Книга: Мэри Джо Патни Истинная леди



Мэри Джо Патни   Истинная леди

Истинная леди

Пролог

 Война – это ад. Письма от родственников ещё хуже.

Испания, 1812


 После целого дня, проведенного под пулями и в перестрелках из мушкетов, Рендалл, прихрамывая, весь в пыли и со страстным желанием проспать часов эдак двенадцать кряду, вернулся в свою палатку.

 Смыть пыль оказалось самым легко выполнимым делом. Расторопнейший из денщиков, Гордон, уже поджидал его с водой. А вот времени для сна катастрофически не хватало. Точно так же, как не представлялось возможным облегчить боль в бедре.

 Сегодня Рендалл потерял одного из своих солдат – недавно прибывшего в полк молоденького ирландца, всегда сиявшего восторженной улыбкой, – а это означало, что родственникам парня требуется написать письмо. Худшей обязанности у офицера не существовало, но каждая жизнь заслуживает уважения, а каждая семья имеет право знать, как погиб один из её членов.

 – Почта из Англии, сэр, – Гордон вручил Рендаллу три запечатанных письма.

 Рендалл быстро их просмотрел. Одно – от герцога Эштона. Старый школьный друг – самый исправный из его корреспондентов. Второе – от Киркленда, ещё одного надежного школьного товарища. А вот последнее...

 Он взглянул на уверенно выписанную подпись, зафранкировавшую письмо.[1] Давентри. Проклятие всей его жизни. Рендаллу едва исполнилось пять лет, когда его родители скончались от лихорадки, и он остался под опекой своего дядюшки, графа Давентри.

 Последовавшие за этим годы стали худшими в жизни Рендалла. Его отправили в усадьбу Давентри, Турвилл-Парк, где он делил детскую с наследником, девятилетним лордом Бранфордом. Довольно высокий для своих лет, с непомерным высокомерием, которое впечатляло бы даже во взрослом человеке, Бранфорд оказался жестоким и задиристым. И Рендаллу пришлось очень рано научиться драться.

 Поскольку наследник никак не мог быть признан хоть в чем-то неправым, Рендалл в самом нежном возрасте был отослан в школу. В действительности, его пытались устроить в несколько школ, некоторые из которых считались одними из лучших в Англии. Но после того как его быстро исключили из нескольких заведений подряд, он, в конце концов, оказался в Академии Уэстерфилд. Как любила говорить леди Агнес Уэстерфилд, её владелица и директриса, это была школа для мальчиков хорошего происхождения и плохого поведения.

 В школе, которую Давентри рассматривал как наказание, Рендалл нашел и доброту, и дружбу. Каникулы же в Турвилле он переносил со стоицизмом, сжав кулаки. Он ненавидел как Давентри, так и Бранфорда, а они в свою очередь презирали его. К счастью, Рендалл унаследовал приличный доход, что дало ему возможность, окончив Академию, купить пару комплектов военной формы и офицерский чин, порвав все отношения со своими знатными родственниками, впрочем, они тоже его не беспокоили.

 До сего момента. Размышляя над тем, какого черта Давентри потребовалось писать ему, Рендалл сломал восковую печать и пробежал глазами несколько строчек, выведенных четким почерком графа.  

«Ваш кузен Руперт Рендалл умер. Теперь вы – предполагаемый наследник титула Давентри. А потому должны продать свой патент и вернуться домой. Я ожидаю, что вы подберёте себе жену и обвенчаетесь в течение следующего года».

 Рендалл уставился на дорогую бумагу, чувствуя горечь в словах графа. Бранфорд давно погиб в какой-то пьяной драке, второй же сын Давентри, очень болезненный ребенок, умер в юном возрасте. Но кроме них существовало ещё несколько кузенов, находящихся к титулу гораздо ближе майора Александра Рендалла.

 Он задумался о фамильном древе. На самом деле, возможных претендентов на титул всегда насчитывалось не так уж и много – Рендаллы не отличались особой плодовитостью. И большинство из них были намного старше Александра... его отец был младшим единокровным братом нынешнего графа. По-видимому, оставшиеся кузены скончались, не оставив после себя сыновей.

 Рендалл нахмурился, осознав, что он единственный оставшийся наследник титула. В противном случае Давентри, скорее всего, питал бы надежду, что презираемый им племянник погибнет в бою или умрет от лихорадки, и следующим графом станет кто-то другой из их рода. Но такового не имелось, а Давентри отчаянно гордился своим титулом. Даже перспектива перехода графства в руки ненавистного им человека была для него гораздо предпочтительнее мысли, что титул вовсе исчезнет.

 Первой реакцией Рендалла на приказ Давентри было желание отказаться, как он поступал всегда, когда его дядя отдавал распоряжения. Но нынче он уже не мальчишка, а взрослый мужчина, и идея продать патент показалась ему довольно привлекательной. Он устал от войны, устал от непрекращающейся боли в ноге, которой уже никогда полностью не восстановиться от полученной в прошлом году раны. Армия в нём не нуждалась. И хотя он хороший офицер, другие – ничуть не хуже.

 Вздохнув, Рендалл сложил письмо Давентри. Вернуться к мирной жизни будет довольно легко.

 А вот найти жену – намного труднее.


Глава 1

Лондон

 После долгого путешествия из Испании перед Рендаллом, наконец, предстал долгожданный вид широко раскинувшегося Эштон-Хауса - самой большой частной резиденции в Лондоне. Рендалл, каждый раз входя в этот особняк, непременно думал о том, насколько он более впечатляющ, чем Давентри-Хаус, лондонский дом его дяди.

 Поскольку Эштон-Хаус был слишком велик для одного человека, герцог выделил в распоряжение Рендалла несколько комнат, и тот всегда там останавливался, бывая в Лондоне. Именно Эштон-Хаус, как ничто иное, он считал своим домом. Место, где ему всегда рады.

 Дворецкий Холмс едва заметно улыбнулся:

 – Майор Рендалл, добро пожаловать! Я доложу его светлости о вашем приезде.

 Рендалл стряхнул со шляпы капли дождя и отдал её дворецкому.

 – Герцог и герцогиня дома?

 – Совершенно верно, – раздался знакомый голос Эша позади него. Рендалл повернулся и увидел, что его друг как раз выходит в огромный холл.

 Мария, очень красивая блондинка, так и излучающая тепло, практически бегом опередила мужа и обняла Рендалла.

 – Что за приятный сюрприз! Как долго ты планируешь пробыть в Лондоне?

 – Достаточно долго, чтобы успеть вам надоесть, – Рендалл обнял её в ответ, думая, какой всё-таки Эш счастливчик.

 – Даем тебе несколько минут привести себя в порядок, после чего присоединяйся к нам в малой столовой, – Эш подхватил жену под руку. – Мы обедаем по-семейному, а потому нет никакой необходимости переодеваться, однако, у нас гость, встреча с которым доставит тебе удовольствие. Мы же сможем услышать новости сразу от обоих.

 Столь заманчивая перспектива подстегнула Рендалла, и ему потребовалось совсем немного времени, чтобы умыться и придать себе вполне респектабельный вид, а затем спуститься вниз. Как только он вошел в малую семейную гостиную, ту же заметил знакомую коренастую фигуру. Мужчина поставил бокал с вином и пересек комнату, чтобы поприветствовать его.

 – Беллард! – Рендалл с чувством пожал руку старому другу. – Я был уверен, что ты в Португалии.

 – А я считал, что ты в Испании, – Джастин Беллард сжал его руку с ответным энтузиазмом, на загорелом лице радостно засияли серые глаза. Его семье принадлежала известная компания по производству портвейна, и он отвечал за португальские операции. – У меня накопились дела в Лондоне, что как раз оказалось кстати. Каждые год или два мне нравится напоминать себе, что я британец.

 – Лондонская погода быстро тебе об этом напомнит, – заметил Рендалл, принимая от Эштона бокал с кларетом.[2] Он почувствовал, что стоило ему окунуться в теплую дружескую атмосферу, и напряжение последних дней стало постепенно покидать его. Как же всё-таки хорошо оказаться дома с друзьями, а с жизнерадостным Беллардом особенно. С их последней встречи в Лиссабоне прошло несколько лет. – Как дела в Порту?[3]

 – После того как вы, армейские ребята, перенесли войну в Испанию, стало заметно лучше, – Беллард взял свой бокал и сделал глоток. – Ты прибыл в отпуск?

 Рендалл покачал головой:

 – Недавно я стал наследником Давентри, так что пора возвращаться к мирной жизни.

 – Ты продал патент?! – Эштон был ошарашен. – Неожиданно!

 Рендалл пожал плечами:

 – Формально не продал, а просто передал очень опытному капитану, не имеющему средств заплатить за него.

 – Щедро, – заметил Беллард, и все они направились к ожидавшему их обеденному столу.

 – Не совсем так. То, что именно этот капитан взял на себя мои обязанности, позволило мне уехать с чистой совестью.

 Мария смотрела на него широко раскрытыми карими глазами.

 – И вы не будете скучать по армии?

 – Да, там остались люди, по которым я, несомненно, буду скучать, – медленно проговорил Рендалл, – но в целом я рад был уехать. Мне никогда не нравилась армейская дисциплина. Если бы не война, не миновать бы мне военно-полевого суда за неоднократное неподчинение приказам, – все рассмеялись, несмотря на то, что в сказанном правды было больше, чем шутки.

 Эштон же сочувствующе проговорил:

 – Полагаю, как наследнику тебе теперь постоянно будут твердить, что твой долг жениться и в свою очередь произвести на свет наследника. На меня, например, давили многие годы, – он взглянул на свою жену, и выражение его лица смягчилось. – Такова цена ожидания подходящей тебе женщины.

 – Я не жду, что мне повезет точно так же, как и тебе, – Рендалл непринужденно поднял бокал в честь герцогини. – Существует только одна Мария.

 – Льстец, – усмехнулась она. – Помнится, в нашу первую встречу вы решили, что я охотница за богатством, вцепившаяся в Эша своими дьявольскими коготками, когда тот был беспомощен.

 – Я и не отрицаю, – сознался Рендалл, – но с готовностью признал свою ошибку.

 – Как великодушно с вашей стороны! – поддразнила его герцогиня. – Кстати, что касается единственной Марии: если помните, у меня имеется сестра-близнец. Внешне Сара почти как две капли воды похожа на меня, к тому же получила нормальное воспитание. Она гораздо лучше подходит на роль супруги пэра.

 – Получив нормальное воспитание, она стала менее интересной, чем вы, – мгновенно заявил майор. Пусть его реплика и прозвучала легкомысленно, но зато была честной. Нетрадиционное воспитание Марии сделало из неё интригующую женщину. В ней чувствовались и глубина, и жизненная стойкость, так не хватающие «нормальным» девушкам.

 – О, вы просто мастер лести! Очень полезный навык на брачной ярмарке, – пристальный взгляд Марии явно указывал, что в её головке происходит чисто женский расчет.

 – Уверен, вы слишком сильно любите свою сестру, чтобы пожелать ей столкнуться с моим дурным характером!

 – Так и есть, – согласилась она, – но из вас бы получилась такая красивая пара. Подумайте только о ваших совместных милых белокурых детишках!

 – Раз уж мы сватаем своих сестер, то стоило бы рассмотреть и мою сестренку Кири, – полушутя предложил Эштон. – Но только в том случае, если ты действительно станешь графом, поскольку, раз уж она дочь герцога, ей будет сложно выйти замуж за кого-то, не равного ей по положению.

 – У меня тоже есть сестра, – вставил Беллард. – Правда, ей всего четырнадцать, но у неё уже имеются все задатки, чтобы стать замечательной графиней. – Он усмехнулся. – Она, конечно, предпочла бы титул принцессы, но я объяснил ей, что принцев на всех просто не хватит.

 – Все ваши сестры слишком хороши для меня, – решительно заявил Рендалл. – Подозреваю, что, в конечном счете, мне всё-таки придется заняться поисками жены, но спешить не хочу. Будет прискорбно, если Давентри и в самом деле подумает, что я повинуюсь его приказу.

 – Бросаться сломя голову к алтарю действительно глупо, – согласился Эштон. – К тому же твоё наследство пока под вопросом, ведь у Давентри вполне ещё может родиться сын.

 – Возможно, конечно, но его жена уже не в том возрасте, – возразил Рендалл. – Слишком стара, чтобы выносить ребенка, но достаточно молода, чтобы пережить мужа.

 Эш нахмурился:

 – Учитывая его ужасное к тебе отношение, может ли Давентри найти способ освободиться от своей нынешней супруги и обзавестись более молодой?

 – Ты хочешь спросить, хватит ли у него духу столкнуть графиню с лестницы, чтобы избавиться от неё? – Рендалл покачал головой. – Хотя у Давентри время от времени и возникает желание увидеть меня мертвым, он всё же не убийца, к тому же обожает свою нынешнюю супругу. Она у него третья по счету. Ему хронически не везло ни с женами, ни с потомством, и нет никакой уверенности, что новая жена сможет улучшить ситуацию.

 – Если я правильно помню, других известных наследников не существует, – прокомментировал Беллард. – Он просто будет вынужден смириться с твоей кандидатурой.

 – Я тоже так думаю, но вряд ли это произойдет сразу. Я отправлю Давентри письмо, в котором сообщу, что ушел из армии, но вместо того, чтобы ехать к нему, отправлюсь в Шотландию. Навещу Киркленда. Получу удовольствие от свежего прохладного воздуха, который не рассекает свист пуль.

 – Вот это разумно, – глаза Марии заблестели, – если вы отправитесь в Шотландию, то сможете заехать и в Хартли, он почти по дороге. Моя сестра, возможно, окажется более интересной, чем вам помнится.

 – Я подумаю об этом. – Рендалл сосредоточил всё своё внимание на ростбифе и йоркширском пудинге. Пожалуй, Мария права насчет своей сестры. Сара именно та девушка, на которой ему следовало бы жениться: привлекательная, разумная, способная выполнять обязанности графини, когда придет время. Она бы стала замечательной женой... кому-то.

 Но единственной женщиной, вызвавшей у Рендалла интерес за последние десять лет, оказалась именно женщина, а не девушка. И она определенно не леди с точки зрения общества. Некая вдова, миссис Бенкрофт, Джулия, повитуха и лекарь в том самом Хартли и лучшая подруга Марии. Она предпочитала держаться в тени и, безусловно, не обнаруживала никаких признаков заинтересованности в Рендалле. Нет, она совершенно не подходит.

 И, тем не менее, мысли о ней постоянно его преследовали.

 Если он навестит Таунсендов, то заодно сможет увидеть и Джулию. Что за глупая мысль!

 Но неотразимо притягательная.




Глава 2

– Миссис Бенкрофт? – позвал робкий женский голос, когда колокольчик над входной дверью известил о чьем-то приходе. – Это я, Элли Флинн.

 – Добрый день, Элли, – Джулия вышла из кухни и прошла в комнату для приема посетителей, где взяла у молодой женщины малыша. – Как сегодня самочувствие мастера Альфреда?

 – Намного лучше, миссис Бенкрофт, – женщина с обожанием улыбнулась своему рыжеволосому сынишке, в это время старательно пытавшемуся дотянуться до кошки Джулии. – Чай из белокудренника[4] с медом, тот, что вы мне дали, просто замечательно помог от кашля.

 – Средство от кашля по рецепту герцогини Эштон. – Джулия внимательно осмотрела мальчугана. Тот же расплылся в очаровательной улыбке. – От одного только названия становится гораздо лучше.

 Чай был приготовлен по одному из рецептов, полученных Джулией от своей подруги Марии, когда та ещё и не думала, что станет герцогиней. Марию воспитала бабушка, деревенская знахарка, мало чем отличавшаяся от Джулии, но гораздо лучше разбиравшаяся в травах. Кое-какие простые снадобья Джулию научила готовить обучавшая её повитуха, но Мария знала намного больше, и её советы оказались прекрасным дополнением к арсеналу средств Джулии.

 Она вернула ребенка матери.

 – Он просто цветет. Вы о нём прекрасно заботитесь, Элли.

 – Без вашей помощи мне бы с этим не справиться. Когда он только родился, я даже не знала, с какой стороны к нему подступиться! – Элли, такая же рыжеволосая, как и малыш, едва ли была старше девятнадцати лет. Она застенчиво протянула потрепанную холщовую сумку. – Вот, если хотите, я собрала вам несколько свежих яиц.

 – Замечательно! Как раз то, что мне не доставало к завтраку, – Джулия приняла сумку и ушла на кухню вынуть обложенные соломой яйца, чтобы вернуть сумку её владелице. Она никогда не отказывала ни одной матери, ни её ребенку, если те нуждались в помощи. Но многие из её пациентов не могли заплатить деньгами, зато Джулия и её домочадцы хорошо питались.

 После того, как миссис Флинн и её маленький сынишка ушли, Джулия устроилась за столом и взялась за записи о принятых сегодня больных. Усишка, её полосатая кошка, дремала рядом. Закончив писать, Джулия откинулась назад и, поглаживая кошку, стала рассматривать свои владения.

 Переднюю часть Роуз-Коттеджа составляли две комнаты. Та, где она сейчас сидела, использовалась для приема пациентов и хранения лекарств. Вторая была её гостиной. Кухня, кладовая и спальня располагались в задней части коттеджа. Вверх по узкой лестнице, на мансарде, находилась вторая довольно просторная спальня.

 Позади дома имелась конюшня, в которой размещался её всегда спокойный пони. Там же был разбит огород, занятый под посадки целебных трав и овощей. Цветы же Джулия посадила перед коттеджем, поскольку считала, что ни один человек не может без них обходиться.

 её воспитывали никак не для жизни в Роуз-Коттедже, но та, прошлая, жизнь оказалась ужасной. А вот сегодняшняя гораздо лучше. У неё имеются и собственный дом, и друзья. И здесь, в глуши, в Джулии очень нуждаются. Поскольку врачей поблизости нет, она стала кем-то большим, чем просто повитухой. Джулия вправляла кости, лечила раны и незначительные заболевания. Некоторые утверждали, что она даже превосходит врачей, практикующих в Карлайле. Да и стоили её услуги намного дешевле.

 И хотя путешествие в Лондон в качестве компаньонки Марии, состоявшееся несколько месяцев назад, оставило в её душе тревожное чувство, Джулия по большей части была вполне удовлетворена своей нынешней жизнью в Хартли. У неё никогда не будет собственного ребенка, и тем не менее в её жизни много детей, точно так же как и уважения здешнего общества. Она гордилась тем фактом, что сама, своим собственным усердным трудом, сумела построить эту жизнь.

 Передняя дверь распахнулась, и в дом торопливо вошла молодая женщина с ребенком на бедре и холщовой сумкой через плечо. Джулия улыбнулась, приветствуя двух других своих домочадцев.

 – Ты вернулась раньше, чем собиралась, Дженни. Как дела у миссис Вулф и Энни?

 Дженни Уотсон просияла.

 – Обе счастливы и здоровы. Поскольку именно я помогла Энни родиться, то всякий раз, как только вижу её, меня охватывает невероятная гордость, словно сама произвела её на свет.

 Джулия рассмеялась.

 – Как мне знакомо это чувство. Помочь ребенку прийти в этот мир всегда радость.

 Дженни потянулась к своей сумке.

 – Мистер Вулф дал мне кусок отличного бекона.

 – Он как нельзя лучше подойдет к яйцам Элли Флинн.

 – Тогда пойду приготовлю нам чай, – Дженни направилась на кухню, оставив дочь в колыбельке у очага. Молли, четырнадцати месяцев от роду, широко зевнула и, свернувшись калачиком, задремала.

 Джулия с любовью посмотрела на малышку. Дженни не первая отчаявшейся беременная молодая женщина, появившаяся на её пороге, но именно она стала частью её семьи. Дженни вышла замуж против воли родителей. И когда муж её бросил, родные также от неё отвернулись, заявив, что она сама должна расхлебывать кашу, которую заварила.

 Будучи на грани голодной смерти, Дженни вызвалась служить у Джулии без всякой оплаты, только за пищу и кров над головой. Девушка оказалась очень смышленой и работящей, а после рождения Молли даже начала учиться у Джулии. И у неё имелись все шансы стать умелой повитухой. Именно Дженни и её ребенок составили семью Джулии.

 Едва Дженни крикнула: «Наш чай готов!», – как зазвенел колокольчик, висевший над входной дверью.

 Джулия поморщилась:

 – Жаль, что мне не платят по шиллингу[5] всякий раз, когда прерывают во время еды!

 Она встала... после чего замерла от ужаса при виде трех мужчин, вошедших в дом. Двоих из них она не знала, а вот дородный, с изуродованным шрамами лицом был ей очень даже знаком. Джозеф Крокетт, самый мерзкий человек, которого она когда-либо встречала, нашел её.

 – Так-так-так. Похоже, леди Джулия действительно жива, – угрожающе проговорил он, доставая из-под сюртука блестящий нож, – но это очень даже легко исправить.

 Усишка зашипела и бросилась на кухню, в то время как Джулия отступила назад, цепенея от страха.

 Столько лет она скрывалась, и всё же смерть настигла её.

 ***

 Узнав гостя, миловидная горничная, открывшая дверь в Хартли-Мэнор, присела в реверансе.

 – Сожалею, майор Рендалл, но Таунсендов нет дома. Племянница миссис Таунсенд, живущая на юге, выходит замуж, и они решили отправиться на свадьбу.

 На протяжении всех двух недель, приятно проводимых им в Шотландии у своего друга Киркленда, Рендалл не раз подумывал навестить семью Марии, но так и не решился, пока не оказался на дороге, ведущей к западному побережью Камберленда – в Хартли. Таунсенды ему нравились, и вреда в том, чтобы заехать к ним, никакого не было, даже если он и не заинтересован в ухаживаниях за Сарой. Если же ему представится случай повидать Джулию... возможно, это излечит его от злополучного влечения.

 Импульсивность не всегда доводит до добра. Он передал одну из своих визиток горничной.

 – Пожалуйста, передайте им, что я заезжал.

 Девушка, нахмурившись, взглянула на визитку.

 – Уже довольно поздно, сэр. Мистер и миссис Таунсенд будут мной очень недовольны, если вы не останетесь здесь на ночь, как гость дома.

 Какое-то мгновение Рендалл колебался. В деревне есть приличная небольшая гостиница, но целый день в дороге оказался слишком утомительным, и его нога разболелась, а он к тому же путешествовал один с того самого момента, как его слуга – в прошлом денщик – Гордон отправился навестить свою семью. И сам Рендалл, и его лошади заслужили приличный отдых.

 – Миссис Бекетт всё ещё царит на кухне?

 Горничная лукаво улыбнулась.

 – Так и есть, сэр, и она будет невероятно счастлива, что нашелся хоть один голодный мужчина, способный оценить её стряпню.

 – Тогда я с величайшей радостью принимаю ваше любезное приглашение.

 Рендалл спустился вниз по лестнице, чтобы отвести свой легкий дорожный экипаж и лошадей на конюшню. И хотя с Сарой Таунсенд ему встретиться не удалось, правила приличия требовали, чтобы утром, прежде чем продолжить своё путешествие на юг, он нанес визит миссис Бенкрофт.

 Полезная вещь – все эти правила приличия.

 ***

 Джозеф Крокетт подошел ближе и кончиком ножа прикоснулся к горлу Джулии. Та застыла, с ужасом задавая себе вопрос: неужели она умрет, вот прямо здесь и сейчас. В это время Крокетт прорычал:

 – Вы поедете с нами, леди. И вам известно, чем это закончится, – он нажал чуть сильнее, слегка поранив кожу. Когда появившиеся капельки крови потекли по шее Джулии, он добавил: – И следите за своим поведением, или я перережу вам горло. Вряд ли меня хоть кто-то обвинит, если я буду вынужден прикончить убийцу.

 От двери, ведущей на кухню, раздался судорожный вздох. Там стояла привлеченная голосами Дженни. Крокетт выругался и развернулся к ней, угрожающе подняв нож.

 – Нет! – Джулия схватила его за запястье. – Ради Бога, не причиняйте ей вреда! Дженни не сделала вам ничего плохого.

 – Она может поднять тревогу, как только я заберу вас, – огрызнулся Крокетт.

 Показалась Молли, её круглое личико сморщилось от страха, пока она цеплялась за юбку своей матери. Дженни подняла дочурку на руки и отступила на кухню, в глазах у неё застыл ужас.

 – Держите её! – рявкнул Крокетт.

 Более молодой из двух незнакомцев двинулся за Дженни и, схватив за руку, не дал ей скрыться.

 – Убийство матери и ребенка наверняка наделает много шума, – предположил он. – Пожалуй, я свяжу девку так, что до завтра она не сможет никуда сбежать. А там уж мы будем далеко, прежде чем кто-либо заметит, что что-то здесь не так.

 После мучительно-долгой паузы Крокетт нехотя согласился:

 – Ну хорошо, связывай девчонку, да побыстрее. Мы уедем сразу же, как только ты закончишь.

 Срывающимся голосом Джулия заметила:

 – Поскольку назад я не вернусь, мне хотелось бы написать записку, подтверждающую, что этот коттедж и всё его содержимое я оставляю Дженни.

 – Не леди, а сама щедрость, – грубо заметил Крокетт. – Поторопитесь.

 После того как Джулия быстро набросала пару строк, выражающую её последнюю волю, Крокетт внимательно прочел бумагу, проверяя, не сообщила ли она в ней чего-нибудь лишнего о своей судьбе. Удовлетворенный увиденным, он бросил записку на её рабочий стол.

 – Захватите шаль. Путешествие будет долгим.

 Она повиновалась, найдя теплую поношенную шаль и капор. Взять ли с собой ещё что-то?

 Мертвые ни в чем не нуждаются. Не обращая внимания на Крокетта, она подошла к виндзорскому стулу,[6] к которому была привязана Дженни, и обняла девушку.

 – Коттедж и всё остальное я оставляю тебе. – Затем Джулия наклонилась и поцеловала Молли, спрятавшуюся за материнскими юбками. – Ты хорошая повитуха, Дженни. А обо мне не беспокойся. Я... мне удалось прожить больше замечательных лет, чем я ожидала.

 – Что здесь происходит? – прошептала подруга, по её щекам текли слезы.

 – Правосудие, – отрезал Крокетт.

 – Чем меньше ты знаешь, тем лучше. Прощай, моя дорогая. – Джулия обернула шаль вокруг плеч и повернулась к двери.

 Крокетт поднял свернутую в моток цепь.

 – Это для пущей уверенности, что вы не сбежите, леди. – Он защелкнул наручник на левом запястье Джулии и притянул её к себе, словно животное на поводке.

 Цепь едва не сломила волю Джулии. Она бы даже бросилась на колени и умоляла сохранить ей жизнь, если бы была уверена, что из этого выйдет хоть какой-либо прок. Но Крокетт только бы посмеялся над её слабостью. А поскольку смерть неизбежна, она встретит её с высоко поднятой головой, сохранив чувство собственного достоинства.

 Ничего другого ей не остается.

 Под позвякивание цепи Джулия вышла из дома. На улице их поджидал простой закрытый экипаж, на козлах сидел кучер. Четверо злодеев против одной хрупкой повитухи. О побеге не могло быть и речи.

 Крокетт открыл дверь и указал Джулии на угловое место на противоположной от двери стороне. Сам он сел рядом, крепко сжимая в руке цепь. После того, как Крокетт и его подельники устроились, экипаж тронулся.

 Проезжая через Хартли, Джулия оцепенело смотрела в окно. И вот деревня осталась позади. Джулия закрыла глаза, подавив слезы. Как же она была здесь счастлива, на самом краю света.

 К сожалению и он оказался не достаточно далеко.


Глава 3

Рендалл расправился с половиной отбивных, приготовленных миссис Бекетт, когда в дверь Хартли-Мэнора заколотили. Стучали так отчаянно, что он подумал, не открыть ли самому, но восхитительные отбивные перевесили чашу весов.

 Дверь все же открыли, и через несколько секунд из главного холла донеслись голоса. Прозвучавшее «миссис Бенкрофт» мгновенно выдернуло Рендалла из кресла и заставило поспешно выйти к говорящим. Эмма, миловидная горничная, чуть раньше пригласившая его остаться, явно была потрясена услышанным от молодой женщины с встревоженными глазами и окровавленными запястьями. Что-то произошло. Рендалл резко спросил:

 – Что случилось с миссис Бенкрофт?

 – Заявились трое мужчин и забрали её! – молодая женщина вытерла мокрые от слез глаза. – Я – Дженни Уотсон, её ученица. Мы с ребенком живем вместе с ней. Похитители связали меня. Как только мне удалось освободиться, я тут же прибежала сюда, надеясь на помощь мистера Таунсенда, но Эмма говорит, его сейчас нет. Не знаю, что ещё мне сделать!

 Беспокойство Рендалла многократно усилилось.

 – Вы знаете, почему они её забрали?

 – Главарь называл её «леди Джулия», хотя, возможно, просто издевался. Он сказал, будто они увозят её ради торжества правосудия. – Дженни с трудом сглотнула. – Он сказал, что... что она убийца. Но это невозможно!

 Рендалл и сам не мог такое представить, впрочем, сейчас это не имеет значения. Его первоочередная задача – спасти Джулию от похитителей.

 – Что именно он сказал?

 Девушка сделала глубокий вдох, потом попыталась как можно точнее передать подслушанный разговор.

 – Путешествие будет долгим, так они сказали, – закончила она. – И... и она не надеется вернуться живой. Она написала записку, в которой говорится, что коттедж со всем содержимым оставляет мне. – Вновь полились слезы. – Но мне не нужен её дом! Я хочу, чтобы миссис Бенкрофт была в безопасности!

 – Как давно они уехали?

 Дженни нахмурила брови.

 – Может, час или чуть больше.

 Рендалл посмотрел на её окровавленные запястья.

 – И как же вам удалось освободиться так быстро? Выкрутили руки?

 – Они не связали мою Молли, – объяснила Дженни. – Ей всего четырнадцать месяцев, вот потому они и не посчитали нужным с ней возиться. И я сразу, как они уехали, попросила дочку принести мне нож и смогла перерезать веревки.

 – Смышленая девочка, – одобрительно проговорил Рендалл. – Похитители разговаривали с английским или шотландским акцентом?

 – С английским. Южно-английским.

 – Тогда сейчас они, скорее всего, едут по дороге на восток, к Карлайлу, затем, вероятнее всего, свернут на юг к Англии, а не на север к Шотландии. – Он повернулся к Эмме: – У мистера Таунсенда имелся прекрасный чистокровный гнедой, Большой Турок. Он сейчас здесь?

 – Да, сэр.

 – Придется его одолжить. Прикажите, пусть его оседлают.

 – Будьте осторожны, сэр, – предупредила Дженни, – это очень опасные люди... Мне даже думать не хочется, что они могут сделать с миссис Бенкрофт.

 – Если бы они просто хотели её убить, то сделали бы это сразу, как только нашли. Похоже, она в безопасности, пока они не достигнут места назначения, но я найду её раньше. Обещаю. – Он развернулся на каблуках и направился в свою комнату, по пути обдумывая, что необходимо взять с собой. Деньги, шляпу и плащ, а также сумку с хлебом, сыром и элем, тогда ему не придется тратить время на остановку для еды.

 К счастью, когда он путешествовал, то всегда был хорошо вооружен.

 ***

 Проезжая через Хартли, Рендалл задержался, чтобы расспросить старую миссис Морс, которая, работая в саду, видела всех, кто приезжал и уезжал из деревни. Получив подробное описание экипажа, он повернул на восток, к Карлайлу. Как и отложилось в памяти Рендалла, Большой Турок был великолепен, его длинные ноги запросто пожирали милю за милей.

 Почтовых станций на этой дороге не было, а значит, похитителям негде заменить лошадей, наверняка уставших ещё на пути к Хартли. Если повезет, он догонит их раньше, чем они прибудут в Карлайл. Если же злодеям повезет оказаться на дороге с более интенсивным движением, их будет намного труднее выследить.

 Скорее всего, они прекрасно знали, что преследование маловероятно. Даже если бы Чарльз Таунсенд, самый видный в округе человек, оказался дома, то и он не смог бы сделать многого. К тому же скверная дорога не позволила бы двигаться с нужной скоростью. Жаль, что Гордон, слуга Рендалла, отправился навестить свою семью. Во время путешествия в Шотландию Рендалл вполне был способен позаботиться о себе сам, и Гордон, вне всякого сомнения, заслужил отпуск. Но вот в сражении тот всегда был отличным помощником, а потому его присутствие могло бы оказаться весьма полезным.



 Неважно. Зато на его стороне неожиданность. Если повезет, он даже сумеет вернуть Джулию, никого не убив. Хотя, если в этом возникнет необходимость...

 Он приноровился к идущей рысью лошади. И хотя боль в ноге не проходила, а только усиливалась, он сумеет выдержать столько, сколько потребуется.

 Мчась под темнеющим небом, он задумался над вопросом: а что делать Джулии после того, как он её спасет. Теперь похитители знают, где она живет, значит, в Хартли она больше никогда не будет в безопасности.

 Необходимо найти другой выход из положения.

 ***

 В это время экипаж с Джулией мчался, не сбавляя темпа, несмотря на наступившую ночь. Интересно, почему в этом самом влажном и туманном уголке Англии именно сегодняшняя ночь выдалась такой ясной?

 На пути не попадалось ни постоялых дворов, ни почтовых станций, но через пару часов карета ненадолго остановилась, и самый молодой из мужчин, Хаггерти, достал из багажного отделения сумку с едой и кувшин с элем.

 Как только экипаж вновь тронулся, в руки Джулии сунули кусок холодного мясного пирога. Она попыталась поесть, но ощущение было такое, словно во рту оказался кусок глины.

 – Держите, леди, – Крокетт предложил ей кувшин. Она покачала головой. Несмотря на мучавшую её жажду, ей не хотелось пить из одного с ним кувшина.

 Отказавшись и от мясного пирога, она уставилась в окно на унылый пейзаж. Суровые, большей частью лишенные зелени холмы вырисовывались очень смутно и казались таинственными. Луна, хотя ещё и не полная, вполне прилично освещала дорогу, так что можно было двигаться в умеренном темпе.

 Как долго продолжится это путешествие? Неделю? Она старалась не думать, что её ждет в конце. Оставалось надеяться на быструю смерть. Пытки хоть и маловероятны, но все же возможны. На сдержанность её врагов рассчитывать не приходилось.

 Спустя ещё час она проговорила:

 – Я была бы очень признательна, если бы вы сделали остановку, мистер Крокетт.

 Он рассмеялся.

 – А я-то думал, что такие леди, как вы, никогда не испытывают необходимости помочиться.

 Безысходность помогла ей заставить голос звучать почти что ровно.

 – Я такая же женщина, как и все остальные, мистер Крокетт.

 – Что ж, мы уже достаточно далеко от вашей вонючей деревеньки, да и лошади не прочь отдохнуть, – он просигналил кучеру. Они как раз огибали холм, и экипаж с грохотом остановился сразу за поворотом.

 Мужчины выбрались первыми. Хаггерти направился к задней части кареты, чтобы достать ещё выпивки, в то время как Крокетт дернул за привязанную к Джулии цепь. Наручник впился в уже натертое запястье, потекла кровь. Выбравшись наружу, она споткнулась, поскольку мышцы затекли, и задрожала от холода.

 Когда она потянулась, Крокетт ещё раз дернул за цепь и проговорил с расчетливой угрозой:

 – Что-то вы не очень-то боитесь, леди Джулия.

 – А с какой стати? – холодно спросила она. – Страх не имеет смысла, если нет надежды.

 Крокетт рассмеялся.

 – Смерть, возможно, и неминуема, но зато способы могут очень и очень отличаться, – он положил руки ей на плечи и резко притянул к себе.

 Почувствовав отвращение от его прикосновения, она плюнула Крокетту в лицо.

 – Сучка! – он ударил её по лицу с такой силой, что Джулия упала на землю.

 Но, к сожалению, недостаточно сильно, чтобы сломать ей шею.

 ***

 Выследить похитителей оказалось раз плюнуть – дорога здесь только одна, а преследуемые не предпринимали никаких мер, чтобы остаться незамеченными. Рендалл настиг их, когда они остановились на отдых. К счастью, его конь тихо заржал, почувствовав других лошадей, и Рендалл смог остановиться прежде, чем натолкнулся прямо на них.

 Рендалл прислушался – действительно, впереди были слышны голоса. Привязав лошадь в рощице, он достал из седельной сумки поношенный шерстяной шарф – память об армейской службе – темно-серого цвета, пропахший лошадьми, но чрезвычайно полезный на холодной ветреной дороге. Вот и сегодня ночью он очень кстати: скроет его светлые волосы и большую часть лица.

 Рендалл вытащил из чехла карабин[7] и убедился, что тот заряжен, потом неслышно направился к повороту дороги. Все эти холмы в основном использовались под пастбища для овец, но вдоль дороги росло достаточно деревьев и кустов, так что он мог оставаться в тени.

 В лунном свете хорошо были видны экипаж, лошади и пассажиры, выбравшиеся наружу. Его сердцебиение участилось, как только он узнал Джулию Бенкрофт, выходящую из экипажа. Ублюдки держали её на цепи, как какое-то животное. И пока он раздумывал, что лучше предпринять для её освобождения, один из мужчин проговорил нечто язвительное и притянул её в свои объятия.

 Она плюнула ему в лицо. Мужчина заорал: «Сучка!» – и ударил её.

 Проклятье! Карабин Рендалла оказался нацеленным в череп мерзкому мужлану прежде, чем Джулия упала на землю. Он едва смог сдержаться и не выстрелить. На войне он всегда сохранял хладнокровие, используя свой гнев, как оружие, но вид мужчины, бьющего женщину почти в два раза меньше его, совершенно вывел Рендалла из себя.

 Он не сомневался, что сможет справиться со всеми четырьмя похитителями, но массовое убийство будет трудновато объяснить, да и существует риск, что Джулию тоже ранят. Поэтому лучше всего вытащить её из передряги, применив как можно меньше насилия.

 Не Джулию. Миссис Бенкрофт.

 Прищурившись, он взвесил все возможности.


Глава 4

Ругаясь, Крокетт передал цепь Хаггерти.

 – Отведи-ка эту проклятую леди в кусты, пока я её не придушил.

 Он отпил из кувшина и передал его одному из своих сообщников, в то время как Джулия, преодолев головокружение, с трудом встала на ноги и пошла вслед за Хаггерти к ближайшим кустам, находящимся в ста ярдах[8] или около того от экипажа. По крайней мере, цепь оказалась достаточно длинной, что позволило ей почти уединиться, да и её стражник отвернулся, как только она зашла за куст.

 Когда она вышла, молодой человек неловко произнес:

 – Мне жаль, миледи.

 – Вероятно, не достаточно, чтобы отпустить меня, – ответила она сухо.

 – Нет, мадам, – сказал он с сожалением. – Даже если бы я это сделал, далеко бы вы не ушли.

 Он, конечно же, прав. Холмы, по сути, являлись пастбищами, так что при свете луны найти её не составит труда.

 Жалея, что у неё нет с собой теплой шали, она уже было направилась к экипажу, и вдруг заметила, как внезапно какая-то темная фигура накинулась сзади на Хаггерти. Мгновение спустя молодой человек рухнул, а цепь Джулии, загремев, упала на землю.

 Джулия открыла рот от изумления:

 – Кто?..

 Твердая рука зажала ей рот, оборвав на полуслове.

 – Тихо, – прошептал ей на ухо мужской голос. – Мы должны как можно быстрее и бесшумнее покинуть это место.

 Она застыла, потрясенная. В этом шепчущем голосе ей почудилось нечто знакомое. Но мужчина, чье имя промелькнуло в голове, оказаться здесь никак не мог.

 Не важно. Подойдет любой спаситель. Она кивнула, и тот её отпустил. Она увидела у него в руке нечто вроде винтовки.

 Подождав, пока Джулия обмотает конец цепи вокруг руки, тем самым заглушив её звон, мужчина пригнулся сам и жестом приказал ей сделать то же самое. Он был одет в темную одежду, лицо скрыто под маской – так он походил на тень среди теней. На Джулии также было темное платье. Держась параллельно дороге, они двинулись от кустов в обратную сторону, туда, откуда она приехала.

 её спаситель оказался мастером использовать природные укрытия. К счастью, Крокетт и двое других его подельников в это время разговаривали и смеялись, то и дело передавая кувшин с элем из рук в руки. Она надеялась, что они ещё не скоро заметят, как затянулось посещёние кустов.

 Мужчина и Джулия миновали поворот дороги, между ними и Крокеттом оказались холм и несколько деревьев. И только тогда её спаситель остановился и повернулся к ней. Его ладная широкоплечая фигура казалась ей странно знакомой, однако лицо все ещё скрывалось под темным шарфом.

 Затаив дыхание, она следила, как он стягивает с себя импровизированную маску. Прохладный лунный свет заскользил по светлым волосам и неотразимо привлекательным точеным чертам его лица. Невероятно, но её спасителем все-таки оказался майор Рендалл, одновременно и красивый, и внушающий страх, словно сам ангел смерти.

 Узнавание тут же вызвало чувство неизбежности. Впервые она встретила Рендалла в Хартли-Мэнор, куда он и двое его друзей приехали в поисках пропавшего друга – Эштона. Они нашли его у Марии Кларк, хозяйки поместья. Из всех друзей Эштона Рендалл оказался самым раздражительным и самым настороженным.

 По каким-то причинам, возможно, в наказание за её грехи, между ними сразу возникла зудящая, мощная связь, столь же явная, сколь и нежелательная. Когда они все вместе предприняли большое путешествие в Лондон, Рендалл даже не смог ехать вместе с ней в одном экипаже. Чему она была только рада.

 И вот из всех мужчин на свете спас её никто иной, как Рендалл.

 – Почему именно вы, майор Рендалл? – тихо спросила Джулия, вопрос был больше риторическим.

 Но он ответил буквально:

 – На обратном пути из Шотландии я решил заехать к Таунсендам. – Его голос звучал так же тихо, он снова перешел на быстрый шаг. Теперь, когда он выпрямился, стала заметна его хромота, причем хромал он даже сильнее, чем ей помнилось.

 Она зашагала рядом с ним:

 – Таунсенды в отъезде.

 – Знаю, но меня пригласили остаться на ночь. Я ужинал, когда ваша ученица примчалась сообщить, что вас похитили.

 – С Дженни все в порядке? – тут же задала вопрос Джулия.

 – Да. Она попросила дочку принести нож и смогла освободиться.

 – Благодарение небесам! – Джулия никогда бы себе не простила, если бы из-за неё пострадали Дженни или Молли.

 – Вы дрожите. – Рендалл снял сюртук и накинул ей на плечи. Сюртук хранил тепло его тела.

 – Вы замерзнете, – запротестовала Джулия, благодарная за заботу, но обеспокоенная тем, что в его сюртуке чувствует себя так, словно он сам касается её.

 Рендалл пожал плечами:

 – Я столько времени провел, живя без всяких удобств, что практически не обращаю внимания на температуру.

 Поверив ему на слово, она просунула руки в рукава. Сюртук повис на ней словно плащ, согревая каждым своим шерстяным дюймом.

 Рендалл повел Джулию в рощицу слева от дороги. Ей показалось, что привязанная там лошадь принадлежала Чарльзу Таунсенду, хотя точной уверенности у неё не было. Рендалл вложил оружие в кобуру на седле и, взобравшись на коня, протянул ей руку:

 – Лучше ехать по-мужски.

 Она ухватилась за протянутую руку, и он поднял её с удивительной легкостью. Перекинуть правую ногу через седельные сумки оказалось нелегко, но она справилась. Рендалл пустил лошадь шагом, и они вернулись на дорогу, ведущую обратно в Хартли.

 Не желая потерять равновесие, Джулия неохотно положила руки на его узкую талию.

 – Тот мужчина, которого вы ударили, – Хаггерти. Он… умер?

 – Нет, но дьявольской головной боли ему не избежать. Почему это вас беспокоит?

 – Из них всех он был самым добрым.

 Джулия закрыла глаза, дрожа и все ещё не веря, что свободна. Рендалл опасен, он заставляет её чувствовать себя неловко, но он спас ей жизнь. Он – герой, ведь спасение женщины вполне героический поступок.

 Позади них поднялся шум, Крокетт буквально проревел:

 – Проклятая стерва! Сбежала!

 Руки Джулии сильнее сжали Рендалла.

 – Не бойтесь, – успокоил он. – К тому времени, как они поймут, что вы подались не в сторону пастбищ, мы будем уже очень далеко.

 – А они не станут преследовать нас в экипаже?

 – Попытаются, – хмыкнул он, – но быстро обнаружат, что упряжь перерезана, так что куда-либо двинуться они не смогут ещё очень долго.

 – Так вы успели сделать и это?! – воскликнула Джулия. – Как находчиво!

 – Временами военный опыт весьма полезен.

 – Спасибо Господу и вам, майор! – Она глубоко вздохнула, все ещё не совсем веря в своё спасение. – Я была совершенно уверена, что обречена.

 Он пожал плечами и не ответил. Самая обычная работа для героя.

 Дорога обогнула ещё один холм, и он пустил лошадь легким галопом. Несмотря на то, что движения Турка были спокойными, Джулии все равно приходилось держаться за Рендалла. До этой ночи они никогда не соприкасались, и сейчас ей стало понятно почему. Находиться к нему так близко было слишком... волнующе.

 – Мы возвращаемся в Хартли?

 Он отрицательно покачал головой:

 – Даже если бы Турок не вез двоих, он слишком устал для такой дальней дороги. К тому же если похитители последуют за нами, то станут искать вас именно в Хартли...

 Продолжать ему не требовалось. Проживя в деревне столько лет, она не может навлечь на неё беду.

 – Думаю, у вас в запасе имеется подходящий план.

 – Не так далеко отсюда я заметил тропинку, ведущую к хижине пастуха. Мы можем отправиться туда и немного отдохнуть.

 – Отдых. Как это прекрасно.

 Она прислонила голову к его спине и расслабилась. Вероятно, её должно было снедать беспокойство, но отчего-то она полностью полагалась на способности Рендалла.

 В усталом мозгу Джулии промелькнула мысль, что же ей теперь делать, ведь они нашли её. Ах, ладно, она подумает об этом завтра.

 Чуть погодя они свернули с дороги на почти невидимую тропинку, ведущую вверх и огибающую высокий холм. Небо стало затягиваться облаками, лунный свет померк. На этот раз дождь – это то, что надо.

 Наконец они увидели простенькую хижину, и Рендалл, натянув поводья, остановил коня.

 – Да, нам повезло. В нашем распоряжении не только крыша, дверь и четыре стены, но и навес для Турка.

 – Я была бы рада даже коровнику, лишь бы Крокетт и его люди нас не нашли.

 Она соскользнула с коня и покачнулась, едва коснувшись земли. Рендалл поддержал её одной рукой. Как только Джулии удалось твердо встать на ноги, она тут же отодвинулась от него.

 – Шанс найти нас у них ничтожен, – Рендалл спешился, – а если и найдут, придется пообщаться с ними более решительно.

 – Один против четырех – вас это не беспокоит? – спросила она больше из любопытства, чем от удивления.

 – Они всего лишь дилетанты, я же – нет. – Он отстегнул седельные сумки и понес их в хижину. – Все лучше и лучше. Здесь имеются небольшой камин и даже дрова. Вы сможете развести огонь с помощью моей трутницы?[9] Я бы тем временем привязал Турка.

 Она прошла за ним в домик, радуясь возможности оказаться хоть в каком-то укрытии.

 – Вы думаете, разводить огонь не опасно?

 – Место здесь достаточно укромное, а ветер отнесет дым прочь от дороги, – Рендалл протянул Джулии трутницу и направился к двери. – Если же они все-таки станут искать нас вдоль дороги, я уверен, что утром пойдет дождь и смоет следы подков.

 Она опустилась на колени перед очагом, тусклый свет луны проникал сквозь окно, затянутое пергаментом. По виду единственной комнаты домика было похоже, что им давно не пользовались, но, по крайней мере, здесь было сухо и стены защищали их от ветра. Несмотря на то, что руки Джулии плохо её слушались из-за холода и усталости к тому времени, как Рендалл присоединился к ней, она все же смогла разжечь какой-никакой огонь.

 Рендалл открыл седельные сумки и достал шерстяное одеяло:

 – Возьмите это.

 Она вернула ему сюртук и, обернувшись в грубую шерстяную ткань, уселась у огня. Рендалл снова порылся в сумке:

 – Проголодались?

 Она задумалась.

 – О да, я просто умираю от голода.

 – Вот, выпейте эля. - Он передал ей кувшин, затем нарезал ножом хлеб и сыр.

 Она с благодарностью отхлебнула большой глоток горьковатого эля.

 – Вы отлично подготовились. Снова военный опыт, не так ли?

 – Первое правило в любом походе – обеспечить отряд питанием, – он протянул ей хлеб с сыром, оставив немного себе, а остальное завернул обратно в тряпицу.

 Джулия с огромным удовольствием откусила сыр, не заботясь при этом об элегантности. Она ела, и силы постепенно к ней возвращались. Поглощение пищи проходило в полном молчании. Холодный горьковатый эль казался божественным напитком.

 При свете огня привлекательное лицо Рендалла выглядело каким-то отчужденным и загадочным. Причин бояться его у Джулии не было, ведь он только что спас её, и все же Рендалл был слишком уж сильным, слишком мужественным, чтобы в его обществе она могла чувствовать себя непринужденно. Даже закрыв глаза, Джулия ощущала его присутствие столь же явственно, как и тепло, исходящее от камина.

 Она прогнала прочь мысли о майоре. Сейчас главное – решить, что делать дальше, когда перед ней встала очевидная угроза смерти.

 Она настолько погрузилась в свои мысли, что подпрыгнула от неожиданности, услышав вопрос Рендалла:

 – Вы знаете, почему эти люди вас похитили?

 Конечно, он имеет полное право знать правду, но ей ужасно не хотелось открывать ему грязную тайну своей жизни.

 – Да.

 – Дженни сказала, они назвали вас убийцей. Это правда? – спросил он напрямик.

 Сжав губы, Джулия прямо встретила пристальный взгляд Рендалла:

 – Да.


Глава 5

Рендалл изучал изящное, восхитительное лицо Джулии. Трудно представить её убийцей.

 – Кого же вы убили?

 Она отвела взгляд к огню.

 – Мужа.

 – В этом была необходимость? – невозмутимо поинтересовался он.

 Она снова вскинула голову.

 – Никто и никогда не спрашивал об этом.

 – Любой человек способен ответить насилием, если его в достаточной мере спровоцировать. Вы не похожи на женщину, способную убить без веских оснований, – он снова предложил ей кувшин с элем. – Расскажите.

 Слегка расслабившись, Джулия сделала большой глоток. Уж не ожидала ли она, что он выгонит её обратно на дорогу, позволив похитителям найти её? Будучи солдатом, он насмотрелся на такое количество убийств, какое другим и не снилось, и ясно осознавал, что иногда это просто необходимо.

 Рендалла всегда интересовало, что за историю скрывает Джулия Бенкрофт. И вот сейчас ему предстояло все узнать. Возможно, это как раз объяснит, почему, на его взгляд, она кажется такой чертовски притягательной.

 Джулия плотнее закуталась в шерстяное одеяло, словно то служило ей своеобразным щитом.

 – Когда я вышла замуж, мне едва исполнилось шестнадцать. Брак был заключен по сговору. Все вокруг уверяли, что партия весьма удачна.

 Рендалл подкинул в огонь полено.

 – А вы сами что думали?

 – Чуть ли не с рождения мне внушали, что нет ничего лучше брака по расчету. Я полагала, мой отец подберет для меня хорошего мужа, – она безрадостно улыбнулась. – И жених действительно оказался молод, красив и очарователен. Я вполне была этим довольна.

 – Но?..

 – Мой красивый, знатный, во всех отношениях подходящий муж в жизни оказался монстром, – и хотя голос Джулии звучал ровно, тело предательски вздрогнуло.

 – Жестоким и склонным к насилию? – предположил Рендалл.

 – Да, – она укуталась ещё сильнее.

 Рендалл едва сдержал гнев на незнакомого ему мужа Джулии.

 – И вам пришлось убить его, чтобы спасти свою жизнь?

 Она устало откинула с лица прядь каштановых волос.

 – Сначала он применял силу довольно редко, а извинялся так искренне. Но чем дальше, тем становилось все хуже и хуже. Он безумно ревновал, обвиняя меня в том, что я готова прыгнуть в постель к каждому встречному мужчине, потому отослал меня в деревню, предварительно удостоверившись, что штат прислуги состоит из одних только женщин. Постепенно я поняла, что, причиняя мне боль, он только сильнее возбуждается, – её голос надломился. – Откуда мне было знать, как вести себя с подобным мужчиной? В то время я была совсем юной девочкой, воспитанной быть покорной!

 – В обязанности женщины не входит такая покорность, что дает право мужчине издеваться над ней. – Только сейчас Рендалл понял, почему Джулия так напрягалась и вздрагивала каждый раз, когда он проходил мимо. Она не доверяла мужчинам, и на то у неё были причины. – Чем же это закончилось?

 – Примерно через год я обнаружила, что беременна. Я молила бога, чтобы это оказался мальчик – тогда бы у моего мужа появился наследник. Я сказала ему, что после родов хотела бы жить отдельно. – её серые глаза словно застыли. – Он пришел в бешенство. Поклялся, что никогда не позволит мне уйти, поскольку я принадлежу ему, и избил меня сильнее, чем когда-либо раньше. Я была уверена, что он убьет меня. И оттолкнула его, пытаясь увернуться от ударов хлыста. Перед этим он изрядно выпил и не смог удержаться на ногах. Он... упал, сильно ударившись головой о край камина. Думаю, смерть наступила мгновенно.

 Рендалл вздрогнул: хлыст?!

 – В таком случае это вовсе не убийство, а несчастный случай, произошедший, когда вы защищались, – он заставил свой голос звучать практически ровно. Позволь он проявиться своему гневу, и Джулия могла бы убежать в ночь. – А ребенок?

 – Той же ночью у меня случился выкидыш, – она дышала быстро и прерывисто. – Муж бил меня ногами.

 Рендалл снова вздрогнул. Он многое бы отдал, лишь бы заключить её в объятия и успокоить, но очень сомневался, что ей по силам вынести прикосновения мужчины.

 – Святые небеса! И при таких обстоятельствах кто-то мог обвинить вас в убийстве?

 – Крокетт – мужчина, что похитил меня, – компаньон и помощник моего мужа. У них всегда были весьма странные и тесные отношения. – Она пристально смотрела на огонь с совершенно отрешенным выражением лица. – Именно Крокетт обнаружил тело моего мужа и меня рядом с ним, истекающую кровью. Он действовал очень быстро, стараясь скрыть произошедшее, чтобы не допустить скандала.

 – И по этой причине больше никто не знает, что же случилось на самом деле?

 – Провели расследование. По официальной версии произошел несчастный случай. Но Крокетт заявил моему свекру, будто именно я убила своего мужа. Естественно, тот был подавлен смертью единственного сына. Ему хотелось кого-то в этом обвинить, и он обвинил меня. С этой минуты он жаждал моей смерти.

 – Так это он организовал ваше похищение?

 – Да, – Джулия прикрыла глаза. – Не знаю, что он задумал со мной сделать, но сомневаюсь, что выжила бы.

 Рендалл размышлял над тем, что она рассказала, а также над тем, что осталось недосказанным.

 – Ни капли не сомневаюсь, что у вас влиятельная семья. Почему же они не защитили вас?

 Она рассмеялась, не скрывая горечи.

 – Как только мне кое-как удалось подняться с постели, я тут же сбежала к своему отцу. Но мой свекор уже успел написать ему, будто бы это я убила мужа. А они были старыми друзьями, и отец предпочел поверить ему, а не мне. Он отрекся от меня, заявив, что я стала позором нашей семьи. После этого свекор мог делать со мной все, что вздумается.

 Джулия снова замолчала, мысленно вернувшись в прошлое.

 – И что потом? – подтолкнул её Рендалл.

 – Мне удалось инсценировать собственную смерть. Я жила у моря, а потому отправилась на берег, написав записку, в которой объясняла, насколько подавлена смертью мужа. Захватив все имеющиеся у меня деньги, я оставила на берегу платок и капор и позволила свету считать, будто утопилась.

 Что одновременно показывало и меру её отчаяния, и силу её духа. Крайне заинтригованный дальнейшим развитием событий, Рендалл спросил:

 – Как вам удалось сбежать?

 Она пожала плечами.

 – Просто купила билет на первую же почтовую карету, не заботясь, куда она следует. Но в то время я ещё не полностью оправилась от последствий избиения и выкидыша. Как только я стала истекать кровью прямо в карете, кучер высадил меня в деревушке рядом с Рочдейлом[10] в Ланкашире. Местная повитуха взяла меня к себе. Все считали, что я не выживу.

 – Позвольте-ка предположить. её ведь звали Бенкрофт?

 Лицо Джулии расслабилось.

 – Настоящая миссис Бенкрофт. Луиза была уже немолода и очень опытна, она буквально вырывала женщин из когтей смерти. Я спросила, могу ли остаться и помогать ей до тех пор, пока не окрепну. Вскоре я стала её ученицей. И взяла её фамилию – Бенкрофт. Людям мы говорили, что являемся кузинами. Оказалось, у меня имеются способности к этому делу, кроме того, оно приносило мне удовольствие. Луиза научила меня всему, что знала сама, я же стала заботиться о ней, когда её здоровье ухудшилось.

 – Вы переехали в Хартли после её смерти?

 – Мне хотелось забраться как можно дальше. Когда у миссис Бенкрофт уже не было сил, она неожиданно получила письмо от подруги, в котором говорилось, что в этой части Камберленда[11] нужна повитуха, и сразу после её смерти я переехала сюда. – Губы Джулии сложились в горькую усмешку. – Полагаю, это моя поездка с Марией в Лондон навела свекра на мысль, что я жива. Останься я в Хартли, и была бы в безопасности.

 – Больше вы там жить не можете. – Его влечение к этой миниатюрной скромной женщине больше не казалось необъяснимым. Он заметил её не бросающуюся в глаза красоту, однако на свете существовали и другие красавицы, причем никто из них не прилагал столько усилий, чтобы казаться незаметным. То, что отличало Джулию от всех прочих – это её внутренний стержень.

 Он почувствовал сильнейшее желание защитить её. И не только защитить.

 – Вы задумывались, что делать дальше?

 – Сомневаюсь, что в Англии найдется хоть один безопасный для меня уголок. – Она снова провела рукой по волосам, выражение её лица стало мрачным. – Возможно, придется переехать в одну из колоний. Повитуха без дела не останется.

 – Если не ошибаюсь, вы были замужем за лордом Бранфордом, – предположил майор почти будничным тоном, – а ваш кровожадный свекор – граф Давентри.

 Она отпрянула, открыв рот от изумления:

 – Боже мой, вы из тех самых Рендаллов. Я думала об этом, но Рендалл довольно распространенная фамилия, а вы на них совсем не похожи. – её пальцы, сжимавшие одеяло, побелели. – Вы собираетесь отдать меня Крокетту?

 Он пристально взглянул на неё.

 – Ни за что.

 Смотря на него так, будто он вот-вот превратится в волка, она спросила:

 – В каком родстве вы состоите с Бранфордом и Давентри?

 – С тех пор, как за последние годы несколько моих двоюродных братьев умерли, а Давентри остался бездетным, в настоящее время я – предполагаемый наследник титула графа. – Его лицо застыло. – Мой отец был младшим единокровным братом нынешнего графа. Они никогда не ладили. Внешне я пошел в родню моей матери. Я был ещё ребенком, когда умерли мои родители, и меня отправили в Турвилл-Парк воспитываться вместе с Бранфордом.

 – И каким он был тогда?

 Мысленно Рендалл вернулся в то время, когда только что прибыл в имение Давентри. Он был убит горем, подавлен и отчаянно нуждался в новой полноценной семье.

 – Бранфорд превратил мою жизнь в ад. Он был старше и крупнее меня, иначе я сам бы убил его.

 Джулия смотрела на него, не отрываясь.

 – Не удивительно, что вы выбрали армию.

 – Чтобы научиться как следует драться? Как-то не задумывался об этом с такой точки зрения, – сказал он. – Я и так дрался со всеми в Турвилле. Потому Давентри и отправил меня в Академию Уэстерфилд.

 – Где леди Уэстерфилд поистине творит чудеса, – негромко заметила Джулия.

 – Именно. – До встречи с леди Агнес Рендалл был скорее похож на разозленного ежика с торчащими во все стороны иголками. Но та отнюдь не пыталась укротить его. Вместо этого леди Агнес спросила, на что же он так зол. И его ярость, и его обида постепенно уходили по мере того, как он рассказывал о своей боли и унижениях, об отвратительных опасных проделках, жертвой которых он постоянно становился в Турвилле. Леди Агнес выслушала его молча. И, самое главное, она объяснила ему, что он имеет полное право злиться. После этого разговора он словно начал исцеляться.

 – А я все думала, нет ли в поведении Бранфорда моей вины. Вдруг какие-то именно мои качества пробуждали в нём склонность к насилию. Но ведь дело не во мне, правда? Он всегда был жестоким. – Джулия вздохнула. – Интересно, скольким ещё людям он причинил вред. Боюсь, таких окажется слишком много.

 – Я знаю, убивать его вы не хотели, но когда это произошло, тем самым вы осчастливили многих людей, – Рендалл криво усмехнулся. – Все-таки есть какая-то высшая справедливость в том, что он умер от руки одной из своих жертв.

 – Я бы предпочла, чтобы это оказались чьи-то другие руки. Давентри – грозный враг.

 – Я служил в армии и многие годы почти ничего не слышал о семье. До меня дошли лишь смутные слухи, что Бранфорд женился, а затем умер спустя год или два. – Рендалл сделал над собой усилие, порывшись в памяти. – Его женой стала леди Джулия Рейнз, дочь герцога Каслтона?

 – У вас отменная память, – усмехнулась Джулия. – Не могу сказать, что положение дочери герцога принесло мне много хорошего.

 Вдруг его осенила потрясающая идея. Его тянуло к ней с того самого момента, как они встретились; он желал её, но при этом уважал её силу духа и страстно хотел защитить от незаслуженных угроз. Видит бог, защита ей необходима.

 – Мне пришла в голову мысль, как решить вашу проблему, – медленно произнес он. – Вы могли бы выйти за меня замуж.

 Джулия уставилась на него.

 – Вы с ума сошли?! Но даже если вы и не безумны, стоит вам жениться на мне, ваш дядя Давентри просто взбесится.

 – После тяжелого ранения в Испании меня отправили в Лондон и отдали на его попечение, – произнес Рендалл с желчным сарказмом. – Меня ждала смерть на чердаке от отсутствия ухода. И только Эштон, ворвавшись в Давентри-Хаус, спас меня. То, что мои действия могут привести в ярость старого черта, ни капли меня не трогает.

 На её лице появилось выражение ужаса:

 – Понимаю ваш гнев, майор, но быть орудием мести вашему дяде я не желаю.

 – Нет, это всего лишь второстепенная причина, – ответил он серьезно. – Семейство Рендаллов обошлось с вами ужасно. Из-за Бранфорда вы потеряли имя, положение в обществе, дом и своего ребенка. Как моя жена, вы смогли бы все это вернуть, и это было бы только справедливо.

 – Значит, вы готовы жениться на мне ради восстановления справедливости? – Она улыбнулась, но улыбка вышла кривой. – Это, конечно, благородно, но брак заключается между мужчиной и женщиной, а не между двумя принципами. Мы ведь даже не нравимся друг другу, майор Рендалл. Спасибо за весьма лестное предложение, но я вынуждена его отклонить.

 Отказ Джулии ранил его гораздо сильнее, чем следовало бы. Настолько, что он понял – его предложение вовсе не случайный порыв благородства.

 – Вы, несомненно, имеете право не любить меня, леди Джулия. В прошлом я был с вами ужасно груб. Но никак не потому, что вы мне не нравились. Скорее... наоборот.

 Они пристально смотрели друг на друга и невысказанные чувства, столь настойчиво подавляемые обоими, пробудились к жизни.

 Джулия с трудом сглотнула.

 – Что ж, приходится признать, что с момента нашей первой встречи между нами возникло нечто... какая-то необъяснимая связь. Но все это вызывает лишь неловкость и ненужные сложности в отношениях и уж точно не может являться основанием для брака.

 – Нет? – спросил он мягко. – Но эта связь – очевидное влечение. А вся эта неловкость и какие-то сложности лишь оттого, что мы боремся с ним. Возможно, нам станет намного легче, стоит прекратить сопротивление. Взаимное притяжение может оказаться основой превосходного брака.

 Джулия нахмурилась.

 – И почему же вы боролись с этим влечением, майор Рендалл? С момента нашей встречи вы вели себя так, словно ненавидите меня.

 – Будучи действующим офицером, я не мог позволить себе жениться. – Однако такой ответ прозвучал вовсе не убедительно. И Рендалл заставил себя объясниться более подробно: – Ну, вообще-то... больше всего меня встревожила степень моего желания. ещё никогда меня не тянуло к женщине так сильно. Это выбивает из колеи. Но сейчас я нахожу, что мысль жениться на вас кажется мне очень правильной.

 В её глазах заблестели слезы.

 – Вы не оставляете мне выбора, майор. Я вынуждена открыть вам уродливую правду. Возможно, встреться мы с вами, когда мне было шестнадцать, простого влечения оказалось бы достаточно. Мы могли бы составить счастливую пару, и к этому времени уже имели бы полную детскую. Но, к сожалению, я больше не та милая девочка. – Джулия закрыла глаза от боли. – Я не могу даже думать о браке. Одна мысль о том, чтобы лечь с мужчиной, рождает во мне желание унестись прочь, пронзительно крича. Вы спасли мне жизнь, майор, но я же не красна девица, спасенная от дракона. Я слишком стара и измучена жизнью, чтобы стать невинной невестой. Если вы все ещё хотите помочь мне, проводите меня до Ливерпуля и одолжите достаточно денег, чтобы взять билет на корабль, отправляющийся в Америку. Как наследнику Давентри вам вряд ли будет трудно найти подходящую жену. Молодую женщину с мягким характером, такую как Сара Таунсенд. А не потрепанную жизнью вдову, которой нечего вам предложить.

 – Проклятье! – вскричал Рендалл. – С какой стати все пытаются сосватать мне Сару Таунсенд? Она прелестная девушка, но слишком молода. Вы же женщина, причем единственная женщина, которую я желаю.

 – А вы привыкли получать то, что желаете, – сухо констатировала Джулия. – Но стоит немного подумать, и вы придете к выводу, что женщина, отказывающаяся быть полноценной женой, совсем не то, что вам нужно.

 Разглядывая её стройную фигуру и усталые глаза, в которых сквозило упрямство, Рендалл размышлял над её словами.

 – Сказанное вами абсолютно разумно, и тем не менее брак не всегда заключается по разумным соображениям. Я хочу, чтобы вы стали частью моей жизни, Джулия. Нам обоим пришлось много выстрадать. Меня не устраивает веселая, наивная девушка, понятия не имеющая, что такое страдание. Наши же отношения могут стать намного глубже. Не в этом ли и заключается истинная ценность? Почему бы нам не попытаться начать с дружбы и доверия, развивая их, чтобы в конечном счете стать настоящими мужем и женой?

 – Может быть, это и возможно, – с болью в голосе ответила она. – Но даже если и так... Вы снова вынуждаете меня открыть вам ещё кое-что, являющееся непреодолимым препятствием. Полагаю, я никогда не смогу родить ребенка, майор. Бранфорд... нанес мне серьезное увечье. Вы же наследник графского титула. И просто обязаны в силу своего положения жениться на женщине, которая родит вам сына.

 Итак, Джулия считает себя бесплодной. Не в состоянии усидеть на месте, Рендалл вскочил и начал беспокойно вышагивать по комнате. Но даже для этого здесь не имелось достаточно места.

 Главный долг любого лорда – произвести на свет следующего лорда, чтобы было кому передать титул. Однако на данный момент Рендалл вовсе не лорд, и вся его жизнь никогда не была связана с титулом графа Давентри.

 Джулия, закрыв глаза, с изможденным лицом прислонилась к стене. При их прежних встречах она всегда неустанно стремилась быть как можно более незаметной. Сейчас же Джулия предстала перед ним, открыв всю свою скрытую силу и утонченную красоту. Должно быть, до своего неудачного замужества она была поразительно привлекательной девушкой. Главный приз на ярмарке невест. Для своего наследника Давентри ни за что на свете не согласился бы на меньшее.

 Для Джулии этот разговор явно ещё тяжелее, чем для него. Однако из-за так привлекавшей его предельной честности своей натуры она поведала ему столь болезненную для неё правду. И чем больше они разговаривали, тем нестерпимее становилось его желание видеть её своей женой.

 И своей любовницей тоже. Объяснить это влечение Рендалл не мог. её сдержанное изящество, миниатюрное, прекрасно сложенное тело очаровали его с первых минут, как только он её увидел. Сможет ли он постоянно находиться рядом со столь желанной женой, до которой, однако, нельзя будет дотронуться?

 И все же, если существует хоть один единственный шанс, что она сможет преодолеть ужас своего первого брака, он готов пойти на риск. Когда-то он рисковал и большим.


Глава 6

После такого долгого изнурительного дня Джулия практически не была способна даже на волнение, несмотря на столь странное предложение Рендалла. Она просто сидела и наблюдала, как он беспокойно меряет шагами маленькую комнатку. Его хромота стала заметнее, возможно, сказалась напряженная скачка во время побега, хотя и до этого он провел в седле весь день. Джулия надеялась, что Рендалл окажется прав, и Крокетт со своими людьми их не найдет. Справиться с четырьмя бандитами сразу было бы непросто даже Рендаллу.

 Джулия испытывала явное смятение. Все её эмоции в присутствии физически крепкого мужчины, основные навыки которого были связаны с проявлением силы, побуждали её забиться в угол, и как можно дальше. Однако в Рендалле совершенно не ощущалось жестокости, так свойственной её мужу. Все это время он вел себя – и продолжал вести – с безупречным благородством и смелостью.

 Даже странно, что он и Бранфорд двоюродные братья. Никакого сходства между ними она не находила. Рендалл по своей сути был истинным военным – сильным и подчас достаточно жестким. Но свою силу он умело держал в узде. Джулия не могла представить, что ему пришло бы в голову причинить кому-либо боль ради собственного удовольствия.

 Открытое признание, что их тянет друг к другу, хотя и против желания, вызывая при этом некоторую неловкость, принесло облегчение. Наконец Рендалл остановился и уставился в неяркое пламя камина, одной рукой подпирая стену. Он напомнил Джулии греческие статуи атлетов. Нет, пожалуй, его тело слишком стройное и поджарое в сравнении с греческими эталонами, а светлые волосы и точеные черты лица больше похожи на нордические. Скорее, перед Джулией предстало божество викингов, а не один из героев Средиземноморья.

 Интересно, о чем он сейчас думает. Вероятно, в этот самый момент мнение Рендалла о ней круто изменилось, ведь он наконец узнал, кто она на самом деле, и что на роль жены никак не может претендовать. Ежели он и почувствовал разочарование от её отказа, то быстро оправится. Небольшое усилие с его стороны, и любая женщина падет к его ногам. Для Джулии это стало очевидно, как только она впервые увидела его улыбку.

 Рендалл посмотрел на неё с задумчивым выражением лица.

 – В этой жизни, Джулия, нельзя быть ни в чем уверенным. Множество на первый взгляд вполне здоровых пар обделены счастьем иметь детей. У других же, довольно плодовитых пар, неизменно рождаются одни лишь дочери. Тот факт, что вы бесплодны, никак не убеждает меня отказаться от своего желания видеть вас своей женой. Так вы выйдете за меня замуж, леди Джулия Рейнз?

 Она потрясенно приоткрыла рот.

 – Да вы и в самом деле безумны! Сейчас, возможно, дети вас и не интересуют, но в будущем многое может измениться. – Она повела плечами, с трудом веря, что он говорит серьезно. – Но пусть даже и так, и дети вас не волнуют, однако вы же не можете хотеть жениться на женщине, не желающей делить с вами постель. В голову приходит единственное объяснение – вы хотите жениться на совершенно никчемной дочери герцога и тем самым получить право на супружескую неверность?

 Брови Рендалла выгнулись.

 – Едва ли. Согласен, если для вас невыносима одна только мысль о перемене в будущем своего отношения к супружеским обязанностям, то настоящего брака не получится. Но, как вы сами сказали, все меняется. Клянусь, что скорее дам руку на отсечение, нежели причиню вам боль. Просто постарайтесь мне поверить. И возможно, начав с дружбы и доверия, вы сможете побороть своё отвращение к мужчинам.

 – Не уверена, что смогу научиться кому-то так доверять, – беспомощно прошептала Джулия.

