Книга: Рождественская кукушка



Рождественская кукушка
Рождественская кукушка

Мэри Джо ПАТНИ


РОЖДЕСТВЕНСКАЯ КУКУШКА

Mary Jo PUTNEY

The Christmas Cuckoo

Сборник: Регентское Рождество III («A Regency Christmas III»)

1991

Перевод: Ксю

Редактор: Велька

© Мечтательница, 2012


Рождество – пора чудес, когда даже самая роковая ошибка может обернуться невиданным счастьем, а незнакомец, доселе не знавший тепла семейного очага, наконец-то обретет свой дом. Только как это счастье удержать?


Рождественская кукушка

Джек Ховард, до недавнего времени майор 51-го полка, печально вздохнул и попытался вместить свою могучую фигуру в ближайшее к камину кресло. Спустя восемь недель безостановочного путешествия он был помятым, уставшим и отчаянно нуждался в стрижке и бритье. Он с нетерпением ждал, когда доберется до гостиницы «Красная утка» и получит возможность поесть, проспать остаток дня, снова поесть, затем, возможно, немного пообщаться с людьми в баре, а потом отправиться спать на ночь. К утру он должен был бы достаточно восстановиться от тягот путешествия, чтобы вынести дальнейшие испытания.

Вместо этого, едва Джек сошел с почтовой кареты, его сразу перехватил маленький, ничем не примечательный клерк. Имевший очень подходящую фамилию мистер Слизл [1] был секретарем графини – которую все звали просто графиней, словно она была одна на всю Англию, – и в течение недели каждый день встречал кареты из Портсмута. Едва поприветствовав Джека, мистер Слизл увлек его в отдельную гостиную на почтовой станции, затем вытащил из кармана какую-то бумагу и стал зачитывать список, карандашом отмечая озвученные пункты. И чем больше секретарь говорил, тем подавленнее становился Джек.

Слизл подкрепил свой монолог тем, что вытащил из кармана визитницу и протянул ее Джеку.

– Графиня взяла на себя смелость заказать вам новые карточки.

– Что-то графиня слишком много на себя взяла, – сухо заметил Джек, бросив взгляд на верхнюю визитку и запихивая золотую коробочку в единственный саквояж, стоявший у его ног. По крайней мере, имя было написано верно, хотя ошибиться в написании имени «Джек Ховард» было вообще затруднительно.

Пропустив мимо ушей саркастичное замечание, мистер Слизл поправил на носу очки и вновь сверился со списком.

– Графиня хочет, чтобы перед отъездом из Лондона вы кое-кого посетили, но вы, конечно, не сможете этого сделать, пока не обзаведетесь соответствующим гардеробом. Когда мы отсюда уедем, то посетим мистера Уэстона. Сейчас довольно загруженное время года, однако он пообещал за ночь изготовить для вас какую-нибудь приличную одежду. Конечно, она не в полной мере будет соответствовать обычному качеству его вещей, но вы хотя бы будете выглядеть презентабельно. А более подходящий вашему положению гардероб доставят в Хейзелвуд в течение недели.

– Очень любезно со стороны мистера Уэстона, но я сегодня не планировал посещать ателье. А когда решу это сделать, то скорее всего обращусь к Скотту.

– Графине это не понравится, – заявил секретарь, словно это все решало. Для него так оно и было. – Естественно, вам понадобится камердинер, но в это время года просто невозможно нанять приличных слуг. Жаль, что вы не приехали в Лондон на прошлой неделе, как планировалось. Учитывая, что Рождество уже через три дня, просто некогда заниматься всем тем, что должно быть сделано перед поездкой в Хейзелвуд. Одна из живущих здесь в Лондоне кузин графини согласилась просветить вас, как вести себя в обществе, но у нас будет время только на один урок.

Джек среди друзей славился невозмутимостью и добродушием, но слова Слизла его рассердили.

– Нет, – выдавил он. – Может, мои манеры и грубоваты по стандартам ее светлости, но я уже слишком стар, чтобы учиться новым.

Слизл посмотрел на него поверх очков.

– Никто не сомневается, что у вас манеры джентльмена, – сказал он, с запозданием решив быть более тактичным, – но поскольку вы столько лет провели в армии, графиня подумала, что не помешает навести немного лоска. В Хейзелвуде планируются большие увеселения, будут гости.

Джек вздохнул, зная, что злиться на графиню было напрасной тратой времени. Она была женой его двоюродного деда, и он знал ее еще с тех пор, как был ребенком. Как правило ему удавалось игнорировать ее приказной тон, так почему же сегодня он был столь раздражителен?

Вероятно, потому что у него не было возможности поесть с самого утра, когда он поспешно проглотил кусочек хлеба, запив его большим глотком эля. Джек встал, пересек комнату и вызвал слугу, чтобы заказать еду и напитки.

Взгляд секретаря опустился на его разбитые высокие сапоги с отворотами.

– Эти сапоги придется выкинуть.

Джек остановился как вкопанный, снова до крайности рассердившись.

– Это самые удобные сапоги из тех, что у меня когда-либо были, и куда они пойдут, туда и я.

Проигнорировав его замечание, Слизл сказал:

– Возможно, завтра утром у Хоби найдется время снять с вас мерки на новые сапоги.

– Нет.

С запозданием заметив опасные нотки в голосе Джека, секретарь спросил:

– Предпочитаете заняться этим днем? Может, перед посещением кузины графини?

– Нет, нет и еще раз нет. У меня нет желания посещать Хоби, Уэстона или кого бы то ни было в списке графини, а также учится этикету словно я деревенский олух. Все, что мне нужно, – это еда, горячая ванна и возможность хорошенько выспаться. Приходите завтра утром, и мы сможем поговорить о вашем чертовом списке.

– Ну ладно, если вы настаиваете, – чопорно сказал Слизл и продолжил: – Я заказал вам комнаты в «Кларендоне». Прикажу подать экипаж, чтобы нас туда доставили.

– А чем вам не угодило это место? – Джек обвел взглядом чистую и очень уютную отдельную гостиную.

– Едва ли это подходящее место для вас.

Джек рассмеялся, возвращаясь в прежнее благодушное настроение.

– Были ночи, когда я сражался с коровой за право разделить ее солому и был благодарен даже за это.

Слизл повел носом, как какой-нибудь мелкий грызун.

– Тогда вы должны быть очень рады, что возвращаетесь в Хейзелвуд.

– Не особенно. – Джек помрачнел. – Не уверен, что хочу провести Рождество в Хейзелвуде.

Слизл выглядел пораженным.

– Но графиня ждет вас.

– Она может сколько угодно меня ждать, – беспечно сказал Джек, – однако она не мой старший офицер и не может мне приказывать.

– Графиня предупредила, что вы можете заупрямиться, – с плохо скрываемым раздражением сказал секретарь. – Но где же еще вам справлять праздник, если не в Хейзелвуде?

До настоящего момента Джек планировал подчиниться планам графини, но слова Слизла стали последней каплей.

– Мир вокруг полон возможностей, – сказал он, надевая тяжелое пальто и поднимая с пола сумку, – и я собираюсь их исследовать. Прощайте, мистер Слизл. Передайте графине, что я навещу ее после праздников.

Не обращая внимания на возмущенное бормотание секретаря, Джек вышел из гостиной и направился на двор. Начинался сильный дождь, и эта мрачная перспектива заставила его замешкаться и подумать, что делать дальше. К сожалению, в преддверии Рождества все знакомые уехали из Лондона. Зимние штормы на несколько дней сбили с курса его пакетбот [2] из Лиссабона, путь до Лондона был просто бесконечным из-за грязных дорог, и Джек до чертиков устал от переездов. Все, что ему было нужно, немного тепла и покоя после всех тех лет, что он провел вдали от дома.

Краткая вспышка гнева улеглась, и он хотел уже было вернуться в гостиницу и помириться с мистером Слизлом, когда услышал окрик секретаря, стоящего в дверях:

– Графиня будет очень недовольна, что вы не приехали в Хейзелвуд.

Неодобрение в его голосе возродило к жизни слабеющую решимость Джека. Он не думал о каком-то конкретном месте, но будь он проклят, если позволит себя запугивать графине или ее прихвостням. Заметив готовящуюся к отъезду тяжело груженную почтовую карету, Джек, поддавшись импульсу, окликнул охранника:

– Найдется местечко для еще одного пассажира?

Охранник грузил тюки на переднюю подножку, но отвлекся и сверился с путевым листом.

– Да, осталось одно место снаружи. – Он запихнул бумагу в карман пальто и вернулся к погрузке багажа. – Однако если вы хотите его получить, поторопитесь, потому что мы готовы отправляться в путь.

Когда Джек повернулся к кассе, мистер Слизл возмутился:

– Вы даже не знаете, куда едет эта карета!

– Не знаю, – весело согласился Джек. – Но любое место будет лучше гостеприимства требовательной графини.

Быстро купив билет, Джек бросил сумку охраннику и стал подниматься по ведущей к местам на крыше лесенке сзади кареты. В этот момент карета начала двигаться, и Джек упал бы, если бы один из пассажиров не поддержал его.

– Спасибо, – выдохнул Джек, обретя равновесие.

Он обернулся. Последним, что он увидел, когда карета выехала со двора, было ошарашенное лицо мистера Слизла. Это почти стоило того, что в перспективе Джека ожидали часы холода и сырости.

Сиденья состояли из двух расположенных напротив друг друга скамеек, рассчитанных на трех пассажиров каждая. Это если рассматривать сорок пять сантиметров на человека как адекватную ширину, что к большинству людей, особенно мужчин с пропорциями Джека, не относилось. Когда он втиснулся на сиденье между людьми, ехавшими спиной к кучеру, четверо из пассажиров кисло на него взглянули, очевидно, сожалея о потере того пространства, что занял новичок.

Пятый пассажир, тучный джентльмен в фермерской одежде, что помог Джеку подняться, единственный по-дружески улыбнулся.

– Это будет холодная поездочка в Бристоль, братец.

– Точно, – согласился Джек. Значит, он ехал в Бристоль, где никого не знал. Ему предстояло провести часы на леденящем дожде, стиснутым как сельдь в бочке, – все за сомнительную возможность приехать в другую гостиницу, ничем не лучше «Красной утки», а вероятнее всего – гораздо хуже. Уже не в первый раз собственное упрямство доставляло ему самому проблемы, философски думал Джек, и уж точно не в последний.

Пассажиры молчали, а карета, покачиваясь, как корабль на волнах, катила по многолюдным городским улицам. Джек поправил шляпу, тщетно пытаясь не дать дождю просочиться за шиворот. Холод и сырость пронизывали до костей. На континенте из-за суровых зим в каретах не было открытых сидений. Британии же повезло, ее климат был мягче и холод не убивал сидящих снаружи пассажиров. Во всяком случае не до конца.

Часом позже Джек думал, что не замерзал так со времен отхода из Ла-Коруньи [3]. Пузатый фермер залез в карман пальто и вытащил оттуда фляжку.

– Меня зовут Джем, – сказал он, обращаясь ко всем своим спутникам разом. – Никто не хочет присоединиться ко мне и отпраздновать наступающий праздник?

Четверо пассажиров с презрением проигнорировали его предложение, а Джек сказал:

– Я бы не прочь. – Хотя он знал, что не следует пить на пустой желудок, сегодня было уже слишком поздно проявлять благоразумие. Взяв фляжку, он добавил: – Меня зовут Джек.

Ожидая, что во фляжке окажется разбавленный водой бренди, Джек сделал большой глоток и натужно закашлялся, когда его горло опалил жидкий огонь.

– Отличная штука, верно? – весело поинтересовался Джем.

– Такого я никогда не пробовал, – искренне признался Джек. Сделав еще один осторожный глоток, он решил, что напиток состоял из чистейшего виски, такого крепкого, что он должен был бы расплавить саму фляжку. – Это определенно хорошо согревает.

Джем сделал большой глоток и опять передал виски Джеку.

– Это еще что по сравнению с зимой восемьдесят шестого. Помнится мне…

Джек, довольный, устроился поудобнее. Может, он замерз и промок, зато Джем определенно был лучшей компанией, чем мистер Слизл.


* * *


Бой кухонных часов напомнил Мэг Ламберт, что больше тянуть нельзя. Она выглянула в окно, за которым с полудня безостановочно барабанил дождь. Обычно плохая погода ее не волновала, заставляя лишь больше ценить уют коттеджа. Однако сегодня, когда все умные люди сидели дома у огня, Мэг была вынуждена отправиться под ливень.

Она допила чай, поставила чашку на стол и приказала:

– Подвинься, Джинджер! – Когда пятнистая кошка не отреагировала, Мэг бесцеремонно выдернула из-под пушистого кошачьего зада письмо брата. Джинджер подняла голову, с обидой взглянула на хозяйку, затем свернулась клубочком и вновь уснула.

Мэг еще раз прочла письмо, желая, чтобы его содержимое каким-нибудь магическим образом изменилось, но нет, оно все так же гласило:

Дорогая Мэг!

Прости за эту поспешную записку, но курьер уже ждет не дождется, готовый отправляться в путь. С большим сожалением вынужден тебе сообщить, что мне придется задержаться и я никак не успею приехать вовремя, чтобы лично встретить Джека Ховарда. Полковник попросил меня об услуге, а начальству не отказывают!

Двадцать второго декабря Джек приедет в Чиппенхем вечерней каретой из Лондона. Ты с легкостью его узнаешь – он высокий, темноволосый, красивый и выглядит именно так, как и положено офицеру. Надеюсь, Фиби он очень понравится. (Ну и она ему, конечно!) Джек – отличный стрелок и хорошо впишется в нашу семью. Обещаю, что вернусь домой, как только смогу, но, боюсь, это будет уже после Рождества. Оставь мне немного своего фирменного пудинга и скажи Джеку все, что нужно.

Всех вас люблю.

Джереми.

Когда Мэг вновь сложила листок бумаги, на кухню вплыла ее младшая сестра. Фиби ходила не как обычные женщины. Она обладала плавным изяществом, волосами цвета эбенового дерева и фарфоровым цветом лица лесной феи.

– Я собираюсь взять двуколку и поехать в Чиппенхем, – сказала Мэг. – Думаю, девочки уж спят, но, возможно, тебе следует попозже к ним заглянуть. И поддерживай огонь в печи – уверена, когда мы с капитаном Ховардом вернемся, он нам очень понадобится.

Фиби подошла к окну, выглянула на улицу и с тревогой в голубых глазах обернулась к сестре.

– При такой буре, возможно, капитан Ховард задержался в пути и вообще сегодня не приедет.

– Может быть, – признала Мэг, – но я все равно должна поехать, раз есть шанс, что он там будет.

Ее сестра нахмурилась.

– Тебе не следует ехать одной в такую ночь. Раз Филиппа нет дома, я поеду с тобой.

– Спасибо, милая, но в этом нет нужды. Тут всего три мили, и мы с Кловером проделывали этот путь сотни раз. Кроме того, ты только начала оправляться после простуды, и глупо будет рисковать и получить новую.

Фиби начала было протестовать, но передумала.

– Думаю, ты права, но будь осторожной.

Закутанная в плащ, капор, шарф и перчатки, Мэг пошлепала к сараю. Ее деревянные башмаки тонули в грязи, двор накрыла пелена леденящего дождя, а ветер гнул ветки близлежащих деревьев. Надо было ей раньше выехать – поездка до города обещала быть долгой.

Мэг быстро запрягла Кловера и перед тем, как забраться в двуколку, вытащила из кармана морковку для пони.

– Когда вернемся назад, получишь еще одну.

Пони повел ушами, словно соглашался с подобным подкупом, и они отправились в путь. В потоках дождя было сложно различить даже ограды у дороги, но, к счастью, Мэг хорошо знала дорогу до Чиппенхема.

