Книга: Сборник 'Три конфеты'



Сборник 'Три конфеты'

Евгений Проворный

Сборник «Три конфеты»


Содержание

Станица

Домой

Три конфеты

Саперы

Начало

Дорога

Африка

Розы

Девочка Оля

Учителя

Сны. Приехать на Восток


Станица


Завтра едете на Станицу

Убываете в шесть ноль

Говорит тэвэо замкомбрига

Много не берите

Вы на сутки

Туда и обратно

Добавляет он

Я не слушаю и собираю рюкзак

Как будто перебираюсь на новое место

Навсегда

И оказываюсь прав

Ближе к обеду когда добираюсь

Мне объявляют что я здесь на неделю

А там посмотрим

Разведчики к которым мы прибиваемся

Не выказывают особой радости

Особенно их повар

Или мне так кажется

Продукты на вас прибудут только вечером

Объявляет нам командир разведчиков

Ну это терпимо

Тем более весь день не до еды как-то

Командир просит не фотографироваться нас

На фоне вот того серого полуразрушенного здания

Оно легко узнается на фото

Да да конечно

Нам-то что

Мы гости

Делаем что скажут

Здесь две собаки

Тимон

Огромный рыжий пес

Его каждый раз хочется потискать

И щенок с кличкой

Которую я все время забываю

Вечером нас зовут ужинать

Мне кажется у меня галлюцинация

Перед нами

Стоит огромная сковородка жареной картошки

Запах ее входит в ноздри

А оттуда сразу в сердце

В мое маленькое сердце

Которое теперь принадлежит

Молодому солдату

Повару

С унылым лицом нарезающим хлеб для нас

Он видно уже прикинул

Насколько ему прибавится работы на завтра

Плюс 20 веселых десантников

Плюс 20 постоянно голодных и гордых

Кто-то говорит

Что для мужчины

Самый большой кайф

Это близость с женщиной

Кто-то говорит

Что это дорогой алкоголь

Или наркота

Не знаю братья мои

Самый большой кайф стоит передо мной

В огромной солдатской сковородке

Пьянею от каждого кусочка

Улыбки разливаются по нашим лицам

И горячая хрустящая картошечка

Опускается вниз в наши желудки

Как водка после первой рюмки опускается по пищеводу

И все переглядываются за столом приговаривая

О пошла родимая

Потом выходим на мороз

Кто-то закуривает

Ночное небо на горизонте полыхает алым

Ото наші хуярять отвєтка пішла

Слышу я чей-то голос рядом с собой

Звуки Градов здесь совсем не страшные

Я запрокидываю голову

Надо мной только небо

Темно-синее луганское небо

Близкое луганское небо

И я под ним

Такой легкий красивый и смертный


Домой


Мы стоим в лесу

На берегу реки Айдар

Сейчас она замерзла

И по ночам солдаты докладывают мне

Что слышат

Как ломается лед под кем-то

Я отправляю резервную группу

Выясняется что это

Снова дикое животное

В прошлый раз кто-то такой же дикий

Подорвался на растяжке

Сегодня отсыпаюсь

Лежу в спальнике

В наушниках грустная музыка

И мне хочется домой

Из начальства меня никто

Не трогает

Завтра в наряд

Вот завтра и будут трогать

Я выбираюсь из спальника

Март

И на улицу можно выходить в кителе и

Тельняшке

Рядом копается в движке старого шишарика

Солдат

По виду старик совсем

Но меня не проведешь

Если солдат выглядит как старик

Значит ему не больше 40

Потому я солдата ни о чем не спрашиваю

Мы здороваемся

Он ныряет в глубины мотора

А я медитирую со жменей семечек

Местные семечки

Пока самые вкусные

Которые я ел в своей жизни

Вчера я вернулся сюда

На старое место

Выпрыгнул из КрАЗа

Рядом поставил рюкзак

Проходивший мимо старшина

Улыбнулся

«Це ви на дємбель?»