 И все же, всматриваясь в его невозмутимое, привлекательное лицо, она поняла, как сильно хочет быть другой. Она отдала бы двадцать лет жизни, лишь бы оставаться вполне нормальной, столь же счастливой и простодушной, какой была до замужества. В шестнадцать лет Джулия страстно мечтала о прикосновениях мужчины. Она наслаждалась украденными поцелуями с головокружительным восторгом девушки, достигшей брачного возраста. Господи, да она шла на брачное ложе с нетерпением!

 Желая убедиться, не сошла ли она с ума, Джулия спросила:

 – Даже если мне и удастся измениться, как я могу выйти замуж за почти незнакомого человека? Я даже не знаю вашего имени!

 – Александр Дэвид Рендалл.

 Александр. Она сосредоточилась на его имени. В нём чувствовалась опасность, как и в его обладателе.

 – Кто-нибудь зовет вас Алексом?

 – Бывает. Но по большей части я для всех Рендалл. Это имеет какое-то значение?

 – Александр означает «завоеватель», – произнесла она с оттенком сухой иронии. – Не проистекает ли ваше упорство из желания доказать, что вы можете победить, даже когда всё против вас?

 – Справедливый вопрос. – Он задумался, но затем покачал головой. – Я делаю предложение не с целью победить. Я хочу быть с вами. В вас есть что-то такое, что действует на меня... успокаивающе.

 – Многие женщины во время родов говорили мне, что я действую на них успокаивающе, но чтобы то же самое сказал мужчина во цвете лет – никогда. Подобная черта характера, полагаю, противоположна страсти. – И все-таки ей понравилось, что он думает о ней именно так. – Вы же, майор Рендалл, производите впечатление очень страстного мужчины. Я никак не могу поверить, что вы сможете быть счастливы в браке, исключающем физическую близость.

 – Мы должны заключить соглашение, что вы постараетесь измениться. – Он склонил голову набок, вдумчиво подбирая слова. – Если вы разрешите мне касаться вас, обещаю останавливаться всякий раз, как только вы меня об этом попросите.

 Они коснулись весьма опасной темы. Помня нарастающее безумие возбужденного Бранфорда, когда тот буквально приходил в бешенство, Джулия спросила:

 – Разве это не будет невероятно трудно сделать? Желание не так уж легко контролировать.

 – Я великолепно себя контролирую. – В его голубых глазах сверкнули искорки. – Пожалуй, это одно из моих самых раздражающих качеств.

 Это признание заставило её улыбнуться.

 – Я понимаю, почему. Я бы сказала, что упрямство – ещё одно из них. Брак связывает по рукам и ногам, майор. Мы не сможем просто так взять и разойтись, если результат нас чем-то не устроит.

 – На самом деле – сможем. Это нелегко, но возможно. – Скрестив руки на груди, он прислонился к шершавой стене. – Шотландское семейное право отличается от английского. Женщины могут просить развода наравне с мужчинами. Если мы поженимся в Шотландии, вы вполне сможете развестись со мной по причине супружеской неверности или из-за того, что я оставил вас, или требовать узаконенного раздельного проживания из-за жестокости.

 Она нахмурилась.

 – Как-то неправильно давать брачные обеты и при этом оставлять себе лазейку.

 – Возможно. Но очень уж рискованное предприятие. И все же брак – благородное дело. – Его пристальный взгляд был настойчивым, а голос на удивление мягким. – Или вы хотите провести остаток жизни, вечно скрываясь от Давентри и Крокетта? Возможно, у вас и получится, если уедете в другую страну, но сейчас, когда они знают, что вы живы, они будут преследовать вас повсюду. Если же вы выйдете за меня замуж, то вернетесь в тот мир, в котором выросли. Я не богат, но у меня имеются приличный доход и небольшое имение. В качестве моей жены вы сможете посещать Лондон, носить красивые платья, наконец, снова стать леди Джулией Рейнз. Разве все это не стоит того, чтобы рискнуть?

 Вернуться к той жизни! Нарисованная им картина была крайне заманчивой.

 – Это слишком опасно, особенно для вас. Я знаю, майор, вы можете защитить меня, как никто другой, но для нас обоих это может обернуться смертью. – Джулия задрожала. – Я не хочу брать грех на душу в виде вашей безвременной кончины.

 – Думаю, как наследник Давентри я сумею повлиять на него. Да, он меня не любит, но при этом неукоснительно чтит традиции и обожает свой графский титул, – произнес Рендалл с мрачным юмором. – Если вы станете моей женой, то одновременно и последней надеждой на продолжение рода, а это достаточно надежная защита.

 – Вот только дать вам наследника я как раз и не смогу, – Джулии не удалось скрыть горечь в голосе.

 – Вряд ли он об этом когда-нибудь узнает, – криво усмехнулся Рендалл. – Ирония правосудия – род Давентри прервется из-за жестокости его любимого сынка Бранфорда. Но предложение я делаю вовсе не для того, чтобы наказать Давентри. Думаю, этот брак сулит выгоду нам обоим.

 – Вы искушаете меня, майор, – тихо проговорила Джулия, – а все это обсуждение слишком уж холодно и рационально. Разве брак должен исходить из холодного расчета в целях защиты и получения выгоды?

 Что-то в нём неуловимо изменилось, хотя он не шевельнул и мускулом. Она буквально почувствовала исходящие от него эмоции.

 – Мои чувства к вам не холодны, Джулия, – произнес он очень тихо. – До вас я не встречал женщины, на которой хотел бы жениться. Перспектива выбора «подходящей» невесты заставила меня сбежать и спрятаться в Шотландии. Я приехал в Хартли взглянуть с этой точки зрения на Сару Таунсенд, но на самом деле истинной причиной являлось моё желание увидеть вас. Ваша ситуация оказалась гораздо сложнее, чем я предполагал. Но вопреки всему с каждой минутой я хочу быть с вами все больше и больше.

 Взволнованная, почти без сил, она спросила:

 – Когда вы начали называть меня Джулией?

 – Не знаю, возможно, где-то в ходе этой нашей беседы. – Он опустился на пол достаточно близко от Джулии, чтобы иметь возможность коснуться её, но тем не менее не дотрагиваясь. – Если я действительно не нравлюсь вам настолько, что вы даже не хотите жить со мной под одной крышей... что ж, я приму это как должное. И больше я вас не побеспокою. Но если вы считаете, что однажды мы сможем стать друг для друга кем-то большим...

 В его глазах она прочла неожиданную ранимость. Вероятно, именно это удивило Джулию больше всего остального.

 – Я не равнодушна к вам, майор, – призналась она. – Вы были правы, говоря о незримой связи между нами. Я тоже это чувствую, и сейчас я знаю вас намного лучше, чем час назад.

 – Целый час на знакомство – как раз то, что надо, – быстро проговорил Рендалл. – Дай вам чуть больше времени, и ваши сомнения лишь усилятся.

 – Ваше чувство юмора – несомненный плюс. – Джулия внимательно наблюдала за языками пламени в камине, с изумлением осознав, что вполне серьезно рассматривает предложение о браке. И Рендалла в качестве мужа. – Вы говорили, я должна быть не против «постараться» сделать брак настоящим. Что вы имели в виду?

 Он подбросил в огонь ещё одно полено.

 – Думаю, за год мы можем попытаться достичь желаемого. Я буду иметь возможность касаться вас, однако, вы в любой момент можете меня остановить. И я не буду до вас дотрагиваться до... скажем, до следующего дня?

 – Это кажется разумным, – осторожно высказалась она.

 – Я буду верен брачным обетам все то время, пока мы оба будем считать наш брак настоящим. Если же мы разойдемся – это уже другой разговор. Но, Джулия, я очень и очень хочу попытаться.

 Она повернулась к нему и встретилась с ним взглядом.

 – Я так давно не касалась мужчины, исключая моменты, когда требовалось зашить чью-то рану, – ответила она неуверенно. – Вы очень великодушны, и все же я не знаю, смогу ли выполнить это соглашение.

 – Нет? – Медленно, словно перед ним не взрослая женщина, а пугливый жеребенок, он потянулся к ней и взял её правую руку в свою. – Разве это нельзя вытерпеть?

 Она закрыла глаза, взволнованная его прикосновением. Зрелый мужчина, желающий взять её в жены, держал её руку. Старые страхи ожили, но тепло и сила его прикосновения подействовали на неё успокаивающе. И бесспорное влечение к нему вдруг перестало её беспокоить. Она открыла глаза.

 – Это смущает, но... терпимо.

 – А это, – Рендалл поднял её руку и поднес тыльной стороной к своим губам.

 Давно забытые чувства, казалось, волной прокатились сквозь неё, как отзываясь на ласку, так и пугая.

 – Те... терпимо. Хотя это все, что мне удастся сейчас выдержать.

 Он одарил её медленной проникновенной улыбкой.

 – Тогда я снова спрашиваю вас: вы выйдете за меня, леди Джулия?

 Даже заручившись его обещанием всегда уважать её желания, она понимала, что стена отчуждения, защищавшая её в течение многих лет, падет. Она не желала знать, что произойдет в результате такого падения.

 Одно неоспоримо: никогда больше она не получит такое удивительное и неожиданное предложение. Джулия верила, что Рендалл с ней искренен. Несмотря на доводы, способные отпугнуть любого здравомыслящего мужчину, он желал её настолько, чтобы рискнуть и вступить в брак, который вполне мог закончиться катастрофой.

 И... Рендалл заинтриговал её. Хотя во многих отношениях он вызывал у неё беспокойство, однако с ним она удивительным образом чувствовала себя в безопасности. Джулия устала жить в страхе. Даже намек на необходимость побега из страны заставил её захотеть расплакаться.

 Девушкой она была склонна к безрассудству. Но при этом слишком долго сдерживала себя, и сейчас почувствовала безумное желание рискнуть своим будущим. Уж если Рендалл отважился на брак с ней, то и она в состоянии пойти на это. И все-таки ей необходимо знать, что в случае необходимости она сможет уйти от него:

 – У меня тоже есть условие. Вы составите и отдадите мне подписанное письмо без даты, говорящее о вашем согласии, что брак потерял силу и вы желаете развода.

 Его брови грозно сошлись на переносице.

 – А... понимаю.

 Джулия отвела глаза.

 – Прошу прощения, это вовсе не по тому, что вы не заслуживаете доверия.

 – И все же вы мне не доверяете, – криво усмехнулся Рендалл. – Хорошо, я подпишу такое письмо до того, как мы предстанем перед священником. Этого достаточно?

 Для столь гордого мужчины он шёл на огромные уступки. Она может сделать то же самое. Прерывающимся голосом она ответила:

 – Полагаю, да. И если вы действительно этого хотите, Александр Дэвид Рендалл, я выйду за вас замуж.

 – Я рад, – сказал он просто. Он сжал её руку и быстро отпустил. Очень мудрый мужчина.

 – Куда мы отправимся, майор? – Джулия попыталась улыбнуться. – Сначала, думаю, необходимо ускользнуть от Крокетта и его людей, идущих по пятам.

 – Оставшуюся часть ночи мне придется оставаться начеку. Некоторое время они вынуждены будут потратить на поиски вокруг того места, откуда вы сбежали. Затем либо вернутся в Хартли, либо продолжат путь к Карлайлу, основываясь на предположении, что вы могли сбежать и туда.

 – Вероятно, они подумают, что я, будучи слабой женщиной, вернусь в Хартли, поскольку только там у меня есть друзья.

 – Весьма возможно, – согласился Рендалл.

 Джулия закусила губу.

 – Надеюсь, они никому не причинят там вреда.

 – Маловероятно. Они уже и так привлекли к себе слишком много внимания, – успокоил её Рендалл. – Полагаю, они устроят засаду где-нибудь на дороге перед деревней, чтобы схватить вас прежде, чем вы успеете вернуться домой.

 Джулия невольно передернулась.

 – Чувствую себя мышью, за которой охотятся кошки.

 – Они вас не найдут. На какой бы части дороги ни находились. Мы поедем в Карлайл напрямик, через поля. Там я найму карету, а вы сможете послать записку в Хартли. Сообщите, что сбежали от похитителей, но обратно не вернетесь.

 Она колебалась.

 – У меня в доме есть несколько вещёй, которые мне хотелось бы забрать. Это память о моей матери и кое-что ещё.

 – Заедем за ними позже, – отрезал Рендалл. – Сначала Шотландия и свадьба.

 Она поморщилась.

 – Свадьба в Гретна-Грин?[12] Хоть это и вульгарно, но, полагаю, все же необходимо.

 – В Гретна-Грин нет никакой необходимости, напротив она совершенно не желательна. Деревушка славится браками беглецов из Англии, поскольку это самая южная точка Шотландии, однако у нас есть время проехать дальше. Думаю, мы должны пожениться в доме моего друга Киркленда. Вы с ним встречались. Его надежное положение в обществе придаст респектабельность и нашему браку.

 Киркленд – один из трех друзей, приехавших на север в поисках Эштона. Мрачный, умный и сдержанный, он относился к Джулии и Марии с учтивостью и терпимостью. Свадьба в его доме гораздо предпочтительнее скандальной церемонии в Гретна-Грин.

 – Став вашей женой, я окажусь под защитой всех Заблудших лордов Академии Уэстерфилд, не так ли?

 – Да, конечно. – Глаза Рендалла снова заблестели. – Вместе мы грозная сила как в деловых вопросах, так и в светских отношениях.

 – Поверьте, я это очень высоко ценю. – Она столько времени могла полагаться только на одну себя. Сама мысль о том, что кто-то возьмет на себя труд защищать её, доставляла удовольствие. – Мы должны договориться, как объясним наше желание пожениться.

 – Не будем особо отходить от правды, чтобы восстановить ваше положение в обществе. – Он задумался. – Убитая горем после трагической смерти мужа, вы оставили свет и поселились с дальней кузиной в деревне. Позже вы подружились с герцогиней Эштон – эта часть рассказа очень важна, поскольку вы очень близкий друг герцогини, и мы познакомились благодаря ей, так как я близкий друг герцога. Продав армейский патент, я задумался о браке, вот почему разыскал вас и сделал вам предложение.

 – Вы упомянули, что продали патент. Должно быть, это случилось недавно?

 Он кивнул.

 – Давентри сообщил мне, что мой единственный остававшийся в живых кузен умер, потому я должен вернуться в Англию и подготовиться к обязанностям наследника, в частности найти жену и ближе познакомиться с ведением хозяйства.

 – Удивлена, что вы решили последовать его приказу, – сухо заметила Джулия.

 – Пришлось себя заставить, поскольку это совершенно не противоречило моим собственным желаниям, – объяснил он.

 – Неплохая история, – согласилась Джулия, – и достаточно простая, чтобы не запутаться.

 – К тому же не так далека от истины, – подчеркнул Рендалл. – Я и в самом деле продал патент, а решив, что должен найти себе жену, подумал о вас.

 Она внимательно всмотрелась в его лицо.

 – Вы же поехали в Хартли, чтобы навестить Сару Таунсенд. Узнав моё происхождение, вы посчитали, что я более подходящая жена? Деревенская повитуха находилась гораздо ниже вас по положению.

 – Вы всегда были истинной леди, даже в роли деревенской повитухи, – медленно произнес Рендалл. – Да, ваше происхождение позволит окружающим легче признать вас моей женой. Но главная причина, по которой я искал другую невесту, заключалась в том, что вы, казалось, не желали иметь со мной ничего общего. Я не думал, что мне удастся изменить ваше мнение, но действительно хотел вас снова увидеть. На всякий случай.

 Она посмотрела вниз на тлеющие угли.

 – Вы пристыдили меня, майор. Я не заслуживаю вашего расположения, но очень признательна за него.

 – Говоря, что вы не заслуживаете моего расположения, вы почти обвиняете меня в плохом вкусе, – произнес он со скрытым юмором. – На самом деле все иначе.

 Она засмеялась.

 – Простите.

 её смех перешел в зевок.

 – Всё, немедленно спать. Вы, должно быть, совершенно измотаны.

 – Да. – Она устремила свой взгляд на Рендалла. – Никогда бы не подумала, что со мной может случиться нечто, хоть отдаленно похожее на сегодняшнее.

 – Я тоже. И все же это произошло. – Он одарил её одной из своих редких, удивительно нежных улыбок. – Полагаю, Джулия, мы с вами поладим.

 – Надеюсь, что так.

 Она легла, поплотнее завернувшись в одеяло. Джулия настолько устала, что подошел и твердый пол. Согласиться выйти замуж за фактически незнакомого человека – чистое безумие. Но как же хорошо, что есть кто-то, кто о тебе позаботится. Она так долго была одна.


Глава 7

Рендалл опустился рядом с дверью и прислонился к ней спиной. Его раненая нога ужасно болела, и ему пришлось её вытянуть. Сегодня он дал своему телу слишком большую нагрузку, но это того стоило. Теперь Джулия в безопасности, и он проследит, чтобы так оставалось и впредь.

 Рендалл приоткрыл дверь на несколько дюймов, чтобы слышать все звуки ночи. Любой, кто проедет по оставленной ими дороге, без сомнения, будет им услышан, но пока там никого не объявлялось. Только какая-то мелкая живность шныряла вокруг, занятая своими делами, да неумолчно шумел тихо накрапывающий дождь.

 Странно, как важна для него Джулия, несмотря на то что, возможно, настоящий брак у них так никогда и не сложится. И, тем не менее, она стала для него очень важна.

 Он изучал её спящую фигуру, придвинувшуюся к огню и завернутую в одеяло. Следы напряжения исчезли с её лица, отчего она выглядела непривычно юной. Хрупкой. Даже испытав жестокость Бранфорда на своей собственной шкуре, Рендалл все ещё не мог представить, как его гнусный кузен мог столь безжалостно относиться к своей молоденькой невесте.

 Но сомневаться в её словах не приходилось. Он даже предполагал, что самые страшные моменты она опустила. Подобно солдату, вернувшемуся живым с поля боя, она, возможно, никогда не сможет передать весь испытанный ею ужас.

 Но, да поможет ему Бог, он никогда и никому больше не позволит причинить ей боль. Он был поражен, когда Джулия дала согласие выйти за него. И очень сомневался, что дело тут в его сомнительном очаровании. Вероятнее всего, ей хотелось наконец почувствовать себя в безопасности и вернуть утраченное положение в обществе с соответствующей ему жизнью. Впрочем, неважно. Пусть она и права, утверждая, что он безумен, раз берет в жены такую неподходящую невесту, он ни о чем не сожалеет.

 В голову ему пришла неожиданная мысль. ещё в школьные годы он полюбил средневековые рассказы о рыцарской любви. И леди Агнес, директриса Академии Уэстерфилд, специально ради него заказывала для библиотеки побольше подобных изданий. Идея бескорыстной преданности рыцаря несравненной женщине, стоящей намного выше его по положению, казалась ему тогда благородной и романтичной. И постепенно это стало частью его натуры. Джулия – его Леди, а он – её Рыцарь, поклявшийся служить ей вечно.

 Рендалл слегка улыбнулся. Историю пришлось приспособить к современной действительности, и все же он, в конце концов, получил возможность служить женщине, неустанно о ней заботясь.

 Забота – вот ключ ко всему. Пока он, всеми забытый, лежал в лондонском доме Давентри, ожидая, когда раны и лихорадка наконец расправятся с ним, он совершил долгое путешествие навстречу смерти. И хотя Эштон в тот раз и спас его, Рендалл до сих пор так и не смог полностью вернуться к жизни.

 Весь прошедший с того времени год, он провел в промозглом тумане боли и пустоты. Он заставлял себя двигаться вперед, шаг за шагом, поскольку дарованная тебе жизнь сама по себе немыслимо драгоценный дар, чтобы растрачивать её впустую. Но на его долю перепадало чертовски мало и счастья, и удовольствия.

 Что стало одной из причин, почему он с такой легкостью продал свой патент. Солдат, не слишком-то волнующийся, жив он или мертв, долго на поле брани не продержится. Но где-то на самом дне сознания в нём теплилась надежда, что со временем эта меланхолия пройдет.

 И вот теперь ему есть о ком заботиться. Рендалл хотел, чтобы Джулия чувствовала себя в полной безопасности и была счастлива. Ему хотелось быть с нею, поскольку одно её присутствие приносило его душе благословенное умиротворение.

 Если ей удастся вернуться к прежней жизни, а после этого захочется жить отдельно, без него... пусть, он будет удовлетворен уже тем, что помог ей добиться этого. Безупречное служение предполагает бескорыстие, хотя он и сомневался, что ему хоть когда-нибудь удастся стать безупречным. Этот брак пойдет ему на пользу, каким бы странным он ни казался на первый взгляд.

 Рендалл вытянулся во весь рост, используя седельную сумку в качестве подушки. Все тело мучительно ныло, но, несмотря на это, впервые с того момента, когда французы чуть не убили его в Испании, он чувствовал себя как никогда хорошо. Завтра они отправятся в Шотландию, где и поженятся.

 Сегодня же он будет дремать вполглаза.

 ***

 Утомление помогло Джулии уснуть, но после ночи, проведенной на твердом полу, она проснулась с задеревенелым телом. Всего мгновение ушло на то, чтобы понять, где она находится и почему. Ах, да, её столь тщательно выстроенная жизнь вчера разбилась вдребезги.

 В хижине уже не было так темно, и Джулия предположила, что светает. Майор Рендалл, похоже, отсутствовал.

 Она с трудом поднялась на ноги, стараясь не слишком сильно задумываться, что же готовит ей будущее. Обернув вокруг плеч одеяло, Джулия вышла наружу. Дождь закончился, и небо прояснилось, но все ещё было прохладно, неясный свет вдоль дальних холмов указывал на приближающийся рассвет. Где-то внизу проходила дорога, хоть и невидимая глазу, но не дававшая о себе забыть.

 Неожиданно рядом с ней, молчаливый, как тень, появился Рендалл. Он стоял достаточно близко, так что Джулия явственно ощущала тепло, исходившее от его тела. Но не дотрагивался до неё.

 её будущий муж. Почему-то теперь это не казалось таким уж странным, как накануне ночью. Негромко, чтобы не вспугнуть тишину рассвета, Джулия поинтересовалась:

 – Есть какие-нибудь признаки Крокетта и его людей?

 – Некоторое время назад я слышал, как по дороге на запад проскакала пара лошадей. Возможно, это кто-то из них. Если они не сумели починить упряжь экипажа, то вполне могли разделиться и продолжить поиски в обоих направлениях.

 От этого предположения Джулия вздрогнула.

 – Хорошо, что мы съехали с дороги.

 – Если повезет, они решат, что вы сбежали по направлению к холмам, где и умрете без посторонней помощи – беспомощная женщина, предоставленная самой себе.

 – Ничего удивительного для этой дикой местности, – согласилась она. – Но я уверена, Крокетт уже знает, что сбежать мне помогли.

 – Не обязательно. Парень, которого я ударил по голове, наверняка, не вспомнит, что же в точности произошло. Вполне возможно, они сочтут, будто вы сами стукнули его камнем и перерезали конскую упряжь перед тем, как сбежать.

 – Если бы только я была такой бесстрашной! – Джулия прикусила губу. – Надеюсь, Крокетт ничего не сделает Хаггерти за то, что тот позволил мне сбежать.

 – Есть более достойные объекты для сочувствия, чем Хаггерти, – сухо заметил Рендалл. – Пора перекусить и отправляться в путь.

 Надеясь, что Крокетт действительно придет к выводу, что она нашла свою смерть в холмах, Джулия вернулась в хижину. Поев немного хлеба с сыром, они запили его элем. После чего Рендалл оседлал лошадь, загрузил их пожитки и повернулся, чтобы помочь Джулии сесть в седло.

 – Вам придется ехать по-мужски.

 Она нахмурилась, вспомнив о его больной ноге.

 – А вы разве не поедете?

 – Вчера у Турка и так выдался тяжелый день, – ответил Рендалл. – Не хочу загубить животное, заставив везти двух всадников. До Карлайла что-то около десяти миль.[13] К полудню мы должны туда добраться.

 Понимая, что лучше не спорить, Джулия позволила помочь ей сесть в седло. Устроившись, она одернула юбки, но те все равно едва прикрывали колени. Рендалл отвел глаза от её непристойно обнажившейся ноги, за что Джулия была ему благодарна. Взяв лошадь за поводья, Рендалл направился к холмам, прочь от дороги.

 Вскоре они набрели на овечью тропу, проложенную как раз в нужном направлении. Поначалу по земле устрашающе клубились клочья тумана, но по мере восхода солнца, несшего тепло и свет этой дикой местности, он рассеялся. Джулия с иронией подумала, что поездка вполне могла бы стать приятной, не будь она в бегах, спасая свою жизнь, – голодная, замерзшая, отчаянно нуждающаяся в горячей ванне.

 Майор Рендалл оказался хорошим проводником, всегда точно знавшим, куда идти. Иногда, когда склоны холмов становились особенно крутыми, им приходилось менять направление, чтобы можно было передвигаться, но он никогда не колебался в выборе направления. Спустя час или около того, Джулия спросила:

 – У вас есть компас?

 – Моей головы вполне достаточно. Я никогда не сбиваюсь с пути.

 – Должно быть, вы были незаменимы, возглавляя патрули на Пиренеях?

 – Да. Мы всегда находили дорогу в лагерь. – Он указал на зеленые холмы: – А путешествовать, не опасаясь французской кавалерии, одно удовольствие.

 – Думаю, я бы предпочла французов Крокету. – Хромота Рендалла стала более заметна. Догадываясь, что он скорее умрет, чем признается в своей слабости, Джулия попросила: – Подождите минутку. Мне хотелось бы пройтись.

 Он остановился, но заметил:

 – Вы вполне можете оставаться в седле. Ваш вес столь незначителен, что Большой Турок едва ли его замечает.

 – Мне доставит удовольствие размять ноги. Особенно после вчерашнего дня, проведенного в тесном экипаже в компании с преступниками, – Джулия перекинула правую ногу через седло и соскочила. Турок оказался настолько высок, что, коснувшись земли, она чуть не упала. Рендалл поддержал её, подхватив под руку, но тут же отпустил, прежде чем небольшая неловкость не превратилась в нечто худшее.

 Радуясь, что в момент похищения на ней оказались прочные полусапожки, Джулия зашагала рядом с Рендаллом. Как же хорошо быть на свободе. И очень странно направляться на собственную свадьбу практически с незнакомцем.

 Находясь в непосредственной близости от Рендалла, она заметила на его лице морщинки боли, хромота же явно усилилась.

 – Большой Турок не выглядит особенно уставшим. Может, вам не помешает проехаться некоторое время верхом?

 – Не стоит со мной нянчиться, – отрезал Рендалл.

 Джулия всегда сжималась от страха, стоило какому-либо мужчине рассердиться на неё, но вытерпеть дурное настроение человека, испытывающего немалую боль, – совсем другое дело.

 – Предоставить возможность больной ноге отдохнуть после столь тяжелой нагрузки вовсе не означает нянчиться.

 – Для неё не существует легкой нагрузки, – отозвался Рендалл, – только тяжелая и очень тяжелая.

 – Тогда вам просто необходимо ехать верхом, – мягко увещёвала Джулия.

 Он хмуро взглянул на неё.

 – Умоляю, сделайте одолжение – не лезьте не в своё дело.

 Она не устояла перед искушением и рассмеялась.

 – Поскольку мы решили пожениться, теперь вы и есть моё дело. А я – ваше.

 Явно пораженный такой мыслью через мгновение Рендалл неохотно улыбнулся.

 – С этим трудно спорить. Простите мои медвежьи повадки. Как вы правильно заметили, сегодня моя нога что-то сильно раскапризничалась, и все же пока лучше мне идти пешком, верхом станет ещё хуже.

 – Что за ранение вы получили? – И увидев, что он неодобрительно покосился на неё, она поспешила пояснить: – Поскольку в Хартли не было никого более квалифицированного, чем повитуха, я была вынуждена выступать как в качестве хирурга, так и обычного врача. Приходилось лечить самые различные заболевания и раны тоже.

 – Меня осматривали ведущие эксперты в этой области, – без всякого энтузиазма произнес Рендалл. – Их общее мнение – я уже должен гнить в могиле, а уж то, что моя нога все ещё при мне, просто граничит с чудом. Сомневаюсь, что вам удастся чем-нибудь помочь.

 Джулия весело улыбнулась.

 – Скорее всего, не удастся. Просто хотелось удовлетворить своё нездоровое любопытство: болезни и травмы всегда меня интересовали. – И это правда. Она проявляла к ним интерес, будучи ещё ребенком. Если бы мир был устроен более справедливо, она бы занялась изучением медицины, а не вышла бы замуж почти девчонкой.

 – Ну, если дело в этом... – ещё одна чуть заметная улыбка. – Меня ранило шрапнелью[14] в битве под Альбуэра.[15] Хирург сделал все, что мог, но несколько осколков так и осталось внутри, все время смещаясь, они причиняют ужасную боль.

 Джулия поняла, что более подробного объяснения от столь мужественного человека она вряд ли добьется.

 – И именно из-за этой раны вы очутились на чердаке в Давентри-Хаус?

 Он кивнул.

 – У меня открылось сильное кровотечение, начались воспаление и лихорадка. Я находился без сознания, когда кто-то принял решение отослать меня домой, доверив нежной заботе моего дядюшки. Мой денщик, Гордон, ни за что бы этого не допустил, но, к сожалению, и он был ранен.

 – Это сражение произошло в мае прошлого года, так? – после утвердительного кивка, Джулия задала следующий вопрос: – Разве не в это же время умер младший сын Давентри?

 Рендалл вздохнул.

 – К сожалению, да. Мальчик всегда отличался хрупким здоровьем и умер от лихорадки непосредственно перед тем, как я очутился в доме Давентри. Дядя просто обезумел от горя. Подозреваю, что именно это – основная причина, по которой он отправил меня умирать на чердак... ведь я был жив, а его сыновья – нет. Любить он меня никогда не любил, но и убийцей не был.

 Джулия внутренне содрогнулась, поняв, насколько спокойно Рендалл воспринял ту ужасающую ситуацию.

 – Но поскольку вы стали наследником, можно было бы предположить, что он должен был бы быть заинтересован, чтобы вы выжили.

 – На тот момент, кроме меня, оставались живы ещё парочка кузенов, так что во мне не было необходимости.

 – Надеюсь, вы окажетесь правы в том, что теперь-то он посчитает вашу жизнь более ценной, ведь сейчас вы – единственный наследник, – сухо проговорила Джулия.

 – Сейчас – да, уже прошло достаточно времени, чтобы он сумел оправиться после потери сына, – ответил Рендалл. – Этого мальчика я никогда не видел. Он родился уже после того, как вы сбежали. Его мать, вторая графиня, умерла несколько дней спустя.

 – Вашему дяде, похоже, не везет ни с женами, ни с детьми, – заметила Джулия. – С нынешней графиней я не встречалась, но слышала, что у первых двух были многочисленные выкидыши, либо дети рождались мертвыми.

 – Его третья жена – вдова, уже имеющая троих здоровых сыновей от первого мужа. Должно быть, мой дядя надеялся, что это гарантирует её плодовитость, однако просчитался. А потому, если ему угодно, чтобы титул Давентри не умер вместе с ним, он будет вынужден со мной считаться. – Рендалл бросил взгляд на Джулию. – И с вами тоже.

 Появится ещё одна леди Давентри, не способная родить наследника. Похоже, титул все же обречен на исчезновение.

 – Что ж, будет интересно понаблюдать за этой семейной драмой. – Джулия пристально всмотрелась в своего будущего мужа. Его лицо приобрело землистый оттенок, очевидно, боль стала нестерпимой. – Вам не кажется, что сейчас разумнее было бы ехать верхом, а не совершать пешие прогулки?

 Он едва слышно выругался.

 – Очень может быть, но когда леди идет пешком, ехать верхом я не могу.

 Джулия была совершенно не против идти, в то время как Рендалл бы ехал, но после такого заявления она обратилась к коню:

 – Турок, ты согласен на двоих всадников? Мили три-четыре,[16] не больше?

 Конь повернул голову и дружелюбно ткнулся носом ей в грудь. Джулия улыбнулась и зарылась пальцами в гриву.

 – Думаю, он только что сказал «да».

 – Кажется, он действительно в отличном состоянии, несмотря на вчерашнюю изнурительную скачку, – признал Рендалл. – Первоклассное животное. Интересно, согласится ли Таунсенд продать его?

 – Вряд ли, он уже отказал герцогу.

 – Эштон не смог купить этого коня?! Тогда мне Таунсенд уж точно его не продаст. Что ж, Турок, раз ты согласился, а быстро двигаться нам нет необходимости, можно попробовать. – Рендалл сел в седло, вздрогнув от прострелившей боли в ноге, и протянул руку Джулии. Она, поставив свою ногу на его, подпрыгнула и устроилась в седле позади него. Лошадь ничуть не возражала.

 Джулия осторожно обхватила стройную талию Рендалла, и они вновь двинулись в путь. Вызвало ли это прикосновение к нему нервную дрожь, как и накануне? Джулия поняла, что нет. Это уже достижение, пусть и весьма скромное. Возможно, надежда все-таки есть.

 Спустя милю[17] или чуть больше она спросила:

 – Вы уже знаете, что мы будем делать, прибыв в Карлайл?

 – Не совсем. Необходимо раздобыть какое-нибудь средство передвижения, чтобы как можно быстрее отправиться дальше. Вы хотите успеть сделать ещё что-то, кроме как написать письмо друзьям в Хартли?

 – На окраине старого города имеется магазинчик поношенной одежды, где я обычно делаю покупки. Хотелось бы туда заглянуть и кое-что приобрести. – Она поморщилась. – Только мне придется занять у вас денег. С собой у меня нет ни гроша.

 – Это не займ, вы же планируете стать моей женой. – Рендалл нахмурился. – И как моя жена вы не должны одеваться в поношенную одежду.

 – Все последние годы я пользовалась именно такими вещами. Не будет никакого вреда, если я похожу в них ещё какое-то время, – мягко заметила Джулия. – Капор и плащ скроют меня от любопытных глаз.

 – Согласен. Но в будущем постараюсь заботиться о вас гораздо лучше, – он похлопал её по руке, лежащей на его талии. – Думаю, вы заслужили, чтобы вас немножечко побаловали.

 – Побаловали. Звучит прекрасно. – Джулия вспомнила все те долгие часы, проведенные за работой, и постоянную экономию, чтобы свести концы с концами. её жизнь в Хартли приносила пользу людям, но была не из легких. – Думаю, я получу от этого настоящее наслаждение.

 Оставшийся путь они проделали в безмятежном молчании, пока не свернули на травянистую дорожку, идущую в нужном им направлении. Дикая местность и овечьи тропы сменились ухоженными полями и вполне цивилизованными дорогами.

 Наконец они достигли вершины холма, с которого был виден Карлайл, раскинувшийся прямо перед ними. Над городом величественно возвышался собор.

 Рендалл нарушил молчание:

 – Пора передохнуть. Мне необходимо размять ноги.

 Он помог спуститься Джулии и спешился сам, при этом лицо его скривилось от боли. Как бы Джулии ни хотелось хоть чем-то ему помочь, но, не имея под рукой ничего подходящего, она не могла даже приготовить чай из ивовой коры.

 Недалеко от дороги обнаружился ручеек, так что лошадь и всадники смогли освежиться. Выпив воды и умыв лицо, Джулия с тоской посмотрела на виднеющийся город.

 – У нас найдется время нормально поесть, прежде чем мы покинем город?

 – Найдется. – Во взгляде Рендалла сквозило восхищение. – Вы сильная женщина, леди Джулия. Ни единой жалобы, хотя поводов более чем достаточно.

 – Вы ведь тоже не жалуетесь, майор, хотя ваша нога явно доставляет вам немалое беспокойство, – парировала она.

 Его губы дрогнули в усмешке.

 – Да, но я-то солдат. От меня такая стойкость ожидается.

 Джулия засмеялась, подумав, что либо с чувством юмора у него становится все лучше и лучше, либо она уже привыкла к его завуалированному сарказму.

 Рендалл вытащил кошелек и протянул ей несколько банкнот.

 – Вот деньги на одежду. Вы хорошо держитесь в седле? Вполне возможно, если не найдется свободного экипажа, мне придется нанять верховых лошадей.

 Она спрятала деньги в карман, надеясь все же, что ему удастся нанять карету. Вот уж в чем меньше всего нуждался этот мужчина, так это ещё в нескольких часах, проведенных в седле.

 – В последние годы я не часто ездила верхом, но наверняка справлюсь. На всякий случай поищу в магазине амазонку.

 Рендалл, прищурившись, взглянул на город.

 – Учитывая, что город с трех сторон окружают реки, на выбор имеется всего несколько дорог, что, безусловно, облегчает работенку вашим преледователям. Какая из дорог окажется в поле их зрения с наименьшей вероятностью, как вы думаете?

 Нахмурив брови, Джулия попыталась вспомнить планировку города.

 – Обогнув Карлайл с запада, мы окажемся перед небольшим мостиком, ведущим в старую часть города. Магазин находится в переулке как раз недалеко от той дороги.

 – Что ж, отправимся туда. Пока вы будете в магазине, я займусь лошадьми и экипажем. – Рендалл снял с правой руки золотой перстень. – Путешествуя как муж и жена, мы привлечем гораздо меньше внимания, поэтому возьмите моё кольцо. Переверните его, и оно вполне сойдет за обручальное.

 Джулия надела перстень на безымянный палец. Тепло его тела, все ещё хранимое золотом, вызвало прилив необычайно интимных ощущений.

 – Мы не похожи на настоящую пару. Вашу одежду никак нельзя назвать дешевой, а вы сами – красивы и по виду явно из аристократов, тогда как я – плохо одетая, очень скромного вида, ничем не приметная дама. Все женщины почувствуют к вам жалость, считая, что они подошли бы вам гораздо больше.

 Рендалл уставился на неё, совершенно ошеломленный. До этого момента она бы ни за что не поверила, что он способен краснеть.

 – Что за дикая мысль. Возможно, моя одежда и дорогая, но я постоянно путешествую и даже сплю в ней, ваша же аристократическая кровь превосходит мою, и, уж конечно, меня нельзя назвать красавцем.

 – А я считала вас красивым с самой первой нашей встречи, – задумчиво призналась Джулия, – что ужасно раздражает.

 В ответ он рассмеялся, и его красота стала просто ослепительной.


Глава 8

Как назло именно сегодня в Карлайле не нашлось ни единого чертового экипажа, который можно было бы нанять. По крайней мере, Рендаллу этого сделать не удалось. Вот если бы он мог подождать до завтрашнего утра, то появился бы даже какой-то выбор, но ему не терпелось как можно скорее увезти Джулию из этого города. Карлайл – первейшее из мест, где похитители будут её искать.

 К счастью, ему все же повезло и он раздобыл пару крепких верховых лошадей. Перспектива провести верхом ещё несколько часов Рендалла ничуть не радовала, но он справится и с этим.

 Он поспешил вернуться к убогому магазинчику, где оставил Джулию, по дороге внимательно вглядываясь во всех встречных мужчин – вдруг кто-то из них и есть похититель, – но ни одного похожего не обнаружил. Вероятно, Крокетт всё ещё рыскает по холмам в месте исчезновения Джулии. Но особо надеяться на это не стоило.

 Магазинчик оказался небольшим и аккуратным, но очень уж загроможденным. Мужская, женская и детская одежда лежала на отдельных столах. Сразу же бросался в глаза висевший на дальней стене необычайно привлекательный женский наряд, состоявший из платья, шали и капора.[18] А вот Джулии нигде не было видно. Нет, вроде бы глупость ей не свойственна, и она не должна решиться выйти отсюда без него!

 Краем глаза Рендалл уловил какое-то движение и, повернувшись, увидел Джулию, расположившуюся в углу с иголкой в руках. Из-за её склоненной головы и серого платья он совершенно не обратил на неё внимания.

 – Вы закончили, моя дорогая? – обратился он к ней, стараясь походить на любящего мужа.

 – Как вы вовремя. – Джулия завязала узелок и перекусила нитку. – Я только что закончила подшивать низ.

 Она встала и, встряхнув темно-серый плащ, обернула его вокруг плеч. Тот был напрочь лишен какого-либо стиля. Джулия подняла потрепанный саквояж и крикнула в открытую дверь в задней части маленькой комнаты:

 – Я ухожу, миссис Раун. Большое спасибо за чай.

 – Пожалуйста, дорогуша, – откликнулся женский голос с сильным акцентом жителей северной Англии. – Счастливого вам пути и спасибочки за совет.

 Рендалл перехватил у Джулии саквояж и подал ей руку. Уже на улице он поинтересовался:

 – Вы знакомы с хозяйкой?

 Джулия взглянула на него из-под бесформенного черного капора.

 – Нет, но она ждет ребенка, и мои советы, как улучшить её самочувствие, пришлись ей по душе.

 Рендалл внимательно оглядел её одежду – унылый цвет, поношенная ткань, да и сидело все на ней так себе, слегка мешковато.

 – Ни один другой наряд не сделал бы вас более незаметной. Замечательно.

 – Понадобились годы, чтобы научиться быть невидимкой, – её пальцы, лежащие на его руке, заметно напряглись. – И я уже совсем было поверила, что спряталась настолько хорошо, что прошлое меня не настигнет. И все же, увидев Крокетта... я не очень-то удивилась.

 – Очень скоро вам больше не придется ни от кого скрываться. Как только мы поженимся и Давентри вынужден будет признать ваше право на существование, ему придется отозвать своих псов.

 Она прикусила губу.

 – Вы действительно думаете, что так и будет?

 – Да, он это сделает, пусть и с огромной неохотой. – Долгая жизнь на грани выживания научила Рендалла хоть отчасти понимать поступки своего дяди. – Всё ради сохранения титула.

 – Надеюсь, вы правы, – тихо промолвила Джулия.

 Рендалл тоже на это надеялся. Несмотря на уверенность, звучавшую в его голосе в разговоре с Джулией, ему лучше, чем кому-либо ещё, было известно, что Давентри – этот старый дьявол – непредсказуем.

 – Вам удалось купить амазонку? Свободных экипажей, к сожалению, не оказалось, и мне пришлось нанять верховых лошадей. Я оставил их на постоялом дворе. Там мы сможем пообедать, а вы – написать письма.

 её взгляд непроизвольно упал на его ногу, но Джулия знала, что лучше эту тему не затрагивать.

 – Да, я нашла амазонку, но она несколько великовата. В гостинице я смогу переодеться.

 Они вышли на главную улицу. Джулия ахнула и попятилась, пытаясь укрыться за углом дома.

 – Он там! Крокетт и один из его людей!

 – Он вас видел? – Рендалл всмотрелся в мужчин, идущих по улице.

 – Я... я так не думаю. – Джулия сжала кулаки, пытаясь взять себя в руки. – Он смотрел куда-то в сторону собора.

 Взгляд Рендалла остановился на высоком мужчине с лицом хищника.

 – На нём черная шляпа и темно-зеленое пальто?

 – Да.

 Напарнику Крокета, грубому, угрожающего вида парню, явно не хватало цепкого ума Крокетта. Рендалл запомнил их лица.

 – Они направляются в противоположную сторону. Мы доберемся до гостиницы другим переулком. Из Карлайла дороги идут во всех направлениях: как только мы покинем город, окажемся в безопасности.

 Джулия заставила себя разжать кулаки и вновь взять Рендалла под руку.

 – Я приложу все усилия, чтобы стать как можно более незаметной.

 Спустя несколько минут они уже были в «Белом льве». В гостинице оказалось полно народу, но свободная комната все-таки нашлась, и сытный обед подали довольно быстро. Рендалл попытался сдержаться и не наброситься на еду как оголодавший волк. Но уверенности в том, что ему это удалось, не было. Джулия хоть и вела себя более сдержанно, но энтузиазма проявила не меньше.

 – Теперь, когда я сыта, чувствую себя более оптимистично настроенной. – Закончив есть, она поднялась и подошла к окну. – Крокетта не видно.

 – При таком глубоком капоре Крокетт, вероятно, не узнал бы вас, даже если бы мы проехали прямо у него под носом. – Рендалл допил эль и встал. – Пойду скажу конюху седлать лошадей. Большой Турок останется здесь на ночь, а утром его отведут в Хартли, заодно доставят ваши записки.

 – А я пока их напишу и переоденусь в амазонку. – Джулия задернула занавески и отвернулась от окна. – Трудно поверить, что ещё вчера утром я лежала в своей собственной кровати в Хартли. Ощущение такое, будто прошла целая вечность.

 – Да, за эти сутки событий произошло немало.

 Джулия улыбнулась:

 – У вас дар преуменьшать.

 Что ж, если этот дар вызывает у неё улыбку, он только рад этому.

 ***

 Рендалл и Джулия выехали с постоялого двора и направились на север. Даже в капоре с вуалью, полностью закрывавшей лицо, Джулии казалось, что она выставлена на всеобщее обозрение. И как она ни старалась убедить себя, что Крокетт ищет одинокую женщину, идущую пешком, и не обратит внимания на пару всадников, её нервы все равно были подобны натянутой струне. Несмотря на попытки, не поворачивая головы, видеть всё одновременно во всех направлениях, Джулия постоянно чувствовала зуд между лопатками.

 К счастью, это бремя она несла не в одиночку. Пусть Рендалл и выглядел невозмутимым, но Джулия была уверена, что он замечает всех и вся вокруг них. До сих пор от их отношений выгадывала только она одна.

 Стоило им выехать за город, и Джулия почувствовала, что напряжение постепенно начало спадать. Они ехали по главной дороге, ведущей в Шотландию, потому движение в обоих направлениях было очень оживленным. Медленно тащившиеся телеги фермеров вечно мешались всадникам, экипажам и почтовым каретам.

 Рендалл, похоже, тоже слегка расслабился, хотя его глаза не утратили своей бдительности. Где-то через пару миль он заметил:

 – Помнится, вы жаловались на отсутствие практики, однако вы прекрасно держитесь в седле.

 – Ребенком я была просто помешана на лошадях, как и мой брат, – призналась Джулия. – После побега невозможность ездить верхом переносить было чуть ли не труднее всего. У меня была чудеснейшая кобылка... – она оборвала себя и погладила по шее своего степенного скромного мерина. – В Хартли у меня имелась повозка, запряженная пони, но позволить себе верховую лошадь я не могла.

 – Вы до сих пор очень умело управляете лошадью, и у вас прекрасная посадка.

 – Возможно, но я готова поклясться, что, стоит остановиться на ночь, и у меня разболятся места, о существовании которых я давно забыла! – печально проговорила она.

 Рендалл усмехнулся.

 – Будем надеяться, нам удастся найти магазин, где продается линимент.[19]

 Джулия улыбнулась в ответ, при этом вспомнив, что ему-то будет гораздо больнее. На протяжении оставшегося – казалось, бесконечного – дня они оба молчали.

 Солнце уже начало садиться, когда они подъехали к невысокому каменному мосту, ведущему в известный всем городишко, и через проезд по которому взималась пошлина.

 – Добро пожаловать в Шотландию, в Гретна-Грин, – промолвил Рендалл. – Насколько я помню, здесь, на заставе, имеется специальная комната для тех, кто хочет пожениться, но не желает ради этого тащиться ещё дальше, в сам город.

 – Да, вы, наверное, шутите! – Джулия с удивлением взглянула на своего спутника. – Нет, вижу, вы вполне серьезны. Должно быть, некоторым парам ужасно не терпится.

 – Все это только на руку негодяям, желающим побыстрее обесчестить несчастных наивных наследниц, пока не вмешались их опекуны, – чем скорее, тем лучше. – Рендалл заплатил пошлину, и они продолжили путь. – До заката ещё несколько часов. В пяти милях[20] отсюда находится деревня с парой постоялых дворов. Если вы готовы продержаться ещё некоторое время, мы сможем переночевать на одном из них и заодно уж нанять экипаж.

 Подавив желание застонать от усталости и высказаться за немедленную остановку на ночлег, Джулия ответила:

 – Я справлюсь со всем, что позволит увеличить расстояние между мной и Крокеттом.

 Рендалл улыбнулся:

 – Хорошая девочка.

 – Вы заговорили как истинный шотландец, – изумившись, заметила Джулия. – А вот я здесь впервые, хоть и жила довольно близко. Пока все вокруг ничем не отличается от Северной Англии.

 – Небольшое отличие все же имеется – здесь вы можете выйти замуж, всего лишь объявив о своём намерении в присутствии двух свидетелей, – заметил он.

 Радуясь, что их церемония бракосочетания откладывается до Эдинбурга, Джулия показала на известную кузницу в центре городка, мимо которой они как раз проезжали.

 – Ведь именно в этом месте заключается наибольшее количество браков, я угадала? Никогда не понимала, что за странная традиция обращаться именно к кузнецу, чтобы тот совершил обряд над своей наковальней.

 – Киркленд утверждает, что в основе лежит соединение кузнецом двух кусков металла в одно целое, – объяснил Рендалл. – А брак предполагает соединение мужчины и женщины.

 Не поворачивая головы, Джулия искоса внимательно ещё раз оглядела Рендалла. Одинокий, красивый, сдержанный. Мужчина, с которым нельзя не считаться. Сумеют ли они когда-нибудь стать по-настоящему близки? Какой расплавленный металл сможет соединить две отдельные части в единое целое? Пока такая связь с практически незнакомым человеком казалась ей невероятной.

 И тем не менее, за прошедший день Джулия согласилась с тем, что он станет её защитником. Со временем она, возможно, сможет воспринимать его и как мужа.


Глава 9

Пять миль до следующей деревни, казалось, никогда не закончатся. И к тому времени, когда они прибыли на место, у Джулии все болело.

 – Хороший отдых в приличной кровати мы с вами, безусловно, заслужили.

 – Вы правы.

 Вид у Рендалла был столь же усталым, как, должно быть, и у неё самой. К счастью, слева наконец показалась старая каменная гостиница под названием «Королевский герб».[21] Они въехали во двор. Джулия, испытывая боль в каждом суставе, спешилась, как только её мерин остановился.

 Следом со своего коня соскочил и Рендалл. Но едва он коснулся земли, его правая нога подвернулась. Он выругался и ухватился за седло, чтобы не упасть.

 – Рендалл! – Джулия кинулась к нему, бросив поводья подошедшему конюху. К своему ужасу, она увидела, что его лосины на правой ноге пропитались кровью.

 Не поднимая головы, Рендалл выдохнул:

 – Ничего страшного, просто... осколок шрапнели, похоже, захотел на свободу.

 И в таком состоянии он продолжал ехать в седле? Ну, что за глупец! Джулия отрывисто приказала конюху:

 – Позаботьтесь о лошадях и сразу же принесите нам багаж.

 После чего она закинула руку Рендалла себе на плечи.

 – Дойти до гостиницы сможете?

 – Погодите... минуту. – Несколько глубоких вдохов, и он поднял голову. – Я для вас слишком тяжел.

 – Мне уже приходилось таскать мужчин, упрямых, будто ослы, отказывающихся признавать, что ранены, – возразила она.

 Рендалл выдал пародию на улыбку, после чего выпрямился и отпустил седло.

 – Ваша грубость приводит в чувство. Обычно вы такая... леди.

 – У вас странное чувство юмора. – Передвигаясь очень медленно, Джулия помогла Рендаллу подняться по ступенькам. Он сильно хромал и, похоже, испытывал сильное головокружение от боли.

 Навстречу им в холл вышла женщина в фартуке.

 – Я миссис Фергюсон, хозяйка, – представилась она с сильным шотландским акцентом. её пристальный взгляд остановился на окровавленной ноге Рендалла. – Неприятности?

 – Мой муж, майор Рендалл, срочно нуждается в хирурге, – ответила Джулия. – Поблизости есть хоть один?

 – Только в Гретна-Грин.

 Джулия мысленно выругалась. Им бы следовало остановиться в том городишке.

 – Тогда, пожалуйста, комнату, горячую воду, чистые полотенца, мёд, лауданум[22] – если таковой имеется, – пару острых ножей и бутылку самого крепкого спиртного, которое только сможете отыскать.

 – Значит, подойдет местное виски, – хозяйка подхватила Рендалла с другой стороны и повела их по коридору в заднюю часть дома. – На первом этаже очень кстати освободилась комната. И как же ваш муж так поранился?

 – С этим успешно справились французы.

 – Ох, бедняга. Мой младшенький служит сейчас в Хайлендском полку,[23] – миссис Фергюсон отпустила Рендалла и, пройдя вперед, открыла дверь в маленькую спальню с побеленными стенами. – Обождите минутку, я прикрою кровать.

 Из деревянного комода она достала два толстых старых одеяла и накинула на кровать поверх покрывала. Джулия взялась за сюртук и осторожно сняла его с Рендалла, и тот практически сразу же рухнул на постель. Его светлые волосы слиплись от пота.

 – Сейчас принесу все, что вы просили, миссис Рендалл.

 – Благодарю вас, – Джулия освободилась от плаща и капора и бросила их на спинку стула возле кровати. Она и в самом деле по бывшему мужу миссис Рендалл, но её всегда называли леди Бранфорд. Быть просто миссис Рендалл ей нравилось гораздо больше.

 – Куда только делась ваша невидимость, – произнес Рендалл, не открывая глаз. – Вы командовали как леди Джулия Рейнз.

 – На самом деле я говорила как миссис Бенкрофт, опытная повитуха, а фактически – врач и хирург. – Она стянула с Рендалла сапоги, радуясь, что они оказались разношенными, а не узкими по теперешней моде.

 – Вы попросили нож. Собираетесь заняться полевой хирургией?

 – Если понадобится, – она изучала его правый сапог. – Как я погляжу, у вас спрятан довольно-таки опасный, хоть и небольшой, кинжал. И почему меня это не удивляет?

 – Полагаю, вопрос риторический.

 – Конечно. Я была бы больше поражена, если бы обнаружила, что вы вовсе не вооружены до зубов. – Она стянула с него лосины, потом, используя нож, разрезала правую, запекшуюся от крови, часть подштанников. Кровь сочилась из раны на внешней стороне бедра. Джулия очень осторожно прикоснулась к ране и тут же отдернула руку, пробормотав что-то совсем уж не подобающее леди. – Вы были правы насчет шрапнели. Я явно почувствовала что-то острое.

 – Это не первый случай, когда осколки выходят наружу. – Его пальцы судорожно сжали одеяло, как только Джулия взяла с умывальника тонкое полотенце, сложила его и прижала к ране, пытаясь остановить кровотечение. Дыхание Рендалла стало прерывистым. – Возможно, вам понадобится бритва. Она в моих седельных сумках.

 Это гораздо лучше, чем нож. В дверях как раз появился конюх с их багажом, так что Джулия поблагодарила его и, встав на колени, зарылась руками в седельные сумки. Не успела она найти бритвенный прибор Рендалла, как появилась миссис Фергюсон с подносом затребованных Джулией вещёй, следом вошла горничная с ведром горячей воды.

 – Здесь бутылка виски, большой и маленький ножи, а также бинты. ещё что-нибудь нужно, миссис Рендалл?

 Джулия оглянулась:

 – Этого достаточно. Спасибо.

 Миссис Фергюсон с тревогой взглянула на Рендалла.

 – А моя помощь вам не потребуется?

 – Мы справимся, – хрипло ответил Рендалл. – Моя дорогая Джулия невероятно компетентна.

 Не скрывая своего облегчения, миссис Фергюсон и горничная ушли. Джулия смочила ткань в виски и протерла бритву и лезвия ножей.

 Взгляд Рендалла остановился на бутылке.

 – Такое расточительство прекрасного виски.

 – Что ж, извините. – Она подложила под спину майора пару подушек, в стакан с виски добавила немного лауданума и протянула ему.

 Он залпом выпил полстакана.

 – Вероятно, вам и самой не помешал бы хороший глоток, – произнес он, – хотя, должно быть, будет все-таки лучше, если вы этого не сделаете.

 – С радостью воспользуюсь вашим предложением, но только после того, как разберусь с вами. – Джулия внимательно, дюйм за дюймом, исследовала его бедро, осторожно надавливая на напряженные мышцы, ища оставшиеся частицы застрявшего внутри металла. Думать о нём, как о пациенте, а не мужчине, оказалось гораздо легче. – У вас неподражаемая коллекция шрамов.

 – Хирург, удаливший большую часть осколков, заявил, что моя штопанная-перештопанная шкура – его личный рекорд, – Рендалл снова выпил, на этот раз медленнее. Его пальцы, сжимавшие стакан, побелели, стоило Джулии коснуться кожи возле раны.

 Закончив обследование, она сделала заключение:

 – Кроме того большого осколка, что вызвал такое ужасное кровотечение, есть и ещё один, чуть выше колена. Кожу он пока не прорвал, но чувствуется, что перемещается довольно свободно, к тому же активно.

 – Так вот что вызывает эту дьявольскую боль, – пробормотал Рендалл. – Вы уж простите мой язык. Его вы тоже вырежете?

 Она вытерла вспотевшие руки о юбку.

 – Хотелось бы. Из того что мне известно о шрапнели, могут существовать и другие осколки, просто они пока неподвижны, а потому не причиняют проблем, но это всего лишь вопрос времени.

 – И оно, как водится, наступит скорее раньше, чем позже, – резко выдохнул он. – Вы когда-нибудь оперировали?

 – Поскольку в Хартли отсутствовал хирург, мне самой приходилось удалять дробинки, куски дерева и прочие посторонние предметы, оказавшиеся в человеческой плоти. Обычно – в мужской плоти. – Джулия сложила чистую льняную тряпочку и, воспользовавшись горячей водой, смыла кровь с бедра. – Именно мужчины чаще всего получают такого рода травмы. Если вас это хоть как-то утешит, я ещё ни разу ненароком не удалила то, что мужчина так хочет сохранить.

 Рендалл криво усмехнулся:

 – Очень даже утешит.

 Цвет его лица несколько улучшился, и не важно: от добродушных ли шуток, виски или потому, что он, наконец, лежал, а не ехал верхом.

 – Будет больно, – предупредила Джулия. – Как вы думаете, сможете сохранять неподвижность? Я могу попросить миссис Фергюсон позвать слугу-мужчину, чтобы тот вас подержал.

 Рендалл скривился:

 – Сомневаюсь, что вы сделаете что-то, от чего станет намного хуже, чем сейчас. Просто дайте мне бутылку виски.

 – Будьте осторожны, – вновь предупредила Джулия, подчиняясь, – смесь крепких напитков и лауданума может быть опасной.

 – Меня трудно убить, – он сделал глоток. – А в средних количествах виски и опиум приятно окутают моё сознание, отдалив его от вашего ножа.

 Засомневавшись, Джулия предложила:

 – ещё не поздно послать за настоящим хирургом.

 Рендалл покачал головой:

 – Приступайте, моя дорогая женушка. Вам я доверяю намного больше, чем тому костолому, что всего меня изрезал на Пиренеях.

 Она криво улыбнулась, довольная таким доверием, но нервничая из-за ответственности.

 – Я ещё не ваша жена, а после сегодняшней операции вы можете пойти на попятную.

 Он рассмеялся, его глаза засветились лукавством:

 – По шотландским традициям – мы уже женаты, Джулия. Ведь мы представились как муж и жена двум свидетельницам.

 – Женаты? – пискнула Джулия. Она совсем не была к этому готова. Пока нет... – Возможно, это и к лучшему. Но без соответствующей церемонии слушаться вас я не обещаю.

 – Теперь моя очередь не удивляться, – пробормотал Рендалл. – Приму это к сведению. Ожидать послушания не стоит.

 Не обращая внимания на его слова, Джулия продолжала готовиться к операции, раскладывая возле руки сложенные кусочки ткани, которыми можно будет промокнуть кровь, и свернутые полотенца по обе стороны бедра, чтобы закрепить его в одном положении. Бритва майора и небольшой нож миссис Фергюсон оказались острее всего, так что она ещё раз протерла их виски. Джулия уже приготовилась сделать разрез и тут услышала:

 – Поговорите со мной.

 Она замерла.

 – О чем?

 – О чем угодно. Например, как вы научились проводить хирургические операции?

 – Я всегда находила это интересным. Девочкой я украдкой пробиралась в дом деревенского хирурга и наблюдала за его действиями. Именно он научил меня использовать спирт для очищения инструментов. – Она промокнула кровь и приготовилась сделать разрез. – Я бы с удовольствием занялась изучением хирургии, если бы женщинам это позволили. Но быть повитухой тоже интересно, и это как раз женское дело.

 Она продолжала говорить, не прерывая работы. Джулия уже давно выучила первое правило хирурга – быстрота. Чем быстрее она работает, тем раньше закончится операция, тем меньше будет кровопотеря и тем лучше окажется состояние пациента.

 Она обнаружила, что извлекать шрапнель намного труднее, чем дробь, поскольку осколок в этом случае был больше, неправильной формы и все края у него оказались острыми. Жалея, что под рукой нет щипцов, Джулия разрезала кожу вокруг уродливого куска металла.

 – Должно быть, уже в течение некоторого времени этот осколок двигался к выходу. Будь он с самого начала так близко к поверхности, ваши армейские хирурги удалили бы и его.

 – Я месяцами чувствовал, как он медленно продирается сквозь мою ногу. Проклятье! – Рендалл вздрогнул, как только Джулия подвела лезвие под шрапнель и выдернула кусок из его мышцы, и все же ему удалось удержать бедро почти в неподвижном состоянии.

 Она промокнула открытую рану, полила её виски и снова промокнула, потом обработала медом. Рендалл удивился:

 – Мёд?

 – Этому меня научила миссис Бенкрофт. Если воспользоваться мёдом, раны меньше воспаляются. – Она наложила на бедро повязку. – С этим разобрались. Как насчет второго осколка, вы все ещё хотите, чтобы я его удалила?

 – Пожалуй, – Рендалл сделал изрядный глоток виски. – Режьте, леди Макбет.

 – Сама она ножом не пользовалась. Интересно, не жаль ли ей было поручать нанести удар своему мужу? Моя гувернантка заставляла меня запоминать диалоги из всех пьес Шекспира. До сих пор помню: «Дай мне кинжалы!».[24] Слова леди Макбет. Слова явно несостоявшегося хирурга. – Джулия начала декламировать другие отрывки, выученные много лет назад, что не требовало от неё особого внимания и позволило сосредоточиться на операции.

 Новый надрез сделать оказалось труднее, ведь нога в этом месте была цела. Джулии пришлось использовать бритву, чтобы разрезать неповрежденную кожу. Напомнив себе, что она спасает Рендалла – своего мужа? неужели так и есть? – от неизбежной будущей боли, Джулия сделала надрез над шрапнелью. Кусочек оказался меньше первого, зато находился вблизи жизненно важных сухожилий и связок. Молясь, чтобы не причинить ещё большего вреда, она осторожно высвободила и удалила чертов кусок металла.

 Благодаря Бога, что, кажется, не нанесла непоправимого ущерба, Джулия перевязала рану и положила ножи на поднос. После чего рухнула на стоящий возле кровати деревянный стул, чувствуя головокружение и невероятную усталость и по какой-то непонятной ей причине готовая вот-вот расплакаться.

 – Выпейте, – Рендалл предложил ей бутылку с виски.

 Она взяла её и, откинув голову назад, сделала солидный глоток. И тут же сильно закашлялась.

 – Боже милостивый, – выдохнула она, когда вновь смогла заговорить. – Это свалит и быка!

 Он усмехнулся:

 – В самую точку.

 Джулия ещё раз отпила из бутылки и вернула её Рендаллу, затем встала, слегка покачиваясь.

 – Темнеет. Попрошу-ка у миссис Фергюсон лампу.

 – И что-нибудь поесть себе не забудьте. И, пожалуйста, выдвиньте из-под кровати ночной горшок.

 Джулия нахмурилась:

 – А вы в состоянии им воспользоваться?

 – Более чем. Потом я собираюсь уснуть часов на двенадцать. – Рендалл улыбнулся ей с удивительной нежностью. – Спасибо вам, моя решительная леди. Вы... совершенно изумительны.

 Слегка взволнованная, она выбежала из комнаты и направилась на кухню. Учитывая, что Рендалл спас её, Джулия радовалась, что наконец-то и она смогла для него что-то сделать.

 Для своего мужа?

 Джулия проследовала на запах пищи и оказалась на кухне, расположенной в задней части дома, где миссис Фергюсон отдавала команды двум посудомойкам.

 – Вы выглядите уставшей, – оживленно проговорила пожилая женщина. – Как ваш муж?

 – Отдыхает. С ним все будет в порядке, – Джулии удалось выдавить улыбку.

 – А ведь он ни за что не признался бы в своей слабости, пока не грохнулся бы в обморок. Мужчины! – фыркнула хозяйка. – Садитесь, девонька, и поешьте чего-нибудь, пока сами не свалились от усталости. Похоже, удалять шрапнель из тела мужа занятие не из легких.

 Джулия задумалась.

 – Не столь утомительно, как принимать двухдневные роды, но тоже довольно тяжело.

 – Вы – повитуха? – миссис Фергюсон не потребовалось иного поощрения, и она сразу окунулась в подробный рассказ о собственных родах и прекрасных здоровых парнях, которым дала жизнь.

 Джулия же была счастлива просто сидеть, позволив разговору неспешно течь вокруг неё. Одновременно хозяйка подала ей густой мясной суп с пореем,[25] свежий хлеб, сыр и чашку чая. К тому времени, когда Джулия закончила есть, полностью стемнело. Миссис Фергюсон отправила её назад в комнату, дав лампу и пообещав договориться о найме экипажа на послезавтра. Рендалл нуждался хотя бы в одном дне отдыха, хочет он того или нет.

 Когда Джулия вошла в комнату, её новоиспеченный супруг спал мертвым сном. Ему, очевидно, удалось благополучно встать, поскольку теперь он лежал под одеялом. Он выглядел... спокойным. И Джулия вдруг поняла, что никогда до этого не видела его без выражения затаенной боли на лице.

 Криво усмехнувшись, она вспомнила, что согласилась выйти за него замуж, а вот делить постель – нет. Но поскольку спать на твердом холодном полу ей никак не улыбалось, то сегодня у неё не осталось иного выбора.

 Радуясь, что на поношенной коричневой амазонке пятна крови едва заметны, Джулия сняла все, оставшись в сорочке. Какое же облегчение избавиться от корсета и чулок. Даже голове стало легче, стоило ей распустить волосы.

 Раз объявить себя супружеской парой перед свидетелями означало, что сегодня – день их свадьбы, то, похоже, сейчас – их первая брачная ночь. Джулия вздрогнула, вспомнив такую же ночь с Бранфордом. Сегодняшняя ночь настолько отличалась от той, насколько это вообще в человеческих силах – и спасибо за это Господу.

 Она проверила у Рендалла температуру и повязки. Ни единого признака лихорадки. А также ни следа кровотечения. Все, как она и сказала миссис Фергюсон – он отдыхал.

 Притушив лампу до едва заметного огонька, Джулия скользнула под одеяло слева от Рендалла, стараясь держаться от него как можно дальше. Но она слишком устала, чтобы испытывать тревогу от того, что делит постель с таким крупным мужчиной. К счастью, он практически без сознания.

 Однако, даже не прикасаясь к нему, она ощущала тепло его тела. Закрыв глаза, Джулия призналась себе, что тепло это ей приятно. Очень приятно.

 ***

 Рендалл медленно приходил в себя. Мыслей в голове бродило немного, пожалуй, всего парочка: он, похоже, перепил, а правая нога болит, но острой боли больше нет. Его внутренние часы подсказали, что сейчас где-то четыре утра, а значит, сна на сегодня достаточно. Однако никакого желания шевелиться не возникало. С чего бы, когда слева к тебе прижимается такое теплое мягкое женское тело.

 Тот факт, что Джулия не легла спать на полу, вселял надежду на дальнейшее развитие их отношений. Она так чудесно устроилась под его рукой, а своей обвивала его за талию. Ему вдруг стало интересно, кто же из них первым придвинулся ночью. Вероятно, оба, пока не встретились на середине кровати.

 Проникающего в окно лунного света оказалось достаточно, чтобы осветить её лицо. Она спала, как ангел – темные волосы мягко обволакивали её закрытые рубашкой плечи. Он ощутил наплыв эмоций. Благоговение. Благодарность. Нежность.

 Ни один из них не почувствует себя состоящим в законном браке, пока не пройдет церемония в Эдинбурге. И все же сейчас их объединяет не только одна постель. А и частичка прожитой совместно жизни.

 Его поразило ещё одно внезапно пробудившееся чувство, чисто физическое. Мысленно возвращаясь назад, Рендалл понял, что практически не испытывал вожделения с того самого момента, как его ранило при Альбуэре. Он был подавлен и духовно, и физически. И вот теперь черная туча, поглотившая его жизнь, наконец начала рассеиваться.

 Очень нежно Рендалл погладил Джулию по спине. Он хотел её с их первой встречи. Это желание укоренилось и в его мыслях, и в чувствах. Сейчас же оно переросло в беззастенчивую страсть. Да, желание значительно осложнит им жизнь. И тем не менее сожаления он не испытывал.

 Ни малейшего сожаления.

 ***

 Джулия просыпалась очень неторопливо, чувствуя покой и... безопасность. Она неспешно плыла в дымке полного довольства, пока не осознала, что прижимается к Рендаллу, её голова покоится на его плече, а его рука обвилась вокруг неё.

 Она дернулась, желая отодвинуться, но тут же услышала его глубокий голос:

 – Убегать вовсе ни к чему. Если я и позабыл о своём обещании не прикасаться к вам, сейчас я не в том состоянии, чтобы нападать на вас. – Он повернул голову, лежащую на подушке, и их взгляды встретились. – Или вам настолько противно находиться в моих объятиях?

 – На самом деле – нет, – она снова расслабилась. – Мне почему-то нравится прижиматься к вам таким прохладным утром.

 – Которых в Шотландии в изобилии.

 – Хартли в этом ничуть не уступает. – Да и её собственная кровать гораздо менее удобна. её кошка старалась изо всех своих силенок привнести тепло, но толку от Усишки было мало.

 – Думаю, вот одна из главных причин, почему люди женятся, – задумчиво промолвил Рендалл. – Ради прикосновений. Ради тепла и близости. Страсть, конечно, – хорошо, но она слишком быстротечна. Ласково касаться друг друга можно намного чаще.

 Джулия удивленно приподняла голову, чтобы всмотреться в его лицо.

 – Я и не знала, что вы романтик.

 Рендалл рассмеялся.

 – О нет, я не романтик. Такая близость больше напоминает удовольствие невинных животных, – котят и щенков, например, – сворачивающихся рядышком.

 Бранфорд никогда не дотрагивался до неё, имея в виду такого рода удовольствие. Причинить боль – вот в чем заключался его главный интерес. Испуганная воспоминанием, Джулия поторопилась отвлечься:

 – Кто-то из ваших любовниц привил вам вкус к таким детским радостям?

 – Думаю, моя мать, – задумчиво ответил Рендалл. – Она всегда любила обнимать дорогих ей людей. Раньше я не понимал этого, но вы мне чем-то её напоминаете. Не внешностью, нет, и не характером, а душевной теплотой, которая имелась у неё в избытке и есть у вас.

 От своих пациентов Джулия знала, что во многих браках, даже довольно длительных, практически отсутствует физическая близость. Если Рендалла вполне устроит по-матерински ласковая женщина, а не страстная жена, то они смогут очень хорошо ладить друг с другом.

 – Моя мама также любила обниматься. Черта, совсем не характерная для герцогини. – Может, именно поэтому Джулия до сих пор и сама любила такие теплые нетребовательные объятия. Многие годы ей не хватало этих прикосновений. – Я бы с радостью пролежала так всю следующую неделю.

 – Я тоже, – с сожалением отозвался Рендалл, – но встать все же придется, чтобы продолжить наш путь.

 – Экипажа не будет вплоть до завтрашнего утра, – она поглубже зарылась под его руку, – так что смиритесь с целым днем еды и сна.

 Он рассмеялся, рокот в его груди напомнил ей урчание её мурлыкающей кошки.

 – Вижу, меня перехитрили. Ну что ж, сегодня день отдыха. Здесь мы в достаточной безопасности, по крайней мере, мне так кажется.

 Снова засыпая, прижавшись к Рендаллу, Джулия решила, что если тот имел в виду именно такой брак, то ей он очень нравится.


Глава 10

Джулия смотрела в окно экипажа, когда они с Рендаллом покидали двор гостиницы «Королевский герб» и сворачивали на север в сторону Эдинбурга.

 – После стольких спокойных лет в Хартли сейчас у меня такое ощущение, будто я постоянно нахожусь в движении. А ведь с момента моего похищения прошло каких-то трое суток.

 – Зато каких насыщенных, – напомнил ей Рендалл. – И все же вчерашний день прошел спокойно.

 И даже счастливо, сказала бы она. Пока Рендалл вполне соответствовал определению совсем нетребовательного мужа – проспав большую часть дня, он просыпался всего пару раз, жадно набрасывался на пищу и вновь впадал в дремоту. Его тело вело себя столь же мудро – вчера Джулия проверила повязку на бедре и убедилась, что прооперированная рана на полпути к выздоровлению.

 – А вы замечательный пациент, – заметила Джулия. – Утром вы выглядели настолько здоровым и крепким, что вам практически не понадобилась старая погнутая трость, предоставленная миссис Фергюсон. Эдак я возгоржусь и заявлю, будто я – искусный лекарь.

 Рендалл рассмеялся.

 – Так и есть. Меня кромсали опытнейшие специалисты, но вы ничуть им не уступаете, да к тому же намного симпатичнее.

 Она отвела взгляд, непривыкшая к комплиментам.

 – Красивая ложь, майор.

 – Истинная правда, леди Джулия. Вы так долго старались быть незаметной, что и сами забыли, насколько вы привлекательная женщина.

 Джулия не отрывала взгляда от великолепных шотландских холмов, разрываясь между удовольствием от того, что он считает её привлекательной, и невероятным смущением.

 Его теплая рука завладела её.

 – Вы действительно прекрасны, Джулия, – тихо проговорил Рендалл. – Когда-то, ещё до замужества, вы, должно быть, и сами сознавали это, и, конечно же, наслаждались, являясь предметом восхищения. И это нормально. Но теперь, хотя у вас и была веская причина забыть об этом за годы, прошедшие вдали от общества, возвращаясь к прежней жизни, вы должны вспомнить, кто вы есть на самом деле. В том числе и то, что вы красивы.

 Она недоверчиво улыбнулась.

 – Это трудно принять. Позвольте для начала мне свыкнуться с мыслью, что я выгляжу вполне сносно.

 – Хорошо, миледи, – голос Рендалла потеплел от еле сдерживаемого веселья. – Сегодня вы выглядите весьма сносно. У вас очень сносные черты лица. Прошу вас, снимите-ка свой капор, чтобы я смог восхититься вашими достаточно сносными каштановыми волосами.

 Джулия рассмеялась и наконец-то взглянула на него, одновременно снимая свой капор. Если она когда-то и находила его строгие точеные черты лица устрашающими, то это время давно прошло.

 – Поверить не могу, какой вы, оказывается, милый человек, майор. При нашей первой встрече вас, казалось, все раздражало.

 – Вы правы, быть милым – совсем не в моём характере, – торжественно заявил Рендалл. – Но ради вас я попытаюсь никогда больше не возвращаться к своему обычному угрюмому состоянию.

 Хотя он и выглядел серьезным, его глаза светились юмором. Всегдашняя глубоко спрятанная боль больше не омрачала его лицо.

 – Всё то время, что мы знакомы, осколки шрапнели постоянно изводили вас своим непроизвольным движением. Именно этим и объясняется большая часть вашей угрюмости.

 Он вздохнул.

 – Остается надеяться, что вам удалось избавить меня от последних подвижных кусков. Нога хоть и ноет, но впервые за весь год я не испытываю острой боли.

 – Мои ножи всегда к вашим услугам, как только потребуется ещё раз избавить вас от плохого настроения.

 Рендалл приподнял брови.

 – Это обещание или угроза?

 – Угроза, – сладко пропела Джулия.

 – Приму к сведению. – Он задумался. – Думаю, помогло и то, что, как только я перестал сопротивляться своему влечению к вам, сразу же расслабился. Долгие годы моя жизнь состояла лишь из боли и войны. Но с вами я могу представить будущее, где ничего этого нет.

 – Вряд ли найдется что-нибудь более далекое от войны, чем жизнь деревенской повитухи, – согласилась Джулия, начиная лучше понимать, почему его так тянет к ней. – Теперь, когда прошлая жизнь каждого из нас осталась позади, что ждет нас впереди? Я не из тех отважных женщин, что следуют за барабаном, и меня волнует вопрос, где же мы будем жить? Вы говорили, у вас имеется небольшое поместье?

 – После матери я унаследовал Роскомб. Это недалеко от Сиренчестера.[26] Я жил там, будучи ребенком. Пусть оно не такое большое, как то, в котором вы выросли, думаю, вам все же понравится это место. – Он усмехнулся. – С нетерпением жду того времени, когда буду неспешно прогуливаться по своему собственному поместью и изучать, как разводить овец и выращивать зерновые. Возможно, я даже полюблю охоту. Представьте меня со сворой гончих, бакенбардами и красным лицом.

 Она засмеялась.

 – Нет, это невозможно. Но мне нравится идея жизни джентри,[27] спокойная, без нарочитой роскоши. Полагаю, время от времени нам все же придется выбираться в Лондон?

 – Конечно. Как вы, должно быть, помните, Эш предоставил в моё распоряжение несколько комнат в Эштон-Хаусе, но, если вам это не подходит, мы сможем арендовать дом.

 – Нет, я не очень-то люблю Лондон, чтобы обзавестись там домом. Если Эштон не станет возражать, то я с удовольствием проведу время с Марией во время наших визитов в город. – Она задумчиво смотрела на суровые шотландские холмы. – Север, безусловно, красив, но я скучаю по дружелюбным полям и деревням Южной Англии. Я буду счастлива вернуться туда.

 – Станете ли вы продолжать работать повитухой? – не меняя тона, спросил Рендалл так, словно данный вопрос не имел для него особого значения.

 Джулия резко повернулась в его сторону.

 – А вы бы позволили?

 – Побывав замужем за моим достойным презрения кузеном, вы, я уверен, вполне заслужили право принимать собственные решения относительно своей жизни, – примирительно заметил он. – Кроме того, попытайся я давить на вас и что-то запрещать, вы тут же покинете меня. А мне бы этого очень не хотелось.

 Внезапно она осознала, что её рука все ещё находится в его руке, и что она сжимает его пальцы с силой, способной нарушить кровообращение. Джулия осторожно ослабила хватку.

 – Я не заглядывала так далеко вперед, но вы, наверное, правы. Мне нравится принимать роды, и держать себя в клетке я больше никому не позволю.

 – У меня и нет такого желания, – его взгляд был полон решимости. – У вас дар к целительству. Я не хочу лишить мир вашего таланта. Но в Глостершире хватает и врачей, и хирургов, так что, возможно, вам придется ограничиться акушерством. Вы сможете помогать при родах и одновременно успевать управляться с хозяйскими делами поместья.

 – Вполне разумный план, – согласилась Джулия, восхищенная его проницательностью – ведь он не только признал важность её работы, но и понял, что она для неё значит. – Раньше мне попадались только мужчины, просто отдававшие приказы и ожидавшие, что женщина беспрекословно им подчинится.

 – Большую часть взрослой жизни я как отдавал, так и получал приказы, зачастую являвшиеся полубезумными и имевшими трагические последствия, – сухо признался Рендалл. – Именно поэтому благородное искусство нахождения компромисса теперь для меня так важно.

 За его сухим юмором слышалась усталость, накопленная годами войны и ответственности за подчиненных ему солдат. На её губах – медленно, постепенно – расцвела улыбка.

 – Я начинаю думать, майор Рендалл, что наш брак имеет будущее.

 И что более удивительно... она действительно начала желать этого брака.

 ***

 Они добрались до Эдинбурга в наемном экипаже быстро и без задержек, делая лишь короткие остановки на отдых. Это заняло весь день. Несмотря на тряску, Рендаллу удалось проспать большую часть пути. Джулия завидовала ему. Столь полезное умение поможет быстрее зажить его ранам.

 Уже в сумерках они остановились перед красивым городским домом Киркленда. Пока они ехали по Эдинбургу, Рендалл рассказывал о городе, который оказался более привлекательным и холмистым, чем ожидала Джулия. Она надеялась, что у неё ещё будет возможность осмотреть замок,[28] зловещё нависавший над городом.

 Помогая ей выйти из экипажа, майор проговорил:

 – В мой недавний визит к Киркленду я останавливался именно здесь. Сам он очень много ездит по делам своей судоходной компании, а здесь постоянно живет его любимая тетя, одновременно присматривающая за домом. Вам понравится миссис Гауэн, она же будет рада помочь вам подготовиться к скорой, но респектабельной свадьбе.

 Джулия нерешительно посмотрела на каменный фасад.

 – Вы точно уверены, что лорд Киркленд не станет возражать, узнав, что вы привезли ещё и меня?

 – Совершенно. – В одну руку Рендалл взял трость, а вторую предложил ей. – Вы ему нравитесь. Помнится, он сказал, что ваше с Марией присутствие значительно скрасило путь от Хартли до Лондона.

 Джулия взяла его под руку, и они поднялись по ступенькам. Рендалл почти не хромал.

 – Если не считать того, как вы хмуро косились на меня, майор, то ту поездку можно назвать приятной.

 – Как я уже говорил, жизнь стала намного легче, когда я перестал сопротивляться вашему очарованию. – Рендалл постучал в дверь и обратился к появившемуся дворецкому: – Наверное, вы думали, что избавились от меня, Таннер, однако радость оказалась преждевременной.

 Дворецкий усмехнулся.

 – Приятно снова видеть вас так скоро, сэр. Лорд Киркленд тоже будет очень рад, – его любопытный взгляд скользнул по Джулии.

 – У меня изменились планы, – с улыбкой ответил Рендалл.

 Дворецкий поклонился им.

 – Если вы не возражаете подождать в гостиной, я сообщу его светлости о вашем приезде, – и он открыл расположенную справа дверь.

 Джулия прошла в гостиную, а Рендалл задержался, чтобы поговорить с дворецким. Она как раз стягивала перчатки, когда за письменным столом перед окном увидела знакомую фигуру:

 – Лорд Мастерсон?

 Крупный мужчина – тоже майор, как и Рендалл, – со спокойным характером, был ещё одним из уэстерфилдских друзей, в своё время искавших пропавшего герцога. И он благосклоннее всех отнесся тогда к ней и Марии.

 – Я думала, вы участвуете в испанской кампании.

 Тот поднял глаза, потом встал и отошел от окна.

 – Извините, я не Мастерсон. Я его менее пристойный и уж точно менее законный – сводный брат Дамиан Маккензи. А вы?..

 Теперь, когда её не слепил свет, падающий из окна позади него, она осознала свою ошибку. У него с Мастерсоном были одинаковые черты лица и широкоплечие мускулистые тела, но у этого незнакомца волосы были более рыжими, а в глазах мерцали плутовские искорки. К тому же эти глаза –разного цвета, с удивлением заметила Джулия, когда он к ней приблизился. Один – карий, второй – голубой. Это и поражало, и несколько смущало.

 На мгновение она задумалась, как же ей представиться. Высокородной леди Джулии Рейнз этого бы и в голову не пришло, но вопреки желанию Рендалла восстановить её утраченное общественное положение, она больше не чувствовала себя дочерью герцога. Если вдуматься, в действительности она никогда не была миссис Бенкрофт, годы назад отказалась быть леди Бранфорд, а миссис Рендалл стать ещё не успела. Наконец она решила, что достаточно просто имени:

 – Джулия. Скучнейшим образом законнорожденная.

 – Отлично сказано! – усмехнувшись, похвалил он. – И вы правы, мой достопочтенный брат сейчас в Испании. Надеюсь, у него достанет здравого смысла вовремя наклоняться, возникни в том необходимость.

 – Вы также посещали академию Уэстерфилд, мистер Маккензи? – поинтересовалась Джулия. – Я пришла к выводу, что дружба, возникшая там, не умирает с годами.

 – Пожалуйста, зовите меня Мак. Ненавижу, когда кто-то относится ко мне слишком серьезно, – отозвался он, послав ей недвусмысленно порочную улыбку. – Да, перед вами ещё один выпускник Академии. Я окончил её через два года после Уилла.

 – Мак – живое доказательство того, что даже леди Агнес не смогла сотворить чуда со всеми попавшими к ней испорченными мальчишками, – произнес Рендалл, вошедший в комнату вслед за Джулией. Он прошел вперед и протянул руку. – Рад тебя видеть. Прошло уже... – он задумался, – ...много лет.

 – Я расстроился, услышав от Киркленда, что разминулся с тобой всего-то на день. – Они пожали друг другу руки. – Что заставило тебя вернуться в Шотландию?

 Рендалл обхватил теплой рукой изящную талию Джулии.

 – Мы помолвлены, и я подумал, что Киркленд мог бы помочь нам организовать шотландскую свадьбу.

 – Ты женишься на этой девушке? – изумленно воскликнул Маккензи.

 – Надеюсь, в твоих словах не было ничего оскорбительного, как бы они ни прозвучали, – холодно заметил Рендалл.

 – Прошу прощения, я не собирался никого оскорблять, – Маккензи поклонился Джулии. – Просто мне всегда казалось, Рендалл, что ты не из тех людей, которые женятся. Мои наилучшие пожелания вам обоим.

 Джулия благодарно кивнула, подумав, не скрывалась ли за изумлением Маккензи мысль о том, с какой стати такой красивый мужчина, как Рендалл, вдруг женится на такой серой мышке, как она. Вопрос вполне справедливый, но даже человек, открыто признававший себя непристойным, не задал бы его вслух.

 Вошел Киркленд, все такой же темноволосый, красивый и загадочный, каким она его запомнила. Возникшая до этого неловкость тут же рассеялась

 – Рендалл, каким ветром тебя вернуло?.. Джулия! – Киркленд, отбросив свою обычную отрешенность, широко улыбнулся и пожал ей руку. – Рендалл, как фальшивая монета, всегда возвращается, но видеть вас – такое нежданное удовольствие.

 – Мы с Джулией помолвлены и приехали сюда, надеясь, что сможем пожениться в твоем доме, – пояснил Рендалл. – Это... довольно запутанная история.

 Киркленд удивился не меньше Маккензи, но скрыть свои чувства ему удалось лучше.

 – Моя тетя Мегги обожает свадьбы, она с радостью поможет вам все организовать. Правда, сейчас её нет, но к вечеру она должна вернуться. Позвольте показать вам вашу комнату, Джулия. Как только приведете себя в порядок, спускайтесь к ужину, и мы выслушаем всю вашу запутанную историю. Рендалл, твоя комната все та же. Мак, будь любезен, сообщи Таннеру, что за обедом нас будет четверо.

 Лорд Киркленд, похоже, никогда не терял времени даром. Поднимаясь с ним наверх, Джулия постаралась вспомнить то немногое, что ей было о нём известно. Титул он унаследовал от отца-англичанина, но его мать была дочерью богатого шотландского торговца. Мальчишкой он слишком интересовался своими шотландскими родственниками и торговлей, именно поэтому его и отправили в академию Уэстерфилд. Но вместо того, чтобы приобрести респектабельность, он стал богатым судовладельцем.

 Киркленд привел её в просторную гостевую спальню с прекрасным видом на расположенный вдали Эдинбургский замок.

 – Убежден, эта комната и сейчас пригодна для жилья, но горничная все равно придет и все проверит.

 – Уверена, что все и так замечательно. – Даже более чем. Быстрый осмотр показал, что Киркленд предоставляет гостям немалые удобства. – Вы весьма великодушны, что согласились принять нас, несмотря на то, что мы приехали столь неожиданно.

 – Мне приходилось иметь дело и с более неожиданными гостями, чем вы, – в его глазах заплясали чертики, – и гораздо менее уважаемыми.

 Поддавшись порыву, Джулия спросила:

 – Рендалл сказал, что в Шотландии женщина может подать на развод наравне с мужчиной. Это правда?

 – Да. – Ни один мускул Киркленда не дрогнул, но внезапно почувствовалось, как он напрягся. – Вы не поверили в искренность Рендалла? А зря. Он честен до безумия.

 – Я не подвергаю сомнению его честность, – она отвернулась, снимая плащ, – но ведь он мог заблуждаться.

 – О, с ним это случается крайне редко, – Киркленд задумчиво посмотрел на Джулию. – Довольно странно задавать вопросы о разводе накануне свадьбы. Вы колеблетесь?

 Хотя голос его и звучал спокойно, было очевидно, что он крайне обеспокоен будущим своего друга.

 – Мне очень нравится Рендалл, – заверила его Джулия, – но я не уверена, что в той же степени мне нравится сама идея брака.

 – Сэмюэл Джонсон[29] утверждал, что второй брак – это триумф надежды над опытом, – сказал Киркленд. – Что бы мы делали, не имей мы надежды? Рендалл может быть вспыльчивым и раздражительным, но я не знаю другого столь же тонко чувствующего человека, а его верность безгранична.

 – В этом я уже убедилась. Мне повезло. – Она усмехнулась. – Вот ему чуть меньше.

 – Сомнение естественно при таком важном шаге, но мне кажется, вы довольно неплохо подходите друг другу. – Раздался стук в дверь, известивший о приходе горничной. Она вошла, неся небольшую сумку с вещами Джулии и кувшин горячей воды. Киркленд направился к двери. – Увидимся внизу, когда будете готовы.

 После того, как Киркленд и горничная покинули спальню, Джулия налила воды в таз и умылась. Итак, один из старых друзей Рендалла считал, что он и Джулия подходят друг другу. Возможно ли, что надежда действительно восторжествует над опытом?


Глава 11

К тому времени, когда Рендалл закончил составлять бумагу, которая могла бы помочь Джулии освободиться от их брака, он решил, что прошло достаточно времени, чтобы Джулия успела освежиться. Рендалл вышел из своей комнаты, пересек коридор и постучал в дверь её спальни, сообщив, что это он. После продолжительного изнурительного дня, проведенного в пути, у него опять разболелась нога, и все же сегодня трость ему была практически не нужна.

 Получив разрешение Джулии, он вошел. Даже в своём поношенном, плохо сидящем платье, его невеста выглядела совершенно восхитительно. Сияющие каштановые волосы, рассыпавшиеся по плечам, смотрелись гораздо лучше, чем просто «сносно», а к лицу с тонкими чертами и безупречной кожей так и хотелось прикоснуться.

 На самом деле ему страстно хотелось пересечь комнату и заключить её в объятия, но её замкнутый вид ясно указывал, что она не в настроении. Пожалуй, на сегодня довольно и того, что Джулия без колебаний пригласила его в свою спальню.

 – Моя комната прямо напротив вашей. Близко, и все же слишком далеко.

 Она одарила его быстрой улыбкой.

 – Мы не можем спать вместе, пока не пройдем обряд венчания. Надеюсь, ночь выдастся не слишком холодной.

 – Два-три дня, и мы станем законными супругами в глазах всего света. – Пусть они делили постель всего каких-то две ночи, сегодня ему будет её недоставать. Он вручил ей только что написанную им бумагу. – Всё, как вы просили.

 Она развернула лист и прочла краткое послание.

 – Очень хорошо. Благодарю вас. – С непонятным выражением лица она отложила записку в сторону и начала закалывать волосы. Рендалл надеялся, что после свадьбы Джулия предпочтет менее строгий стиль.

 – Я и не подозревала, что у Уилла Мастерсона есть брат, – произнесла она.

 – Мать Мака актриса, а он сам – причина, по которой Уилл учился в Уэстерфилде, – объяснил Рендалл.

 – Интересно, – проговорила Джулия, её руки быстро двигались, собирая волосы в строгую прическу. – Легко понять, почему всех остальных из вашей компании отправили в школу для трудных мальчиков, но, чтобы Уилл оказался источником серьезного беспокойства родителей, вообразить довольно трудно.

 – Мать Мака умерла, когда он был совсем маленьким, и его отослали в дом отца, где лорд Мастерсон должен был сам решить, что с ним делать дальше, – продолжил рассказ Рендалл. – Уилл был всего на пару лет старше брата и очень сильно к нему привязался. Думаю, лорд Мастерсон предпочел бы отдать Мака на воспитание в какую-нибудь семью и благополучно забыть о нём, но Уилл не позволил этого сделать. Он отказывался идти в школу, пока с ним не отправится Мак. Вы правы, говоря, что Уилл по своему характеру не из тех, кто доставляет неприятности.

 – В отличие от вас, – Джулия ещё раз едва заметно улыбнулась.

 – В отличие от меня, – усмехнувшись, согласился Рендалл. – Но он может быть весьма упрямым. Лорд Мастерсон вовсе не пылал желанием отправлять незаконнорожденного сына в одну из престижных школ, будь то Итон или Хэрроу, потому академия Уэстерфилд показалась ему приличной альтернативой.

 – Мистеру Маккензи повезло со старшим братом, – Джулия безжалостно подцепила шпилькой последний темный локон. – Но он, мне показалось, отзывается о брате довольно непочтительно. Я бы сказала, небрежно.

 – В этом весь Мак. Он, не раздумывая, отдаст за Уилла жизнь. При этом не переставая насмехаться. – Рендалл предложил ей руку. – Пойдемте вниз?

 Джулия взяла его под руку. Рендаллу нравились эти чуть заметные признаки того, что они теперь пара.

 – Почему Киркленд и Маккензи так удивились, услышав о вашей предстоящей свадьбе? – спросила Джулия, как только они покинули комнату.

 – До последнего времени я был весьма непреклонен, заявляя, что никогда не женюсь, особенно, если это порадует моего дядюшку Давентри. – Он сухо улыбнулся. – И лишь недавно я осознал, что глупо лишать себя того, чего мне хочется, по нелепой причине, что того же желает и мой дядя.

 – Печальная мудрость зрелости.

 Они обменялись понимающими взглядами. Направляясь к лестнице, Рендалл произнес:

 – Мне кажется, будет лучше, если Маккензи и Киркленд узнают, что Давентри вас преследует, и почему он это делает. Могу я рассказать об этом?

 Она вздохнула.

 – Пожалуй. Только... без унизительных подробностей.

 – Не буду, – пообещал он. – И ни один из них не станет рассказывать ничего, что вы бы предпочли держать в тайне.

 Они начали спускаться.

 – Что ж, леди Джулия Рейнз, вот и настало время выйти из тени на свет.

 ***

 – Твои услуги нам больше не понадобятся, Таннер, – сказал Киркленд и, после того как дворецкий покинул столовую, продолжил: – Надеюсь, вы оценили, что я сдерживал своё любопытство на протяжении всего обеда. Джулия, у вас никогда не возникало желания послушать, о чем же разговаривают джентльмены за портвейном? Сейчас у вас появилась такая возможность.

 – Думаю, мне лучше этого не знать, – она хотела подняться, намереваясь уйти, но тут наткнулась на пристальный взгляд Рендалла. Джулия буквально услышала его мысли: если она действительно хочет взять приступом лондонское общество, то просто обязана суметь предстать перед парой мужчин, к тому же его друзьями. – И все же я, пожалуй, останусь, ведь речь пойдет обо мне.

 Киркленд кивнул, словно такое поведение было вполне естественно.

 – Возможно, вы не знакомы с этикетом по подаче портвейна: мне позволяется обслужить леди справа от себя... – сообщил Киркленд, наливая ей полбокала рубинового напитка, – ...если же таковой не имеется, правила обязывают всегда передавать портвейн налево... – и он продемонстрировал это, передвинув хрустальный графин Рендаллу по полированной столешнице красного дерева, – ...и никогда не поднимать его без особой на то необходимости, поскольку джентльмен, выпивший слишком много, может ненароком малость и пролить.

 – Прискорбное расточительство, – набожно откомментировал Маккензи.

 Рендалл налил себе портвейна, и Киркленд продолжил:

 – Послушай, Рендалл, ты упомянул, что история вашей помолвки довольно запутанная. Можно поподробнее?

 – Вы все знаете Джулию как миссис Бенкрофт, но её настоящее имя леди Джулия Рейнз, – кратко проинформировал Рендалл, передвигая графин Маккензи.

 Тот был настолько поражен, что у него перехватило дыхание, и он забыл наполнить свой бокал.

 – Так вы были замужем за Бранфордом, леди Джулия?

 Джулия внутренне содрогнулась.

 – Да.

 – Примите мои соболезнования.

 – По поводу его смерти? – сухо поинтересовалась она.

 – По поводу этого брака. – Маккензи выглядел так, словно только что глотнул кислого вина. Он налил себе портвейна и вернул графин Киркленду. – Должно быть, как муж, он был сущим дьяволом, и это ещё мягко сказано.

 – Вот именно, – подтвердил Рендалл, стараясь отвлечь общее внимание от Джулии. – Кончилось тем, что однажды, будучи пьяным и буйным, он набросился на Джулию, и она оттолкнула его, пытаясь убежать. Он упал, ударился головой и умер. К несчастью, его отец, мой дядя Давентри, обвинил во всем Джулию. И её положение стало настолько невыносимым, что ей ничего не оставалось, как сымитировать собственную смерть и скрыться.

 Киркленд поднял брови.

 – Я предполагал, что ваше прошлое необычно, Джулия, но такого и представить не мог. Если вы Рейнз, то должны быть дочерью Каслтона?

 – Была ею когда-то, – немногословно отозвалась Джулия, – он отрекся от меня.

 – И все-таки вы продолжаете оставаться его дочерью, не важно, что старый скряга решит сделать со своим наследством. – Киркленд внимательно её разглядывал. – Итак, вы скрылись в глуши Камберленда и стали повитухой. И Рендалл уговорил вас покинуть ваше убежище?

 – Я бы предпочла и дальше оставаться в Хартли. – Джулия с тоской подумала о своей мирной жизни, о людях, которым приносила пользу, о друзьях, которых успела завести. – Но, похоже, когда я была в Лондоне вместе с Марией, меня узнали, поскольку четыре дня назад я была похищена людьми Давентри. Рендалл, гостивший в это время в Хартли, отправился за мной, как только прослышал о случившемся. Ему удалось спасти меня от четырех негодяев, после чего он предложил выйти за него замуж, и вот мы здесь.

 Киркленд и Маккензи оба уставились на Рендалла.

 – Всего каких-то четыре негодяя? – иронично заметил Маккензи. – Стоило ли упоминать о них, раз уж их не было хотя бы полдюжины.

 Рендалл пожал плечами.

 – Мне не пришлось с ними драться. Я обнаружил Джулию, когда они остановились передохнуть, и мы сбежали под покровом ночи.

 – Позволь уточнить, правильно ли я все понял, Рендалл, – медленно проговорил Киркленд. – Ты женишься на вдове своего кузена. Твой дядя, чьим наследником ты являешься, считает её убийцей и хочет отомстить, особенно теперь, узнав, что она жива. Ты сам напрашиваешься на неприятности, или это они тебя находят?

 – Не уверен, что моё желание жениться на Джулии следует относить к какой-либо из этих категорий, – возразил Рендалл. – Я хотел жениться на ней ещё до того, как узнал, что она вдова моего кузена. Но даже если бы я этого не хотел, то все равно не смог бы оставаться в стороне, услышав, что в её дом ворвались неизвестные, связали её ученицу, а саму Джулию увезли средь бела дня.

 – Конечно, не смог бы. – Киркленд нахмурился. – Джулии все ещё грозит опасность? Это кажется весьма вероятным.

 – Думаю, Давентри отзовет своих псов, как только я навещу его и сообщу о нашем браке. Он жаждет увидеть здорового наследника титула ещё при жизни, а это значит, что ему придется принять Джулию в качестве моей жены. – Рендалл поморщился. – Сомневаюсь, что наёмники Давентри смогут разыскать нас так далеко от Камберленда. И все же до тех пор, пока я не доберусь до Лондона и не поговорю с дядей... да, опасность продолжает существовать.

 – Я как раз собирался вернуться в Лондон, – заявил Маккензи, на этот раз серьезно. – Хотите, могу составить вам компанию.

 – Не могу сказать, что в своём воображении представлял тебя рядом во время своего медового месяца, Мак, – проговорил Рендалл, и уголки его губ насмешливо приподнялись, – но – «да», твоё предложение очень кстати. На всякий случай.

 Рот Маккензи растянулся в блаженной улыбке, всю серьезность как рукой сняло.

 – Великолепно! Длительное путешествие куда как интереснее, когда существует вероятность хорошей драки.

 – Мы сделаем круг, заехав в Камберленд, необходимо забрать кое-что из вещёй Джулии, – предупредил его Рендалл. – Это удлинит путешествие ещё на пару дней.

 Тот небрежно пожал плечами.

 – Те края мне пока не знакомы, так что я с удовольствием взгляну на них.

 Дверь столовой открылась и вошла хорошо одетая женщина средних лет.

 – Невозможно оставить дом даже на день, как дела тут же выходят из-под контроля! – Она сердечно улыбнулась племяннику, одновременно оглядывая гостей. – Таннер утверждает, что вернулся майор Рендалл, да ещё и со своей невестой, и что это я организую свадьбу! Так?

 Мужчины поднялись. Киркленд усмехнулся.

 – Он прав, тетя Мегги. Конечно, если невеста Рендалла не предпочтёт сделать все по-своему. Леди Джулия Рейнз, познакомьтесь с миссис Маргарет Гауэн, самой беспокойной из моих тетушек. Обсуждение свадебных планов оставляю на вас обеих.

 Джулия поднялась.

 – Поскольку моё присутствие больше не требуется, желаю вам всем доброй ночи, и теперь вам, джентльмены, нет необходимости хорошо себя вести.

 – Ваши подозрения ранят мне душу, – взволнованно произнес Маккензи.

 Рендалл широко улыбнулся.

 – А я бы сказал, что она правильно тебя оценила, Мак. Спокойного сна, Джулия, – его взгляд лучше любых слов выразил, как бы он желал присоединиться к ней позже.

 Удивленная тем, насколько сильно и ей самой хочется того же, Джулия вышла с миссис Гауэн.

 – Давайте выпьем по чашечке чая, за ней вы мне расскажете, какой видите свою свадьбу, – предложила пожилая женщина. Эта неунывающая, трезвомыслящая дама напомнила Джулии миссис Фергюсон из «Королевского герба».

 Отдав распоряжение, чтобы чай доставили в её личный салон, миссис Гауэн провела Джулию в обставленную удобной мебелью гостиную.

 – Устраивайтесь поудобнее, леди Джулия, – она махнула в сторону кресел. – Уверена, если вы пожелаете, то поведаете мне очень интересную историю, милочка. Майор Рендалл и не помышлял о женитьбе, уезжая отсюда всего лишь на прошлой неделе.

 – Да, решение принято довольно поспешно, но мы уже знакомы с ним некоторое время, – ответила Джулия намеренно расплывчато.

 Разочарованная тем, что больше ничего не удастся узнать, но все же не утратив гостеприимства, миссис Гауэн спросила:

 – Со слов Таннера у меня сложилось впечатление, что вы желаете пожениться как можно скорее. Какую церемонию вы предпочитаете?

 До этого момента Джулия не задавала себе этого вопроса и была вынуждена задуматься.

 – Простая церемония в небольшой церкви. Ничего более конкретного я не продумывала.

 – Полагаю, вы и майор Рендалл принадлежите к англиканской церкви, – пожилая женщина взяла листок бумаги и карандаш, чтобы делать записи. – Вам нужна англиканская церковь или подойдет и шотландская?

 Об этом Джулия тоже не подумала. Но поскольку весь смысл её бракосочетания именно в Шотландии сводился к тому, чтобы дать ей право на развод, они вполне могут следовать шотландским традициям до конца.

 – Устроит и шотландская, к тому же, вероятно, так будет намного проще.

 – Да, вы правы, – одобрительно кивнула миссис Гауэн. – Прямо на соседней улице находится наша приходская церковь, договориться там о церемонии не составит труда. Что-нибудь ещё?

 Джулия, поморщившись, бросила взгляд на свою видавшую виды бесформенную одежду.

 – Если удастся выкроить время, мне бы хотелось приобрести более приличное платье. Я не взяла с собой ничего подходящего.

 – С этим проблем не возникнет. Моя младшая дочка как раз примерно вашего телосложения, она будет просто счастлива отдать вам один-два из своих нарядов, поскольку получит прекрасный повод купить что-нибудь новенькое. – Миссис Гауэн сделала пометку. – Не имеет значения, насколько простой предполагается церемония, нет ничего важнее того, чтобы все было сделано правильно. У вас в Эдинбурге есть друзья, которых вы бы хотели пригласить на свадьбу?

 – Никого, кроме Киркленда. Я вдова и всю жизнь прожила в Англии, – объяснила Джулия. – Моя первая свадьба была грандиозной. Мне хотелось бы, по возможности, чтобы эта совершенно отличалась от той.

 – Так и будет, милочка. – Принесли чай, и миссис Гауэн налила им обеим по чашечке. – А теперь расскажите, как бы вы хотели продолжить ваш свадебный день.

 Когда Джулия выходила замуж за Бранфорда, все заботы взяли на себя её почтенные родственники. Её же мнение интересовало всех в последнюю очередь. Эта свадьба будет незамысловатой, но такой, как хочет она сама.

И прошу тебя, Господи, пусть и брак тоже окажется таким.


Глава 12

После того, как миссис Гауэн увела Джулию, Мак прикончил остатки портвейна и встал.

 – Ну, мне пора. Есть тут игорный дом, который надо бы проверить.

 – Следи за кошельком, – посоветовал Киркленд.

 – Он туда отправился по каким-то вашим официальным или неофициальным делам? – поинтересовался Рендалл, когда Мак ушел.

 – И то, и другое. Плюс его собственные дела, – ухмыльнулся Киркленд. – Не у всех все так просто, как у тебя.

 – Война низводит жизнь до основ существования. – Рендалл задумался, что же ждет его впереди. – Но теперь, когда я ушел со службы, все значительно усложнилось.

 – Ты и в самом деле уверен, что твой дядя притихнет, как только ты объявишься? – Киркленд, сложив руки на груди, откинулся на спинку стула.

 – Нет, но считаю, что вполне могу казаться уверенным, пока события не докажут обратное. – В улыбке Рендалла сквозила ирония. – Тщательно продумайте план битвы, и он не выдержит первого же столкновения с врагом. Давентри, насколько я знаю, в состоянии мыслить здраво, однако вполне может схватиться за пистолет и прицелиться. Справиться с этим в моих силах. Гораздо сложнее уберечься от наемных убийц, поджидающих в темных переулках. Но ради Джулии я надеюсь, что и эту опасность удастся избежать. Она уже и так достаточно натерпелась из-за семейки Рендаллов.

 Киркленд прищурился.

 – Никогда не был знаком с Бранфордом, да и ты о нём не упоминал. Он был настолько плохим человеком?

 – ещё хуже. – Рендалл знал, что он никогда полностью не сможет понять, что значит быть юной девушкой во власти Бранфорда. Джулия тогда была чуть ли не ребенком. Зато он достаточно хорошо изучил своего кузена, чтобы от одной мысли о том, что пришлось пережить Джулии, у него мороз прошел по коже.

 – Ты бы обрадовался предлогу убить Давентри? – вдруг спокойно спросил Киркленд.

 Сдвинув брови, Рендалл задумался. Дядя никогда не признавал, что его сын жесток, даже отказывался проверить, виноват ли тот в своих варварских поступках. Именно это дало Бранфорду возможность издеваться как над Рендаллом, так и над Джулией. И, разумеется, в своё время Давентри был не прочь позволить своему племяннику умереть, бросив его на чердаке без всякой помощи.

 – Возможно. Но повод должен быть нешуточным.

 – Надеюсь, Давентри удастся держать в узде. Иначе, если тебе придется его убить, разразится дьявольский скандал.

 – Как умело ты все преуменьшаешь. – Рендалл снова наполнил бокалы. – Пока не забыл: спасибо за поддержку. Мы могли бы пожениться и в Гретна-Грин, но не хотелось, чтобы свадьба прошла тайно.

 Киркленд покрутил стакан портвейна в руках, не пригубив.

 – У меня сложилось довольно высокое мнение о Джулии, но ты уверен, что этот брак – разумное решение? Что-то невеста очень уж сомневается.

 – Именно поэтому мы сейчас в Шотландии, – с усмешкой заметил Рендалл. – Она согласна выйти за меня, только если будет уверена, что в случае чего всегда сможет уйти.

 Киркленд расслабился.

 – Мне следовало догадаться, что ты в курсе её опасений.

 – Будь у меня достаточно времени, я бы ухаживал за ней, как положено, но это невозможно. Я смогу защитить Джулию гораздо надежнее, если она станет моей женой. – И это правда. Однако Рендалл спрашивал себя, оказались бы его ухаживания столь же успешными, если бы Джулия не боялась за свою жизнь. Он сильно подозревал, что нет.

 – Вижу, ты так и остался рыцарем в сияющих доспехах. – Киркленд немного поколебался, говорить ли дальше. – Хотя она и нуждается в защите, и заслуживает её, жертвовать своим будущим – не единственный выход.

 – С моей стороны брак – вовсе не жертва, – спокойно ответил Рендалл. – Она не выходит у меня из головы с тех самых пор, как мы впервые встретились.

 Киркленд внимательно на него посмотрел.

 – Тогда лучше жениться, чем сгореть от страсти. – Он поднял бокал. – Желаю вам обоим найти своё счастье, которое вы заслуживаете. И желательно друг с другом.

 За это Рендалл мог выпить. Особенно за последнюю часть тоста.

 ***

 Джулия сидела за письменным столом в своей комнате, когда услышала тихие шаги и стук трости. Рендалл поднимался в спальню. Он непременно увидит свет, пробивающийся из-под её двери. Зайдет ли он пожелать ей спокойной ночи?

 И она поняла, что обрадовалась, когда он все же постучал в дверь.

 – Входите, – отозвалась Джулия, поднимаясь со стула, чтобы встретить Рендалла. – Я составляла списки. Миссис Гауэн предлагает нам пожениться через два дня. И чтобы завтрак после церемонии прошел здесь.

 – Превосходно. – Рендалл взглянул на себя, в дороге он изрядно перепачкался. – Мне нужно найти что-нибудь более приличное из одежды. Может, удастся одолжить у Киркленда. У нас почти одинаковые размеры. – Он слабо улыбнулся. – А вы не исчезнете? Каждый раз, как вижу вас, слегка удивляюсь, что вы ещё не сбежали.

 Вроде бы и шутка, но Джулия поняла, что на самом деле он более чем серьезен.

 – Я немного нервничаю, – призналась она, – но даю слово, что не сбегу. Вы – мой единственный шанс вернуться к нормальной жизни.

 Он неожиданно рассмеялся.

 – Уж и не знаю, радоваться мне или испытывать беспокойство, когда меня считают нормальным.

 – Конечно, радоваться.

 – Что ж, послушаюсь. Спокойной ночи, Джулия. – Он повернулся, собираясь уйти.

 – Подождите. – Она приподнялась на цыпочках и обняла его на прощание, скользнув ладонями под сюртук. Рендалл обнял её в ответ, обхватив своими сильными руками. Трость со стуком упала на пол.

 Хотя они уже спали вместе две ночи, это был первый случай, когда они обнимались стоя.

 – Ах... – выдохнула Джулия, приникая к нему ближе и устраивая голову на широком плече. Она слышала биение его сердца, ощущала ритм его дыхания, твердые мускулы напряглись под её нежно ласкающими руками. – Будь я повыше, было бы удобнее.

 – Думаю, вы мне прекрасно подходите и так. – Рендалл нежно погладил её по голове. Джулия не осознавала, что шпильки выпадают из прически, пока волосы не рассыпались по плечам.

 – У вас удивительно «сносные» волосы, – прошептал он, пропуская пряди между пальцами.

 Она рассмеялась, ощущая себя женственной и привлекательной, и... ничуть не испуганной. С Рендаллом она чувствовала себя в безопасности. Будучи в Хартли фактически врачом, она резала, штопала и перевязывала мужские тела, но обнимать здорового мужчину – совсем другое дело.

 Его руки скользнули по её рукам, легли на спину, поглаживая круговыми движениями.

 – Я рад, что вы привыкаете к моим прикосновениям, – прошептал он.

 – Мне это нравится. – Что весьма удивительно. Но правда.

 Джулия не знала, сколько они так простояли, просто обнимая друг друга. Похоже, долго, хотя и недостаточно. Рендалл, казалось, был доволен не меньше её. Слава богу, он не какой-то похотливый мальчишка, только и мечтающий её облапать. Ей становилось все легче представить брак, основанный на симпатии и дружбе.

 Наконец он вздохнул и отпустил её.

 – Пожалуй, я усну прямо стоя. – Он наклонился и подобрал трость, согнув правую ногу и при этом слегка поморщившись. – Доброй ночи, миледи.

 В его голосе слышались ласковые нотки, заставившие Джулию почувствовать себя кошкой, которую погладили по шерстке.

 – Осталось только две ночи в разных постелях, – сказала она, жалея, что он уходит.

 Рендалл задержался, и на секунду ей показалось, что он поцелует её. Джулия немного отступила, не готовая к такой близости.

 Поняв это, Рендалл коснулся губами её лба. Легко. Без всякой угрозы.

 – Я буду лучше спать, зная, что вы не сбежите.

 Он вышел прежде, чем она успела ответить, что теперь ей совершенно не хочется от него убегать.


Глава 13

_ _ _

Глава 14

Радость, испытанная Рендаллом от страстного отклика своей невесты, мгновенно улетучилась, стоило ему ощутить под рукой непонятный выпуклый шрам на её прекрасной груди.

 Джулия отчаянно стала вырываться, и его счастье разбилось вдребезги. Спотыкаясь, она отступала назад, пока не забилась в дальний угол комнаты. Рыдая, Джулия клубком свернулась на полу, и темные волосы, упав, закрыли её лицо.

 Перемена настроения была столь неожиданной и ужасной, словно залп из пушечного орудия. Только что, буквально минуту назад, Рендалл был полностью уверен, что она хочет его так же, как и он её, что они станут и любовниками, и друзьями, навечно связанными той близостью, которой он жаждал с их самой первой встречи.

 Надежда умерла в ту же секунду, как только понимание шрапнелью пронзило его сердце. Но его боль не шла ни в какое сравнение с её болью. Поведение Джулии в полной мере показало, каким кошмаром оказался её первый брак.

 Рендалл встал на колени перед Джулией, с отвращением подумав, что Бранфорд и двенадцать лет спустя после своей смерти все ещё может превратить Джулию в трясущееся от страха существо.

 – Джулия, скажи, что произошло. Я должен знать.

 Она покачала головой, уткнувшись лицом в ладони.

 – Это... дело не в тебе.

 Нет, но именно ему придется разбираться с последствиями. её левое плечо по-прежнему было обнажено, и Рендалл воочию видел свидетельство злодеяния, которое раньше почувствовал пальцами. На мягкой ткани её груди виднелся уродливый шрам, образующий неровную букву «Б».

 Рендалл решительно натянул пеньюар ей на плечи.

 – «Б» – это Бранфорд, разумеется, – его голос был неестественно ровен. – Я и подумать не мог, что даже он способен на такую низость.

 Казалось, она сжалась ещё сильнее.

 – На другой груди он вырезал «Д» – Давентри, – невнятно пробормотала Джулия, – и все это в ту ночь, когда я попросила разойтись. В ту самую ночь, когда он умер.

 В надежде, что разговор отвлечет её от внутреннего ада, Рендалл произнес:

 – Когда ты рассказывала мне о той ночи, ты упомянула, что Бран был пьян.

 – Не просто пьян – безумен. – У Джулии вырвался дрожащий вздох. – Едва не забив меня до смерти, он вытащил нож и, прижав коленом к полу, принялся срезать с меня одежду. Это был антикварный сарацинский кинжал, его любимый. Он вообще обожал ножи.

 – Знаю. Он часами сидел и точил их. – У Рендалла сжалось горло, когда в памяти всплыли воспоминания, похороненные много лет назад. Не единожды Бранфорд гонялся за кузеном с одним из своих ножей, но Рендалл был быстр и научился давать сдачи, если скорости оказывалось недостаточно.

 Он опустил глаза на тонкую белую линию, идущую вокруг левого запястья и вверх по предплечью. Напоминание об одном случае, после которого стало ясно, что за своё выживание он должен бороться.

 Усилием воли подавив гнев, чтобы не огорчать Джулию ещё сильнее, Рендалл сказал:

 – Никто бы не вынес того, что пережила ты.

 – Я была его женой, – с горечью ответила она, – он мог делать со мной все, что хотел – и много раз говорил мне об этом. Я была его вещью, потому он имел полное право оставить на мне такую отметину. Вырезав буквы, он меня изнасиловал.

 – Боже правый, Джулия! – воскликнул Рендалл, не в силах притворяться спокойным, так сильно он переживал за Джулию.

 Она рассмеялась, и в голосе прозвучала истеричная нотка.

 – На самом деле, именно изнасилование фактически спасло мне жизнь. Покончив с этим, он рухнул на меня, и я смогла спихнуть его с себя. Мне даже удалось подняться, правда, прежде чем я смогла убежать, он схватил меня, но от крови моё тело стало скользким, и он не смог меня удержать, тогда-то я и оттолкнула его. И он... он упал, ударившись о край камина. Я не помню, чтобы кричала, но позже, когда стала вспоминать, мне все время чудились крики. Странно, не правда ли?

 – Бранфорд – настоящий извращенец, – констатировал Рендалл, не сумев придать голосу нейтральное звучание. Он взял Джулию за руку. Она попыталась вырвать её, но он держал крепко. её нужно каким-то образом вернуть в настоящее, но так, чтобы прошлое перестало её мучить. – Ты не виновата в его безумии.

 – Нет, но я виновата в собственной постыдной глупости, – её дрожащий голос был едва слышен. – Мне вообще не следовало выходить за него.

 – Нет ничего постыдного в том, что ты была молода. Ты вышла замуж едва ли не ребенком. Но ты никогда не была глупой. – Он нежно сжал её пальцы. – Я это знаю.

 – Ты думаешь, не была? Я сказала тебе, что добровольно согласилась на брак, но это... не вся правда. – Она горько рассмеялась. – Ужасная, постыдная правда заключается в том, что я с ума сходила по Бранфорду. Он был так красив, так очарователен – совсем как принц из девичьих грез. И я... я думала, он тоже меня любит. И оказалась непростительно глупа.

 Зная Бранфорда, Рендалл все понял.

 – Так значит, вначале он был нежен и мил. Вероятно, он даже искренне извинялся, причиняя тебе боль, утверждал, что сделал это случайно. Не жалея сил, он завоевывал твоё доверие, чтобы впоследствии ты страдала не только физически, но и морально – от его предательства, – когда он наконец превратится в животное.

 Джулия замерла.

 – Откуда ты знаешь?

 – Точно так же он вел себя со мной. Но отношения между мальчишками-кузенами менее близкие, чем между мужем и женой. – Хотя и тогда предательство показалось ему чудовищным. Когда его только-только поручили опеке Давентри, он уважал Бранфорда. Ему хотелось иметь старшего брата и друга одновременно. Пару недель ему казалось, что все так и есть. Эта вера несколько притупила его горе от утраты родителей.

 Было бы гораздо легче, начни Бранфорд мучить его с самого начала.

 – Предательство было его коньком, – прошептала Джулия. – Ты знаешь это как никто другой.

 Как ни грустно признавать, но все обстояло именно так. Если понимание этого хоть частично поможет Джулии, значит, страдания, вынесенные им самим, были пережиты не зря.

 – Жаль, что в своё время я не убил этого дьявола.

 – Зато я – убийца, – сухо рассмеялась Джулия.

 – Это был всего лишь несчастный случай при попытке спасти свою жизнь, а вовсе не убийство. – Хотя Рендалл понимал, что женщина, посвятившая себя лечению и сохранению жизней других людей, не могла не думать, что все произошедшее – убийство. – Многие годы твоей жизни перечеркнуты благодаря усилиям Бранфорда. Не позволяй ему загубить остальные.

 – Иначе он будет торжествовать даже из могилы, ведь так? – Залитой слезами щекой она прижалась к руке Рендалла. – Он был бы счастлив узнать, что я полностью не пригодна ни для одного другого мужчины.

 Будучи в состоянии шока, она дрожала, словно солдат после битвы.

 – Хочешь бренди? – спросил Рендалл и, когда она кивнула, добавил: – Пора выбираться из угла. – Он поднялся и помог ей встать.

 Пальцы Джулии заледенели, а лицо было залито слезами, но ей все же удалось справиться с болью, так внезапно нахлынувшей и оторвавшей её от Рендалла. Босиком, в белой рубашке она казалась хрупкой, прекрасной и... недоступной.

 Радуясь, что его дорожная фляжка полна, Рендалл налил бренди в бокалы: маленький – для неё, большой – для себя. Ему было бесконечно жаль, что не в его силах подавить видения окровавленной, обезумевшей девушки, пытающейся сбежать от озверевшего мужа, но и во всем мире не нашлось бы столько бренди.

 – Я считала, что давно похоронила самые худшие из своих воспоминаний, но, похоже, заблуждалась, – произнесла Джулия после нескольких глотков. – А теперь все мои кошмары передались тебе.

 – Разделив их с кем-то, тебе самой станет легче, – пожал плечами Рендалл.

 – Возможно. – Она допила бренди, но от новой порции отказалась. – Завтра я снова буду в порядке. Обещаю тебе, Александр. А теперь... я бы предпочла остаться одна.

 Ему так хотелось утешить её, но он вовсе не удивился, что она не может вынести его прикосновений.

 – Я лягу на полу.

 – Прости, но я имела в виду – совсем одна. – У Джулии вырвался дрожащий вздох. – Я пойду в одну из других спален.

 Рендалл ещё раз напомнил себе, что она отвергает не его. Ей необходимо справиться с прошлым любым приемлемым для неё способом. Но он не представлял, как сможет жить дальше, если она вдруг решит покинуть своего нового мужа.

 – Ты не сбежишь?

 – Нет. Даю слово. – Она вздохнула. – Я устала бегать, устала, что мертвая рука прошлого все ещё держит меня за горло. Хочу снова жить свободно и открыто. Мне только жаль, что все эти мои метания причиняют тебе такую боль.

 – Вместе мы справимся. Помните об этом, миледи. – Он мечтал обнять её, защитить от ночных кошмаров, но это было невозможно. – До завтра.

 – До завтра, – эхом отозвалась Джулия. – Спасибо, Алекс. За все. За понимание, за то, что ты здесь, и за то, что уходишь.

 Рендалл выпустил её руку, но не смог уйти, не пробежав перед этим пальцами по её густым блестящим волосам. Прикосновение к шелковистым прядям было мучительным. Уронив руку, он сжал пальцы в кулак.

 – Спокойной ночи, миледи.

 Сунув флягу в карман халата, он вышел за дверь и в полном оцепенении спустился вниз. Он уже входил в свою прежнюю спальню, когда в дверях своей комнаты появился Маккензи.

 Он был одет для ночной вылазки, но остановился в удивлении, в глазах блеснула догадка.

 – Мне показалось, или я слышал женский крик.

 – Вероятно, кошачьи песнопения, – коротко ответил Рендалл, безумно желая, чтобы Маккензи не стал невольным свидетелем бегства жениха из покоев невесты.

 – Знаешь, но мне кажется, что любая женщина, побывавшая замужем за лордом Бранфордом, потребует... терпения, – тихо произнес Маккензи.

 – Предпочитаю видеть тебя не вдающимся в детали и совершенно равнодушным, – Рендалл смерил его сердитым взглядом.

 – Как скажешь. – На лице Мака вновь появилось выражение дружелюбного простодушия. Он повернулся, чтобы уйти, но при этом слегка дотронулся до плеча Рендалла. Сочувствие от дьявола.

 Рендалл запер за ним дверь. Занавески были раздвинуты, и света оказалось достаточно, чтобы заметить, что с кровати успели снять постельное белье, однако одеяла и покрывало аккуратно сложили в изножье. Рендалл устало растянулся на голом матрасе. Нога болела от долгой ходьбы, но все же не так, как болело сердце.

 Выходит, Джулия любила Бранфорда. Это все только ухудшало. Рендалл полагал, что ей удастся преодолеть свои кошмары и стать ему настоящей женой. Несколько мимолетных мгновений она, казалось, желала того же, даже проявила страсть. Но кошмары взяли верх.

 Сумеет ли она когда-нибудь оправиться от предательства любви настолько, чтобы полюбить снова? Прошлое могло и не отпустить её.

 Он сделал большой глоток бренди. Чтобы напиться, его фляги явно недостаточно, но, возможно, хватит, чтобы хоть немного облегчить его боль.


Глава 15

Одного бренди оказалось недостаточно, чтобы прогнать холодок из души Джулии. После того, как Рендалл ушёл, она разожгла огонь в камине, а затем свернулась калачиком в уголке на маленькой кушетке. Вообще-то хотелось спрятаться под письменный стол, но не позволяло чувство собственного достоинства. Пора вести себя как здравомыслящий взрослый человек, а не как испуганная девчонка.

 Крохотная трусливая частичка её существа страстно желала сбежать куда-то, где её никто не знает, чтобы ещё раз начать жить сначала. Но для этого у неё уже не хватит энергии, а также мужества снова оказаться лицом к лицу с полным одиночеством.

 Поскольку все её попытки всячески избегать мыслей о прошлом так и не сработали, оставался единственный способ двигаться дальше – вернуться назад к ужасному краху первого брака. Это означало, что она обязана вспомнить Бранфорда и разобраться в своих чувствах к нему.

 Джулия заставила себя стянуть вниз пеньюар и ночную рубашку – так, чтобы можно было рассмотреть шрамы на груди. Будучи девушкой, Джулия воспринимала своё здоровое молодое тело как должное. Несмотря на невысокий рост, у неё были красивые формы. Не самые выдающиеся, но очень привлекательные и с правильными пропорциями, достойные мужского восхищения. Природа создала юношей и девушек, чтобы те тянулись друг к другу.

 Это естественное самовосприятие было уничтожено первым браком Джулии. Редкие моменты чувственного удовольствия, которое она испытывала в начале замужества, вскоре сменились отвращением как к телу мужа, так и к своему собственному.

 А те кровавые буквы, что Бранфорд вырезал на её груди, окончательно сломили Джулию, заставив отвращение перейти в настоящую ненависть. Теперь она казалась себе уродливой и искалеченной. Ни один мужчина, считала она, не может возжелать её такой, так же как и сама Джулия не могла проникнуться страстью к какому бы то ни было мужчине. Годами она делала всё возможное, чтобы только не видеть своё обезображенное тело. В спальне Джулии отсутствовали зеркала, и она научилась одеваться так, чтобы при этом не замечать и не думать о своём теле больше, чем это действительно требовалось.

 Оглядываясь назад, Джулия поняла, что время, жизнь и работа повитухой притупили её ненависть к человеческому телу. Она помогла родиться на свет очень многим младенцам, зачатым в настоящей любви. Она не раз видела глубокие, доставляющие удовольствие супружеские отношения между мужем и женой. И наслушалась достаточно непристойных, весёлых и сладострастных шуточек, поскольку замужние женщины не стеснялись в выражениях при вдове-повитухе.

 Неровные, нечётко очерченные инициалы Бранфорда были около двух дюймов в длину и располагались в верхней части полушарий груди Джулии. Ей было непросто решиться и рассмотреть их. Через столько лет буквы превратились из ярко-красных в белые выступающие твёрдые рубцы.

 Проведя по ним пальцем, она почти ничего не почувствовала. «Б» – означало Бранфорд, ушедший из её жизни и покинувший этот мир. «Д» – значило Давентри. Была какая-то ирония в том, что в своё время Джулия всё же может стать графиней Давентри. Но имея при этом совершенно другого, внимательного и доброжелательного, мужа.

 Джулия снова подтянула наверх ночную сорочку и пеньюар и устроилась на кушетке, глядя отсутствующим взглядом на пляшущий в камине огонь. Ей едва исполнилось шестнадцать, когда её отец объявил, что она должна выйти за наследника состояния Давентри.

 Джулию воспитывали в ожидании подобной помолвки из-за её высокого положения в обществе. И хотя она воспротивилась бы этому браку, если бы сочла Бранфорда невыносимым, однако, увидев его, Джулия обрадовалась выбору отца.

 Она слишком хорошо помнила, как улыбнулся ей Бранфорд при их первой встрече. Смуглый, темноволосый, статный и модно одетый, он объявил, что в восторге от того, что у него будет такая красивая грациозная невеста.

 И ей очень хотелось верить, что она и в самом деле красива и грациозна. А какой девушке не хотелось бы этого? К тому моменту, как Бранфорд поцеловал её, чтобы торжественно скрепить их обручение, она уже была практически в него влюблена. Их свадьба стала самым грандиозным событием сезона, только из королевской семьи на ней присутствовало никак не меньше семи человек. Это было как раз то, чего заслуживала дочь герцога Каслтона.

 Сейчас, по прошествии времени, Джулия понимала, что уже тогда проявились первые признаки того, что с Бранфордом явно что-то не ладно. Его блистательное, словно остриё кинжала, обаяние иногда заставляло Джулию чувствовать себя в высшей степени неуверенно. Бывало, он внезапно приходил в странно весёлое расположение духа, причин которого Джулия не понимала. Тем не менее она слепо не придавала значения своим инстинктам.

 Потеря девственности оказалась для неё необычайно болезненной, но Бранфорд снисходительно обнял её и сказал, что это нормально. Лишь много позже она осознала, что он и не делал попыток быть с нею нежным и что за его притворным сочувствием таилось удовольствие от того, что она испытала боль.

 Джулия была нормальной молодой девушкой, и поначалу случалось, что и ей было приятно выполнять супружеский долг. Но всё чаще и чаще происходило так, что всё заканчивалось её слезами. Бранфорд извинялся, казалось бы, искренне, и у неё оставалось ощущение, что вина всецело лежит на ней. Джулия была слишком молода, хрупка и неопытна, чтобы стать подходящей Бранфорду женой.

 Она считала сложившуюся ситуацию слишком постыдной, чтобы обсуждать её с кем бы то ни было. Она – леди Джулия Рейнз, виконтесса Бранфорд, никому не призналась бы в своей слабости.

 Постепенно Джулия начала замечать дьявольский блеск в глазах мужа, когда тот видел, как она страдает. Позже пришло понимание, что иногда Бранфорд все же прилагал усилия, доставляя ей удовольствие, с тем, чтобы Джулия продолжала надеяться, что их брак как-то наладится. Чтобы она поверила, что почти избавилась от своих недостатков и что всё будет хорошо.

 Пока Джулия верила, что любит его, она была уязвимее. Ей было легче причинить боль.

 В первый раз, когда Бранфорд сказал ей, что провёл ночь с другой женщиной, намного более опытной любовницей, чем Джулия, она была просто раздавлена. Однако вскоре леди Бранфорд почувствовала настоящее облегчение от того, что у мужа есть любовницы. К несчастью, совсем оставить без внимания свою законную жену он не мог, поскольку они были обязаны произвести на свет наследника.

 Джулия радовалась, когда муж уезжал в Лондон, тогда она жила в деревне в тишине и покое. Оставаясь одна, она имела возможность обо всем подумать и наконец осознала, что её брак ненормален. Джулия начала избегать Бранфорда, когда тот возвращался в их загородный дом. Растущая невосприимчивость жены к манипулированию её эмоциями приводила виконта в бешенство.

 Тогда-то и начались побои.

 Беременность Джулии стала переломным моментом в их отношениях, а также надеждой Джулии на освобождение. Молясь о том, чтобы родить Бранфорду здорового сына-наследника, – и чтобы ей позволили самой растить ребёнка до того момента, когда ему исполнится достаточно лет для поступления в школу, – Джулия попросила у мужа раздельного проживания. Эта просьба вызвала взрыв необузданного насилия, после чего Бранфорд умер, а Джулия еле выжила.

 Могла ли она тогда что-то изменить? Джулия была слишком хорошо воспитана, чтобы дать повод для скандала, поэтому ей и в голову не приходило, например, сбежать от мужа. В аристократических семьях супруги довольно часто жили отдельно. Долг Джулии в качестве жены Бранфорда заключался в том, чтобы дать мужу наследника. Она считала, что раз Бранфорд презирает её, то, несомненно, будет счастлив позволить ей жить отдельно после рождения сына.

 Однако виконта вовсе не устраивало такое цивилизованное решение, и он попытался убить жену. Джулия вновь задрожала, как только сцены той страшной ночи встали перед её глазами, причиняя ужасную боль.

 Раскалённые добела угольки в камине с треском рассыпались, и Джулия внезапно осознала суровую правду. Она рада тому, что Бранфорд мёртв.

 Все эти годы мысль о том, что она повинна в его смерти, тяжёлым бременем лежала на душе. Будь у неё выбор, Джулия никогда не причинила бы боли ни единому живому существу.

 Но, если бы Бранфорд выжил, жизнь Джулии никогда бы ей не принадлежала. Не чувствовала ли она себя виноватой из-за того, что освободилась? Возможно. Но чувство вины не изменит прошлого, и, если одному из них было суждено умереть той ночью, она рада, что им стал Бранфорд.

 Подлый, ужасный, полусумасшедший Бранфорд. Джулия подкинула ещё совок угля в огонь и внимательно проследила, как вспыхнувшие искры исчезли в дымоходе. Её гнев и боль походили на горящие угли: они обжигали душу Джулии. Она представила, как этот её гнев сгорает в огне, а пепел разлетается в ночи. Одно за другим Джулия отправляла свои болезненные воспоминания в пламя камина. Бранфорду не удастся причинить ей боль, если только она сама не позволит этого.

 А она этого больше никогда не позволит.

 Где-то в глубине её души зародилось хрупкое ощущение умиротворения. Джулия вновь устроилась на кушетке, понимая, что это чувство вызвано добротой её нового мужа и тем, что он принял её со всеми недостатками.

 Если бы она встретила Рендалла тогда, когда ей было шестнадцать, испытала бы Джулия влечение к нему, или нет? Она представила его худым, светловолосым, молчаливым и впечатлительным юношей, ещё не превратившимся в нынешнего внушительного вида мужчину. Как это ни печально сознавать, но в шестнадцать лет она, возможно, действительно предпочла бы Рендаллу щеголя Бранфорда.

 Но теперь она взрослая женщина, многое повидавшая в этой жизни. Так что же её инстинкты говорят ей о новом муже? Что рядом с ней благородный мужчина, который никогда намеренно не причинит ей боли. Бранфорд улыбался, когда они впервые встретились. Рендалл же сердито хмурился. Честный хмурый взгляд подходил ей гораздо больше чарующей лживой улыбки Бранфорда.

 Несмотря на то, что Джулия приняла предложение Рендалла с намерением в мгновение ока сбежать через чёрный ход, если их семейная жизнь потечет не по тому руслу, она отнюдь не недооценивала силу свадебных клятв. Джулия дала ему своё слово – и перед алтарём, и сегодня вечером, прежде чем он покинул её комнату. Хорошо ли это, плохо ли, но брак этот будет не так-то легко расторгнуть.

 А станет ли Рендаллу лучше без неё? Он утверждал, что его не волнует её бесплодие, однако его мнение может теперь измениться, ведь он вышел в отставку и постепенно возвращается к нормальной жизни. Очень может быть, что она должна оставить его и дать ему шанс найти себе здоровую, не обременённую мрачным прошлым жену.

 Нет. Джулия не имеет права решать такой вопрос за него. Какой бы ни была причина, но он выбрал её, и бегство жены ранит его чувства. Рендалл подобного отношения не заслуживал.

 Пообещав себе быть абсолютно правдивой перед собой, Джулия призналась, что предпочитает иметь в мужьях Рендалла, чем кого-либо другого. её привлекали и его сдержанный юмор, и ум, и между ними росла дружеская привязанность. Но ещё более удивительно то, что Джулии нравились и его поджарое крепкое тело, и его красивое, с резкими чертами лицо, которое так хорошо скрывало эмоции майора.

 Кроме того, у него тоже имелись свои душевные шрамы. Возможно, вместе они смогут найти путь к исцелению.

 ***

 Поскольку все вещи Рендалла перенесли в комнату для новобрачных ещё за день до свадьбы, на следующее утро ему ничего не оставалось, кроме как подняться наверх. Он не знал точно, что же там обнаружит, но, по крайней мере, Джулия пообещала ему не исчезать посреди ночи из дома.

 – Войдите, – голос Джулии казался вполне обычным.

 Рендалл вошёл в комнату и увидел, что его жена одета в опрятное голубое дорожное платье. Выражение лица Джулии было спокойным, на нём не осталось и следа вчерашнего нервного срыва.

 – Мои вещи находятся здесь, – произнес Рендалл извиняющимся тоном.

 – Я знаю. Я ждала твоего прихода, – она указала на поднос, на котором стояли чайник, чашки и тарелка с пшеничными лепёшками. – Горничная только что принесла завтрак. Не хочешь ли чашечку чая?

 – С удовольствием, – Рендалл закрыл дверь, обрадованный тем, что они вернулись к обычным взаимоотношениям. – Как ты себя чувствуешь сегодня? – его вопрос не был простой вежливостью.

 Джулия потянулась к чайнику, криво усмехнувшись.

 – Я провела ночь, сражаясь с призраками, но, полагаю, мне удалось их победить.

 Рендалл собрался с духом, прежде чем произнести то, что должен был:

 – Ты хочешь расторгнуть брак? Поскольку мы не осуществили его до конца, это будет несложно. Наше первоначальное соглашение заключалось в том, что я могу дотрагиваться до тебя каждый день, а ты можешь говорить «нет», когда захочешь остановиться. Возможно... я просил слишком многого. – Так как его слова мучительно повисли в воздухе, Рендалл добавил: – Что бы ты не решила, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы защитить тебя от Давентри.

 Рука Джулии, держащая чайник, застыла в воздухе:

 – А ты хочешь расторгнуть брак? Это... можно понять при таких обстоятельствах.

 Было бы вполне по-джентльменски подчиниться желанию леди, но, если когда-нибудь и стоило быть до конца честным, то именно сейчас. Сознавая, что слова, которые он собирается произнести, могут изменить всю его жизнь, Рендалл ответил:

 – Я абсолютно уверен, что не хочу расторгать наш брак. Но, если ты не можешь выносить моих прикосновений, вероятно, это единственное решение проблемы.

 Джулия поставила чайник на поднос и прошла через всю комнату, встав перед Рендаллом. Пристально глядя на мужа ищущим взглядом, она дотронулась ладонью до его лица. Он был небрит, и жёсткие щетинки, должно быть, царапали ей ладонь. Джулия выглядела очень серьёзной и невыносимо прекрасной.

 – Прошу прощения за прошлую ночь, Алекс, – тихо произнесла она. – Этого больше не повторится. – Джулия нерешительно подалась вперёд и обняла Рендалла за талию. Она слегка дрожала, придвигаясь к нему всё ближе и ближе: почти неуловимое сокращение расстояния раз за разом. И вот её грудь коснулась его груди, после чего всё тело Джулии нежно прижалось к Рендаллу. Наконец она положила голову ему на плечо.

 Он был так тронут её доверием, что испытал непередаваемое чувство нежности. Ей для этого потребовалась не меньшая отвага, чем солдатам, идущим приступом на окружённый крепостной стеной город. Макушкой Джулия коснулась его подбородка, и когда Рендалл погладил жену по волосам, то почувствовал характерный запах лаванды.

 – Прошлая ночь была даже интересной, в плане приобретения каких-то знаний, – пробормотал он, – но я всё же предпочёл бы её не повторять.

 У Джулии вырвался смешок, тепло её дыхания проникло сквозь ткань широкой свободной рубашки Рендалла, согрев его плечо.

 – Впереди ещё много препятствий. Однако я надеюсь, что это было самым худшим.

 После этого они оба замолчали. Просто стояли и обнимали друг друга. Правой рукой Рендалл нежно гладил Джулию по спине, ощущая под рукой каждое ребро и стальную крепость её позвоночника. Он закрыл глаза, с удовлетворением вдыхая аромат, исходящий от жены. Запах свежести и лаванды.

 Это не та брачная ночь, которую Рендалл мечтал провести с Джулией. И все же начало положено.


Глава 16

Стоя перед Роуз-Коттеджем, Джулия почувствовала некоторое разочарование. Несколько минут она стучала в дверь, но никто не откликался, а попытавшись открыть её, обнаружила, что та заперта. Живя в Хартли, Джулия практически никогда не закрывала дом на ключ.

 – Возможно, Дженни Уотсон ушла по делам, – предположил Рендалл.

 – Надеюсь, ты прав. – Джулия пошарила под подоконником окна гостиной, находящейся с левой стороны. Боже, ключ всё ещё там. Она отперла дверь, зашла внутрь и облегчённо вздохнула:

 – Кажется, все в порядке.

 Дом был прибран, и чувствовалось, что в нём живут. Джулия разглядела тесто для хлеба, поднимающееся в миске в дальнем конце кухни. Она улыбнулась, когда в комнате появилась её пятнистая кошка и вцепилась бывшей хозяйке в лодыжку. Взяв кошку на руки, Джулия спросила:

 – Ну, как ты, Усишка?

 – Не похоже, чтобы её долго не кормили, – заметил Маккензи. Коттедж словно съежился в присутствии двух таких крупных мужчин.

 – Жизнь продолжается, и, судя по всему, Дженни и Усишка свыклись с моим отъездом. – Джулия почувствовала огромное облегчение.

 – Тебе не странно снова оказаться здесь? – спросил Рендалл.

 – Да, странно. – Джулия нахмурилась, подумав о своей реакции. – Здесь ничего не изменилось, в то время как моя жизнь перевернулась с ног на голову. Я столько лет была миссис Бенкрофт, принося пользу и чувствуя себя в безопасности. И вот теперь миссис Бенкрофт исчезла навсегда.

 – В действительности её никогда и не существовало, – тихо заметил Рендалл.

 – Полагаю, ты прав. – Но сама миссис Бенкрофт все эти годы казалась себе вполне реальной.

 – Много ли у тебя займет времени сбор вещёй? – спросил Рендалл Джулию.

 Она отрицательно качнула головой. Лишь очень немногое из прежней жизни акушерки сможет ей пригодиться в её новом качестве.

 – К тому времени, как я закончу, Дженни и Молли должны уже будут вернуться, куда бы они ни ушли, так что я смогу их успокоить и попрощаться.

 – А мне надо бы заглянуть в Хартли-Мэнор. Там будут рады узнать, что с тобой все в порядке, к тому же я хочу удостовериться, что Большого Турка доставили домой в целости и сохранности. Но мне совсем не хочется оставлять тебя одну. – Рендалл заметно колебался.

 Всю дорогу из Карлайла в Хартли они держались настороже. Несмотря на то, что никаких следов Крокетта и его напарников не обнаружилось, Джулия видела, что Рендалл по-прежнему не успокоился.

 – Я останусь с леди Джулией, – предложил Маккензи, – и не спущу с неё глаз.

 Рендалл вздохнул с облегчением.

 – Хорошо. На обратном пути через деревню я сниму для нас комнаты на постоялом дворе. Я скоро вернусь.

 – Со мной ничего не случится, – заверила мужа Джулия, – не стоит так беспокоиться.

 – Возможно, – согласился он, – но Хартли – единственное место, за которым Крокетт может вести наблюдение, рассчитывая, что ты вернёшься.

 Казалось, Маккензи именно на это и надеется:

 – Не стал бы возражать против небольшого развлечения.

 Джулия вздрогнула:

 – А я предпочитаю скуку.

 Рендалл усмехнулся:

 – С моей стороны будут приложены все усилия, чтобы сделать наш брак как можно более скучным.

 Пока Маккензи смеялся, Рендалл запечатлел легкий поцелуй на щеке Джулии и вышел из коттеджа. Когда экипаж с шумом отъехал, Джулия спросила:

 – Не хотите ли чашечку чая или кружку домашнего имбирного пива моего собственного приготовления, мистер Маккензи?

 – Имбирное пиво пришлось бы как нельзя кстати.

 Мак проследовал за Джулией на кухню. Она налила в высокую кружку[30] ароматный, слегка пенящийся напиток. Сделав глоток, Маккензи похвалил:

 – Замечательно. Если вы вдруг решите сбежать от Рендалла и начать новую жизнь, из вас получится отличный пивовар.

 Джулия вздрогнула, наливая себе напиток в небольшой стакан.

 – По правде говоря, я не могу шутить на такую тему.

 – Прошу прощения. На сей раз моё чувство юмора меня подвело, – его голос звучал как никогда серьёзно. – Но уверяю вас, Рендалл не имеет ничего общего с Бранфордом.

 – Вы были знакомы с моим первым мужем?

 – Время от времени в Лондоне наши пути пересекались, – Маккензи поморщился. – Самая памятная встреча произошла в одном из игорных домов, когда я имел несчастье его обыграть. Он тут же заявил, что я жулик, но в том заведении меня хорошо знали, а вот Бранфорд вёл себя так, что навсегда обзавёлся дурной репутацией, и его немедленно вышвырнули вон. Как и следовало ожидать, он обвинил меня ещё и в том, что был вынужден снести подобное унижение. А посему Бранфорд и ещё парочка его приятелей подстерегли меня и напали, как только я вышел из того заведения. Мне просто повезло, что они не забили меня до смерти.

 Это звучало жестоко – вполне в духе Бранфорда.

 – Как же вам удалось спастись?

 – Мимо проезжал Эштон, возвращаясь домой из какого-то более добропорядочного заведения. Завидев драку и узнав меня, он приказал кучеру остановить карету. Бранфорд и его приспешники моментально разбежались.

 Интересно, что именно Эштон всегда оказывался там, где нуждались в его помощи.

 – И вы не стали заявлять о нападении в магистратуру?

 Маккензи покачал головой.

 – Не думаю, что преуспел бы в этом, ведь он – лорд Бранфорд, наследник графского титула, а я – какой-то незаконнорожденный с сомнительной репутацией. К тому же я всё равно собирался уезжать из Лондона, поэтому просто принял случившееся к сведению и решил, что в дальнейшем буду держаться подальше от игроков, которые не любят проигрывать.

 На мгновение Джулия задумалась, а можно ли было приструнить Бранфорда, столкнись он хоть раз с последствиями своего безобразного поведения. Однако состояние и семейные связи надежно защищали виконта от правосудия. Единственным человеком, имевшим на него хоть какое-то влияние, был его отец, но граф всегда считал, что любимый сыночек не может сделать ничего плохого. Джулия допила пиво.

 – Пожалуй, пора собирать вещи.

 Она отставила стакан и прошла в комнату, служившую ей спальней. Ничто не изменилось. Всё выглядело так, словно Дженни надеялась, что хозяйка вернётся. Хотя, возможно, девушке было слишком трудно поверить, что дом и в самом деле перешел к ней. Начиная с сегодняшнего дня, так и будет. Джулия оставила коттедж Дженни в своём поспешно составленном завещании. Но поскольку она осталась жива, то, прежде чем покинуть Хартли, ей необходимо официально оформить передачу прав. Вот тогда Дженни и её дочка действительно обретут собственный дом.

 Большую часть дорогих ей вещёй Джулия держала в нижнем ящике небольшого комода. Несколько украшений её матери, не имеющих значительной ценности, но заботливо хранимых. Книга стихов, оставшаяся от бабушки, – напоминание о такой далекой юности. Прибрежная галька, подаренная ей Молли, когда та весело ползала по берегу моря. И ничего от её первого брака. Воспоминания о нём четко отпечатались на теле Джулии.

 Укладывая дорожную сумку, она размышляла о двух днях, прошедших с момента её впечатляюще мелодраматичной брачной ночи. Путешествие в тесном пространстве кареты – неплохой способ почувствовать себя более свободно в присутствии мужа. Поскольку с ними находился Маккензи, Джулия и Рендалл, беседуя, не затрагивали действительно важные темы, но к тому времени, как они добрались до первого постоялого двора, где им предстояло переночевать, Джулия уже вполне спокойно восприняла тот факт, что ей придётся разделить комнату с мужем. Она была смущена и благодарна, когда Рендалл, ни слова не говоря, устроил себе постель на полу.

 Сделав один шаг, он не торопился делать следующий.

 Освободив комод, Джулия заглянула в письменный стол и прошлась по всему дому, но мало что добавила в уже собранный саквояж. Даже записи о болезнях своих пациентов и способах их лечения следовало оставить, чтобы Дженни смогла ими воспользоваться.

 Поскольку ни Дженни, ни Рендалл ещё не вернулись, Джулия разыскала Маккензи, удобно расположившегося в гостиной.

 – Вещёй оказалось гораздо меньше, чем я предполагала, так что я уже освободилась, – сказала Джулия, – и думаю прогуляться до побережья, чтобы попрощаться с морем.

 Маккензи допил остатки пива и отставил кружку в сторону.

 – Я иду с вами.

 – Честно говоря, мне хотелось бы побыть одной. Я и в самом деле считаю, что мне вряд ли понадобится ваша защита.

 – Рендалл с меня шкуру спустит, если я не буду вас сопровождать. – Мак встал, головой чуть не задев низкий потолок. – Лучше напишите Рендаллу записку, чтобы, вернувшись, он понял, куда мы отправились.

 Джулия могла себе представить, как отреагирует её муж, если по возвращении обнаружит пустой коттедж, поэтому наспех написала записку и прикрепила её булавкой к входной двери. Затем вышла из дома, Маккензи – следом за ней.

 – Далеко ли до побережья? – спросил Мак.

 – Минут десять. В Хартли вы не найдете места, слишком удаленного от моря. – Именно это так привлекало Джулию в этой деревушке, ставшей для неё вторым домом.

 Она направилась по тропинке, вившейся между холмами, где паслись овцы. Вскоре они оказались на узкой прибрежной полоске, где песок был усыпан галькой. Берег огородили каменной стеной, не дававшей овцам забредать в море. Маккензи спросил:

 – Это сюда вынесло тело Эштона, когда он утонул?

 – Ну, не совсем утонул, и нет, его вынесло по другую сторону этого небольшого полуострова, как раз у Хартли-Мэнор. – Джулия указала на юг. – Слава Богу, Мария нашла его вовремя. В противном случае к утру Эштон, вероятно, умер бы от переохлаждения.

 Джулия шла по плотному тёмному песку, стараясь не наступать на отполированные водой камни и клубки морских водорослей. Этот кусочек берега на протяжении многих лет оставался её личным прибежищем, местом, куда она приходила, когда остро нуждалась в отдыхе и покое. Ей нравилось, что возле моря исчезало чувство времени. Возможно, поняв её состояние, Маккензи специально отстал от Джулии на несколько шагов.

 Ба-бах!!! Над водой разнёсся резкий звук, похожий на выстрел, через секунду повторившись. Впереди в нескольких дюймах от Джулии поднялось облачко пыли. Не может же быть, чтобы это были пули?..

 Чертыхнувшись, Маккензи схватил Джулию в охапку и отбросил вниз поближе к каменной ограде, граничившей с пастбищем. Джулия почти задыхалась под тяжестью Мака, улегшегося сверху и защищавшего её своим телом.

 Как по мановению волшебной палочки, её сторожевой пёс выхватил откуда-то пистолет. Действуя решительно и уверенно, Мак зарядил оружие и, высунув голову из-за стены, выстрелил. Раздавшийся настолько близко от ушей Джулии звук получился оглушающим.

 Прозвучал ответный выстрел, но Маккензи успел быстро пригнуться. Перезаряжая пистолет, он спокойно заметил:

 – Полагаю, ваши преследователи нас-таки обнаружили.

 Сердце Джулии бешено колотилось от потрясения, но она все же умудрилась справиться с дрожью в голосе:

 – Очевидно, Рендалл был прав.

 В воздухе просвистели ещё две пули. Маккензи оглянулся на песок, чтобы определить, куда они попали.

 – Их двое, и они в прямом смысле прижали нас к стенке. Пока мы в безопасности – они явно не слишком меткие стрелки. Так как на пастбище негде спрятаться, подобраться к нам ближе они не смогут, однако и мы тоже не можем выбраться из укрытия. Ситуация патовая.

 – И это надолго? – Джулия вытащила из-под бедра камень с заострёнными краями. Завтра она вся покроется синяками.

 Мак пожал плечами, снова высовываясь из укрытия, но тут же быстро нырнул назад, когда ещё одна пуля просвистела рядом с ним.

 – Нет. Вернувшись из поместья, Рендалл услышит выстрелы и разберётся с этими негодяями.

 Решив, что голос Мака звучит уж слишком легкомысленно, Джулия колко заметила:

 – Вы так безоговорочно верите в Рендалла.

 – Не больше, чем он того заслуживает.

 Маккензи сделал ещё один выстрел, в ответ прозвучало два. Было что-то неуловимо знакомое в том, как Мак двигался, и спустя мгновение Джулия поняла, что именно.

 – Так вы тоже служили в армии?

 – Под командованием Рендалла в Португалии, – Маккензи ухмыльнулся и стал похож на пирата, – но был разжалован и вернулся в Англию.

 Разжалован. Уволен со службы. Джулия была уверена, что никак не за трусость.

 – Из-за женщины? – предположила она.

 Мак рассмеялся.

 – Вы слишком проницательны.

 Стоило Джулии пошевелиться, чтобы принять более удобное положение, как Маккензи тут же положил ей на плечо свою большую ладонь и снова прижал к земле.

 – Не ёрзайте. Стена не слишком высокая.

 – Вы в гораздо большей опасности, чем я, вас-то стена прикрывает не полностью, – возразила Джулия.

 Он снова пожал плечами.

 – Как я уже говорил, они чертовски бездарные стрелки.

 Минуты проходили за минутами с мучительной медлительностью. Время от времени преследователи стреляли по Джулии и Маккензи, последний отвечал им тем же, чтобы не дать негодяям подойти ближе. Джулия распростерлась на холодном песке, укрывшись за грубыми камнями ограды, и размышляла над тем, что в своё время не умела по достоинству ценить свою спокойную жизнь.

 Раздался ещё один выстрел. Маккензи поднял голову.

 – Рендалл уже близко.

 Джулия уставилась на него в удивлении.

 – Откуда вы знаете?

 – Звук его карабина. Он отличается от тех, что издают пистолеты этой парочки мерзавцев.

 – У вас удивительные способности, мистер Маккензи, – сухо прокомментировала Джулия.

 – Из них ни одной, которая позволила бы честно зарабатывать себе на жизнь. – Мак проверил, заряжен ли пистолет, затем чуть приподнялся, принимая полусогнутое положение. – Пойду помогу Рендаллу. Сравняем наши шансы.

 Джулия схватила его за руку, пытаясь заставить снова лечь.

 – Вас же застрелят!

 – Рендалл проследит, чтобы они не смогли и носа высунуть, – объяснил ей Маккензи, освобождая руку. – Поскольку мне кажется, что я знаю, где именно засели эти черти, мы с Рендаллом сможем быстро с ними расправиться. А вы лежите и не шевелитесь, пока все не закончится. Тогда Рендалл или я вернёмся за вами.

 С этими словами Мак оставил Джулию одну, а сам бросился вперед, причем довольно быстро для человека, вынужденного передвигаться согнувшись, используя любое укрытие, которое мог обнаружить. Джулия неподвижно лежала у каменной стены, считая удары своего сердца. Трудно поверить, что прошло каких-то несколько минут, когда казалось, что время тянется бесконечно.

 Последовал шквал выстрелов. Джулия задрожала, не способная отличить звук одного оружия от другого. А после вскрика мужчины ей стало ещё хуже. ещё один вскрик. Кто это, который из мужчин кричал? А вдруг это голос Рендалла? Джулия не могла сказать наверняка.

 Все её инстинкты требовали немедленно встать и взглянуть, ранили кого-то или нет, но она понимала, что совершенно безрассудно самой становиться мишенью. Пальцы Джулии зарылись в песок – она попыталась заставить себя расслабиться.

 Джулия закрыла глаза и стала молиться, чтобы с её мужем и его другом ничего не случилось. Она понимала, что её беспокойство неуместно – Рендалл, несомненно, точно так же уверен в успехе, как и Маккензи. Но Джулия – лицо гражданское, и потому с полным правом могла испытывать страх.

 ***

 – Джулия! – С карабином в руке Рендалл мчался вниз к песчаному берегу. Его жена, конечно же, в безопасности, но он должен убедиться в этом лично.

 Её миниатюрная фигурка появилась из-за каменной ограды и бросилась к Рендаллу в объятия.

 – Я так боялась, что тебя ранят! Что случилось? С мистером Маккензи всё в порядке?

 Он поймал её и прижал к себе, чувствуя, как колотится её сердце. Рендалл сожалел, что Джулия так сильно расстроилась, но ему было на удивление приятно осознавать, что она о нём беспокоилась.

 – Двое нападавших, – кратко сообщил Рендалл. – Один мёртв, другой сбежал. Крокетта среди них не было. Мака задело пулей, но ничего серьёзного.

 Джулия облегчённо выдохнула и задержалась в объятиях мужа ещё на мгновение, прежде чем отстраниться.

 – И все же я должна пойти и взглянуть на его рану. А ты уверен, что тот человек мёртв?

 – Вполне. – Считая, что лучше бы Джулии не знать подробностей, и стремясь защитить её, Рендалл обнял жену, когда они направились по тропинке вверх.

 Убитый лежал прямо на дороге на вершине холма, лицо было прикрыто его же плащом. В нескольких футах от него на каменной ограде сидел Маккензи с бледным лицом. Джулия осмотрела грубую повязку на левом предплечье Мака, которую наспех наложил Рендалл, прежде чем побежать к ней. На шейном платке, использованном в качестве перевязочного материала, проступили ярко-красные пятна, но кровотечение остановилось.

 – Рану необходимо промыть и снова наложить повязку, но пока достаточно и этой. – Джулия, нахмурившись, всмотрелась в лицо Мака. – Это ваша единственная рана? Выглядите вы так, словно вот-вот потеряете сознание.

 – Он не выносит вида крови, – пояснил Рендалл.

 Джулия удивленно моргнула.

 – Наверняка, в армии это причиняло вам массу неудобств, мистер Маккензи.

 – Ничего не имею против крови других людей, – возмутился Мак. – Но от вида своей собственной меня тошнит.

 Рендалл был благодарен Джулии за то, что она не улыбнулась, а лишь спросила серьёзным тоном:

 – Вы сможете самостоятельно дойти до моего коттеджа? Там я наложу вам повязку как следует.

 – Чем быстрее, тем лучше. – Мак встал, слегка качнувшись.

 Рендалл подхватил друга под здоровую руку, поддерживая его. То, что Маккензи тошнило всякий раз, когда он получал ранения, могло показаться довольно странным для такого крупного мужчины, да к тому же военного, но это и в самом деле было так.

 – Таунсенды вернулись домой, – сообщил Рендалл, – и нас пригласили переночевать у них, так что после того, как Джулия наложит тебе повязку, мы сможем отправиться в поместье.

 – О, это замечательно, – отреагировала Джулия. – Я как раз надеялась повидаться с ними, прежде чем покинуть Хартли. – Закусив губу, она опустила глаза на труп. – Мне надо на него взглянуть, понять, является ли он одним из тех, кто меня похитил.

 – Если хочешь. – Рендалл неохотно опустился на колени и откинул плащ с лица убитого. Пуля прошила ему череп, но черты лица узнать было можно.

 – Он управлял каретой, – безо всякого выражения сообщила Джулия. – Его имени я не слышала.

 Пожалев, что перед ним не Крокетт, Рендалл заявил:

 – Таунсенд – мировой судья, он поможет разобраться с этим делом.

 Все трое отвернулись от мертвеца и направились к коттеджу Джулии, но перед этим она успела бросить ещё один, прощальный, взгляд на море. Рендалл почти не сомневался, что в будущем Джулия не сможет испытывать такие же чувства, как к этой узкой прибрежной полосе, служившей ей местом уединения, к чему-либо другому.


Глава 17

Джулия, благодарно вздыхая, опустилась в ванну, от которой шёл пар. День был долгим и утомительным. К счастью, Таунсенды успели значительно обновить Хартли-Мэнор с тех пор, как Чарльз выиграл его в карты. И большая ванна, стоящая за ширмой в углу их спальни являлась как раз одним из нововведений, привносящих комфорт в повседневную жизнь в поместье.

 Вернувшись в коттедж, Джулия занялась плечом Маккензи – промыла и перевязала рану. К окончанию этой процедуры успели вернуться Дженни и Молли. Воссоединение женщин сопровождалось искренними объятиями и потоками слез. Хотя Дженни и была рада видеть свою наставницу живой и невредимой, Джулия заметила, что её ученица уже вполне справляется с обязанностями повитухи. Что ж, Дженни Уотсон принесет немало пользы жителям Хартли.

 После слезного прощания Джулия и её сопровождающие отправились в поместье. Таунсенды вернулись домой лишь сегодня утром. Чарльз Таунсенд уже хотел было послать сообщение о похищении Джулии герцогу и герцогине Эштон, но тут прибыл Рендалл, заверивший всю семью, что с Джулией все обстоит хорошо.

 Большая часть дня прошла в обсуждениях открывшегося высокого происхождения Джулии и вопиюще поспешного недавнего брака. Сара Таунсенд, сестра-близняшка Марии, сочла случившееся удивительно романтичной историей. Джулия же надеялась, что этой девушке никогда не выпадет «счастье» испытать подобное «романтическое приключение».

 Пока Джулия принимала ванну, Рендалл и Маккензи вместе с Чарльзом Таунсендом отправились в Хартли, чтобы уладить дело с убийством одного из преследователей Джулии. Она же сама размышляла над тем, кто именно из мужчин застрелил этого негодяя, однако пришла к заключению, что лучше всего ей остаться в неведении. Оба они были солдатами. И оба сделали всё, что было в их силах.

 Удастся ли ей теперь вернуться к обычной жизни? Она надеялась, что её муж прав, полагая, что граф Давентри отзовёт своих псов, узнав о женитьбе Рендалла на Джулии. Она не перенесет, если ей и дальше предстоит жить, опасаясь насилия. И тем более понимая, что взбешенный Давентри может причинить вред кому-либо ещё.

 Она закрыла глаза, наслаждаясь ароматом лавандового масла, добавленного в горячую воду. Должно быть, даже задремала, так как вздрогнула и проснулась, когда дверь спальни неожиданно открылась.

 – Джулия? – послышался голос Рендалла.

 Хотя ванна и была скрыта за ширмой, Джулия почувствовала неловкость из-за того, что находится обнаженной в одной комнате с супругом. Она поспешно выбралась из ванны, стараясь не намочить ковер.

 – Я слишком долго наслаждалась горячей водой, – сказала она, потянувшись за полотенцем.

 Раздался звон стекла.

 – Не торопись, – ответил Рендалл. – Таунсенд предложил мне принять ванну в его гардеробной, так что я уже успел помыться.

 Ночная рубашка и халат Джулии были перекинуты через ширму, она торопливо оделась и вышла, на ходу вынимая шпильки из волос. Рендалл сидел в одном из кресел с подголовником. После ванны он надел брюки, но застегивать наглухо рубашку не стал. Его светлые волосы потемнели от влаги, он казался расслабленным, счастливым и преступно красивым.

 – Похоже, ты уже и забыл о недавней схватке с убийцами. Не то, что я, – язвительно заметила она.

 – Как и в большинстве случаев, всё дело в практике, – он указал на стол между креслами, где стояли бокал бренди и дымящаяся чашка.

 – Я принёс бренди, а также какое-то варево, которое, по словам кухарки, тебе понравится. Думаю, это горячее молоко с пряностями и каким-то алкоголем.

 – Горячий поссет[31] Марии, – догадалась Джулия, предвкушая удовольствие. Взяв с туалетного столика щетку для волос, она села в кресло напротив Рендалла. – Как это мило со стороны миссис Бекетт проявить такую заботу. Бабушка научила Марию готовить всяческие домашние лекарства, и это одно из них. Очень вкусно и помогает расслабиться после тяжелого дня. Тебе оно тоже не помешало бы.

 Он с сомнением поморщился, глядя, как Джулия немного отхлебнула из чашки:

 – Как-нибудь в другой раз.

 Она отставила напиток и взялась за щетку, собираясь привести в порядок мокрые волосы.

 – Что там насчет убийства человека Крокетта, могут возникнуть какие-нибудь неприятности?

 – Таунсенд полагает, что показаний двух респектабельных джентльменов и всеми уважаемой леди: тебя, меня и Маккензи, – вполне достаточно, чтобы посчитать это убийство правомерным, – улыбнулся Рендалл. – Хотя назвать Мака респектабельным можно лишь с огромной натяжкой.

 – Ты подтруниваешь над ним, однако доверяешь, – задумчиво проговорила Джулия. – Сегодня он прекрасно за мной присматривал.

 – Я знал, что он поступит именно так. У него чутье, когда дело касается чего-то важного, – Рендалл нахмурился, наблюдая за тем, как Джулия расчесывает волосы. – До сих пор мне не попадались красивые женщины, столь же упорно избегающие зеркал, как ты.

 Она застыла, всё внутри неё сжалось. Прошло несколько мгновений прежде, чем она сумела ответить:

 – Я некрасива. И поэтому... предпочитаю избегать зеркал.

 – Но, Джулия, ты же красавица, – спокойно возразил Рендалл. – Знаю, многие месяцы тебе пришлось скрываться, но теперь-то необходимость в этом отпала.

 Она крепко сжала щетку, опустив её на колени.

 – С той ночи в Эдинбурге я пытаюсь свыкнуться с собственным уродством. Но это... займет некоторое время.

 – Ты не уродлива, – решительно заявил Рендалл. – Да, на твоем прекрасном теле имеются шрамы, но чтобы быть красивой необязательно быть идеальной, а ведь эти шрамы даже не видны.

 – Но сама я про них забыть не могу и чувствую себя обезображенной, – Джулия с трудом выдавила из себя признание, желая, чтобы муж поскорее сменил тему и больше никогда к ней не возвращался.

 Она услышала, как он глотнул бренди.

 – Мне очень жаль, что ты считаешь меня уродливым, – сказал Рендалл. – Я надеялся, что в твоих глазах я обладаю хоть какой-то презентабельностью.

 Джулия вскинула на него удивленный взгляд.

 – Что за чепуху ты несешь? Ты же классически красив. Настолько, что это даже лишает присутствия духа. И ты не можешь не знать об этом.

 – Но ведь ты считаешь, что шрамы означают уродство, значит, я, должно быть, просто отвратителен, – спокойно возразил он. – Ты уже видела увечья на моём правом боку и ноге, и они не единственные. – Он встал и стянул рубашку через голову, обнажая торс. – Сомневаюсь, чтобы тебе попадались мужчины с таким же количеством шрамов, как у меня.

 Она зачарованно смотрела, как он повернулся, чтобы показать ей спину, а потом снова обернулся лицом к ней. Его широкие плечи, крепкое мускулистое тело и тонкая талия были прекрасны, – но сплошь покрыты всевозможными отметинами. Некоторые были едва заметны, другие – выделялись совершенно четко. Она увидела тонкие линии и зарубцевавшиеся узлы. Правый бок искорежила та же шрапнель, что так серьезно повредила его ногу. А все тело в целом представляло собой подробную карту перенесенной им боли и полученных ранений.

 Почувствовав, как пересохло во рту, Джулия осторожно коснулась тонкого белого следа на его правом плече:

 – Как это случилось?

 – Француз ударил клинком во время отступления к Ла-Корунье.[32] Я был ранен, а вот он убит. – Рендалл, нахмурившись, осмотрел своё тело. – Каждый шрам связан с отдельной историей, но, если честно, вспомнить, где я получил их все, мне не удастся. В основном ранения были несерьезными. Всё быстро заживало, а вот отметины оставались.

 – Что ж, у тебя на удивление много шрамов, – согласилась Джулия, – и большинство из них незаметны другим людям.

 Его брови иронично изогнулись:

 – Однако если даже скрытые от посторонних глаз шрамы означают, что я уродлив...

 – Но это же совсем другое! Твои шрамы – достойные уважения знаки доблести.

 – Они – доказательство того, что я не всегда успевал вовремя уклониться. – Рендалл встал перед Джулией на колени. Она не успела понять его намерений, а он уже стянул с неё халат и спустил с плеч рубашку, подхватив крупными теплыми руками её груди.

 Она вздрогнула, словно от удара молнии.

 – Не надо!

 – Когда мы впервые заговорили о браке, ты сама разрешила мне касаться тебя, – тихо напомнил он. – Это так неприятно? Клянусь, что не стану тебя принуждать. – Он глубоко вздохнул. – Хотя для меня это неимоверное испытание силы воли. Тебя беспокоят мои прикосновения? Или то, что видны твои шрамы?

 Джулии хотелось вспылить. Или пнуть этого чертового мужчину. Однако она не сделала ни того, ни другого, а лишь взглянула на отметины в верхней части груди и заставила себя сосредоточиться на своих ощущениях.

 – Твоё прикосновение... не неприятно. – На самом деле ей даже нравилось ощущать его теплые сильные руки на своей мягкой коже. – И все же шрамы заставляют меня чувствовать себя искалеченной. Увечной.

 – То, что с тобой сделали, – ужасно. Но это ни в коей мере не делает тебя уродливой. – Он стал неспешно ласкать её соски большими пальцами.

 И вновь удар молнии, на этот раз – сплошное удовольствие. Грудь, которую она так ненавидела, оказывается, способна чувствовать наслаждение. Соски напряглись от ритмичных поглаживаний.

 – Уверен, выйдя замуж за разумного человека и прожив все это время в нормальном обществе, ты и в этом случае осталась бы такой же милой и доброй женщиной, – заметил Рендалл, – но в тебе не было бы той силы и индивидуальности, которые и делают тебя такой особенной.

 Джулия скривилась в горькой усмешке.

 – Так мне надо быть благодарной за все испытанные мной мучения? За то, что я была вынуждена сфальсифицировать свою смерть и жить в бедности?

 – Благодарной? Ну, нет. Но всё случившееся – часть тебя так же, как и чудесные каштановые волосы и прекрасная, сливочная... – он сглотнул, – чувственная кожа. Мы такие, какими нас сделала жизнь. Твоя оказалась очень нелегкой, но в результате ты превратилась... в пленительную женщину.

 Это она пленительная? Хотелось бы верить, но подобная мысль показалась ей слишком неожиданной и странной.

 – Я... Спасибо тебе за то, что ты пытаешься сделать, – дрожащим голосом произнесла Джулия, стараясь оттолкнуть руки мужа. – Но сегодня на большее я уже не способна.

 Приняв это, Рендалл осторожно натянул её рубашку и халат, потом поднялся и отступил. Она облегченно вздохнула.

 Его голый торс смущал её, поэтому Джулия сначала отпила большой глоток поссета и лишь потом вернулась к расчесыванию волос.

 – Не знаю, Александр, то ли ты спасешь мою душу, то ли сведешь с ума, – сухо заметила она.

 – Надеюсь, что первое. – Он подошел к шкафу и достал небесного цвета баньян.[33] Хотя в одежде его красивое тело не приводило её в такое замешательство, зато цвет этого халата делал ещё более привлекательными его светлые волосы и голубые глаза. Она снова отвела взгляд.

 – Я хотел бы сделать наш брак настоящим, миледи, но думаю, что это произойдет только тогда, когда мы оба примиримся с нашими ранами – как душевными, так и физическими, – он слегка улыбнулся. – Это значит, что ты имеешь полное право высказывать мне всё в лицо, если я попытаюсь отрицать неопровержимое.

 Джулия прищурилась и ответила:

 – Так как у тебя есть право касаться меня каждый день, то я в свою очередь стану ежедневно расспрашивать тебя о каком-либо из твоих шрамов.

 – Согласен, однако не думаю, что тебе удастся мучить меня так же действенно, как мне – тебя. – Рендалл задумался. – Хотя некоторые отметины напоминают об эмоциональной боли так же, как и о физической. Если ты попадешь на одну из них, то, скорее всего, мои страдания окажутся не меньше твоих.

 – И какие же это отметины? – поинтересовалась она.

 – А это уже твоё дело – найти их среди прочих. – Рендалл достал из шкафа два сложенных одеяла и разложил их на ковре.

 Джулия поняла, что он снова собирается спать на полу.

 – Не стоит, – остановила она его, – я не против снова разделить с тобой постель, но... не более того.

 – Что ж, прогресс очевиден, – улыбаясь, заметил он. От этой его улыбки ей захотелось растаять. Он считает её пленительной. Джулии эта мысль явно нравилась, пусть она и не могла поверить его словам.

 Рендалл скрылся за ширмой, чтобы переодеться ко сну. Поскольку он был намного выше жены, ширма не скрывала его полностью, и Джулии были видны его великолепные плечи.

 Ей необходимо успокоиться, а не впадать в излишнее волнение, потому она отвела взгляд, заплела косу и допила поссет.

 – Я сразу же засну, стоит мне оказаться в постели, – пробормотала она, вставая и снимая халат, после чего скользнула под простыни, стараясь оставаться на своей половине кровати.

 Рендалл вышел из-за ширмы и стал тушить свет.

 – Хочешь побыть здесь ещё денёк-другой? Чарльз Таунсенд предложил нам пожить подольше, так у тебя появится время как следует со всеми попрощаться.

 – Я бы с удовольствием, если ты, конечно, не торопишься в Лондон, – Джулия подавила зевок. Она не обманывала, говоря о том, что устала.

 Потушив свет, Рендалл лег в кровать. Матрас просел под его весом, и Джулия скатилась по гладким простыням к мужу.

 – Прости! – произнесла она, пытаясь вернуться на свою сторону кровати.

 – Не убегай, – он обхватил её рукой за шею и прижал к себе. – Зачем нам делить постель, если мы будем лежать на разных половинах, не касаясь друг друга?

 Его объятие было чисто дружеским, в нём отсутствовала чувственность, поэтому Джулия позволила себе прижаться к мужу. Хотя Бранфорд и был помешан на сексе, нежные объятия его совершенно не интересовали. Сейчас же Джулия чувствовала тепло, расслабленность и безопасность.

 Пока не шевельнула рукой и случайно не задела твердую возбужденную плоть Рендалла. Он задохнулся и напрягся всем телом, а она немедленно отдернула руку, едва не вскрикнув.

 – Я не хотела!

 – Знаю, – Рендалл не стал снова притягивать её к себе, но взял за руку и переплел свои пальцы с её. – Хотя прогресс и очевиден, наш путь ещё очень долог. – Он крепче сжал её пальцы. – Говорил ли я тебе, как восхищаюсь той смелостью, с которой ты смотришь в лицо своим страхам?

 Она криво усмехнулась в темноте:

 – Не думаю, что выказала так уж много смелости. Каждый раз, когда ты ко мне прикасаешься, мне хочется сбежать, – призналась она и задумалась. – А сегодня вечером я даже хотела тебя ударить.

 Он от души расхохотался.

 – Рад, что не ударила, однако, полагаю, пытаться бороться, а не бежать, – хороший признак. Ты и в самом деле удивительная женщина. Несчастья придают глубину нашему характеру. Именно поэтому Мария, например, более интригующая, чем Сара, хотя на первый взгляд обе они одинаково красивые и милые близняшки. Просто невинность не особо интересна.

 – О, далеко не все мужчины с тобой согласятся!

 Рендалл пожал плечами:

 – На вкус и цвет, как говорится. Лично мне нравятся женщины, сумевшие преодолеть удары судьбы.

 – Потому что они лучше тебя понимают? – тихо спросила Джулия.

 Последовало продолжительное молчание, после чего Рендалл ответил:

 – Полагаю, суть брака в том, чтобы два человека проникли в душу друг друга. У тебя это прекрасно получается.

 – У тебя тоже. – Темнота придала ей смелости, и она спросила: – Разве это не ужасно болезненно, когда ты... возбужден и не можешь получить удовлетворение?

 – Так и вижу Бранфорда, стоящего за этим вопросом, – сухо ответил Рендалл. – Да, постоянное возбуждение несколько неудобно, но едва ли его можно назвать совершенно невыносимым. Взрослому мужчине не пристало потакать собственной похоти.

 Но Бранфорд только этим и занимался. А она по закону была вынуждена удовлетворять все его желания.

 – Как повитуха большую часть времени за прошедшие годы я провела с женщинами и маленькими детьми, – задумчиво проговорила Джулия, – и теперь начинаю понимать, как мало знаю о взрослых мужчинах.

 – Ты быстро учишься, – Рендалл снова сжал её руку. – По крайней мере, меня ты узнаешь довольно быстро. Что же касается возбуждения – в этом больше хорошего, нежели плохого. По крайней мере, оно напоминает мне, что я жив. А я уже и забыл, что это такое.

 Ей не хотелось думать о его мрачном прошлом. Но если бы за его плечами не было ничего подобного, он не смог бы её понять, не захотел бы её. Она повернулась на бок и легонько поцеловала мужа в щеку.

 – Спокойной ночи, Александр.

 Его ответный шепот: «Приятных снов, миледи», – продолжал звучать в её ночных видениях.


Глава 18

Джулия устало поерзала на сиденье экипажа. Прожив более двенадцати лет за городом в деревне, не отдаляясь от дома больше, чем на несколько миль, она отвыкла от длительных переездов. Рендалл и Маккензи переносили дорогу намного легче.

 Рендалл посмотрел в окно и сказал:

 – Что ж, за сегодня нам удалось проделать немалый путь, и теперь мы въезжаем в Грантем.[34]

 Джулия выглянула из окна со своей стороны, но не увидела ничего примечательного.

 – Догадываюсь, что тебе частенько приходилось ездить по Большой северной дороге,[35] поэтому ты сразу узнаешь местность. Мы остановимся тут или поедем дальше?

 – Ты очень стойко переносишь все тяготы путешествия, – отметил Рендалл, понимающе улыбаясь. – В Грантеме находится одна из лучших гостиниц[3] среди центральных графств. Так что мы вполне можем провести ночь здесь.

 Маккензи сидел напротив них и бесцельно перекидывал игральные кости из руки в руку. Не поднимая глаз, он произнес:

 – В этом городе умерла моя мать.

 – Я и не знал, – изумленно посмотрев на Маккензи, проговорил Рендалл.

 – Не было причин рассказывать тебе об этом, – Мак сгреб игральные кости и встряхнул в сложенных ладонях. – Как ты знаешь, она была актрисой. Мы как раз направлялись на север, поскольку она собиралась работать в театральной труппе, основным местом пребывания которой был Йорк. её смерть стала полной неожиданностью.

 Джулия затаила дыхание, вспомнив, что Мак был ещё совсем маленьким, когда умерла его мать.

 – Вы тогда были с ней? Как это всё ужасно!

 Мак бросил игральные кости на сиденье рядом с собой и взглянул на результат. Он выглядел невероятно спокойным.

 – К счастью, горничная моей матери оказалась очень смышленой женщиной. Сначала она устроила её похороны на приходском кладбище при главной церкви города, а потом собрала мои вещи и отправила меня в загородный дом к отцу.

 – А до этого вы встречались с лордом Мастерсоном? – спросила Джулия.

 – Раз или два. Я даже помню, как он говорил, что я похож на его сына Уилла, за исключением манер, конечно, – усмехнулся Маккензи. – С тех пор ничего не изменилось.

 Они все дружно рассмеялись.

 – Вам повезло, что горничная знала, куда вас отвезти, и сделала это, – заметила Джулия.

 – В оплату за это она прибрала к рукам мамины драгоценности и одежду, – сухо ответил Мак. – Но да, мне повезло, ведь она вполне могла бы оставить меня на церковном дворе вот тут, в Грантеме.

 – Не меньшее везение, что лорд Мастерсон признал тебя, – добавил Рендалл. – Отец Уилла не был образцом добродетели, но сыновей любил. Иногда и я проводил школьные каникулы с Уиллом и Маком в их семье.

 Джулия поняла, что это был один из способов избежать общения с Бранфордом. И тут она кое-что вспомнила:

 – Многие годы я не думала об этом, но теперь припоминаю, что незадолго до того, как я забеременела, у Бранфорда появился незаконнорожденный сын. Помнится, он всё насмехался надо мной, что именно по моей вине я никак не могу зачать ребенка, поскольку у него-то имеются доказательства того, что он может с этим справиться. Интересно, что стало с тем мальчиком? Должно быть, сейчас ему лет двенадцать-тринадцать.

 Мак нахмурился.

 – Ребенок жил с матерью?

 Джулия задумалась, потом покачала головой.

 – Мне казалось, что да, но подробностей я не помню.

 Мак помрачнел ещё больше.

 – Надеюсь, после смерти отца ребенка не бросили. Он же тогда был совсем крошкой.

 – Если после смерти Бранфорда мать мальчика оказалась в отчаянном положении, думаю, она могла обратиться к Давентри, – заметил Рендалл. Без сомнения, он был прав, но Джулия всё-таки задумалась о судьбе мальчика. У любого ребенка должен быть свой дом.

 Как только они оказались в городе на Хай-стрит, Маккензи приказал кучеру остановиться.

 – Пожалуй, я выйду сейчас и пройдусь пешком, чтобы размять ноги. Встретимся в гостинице. Закажете для меня номер? Вы же наверняка хотели остановиться в «Ангеле и Короле»?

 Рендалл кивнул и подтвердил:

 – Если у них не окажется свободных комнат, мы отправимся на постоялый двор на той же улице. Забыл его название, но находится он совсем рядом с «Ангелом и Королем».

 – Я вас найду, – экипаж с грохотом остановился, и Маккензи выскочил наружу.

 Когда дверь за ним закрылась, Джулия промолвила:

 – С удовольствием прошлась бы с мистером Маккензи. Я и сама не прочь размять ноги.

 – Сомневаюсь, что он был бы рад сопровождению, – Рендалл махнул в сторону необычно высокого тонкого церковного шпиля за окном. – Он ведь сказал, что его мать похоронили на церковном кладбище. Полагаю, он собирается посетить её могилу.

 – Что ж, тогда оставим его наедине с собой, – ответила Джулия, поудобнее устраиваясь на сиденье. – Я уже бывала в «Ангеле и Короле», хотя, признаюсь, очень давно. Когда моя семья отправлялась на север, мы обязательно останавливались в Грантеме, пока хозяин гостиницы чем-то не рассердил моего отца. После этого мы стали ночевать в другом месте, – она озадаченно покачала головой. – Хозяина звали Битон. Странно, что я это помню.

 – Теперешний мистер Битон, вероятно, сын того, которого ты помнишь. – Рендалл взял её за руку, как только они остались одни. – Твой отец часто выходил из себя?

 – Мне кажется, это было его постоянное состояние. Именно поэтому ему ничего не стоило разозлиться на меня, когда я так опозорила семью Рейнз.

 Экипаж остановился рядом с широким каменным фасадом «Ангела и Короля». Рендалл спустился и помог выйти Джулии.

 – Гнев – иссушающее чувство. Отказаться от такой превосходной гостиницы ужасно глупо.

 – Ты, должно быть, часто останавливался здесь на пути к друзьям на север, – предположила Джулия, когда они, зайдя внутрь, ожидали появления хозяина.

 – О, слишком часто. Обычно Большая северная дорога – это утомительная череда полей, деревень и почтовых станций, – он подразнивающе усмехнулся. – А уж та поездка из Хартли в Лондон, когда я сопровождал Марию и Эша, и тебя в качестве компаньонки Марии, оказалась наихудшей из всех, что я когда-либо совершал по Англии. Мне хотелось быть где угодно, но только не там, где я был.

 Она рассмеялась:

 – А хмурился ты так, словно желал, чтобы именно я оказалась где-то в другом месте.

 – Зато нынешняя поездка гораздо лучше той, поскольку я смирился с судьбой и женился на тебе, – его глаза, в отличие от шутливого тона, были как никогда серьезны. – Дорога все также длинна и ухабиста, а вот кровати вдруг стали намного удобнее.

 Джулия покраснела и улыбнулась в ответ. С тех пор, как они снова стали спать вместе, Рендалл доказал, что он человек слова, и ни разу не попытался навязать себя ей. Он даже смутился, когда, проснувшись однажды утром, обнаружил свою ладонь у неё на груди. Понимая, что это произошло случайно, во сне, она спокойно отвела его руку, и, прежде чем встать, они ещё несколько минут полежали, обнявшись. Чем больше она ему доверяла, тем проще ей было поверить, что когда-нибудь они смогут стать любовниками. Пусть и не сейчас.

 Появился хозяин, гораздо моложе того, кого помнила Джулия, но с таким же приветливым лицом.

 – Майор Рендалл, как приятно, что вы снова у нас. Вы надолго?

 – Только на одну ночь, – ответил Рендалл. – Мне нужна комната на двоих с женой и ещё одна – для мистера Маккензи, который должен вскоре появиться.

 Мистер Битон поклонился Джулии, при этом лицо его выражало неподдельное удовольствие.

 – Позвольте вас поздравить, майор. Мои самые искренние поздравления, миссис Рендалл. – Хозяин открыл гостевую книгу. – Вам повезло. Сегодня я жду наплыва гостей, но та угловая комната, которую вы предпочитаете, как раз свободна, а через два номера от неё найдется и свободная комната поменьше для мистера Маккензи.

 Послышался тяжелый стук колес подъезжающих экипажей. Джулия решила, что это и есть те самые гости, которых ожидал мистер Битон. Рендалл расписался в журнале для постояльцев, а Джулия успела снять шляпку, думая, что, если повезет, и простоит хорошая погода, они доберутся до Лондона дня через полтора. Она так на это надеялась.

 И тут с важным видом вошел лакей в парадной ливрее, быстро развернулся и придержал дверь, распахнутую для его хозяина. Плотный властного вида мужчина с врожденной надменностью на лице буквально ворвался в гостиницу. За ним неясно маячила толпа сопровождающих.

 Джулия встретилась с вошедшим взглядом и издала полузадушенное восклицание, очевидно, не в силах поверить своим глазам. Милостивый Боже, нет! Почему из всех гостиниц Англии он выбрал именно эту?

 Мужчина застыл на месте как вкопанный, на его лице, сменяя друг друга, отразились шок, неверие и наконец ярость. Неловкое молчание затянулось, а затем он презрительно выпалил:

 – Ты же должна быть мертва!

 Джулия пожалела, что не может упасть в обморок, дабы избежать ужаса этой встречи, но выбора у неё не было. Дрожащим голоском она ответила:

 – Жаль, что я вас разочаровала, отец.

 Герцог Каслтон высокомерно взглянул на Рендалла, обернувшегося, как только услышал голос Джулии.

 – Твой нынешний любовник, Джулия? – презрительно процедил её отец. – Вероятно, зарабатываешь на жизнь, лёжа на спине, вряд ли ты годишься на что-то ещё.

 Его ядовитое замечание ранило больнее физического удара. Джулия покачнулась и едва не упала. И тут большая теплая рука мужа нежно подхватила её под локоть. Прищурившись, Рендалл заметил:

 – Вы можете быть герцогом и отцом Джулии, но ни вам, ни кому другому я не позволю оскорблять свою жену.

 – А сообщила ли она вам, что убила своего первого мужа, замечательного молодого человека? – рявкнул герцог. – Почем мне знать, может, с той поры она успела избавиться ещё от дюжины мужей!

 – Все это вздор, и вам это известно, – спокойно ответил Рендалл. – Любой нормальный отец обрадовался бы, узнав, что его дочь жива, впрочем, если бы вы были нормальным отцом, то не бросили бы её столь бездушно. Вы позорите и своё имя, и весь свой род.

 Герцог, раскрыв рот, уставился на Рендалла.

 – Да как вы смеете, сэр! Кто вы такой?!

 Рендалл насмешливо поклонился и представился:

 – Майор Рендалл. Если вы желаете получить удовлетворение, буду счастлив сделать вам подобное одолжение. Но считаю своим долгом предупредить, что я превосходный стрелок и мастерски фехтую.

 Герцог прищурился и спросил:

 – Вы и Давентри как-то связаны?

 – Я его племянник и наследник, – ослепительно улыбнулся Рендалл. – Так что ваша дочь когда-нибудь все же станет графиней Давентри, но на сей раз, выйдя замуж по своему, а не по вашему выбору.

 Злобно взглянув на неугодную ему пару, герцог прорычал:

 – Битон, немедленно выгони этих людишек. Я не собираюсь жить с ними под одной крышей.

 Хозяин гостиницы, до этого момента потрясенно слушавший всю перепалку, вежливо обратился к герцогу:

 – Простите, ваша светлость, но эти люди уже зарегистрировались. Уверяю вас, больше вы с ними не встретитесь: по той простой причине, что ваши с ними номера находятся в разных частях дома.

 Герцог в изумлении уставился на Битона.

 – Вы цените этих постояльцев выше меня?

 – У меня нет причин выгонять майора Рендалла и леди Джулию, – ответил хозяин гостиницы. – Они очень вежливы и учтивы, – довольно прозрачный намек на то, что о других гостях этого никак нельзя сказать.

 – Вы со своим папашей – два сапога пара! – выпалил герцог.

 – Вы делаете мне честь таким сравнением, – Битон оставался все также невозмутим, – я им безмерно восхищался.

 – Ноги моей больше не будет в этом богомерзком месте! – Леденящий душу взгляд герцога переместился на Джулию: – А я-то даже начал испытывать к тебе нечто похожее на уважение, когда решил, что ты покончила жизнь самоубийством, тем самым искупив свои грехи. Теперь же вижу, что ты трусливая обманщица. Ты мне не дочь!

 Герцог развернулся и уже было собрался покинуть гостиницу, когда раздался голос Рендалла:

 – Без такого ужасного отца, Каслтон, Джулии будет намного лучше. Но вы не можете отрицать, что у неё имеется право на часть семейного имущества. Так что будьте готовы выполнить свой долг. Мой поверенный свяжется с вашим.

 Бросив через плечо гневный взгляд на Рендалла с Джулией, герцог хлопнул дверью гостиницы, сопровождаемый безмолвной свитой. ещё минуту после этого стояла напряженная тишина, затем Битон спокойно произнес:

 – Его светлость не приезжал сюда, пока был жив мой отец, но после его смерти решил дать шанс мне. И снова «Ангел и Король» не сумел соответствовать герцогским запросам.

 – Мне очень жаль, что мы принесли вам убытки, – извинился Рендалл.

 Хозяин пожал плечами.

 – Каслтон – гость редкий и слишком капризный. Вы же и ваши друзья – мои постоянные клиенты, и всегда будете желанными гостями, – сказал он и перешел к делу: – Подать вам ужин в отдельной столовой?

 Рендалл взглянул на Джулию:

 – Мы поужинаем у себя в комнате. Позже я сделаю заказ.

 Джулия с благодарностью кивнула. Единственным её желанием на данный момент было укрыться где-нибудь, словно загнанной на охоте лисице.

 Повернувшись к хозяину, Рендалл добавил:

 – Прошу, как только появится мистер Маккензи, расскажите ему, что случилось, но я бы предпочел, чтобы больше об этом никто не узнал.

 – Разумеется, кому же хочется выносить на свет семейные проблемы, – пробормотал Битон. – Следуйте за мной, майор, леди Джулия.

 Она и не заметила, как поднялась по лестнице, чувствуя лишь уверенную руку Рендалла на своей талии. Она не одна.

 Когда в последний раз её защищал мужчина?

 Да никогда.


Глава 19

Как только Битон оставил их одних в просторной спальне, Джулия, всё ещё находясь в объятиях Рендалла, повернулась к нему лицом и прижалась лбом к его плечу. Он вдруг понял, насколько же хрупким было её стройное тело, и обнял покрепче, сокрушаясь по поводу того, что не смог оградить её от столь ужасной сцены.

 – Мне жаль, что тебе пришлось вынести подобное, – глухо проговорила она.

 – Извиняться нужно не тебе, – с сарказмом заметил Рендалл, забирая капор из её онемевших пальцев и бросая вещицу на кровать. Затем спросил: – И что, твой отец всегда так плохо к тебе относился?

 Она задумалась, прежде чем ответить.

 – Не могу сказать что-то определенное. В детстве я была слишком послушным ребенком, потому, наверное, у него не было поводов быть мною недовольным. К тому же я редко с ним виделась, да и тогда он держался сдержанно, словно выполнял положенный ритуал. Обычно я думала о нём, как о «герцоге», а не как об отце. Мне кажется, он вообще не слишком высокого мнения о женщинах, – сказав это, она задрожала. – Когда я пришла к нему после смерти Бранфорда, он... он повел себя мерзко. Я и не подозревала, что он способен настолько выйти из себя.

 – Теперь я понимаю, почему ты решила сбежать, бросив всё. – Рендалл едва удержался, чтобы не поддаться соблазну броситься за Каслтоном и избить его до бессознательного состояния. Не стоит так обращаться с тестем, даже если он того заслуживает. Вместо этого майор вытащил шпильки из волос жены, распуская их по плечам и пропуская сквозь пальцы. – Надо отдать должное силе твоего духа, которая не позволила тебе и в самом деле утопиться в море.

 – О, я была к этому близка. Очень близка. – Она сдавленно усмехнулась. – Но, похоже, я слишком упряма, чтобы просто так взять и сдаться. Не уверена, что это моё качество можно назвать силой духа.

 – Это почти одно и то же. – Кончиками пальцев Рендалл стал массировать кожу её головы и с удовольствием отметил, как напряженность понемногу оставляет её лицо.

 – Я была уверена, что отец придет в ярость, когда выяснится, что я не умерла, но полагала, что он узнает об этом как-то по-другому, – печально произнесла Джулия. – Столь неожиданная встреча заставила его проявить свои самые отвратительные качества. Думаю, его ярость вызвана тем, что я обманула его и не покончила с собой по-настоящему.

 – По крайней мере, самое худшее теперь позади. – Рендалл успокаивающе провел рукой по её спине. – Вряд ли даже Давентри удастся тебя так расстроить.

 – Что верно, то верно.

 Видя, что она почти пришла в себя, он спросил:

 – Хочешь, чтобы я ушел?

 – На этот раз – нет, – ответила Джулия и обняла мужа за талию, словно боялась, что кто-то заберет её у него. Рендаллу это доставило огромное удовольствие.

 – Я бы сказал, наблюдается ощутимый прогресс, раз ты не отсылаешь меня прочь, – заметил он, подхватил Джулию на руки и сел на небольшой диванчик, устроив её на коленях. Она тихонько, очаровательно вскрикнула, а потом, успокоившись, положила голову ему на плечо. – Каслтон, Давентри, Бранфорд. И что, все мужчины в твоей жизни обладали столь мерзкими характерами? А брат?

 – Энтони? Даже не знаю, как он воспримет весть о том, что я жива. В детстве мы были очень близки, но с тех пор слишком давно не виделись. Его отослали в Итон сразу же, как только он достиг подходящего возраста, а когда я вышла замуж и уехала из родительского дома, ему было всего-навсего четырнадцать. – Она закусила губу. – Нет, не хочу думать об Энтони. Как младший братишка он был замечательный, но через столько лет маркиз Стоунли может оказаться таким же невыносимым, как и отец.

 – Что за мрачные мысли. Впрочем, полагаю, скоро ты всё узнаешь, – хмуро откликнулся Рендалл. – До сегодняшнего дня я почему-то не задумывался, как ты встретишься со своей семьей по приезде в Лондон. Но ведь Стоунли твой ближайший родственник, и наверняка ты захочешь сама написать ему обо всем, а не ждать, когда он узнает новости от твоего отца.

 Она поморщилась и согласилась:

 – Ты прав. Пошлю Энтони письмо с утренней же почтой, хотя, скорее всего, герцог доберется до него раньше. Надо также написать бабушке о моём скором приезде и о том, что необходимость скрывать от людей, что я жива, отпала.

 – Ты станешь темой для разговоров во всех светских салонах никак не меньше чем на неделю, – предположил Рендалл. – Возможно, ты даже сможешь продержаться пару недель.

 – Скажешь тоже, не настолько же долго. – Джулия отклонила голову, чтобы заглянуть ему в лицо. С распущенными по плечам волосами она казалась молодой и восхитительно прекрасной. – Как ты догадался, что мне положена доля в наследстве? Сбежав, я о нём забыла и с тех пор не вспоминала.

 Рендалл пожал плечами, одновременно поглаживая рукой изгиб её бедра.

 – Твоя мать знатного происхождения, а это означает, что при заключении брачного союза непременно подписывается соглашение, где все дети, рожденные в браке, получают свою долю состояния. Также возможно, что, кроме денег, тебе полагается и какая-то недвижимость.

 – Моя мать происходила из семьи Ховард, – невесело улыбнулась Джулия, – так что в моих жилах течет едва ли не самая голубая кровь во всей Британии. Такой не может похвастаться даже выскочка из Ганноверской династии, в настоящее время сидящий на троне.

 Это значит, что Джулия состоит в родстве с герцогом Норфолкским, первым герцогом королевства. Рендалла это нисколько не удивило.

 – Брачный контракт твоих родителей по своей сложности, вероятно, можно сравнить лишь с союзными договорами между небольшими государствами.

 – Уверена, ты прав, – голос Джулии прозвучал очень сухо. – Женитьба на мне может оказаться для тебя очень выгодной, ведь собственность жены принадлежит мужу.

 – Не могу обвинять тебя за то, что ты так настороженно относишься к мужским мотивам, Джулия. – Перехватив её взгляд, Рендалл прищурился. – Но я в состоянии содержать жену и без твоего наследства или богатств Давентри. Но теперь, познакомившись с твоим отцом, думаю, что именно собственные деньги позволят тебе чувствовать себя независимой от мужчин. Я открою доверительный фонд на твоё имя, и вся собственность, полученная от твоего отца, будет находиться там.

 Она покраснела и опустила голову.

 – Я и так знала, что ты не охотник за богатой наследницей, Алекс. Просто мой отец будит во мне всё самое плохое, так же как и я в нём.

 – Твоя язвительность ничто по сравнению с тем, что поднимается во мне при одном упоминании Давентри, – заверил её Рендалл. Он продолжал ласково поглаживать бедро жены. Хотя Джулия была и невысокого роста, но тело её имело все необходимые округлости во всех нужных местах. – Так ты навещала бабушку, когда приезжала в Лондон с Марией? Полагаю, это бабушка с материнской стороны.

 Она кивнула.

 – Grandmère[36] единственная, кто знал, что я жива. В начале этого года она серьёзно разболелась, и я уже боялась, что больше её не увижу. Вот почему я рискнула посетить Лондон.

 – В результате чего Давентри обнаружил, что ты жива, и послал за тобой Крокетта.

 – Да, – не сразу ответила она, – но я не жалею. Несмотря на все треволнения последних недель, я довольна, что снова могу жить под своим настоящим именем.

 Рендалл никогда не встретил бы Джулию, откажись та сопровождать Марию...

 – Однако, живя в безопасности в Хартли, ты не была бы вынуждена выйти замуж, чтобы защитить себя.

 Она снова откинула голову и посмотрела на него своими серьезными серыми глазами.

 – Ты – единственный мужчина, когда-либо вступавшийся за меня, – тихо проговорила она, – единственный. Я и не подозревала, насколько я жажду этого.

 Она подалась вперед и поцеловала его.

 Не легким дружеским поцелуем, а по-настоящему, раскрыв губы. И Рендалл с удовольствием ей ответил. Джулия была такой теплой, такой чувственной, что вся его сдержанность, которой он следовал с тех самых пор, как спас её от похитителей, исчезла, как дым, стоило его рукам скользнуть по соблазнительным изгибам её тела.

 Она перестала дышать.

 – Мне кажется, будто я кошка, которую ласкает хозяин.

 – И подобно кошке, полагаю, ты уйдешь сразу же, как только тебе надоест, – Рендалл поцеловал её чувствительную кожу за ушком. – Но пока, Джулия, можешь ли ты довериться мне и расслабиться, позволив подарить тебе удовольствие? Пусть нам и рано становиться любовниками, однако я хотел бы убедить тебя сделать хоть пару шажков в этом направлении.

 – Мой разум и тело всё ещё полны страхов, но сердцем я тебе доверяю, – сказала она, коснувшись рукой его щеки. Легкое прикосновение её пальчиков было удивительно эротичным.

 Рендалл заглушил в себе бурную реакцию на эту ласку и снова завладел губами Джулии, на этот раз более глубоким поцелуем, заставив участвовать в нём их языки. её нерешительность постепенно уходила, дыхание участилось. Он коснулся рукой стеганой набивки её корсета. В дорогу она надела укороченный вариант этой дамской принадлежности, который доходил лишь до талии. А значит, стоило ему опустить руку чуть ниже, и он почувствовал округлое упругое бедро, скрытое лишь двумя слоями ткани.

 Рука Рендалла добралась до её колена, и Джулия напряглась. Тогда он решил узнать, насколько чувствительно её элегантное ушко. Оказалось, очень чувствительно. Он прошелся по его краю, и она вздохнула от наслаждения.

 Проведя рукой по бедру под юбками, он ощутил, как легкая дрожь пробежала по её телу, но остановить его она не пыталась. Гладкий чулок уступил место шелковистому теплу женской плоти.

 Легко коснувшись нежной кожи, Рендалл снова остановился, давая ей время привыкнуть к тому, где теперь находилась его рука. Голова Джулии лежала у него на плече, грудь поднималась и опадала, пока он ласкал губами её шею. Он даже языком чувствовал, что она мурлычет от удовольствия.

 Рендалл скользнул рукой меж её бедер, осторожно продвигаясь выше. Джулия дернулась и резко выдохнула, как только он достиг жара и влаги, скрытых в развилке её бедер.

 – Тебе неприятно? – прошептал он, легонько касаясь ребром ладони чувствительных складок. – Ты хочешь, чтобы я остановился?

 – Нет... не неприятно, – дрожа, пролепетала она. – Не. Останавливайся.

 – Как пожелает миледи. – Он стал ласкать её глубже и интимнее, надавливая то сильнее, то нежнее, то ускоряя движение, то замедляя, пока она не стала почти что задыхаться, а ноги не раздвинулись сами собой, предоставляя ему полный доступ. Рендалл тоже тяжело дышал, её возбуждение зажгло его.

 Джулия выгнула спину, закрыв глаза, а её бедра задвигались в вечном непроизвольном ритме.

 – Алекс... – выдохнула она, находясь на грани чего-то неведомого и чувствуя необходимость разрядки.

 Потом она вскрикнула, впилась ногтями в его плечо и спину, конвульсивно сжимаясь вокруг пальцев его правой руки. Жар и аромат любви едва не сломили волю Рендалла. Больше всего на свете ему хотелось слиться с ней, разделить это безудержное, первобытное наслаждение.

 ещё не время, не время! И все-таки он тоже испытал радость и удовлетворение хотя бы оттого, что вознес её на вершину. Разумеется, придет день, когда он сможет наконец погрузиться в неё.

 Она открыла глаза, в которых читалось неподдельное изумление.

 – Я и не знала, – вымолвила Джулия. – Я годами заботилась о здоровье женщин, но так и не поняла, что те имели в виду, когда утверждали, как сильно желают своих мужчин.

 – Это всего лишь первый шаг, Джулия. – Рендалл поцеловал её взмокший лоб. – Впереди тебя ждет ещё очень многое.

 её милая округлая попка прижималась к его возбужденной плоти, подвергая жестокому испытанию его самообладание. Он неловко поерзал, не желая расстраивать Джулию.

 Но даже пресыщенная удовольствием, она всё заметила. Соскользнув с его колен на диван, Джулия устроилась под его рукой.

 – Прости. Ты заставил меня позабыть о встрече с отцом, а в ответ я лишь причиняю тебе неудобства.

 Он крепко обнял её за плечи.

 – Эти неудобства не идут ни в какое сравнение с тем наслаждением, что я испытал, доставив тебе удовольствие.

 – И тем не менее... – она, прищурившись, взглянула на его натянувшиеся бриджи. Потом, глубоко вздохнув, стала расстегивать на них пуговицы.

 – Милостивый Боже, Джулия! – Она сжала пальцами твердую пульсирующую мужскую плоть, и Рендалл застыл, чувствуя, как по венам пронеслась обжигающая молния. – Ты... ты не обязана этого делать.

 – Знаю, – закусив губу, она приподнялась, перекинула одну ногу через его колени, а её юбки льющимся каскадом скрыли их обоих. – Именно поэтому я и могу.

 Джулия стала медленно опускаться на него, но, резко вдохнув, остановилась. Прежде, чем Рендалл успел произнести хоть слово, она заметила:

 – Всё в порядке. Просто... я очень узкая, а ты... такой большой.

 Она слегка подвигала бедрами, едва не подведя его к самому краю. Он крепко сжал руками её бедра, волны изумительных ощущений охватили всё его тело.

 Она вновь стала медленно опускаться, и они наконец полностью соединились. Его совершенно парализовало от потрясения и одновременно от яростного желания немедленно начать двигаться.

 Джулия склонилась к нему и прижалась щекой к его щеке.

 – Всё не так уж и плохо, – её голос дрожал, и в то же время в нём чувствовалась решимость.

 – Со... совсем... неплохо, – выдавил Рендалл, обхватив руками её талию, более чем уверенный, что эта близость стоила ей неимоверных усилий. Однако он прекрасно понимал, что остановить этот сокрушающий, лишающий рассудка экстаз он уже не в силах, даже если она вдруг передумает.

 Пару минут они просто обнимали друг друга, принимая как физически, так и умом бесповоротное изменение в их брачном союзе. Потом Джулия потянулась к его губам и поцеловала. Рендалл всем своим существом прочувствовал её прикосновение, вкус, запах. Его жена. Событие, которого он так жаждал и одновременно боялся, что оно никогда не произойдет.

 Он хотел, чтобы миг этот длился вечно, но она стала покачиваться на нём, шепча:

 – Интересно...

 Он был пламенем, а она – трутом, сухой тростинкой, зажегшей его безумную жажду. Он просто обезумел, полностью потерял голову под натиском нахлынувших на него чувств.

 Но огненная буря стихла, оставив после себя лишь пульсирующее, обжигающее осознание произошедшего.

 – Господь небесный, – едва сумел выдавить Рендалл, прижимая Джулию к груди.

 Она легко рассмеялась.

 – Думаю, ты поминаешь имя Божие всуе.

 – О, нет. – Он спрятал лицо в её темных волосах. – Молитвы могут быть облачены в самые различные формы. Ты – ответ на те из них, в которых я даже не подозревал, что просил.

 – Одно из двух: либо это ужасно романтично, либо граничит со скверным богохульством, – Джулия осторожно освободилась, встала и принесла два полотенца со столика с туалетными принадлежностями.

 Взяв у неё одно из полотенец, Рендалл заметил:

 – Я не ожидал, что это случится сегодня. – Внимательно вглядевшись в её лицо, он добавил: – С тобой всё в порядке? Я не причинил тебе боли? – На самом деле его интересовало, не сожалеет ли она об их близости. Вот только не знал, хочет ли услышать ответ.

 Она нахмурилась, и его сердце упало. Но заговорила Джулия задумчиво, а вовсе не расстроено:

 – Некий дискомфорт присутствовал, но не более того, да и это вполне объяснимо. – Она вытерлась и расправила юбки. – Рада, что всё позади. В следующий раз будет легче.

 Заявление, разбившее вдребезги всякую романтику, хотя, по крайней мере, она подумывает о том, чтобы сделать это снова.

 – Не только легче, но и лучше, – пообещал Рендалл, застегивая бриджи.

 – Уже и сегодня было прекрасно. – Джулия посмотрела на него и с необычной теплотой в голосе произнесла: – Ты и правда доставил мне истинное удовольствие. И что самое главное, страхи, так долго преследовавшие меня, исчезли.

 Хорошее начало. Полный оптимизма, Рендалл встал и обнял жену за плечи, притягивая к себе.

 – Закажу-ка я ужин и ванну?

 – Это было бы замечательно. – Она повернулась к нему спиной. – Можешь расстегнуть платье и корсет? Хочется провести тихий, спокойный вечер наедине с тобой. – Оглянувшись через плечо, она мягко добавила: – Спасибо за твою доброту, Алекс. И за твоё терпение.

 Он стал развязывать шнуровку.

 – Вы, миледи, достойны того, чтобы я был терпелив.

 Она покраснела и опустила голову. Ощутив внезапный наплыв нежности, Рендалл наклонился и поцеловал Джулию в затылок. Она доверяет ему.

 Вот теперь он почувствовал, что по-настоящему женат


Глава 20

К тому времени, как экипаж добрался до Эштон-Хауса, уже почти стемнело. Джулия успела забыть, каким огромным был герцогский особняк. Будто читая её мысли, Рендалл сказал:

 – Говорят, эта расползшаяся во все стороны громадина – самый большой частный дом в Лондоне. Именно поэтому Эш смог выделить мне апартаменты – никто и не заметит, что какие-то комнаты всегда заняты.

 – Я буду просто счастлива провести несколько дней подряд в одном и том же месте, – с жаром воскликнула Джулия.

 Муж помог ей спуститься, и вышколенный лакей подошёл, чтобы внести внутрь их багаж. Маккензи вышел из экипажа, чтобы попрощаться.

 – Леди Джулия, был счастлив познакомиться с вами, – он торжественно поцеловал ей руку. – Хотя я безмерно разочарован тем, что путешествие прошло слишком уж тихо и без особых происшествий.

 – То есть попытка убийства, по-вашему, не происшествие, мистер Маккензи? – выгнула брови Джулия.

 – Скукотища, – поддакнул он. – Знаете ли, неприятности – моё второе «я».

 – Спасибо, что сопровождал нас, Мак. – Пожимавший ему руку Рендалл рассмеялся. – Ну, и за всё остальное тоже.

 – Не за что, – ответил Маккензи, на этот раз совершенно серьёзно. – Я твой должник.

 – Ловлю тебя на слове, – улыбнулся Рендалл. – Кто-то же наверняка устроит бал в нашу честь, чтобы вновь ввести леди Джулию в общество. Так ты придёшь, если прислать тебе приглашение?

 – До такой степени мой долг тебе не простирается! – Ехидно ухмыляясь, Маккензи снова запрыгнул в карету и подал знак кучеру, чтобы трогал.

 – Мистер Маккензи отказывается появляться в обществе из-за своего происхождения? – Джулия взяла Рендалла под руку, поднимаясь вместе с ним по ступенькам парадного крыльца.

 – Не совсем. Его отцом был лорд, наследник которого – Уилл Мастерсон (как и вся остальная семья) – признаёт его, к тому же он неизменно пользовался уважением среди прочих трудновоспитуемых отпрысков аристократов в академии Уэстерфилд. Однако он всегда предпочитал держаться на расстоянии от высшего света. – Рендалл скорчил гримасу. – Признаться, я делал то же самое, но теперь это невозможно.

 – Ты служил в армии, не существует лучшего оправдания держаться подальше от Олмакса. – Джулия взглянула на профиль Рендалла. Её муж просто красавец, чья устрашающая внешность скрывает поразительные доброту и терпение. – Одна из главных причин нашего приезда в Лондон – моё возвращение в общество, но для этого тебе тоже придётся посещать балы и рауты. Это будет очень неприятно?

 – Не уверен, – признался он. Как раз в это время перед ними распахнулись парадные двери. – Никогда не проводил слишком уж много времени в этих кругах. В умеренных дозах общественная жизнь может показаться развлечением. А ты, не скучала ли ты по прелестям бомонда?

 – Вступив в брак по сговору совсем юной девушкой, я была заперта в деревне, а потому понятия не имею, понравится ли мне в высшем свете. И даже если понравится, я, вероятно, предпочту умеренные дозы, как и ты. – её пальцы ощутимо напряглись на руке мужа. – Нам повезло, что сейчас начало осеннего сезона. Весенний сезон я, скорее всего, не вынесла бы.

 На лице подошедшего дворецкого играла тень улыбки, что, по его меркам, свидетельствовало о великолепнейшем настроении.

 – Майор Рендалл, миссис Бенкрофт, рад видеть вас снова. Герцог и герцогиня сегодня ужинают дома. Я тотчас же доложу о вашем прибытии.

 – Не стоит прерывать их трапезу, Холмс, – остановил его Рендалл, – с этим можно и подождать.

 – Я лишусь своего места, если не извещу о вашем прибытии немедленно, – ответил Холмс со всей серьезностью.

 – Ну что ж, тогда сообщите им, что прибыли майор Рендалл и его жена, – Рендалл посмотрел на Джулию, в глазах его затаилась улыбка.

 Холмс был так поражён, что даже поднял брови, прежде чем ответить:

 – Разумеется, я так и сделаю.

 Он поклонился и вышел.

 – После такого они вряд ли задержатся, – предсказала Джулия, снимая шляпку, – особенно Мария.

 Предсказание не замедлило сбыться. К тому моменту, как она сняла пальто, послышались быстрые лёгкие шаги. Герцогиня весело воскликнула:

 – Рендалл, плут вы этакий! Всё-таки вы передумали насчёт моей сестры Сары и уволокли её в Гретна-Грин?

 Мария вбежала в холл, и, казалось, её хорошее настроение наполнило все помещёние золотым теплом, вплоть до высоких потолков. Эштон, очень серьёзный и сдержанный, держался в нескольких шагах от жены, но его улыбка была не менее дружелюбной.

 Увидев вновь прибывших, герцогиня остановилась так резко, что её муж чуть не налетел на неё.

 – Джулия! Ты и Рендалл поженились?

 – Да, поженились, – спокойно ответила Джулия.

 – Адам, ты должен мне пять гиней! – Мария бросилась радостно обнимать Джулию. – Я же говорила тебе, что Рендалл ею увлечён!

 – В то время как я, будучи всего лишь мужчиной, думал, что они недолюбливают друг друга. – Здороваясь, Эштон хлопнул друга по плечу. – Рендалл, очень мило с твоей стороны привести в семью лучшую подругу Марии.

 – Джулия казалась незаинтересованной в браке, но, после того как она излечила мою покалеченную ногу, я решил, что должен непременно на ней жениться, чтобы иметь под рукой, когда в следующий раз поврежу себе ещё что-нибудь, – объяснил Рендалл.

 – Что ж, ходить ты стал гораздо лучше, – зелёные глаза Эштона смеялись. – Теперь понятно, зачем тебе понадобилась Джулия. Удивительно, что она согласилась.

 – Я была вполне довольна жизнью вдовы, – Джулия ещё раз убедилась, что герцог чрезвычайно проницателен, – но Рендалл меня переубедил. – Она состроила гримаску. – Кроме того, сказались и другие... оправдывающие меня обстоятельства.

 – Интересно-интересно, – проговорила Мария. – Даём вам несколько минут на то, чтобы освежиться, а затем побыстрее присоединяйтесь к нам за ужином. Переодеваться не надо. У нас сегодня всё совершенно по-домашнему.

 – В таком случае мы спустимся минут через десять, – Рендалл подал Джулии руку. Лакею же сказал: – Отнесите багаж леди Джулии в мои комнаты.

 – Леди Джулии? – воскликнула Мария.

 – Я же сказала, что всё не так-то просто, – бросила Джулия через плечо, направляясь к лестнице.

 Находясь в Эштон-Хаусе несколько месяцев назад, Джулия комнат Рендалла не видела, поэтому, когда он провёл её в гостиную, осматривалась с особым интересом. Это была просторная, со вкусом отделанная комната в спокойных тонах голубого и кремового. Окна смотрели на сад за домом.

 – Как тут мило! Неудивительно, что тебе здесь по душе.

 – Эш невероятно щедр, позволяя мне считать этот дом своим, – согласился Рендалл. – За этой дверью – спальня, а за той – гардеробная.

 Дверь гардеробной отворилась, и появился жилистый темноволосый юноша, неся на согнутой руке один из сюртуков Рендалла.

 – Добро пожаловать домой, майор. – Тут он увидел Джулию. Он знал её по предыдущему визиту в Лондон, и, когда он склонился в поклоне, было видно, что его снедает любопытство. – Миссис Бенкрофт. Моё почтение, мэм.

 – Больше не миссис Бенкрофт. – Рендалл обнял её за талию. – Теперь она леди Джулия Рендалл. Моя жена.

 Джулия знала, что слуги часто чувствуют ревность, когда их хозяева женятся, но, к счастью, они с Гордоном были в приятельских отношениях. Выглядел он явно пораженным, но нисколько не расстроенным.

 – Мои поздравления, сэр! – он снова поклонился. – Леди Джулия, как скоро я увижусь с вашей камеристкой?

 – Рада снова видеть тебя, Гордон. – Столько лет заботясь о себе сама, Джулия почти забыла, что ей полагается камеристка. – Сейчас у меня её нет, но, думаю, вскоре я начну себе кого-нибудь присматривать. – Она оглянулась на мужа.

 – Поскольку тебе придётся существенно обновить гардероб, камеристка просто необходима, – кивнул Рендалл.

 – Возможно, герцогиня сможет предложить какую-нибудь младшую горничную, готовую к повышению, – Джулию утомляла уже сама мысль о просматривании претенденток.

 – Я знаю девушку, которая, возможно, подойдёт вам, леди Джулия, – в голосе Гордона звучала надежда. – Она не слишком опытна, но с одеждой управляется хорошо, прекрасно шьёт и к тому же сообразительная, добродушная и работящая.

 – Уж не та ли это девушка, хвалу которой ты возносил по всей Португалии? – широко улыбнулся Рендалл.

 – Да, сэр, – покраснел Гордон. – Но я действительно думаю, что Эльза будет вам полезна, леди Джулия.

 – Тогда, конечно, я с ней поговорю, – согласилась Джулия.

 – Благодарю вас, миледи! Она сможет прийти завтра днем. – Он склонил голову. – Ваш багаж доставлен. Вы будете жить в этих апартаментах?

 – Да, здесь, – ответил Рендалл. – После того как распакуешь наши вещи, можешь быть свободен. Путешествие было долгим, мы ляжем пораньше.

 – Есть, сэр! – Гордон оставил вычищенный сюртук на спинке кресла и удалился.

 Как только они остались вдвоём, Рендалл обнял Джулию.

 – Думаю, он немедленно помчится сообщить прекрасной Эльзе, что у неё с ним появилась возможность работать у одних и тех же хозяев. Я мог бы рассказать тебе о девушке очень многое – о её внешности, её родственниках, и как они с Гордоном встретились.

 Джулия рассмеялась.

 – В таком случае, надеюсь, что она меня устроит. – Она расслабилась в руках Рендалла, ей всё больше нравились его полудружеские объятия, его запах и сила. – Ещё чуть-чуть, и я засну прямо так, – пробормотала она.

 – Тебе не помешают еда и хорошая компания; и то, и другое ждёт нас внизу. – Его руки прошлись по её по бёдрам, прижимая теснее к себе. – Поездка была утомительной, но если сравнивать с тем, что предстоит сделать в Лондоне, она ещё покажется цветочками. Буду рад лечь сегодня пораньше.

 – Я тоже была бы не прочь поспать, – неуверенно отозвалась Джулия, понимая, что Рендалл имел в виду вовсе не сон.

 – Как пожелаешь, – ответил он, услышав непроизнесённые ею сомнения.

 Она почувствовала, что его объятия неуловимо изменились. Он продолжал держать её всё так же крепко, но уже не ждал большего.

 – Ты так терпелив со мной, – грустно заключила Джулия. – Я вот всё думаю, что как солдат, ты, наверное, хотел бы быстрой победы.

 – Напротив, терпение солдату нужно даже больше, чем умение атаковать, – рассмеялся Рендалл. – Я был готов провести целый год в ожидании того, когда ты захочешь лечь со мной. Так что думаю, наши отношения продвигаются очень и очень неплохо.

 – Ты прав, – задумчиво произнесла Джулия, – ещё пара недель, и моя пугливость, возможно, исчезнет совсем, тогда ты сможешь соблазнять меня, когда захочешь.

 – А я надеюсь, что ещё пара недель после этого, и соблазнять меня начнёшь ты. – Он поцеловал чувствительное местечко за её левым ушком.

 – Интересная мысль, Александр. – Она втянула воздух, почувствовав, как её охватывает желание. Хотя ей никогда не приходило в голову начинать любовные игры самой, идея показалась настолько же захватывающей, насколько и бесстыдной. – Однако сейчас нам всё же следует освежиться и присоединиться к хозяевам.

 – Как много ты им хочешь рассказать? – спросил Рендалл, отпуская её и стягивая сюртук, в котором провёл весь день.

 – Пожалуй, всё, – размышляла она, – кроме самых грязных подробностей вроде шрамов и... бесплодия, но им следует знать о похищении и о том, как умер Бранфорд.

 – Им можно доверить столько, сколько ты сама захочешь открыть. – Он налил воду в тазик для умывания, чтобы сполоснуть лицо. Вытершись, Рендалл добавил: – Полагаю, публичная версия будет более сдержанной? Нам нужно договориться о деталях.

 Джулия расчесала волосы и уложила их сзади узлом. Как замечательно, что у неё есть такие друзья, которые всегда примут её сторону! Конечно, в первую очередь это касалось мужа, но и на Марию с Эштоном она могла рассчитывать почти в той же степени.

 – Мы можем сказать, что Бранфорд умер от ран, полученных при падении – это действительно правда. Я же была так подавлена, что сбежала и позволила всем поверить в свою смерть, что почти правда.

 – Вполне правдиво, а значит, легко запомнить, – согласился Рендалл. – А как мы представим историю нашего брака?

 – Можно сказать, что мы встретились в Хартли, а узнав, что ты кузен моего покойного мужа, я призналась, кто я на самом деле. – Она плеснула водой на лицо. – После двенадцати лет траура я задумывалась о новом браке, и разве я могла устоять перед тобой?

 – Помни, нам следует по возможности придерживаться истины, – закатил глаза Рендалл. – Чем меньше подробностей, тем лучше. Бывая раньше в Лондоне, в свет ты не выходила, следовательно, теперь ты станешь для общества интригующим сюрпризом.

 Говоря, что перед Рендаллом невозможно устоять, Джулия слегка поддразнивала его, но на самом деле так оно и было. С удовольствием разглядывая, как тонкая льняная рубашка облегает его худощавое крепкое тело, она понимала, что любая нормальная женщина обратит на него внимание с первого же взгляда. При их первой встрече Джулию никак нельзя было назвать нормальной, но теперь её женская натура уверенно пробуждалась к жизни.

 Рендалл надел чистый сюртук, затем подал ей руку, и они направились вниз, чтобы присоединиться к Эштонам в малой гостиной. Мария словно излучала сияние. Джулия внимательно вгляделась в подругу и сразу же поняла причину.

 – Да ты ждёшь ребёнка!

 – Как ты узнала? – воскликнула Мария. – Ну да, конечно же, ты знаешь. Я так рада, что ты здесь. Нечего и говорить, что я в восторге от своего положения, но и несколько напугана.

 – Да и я тоже! – горячо заверил Эштон.

 – Иметь детей – самая естественная вещь на свете, – успокаивающе сказала Джулия, подавляя болезненный укол зависти. – У тебя всё будет прекрасно.

 – Поздравляю! – Рендалл потряс Эштону руку, потом поцеловал Марию в щёку. – Ваши семьи, должно быть, очень довольны.

 – Будут, когда узнают, – согласилась Мария. – Пока ещё мы никому не сказали. Но так замечательно, что Джулия догадалась, теперь я могу поговорить об этом!

 – Итак, новостями мы обменялись, что будем делать дальше? – спросил герцог. – Выпьем хереса, как нынче модно, или, подобно голодным волкам, сразу набросимся на ужин?

 – Второе! Я теперь всё время хочу есть. – Мария поморщилась. – Кроме утра, когда выгляжу совсем зеленой.

 Смеясь, обе пары перешли в семейную столовую, гораздо более уютную, чем величественный обеденный зал. Разговор вёлся непринуждённый и лёгкий, пока с трапезой не было покончено. После того, как Мария приказала подать леди чай, а джентльменам портвейн, Эштон взмахом руки отослал слуг, чтобы поговорить без помех.

 – Так что за обстоятельства? Как я понимаю, неприятные.

 Рендалл посмотрел на Джулию. Она кивнула ему, показывая, что пора начинать рассказ.

 – Во-первых, прибыв в Хартли, я тут же узнал, что Джулия похищена.

 Завладев вниманием четы Эштонов, он не отпускал его, пока сжато описывал сначала спасение Джулии, затем их брак в Эдинбурге. Глаза герцога сощурились – напоминание, что за его внешней мягкостью скрывался железный характер.

 Когда Рендалл закончил, Мария сдавленным голосом воскликнула:

 – Благодарение Богу, вы прибыли в Хартли как раз вовремя! Неужели Давентри убил бы Джулию?

 – Не думаю, что он собирался хладнокровно убить её. Но если бы разозлился... – Рендалл покачал головой, вид у него при этом был довольно мрачным. – Джулия, ты знаешь его. Как ты думаешь, что он собирался сделать, если бы Крокетт притащил тебя к нему?

 – Полагаю, Давентри приказал похитить меня, чтобы иметь возможность орать, ругаться на меня и высказать, насколько я порочная женщина. – Джулия пыталась держаться спокойно, как будто не обсуждалось ничего важнее погоды. – Вероятно, убийства он и не планировал, но легко мог бы потерять голову.

 – Прекратит ли Давентри преследовать Джулию, когда узнает, что теперь она жена его наследника? – спросил Эштон.

 – Думаю, да, – жёстко ответил Рендалл, – но не уверен. Если нет – что ж, я сделаю всё необходимое, чтобы защитить свою жену. Граф сейчас должен быть в Лондоне, и я отправлю ему записку с просьбой принять меня в самое ближайшее время.

 Джулия набрала в грудь воздуха:

 – Когда ты отправишься к нему, я пойду с тобой.

 – Представляю, какими словами встретит Давентри новость, что я женился на тебе, – нахмурился Рендалл. – Твоё присутствие только подольёт масла в огонь.

 – Но мне всё равно придётся с ним встретиться, – печально улыбнулась Джулия. – Если уж нас обоих собираются разнести в пух и прах, возможно, вместе мы легче вынесем удар.

 – Скорее всего, ты права, – лицо Рендалла просветлело.

 – Ну, хватит о проблемах. Пора обсудить развлечения, – объявила Мария. – Мы должны устроить в вашу честь бал, чтобы представить обществу. Думаю, недели через две, чтобы Джулии хватило времени сшить по-настоящему роскошное платье. Модистку я приглашу сюда. Рендалл, вам следует надеть военную форму. Стоит вам появиться в мундире, и все женщины лишатся чувств.

 Хотя Джулия про себя согласилась с Марией, Рендалл при этих словах застонал. Не обращая на него внимания, Мария продолжила:

 – Адам, насколько прочно наше общественное положение, перевесит ли оно отречение Каслтона от Джулии?

 – Полагаю, да. – Эштон нежно улыбнулся жене. – Каслтон пользуется не слишком большим уважением в обществе, в то время как ты, моя золотая герцогиня, предмет всеобщего восхищения в высшем свете.

 – Золотая герцогиня? – переспросил Рендалл.

 – Давать прозвища – излюбленное занятие светских львиц, – улыбнулась Мария. – Учитывая моё довольно сомнительное воспитание, я нахожу крайне забавным, что меня считают модной.

 Тут Джулии пришла неплохая идея:

 – А не поможет, если в качестве второй хозяйки бала выступит моя бабушка? Станет понятно, что не вся семья отреклась от меня.

 – Превосходная мысль, – кивнула Мария, – а кто твоя бабушка?

 – Вдовствующая герцогиня Шарантская.

 – Ого, самая нелюдимая, неприступная аристократка Лондона, удостоиться визита которой – заветное желание многих! – разразился смехом Эштон, лучше других знавший лондонский высший свет. – Её присутствие, несомненно, устранит все препятствия на вашем пути, если только она согласится во всем этом участвовать.

 – Вижу, миледи, вы вовсе не шутили, утверждая, что в ваших жилах течёт самая голубая кровь в Англии, – брови Рендалла поползли вверх.

 – Для меня она просто grandmère, – пожала плечами Джулия. – Когда я приезжала в последний раз, она говорила, что мне пора возвращаться в общество, поэтому твои усилия, Мария, найдут у неё всяческую поддержку.

 – Высший свет – это игра, – заблестели глаза подруги, – и только что нам на руки сдали такие карты, которые позволят сделать наш бал главным событием осеннего сезона!


Глава 21

На следующее утро Рендалл первым делом отправил записку Давентри, сообщив, что он женился и хотел бы нанести визит вместе с женой. Дядя сразу же ответил, назначив время в тот же день пополудни.

 – Ты выглядишь таким спокойным, – с восхищением заметила Джулия, когда муж усаживал её в карету Эштонов. – Не будь я в перчатках, изгрызла бы себе все ногти.

 – Если я и выгляжу спокойным, то впечатление обманчиво, – скривился он. – Когда меня мальчиком отправили жить в дом Давентри, дядя для меня был богом и дьяволом в одном лице. Я предпочитал не попадаться ему на глаза, избегая стычек, поэтому радости перед встречей не испытываю.

 Когда же умирающий Рендалл валялся на чердаке городского дома своего дяди, тот явно выступал в роли дьявола. Смогут ли они теперь общаться как хорошо воспитанные взрослые люди? Скорее всего, вряд ли. Женитьба на Джулии может привести к окончательному разрыву всяческих отношений. Что ж, если так, оно и к лучшему.

 – Ты была права, решив поехать со мной, – сказал он ей. – Лучше встретиться с ним вместе, а не по отдельности.

 Джулия сделала над собой усилие и улыбнулась Рендаллу, взявшему её за руку. Даже в перчатках, пальцы её заледенели. Остаток пути они проделали молча.

 У Давентри-Хауса они вышли из кареты, и Джулия сразу же уцепилась за руку мужа.

 – Ненавижу этот дом, – едва слышно пробормотала она, начав подниматься по ступенькам. – Мы с Бранфордом провели здесь несколько дней после свадьбы, прежде чем переехать в его поместье под Бристолем.

 Рендаллу не хотелось даже думать о том, на что были похожи её брачная ночь и медовый месяц.

 – Я тоже не питаю излишне теплых чувств к этому месту. Правда, полагаю, это часть майората и продать его нельзя, однако нет никаких причин, почему бы его не сдать, как только я получу наследство. Мы же можем выбрать дом, который нам понравится.

 – О, это замечательно! – её лицо просветлело.

 Едва они оказались у дверей, те немедленно распахнулись. Дворецкий почтительно поклонился:

 – Майор Рендалл, лорд и леди Давентри примут вас и вашу жену в утренней гостиной.

 Раз на встрече будет присутствовать графиня, дядя, вероятно, решил, что с наследником следует обращаться вежливо. Рендалл мысленно прикинул, насколько хватит вежливости Давентри, стоит ему узнать Джулию.

 Их провели в утреннюю гостиную. Графиня Давентри сидела за накрытым чайным столиком. Третья жена графа, привлекательная блондинка средних лет, обладала естественной грацией и спокойной сдержанностью. Она кивнула вошедшим в знак приветствия, но вставать не стала.

 В комнате главенствовал Давентри. Высокий и седой, он излучал яростную энергию, как и всегда напоминая Рендаллу шипящий снаряд на грани взрыва. Как только Рендалл и Джулия появились на пороге, он поднялся. Джулия чуть приотстала, и Рендалл догадался, что она старается оттянуть момент, когда граф неизбежно узнает её.

 – Добрый день, Рендалл, – чопорно поздоровался Давентри. – Я ожидал, что по вопросу невесты ты посоветуешься со мной. Надеюсь, ты выбрал кого-нибудь подходящего.

 Стараясь подавить привычное недовольство властным тоном дядюшки, Рендалл ответил:

 – Именно мне придётся жить с моей женой, вот я и решил, что выбирать её должен сам. Но, без всяких сомнений, она удовлетворяет вашим требованиям к будущей графине по части происхождения из хорошей семьи. Дядя, леди Давентри, позвольте представить вам мою жену, леди Джулию Рендалл.

 Джулия сделала шаг вперёд, так что свёкор теперь мог хорошо её разглядеть.

 – Добрый день, лорд Давентри, леди Давентри.

 Графиня приветливо улыбнулась и поприветствовала её в ответ, однако граф при виде Джулии словно заледенел.

 – Будь ты проклят, мальчишка! – ахнул Давентри. – Как ты посмел привести в мой дом убийцу! Это что, какая-то злая шутка?

 Гнев Рендалла при этом поднялся ещё на несколько ступенек, но пока ему все же удавалось держать себя в руках.

 – Вовсе нет, сэр. Мы с Джулией недавно поженились в Эдинбурге.

 Давентри грязно и длинно выругался.

 – Мне казалось, что ты уже достаточно вырос, чтобы сознавать свои обязанности. И что же, ты взял и женился на ведьме, убившей моего сына!

 Вот и пришло время назвать вещи своими именами. Рендалл взял Джулию за руку, не будучи уверен, кто же из них в эту минуту больше всего нуждается в поддержке. Лицо её побледнело, но взгляд она не опустила, несмотря на обрушившуюся на неё бешеную ярость.

 – Смерть Бранфорда – несчастный случай, произошедший, когда Джулия вынужденно сражалась за свою жизнь, – уверенно заявил Рендалл. – Ваш сын был чудовищем, Давентри, хотя вы всегда отказывались признать очевидное. Ему доставляло извращенное удовольствие истязать людей. Я был счастлив, когда мне удалось сбежать из этого дома живым. Джулия же в руках вашего сына чуть не умерла.

 – Ты лжёшь! – заорал Давентри. – Бранфорд был лучшим из сыновей, почтительным и послушным. Ты всегда завидовал его силе и положению в обществе. Как ты смеешь клеветать на него, когда он не может себя защитить!

 – Он был почтителен только по отношению к вам, да и то потому, что все деньги находились в ваших руках, – возразил Рендалл. – По отношению же ко всем остальным он был жесток и вел себя по-скотски. После его смерти вы выдвинули против Джулии обвинения, из-за чего от неё отказался отец. – Он крепче сжал её руку. – И всё-таки, несмотря на то, что вы и Каслтон пытались с ней сделать, она сумела выжить. Теперь она моя жена, и я не позволю вам причинить ей хоть какой-нибудь вред.

 – Итак, эта хитрая потаскушка совершенно заморочила тебе голову своей ложью. – Давентри уставился на Джулию, рот его горько скривился. – Выглядит она всё такой же юной и невинной, как в день, когда выходила замуж за моего сына. Но уж не вини меня, когда она решит, что ты ей надоел, и убьёт тебя, как и его.

 Терпению Рендалла пришёл конец, но первой взорвалась Джулия:

 – Довольно! – Выпустив руку мужа, она шагнула в сторону Давентри – хрупкая женщина, пылающая гневом. – Двенадцать лет назад я сочла, что скорбь не даёт вам судить здраво, но с меня хватит! – выплюнула она. – Бранфорду почти удалось убить меня. А прошлым летом вы сами чуть не убили Рендалла своим пренебрежением, злясь на него. Бранфорд был безумен, и я жалела его почти так же сильно, как и боялась. Но вы, сэр, вы – не безумны! Вы эгоистичное, надменное, жестокое животное, и это гораздо хуже любого безумия!

 – Знал ли ты, Рендалл, что твоя добродетельная повитуха – столь опасная мегера? – отшатнулся от неё Давентри. – Если ты веришь её лжи, то ты ещё больший дурак, чем я думал!

 – Желаете увидеть доказательство того, что творил ваш невинный благородный сынок? Смотрите сами! – Джулия оторвала фишю[37] от платья, выставляя на обозрение жуткие шрамы на верхней части груди. – Бранфорд вырезал свои инициалы на моём теле в ту ночь, когда чуть не убил меня. – Её голос понизился до еле слышного шёпота. – В ту ночь, когда он бил меня ногами до тех пор, пока я не потеряла ребёнка, которого носила. В ту самую ночь, когда он умер.

 – Святые небеса! – ахнула графиня, прикрыв рукой рот.

 – Вы сами сделали это, чтобы вызывать жалость, – после ошеломлённого молчания произнес Давентри, но уверенности в его голосе не было. Он не мог отвести взгляда от шрамов.

 – Не стройте из себя идиота, Давентри, – борясь с желанием как следует ударить дядю, Рендалл обнял Джулию за трясущиеся плечи. Она пыталась пристроить оторванное фишю на место. – Джулия не единственная, кто носит следы безумия Бранфорда. Показать вам отметины, вырезанные им на мне, когда я был ещё мальчишкой вдвое меньше него?

 Лицо Давентри перекосилось от гнева и муки, но тут вмешалась графиня:

 – Мой дорогой, я знаю, ты любил его, но Бранфорд... он не был нормален. – На её лице промелькнула тень отвращения. – Я всегда старалась не оставаться с ним наедине.

 Когда её муж, резко обернувшись, воззрился на неё, она продолжила:

 – Хотя Бранфорд и мог быть обаятельным, но слишком много людей рассказывали о нём чудовищные вещи; просто невозможно, чтобы всё это оказалось неправдой. Ко мне приходили слуги, бежавшие из этого дома, и продавцы, и арендаторы, все – пострадавшие от рук Бранфорда. Никто из них не смел обращаться к тебе, ты отказывался их выслушать. – Её сочувственный взгляд переместился на Джулию. – Перестань обвинять эту бедную девочку в том, что случилось.

 – Et tu,[38] Луиза? – с уязвлённым видом спросил Давентри.

 – Пора перестать оглядываться назад, – мягко увещёвала графиня. Её рука переместилась на живот. – Будущее важнее прошлого.

 – Ты права, моя дорогая.

 На лице Давентри отражалась борьба эмоций. Торжество победило. Граф повернулся к гостям:

 – Рендалл, я уже был готов признать тебя в качестве наследника, если бы не было другого выхода, но недавно узнал, что могу обойтись без тебя. Встань, Луиза.

 Графиня встала, и гости увидели, что она уже на довольно большом сроке беременности. Рендалл воспринял новость как удар под дых. Но будь он проклят, если покажет это. После минутного молчания, потребовавшегося, чтобы овладеть собой, он спокойно сказал:

 – Примите мои поздравления, сэр, и вы, ваша светлость. Прекрасная новость для вас!

 – Но не для тебя, – убеждённо заявил Давентри. – Это будет сын, я уверен. От меня рождаются только сыновья, и мальчик будет здоров. В наследнике Давентри будет течь моя кровь, как и прежде!

 Стремясь воспользоваться переменой настроения дяди, Рендалл сказал:

 – Не рассматривать меня в качестве наследника – ваше право, но вы должны прекратить преследование моей жены. Велите Крокетту и его людям оставить её в покое.

 Он взглянул на графиню, догадавшись, что та не знала, что творил её муж.

 – За последний месяц ваши люди успели похитить Джулию из дома, постоянно угрожали ей, стреляли в неё. И всё потому, что вы не хотели признавать правду о Бранфорде. Как сказала Джулия – довольно! – Взгляд прищуренных глаз стал предельно жестким – взгляд бывалого офицера, взгляд, заставлявший бледнеть даже вооружённых мужчин. – Иначе прольётся кровь, и кровь эта будет не моя и не Джулии!

 – Давентри, майор прав, – графиня пришла в ужас от услышанного. – Ты ни в коем случае не должен преследовать жену своего племянника. Это совершенно непозволительно.

 Граф посмотрел на жену и, скривившись, словно от лимона, нехотя согласился:

 – Хорошо, я скажу Крокетту, чтобы он больше её не беспокоил.

 – Вы даёте слово джентльмена? – потребовал Рендалл.

 – Да, чёрт побери, даю! – огрызнулся Давентри. – А теперь убирайтесь из моего дома, и надеюсь, что, с Божьей милостью, я больше никогда не увижу вас обоих. И не ждите, что получите от меня хоть пенни!

 – Вы ничего не давали мне в прошлом, – отрезал Рендалл, на этот раз не сдерживая рвавшийся наружу гнев, – и уж в будущем я от вас ничего не ждал. Вы всего лишь подтвердили это.

 – Да будьте вы прокляты, оба! – Давентри в последний раз окинул гостей уничтожающим взглядом и в ярости зашагал прочь из комнаты.

 – Сцена была пренеприятная, – графиня первой нарушила повисшее было молчание. – Не хотите ли чаю? Очень успокаивает, чай, я имею в виду, а моя кухарка печет превосходные пирожные.

 Рендалл переглянулся с Джулией. Хотя на её лице отражались те же гнев и усталость, что и у него, она кивнула, соглашаясь.

 – Спасибо, леди Давентри, – поблагодарил он, – мы с удовольствием принимаем ваше приглашение. Как я понимаю, вы никогда прежде не встречались с леди Джулией?

 – Нет, и мечтаю познакомиться. Садитесь, пожалуйста, – её светлость показала на кресла, стоящие с противоположной стороны чайного столика. Вблизи Рендаллу стали видны морщинки вокруг её глаз и беспокойная напряжённость черт лица, но обходительность графини была безупречна.

 – Предпочитаете оолонг?[39] – рука графини зависла между двумя красивыми чайниками. – Кроме него у меня имеется ещё и превосходный Лапсанг Сушонг.[40] Мой любимый сорт чая.

 Невозмутимое поведение гостеприимной хозяйки при данных обстоятельствах выглядело несколько ненормальным, но, подумал Рендалл, способность не придавать значения диким перепадам в настроении мужа позволяла выжить рядом с Давентри.

 – Мне Лапсанг Сушонг, пожалуйста. – Хотя он и сомневался, что графиня может их отравить, хуже не будет, если они станут пить то же самое, что и она.

 – И мне тоже, – попросила Джулия, возможно, из тех же соображений.

 – Леди Джулия, пожалуйста, примите от меня в подарок шёлковую шаль, что висит на спинке вашего кресла. – Леди Давентри разливала чай по чашкам, душистая жидкость лилась изящной струйкой. – Этот цвет вам очень к лицу.

 – Благодарю вас, леди Давентри. – Джулия накрылась шалью, полностью спрятав порванное фишю. – Вы очень щедры.

 – Это самое малое, что я могу сделать. – Графиня передала чашки. – Майор, я знала вашу мать, ещё когда была девушкой, и очень ею восхищалась. Вы похожи на неё.

 – Спасибо. – Принимая хрупкую фарфоровую чашечку, Рендалл неожиданно почувствовал, что у него перехватило горло. – Рад, что мне передались её черты.

 – И правильно, что рады. Блэры гораздо более достойные люди, чем Рендаллы. – Графиня размешивала сахар, опустив взгляд на серебряную ложечку. – Но, знаете, Давентри не безумен и не злобен. Просто он слеп, поскольку любит слишком сильно.

 – Подобная слепота сама по себе, возможно, и не зло, но в результате сеет вокруг себя именно его, – сухо заметил Рендалл. – Бранфорд, конечно, был сумасшедшим, но потворство его отца сделало последствия этого гораздо более разрушительными. – Он помешал чай, ложечка звякнула о тонкий фарфор. – Женить его на невинном ребёнке, каким в то время была Джулия, – преступление.

 – Да, вы правы. – Серьёзный взгляд графини переместился на Джулию. – Я так обрадовалась, когда Давентри сказал, что вы живы. Из того, что я слышала о Бранфорде, могу себе представить, какой ужас – делить с ним постель.

 – Нет, – тихо и холодно произнесла Джулия, – на самом деле – не можете.

 Леди Давентри сразу сникла.

 – Да, наверное, не могу. Мой муж поступил ужасно, устраивая брак Бранфорда, но он отчаянно боится, что его род прервется. И страх его вполне обоснован. У всех трёх его жён, включая и меня, было по несколько выкидышей, или же младенцы рождались мёртвыми. На этот раз я не говорила ему, что зачала, достаточно долго, пока не уверилась, что это дитя я выношу.

 – Безумие Бранфорда – оно унаследовано от Рендаллов? – спросила Джулия.

 – Нет, со стороны матери, – покачала головой графиня. – Первая жена графа и сама была сумасшедшей, нельзя даже сказать, чтобы чуть-чуть, но, очевидно, против её дикого обаяния устоять было невозможно. Давентри считает, что она – любовь всей его жизни. Графиня скончалась при родах.

 – И после такого дядя всё-таки женился ещё дважды. – Рендалла поразило, как леди Давентри может столь бесстрастно говорить об этом.

 Графиня предложила им тарелку покрытых сахарной глазурью пирожных.

 – Он был полон решимости увидеть, что титул достанется его прямому наследнику. Он очень надеялся на своего младшего сына, Руперта, пережившего младенчество, но бедняжка постоянно болел. Давентри чуть не помешался от горя, когда в возрасте десяти лет Руперт все же умер. – Лицо графини омрачилось. – Я тоже ужасно сожалела. Такой хороший мальчик. Ни единого признака безумия. Руперт был сыном Давентри от второго брака.

 – Вы производите впечатление разумной женщины, – произнесла Джулия резким тоном. – Тогда где же вы были, когда ваш муж в этом самом доме убивал Рендалла, отказав ему в должном уходе?

 – Когда вас, майор, привезли раненым из Испании, я находилась в Турвилл-Парке, приходила в себя после выкидыша. Пожалуйста, поверьте мне, я бы ни за что не допустила такого плохого обращения и недосмотра. Я ужаснулась, когда позже узнала обо всём от слуг. Примите мои искренние извинения.

 Итак, к тому моменту Давентри не только потерял единственного выжившего сына, но у его жены случился выкидыш, что ещё более усилило ощущение утраты у графа. Неудивительно, что он так ненавидел способность племянника упрямо выживать наперекор обстоятельствам. Однако его неистовая скорбь чуть не стоила Рендаллу жизни.

 – Вашей вины в этом нет, леди Давентри, – сказал Рендалл, – но, не ворвись в дом Эштон и не увези меня отсюда, я бы умер.

 – То лето было ужасным для всех. Я глубоко сожалею, что с вами так обошлись, и очень рада, что у вас есть такой друг, как Эштон. – Графиня с решительным видом повернулась к Джулии. – Леди Джулия, Давентри сказал, что вы были повитухой. Неужели это правда?

 Так вот в чём дело! Гостеприимство леди Давентри было неподдельным, однако одновременно в ней горел интерес к Джулии как к умелой повитухе.

 – Да, была. – Джулия взяла имбирное пирожное, не отводя взгляда от хозяйки. – Я буду рада обсудить ваше состояние, но у вас, разумеется, есть врач?

 – Сэр Ричард Крофт, в таких делах он считается лучшим доктором в Лондоне. – Беспокойные пальцы графини неосознанно крошили пирожное с тмином. – У меня уже есть сыновья, но я родила их, когда была молода, и тогда осложнений не возникло – ни у меня, ни у них. Мне бы хотелось иметь ещё одного ребенка. Что стало одной из причин, почему я вышла замуж за Давентри. Но сейчас... мне ведь уже больше сорока.

 – У меня были пациентки, благополучно родившие и в вашем возрасте, – успокаивающе проговорила Джулия. – Случай не столь уж необычный.

 – Надеюсь, мы сможем поговорить с глазу на глаз. – Графиня покосилась на Рендалла.

 Джулия кивнула, тень улыбки мелькнула в её глазах.

 – Даже самые смелые из мужчин при таких беседах обычно убегают со всех ног, не так ли, Рендалл?

 Ему не хотелось даже задумываться о том, что именно они собираются обсуждать. Он мгновенно подхватил свою чашку и тарелочку с пирожными.

 – Если не ошибаюсь, за этой дверью находится гостиная?

 – Сейчас она в моём личном распоряжении. Давентри туда никогда не заходит, – ответила графиня. – Он, вероятно, отправился в свой клуб подальше от женщин. Хотя, возможно, устроил бешеную скачку где-нибудь в парке.

 Рендалл надеялся, что проклятый дядюшка сломает себе шею, однако дьявол не так-то легко расстаётся со своей собственностью. Удаляясь в личную гостиную миледи, он молился про себя, чтобы больше никогда ему не пришлось переступать порог этого дома.


Глава 22

Джулия покинула Давентри-Хаус в расстроенных чувствах.

 – Это было самое странное чаепитие в моей жизни, – сказала она после того, как дверца их кареты закрылась, и экипаж загрохотал в потоке вечернего движения.

 Она сняла капор и провела одеревенелыми пальцами по волосам, уронив при этом несколько шпилек.

 – Действительно странное, – на лице Рендалла застыла непроницаемая маска, подобная той, что Джулия наблюдала в их первую встречу в Хартли. – Как здоровье леди Давентри?

 – Сносно. Ребенок очень активен и срок уже близок, так что, скорее всего, выживет, даже если родится недоношенным. – Джулия подумала о сильных пинках, которые почувствовала, приложив руку к животу графини по её просьбе. – Помимо этого, ничего сказать не могу. Кажется, в самом семени Давентри есть что-то такое, что не позволяет ему зачать по-настоящему здорового ребенка.

 – Так графиня в опасности? Она кажется очень обеспокоенной.

 – Она ужасно боится, что эти роды убьют её. – Джулия плотнее обернула вокруг плеч подаренную леди Давентри шаль. – И её страхи оправданы. Слишком многое может пойти не так, как следовало бы.

 – Но ты сказала, что помогла благополучно разрешиться многим женщинам её возраста.

 – Да, но нескольких я все же потеряла. – Иногда во сне, точнее, в кошмарах, Джулия вновь и вновь видела своих умерших пациенток. Даже если делаешь все от тебя зависящее, этого не всегда бывает достаточно. – После последнего выкидыша леди Давентри серьезно болела. А эти роды, возможно, будут иметь ещё более тяжелые последствия.

 – А что насчет того дорогого врача, которого нанял Давентри? – довольно сухо поинтересовался Рендалл. – Не стоит сомневаться, что его драгоценный наследник получит самый лучший уход из всех возможных.

 – У сэра Ричарда Крофта прекрасная репутация. Он рекомендовал графине диету для похудения и пускает ей кровь. Это совсем не то, что посоветовала бы я, – нахмурилась Джулия. – Знаю, сейчас модно иметь лечащего врача-мужчину, но опытная повитуха – столь же хороша, а возможно, и гораздо лучше, чем врач. Хотя, конечно, я пристрастна.

 – Думаю, в этой области к женщине должно быть больше доверия, – произнес Рендалл с легкой улыбкой. – Надеюсь, с графиней все будет в порядке. Я поражен, что на свете может существовать женщина, желающая Давентри в качестве мужа, но она, похоже, ясно видит, что он собой представляет, и при этом граф все ещё ей нравится. – Он покачал головой. – Женщины – вот уж поистине странные существа.

 Джулия рассмеялась.

 – Мужчины и женщины очень часто представляют друг для друга загадку. Я и сама поддалась вульгарному любопытству и спросила, почему же она вышла за него замуж. Графиня оказалась весьма откровенна. Сказала, что нашла его по-байроновски привлекательным.

 – По-байроновски? – в голосе Рендалла сквозило явное недоверие.

 – Ты ведь сам только что сказал: женщины могут быть очень странными существами, и их часто привлекают сильные мужчины. После того, как её милость овдовела, она совершенно не была готова погрузиться с головой в вышивку и благотворительность. Брак с Давентри сделал её графиней, богатой и влиятельной. Конечно же, это тоже её привлекло.

 – Ну конечно, – произнес Рендалл ещё более сухим тоном.

 Мысли Джулии повернулись со здоровья графини на последствия для Рендалла.

 – Ты расстроился, что теперь тебе не достанутся ни титул, ни наследство?

 – Думаю, наш успех неоспорим. – Он смотрел в окно кареты на многолюдную улицу, его профиль походил на мраморное изваяние. – Не прошло и трех дней, а нас с тобой уже отказались признать двое из самых влиятельных людей в Англии.

 – Фактически мой отец отрекся от меня много лет назад, так что его нынешние слова не изменили моего положения, – возразила она. – Но тебя-то не просто не признают, ты, скорее всего, потерял титул графа. А это совсем другое.

 Снаружи высокий голос с выговором кокни[41] закричал на какого-то кучера. И они успели обменяться парой-тройкой взаимных оскорблений, прежде чем Рендалл произнес:

 – Я действительно начал привыкать к мысли, что стану следующим графом. В этом мне виделась некая справедливость. – Он отвернулся от окна и взял её за руку. – И мне бы хотелось сделать тебя графиней.

 – Все равно такое положение было бы ниже того, которое мне полагалось по праву происхождения, так что не велика потеря, – беспечно заявила Джулия, – а вот из тебя вышел бы очень хороший граф. Справедливый, мудрый и привыкший повелевать людьми.

 Он отмахнулся от комплимента пожатием плеч.

 – Большую часть своей жизни я и не помышлял о возможности наследования титула: передо мной находилось слишком много других претендентов. Так что пройдет совсем немного времени, и я снова привыкну к положению простого майора.

 – Ты честно заслужил свой армейский чин, а это гораздо больше того, чем может похвастаться какой-нибудь пэр.

 – Звание пэра и собственность неразделимы, – согласился Рендалл. – Даже будучи предполагаемым наследником, я всегда знал, что поместье отойдет ко мне только потому, что является майоратом. Давентри никогда по доброй воле не отдал бы мне своего имущества. Так что, как и в твоей ситуации, отказавшись от меня, как от наследника, он всего лишь формально подтвердил уже существующее положение.

 Расслышав в его голосе не совсем обычные нотки, Джулия внимательно к нему присмотрелась. Карета качнулась, и солнечный свет, хлынув в окно, ясно обрисовал выражение лица Рендалла. И она была потрясена тем, что увидела в его глазах...

 Возможно, потеря графства на самом деле не особо его задела, но Давентри был человеком, оказавшим огромное влияние на его детские годы. Пусть Рендалл и стойко выдержал ярость и оскорбления своего дяди, они не прошли для него бесследно. Так же, как она сама не смогла отбросить гнев и отвращение своего отца.

 Раненная душа будет болеть гораздо дольше, чем заживала бы физическая травма. Неохотное принятие Рендалла лордом Давентри в качестве своего наследника не ахти что, но, как она подозревала, это было хоть какое-то одобрение, когда-либо виденное её мужем от своего опекуна. Сегодня Давентри безжалостно разорвал на кровоточащие кусочки и эту хрупкую связь.

 Рендалл оказался бы не так чувствителен к случившемуся, не будь его восприятие сформировано трудным детством. Джулия представила маленького настороженного мальчика, вечно наблюдающего за окружающими в целях безопасности, точно так же, как и она всегда была бдительна рядом с Бранфордом. Теперь боль испытывал Рендалл. И настало её время позаботиться о нём, как он заботился о ней.

 – В это время нам придется долго добираться до дома. – Джулия потянула вниз шторку на своём окне, затем перегнулась через Рендалла, чтобы опустить занавеску с его стороны. – Давай используем это время, чтобы забыть наш довольно тяжелый визит в Давентри-Хаус.

 В ставшем тусклым освещёнии она заметила, как его брови поползли вверх.

 – И что ты предлагаешь?

 – Я подумала о поцелуях. – Несколько нерешительно Джулия подняла голову и прижалась губами к губам мужа. – До сих пор всегда целовали меня, я же – никогда, но я очень надеюсь, ты не станешь от меня шарахаться.

 – С какой стати я совершу такую глупость, когда сам делал все возможное, чтобы соблазнить тебя и заставить подобраться ко мне поближе. – Его рот приоткрылся, и поцелуй стал более глубоким.

 Джулия упивалась игрой и скольжением их языков, что дало возможность забыть разгневанные голоса обоих стариков. Сейчас для неё существовал только этот единственный мужчина, заставлявший её пульс учащаться всякий раз, стоило им прикоснуться друг к другу. Его руки ласкали ей спину, а Джулия впивалась пальцами в его плечи, пока в ней медленно закипало наслаждение. Теперь ей стало более чем понятно, почему компаньонки стараются уберечь девочек от поцелуев. Такое дурманящее удовольствие напрочь лишает всякого здравого смысла. Однако этот опасно привлекательный мужчина – её муж, так что разум можно оставить в стороне.

 Под цветастой шалью, подаренной графиней, рука Рендалла обхватила её грудь, ласкающий большой палец через слои ткани пробуждал поразительные ощущения в чувствительной плоти. Желая тоже исследовать его тело, она скользнула рукой вниз по его торсу, наслаждаясь ощущением упругости его мышц под строгими линиями одежды лондонского джентльмена.

 её ладонь легко провела по твердой выпуклости в его бриджах. Джулия с изумлением отметила, что обрадовалась, а вовсе не встревожилась, почувствовав это бесспорное доказательство того, что он находит её привлекательной. Получая удовольствие от результатов своего воздействия на Рендалла, она начала расстегивать его бриджи. Он перехватил её руку.

 – Вы не обязаны делать это, миледи, – резко произнес Рендалл, – достаточно того, что вы меня целуете.

 Джулия откинула голову и перехватила его взгляд.

 – Алекс, до сих пор наш брак приносил пользу только мне. Но сейчас я хочу сделать что-то и для тебя.

 Он прерывисто вздохнул.

 – Если ты уверена...

 – Полностью.

 Она вернулась к пуговицам, высвобождая напряженное твердое древко и сжимая его пальцами. Джулия по опыту знала, что мужская плоть может быть использована как оружие, но сейчас это знание стало для неё далеким воспоминанием, более не существенным.

 Значение имело только то, как его руки обхватили её, и то невероятное удовлетворение, которое она получала, угождая ему, лаская и дразня. В самом начале своего первого брака Джулия узнала, как удовлетворить мужчину.

 Обучение было суровым, но урок она усвоила хорошо. Позже Джулия использовала эти навыки в качестве самозащиты, надеясь, что, пресытившись, Бранфорд не сделает ей больно.

 Теперь же, вспоминая те навыки, Джулия была с мужчиной, который не причинит ей боли. Ей пришло в голову, что она может доставить ему ещё большее наслаждение, но заколебалась, не уверенная, что готова к такой близости. Потребовалось время, чтобы понять: её желание угодить ему гораздо сильнее всех её опасений. Она сделала глубокий вдох, затем наклонилась и обхватила его губами.

 – Мой Бог, Джулия! – Его руки судорожно впились ей в плечи.

 Встревожившись, она подняла голову.

 – Ты хочешь, чтобы я остановилась?

 – Нет! – его дыхание стало прерывистым. – Боже милостивый, нет!

 Довольная, Джулия снова наклонилась, её рот и язык помнили утонченные приемы, которые она так давно не применяла. Странно, но ей понравилась такая близость и не только из-за удовольствия, которое она доставляла Рендаллу, но также из-за власти над ним, которую ощущала, делая это. Даже сам воздух в карете, казалось, пропитался страстью, а её собственное возбуждение стало отражением желания мужа. Рендалл тяжело дышал, его тело застыло, что заставило Джулию почувствовать себя равной ему в интимном отношении, настоящим партнером, а не жертвой или пассивным участником.

 В своём рвении Джулия привела его к кульминации быстрее, чем намеревалась. Рендалл вскрикнул и сцепил руки в её волосах, низ его туловища сотрясался. Когда его тело успокоилось, она положила голову ему на живот, чувствуя себя весьма удовлетворенной.

 Его пальцы расслабились, становясь нежными.

 – Ты самая невероятная женщина, Джулия, – с трудом выдохнул он. – Позволь мне... – Он сгреб её в охапку и посадил на колени. – Ты как раз нужного размера.

 – Мне понравилось, – заявила она, как только поудобнее устроилась в его руках. – Полагаю, ты уже забыл свой визит в Давентри-Хаус?

 – Никогда не слышал о таком месте, – мгновенно ответил он. Его левая рука поглаживала её ногу, лаская голень и лодыжку перед тем, как скользнуть под юбки.

 Его теплая ладонь на внутренней стороне её бедра мгновенно перевела её из состояния простой удовлетворенности в состояние глубокого томления. У неё перехватило дыхание. Он раздвинул её ноги так, чтобы рука могла подняться выше, ещё выше. Она задохнулась от сладостного потрясения, почувствовав прикосновение к своей самой интимной части. А стоило ему усилить давление, как её разум и вовсе затуманился. На этот раз экстаз не вызвал удивления. Он был... ожидаем.

 Рендалл лучше неё знал, чего ей хотелось, и обжигающая разрядка пламенем пронеслась сквозь Джулию. её пальцы сжались, тело задрожало, как только невыносимая потребность достигла апогея, а затем стремительно раскрутилась, подобно туго натянутой пружине, оставив её в изнеможении лежащей на коленях Рендалла.

 – Вот это да! – выдохнула она. – Воистину королевское вознаграждение за желание угодить тебе.

 – Взаимное удовольствие – намного лучше. – Рендалл поцеловал её влажный висок. – В следующий раз попробуем все это в кровати. Более удобно, и после можно вздремнуть.

 – Было бы замечательно. – Джулия подавила зевок, глаза у неё закрывались, она ощущала ровное биение его сердца под своей щекой. – Надеюсь, что этот дорожный затор – наихудший за всю историю Лондона, и мы попадем в Эштон-Хаус не раньше полуночи.

 Он рассмеялся и на несколько дюймов приподнял шторку.

 – Увы, удача от нас отвернулась. Худшее уже позади, и через несколько минут мы будем дома.

 Но ни один из них не спешил хотя бы шевельнуться. Джулия с изумлением поняла, что не просто удовлетворена. Она счастлива.

 И ей вдруг стало любопытно. Рендалл знал все о том единственном мужчине, с которым она делила постель, а она сама оставалась в неведении относительно его романтического опыта.

 – Возможно, мне не стоит спрашивать, но откуда ты так много знаешь о том, как доставить женщине удовольствие?

 – У меня не было бесконечного потока любовниц, если это то, о чем ты спрашиваешь. – Его рука лениво поглаживала её затылок. – Возможности офицера во время кампании очень ограничены.

 – Ограничены, но ведь существуют?

 – Я избегал проституток, следующих за войском, не хотелось подхватить какую-нибудь болезнь, – объяснил он. – Решение скорее практическое, нежели имеющее отношение к морали. Но одна серьезная любовная связь у меня в то время была. Я спас вдову французского офицера и её горничную от испанских партизан, готовых мстить любому, говорящему по-французски, даже если это две беспомощные женщины.

 Майор Рендалл – защитник. Ну конечно.

 – Леди, вероятно, была весьма благодарна.

 – Да, но роман у меня случился с её горничной, – он улыбнулся, вспоминая. – Селеста была хорошенькой и дерзкой, француженкой до мозга костей. Она утверждала, что я не в её вкусе, но она так давно не спала с мужчиной, что на время сойду и я. Она и её хозяйка провели долгую зиму в Португалии, найдя квартирку неподалеку от моего полка, и лишь потом смогли вернуться во Францию к своим семьям.

 Джулия с сожалением признала, что о ней никто не мог бы сказать, что она дерзкая.

 – Вероятно, Селеста поделилась с англичанином немалым опытом.

 – Так и было, – усмехнулся он. – Лучший из её советов – это обращать внимание на то, что женщина говорит, как и на то... чего не говорит.

 – Очень мудро. Надеюсь, обе они добрались до Франции в целости и сохранности.

 – Да. Мадам прислала мне сообщение, которое в конечном счете пробилось через вражеские линии. Они обе находились дома, в Лионе, в безопасности. Селеста вышла замуж за молодого человека, которого знала многие годы и который был уволен из наполеоновской армии по инвалидности.

 – Похоже, она забавная особа, не обремененная излишне сложным взглядом на мир. – И снова слова, которые обычно к Джулии не относились.

 – Но ты намного интереснее, – голос Рендалла изменился. – Мы въезжаем в ворота. Конец идиллии. – Он пересадил её на сиденье рядом с собой. – Пора привести себя в хоть сколько-нибудь презентабельный вид.

 – Пригладить волосы мне удастся, но не думаю, что смогу избавиться от улыбки кошки, объевшейся сливками, – заметила Джулия, расправляя одежду.

 Рендалл улыбнулся ей в ответ.

 – Думаю, у меня самого такая же.

 – Так и вижу тебя, слизывающим сливки с усов, – согласилась Джулия.

 – Слизывающим?

 Она вспыхнула – от смущения, – но ещё больше от удовольствия.

 – Никогда больше я не смогу сесть в карету, не вспоминая этой поездки, – дразняще пробормотала она, в то время как экипаж остановился, и лакей открыл дверцу.

 Состояние удовлетворения длилось ровно до тех пор, пока они не вошли в Эштон-Хаус и к ним не приблизился дворецкий.

 – Леди Джулия, у вас гость. Он ожидает вас в малом салоне. – Дворецкий передал ей визитную карточку. – Он отказался уйти, пока не увидится с вами.

 Гость? Удивленная, что в Лондоне кто-то знает, что она жива, Джулия взглянула на карточку. Кровь отлила от её лица. Лорд Стоунли.

 – Милосердные небеса, – прошептала она, – это мой брат Энтони.

 – Можешь не принимать его, если не желаешь. – Взгляд Рендалла успокаивал. – Если же хочешь с ним встретиться, то не обязательно делать это одной.

 Джулия в отчаянии подумала о своём внешнем виде. Должно быть, она выглядит как молочница после продолжительных любовных утех – щеки горят, одежда помята. Но это ещё одна встреча, избежать которой Джулия не могла.

 Сжав челюсти, она обернула плечи шалью леди Давентри, словно защитной броней.

 – Думаю, откладывать не стоит. Ты со мной?.. Пожалуйста...

 – Конечно. Вы – истинный боец, миледи. – Рендалл подбадривающе положил ей на спину руку. – Вперед, в малый салон. Надеюсь, твой брат не сильно напоминает Каслтона.

 Джулия тоже на это надеялась.


Глава 23

Войдя в малый салон вместе с Рендаллом, Джулия остановилась как вкопаная с занесенной для следующего шага ногой, потрясенная тем, насколько, повзрослев, её брат стал похож на отца.

 – Энтони, – с полной безнадежностью в голосе прошептала Джулия.

 Последний раз она видела его, когда тот был ещё школьником: одни большие руки да ноги, до которых сам он ещё не дорос. Теперь её брат стал мужчиной, богатым и аристократичным до мозга костей. Ростом выше отца, Энтони обладал всеми чертами Рейнзов и их цветом волос и глаз; а также гневом, который, казалось, накалил атмосферу в комнате. Ей захотелось расплакаться. Или убежать.

 Рендалл положил теплую руку на талию Джулии, напоминая, что она не одна. Не важно, как сильно презирает Джулию собственная семья, Рендалл на её стороне. Эта уверенность дала ей возможность с твердостью встретить гнев брата.

 Пока Джулия справлялась с охватившим её онемением, прерывая молчание, заговорил Рендалл.

 – Лорд Стоунли? – непринужденно произнес он, закрывая дверь. – Я майор Рендалл. – Он протянул руку. – Полагаю, вы уже слышали, что я теперь ваш шурин.

 Игнорируя Рендалла, как если бы тот был невидим, Энтони шагнул вперед, его пристальный взгляд ни на секунду не отрывался от лица Джулии. Она мельком взглянула на стоящего рядом мужа. Он выглядел невозмутимым и собранным, спокойно готовясь остановить её брата, если молодой человек станет угрожать ей.

 – Джули, это и впрямь ты! – звенящим голосом воскликнул Энтони. – Я не мог поверить, когда герцог написал, что ты жива.

 Она попыталась улыбнуться.

 – Это действительно я, Энтони. Только на двенадцать лет старше. И, надеюсь, немного мудрее. Я... я часто о тебе думала.

 – Тогда почему же ты позволила мне считать, что умерла?! – Этот вырвавшийся из глубины души крик вмиг разрушил его безупречный внешний вид, явив того мальчика, что когда-то был её лучшим другом. Мальчика, безумно страдавшего от потери единственной сестры, а теперь почувствовавшего себя преданным.

 Джулия сморгнула слезы, но не опустила взгляда.

 – Я не посмела, Энтони. Это была слишком тяжелая ноша, чтобы взваливать её на плечи младшего брата.

 – Возможно, тогда ты действовала правильно. – Его рот скривился. – Но с тех пор прошло столько лет!

 – Чтобы выжить, я должна была отвернуться от своего прошлого, потому что помнить – это так больно, – сбивчиво начала объяснять Джулия. – И... я боялась, что как только ты узнаешь, что я жива, то будешь презирать меня за обман. Очевидно, я оказалась права.

 – Черт тебя подери, Джули! – его голос сорвался. Энтони шагнул вперед и заключил её в медвежьи объятия. её макушка едва доставала до его подбородка. – Как ты могла подумать, что я могу презирать собственную сестру?!

 – Ты... ты вырос, – приглушенно выдохнула Джулия, прежде чем заплакать от облегчения. От своего отца она и не ожидала ничего хорошего: его презрение оказалось болезненным, но предсказуемым. Однако с братом они были так близки. Отвергни и он её, и это стало бы для неё сокрушительным ударом.

 Обождав, пока слезы слегка поутихнут, Рендалл спросил:

 – Полагаю, все это означает, что, хотя ваш отец и отверг Джулию, сами вы, встретив её в обществе, от неё не отвернетесь?

 – Конечно же нет! – возмутился Энтони охрипшим голосом. Он отступил назад, мучительно вглядываясь в лицо Джулии. В глазах, доставшихся ему от отца, светилось заботливое выражение их матери. – Ты – моя сестра, Джули, и я с гордостью сообщу об этом миру. Каслтон может порвать с тобой всякие отношения, но отречься от тебя, лишив наследства, он не вправе, ведь оно – от матери.

 – Меня не волнует, что думает Каслтон о моём безнравственном образе жизни. – Чуть ли не испытывая головокружение от облегчения, Джулия села на софу и потянула Энтони за собой. – Значение имеет только то, что мне рад ты.

 – Я переговорю с семейным адвокатом по поводу передачи твоей доли наследства. – Энтони бросил настороженный взгляд на Рендалла. – Конечно, должно быть оформлено соглашение.

 Настороженность была понятна. Поскольку Рендалл и Джулия уже состояли в браке, юридически Рендалл обладал правом полного контроля над всей собственностью жены. Если бы их брак устраивался должным образом, то не обошлось бы без переговоров и предсвадебного контракта. И хотя Джулия доверяла благородству Рендалла, но ведь Энтони его совсем не знал.

 – Я женился на вашей сестре не из-за возможного наследства, – холодно заметил Рендалл. – Я откажусь от своих претензий, так что всем, что ей причитается, она будет распоряжаться сама.

 Энтони расслабился.

 – Очень порядочно с вашей стороны, Рендалл. Слишком у многих мужчин стали бы чесаться руки побыстрее запустить их в её состояние.

 – И насколько велика моя доля? – спросила Джулия. – Мне никогда об этом не говорили.

 – Точную цифру я не знаю. – её брат на секунду задумался. – Но что-то около ста тысяч фунтов.

 – Бог ты мой! – поразился Рендалл, уставившись на Джулию. – Так ты, вероятно, самая богатая наследница в Англии.

 – Я и понятия не имела, что наследство столь велико. – Она неловко пожала плечами. – Сложно представить такие деньги, когда мне приходилось обменивать свои услуги на цыплят и яйца.

 Энтони моргнул.

 – Как же ты жила все эти годы, Джули?

 – Я была повитухой в Камберленде. – Джулия криво улыбнулась. – Это долгая история.

 – Но я хочу её услышать, – твердо заявил её брат. – Я хочу знать все.

 – Вам обоим надо многое обсудить, – Прежде чем отодвинуться, Рендалл ободряюще сжал плечо Джулии. – Я оставлю вас вдвоем.

 Джулия взглянула на него, надеясь, что улыбка передаст её благодарность.

 – Спасибо, Алекс. За все.

 Затем она снова повернулась к брату. Им предстояло обменяться рассказами о том, как они провели последние двенадцать лет.

 ***

 Ошеломленный, Рендалл закрыл за собой дверь салона. В день, и так полный драматизма, размер наследства Джулии стал самым большим потрясением. До сих пор он радовался, что может предложить ей обеспеченную жизнь и скромное, но милое поместье. Теперь же ему было неприятно осознавать, что она могла купить с потрохами нескольких таких, как он.

 Рендалл обернулся и увидел герцогиню Эштон, ожидающую в холле с озабоченным выражением лица.

 – Как проходит встреча Джулии с братом? – спросила Мария. – Полагаю, вы бы не оставили её, если бы он вел себя ужасно?

 – Стоунли расстроен, что Джулия все эти долгие годы позволяла ему верить, что мертва, но как только с этим разобрались, они упали в объятия друг друга, – вкратце поведал Рендалл. – Несмотря на то что её отец порвет с ней отношения, Стоунли – нет. Она счастлива и испытывает облегчение, и, скорее всего, их беседа затянется очень надолго.

 – О, как замечательно! – Мария взяла Рендалла под руку и направилась с ним к главному холлу. Глядя на него, она произнесла: – Ваше лицо выглядит так, словно высечено из гранита. Давентри?

 Рендалл пожал плечами.

 – Он похвастался своей беременной графиней, а затем сообщил, что меня не только оттеснили, но он вообще отказывается признавать меня своим наследником. Словом, типичное общение с моим дядей. Я искренне надеюсь, – полагаю, тщетно, – что имел с ним дело в последний раз.

 Мария вздрогнула.

 – День выдался слишком богатым на события.

 – Да уж. – Самое запоминающееся произошло в карете, но об этом он едва ли мог рассказать Марии. – Наибольшим потрясением стала сумма наследства Джулии. Злые языки не преминут заявить, что она вышла замуж за человека ниже себя.

 – Что за ерунда! – высмеяла его герцогиня. – Кого заботит их болтовня? Во времена, когда Джулия была повитухой в Хартли, они сказали бы, что это вы женились на особе ниже вас по положению. Но сейчас вы оба – все те же люди, что и тогда.

 Мария, безусловно, права, однако Рендаллу все же хотелось, чтобы приданое его жены было бы не столь впечатляющим. Очевидно, он предпочел бы ощущать себя великодушным, с широкими взглядами, нежели охотником за приданым.

 – Вообще-то, что касается меня, то я уже не тот. Пребывание рядом с Джулией явно улучшает мой характер.

 – Я заметила, – улыбнулась Мария. Они вошли в главный холл в то же самое время, когда Холмс впускал гостью: седовласую леди, облаченную в черный шелк и мерцающий жемчуг. Она величаво прошествовала в дом. Миниатюрная, красивая, она выглядела настолько привыкшей повелевать, что могла бы составить конкуренцию Веллингтону.

 – её светлость, герцогиня Шарантская, – объявил Холмс.

 Мария издала приглушенный звук, прежде чем опуститься в глубоком реверансе.

 – Ваша светлость. Добро пожаловать в мой дом. Я не ожидала, что вы так быстро ответите на моё послание.

 – Вполне естественно, что я хочу как можно скорее увидеть свою внучку, ведь теперь она снова официально жива, – произнесла пожилая женщина с резким французским акцентом. – Встаньте, девочка. Уважение к старшим – это замечательно, но одна герцогиня никогда не должна преклоняться перед другой.

 – Признаю свою ошибку. – Мария поднялась, в её глазах плясали чертики, но голос был серьезным. – И все же я самая новенькая и самая неопытная из герцогинь. Так что пока ещё не могу соответствовать вашей... вашей герцогственности.

 – Вы сможете, со временем, – торжественно провозгласила её светлость, но губы её весело изогнулись.

 Рендалл ожидал, что бабушка Джулии – дама болезненная, возможно, даже инвалид. Но определенно здоровье леди значительно улучшилось с тех пор, как Джулия в последний раз навещала её весной. У его жены наблюдалось явное сходство со своей бабушкой, и Джулия будет так же красива, когда достигнет возраста герцогини.

 – Джулия и её брат в малом салоне, возобновляют своё знакомство после стольких лет разлуки, – сообщила Мария.

 Герцогиня фыркнула.

 – Стоунли здесь? Надеюсь, он ведет себя должным образом.

 – Он рад возвращению сестры, – заверил её Рендалл. – Раньше они были очень близки, и, мне кажется, будут снова.

 Герцогиня направила свой буравящий взгляд на Рендалла.

 – Полагаю, вы майор Рендалл, муж Джулии?

 Он поклонился.

 – Действительно, это я, мадам.

 – Наследник Давентри, как я понимаю?

 – Возможный наследник, – уточнил он. – Но вряд ли что унаследую. Давентри и его жена в счастливом ожидании.

 Взгляд ореховых глаз стал острым.

 – Я не слышала об этом. Жаль, что вас оттесняют. Джулия должна быть по крайней мере графиней. Что заставляет вас думать, что вы достаточно хороши для моей внучки?

 – Я так и не думаю, – ответил Рендалл, – но иногда даже боги улыбаются.

 – Что они и сделали в вашем случае, – сухо заметила пожилая леди. – Моя внучка – самый дорогой трофей в Англии.

 – Я женился не на самом дорогом трофее Англии, – возразил Рендалл столь же сухо. – Я женился на привлекательной повитухе, имеющей разве что крышу над головой.

 Герцогиня разразилась трескучим смехом.

 – Вы подходите, майор Рендалл. А теперь отведите меня к моим внукам.

 Рендалл взялся сопровождать Марию и герцогиню Шарантскую в малый салон. Ему было любопытно, как Джулия и Стоунли отреагируют на появление бабушки.

 Лишь только дверь открылась, два голоса хором воскликнули:

 – Grandmère!

 Глядя поверх голов двух герцогинь, Рендалл наблюдал, как Стоунли вскочил на ноги и поклонился. Джулия же встала и грациозно склонилась в официальном придворном реверансе, но затем бросилась вперед обнять свою бабушку. Внучка оказалась повыше, но лишь чуть-чуть.

 На мгновение в глазах суровой герцогини Шарантской блеснули слезы.

 – Я так рада, что ты уже не скрываешься, моя дорогая, – прошептала она. Затем моргнула и отступила на шаг назад, чтобы получше разглядеть внучку. – Ты хорошо выглядишь, Джулия. Почти не похожа на мышь. Полагаю, за это мне следует благодарить это большое неповоротливое существо мужского пола, за которое ты вышла замуж?

 – Именно так, grandmère. – Джулия поверх плеча герцогини послала Рендаллу улыбку, сотворившую странные вещи с его внутренностями. – Он удивительно терпимый человек, который пожелал жениться на мне даже после того, как я объяснила все причины, почему ему не следует этого делать.

 – Не терпимый. Мудрый, – одобрительно поправила герцогиня. её внимание переместилось на внука. – Ты ведь не собираешься обращаться с Джулией, как твой глупый отец, Стоунли?

 – Было бы непочтительно с моей стороны согласиться с вашей оценкой моего родителя, grandmère, – ответил тот, поблескивая глазами. – Но могу вас заверить, что буду поддерживать сестру всем, чем смогу.

 Как и Джулия, он явно уважал бабушку, но не боялся.

 Герцогиня кивнула.

 – Очень хорошо. – Она повернулась к Марии. – Нам с вами надо спланировать бал. Я позволю детям немного наверстать упущенное. Затем, Джулия, ты присоединишься к нам. – её взгляд переместился на Рендалла. – Вы же сможете помочь, если не будете вертеться под ногами. Это женское дело.

 – Я и думать не думал вмешиваться, – с жаром заверил Рендалл. – Герцогиня Эштон уже сообщила мне, что я должен присутствовать на балу одетым в свой мундир. Я к вашим услугам для любых других приказов, которые вы пожелаете отдать.

 Герцогиня Шарантская хихикнула.

 – Вы – плут, майор. Приказы последуют после того, как я посовещаюсь со своими адъютантами. Теперь вы свободны.

 Рендалл повиновался. ещё ни разу в жизни его не называли плутом. Он подозревал, что в устах герцогини это был своего рода комплимент.

 Рендалл забрал корреспонденцию, отложенную для него Холмсом, и удалился в свои покои. Некоторые из писем, следуя за ним, проделали путь сначала в Испанию, а затем назад. Зная, что многие от его управляющего, он добавил их к остальным, скопившимся на столе за время его приключений на севере страны. Пора остепениться и вести себя как уважаемый землевладелец.

 Достав из ящика стола испанский кинжал, он стал срезать печати, но сосредоточиться на рутинных деловых вопросах ему не очень-то удалось. Он начал день как наследник графства, с новобрачной, которая была необыкновенной, интригующей и без гроша в кармане. И вот теперь он всего лишь нетитулованный джентльмен со скромным доходом, женившийся на женщине, которая оказалась наследницей почти невообразимого богатства.

 Поговаривали, что Сара, леди Джерси,[42] пошла под венец, принеся жениху сотню тысяч фунтов, потому что её мать была единственной дочерью Роберта Чайлда, основателя «Банка Чайлда». Леди Джерси являлась главной наследницей деда, а потому – невероятным трофеем на брачном рынке. И вдруг его тихая Джулия, которая вытаскивала кусочки шрапнели из его поврежденного бедра, оказалась столь же богата.

 Хотя Рендалл сказал и Джулии, и Марии, что изменение его положения в линии наследования не имеет большого значения, но, очевидно, все же имеет. Пусть большую часть жизни он провел, совершенно не думая, что может унаследовать графство, за последние несколько недель он к этой мысли привык. Ему даже начала нравиться такая перспектива. Рендалл был слишком горд, чтобы признаться в этом кому-нибудь ещё, однако наедине с самим собой он оставался честен.

 Что происходит, когда странствующий рыцарь спасает свою леди, а после спасения становится ей больше не нужен?


Глава 24

Вечерело, когда Джулия вернулась в их с мужем апартаменты. Задержавших в дверях, она постояла, восхищенная картиной, которую представлял собой Рендалл, работающий за столом у окна. Лучи клонящегося к закату солнца коснулись его волос, превратив их в золото с серебром, и любовно высветили сильные строгие линии его лица. её охватила приятная внутренняя дрожь от осознания того, что она все ближе узнает это поджарое мускулистое тело.

 Рендалл поднял голову и оглянулся.

 – Сейчас ты похожа на девочку, только что покинувшую классную комнату, – заметил он, – молодая, счастливая и полная волнения от открывающихся новых возможностей.

 – Именно так я себя и чувствую. – Джулия пересекла комнату, наклонилась к Рендаллу и обняла его. – Я знала, что grandmère будет рада меня видеть, но боялась, что Энтони навсегда от меня отвернется, так же как Каслтон.

 – Он гораздо лучше твоего отца. – Рендалл обхватил жену за талию и притянул к себе. Он сидел, а потому очень удобно устроил голову у неё на груди.

 Силы, поддерживавшие Джулию, вмиг испарились. Она так устала, но была сейчас намного счастливее, чем когда-либо... за всю свою жизнь.

 – Мне жаль, что моя семья оказалась сегодня намного более радушной, чем твоя.

 – Я никогда и не ждал от Давентри ничего хорошего, – заметил Рендалл. – Важно лишь то, что он приказал Крокетту держаться от тебя подальше, а значит, ты можешь жить, не оглядываясь с опаской по сторонам.

 – У меня такое ощущение, что с моих плеч сняли огромный груз. – Она провела пальцами по густым светлым волосам мужа, думая о том, как многим ему обязана. – Учитывая, что меня пришлось заманивать в брачные сети подобно молодой капризной девушке, брак оказался для меня невероятно выигрышным.

 Джулия надеялась, что Рендалл тоже скажет, что и он выиграл, но когда тот промолчал, она продолжила:

 – Что ты думаешь о grandmère?

 – Ей нравится наводить на людей ужас, – тут же ответил Рендалл, – но её чувство юмора разрушает весь эффект.

 Джулия рассмеялась.

 – Ты прекрасно в ней разобрался. Она же сказала, что ты совсем не похож ни на одного из Рендаллов, а это означает, что ты ей понравился.

 Один уголок его рта приподнялся.

 – Это – настоящий комплимент. Как я полагаю.

 Похоже, Рендалл не был склонен усадить её к себе на колени, а потому Джулия направилась к соседнему креслу с подголовником, желая продолжить их разговор. Он выглядел спокойным и красивым... и чертовски отстраненным, учитывая то, чем сегодня днем они занимались в карете.

 Напомив себе, что отстраненность – обычное для него дело, она сказала:

 – Приходила возлюбленная Гордона, Эльза Смит. Я с ней немного побеседовала. Опыта ей, конечно, не хватает, но она смышленая и готова учиться. Думаю, она прекрасно справится.

 Рендалл с одобрением кивнул.

 – Гордон будет в восторге. Как скоро она может приступить к работе?

 – Уже завтра. – Джулия нахмурилась, вспомнив свой разговор с девушкой. – У нынешнего хозяина Эльзе приходится нелегко, так что ей не терпится уйти. Я сказала ей, что она может переехать сюда сегодня же, и я возмещу ей жалование, которое она потеряет из-за того, что не уведомит об уходе заранее. Эльза и Гордон отправились забирать её вещи.

 Рендалл с любопытством посмотрел на неё.

 – Узнав о её сложной ситуации, ты наняла бы Эльзу, даже не будь она подходящей горничной для леди?

 – Возможно, – призналась Джулия. – Мне ненавистна даже мысль, что ей приходится избегать своего хозяина, чтобы не быть изнасилованной. По крайней мере, она вольна уйти от него, в отличие от жены.

 – В отличие от большинства жен, ты также вольна уйти, – заметил Рендалл. – Ты ведь удостоверилась в этом, прежде чем принять моё предложение.

 – Мне необходимо было знать, что дверь открыта, если придется бежать. – Неужели прошло всего несколько недель с тех пор, как она настояла на письме, предоставляющем развод в случае, если ей того захочется? Как же быстро она начала доверять мужу. Джулия продолжила: – Положение Эльзы заставило меня задуматься. Если я действительно обладаю таким огромным состоянием, я бы хотела использовать его часть, чтобы создать пристанища для женщин, желающих избежать мужского насилия, но не имеющих места, куда можно сбежать. Не каждая из них сумеет инсценировать собственную смерть, чтобы исчезнуть.

 – И вряд ли многим повезет так же, как и тебе, и им встретится кто-то наподобие твоей миссис Бенкрофт. – Казалось, Рендалл задумался. – Твой план звучит впечатляюще, такие пристанища могли бы спасти очень многих. Ты хочешь создать их во всех крупных городах?

 – Так далеко я ещё не загадывала, – проговорила она, – но их потребуется немало, поскольку женщин, с которыми плохо обращаются, можно встретить везде.

 – А что, если такие пристанища создавать при церковных приходах, которые есть повсюду? – предложил он.

 Джулия нахмурилась.

 – Возможно, но не уверена, что это наилучший выход. Церкви ведь управляются мужчинами, а их взгляд на место женщины часто отличается от женского. И все же, полагаю, я могла бы поговорить с архиепископом Кентерберийским. Он приходится мне кем-то вроде кузена.

 – Ну да, естественно, архиепископ Кентерберийский – твой родственник, – сухо усмехнулся Рендалл, – мне следовало догадаться.

 – Никто из моих высокопоставленных родственников не помог мне, когда я в этом нуждалась, – едко парировала она. – Grandmère была единственной, кто мог бы меня принять под своей крышей, но как раз в то время умирал её муж, и я не посмела взвалить на неё ещё и свои проблемы. – К тому же Джулия была не в том состоянии, чтобы встретиться лицом к лицу с трудностями, оставаясь в прежнем окружении.

 Усмешка сползла с лица Рендалла.

 – И именно поэтому ты продолжала жить с Бранфордом, пока однажды он едва тебя не убил. Ты права, обязательно должны существовать такие места, где бы женщины могли укрыться, прежде чем станет слишком поздно. Возможно, подойдут методистские часовни. Пусть они не так распространены, как англиканские приходы, зато при них уже имеются приюты для женщин с улиц. Там их обучают чему-то полезному, чтобы они смогли лучше устроиться в жизни.

 Джулия почувствовала дрожь волнения.

 – Ты прав, лучше обратиться к методистам. У тебя найдется лист бумаги и карандаш?

 Рендалл открыл ящик стола, достал бумагу, карандаш и передал ей.

 – Не переговорить ли тебе сначала с Марией и бабушкой. Уверен, они одобрят твоё начинание и подскажут что-нибудь дельное. Да и их поддержка будет очень кстати.

 – ещё одна прекрасная мысль. – Она быстро записала все на бумаге, в её голове тут же начали роиться все новые и новые идеи. – Начну, пожалуй, с Марии.

 – Так ты поможешь гораздо большему числу женщин, чем будучи повитухой, – заметил Рендалл, глядя на жену потеплевшими взглядом. – Твой жизненный путь был не из легких, но он сделал тебя лучше, ты стала женщиной, умеющей сочувствовать другим.

 – Хотелось бы так думать. – Она помедлила, боясь рассеять тепло в его глазах. – Весь день мне не дает покоя одна мысль. Леди Давентри упомянула о навязчивой идее графа о продолжении своего рода. Говоря с ней с глазу на глаз, я спросила, не оставил ли Бранфорд незаконнорожденных детей. Она о таких не слышала, так что, возможно, Бранфорд ничего отцу не сказал.

 Лицо Рендалла словно окаменело.

 – И ты волнуешься об этом мальчике.

 Джулия прикусила губу.

 – Вполне вероятно, что он счастливо живет с матерью, а Давентри помогает им деньгами, но я была бы спокойнее, если бы знала, что с ним все в порядке.

 – При условии, что он все ещё жив, – заметил Рендалл. – Слишком много детей не доживает до зрелости.

 – Что ж, в таком случае он сейчас в руках божьих. Но что, если он жив и с ним плохо обращаются? – Джулия знала, что некоторые внебрачные дети благородных господ довольно хорошо устроены, как Маккензи, например. Другим же везло гораздо меньше.

 – С какой стати тебя заботит судьба ребенка, зачатого жестоким подонком, едва не убившим тебя? – раздраженно поинтересовался Рендалл. – Допустим, он жив, но может оказаться таким же монстром, как и его папаша.

 – Все возможно, но ты же сам сказал, что Бранфорд, вероятно, не был бы так плох, получи он другое воспитание. То же самое можно предположить и о самом Давентри.

 – И сколько сейчас этому мальчику? Двенадцать, тринадцать? Его характер должен уже сложиться.

 Джулия пыталась найти слова, которые убедили бы Рендалла.

 – Наверное. Но независимо от характера каждый ребенок заслуживает того, чтобы о нём заботились должным образом. Хотя Давентри оказался плохим опекуном, у тебя по крайней мере всегда имелись еда и крыша над головой, и образование ты тоже получил. А кто займется сыном Бранфорда? У тебя нет причин любить его отца, но этот мальчик, помимо прочего, ещё и твой кузен. Он Рендалл по крови. Кто-то должен взять на себя обязательство о его благополучии.

 Рендалл вздохнул.

 – Возможно, этим занимается сам Давентри, но узнать наверняка мы не в состоянии: жена его о мальчике не подозревает, а я едва ли могу спросить об этом дядю прямо. Ну, хорошо, не слишком-то охотно, но я признаю, что несу некоторую ответственность за этого бастарда. Что ты хочешь предпринять? Ты имеешь хоть какое-нибудь представление, где он может находиться?

 Джулия попыталась припомнить язвительные насмешки Бранфорда.

 – Думаю, ребенок родился двенадцать лет назад в начале года, вероятно, где-то около Аптон-Хилла, поместья Бранфорда, что под Бристолем. У меня создалось впечатление, что мать была служанкой, жившей неподалеку, но не работавшей в усадьбе. – Она ещё немного подумала. – Может быть, служанка из таверны? Он не раз говорил мне, что я тощая невзрачная девка, на которую и внимания-то никто не обратит, если рядом будет девица с пивом.

 – Что ещё раз доказывает, каким же он был идиотом, – едко произнес Рендалл, что-то записывая на листе бумаги. – Итак, Бранфорд был не прочь позабавиться с женщиной, находясь в Аптон-Хилле. Что ж, начнем оттуда.

 – Хватит ли этой информации, чтобы найти мальчика? Я бы сама поехала в Аптон на поиски, но не знаю, будет ли от меня хоть какая-то польза.

 – Мой друг Роб Кармайкл – сыщик с Боу-стрит. Такого рода дела – его конек. – Рендалл записал ещё что-то. – Я встречусь с ним.

 – Завтра утром придет модистка Марии, чтобы сделать из меня нечто, достойное общества. – Джулия поморщилась. – Будет присутствовать grandmère, а так же Эльза Смит, ну и Мария, конечно. Подозреваю, каждая из них уже знает, каким должен быть мой гардероб.

 – Похоже на то, что мне лучше покинуть город. – Рендалл постучал пальцами по лежащей перед ним бумаге. – Надо съездить в Роскомб. Мой управляющий прекрасно со всем справляется, но кое-что я должен уладить сам. Я собирался заехать туда после посещёния Киркленда в Шотландии, но, как ты сама знаешь, меня отвлекли. – Его глаза вспыхнули. – Способом, наиболее интересным из всех возможных.

 Мысль о его отъезде внезапно пронзила Джулию острой болью, однако она бодро произнесла:

 – С одним условием – ты вернешься к балу. Мария ни за что не простит твоего отсутствия. Думаю, я тоже. Я не собираюсь быть требовательной женой, но... там ты мне будешь нужен.

 – Конечно, Джулия, к балу я вернусь. Ведь именно ради этой цели мы оба так старались: необходимо обеспечить тебе безопасность и вернуть принадлежащее по праву положение в обществе. – Его тон был столь же легок, как и её. – После торжества я вряд ли тебе понадоблюсь.

 – Думаю, двух недель беззаботного существования более чем достаточно. После этого я бы очень хотела поселиться в Роскомбе. – Ей не терпелось узнать, какую же жизнь они сумеют построить вместе, но Джулия обнаружила, что боится спрашивать. Неужели Рендалл искренне считает, что она перестанет в нём нуждаться?

 А может, он имел в виду, что это она будет ему не нужна?

 ***

 Поужинав с Марией и Эштоном, Джулия рано ушла к себе и сразу же заснула. Она смутно ощутила, как просела кровать, за чем последовали теплые объятия Рендалла, когда он к ней присоединился, но, проснувшись, обнаружила, что он исчез, оставив после себя лишь вмятину на матрасе.

 Поднявшись, она нашла на умывальнике коротенькую записку, сообщавшую, что его ранний отъезд объясняется встречей с Робом Кармайклом. После чего он сразу же отправится в Роскомб. Слова эти не содержали и намека на чувства. Будет ли муж скучать по ней? Она определенно будет.

 Но времени на грустные размышления у неё не нашлось – в комнату сразу же вошла Эльза, её новая горничная, и, стесняясь, приступила к выполнению своих обязанностей. Девушка оказалась проворной и приятной, она довольно быстро и удачно справилась с волосами Джулии. Спускаясь вниз на завтрак, Джулия чувствовала себя немного более лондонской леди, чем раньше.

 В комнате для завтрака находилась одна Мария. Она с улыбкой посмотрела на Джулию.

 – О, компания – это прекрасно. Адам уехал по делам, а я сижу тут и ем все, на что падает взгляд. С утра меня сильно тошнило, так что теперь мне необходимо заполнить образовавшуюся пустоту. Интересно, как долго продлится такое состояние?

 – Месяца три. Затем ещё около трех месяцев бурлящей энергии, за которыми потянутся самые долгие три месяца в мировой истории. – Джулия внимательно изучала блюда, стоящие на буфете и поддерживаемые теплыми. – Что-нибудь порекомендуешь?

 – Очень хороши колбаски, – ответила Мария, – впрочем, как и кеджери.[43]

 Джулия приподняла серебряную крышку и уставилась на смесь риса с рыбой, посыпанную сверху сваренными вкрутую и порубленными яйцами, все это приятно пахло экзотическими специями. Около нагревательного прибора находилось небольшое блюдо с оранжевого цвета чатни.[44]

 – Выглядит неплохо. Кеджери ведь индийское блюдо, не так ли? Мой отец ни за что не позволил бы подать у себя дома что-то настолько иностранное.

 – Тогда он лишил себя множества вкуснейших блюд, – заключила Мария. – Мы наняли помощника повара, бывавшего в Индии, и теперь наряду с английской кухней можем наслаждаться карри. Индийская часть семьи Адама обожает обедать у нас. А его мать постоянно угрожает переманить нашего повара.

 Джулия улыбнулась, накладывая на тарелку ложку кеджери и добавляя к этому тост и сваренное всмятку яйцо – просто так, на всякий случай. Но кеджери оказалось очень вкусным, как и чатни из манго.

 Мария первая покончила с основными блюдами. Взглянув на часы, она налила себе ещё чаю и намазала на тост джем.

 – До прихода модистки у нас есть ещё целый час. Ты готова к такому испытанию?

 – Полагаю, да, – хихикнула Джулия. – Одно лишь упоминание о модистке заставило Рендалла сбежать в своё поместье с утра пораньше.

 Услышав в голосе Джулии какие-то подозрительные нотки, Мария спросила:

 – Вы поссорились? Ты слегка напряжена.

 – Нет, не ссорились. – Джулия вертела в руках чайную ложку, раздумывая, что сказать Марии. – Но вчера выдался довольно трудный день. Я не очень понимаю, что же больше расстроило Рендалла: потеря возможности унаследовать графский титул или открытие, что я – богатая наследница.

 – Если он действительно расстроился, то из-за твоего наследства, – проницательно заметила Мария. – Рендалл никогда и не рассчитывал на графский титул, так что с этим он легко смирится. А вот твоё богатство должно его сильно обеспокоить. Бог свидетель, как меня тревожило огромное состояние Адама. Я была бы гораздо счастливее, окажись у него денег поменьше. Светское общество полно завистливых женщин, которые смотрят на меня и видят торжествующую охотницу за выгодным женихом.

 – Но ведь, встретив Адама, ты не знала, что он герцог, – уточнила Джулия, – впрочем, сам он тоже.

 – Столь чудесная история не должна быть испорчена какими-то подробностями из жизни. А потому наиболее амбициозные молодые мисс изо всех сил копируют мои платья и пытаются подкупить мою горничную, чтобы выведать, какими же духами я пользуюсь, – рассмеялась Мария. – Одна ужасная старая вдова долго изучала меня в лорнет, после чего объявила: «Красота в обмен на богатство. Древнейшая из сделок в истории человечества». И величественно удалилась. Не уверена, был ли то комплимент или оскорбление, но она явно несправедлива к Адаму. Он и сам довольно красив, хотя, скажи я это на публике, будет раздосадован.

 – Логика вдовы может быть применима и к нам, – уныло произнесла Джулия, – с красотой Рендалла и моим богатством. Хотя никто из нас не ожидал, что я обладаю таким наследством. – Она очень аккуратно, крест-накрест, положила на тарелку нож и вилку. – Рендалл обещал вернуться на бал вовремя.

 – Ты боишься, что он не приедет? – удивилась Мария. – Ему всего лишь требуется время, чтобы привыкнуть к новому положению вещёй. Причины, по которым он на тебе женился, остаются все теми же.

 Джулия покачала головой.

 – Рендалл женился на мне, главным образом затем, чтобы оградить от преследований Крокетта и Давентри. Теперь это в прошлом.

 – Он мог бы защитить тебя, не вступая в брак. Конечно, у Рендалла благородная натура, но не настолько, чтобы взять в жены женщину, которую не хочет, – уверенно заявила Мария. – Да, у вас разные состояния, но его воспитывали как джентльмена, а тебя – как леди. Это гораздо важнее, чем то, чье богатство больше. По своему происхождению вы ближе друг к другу, чем когда-то были мы с Адамом.

 Поскольку брак Эштона казался счастливым во всех отношениях, Джулия надеялась, что Мария права.

 – Я придумала, как избавиться хотя бы от части моих злосчастных денег. Хочу создать пристанища для женщин, которым угрожают или которые подвергаются насилию.

 Мария моргнула.

 – Великолепная мысль. Могу и я поучаствовать в этом?

 – Конечно, – пораженно произнесла Джулия. – Имя герцогини Эштон только добавит блеска всему предприятию. Когда мы начнем?

 – Прямо здесь и сейчас, – глаза Марии загорелись энтузиазмом. – Расскажи-ка мне все поподробнее!

 По мере того, как они делились соображениями на сей счет, нервы Джулии постепенно успокаивались. Она не была уверена, хороша ли в качестве жены или светской леди, но как помогать женщинам – в этом она точно разбиралась.


Глава 25

Джулия пила третью чашку чая, с сожалением ожидая скорого прихода модистки, когда внезапно распахнулась дверь, и в комнату для завтраков ворвалась красивая молодая женщина в костюме для верховой езды с развевающимися вокруг ног алыми юбками.

 – Доброе утро, Мария! – весело поприветствовала вновь прибывшая. – Пошел дождь, и я подумала, что могу укрыться тут и заодно узнать, не найдется ли у тебя немного того замечательного кеджери. – Она остановилась на полушаге. – Прошу прощения! Я не заметила, что ты не одна, Мария.

 – Тебе всегда здесь рады, Кири. – Мария поднялась и обняла молодую женщину. – Джулия, ты ведь встречалась с леди Кири, сестрой Адама, не так ли?

 – Да, встречалась. Прошлой весной. – Джулия с улыбкой поднялась. Как и у Эштона, в жилах леди Кири текла наполовину индийская кровь, у неё были такие же темные волосы и потрясающие зеленые глаза. Но в отличие от замкнутого брата, она была более общительной, а в её речи улавливался легкий мелодичный акцент. – Кажется, Лондон пришелся вам по душе, леди Кири.

 – Миссис Бенкрофт, – радостно воскликнула девушка. – Надеюсь, на этот раз вы пробудете в городе несколько дольше? Мне бы хотелось поближе с вами познакомиться.

 – Теперь она леди Джулия Рендалл, – уточнила Мария. – Они с майором Рендаллом, другом Адама, поженились в Шотландии и приехали в Лондон на осенний сезон.

 Глаза Кири округлились.

 – Надеюсь, не все симпатичные друзья Адама обзаведутся женами ещё до того, как я успею осмотреться! Вы молодец, леди Джулия! Рендалл – поистине роскошный экземпляр. Но – леди Джулия?

 – Мой отец – герцог Каслтон, но он от меня отрекся. – Джулия указала на буфет. – Не позволяйте мне находиться между вами и кеджери. Мария как раз недавно упомянула, что индийские родственники семьи любят здесь кушать.

 Леди Кири рассмеялась, взяла тарелку и принялась накладывать себе еду.

 – Ни меня, ни кеджери нельзя назвать индийскими в полном смысле этого слова, но то, что оно лучше овсянки, это уж точно.

 Мария налила своей невестке чаю.

 – Как только придет модистка, нам надо будет уйти. Через две недели я устраиваю бал в честь Джулии и Рендалла, так что откладывать с пошивом подходящего вечернего наряда никак нельзя. Ты, конечно, приглашена.

 – Великолепно! – Кири села за стол и с энтузиазмом принялась за кеджери. – Я жажду развлечений. А можно мне остаться на примерку? Обожаю разглядывать ткани и журналы мод.

 Мария задумалась.

 – Джулия, ты как, не возражаешь? У Кири замечательное чувство цвета. К тому же она сама изготавливает духи, включая и тот аромат, что мечтают заполучить все молоденькие охотницы за состоянием.

 – Хотите, я придумаю духи и для вас, леди Джулия? – спросила Кири. – В качестве свадебного подарка.

 Казалось, Кири эта мысль очень понравилась, так что Джулия согласилась:

 – Я была бы очень рада. – Что одновременно означало и разрешение девочке присутствовать на примерке. Не сказать, чтобы леди Кири была совсем уж юной: ей, вероятно, двадцать с небольшим. Но беззаботная прямолинейность – черта совсем молоденьких. В её возрасте Джулия чувствовала себя на целую вечность старше.

 Кири заканчивала свой второй завтрак, когда приехала модистка, мадам Эльер. Примерку устроили в личной гостиной Марии. Мадам привезла с собой ещё трех помощниц, нагруженных тканями, отделкой и модными журналами. А двум лакеям Эштон-Хауса было велено отнести наверх несколько рулонов материи.

 Пришла и Эльза, выглядящая испуганной в обществе стольких знатных леди. Едва она нашла местечко в углу, как в комнату величаво вплыла grandmère и, заняв самый удобный стул, на беглом французском заговорила с модисткой.

 К счастью, гостиная была достаточно просторной.

 Мария установила крепкий деревянный табурет, чтобы Джулия, встав на него, дала возможность швеям свободно заниматься своим делом.

 – Не изволите ли подняться на жертвенный алтарь, леди?

 Джулия рассмеялась, становясь на табурет.

 – Чувствую себя ягненком на заклании. Я здесь единственно для того, чтобы послужить причиной этого собрания.

 – Вздор, – твердо заявила grandmère, – ты здесь для того, чтобы мы сделали тебя совершенно ослепительной. Дитя, – она взглядом приказала Эльзе выйти из угла, – помоги-ка своей госпоже снять платье, и мы приступим к подбору ткани. Как удачно, Джулия, что ты уже не молоденькая девушка и не должна носить скучный белый муслин.

 – Глубокий, насыщенный синий, – предложила леди Кири. – С легким оттенком зеленого. – Она пересекла комнату, направляясь к рулонам ткани, и коснулась одного из них тонким указательным пальцем. – Вот этот.

 – Прекрасный выбор, – одобрила мадам Эльер. Она подала знак одной из помощниц. Та послушно взяла выбранный Кири рулон и ещё несколько других отрезов синих оттенков.

 Джулия вытянула руки, давая возможность Эльзе расстегнуть платье и стянуть его через голову. Джулию нельзя было назвать равнодушной к нарядам, но в данный момент все её мысли вертелись вокруг пристанищ для женщин. Если есть опасность преследования жестоким мужем, то, может, таких женщин вместе с детьми перевозить в другой город? Интересно, как все это организовать?

 Grandmère произнесла:

 – У тебя прекрасная миниатюрная фигурка, ma petite,[45] и тебе следует её подчеркивать. Девушка, подверни-ка вырез сорочки своей госпожи вниз, как на бальном платье.

 Джулия едва почувствовала легкие касания пальцев Эльзы, выполняющей полученное указание. И тут горничная ахнула, вернув Джулию в настоящее. Посмотрев вниз, она с ужасом обнаружила, что Эльза уставилась на шрамы.

 Джулии захотелось прикрыться и сбежать. Вместо этого она сжала кулаки и стояла как вкопанная, благодаря судьбу за то, что была повернута спиной к большинству женщин. Видеть уродливые борозды на её коже могли только Эльза и Мария.

 В карих глазах Марии на мгновение мелькнуло потрясение, которое быстро сменилось пониманием. Она бросила на Эльзу острый взгляд, говорящий «держи язык за зубами», а затем совершенно непринужденно произнесла:

 – Не думаю, что Джулии следует носить низкое декольте. – Она сделала шаг вперед и подтянула вверх сорочку Джулии, прикрывая отметины. – У неё уже есть прекраснейший из мужей, так что нет никакой необходимости привлекать внимание к своим достоинствам. Мне кажется, лучше всего ей подойдет образ богатой, но скромной элегантности. – Она усмехнулась. – Не то, что мне. Я предпочитаю выглядеть благородной распутницей.

 – Ваша светлость! – в ужасе воскликнула мадам Эльер. – Никогда, никогда и никто не назвал бы вас распутницей!

 Кири рассмеялась:

 – Распутница – да, но определенно самого благороднейшего сорта! К этому стремлюсь и я!

 Grandmère позволила себе удивленно покачать головой.

 Замечания Марии отвлекли внимание от Джулии, и та была ей глубоко благодарна. Эльза, будучи её горничной, узнала бы о шрамах обязательно, но Джулия не перенесла бы унижения, стань все это достоянием общественности.

 После того, как дыхание Джулии восстановилось, она попросила:

 – Если мне позволят высказать своё мнение, я соглашусь с предложением Марии. Мне гораздо больше по вкусу стиль спокойной элегантности, нежели блистательной королевы бала. – Она склонила голову в сторону Марии. – Или золотой герцогини.

 Все семеро женщин изучающе посмотрели на Джулию, взвешивая её слова. Под их взглядами Джулия чувствовала себя куском говядины, к которому прицениваются на рынке. Мадам Эльер, совершенно не смущенная присутствием столь многих герцогинь и дочерей герцогов, решительно кивнула.

 – Très bien.[46] Пусть будет скромное декольте, но вырез на спине сделаем глубже обычного, ведь у вас, леди Джулия, такая прекрасная кожа – настоящий фарфор. Приоткрыть спину – ход очень тонкий, но эффектный. Бетси, оберни-ка китайский шелк вокруг плеч леди Джулии.

 Помощница модистки, повинуясь, шагнула вперед, и Джулия тоже присоединилась к общему обсуждению. Она должна была удостовериться, что её не разрядят в пух и прах, как циркового пони. Бальное платье обговорили первым: решили сделать его в изысканно простой манере, подходящей для её невысокого роста. Джулию заворачивали по крайней мере в дюжину тканей, но в конце концов все сошлись на том самом шелке, что выбрала леди Кири.

 Затем знатоки моды взялись за наряды для прогулок, накидки, костюмы для верховой езды и остальные атрибуты великосветской дамы. В полдень Мария распорядилась, чтобы для всех, начиная с вдовствующей герцогини и кончая помощницами модистки и горничными, принесли закуски. Атмосфера женского легкомыслия, витавшая в комнате, свела бы с ума любого мужчину, что и подтвердил заглянувший к дамам Эштон, с ужасом оглядевшийся по сторонам и тут же ретировавшийся в поисках более безопасного места.

 Наконец все решения насчет материй, фасонов и отделки были приняты, и Джулия сошла с возвышения. Подняв рулон ткани, она накинула отрез на плечо Марии.

 – Я заметила, каким взглядом ты смотришь на этот переливчатый мантуйский[47] шелк. Золотой отблеск по зеленому – как раз то, что идеально тебе подходит. – Джулия повернулась к остальным присутствующим женщинам: – Вы только посмотрите, как это золото оттеняет золотистые крапинки в глазах её светлости?

 Мария легонько провела рукой по ткани.

 – Адам все время твердит, что мне надо больше тратить на себя.

 – О, безусловно, тебе надо тратить как можно больше денег моего брата, – воскликнула леди Кири с озорной улыбкой. – Он будет просто счастлив, увидев тебя в этом шелке. С изумрудами.

 – Давай-ка на табурет, Мария, – приказала Джулия, – настал твой черед.

 Мария подчинилась, выбрав фасон, который бы учитывал её увеличивающуюся фигуру. К тому времени, как мадам Эльер и её помощницы уехали, и grandmère, и леди Кири тоже обзавелись отрезами ткани и заказали платья.

 Джулия налила себе чашку чая.

 – Я и не представляла, насколько это сложная задача – быть одетой как великосветская леди, ведь до своего замужества я не провела в Лондоне ни одного настоящего сезона.

 – Изысканное общество должно признать тебя, – провозгласила grandmère. – После чего ты спокойно можешь одеваться в жуткие тряпки в соответствии со своим вкусом и слыть эксцентричной особой.

 – Я бы хотела остаться как можно более неприметной, никак не эксцентричной, grandmère, – вздохнула Джулия. – Надеюсь, ещё раз через такое испытание мне проходить не придется!

 – Вряд ли это потребуется. Сегодня ты заложила хорошую основу для своего гардероба, – ободряюще заметила Мария. – Ты выбрала классический стиль, а он всегда смотрится великолепно.

 Grandmère поднялась и обняла Джулию.

 – Я уведомила мадам Эльер, что счет за сегодняшний сеанс она должна прислать мне, – спокойно произнесла она. – Мой подарок любимой внучке.

 – Grandmère, это уж слишком! – задохнулась Джулия.

 – Это я слишком долго была лишена подобной возможности. – Голос пожилой женщины явно дрожал. – Как же давно я не испытывала такого наслаждения от проведенного дня, с тех самых пор, как... как умерла твоя мать, ma petite. Ты же знаешь, что я горжусь тем, как ты прожила все эти годы, но я безмерно рада, что ты вернулась домой.

 Джулия сморгнула слезы.

 – Я тоже, grandmère. Я тоже.

 ***

 Рендалл почти забыл, насколько красив Роскомб. Осадив коня на холме, он осматривал широкую панораму Котсуолдских холмов[48] и особняк из ракушечника.[49] В нём он родился. Роскомб – поместье дворянина, а не величественный замок. Родной дом для многих поколений со стороны матери. После смерти родителей и назначения Давентри его опекуном, Рендалл редко бывал в Роскомбе. Сколько же времени прошло с его последнего визита? Милостивый Боже, больше двух лет – он был здесь ещё до ранения.

 Майор пустил коня вниз по холму. Большую часть времени, пока выздоравливал, Рендалл провел в Лондоне. Оттуда он отправился в Шотландию на поиски Эштона, после чего снова отплыл в Испанию.

 И все же, несмотря на то что в последние годы Рендалл бывал в Роскомбе краткими наездами, тот все ещё оставался его настоящим домом, и никакое другое место заменить его никогда не сможет. Рендалл миновал старые никогда не закрывавшиеся железные ворота и поднялся вверх по длинной подъездной дорожке, ведущей к дому и хозяйственным постройкам.

 Маленький олененок умчался прочь, не слишком встревоженный присутствием человека. Всё выглядело ухоженным и содержалось в должном порядке. К чести Давентри, он нанял хорошего управляющего. Колдуэлл – настолько компетентен, что Рендаллу ни разу не приходило в голову задуматься о замене.

 Утром надо будет вызвать Колдуэлла и обсудить состояние коттеджей арендаторов, дренажную систему, а также стоимость нового сельскохозяйственного оборудования. Вполне вероятно, что Рендалл согласится со всеми рекомендациями Колдуэлла, поскольку в течение двадцати лет под его управлением Роскомб исправно приносил доход, а земля содержалась в отличном состоянии.

 На самом деле в этой поездке не было необходимости, но Рендаллу хотелось покинуть Лондон хоть на несколько дней. Гордон, похоже, расстроился, что его опять бросают, но с Эльзой, живущей с ним под одной крышей, он довольно быстро оправится.

 Рендалл объехал дом, направляясь к конюшням, и спешился, заводя усталого коня внутрь. Конюх Уиллетт находился в амуничнике,[50] занимаясь починкой упряжи. Подняв глаза, он вскочил и засеменил навстречу Рендаллу поприветствовать своего хозяина, словно тот был здесь не далее, как на прошлой неделе.

 – Добренького вам дня, майор. Надолго ль на сей раз приехали?

 – Пока нет, но очень скоро переберусь сюда жить. – Рендалл расседлал коня и начал чистить его, наслаждаясь извечным ритуалом наездников. Из-за того, что долго пришлось сидеть в седле, разболелась нога, но падение ему не грозило. Вскоре он вообще будет воспринимать своё выздоровление как должное. – Я женился и хотел удостовериться, что Роскомб в должном состоянии, чтобы привезти сюда жену.

 Уилетт явно заинтересовался.

 – Наймете ещё домашней прислуги? Моя младшенькая пошла бы в услужение.

 – Этим займется моя жена, но про твою дочку я ей скажу. – Рендалл попробовал вспомнить имя: – Нэнси, не так ли? Так ей нужна работа?

 – Ага, эт моя Нэнси. У вас хорошая память, майор. – Конюх снова повернулся к амуничнику, добавив: – Добро пожаловать домой, сэр. Самое время вам поселиться тутечки.

 Пора – и давно. Позаботившись о лошади, Рендалл направился в дом, удивив на кухне кухарку и экономку в одном лице. Она как раз готовила пастушью запеканку[51] для себя и мужа, и Рендалл заверил её, что такая еда прекрасно подойдет и ему.

 Затем Рендалл прошелся по знакомым комнатам, пытаясь взглянуть на дом глазами Джулии. Всё поддерживалось в приличном состоянии. Ни протекающих потолков, ни плесени, ни личинок древоточца.[52]

 Но вместе с тем с тех пор, как умерли его родители, никакого серьезного ремонта здесь не проводилось. В свои редкие визиты Рендаллу даже нравилось, что дом его детства не изменился. В результате краска поблекла, мебель нуждалась в новой обивке, а некоторые ковры сильно потерлись. Работы полно, что должно надолго занять новую хозяйку.

 Рендалл вошел в гостиную и, сцепив руки за спиной, устремил взгляд в окно на раскинувшуюся долину. Какой могла бы быть его жизнь, если бы родители не умерли? Он вырос бы здесь, возможно, у него появились бы младшие братья или сестры. И он не превратился бы в трудного мальчишку, кончившего тем, что оказался в Академии Уэстерфилд.

 И все же дружба, которую Рендалл там обрел, невероятно обогатила его жизнь. Стал бы он так же близок со своими школьными товарищами, если бы его послали учиться в одно из обычных для его сословия учебных заведений? Скорее всего, нет. Много пережившие ученики леди Агнес Уэстерфилд нуждались друг в друге гораздо сильнее, чем большинство их сверстников.

 Пошел бы он в армию? Вряд ли. Если бы вырос здесь, его не довели бы жестокостью до той степени яростного гнева, когда сражение казалось столь привлекательным. Никогда бы он не почувствовал такого острого желания бежать из Англии.

 Он закончил бы университет и зажил бы той жизнью, что и основная часть молодых людей его положения. Его отец здесь, в Роскомбе, передавал бы ему премудрости управления землей, и время от времени Рендалл наведывался бы в Лондон, отдавая дань безумствам молодости. К этому самому моменту он был бы уже женат, возможно, даже завел бы детей. Но их матерью стала бы не Джулия.

 Нет никакого смысла размышлять о том, как могла сложиться его жизнь. Нынче она включала в себя шрамы, друзей – ничуть не менее близких, чем братья, – и Джулию. Рендалл попытался представить её живущей здесь. Станет ли она читать в маленькой библиотеке? А делать заготовки на зиму? Но точно не будет детей, со смехом резвящихся в детской. Эта мысль принесла с собой боль, гораздо более сильную, чем Рендалл счёл бы возможным ещё месяц назад.

 Джулия превратила свой маленький коттедж в уютный и гостеприимный дом. Почему бы и здесь ей не сделать то же самое. И всё же Рендалл испытывал определенные сложности в том, чтобы хотя бы мысленно увидеть жену в этих комнатах. От недостатка ли воображения? Или он просто глупец, раз предполагает, что когда-нибудь они заживут вместе в его доме?

 До некоторой степени можно было считать, что его брак развивается хорошо. Даже лучше, чем он ожидал. Но игнорировать то обстоятельство, что леди Джулия Рейнз – наследница большого состояния, Рендалл не мог. Богатство обеспечивало ей свободу и выбор, о которых многие женщины и мечтать не смели. Пожелай она, и ей ничего не стоит купить собственное поместье. Или дом в Лондоне. Или отправиться путешествовать.

 Застыв, Рендалл внезапно осознал, что хотел бы, чтобы Джулия нуждалась в нём – как финансово, так и ради защиты, – поскольку, и Бог тому свидетель, Рендалл нуждался в ней. На самом деле он вовсе не хотел, чтобы у неё была возможность выбора, если это означает, что она выберет не его.

 Рендалл почувствовал, как что-то прикоснулось к его ноге. Глянув вниз, он увидел большого самодовольного кота, прижавшегося к его лодыжке. По большей части темно-полосатое, животное щеголяло белой грудью и в данную минуту энергично осыпало светлой шерстью хозяина Роскомба.

 Майор сухо улыбнулся и подхватил кота на руки. Тот громогласно замурлыкал под его ласкающими пальцами. У матери Рендалла всегда обитало полно кошек, и этот, должно быть, потомок одной из них. Даже если Джулия никогда сюда не приедет, Рендалл не останется один.


Глава 26

Последующие несколько дней Джулия была весьма занята, готовясь предстать перед лондонским обществом, а вот ночью она чувствовала себя одиноко. Ей понравилось делить постель с мужем – даже и в теплую погоду. А придет зима, и он станет совершенно необходим.

 Через четыре дня после отъезда Рендалла Джулия получила от него письмо – Эльза принесла на подносе с утренним чаем. Муж коротко сообщал, что дела в Роскомбе улажены, и теперь он с нетерпением ждет, когда сможет привезти туда жену.

 Прочитав, она печально улыбнулась. Этот мужчина – истинный воин и настоящий защитник. Так что ей не следует ожидать от него романтических слов.[53] По крайней мере, эта записка более личная, нежели та, которую он написал в утро своего отъезда.

 Джулия и Мария решили сегодня пройтись по магазинам. Целью послужила необходимость купить для Джулии некоторые нужные ей мелочи, но в основном поездка была затеяна ради развлечения. Энтони открыл счет в своём банке, так что у Джулии появились так называемые «деньги на булавки». Доступ же к наследству она получит в течение следующего месяца... или двух.

 Брат сообщил, что их отец пришел в ярость, но законных прав лишить дочь её наследства у Каслтона не имелось. К тому же семейные адвокаты разумно полагали, что будущее за лордом Стоунли, так что вставлять палки в колеса не стали.

 Одевшись, Джулия перешла в свою личнуюй гостиную – бывшую спальню, соединенную дверью с апартаментами Рендалла. Теперь это помещёние отдали в пользование Джулии. После того, как убрали кровать, они с Марией совершили набег на чердак в поисках подходящей мебели, и новая гостиная стала очаровательной комнатой, обставленной в кремовых и розовых тонах. По размерам она была немного больше, чем гостиная коттеджа в Хартли.

 Джулия села за изящный французский письменный столик и просмотрела список предстоящих покупок. Когда-нибудь она станет воспринимать деньги в своей сумочке как нечто само собой разумеющееся, но пока они казались ей восхитительной роскошью. Если бы Джулия всю свою жизнь прожила в аристократических кругах, то никогда бы полностью не осознала, как ей повезло.

 Она уже собиралась спуститься вниз позавтракать, как солнечные лучи упали на её обручальное кольцо, высветив вязь кельтского узора, выгравированного на золоте. Ей в голову пришла одна мысль, и Джулия тут же вызвала звонком Гордона.

 Камердинер появился едва ли не сразу.

 – У вас для меня поручение, миледи? – с надеждой спросил он. – Мне нечем заняться.

 Она рассмеялась.

 – А я почему-то уверена, что ты усердно знакомишь Эльзу со здешним хозяйством.

 Он улыбнулся.

 – Так-то оно так, но я чувствую, что не выполняю своих обязанностей по отношению к майору.

 – Вот он вернется, тогда ты ему и понадобишься. Кто же ещё похлопочет над его обликом, чтобы майор стал привлекательным для лондонского общества.

 Гордон покачал головой.

 – Он привлекателен и без посторонней помощи. Я лишь слежу, чтобы его одежда всегда хорошо выглядела.

 Весьма верно. Рендалл удивительно притягателен – и не важно, во что он одет. Или не одет.

 Напомнив себе, что должна придерживаться дела, Джулия сказала:

 – Я хочу купить мужу кольцо. Можешь найти для меня какое-нибудь украшение Рендалла, чтобы ювелир смог снять мерку?

 – Сию минуту. – Гордон с поклоном удалился, вернувшись через некоторое время с золотым перстнем-печаткой.

 Джулия спрятала его в ридикюль. Рендалл так много для неё сделал. Ей очень хотелось что-нибудь подарить ему в знак своей признательности.

 ***

 Когда лакей Эштонов забрал у неё сверток с шелковыми чулками, Джулия заметила:

 – Я и забыла, как это удобно – иметь кого-то, кто всё за тебя несет.

 – Он ещё всё сложит в нашу карету, которая, как я подозреваю, уже почти заполнена. И моя лепта в этом не так уж велика! – Мария прикрыла рукой зевок. – Нынче я так быстро устаю. Мы уже подошли к концу твоего списка покупок?

 – Осталась последняя строка. Я хотела бы посетить ювелира или золотых дел мастера, чтобы заказать кольцо для Рендалла. С точно таким же узором, как и на моём обручальном кольце. – Джулия застенчиво улыбнулась. – Надеюсь, он не подумает, что это чересчур сентиментально с моей стороны.

 – Замечательная мысль. Думаю, Адаму бы понравилось, подари я ему кольцо, парное с моим, – задумчиво сказала Мария. – Приятно думать, что он будет носить символ, говорящий, что он мой.

 – Мне кажется, это было бы справедливо, учитывая, что женщины как раз и носят кольца, показывающие, что права на них уже заявлены, – согласилась Джулия. – Так где же тут приличное место, в котором мы можем заказать кольца?

 – Золотых дел мастер прямо за углом. – Мария пошла впереди в сторону Бонд-стрит. – Мистер Роуз работал над моим обручальным кольцом, и он знает, какой размер у Адама. – Она стянула перчатку и показала украшение Джулии. – Хотя оно выглядит как простой золотой ободок, на внутренней стороне выгравирован индийский узор из наших соединенных инициалов. Я покажу тебе, когда мы придем в магазин.

 – Возможно, именно мы начнем моду на парные обручальные кольца. – Джулия задорно улыбнулась подруге. – В конце концов, ты – невероятно популярная Золотая Герцогиня.

 Мария рассмеялась.

 – Популярность не продлится дольше сезона, возможно, двух, а вот это, – она подняла левую руку без перчатки с тонкой полоской золота, сияющей так же, как её блестящие волосы, – это навсегда.

 Как и следовало ожидать, мистер Роуз с радостью приветствовал в своём магазине двух знатных леди. Заказать кольцо для Адама оказалось несложно, но вот изготовить пару для Рендалла стало для мистера Роуза заданием потруднее. Ювелир тщательно изучил золотой ободок.

 – Чтобы точно повторить узор, мне придется на день или два оставить кольцо у себя.

 – Нет! – Джулия спрятала драгоценность в кулачок. Затем улыбнулась, извиняясь: – Прошу прощения, оно у меня не так давно.

 Темные глаза мистера Роуза сверкнули.

 – Понимаю, миледи. Моя жена чувствовала бы себя точно так же. Если вы можете расстаться с ним на полчаса, я сделаю восковой слепок.

 Джулия посмотрела на Марию, выглядевшую очень усталой. Правильно истолковав этот взгляд, мистер Роуз предложил:

 – У меня есть особая гостиная, где вы можете подождать и подкрепиться.

 – Спасибо, было бы просто замечательно. – Джулию и Марию проводили в симпатичный салон этажом выше. Расположившись с удобством, они принялись наблюдать в окно за проезжающими по улице каретами.

 Служанка принесла поднос с чаем и пирожными, и Джулия спросила подругу:

 – Ты уже привыкла к такому вниманию? Будучи столько лет вдовой со скромным достатком, я нахожу довольно странным, что ко мне относятся с таким почтением.

 – Нет, не привыкла, – призналась Мария. Она ласково погладила свою пока ещё тонкую талию. – Даже удивительно, что этот ребенок и другие, которые родятся у нас с Адамом, вырастут в такой роскоши. Нам придется хорошенько постараться, чтобы следующее поколение выросло с правильным взглядом на мир. Возможно, тебе и Рендаллу сделать это окажется несколько проще, ведь у ваших детей не будет титулов.

 – У нас не будет детей, – тихо произнесла Джулия, кроша овсяное печенье на мелкие кусочки. Она и так собиралась рассказать об этом Марии, но произносить подобные слова по-прежнему было больно. – Я... не могу их иметь.

 У Марии сжалось горло.

 – Мне так жаль. – И после короткой паузы добавила: – Полагаю, Рендалл знает.

 Джулия кивнула.

 – Это одна из причин, приведенных мною, когда я объясняла, почему ему не следует на мне жениться. Но он сказал, что это не имеет значения.

 – А ты ещё переживаешь, что он не романтик. – Мария задумалась. – Конечно, это не совсем то же самое, что собственная кровь и плоть, но, если хочешь воспитать ребенка, всегда найдутся малыши, нуждающиеся в собственном доме. Ты замечательно справлялась с теми детишками, которых встречала благодаря своей работе, и явно души не чаяла в дочери Дженни Уотсон – Молли.

 Джулия нахмурилась.

 – Вообще-то, я об этом не думала. Не знаю, что станет чувствовать Рендалл, растя не своего ребенка. Но над этим стоит поразмыслить.

 – Лично я считаю, что, если можно получить ребенка без утренней тошноты – это замечательно, – твердо заявила Мария. – Обычный способ оставляет желать лучшего!

 Джулия рассмеялась.

 – Обещаю, что ты будешь удивительно довольна собой, когда наконец возьмешь свою кроху на руки.

 – Полагаю, ты права. – Мария посмотрела на чашку с чаем. – Когда придет моё время, ты ведь останешься со мной, Джулия? Пожалуйста!

 – Если ты этого хочешь, то, конечно, да, – обещала Джулия. – Я польщена.

 – Спасибо, – Мария невесело улыбнулась. – Кажется, я волнуюсь не больше, чем обычно в таких случаях, но и этого вполне достаточно.

 Прежде чем Джулия смогла внушить ей немного больше уверенности, в комнату вошел мистер Роуз.

 – Леди Джулия, вот ваше обручальное кольцо. Парное для джентльмена будет готово через неделю.

 Они поблагодарили его и вышли на улицу, где их ждал лакей Эштонов, Тиммс. Он поклонился:

 – Я пойду и сейчас же подгоню карету, ваша светлость.

 – Мы отправимся в том же направлении и встретим тебя там. – Мария выглядела уставшей, и Джулия решила, что чем раньше подруга окажется дома и сможет отдохнуть, тем лучше. Они бок о бок шли по улице за лакеем.

 – О, посмотри на эту чудесную шляпку вон там! – Мария, оживившись, повернула налево, чтобы ближе рассмотреть застекленный эркер магазинчика очень модного мастера дамских шляп. – Как ты думаешь, Кири подойдет? Она так много помогала в подготовке бала, что я хочу что-нибудь подарить ей в знак благодарности.

 Джулия присоединилась к подруге, представляя яркое изящное изделие из лент и цветов на темных волосах леди Кири.

 – Фасон ей подойдет, но, мне кажется, цвета не совсем те. Нужны зеленые ленты, которые подчеркнут оттенок её удивительных глаз.

 Мария немного подумала, затем кивнула.

 – Ты права. Приведу сюда Кири после бала, и, если ей понравится, мы подберем наиболее подходящие для неё цвета.

 Едва они снова ступили на тротуар, голос Тиммса впереди них взвился до испуганного крика:

 – Миледи, осторожно! Позади вас!

 Тут же закричали и другие прохожие. Джулия крутанулась, чтобы посмотреть назад на дорогу. её сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда она увидела, что совершенно неуправляемая карета заехала на пешеходную дорожку. На расстоянии считанных ярдов на них c убийственной скоростью мчались лошади, дико вращая глазами.

 Мария обернулась ещё только наполовину и угрозы не заметила. Для Джулии время, казалось, замедлилось, как это происходило всегда, когда её пациентам грозила опасность.

 Шляпный магазин. Два застекленных эркера, заходящих на тротуар, и дверь, расположенная в углублении между ними.

 Зная, что это их единственная надежда на спасение, Джулия бросилась вправо, обвив рукой Марию и утягивая её за собой в безопасное место. Шляпка Джулии слетела с головы, когда они с силой ударились о дверь магазина за мгновение до того, как карета с парой гнедых прогрохотала мимо.

 Экипаж боком задел эркеры, и стекло разлетелось вдребезги, посыпавшись с обеих сторон. Джулия и Мария упали на землю. Лошади пронеслись настолько близко, что Джулия даже почувствовала жар их тел. Обитые железом колеса оказались ещё ближе.

 И затем карета исчезла. Ошеломленная, Джулия некоторое время не двигалась, пока осколки стекла со звоном падали и разбивались о тротуар всего в каких-то дюймах от них. Осознав, что лежит поверх подруги, она осторожно села.

 – Мария, ты не ранена?

 – Будут синяки, а в остальном, по-моему, всё в порядке, – дрожа, произнесла та, приподнимаясь у двери магазина. – Слава Богу, что ты так быстро сумела сообразить, как поступить! Однажды я видела тележку коробейника, раздавленную понесшей каретой. Иногда забываешь, как опасны могут быть улицы.

 – Кажется, я слишком долго жила в тихой сельской местности, – уныло произнесла Джулия. – Только взгляни на мою бедную шляпку. Сегодня я надела её в первый раз, и вот она раздавлена и испорчена.

 Дыхание Марии перехватило, лицо стало пепельным.

 – У тебя на юбке следы от колес! Будь ты чуть ближе к улице... – она содрогнулась.

 Джулия уставилась на длинные темные полосы на ткани голубовато-серого цвета. Она почувствовала сильный рывок за юбки, когда экипаж с грохотом промчался мимо. Колеса проехали в нескольких дюймах от её ног. Джулия вполне могла бы быть раздавлена так же, как её красивая шляпка.

 Тиммс подбежал к ним с побелевшим, как мел, лицом.

 – Ваша светлость, миледи, вы ранены? – он протянул руку. – Осторожно, здесь битое стекло, миледи.

 Молодой человек помог Джулии подняться, и она вздрогнула, почувствовав сильную боль от ушибов.

 – Со мной не случилось ничего непоправимого – благодаря твоему предупреждению.

 Она посмотрела вдоль улицы, Тиммс в это время помогал встать Марии. Карета исчезла за углом.

 – Экипаж не разбился, кучер, должно быть, сумел-таки справиться с лошадьми. И быстренько скрылся, чтобы не отвечать за последствия своего лихого вождения.

 – Да уж, владельцу магазина дорого обойдется ремонт этих окон, – согласилась с ней Мария. – Слава Богу, никто не пострадал.

 Лакей подобрал раздавленную шляпку Джулии и проводил обеих женщин сквозь собравшуюся толпу. Хорошо, что его сильная рука поддерживала её, так как колени у неё до сих пор дрожали.

 Но ещё больше, нежели всё произошедшее, её беспокоил страх, что это вовсе не несчастный случай.

 ***

 С быстротой, характерной для Эштон-Хауса, к тому времени, когда Джулия и Мария вошли в дом, герцога уже известили о происшествии. Он выбежал из своего кабинета и встретил их прямо у порога. Эштон так резво схватил Марию, что её ноги оторвались от пола.

 – Мария, ты не пострадала?

 – Нет, любовь моя, всё хорошо, – со смехом ответила та, хотя и не покинула его объятий, даже когда снова оказалась на ногах. – Благодаря Джулии. Это она оттащила нас обеих в сторону в самый последний момент.

 – Слава Богу! – Эштон обхватил рукой Джулию и притянул ближе. Она припала к нему, радуясь, что он достаточно силен, чтобы поддержать сразу двух переволновавшихся женщин.

 – Даже думать не хочу, что со мной сделал бы Рендалл, если с вами, Джулия, что-нибудь случилось бы, пока вы находитесь под моей крышей, – произнес Адам, криво усмехнувшись. – Пойдемте в мой кабинет, выпьем бренди.

 Обнимая обеих подруг, Эштон направился в кабинет.

 Джулия тут же опустилась на низкий обитый кожей диван. Разлив бренди по трем бокалам, герцог вручил каждой из дам свой и сел с третьим бокалом в руке на противоположный диван, обняв другой рукой жену.

 Джулия глотнула обжигающей жидкости.

 – Ваш лакей, Тиммс, вовремя нас предупредил. Если бы не он, мы, возможно, не успели бы уклониться от кареты.

 – Я прослежу, чтобы его наградили, – обещал Эштон, проницательно глядя в лицо Джулии. – Вас ведь ещё что-то беспокоит?

 Она вздохнула.

 – Интересно, было ли это несчастным случаем или преднамеренной попыткой задавить нас. Точнее, меня.

 – Я тоже об этом подумала, – тихо сказала Мария. Она смотрела на свой бокал с бренди, но не пила. – Если бы лошади действительно понесли, то, скорее всего, пустились бы по центру улицы, а не жались бы так близко к зданиям.

 Выражение лица герцога стало мрачным.

 – Думаете, Давентри пытался вас убить?

 Джулия задумалась, прежде чем покачать головой.

 – Он поклялся, что отзовет своих псов, и, полагаю, не солгал. Но, возможно, его псы плохо слушаются приказов.

 Эштон нахмурился, и Джулия вспомнила, насколько опасным он может быть.

 – Я прослежу, чтобы это происшествие тщательно расследовали, – сказал он. – Свидетелей должно быть немало. А до тех пор, пока мы не выясним в точности, что же произошло, предлагаю вам приглашать продавцов сюда.

 – Превосходная мысль. – Рука Марии бессознательно передвинулась к животу. – Слишком многое окажется под угрозой, чтобы вести себя неосмотрительно.

 Джулия согласилась с ней. Она будет очень, очень рада, когда Рендалл закончит со своими делами и вернется назад.

 ***

 Рендалл с нетерпением взялся за утреннюю почту. Джулия писала ему каждый день по коротенькой записке. В каждой содержалось какое-нибудь забавное описание испытаний и злоключений на пути к тому, как за несколько дней стать великосветской леди.

 Сегодняшнее письмо рассказывало о том, как модистка со своими помощницами удалилась для окончательной подгонки платья для бала. В заключении Джулия написала:

«Завтра, награждая себя за все мучения, связанные с подготовкой к балу, мы с Марией собираемся отправиться в очень легкомысленную поездку по магазинам. Жизнь в Лондоне определенно подрывает моральный облик».

 Он усмехнулся, так и слыша её голос, прорывающийся сквозь строки, затем отложил письмо в сторону и обратился к остальной корреспонденции. Несколько рутинных деловых посланий и, что более интересно, письмо от Роба Кармайкла.

 Рендалл сломал печать и прочел немногословное сообщение сыщика с Боу-стрит:

«Подробно писать нет времени, но думаю, что нашел твоего потерянного мальчишку около Аптона. В таком положении я не оставил бы и собаку. Если ты слишком занят, я сам вытащу его оттуда. Подумай, как много ты готов сделать для молодого кузена, которого никогда не видел. Роб».

 Рендалл нахмурился. Правда состояла в том, что он не желал бы иметь ничего общего с каким бы то ни было отпрыском Бранфорда, но мальчик всё же приходился ему кровным родственником. Если Роб считал, что положение хуже некуда, и даже собрался спасать мальчишку самостоятельно, значит, ситуация действительно чертовски отвратительная.

 Поскольку общаться с Робом издалека трудновато, пришло время возвращаться в Лондон.


Глава 27

Джулия полагала, что Рендалл вернется в Лондон перед самым балом, а потому решила повременить три оставшихся дня до его возвращения и не отправлять ему записку с сообщением о случившемся. Она со вздохом опустилась в ванну,[54] оказавшуюся достаточно большой, чтобы погрузиться в неё полностью. Поднимающийся парок благоухал цветочным ароматом невероятно дорогого масла, накануне днем приобретенного Джулией на Бонд-стрит.

 Хотя Эштон собирался устроить в особняке несколько роскошных ванных комнат, но на данный момент Джулию вполне устраивала и скромная сидячая ванна. Горячая вода смягчила боль от ушибов на правом бедре и локте. Чему также поспособствовал портвейн, стоящий на низком столике на расстоянии вытянутой руки. Джулия взяла бокал и отпила глоток, чувствуя себя на верху блаженства.

 Час был весьма поздний, так что Эльзу Джулия отпустила до утра. Девушка прекрасно справлялась со своими обязанностями. А благодаря её доброму нраву находиться в её обществе было приятно, кроме того, иметь горничную, присматривающую за быстро растущим гардеробом Джулии, оказалось полезно.

 И всё же годы самостоятельной жизни привили Джулии вкус к уединению. Поскольку муж отсутствует, она побалует себя покоем, купанием и вином. Джулия довольно вздохнула и отдала должное ещё одному глотку хмельной сладости.

 Портвейн закончился, и Джулия в полудреме просто лежала в остывающей воде. Неожиданно кто-то вошел в апартаменты. Джулия мгновенно очнулась. Ни Гордон, ни Эльза не стали бы её беспокоить в такое время без вызова, а Мария или Эштон постучали бы.

 Спустя несколько секунд распахнулась дверь в спальню, и приятный низкий голос произнес:

 – Джулия?

 Рендалл! Она выбралась из ванны, завернулась в огромное роскошное банное полотенце и выскочила из-за ширмы. Горела всего лишь одна лампа, но и её света было достаточно, чтобы увидеть, что муж сбросил сапоги, возможно, боясь разбудить её, если окажется, что она спит. В полутьме его золотистые волосы и поджарая широкоплечая фигура вновь навеяли мысли о сходстве мужа с великолепным скандинавским богом.

 – Как же я счастлива, что ты вернулся! – Джулия бросилась к нему в объятия, в восторге едва не сбив с ног.

 Выражение усталости моментально исчезло с его лица. Смеясь, он сделал шаг назад, восстанавливая равновесие, но его руки обвились вокруг неё с радующей быстротой.

 – Меня не было меньше недели, миледи. Хотя я ни в коем случае не возражаю против такого приема. – Рендалл зарылся лицом в её влажные волосы, заколотые на макушке. – М-м-м... ты пахнешь, как весенний букет.

 Он же пах... собой. Надежно, знакомо, чисто по-мужски. Все её чувства распахнулись, с жадностью впитывая присутствие мужа. Джулия откинула голову и прильнула к его губам с несдерживаемым удовольствием. Вслед за секундным удивлением последовал немедленный яростный ответ. Рендалл поцеловал жену с такой же жадностью и одновременно вытащил шпильки из её волос – шелковистые локоны сразу же рассыпались по обнаженным плечам Джулии в живописном беспорядке.

 её объял жар, сосредоточившийся меж бедер и в груди. Джулия и раньше испытывала порывы желания к Рендаллу, но сейчас её охватило чистое безумие. Та спокойная и сдержанная женщина, которой она стала за годы изгнания, исчезла, вытесненная нетерпеливой, бесстыжей девчонкой.

 Ладонь Рендалла обольстительно скользнула вниз по обнаженной спине жены.

 – На тебе не так уж много одежды, – проговорил он, задыхаясь и сжимая её попку.

 – Зато на тебе – слишком много, – она положила руки на лацканы его сюртука и стянула его с плеч. её небрежно обернутое полотенце собралось на талии.

 Рендалл замер, уставившись на открывшееся тело жены.

 – Если у вас, миледи, есть какие-либо сомнения по поводу того, к чему это приведет, сейчас – самое время отступить.

 Но Джулия отступать не желала.

 – У меня нет сомнений, Алекс, – вполголоса заверила она. – Я хочу, чтобы сегодня ночью мы были вместе, подобно любовникам, никогда не знавшим мрака.

 Он глубоко вздохнул.

 – Я хотел бы этого больше всего на свете.

 Она улыбнулась и отпустила полотенце, опавшее мягкими складками вокруг её босых ног. Джулия понимала, что теперь она не безупречная, без изъянов, молодая девушка, а женственная, опытная и сильная женщина.

 И её шрамы – лишь несущественные следы из прошлого. В эту минуту их с Рендаллом, как противоположные полюса магнита, влекла друг к другу горячая пульсация страсти.

 – Насчет одежды...

 Она окончательно стянула с мужа сюртук и позволила тому упасть. Рендалл сам развязал галстук и отбросил его в сторону. Джулия быстро расстегнула пуговицы сорочки у его горла и потянулась, чтобы поцеловать гладкую, чуть солоноватую кожу. Его пульс под её губами стучал, как молот, и Рендалл издал приглушенный звук удовольствия.

 Весьма довольная собой Джулия взялась за остальные предметы его одежды. А поскольку он пытался сделать то же самое, их руки путались, а пальцы блуждали в очаровательной неразберихе прикосновений и смеха. Такой способ раздевания явно грешил отсутствием продуктивности, но был восхитительно забавен, а отсутствие страха послужило самым лучшим афродизиаком, который она знала.

 Раздетый, Рендалл предстал во всей своей суровой мужской красоте, которая заставила бы устыдиться и греческих скульпторов. Джулия пробежала руками по его плечам и торсу, ощущая сменяющуюся текстуру кожи, шрамов и светлых волосков.

 – Никогда раньше я не видела тебя всего целиком, – выдохнула она. – Чего же я ждала?

 – Подходящего момента. – Он подхватил её и уложил на середину кровати. – После сегодняшней долгой поездки я проголодался. И вы, миледи, не только букет, но и банкет.

 Раньше чем под Джулией перестал колыхаться матрас, Рендалл прижался к ней во всю длину своего тела. И приник к ней в глубоком ненасытном поцелуе. Пальцы её ног и рук поджались от безудержной чувственности соединения их языков и губ.

 Поцелуй всё длился и длился, пока оба едва не задохнулись.

 – У тебя бесподобный вкус золотистого портвейна Белларда. – Алекс поднял голову.

 Джулия беззаботно рассмеялась.

 – Ты можешь определить производителя?

 – Эштон покупает только этот портвейн, произведенный на предприятии друга, – усмехнувшись, пояснил Рендалл. – Тем более что портвейн Белларда очень хорош. Впрочем, ты на вкус ещё слаще и опьяняешь гораздо сильнее, чем самое распрекрасное спиртное. – Он прижался губами к её шее, в то же время рукой накрывая её грудь.

 Большим пальцем Рендалл принялся ласкать сосок жены, и Джулия выгнулась под его ладонью. Рендалл начал медленно прокладывать путь из горячих поцелуев вниз по её телу.

 Стоило ему сосредоточиться на левой груди Джулии, и она задохнулась. Он сильно втянул в рот её набухшую вершинку. Бедра Джулии под ним непроизвольно приподнялись. Не менее тщательно исследовав другую грудь, губы Рендалла двинулись ниже... ещё ниже...

 Ведь он же не собирается... она вскрикнула и почти что выскочила из кожи, когда его опытный язык достиг её самой интимной части.

 – Алекс!

 Джулия научилась доставлять удовольствие таким образом мужчине, но никогда не задумывалась, какими могут быть ощущения, если получать, а не отдавать. Она вцепилась в волосы мужа, её тело, подобно пружине, всё сжималось, сжималось и сжималось; жажда освобождения была столь неистовой, что почти причиняла боль.

 Облегчение пронеслось по ней с сотрясающей мощью. Джулия закричала, а каждый мускул её тела напрягся. Но вот дрожь наслаждения пошла на убыль, и Рендалл прижался лбом к её бедру; его дыхание приятно овевало её плоть.

 – Александр Великий – не иначе, – тихо произнесла она, отпустив его волосы и пригладив густые золотистые пряди. – Неудивительно, что тебе так понравилось, когда я делала для тебя то же самое.

 – Понравилось – слишком бледное определение. – Он приподнял голову ровно настолько, чтобы их взгляды встретились. – Мне хотелось проглотить тебя с первой же нашей встречи.

 Джулия почувствовала, как горячая краска удовольствия заливает ей лицо.

 – Рада, что не знала об этом. Ты и в качестве не одобряющего меня солдата был достаточно пугающ. – Она играючи провела губами по его уху. – Но ведь мы ещё не закончили?

 – Если тебе хватило времени перевести дух... – Он приподнялся над ней, одним пальцем легонько кружа по влажным, нежным складочкам меж её бедер. Наконец Рендалл нашел самую чувствительную точку, и вновь краткие вспышки блаженства заставили трепетать всё её тело. – Вы уже готовы предоставить мне второе блюдо, миледи?

 – Надо же, я читала твои письма и думала, что поэзия твоей душе недоступна! – со смехом произнесла Джулия.

 – Поэзия, возможно, и нет. Но неизменный зверский аппетит присутствует, и утолить его можешь только ты.

 Он осторожно устроился меж ног Джулии, с безукоризненным мастерством лаская её до тех пор, пока она под ним не начала извиваться.

 – Сейчас? – спросил Рендалл.

 – Да! – Джулия решительно притянула его к себе, приподнимая бедра, чтобы принять его. Удивительно, но после стольких лет страха перед мужским вторжением она просто жаждала быть заполненной. Однако погружение в неё Рендалла оказалось совсем не вторжением. Наоборот, оно вызвало осознание завершенности, целостности.

 Джулия выгибалась навстречу мужу, поражаясь, что желание вновь достигло тех же высот, что и несколько минут назад. Но теперь волна подхватила их обоих, и они двигались в унисон в сумасшедшем ритме. Наконец Рендалл содрогнулся и излился в неё с глухим стоном. Она вторила ему, не уверенная, кто же из них достиг кульминации первым.

 Тяжелое дыхание мужа замедлилось, и он скатился на сторону, подтягивая жену поближе к себе. Джулия расслабилась, уткнувшись лицом ему в плечо и положив руку на его талию. А ведь было время, когда она радовалась, что ведет вдовью жизнь и ей не нужно отдаваться мужчине. Джулия ни за что не поверила бы тогда, что сможет испытать такое ошеломляющее удовольствие и настолько бурное освобождение. Но их нагие переплетенные тела доказывали, что это вовсе не сон.

 Крепче прижав к себе голову жены, Рендалл запустил пальцы в её спутанные волосы.

 – Интересно, возможно ли, что я заранее почувствовал твою способность на столь безудержную страсть? – пробормотал Рендалл. – Или же мне просто улыбнулась удача, как никакому другому мужчине на земле?

 – Скорее, удача улыбнулась мне, – Джулия издала приглушенный смешок. – Я удачлива и эгоистична. А ты, вероятно, и в самом деле голоден, проведя весь день в седле. И угораздило же меня появиться и отвлечь тебя.

 – Вообще-то, прежде чем подняться, я успел заскочить на кухню и перекусить. – Он нежно массировал ей затылок. – Но даже не сделай я этого, ты – блюдо, утоляющее мой аппетит лучше всего остального...

 – Отлично, поскольку нынче у меня совершенно нет сил спускаться на целых два лестничных пролета, чтобы обшаривать буфетную. Я с трудом сумею выбрать шрам, о котором ты мне расскажешь, хотя выбирать есть из чего. – Она провела указательным пальцем по бледной полоске вдоль его ребер. – Вот это, если я правильно помню, штыковая рана, и её ты получил во время отступления к Ла-Корунье.

 Рендалл кивнул:

 – На мне найдутся зарубки, напоминающие о половине военных кампаний последних пятнадцати лет. Мне повезло, что за всё это время я был серьезно ранен лишь однажды.

 Джулия содрогнулась.

 – О, Алекс, мне страшно подумать обо всех тех случаях, когда тебя могли убить. Я никогда бы тебя не встретила.

 – А это значит, что ты бы по мне и не скучала, – улыбнулся он.

 – Сегодня ночью я отказываюсь философствовать. – Джулия скользнула рукой к его паху и нахмурилась. До этой ночи она не видела мужа полностью обнаженным, так что теперь обнаружила новые отметины. – Вот эти бледные линии – они очень странные. Похоже, их около дюжины или даже больше, и идут почти параллельны. – Кончики её пальцев ласково поглаживали сморщенную кожу. – Что же, спрашивается, могло нанести такую рану? Каких-то несколько дюймов левее, и этот сказочный вечер стал бы невозможен.

 – Причина – не оружие. – Рендалл вздохнул. – Бранфорд.

 Джулия вся обратилась во внимание, приподнявшись на локте, чтобы получше рассмотреть шрамы.

 – Боже! Он преднамеренно тебя резал?!

 – В тот год, когда я впервые приехал в Турвилль, – голос Рендалла не выражал никаких эмоций, – он объявил что-то вроде охоты и принялся меня преследовать. Догнав же, – а это происходило всегда, ведь он был старше, выше и быстрее, – Бранфорд прижимал меня к земле. Затем стаскивал бриджи и резал кинжалом. С каждым разом всё ближе. При этом приговаривал, что достигнув моей плоти, отрежет её.

 Джулия задохнулась от ужаса, прикрыв рот рукой.

 – Почему же никто его не остановил?

 – Никто не смел перечить молодому господину.

 – Поэтому ты научился драться и вел себя из рук вон плохо, так что тебя отослали прочь.

 Она прижалась губами к рубцам. От одной мысли о том, как пытают маленького мальчика, а позвать на помощь некого, ей стало дурно. Ничего удивительного, что с годами Рендалл превратился в настоящего защитника.

 Целуя белесые полосы, Джулия заметила, как в ответ плоть мужа слегка шевельнулась. Тем не менее Рендалл, скривившись, произнес:

 – Даже сейчас Бранфорд умудрился омрачить нам прекрасный вечер. Мы должны поговорить, миледи, а это означает, что лучше бы вам что-нибудь на себя одеть, иначе мне не удастся связно мыслить.

 – Тогда и вы прикройтесь, майор, – едко ответила она. – Вы, что, думаете, женщины не восприимчивы к таким отвлекающим вещам?

 – Рад, что это так на тебя действует, – тепло произнес Рендалл, любовно проведя рукой сверху вниз по её боку.

 При этом он задел её синяки, и Джулия вздрогнула. Нахмурившись, муж склонился над ней, чтобы взглянуть повнимательней.

 – Бог мой, что с твоим бедром? Не могу понять, как же я раньше-то не увидел!

 – Здесь довольно тусклый свет, да и в любом случае мы были слишком заняты. – Джулия села, теперь явственней ощущая ушибы. – Вчера, когда мы ходили за покупками, карета с понесшими лошадьми едва не сбила Марию и меня. Уворачиваясь, я упала. – Она тяжело вздохнула, сожалея, что приходится портить их приподнятое настроение. – Возможно, это несчастный случай, не более, но... мы не уверены. Эштон обещал, что всё расследует.

 Рендалл резко выдохнул.

 – По-видимому, от внешнего мира невозможно укрыться даже на одну единственную ночь. Портвейн ещё остался? Похоже, тем для обсуждения даже больше, чем я думал.


Глава 28

Поскольку сидячая ванна всё ещё была полна воды, Рендалл быстро ополоснулся, после чего налил два бокала портвейна, надел ночную сорочку и снова присоединился к Джулии в постели. Свои темные волосы она заплела в аккуратную косу, перекинув её через плечо, а скромная муслиновая ночная рубашка полностью скрыла её тело. Но и в таком виде она всё ещё оставалась отвлекающе притягательной.

 По правде говоря, знание того, что прячется под муслином, делало её ещё более неотразимой. Возможно, Джулия то же самое думала о Рендалле, поскольку смотрела на него с беззастенчивым удовольствием, а ведь теперь и его тело было полностью скрыто под одеждой, как и её.

 Рендалл передал Джулии бокал вина и скользнул к ней под одеяло. Откидываясь на кучу подушек, он обвил жену рукой.

 – Бокал вина в постели с красивой женщиной – мечта солдата, особенно, когда тащишься по грязи во время военной кампании.

 Она улыбнулась.

 – Так значит, в мыслях солдата вино стоит на первом месте?

 – На втором. – Рендалл приник к ней в долгом поцелуе и оторвался с большой неохотой. Теперь, когда никаких препятствий для их близости больше не осталось, ему хотелось заниматься с Джулией любовью до тех пор, пока он сам не ослабнет настолько, что даже не сможет сползти с кровати.

 Напоминая себе, что впереди их ждут и другие ночи, он спросил:

 – Эш нашел свидетелей происшествия с каретой?

 – Да, но доказательств, что это было подстроено, пока нет. – Джулия, нахмурившись, глотнула портвейна. – Если же всё-таки меня пытались убить, я не понимаю, как это удалось организовать. Даже мы с Марией не знали, что в это время будем именно в том месте.

 – Следивший за тобой человек мог увидеть неожиданную возможность для нападения и действовать, поддавшись порыву, – предположил Рендалл.

 – Наверное, так и было, – согласилась она. – Обычно эти улицы забиты битком, и карета не может развить там слишком большую скорость, но как раз в это время в потоке транспорта наступило какое-то затишье, что иногда случается. И преследователь решил воспользоваться шансом задавить меня. – её пальцы, державшие бокал, сжались. – Ведь он мог убить и Марию.

 Марию, и её ещё неродившегося ребенка. Если бы женщины пострадали, Рендалл и Эштон боролись бы друг с другом за право свершить правосудие над преступником.

 – Ты же знаешь Крокетта. Предположим, он всё ещё жаждет тебе отомстить. Может он в таком случае не подчиниться приказу Давентри оставить тебя в покое?

 – Может. Крокетт был предан не Давентри, а Бранфорду. Между ними существовала странная привязанность, которой я никогда не понимала. – Выражение лица Джулии стало обеспокоенным.

 Рендалл теснее прижал жену к себе.

 – Пока Эш расследует происшествие, я попробую зайти с другой стороны: прослежу за передвижениями Крокетта. Вероятнее всего, именно он желает тебе зла.

 Джулия вздохнула.

 – Я бы предпочла думать, что лошади просто случайно понесли, а Крокетта нет даже в окрестностях Лондона. Очень не хочется бояться за свою жизнь.

 – Мне не следовало оставлять тебя здесь одну.

 – Поскольку я проживаю в самом центре Эштон-хауса, то едва ли я тут одна, – заметила Джулия. – Никто ведь не пострадал, если не принимать во внимание замечательную шляпку, да и то я заказала точно такую же взамен испорченной. А что у тебя? Ты ведь тоже хотел что-то обсудить?

 Рендалл покрутил свой бокал, глядя, как свет лампы преломляется в золотисто-красной жидкости.

 – В Роскомбе я получил письмо от Роба Кармайкла. Он считает, что возле Аптона обнаружил сына Бранфорда. Роб также посоветовал вытащить мальчика из того места, где тот сейчас находится, и сделать это немедленно.

 Джулия так резко выпрямилась, что едва не пролила свой напиток. Она даже не заметила, как Рендалл забрал у неё бокал.

 – Что ещё он написал? Что плохого в том месте, где живет ребенок?

 – Ты знаешь столько же, сколько и я, – ответил Рендалл. – Роб и в лучшие времена не отличается многословием, а эту записку, по всей видимости, набросал в спешке. Придется заняться его поисками, на что может уйти несколько дней. Перед отъездом в Роскомб мне просто повезло, что я отыскал его так быстро.

 – Мы должны поехать в Аптон и забрать мальчика, – решительно заявила Джулия.

 – Не раньше, чем состоится бал Марии – иначе она никогда нам не простит. – Рендалл нахмурился. – Джулия, почему ты так беспокоишься о внебрачном сыне мужа, которого ненавидела? Немало детей находится в отчаянном положении, и если ты создашь свои приюты, то поможешь многим из них. Почему именно он?

 – Я... я не знаю. Но о мальчике, без сомнения, кто-то должен позаботиться. – Она прикусила губу. – Он почти того же возраста, что и мой неродившийся ребенок.

 И другого малыша у Джулии уже не будет. Рендалл смутно понимал её чувства, связанные с этим мальчишкой. И всё же тот был сыном Бранфорда.

 – Джулия, – начал Рендалл, – а если окажется, что он безумен, как и его отец?

 – Надеюсь, что нет. – Джулия посмотрела на мужа умоляющим взглядом. – Но даже если он не вполне нормален... Алекс, ты же сам говорил, что если бы Бранфорда воспитывали лучше, он бы, вероятно, не вырос таким жестоким.

 – Может, и не вырос. А может, порочные наклонности проявились бы, невзирая на воспитание. – Рендалл вновь вспомнил весь ужас, испытанный им, когда он лежал прижатым к земле, а кузен радостно орудовал своим кинжалом. Рот майора твердо сжался. – Если мальчик такой же, как Бранфорд, не думаю, что смогу жить с ним под одной крышей. А ты?

 Джулия крепко зажмурилась.

 – Не знаю, – прошептала она. – Но даже если ребенок трудный, мы наверняка сможем найти для него место получше, чем то, где он сейчас. Например, Академия Уэстерфилд? Вы все рассказываете, что леди Агнес творит чудеса.

 – Только если за плохим поведением скрывается порядочный человек, – возразил Рендалл. – Немало мальчиков, приезжающих в академию, находятся на грани срыва, но справляются с этим при хорошем с ними обращении. Леди Агнес не оставит у себя ученика, получающего удовольствие, причиняя боль другим.

 – Полагаю, ты прав. Но он – единственный внук твоего дяди. Уверена, Давентри захочет взять на себя ответственность за мальчика.

 – Возможно, да, а возможно, и нет. С какой стати он должен заботиться о неизвестном ему бастарде, когда жена готова родить ему долгожданного сына? Но даже если он и захочет выполнить свой долг по отношению к этому ребенку, Давентри вполне может превратить его в такое же чудовище, каким был Бранфорд, – со всей откровенностью заметил Рендалл. – Если мальчик склонен к насилию, лучше всего передать его флотским вербовщикам. На военном корабле он либо научится дисциплине, либо умрет.

 Джулия содрогнулась.

 Рендалл добавил более мягко:

 – Не каждого можно спасти, Джулия. Разыскать его я хочу. Как ты и сказала, он – мой кузен. Но если мальчишка такой же монстр, как его отец, подвергать опасности других я ему не позволю.

 – Я знаю, что ты прав, – едва слышно проговорила Джулия. – Но ведь не исключено, что мальчик нормален. Мы обязаны это выяснить. Мы сможем выехать утром после бала?

 – Всё зависит от того, как скоро я отыщу Роба Кармайкла. – Рендалл притянул жену к себе. Она со вздохом расслабилась у него на груди. – Постарайся несколько дней не думать об этом. Сосредоточься на приеме, своих друзьях и своей новой жизни.

 – Хороший совет, – Джулия прикрыла зевок. – Что ж, теперь я могу спать.

 Так же, как и он. Спать и видеть сны о Джулии.

 ***

 Когда Рендалл проснулся, жена лежала, уткнувшись в него, а её рука прикрывала его самое интимное месте. Тело Рендалла мгновенно откликнулось. Он слегка подвигался, потершись о её ладонь, и Джулия проснулась.

 Глаза её распахнулись от удивления, но почти сразу же её пальцы сжались вокруг него. У Рендалла перехватило дыхание, он стал твердым, как камень.

 – Надеюсь, вставать ты ещё не собираешься, – произнес он приглушенным голосом.

 – Определенно нет, – её улыбка дразнила его, а рука ещё больше. – Мне следует наверстать многие потерянные годы, Александр.

 – Сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь тебе в этом. Однако сегодня утром потрудиться придется тебе, – он обхватил её за талию и усадил поверх себя.

 Его храбрая, полная достоинства леди-жена хихикнула. Затем склонилась в поцелуе, тесно прижавшись к нему своим мягким телом. Они занимались любовью в медленном, доставляющем удовольствие ритме, вплоть до самой кульминации, стремительной и всепоглощающей.

 Страсть постепенно сошла на нет, но они продолжали лежать соединенными. её волосы рассыпались по его груди.

 – До сих пор я и представления не имела, чего была лишена, – выдохнула Джулия. – Ни малейшего представления.

 Рендаллу же страсть была знакома, но никогда она не наполнялась такой нежностью. Он ласково провел рукой по гладкой спине жены, от плеч до тонкой талии и округлой попки. Свои ночные одеяния они отбросили в сторону с самого начала, желая касаться друг друга кожа к коже.

 – Я знал, что хочу вас с первого же мгновения, как впервые увидел, миледи, – рассмеялся он. – Но не понимал почему. Теперь понимаю.

 Удовлетворенные, они полежали ещё некоторое время, прежде чем Джулия с сожалением сказала:

 – И всё-таки нам пора вставать. Тебе надо заняться поисками мистера Кармайкла, а я должна помочь Марии с тысячью всяких мелочей для бала. – Она соскользнула с Рендалла и села в постели – восхитительно обнаженная нимфа. – Кроме того, этим утром обещала прийти леди Кири, частично из-за кеджери, частично, чтобы вручить духи, которые она составила специально для меня. Мария утверждает, что она делает это прекрасно.

 – Сомневаюсь, что с её помощью ты станешь пахнуть лучше, чем сейчас. – Он перекатился на живот и потянулся к Джулии через матрас, пытаясь схватить её.

 Она рассмеялась и спрыгнула с кровати.

 – Уж не хотите ли вы сорвать все мои планы на день, майор.

 – Так и есть. – Но, к сожалению, ему и самому было чем заняться. – Меня не будет до ужина.

 – Энтони хочет, чтобы ты подписал бумагу с отказом от супружеских прав на моё состояние. – Джулия выглядела несколько сконфуженной. – Ты ведь и сам собирался это сделать.

 – Конечно. – Рендалл ничего не имел против подобной процедуры. Ему просто хотелось бы, чтобы Джулия не была так богата.

 ***

 Джулия и Мария уже заканчивали пить чай, когда прибыла леди Кири. Но кеджери унести ещё не успели. Джулия встретила девушку улыбкой:

 – Похоже, вы знаете, когда следует приезжать – вся еда ещё на столе.

 – Загадочная мудрость Востока, – важно произнесла Кири, накладывая порцию индийского блюда и добавляя ломтик тоста. Поставив тарелку на стол, она достала из ридикюля красивый хрустальный пузырек. – Вот ваши духи, леди Джулия. Надеюсь, они вам понравятся.

 Джулия всегда с благодарностью принимала подарки, особенно, если даритель выглядел столь обеспокоенным. Мария объяснила ей, что Кири подходит к созданию духов очень серьезно.

 – Ни разу в жизни мне не дарили духи, созданные специально для меня, так что они мне, конечно, понравятся.

 Кири всё ещё смотрела с некоторой тревогой.

 – Обычно, смешивая для кого-то состав, я даю попробовать разные ароматы и прошу рассказать, что больше нравится. Но Мария так часто вас вспоминает, что мне кажется, будто я немного вас знаю. Когда я увидела вас тем утром, меня посетило вдохновение, и, придя домой, я начала готовить смесь, подобно художнику, лихорадочно набрасывающему акварелью красоты Озерного края. – Она передала пузырек Джулии. – Это только первый образец. На разных людях духи пахнут по-разному, так что их часто приходится подправлять. С Марией пришлось сделать несколько попыток, и лишь после этого получилось то, что нужно.

 – Их было пять, и опыт оказался замечательным. Кири, да не волнуйся ты так, – подбодрила золовку Мария. – Уверена, ещё не было никого, кому бы не понравились твои духи.

 – Кто же скажет мне это в лицо, – горячо возразила Кири. – Люди лгут постоянно. Особенно из «благородного общества».

 Решив, что пора покончить с волнением Кири, Джулия откупорила флакончик и капнула духи на запястье. Затем вдохнула опьяняющее благоухание и... замерла, перенесясь назад в своё детство. У неё перехватило дыхание, а на глаза навернулись слезы.

 – О Боже... – прошептала она.

 – ещё никто не плакал от моих составов! – воскликнула пришедшая в ужас Кири. – Мне так жаль, леди Джулия!

 Она потянулась к бутылочке, но Джулия покачала головой.

 – Этот аромат напомнил мне маму, – объяснила она сдавленным голосом. – Красивую, умную и... такую надежную. – После её смерти Джулия долгие годы не чувствовала себя в безопасности. И это изменилось лишь теперь, с появлением в её жизни Рендалла.

 – О, тогда всё в порядке. – Кири расслабилась и съела немного кеджери. – А что ещё он вам напоминает?

 Джулия снова вдохнула, стараясь подойти к этому с аналитической точки зрения.

 – Кажется, в нём присутствует несколько ноток. Похоже на запахи цветов, но только более сложные. Немного сирени, которую я очень люблю, но также есть и более насыщенный аромат розы и намек на... темный ночной лес. – Она снова подняла запястье. – А над всем этим преобладает нечто дикое и... хрупкое, что напоминает мне гобой, пение которого проходит красной нитью меж скрипок и виолончелей.

 Кири удовлетворенно кивнула.

 – Вы хорошо описываете, леди Джулия. Мне и хотелось создать для вас нечто сложное. Теперь необходимо посмотреть, как они лягут на вашу кожу.

 Мария взяла флакон и вдохнула.

 – М-м-м, замечательно, Кири. – Она проказливо усмехнулась. – Рендаллу понравится, Джулия.

 – Думаю, да. – И Джулия улыбнулась про себя. Мужу особенно понравятся эти духи, если на ней, кроме них, больше ничего не будет.


Глава 29

В ответ на записку Рендалла Роб Кармайкл пригласил приятеля к себе домой утром в день бала. Рендалл был рад, что встреча состоится при свете дня. Окрестности Ковент-Гардена не самое худшее место в Лондоне, но определенно и не лучшее.

 Наемный кэб высадил Рендалла на соседней улице, и несколько кварталов майору предстояло пройти пешком. Ранним утром вокруг стояла тишина, но он оставался настороже.

 Как оказалось, недостаточно. Почти достигнув цели, Рендалл почувствовал, как что-то твердое уткнулось в бок, и хриплый голос прорычал:

 – Кошелек или жизнь!

 Рендалл локтем саданул нападавшему по ребрам, и тот издал сдавленный звук.

 Развернувшись, майор подсек ногу противника и выхватил спрятанный под одеждой нож. Мужчина, неряшливо одетый бродяга, растянулся на земле. ещё в детстве Эштон научил своих друзей приемам каларипайятту.[55] Позже Рендаллу не раз приходилось применять эти навыки на практике. И результаты обычно отвечали ожиданиям.

 Внимательно вглядевшись в лицо оборванца, Рендалл убрал нож на место.

 – Радуйся, что я узнал тебя прежде, чем причинил серьезный вред, Роб, – изумленно произнес он.

 – Я как обычно недооценил скорость твоей реакции, – ответил сыщик своим обычным голосом, легко поднимаясь на ноги. – Я-то думал, что к твоему приходу буду уже дома и успею привести себя в порядок, но предыдущее дельце заняло куда больше времени, чем я ожидал.

 – И ты, разумеется, не смог удержаться, чтобы не проверить меня. – Они двинулись к дому Кармайкла, но Рендалл продолжал разглядывать друга. – Я бы пожал тебе руку, но боюсь подхватить какую-нибудь заразу. А чем это ты ткнул мне в ребра?

 – Коттукампу. Короткая палка, которую используют в каларипайятту. – И Роб показал заостренный кусок дерева толщиной в палец и длиной в ладонь.

 Рендалл с интересом осмотрел оружие.

 – Никогда не видел, чтобы Эштон использовал нечто подобное.

 – Это усложненные приемы ведения боя, он с ними не знаком. – Роб спрятал палку под сюртук. – Сам я научился пользоваться этим, будучи в Индии. Предпочитаю коттукампу ножу – меньше вероятность случайно кого-нибудь убить.

 – А ещё говорят, что именно солдаты подвергаются наибольшей опасности, – заметил Рендалл. – Подозреваю, жизнь в армии Веллингтона куда как спокойнее чем та, которую ведешь ты.

 – По большей части мои дни проходят вполне мирно. Но если сыщик с Боу-стрит не готов к любым неожиданностям, долго он не протянет.

 На первом этаже старого здания, в котором жил Роб, находился ломбард, на втором – его квартира. Роб отпер дверь на лестницу рядом с ломбардом и пропустил Рендалла вперед. Поднявшись по истёртым ступеням и миновав ещё одну запертую дверь, они оказались в жилище Роба. На удивление уютная гостиная была обставлена с военной аккуратностью. Слуга Роба, Харви, вышел проверить, кто пришел. Матёрый, кряжистый, он выглядел устрашающе, несмотря на деревянную ногу.

 Узнав Рендалла, он кивнул в знак приветствия:

 – Добрдень, майор, – и исчез в глубине квартиры.

 – Дай мне несколько минут, чтобы привести себя в порядок, – попросил Роб, выходя вслед за Харви.

 Рендалл опустился в кресло у окна и взял газету из тех, что валялись на приставном столике, но сосредоточиться на новостях не сумел. Сегодня вечером в честь его жены дается грандиозный бал, и, если перед этим хоть что-то определится с незаконнорожденным отпрыском Бранфорда, Джулия, несомненно, получит от празднества гораздо большее удовольствие. Рендалла и самого одолевало невольное любопытство по поводу мальчика.

 Минут через десять вернулся Роб, неся поднос с кофейником и двумя чашками. Косматые волосы и грязные лохмотья исчезли, уступив место опрятному, скромному костюму джентльмена среднего достатка. Что являлось таким же маскарадом, как и наряд нищего, но в таком виде Кармайкл мог находиться как среди знати, так и среди бедняков, не привлекая к себе особого внимания. Его худощавое телосложение и каштановые волосы были совершенно обычны и ничем не выделялись, и только холодные голубые глаза заставляли предположить, что Роб не так прост, как хочет казаться.

 Рендалл взял чашку с кофе и добавил сливок. С первого же глотка стало ясно, что напиток настолько горяч и крепок, что мог бы свалить и быка. Рендалл добавил ещё и сахара.

 – Расскажи-ка о моём юном незаконнорожденном кузене. Трудно было его найти?

 – Не особо. – Роб налил себе кофе, ничем не смягчив его вкуса. – Леди Джулия всё очень точно запомнила. Мать мальчика, Салли Томас, работала служанкой в таверне в нескольких милях от Аптона. И ни для кого не было секретом, кто отец ребенка. В течение нескольких лет Бранфорд регулярно навещал Салли, мальчишка же так на него похож, что сомнений в их родстве не возникает.

 Итак, мальчик вылитый Бранфорд, что не сулит ничего хорошего. Однако Рендалл сомневался, что это удержит Джулию. И вряд ли он мог осуждать её за теплоту и доброе сердце, поскольку и сам от этого только выигрывал. Решив, что пора перестать говорить о ребенке просто «мальчик», Рендалл спросил:

 – Как его зовут?

 – Бенджамин Томас. Или Бен, или «этот ублюдок Бенни». – Роб одним глотком отпил полчашки обжигающего напитка, затем вновь долил до краев. – До девяти лет он жил с матерью в таверне. Но при очередных родах Салли умерла, и Бенджамин – единственный из её детей, кто выжил. Мне рассказывали, она была смазливой здоровой девицей и, очевидно, терпеливо сносила все мерзкие повадки Бранфорда. Приехала она откуда-то с запада, но никто не знает, откуда точно. Из какой она семьи неизвестно, так что Бенджамин – один во всем мире.

 – Где он сейчас?

 – Приход содержать его отказался, и мальчишку буквально продали в рабство самому жестокому фермеру округа. – Роб нахмурился. – На Бена всем наплевать. Никому нет дела, жив он или умер.

 Рендалл ощутил неожиданный приступ сочувствия.

 – Кто-нибудь пытался сообщить Давентри, что у него есть внук?

 – Этого я узнать не сумел. Если такая попытка и была, то успеха не имела. – Роб глотнул ещё кофе. – Фермер, Джеб Голт, отвратительнейший тип. Был женат, но жена его бросила. Работники у него не задерживаются, и потому он великодушно согласился взять голодного мальчишку и избавить приход от трат на его содержание.

 – Такого положения не пожелаешь ни одному ребенку. – Рендалл вновь подумал о сходстве мальчика с отцом. – Бенджамин унаследовал жестокость отца?

 – Не знаю, сам я с ним не говорил. – Роб нахмурился. – Но один из местных, с которым я беседовал, сказал, что все считают, рано или поздно либо Голт убьет мальчишку, либо тот убьет Голта.

 Бастард с внешностью Бранфорда, имеющий все шансы стать убийцей. Чудесно. Рендалл вздохнул.

 – Я отправлюсь в Глостершир и заберу его с фермы. Дальнейшее зависит от того, что из себя представляет юный Бенджамин. И всё же обещаю, условия у него будут лучше, чем те, в которых он живет сейчас.

 Роб глотнул ещё немного.

 – Семья может быть настоящим адом.

 Что верно, то верно. Однако они всё ещё его семья.

 ***

 Выслушав новости о Бенджамине, Джулия попросила:

 – Давай завтра же с утра отправимся за ним, Алекс.

 Рендалл рассмеялся.

 – Уверен, после сегодняшнего бала ты будешь слишком измучена. И Мария тоже. Ей захочется провести завтрашний день в спокойной обстановке, подробно обсудить события нынешнего вечера, а ты, как хорошая подруга, должна будешь ей потакать. К тому же не избежать визитов побывавших на балу гостей, желающих выразить своё восхищение. Так что, думаю, завтра уехать не получится.

 Джулия нахмурилась.

 – Полагаю, ты прав. Тогда послезавтра.

 Какая-то часть Рендалла хотела отложить поездку насколько возможно. Но лучшая часть его натуры требовала забрать от жестокого фермера незнакомого незаконнорожденного кузена. Ни один ребенок не должен подвергаться жестокому обращению.

 Рендалл не мог не отметить насмешку судьбы. Ведь его собственная душа огрубела после того, как сам он перенес столько мучений от отца юного Бенджамина.

 ***

 Когда Джулия готовилась к балу, в её гардеробной собрались все, кто был заинтересован в том, чтобы во время дебюта в лондонском обществе она выглядела как можно лучше. Джулия терпеливо стояла, а мадам Эльер со своей помощницей одевали её в бальное платье и делали последнюю подгонку. Модистка не позволила Джулии посмотреться в зеркало до тех пор, пока её внешний вид не был доведен до совершенства.

 Разумеется, по такому важному случаю в помощь Эльзе Мария прислала свою личную горничную. Сама Мария, совершенно неотразимая в наряде из золотой парчи, также пришла оказать моральную поддержку. Появилась и леди Кири в изумительном алом платье. Поводом послужила необходимость помочь, если что-нибудь понадобится, но на самом деле, по её собственному чистосердечному признанию, она не могла пропустить такое развлечение. И последней в комнату вплыла grandmère, выглядевшая даже более величественно, чем сама королева – в черном атласе, обильно украшенном серебряным кружевом, замечательно гармонирующим с её волосами.

 Пока Эльза с помощью шпилек укладывала локоны хозяйки, Джулия шепнула Марии:

 – Мне кажется, я здесь лишняя. Выскользни я отсюда, никто и не заметит.

 – Ну, в конце-то концов всё же заметят, – со смехом отозвалась Мария и взглянула на часы, стоящие на туалетном столике. – Мне пора спускаться вниз, встречать гостей. А ты задержись тут минут на пятнадцать и появись обязательно под руку с Рендаллом. Вместе вы смотритесь ещё лучше, чем по отдельности.

 Джулия прикрыла глаза.

 – Сбежать уже не удастся?

 – Определенно, нет. – Мария успокаивающе похлопала подругу по руке. – Знаю, ты не любишь быть в центре внимания, но обещаю, что всё пройдет хорошо. Ты уже окружена друзьями, и я уверена, что к концу вечера их станет ещё больше.

 Мария позвала grandmère и леди Кири и вежливо вывела их из спальни. Эльза закончила с прической, а горничная Марии пуховкой из заячьей лапки нанесла легчайший румянец на скулы Джулии. Розовый бальзам придал нежный оттенок её губам.

 – Прекрасно, леди Джулия, – одобрила мадам Эльер. – Вот теперь можете на себя взглянуть. Вы выглядите восхитительно.

 Джулия пересекла комнату и подошла к высокому зеркалу. В нём она увидела незнакомку – потрясающе изысканную незнакомку. Шелк цвета морской волны, выбранный леди Кири, подошел Джулии идеально, подчеркнув нежный цвет лица и каштановый отлив темных волос. Вырез платья спереди был весьма скромен для бального наряда, зато, как и обещала модистка, спина обнажена настолько смело, что понадобилось заказывать специальные корсет и сорочку.

 Линии платья были простыми и строгими, а единственными украшениями, которые надела Джулия, стали жемчужное ожерелье и такие же серьги – подарок grandmère, унаследовавшей их от своей бабушки.

 Волосы Джулии украшала нить более скромных жемчужин, а также мелкие розовые бутончики из того же шелка, что и платье. На плечо дразняще спускался один-единственный локон. её облик получился именно такой, на который и рассчитывала Джулия: скромно и в то же время элегантно; привлекательно, но не вульгарно.

 Обернувшись, Джулия сердечно произнесла:

 – Спасибо вам всем. Я выгляжу лучше, чем когда-либо могла вообразить.

 Мадам Эльер удовлетворенно улыбнулась.

 – Если вы позволите мне одевать вас и в дальнейшем, леди Джулия, вас сочтут одной из первых красавиц света.

 Возможно, платье и отличалось скромностью, но никак не модистка. Подавив улыбку, Джулия отпустила мадам Эльер и горничных. Она нанесла духи леди Кири на ямку в основании шеи и сзади под волосами, после чего собралась отправиться на поиски мужа.

 Выйдя из гардеробной, Джулия сразу же столкнулась с только что вошедшим Рендаллом. При виде мужа у неё перехватило дыхание. Она всегда находила его поразительно красивым, даже в то время, когда они только встретились и он почти постоянно хмурился. Теперь же, вновь научившись улыбаться, он выглядел и того лучше.

 Мария оказалась права. В своей парадной военной форме Рендалл мог заставить потерять голову любую женщину. Приталенный алый китель подчеркивал ширину его плеч, а облегающие рейтузы цвета буйволовой кожи – рельефные мускулы ног; огонь свечей золотил его светлые волосы и скульптурно высвечивал классические черты лица. Настоящий скандинавский бог – и он принадлежит ей.

 Увидев Джулию, Рендалл замер, не сводя с неё глаз.

 – Ты выглядишь... бесподобно. – Он прочистил горло. – Хотя я с самого начала и желал вас, но до сих пор не осознавал, как вы прекрасны, миледи.

 Джулия довольно рассмеялась.

 – Я никогда не была красавицей, но рада, что ты так думаешь. – Подойдя ближе, она взяла его под руку. – А за вами, сэр, по всему бальному залу потянутся очарованные женщины, как утята за уткой. Ну что, спустимся к гостям?

 Не обращая внимания на шутку жены, Рендалл наклонился и прижался губами к её шее, проведя дорожку из поцелуев вниз, к плечу.

 – Ты так вкусно пахнешь. Может, нам стоит немного задержаться?

 Джулию пронзило острое сладкое желание.

 – Ты меня дразнишь, – задохнувшись, произнесла она, – но осторожнее. Я ведь могу поймать тебя на слове.

 Он с надеждой взглянул на неё.

 – Всегда к вашим услугам, миледи.

 Джулия вспомнила ночи, проведенные вместе после его возвращения в Лондон, и желание возросло стократ. Теперь, когда все барьеры рухнули, они с каждым следующим разом открывали всё новые и новые опьяняющие способы доставить удовольствие друг другу.

 – Не искушай меня, Александр! Столько людей немало потрудилось, чтобы этот бал состоялся. Мы просто обязаны с достоинством сыграть свои роли.

 Он улыбнулся и повел её к дверям.

 – Долг прежде всего. Мы оба придерживаемся этого воззрения. Но предупреждаю: как только бал закончится, я приложу все усилия, чтобы соблазнить тебя.

 Смеясь, они рука об руку спустились по ступеням парадной лестницы.


Глава 30

Джулия знала: спускаясь по широкой лестнице в холл, они представляют собой потрясающую картину. Любая женщина выглядела бы великолепно под руку с Рендаллом. Но внутри у неё все скрутило узлом, её едва не мутило. С величественным возвращением в общество оказались переплетены вся боль, страдания и чувство отверженности, связанные с первым браком и изгнанием из отчего дома.

 Мария посмотрела вверх на лестницу и жестом показала Джулии встать рядом с ней, чтобы приветствовать прибывающих на бал. Эштон тоже был там, разговаривал с grandmère, чье присутствие означало поддержку долго отсутствовавшей внучки. Рендалл сопроводил жену до конца ступенек и остался стоять рядом. Джулия находилась в окружении друзей, и её беспокойство внезапно растаяло.

 – Не так уж и плохо, да? – прошептала Мария, когда возникло временное затишье после первого наплыва гостей.

 – Совсем неплохо, – признала Джулия. – Теперь я рада, что вы меня заставили на всё это согласиться, ваша светлость.

 Мария рассмеялась, затем поприветствовала следующего гостя. Жгучее любопытство по поводу герцогской дочери, восставшей из мертвых, так и витало в воздухе, но враждебности Джулия не чувствовала. Как и утверждал Эштон, её отец не пользовался благосклонностью света, а вот вдовствующая герцогиня Шарантская внушала благоговейный трепет. Высшее общество было готово полюбить леди Джулию Рендалл.

 – Энтони, – воскликнула она, завидев вошедшего брата. Джулия радостно обняла его. – Ты потанцуешь со мной позже?

 Он рассмеялся и обнял её в ответ.

 – Да. Даже если ты оттопчешь мне все ноги. Полагаю, у тебя было немного возможностей практиковаться в танцах в той дикой северной стороне, где ты скрывалась.

 – Ты прав, но Мария наняла учителя, который безжалостно меня натаскивал. – Она оглядела Энтони – красивый и элегантный, как и положено будущему герцогу. – Если бы ты не был моим братом, я бы сказала, что выглядишь ты безумно привлекательным.

 Глаза Энтони сверкнули.

 – Я бы сказал то же самое, не будь ты моей сестрой. – Он двинулся к Рендаллу. Двое мужчин пожали друг другу руки и завели приятельскую беседу.

 Следующей гостьей, совершенно ошеломив Джулию, оказалась графиня Давентри. В небесно-голубом вечернем платье и роскошных сапфирах она выглядела настолько элегантно, насколько это возможно для очень беременной женщины. Леди Луиза шла под руку с красивым молодым человеком. Быстро глянув через плечо графини, Джулия тепло произнесла:

 – Как приятно видеть вас снова, леди Давентри.

 – Не беспокойтесь, – сказала графиня с озорной улыбкой, – моего мужа здесь нет. Он срочно уехал в Турвилл на несколько дней. – Она легонько похлопала по своему животу. – Мне, конечно, путешествия противопоказаны. Но, получив приглашение на бал, устоять я не смогла.

 – Я рада, что вы пришли. – Джулия изучающе посмотрела на сопровождающего графини. – Этот милый юноша – один из ваших сыновей, полагаю? Он очень похож на вас.

 Молодой человек залился смущенным румянцем, а леди Давентри представила его:

 – Да, мой старший, лорд Мортон. Скоро он возвращается в Оксфорд, но сегодня вечером согласился сопровождать свою стареющую родительницу.

 Лорд Мортон улыбнулся.

 – Моя мать ужасно любит поддразнивать. Я очень рад познакомиться с вами, леди Джулия.

 Когда его восхищенный взгляд переместился на Рендалла, Джулия предположила, что молодой человек весьма интересуется всем военным. Она познакомила его с Алексом, затем снова повернулась к графине:

 – Думаю, Давентри рассердится, узнав, что вы были здесь, несмотря на то, что он отрекся от моего мужа.

 – Да, но это не первый раз, когда я его злю, – едко произнесла графиня. – Он бушует и топает от ярости, но даже в гневе никогда и пальцем меня не тронет. Я бы этого не потерпела.

 По крайней мере, граф не такой же безумец, как его сын.

 – Вы – храбрая женщина, леди Давентри.

 Оживление графини исчезло, она положила руку на живот.

 – Вовсе не храбрая.

 – Как вы себя чувствуете? – спросила Джулия, мгновенно ощутив беспокойство.

 – Мне кажется, я огромная и медлительная, – леди Давентри тяжело сглотнула. – Когда родился мой первенец, я была очень молода, а остальные последовали в течение следующих пяти лет. моё тело уже не такое сильное и выносливое, как когда-то.

 Джулия взяла руку графини в свою.

 – Это вовсе не означает, что вы не можете благополучно родить прекрасного здорового ребенка. Верьте, леди Давентри. Правильный настрой способствует хорошему результату.

 – Как раз с настроем у меня и не ладится, – тихо проговорила леди Давентри. её рука на мгновение сжала пальцы Джулии, прежде чем отпустить. – Но хватит обо мне. Когда мы впервые встретились, вы спросили, не оставил ли Бранфорд незаконнорожденных отпрысков. Мне самой стало любопытно.

 Заинтересовавшись, Джулия уточнила:

 – Вы что-то узнали у мужа?

 – Я осторожно выспросила у Давентри, не знает ли он об этом. Но он сказал – нет. К сожалению. – Графиня вздохнула. – Было бы утешительно думать, что у него есть здоровое потомство. Вы – счастливица, что у вашего мужа хорошая кровь по материнской линии.

 Иными словами, Рендалл мог зачать здоровых детей... если бы женился на другой. Джулия подавила эту мысль. Похоже, Давентри и не подозревал о существовании Бенджамина Томаса. Возможно, он захочет взять мальчика к себе. Джулия не теряла надежды.

 Но сначала они с Рендаллом должны найти этого ребенка.

 ***

 Рендалл увлек жену на первый вальс.

 – Совершенно очевидно, что твои занятия себя оправдали. Ты хорошо танцуешь и ещё не пропустила ни одного па.

 Его жена рассмеялась, выглядя оживленной и светящейся от удовольствия.

 – Мне нравится танцевать! Полагаю, что научусь наслаждаться лондонской светской жизнью. Особенно, если смогу танцевать с тобой первый вальс и танец перед ужином.

 Тонкие прядки её темных волос высвободились из прически и обрамляли лицо, спадая на плечи. И выглядело это очень соблазнительно. Рендаллу так хотелось наклониться и лизнуть её тонкую шею, но он довольствовался тем, что сказал:

 – Поскольку мы женаты, то можем танцевать больше, чем два раза, не вызвав скандала.

 – Как воспитанной почетной гостье, мне не следует проводить слишком много времени с тобой, – Джулия озорно улыбнулась. – Могут подумать, что я пытаюсь тебя обольстить. Будет очень нескромно с моей стороны признать, что так оно и есть?

 Он усмехнулся.

 – К исходу ночи, возможно, мы оба слишком устанем, чтобы беспокоиться об этом, но зато утром сможем поваляться в постели подольше.

 Она придвинулась немного ближе, взгляд стал пылким.

 – Ты был прав. Мне не хочется завтра рано утром отправляться в Глостершир. Вполне годится и послезавтра.

 Больше они не разговаривали, но Рендалл наслаждался жаром, окутавшим их обоих. Пожилые дамы правы, что неодобрительно относятся к вальсу: кружить по бальному залу с красивой женщиной в руках – по-настоящему возбуждающе. Единственным, удерживающим Рендалла от того, чтобы увлечь жену на террасу и украсть несколько поцелуев, было знание, что позже они разделят постель.

 Танец только закончился, и Рендалл вел Джулию с площадки, когда к ним подошел знакомый темноволосый мужчина.

 – Беллард! – воскликнул Рендалл, пожимая руку друга. – Я думал, что к этому времени ты уже будешь в Португалии.

 – Меня задержали дела. Отправляюсь завтра. Сегодня же могу побыть и здесь. – Беллард повернулся к Джулии. – А это очаровательное создание, должно быть, твоя жена?

 После того как Рендалл представил их, Джулия протянула Белларду руку.

 – Очень рада с вами познакомиться, – тепло приветствовала она. – У меня определенно выработалось пристрастие к портвейну, что производится на вашем предприятии.

 Беллард рассмеялся.

 – У этой женщины хороший вкус! Ты счастливец, Рендалл. – Снова заиграли музыканты, и Беллард обратился к Джулии: – Не подарите ли мне этот танец, леди Джулия?

 – С удовольствием. – Она проказливо взглянула на Рендалла, когда Беллард уводил её. – Я хочу, чтобы вы рассказали мне что-нибудь скандальное о моём муже.

 Рендалл смотрел, как она удалялась, а сердце сжималось в его груди. Джулия смеялась и сияла, прекрасно вписываясь в окружающую обстановку. Декольте на платье было скромным, но низкий вырез на спине манил, а облегающий лиф подчеркивал женственность её фигуры.

 Теперь, справившись со страхами и обнаружив свою страстную натуру, она привлекала внимание каждого представителя сильного пола, в чье поле зрения попадала. Леди Джулия Рейнз стала королевой бала. Она обладала и высоким происхождением, и ослепительной красотой, и шармом и огромным состоянием. Джулия могла бы быть с любым мужчиной, какого бы ни пожелала. Понимание этого тяжелым грузом давило на Рендалла.

 Наличие у неё в настоящее время мужа – мало что значащее препятствие. К тому же он сам устроил всё так, чтобы через год Джулия имела возможность покончить с их браком, если захочет. Да ещё и подписал отказ от своих прав на её наследство. С чего бы Джулии оставаться замужем за столь незначительной персоной, не обладающей ни титулом, ни значительными доходами?

 Да, как любовники они весьма друг другу подходят. Но когда Рендалл смотрел на неё, смеющуюся с Беллардом, то безрадостно признавал, что она легко может найти удовлетворение и в другом месте. К Белларду Рендалл не ревновал – тот никогда не предаст друга, – но в мире так много мужчин, которые с радостью разделят постель с такой прекрасной и чувственной женщиной, как Джулия. Окажется ли их брак долговечным, ведь у них не будет детей, которые могли бы их связать?

 Понимая, что его мысли меланхоличны и он напрасно травит себе душу, Рендалл заставил себя прекратить следить за женой. Отвернувшись от танцующих, он увидел леди Агнес Уэстерфилд, основательницу академии её имени. Высокая и властная, она стояла на краю бального зала, с благодушным весельем наблюдая за другими гостями.

 – Леди Агнес! – Рендалл пересек помещёние по направлению к ней и, подойдя, поклонился. – Эштон говорил, что пригласил вас, но полагал, что вы не сможете прийти.

 Когда майор выпрямился, леди Агнес обняла его.

 – Ты отлично выглядишь, Рендалл. – Она сняла нитку с его алого рукава. – Но как бы роскошно ты ни смотрелся в этой форме, я рада, что ты покинул армию. Я волновалась.

 Леди Агнес была мудрой директрисой и одаренным учителем, но важнее всего для её учеников, часто обозленных и заброшенных, оказывалась та забота, которую она им дарила. Леди Агнес не заменяла своим воспитанникам мать, но из неё выходила замечательная тетушка.

 – Что привело вас в Лондон? – поинтересовался Рендалл. – Только этот бал или есть и другие дела?

 Она рассмеялась.

 – Как я ни люблю своих мальчиков, но общение со взрослыми мне тоже необходимо. Сейчас лето, так что в школе осталась лишь горстка учеников, и я решила наведаться в город. Остановилась в доме брата и развлекаюсь. – её взгляд переместился на его жену. – ещё прошлой весной, когда была здесь, я познакомилась с леди Джулией. Очень благоразумная молодая женщина. А за прошедшие с тех пор месяцы она из скромной гусеницы превратилась в блестящую бабочку. Твоё влияние?

 – Возможно, чуть-чуть. Но в основном Джулия справилась сама. Она была рождена для такой жизни и теперь, наконец, предъявила на неё права. – Рендалл предложил леди Агнес руку. – Могу я сопроводить вас к мороженому?

 Она приняла его предложение.

 – Вот плут! Знаешь ведь, как я люблю мороженое.

 Пока они шли к столу с закусками, Рендалл сказал:

 – У меня, вероятно, появится для вас ученик. Похоже, у моего кузена Бранфорда остался незаконнорожденный сын, о котором семья ничего не знала. Роб Кармайкл считает, что нашел мальчика, Бенджамина Томаса. Мы с Джулией едем в Глостершир, чтобы забрать его.

 – Незаконнорожденный сын первого мужа твоей жены? – Брови леди Агнес выгнулись дугой. Она знала о жестокости Бранфорда из рассказов Рендалла, когда он ещё учился в академии, и вполне могла понять, что это означало для Джулии. – У леди Джулии щедрая душа, если она хочет помочь этому ребенку.

 – Джулия – само великодушие, тем более что, кажется, с мальчиком плохо обращаются.

 Рендалл взял два мороженых и пару ложек, затем повел собеседницу к маленькому столику под высокой пальмой. Когда они сели, он продолжил:

 – Местный приход передал молодого Бенджамина жестокому фермеру в качестве работника. Очень может быть, что у ребенка нет и намека на образование и манеры. Я знаю, что у вас репутация кудесницы, но не всегда и не всем возможно помочь. Согласитесь ли вы взяться за этого мальчика?

 – У матери Бранфорда была дурная наследственность. – Леди Агнес явно заинтересовалась. – Но это совсем не означает, что сын Бранфорда безумен. Ему, должно быть, лет двенадцать-тринадцать?

 – Насколько мы знаем, да.

 – Юный Бенджамин будет представлять собой трудную задачку, но вряд ли неразрешимую, если у него есть желание стать кем-то большим. При необходимости мы можем предоставить ему индивидуальное обучение, – задумчиво произнесла леди Агнес. – Как только мальчик окажется у тебя, приведи его ко мне для беседы. Если у него нет склонности к академическим занятиям, ты, полагаю, мог бы устроить его к какому-нибудь ремесленнику или ещё кому-то подходящему.

 Успокоенный её невозмутимым согласием, Рендалл сказал:

 – Я очень надеялся, что вы захотите взглянуть на него. Долго ли вы пробудете в городе?

 – Думаю, около двух недель. – Она попробовала ложечку лимонного мороженого и блаженно улыбнулась. – Я вернусь в Уэстерфилд-Мэнор, как только начнется осенний триместр.

 – Тогда я привезу мальчика к вам сюда, а не в Кент.

 Уладив это, Рендалл попробовал сосредоточиться на своём мороженом. Однако его взгляд продолжал выискивать среди танцующих Джулию. Что делать благородному рыцарю, когда принцесса в нём больше не нуждается?


Глава 31

Джулия не пропустила ни одного танца, однако за одну ночь невозможно наверстать упущенное за годы. Она стояла в сторонке, с сожалением рассматривая подол своей юбки, когда к ней подошел Рендалл с двумя бокалами с шампанского. Судя по женским взглядам, не отпускавшим его ни на минуту, Мария была права, утверждая, что в своей форме он выглядит великолепно. Один его вид вызывал прилив жара в местах, о которых не принято упоминать.

 Рендалл протянул ей бокал.

 – Что-то случилось с платьем?

 – Последний партнер наступил на оборку, и та оторвалась. – Джулия взяла бокал и с удовольствием испробовала пенного напитка. – Пойду-ка в дамскую комнату. Там Эльза, она сможет подколоть кружева.

 – Пойдем лучше наверх в наши апартаменты, – предложил Рендалл. – С этим и я могу справиться, если ты дашь мне булавки. Заодно хоть немного передохну от столь многочисленного общества.

 Взглянув ему в глаза, Джулия почувствовала ещё больший жар. Одним глотком она осушила бокал и поставила его на ближайший столик.

 – Замечательная идея. – Джулия взяла мужа под руку, и они направились через бальный зал к личным апартаментам. – Я заметила, что ты не пропустил почти ни одного танца. Наслаждался или просто играл роль учтивого гостя?

 – Перед балом Мария дала мне строгие наставления, – объяснил Рендалл, – и я пригласил каждую даму, оставшуюся без кавалера, и каждую вдову, посетившую Эштон-Хаус.

 – Надеюсь, не все они в тебя влюбились. – её тон оставался вполне легкомысленным, но на самом деле Джулия невольно следила, с кем же он танцует. Хотя Рендалл и утверждал, что просто выполнял свой долг, некоторые из этих «желтофиолей»[56] были молоды и гораздо красивее, чем она даже в годы своей юности.

 – Если их и привлекла форма, уверен, строгое выражение моего лица охладило любые романтические фантазии. Я испытывал больше радости от того обстоятельства, что ты вылечила мне ногу, и теперь она почти не болит, – он тепло улыбнулся жене. – Ты проделала отличную работу.

 – Гувернантка, что была у меня в детстве, наверняка заметила бы, что уроки рукоделия – прекрасная основа для хирургии, – ответила Джулия. – Она изо всех сил старалась привить мне любовь к женским занятиям.

 Прохладный воздух вне стен бального зала принес облегчение. Когда они начали подниматься по ступенькам, Джулия подхватила юбку с болтающимися кружевами.

 – Всё же жить в доме, где устраивается бал, очень удобно. Есть куда сбежать от шума и болтовни.

 – Случалось, что на полях сражений, было гораздо тише, чем на лондонском балу в полном разгаре, – согласился Рендалл.

 Наверху они повернули направо к своим комнатам. Рендалл открыл дверь, и, войдя в гостиную, Джулия поняла, что они находятся прямо над бальным залом. Явственно слышалась музыка, а перекрытия заметно вибрировали под ногами.

 Закрывая дверь, Рендалл произнес:

 – Я мечтал об этом моменте всю ночь, – он развернулся и привлек жену в свои объятия.

 – О да! – Джулия потянулась, чтобы обхватить его за шею, между ними мгновенно, подобно молнии, вспыхнула страсть. Весь вечер она ощущала Рендалла: не только то, где он находится в бальном зале и как роскошно выглядит, но помнила его вкус, его прикосновения, его способность заставить её таять от желания.

 Рендалл упивался ею, словно она была фонтаном, а он – умирающим от жажды путником. Джулия же смутно осознавала, что прижимается спиной к двери, а их губы и языки сплавились в нечто единое, неразделимое.

 её бедра качнулись ему навстречу. Рендалл немного отступил, и Джулия почувствовала легкое разочарование, но тут же поняла, что он поднимает ей юбки. Прохладный воздух коснулся разгоряченной кожи, в то время как муж нашел самую чувствительную часть её тела. Какими бы изысканными ни были ощущения, Джулии хотелось большего. Она вслепую возилась с его бриджами, неуклюжими пальцами расправляясь с пуговицами, пока не высвободила в свою ладонь твердую пульсирующую плоть.

 Рендалл застонал. Джулия думала, что, целуясь, они проложат себе путь в спальню, но вместо этого муж обхватил её за талию и высоко поднял. Затем мягко скользнул в её гладкие жаркие глубины, и Джулия, зажатая между дверью и его твердым телом, потеряла разум от потрясающего наслаждения. На мгновение оба замерли, приспосабливаясь друг к другу.

 Затем она обвила ногами его бедра и рывком опустилась на него. её ногти впились ему в руки, зубы погрузились в красно-алую шерсть парадного сюртука. В ушах пульсировало его хриплое дыхание. ещё, ещё, ещё...

 Такое неистовство не могло продлиться долго, и вскоре Джулию накрыла дрожь удовлетворения. Она попыталась заглушить свой крик на плече мужа. Мгновением позже с мучительным стоном Рендалл излился в неё.

 Сокрушительное освобождение постепенно поблекло, и к ним вернулось здравомыслие. Рендалл предполагал игривое соблазнение, а не совокупление, основанное на столь примитивной потребности. Тяжело дыша, он поставил Джулию на ноги.

 – Прости, – выдохнул он. – Надеюсь, я не причинил тебе боли.

 – Нет, Алекс. – Пульс Джулии колотился где-то в горле, а руки скользили вниз по его предплечьям, то сжимая, то разжимая пальцы. – Совсем нет, ничего такого, чего бы я сама ни хотела.

 Он был благодарен за это. Хотя и не ожидал, что пламя вспыхнет так жарко, и они придут в такое исступление, но, по крайней мере, буйство с одинаковой силой охватило обоих. Однако по мере убывания страсти Рендалл безрадостно осознавал, что физическое обладание – мимолетно. В настоящий момент Джулия принадлежит ему. Но что его ждет в будущем?

 Одному Богу известно.

 ***

 На следующее утро после бала Джулия просыпаться не торопилась. Если это вообще можно было назвать утром. Она лежала, закрыв глаза, и понимала, что на дворе день в самом разгаре. От непривычного количества танцев болели мышцы, а выпитое накануне шампанское давало о себе знать легкими спазмами в желудке. Всё прошло просто замечательно.

 От расположившегося рядом тела Рендалла исходило уже такое привычное тепло, Джулия лениво приоткрыла веки. Муж лежал на боку и, подперев рукой взъерошенную белокурую голову, задумчиво разглядывал свою жену. Его грудь была обнажена, впрочем, как и её, что Джулия немедленно и обнаружила. О небеса, да они оба голые! Она тут же почувствовала себя жуткой бесстыдницей.

 Воспоминания хлынули потоком. Придя в себя после страстного совокупления, они тихонько вернулись в бальный зал, как раз к ужину. Джулия была уверена, что весь её вид говорит о распутном поведении, но никто, казалось, ничего не заметил. Когда они с Рендаллом наконец удалились в до смешного ранний утренний час, она собиралась рухнуть в кровать и проспать несколько дней. Муж помог ей снять платье, и Джулия отплатила ему тем же, в результате вся их одежда оказалась кучей свалена на ковре.

 Было так чудесно ощущать, как его кожа касается её. Стоило им оказаться в постели, и они уже не могли не дотрагиваться друг до друга. Усталость растворилась, и они медленно занялись любовью. Джулия заснула с улыбкой на лице.

 Когда её глаза открылись, Рендалл спросил:

 – Хорошо спалось?

 – Должно быть, поскольку я ничего не помню. – Она прикрыла зевок ладошкой. – Ты имеешь хоть какое-то понятие, который сейчас час?

 – Я слышал, как не так давно церковные колокола прозвонили полдень. – Его рука ласково погладила её предплечье, затем обхватила грудь. – Прошлой ночью ты имела огромный успех.

 – Люди оказались очень добры. Я ожидала косых взглядов или по крайней мере нескольких едких замечаний, но если таковые и были, то я ничего не слышала. – Джулия вздохнула от удовольствия, чувствуя себя избалованной обласканной кошечкой. – Судя по всему, никого не волнует, что отец от меня отрекся.

 – Поддержка твоего брата и бабушки значит гораздо больше, чем неодобрение Каслтона. – Большой палец Рендалла нежно дразнил её сосок, разливая по телу сладостную волну. – После вчерашней ночи ты можешь выбирать себе любовников по нраву. Половина мужчин лондонского бомонда испытывает к тебе страсть.

 Джулия дернулась, словно её окатили ледяной водой.

 – Боже мой, Алекс! С чего бы мне вздумалось заводить любовника? Ты же знаешь, я замужняя женщина!

 В его взгляде застыла печаль.

 – С тех пор, как я сделал тебе предложение в той хижине Камберленда, всё изменилось. Ты мудро поступила, оставив себе лазейку для расторжения нашего брака, если вдруг окажется, что это ошибка. Как только мы убедимся, что твоей безопасности больше ничего не угрожает, оставаться замужем за мной у тебя больше не будет причин. Конечно, если мы устроим развод по-шотландски, легкий скандал неминуем, но очаровательная наследница может выдержать и не такое, не потеряв своего положения в обществе.

 Джулия уже хотела высказаться, что ей нравится быть замужем именно за ним, но тут взбунтовался её несчастный желудок. Ощущая головокружение и растерянность, она выкарабкалась из постели, и её немедленно вывернуло в ночной горшок.

 Рендалл стянул с постели одеяло и обернул его вокруг жены.

 – Извини, – тихо сказал он, – я не хотел тебя расстраивать.

 Когда желудок слегка успокоился, Джулия уселась на корточки, поплотнее завернувшись в одеяло.

 – Почему ты думаешь, что я захочу расторгнуть брак? Я-то считала, что у нас всё замечательно.

 – Пока. – Рендалл подхватил жену на руки и снова водрузил на кровать вместе с одеялом. Затем прошел в гардеробную и принес оттуда свой баньян. Надевая его, он продолжил: – Но как ты будешь чувствовать себя через год? Прошло всего несколько недель, а в твоей жизни уже столько перемен. А впереди их и того больше.

 – Разве кто-либо знает, что будет с ним через год? – спросила Джулия.

 Рендалл опустился на край кровати рядом с ней, и матрас просел под его тяжестью.

 – Конечно, никто не знает, – согласился он, – но, принимая во внимание, какое удовольствие ты получала от танцев, флирта и общения прошлой ночью, ты, вероятно, предпочтешь светскую жизнь.

 Джулия закрыла глаза, желая снова погрузиться в счастливый сон. Разве она флиртовала? Похоже, что так, но это было всего лишь легкое, приятное развлечение!

 – Флирт вовсе не означает, что я хочу лечь в постель с кем-то из партнеров по танцам.

 – Допустим, сейчас нет, но ты ведь только начинаешь познавать свою природу. Ты можешь захотеть разделить постель с другими мужчинами, а я не смогу с этим смириться, пока ты замужем за мной, – спокойно произнес Рендалл. – Твоё богатство предоставляет тебе редкие возможности. Ты можешь творить добро, завести любовников, найти мужа, который подойдет тебе лучше, чем я, или же всё это вместе.

 Джулия понимала, что сама виновата в сложившемся положении, поскольку именно она настаивала на возможности расторжения брака. Тогда в этом был смысл, по-видимому, есть он и сейчас. Может ли статься, что благородная готовность Рендалла отпустить её скрывает под собой его собственное желание стать свободным?

 её голос прозвучал довольно резко, когда она задала свой вопрос:

 – Ты хочешь, чтобы я расторгла наш брак, позволив тебе найти женщину, которая родит тебе наследника?

 После короткой паузы Рендалл бесстрастным голосом заметил:

 – Ты с самого начала поставила меня в известность, что это невозможно, и я это принял.

 Так оно и было, но всё же он ответил, задержавшись на пару секунд.

 – Ты прав, мы действительно за последние недели прошли через многое, – устало проговорила Джулия. – Так что, возможно, поступили мудро, оставив дверь приоткрытой. Но почему ты заговорил об этом именно сегодня утром?

 – Потому что вчера ночью твоё положение коренным образом изменилось. – Рендалл вздохнул. – Ты согласилась стать моей женой, поскольку в то время такой вариант казался наилучшим из целого ряда никудышных. Теперь же перед тобой открылись все двери. Мы с самого начала старались быть честны друг с другом, и потому я счёл за лучшее прояснить всё, не откладывая.

 Чертово благородство! Джулия откатилась от него и зарылась в одеяла. Разумом она понимала, что Рендалл прав. Через год ей, возможно, действительно захочется расторгнуть этот брак, заключенный с отчаяния.

 Так почему же при одной только мысли об этом её снова затошнило?


Глава 32

Рендалл остановил парный экипаж, чтобы прочесть надпись на видавшем виды указателе.

 – А вот и дорога к ферме Джеба Голта.

 – Скоро всё узнаем, – отозвалась Джулия голосом, выдававшим крайнее напряжение.

 Абсолютно верно. Вот только что?

 Сворачивая в нужном направлении, Рендалл краем глаза взглянул на Джулию. Не потребовалось много времени, чтобы понять: излишняя откровенность в браке может оказаться ошибкой. Эти два дня, что прошли после беседы с Джулией о её будущем, в их отношениях чувствовалась некая натянутость. Хотя дуться не в её характере, но всё это время она была необычайно тиха.

 Когда тем вечером они легли в постель, Джулия повернулась на бок, спиной к нему. Казалось, намек вполне прозрачен, и всё же, стоило Рендаллу с тихим пожеланием спокойной ночи коснуться её плеча, она тут же перекатилась в его объятия, и они, в безмолвном отчаянии, занялись любовью. Следующей ночью произошло то же самое. Рендалл ничего не имел против проявлений страсти, но скучал по их разговорам, создававшим и иную близость помимо физической.

 Хотел бы он знать, о чем она думает. Рассматривает кандидатуры любовников, на которых обратит внимание, как только с их браком будет покончено? А пока совершенствует свои навыки в чувственной сфере к удовольствию будущих партнеров по постели? Не сказать, чтобы Джулия в этом нуждалась – её страстность вряд ли можно было превзойти. Или, возможно, она просто обиделась из-за его прямолинейности?

 Мысль о том, что Джулия его покинет, кинжалом вонзалась Рендаллу в сердце, но после того как увидел, какое удовольствие жена получает от бала, он понял, что, вероятно, она будет гораздо счастливее с более беззаботным человеком. Равным ей по положению и состоянию. И потому он заставлял себя быть разумным и отстраненным, ибо в противном случае рисковал превратиться в безумного собственника. От чего Джулия уже достаточно настрадалась с Бранфордом.

 У Рендалла и в мыслях не было огорчать её, но так уж получилось. И заставить её забыть его слова он тоже не мог.

 Как и собирались, на второе утро после бала они выехали из Лондона на поиски Бенджамина Томаса. В этот раз супруги путешествовали с шиком: двумя каретами – в карете с багажом ехали ещё Гордон и Эльза. Поскольку Аптон находился в паре часов езды от Роскомба, они остановились в поместье и провели там ночь.

 Наутро Джулия проснулась настолько напряженной, что на завтрак смогла лишь выпить чашку чая с маленьким ломтиком тоста. После этого они отправились в путь в легком парном экипаже.

 Рендалл правил очень осторожно – дорога к ферме Голта оказалась неблизкой да к тому же изрытой колеями, зато привела прямиком на фермерский двор. Возле сарая щуплый, одетый в лохмотья мальчонка кормил цыплят. Он с подозрением воззрился на остановившийся экипаж.

 Черты лица мальчугана не оставляли сомнений – перед ними Бенджамин Томас. Этот малолетний бастард очень напоминал отца в таком же возрасте.

 Рендалл обменялся взглядом с Джулией, чьи серые глаза потемнели. Она тоже заметила сходство.

 Напоминая себе, что он уже взрослый мужчина, а не ребенок, который пытается спастись от жестокости более взрослого кузена, Рендалл спрыгнул на землю:

 – Добрый день.

 Мальчик отступил назад.

 – Мистер Голт в доме. – Он ткнул пальцем в направлении здания.

 – Я ищу не мистера Голта. – Рендалл передал вожжи Джулии. – Думаю, я ищу тебя. Ты ведь Бенджамин Томас?

 – Я ничё не делал! – Мальчик попятился ещё дальше, к стене конюшни.

 Небольшого для тринадцати лет роста он выглядел так, будто не доедал годами. Мальчишка был бос, а сквозь прорехи в рубахе виднелись обтянутые кожей ребра.

 – Никто и не говорит, что сделал, – голос Джулии звучал ласково, но во взгляде сквозило напряжение.

 – Думаю, твой отец приходился мне кузеном, а это значит, что мы с тобой тоже кузены. – Рендалл остановился, не делая попыток подойти к парнишке ближе, поскольку тот, похоже, собирался пуститься наутек. – Просто, чтобы убедиться, могу я узнать, как звали твоего отца?

 – Вроде хмырь прозывался Бранфорд. Отродясь его не видывал. – Взгляд Бенджамина переместился на экипаж. – Мамка говорила, богатей. Навроде вас, то есть.

 Дверь в фермерский дом открылась, и оттуда агрессивной походкой вышел дородный детина с кнутом в руке. От него несло виски, хотя на дворе стоял лишь полдень.

 – Кто вы такие, черт вас подери, и с какой стати болтаете с моим мальчишкой?

 – моё имя Рендалл. Полагаю, вы – мистер Голт. – Брови Рендалла выгнулись дугой. – Так вы говорите, это ваш сын?

 – Нет, но я несу за него ответственность. Бенджамина содержал приход, вот я и сказал, что возьму его к себе и позабочусь о нём. – Взглянув на мальчишку, Голт нахмурился. – Никчемный маленький ублюдок.

 – Не слишком-то хорошо вы о нём заботились, – язвительно заметила Джулия. – На нём не одежда, а лохмотья, а ребра – так можно всё пересчитать.

 Голт сверкнул на неё глазами:

 – Не моя вина, раз он испортил свою одежду! Еды он получает достаточно да растет быстро, потому и худой. Ест, как свинья, к тому же слишком ленив, чтобы работать.

 Бенджамин издал тихий звук, близкий к кошачьему фырканью, как расценил его Рендалл. Он посмотрел на мальчика и увидел, что тот пристально вглядывается в Голта, готовый убить его взглядом. На теле мальчишки сквозь дыры в рваной одежде ясно виднелись рубцы. Следы от кнута.

 – Тогда вам крупно повезло, мистер Голт, – холодно произнес Рендалл. – До недавнего времени семья Бенджамина ничего не знала о его существовании. Теперь же мы всю ответственность за него возьмем на себя.

 Голова мальчишки резко дернулась, и он уставился на Рендалла. Несмотря на сходство с Бранфордом, парень напоминал ему и ещё кое-кого.

 Да его же самого – Рендалла, – маленького запуганного мальчика, вынужденного сносить жестокое обращение.

 Голт нахмурился.

 – Хотите платить за его содержание? Было бы очень благородно с вашей стороны. Я бы согласился и дальше за ним приглядывать, скажем, за... – его взгляд переместился на дорогой экипаж, – пятьдесят фунтов в год. Мальчишка – сущее наказание, для господского дома никак не подойдет, а уж я-то с ним справлюсь, будьте уверены. А вот забрать его с фермы –преступление. Он здесь, со мной, почитай, уж года четыре будет. Дорог мне, как собственная кровь и плоть.

 Возмутительная сумма. Окажись Рендалл настолько глуп, чтобы согласиться на эти условия, Бенджамину не видать из этих денег и пенни.

 – Как же вы щедры, мистер Голт, – ответил Рендалл, позволив себе лишь намек на сарказм, – однако в дальнейшей вашей заботе нет никакой необходимости. Этот ребенок – часть семьи, так что я и моя жена заберем Бенджамина немедленно. Уверяю вас, о нём должным образом позаботятся.

 Казалось, гнев Голта пропитал и сам воздух.

 – Приход отдал его мне! И вы не имеете права вот так просто забрать его!

 – Уверен, приход будет только рад избавиться от ответственности за сироту. – Рендалл повернулся к мальчику. – Как я уже сказал, Бенджамин, мы с тобой кузены. ещё у тебя есть дедушка. Так что ты не один в этом мире.

 На лице мальчика промелькнула целая гамма чувств.

 – И мне нет надобности здесь оставаться?

 – Нет. Есть ли у тебя вещи, которые ты хотел бы забрать с собой?

 – Проклятие! – взревел Голт, и его рука крепче сжала кнут. – Вы не посмеете украсть моего работника! Кто тогда позаботится о моей скотине? Единственное, что паршивец делает достаточно хорошо.

 – Наймите кого-нибудь другого. – Рендалл предполагал, что Голт вряд ли добровольно откажется от дармовой рабочей силы, а потому приехал подготовленным. Он вытащил из кармана двадцать фунтов и держал банкноты так, чтобы фермер мог их видеть. – Думаю, этого достаточно на пару лет оплаты труда работников.

 Голт уставился на деньги.

 – Отлично. Забирайте этого маленького ублюдка и валите отсюда!

 Рендалл повернулся к мальчику:

 – Бенджамин, хочешь ли ты ещё что-нибудь обо мне узнать, прежде чем сядешь в мой экипаж? Даю слово, мерзнуть и голодать тебе больше не придется, пороть тебя тоже больше не будут.

 – Да будь вы кто угодно, лишь бы смыться от этого. – Мальчик перевел взгляд с Рендалла на леди Джулию, и снова на Рендалла. – И вы вправду моя семья?

 – Да. – Рассматривая грязное лицо мальчишки с более близкого расстояния, Рендалл заметил и другие черты, помимо тех, что тот унаследовал от Бранфорда. Челюсть Бенджамина была более квадратной, глаза же – карими, а не голубыми. А если паренек и хотел поквитаться с Голтом, то у него явно имелись на то веские основания. – Тебе нужна помощь, чтобы принести вещи?

 Моргнув, Бенджамин покачал головой и бросился в сарай. Было слышно, как он взбирается по лесенке.

 Голт грубо потребовал:

 – Гоните мои деньги!

 – Как только будем готовы отправляться. – Рендалл бросил на фермера свой самый свирепый взгляд, и тот умолк.

 Не прошло и пяти минут, как Бенджамин появился снова, с маленьким узелком в руке и пушистой черно-белой кошкой, свешивающейся с плеча.

 – Кошка твоя? – спросил Рендалл.

 Мальчик быстро кивнул.

 – Если я её брошу, он её пришибет.

 – Будь я проклят, ежели не пришибу, – проворчал Голт, – никчемная тварь.

 – Тогда кошка едет с нами, – согласился Рендалл. – У неё есть имя, Бенджамин?

 – Мисс Китти. – Бенджамин шёл к экипажу, не сводя настороженного взгляда с Голта.

 – Красивое имя. Сдается мне, что она – леди. – Джулия переложила вожжи в левую руку. – Не хочешь передать её мне, пока садишься?

 Поскольку справиться с кошкой, узелком и ступеньками одновременно Бенджамин был не в состоянии, он неохотно передал свою любимицу Джулии.

 – Она не удерет, пока я здесь.

 – Мисс Китти очень спокойная. – Джулия погладила огромную, с большими пушистыми лапами кошку, которая, покрутившись, устроилась у неё на коленях. – Какой замечательный шелковистый мех!

 – Каждый вечер я чешу её гребенкой, которую сам сделал, – гордо заявил Бенджамин, бросив свой узелок позади сиденья.

 Жаль, что гребенка, похоже, не касалась головы самого Бенджамина, впрочем, это не имело значения. Зато Рендалл подозревал, что мальчонка, который любит кошку и хорошо ухаживает за домашней скотиной, возможно, и не унаследовал жестокости своего отца. А если даже и унаследовал, с Джебом Голтом Рендалл не оставил бы и бешеного ежа.

 Вместо того чтобы подняться в экипаж, Бенджамин повернулся и подобрал камень размером с собственный кулак. Затем бросился через двор и запустил булыжником Голту в челюсть.

 Получив удар в лицо, бывший хозяин взвыл и, схватив Бенджамина, швырнул дерущегося, пинающегося мальчишку на землю. Пока тот выкарабкивался из грязи, Голт пустил в ход кнут и злобно хлестнул им по руке Бенджамина.

 Мерзавец занес руку для нового удара, но Рендалл выхватил у него оружие. Голт развернулся к новому противнику, выбросив вперед огромные кулаки. Рендалл проворно отступил, а затем использовал бросок, которому научился у Эштона, чтобы уложить Голта на спину.

 – Черт бы всё побрал! – сердито возопил фермер. – Вы же видели, как этот звереныш напал на меня! Прежде чем уедет, он заслуживает хорошей порки!

 Голт сделал попытку подняться, но Рендалл наклонился и прижал два пальца к его шее, блокируя приток крови в мозг. На таком близком расстоянии зловоние виски било прямо в нос. Голт начал задыхаться и перестал сопротивляться.

 – Довольно! – рявкнул Рендалл. – Мальчик теперь моя проблема, а не твоя!

 Стоило ему выпрямиться, как рядом вновь оказался Бенджамин и постарался ударить Голта ещё раз. Рендалл обхватил его за талию и оторвал от земли.

 – С тебя тоже хватит! Брось камень!

 Бенджамин вырывался, надеясь высвободиться.

 – Я должен с ним поквитаться, он бил меня!

 – Нет! – Рендалл вырвал булыжник из руки мальчика и отбросил в сторону. Перехватив взгляд Бенджамина, молча приказал ему успокоиться.

 Когда дикое выражение в карих глазах поблекло, Рендалл тихо произнес:

 – Тебе надо научиться понимать, какие из твоих битв стоят того. Эта закончена. Навсегда. Ты понял?

 Бенджамин кивнул, и Рендалл поставил его на ноги, положив ладонь на плечо мальчика. Голту же он сухо сказал:

 – Это ты должен бы заплатить мне за то, что я его забираю. Но раз уж мы договорились...

 Бросив тому деньги, он повел Бенджамина к экипажу, где ждала взволнованная Джулия, сжимавшая в одной руке вожжи, а другой придерживавшая кошку. Рендалл ободряюще ей улыбнулся:

 – Все мальчишки время от времени выходят из себя.

 Джулия кивнула в знак согласия, но всё ещё выглядела обеспокоенной. Рендалл вполне разделял её состояние. При данных обстоятельствах выходка Бенджамина была вполне объяснима, но то, что дикая атака на Голта исходила от сына Бранфорда, вызывало тревогу. Для Джулии же, вероятно, такое поведение казалось ужасающим.

 Рендалл посмотрел на мальчика, тот в ответ уставился на него с явным вызовом.

 – Драться иногда нужно, а иногда – нет, Бенджамин. Мы ещё поговорим об этом позже. Но прямо сейчас я тебя предупреждаю: если когда-нибудь ты поднимешь руку на мою жену или попытаешься причинить ей вред каким-либо другим способом, я сам сдеру с тебя шкуру. Это понятно?

 Брови Бенджамина сошлись на переносице. Он удивленно воззрился на взрослого, который только говорил, но не бил.

 – Не будет меня трогать, я тоже не стану.

 Рендалл решил, что пока достаточно и этого.

 – Годится. А теперь отправляемся. – Он подсадил мальчишку в экипаж, затем взобрался сам. Бенджамин, оказавшийся между Рендаллом и Джулией, взял свою кошку и принялся ласкать её грязными пальцами.

 Голт с трудом поднялся на ноги.

 – А ну убирайтесь с моей земли, и не дай бог этому ублюдку появиться где-то поблизости!

 Рендалл кивнул:

 – Хорошего дня, мистер Голт.

 Затем мастерски развернул экипаж в узком пространстве фермерского двора и направил лошадей назад по ухабистой дороге. Бенджамин задиристо заметил:

 – Зазря дали ему монеты. У него свиньи лучшее моего харчевались.

 – Да, он их не заслужил, – согласился Рендалл, – но с деньгами всё прошло проще и быстрее. Особенно после того, как ты на него набросился. Голт мог обвинить тебя в нападении.

 – Он же сам лупил меня без передыху!

 – И был очень неправ, поступая так, – произнесла Джулия. – Однако закон не всегда учитывает, что на самом деле справедливо. К сожалению, мужчинам позволено наказывать как женщин, так и детей. – В её голосе сквозила горечь. – Иногда лучше просто уйти.

 Мальчик хмурился, обдумывая её слова. Похоже, в его лохматой головке скрывался острый ум. Из парня явно получится толк, если, конечно, он не унаследовал бешеный нрав отца.

 По дороге в Аптон Рендалл предложил:

 – Думаю, нам следует остановиться у таверны и перекусить, прежде чем отправляться домой.

 – Есть в самой настоящей таверне? – недоверчиво уточнил Бенджамин. – Сколечко захочу?!

 – Ну, не так много, – твердо заявила Джулия. – Ты плохо питался, тебе может стать нехорошо, если съешь столько, сколько хочешь. Но поешь ты достаточно, а когда приедем домой, будет ещё и ужин.

 – Дом. – Лицо мальчика разгладилось. – А куда вы меня везете?

 – В Роскомб, моё поместье, что в двух часах к востоку отсюда, – ответил Рендалл. – Пока походишь в моей старой одежде. Потом доберемся до портного и обзаведемся новой.

 – Новехонькой одеждой? – Мальчик прижал к себе кошку. её пушистый хвост ударился о бедро Рендалла. – А что потом? Стану работать в вашем поместье?

 – Многое зависит от тебя, Бенджамин, – серьезно ответила Джулия. – Было бы неплохо послать тебя в школу. Ты читать умеешь?

 – Само собой! Мамка меня учила и читать, и считать.

 – Замечательно! – воскликнула Джулия. – А ты хочешь ещё чему-то научиться? – её теплоты хватило бы, чтобы разговорить и более подозрительного мальчишку.

 Бенджамин колебался.

 – Может, и да... Надо глянуть...

 Прозвучало многообещающе. До этого Рендалл сомневался, стоит ли разыскивать бастарда Бранфорда, но теперь, когда мальчик предстал перед ним из плоти и крови, отмахнуться от него уже невозможно. Если парень решит учиться, леди Агнес станет с ним заниматься, пока у того будет желание.

 Бенджамин посмотрел на Рендалла:

 – Я хочу драться, как вы. Научите меня?

 Напомнив себе, что для мальчишек такое стремление вполне естественно, Рендалл ответил:

 – Возможно, когда-нибудь и научу. Но не раньше, чем ты усмиришь свой норов и докажешь, что не станешь запугивать людей просто потому, что можешь это сделать.

 Бенджамин нахмурился, было видно, что он задумался. Рендалл продолжил:

 – Я заеду в приходскую церковь и скажу викарию, что тебя забрала твоя семья.

 – Моя семья, – повторил Бенджамин. – Расскажите-ка мне о папаше.

 Поверх головы мальчика Рендалл встретился глазами с Джулией. Они с ней уже обсуждали это и сошлись на том, что лучше всего рассказать всё как есть, но без излишних деталей.

 – Давай-ка отложим разговор. Мы въезжаем в Аптон.

 У церкви Рендалл ненадолго остановился. Викарий почти не проявил интереса к тому обстоятельству, что Бенджамина Томаса захотела забрать его семья. Не потребовалось и никаких доказательств. Достаточно было того, что Рендалл выглядел состоятельным человеком.

 По дороге к деревенской таверне Рендалл подумал, что найти мальчишку оказалось довольно легко. А вот решить, что с ним делать дальше, будет куда сложнее.


Глава 33

После ленча Рендалл подумывал о том, чтобы отыскать клетку или коробку для мисс Кити, но, похоже, той нравилось путешествовать на коленях Бенджамина. У кошечки была милая беленькая мордашка, её огромные зеленые глаза оттенялись черной шапочкой и забавным черным пятном на подбородке. Она не доставляла хлопот, хотя Рендалл догадывался, что заправлявший в Роскомбе кот встрече с ней не обрадуется.

 По дороге в поместье Джулия втянула Бенджамина в разговор. Как только мальчишка расслабился, успокоенный ласковым тоном, его ответы стали длинней и обстоятельней.

 Салли Томас, судя по всему, была любящей матерью и позаботилась о хорошем начальном образовании сына. Работала она за барной стойкой на постоялом дворе, и Бенджамин, как только достаточно подрос, принялся помогать на кухне и разносить пиво посетителям. Обслуживая разного сорта путешественников, он узнал для себя много нового и набрался такого житейского опыта, какой вряд ли приобрел бы, если бы провел всю жизнь на ферме Джеба Голта.

 Он поставил себе целью стать кучером. Однако случилось так, что мама умерла, а его самого отправили к Голту. Бенджамин подумывал от него сбежать, но, будучи довольно смышленым малым, сообразил, что податься ему некуда. Особенно с кошкой.

 Когда они приехали в Роскомб и остановились возле особняка, у Бенджамина от увиденного округлились глаза. Он не проронил ни слова, только крепче прижал к себе мисс Китти. Грум Уиллетт взял на себя заботу об экипаже, а Рендалл, Джулия и Бенджамин с мисс Китти проследовали в дом.

 – Бенджамин, можешь уже отпустить мисс Китти, – предложил Рендалл. – Здесь ей ничего не угрожает, она же будет только рада всё обследовать.

 Бенджамин послушался, и кошка отправилась изучать территорию. Повинуясь безошибочному чутью, она побежала прямиком на кухню, хотя двумя часами ранее была накормлена в таверне.

 Рендалл продолжил:

 – Леди Джулия приготовит для тебя комнату. Однако первым делом ты примешь ванну.

 – Только не ванна! – с ужасом выпалил Бенджамин. – Хватит таза и куска мыла.

 – Ванна, – решительно настояла Джулия. – Наверное, устроим это в прачечной? Там есть огромная кадка, да и кухня рядом, где можно подогреть воду.

 Бенджамин, судя по виду, уже пожалевший, что уехал с фермы, начал потихоньку отступать:

 – Не нужно ванны!

 – ещё как нужно. – Видя, что малый готов дать деру, Рендалл схватил его за руку. Мальчишка дернулся, пытаясь освободиться. Угадывая мысли Бенджамина, Рендалл с улыбкой произнес: – Нет, я не стану добиваться повиновения побоями, но без колебаний воспользуюсь тем, что я сильнее, чтобы усадить тебя в кадку для стирки белья. – Бенджамин перестал вырываться, но по-прежнему часто дышал и испуганно ждал тумака.

 – Пусть Гордон найдет подходящую одежду и принесет её мне в прачечную, – сказал Рендалл Джулии, а потом обратился к Бенджамину: – Если во время купания будешь вести себя мирно, после получишь чай и пирожные. В умеренном количестве.

 Подкуп сработал. Бенджамин забрался в кадку с таким видом, словно его, подобно Жанне Д’Арк, привязали к столбу, но, по крайней мере, он сдался без боя.

 У Рендалла сжались губы, когда Бенджамин разделся, обнажив худое, густо усеянное синяками и шрамами тельце. Всё-таки надо было познакомить того подонка с его же хлыстом.

 Купание затянулось надолго. Рендалл то и дело грозил мальчишке, что станет скрести его кухонной щеткой, если тот не будет хорошенько мыться. Чтобы отдраить въевшуюся грязь, ушло три бадьи горячей воды. Рендалл стоял на страже: предотвращал побег Бенджамина и показывал места, которые требовали особо тщательного внимания.

 Обтеревшись, Бенджамин надел принесенный Гордоном комплект одежды, которая на его худенькой фигурке просто-таки болталась, однако по росту вполне подходила. Когда слуга стриг космы Бенджамина, тот трясся, точно боязливый пони, но стерпел и эту мучительную процедуру.

 В Рендалле крепла надежда, что у мальчика достанет ума извлечь выгоду из посещёния Уэстерфилдской академии. Отмытый и надлежаще одетый, вид он приобрел явно приличный.

 – А теперь время чая и пирожных, – заявил Рендалл, сопровождая Бенджамина вверх по ступенькам на первый этаж. – Мы присоединимся к леди Джулии в утренней гостиной.

 – Леди Джулии? – нахмурился Бенджамин, шагая рядом с Рендаллом.

 – Моя жена – дочь герцога Кастлтона, – пояснил Рендалл. – Это очень высокий титул.

 – Мамка рассказывала, что мой папаша женился на гордячке по имени леди Джулия, – произнес Бенджамин, когда они входили в гостиную.

 – Она говорила про меня. – Джулия взглянула поверх подноса с чаем. – Прошу, садитесь. Не думаю, что я была гордячкой, Бенджамин. Скорее, юной и воспитанной в непомерной строгости. Сколько тебе теперь – тринадцать?

 – Почитай так. – Он уставился на неё, присев на софу. – Через несколько недель стукнет.

 – Мне было шестнадцать, когда я вышла за твоего отца. – Она налила три чашки чая. – Не намного больше, чем тебе сейчас.

 Хотя Джулия сказала правду, однако она в то время уже была достигшей брачного возраста молодой девушкой. А вот Бенджамин – ещё ребенок. Вероятно, его развитие замедлилось из-за голода и плохого обращения. Но уже скоро он начнет быстро расти. Станет, скорее всего, сильным и опасным. И Рендалл надеялся, что им удастся привить мальчишке послушание прежде, чем это случится.

 Чай Бенджамин пил довольно неуклюже, как будто боялся уронить тонкую фарфоровую чашку.

 – Мамка говорила, вы убили моего папашу. – Судя по выражению лица Бенджамина, в его голове никак не укладывалась мысль, что Джулия, с её манерой поведения, могла убить Бранфорда.

 Рендалл обратился к Джулии:

 – Он должен знать. Хочешь, я расскажу?

 Она помотала головой и предложила Бенджамину тарелку с пирожными.

 – Твой отец был очень сложным человеком. В некоторой степени похожим на мистера Голта.

 – Пьяницей? – нахмурился мальчик.

 – Иногда, да, напивался, но мог наводить ужас и без этого. – Джулия предложила пирожные Рендаллу, и он заметил, как дрожат её руки.

 – Твой отец, – вступил в разговор Рендалл, – мог казаться очень умным и обаятельным, Бенджамин, но был ужасным задирой. После смерти родителей меня отослали жить в Турвилл-парк, фамильное поместье, и детскую я делил с Бранфордом. Будучи старше и крупнее меня, он превратил мою жизнь в ад, – резко произнес майор. – Мне пришлось очень туго, пока меня не отправили в школу.

 Бенджамин набил рот глазированным пирожным, будто опасался, что его отберут. Проглотив его, он сказал:

 – Потому вы его и убили, леди Джулия?

 Джулия побледнела, но не уклонилась от ответа:

 – Это был несчастный случай. Твой отец делал мне больно, и я захотела убежать. Я толкнула его. Бранфорд был пьян и потерял равновесие. Он упал и ударился головой об угол камина.

 – Он был, как Голт? – Бросив осторожный взгляд, Бенджамин взял второе пирожное.

 – Страшный и непредсказуемый? – уточнила она. – Да.

 Мальчишка проглотил второе пирожное так же молниеносно, как и первое.

 – Выходит, он заслужил смерти. Иногда мамка меня лупила – за скверное поведение. Я и не противился. Знал, что поделом. Но если бьют ни за что – дело другое, – он глянул на Рендалла. – Вы ведь запросто могли прикончить Голта, но не стали.

 – Убить нетрудно, – ответил Рендалл. – Однако такое не совершают просто так.

 – Зачем вы отправились искать меня? – спросил Бенджамин, переводя взгляд обратно на Джулию.

 – Я не могу вернуть Бранфорда. – Она глубоко вздохнула. – Но, полагаю, что забота о его сыне будет искуплением его смерти. Мне нужно знать, что у тебя всё хорошо.

 Бенджамин сощурился:

 – А если бы моя мамка была жива, вы бы забрали меня у неё?

 – Нет. Нельзя разлучать ребенка с матерью. Но мы бы позаботились о том, чтобы вы с ней жили хорошо и ни в чем не нуждались, – заверил Рендалл. – Я бы оплатил тебе школу.

 – Опять эта школа. Для чего? – Бенджамин скорчил гримасу.

 – Потому что знания – ключ к лучшей жизни. Образование открывает двери. – Рендалл улыбнулся. – И позволяет завести друзей. Большинство моих товарищей – это мальчишки, с которыми я учился.

 – Когда я жил с мамкой в деревне, приятели у меня были, – воинственно заявил Бенджамин. – А на ферме не оказалось ни одного парня моего возраста.

 – Значит, в школе тебе может понравиться. – Джулия отодвинула от Бенджамина тарелку с пирожными, пока тот не взял пятое по счету.

 Бенджамин жадно взирал на пирожные, но не притронулся к ним.

 – И что это за школа?

 – Мне бы хотелось отправить тебя в Уэстерфилдскую академию, – ответил Рендалл. – Это школа, в которой учился я. Она в самый раз для мальчишек, немного отличающихся от других.

 – Вы хотите, чтобы я пошел в вашу школу? – удивился Бенджамин. – А чем отличались вы?

 – Я был упрямым и драчливым. – Рендалл догадался, что Бенджамину трудно представить, что богатый и уверенный на вид взрослый когда-то слыл трудным ребенком. – Помнишь, ты спрашивал, научу ли я тебя драться, как я?

 Бенджамин кивнул, и Рендалл продолжил:

 – Ты сможешь этому научиться в Уэстерфилдской академии. Самым первым учеником в ней стал герцог Эштон – наполовину индус. Он владел искусством индийского боя калариппайатту и в своё время научил ему своих одноклассников, чтобы было с кем оттачивать своё мастерство. Калариппайатту теперь школьная традиция: старшие ребята обучают младших, когда те решают, что готовы.

 – Мне такое нравится, – осторожно высказался Бенджамин. – Но... я буду всё время жить в школе?

 – Нет, каникулы ты будешь проводить здесь, в Роскомбе. – Рендалл поразился тому, как легко он дал сыну Бранфорда столь далеко идущее обещание.

 Бену, судя по его виду, хотелось в это верить, однако он не решался. Доверие придет, со временем. Рендалл продолжил:

 – На будущей неделе нам надо ехать в Лондон, чтобы леди Агнес Уэстерфилд побеседовала с тобой, прежде чем принять в академию.

 – Лондон! – выдохнул Бенджамин. – Я и вправду поеду в Лондон?

 Рендалл кивнул:

 – Если леди Агнес примет тебя в школу, у нас будут недельные каникулы в Лондоне. Посмотрим львов, сходим в цирк Эстли[57], купим новую одежду. Но там нас ждет и ещё одно дело. – Он глянул на Джулию, которая слегка кивнула. – Мы должны представить тебя твоему дедушке, графу Давентри.

 – Графу? – нахмурился Бенджамин. – Он очень важный?

 – Да, почти такой же, как герцог, – немного сухо произнесла Джулия.

 – А он захочет меня видеть, раз я бастард? – забеспокоился Бенджамин.

 – Не знаю, – не стал лукавить Рендалл. – Семья – едва ли не главная забота Давентри, и он опечален тем, что ни один его ребенок не выжил. Не думаю, что Бранфорд рассказывал ему о твоем рождении. Давентри... не простой человек, но, уверен, он бы о тебе позаботился, если бы услышал о твоем существовании.

 – Может, лучше написать Давентри, вместо того чтобы вести к нему Бенджамина? – Джулия закусила губу. – Граф будет смущен, ведь леди Давентри вот-вот родит.

 – Я размышлял об этом, но, считаю, им лучше встретиться, – сказал Рендалл. – Когда Давентри увидит Бенджамина, то сразу поймет, что перед ним его внук.

 Джулия кивнула, но лицо её по-прежнему выражало озабоченность. Впрочем, как и у Рендалла. Если Давентри узнает, что от него утаили весть о сыне Бранфорда, он разозлится ещё сильнее. Лучше по возможности скорее представить их друг другу. А ежели Давентри всё же откажется от мальчика – не страшно. У Бенджамина уже есть дом.

 Возвращаясь из разведки, в утреннюю гостиную вошла, размахивая пушистым хвостом, мисс Китти. Она промаршировала к Бенджамину и улеглась у него на коленях.

 – А кошка очень хорошо воспитана, – заметила Джулия.

 – Спит она всегда со мной, – вновь последовало воинственное заявление Бенджамина.

 – Уверен, вам обоим это нравится, – произнес Рендалл. – Когда я служил в Португалии, меня взял на попечение один пес, спавший со мной во время похода. Санта-Круз оказался превосходным компаньоном. А холодными ночами ещё и согревал меня.

 – Ты не рассказывал об этом, – рассмеялась Джулия. – Почему пса звали Санта-Круз,[58] и что с ним сталось?

 – Я считал его своим крестом, который вынужден нести, – объяснил Рендалл. – Когда меня ранили и отправили домой в Англию, Санта-Круз перенес свою любовь на прапорщика моего полка. Мне говорили, что прапорщик и пес чувствуют себя лучше некуда.

 Бенджамин захихикал, с той поры, как они его нашли, он впервые походил на ребенка.

 В комнату прошествовал роскомбский кот. Он был меньше мисс Китти, но восполнял сей недостаток заносчивостью.

 – Это Реджи Ти, завсегдатай кухни. Надеюсь, они с мисс Китти смогут ужиться, – произнес Рендалл.

 Реджи заметил мисс Китти. Он с довольным и важным видом прошествовал к ней. Его мечты о господстве вмиг улетучились, как только киска спрыгнула с софы и впилась в него взглядом: шерсть её настолько вздыбилась, что кошка стала походить на миниатюрную черно-белую овцу.

 Когда же она грозно зашипела, Реджи остановился как вкопанный. Потом припал к полу, в точности повторяя позу мисс Китти, и вызывающе уставился на неё.

 Рендалл понятия не имел, какими безмолвными посланиями обменялись животные, но дуэль окончилась, когда Реджи осторожно, нос к носу, коснулся мисс Китти. После чего он неторопливым шагом – хвост трубой – покинул комнату с таким видом, словно и слыхом не слыхивал о своём поражении.

 – Кошачья политика в действии, – со смехом произнесла Джулия. – Надеюсь, это означает, что ночных боев не предвидится.

 Бенджамин выпил остаток чая и встал:

 – Можно мне идти? Я хочу отнести мисс Китти к себе в комнату, чтобы она знала, где та находится.

 – Разумеется, – ответила Джулия.

 Он поднял на руки кошку и вышел.

 – Что ты думаешь о нашем маленьком дикаре?

 – Он справится, – задумчиво произнес Рендалл. – Бенджамин упрямый дьяволенок, но отцовского сумасшествия, похоже, не унаследовал. Я познакомился с Бранфордом, когда тот был даже моложе Бенджамина, но уже и тогда становилось очевидно, что с ним что-то не так. Бенджамин неотесан. Осторожен – и не безосновательно, – но не безумен. Довольно умен: понимает, насколько улучшилось его положение, и хочет его сохранить. С образованием и при благоприятных обстоятельствах, думаю, ему всё удастся.

 – Иными словами, он больше в тебя, чем в кузена, – отметила Джулия.

 Именно таким она его видит? Рендалл понял, что установившееся между ними напряжение спадает.

 – Полагаю, да. Уверен, леди Агнес охотно примет его в академию. Пусть он немного освоится тут, а потом отвезем его к ней на встречу.

 – Она мигом превратит его в приличного юного джентльмена, – улыбнулась Джулия.

 – Может, и не совсем джентльмена, – улыбнулся в ответ Рендалл. – Но близко к тому.

 Одна из горничных, у которой имелись младшие братья, вызвалась присматривать за Бенджамином: ведь няньку нанимать ему было поздновато, однако кому-то следовало научить его, как вести себя в приличном семействе. Для Джулии не стало сюрпризом открытие, что на ферме Джеба Голта мальчик спал вместе с мисс Китти под одним одеялом на сеновале в сарае.

 День у Бенджамина выдался утомительным, потому Джулия отправила его спать тотчас же после ужина. А он и не возражал, что вовсе не свойственно подростку и говорило о том, что он действительно устал.

 После ужина Джулия и Рендалл провели тихий вечер в библиотеке. Она читала, пока муж писал письма. К своему облегчению, Джулия не услышала от Рендалла никаких нелепых намеков на то, чтобы она нашла себе новых любовников.

 Когда часы пробили десять, она встала и, прикрыв рот рукой, зевнула.

 – Я иду спать, но сперва проверю, как там Бенджамин. Надеюсь, он не чувствует себя слишком неуютно в настоящей кровати.

 – Полагаю, пока кошка при нём, сладкий сон ему обеспечен.

 Бенджамину отвели комнату в противоположном крыле от хозяйских покоев. Стараясь не разбудить мальчика, Джулия открыла дверь без стука. Горничная оставила лампу зажженной, чтобы он, если проснется, не испугался незнакомой обстановки.

 Бенджамин лежал, свернувшись небольшим бугорком на кровати. Примостившаяся рядом с ним мисс Китти подняла голову и воззрилась на незваную гостью. Джулия уже собиралась уходить, когда услышала глухие рыдания.

 Нахмурившись, она пересекла комнату. Бенджамин тут же натянул одеяло на голову, но сдержать всхлипов не смог. Джулия присела на краю постели и положила руку ему на плечо.

 – Что случилось, Бенджамин? Слишком много перемен?

 Перемены выбивали почву из под ног, даже перемены к лучшему, – уж она-то знала.

 Он стянул одеяло, приоткрывая заплаканное лицо.

 – Я… я думал о мамке, – сбивчиво ответил мальчик. – Что бы она подумала, увидев меня тут.

 – Твоя мама была бы счастлива, – мягко заверила Джулия. – Она хотела для тебя самого лучшего.

 – Самое лучшее было, пока она находилась рядом.

 – Я понимаю, – вздохнула Джулия. – Я сама потеряла маму где-то в твоем возрасте. – Она погладила Бенджамина по укрытому плечу. – И я очень сильно по ней скучала. Но у меня были родные, которые заботились обо мне, и у тебя теперь они тоже есть.

 Бенджамина сотрясли очередные рыдания. Выживая на ферме, он научился быть сильным, но по-прежнему оставался маленьким мальчиком. Джулия наклонилась, чтобы поцеловать его в макушку, и он кинулся к ней в объятия.

 – Мамка всегда заходила поцеловать меня на ночь, – хрипло выговорил он. – А потом она умерла, и я остался один.

 – Ты больше не один, Бенджамин. – Джулия обняла его крепче. Хотя он не был ей родным, она начала ощущать его таковым. И не потому, что Бенджамин мог заменить потерянного ею ребенка, а из-за него самого – сироты, что боролся за выживание. – Клянусь.

 Она гладила Бенджамина по голове, и тот, успокаиваясь, стал потихоньку засыпать. Джулия уложила мальчика обратно под одеяло под невозмутимым взглядом зеленых глаз мисс Китти, которая во время разыгравшейся драмы даже не двинулась с места. Кошка гораздо быстрее своего хозяина привыкала к новой жизни.

 Джулия бесшумно покинула комнату. Они с Рендаллом совершили большое дело, привезя Бенджамина домой. Даже Рендалл думал так же, несмотря на первоначальные сомнения.

 Джулия отправилась спать со светлой надеждой в душе.


Глава 34

За неделю, проведенную в Роскомбе, Бенджамин Томас стал почти похож на молодого джентльмена. Джулия с улыбкой и волнением замечала, как пристально он наблюдает за ней и Рендаллом, копируя и манеру речи, и поведение; и возможностей для этого у него было предостаточно: они завтракали, обедали и ужинали вместе. Бен оказался поразительно смышленым малым. Деревенский говор быстро улетучился и проявлялся лишь в минуты волнения.

 Ум паренька изголодался не меньше тела. Джулия занималась с мальчиком в послеполуденные часы: учила чтению и счету, давала основы истории и географии. В Роскомбе имелась хорошая библиотека, и Бенджамин, если не был занят ничем иным, обыкновенно пропадал в ней.

 Рендалл по утрам брал мальчишку на верховые прогулки и рапортовал, что Бенджамин легко управляется с лошадьми и из него выйдет первоклассный наездник.

 Бенджамин, в свою очередь, преклонялся перед Рендаллом. Джулия каждый вечер приходила к мальчику в комнату, чтобы подоткнуть ему одеяло. Они обсуждали, что случилось с ним за день, Джулия отвечала на вопросы, которым не было конца и края, потом целовала его и желала спокойной ночи. Понадобилось всего лишь три дня, чтобы Бенджамин перерос своё прежнее желание стать кучером. Теперь, как сообщил он Джулии по секрету, ему хотелось стать армейским офицером. Она согласилась, что такая карьера ему отлично подойдет. Но у него ещё уйма времени, чтобы принять окончательное решение.

 Он пока и в школу не пошел, а она уже теряла его.

 Накануне их отъезда в Лондон, Рендалл за завтраком сделал объявление:

 – Бенджамин, ты усердно трудился и заслуживаешь отдых. Сегодня в деревне открывается ярмарка, и мы можем её посетить, это очень близко. Хочешь, сходим туда сегодня днем? Устроим семейную прогулку.

 – О, да, сэр! – просиял Бенджамин.

 Джулия не меньше обрадовалась мысли, что они трое – семья. Может, именно Бенджамин соединит их с Рендаллом? Если так, тем больше оснований любить мальчонку.

 ***

 – Клянусь, за прошлую неделю парнишка вырос на целый дюйм, – нежно произнесла Джулия, наблюдая, как тот вместе с группой других ребятишек смеется над представлением «Панч и Джуди»[59].

 – По крайней мере, он немного прибавил в весе, которого ему так не хватает, – согласился Рендалл. – Восполняет утраченное за голодные времена.

 – А в Уэстерфилдской академии хорошо кормят? – поинтересовалась Джулия, думая об аппетите мальчика.

 – Очень. Леди Агнес знает: сытые мужчины, какого бы они ни были возраста, доставляют гораздо меньше неприятностей. – Голос Рендалла стал тише: – К нам идут знакомиться очередные соседи из мелкопоместных дворян. Вы источник огромного интереса, миледи.

 – Вполне естественно. Ты же крупный землевладелец, да ещё и местный герой. Разумеется, люди счастливы, что ты наконец обосновался в Роскомбе.

 Джулия улыбнулась приближающейся немолодой паре. Джентльмен представил себя и жену как сэра Джеффри и леди Бриджес, предполагая, вероятно, что по прошествии стольких лет Рендалл мог запамятовать их имена. Тем не менее семья его матери уже несколько поколений жила в Глостершире, и майора считали полноправным членом общины. Сэр Джеффри с женой были очень радушны.

 Побеседовав пару минут, Бриджесы двинулись дальше, и Джулия вновь завладела рукой Рендалла. День для ярмарки выдался чудесный: солнечный, с первым осенним морозцем, – очень удачный, чтобы отпраздновать успех последней недели.

 Джулия чувствовала, как потихоньку расслабляется, поскольку Рендалл больше не отпускал холодных замечаний по поводу кончины их брака. Вероятно, их безмолвные жаркие ночи заставили его передумать. Ей хотелось верить в особенность их отношений. А если это не так – она предпочитала об этом не знать.

 В последующие несколько часов Джулия встретилась с головокружительно огромным числом народу. Они с Рендаллом вели себя так, как принято на ярмарках: восхищались домашним скотом и жонглерами, пока пробовали еду, предлагаемую торговцами. Сосиски на палочках Джулия обошла стороной, поскольку желудок её сегодня капризничал, однако с удовольствием отведала свежего лимонаду, яблочных пирожных и запеченного хлеба с сыром.

 Бенджамин чуть ли не каждые полчаса бегал на поиски Джулии с Рендаллом, словно опасался, что они могут исчезнуть. А как только удостоверялся, что всё в порядке, снова уносился прочь, присоединяясь к местным мальчишкам.

 После одного из таких мимолетных визитов, Рендалл заметил:

 – Похоже, годы, проведенные рядом с Джебом Голтом, не сказались на нём губительно. Он ладит с другими ребятами, и это хорошо: ему будет легче в школе, да и в жизни вообще.

 Джулия кивнула:

 – Думаю, в том заслуга его матери. Первые девять лет своей жизни он провел под её крылом, и это наставило его на правильный путь. – Она подавила зевок. – Я устала. Полагаю, от общения со столькими людьми.

 – Готова вернуться домой? – спросил Рендалл. – Я посмотрел здесь почти всё, что только можно, да и скоро начнет смеркаться.

 – С радостью. – Она прикрыла ладонью глаза от солнца. – А куда подевался Бенджамин?

 – Вон он, у палаток с развлечениями. Похоже, проверяет силу и меткость, бросая мячи.

 Рендалл взял Джулию за руку, и они отправились в сторону Бенджамина.

 – Он уже достаточно взрослый, чтобы, если пожелает, остаться здесь подольше и без нас. Я дам ему ещё полкроны, может, он захочет угостить пирожными своих новых друзей.

 Бенджамин, всё внимание которого было направлено на цель, не заметил, как они подошли. Первым броском он попал в самую большую из трех расположенных в ряд тряпичных голов Наполеона. Послышались жидкие аплодисменты.

 Пару раз подкинув в руке второй мяч, приноравливаясь к нему, Бенджамин сделал новый бросок. Среднего размера Наполеон полетел прочь.

 – Отлично, парень! – выкрикнул хозяин палатки. – Ну что, совладаешь с самым мелким Бони? Он тот ещё шельмец, как пить дать.

 Сощурившись, Бенджамин проверил вес третьего мяча и, собравшись с силами, швырнул его через всю палатку. Мяч угодил Наполеону прямехонько промеж глаз. И на сей раз Бенджамин удостоился более громких аплодисментов. Хозяин, если и огорчился победе мальчишки, ничем себя не выдал.

 – Что ж, выбирай себе подарок вот с этой полки. Может, игрушечного солдатика?

 Бенджамин с горящим от желания взглядом уставился на маленьких солдатиков, но всё же покачал головой.

 – Мне одну из тех ленточек. Сине-зеленую.

 – Ага, для дамы сердца!

 Хозяин палатки вытянул из целого букета разноцветных лент длинную сине-зеленую и торжественно вручил пареньку.

 Бенджамин обернулся с довольной улыбкой на лице и удивленно моргнул, увидев рядом с собой Джулию и Рендалла.

 – Мы уже уходим, а ты, если желаешь, оставайся до темна.

 – Неа, я пойду с вами.

 Бенджамин наскоро попрощался с мальчишками, с которыми познакомился на ярмарке, и зашагал рядом с Рендаллом.

 – У тебя хороший бросок, – отметил майор, когда они покинули ярмарочную площадь и шли по тропинке через лес в направлении Роскомба. – Ты играл в крикет?

 – Иногда, в деревне, когда был маленьким. А в Уэстерфилдской академии играют в эту игру? – с надеждой спросил Бенджамин.

 – Конечно. И в эту и во многие другие.

 – Здорово. – Бенджамин робко взглянул на Джулию. – Ленту я взял для вас. Мне показалось, она очень подойдет к вашим волосам.

 У Джулии замерло сердце, когда он протянул ей грошовую ленточку.

 – Какая прелесть! – воскликнула Джулия и тут же обвязала ею пучок своих волос. – У тебя хороший вкус. На свой первый лондонский бал я надевала платье точно такого же цвета, а выбрала мне его дочь герцога, знающая толк в моде.

 Бенджамин просиял от гордости.

 – Он в самом деле славный мальчишка. И быстро обживается тут, – тихо произнесла Джулия, когда Бен вырвался вперед на тропинке.

 – Надо же, какой хороший сын вышел у Бранфорда, – согласился Рендалл. – Надеюсь, Давентри примут Бенджамина. Но не станут пытаться отобрать его.

 – А закон им позволяет? – тут же забеспокоилась Джулия.

 – Не думаю. Давентри не был назван официальным опекуном. А я, как ещё один кровный родственник, тоже имею вес, если возникнут разногласия, – заметил Рендалл и сухо добавил: – Дядюшка вряд ли проявит горячий интерес к незаконнорожденному внуку, ведь, скорее всего, его сейчас больше волнует грядущий наследник.

 – Будем надеяться.

 Джулия вновь задумалась о том, что, возможно, лучше бы не рассказывать Давентри о существовании Бенджамина. Однако рано или поздно тот всё равно узнает. И, подобно Рендаллу, она лелеяла надежду, что граф будет настолько увлечен рождением нового сына, что признает внука, а прав на него заявлять не станет.

 Взглянув на Рендалла, Джулия заметила, что тот сильно обеспокоен и внимательно оглядывает окружающий лес.

 – Что-то не так? – спросила она.

 Он коротко улыбнулся:

 – Вероятно, в таких местах мне всю жизнь будет мерещиться засада. Вот они неприятные последствия военной карьеры.

 Джулия посмотрела вверх на деревья. Сквозь листву проглядывали лучи заходящего солнца. Пели птицы. Сидя на ветке, цокала белка.

 Донельзя мирная картина, но слова Рендалла напомнили Джулии о несчастном случае с каретой в Лондоне. Могла ли в кустах таиться опасность? Наступающий вечер теперь казался менее безмятежным.

 Джулия уговаривала себя не глупить, однако невольно всматривалась в стоящую впереди лачугу без окон. Видимо, какой-то фермерский сарай, но Бенджамин почему-то миновал его бегом, и Джулию вдруг осенило, что маленькое строение вполне может служить логовом для злодеев.

 – Беда одна с этим воображением, – с кривой усмешкой произнесла она, проходя с Рендаллом мимо домишки. – Сейчас, когда по твоей милости я знаю, что может нас ожидать, мне всюду чудится опасность…

 Лачуга взлетела на воздух.


Глава 35

От взрыва зазвенело в ушах. Джулия взлетела над землей, Рендалл поймал её и, развернув в воздухе, повалил на противоположную сторону дороги. Сверху дождем посыпались обломки, но она оказалась в безопасности под мужем, закрывшим её собственным телом. Всё бы хорошо, если бы не капающая прямо на лицо кровь.

 – Алекс? – выдохнула Джулия.

 В последовавшей за взрывом неожиданной тишине раздался крик Бенджамина. Пока Джулия выбиралась из-под неподвижного майора, она слышала топот ног мальчика, который бежал в их сторону.

 Рендалл безвольно перекатился на спину: глаза закрыты, из длинной рваной раны с левой стороны головы рекой течет кровь. С легким головокружением Джулия подумала, насколько страшно выглядит кровь на светлых волосах, страшнее, чем на темных. Но ведь если бы он не был жив, кровь бы так не лилась?

 Уговаривая себя, что раны на голове всегда чертовски сильно кровоточат, Джулия нашла в ридикюле носовой платок. Потом дрожащими руками сорвала шарф со шляпки и прибинтовала ткань. Когда Бенджамин опустился возле них на колени, она крепко прижимала самодельный тампон к голове мужа, надеясь остановить кровотечение.

 – Леди Джулия, что случилось? – прерывающимся испуганным голосом спросил Бенджамин. – Майор Рендалл умер?

 Рендалл чуть приоткрыл глаза:

 – Я в порядке… почти. Не умираю.

 – Но скоро умрешь, – довольно ухмыляясь, заявил Джозеф Крокетт, появляясь из леса с двуствольным ружьем в руках. – А ты шустрый, Рендалл. Если бы не схватил свою сучку-жену и не откатился с ней в сторону, то уже был бы пищей для канюков. Зато теперь увидишь, как приближается твоя смерть.

 Пока он говорил, из-за деревьев показался вооруженный таким же дробовиком помощник с лицом, словно высеченным из гранита. Джулия узнала крупного мужчину – самого пугающего пособника Крокетта из участвовавших в её похищении.

 Глядя в сумасшедшие, ненавидящие глаза Крокетта, она удивлялась, как только могла подумать, что того удовлетворит меньшее, чем её смерть. Несмотря на дрожь и головокружение, Джулия поднялась на ноги. У неё есть только слабый шанс спасти Рендалла и Бенджамина, но она обязана попытаться.

 – Застрелите меня, и покончим с этим, Крокетт. А мальчика и моего мужа отпустите, они не сделали вам ничего плохого.

 – Ошибаетесь! – глаза Крокетта были тверды, как агат. – Ваш драгоценный майор убил одного из моих людей и постоянно мешал нам. Если бы не он, вы бы давно оказались мертвы.

 Он ружьем указал на Рендалла:

 – Оставь я его в живых, он придет по мою душу.

 – Ты совершенно прав, – подтвердил Рендалл хриплым шепотом. Лежа на спине, заляпанный кровью, он выглядел скорее мертвым, чем живым, но не сводил с Крокетта ледяного взгляда. – Но мальчика вам убивать не стоит.

 – Он – твой ублюдок, Рендалл?

 Крокетт стрельнул глазами в Бенджамина, который смотрел в ответ с дикой ненавистью.

 – С радостью сотру с лица земли твоего отпрыска. Хотя, конечно, ты мог раскидать в округе и других ублюдков.

 Он перевел взгляд на Джулию.

 – Вы умрете последней, дражайшая миледи, как самая беспомощная. С нетерпением жду, как вы будете кричать, наблюдая за смертью своих мужчин.

 – Бенджамин не мой незаконнорожденный сын, Крокетт, – криво усмехнулся Рендалл, – он ребенок Бранфорда. Неужели поднимешь руку на его единственного сына?

 Крокетт дернулся, как от удара.

 – Бранфорд оставил сына? Он не говорил мне!

 Жадный взгляд впился в лицо Бенджамина.

 – Боже мой, – пробормотал злодей, – это правда. Твоя мать – та грязная служанка из трактира? Иди ко мне, мальчик. Я позабочусь о тебе и выращу как собственного сына.

 – Нет!

 Бенджамин плюнул в Крокетта, в его глазах блестели слезы.

 – Делай, как он сказал, Бенджамин.

 Рендалл с трудом принял сидячее положение. Взяв мальчика за руку, он тихо продолжил:

 – Если ты хочешь стать солдатом, должен научиться уменьшать потери. Крокетт и его подручный вооружены, а мы нет, так что у нас с Джулией нет надежды. Но мы умрем спокойнее, если будем знать, что ты в безопасности. Понимаешь, что я хочу сказать? Иди к Крокетту. Он будет относиться к тебе лучше, чем Джеб Голт.

 Бенджамин сморгнул слезы и кивнул. Опустив голову и засунув руки в карманы, он неохотно двинулся в сторону Крокетта.

 Рендалл посмотрел врагу прямо в глаза:

 – Ты был солдатом, верно?

 – Чертовски верно! Я служил сержантом и всегда ненавидел похожих на тебя проклятых офицеров!

 Крокетт поднял ружье в положение для стрельбы.

 – Как солдат солдату… – голос Рендалла дрогнул, – позвольте мне умереть стоя, а не лежа, как собака.

 Крокетт подумал и кивнул:

 – Если сможешь подняться, я застрелю тебя стоя. Но поторопись. После взрыва в любую минуту сюда могут сбежаться люди.

 Рендалл протянул Джулии руку, и та помогла мужу подняться на ноги. Его хватка оказалась неожиданно крепкой, да и в словах Бенджамину было что-то странное. Разве Рендалл мог так легко сдаться?

 Она ещё пыталась разобраться с ощущением неправильности, когда жестокое противоборство продолжилось. Пока Крокетт целился в Рендалла, Бенджамин схватил дуло его дробовика и одной рукой дернул вниз, в то время как другая полоснула Крокетта по горлу.

 Кровь яростной струей ударила во всех направлениях, в том числе и на мальчика. Крокетт издал ужасный булькающий звук, на его лице появилось ошеломленное выражение. После чего он рухнул на спину.

 В то же мгновение, когда Бенджамин напал на Крокетта, Рендалл с силой отпихнул Джулию, которая снова растянулась на земле, и одним плавным движением бросился на второго врага. Падая под весом Рендалла, мужчина успел выстрелить.

 Дробинки искромсали листья с одной стороны дерева, а воздух наполнил резкий запах пороха. Секунду спустя Джулия услышала отвратительный хруст и увидела, что шея пособника Крокетта повернута под странным углом.

 Джулию вырвало от жестокости картины, но времени на то, чтобы успокаивать слабый желудок, совсем не было.

 – Бенджамин, с тобой всё в порядке? – спросила она, поднимаясь на ноги.

 Сильно побледневший и дрожащий, мальчик смотрел на убитого им человека. С небольшого ножа капала кровь. Издав сдавленный звук, Бенджамин отбросил оружие в сторону и кинулся к Джулии. Она обняла его и обеспокоено закричала:

 – Алекс, в тебя не попали?

 – Нет, повезло.

 Рендалл поднялся на ноги и оперся рукой о ствол дерева, когда его покачнуло.

 – Крокетт был прав, из-за шума сюда с минуты на минуту сбегутся люди. Бенджамин, ты – настоящий герой, но давай всем скажем, что это я убил их.

 Бенджамин поднял лицо, которое прятал на плече Джулии:

 – Почему?

 – Власти считают, что убивать положено солдатам, и очень беспокоятся, если это приходится делать детям, даже когда такое действие оправдано.

 Покачнувшись, Рендалл неуверенно шагнул вперед и наполовину упал в объятья Джулии и Бенджамина.

 – Лучше пусть они не задумываются… о твоем участии.

 Особенно об участии незаконнорожденного мальчика-сироты. У Джулии кровь застыла в жилах, когда она представила, что может случиться с Бенджамином, если власти решат его наказать. При мысли об этом её снова затошнило. Джулия обратилась к мужу:

 – Ты передал Бенджамину свой нож из сапога, когда взял его за руку?

 – И он сумел сообразить, – кивнул Рендалл, – что мы должны действовать вместе. Когда-нибудь ты станешь великолепным офицером, Бенджамин.

 Мальчик закрыл глаза и обнял взрослых ещё крепче.

 – Он похож на меня, Джулия, а не на Бранфорда, – прошептал Рендалл на ухо жене, – он убил, потому что иначе нельзя было.

 Она понимала, что муж совершенно прав. В дальнем уголке сознания Джулия восхищалась, как слаженно Рендалл и Бенджамин предотвратили беду. Почти как отец с сыном. Но прямо сейчас ей не хотелось ничего, кроме как сбежать в женский монастырь, полный нежных любящих сестер, которые не поднимут руку даже на комара.

 Джулия изо всех сил держалась до тех пор, пока самое основное не было улажено. Мужчины с ярмарки прибежали на звуки выстрелов быстрее, чем рассеялся пороховой дым. Увидев семейство Рендаллов, избитое и в крови, сэр Джеффри – местный судья – без вопросов принял изложение событий майора.

 На Джулию произвело впечатление, как муж сумел объяснить случившееся почти без обмана, только намеком, что убил обоих мужчин самостоятельно. Из него вышел бы прекрасный слуга закона. Джулия и Бенджамин почти всё время молчали. Она изображала слабую, испуганную женщину, а Бенджамин давно научился лишний раз не открывать рта.

 Закончить с формальностями удалось только ближе к вечеру. После возвращения в Роскомб-Мэнор Джулия поручила Гордону вымыть Бенджамина. К тому времени, когда мальчик принял ванну, прибыл местный хирург, чтобы перевязать Рендалла.

 Бенджамин почти не возражал на просьбу Джулии отправиться в кровать. Поднявшись подоткнуть одеяло, она нашла его обнимающим Мисс Китти и таким уставшим, что становилось ясно - он беспробудно проспит до следующего утра. Джулия погладила каштановые волосы мальчика.

 – Тот ещё выдался денек, да? Отложим поездку в Лондон на послезавтра. Нам всем следует прийти в себя.

 – Вы не захотите избавиться от меня? – тонким голоском спросил Бенджамин. – Я видел ваше лицо, когда убил того человека.

 Мальчик замечал слишком многое. Наверное, это требовалось для выживания.

 – Я очень расстроилась, – согласилась Джулия. – Своим трудом я всегда старалась предотвратить смерть. Но лучше видеть мертвыми Крокетта и его людей, чем позволить им убить нас с тобой и майора Рендалла. Ты очень умный и очень храбрый мальчик. Несмотря на умение моего мужа сражаться, не думаю, что он спас бы нас всех без твоей помощи.

 Бенджамин потянулся и дотронулся до ленты в её волосах, той самой, которую ей подарил.

 – Тот человек, Крокетт, заслуживал смерти. Я рад, что убил его до того, как он навредил вам с майором.

 Для маленького мальчика слова прозвучали пугающе, но полностью, ужасающе верно. Джулии оставалось надеяться на правоту Рендалла, что Бенджамин не похож на отца.

 Поцеловав героя на ночь, она отправилась переговорить с врачом, который закончил осматривать её мужа и должным образом забинтовал тому голову. Рану объявили не опасной для жизни. Доктор дал Джулии самые подробные указания по уходу за майором. Она не стала говорить, что имела дело с больными, возможно, не реже его самого.

 Проводив врача, она вернулась в общую с мужем спальню. Джулия не хотела беспокоить спящего Рендалла, но тот открыл глаза, едва она вошла в комнату и прежде, чем успела загасить лампу.

 – Тебе на самом деле пора завести личного доктора. Как ты себя чувствуешь?

 – Побаливает голова и несчетное количество замечательных синяков в тех местах, куда попали деревянные обломки, но в общем неплохо, – сонным голосом ответил он. – А как ты? Будучи дважды сбитой с ног, ты тоже наверняка можешь похвастаться синяками.

 – Всего несколькими. По сравнению с тем, что могло произойти, это пустяк.

 Она присела на край кровати.

 – Мне следовало догадаться, что Крокетт не отступится, пока я не умру. Я не понимала, что это может стоить вам с Бенджамином жизни.

 – Но всё обошлось. Не вини себя. Даже если бы мы точно знали, что за той неприятностью с каретой в Лондоне стоял Крокетт, мы ничего не смогли бы предпринять, пока он не проявил бы себя, – здраво заметил Рендалл. – Найти мой дом не составило труда. Оставалось только дождаться подходящего момента. Думаю, он видел, как мы шли на ярмарку, и решил убить нас на обратном пути. С его стороны было большой глупостью взорвать хижину, но, скорее всего, он хотел, чтобы наша смерть выглядела случайной.

 – Разве хижины взрываются сами по себе? – подняла брови Джулия.

 – Иногда, особенно если в закрытом помещёнии хранилось зерно, – ответил муж, прикрыв зевок рукой. – Редко, конечно. К счастью, моё природное чутье предупредило об опасности и позволило мне вовремя убрать нас подальше от взрыва. Как Бенджамин?

 – Потрясен, но держится после первого убийства лучше, чем смогла бы я.

 – У Бенджамина действительно все задатки, чтобы стать прекрасным офицером. Армия – отличное место для сильного духом молодого человека. Сужу по себе.

 Рендалл взял жену за руку и потянул, чтобы она легла рядом. Его голос смягчился:

 – Успокойтесь, миледи. Теперь вы в безопасности.

 Сильно утомленная, Джулия положила голову на плечо мужа и закрыла глаза. Теперь, когда ей ничего не угрожает, не подумает ли он, что ей больше не нужна защита? Не уедет ли в конце года?

 Сегодня она слишком устала, чтобы думать об этом.


Глава 36

Как всегда, леди Агнес Уэстерфилд являла собой островок невозмутимого спокойствия. Рендалл, Джулия и Бенджамин встретились с ней в Роктон-Хаусе – лондонском доме её брата, герцога Роктона. Мальчик оделся особенно тщательно, так как, несмотря на заверения Рендалла, сильно волновался, что леди Агнес не примет его в школу. Бенджамину очень хотелось походить на обычных мальчишек.

 Леди Агнес ожидала гостей, и дворецкий проводил их в богато обставленную утреннюю гостиную. Отложив газету, она поднялась на ноги. В модном голубом туалете, леди походила на королеву больше, чем любая особа королевской крови, но выражение лица хозяйки оставалось радушным.

 – Добрый день, леди Джулия, Рендалл.

 её взгляд переместился на Бенджамина:

 – Полагаю, вы - Бенджамин Томас, кузен майора Рендалла?

 – Да, леди Агнес, – кивнул мальчик. Его деревенский выговор сегодня был особенно заметен.

 – Может быть, нам уйти, чтобы вы могли поговорить с Бенджамином наедине? – поинтересовался Рендалл.

 – В этом нет никакой надобности. Пожалуйста, садитесь.

 Она снова опустилась в кресло:

 – Завтра утром я возвращаюсь в Кент, поэтому весьма удачно, что вы прибыли сегодня. Бенджамин, почему ты хочешь учиться в Академии Уэстерфилд?

 Мальчика поразила прямота директрисы.

 – М-м-м, потому что там учился майор Рендалл? Он считает, что школа будет для меня полезна.

 – Рендалл может подтвердить, что Академия Уэстерфилд – необычное заведение, потому что у всех студентов есть свои… особенности. Что особого в тебе?

 – Моя мама работала в таверне, и я - незаконнорожденный, – неуверенно, с запинкой начал мальчик. – Я родился и рос на почтовой станции, пока мама не умерла и меня не отдали в услужение фермеру. Вот такая особенность.

 – Ты будешь не первым незаконнорожденным ребенком в Академии Уэстерфилд, и у некоторых мальчиков прошлое не менее необычное, чем у тебя, – заметила директриса с легкой улыбкой. – Майор Рендалл писал, что тебя обучали чтению, письму, счету, и что ты любишь читать.

 – Да, но я не знаю латыни и греческого, – признался Бенджамин. – Джентльменам полагается знать латынь и греческий.

 – Джентльменом можно быть и без этих навыков, но владеть другими языками полезно. С дополнительными занятиями ты сможешь догнать остальных мальчиков.

 Леди Агнес внимательно посмотрела на Бенджамина:

 – Предполагаемым ученикам я всегда задаю два вопроса. Что потребовалось бы для того, чтобы ты был счастлив в школе? И что стало бы наиболее ненавистным?

 – У меня есть кошка, – нерешительно проговорил Бенджамин, – можно я возьму Мисс Китти с собой в школу? Она не будет мешать!

 – У некоторых учеников есть домашние любимцы. Сейчас, если не ошибаюсь, у нас живут пять собак, три кошки, попугай и два хорька, – ответила леди Агнес. – Хватит места и для ещё одной кошки, если только она не пакостница и если ты будешь за ней ухаживать. Так что это возможно. Что бы тебе не понравилось?

 – Если меня будут бить без причины! – сжал губы Бенджамин.

 – Уверяю тебя, этого не случится, – коротко, но решительно сказала леди Агнес. – Думаю, у тебя всё получится в нашей Академии, Бенджамин. Занятия начнутся в понедельник через неделю. Большинство мальчиков прибудет в пятницу, чтобы обустроиться перед началом учебы. Рендалл знает, что тебе понадобится.

 Директриса взяла папку с угла стола и передала её Бенджамину:

 – Здесь основные сведения о школе.

 Бенджамин уставился на папку, но руки не протянул.

 – Есть ещё кое-что, леди Агнес, – выпалил он, – три дня назад я убил человека.

 На мгновение в комнате все замерли, Рендалл и Джулия затаили дыхание.

 – Почему ты это сделал? – спокойно спросила леди Агнес.

 – Он собирался убить майора Рендалла и леди Джулию.

 – В таком случае, ты поступил правильно.

 Леди Агнес посмотрела на Рендалла с молчаливой просьбой объяснить, что стряслось.

 – Приятель первого мужа Джулии несколько раз пытался её убить, – начал Рендалл краткий рассказ. – Три дня назад он и его подручный устроили засаду, когда мы возвращались с ярмарки в Роскомбе. Нам с Бенджамином удалось их остановить. Для закона обоих нападавших убил я, так как мне за это вряд ли что грозит. Но Бенджамин проявил себя очень храбрым и умным. Я горжусь им.

 – Нам показалось правильным, чтобы на Бенджамина не смотрели как на убийцу, – подтвердила Джулия. – Зачем ты рассказал всё леди Агнес, Бенджамин?

 – Думаю, она должна это знать, прежде чем примет меня в школу, – кусая губы, ответил мальчик.

 – Как благородно с твоей стороны, Бенджамин! – совершенно серьезно произнесла леди Агнес. – Советую тебе никому об этом не рассказывать по доводам, которые упомянул Рендалл, но я высоко ценю твою честность.

 Она снова протянула папку:

 – Только помни, что в Академии Уэстерфилд убийства запрещёны. Есть ещё вопросы?

 – Нет, мадам!

 Бенджамин заметно успокоился, принимая папку.

 – Тогда увидимся в Кенте, – грациозно поднялась со своего места леди Агнес. – До отъезда из Лондона мне нужно закончить некоторые дела.

 – Спасибо, что нашли время поговорить с Бенджамином, – поблагодарила Джулия.

 Выйдя наружу, миссис Рендалл поинтересовалась у мужа:

 – Есть ли в Англии другая директриса, которая так спокойно восприняла бы подобное заявление?

 – Сомневаюсь, – усмехнулся тот, – поэтому академия леди Агнес единственная в своём роде и превосходное место для Бенджамина.

 Усаживаясь в карету Эштона, Джулия подбодрила мальчика:

 – Молодец, Бенджамин. Я чуть не упала в обморок, когда ты рассказал леди Агнес о Крокетте, но чувства тебя не обманули. Лучше честно признаться. Особенно когда за это не наказывают.

 – Одним из правил леди Агнес, которые ты, скорее всего, найдешь в папке, Бенджамин, является абсолютная честность с ней, не важно, насколько ужасно случившееся.

 Рендалл внимательно изучал лицо своего юного родственника, поражаясь присущей тому цельности характера. В кого он пошел? В мать? Или это свойственно одному Бенджамину?

 – Доволен, что тебя приняли в школу?

 – Я б лучше остался в Роскомбе, но следует учиться, если я хочу стать джентльменом, – рассудительно ответил Бенджамин, садясь напротив Рендалла и Джулии. – Поначалу леди Агнес показалась мне очень страшной, но у неё в глазах веселые искорки, и мне разрешили взять с собой Мисс Китти. А ещё у неё были другие незаконнорожденные среди учеников.

 – Конечно, были, – подтвердил Рендалл, думая о Маккензи. – Все, кто учился в академии и закончил её, преуспели в жизни.

 – Хотела бы дать тебе один совет, Бенджамин, – нахмурилась Джулия, – но не уверена, поймешь ли. Это правильно, что ты остаешься верен себе, но не обязательно всем обо всем рассказывать.

 – Ты права, не думаю, что смог бы высказаться лучше, – спокойно подтвердил Рендалл. – В Академии Уэстерфилд тебя будут судить по твоим поступкам, а не по происхождению. Хороший ли ты друг, успешный ученик, сильный или ловкий. Именно это будет самым важным для твоих однокашников.

 – Кажется, я понимаю, – с задумчивым видом произнес Бенджамин. – Но что ответить, если меня спросят о семье?

 – Можешь сказать, что твой опекун – майор Рендалл из Роскомб-Мэнор. Не очень высокое положение, но респектабельное, – посоветовал Рендалл. – Или можешь сослаться на родство с лордом Давентри, но это, вероятно, вызовет больше вопросов, чем тебе бы хотелось.

 – А если люди подумают, что я ваш незаконнорожденный сын? – спросил Бенджамин.

 – Я буду гордиться, если они так подумают, – искренне заверил его Рендалл. – Ты не возражаешь? Кроме всего прочего, мы теперь семья. Точная степень родства – не столь существенные подробности.

 – Нет, сэр! – Бенджамин едва не растаял от счастья. – Я не буду возражать.

 Джулия сжала руку Рендалла и улыбнулась так тепло, что тот начал подсчитывать, сколько времени понадобится на дорогу до Эштон-Хауса. Из-за ушибов и синяков последние три ночи они просто спали вместе. Теперь Алекс начал мечтать об иной близости. Обнаженная кожа против обнаженной кожи.

 Он задумался, сможет ли убедить Джулию подняться в их комнаты для романтического свидания до обеда, когда она внезапно спросила:

 – Разве Давентри-Хаус не на этой улице? Давайте остановимся и проверим, не свободен ли лорд Давентри для встречи с Бенджамином.

 – Сейчас? – неуверенно произнес мальчик.

 Рендалл нахмурился. Не хотелось бы портить такой прекрасный день.

 – Возможно, граф не принимает. Но, если он дома, мы сможем покончить с представлением ему внука до того, как начнем ещё больше беспокоиться, – предложила Джулия, правильно прочитав выражение лица мужа.

 – Думаю, ты права, – без особого восторга согласился Рендалл.

 – Надеюсь.

 Джулия выглянула из окна:

 – У меня такое чувство, что мы должны нанести визит безотлагательно.

 Рендалл приказал кучеру остановиться. У него было развито чутье солдата, в том время как Джулия отличалась проницательностью в отношениях между людьми. И она права, с этим лучше разобраться побыстрее.

 – Будет хорошо, если Давентри признает тебя как внука, но запомни - если он не захочет, тебе хуже не станет.

 – Ваш старый граф не может быть противнее Джеба Голта, – наморщил нос Бенджамин.

 Это позволяло видеть предстоящее событие в другом свете.

 Всё нутро Джулии замерло от волнения, когда Рендалл постучал в дверь Давентри-Хауса. У неё уже возникало подобное чувство - обычно, когда одна из её пациенток готовилась родить. её наставница, миссис Бенкрофт, ощущала то же самое со своими больными. Хотя леди Давентри не являлась подопечной Джулии, они обсуждали беременность Луизы. Если ребенок собрался увидеть этот свет раньше времени…

 её мысли прервал появившийся на пороге взволнованный лакей:

 – Слава богу!

 Выражение его лица тотчас изменилось, когда он увидел посетителей.

 – Я думал, прибыл сэр Ричард Крофт. Уходите, хозяева не принимают.

 Врач леди Давентри! Пока Джулия раздумывала, должна ли настойчиво требовать впустить их, по всему дому эхом разнесся ужасный крик. Молодой лакей почти перестал дышать и выглядел так, словно был готов удрать.

 – Леди Давентри рожает? – спросила Джулия резко.

 – Да, и это чертовски страшно. Думаю, она умирает.

 При следующем крике лакей съежился:

 – Лорд Давентри поехал разыскивать сэра Ричарда Крофта.

 – Я – повитуха. Мы с леди Давентри обсуждали её беременность.

 Джулия прошла в дом, словно имела на это полное право.

 – Но… но… – неуверенно бормотал лакей, не зная, что предпринять.

 Рендалл положил руку на спину Бенджамину, и они вошли за Джулией.

 – Благодарите бога, что прибыла опытная повитуха, – раздраженно бросил майор. – Предполагаю, леди Давентри находится в своих апартаментах?

 – Да, но…

 – Я знаю дорогу, Джулия, – обратился майор к жене, не обращая внимания на протесты слуги.

 – Может, ты хочешь остаться здесь? – оглянулась она на Бенджамина.

 – Я тоже пойду, – сжав челюсти, решил мальчик и последовал за ними вверх по лестнице.

 Провожатый не требовался, достаточно было идти на крики боли леди Давентри. Поднявшись на второй этаж, Джулия повернула налево и чуть ли не бегом двинулась по коридору. Рендалл распахнул самую последнюю дверь, и Джулия шагнула в комнату.

 В центре громоздкой кровати с балдахином на запачканных кровью простынях билась в схватках леди Давентри. Бледная до синевы служанка беспомощно держала графиню за руки.

 – Не путайтесь под ногами, – приказала Джулия. – Алекс, я тебе скажу, если понадобится помощь. Бенджамин, беги к лакею за бутылкой бренди и кипой чистых полотенец.

 Когда все ринулись исполнять её распоряжения, Джулия приблизилась к кровати. Огромные пятна были скорее розовыми, чем красными. Значит, отошли воды, и началось кровотечение. Выглядело всё ужасно, но опыт подсказывал, что на вид это хуже, чем на самом деле.

 – Леди Давентри, это Джулия, – произнесла она самым успокаивающим тоном. – Теперь всё будет хорошо.

 – Слава богу, вы пришли!

 Началась очередная схватка, и Луиза сжала ладонь Джулии. Лицо роженицы перекосилось от боли.

 – Пожалуйста, помогите мне. В этот раз всё по-другому.

 Сейчас она была не графиней, а отчаявшейся, испуганной женщиной.

 – Я умираю?

 – Нет, вы не умираете, – твердо заявила Джулия. Заметив на стоящем рядом столике таз с водой и тряпочку, Джулия смочила ткань и вытерла пот с глаз и щек Луизы.

 – Я повитуха, – обратилась она к служанке. – А вы?..

 Женщина была того же возраста, что и графиня. Теперь, когда появился сведущий человек, она постаралась взять себя в руки.

 – Я – Хейзел, горничная графини. Просто не представляю, что делать. Когда рождались другие дети, доктор всегда приходил заблаговременно.

 – Как давно у миледи начались схватки?

 – Я… я не уверена, мадам. Может, с час? – задумалась горничная. – У миледи отошли воды, и почти сразу началось кровотечение. Сегодня у нас слуги отдыхают половину дня, поэтому в доме никого не найдешь. Его сиятельству пришлось самому отправиться за помощью.

 Леди Давентри застонала от очередной схватки, и Хейзел встревожено добавила:

 – Миледи ужасно трясет. Всё, что я могу делать – это удерживать её неподвижной.

 – Во время родов женщина не в состоянии оставаться неподвижной, – заметила Джулия. – Луиза, до этого ваши дети быстро появлялись на свет?

 – Да.

 Графиня не сводила глаз с Джулии, но теперь она выглядела не настолько напуганной:

 – Мой младший сын родился спустя всего пару часов.

 – Вы очень удачливая женщина, – восхитилась повитуха. – Позвольте мне вымыть руки в этом тазу, а потом я вас осмотрю. Я всегда тщательно мою руки, когда принимаю ребенка. Повитуха, которая меня обучала, говорила, что это не повредит и даже поможет, так как чистота сравнима с набожностью. И она была права. Миссис Бенкрофт почти никогда не теряла мать или дитя.

 Джулия мыла руки и не прекращала говорить, обволакивая графиню теплыми успокаивающими словами, отвлекая её от страхов. ещё одна полезная хитрость, которой научила её миссис Бенкрофт: если роженица не думает о смерти, у неё больше шансов выжить.

 Джулия хорошенько оттерла ладони и сказала:

 – Сейчас я вас осмотрю, Луиза. Это несколько унизительно, но у вас родилось трое здоровых крепких малышей, поэтому вы знаете, что такое роды.

 – Да… а-а-а!

 Луизу сотрясла новая схватка, и роженица стиснула руку Хейзел так, что у той побелели суставы.

 – Скоро всё закончится, – успокоила Джулия. – Очень скоро. Помните, ваше тело знает, как приносить младенцев, что подтверждают ваши прекрасные дети. Ребенок решил появиться на несколько недель раньше, значит, он меньше весит, и вам будет легче.

 Мир сузился до Луизы в запятнанной кровью постели, пока Джулия ощупывала опытными руками вздутый живот женщины. Она свела брови, обнаружив твердый шар младенческой головки наверху, а не на входе в родовой канал.

 – Ребенок… мертв? – заметив выражение её лица, испуганно спросила графиня.

 Джулия почувствовала толчок в левую ладонь.

 – Нет, он только что пихнул меня и очень даже решительно. Но малыш повернут так, что идет ножками. Вот поэтому вы и чувствуете разницу.

 – Ножками вперед? Это ведь плохо? – ахнула Луиза, задыхаясь.

 – Не обязательно. Как я уже сказала, тело само знает, что делать. Рождение ножками вперед не более опасно, чем обычное.

 – Я не могу больше лежать, – беспокойно зашевелилась Луиза, – мне необходимо сесть.

 – Тогда поднимайтесь, – подбодрила Джулия и взяла Луизу за руку. – Женское тело само знает, что делать. Хейзел, помогите её сиятельству сесть. Позволим силе тяжести помочь родиться этому малышу.

Глава 37

Рендалл стоял у порога, радуясь, что спальня достаточно большая и кровать ему не видна. Он участвовал во многих битвах и нередко наблюдал за жестокими расправами, следовавшими после сражений, но никогда не встречал более душераздирающего зрелища, чем старания бесстрашной, совершенно спокойной Джулии спасти леди Давентри и её ребенка.

 Спасение наследника Давентри. Происходящее полно иронии, но он подумает об этом позже. А сейчас лучше сосредоточиться на том, чтобы не потерять присутствия духа и быть наготове, если он вдруг понадобится Джулии.

 Вернулся Бенджамин с полотенцами и бренди. Рендалл открыл бутылку и поставил её на стол возле Джулии. Он хотел было налить себе, но догадался, что жена собирается воспользоваться спиртным для снижения вероятности заражения, как тогда, когда оперировала его. Она почти не обратила на Алекса внимания, успокаивая графиню. Рендалл же смотрел в сторону, чувствуя, что следует охранять стыдливость леди Давентри.

 Майор вернулся к двери. Бенджамин весь побелел, но держался спокойно. Он, должно быть, много чего повидал на постоялом дворе, к тому же его мать умерла в родах. Крепкий паренек. Однако, когда леди Давентри закричала, оба вздрогнули.

 - Уверен, что не хочешь куда-нибудь уйти? Комната роженицы - не место для мужчин, - тихо предложил Рендалл. - Ты можешь вернуться в экипаже в Эштон-Хаус.

 Бенджамин упрямо покачал головой:

 - Я хочу остаться с вами.

 Рендалл кивнул и обнял мальчика за плечи. Пусть это и не место для мужчин, он эгоистично обрадовался компании Бенджамина. Хотя столбики кровати закрывали большую часть происходящего, майор всё равно видел вставшую на колени леди Давентри, поддерживаемую служанкой и Джулией.

 Внизу послышался звук открывающейся двери, потом на лестнице раздались шаги. Неужели врач, лечащий дам из общества, наконец-то прибыл?

 В комнату в полном изнеможении ввалился лорд Давентри.

 - Держись, Луиза, скоро сюда прибудет доктор!

 Потом он заметил у постели Джулию и застыл на месте.

 - Ты! – злобно выкрикнул бывший свекор. - Отойди от моей жены, ты, ведьма-убийца!

 Графиня издала леденящий душу крик. Придя в ярость, Давентри бросился к жене.

 Поняв, зачем Джулия попросила его остаться и помочь в случае чего, Рендалл схватил дядю за руку:

 - Постойте!

 Давентри обернулся и потрясенно уставился на племянника.

 - Так и знал, что ты тоже будешь здесь, - рявкнул он. - Пришли убедиться, что мой наследник умрет, ты и твоя жена – дьявольское отродье! Ну, так у вас ничего не выйдет, будьте вы прокляты!

 Граф попытался вырваться, но Рендалл крепко держал его.

 - Придите в себя! – отрывисто бросил он. - Может быть, вы бы и не выбрали Джулию в повитухи, но, на ваше счастье, она здесь. Вам следует упасть на колени и благодарить бога, что мы сюда заехали. Если ваша жена и сын выживут, то только благодаря ей.

 Давентри в ярости попытался ударить Рендалла свободной рукой. Тот перехватил запястье дяди и вывихнул до боли.

 - Если хотите помочь жене, то ведите себя как мужчина, а не дикарь. И только посмейте подойти к Джулии, я сломаю вам руку.

 Дрожа от бешенства, граф выпалил:

 - Ты не имеешь права не пускать меня к моей жене!

 Рендалл не успел ответить, так как снова послышался вопль. Но на сей раз не полный муки крик графини, а жалобный плач новорожденного ребенка. Давентри посмотрел на кровать.

 - Луиза?

 Рендалл отпустил дядю и последовал за ним, собираясь остановить его, если он станет угрожать Джулии. Они одновременно оказались у постели, когда Джулия произнесла:

 - Превосходно, Луиза! Худшее уже позади, теперь все ваши страдания вознаграждены.

 Горничная помогла графине лечь, а Джулия вытерла младенца чистым полотенцем. Малыш был покрыт кровью и очень мал, но полон жизни и кричал во все легкие.

 - Мой сын? Мой сын здоров? – хрипло спросил Давентри.

 - Мои поздравления, лорд Давентри, - Джулия холодно посмотрела на графа, устраивая ребенка на согнутой левой руке его жены. - У вас прекрасная здоровая дочь.

 Затем обратилась к Луизе:

 - Ей нужны ваше тепло и стук вашего сердца, так что прижмите её к себе.

 Лицо графини было белее снега, но она сияла, глядя на новорожденную.

 Давентри вскрикнул, переводя взгляд на младенца явно женского пола:

 - Дочь?

 Рендалл от изумления затаил дыхание. Давентри настолько уверился в рождении сына, что майор ему поверил. Убежденности добавляло и то, что у графа прежде рождались лишь сыновья. Но как всегда последнее слово осталось за Господом Богом. И Рендалл вновь стал наследником Давентри.

 Графиня дерзко посмотрела на супруга, крепче прижимая к себе дочку:

 - Я знаю, что ты хотел сына, но я мечтала о дочери. Я назову её София. Если мы тебе не нужны, я заберу Софию и уеду, так что ты нас больше не увидишь. .

 Она явно угрожала.

 Уже с другим выражением лица Давентри потянулся дрожащей рукой и коснулся маленьких пальчиков на идеальной ступне. София пискнула и отдернула ножку. Граф с изумлением смотрел на новорожденную.

 - Дочь в роду Давентри, - прошептал он. - Мне и в голову не приходило, что у меня родится дочь.

 - Время от времени, знаете ли, рождаются девочки, что в порядке вещёй , - сухо заметила Джулия. - Вы как-то говорили, что у вас рождаются только сыновья, лорд Давентри, и, наверное, дело именно в этом. Я знавала женщин, у которых мальчики либо погибали при выкидыше, либо умирали во младенчестве, тогда как девочки росли совершенно здоровыми. Думаю, дело в слабости мужского семени. София не унаследует титул, но ваш род будет продолжен.

 Давентри осторожно коснулся волос жены, как будто боялся, что она исчезнет.

 - С Луизой всё хорошо? Она потеряла так много крови.

 - Графиня какое-то время будет очень слаба, но потом силы восстановятся.

 Джулия повернулась к тазу, чтобы вымыть руки. Очистив и оттерев ладони, она начала решительно и осторожно разминать живот герцогини.

 - Хейзел, следите за тем, что я делаю. Это поможет матке сократиться и снизит вероятность кровотечения. Вы сразу почувствуете разницу.

 - Да, мэм, - уважительно ответила служанка, – как скажете.

 - Вы же навестите нас, не так ли? – с надеждой спросила леди Давентри. - Мой муж не станет препятствовать. Верно, дорогой? – многозначительно обратилась она к мужу.

 Так, словно предпочел бы, чтобы ему вырвали все зубы, чем благодарить Джулию за что-либо, Давентри неохотно выдавил:

 - Нет, не стану. Полагаю, что должен поблагодарить вас, леди Джулия.

 Бенджамин прижался к Рендаллу, раскрыв глаза и проявляя явное любопытство. Майор потрясенно подумал, что крохотная София приходится мальчугану тетей.

 Вспомнив, зачем они с Джулией сюда вообще приехали, Рендалл сказал:

 - И ваш род продолжит не только дочь, Давентри. Мы с Джулией заехали сегодня, чтобы представить вам вашего внука, Бенджамина Томаса. Сын Бранфорда, родившийся за несколько месяцев до его смерти.

 Давентри, до того не замечавший мальчика, посмотрел на него:

 - Хотите навязать мне этого паренька, утверждая, что он – мой внук? – проворчал он.

 Постоянные подозрения и гнев дяди излишне утомляли. Рендалл холодно проговорил:

 - Мы никого не навязываем. Бенджамин – мой приемный сын и живет в Роскомб-Мэноре. Через неделю он начнет учиться в Академии Уэстерфилд. Он не нуждается в вас, но мы с Джулией подумали, что у вас есть право узнать внука.

 - Он похож на Бранфорда, - сонно отметила графиня, - но симпатичнее. Здравствуй, Бенджамин. Я твоя приемная бабушка. У меня есть сын чуть старше тебя.

 Давентри долго изучал Бенджамина. Подозрительность сменилась внимательным разглядыванием, потом принятием:

 - Ты на самом деле похож на Бранфорда, когда тот был ребенком.

 Граф выглядел как боксер, получивший слишком много ударов по голове. Он криво улыбнулся:

 - Как странно: в один и тот же день у меня появились дочь и внук.

 - Моя мать трудилась в таверне, но она больше леди, чем вы – джентльмен.

 Бенджамин, нахмурившись, рассматривал графа:

 - Не знаю, хочу ли быть вашим внуком. Вы злой и на всех кричите.

 Давентри так поразился, что Рендалл едва удержался, чтобы не рассмеяться. Нашла коса на камень.

 - Да, я действительно много кричу и иногда бываю зол, - серьезно ответил Давентри, - но, так как я твой дедушка, нам следует ближе узнать друг друга.

 - Всем пора уходить, - решительно произнесла Джулия, прерывая знакомство, - леди Давентри нуждается в покое.

 Тут открылась дверь, и вошел модно одетый мужчина с черной сумкой в руках.

 - Я прибыл так скоро, как только смог, лорд Давентри, - обеспокоенно начал он. - Как графиня?

 - С графиней и дочерью всё в порядке, сэр Ричард, - Луиза прикрыла зевок. - Благодаря моей подруге Джулии, повитухе.

 Сэр Ричард Крофт принюхался так, словно учуял что-то мерзкое.

 - Вашего ребенка приняла деревенская повитуха? Вам повезло, что всё прошло благополучно.

 Он с подозрением уставился на Джулию:

 - Кто эта женщина?

 - Эта женщина – леди Джулия Рендалл, опытная повитуха и дочь герцога Каслтона, - проговорил Рендалл, предположив, что прибывший врач – сноб.

 Джулия тоже это поняла. С хитринкой в глазах, она обратилась к леди Давентри:

 - Луиза, вам не следует брать кормилицу, лучше кормить Софию самой. Так будет полезнее для вас и для ребенка.

 - Очень хорошо, как скажете, - послушно согласилась леди Давентри.

 Сэр Ричард пришел в ужас:

 - Леди не кормят младенцев сами!

 - Леди, может быть, и нет, но матери – кормят, - ответила Джулия. Потом наклонилась и поцеловала графиню в щеку: - Спите спокойно, Луиза. Вы славно потрудились.

 Выпрямившись, она слегка пошатнулась, и Рендалл, догадавшись, что она очень устала, обнял её за талию:

 - Мы с женой отправляемся домой.

 Джулия, серая от усталости, прислонилась к нему и тихонько прошептала:

 - Хорошо ещё, что я много часов ничего не ела

 Если она неважно чувствует себя, то чем скорее он доставит её домой, тем лучше. Не хватало ещё, чтобы её стошнило в этой компании. Майор кивнул собравшимся:

 - Поздравляю с новорожденной, леди Давентри. Отдыхайте. Идем, Бенджамин.

 Они почти дошли до двери, когда Давентри окликнул:

 - Подождите. Я бы хотел, чтобы мой… мой внук остался сегодня здесь, и мы бы могли ближе познакомиться.

 Рендалл застыл в нерешительности, и граф поспешно добавил:

 - Я пришлю его домой к ужину.

 - Бенджамин, ты хочешь остаться? – спросил Рендалл.

 Мальчик пожал плечами:

 - Думаю, да.

 Блеск в его глазах выдавал, что он доволен проявленным дедушкой интересом.

 - Что ж, увидимся за ужином.

 Рендалл проводил Джулию вниз и вывел на улицу - достаточно тихую, чтобы кучер Эштона смог дожидаться их, не отъезжая далеко. Как долго они пробыли в доме? По его расчетам, менее двух часов. Едва они сели в экипаж, Рендалл озабоченно спросил:

 - Чувствуешь себя лучше?

 Джулия криво улыбнулась:

 - Мне просто был нужен глоток свежего воздуха.

 - Насколько опасным было положение леди Давентри? Моему непривычному глазу казалось, что дело плохо.

 - Смею предположить, что благодаря моему вмешательству всё прошло без осложнений, - ответила Джулия. - Она испытывала страх из-за своего возраста, а вот как раз страх опасен. Также… - она запнулась.

 - Также что?

 - Возможно, несправедливо по отношению к сэру Ричарду говорить так, но если бы этим занимался он, то всё могло бы быть не так успешно, - неохотно ответила Джулия. - Мужчины–врачи часто предпочитают действовать, вмешиваясь в естественный ход событий. А вытягивание ребенка при тазовом предлежании по большей части только вредит.

 По сдержанным словам жены Рендалл догадался, что роды могли закончиться не так благополучно.

 - Леди Давентри повезло, что ты её подруга.

 - Я просто действовала так, как меня обучали. Надеюсь, Луиза будет сама кормить дочку. Обычно это полезнее для матери и ребенка, - сказав это, Джулия устало положила голову на плечо мужа. - Я рада, что Давентри принял Бенджамина. Он нуждается в поддержке и одобрении семьи.

 - Разве остальные в этом не нуждаются? – заметил Рендалл с усмешкой. - Эша и Марии нет в Лондоне, поэтому давай спокойно отдохнем в наших комнатах. Уверен, что ты с удовольствием примешь ванну, а я закажу обед.

 Джулия улыбнулась:

 - Звучит превосходно.

 Но день ещё не закончился. Обнимая жену, Рендалл подозревал, что их супружеские отношения изменились.

 Однако не был уверен, как именно.


Глава 38

Появление Джулии в заляпанном кровью платье в Эштон-Хаусе сопровождалось изумленными восклицаниями. Пока Рендалл отдавал распоряжения, чтобы в их комнаты принесли воду для ванны и еду, она устало изучала серебряный поднос с почтой.

 Рядом с письмами лежал маленький сверток от мистера Роуза, ювелира. Догадавшись, что его принес посыльный, Джулия развернула упаковку. Внутри оказалась бархатная коробочка с кольцом, которое она заказала для Рендалла.

 Джулия с восхищением разглядывала замысловатые кельтские узоры, думая, что украшение прекрасно отображает все сложные повороты их брака. Закрыв коробочку, она засунула её в свой ридикюль, потом взяла мужа под руку и вместе с ним поднялась наверх.

 Горячую воду принесли почти сразу - Джулии нравилась расторопность слуг Эштон-Хауса. После их ухода Рендалл подошел к ней, чтобы помочь расстегнуть платье.

 - Постарайся не уснуть, купаясь.

 - Ничего не могу обещать.

 Несмотря на то, что Эльза стала превосходной горничной, Джулия предпочитала легкие прикосновения пальцев Рендалла к затылку и спине.

 - Помогать роженицам – утомительное занятие.

 И ещё никогда она так не уставала. Должно быть, потеряла сноровку.

 Джулия зашла за ширму, за которой стояла наполненная ванна. Легкий пар поднимался к потолку. Леди Кири изготовила особое масло для купания с ароматом духов, которые составила для Джулии, и той оставалось только добавлять несколько капель в воду. Каждый раз Джулия находила новые оттенки.

 Вздыхая от удовольствия, она подняла и закрепила шпильками волосы, потом опустилась в приятное тепло, наслаждаясь ощущениями неги и покоя. Ванна была довольно большой, так что Джулия оказалась в ней по подбородок.

 Рендалл зашел за ширму:

 - Замечательная кухарка Эша, узнав, что ты только что приняла дочь леди Давентри, прислала нам превосходную смесь холодного шампанского и апельсинового сока. Я подумал, что ты тоже захочешь попробовать, - он передал жене высокий бокал пенистого напитка оранжевого цвета. - За леди Софию. Пусть она растет здоровой и счастливой.

 - За Софию.

 Джулия приняла бокал и немного отпила:

 - М-м-м… это даже лучше чувственного наслаждения.

 Майор хитро ухмыльнулся:

 - Неужели лучше?

 - Ну, иногда.

 Джулия посмотрела на мужа, ощущая нарастающее желание. Рендалл снял сюртук и галстук. Ей всегда нравилось, когда в спальне он ходил в рубашке. Что-то в этом было глубоко интимное.

 Рендалл ненароком заметил:

 - Если не перестанешь так на меня смотреть, то недолго задержишься в ванне.

 - Я скоро выйду, - сказав это, Джулия дразняще вытащила из воды ногу, вытягивая её, словно танцовщица.

 - Но всё равно не так скоро, как мне бы хотелось! – Алекс наклонился и поцеловал жену в лоб, потом приласкал рукой обнаженную ножку.

 Джулия затаила дыхание.

 - Вода стала намного теплее!

 - Не задерживайся, а то кое-что может и охладеть, - многозначительно произнес Рендалл.

 Она чуть было не выбралась из ванны, чтобы пойти за мужем, но в спешке нет нужды, а предвкушение только придаст завершению больше удовольствия.

 Джулия снова вернулась к наслаждению теплой ароматной водой и холодным кисло-сладким напитком. Следует обязательно попросить рецепт.

 Она бесстрастно посмотрела на свою грудь. Пена едва скрывала шрамы, но благодаря Рендаллу Джулия больше не считала своё тело отталкивающим. Она приняла как должное оставленные уродливые отметины, ведь они – часть её самой, к тому же муж вовсе не считал её непривлекательной.

 Джулия отпила ещё немного, думая о том, какой хороший сегодня день. Бенджамина признали леди Агнес и граф Давентри, родилась прелестная малышка, а её саму ждет послеполуденная чувственная награда.

 Джулия провела рукой по ребрам и животу. Синяки, полученные при встрече с Крокеттом, пожелтели, но больше не причиняя особой боли. Она заметила, что соски стали довольно чувствительными. Должно быть, скоро начнется обычное ежемесячное недомогание.

 Нет. Джулия подумала о своём календаре и едва не вскрикнула, осознав, какая у неё задержка. Существовала лишь одна правдоподобная причина.

 Но это невозможно.

 И всё же, когда она перебрала в памяти все признаки, ответ стал ещё более очевидным. Она бы давно всё поняла, если бы разум не затуманивало недоверие, не говоря уж о происшествиях последних недель, отвлекающих её от своего состояния.

 Радостное возбуждение пронеслось по венам, как шампанское. Сердце ускорило свой бег, но Джулия всё равно осталась в ванне, чтобы обдумать сообщение мужу. Теперь в её браке, который казался несколько непрочным, настанут перемены. Особенно после сегодняшнего дня. Любопытно, что почувствовал Рендалл, снова став наследником графского титула. Тем более сейчас, когда навряд ли появятся другие претенденты, способные сместить его.

 Взбудораженная надеждой, Джулия наконец выбралась из воды, вытерлась и надела мягкий халат. Потом распустила волосы и расчесала их, оставив ниспадающими на спину. Именно так, как нравилось Рендаллу. Сняв обручальное кольцо и готовясь к объяснению, она вышла из-за ширмы.

 Рендалл читал письма в кожаном кресле у окна, но отложил их и встал, едва увидел Джулию.

 - Ты выглядишь такой же обольстительной, как Афродита, выходящая из моря, - с восхищением заметил он.

 Она рассмеялась:

 - Вот и преимущества образования и причина, почему Бенджамину следует знать латынь.

 - Он любит учиться, поэтому лучше воспримет древние языки, чем я. Интересно, как они с Давентри поладят? – аквамариновые глаза Рендалла блеснули. - Графу и мне вновь должно проявлять вежливость по отношению друг к другу. Не уверен, что мне это по душе. Было проще, когда он отрекся от меня, и не приходилось мириться с его перепадами настроения.

 - Теперь, когда у Давентри есть два прямых потомка, общаться с ним станет легче.

 Джулия с удовольствием отметила, как свет из окна золотит волосы мужа и обрамляет его широкоплечее тело, прислонившееся к подоконнику.

 - В его возрасте постоянная злоба утомляет.

 - Я снова предполагаемый наследник графства.

 Из-за солнечных лучей позади Рендалла, Джулия не могла разобрать выражения его лица.

 - Достаточно ли это высокий титул, чтобы сохранить наш брак? Граф – лучшая партия, чем простой сельский джентльмен.

 Джулия крепко сжала обручальное кольцо, слова мужа вонзились в неё, словно лед морозным утром, испортив радостное настроение. Лед превратился в пламя. Забыв все старательно продуманные слова, она выпалила:

 - Александр Рендалл, ты – идиот. Думаешь, для меня имеет хоть какое-то значение, обладаешь ты титулом или нет?

 Его ошеломила её горячность:

 - А тебе стоит об этом задуматься, Джулия. Богатая наследница в состоянии заполучить любого мужчину, какого только пожелает. Брак со мной служил тебе защитой, но теперь, когда Крокетт мертв, ты в ней больше не нуждаешься.

 Джулия приблизилась к мужу, чтобы лучше его видеть. её гнев остыл. Унылый вид Рендалла лучше всяких слов сказал ей, что он действительно считает: женщина пожелает быть с ним только из соображений выгоды. Его никогда не любили просто за то, что он – это он.

 Она выругала себя, осознав, что поставленные ею при бракосочетании условия только подкрепили его уверенность. Хороши они оба.

 - Мы оба дураки, Александр. Погоди минутку…

 Джулия быстро прошагала в свою личную гостиную и нашла письмо, которое написал Рендалл, чтобы она смогла получить развод в шотландском суде.

 Вернувшись в спальню, она развернула бумагу и показала мужу:

 - Узнаешь это?

 - Разумеется, - ответил он, с опаской поглядывая на жену, будто на пушечное ядро, готовое в любой момент взорваться. - Это письмо, которое ты просила меня написать.

 Джулия яростно разорвала листок на длинные полосы.

 - Жаль, что камин потух, иначе я швырнула бы чертово письмо в огонь. Это принесло бы мне намного больше удовлетворения.

 Джулия смяла клочки в шарик и швырнула его в пустой камин.

 - Прости меня, если я не совсем понимаю, что означает твой грандиозный поступок, - осторожно произнес Рендалл. – Я не хотел бы ошибиться.

 Джулия вздохнула:

 - Мы оба очень запутавшиеся люди, Алекс. Даже хуже того - израненные. Ты волновался, что я желаю лишь богатства и положения. Я волновалась, что ты отвергнешь меня, когда мне больше не потребуется защита. А увидев, что ты на самом деле полюбил Бенджамина, ещё один тайный страх овладел мной. Я подумала, вдруг ты надеешься на развод, чтобы жениться на женщине, способной дать тебе детей.

 - Я никогда не хотел развода, Джулия! – выпалил Рендалл. - Если наш брак завершится, то по твоей воле, не по моей.

 - Именно ты всё время говорил о расторжении нашего брака, не я.

 Джулия посмотрела мужу в глаза:

 - Но вина лежит на м