Их фермерский дом стоял на вершине большого пологого холма, у подножия которого протекал ручей. Обычно вода текла там тоненькой струйкой, но теперь сильный поток был больше фута глубиной и раскачивал переезжавшую его двуколку. Дорога впереди была болотистой, вскоре одно колесо застряло в грязи.

Мэг вздохнула, выбралась из двуколки и стала ее толкать. Все шло наперекосяк, как оно обычно и бывает, когда кто-нибудь очень хочет, чтобы все прошло без сучка, без задоринки. Мэг даже себе самой не хотела признаваться, сколько надежд возлагала на приезд друга Джереми. Фиби исполнилось двадцать, самое время выйти замуж, но при отсутствии в округе подходящим молодых людей найти мужа было сложновато. Учитывая плачевное состояние семейных финансов, они не могли позволить себе устроить для Фиби достойный сезон в Лондоне, и Мэг очень переживала за будущее сестры. А потом их брат написал, что сможет в Рождество приехать на побывку и привезет с собой лучшего друга.

Судя по письмам Джереми, капитан Ховард был ответом на молитвы Мэг: честным, уравновешенным и происходил из состоятельной семьи из центральной части Англии. Если бы еще капитан в соответствии с задумкой влюбился в Фиби… Шансы для этого были отличные, поскольку девушка была так красива и мила, что любой нормальный молодой человек был просто обязан в нее влюбиться.

Сама Фиби с большим энтузиазмом ждала писем Джереми, и дело тут было не только в родственных чувствах. Хотя сестры никогда про это не говорили, Мэг подозревала, что младшая девушка уже была на полпути к тому, чтобы влюбиться в друга брата. Да, Мэг возлагала большие надежды на приезд капитана Ховарда.

Ветка хлестнула Мэг по лицу, поцарапав ей щеку и заставляя очнуться от задумчивости. Отведя ветку, она подумала с кривой усмешкой, что лучше бы Джеку Ховарду быть в «Георге», потому что, если эта поездка окажется впустую, она за себя не ручается.


* * *


– Чиппенхем! Двадцать минут на ужин, потом отправляемся в Бристоль! – проорал охранник.



Пассажиры массово стали спускаться вниз. Джек зевнул и остался на месте, радуясь тому, что после многих часов, проведенных в тесноте, может наконец вытянуть ноги. Хотя особого дискомфорта он не чувствовал. Он вообще ничего не чувствовал. Джек мрачно размышлял, то ли он окоченел от холода, то ли был парализован под воздействием виски своего спутника. Возможно, и то, и другое было правдой.

Прежде чем Джек успел погрузиться в глубокий сон, Джем подергал его за рукав.

– Пойдем, друг, – сказал фермер. – Не стоит тебе оставаться тут под дождем.

Джек послушно поднялся и последовал за пожилым человеком вниз по лестнице. Земля перед ним опасно закачалась, и он с интересом стал ее разглядывать.

Джем схватил его за руку и потащил за собой в гостиницу.

– Тебе лучше что-нибудь съесть.

Джек икнул.

– Может быть.

Тепло гостиницы накрыло его как горячее одеяло, и он снова начал качаться. Джем терпеливо провел его по основному залу в комнату поменьше и усадил на скамейку поближе к камину.

– Я принесу тебе что-нибудь поесть.

– Премного благодарен. – Джек словно в тумане вытащил из кармана монету и вложил в руку фермера, затем лег на скамью и вскоре заснул.

Джем взял серебряную крону и ушел. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем ему удалось заказать два горячих мясных пирога у занятых хозяев. Жуя один из них, Джем вернулся к своему спутнику.

– Вот, парень, отличный пирог со свининой.

Абсолютно не ведая о происходящем, Джек продолжал спать.

Рядом послышался голос охранника:

– Время!

Джем проглотил остатки пирога и потряс спящего за плечо.

– Просыпайся, а то пропустишь дилижанс.

Джек отмахнулся от настойчивой руки и вновь затих.

Решив, что нужно предпринять более действенные меры, Джем попытался столкнуть спящего со скамьи, надеясь, что это его разбудит.

Вместо этого Джек опять отмахнулся, и Джем оказался на полу в нескольких метрах от него. Ничуть не пострадав, фермер с восхищением сказал:

– Был бы ты более вменяемым, братец, я бы попросил тебя научить меня этому трюку.

Охранник вновь закричал:

– Последнее предупреждение!

Джем в сомнении уставился на Джека, не зная, как поступить. Похоже, парень никуда не хотел ехать, а Джему не хотелось знать, что будет с тем, кто вновь попытается его разбудить. Приняв решение, Джем поднялся с пола и бросился на улицу, где кучер и охранник уже занимали свои места.

– Господин, севший в последний момент в «Красной утке», не желает дальше ехать, – выдохнул он. – Спустите его сумку. Я ее отнесу внутрь и вернусь.

Кучер заворчал:

– Нам ехать пора.

Зная верный способ добиться их содействия, Джем дал мужчинам по полкроны.

– Это вам за беспокойство.

Охранник повернулся и стал копаться в багаже, затем подал Джему сумку.

– Сразу возвращайся, а то уедем без тебя.

Джем побежал в гостиницу, запихнул сумку под скамью, на которой спал Джек, затем дал еще полкроны хозяину, с осуждением глядевшему на спящего.

– Пусть парень тут поспит ночку.

Хозяин положил монету в карман.

– Ладно. Думаю, вреда от этого не будет.

Второй мясной пирог Джем все еще держал в руке, так что кусок откусил.

– Счастливого Рождества, Джек, – произнес он, но его голос был приглушен выпечкой. Уверившись в том, что сделал доброе дело, фермер бросился назад и сел на дилижанс, который еще до конца ночи должен был вернуть его домой, к теплому очагу.


* * *


Уставшая и покрытая грязью, Мэг привязала Кловера в конюшне «Георга». Она поняла, что дилижанс из Лондона уже прибыл и уехал дальше, и в подтверждение этого в гостинице хозяин с женой уже убирали со стола посуду, оставленную торопившимися пассажирами. Мэг сняла вымокший капор и тряхнула мокрыми кудрями.

– Добрый вечер, мистер Брэг.

– Что привело вас сюда в такую жуткую непогоду, мисс Ламберт? – удивился хозяин.

– Друг Джереми должен был приехать на лондонском дилижансе. – Увидев лишь горстку местных жителей, попивавших эль у камина, она спросила: – Неужели никто из пассажиров здесь не сходил?

– Ну, есть один в соседней комнате, – с сомнением произнес мистер Брэг, – но не уверен, что он именно тот, кто вам нужен.

Надеясь, что хозяин ошибся, Мэг пересекла главный зал и вошла в небольшую соседнюю комнату. Остановившись в дверях, она задумалась, мог ли единственный находящийся в ней человек быть Джеком Ховардом, потому что она себе представляла его совершенно по-другому. Подсознательно Мэг считала, что друг Джереми похож на него самого, то есть молод, худощав и элегантен.

Вместо этого на скамье развалился очень крупный мужчина, сильно потрепанный и вовсе не элегантный. От его поношенного пальто поднимались облачка пара, а шляпа упала на земляной пол. Джереми действительно упоминал, что его друг немного старше, но Мэг предполагала, что Джеку Ховарду лет двадцать пять. Этот же мужчина по виду был старше ее брата лет на десять.

Мэг методично стала сравнивать незнакомца с теми характеристиками, что давал Джереми. Высокий? Да, определенно высокий. Темноволосый? Она посмотрела на его длинные непослушные волосы. Сама Мэг назвала бы их скорее каштановыми, чем темными, но светлыми их точно нельзя было назвать.

Красивый? Она изучала лицо спящего, чей подбородок был покрыт темной многодневной щетиной. Даже со следами усталости оно было вполне приятным, но «красивым» его можно было назвать с большой натяжкой. Хотя людям свойственно считать своих друзей красивыми, а Джереми с Джеком были очень хорошими друзьями. Мэг могла лишь надеяться, что Фиби не будет разочарована.

Мэг склонилась над лежащим, затем замерла и наморщила нос. От мужчины пахло так, словно его держали пленником на ликеро-водочном заводе. Не самое приличное поведение для человека, едущего в гости к друзьям, но, к счастью, Мэг было не так просто оскорбить. Кроме того, в такую ночь спиртное было логичным способом борьбы с холодом и сыростью.

– Капитан Ховард?

Когда ответа не последовало, она позвала громче. На этот раз его веки медленно поднялись, открывая ярко-голубые глаза. Мэг затаила дыхание, сразу поняв, почему кто-то мог назвать этого человека красивым. Однако в этих потрясающих голубых глазах сквозило непонимание.

– Вы капитан Ховард?

Упоминание военного чина как нельзя лучше вывело Джека из усиленного виски усталого ступора, потому что солдат, желавший умереть своей смертью, быстро учился реагировать на чрезвычайные ситуации вне зависимости от своего состояния. Но о какой срочности могла идти речь, если голос навевал мысли о весенних цветах?

– Не капитан. Майор.

В голосе явно появились нотки удовольствия.

– Не знала, что вы получили повышение. Поздравляю, майор. – Затем голос неуверенно продолжил: – Вы же Джек Ховард?

– Когда в последний раз проверял, был им, но это был очень длинный день. – Желая увидеть обладательницу красивого голоса, Джек сосредоточился на ее лице, постепенно различая черты. Масса блестящих каштановых кудрей. Задумчивые карие глаза с зелеными крапинками. Россыпь веснушек на розовых щеках, свидетельствующих о хорошем здоровье. И рот, просто созданный для поцелуев. Джек сосредоточился именно на этой части ее лица и с надеждой спросил: – Я вас знаю?

– Я мисс Ламберт, – ответила она, словно это должно было моментально все ему объяснить.

Джек нахмурился, стараясь припомнить это имя.

– Мисс Ламберт?

– Маргарет Ламберт, старшая сестра Джереми, хотя если он обо мне упоминал, то скорее всего называл Мэг. Все так делают.

Маргарет. Джереми. Мэг. Кто все эти люди? Он никогда бы не забыл лица этой леди. Кстати говоря, рассеянно подумал Джек, касаясь рукой головы, где это он и как, черт возьми, сюда попал?

– А где Джереми? – Он знал несколько человек с таким именем. Возможно, если он вычислит Джереми, о котором говорит мисс Ламберт, во всей этой беседе станет больше смысла.

На подвижном лице отразилось сожаление.

– Джереми на несколько дней задерживается и сможет приехать только после Рождества. Он просил меня извиниться за его отсутствие.

Джек вздохнул – легче не стало. Он усиленно постарался вспомнить, что произошло. Ах, да, раздражающее интервью с мистером Слизлом вынудило его сесть на дилижанс до Бристоля. А что потом? Слабо передернувшись, он припомнил добродушного фермера с убийственным пойлом во фляжке.

Быстро осмотревшись, Джек заключил, что находится в таверне. Либо ему понравилось это место и он решил остаться, либо просто был неспособен ехать дальше. Однако ни то, ни другое не объясняло, откуда эта красивая леди его знает.

Пока Джек терзал свой мозг, леди любезно дала подсказку:

– Может, вы ожидали встретиться с Фиби? Наверняка Джереми чаще про нее говорил, поскольку она у нас красавица. Я совсем не похожа ни на нее, ни на Джереми, потому что прихожусь им сестрой только наполовину.

– А мне вы кажетесь вполне целой. – Он пристально оглядел ее от грязной обуви до кудрявых волос, ничего не упустив. – Именно из-за таких женщин, как вы, мужчины сражаются и умирают, защищая свой дом и очаг.

Мисс Ламберт мило покраснела.

– Теперь я вижу, почему Джереми назвал вас очаровательным, но не тратьте на меня свою лесть. Фиби – гораздо более подходящий для этого объект.

Джек начал мотать головой, но быстро остановился, так как комната вокруг закружилась.

– Богом клянусь, это не лесть, а истинная правда. – Запоздало осознав неуместность упоминания Бога всуе, он добавил: – Прошу прощения за язык, мисс Ламберт.

– Все в порядке. Нельзя ожидать от пьяного мужчины, что он будет в полной мере владеть своей речью.

– Не пьяного. – Джеку пришло в голову, что джентльмен не станет разговаривать с дамой, лежа на спине, поэтому он очень осторожно принял сидячее положение. – Возможно, немного навеселе.

В таком положении он мог лучше разглядеть посетительницу, и это того стоило. Ее завернутая в плащ фигурка среднего роста была приятно округлой во всех положенных местах в противовес считавшимися модными тощим девицам.

– Если вы чувствуете себя лучше, нам пора ехать, – весело сказала мисс Ламберт. – Погода просто отвратительная, и мы приедем домой только к полуночи.

– Домой? – удивленно переспросил Джек. Может, ему это снится? В обычной жизни воспитанные и здравомыслящие молодые дамы не приглашали незнакомых джентльменов к себе домой. А может, она не леди? Какая восхитительная мысль.

– Естественно. – Впервые с момента своего появления она выказала нотку нетерпения. – Я определенно не собираюсь ночевать здесь. Сможете дойти до конюшни?

Может, Джек и был пьян, но от таких предложений не отказываются.

– Буду рад поехать с вами домой.

Он поднялся, слегка покачиваясь, и вытащил сумку из-под скамьи. Может, она и не совсем леди, но и не девица из таверны. У нее дома будет гораздо лучше. Правда, существовала вероятность, что по приезде туда он уже будет ни на что не способен, но попытаться стоило. Он низко поклонился.

– За честь полка!

Мэг рассмеялась.

– За честь полка. – Хотя майор в нынешнем состоянии был почти невменяем, он все равно ей нравился.

Взяв гостя за руку, Мэг повела его через гостиницу. Когда они вышли на улицу, майор обнял ее одной рукой за плечи. Девушка удивилась, но отнесла это на счет того, что ему нужна была опора. Она вовсе не возражала, так как ее спутник был отличной защитой от ветра и дождя.

Тем не менее, даже самое вольное из объяснений не могло извинить того, что произошло в конюшне. Мэг отвязала пони и пожертвовала половиной остававшейся морковки, чтобы вознаградить Кловера за предыдущую работу. Погладив бархатный нос и произнеся несколько одобрительных слов, она обернулась к гостю, который уже погрузил свою сумку в двуколку и теперь стоял рядом.

– Майор, будьте добры, откройте двери, чтобы я могла выехать.

Он кивнул, но не сделал ни шага к выходу. Решив, что он хочет помочь ей забраться в повозку, Мэг подала ему руку. Но вместо того, чтобы помочь ей подняться, как сделал бы любой джентльмен, Джек Ховард легонько потянул ее за руку, и Мэг оказалась прижатой к его широкой груди.

Она удивленно подняла глаза и увидела, как майор склоняется к ней. Когда его теплые губы коснулись ее, Мэг ахнула и, будучи застигнутой врасплох, ответила на поцелуй. Никто не срывал поцелуй с губ практичной мисс Ламберт с тех самых пор, как она была еще юной девушкой. И никто из парней Чиппенхема так не целовался.

Руки майора делали интересные вещи, от которых у нее ослабели колени и ей пришлось прижаться к его большому телу, чтобы не упасть. Она уже забыла, каким приятным может быть поцелуй…

Но как мог Джереми пригласить такого опасного человека жить под одной крышей со своими сестрами! Она внезапно осознала, что Джереми не стал бы звать к себе домой повесу, значит, он не знал о бесчестном поведении майора. А если Джек Ховард был распутником, то он просто не подходил для Фиби.

Придя к этому мудрому выводу, она осознала, что все то время, что оценивала скандальное поведение майора, она продолжала его целовать. На самом деле она даже обвила его руками, как плющ.

Потрясенная скорее своим поведением, чем его, Мэг отстранилась и холодно воскликнула:

– Майор Ховард!

Будучи старшей сестрой, Мэг выработала довольно властный голос. Майор сразу же ее отпустил и отскочил назад, словно она была сделана из раскаленного железа.

– П-прошу прощения, мисс Ламберт, – запинаясь, произнес он. – Не знаю, что на меня нашло.

Сейчас он вовсе не был похож на повесу. Его смущенное и виноватое выражение лица напомнили Мэг пса, стащившего еду со стола и пойманного с поличным.

Она чуть не рассмеялась, обезоруженная. На самом деле Мэг не сердилась, а скорее чувствовала себя польщенной. Мужчины никогда не обращали на нее внимания, если в комнате находилась Фиби, поэтому втайне, хотя и испытывая некоторое чувство вины, она наслаждалась осознанием, что майор посчитал ее достойной поцелуев. Подавив веселье, девушка произнесла ледяным тоном:

– Нам обоим следует забыть о случившемся. – Она забралась в повозку – без его помощи – и взяла в руки поводья. – Майор Ховард, откройте, пожалуйста, ворота конюшни.

Он поспешно подчинился. Мэг выехала и стала ждать, когда майор закроет и запрет за ней ворота. Он молча залез в повозку и постарался устроиться как можно дальше от Мэг, что с учетом габаритов повозки было не слишком выполнимо.

Гроза быстро остудила веселье Мэг, поскольку управление повозкой требовало полного внимания. Она изо всех сил пыталась объезжать самые больше рытвины, а майор сгорбился рядом и сидел так тихо, что можно было подумать, будто он спит или отключился от выпитого.

Тем не менее, каждый раз, когда повозка проваливалась в грязь, ее пассажир оживал, а это случалось раз в десять минут. Не успевали они остановиться, как майор спрыгивал, безмолвно вытаскивал легкую тележку из колеи, залезал обратно и вновь замирал. Мэг с восхищением за ним наблюдала. Очевидно, бывалый солдат мог делать то, что нужно, даже будучи пьяным.

Дорога домой казалась гораздо длиннее пути в город, и к тому времени, когда они достигли брода, у Мэг уже все болело от напряжения. Остановив Кловера, она вгляделась в стремительный поток воды, ставший шире и глубже, чем был до этого. Ей на мгновение пришла в голову мысль вернуться обратно в Чиппенхем, но она не желала сдаваться, когда до дома было уже рукой подать. Кроме того, Фиби станет беспокоиться, если они сегодня не приедут. Вода в ручье немного поднялась, но повозка вполне могла пересечь его без особого труда, поскольку дно было твердым.

Однако Кловер был в этом не так уверен, и от Мэг потребовалась вся сила убеждения, чтобы заставить пони двинуться вперед. Когда повозка заехала в воду, поток воды ударил по колесам, и пони с нервным ржанием остановился.

– Тихо, Кловер, – пробормотала Мэг, крепко держа поводья. Пони снова пошел вперед и вскоре, достигнув противоположной стороны ручья, стал выбираться из воды.

Беда пришла неожиданно. Мэг спокойно держала в руке поводья и направляла пони, и вдруг в нее что-то врезалось, опрокинув повозку и послав сидевших в ней людей в бурлящий поток.

Мэг закричала и задохнулась от попавшей в рот ледяной воды, когда тяжелый плащ потянул ее вниз. Слева от брода была глубокая впадина, и поток потащил ее туда. Беспомощно борясь с безжалостной глубиной, Мэг поддалась слепой панике, лихорадочно барахтаясь, чтобы глотнуть воздуха.

Ее дергающаяся нога попала по чему-то мягкому, и спустя мгновение сильные руки подхватили Мэг и вытащили на поверхность. Майор был достаточно высоким, чтобы стоять в воде, и крепкие руки надежно прижимали ее к груди посреди кружащихся потоков темной воды.

Мэг не доставала ногами дна, поэтому, натужно кашляя, отчаянно вцепилась в своего спасителя. Наконец воздух достиг ее изголодавшихся легких, но, хотя опасность и миновала, паника сотрясала ее с каждым ударом бешено колотящегося сердца.

В шепоте майора Ховарда слышались теплота и веселье:

– Это было довольно забавно. Повторим?

Мэг на мгновение задохнулась от негодования. Затем смех пересилил ужас.



– Вы просто нелепы, – выдохнула она, совершенно не к месту отметив окутывающий ее запах мокрой шерсти и теплой мужской кожи. – Если это ваше понятие о веселье, возможно, мне следует отвезти вас обратно в «Георг».

– Не стоит. Это же гораздо интереснее. – Майор поднял Мэг на руки и вынес из воды на берег. Там он поставил ее на ноги, продолжая поддерживать за талию, пока не убедился, что она может стоять сама. – Сколько еще до вашего дома?

– Н-надо подняться на холм. – Мэг обхватила себя руками, тщетно пытаясь согреться под порывами ветра, продувавшего промокший насквозь плащ. – Вы знаете, что послужило причиной аварии?

– Думаю, что ствол дерева врезался в повозку и опрокинул ее. Ваш пони стоит вон там, несчастный, но невредимый.

Посмотрев в указанном направлении, Мэг увидела озадаченного Кловера, нервно перебиравшего копытами и явно не одобрявшего происходящего. Он все еще был привязан спутанной упряжью к сломанной повозке, застрявшей в кустах.

Майор Ховард подвел Мэг к повозке и ловко распряг Кловера.

– Вы сможете доехать верхом на пони до дома?

– Д-д-думаю, да.

Он обхватил Мэг за талию и посадил боком на Кловера, затем снял пальто и накинул ей на плечи.

– Оно, к сожалению, мокрое, но сможет хотя бы немного защитить от ветра.

Мэг действительно стало теплее, но она попыталась возразить:

– Вы же замерзнете!

– Не так быстро, как вы.

Когда Мэг открыла рот, чтобы вновь возразить, майор рявкнул:

– Отставить споры, солдат!

Мэг пораженно умолкла и послушно взяла онемевшими пальцами кожаные поводья. Шутил ее спутник или был настолько пьян, что не совсем понимал, где находится? В любом случае он определенно знал, что делать.

Они начали взбираться на холм. Майор одной рукой вел пони под уздцы, а другой – поддерживал Мэг. Стремясь побыстрее попасть в стойло, Кловер бодро шагал, и меньше чем через пять минут они добрались до старого дома.

– Вот мы и приехали, – прохрипела Мэг.

– Это здесь? – удивленно спросил майор.

Очевидно, Джереми не объяснил другу, что их семья живет в довольно стесненных обстоятельствах, и майор ожидал чего-то побольше. Слишком вымотанная, чтобы пускаться в объяснения, Мэг просто сказала:

– Вокруг дома налево. Войдем через заднюю дверь.

Они обошли здание и увидели свет, льющийся из кухонных окон. Майор остановился у двери и снял Мэг со спины Кловера.

– Идите внутрь, а я поставлю пони в конюшню. Вернусь через несколько минут.

– Но вы же гость, – возразила Мэг сквозь стучащие зубы. – Я сама позабочусь о Кловере.

Он взял ее за плечи и развернул к двери.

– Не спорьте с вышестоящим офицером. Шагом марш!

Слишком замерзшая, чтобы спорить и дальше, Мэг завозилась с замком. Дверь почти сразу же распахнулась. На пороге, высоко подняв лампу в руке, стояла Фиби, ее изящные черты были омрачены беспокойством. С легкой болью в сердце, Мэг поняла, что Джек Ховард сразу же в нее влюбится.

Не подозревая о своем драматичном облике, Фиби воскликнула:

– Слава богу, вы дома! Я уже начала волноваться. Мэг, не стой там, зайди в дом – ты же насквозь промокла! – Затем она посмотрела за спину сестры и, прищурившись, уставилась в темноту. – Добро пожаловать в Брук-Фарм, капитан Ховард. Прошу, зайдите в дом. Вы, похоже, промокли не меньше Мэг.

– Теперь он майор, Фиби. – Мэг сняла пальто и протянула его гостю.

– Сейчас не время для официальных представлений. – Майор накинул пальто на плечи. – По пути с нами произошел несчастный случай, и мисс Ламберт замерзает. Посадите ее к огню и согрейте. Я вернусь, как только поставлю пони на ночь в стойло.

Фиби шокированно ахнула и потащила сестру в дом. Оказавшись на теплой кухне, Мэг стащила с себя плащ и рассказала сестре о случившемся, затем отправилась переодеться в сухую одежду. Фиби тем временем заварила чай.

Все еще дрожа, Мэг вернулась на кухню и с благодарностью приняла чашку чая, сдобренного бренди.

– Майор Ховард еще не вернулся? – спросила она, испугавшись, что от сочетания выпивки, усталости и холода ему могло в сарае стать плохо.

Прежде чем Фиби успела ответить, внешняя дверь распахнулась, и их гость – большой и растрепанный – капая на пол водой с вымокшей одежды, появился в дверном проеме между прихожей и кухней. Теперь, когда опасность миновала, решимость улетучилась, и его снова охватило оцепенение и смущение.

Мэг вышла вперед и подала ему другую чашку чая с бренди.

– Вот, выпейте.

Он не сразу понял, чего она от него хочет, затем взял кружку и опрокинул ее содержимое за один большой глоток, который наверняка обжег ему и рот, и горло.

Фиби взяла обязанности хозяйки на себя, усадив обеих жертв грозы у огня и налив им томатно-капустного супа только что с горячей плиты. Согревшись внутри и снаружи, Мэг почувствовала себя гораздо лучше. Она предположила, что это относится и к майору, хотя он молча и неуклюже ел свой суп, не в силах сфокусировать взгляд.

Когда он закончил, Мэг сказала:

– Пора ложиться спать. – Взяв майора за руку, словно ребенка, она повела его наверх. – Оставьте мокрую одежду у двери, и мы ее ночью высушим.

Дойдя до спальни, предназначенной для гостя, Мэг открыла дверь и легонько подтолкнула майора внутрь.

– Оставьте мокрую одежду снаружи у двери, – повторила она, надеясь, что он понимает ее.

Не успела Мэг выйти, как майор скинул свое синее пальто и уронил его на пол. Оно упало с чавкающим звуком, почти сразу вслед за ним упала и рубашка.

Мэг невольно открыла рот от удивления. Он действительно был великолепным образчиком мужественности. Ее взгляд проследовал по мускулистому торсу гостя и поросли черных волос на груди.

Не замечая шокирующего неприличия ситуации, майор начал расстегивать брюки.

Выйдя из оцепенения, Мэг густо покраснела и поспешила удалиться.

– На умывальном столике лежат полотенца, – бросила она через плечо, прежде чем захлопнуть за собой дверь. – На кровати – горячие кирпичи.

Фиби ждала ее внизу, на ее лице было сомнение.

– Он совсем не такой, как я ожидала. И… может такое быть, что он пил?

– Боюсь, что так, – признала Мэг, подходя к очагу. – Несмотря на это, майор вел себя очень галантно, кроме того, не дал мне утонуть. – Помня о том, как важно, чтобы гость понравился Фиби, следующие десять минут Мэг потратила, детально описывая его достоинства.

Все это время она ждала, когда хлопнет дверь спальни, но наверху было тихо. Наконец Мэг вздохнула:

– Наверное, он сразу же уснул. Пойду-ка я, соберу его одежду, чтобы успела высохнуть. Возможно, при свете дня мы сможем найти сумку майора, а если нет, то ему больше нечего надеть. Одежда Джереми явно будет мала.

– Позволь мне забрать его вещи, – предложила Фиби. – Тебе следует быть в постели.

Мэг сильно устала и могла бы принять помощь сестры, но яркое воспоминание о том, как майор Ховард расстегивает брюки, заставило ее покачать головой. Еще неизвестно, в каком состоянии находится их гость, и Мэг не собиралась позволять своей невинной сестре это выяснить.

– Это займет всего секунду. Пока я наверху, завари мне, пожалуйста, еще чашечку чая.

– Конечно.

Мэг не удивилась, когда на ее стук никто не ответил. Собравшись с духом, она открыла дверь и с облегчением обнаружила, что майор лежит в постели и по большей части прикрыт.

Мокрые вещи были раскиданы по всей комнате, но прежде чем их собрать, Мэг тихо подошла к кровати и посмотрела на гостя. Одеяла были натянуты только до середины груди, словно он слишком устал, чтобы укрыться, поэтому она подтянула их выше, до самой шеи. Несмотря на хулиганскую внешность, сейчас он выглядел изможденным и ранимым.

Поддавшись приступу нежности, она, словно спящего ребенка, погладила его по густым каштановым волосам.

– Спи спокойно, Джек Ховард, – прошептала она.

Когда Мэг спускалась по лестнице, ей пришло в голову, что это определенно будет очень интересное Рождество.


* * *


Долгое время Джек пребывал между сном и явью, инстинктивно понимая, что окончательное пробуждение этим утром будет не самым приятным. Однако раздавшийся душераздирающий крик заставил его сбросить с себя остатки сна.

Он рефлекторно открыл глаза и попытался сесть. Накатившая волна тошноты заставила его, закрыв глаза от струящегося в окно солнечного света, рухнуть обратно на подушки с колотящимся сердцем. Хотя Джек уже лет десять не испытывал подобного упадка сил, он сразу распознал последствия грандиозной попойки.

Снаружи снова послышался пронзительный вопль, вызвав пульсирующую боль в висках. Поняв, что кричит какая-то птица, предположительно вполне безвредная, Джек выбросил его из головы.

Гораздо важнее было примириться с событиями прошлой ночи, которые он теперь вспоминал с пугающей ясностью. Лондон. Леденящая поездка в сырой карете в Бристоль. Джем. Затем постоялый двор, где к нему подошла прелестная мисс Ламберт. Ей был нужен Джек Ховард, и он в своем одурманенном состоянии был только рад стать ее спутником.

Он вздрогнул, вспомнив, что случилось на конюшне. Даже в стельку пьяный, он должен был бы понять, что такая утонченная и правильно говорящая женщина может быть только благородной дамой. Вместо этого он решил, что она легкодоступна и набросился на нее, словно изголодавшийся моряк, год проведший в море. Хотя она, похоже, не слишком возражала, во всяком случае, поначалу…

Воспоминания о поцелуе на мгновение облегчили страдания Джека. Затем слабо доносящийся снизу гул голосов вернул его к действительности.

Теперь, будучи трезвым, Джек мог смело предположить, что именно произошло. Хотя они никогда не встречались, существовал еще один офицер по имени Джек Ховард, капитан 45-го полка. Вероятно, в армии их насчитывалось с полдюжины – имя было довольно распространенным. И один из них был другом брата мисс Ламберт, но не тот Джек Ховард, что в данный момент лежал обнаженный в кровати в этом милом фермерском доме. Эта мысль заставила его поспешно вознести молитву о том, чтобы он был достаточно вменяемым и смог раздеться сам, потому что об альтернативе он даже не хотел думать. Джек застонал, размышляя, в какой ужасный переплет влип. Как, черт возьми, он объяснит мисс Ламберт, что невольно оказался самозванцем? Прошлой ночью она невероятно терпимо отнеслась к его позорному состоянию, но новость о том, что ее ввели в заблуждение вызовет гневный блеск в этих красивых карих глазах.

Погруженный в глубокие раздумья, Джек не услышал негромкого стука в дверь, так что появление в комнате мисс Ламберт застало его врасплох. Он бросил на нее взгляд, полный ужаса, а затем поступил так, как поступил бы в подобных обстоятельствах любой порядочный герой войны: нырнул под одеяла и накрыл голову подушкой.

В отличие от разбудившей его верещащей птицы, голос мисс Ламберт был нежным и успокаивающим.

– Простите за беспокойство, майор Ховард, но вы хорошо себя чувствуете?

– Лучше, чем я того заслуживаю, – выдавил Джек.

– Извините, но я плохо вас слышу. – Из его цепляющихся пальцев выдернули подушку. – Вы пострадали при аварии? Или простудились после падения в воду?

Джек по-черепашьи высунул голову из-под одеяла. Мисс Ламберт выглядела красивой и чистой, как погожий летний день. Она великолепно владела собой, учитывая, что находилась в спальне наедине с незнакомцем. Который был даже большим незнакомцем, чем она думала.

– Это всего лишь воздаяние за мои грехи.

– Я подумала, что вы будете страдать от последствий невоздержанности. – Она кивком указала на поднос, который перед этим поставила на прикроватный столик. – Поэтому я принесла вам кофе. Хотите?

– Мисс Ламберт, – с жаром сказал Джек, высовывая голову из кокона, – вы женщина на тысячу. На миллион.

Хотя окончательно восстановиться Джек мог только на следующий день, большая кружка дымящегося кофе значительно улучшила его состояние. Кроме того, она напомнила ему о неприличии этой ситуации.

– Мисс Ламберт, – сказал он, опуская опустевшую кружку, – вы не должны здесь находиться. Подумайте о своей репутации.

Она рассмеялась и налила ему еще кофе.

– Я слишком давно лежу на полке, чтобы беспокоиться о репутации. По крайней мере, я не стану волноваться, находясь в своем собственном доме в компании лучшего друга своего брата. – Она внезапно пристально на него посмотрела. – Конечно, это не относится к Фиби, которая как раз достигла брачного возраста. Я всегда забочусь о том, чтобы ее кто-то должным образом сопровождал.

Ах да, Фиби, очень красивая девушка, которая ночью впустила их в дом. Джек мгновенно отмел образ Фиби и ее совершенств. Это расположения мисс Ламберт он жаждал, но вскоре должен был его потерять.

– Мисс Ламберт, я должен принести вам свои глубочайшие извинения.

Ее щеки окрасились легким румянцем, и она поспешно отвела глаза.

– Пожалуйста, больше ни слова о произошедшем. Вы прошлой ночью были не в себе.

Он-то как раз был самим собой – и в этом заключалась суть проблемы.

Пока Джек подыскивал слова объяснения, мисс Ламберт продолжала:

– Полагаю, вчера, спасаясь от холода, вы чересчур много выпили. Считайте этот эпизод забытым.

И еще раз Джек собрался с духом, чтобы признаться в своем основном преступлении, которое было гораздо серьезнее сорванного с губ поцелуя.

– Мисс Ламберт, я должен вам кое-что сказать.

– Зовите меня Мэг. Я бы хотела считать вас членом нашей семьи. Кстати говоря, вы помните, как я говорила, что Джереми вернется домой только после Рождества?

Джек кивнул.

Мэг грустно улыбнулась.

– Сейчас хозяйство в полном беспорядке. Кроме того, что Джереми задерживается, Фиби подхватила простуду, Филипп навещает друзей в Глостере и вернется только сегодня после обеда. Мои крестницы здесь на Рождество потому, что их старшие братья подхватили корь, и их мать попросила меня забрать девочек, пока все не выздоровеют. И словно этого недостаточно, наша служанка попросила две недели отпуска, чтобы навестить больную мать. Надеюсь, вы простите нас за беспорядок.

– Все солдаты знакомы с беспорядком.

Мэг хихикнула и опустилась на колени перед очагом.

– Думаю, вы захотите искупаться, поскольку падение в ручей – это не совсем то. Разведу огонь и принесу вам немного горячей воды.

Джек сел на постели.

– Я сам это сделаю. Вы не должны мне прислуживать.

– Майор Ховард! – покраснев, выпалила Мэг. – Если вы не останетесь на месте, я через мгновение буду очень смущена.

Мгновенно вспомнив о своей наготе, Джек опустился обратно на подушки и укрылся одеялом до самого подбородка.

– Простите. Теперь вы сочтете меня полным тупицей.

Она улыбнулась.

– Вырастив двух младших братьев, я не слушком удивляюсь мужской импульсивности.

– Вы вырастили братьев?

– В значительной степени. – Хозяйка высекла искру в сложенную кучку веточек. Дерево начали лизать тонкие язычки пламени. – Полагаю, Джереми не рассказывал вам о положении нашей семьи?

– Ни слова, – абсолютно честно ответил Джек, ощутив укол совести. Слушать ее признания едва ли было достойно джентльмена, но ему было любопытно, почему семья явно благородного происхождения жила в таких стесненных обстоятельствах.

Мэг присела на корточки.

– Мы жили в Пикок-Хилл, особняке в миле к западу отсюда. Имение принадлежало семье Ламбертов многие поколения, и Джереми должен был его унаследовать, хотя лорд Мейсон, местный аристократ, – в ее голосе появился явный сарказм, – несколько раз пытался его купить. Пикок-Хилл примыкает к владениям лорда Мейсона, и он много лет мечтал его заполучить, но папа, естественно, никогда и не думал о продаже.

Пять лет назад, отец довольно неожиданно умер, и я стала опекуном младших детей. На следующий день после похорон лорд Мейсон нанес мне визит и уведомил, что несколькими месяцами ранее папа проиграл ему имение в карты.

Джек снова сел на постели, на это раз вовремя вспомнив подтянуть повыше одеяла и прикрыть грудь.

– А у лорда Мейсона были какие-то доказательства такого возмутительного заявления?

– У него был документ, подтверждающий право собственности плюс расписка, якобы написанная отцом. Там говорилось, что если папа не выплатит лорду Мейсону пять тысяч фунтов, то после его смерти Пикок-Хилл отойдет его светлости.

– Вы сказали «якобы написанная»? Документы были фальшивыми?

– Я так думаю, но не могу доказать, потому что почерк был очень похож на отцовский. Когда сказала лорду Мейсону, что считаю документы подложными, он потребовал, чтобы я показала настоящий акт о праве собственности. Мы перерыли все отцовские бумаги, искали во всех возможных местах, но безуспешно, так что, возможно, он действительно показал нам настоящий документ.

– Неужели ваш отец был способен подчистую проиграть наследство своих детей?

– Это не так уж невероятно, – с неохотой призналась Мэг. – Папа и лорд Мейсон были своего рода друзьями и действительно время от времени играли в карты. В дурном настроении папа был способен поставить на кон больше, чем мог себе позволить. Если он это сделал и проиграл, то постыдился бы кому-то говорить о случившемся. Поскольку папа казался вполне здоровым, то мог предположить, что у него еще будет время отдать деньги лорду Мейсону, вероятно, получив закладную на дом.

Джек скривился. Мисс Ламберт была вынуждена взять на себя ответственность за семью, когда сама еще была почти ребенком.

– Скверная история. Раз вы подозревали, что бумаги сфабрикованы, не думали обратиться в суд?

– Я наняла адвоката, а лорд Мейсон – трех. Какие шансы у бедняка добиться справедливости у богатого аристократа? – Ее руки, до этого спокойно лежавшие на коленях, сжались в кулаки. – Я презираю знать.

Джек отпрянул от этих страстных слов, но, конечно, не мог ее винить за гнев.

– А эта ферма – тоже семейное владение?

– Нет, Брук-Фарм принадлежит мне. Мама была единственным ребенком в семье мелких землевладельцев, которые поселились здесь даже раньше Ламбертов. Никто из родителей не обрадовался, когда родители влюбились друг в друга, но ферма примыкает к Пикок-Хилл, и стала хорошим приданным, хотя мать была и ниже отца по рождению.

Мэг щипцами положила несколько маленьких кусочков угля в разгорающийся огонь.

– Мама умерла, когда мне было три, и спустя два года папа вновь женился. Моя мачеха была чудесной женщиной довольно благородного происхождения, но, будучи бесприданницей, ничего не оставила своим детям. Поэтому, когда лорд Мейсон заявил права на Пикок-Хилл, у нас осталась только фермерский дом. Проживающий рядом фермер обрабатывает большую часть земли, и мы живем на ренту, которую он платит. К счастью, папа оставил достаточно денег, чтобы Джереми мог купить офицерский патент. Думаю, если бы он не уехал, то просто бы сошел с ума от невозможности повлиять на ситуацию.

– Значит, вы жертвуете своей жизнью и наследством ради заботы о семье. Вы очень великодушны.

– Нет ничего особенного в том, чтобы совмещать долг с удовольствием. – Карие глаза Мэг затуманились. – Джереми и Филипп смогут найти свой собственный путь, но я очень беспокоюсь за Фиби. Она заслуживает возможности поехать в Лондон, повидать мир и найти достойного мужа.

– Даже если этот идеал мужчины окажется благородного рождения?

– Сомневаюсь, что среди аристократов много достойных людей, – сухо сказала Мэг. – Я желаю ей найти человека с сильным характером, который по достоинству оценит ее добрый нрав и красоту. Он не обязательно должен быть богат – просто обладать достаточным состоянием, чтобы заботиться о ней.

Джек невольно подумал о схожести ситуации с торговлей лошадьми, хотя Фиби, конечно, была гораздо красивее. Нетрудно понять, что Мэг лелеяла мысли о том, что друг ее брата может влюбиться в ее сестру.

Джек неуютно заерзал под одеялами. Ему следовало бы признаться раньше, до того, как Мэг Ламберт рассказала все семейные тайны. Теперь же придется несколько часов подождать, пока не пройдет возникшее между ними чувство единения.

– Ваша забота о семье достойна восхищения, но чего вы хотите для себя? Провести сезон в Лондоне? Выйти замуж и завести собственных детей?

– Господи, нет! Ни один здравомыслящий мужчина не захочет на мне жениться, потому что я привыкла командовать. Что касается Лондона… – сказала она с легкой тоской во взгляде, – даже если бы я могла себе позволить появиться в свете, я бы там пришлась не ко двору. Я не так красива, как Фиби, не имею ее благородного происхождения, а владения одной маленькой фермой едва ли делает меня наследницей. Нет, я незнатна, практична и упряма, так что мое место здесь.

– Думаю, вы недооцениваете ту популярность, которой могли бы достичь, – сердечно сказал Джек. – Красивых, очаровательных и умных женщин всегда не хватает.

Мэг поднялась и нервно отряхнула пыль с ладоней.

– Я утром осмотрела сломанную повозку. К моему удивлению, ваша сумка осталась в ней – в воду упали только пассажиры. Я принесу ее вместе с вашей одеждой. Боюсь, она немного пострадала, но по крайней мере все сухое.

Когда она исчезла за дверью, Джек положил руки под голову и задумчиво уставился в потолок. Она была чудесной молодой женщиной, не только хорошенькой, но и доброй и рассудительной. Он завидовал молодым Ламбертам в том, что они получали все ее тепло и заботу.

Джек вздохнул, понимая, что как только признается в том, что он самозванец, ему придется покинуть Брук-Фарм. Жаль, что придется открыть правду и провести праздник в одиночестве на постоялом дворе, потому что не так бы он встретить первое за много лет Рождество в родной стране. Гораздо приятнее было бы остаться здесь.

Возможно, ему не следует говорить Мэг, что он совсем другой человек.

Джек обнаружил, что эта мысль вовсе его не шокировала. Долгие годы военной практичности притупили в нем более высокие порывы. Найдя хорошее место для постоя, он категорически не желал его покидать, хотя его присутствие здесь было основано на обмане.

Однако если он и был достаточно бесстыжим, чтобы скрывать правду, делать это было в высшей степени непрактично, потому что через несколько дней приедет Джереми Ламберт. Хуже того, в любую секунду в дверях мог появиться настоящий капитан Ховард, и, когда это случится, Джек окажется в большой беде.

Джек поморщился, вспомнив, как Мэг Ламберт отзывалась о знати. Эта женщина имела вспыльчивый характер, и она наверняка почувствует себя обиженной и преданной тем, что он так нагло воспользовался ее гостеприимством. По крайней мере, если он добровольно признается, она может простить ему случайный проступок в достаточной степени, чтобы позволить навестить ее в будущем.

Он страстно на это надеялся.


* * *


Умывшись, побрившись и постаравшись придать себе по возможности презентабельный вид, Джек спустился вниз, готовый во всем сознаться хозяйке дома и просить ее о снисхождении. К несчастью, единственным человеком в кухне оказала Фиби Ламберт, сидевшая у камина и занимавшаяся штопкой.

Джек остановился в дверях, пораженный теплым уютом комнаты. Прошлой ночью он был слишком измучен, чтобы обращать внимание на окружение, а теперь увидел, что старомодная кухня была красива своей простой полезностью. Воздух наполняли чудесные запахи, с потолочных балок свисали пучки сушеных трав и связки репчатого лука, вокруг выскобленного дощатого стола стояли удобные деревянные стулья.

Джек решил, что здесь у Ламбертов проходила большая часть веселых посиделок. Ни одна официальная гостиная не смогла бы стать таким же сердцем дома, как эта кухня в Брук-Фарм.

Оглядев комнату, он обнаружил, что Фиби была в ней не единственным живым существом. На коленях у девушки свернулась полосатая кошка, большая черная кошка, подобно пантере, растянулась на буфете, и ее лапы и длинный хвост свисали с краев. На виндзорском кресле [4] клубочком свернулась упитанная пятнистая кошка. Джек тихо усмехнулся. Кошки всегда найдут удобное местечко. В этой кухне ему и самому захотелось свернуться клубочком и замурлыкать.

Услышав смешок, Фиби подняла глаза и на мгновение застыла. Затем она отложила штопку, сняла с колен кошку и подошла его поприветствовать. Ее глаза сияли, как начищенные медные кастрюли, висевшие на стенах.

– Майор Ховард, надеюсь, вы не пострадали во вчерашнем происшествии. Мэг рассказала мне, что вы рисковали жизнью, чтобы ее спасти.

– Не думаю, что ситуация была такой опасной, – смутился Джек. – Хотя вода в этом месте накрывала ее с головой, думаю, мисс Ламберт и сама нашла бы способ спастись, не окажись меня рядом.

– Вы слишком скромны, майор. Не хотите ли чаю? Мэг снаружи кормит животных, а когда вернется, будем обедать.

Пока Фиби заваривала чай, Джек сел в кресло. У его ног сразу материализовалась пятнистая кошка и, изучающе посмотрев, запрыгнула к нему на колени. То, как она приземлилась, еще раз подтвердило, что кормежку она никогда не пропускает. Джек почесал ее за ушами, польщенный такой компанией.

Когда они болтали за чаем, Джек никак не мог избавиться от ощущения, что Фиби в нем разочарована, хотя она была неизменно любезна. Он подозревал, что у нее тоже были определенные представления о Джеке Ховарде, и теперь, встретившись с реальным человеком, а не с образом, который она себе придумала по письмам брата, она неохотно с ними расставалась. Если так, то Джек был даже рад. Не хватало еще, чтобы она в него влюбилась просто потому, что он новое лицо в ее окружении – тем более что он был самозванцем. Возможно, настоящий капитан Ховард понравится ей больше.

Едва эта мысль пришла ему в голову, вернулась хозяйка в сопровождении двух миниатюрных белокурых очаровашек и лохматого жизнерадостного пса неопределенной породы.

– Рада видеть, что вы отдохнули от тягот путешествия, майор. – Мэг ловко сняла плащ и шляпку с маленькой девочки. – Вы ведь еще не встречались с моими крестницами, верно? – Она указала на девочку повыше: – Это Тиззи. А это, – указала она на вторую девочку, – Лиззи. Девочки, это майор Ховард.

Обе девочки с серьезным видом сделали книксен. Пока Тиззи застенчиво изучала незнакомца, дерзкая малышка Лиззи забралась к Джеку на колени. Пятнистая кошка, до этого там находившаяся, поспешила благоразумно удалиться.

Лиззи выразительно на него посмотрела.

– Я кормила с мисс Мэг цыплят. У нее самые красивые цыплятки в мире.

Не желая отставать от сестры, Тиззи добавила:

– А я помогала доить коров.

– Какие умницы! Мисс Мэг очень повезло, что у нее такие помощницы, – с восхищением произнес Джек, решив, что держать теплую бесхитростную малышку было очень приятно. – Он перевел взгляд на девушек. – Если я буду называть вас Мэг и Фиби, вы в свою очередь должны звать меня Джеком.