Настроение мое сразу улучшилось

Хотя конечно это не дембель

До него далеко

Но уже ближе чем было

Старшина не ошибается

Значит так тому и быть

Значит скоро

Домой


Три конфеты


Капелан говорит

Что это заменитель счастья

Для меня здесь

Я рассказал что при любом

Удобном случае

Покупаю себе

Сладости

В селе

Название которого

Наверное до сих пор

Называть нельзя

В тамошнем магазине

Я купил два кило

Вкуснейших конфет

Мы жили тогда у разведчиков

Я приехал

И ходил с пакетом

Угощал всех

Осталось три конфеты

Я пошел

Нагрел воду

Налил

В свою термочашку

Дождался пока

Чай заварится

Вышел на улицу

И съел три конфеты

Запивая чаем

То был самый сладкий чай

И самые вкусные конфеты

Чистый воздух

Тишина

И опасность


Саперы


Когда срабатывает растяжка

Это очень громко

Даже если вы стоите

Где-то в лесу

Я было взялся за рацию

Чтобы вызвать резервную группу

Но в эфир вклинились саперы

И назвали три заветные цифры

Я успокоился

И вспомнил что им велено

Разминировать все

Вокруг лагеря

Чтобы личный состав смог

Без препятствий провести уборку

Прилегающей территории

Да

И на войне

Оказывается

Может быть

Парко-хозяйственный день

Он выдался солнечный

Апрельский

Хотелось снять китель

И ходить по командному пункту в тельняшке

Но так нельзя

А было бы неплохо

Я даже представил

Как мы все ходим по лагерю

В плавках

Большинство личного состава

Положили разноцветные подстилки

На травку

Грубые десантники

Держат в руках высокие стаканы

С трубочками

Рядом в волейбол

Играют студентки

Филфака

Все они топлес

Когда кто-то из них отбивает мяч

Спортивная грудь подпрыгивает

Вместе с хозяйкой

Я представлял это

А где-то недалеко

Снова сработала растяжка

Так громко и так выпукло

Что я вежливо булькнул в эфире саперам

«Карась», там точно все четыре-пять-ноль?»

Саперы весело ответили

Что у них все очень

Хорошо

Что они почти закончили

Экие молодцы

Подумал я

Но зачем же так громко

Всех студенток распугали


Начало


Майор в 11 кабинете

Обращается к нам

Не иначе как

«Товарищи офицеры»

Сегодня отправят

Только двоих

Меня и парня

Тихо сидящего у кабинета

Пообещали

Что на Одессу будет ехать колонна

И мы присоединимся

«Товарищи офицеры»

Это сказано нам

Майор с черной тканевой сумкой

То ли для документов

То ли для инструментов

Выходит стремительно

Из кабинета номер 11

Мы за ним

Пока его машина прогревается

Мы на заднем сидении

Знакомимся

«Руслан»

«Женя»

Вяло шутим

«Товарищи офицеры»

Это снова нам

Товарищ майор как бы оповещает

Что мы трогаемся

Отъезжаем

У порога областного военкомата пусто

Колонной отправляющейся на Одессу

Тут и не пахнет

Втроем поднимаемся на второй этаж

Ждем в коридоре

За это время майор

Говорит что он танкист в третьем поколении

И что единственное о чем надо помнить

Это

На броне три точки опоры

Он повторяет это нам

Три точки опоры

Пока ехали

Майор объяснял Руслану

«Я указал вам в документах, что вы работали завхозом,

Чтобы вам в этом направлении можно было служить»

Меня майор ни о чем не спрашивал

А сразу записал в десантники

Что-то неприятное легонько кольнуло внутри

Но я тут же мысленно махнул рукой

Как будет так будет

Крупный подполковник сидел за маленьким столом

В маленьком кабинете

За руку он поздоровался с нами

«Деньги на дорогу вы им дали?»

Спросил он у майора

Тот ответил молчанием

«Доедем»

Пообещал я

Личные дела нам дали в руки

Там же были наши серые жетоны

Прощаясь подполковник

Встал из-за стола

Еще раз пожал нам руки

Мы вышли на улицу

К машине майора

«Товарищ подполковник такие вопросы задает,

Как будто не знает»

Недовольно прокомментировал он свое маленькое унижение в кабинете

«Ну, вы нас здесь не бросите?»

Уныло пошутил Руслан

«Нет, я довезу вас до кольца, а там вы сядете на маршрутку»

Он и правда подвез нас до остановки

Вышел из машины

Помог выгрузить наши сумки

Обнял по-отечески

Может это и выглядело пафосно

Но мне даже показалось что майор прослезился

Мы приехали к автовокзалу

Нашли автобус до Одессы

«Деньги у меня есть, доедем»

Сказал я Руслану

«У меня тоже есть»

Грустно ответил он

По салону шел водитель

И собирал за проезд


Дорога


Мне кричали

Браво

Одноклассники

А я пел тихонько

Себе под нос

Странную песню

Которую знал только я

Возвращался домой

Одной и той же дорогой

И думал о будущем

Кем я стану

И вот теперь мне

41

И я до сих пор не знаю

Кто я

Это все конечно

Неправильно

В этом возрасте

Нужно знать

Кто ты

Зачем живешь

И что сделал в этой жизни

А я живу дальше

Все так же

Ничего не зная

Все так же

Как и в шестом классе

Возвращаюсь домой

Одной и той же

Дорогой

И она пожалуй

Единственное

Что мне известно наверняка


Африка


Африка встречает

Парнем в робе

Он здоровается на

Взлетной полосе

С другим

Таким же в робе

Они обнимаются

Я

Воспитанный на

Рифмованных текстах

Чуковского об Африке

Рассчитывал на крокодилов

Нил

И Бармалея

С большими усами

Но вокруг желтый песок

А под ногами горячий асфальт

Автобус везет нас по пустой дороге

Вдалеке виднеются невысокие

Коричневые горы

И мне уже хочется домой

В свой маленький Вышгород

С сосновым лесом вокруг

Широким Днепром

И футболом по воскресеньям

На искусственном газоне


Розы


Розы в мамином саду

Два куста

Школьный пиджак с дыркой на локте

Первый кросс вокруг школы

Дорога домой старыми немощенными улицами

Пятерки в дневнике записанные красными чернилами

Воля размером с мир

Любовь размером с тело

Ищите и обрящете

А что искать

Когда вот оно

Тут

Под ногами

Буквально

Синее море Очакова

С отвесными глиняными берегами

Сотней пионэров

Трезвых воспитателей

Уезжающих в другой город

Без сожаления без любви

Вспоминающих уже в автобусе

Об оставленной на тумбочке

Книге

Из библиотеки

Нет не вернусь

Думают они

И передают водителю за проезд

Нате

Тут без сдачи


Девочка Оля


На втором курсе я влюбился

В девочку Олю

Маленькую худенькую селяночку

Одногруппницу

Вскоре она почувствовала

И стала чаще мне улыбаться

Я садился на лекциях сбоку

Искоса поглядывал на Олю

И налюбоваться не мог

На семинарах она

Показывала неудовлетворительные результаты

Получала троечки

Я сочувствовал

И надоедал рассказами о своей безответной любви

Одногруппнику Олегу

Он предлагал простое решение

Взять вино и прийти в общагу к Оле

Для меня

Студента воспитанного на письмах Чехова

Новом Завете

Это было пошло

Я жаловался сестре

Своему дневнику

Снова жаловался Олегу

А позже жаловался еще и его девушке

Все сочувствовали

Пол-группы нашей уже знали о моей любви к Оле

Которая продолжала улыбаться и молчать

Однажды я таки решился

Но немного перепутал последовательность

Предложенную Олегом

Я напился и пришел в общагу

Постучал в двери Олиной комнаты

Она вышла в халатике

И шлепанцах

Коридор был пуст

Пьяный язык мой оттолкнул бедную девочку

Она за пол-часа моего монолога

Сказала только одну фразу

«Я йду. Мені це надоїло»

И вернулась в комнату

На утро я пришел на лекции

Не зная что сказать Оле о вчерашнем разговоре

Как повиниться

А на перемене узнал

Что у Оли через месяц свадьба

Она выходит замуж

За военного

Улыбчивого парня со светлым чубом

Из комендатуры

Что в ста метрах

От нашего института


Учителя


Учитель труда бросал

Деревянными заготовками

В тех кто его не слушал

Бросал мелом

В стоящего у доски и не знавшего

Что ответить

Учительница по русской литературе

Всегда стучала

Набалдашником от ключа

По столу

На котором

Лежало огромное стекло

Под него клали расписание

И еще какие-то важные бумаги

Стекло конечно

Трескалось

Мы говорили об этом учительнице

Но она неизменно

Отрицала

И говорила

Что так и было

Учительница физкультуры

Била с разворота

Открытой ладонью пацанов

Которые шептались

Пока она делала перекличку

Те кого она била

Вылетали из строя

Как сбитые кегли

Учительница географии

Заходила в класс

И садилась за стол

Этого было достаточно

Чтобы мы молчали

Опустив головы и замерев

Исподлобья наблюдая

Как ее палец

Ползет по списку с нашими фамилиями


Прошло время

И закончив институт

Я сам оказался в классе

Стоя за учительским столом

И ведя пальцем по списку с фамилиями

Это был первый урок в жизни

Колени мои дрожали

Я смотрел на учеников и понимал

Что это не я сейчас их испытываю

Ведя пальцем по списку

А они меня

Сорок пар глаз

Взрослых почти людей

Пока выполняли

Несложные мои команды

Открыть тетради

Записать название

Послушать задание

Они еще не знают меня

Что со мной случится в ближайшие двадцать лет

Это я сейчас пишу эти строки

И в курсе что было дальше со мной

С моими учениками

Куда завела кривая жизни

Каждого из нас

И странно

Я до сих пор не понимаю

Как меня приняли в тот раз

Как простили

Странный аванс

Дикое везение

За что

Спрашиваю я сейчас вас

Дорогие мои ученики

В далеком 1996

Вы простили меня

Худенького 19-летнего пацана

В черных брючках и белой рубашке

По сути такого же как вы


Сны. Приехать на Восток


Перед вечерним построением офицеры управления рассматривают ворон на плацу. Ворон много.

Они сидят на полоске, где нет снега и льда: под плацем теплотрасса. Кто-то шутит, что у ворон

сейчас тоже построение.

Офицеры управления - это мы. Полтора десятка мужчин в военной форме. Доводят приказ

комбрига - с 9-ти до 10-ти утра заниматься физической подготовкой. Командир на Востоке, но

даже оттуда чувствует, что здесь расслабились.

На следующий день в 9 часов мы у дверей спортзала. В руках кроссовки. Молча смотрим, как

начфиз бежит к нам с ключами наперевес, ступая в свежий снег.

Двери открываются, и офицеры понуро входят.

- Як є бажання, я м’яча дам, в футбол побігаєте, - начфиз обращается в к капитану Клаптыку.

- У мене немає бажання. Я виконую наказ командира, - отвечает капитан голосом, от которого у

начфиза пропадает желание предложить что-то еще.

Огромные офицеры в тельняшках без энтузиазма слоняются по залу.

На втором этаже кто-то из строевой обнаруживает теннисный стол и ракетки. Все потихоньку

перемещаются наверх. В теннисных сражениях час пролетает незаметно. Финслужба победила

строевую.

…В начале одиннадцатого вхожу в кабинет майора Середы. Он встает из-за стола навстречу.

Пожимаем друг другу руки. Высоко задираю голову, чтобы посмотреть в глаза майору. Он

заканчивает говорить по телефону, и его указательный палец направлен на меня:

- У вівторок їдеш на Схід.


К месту сбора подтягиваются десантники.

Меня окликает офицер управления. Вручает две белые картонные коробки. В его глазах

торжественность и гордость. Понимаю, что мне передают что-то очень важное и дорогое.

- Это бумага. Как приедешь на место, отдашь на командном пункте подполковнику Лиховолу. –

офицер делает паузу и поднимает указательный палец вверх. – Лично в руки!

Садимся в автобусы, на которых синими буквами написано «Шкільний автобус». О, военная

неоднозначность.

Прибываем на вокзал.

Ночь в дороге.


Харьков встречает людной площадью перед вокзалом. По ней я и молодой сержантик тащим мои

сумки и драгоценную бумагу для подполковника Лиховола.

КрАЗы ждут. Двери кунгов приветливо открыты. Встречающие водители по очереди обнимаются

с десантниками, курят, смеются. Перед тем, как ступить на подножку, во все глаза рассматриваю

широкую харьковскую улицу. Пытаюсь детально запомнить увиденное: цвет городского снега, девушек, светофоры. И наши огромные КрАЗы. Таксисты возмущены внезапной стоянкой

зеленых монстров на их месте. Но молчат и терпеливо ждут.

Первая остановка через час. Еще светло и люди в военной форме, по очереди посетив небольшое

кирпичное строение, идут к заправке. Там кафе.

Иду последним.

Уставшая девушка за барной стойкой. Только что продала все хот-доги, все пирожки, все

пакетированные соки. Мне остается крошечная булочка без ничего.


Прибываем в ночь. Отдаю Лиховолу бумагу. Он бережно принимает из моих рук коробки.

…утром в лесу тихо. Мороз. Вся живность, включая десантников, спряталась и не издает звуков.

Меня будит невысокий солдат с красным от мороза лицом:

- Покажу, де вам місце виділили.

Вчера в темноте каждый заночевал, где придется.

Впереди, среди стволов высоких сосен - спина моего провожатого. Звук его шагов гасит толстый

слой рыжих иголок.

Строения напоминают заброшенный пионерский лагерь. Или санаторий.

Идем мимо памятника. Со спины узнаю страшный почерк скульпторов-ленинистов. Проходим

двадцать метров. Оборачиваюсь – из-под насупленных бровей на меня смотрит Шевченко.

Приделанные усы, папаха, пиджак, раскрашенный желто-голубым - Шевченко. Окончательно

просыпаюсь.

Весь день меня никто не трогает. Получил оружие, боекомплект, бронежилет. Хожу с важным

видом. Такая война мне по душе.

Ближе к вечеру несколько солдат долго колдуют у полевой кухни. Рядом бегают собаки. Запах

идет по лесу. Закроешь глаза и думаешь, что дома.

Вдоволь наевшись плова, напившись горячего чаю, медленно укутываюсь в спальный мешок.

Глаза закрываются. Такая война мне по душе.

- …чуєте?! Зранку заступаєте! І зараз до начальника штабу зайдіть! – большая голова капитана

нависла надо мной.

В 11 вечера у начштаба работа кипит. Закончив говорить по закрытой связи, кладет трубку и

обращается ко мне тоном, каким произносят тосты имениннику:

- Завтра заступаешь оперативным черговым на капэ бригады!

Образуется пауза. Начштаба замирает. Наверное, ждет, что я захочу обнять его. Еще бы, такая

весть.


Евгений Проворный

Сборник миниатюр и верлибров (2017)




Станица

Домой

Три конфеты

Саперы

Начало

Дорога

Африка

Розы

Девочка Оля

Учителя

Сны. Приехать на Восток





на главную | моя полка | | Сборник "Три конфеты" |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу