Книга: Мир-кольцо. Летающие колдуны. Реликт империи



Мир-кольцо. Летающие колдуны. Реликт империи

Ларри Найвен

Мир-кольцо Летающие колдуны романы

Реликт империи рассказ

Ларри Найвен

Мир-кольцо

1. Луи By…

В погруженном в темноту Бейруте, в самом его сердце, в одной из многих кабин трансфера, материализовался Луи By.

Его коса тридцатисантиметровой длины блестела снежной белизной, кожа и обритая голова были желтые, а зрачки — золотые. Одет он был в голубую одежду, на которой золотом был вышит дракон. Когда Луи By материализовался, на его лице играла широкая улыбка, демонстрирующая красивые, жемчужные, вполне стандартные зубы. Он усмехался и махал рукой. Однако постепенно улыбка сползла с его лица. Лицо Луи стало словно резиновая маска, слегка обтрепанная и обвисшая. Годы давали себя знать.

Некоторое время он наблюдал кипящую вокруг него жизнь Бейрута, людей, появляющихся в кабинах неизвестно откуда, толпы пешеходов, бредущих по выключенным на ночь пешеходным дорожкам. Часы начали отбивать одиннадцать ночи. Луи By выпрямился и вышел в ожидающий его мир.

В Раште, где еще продолжалось веселье, было уже утро следующего дня, следующего после дня его рождения. Здесь, в Бейруте, было на час меньше. В ресторане под открытым небом Луи поставил всем желающим по нескольку рюмок ракии и спел вместе со всеми на арабском и всемирном языках. Около полуночи он перенесся в Будапешт.

Интересно, заметили ли уже в Раште, что он исчез с собственноручно устроенного приема? Наверное подумали, что он скрылся с какой-нибудь из женщин и появится через несколько часов. Однако Луи By исчез один, убегая от наступающей полночи и наступающего нового дня. Двадцать четыре часа — это слишком мало, чтобы отпраздновать двухсотый день рождения.

В Будапеште его ожидало вино, танцы, местные жители, считавшие его богатым туристом, и туристы, видевшие в нем состоятельного туземца. Он пил, танцевал и исчез около полуночи.

Его знакомые и приятели могут сами побеспокоиться о себе.

В Монако Луи By пошел гулять.

Воздух был теплый и чистый, и у Луи By несколько прояснилось в голове.

Он шел ярко освещенными тротуарами, прибавляя к их десятимильной скорости скорость своей ходьбы. В его голове промелькнула мысль, что в каждом городе на Земле существуют движущиеся тротуары, и все жители планеты двигаются со скоростью десять миль в час.

Эта мысль была невыносима. Она была не нова и все же невыносима. Повсюду одинаковые города: Бейрут, такой же, как Монако, как Рашт… и как Сан-Франциско… и как Токио, Лондон, Амстердам… В магазинах, вдоль которых продвигались тротуары, можно было купить везде одно и тоже. Все люди выглядели одинаково и одинаково одевались. Не американцы, не немцы, не египтяне — просто люди.

Эта унификация всей прежде разнообразной жизни была заслугой действующих три с половиной столетия трансферных кабин, которые покрывали весь мир густой сетью и обеспечивали мгновенную связь. Разница между Москвой и Сиднеем составляла долю секунды, и переход из одного города в другой стоил десять старов. За прошедшие столетия города настолько смешались в голове людей, что их названия стали реликтами далекого прошлого.

Сан-Франциско и Сан-Диего составляли северный и южный конец одного громадного, растянутого вдоль побережья города. Но многие ли из людей знали, где они в действительности находятся? Вероятно, мало.

Мысли Луи By были довольно пессимистичны, особенно если учесть, что это был его двухсотый день рождения.

Но объединение и смешение городов стало реальностью. Все это происходило на глазах Луи. Разнообразные местные, национальные особенности перемешивались сейчас в одну большую, напоминающую туманную серую пасту реальность города. Разве теперь кто-нибудь говорит на немецком, английском, французском или испанском? Каждый применяет всемирный язык. Мода изменятся сразу в целом свете одним конвульсивным мощным скачком.

Может, настала пора очередного Отлета? Один в небольшом корабле, летящем в неизвестность. Его кожа, глаза и волосы — только его, и борода, растущая как ей вздумается… И ничего общего.

— Глупость, — сказал сам себе Луи By, — ведь я только что вернулся.

Двадцать лет тому назад.

Приближалась полночь. Луи By занял свободную кабину, вложил в щель счетчика свою кредитную карточку и набрал код Севильи.

* * *

Луи By материализовался в комнате, освещенной солнечными лучами.

— Что случилось? — удивился он, зажмуривая глаза, привыкшие к темноте. Вероятно, что-то испортилось в кабине, так как в Севилье в это время не должно быть солнца. Луи By поднял было руку, чтобы попробовать еще раз, но когда он огляделся, то замер в удивлении.

Он находился в гостиничном номере, совершенно ему неизвестном. Обычный номер, и поэтому увиденное казалось еще более невероятным.

На Луи смотрело нечто, что вообще ни являлось ни человеком, ни даже гуманоидом. Существо стояло на трех ногах и рассматривало Луи глазами, расположенными на двух плоских головах, которые покачивались на стройных гибких шеях. Кожа существа была белой и казалась очень нежной. Между шеями, вдоль позвоночника и на бедрах росла густая и длинная шерсть. Две передние ноги были широко расставлены так, что небольшие когтистые подковки, выполняющие, вероятно, роль ступней, составляли почти равносторонний треугольник.

Луи понял, что это существо является каким — то животным с чужой планеты. В этих плоских головках не нашлось бы места на необходимый величины мозг. Но тут внимание Луи привлекла выпуклость между шеями, спрятанная под густой гривой. И вдруг вернулось погребенное под стосемидесятилетним слоем времени воспоминание.

Это был кукольник, кукольник Персона. Его череп и мозг находились именно под этим горбом. Он не был животным. Его интеллект равнялся человеческому. Глубоко посаженные глаза кукольника, по одному на каждой голове, неподвижно смотрели на Луи By.

Луи попробовал открыть двери кабины. Заперто.

Он был закрыт изнутри. Луи мог в любую минуту набрать код и исчезнуть, но такая мысль даже не пришла ему в голову. Не каждый день можно встретить кукольника. Они исчезли из исследованного космоса задолго до рождения Луи.

— Чем могу служить? — вежливо спросил он.

— Действительно, можешь, — ответил чужой… голосом, взятым прямо из роскошного сна подростка. Женщина, обладающая таким голосом должна быть в одно и то же время и Клеопатрой, и Еленой Прекрасной, Мерилин Монро и Лорелеей Ганс.

— Черт побери!

Проклятие было совершенно не к месту. Нет в мире справедливости! Чтобы таким голосом говорило существо с двумя головами и полом, который невозможно определить!

— Не расстраивайся, — проговорил кукольник. — Ведь ты можешь исчезнуть, если захочешь.

— В школе нам показывали таких, как вы. Исчезли давным-давно… Во всяком случае, так считали.

— Когда мой род оставил известный вам космос, меня с ними не было, — возразил чужак. — Я остался в известном космосе, потому что мой род в этом нуждался.

— А где же ты прятался? И где, черт меня побери, мы вообще находимся?

— Ты не должен об этом беспокоиться. Твое имя Луи By ММГРЕПЛН?

— Ты знаешь мой код? Ты следил за мной?

— Да. Мы можем контролировать сеть трансферных кабин этого мира.

Луи сообразил, что это в принципе возможно. Правда, при этом надо было затратить целое состояние на взятки, но это не проблема. Только…

— А зачем?

— Это очень долго объяснять…

— Ты можешь выпустить меня отсюда?

Кукольник немного подумал.

— Думаю, что мне придется это сделать. Но прежде я хочу сказать тебе, что у меня есть оружие. Если ты захочешь напасть на меня, я смогу тебя остановить.

Луи By фыркнул.

— Зачем бы я стал нападать на тебя?

Кукольник не ответил.

— Ах, догадываюсь. Вы трусы. Вся ваша система этики основана на трусости.

— Хотя это и не совсем так, я не стану возражать.

— Собственно говоря, могло быть и хуже, — пробормотал Луи. Каждая культура имела какие-то особенности. Во всяком случае, всегда легче было договориться с кукольником, чем с генетически параноидальным триноком, то есть с тем, кто не мог сдерживать свое стремление к убийству, или с неподвижным Грогсом, у которого… ну, мягко говоря, шокирующие хватательные приспособления.

Вид стоящего перед ним кукольника вызвал у Луи целую лавину запутанных, обрывочных воспоминаний. Научные данные об их торговой империи, контактах с людьми, а потом об их неожиданном исчезновении были перемешаны в его мозгу со вкусом первой папиросы, неумелой работой на пишущей машинке, целыми страницами всемирного языка, которые необходимо было заучить на память, с неуверенностью и разочарованиями молодости. Он слышал о кукольниках на уроках истории, а потом забыл о них на долгие годы. Неправдоподобно, сколько может вместить в себя человеческий мозг!

— Я могу остаться в кабине, если тебе так больше нравится, — проговорил Луи.

— Нет, мы должны встретиться.

Под гладкой кожей кукольника задрожали мышцы. Дверь открылась, и Луи By вышел из кабины.

Кукольник отступил на несколько шагов.

Луи сел в кресло не потому, что он устал и хотел сесть, а только чтобы доставить удовольствие кукольнику.

Если он будет сидеть, это докажет, что у него нет агрессивных намерений. Кресло было такое же, как и везде — самоприспосабливающееся к фигуре, предназначенное исключительно для людей. В воздухе чувствовался какой-то приятный, деликатный запах, нечто среднее между ароматами аптечной лавки и киоска со сладостями и ароматическими приправами.

Кукольник присел на подвернутой задней ноге.

— Ты удивлен, что я доставил тебя сюда. Необходимо более длительное объяснение. Что ты знаешь о моем виде?

— Уж очень много лет прошло с тех пор, как я был школьником. Я знаю, что у вас была торговая империя. Да? То, что мы называем «изученным космосом», составляло только небольшую часть этой империи. Мы знаем, что вы торговали с триноками, а мы столкнулись с ними только двадцать лет тому назад.

— Да, мы имели с ними дело. Главным образом при помощи роботов-посредников, насколько я припоминаю.

— У вас была империя протяженностью в сотни световых лет и существовала она несколько тысячелетий. Почему же вы исчезли, оставив все это? Почему?

— Неужели об этом уже забыли? Мы бежали от взрыва ядра Галактики.

— Ах, да, — Луи смутно припомнил, что цепная реакция Новых была открыта именно кукольниками. — Но почему это случилось теперь? Ядра солнц превратились в Новые десять тысяч лет тому назад, а свет их придет сюда через двадцать тысяч лет, не раньше.

— Люди не должны быть слишком самонадеянными, — возразил кукольник. — Я уверен, что вы способны нанести себе вред. Неужели вы не видите опасности? Вместе со светом появится космическое излучение, которое превратит эту часть Галактики в пустыню!

— Двадцать тысяч лет — это громадное количество времени!

— Уничтожение остается уничтожением и через двадцать тысяч лет. Мой род ушел в направлении Магеллановых облаков. Но часть из нас осталась на случай, если бы возникла какая-нибудь опасность. Сейчас это произошло.

— Да? А какая же опасность?

— Я не могу ответить тебе сейчас на этот вопрос. Но посмотри на это, — ответил кукольник, беря предмет, лежащий на столе.

И Луи, который все время пытался понять, где у кукольника находятся руки, увидел, что вместо рук он использует губы.

«И совсем неплохо использует», — подумал Луи, когда кукольник подал ему этот предмет, который оказался голограммой. Большие, как бы резиновые губы кукольника вытянулись на несколько сантиметров. Они были сухими, как пальцы человека, и окружены небольшими наростами. За сточенными, плоскими зубами растительноядного существа Луи увидел движение гибкого языка.

Он посмотрел на голограмму.

Сначала вообще ничего нельзя было понять, и Луи терпеливо ждал, пока образ не уложился в его мозгу в логическую последовательность. Небольшой, интенсивного белого цвета диск, например, солнце типа СО, К8 или К9. Часть диска была отсечена черным ровным сегментом. Нет, это не могло быть солнцем. Частично скрытая за диском, отчетливо выделяясь на черном фоне, виднелась полоска удивительной голубизны. Полоска эта была совершенно ровной, с острыми крыльями. На вид она была шире белого круга.

— Выглядит как звезда, окруженная обручем, — проговорил Луи. — Что это такое?

— Можешь оставить снимок у себя, если хочешь. Сейчас я уже могу открыть причину, по которой я перенес тебя сюда. Я предлагаю создать исследовательскую группу из четырех членов. Я включаю в это число и тебя, и себя.

— И что же мы станем исследовать?

— Вот этого я пока не могу тебе сказать.

— Не смеши меня. Надо быть ненормальным, чтобы решиться на участие в экспедиции, о целях которой ничего не знаешь.

— Желаю тебе всего самого наилучшего и поздравляю тебя с днем рождения, — проговорил кукольник.

— Благодарю, — ответил несколько удивленный Луи.

— Почему ты ушел со своего праздничного приема?

— Это тебя не касается.

— Касается. Извини меня, Луи By, но все же ответь: почему ты ушел?

— Я просто решил, что двадцать четыре часа — это слишком мало, чтобы хорошо отметить двухсотый день рождения. Поэтому я продлил день, уходя перед полуночью. Ты не можешь этого понять, не будучи человеком.

— Ты переполнен радостью от этого события?

— Ну… не совсем так… Пожалуй, нет…

Даже наверняка нет. Хотя прием удался. Он начался через минуту после полуночи. Луи не хотел терять ни одной минуты этого праздничного дня. Приятели его жили во всех часовых поясах. Кто хотел, мог в уютной миниспальне недолго поспать, к услугам других были возбуждающие средства.

На день рождения прибыли гости, которых Луи не видел уже сто лет, а также и те, кого он видел каждый день. Некоторые из них давно уже стали его смертельными врагами. Были и женщины, которых он не мог припомнить. Он сам удивлялся, сколько раз за жизнь менялись его вкусы.

Только для того, чтобы поздороваться со всеми гостями, ему пришлось потратить несколько часов. Громаднее число имен, которые нужно было запомнить! Слишком много его приятелей стало за прошедшие годы совершенно чужими людьми.

За несколько минут перед полуночью Луи By вошел в трансферную кабину и исчез.

— Мне все это смертельно надоело, — признался он. — «Луи, расскажи нам о своем последнем отлете», «Как ты можешь жить в одиночестве, Луи?», «Как хорошо, что ты пригласил амбассадора триноков, Луи!», «Давно не виделись, Луи!», «Эй, Луи, знаешь, сколько нужно джанксян, чтобы покрасить высотное здание?»

— Ну, сколько?

— Что, сколько?

— Этих джанксян?

— А-а-а. Нужно трех, чтобы красили, и двух, чтобы двигали небоскреб. Слышал этот анекдот еще в детском саду. Все, что было в моей жизни и прошло, все старые анекдоты, все вместив одном громадном доме… Не смог я этого выдержать.

— Ты беспокойный человек, Луи By. Твои Отлеты — ведь они начались с тебя?

— Не помню. Знаю, что они быстро вошли в обычай. Сейчас этим занимается большинство моих знакомых.

— Не так часто, как ты. Примерно раз в сорок лет тебе надоедает общество людей. Тогда ты забираешься в небольшой корабль и летишь на окраину исследованного космоса. В одиночестве. И летишь до тех пор, пока не начинаешь ощущать потребность в общении. С последнего, четвертого Отлета, ты вернулся двадцать лет назад. В тебе живет беспокойство, Луи By. На каждой планете, где живут люди, ты был достаточно долго, чтобы считаться местным жителем. Сегодня ты сбежал с собственного дня рождения. Может, тебя снова охватывает беспокойство?

— Ну, это касается только меня, не так ли?

— Да. Но я хочу тебя завербовать. Ты был бы хорошим членом исследовательской группы. Ты рискуешь, но сначала тщательно оцениваешь степень риска. Не боишься одиночества. Ты достаточно разумен и ловок, чтобы дожить до двухсот лет. На вид тебе можно дать двадцать лет, поскольку ты хорошо обращаешься со своим телом. Наконец, и это очень важно, ты хороший товарищ всех инопланетян.

— Это правда, — признался Луи, — Знал несколько ксенофобов и считал их ослами. Жизнь была бы бесконечно скучной, если бы вокруг тебя были одни только люди.

— Но ты не хочешь принять решение вслепую? Луи, может, тебя убедит довод, что кукольник останется с тобой? Всего, что было бы опасно для тебя, я буду бояться в два раза сильнее. Ведь разумная осторожность моей расы стала пословицей.

— Да, в этом ты прав, — подтвердил Луи. Откровенно говоря, он уже проглотил приманку. Все вместе: и внутреннее беспокойство, и любопытство, и интерес к инопланетянам — перевесили соображения осторожности. Куда бы ни собирался идти кукольник, Луи пойдет с ним. Но он все же хотел бы побольше узнать о цели отряда.

Луи находился в выгодном положении. Инопланетянин никогда не выбрал бы для себя такого помещения. Обстановка комнаты, с человеческой точки зрения совершенно обычная, располагала к вербовке.



— Если ты не хочешь сказать, что мы будем изучать, — проговорил Луи, — то, может быть, ты объяснишь, где это находится?

— Двадцать световых лет отсюда, в направлении Малого Магелланового Облака.

— Путешествие с гиперпространственным двигателем займет два года.

— Нет. У нас есть корабль, который движется быстрее. Проходит световой год за минуту с четвертью.

Луи открыл рот, но не сумел издать ни звука. За минуту и пятнадцать секунд?!

— Не удивляйся, Луи By. Разве иначе сумели бы мы выслать исследователей к ядру Галактики и узнать о начавшейся цепной реакции? Ты сам мог бы додуматься до существования такого корабля. Если моя миссия закончится удачно, вместе с чертежами я передам тебе и сам корабль. Этот корабль будет твоей наградой, зарплатой — как хочешь, так и называй. Ознакомишься с ним, когда мы догоним миграцию кукольников. И там же ты узнаешь, что является целью нашей экспедиции.

«Когда мы догоним миграцию кукольников…»

— Я согласен, — ответил Луи By. Увидеть миграцию целой расы! Гигантские корабли, несущие в себе сотни миллионов кукольников, целые экологические системы, поддерживаемые…

— Хорошо, — кукольник встал с места.

— Наша группа будет состоять из четырех членов. Сейчас мы отправимся к третьему.

И он пошел трусцой в трансферную кабину.

Луи спрятал таинственную голограмму в карман и двинулся за кукольником. В кабине он попытался увидеть код, который набрал тот, но все произошло так быстро, что Луи ничего не разглядел.

* * *

Луи By вышел вслед за кукольником из кабины и оказался в роскошном зале ресторана, погруженном в полумрак. Судя по черно-золотым ливреям официантов и незнакомой расстановке столиков, это был ресторан «Крошка» в Нью-Йорке.

При появлении кукольника раздался возбужденный шепот. Метрдотель, бесстрастный робот, провел их к столику. Вместо одного из кресел была принесена большая подушка, на которой уселся кукольник.

— Тебя здесь ожидали, — констатировал Луи.

— Да, я заранее заказал этот столик. В этом ресторане хорошо принимают инопланетян.

Только сейчас Луи заметил, что кукольник был не единственным представителем чужих рас: за соседним столиком сидело четверо каинов, и еще какие-то катлины — на другом конце зала. Принимая во внимание, что неподалеку находилось здание Объединенных народов, в этом не было ничего удивительного. Луи заказал себе кислое тегуило по-мексикански и сразу же занялся им.

— Это хорошая мысль, — проговорил он, — умираю с голоду.

— Мы пришли сюда не для того, чтобы есть, — возразил кукольник. — Нам необходимо найти третьего члена нашей группы.

— Здесь? В ресторане?

Кукольник громко заговорил, но совсем не для того, чтобы ответить на вопрос Луи.

— Ты никогда не видел моего кзина? Его зовут Кхула-Ррит. Я держу его дома. Очень забавный звереныш.

Луи чуть не поперхнулся своей тегуилой. У столика за спиной кукольника выросли четыре горы оранжевого меха, каждая из которых оказалась огромным живым кзином. Сейчас все четверо, оскалив свои острые как кинжалы зубы, смотрели в их сторону. Могло показаться, что они улыбались, однако такая гримаса у кзинов никогда не являлась улыбкой.

Фамилия Ррит принадлежала семье патриарха Кзинов. Луи, которому наконец удалось проглотить свою несчастную тегуилу, понял, что это ничего не меняет. Оскорбление было смертельным, а съеденным можно быть только один раз.

Кзин, сидящий рядом с кукольником, встал с места.

Густой оранжевый мех с черными пятнами вокруг глаз покрывал то, что можно было назвать жирным котом, если бы он не был восьми футов ростом. А вместо жира по всему туловищу бугрились мышцы, неестественно уложенные вокруг такого же неестественного скелета. Ладони, напоминающие черные перчатки, были вооружены громадными, далеко выступающими когтями.

Четверть тонны обладающего разумом хищника нависло над кукольником и спросило:

— Ты думаешь, что можно оскорблять Патриарха Кзинов и оставаться в живых?

Кукольник ответил без следа дрожи в голосе:

— Это именно я на планете, которая вращается вокруг Бета Лиры, ударил кзина по имени Куфт-Каптейн в живот и сломал три слоя его внутреннего скелета. Я ищу мужественного кзина.

— Говори дальше, — сказал черноглазый кзин. Несмотря на строение рта, выговор у него был безукоризненный. В голосе не ощущалось ярости, и посетители могли подумать, что кзин и кукольник беседуют, например, о погоде.

Но кушанье, от которого кзин только что оторвался, состояло исключительно из кровавого, дымящегося мяса, подогретого до температуры тела. Остальные кзины все время перепалки широко ухмылялись.

— Этот человек и я, — продолжал кукольник, — будем изучать место, о котором не знает ни один кзин. Найдется ли настолько отважный воин, чтобы пойти туда, куда поведет его кукольник?

— Говорят, что кукольники — растительноядные существа и что они чаще убегают от потасовки, чем стремятся к ней.

— Ты сможешь оценить это сам. Твоей наградой будут планы космического корабля нового типа плюс сам корабль. Премия за риск, конечно, если тебе удастся остаться живым.

Кукольник сделал все, чтобы заострить ситуацию. Кзину никогда не предлагают премию за риск. Кзин никогда ничего не боится и никогда не обращает внимания ни на какую опасность.

Однако кзин на все это ответил одним словом:

— Согласен.

Трое его соплеменников что — то проворчали.

Он фыркнул в ответ.

Если один кзин говорил на своем родном языке, то создавалось впечатление, что дерется целая стая котов. Четыре же кзина, оживленно дискутируя, напоминали войну котов с применением атомного оружия. В ресторане сразу же включились глушители шума, но спор все равно был ясно слышен.

Луи By заказал себе следующую рюмку. Из того, что ему стало известно, он заключил, что эти кзины прошли неплохую школу. Кукольник был все еще жив.

Спор наконец утих, и кзин с черными пятнами вокруг глаз спросил:

— Как тебя зовут?

— Я принял человеческое имя Несс, — объяснил кукольник. — На самом деле меня зовут… — в этом месте из двух глоток кукольника поплыли глубокие музыкальные звуки.

— Хорошо, Несс. Пусть станет тебе известно, что мы — представители кзинов на Земле. Вот это Карч, это Фтансс, этот с желтыми полосами — Хррот. Я, как их помощник и кзин низкого рода, не имею имени. Меня называют по моей работе — Говорящий-со-Зверями.

Луи от бешенства заскрипел зубами.

— Проблема состоит в том, что мы здесь необходимы. Сложности в торговых переговорах… однако вас это не касается. Мы решили, что мое присутствие здесь необязательно. Если твой корабль действительно хорош, я присоединюсь к вам. Если нет — я докажу свою храбрость другим способом.

— Согласен, — проговорил кукольник и встал с места.

Луи не двинулся и только спросил:

— А как называют тебя другие кзины?

— На языке Богатырей это звучит так: кзин промяукал что — то высоким сопрано.

— Тогда почему ты нам этого не сообщил? Хотел нас оскорбить?

— Да, — ответил Говорящий-со-Зверями. — Был на вас зол.

Луи, привыкший к человеческому поведению, ожидал, что кзин соврет. Тогда Луи мог бы сделать вид, что поверил ему, и кзин из чувства благодарности в будущем вел бы себя повежливее… но сейчас было уже поздно.

Луи помедлил долю секунды, потом сказал:

— Что по обычаю делают в таком случае?

— Мы должны вступить в рукопашный бой сразу, как ты меня вызовешь. Или кто-то из нас обязан извиниться.

Луи встал. Он прекрасно понимал, что это самоубийство, но так же хорошо осознавал, что другого пути нет.

— Вызываю тебя, — проговорил он. — Ногти против когтей, зубы против клыков, нам обоим нет места в мире.

— Я прошу прощения за моего товарища Говорящего со Зверями, — не поднимая головы, проговорил кзин по имени Хррот.

— Что? — запнулся Луи.

— В этом и состоит моя работа, — объяснил кзин. — Находиться рядом с попавшим в беду, когда природа кзинов подсказывает два выхода: драться или извиниться. Мы знаем, что происходит, когда мы вступаем в битву. Сейчас нас осталось в восемь раз меньше, чем было тогда, когда мы первый раз встретились с людьми. Наши колонии стали вашими колониями, наши рабы стали вольными и изучают человеческую технологию и человеческую этику. Поэтому в ситуации, когда надо сражаться или извиняться, моя функция состоит в том, чтобы убедить в необходимости извиниться.

Луи снова сел. Кажется, ему удастся еще пожить.

— Я так бы не смог, — прошептал он.

— Вероятно, что нет, раз ты решился вызвать кзина на поединок. Но наш Патриарх считает, что я не гожусь больше ни на что другое: у меня не блестящий ум, здоровье тоже плоховатое, координация движений тоже слабая. Как я в таком случае смог бы заслужить себе имя?

Луи выпил глоток, моля бога, чтобы кто-нибудь сменил тему беседы. Такой покорный кзин смущал его.

— Закончим обед, — предложил Говорящий-со-Зверями.

— Ведь наша миссия начинается уже сейчас?

— Нет, — возразил Несс. — У нас нескомплектованная группа. Как только мои агенты отыщут четвертого члена отряда, мне сообщат. А сейчас мы можем заняться едой.

Прежде чем вернуться к своему столику, Говорящий-со-Зверями обратился к Луи:

— Луи By, твой вызов был слишком многословен. Достаточно обычного вопля ярости. Очень просто: вопишь и прыгаешь.

— Вопишь и прыгаешь, — повторил Луи. — Хорошо, буду знать.

2…и его разнообразная компания

Луи By знал людей, которые, пользуясь трансферной кабиной, зажмуривали глаза. Иначе у них кружилась голова. Луи считал, что это чепуха, но кое-кто из его приятелей имел и более странные причуды.

Луи набрал код с открытыми глазами. Наблюдающие за ним инопланетяне исчезли, а кто-то закричал:

— Смотрите! Уже вернулся!

У дверей кабины стояла группа людей, мешая выйти из нее.

— Неужели вы все еще здесь? — Луи By взмахом руки отодвинул их в сторону.

— Дайте пройти, бездельники. Сейчас прибудут новые гости.

— Прекрасно! — воскликнул кто-то, всовывая ему в руку наполненный стакан. Луи обнял шесть или семь ближайших к нему людей, обрадованный теплым приемом.

Луи By. Издалека можно было принять его за жителя Востока. Кожа его имела бледно-желтый цвет. Богатая голубая туника была задрапирована так небрежно, что казалось, должна была сковывать его движения. Но не сковывала.

Вблизи все оказывалось не так. Кожа была не бледно-желтая, а хоромос-желтая, как у героя комикса Фу Манчу. Коса у него была достаточно толстой, седина же была не натуральная. Волосы были белыми с оттенком голубизны. Как у всех жителей равнин, цветами Луи By были цвета искусственных красителей.

Житель равнины. Это было заметно с первого взгляда. Черты его лица не были кавказскими, или монголоидными, или негроидными, хотя в них можно было заметить следы всех трех рас. Совершенная помесь, для создания которой потребовались долгие столетия. При силе тяжести в один «ж» его фигура была естественна и грациозна. Он сжал стакан в руке и улыбнулся гостям.

Так уж получилось, что улыбка досталась паре серебристых глаз, находящихся рядом.

В общей тесноте Тила Браун очутилась лицом к лицу с Луи. Ее голубая кожа была покрыта паутиной тоненьких серебряных ниточек, прическа стреляла ярко-оранжевым огнем, а глаза были, как два серебряных зеркальца. Ей было двадцать лет — Луи уже успел с ней поговорить раньше. То, что она произносила, отдавало банальностью и поверхностным энтузиазмом, но сама она была прехорошенькая.

— Я должна тебя спросить, — сказала она, — как тебе удалось пригласить на прием тринока?

— Только не говори мне, что он еще тут.

— Ох, нет. У него кончился воздух, и поэтому он ушел.

— Враки, — объяснил ей Луи. — У него запас на несколько недель. А если тебя это действительно интересует, то могу сообщить, что именно этот тринок был когда-то моим гостем и одновременно заключенным. Его корабль погиб вместе со всем экипажем на границе исследованного космоса, и мне пришлось доставить его на Маргарв, чтобы там ему обеспечили необходимые для жизни условия.

В глазах девушки светилось восхищение. Луи был приятно удивлен тем, что ее глаза находились на уровне его глаз. Хрупкая красота Тилы Браун делала ее меньше, чем она была на самом деле. Взгляд Тилы остановился на чем-то за спиной Луи, ее глаза расширились.

Из трансферной кабины вышел кукольник Несс.

* * *

Перед тем, как покинуть «Крошку», Луи попытался уговорить Несса рассказать побольше о цели их экспедиции, но кукольник опасался подслушивающих лучей.

— Тогда загляни ко мне, — предложил Луи.

— Но твои гости…

— Гостей в кабинете нет. А мой кабинет совершенно безопасен. Кроме того, подумай о впечатлении, которое ты произведешь на оставшихся гостей.

Впечатление было такое, как и ожидал Луи. В наступившей тишине слышалось только «тук-тук-тук» маленьких копыт кукольника. В это время в трансферной кабине показался Говорящий-со-Зверями. Он осмотрел море человеческих лиц, обращенных к нему, и неторопливо обнажил зубы.

Кто-то пролил выпивку. Находящиеся в углу говорящие орхидеи что-то нервно защебетали. Люди отшатнулись от кабины. Послышались замечания:

— Ничего с тобой не случилось. Я тоже их вижу.

— Отрезвляющие таблетки? Сейчас, сейчас, где-то у меня были…

— Ну придумал, а?!!

— Старый добрый Луи!

— Простите, как это называется?

Гости явно не представляли, как следует реагировать на появление Несса. Большинство проигнорировало появление кукольника, боясь оказаться в глупом положении. Еще удивительней оказалось их отношение к кзину: когда-то самый опасный враг человечества вызывал сейчас уважение, словно какой-нибудь герой.

— Иди за мной, — проговорил Луи, обращаясь к кукольнику. — Прошу прощения, извините! — ронял Луи, протискиваясь через толпу. И на все вопросы он только таинственно усмехался.

Благополучно добравшись до кабинета, Луи впустил Несса и Говорящего-со-Зверями и старательно запер двери. Затем он включил противоподслушивающее приспособление.

— Порядок. Кто хочет выпить?

— Если можно, разогрей немного бурбона, с удовольствием его выпью, — ответил кзин. — Если подогреть сложно, то выпью так.

— Несс?

— Я выпил бы любой растительный сок. Может у тебя есть теплый морковный сок?

— Бр-р, — вздрогнул Луи, но проинформировал бар, который через пару минут подал стакан теплого морковного сока.

Несс уселся на задней подогнутой ноге, а кзин тяжело опустился на кресло, наполненное воздухом, которое под его весом могло лопнуть, как детский шарик. Один из самых страшных врагов человека выглядел смешно и забавно, балансируя на маленьком пневматическом сиденье.

Войны между человечеством и кзинами были многочисленными и страшными. Если бы кзинам удалось выиграть первую, человек навеки оказался в роли невольника кзинов и его рабочей скотины. Однако этого не случилось, а в последующих войнах кзины понесли потери гораздо более значительные, чем люди. Они бросались в атаку раньше, чем были готовы к ней. Кзины не имели таких черт характера, как терпение, жалость, сострадание. Каждая война заканчивалась для них потерей значительной части популяции и нескольких планет, колонизированных ранее.

Уже почти два с половиной столетия кзины не воевали с людьми, не вторгались в космос, занятый человечеством. Им было нечем и некем воевать. Со своей стороны люди тоже не атаковали планет, занятых кзинами — ни один кзин не мог этого понять. Вообще кзины не понимали людей.

Кзины были твердыми и жестокими. А Несс, представитель расы, боязливость которой стала поговоркой, оскорбил публично сразу четверых взрослых кзинов.

— Расскажи-ка мне о вашей врожденной осторожности, — попросил Луи кукольника. — То, что я сегодня видел, не укладывается у меня в голове.

— Знаешь, может это и не совсем честно с моей стороны, но я не сказал тебе, что мои сородичи считают меня безумцем.

— Чудесно, — процедил Луи и глотнул из стакана, в котором была водка с фруктовым соком и льдом.

Хвост кзина беспокойно шевельнулся.

— Значит, мы должны лететь с сумасшедшим? Наверно, ты на самом деле безумец, если хочешь взять с собой кзина.

— Вы напрасно беспокоитесь, — проговорил кукольник своим мягким, ласковым, нестерпимо чувственным голосом, — Каждый кукольник, с которым встречались люди, был, относительно принятых у нас стандартов, более или менее безумен. Ни один человек не видел еще планеты кукольников и ни один нормальный кукольник не полетел бы в хрупкой скорлупе космического корабля на чужие, полные смертельных опасностей планеты.

— Безумец-кукольник, кзин и я. Вероятно, четвертый член нашей экспедиции будет психологом.

— Нет, Луи. Ни один из кандидатов не является психологом.

— А почему?

— Я все рассчитал, — Несс говорил одним ртом, тогда как другой потягивал из своего стакана морковный сок. — Сначала был я. Наша экспедиция должна принести пользу моей расе, поэтому необходимо наше участие. Кукольник должен быть достаточно безумен, чтобы отправиться в неизвестность, но в то же время достаточно нормален, чтобы мог использовать свой интеллект и суметь выжить. Так получилось, что я отвечаю этим требованиям.



Затем у нас были важные причины для того, чтобы включить в экспедицию кзина. Я сейчас открою одну тайну. Мы давно наблюдаем за расой кзинов и знали о ней еще до того, как они первый раз напали на людей.

— Ваше счастье, что вы тогда не показывались, — проворчал кзин.

— Я тоже так считаю. Сначала мы думали, что вы настолько же грозны, как и бесполезны. Были проведены исследования с целью установления, можно ли вас безопасно и без проблем уничтожить.

— Я свяжу твои шеи узлом! — зарычал кзин.

— Ты ничего подобного не сделаешь.

Кзин поднялся с места.

— Он прав, — проговорил Луи. — Садись, Говорящий. Убийством кукольника ты не добудешь большой славы.

Кзин сел. И на этот раз кресло чудом выдержало.

— Мы отказались от этого намерения, — продолжил Несс.

— Войны с людьми остановили дальнейшую экспансию кзинов. Вы становились все менее и менее опасными. А мы продолжали наблюдать.

На протяжении шести столетий кзины шесть раз нападали на планеты, населенные людьми. Шесть раз они были побеждены, и каждый раз погибало около двух третей мужского населения кзинов. Стоит ли говорить о том, что это свидетельствовало о вашей неспособности извлекать уроки? Но вам не грозило полное исчезновение: война не убивала ваших самок, поэтому сравнительно быстро популяция восстанавливалась. Но шаг за шагом уменьшалась ваша империя, на создание которой вы потратили несколько тысячелетий. В последнее время мы поняли, что вы стали быстро развиваться.

— Развиваться?!

Несс проворчал что-то на языке Богатырей. Луи просто подпрыгнул от удивления, он не думал, что горла кукольника способны на такое!

— Да, именно это ты сказал, — подтвердил Говорящий-со-Зверями. — Не понимаю, что ты имеешь в виду, произнося это.

— Развитие, эволюция зависит от выживания особей, наилучшим образом приспособившихся к жизни в изменившихся условиях. Столетия войн с людьми доказали, что лучше всего приспособлены те, кто избегал этой борьбы. Результаты налицо. Уже два с половиной столетия между кзинами и людьми царит мир.

— Война не имела бы смысла! Мы не имеем шанса выиграть!

— Но это не останавливало ваших предков.

Говорящий-со-Зверями подавился огромным глотком бурбона. Его хвост, голый и розовый, как у крысы, нервно бил по полу.

— Из вас выжил только каждый десятый, — вещал дальше кукольник. — Все живущие сейчас кзины — это потомки тех, кто не участвовал в войнах. Некоторые мои соотечественники считают, что кзины обладают достаточно высоким разумом, выдержкой и осторожностью, чтобы жить в мире с другими расами.

— И поэтому ты рискуешь своей жизнью, чтобы отправиться в экспедицию в компании кзина?

— Именно, — согласился Несс и вздрогнул. — Но у меня есть еще одна важная причина. Если все закончится благополучно, и экспедиция принесет пользу моим соплеменникам, мне, может быть, разрешат иметь потомство.

— Не думаю, что это веская причина для участия кзина в экспедиции, — заметил Луи.

— Есть еще одна причина. Мы окажемся на чужой территории, среди неизвестных опасностей. Кто же меня защитит? Кто сможет сделать это лучше кзина?

— Защищать кукольника?

— А что в этом удивительного?

— Все, — ответил Говорящий-со-Зверями. — А кроме того это вызывает во мне чувство юмора. Ну а Луи By?

— Для нас сотрудничество с людьми очень полезно, вот почему мы решили, что один из участников должен быть человеком. Луи Гридли By, несмотря на беззаботный образ жизни, отличается вместе с тем необыкновенной способностью к выживанию.

— Это точно, что беззаботный. И оригинальный. Вызвал меня на поединок.

— А ты принял бы вызов, если бы не вмешательство Хоррота? Напал бы на него?

— Чтобы меня немедленно отправили домой за нарушение дипломатического протокола? Но ведь ты не об этом спрашиваешь?

— Может быть, и об этом. Луи живой, а ты убедился в том, что не можешь влиять на него, играя на страхе. Ты понимаешь, что из этого следует?

Луи скромно промолчал. Если кукольник хочет представить его как расчетливого, хитроумного игрока, то он не возражает.

— Ну что, — проговорил Говорящий-со-Зверями. — Твои мотивы ты высказал. Поговорим сейчас о моих. Что ты можешь мне предложить? Что я получу за согласие участвовать в экспедиции?

И начался торг.

* * *

Для кукольника гиперпространственная П-тяга не имела цены. Благодаря ей космический корабль мог преодолеть расстояние одного светового года за минуту и пятнадцать секунд. Обычный корабль тратил на это три дня. Но тот мог брать с собой какой-то груз.

— Мы установили двигатель в корпусе Дженерал Продактс номер четыре, самом большом из тех, что мы выпускаем. Когда работа стала приближаться к концу, сказалось, что почти все пространство внутри корпуса занято приборами и машиной. Потому, к сожалению, нам будет несколько тесновато.

— Экспериментальный экземпляр, — пробормотал кзин.

— Как тщательно он был испытан?

— Корабль летал к Ядру Галактики.

И это был его единственный полет. Кукольники были слишком заняты своей миграцией. По этой же причине они не нашли никого, кто бы занялся кораблем. Сам корабль не нес на себе никакого груза, хотя длина его достигала почти мили. Кроме того любое уменьшение скорости сразу же возвращало корабль в нормальное космическое пространство.

— Корабль нам уже не нужен, — продолжал Несс. — В отличие от вас. Мы передадим корабль экипажу вместе со всеми чертежами. Без сомнения, вы сможете внести в него множество усовершенствований.

— За корабль мне наверняка дадут имя, — заметил кзин.

— Собственное имя. Я должен увидеть этот корабль в деле.

— Можешь на нем и полететь.

— Сам Патриарх дал бы мне имя. Наверняка. Какое имя он бы выбрал для меня? Может… — и кзин прорычал нечто ужасно громкое.

Кукольник ответил ему на том же самом языке.

Луи нетерпеливо обернулся. Он не мог принимать участия в разговоре, который ведется на языке Богатырей. Он уже хотел оставить их наедине, как вдруг вспомнил, что в кармане у него находится таинственная голограмма. Он вытащил ее и кинул кзину.

Говорящий-со-Зверями схватил голограмму, осторожно взял ее и посмотрел на свет.

— Выглядит как звезда, окруженная каким-то кольцом, — проговорил он через минуту. — А что это на самом деле?

— Это связано с нашей экспедицией, — ответил кукольник. — Пока больше не могу ничего сообщить.

— Какая таинственность! Когда мы вылетаем?

— Думаю, что через несколько дней. Мои агенты все время ищут кандидата на место четвертого члена нашей экспедиции.

— Значит, нам остается только ждать.

— Луи, нельзя ли присоединиться к твоим гостям?

Луи встал и потянулся.

— Разумеется. Пусть и гости развлекутся. Говорящий, прежде чем мы уйдем, я хотел бы тебе кое-что предложить. Только не сочти это за оскорбление твоего достоинства, но…

В это время гости разбились на несколько групп. Одни смотрели стереовизор, другие играли в бридж и покер, некоторые занимались сексом. Кое-кто рассказывал анекдоты и различные истории. Многие пали жертвами разнообразной выпивки. На траве, в свете встающего солнца, можно было увидеть группу этих последних и несколько ксенофилов. С ними и были Несс, Говорящий-со-Зверями, Луи By, Тила Браун и работающий изо всех сил само движущийся бар.

Газон в парке был выкошен по старому британскому способу: сеять и косить по крайней мере в течение пятисот лет. В конце этих пяти столетий случился кризис на бирже, в результате которого Луи By стал обладателем значительной суммы денег, а некая дворянская семья разорилась. Трава была зеленая, блестящая, естественная. Никто не рылся в ее генах, отыскивая сомнительные примеси. У подножья травянистого склона находился теннисный корт, на котором маленькие фигурки бегали туда-сюда, с энтузиазмом размахивая ракетками.

— Спорт великолепен, — лениво заметил Луи. — Я мог бы сидеть и смотреть вот так целый день.

Смех Тилы Браун его удивил. Он подумал о миллионах шуток, которые она никогда не слышала и не услышит, потому что их уже никто не рассказывает. Из тех миллионов, которые знал Луи, девяносто процентов уже устарело. Прошлое и настоящее не слишком хорошо перемешивались между собой.

Луи лежал на траве, его голова находилась на коленях у Тилы. Небольшой Бар наклонился над ним, чтобы было удобно манипулировать клавиатурой. Луи заказал две порции мокса и вручил один стакан Тиле.

— Ты напоминаешь мне девушку, которую я когда-то знал, — проговорил он, — никогда не слышала о Пауле Черенков?

— Это художница? Из Бостона?

— Да. Сейчас она уже не работает.

— Это моя пра-пра-прабабка. Когда-то я даже была у нее в гостях.

— Давным-давно она была причиной моего страшного сердцебиения. Ты могла бы быть ее сестрой.

— Обещаю тебе, что с моей стороны ничего подобного тебе не грозит при условии, что ты мне объяснишь, что это такое.

Луи задумался. Это было им изобретенное выражение для описания его тогдашнего состояния. Он не слишком часто его употреблял, но никогда ему не приходилось объяснять, что это такое. Всегда собеседник понимал, что означает это выражение.

Спокойное, ласковое утро. Усталость давала о себе знать. Ему было хорошо и удобно лежать на коленях у Тилы.

Половину гостей Луи представляли женщины, большинство из них были когда-то его любовницами или женами.

Все указывает на то, что Луи вряд ли испытает это сердцебиение. Двести лет оставили довольно много шрамов в его душе. А сейчас он удобно лежал, и его голову поддерживала женщина, похожая на Паулу Черенков.

— Я очень любил ее, — проговорил Ву. — Мы были знакомы много лет. И вдруг однажды мы о чем-то говорили, и я понял, что влюблен. Мне казалось, что и она любит меня.

В эту ночь мы не были вместе. Я спросил, не выйдет ли она за меня замуж. Она ответила, что нет. Ей хотелось сделать карьеру, и у нее не было времени на такие вещи. Несмотря на это мы запланировали совместный отдых в Амазонском Народном Парке, некую замену медового месяца.

В следующую неделю мое настроение изменялось от розового до самого черного. Я купил билет и зарезервировал номера в отеле. Не случалось ли тебе любить кого-нибудь, кого ты считала выше себя?

— Нет.

— Я был тогда очень молод. Два дня я уговаривал себя, что я ровня Пауле, и наконец это мне удалось. И именно тогда она заявила, что не поедет. Не помню уже почему, во всяком случае, повод был.

Мы еще несколько раз вместе побывали на обедах. Я перестал уговаривать ее, но это стоило мне громадных усилий, наверно, она так и поняла, чего мне все это стоило. А потом все прояснилось. Она сказала, что чувствует ко мне симпатию, что нам было хорошо вдвоем и мы должны остаться друзьями.

Я был не в ЕЕ вкусе. А я любил ее. Может, и она так полагала, по крайней мере какую-то неделю. Она не была жестокой, просто не понимала, что происходит.

— Но что же с этим страшным сердцебиением?

Луи посмотрел на Тилу. Серебряные глаза отвечали ему зеркальным отображением, и Луи понял, что она все прослушала.

Луи часто имел дело с чужаками. И всегда он инстинктивно чувствовал, когда какой-то образ не может быть ими понят, как слишком чуждый. Здесь он имел дело с такой же непреодолимой преградой.

Какая пропасть разделяла Луи By и эту молодую двадцатилетнюю девушку! Неужели он на самом деле так стар? А если это так, оставался ли, вообще, он человеком?

Тила спокойно ожидала ответа.

— Проклятие! — облегчил Луи душу и вскочил на ноги.

Несс рассказывал об этике. Он остановился на миг (прервал сам себя, к удовольствию зрителей и слушателей, одна голова прервала другую), чтобы ответить на вопрос Луи. Нет, он не получил никаких донесений о четвертом участнике экспедиции.

Говорящий-со-Зверями был окружен небольшой группой, которая с удовольствием глазела на эту оранжевую гору. Две женщины осторожно почесывали его за ушами. Его необычные уши привлекали всеобщее внимание: они могли раскрываться, как китайские зонтики, могли плотно прижиматься к голове, могли стоять торчком. Сейчас Луи рассматривал вытатуированный на каждом ухе рисунок.

— Ну как? — обратился Луи к нему. — Хорошее занятие я тебе предложил?

— Превосходное, — ответил кзин, не меняя положения.

Луи усмехнулся. Кзин — грозное существо, не так ли? Но кто станет бояться кзина, которому чешут за ушами? И гости Луи, и сам кзин ощущали себя свободно. Да и каждое существо любит, когда его чешут за ухом.

— Они все время сменяются, — проворчал кзин сонно. — Подошел какой-то мужчина и сказал женщине, что ему тоже понравилось бы, и они вдвоем исчезли. Вероятно, приятно принадлежать к расе, имеющей два разумных пола.

— Иногда это даже слишком приятно.

— На самом деле?

Девушка, которая занималась сейчас кзином (ее кожа напоминала черную бездну космоса с блестящими звездами и галактиками, а волосы — развевающийся хвост кометы), оторвалась от своего занятия.

— Тила, теперь твоя очередь, — весело проговорила она.

— Мне захотелось перекусить.

— Тила Браун, познакомься с Говорящим-со-Зверями. Желаю вам…

Рядом вдруг раздалась странная, прерывистая музыка.

— …жить долго и счастливо. Что это такое? А, это Несс. Что-нибудь случилось?

Источником музыки были два чудесных горла кукольника, который бесцеремонно протиснулся между девушкой и Луи и спросил:

— Ты Тила Ядрова Браун? Номер Эс-Эс-Тэ-У?

Девушка казалась удивленной, но не испуганной.

— Действительно, это мое имя, а номер я не помню. А что такое?

— Уже неделю мои агенты ищут тебя по всей Земле! А я встречаюсь с тобой на приеме совершенно случайно! Мои агенты не заслуживают одобрения.

— Нет, только не это… — тихо простонал Луи.

Тила стояла в недоумении.

— Я совсем не пряталась от тебя, ни вообще от кого… Но что случилось?

— Подожди! — Луи встал между девушкой и кукольником. — Несс, Тила не может быть изыскателем! Выбери кого-нибудь другого!

— Но, Луи…

— Минуту, — отозвался кзин, усаживаясь. — Пусть кукольник сам выбирает членов нашего отряда.

— Но ты только посмотри на нее!

— Посмотри на себя! Меньше двух метров ростом, худой… Разве ты выглядишь изыскателем? А Несс?

— Что происходит? — спросила в повышенном тоне Тила.

— Луи, пройдем в кабинет, — настойчиво предложил Несс.

— Тила, у меня есть предложение. Ты можешь на него согласиться, можешь даже не выслушивать его, но я ручаюсь, что оно может тебя заинтересовать.

* * *

Продолжение разговора последовало в кабинете Луи.

— Она отвечает моим требованиям, — настаивал Несс. — И поэтому мы должны рассмотреть ее кандидатуру.

— Невозможно, чтобы на Земле не нашлось других кандидатов для участия в экспедиции.

— Нет, Луи. Конечно, есть. Но мы пока их не смогли найти.

— А почему я вам так нужна?

Кукольник начал объяснять. И тут выяснилось, что Тила Браун совершенно не интересуется космосом, никогда не оставляла Землю и даже не была на Луне, и, вообще, ей в голову не приходила мысль забираться за границы исследованного космоса. Гиперпространственная П-квантовая тяга совершенно ее не интересовала. Когда на лице Тилы появилось выражение смущения и тревоги, заговорил Луи:

— Несс, а какие требования ты предъявляешь к четвертому члену экспедиции?

— Мои агенты разыскивали потомков людей, которые выигрывали в Лотерее жизни.

— Не понимаю, а ты на самом деле сумасшедший.

— Вовсе нет. Такое требование я получил от Лучше Укрытого, который руководит всеми нами. Его решения всегда самые мудрые. Сейчас я вам все объясню.

* * *

Контроль рождаемости уже давно не был проблемой человечества. На предплечье каждого пациента помещали небольшой кристаллик, который растворялся в течение года. И все это время человек не мог завести ребенка. В прошлом для этой же цели применяли более грубые и не столь действенные методы.

К середине двадцать первого века численность населения Земли составляла восемнадцать миллиардов и больше не возрастала, потому что Совет Народов разработал и провел в жизнь правила рождаемости. И с тех пор, уже примерно пятьсот лет, эти правила оставались неизменными: двое детей на семью, если Совет не распорядится иначе. Совет Народов решал, кто и сколько раз может становиться родителем. Он мог дать разрешение на третьего ребенка или отобрать разрешение — все зависело от степени необходимости данного генотипа.

— Невероятно, — пробормотал кзин.

— А почему? Это не шутка — восемнадцать миллиардов людей в капкане примитивной технологии.

— Если бы Патриарх задумал ввести такое правило, его попросту растерзали бы.

— Но люди не кзины. Право действует почти пятьсот лет, и никто не возражал. Но около двухсот лет назад начались разговоры о непорядочности Совета. Скандал, последовавший за этим, внес изменения в правила о рождаемости.

Каждый человек, несмотря на свое здоровье и гены, имел право на одного ребенка. Право на другого ребенка и следующих он мог получить, если имел высокую степень интеллекта, был телепатом, обладал парапсихологическими способностями, происходил от долгожителей или, например, имел непортящиеся зубы.

Право на рождение ребенка можно было купить. За миллион. А почему бы и нет? Способность зарабатывать деньги также ценное качество. При этом исчезло взяточничество.

Если кто-нибудь еще не использовал своего Первого Права и желал рискнуть, он мог сразиться на арене. Выигравший получал сразу Второе и Третье Право. Побежденный терял Первое Право и свою жизнь. Счет оставался ровным.

— Видел я эти битвы в ваших стереопрограммах, — заметил кзин. — Я думал, что это для развлечения.

— Нет. Это все всерьез, — ответил Луи.

Тила рассмеялась.

— А Лотерея причем?

— Сейчас скажу и об этом. Несмотря на все увеличивающийся процент долгожителей, каждый год больше людей умирало, чем рождалось. И вот каждый год Совет Народов суммировал с одной стороны количество смертей и число эмигрировавших, с другой — число новорожденных и приехавших на Землю. Получавшаяся разница и становилась главным выигрышем Лотереи Жизни.

В Лотерее мог участвовать любой. При удаче он получал право рожать десять или двенадцать детей, конечно, если это можно назвать счастьем. В Лотерее мог принять участие даже преступник, находящийся в заключении.

— У меня было четыре ребенка, — сказал Луи By. — Из них — один по Лотерее. Вы могли бы увидеть трех моих детей, если появились бы пораньше.

— Все это странно и очень сложно, — проговорил кзин. — Когда наше население станет слишком большим…

—.. нападете на ближайшую планету, населенную людьми.

— Вот уж нет, Луи. Мы сражаемся между собой. Чем теснее у нас становится, тем чаще вспыхивают ссоры, и проблема решается сама собой. Поэтому у нас никогда не станет так тесно, как на этой планете.

— Кажется, я начинаю понимать, — отозвалась Тила Браун. — Мои родители — результат выигрыша в Лотерее Жизни.

— Она несколько нервно рассмеялась. — Если бы не это, я никогда бы не родилась. Когда я начинаю вспоминать, то мне кажется, что мой дедушка…

— Все твои предки, Тила, на протяжении шести поколений рождались исключительно благодаря выигрышу в Лотерее.

— В самом деле?! Я об этом не знала.

— В этом нет ни малейшего сомнения, — уверил ее Несс.

— Но ты не ответил на мой вопрос, — напомнил Луи. — Какое отношение это имеет к нашей экспедиции?

— Те-Которые-Правят в нашем флоте, установили, что счастье передается по наследству.

— Что?

Тила Браун от удивления чуть не выскочила из кресла. Без сомнения, она впервые в жизни видела сумасшедшего кукольника.

— Подумай о Лотерее, Луи. Подумай об эволюции. Семьсот лет люди рождались согласно простой арифметике: двое детей на семью. Некоторые могли добыть Третье Право или потерять Первое. Но большинство, абсолютное большинство людей имели двоих детей.

А потом право изменилось. Уже двести лет десять процентов людей появляется на свет благодаря выигрышам в Лотерее Жизни. Что же здесь самое главное? Исключительно счастливый случай.

И Тила Браун — потомок шести поколений счастливчиков…

3. Тила Браун

У Тилы от смеха иссякли все силы.

— Успокойся, — проговорил Луи. — Можно унаследовать густые брови, но не счастье!

— Можно унаследовать телепатические способности.

— Это не одно и тоже. Телепатия не какая-то таинственная психическая сила. Ее центр помещается в правой половине мозга, и это давно известно. Только у большинства людей этот центр почему-то не действует.

— Когда-то люди считали телепатию сверхчувственной способностью. Сейчас ты уверяешь, что счастье тоже является чем-то сверх…

— Счастье — это счастье. — Ситуация казалась действительно смешной, однако Луи понимал, что кукольник говорил вполне серьезно. — Это все случайность. Изменится какой-то микроскопический фактор, и ты выходишь из игры. Как динозавры… Или начинаешь выбрасывать десять раз подряд шестерку и…

— Неоднократно люди могут на это воздействовать.

— Да. Извини, я привел неправильный пример. Дело в том…

— Вот именно, — заворчал кзин. — Дело в том, что мы согласны на каждого, кого выберет кукольник, — когда Говорящий хотел, его голос заставлял дрожать стены. — Это твой корабль, Несс. Так кто будет четвертым членом нашей экспедиции?

— Минутку! — Тила вскочила с места. Серебряная паутинка поблескивала на ее голубой коже, а огненные волосы развевались от легкого ветерка, дующего из климатизатора.

— Это просто смешно! Я никуда не лечу. Зачем мне это?

— Несс! Выбери кого-нибудь другого. Я уверен, что у тебя есть и другие кандидаты.

— Есть, хотя их и немного. У нас в списке несколько тысяч фамилий, у нас есть точный адрес большинства из них или код трансферных личных кабин. Предки этих людей, по крайней мере в течение пяти поколений, рождались благодаря выигрышам в Лотерее.

— И что же?

Несс прошелся по комнате.

— Многих пришлось вычеркнуть из-за преследующих их неудач. А с остальными мы не можем связаться. Если мы звоним — они отсутствуют. Когда звоним вторично — компьютер связывает нас с другими особами. Если мы хотим поговорить с членом их семьи, начинают звонить все видеотелефоны в Южной Америке. Уже были жалобы. Это очень неприятно.

Топ-топ-топ.

— Даже не сказали мне, куда вы хотите лететь, — пожаловалась Тила.

— Об этом еще рано говорить.

— Красные когти фингала! Даже этого нам не сообщишь?!

— Посмотри на голограмму, которая хранится у Луи. Это единственная информация, которую я могу вам предоставить.

Луи передал ей голограмму: ослепительный диск, окруженный голубой ленточкой. Тила долго разглядывала ее. Луи заметил, что кровь бросилась ей в лицо, показывая степень ее ярости.

Когда она заговорила, то выплевывала каждое слово, будто это были косточки от апельсина.

— Это самая безумная история, о которой я слышала. Ты думаешь, что Луи и я полетим за границы известного космоса в компании кукольника и кзина, обладая вместо информации только голограммой светлого пятна и голубой ленточки? Это… это… смешно!

— Как я понимаю, ты говоришь «нет».

Брови Тилы вопросительно поднялись.

— Я должен иметь ясный ответ. В любую минуту мои агенты могут найти следующего кандидата.

— Я отказываюсь, — ответила Тила.

— В таком случае я напоминаю, что ты должна сохранить в тайне все, что тут узнала. Тебе будет заплачено, как консультанту.

— И кому же я бы могла об этом рассказать, — громко рассмеялась Тила. — Кто бы мне поверил? Луи, ты действительно собираешься принять участие в этом неслыханном…

— Да. — Луи уже размышлял о другом, в частности, как выпроводить Тилу из кабинета. Но не сейчас. Прием еще не закончен. — Слушай, ты не могла бы мне помочь? Переведи воспроизводитель с четвертой полосы на пятую, хорошо? И скажи тем, кто станет меня спрашивать, что я сейчас приду.

Когда Тила вышла, Луи проронил:

— У меня к тебе просьба, Несс. Для твоей же пользы позволь и мне оценить, подходит ли данный человек для того, чтобы лететь в неизвестность.

— Ты сам знаешь, кто мне нужен, — возразил Несс.

— Ты информировал, что у тебя есть список…

— Многие не подходят, других не можем отыскать. Может ты все-таки скажешь, чем тебя не устраивает Тила?

— Она слишком молода.

— Следующий кандидат может оказаться ее ровесником.

— Счастье в наследстве! Ладно, ладно, не будем об этом спорить. Я знаю еще больших счастливчиков, и некоторые из них еще тут… К тому же она не ксенофил.

— Но она и не ксенофоб. Не боится никого из нас.

— В ней нет искры… Нет… нет…

— В ней нет беспокойства, — подсказал Несс. — Она счастлива. Это, конечно, минус. Хотя откуда мы можем об этом знать? Мы же не спрашивали ее об этом…

— Ладно, ищи других кандидатов, — проворчал Луи и открыл дверь кабинета.

— Луи! Говорящий! — почти запел кукольник. — Сигнал! Один из моих агентов нашел еще одного кандидата!

— Холера! — выругался Луи. В центре комнаты снова стояла Тила Браун, рассматривая только что прибывшего кукольника.

Луи медленно просыпался. Он вспомнил, как вошел в спальню, надел головную повязку и запрограммировал часовой сон. По-видимому, время истекло, и его разбудило усилившееся давление повязки…

Но ее на голове не оказалось.

Луи рывком сел.

— Я сняла ее, — проговорила Тила Браун. — Тебе нужно было выспаться.

— О, боже, который час?

— Немного больше шестнадцати.

— Нечего сказать, хороший из меня хозяин! Как там прием?

— Осталось еще около двадцати человек. Не огорчайся, я им все объяснила, и меня все поддержали.

— Хорошо, — Луи встал с постели. — Спасибо. Может, вернемся к этим терпеливым гостям?

— Я хотела бы перед этим с тобой поговорить.

Луи опять уселся. Сонное отупение понемногу проходило.

— О чем? — спросил он.

— Ты на самом деле собираешься отправиться в эту сумасшедшую экспедицию?

— Собираюсь.

— Не понимаю, зачем.

— Я старше тебя в десять раз. Мне не надо зарабатывать на жизнь. У меня не хватит терпения, чтобы стать научным работником. Когда-то собирался писать, но оказалось, что это очень тяжелая работа. Что же мне остается? Вот я и развлекаюсь, как могу.

Тила тряхнула головой, и на стенах заплясали огненные тени.

— Это совсем не похоже на развлечение.

Луи пожал плечами.

— Мой главный враг — это скука. Она умертвила многих моих приятелей, но я ей не дамся. Когда мне скучно, я рискую.

— Но ты хотя бы должен знать, в чем состоит риск.

— Я получу за это много денег.

— Они тебе не нужны.

— Да, но видишь ли, человечеству нужно то, что имеют кукольники. Ты же слышала о корабле с гиперпространственным двигателем? Это единственный в своем роде корабль во всем известном космосе. Он может преодолеть световой год быстрее, чем наши, в четыреста раз!

— Ну и зачем так быстро летать?

У Луи не было желания читать ей лекцию на тему взрыва ядра Галактики.

— Идем-ка лучше к гостям.

— Нет! Подожди.

— Хорошо. Жду.

У Тилы были большие ладони с длинными тонкими пальцами… Они блестели, когда девушка расчесывала свои длинные огненные волосы.

— Черт, не знаю, как сказать… Луи, есть ли у тебя сейчас кто-то, кого ты любишь?

Луи пришел в замешательство.

— Пожалуй, нет.

— Я на самом деле похожа на Паулу Черенков?

В полумраке спальни она была похожа на пылающую жирафу с картины Дали. Ее волосы сияли, как огненно-оранжевые языки пламени. В их свете фигура Тилы Браун казалась тенью, кое-где проявляющейся в случайном отблеске. Все отсутствующие детали Луи находил в своей памяти: длинные, великолепные ноги, изумительно круглая грудь, нежные черты лица. Первый раз он увидел ее четыре дня назад с Тедроном Дохини, прибывшим на Землю специально для участия в праздновании дня рождения Луи.

— Я думал, что это она приехала с Дохини. Она сейчас живет на Нашем Деле и могла быть вместе с ним… Но между вами есть и некоторые различия. У тебя более красивые ноги, но походка Паулы плавнее. И ее лицо… выражение… более холодное. Может, я уже все позабыл, и мне так только кажется.

За дверью послышался каскад звуков — дикая компьютерная музыка, чистая и какая-то неполная без светового сопровождения.

— О чем ты думаешь? — спросил Луи. — Не забывай, что кукольник может выбрать и другого кандидата и сделает это в любое мгновение. Идем?

— Идем…

— Тила, останешься со мной, пока мы не улетим?

Тила кивнула своей огненной головой.

* * *

Через четыре дня снова появился кукольник.

Луи и Тила сидели на солнце. Они разговаривали и с нарочито-серьезным видом играли в волшебные шахматы. Луи только что съел ее коня и теперь начинал об этом жалеть. Тила играла, руководствуясь скорее инстинктом, чем рассудком, и каждый ее ход был неожиданным. А кроме, того она сражалась насмерть.

Тила размышляла над очередным ходом, когда к ним подъехал робот и негромким писком привлек внимание Луи. Луи посмотрел на экран и увидел двух одноглазых питонов.

Тила грациозно встала.

— У вас, наверное, секреты?

— Может быть. А что ты станешь делать?

— Я хотела кое-что прочесть. — Она погрозила ему пальцем. — Не дотрагивайся до шахмат.

В дверях она столкнулась с кукольником. Тила приветственно взмахнула ему рукой, но тот шарахнулся в сторону.

— Ох, извини, — пропел он своим чувственным контральто. — Ты испугала меня.

Тила подняла брови и, ничего не говоря, исчезла за углом.

Кукольник уселся около Луи. Один его глаз уставился на него, а вторая голова вертелась во все стороны, разглядывая обстановку.

— Эта женщина может за нами следить?

— Конечно, — удивленно ответил Луи. — Ты же знаешь, что на открытом пространстве нет преграды от подслушивающих лучей.

— И каждый может за нами следить. Луи, пойдем в твой кабинет.

— Черт! — Луи было очень удобно и совсем не хотелось отсюда уходить. — Перестань крутить своей головой! Ведешь себя так, словно смертельно чего-то боишься.

— Боюсь, потому что понимаю, что моя смерть ничего бы не решила. Сколько метеоритов падает ежегодно на Землю?

— Не имею понятия.

— А мы находимся близко к поясу метеоритов. Но это не имеет значения, так как я все еще не могу найти четвертого члена экспедиции.

— Это плохо, — поведение Несса удивило Луи. — Надеюсь, ты не отказался от экспедиции?

— Нет, хотя у меня сплошные неудачи. Последние дни мы искали некоего Нормана Хайвуда, прекрасного кандидата на место четвертого члена отряда.

— И…?

— Абсолютно здоров, ему двадцать четыре и одна треть земного года, его предки в шести поколениях рождались благодаря выигрышам в Лотерее. Кроме того, он любит путешествовать, в нем есть нужное нам беспокойство. Разумеется, мы попробовали связаться с ним. Три дня мои агенты шли за ним по пятам, всегда отставая на один трансфер, когда Норман Хайвуд ездил на лыжах в Швейцарии, занимался серфингом на Цейлоне, прогуливался по магазинам Нью-Йорка, навещал приятеля в Скалистых Горах и ездил на Гималаи. Вчера вечером мои агенты догнали его в тот момент, когда он садился на корабль, отлетающий на Джинкс. Корабль взлетел, прежде чем они смогли победить страх перед вашей техникой.

— Понимаю. У меня тоже бывают дни, когда ничего не удается. А почему вы не послали ему известие сверхпространственным передатчиком?

— Луи, эта экспедиция должна остаться тайной.

— Да-а…

Расположенная на длинной змеиной шее голова кукольника непрестанно поворачивалась, отыскивая скрытые опасности.

— И все же нам должно повезти, — сказал Несс. — Тысяча потенциальных кандидатов не могут скрываться без конца, правда, Луи? Ведь они даже не знают, что мы ищем!

— Разумеется, ты кого-нибудь найдешь!

— Как мне хочется, чтобы ничего не было! Луи, как я могу лететь в неизвестность в экспериментальном корабле, оборудованном только для пилота? Вместе с чужаками. Ведь это же сумасшествие!

— Несс! Что случилось? Ведь вся эта экспедиция — твоя инициатива!

— Нет! Я получил приказ от Тех-Которые-Правят, за двести световых лет от меня!

— Несс, что тебя испугало? Я должен знать, ведь еще недавно у тебя хватило отваги, чтобы публично оскорбить четырех кзинов! Эй, спокойнее, спокойнее!

Кукольник спрятал головы между передними ногами и свернулся в клубок.

— Хорошо, хорошо, вылазь, — Луи погладил кукольника по его шее. Несс задрожал. Его кожа была мягкой, как бархат, и очень приятной на ощупь.

— Выбирайся. Ничего с тобой не случится. Моим гостям никогда не угрожает опасность.

— Это безумие! Безумие! — застонал где-то у себя под брюхом кукольник. — Неужели я на самом деле оскорбил четырех кзинов?

— Ну выходи, выходи. Тебе ничего не грозит. Посмотри…

Плоская голова вынырнула из укрытия и с огляделась.

— Тебе нечего бояться, — продолжал Луи.

— Четырех кзинов? Не трех?

— Да, четырех там не было — я ошибся.

— Извини меня. Это был приступ паники, — Появилась вторая голова. — Я сейчас в стадии депрессии.

— Ты можешь с этим бороться? — перед глазами Луи вырисовывалась невеселая перспектива: экспедиция в критической ситуации, а у кукольника депрессивная фаза цикла.

— Нужно ждать, пока это пройдет. Я могу прятаться, если это возможно, а могу и стараться, чтобы это не влияло на мое сознание.

— Бедный Кеес! Ты уверен, что не узнал ничего нового?

— А разве того, что я знаю, недостаточно, чтобы ужаснуть любой нормальный рассудок? — Кукольник неуверенно поднялся на неги. — А откуда здесь появилась Тила Браун? Я был уверен, что она уже далеко.

— Она останется со мной до полета.

— Зачем?

Лун и сам задумывался над этим. Она не была похожа на Паулу Черенков, да и Луи очень изменился с того времени.

Это правда, что спальни предназначены для двоих… но ведь на приеме были и другие девушки. Разве только не такие красивые, как Тила. Но неужели старый, умный Луи попался на одной только красоте?

В этих блестящих глазах существовало что-то более сложное.

— В целях прелюбодеяния, — ответил Луи By. Он помнил, что разговаривает с чужаком, который не способен понять такие чисто человеческие проблемы. Он только сейчас заметил, что кукольник продолжает мелко дрожать. — Пойдем ко мне в кабинет, — добавил он. — Кабинет находится под землей, и там нет никаких метеоритов.

* * *

Когда кукольник ушел, Луи разыскал Тилу. Она сидела в библиотеке перед экраном для чтения и заменяла страницы удивительно быстро даже для того, кто владел искусством быстрочтения.

— Эй, — приветствовала она его. — А я хотела бы узнать, как поживает наш долгоногий двухголовый приятель?

— Боится до потери сознания. Мне нелегко пришлось.

Тила заметно повеселела.

— Расскажи мне о сексуальной жизни кукольников, — попросила она.

— Я знаю только то, что Несс не имеет разрешения на потомство, и его это очень беспокоит. Мне кажется, что это для него главная проблема. Больше ничего мне не удалось узнать.

— О чем же вы в таком случае разговаривали?

Луи махнул рукой.

— Триста лет страха — столько лет Несс находится в нашей части космоса. Он почти не помнит кукольников и свою планету. И все это время он боролся со страхом.

Луи тяжело опустился в кресло. Попытка понять чуждую психику истощила его интеллект и весь запас воображения.

— А что делала ты? Что ты читаешь?

Там виднелись звезды. Громадная их часть была сгруппирована в облака и туманности. Их было так много, что весь космос был освещен.

Именно так выглядело Ядро Галактики с радиусом в пять световых лет. Шаровое скопление звезд. Там побывало только одно живое существо на экспериментальном корабле кукольников двести лет тому назад. Звезды сверкали красным, голубым, зеленым светом. Самыми большими были красные звезды. В центре снимка находилось ослепительно сияющее белое пятно, на котором можно было различить области света и тени, но даже пятна тени светили сильнее любой из окружающей звезд.

— Именно поэтому нам нужен корабль кукольников?

— Да.

— Как это случилось?

— Звезды в ядре находились близко друг от друга, — ответил Луи. — Среднее расстояние составляло половину светового года. И чем ближе к центру, тем теснее звездам. А в Ядре звезды так близко, что нагревают одна другую. Разогретые, они быстрее сгорают… и быстрее стареют. Десять тысяч лет назад все звезды в Ядре оказались на грани перехода в Новые. Одна из звезд вспыхнула и освободила огромное количество энергии. И сама превратилась в Новую. Освободившаяся энергия разогрела следующие звезды, и так началась цепная реакция, которую ничто уже не могло остановить. Это белое пятно — Сверхновая звезда. Если хочешь, то в этой книге можно найти объяснение всему.

— Нет, спасибо, — отказалась Тила, как и ожидал Луи.

— Ведь все это давно уже закончилось.

— Да. Излучение еще не дошло до нашей Галактики, но цепная реакция закончилась где-то десять тысяч лет тому назад.

— Так о чем же вы беспокоитесь?

— Излучение. Быстрые частицы всякого рода. Изученный космос — это маленький кусочек Галактики, отдаленный от ее оси на тридцать тысяч световых лет. Цепная реакция началась примерно десять тысяч лет назад, это значит, что волна излучений дойдет до нас через двадцать тысяч лет. Согласна?

— Разумеется.

— Через двадцать тысяч лет нам придется эвакуировать каждую планету, о которой ты когда-либо слышала, а может, и больше…

— Но двадцать тысяч лет — это масса времени. Если эвакуацию начать сейчас, то, наверно, можно обойтись и имеющимися у нас кораблями.

— Ты совершенно не думаешь. При скорости один световой год за три дня первый из наших кораблей достиг бы Магеллановых облаков не раньше, чем через шестьсот лет. Знаешь, как все это будет выглядеть? Паника начнется тогда, когда люди собственными глазами увидят первые признаки взрыва. А после этого в нашем распоряжении останется не более ста лет. Кукольники поступили по-другому. Они отправили исследовательский корабль к Ядру Галактики. Пилот прислал эти снимки. И прежде, чем он вернулся, кукольников уже не было на их планете. Но у нас так не получится. Мы будем ждать и ждать, а когда решим действовать, то станем перед проблемой эвакуации из Галактики триллионов людей. Нам понадобятся гигантские и самые быстрые корабли, какие только существуют и притом в громадном количестве. И нам уже сейчас нужны гиперпространственные двигатели, чтобы начать работы по их совершенствованию. Кроме этого…

— Все, хватит. Лечу с вами.

— Что? — только и смог выговорить Луи, совершенно сбитый с толку.

— Лечу с вами, — повторила Тила Браун.

— Ты что, сошла с ума?

— Но ведь ты же летишь?

— Черт побери!

Луи с трудом сдерживал рвущееся из него раздражение. Когда он снова заговорил, голос его был спокоен и тих.

— Конечно, я лечу. Но у меня есть мотивы, которых у тебя нет. Кроме того, я опытный изыскатель и хорошо знаю, как остаться живым там, где ты погибнешь. Я старше тебя, Тила, мне уже двести лет.

— А я — счастливчик! Несс сам это сказал.

Луи с презрением фыркнул.

— Кроме того, у меня тоже есть свои причины, чтобы лететь, — объясняла Тила. — Может они и не такие важные, как твои, но для меня они важны. Да, да, важны, — Тила повысила голос, в котором слышался сдерживаемый гнев.

— Представляю себе!

Тила постучала пальцем по экрану.

— А это разве не повод?

— У нас будет корабль кукольников независимо от того, полетишь ты или нет. Слышала, что сказал господин Несс? У него в списке тысяча таких, как ты!

— Но в этом списке нахожусь и я!

— Да, но что это меняет?

— Почему ты так беспокоишься обо мне? Я разве просила твоей опеки?

— Извини. Я не имею права ничего тебе запрещать. Ты уже взрослая.

— Спасибо, что ты, наконец-то, это заметил. Я собираюсь лететь с вами, — официальным тоном проговорила Тила.

Она на самом деле была взрослой. И ее нельзя было принудить к чему-либо. Она ведь хорошо воспитана. Но если попробовать ее уговорить…

— Подумай только о том, — предложил Луи By, — что Несс делает все, чтобы наша экспедиция осталась в тайне. Почему? Что он скрывает?

— Это его дело. Возможно, там есть что-то ценное, что-то, что можно украсть.

— Даже если это так, это не играет роли. Ведь цель полета находится на расстоянии в двести световых лет. Только мы сможем добраться туда.

— В таком случае речь может идти о самом корабле.

Да, что ни говори, глупенькой ее не назовешь. Возможно, она права в своем предположении.

— Посмотри на состав нашей группы, — не уступал Луи.

— Двое людей, кукольник и кзин. И не один из них не является профессиональным исследователем.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, Луи. Я с вами. Очень сомневаюсь, что тебе удастся меня удержать.

— Ты даже не знаешь, что нас ждет. Почему у нас такой странный состав экспедиции?

— Это дело Несса.

— И наше тоже. Несс получает распоряжения от Тех-Кто-Правит. По-моему, он только несколько часов тому назад понял, насколько они опасны. Он сейчас в тревоге. Эти… эти жрецы играют одновременно на четырех досках. — В глазах Тилы появился интерес, и Луи с удвоенной энергией продолжил: — Во-первых, Несс. Если в нем и достаточно безумства, чтобы сесть на неизвестную планету, то достаточно ли здравого смысла, чтобы выжить? Те-Которые-Правят должны это знать. Когда они доберутся до Магеллановых облаков, то начнут создавать заново свою торговую империю. И для этого им будут необходимы именно такие сумасшедшие кукольники, как Несс.

Во-вторых, наш пушистый приятель. Как представитель своей расы на чужой планете, он должен быть одним из самых известных кзинов. Сможет ли он ужиться с нами? Или убьет нас для увеличения своего жизненного пространства и для получения свежего мяса?

В-третьих, ты и твоя удача. В-четвертых, я. Я, как кажется, являюсь контрольным объектом. Знаешь, что я обо всем этом думаю?

Луи уже давно стоял, выплевывая из себя потоки слов с идеальным самообладанием, благодаря которому он блестяще проиграл сто тридцать лет назад выборы Генерального Секретаря ФОН. Луи не хотел ни к чему принуждать Тилу, но очень сильно пытался ее убедить в своей правоте.

— Я думаю, что кукольникам совершенно не нужна планета, на которую мы летим. Зачем она им, если они покидают Галактику? Это попросту еще один тест. Прежде, чем мы умрем, кукольники узнают о нас много интересного.

— Это не планета, — задумчиво протянула Тила.

— К черту! Какое это имеет значение? — взорвался Луи.

— Если нам суждено умереть, то хорошо бы знать, где и почему. Мне кажется, это космический корабль.

— Что?

— Громадный, в форме кольца, с силовым полем для сбора атомов водорода. Кольцо все время вращается для создания на его внутренней поверхности центробежкой силы.

— Гм-м-м, — хмыкнул Луи, вспоминая странную голограмму. Вероятно, он слишком мало размышлял над ней. — Возможно. Большой, примитивный и трудноуправляемый корабль. Почему же им интересуются Те-Которые-Правят?

— На этом корабле могут быть беглецы — существа, которые жили ближе к ядру Галактики и намного раньше узнали о взрыве.

— Может быть и так… А тебе удалось переменить тему разговора. Я уже сказал, во что, по-моему, играют кукольники. Я же лечу только потому, что это меня забавляет. А вот почему ТЫ хочешь лететь? Альтруизм — это хорошая вещь, но не уверяй меня, что ты думаешь на двадцать тысяч лет вперед.

— Скажи, пожалуйста, он может быть героем, а я — нет! А еще ты ошибаешься, говоря о Нессе. Он бы не принял участие в опасной экспедиции. Да и к чему кукольникам изучать нас? Они улетают из нашей Галактики и никогда с нами не встретятся.

Да, она не глупа. Но…

— Ты не права. У кукольников есть серьезный повод, чтобы как можно больше узнать о нас.

По взгляду Тилы он понял, что может продолжать.

— Все, что мы знаем о миграции, так это только то, что каждый здоровый нормальный кукольник принимает в ней участие. Знаем также, что они улетают со скоростью, равной скорости света. Кукольники боятся гиперпространства.

При такой скорости они достигнут Магеллановых Облаков примерно через восемьдесят тысяч лет. И кого они там встретят? Нас, конечно, — Луи широко улыбнулся Тиле. — Нас — людей, и кзинов. Может быть, еще и кладлинов и перинов. Они понимают, что мы будем тянуть до последней минуты. Понимают, что мы используем для бегства гиперпространственные корабли. Когда они достигнут Облаков, им придется иметь дело с нами… или с теми, кто уничтожит нас. Зная нас, они будут знать и наших победителей. Да, у них веские причины для опыта над нами. Ты изменила свое решение?

Тила отрицательно покачала головой.

— Почему?

— Это касается только меня.

Ну что с ней делать? Если бы ей было девятнадцать лет, он обратился бы к ее родителям. Но ей уже исполнилось двадцать, и официально она считалась взрослой.

Она имела право выбора, имела право ожидать от Луи уважения, ее решение нельзя было отменить. Луи мог только убеждать. К сожалению, это ему не удалось.

Поэтому Тила совершенно не должна была делать того что случилось потом. Она неожиданно взяла его ладони в свои и ласково, с улыбкой, попросила:

— Возьми меня с собой, Луи. Я на самом деле приношу удачу. Если бы Несс не выбрал меня, тебе пришлось бы спать одному.

Она смогла обезоружить его.

— Что ж, хорошо, — вздохнул Луи. — Я сообщу ему.

Одинокие ночи никогда не приносили ему радости.

4. Говорящий-Со-Зверями

Я согласна участвовать в экспедиции, — проговорила Тила в экран видеофона.

Кукольник протяжно просвистел: «с-с-с-с»:

— Что?

— О, извините, — опомнился Несс. — Утром, ровно в восемь, на Австралийском Стартовом поле. Личные вещи в пределах двадцати пяти килограммов. А-а-а… — кукольник поднял обе головы и протяжно застонал.

— Ты что, заболел? — с беспокойством осведомился Луи.

— Нет. Но я вижу свою смерть. Я надеялся, что твои аргументы не будут такими доходчивыми. До свидания. Встречаемся на Стартовом Поле.

Экран потемнел.

— Ну вот! Видишь, что получилось из твоего неслыханного красноречия?

— Я сделал все, что мог. И не имей ко мне претензий, если погибнешь страшной смертью.

Ночью, опускаясь в бездонную пропасть сна, Луи услышал ее слова:

— Я люблю тебя. Лечу с тобой, потому что люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, — пробормотал Луи с сонной любезностью, и только тогда до него дошел смысл ее слов.

— Что? Летишь за двести световых лет только потому, что не хочешь со мной расставаться?

— Угу…

— Спальня, легкий свет! — проговорил Луи. Включились лампы.

Они парили в воздухе между двумя плоскостями. Коса Луи была сейчас гладкая и черная, а обычно выбритый череп начал зарастать седой щетиной. Загорелая и бронзовая кожа и карие глаза существенно изменили его внешний вид.

Тила тоже сильно изменилась. Волосы, черные и мягкие, она завязала в конский хвост. Кожа ее стала бледно-розовой. На ее овальном лице выделялись громадные глаза и небольшой серьезный рот; нос был небольшой, почти незаметный. В излучаемом двумя плоскостями поле «кровати» она парила легко и свободно, как масло на поверхности воды.

— Ты даже никогда не была на Луне.

Тила кивнула головой.

Она за два дня и две ночи ни разу не солгала, не сказала полуправды, не избегала ответов на любые вопросы. Она рассказала Луи о своих двух любовниках, с одним она рассталась через полгода, другой эмигрировал на Перспективную Гору. Луи был намного сдержаннее в своих рассказах, она это принимала спокойно. Но сама была чертовски открыта и задавала прямолинейные вопросы.

— Так почему все-таки я? — Луи хотел получить ответ на этот вопрос.

— Не имею понятия, — признавалась Тила. — Может, виновато твое обаяние? Ты герой.

В настоящее время он остался единственным в живых среди тех, кто первым столкнулся с внеземной цивилизацией. Неужели этот эпизод с триноками будет тянуться за ним вечно?

Он попробовал зайти с другой стороны.

— Знаешь, так получилось, что мой приятель — лучший в мире любовник. Это его хобби. Он пишет об этом книги. Защитил докторские степени по физиологии и психологии. Последние сто тридцать лет…

Тила закрыла уши руками.

— Перестань, — попросила она, — перестань.

— Я не хочу твоей гибели. Ты для этого слишком молода. Подумай об этом, прежде чем отправишься путешествовать по стране снов. В кабине будет тесновато…

— Ты хочешь сказать, что мы не сможем заниматься любовью? Меня не волнует, будут на нас смотреть чужаки или нет.

— Но меня это волнует.

Снова удивленный взгляд.

— А если бы это были люди? Неужели ты бы их стеснялся?

— Да. Я старомоден.

— Заметно…

— Помнишь того приятеля, о котором я говорил? Так вот у него была знакомая, которая научила меня частице его искусства. Только для этого необходима сила тяжести. — И он добавил. — Спальня, выключить поле!

— Луи, ты уходишь от темы.

— Ты права.

— Подумай еще об одной вещи. Твой кукольник мог бы взять в экспедицию представителей не трех, а четырех рас. Тогда тебе пришлось бы заниматься этим не со мной, а с представительницей триноков…

— Ужасная перспектива. Ну, вернемся к нашему занятию. Начнем.

Утром Луи был рад, что они летят вместе. Когда сомнения вернулись к нему, было уже слишком поздно. Собственно говоря, поздно было уже давно.

* * *

Внешние торговали информацией. Они хорошо за нее платили и дорого продавали. Но то, что купили один раз, продавали многократно, так как район их деятельности охватывал целый рукав Галактики. Они имели неограниченный кредит во всех банках всех планет.

Вероятнее всего, их раса появилась на свет на каком-нибудь холодном, неуютном спутнике газового гиганта. Там они жили, а затем вышли в межзвездное пространство на огромных космических кораблях самого разнообразного вида. Если какая-нибудь планетная система имела потенциальных клиентов и если поблизости был подходящий спутник, Внешние арендовали там участок и строили торговый центр. Пятьсот лет тому назад они взяли в аренду Нереиду.

— Вероятно, тут у них и должен находиться Центр, — проговорил Луи, указывая на группу зданий.

Нереида расстилалась перед ними ледяной равниной, освещенной отблеском звезд. Солнце же казалось отсюда большой яркой точкой и давало не больше света, чем на Земле полная Луна. Этот блеск освещал лабиринт, выстроенный из невысоких стен. Там и тут стояли куполообразные здания и орбитальные корабли. Но больше всего места занимал лабиринт.

— Интересно, зачем им лабиринт? — спросил Говорящий-со-Зверями. — Для обороны?

— Это нечто вроде пляжа, — ответил Луи. — Внешние функционируют благодаря термоэлектрическим элементам. Они ложатся головой к солнцу, а хвост у них остается в тени. Разница температур порождает электрический ток. Лабиринт дает много места, где тень граничит со светом.

Несс во время полета вел себя относительно спокойно. Он обошел все системы безопасности, делая при этом множество замечаний. Его скафандр в виде удлиненного баллона казался легким и удобным. В месте, где располагался мозг кукольника, скафандр был усилен. Регенерирующие системы оказались неправдоподобно малы.

Перед стартом Несс удивил весь экипаж. В кабине вдруг раздались звуки поразительной музыки, тоскливой, как песня охваченного сексуальной манией компьютера. Это пел Несс. Благодаря своим горлам, мускулы которых не уступали по силе мускулам рук, он мог выступать в роли целого оркестра.

Несс настоял, чтобы управлял кораблем Луи. Вера Несса в мастерство человека была так велика, что он даже не застегнул ремни безопасности. Луи заподозрил, что на корабле кукольников существовали добавочные системы безопасности.

Говорящий-со-Зверями явился на корабль с багажом, состоящим почти исключительно из микроволновой печи для разогрева мяса и огромного куска сырого мяса, скорее всего неземного происхождения.

Неизвестно почему Луи считал, что скафандр кзина будет напоминать средневековый панцирь, и абсолютно ошибался при этом. Его скафандр напоминал баллон, совершенно прозрачный, с рюкзаком огромных размеров, похожим на мыльный пузырь. Переключатели внутри шлема приводились в действие языком. Хотя у кзина не было видно никакого оружия, сам рюкзак подозрительно напоминал военное обмундирование, и кукольник потребовал, чтобы рюкзак находился в багажном отделении.

Большую часть пути кзин попросту проспал.

А сейчас все стояли за спиной Луи и разглядывали расстилающуюся под ними равнину.

— Высадимся у корабля Внешних, — предложил Луи.

— Нет. Летим дальше. «Счастливый случай» стоит в укромном месте.

— Вы боитесь, что Внешние будут шпионить?

— Нет. Пламя от двигателей нашего корабля могло бы повредить Внешним.

— Почему вы назвали корабль «Счастливый случай»?

— Его так назвал Воевульф Шеффер, единственный, кто на нем летал. Он вел этот корабль к Ядру Галактики. Разве «Счастливый случай» не имеет ничего общего с азартом?

— Имеет. Вероятно, этот Шеффер не надеялся вернуться обратно. Знаешь, я хочу тебе сразу объяснить: никогда я не пилотировал корабли с плазменным двигателем. У моего корабля всегда были обычные двигатели, как вот у этого.

— Ну что ж, придется тебе научиться, — ответил Несс.

— Минуточку, — прервал их кзин, — я умею управлять плазменными двигателями. Вот я и поведу «Счастливый случай».

— Это невозможно. Кресло пилотов и все приборы приспособлены к управлению человеком.

Из горла кзина вырвалось недовольное ворчание.

— Смотри, Луи. Прямо перед нами.

«Счастливый случай» оказался прозрачным кораблем, радиусом в тридцать метров. Луи, делая круги над ним, не мог найти свободного места, не занятого зелено-коричневыми двигателями и приспособлениями для гиперпространственного движения. Сам корпус был стандартным корпусом «Дженерал Продактс» номер четыре. Этот корпус был так велик, что его обычно применяли для транспортировки новых колоний. «Счастливый случай», вообще, не был похож на космический корабль. Скорее, он казался огромным, примитивным спутником, построенным существами с весьма ограниченной технологией.

— А где будем находиться мы? — поинтересовался Луи.

— Наверху?

— Кабина находится внизу. Приземляйся у корабля.

Луи осторожно опустил свой корабль на лед, затем завел его под огромную выпуклость на корпусе «Счастливого случая».

Система жизнеобеспечения светилась цветными огнями. В кабине экипажа находились два небольших помещения: в нижнем с трудом размещалось противоперегрузочное кресло, индикатор массы и пульт управления. Верхнее было также мало. Кзин фыркнул:

— Интересно. Как я понимаю, Луи будет находиться в нижней кабине, а мы в верхней?

— Да. Нам с трудом удалось разместить там три койки. Каждая имеет статическое поле. Ограниченность места не имеет значения. При полете поле будет все время включено.

Кзин еще раз фыркнул. Луи выключил двигатель корабля.

— Я хочу кое о чем поговорить, — сказал он. — Тила и я получаем на двоих столько же платы, сколько Говорящий.

— Хочешь добавочной платы? Я подумаю над этим.

— Я хотел бы узнать координаты планеты кукольников.

Головы кукольника вздрогнули на своих змеиных шеях, затем перегнулись.

— Зачем это тебе? — спросил кукольник после долгой паузы.

— Когда-то положение планеты кукольников было самым большим секретом в известном космосе. Вы заплатили бы любую сумму, чтобы никто об этом не узнал. Искатели счастья обыскали все звезды типа Эс и Ка. Даже сейчас за эту информацию каждое правительство заплатило бы хорошую сумму.

— А если эта планета находится вне пределов известного космоса?

— М-м-м, — пробормотал Луи. — Именно такую теорию предложил мой учитель истории. Но в любом случае такая информация дорого стоит.

— Прежде, чем мы отправимся в нашу экспедицию, — медленно произнес Несс, — ты получишь координаты планеты кукольников. Думаю, что эта информация принесет тебе больше удивления, чем пользы.

Головы кукольника еще раз переглянулись.

— Обращаю ваше внимание на четыре конические…

— Да, да, — Луи уже раньше заметил отверстия недалеко от кабины.

— Это дюзы плазменных двигателей?

— Именно. Ты увидишь, что корабль движется как при обычных двигателях, с той лишь разницей, что в нем нет поля искусственного тяготения. Не хватило места, чтобы установить приспособления. Что же касается гиперпространственного Пэ-квантового двигателя, то обратите внимание…

— Прошу всех сохранять спокойствие, — проговорил кзин.

— У меня оружие.

Смысл этих слов не сразу дошел до Луи. Он обернулся, стараясь не делать резких движений.

У противоположной стены стоял кзин, держа в ладони что-то, напоминающее большую рукоятку рулевого рычага. За три метра от этой рукоятки светилась красная точка. Сам меч между рукоятью и этой точкой был слишком тонким, чтобы его можно было разглядеть, но Луи не сомневался, что он опасен. Поддерживаемый полем Слейвера, меч мог рассечь любой металл, даже тот, из которого было сделано кресло пилота. Кзин стоял так, чтобы контролировать всю кабину.

На полу лежал громадный кусок мяса. Он был разорван, и там виднелось углубление для меча.

— Мне бы хотелось иметь более гуманное оружие, — сказал кзин, — но у меня есть сейчас только это. Луи, убери руки с рычагов управления и положи их на ручки кресла.

Луи выполнил это распоряжение. У него мелькнула мысль, что можно резко изменить силу тяготения, но кзин успел бы рассечь его пополам прежде, чем Луи дотянулся бы до переключателей.

— А сейчас я расскажу вам, что будет дальше.

— Объясни, зачем ты это сделал? — отозвался Луи. Он старался возможно быстрее оценить ситуацию. Красная точка указывала кзину, где находится конец меча. Если бы удалось схватить меч и не потерять при этом пальцев…

Нет, ничего не получится.

— Ясно для чего, — ответил кзин. Черные круги у глаз придавали ему вид гангстера из комикса. Кзин не был слишком напряженным или чересчур расслабленным. Он стоял так, что его нельзя было ничем достать. — Я хочу завладеть кораблем. Имея его за образец, мы построим много подобных кораблей и в следующей войне с людьми получим громадное преимущество. Понятно?

— Может ты испугался отправиться в экспедицию? — спросил Луи с сарказмом.

— Нет, — кзин не обратил внимание на оскорбление. Или вообще не понял.

— Теперь вы должны раздеться, чтобы я удостоверился, что у вас нет оружия. Потом кукольник наденет скафандр и мы с ним перейдем на «Счастливый случай». Вы останетесь здесь. Вероятно, Внешние появятся прежде, чем у вас закончится кислород.

Луи By готов был использовать малейшую ошибку… Краем глаза он посмотрел на Тилу и остолбенел.

Тила готовилась к прыжку.

Один взмах руки кзина — и она будет убита.

Луи должен был реагировать и причем быстро.

— Только без глупостей! Луи, ты вставай и медленно иди к стене. Первый достаа-а-а-а…

Потом было только раздирающее уши вытье.

Луи не понял ничего.

Говорящий-со-Зверями стонал или скорее выл высоким голосом. Он раскинул руки, будто хотел обнять весь мир. Невидимый меч рассек емкость с водой, та хлестала на пол.

— Забери у него оружие, — сказал Несс.

Луи очнулся. Он осторожно приблизился к кзину, готовый в любой миг отпрыгнуть. Кзин едва шевелился. Луи взял меч, нажал кнопку, и красная точка, как бы притягиваемая магнитом, приблизилась к рукоятке меча и исчезла.

— Держи его у себя, — предложил Несс. Он осторожно повел кзина к койке. Говорящий послушно опустился на нее. Он перестал выть и только смотрел куда-то вдаль невидящим взглядом.

— Что случилось? Что ты с ним сделал?

Кзин что-то негромко проворчал.

— Смотри, — проговорил Несс и осторожно отодвинулся от койки, на которой лежал одурманенный кзин. Шеи Несса были напряжены, глаза пристально смотрели на кзина.

Тот очнулся. Посмотрел на всех и сказал на международном языке:

— Это удивительно приятно. Жаль, что…

Он замолчал, потом повернулся к кукольнику:

— Что бы ты ни сделал, прошу, никогда не делай этого больше.

— Я выбрал тебя, как одного из самых рассудительных и умных кзинов, — сказал Несс. — Я не ошибся. Только в таком существе тасп может вызвать беспокойство за рассудок.

— Ах! — вздохнула Тила.

— Тасп? — спросил Луи. — А что это такое?

Кукольник тем временем объяснял кзину:

— Ты понимаешь, что я буду применять тасп при любой опасности с твоей стороны. И ты скоро станешь целиком зависеть от таспа. Поскольку он хирургически вживлен в мое тело, ты сможешь достать его, лишь убив меня. Но и это тебе не поможет, и ты станешь безумцем.

— Да, очень изобретательно, — одобрил кзин. — Необычная тактика. Я больше не стану доставлять тебе хлопот.

— Проклятье! Вы можете объяснить мне, что такое тасп?

Все с удивлением посмотрели на Луи.

— Тасп возбуждает центр удовольствия в мозгу, — объяснила Тила.

— На расстоянии? — Луи и подумать не мог, что подобное возможно.

— Разумеется. Если в мозгу у тебя электроды, и кто-то пустил через них ток — действие то же самое. Разве что тасп не требует электродов. Это маленькая коробочка, помещающаяся даже на ладони.

— Что, ты пробовала его? Понимаю, это не мое дело, но..

Тила усмехнулась, его деликатность рассмешила ее.

— Да. Я знаю, какое ощущение вызывает тасп. Это как бы… Нет, я не могу этого описать. Никто таспом не пользуется в одиночестве. Весь фокус, чтобы применить его на том, кто этого не ожидает. Полиция вылавливает в парках тех, кто таким образом использует тасп.

— Ваши таспы действуют максимум секунду, — вступил в разговор Несс. — Мой — десять секунд.

Его действие, очевидно, очень сильно, если произвело такое впечатление на кзина. Луи в голову пришла интересная мысль.

Прекрасно! Только кукольнику придет в голову употребить оружие, которое вызывает у врага чувство удовольствия!

— Но только гордое и утонченное существо станет его опасаться! — объяснил кзин. — Кукольник прав: я больше не буду рисковать. Я мог бы стать его невольником, потерять разум! Нет, никогда!

— Пора перейти на «Счастливый случай», — прервал дискуссию Несс. — Мы потеряли много времени.

* * *

Луи первым поднялся на корабль.

Почти полное отсутствие тяжести на поверхности Нереиды не мешало ему. Однако, он подсознательно ожидал, что на корабле будет нормальная сила тяжести, и едва не упал, встретившись с ее отсутствием.

— Хорошо, — бормотал он, втискиваясь в кабину. — Могли бы, например… ой!

Кабина была до невозможности примитивна. И в ней было множество углов и ребер, о которые замечательно разбивались колени и локти. Все было выполнено топорно, указатели плохо размещены…

Кроме того кабина была ужасно мала. Даже при таком громадном корпусе не хватило места для экипажа. Еще немного, и пилоту было бы негде сидеть.

Стойка с инструментами, датчик массы, небольшая плита, кресло-койка занимали все пространство этого помещения.

Говорящий-со-Зверями молча направился в верхнее помещение.

Для единственного пилота корабля оно было чем-то вроде комнаты отдыха. Сейчас из него убрали все спортивные приспособления и экраны для чтения, а на освободившемся месте установили три койки. На одну из них забрался Говорящий.

За ним вошел Луи, все время держа на виду меч.

Он закрыл крышку над койкой и нажал кнопку. Койка превратилась в огромное непрозрачное яйцо. Внутри его время останавливалось до момента выключения статического поля. Если бы корабль столкнулся с антиматерией, то даже корпус «Дженерал Продакто» превратился бы в облако ионов. Но находящийся в статическом поле кзин остался бы невредим.

Все это выглядело как какой-то магический танец, но цель была совершенно реальна. Кзин имел причины для захвата корабля. Тасп ничего не изменил. И поэтому следовало действовать так, чтобы шансов у кзина выполнить желаемое не было.

Луи вернулся в кабину пилота.

— Входите, — позвал он Несса и Тилу.

И через сто часов они оказались за пределами Солнечной системы.

5. Розетка Кемплерера

Гиперпространственная математика полна всяческих аномалий. Одна из аномалий находится вблизи каждой достаточно большой массы в эйнштейновом пространстве. Вне этих аномалий корабли могут двигаться со скоростью, большей чем скорость света. Если они попробуют преодолеть барьер скорости света, находясь внутри аномалии, — они погибнут.

«Счастливый случай», удаленный от Солнца на восемь световых часов, находился за пределами окружающей его аномалии.

Луи By пребывал в невесомости.

Все его мускулы напряглись, он стоически боролся со спазмами, и ему казалось, что его желудок в любой момент вывернется наизнанку. Но все это, к счастью, скоро должно было окончиться.

К тому же страшно хотелось летать.

Он летал много раз, хотя бы во Внешнем Отеле — прозрачном, громадном шаре, в котором не ощущалось силы тяжести. Отель кружился по окололунной орбите. Здесь, если бы Луи хоть раз посмел взмахнуть руками, он наверняка разбил бы что-нибудь необходимое.

Солнечную систему они покинули с гравитацией в два «g». Почти пять дней Луи работал, ел и спал в своем кресле-койке. Несмотря на все удобства кресла, он чувствовал себя грязным и непричесанным. Проспав за пять дней пятьдесят часов, он все же испытывал крайнее утомление.

Небо глубокого космоса почти не отличалось от того, что можно увидеть с Луны. Только в направлении юга Галактики светила ясная звезда — Солнце.

Луи дотронулся до рукоятки управления, и звезды передвинулись под его ногами.

— Двадцать семь, триста двенадцать, тысяча, — такие координаты продиктовал ему Несс, прежде чем он замкнул над ним крышку его койки. Это были координаты флота кукольников. Только сейчас Луи понял, что указанное место не находилось на пути к Магеллановым Облакам. Кукольник соврал.

— Однако, — подумал Луи, — ведь это было двести световых лет отсюда. Может, они решили уходить по прямой, чтобы потом, уже находясь вне Галактики, направиться к Облакам. Благодаря этому они могли бы избежать столкновения с космическим мусором: пылевыми облаками, скоплениями водорода, остатками комет.

Собственно говоря, это не имело большого значения. Луи установил координаты и, как пианист, поднял руки над клавиатурой.

Удар пальцев.

«Счастливый случай» исчез.

Луи старался не смотреть на прозрачный пол. Некоторых это зрелище сводило с ума, другие переносили его безо всяких проблем. Предыдущий пилот «Счастливого случая» принадлежал, вероятно, ко второй категории.

Луи внимательно глядел на детектор массы, прозрачный шар, находящийся над пультом, из середины которого выходили светящиеся голубые линии. Детектор, несмотря на недостаток места, был больше обычного. Луи откинулся в своем кресле, наблюдая небесные линии.

Они изменялись, медленно передвигаясь по поверхности шара. Это было необычно и действовало угнетающе. При обычном гиперпространственном полете линии оставались без изменения целыми часами.

Палец Луи держался на кнопке аварийного выключения двигателей.

Миниатюрная кухонька-плита угостила его ароматным кофе и какой-то холодной закуской, распавшейся у него в руках, демонстрируя слои мяса, сыра и каких-то листьев. Эта плита уже сто лет тому назад требовала ремонта.

Линии на детекторе массы стали шире, поползли быстрее и исчезли на верху шара. Снизу появилась еще одна очень широкая линия с размытыми краями.

Луи нажал кнопку.

Под его ногами появилась неизвестная красная звезда-гигант.

— Слишком быстро! — с раздражением проворчал Луи. — Слишком быстро! С нормальными двигателями можно контролировать датчик массы раз в шесть часов, а здесь я не могу отвести от него глаз.

Луи посмотрел на кроваво-красный диск.

— Проклятье! Мы уже покинули известный космос!

Он повернул корабль так, чтобы можно было увидеть звезды. Под его ногами двигалось незнакомое небо. Потом появилась та же красная звезда. Луи слишком приблизился к ней, и теперь ему предстояло ее обогнуть.

Это происходило на девяностой минуте полета.

Еще через девяносто минут корабль снова выскочил из гиперпространства.

Корабль выплеснуло в открытый космос.

Луи заблокировал рычаги и, наконец, смог позволить себе расслабиться.

— Ох, глаза у меня, как вареные луковицы.

Он отстегнул ремни и повис в воздухе, потирая левую ладонь. Три часа она была в напряжении, и теперь он ее почти не ощущал.

Под потолком висели гимнастические снаряды. Через несколько минут с их помощью ему удалось размять мышцы, но он по-прежнему чувствовал себя очень усталым.

Разбудить Тилу? Он с удовольствием поболтал бы с ней. Да, это хорошая мысль. В следующий раз он тоже возьмет в полет девушку. В статическом поле, разумеется.

Однако сейчас он воспринимал себя как труп столетней давности, лежащий в неудобной позе. Сейчас собеседник из него никудышный…

Ох, не надо было брать ее с собой. Конечно, для него это неплохо. Казалось, что его роман с Паулой Черенков получил счастливое продолжение. Но она…

В ней было что-то поверхностное. Это не только из-за возраста. У Луи были приятели разного возраста, и некоторые из молодых отличались глубиной чувств. Они могли страдать, как будто страдание составляло неотъемлемую часть их жизни. Может, и на самом деле это было так.

Тила не могла сочувствовать, сострадать чужому горю.

В то же время она воспринимала чужое наслаждение, реагировала на него и сама становилась его причиной… Она была прекрасной любовницей. До боли открытая, свежая, чувственная как кошка…

Однако все эти черты характера были не нужны в этой экспедиции.

Жизнь Тилы протекала счастливо и беззаботно. Два раза она влюблялась, и оба раза она первая принимала решение о разлуке. Никогда ей не приходилось оказываться в по-настоящему стрессовой ситуации, она еще не испытывала глубокой обиды. При первой встрече с опасностью она наверняка впадет в панику.

Однако это я сам выбрал ее в любовницы, — сказал сам себе Луи. — Черт бы побрал этого Несса!

Если бы Тила хоть раз в жизни встретилась с опасностью или оказалась в какой-нибудь стрессовой ситуации, Несс отклонил бы ее кандидатуру.

Ее присутствие в полете станет нашей дополнительной нагрузкой, нужно будет охранять ее вместо того, чтобы заботиться о собственной безопасности.

Что может им угрожать? Кукольники были хорошими торговцами. Они никогда не переплачивали, а «Счастливый случай» имел громадную ценность. Луи неясно чувствовал, что у них будет достаточно оказий, чтобы отработать эту плату.

Или даже превысить ее.

Он вернулся в кресло, поспал часок и снова нырнул в подпространство.

Через пять с половиной часов после первого прыжка — новое торможение.

Указанные кукольником координаты составляли куб со стороной в полсветового года. В этом кубе, если верить приборам, находился «Счастливый случай». Известный космос остался далеко позади.

Луи не стал разыскивать флот кукольников, так как не представлял, как он может выглядеть. Он подошел к койке Несса.

Кукольник, вцепившись в стойку для гимнастических упражнений, смотрел Луи в лицо.

— Надо отыскать некоторые звезды, чтобы сориентироваться. Дай на экран вон ту зелено-белую звезду-гигант.

В кабине пилота стало до невозможности тесно. Луи почти лежал на циферблатах, охраняя приборы от беззаботно размахивающего копытами кукольника.

— Анализ спектра… Ага… Теперь ту, двойную, желто-голубую… — Что мы разыскиваем? Остатки плазмы? Нет, скорее вы…

— Выключи телескоп. Поймешь, когда увидишь.

Множество чужих звезд. Луи постепенно увеличивал изображение, пока, наконец…

— Пять точек, составляющих правильный пятиугольник, правильно?

— Это и есть наша цель.

— Сейчас определю расстояние… Черт! Здесь что-то не так, Несс. Они слишком далеко.

Кукольник промолчал.

— Но они не могут быть космическими кораблями, даже если испортился определитель расстояний. Ведь ваш флот движется почти со скоростью света, а это было бы заметно.

Пять затемненных точек в вершинах пятиугольника. Они находились на расстоянии половины светового года от них, невидимые невооруженным глазом. Принимая во внимание расстояние, эти точки были размером с планету. На экране телескопа одна из точек была менее голубая, чем другие.

Розетка Кемплерера. Очень странно.

Берется три или больше предметов одинаковой массы. Они устанавливаются на вершинах равностороннего многоугольника, и получается одинаковая угловая скорость по отношению к центру их общей массы. И вся эта фигура находится в состоянии абсолютного равновесия. В центре фигуры может располагаться какое-либо тело, но с тем же успехом его может и не быть. Это не имеет значения. Фигура будет стабильной в любом случае.

Единственная проблема состоит в том, что случайное возникновение розетки Кемплерера совершенно невероятно.

— Удивительно, — бормотал Луи. — Чудеса! Никто еще не видел розетки…

Он внезапно замолчал.

Они находились в межзвездном пространстве. Что же освещало эти тела?

— О, нет, не может быть! — медленно протянул Луи. — Никогда не поверю в такое. Ты что, считаешь меня идиотом?

— Чему ты не хочешь верить?

— Сам прекрасно знаешь, чему!

— Ну, если ты так считаешь. Это цель нашего путешествия, Луи. Подойди ближе, нам навстречу будет выслана шлюпка.

Эта шлюпка имела корпус номер три. Она была цилиндрическая, с округленными концами и приплюснутым днищем. Ее покрасили в ярко-оранжевый цвет и у нее совершенно не было окон. Не виднелось никаких двигателей. Вероятно, на ней применялись классические двигатели или что-то в этом роде.

С помощью плазменных двигателей «Счастливый случай» преодолел бы расстояние, отделяющее его от «флота» кукольников, за несколько месяцев. Поэтому Луи терпеливо ждал шлюпку кукольников. Она появилась примерно через час.

Было очевидно, что переход на корабль кукольников не будет легкой операцией. На «Счастливом случае» было слишком мало места, чтобы удалось одновременно покинуть корабль, а кроме того, для Говорящего это был последний шанс захватить корабль.

— Наверняка он попробует, — заявил Луи. — Знаешь, что мы сделаем?

Он отключил рулевое управление и пульт от главного двигателя. Конечно, располагая временем, кзин сумел бы все это исправить. Только Луи не собирался давать ему это время…

Несс прошел сквозь причальную трубу, неся в зубах скафандр Говорящего, картина была замечательной: кукольник шел на ощупь, с закрытыми глазами.

— Невесомость, — проговорила Тила, когда раскрылась ее койка. — Мне нехорошо. Помоги. Что случилось? Мы уже на месте?

Луи кратко описал ей ситуацию, но оказалось, что ее больше всего волнует взбунтовавшийся желудок. Она была очень несчастна.

— Там будет нормальная гравитация, — пообещал Луи, показывая ей на пятиугольную розетку.

Она была уже видна и невооруженным глазом. Удивленная Тила резко повернулась к нему. При этом чувство равновесия нарушилось и, прежде чем за ней закрылись двери шлюза, Луи увидел, что лицо ее стало зеленым.

Да, Розетка Кемплерера — интересная вещь, но куда деться от чувствительности к невесомости?

Когда открылась последняя койка, Луи проговорил:

— Без резких движений — я вооружен.

Оранжевая физиономия кзина оставалась неподвижной.

— Мы прибыли?

— Да. Я отключил двигатели. Быстро их не исправишь. И, кроме того, мы на прицеле у лазерной пушки.

— А если бы я ушел в гиперпространство? Хотя нет, мы, вероятно, вблизи аномалии.

— Вблизи пяти аномалий.

— Пяти? На самом деле? Однако с лазерной пушкой ты меня обманываешь. Стыдно, Луи…

Кзин спокойно встал с койки. Луи шел за ним с мечом наготове. В шлюпке кзин остановился, удивленный видом пяти светящихся точек, установленных в розетку.

Картина, действительно, впечатляла.

«Счастливый случай» вышел из гиперпространства на расстоянии получаса от «флотилии» кукольников. Примерно такое же расстояние отделяет Землю от Юпитера. Но кукольники двигались с огромной скоростью, и, когда проснулась Тила, розетку можно было увидеть уже невооруженным глазом. А сейчас ее нельзя было не заметить, и она все время увеличивалась.

Пять бледно-голубых пятнышек, находящихся в вершинах пятиугольника и растущих с каждой минутой…

Через мгновение «Счастливый случай» был окружен пятью планетами. А еще через минуту планеты исчезли. Не удалились, не потемнели, а просто исчезли. Отраженный от них свет перешел в инфракрасную область спектра, невидимую человеческим глазом.

Луи очнулся. Говорящий-со-Зверями держал меч в своих руках.

— Черт! — взорвался Луи. — Неужели у тебя совершенно отсутствует любопытство?

Кзин немного подумал.

— Есть, но гордости у меня значительно больше. — Он спрятал лезвие в рукоятку и вручил ее Луи. — Каждая угроза — это вызов для меня. Идем.

Корабль кукольников оказался без экипажа. Всю его внутренность занимало большое помещение. Посредине стояли четыре кровати, приспособленные для существ, которым они предназначались.

Сила тяжести, к удовольствию Луи, присутствовала. Однако это была не земная гравитация, воздух также был не земной. Он имел запах не то чтобы неприятный, но странный. Луи почувствовал наличие озона, каких-то углеводородов, запах кукольников — целой их популяции — еще какие-то неиндентифицируемые запахи.

Внутри не оказалось ни одного острого угла или ребра. Выпуклая стена плавно переходила в пол и потолок. Кровати и столик с напитками производили впечатление несколько оплавленных. В мире кукольников ничто острое, твердое не имело права на существование. Ничего, обо что можно было удариться или пораниться.

Несс лежал на кровати и казался удовлетворенным.

— Не хочет разговаривать! — пожаловалась Тила насмешливо.

— Ну, конечно, — возразил кукольник. — Ведь все равно сейчас бы пришлось весь рассказ начинать сначала. Без сомнений, вас интересует…

— Летающие планеты, — подхватил кзин.

— И Розетка Кемплерера, — добавил Луи.

Едва слышимый шум подсказал ему, что корабль пришел в движение. Луи и Говорящий-со-Зверями заняли свои места на койках, а Тила вручила Луи стакан с питьем интенсивно-красного цвета.

— Сколько у нас времени? — спросил Луи кукольника.

— Приземляемся через час, — ответил Несс. — Тогда вы и узнаете все о цели нашей экспедиции.

— С нас хватит. А теперь расскажи нам, что это за планеты. Вероятно, небезопасно двигаться во вселенной со столькими планетами одновременно?

— Безопаснее не может быть, — возразил кукольник. — Более безопасного способа мы не знаем. Кроме того, у нас большой опыт таких путешествий.

— Опыт? О чем ты говоришь?

— Для объяснения я должен буду начать с теплоты… и контроля рождаемости. Вам это не будет неприятно?

Отрицательно покачав головой, Луи едва удержал смех, а Тила не смогла — фыркнула.

— Вы должны знать, что контроль над рождаемостью для нас — очень трудное дело. Существует только два способа предотвращения рождения потомства. Первый — это хирургическое вмешательство. Второй — отказ от половых сношений.

— Но ведь это… это… чудовищно! — произнесла, заикаясь, Тила.

Луи удивленно присвистнул.

— Ничего себе! Значит, основой вашей системы контроля является сила воли?

— Да. Воздержание приводит к неприятным побочным последствиям как у нас, так и у других рас. Результат налицо: чрезмерный рост популяции. Пятьсот тысяч лет тому назад нас было полбиллиона. В системе исчисления кзинов это будет…

— Я достаточно хорошо знаю вашу математику, — прервал его кзин. — Однако то, о чем ты рассказываешь, не имеет ничего общего с вашей удивительной флотилией. — Кзин не жаловался, он просто констатировал факт. Он взял со столика емкость с двумя ручками, в нее входило почти полгаллона жидкости.

— Имеет, уверяю тебя. Популяция, насчитывающая половину биллиона особей, выделяет огромное количество тепла.

— У вас была развитая цивилизация уже пятьсот тысяч лет тому назад?!

— Разумеется. Разве примитивная культура сможет прокормить такую громадную популяцию? Мы уже давно использовали всю имеющуюся у нас землю и, чтобы прокормить население, вынуждены были переделать две планеты нашей системы, чтобы выращивать пищевые культуры. Для этого мы передвинули их поближе к солнцу. Понимаете?

— Так вы приобрели опыт в передвижении планет. Как я понимаю, применяя корабли-автоматы…

— Разумеется. После этого проблема питания была решена. Место для жилья никогда не являлось проблемой. Уже тоща мы строили высотные здания. Лучше всего мы себя чувствуем в большом обществе.

— Это называется «стадный инстинкт». Именно поэтому корабль пахнет, как целое стадо кукольников?

— Да. Мы чувствуем себя в безопасности, ощущая запах других особей. Единственная проблема, которая нас еще волновала, — выделяемое тепло.

— Тепло?

— Тепло является отходом любой цивилизации.

— Не понимаю, — сказал Говорящий-со-Зверями.

Луи, который прекрасно все понял, удержался от комментариев. Земля была заселена намного гуще, чем территория, где обитали кзины.

— Приведу пример. Хотел бы ты ночью иметь источник света? Ведь без света можно только спать.

— Разумеется.

— Допустим, что у тебя совершенный источник света, он имеет лучеиспускание исключительно в видимой части спектра. Но даже в этом случае часть света будет поглощена стенами и предметами обихода. Энергия света превратится в тепло. На Земле, например, не хватает пресной воды, и ее получают из океанов. При этом выделяется огромное количество тепла. На наших планетах, население которых больше в тысячи раз, чем на Земле, невозможно остановить этот процесс ни на минуту.

Еще пример. Средства передвижения тоже являются источником выделения тепла. Космический корабль, привезший зерно с другой планеты, при приземлении выделяет громадное количество тепла. И еще большее количество, когда стартует.

— Но ведь существуют системы охлаждения…

— Большинство таких систем попросту перемещает тепло из одного места в другое, прибавляя к нему еще свое.

— Хм-м-м, начинаю понимать. Чем больше кукольников, тем больше тепла.

— Теперь ты понимаешь, что тепло, выделяемое нашей планетой, делает жизнь на ней невозможной?

«Смог, — подумал Луи, — двигатели внутреннего сгорания. Ракетные двигатели. Промышленные отходы в океанах. Временами не хватает лишь крохи, чтобы нас задушили собственные отходы. Наверно, если бы не Совет Народов, Земля сварилась бы в собственном тепле.»

— Невероятно, — проговорил кзин. — Почему вы не создаете колоний на других планетах?

— Кто согласится подвергнуть свою жизнь опасности? Только безумцы, как я. Кому нужна планета, населенная безумцами?

— Вы могли бы высылать корабли с замороженными эмбрионами. А пилотами были бы эти самые «безумцы».

— Мне трудно объяснить аспекты, связанные с половой жизнью. Ваша биология не позволяет применять такие методы… да и зачем? Ведь количество жителей на планете от этого не уменьшится, и мы продолжали бы умирать от собственного тепла!

— Очень жаль, что нельзя выглянуть наружу, — не к месту произнесла Тила.

Кукольник замолчал от удивления.

— Ты уверена? — спросил он наконец. — И ты бы не испугалась?

— Бояться? На корабле кукольников?

— Ну, ладно. Открытые иллюминаторы не увеличат опасности.

Он что-то мелодично просвистел, и стены корабля исчезли.

Они видели себя, койки, столик с напитками и больше ничего. Вокруг был космос. И пять планет, светящихся за черными волосами Тилы.

Все планеты были одинаковой величины — почти как двойная масса Луны, наблюдаемая с Земли. Они составляли равносторонний пятиугольник. Четыре планеты были окружены цепочками небольших светлячков — орбитальных искусственных солнц, дающих бледно-желтый свет. Эти четыре планеты были одинаковы, если принимать во внимание освещенность и внешний вид: немного затуманенные, голубые шары… Зато пятая…

Пятая планета не имела ни одного солнца. Она светила своим собственным светом.

— Никогда не видела такой красоты, — произнесла Тила голосом, дрогнувшим от восхищения. Луи, который видел в жизни гораздо больше Тилы, был с ней согласен.

— Невероятно, — пробомотал Говорящий-со-Зверями. — Забрали с собой свои планеты!

— Кукольники не доверяют космическим кораблям, — заметил Луи. Со смешанным чувством удивления и боязни он подумал, что Несс мог бы выбрать кого-нибудь другого, и он никогда не увидел бы розетку кукольников…

— Но как?

— Я уже объяснял вам, что мы разрешили все проблемы, кроме проблемы лишнего тепла. Наша цивилизация задыхалась в нем. У нас не было другого выбора, как отодвинуть планету от Солнца.

— Но ведь это опасно!

— Еще как! В тот год сошли с ума миллионы кукольников, поэтому мы его хорошо запомнили. Мы купили у Внешних специальный двигатель. Можете представить, сколько они запросили! Платим за него еще до сих пор. Сначала мы передвинули две сельскохозяйственные планеты. Потом провели эксперимент с незаселенными планетами. Наконец мы всему научились. И передвинули нашу планету.

В следующее тысячелетие наша популяция достигла одного биллиона. Недостаток света заставил искусственно освещать наши улицы и днем. Эмиссия тепла увеличилась. В нашем солнце начали появляться аномалии.

Через некоторое время мы пришли к выводу, что солнце нам скорее вредит, чем помогает. И мы отодвинулись от него на расстояние одной десятой светового года. Солнце стало для нас пристанью, не более того. Если бы нам не были нужны сельскохозяйственные планеты, то мы вообще отказались бы от солнца.

— Ну так, — проговорил Луи. — Теперь мне понятно, почему никто не смог найти планету кукольников.

— Отчасти и из-за этого.

— Минутку, Несс. Кто-то же должен был наткнуться на ваши сельскохозяйственные планеты, уставленные в розетку Кемплерера.

— Вы искали не там, где следовало.

— Почему? Мы обшарили все желтые карлики, а ведь это ваша звезда!

— Действительно, наша родная звезда — это желтый карлик, очень похожий на Процион. Но, как тебе должно быть известно, через полмиллиона лет Процион перейдет в стадию красного гиганта.

— Черт побери! Так вот, что случилось с вашей звездой!

— Именно это. Наше солнце стало расширяться. В это время твои предки еще разбивали друг другу головы бедренными костями антилопы. Когда вы начали задумываться о месторасположении нашей звезды, она уже стала красным гигантом.

Мы перевезли еще две планеты из соседних систем, тем самым увеличив число рабочих планет до четырех, и установили их в розетку Кемплерера. Таким образом, когда нам пришлось отправиться в дорогу, мы были хорошо подготовлены.

Розетка все время увеличивалась. Сейчас планеты кукольников блестели под ногами у путешественников, вырастая все больше и больше. Звезды, мигающие в океанах, оказались архипелагами бесчисленных островов. Континенты отражали солнечный блеск.

Когда-то Луи был на Горе Зрелищ. Великая Река, завершающаяся самым большим водопадом, который когда-либо видел человек, ошеломила его. Наполовину загипнотизированный, Луи поклялся, что будет жить вечно. Как же иначе можно увидеть все, что стоит увидеть?

Сейчас он повторил свою клятву.

— Мы проиграли, — сказал кзин, нервно подергивая своим розовым голым хвостом. — Наше презрение было основано на вашей осторожности, и оно ослепило нас. Вы очень опасны. Если бы вы захотели нас уничтожить, мы не смогли бы сопротивляться.

— Нет, это невозможно, чтобы кзин боялся обыкновенного вегетарианца.

Несс произнес это без всякой насмешки, но Говорящий взорвался:

— Какое разумное существо не испугалось бы такого могущества?!

— Ты меня беспокоишь. Рядом со страхом шагает ненависть. Следовало бы ожидать, что кзин бросится в атаку на то, чего боится.

Разговор перешел на скользкие темы. «Счастливый случай» только начинал путешествие, а уже находился за сотни световых лет от известного космоса. Они были в полной власти у кукольников, и если те решат, что чужие опасны для них…

Нужно переменить тему разговора. И немедленно…

Луи открыл рот…

— Эй! — весело вмешалась Тила. — Все время вы говорите о розетке Кемплерера. А что это такое?

Кзин и кукольник начали ей объяснять, а Луи глубоко задумался над тем, как еще недавно он мог принять Тилу за поверхностную особу.

6. Голубая лента

Да, ты сделал из меня осла, — проговорил Нессу Луи By.

— Сейчас я действительно знаю, где находится планета кукольников. Благодарю тебя, Несс. Ты сдержал слово.

— Я предупредил тебя, что моя информация тебя удивит, но не пригодится.

— Не ожидал, что кукольники имеют чувство юмора, — отозвался Говорящий-со-Зверями.

Они находились над небольшим морем и приближались к острову, который вырастал на глазах. Луи показалось, что он видит высокие стройные здания. Остров. Ну, конечно, трудно ожидать, что кукольники будут доверять им настолько, что пустят чужаков на континент.

— Мы никогда не шутим, — объявил Несс. — У кукольников отсутствует чувство юмора.

— Странно. Я всегда считал, что юмор — отличительная черта цивилизованного существа.

— Нет. Юмор связан с ослаблением оборонного механизма.

— И все же…

— Ни одно цивилизованное существо не будет ослаблять свой оборонный механизм.

Корабль опускался все ниже, и пятна света становились все отчетливее: освещение улиц, окна в зданиях. В последнюю минуту перед глазами Луи мигнули высокие, с милю высотой, здания, а потом они уже оказались на поверхности — в парке, полном неизвестных цветов и растений.

Никто не пошевелился.

Кукольники были наиболее беззащитными существами, которые когда-либо населяли космос. Казались несмелыми, странными и слишком маленькими, чтобы кто-нибудь их боялся. Просто забавные существа.

Однако вдруг Несс перестал быть маленьким смешным Нессом, а стал представителем расы настолько сильной, что ее возможности трудно было представить. Безумный кукольник сидел неподвижно, разглядывая своих подчиненных. И был совершенно не смешон. Его сородичи могли двигать планеты. Пять планет сразу.

Внезапный смех Тилы прозвучал как удар.

— Я подумала, — сказала она, — что единственным способом ограничения количества кукольников является полное половое воздержание. Не так ли, Несс?

— Да, именно так.

Она снова рассмеялась.

— Ничего странного в том, что у вас отсутствует чувство юмора.

Они шли через парк — слишком симметричный, слишком упорядоченный.

Воздух напоминал патоку из-за всепроникающего пряно-химического запаха кукольников. Планета пахла и будет пахнуть ими до конца своего существования.

Несс пританцовывал: его маленькие когтистые подковки почти не дотрагивались мягкой поверхности тротуара. Кзин двигался пружинистым кошачьим шагом, ритмично ударяя оранжево-розовым хвостом. Тила двигалась так же тихо, как и кзин. Из всей четверки наиболее неуклюжим оказался Луи By.

А почему бы и нет? Престарелая обезьяна, эволюция так и не приспособила ее для нормального хождения. Миллионы лет его предки ходили на четвереньках и при малейшей возможности карабкались на деревья.

Плейстоцен со своими миллионолетними засухами положил этому конец. Леса исчезли, оставляя предков Луи голодными и беззащитными. В отчаянии они начали есть мясо. А когда открыли, что бедренной костью антилопы можно разбивать головы, то стали жить намного лучше.

А сейчас Тила Браун и Луи By переставляли ноги, на которых еще сохранялся такой ненужный орган, как пальцы.

Они шли за представителями чужих рас через город кукольников.

С чужими? Они все были тут чужие, даже Несс с растрепанной гривой и бегающими глазами. Говорящий тоже не был спокоен. Его глаза непрестанно обшаривали окружающие кусты, отыскивая притаившихся существ с ядовитыми зубами и острыми когтями. Так им велел поступать инстинкт. Кукольники не позволили бы, чтобы в их парках находились опасные существа.

Они дошли до куполообразного здания, блестевшего как жемчужина.

— Я должен вас оставить, — проговорил Несс. — Поеду на встречу с Теми-Которые-Правят, — Несс быстро бормотал.

— Говорящий, если я не вернусь, что ты сделаешь?

— А что, ты можешь не вернуться?

— Да. Тем-Которые-Правят может не понравиться то, что я хочу им объяснить.

И Несс покинул их.

— Чего он боится? — удивилась Тила. — Ведь он сделал то, что ему приказали. С какой стати они станут иметь к нему претензии?

— Думаю, что он хитрит, — ответил Луи. — Он задумал что-то дьявольское. Но что?

Голубое пятнышко света сдвинулось с места, и они вошли за ним в жемчужный купол…

Купол исчез. Или его стены были идеально прозрачными, или это была проекция.

Воздух источал запах кукольников.

Незнакомый кукольник подошел к ним. Луи вдруг осознал, что думает о Нессе как о человеке. Когда же произошла эта перемена? Грива у этого кукольника была серебристой и искусно заплетена в косички. Голос был такой же, как у Несса — вибрирующее контральто.

— Извините, что лично не приветствую вас. Можете называть меня Хирон.

Значит, проекция. Луи и Тила пробормотали банальные приветствия, а кзин обнажил клыки.

— Тот, кого вы называете Несс, должен присутствовать в другом месте. Он рассказывал мне, какое впечатление на вас произвели наши инженерные способности.

Луи скорчил гримасу. Кукольник продолжал:

— Вы можете оказать нам большую помощь. А теперь я покажу вам то, что во много раз превосходит и наши способности.

Половина купола погасла.

Это была половина, находящаяся в противоположной от кукольника стороне. Луи потребовалось бы две головы, чтобы одновременно смотреть на кукольника и на импровизированный экран. Темная сторона купола заблестела бесчисленными звездами, составляющими фон для небольшого, ослепительного белого диска. Он был окружен кольцом. Перед ними показалось увеличенное изображение голограммы, находящейся у Луи в кармане.

Диск напоминал Солнце, наблюдаемое с орбиты Юпитера. Кольцо было большого диаметра, но узкое в поперечнике. Ближайшая часть кольца казалась черной и имела острые края, отдаленно напоминая растянутую в космосе бледно-голубую ленту.

Луи понемногу привыкал к чудесам, но гипотезы строить ему было пока трудновато. Луи спросил:

— Похоже на звезду, окруженную кольцом. Что это такое?

— Это на самом деле звезда, окруженная кольцом. Искусственным кольцом.

Тила захлопала и рассмеялась. Ей с трудом удалось сохранить серьезный вид, только глаза ее блестели озорством. Луи прекрасно ее понимал. Звезда, окруженная кольцом, — совершенно новая игрушка в доброй, старой Вселенной.

— Возьмем пятьдесят футов бледно-голубой ленточки, шириной в один дюйм, поставим в середине свечку, окружим ее ленточкой так, чтобы внутренняя сторона отражала свет, — приблизительно так могла размышлять Тила.

Хвост кзина размеренно ударял об пол.

Но это была не свечка, а настоящее большое солнце.

— Как вы знаете, мы уже много лет летим к северу Галактики, вдоль ее оси. Согласно вашему счету времени, это будет…

— Знаю, двести семнадцать лет, — прервал кзин кукольника.

— Именно. И все это время мы наблюдали космос и уже давно видели, что звезда Е-Эс-тысяча семьсот пятьдесят два окружена необычным кольцом материи. Мы предполагали, что он состоит из обломков скал или замерзших газов. Однако недавно мы поняли, что кольцо является монолитной конструкцией огромной прочности.

— На основе чего вы определили его прочность? — спросил Говорящий-со-Зверями.

— Анализ спектра и другие точные измерения позволили нам определить относительную скорость. Кольцо обращается вокруг солнца со скоростью семисот семидесяти миль в секунду. Очевидно, что конструкция, выдерживающая такое огромное напряжение, должна иметь необычайную прочность.

— Сила тяжести, — задумчиво произнесла Тила.

— Она равняется девять целых девять десятых метров в секунду.

— Немного меньше, чем на Земле.

— Там кто-то живет, на внутренней стороне кольца. Ну-у-у… — Луи вздрогнул и почувствовал, как тихо стало вокруг, и только хвост Говорящего ритмично постукивал по полу.

Уже не в первый раз люди сталкивались с существами, которые стояли выше их на ступеньках цивилизации. До сих пор людям везло…

Неожиданно Луи встал с места и подошел к изображению. И сразу понял, что это ничего не даст. Изображение отдалялось, пока Луи не подошел к стене купола. Но он обратил внимание на одну подробность: голубая лента была разделена равномерными прямоугольными пятнами тени.

— Не можете ли вы улучшить изображение?

— Можно его увеличить.

Звезда надвинулась на Луи и исчезла. Теперь он видел только освещенную внутреннюю поверхность кольца. Хотя картина была нечеткая, можно было понять, что светлые, почти белые пятна — это облака, темно-голубые — земля, а ясно-голубые — океаны.

И тени: длинная область света, короткая тень, опять свет и тень… и опять. Точки и тире.

— Что это за тени? — пробормотал он. — Что-то на орбите?

— Совершенно верно. Двадцать прямоугольников на орбите в виде розеток Кемплерера, Назначение их неизвестно.

— Можно предположить, что, благодаря этим прямоугольникам, в кольце создается цикл: день — ночь. Иначе все время там был бы полдень.

— Вот для чего нам нужна помощь. У вас иное мышление.

— Какой величины кольцо? Высылали ли вы исследовательские зонды?

— Мы изучили его как можно полнее, но нам нельзя замедлить движение и обратить на себя внимание. Разумеется, зондов мы не высылали. Для управления нам понадобилось бы послать радиоволны, а это могло бы указать на наше местоположение.

— Но ведь установить, откуда идет гиперволна невозможно, даже теоретически!

— Те, кто построил такое кольцо, могут иметь иную теорию.

— Гм-м…

— Мы изучали кольцо всеми возможными способами, делали снимки и голограммы во всех участках спектра. Однако сильные потери в гравитационных полях, солнечный ветер и пылевые облака не позволили нам получить все необходимые данные.

— Значит, в сумме вам немного удалось узнать.

— Я бы сказал, что все же достаточно. И кое-что удивительное: материя кольца задерживает около сорока процентов нейтрино.

Лицо Тилы выражало обычное удивление, но Говорящий-со-Зверями даже фыркнул, а Луи присвистнул.

Обычная материя, даже сжатая в ядре звезд, не в состоянии задержать ни одного нейтрино. «Кусок» олова толщиной в несколько световых лет задержал бы, в лучшем случае, одно нейтрино.

Предмет, находящийся в статичном поле Славера, отражал все нейтрино, так же как корпус «Дженерал Продактс».

Однако невозможно было представить себе материю, которая пропускала бы только шестьдесят процентов нейтрино и задерживала остальные.

— Это что-то новое, — признал Луи. — Вы не знаете, какой толщины Кольцо? И сколько оно весит?

— Масса кольца два на десять в тридцатой степени, радиус — нуль, девяносто пять на десять в восьмой степени миль, а ширина примерно десять в шестой степени.

Луи не мог себе представить абстрактные степени и переложил для себя это в привычные единицы.

Диаметр кольца составлял около девяноста миллионов миль, ширина от края до края примерно такая же, как у Юпитера.

— Это не слишком большой вес, — проговорил Луи. — Конструкция подобных размеров должна весить значительно больше.

— Это выглядит так, что миллиарды существ живут на поверхности из алюминиевой фольги, — добавил кзин.

— Это не совсем верно, — возразил кукольник. — Если бы кольцо было выполнено из такого же материала, как корпуса наших кораблей, то он мог бы быть толщиной в пятьдесят футов.

— Пятьдесят футов? В это трудно поверить.

Тила быстро шевелила губами.

— Совпадает, — наконец сказала она.

— Но… зачем все это? Зачем надо было строить такой перстень?

— Для жизненного пространства.

— Пространства.

— Жизненного пространства, — повторил Луи. — Только для этого. Шестьсот биллионов квадратных миль поверхности Земли. Три миллиона планет, по которым можно пройти пешком! Это раз и навсегда решает вопрос о перенаселении.

Кажется, для неизвестной популяции это было большой проблемой. Такое грандиозное строительство не затевают от скуки или ради удовольствия.

— Совершенно верно, — проговорил кзин. — Хирон, в других системах вы не наблюдали подобных колец?

— Нет.

— Так. Они построили кольцо потому, что не имели гиперпространственных двигателей, а если бы имели — то начали бы заселять другие системы. Поэтому такое кольцо только одно.

— Я согласен с тобой.

— Хорошо. Хоть в этом мы имеем перед ними преимущество, — кзин поднялся со своего места. — Значит, мы должны исследовать поверхность кольца?

— Спуск на поверхность может быть рискованным…

— Чепуха. Когда мы можем стартовать?

Из обоих горл кукольника вырвался смодулированный протяжный свист.

— Это сумасшествие! Подумайте, какой мощью обладают те, кто построил кольцо и там живет! По сравнению с ними даже моя раса — это варвары!

— Или трусы.

— Как хочешь. Вы сможете осмотреть корабль, когда вернется Несс. А перед этим вы должны узнать еще многое.

— Ты злоупотребляешь моим терпением, — проговорил кзин, однако сел на место.

«Обманщик!» — подумал Луи. «Прекрасно сыграл. Я горжусь тобой».

Сам Луи чувствовал неприятные спазмы в желудке. Голубая лента висела между звездами, а человек снова повстречал в неизвестности чужих с более высоким уровнем цивилизации.

* * *

Первыми были кзины.

Когда первые люди впервые применили на своих кораблях термоядерные двигатели, военный флот кзинов уже давно использовал поляризаторы гравитации. Их корабли были быстрее и маневреннее. Земные корабли вообще не смогли бы обороняться, если бы не Принцип Кзинов: использовать любое напряжение в качестве оружия.

Первое нападение кзинов послужило для людей шоком. Столетия мира заставили людей давно забыть о том, что такое война. Однако земные корабли приводились в действие фотоновыми двигателями с термоядерной энергией, для включения которых на астероидах были смонтированы лазерные пушки.

И хотя телепаты кзинов в сотый раз повторяли, что у людей нет никакого оружия, в нападающие корабли кзинов ударила стена огня.

Военные действия длились десятками лет. Однако, рано или поздно, но кзины выиграли бы эту войну.

Выиграли бы, если на маленькой колонии Земли, называемой Наше Дело, не приземлился бы корабль Внешних, которые продали губернатору колонии технологию гиперпространственных двигателей. Колонисты в то время еще не знали о войне между людьми и кзинами и проведали об этом, только построив корабли, движущиеся быстрее света.

После этого кзины не сохранили ни единого шанса на победу.

Позднее появились кукольники и включили весь известный космос в свою торговую империю.

Человечество на самом деле было счастливо. Три раза встречали они расы с более высоким развитием цивилизации. Кзины уничтожили бы людей, если бы не гиперпространственные двигатели Внешних. Внешние со своей стороны ничего не хотели, кроме информации и территории под базы, но и это они покупали, а не отбирали. Вообще-то, Внешние, хрупкие существа с метаболизмом, основанным на гелии-два, не переносили тепло и силу тяжести, так что не могли вести войн. А кукольники, обладающие неизмеримой мощью, были слишком трусливыми.

Но те, кто построил это Кольцо? Может, на этот раз они встретились с расой воинов?

Несколько месяцев спустя Луи понял, что это был переломный момент его жизни. До этой минуты он мог еще отказаться от участия в экспедиции из-за Тилы. Кольцо ужасало. Но приблизиться к нему, высадиться…

Луи стал свидетелем, как поразили кзина летающие планеты кукольников. Взгляд Луи скользнул по Тиле, и он выругался про себя. Ее лицо выражало только удивление и восторг, причем настолько искренний, насколько фальшивым он был у кзина. Может, она очень глупа?

Над внутренней поверхностью кольца находилась атмосфера. Анализы ее спектра показали, что она состоит из кислорода и азота и приближается к земной. Ею мог дышать как человек, так и кзин, и кукольник. Почему она не улетучивалась — оставалось загадкой. Чтобы ее разглядеть, нужно было полететь туда.

Вокруг солнца С-2 не было ничего, кроме Кольца. Ни планет, ни комет, ни астероидов.

— Хорошо вымели, — заметил Луи. — Не хотели, чтобы нечто ударило в Кольцо.

— Разумеется, — согласился кукольник. — Любой предмет ударил бы в Кольцо со скоростью семьсот семьдесят миль в секунду. И, несмотря на прочность материала, мог бы нанести повреждения.

Сама звезда была немного меньше и холоднее Солнца Земли.

— Вероятно, нам понадобятся термические скафандры, — произнес Говорящий.

— Нет, — возразил Хирон. — Температура внутренней поверхности Кольца пригодна для всех нас.

— Откуда это известно?

— Инфракрасное излучение, испускаемое внутренней…

— Какой я глупец!

— Ну, совсем нет. Мы уже давно изучаем Кольцо, а об этом узнали недавно. Температура внутренней поверхности двести девяносто градусов по шкале Кальвина. Для Луи и Тилы это оптимальная температура, для тебя — где-то на десять градусов больше. Пусть вас не беспокоит и не тревожит наше задание, — проговорил Хирон. Вы выполните посадку только в том случае, если вам позволят строители Кольца. И все же вам надо быть готовым к любой неожиданности.

Все промолчали.

— Возвращается Несс, — предупредил Хирон, после чего исчез.

7. Трансферовые диски

Ну, это не свидетельствует о хорошем воспитании, — заметила Тила.

— Вероятнее всего, он не хотел встречаться с Нессом. Кукольники считают, что у него не все в порядке с головой.

— Все они немного тронутые.

— Они так не думают. Ты все еще хочешь лететь?

Тила с насмешкой посмотрела на него.

— Значит, хочешь, — печально констатировал Луи.

— Разумеется, кто бы не захотел? Почему кукольники так этого боятся?

— Ну, это понятно, — ответил кзин. Они же трусы. Но вот почему им так необходимо разузнать об этих строителях? Ведь они уже минули их и летят дальше со скоростью, почти равной скорости света. Какое им дело до этих строителей? Опасности для кукольников они не представляют, ведь у них нет гиперпространственных двигателей. Не понимаю, — задумчиво проговорил кзин.

— Ну, это-то как раз понятно.

— Ты хочешь меня оскорбить?

— Нет, конечно, нет. Но у кукольников существует проблема перенаселения. Попробуй себе представить планету, населенную биллионами кукольников. Представляешь?

— Фу-у-у, она вся бы провоняла ими!

А теперь предположи, что они все живут на Кольце! Это уже лучше, не так ли?

— Гм-м-м. Но все равно это не имеет смысла. Ведь не станут же кукольники воевать?

— Да. Но вопрос звучит по-другому: можно ли построить Другое Кольцо?

— Идет Несс, — Тила встала со своего места и подошла к невидимой стене. — Он выглядит, как пьяный. Разве кукольники пьют?

Несс двигался с преувеличенной осторожностью, его голова вертелась из стороны в сторону, окидывая окрестности испуганным взглядом. Когда он подходил к куполу, черная бабочка уселась на него. Несс заверещал, как истеричная женщина, и сделал рекордный прыжок в высоту. Падая, он прокатился несколько шагов и замер, свернувшись в клубок.

Луи уже бежал к нему.

— Депрессивная фаза цикла! — крикнул он на бегу. Благодаря хорошей памяти, он быстро нашел выход из купола и через мгновение был уже снаружи.

Все цветы несли запах кукольников.

— Если вся жизнь на планете основана на подобных химических соединениях, то каким образом Несс мог усваивать соединения из морковного сока? — подумал Луи. Он обогнул оранжевый куст и подошел к Нессу.

— Это я, Луи, — он вытянул руку и начал осторожно гладить спутанную шерсть кукольника. Несс вздрогнул и еще плотнее сжался в клубок.

— Не волнуйся, ты в безопасности. Тебе чем-то угрожало то, что уселось на тебя?

— Это? Нет. — Соблазнительное контральто Несса звучало немного глухо, но все же прекрасно. — Это только цветочки.

— Как прошел твой разговор с Теми-Кто-Правит?

Несс нервно вздрогнул.

— Я выиграл.

— Прекрасно.

— Я выиграл право иметь двух потомков и двух партнеров.

— И именно поэтому ты боишься? — Это вовсе не казалось невероятным. Несс мог очутиться в положении самца черной вдовы, для которого любовь являлась подписанием смертного приговора… или, вообще, быть нервной девицей. Он мог быть любого пола… среди нескольких полов…

— Я боялся проиграть, Луи, — объяснил кукольник. — Я им угрожал.

— Расскажи, как все происходило.

К ним подошла Тила и кзин. Луи все время поглаживал кукольника по гриве, но тот не шевелился.

— Те-Кто-Правит, — начал Несс, — дали мне право на потомка. Разумеется, если я вернусь живым из этой экспедиции. Но этого мне показалось мало. Ведь мне надо иметь партнеров, а кто согласится стать партнером безумного кукольника? И я потребовал, чтобы мне нашли партнеров, или я отказываюсь от участия в экспедиции. А если я это сделаю, то откажется также и кзин. Я им сказал, и это их рассердило.

— Представляю себе.

— Однако они пошли на уступки. Ведь должен же найтись желающий, — сказал я, — который согласится стать моим партнером.

— Прекрасно сыграно. Ну и что, нашлись желающие?

— Бывает, что один партнер является собственностью другого, и мне таким образом нужен только один партнер. Кукольники неразумны. Те-Кто-Правит…

— Почему ты просто не говоришь «руководители» или «правящие»?

— Я стараюсь наиболее верно переводить наш термин, — ответил Несс. — Собственно говоря, более точный перевод: «Те-Кто-Руководит-с-Тыла». Среди них выбирается один руководитель или Говорящий-со-Всеми… В абсолютно точном переводе этот титул звучит как «Находящийся-в-Наиболее-Безопасном-Месте». И именно он согласился быть моим партнером.

Луи присвистнул.

— Вот это да! Ну что ж, лучше трястись сейчас, когда все уже позади. Однако, Несс… Я не знаю, как теперь быть с местоимениями. Ведь или о тебе, или о Находящемся-в-Наиболее-Безопасном-Месте надо говорить, как о «ней», а не как о «нем».

— Это очень неделикатно с твоей стороны, Луи. С представителями другой расы не беседуют о вопросах пола. — Появилась одна голова и с укоризной посмотрела на Луи. — Ведь ты и Тила не совокуплялись бы в моем присутствии, не так ли?

— Интересно, однажды мы с Тилой говорили на эту тему, и Тила…

— Ты меня шокируешь, — возмущенно проговорил кукольник.

— А почему?

Голова кукольника мгновенно спряталась.

— Успокойся. Ведь я тебе ничего не сделаю!

— Правильно?

— Пра, то есть правда. Я считаю, что ты большой хитрец.

Кукольник выпрямился.

— Ты назвал меня хитрецом?

— Да. — Тила посмотрела на оранжевое тело Говорящего-со-Зверями, — и ты тоже, — великодушно добавила она.

— Я бы не хотел, чтобы ты обиделась, — проговорил кзин, — но больше так не говори. Никогда.

На физиономии Тилы появилось выражение неподдельного изумления.

Парк был окружен оранжевым забором метров трех в высоту, на котором висели какие-то щупальцы. Судя по их виду, этот забор был когда-то хищником. Несс решительно двинулся к забору.

Луи ожидал, что сейчас должна появиться какая-нибудь калитка, и был очень удивлен, когда Несс подошел прямо к забору, и стена расступилась, пропуская его, а затем снова сомкнулась.

Они поспешили за Нессом.

Только что над ними было нежно-голубое небо, а сейчас, когда они оказались по другую сторону забора, оно стало черно-белым. На фоне вечной ночи блестели, освещенные огнями города, облака.

На первый взгляд единственным, что отличало этот город от земных, была его величина. Здания были высокими, окна и балконы напоминали зазубреную линию горизонта.

Но почему же не было видно парка? Луи предположил, что он окружен полями, искривляющими световые лучи. Но он не стал спрашивать кукольника — это не было самым большим чудом этого города.

— Наш корабль находится на другой стороне полуострова, — проговорил Несс. — Пользуясь трансферовыми дисками, мы можем добраться туда за минуту. Сейчас я вам это продемонстрирую.

— Ты уже в порядке?

— Да, Тила. Как сказал бы Луи, самое плохое уже позади.

— Кукольник скакал впереди них. — Буду любить Находящегося-в-Наиболее-Безопасном-Месте. Только надо вернуться с Кольца.

Они шли по мягкой, удобной тропинке, сделанной будто бы из бетона, но пружинистой, как влажная земля. В конце тропинки находилось нечто вроде перекрестка.

— Идите за мной, — пригласил Несс. — На первый диск не становитесь.

Они увидели большой голубой прямоугольник. С каждого его края находился голубой диск.

— Если хотите, можно становиться на прямоугольник, но будьте внимательны, чтобы не стать на диск, ведущий в другом направлении.

— Несс прошел через прямоугольник, встал на диск и исчез.

С минуту никто из них не шевелился. Затем Тила радостно взвизгнула, прыгнула на тот же самый диск и тоже исчезла.

Говорящий-со-Зверями последовал ее примеру. Луи остался один.

— Клянусь всеми демонами Страны Уманов, — проворчал он с удивлением, — у них открытые трансферовые кабины.

И ступил на диск…

…он стоял на голубом прямоугольнике между кзином и кукольником.

— Твоя партнерша выскочила раньше нас, — сказал Несс, — надеюсь, она подождет немного.

Он сделал три шага и оказался на следующем диске. И снова его не стало.

— Вот это да! — выкрикнул Луи. — Просто шагаешь и все. Три шага и скачок. И можешь скакать, куда угодно. Просто колдовство!

Но его уже никто не слышал.

Луи сделал три шага.

Это выглядело так, будто на ногах у него оказались семимильные сапоги. Он легко бежал вперед, и через каждые три шага окружающая его местность менялась. Знаки на домах были кодами адресов, по которым любой мог сориентироваться.

Вдоль улиц тянулись ряды вывесок, которые Луи с интересом осмотрел. А может, это были не выставки? Однако остальные значительно опередили его, и Луи поспешил за ними.

Вдруг он оказался лицом к лицу с кзином и кукольником.

— Я боялся, что ты заблудишься, — проговорил кукольник и шагнул еще на один диск.

— Подождите, — кзин тоже исчез. — Где же Тила?

Луи тоже сделал шаг…

Он бежал, а в его голове роились мысли. Разноцветные трансферовые диски… открытые трансферовые кабины… Кукольники достигли удивительного технического уровня. Каждый диск был около ярда в диаметре и начинал действовать еще до того, как ты прочно становился на нем. Как смешно выглядели бы рядом с ними движущиеся тротуары!

В воображении Луи появился высокий, в несколько миль высотой, кукольник, который изящно и осторожно перескакивал с острова на остров, причем очень осторожно, чтобы случайно не замочить себе копыта… Громадный кукольник рос и рос… Теперь он уже перескакивал с континента на континент… с планеты на планету…

Диски окончились. Луи стоял на берегу спокойного, черного океана. Над горизонтом висели три громадные луны. Между ними и горизонтом сиял миллионами огней другой остров. Кзин и кукольник ожидали его.

— Где Тила?

— Не имею понятия, — ответил Несс.

— Проклятие! Несс, как мы ее теперь найдем?

— Это она должна найти нас. Не волнуйся. Когда…

— Несс, но ведь она заблудилась на совершенно чужой планете! С ней может что-нибудь случиться!

— Не здесь, Луи. Во всей вселенной нет более безопасного места. Когда Тила окажется на берегу острова, то обнаружит, что диски не действуют. Тоща она двинется вдоль берега, пока не найдет необходимый диск.

— Она что, компьютер?! Это всего лишь двадцатилетняя девушка!

Вдруг рядом с ними появилась Тила.

— Эй! Я немного заблудилась. Что случилось?!

Говорящий-со-Зверями с усмешкой посмотрел на Луи, и тот почувствовал, что краснеет. Но Несс только и проговорил:

— Идите за мной.

Над берегом находился темно-коричневый пятиугольник. Они вошли в него…

И оказались на голой, ярко освещенной скале. Это, собственно говоря, был небольшой скалистый островок, величиной с небольшой космодром. В центре его высился высокий холм, а рядом с ним одинокий космический корабль.

— Вот наш корабль, — показал на него Несс.

Тила и Говорящий-со-Зверями почувствовали себя обманутыми и с сожалением оглянулись на остров, с которого они только что прибыли. Луи, напротив, несколько расслабился. С него уже довольно всяких чудес… Трансферовые диски, огромный город, четыре луны, висящие над горизонтом… Все это угнетало его. А корабль был чем-то знакомым. Это был корпус Дженерал Продактс N2, установленный на треугольном крыле, из которого торчали знакомые дюзы двигателя.

Но кзин позаботился, чтобы чувство успокоенности у Луи пропало столь же быстро, как и появилось.

— Странная конструкция. Разве не безопасней было бы, если бы все эти приспособления находились внутри корпуса?

— Нет. Корабль совершенно новой конструкции. Идемте, я вам все покажу.

Замечание кзина было резонным.

Космические корабли, которыми торговал Дженерал Продактс, были четырех размеров: от баскетбольного мяча до шара диаметром в тысячу футов. Корпус N2 напоминал узкую сигару. Обычно он предназначался для одного человека.

Такие корпуса свободно пропускали свет, но для любого другого вида электромагнитных волн, всех видов материи, являлись непреодолимой преградой. Корпорация гарантировала это, и ее репутация ни разу не подвергалась сомнению уже сотни лет.

Насколько мог судить Луи, внутри этого корпуса находились только системы жизнеобеспечения и комплекс гиперпространственных двигателей. Все остальное — малые и большие плазменные двигатели, навигационная аппаратура и так далее — были расположены на громадном крыле дельтавидной формы. Таким образом, примерно половина необходимого для функционирования корабля оборудования, находилось вне корабля. Почему же не использовали больший корпус?

Кукольник провел их к сужающейся корме корабля.

— Нам нельзя было нарушать оболочку корпуса. Сквозь прозрачную стенку Луи заметил толстую связку кабелей, выходящих наружу и расползающихся по крылу. Потом он рассмотрел двигатель, который в любую минуту мог втянуть кабель внутрь и закрыть люк.

— Корпус обычного корабля имеет отверстия в разных местах, что значительно ослабляет его прочность. В этом корпусе у нас только два отверстия: вот это и входной шлюз. Оба отверстия могут в случае необходимости закрываться. Наши инженеры покрыли корпус слоем прозрачного проводника. Когда оба люка будут закрыты, создастся монолитная, проводящая поверхность.

— Статическое поле, — подумал Луи.

— В случае необходимости мы можем воспользоваться полем Славера. — Мы не настолько глупы, чтобы доверять только прочности корпуса. Лазерный луч, действующий в видимой части спектра, может проникнуть сквозь корпус, убивая пассажиров и не причиняя вреда самому кораблю. То же и с антиматерией: корпус тут не поможет.

— Вот уж не думал об этом!

— Потому что никто и никогда не говорил на такие темы.

Луи присоединился к кзину, который внимательно изучал дюзы двигателей.

— Зачем столько двигателей?

— Разве люди уже забыли Принцип Кзинов? — фыркнул Говорящий-со-Зверями. — М-м-м… — каждый кукольник и каждый кзин знали об этом. Любой род энергии является одновременно и средством уничтожения с силой действия прямо пропорциональной его мощи. Эти дюзы могли служить исключительно для мирных целей, но в них дремала могучая сила.

— Теперь я понимаю, почему ты умеешь пилотировать корабли с плазменными двигателями.

— Нет ничего удивительного в том, что я прошел обычное обучение, не так ли, Луи?

— На случай войны с людьми.

— Может продемонстрировать, как меня учили?

— У тебя еще будет для этого возможность, — объявил Несс. — Наши инженеры приспособили рулевое управление к требованиям кзинов. Хочешь осмотреть?

— Да. Мне также нужны данные испытательных полетов, записи действия приборов и так далее. Здесь обычный гиперпространственный двигатель?

— Да. Но пробных полетов вообще не было.

«Это типично для кукольников, — подумал Луи. — Построили корабль и стали ждать нас. Ни один нормальный кукольник не рискнет полететь на нем…»

«Где же Тила?»

Луи уже открыл было рот, чтобы задать этот вопрос, как она вдруг появилась перед ним на трансферовом диске, но все время оглядывалась на светившийся огнями город кукольников.

Луи хотел отругать ее. Она уже один раз сумела заблудиться — этого вполне достаточно.

— Ох, Луи, я так рада, что прилетела сюда! Этот город, он… он прекрасен! — Тила схватила его за руку и сжала ее. Она вся прямо лучилась от счастья.

И Луи не стал ее огорчать.

— Я рад за тебя, — сказал он и крепко поцеловал. Потом обнял и повел в сторону пульта управления.

Теперь он уже знал, что ни разу в жизни Тила даже не обижалась. Она просто не представляла, что чего-то можно бояться. Первое горе, с которым она столкнется, может ее просто уничтожить.

Луи решил сделать все, чтобы такого не произошло никогда.

Боги не заботятся о глупцах. О них заботятся еще большие глупцы.

* * *

Корпус Дженерал Продактс № 2 имел длину в сто футов и сужался с обоих концов.

Сам корпус был достаточно вместителен, чтобы в нем расположились три каюты, коридор, рубка управления и целая масса вспомогательных служб. Пульт управления был переделан, учитывая строение тела кзина. Луи впрочем подумал, что, в случае необходимости, он и сам бы мог пилотировать корабль.

В кладовых находилась целая масса различного оборудования. Там не было ничего, на что Луи мог бы указать пальцем и сказать: «Это оружие!» Но множество предметов могло бы служить, в случае необходимости, оружием. Кроме того, Луи заметил четыре скутера, четыре наплечных винтокрыла, приборы для анализа пищи, врачебные комплекты, фильтры… Кто-то был дьявольски уверен, что корабль достигнет цели.

Собственно, почему бы и нет? Существа, такие могущественные, как строители Кольца, и одновременно замкнутые, как в банке, из-за отсутствия гипердвигателей, могут пригласить их к себе. Может быть, кукольники именно на это и рассчитывали.

В корабле не было оружия, однако… Экипаж корабля состоял из представителей трех цивилизаций. Благодаря этому строители Кольца смогут увидеть, что различные расы могут успешно сотрудничать между собой.

Корабль стартовал с помощью инерционных двигателей, чтобы не уничтожить островок. Через полчаса они оказались вне зоны притяжения розетки кукольников. И только тогда Луи сообразил, что, кроме Несса и голограммы Хирона, он не увидел ни одного кукольника.

После вхождения в гиперпространство Луи часа полтора изучал содержимое кладовок. Лучше удивиться сейчас, чем потом, — сказал он себе. Все это оборудование вызывало в нем плохие предчувствия.

Каждый предмет был необходим исключительно в мирных целях… Легкие лазеры. Метатели плазмы… Но в то же время… Ведь все это можно было использовать, в случае надобности, в качестве оружия.

Когда в первый день полета устроили крестины корабля, Луи предложил, чтобы его назвали «Дьявольский Обманщик». Тила и Говорящий согласились, и Несс не протестовал.

Они летели уже неделю, преодолев около двух световых лет. Когда они вернулись в нормальное пространство, неподалеку блестела звезда типа С-2, окруженная голубым кольцом. Плохие предчувствия не оставляли Луи.

И все же кто-то был уверен, что они приземлятся на Кольце.

8. Кольцо

Планеты кукольников летели на север Галактики почти со скоростью света. Говорящий-со-Зверями, после выхода в подпространство, свернул на юг, и, когда «Обманщик» вернулся в эйнштейновское пространство, он помчался прямо на опоясанное таинственной конструкцией Солнце.

Звезда светила ослепительным белым светом. Она очень напоминала земное Солнце, наблюдаемое с Плутона. Однако эта звезда имела едва видимый ореол. Именно поэтому наблюдатель видел Кольцо невооруженным глазом.

Кзин тормозил не только главными двигателями, но и вспомогательными, и сила тяжести достигла двести «ж».

Если бы не поддерживаемая внутри корпуса искусственная гравитация, они превратилась бы в мокрые пятна.

Даже в полете кзин не включал поляризацию стенок корпуса. В чем-то, что казалось абсолютной пустотой, мчались островки материи: кзин в своем кресле-койке, окруженный подковкой зеленых и оранжевых огоньков, матовые стены кают и, разумеется, треугольник крыла. Вокруг светили звезды. Вселенная казалась одновременно и близкой, и… статичной, так как звезда находилась прямо напротив носа их корабля, и они не могли видеть, как она увеличивается в своих размерах с минуты на минуту.

Воздух запах озоном и кукольниками. Несс, который должен был бы прятаться где-нибудь в углу, дрожа от страха, спокойно сидел вместе со всеми за столом, поставленным в широкой части коридора.

— Наверняка они не знакомы с подпространственными волнами, — рассуждал Несс. — Это гарантирует математика, на которой основано Кольцо. А кроме этого, подпространственные волны составляют…

— А если они открыли эти волны просто случайно?

— Нет, Тила. Конечно, мы можем попробовать послушать, но…

— Ох, как это скучно. Ждать и ждать. — Тила сорвалась с места и выбежала из помещения.

В ответ на вопросительный взгляд кукольника Луи только молча пожал плечами.

У Тилы было отвратительное настроение, но не мог же Луи даже ради нее изменить законы физики!

— Надо ждать, — подтвердил Говорящий-со-Зверями. — Нет никаких подпространственных передач. Убежден, что жители Кольца не попытаются связаться с нами.

Проблема контакта оставалась самой главной. Пока они не смогут завязать разговор, их присутствие здесь будет чем-то нелегальным. Однако, ничто не указывало на то, что их заметили.

— Я все время прослушиваю пространство, — объявил кзин. — Если они захотят связаться с нами на электромагнитных волнах, мы их услышим.

— Может, стоит использовать еще что-нибудь.

— Вполне возможно. Многие расы пользуются излучением жидкого водорода.

— Например, закатане.

Вселенная звучит на все голоса. Кроме волны длиной в двадцать один сантиметр, которая очищена за бесконечные годы холодным межзвездным водородом. Каждая разумная раса, желающая войти в контакт с другими существами, посылала бы сигналы на этой длине волны. К сожалению, выбрасываемый «Обманщиком» водород, заглушал именно эту волну.

— Помните, — проговорил Несс, — что наша трасса не должна пройти через Кольцо.

— Ты уже говорил это сто раз. Хватит. У меня прекрасная память.

— Мы не можем позволить, чтобы жители Кольца сочли нас угрозой для себя.

— Кукольники никому и ничему не доверяют.

— Успокойтесь, хватит, — проговорил Луи. Эти колкости вносили разнообразие в полет, однако лучше бы обойтись без них.

Проходили часы. «Обманщик» все медленней и медленней падал к таинственной звезде.

Приборы не улавливали ни единого сигнала.

В течение прошедшей недели Говорящий-со-Зверями большую часть своего времени проводил с людьми. Луи и Тила полюбили его каюту: в ней была создана несколько большая гравитация, чем на всем корабле, стены украшали голограммы желто-оранжевых джунглей, старинных таинственных замков, а в воздухе чувствовался запах, острый и привлекательный. В своей кабине они видели на стенах деревенские домики и поля в океане, покрытые подстриженными водорослями. Кзину эта картина нравилась гораздо больше, чем им.

Однажды они попробовали вместе и пообедать, но кзин насыщался, как голодный волк, и еще жаловался при этом, что еда пахнет паленым мусором. Больше они таких попыток не делали.

Сейчас Тила и кзин тихо разговаривали за одним концом стола, а на другом Луи вслушивался в работу двигателей.

Он уже привык к тому, что их жизнь зависит от безошибочной работы приборов искусственного тяготения.

— Несс, — прервал он тишину.

— Да?

— Скажи мне, что знаешь ты о пространстве?

— Не понимаю.

— Пространство ужасает тебя, а вот полет на столбе света — нет. Как строители «Счастливого случая» вы должны знать что-то о пространстве, чего не знаем мы.

— Возможно.

— Так расскажи, что же это?

Тила и Говорящий замолчали. Уши кзина, обычно почти невидимые, были сейчас развернуты, как два прозрачных оранжевых зонтика.

— У нас, как и у вас, нет бессмертия. И мы боимся смерти, потому что это конец всему.

— И…?

— Корабли входили в подпространство и исчезали. Ни один кукольник никогда бы не приблизился к какой-либо аномалии. И несмотря на это, корабли исчезали. Во всяком случае тогда, когда на борту был экипаж. Я доверяю инженерам, которые построили «Обманщика», я доверяю генераторам искусственной гравитации и уверен, что они не подведут нас.

Потом пришла «ночь», за ней «день», во время которого Тила и Луи пришли к выводу, что уже не могут и посмотреть друг на друга без раздражения. Тиле стало смертельно скучно.

В этот вечер «Обманщик» повернул на 180 градусов. Звезда, к которой они стремились, величественно выползла из-за носа корабля. Она была белой, чуть яснее Солнца и окружена узкой голубой тесьмой.

Все столпились за плечами Говорящего-со-Зверями, наблюдая, как кзин включает увеличитель телескопа. Он нащупал полоску поверхности Кольца, нажал кнопку сближения…

И сразу выяснилась одна из загадок.

— Что-то на экране! — выкрикнул Луи.

— Держи это в поле зрения, — добавил кукольник.

Край Кольца увеличивался все больше. Стена на краю Кольца вырастала под прямым углом к его поверхности. Они видели ее наружную темную сторону на фоне голубого пейзажа. Стена казалась естественным невысоким барьером в сравнении с размерами Кольца.

— Если ширина Кольца составляет около миллиона миль, то высота этой стены около тысячи. Теперь понятно, благодаря чему сохраняется атмосфера.

— Разве этого достаточно?

— Да. Центробежная сила создает притяжение около одного «ж». Немного воздуха, конечно, теряется, но эти потери восполнимы. Тем более, что строители Кольца должны иметь дешевую технологию превращения материи.

— Интересно, как это выглядит.

Говорящий нажал другую кнопку, и картина начала передвигаться, однако увеличение не позволило разглядеть подробности ландшафта: через экран промелькнули различные оттенки синевы и граната…

Затем появилась противоположная стена. На этот раз все смотрели на ее внутреннюю сторону.

Несс, высунув обе головы над плечом кзина, попросил:

— Дай-ка максимальное увеличение.

Картина двинулась к ним.

— Горы! — вскрикнула Тила. — Как красиво!

Стена не была ровной, она выглядела как вздымающиеся горы и напоминала Луну.

— Горы высотой в тысячу миль.

— Дай максимальное увеличение.

— Все. Нужно приближаться к Кольцу.

— Сначала мы попробуем установить контакт, — сказал кукольник. — Мы уже затормозили?

Кзин посмотрел на экран компьютера.

— Сближаемся со звездой со скоростью тридцать миль в секунду. Достаточно медленно?

— Да. Начинай передачу.

«Обманщик» не уловил ни единого лазерного луча.

На крыле «Обманщика» открылись люки приемно-передающих устройств, на поверхность Кольца понеслись радиоволны всевозможных видов, лучи лазера слабой мощности, даже плазменные двигатели передавали точки и тире Морзе.

— Наш компьютер рано или поздно справился бы с расшифровкой каждого сигнала, — сказал Несс. — Не следует считать, что их компьютеры хуже.

— А может этот чудесный компьютер расшифровать абсолютное молчание? — ядовито поинтересовался кзин.

— Веди передачу в направлении стены. Если у них есть космодромы, то они должны находиться именно там. Приземление в любом другом месте опасно.

Кзин что-то фыркнул на языке Богатырей, и на этом разговор закончился. Однако кукольник не покинул свое место, продолжая вертеть своими головами.

— Ты хотел что-то рассказать о сфере Дайсона, — напомнила Тила.

— А ты посоветовала мне заняться ловлей блох.

Луи отыскивал описание сферы Дайсона в корабельной библиотеке и был так неосторожен, что прервал тоскливые размышления Тилы, чтобы ей об этом поведать.

— Расскажи мне сейчас.

— Лучше займись ловлей блох.

Тила терпеливо ждала.

— Ну, хорошо, — наконец сдался Луи, — хотел объяснить тебе, что Кольцо — это компромисс между планетой и сферой Дайсона.

Дайсон был древним философом еще доатомного периода. Он выдвинул гипотезу, что развитие цивилизации лимитируется количеством энергии, которой она может распоряжаться. Если человечество хочет использовать всю солнечную энергию, оно должно построить вокруг Солнца огромную сферу, не выпускающую наружу солнечную энергию.

— Если бы ты перестала хихикать, то поняла бы, о чем идет речь. На Землю попадает только одна биллионная доля испускаемой Солнцем энергии. Если бы можно было использовать всю энергию… В то время эта идея не была безумной. Ведь не существовало никаких предпосылок теории гиперпространства. Если ты можешь припомнить, они никогда не существовали, ведь это не наше открытие.

А что было бы, если бы корабль Внешних не приземлился бы на Нашем Деле? Как бы мы жили, если бы не был создан Совет Человечества? Долго ли выдержали бы мы, если бы на Земле жил биллион человек, а мы располагали бы только кораблями с термоядерными двигателями? Водорода из всех океанов хватило бы не больше, чем на сто лет. Но сфера Дайсона — это не только использование энергии. Поверхность сферы так велика, что биллион людей мог бы ходить по ней всю жизнь и не встречаться друг с другом, так как поверхность ее в миллиард раз больше поверхности Земли. Необходимы были только генераторы силы тяжести, чтобы…

— Чтобы все держалось на поверхности? — прервала его Тила.

— Да. А внутренняя поверхность…

— А что было бы в случае поломки генератора?

— Что было бы, если бы тетка имела усы… Ну что ж, тогда весь этот биллион людей полетел бы на Солнце. Вместе с растениями и так далее.

— Мне это совсем не нравится, — произнесла Тила.

— Успокойся. Существуют корабли, которые могли бы исключить такую возможность, свести вероятность до нуля.

Для всякой развивающейся цивилизации наступает время, когда она начинает нуждаться в сфере Дайсона. И вот это Кольцо является компромиссом между сферой Дайсона и нормальной планетой: цивилизация получает дополнительную поверхность, значительное количество энергии, и не следует заботиться о генераторах гравитации.

Если кукольники мыслят подобно Дайсону, то они могут ожидать, что застанут в Магеллановых облаках сотни подобных Колец.

И именно поэтому мы им нужны.

Из рубки донеслось гневное фырканье кзина.

— Это оскорбление! Они намеренно нас игнорируют! Они провоцируют атаку!

— Это невозможно, — спокойно объяснил Несс. — Может они не пользуются радио и лазерами.

— Не пользуются радио, не пользуются лазерами, не пользуются подпространственными волнами?! Как же они передают информацию? Телепатией? Гонцами? Зеркалами?

— Попугаями, — ухмыльнулся Луи, входя в рубку. — Выращивают огромных попугаев, которые сидят на верхушках скал и кричат один другому.

Кзин повернулся и посмотрел на Луи.

— Уже четыре часа пытаюсь навязать им контакт и не получил ни единого сигнала. У меня дрожат все мышцы, глаза слезятся, вся шерсть у меня помята, мясо у меня на исходе, микроволновая плита у меня сломалась и все время дает одну температуру. Если бы не твоя помощь и доброжелательные замечания, я сошел бы с ума!

— Неужели они утратили все достижения своей цивилизации? — размышлял Несс. — Это было бы довольно глупо, принимая все во внимание.

— Может, они все вымерли, — проговорил с ненавистью кзин. — Это тоже было бы глупо. Но наибольшая глупость это то, что они не хотят установить с нами контакт. Приземлимся и выясним, в чем тут дело?

— Приземлиться? В месте, которое, возможно, убило своих строителей? Это безумие, — запел кукольник.

— А как же иначе мы что-либо узнаем?

— Верно! — поддержала кзина Тила. — Ведь мы не для того забирались так далеко, чтобы теперь вечно кружиться здесь!

— Я не согласен. Говорящий, попытайся снова установить контакт.

— Я уже закончил.

— Значит, начни снова!

— Нет!

Было самое время вмешаться Луи.

— Несс, Говорящий прав. Эти с Кольца не желают с нами разговаривать. Если бы хотели, то сумели бы дать нам знак.

— Но что же нам делать?

— Займемся другими делами. А они пока пусть поразмышляют.

Кукольник медленно кивнул головами.

* * *

Корабль терпеливо двигался вокруг Кольца. Говорящий-со-Зверями нацелил его таким образом, чтобы он не пролетал над его внутренней поверхностью. Это было уступкой Нессу.

Край Кольца вырос из тонкой линии в огромную черную стену высотой в тысячу миль. Корабль мчался со скоростью 770 миль в секунду, и все подробности размывались этой огромной скоростью.

…что-то надвигалось прямо на них из бесконечности.

Острый край, а за ним ряд черных отверстий. Все это неслось прямо на корабль, на Луи. Он закрыл глаза, из чьего-то горла вырвался крик ужаса.

Сейчас наступит смерть, сейчас…

Когда же ничего не произошло, Луи открыл глаза. Отверстия были под ними. Их размер составлял не менее пятидесяти миль в диаметре.

Несс лежал, свернувшись в шар. Тила, опершись ладонями о стену, оцепенело смотрела перед собой. Говорящий спокойно сидел за пультом, как будто ничего не произошло. Вероятно, только он один смог правильно оценить расстояние.

Несс развернулся, огляделся и сказал:

— Говорящий, уравняй нашу скорость со скоростью Кольца. Мы должны тщательно изучить эти отверстия.

Кзин, не говоря ни слова, выполнил поручение. Вскоре «Обманщик» висел, как бы не двигаясь, у стены Кольца, в то время, как его экипаж наблюдал космопорт.

Сам космодром располагался в узкой щели. Там находилось два корабля огромных размеров.

Это были корабли совершенно неизвестной конструкции, но можно было предположить, что двигатели там установлены термоядерные. Они могли пополнять запасы топлива, захватывая атомы водорода, находившиеся в космическом пространстве. Один из кораблей был частично размонтирован.

В корпусе другого, целого корабля, блестели тысячи иллюминаторов.

И они все были темны. У Луи создалось впечатление, что космодром давно уже заброшен.

— Не понимаю, зачем эти отверстия, — проговорила Тила.

— Электромагнитные пушки, — машинально ответил Луи.

— Для старта.

— Нет, — отрезал кзин.

— Что?

— Скорее для приземления. Могу даже предположить, как это происходило. Корабль выходил на орбиту, потом выключал двигатели. Электромагнитные поля, испускаемые пушками, быстро сообщали ему скорость Кольца — семьсот семьдесят миль в секунду. Затем корабль снижался и приземлялся. Этим исключалась опасность разрушения Кольца от двигателей. Очень оригинальное решение.

— Но они могли служить и для старта.

— Вероятнее всего, нет. Обрати внимание на конструкцию с левой стороны.

— Черт побери!

«Конструкция» — громадный шлюз, сейчас он был закрыт. Ничего больше не нужно было для старта.

Каждая точка на поверхности стены мчалась со скоростью семьсот семьдесят миль в секунду. Старт состоял в том, чтобы вытолкнуть корабль в пространство, а там пилот мог сразу включать двигатели.

— Космопорт кажется совершенно покинутым, — пояснил Луи. — Приборы не показывают никакой энергетической активности: ни тепловой, ни электромагнитной. Разумеется, могут действовать устройства, которые потребляют так мало энергии, что наши приборы этого не обнаруживают.

— И какие выводы?

— Все устройства порта могут находиться в полной готовности. Может сделаем попытку приземления?

Несс моментально свернулся в клубок.

— Нет, — проговорил Луи. — А может, устройства включаются по сигналу, или реагируют на металлический корпус. А если они не схватят нас в нужный момент, и мы врежемся в этот порт и устроим там хороший балаган.

— Я пилотировал корабль в подобных условиях во время боевых маневров.

— Как давно?

— Довольно давно. Но не в этом дело.

— Что ты предлагаешь?

— Посмотри на Кольцо снизу.

Кукольник поднял обе головы.

* * *

Корабль висел в пространстве под нижней стороной Кольца.

— Включите свет, — сказал Несс.

Мощные рефлекторы «Обманщика» давали свет на полтысячи миль.

— Давайте я освещу Кольцо плазменными двигателями, — предложил кзин.

— Хорошо.

Говорящий раскрыл дюзы вспомогательных двигателей на полную ширину. Две струи огня продемонстрировали экипажу черный низ Кольца.

Он не был гладким, на его поверхности виднелись выступы и впадины различных размеров.

— Я думала, что он совершенно гладкий, — сказала Тила.

— Почему? — ответил Луи. — Вероятно, там, где гора — снизу впадина, а где море — выступ.

Когда корабль приблизился к Кольцу, они заметили больше подробностей. Медленно плыли они над фантастическим пейзажем…

Луи вздрогнул. Постепенно он начинал понимать всю грандиозность Кольца. Это было не очень приятно.

Он с трудом оторвал взгляд от горизонта и посмотрел на поверхность под ними.

— Все моря кажутся одинаковой величины, — заметил Несс.

— Я разглядела несколько меньших, — возразила Тила.

— А там… это, наверное, река. Но я нигде не увидела океана.

Морей было много, разумеется, если они правильно решили, что эти выпуклости являются морями. Размещены они были равномерно, так чтобы ни одна область не находилась далеко от воды. Кроме того…

— Они плоские. Все моря имеют абсолютно плоское дно.

— Действительно, — подтвердил Несс.

— Отсюда можно видеть, что все моря мелкие. Значит, они живут на суше. Кроме того, моря имеют сложную береговую форму, там есть масса заливов и, значит, жители Кольца не боятся воды. В противном случае им не были бы нужны эти заливы.

— Луи, они должны быть похожими на людей. Кзины не выносят воды, а мы боимся утонуть, — пояснил Несс.

Как много можно узнать о мире, глядя на него снизу, — подумал Луи.

— Это, должно быть, очень приятно — сделать такую землю, какая тебе нужна.

— А тебе твоя Земля не нравится?

— Ты прекрасно понимаешь, что я хотела сказать!

Далеко впереди показалась какая-то огромная выпуклость — свет плазменных двигателей не мог осветить ее до конца.

Если предыдущие выпуклости были морями, то это наверняка был океан. Его дно не было плоским, оно напоминало топографическую карту Тихого океана с многочисленными долинами, подъемами и впадинами.

— Чтобы сохранить морскую флору и фауну, нужен хотя бы один океан, — сообразила Тила.

Океан был, может, и не слишком глубоким, но достаточно большим, чтобы поместить в нем всю Землю.

— Хватит, — неожиданно проговорил кзин. — Теперь мы должны увидеть внутреннюю поверхность.

— Хорошо, — уступил Несс. — Но сначала долетим до другого конца.

Кое-где виднелись кратеры, оставленные метеоритами. Их было немного, но все же они существовали. Вероятно, они залетели из другой звездной системы, Так как строители Кольца должны были в целях безопасности вычистить свое пространство. Один из метеоритов, очень крупный, сделал кратер, над которым они сейчас продвигались. На его дне Луи заметил что-то блестящее.

Это, вероятно, была основа Кольца, сделанная из субстанции настолько густой, что задерживала сорок процентов нейтрино, и необычайно прочной. Над ней находилась почва, моря, города. Под ней был слой губчатого материала, охранявшего Кольцо от ударов метеоритов.

Далеко сбоку показался закругленный край Кольца.

Под ними промелькнуло еще одно закругление метеоритного кратера.

Луи не обратил на него внимания. Его мысли, уставшие от всего увиденного, не могли сообразить, каким громадным должен был быть метеорит, чтобы сделать подобную впадину.

9. Черные прямоугольники

Из-за черного края Кольца показалось ослепительно-белое солнце. Когда кзин включил поляризацию кабины, и Луи смог посмотреть на солнце, он заметил, что часть его была закрыта черными прямоугольниками.

— Будьте внимательны, — проговорил Несс. — Если мы будем долго находиться внутри Кольца, то можем подвергнуться нападению.

Говорящий что-то проворчал в ответ. После стольких часов, проведенных за пультом управления, он, вероятно, измучился.

— Можешь ли ты мне сказать, чем они будут нас атаковать? Ведь у них нет даже порядочной передающей станции!

— Мы ничего не знаем о том, как они пересылают информацию. Может, они используют телепатию, а может, у них связь осуществляется по проводам. Ничего мы не знаем и о вооружении жителей Кольца. Приближаясь к их жилищам, мы будем представлять для них угрозу и можем спровоцировать нападение.

Луи кивнул головой. Вообще по своему характеру он не был чрезмерно осторожным, но сейчас кукольник был прав.

Летящий над внутренней поверхностью Кольца «Обманщик» был для жителей Кольца попросту метеоритом и причем большим. Даже при орбитальной скорости он представлял значительную угрозу. А жители Кольца явно не могли легкомысленно относиться к метеоритам. Одна пробоина — и вся атмосфера вытекла бы наружу.

Говорящий-со-Зверями повернулся в их сторону, благодаря чему его физиономия оказалась напротив голов кукольника.

— Ну, говори же, что делать?

— Прежде всего затормози до орбитальной скорости…

— А потом?

— Ускоряйся в направлении солнца. Мы сможем осмотреть внутреннюю поверхность Кольца. Наша цель — черные прямоугольники.

— Такая осторожность просто противна мне! Это же трусость! Черные прямоугольники нас совершенно не интересуют!

— Сто чертей! — Луи был измучен, голоден, и ему совершенно не хотелось играть роль третейского судьи между кукольником и кзином. Слишком долго он был на ногах, но каково же было кзину!

— Интересуют и даже очень, — возразил Несс. Их поверхность получает больше солнечного света, чем само Кольцо. Не исключено, что они являются термоэлектрическими генераторами.

Кзин фыркнул что-то на языке Богатырей, но на международном языке проговорил удивительно спокойно:

— Я тебя не понимаю. Какое нам дело до того, какой источник энергии у Кольца! А если нас это интересует, можно приземлиться и спросить у туземца!

— Я не намерен приземляться.

— Не доверяешь моим способностям пилота?

— А ты не доверяешь моим способностям руководителя?

— Если ты сам затронул этот вопрос…

— Не забывай, что тасп все еще у меня. Я решаю, что будет со «Счастливым Случаем», и я являюсь Находящимся-в-Наиболее-Безопасном-Месте на этом корабле! Помни, что…

— Ну, хватит! — прервал их Луи.

Оба посмотрели на него.

— Рановато вы начали ссориться. Может быть, нам все же лучше рассмотреть прямоугольники через телескоп? Тоща у нас станет больше данных, которыми вы сможете кидать друг в друга. И вы получите при этом больше удовольствия.

Головы кукольника переглянулись. Когти у кзина импульсивно прятались и снова появлялись.

— А сейчас, может, займемся более веселыми делами? — продолжил Луи. — Все голодны, измучены, и у всех нервы на пределе. Неужели вам нравится ссориться на пустой желудок? Во всяком случае я предпочитаю часок поспать. И вам советую то же самое.

— Ты не хочешь посмотреть? — удивленно спросила Тила.

— Ведь мы будем пролетать над внутренней поверхностью Кольца.

— Расскажешь мне о том, что увидишь, — попросил Луи и вышел.

* * *

Когда он проснулся, то почувствовал сильный голод, и голова у него закружилась. Он соорудил себе огромный сандвич и только потом отправился в рубку.

— Как дела?

— Все закончилось, — холодно сообщила Тила. — Драконы, черти, великаны — все сразу. И Говорящий дрался голыми руками.

— Несс?

— Они решили, что мы летим к черным прямоугольникам. Кзин пошел отдыхать.

— Есть что-то новое?

— Есть немного. Сейчас тебе покажу.

Кукольник что-то регулировал на пульте. Вероятно он был знаком с письменностью кзинов.

Картина на экране напоминала Землю с большой высоты: горы, реки, долины, озера, бесплодные поверхности, которые могут быть пустынями.

— Пустыни?

— Кажется, да. Говорящий измерил температуру и влажность. Все указывает на то, что Кольцо, может быть, частично вышло из-под контроля своих строителей. Кому нужны пустыни? На противоположной стороне мы открыли еще один океан такой же большой, как и первый. Изучение спектра показало, что вода в нем соленая.

— Твое предложение оказалось очень кстати, — продолжал Несс. — Хотя и я, и Говорящий являемся хорошими дипломатами, ты все же лучше. Когда Говорящий посмотрел в телескоп на черные прямоугольники, он сразу согласился туда лететь.

— Да? И почему же?

— Там что-то непонятное. Эти прямоугольники движутся со скоростью большей, чем орбитальная.

Луи от удивления открыл рот.

— Это вовсе не невозможно, — ответил сам себе кукольник.

— Они могут обращаться вокруг Солнца по эллиптической орбите, не обязательно поддерживая стабильное расстояние от солнца.

Луи как-то удалось проглотить кусок, застрявший у него в горле.

— Но это же безумие! Все время изменялась бы длительность дня и ночи.

— Сначала мы думали, что речь идет о изменении типа зима-лето, — вступила в разговор Тила. — Но это тоже не имело смысла.

— Конечно, нет. Прямоугольники делают один оборот за неполный месяц. Кому нужен год, длящийся три недели?

— В этом вся проблема, — констатировал Несс. — Эта аномалия слишком мала, чтобы мы смогли ее разглядеть раньше. Почему она возникла? Может, вблизи солнца существует скачок гравитации, и отсюда большая скорость? Во всяком случае, черные прямоугольники заслуживают того, чтобы их рассмотреть поближе.

* * *

Течение времени отмечалось передвижением черного прямоугольника через щит солнца.

Кзин вышел из своей кабины, немного поговорил с Луи и Тилой, а затем заменил Несса у пульта.

Через некоторое время он повернулся с блестящими от ярости глазами. Он не сказал ни слова, но кукольник, дрожа всем телом, начал отступать перед этим убийственным взглядом.

— Ну, хорошо, — вздохнул Луи. — В чем дело?

— Этот пожиратель листьев… — начал Говорящий, но голос плохо повиновался ему. Он начал снова. — Этот шизофреник вывел нас на орбиту, требующую наименьшего потребления горючего. С такой скоростью мы доберемся до пояса прямоугольников не раньше, чем через четыре месяца!

И кзин начал сыпать проклятиями на языке Богатырей.

— Я только хотел выйти из плоскости Кольца, — ответил кзин. — А потом мы могли бы сразу направиться к прямоугольникам и были бы там через несколько часов, а не месяцев!

— Не кричи на меня, Говорящий. Если бы мы направились с большой скоростью в сторону прямоугольников, то наша траектория была бы направлена на Кольцо. Я же хотел этого избежать.

— Но мы можем направляться прямо к солнцу, — заметила Тила.

Все обернулись.

— Если жители Кольца наблюдают за нами, — объяснила она спокойно, — то при направлении к солнцу мы перестанем быть для них опасными. Понимаете?

— Совсем неглупо, — проворчал кзин.

Кукольник сделал жест, соответствовавший пожатию плечами.

— Ты пилот. Делай, как считаешь нужным, но не забывай…

— Не бойся, я не собираюсь лететь через солнце.

После этого кзин занялся приборами.

Луи понимал состояние кзина. Кольцо ужасало его, а так как Говорящий был уверен, что садиться рано или поздно придется, то он хотел сесть, как можно скорее, пока отвага не покинула его.

— Через четырнадцать часов мы достигнем орбиты прямоугольников, — проговорил кзин. — Знаешь, что я скажу тебе, Несс. Мы, воины Патриарха, с детства учимся терпению. Но вы, кукольники, терпеливы, как мертвецы.

— Разворачиваемся, — неестественно спокойно произнес Луи и поднялся с места. Нос корабля все сильнее отклонялся с намеченного курса.

Несс пронзительно вскрикнул и прыгнул вперед. Он был еще в воздухе, когда «Обманщик» осветился ужасающим блеском, словно зажгли огромную лампочку, и он закачался…. невесомость… как пьяный. Все ощутили это, несмотря на искусственную гравитацию. Свернутый в клубок кукольник сильно ударился в стену. Какую-то часть секунды господствовала тьма, потом все озарилось фиолетовым блеском.

Этот свет освещал весь корпус.

Вероятно, Говорящий-со-Зверями вывел «Обманщик» на траекторию, ведущую к солнцу, и включил автопилот, — подумал Луи. — А компьютер принял солнце за огромный метеорит и принял меры безопасности.

Гравитация вернулась к норме. Луи поднялся с пола. На первый взгляд ничего не случилось.

— Не действует половина указателей, — проговорил кзин.

— Ничего страшного, — ответила Тила. Ведь мы потеряли крыло.

— ЧТО?!!

— Потеряли крыло.

На самом деле так оно и было. Вместе с крылом они утратили все двигатели. Остался только чистый, гладкий корпус Дженерал Продактс. И то, что в нем находилось.

— В нас стреляли, — понял кзин. — И стреляют сейчас. По-видимому, из лазеров. Мы вступили в состояние войны. Я принимаю на себя руководство.

Несс не протестовал, поскольку лежал без движения под стеной. Луи опустился перед ним на колени и начал его осторожно ощупывать.

— Черт меня побери! Я не изучал физиологию кукольников и не могу понять, что с ним.

— Просто перетрусил. Пытается спрятаться в собственном брюхе. Привяжи его к койке.

Луи с удивлением обнаружил, что с охотой подчиняется приказам кзина. У него тоже был шок: минуту тому назад он находился в космическом корабле, а сейчас этот корабль был только большой стеклянной иглой, падающей да солнце.

Вместе с Тилой он уложил кукольника и привязал его к койке страховочными ремнями.

— Мы имеем дело с воинствующей цивилизацией, — объявил кзин. — Лазер-на-лучах — без всякого сомнения, военное оружие. Если бы не наш корпус, мы были бы уже мертвецами.

— Вероятно, включилось статическое поле, — отозвалась Тила. — Этот фиолетовый блеск — фосфоресцирующие остатки того, что находилось снаружи.

— Распыленный лазерным лучом. Кажется, он уже слабеет.

Действительно, фиолетовый блеск ослабевал.

— К сожалению, мы располагаем только легким оружием. Да иначе быть и не могло — ведь на корабле кукольник! — фыркнул кзин. — Даже плазменные двигатели были снаружи, А мы все еще под обстрелом. Ну, они увидят, что значит атаковать кзина!

— Может, хочешь проучить их?

Кзин не почувствовал сарказма.

— Разумеется!

— Чем, — взорвался Луи. Знаешь, что у нас осталось? Надпространственные двигатели и система жизнеобеспечения! И это все! У нас нет ни одного маневрового двигателя. У тебя мания величия, если ты думаешь, что в таких условиях можешь воевать!

— Так думает и враг! Но он же…

— Какой враг?

— …думает, что, атакуя кзина…

— Это автоматы, ты понимаешь? Живой неприятель открыл бы огонь сразу, как только мы оказались в поле лазера!

— Меня тоже удивила подобная тактика.

— Говорю тебя, что это автоматы. Направляемые компьютером лазеры для уничтожения метеоритов. Они запрограммированы на то, чтобы уничтожать все, могущее ударить во внутреннюю поверхность Кольца. Когда компьютер рассчитал, что наша траектория пересечет Кольцо — бах!

— Это… да, это вероятно. — Кзин начал отключать энергию от недействующих приборов. — Однако надеюсь, что ты ошибаешься.

— Ну, конечно. Всегда приятнее, когда есть на кого свалить вину. Правда?

— Было бы лучше, если бы мы не пересекали плоскость Кольца, — проговорил кзин. — Наша скорость велика, и благодаря ей мы можем выбраться из этой системы и создаваемой в ней аномалии. Затем мы включим Надпространственные двигатели и догоним флот кукольников. Но прежде всего надо избежать столкновения с Кольцом.

Луи не заглядывал так далеко:

— И зачем ты так спешил?

— Мы теперь, по крайней мере, знаем, что не летим на солнце. В противном случае нас бы обстреливали.

— Обстрел продолжается, — прокомментировала Тила. — Если мы упадем на Кольцо, то погибнем?

— Спроси Несса. Это его коллеги спроектировали корабль. Только сначала попробуй его развернуть!

Кзин фыркнул. На пульте светилось всего несколько огоньков, свидетельствующих о том, как мало приборов работают.

Тила наклонилась над кукольником и начала осторожно поглаживать его плечи. Вопреки ожиданиям Луи, она никогда еще не впадала в панику.

— Ты трусливое, глупенькое существо, — ласково обратилась она к кукольнику. — Ну, покажи свои головки. Посмотри на меня. Ты пропустишь самое интересное.

* * *

Двенадцать часов спустя Несс все еще находился в состоянии глубокого шока.

— Что я ни делаю, он сворачивается еще больше, — пожаловалась Тила Луи. Все решили перекусить, но Тиле кусок в горло не шел. — Наверное, я что-то не так делаю.

— Ты все время говоришь ему о том, что тут происходит. Как раз этого и не нужно. Вообще, оставь его в покое, он не делает ничего плохого ни себе, ни нам. Когда будет нужно спасаться, он очнется. А сейчас пусть прячется в свое брюхо.

Тила неуверенно ходила по небольшой каюте. Хотела что-то сказать, но передумала. Наконец она выдавила:

— Боишься?

— Конечно.

— Я так и думала, — кивнула она головой. Через минуту Тила спросила:

— А почему Говорящий не боится?

С самого начала атаки кзин был все время чем-то занят: проверял вооружение, старался хоть как-то вычислить курс, время от времени он выдавал короткие, отрывистые команды.

— Я думаю, что он сильно испуган. Помнишь, как он отреагировал на картину розетки кукольников. Он боится, но никогда не позволит, чтобы кто-то об этом догадался.

Тила покачала головой.

— Не понимаю. На самом деле не понимаю! Почему все боятся, а я нет?

— Несс был прав, — попытался он объяснить ей. — До сих пор ты не встречалась ни с чем плохим, правда? Ты слишком счастлива, и что бы с тобой ни случилось, все хорошо кончается. Мы боимся боли, но ты с ней не встречалась.

— Это безумие! Очевидно, я никогда не ломала себе ног и рук, но ведь это никакое не счастье!

— Нет, счастье. Удача, счастье — просто статистика. Было бы удивительно, если бы среди сорока трех миллиардов людей Несс не нашел кого-нибудь вроде тебя. Знаешь, что он делал? Он определил группу людей, потомков тех, которые выигрывали в Лотерее Жизни.

— Ни и что?

— Он взял их под микроскоп и начал рассматривать. Этот в детстве сломал себе палец. Другой часто дерется, и его всегда бьют. У третьего плохой характер. Тот испытывал космические корабли и в одном полете сломал себе ноготь. И так далее. Понимаешь? Пока он не нашел человека, у которого никогда ничего подобного не случалось. Тебя. Независимо от того, сколько раз у тебя падал хлеб с маслом на пол, он всегда падал маслом вверх.

— Значит, это вопрос вероятности, — проговорила Тила задумчиво. — Но, Луи, здесь что-то не так. Например, я никогда не выигрывала в рулетку.

— Но никогда много и не проигрывала.

— Ну… нет.

— Вот это и нужно было Нессу.

— Ты говоришь, что я какой-то неправдоподобный неудачник.

— Ну совсем нет! Несс отбрасывал всех кандидатов, которым хоть что-то не удавалось, пока не напал на тебя. Ты как раз везунчик. Тебе везет. И Несс думает, что так будет всегда. А я считаю, что, когда ты в следующий раз бросишь монету, ты будешь иметь одинаковые со всеми шансы на выигрыш. Счастье не имеет памяти.

— Тила со вздохом села.

— Да, Несс ошибся во мне, я на этот раз не принесла вам счастье.

— Ничего, это пойдет ему на пользу.

Уголки ее губ задрожали.

— Давай проверим!

— Что?

— Закажи хлеб с маслом. Начнем кидать.

* * *

Черный прямоугольник заслонил часть голубой ленты Кольца. И он все время рос.

Луи нашел очки с поляризованными стеклами. Говорящий тоже надел очки.

Луи видел диск солнца в виде черного диска, окруженного ярко-оранжевой короной. Помещение корабля сильно нагрелось. Кондиционер выл из последних сил.

Тила открыла двери рубки и моментально захлопнула их, через минуту она вошла в поляризованных очках.

Прямоугольник казался огромной пустотой, как будто кто-то в этом месте стер мокрой тряпкой все белые точки звезд.

Шум кондиционера делал невозможным любой разговор.

«Каким образом и кому он отдает тепло?» — подумал Луи. Потом он понял, что кондиционер не отдавал, а накапливал тепло. Где-то внутри находилась точка, горячая, как звезда. И она увеличивалась с минуты на минуту.

Еще один повод для тревоги.

Черный прямоугольник заслонил уже половину Вселенной. Солнце тоже исчезло, и наступила темнота.

Часть корабля была раскалена добела. Это кондиционер выбрасывал накопленное тепло. Луи вздрогнул, как в кошмарном сне.

Вытье кондиционера внезапно затихло.

— Жаль, что от телескопа остался только экран, и мы уже ничего не увидим, — проронил Говорящий.

— А мы падаем на солнце?

— Нет. Полчаса мы будем в тени этого прямоугольника, а потом пройдем между солнцем и следующим прямоугольником.

Через некоторое время возник солнечный свет, включился кондиционер.

Луи внимательно вглядывался в следующий прямоугольник, когда внезапно ударила молния.

Ударила без предупреждения, как стрела, ослепляя всех страшным блеском, будто они оказались в самом сердце Вселенной. Корабль задрожал… невесомость… и свет погас. Луи начал протирать слезящиеся глаза.

— Что это было? — вскрикнула Тила.

Луи постепенно обретал зрение. Когда цветные пятна исчезли, он увидел, что Несс выставил одну голову, а Тила смотрит прямо на него.

Нет, не на него, а на что-то, находящееся за его плечами. Он обернулся.

Солнце выглядело ядерным кружком, намного меньшим, чем раньше… За время, которое они находились в статичном поле, солнце сильно уменьшилось. По-видимому, прошло несколько часов.

Снаружи что-то горело: тонкая, черная нить, окруженная бледно-фиолетовым светом. Один ее конец исчезал в солнце, другой где-то далеко впереди, слишком далеко, чтобы можно было увидеть.

Нить извивалась, подобно разрезанному червяку.

— Кажется, мы во что-то врезались, — спокойным голосом объявил Несс, как будто с самого начала контролировал ситуацию. — Говорящий, тебе надо выйти наружу. Надевай скафандр.

— Мы находимся в состоянии войны, — проговорил кзин.

— Руковожу я.

— Прекрасно. И что же ты намерен предпринять?

Кзин был настолько разумен, что не стал отвечать, как раз в это время он закончил готовить свой шарообразный скафандр.

* * *

Кзин взял один из скутеров — аппарат, напоминающий торпеду, с сидением для пилота.

Остальные с интересом разглядывали, как он маневрирует у черной нити. Вероятно, она уже немного остыла. Шарообразная фигура кзина вылезла из скутера и направилась к нити. Они слышали в динамике его учащенное дыхание. Через некоторое время послышалось удивленное фырканье, но Говорящий ничего не сказал. Кзин пребывал снаружи почти полчаса.

Когда он вернулся на корабль, все молча ждали, о чем он поведает.

— Она и на самом деле толщиной с паутину, — проговорил кзин. — Как видите, у меня остался только кусок хватателя.

И он показал инструмент. Его рукоятка была ровно срезана. Поверхность среза блестела, как зеркало.

— Когда я приблизился настолько, чтобы увидеть, какой она толщины, я случайно задел нить хватателем. Она прошла сквозь него, как сквозь масло. Я не почувствовал никакого сопротивления.

— То же самое сделал бы твой меч.

— Но меч сделан из проволоки, выдержанной в поле Слэйвера, и не может сгибаться. Эта… нить вьется, вы сами это видели.

— Это уже что-то новое. Что-то необычайно тонкое, легкое и прочное. Оно сохранило свою прочность при температуре плазмы… Совершенно новое. Но откуда она взялась?

— Подумай. Пролетая между прямоугольниками, мы на что-то наткнулись. Затем мы увидели нить, раскаленную до звездной температуры. Ясно, что мы наткнулись именно на нее, и нить нагрелась от удара. По-моему, можно считать, что она была натянута между прямоугольниками.

— Может быть и так. Но для чего она служила?

— Об этом можно только предполагать. Строители Кольца поместили черные прямоугольники на околосолнечной орбите затем, чтобы на внутренней поверхности Кольца был цикл день-ночь… Для этого Кольцо должно находиться в заранее рассчитанном положении. Например, им нельзя повернуться к звезде ребром. Чтобы это исключить, они связали все прямоугольники нитью в одну цепь. А затем придали этой цепи скорость большую, чем орбитальная, чтобы нить все время находилась в натяжении.

— Нам необходима эта нить, — проговорил Луи. — Трудно даже представить все возможности ее применения.

— Я не смог бы отрезать даже кусочек.

— В результате удара наш курс, вероятно, изменился, — прервал их кукольник… — Это можно как-нибудь определить?

Все промолчали.

— Мы можем выйти из плоскости Кольца, но это столкновение забрало часть нашей энергии и скорости. Возможно, мы навсегда останемся пленниками орбиты этой звезды, — горевал кукольник. — Тила, твое счастье изменило тебе.

Она пожала плечами.

— Я никогда и не утверждала, что являюсь талисманом.

— Это вина Наилучше-Спрятанного. Если бы он был тут, уж я бы ему сказал!..

Этим вечером ужинали они как-то торжественно. Это был их последний ужин на корабле. Тила Браун, одетая в развевающееся черно-оранжевое платье, которое весило не более нескольких граммов, была прекрасна.

За ее плечами Кольцо росло с каждой минутой. Время от времени Тила оглядывалась, чтобы посмотреть на него. Но если Луи догадывался о чувствах кзина и кукольника, то на лице Тилы мог прочесть только любопытство и больше ничего.

Когда ночью они лежали радом, он не смог ответить улыбкой на ее улыбку.

— Луи, ведь мы находимся в корпусе Дженерал Продактс!

— А если вдруг статическое поле выключится? Корпус останется цел, а из нас получится желе.

— Перестань, наконец, бояться!

Луи притянул ее поближе, чтобы она не заметила случайно выражение его лица…

Когда Тила уснула, Луи вышел из кабины. Он принял горячий душ, стоя под ним со стаканом холодного бурбона в руке.

Были еще на свете удовольствия, от которых не хотелось отказываться.

Ясная голубизна чередовалась с цветом граната… Кольцо заслоняло уже почти все небо. Сначала начали вырисовываться атмосферные подробности: бури, фронты, осадки. Потом появились рисунки морей. Поверхность Кольца наполовину была покрыта водой.

Все находились в своих койках, привязанные ремнями, а Несс дополнительно свернулся в клубок.

— Лучше бы ты наблюдал за поверхностью, — посоветовал ему Луи. — Знание топографии может нам пригодиться.

Несс послушался: из клубка высунулась одна голова, рассматривая несущийся на них ландшафт.

Океаны, вытянутые ленты рек, горные цепи.

Никакого признака жизни. Только с высоты в тысячу миль можно рассмотреть следы цивилизации. Поверхность Кольца проносилась под ними очень быстро, не позволяя изучить подробности. Это и не имело большого значения — все равно они упадут в неизвестной области.

Корабль мчался со скоростью двухсот миль в секунду. Если бы не Кольцо на их пути, этого бы хватило, чтобы выйти за пределы данной звездной системы. Если бы не Кольцо…

Оно приближалось и приближалось. Показалось море, мигнуло и исчезло. Внезапно ударила фиолетовая молния… невесомость…

10. Поверхность Кольца

Мгновение ярко-фиолетового ослепительного блеска. Сто миль атмосферы, спрессованные в долю секунды, и тонкий слой плазмы — все это ударило в корабль.

Луи непроизвольно мигнул.

— Проклятие! — услышал он гневный вскрик Тилы. — Ничего не увидела!

— Наблюдение титанических сверхнеординарных явлений всегда опасно и часто фатально заканчивается, — возразил кукольник. — Благодари поле Слэйвера, а может, свое счастье.

Луи слышал все это как-то издалека.

Этот скачок был сам по себе ошеломляющим, к тому же «Обманщик» лежал на боку под большим углом. Искусственная гравитация продолжала действовать, поэтому казалось, что это не корабль, а местность внезапно перевернулась.

Небо выглядело примерно так же как и в умеренном поясе Земли. Но местность вокруг была странная: абсолютно гладкая, блестящая поверхность с разорванными краями. Больше ничего нельзя было рассмотреть.

Луи расстегнул ремни и встал с койки.

Сделал он это очень осторожно, так как его глаза и вестибулярный аппарат имели совершенно разное представление о том, где у них находится низ. Спокойно. Спешить больше некуда. Опасность уже позади.

Он повернулся и в этот момент увидел Тилу, закрывающую дверь шлюза. Она была без скафандра.

— Тила! Ты сошла с ума. Вылезай оттуда! — крикнул Луи.

Слишком поздно. Она не могла его услышать. Он бросился к двери.

Анализаторы воздуха, размещенные на крыле, исчезли со всеми остальными приборами. Чтобы определить пригодность атмосферы Кольца для дыхания, надо было выйти наружу в скафандре и воспользоваться переносным анализатором.

Разве что Тила упадет замертво в дверях шлюза. Тогда уже не надо будет проводить анализы.

Открылись наружные двери шлюза.

Автоматика в тот момент отключила искусственную гравитацию, и Тила рухнула головой вниз. В последнее мгновение ей удалось схватиться вытянутой рукой за край люка. Она перевернулась на 180 градусов и упала не на голову, а шлепнулась задом.

Луи молниеносно надел скафандр, застегнул его и накинул шлем. Снаружи Тила медленно поднималась на ноги, потирая ушибленное место. О, чудо, она все еще была жива.

Луи бросился в шлюз. Он не стал определять запас воздуха в скафандре, так как не собирался пробыть в нем больше, чем нужно для анализа воздуха.

В последний момент он вспомнил, в каком положении находится корабль, схватил край выходного отверстия и спрыгнул.

Ноги моментально скользнули, и Луи оказался лежащим на спине.

Гладкая, сероватая, полупрозрачная поверхность была неправдоподобно скользкой. Луи тщетно пытался встать, потом он прекратил свои попытки. Сидя, он посмотрел на показания анализатора.

— Луи, ты слышишь меня? — спросил кзин.

— Ага.

— Можно дышать воздухом?

— Да. Только атмосфера немного разряжена. Примерно, как в миле над поверхностью Земли.

— Можно выйти?

— Разумеется, но возьмите с собой веревку и привяжите ее к чему-нибудь в шлюзе, иначе мы не сможем вернуться. Будьте внимательны, здесь практически нет трения.

Скользкая поверхность не слишком волновала Тилу. Она стояла в ожидании, когда, наконец, Луи перестанет глупить и снимет шлем.

— Я должен с тобой поговорить, — заявил Луи, снимая шлем.

И сказал он это не самым вежливым тоном.

Он сообщил, что спектральный анализ атмосферы, проведенный с расстояния двух световых лет, не дает верных сведений о ее действительном составе. Он пояснил, что существуют определенные ядовитые вещества, соединения металлов, пыли и органические соединения, микроорганизмы, которые можно открыть только непосредственно в пробе воздуха. Он сказал о чудовищной легкомысленности и неправдоподобной глупости. Поведал о безответственности тех, кто играет роль морской свинки. Он выполнил все это, пока кукольник и кзин выбирались из корабля.

Говорящий-со-Зверями опустился по веревке и сделал несколько осторожных шагов, как танцор, пробующий скользкий паркет. Кукольник сошел подобным же образом, употребляя вместо рук две пары своих губ.

Если кто-то и заметил смущение Тилы, то не показал этого. Они всем экипажем стояли у корпуса «Обманщика» и разглядывали окрестности.

* * *

Они находились в огромной борозде. Ее дно было сероватого цвета и гладко, как огромное стекло. С обеих сторон корабля на расстоянии ста ярдов мягко поднимались края углубления, состоящие из завалов темно-красной лавы. Луи казалось, что лава еще течет многочисленными ручейками на дно котловины. Она еще не успела остыть, разогретая до больших температур падением «Обманщика».

Борозда тянулась так далеко, что нельзя было увидеть ее конец.

Луи осторожно поднялся.

Кзин вынул из кобуры свой ручной лазер и прицелился в поверхность борозды. Все в молчании наблюдали за зеленым лучом. Когда Говорящий опустил лазер, на скользкой поверхности не осталось и следа.

— Мы находимся в борозде, вырытой при падении «Обманщика». Наш полет остановила только сама основа Кольца. Несс, что ты можешь сказать о ней? — спросил Говорящий.

— Это что-то совершенно неизвестное, — ответил Несс. — Такое впечатление, что этот материал не проводит тепло, но в то же время это не вариант стенок корпуса Дженерал Продактс и не поле Славера.

— Погодите, — сказал Луи. — Я попробую взобраться на вал.

Он единственный был одет в термический скафандр.

— Я пойду с тобой, — крикнула Тила.

Луи не отреагировал. Чем быстрее она научится осторожности, тем дольше будет жить.

Они прошли по склону каких-то двенадцать ярдов, когда Тила внезапно вскрикнула и начала подпрыгивать, как сумасшедшая. Затем она повернулась и помчалась обратно. Когда она добежала до скользкой поверхности, то упала и проехала по ней до самого корабля. Поднявшись, она посмотрела на Луи одновременно удивленным, гневным и испуганным взглядом.

— Могло быть хуже, — подумал Луи. — Она могла упасть и обжечься. Но все равно я прав.

Он продолжал карабкаться, заглушив в себе чувство вины.

Стена лавы была примерно в сорок футов высоты. Наверху она уступала место чистому, белому песку.

Они приземлились в пустыне. Луи не заметил нище воды или следов растительности. Это был не самый плохой вариант, ведь с той же вероятностью они могли вспахать город или даже несколько городов.

Борозда тянулась на несколько миль белой пустыней. Вдали был виден ее конец, но немного дальше начиналась следующая борозда. Приземляясь, «Обманщик» несколько раз отразился от поверхности, оставляя за собой прерывистый след.

Взгляд Луи скользил вдоль этого следа все дальше и дальше… Луи смотрел в бесконечность.

У Кольца не было горизонта. Не было линии, которой кончалась земля и начиналось небо: казалось, что они смешивались вдали между собой. Созерцание места, в котором все исчезло, действовало гипнотически.

— Мир плоский! — крикнул Луи товарищам.

Оставшиеся посмотрели на него с удивлением.

— Мы приземлились в пустыне, здесь нет ничего живого. Там, куда мы упали, все перепахано, А перед нами…

Он повернулся и замер.

— Проклятие! Высочайшая гора, которую я когда-либо видел.

— Луи! Луи!

Они его не расслышали.

— Гора! — крикнул он. — Сами увидите!

«Вероятно, они хотели иметь гору такой высоты, чтобы от нее не было никакой пользы. Удивительно! Даже на лыжах нельзя кататься!»

Одинокая громадная гора, напоминающая вулкан, вернее, псевдовулкан, четко вырисовывалась благодаря разреженности воздуха. Вершина блестела снежной белизной.

— Строители Кольца начинают мне нравиться, — проворчал Луи себе под нос. Не существовало причины, чтобы в мире, сконструированном по заказу, была нужна такая гора.

Но каждый мир должен иметь хотя бы одну непокорную гору.

Оставшаяся тройка ожидала у корпуса. Все их вопросы слились в один:

— Видны ли следы цивилизации?

— Нет.

Луи описал им все, что увидел. Определил направление.

— Не видны ли края Кольца с какой-либо стороны?

— Нет. Не понимаю, почему.

— Плохо, — сказал Несс. — Что видно, кроме пустыни?

— Ничего. Слева, правда, что-то голубело, но это может быть зрительным обманом.

— Луи, мы должны найти их цивилизацию.

Это очевидно. Ведь для того, чтобы покинуть Кольцо им нужна была помощь цивилизованного народа. Дикари в этом не сумели бы им помочь.

— В этом есть одна положительная сторона, — сказал Луи.

— Нам не нужно ремонтировать корабль. Если удастся перевезти «Обманщика» на край Кольца, то сила вращения сама выбросит корабль за пределы аномалии звезды и можно будет сразу войти в надпространство.

— Но сначала нам нужно найти помощь.

— Или заставить их нам помогать, — добавил Говорящий.

— Почему все время вы только говорите? — взорвалась Тила. — Мы должны отсюда выбраться, значит, тащим скутеры и летим!

— Я опасаюсь оставлять корабль, — заметил Несс.

— Опасаешься? Чего же? Луи сказал, что мы находимся в пустыне. И как долго нам тут сидеть?

Тила не понимала, что кукольнику необходимо время, чтобы собраться духом.

— У нее совсем нет терпения, — подумал Луи.

— Наши скутеры не сдвинут «Обманщика» с места, — громко размышлял Говорящий. — Лучше всего оставить его тут.

— На краях Кольца находятся космические порты. Даже если бы цивилизация Кольца отодвинулась в прошлое на уровень каменного века, то возрождаться она начала бы именно оттуда. Нам следует направиться к краю Кольца.

— Это только твои предположения, — заметил кзин, — но я согласен с тобой. В любом случае мы сможем найти в космопортах необходимые машины.

Только… к какому краю ближе?

Следующие часы были заполнены тяжелой работой. Они вытаскивали разнообразные предметы, сортировали их, опускали из корабля на веревках.

Во время работы Луи удалось застать Тилу одну.

— Ты выглядишь так, будто кто-то отравил твою любимую орхидею. Хочешь поговорить?

Избегая его взгляда, она отрицательно покачала головой.

— Ну, тогда я сам тебе кое-что скажу. Когда ты вышла из корабля без скафандра, я сделал тебе выговор. А через пятнадцать минут почти босиком ты пыталась пройти по полю горячей лавы.

— Ты хотел, чтобы я обожглась! — Тила надула губы. Но это ей шло — она относилась к редко встречаемому типу женщин, которых плач не уродует.

— Разумеется! Не делай удивленного вида. Ты нужна нам, и мы не хотим, чтобы ты пропала. И я мечтаю научить тебя осторожности. Если ты не научилась этому раньше, то нужно учиться сейчас. Ты запомнишь ожоги намного лучше, чем мои слова.

— Кому я нужна! Ведь ты же знаешь, зачем Несс взял меня. Как счастливый талисман, но это не оправдалось.

— Согласен. Как счастливый талисман ты себя не оправдала. Ты нужна мне ночью, чтобы я не насиловал Несса. Кроме того, нужна, чтобы работать, как осел, пока я буду греться на солнышке. И нужна для своих неоценимых советов.

Тила попробовала улыбнуться, но вдруг взорвалась громким плачем. Всхлипывая, она прижалась к груди Луи и крепко его обняла.

— Откуда я знала, что это обжигает, — пожаловалась она его скафандру.

— Вспомни принцип Финагла: действие Вселенной идет к максимуму. Вселенная всегда враждебна человеку.

Не в первый раз женщина плакала на груди Луи. Но Тила имела к этому гораздо больший повод, чем любая из них. Луи обнял ее, ожидая, когда она успокоится.

— Но это было больно!

— Лава на тебя напала, хотела обидеть. Послушай, ты должна именно так научиться мыслить. Как Несс!

— Откуда я знаю, как мыслит Несс. Я его не понимаю. — Она подняла мокрое от слез лицо. — И тебя тоже не понимаю!

Луи провел рукой по ее спине.

— Послушай! Если бы я сказал, что Вселенная ненавидит меня, ты бы подумала, что я сошел с ума?

Она энергично закивала.

— Ну, так я говорю, что Вселенная меня действительно ненавидит. Она нападает на меня. Человек в двести лет не представляет для нее никакой ценности. Какая сила шлифует расу? Эволюция. Это она дала Говорящему прекрасное зрение и отточенное чувство равновесия. Это она привила Нессу желание бегства от малейшей опасности. Это она ликвидирует у пятидесяти-шестидесятилетнего человека сексуальное влечение, а потом перестает им интересоваться.

— Ясно, ты слишком стар, чтобы размножаться, — передразнила она.

— Именно. Несколько сот лет тому назад некоторые ученые немного покопались в генах растений и дали миру то, что сейчас называется «восстановитель». Благодаря ему в двести лет я чувствую себя совершенно здоровым и бодрым. Но не потому, что Вселенная меня как-то особенно любит.

Вселенная ненавидит меня. Много раз она пыталась убить меня. И будет пытаться, пока не убьет. Жаль, что я не могу показать тебе шрамы.

— Потому что ты слишком старый, чтобы размножаться!

— Тила, ты не можешь даже подумать о собственной безопасности! Мы в чужом мире, не знаем здешних правил игры и не знаем, с чем мы можем встретиться! Если ты все время будешь пытаться бегать босиком по горячей лаве, то в следующий раз это может закончиться гораздо хуже, чем легкий ожог. Будь хоть немного осторожнее. Понимаешь?

— Нет, — возразила Тила. — Нет.

Затем совместными усилиями они вытащили последний скутер. Почти полчаса Луи и Тила были совершенно одни. Может, кзин и кукольник решили их не беспокоить? Может быть. Может быть.

Снаружи у корпуса собралось множество самых разнообразных предметов.

— Что с водой? — спросил Луи. — Я не видел ни одного озера. Повезем запасы с собой?

— Необязательно, — возразил Несс. Он открыл люк в нижней части своего скутера. Под люком оказался сборник и система подачи воды из воздуха.

Скутеры являлись чудом функциональности и удобства. Два шара четырех футов в диаметре были соединены конструкцией, поддерживающей кресло.

Половина задней части была предназначена для багажа. Кроме того, к скутеру можно было присоединить дополнительные двигатели. Четыре шасси, на которых они сейчас стояли, во время полета убирались.

Кресло кукольника напоминало кровать с тремя отверстиями для ног. Во время полета Несс лежал без движения, управляя приборами при помощи губ.

Кресла Луи и Тилы были оборудованы удобными подголовниками и поручнями. Кресло Говорящего отличалось своими размерами, а кроме того, по обеим сторонам от него были размещены какие-то приспособления, очень похожие на оружие.

— Нам необходимо взять все, что может служить оружием, — в сотый раз повторил кзин, беспокойно расхаживая между разнообразными предметами, вынесенными из корабля.

— У нас нет оружия, — возражал ему Несс. — Мы хотели продемонстрировать, что у нас мирные намерения, поэтому мы не взяли с собой никакого оружия.

— А что это по-твоему? — спросил Говорящий, показывая ему солидную коллекцию грозно выглядевших предметов.

— Это инструменты. Вот это, — он показал на один из них, — это переносной лазер с регулируемой интенсивностью луча. Ночью он может служить прожектором. Разумеется, надо быть осторожным, ведь он имеет большую мощность.

Это парализующие пистолеты. Они могут служить для разрешения споров среди нас, их действие длится не больше нескольких секунд. Правда, надо быть очень внимательным, чтобы не спустить вот этот предохранитель, потому что…

— Тоща они действуют час. Это же оружие Джинксов, не так ли?

— Да, Луи. А это модифицированная лопата. Может быть, вы уже слышали о подобном приспособлении, использующем поле Славера.

— Ведь это же дезинтегратор Славера, — догадался Луи. Действительно замечательное приспособление для копания. В месте, на которое падал узкий луч, материя распадалась в атомную пыль.

— Ладно, — сказал Луи. — Вряд ли мы встретимся с грозными хищниками. Ведь строители не взяли с собой тигров или москитов, правильно?

— Разве что строители Кольца любили тигров, — невинно проговорила Тила.

Но замечание, брошенное мимоходом, не казалось бессмысленным. Что они могли знать о физиологии строителей и жителей Кольца? Только то, что они предположительно происходили с планеты, частично покрытой водой и находившейся у звезды типа К-9 или близкой к ней. Они могли выглядеть как люди, кукольники, кзины, дельфины, орки, но, скорее всего, выглядели совершенно иначе.

— Мы должны больше опасаться туземцев, чем зверей, — отозвался кзин. — Надо взять все оружие с собой. Предлагаю поручить руководство экспедицией мне.

— У меня тасп.

— Я не забыл об этом. Можешь считать его своим правом вето. Подумайте только! — кзин возвышался над ними как настоящий великан, имеющий двести пятьдесят килограммов клыков, когтей и оранжевого меха. — Мы же разумные существа! Нас предательски атаковали, наш корабль частично уничтожен. Предстоит путешествие через совершенно неизвестные территории, жители которых обладают могущественными силами. Мы не знаем, как сильны они сейчас: они могут владеть и преобразующими лучами, и трансмутационной техникой, которая была им необходима для создания этой… этого… — кзин огляделся вокруг. — Или самым сильным оружием у них сейчас может быть стрела с каменным наконечником.

— У меня тасп, — повторил Несс. — Это моя экспедиция.

— И как тебе нравится ее ход? — спросил кзин. — Не хочу тебя обижать, я просто спрашиваю. Я должен принять руководство, поскольку только я имею военное образование.

— Может немного подождем? — вмешалась Тила. — Пока мы не встретили врагов и, может быть, не встретим.

— Вот именно, поддержал ее Луи. Ему совсем не улыбалось попасть под руководство кзина.

— Ладно. Но оружие надо забрать.

Они начали погрузку скутеров.

Кроме оружия они взяли с собой личные коммутаторы. Были они велики и довольно неудобны.

— Зачем они нам? — спросил Луи, потому что кукольник уже раньше познакомил их с установленными в скутерах интеркомами.

— Они нужны для установления контакта с «Обманщиком». Благодаря им можно вызвать корабль, где бы мы не находились.

— И все же для чего они нам нужны?

— Как переводчики, Луи. Если мы встретим туземцев, возникнет необходимость связаться с компьютером «Обманщика» для расшифровки языка.

— Ну, если так…

Они закончили погрузку. У корпуса осталось еще много всякого оборудования, которое им было сейчас не нужно.

Луи сел в свой скутер и огляделся, стараясь вспомнить, не упустили ли они чего-либо. Он обратил внимание на то, что Тила смотрит вверх, и лицо ее выражает удивление.

— Проклятие! — проговорила она. — Все время полдень!

— Только без паники. Попросту…

— Луи! Прекрасно знаю, что мы работали не меньше шести часов! Как же все время может быть полдень?

— Не нервничай. Ты же знаешь, что солнце здесь не заходит.

— Не заходит? Да, конечно.

— И мы должны к этому привыкать. Впрочем видишь? Это край черного прямоугольника.

Солнце в зените начало внезапно гаснуть.

— В дорогу! — заторопил их Говорящий-со-Зверями. — Когда настанет темнота, мы должны быть в в’оздухе.

11. Небесная дуга

Четыре скутера взмыли в небо в наступающей темноте. Блестящая рана в теле Кольца быстро исчезла из виду.

Несс заранее проинструктировал всех, как включается автопилот, и теперь все четыре скутера двигались, повторяя маневры скутера Луи. Удобно расположившись в своем кресле, Луи уверенно вел скутер легкими движениями двух педалей и рычага управления.

Над пультом с небольших экранов на него смотрели четыре головки: одна из них принадлежала черноволосой сирене, другая — грозному, быстроглазому тигру, а еще две — не слишком умно выглядевшим одноглазым питонам. Интерком действовал безупречно.

Когда скутеры взлетели, Луи пронаблюдал за реакцией своих товарищей.

Тила отреагировала первой. Ее глаза, скользнув по окрестностям, стали вдруг большими и круглыми, а лицо вспыхнуло, как солнечный луч, проходящий сквозь тучи.

— Ох, Луи!

— Что за громадная гора! — заметил кзин.

Несс не произнес ни слова. Его головы нервно озирались вокруг.

Темнота наступила очень быстро. Она внезапно поглотила высокую гору. Солнце превратилось в тоненькую полосу, граничащую с бездонной чернотой. Что-то возникло в темнеющем небе.

Громадная дуга.

Она становилась все яснее. Когда же наступила полная темнота, она показалась во всей своей красе.

Громадная голубая дуга, разделенная полосками черноты. В основании она была очень широкой, затем суживалась, а в зените была перерезана невидимым отсюда кольцом черных прямоугольников.

Скутеры быстро уносились в высоту в полной тишине. Звуконепроницаемое поле не пропускало даже шума рассекаемого воздуха. Тем сильнее было удивление Луи, когда в его уши ударили громкие звуки музыки.

Впечатление было такое, будто бы вдруг взорвался паровой котел. Звуки были ужасающе громкими, и Луи был вынужден заткнуть уши. И только через некоторое время он сообразил в чем дело и нажал кнопку интеркома. Изображение голов кукольника исчезло. Ужасная какофония сразу стала намного тише, доходя до Луи окольной дорогой через интеркомы Тилы и кзина.

— Что он делает? — с удивлением спросила Тила.

— Его ужаснул этот пейзаж. Пройдет немного времени, пока он привыкнет.

— К чему он привыкнет?

— Беру руководство на себя, — проинформировал кзин.

— Кукольник не в состоянии принимать решения. С этого момента наша экспедиция является военной и я ее командир.

Некоторое время Луи размышлял над единственной альтернативой, которая у него оставалась: самому назначить себя командиром. Но ему совершенно не хотелось вступать в спор с кзином. Собственно говоря, тот был лучше подготовлен к роли руководителя.

Не было ничего удивительного в том, что Несс не выдержал огромного мира, построенного живыми существами. Эта конструкция была намного больше всех десяти планет, которые составляли империю кукольников. Это было ошеломляюще.

— Мне кажется, что видны боковые стены, — проговорил кзин.

Луи с усилием оторвал взгляд от дуги в небе. Он посмотрел налево и направо; и сердце ему сжал холодный ужас.

Край левой стены Кольца виднелся как еле видимая темно-гранатовая полоска на таком же фоне. Когда Луи начал усиленно всматриваться, то полоска исчезла совсем. Эта полоса оказалась там, где должен был находиться горизонт. Таким образом, это мог быть край, а могло быть что-либо совершенно иное.

С правой стороны картина была такая же. Та же высота и та же тенденция к исчезновению.

Все указывало на то, что «Обманщик» упал недалеко от середины Кольца, а это означало, что от каждого края его отделяло не менее миллиона миль.

Луи с трудом перевел взгляд, а затем поинтересовался:

— Говорящий, что ты об этом думаешь?

— Мне кажется, что левая стена ближе.

— О'кей. — Луи свернул влево. Остальные скутеры, подключенные автоматикой, послушно повторили его маневр.

Луи включил интерком, чтобы посмотреть, как себя чувствует Несс. Кукольник сжался в кресле, спрятал головы под брюхо и громко стонал.

— Говорящий, ты уверен, что левая сторона ближе? — спросила Тила.

— Разумеется, — ответил кзин. — Она явно выше.

Луи усмехнулся про себя. Он никогда не изучал военное дело, но знал кое-что о войне. Во время пребывания на Вундерлпиде он неожиданно оказался в самом сердце революции, и три месяца сражался в рядах партизан.

Он прекрасно помнил, что хороший офицер должен уметь принимать быстрые решения. И если они при этом были еще и правильные, то это уже просто чудесно…

Они летели над темной поверхностью Кольца. Голубой лук-дуга светил намного сильнее земной Луны. Однако это не слишком им помогло.

Скутеры все сильнее увеличивали скорость, пока не достигли своей полетной скорости-1.

Луи подумал, что ему придется провести почти месяц в кресле пилота, и уселся поудобнее. Спать он не мог, так как вел все четыре скутера на автопилоте, и поэтому решил поближе познакомиться со своей машиной.

Санитарные приспособления были простыми, но требовали отбросить все мысли о достоинстве человека.

Луи попробовал ладонью проникнуть через защитное поле. Это был тип силового поля с векторами, установленными так, чтобы струи воздуха окружали скутер. Луи показалось, что его ладонь попала под ураганный ветер, а сам он находился в идеально спокойном центре циклона.

Он потянул из пружинистой трубки — дистиллированная вода. Отворил камеру питания: там находился темно-коричневый кирпичик. Луи заказал шесть таких кирпичиков, каждый попробовал, а остатки выкинул в мусор. Каждый кирпичик имел свой вкус и был совсем неплох.

Вероятно, еда им не наскучит.

Однако, если они не найдут растений и боды, чтобы пополнить запасы «сырья», то генератор перестанет выдавать им кирпичики.

Он заказал седьмой кирпичик и полностью съел его.

Над головой сиял гигантский лук. Поверхность в три миллиона раз больше, чем вся Земля — вполне достаточно, чтобы заблудиться.

По телу Несса пробежала легкая дрожь, затем поднялись обе его головы. Кукольник включил звук и спросил:

— Луи, мы можем с тобой поговорить?

Миниатюрные лица кзина и Тилы говорили о том, что их хозяева пребывали в легкой дремоте. Луи заблокировал их интеркомы и проронил:

— Говори.

— Что случилось?

— Ты ничего не слышал?

— Органы слуха у меня находятся у губ. Так что, если головы спрятаны, то я ничего не слышу.

— Как ты себя чувствуешь?

— Боюсь, что снова впаду в забытье. Чувствую себя как бы… потерянным.

— Я тоже. За последние той часа мы пролетели две тысячи миль. Было бы лучше, если бы у нас были трансферные диски или кабины.

— Наши инженеры не смогли перенести сюда трансферные диски. — Головы кукольника посмотрели друг на друга.

Луи уже несколько раз обращал внимание на этот жест. У него мелькнула мысль — может, это что-то вроде смеха у кукольников? Может, безумный кукольник приобрел чувство юмора?

— Мы повернули налево, — продолжал Луи. — Говорящий решил, что до левой стены ближе. Что до меня, то, по-моему, они на одинаковом расстоянии. Но Говорящий — теперь шеф. Он принял руководство, когда ты впал в прострацию.

— Это плохо. Его скутер находится вне поля действия моего таспа. Я должен…

— Подожди! Почему ты не хочешь, чтобы он был руководителем?

— Но… Но…

— Подумай, — не уступал Луи. — При надобности ты сможешь в любой момент применить тасп. Кроме того, он на самом деле неплохой руководитель.

— Что ж, это нам не повредит, — пропел через некоторое время кукольник. — Мое руководство не даст нам лишних шансов на спасение.

— Вот именно. Вызови его и сообщи, что теперь он является Лучше-Всех-Спрятанным.

Луи включился в интерком кзина, чтобы услышать интересный разговор, но был разочарован — кзин и кукольник обменялись несколькими словами на языке богатырей, после чего кзин отключился.

— Я должен перед вами извиниться, — сказал кукольник.

— Моя глупость привела к тому, что мы попали в опасное положение.

— Не волнуйся, — утешил его Луи. — Просто ты сейчас в депрессивной фазе цикла.

— Я разумное существо и умею смотреть правде в лицо. Я сделал страшную ошибку, приглашая Тилу Браун в нашу экспедицию.

— Действительно, но это не твоя вина.

— Моя, Луи. Я должен был понять, почему я не могу найти других кандидатов.

— Что?

— У них было больше удачи.

Луи беззвучно присвистнул. Кукольник выдал еще одну теорию.

— И эта удача не позволила им принять участие в нашей экспедиции. Лотерея Жизни привела к возникновению новой наследственной черты: удачи, счастья. Но они мне не сопутствуют. Пытаясь вступить в контакт с потомками тех, кто выиграл в Лотерее Жизни, я наткнулся на Тилу Браун.

— Послушай…

— Другие мне не встретились, потому что им сопутствовало счастье. Я же нашел Тилу, чтобы предложить ей участие в экспедиции, потому что она унаследовала гены счастья. Мне очень жаль, Луи.

— Лучше поспи, а?

— Я должен извиниться перед Тилой.

— Нет. Это уже моя вина — ведь я мог удержать ее.

— В самом деле?

— Не знаю… Может быть… Иди спать.

— Не могу.

— В таком случае веди скутеры, а я отдохну.

Так они и сделали. В последнюю минуту перед тем, как заснуть, Луи удивился ровному ходу скутера. Кукольник был отличным пилотом.

* * *

Луи проснулся уже при свете. Он не привык спать при нормальной силе тяжести и к тому же сидя. Луи зевнул и попробовал потянуться. Он громко застонал, протер глаза и осмотрелся.

Свет и тени были не такие, как обычно. Он посмотрел вверх прямо на солнце. На левой стороне была темнота, усиливающаяся с расстоянием. Место, где должен был находиться горизонт, являло собой мешанину ночи и дня, из которой выстреливался вверх невероятный лук Кольца. А на правой стороне уже наступил день.

Пустыня кончалась. За их плечами огромная гора все еще заслоняла часть неба. Впереди блестели реки и озера, разделенные бежевыми и зелеными поверхностями суши. Скутеры неслись вперед. Они напоминали серебряных жуков: Луи впереди, по сторонам кзин и кукольник, Тила сзади.

— Ты уже проснулся?

— Доброе утро, Несс. Ты все еще ведешь скутеры?

— Нет, я передал управление Говорящему. Мы пролетели уже шесть тысяч миль.

— Ага…

— Атмосферное давление увеличилось.

Луи оторвал глаза от места, где должен был находиться горизонт.

— Посмотри на указатель давления. Мы приземлились где-то на две мили выше, чем находимся сейчас.

Луи заказал на завтрак кирпичик.

— А что, это так важно?

— В чужом окружении нужно обращать внимание на все. Заранее неизвестно, что окажется важным. Например, та гора, у которой мы приземлились: она выше, чем нам казалась. Или вот тот серебристый шарик впереди.

— Какой шарик?

— Почти на линии горизонта.

Луи наконец заметил ясный, зеркальный блик.

— Отражение солнечного света. Что же это такое? Стеклянный город?

— Невозможно.

— Мягко сказано. И величина его очень большая. Громадное поле, покрытое зеркалами. Может это огромный зеркальный телескоп?

— Если это так, то он уже давно не используется.

— Почему ты так думаешь?

— Мы уже предполагали, что цивилизация Кольца деградировала до эпохи варварства. В противном случае они не позволили бы, чтобы такие огромные пространства заняли пустыни.

Еще недавно Луи не возражал бы против этого аргумента, но сейчас…

— Не знаю, может, ты слишком упрощаешь проблему. Кольцо очень велико. Я думаю, что здесь достаточно места и для высоко развивающейся цивилизации, и для варваров, и для целой массы народов промежуточного развития.

— Каждая развивающаяся цивилизация имеет экспансионистские стремления.

— Ты прав, но…

Так или иначе, они скоро смогут все выяснить. Блестящая точка находилась прямо перед ними…

Луи закончил завтрак, когда заметил на пульте два зеленых огонька. Несколько секунд он вспоминал, что вчера отключил интеркомы Тилы и кзина. Он нажал на кнопки.

— Добрый день, Луи — проговорил кзин. — Видел рассвет? Хочется быть художником!

— Видел. Привет, Тила!

Девушка не отвечала.

Лун внимательнее посмотрел на экран.

— Несс, ты не применял таспа на моей женщине?

— Нет. Зачем бы я стал это делать?

— Как давно она находится в таком состоянии?

— Каком состоянии? — заинтересовался Говорящий-со-Зверями. — Последнее время она не разговаривала, если ты это имеешь ввиду.

— Проклятие! Посмотрите на ее лицо!

Небольшая головка Тилы на экране глядела в бесконечность невидящими глазами.

— Она кажется совершенно спокойной, — сказал кзин. — Ей, вероятно, очень удобно.

— Хорошо. Посади нас, Говорящий. Тила находится в трансе.

— Не понимаю.

Они начали спуск. Желудок Луи ощутил себя весьма неуверенно в свободном падении, предложенном им кзином. Луи все время наблюдал за лицом Тилы: ни на мгновение она не изменила выражения.

Мысли Луи крутились на высоких оборотах. Он старался припомнить все, что было ему известно о гипнозе.

— Найди долину, — обратился он к кзину. — Надо убрать с ее глаз этот проклятый горизонт.

— Порядок. Переходите на ручное управление. А Тилу я приземлю сам.

Квадрат распался. Говорящий направил скутер к ручейку, который он заметил ранее. Луи и Несс свернули за ним.

Они, снижаясь, пролетели над ручьем, вернее небольшой речкой. Говорящий снова повернул и теперь летел вдоль речки, выискивая место для посадки.

— Растительность очень похожа на земную, — заметил Луи.

Кзин и кукольник согласились.

Скутеры повернули, следуя изгибу речки.

В воде стояли туземцы, растягивая поперек сеть. Увидев скутеры, они подняли головы и стояли некоторое время без движения, предоставив сеть ее собственной судьбе.

Луи, Говорящий и Несс среагировали на это одинаково: резко взмыли вверх. Туземцы моментально превратились в крохотные точки, речка — во вьющуюся голубую нитку. Буйный, дремучий лес скрыл все.

— Переключайте управление на автопилот, — приказал кзин. — Приземлимся в другом месте.

Тила не реагировала.

— Что вы скажете? — спросил Луи.

— Это были люди, — ответил кукольник.

— Ты тоже это заметил? А я уж думал, что у меня галлюцинации. Откуда здесь могли взяться люди?

Никто не попытался ответить на этот его вопрос.

12. Кулак бога

Они приземлились в небольшой долине, окруженной невысокими холмами, покрытыми лесом. Псевдогоризонт исчез за холмами. Дуга Кольца была не видна при свете солнца и можно было предположить, что они находятся на одной из планет, населенных людьми. Правда, трава была не совсем привычной, но оказалась зеленой и росла там, где должна расти трава.

Под ногами были земля и камни, а вокруг них — кусты с гибкими ветвями.

Растительность, как заметил Луи, была земного типа. Кусты росли там, где они и должны были расти. Анализаторы показали, что даже на молекулярном уровне растения очень близки к земным. Так же как люда и кукольники имели общего предка, какой-то космический вирус, так и растительность Земли и Кольца были похожи.

Несс собирал на поляне пробы растений и насекомых. Он единственный взял с собой скафандр: если бы кто-то захотел напасть на него, сначала должен был бы справиться с материалом скафандра.

Тила неподвижно сидела в кресле. Сидела как натурщица для художника. Ее зеленые глаза смотрели сквозь Луи и через барьер холмов в бесконечность.

— Не понимаю, — проронил кзин. — Что с ней случилось? Ведь она не спит, но и не реагирует ни на что.

— Дорожный гипноз, — объяснил Луи. — Она сама из него выйдет.

— Значит, ей ничего не грозит?

— Сейчас уже нет. Я боялся, что она может выпасть из скутера или начнет манипулировать с управлением. На поверхности ей ничего не грозит.

— Но почему она не обращает на нас никакого внимания?

Луи попробовал объяснить кзину случай с Тилой.

— Люди проводят часть жизни среди астероидов, окружающих Солнце. Горняк смотрит на звезды помногу часов. И при этом он может потерять контроль над собой. Позже он понимает, что его тело выполняло все необходимые движения, а мысли его пребывали в местах, о которых он ничего не может сказать. Называют это «потерянным взглядом». Это очень опасно. Иногда душа не хочет возвращаться в тело.

На Земле есть Гора Обозрения. Стоя на ее вершине, человек смотрит в бесконечность. Высота Горы только сорок миль, но человеческий взор, теряясь в окружающем ее тумане, видит именно бесконечность.

Влажный туман простирается от Горы до горизонта. Эта бесконечность схватывает душу человека крепкими когтями, и человек стоит без движения на краю бесконечности, пока кто-то не уведет его. Это называют «трансом Горы Обозрения».

И есть Кольцо, а на нем нереальный горизонт… Это все по-простому автогипноз, — резюмировал Луи.

Он посмотрел в широко раскрытые зеленые глаза. Девушка вздрогнула. — Я мог бы вытянуть ее из этого состояния, но зачем рисковать? Пусть поспит.

— Не понимаю, что такое гипноз, — объяснил кзин. — Знаю, что это, но не понимаю.

Луи кивнул.

— Это меня не удивляет. Уверен, что гипнотизер немного бы заработал у кзинов. И у кукольников тоже, — добавил он, видя, что Несс присоединяется к беседе.

— Можно изучать то, чего не понимаешь, — сказал Несс.

— Мы знаем, например, что в человеке есть что-то, что не позволяет ему принимать уверенные решения. Гипнозу поддается тот, кто доверяет гипнотизеру и обладает большой способностью к концентрации внимания. Но началом всего является полное доверие гипнотизеру.

— Но что такое гипноз?

— Это состояние мономании, в которое человек вводится кем-то посторонним.

— А почему он впадает в это состояние?

Этого Несс не мог объяснить.

— Потому что доверяет гипнотизеру, — вмешался Луи.

Говорящий потряс своей большой головой и отвернулся.

— Такая вера в кого-либо является ненормальным явлением. Признаюсь, что я так и не понял, что такое гипноз. А ты?

— Я тоже не очень.

— Это хорошо, — Несс посмотрел на себя. — Я не Смог бы кому-то так доверять.

— Ты уже разузнал что-либо о здешних растениях?

— Может быть. А может и нет — но самое главное это то, что растения и насекомые достаточно близки к нам и могут представлять опасность. И, наоборот, не так ли?

— Да. Некоторые растения являются съедобными для меня, некоторые для тебя. И множество таких, которые могут служить сырьем для генератора питания.

— Значит, голод нам не грозит.

— Этот единственный плюс не восполняет многочисленных опасностей и неудобств. И почему наши инженеры не снабдили «Обманщика» «звездным семенем»?

— «Звездным семенем»?

— Очень простое приспособление. Попадая в звезду, оно начинает испускать электромагнитные волны. Если бы у нас оно было, мы могли бы вызвать помощь.

— Но нам пришлось бы ждать годы!

— Неважно, Луи. Зато мы могли бы спокойно сидеть в корабле.

— И ты бы выдержал? — фыркнул Луи и посмотрел на кзина. Взгляды их скрестились.

Говорящий-со-Зверями усмехался, как Чеширский Кот из «Алисы в стране чудес». Долгое мгновение они мерились взглядами, потом кзин встал с наигранной небрежностью, прыгнул и исчез в зарослях.

Луи почувствовал, что произошло нечто важное. Но что? И почему? Он в недоумении пожал плечами.

Тила сидела в кресле, как будто все еще была в трансе. Вдруг ее глаза обрели осмысленное выражение. Она затрясла головой и посмотрела на Луи.

— Луи! Мы приземлились? Каким образом?

— Совершенно обычным.

— Помоги мне, — Тила протянула руку: Луи поддержал ее и спустил на землю. Прикосновение ее руки вызвало в нем прилив теплой чувственности.

— Насколько я помню, мы летели на высоте одной мили, — произнесла Тила.

— Больше не заглядывайся на горизонт.

— Я заснула за рулем? — засмеялась Тила. Ее волосы рассыпались в прекрасную, черную тучу. — А вы испугались? Извини, Луи. Где же Говорящий?

— Погнался за каким-то кроликом. Собственно говоря, и нам можно слегка расправить кости.

— Хорошая мысль.

Они переглянулись, читая мысли друг друга. Потом Луи открыл багажник своего скутера и вынул из него одеяло.

— Я готова.

— Вы меня удивляете, — проговорил кукольник. — Ни одна разумная раса не совокупляется так часто, как вы, люди. Однако будьте внимательны, не забывайте, что вокруг вас кишит чужая жизнь.

Когда все снова собрались у скутеров, то обратили внимание на то, что мех возле рта Говорящего был забрызган свежей кровью.

— Первый раз в жизни, — проговорил тот, — добыл себе еду при помощи клыков и когтей.

Однако кзин послушался Несса и проглотил противоаллергическую пилюлю.

— По-моему, самое время поговорить о туземцах, — предложил Несс.

— О туземцах? — с удивлением переспросила Тила.

Луи объяснил ей, о чем идет речь.

— Но почему вы улетели? Что они могли нам сделать? И откуда тут люди?

— Без всякого сомнения, они, может, и не такие, как ты или Луи, но это люди. Я почувствовал их запах. Верь моему носу, Луи.

Луи верил. В конце концов этот нос принадлежал охотнику-хищнику.

— Параллельная эволюция? — изумился Луи.

— Чепуха, — возразил Несс.

— Ты прав.

Строение человеческого тела было очень удобным для разумного существа, но не более. Разум проявляется самыми разнообразными способами.

— Для нас проблема не в том, откуда они взялись. Проблема в контакте, в первом контакте.

Кзин был прав. Эскадра скутеров двигалась быстрее любой информации, разве что туземцы имели что-то вроде семафоров.

Мы должны узнать побольше об этих людях и об их уровне развития.

— Я немного знаю антропологию, — признался Луи.

— Тогда ты будешь с ними разговаривать. Надеюсь, что наш компьютер справится с переводом. Попробуем установить контакт с первой же группой, которую встретим.

* * *

Казалось, что они летели всего несколько минут, когда густой лес внезапно уступил место обработанным полям. Через некоторое время они заметили город.

Он немного напоминал старинные земные города. Здания были невысоки — три-пять этажей. Из их массы возносились немногочисленные стройные башни, соединенные коммуникационными эстакадами.

— Может, тут мы найдем то, что ищем? — спросил с надеждой кзин.

— Мне кажется, город совершенно пуст, — сказал Луи.

Это было предположение, но, как оказалось, верное. Они убедились в этом сразу же, как только достигли города.

В дни расцвета город был невообразимо прекрасен. Одна же его особенность должна была возбудить зависть любого другого города во Вселенной: большая часть зданий не стояла на земле, а висела в воздухе, соединяясь с землей лифтами и эскалаторами. Эти летающие замки, свободные от силы тяжести, ошеломляли своими формами и размерами.

Сейчас под скутерами проносился хаос разрушений. Падая, летающие здания уничтожали находящиеся под ними дома и целые районы города, представляли собой поля разбитых бетонных плит, кирпича и невообразимо изогнутых стальных конструкций.

Луи задумался. Люди не строили летающих зданий: они были слишком осторожны.

— Они упали все сразу, — заметил Несс. — Нигде не видно следов восстановления. Вероятно, это произошло вследствие аварии центральной энергетической системы. Говорящий, а какие у вас города?

— Мы не любим высоты. Люди могли бы так строить, но они слишком любят свою жизнь.

— Восстановитель! — воскликнул Луи. — Вот в чем дело! Просто они не изобрели восстановитель или что-то в этом роде.

— Да, вероятно. Они жили недолго и не ценили свою жизнь, — громко размышлял кукольник. — Это очень плохо. Если они не ценят свою жизнь, то не станут ценить и нашу.

— Ты беспокоишься раньше времени.

— Скоро все выяснится. Луи, видишь тот высокий дом? Бежевый, с выбитыми окнами? Там кто-то был минуту назад.

Луи, бывший пилотом эскадры, сделал широкий вираж и вернулся к дому.

— Я был прав. Видишь, Говорящий? Дым.

* * *

Это было высокое здание, этажей в двадцать, украшенное богатым орнаментом, с круглыми черными провалами окон. Большинство из них на уровне земли было закрыто, из редких открытых окон поднимался вверх сероватый дымок.

Здание было окружено одно и двухэтажными домами. Многие были разрушены огромным цилиндром, который при падении с неба докатился до самого здания.

Здание находилось на окраине города, за ним начинались обработанные поля. Когда скутеры снизились, пассажиры увидели фигуры, бегущие в направлении города.

Здания, которые с высоты казались почти неповрежденными, вблизи оказались сплошными руинами. Отключение энергии и связанная с этим катастрофа произошла много веков тому назад. Уничтожение довершили вандализм, бури и коррозия.

Жители города не отремонтировали свой город. Но и не покинули его. Просто остались жить в руинах.

Первоначальный вход в здание оказался под уровнем грунта, точнее мусора. Когда эскадра приземлилась, из окон первого этажа с достоинством вышло пять человекоподобных особ.

Окно было двойным, и по обоим его сторонам висели черепа, весьма похожие на человеческие. Пятеро туземцев направились в сторону скутеров. Они действительно походили на людей, но не принадлежали ни к одной из человеческих рас.

Каждый из них был немного ниже Луи. Кожа их была белой и, в сравнении с желтой кожей Луи и ярко-розовой Тилы, выглядела мертвецки бледной. У всех были короткие туловища и длинные ноги. Пальцы также были необычайно длинны. Они бы могли быть в прошлом великолепными хирургами.

Но наиболее необычно выглядели их пепельно-серые волосы и бороды. Они были старательно причесаны и, по-видимому, никогда не подрезались. Из густых волос виднелись только глаза.

Все были очень похожи друг на друга.

— Какие мохнатые, — шепнула Тила.

— Остаемся на скутерах, — распорядился негромким голосом Говорящий. — Подождите, пока они не подойдут, и только тогда выходите. У всех есть коммуникаторы?

Луи спрятал свой в ладони. Несмотря на значительное расстояние от компьютера «Обманщика», они должны были действовать.

На площадь прибывало все больше туземцев, и вскоре у скутеров образовался круг зрителей. Но при этом сохранялась глубокая тишина.

Вблизи они уже не были похожи на близнецов. Отличались ростом, упитанностью. Четверо были одеты в бесформенные бурые одежды, пятый — в такую же одежду, но бледно-оранжевого цвета.

Вперед выступил самый худощавый и стал что-то говорить. Тыльная сторона его ладоней была украшена татуировкой.

Луи ему что-то ответил.

Татуированный туземец произнес небольшую речь. Для компьютера это было очень хорошо: ему нужны были данные для перевода, он собирал слова и выражения.

Густая толпа окружила их. Татуированный продолжал говорить.

Автопилот начал перевод.

— Мы называем эту гору Кулаком Бога, — он указал направление, откуда прилетели скутеры. — А почему бы и нет, инженер?

Туземец, вероятно, имел в виду огромную гору, у которой приземлились пришельцы. Отсюда она не была видна.

Луи слушал, и в его мыслях проявлялась картина небольшой деревеньки, прозябающей на руинах когда-то громадного города.

— Сейчас Зигнамукликлик уже не такой, каким был когда-то. Но и сейчас эти дома лучше тех, которые смогли бы они построить сами. В домах легко удерживается тепло, можно переждать плохую погоду. В случае войны их легко защищать и нападающим трудно их поджечь. Поэтому, инженер, хотя мы рано выходим на поля, вечером мы возвращаемся в наши дома на окраине Зигнамукликлик. Зачем нам мучиться, строя новые дома, если старые лучше?

Четверо отшельников, прилетевших на бескрылых металлических птицах. Ничего странного, что их приняли за строителей Кольца. Луи решил не возражать: объяснения заняли бы слишком много времени.

— В том здании, инженер, помещаются наши руководители. Нас живет здесь более тысячи человек.

Однако мы помним время, когда в нашем городе жили тысячи тысяч людей, а здания и дворцы парили в воздухе. Мы надеемся, что вы вернете те времена. Рассказывают, что в те времена весь этот мир был построен инженерами, правда ли это?

— Правда, — ответил Луи.

— И все великолепие вернется?

Луи ответил уклончиво. И почувствовал, что вызвал этим разочарование у собеседника.

Туземец говорил ласковым, певучим голосом, словно декламировал стихи. Компьютер переводил слова Луи таким же певучим тоном, хотя он к нему обращался совершенно нормально. Луи слышал, как коммуникатор Несса тихонько свистит что-то на языке кукольников, а у Говорящего фыркает и ворчит на языке Богатырей.

Луи задавал вопросы.

— Нет, инженер, мы не любим крови. Черепа? Их полно везде в Зигнамукликлик. Лежат со времени падения города. Мы применяем их в виде украшения и символов.

Туземец поднял руку и показал Луи татуировку.

— А..а! — закричала толпа.

Компьютер не смог перевести этого слова.

В первый раз подал голос кто-то из толпы, а времени на размышления не было.

— Покажи нам чудо! — попросил худой бородач. — Мы не сомневаемся в вашем могуществе, но вы можете уже никогда не появиться снова. Покажите нам чудо, чтобы мы могли рассказать о нем своим детям.

Луи задумался. Скутеры они уже видели. Дать им манны из регенераторов питания? Но вкусы могут различаться, поэтому лучше не рисковать. Может, лазер?

Когда Луи вынимал из багажника лазер, край черного прямоугольника коснулся щита солнца. — Тем лучше, — подумал он. — В наступающей темноте свет лазера произведет большое впечатление.

Он настроил лазер на малую мощность и широкий луч, потом направил его на татуированного туземца и его помощников. Они не выказали ни малейшего удивления. Тогда Луи передвинул рукоятку мощности и направил луч на небольшую фигурку на здании. Луч сузился до тонкой зеленой линии, и на животе фигурки появился небольшой огненный кружок.

Луи ожидал криков восторга.

— Сражаешься светом, — проговорил туземец с татуировкой. — Это запрещено.

— А..а! — снова закричала толпа.

— Мы не знали об этом. Извините нас.

— Не знали? Как это, не знали? Разве Небесная Дуга не была выстроена как знак Мира с Человеком?

— Какая Дуга?

Удивление туземца было явным.

— Дуга над Миром, инженер.

Только тогда Луи понял, о чем идет речь, он громко расхохотался.

Бородач резко замахнулся и ударил Луи по лицу.

* * *

Удар был слабый, но болезненный. Луи же не привык к боли. Большая часть людей в его время не имела о ней и понятия. Боль, которую Луи перенес, сломав ногу, катаясь на лыжах, длилась всего несколько секунд. Всякая спортивная борьба, как дзю-до и каратэ, были запрещены задолго до рождения Луи. Он мог стать лицом к лицу со смертью, но не с болью.

Луи вскрикнул и уронил лазер.

Толпа ринулась на них. Двести спокойных людей мгновенно превратились в бешеных дьяволов. Ситуация становилась опасной.

Худой предводитель туземцев повалил Луи и прижал его к земле. Луи невероятным усилием освободился и через мгновение уже сидел в своем скутере. И тут в нем заговорил рассудок.

Рулевое управление остальных скутеров было соединено с его управлением. Если бы он стартовал, то остальные скутеры тоже поднялись бы в воздух, независимо от того, где в это время находились пассажиры.

Луи осмотрелся.

Кзин превратился в смертоносную боевую машину. Он повалил уже с полдюжины противников и в это мгновение разбивал рукояткой лазера череп седьмого.

Заросшие туземцы толпились на безопасном расстоянии.

Длинные пальцы попытались стянуть Луи с кресла. Это им почти удалось, пока он не догадался включить силовое поле.

Раздались крики, и невидимая сила отбросила нападающих от скутера.

Один из них продолжал висеть у Луи на плечах. И ему пришлось на мгновение отключить поле, чтобы выбросить своего противника за его пределы.

Луи огляделся, отыскивая кукольника. Несс пробивался к своему скутеру. Туземцы расступились перед ним, устрашенные его необычным видом, но один все же встал на его пути, сжимая в руке металлический прут.

Несс отпрыгнул, повернулся позвоночником к нападающему. «Что он делает?» — подумал Луи и хотел позвать кзина на помощь.

В этот момент Несс закончил свой маневр, и Луи остался стоять с открытым ртом.

Никто больше и не попытался встать на пути кукольника, и он рысью направился к скутеру. Его задняя нога была забрызгана кровью.

Туземец, который пробовал задержать Несса, лежал без движения в луже крови.

Группа любителей военного таланта кзина все время держались вдали от его мощных когтей и клыков. Тот презрительно сплюнул им под ноги — жест, заимствованный им от людей, — и сел в скутер.

Все были уже в воздухе. Луи поднялся последним. Издали он увидел, что собирается сделать Говорящий и закричал:

— Подожди! Не стреляй!

Кзин вытаскивал из багажника модифицированные приспособления для копания.

— Не делай этого! Это убийство! Они же ничем не могут нам повредить!

— Они могут применить твой лазер.

— Нет, не могут. Это им запрещено.

— И ты им веришь?

— Верю.

Кзин нехотя отложил оружие. Луи с облегчением вздохнул: он не надеялся так легко убедить кзина, а ведь тот мог сровнять весь город с землей.

— Откуда взялся этот запрет? Может, была война?

— Или безумец у лазерной пушки. Жаль, что некого спросить.

— У тебя из носа течет кровь.

Нос болел ужасно. Луи передал пилотирование кзину, а сам занялся лечением. Под ними в исчезающем Зигнамукликлике шумела возбужденная и горящая местью толпа.

13. Звездные семена

Они должны были упасть на колени, — пожаловался Луи.

— Именно поэтому я и сделал ошибку. А кроме того автопилот все время говорил «инженер», а должен был говорить «бог».

— Бог?

— Они почитали строителей Кольца, как богов. Я должен был сразу обратить внимание на их молчание! Говорить можно было только жрецу. Они вели себя так, словно слушали давно известную молитву. Только я давал при этом неправильные ответы.

— Значит, религия. Очень странно. Однако, ты не имел права смеяться, — отозвался интерком голосом Тилы. — Никто не смеется в соборе, даже туристы.

— Мне показалось смешным, что они забыли, что живут на Кольце. Думают, что над их головами громадная дуга.

Зигнамукликлик исчез с их глаз. Город не сможет отомстить демонам. Вероятно, они никогда их больше и не увидят.

— Это на самом деле выглядит как лук, — проговорила Тила.

— Ты права. Я не должен был смеяться. Но все в порядке: мы оставляем за собой наши ошибки и не чувствуем их последствий. Нужно только вовремя взлететь.

— Некоторые ошибки останутся с нами надолго, — отозвался неожиданно кзин.

— Странно, что именно ты говоришь об этом. — Луи невольно потянулся к носу, который в настоящее время напоминал кусок дерева. Нос успеет зажить, прежде чем кончится действие обезболивающего средства.

— Несс! — позвал он кукольника.

— Да, Луи!

— Мне пришло в голову задать тебе один вопрос. Ты говорил, что тебя считают безумцем, так как ты храбр. Правильно?

— Знаешь, Луи, твоя деликатность…

— Я говорю серьезно. Ты и все кукольники смотрели на тебя с неправильной стороны. Кукольники инстинктивно избегают опасности, не так ли?

— Да, Луи.

— А вот и нет. Кукольники инстинктивно отворачиваются от опасности, но для того, чтобы ввести в действие заднюю ногу. Это невероятно опасное оружие, Несс.

Луи прекрасно помнил, как все произошло. Кукольник повернулся плавным движением и со страшной силой ударил своим твердым, как сталь, копытом. При этом его головы были широко расставлены, чтобы тщательнее прицелиться.

— Я не мог убегать, — сказал Несс. — Тогда бы я удалялся от скутера. А это опасно.

— Но ты тогда совсем не рассуждал. Ты действовал инстинктивно. Кукольник поворачивается не затем; чтобы убегать, а затем, чтобы сражаться. Ты совсем не сумасшедший, Несс.

— Ты ошибаешься, Луи. Большая часть кукольников убегает. А нормой всегда является поведение большинства.

Стадное животное! Луи больше не спорил. Он поднял глаза, чтобы полюбоваться последними лучами заходящего солнца.

«Последствия некоторых ошибок останутся с нами…»

Что имел в виду кзин, говоря это?

* * *

Над их головами появилось несколько черных прямоугольников. Флотилию вел Несс, но затем передал эту обязанность кзину. Говорящий все ночное время пилотировал отряд. Над их головами из-за края черного прямоугольника начал проявляться слабый блеск. Приближался рассвет.

Отозвался Говорящий, передавая Луи контроль. Со скоростью семьсот миль в секунду мир мчался им навстречу.

Линия, отделяющая день от ночи, называется терминатором. Земной терминатор отчетливо видно было с Луны или с орбиты, но на самой Земле ее нельзя увидеть.

Четкие, прямые линии на Кольце и являлись терминаторами. Одна из таких линий неслась им навстречу.

Солнце внезапно сверкнуло, когда часть диска показалась из-за прямоугольника. С левой стороны Луи была ночь, с правой приходил день. Удивительный, необычный мир, который демонстрировался специально для Луи, пришельца, туриста.

Далеко позади, над размытой серостью, блеснула горная вершина.

— Кулак Бога, — медленно проговорил Луи, как бы пробуя на вкус странное грозное название. Какое прекрасное название для этой горы! Ведь это величайшая гора во Вселенной.

Луи By, человек, чувствовал страшные неудобства. Если так пойдет и дальше, то он может окостенеть на этом сидении. А что касается кирпичиков, то они по вкусу начинали казаться именно кирпичами… и он не ощущал своего носа, и не мог напиться кофе…

Но Луи By, турист, был доволен.

Например, Звездные Семена. Какое поэтичное название! Простое приспособление, сконструированное тысячу лет назад. И ни один кукольник никогда не заикнулся о нем, по крайней мере, до вчерашнего дня.

Знали ли они, почему корабли Внешних летят в направлении сигналов, посылаемых Звездными Семенами.

Несс выключил свой интерком. Луи подумал о том, что настоящими Звездными Семенами были неразумные существа, питающиеся водородом космического пространства. А передвигались они благодаря фотонным парусам от ядра Галактики к краю. Там они откладывали яйца, и новорожденное существо должно было само найти дорогу к дому, летя с фотонным ветром к теплому, полному водорода ядру Галактики.

Вслед за Звездными Семенами передвигались и Внешние.

Почему? Простой вопрос, но не очень.

Примерно в то время, когда люди вели войну с кзинами, одно Звездное Семя свернуло со своего курса, отнесенное порывом фотонного ветра. Летящий за ним корабль Внешних оказался вблизи Проциона. Он задержался там и передал губернатору Нашего Дела планы надпространственные двигателей.

С тем же успехом он мог это сделать и на планете кзинов.

Не тогда ли кукольники изучали расу кзинов?

— Проклятие! У меня слишком буйное воображение.

Изучали или нет? Разумеется, изучали. Это говорил сам Несс. Изучали и искали способ ликвидировать их каким-то безболезненным способом.

Война разрешила эту проблему. Корабль Внешних приземлился на Нашем Деле, и люди получили надпространственные двигатели. После этого кзины перестали быть опасными для кукольников.

— Никогда бы не подумал, — прошептал Луи. — Если бы Говорящий… — это была слишком страшная мысль. — Это их проклятый эксперимент! Они использовали нас!

— Ты прав, — отозвался Говорящий-со-Зверями.

Какое-то мгновение Луи подумал, что все ему снится в кошмарном сне. Потом увидел над пультом небольшую головку кзина: Луи забыл выключить интерком.

— Проклятие! Ты подслушивал?

— Я не хотел, Луи. Ты сам забыл выключить интерком.

— Да-а-а, — только сейчас Луи припомнил оскал-усмешку кзина, лежавшего на лугу на таком расстоянии, что, казалось, ничего нельзя было расслышать. Это было в тот момент, когда Несс рассказывал ему про Звездные Семена. Уши кзина были ушами хищника. А его усмешка была оскалом, обнажающим смертоносные клыки.

— Ты что-то говорил об эксперименте, — сказал кзин.

— Я… я просто… так себе…

— Кукольники натравили наши две расы одна на другую, чтобы ограничить экспансию кзинов. Они уже тогда имели искусственные Звездные Семена. И применили одно из них, чтобы заманить корабль Внешних в район, колонизированный людьми. Вот что ты назвал экпериментом!

— Послушай, это только наши домыслы. Успокойся…

— Однако и ты, и я сумели это понять.

— Э-э-э…

— Я сомневался, стоит ли спрашивать Несса об этом сейчас, но раз ты уже все понял, у меня нет выбора.

— Но… — начал Луи, но закончить мысль не смог — кзин включил сирену.

Она завыла противным голосом. Ее просто невозможно было выдержать длительное время. Над пультом появились головки Несса.

— Что случилось?

— Вы помогали в войне нашим врагам? — рявкнул Говорящий. — Ваши действия являются объявлением войны Патриарху Кзинов!

Тила включилась с небольшим опозданием и услышала только последние слова. Луи энергично качнул головой — не вмешивайся!

Головы кукольника в удивлении заколебались.

— О чем ты говоришь? — спросил он.

— Первая война с людьми. Звездные Семена.

Головы исчезли, как будто их сдул внезапный порыв ветра. Один из скутеров выстрелил вбок, отрываясь от строя. Это был скутер Несса.

Возникшая ситуация не слишком взволновала Луи. Остальные скутеры были далеко. Если бы стычка произошла на земле — могли бы быть неприятности. Но в воздухе? Несс изменил бы себе, если бы не позаботился о том, чтобы скорость его скутера была больше, чем скорость скутера Говорящего. Он должен был иметь уверенность, что всегда спасется бегством.

Но кукольник не убегал. Сделав круг, он сближался с Говорящим.

— Я не хочу тебя убивать, — проговорил кзин. — Не забывай, что область действия таспа может оказаться меньше, чем действие этого приспособления для копания!

СНАРЛ!

Морозящий кровь крик кзина заставил вздрогнуть Луи. Он едва заметил маленькую серебряную точку, которая оторвалась от скутера кзина и полетела вниз.

— Я не хочу тебя убивать, — уже спокойнее повторил кзин. — Я хочу просто задать тебе несколько вопросов. Я знаю, что вы умеете направлять Звездные Семена.

— Да, — подтвердил Несс. Его скутер удалялся с невероятной скоростью. Кажущееся спокойствие кзина и кукольника было обманчивым. Ведь Луи не мог рассмотреть выражение их физиономий.

Несс убегал, словно речь шла о его жизни, но кзин не оставлял своего места в строю.

— Я жду ответа, Несс.

— Ты рассуждал правильно, — проговорил Несс. — Исследования, которые проводились над дикими хищными кзинами, позволили нам сделать вывод, что у вас есть большие потенциальные возможности, которые можно будет развить и использовать с большой пользой для нашей расы. Мы предприняли шаги, которые должны были привести вас к тому, чтобы вы могли мирно сосуществовать с другими расами. Мы применили методы, не несущие непосредственную опасность.

— Несс, мне это совершенно не нравится.

— И мне тоже, — добавил Луи.

От его внимания не ускользнуло, что кукольник и кзин разговаривали на межпланетном языке. Значит, они хотели включить в спор людей. И совершенно справедливо — ведь предмет спора относился и к ним.

— Вы использовали нас, — проговорил Луи. — Использовали нас, использовали кзинов.

— Только это и привело к вашей победе и нашему поражению, — включился Говорящий-со-Зверями.

— В войне погибло много людей, — уточнил Луи.

— Луи, оставь его в покое, — вступила в беседу Тила. — Если бы не кукольники, мы были бы рабами кзинов! Их остановили в последний миг перед гибелью нашей цивилизации!

— Мы тоже имели цивилизацию, — заметил со своей зловещей усмешкой кзин.

Одна одноглазая голова кукольника напоминала питона, готового к схватке. Вторая, вероятно, управляла скутером, который находился уже далеко от преследователей.

— Кукольники использовали нас, — процедил Луи. — Использовали, как инструмент для развития расы кзинов.

— И им это удалось!

Рычание, вырвавшееся из горла кзина ужаснуло бы и тигра.

— И им это удалось!

— Ведь они живут сейчас в мире с другими разумными расами.

— Замолчи, человек!

Кзин вынул приспособление для копания и потряс им перед интеркомом. Тила моментально замолчала.

— Это могли быть и мы. — Луи и кзин переглянулись. — Если бы кукольники захотели выращивать для каких-то своих целей людей, то… — он внезапно умолк. — О, боже, Тила!

Кукольник не отзывался.

Тила с тревогой заерзала под взглядом Луи.

— Что такое, Луи?!

— Извини. Мне кое-что пришло в голову… Несс, отзовись. Расскажи нам о Совете Народов и о Лотерее Жизни.

— Луи, ты с ума сошел!

— Р-р-р, — прорычал Говорящий. — Я должен был догадаться. Ну и как, Несс?

— Слушаю, — отозвался тот.

Его скутер уже выглядел маленькой точкой, ее почти нельзя было заметить невооруженным взглядом. Прозрачная, смешная одноглазая головка на экране не могла принадлежать никакому грозному существу. Ни в каком случае.

— Вы вмешивались в проблемы человеческой популяции Земли?

— Да.

— Зачем?

— Мы любим людей. Верим им. Поддерживаем с ними торговлю. Помогая им, мы помогаем и себе, потому что люди, можно сказать это с уверенностью, раньше нас достигнут Магеллановых Облаков.

— Вы любите нас! Как это мило звучит. Ну и что с того?

— Нам хотелось немного исправить вас генетически. Но что можно исправить? Конечно, не разум — на нем держится вся ваша могучая раса.

— Поэтому вы решили облагодетельствовать нас и воспитать из нас счастливцев! — рассмеялся Луи.

Только тогда Тила поняла. Глаза у нее округлились от удивления, она попробовала что-то сказать, но не смогла выдавить ни единого звука.

— Разумеется, — подтвердил Несс. — Не смейся, Луи. Твоя раса и раньше была счастливой. В вашей истории полно таких счастливых случайностей — вы избегали катастроф, после которых от вас не осталось бы и следа. Даже о взрыве ядра Галактики вы узнали совершенно случайно. Почему ты все время смеешься, Луи?

Луи же смеялся, потому что наблюдал за Тилой. Та покраснела до самых ушей. Ее глаза бегали, как бы ища места, где можно было бы спрятаться. Это не слишком приятно: узнать, что ты являешься частичкой огромного эксперимента.

— Мы постарались изменить законы Земли. И все прошло чрезвычайно гладко. Наше исчезновение из ближайшего космоса привело к биржевому краху. Многие члены Совета Народов оказались на краю банкротства. Одних мы купили, других шантажировали. Все это обошлось нам в кругленькую сумму. В результате всех этих действий была введена Лотерея Жизни. Мы надеялись, что число счастливчиков будет все время расти.

— Ты чудовище! — крикнула Тила. — Чудовище!

Говорящий-со-Зверями спрятал оружие.

— Ты не слишком переживала, когда узнала об экспериментах с кзинами, — проговорил он. — Кукольники хотели воспитать ласкового кзина. Применяли известные методы селекции: ликвидация неприемлемых особей, размножение тех, которые подавали надежды. Ты же не видела в этом ничего плохого, утверждая, что это всем на пользу. А теперь ты почему-то возмущена. Почему?

Тила разрыдалась от бессильной ярости и выключила интерком.

— Ласковый кзин, — повторил Говорящий. — Хотели воспитать ласкового кзина. Несс, возвращайся к нам, если ты считаешь, что это вам удалось.

Кукольник не отвечал. Его скутер исчез вдали.

— Не хочешь присоединиться к нашему маленькому отряду? А как же нам защищаться от грозящих повсюду опасностей? Хотя ты, вероятно, прав. — Кзин вытянул перед собой могучие ладони, вооруженные страшными когтями. — И ваши усилия воспитать людей-счастливчиков тоже не удались.

— Неправда, — запротестовал Несс. — Такие есть. Только мы с ними не встретились именно потому, что они счастливы и удачливы.

— Вы пробовали сыграть роль всемогущего бога в отношении людей и кзинов. Ты все же лучше не возвращайся.

— Я буду поддерживать с вами связь.

Физиономия кзина исчезла.

— Луи, Говорящий выключился, — проговорил Кукольник. — Если мне надо будет ему что-нибудь сказать, то передам это через тебя.

— Разумеется, — буркнул Луи и тоже выключил интерком. Почти сразу же на пульте загорелась зеленая лампочка. Кукольник хотел связаться с ним.

Черт с ним!

В полдень пролетели над морем, величиной со Средиземное. Луи опустился пониже, чтобы осмотреться, остальные два скутера повторили его маневр. Значит, он по-прежнему вел вел всю эскадру — только никто не хотел разговаривать.

Вдоль берега тянулось огромное поле руин: когда-то здесь был город. Кроме порта он ничем не отличался от Зигнамукликлика. Луи не стал приземляться.

Вскоре суша стала подниматься. Зелень лесов и лугов уступила место коричневым кустарникам, потом пустынной тундре, потом голым скалам, чтобы наконец…

В результате действия ветров и дождей на горном хребте, протянувшемся на полтысячи миль, не осталось ни крошки почвы или скал: грозным серым цветом блестел материал основы Кольца.

С уверенностью можно сказать, что строители Кольца не допустили бы такой ситуации. Падение цивилизации должно было начаться много веков назад именно из-за таких местностей, которые никто не посещал.

Далеко впереди, там, где исчез Несс, светило таинственное пятно.

Оно могло находиться на расстоянии пятидесяти миль. Может, это голая поверхность Кольца? Огромное пространство, с которого исчезла почва, высохшая и распыленная ветрами? Руины Зигнамукликлика были последней стадией упадка.

Сколько времени продолжался этот период? Десять тысяч лет? Или больше?

— Проклятие! Хорошо бы с кем-нибудь поговорить об этом. Ведь это важно, — сказал Луи молчащему пульту.

Когда же они последний раз разговаривали? Прошло уже несколько часов с тех пор, как Луи вызвал Тилу, а потом и кзина. Те проигнорировали вызов, так же как Луи игнорировал зеленый огонек на пульте — вызов кукольника.

— Ну, хватит, — проговорил Луи и включил интерком.

В его уши ударили волны музыки. Только через некоторое время кукольник заметил, что интерком работает.

— Луи, надо сделать все, чтобы экспедиция снова собралась вместе, — сказал Несс. — У тебя есть какой-то план?

— Да. Но это не слишком воспитанно — начинать разговор с середины.

— Извини, Луи. Благодарю тебя, что ты отозвался. Как твое самочувствие?

— Одиноко и паршиво. И все это благодаря тебе. Никто не хочет разговаривать с тобой.

— Что же мне делать?

— Ты имел контакты с Советом и Лотереей Жизни?

— Я лично руководил этими проектами.

— Это самый худший из всех возможных ответов. Ты и будешь первой жертвой контроля над рождением! Вряд ли Тила теперь отзовется!

— Ты не должен был смеяться над ней.

— Знаю. Больше всего меня удивляет не твоя проклятая самоуверенность, а то, что, проводя такой грандиозный эксперимент, ты одновременно можешь сделать такую глупость, как…

— Тила нас слушает?

— Конечно, нет. Несс, ты хоть понимаешь, что она сейчас переживает?

— Если ты знал, как это ее ранит, то зачем начинал разговор на эту тему?

Луи простонал. Он решил одну проблему и сделал определенные выводы. И ему в голову не приходило, что решение и выводы могут быть иными. Просто в голову не приходило.

— Есть ли у тебя план, дабы снова объединить нашу экспедицию?

— Да, — ответил Луи и выключил интерком. Пусть и кукольник познакомится со сладким вкусом неуверенности.

* * *

Поверхность снова понизилась и покрылась зеленью.

Они пролетели над следующим морем и дельтой какой-то реки. Однако русло этой реки оказалось сухим. Источник, питающий реку, высох.

Луи снизился, и тогда стало ясно, что многочисленные каналы дельты были искусственного происхождения.

Пустые каналы выглядели неопрятно. Луи скривился и увеличил скорость.

14. Появление солнечников

Луи By находился в состоянии очередного Отключения. Он почти забыл о том, что рядом с ним летят другие скутеры. Луи был наедине со Вселенной.

Неожиданно над пультом появилась физиономия, покрытая оранжевым мехом.

— Ты не устал? — поинтересовался кзин. — Могу принять у тебя руководство скутерами.

— Лучше давай приземлимся. Я весь задубел.

— Приземляйся. Ведь это ты ведешь эскадру.

— Не хочу никому навязывать свое общество. — Только сказав это, он понял, что Отключение еще не прошло.

— Ты думаешь, что Тила станет тебя избегать? Возможно, что и так. Она не разговаривала даже со мной, хотя мы с ней и находимся в одинаковом положении.

— Не принимай это так близко к сердцу. Подожди, не отключайся!

— Я хочу быть самим собою, Луи. Этот пожиратель листьев покрыл меня несмываемым позором.

— Но ведь это было так давно! Ты следил за поверхностью?

— Да.

— Заметил голые участки?

— Да. Очень давно должна была разрегулироваться система движения масс воздуха. Такие разрушения не происходят мгновенно.

— Луи, как же это произошло, что от цивилизации, обладавшей такой мощью, ничего не осталось?

— Не знаю. А, возможно, ответ мы так и не получим никогда.

— Нам надо собрать побольше информации о туземцах, — предложил кзин. — Надо найти другие поселения.

Луи этого и ждал.

— У меня есть план, — сказал он, — но прежде нам нужно приземлиться.

— Согласен.

* * *

Горы высились прямо по пути. Их склоны и перевалы блестели знакомым цветом.

Луи направил свою небольшую эскадру вниз, к месту, где с гор сбегал небольшой ручеек, исчезавший дальше в густом лесу.

— Что делаешь? — спросила Тила.

— Приземляюсь. Я устал. Не выключайся, я хочу извиниться перед тобой.

Тила не обратила на его просьбу внимания.

— Я этого и ожидал, — буркнул Луи. Но сейчас, когда она знала, что он хочет извиниться…

* * *

— Все это мне пришло в голову после разговоров о богах, — говорил Луи. Его единственным слушателем был Говорящий. Тила, сойдя со скутера, испепелила Луи взглядом и исчезла в лесу.

— Будем играть роль строителей Кольца. Ты будешь богом…

— Благодарю.

— А Тила и я — жрецами. Несс будет пойманным демоном.

Из подушечек на ладонях кзина выскочили когти.

— Но Несс не с нами. И больше он с нами не будет.

— Об этом я тоже хотел поговорить. Мы…

— Это не дискуссионный вопрос, Луи.

— Очень жаль, но мы нуждаемся в Нессе.

— Значит, надо придумать что-то иное.

Луи поглядел на когти кзина. Неужели они показываются непроизвольно? Если бы разговор шел через интерком, то кзин давно отключился бы, поэтому Луи и предпочел вести его на земле.

— Для чего нужен кукольник?

— Для раздачи наград и кар. Ты как бог, будешь раздирать сомневающихся на куски: это кара. А тех, кого захочешь наградить, будешь награждать при помощи кукольника. Таспом.

— Нельзя ли обойтись без этого?

— А ты можешь придумать более великую награду? Наслаждение, вводящееся непосредственно в мозг, без похмелья, без побочных эффектов? Тасп даже лучше секса!

— Не очень мне все это нравится. К тому же тасп действует только на кзинов.

— Думаю, ты ошибаешься. Или тот же самый тасп действует и на людей, или у Несса есть еще один тасп — для людей. Зная Несса, могу предположить, что здесь не было бы ни меня, ни Тилы, если бы у него не было для нас какого-то крючка.

— Это только твои предположения.

— Давай-ка его спросим.

— Нет.

— Да, я забыл. Ты лишен любопытства.

— А ты хотел бы возбудить во мне интерес. Ничего из этого не получится. Несс будет лететь дальше один.

И прежде, чем Луи смог что-либо сказать, кзин прыжком исчез в лесной гуще. Это прервало дискуссию так же неотвратимо, как и выключение интеркома.

* * *

Мир восстал против Тилы Браун. Она тихонько всхлипывала, жалея себя.

Правда, для этого ей удалось найти восхитительное место.

Фоном была темная зелень. Ветви и листья над ее головой создавали густой зонтик, который не пропускал солнечный свет. У земли, однако, кусты и деревья расступались, образуя поляну. Настоящий рай для любителей природы.

Скалы окружали небольшое, кристально чистое озерко, вода которого пенилась под падающим в него водопадом. Тила окунулась в озеро. Шум водопада заглушал ее негромкие всхлипывания, но скалы создавали и прекрасный резонанс, казалось, что сама Природа плачет вместе с девушкой.

Тила не замечала Луи.

Он пришел сюда по сигналу миниатюрного непрерывно действующего передатчика-сигнализатора. Сигнал шел от одежды Тилы, лежавшей на гранитной скале.

Темно-зеленая игра света, шум водопада и всхлипывания Тилы. Голова ее была опущена, и черные волосы закрывали лицо.

Не было смысла ожидать, пока она заметит его. Луи снял одежду и нырнул в воду.

В тот же момент он понял свою ошибку.

Вода текла из тающего ледника. Луи хотел закричать, но его голова оказалась под водой. Когда ему удалось вынырнуть, он фыркал от холода и хватал ртом воздух.

Затем пришло удовольствие.

Он медленно шевелил руками и ногами, ощущая, как холодная вода из водопада омывает его тело ледяными струями.

Тила не могла не видеть его. Луи поплыл за ней. Шум воды заглушил бы голос, поэтому Луи дотронулся до ее плеча и показал на берег. Она кивнула и поплыла за ним.

— Прости, что я смеялся над тобой, — проговорил Луи, стуча зубами. — Тила неопределенно кивнула головой. — Понимаешь, это на самом деле выглядело смешно. Чтобы кукольники, такие трусы, занимались выращиванием людей и кзинов с нужными им данными! И посмотри, чего они достигли. Предки Говорящего сровняли бы Зигнамукликлик с землей — Говорящий же не сделал этого.

Луи нежно погладил ее по плечам. Тила не отодвинулась. Ей хотелось утешения и ласки.

— Я бы желал, чтобы мы снова были вместе, — проговорил Луи и сразу почувствовал ее реакцию.

— Я ненавижу его! Ненавижу! Селекционировал нас как зверей! — внезапно она успокоилась. — Говорящий сразу его застрелит, если только он появится.

— А если бы мне удалось убедить Говорящего?

— Но зачем?

— «Счастливый случай» все еще принадлежит Нессу, а это единственный шанс для людей оказаться среди Магеллановых Облаков.

— Это отвратительно, Луи.

— Погоди. Ты сама говорила, что, благодаря селекции кукольников, мы свободны, а не рабы кзинов. Это во-первых. А во-вторых, ведь это было очень давно. Неужели ты не можешь простить?

— Нет! — крикнула Тила и снова прыгнула в воду.

— Прекрасный способ заставить любого замолчать! — крикнул Луи, но его заглушал шум водопада.

И вдруг Тила радостно рассмеялась и протянула к нему руки.

* * *

Они возвращались к скутерам, все еще вздрагивая от холодного купания.

Луи молчал.

Он сейчас кое-что узнал о Тиле.

Она не могла сказать «нет» и долго держать слово. Не могла никого оттолкнуть. Она еще ничему такому не научилась.

Луи мог бы обижать ее каждый день, и она не смогла бы возненавидеть его.

Но он не хотел ее обижать.

Они шли молча, держась за руки.

— Хорошо, — сказала она наконец. — Если тебе удастся убедить Говорящего, можешь возвращать Несса.

— Благодарю тебя, — поблагодарил он, не скрывая удивления.

— Только из-за «Счастливого Случая», — объяснила она.

— А кроме того, это тебе все равно не удастся.

У Говорящего было достаточно времени на охоту и на физические упражнения.

Когда он вернулся к скутеру, мех на физиономии был идеально чист. Кзин, не тратя времени, вынул из регенератора два кирпичика.

— Великий охотник возвращается домой, — подумал Луи, старательно разглядывая небо.

* * *

Луи продолжал прерванную дискуссию через интерком:

— Говорящий, ведь это было так давно.

— Но мое самоуважение не слабеет от времени! Я докажу, что отнюдь не ласков!

— Говорящий, перестань употреблять это слово.

— Почему ты так защищаешь кукольника, Луи?

— Хороший вопрос, — подумал Луи. Несс должен поволноваться.

Может потому, что Луи любил чужаков?

Или потому, что кукольник был иной?

Человек в возрасте Луи мог пресытиться обществом людей. Чужаки становились для него необходимостью.

— Я хочу знать его точку зрения, — проговорил Луи. — Мы находимся в чуждом, странном мире, и, чтобы понять, что тут делается, нам необходимо много разных точек зрения.

Тила утвердительно кивнула. Хорошо сказано! Луи подмигнул в ответ. Говорящий не обратил на эти чисто человеческие жесты никакого внимания.

— Я не хочу, чтобы кукольник объяснял мне, что делается вокруг. Мои глаза, нос и уши сделают это сами.

— Может быть. Но тебе нужен «Счастливый Случай». Он нужен всем нам.

— Это выгода. А честь важнее выгоды.

— Проклятие! Но ведь «Счастливый Случай» нужен не только тебе, но и всем кзинам.

— Даже в таком случае ты не можешь ставить его выше чести.

— Моей чести ничего не грозит.

— Не будь так уверен, — предупредил кзин и отключился.

— Я знала, что он это сделает, — с усмешкой промолвила Тила.

— Я тоже. Да-а, трудно же будет его уговорить.

* * *

Горы остались позади и вместе с ними озерко с водопадами. Никогда больше они не увидят его.

Внизу, на поверхности облаков, было видно, как мчится за ними волна возмущения, вызванная тремя скутерами, летящими со сверхзвуковой скоростью.

Впереди, среди нескончаемой гряды облаков, проглядывало нечто огромное. Луи подумал, что это или гора, или громадных размеров воздушная труба.

— Луи, справа просвет в облаках, — отозвался Говорящий-со-Зверями.

— Вижу.

— Как будто солнце отражается от земли.

— Действительно.

— Я хочу поближе посмотреть на это явление.

— Хорошо, — согласился Луи и начал маневр поворота.

Луи размышлял, на что же ему смотреть: на серебряную точку или на оранжевую головку над пультом? Оба изображения могли дать информацию, только различного рода.

В конце концов Луи стал пытаться наблюдать и за точкой, и за кзином.

Серебряная точка влетела в просвет в облаках…

В интеркоме раздался страшный рев кзина. Скутер Говорящего засиял невыносимым блеском. Глаза у кзина были плотно зажмурены, а рот широко раскрыт в крике. Он кричал, стонал, выл.

Скутер кзина снова оказался над облаками, и его цвет вернулся к первоначальному. Говорящий заслонил лицо ладонями. Его мех обгорел до самой кожи.

Внизу, на серой поверхности облаков, был виден ясный круг, как будто за скутером двигался луч света, отбрасываемый огромным рефлектором.

— Говорящий, — крикнула Тила. — Ты что-нибудь видишь?

Он открыл лицо. Единственным местом, где остался мех, была широкая полоса у глаз. В остальных местах виднелись лишь жалкие обугленные клочки шерсти. Кзин открыл глаза, снова зажмурил их и снова открыл.

— Я ослеп, — прошептал он.

— Хорошо, но ты видишь?

Луи, устрашенный происшедшим, не обратил внимания на настойчивость Тилы. Но все же какая-то часть его разума отметила беспокойство в ее голосе, а, кроме того, в ее тоне чувствовалось убеждение, что Говорящий ответил неправильно, и надо дать ему шанс на правильный ответ.

Но сейчас на это не было времени.

— Говорящий, переключай управление на мой скутер. Нам надо где-то спрятаться.

— Готово, — отозвался кзин. Его голос выдавал борьбу со страшной болью. — О каком укрытии ты говоришь?

— В горах.

— Нет. Я знаю, что напало на меня. Мы в безопасности, пока находимся над облаками.

— Что это было?

— Сам скоро узнаешь.

— Тебя необходимо осмотреть.

— Да, но сначала найди безопасное место. Снизься там, где пелена облаков самая густая.

* * *

Под толстым слоем облаков совсем не было темно.

Поверхность, над которой они летели, была покрыта редкими, одинокими растениями, размещенными на одинаковом расстоянии. Каждое имело всего один цветок, и все они поворачивались вслед за Луи By.

Луи приземлился у одного из растений и выбрался из скутера.

Цветок был величиной с лицо человека. Снаружи он был покрыт какими-то выпуклостями, напоминающими мускулатуру, а внутренняя его поверхность была гладкой и отполированной, словно зеркало. В центре цветка виднелся зеленый нарост.

Все цветы смотрели прямо на него, ослепляя своим блеском. Луи понимал, что они пытаются его убить, и с беспокойством поглядел вверх: на его счастье, небо было затянуто тучами.

— Ты был прав, — сказал он в коммуникатор, — это солнечники Славера. Если бы не тучи, мы уже были бы мертвы.

— Мы можем где-нибудь спрятаться? В какой-нибудь пещере или еще где-нибудь?

— Не думаю. Район этот очень плоский.

— Клянусь лапами финагла! — нетерпеливо воскликнула Тила. — Луи, нам необходимо садиться. Говорящий ранен. Он страдает.

— Это правда, Луи.

— Рискнем. Ну, хорошо, садитесь. Будем надеяться, что ветер не унесет облака.

Луи прошелся между цветами. Здесь не было ничего, кроме солнечников. Ничто не росло, не было видно нор мелких животных, не было вредителей.

Зеркальный цветок был оружием страшной силы. Он должен был концентрировать солнечные лучи на зеленом выросте в центре зеркала, чтобы ускорить процесс фотосинтеза.

Но растение могло концентрировать эти лучи и на животном, и на насекомом, мгновенно сжигая его. Все, что движется, является врагом растения. Все движущееся превращалось в удобрения для солнечников.

Но откуда они здесь взялись? — задумался Луи. — Солнечники не могли существовать вместе с другими формами жизни. Значит, они не могли происходить с материнской планеты строителей Кольца. Вероятно, мифические строители Кольца добрались до Серебряноглазой, которая уже находилась в границах известного Космоса. Возможно, им понравились солнечники.

Но ведь их было необходимо оградить полосой голой земли, чтобы остановить их распространение.

Однако их ничто не остановило. Хватило одного семечка. Трудно сказать, какое пространство занимают они сейчас. Луи вздрогнул. До самого горизонта виднелись солнечники.

Кто знает, может через какое-то время они захватят все Кольцо.

Но на это нужно очень много времени. А Кольцо огромно. Достаточно огромно, чтобы на нем жили самые различные существа.

15. Замок из сновидений

Луи! — вывел его из задумчивости голос Говорящего… — Возьми из моего скутера приспособление для копания и сделай для нас укрытие. — Тила, осмотри мои раны.

— Укрытие?

— Да, нам надо спрятаться и переждать до ночи.

— Ты прав. — Луи взял себя в руки. Это он должен был обо всем подумать, а не тяжело обожженный Говорящий. Небольшой просвет в облаках — и с ними будет покончено. Солнечникам хватит одной минуты. Но ночью…

Доставая приспособление для копания, Луи старался не смотреть на Говорящего. Почти все тело того было покрыто ранами и ожогами. В местах, где кожа лопнула, виднелось живое мясо. В ноздри ударил запах паленой шерсти.

Луи взял приспособление и отошел в сторону. Тила, которая ничего не знала о боли, могла помочь кзину лучше, чем Луи.

Луи нашел противопылевую маску и принялся за сооружение укрытия. Наконец была готова яма, могущая вместить их и скутеры.

Тила и кзин стояли около скутеров, и девушка обрызгивала Говорящего какой-то белой пенистой жидкостью. Кожа кзина была голая, если не считать места у глаз.

Вонь от горелой шерсти и тела мешала подойти Луи поближе к кзину.

— Готово, — сказал он.

Кзин посмотрел на него.

— Я снова вижу, Луи.

— Очень хорошо. — Луи боялся, что может быть иной исход.

— Эти лекарства военных, они лучше, чем гражданские, — проворчал кзин. — Откуда они у Несса? Ведь кукольники не должны были иметь дело с войсковым снаряжением? — В голосе кзина слышался гнев.

— Я свяжусь с Нессом, — проговорил Луи, обходя кзина и Тилу широкой дугой. Кзин был весь в белой пене. Неприятный запах исчез.

— Я знаю, где ты находишься, Несс.

— Прекрасно. И где же я?

— За нами. Как только ты исчез с глаз, то сделал большой круг и оказался у нас в тылу. Тила и Говорящий об этом не догадываются.

— Не думают же они, что кукольник станет разведывать им дорогу?

— Лучше, если они будут думать именно так.

— Они согласны, чтобы я присоединился к вам?

— Не теперь. Может, попозже. Послушай, что с нами случилось… — И Луи рассказал кукольнику о поле солнечников. Он описал ожоги кзина, и вдруг головы кукольника исчезли с экрана интеркома.

Луи подождал некоторое время, после чего выключил интерком. Несс опять впал в состояние забвения.

* * *

До конца дня они просидели в вырытой яме.

Кзину помогли забраться в нее, после чего ввели снотворное, и он проспал большую часть времени. Пена, покрывающая его тело, загустела, и он напоминал сейчас мягкую резиновую подушку.

Луи пытался заснуть, и иногда ему удавалось забыться на какой-то момент.

Вдруг он очнулся, обливаясь холодным потом. Он чуть было не поднялся, чтобы осмотреться. Если бы он это сделал, то солнечники сожгли бы его в одно мгновение!

Но тучи все еще висели на небе, и солнечники были бессильны.

Наконец начало темнеть, и Луи принялся будить товарищей.

* * *

Они летели низко, чтобы все время наблюдать за солнечниками.

Через некоторое время количество их начало уменьшаться, а потом они совсем исчезли. Теперь Луи мог спокойно поспать.

Он спал так крепко, будто принял снотворное. Когда он проснулся, утро еще не наступило.

Он вызвал Говорящего.

— Да, Луи, — отозвался кзин. — Я вижу впереди огни.

Скутеры помчались по направлению к ним. Таинственный огонек оказался зданием в десять этажей, которое плавало в воздухе на высоте тысячи футов.

Под зданием находился город. Темный, пустой. Говорящий решил, что город очень напоминает Зигнамукликлик.

— Мне кажется, что это здание намного важнее города, — сообщил он.

— Да, здание должно иметь свой собственный источник энергии, — задумчиво проговорил Луи. — В Зигнамукликлике мы такого не встречали.

Вся нижняя сторона здания была покрыта окнами. Такое здание невозможно было опустить на землю. Кто же выстроил это здание? Бетон и сталь сплетались между собой невероятным образом…

Тила открыла удивительную вещь: громадный, ясно освещенный бассейн. Но он давно высох, и на его дне лежал скелет бандерснахта.

— Бандерснахт встречается на многих планетах. Я бы не удивился, если бы узнал, что он заселил всю Галактику. Но кто привез его сюда?

— Его привезли для развлечения, — предположила Тила.

— Ты смеешься? — Бандерснахт напоминал Моби Дика, скрещенного с гусеничным трактором.

Однако в чем-то все же Тила была права. Все, что тут жило, должно было быть завезено: солнечники, бандерснахты… Что же еще?

Чужие формы жизни до сих пор не были опасными.

В здании оказалось множество окон: четырехугольные, восьмиугольные, круглые, элипсоидальные и просто огромные плоскости — но все они были закрыты. Из здания вниз вела спиральная лестница, но вверху, у запертых дверей, она заканчивалась…

— Черт побери! Разбейте какое-нибудь окно! — крикнула раздраженная Тила.

Кзин вынул дезинтегратор Славера.

Ударила ослепительная молния. Луи закрыл глаза. Этого следовало ожидать — кзин включил дезинтегратор на полную мощность. Одновременно со светом раздался оглушающий, даже сквозь звукопоглощающий защитный барьер, грохот.

Когда Луи открыл глаза, Тила исчезала в огромном помещении. Остальные скутеры направились за ней.

* * *

Луи медленно просыпался, наслаждаясь почти утраченным чувством комфорта. Он лежал на прекрасном мягком ложе.

Он повернулся на спину и открыл глаза. Над ним был высокий белый потолок. Рядом лежала Тила. Необъятное ложе находилось в помещении, напоминающем зал.

Прежде чем они попали сюда, они увидели много чудесного.

Здание оказалось дворцом, а не отелем в стиле модерн. Банкетный зал с окном в пятьдесят футов сам по себе был чем-то необычным. Столы, стоящие в нем, окружали подиум, на котором виднелось одинокое, богато украшенное кресло. Тила нашла пульт, который позволял поднимать кресло в воздух, усиливать звук голоса сидящей в нем особы, а также поворачивать его вокруг своей оси. При этом на потолке поворачивалась лепка.

Она, на первый взгляд, казалась довольно абстрактной, но, установленная под определенным углом, изображала совершенно лысого мужчину. Несомненно, что это было лицо человека, привыкшего к власти.

Все указывало на то, что это был Правительственный Дворец: трон, банкетный зал, необычайные тона, собственный источник энергии. А Луи все вглядывался в это лицо.

Этажи здания соединялись искусно украшенными лестницами. Однако лестницы не двигались и потому все направились вниз. Огромное ложе в обнаруженной спальне магнетически подействовало на Луи и Тилу. Они в ней и остались, а кзин отправился наверх.

Луи приподнялся на локте. За окном, далеко внизу, расстилался город. Большинство его зданий было довольно высокими, но некоторые просто громадными: их вершины достигали летающего замка. Когда-то замок не был единственным летающим зданием — тут и там можно было увидеть руины, оставшиеся после падения тысячетонных зданий.

Что-то едва видимое мигнуло за стеклом.

Нить. Она все еще падала с неба. Луи лежал на диване и разглядывал эту бесконечную нить. Ему было спокойно и хорошо, он чувствовал себя отдохнувшим.

Нить все падала на город. Она была такой тонкой, что ее почти нельзя было заметить. Как определить ее длину? А как подсчитать снежинки в пурге?

И вдруг Луи понял, что это за нить.

— Очень приятно снова встретиться, — пробормотал он и одновременно почувствовал растущее напряжение.

Нить, соединяющая черные прямоугольники. Она добралась и сюда…

* * *

Луи обошел пять этажей, разыскивая кухню. Вернее не кухню, а то место, где можно позавтракать. Кухня нашлась, она была огромных размеров, и в ней, вероятно, работала целая армия поваров.

Луи обнаружил корзины для овощей, где сейчас лежали высушенные останки и пыль, холодильники — пустые и теплые… Однако не оказалось резервуаров с водой, и краны тоже были сухи…

Он хотел выйти и еще раз осмотреть помещение. Если бы этого он не сделал, то не заметил бы самой главной вещи.

Сначала это была не кухня.

Вероятно, это был проекционный зал: одна из стен была гладкой, и краска на ней выглядела более свежей, а на полу можно было заметить следы от стоящих здесь когда-то кресел и диванов.

Потом аппаратура испортилась, и никто не сумел ее исправить. И зал переделали в кухню. Вероятно, кухонных помещений требовалось все больше, по мере того, как переставали функционировать сложные автоматические приспособления. Запасы продуктов доставлялись в здание летающими машинами.

А когда и они отказали?

Луи вышел.

Наконец он добрался до банкетного зала и там позавтракал кирпичиком из генераторов питания.

* * *

Он уже почти закончил трапезу, когда увидел входящего в помещение Говорящего-со-Зверями.

Тот, по-видимому, умирал с голоду, так как без единого звука направился к своему скутеру, проглотил три кирпичика и только потом обратился к Луи.

Говорящий уже не был «резиновым» кзином. Ночью белая пена сошла, обнажив розовую кожу. Только кое-где виднелись серые шрамы и фиолетовая сетка жил.

— Пошли со мной, — приказал кзин. — Я нашел комнату карт.

16. Комната карт

Комната находилась на самом верху здания. Луи тяжело дышал, измученный подъемом по лестнице. Кзин передвигался гораздо быстрее, и когда Луи взбирался на последние ступеньки, он уже открывал двери.

Луи оглядел комнату. Почти все помещение занимало миниатюрное Кольцо ясно-голубого цвета, с регулярными черными тенями.

У стены размещались десять вращающихся шаров. Они отличались размерами и скоростью вращения, но все имели одинаковый голубовато-зеленый цвет, характерный для планет земного типа. Под каждым шаром находилась карта.

— Я провел здесь всю ночь, — проговорил кзин. — Могу показать тебе интересные вещи. Иди сюда.

Луи хотел было опуститься на четвереньки, чтобы проползти под миниатюрным Кольцом, но вдруг подумал, что вряд ли Правитель, чьи гордые черты украшали банкетный зал, ползал здесь по полу. Луи пошел прямо на Кольцо и прошел, не чувствуя никакого сопротивления: это была голографическая проекция.

Кзин ждал его у большого прямоугольного экрана.

Тот был окружен регулирующими рукоятками, выполненными из серебра в виде голов различных зверей. «Слишком вычурно, — подумал Луи. — Или и у них были свои декаденты?»

Экран работал. Картина напоминала Кольцо, так как оно виделось с орбиты черных прямоугольников.

— Хочу показать край Кольца, — проронил Говорящий и тронул одну из рукояток.

Картина быстро помчалась вперед, так что Луи отшатнулся. Перед ним был край монументальной конструкции.

Они смотрели сверху, с высоты тысячи миль. Внезапно Луи заметил ряд серебряных точек, бегущих по вершинам.

— Линейный акселератор! — воскликнул он.

— Да, — согласился с ним кзин. — В отсутствие трансферовых кабин это единственный способ перемещаться на такие громадные расстояния.

— Но ведь это на высоте тысячи миль. Там лифты?

— Да. Например, там, — капельки увеличились до размера небольших петелек. У одной из них можно было заметить тоненькую нитку шахты лифта, теряющуюся среди туч.

— Вероятно, акселераторы предназначены для старта и приземления ракет. Ты не видел там следов деятельности?

— Это не имеет значения. Смотри…

Картина задрожала, передвинулась, и Луи увидел приближающиеся огни большого города.

— Город… Огни города. — Луи шумно сглотнул слюну. — Значит, еще не все погибло. Мы найдем помощь!

— Я не был бы так уверен в этом. Вот посмотри.

— Что это? Клянусь финаглом — это же наш Замок! Так все это — старые ленты! А я думал…

Прекрасные, кипящие жизнью улицы. Мчащиеся во все стороны цветные огоньки летающих машин, великолепные здания — все это было только изображениями, запечатленными на старых лентах.

— Я тоже так думал. До тех пор, пока мне не удалось отыскать борозду, которую проделал, падая, «Обманщик». Она ведь тянется на тысячи миль…

Говорящий снова включил движение. Замелькал пейзаж, проносившийся с большой скоростью, и потом Луи увидел громадный океан.

— Видишь? На нашем пути залив одного из соленых океанов. Этот залив по величине превышает наибольшие океаны Земли.

— Разве мы не сможем перелететь через него?

— Может быть. Но посмотри, что нас ожидает дальше.

— Не спеши. Я хочу рассмотреть эти острова.

— Зачем? Ты хочешь задержаться на них для пополнения припасов?

— Нет… Вот здесь. — Палец Луи показал на экран. А сейчас посмотри на эти карты.

— Ничего не понимаю.

— Десять планет, десять архипелагов. Конечно, не в масштабе один к одному, но вот этот остров величиной с Австралию…

— Ты шутишь? Это человеческое чувство юмора…

— Говорящий, это сентиментальность. Воспоминания. Первые поколения, оставившие свои планеты, хотели видеть что-то знакомое. Через три поколения это уже было просто смешно. Так бывает всегда.

Наступила тишина. Потом кзин спросил без своей обычной самоуверенности:

— Луи, как тебе кажется, вы понимаете кзинов?

Луи усмехнулся и покачал головой.

— Это хорошо, — проговорил кзин и сменил тему. — Прошлой ночью я долго рассматривал космопорт.

Они стояли в центре миниатюрного Кольца и разглядывали его прошлое. И оно было великолепно. На экране был космический порт. Мягко закругленный, сияющий тысячами окон цилиндр приземлялся в электромагнитной коляске. Поля переливались огнями.

— Эта лента повторяется раз за разом, — сказал кзин. — Я ее внимательно рассмотрел. Пассажиры просто проходят через стену Кольца, как будто там осмотическая перегородка.

— Да, — пробормотал Луи. Ему стало тоскливо и неуютно. Космический порт находился так далеко, что расстояние пройденное ими, казалось смешным.

— Луи! Я видел и старт корабля. Они не используют акселераторы, а просто выпихивают корабль в космос. Так как и предполагал этот пожиратель листьев. Луи! Ты меня слушаешь?

— Извини. Я думаю, как удлиняется наша дорога. Однако порт — это наш последний шанс.

— В самом деле?

— Да. Кольцо огромно, но это только колония. Во всех колониях центрами цивилизации являются космические порты.

— В том случае, если туда прибывают корабли с родной планеты. А Строители Кольца или уничтожили свои планеты, или покинули их.

— Но корабли все еще могут прибывать, — упирался Луи.

— Например, с каких-то окраинных планет. Или из прошлого. При такой скорости полета возникает разница в субъективном времени корабля.

— И ты надеешься застать там космонавтов прошлого, которые учат своих потомков тому, что не успели забыть, — проворчал кзин. — Я слишком устал, а до порта еще очень далеко. Что еще ты хотел бы увидеть?

— На каком расстоянии мы находимся от места падения «Обманщика»? — нетерпеливо спросил Луи.

— Я уже говорил, что не смог найти место падения. Но знаю, сколько нам еще осталось до порта: около двухсот тысяч миль.

— Хорошенький кусочек. А гора? Ты должен был найти Кулак Бога.

— Я не нашел ее.

— Это мне совсем не нравится. Может, мы сбились с курса.

— Я не нашел ее, — оборвал дискуссию Говорящий-со-Зверями. — Что еще ты хотел бы увидеть? На некоторых лентах есть чистые места. Или они испорчены, или кто-то намеренно их стер, а может быть, там размещались какие-то тайные объекты.

— Чтобы узнать это, там надо побывать.

Вдруг кзин распахнул уши, повернулся к двери и прыгнул.

Луи удивленно моргнул. Что же случилось?

Принимая во внимание возраст, машины замка действовали удивительно бесшумно. Луи вытащил свой лазер и осторожно вышел из комнаты карт.

Кзин стоял на краю лестницы. Луи подошел к нему, спрятал оружие и с удивлением посмотрел на Тилу, поднимавшуюся к ним.

— Лестницы движутся только вверх, — объяснила она им.

— Вниз не хотят. А между пятым и шестым этажом вообще не действуют.

Луи помедлил с минуту, а потом спросил:

— Как тебе удалось привести их в действие?

— Необходимо толкнуть вперед стояк балюстрады. Но действует это только тогда, когда очень этого захочешь. По-видимому, так сделано в целях безопасности.

— Утром мы добирались до десятого этажа пешком. А ты?

— Я вообще не поднималась пешком. Я шла завтракать, когда споткнулась, схватилась за стояк и…

— Понятно. Все совпадает.

Тила сделала обиженную мину.

— Я разве виновата, что ты…

— Извини. Ты уже завтракала?

— Нет. Я наблюдала за людьми внизу. Под этим домом находится что-то вроде рынка или главной площади.

Уши кзина снова раскрылись.

— Да? И там кто-то есть?

— Да. С самого утра идут сюда со всех сторон. Их там собралось несколько сот. — Она широко усмехнулась. — И все поют.

* * *

Во всех коридорах замка находились обширные ниши, выложенные мягкими коврами, в них были удобные диванчики и столики. Такая же ниша находилась и на первом этаже: стену и часть пола заменяло выпуклое стекло.

Луи отдышался после подъема на десятый этаж и стал рассматривать столешницу, на которой были вырезаны миски, тарелочки, чаши для напитков. Десятки или сотни лет оставили на столешнице заметные следы.

Наверное, у них не было посуды, — вслух размышлял Луи.

— Накладывали пищу в эти углубления, а потом мыли весь стол. Правда, это не слишком гигиенично, но… Они не взяли с собой мух, москитов. Могли не взять и микробов. Но микробы нужны для пищеварения. Хватило бы одной мутации, и никто не смог бы выжить. Может, таким образом и погибла цивилизация Кольца?

Тила и Говорящий не обращали на него внимания. Они наблюдали за толпой.

Снизу на них смотрело уже около тысячи человек.

— Они же не могут знать, что мы здесь находимся, — проговорил Луи.

Может, они поклоняются зданию, — ответила Тила. — Или пришли сюда из-за вот этого.

— Я уже думал. Как долго это падает?

— По крайней мере, с утра. Но почему оно падает именно здесь?

Луи представил себе черные прямоугольники, отделенные друг от друга расстоянием в шесть миллионов миль… И нити такой же длины, разорванные «Обманщиком» и падающие сейчас на поверхность Кольца. Ничего удивительного в этом не было.

— Случайность, — пробормотал Луи.

— Если бы сейчас появились Мифические Инженеры, то их бы приняли за богов. Луи, разыграем гамбит Бога?

Луи посмотрел на кзина и только усилием воли смог удержать смех. Это, возможно, ему бы и удалось, если бы не дальнейшие слова Говорящего, обращенные к Тиле:

— Ты и Луи играли бы роль жрецов, а Несс был бы пойманным демоном. Я был бы богом войны, грозным богом войны, который…

Тила громко рассмеялась и Луи присоединился к ней.

Конечно, кзин был огромен, с мощными зубами и когтями. Но его кожа, розовая, как у ребенка, с молочными длинными шрамами, придавала ему вид поросеночка. Уши торчали, как два зонтика. А сохранившаяся ниже плечей шерсть выглядела, как подушка, которую он носит для удобства.

Луи, согнувшись пополам, пытался нашарить рукой кресло.

Чудовищная ладонь стиснула его плечо и подняла вверх. Слезящиеся от смеха глаза Луи в первый раз оказались на одном уровне с глазами кзина.

— Луи, объясни свое поведение.

— Не… не могу. Г… г… грозный бог… войны, — с трудом выговорил Луи. Тила уже не могла смеяться и только тихо пищала.

Кзин поставил его на пол и молча ждал, пока он успокоится.

— Твой вид сейчас не вызывает страха или почтения, — объяснил ему Луи через несколько минут. — Без меха ты не выглядишь грозным богом войны, Говорящий. Надо подождать, пока вырастит новый мех. И тогда нам пригодился бы тасп Несса.

— Мы не знаем, где сейчас находится кукольник.

— Но…

— Как установить контакт с туземцами?

— Останься здесь, а мы с Тилой… — Луи посмотрел на Тилу, как будто увидел ее в первый раз в жизни. — Тила, ты видела комнату карт?

— А что это такое?

— Тогда оставайся здесь. А я полечу сам. Вы будете слышать меня через коммуникаторы и сможете в случае необходимости прийти ко мне на помощь. Говорящий, дай мне свой лазер.

Тот что-то проворчал под нос, но лазер отдал. У него оставался еще дезинтегратор Славера.

* * *

Тишина на площади сменилась возбужденным гулом удивления. Они увидели его — маленький серебряный шарик, оторвавшийся от одного из окон. И они снова запели.

— Страшно фальшивят, — объявила Тила. — Каждый поет по-своему.

Они пели в двенадцатизвуковой шкале. Земная шкала тоже была двенадцатизвуковая, хотя ее никто не принимает за такую. Ничего удивительного, что Тила услышала фальшивые звуки.

Это была духовная музыка — медленный, торжественный напев, с повторяющимися мотивами.

Площадь была огромна. На ней могло бы поместиться более десяти тысяч человек, но и тысяча человек после трех недель одиночества показалась ему неправдоподобным количеством. Одинокий мужчина в центре площади махал руками, но никто на него уже не смотрел — все разглядывали Луи Ву.

Возвышение в центральной части площади когда-то было цоколем статуи. Теперь на нем находился какой-то алтарь.

Луи решил приземлиться именно там. Перед ним стоял лысый человек, с розовым черепом — единственный среди тысячной толпы. Был он таким же высоким, как Луи. Кожа его имела светлый, почти белый цвет, как кожа альбиноса с Нашего Дела. Брился он, вероятно, несколько дней тому назад, так как его щеки и подбородок покрывала свежая щетина.

— Наконец-то вы прибыли! — в его голосе слышалась укоризна.

— Мы не знали, что вы нас ожидаете, — ответил Луи, что было чистой правдой.

— У тебя на голове волосы. Можно подумать, о Инженер, что твоя кровь не совсем чистая!

Вот как! Все Инженеры должны быть лысыми, значит, жрец брал с них пример, скобля свою щетину тупой бритвой. А может быть, Инженеры применяли депиляторы, так как этого требовала их мода или чувство красоты? Лицо жреца не очень отличалось от физиономии в банкетном зале.

— Это тебя не касается, — ответил Луи. — Мы летим к краю мира. Что ты можешь сказать о нашем пути?

Лицо жреца выразило крайнее удивление.

— Ты требуешь от меня информации? Ты, Инженер?

— Я не Инженер. — Луи все время держал руку на кнопке силового поля.

Но жрец, казалось, удивился еще больше, если это вообще было возможно.

— Тогда почему ты почти не имеешь волос? Как летаешь? Или ты украл секреты у Неба? Чего ты хочешь от нас? Может, ты хочешь забрать моих людей?

Казалось, этого он боится больше всего.

— Мы летим к краю мира, и нам нужна информация.

— Вы можете ее достать в Небе.

— Оставь свои шутки при себе!

— Но ведь ты же прибыл с Неба! Мы все видели это!

— Ах, этот Замок! Мы обыскали его, но мало что нашли. Например, действительно ли Инженеры не имели волос?

— Иногда мне кажется, что они попросту брились, как я. А ты на самом деле такой?

— Я применяю депилятор. — Луи посмотрел на море волосатых лиц. — А что думают они?

— Видят, что мы разговариваем на языке Инженеров, как равный с равным. Я бы хотел, чтобы и дальше так было, если ты не возражаешь.

— Они нас понимают?

— Одно слово из десяти.

Коммуникатор переводил безупречно. Луи не имел понятия, говорит ли жрец на языке Зигнамукликлика или на другом. Если бы он мог сравнить их языки, то мог бы приблизительно судить о времени упадка цивилизации Кольца.

— Почему этот дворец называется Небом? Ты знаешь что-нибудь об этом?

— Легенды говорят о Зрилле и о том, как он управлял землями, лежащими вокруг Неба, — в голосе жреца появилась молитвенная напевность. — Небо возникло тогда, когда инженеры сотворили мир и Лук Неба. Хозяин Неба распоряжается землями от края и до края мира. Он царствовал многие поколения, уничтожая непослушных молниями. Но однажды стали говорить, что он уже не может бросать молнии, и народ перестал его слушать. Когда ангелы Зрилла начали кидать сверху камни, над ними только смеялись.

Однажды люди решили забраться на Небо. Однако Зрилл сломал лестницу, а его ангелы покинули Небо на летающих машинах.

Позже люди стали жалеть, что нет Зрилла. На небе постоянно висели тучи, а урожай пропадал от сырости. И все стали молиться о возвращении Зрилла.

Луи внимательно осмотрел алтарь. Тот занимал центр большого цоколя. На прямоугольной поверхности из темного дерева были вырезаны холмы, реки и большое озеро. На них опирался золотой лук. В его центре на тонкой проволочке был прикреплен золотой шарик.

— Так много происшествий… Солнечная проволока, ваше прибытие… Это на самом деле солнечная проволока? И Солнце теперь может упасть?

— Не думаю.

— Наша религия учит, что Солнце прикреплено к Луку необычайно крепкой проволокой. А эта проволока очень крепкая, девочке, которая хотела ее поднять, отрезало пальцы.

Луи кивнул.

— Нет, Солнце не упадет, — сказал он и добавил про себя.

— Даже черные прямоугольники не упадут. Даже если разрезать все нити — и тогда бы не упали. Только выстроились бы на новой орбите.

— А может, тебе что-нибудь известно о системе дорог к краю Кольца? — спросил Луи и вдруг почувствовал, что что-то изменилось. Почувствовал опасность. Но какую?

— Ты можешь повторить? — спросил жрец.

Луи повторил.

— Эта вещь, которая говорит за тебя, — объяснил жрец, — сначала произнесла совсем другое. Что-то запретное…

На этот раз Луи услышал. Коммуникатор что-то сказал на совершенно чужом языке и причем очень громко.

— Пользуешься запрещенной частотой, нарушая… дальше не помню. Лучше закончим этот разговор. Ты разбудил какое-то зло… — жрец снова замолчал, вслушиваясь в слова, льющиеся из коммуникатора, — нарушая параграф двадцатый, касающийся…

Коммуникатор вдруг раскалился докрасна, и Луи тут же отбросил его в сторону.

Жрец с достоинством кивнул ему. Луи ответил ему тем же, а затем нажал на включатель и начал подниматься к Небу.

И только, когда он остался один, лицо его искривила гримаса боли. Он зашипел и произнес слова, которые впервые услышал из уст человека, уронившего на пол кристалл Стейнбена, росший тысячу лет.

17. Глаз циклона

Скутеры покинули Небо. Они летели, держась ниже сплошной пелены туч. Тучи спасли им жизнь над полем солнечников, но сейчас они действовали угнетающе.

Правая ладонь Луи была покрыта толстым слоем мази. Коммуникатор кзина тоже раскалился у него в руке, и пройдет несколько дней, прежде чем он сможет действовать рукой.

Пока Луи вел разговор со жрецом, Говорящий и Тила составили контурные карты их пути, нанеся на карту все города, которые увидели на экране.

Сейчас, имея карты, они летели не вслепую. Если же цивилизация должна была возродиться, то наиболее вероятным местом для этого были бы большие метрополии.

Но кому — или чему — не нравилось, что они применяют запрещенную частоту? Запрещенную кем? Почему? Луи подумал, что речь идет о какой-то машине, вроде лазерного стража, который подстрелил «Обманщика».

На пульте появилась одноглазая голова кукольника.

— Привет, Луи! — запел Несс. — Что нового?

— Мы открыли летающее здание, — ответил Луи, — с комнатой карт.

И он рассказал о Небе, об экране, картах и глобусах, о жреце и его ответах.

— Да, ты не можешь сообщить, твой коммуникатор действует?

— Нет, Луи. Он раскалился и очень меня испугал.

— Другие тоже не действуют. Придется нам изучать местный язык.

— Согласен.

— Жаль, что этот жрец ничего не знал о падении цивилизации. У меня возникла идея. — И тут рассказал кукольнику свою теорию мутации бактерий.

— Возможно, — проговорил Несс. — И если они утратили знание переработки первичных атомов, то эта цивилизация уже не воскреснет.

— Почему?

— Копни в любом месте. Что ты увидишь?

— Почву.

— А еще глубже?

— Снова почву. Скалы. Основу Кольца. — И тут Луи понял. Все, что окружало его, как-то изменилось, сделалось искусственным и плоским. Разница между настоящей планетой и этой была такая же, как между резиновой маской и живым лицом.

— Если бы ты копал на любой планете, — продолжил кукольник, — то рано или поздно наткнулся на какую-нибудь руду. А здесь натолкнешься только на основу Кольца. И все. А за этим — пустота. Цивилизация нуждается в сырье или в дешевой технологии переработки первичных атомов. Иначе она погибнет. Навсегда.

— Когда ты это понял?

— Довольно давно. Но это не имело отношения к нашей безопасности.

— Поэтому ты молчал. Ясно. — Сколько времени Луи сам ломал голову над этим вопросом? А сейчас все ясно и очевидно.

* * *

Луи осмотрелся. Приближалась буря. Луи решил подняться повыше.

Он лениво размышлял над этим… над другим…

Надо изучить местный язык, это потребует некоторого времени, давно ли произошло падение цивилизации? С каких пор начали развиваться в языке наречия и диалекты? Насколько они отличаются друг от друга?

Окружающий ландшафт потемнел, потом исчез. Они были уже в тучах. Через несколько минут скутеры пробили тучи и оказались над ними.

С горизонта на Луи смотрел гигантский голубой глаз.

Если бы Бог имел голову величиной с Луну, то этот глаз бы ему подошел.

Осмысление увиденного потребовало у Луи несколько секунд. И еще несколько минут его разум отказывался соглашаться с увиденным.

Сквозь нарастающий шум в ушах он услышал (или почувствовал) чей-то крик.

Несс? Но ведь интерком был отключен.

Это была Тила. Тила, которая никогда ничего не боялась, сейчас закрыла лицо руками, чтобы не видеть этою голубого взора.

Глаз находился перед ними. Казалось, что он притягивает их с магической силой.

— Может я умер? И это Творец, который будет меня судить? Но какой Творец?

Сейчас Луи должен был решить, в кого он верит и верит ли вообще.

Глаз был голубовато-белый: белая бровь и темный зрачок. Белый от облаков, голубой благодаря расстоянию. Как будто он был частью неба.

— Луи, сделай хоть что-нибудь! — кричала Тила.

— Это неправда, — говорил себе Луи, — такого не может быть!

— Луи! — вопила Тила.

Луи пришел в себя.

— Говорящий? Что ты видишь?

Кзин ответил не сразу, а когда заговорил, его голос казался каким-то бесцветным.

— Вижу громадный человеческий глаз.

— Человеческий?

— Да.

Это одно слово все меняло. Если бы это была галлюцинация или какое-нибудь сверхъестественное явление, кзин должен был видеть глаз кзина или вообще ничего.

— Значит, это естественное явление, — проговорил Луи. Но почему оно притягивало их скутеры?

Луи повернул руль управления направо. Скутеры совершили маневр.

— Ты свернул с курса, Луи, — сразу же отреагировал Говорящий. — Передай управление мне.

— Ты хочешь пролететь через это?

— Оно слишком велико, чтобы его обходить.

— Не слишком. Через час мы снова вернемся на курс. Зачем рисковать?

— Если боишься, облетайте. Встретимся на другой стороне.

— Но почему? — хрипло спросил Луи. — Ты считаешь, что это… что эта случайная игра туч шлет тебе вызов?

— Речь идет о моем мужестве.

Скутеры мчались вперед со скоростью тысячи двухсот миль в час.

— Причем здесь твое мужество? Ответь. И как мы потом тебя найдем?

— Да, это проблема, — согласился кзин.

— Луи, ты когда-нибудь слышал о секте Кдапта Красноречивого?

— Нет.

— После Четвертой Войны с людьми, которую мы снова проиграли, Кдапт Красноречивый начал проповедовать новую религию. Его растерзал сам Патриарх на поединке, но созданная им вера до сих пор тайно существует. Кдапт считал, что Бог создал человека по своему подобию.

— Человека? Но… ведь Кдапт был кзином?

— Да. Вы все время побеждали нас, Луи. За триста лет четыре войны. Последователи Кдапта носили во время богослужения человеческие маски. Они надеялись обмануть Творца и победить в войне.

— Значит, когда ты увидел этот глаз, смотрящий с неба…

— Вот именно.

— С ума можно сойти! — мысли Луи снова зашевелились.

— Может, строители Кольца поместили этот глаз сюда сознательно? Например, как украшение? Или как указатель?

— И что он должен указывать, по-твоему?

— Не знаю. Что-то громадное. Место развлечений, или главный собор. Или квартиру Главного Окулиста.

— Университет частных детективов! — неожиданно включилась Тила. — Контрольный пункт стереовизии Вселенной! Я боялась так же, как и ты, Говорящий, — сказала она уже нормальным голосом. — Думала, что… сама не знаю, что я думала. Но я не оставлю тебя. Полетим через это вместе.

— Прекрасно, Тила.

— Если глаз моргнет, то мы пропали.

— Решает большинство, — объявил Луи. — Вызову Несса.

— Клянусь финаглом! Конечно! Ведь он уже должен был пролететь через это или в обход него.

Луи рассмеялся громче, чем обычно. Он продолжал ощущать чертовский страх.

— Не думаешь ли ты, что Несс прокладывает для нас дорогу?

— Что?

— Ведь это же кукольник! Он обошел нас с тыла и, вероятно, подключил свой скутер на скутер Говорящего. Таким образом он получил гарантию, что Говорящий до него не доберется. А кроме того, со всеми неприятностями первыми встречаемся мы.

— Удивляюсь твоей способности думать, как этот трус, — объявил кзин.

— Не относись к этому легкомысленно, мы находимся в чужом мире, и еще неизвестно, кто в конечном счете окажется прав.

* * *

Кукольник спал.

— Несс, — позвал Луи. — Несс!

Кожа на хребте кукольника задрожала, и появилась удивленная треугольная голова.

— Что случилось? — К первой голове добавилась вторая и обе неспокойно озирались по сторонам.

Луи был уже не в силах смотреть в Небесный Глаз. Он отвернулся.

— Посмотри вперед и скажи, видишь ли ты скопление туч в виде человеческого глаза? Наши товарищи хотят совершить самоубийство — пролететь через этот глаз. Как ты думаешь, что это такое?

— Какая-то буря. Что-то вроде циклона. Но на Кольце не может возникнуть циклон.

— Почему?

— Движение воздуха по спирали происходит под действием кориолисовой силы и разницы в скорости перемещения воздуха на разных высотах. Каждая планета является вращающимся сфероидом. Когда с двух сторон массы движутся к центру, где возникло малое давление…

— Несс, я знаю, как образуются циклоны.

— Значит, ты должен понимать, что на Кольце все воздушные массы движутся с одинаковыми скоростями. Никаких спиралей.

— Ну, а ветер?

— Теплый воздух поднимается вверх, холодный опускается вниз. Но от этого не могло возникнуть явление, которое мы сейчас наблюдаем. Что хочет Говорящий?

— Пролететь через его центр. И Тила с ним.

Кукольник присвистнул.

— Это может быть опасно… Не понимаю, Луи… хотя… Знаю, уже знаю.

— Что знаешь?

— Представь себе, что в центре бури находится место, где воздух исчезает. Все остальное очевидно. Воздушные массы движутся со всех сторон к этому месту. Воздух, вращающийся вместе с Кольцом, будет двигаться немного быстрее, и поэтому на него станет действовать более сильная центростремительная сила. Простой же воздух будет опускаться вниз. Это нижнее веко Глаза. Верхнее образует воздух, движущийся против «течения».

Луи смотрел на Глаз. Теперь он уже не казался таким ужасающим. Кукольник был прав. Это было нечто вроде циклона. «Веки» были тучами, освещенными солнцем. «Зрачок» — центром циклона.

— Только что это за таинственное место, где исчезает воздух?

— Может, это какой-то гигантский насос?

— Это сомнительно, Луи.

— Ну?

— А ты обратил внимание на поверхности, где материал Кольца выступает из почвы и скал? Их становится все больше. Это следствие действия эррозии. Глаз действует в радиусе многих тысяч миль. Площадь, подвергшаяся его воздействию, больше, чем поверхность наших родных планет.

На этот раз засвистел Луи.

— Проклятие! Теперь понимаю. Это кратер от метеорита.

Да, значит материал Кольца все же может не выдерживать ударов.

— Следует рассмотреть все это. Луи By смело поглядел на громадный глаз и сказал:

— В центре Глаза находится спокойный воздух. Я сейчас передам это остальным. Мы все пролетим через Глаз циклона.

* * *

Когда они подлетели к зрачку, небо над ними потемнело. Может, наступала ночь? Ответить определенно на это не было возможности — толстая пелена облаков сделала бы и ясный день темным и мрачным.

Летели прямо в Глаз Бога. Вид был поразителен. Луи хотелось одновременно смеяться и кричать от восторга и ужаса. Ведь хватило бы и одного скутера, чтобы определить, действительно ли перед ними отверстие от метеорита. Луи мог бы облететь Глаз и…

Они были уже в центре.

Влетели будто в черный коридор, освещаемый непрерывными вспышками молний. Воздух был сравнительно спокоен. Но около зрачка бешено мчались тучи.

— Пожиратель листьев был прав, — прокричал Говорящий. — Это просто буря.

— Я что-то вижу! Впереди! — крикнула Тила.

Дыра внизу туннеля. Луи оскалил зубы в нервной гримасе и положил руки на пульт. Он даже не заметил, как Тила направила свой скутер вниз. И вдруг он услышал приглушенный крик.

Лицо Тилы на интеркоме выдавало сильное потрясение. Она смотрела вниз.

— Что случилось?

С трудом до него дошел ответ:

— …ит меня!

Луи посмотрел вниз.

На самом дне туннеля что-то мигало… какая-то искорка, которая могла быть скутером, если бы нашелся глупец, желающий нырнуть в рычащий Мальстрем. Нырнуть только затем, чтобы посмотреть на дыру, за которой находилась только пустота.

Луи почувствовал, как его охватило неправдоподобное бессилие. Ничего нельзя было сделать. Ничего.

Над пультом он увидел лицо Тилы. Широко открытые глаза всматривались во что-то ужасное. Из носа текла кровь.

Ее лицо постепенно бледнело. Каждую секунду она могла упасть в обморок.

Ее глаза смотрели в глаза Луи, и, казалось, просили: «Сделай что-нибудь. Что-нибудь.»

Голова Тилы безвольно упала на пульт.

Луи почувствовал во рту вкус крови. Он даже не сомневался, что до крови прикусил губу. Луи посмотрел на громадных размеров воронку, увидел в ней серебряную искорку скутера Тилы…

…которая внезапно повернула и с огромной скоростью врезалась в стену воронки. Через несколько секунд далеко впереди, за пределами Глаза, появилась движущаяся с огромной скоростью конденсационная полоса. Ни на секунду Луи не сомневался, что это скутер Тилы.

— Что случилось? — услышал он кзина.

Луи только покачал головой, не в силах ничего объяснить.

Интерком показывал опущенную голову Тилы. Черные волосы закрывали ее лицо. Она была без сознания и находилась в скутере, мчавшемся со сверхзвуковой скоростью. Что-то надо предпринять, но что?

— Луи, она должна была погибнуть. Может быть, Несс включил какое-то устройство, о котором мы не знали?

— Нет. Хотел бы, чтобы именно так и было, — заявил Говорящий.

— Ты сам видел, как это было! Она потеряла сознание, ударилась головой о пульт, и ее скутер рванулся вбок, будто за ним гнались дьяволы! Просто при ударе освободилась блокировка рулей, и тело направило их в нужную сторону.

— Чепуха!

— Ага… — Луи думал только о том, чтобы заснуть и перестать думать…

— Это… подумай о теории вероятности, Луи, — кзин вдруг сообразил, и его челюсть отвисла от изумления. — Нет. Это невозможно.

— Ага… — подтвердил Луи.

— В таком случае она бы не была с нами. Осталась бы на Земле.

Луи кивнул, потом неторопливо протянул руку и нажал кнопку вызова Несса.

Кукольник отозвался почти сразу, как будто ожидал этого сигнала. Луи с удивлением заметил, что кзин не выключил свой интерком. Коротко рассказал Нессу о том, что произошло.

— Кажется, мы оба были неправы относительно Тилы, Луи. Она летит на дополнительном двигателе. Его невозможно включить ударом головы. И, вообще, невозможно включить случайно.

— А как он включается? — спросил Луи. Когда Кукольник показал ему, то Луи пробормотал: — Могла из любопытства попробовать.

— Ты так считаешь?

— Что мы можем сделать? — спросил Говорящий.

— Дайте мне знать, когда она придет в сознание, — сказал кукольник. — Я покажу ей, как уменьшить скорость и вернуться к нам.

— А до этого?

— До тех пор мы можем только ждать. Существует опасность перегрева двигателя. Однако, пока скутер летит, он сам будет огибать преграды, так что она не разобьется. Ей ничего не угрожает.

— Нехватка кислорода может нарушить работу мозга.

— От этого ее охранит ее счастье, — возразил кукольник.

18. Случайности Тилы Браун

Была уже глубокая ночь, когда они оказались на другой стороне Глаза. Не было видно ни одной звезды, но через многочисленные разрывы в тучах время от времени к ним добирался голубой отблеск Дуги Неба.

— Я передумал, — сказал Говорящий-со-Зверями, — если хочешь, Несс, можешь вернуться к нам.

— Хочу, — ответил Несс.

— Мы нуждаемся в твоем мышлении. Но я никогда не забуду о том, что твоя раса сделала с моей.

— Никоим образом не вмешиваюсь в твою память.

Луи почти не обратил внимания на победу практичного взгляда на жизнь над чувством гордости, разума над ксенофобией.

Тила все еще была без сознания. Хотя Луи неоднократно пытался связаться с ней, это ему не удавалось.

— Не понимаю, — проговорил Несс. — Если ее счастье такое большое, почему наша экспедиция потерпела катастрофу?

— Я это уже говорил!

— А если это не счастье, то почему включился дополнительный двигатель? Ну, ответь!

— Успокойтесь, — попробовал остановить их Луи. Они не обратили на него внимания.

— Наверное, счастье иногда покидает ее, — проговорил Несс.

— Никогда не поверю в наследование счастья!

— Придется поверить, — вмешался Луи. — Я должен был догадаться раньше. Тила никогда не знала боли. Помнишь, что сказала она, когда на нас напали солнечники? Она спросила: «Видишь ли ты? — Я ослеп», — ответил ты. А она на это: «Да, но видишь ли ты?» Она просто не поверила тебе. Или ее попытка босиком пройтись по дымящейся лаве?

— Просто она не очень умна, Луи.

— Черт побери, именно, что умна! Просто не знает, что такое боль. Ты посмотри, как она ходит. Неуклюже, будто в любой момент может споткнуться. Но не падает. Не разбивает локтей и коленок. Ничего не разбивает. Ей просто нет необходимости быть ловкой и искусной.

— Верю тебе на слово, Луи, — проговорил Говорящий. — И ее счастье берет нас под свою опеку. Если бы над полем солнечников не было туч, сейчас мы бы уже не разговаривали.

— Разумеется, — подтвердил Луи. — Однако, солнечники успели обжечь кзина. В небе Тила удобно ехала на десятый этаж эскалатором, а Луи взбирался пешком. А его ладонь, как и ладонь кзина еще болит, тогда как Тила отделалась только дыркой в багажнике скутера.

— Ее счастье лучше охраняет ее самою, а не нас, — добавил он.

— Это естественно. Тебя что-то беспокоит?

— Возможно…

Друзья Тилы никогда не рассказывали ей о своих заботах — она не понимала их. Тила не знала несчастной любви — мужчины оставались с ней, пока ей не надоедали.

Благодаря своим способностям, Тила иногда становилась другой, чем остальные женщины. Она, сама этого не сознавая, обладала непонятной силой… И именно эту женщину любил Луи…

— Но ведь и она меня любила, — пробормотал он. — А если она меня не любила…

— Я слушаю, Луи. Что ты сказал?

— Несс, это я сам с собой…

В чем же настоящая причина того, что Тила решила присоединиться к Луи и его пестрой компании? Почему ее счастье велело ей влюбиться в неподходящего мужчину, принять участие в тяжелой и опасной экспедиции, где им всем не раз грозила смерть? Это было бессмысленно.

На пульте что-то изменилось. Луи увидел, что Тила очнулась и подняла голову. Посмотрела, ничего не понимая, и ее взгляд наполнился ужасом.

— Спокойно, Тила, — проговорил Луи успокаивающе, — только спокойно… Все в порядке…

— Но… — начала она высоким, ломающимся голосом.

— Мы уже вылетели из этого. Глаз остался далеко позади. Оглянись.

Тила повернула голову и долго смотрела назад. Когда ее лицо появилось снова на экране, она стала уже значительно спокойнее.

— Несс, расскажи ей.

— Ты уже более часа летишь с четырехкратной скоростью, — отозвался Несс своим ласковым голосом. — Теперь тебе надо тормозить. И он объяснил, как уменьшить скорость скутера.

— Теперь возвращайся к нам. Поворачивай влево до тех пор, пока не увидишь основание Дуги.

— Не вижу ее. Надо, наверное, подняться над тучами. — Казалось, что она уже полностью владеет собой.

Луи бросил быстрый взгляд в темноту, но Глаз, голубой в голубом свете Дуги Неба, смотрел на них…

* * *

Из глубокой задумчивости Луи вывел голос Тилы.

— Да?

— Ты не злишься?

— Злюсь? — повторил Луи задумчиво. Конечно, то, что сделала Тила, согласно нормам, надо было оценить как безумие и страшную глупость. Он попробовал вызвать в себе гнев. Ничего не вышло.

Поступки Тилы Браун нельзя оценить нормальными критериями.

— Нет. А что, собственно говоря, ты там увидела?

— Я могла погибнуть, — проговорила с растущим гневом Тила. — Погибнуть! А тебе все равно!

— А тебе?

Она дернула головой, будто получила пощечину. Движение руки — и она исчезла.

Через минуту она появилась снова.

— Там была дыра! Дыра и темнота.

— Большая дыра?

— Откуда я знаю! — Тила снова исчезла.

Сначала рискует жизнью, а потом злится, что он недостаточно рассержен на нее…

Боялся ли он за Тилу Браун?

А может, он сошел с ума? Человек, проживший столько лет, может поверить во все… или ни во что. Везде таилось безумие.

— Нет! — Если Тила Браун избегает смерти только потому, что ударяется головой о пульт, то это нечто большее, чем просто случайность.

Почему «Обманщик» потерпел крушение?

Между скутерами Луи и кзина появился еще один.

— Привет, Луи! Рад вернуться к вам. Через полчаса, когда к нам присоединится Тила, мы будем в безопасности.

— С какой стати?

— Счастье Тилы будет нас охранять.

— Не будь так самоуверен. Ты считаешь, что то, что хорошо для Тилы, хорошо и для тебя.

— А почему бы и нет? Если мы в одной кабине, то удар метеорита опасен как для меня, так и для нее.

— Ну, а если ты летишь над местом, где Тила хочет приземлиться, а ты нет?

— Ерунда! Зачем бы Тиле приземляться на Кольце? Она даже не знала о нем, пока ей о нем не сообщили.

— Это все ее счастье! Значит, она должна была оказаться здесь и оказалась. Это ее счастье, что ты ее нашел.

— Но…

— Это ее счастье, что мы здесь разбились. Припоминаешь, как ты спорил с Говорящим, кто руководит экспедицией? Теперь ты знаешь, кто.

— Но зачем?

— Не имею понятия. — Луи пригладил свои отрастающие волосы.

— Меня это беспокоит, Луи. Что находится на Кольце такого притягательного? Ведь здесь опасно… Страшные бури, плохо запрограммированные автоматы, поля солнечников, непонятные туземцы…

— Ха! Понял! — воскликнул Луи. — Для Тилы не существует опасности. Понимаешь? Прежде чем что-либо предпринять, прими это во внимание.

Кукольник несколько раз открыл и закрыл свои рты.

— Что, это разве усложняет ситуацию? — засмеялся Луи. Решение загадки всегда только часть ответа. Если принять, что…

Кукольник пронзительно заверещал.

Луи молчал. Он не ожидал, что кукольник будет настолько потрясен. Несс кричал еще с минуту, потом спрятал свои головы под брюхом. Над пультом осталась только его густая грива.

Рядом с ней появилось лицо Тилы с обиженным выражением.

— Вы обсуждали меня, — утвердительно произнесла она без всякого выражения. — Но я не могу понять, в чем дело? Что с Нессом?

— Это я виноват. Испугал его. Как же теперь тебя найти?

— Не можешь ли ты показать мое местонахождение?

— Приборы для локации есть только на скутере кукольника. Вероятно, по той же причине, по которой он не объяснил нам, как включить дополнительные двигатели.

— Мне тоже так кажется. Луи, вы спрашивали, почему я сюда прилетела. Я прилетела потому, что люблю тебя.

Луи кивнул. Ясно, если Тила должна была прилететь сюда, нужен был повод. Она любила его потому, что так велело ее счастье. А он думал, что для него самого…

— Лечу над городом, — вдруг сказала Тила. — Вижу огни. Говорящий, наверное, нанес этот город на свою карту.

Звук и изображение вдруг исчезли с пульта Луи. — Он некоторое время всматривался в пустой экран, потом неуверенно позвал:

— Несс!

Тишина. Луи включил сирену. Появившиеся головки кукольника напоминали семейство змей, спасающихся из горящего зоопарка.

— Что случилось, Луи?

Появилась и физиономия кзина. Он тоже ждал объяснений.

— Тила пропала.

— Хорошо, — проговорил Несс и снова спрятал свои головы под брюхо.

Луи выключил сирену, немного переждал, затем включил ее снова. Кукольник отреагировал так же, как в первый раз. Но теперь Луи заговорил первым.

— Если мы не узнаем, что с ней случилось, убью тебя.

— У меня есть тасп, — проговорил кукольник. — Сконструирован так, что действует и на кзинов, и людей.

— Это меня не остановит.

— Остановит, Луи.

— Спорим?

Несс минуту подумал.

— Безопаснее будет попробовать спасти Тилу. Я забыл, что она твоя самка. — Одна из голов Несса посмотрела на пульт. Ее интерком не работает, и я не знаю, где она.

— Это значит, что ее скутер сломался?

— Да. Передатчик расположен у двигателя. Вероятно, скутер оказался в поле действия какого-то автомата, похожего на тот, который уничтожил наши коммуникаторы.

— Где она находилась в момент исчезновения?

— Я знаю направление, но не расстояние.

Скутеры отправились в нужном направлении. Через два часа они еще не видели никаких огней, и Луи стал опасаться, что они сбились с курса.

И вдруг он заметил огни.

— Стой! — прошептал он сквозь стиснутые зубы, сам не понимая, почему. Но кзин затормозил.

Они висели без движения, рассматривая город. Большие дома с округлыми окнами. Узенькие улочки. Некоторые дома все еще парили над землей.

— Другой стиль, — прошептал Луи. — Не такой, как в Зигнамукликлике.

— Небоскребы, — сказал кзин. — Зачем их ставить, когда вокруг столько места?

И еще они заметили блестящее оранжевое пятно довольно далеко от центра.

* * *

Они сидели у карты на втором этаже дома, напоминающего улей.

Говорящий потребовал, чтобы скутеры находились тоже в помещении. Свет прожекторов освещал зал.

— Когда составлялись записи на лентах, которые мы видели в Небе, это был один из самых больших городов Кольца, — объяснил кзин, показывая город на карте. — Он был прекрасно спланирован на берегу залива. Замок был построен значительно позже.

— Жаль, что у тебя нет плана этого города, — заметил Луи. В голове у него толпились хаотические мысли. «Может, она ранена. Может, лежит где-то, ожидая помощи».

Но по-настоящему он не мог в это поверить. Хотя все указывало на то, что скутер подвергся атаке какого-то автомата, который уничтожил двигатель и передатчик, а может, и весь скутер…

— Будем исходить из того, что счастье временно покинуло Тилу, — советовал кукольник. — Но из этого можно сделать вывод, что с ней ничего не случилось.

— Что? — удивился Луи. Ему показалось, что Несс подслушивает его мысли.

— Логика неумолима, Луи. Авария скутера могла закончиться ее смертью, но если она ее пережила, то с ней ничего не случилось, так как ее счастье снова начало действовать. Мы подождем до рассвета, потом осмотрим город.

— А потом?

— Если рефлекторы ее скутера все еще действуют, то раньше нас ее могут найти туземцы. Ведь она не знает, что такое опасность.

— Ты хочешь сказать, что днем мы ее не найдем. Ты прав, — согласился Луи.

— Нет, сначала мы должны обследовать днем этот город, — повторил Несс. Найдем туземцев — прекрасно. А нет — вечером начнем поиски.

— И она будет где-то лежать более тридцати часов. Ты — хладнокровный убийца! Проклятье! Оранжевое пятно — ведь это могла быть она. Горящие дома!

Говорящий сорвался с места.

— Ты прав. Надо осмотреть это место.

— Здесь я Находящийся-в-Наиболее-Безопасном-Месте.

— Повторяю, что…

— Мы находимся на потенциально враждебной территории, и я беру руководство на себя. — Говорящий уже сидел в скутере. — Отправляемся на розыски пропавшего члена экспедиции.

С этими словами кзин вылетел через открытое окно.

— Луи, я считаю, что это бунт, — объявил Несс. — Я остаюсь здесь.

Луи не ответил. Его скутер поднялся и присоединился к скутеру кзина.

* * *

Ночь была холодная. Блеск Дуги Неба заливал весь город. Два скутера понеслись в направлении оранжевого пятна, в сторону от освещенных небоскребов центра.

Дома, дома и снова дома. Нигде ни кусочка парка или сквера. Зачем строить здания так тесно, имея столько пространства?

— Снижаемся, пояснил кзин. — Если это просто уличное освещение, то возвращаемся. Не исключено, что Тила все же погибла.

— Хорошо, — ответил Луи. Про себя он подумал, что кзин стал слишком осторожен.

Где же была Тила? Раненая, мертвая или просто испуганная?

Они разыскивали цивилизованных жителей Кольца еще перед катастрофой «Обманщика». Может, они найдутся сейчас? Или они окажутся врагами? Что ж, все возможно.

Скутер начал поворот налево. Луи скорректировал курс.

— Луи, — неуверенно отозвался кзин, — мне кажется, что какие-то помехи… — И вдруг он закричал острым, приказным тоном: — Поворачивай! Немедленно!

Луи моментально исполнил приказ.

Скутер продолжал лететь вперед по прямой.

Луи изо всей силы жал на рулевое управление. Бесполезно. Скутер мчался к залитому светом центру города.

— Нас что-то схватило! — крикнул Луи. — Мы марионетки! — Всемогущий и всеведущий Мастер Марионеток двигал ими по сценарию, известному только ему одному. И Луи By знал его имя:

СЧАСТЬЕ ТИЛЫ БРАУН.

19. В западне

Практичный и трезво мыслящий кзин включил аварийную сирену. Луи размышлял, отреагирует ли, вообще, кукольник. Но в эту минуту интерком ожил:

— Да? Да? Что случилось?

— Нас атаковали, — спокойно проговорил кзин. — Скутеры вышли из-под контроля. Что ты можешь предложить?

Невозможно было понять ход мыслей кукольника. Его хватательные губы непрерывно двигались, но что это означало? Поможет ли он им? Или впадет в панику?

— Вы ранены?

— Нет, — ответил Луи. — Но мы ничего не сможем сделать. Даже выскочить. Летим слишком высоко и быстро.

— Так, — Несс немного подумал. — Какой-то сильный сигнал заглушает ваш след. Говорящий, прочитай указания приборов.

— Мне кажется, что мы летим к большому зданию в самом центре.

— Вижу его. Двойная башня с освещенной верхней частью.

— Правильно.

— Попробую вас вытащить. Луи, переключи управление на меня.

Луи выполнил указание.

В тот же момент скутер под ним рванулся назад, словно ему дали хороший пинок, после чего двигатель зарычал и замолк.

Спереди и сзади Луи выстрелили противоударные баллоны, сжимая его, как пара заботливых ладоней. Скутер падал.

Луи снова включил ручное управление. Никакой перемены.

— Говорящий, не выключай управление, — предупредил он спокойно. — Это ничего не меняет.

Торможение наступило внезапно и с огромной силой. Скутер перевернулся.

Луи By потерял сознание.

Когда он пришел в себя, он все еще висел вниз головой, удерживаемый в скутере противоударными баллонами. Ему казалось, что у него лопнет голова. В наполненном кровью мозгу появилась туманная фигура Великого Мастера Марионеток, который, ругаясь на чем свет стоит, распутывал веревочки, в то время как марионетка Луи By, дергался на сцене повиснув головой вниз.

Плавающее в воздухе здание было низким, широким и богато украшенным. Когда скутеры приблизились к нему, открылись широкие ворота и проглотили их.

Вдруг скутер кзина без малейшего усилия перевернулся вверх дном. Мгновенно выстрелили противоударные баллоны, спасая Говорящего от падения. Луи усмехнулся — он находился в этом положении уже довольно долго.

— Мне кажется, вас держит электромагнитное поле, — отозвался Несс. — Ты можешь потрогать двигатель?

— Сейчас, — ответил Говорящий. — Р-р-рр! Ты был прав. Двигатели сгорели. Хорошо, что это кресло не проводит тепла.

Вокруг них царила темнота. Луи попробовал нащупать выключатель прожекторов скутера и повернул его. Снопы света разорвали темноту.

Рядом с ними находилась еще пара различных машин: маленькие, на одного пассажира, большие, наподобие их скутеров и даже что-то вроде грузовика с застекленной кабиной.

— Свет, — заметил Говорящий, — это прекрасно.

Вступил в разговор Несс: — Думаю, что на вас напал какой-то автомат-сторож.

Луи посмотрел вниз. Пол имел вид громадной воронки, у стен которой находились небольшие камеры-ячейки. На дно, усеянное блестящими костями, вели спиральные ступеньки.

— Мне нужно побольше данных об этом помещении, — проговорил Несс. — Я вижу только часть закругленной стены.

Они начали по очереди описывать Нессу все, что видели вокруг, Говорящий тоже включил рефлекторы своего скутера. Стало совсем светло.

— Состояние этих машин и возраст скелетов указывает на то, что сюда уже давно никто не заглядывал, — объявил кзин.

— После того, как город опустел, сюда попала пара машин и все.

— Может быть, — ответил Несс. — Но кто-то вас подслушивает.

Луи прислушался, а Говорящий развернул свои уши-зонтики.

— Нужно использовать очень сложную технику, чтобы в замкнутом помещении перехватить направленный сигнал. Интересно, понимает ли он, о чем мы говорим?

— Ты знаешь, где он находится?

— Знаю только направление. Не исключено, что прямо над вами.

Луи попробовал посмотреть вверх, но ему это не удалось. Между ним и потолком находились баллоны и днище скутера.

— Я должен подумать, — объявил кукольник и начал петь. Он пел что-то классическое: то ли Бетховена, то ли Битлзов, а потом начались его собственные вариации.

Луи почувствовал голод, жажду, и сильную головную боль.

Наконец кукольник заговорил.

— Луи, это задание для тебя. Возьми лазер и прожги его лучом баллоны, находящиеся перед тобой. Когда почувствуешь, что падаешь, ухватись за него и переберись на дно скутера. Потом…

— Ты сошел с ума, Несс.

— Дослушай до конца. Потом ты должен будешь уничтожить автоматические приспособления, реагирующие на оружие. Их, вероятно, два. Одно у дверей, другое где-то в помещении.

— Понятно. Не волнуйся. Только как я буду взбираться по баллону?

— Может, ты думаешь, что Говорящий сделает это за тебя?

— А разве коты не умеют лазить?

— Мои предки были равнинными котами, — отозвался кзин. — И у меня еще не зажила ладонь. И, вообще, его предложение — это чистое сумасшествие. Он просто ищет предлог, чтобы покинуть нас.

Луи прекрасно это понимал. Вероятно, на его лице что-то отразилось, потому что Несс проговорил:

— Нет, я еще не покину вас. Подожду. Может, вы сможете предложить лучший план, а может, появится тот, кто нас подслушивал. Я подожду.

* * *

Через некоторое время Луи утратил чувство времени. Ничего не изменилось. Через интерком слышалось насвистывание кукольника, и это было все.

Он начал считать удары сердца. Семьдесят в минуту. Более-менее.

Через десять минут он проговорил:

— Семьдесят два. Минута. Что я делаю?

— Ты что-то сказал, Луи?

— Проклятие! Говорящий, с меня хватит. Лучше умереть, чем сойти с ума. — Луи начал освобождать руки.

— Луи, мы на военном положении. Приказываю тебе сохранять спокойствие и ничего не предпринимать.

— Очень жаль. — Луи вертелся, пробуя достать лазер. Рывок, отдых, еще рывок, снова отдых. Еще и еще. Наконец лазер оказался у него в руках. Он нажал на спуск.

Продырявленный баллон начал понемногу опадать, но тот, что был за плечами Луи, раздувался, заполняя освободившееся пространство. Луи поспешно спрятал лазер за пояс и крепко ухватился за оболочку.

Он почувствовал, что падает… крепко стиснул пальцы… а минутой позже уже висел на руках под скутером, над девяностофутовой пропастью.

— Говорящий!

— Да, Луи. Я могу проколоть тебе другой баллон.

— Да. Иначе никак не вскарабкаться наверх, а точнее на днище скутера.

Баллон вдруг запенился облаком легкого порошка: кзин не пожалел энергии.

— Черт побери! — пробурчал Луи.

Он начал взбираться. Сначала по остаткам баллона, и тут все шло хорошо. Но потом, когда он добрался до самого скутера, возникли проблемы. Машина заметно наклонилась в его сторону.

Он вцепился, как мог, в скутер, обнял его руками и ногами принялся раскачивать машину.

Говорящий что-то удивленно проворчал.

Луи почувствовал, что его начало мутить.

Еще один рывок, и скутер сделал полный оборот, потом качнулся вбок, и еще раз, и еще. Луи все еще находился в том же положении.

Скутер продолжал колыхаться, но он находился уже в нормальном положении. Наконец Луи решился посмотреть вниз.

Его рассматривала женщина.

Она казалась совершенно лысой, черты лица напоминали Луи ту резьбу, которая висела в банкетном зале Неба. Черты лица и выражение были монументально неподвижны, как у богини… или у мертвеца. А он мечтал только о том, чтобы где-нибудь спрятаться.

— Говорящий, за нами наблюдают, — проговорил Луи. — Передай Нессу.

— Минутку, Луи. Дай мне прийти в себя. Я наблюдал за твоими операциями.

— Ладно. Она совершенно лысая. Нет, у нее есть узкая прядь волос, достигающая плеч. Думаю, она Инженер. Или принадлежит к их расе. Все понял?

— Да. Луи, где ты научился так ловко совершать подобные упражнения? Кто ты, Луи?

Луи громко рассмеялся, и это отняло у него остаток сил.

— Говорящий, ты последователь религии Кдапта Красноречивого, — произнес он. — Признайся.

— Меня воспитывали в этой вере, но я плохо усвоил эту науку.

— Понятно. У тебя есть связь с Нессом?

— Да.

— Тогда передай: она находится футах в двадцати от меня. Сидит в чем-то наподобие застекленной будки и не отводит от меня взгляда.

Девушка что-то проговорила. Луи замолчал. Потом она снова что-то произнесла.

После этого изящно встала и ушла.

— Ей, видимо, надоело, и она ушла.

— Луи, Несс говорит, что он скоро появится здесь.

— А как же с автоматами?

Ответ пришел через несколько минут.

— Не будем с ними ничего делать.

Луи позволил своей голове упасть на холодную металлическую поверхность. Он почувствовал такое облегчение, что не осталось сил даже на разговор. Он знал, что если бы Несс не был уверен в полной безопасности, то никогда не появился бы здесь.

Луи задремал…

А проснулся от света прожектора.

Внутрь помещения торжественно вплывал вверх ногами кукольник.

— Привет, — процедил Говорящий. — Можешь повернуть меня в нормальное положение?

— Пока нет. Она еще не появлялась?

— Нет.

— Она придет. Люди очень любопытны.

Несс коснулся какой-то кнопки, и произошло чудо: его скутер сразу принял нормальное положение.

— Как? — только и смог выговорить Луи.

— Когда поле схватило меня, я все выключил. Луи, когда девушка вернется, будь к ней внимателен. Можешь вступить с ней в сексуальные отношения, если посчитаешь это нужным для нашей общей пользы. Говорящий, Луи — наш хозяин, а мы его слуги, понятно?

Луи громко рассмеялся.

— Не думаю, чтобы она была со мной приветлива, не говоря уже о большем. Она холодна, как ледниковые горы Плутона.

— Будет счастлива, как только посмотрит на нас, — ответил Несс. — Без нас ей здесь чего-то недостает. Если же она приблизится, то ей станет еще приятнее…

— Черт побери! — воскликнул Луи. — Все понятно.

— Хорошо. Между делом я немного подучил местный язык. Мне кажется, что выговор и грамматика у меня безупречны. Если бы я знал значение слов, которыми стану пользоваться.

* * *

Кзин молчал. Сначала он ругал Несса и Луи за то, что они не хотят ему помочь. Но уже давно устал и умолк.

Луи задремал.

Вдруг он услышал какой-то звон и моментально очнулся.

По ступенькам сходила девушка, звеня колокольчиками, прикрепленными у сандалий. Она была одета в длинное платье с несколькими большими карманами. Длинные черные волосы свисали ей на одно плечо.

Только спокойное благородство ее лица было прежним.

Она села и стала смотреть на Луи, затем принялась бросать в него оранжевые плоды. У Луи слюна заполнила рот. Однако поймать плод он не смог.

Внезапно появился скутер кукольника, который до сих пор укрывался за какой-то машиной.

Девушка улыбнулась.

Несс что-то громко произнес на языке Инженера.

Девушка не ответила.

Несс начал с самого маленького напряжения. Очень малого.

Он снова заговорил, и на этот раз получил ответ. Голос был холоден и мелодичен.

Голос кукольника мгновенно стал похож на голос девушки.

После чего начался урок языка.

Луи ничего не понимал. Время от времени он выхватывал какое-то слово. Через некоторое время девушка кинула Нессу плод, назвав его «Трамб».

Затем она поднялась и вышла.

— Ну и что ты нам скажешь? — спросил Луи.

— Ей, по-видимому, надоело, — ответил Несс.

— Умираю от жажды. Может, ты дашь мне этот трамб?

— «Трамб» — это только цвет его кожуры.

Несс вручил Луи плод.

Луи очистил его и вгрызся в сочную мякоть. Ему показалось, что он еще никогда не пробовал такой вкусной пищи!

— Она вернется? — спросил он, управившись с едой.

— Не знаю. Надеюсь, что да. Луи, может направить действие таспа на тебя?

— Нет. Я для нее дикарь, туземец. А кто же она?

— Не знаю. Она ничего не рассказывала об этом. Подождем.

20. Мясо

Несс решил осмотреть помещение. Луи скучал. Время тянулось очень медленно. Потом послышались шаги и звон колокольчиков. Несс, как мыльный пузырь, плавал среди металлического дома. Девушка опустилась на край платформы, рассматривая их с холодным вниманием. Потом лицо ее смягчилось, глаза расширились и углы губ приподнялись.

Несс что-то сказал.

Она немного подумала. Затем что-то ответила и опять вышла.

Скутер Несса поднялся вверх и приблизился к наблюдательной платформе. Кукольник легко перебрался на нее.

Навстречу ему вышла девушка. В одной руке она что-то держала (может оружие?), другая рука осторожно коснулась шерсти Несса.

Затем она повернулась и пошла вверх по лестнице. Пошла не оглядываясь, вероятно, считая, что Несс без раздумий отправится за ней. Что он и сделал.

— Хорошо, — подумал Луи. — Будь милым. Будь вежливым. Завоюй ее доверие.

Луи посмотрел на скутер кзина. Из-за зеленых баллонов выгладывала забинтованная ладонь и оранжевая физиономия с закрытыми глазами. Может, он уже мертв?

* * *

Внезапно Луи почувствовал, что его скутер мягко колыхнулся.

Что-то происходило… Машины одна за другой опускались на пол камер…

Скутер Луи завертело в каком-то водовороте электромагнитного поля и тяжело ударило о твердую поверхность. Луи вывалился из скутера и откатился от него на несколько футов.

Тяжело дыша, он лежал на боку. Потом почувствовал, что умирает от жажды. Поднялся и на негнущихся ногах поковылял на поиски воды.

Скутеры кзина и Луи приземлились на четвертом круге, считая от низа. Остальные два скутера лежали на третьем круге.

Чувствуя, как при каждом шаге у него подгибаются ноги, Луи спускался по лестнице. Пульт управления скутером кукольника был совсем не похож на пульт его скутера. Но самой нужной вещью сейчас была найденная гибкая прозрачная трубка.

Вода была дистиллированная, теплая и имела какой-то странный привкус, но, несмотря на все, она была прекрасна.

Потом он попробовал и кирпичики из регенератора питания. Но их вкус был уж слишком непривычен, и он решил не рисковать.

Воду для Говорящего Луи принес в своем ботинке — единственном сосуде, который имел. Осторожно влил ее в рот кзина. Тот проглотил ее, но в сознание не пришел.

Потом Луи улегся и закрыл глаза.

После всего происшедшего он должен был заснуть мертвым сном, но что-то не давало ему покоя.

— Черт побери! — вдруг пробормотал он и вскочил с пола.

Его скутер с продырявленными баллонами. Рядом скутер кзина и сам кзин. Ниже скутер кукольника. И четвертый скутер. Скутер Тилы.

Скутер без баллонов, значит, она должна была выпасть, когда скутер перевернулся.

Несс говорил, что «счастье Тилы не является безошибочным». А Говорящий добавил: «Если бы ее счастье обмануло ее хоть раз, она бы уже была мертва».

И она уже мертва. Без малейшего сомнения.

Как она сказала? «Приехала с тобой, потому что люблю тебя».

Лучше бы мы не встретились никогда…

Луи свернулся в клубок и заснул…

Когда он проснулся и открыл глаза, то увидел кзина.

— Луи, ты пробовал есть корм кукольников? — спросил он. — Мне совсем нечего есть.

У Луи волосы встали дыбом, когда он увидел этот горящий голодный взгляд.

— Знаешь, у тебя тоже есть еда, — проговорил он самым спокойным тоном. — Вот только не знаю, захочешь ли ты ею воспользоваться.

— Ты же знаешь, что нет. Это дело чести, и я скорее умру с голоду.

— Ну что ж, — Луи повернулся на другой бок и сделал вид, что засыпает.

Когда же через несколько часов он проснулся, то понял, что на самом деле заснул. Его подсознание вполне доверяло кзину. Раз он сказал, что скорее умрет с голоду, значит, умрет.

— Говорящий! — крикнул Луи.

Никто не отзывался. Луи прошел к одной из камер и заглянул в нее: кровать, небольшой туалет и… дневной свет, падающий через окно.

Слева и справа тянулся берег. А впереди — океан. Безбрежный, исчезающий за горизонтом…

С правой стороны надвигалась ночь. Загорелись действующие еще фонари освещения. Город и порт накрывала темнота.

Говорящий лежал на кровати. Луи усмехнулся: воинственный кзин выглядел во сне как сама невинность. Пусть спит — сон лучше всего лечит раны. А может, он заснул, чтобы не чувствовать голода?

Луи тихо вышел.

В темноте он отыскал скутер кукольника и, не обращая внимания на вкус, проглотил зеленый кирпичик.

Потом снова включил прожектор в скутерах.

Где же задержался Несс?

Он вполне мог оставить их, если почувствовал какую-то опасность. И у него было, по крайней мере, два повода, чтобы поступить именно так…

Говорящий наверняка предпримет еще попытки завладеть «Счастливым случаем», чтобы люди не получили гиперпространственного двигателя.

Кроме того, они оба: Луи и Говорящий слишком много знали. Сейчас, когда Тила мертва, только они знали о вмешательстве кукольников в развитие их рас. Звездные Семена, Лотерея Жизни…

Луи уже не в первый раз думал об этом… Однако все, что он сейчас мог сделать — это сидеть и ждать.

От нечего делать Луи взял дезинтегратор, пробил стенку в соседнюю ячейку и сразу почувствовал страшный смрад. Тут кто-то умер.

Следующая ячейка оказалась пустой, и Луи остался в ней. Через некоторое время он обошел колодец и вошел в камеру на противоположной стороне. Из ее окон прекрасно был виден неподвижный, грозный Глаз Неба.

Через некоторое время он заметил рядом с глазом какой-то небольшой треугольник.

Что это могло быть? Треугольник виднелся в серебряном тумане горизонта, а это означало, что там еще был день.

Луи взял бинокль. Неправильный треугольник зеленовато-коричневый внизу и грязно-белый вверху… Кулак Бога. Он был значительно больше, чем Луи думал ранее… Тот факт, что он был виден с такого расстояния, свидетельствовал, что гора имела фантастические размеры, ее большая часть находилась над атмосферой.

С момента начала пути их скутеры пролетели более ста тысяч миль высоты.

Луи протяжно присвистнул и снова поднес бинокль к глазам.

* * *

Послышался шум. — Привет, Луи! — закричал Говорящий, размахивая окровавленной тушей какого-то животного, размерами с козу. Он жадно отгрызал огромные куски и заглатывал их.

Говорящий показал ему оторванную заднюю ногу и крикнул:

— Это для тебя! Иди скорее. Несс не хочет видеть, как мы едим. Он в моей камере рассматривает порт и море.

— Пусть он перейдет в мою камеру, — предложил Луи. — Знаешь, Говорящий, здесь виден Кулак бога. На вершине горы не снег, а только…

— Луи, иди ешь!

Луи почувствовал, как его рот наполнился слюной.

— Как это можно зажарить?

Это было исполнено с помощью лазера.

— Мм, мясо на самом деле не совсем свежее, — заметил кзин, критически глядя на Луи. — Но зачем же его так жечь?

Луи начал есть, ощущая на себе взгляд кзина, который не понимал, как можно так тщательно пережевывать каждый кусок. Луи, однако, казалось, что он глотает мясо, как зверь. Голодный зверь.

* * *

Чтобы не шокировать кукольника, остатки мяса выбросили через окно, после чего собрались у скутера Несса.

— Она уже зависит от таспа, — объявил Несс. — Он с трудом дышал из-за запаха сырого мяса.

— Ты узнал, зачем она нас поймала?

— Да. И еще: она принадлежит к экипажу космического корабля.

21. Девушка с края Кольца

Ее имя было Харлоприллалар Хетруфан, и она уже двести лет входила в состав экипажа космического корабля «Пионер». Так, после некоторого раздумья, перевел его название Несс.

«Пионер» обслуживал дальнюю линию на четыре солнечных системы: пять планет с кислородной атмосферой. Рейс длился двадцать четыре года, причем «год» не имел ничего общего с Кольцом — это была традиционная мера времени, принесенная с одной из родительских планет.

Перед постройкой Кольца две планеты были очень густо населены, но теперь там никто не жил. Там остались только руины городов, частично скрытые растительностью.

Харлоприллалар сделала уже восемь рейсов. На некоторых планетах росли нужные растения и обитали животные, служившие источником мяса.

— Не могу понять, чем она занималась, — признался Несс. — Она не знакома с управлением машинами. Экипаж «Пионера» состоял из тридцати шести человек — это очень много. И она не могла заниматься чем-либо, имевшим непосредственное влияние на судьбу корабля. Она для этого недостаточно развита.

— А каким был состав корабля, ну сколько там мужчин и сколько женщин?

— Там было три женщины…

— Тоща можешь не ломать голову насчет ее обязанностей.

Рейс длился многие годы, и вдруг Кольцо перестало отвечать на вызовы «Пионера».

Так как на планетах, которые посещал «Пионер», не было электромагнитных машин, предназначенных для приземления, корабль возил в себе топливо для этих целей. Так что корабль мог самостоятельно приземлиться. Вопрос был только в том: где?

На поверхности Кольца невозможно: лазерные установки разбили бы корабль в порошок.

Ни один из портов не прислал ответ на запрос о посадке.

Возвращаться на одну из покинутых планет? Это было бы равносильно организации новой колонии из тридцати шести человек.

— Они не могли принять решения и впали в панику, — продолжал Несс. — На корабле начался бунт. Пилот успел забаррикадировать рубку и посадил корабль в одном из портов.

Луи почувствовал, что на него кто-то смотрит. Это была девушка.

Она не отрывала глаз от них. Одна из голов Несса тоже не спускала с нее взгляда. Вероятно, в этой голове находился тасп.

— Затем они покинули корабль, — продолжал Несс. — И только тогда поняли, в каком положении оказались. «Чилтанг брен» была неисправной, я не знаю перевода этого понятия, однако понял, как это приспособление действовало.

Так вот они находились с обратной стороны стены высотой в тысячу миль. «Чилтанг брен» возбуждал поле, в которое материя Кольца пропускала любые предметы. В том числе органику. Когда эта машина действовала…

— Это осмотический генератор, — прервал его Луи.

— Может быть. Когда этот генератор действовал, воздух медленно просачивался на внешнюю сторону. А люди в скафандрах шли как будто навстречу сильному ветру. Большие предметы перевозились тягачами.

— А как перевозили сгущенный воздух?

— Его производили на месте, снаружи.

Действительно, Кольцо имело дешевую технологию переработки первичных атомов. Например, в порту находился гигантский завод по переработке олова в кислород и азот. В качестве сырья бралось олово, потому что его легко перевозить и хранить.

Осмотические генераторы при их поломке не создавали никакой опасности, только проход оказывался закрытым.

В том числе и для возвращающихся космонавтов.

— И для нас, — добавил Говорящий-со-Зверями.

— Не торопись, — попросил Несс. — Похоже на то, что этот «Чилтанг брен» — это именно то, что нам нужно, — он произнес это название так, будто оно начиналось с чиха. — Создавая осмотическое поле непосредственно под «Обманщиком», можно было бы перевести его на наружную сторону Кольца.

— И застрять в противометеоритной губке, — добавил Говорящий. — Хотя нет, там мы могли бы воспользоваться дезинтегратором.

— Но ведь Халоприллалар…

— Ох, говори просто Прилл, — предложил Луи.

— Прилл находится здесь!

Несс рассказывал дальше.

— Специалисты экипажа смогли исправить «Чилтанг брен», хотя на это и ушло несколько лет. Во время работы произошел несчастный случай. Неконтролируемый осмотический луч упал на «Пионер». Два человека тут же погибли, а еще семнадцать получили сильное повреждение мозга — стали дебилами.

Остальные шестнадцать прошли через стену Кольца.

И оказались в дикой, первобытной стране.

Через несколько лет часть из них решила вернуться на «Пионер». Во время перехода «Чилтанг брен» сломалась, замыкая четырех из них в стене. И это был конец. Они понимали, что никогда не найдут необходимых для ремонта деталей.

— Не понимаю, каким образом падение цивилизации произошло так быстро, — спросил Луи. — Один рейс «Пионера» длился двадцать четыре года, так ведь?

— Двадцать четыре года согласно субъективному времени корабля. Полетная трасса корабля составляла триста световых лет. За это время могли произойти любые перемены. Правда, общество, в котором жила Прилл, было достаточно стабильным.

— Откуда Прилл знает, что «Чилтанг брен» нельзя отремонтировать?

— Сейчас объясню. Представьте себе опустевшую планету — родину Строителей Кольца. Она заполнена мусором — ненужными упаковками, испорченными машинами, порванными книжками, разорванными микрофильмами. Океаны стали огромными свалками, в том числе и радиоактивных веществ.

Ничего удивительного, что существа, живущие на планетах, приспособились к новым условиям. Они научились жить благодаря мусору.

— Когда-то нечто подобное происходило на Земле, — сказал Луи. — Были дрожжи, питающиеся полиэтиленом.

— Вообразите десять таких планет, — продолжал Несс. — Бактерии приучились питаться соединениями олова и цинка, пластиками, красками, изоляцией и так далее.

Это бы не имело никакого значения, если бы на их корабле не оказалась плесень, способная питаться внутренней частью полупроводника, который применялся для множества сложных приборов.

Плесень развивалась медленно. Но с кораблями прибывали новые разновидности этой плесени, более стойкие и жизнеспособные.

И начали происходить аварии. Гибли космические корабли, отказывали «Чилтанг брен», взрывались хранилища энергии.

— Хранилища энергии?

— Энергия производилась на черных прямоугольниках, а потом направленным лучом передавалась на Кольцо.

— Но ведь можно было изготовить новый полупроводник — отозвался кзин.

— Ты прав. Более молодое общество выдержало бы. Однако это погибло. Большая часть руководителей оказалась под обломками падающих с неба зданий.

Для экспериментов нужна энергия, а ее уже не было. Остатки ее были использованы для освещения улиц, удержания в воздухе летающих зданий и других маловажных целей. И цивилизация погибла…

— Не было гвоздя, подкова упала, не было подковы, кобыла захромала… — пробормотал Луи.

— Я знаю эту историю, но здесь все же можно было спасти цивилизацию, — объявил кукольник. — Нам же теперь нет никакой необходимости добираться до края Кольца.

— Таким образом, исчез последний шанс на спасение, — уточнил Говорящий. — Наши скутеры испорчены, а один из членов экипажа пропал.

— Погиб, — глухо проронил Луи. Когда остальные с удивлением посмотрели не него, он показал на скутер Тилы.

— Да. Ее счастье не было безошибочным, иначе она никогда бы не попала с нами на Кольцо. — Несс замолчал, а через некоторое время добавил: — Сочувствую тебе, Луи.

— Нам будет ее не хватать, — прошептал кзин.

Луи кивнул. Он должен был чувствовать сильное горе, но происшедшее в центре Глаза изменило его отношение к ней — она стала казаться ему более чуждой, чем Несс и Говорящий. Она стала мерещиться Луи мифом, а кзин и кукольник были реальны.

— Нужно найти новую цель, — проговорил Говорящий.

— Нам нужно найти способ вывести «Обманщик» с Кольца. Но у меня нет никаких предложений.

— У меня есть, — сказал Луи.

— Уже? — с удивлением поинтересовался кзин.

— Я еще немного подумаю. Во всяком случае, нам нужна какая-нибудь машина…

— Может мы сделаем сани из стены здания, а скутер кукольника повез бы их?

— Я хочу предложить кое-что получше. Уверен, что смогу уговорить Халоприллалар показать мне работу машин, управляющих этим зданием.

— Попробуй, — кивнул Луи.

— А ты?

— Мне нужно подумать.

* * *

Внутри здание было заполнено оборудованием. Часть машин удерживала его в воздухе, остальные осуществляли вентиляцию, конденсировали воду и так далее.

Через два часа непрерывной работы Несс поднял голову.

— Я не смог переоборудовать управление так, чтобы здание двигалось горизонтально, — объявил он. — Но мне удалось выключить приспособление, удерживающее его на одном месте. Здание может двигаться по ветру.

Луи усмехнулся.

— Или за буксиром. Привяжем его к твоему скутеру.

— Совсем не обязательно. Двигатель моего скутера может работать и внутри здания.

Несс что-то сказал Прилл на языке Инженеров и снова обратился к Луи:

— Здесь хранится запас ультратвердого пластика. Зальем им скутер, оставляя только рубку и пульт. Ведь если скутер вырвется, я могу погибнуть.

— Беремся за работу.

* * *

Луи отдыхал, лежа на спине и всматриваясь в выпуклое окно, занимавшее весь потолок и часть стены.

Вероятно, эта спальня когда-то составляла часть апартаментов губернатора. Сейчас здесь была рубка. Скутер кукольника был помещен в один из шкафов и залит быстротвердеющим пластиком.

— Кулак Бога, — проговорил в темноту Луи. — Тысячемильной высоты… он не закончил фразу.

Луи внезапно сел, как будто его что-то укололо.

— Нить с черных прямоугольников! — крикнул он.

В спальню проскользнула какая-то тень. Луи замер. Дух Тилы Браун? Галлюцинация? В темноте были едва заметны плавные движения и изящный силуэт женщины.

Черты лица в темноте невозможно было рассмотреть. Тонкая, мускулистая, как профессиональная танцовщица с высокой, тяжелой грудью.

— Уходи, — тихо сказал он, снимая ее руки со своих плеч.

Прилл погладила его по спине кончиками пальцев, коснулась какого-то места на груди, потом еще раз… и при каждом ее прикосновении Луи пронзала волна страсти.

Прилл ожидала, пока он разденется. Теперь он применил бы силу, если бы она друг вздумала уйти.

Однако какая-то часть разума сознавала, что он лишь марионетка в руках Прилл.

Но это не имело никакого значения.

Лицо Прилл было все так же непроницаемо.

* * *

Когда все закончилось, он сразу заснул, не проследив, как она ушла.

Проснулся Луи с вопросом: «Зачем она это сделала?»

— Не будь таким рассудительным, — тут же ответил он сам себе. — Вероятно, она уже давно одинока. Давно не имела возможности применять свои способности.

Способности… Ее знание анатомии оставило бы в замешательстве любого профессора. Докторская степень по проституции? Луи мог узнать специалиста, независимо от его профессии. Прилл была специалистом высокого класса.

Необходимо только прикоснуться к нервным окончаниям в нужной очередности, чтобы вызвать необходимую реакцию. Некто, вооруженный таким знанием, может сделать человека послушной куклой…

…танцующей на ниточках счастья Тилы Браун.

И он понял. Ответ был уже так близок, что он удивился.

* * *

Несс и Харлоприллалар появились в дверях морозильника. Они тащили за собой тело нелетающей птицы, завернутое в какую-то ткань. Это было прихотью Несса, который не хотел касаться мертвого тела.

Луи заменил Несса, кивнул головой в сторону Прилл и спросил:

— Как ты думаешь, сколько ей лет?

— Не знаю, — сразу ответил Несс.

— Она пришла ко мне ночью, — сообщил Луи. — Наверное, ты знаешь, что то, что люди делают для воспроизводства, делают и для удовольствия?

— Знаю.

— Этим мы и занимались. У нее не менее трехсот лет практики.

— Это правдоподобно, Луи. У них есть средство, которое действует лучше нашего восстановителя. Одна его порция возвращает пятьдесят лет молодости.

— И сколько же порций приняла она?

— Не знаю, Луи. Знаю только, что сюда она пришла пешком.

— Пешком? Откуда?

— С края Кольца.

— Двести тысяч миль?

— Да.

— Что же с ними произошло? Ты должен мне это рассказать.

— Я спрошу ее.

И кукольник шаг за шагом начал перевод ее рассказа. Выглядело все следующим образом.

* * *

Первая группа варваров, на которую они наткнулись, приняла их за богов.

Это позволило им решить одну из главных проблем — те несчастные, которым осмотический луч поразил мозг, могли остаться под опекой жителей разных деревень. Они вызывали чувство уважения и любви, а из-за своего младенческого разума не могли использовать свою власть для непорядочных целей.

Оставшиеся разделились на две группы: одна пошла пешком по ходу вращения Кольца, другая — в противоположную сторону. Если бы какая-либо из групп встретила бы следы цивилизации, то должна была разыскать и уведомить другую группу.

Все принимали их за богов. Все, кроме других богов. Все они применяли средство для омоложения, все ждали спасения, и никто не думал о том, чтобы самим начать восстанавливать цивилизацию.

Однажды их группа наткнулась на город, в котором тлели искры древней цивилизации. Путем обмена удалось получить большую автомашину за неправдоподобно большое количество эликсира молодости.

Однако через некоторое время машина испортилась. Никто не хотел идти дальше. Путешествие богов завершилось в одном из разрушенных городов.

Но у Прилл была карта, и она знала, что ее родной город находится сравнительно недалеко. Она уговорила одного из мужчин отправиться с ней туда.

Через некоторое время он ей надоел, и Прилл пошла дальше одна. Она использовала свое «божественное» происхождение, а там, где это не помогало, продавала небольшое количество эликсира. Если же и этого оказывалось мало… у нее был еще какой-то способ, которым она подчиняла людей. Она попробовала мне объяснить, но я не понял.

— Я знаком с этим способом, — успокоил его Луи. — Это что-то вроде таспа.

— Так она добралась до своего родного города. Устроилась в здании полиции, которое почти без разрушений приземлилось на одной из площадей города. Ей удалось поднять это здание в воздух. Оказались в порядке и генераторы защитного поля, которое и поймало нас в ловушку. Она надеялась таким образом найти кого-то, кто пережил падение цивилизации.

Луи нахмурился. Тело птицы уже было внизу, и Говорящий занялся им.

— Мы можем уменьшить вес здания наполовину, — предложил Луи.

— Каким образом?

— Следует избавиться от нижней части здания. Но прежде надо познакомить Прилл с Говорящим.

— Попробую.

22. Странник

Так как Харлоприллалар все еще панически боялась Говорящего, Несс постарался усиливать действие таспа, как только оранжевый силуэт кзина показывался поблизости. Однако до сих пор и Прилл, и сам кукольник избегали Говорящего.

Именно поэтому на наблюдательной платформе находились только Луи и Говорящий.

— Начинай! — скомандовал Луи.

Говорящий включил лазер. На стене появился ослепительный блик. Он полз по стене, оставляя за собой кроваво-красный след.

Когда упал первый кусок, здание закачалось. Луи изо всех сил вцепился в ускользающий пол. Через отверстие в стене он увидел улицы города, людей.

Он разглядел деревянный алтарь, а на нем модель Небесной Дуги. Люди разбегались.

— Откуда здесь люди? — удивился Говорящий. — В центре разрушенного города, далеко от полей.

— Они приносили дары своим богам и своей богине Харлоприллалар. Благодаря им у нас есть пища. Почему это тебя волнует?

— Они могли погибнуть.

— Слушай, Говорящий, мне показалось, что там внизу, я видел Тилу.

— Чепуха, Луи. Как ты думаешь, мы можем испытать действие наших двигателей?

Скутер кукольника был почти полностью закрыт полупрозрачным слоем пластика. Несс занял место за пультом, через окно открывался прекрасный вид на город: порт, стройные башни, буйные джунгли, которые когда-то были городским парком. Все это простиралось в тысяче футов под ними.

Луи зажмурил глаза…

«Чувствуя на себе взгляды верного экипажа, капитан героически остановился на своем посту. Двигатели могли в любой момент взорваться, но это неважно. Необходимо было остановить военные корабли кзинов, пока они не приблизились к Земле, неся смерть и разрушение!»

— Все это бессмысленно, — сказал Луи.

— Почему?

— Летающий замок! Я только сейчас понял, какое это сумасшествие!..

Здание вновь заколыхалось, и Луи оперся о стену: кукольник включил двигатели.

Город начал медленно проплывать за окном. Через некоторое время Несс выключил ускорение: они летели со скоростью ста миль в час.

— Куда мы летим, Луи? — поинтересовался кукольник.

Луи не отвечал.

— Луи! Куда мы летим? И я, и Говорящий не в курсе твоих планов.

— Возвращаемся обратно.

— Очень хорошо. Тем самым курсом?

— Да. Прямо на Глаз. Там сделаем разворот на сорок пять градусов в направлении, противоположном вращению Кольца.

— Хочешь вернуться к Небу?

— Да.

— Мы будем там через тридцать часов. А что потом.

— Посмотрим.

— Мне кажется, что пожиратель листьев весьма неохотна подчиняется твоим приказам, Луи, — заметил Говорящий-со-Зверями.

Неподалеку от них тихо ворчал скутер кукольника. За окном проплывал красивый пейзаж. Сверху равнодушно смотрел Глаз, приближаясь к ним с каждой минутой.

— Он сошел с ума, — ответил Луи. — Надеюсь, что хоть ты остался здравомыслящим.

— Луи, если у тебя какая-то цель, я присоединюсь к тебе. Однако я должен знать, придется ли нам сражаться или нет, и, вообще, хоть что-то знать.

— Хорошо сказано.

Говорящий ожидал.

— Мы возвращаемся за нитью, которая соединяла черные прямоугольники, — наконец проговорил Луи, — за той нитью, которую разорвал «Обманщик». Она упала на город, и сейчас там, наверное, лежат тысячи миль этой проволоки.

— Зачем она нам?

— Нужно сначала добыть ее. Если Прилл хорошенько попросит, а Несс применит свой тасп, нам ее отдадут.

— А потом?

— А потом мы постараемся определить, на самом деле и я тоже сошел с ума или нет.

Дом продвигался вперед, как громадный летающий теплоход. В любом космическом корабле никогда не было столько свободного места. Шесть этажей в их полном распоряжении!

Однако, встречались и неприятности. Запасы пищи ограничивались мороженым мясом и фруктами, не считая кирпичиков из скутера кукольника. Однако Несс заявил, что в его кирпичиках нет питательных веществ, необходимых для Луи или Говорящего.

Таким образом, рацион Луи был однообразен: кусок печеного мяса или оранжевые фрукты.

Кроме того, у них не было воды.

И не было кофе.

Луи уговорил Прилл, чтобы она принесла несколько бутылок здешнего алкоголя, и они устроили в рубке кристины корабля. Кзин тактично забился в самый дальний угол, но Прилл все равно села у дверей. Никто не согласился с предложением Луи назвать их новый корабль «Невозможный». Поэтому он получил названия на четырех языках — каждый дал свое.

Вино было… в лучшем случае кислое. Говорящий не сумел проглотить ни глотка, а Несс и не пытался. Но Прилл одолела целую бутылку, а остальные снова спрятала.

Сделали перерыв на обед. Несс ел в одиночестве, чтобы не видеть, как Луи и Прилл едят жареное мясо, а кзин — сырое.

После еды занялись изучением языка. Все занимались с удовольствием, кроме Луи.

— Луи, но ведь необходимо выучить этот язык! Нам не раз придется вступать в контакт с туземцами.

— Знаю, знаю. Но мне языки всегда давались с трудом.

Наступила ночь, и Луи потребовал перерыв.

До Глаза оставалось еще десять часов пути.

* * *

Луи дремал, когда пришла Прилл. Он почувствовал ее прикосновение и притянул к себе.

Она отстранилась.

— Скажи, ты у них вождь? — спросила она на языке Инженеров.

— Да, — ответил Луи, поскольку сложившаяся ситуация была слишком сложна для объяснений.

— Прикажи двухголовому отдать мне его прибор.

— Какой прибор?

— Его машину, которая делает меня счастливой. Я хочу ее. Отбери ее у него.

Луи рассмеялся.

— Ты хочешь меня? Тогда дай мне машину.

Она не могла оказать на кукольника никакого влияния. Но могла — как ей казалось — оказывать влияние на Луи. Она считала его туземцем, человеком, родившимся после падения городов, не принимавшим пока эликсира. Молодым.

— Ты совершенно права, — признал Луи. Прилл сжала кулаки, услышав в его голосе явную иронию. — В твоих руках любой тридцатилетний парень был бы воском. Но мне несколько больше…

И снова засмеялся.

— Машина. Где она?

Луи подыскивал слова.

— Голова. Внутри.

Прилл зло фыркнула, она поняла, что не получит таспа. Повернулась и без слов вышла.

Луи с трудом удержал себя от того, чтобы отправиться вслед за ней. Он до этого и не представлял, насколько сильно желает ее.

* * *

Луи заснул.

Когда он через некоторое время очнулся, над ним наклонилась Прилл, дотрагиваясь кончиками пальцев до каких-то точек на груди и животе. Она играла на нем, как на инструменте.

— Ты будешь совсем мой, — ее голос дрожал, но это была не дрожь страсти, а ощущение бесконечной власти над мужчиной.

Прикосновение ее тела было сладким, как сироп. Она давно узнала один из старейших секретов мира: любая женщина несет в себе тасп, и, если она научится им владеть, для нее не будет ничего невозможного…

И вдруг что-то произошло. Выражение ее лица оставалось прежним, но Луи почувствовал перемену в ее движениях, которые становились все быстрее, резче, пока они не достигли кульминации. Луи уже не был безвольным инструментом в ее руках. Теперь они играли дуэтом.

Прилл изменилась, и Луи догадывался почему.

* * *

Утреннее небо все еще затягивали тучи. Дождь заливал окно, а ветер свистел за стеной. Глаз был рядом.

Луи оделся и вышел из рубки.

В холле топтался Несс.

— Эй! — позвал его Луи.

— Да, Луи!

— Что ты сделал с Прилл?

— Луи, ты должен меня благодарить. Она хотела завладеть тобой. Я все слышал.

— Ты применил тасп!

— Да, я дал на три секунды малую мощность. Теперь она будет зависеть от тебя, а не наоборот.

— Ты чудовище! Прилл такой же человек, как я, и не должна ни от кого зависеть!

— А как быть с тобой?

— Мне ничего не грозило. Прилл не смогла бы меня подчинить.

— Луи, не подходи ко мне! Не подходи!

— Ты не имел права! — Луи, конечно, не собирался нападать на кукольника. Но кулаки его были сжаты, и он сделал еще шаг вперед.

…и вдруг он впал в такой экстаз, который трудно описать словами.

И при этом он прекрасно сознавал, что Несс включил тасп.

Обессиленный этим необычным чувством, он слабо замахнулся и ударил Несса.

Результаты были поразительными. Несс отшатнулся и выключил тасп.

И в ту же секунду Луи ощутил всю печаль мира. Он повернулся и пошел, не зная куда.

Луи в отчаянии спускался по ступенькам лестницы. Он прекрасно понимал, что Несс сделал с Прилл. Он когда-то видел тех, кто долгое время злоупотребляли действием таспа.

В эту ночь Прилл предприняла последнюю попытку вырваться из-под действия чудесных и ужасных чар таспа.

А сейчас Луи понял силу того, с чем пыталась бороться Прилл.

Когда Луи оказался на платформе, на него налетел ветер, принесший с собой тугие струи дождя. Он понемногу приходил в себя и начал выбираться из бездонной ямы отчаяния, в которой он оказался после отключения таспа.

— Я обязан ее спасти, — решил он. Но как? Пока не ощущалось никаких признаков депрессии… Но как быть уверенным в том, что она в любой момент не шагнет в окно? Как спасти ее?

Зависимость от таспа таилась в подсознании. Если бы Прилл приняла порцию эликсира, то память о таспе исчезла бы. Но это сейчас невозможно — она нужна им, нужны ее знания машин «Невозможного». Никто не сможет заменить ее.

Нужно заставить Несса прекратить включать тасп.

И вдруг до сознания Луи дошло то, что он уже давно наблюдал.

Машина, напоминающая небольшую стрелу с узкими щелями окон, находилась футов на двадцать ниже платформы. Она боролась с бешеным ветром, захваченная электромагнитным полем, которое никто не потрудился выключить.

Луи помчался вверх по лестнице, громко призывая Прилл.

Увидя ее, Луи потащил за собой, так как не знал слов и не мог описать происходящее. Заметив машину, Прилл кивнула и поспешно направилась в рубку.

Через минуту стрела причалила к краю платформы. Первый пассажир выполз на четвереньках, борясь с порывами бешеного ветра.

Это была Тила Браун. Луи даже не удивился. Второй пассажир выглядел так, словно сошел со страниц комикса. Луи не выдержал и расхохотался. На лице Тилы появилось выражение удивления и обиды.

Они пролетели Глаз. Ветер врывался через лестничную клетку и гулял по коридорам.

Все собрались в рубке. Друг Тилы беседовал в углу с Прилл, которая, однако, старалась не выпускать из поля зрения Говорящего. Остальные собрались возле Тилы, слушая ее рассказ.

Когда скутер Тилы попал в сферу действия электромагнитного поля, все приборы отказали. Тилу спасло то, что скутер был окружен силовым полем, действие которого продлилось еще несколько секунд. За это время скорость скутера упала ниже запрещенной, и поле выпустило его. Двигатель остался неповрежденным.

Но Тила больше не хотела рисковать. Она снизилась, высматривая место для посадки. Она увидела улицы, залитые светом, падающим из овальных окон. Скутер приземлился и Тила вышла из него. И именно в этот момент скутер взлетел, а когда она посмотрела вверх, скутер уже исчез.

Это было выше ее сил. Тила села и заплакала.

Как долго это длилось, она не знает. Она боялась уйти, так как знала, что ее станут искать. А потом… пришел ОН. Тила кивнула на своего товарища. Он был удивлен и задал ей какой-то вопрос, но она его не поняла. Потом незнакомец попытался ее утешить. Тила была счастлива, что есть кто-то, желающий помочь ей.

Луи кивнул. Он понимал, что Тила может довериться первому встречному, и с ней ничего не случится.

Следовало признать, что спутник Тилы производил сильное впечатление. Это был герой. Не было нужды представлять себе, как он сражается с драконами. Достаточно было увидеть его фигуру, оплетенную змеями мышц, короткий меч и будто высеченные из камня черты его мужественного лица.

Он был старательно выбрит. В нем должна была течь кровь Инженеров.

Вся его одежда состояла из короткой юбки и шкуры какого-то зверя.

— Он накормил меня, — продолжала Тила, — и защищал меня. Вчера на нас напали четверо, и он расправился со всеми! И он учит международный язык.

— На самом деле?

— Ему очень легко даются языки.

— Ну, это удар ниже пояса…

— Что?

— Ничего, ничего. Продолжай рассказ.

— Он уже стар, Луи. Когда-то принял большую дозу чего-то, вроде нашего восстановителя. Он помнит рассказы деда о падении цивилизации. Знаешь, чем он занимается? — спросила Тила. — Путешествует. Много лет назад он поклялся дойти до основания Небесной Дуги. Вот этим он и занимается.

— До основания Дуги? Ты, маленькая идиотка, почему не скажешь ему, что не существует никакой Дуги?

Тила улыбнулась, и в ее глазах была любовь и нежность.

— Если ты ему скажешь, я возненавижу тебя. Ведь это цель его жизни! И он учит людей.

— Странно. Он не выглядит слишком умным.

— А он действительно не слишком умен.

Судя по всему это для нее не имело никакого значения.

— И если бы я пошла с ним, то тоже смогла бы учить людей.

— Я знал, что это когда-нибудь наступит, — проговорил Луи. Однако, ему стало больно.

Понимала ли это Тила? Она старалась не смотреть в его сторону.

— Мы сидели на улице целый день. Он рассказал мне о богине, которая захватывает в плен все, что движется, и пообещал, что мы отправимся к ней. Мы пришли к алтарю, но в это время здание вдруг стало разрушаться, а потом оставшаяся часть улетела.

Тогда Странник…

— Странник?

— Так его зовут. Если кто-то спрашивает о его имени, он рассказывает о своем путешествии к основанию Дуги, о приключениях на этом пути… Понимаешь?

— Да.

— Значит, Странник начал включать разные машины. И мы нашли одну исправную и полетели за вами. И тут нас схватило полицейское поле.

Странник закончил беседу с Прилл и теперь рассматривал кзина. Тот тоже глядел на него с вызовом. Луи показалось, что оба размышляют, как бы мог пройти поединок между ними.

За окном бушевал ветер. Он стал еще сильнее.

— Надеюсь, здание достаточно прочное, — нахмурившись, произнесла Тила.

Луи онемел от изумления: как же она изменилась!

Тила обратилась к Луи:

— Мне необходима твоя помощь, — сказала она. — Я хочу уйти со странником.

— Ну и что?

— У него какие-то чудные понятия. Когда я рассказала ему о себе, он перестал со мной спать. Считает, что я принадлежу тебе. Скажи, что это не так.

Луи почувствовал, как что-то сжало его горло.

— Так это что, рабство?

— Только для женщин, как мне кажется.

— Проще продать тебя ему. Конечно, если ты этого хочешь.

— Ты прав, Луи. Я хочу этого. Хочу путешествовать с ним по Кольцу. Я люблю его.

— Разумеется. Ведь вы созданы друг для друга. Миллиарды других мужчин не идут в счет, поскольку они не были частью эксперимента кукольников.

Наступила тишина. Все смотрели на Луи. Даже Странник поглядел в его сторону.

Но Луи видел только Тилу Браун.

— Мы потерпим крушение на Кольце только потому, что здешний мир особым образом создан для тебя, — продолжил Луи. — Ты смогла здесь научиться тому, чему не могла научиться на Земле. И уже научилась.

— Научилась?

— Страху. Чувству боли. Неуверенности. Ты стала совершенно иной, чем была на Земле. Была… абстракцией. Ты хотя бы когда-нибудь ушибла палец?

— Не знаю… Наверное, нет.

— А обжигала подошвы?

Тила посмотрела на него.

— «Обманщик» разбился, потому что ты должна была оказаться на Кольце. Затем мы пролетели несколько тысяч миль, чтобы ты могла встретиться со Странником. Твой скутер привел тебя к нему, потому что это именно он был человеком, которого ты должна была полюбить.

Тила улыбнулась. Луи нет.

— Нужно было время, чтобы вы познакомились, и из-за этого я и Говорящий провисели вниз головой двадцать часов…

— Луи!

— Но это еще не все. Ты полюбила меня, потому что благодаря этому смогла прилететь на Кольцо. Сейчас ты меня уже не любишь, потому что не нуждаешься во мне. Я любил тебя, поскольку счастье Тилы Браун сделало из меня безвольную марионетку.

Но настоящей марионеткой являешься ты. До конца жизни ты будешь танцевать на ниточках своего счастья. А если и когда-нибудь освободишься, то не будешь знать, что делать с этой свободой.

Тила стояла не двигаясь, а лицо ее стало белее снега. Если она и не плакала, то только потому, что сдерживалась изо всех сил. Раньше этого она не умела.

Странник по-прежнему стоял у стены, поглядывая на них. Он видел, что Тила обижена, но считал, что девушка принадлежит Луи.

Луи повернулся к кукольнику. Тот уже свернулся в шар. Луи схватил его за задние ноги и перевернул на спину. Несс был страшно испуган, он трясся мелкой дрожью.

— И это все из-за тебя, — проговорил Луи. — Как можно быть одновременно таким могущественным и таким глупым! Хоть сейчас то ты понимаешь, что все, буквально все, что с нами случилось, является побочным эффектом действия счастья Тилы Браун?!

Теплый, мягкий шар свернулся еще плотнее. Заинтересованный Странник внимательно следил за этой сценой.

— Возвращайся на планету кукольников и скажи им, что опыты по селекции людей могут плохо закончиться. Несколько подобных Тил, и теория вероятности станет бесполезной. А ведь даже основные законы физики это ничто иное, как теория вероятности на атомном уровне. Скажи им, что вселенная слишком опасная игрушка для таких осторожных и деликатных существ, как вы.

Скажи им это все, когда вернешься домой. А теперь разворачивайся и побыстрее! Мне нужна нить, которая соединяет черные прямоугольники, и ты должен найти ее! Ну, чего ты ждешь?

Кукольник встал на ноги.

— Луи, мне очень стыдно… — начал он.

— И ты еще смеешь говорить это мне сейчас?

Кукольник умолк. Он повернулся к окну и стал рассматривать оставшийся позади Глаз.

23. Гамбит бога

Туземцы, обожествляющие Небо, вдруг увидели перед собой два летающих здания.

Как и раньше, площадь с алтарем была полна людей. Луи постарался отыскать среди них лысый череп жреца, но это ему не удалось.

Несс с интересом рассматривал Небо. Ему очень хотелось побывать в комнате карт, но врожденная осторожность удерживала его.

— Луи, вот твоя нить!

Луи кивнул.

Неподалеку от площади над частью города будто клубился густой дым. Это была нить.

— Но как ее взять?

— Не имею представления об этом.

«Невозможный» приземлился в районе площади. Несс не выключил двигатель, чтобы тяжесть здания не расплющила наблюдательную платформу.

— Что-то надо придумать, — размышлял вслух Луи. — Может какие-нибудь рукавицы? Или катушку из Материала Кольца?

— У нас нет ничего подобного, — заявил Говорящий. — Надо договориться с туземцами. Может, у них есть что-то, пригодное для наших целей.

— В таком случае мне придется идти с вами, — с видимым неудовольствием проговорил Несс. — Говорящий плохо знает их язык. Прилл останется в здании, чтобы в случае необходимости можно было взлететь. Хотя… Луи, этот местный любовник Тилы мог бы повести переговоры от нашего имени?

Луи было неприятно, что кукольник так назвал Странника.

— Даже Тила не считает его гением — я не рискнул бы доверить ему эти переговоры.

— Я тоже. Луи, нам на самом деле нужна эта нить?

— Не знаю. Если я не сошел с ума, то да, нужна. Если же сошел…

— Порядок, иду, Луи.

По бархатистой коже кукольника пробежала волна дрожи.

— Я знаю, что она будет нам нужна. Это случай, что она упала у нас на дороге, а все случайности связаны с Тилой. Если бы нить была нам не нужна, то не упала бы здесь.

Луи немного расслабился. Не потому, что высказывание кукольника имело какой-то смысл, просто потому, что сам пришел к аналогичным выводам.

Они начали спускаться на платформу: Луи держал лазер, Говорящий — дезинтегратор Славера. У Несса не было с собой никакого оружия. Он больше всего доверял таспу и чувству опасности.

У Странника был короткий, острый меч. У Тилы не было ничего.

Тила со Странником осталась бы в здании, если бы не торговая операция, состоявшаяся утром при посредничестве Несса. Луи продал Тилу Браун за капсулку, содержащую порцию эликсира молодости.

— Я не хотел бы, чтобы он подумал, что ты не ценишь Тилу. Теперь у него есть Тила, а у тебя — эликсир молодости, который на Земле можно будет проанализировать. Кроме того, он станет нашим телохранителем до тех пор, пока мы не завладеем достаточным количеством нити.

— И чем он нас будет охранять? Этим перочинным ножичком?

Тила настояла и пошла вместе с ними. Ведь это был ее мужчина, и его ждала опасность. Луи подумал, что Несс на это и рассчитывал. В конце концов Тила была ходячим счастьем, которое вырастили кукольники.

В сером свете, пробивающемся через тучи, они двинулись в сторону, где упала нить.

— Не трогайте ее, — предостерег Луи, припомнив, что говорил жрец о девочке, которой отрезало пальцы.

Даже вблизи завалы черной проволочной нити выглядели как полупрозрачный туман. Через него виднелись остовы зданий. Нить была так тонка, что ее можно было разглядеть только с расстояния в дюйм. Луи пришло в голову сравнение с молекулярным волокном Синклера.

— Попробуй перерезать ее дезинтегратором, — подсказал он Говорящему.

В туче черного тумана появилась блестящая точка.

И в это время со всех сторон из ближайших зданий стали выскакивать люди, издавая ужасающие вопли. Может, они считали происходящее оскорблением божества?

«Воюете лучами?» — припомнил Луи. Однако, похоже, что они заранее готовились к расправе. Туземцы были вооружены дубинами и мечами.

«Бедняги,» — подумал Луи, устанавливая лазерный луч на большую мощность.

Он быстрыми движениями провел лучом справа налево. Нападающие отпрянули, зажимая раны, но их заросшие лица пока еще не исказила боль. Луи почувствовал горечь. Несчастные фанатики, вооруженные палками. У них не было шансов…

Однако один из них сумел добраться мечом до руки Говорящего, и тот выпустил дезинтегратор. Туземец схватил его, но в тот же миг Говорящий растерзал похитителя. Однако дезинтегратор не вернулся к Говорящему. Третий туземец сцапал оружие и пустился наутек. Он не пробовал применить его, а просто удирал. Луи не смог достать его лучом своего лазера.

Всегда целься в туловище.

Говорящий боролся голыми руками, разрывая туземцев здоровой рукой и помогая себе раненой. Он был окружен со всех сторон, однако туземцы не решались навалиться на него всем скопом: в их глазах это была живая оранжевая смерть с оскаленными зубами.

Странник стоял, опираясь спиной о стену. Перед ним лежали трупы, и нож его был весь в крови.

Несс мчался в направлении «Невозможного». Какой-то туземец встал на его пути, но тут же упал от удара задней ноги кукольника. Тот продолжал свой бег и вдруг…

Луи хорошо видел, как все произошло. Несс свернул в узкий проулок, когда его голова отделилась от шеи и покатилась по земле. Несс остановился и мгновение стоял не двигаясь.

Из его шеи пульсирующим ручейком текла кровь, ничем не отличающаяся от красной человеческой крови.

Вторая голова жалобно завопила.

Туземцы устроили здесь ловушку из нити, соединявшей черные прямоугольники.

За свои двести лет Луи не раз видел смерть своих приятелей. Он продолжал сражаться, переводя луч лазера с одной цели на другую. «Бедный Несс! Сейчас настанет и моя очередь».

До сих пор он не получил даже царапины.

И вдруг туземцы начали отступать. Потери, понесенные ими, были ужасны.

Тила широко раскрытыми глазами смотрела на умирающего кукольника. Говорящий и Странник отступали к «Невозможному».

Но ведь у кукольника есть еще одна голова!

Луи бросился к Нессу. Тила протянула ему свой шарфик. Он вырвал его из рук, наклонился, чтобы не наткнуться на нить, и повалил кукольника на землю.

Луи крепко перетянул шею Несса. А тот широко открытым глазом всматривался в место, где еще недавно находилась его голова, затем глаз закрылся, и Несс потерял сознание.

Луи взвалил Несса на плечи и тяжело побежал вслед за Странником, который был готов проложить дорогу среди врагов. Но туземцы отступали.

Тила бежала вслед за Луи. Последним появился Говорящий. Он подождал, пока Тила скроется внутри «Невозможного», а затем помчался назад.

Зачем?

У Луи не было времени на размышления. Он тяжело поднимался по ступенькам, и ему казалось, что кукольник становится все тяжелее. Луи уложил Несса около его скутера, вытащил прибор диагностики и приставил его к шее Несса. Через несколько секунд из генератора питания выскочил длинный, гибкий провод и вонзился в вену на шее Несса. Выглядело это довольно жутковато, и Луи вздрогнул… Внутривенное питание. Очевидно, кукольник был еще жив.

* * *

«Невозможный» был уже в воздухе. Внимание Луи было поглощено Нессом, и он даже пропустил момент старта. Говорящий сидел на платформе и что-то осторожно держал в руке.

— Как Несс? — спросил он. — Жив?

— Да. Но он потерял много крови, — Луи присел около кзина. Силы почти оставили его. — Ты не знаешь, у кукольников бывает шок?

— Откуда я могу знать? — кзин размышлял совершенно о другом. — А как ты думаешь, этот случай — тоже результат действия счастья Тилы Браун?

— Мне так кажется.

— Но зачем? Как она может воспользоваться тем, что случилось с Нессом?

— Ты должен посмотреть на это моими глазами, — объяснил Луи. — Когда я ее встретил, она была такая… такая односторонняя. Она не знала, что такое боль. Она не была личностью.

— Но почему это плохо?

— Потому что она должна стать человеком, прежде чем Несс вырастит из нее бога по своему образу и подобию. Она является таким существом, каким бы хотел стать кукольник. С ней не может произойти несчастье. Все, что случится с ней — случится только для ее блага. Именно поэтому она и оказалась здесь. На Кольце она научилась переживать боль, радость, опасность. Научилась быть человеком. Сомневаюсь, что еще существуют такие как она, иначе они тоже оказались бы на «Обманщике». Хотя… может быть, их тысячи. Как только они поймут силу своего могущества, начнут происходить странные дела. Чудеса. И нам придется уступить им дорогу.

— Что будем делать с головой пожирателя листьев? — спросил кзин.

— Она никого не жалела, — продолжал Луи. — Поэтому должна бы увидеть, как ее приятелю грозит смерть.

— Я не понимаю.

— В процессе взросления человек начинает понимать ограниченность своих возможностей. Поэтому Тила не могла стать взрослой, пока не столкнулась лицом к лицу с физической опасностью.

— Вероятно, это свойственно только людям, — признался кзин в собственной беспомощности и отсутствии понимания.

Луи все пытался догадаться, что это так осторожно держит в руках кзин?

— Что это у тебя?

Говорящий показал.

— Не прикасайся. Может отрезать пальцы.

Это была удлиненная ручка, расширяющаяся на одном конце и более узкая на другом, который постепенно переходил в тонкую черную нить.

— Я сообразил, что туземцы каким-то образом сумели устроить ловушку, и вернулся посмотреть на нее. Они просто нашли конец нити. Вероятно, этим концом она крепилась к прямоугольнику. Наше счастье, что мы нашли ее.

— Разумеется. Теперь можем тянуть нить за собой.

— А куда мы летим, Луи?

— Возвращаемся к «Обманщику».

— Да, конечно, надо спасать Несса. А потом?

— Увидим.

* * *

Луи оставил Говорящего на платформе, а сам пошел за сверхтвердым пластиком. С его помощью конец нити удалось прикрепить к стене. Через некоторое время пластик застыл, и кзин смог, наконец, покинуть свой пост.

Тилу, Странника и Прилл они нашли в рубке.

— Мы направляемся в другую сторону, — объяснила Тила.

— Эта женщина говорит, что может подлететь к Небу, а мы заберемся туда через выбитое окно.

— А что дальше? Мы не сдвинем его с места.

— Странник говорит, что сможет. Я уверена, что он справится.

Луи перестал возражать. Он считал, что лучше всего сойти с ее дороги, как уходят с дороги резвящегося силача.

— Если вы сможете сдвинуть здание с места, — попросил он, — просто нажми любую кнопку и все.

— Запомню, — усмехнулась Тила. — Ухаживайте за Нессом.

Через двадцать минут Тила вместе со Странником покидали «Невозможный». Луи не промолвил ни слова.

* * *

Тело кукольника остывало, и через несколько часов стало холодным, как труп. Огоньки на панели прибора первой помощи продолжали перемигиваться.

«Невозможный» отправился в путь, за ним тянулась нить, которая то натягивалась, то повисала. Десятки, а может, сотни зданий рухнули на поверхность Кольца, перерезанные невидимым ножом.

Прилл все время находилась около Несса. Она не могла ничем помочь ему, но и уйти не желала.

— Надо что-то сделать для нее, — сказал Луи. — Она стала невольницей таспа, и сейчас, когда таспа нет, она сможет покончить с собой, либо убить Несса, или меня!

— Чем же я могу тебе помочь?

— Вероятнее всего, ничем.

Луи пробовал побеседовать с Прилл. Он знал, что человеку становится легче, когда он выговорится. Но, во-первых, он плохо знал язык, а, во-вторых, Прилл не желала разговаривать.

И все же постепенно он учился языку, а Прилл стала его слушать. Он сообщил ей о Тиле, о Нессе, о гамбите Бога…

— Я на самом деле думала, что я богиня, — улыбнулась Прилл. — На самом деле… Не знаю, почему. Ведь это не я строила Кольцо. Оно намного старше меня.

— Так тебе говорили.

— Но я и сама это чувствовала.

— Каждый хочет быть богом. Иметь власть и ни за что не отвечать.

— Потом появился двухголовый. У него была машина?

— Был тасп.

— Тасп, — старательно выговорила Прилл. — Тасп сделал его богом. Теперь таспа нет, и он перестал быть богом. Он жив или нет?

На этот вопрос было трудно ответить.

Прилл начала, наконец, интересоваться окружающим миром: сексом, уроками языка, пейзажем, который проплывал за окнами «Невозможного». Прилл никогда до этого не видела поля солнечников. Вместе с Луи она выкопала росток солнечника и посадила его на крыше «Невозможного».

В то время, когда запасы пищи подошли к концу, Прилл перестала интересоваться кукольником. Луи понял, что она вылечилась.

В ближайшем селении Прилл и Говорящий попытались разыграть гамбит Бога. Луи с волнением их ожидал. Он хотел идти с ними, но еще слишком плохо знал язык.

Они вернулись с дарами.

Дни превращались в недели, и Прилл с Говорящим снова разыграли свои роли. Мех у кзина отрос, и он снова напоминал огромную оранжевую пантеру, настоящего бога войны.

— Луи, помоги мне. Если уж пришлось играть роль бога, то я хочу делать это хорошо.

— Не понимаю…

— Они задают вопросы. Женщины обращаются к Прилл и это естественно. Мужчины тоже должны обращаться к Прилл, но почему-то они спрашивают меня. Почему от меня, чужака, они ожидают помощи?

— Ты бог войны. А бог войны прежде всего является символом мужественности.

— Но в таком случае нужна какая-то система, чтобы можно было отвечать на вопросы.

Прилл удалилась и нашла в одном из складов переносные интеркомы, работающие на энергии здания.

После этого Луи как-то ночью сказал Прилл:

— А у тебя больше извилин, чем можно ожидать от женщины для развлечения!

Прилл засмеялась.

— Глупый ребенок! Ты ничего не понимаешь. Во время длинных перелетов с планеты на планету время тянется медленно. Развлечения должны быть самые разнообразные и легкодоступные. И мы должны были знать анатомию тела и души, уметь любить и вести беседы. Должны быть здоровыми, играть на каком-нибудь музыкальном инструменте.

Луи смотрел на нее широко открытыми глазами. Прилл мелодично рассмеялась, потом коснулась его здесь… и еще здесь… и еще.

* * *

Интеркомы работали прекрасно. Луи научился мгновенно выдавать такие ответы, которые можно было ожидать от грозного бога войны. В этом ему помогало сознание, что они никогда больше не встретятся с туземцами, получившими ответ, а скорость их передвижения была больше скорости, с которой передавались известия о них.

Каждая встреча была первой и последней.

Проходили месяцы.

Перед ними был Кулак Бога. С каждым днем гора становилась все больше, Луи не сразу сообразил, что это может означать.

И тогда он обратился к Прилл:

— Ты слышала когда-либо о токах индукции? — спросил он. — Если они воздействуют непосредственно на мозг, то человек чувствует или боль, или удовольствие. На этом принципе основано действие таспа.

— Я знала, что у двухголового есть машина, — заметила Прилл. — Но зачем ты сейчас описываешь ее мне?

— Мы покидаем Кольцо. Я хотел, чтобы ты все знала о таспе, прежде чем примешь решение.

— Какое решение?

— Хочешь ли ты остаться в ближайшем селении? Или хочешь лететь к «Обманщику»?

— Мое место на «Обманщике», — заявила Прилл.

— Если желаешь, но…

— Хватит с меня варваров. Хочу вернуться в настоящую цивилизацию.

— Тебе, возможно, будет трудно к ней приспособиться. Например, там у всех есть волосы, как у меня. — Во время путешествия у Луи выросла густая шевелюра. — Тебе придется носить парик.

Прилл скривилась.

— Не волнуйся обо мне, — внезапно она рассмеялась. — Неужели ты хотел бы возвращаться один, без меня? Твой огромный оранжевый приятель не заменит тебе женщину.

— Это единственный аргумент, который я готов принять.

— Я помогу тебе, Луи. Ты так мало знаешь о сексе.

Луи благоразумно тут же переменил тему.

* * *

Окрестности становились все более сухими, а воздух все менее насыщен кислородом. Запасы овощей иссякли, а мяса оставалось совсем немного. Они находились у подножья Кулака Бога. Над ними в ночном небе резко выделялась Небесная Дуга, и остро сверкали звезды.

Говорящий посмотрел через широкое окно.

— Ты смог бы найти на небе ядро Галактики? — спросил он Луи.

— Зачем? Ведь мы знаем свое местоположение.

— Все же попытайся.

Луи отыскал несколько знакомых созвездий, к которым успел привыкнуть за время, пока они здесь находились.

— Там, за Дугой.

— Именно. Ядро Галактики находится в плоскости Кольца.

— Я это и говорю.

— А материал, из которого он построен, задерживает нейтроны. Вероятнее всего, задерживает и другие виды космического излучения.

— Черт побери! Ты совершенно прав. Кольцо охраняет его обитателей от взрыва Ядра. Когда ты до этого додумался?

— Только что. Раньше я не был уверен, где находится Ядро.

— Все же какая-то часть излучения попадает внутрь Кольца.

— Можешь быть уверен, что, когда ударная волна дойдет до Кольца, счастье Тилы Браун поместит ее так далеко от края, насколько это возможно.

— Двадцать тысяч лет… — прошептал Луи. — Клянусь улыбкой финагла! Как можно думать о таком далеком будущем?!

— Болезни и смерть — это несчастье. Если принять это во внимание, Тила должна жить вечно.

— Но… Да, ты прав. Ее счастье — великий Мастер Марионеток!

* * *

Последние два месяца Несс не подавал признаков жизни. Но огоньки на приборе мигали, и это был единственный знак, указывающий, что он еще жив.

Луи как раз рассматривал Несса, когда ему в голову пришла одна мысль.

— Кукольники…

— Что? — с удивлением посмотрел на него кзин.

— Я размышляю. Не потому ли их назвали кукольниками, что они пытались манипулировать живыми существами, будто лишенными воли куклами?

— Однако, счастье Тилы Браун сделало именно такую куклу из Несса.

— Да, каждый из нас играл роль бога, — Луи показал на Прилл. — Она, ты, я. Как ты чувствовал себя в этой роли, Говорящий? Ты был добрым богом или злым?

— Не знаю. Я был чужим богом. Три недели назад я предотвратил войну. Каждой из сторон предсказал, что она проиграет.

— Я помню. Только это была моя идея.

— Разумеется.

— Тебе придется еще раз сыграть эту роль. На Кзине.

— Не понимаю.

— Кукольники селекционировали людей и кзинов с нужными им параметрами. А что будет, если ваш Патриарх узнает об этом?

— Война. — Говорящий резко фыркнул. — Наш флот немедленно направится на планету кукольников. Быть может, к нам присоединятся и люди. Ведь кукольники вмешивались и в вашу жизнь.

— Ты прав. А потом?

— Потом пожиратели листьев вырезали бы нас до последнего котенка. Луи, я никому не расскажу о Звездных Семенах, об экспериментах кукольников. Могу ли я рассчитывать, что ты будешь вести себя так же?

— Да.

— Ты это имел в виду, предупреждая, что я еще раз должен буду сыграть роль бога?

— Это. И еще одно. «Счастливый Случай». Ты все еще хочешь им завладеть?

— Возможно.

— Это тебе не удастся. Но, предположим, это произошло. Что тоща?

— Тоща кзины будут иметь космические корабли с гиперпространственными двигателями.

— И..?

Прилл почувствовала, что невозмутимый вид собеседников таит в себе страшную вражду. Она встала с места, словно собиралась вмешаться, когда они кинутся друг на друга.

— Через некоторое время у нас был бы флот, преодолевающий световой год за минуту и пятнадцать секунд. Мы захватили бы весь известный космос и стали господами всех рас, населявших ею.

— А потом?

— Наши амбиции на этом кончаются.

— Неправда. Обладая такими кораблями, вы захватили бы каждую встречную планету. И, в конце концов, захватили бы столько, что не смогли бы удержать… И когда-нибудь в этом огромном пространстве встретились бы с флотом кукольников или еще с кем-либо на могучих военных кораблях.

— Это маловероятно.

— Ты ведь уже встретился с Кольцом. Видел планеты кукольников. Почему ты думаешь, что этим все исчерпывается?

Кзин молчал.

— Не торопись, — продолжал Луи. — Подумай об этом. Впрочем ты и так не можешь украсть «Счастливый Случай».

На следующее утро «Невозможный» отыскал тянущуюся в бесконечность борозду. Они повернули и полетели вдоль нее на Кулак Бога.

* * *

Казалось, что гора росла на глазах. Она напоминала обычную гору с покрытой снегом вершиной, только невероятно большую, как бы вышедшую из кошмарного сна. Из сна, который все не кончался, так как гора все росла и росла.

— Что это? — спрашивала Прилл. — Никогда не видела подобного. Зачем это построили? Такие горы нужны только на Краю, чтобы задерживать воздух.

— Я тоже думал над этим, — ответил Луи.

В этот день они увидели небольшую стеклянную бутылку, брошенную у борозды.

«Обманщик» лежал так, как они его и оставили; Луи подавил чувство облегчения. Ведь они все еще были далеки от дома.

Прилл остановила «Невозможного» прямо над «Обманщиком». Луи легко открыл двери шлюза. Они перенесли Несса и поместили его в медицинский автомат. Его возможности, по-видимому, были велики, но учитывали ли инженеры кукольников обезглавливание?

Оказалось, что да. В банке запасных органов была голова, а кроме того, множество других органов, так что из них можно было сложить нескольких кукольников. Все эти органы были получены, вероятно, путем клонирования — физиономии обеих голов выглядели знакомыми.

Луи забыл предупредить Прилл, и она стояла в нерешительности.

— Кофе! Душ! — Луи скрылся в своей каюте. И сразу же раздался его крик:

— Прилл!

И она вошла.

* * *

Кофе Прилл не понравился. Она не могла понять, зачем Луи пьет эту горькую жидкость.

Когда Луи объяснил, как надо пользоваться душем, она вспомнила, что когда-то уже видела подобное.

Больше всего ей понравились антигравитационные кровати.

Говорящий по-своему праздновал возвращение. Луи даже опасался, что тот лопнет от обжорства.

— Мясо! — рычал Говорящий в перерывах между поглощением одного из кусков. — Наконец-то свежее мясо!

Прилл провела ночь на диване в кают-компании. Антигравитационные кровати ей нравились, но она считала, что они должны служить для иных целей. Луи все же с удовольствием выспался в своей любимой кровати.

Утром Луи почувствовал волчий голод.

* * *

Луи вернулся на «Невозможный» и лазером отрезал от стены конец нити. Пластик все еще оставался на ней.

Просто так перенести нить Луи не рискнул. Нить представляла большую опасность.

Говорящий наблюдал за ним, стоя в проеме шлюза.

Луи взобрался наверх по веревочной лестнице, протиснулся мимо кзина и направился на корму корабля. В самом узком месте кормы находилось отверстие, соединяющее рубку с расположенными на крыле приспособлениями и двигателями. Теперь, когда крыла не было, отверстие было запломбировано. Луи открыл отверстие и вывел конец нити наружу.

— Мы вернулись именно за этим? — спросил Говорящий. Луи закрыл двери шлюза.

— Подожди, потом тебе все объясню, — ответил Луи. Он осторожно прошел вдоль корпуса, поднял конец нити и потянул. Двери шлюза крепко держали ее.

— Ты прав, мы вернулись именно за этим.

— И что дальше?

Нить, растянувшаяся на тысячу километров, проходила сквозь корпус «Обманщика», а ее конец был укреплен пластиком к стене «Невозможного».

— Теперь мне нужна Прилл, — заметил Луи. — Проклятье! Я совсем забыл, что у нее нет скафандра!

— Скафандра?

— Мы полетим на «Невозможном» на Кулак Бога, а он негерметичен. Придется оставить ее здесь.

— Луи, но ведь двигатель скутера не сможет втянуть «Обманщик» на гору?

— У меня нет такого намерения. Я просто протяну нить сквозь «Обманщик».

— Зачем?

— Этого я тебе пока не скажу. Если окажется, что я ошибся, ты не сможешь посмеяться надо мной.

Прежде чем лететь, Луи постарался облегчить «Невозможный». Они с Говорящим теперь постоянно находились в скафандрах, поэтому кухня была отрезана от них. Они отрезали многие помещения, оставив только те, что были необходимы для жизни.

С каждым днем «Невозможный» приближался к вершине Горы, на которой был виден гигантский кратер. Край кратера выглядел необычно: казалось, что материал основы Кольца выгнулся под ударом снаружи.

— Вызываю Прилл, — проговорил Луи в интерком. — Ты слышишь меня?

— Слышу, Луи.

— Оставайся на месте. Мы вернемся через двадцать минут.

— Хорошо.

Небесная Дуга сияла над ними. С высоты тысячи миль Луи видел, как Дуга соединялась с боковыми частями Кольца и переходила в плоскость. Он чувствовал, наверное, то же, что и первые космонавты, увидевшие Землю из космоса.

— А ведь мы могли бы подняться на Гору сразу, — тихо произнес Луи. Однако Говорящий услышал Луи и посмотрел на него. — И наши скутеры втянули бы «Обманщик» на вершину. Но Тила не нашла бы Странника…

— Опять счастье Тилы Браун?

— Да. — Луи как будто очнулся и, посмотрев на Говорящего, спросил:

— Я говорил вслух?

— Да, Луи.

— А ведь можно было догадаться сразу. Инженеры никогда бы не строили такой высокой горы. Помнишь, как мы не смогли найти на карте Кулак Бога? Знаешь, почему?

Кзин не отвечал.

— Потому что его не существовало.

— Луи, что ты, собственно говоря, хочешь найти в кратере?

— Звезды.

— Не смейся надо мной, Луи.

Они были уже в кратере. Кулак Бога оказался пустой скорлупой.

Они падали. И кратер был полон звезд.

У Луи было прекрасно развитое воображение. Он живо представил себе то, что когда-то здесь произошло.

Он видел, как в межзвездном пространстве мчится какое-то тело, направляясь к Кольцу.

Удар — и через мгновение тело превратилось в ионизирующую плазму. Плазма продавила материал Кольца, и огненный шар вырвался на свободу.

Возник Кулак Бога…

— Кулак Бога? Ну, конечно же! Для наблюдателя на Кольце это выглядело так, как будто огромный страшный огненный кулак одним ударом пробил поверхность Кольца, как тонкую бумагу.

* * *

Навалилась невесомость. Этого Луи не ожидал.

Затем снова появилась гравитация. «Невозможный» перевернулся, и теперь обзорное окно было направлено вверх.

— Я был прав? Звезды!

— Но откуда ты знал?

— Подумай, громадная поверхность, превращенная в пустыню и внезапный упадок цивилизации, которая насчитывала тысячи лет! И все это потому, что движение воздушных масс изменилось коренным образом.

— Да. И благодаря этому я смогу еще раз увидеть заход Солнца.

Луи с удивлением посмотрел на кзина.

— Заход Солнца?

— Да, Луи. Я люблю смотреть на заходящее Солнце. Но сейчас давайте поговорим о «Счастливом Случае». Если бы моя раса завладела им, мы покорили бы весь космос и рано или поздно встретили более могущественную цивилизацию. Мы забыли бы все, чему научились с таким трудом — умение жить с другими расами.

— Ты прав, — согласился Луи.

Сила тяжести не менялась. «Обманщик», привязанный на длинную нить, взбирался вверх на Гору.

— Конечно, у нас это могло бы и не получиться, если бы счастье тысяч Тил Браун велело бы им защищать Землю. Но могу ли я свернуть с этой дороги? Мои боги прокляли бы меня. Но, к счастью, такой проблемы не существует. Ты сам сказал, что мне не завладеть кораблем. И ты прав. Корабль кукольников будет нужен для того, чтобы уйти от взрыва Галактики.

— Это действительно так.

— А если я обману тебя?

— Что поделаешь? Я не смогу обмануть такое хитрое существо, как ты.

В кратере блеснуло Солнце.

— Подумай, как мало мы видели, — проронил Луи. — Преодолели сто пятьдесят тысяч миль за пять дней, а потом эту же дорогу обратно за два месяца. Это одна седьмая часть ширины Кольца. А Тила и Странник намереваются пройти его…

— Глупцы…

— Мы не увидели даже Края Кольца… Они его увидят. И еще многое… Мы не видели океана, а ведь корабли Инженеров могли добраться до Земли и забрать с нее многих животных, пока они не вымерли. А люди, которых они встретят… А простор… Ведь Кольцо так огромно…

— Но мы не можем вернуться, Луи.

— Да, конечно, не можем.

— По крайней мере, пока не побываем дома. И пока не получим нашу награду.

Ларри Найвен и Дэвид Джеральд

Летающие колдуны

роман

Книга первая

Глава 1

Меня разбудил Пилг Крикун. Он дубасил в стенку моего гнезда и взволнованно кричал:

— Лэнт! Лэнт! Это свершилось! Иди скорее!

Я высунул голову наружу.

— Что у тебя стряслось?

— Беда, Лэнт, катастрофа! — Пилг подпрыгивал от возбуждения. — Говорил я тебе, рано или поздно, это произойдет!

Я втянул голову назад в гнездо и стал одеваться. Безрадостная новость, как и все новости, принесенные Пилгом. Недаром шерсть на мне встала дыбом. Пилг Крикун имел привычку предсказывать катастрофы за неделю до их начала.

Два раза в год, в периоды равноденствия, он предрекал любые несчастья. По мере того, как мы уходили из-под влияния одного Солнца и попадали под влияние другого, местные чары утрачивали свою стабильность. Стоило нам приблизиться к соединению — моменту, когда голубое Солнце должно было пересечь красное — Пилг с нарастающей интенсивностью начинал предупреждать о катастрофе. Так было всегда. Естественно, должно же было когда-то случиться что-то. Что-то ужасное. Это ощущалось повсюду. А впоследствии Пилг, тряся тяжелой головой, стонал:

— Подождите до следующего года! Подождите до следующего года! Будет еще хуже!

Иногда мы подшучивали над ним, предсказывая конец света, если «следующий год» Пилга когда-нибудь наступит.

Я сбросил лестницу и спустился вниз.

— Так в чем дело?

— О, я предупреждал тебя, Лэнт. Предупреждал! Может быть теперь ты будешь мне верить. Я предупреждал тебя, ты не посмеешь сказать, что не предупреждал. Там на небе я видел знамение. Какое еще доказательство тебе нужно?

Он имел в виду Луны, которые уже начали сбегаться в одно место, в определенной части неба. Шуга, волшебник, предсказал, что вскоре мы окажемся в полной темноте. Возможно даже, сегодня вечером. И Пилг усмотрел в том еще одно предначертание катастрофы. Пока мы шли, я пытался разузнать у Пилга, что же все-таки случилось. Река изменила свое течение? Чье-нибудь гнездо сорвалось с дерева? Или загадочная гибель целого стада? Но Пилг и сам не знал в точности, что произошло. Его волновало другое. В своих предостережениях он на этот раз оказался прав!

Похоже какой-то пастух прибежал в деревню в паническом страхе. Он что-то при этом кричал о новом волшебнике. Прежде чем я получил нормальную информацию от Пилга, мы вышли на деревенскую поляну, где испуганный пастух, прислонившись к большому дереву, рассказывал о случившемся большой группе мужчин. Они обступили его, донимая вопросами. Женщины и те оставили работу, но все же с почтительного расстояния наблюдали за страхом за пастухом.

— Новый волшебник! — говорил тот, задыхаясь. — Красный волшебник! Я видел его!

Кто-то передал ему бурдюк. Он шумно пил большими глотками и не оторвался до тех пор, пока не высосал его до дна. Затем, отдышавшись, продолжал:

— … около пирамиды ветряного бога. Он бросил красный огонь через горн.

— Красный огонь… красный огонь, — забормотали деревенские жители. — Если он бросает красный огонь, значит, он красный волшебник.

И тут я услышал слово «дуэль». Женщины, кажется, тоже услышали его. Они разинули рты и отпрянули от мужчин. Тоща я протиснулся к центру толпы.

— А, Лэнт, — сказал один из собравшихся. — Ты слышал? Говорят, здесь будет дуэль.

— Здесь? — усомнился я. — Ты видел руны, написанные на гнезде Шуги?

— Нет, но…

— Тогда почему же ты решил, что здесь будет дуэль?

— Красный волшебник! — вдруг вмешался пастух. — Красный волшебник!

— Чепуха! Ни один красный волшебник не может иметь той силы, которую ты описываешь. Что же ты не подождал и не выяснил что-нибудь определенное, прежде чем распространять глупые лживые слухи, которые пугают женщин и детей?

— Мы все хорошо знаем Шугу. Как только он обнаружит, что в здешних местах появился новый волшебник, он… — Ага! Ты хочешь сказать, что Шуга еще ничего не знает!

Мужчина пришел в замешательство.

Я повысил голос:

— Кто-нибудь сообщил Шуге?

Молчание.

— И ни один не подумал! Ясно. Так вот, мой долг — не дать Шуге поступить опрометчиво.

С этими словами я прошел мимо мужчин и заторопился к гнезду волшебника.

Гнездо Шуги вполне отвечало колдовским требованиям. Сморщенная уродливая тыква, свисающая с дерева-великана далеко за пределами деревни. Гильдия Советников не подпускала волшебников ближе, опасаясь его постоянных экспериментов с новыми заклинаниями.

Шугу я застал собирающим свой походный ранец. И по его беспокойным движениям я понял, что он встревожен. И тут же встревожился сам, я случайно увидел, что он положил в ранец теринэль, украшенный резьбой по кости. Последний раз он применял его, когда накладывал заклятие красных зудящих нарывов на Хэмлита Неудачу, жителя деревушки Неуспех. А еще я заметил, что он уложил поверх теринэля. И, вздрогнув, сказал:

— Я уверен, что это противоречит правилам Гильдии.

Какой-то миг мне казалось, что сейчас он заклеймит меня заклятием. Я сжался от страха и инстинктивно сделал защитный жест, чтобы оградить себя от заклятия. Здесь мне не мешало бы вспомнить, что защитные амулеты, которые я носил, изготовил для меня сам Шуга, вероятно, он будет не в силах преодолеть собственный барьер по меньшей мере еще несколько дней — они должны были угаснуть с приходом Голубых Рассветов.

— Это ты! — резко заявил он. — что ты знаешь о магии? Ты — называющий себя моим другом! Даже из вежливости ты не сообщил мне о появлении нового колдуна!

— Я сам узнал о его появлении всего несколько минут назад. Возможно, он прибыл только сегодня.

— Прибыл сегодня? И сразу начал разбрасывать красный огонь? Не сообщив о себе местным богам? А предварительные местные заклинания, связанные с приливами и побочные эффекты? Смешно Лэнт, ты — глупец! Ты — идиот из первого круга изучения магии. Почему ты надоедаешь мне?

— Потому что ты — идиот, не признающий дипломатии, — ответил я, разозлившись.

Я был один из немногих жителей деревни, которые, ощетинившись на Шугу, оставались в живых и могли потом рассказать об этом.

— Если бы позволили тебе, вооружившись, идти в гору всякий раз, когда ты чувствуешь себя обиженным, ты бы ввязался в дуэли так же часто, как встает голубое Солнце.

Шуга посмотрел на меня, и по выражению его лица я понял, что мои замечания достигли цели.

— Я рад, что ты разглядел во мне дипломата, — сказал он, и я позволил себе расслабиться.

— Наши способности должны взаимно дополнять друг друга, Шуга. Чтобы наши старания увенчались успехом, надо относиться друг к другу с уважением. Только таким образом мы сможем защитить нашу деревню.

— Ты и твои проклятые речи, — нахмурился он. — Когда-нибудь я соберусь и превращу твой язык в кислую дыню. Только ради мира и спокойствия.

Я игнорировал последнее замечание. Учитывая обстоятельства, Шуга имел право быть раздражительным. Он сердито затянул ремешки на походном ранце.

Я спросил:

— Ты готов? Я пошлю приказание Орбуру, чтобы он приготовил два велосипеда.

— Ты как всегда самонадеян, — пробормотал Шуга, но я уже понял, что он втайне благодарен мне за эту мысль.

Вилвил и Орбур — мои старые друзья, старшие сыновья. Вырезанные ими велосипеды считаются лучшими в районе.

Глава 2

Мы нашли нового волшебника возле пирамиды Макс-Вотца — ветряного бога. От пирамиды к крутому каньону тянулся с небольшим склоном к югу широкий и плоский покрытый травой холм.

Новый волшебник захватил этот холм, разложил на нем свои вещи и приспособления. Когда мы резко остановили свои велосипеды, он занимался тем, что обменивался заклинаниями с каким-то незнакомым предметом.

Шуга и я остановились на почтительном расстоянии и наблюдали. Ростом незнакомец был чуть выше меня и значительно выше Шуга. Его кожа была светлее нашей и не имела волос, за исключением единственного участка шерсти на верхнем участке черепа. К тому же у него на носу имелись странные устройства. Очевидно, это были линзы из кварца в костяной рамке, через которые незнакомец мог смотреть.

Черты его лица были странными и тревожащими, а кости, казалось, имели необычные пропорции. Определенно ни одно нормальное существо не могло обладать таким животом. Его вид вызывал у меня тошнотворное чувство, и я предложил, то есть предположил, что кто-то из его предков был не человеком.

По традиции волшебники носили диковинную одежду, чтобы выделить себя из общей массы. Костюм незнакомца представлял собой одно сплошное одеяние, покрывающее большую часть тела. Даже Шуга не отказался бы от такого фасона: капюшон, отброшенный назад, обшлага, высоко поднятые на рейтузах, высокие сапоги кожаные, а над сердцем золотой значок — вся одежда была выткана точно по форме тела, и форма эта была на удивление выпуклой. Тело охватывал широкий пояс, к которому были прикреплены три-четыре колдовских приспособления, а рядом были расставлены крупные механизмы. Их полированный металл отдавал голубовато-белым мерцанием.

В нашей деревне было мало металла — он быстро ржавел, но я, человек, много путешествовавший по миру, знаком с металлами, которые видел в других землях. Но все же я ни разу не встречал металл так прекрасно обработанный, как этот.

Механизмы стояли ровно: каждый на трех ногах, даже там, где земля была неровной. Незнакомец, пока мы наблюдали за ним, напряженно всматривался в один из механизмов, то смотрел через каньон на священную пирамиду Макс-Вотца, бога ветров, а затем на свое устройство. Бормоча сам себе, он пересек поляну и что-то подрегулировал в приборе. Видимо, это было длинное и сложное заклинание, хотя ни я, ни Шуга не могли понять, в чем заключается его смысл.

Иногда ему приходилось обращаться к своему гнезду, большому и черному, правильной яйцеобразной формы, сидящему на краю пастбища. Вокруг не было деревьев, достаточно высоких, чтобы подвесить его, и он просто посадил его широким концом прямо на землю. Поступил он, конечно, глупо, однако скорлупа гнезда выглядела достаточно прочно, чтобы противостоять мародерствующим хищникам.

Я ни разу не встречал такого гнезда и удивлялся, как это он умудрился построить его за одну только ночь. Его власть должна быть громадной.

Незнакомец не замечал нас, и беспокойный Шуга вертелся от нетерпения. Но как раз, когда Шуга едва не прервал его, незнакомец выпрямился и коснулся своего приспособления. Устройство откликнулось, швырнув через каньон прямо на пирамиду Макс-Вотца красный огонь.

Я думал Шугу охватит смертельная ярость. Прямо сейчас же! Сию же минуту… Боги погоды достаточно упрямы, чтобы — в лучшем случае — уметь их хотя бы сдерживать, и Шуга потратил три долгих лунных периода, стараясь умилостивить Макс-Вотца в предвидении следующего сезона ураганов. И вот теперь незнакомец разрушил одно из его самых тщательных заклинаний.

Более красный чем рубин, опаляющий глаза, яркий и узкий, прямой, точно горизонт в океане, который я тоже видел. Этот малиновый огонь протянулся через каньон и принялся хлестать по храму. Огонь вытекал снова и снова, я начал опасаться, что он никогда не прекратится. И звук от него шел ужасный. Высокое жужжание, неземной вой, до боли вонзающийся в мою душу. Сквозь него мы слышали, как равномерно потрескивала и пощелкивала пирамида.

Едкий дым поднимался от нее вверх, и я содрогнулся, представив, как рассеивающаяся гарь может повредить атмосфере. Кто знает, как это может повлиять на погоду, сделанную заклинаниями Шуги. Я сделал мысленную отметку насчет того, чтобы жены укрепили пол моего гнезда. Но тут, так же неожиданно как начался, красный огонь прекратился. На холм снова спустилась тишина и спокойствие. Снова голубой сумрак окутал землю. Но в моих глазах сохранился ослепительно голубоватый отпечаток. Но пирамида ветряного бога все еще продолжала потрескивать.

Удивительно то, что пирамида продолжала стоять! Она тлела и шипела, на ней виднелись безобразные шрамы там, где к ней прикасался красный огонь. Но она была целой. Когда Шуга строит, он строит добротно!

Незнакомец тем временем переналаживал свое устройство, не прекращая бормотать что-то себе под нос. Я так и не понял, было ли это частью заклинания. Словно мать, опекавшая своих детенышей, он двигался от устройства к устройству, всматриваясь в одно, переставляя другое, произнося странные звуки над третьим.

Я бросил взгляд на Шугу, но смог разглядеть лишь сильно поджатые губы. Ничего странного, что даже его борода, казалось, съежилась. Я начал бояться, что дуэль начнется прежде, чем незнакомец успеет преподнести Шуге подарок.

Что-то следовало предпринять, чтобы не позволить Шуге совершить опрометчивый шаг. Я храбро шагнул вперед.

— Гм… — начал я. — Гм… Мне не хотелось бы прерывать ваше столь очевидное занятие, но эта штука посвящена Макс-Вотцу. Потребовалось много циклов, чтобы создать систему заклинаний, которые…

Волшебник поднял глаза и, кажется, впервые нас заметил. Он сделался необычайно возбужденным. Стремительно шагнув к нам, он сделал жест: выпрямил руки с ладонями, раскрытыми нам навстречу, произнося что-то быстро и напряженно на языке, которого я никогда в жизни не слышал. Я тут же бросился на землю и закрыл голову руками.

Ничего не произошло.

Когда я поднял глаза, Шуга все еще стоял рядом с другим велосипедом, раскинув руки в виде фигуры, разрушающей заклинания. Или заклинания незнакомца не удались, либо Шуга сумел их сблокировать, но только незнакомец уже не повторял заклинаний. Вместо этого он попятился к своему странной формы гнезду, не сводя с нас взгляда. Он снова заговорил своими непонятными словами, но теперь они были медленными и более низкого тона, похожего на тон, каким успокаивают потревоженное животное. Потом он скрылся в гнезде, и снова все стало способствовать спокойствию и голубизне.

Если не считать потрескивания остывающего камня, которое все еще доносилось до каньона как напоминание о том, что Макс-Вотца был осквернен.

Глава 3

Я повернулся к Шуге.

— Это может быть серьезным?

— Лэнт, ты глупец. Это уже серьезно.

— Сможешь ли ты справиться с этим новым волшебником?

Шуга хмыкнул уклончиво, и мне стало страшно.

Шуга считался хорошим колдуном, и если теперь он в себе не уверен, не уверен в своем мастерстве, значит, вся деревня может оказаться в опасности.

Я уже начал было высказывать свои опасения, но тут незнакомец вновь появился. Он нес какое-то устройство, сделанное из металла и кости. Оно было меньше чем остальные, и от него во все стороны торчали тонкие прутья. Оно напоминало мне одно из самых неприятных приспособлений, виденных мной в свои мрачные годы.

Волшебник не спускал с нас взгляда все время, пока устанавливал приспособление на три тонкие ножки. Как только он повернул его в нашу сторону, я напрягся.

Приспособление начало издавать жужжащий звук, похожий на звук водяной арфы, когда струнный смычок протягивается через ее стеклянные трубы. Жужжание росло на высоких тонах, пока не сделалось беспокойным, как у механизма красного огня.

Я прикинул расстояние между собой и ближайшим валуном. Незнакомец снова нетерпеливо обратился к нам на своем непонятном языке.

— Вы невежливы, — сделал громкое замечание Шуга. — А эти дела могут подождать, не так ли?

Волшебное устройство тут же повторило:

— Не так ли?

Я плюхнулся позади валуна и затаился там. Шуга остался стоять.

— Именно так, — повторил он твердо. — Вы нарушаете обычай. Находясь в моем районе, вы должны подарить мне одно новое заклинание.

Волшебное устройство снова заговорило. Его интонации были устрашающими и нечеловеческими.

— Новый волшебный подарок… прежде неизвестный… конечно. Будь я в вашем районе…

Я понял, что сказал незнакомец. Устройство пыталось говорить вместо него, но нашими словами. Шуга тоже понял это и успокоился. Устройство было всего-навсего говорящим амулетом, причем скверным, несмотря на внушительные размеры.

Шуга, говорящий амулет и незнакомец стояли на продуваемом ветром холме и разговаривали друг с другом. В основном это был детский лепет. Устройство не имело своих собственных слов, но оно могло использовать слова Шуги, иногда правильно, но чаще — нет.

Настроение Шуги оставалось неизменным. Он пришел требовать дар или вызов на дуэль от вторгшегося в его владения незнакомца, а вместо этого ему приходилось обучать устройство разговаривать. А незнакомец словно бы даже веселился по этому поводу.

Красное Солнце давно скрылось, а голубое клонилось к горизонту. Неожиданно голубое Солнце зашло за кучу фиолетовых облаков и исчезло, как тонкая свечка, задутая ветром. Весь горизонт стал темно-красной тенью. Луны возникали в ночи, расположившись сейчас в виде полосатой ящерицы.

С помощью неопределенных конфигураций Шага делается сильнее. Повелитель он или только слуга полосатой ящерицы, размышлял я, в то время как он властно подтягивал одежды на своей коренастой фигуре. Повелитель — это видно из его поведения.

Внезапно незнакомец повторил свой жест с открытыми ладонями, повернулся и пошел назад к своему гнезду. Но не вошел внутрь. Вместо этого он коснулся края входа, и там зажегся свет. Ослепительный свет! Вдвое ярче дневного света, он бил струей из бока гнезда. Очень страшный свет — Земля и растения изменили свою окраску, и что-то произошло с их тенями, так как они сделались удивительно черными.

Поступок нового волшебника был очевиден даже мне — тем более Шуге. Он отпрянул назад от света с поднятыми для защиты руками. Это было бесполезно. Свет последовал за ним, обрушился на него, ослепил, совершенно затмив лунный свет.

Незнакомец уверенно отвергал власть полосатой ящерицы над собой. Шуга стоял трепеща — крошечная фигура, приколотая к земле этим странным, ослепляющей силы светом.

Затем, непонятно почему, незнакомец заставил свет исчезнуть.

— Мне кажется, свет вас беспокоит, — сказало за волшебника говорящее устройство. — Для меня он не имеет значения. Мы можем разговаривать в темноте.

Я вздохнул с облегчением, но до конца не расслабился. Этот незнакомец наглядно доказал, как запросто он может аннулировать эффект любой лунной конфигурация. От Шугиной власти, которую можно было признать с неба, придется отказаться.

Я смотрел, как полосатая ящерица удручающе крадется к востоку. Луны чертили через небо свой путь. Молочно-белые полумесяцы с широкими красными краями. В последующие ночи красные границы станут уже, как только Солнца приблизятся одно к другому. Затем цветные края растают. А позднее, после следующего восхода Солнца, должны показаться голубые края… И Шуга не получил никакой пользы от всего этого.

Шуга и новый волшебник все время разговаривали. Но теперь говорящее устройство обладало достаточным запасом слов, так что оба могли довольно вразумительно обсуждать все вопросы магии.

— Этическая сторона ситуации очевидна, — говорил Шуга. — Вы занимаетесь магией в моем районе. За это вы должны заплатить. Более того, вы должны мне секрет.

— Секрет… — отозвалось говорящее устройство.

Сбросив оцепенение, я навострил уши.

— Какую-нибудь часть магии, которой я еще не знаю, — уточнил Шуга. — Каков, например, секрет вашего света. Отчего он вдвое сильнее дневного?

— … разница потенциалов… горячий металл внутри холодного… сомневаюсь, что вы сумеете понять… причиной тепла является поток… крошечные кусочки молнии…

— Ваши слова лишены смысла. Мне непонятно их значение. Вы должны раскрыть секрет, чтобы я понял его и мог использовать. Я вижу, что ваша магия очень сильна, возможно, вы знаете способ, как предсказывать приливы?

— Нет, я не могу рассказать вам, как предсказывать приливы. У вас имеется одиннадцать Лун и два основных Солнца, которые растягивают ваши океаны во всех направлениях, воздействуя при этом друга на друга. Понадобятся годы, чтобы рассчитать схему приливов…

— Несомненно, ты знаешь вещи, которые мне неизвестны. Так же, как и я знаю секреты, о которых ты не слышал.

— Конечно. Но я стараюсь найти то, что тебе пригодилось бы больше всего. Это чудо, чего вы уже достигли. Даже велосипеды…

Тут я позволил себе вмешаться:

— Это хорошие велосипеды, — сказал я ревниво, — их сделали два моих сына.

— О! Велосипеды! — он подошел ближе.

Я напрягся, но он всего лишь захотел осмотреть их.

— Рамы из твердого дерева, шкивы с ремнями вместо цепей, прошитые шкуры вместо шин. Все это чудесно. Просто изумительно! Примитивно, сделано вручную, колеса большие, плоские, без спиц, но какое это имеет значение! Это же велосипеды! И это в то время, когда наши не захотели верить в развитие у вас любых форм… совсем.

— О чем ты говоришь? — требовательно спросил Шуга.

Я оскорбленно молчал, кипя от обиды за велосипеды Вилвила и Орбура.

Примитивные, как же?!

— … начинается с познания порядка, — ответил волшебник. — Но ваш мир совсем не упорядочен. Вы находитесь в густом темном облаке, поэтому не можете видеть ни одно из постоянных источников света на небе. Ваше небо — случайный набор Лун вашей системы… сочетание трех тел облегчает захват… приливы, которые происходят каждый по-своему под влиянием этих Лун… Луны, пути которых пересекаются постоянно и беспорядочно, изменяя их… из-за взаимного… — говорящее устройство пропускало половину слов незнакомца, превращая остальные в тарабарщину. — А еще высокий уровень… от голубого Солнца, он дает вам новые формы каждую неделю или около того. Нет порядка в наблюдаемом вами… можно применить метод проб и ошибок в строительстве. Нет четкой линии технологии, потому что вам не приходится наблюдать, чтобы ваше окружение воспроизвело те же линии дважды подряд… Но это… человеческий инстинкт старается управлять природой. Вы должны рассказать мне…

Шуга прервал болтовню незнакомца.

— Сперва ты должен рассказать мне. Сообщи что-нибудь новое, что могло бы удовлетворить законы Гильдии. В чем секрет, скажи мне, твоего красного огня?

— О, я не могу выдать вам секрет!

Шуга снова начал раздражаться, но вслух сказал лишь:

— Не можете? Но почему?

— Что касается этого устройства, то вам его не понять. Вы не можете использовать его в работе.

Шуга выпрямился в полный рост и уставился на незнакомца.

— Не собираешься ли ты сказать, что я даже не волшебник второго круга! Любой волшебник, достойный своих костей, может делать огонь и швырять его.

И тут Шуга произвел шар огня из рукава и небрежно швырнул его через поляну.

Я видел, как был поражен незнакомец. Такого он не ожидал. Огненный шар пошипел, а затем угас, оставив на земле выжженное место. Незнакомец сделал к нему два шага, словно намеревался исследовать его, затем повернулся к Шуге.

— Очень впечатляюще, — произнес он, — И все-таки…

Шуга ответил:

— Вот видишь. Я также могу бросать огонь. Но я хотел бы бросать его по прямой линии, как это делаешь ты, — вот чему я хочу научиться.

— Это совершенно другой принцип… когерентный свет… плотный луч… маленькие сгустки энергии… вибрация…

Демонстрируя, он дотронулся до колдовского механизма — и оно еще раз выплеснуло красный огонь. Обжигающее глаза пламя снова заиграло на пирамиде Макс-Вотца. И еще одна дымящаяся дыра. Я сморщился, незнакомец пояснил:

— Он заставляет кипеть камень, а цвет дыма сообщает мне, из чего он сделан.

Я постарался скрыть свою реакцию. Любой идиот знает, что дым голубовато-серый по цвету, также и из чего сделан камень. Это я и сам мог сказать ему.

Он, однако, продолжал:

— Поглощение света… Я не могу научить вас, как им воспользоваться. Ведь вы можете потом применить его в качестве оружия.

— Можем применить как оружие! — возбужденно воскликнул Шуга. — Тоща, может, есть другая польза от заклинания, бросающего красный огонь?

— Я уже объяснил вам, — сказал незнакомец нетерпеливо.

— Могу объяснить снова, но для чего, но для чего? Это для вас слишком сложно, чтобы понять суть. (Вот это было совершенно излишне и оскорбительно. Конечно, Шуга — волшебник только второго круга, но это еще не значит, что он более низкого положения. Действительно, имелось немного секретов, которые не были ему известны. Кроме того, достижение первого — это вопрос не столько мастерства, сколько политики. А Шуга никогда не был дипломатом).

Словом, мне оставалось только наблюдать, как Шуга разряжается.

Было самое время смягчить маслом дипломатии жесткие кромки разногласий между этими двумя волшебниками. Особенно теперь, когда преодолен языковой барьер, мой долг преодолеть трения между ними.

— Шуга, — сказал я. — Разреши говорить мне. Я дипломат.

Не дождавшись согласия и немного нервничая, я подошел к говорящему устройству.

— Позвольте представиться. Мое имя Лэнт-ла-ли-лэ-йах-ноу. Возможно, вам покажется самонадеянным, что я претендую на семь слогов, но я немаловажная личность в нашей деревне.

Я чувствовал, что необходимо установить мой ранг с самого начала и мое право отвечать за деревню.

Незнакомец посмотрел на меня и произнес:

— Мне приятно познакомиться с вами. Мое имя… — говорящее устройство запиналось, но я успел сосчитать слоги в имени. Всего три. Я улыбнулся про себя. Очевидно, мы имели дело с лицом очень низкого статута… Но вот что меня беспокоило, откуда ваялся этот волшебник, если личность такого низкого статута могла управлять такой могучей магией? Я решил пока не думать об этом. Возможно, он не назвал своего полного имени. В конце концов я тоже не назвал секретные частицы моего.

Говорящее устройство вдруг перевело три слова имени незнакомца:

— Как цвет, оттенок пурпурно-серого.

— Очень странно, — тихо сказал Шуга. Я никогда не слышал о волшебнике, именуемом как цвет.

— Может быть, это не имена, а лишь указание, какому богу он служит?

— Чепуха, — прошептал в ответ Шуга. — Только он должен быть где-то красным или где-то голубым. А он ни тот, ни другой.

— Возможно, он оба сразу, то есть Пурпурный.

— Не говори глупостей, Лэнт. Нельзя служить двум хозяевам, кроме того, он не совсем пурпурный, он пурпурно-серый. Я никогда не слышал о сером волшебнике.

Я повернулся к незнакомцу.

— Это ваше полное имя? А сколько слогов в его секретной части?

Он не мог на меня обидеться, я же не спрашивал его о самом имени.

Он сказал:

— Я назвал вам полное имя. Как-Тень-Пурпурно-Серого.

— И у вас нет другого? Нет секретного имени?

— Я не уверен, что понял. Это мое полное имя.

Мы с Шугой переглянулись. Незнакомец был или невероятно глуп, или очень хитер. Или он выдал нам полное имя, отдавая себя тем самым под полную власть Шуги, или строил из себя дурака, чтобы позволить Шуге раскрыть себя. Возможно, имя названное им, было своего рода волшебной ловушкой. Определенно, оно не являлось ключом к его личности.

Как-Тень-Пурпурно-Серого заговорил снова:

— Откуда вы пришли?

— Из деревни.

Я уже было собрался показать вниз, под гору, но воздержался. Неразумно говорить этому странному незнакомцу, где расположена деревня.

— Но я не видел деревни с воздуха.

— Совершенно невероятно! — воскликнул Шуга, — с воздуха!

— Да, когда я облетал район.

В ответ глаза Шуги стали округлыми.

— Облетал? У тебя есть летательное заклинание? Я даже не смог заставить летать что-нибудь более крупное, чем дыню. В нее я наловил пузырей дурного запаха, что есть в болотах.

Действительно, Шуга пытался улучшить заклинание полета и занимался этим все время, как стал волшебником. Он даже заставил двух моих сыновей Вилвила и Орбура помогать ему. Им нередко приходилось забрасывать вырезание новых велосипедов, чтобы приниматься за работу над каким-нибудь новым устройством. И так был велик энтузиазм и замыслы Шуги, что они не брали, к моему раздражению, никакой платы за свой труд.

Новый волшебник улыбнулся, когда Шуга описал свой летательный амулет.

— Примитивно, — сказал он. — Хотя и способно действовать. Моя собственная повозка использует более сложные и эффективные сопредельные способы.

Он указал на свое огромное черное гнездо. Должно быть, он имел ввиду одно из своих устройств, скрытых внутри или возле гнезда. Кто может представить себе летающее гнездо? Гнездо — это дом, определенное место, символ убежища и возвращения. Философически гнездо не может двигаться, ни тем более летать. Вот. А что невозможно философически, то невозможно и для магии. Этот закон сдерживает даже богов.

— Покажи мне, как оно действует, научи своему заклинанию! — взволнованно выкрикнул Шуга.

Незнакомец покачал головой.

— Я не могу этого показать ни тебе, ни другому. Вы просто не поймете…

Пожалуй, это было уже слишком! Целый вечер новый волшебник оскорблял Шугу. А теперь он отказывается одарить его секретом. Шуга начал подпрыгивать от раздражения. Он вытащил свой теринэль и, прежде чем я успел его успокоить, набил духовые камеры проклятым порошком.

— Шуга, ну потерпи, пожалуйста, — начал я его успокаивать. — Давай вернемся в деревню. Сначала потребуем собрать Гильдию Советников. Не вызывай его на дуэль, пока мы не обсудим это мероприятие.

Шуга ответил едва слышным бормотанием. Бормотал он примерно следующее.

— Надо бы испытать этот теринэль на тебе. Сам знаешь, я не любитель зря тратить хорошее проклятие.

Но тем не менее он опустошил зарядные устройства, завернул теринэль в шкуры и убрал ранец. Потом встал, посмотрел на нового волшебника и сказал:

— Мы возвращаемся в нашу деревню, чтобы посоветоваться. И вернемся сюда в начале голубых рассветов.

Но незнакомец, кажется, не понял его.

— Я пойду с вами, — сказал он. — Мне хотелось бы увидеть вашу деревню.

Шуга был бы умнее, если бы немного подумал. Но он тут же ответил:

— Конечно, вы можете пойти с нами. С нашей стороны было бы невозможно не пригласить вас. Но вам не следует так далеко отлучаться от вашего гнезда. Ночью, когда уходят Луны, красные проклятья бродят по земле. (Мне не хотелось, чтобы Шуга заострял этот вопрос, ведь мы тоже находились далеко от дома).

Шуга беспомощно развел руками.

— Если бы в деревне имелись пустые гнезда… мы бы вам уступили одно, а так с наступлением полной темноты я не рекомендую блуждать в отдалении от собственного гнезда.

— Все это правильно, — согласился незнакомец. — В таком случае, я понесу его с собой.

— Хм! Каким образом? Мы совершенно не намерены вам помогать. Да ни один из нас и не обладает силой, чтобы…

Как-Тень-Пурпурно-Серого усмехнулся.

Я уже начал уставать от его ухмылок.

— За это не беспокойтесь, — заверил он. — Вы только идите вперед по дороге, а я последую за вами.

Мы с Шугой переглянулись. М-да, ясно, что этот коротконогий незнакомец не поспеет за нашими велосипедами — особенно, если он собирается тащить за собой гнездо. Тем не менее мы из вежливости подождали, пока незнакомец укладывал свои вещи в гнездо. Я был удивлен, видя, как легко они складывались и как компактно хранились, и сделал в уме заметку — при случае ознакомиться с одним из них поближе. Любопытно было узнать, чем вырезана кость и как обработан металл. Возможно, конструкция этих приспособлений и меня чему-нибудь научит. Слишком тонкой была их резьба, чтобы я мог разглядеть ее как следует в лунном свете.

Непроизвольно я посмотрел на небо. Мы почти вплотную приближались ко времени полной темноты. Всего шесть Лун осталось на небе. Неудивительно, что свет от них был слаб. Я был совсем не намерен задерживаться дольше из-за этого незнакомца.

В самое короткое время незнакомец упаковал все свои устройства и сложил их внутри гнезда. В его поведении была такая уверенность, словно он знал, что делает, и это вызывало у меня смутное беспокойство.

— Все в порядке, — сказал он, — я готов. — С этими словами он исчез внутри гнезда, закрыв за собой дверь.

Когда это случилось, мое беспокойство перешло в настоящий ужас. Гнездо Пурпурно-Серого вдруг начало жужжать и громче, чем все его говорящие и огненно-красные устройства, потом поднялось в воздух. Там оно повисло на высоте роста двух человек. Око засверкало невиданным цветом, от которого деревья и камни засверкали подобно ярким галлюцинациям. Я подумал, как бы Шуга от удивления не свалился с велосипеда. Ведь он и днем едва справлялся с ним, так как ездить на нем достаточно трудно.

Путь назад в деревню был кошмарным. Шуга был настолько непохож на себя, что даже не произнес ни одного из своих защитных «кантеле». Мы все время оглядывались на огромное яйцо, плывущее за нами и разбрасывающее свет во все стороны, подобно некоему ужасному воплощению Элкина — бога грома.

Положение дел ухудшилось еще и тем, что очередная Луна, если смотреть сверху, спускалась на нас, приближался период полной темноты. Один из нас застонал, и я не был уверен, кто это был — Шуга или я.

Велосипеды грохотали по горной тропинке. Мне настолько хотелось вернуться целым и невредимым домой в гнездо, что я не догадался попросить Шугу быть поосторожнее со второй машиной. Он все время посматривал назад через плечо, и я был уверен, что он ударится обо что-то по дороге и расколет колесо. К счастью, этого не произошло. Не знаю, стал бы я останавливаться, чтобы помочь ему. Только не при этом яйце, сверкающем, гонящемся за нами, пугающем, все время держащемся в воздухе.

Нам все-таки удалось спуститься к лугам. Несколько женщин вышли в поля собирать ночные грибы, они заметили наше появление, но когда они увидели огромное яйцо, летящее за нами, то они повернулись и, убежали в деревню.

Мы с Шугой добрались до деревни, последняя из Лун исчезла на востоке. Еле дыша, мы остановились в центре поляны. Большое черное яйцо зловеще плавало над нами, заливая всю деревню своим зловещим сиянием. Огромные деревья и тыквообразные гнезда, устроенные на их могучих ветвях, приобрели странный и пугающий оттенок…

Сверху, громче других, загромыхал голос волшебника:

— … не удивительно, что я не увидел ее с воздуха… дома, сконструированные в виде сфер, свисающих с веток громадных деревьев… должно быть по меньшей мере… погоди, пока… узнают об этом… Где я могу остановиться? — неожиданно спросил он.

— Где-нибудь, — выдохнул я, тяжело дыша, и сделал соответствующий жест рукой. Потом посмотрелся по сторонам, есть ли у нас деревья достаточно крепкие, чтобы подвесить это гнездо. Ни одного большого дерева, ни одного свободного. Но если этот волшебник способен заставить свое гнездо летать, то он, несомненно, может прицепиться и к молоденькому деревцу. Но вместо этого незнакомец опустился просто на землю.

Точнее, не просто на землю. Гнездо пронеслось над деревней к реке, к гребню склона, возвышавшегося над лягушачьими прудами. Сейчас пруды стояли сухими, подготовленными к ритуальной чистке и перенесению заговоров.

Глава 4

Спал я плохо, и встал, когда дымный ободок красного Солнца только начал появляться над горизонтом.

Умывшись и расчесавшись, я почувствовал себя лучше, но все же оставался измученным и усталым. Ночные приключения не прошли даром. Одного взгляда, брошенного на гнезда, оказалось достаточно, чтобы убедиться — незнакомый волшебник все еще здесь.

Пилг Крикун расхаживал между деревьями и стонал по этому поводу. Теперь, когда новый колдун перенес свое гнездо в деревню, катастрофа обрела определенный смысл. Даже отсюда я видел толпу любопытных, собравшихся вокруг гнезда, правда, державшуюся на почтительном расстоянии.

Видел и торговца лягушками, заламывающего руки и причитающего над своими прудами. После изгнания незнакомца ему придется очищать их заново. А если это случится нескоро, то он пропустит время высеивания икры.

Мы с Шугой только направлялись посмотреть. Зато, заметив нас, колдун оторвался от растения, которое рассматривал, и скрылся в своем гнезде. Но почти сразу же вернулся, неся в вытянутой руке какой-то предмет.

— Подарок, — сказал он, — подарок для Шуги-волшебника.

Шуга явно был удивлен. Он никак не ожидал, что незнакомец предложит требуемый в данном случае подарок. Теперь же он выполнил обязательное для волшебника условие и имел полное право оставаться в нашем районе. По тому же условию Шуга обязан был даже уважать нового волшебника в его заклинаниях… Правила Гильдии вполне определены.

Шуга, как местный волшебник, имел право старшинства. Незнакомец не имел право делать ничего такого, что мешало бы практической деятельности Шуги или его предшествующим заклинаниям, но в остальном он имел право делать все, что захотел бы.

Шуга осмотрел подарок. Тот был маленький и легкий, можно держать в одной руке. С одного торца вмонтированная стеклянная линза. Незнакомец тут же показал, как он работает. Если надавить на скользившую шишку устройства, стеклянная линза делает свет.

Пустяковая вещь. Я почувствовал разочарование Шуги. Он был оскорблен: незнакомец мог бы подарить что-нибудь позначительнее. Шуга и сам мог показать холодный свет разными способами. Но сказать ему было нечего. Испытывать подаренный ему амулет в присутствии всей деревни считалось очень нехорошим поступком.

Единственным достоинством подарка было то, что его свет мог приобретать формы, какие мы никогда не видели раньше. Покручивая ободок на торце, форму света всегда можно было менять, от узкого луча, как у огненно-красного устройства незнакомца, до широкой полосы, способной осветить половину деревни. Используя скользящую жилку, яркость приспособления тоже можно было регулировать, от тусклого мерцания, не ярче чем у светящегося мха, до света такой яркости, что на него невозможно было смотреть.

Пурпурно-Серый посоветовал Шуге не пользоваться амулетом слишком долго в таком состоянии, так как его нечто (говорящее устройство не смогло перевести этого слова) очень быстро истощится. Шуга вертел подарок в руках. Сердце его тянулось к летающим заклинаниям или устройству красного огня. Но правила приличия вынуждали принять и этот дар с благодарностью. Я видел, что он хочет спросить еще что-то, но не имеет понятия, как сформулировать вопрос и не обидеть волшебника.

Пурпурно-Серый говорил:

— Трудно понять, как в вашем мире возникла жизнь? Эволюционные модели предоставляются невоспроизводимыми. А кто бы стал здесь селиться? Мы, естественно, жить бы здесь не смогли… С одной стороны из космоса планету накрывают пылевые облака. С другой, вы фактически не получаете нормального желтого света, — отдельные понятные предложения перемешивались вереницей бессмысленный слов. — Хотя я предполагаю, что красное и голубое Солнце создают комбинацию, дающую тот же самый эффект… все растения выглядят черными потому, что здесь так мало зеленого цвета, но нечто в растениях использует не зеленый цвет: так что с этим, по-моему, все в порядке… И эти двойные тени, которые любого сведут с ума.

Шуга переждал этот поток тарабарщины с похвальным терпением. Слова Пурпурно-Серого о различных цветах, казалось, намекали на что-то очень важное, и Шуге хотелось понять на что.

— Ты говоришь об этом мире, — сказал он, — можно предположить, что ты знаешь и другие миры?

Я подумал, не ловит ли Шуга незнакомца на удочку.

— О, да! Мой мир… — новый волшебник посмотрел вверх, размышляя, затем указал на пустое небо. — Мой мир находится в том направлении… Я думаю, за пылевыми облаками.

Пылевые облака?

Шуга начал пристально рассматривать небо. Я сделал то же самое, и так же поступила толпа свидетелей.

— Пылевые облака?

Небо было чистым и голубым.

Шуга посмотрел на волшебника.

— Издеваешься над нами? Я ничего нище не вижу. Никаких пылевых облаков или других миров. В небе ничего нет.

— Есть, — заявил Пурпурно-Серый. — Но они слишком малы и далеки, чтобы их рассмотреть.

Шуга шевельнул бровью и опять повернулся в сторону волшебника. Чувствовалось, что многие из тех, кто к нам прислушивается, едва сдерживают смех. Молодые женщины начали потихоньку хихикать, и их надо было увести.

— Слишком малы, — повторил Шуга. — Слишком малы…

Терпение его иссякло. Шуга не обладал темпераментом, пригодным для общения с детьми, дураками и сумасшедшими.

— О, нет… ты неправильно меня понял, — быстро заговорил Пурпурно-Серый, — они слишком малы, потому что очень-очень далеко отсюда.

— А-а… — протянул Шуга медленно.

Пурпурно-Серый так и не объяснил про пылевые облака или об их отсутствии.

— Да. На самом деле они настолько далеки, что если бы ты решил до них добраться, скажем на велосипеде, то доехать туда могли бы только твои потомки. А ты постареешь и умрешь даже раньше, чем преодолеешь незначительную часть пути.

— Я понял… — сказал Шуга, — но тоща, как ты добрался сюда. Крутил педали быстрее?

Пурпурно-Серый рассмеялся.

— О, нет, даже это не может помочь! Я…

Говорящее устройство запнулось, затем сказало:

— … обошел вокруг.

Шуга в смятении покачал головой. Еще несколько женщин пришлось увести прочь. Нехорошо, когда женщины слушают взрослого мужчину, корчащего из себя дурака. И нехорошо, когда они станут свидетелями смущения Шуги. Мужчины тоже начали переговариваться. Шуга широким жестом заставил их замолчать — он еще не сдался.

— Обошел кругом? Что, пылевые облака? — спросил он.

— О, нет. Пылевые облака я прошел насквозь. А обошел кругом… путь…

Шуга медленно повторил это предложение, чтобы проверить, не упустил ли он что-нибудь. Нет, все так и было. Только… Он повернулся и побрел вверх по склону, вертя в руках дающее свет устройство.

Глава 5

Несколько следующих дней Пурпурно-Серый потратил на то, что собирал мелкие растения, части растений покрупнее, пригоршни грязи, воды и почвы. За его работой постоянно следили как дети, так и взрослые, но он не обращал внимания.

Его повсюду сопровождало летающее трехногое устройство (во время полета ноги у него были сложены). Волшебник не обращал на него внимания, пока не возникла нужда. Каждый раз, когда ему необходимо было взять образец чего-то, он устанавливал свое устройство на ножки и направлял его на нужное место. Устройство выглядело достаточно безвредным, чтобы рискнуть осмотреть его, но Шуга только скрежетал зубами всякий раз, когда оно проплывало мимо.

Наконец Шуга принял решение раскрыть секрет делающего свет устройства, когда я навестил его, чтобы узнать, как идут дела, он свирепо на меня глянул и пробормотал:

— Проклятье этому демону с одной тенью!

— Может быть, тебе помогло, если бы ты попытался узнать, какой бог дает силу его заклинаниям?

Шуга поглядел на меня еще свирепее.

— Я учу тебя, как вырезать по кости? Почему же ты решил учить меня магии? Не думаешь ли ты, что я плохо знаю свое дело? Я проверил устройство на присутствие богов каждого из известных пантеонов и… безрезультатно.

— Возможно, — предложил я, — оно основано на другом принципе работы? Пурпурный, насколько можно понять, ни к каким богам вообще не обращается. Может быть, что…

— Тоща каким образом его устройства работают? — закричал Шуга. — С помощью суеверия?

— Я не знаю, но… может быть, он черпает свою власть из какого-нибудь другого источника. А может быть…

— Лэнт, ты глупец! Почему ты упорно продолжаешь болтать о том, в чем нисколько не разбираешься. Если ты собираешься говорить с волшебником о магии, то постарайся хотя бы говорить достаточно разумно.

— Но как раз поэтому я и спрашиваю…

— Суеверие, Лэнт, это безвредная болтовня, которую повторяют настолько часто, что люди и в самом деле начинают в нее верить. И вот тоща она уже не безвредна. Магия, с другой стороны, оперирует тщательно сконструированными уравнениями символов, предназначенных для управления определенными силами и предметами. Магия действует всегда, веришь ли ты в нее или же нет.

— Понял, — ответил я. — Не думаю, что он действует при помощи магии!

— Не предполагаешь же ты, что устройства Пурпурного могут работать вне зависимости от богов?

Шуга поглядел на меня так и сказал эти слова таким тоном, словно обращался к сумасшедшему. Меня это рассердило.

— Такие вещи возможны. Вилвил как-то признался мне, что часто проверяет новые велосипеды без благословения. Совсем стал беззаботным и забывчивым. Но ничего плохого с ним не случилось.

— Вилвил и Орбур под моей защитой. Вспомни, вместо платы за помощь в изделии летающие заклинания.

— Да, я помню. Но я бы предпочел, чтобы они получали что-нибудь существенное.

Шуга игнорировал мое замечание.

— Я в любом случае оберегаю твоих сыновей, так что какая-то поездка Вилвила на неблагословленном велосипеде ничего не доказывает. Кроме того, если все остальное было выполнено как надо, то благословение велосипеду не обязательно.

— И все равно я скажу, что устройства, не зависящие от богов, — возможны.

Шуга посмотрел на меня.

— Ты кажешься излишне самоуверенным.

— Однажды в детстве я воспользовался неблагословленным рыболовным удилищем. Я сделал его сам.

— И что дальше?

— Я поймал рыбу.

Шуга фыркнул.

— Лэнт, это ничего не доказывает. Если бы ты благословил удилище и смыл крючок, как положено, ты бы поймал в десять раз больше рыбы. А так ты доказал только одно, что сделал удилище пригодным для ловли. Что тебе требовалось для этого эксперимента, так это контрольный образец — точно такое же удилище, только благословленное и омытое. Тогда бы ты увидел, на какое из них можно было поймать больше рыбы.

— Ты говоришь так, будто сам ставил такой эксперимент.

— Не с рыбой. С ловушкой.

Он заметил мое удивление и сказал:

— Любой начинающий волшебник, будучи учеником, должен доказать самому себе, по крайней мере однажды, что магия — огромная сила. Невозможно стать волшебником, если в твою душу впало зерно сомнения. Позволяя ученику удовлетворить свое любопытство, мы укрепим в нем веру в себя. Этот простенький эксперимент — такой может кто угодно придумать — на самом деле тест, который может быть повторен множество раз. И всегда результат будет одним и тем же.

— Какой?

— Получается, что в ловушку с благословленной приманкой попадается вдвое больше кроликов.

— Да? Может быть, это просто потому, что приманку для кроликов в благословленной ловушке становится более соблазнительной?

— Конечно, — ответил Шуга. — Как раз это и подразумевается. Вся цепь заклинаний — это стремление сделать приманку пособлазнительнее. Ловушки — простые устройства, Лэнт. Простые устройства не всегда нуждаются в магии, зато результаты ее сразу видны. Сколько, скажем, частей было в твоей удочке?

— Три. Удилище, леска и крючок.

— Верно, всего три. Тем не менее, леска может порваться, наживка соскочить, крючок не зацепиться. А ведь это в простом устройстве, которому и не обязательно быть особенно надежным. Подумай, Лэнт! Подумай о конструкции, в которой много движущихся частей. Необходимо, чтобы они все были в полном порядке, прежде чем вся конструкция сможет работать. Подумай, например, о велосипеде.

Я собрался было ответить, но Шуга оборвал меня.

— Не перебивай. У велосипеда много движущихся частей: колеса, шкивы, руль, педали, оси. Все эти части должны быть точно вырезаны и аккуратно подогнаны друг к другу, иначе велосипед просто не поедет. Далее, теоретически, совершенная машина возможна… но на практике, ну, когда ты имеешь машину, которая обязана быть точной просто потому, что иначе не станет функционировать, тоща влияние магии становится чрезвычайно важным. Если неудачна только одна часть, только одна, то бесполезна вся машина. Простое устройство не нуждается в магии, потому что его действия усиливаются самыми простыми заклинаниями, сложному же устройству требуются и более сложные заклинания только для того, чтобы оно вообще работало. Слишком много может получиться не так. Скажи, Лэнт, сколько частей в велосипеде?

— Я пожал плечами.

— Никогда не считал. Очень много, я думаю.

Шуга кивнул.

— А сколько частей в летающем гнезде незнакомца?

Я покачал головой.

— Я не знаю.

— Больше чем у велосипеда?

— Несомненно, — ответил я.

— Ты очень наблюдательный, Лэнт. Я уверен, что там должно быть по меньшей мере тысяча разных частей. На основании своих собственных детальных экспериментов я могу сказать, что летательный амулет на самом деле очень сложное устройство. В гнезде Пурпурно-Серого должно быть очень много движущихся частей и все должны работать в очень точном взаимодействии. Малейшая ошибка и — пуфф! Ничего не получится. Для меня вполне очевидно, что чем больше у машины частей, тем больше у нее возможностей сломаться. А теперь ты стоишь здесь и стараешься убедить меня, что чужак заставляет все эти части работать с абсолютной точностью без помощи магии вообще…

Я закивал. Шуга говорил очень убедительно. Определенно, он уже обдумал весь этот вопрос в целом глубже, чем я себе представлял. Но, конечно, это и была его работа как волшебника. Можно чувствовать себя спокойно — выполнит он ее хорошо. Я улыбнулся ему.

— То же самое можно сказать и о всех других его устройствах, не так ли?

— Ты начинаешь замечать очевидное, Лэнт, — кивнул он.

— Им необходимо столько магии, что впору дымиться от заклинаний, верно?

Шуга вновь кивнул.

— Значит, ты раскрыл секрет светового устройства, Шуга! — воскликнул я. — Оно столь сложно, что остальное очевидно, так?

— Не так. Оно настолько просто, что в этом-то и вся загадка.

— Хм-м…

— Все, что следовало сделать, это разобрать устройство и посмотреть, что мне это даст.

Он махнул на верстак. На нем лежали всего четыре предмета, элементы светового прибора чужака: пустая оболочка, кристаллическая линза, плоская пластина и внутренняя коробочка, по форме напоминающая внешнюю оболочку. Шуга вертел этот предмет и так и эдак, но не мог найти места, где бы этот предмет открывался. Коробочка эта была твердой и сплошной, и мы никак не могли догадаться, что же у нее внутри. Раскрыть ее нам никак не удавалось, и применить силу Шуга не хотел, он боялся испортить устройство.

— Ты так и не добился от него никаких изменений? — спросил я.

— Не совсем так. Одного я все же добился…

— И какого?

— Свет. Он совсем исчез и больше не появлялся.

— О!

Я наблюдал, как Шуга, насупившись, снова собрал предметы вместе. Он сдвинул скользящую пластинку. И ничего не случилось. Он покрутил туда-сюда вращающуюся выпуклость. Опять ничего.

— Я не думал, — пробормотал он. — Я надеялся, что заклинание восстановится, если дать ему отдохнуть, но тут, очевидно, я ошибся.

— Тоща почему бы тебе не вернуть его Пурпурному? — поинтересовался я.

— Что? Или ты считаешь, что я сам неспособен решить эту проблему.

— Да нет же, Шуга, — запротестовал я. — Я уверен, что ты ее решишь. Я только подумал… ну, если Пурпурный сделал что-то такое, что отменяет первоначальное заклинание, а ты об этом не знаешь. Возможно, он оскорбил кого-то из богов.

Шуга задумался.

— Может быть ты и прав. Ты же уверен в моем мастерстве волшебника, Лэнт?

И он пристально посмотрел на меня. Я поспешил его заверить:

— Шуга, у меня нет никаких сомнений в уровне твоих знаний.

Это несколько успокоило его.

— Хорошо. Без сомнения, теперь мы можем навестить Пурпурного и узнать, почему устройство перестало работать.

Глава 6

Мы нашли Пурпурного на восточном пастбище. Он что-то колдовал над своим приспособлением. Я огляделся, но устройства, бросающего красный огонь не заметил. Очевидно, он его с собой не взял. Приспособление, с которым он возился на лугу, казалось безобидным.

Пурпурный прохаживался по лугу, что-то довольно бормоча себе под нос, когда Шуга прервал его занятие и протянул испорченное устройство. Пурпурный взял устройство, несколько раз попробовал его включить, затем открыл и проверил внутренний цилиндр. Он обратил внимание, что его поверхность стала красной.

— Ну, конечно, он и не должен работать. Батарея сдохла.

Шуга побледнел.

— Батарея? Почему ты мне не сказал, что там внутри живое существо? Я даже не знал, чем его накормить.

— Да нет же, — рассмеялся Пурпурный. — Ты не понял.

— Я понял все достаточно хорошо, — заявил Шуга. — Ты доверил мне живое существо, даже не сказав об этом. Не стоит удивляться, что оно, заключенное в этот крошечный ящик без воды и пищи, умерло. Теперь из-за тебя я повинен в смерти живого существа и должен произнести молитвы за упокой его души.

Пурпурный справился со смехом.

— Да послушай же меня, Шуга, послушай! Батарей — не живое существо. Это устройство, предмет, который хранит в себе энергию.

— А-а, — произнес Шуга, скрытое заклинание.

Он оглядел механизм и спокойно спросил:

— Какого бога мне нужно ублажить, чтобы восстановить ее силу?

Пурпурный опять засмеялся.

— Ты опять не понял. Да я это для тебя сделаю.

Он потянулся за устройством, но Шуга воспротивился.

— Почему ты не можешь сказать мне, как ее восстановить? — потребовал он. — Зачем мне устройство, если я буду постоянно обращаться к тебе, если его сила истощается? Каким волшебником я буду после этого? А в дальнейшем что будет, если ты уйдешь, как я это восстановлю? Если бы я, по крайней мере, знал, какие боги…

— Никаких богов, — заявил Пурпурный. — Вообще никаких богов. Ваши боги не могут восстановить силу этого устройства. Дай его мне, Шуга. Я сам все сделаю.

Шуга отдернул руку, словно ужаленный.

— Боги не могут восстановить силу устройства! Только ты это можешь сделать?

— Успокойся, Шуга, — попросил Пурпурный. — Устройство работает без помощи богов, оно в них не нуждается.

Шуга закрыл устройство рукой и заговорил медленно и осторожно:

— Ты надо мной смеешься? Ни одно устройство не может работать без помощи богов.

— А это работает. Точно так же, как и остальные мои устройства.

Тон Шуги стал немного резким.

— Пурпурный, это ты не понял. Неужели ты можешь отрицать власть богов? За такие слова Элкин обрушит молнию на твою голову. Я тебя предупредил…

— Звучит вполне правдоподобно, — перебил его Пурпурный. — Особенно в том случае, если бы здесь присутствовал сам Элкин или другой бог. У вас этих богов столько, — что я до сих пор не успел их пересчитать. Ох уж эти примитивные суеверия, порожденные невежеством, пытающиеся объяснить необъяснимое. Я сожалею, Шуга, но не смогу объяснить тебе всего — ты такая же их жертва, как и хозяин.

Тут он замолчал.

— Это все? — спросил Шуга.

— Да, боюсь, что так, — ответил тот.

Шуга задумчиво посмотрел на устройство, которое все еще сжимал в руках.

— Пурпурный, — начал он медленно и резко, но в голосе его ощущалась сдержанность. — Если бы не твои устройства, я бы подумал, что ты либо дурак, либо богохульствующий красный волшебник. Но возможности твоих устройств таковы, что ты не можешь быть ни дураком, ни заблуждающимся. Следовательно, ты должен быть еще кем-то.

Он помолчал, потом добавил:

— Я хочу знать, кто ты такой. В наших беседах ты постоянно пользуешься понятиями, которые не имеют смысла, но намекают на него. Я уверен, что ты знаешь такие вещи, о которых я и понятия не имею. Твои устройства это доказывают яснее ясного. Я хочу знать эти секреты.

Он снова замолчал, потом с трудом пересилил себя и спросил:

— Ты меня научишь?

Слова Шуги напугали меня. Никогда раньше я не видел его таким смирным. Должно быть, страстное желание выведать секреты чужака поглотило его целиком, иначе к чему так унижаться.

Пурпурный долго смотрел на Шугу.

— Да, — сказал он тихо, словно бы себе. — Да… это единственный путь — учить местных шаманов, дать им знания. Но, Шуга, сперва ты должен понять, что боги — это не боги, а атрибуты вашей веры.

Шуга кивнул.

— Эта теория мне знакома.

— Отлично, — ответил Пурпурный. — Возможно, ты не так примитивен, как я думал.

— Это теория, — продолжал Шуга, — одна из ключевых теорий, на которых основана вся магия — боги принимают формы, необходимые для их функции, и эти функции определяются…

— Нет, нет, — оборвал Пурпурный. — Люди не понимают, как Луны вызывают приливы, поэтому вы придумали Нэвила — бога приливов и покровителя картографов. Вы не понимаете, как под воздействием огромных масс раскаленного воздуха образуется ветер, поэтому придумали Макс-Вотца — бога ветров. Вы не понимаете связи между причиной и следствием, поэтому вы и придумали Либа — бога магии.

Шуга хмурился, но кивал. Он очень старался понять.

— Я знаю, как это происходит, Шуга, — сказал Пурпурный снисходительно. — Неудивительно, что у вас так много богов. Вера в одного Бога начинается с одного Солнца. А у вас тут два Солнца и одиннадцать Лун. Вся планетная система скрыта пылевым облаком… — он заметил, что Шуга нахмурился еще сильнее, и быстро поправился, — нет, забудь об этом. Это только сбивает тебя с толку.

Шуга кивнул.

— Тогда слушай внимательно, Шуга. Есть нечто большее, чем ваши боги, но ты и твои соплеменники забыли, что сами их создали, а потом начали думать наоборот, что боги создали вас.

Шуга поежился, но ничего не сказал.

— Теперь я постараюсь научить тебя тому, что могу. Я был бы рад этому. Чем скорее ты и твои сородичи отбросят свои примитивные суеверия и признают единственно правильное… — в этом месте говорящее устройство снова запнулось, — … магию, тем скорее вы унаследуете огни в небе.

— Хм! — произнес Шуга. — Что еще за огни в небе? Ты имеешь в виду те слабые призрачные светлячки, которые изредка появляются, и каждый раз на новом месте?

Пурпурный кивнул.

— Ты не можешь видеть их такими, как я, но когда-нибудь, Шуга, когда-нибудь твой народ построит свои собственные летающие амулеты, и…

— Да, да, конечно, — произнес Шуга страстно. — Покажи мне эти летающие амулеты. Какие боги?

— Никаких богов, Шуга. Именно это я и стараюсь тебе растолковать. Летающие устройства созданы не богами, а людьми, такими же, как я.

Шуга открыл рот, но чуть не подавился и лишь прохрипел:

— Создано… людьми…

Пурпурный кивнул.

— Тогда это должно быть очень простое устройство, насколько я представляю… ты меня научишь?

— Я не могу, — запротестовал Пурпурный.

— Не можешь? А сам только что говорил, что будешь меня учить.

— Нет, нет… Я имел ввиду, что научу тебя своей… — говорящее устройство опять не смогло перевести это слово, — магии, но не могу обучить тебя своим летающим заклинаниям.

Шуга покачал головой, уяснив сказанное.

— Твое летающее устройство — это не магия?

— Наверно, она… — говорящее устройство опять замкнулось, — … магия.

Я почувствовал, что терпение Шуги истощилось.

— Так ты собираешься научить меня летать или нет?

— Да… но это твои потомки будут летать…

— Тоща зачем мне это?

— Я имел ввиду, что твои дети и твои внуки.

— У меня нет детей, — отрезал Шуга.

— Да не об этом я… Я подразумевал, что дети и внуки твоих соплеменников. Летающие устройства настолько сложны, что уйдут годы, прежде чем его изучат и построят.

— Так давай начнем, — потребовал Шуга нетерпеливо.

— Но у нас ничего не получится, — запротестовал Пурпурный, — до тех пор, пока ты не изучишь основы… магии.

— Я уже знаю основы магии! — воскликнул Шуга, — учи меня летающему заклинанию!

— Да не могу я! — воскликнул в ответ Пурпурный. — Это для тебя слишком сложно?

— Тогда почему ты сказал, что будешь учить, если уже не будешь? — завопил Шуга раскрасневшись.

— Я не сказал, что не буду, — громыхнул Пурпурный, — я сказал, что не могу!

И тут Шуга вышел из себя.

— Пусть у тебя будет множество безобразных дочерей, — начал он. — Пусть паразиты от десяти тысяч грязных скотов заполнят твои штаны. Его голос поднялся до пугающей высоты. — Чтоб разлетелось твое гнездовое дерево! Чтоб ты никогда не получил подарок, который тебе понравится! Чтоб бог грома ударил тебе в коленку!

То были только эпитеты, ничего более, но в устах Шуги и этого было достаточно, чтобы побледнел даже я, невинный храбрый зритель. Я подумал, не выпадут ли у меня волосы от присутствия при демонстрации такого гнева.

Пурпурный сохранял спокойствие. Я позавидовал его мужеству перед лицом такой ярости.

— Я уже говорил тебе, Шуга, что твоей магии я не боюсь. Я выше этого.

Шуга набрал побольше воздуха.

— Если ты не прекратишь, я буду — вынужден использовать вот это!

И Шуга вытащил из складок своей одежды куклу. По странным пропорциям и раскраске я догадался, что кукла изображает Пурпурного. Но Пурпурный даже не вздрогнул, как сделал бы это любой нормальный человек на его месте.

— Используй, — согласился он, — иди и используй. Только не мешай мне работать. Балансировка вашей всепланетной экологической системы развивалась в инертной направлении.

У животных развились очень необычайные железы внутренней секреции для контроля функций тела. Я таких не разу не встречал.

Пурпурный опять обратился к своим устройствам, движением пальца сделал что-то с одним из них — и целый участок восточного пастбища взлетел вверх.

Шуга в отчаянии нахмурился. Пурпурный только что надругался над красивейшим пастбищем деревни, одним из самых замечательных пастбищ Ротна-Эйна — бога овец. Кто знает, каким будет вкус у баранины этой весной.

И тут Пурпурный принялся собирать кусочки почвы и складывать их в маленькие контейнеры. Он собирал помет!!! Да разве можно одному человеку нарушать столько основных законов магии и уцелеть!!! Законы магии очень строги! Любой глупец каждый день может видеть их в действии — даже я был знаком с ними — они управляли всем миром, и влияние их было просто и очевидно.

Я не удивился, когда Шуга с мрачной решимостью положил на траву куклу и поджег ее. Я также не удивился, когда от куклы осталась только горстка белого пепла, а Пурпурный так и не обратил на это внимания.

Шуга смотрел на него в ужасе. Сама беззаботность Пурпурного воспринималась в крайней степени оскорблением. Когда мы уходили, он копался внутри одного из своих щелкающих ящиков. Он даже не заметил, что мы покинули его.

Глава 7

Шуга пристально всматривался в небо, наморщив лоб. Оба Солнца стояли еще высоко — крупный красный диск и голубовато-белая точка. Голубое Солнце стояло на краю красного, готовясь начать долгий путь по его лицу.

— Дух Элкина, — бормотал Шуга, — я не могу воспользоваться Солнцами, их расположение непостоянно. Остаются только Луны, но они образовали конфигурацию «Грязевая Вонючка». — Он швырнул через поляну огненный шар. — Восьмилунная Грязевая Вонючка, — он подбоченился и закричал в небо — За что ты меня, Суэло! За что? Что я сделал обидного, что ты проклял меня таким неблагоприятным расположением Лун? Разве я не клялся служить тебе всю жизнь?

Но ответа не последовало. Я и не думал, что Шуга ждет его. Он вернулся к своим волшебным атрибутам.

— Ну и ладно. Раз ты подсовываешь мне Вонючку, пусть будет Вонючка. На, Лэнт, подержи-ка, — и он подтолкнул ко мне большой короб.

Шуга рылся в своем оборудовании, не переставая что-то бормотать. Вокруг него выстроилась странная коллекция заклинающих устройств.

— Для чего все это? — я указал на кучу.

Шуга, казалось, не слышал моего вопроса, продолжая что-то прикидывать в голове, потом принялся складывать приспособления назад в короб.

— Так для чего все это? — повторил я.

Шуга взглянул на меня.

— Лэнт, ты глупец! Это, — он со значением приподнял свой груз, — чтобы доказать чужаку, что нельзя шутить с богами полного живота.

— Мне страшно спрашивать, но все же, что это?

— Заклинание… Тебе остается только подождать и вместе с другими увидеть их действие.

И он целеустремленно зашагал к лягушачьим прудам. Я поспешил за ним. Удивительно, как быстро способны нести Шугу его коротенькие тоненькие ножки.

На возвышении над летающим гнездом уже собралась возбужденная толпа жителей деревни. Когда появился Шуга, люди взволнованно зашептались — слух о том, какое оскорбление нанес ему Пурпурный, разнесся быстро. Собравшиеся напряглись от ожидания.

Шуга игнорировал их присутствие. Он пробился сквозь беспорядочную толпу и сердито направился к гнезду Пурпурного, не обращая внимания на грязь, чавкающую у него под ногами и забрызгавшую край его накидки.

Он трижды, не останавливаясь, обошел вокруг гнезда, осматривая его со всех сторон.

Мне было неясно, то ли он уже начал заклинания, то ли еще только прикидывал ситуацию. Какое-то время он простоял, разглядывая нижнюю часть гнезда, напоминая художника, погрузившегося в размышления над чистой шкурой. Затем он быстро и сосредоточенно шагнул вперед и куском мела быстро и решительно нарисовал на боку гнезда Пурпурного рогатый знак.

Заинтересованный задумчивый шепот прошел по толпе.

— Рогатый знак… рогатый знак!

Это заклинание должно было относиться к ведению Ротн-Бэйра — овечьего бога. Собравшиеся стали деловито обсуждать происходящее. Ротн-Бэйр не был особенно могущественным, но особенно раздражительным. Большинство заклинаний Ротн-Бэйра относились к плодородию и собиранию пищи. Мало что могло разгневать овечьего бога, но уж если Ротн-Бэйра что-то должно было вывести из себя, то Шуга должен был знать заклинание. Толпа гудела от любопытства. Каждый прикидывал, какую форму примет законченное заклинание.

Шуга кончил рисовать. Бездумно стряхивая мел с рук, он подошел к топкому берегу реки. Затем принялся расхаживать взад и вперед вдоль него, что-то обдумывая. Неожиданно обнаружил то, что искал, и как раз над поверхностью воды. Попытался схватить искомое, погрузив руки в воду без малейшего всплеска. Когда он выпрямился, рукава накидки были мокрые, а в руке он сжимал коричневого слизняка. Немного погодя я почувствовал омерзительный запах грязевого вонючки.

Запах достиг остальных, и по толпе пронесся шепот одобрения. Вражда между Ротн-Бэйром — овечьим богом и Нильном — богом грязевых существ, была хорошо известна даже непосвященным. Очевидно. Шуга задумал заклинание, построенное на взаимной антипатии двух богов.

Моя догадка оказалась верной — я гордился своим практическим пониманием основных заговоров и законов магии.

Грязевый вонючка был разрезан Шугой по брюху. Потом Шуга ловко извлек вонючую железу, поместив ее в костяную чашку. Я узнал чашку, вырезанную и освященную для него мной самим. Она была изготовлена из черепа новорожденного ягненка и посвящена Ротн-Бэйру. Сейчас же он осквернил ее самой отвратительной частью вонючки. И, несомненно, привлек внимание овечьего бога.

Он оставил чашку в сторону и вернулся к вонючке, лежащей в болотной луже, поднял его и умело отрезал голову, даже не вознеся молитву за его душу. Этим он осквернил ее смерть. И несомненно, привлек внимание Нильна.

Используя мочевой пузырь слизняка вместо чашки, он начал изготовлять зелье из растертой кости, экстракты голода, сушеной овечьей крови и некоторых других компонентов, которые я не мог определить с такого расстояния. Я подозревал, что все они были предназначены для того, чтобы вызвать дух Нильна, хотя еще не совсем ясно, каким образом.

Шуга осмотрел гнездо сумасшедшего волшебника со стороны, обращенной к реке, а затем принялся широкими полосами наносить водяное зелье на черный бог гнезда, рисуя решетку из одиннадцати полос.

Эта часть заклинания должна была разгневать Нильна. Шуга осквернил грязевое существо для того, чтобы прославить величие Ротн-Бэйра — рогатый знак, изображенный на противоположной стороне гнезда.

Он вернулся к костяной чаше с вонючей железой слизняка и с помощью большой кости растер железу в дурно пахнущую пасту. Затем смешал ее с овечьей кровью, порченной водой и зеленоваты порошком из своего ранца. Я узнал порошок — это был экстракт страха, обычно используемый там, где желательно могущественное заклинание. Его получали из раздробленных копыт животных. Надо было пожертвовать шесть овец, чтобы получить его небольшое количество, которое Шуга добавил сейчас к своему зелью. Нагнувшись к нижней части гнезда, Шуга начал изображать знакомый символ поверх мелового рисунка рогатого знака. Это был знак Нильна — диагональная полоса с двумя пустыми кругами с каждого края.

Толпа оценивающе затаила дыхание. Присутствовать при таком оригинальном нанесении заклинаний доставляло истинное наслаждение. Не удивительно, что его прозвали Шуга-Высокий. Ротн-Бэйр не мог позволить долго просуществовать подобному ужасному оскорблению своих овец. И Нильн — бог грязевых существ — недолго будет благодушествовать, если грязевые вонючки будут приноситься в жертву Ротн-Бэйру.

Вражда двух богов проявлялась всякий раз, когда овец гнали к воде. Овцы неаккуратны и неуклюжи. Когда они толпятся на берегу, то давят множество лягушек, змей, ящериц, хамелеонов и прочих амфибий, которые живут в грязи. В то же время многие из наиболее опасных грязевых существ, ядовитых и клыкастых, со злобой нападают на овец, раня им ноги, портя шерсть, заражая паразитами, награждая гноящимися язвами, оставляя кровавые следы от сердитых укусов и царапин.

Два бога ненавидели друг друга и в своих разнообразных воплощениях — таких как овцы и грязевые существа — не жалели сил, чтоб уничтожить друг друга при первой же возможности.

Сейчас же Шуга нарисовал оскорбления обеим на одном и том же гнезде. Он осквернил воплощения каждого из них для того, чтобы прославить величие другого. Если Пурпурный немедленно не принесет возмещение, то пострадает от ярости обоих богов одновременно.

Пурпурный заявил, что он в богов не верит. Он отрицал их существование. Он утверждал, что выше магии Шуги.

Я надеялся, что вернется он вовремя, чтобы увидеть действие заклинания. Я пошел с Шугой вниз к реке и помог ему в ритуальном очищении. Ему было необходимо очиститься от следов проступка против обоих богов, иначе он пострадал бы от собственного проклятия. Боги иногда близоруки. Я окропил его шестью различными маслами, прежде чем позволил хотя бы вступить в реку (неразумно обидеть Фолфо-Мара — речного бога).

Мы не успели кончить с очищением, как услышали, что действие проклятия началось. До нас донеслись слитные крики толпы и смутный гул. Шуга завернулся в накидку и поспешил на холм. Я возбужденно последовал за ним.

Глава 8

Мы добрались до гребня холма вовремя, чтобы увидеть свирепого барана, яростно бодающего гнездо Пурпурного. Набежало еще несколько баранов и тоже ринулись в атаку на черный шар. Гнев их был в основном сосредоточен на оскверненном знаке Ротн-Бэйра. Казалось, их раздражало само вещество символа. Запах грязевого вонючки достаточно могуществен, чтобы разъярить любого.

Тяжело дыша, с покрасневшими глазами, бараны сталкивались, пихались, даже били в бешенстве друг друга лбами, только чтобы атаковать ненавистный символ, нанесенный на боку летающего гнезда. При каждом их ударе ужасающий гул эхом разносился по холмам.

И каждый удар сопровождался громким весельем толпы. Я ожидал, что в любой момент кто-нибудь из баранов проломится сквозь стенку этого мрачного жилища — но нет, эти стенки оказались крепче, чем я предполагал. Каждый раз, когда баран ударял в него, гнездо, казалось, на мгновение немного приподнималось в грязи и тут же опускалось в нее — это был единственный эффект, который я мог наблюдать. Блея от бешенства, бараны неистовствовали, падая на оскорбительный рисунок — они являли собой живое воплощение гнева Ротн-Бэйра. Снова и снова бросались они на тусклую черную поверхность.

Старый Харт, вожак, сбил себе оба рога (они сами по себе священные атрибуты, и я скорбел, оплакивая потерю). Несколько других баранов тоже пострадали. Их глаза налились кровью от ярости, ноздри широко раздувались, дыхание вырывалось горячими выхлопами пара, звуки блеяния и фырканья наполняли воздух. Пар поднимался от тел, копыта шлепали по грязи, сминали траву и грязь в сплошную жижу.

Некоторые бараны уже хромали, и пока мы наблюдали, одно из старых животных поскользнулось и покатилось по грязи, столкнулось с двумя другими, свалило их. Все трое оказались под ничего не разбирающими копытами других баранов. X сердитому фырканью прибавилось хрюканье боли, шум падения и глухой гул, который раскатывался по склону каждый раз, когда на стенку гнезда Пурпурного падали удары. Сила и выносливость животных превосходила всем мыслимое, они продолжали карабкаться друг на друга, бодая оскорбительное заклинание.

При каждой новой атаке гнездо приподнималось от земли и грозило соскользнуть вниз по склону, и каждый раз, помедлив, оседало назад и выдавливало себе из грязи колыбель. Несколько раз оно придавливало изгибом стенки зазевавшихся животных.

Я чувствовал, как во мне вздымается волна возбуждения — в любой момент гнездо Пурпурного должно было завалиться на бок.

И тут внезапно три барана одновременно ударили в гнездо. Оно, казалось, подпрыгнуло в воздух. В тот момент, когда оно приподнялось из своего углубления, в него ударил еще один баран, как бы продолжая это движение. С громким влажным хлюпаньем гнездо вдруг заскользило вниз по склону. Разъяренные бараны ринулись за ним, бодая всю дорогу, забивая грязь копытами — через все тщательно террасированные лягушачьи садки Лига прошел длинный глубокий шрам. Я вопил от восторга вместе со всеми.

Огромный черный шар врезался в реку с громким чмоканьем и брызгами, у жителей деревни вырвался истошный крик восхищения.

Молчал только я — ужасающее гнездо ни на сколько не отклонилось от своего правильного вертикального положения. Заметил ли это Шуга? Его хмурость и озадаченность были не меньше моих.

Но гнездо находилось в реке! Бараны увязали в грязи, скользили по склону, уничтожая то, что еще уцелело от лягушачьих прудов, настигая противника. Чуть ли не весело они бросились в воду, продолжая наносить удары по жилищу Пурпурного.

Часть из них толпились на берегу, меся грязь. Грязевые вонючки и саламандры в панике копошились под их копытами, к кровавым пятнам на боках обезумевших животных добавились новые оттенки. Раздавленные грязевые вонючки смешивались с овечьей кровью, невыносимый запах настиг нас на вершине холма вместе с истерическим блеянием и хлопками.

Теперь черное гнездо оказалось в пределах досягаемости Нильна. Пока только Ротн-Бэйр имел возможность отомстить за оскорбление. Сейчас же берега вскипели, точно живые, когда саламандры, ящерицы, крабы, ядовитые змеи и прочие речные создания начали выбираться из грязи и темноты. Они копошились на взбаламученной поверхности и атаковали все, что двигалось, но чаще — баранов.

Бараны продолжали заниматься гнездом, безразличные к обитателям ила, запутавшимся в их шерсти, свисающим с боков, бьющим по ногам. Их когда-то округлые, а теперь изодранные и исцарапанные бока были испещрены красными пятнами и широкими полосами ила от грязной речной воды. Это зрелище внушало благоговение — овцы и речные создания, вместе атакующие неподвижную черную сферу.

Жители деревни выстроились на гребне холма и радостными криками приветствовали неистовую активность внизу. Один — два пастуха, похрабрее, пытались было спуститься вниз, к реке, но щелканье клешней крабов быстро прогнало их наверх.

Бараны теперь двигались медленнее, но все же продолжали тесниться вокруг жилища Пурпурного, все еще продолжая толкать его, вскарабкиваясь на тела упавших товарищей. Вода стала розовой. По берегам реки кишели рассерженные грязевые вонючки. Это было зрелище, достойное богов. Толпа продолжала дико веселиться и даже начала распевать хвалебные гимны в честь Шуги. Заводилой был Пилг Крикун.

Гнев баранов начал утихать. Некоторые уже взбирались наверх, скользя и шлепаясь в свою собственную кровь, съезжая назад по илистой почве. Два-три барана ушли под воду и больше не показывались.

Грязевые создания тоже начали успокаиваться — и пастухи, соблюдая осторожность, осмелились спуститься вниз, чтобы позаботиться о своем израненном стаде.

— Красивое заклинание, Шуга, — поздравил я его. — Красивое и такое сильное.

И действительно, по мере того, как взбаламученная пена реки начала спадать, открывая всю степень разорения, некоторые из жителей начали даже ворчать, что, возможно, заклинание действительно было слишком сильным. Один из членов Гильдии Советников проворчал:

— Только поглядите на эти разрушения! Это заклинание должно быть запрещено!

— Ну, — поправился он, — наверно, надо удерживать Шугу от того, чтобы он использовал его против друзей. Он может применять это только против чужаков.

Я кивнул, соглашаясь.

На истоптанной грязи склона лежало мертвыми, по крайней мере, одиннадцать наших овец, грязевые существа беспорядочно копошились на их неподвижных или все еще вздымающихся боках. Четыре барана были втоптаны в землю, другие, подальше, лежали с повернутыми под неестественными углами головами — они сломали себе шею, бодая гнездо Пурпурного. Три тела с открытыми ртами лежали под водой. У уцелевшей части стада на боках и ногах виднелись многочисленные следы укусов грязевых вонючек. Несомненно, большинство из этих позднее станут гноящимися ранами, и еще много баранов умрет по прошествии некоторого времени.

Обитатели ила будут злобствовать еще несколько дней. Будет опасно купаться, и, вероятно, овцы еще долго не посмеют вернуться к реке, и их придется водить на водопой к горным ручьями. Лягушачьи садки уничтожены полностью, их предстоит еще восстанавливать где-то в другом месте.

Анг, обозрев свой испоганенный склон, сердито стонал и заламывал руки. И наконец, гнездо сумасшедшего волшебника перегородило реку. Вода, встречая препятствие, перехлестывала через южный берег бурным потоком. Она уже прокладывала себе новое русло.

Но какое это имело значение. Невелика цена за ущерб, нанесенный чужаку. Принимая во внимание грандиозность задачи, потери были невелики. Мы могли гордиться Шугой. Тогда почему вдруг стало так тихо? Я посмотрел налево и увидел Пурпурного, стоящего на гребне холма.

Глава 9

Он стоял там, а вокруг парили его устройства. Все внимание толпы переключилось на него. Пурпурный стоял, уперев руки в бедра и задумчиво смотрел вниз, на свое гнездо. Как долго он уже там?

— Очаровательно, — произнес Пурпурный и начал быстро спускаться по склону. Его устройства запорхали следом. Гнездо торчало посредине реки, похожее на огромное яйцо. Сильный водяной поток огибал выпуклые бока, гневно рассыпая брызги вверх и на утоптанный берег. Свирепые грязевые существа пытались вскарабкаться на его тусклую черную поверхность, решительно добираясь до знаков заклинания. Комья грязи, клочья окровавленного меха смазали его края, но магические рисунки Шуги все равно были видны, словно он выгравировал их на поверхности. Гнездо стояло непоколебимо, надменно нацеливаясь носом вертикально вверх. Меня это насторожило. Я искал глазами вмятины на стенках поверженного гнезда чужака. Они определенно должны были остаться от бараньих рогов, но не обнаружил ничего.

Пурпурный зашагал по склону прямо вниз к воде. Ни комочка грязи не прилипало к его необычным сапогам, в отличие от нас с Шугой, мы были в грязи по бедра. Несколько грязевых вонючек напали на волшебника, когда он вошел в воду. Пурпурный не обратил на них внимания. А твари, казалось, не могли вцепиться ему в ноги. Он остановился под выпуклостью гнезда, и мы ожидали, что он сейчас разразится криками ярости.

Но как ни в чем не бывало, Пурпурный начал коротким инструментом осторожно соскабливать кусочки заклинания Шуги и складывать их в прозрачные мешочки. Его безумное говорящее устройство продолжало передавать его ворчание:

— Очаровательно… сила этих желез секреции, контролирующая функции тела, такова, что я ни с чем подобным раньше не сталкивался… Интересно, возможно ли этот эффект воспроизвести искусственно?

Дважды он принюхивался к тому, что соскребал, и дважды ронял слово, которое говорящее устройство не могло перевести. Когда он кончил, то окунул руки в воду, чтобы смыть их, ненароком обидев Фолфо-Мара, обычно доброго речного бога.

Пурпурный вернулся к овальной двери своего гнезда. Оно шло вровень с выпуклой стенкой, но было обведено оранжевой краской, чтобы сделать ее заметной. Он надавил на квадратную выпуклость, дверь скользнула в сторону, и он исчез внутри гнезда.

Мы ждали. Останется ли он в своем гнезде и будет жить посреди нашей реки?

Внезапно летающее гнездо зажужжало и поднялось футов на двадцать в воздух. Я завопил вместе со всеми — бессильный крик ярости. Гнездо в одно мгновение превратилось из черного в серебряное, должно быть стало невероятно скользким, так как все частицы грязи, кровавые ошметки, остатки заклинаний Шуги начали стекать с его поверхности вниз, и комком грязи шлепнулись обратно в реку.

Гнездо вновь стало черным. Оно горизонтально полетело над землей и мягко приземлилось — на несколько ярдов западнее места, на котором стояло час назад. Только теперь оно возвышалось на краю участка истоптанной грязи, на котором бараны и грязевые существа сражались, чтобы его уничтожить.

Я увидел, как Шуга сел там же, где стоял. Я испугался за свою деревню, за нормальное психическое состояние Шуги и свое собственное. Если уж Шуга не сумел нас защитить от сумасшедшего волшебника, значит все мы обречены.

Жители деревни сердито заворчали, когда из своего гнезда вновь появился Пурпурный. Он нахмурился и спросил:

— Интересно, что вас так разозлило?

И в этот момент кто-то метнул в него копье.

Я не в силах был обвинить парня. Дикие слова, никакие звуки не могли лучше ответить волшебнику.

Юнец, озлобленный до потери рассудка, швырнул свое костяное копье в спину чужаку — без благословения!

Оно тяжело ударило Пурпурного и отскочило, не вонзившись. Пурпурный опрокинулся, но не как человек, а на манер статуи. У меня создалось странное впечатление, что на какое-то неуловимое мгновение, Пурпурный стал твердым, как камень.

Но это мгновение прошло. Волшебник тут же вскочил на ноги. Копье, разумеется, не причинило ему никакого вреда. Никто не должен нападать на волшебников с неблагословленным копьем. Теперь мальчишке предстояло предстать перед Гильдией Советников. Если, разумеется, деревня доживет до того времени.

Глава 10

Светила поднялись одновременно, голубое Солнце вырисовывалось внутри огромного, с лохматыми краями малинового диска.

Я проснулся в полдень. Эвакуация уже шла своим чередом. Мои жены и дети успели упаковать уже почти все, хотя боязнь потревожить мой сон сковывала их. Но, хотя под моим присмотром и при соответствующей дисциплине, упаковка пошла быстрее, мы оказались чуть ли не последней семьей, покидающей деревню.

Диск красного Солнца уже низко повис над горами, когда я отстал от процессии своих жен, задержавшись возле гнезда Шуги.

Шуга выглядел усталым, но, удивительно, глаза его были живыми и веселыми, а пальцы двигались будто сами по себе, завязывая на кожаном ремешке магические узлы. Я достаточно хорошо знал его, чтобы не приставать с разговорами, когда он был весь сосредоточен на дуэли.

Хотя никакого официального заявления Пурпурный и не делал, но это была уже дуэль. Возможно, Пурпурный надеялся, что если дуэль до сих пор и не объявлена, то Шуга так и будет мирно посиживать и позволять ему вести похожие на дуэль действия.

Но я-то хорошо знал Шугу. Яростный жар, горящий в его глазах, подтверждал то, о чем я и остальные жители деревни уже догадывались. Шуга не успокоится, пока в деревне, без сомнения, не будет только один волшебник.

Я поспешил за женами. С таким грузом нам придется идти даже ночью. Я даже снял путы с женщин, чтобы они смогли двигаться побыстрее — не стоило недооценивать серьезность положения.

К тому времени, когда над головой повисли Луны, мы добрались до цели. Большинство семей разместилось на террасах, вытянувшихся вдоль длинного покатого склона, нависающего над рекой и рощей домашних деревьев, на которых находилась наша деревня.

Лагерь предоставлял собой беспорядочное сборище навесов и палаток, дымных костров и кричащих женщин, толчею мужчин и мальчишек. Навозные жуки уже деловито копошились под ногами: прежде чем успели выбрать место, многие из моих отпрысков уже растворились в темноте и суматохе.

Хотя ночь давно настала, спали немногие. Феерический лунный свет создавал сумрак не красный и не голубой, а прозрачно-серый — странное полуреальное время, ожидание следующего шага дуэли. Лагерь наполняло почти что радостное оживление.

Откуда-то из-за стойбища холостяков доносилась перебранка игроков в кости и отдельные победоносные крики, когда кому-то из играющих удавалось выиграть кон. Чтобы удовлетворить низшие классы многого не требуется.

Глава 11

А утром нас поджидал неприятный сюрприз.

Мы с Хинком стояли на краю лагеря, глядя со склона вниз на деревню, и обсуждали предстоящую дуэль когда услышали неясный далекий хлопок — точно Элкин откашлялся.

— Погляди, — сказал Хинк. — Шуга уже начал.

— Нет, — покачал я головой, — думаю, он только разогревается. Похоже на подготовительное заклинание или что-то в этом духе, попытка привлечь внимание богов.

— Достаточно энергичное привлечение внимания, — ответил Хинк.

Я кивнул.

— Дуэль будет неистовая. Я думаю, не пора ли нам двигаться дальше?

— Если мы еще не выбрались из опасной зоны, уважаемый Лэнт, то у нас уже не осталось времени, чтобы уйти, — проговорил Хинк. — Даже бегом, даже под угрозой смерти. И даже если ты и прав, нам не уговорить остальных. Они слишком устали.

Он, конечно, был прав, но прежде чем я успел ответить, нас отвлекла толпа женщин, истерически несущихся по лагерю со всей скоростью, которую позволяли им спутанные ноги. Они выкрикивали имя Пурпурного.

Я перехватил их и ударом кулака призвал к порядку свою третью жену.

— Что с вами случилось? — потребовал я ответа.

— Сумасшедший волшебник! — заголосила она. — Он надумал заговорить с женщинами!

— Сумасшедший волшебник здесь?!

Она испуганно закивала.

— Он перенес свое гнездо к источнику, в котором мы моемся… И пробовал с нами говорить. Он хотел знать, почему мы ували.

Может ли мужчина так не уважать себя? Заговорить с женщинами! Даже от ненормального волшебника такого трудно было ожидать. Я пробился сквозь нервозно кружащуюся толпу женщин, мужчин, расспрашивающих своих жен, отпрысков, требующих внимания. Пока я добирался до ручья, некоторые из мужчин разузнали в чем дело и присоединились ко мне. Они тревожно перешептывались. Пилг громко причитал:

— Не убежать нам! Дуэль следует за нами. Увы! Увы!

Все осталось так, как и говорили женщины. Пурпурный перенес свое гнездо на новое место, как раз за лагерем, возле источника, который женщины выбрали себе для умывания. Огромное черное яйцо стояло закрытым, волшебника нигде не было видно.

Мужчины (кроме меня и Хинка) выжидали ровно столько, чтобы убедиться, что женщины говорили правду. Затем они развернулись и умчались в лагерь.

Хинк и я обменялись безмолвными взглядами. Почему Пурпурный последовал за нами? Может быть, он бежит от дуэли? Я никогда ни о чем похожем раньше не слышал. Что ему понадобилось от жителей деревни?

Я осторожно обошел гнездо. Оно было таким же, как и в ту страшную ночь, когда я впервые увидел его. Я подкрался поближе. На земле остались неглубокие отпечатки от странных сапог Пурпурного. Но где же он сам?

Неожиданно раздался все тот же громыхающий голос:

— Лэнт! Как раз ты то мне и нужен!

Для Хинка это было уже слишком. Он повернулся и умчался вниз по склону, вслед за остальными. Я очень хотел присоединиться к остальным, но и очень хотел выяснить, что же замышляет волшебник.

Дверь гнезда скользнула в сторону и показался Пурпурный. Чудная, с брюшком фигура казалась неспокойной, на голом лице — пугающая усмешка… Он направлялся ко мне, словно я был его старым другом. Говорящее устройство плыло следом.

— Лэнт, — сказал он, подойдя ближе. — Может быть ты мне сможешь объяснить, почему вы перенесли деревню? То место было намного приятнее.

Я с любопытством поглядел на него. Может ли быть, чтобы он не знал о дуэли? Можно ли быть таким наивным? Ну что же, так даже лучше — его неведение пойдет на пользу Шуге. Я определенно не должен ничего объяснить ему. Какое дело обыкновенному смертному до дел волшебников. Не хочу я ни во что впутываться. Поэтому я только кивнул:

— Да, то место было лучше.

— Тогда почему же вы там не остались?

Мы надеемся вскоре вернуться, — ответил я. — После соединения.

Я указал на Солнце, где одно наложилось на другое. Голубоватая точка Суэло пристроилась у нижнего края малинового диска Варна.

— О, да, — согласился Пурпурный, — очень впечатляюще.

Он обернулся и восхищенно уставился на землю позади себя.

— И к тому же это делает такими красивыми тени!

— Очень красивыми… — я замолчал, не закончив фразы. Тени были черными и голубыми, каждая с кровавой каймой: постоянное напоминание о времени ужаса, нависшего над ними. Или человек этот бесстрашный… или глупый. Я промолчал.

— Очень красиво, — повторил Пурпурный. Прямо-таки изумительно. Ладно, я останусь здесь с тобой и твоими людьми. Если я могу чем-то вам помочь…

Все внутри меня сжалось и умерло.

— Ты… ты собираешься остаться здесь?

— Да, думаю, что так. И вернусь в деревню, когда вы все вернетесь. А пока воспользуюсь случаем потратить денек-другой на исследование горных районов.

— О! — произнес я.

Тут он, казалось, потерял ко мне всякий интерес, повернулся и направился к своему гнезду. Я подождал, чтобы посмотреть, как он заставляет дверь сдвигаться в сторону.

Меня это озадачило с тех пор, как я впервые увидел его, проделывающим этот фокус. Это была серия ударов по стенке гнезда. Он выстукивал их в быстром и четком ритме.

Я предполагал, что серия ударов является своего рода заклинанием для того, чтобы дверь закрылась, и он исчез.

Я угнетенно поспешил обратно в лагерь, точнее в то, что еще осталось от лагеря.

Жители покидали свои самодельные домики, готовясь спасаться бегством. Мужчины поспешно паковали походные ранцы, женщины сзывали малышей. В толпе возбужденно сновали дети и собаки, поднимая пыль, сшибая цыплят и жуков-мусорщиков.

Охваченные паникой семьи уже двинулись по террасе, по склонам, вниз, в стороны, куда угодно, лишь бы подальше от Пурпурного, ненормального волшебника, который принес с собой столько несчастий. Мои собственные жены стояли и нервничали, поджидая меня. Первая и вторая пытались успокоить третью, которая едва владела собой.

— Он хотел говорить со мной! Он хотел говорить со мной!

— Это не твоя вина, — сказал я ей. — Я не стану тебя наказывать за это прегрешение. Ты правильно сделала, что убежала.

Мои слова оказали немедленный успокаивающий эффект на испуганную женщину, быстрее чем все уговоры и поглаживания двух других жен, еще раз доказав, что только мужчина может справиться с необычной ситуацией.

— Поднимайте тюки, — приказал я. — Пора отправляться.

— Уже идти? — переспросила одна из них. — Но мы ведь только пришли.

— Нам нужно снова уходить, — заявил я. — Прежде чем это место будет проклято. Скотские манеры безумного волшебника заслонили от тебя подлинную опасность. Шуга последует за Пурпурным сюда. А теперь поднимайте тюки, или я побью вас троих.

Жены выполнили все, что было им приказано, но не без слабого ропота. Даже когда я решился снять с них путы, чтобы ускорить движение, они продолжали слабо ворчать — и не без причин. Пурпурный легко и бездумно перечеркнул все наши усилия всего лишь несколькими мгновениями полета.

За какой-то час лагерь опустел. Когда мы спускались с холма, мне показалось, что я вижу Пурпурного, бродящего как неприкаянная душа среди брошенных навесов.

Глава 12

Мы оказались единственной семьей, вернувшейся в деревню. Куда убежали остальные, я не знаю. Вероятно, южнее, за пределы района. Должно быть они потеряли всякое желание поглядеть на дуэль даже на расстоянии. Теперь они старались просто спасти свою шкуру.

В блекнувшем дневном свете мы осторожно приближались к деревне. Голубое Солнце исчезло за краем мира, осталась лишь округлая выпуклость красного. От его света как бы наполнялся огнем туман, поднимавшийся от дальних болот. Словно вся западная сторона мира воспламенилась. Я чуть ли не ощущал запах горелого в воздухе, запах несчастья в вечернем свете. Я оставил жен возле гнезда — гнезда, к которому, как я думал, мы больше не вернемся — и направился к гнезду Шуги. Я нес с собой сверток с едой для него — пожалуй что последней его едой. Идя по деревне, я мог видеть многочисленные следы его заклинаний. Некоторые из наших величественных домашних деревьев тут и там лежали на боку, точно вырванные из земли громадной силой. Другие, казалось, высохли и умерли прямо на месте. Повсюду на земле валялись гнезда с расколотыми стенками. Исчезли животные-мусорщики, не слышно было ночных птиц. Деревня была пуста, если не считать, конечно, меня, моих жен и естественно, Шуги. Деревня вымерла.

Даже если Шуга выиграет дуэль, то в эту деревню вернуться никто не сможет или захочет. Ее стабильность, надежность оказалась почти уничтоженной.

Все вокруг было безмолвным и угнетающим. Когда я подошел к гнезду Шуги, под ногами заскрипела мертвая трава. Я осторожно постучал по стенке.

Когда Шуга появился, я онемел от изумления и ужаса. Шуга стал серым и изможденным, под глазами появились новые круги, а кожа была расцвечена красными пятнами, словно он оказался близко от собственного проклятия.

Но еще больше меня испугало то, что Шуга обрил свою шерсть. Теперь он был совершенно голым и безволосым — страшная карикатура на свихнувшегося волшебника.

Шуга приветствовал меня улыбкой, благодаря за появление. То, что в ночь перед дуэлью жители деревни накрывают стол для своего колдуна, было традицией. Но все остальные разбежались, и поэтому этот долг пал на меня одного.

Я стоял молча, ждал и прислуживал ему, реагируя на каждый жест или желание. Пищи было много, все самое лучшее, что мне удалось приготовить при таких обстоятельствах. Шуга, казалось, ничего не замечал. Он ел неторопливо, смакуя каждый кусок. Выглядел он усталым, руки подрагивали при каждом движении. Но он ел добродушно.

Когда он отложил костяную палочку для пищи, Солнце давно скрылось на западе. Луны еще не появлялись. Шуга двигался медленно, но было ли в том повинно истощение или ситуация, определить не представлялось возможным.

— Где остальные? — спросил он.

— Сбежали.

Я объяснил, что случилось. Шуга слушал внимательно, порой выхватывая приглянувшийся ему кусок из стоящей перед ним чаши.

— Я не ожидал, что чужак переедет, — пробормотал он. — Поступок плохой, но умный. Теперь мне придется изменить заклинания, чтобы учесть этот новый фактор. Ты сказал, что он попытался заговорить с женщинами? — И он впился зубами во фрукт.

Я кивнул.

— С моей третьей женой.

— Тьфу! — Шуга с отвращением выплюнул семена. — У человека нет вкуса. Если мужчина падает так низко, чтобы заговорить с женщиной, он мог бы, по крайней мене, выбрать женщину достойного противника.

— У тебя нет женщин, — напомнил я ему.

— И все-таки этим он нанес мне оскорбление, — не сдавался Шуга.

— Возможно, он знал кое-кого получше. Но помнишь, он говорил, что обычаи его родины сильно отличаются от наших.

— Невежество могло бы оправдать его плохие манеры, — проворчал Шуга, — но только безумием можно объяснить его прегрешения против здравого смысла.

— Говорят, безумец обладает силой десятерых.

Шуга посмотрел на меня.

— Я знаю, что так говорят. Я и сам много раз так говорил.

Мы посидели молча. Немного погодя я спросил:

— Как ты думаешь, что будет завтра?

— Будет дуэль. Один победит, другой проиграет.

— Но кто? — настаивал я.

— Если бы можно было наверняка сказать, кто из волшебников победит, не было бы необходимости в дуэлях.

Мы опять посидели молча. Впервые Шуга упомянул о дуэли с каким-то привкусом сомнения. Раньше он всегда высказывал уверенность в своих способностях и скептически относился к могуществу Пурпурного. Было ясно, что дуэль начала оказывать свое влияние еще до того, как было произнесено первое проклятие.

— Лэнт, — неожиданно произнес Шуга, — мне потребуется твоя помощь.

Я удивленно уставился на него.

— Моя?! Но я ничего не смыслю в магии. Ты сам говорил мне, что я глупец, несчетное количество раз. Мудро ли рисковать таким важным начинанием из-за участия…

— Прекрати, Лэнт! — сказал он мягко. Я замолчал. — Все, что от тебя потребуется, это помочь перенести волшебное оборудование наверх, к гнезду Пурпурного. Нам потребуется два велосипеда или вьючное животное. Я не могу перенести все сам.

Я облегченно вздохнул.

— О, конечно, в таком случае…

Меньше чем через час мы пустились в дорогу.

Глава 13

До расположения лагеря мы добрались почти на рассвете. Брошенные насесты и укрытия стояли пустыми, напоминая ночью страшный город мертвых. Я заметил, что дрожу.

Мы молча проехали через него и остановились на склоне, как раз возле источника. Было слышно, как он беззаботно журчит в темноте.

Стараясь двигаться по возможности тихо, мы подобрались к краю холма. Я затаил дыхание, пока мы не взобрались выше, и только тогда вздохнул с облегчением. Да, гнездо было на месте.

Я подумал, что заплакал бы горькими слезами, если бы оно оттуда исчезло. Я был бы уверен, что это убило бы Шугу. Потрясение от того, что враг таким манером сбежал от него, от крушения его планов, было бы слишком велико.

Мы прокрались назад в покинутый лагерь, чтобы там дождаться рассвета. Мне очень хотелось спать, но Шуга дал мне зелья для бодрости, чтобы ему не было скучно в одиночестве, как сказал он. После этого он начал раскладывать свое оборудование, сортируя его.

— Если бы только я мог захватить его врасплох, — пробормотал он, прекратив смазывать металлический нож. — Если бы существовал какой-нибудь способ отвлечь его подальше от гнезда…

— Это ни к чему, — выпалил я, — Он, вероятнее всего, и сам уйдет. Он снова начал свои опыты. Он сам это сказал, когда я с ним говорил. Он намерен исследовать гряду гор.

— Хм, — произнес Шуга, — это удача. Надеюсь, он намерен исследовать гору таким же способом, как и деревню, когда ушел из гнезда чуть ли не на целый день.

— А почему бы и нет? Да и что случится, если он вернется раньше, чем будет наложено проклятие?

Будем надеяться, что не вернется.

— А ты что-нибудь сделать сможешь?

Шуга помедлил, немного подумал, потом начал шарить в своем ранце. Достал небольшой мешочек с порошком и пучком каких-то трав.

— Иди и рассей эту пыль вокруг гнезда. Это очень мелкая пыль, она будет плавать в воздухе часами. Если он надышится ею, то почувствует неистребимое желание чего-нибудь добиться, и он не вернется до тех пор, пока его желание не будет удовлетворено.

— А как же я?

— Для этого трава и предназначена. Когда закончишь с порошком, то возьми половину травы и жуй как следует. Когда во рту станет горько, то проглоти, но не раньше. Остальную траву принесешь сюда, чтобы я тоже смог пожевать. Это сделает нас обоих невосприимчивыми к воздействию порошка.

Я кивнул, потом прокрался на холм и сделал все, что велел Шуга, когда я вернулся к нему, он как раз заканчивал раскладывать оборудование. С одним пухлым мешочком он обращался особенно осторожно.

— Растертый волос волшебника, — объяснил он.

Я не осуждал его за эту осторожность. Он слишком много пожертвовал, чтобы наполнить этот мешочек. Его сжавшееся, выбритое тело дрожало от холода.

Неожиданно лицо его исказилось от тревоги.

— Я уверен, что власть Пурпурного связана каким-то образом с его гнездом. Я должен как-нибудь проникнуть в него. Это единственная часть проклятия, в которой я сомневаюсь. Я должен попасть в его гнездо.

Мое сердце подпрыгнуло.

— В этом я могу тебе помочь, — чуть ли не закричал я, но тут же спохватился и понизил голос. — Сегодня… я хочу сказать вчера (так как рассвет уже быстро приближался) я стоял достаточно близко от Пурпурного, чтобы видеть, как он проделывает свое заклинание для двери.

Шуга чуть ли не бросился на меня.

— Лэнт, ты глупец! — но тут он сообразил, что надо говорить потише. — Почему ты мне раньше не сказал об этом, — прошипел он.

— Ты меня не спрашивал.

— Ладно, а теперь я спрашиваю, как оно действует?

Я рассказал, то что видел, про серию ударов по стенке гнезда, которые Пурпурный отстучал в определенном порядке, про то, что дверь после этого немедленно открылась.

Шуга слушал внимательно.

— Очевидно, последовательность, с которой он касался стенки, управляет заклинанием. Подумай, Лэнт! Какого места он касался?

— Этого я не видел, — признался я.

Шуга выругался.

— Тогда зачем ты надоедаешь мне рассказами о том, как открыть дверь, если сам этого не знаешь. Лэнт, ты глупец?

— Я сожалею… но это происходило так быстро. Если бы я только мог вспомнить… если бы я мог увидеть это еще раз…

— Не исключено, — пробормотал Шуга. — Не исключено… Лэнт, ты когда-нибудь подвергался заклинанию, раскрывающему память?

Я покачал головой.

— Это заклинание большой силы. Его можно использовать для того, чтобы ты мог вспомнить то, что забыл.

— Гм, это опасно?

— Не больше, чем любое другое заклинание.

— Ладно, — сказал я, поднимая велосипед. — Желаю тебе счастливой дуэли, Шуга. Увидимся, когда она…

— Лэнт, — ровно произнес Шуга, — если ты сделаешь еще один шаг, я включу наряду с именем Пурпурного и твое имя…

Я тут же опустил свой велосипед на землю. Только этого мне еще не хватало для полного счастья!

Мои чувства, должно быть, ясно выразились на лице, потому что Шуга сказал:

— Да не бойся ты так. Я сделаю все, чтобы тебя защитить. Ты неожиданно стал очень важной частью этой дуэли. Знания, скрытого в твоей памяти, может быть как раз и не хватает для успеха.

— Шуга, но я же глупец! Ты настолько часто говорил это, что это не может не быть правдой. Я с этим согласен. Я глупец. Ты не мог ошибиться в своем суждении обо мне. Какая же польза от меня может быть?

— Лэнт, — произнес Шуга, — ты не глупец. Поверь мне. Иногда из-за своей нетерпимости я склонен к поспешным высказываниям. Но касательно тебя у меня всегда было самое высокое мнение. Лэнт, ты не глупец.

— Нет, я глупец, — настаивал я.

— Ты — нет! — возразил Шуга. — К тому же здесь не требуется никаких особенных интеллектуальных качеств, чтобы вспомнить те простые операции, которые ты описал. Даже такой идиот, как ты, может это сделать.

— Ай, Шуга, думай что хочешь, а мне, пожалуй, позволь вернуться к семье.

— И пусть другие мужчины деревни считают, что ты трус?

— Это не такой уж большой груз, я его вынесу…

— Никогда! — перебил меня Шуга, — Никогда ни один из моих друзей не будет заклеймен пятном труса! Ты останешься здесь, Лэнт! Можешь мне поверить, здесь, со мной! И ты будешь благодарен мне за то, что я, как твой друг, о тебе позабочусь.

Он опять склонился над оборудованием, разложенным на земле. Я вздохнул, смирившись, и присел на землю, ожидая дальнейшего развития событий.

Рассвет уже забрезжил на востоке. Шуга повернулся ко мне.

— Твое участие будет минимальным, Лэнт. Нет причин бояться…

— Но опасность…

Он жестом заставил меня замолчать.

— Никакой опасности, если ты в точности будешь следовать инструкции, которые я тебе дам.

— Я буду следовать твоим инструкциям.

— Хорошо. Тогда никакой ошибки не предвидится, даже малейшая ошибка может стоить нам жизни.

— Но ведь ты только что сказал, что никакой опасности не будет…

— Конечно, не будет, если ты будешь следовать инструкциям. Большая часть тяжелой работы уже выполнена, не забывай, чтобы составить уравнение, мне было необходимо приготовить составные части. Я должен был разработать символику, чтобы заставить различные мистические формулы и снадобья действовать. Все, что предстоит тебе, это разместить их в соответствующих местах и в соответствующее время.

— Я думал, что все, что я тебе должен был помочь сделать, это открыть гнездо…

— Конечно. Но раз ты будешь рядом, то можешь помочь и в остальном.

— О-о! — выдохнул я.

— И что бы ты ни делал, ты не должен пытаться со мной заговорить. Это очень важно. Как только Солнце взойдет, мы начнем, а как только мы начнем, мне нельзя будет отвлекаться. За исключением тех моментов, когда это будет необходимо для проклятий. А так вообще я не буду разговаривать. Ты понял?

Я кивнул.

— Хорошо. Теперь слушай. Есть еще одна вещь. Вещь очень важная. Это не относится к проклятию, Лэнт. Но для собственной безопасности ты должен быть очень внимательным, чтобы не леснерить.

— Леснерить? — переспросил я. — Что это значит «леснерить»?

Но, вместо ответа, Шуга указал на восток. Над холмами густо-голубыми сполохами пробивался день. Шуга опустился на колени и забормотал. Проклятие началось.

Глава 14

Первым шагом было самое тщательное ритуальное очищение, чтобы мы не могли загрязнить проклятие каким-нибудь давно забытым заклинанием.

Затем шло освящение, молитва о покровительстве, обращенное к Солнцам, Суэло и Варну, к Лунам всем одиннадцати — сейчас они образовали конфигурацию Экке-Человек (этот человек так хорошо служил богам, что сам стал богом).

Другие молитвы были посвящены речному богу и богам ветра, богам силы и магии, разума, хищным птицам, дуэлям прошлого, настоящего и будущего, небес, морей и приливов. И, конечно, Элкину — богу грома. Мы просили винить чужака, а не нас за нанесенные им оскорбления. После чего мы произвели очищение снова.

Затем отобрали колдовское оборудование и начали карабкаться вверх по склону, туда, где поджидало нас жилище свихнувшегося волшебника. Туман, покрывший на рассвете все низины под нами, исчезал по мере того, как выше поднимались оба светила. Массивное красное Солнце придавало туману розоватый цвет, а крохотное голубое заставляло его быстро испаряться. Теперь мы могли видеть на многие мили вокруг.

Мы медленно взобрались на возвышенность. Немного ниже, на противоположной стороне, виднелось черное гнездо волшебника, угрюмо и угнетающе поджидающее нас в утренней тишине. Оно стояло закрытым. Но вот пустое ли оно?

Я хотел спросить Шугу, что нам делать дальше, но его последние наставления так меня напугали, что я даже боялся дышать без разрешения. Шуга, должно быть, почувствовал мою растерянность, так как сказал:

— Теперь мы подождем…

Солнце поднялось еще выше в небе. Остатки тумана развеялись. Яйцо продолжало безмолвно стоять на площадке. Единственным звуком, нарушавшим утреннюю тишину, было журчание источника.

Дверь гнезда внезапно открылась и появился Пурпурный. Он неторопливо потянулся, сделал глубокий вдох, с шумом выдохнул. Я подумал, плавает ли еще в воздухе возбуждающий порошок. Если он все еще сохранился в воздухе, то теперь Пурпурный до предела наполнил им свои легкие. Хотя никакого эффекта не наблюдалось, пока он закрывал свое гнездо, если порошок подействовал, то слабо.

Мы затаили дыхание — Пурпурный начал подниматься по склону холма. Вскоре он исчез за его вершиной, а мы остались одни, взирая на гнездо.

Шуга встал и энергично направился к нему, и я тут же, не мешкая, последовал за ним, но совсем не так охотно. Шуга внимательно осмотрел гнездо, трижды обойдя вокруг, и, наконец, остановился возле оранжевого овального контура, обозначавшего вход.

Первый шаг был самым важным и критическим. Шуге предстояло войти в гнездо Пурпурного, если он этого не сумеет, то все остальные тщательные приготовления окажутся напрасными. Он окажется не в состоянии завершить заклинания.

Поэтому теперь все зависело от заклинания, возвращающего память…

Шуга поместил меня на том же самом месте, на котором я стоял, когда наблюдал за тем, как Пурпурный открывает свое гнездо. Затем он достал стеклянное устройство, поднес к моим глазам и приказал смотреть на него.

Я подумал, что напряжение последних дней оказались для моего друга чрезмерными. Внутри стеклянного устройства я не увидел никаких ответов. Но я сделал так, как он приказывал, продолжая внимательно пялиться вовнутрь. Шуга своим высоким каркающим голосом начал произносить что-то мягкое, медленно, нараспев. Я попытался было сосредоточиться на его словах, но стеклянный предмет мерцал и светился перед глазами, мешая сделать это.

Я не мог сфокусировать взгляд на устройстве. Оно, казалось, таяло и исчезало, хотя Шуга продолжал держать его передо мной. Я попытался было следовать за устройством глазами, когда оно уплывало из вида, мы вместе, казалось, вращались и сворачивались, смешивались и распадались… и мир стал…

Неожиданно я очнулся.

Ничего не произошло.

Заклинание, раскрывающее память, не удалось.

Я ничего не вспомнил. Я раскрыл было рот, чтобы сказать это, но Шуга остановил меня.

— Ты сделал все замечательно, Лэнт, просто замечательно.

Я удивился, не понимая о чем он говорит, но Шуга уже опять возился со своим оборудованием. Движения его стали уверенными, почти что веселыми. Он нашел, что искал — кусок мела и принялся рисовать магическую формулу на квадратной выпуклости возле двери. Не прекращая своего занятия, он сказал:

— Ты рассказал мне почти все, что необходимо знать, Лэнт. Почти все. Остальное я должен понять сам.

Я пожал плечами и присел, наблюдая.

Шуга, скорее всего, знал, что делает. Он уселся, подогнув ноги, перед дверью и начал заклинание, вводящее его в транс. Шуга сидел неподвижно, слышались лишь его тонкий пронзительный голос и журчание источника.

Солнце взбиралось все выше на небе, Суэло, словно голубовато-белый алмаз, сверкал на потускневшем краю Варна. Так много предстояло сделать и так мало времени оставалось! Долго ли еще будет отсутствовать Пурпурный? Успеем ли мы закончить заклинание вовремя?

Шуга продолжал сидеть, неподвижный и молчаливый. Его глаза стали тусклыми. Время от времени от хмыкал, но ничего не говорил. Я почувствовал, что потею.

Может ли Пурпурный бросаться красными огнями в человека?

Наконец, когда я начал опасаться, что Шуга так никогда и не заговорит, он поднялся, шагнул к этой выпуклости и как-то по-особенному прикоснулся к ней.

Ничего не произошло.

Шуга повторил попытку. И опять ничего не произошло. Он пожал плечами, вернулся на прежнее место и снова погрузился в транс. Последовало ожидание еще более длительное. Следующий раз Шуга приближался к двери осторожно и медленно. Он заново отстучал серию ударов по выпуклой поверхности гнезда, но в другой последовательности.

Но снова ничего не произошло.

Шуга вздохнул и опять принял сидячее положение. Я начал бояться, что так мы можем провести целый день, стараясь войти в гнездо Пурпурного, и у нас не останется времени для проклятий. Фактически, я уже распростился со всеми надеждами выполнить стоящую перед нами задачу, когда Шуга поднялся снова. Он медленно подошел к гнезду, долго глядел на выпуклость, затем начал постукивать по ней в особо тщательной и аккуратной манере.

И дверь гнезда открылась.

Шуга позволил себе улыбнуться, но только слегка. «Я так и знал», — говорила улыбочка.

Предстояло еще много работы.

Мы быстро собрали оборудование и внесли его в жилище Пурпурного.

Стены гнезда светились сами — странный, как и сам Пурпурный, коричнево-желтый свет. Из-за него мои глаза стали неправильно воспринимать цвета. И только по мере того, как глаза привыкли, я смог оглядеться и увидел, что гнездо обставлено как ни одно другое. Повсюду виднелись крохотные светящиеся глазки, шишки и выпуклости, похожие на выпуклости возле двери.

В самом центре находилась зигзагообразная мягкая кушетка — подходящее ложе для демона. Как раз напротив нее на стенке гнезда был расположен ряд плоских пластин, напоминающих окна, но бесконечно более прозрачных, точно отвердевший воздух! Действительно, гнездо в целом являло самую искусную работу, которую я когда-либо видел.

Шуга внимательно разглядывал пластины, напоминающие окна. В одних виднелись участки местности вокруг гнезда. Другие показывали странные разноцветные картины, тщательно прорисованные линии и кривые — очевидно, заклинания демона. Шуга указал на одно из них и спросил:

— И ты все еще думаешь, что он не пользуется магией?

Но тут же вспомнив свое собственное приказание воздержаться от болтовни, замолчал.

Это предписание, очевидно, было не слишком строгим, так как сам Шуга не переставал бормотать все утро. Вероятно, он предостерегал от разговора только меня, потому что боялся, что я стану отвлекать его. Ну, насчет этого он мог бы и не беспокоиться. Я слишком уважаю Шугу, чтобы приставать к нему с расспросами посреди заклинания.

Я открыл было рот, собираясь сказать ему это, но Шуга жестом остановил меня.

Рядом с мягким предметом находилось растение — оно как раз подходило к обстановке такого гнезда. Я лично такого растения никогда не видел. Формой оно напоминало белую розу, но его цвет — может ли зеленый цвет быть таким? Листья сверкали словно галлюцинация. Зеленый цвет — цвет темный, близкий к черному, а тут он, казалось, сверкал так же ярко, как красный или голубой. Я прикоснулся к растению, ожидая, что оно окажется таким же нежным, как и все известные мне, но тут же отдернул руки от неожиданности: листья были жесткими, словно неободранная шкура. До чего же, должно быть, странен мир, откуда пришел Пурпурный! Я подумал об этом и тут же понял, что во многом слишком стал верить безумному волшебнику. Это растение должно быть из тех, которые мне знакомы. Просто Пурпурный его проклял. Я переключил внимание, начав отыскивать дверь, ведущую в помещение наверх. Но ничего такого не нашел. Очевидно в гнезде было только одно отделение. А остальное его в немалом объеме, должно быть занимали магические устройства. Шуга оказался прав во всем!

Но до чего же тесное это гнездо, едва хватает места, чтобы поместиться вдвоем.

Шуга раскрыл свой ранец, разложил оборудование на полу и принялся последовательно раскладывать материалы, которые ему понадобятся в первую очередь. Словно ему приходилось проклинать летающие гнезда каждый день.

Он остановился, поскреб пальцем щетину на подбородке и начал сверяться с контрольной схемой — куском пергамента, который достал из ранца.

— Да, — произнес он, решившись после недолгой паузы. И достал металлический нож, который уже я раньше видел.

— Мы начнем с осквернения металла.

Он поплевал на нож и начал вырезать им на поверхности пола. Точнее, попытался это сделать. Нож не втыкался. Нахмурившись, он надавил сильнее. Кончик ножа обломился. Затем лезвие раскололось пополам.

Шуга, без комментариев, вернул остатки ножа в ранец и опять углубился в список. На этот раз он взял мешочек с красным порошком — пылью ржавчины, отсыпал немного на руку и подул. Бурое облако наполнило помещение. Я закашлялся и Шуга бросил на меня свирепый взгляд.

Где-то возник жужжащий звук. Затем ветер пробежал по гнезду, шевеля мои волосы и одежду. Я испуганно огляделся — не поймал ли Шуга бога ветра? Пока я озирался, красноватая пыль исчезла из воздуха. Потом ветер прекратился, но и пыль пропала вместе с ним. Не осталось даже тонкого красноватого налета на полированных стенах. Странно. Но Шуга не унывал. Он опять уставился на свой список.

Неожиданно Шуга выбросил шар огня из-под накидки. Потом еще и еще, швыряя их в стены, потолок, пол. Шары прилипали там, где касались поверхности, исходя искрами и маслянистыми дымами.

Послышался свистящий звук, из отверстий в потолке ударили струи воды. Они били точно по огненным сгусткам. В доли секунды превратив их в пепел. А затем, когда Шуга швырнул из-под накидки еще один шар, все они нацелились в Шугу.

Когда вода прекратилась, Шуга уронил промокший ком на пол. Роняя капли, он достал подмоченный список и опять сверился с ним. Вода стекала с него вниз и куда-то девалась.

Я почувствовал, как надежды мои уменьшаются, вместе с водой. Шуга сделал три отдельные попытки, и все они окончились неудачей. Магия ненормального волшебника оказалась слишком сильной. Мы были обречены прежде, чем начали.

— Так, — проговорил Шуга, — все идет хорошо.

Я не верил своим ушам. И даже осмелился спросить:

— Все идет — как?

— Лэнт, ты невнимателен. Это же очевидно. Гнездо снабжено очень активным заклинанием. Я должен был выяснить, что они собой представляют, чтобы потом суметь нейтрализовать их. Ну, а теперь давай проклинать!

И Шуга начал писать руны на всех поверхностях гнезда: на полу, стенах, потолке, на спинке странной кушетки, — везде. Он обращался к Тонкой линии, богу инженеров и архитекторов, прося их взорвать это гнездо, чтобы оно треснуло и развалилось. На каждый священный знак, нанесенный мелом, он капал дурно пахнущей жидкостью. Она тут же начала дымиться и шипеть.

— Воды, огонь, горите и вскипайте, — настойчиво уговаривал Шуга свое зелье.

Мы наблюдали за тем, как жидкость выедала дырки в рунах и поверхности под ними. Замечательное осквернение — сердцевина самого хорошего проклятия.

Теперь Шуга принялся наполнять гнездо пылью. Он, очевидно, надеялся перегрузить устройство защитного ветра, так как вздымал огромные облака красной ржавчины. Жужжание послышалось немедленно, но Шуга не прекратил вздымать пыль.

— Эй, не стой там, болван! Помоги мне!

Я схватил пригоршню красного порошка и тоже начал дуть. Плотные облака ржавчины кружились по всему помещению.

Пыль ржавчины — символ времени. Она посвящена нескольким богам сразу: Брейду — богу прошлого и Кренку — богу будущего, а также По — несущему увядание всем пашням.

Вскоре мы покончили с ржавчиной и принялись за белый порошок, напоминающий толченую кость.

— Это тоже для ветровых отверстий, — пояснил Шуга, указывая на квадратные окошки под потолком.

Я раскашлялся до слез. Шуга швырнул огненный сгусток на экран, там он и прилип. Вода ударила короткой струйкой, потекла по экрану, порошок собрался вокруг водяных капель.

Вскоре жужжание стало неровным, грозя прекратиться.

— Прикрой нос и рот, Лэнт, я не хочу чтобы ты дышал всем этим.

Шуга поднял туго набитый кожаный мешочек. Я обернул одеждой нижнюю половину лица, наблюдая, как он достал большую пригоршню растертого волоса волшебника.

Шуга с благоговением, порожденном великой жертвой, тщательно прицелился и выдул в направлении ветровых окошек плотную струю.

Через мгновение все было кончено. Жужжание стало напряженным, ветер, казалось, прекратился.

И вдруг все стихло.

— Хорошо, Лэнт. Теперь давай горшки.

Лицо Шуги светилось триумфом. Я поднял свой ранец, лежащий возле стены, и выставил ряд горшков с плотной крышкой на каждом.

— Хорошо, — снова проговорил Шуга. Он осторожно расставил горшочки по всему гнезду Пурпурного. В каждый он вкладывал шипящий огненный сгусток, затем закрывал крышкой. В крышке каждого горшка были проделаны крошечные отверстия. Они позволяли дышать богу огня, но были слишком маленькими, чтобы в них могла проникнуть вода. Над горшками повисли водяные струи, но они не могли добраться до пламени, продолжая хлестать по горшкам и по всему остальному.

Шуга заметил, куда уходит вода, и принялся лить в сточные отверстия оскверненную воду и прочие вязкие субстанции. Потом сделал перерыв, чтобы добавить к новой порции внушительную горсть толченой белой кости. Как только этот порошок достиг отверстий, смесь начала угрожающе густеть.

Сливные отверстия вскоре перестали справляться. На полу вскоре начали собираться лужи. В горячем влажном воздухе отвратительный запах оскверненной воды сделался невыносимым. Я побоялся, что меня вырвет. Но это не имело никакого значения. Гнилая вода определенно должна была разгневать Фолфо-Мара — речного бога. А потом Фолфо-Мару и Нэвину — богу приливов предстояло схватиться в своей древней борьбе за воду. Только на этот раз они будут растягивать не воды мира, а противоположные стенки черного гнезда. Чем больше воды скопится в кабине, тем больше станет их власть и тем яростнее битва.

К тому времени, когда водяные струи прекратились, мы были насквозь мокрыми и стояли по колено в воде, но не мерзли. В гнезде было как в бане, Шуга скинул свою накидку, и я последовал его примеру.

Глаза слезились. Я все еще не мог откашляться от пыли, набившейся в легкие. Я сказал об этом Шуге, но он только фыркнул в ответ:

— Хватит жаловаться. Я никогда не говорил, что проклятия легко даются. То ли еще будет!

Действительно, мы только начинали.

Теперь Шуга переключался да разнообразные плоскости и пластины, входящие в обстановку. Они были усеяны огромным количеством шишек и выпуклостей. Многие располагались в ряд по восемь, и каждая обозначалась отдельным символом. Один из них мы узнали — треугольник, символ Экке-Человека.

Могло ли это быть аналогичным какому-то заклинанию Шуги, основанному на символе Экке? А если так, то не смог бы Шуга использовать этот факт в качестве клина, рычага, чтобы с его помощью нарушить и остальные заклинания гнезда Пурпурного?

Шуга задумчиво пожевал губами, затем поскреб щетину на подбородке.

— Нажимай на все выпуклости, Лэнт. Там, где увидишь знак треугольника. Мы приведем в действие все Экко-заклинания Пурпурного, а потом развеем их силу.

Мы двинулись по периметру гнезда, сверху до низу рассматривая шишки и выпуклости. Шишки могли поворачиваться так, что основание треугольника оказывалось наверху, а выпуклости можно было вдавливать.

Попадались, правда, шишки без символов. Немного поэкспериментировав, Шуга выяснил, что их можно поворачивать таким образом, чтобы крошечные металлические лучики, спрятанные за стеклянными пластинками, сдвигались и указывали на треугольники, выгравированные там.

Происходили странные вещи, но Шуга успокоил меня, приказав не обращать на это внимание.

Так, к примеру, одна из плоских зеркальных пластин засветилась немыслимым светом, и на ней возникли образы деревни, людей, которых мы знали: Хинка, Анга и Пилга. Я в ужасе уставился на них, но Шуга тут же уничтожил заклинание, мазнув густым серым зельем, скрывшем всю картину. А я тут же получил выговор.

— Сказано было тебе — не смотри!

Мы продолжали свою деятельность. В конце концов все устройства в гнезде ненормального волшебника оказались настроены на знак треугольника.

Мы перешли к следующей стадии нашего проклятия.

Огненные горшки начали остывать, потому Шуга снова их наполнил. Металл в том месте, где они стояли, стал уже слишком горячим, чтобы к нему прикасаться, а детали отдельных устройств начали потрескивать.

Затем Шуга принялся покрывать все подряд густой серой мазью. Сперва он ликвидировал окна с картинками. Потом замазал все глазки и выпуклости. Теперь одни боги знали, какие символы были приведены в действие. За несколько минут внутри гнезда все стало серым. Кларе — бог небес и морей — должен был разозлиться. Фол, бог порчи, наверно, трясся от смеха. Шуга, таким образом, подтолкнул их к схватке друг с другом внутри черного яйца.

Шуга начал рисовать новые руны на замазанных поверхностях, словно позабыл о рунах внизу. Там, где верхние и нижние символы вступали в противоречие, боги тоже должны были оказаться вовлеченными в беспорядочную схватку. Везде, где только можно, Шуга включал в руны имя Элкина — бога грома.

В щель между двумя панелями с шишками и выпуклостями Шуга вставил узкое острие тесака и призвал Пулниссиня — бога дуэлей. Призывая Хитча — бога птиц, он разбил в три отверстия яйца, которые тут же сердито зашипели, растекаясь по сторонам — так Шуга использовал яйцеобразную форму яйца против него же. Он продолжал говорить нараспев, призывая Макс-Вотца и Влока — бога насилия, а в одном случае он даже произнес руну, оскорбляющую Тис-турзика — бога любви, потому что любовь, обернувшаяся ненавистью, сможет оказаться самой могущественной силой.

Шуга опять сверился со списком и достал сосуд с дремлющими жалящими насекомыми, с разной плесенью и пиявками. Сначала он извлек насекомых с жалами и насекомых с когтями и принялся разбрасывать по сторонам. Хотя твари были вялые, некоторые попытались напасть на нас, поэтому мы постарались закинуть их туда, где они не будут представлять немедленной опасности. К тому же мы не поленились натянуть самые толстые сапоги и перчатки, которые не могли прокусить эти клыкастые бестии.

Шуга большими комьями грязи залепил отверстия возле панели с шишками и выпуклостями, призывая одновременно Синил — повелителя грязи. Воздух из-за жары и воды сделался почти что непригодным для дыхания, но панели были еще горячее. В некоторых местах серая грязь Шуги потрескалась и почернела. Поверхность под ней светилась красным и дышала таким жаром и вонью, что никто из нас не решался туда приблизится. Внутри яйца что-то шипело и дымилось.

И все это время Шуга не переставал взывать к Элкину — богу грома, богу страха.

— Элкин! О, Элкин! Сойди вниз, о великий и малый, бог грома и молнии и громких звуков! Сойди со своей горы, о Элкин, сойди со своей горы и порази этого святотатца, который осмелился осквернить священное имя твоей магии.

Шуга забрался на кушетку демона и, раскинув руки, протянул их вверх, к небу. Торжество рисовалось на его лице, когда он произносил последнее кантало заклинания.

Гнездо было запутано паутиной боли и разрисовано рунами отчаяния.

Затопленная раскаленная кабина кишела огненными шарами, колючими крабами, морскими чудищами и пиявками. Где-то что-то горело: густой дым выбивался из-под стенок. Я задыхался от негодного воздуха, слезы слепили глаза.

Это была мастерская работа.

Глава 15

Вслед за Шугой я вывалился из гнезда. Сухая трава затрещала под ногами, когда я спрыгнул на землю. Мы, наверно, полжизни потеряли в этом созданном Шугой аду.

Я удивился, обнаружив, что еще день. Двойной солнечный свет разливался над миром с ободряющей привычностью. Деревья, растения и трава показались мне черными, я подумал, не слишком ли долго мои глаза привыкали к свету гнезда Пурпурного.

Я наслаждался холодным чистым воздухом, голова кружилась. Но несмотря на это именно мне пришлось помогать Шуге идти. Я только наблюдал за проклятиями, Шуга же осуществлял их, и это отняло все его силы. Неверными шагами мы спускались по склону. Наши тени с красно-голубыми краями раскачивались перед нами. Как кончилось проклятие, так кончилось и соединение. Светила опять разошлись.

Казалось чудом, что Пурпурный не помешал нам, но еще только близился полдень. Мы умудрились уложиться в кратчайшее время.

Мы притаились среди кустов. Чистый воздух действовал как крепкое вино, и я чувствовал, что пьянею от него. Мы разлеглись под раскидистыми черными листьями и дышали полной грудью.

Немного погодя я перевернулся на бок, посмотрел на Шугу и спросил:

— Когда это начнется?

Он не ответил, и я решил было, что Шуга уснул. Меня бы это не удивило. Он осунулся, напряжение последних дней измотало его. Глаза, когда он их раскрыл, были красными и обведены кругами. Шуга медленно вздохнул:

— Не знаю, Лэнт, не знаю. Возможно я забыл что-нибудь…

Я сел и с беспокойством посмотрел на черное гнездо. Оно оставалось все там же, во впадине между двумя холмами, дверь приглашающе раскрыта. Дверь!..

— Шуга, — закричал я. — Дверь! Мы оставили ее открытой.

Он резко поднялся, в ужасе уставившись на поляну.

— Мы можем ее закрыть? — спросил я.

— Для этого требуется другое заклинание, — ответил Шуга. — А у нас его нет.

— А ты можешь?

— Что «могу»? — поинтересовался он. — Составить заклинание, закрывающее дверь? Нет, для этого гнезда не могу. Я сперва должен выяснить, что приводит в действие заклинание, открывающее дверь.

— Но я сам видел, как ты открыл дверь…

— Лэнт, ты глупец, — вяло возразил он. — Я знаю, как использовать заклинание, но я не знаю, почему оно так действует. Ты же видел, сколько у меня было возни со световым устройством. Нет, Лэнт, если бы ты еще что-нибудь знал о том, как дверь действует… но я-то знаю, что ничего такого ты не знаешь, потому что, всматриваясь в твою память, она до сих пор открыта…

— Но, проклятие…

Он жестом остановил меня.

— Я не знаю. Придется ждать. Ему еще что-то требуется, чтобы перейти к действию… может закрытая дверь… А без того…

Он не договорил и пожал плечами.

Солнца ползли на запад. Голубое теперь явно опережало красное. Я спокойно смотрел на холм. Долго ли еще придется ждать, пока проклятие сработает. И в этом нам могли помочь только боги. Величайшие заклинания Шуги шли насмарку. И, если это не сработает, не останется больше богов, которые могли бы помочь нам. Все они будут настроены против нас.

Тени медленно удлинялись, прохладные сумерки уже растекались над миром, а мы с Шугой все стояли в беспомощности и смотрели. Черное гнездо, мрачное и угрожающее, ждало. Желтый свет освещал проем двери.

Мир ждал, мы ждали, гнездо ждало.

Проклятие ждало…

А затем неожиданно хрустящий звук шагов по склону. Мы тут же нырнули в кусты. Немного погодя показался Пурпурный. Он поднимался на холм. Я еще подумал, удовлетворил ли он свое желание? С той стороны, откуда он шел, он не мог видеть открытую дверь. Пурпурный обогнул изгиб стены и остановился. Затем торопливо шагнул вперед, вглядываясь во внутрь. Впервые мы увидели Пурпурного, реагирующим на магию Шуги. Он закричал точно охотящаяся летучая мышь. Перевод, без сомнения, был бы более содержательным, но говорящее устройство молчало. Пурпурный бросился в дверь, задел за косяк, и тот сшиб с его носа стеклянное приспособление (интересно, как Шуга умудрился так подколдовать).

Мы слышали, как он горланил внутри гнезда — неистовые яростные вопли, совсем на него не похожие. Время от времени грохочущий голос говорящего устройства разносился над равниной:

— Бог мой!.. как эти… забрались… А-а, ужалил! Отдай ногу, ты сволочь… почему не действует убийца насекомых…

— Жалящие насекомые причиняют ему беспокойство, — прошептал я.

— Богом проклятые жалящие насекомые! — прервал меня громыхающий голос Пурпурного.

— Но жалящие насекомые не входят в заклинание, Лэнт, — прошептал Шуга. — Они будут жалить в любом случае, являются они частью заклинания или нет.

Шуга был прав. Проклятие еще не вступило в действие.

Я раздраженно рвал на себе мех. Чего ждут боги? Может они намерены ждать достаточно долго, чтобы Пурпурный успел нейтрализовать элементы, составляющие проклятие, и обратить его против Шуги?

Новые вопли неслись над миром:

— Яйца… яйца…

— Во всяком случае мы лишили его спокойствия, — прошептал я Шуге. — Это уже начало.

— Этого недостаточно. Боги должны были сцепиться друг с другом в стремлении его уничтожить… Должно быть дверь виновата… Лэнт, я боюсь…

Он зловеще замолчал. Я почувствовал, как начал леденеть позвоночник.

— Дикари! — ревел голос Пурпурного, — примитивные дикари!.. Это проклятая серая краска… Где черт возьми! Кровосмешение… совокупление… совокупление кровосмесительного извращения… заболевания от физической близости… примитивные дети… я убью похотливых отпрысков собак! Я испепелю этот похотливый мир!..

Пурпурный мог быть непоследовательным, но, несомненно, говорил искренне. Я приготовился к бегству. Я видел, как он бушевал в гнезде, неистово колотя по шишкам и выступам, которые мы с Шугой закрасили, Пурпурный лихорадочно крутил одну шишку за другой, пытаясь нейтрализовать заклинание Шуги.

— Что же касается этой волосатой скотины Шуги…

Тяжелая изогнутая дверь закрылась, оборвав истеричные вопли Пурпурного.

Глава 16

Мягкий ветерок цеплялся за листья, кусты и наши накидки. Тени удлинялись, пока не начали теряться в темноте.

Голубое Солнце замерцало и исчезло, оставив одно распухшее красное светило. Все погрузилось в мертвое молчание.

Мы с Шугой осторожно выползли из своего укрытия. Черное гнездо спокойно лежало в углублении, дверь была закрыта, и только оранжевый контур отмечал ее место на гладкой невыразительной поверхности.

Мы осторожно и опасливо подобрались поближе.

— Уже началось! — прошептал я.

— Заткнись, глупец! Сейчас нас, должно быть, слушает весь пантеон богов.

Мы приблизились вплотную. Черное гнездо оставалось неподвижным, поджидая нас. Шуга приложил ухо к его поверхности и прислушался.

Яйцо неожиданно и бесшумно взмыло вверх, отшвырнув Шугу в сторону. Я плашмя упал на землю и начал вымаливать прощение:

— О, боги мира, я полагаюсь на вашу милость, я прошу вас, пожалуйста, не гневитесь…

— Заткнись, Лэнт! Хочешь испортить заклинание?

Я осторожно поднял голову. Шуга стоял упершись руками в бедра, и глядел вверх, в красные сумерки. Черное гнездо терпеливо и неподвижно зависло в нескольких футах над его головой.

Я устало поднялся на ноги. Это заклинание пока что оборачивалось не проклятием, а невыносимой скучищей.

— Что оно делает? — спросил я.

Шуга не ответил.

Гнездо внезапно превратилось из черного в серебряное и начало опускаться обратно так же плавно, как и поднялось. Красный диск цвета крови сверкал на его поверхности.

Мы отступили назад, как только оно коснулось почвы и начало погружаться в нее, не замедляя скорости. Теперь, во всяком случае, раздался звук, скрежещущее недовольство камней, раздвигаемых в стороны. Гнездо погружалось неуловимо. Камни трещали под его напором.

И мгновение спустя оно исчезло. Скрежет камней стал отдаленным, затем затих окончательно.

Ошеломленный, я подошел к неровному краю дыры. Темнота скрывала ее дно, но там все еще слабо ощущалось отдаленное громыхающее движение.

Шуга встал рядом со мной.

— Великолепно, — произнес я. Оно ушло, Шуга. Полностью, совершенно исчезло. Словно его вообще никогда и не существовало. И… я глубоко вздохнул.

Шуга скромно хмыкнул. Потом нагнулся, чтобы поднять стеклянное приспособление, свалившееся с носа Пурпурного, и безразлично сунул его в карман.

— Это пустяки, — произнес он.

— Но, Шуга… никаких побочных эффектов. Я бы не поверил, что ты на это способен! Почему ты нам не сказал, что именно это планируешь. Нам бы не пришлось покидать деревню.

— Лишняя безопасность не помешает, — пробормотал Шуга. Он, должно быть, и сам был ошеломлен результатами собственной победы. — Видишь ли, я не уверен… почему действие заклинания приливов потянуло гнездо вниз, а не… Почему склонность Экку-Человека и… Ладно, все это было очень необычно… Решение, можно сказать, получено опытным путем. Я…

Весь горный массив затрясся. От толчка я упал на живот и поглядел вниз. Двумястами футами ниже, на склоне холма, изверглось черное яйцо, вопя в агонии. Оно рванулось вверх и к югу, безобразно вскрикивая — звук этот причинил нам ужасную боль. Мучительное верещание яйца — поднимающаяся и падающая нота — оставалось пронзительно громким, даже когда оно удалилось за горы. Какой-то великолепный побочный эффект обращал в порошок само вещество холма, измельчая его в мелкую каменную щебенку. Склон целиком стронулся с места, величественно заскользив вниз, увлекая нас с собой. Мы были бессильны что-либо предпринять, мы ехали верхом на грохочущей лавине, на камнепаде, вздымающем тучи пыли и песка. Черное гнездо превратилось в пятнышко — ярко-красную пронзительно вопящую точку, несущуюся к южному горизонту.

Скольжение горы понемногу прекратилось. Из-за каприза или благодаря магии Шуги она не погребла нас. Мы оказались счастливчиками, смогли удержаться на вершине затронутого участка и спуститься на нем ровно и без ушибов. Я обнаружил, что лежу на животе, погрузившись в жидкую грязь. Шуга лежал несколькими ярдами дальше.

Я поднялся на колени. Черное гнездо стало точкой на горизонте. Оно поднималось и опускалось, взлетало вверх и опускалось опять… потом рванулось чуть ли не вертикально в небо, и я потерял его из виду.

Я спустился к Шуге, с каждым шагом вызывая крошечные лавинки, помог ему подняться на ноги и спросил:

— Теперь все?

Шуга пытался и без результата отряхнуть свою накидку.

— Думаю, нет, — ответил он. — Там слишком много богов, которые еще не сказали своего слова.

Мы стояли по щиколотку в измельченной грязи. Двигаться приходилось осторожно, чтобы не вызвать нового сползания склона.

— И долго нам ждать, пока проклятие завершит свою работу? — спросил я.

Шуга пожал плечами.

— Даже не хочу гадать. Слишком многих богов мы призвали, Лэнт, я предлагаю тебе вернуться в деревню. Дети и жены ждут тебя.

— Я останусь с тобой, пока проклятие не совершится.

Шуга задумался и нахмурился.

— Лэнт, черное гнездо, скорее всего, вернется, чтобы напасть на того, кто его проклял. Я не имею права возвращаться в деревню, пока опасность не исчезнет. Но я не хочу, чтобы ты был рядом, когда все это начнется…

Он положил руку мне на плечо.

— Спасибо, Лэнт, я ценю все, что ты сделал для меня. А теперь иди.

Я кивнул. Мне не хотелось его покидать, но я знал, что так надо.

Шуга не говорил «прощай», он говорил «до свидания». Пока он не был уверен, что черное гнездо уничтожено, он не имел права вернуться.

Я отвернулся и побрел вниз. Мне не хотелось, чтобы он видел на моих глазах следы.

Глава 17

Деревня была такой же, как я ее оставил. Молчаливей, опустевшей, несущей на себе следы приготовления Шуги.

Мне посчастливилось найти на дороге один из своих велосипедов. Теперь я остановил его возле моего гнезда. Каким-то чудом домашнее дерево и оба велосипеда оказались неповрежденными.

Я поднялся в гнездо. Моя первая жена спала на полу, свернувшись клубком. От сотрясения она проснулась и протерла сонные глаза.

— Где остальные? — спросил я.

Она покачала головой.

— Они убежали, когда этим утром в деревню пришел Пурпурный.

— Пурпурный приходил в деревню? — спросил я в ужасе.

Она кивнула.

Я схватил женщину за плечи.

— Ты должны рассказать мне, что он делал! Он проклинал гнездо Шуги, не так ли.

— Нет, ничего подобного. Он только походил немного вокруг.

— А огненное устройство. Он использовал огненное устройство?

— Нет. Ему хотелось чего-то другого.

— Что ему нужно было, женщина?

— Не знаю, правильно ли я его поняла. Но у него не было с собой говорящего устройства. Нам пришлось объясняться жестами.

— Ладно, чего он хотел?

— Думаю, он хотел сделать то, что образует семью.

— И ты ему позволила…

Женщина опустила глаза.

— Я подумала, что может быть я помогу Шуге в дуэли, если ненормальный волшебник на какое-то время отвлечется…

— Но как ты могла! Он же не наш гость! Я тебя побью!

— Я сожалею, муж мой. Я думала, это поможет.

Женщина съежилась под моей занесенной рукой.

— Ведь ты не побил третью жену, когда она разговаривала с Пурпурным.

Она была права. Я опустил руку. Было бы несправедливо побить одну и не побить другую.

— Он устроен очень страшно, муж мой. Он почти что без волос, кроме как…

— Я не желаю об этом слушать, — зашипел я. — Это все, что он сделал?

Женщина кивнула.

— А потом он покинул деревню?

Она опять кивнула.

— Он ничего не касался? Ничего не брал?

Она опять покачала головой.

Я вздохнул с облегчением.

— Благодарение богам, хоть тут пронесло. Ситуация могла оказаться очень опасной. К счастью, ты не сказала ничего лишнего.

Довольный я опустился на пол. Только теперь я почувствовал, как устал.

— Накорми меня, — сказал я.

Она быстро подала еду, не произнеся ни слова. Если ей понадобится поупражнять свои челюсти, для этого всегда найдутся остатки моего ужина. Я успел съесть два куска, когда вдруг в небе послышался сверхъестественный свист.

То был звук несчастья, бедствия, паники. Я вывалился из гнезда и помчался по поляне. И там сквозь верхушки деревьев увидел… летающее гнездо! Оно вернулось в деревню! Оно больше не было серебряным. Теперь оно стало желтым. Оно пронеслось над головой, затем с пронзительным воем повернулось и полетело обратно.

У меня в голове мелькнули слова Шуги: «… черное гнездо, скорее всего, вернется, чтобы напасть на того, кто его проклял…» Не могло ли гнездо спутать меня с Шугой? Я торчал на центральной поляне слишком напряженный и испуганный, чтобы двигаться.

Гнездо резко остановилось в нескольких ядрах от верхушек деревьев, словно наткнулось на мягкую стену. Дверь, оторванная полностью, отсутствовала. Проем казался черным, а не сверкающе оранжевым, как должен был бы светиться раскаленный металл. Гнездо угрожающе повернулось. Я представил себе глаза, притаившиеся в темноте за входом.

Я ждал, когда они найдут меня.

Гнездо повернулось еще раз, уже быстрее. И неожиданно завращалось с невероятной скоростью. Все его детали смывались и исчезали. Поверхность казалась оранжевой жидкостью. Я услышал, как оно жужжит, поднимаясь, и закрыл глаза. Между деревьями пронесся ветер.

Гнездо вращалось, увлекая за собой воздух. Сильные вихри с пронзит