– Справедливо. Вы уже заметили, что у нас дома не слишком придерживаются формальностей. – Мэг сняла капор и тряхнула блестящими каштановыми локонами. – Девочки мне уже очень помогли, а мы еще будем готовить рождественскую выпечку.

Видения орехов и фруктов заполнили голову Джека, и он с надеждой спросил:

– А можно мне тоже помогать?

– Конечно. Чем больше компания, тем веселее. Однако, думаю, мы это отложим на вечер. Кажется, будет снег, поэтому сегодня днем нам лучше воспользоваться хорошей погодой и набрать зеленых веток.

Когда собака подбежала к гостю и положила голову ему на колено, Мэг добавила:

– Это Раггер. Он «смешка» охотничьей собаки.

Джек улыбнулся такой характеристике и потрепал пса за ушами. Будет снег? Это наверняка задержит капитана Ховарда. Возможно, он может еще ненадолго отложить свое признание.

Дверь вновь открылась, и переменчивый Раггер бросился приветствовать вошедшего красивого юношу. Мэг приветствовала вновь прибывшего любящими объятиями.

– Ты как раз вовремя, Филипп! Мы собирались садиться за стол. Уверена, в Глостере тебя ужасно недокармливали.

– Ужасно, – со смехом согласился тот.

Взяв брата за руку, Мэг подвела его к Джеку.

– Как видишь, наш гость приехал, а Джереми на несколько дней задерживается. Джек, уверена, вы бы в толпе определили, что Филипп – брат Джереми. Они похожи, как две капли воды.

– Рад познакомиться, Филипп. – Поскольку Лиззи не выказывала желания уйти, Джек протянул юноше руку, не поднимаясь.

– Такая честь, что вы приехали к нам, сэр. – Филипп с энтузиазмом пожал ему руку. Юноше было лет четырнадцать или пятнадцать, и он был похож на брюнетку Фиби.

– Это для меня честь. Ваши сестры очень радушно меня приняли.

Мэг была приятна искренность в голосе Джека. Она волновалась, что друг Джереми будет обескуражен тем, как скромно они живут, потому что знала, что сам он вырос в гораздо лучших условиях. Однако высокий майор чувствовал себя вполне комфортно. На самом деле, с удивлением подумала она, когда Тиззи подошла и прижалась к нему, Джек, похоже манил к себе детей и животных, как цветок – пчел.

Майор привел себя в порядок, и Мэг надеялась, что он произвел на Фиби хорошее впечатление.


* * *


Укутавшись и вооружившись корзинами, члены экспедиции за зелеными ветками покинули дом. На улице было холодно и ясно, лишь мягкая земля под ногами напоминала о вчерашнем дожде. Джек вдохнул бодрящий свежий воздух и решил, что Мэг права насчет вероятности снегопада.

Когда они проходили амбар, тишину прорезал пронзительный птичий крик. Джек подскочил, так как мимо него пронеслась большая блестящая и разноцветная птица.

– Господи, это что, павлин?

– Верно, это один из тех, кого Лиззи называет моими красивыми цыплятками. Глупая птица снова сбежала, – со вздохом сказала Мэг. – Филипп, поймай, пожалуйста, Лорда Пернатого и отнеси обратно в загон.

– Хорошо, но это займет несколько минут, – ответил ее брат. – Фиби, понеси мою корзинку. Я вас догоню, когда верну эту тупую птицу на место.

Дальше они двинулись без Филиппа. Фиби шла впереди с Тиззи, Лиззи и Раггером, а старшие члены группы – за ними. Джек покосился на хозяйку.

– Павлины?

– Они, конечно, из Пикок-Хилл, – пояснила Мэг. – Поскольку технически они не были частью особняка, мы забрали их с собой. Птицы довольно бесполезны, но мы подумали, что самое меньшее, что мы можем сделать, – это заставить лорда Мейсона купить собственных павлинов. – Она посмотрела на Джека со смесью вины и веселья в глазах. – По обеим сторонам от входа в Пикок-Хилл всегда стояли два великолепных дерева, подстриженных в виде павлинов. Через неделю после нашего переезда в Брук-Фарм кто-то подрезал обоим хвосты. Подозреваю, что это сделали Джереми и Филипп, но я побоялась спрашивать.

– Это был довольно безобидный способ выразить свой гнев. Ветки-перья снова отрастут.

– Так и было, – согласилась Мэг. – Это больше, чем заслуживает лорд Мейсон. – Они постепенно поднимались на холм и наконец достигли вершины, откуда открывался великолепный вид на окружающую местность. Юные участники похода устремились вперед, а Мэг остановилась и указала вдаль. – Вон там стоит Пикок-Хилл. Поскольку лорду Мейсону была нужна только земля, теперь дом пустует. Жаль, это всегда было такое счастливое место.

Сквозь голые ветки зимних деревьев Джек смог различить очертания симпатичного котсуолдского каменного особняка. В свете бледного солнца, он казался волшебным, сказочным королевством, из которого семью Ламбертов изгнали.

– Я обычно не копаюсь в прошлом, как сегодня, – виновато призналась Мэг. – Нам очень повезло, что мы смогли поселиться в Брук-Фарм, и я очень горжусь тем, как младшие приспособились к жизни на ферме. После переезда никто из них ни разу не жаловался.

– Возможно, потому что вы показываете им хороший пример.

Встретившись взглядом с майором, Мэг застыла, увидев восхищение в темно-синих глубинах его глаз. Она слабо подумала, что ему не следовало смотреть на нее так, словно она так же молода и привлекательна, как Фиби. От такого даже благоразумная старая дева могла потерять голову.

К счастью, в этот момент их нагнал Филипп. Когда они продолжили путь к зарослям падуба, он с застенчивым интересом обратился к майору:

– Сэр, Джереми писал нам, что вы совершили в битве при Витории [5]. Он говорил, что никогда в жизни не видел подобного мужества. Если вы не против, мы бы с радостью послушали ваш рассказ о сражении.

Джек Ховард выглядел смущенным.

– Вообще-то я против.

– Ваша скромность делает вам честь, сэр, но мне может больше не выпасть возможность встретить настоящего героя, – взмолился Филипп. – Я бы хотел услышать о произошедшем из ваших собственных уст.

Мэг открыла было рот, чтобы упрекнуть брата за то, что пристает к гостю, но ответ Джека ее остановил.

– Героизм на войне – это обман, Филипп, – тихо сказал он. – Да, иногда солдаты поступают очень смело, но чаще всего они делают то, что делают, потому что у них нет выбора – потому что безопаснее нападать, чем развернуться и бежать, потому что боятся показаться трусами, потому что они так устали бояться, что смерть уже кажется им желанной альтернативой. Хочешь увидеть истинный героизм, посмотри на вдову, пытающуюся в одиночку вырастить детей, или на доктора, отправляющегося в город, охваченный эпидемией чумы, чтобы лечить умирающих.

– Конечно, есть много видов смелости, – смутился Филипп, – но есть нечто величественное и восхитительное в том, что рискуешь жизнью во имя свое страны.

Ответ Джека прозвучал резко:

– Смерть иногда может быть необходимой, но в ней нет ничего восхитительного. Многие годы моим заветным желанием было умереть дома в собственной постели.

Филипп уставился на гостя, на его красивом лице явственно отразились потрясение и разочарование. Слишком хорошо воспитанный, чтобы критиковать майора за его негероическое отношение, он натянуто проговорил:

– Пойду заберу у Фиби корзину, я уже вижу падуб. – Развернувшись, он поспешил присоединиться к остальным.

На несколько долгих мгновений между Мэг и ее гостем повисло молчание. Наконец Джек хрипло произнес:

– Мэг, я не тот человек, за которого вы меня принимаете.

Мэг гораздо лучше брата догадывалась о жестоком опыте, скрывавшемся за его словами.

– Кто из нас такой, каким видится окружающим? Я уж точно не та сильная, великодушная женщина, какой вам представляюсь, так как тоже делала то, что делала, потому что у меня не было выбора, – тихо сказала она. – Не корите себя за то, что не соответствуете идеалу мальчишки. Филипп слишком юн, чтобы понимать, что в жизни нет ничего простого, тем более в понятии «смелость».

– Я это знаю, так в его возрасте был таким же. – Майор сделал глубокий вдох, и его крупная фигура напряженно застыла. – Я совсем не это имел в виду. Хочу сказать, что я не тот героический Джек Ховард, про которого говорил Джереми.

– Пожалуйста, ничего больше не говорите. Слова не в силах передать скрытую в сердце правду. – Стремясь убрать тени из полных страдания синих глаз Джека, она коснулась рукой в перчатке его предплечья. – Мои испытания отличны от ваших, но я поняла, что героизм проистекает из отчаяния. И хотя он, безусловно, достоин восхищения, в нем нет ничего выдающегося.

– Вы говорите, что слов недостаточно, но только что произнесли нечто жизненно важное гораздо более ясно, чем я. – Он накрыл ее руку ладонью и крепко сжал. – Однако вы делаете признание очень трудным.

На мгновение, когда их глаза встретились, Мэг почувствовала головокружение. Ферма, морозный зимний день, находящаяся рядом семья – все вдруг отошло на задний план, потеряв свою важность. Реальным был лишь стоявший перед ней мужчина, и возникшее между ними безграничное чувство близости.

Потрясенная, она высвободила руку.

– Рождество – не время для признаний, – сказала она нарочито легким тоном. – Это время надежд. Забудьте о прошлом и своих воображаемых неудачах и просто наслаждайтесь моментом.

Джек открыл было рот, но молча его закрыл. Его напряжение исчезло, как молоко из пролитого кувшина.

– Слушая вас, мне легко поддаться не слишком достойным порывам. Пожалуйста, не судите слишком строго, когда выясните, какой я слабак и обманщик.

– Уверена, вы слишком строги к себе. – Она улыбнулась, вспомнив, как он раздавал приказы, вытащив ее из потока. – Солдат, приказываю вам расслабиться и наслаждаться праздником.

Их смех был прерван горестным воплем, и они поспешили спуститься к кустам падуба, где Лиззи сосала пальцы, пораненные колючими листьями. Мэг быстро облегчила ее боль, и остаток дня прошел в простых увеселениях. Надев для защиты кожаные перчатки, они набрали корзины усыпанного яркими ягодами падуба, затем добавили туда же блестящего плюща. Филипп, позабыв о своем разочаровании, залез на большой дуб и срезал большую охапку омелы.

По дороге назад Лиззи устала, поэтому Джек отдал свои ветки остальным, а сам остаток пути нес ее на руках. Сонная девчушка склонила белокурую головку ему на плечо, и он чувствовал себя на удивление умиротворенным. Когда Мэг приказала ему расслабиться и наслаждаться моментом, майор отбросил прочь все сомнения и здравый смысл. Конечно, он поступал глупо, продолжая притворяться, ведь за этим неминуемо должна была последовать расплата, но не хотел сейчас беспокоиться об этом. По какой-то неведомой причине судьба направила его в эту теплую и радушную семью, так что она же могла бы ему и помочь справиться с неминуемым взрывом, когда правда выйдет наружу.

А пока он собирался наслаждаться каждым моментом.


* * *


Когда их группа подходила к дому, уже темнело. Поскольку вносить ветки до сочельника – плохая примета, колючий ворох оставили под навесом, а сами пошли на кухню.

После того как все выпили чаю и съели пироги со смородиной, Мэг сказала:

– Пойдемте, девочки, время сна.

– Не-ет! – хором воскликнули ее крестницы, а Тиззи добавила: – Мисс Мэг, мы можем помочь готовить ужин.

– Очень хорошо, что вы предложили помощь, – серьезно ответила Мэг, – но если сейчас не отдохнуть, боюсь, вы будете слишком уставшими, чтобы заниматься вечером выпечкой, а там мне ваша помощь будет гораздо нужнее, чем сейчас.

Девочки выглядели напуганными, поэтому Фиби воспользовались моментом, взяла их за руки и отвела в общую комнатку.

Джек с любовью смотрел, как они уходят.

– Ее правда зовут Тиззи?

– Вообще-то ее имя Томасина, но Лиззи не могла его выговорить, так что проще звать их Тиззи и Лиззи.

В разговор вмешался Филипп:

– Я пойду покормлю животных, пока не стемнело.

– Не проверишь свежие яйца? – Мэг сняла с крючка фартук и повязала на узкой талии. – Мне сегодня понадобится их много, да и на завтрак еще нужно.

Филипп кивнул и зажег фонарь.

Джек довольно неуверенно спросил:

– Могу я тебе помочь с этими поручениями?

– Конечно, сэр, если хотите, – с каменным лицом произнес Филипп.

Снаружи начало холодать, в воздухе хаотично кружились несколько снежинок.

– Филипп, прости, что сильно тебя разочаровал, – произнес Джек. когда они пересекли двор.

Юноша поспешно взглянул на гостя.

– Прошу вас, сэр, это я должен извиняться. Я много размышлял после нашего прошлого разговора. Джереми раньше говорил так же, но, когда я вспомнил его письма, то понял, что они изменились после того, как он несколько месяцев побыл в Испании. Он перестал писать о войне, а о сражениях упоминал только вкратце, обычно, чтобы заверить, что с ним все в порядке. Вместо этого он пишет о друзьях вроде вас и веселых происшествиях. Тогда я этого не заметил, но, кажется, теперь лучше понимаю, как война меняет человека.

– Так и есть. – Джек распахнул дверь сарая и пропустил вперед своего спутника, державшего фонарь. – Поздравляю, Филипп. Ты становишься мудрее гораздо быстрее меня. Хочешь быть солдатом?

Филипп повесил фонарь на крюк, и тот осветил стойла, в которых находились три лошади и четыре коровы.

– Оставлю это Джереми. Один из отцовских кузенов работает в Ост-Индской компании, он обещал взять меня в ученики, когда мне исполнится шестнадцать. Кто-то в семье должен зарабатывать деньги, ведь надо заботиться о сестрах.

Оказывается, Мэг – не единственная практичная натура в семействе Ламбертов, подумал Джек, впечатленный ясными и лишенными эгоизма рассуждениями Филиппа.

– Думаю, Фиби, если захочет, найдет себе мужа. Но почему не замужем Мэг? Неужели у мужчин Уилтшира нет мозгов?

Филипп взялся за вилы и начал раскидывать сено по стойлам.

– Тетя предлагала организовать для Мэг дебют в Лондоне. Я был совсем маленьким, но помню, как она радовалась. Потом заболела мама, и Мэг отменила свои планы. С тех самых пор она заботится о нас, и сейчас ей почти тридцать. – Он с излишней силой воткнул вилы в стог. – Вот потому я и хочу иметь возможность заботиться о ней.

– Разве так уж невероятно, что Мэг еще может выйти замуж. Она едва ли старуха.

Филипп все понял правильно. Опустив зубья вил на пол, он окинул Джека суровым взглядом голубых глаз.

– Поскольку Джереми здесь нет, я обязан спросить вас о намерениях в отношении моей сестры. И если они есть, то об их благородстве.

Вероятно, можно было бы посчитать противостояние мальчика и мужчины вдвое старше его смешным, но Джек был скорее тронут. Он завидовал Ламбертам, которых объединяла любовь друг к другу.

– Говорить о намерениях, пожалуй, рано, но если они у меня появятся, то определенно будут благородными.

Филипп расслабился.

– Хорошо. Не хотелось бы проткнуть вас вилами.

Джек усмехнулся.

– Будучи неисправимым трусом, уверяю тебя, что не стану рисковать. Мэг очень повезло, что у нее есть такие защитники.

– Даже Тиззи и Лиззи набросятся на любого, кто обидит Мэг, и поверьте мне, если их достаточно сильно спровоцировать, они сильно кусаются, – с чувством произнес Филипп. – Хотите помочь мне кормить павлинов капустой? Поверьте, это еще тот опыт.

В полной гармонии они закончили свои дела в сарае и пошли к птичнику.


* * *


Мэг вытащила из духовки пирог с мясом и почками и поставила на деревянную разделочную колоду, довольно разглядывая хрустящую золотистую корочку. Пирог был простым деревенским блюдом, но хорошо ей удавался. Когда Джереми только попросил разрешения привезти на Рождество друга, Мэг ввиду ограниченности финансов и жилых комнат в доме решила, что Джеку Ховарду придется принять их такими, какие они есть. К счастью, несмотря на свое благородное происхождение, майор ко всему относился с веселой благожелательностью. Он был похож на человека, который сможет по достоинству оценить хороший пирог с мясом и почками.

– Пора уже ставить вариться брюссельскую капусту? – поинтересовалась Фиби.

– Подожди, пока вернутся Филипп и Джек. – Мэг помешала содержимое кастрюли. Сегодня вечером она готовила фасолевый суп, густой и острый. – Нет ничего хуже посеревшей, переваренной брюссельской капусты. – Посмотрев на сестру, она с надеждой спросила: – Что ты думаешь о майоре Ховарде сейчас, когда у вас было время получше познакомиться.

Фиби погрустнела.

– Прости, Мэг. Знаю, ты надеялась, что мы можем друг другу понравиться. Должна признаться, я и сама бы этого хотела. Однако, боюсь, этому не бывать.

– Разве он тебе не нравится?

– Очень нравится, – заверила Фиби сестру. – Майор добр, и в нем есть какая-то восхитительная надежность. Однако он гораздо старше, чем я ожидала, и вовсе не изысканный – больше похож на большого косматого медведя. Не могу представить, что влюблюсь в такого, и он определенно не расположен влюбляться в меня. – Она дразняще улыбнулась сестре. – Знаю, ты беспокоишься о моем будущем, но это же не последний шанс. Вместо того, чтобы очаровывать майора Ховарда, я готова подождать. Может, появится кто-нибудь лучше.

Услышав слова Фиби, Мэг ощутила такое сильное облегчение, что это ее потрясло. Возможно ли, что она хочет сама заполучить майора? Эта мысль была такой абсурдной, что она почувствовала, как по щекам ползет румянец. Пытаясь скрыть свою реакцию от заинтересованного взгляда сестры, Мэг зачерпнула ложку супа и попробовала, обжегши язык. Она ахнула и замахала рукой в тщетной попытке остудить рот.

– Нужно еще посолить.

Потянувшись за солью, Мэг решила, что суп гораздо более безопасная тема для обсуждения, чем мужчины, потому что обожженный язык заживет гораздо быстрее обожженного сердца. Добавив большую щепотку в кастрюлю, она решительно напомнила себе, что, если Фиби не интересуется майором, это вовсе не значит, что он доступен для нее самой. Потом она повторила это про себя еще раз.

И еще раз.


* * *


В доме, где Джек вырос его скорее терпели, чем любили, поэтому он не знал счастья веселого празднества до этого вечера. Приготовление выпечки оказалось занятием для всей семьи: Филипп и Фиби мелко резали орехи и сухофрукты, Джеку поручили растирать кусочки сахара в пудру, а Тиззи и Лиззи, похоже, помогали Мэг тем, что визжали и засыпали себя и ее мукой. Кошки и Раггер периодически шныряли под столами, надеясь, что вся эта бурная деятельность подарит и им чего-нибудь вкусненькое.

Под чутким руководством Мэг они напекли гору мясных пирожков, достаточную, чтобы всем обитателям Брук-Фарм хватило по пирожку на каждый из двенадцати дней Рождества, чтобы обеспечить удачу на грядущий год. Потом занялись имбирными пряниками, Мэг заставила всех вырезать из теста звездочки.

Когда дом стал наполняться восхитительными пряными ароматами, Фиби неожиданно запела. К удивлению Джека, все остальные к ней присоединились, словно распевать «Радость миру» было самой естественной вещью на свете. Для Ламбертов, очевидно, так оно и было. У Фиби было очень красивое сопрано, хотя и чуть слабоватое из-за недавней простуды, у Мэг – грудное контральто, а у Филиппа – очень приличный тенор. Даже Тиззи и Лиззи подпевали, их высокие чистые голоса были похожи на ангельские.

Когда песня закончилась, Мэг оторвалась от перемешивания шоколадно-орехового пудинга и посмотрела на гостя.

– Вы поете, Джек? – спросила она с колдовской улыбкой. – Нам бы не помешал баритон.

Взглянув в ее теплые ореховые глаза, Джек ощутил в груди какое-то странное чувство. Сердцем дома Ламбертов была вовсе не кухня, а сама Мэг. И больше все на свете ему захотелось провести все оставшуюся жизнь, окруженным ее теплотой. Если бы они были одни, он бы так ей и сказал.

Вместо этого он хрипло откашлялся.

– Если вы не возражаете услышать голос, про который говорят, что он может остановить бегущего быка, буду рад присоединиться.

На этот раз первым запел Филипп, выбрав «Остролист и плющ», и в течение следующего часа они перепели все известные им рождественские гимны. Тогда Джек научил их простой испанской песенке, которую часто слышал, будучи на Пиренейском полуострове.

Праздник потихоньку заканчивался. Сначала в постель отнесли маленьких девочек, затем взрослые стали зевать и жаловаться на усталость. Засыпая с пятнистой кошкой на животе, Джек знал, что никогда в жизни не чувствовал себя настолько частью семьи.


* * *


– Можете войти в гостиную! – торжественно произнесла Фиби.

Наступил сочельник, и Фиби, украшавшая комнату омелой, настояла на полной секретности. Тиззи и Лиззи от восторга и ожидания почти потеряли дар речи и периодически заглядывали в гостиную, пытаясь что-нибудь разглядеть.

Поддавшись всеобщему праздничному настроению, Джек испытывал такие же чувства, как и девочки. Выполнив необходимые обязанности на ферме, они с Филиппом внесли рождественское полено. Затем все сели на кухне и стали превращать собранные зеленые ветки в длинные гирлянды. Мэг тем временем наготовила еще вкусностей для рождественского ужина.

Когда Фиби всех позвала, они торжественно вошли в гостиную и увидели результаты ее творчества. Джек и так был готов восхищаться всем, что она сделала, но ему даже не пришлось притворяться.

Тиззи и Лиззи восторженно завизжали, а Мэг взяла в руки венок и воскликнула:

– Фиби! Какая отличная мысль – использовать для украшения павлиньи перья. Я бы никогда не додумалась.

Венок представлял собой двойной круг из сухой лозы и был традиционно украшен ветками вечнозеленых растений, алыми ягодами, свечками и омелой. Этого было бы достаточно, чтобы сделать его красивым, однако банты из серебряной ленты и переливающиеся разноцветные кончики павлиньих перьев превратили венок в шедевр.

– Это было просто гениально, правда? – согласилась Фиби. Определенно, ложной скромностью она не страдала.

Взяв у Мэг венок, Филипп с озорной улыбкой взглянул на вторую сестру.

– Учитывая, что ты сама тщеславна, как павлин, тебе следовало бы до этого додуматься много лет назад.

Мгновение Фиби разрывалась между поведением взрослой дамы и естественным инстинктом ответить на оскорбление. Инстинкт победил, и она бросила в брата горсть обрезков перьев.

– Уж кто бы говорил! Это не я спрашивала, похожа ли я на портрет лорда Байрона.

– А тебе и не надо – ты на него похожа гораздо больше моего, – ответил Филипп и поспешно ретировался в противоположный конец комнаты, когда Фиби побежала за ним, сверкая гневным взглядом.

– Дети, дети, – мягко пожурила их Мэг. – Что подумает майор Ховард?

– Майор Ховард думает, что Ламберты умеют хорошо проводить время, – со смехом ответил Джек.

Фиби перестала гоняться за братом и мечтательно вздохнула.

– Я так хочу, чтобы здесь был Джереми. Я уже несколько недель жду, когда же он приедет домой на Рождество.

– Мы все ждем, – согласилась Мэг, – но скоро он вернется, и это почти так же хорошо. – Она улыбнулась гостю. – Хотя Джереми задерживается, нам повезло, что Джек здесь.

Джек ощутил сильный укол совести за свой обман, понимая, что если бы Джереми был дома, то его самого бы тут не было.

– Это мне повезло.

Мэг подхватила Лиззи на руки.

– Пора заняться остальными украшениями. Давайте поставим этого ангелочка на камин.

Лиззи радостно заверещала, Джек забрал ее у Мэг из рук и усадил на каминную полку, затем посадил рядом Тиззи. Светловолосые малышки целую минуту отлично изображали ангелочков, после чего потребовали, чтобы их спустили вниз, намереваясь помочь Фиби вплетать яркие кусочки павлиньих перьев в гирлянды.

Каминную полку украсили свечами, зелеными ветками и лентами, а по всей комнате развесили гирлянды, наполнившие воздух ощутимым запахом леса. Наконец Филипп повесил венок из омелы на люстру. Когда он зажег свечи, украшавшие комнату перья стали переливаться радужными синими и зелеными оттенками, а серебристые банты засверкали. Все присутствующие дружно затаили дыхание, восхищаясь получившимся эффектом. Снаружи было темно, дул резкий ветер, а в ярко украшенной комнате их согревали тепло и любовь. Больше всего – любовь.

Филипп затащил Тиззи под венок из омелы и громко чмокнул в щеку.

– Вот зачем нужны эти венки для поцелуев! – с широкой ухмылкой возвестил он.

Тиззи посмотрела на него с обожанием, затем своих поцелуев удостоились Лиззи и улыбающиеся сестры Филиппа.

Сообразительная Тиззи схватила Джека за руку и потянула под омелу, с надеждой ожидая награды. Он рассмеялся и постарался ей угодить, размышляя о том, что искренняя детская радость делала этот праздник еще более волшебным. Конечно, ему пришлось поцеловать и Лиззи, а потом к нему по-девичьи застенчиво подошла Фиби.

Получив игривый поцелуй от Джека, Фиби весело сказала:

– Твоя очередь, Мэг.

Джек бросил на Мэг потрясенный взгляд. Так же ясно, как если бы это было написано на стене огненными буквами, он понимал, что они оба думают о том поцелуе на конюшне в Чиппенхеме. Ведь она сама сказала, что им следует забыть о случившемся. Джек абсолютно точно помнил, как податливое тело прижималось к нему, какой был у нее вкус и как она отвечала на поцелуй. Помня об этом, теперь он никак не мог ограничиться мимолетным касанием губ.

Прежде чем ситуация превратилась в крайне неловкую, Мэг вышла вперед и подставила щеку, явно стараясь побыстрее покончить с этим делом. Джек быстро и неловко клюнул ее в щеку. Кожа цвета сливок под его губами была гладкой, как шелк. Затем к огромному облегчению Джека все закончилось.

Программа развлечений на вечер была простой, но подходила для всех возрастов. Они поужинали, затем были танцы, где Мэг и Фиби по очереди играли на стареньком спинете [6]. Взрослые пили рождественский пунш, а девочки – горячий сидр со специями. Играли в «дракона» [7] и «свои – соседи» [8], причем один раз с настоящей кошкой.

В конце концов Тиззи и Лиззи заснули, как котята, свернувшись рядом калачиками, и их пришлось нести наверх. Затем взрослые расположились у камина, и Ламберты стали вспоминать примечательные моменты предыдущих рождественских празднований. Джек говорил очень мало, хотя не раз сравнивал этот вечер с тем, что ему бы пришлось вытерпеть в когтях графини. Попивая пунш, он благодарил судьбу, что закинула его сюда.

Наконец Филипп встал и взял Фиби за руки.

– Пора в постель, соня, – сказал он, вынуждая ее тоже подняться. – Придется идти самой, потому что я тебя не донесу.

– Но я еще не хочу спать, – запротестовала девушка.

Ее брат бросил многозначительный взгляд в сторону Мэг и Джека.

– Хочешь.

Глаза Фиби расширились, и она преувеличенно громко зевнула:

– Пожалуй, ты в кои-то веки прав. Я действительно устала.

Уводя сестру из комнаты, Филипп заговорщически улыбнулся Джеку. Тот чуть не рассмеялся – похоже, он приобрел союзника.

– Мне тоже следует пойти спать. Завтра будет насыщенный день. Утром надо приготовить гуся, сходить в церковь, сделать еще кучу вещей, – пробормотала Мэг, когда брат и сестра покинули комнату, однако с места не встала.

Свернувшаяся на диване в окружении двух кошек, Мэг мечтательно улыбалась, и ее взъерошенные локоны блестели в свете камина. Она выглядела так прелестно, что Джеку захотелось ее проглотить, хотя он и не должен был испытывать голоден после всего съеденного за ужином. Если бы он обладал хотя бы крупицей здравомыслия, то тоже пошел бы спать и оставил молодую хозяйку в одиночестве и безопасности, но эти мгновения мирного единения были слишком драгоценными, чтобы так быстро от них отказываться.

Желая занять чем-то руки, чтобы удержать их подальше от Мэг, Джек поставил бокал на стол и подошел к большим настенным часам, украшенным поверху веточками остролиста.

– Всегда любил часы с кукушками. Они сломаны или просто остановились, потому что вы были слишком заняты, чтобы их починить?

– У этих часов есть своя история. Отец купил их в Мюнхене, когда в молодости ездил по Европе. Он всегда очень любил эти часы, и они украшали его кабинет в Пикок-Хилл. – Мэг поднесла бокал к губам и допила остатки пунша. – В этом кабинете он и умер. Это случилось очень неожиданно – доктор сказал, что отказало сердце. В тот день часы остановились и с тех пор не ходят.

Заинтригованный, Джек осторожно погладил гладкое, красиво вырезанное дерево. Стрелки остановились на 11:27.

– Вы решили оставить их в таком виде в качестве напоминания об отце?

– Не совсем. Просто столько всего случилось после его смерти: потеря Пикок-Хилл, вынужденный переезд. У нас не было ни времени, ни денег, чтобы отдать их в починку. – Мэг печально улыбнулась. – Думаю, надо этим заняться. Джереми не получит Пикок-Хилл, так хотя бы унаследует папины часы, и они будут ему гораздо полезнее в рабочем состоянии.

– Хотите, я посмотрю? – предложил Джек. – Я неплохо разбираюсь во всяких механизмах. Если не смогу починить, то хотя бы скажу, что с ними не так.

Поскольку на лице Мэг отразилось сомнение, Джеку пришлось ее уговаривать:

– Прошу вас. Я не привез с собой рождественских подарков, так что починка часов станет моим вам даром. Обещаю, что хуже, чем есть сейчас, не сделаю.

Мэг улыбнулась.

– Очень хорошо, если вам это не трудно. Я сама люблю эти часы, хотя всегда считала, что кукушки поступают бесчестно, подкидывая яйца в гнезда других птиц. Бедные птички из сил выбиваются, выращивая прожорливых кукушат.

Слова Мэг неожиданно оказались настолько близки к истине, что Джек чуть не выронил часы. Разве сам он не был такой вот рождественской кукушкой, оказавшейся в чужом гнезде? Он мысленно вознес краткую молитву, чтобы Мэг оказалась более терпима к нему, чем к презираемой ею птице.

– Кукушка не так уж отличается от родителей-аристократов, которые отдают своих детей на воспитание няням, – заметил он, открыв часы.

– Вот еще одна причина презирать аристократов, – резко отозвалась Мэг, – хотя няням все-таки платят в отличие от несчастных жертв кукушечьего обмана.

Джек сосредоточился на часах, с тревогой понимая, что ему понадобится приложить немало усилий, чтобы Мэг сочла его подходящим претендентом. Возможно, ему следует признаться прямо сейчас, пока она пребывает в добром расположении духа от удовлетворения прошедшим вечером и выпитого пунша.

Наконец решившись, он открыл было рот, но тут его пальцы нащупали в футляре часов нечто неожиданное.

– Здесь что-то мешает, по-моему, бумага. Мог кто-то из детей что-то туда запихнуть?

– Думаю, да, – без особого интереса проговорила Мэг. – В Пикок-Хилл и окрестностях всегда было много детей. Радуйтесь, что это бумага, а не что-нибудь похуже вроде дохлой лягушки.

Джеку удалось вытащить бумагу, не порвав ее. Это был большой плотный лист, пожелтевший и потемневший от времени. Полный любопытства, Джек расправил его на столе и стал вглядываться в выцветшие строчки при мерцающем свете камина.

Текст был составлен на латыни, и ему понадобилось некоторое время, чтобы разгадать старые юридические обороты. Затем он ахнул, и его сердце заколотилось, как бешеное.

– Мэг, взгляните-ка.

Удивленная его тоном, она отставила бокал, подошла к нему и заглянула через плечо.

– Очень надеюсь, что не вызову у вас напрасных надежд, – выдавил Джек, – но, по-моему, это акт о владении Пикок-Хилл.

Мэг почувствовала, как кровь отливает от лица. Схватив бумагу, она повернула ее к огню.

– Святые небеса, – прошептала она. – Вы правы, это он. Незадолго до своей кончины, отец помахал этим листом перед моим носом и сказал, что лорд Мейсон отдал бы целое состояние, чтобы его заполучить. – Она благоговейно коснулась старых букв. – Как, вы думаете, он оказался внутри часов?

Джек задумался.

– Вы сказали, что ваш отец умер в кабинете. Когда ему стало плохо, он мог мыслить не слишком внятно и решить, что надо спрятать бумагу в надежном месте, чтобы Мейсон до нее не добрался. Висевшие на стене часы всегда были ему дороги, поэтому он запихнул документ внутрь, и механизм заело. Точно мы уже никогда не узнаем, конечно, но это довольно логичное объяснение.

– Но откуда лорд Мейсон знал, что мы не сможем найти документ? – непонимающе спросила она.

Джек снова задумался.

– Возможно, ваш отец сказал Мейсону, что он в надежном тайнике. Потом, когда он так неожиданно умер, Мейсон решил поставить на то, что никто не знает, где именно ваш отец его спрятал.

– Это вполне в духе лорда Мейсона, он известный игрок, – медленно проговорила Мэг. – Он ничего не терял, а его блеф отлично окупился. Презренный негодяй!

– Его полоса удачи закончилась, – с глубоким удовлетворением заметил Джек. – Вы теперь не только сможете заявить права на Пикок-Хилл, но и выдвинуть против лорда Мейсона обвинение в мошенничестве. Вероятно, он хорошо раскошелится, чтобы не дать делу дойти до суда и избежать всеобщей огласки. Сомневаюсь, что он захочет прослыть как человек, укравший наследство у сирот.

Мэг была слишком счастлива, чтобы думать о возмездии.

– Знаете, что это означает? – спросила она, сияя от радости. – Джереми сможет продать свой патент, вернуться в Пикок-Хилл и жениться на своей возлюбленной, Анне Маршалл. Простите, Джек, знаю, вы будете по нему скучать, но нам он здесь нужен больше. Фиби сможет выйти в свет, а Филиппу не придется ехать в Индию, если он сам не захочет…

Она рассеянно откинула волосы назад, стараясь предугадать все последствия случившегося.

– Вы преподнесли нам на Рождество самый невероятный из подарков, Джек. Я понимаю, что слова не в силах всего передать, но от всего сердца вас благодарю. Мне надо пойти рассказать об этом Филиппу и Фиби.

– Пусть спят. Документ пролежал в часах пять лет, так что подождет до утра. – Джек встал и, приподняв ее лицо за подбородок, заглянул ей в глаза. – Вы всегда говорите «мы» и «нам», Мэг. Разве нет ничего такого, что бы вы желали лично для себя?

Когда Мэг посмотрела в манящие синие глаза Джека, ее охватила дрожь. Она не стала сопротивляться, когда он привлек ее в свои объятия под венком из омелы. Его теплые губы коснулись ее губ, и он начал тщательное и неспешное исследование, которое ничуть не походило на целомудренный поцелуй, который он подарил ей ранее.

Потеряв голову от счастья и желания, Мэг ответила на поцелуй. Фиби была права, когда отметила в Джеке Ховарде какую-то восхитительную надежность. Кроме того, он был самым привлекательным из известных ей мужчин. Он заставлял ее чувствовать себя такой же неотразимой, как Елена Троянская. Она даже чуть не выронила из рук драгоценный документ.

Внезапно Джек отстранился, но, к счастью, продолжал крепко удерживать Мэг за талию, иначе она бы просто упала.

– Завтра после завтрака, посещения церкви и всех остальных дел я должен буду сказать вам нечто очень важное, – хрипло произнес он. – Вам – не Филиппу, Фиби или Тиззи с Лиззи, а только вам. Потом я задам вам вопрос. Вы же знаете, о чем я спрошу, правда, Мэг?

– Да, Джек. – Мэг знала, что в эту волшебную ночь возможно все, даже то, что этому великолепному мужчине могла понравиться старая дева вроде нее.

– Хорошо. Тогда подумайте над ответом. – Он склонил голову и коснулся ее губ кратким, искусным поцелуем на тот случай, если она забыла за последние шестьдесят секунд. – Просто скажите «да».

– Да, Джек, – послушно повторила Мэг. Она знала, что ее глаза, должно быть, сияют подобно двум Вифлеемским звездам.

Он развернул ее и легонько шлепнул по попе.

– А теперь идите в постель, мисс Ламберт, иначе сегодняшняя ночь может закончиться таким образом, что Филипп почувствует себя обязанным все-таки проткнуть меня вилами.

Мэг проплыла через комнату и в дверях обернулась.

– Спокойной ночи, Джек. – Она послала ему воздушный поцелуй. – Я люблю тебя.

Когда он, просияв от радости, сделал шаг по направлению к ней, Мэг развернулась и бросилась бежать через холл и кухню в свою комнату. Единственное, что не дало ей провалиться под землю от смущения, – осознание того, что она сказала чистейшую правду.

В комнате было холодно, поэтому Мэг положила документ на стол и быстро разделась. Затем она передвинула полосатую кошку, Страйпер, в изножье кровати и залезла под одеяла. Обхватив руками подушку, она шепотом повторила:

– Я люблю тебя, Джек.

Жизнь была просто идеальной.


* * *


Когда Мэг проснулась, было еще очень рано – на востоке небо лишь слегка окрасилось рассветными красками. Она с наслаждением потянулась, чувствуя себя прекрасно, несмотря на непродолжительный сон. Может ли быть, что события прошлой ночи ей всего лишь приснились? Нет, светлый прямоугольник на ее столе в сумраке был тому доказательством.

Джек сказал, что хочет о чем-то ее спросить и что она должна ответить «да». Мэг коснулась губ, еще хранивших память об его поцелуе. Красивый, добрый мужчина, спавший наверху, действительно хотел на ней жениться. Когда она была моложе то дважды отказывала поклонникам, желавшим взять ее в жены, но считавшим ее семью неприятной обязанностью. Джек был другим, потому что прекрасно вписался в их семью, словно в ней специально для него оставалось вакантное место. Нетрудно будет дать ему желанный ответ.

Мэг была слишком переполнена энергией, чтобы оставаться в постели, поэтому она откинула покрывала, оделась, спустилась в кухню и развела огонь. Нафаршировав гуся для запекания, она достала картошку, лук, бекон и яйца, чтобы приготовить обильное рождественское блюдо, являвшееся традиционным рождественским завтраком в семье Ламберт.

Закончив приготовление завтрака, Мэг выглянула на улицу и увидела, что уже почти полностью рассвело. За ночь выпало несколько сантиметров пушистого снега, Достаточно, чтобы сделать снежный крем [9]. Тиззи и Лиззи это понравится. Джеку, вероятно, тоже.

Думая о Джеке, Мэг с глупой улыбкой смотрела в окно и тут услышала, как открылась входная дверь рядом с кухней. Она вздрогнула и на мгновение встревожилась, но потом поняла, что в такую рань рождественским утром мог приехать только один человек.

Она пробежала через кухню.

– Джереми? – тихо позвала она, не желая разбудить остальных. – Это ты?

Стройный, покрытый снегом силуэт появился в дверях кухни.

– Верно, я, – произнес знакомый и такой любимый голос. – Замерзший, уставший и готовый к тому, чтобы меня баловали.

С визгом, который сделал бы честь Лиззи, Мэг бросилась в объятия брата. Сразу после этого на лестнице послышались шаги и появился Филипп с всклокоченными волосами и в наброшенной наспех одежде.

– Джереми! Ты наконец добрался!

– Вот что я называю правильным приемом! – воскликнул Джереми, так крепко обнимая сестру, что приподнял ее от пола. Поставив Мэг на ноги, он добавил: – Ты уменьшилась, большая сестра.

Повернувшись, он любяще обнял младшего брата за плечи.

– А ты вырос.

Мэг изучала усталое, но счастливое лицо Джереми. Он выглядел определенно старше и крепче. Ее маленький братик стал мужчиной. Расчувствовавшись, Мэг произнесла:

– Ах, Джереми, чтобы это Рождество стало идеальным, не хватало только тебя.

– Не совсем. – Джереми с улыбкой сделал шаг назад и указал на высокого молодого брюнета, стоявшего у двери. Мэг его не заметила, поскольку незнакомец тактично оставался в стороне во время семейных приветствий. – Посмотри, кто еще приехал.

Мэг лишь на мгновение почувствовала себя выбитой из колеи. Значит, Джереми привез еще одного друга. К счастью, гусь был довольно большим. Она с одобрением посмотрела на гостя. Как и Джереми, он был заляпан дорожной грязью и небрит, но все равно оставался очень привлекательным.

– Очень рад нашему знакомству. Вы не возражаете, если я буду называть вас по имени? – произнес вновь прибывший. – Джереми так много рассказывал мне о своей семье, что у меня чувство, что я уже со всеми вами знаком.

– Конечно. А как вас зовут? – спросила Мэг, решив, что у молодого человека очаровательная улыбка. Фиби он понравится.

Джереми рассмеялся.

– Конечно же это Джек Ховард.

Гость с элегантным поклоном поцеловал протянутую Мэг руку.

– Простите, не смог уведомить вас, что не успеваю добраться до Чиппенхема, три дня назад, – покаянно произнес он. – Из-за ветра мой пакетбот сбился с курса, и мы с Джереми прибыли в Лондон почти одновременно. Лишь благодаря простому совпадению мы встретились вчера вечером на постоялом дворе. Дилижанс был полностью загружен, поэтому мы наняли почтовую карету и всю ночь ехали, чтобы успеть сюда к Рождеству.

Мэг ахнула.

– Но вы не Джек Ховард.

– Уверяю вас, это я, – сказал он, блеснув серыми глазами. – Без сомнения, вы ожидали кого-то более представительного, но Джереми за меня поручится.

Мэг чувствовала себя так, словно обратилась в мраморную статую, затем встретилась взглядом с не менее потрясенным Филиппом.

Со второй попытки ей удалось прохрипеть:

– Если вы Джек Ховард, то кто же тогда тот человек, что спит сейчас наверху в постели Джереми?


* * *


Майора разбудила пятнистая кошка, ткнувшаяся ему в щеку в поисках внимания. Он рассеянно погладил ее пушистую голову, думая о Мэг. Джек надеялся, что она согласится ускорить свадьбу.

Услышав звуки внизу и догадавшись, что Мэг уже встала и вовсю занимается хозяйством, он тихо поднялся и оделся, решив, что либо поможет ей на кухне, либо соблазнит в зависимости от того, что будет более уместным.

Он дошел по коридору до лестницы и как раз начал спускаться, когда услышал роковые слова:

– Если вы Джек Ховард, то кто же тогда тот человек, что спит сейчас наверху в постели Джереми?

Джек замер, рукой держась за перила. Он настолько убедил себя, что на это раз судьба к нему благосклонна, что забыл о дамокловом мече, занесенном над его головой. И вот теперь удерживающая его нить оборвалась.

Он почти был готов сбежать, но было поздно. Под его ногой скрипнула доска, и четыре пары глаз из прихожей уставились на него. Там находился Филипп, его нахмуренная более взрослая копия, высокий молодой брюнет с удивленным выражением лица и Мэг. Его милая Мэг, которая теперь смотрела на Джека, словно на незнакомца.

Он со стоном сел на ступеньку и закрыл лицо ладонями, усиленно размышляя, как можно объяснить свое поведение.

Прежде чем у него появилась такая возможность, Мэг с побелевшим лицом выпалила:

– Кто вы такой, черт побери?

Джек посмотрел на нее.

– Меня зовут Джек Ховард, – кратко ответил он. – Просто я не тот Джек Ховард, которого вы ждали.

В голосе Мэг был лед:

– Вы действительно майор?

Когда Джек кивнул, внизу послышался удивленный шепот, и в разговор вступил Джереми:

– Вы майор Джек Ховард из 51-го полка? «Безумный Джек» Ховард, герой Бадахоса [10]?

Джек вздрогнул.

– Каюсь, да.

Мужчина с черными волосами воскликнул:

– Бог ты мой, Безумный Джек Ховард! Очень рад с вами познакомиться, сэр. Хотел бы я получать по гинее всякий раз, когда мне предлагали купить выпивку, думая, что я – это вы. По-моему, мы дальняя родня.

– Очень может быть, – согласился Джек. – У меня есть двоюродная бабка, которая сможет разъяснить суть родства.

Он видел, что Филипп быстро оправился от удивления и теперь с любопытством рассматривал гостя-самозванца, пытаясь сопоставить его обличительную речь на тему героизма с нелепым прозвищем. Мэг же выглядела так, словно кто-то ударил ее ножом в самое сердце.

Брови Джереми сошлись на переносице.

– Я слышал, что вы продали патент, потому что унаследовали титул графа Уинстока? – сказал он с вопросительной интонацией.

Джек вздохнул.

– Вы отлично осведомлены, капитан Ламберт.

Ответ Джека стал для Мэг последней каплей. С перекошенным от душевной боли лицом она развернулась и убежала прочь.

– Мэг! Прошу, дай мне возможность объяснить, – в отчаянии крикнул Джек. Отказавшись от попыток вести светскую беседу, он бросился вниз по ступенькам и, пробежав мимо потрясенных молодых людей, последовал за Мэг в гостиную.

Когда ее дверь с громким стуком захлопнулась, Джереми Ламберт повернулся к младшему брату.

– Будь добр, объясни, какого дьявола здесь происходит?

Филипп весело ухмыльнулся.

– Мэг обнаружила его в «Георге» в Чиппенхеме. Он приехал с ней сюда и, если я не ошибаюсь, сестренка уже почти решила оставить его при себе. К несчастью, она немного расстроилась, обнаружив, что он может оказаться тигром, а не домашним котом.

– Ты хочешь сказать, что майор Ховард – то есть лорд Уинсток – хочет жениться на нашей Мэг? – удивился Джереми.

– Думаю, да. Хотя мне никто ничего не говорит.

Сверху послышался мелодичный голос.

– Джереми, это ты?

Фиби слетела вниз по лестнице, великолепная в своем алом одеянии и с растрепанными красивыми темными локонами. Как и старшая сестра, она кинулась к брату в объятия.

– Чудесно, что ты смог вовремя приехать домой на Рождество!

– Действительно, – рассмеялся Джереми. – Хотя мне уже кажется, что я по ошибке попал в Бедлам. – Взяв Фиби под руку, он повернул ее в сторону своего спутника. – Это мой друг Джек Ховард… Капитан Ховард из 45-го полка, прошу не путать с майором Ховардом из 51-го, хотя это уже явно случилось.

Пытаясь разобраться в словах брата, Фиби машинально протянула руку, а затем ахнула, уставившись на капитана.

– Вы… вы выглядите именно таким, каким я представляла друга Джереми, – глупо произнесла она.

Капитан поцеловал ей руку, затем выпрямился, так и не выпустив ее.

– Вы Фиби. Вы не можете быть кем-то другим. – У него был ошарашенный вид человека, который на большой скорости врезался в каменную стену. – Вы не можете себе представить, как я ждал встречи с вами.

Филипп закатил глаза. Опасаясь, что они так и будут до бесконечности бросать друг на друга влюбленные взгляды, он легонько ущипнул сестру за попу.

– Пойди надень что-нибудь поприличнее, Фиблз, ты заставляешь меня краснеть.

На этот раз покраснела Фиби, вспомнив, что почти не одета. Выпустив руку капитана, она бросила на Филиппа убийственный взгляд и прошептала себе под нос:

– Только попробуй снова назвать меня этим отвратительным прозвищем… Фиппи.

– Мир! – ухмыльнулся он. – Больше никаких прозвищ.

Пока изумленный капитан провожал взглядом поднявшуюся наверх Фиби, Филипп решил сыграть роль хозяина дома.

– Джереми, капитан Ховард, вы, должно быть, замерзли и умираете с голоду. Почему бы вам не пройти на кухню и не выпить за завтраком горячего чая?

Путники с готовностью согласились, и Филипп сопроводил их на кухню, философски вздохнув. Немного странно, если у них в итоге обоих зятьев будут звать Джеками Ховардами, но они, без сомнения, научатся с этим жить.


* * *


Единственное, что не дало Мэг разразиться слезами – тот факт, что Джек последовал за ней в гостиную. Она отошла в дальний угол комнаты.

– Ваша игра окончена, и, думаю, вам пора уезжать, лорд… Как вас там, Уинсмок?

– Уинсток, и я не уйду, пока не скажу то, что намеревался. – Он посмотрел на нее с мольбой во взгляде. – Сегодня, чуть позже, я собирался сказать вам правду – на самом деле я уже пытался признаться раньше, а вы повторяли, чтобы я ничего больше не говорил. Признаю, что не должен был так все оставлять, но я действительно пытался все объяснить.

Мэг через силу усмехнулась.

– Значит, вы говорили правду, когда утверждали, что я принимаю вас не за того человека. Глупая, я-то думала, что вы намекаете на темное и таинственное прошлое. Ничего-то я не поняла, да?

– Вы поняли гораздо больше, чем я мог сказать, Мэг, – тихо произнес он. – Пожалуйста, попытайтесь и сейчас понять.

Его слова заставили Мэг замолчать. Вспоминая все три дня пребывания майора в Брук-Фарм, она осознала, что он действительно несколько раз пытался ей о чем-то сказать, но разговор всегда уходил в сторону. Были и другие мелочи: он никогда не рассказывал о Джереми, своем полке или любом другом аспекте своего происхождения. Считая, что знают, кто он такой, Ламберты не замечали в его поведении ничего необычного.

У Мэг заполыхали щеки, когда она поняла, что неправильно все понимала от начала и до самого конца. Особенно прошлой ночью, не мог же он в самом деле подразумевать, что, будучи графом, хочет на ней жениться. Одному богу известно, что он имел в виду. Она нервно сжимала и разжимала руки.

– Зачем вы поехали со мной домой?

– Я не был бы таким дерзким, если бы был трезв, но, казалось, вы меня знаете, и вы были так красивы и добры. Я бы последовал за вами куда угодно, – просто ответил он.

Мэг поежилась. Он не выглядел, как граф или легендарный герой войны, а все еще был похож на Джека, большого, помятого, с непредсказуемой смесью робости и юмора в обманчиво честных голубых глазах.

– Как вы вообще оказались в «Георге»? Наверняка граф Уинспок для празднования Рождества имеет место получше.

– Уинсток. И нет, лучшего места у меня не было. – Он слабо и невесело улыбнулся. – Когда мы встретились, я убегал от двоюродной бабки, вдовствующей графини Уинсток, самой ужасной старой драконихи, какую только можно встретить. – Его голос потеплел. – Вы замерзли. Я разведу огонь в камине, и вам станет лучше.

Мэг действительно замерзла, но старалась держаться поодаль, пока он, встав на колени, умело разводил огонь.

– Почему вы убегали?

Он выбил искру и, присев на корточки, наблюдал, как разгорается трут.

– Вам привести короткую причину или длинную?

– Длинную.

Все еще глядя в камин, Джек сказал:

– Я не должен был стать графом, поскольку был осиротевшим троюродным братом, и между мной и титулом находились еще полдюжины наследников. Когда родители умерли, мой двоюродный дед, третий граф, взял на себя хлопоты по моему воспитанию. Вдовствующая дракониха была его женой. Как и вы, они знали свои обязательства перед семьей и были довольно скрупулезны в исполнении своего долга. Но в отличие от вас, они исполняли его с теплом и обаянием пары злобных ежей.

Он вздохнул и провел пальцами по каштановым волосам, безнадежно их взъерошив.

– Я не говорю, что кто-то был жесток со мной. Просто Уинстоки были очень заняты, а я не представлял… для них важности и жил на задворках Хейзелвуда, как мышка в чулане. Меня послали учиться в школу, но не в Итон, конечно. Итон был для наследников.

Я проводил каникулы в Хейзелвуде, потому что мне больше было некуда пойти. Мне дали содержание, довольно скромное, чтобы я не зазнавался, и купили офицерский патент, когда я достаточно вырос, чтобы меня можно было отправить в люди. Никто не приглашал меня приехать обратно на побывку, хотя, надо честно признать, никто бы не выгнал из поместья, если бы я приехал. Будучи Ховардом, я имел полное право там находиться. Но это не совсем то же самое, что быть желанным гостем.

Мэг против воли ощутила укол в сердце. В голосе Джека не было жалости к себе. Просто лишенная эмоций констатация факта, за которым скрывалась огромная, как мир, печаль. Она сделала несколько шагов по направлению к камину.

– Но теперь вы хозяин Хейзелвуда. Это должна быть большая разница.

– Мне, конечно, будут подчиняться, но едва ли полюбят. В Хейзелвуде всегда было маловато любви, и то, что я стал его владельцем, не сможет это в одночасье изменить. Я долго не общался с семьей и понятия не имел, насколько близко оказался к титулу. Я был потрясен, когда меня вызвали в Англию, чтобы возложить обязанности после смерти моего кузена, пятого графа. Я все еще не слишком привык к мысли, что являюсь главой семьи. – Он грустно улыбнулся. – А то, как вы ругали аристократов, сделало мое признание в грехах еще труднее.

Мэг прикусила губу. Она вела себя не слишком-то любезно.

– Вы только что прибыли с Пиренейского полуострова?

– В тот самый день, когда встретил вас. Вдовствующая графиня все организовала, но, как всегда, забыла спросить о моих желаниях. Ее секретарь встретил меня в Лондоне и озвучил список того, что мне следует избегать, дабы не опозорить новый статус. Он не мог заставить себя называть меня лордом Уинстоком и на самом деле едва держался в рамках простой вежливости. Вытерпев это в течение получаса, я поддался приступу бунтарства, вышел из гостиницы и сел на первую попавшуюся карету. Оказалось, что она идет в Бристоль. Остальное вы знаете.

Мэг примостилась на краешке дивана и протянула руки к огню. Ей стало гораздо теплее.

– Похоже, эта графиня – настоящий кошмар.

– Так и есть, – согласился Джек. – Поверьте, для нее это так же непросто. Ее родные сын и внук умерли, и то, что я занял их место, стало горькой пилюлей. Но она примет меня и станет помогать, потому что это ее долг. Не сомневаюсь, что мы с ней научимся вполне мирно уживаться, но даже хорошо, что я отказался проводить Рождество в Хейзелвуде. Она должна знать, что я не позволю собой помыкать.

Мэг снова поежилась, должно быть, где-то был сквозняк.

– Значит, Брук-Фарм оказался просто удобным местом, чтобы спрятаться от графини.

– Когда я приехал в «Георг», я убегал, и мне подошла бы любая гостиница. – Его серьезные голубые глаза встретились с ее. – Но едва я увидел вас, у меня появилось направление, куда бежать. Как я уже говорил, я знал, что вы олицетворяете собой все, за что сражаются мужчины: дом, тепло и любовь.

Мэг крепко сцепила лежавшие на коленях руки.

– И вы не посмеивались втайне над нашей провинциальной простотой?

– Господи, Мэг, да нет же! Я был так тронут, так благодарен за то, как вы и ваша семья меня приняли. Я чувствовал себя, словно вернулся домой после долгих скитаний. Встреча с вами была назначена судьбой. Иначе как объяснить тот факт, что я оказался в нужном месте в нужное время с нужным именем, а настоящего Джека Ховарда там не оказалось? – Он криво усмехнулся. – Если бы я рассказал вам правду, мне бы пришлось уехать, а сама мысль об этом казалась невыносимой. Это было бы сродни изгнанию из Эдемского сада.

Мэг невольно усмехнулась.

– Это Адама и Еву изгнали, а вы играли роль змея-искусителя.

Услышав ее смешок, Джек просветлел.

– Нет, не змея, а кукушки, случайно оказавшейся в чужом гнезде и слишком счастливой, чтобы желать оказаться выброшенной в холодный и жестокий мир.

Она прикусила губу.

– Я бы не выгнала вас, зная, что вам некуда податься на Рождество.

– Так не выгоняй меня сейчас, Мэг, – сказал он, протягивая ей руку.

Мэг нерешительно ее приняла, и Джек стащил ее с дивана и усадил на ковер рядом с собой. Так близко к камину ей гораздо теплее, даже довольно уютно.

Он взял ее руки в свои.

– Вчера я говорил, что хочу тебе кое-что рассказать, а потом задам вопрос. Теперь ты знаешь, что я хотел рассказать. Ты подумала над ответом на вопрос?

– А какой был вопрос, Джек? – спросила Мэг.

Он удивленно поднял брови.

– Разве ты не знаешь?

– Я думала, что знаю, но, возможно, я ошибалась. – Выражение его глаз заставило ее задохнуться. Теперь ей стало жарко, даже чересчур. – Лучше тебе прямо сказать, что ты имеешь в виду.

Джек нежно ей улыбнулся.

– Я хочу на тебе жениться, конечно.

– Чтобы я защищала тебя от вдовствующей графини?

– Нет, – ухмыльнулся он. – Вернее это только маленькая часть причины. Я хочу на тебе жениться, потому что люблю тебя и точно без тебя погибну. – Он поднес ее руки к губам и по очереди поцеловал.

Мэг переплела пальцы с его.

– Знаешь, я ужасно люблю руководить и буду нещадно тебя мучить.

Он выглядел воодушевленным.

– Пожалуйста, мучай меня, Мэг. Ты представить себе не можешь, как я этого жду.

Она рассмеялась.

– Ты что, никогда не бываешь серьезным, чудак-человек?

– Я серьезен, когда говорю, что люблю тебя. – Внезапно он пристально посмотрел ей в глаза. – А ты вчера не шутила?

Она покраснела и помотала головой.

– Я никогда раньше не была влюблена и этим утром почувствовала себя дурой, когда поняла, что влюбилась в кукушку.

Джек рассмеялся и привлек ее в свои объятия, прижав к груди. Мэг расслабилась, думая о том, какой он большой и уютный.

– Ты все еще не ответила на мой вопрос, – прошептал Джек ей на ухо. – Ты выйдешь за меня?

– Из меня не получится настоящей графини.

– Чтобы стать настоящей графиней, надо всего лишь выйти замуж за графа, а об этой части я позабочусь, – сказал он со смехом. – С твоими теплом и мудростью ты станешь такой графиней, которой в Хейзелвуде доселе еще не видели.

Слабея, она привела последнее из придуманных возражений:

– Мы знакомы всего три дня.

– Но я искал тебя всю свою жизнь.

У Мэг перехватило дыхание. Сейчас стало довольно легко поверить, что он герой войны, учитывая, как легко он сметал ее защитные бастионы.

– Неужели все так просто?

– Для меня да. – Он погладил ее по волосам. – И если ты действительно любишь меня, Мэг, то для тебя это тоже должно быть просто.

Радость расцвела в груди Мэг и развеяла последние сомнения.

– Это и правда очень легко, да? – удивленно произнесла она. – Да, Джек, я выйду за тебя.

Он издал радостный клич и повалился на ковер, увлекая ее за собой, так что она оказалась распростертой на его груди в самой подходящей позе для серьезного поцелуя. На следующие несколько минут они полностью позабыли о гостях и Рождестве. Затем послышался тихий скрип открывающейся дверцы, за которым прозвучало звонкое: «Ку-ку! Ку-ку!»

Они прекратили целоваться и стали считать.

– Девять, – с удовлетворением произнес Джек. – Часы работают, как положено. Думаешь, твой отец был бы рад?

– Бог ты мой! – Мэг прижала руку к губам. – Я совершенно забыла о документах на Пикок-Хилл. Мы должны рассказать остальным. Это будет просто незабываемое Рождество!

Джек поднялся на ноги, затем помог встать Мэг.

– Оно уже незабываемое.

Пытаясь символически восстановить свой облик благопристойной старшей сестры, Мэг весело призналась:

– Я никогда не думала, что кукушонок и его приемная семья могут, несмотря на все свои различия, полюбить друг друга. Хотя рождественских кукушек я как-то раньше не встречала.

Джек со смехом обнял возлюбленную за плечи и повел к двери. Однако прежде чем выйти из комнаты, он отдал честь висевшим на стене часам – как знак уважения птице одного с ним полета.


~ К О Н Е Ц ~

[1] На самом деле фамилия секретаря – Уизл (Weezle), что созвучно английскому слову «проныра», но я решила все-таки попытаться передать ее смысловую нагрузку. – Здесь и далее прим. Ксю.

[2] почтово-пассажирское судно.

[3] Ла-Корунья (А-Корунья) – крупный город на северо-западе Испании; в 1809 году был оккупирован французской армией Наполеона и освобождён английской армией генерала Джона Мура.

[4] Виндзорское кресло было придумано в начале XVIII века в сельской местности южной Англии и первоначально было кухонной мебелью. Отличительная черта мебели этого семейства жесткая, без мягкой набивки конструкция, основанная на седушке вырезанной из цельного куска дерева, что придает ей характерные черты.

[5] Битва при Витории (21 июня 1813) – сражение между наполеоновской армией и соединенными английскими, испанскими и португальскими силами неподалеку от баскского города Витория в ходе испанской войны за независимость, которая началась сразу после вторжения Наполеона в Португалию в 1807 г. Англо-испано-португальскими войсками командовал Артур Уэсли. ставший в следующем году герцогом Веллингтоном. В сражении при Витории французские войска под командованием короля Жозефа Бонапарта были разбиты и отброшены за Пиренеи.

[6] Небольшой домашний клавишный струнный музыкальный инструмент, разновидность клавесина.

[7] Рождественская игра, в которой хватают изюминки с блюда с горящим спиртом.

[8] Детская игра, в которой участники, расположившиеся по четырем углам игровой площадки, пытаются поменяться местами, в то время как игрок, стоящий в центре, пытается занять место одного из них; дословно с англ. «кошка в углу».

[9] Вид сладкого десерта на основе взбитых сливок. Иногда в приготовлении использовался настоящий снег.

[10] Бадахос – город в Испании, где 6 июня 1801 г. был заключен мир между Испанией и Португалией. Здесь же 31 мая 1808 г. вспыхнуло восстание против Наполеона I. В 1811 г. подвергался осаде со стороны 17000 французов под предводительством Сульта и сдался на капитуляцию, а в следующем году выдержал три осады англичан.


на главную | моя полка | | Рождественская кукушка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу