Book: Лысые – люди будущего



Лысые – люди будущего

ПОПОВ

Андрей Витальевич.


ДОМОЙ, НА МАРС


Книга первая.

Лысые – люди будущего 



© Попов А.В. , 2017

© Интеллектуальная издательская система «Ridero», 2017

© Иллюстратор Александр Соловьёв, 2017



® Все права защищены.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.



* * *

Пролог.


Ученые всего мира спорят о том, когда человек изменит свой облик, когда у него откроются новые качества! Спорят они и о скорости эволюции, но сходятся в одном, человек будущего — будет лысым!

Научный мир однозначно утверждает это. Причем лысыми будут и женщины, и мужчины. У мужчин также перестанет расти усы и борода. Антропологи уточняют, что с исчезновением волосяного покрова, голова человека станет значительно больше, а сам человек — выше! Люди будут легче переносить холод и жару, раскроются новые способности такие как телепатия и телекинез.

По прогнозам ведущих европейских и российских ученых уже через несколько столетий до 20% людей будут иметь признаки человека будущего! С рождения у них не будут расти волосы, они будут значительно выше сверстников и практически все будут обладать экстрасенсорными способностями. А полностью процесс эволюции закончится через 2 тысячи лет.

Сейчас порядка 2% людей врачи причисляют к алопетам (людей с алопецией). Как правило они направляют их на бесчисленные анализы, которые никак не проясняют ситуацию с отсутствием или внезапным выпадением волос. Лечение так же безрезультатно! Ведь, представьте, если у вас пять пальцев на руке, то никакой массаж, ни какие инъекции не заставит появиться шестой! Так заложено природой! И самое главное, что показывают анализы, эти люди — абсолютно здоровы, более того, они зачастую более здоровы чем окружающие их с волосами! Они здоровы на все 100%!

Поэтому, если у Вас нет волос — не спешите бежать к врачу, вы просто человек будущего! А Ваш дом на Марсе…



Часть 1.

ЗЕМЛЯ



Утро Президента.


Ранбир выпил второй стакан воды, потом посмотрел на инкрустированный серебром кувшин, налил третий и, так же, как и предыдущие, опустошил его в несколько больших глотков. «Нужно узнать у врача, почему у меня такая жажда», — подумал он… В последнее время Ранбир при любой возможности пил много воды. Пил, даже если до этого он не испытывал ни малейшей жажды. Так, наверное, поступал бы человек, который раньше жил там, где вода была на вес золота. Но, не смотря на жаркий климат страны, у Ранбира таких проблем никогда не было, тем более сейчас…

Поставив стакан на небольшой столик слоновой кости, Ранбир кивнул, стоявшему на вытяжку у двери адъютанту, и размеренным шагом направился вслед за ним из зала. Спустившись по широкой лестнице с мраморными перилами, он вышел во двор здания. Здание буквально утопало в густой зелени экзотических растений и деревьев, но они не справлялись с ярким утренним солнцем. Не смотря на ранний час, солнце уже чувствительно ласкало своими лучами. У выхода Ранбира ожидал белый лимузин с парившимися от жары в черных костюмах охранниками. Он сел в открытую для него дверцу автомобиля, мощная машина плавно набрала скорость и в окружении черных джипов с проблесковыми огнями помчалась в аэропорт…

Так началось это утро. Утро, с которого начался не только новый день, но и новая жизнь Ранбира — президента Индии…

* * *

Совет.


Ранбир — смуглый тридцатипятилетний мужчина, спортивный, с правильными чертами лица и карими чуть прищуренными глазами, внимательно слушал выступающего и старался не пропустить ни единого слова. Он стремился запомнить всё, абсолютно всё. Как он успел заметить — делать какие-то пометки в блокноте здесь было не принято, а то что ему предоставят стенограмму заседания, он начал сомневаться, как только прилетел сюда. Внимательно слушать было не так просто. В голове постоянно мелькали воспоминания, которые накладывались на слова выступающего, и открывали новый, совершенно невероятный смысл всего того, что происходило с ним и со всем миром за последние столетия…

«Известные вам обстоятельства существенно повлияли на наши планы… У нас теперь нет теперь времени, на которое мы рассчитывали…», — казалось, не шевеля губами, вещал мужчина во главе стола. Тон его был спокойным, доброжелательным, но в тоже время по его интонации было очевидно, что главный здесь именно он. Слова необычно четко и ясно звучали в голове у Ранбира, да, судя по всему, и у остальных присутствующих, которые неотрывно смотрели на выступающего. Говоривший восседал за массивным, длинным столом ручной и, по всему видимо, старинной работы. Полутёмный зал, который был больше похож на гигантский ангар для дирижаблей, чем на зал для заседаний Совета безопасности ООН, где присутствующие собирались раньше, не создавал ожидаемого для того помещения эха, но и не забирал слов в свои огромные своды. Кроме руководителей стран, постоянных членов Совета безопасности ООН, в зале никого не было — ни секретарей, ни помощников. Только они и… он… Высокий, худощавый мужчина лет пятидесяти… Как только Ранбир вошел в этот зал, он сразу понял, что главный здесь именно он. Его голова казалась на первый взгляд непропорционально большой, может быть из-за того, что она абсолютно лысая, подумал Ранбир… Он говорил без эмоций, ровно, делая небольшие паузы, когда хотел обратить внимание на что-либо, и смотрел прямо перед собой, но Ранбир был уверен, что он смотрит именно на него и ни на кого больше.

Индия, страна, где родился и вырос Ранбир. была недавно включена в состав постоянных членов Совета безопасности ООН. Рост населения, ядерные технологии исключали другой ход развития событий! Но так совпало, что только с избранием Ранбира в президенты, Индия была включена в организацию, которая по факту решает все важные вопросы на земле! И вот сегодня с утра, он — глава государства — в обстановке строжайшей секретности был внезапно вызван на внеочередное заседание Совета.

А ещё три года назад он и подумать не мог, что он станет президентом. Служба в королевской гвардии, высшее образование, потом еще одно, участие в общественных объединениях, создание своего движения, благотворительность, многочисленные встречи, предложение преобразовать движение в партию, выборы… «Вот!», — мелькнуло в голове у Ранбира! «Вот, где я его видел!» Чем больше Ранбир вглядывался в лицо выступающего, тем больше узнавал в нем именно того, кто предложил ему создать партию…

Это случилось ровно четыре года назад. На очередное собрание движения пришел новый участник. Улыбчивый, в добротном, но подчеркнуто скромном костюме, он внимательно слушал обсуждение организации детского спортивного праздника, а потом предложил идею триатлона для детей и сразу название — «Первопроходец». Триатлон включал в себя: ролики, скалолазание и стрельбу из лука! Новичок представился владельцем спортивно-развлекательного центра, который должен был открыться буквально через месяц и сказал, что готов предоставить площадку и инвентарь в требуемых количествах! Так Ранбир и познакомился с Шааном, так тот тогда представился.

Председательствующий окинул взглядом шестерых сидевших за столом и остановил свой взгляд на мужчине, сидевшем справа от него. Как и все, тот был одет строгий тёмно-синей костюм с круглым красным значком на лацкане пиджака. Это был президент североамериканских штатов Америки. Не дождавшись вопроса, он начал свой доклад: «Прошедший период, со дня нашей очередной встречи был довольно успешным для реализации программы по подготовке общественного мнения для восприятия будущего. Средства массовой информации, а также реклама и сфера культуры ориентированы на реализацию поставленных задач. Перспективы переориентации экономики на соответствующие нашим планам направления оцениваются экспертами как осуществимые в установленные сроки или ранее. Основными направлениями экономической стратегии предлагается считать космос, медицину…

Ранбир слушал речь президента США и краем глаза наблюдал за остальными: президент Франции, президент Германии (именно президент, а не канцлер!), премьер-министр Великобритании, председатель Китайской Народной Республики, президент России… Русский сидел напротив президента США, по левою руку от Шаана, и, чуть склонив голову набок, слушал выступающего. Его взгляд был совершенно не похож на тот, какой Ранбир привык видеть на многочисленных встречах на высшем уровне. Президент России смотрел на американца не как на своего противника и конкурента, а как на единомышленника и товарища. Вся атмосфера встречи была изначально дружеской по-настоящему и в корне отличалась от всех протокольных и других встреч на высшем уровне. Здесь все были явно на одной стороне, все были единомышленниками, все были открыты друг для друга. «Где был театр? Там или здесь?», — мелькнуло в голове у Ранбира. В это момент Шаан чуть повернулся влево и обратился к президенту России: «Сколько подготовлено людей?». «Двенадцать тысяч», — коротко ответил он.

Затем русский еще несколько минут рассказывал о самой подготовке, о их морально-нравственном настрое, их отборе… Шаан и все в зале понимающе одобрительно кивали головами. Было видно, что речь идет об известных и давно обсуждаемых вопросах. Все понимали, почему они должны переносить жажду и голод, почему должны спокойно плавать в ледяной воде, переносить высокие температуры. Всем было понятно, для чего подготовка проводиться под видом народных праздников и традиций. И, конечно, всем было понятно, куда их готовят! Всем и всё было понятно, кроме Ранбира! В это момент русский закончил свою речь и Ранбиру показалась, что красный значок русского чуть мигнул… «Показалось…», — подумал он, пытаясь сообразить, зачем русские в свои морозы купаются в ледяной проруби и бьют себя ветками деревьев при огромной жаре в банях.

Такой же значок, как и у всех присутствующих, Ранбир получил в день принятия его страны в Совет. «Это Вам для посещения самых важных совещаний», — единственное, что он услышал в качестве пояснений тогда. И вот сегодня, по каналу правительственной экстренной связи, ему напомнили его надеть. Обыкновенный значок, немного тяжелее, чем казался на первый взгляд, но именно к нему был прикован взгляд охраны аэропорта, куда приземлился его самолет. Ранбир вспоминал, как пилот, как только они набрали высоту, давя дрожь в голосе, доложил, что самолет внезапно самостоятельно поменял маршрут, а экипажу неизвестный диспетчер рекомендовал не паниковать и довериться автопилоту. В тот же момент с Ранбиром связался его китайский коллега Гуанмин и сказал, что это мера безопасности предстоящего совещания и беспокоиться не стоит. В тот же момент все навигационные системы отключились, и только по положению солнца Ранбир понял, что летят они на север, в сторону Тибета. Уже по привычке Ранбир залпом выпил два стакана воды, и с мелькнувшей в голове, ставшей уже тоже привычкой, мыслью, что нужно спросить у врача, почему он так много пьет при каждом удобно случае, устремил свой взор в иллюминатор и заснул…

Ранбир проснулся от рева турбин. Многотонный лайнер, чуть качнувшись на рессорах, приземлился на залитую палящим солнцем землю. Экипаж, аппарат и охрана удивленно озирались, выходя из самолета на громадное, сколько хватало глаз, бескрайнее плато. Это была гигантская, гладкая каменная площадь без каких-либо сооружений или соответствующих любому аэропорту ограждений. Аэродром с одной стороны упирался в отвесную скалу, а с другой уходил за горизонт. Внезапно, со свистом выходящего под давлением воздуха, часть скалы отошла в сторону и открыла вход в просторное помещение, залитое серебристым светом, исходящим из его стен. Внутри, немного щурясь от яркого солнца, Ранбира ожидал Гуанмин. Он жестом пригласил Ранбира войти внутрь. По бокам от Гуамина стояли рослые, но немного худые мужчины, своим видом не вызывавшие никакого сомнения своего отношения к охране. Когда Ранбир приблизился к ним, один из охранников на мгновение направил ладонь на его значок, и тот неожиданно ярко мигнул красноватым сиянием в ответ. Охранник жестом показал Ранбиру, что он может проходить дальше. Сопровождающие, к удивлению президента, не сделали не одной попытки последовать за ним. Они как вкопанные остались у самолета и неподвижно наблюдали за происходящим. «Они дождутся вас здесь, — видя его замешательство пояснил Гуамин, — здесь все без сопровождения».

Так Ранбир оказался на встрече глав государств, которую проводил Шаан.

* * *

Разговор с Шааном.


Собрание закончилось через несколько часов. Выступили все, кроме Ранбира. Ранбир невольно вспомнил, как приходили новички на собрание его Клуба. Они тоже сидели молча и только слушали, пытаясь побыстрей вникнуть в происходящее. Теперь новичком был он. Только что главы государств обсудили вопросы создания новых видов сельскохозяйственных культур для мест неблагоприятных для земледелия, новые виды энергии, возрождение языка эсперанто, принятие комплекса мер по ускорению возведения многоэтажных торгово-развлекательных комплексов, велосипедных дорожек, соревнований стрельбы из лука и кидания копья.

…Затронули массу тем, но ни одним словом не обмолвились о межгосударственных отношениях, вооруженных конфликтах, эпидемиях. Ни одного слова о том, что Ранбир привык слышать на международных встречах! А проблемы, которые обсуждались сегодня, показались ему наоборот малозначительными и совершенно несоответствующими обсуждению на столь высоком уровне!

Шаан встал, чуть кивнул головой, говоря всем, что собрание окончено.

Ранбир так же собрался последовать за выходящими из ангара коллегами, но услышал голос Шаана: «У вас, наверно, есть много вопросов, Ранбир?»

Да, вопросов было не то, что много. Их было огромное количество, и самое главное, с чего начать? Но Ранбиру не пришлось ломать голову, Шаан начал разговор сам.

«Я председатель Совета Марса», — неожиданно обыденно для таких слов сказал он и предложил Ранбиру присесть на освободившийся рядом слева от него стул. Ранбир был готов к тому, что услышит что—либо необычное после всего, что случилось с ним начиная с утра. Но чтобы Марс, чтобы председатель Совета Марса?!! За все время собрания про Марс не было сказано ни слова! Ранбир понимал, что все говорили о давно известном и понятном присутствующим предмете! За исключением его самого, конечно! Но Марс….

Шаан внимательно посмотрел на Ранбира, и, как последнему показалось, просканировал его мозг, его мысли, все последующие вопросы и, еле заметно шевеля губами, продолжил: «Да, я марсианин, а вы, люди наши потомки и тоже марсиане. Мы — одной крови, как у вас говорят. Много сотен тысячелетий назад жители Марса, предвидя катастрофу своей планеты решили спастись у вас, на Земле. Но до цели смог добраться только один разведывательный корабль с несколькими тысячами марсиан на борту. Попав на землю, мы основали колонию. Постепенно наше оборудование, приборы приходили в негодность, а восполнить их было неоткуда. Изготовить простейшую микросхему в древнее время на Земле было невыполнимой задачей. И за несколько столетий всё пришло в негодность. Большая часть знаний нашего народа, передаваемые из поколения в поколения без практического применения, превратились в былины и легенды. Даже сейчас в Индонезии много масок с изображением лица, внутри которого лысый марсианин с бородой! Это остатки знаний, ставших легендой о марсианине, который управлял огромной машиной похожей на человека. Эти машины строили пирамиды и многие другие гигантские строения, остатки которых вы находите и по сей день.

А основной космический флот, который должен был переместить миллионы марсиан, был уничтожен, не успев и подняться с планеты. Гигантский астероид врезался в нашу цветущую, похожую тогда на Землю планету. Конечно, ученые Марса знали об астероиде заранее. Наши телескопы на дальних орбитах заметили приближение гигантского небесного тела ещё за несколько десятков земных лет до столкновения, и мы, конечно, готовились! Но, когда до катастрофы оставалось около 20 лет, от астероида начало исходить неизвестное излучение! Сначала оно лишь создавало помехи для наших дальних орбитальных спутников, затем из строя вышли наши телескопы, начали пропадать и сходить с орбит спутники. За год излучение усилилось так, что вся планета оказалась парализована! Вставали производства, прекратилась подача воды в города, связь, освещение — все вышло из строя! Привычные и казавшиеся неизменными, физические свойства веществ менялись на глазах! Не работали двигатели внутреннего сгорания! Стрелковое оружие выходило из строя после первых выстрелов: металл, который до этого был с десятикратным запасом прочности рассыпался, как лёд! Начались катастрофы! Начался голод! И, прежде чем столкнуться с астероидом, планета погрузилась в хаос. Население начало бороться за выживание! Власти с трудом сохраняли порядок, но паника от ощущения неминуемой гибели охватила почти всех… К счастью, не все потеряли самообладание. Группа ученых, военных и медиков продолжали работу по поиску выхода. И лишь случайно было выяснено, что глубоко под землей на глубине несколько километров, при наличии в породе минерала пироксена, излучение начинало терять свою силу. В спешном порядке началась работа по освоению подземных пустот на планете и добыванию минерала. Вручную перетаскивали тысячи станков, машин, материалов, запасы продовольствия. Кирками и молотами под землёй вырывались помещения для жизни и работы!



Все жители Марса были объединены общей задачей. Именно тогда начали закладываться законы и традиции, по которым мы живём и сейчас, по которым предстоит жить и вам, землянам, поскольку катастрофа в ближайшем будущем ждёт и вас!

Но надежда на выживание, которая начала виднеться буквально на горизонте, стала таять на глазах! Когда уже большая часть марсиан ушла под землю и начала обустраивать свою жизнь, готовясь к удару астероида, когда ученые нашли способ связаться с разведывательным кораблем, ушедшим на Землю, когда были найдены способы сохранения воздуха под землей началось это…

Излучение влияло не только на приборы и машины, не только на свойства металлов и сплавов. Оно влияло на всё живое на планете. Через несколько лет после начала сильного излучения стало много мертворожденных. Практически четверо из пяти рождались мертвыми. Мы поняли, что если не найдем способа исправить ситуацию, то мы исчезнем, вне зависимости, расколется ли планета после столкновения или нет. И здесь наши ученые одержали победу! Был найден препарат, который в разы снизил смертность… Да, излучение повлияло на всё на планете, на всё живое… и если оно снизило рождаемость у людей, то на животных и насекомых оно повлияло по-другому.

Первыми стали пропадать разведчики и проходчики. Именно те бесстрашные марсиане, которые искали новые пустоты и пироксен, те, кто прокладывал дороги! Вооружаясь лишь факелами, топорами и кирками, они каждый день отправлялись на встречу неизведанному, в самую глубь Марса! Они рыли колодцы, ища воду, убирали опасно нависшие на потолках и стенах глыбы, устанавливали указатели, оборудовали стоянки для следующих за ними! Разведчики уходили иногда на несколько недель в бесконечные лабиринты Марса и возвращались, чтобы нанести новые данные на карты о тех местах, где излучение было минимальным, куда можно было перенести технику, в надежде, что она будет работать.

Тогда пропала первая группа разведчиков. На её поиски выслали вторую, но она вернулась ни с чем. Никаких следов. Предварительный маршрут, по которому пропавшая группа должна была идти, был проверен дважды, следы группы обрывались у огромной пещеры. Такая пещера, наверняка, заинтересовала бы разведчиков, так как в ней можно было бы построить многоэтажные здания на несколько тысяч человек. Напрасно спасатели освещали фонарями, (а они стали работать здесь!) каждый сантиметр поверхности, где могли остаться следы группы. Но ничего найдено не было… Тогда в это место направили бригады строителей для разработки проекта зданий, а поиски решили перенести на соседние пещеры, допуская, что группа могла заблудиться, возвращаясь назад. Вот тогда и произошла первая встреча с этими существами!

«Впрочем, Ранбир, тебе доведется их увидеть воочию!», — сказал Шаан, наблюдаю за его реакцией.

«Мне? Увидеть, что? Где? На Марсе?», — Ранбиру на какое-то мгновение стало казаться, что здесь происходит какой-то розыгрыш и в его голосе появились иронические нотки. Но лишь на мгновение… Шаан провёл пальцем по столу, который только выглядел старинной работы, но после прикосновения марсианина превратился в голографический купол со множеством разнообразных фигур с надписями на неизвестном, но почему-то знакомом Ранбиру языке. После его нескольких замысловатых движений на столе возник пейзаж земли. Так показалось Ранбиру. Но через мгновение, сметая горы и возводя гигантские волны, в планету врезался астероид, о котором рассказывал Шаан. Голограмма была стол реалистичной, что Ранбир на секунду подался назад и вытянул руку, защищаясь рукой от града камней и воды.

«Это реконструкция трагедии…», — пояснил Шаан. Такой планета была до, и такой она стала сейчас. Ранбир смотрел уже на знакомые по снимкам спутников безжизненные пустыни Марса. В это время, видя сомнения Ранбира, Шаан прикоснулся к очередному сенсору, а потом круто развернулся в кресле на сто восемьдесят градусов, устремив взор в темный дальний угол ангара. Шаан жестом предложил Ранбиру посмотреть туда же. Часть стены отъехала в сторону, и из темноты в тот же момент отделилась тень. Сначала она скользнула в сторону, потом на секунду остановилась и, словно учуяв, внезапно начала приближаться к ним! Уже через мгновения тень стала приобретать очертания существа размером с крупную собаку, но внешне напоминающую скорее гигантскую креветку с клювом вместо рта. Ранбир усилием воли остался на месте, когда клюв креветки открылся в метре от него, и чудовище изготовилось к прыжку! Пасть чудовища была широко открыта, демонстрируя Ранбиру ряд часто посаженных острых зубов в светло-зелёной слизи, делающую открытый рот похожим на арфу! «Отличная голограмма!», — мелькнуло в голове у него, но почему-то не так уверенно, как раньше, когда он разглядывал пейзажи Марса. В тот момент, когда существо начало свой прыжок с явным намерением вцепиться Ранбиру в горло, раздался негромкий щелчок, и креветку резко отбросило в сторону, как будто её сбил многотонный грузовик. Чудовище, пролетев, рухнуло на спину и, сделав несколько кувырков, осталась агонизировать своими бесчисленными лапами-клешнями, напоминая теперь большого гигантского таракана. Ранбир коротко выдохнул от этого представления и замер опять, осторожно трогая капли слизи на коленке своих брюк… «Не голограмма…», — попробовал пошутить он. «Нет, это настоящий кроунг, или как его прозвали земляне — лобстер!», — спокойно продолжил Шаан. «Теперь ты мне веришь? — продолжил Шаан. — С помощью современного оружия разделаться с кроунгами и другими тварями, которыми буквально кишат подземелья Марса, легко. Но напомню, не смотря на то, что астероид взорвался, действие излучения, хотя и ослабленное, но осталось. И даже новейшее оружие может перестать действовать в любой момент. Как, впрочем, и любая другая техника. Сколько спутников, с завидным упорством посылаемых землянами, долетели до Марса? Только те, которые случайно попали в промежутки волн излучения. И марсоходы работают лишь в зонах с повышенном содержанием пироксена в почве».

Лысые – люди будущего

* * *

Они не умирают…

они улетают на Марс…


Шаан поудобнее устроился в кресле и продолжил свой рассказ: «Уже долгое время земляне помогают готовить Марс к глобальному переселению. Тысячи людей, марсианские гены которых уже пробудились и дали их владельцам новые силы, работают на Марсе. В тяжелых условиях могут выжить только они. Да, на Марсе сила тяжести в три раза слабее и кажется, что там легче, чем на земле. Но пониженное давление и состав воздуха, отсутствие солнечного света, который увидеть можно только на поверхности — всё это очень тяжело для неподготовленного. А для человека, в котором марсианская кровь ещё не набрала силу — невыносимо. Поэтому много лет назад мы начали искать среди землян тех, кто готов к Марсу. Мы не могли делать это открыто, и после первого контакта с землянами было принято решение организовать сообщества, в которых люди будут проходить проверку и подготовку к миссии. В них мы собираем людей, имеющих признаки развития гена марсиан. Такие люди, с пробуждением марсианской силы начинают не только внутри, но и внешне быть похожими на нас. Они обладают огромным потенциалом, который мы постепенно открываем в нашей организации, филиал которой ты возглавляешь, Ранбир!»

Ранбир ловил каждое слово Шаана, липкие капли слизи убитого кроунга не давали ему усомниться в реальности происходящего.

«Что означает ваш логотип?», — неожиданно спросил марсианин Ранбира, указав перед собой рукой, где тотчас засветился голограмма логотипа сообщества Ранбира.

«Лицо дружелюбного человека, на фоне Земли, человека который…», — начал Ранбир.

«На фоне Земли? Человека? Здесь только параллели и меридианы, а то, что указывало бы, что эта планета именно Земля ничего нет… И с чего ты взял, что это человек, а не марсианин?»

Ранбир присмотрелся к логотипу, … и правда… как он этого не заметил раньше? Хотя видел, все то же самое, что и тысячи раз до этого, но в голову такие мысли ему никогда не приходили.

«Это может быть и Земля, и Марс и любая другая планета, пригодная для обитания. Это может быть и землянин, и марсианин. В этом смысл. На любой планете, везде мы остаемся верными своим принципам и традициям.»

Ранбир вспомнил, как он впервые увидел логотип сообщества. Когда он работал над своим новым благотворительным проектом, он нашел украинский сайт помощи людям с алопецией. Проект показался ему необычайно интересным! Действительно, в Индии еще никто не думал о помощи детям с алопецией и тем более об объединении лысых! Столько других проблем! Но всё же, почему-то его заинтересовала именно эта тема.

Буквально через месяц он уже встречался на Крещатике с руководителем Клуба лысых в Украине, а еще через полгода первый раз в жизни парился в настоящей бане в России и купался в проруби. Не смотря на опасения, после этих, не свойственных Индии забав, у Ранбира не было даже насморка! Более того, чувствовал он себя после них великолепно! Языковой барьер ни в Украине, ни в России не мешал ему четко понимать, что ему говорят его новые друзья! Буквально через несколько минут общения Ранбиру начинало казаться, что он знает этих людей уже многие годы. Всякий раз он ловил себя на мысли, что где-то видел всех этих таких же лысых, как и он людей. Когда он жал руку и традиционно для Клуба слегка стукался головами с новым товарищем, ему казалось, что он здоровается со своим братом, которого видел только в детстве, а теперь наконец то встретил!

Ранбир отвлекся от своих мыслей и увидел, как на столе светится новая голограмма. На ней тысячи людей в скафандрах очищали огромное поле от камней. Было необычно наблюдать, когда огромный по земным меркам валун нес один человек, а потом ещё и кидал его на много метров вперёд.

«Работа уже идёт. Это изображение в реальном времени, задержка не более чем пару минут», — пояснил Шаан.

«Но кто эти люди? Что они делают?», — спросил Ранбир.

«Первопроходцы расчищают поле для посадки ракеты с Земли».

«Это марсиане?»

«Марсиане и земляне!»

«Ну как такое количество людей могло незаметно попасть на Марс? Кто они?»

Лысые – люди будущего

«В 1961 году те первые марсиане-разведчики, которые высадились на земле много столетий назад в Тибете, наконец-то дождались, когда человеческая цивилизация будет готова к контакту! Тогда первый человек с земли полетел в космос! Это было сигналом для нас, и мы начали готовиться к встрече! Много столетий разведчики хранили и из поколения в поколения передавали знания Марса, чтобы потом поделиться ими с землянами! Первый космонавт — Юрий Гагарин — был из СССР, теперь это Россия. Но только через несколько лет, после Гагарина, в Казахстане состоялась наша первая встреча. Три года наши инженеры восстанавливали космический корабль, на котором прилетели на Землю наши предки. Без демонстрации наших технологий нас могли бы принять за обманщиков, ведь мы стали выглядеть как земляне! Мы выглядели, как тибетские монахи, обладающие многими редкими качествами, но никак не как марсиане! Поэтому восстановить космолёт было просто необходимо.

И весной 1964 года состоялась эта памятная встреча! Мы прилетели на один из военных полигонов вблизи Семипалатинска перед рассветом. И уже через час вокруг нас были сотни людей и машин! Конечно, это были военные и ученые! Вечером того же дня мы уже разговаривали с главой СССР — Никитой Хрущевым. А через несколько месяцев были приняты основные решения по подготовке переселения землян, а по сути — возвращения домой. Хрущев решил лично возглавить процесс и оставил пост главы государства, чтобы иметь больше времени для этого. Позже, из числа военных и ученых полигона были отобраны и первые кандидаты, потомки которых должны были составить первую волну первопроходцев на Марс, тех, кто будет помогать выжившим марсианам готовить планету к прибытию землян. Сами кандидаты еще не были физически и психологически готовы к этому. С их согласия мы ускорили процесс развития их генов, чтобы это могло передаться их детям. К сожалению, для большинства это стало непосильным испытанием. Выжили единицы. Поэтому мы не можем сейчас подготовить человечество другим путём, кроме того каким идем. Но дети тех немногих выживших обладают всеми качествами настоящего марсианина! С некоторыми земными марсианами, Ранбир, ты успел уже познакомиться! Технические возможности землян в то время даже при нашей помощи не позволяли построить корабли, способные осуществить миссию. Только последние несколько лет регулярно по несколько сотен людей в месяц улетают на Марс. Делается это, конечно, в тайне. Под видом дальних командировок, например. Это и команды подводных лодок, и нефтяники, работающие вахтовым методом! Много на Марсе шахтеров и тех, кто работает в метро! Они отлично адаптируются к нашим условиям! Это подготовленные люди, которые готовы работать на Марсе. Иногда, бывает так, что человек обладает всеми нам нужными качествами! Хотя он сам порой и не догадывается о своём огромном внутреннем потенциале! Часто таким людям тяжело, ведь они не могут реализовать себя на Земле! Но им предназначено нечто большее! Водить космолёты, осваивать новые земли, совершать открытия! Мы ищем их и. если они соглашаются, то мы инсценируем их смерть. В этом случае возвращение на землю исключается. Это героические люди, которые буквально жертвуют своей жизнью на земле ради будущего всего человечества.

Много людей работают на Марсе, но и много на Земле. Обеспечить нашу работу, сделать её невидимой — для этого нужно много сил и средств!

Но не все думают, как мы, Ранбир! Есть среди землян и те, кто считает неразумным расходовать ресурсы планеты на спасение человечества. «Всех не спасти, — говорят они, но часть — можно! Зачем строить гигантские космические корабли и возрождать мир на далеком Марсе? Гораздо проще построить подземные города на земле на нескольких миллионов человек! Не для нескольких миллиардов, а для нескольких миллионов избранных!»

По этой причине приходиться осуществлять наш план в строжайшем секрете. Так вот, Ранбир, через несколько месяцев в Индии выборы. И президентом станет твой ближайший соратник Лакшман, а ты займешь одну из руководящий должностей в стране, ну верней не ты, а твой двойник. По возвращению с Марса ты станешь президентом опять. А эти несколько лет ты проведешь на Марсе, где ты пройдешь заключительную проверку».

«Проверку, для чего? И на что?», — поинтересовался Ранбир.

«Проверку на право занимать место в Совете Марса…», — негромко сказал Шаан и жестом прекратил разговор.

В этот момент за спиной Ранбира бесшумно поднялась стена, за которой его уже ждал Лакшмана. Ранбир повернулся, что бы попрощаться с Шааном, но его уже не было…

Дорогу домой Ранбир провёл молча. Сопровождающие его вели себя обыденно, вскользь обсуждая какую-то скучную официальную встречу, на которой они были. По крайней мере они так думали. Ранбир уже ничему не удивлялся…



Часть 2.

ВЫБОРЫ


С момента встречи с Шааном прошло больше года, когда одна из партий Индии выступила с предложением о досрочных выборах президента. И хотя предлог был чисто надуманным, пресса сделала из мухи даже не одного слона, а целое стадо! «Ранбир задушил бизнес!», «Всё для народа? А кто будет платить?», «Инвесторы уходят из страны!», — такими заголовками пестрели таблоиды, и на эту тему заливались проплаченные блогеры! Раздув проблему и запугав население, пиарщики перешли ко второму этапу и указали народу на свет в конце туннеля! И пошли новые заголовки: «Лакшман выступил против популистской политики Ранбира!», «Без бизнеса у страны нет будущего», «Лакшман встретился с инвесторами ведущих держав». Далее прошло ток-шоу с участием кандидатов: Ранбира и Лакшмана. А за неделю до выборов, как и было договорено, Ранбир снял свою кандидатуру, что позволило ему легитимно возглавить правительство страны, а Лакшману стать президентом. Одновременно с этим Ранбир развелся со своей женой. Непонимание друг друга и уверенность Ранбира, что она не его человек, достигло своей логической точки. Всё произошло так, как и говорил Шаан. Теперь ему оставалось только ждать, когда он полетит на Марс, и может там он встретит своё счастье…

* * *

На Марс!


Уже несколько месяцев Ранбир был председателем правительства. Международных встреч практически не было, а еженедельные планерки с министрами проходили скучно и однообразно. Всё-таки за своё правление Ранбир успел выстроить четкую и работающую вертикаль власти, а также экономику, которая развивалась вне зависимости от настроения иностранных инвесторов!



В одно из таких совещаний к нему подошёл помощник и сказал, что ему звонит президент. Прервав совещание, Ранбир прошел в комнату правительственной связи вслед за помощником. А когда дверь за ним закрылась, он увидел Шаана и… ещё одного Ранбира. Ранбира, в точно таком же костюме, ботинках, часах! Ну точная копия. Помощник молча протянул Ранбиру (настоящему) телефонную трубку. Тот, продолжая смотреть на своего двойника, механически сказал: «Слушаю». В трубке весело отозвалось: «Это я вас слушаю! Сегодня президент – я!»

Ранбир по привычке хотел взбодрить «президента», но вспомнив, что они не одни — промолчал. Впрочем, Лакшман, как человек смотрящий в будущее, сам скорректировал свою речь, пожелал хорошего перелёта и скорейшего возвращения домой. Ранбир сухо его поблагодарил и проводил взглядом своего двойника, который последовал за помощником продолжать совещание.

Шаан обнял Ранбира за плечи. «Пора…», — сказал он и показал ему открывшуюся дверь, которую тот до этого не заметил…

Войдя и пройдя по коридору, Шаан и Ранбир через пару минут оказались перед открытыми дверями лифта, который представлял из себя небольшое помещение с четырьмя креслами, похожими на кресла в самолете. Две половинки двери медленно закрылись, буквально слившись в одно целое, а ремни безопасности автоматически пристегнули Ранбира, как только он сел в кресло. Постепенно набирая скорость, кабина понеслась вниз, постепенно по дуге выходя на горизонтальное движение. Всё тело Ранбира это отлично чувствовало… Так продолжалось около часа. Вышли они внутри авиационного ангара, в котором их ждал небольшой военный, как показалось Ранбиру, самолет. Но марку его он не смог определить.

– Это челнок, который довезёт тебя до нашего космического корабля. А на нём ты полетишь на Марс! До встречи, Ранбир!

«Коротко, лаконично и без всякого прощания с Землёй! Такое ощущение, что едешь на пару дней в соседний город!», — подумал Ранбир, усаживаясь в кабину самолета-челнока, где кроме его никого не было.

Реальность была далеко от фантастических фильмов. В кабине не было ни окон, из которых можно было бы полюбоваться космическими пейзажами, ни оранжерей с поющими птицами, где можно было бы предаться ностальгии по родной планете.

Ряд тюбиков с едой и напитками, с выразительными картинками их содержимого, расположились вдоль стены в углублении справа, да небольшой закуток сзади кресла с инструкцией о пользовании космическим туалетом. Над входной дверью слева от кресла был таймер, который начал обратный отчет времени. Лететь до корабля было 25 часов.

Как и в лифте, догадываться о начале движения Ранбир начал только после начавшихся перегрузок. Насыщенный день не смог не повлиять на Ранбира, и он незаметно погрузился в сон. Проснулся Ранбир от необыкновенной легкости в теле. Открыв глаза, он с удивлением начал наблюдать за своим галстуком, который вёл себя непривычно для аксессуара одежды, а попросту изображал из себя очковую кобру, готовую ужалить своего владельца. Следующий час Ранбир провел в забавах с летающими тюбиками и их дегустацией. По всей видимости тюбики были намагничены определенным образом, так как прилетали аккуратно на своё место, куда бы Ранбир их не бросил. Затем, еще час, Ранбир провел в кресле за изучением инструкции.

Таймер показывал, что до прибытия на корабль осталось три часа, когда панель напротив засветилась, и на экране Ранбир увидел лысого мужчину в обыкновенной красной футболке с коротким рукавом. «Сергей — командир корабля», — коротко представился он. «Как самочувствие? Инструкцию выучил?», — уже по-свойски пошутил он.

Оставшееся время они проболтали на смеси английского и эсперанто, как будто знали друг друга с детства.

* * *

Сергей.


Сергей вырос в обеспеченной семье, в окружении детей, стабильное и успешное будущее которых было определено уже с самого детства. Но он отличался от своих сверстников. В отличии от них, мечтавших руководить банками и крупными корпорациями, он мечтал покорять космические просторы и открывать новые миры! С возрастом Сергей всё больше внешне становился похожим на своих друзей, но внутри, глубоко внутри, его мечта только крепла и приобретала всё более реальные очертания. Что бы не выглядеть смешным, он всё меньше делился своими мыслями с кем-либо, и, наконец, его мечта стала только его. Она стала тайной, которая была всегда с ним и днём, и ночью, тайной, которая заставляла его смотреть на окружающий мир другими глазами, тайной, которая позволяла ему видеть то, что другим было недосягаемо…

Иногда он закрывал глаза и ясно видел перед собой голографическую панель управления кораблём. Не зная почему, но он четко знал, какая клавиша и какой прибор что означают! Он уверенно представлял последовательность всех своих действий, чтобы задать курс кораблю или начать прогрев двигателей, какие приборы и когда должны мигнуть неоновыми огоньками, рапортуя о готовности… Откуда взялась это мечта, это желание управлять звездолетом и тем более эти четкие образы космического корабля, Сергей не знал. И ответить себе на этот вопрос, как не старался, не мог. Тогда он и не предполагал, что это проявление его эволюционного развития, что это просыпалась его способность подключаться к вселенским информационным потокам.

На земле Сергей любил скорость. Он занимался мотоспортом и показывал высокие результаты, гоняя на грани риска, а природный глазомер делал его опасным игроком в бильярд. Но главное в Сергее было его отношение к людям. У него была врожденная порядочность и дружелюбие. Именно эти качества стали определяющими для принятия решения Советом Марса предложить Сергею осуществить его мечту.

В то время он уже состоял в международном Клубе лысых несколько лет. И как-то вечером к нему неожиданно, без звонка, заехали его ближайшие друзья по Клубу. Они предложили ему составить компанию на картингдром, который был в несколько километрах от дома Сергея.

Тогда Сергей несколько удивился узнав, что у картингдрома есть еще один въезд на территорию, да ещё с подземной парковкой. Что-что, а это место он знал хорошо, ведь именно здесь он гонял на своём спорт-байке!

Подземная парковка была довольно внушительных размеров и совершенно пустая! Когда двери очередного шлюза опустились, в просторном помещении загорелся свет, Сергей увидел мощный болид, по размерам и форме больше похожий на ракету, чем на гоночный автомобиль! Глаза Сергея загорелись, и он решительно направился к нему! Черный, обтекаемый автомобиль, размером с добрый грузовик приветствовал его плавно уплывающей вверх дверью. Вместе с друзьями, которые улыбаясь смотрели за его восторженной реакцией, он вошёл внутрь и сел за руль. Ему сразу все показалось знакомым, и его руки уверенно защелкали многочисленными переключателями и клавишами. Болид мощно загудел, стена отъехала в сторону и открыла широкую бетонную дорогу, круто уходящую вверх! Сергей сильно нажал на педаль, и через мгновение небо над картингдромом озарилось короткой вспышкой, и болид исчез в ночном небе…

Через час виражей и крутых пике в ночном небе Сергей ловко зашел на посадку и вернул болид обратно на стоянку.

После того, как друзья рассказали Сергею о надвигающейся на Землю катастрофе и его миссии в спасении человечества, он сразу принял решение. Последующие несколько месяцев у Сергея был только один вопрос: «Когда?» И он начал готовиться. Быстро и не заметно для окружающих привел в порядок все свои финансовые дела. Встретился с давними друзьями и близкими. С теми людьми, с которыми всегда не хватало времени увидеться просто так, без повода. Сказал то, что хотел сказать, но откладывал до этого по каким-то причинам. В те дни вечерами он часто любил смотреть на закат и удивляться красоте земной природы. Только близкие знали, как ему тяжело. В это время он старался проводить максимум времени с ними. Он делал невероятно количество подарков и всем стремился помочь. Хотя для Сергея это было обычное состояние, и только доверенные члены Клуба знали, что он прощается с жизнью на земле… чтобы продолжить жизнь в другом мире…

За несколько недель до своего отлета он собрал близких друзей у себя в загородном доме, чтобы в последний раз побыть вместе… Для всех это был обычный воскресный день, но не для него…

Ранбир молча слушал историю улыбчивого и мужественного человека, который пожертвовал своей земной жизнью ради спасения человечества… а челнок уже давно облетел Луну и приближался к космическому кораблю марсиан…

* * *

Корабль.


После стыковки с основным кораблем, пролетев шлюз, Ранбир вопреки своим ожиданиям не увидел ни просторных белых помещений с огромными иллюминаторами для созерцания космического пространства, ни биороботов готовых молниеносно выполнить приказы людей. Не почувствовал он и искусственной гравитации. Да и капсул для многомесячного криосна в корабле не наблюдалось. Жилой отсек корабля был похож на трубу в пару сотен метров в длину и около двадцати метров в диаметре. По всей поверхности пола-потолка (разницы в невесомости, как вы понимаете, нет) шли входы в жилые отсеки. Начиналась труба довольно просторной кают-компанией со сферическим монитором в центре и массой ремешков вместо кресел по стенам, а заканчивалась командирской рубкой, вход в которую, впрочем, был ограничен прозрачным, но судя по всему, надежным стеклом.

Как только Ранбир оказался на корабле, Сергей начал знакомить его с многочисленной командой и такими же новичками, как и он. К своему удивлению Ранбир сразу узнал несколько ребят и девушек, с кем он был знаком ещё по Клубу! И уже скоро он привычно общался с кем-то, как будто был на очередной встрече в четверг, а не парил, держась за ремешок в космическом корабле.

* * *

Учеба.


Лететь было почти месяц и Ранбир с радостью погрузился в учебу, в изучении материалов о Марсе, о планете, на которой ему предстояло провести несколько ближайших лет! С удивлением он узнал, что атмосфера на Марсе хоть и непригодна для жизни, но продержаться без скафандра даже не тренированному человеку минут десять можно. Каждый день он читал и смотрел видео об истории планеты, её природе, о законах и традициях, которые были ни что иное, как более подробные и, конечно, более строгие трактовки устава и традиций Клуба лысых. Нарушивших же закон отселяли от основной колонии для освоения новых территорий. И чем тяжелей был проступок, тем дальше увозили преступившего. Ему оставляли необходимые инструменты, провиант, а также план строительства туннеля к одной из баз. Поэтому сроки наказания исчислялись на Марсе не в годах, а в километрах. Человек мог реальной пользой обществу искупить свою вину, а также в одиночестве поразмышлять о своём проступке. Преступлений в земном понимании на Марсе не было уже долгие годы. Четкое и неукоснительное соблюдение общечеловеческих моральных и этических норм, единое и монолитное общественное неприятие и порицание асоциального поведения, пропаганда истинных ценностей и достижений — всё это искоренило не только преступления, но и наличие криминального сознания в обществе. Поэтому только ставшие членами Клуба направлялись на Марс, только те, кто уже был готов стать частью общества Марса, его гражданином.

Марсианин мог стать гражданином по достижению 28 лет, но для этого он должен был пройти свои километры по туннелям и пещерам планеты, вложить свой вклад в освоение новых пространств! И от того, как он это сделал, во много зависело его будущее! Прошедшие испытание (а не всем удавалось это с первого раза), на восходе солнца выходили на поверхность, где им вручали перстни гражданина Марса. Внутри серебряного перстня был авгит, минерал, который новый гражданин должен был добыть сам. Авгит с греческого переводится как «блеск, сияние». Это один из самых энергетически сильных минералов группы пироксенов на Марсе и на Земле. Авгит снижает влияние излучения, а при нагревании выделяет вещества, отпугивающие многих недружелюбных тварей. У первопроходцев есть привычка нагревать перстень, натирая его об рукав брезентовой куртки. Поэтому у старых разведчиков камень блестел не смотря на то, что был темным и непрозрачным, ну и рукав куртки, как правило, был протерт тоже!

Церемония посвящения в гражданина начиналась с того, что на поверхности разжигали костер из сухого мха. Марсианский мох хорошо горит даже в обедненной кислородом атмосфере. Одев кольцо на безымянный палец правой руки, посвященный долго, как только мог, держал его над огнём, а потом прижимал раскаленный перстень к тыльной стороне предплечья левой руки, где у него навсегда оставался оттиск герба Марса. После этого он считался прошедшим обряд посвящения и становился полноправным гражданином.

Конечно, обряд был частью испытания. Пробыть несколько минут без скафандра на поверхности Марса и не потерять сознания даже подготовленному марсианину было непростой задачей, но пройти в составе первопроходцев-разведчиков несколько километров внутри Марса было значительно тяжелей.

Несмотря на большое количество пустот, которые значительно ускоряли сооружение туннелей и новых объектов, строительство было сопряжено с немалым риском. Помимо «лобстеров», с представителем которых Ранбиру уже удалось познакомиться, довольно «приветливых» существ было на Марсе достаточное количество! Флора и фауна планеты была совершенно другой, хотя во многих существах и угадывалось сходство с земными, но сходство это было большей частью явно не в лучшую сторону! Жесткий селекционный отбор и конкурентная борьба видов за жизненное пространство, за воздух и воду превратили некогда безобидных животных, насекомых и даже растений в сильные, агрессивные и чрезвычайно живучие организмы! После катастрофы моря и океаны с их многочисленными обитателями ушли вглубь планеты! Там подводным существам пришлось приспосабливаться к отсутствию водных просторов, а земным, напротив, к изобилию озер, рек и речушек. Выжили те, кто сумел жить везде. Встретить на Марсе внезапно выпрыгнувшую рыбу, которая пролетела несколько метров по пещере, а потом прилипла к потолку и превратилась в цветок — было также обыденно, как на Земле встретить летящего голубя или бегущую кошку. Но, конечно, не так же безобидно! Простейший с виду камень мог побежать и превратиться в ощетинившееся шипами растение-животное, которому нужно только дотянуться своим крючковатым шипом, и тогда оно вонзит все свои колючки в вас, наполняя его быстродействующими токсинами, ведущими к скорой смерти, а ваше тело послужит инкубатором для новых камней-ежей. Всё это предстояло Ранбиру запомнить на уровне рефлексов. Пересдача экзаменов не была предусмотрена, ведь ценой ошибки была его собственная жизнь!

Каждый учебный день заканчивался у Ранбира в тренировочном зале, который находился в одном из отсеков корабля и представлял из себя огромный голографический тренажер. Там Ранбир одевал плотно облегающий костюм, состоящий из огромного числа микродатчиков. Датчики в точности копировали движения Ранбира в виртуальном пространстве, а также передавали его телу ощущения, которые он бы испытывал в реальности, если, к примеру, он удариться об свод пещеры или его укусит комар-пиявка. Магнитные ботинки позволяли ему чувствовать притяжение, а видео-шлем открывал красоты Марса во всех красках и мельчайших подробностях! Шагая по движущейся поверхности, он по несколько часов блуждал по виртуальным лабиринтам Марса, знакомясь буквально на собственной шкуре с его обитателями!

* * *

Диего.


Тренировки всегда проходили под бдительным надзором инструктора — хмурого мексиканца по имени Диего. Коренастый, с огромными бицепсами он в любой момент мог разразиться отборной бранью, стоило Ранбиру отвлечься от занятий! Позже Ранбир узнал, как Диего попал в Клуб, а потом и в космическую экспедицию. И была та история невеселая. Диего работал в полиции, был женат, воспитывал трех сыновей. Было обыденно, но стабильно. Всё Диего устраивало и работа инспектором, и небольшой дом в пригороде Мексико, и ровесница жена. Немного сварливая, но как уж здесь быть другой, когда с утра до ночи по дому носятся трое сорванцов пяти, семи и десяти лет! О Клубе лысых Диего никогда не слышал, да и не интересовался этой темой. Для него всегда имело второстепенное значение, как выглядит человек. Главное, какие поступки он совершает. Этому его научили долгие годы работы в полиции. И вот, в одно утро, умываясь, Диего увидел прилипшие к ладоням волосы. Его волосы… и много. Посмотрев в зеркало, он с ужасом увидел, что волосы выпадают клочками не только на голове, но и бровей так же почти не стало! Он решил ничего не говорить жене, аккуратно собрал в пакет выпавшие волосы, прикрыл голову фуражкой и поехал к доктору. Тот долго осматривал голову Диего, что-то бормотал себе под нос про экологию, стрессы и другую чепуху. А потом доктор сказал, что это алопеция. От чего она появляется, и как с ней бороться, он не ответил.

И начались долгие хождения Диего по врачам. Бесконечная сдача анализов, масса бесполезных советов, недоуменно подтрунивающие взгляды сослуживцев — всё это вихрем закружилось вокруг него, вытесняя и уничтожая его привычную жизнь. Но это было не самое страшное. Неприятный сюрприз ждал Диего дома. Вместо сочувствия и понимания от жены Диего увидел только отстраненность и злобу. То, что копилось в его второй половине все эти годы, и что Диего старался не замечать и сглаживать, вырвалось наружу грохочущим водопадом. Жену вдруг стало раздражать абсолютно всё: и его работа, и дом, кстати не самый плохой в посёлке, и, конечно, то, что Диего загубил её молодость, а она могла бы стать… Обычно на этой фразе жена прерывалась на рыдания и начинала кидать чистое бельё в стиральную машину. Иначе, как лысым козлом, она уже его не называла. Диего терпел почти год. Спал отдельно в гостиной, старался пораньше уехать из дома и задержаться на работе. Терпел он из-за сыновей. Но в один из вечеров, когда жена по обыкновению ворча что-то себе под нос вешала бельё на заднем дворе, а дети уже спали, Диего подогнал поближе старенький форд и отработанными движениями спеленал жену. А ещё через мгновение, в наручниках и с залепленным скотчем ртом, она была в багажнике. Полчаса «форд» несся по автостраде, а потом свернул в пустыню. Уже в заранее выкопанной яме, жена в истерике поклялась Диего хорошо заботиться о детях и тратить оставленные им деньги на их образование. Диего молча отвез её домой, а сам поехал на юг от города, где его ждал корабль. За прошедшее время он успел вступить в Клуб и зарекомендовать себя.

Теперь Ранбир понимал, почему у Диего был такой характер.

Перед тренировкой мексиканец вручил Ранбиру не бластер и не фотонный пулемет, как он ожидал, а обыкновенную полутораметровую палку, которую, не смотря на гравитацию, довольно ощутимо притягивало к полу. А вес палки от тренировки к тренировке заметно возрастал. С помощью этого чудо-оружия Ранбиру приходилось каждый день расправляться со множеством тварей, которые прыгали, подползали, подлетали, а то и появлялись неизвестно откуда! И если этого ему не удавалось сделать или сделать не вовремя, то помимо лаконичных, но доходчивых комментарий инструктора, датчики на тренировочном костюме весьма ощутимо ему об этом напоминали! От мексиканца Ранбир с удивлением узнал, что лучшие результаты с копьем на тренажёрах, а потом и на Марсе показывают мойщики стекол и уборщики в метро! Изо дня в день, повторяя одни и те же движения на земле со щетками и швабрами, они с легкостью расправляются и с лобстерами, ежами и прочими уже на Марсе! Так же Ранбир узнал, что много людей, планируемых к отправке на Марс, проходят подготовку, работая в метро и на шахтах простыми рабочими. Потом они привычно справляются и с физической работой, и с дискомфортом от длительного нахождения под землей!

Ко второй неделе тренировок к палке присоединился лук. Это было намного привычнее для Ранбира — сказывались тренировки по стрельбе из лука и соревнования в Клубе! Поверженные меткими выстрелами твари пачками падали с потолков и стен лабиринтов! Единственным неудобством была уборка тренировочного зала, который после очередной виртуальной битвы был похож на ежа, вывернутого наизнанку! Стрелы-то были настоящими! Одновременно с новым оружием в тренировках появились и новые твари! Постоянно жужжащие и напоминающие стрекоз размером с голубя стреки, как их здесь окрестили земляне. Они с огромными выпученными глазами роями проносились вокруг Ранбира, делая кульбиты и постоянно сталкиваясь друг с другом! Стреки редко нападали на людей, но могли запросто поранить своим острым, как бритва, хвостами и уже тогда на запах крови могли явиться другие незваные гости! Особенно чувствовали запах крови марсианские черви. Они ползали намного проворнее своих земных сородичей, да и по размерам доходили до полуметра! Их рацион также заметно отличался от рациона земных собратьев! Ели они абсолютно всё, что могли перемолоть их мелкие зубки. К счастью, были они чрезмерно пугливы и также быстро разбегались, как и появлялись на запах добычи. Но спать с ними по соседству было довольно опасно. Опытные разведчики, обычно, перед тем, как лечь спать, разбрасывали вокруг места ночевки убитых лобстеров. Для лобстеров марсианские черви были излюбленным лакомством. И черви их по этой причине старательно избегали. Слыша их запах, они спешно ретировались и не беспокоили людей…

Кроме животных Ранбир постоянно знакомился и с флорой Марса! Тренажер методично добавлял в программу всё новые и новые виды растений. Особенно те, которые нужно было обходить стороной. Марсианская «крапива», например, не только жалила, но и опутывала путника, чтобы свить из него кокон и отложить в него свои споры! Встречались в пещерах Марса и деревья, смола которых запросто приклеивала небольших зверюшек, а затем растворяла их, питая свои корни. А алые цветы в человеческий рост, к удивлению, не жалили и не кусались, а просто радовали своей красотой. Но росли они только на болотистой местности, где любой неосторожный шаг мог стать последним.

Но были на Марсе и полезные растения. Растения, без которых жизнь под поверхностью Марса была бы невозможной! Одним из таким растением была пилиса. Пилиса растет глубоко под поверхностью Марса. Издалека она похожа на мох, но если приглядеться, то будут видны маленькие листочки на коротких веточках. Пилиса не нуждается в свете и довольствуется минимальным количеством воздуха и влаги. Во время цветения споры пилисы в виде микроскопических шариков с кислородом устремляются вверх и там, ударяясь о стенки пещеры прилипают к ним, образовывают новую колонию, которая в свой период опыляет растения внизу. Пилиса обычно слабо светится в темноте, но во время цветения начинает светиться ярким светло-зеленым светом! Именно благодаря пилисе остатки цивилизации и живого мира сумели сохраниться и выжить на Марсе. Споры пилисы, устремляясь вверх по воздушным потокам, постепенно закупорили все трещины в сводах туннелей и сохранили воздух. Именно ветки пилисы обрамляют голову человека на эмблеме Клуба.

Незаметно пролетали недели на корабле! Масса нового, неизвестного и порой немыслимого, приходилось узнавать Ранбиру! С каждым днем его знания Марса множились, а навыки выживания обращались к его далеким предкам. Планету, о которой он уже знал практически всё, полюбил, как свою. И вот настал долгожданный день, когда корабль вышел на орбиту Марса. И уже бы через несколько часов Ранбир вошёл в главный космопорт планеты, но случилось непредвиденное.

В том момент Ранбир находился в командирской рубке, в которую его любезно пригласил Сергей полюбоваться видом планеты. Первое, что увидел Ранбир так это облака, которые ничем не отличались от земных! И Марс не был красным! Он очень напоминал Землю! С непривычными материками и несколько более спокойными цветами, чем Земля из космоса, с красноватым оттенком огромный Марс казалось завис над кораблём. И много облаков, как на земле! Безжизненным Марс уже никак не казался!

– Информация о реальной атмосфере Марса на земле намеренно искажается, чтобы не привлекать ненужного нам внимания. Только представь, чтобы там началось, зная люди о том, что здесь можно жить! Кого ты тогда сможешь убедить, что жить здесь все смогут ещё очень нескоро, да и смогут жить и выжить только такие, как мы? — пояснил Сергей.

Как только Сергей произнес эти слова, индикаторы корабля часто замигали, а потом сразу погасли. Исчез привычный гул главного двигателя, и в корабле воцарилась непривычная тишина. Марс за окном начал медленно заваливаться на бок.

– Новая волна излучения, электроника работать не будет… — коротко буркнул Сергей и, закрыв глаза, откинулся в кресле.

Ранбир, сидевший с ним рядом, как загипнотизированный, смотрел за наваливающимся Марсом, который навис над ними и скоро казалось прихлопнет их, как какую-нибудь песчинку! Двери командирской рубки, не сдерживаемые более электроникой, медленно распахнулись под действием центробежной силы, которую все более и более приобретал корабль. Но в коридоре корабля не было ни слышно никакой паники. Люди негромко разговаривали друг с другом. Многие неспешно одевали защитные шлемы и пристегивали себя ремнями в своих креслах.

– Сергей! Сергей! — не выдержал Ранбир и затряс, казалось заснувшего Сергея за плечо. — Сергей! Чего мы ждем? Почему мы ничего не делаем?!!

Улыбаясь, Сергей медленно открыл глаза.

– Немного терпения, — сказал он, посмотрев в иллюминатор.

В этот момент корабль сильно тряхнуло, а потом начало трясти без перерыва. Ранбир вовремя успел пристегнуть себя к креслу рядом с Сергеем. Появилась гравитация, и тело с непривычки налилось свинцовой тяжестью…

– Вот теперь мы вошли в атмосферу и теперь что-то можем сделать для своего спасения! — произнес Сергей, пристально наблюдая за скачущей водой в пластиковой бутылке.

Бутылка висела в специальном зажиме прямо перед ним рядом с иллюминатором. Ранбир все забывал спросить, что она здесь делает, поскольку пить из неё в космосе было бы неудобно! Обыкновенная земная пластмаска с налитой на половину жидкостью и небрежно сделанной фломастером красной линей посередине! Пока Ранбир размышлял об этом, понимая, что сейчас не самый удобный момент выяснять такие мелочи, Сергей, не отрываясь, продолжал следить за скачущей в бутылке водой. Наконец, поймав момент, когда вода несколько успокоилась и остановилась на красной отметке, Сергей быстро открыл на панели приборов неприметную крышку и с силой ударил кулаком по появившейся кнопке! Раздался скрежет скользящих об обшивку корабля тросов и ряд громких хлопков! Корабль вздрогнул, как будто столкнулся с невидимой преградой, и замедлил движение!

– Теперь мы сможем планировать, — сказал Сергей. — Мягкой посадки не обещаю, но живы останемся! — со смехом добавил он и крепко схватил рукоятки штурвала.

Облака в иллюминаторе перестали лихорадочно кружиться и теперь уже плавно проплывали мимо. Они светились в уходящем за горизонт солнце и были точно такими же, как и на Земле. Но уже через несколько минут облака остались наверху, а внизу замелькали усыпанные кратерами равнины и покрытые снегами горы Марса. Опять начало трясти, и пыль вперемешку с камнями с силой заскрежетала по обшивке! Корабль завалился набок, послышался звук рвущегося металла, а рубку начало заполнять едким дымом. Наконец, раздался сильный удар, и все замерло…

Когда Ранбир открыл глаза, то увидел себя лежащим рядом с дымящимся кораблем. Под голову Ранбира кто-то заботливо подложил рюкзак, а на лицо одел кислородную маску. Вокруг бегали люди. Они что-то выносили из открытого шлюза корабля. Рядом стоял Сергей и старательно раскуривал сигарету, время от времени поддувая на неё из своей кислородной маски, которую он похоже не собирался одевать. Наконец, он оставил свои попытки покурить, буркнул кому-то новое для Ранбира слово «картабах» и, ловко щелкнув пальцами, бросил сигарету в сторону горизонта.

– На Марсе давно уже никто не курит… тоже бросаю… Как ты, брат? — обратился он к Ранбиру.

Ранбир попытался снять маску, чтобы ответить, но Сергей жестом остановил его.

– Тебе достаточно ощущений на сегодня! Пока отдохни! — с этими словами, цепко оглядев вокруг Ранбира камни и, видимо, оставшись довольным, направился к кораблю.

Через пару часов рядом с кораблём стоял довольно вместительный шатер, в котором было светло, тепло, и главное можно было дышать без кислородных масок. Ранбир с интересом рассматривал своих друзей. Многие из них дурачились: делали сальто с места и от души смеялись, когда кто-нибудь из задуманного одного оборота уходил в штопор и плюхался об пол. Кто-то продолжал распаковывать ящики и доставать защитные костюмы и оружие.

Здесь Ранбир удивился, увидев Игоря из Санкт-Петербурга и Мари из Сиетла, сидящих в инвалидных колясках. Было видно, что появившаяся низкая гравитация их не особенно радует. В полете им было намного комфортней. Там они были как все. Но все равно, и на инвалидных колясках, их лица светились радостью, что все остались живы после такой посадки.

Вдруг Сергей уверенно подошёл к одному из ящиков, ловко поддел ногой крышку и достал из него литровую бутылку виски.

– Друзья! — обратился он ко всем и как факел поднял её над собой, держа за горлышко. — Сегодня у нас есть повод немного выпить, а завтра выдвинемся в сторону космопорта! Благо мы не дотянули каких-то несколько километров! Пересечем равнину — и мы дома! С возвращением, друзья!

С этими словами Сергей открутил пробку, хорошо глотнул, и бутылка пошла по кругу. Буквально через полчаса в шатре играла музыка, было шумно и весело. «Совсем как на земле…», — подумал Ранбир и с улыбкой на губах погрузился в сон…



Часть 3.

БУРЯ


«Картабах, картабах!!!», — сквозь сон услышал Ранбир голос Сергея. Ранбир уже понял, что это довольно модное слово на Марсе употребляют, пребывая в крайнем недовольстве. А Сергей ещё ни разу не упустил случая вставить его в подходящий момент! А этот момент видимо и настал! «Может опять не смог прикурить?», — подумал Ранбир. Но дело было в другом!

«Вставай!!! Скорее!!! Буря!!!», — Ранбир быстро открыл глаза и увидел Игоря. Тот вплотную подъехал к нему на своей коляске и со всей силой тряс его за плечо. Ранбир быстро вскочил и огляделся вокруг. Команда корабля спешно распаковывала контейнеры и доставали защитные противопыльные костюмы. Те, кто уже успел их одеть, держали за канаты шатер. Тот неистово бесновался под усилившимися порывами ветра. Сквозь открытый проход уже прорывались клубы пыли. Часть освещения погасло, и только химические капсулы, вертясь на ветру, тускло мерцали, указывая выход их шатра.


Лысые – люди будущего

– Пять минут на сборы! Выносим оружие и провиант! — перекрикивал рев стихии Диего. Ветер продолжал усиливаться. В какой-то момент край покрытия вырвало и шатер начало открывать, как гигантскую консервную банку. К счастью все уже успели одеть костюмы, когда шатер заполнило пылью! Сквозь шум ветра снова зазвучал голос Диего:

– Сюда! Все сюда! Я нашёл укрытие!

Ранбир схватил в руки первый попавшийся тюк и, на ходу застегивая защитный костюм, что есть силы побежал на голос. Другой рукой он катил коляску с Игорем. Все бежали вместе с ними. Через сотню метров, Ранбир увидел Диего. Тот махал красным сигнальным огнём, освещая вход в пещеру. Коляска с трудом катилась по камням, и Ранбир, в конце концов, поднял её вместе с Игорем и понес на руках. Вместе с тюком, даже при пониженном притяжении, это было нелегко. Но выбора не было. Так же поступили Эдуард с Мари. Когда Ранбир вбежал с Игорем в пещеру, там уже была группа людей старательно укладывающих в горку провиант. Все были в одинаковых костюмах и в шлемах с защитными стеклами. И все были с головы до ног в красноватой пыли. Пыль была абсолютно везде. Нельзя было различить ни нашивок на костюмах, ни лиц под маской. В этот момент один из разведчиков подошёл к Ранбиру и стукнулся своим шлемом о его шлем. «Точно так же как на земле, когда мы приветствуем друг друга!», — пронеслось в голове Ранбира. От удара пыль на стекле шлема пластом сползла вниз, и Ранбир увидел улыбающееся лицо Сергея! Потом Ранбир узнал, что только так, не поцарапав стекло шлема, можно избавиться от пыли после урагана. Марсианская пыль состоит из соли кремниевой кислоты, являясь довольно твердым веществом. Этот необходимый ритуал разведчиков-первопроходцев, позволяющий увидеть лицо друг друга, со временем перешёл в традицию приветствовать товарищей без шлемов в повседневной жизни и на Марсе, и на Земле. Но узнал о нём Ранбир только сейчас, на Марсе…

«Красавчик, брат! — сказал Сергей Ранбиру, глядя на Игоря в коляске, — пойдем перенесем, что уцелело!»

Еще час в пещеру затаскивалось всё, что не успел унести ветер, или что не засыпало песком. Наконец, вход в пещеру задраили остатками шатра и надежно завалили камнями. Стало тихо, и только отдаленный вой ветра напоминал о бушующей стихии, неся все вокруг со скоростью в несколько сот километров в час. Люди снимали шлемы, осматривали оружие, кто-то разводил костер. От стены отделилась тень, и к Ранбиру подошел Диего. Он молча протянул ему копьё и жестом пригласил следовать за собой. К ним присоединилась еще пара разведчиков. Они уже прошли несколько десятков метров вглубь пещеры, когда Диего остановился.

– Посмотрим, кто наши соседи, — негромко сказал он и бросил свой факел вперед. На мгновения все озарилось искрами, а по верху пещеры пробежали две тени. Диего резко повернулся на месте в их сторону и молниеносно выпустил две стрелы. Раздался визг, и через мгновение побежавший на звук разведчик поднял над головой двух подраненных существ, похожих на земных ящериц. Он держал их за красноватые хвосты покрытые толстой чешуёй. Ящерицы, несмотря на ранения, активно пытались хватить разведчика своими маленькими, но в несколько рядов зубами.

– Это зяблы. Они забежали в пещеру, как и мы, спасаясь от бури. Они не опасны, их самих лопают все, кому не лень, и они вряд ли бы забежали сюда, если здесь был бы кто-то покрупнее. Можем спать спокойно, — неспешно поучал Диего, ловко освежевывая тушки зверьков.

Ночь, как и обещал Диего, прошла спокойно.

Но на утро буря только усилилась. Стало заметно холоднее. Разведчики сидели вокруг костра из одноразовых световых капсул, укрывшись тепло сберегающей фольгой. Тонкая, но необычайно прочная, она не давала попусту расходовать тепло тел разведчиков. Костер слабо мерцал и совсем не давал тепла.

– Провизии хватит на два-три дня, — прервал молчание Диего, — буря только началась и за это время вряд ли закончится. Нужно идти самим.

– Но как? — раздалось со всех сторон, — мы не пройдем и ста метров в такую бурю!

– Будем искать другую дорогу, — отрезал Диего и, взяв факел, пошел вглубь пещеры. — Ищите ростки пилисы, они укажут нам путь.

Через пару часов в одном из углов пещеры Игорь нашел между камней еле пробивающиеся светло-зелёные ростки. Разбросав камни, разведчики увидели трещину, края которой были покрыты зеленью. Углубили кирками щель и заложили взрывчатку. Небольшой заряд раскидал камни, а в пещеру ворвался теплый и влажный воздух. Несколько часов разведчики углубляли и расширяя проход. Работали в основном кирками и использовали только малые заряды взрывчатки, чтобы не вызвать завала. Когда проход расширили так, чтобы в него мог пройти человек, Диего и Сергей начали спуск вниз.

А через несколько томительных минут глубоко внизу раздался голос Сергея: «Спускайтесь, всё нормально!»

* * *

Знакомство с Марсом и первая опасность.


Именно сейчас, когда Ранбир спустился вместе остальными в подземелье, и произошло его настоящее знакомство с Марсом. С Марсом, который нельзя увидеть через мощный телескопы с Земли или с помощью камер марсоходов. Он увидел настоящий Марс. Глаза понемногу привыкли к полутьме, и Ранбир начал различать стены пещеры, которые мерцали от влажности в цвете светящихся растений и пилисы, которая буквально на глазах пузырьками устремлялась вверх за потоками воздуха, закрывая проделанный ими вход в пещеру.

Отряд медленно двигался между нагромождений камней, гигантских сталактитов, свисавших сверху, и сталагмитов, встречавших их снизу. Сталактиты и сталагмиты были в разы больше чем те, которые Ранбир видел в пещерах Земли. Но схожесть с Землей все же была очевидной. Через несколько часов взору путников открылась гигантская пещера, потолок которой не удавалось разглядеть, и луч фонаря беспомощно растворялся во тьме. А шириной она была не меньше полукилометра. Стены пещеры густо покрывал светящийся мох вперемешку с неизвестными Ранбиру другими растениями. Многие растения цеплялись своими корнями за своды, а часть корней нависла над головами разведчиков, как чьи-то руки со множеством пальцев. «Видимо они не опасные, раз мне не рассказали о них, — подумал он, но на всякий случай трогать не стал и правильно сделал. Разведчик, который шёл впереди Ранбира, протянул руку за ярко красным растением. Нечто похожее на цветок в тот же миг сжалось пружиной и резко прыгнуло на ближайший валун, враз превратившись в полутораметровую змею, покрытую частыми и короткими шипами. Змея несколько раз прошипела в их сторону и так же прыжками скрылась во мгле. Все выдохнули и с укором посмотрели на свершившего необдуманный поступок.

– Сюда, — крикнул шедший впереди мексиканец. Все поспешили к нему. Диего стоял на огромном камне, а впереди него простиралось огромное озеро. Камень возвышался не меньше, чем на десять метров над водой и давал возможность увидеть всю заводь. Водная гладь была неподвижной и в точности отражала все великолепие подземного Марса. Все остановились, завороженные неожиданным зрелищем. Множество ярких, красноватых, фиолетовых, ярко зеленых оттенков растительности красиво повторялось на воде. Неведомые Ранбиру насекомые стайками проносились над водой, жужжа, как земные. Вдруг от дальнего берега озера пошла мелкая рябь. Она постепенно увеличивалась и превращалась уже в небольшие волны, которые направлялись к людям.

– Все назад, — крикнул Диего. И в тот же момент из воды показалась огромная черная рыба в три-четыре метра длиной, с тремя глазами и свисающими вокруг рта щупальцами! Рыбина прыгнула из воды, зацепилась щупальцами за камень, подтянулась на них и щелкнула пастью как раз на том месте, где мгновение назад был Ранбир!

На мгновение на всех пахнуло тиной и гнилью. Рыба несколько секунд повращала, налившимися кровью, глазами, потом затряслась на своих щупальцах-присосках и обессиленно свалилась обратно в воду…

– Карибл — глубоководная рыба, от двух до восьми метров, питается всем, до чего может дотянуться. В том числе и людьми… нерасторопными…. Впрочем, вы всё видели, — голосом экскурсовода отчеканил Диего.

* * *

Привал.


Дальнейший путь вдоль озера отряд проделал в полной тишине, зорко посматривая в сторону воды. Низкая, в сравнении с землёй гравитация, позволяла огромным существам прыгать на значительные расстояния, к чему привыкнуть землянам было трудно. Трудно, но необходимо, поскольку от этого зависели их жизни.

Посовещавшись, решили дальше двигаться вдоль русла подземной реки, которая впадала в озеро. Подземные поселения марсиан всегда располагались недалеко от воды. Это решало множество проблем, начиная с питьевой воды, рыбы и заканчивая электричеством. Электричество конечно было только там, где было достаточно пироксена, который экранировал излучение и позволял работать приборам.

Пройдя километров пять, сделали привал. Все сильно устали. Идти было совсем непросто. Скользкие от воды камни и тяжёлая кладь вымотали всех.

В небольшой пещере разожгли костер. Оглядев своды пещеры сплошь покрытые густо спутанными между собой растениями, Диего набрал в банку из-под консервов сухого мха пилисы, поджег и накрыл куском пироксена, который предусмотрительно подобрал еще у озера. Густой дым с резким запахом тлеющего мха и нагретого минерала наполнил пещеру. Люди закашляли, а вновь прибывшие с недоумением посмотрели на мексиканца. Но никто не успел ни задать вопроса Диего, ни тем более обругать его. Стены пещеры зловеще зашевелились, и масса разных тварей, что прятались среди растений и камней, шипя, поспешила к выходу. Через минуту Диего бросил продолжающую дымить банку подальше от входа, а сам уселся к костру. Ветераны как ни в чем не бывало расположились рядом, а новички продолжали смотреть на стены, ожидая от них новых сюрпризов.

Ранбир присел рядом с Диего и, стараясь вести себя спокойно, как бывалый разведчик, решил продолжить разговор о Марсе. О людях которые там живут, о их взаимоотношениях, мотивациях. Его, как президента, интересовало мироустройство Марса! Но без каких либо вступлений, Диего сам начал разговор.

– Пойми, Ранбир! На Марсе тоже есть частная собственность! Ты можешь открыть магазин, организовать производство, строить дома, дороги! Все как на Земле! Но есть одно отличие! Здесь нельзя обманывать!

– Но и на Земле я не слышал, чтобы обман был узаконен! — усмехнулся Ранбир.

– Зря смеёшься! На Марсе по факту нельзя обманывать потребителя, государство, да и вообще кого-либо! Использование лазеек в законодательстве на Марсе не способствует процветанию бизнеса! Общество осуждает это, и общество это имеет активную жизненную позицию! Никто не будет рукоплескать тебе, если ты смог обогатиться, обманув! И если тебя не отправят за обман прокладывать дороги в неосвоенную часть Марса, то у тебя точно не будут покупать товары или пользоваться твоими услугами! И скорее всего ты останешься без друзей! И так будет, даже если этот проступок совершили твои дети! Дети не в ответе за своих родителей, но родителя снимут с руководящей должности, если его чадо напортачило! Ведь если ты не смог воспитать своего ребенка, то как ты сможешь руководить людьми, как тебе можно поручить ответственное дело? Люди здесь, на Марсе, сильно меняются. И они становятся лучше! У них нет другого варианта. Вот если на Земле, в Клубе, человек решил нарушить устав, пойти против традиций, ну, к примеру, свои мотивы, своё Я взыграло! Он как рассуждает? Ну, может никто не заметит, может никто не узнает. А если узнают, ну — ничего, один не останусь — найду другой круг общения и буду там. А если оттуда погонят, то разве мало ли других мест, других людей? И так до бесконечности. А здесь? На Марсе? Здесь все точно узнают, что ты за человек, и идти здесь некуда! Традиции и устав Клуба здесь в законе! И люди просто начинают думать! Да, просто думать прежде, чем что-то сделать, что-то сказать! И понимаю, что это совсем не сложно, а даже полезно! И быстро привыкают к этому и живут в согласии с другими и с собой, со своей совестью!

Ранбир задумался. Да, все верно. На Земле, в Клубе, так и происходило. Редко, но было. И, как правило, эти люди всегда жалели о том, что сделали. И не все можно прописать в законах, но что-то есть в каждом нормальном человеке, что говорит ему, что правильно, а что нет.

Вдруг Игорь резко приподнялся на одной руке, а второй схватил увесистый булыжник и запустил им в Ранбира. Тот настолько был удивлен происходящим, что даже не попытался сдвинутся с места! А камень просвистел совсем рядом от его головы. Нависшую тишину прервал веселый голос Сергея: «Красавчик, Игорь! А ты, Ранбир, не забудь своего спасителя, когда обратно президентствовать вернешься!»

С этими словами Сергей поднял из-за спины президента оглушенного камнем лобстера. Лобстер довольно быстро приходил в себя, когда его в руки взял Диего. Ловко спеленав его своей курткой и перетянув ремнем, он аккуратно положил его на землю. Лобстер бессильно извивался, как какая-нибудь личинка, и лязгал челюстями, пытаясь хоть кого-нибудь укусить.

Диего пристально посмотрел на Игоря. И со словами: «Хуже не будет!», — начал снимать с него ботинки. Игорь попытался запротестовать, но Диего коротко спросил: «Ты ходить хочешь или так и будешь в рюкзак играть?» Игорь перестал протестовать.

Все вокруг замерли, а Сергей тихо шепнул Ранбиру: «Старый способ, если мужик — боец, то поможет!» Ранбир, понимая, что скоро сам всё увидит, не стал переспрашивать.

В это время Диего взял в руки сверток с лобстером и, держа его, как ребенка, подошёл к Игорю. При этом Диего что-то даже негромко нашептывал ему, как бы успокаивая его. Лобстер действительно перестал трепыхаться и замер.

– Индеец, он и на Марсе — индеец! Шаман одним словам! — продолжал комментировать Сергей.

– Готов? — спросил Диего. Игорь молча кивнул. Диего взял лобстера и ткнул его мордой в ступни Игоря. Тот не заставил себя упрашивать: дважды за мгновение нанес несколько сильных укусов. Даже потерявшие большую часть чувствительность ноги дернулись в конвульсиях от боли и яда. Игорь, закусив губу издал стон и потерял сознание. Диего достал фляжку со спиртом. Не скупясь, он тщательно промыл кровоточившие раны. Потом приложил к ним куски пилисы и одел на Игоря носки.

– Пусть Игорь спит, а завтра посмотрим, — сказал Диего. После этого он аккуратно развязал лобстера. Тот, почувствовал свободу и проворно выполз из куртки. Потом встал на лапы и хищно зашипел на людей. Постояв так несколько секунд, он резко развернулся, выбежал из пещеры и скрылся между камней.

– Он больше не нападёт на людей. Лобстеры довольно умные твари. Этот понял, что мы сильней и могли его убить. В следующий раз он будет искать кого-то попроще, — сказал Диего и окинул всех взглядом.

– А у меня ничего не болит! — глядя на него, громко сказал Сергей. По пещере пробежала волна смеха.

Следующая ночь прошла без происшествий. Игорь все время находился в бреду. Всё кого-то звал и пытался спасти. А утром, когда нужно было идти дальше, еще не пришёл в себя. Диего хмурился, глядя на него, но ничего не говорил. Сергей помог закрепить коляску с Игорем на спине у Ранбира, и разведчики продолжили свое путешествие. Провизия давно закончилась, и тренировки на корабле приобрели практическое значение. Но специально никто не выходил на охоту. Разные твари сами выбегали на охотников, ошибочно принимая их за дичь. И если в начале пути тушки тварей, которые отважились напасть на разведчиков просто кидали в сторону, то сейчас их тщательно собирали в ранцы, а то и просто клали себе на плечо или подвешивали к поясу.

Вечером, у костра все складывали перед Диего свои трофеи, а он выбирал из них то, что годилось в пищу. Несъедобное или, чего хуже, то, от чего можно было отравиться, он назидательно поднимал на копьё, и убедившись, что все увидели, кидал в сторону. Если кто-то ошибался повторно, то тушка несъедобного животного летела ему в голову. Третьей ошибки никто не допускал. Наверно Диего тогда заставил бы сожрать.

Жесткая дисциплина была необходимым условиям выживания в опасном путешествии. Все это понимали и принимали как должное.

Шли уже вторые сутки, как Игорь был без сознания. На очередном привале, Сергей с Ранбиром бережно уложили его рядом с большим валуном. Предварительно они осмотрели камень. На поверхности валуна не было ни единой трещинки, а значит там не мог спрятаться очередной жук или паук и навредить Игорю.

Быстро разожгли костер. Привычно перед Диего выросла куча живности, которую набили по дороге. Каждый усаживался вокруг костра и наблюдал, какую добычу принесли остальные. Сергей решил развлечь, уставший от длительного переход, народ. Он взял из горки одну из тварей. Существо напоминало лягушку величиной с земную кошку. С небольшим хвостом и неисчислимым количество лап, оно безжизненно висело у Сергея в руке. Сергей покрутил животное в руках. Неожиданно жаба начала подавать признаки жизни. Сергей взял её за голову и сделал вид, как будто он с ней разговаривает, а другой рукой при этом поглаживал её по голове. Крупные губы лягушки, благодаря искусству пальцев Сергея, казалось что-то говорят ему в ответ. Сергей кивнул жабе, а она «повернулась» и «помахала» лапой в сторону Карины. По пещере разнесся гогот разведчиков. И была для этого причина.

Перед отлетом на Марс всем девушкам настоятельно рекомендовали избавиться от косметических излишеств. От того, что они по недомыслию, накачали себе в губы, лицо и другие части тела. Находится с такими глупостями на Марсе было весьма некомфортно! И причина не только в сложившихся на планете традициях. Дело в том, что давление на Марсе ниже земного, и если организм эволюционировавшего человека довольно быстро привыкает к нему, то неорганические вещества продолжают жить по простым законам физики, то есть могут и увеличиться в размерах. Так и произошло с Кариной. Её губы сейчас вызывали не улыбку, а приступы смеха. И хотя Диего запретил подтрунивать над ней, шутки над Кариной продолжались. Единственным, кто не шутил над Кариной, кроме Диего, был Ранбир. Никогда и ни разу! Карина ему нравилась. Еще в звездолете он тайком наблюдал, как она грациозно парит, зажигательно смеётся, смешно пьёт сок, который всякий раз выливался у ней из тюбика, и она гонялась за летающими шариками напитка по всему пище блоку! Но заговорить с ней он так и не решался, да и не было подходящего случая. По крайне мере он так оправдывал перед собой свою же нерешительность.

А Карина больше всех ждала окончания путешествия. Там, в городе справиться с надутыми губами и стать как прежде будет не сложно. А пока она только недобро смотрела в сторону Сергея и, закрывая рот руками, продолжала жевать пилису. Кто-то из разведчиков посоветовал ей это, сказав, что пилиса помогает от всего! Если бы она знала, что это был очередной розыгрыш!

Ранбир неодобрительно качал головой, глядя на смеющихся друзей, когда кто-то положил ему руку на плечо. Ранбир обернулся. Сзади стоял Игорь и улыбался. Стоял на ногах… Значит лобстер всё-таки помог!

* * *

Доктор и летучие змеи.


Следующие несколько дней разведчики продолжали упорно идти вдоль русла реки в надежде встретить поселение. И вот, наконец, шедший впереди резко поднял руку. Все остановились. Диего с Сергеем подошли к разведчику. Между камней лежал покрытый пылью желтый ботинок. Ботинок был сильно изорван, и было похоже, что его кто-то старательно пробовал жевать. Ботинок был с толстой подошвой и прикрепленными ножнами для небольшого ножа. Такие ботинки обычно носят разведчики. Ножа в ножнах не было. Диего покрутил ботинок в руках, потом бросил его в сторону и быстро пошёл вперед. Все направились следом. Метров через двести за поворотом пещеры путники увидели недостроенную хижину из камней. Стены буже были построены, а крыши не было. Рядом с окном и входом для отпугивания червей висели части лобстеров. А у стены стояло несколько остро отточенных копьев. Через какое-то время нашли и владельца дома. Его тело, верней то, что от него осталось, лежало за домом. Диего присел на корточки перед телом хозяина дома. Из-под ткани торчали кости погибшего. Многочисленные насекомые и животные в надежде найти что-то съедобное по несколько раз прошлись своими резцами и клыками по телу бедолаги. Зрелище было ужасное. Диего поднял кусок ткани с биркой.

– Роберт Кольви, — прочитал он. — Помню. Он был врачом. Громкое было дело. Кольви входил в государственную комиссию и путем подтасовок изменил требования к продуктам питания на Марсе. В результате люди стали чаще мучиться желудком. Ну, и понятно, что прибыли торговцев таблеток от изжоги и других болезней живота взлетели в несколько раз. А Кольви и был учредителем одной такой компании. За это суд назначил ему 20 километров прокладки дорог, а доля в фабрике ушла государству. Это было пару лет назад. Судя по постройке, Кольви и не думал делать дорогу, а решил поселиться здесь в надежде, что кто-нибудь найдет его. Такие случаи бывали крайне редко, но бывали. И суд пересматривал первоначальное наказания, считая, что дважды отправлять человека в заброшенные пещеры, кишащие тварями, негуманно. Короче, мы в 20 км от города. И это очень много…

Диего в задумчивости продолжал осматривать кусок ткани доктора. Потом положил его на светящийся мох, и все увидели широкую полоску света пробивавшуюся через ткань сквозь множество мелких отверстий. Ткань была как будто прострочена десятками иголок без ниток.

– Летучие змеи, — негромко сказал Диего. — Осмотрите жилище, возьмите приборы и оружие! — крикнул он остальным. А Ранбиру и Сергею вполголоса добавил: «Гиблое место выбрал врач для стоянки, нам нужно как можно быстрее убираться отсюда. Если гнездо змей неподалёку — шансов у нас будет мало. Другим пока не говорите. Лишняя нервозность только помешает».

Про летучих змей Ранбир узнал еще на звездолете. А первую он увидел, когда они только начали путешествие. Опасные твари от полуметра до двух. Обычно красноватые, в момент опасности они резко меняют цвет сливаясь с ландшафтом. Тело летучей змеи покрыто мелкими иголками, внутри которых парализующий яд. При нападении змея старается сильно обвить свою жертву и колит своими иглами. Когда жертва парализована, змея выгрызает в нём свое гнездо и вынашивает потомство, постепенно съедая жертву изнутри, но не до конца. Это она делает для того, чтобы останки пищи привлекали других животных. После этого она устраивает вместе с потомством гнездо неподалеку. Там змеи терпеливо поджидают других животных, пришедших на запах добычи. И всё повторяется снова.

Летучими змеями их назвали за их способность высоко прыгать. Резко распрямляя своё свернутое в спираль тело, змея выстреливает, как туго сжатая пружина, и летит на свою добычу. Яд летучих змей не убивает человека, но моментально вводит его в глубокий и продолжительный сон. И если не ввести ему лекарство, чтобы он проснулся, или не спрятать его от змеи, то он обречен. Так вышло и с доктором.

* * *

Романтический остров.


Диего приказал ускорить шаг, а сам пошёл впереди, зорко глядя по сторонам. К вечеру все уже валились с ног от усталости, но Диего никак не мог определится с ночлегом. Наконец, после места, где пещера резко сужалась и всем пришлось буквально протискиваться вперед по пояс в воде, разведчики вышли в огромную пещеру. Потолки терялись во тьме. Света пилисы не хватало, чтобы осветить всё пространство, что открывалось взору путников. Река после бурлящего потока вновь обрела спокойствие и разлилась широкой и спокойной водой. По средине пещеры, как затонувший корабль, окруженный водой, возвышался небольшой островок. Небольшой, но вполне способный разместить отряд. Вода вокруг острова едва доходила до колена, и это почему-то очень нравилось Диего. Одобрительно кивая, он два раза обошел остров. Уставшие путники даже не стали спрашивать, что он делает, а просто смотрели на него облокотившись друг на друга.

– Привал! — скомандовал Диего, взойдя на остров. Все облегченно вздохнули и стали располагаться на ночлег.

Как обычно, все начали складывать свою добычу перед костром рядом с Диего. Разведчики с нетерпением ждали очередного представления с нерадивыми охотниками. Еще вчера Диего предупредил, что тот, кто добудет несъедобное, будет весь оставшийся путь со своей добычей ходить на шее вместо ожерелья. Но вопреки ожиданиям, Диего не повесил на шею нерадивым охотникам двух смердящих марсианских сусликов и медузоподобную черепаху, отведав которой несварение желудка было бы гарантировано на неделю. Он аккуратно отложил их в сторону и после ужина достал мачето, с которым никогда не расставался, и мелко покрошил их. Потом собрал всё в подол куртки и не торопясь обошёл остров, и побросал куски в воду. Уже вечерело, и пилиса, по только ей известным законам, стала светить совсем слабо. Цикл свечения мха полностью совпадал с циклом дня и ночи на поверхности Марса.

Когда стало темно, вода вокруг острова засветилась разноцветными огнями. Все выбежали на берег посмотреть на неожиданное зрелище. Сотни маленьких рыбешек сновали между камней, отнимая друг у друга кусочки пищи, которые побросал Диего. Красные, синие, белые, желтые и зеленоватые — они стайками носились вокруг острова.

– А я не знала, что Диего такой романтик, — неожиданно услышал голос Карины Ранбир. Карина стояла рядом с ним и тоже смотрела на рыбок.

– Да, странно для него, — немного смутившись, ответил Ранбир. Карина присела у края берега. Ранбир последовал её примеру.

– Красиво… — попытался прервать неловкое молчание Ранбир, — Карина, а как ты попала на Марс? — собрав всё своё мужество, начал он разговор.

Карина посмотрела на него своими большими карими глазами, и прикрывая распухшие губы рукой, рассказала Ранбиру о себе.

– Когда мне было 17 лет, я неожиданно начала терять волосы. Каждое расчесывание головы заканчивались для меня кучей вырванных волос и длительными истериками. За несколько месяцев я стала абсолютно лысой! На выпускной в школу я пришла уже в парике. Хорошо, что школа закончилась, и не нужно было каждый день встречаться с одноклассниками, которые знали, что со мной случилось. Я не хотела их видеть! Я замкнулась в себе. Подготовка к поступлению в институт, в который я уже не сильно хотела поступать, и бесконечные походы к врачам — вот и вся моя жизнь тогда. Алопеция… Никто из врачей мне так внятно и не рассказал, откуда алопеция у меня, что это такое, и как это исправить… Общие фразы: стресс, экология, одни клетки атакуют друг друга… Полный бред… Отношения с парнем, с которым я раньше встречалась, как-то плавно сошли на нет… То-ли он стал сторониться меня, то-ли я стала через чур обидчивая и мнительная. Да, наверно, я. Постепенно мне стало казаться, что все мои проблемы из-за алопеции, что все люди сторонятся меня и все смеются надо мной… Стала изучать психологию, решила, что там найду ответ на все вопросы и изменю свою жизнь! Потратила уйму денег на какие-то семинары по разным психологическим техникам… Вовремя остановилась, вовремя поняла, что это обыкновенная секта по одурманиванию и выманиванию денег, а я там была нужна, как забавная зверюшка, чтобы привлекать других легковерных или попавших в сложную ситуацию людей. Потом как-то натолкнулась на сайт Клуба лысых. Посмотрела фотографии, видео. Списались — созвонились. Как раз был юбилей филиала Клуба в Санкт-Петербурге. Там я впервые в жизни при людях сняла парик! Первый раз за 12 лет! И ты знаешь… ничего не изменилось вокруг! Праздник не остановился! Люди как общались, так и продолжали общаться со мной, никто не задал ни какого вопроса, ни слова об алопеции. Там я познакомилась с такими же блестящими, как нас называют в Клубе, девчонками. Так, как тогда, я давно не отдыхала и не веселилась. Целых 12 лет… В это день я открыла для себя новый блестящий мир. Мир, который объединял не только людей блестящих снаружи, но и блестящих внутри! Про Марс мне рассказали только через три года. Приглядывались… Всё шутили: «Полетишь — не полетишь?» Вот и дошутились! Вот только с губами я сплоховала. За пару дней до отлёта решила навести красоту! Навела!

Карина рассмеялась, а Ранбир, как зачарованный, смотрел на её лицо не в силах оторваться. На миг их глаза встретились, и Карина перестала смеяться и убрала руку, прикрывающие распухшие губы… Но в этот момент кто-то громко крикнул: «Все к оружию! Летучие змеи!»

* * *

Нападение.


Мелкие рыбы, которые ещё мгновение назад спокойно плавали между камнями, ища корм, внезапно начали сбиваться в стаи и с огромной скоростью метаться вокруг острова. При этом они периодически выпрыгивали из воды и освещали разведчиков своим свечением. В это же время со стороны берега с нарастающей силой послышались всплески воды! Всплесков было так много, как будто целая толпа людей бросает в воду камни.

В ту же секунду раздался громкий голос Диего: «Все в воду!», — громко закричал он и с мачето в руке сам спрыгнул с берега. Он быстро достал из кармана куртки припасенные остатки еды и зашвырнул их далеко вперед. Враз метнувшиеся за кормом рыбы осветили вселяющею ужас картину. Десятки летучих змей, высоко прыгая с берега, не долетая до острова каких-то пару десятков метров, падали в воду. Моментально выныривали и быстро плыли к острову. Только их головы с маленькими глазками и хищно открытыми пастями торчали из воды. Их было не меньше сотни! Диего замер, сжав в руке занесенное мачето в ожидании схватки и пристально вглядываясь в полумрак. К этому времени уже все разведчики с копьями и ножами расположились полукругом от Диего. Ранбир попытался встать перед Кариной и закрыть её спиной от приближающей опасности, но поймав её возмущенный взгляд, стал рядом. Плечо к плечу.

И вот первая змея свернулась в тугую пружину, чтобы напасть на Диего! Но она не успела исполнить свой замысел. Диего в два прыжка подскочил к ней и резанул мачете по воде! Вода вокруг змеи густо окрасилась в красный и зеленые цвета, а рыбы со всех сторон бросились пожирать её всё еще извивающиеся части. Диего, делая шаг за шагом, шел, не останавливаясь, вперед и рубил плывущих со всех сторон чудовищ. «Не давайте им выбраться на остров!», — ревел он, перекрикивая шум битвы, которая была в самом разгаре. Разведчики били наотмашь по головам подплывающих змей копьями и резали их ножами, когда те пытались обвить их ноги! Карина наравне с Ранбиром сражалась копьём. Иногда их взгляды пересекались, и тогда они начинали биться с удвоенной силой. А поверженные и раненные змеи сразу же становились добычей мелких рыбёшек, которые, совершенно не боясь шипов, обгладывали их в считанные минуты. В какой-то момент рыб стало так много, что они стали набрасываться и на живых змей. Те яростно огрызались, перекусывали рыб пополам и делали попытки выпрыгнуть из воды. Но рыб было слишком много, а оттолкнуться от воды у змей не получалось. Не прошло и получаса, как со всем было покончено. Тридцать минут, но всем показалось, что прошла вечность…

– А теперь все на остров, а то и нас сожрут, — весело крикнул Диего. И действительно, раззадоренные рыбы продолжали в бешеном темпе носиться вокруг острова в поисках пищи. Некоторые из них при этом начали пробовать на вкус и ботинки разведчиков.

Уставшие разведчики медленно забирались обратно на остров. На многих костюмы были изорваны. Многие засыпали на ходу. Вода смыла с игл змей большую часть токсинов, но всё же не все. Поэтому даже и небольших царапин было достаточно, чтобы люди почувствовали действие яда. Потерь не было, но люди устали, и многие буквально валились с ног. Выставив часовых, Диего приказал всем отдыхать, а сам собрал вокруг костра опытных разведчиков, чтобы обсудить дальнейшие действия. Был приглашен на совет и Ранбир.

– Братья, мы уже две недели в пути. Все многому научились. Мы стали полностью автономны. Все умеют добыть пищу и защищать себя. Но наша цель — прибыть в город. И мы в двадцати километрах от нашей цели, как мы поняли по останкам доктора. Напомню тем, кто не знал, — продолжил Диего, посмотрев на Ранбира, который похоже хотел выступить с предложением и даже приподнялся со своего камня, — нарушивших закон доставляют по поверхности в специальных вездеходах, которые не бояться ни бурь, ни холода. Потом находят с помощью эхолотов места, где пещеры подходят близко к поверхности, проделывают отверстия и спускают преступников на тросах. Примерно так, как мы сюда попали. Соответственно искать место, где вошел доктор смысла нет.

Ранбир разочарованно кивнул головой и решил только слушать, а «толковые» предложения приберечь на потом.

– И так, — продолжил Диего, — до сегодняшнего дня мы шли в среднем уровне. Как мы называем в средней удаленности от поверхности. Здесь самая комфортная температура, не очень злые и не очень опасные твари, много пилисы.

Ранбир оглядел присутствующих, ища улыбки на их лицах. Но все серьезно слушали Диего, и никто не принял за шутку, что есть еще более опасные и злые твари, чем те, которых они встретили.

А Диего продолжал:

– Чем ближе к поверхности, тем меньше тварей, больше пилисы, а значит больше воздуха и светлее. Но там холоднее, пещеры узкие и можно застрять. Не стоит забывать, что два человека у нас не могут идти сами. Верней один, — поправился Диего, увидев делающего обход острова Игоря. — Так вот, а если спускаться вглубь — то идти легче! Пещеры там огромные и точно нигде не застрянем. Дойти можно очень быстро. Но жарко будет, как в русской бане! Да и тварей там на порядок больше… и побольше они… намного… — уже совсем тихо и невесело сказал Диего. Сейчас нужно решить, куда идти: или вверх по руслу реки, или спуститься вниз. Чувствуете — стало теплее? Значит развилка где-то недалеко. Предлагаю иди низом.

Все молча закивали головами.

– Ну, тогда начнём готовиться, лови! — с этими словами Диего подцепил носком одну из мертвых летучей змей, которых после хватки на острове было предостаточно, и кинул её Ранбиру! Тот моментально поймал её, а в руку впились десятки тонких и ядовитых иголок. Ранбир хотел пошутить на счет того, что слишком часто в него бросаются то камнями, то змеями и, мол, негоже так с президентом, но сон опутал его сознание, и он провалился в бездну.

– Продолжим, — сказал Диего остальным. Опытные разведчики опять закивали головами и, взяв голыми руками по несколько змей, разошлись по лагерю. Сергей, устроился поудобней у костра, подложил под голову рюкзак, весело сказал: «Спокойной ночи». И, хлопнув ладонью по лежащей рядом змее, закрыл глаза. Через несколько минут весь лагерь спал. Не спали только несколько опытных разведчиков. На шее у каждого висел амулет — зуб летучей змеи.



Часть 4.

НИЖНИЙ УРОВЕНЬ


Подготовка.


Ранбир открыл глаза. Уже был полдень. Пилиса набрала силу и ярко освещала остров и всю пещеру. Люди просыпались. Кто-то недоуменно смотрел вокруг, отходя от прививки, а кто-то уже делал зарядку. Потягиваясь на ходу и с низменной улыбкой на лице, к Ранбиру подошёл Игорь. После выздоровления его было трудно застать сидящим или отдыхающим. Как только он просыпался, то весь день проводил на ногах! Казалось, что он постоянно пытается наверстать то время, что он провел на коляске! Игорь практические не стоял на месте и всегда был первым, если кому-то требовалась помощь. «Как спалось? — весело спросил он. — Двое суток всё-таки, должен был выспаться! Зато теперь мы можем гладить летучих змей! Второй раз яд на марсиан уже не действует! А мы уже почти марсиане! Иммунитет! Вот смотри!». И Игорь показал свой новый амулет — зуб змеи, вшитый в лацкан куртки. «Да, — подумал Ранбир, вспоминая, как Диего кинул ему змею, — интересный способ внедрения в жизнь непопулярных решений! Лови — и всё! Хотя, может так иногда и надо! Что тратить время на объяснения, когда времени нет! Выбрали командира, значит нужно ему доверять, обсуждать приказы нужно всё-таки после…»

Тем временем в лагере полным ходом началась подготовка к походу вглубь Марса. Путешествие предстояло опасное. Города на Марсе всегда строили только в среднем уровне, а входы в нижний тщательно закрывали. Это было необходимо, чтобы туда случайно не попали беспечные марсиане. Да и незванные гости снизу тоже были не нужны.

Даже с современным оружием в нижних пещерах было опасно. И сведений о нижнем уровне было мало. Экспедиции туда обходились большими человеческими потерями. Больше половины из них не возвращалась. По этой причине было решено без крайней необходимости разведку там не вести. О нижнем было известно, что там большая влажность, средняя температура от плюс тридцати по Цельсию, но доходит и до пятидесяти. Там много неизвестных животных, которые крайне агрессивны и достигают огромных размеров. Было так же известно о зарослях с вязкой травой, о полчищах гигантских муравьёв и кремниевых пауках. Много слухов ходило и об огромных озерах с плавающими в них камнями, которые то тонули, то всплывали снова. Сведения были отрывочны, зачастую были основаны лишь на рассказах чудом вернувшихся разведчиков. Поэтому подготовка строилась из принципа «быть готовыми ко всему». Именно поэтому Диего решил сделать всем «прививку» от летучих змей, но была и другая задумка…

Весь день отряд собирал остатки змей. У берега под водой их было множество. Шкурками с шипами было устлано все дно возле берега. Это единственное, что не тронули прожорливые рыбешки, и это было очень кстати. Диего распорядился делать из змей защиту. Из крупных змей получались отличные рукава с шипами. Из остальных, что поменьше, делали плащи и наколенники. К вечеру отряд был похож на полчище ежей или поклонников рок музыки, что немало веселило разведчиков. К вечеру все изрядно искололись новой одеждой, пока удалили мешающие движению шипы. И хотя иммунитет от змей уже был, заснули после ужина все моментально.

На утро, обойдя лагерь, Диего объявил, что выдвигаться будем через два дня. Велел всем отдыхать и наедаться впрок, поскольку остановок в пути будет мало, после этого уселся у костра, чтобы, по обыкновению, в задумчивости точить своё мачето. Наконец-то у Ранбира появилась возможность продолжить разговоры с Диего о жизни на Марсе в спокойной обстановке. Диего был не против!

* * *

Культура и общество на Марсе.


Ведь всё на Марсе, буквально всё отличалось от жизни на земле! Например, на Марсе нет понятия шоу-бизнес. Есть творческие люди, которые поют, танцуют, снимаются в кино. Но у большинства из них основная работа совершенно в других областях и совсем не связана с эстрадой или кино. Это для них хобби! И лишь немногие получают за это деньги. Причем, это административные и технические работники. И по словам Диего, качество от этого только выигрывает! Быть артистом на Марсе и получать за это деньги просто не принято! Это все равно как заниматься благотворительностью и просить за это зарплату! Принцип «деньги убивают творчество» здесь — руководство к действию, а не просто «наивный и ветхий лозунг», как на Земле. На Марсе нельзя стать известным, устраивая скандалы. Привлечь к себе внимание можно только своим талантом! Никто не пойдет на концерт артиста, который в жизни не заслужил уважения. На Марсе этого не может быть. Там нельзя закрыться в своём богемном мирке, создавать виртуальные ценности и плевать на всех остальных. Нельзя, потому что общество едино. Оно не поделено на бедных и богатых, сильных и слабых. Хотя есть, кто богаче и есть, кто сильнее. На Марсе есть уважение к труду и таланту, порядочности и готовности к самопожертвованию во имя других. Есть непринятие обмана и подлости, трусости и эгоизма. Культура на Марсе пропагандирует и продвигает только истинные ценности. Ценности, которые служат развитию человечества, а не потакают низменным инстинктам, превращая людей в стадо потребителей.

Здесь на Марсе есть всё то, о чём на Земле забыли, а при необходимости вспоминают только как о несбыточном и утопичном. Здесь все это было! Была справедливость.

С удивлением для себя Ранбир узнал, что на Марсе нельзя стать богатым, «торгуя воздухом»! Здесь нет бирж, где торгуют бумагами! Только реально производя что-то можно разбогатеть! Банки выдают беспроцентные кредиты, спекулятивные сделки вне закона. Здесь машины работают не гарантийный срок, а долгие годы, пока их не заменят только потому, что вышла другая, намного лучше. Производитель не принуждает людей к покупке, но борется за покупателя своим качеством и передовыми разработками! И все работает! Хотя нет постоянных стонов по телевизору, что экономика должна постоянно расти! Никому она и ничего не должна! Но всё работает и развивается!

Так же Диего рассказал, что на Марсе утверждена программа по отказу от денег. Диего своими словами, по-простому, объяснял Ранбиру:

– Вот мы уже третью неделю в пещерах, да плюс пару месяцев на звездолёте! Почти три месяца вместе. И что, деньги кому-то были нужны? Кто-то спросил о них? Вот говорят, что деньги появились поскольку человечество развивалось. Ну, поумнели все, и появились деньги. Но мы-то, не отупели здесь без них? Нет. Потому, что здесь первое: собрались люди с определенными моральными принципами и второе: у нас есть общая цель, которая нас объединяет. И деньги нам для достижения цели не нужны. Здесь, в нашей системе без них можно обойтись! Кто сказал, что только с денежной системой можно быть счастливым и развиваться? Кто сказал, что это единственный путь развития человечества? Так всех убеждают на Земле. И кто? Как раз те, кто против переселения на Марс всего человечества, как раз те, кто строит на Земле подземные города, готовясь к апокалипсису. Строит не для всех, а для нескольких миллионов избранных. На остальных им наплевать. Вот и делай выводы! Ранбир, у нас есть возможность построить на Марсе новое общество, без людей тёмных внутри. Без людей, не следующих общепринятым моральным законам, без людей ничего не производящих и паразитирующих на труде других. Без никчемных. Нет, мы не сделаем им ничего плохого, мы тоже возьмем их на Марс… но в последнюю очередь, когда общество будет построено и готово ассимилировать их…»

Ранбир молча слушал Диего. То, что он говорил, легко принималось. Но такую жизнь Ранбир считал возможной лишь в мечтах, а здесь оказывается уже несколько миллионов человек, несколько миллионов марсиан живут так! Ранбиру не терпелось быстрей попасть в город, чтобы своими глазами увидеть это! Но до города нужно было еще добраться!

* * *

Снова в путь!


За два дня все хорошо отдохнули, привыкли к новому снаряжению и привели в порядок оружие. Наконец, Диего построил отряд и произнес краткую напутственную речь: «До города всего двадцать километров и были бы мы на Земле, то пробежали бы их за несколько часов. Но здесь, в лучшем случае, дойдем за пару дней. Мы вчера ходили на разведку. Густые и плотные заросли ждут нас впереди, а уж кто в них — узнаем по ходу. Идти будем в максимальном темпе. Впереди и сзади — те, кто уже был на Марсе, в середине — все остальные». Диего возглавил головной отряд, а Сергей — замыкающий. В таком порядке все направились вдоль русла реки.

Пройдя километр, Диего указал рукой на густые заросли, где уже была прорублена тропа. И отряд начал своё путешествие в самую глубь Марса. Небольшой туннель быстро расширялся. А трава, доходившая сначала до пояса, начала скрывать разведчиков с головой. Влажный и тяжелый воздух ударил в ноздри. Дышать стало труднее. Пилисы здесь было совсем немного, поэтому в пещере царил полумрак. А туннель продолжал уходить и уходить круто вниз. Вокруг стали слышны крики неизвестных животных и стрекотание крыльев неведомых насекомых, которые проносились совсем рядом. Но рассмотреть их из-за полумрака не получалось. Диего шёл первым и рьяно прорубал путь своим мачето. Среди травы и кустарника всё чаще встречались следы неизвестных животных. Отпечатки копыт и чьих-то когтей были практически повсюду. Диего с разведчиками каждый раз внимательно осматривал их, но к счастью, следы были старыми и не очень большими. Можно было надеяться, что владельцы следов не представляли опасности для путешественников.

Через час своды пещеры резко расширились, и разведчики, наконец, вышли в нижний уровень. Ранбир вместе с остальными завороженно смотрел на новый мир, который разительно отличался от ранее увиденного. Зеленые и синие цвета сменились на ярко красные, фиолетовые и оранжевые. Низкий кустарник заменили гигантские деревья. И главное — здесь не было видно верха пещеры. Сверху на разведчиков ярко светило синее небо. Оно плавно переливалась оттенками и хорошо освещало окрестность. Свет равномерно падал сверху и не давал тени. Это было непривычно. Все недоуменно переглядывались не в силах найти объяснение происходящему. Небо было как на Земле, только без облаков и Солнца. Бывалые разведчики вместе с новичками щурились и смотрели на небо.

Сверху не только ярко светило, но и ощутимо припекало. Все начали снимать шкуры змей и с удивлением обнаружили, что они плотно покрыты насекомыми. Они накололись еще в туннеле, когда пытали напасть на разведчиков. Разных размеров, цветов и оттенков, они жужжали, бились крыльями и пытались ужалить или укусить всё вокруг, включая друг друга. Но они постепенно угасали под действием яда и бессильно повисали на иглах. Все начали очищать плащи и шлемы, счищая насекомых в одну кучу ножами и копьями.

Вдруг с ближайшего дерева, спланировав на небольших крыльях, что-то похожее на птицу молниеносно накололо на острый клюв несколько насекомых из кучи и так же быстро скрылось в кроне другого дерева.

– Хоть кто-то у нас в союзниках, — вздохнул Сергей, всматриваясь в чащу. Небольшая поляна, на которую вышли разведчики, вокруг была окружена лесом. Огромные деревья, с тяжелыми по земным меркам кронами, мерно покачивались в такт ветру. Разведчики проверили амуницию и выстроились в боевой порядок. Диего изрядно измотался, прокладывая путь в туннеле, поэтому предложил возглавить отряд Ранбиру. Еще раз сверив направление по росткам пилисы, Ранбир скомандовал «Вперед!» и отряд мелкой рысью углубился в лес.

* * *

Лес нижнего уровня.


Громадные кроны деревьев заслоняли свет, и не давали растительности расти между стволов, поэтому бежать было легко — не нужно было разрубать много лиан и кустарника. Через пару километров отряд уже бежал по лесной просеке, удивительным образом пролегавшей в нужном направлении. Ранбир

впереди отряда бежал в легком темпе. Не забывал он и оглядываться на остальных. Но все выдерживали ритм, и никто не отставал. Легко перепрыгивая через корни деревьев и небольшие кустарники, отряд пробежал почти десять километров и не встретил ни одного животного. Даже марсианские птицы, чьи крики были слышны над головами, не летали между деревьев и не показывались разведчикам. Диего поравнялся с Ранбиром и вполголоса заговорил: «Будь внимательней, не нравится мне эта тишина! Я вижу следы животных, но не вижу их самих! Я слышу птиц, но они не спускаются под кроны деревьев, хотя здесь масса насекомых для них! И просека… Кто её сделал и для чего, я не знаю, но что нам нужно прибавить темп, это точно!» Ранбир молча кивнул и, смахнув пот со лба, побежал быстрее. Ощущение грозящей опасности медленно, но неумолимо овладевало каждым. Еще несколько километров пробежали в полной тишине, внимательно смотря по сторонам и крепко сжимая в руках луки и копья. Все были готовы защитить себя и отряд. Наконец, впереди замелькал свет. Лес заканчивался. Все облегченно вздохнули. Ранбир поднял руку, и отряд остановился, а он вместе с двумя разведчиками и Диего пошёл дальше.

Через пару сотен метров деревья расступились, и разведчики увидели широкую поляну, за которой были видна равнина с высокими горами на горизонте. Зверей по-прежнему нигде не было видно, и только высокая, ярко синяя трава на поляне, ровная, как-будто её кто-то регулярно стриг, мерно покачивалась на ветру. Ничто не указывало на какую-либо враждебность.

Ранбир и Диего до боли в глазах смотрели вперёд, но ничего настораживающего так и не увидели. Но чувство опасности продолжало пульсировать с висках и никуда не девалось. Один из разведчиков пожал плечами и сделал шаг в сторону поляны, но в тот же момент Ранбир резко схватил его за плечо и кинул назад. Все вопросительно посмотрели на Ранбира.

– Смотрите, — сказал он, указывая на траву на поляне, — видите?

Все еще раз посмотрели вперед и опять на Ранбира.

– Смотрите за травой! Трава! Вы видите, как она движется?

– Да, видим, — ответил Диего, — ну и что с того? Это ветер!

– Ветер? А теперь посмотрите на деревья!

Все подняли головы.

– Ну, что, поняли?!! — шёпотом сказал Ранбир.

Не спуская глаз с поляны, Диего медленно начал отходить назад, жестами показывая остальным следовать за ним, так как они отошли от поляны на сотню метров.

– Да, — угрюмо сказал Диего, — нужно обходить это место. И как ты Ранбир только заметил, что трава и деревья раскачиваются в разные стороны? Ну, деревья, понятно, от ветра, а трава на поляне? Значит это не трава, а нечто пытающее выглядеть, как обычная трава!

– Смотрите! — один из разведчиков указал рукой в сторону поляны. Сейчас над поляной только что пролетала птица… и как испарилась…

Все опять с тревогой посмотрели в сторону залитой светом поляны.

– Глянем, поближе, — сказал Диего, и, прячась за стволы деревьев, разведчики пробрались к краю поляны и начали наблюдать. Да, трава действительно колыхалась не от ветра, а в другую строну. Но ни зубов, ни когтей у этой травы не было видно. Диего подобрал с земли увесистый камень, сильно размахнулся и бросил его в середину поляны. На мгновение всем показалось, что трава вокруг упавшего камня сомкнулась, как бы изучая его, но потом все стало, как было.

– Так, — прервал молчание Диего, — закрываем этот кружок юного натуралиста и ищем другой путь. Потом расскажем, что узнали, ученым в городе, а сейчас — за мной!

Несколько часов разведчики искали обход по обе стороны от поляны, но везде утыкались в отвесные стены. К сожалению, синяя поляна была единственным выходом из леса. Возвращаться назад не было смысла. В раздумьях разведчики опять принялись наблюдать. Сзади зашуршали ветки, и из кустов показалась голова Сергея.

– Ну, что у вас? Что застряли? Нужно двигаться дальше, а то похоже по нашим следам куча зверья идёт. Слышите шум!

Все прислушались. Действительно, лес наполнялся привычными для него звуками. Звуками, которых раньше не было. Крики птиц и животных еще слабо, но все отчетливей становили слышны.

– Сергей, бегом за отрядом! Всех сюда! Что есть силы сюда! — закричал Диего. — Ищем место для обороны! — скомандовал он остальным.

К счастью, долго искать не пришлось. Отвесная стена слева плотно подходила к поляне, образовывая невысокий, с человеческий рост уступ, на котором мог бы разместиться отряд. Уже через несколько минут, ощетинившись копьями и с готовыми к стрельбе луками, все разведчики были на скале и с тревогой смотрели в сторону приближающегося шума. Напряжение нарастало. Вдруг на просеку вбежало несколько, напоминающих громадных морских коньков, животных величиной с крупных лошадей. Их ярко красные рубленные морды с огромными ноздрями жадно втягивали воздух, а бесчисленное количество лап топталось на месте в явном замешательстве. Животные были напуганы. Они резко озирались по сторонам, вставали на дыбы и издавали пронзительные гортанные звуки. Стоя на скале, их было хорошо видно. В этот момент со стороны просеки раздался громкий рёв переходящий в зловещие завывания…

Животные на поляне заметно занервничали и бросились прочь. Лишь один, попятившись назад, сильно разбежался и прыгнул через поляну. Гигантский морской конёк буквально воспарил, и было похоже, что ему удастся её перепрыгнуть. Но трава на поляне, как тысячи тончайших щупалец, потянулась к нему и присосавшись начала тянуть вниз. Животному уже удалось допрыгнуть до края, но трава неумолимо тащила его обратно. Через минуту, опутанный конёк был уже в центре поляны и пытался встать на ноги, но трава не давала ему это сделать. Он протяжно мычал, но его силы с каждым мгновением таяли. Вскоре он был лишь бьющимся в конвульсиях травяным силуэтом. Вдруг рёв, который уже слышали разведчики, повторился снова и на этот раз совсем рядом. На краю поляны, встав на задние лапы и оперившись на длинный чешуйчатый хвост, рычало нечто. Оно размахивало ручищами и напоминало огромную обезьяну. Зеленовато-синяя чешуя покрывала все его тело, которое было высотой не менее пяти метров. Его морда была сильно вытянута, а из рта, под приплюснутом носом, торчали желтые клыки.

Обезьяна была вне себя от злости! Добыча была так близко и ускользнула в последний момент! Обезьяна била себя в грудь огромными кулаками, злобно рычала, но похоже не собиралась сдаваться. Покрутив головой по сторонам, как бы ища что-то, она в два прыжка подскочила к ближайшему дереву. С легкостью отломив огромную ветку, она вернулась к поляне и неистово начала бить веткой по траве. Сначала разведчикам показалось, что это лишь проявление ярости, но обезьяна была умнее. Нанося удар за ударом и прибивая траву, она прокладывала себе путь к добыче. И действительно, там, где она поработала своей дубиной, трава не пыталась её хватать. Очень быстро обезьяна добралась до опутанного конька и начала отдирать его от травы. Вскоре ей это удалось. Схватив его за ноги, она быстро потащила его с поляны. Все, как завороженные, наблюдали за этой сценой.

Похоже, что путь к спасению отряда был найден. Всё просто! Нужно было, вооружившись палками, прибить траву и пересечь поляну! Но радость была преждевременна! Обезьяне оставалось всего несколько метров до леса, когда сзади послышался нарастающий свист, а из середины поляны показался край огромного металлического диска. С острыми по краям зубцами, он быстро вращался и набирал обороты. Свист усилился, и обезьяна на мгновение остановилась, а потом что есть силы побежала снова, не выпуская из рук добычу. Диск, как будто им управляла невидимою рука, быстро развернулся в её сторону. А затем, бешено крутясь, с огромной скоростью помчался за ней. Нисколько не замедляя ход, диск скрылся в другой стороне поляны, как раз в том месте, где должна была выйти с поляны обезьяна. Сначала показалась, что ничего не произошло, что обезьяна просто для чего-то остановилась опять. Но через секунду она начала заваливаться на бок, а затем развалилась на две половины. Трава тут же начала опутывать кровоточащие части. Такая же участь постигла и конька. Всё было кончено…

Тут в глубине поляны послышался гул. Гул, а затем и лязг невидимых механизмов раздавался изнутри поляны. После этого края поляны стали подниматься. Комья грязи слетали с изнанки поляны, открывая разведчикам металлическую поверхность с часто посаженными друг к другу большими заклёпками. Через минуту края поляны сомкнулись, образовав гигантский металлический шар. Внутри шара что-то загудело с новой силой, и он, ломая кустарник, покатился в лес. На месте поляны зияла глубокая яма, полная останков животных, по которым ползало бесчисленное количество насекомых. Над ямой поднимался удушливый смрад, который резко бил в ноздри и резал глаза.

Оценив обстановку, Диего, зажал нос платком и прыгнул в яму. Стоя внизу, он громко скомандовал: «За мной!» и быстро побежал к противоположной стороне. Все прыгнули за ним. Диего быстро пересек дно и, не снижая скорости, взбежал по краю ямы. Схватившись за торчащую корягу, он подтянулся на руках и выбрался на поверхность. Оглядевшись по сторонам, он сразу же протянул руку следующему. Через несколько минут весь отряд уже шёл по равнине, оставив позади себя лес с его необычными и недружелюбными обитателями.

Вокруг была невысокая трава, небольшой кустарник и горная гряда впереди. Пейзаж был прост и одновременно успокаивал путников. Место для засады на них было явно не подходящим. Начинало смеркаться, и, выставив часовых, устроили привал. Все молча смотрели на огонь и жарили на копьях припасённую дичь. Наконец, молчание прервал Сергей.

– Ну, и что это было? Диего? Ты же самый опытный из нас!

Диего медленно поднял глаза.

– Идти нам нужно быстрее, не наш это мир… — сказал он.

– Ну, это мы уже поняли, — не унимался Сергей, — ну, а чей? Этой обезьяны или той шляющейся по лесу поляны с пилой?

Народ оживился и начал делится своими впечатлениями от увиденного, но через пару минут все опять утихли и, как по команде, уставились на Диего. Недовольно улыбнувшись, он процедил сквозь зубы:

– Хорошо, учитывая обстоятельства, что эта информация может спасти нам жизни, я расскажу.

Он обвёл всех тяжелым взглядом и начал свой рассказ.

– Вы знаете, что когда началось излучение и все спустились под землю, резко повысилась смертность среди младенцев. Больше половины не доживало и до двух недель. Новорожденные засыпали и больше не просыпались. Так длилось несколько лет. Погибших исследовали наши врачи и ученые. Наконец, они пришли к выводу, что их родители — носители неизвестного вируса. И всех родителей умерших младенцев поместили в карантин. Это были огромные пещеры, практически небольшие города. Там жили тысячи. А тела мертвых младенцев замораживали и помещали в специальный бункер, который специально прорубили в скале. Решили, что кремация не будет гарантировать уничтожение вируса, а распространить может. Но потом выяснили, что дети погибали не от вируса.

Дело было всё в том же излучении. Оно незаметно всё же влияло на людей. На кого-то не столь сильно и без каких-либо последствий. А кому-то было нужно время, чтобы привыкнуть. Поэтому, после курса восстанавливающей терапии, все карантины были сняты, и люди вернулись к обычной жизни. Младенцы снова рождались здоровыми, и никто не умирал. А к тому времени, в бункере было уже несколько тысяч тел. А когда его открыли, то он оказался пуст. Ни одного младенца. Пустые капсулы. Дверь в бункер была не повреждена, но в одной из стен, которая примыкала к скале, была огромная дыра. В человеческий рост, практически с ровными краями, она уходила вниз. Было видно, что это дело какой-то машины, а не обвала. Сразу же создали отряд, что бы выяснить, что здесь произошло.

Тогда это была первая экспедиция в нижний уровень. Двенадцать человек спустились по туннелю, и больше их никто не видел. Из спасательной экспедиции, которую послали за ними через три дня, вернулся только один. Без приборов, без оружия и в разорванной одежде. Его тело было покрыто ожогами, а через всю спину шла длинная, кровоточащая рана. Как-будто по нему провели бритвой. Бедолага умер через несколько часов. Сквозь бред он постоянно твердил о каких-то полу-людях и полу-машинах и, что «они уже здесь». Чего-то другого от него добиться так и не удалось. Это всё, что я знаю. И думаю, что бегающая по лесу поляна как-то связана с этой историей. Возможно это какой-то другой разумный вид, который населяет Марс. У меня те же вопросы, что и у вас… и ещё один. Почему мы ещё живы? Никто не возвращался отсюда.

– Прибавил оптимизма, — проворчал Сергей и начал устраиваться на ночлег. Все последовали его примеру, понимая, что завтрашний день будет, как и предыдущие, не из легких.

Не смотря на завывания каких-то зверей, ночь прошла спокойно. Как только небо начало светлеть, то, наскоро перекусив остатками ужина, отряд побежал дальше. Бежать было легко. Сверху не сильно припекало, а летающие насекомые больше интересовались цветками и друг другом, а не разведчиками, и не пытались их укусить. Но через час все начали замечать, что далеко справа в том же направлении движется еще кто-то. Три или четыре животных бежали в том же темпе, что и отряд, но не пытались приблизиться или обогнать его. Иногда они останавливались и душераздирающе завывали.

– Как думаешь, кто это? — спросил Ранбир Диего. — Не знаю, но думаю, что мы представляем для них кулинарный интерес. Они пока не уверены в своих силах, поэтому и не нападают. Хотелось бы ночь встреть уже без их компании.

Разведчики побежали быстрее, но непрошеные попутчики не отставали.

Ближе к полудню они заметили ещё одну группу животных, бегущих с другой стороны.

– Вот для чего они завывали — своих собирают на ужин, — сострил Сергей. Но никто не рассмеялся его шутке, только Диего коротко бросил:

– Попробуем оставить из без ужина…

С неба уже сильно припекало, но отряд держал тот же темп. Никто не спрашивал о привале. Число животных увеличилось с обеих сторон. Но они так же сохраняли дистанцию и не пытались её сократить. Неожиданно Диего скомандовал: «Привал». Все, тяжело дыша, рухнули на землю. — Понаблюдаем, — сказал Диего.

Животные на горизонте так же остановились, но потом часть отделилась и расположилась позади отряда, явно умышленно отрезая им путь к отступлению.

– Они гонят нас в засаду… — тихо сказал Ранбир. Диего, хмурясь, кивнул головой.

– А до гор каких-то несколько километров… придётся менять маршрут. — ответил он, потом порылся в рюкзаке и достал бинокль. Бинокль был обыкновенный, без электроники. На потертом чехле отчетливо была видна звезда и цифры 1980. Год выпуска. Откуда у Диего этот раритет никто не стал спрашивать. Все уже привыкли, что он готов к любой ситуации. Диего долго рассматривал через бинокль животных, при этом он что-то считал, рисуя цифры ножом на земле.

– Гринды… — вполголоса, наконец, сказал он, — но какие-то очень рослые, это не те трусливые полу-собаки — полу-кошки, что бегают на нашем уровне. Эти до полутора метров в холке! Лошади с клыками какие то…

Ранбир взял бинокль у Диего и тоже посмотрел в сторону стаи. Пять или шесть животных кружили на месте. Они иногда останавливались, вытягивали свои морды в сторону людей и жадно втягивали воздух через большие красные ноздри. На первый взгляд они напоминали собак или волков. Четыре лапы, хвост, вытянутая морда с торчащими клыками. Но когда они начали играть между собой, то в глаза бросились их невероятная гибкость и когти, которые они то выпускали, то убирали из своих мощных лап. Это был опасный противник. Сильный и умный. Бинокль переходил из рук в руки. После увиденного разведчики замолчали, начали проверять оружие и подгонять амуницию. Одежда из змеиных шкур с шипами могла снова понадобиться…

* * *

Озеро с плавающими камнями.


Отряд поменял направление маршрута. Теперь они шли параллельно горам, чьи вершины блестели вдалеке. А гринды продолжали идти за отрядом. При этом они стали чаще и более протяжнее выть, как будто звали кого-то. И уже к вечеру разведчики услышали ответный вой. Радости, конечно, это ни у кого не вызвало, тем более, что вокруг не было ни одной возвышенности, ни одного места, где можно было бы устроить оборону. Одна ровная степь кругом, да редкий и низкорослый кустарник.

Диего и Ранбир бежали рядом, постоянно всматриваясь в горизонт в надежде увидеть хоть что-нибудь, что может помочь им принять бой. А битва, судя по всему, должна была начаться очень скоро…

– Птица… — неожиданно закричал Ранбир и указал рукой вверх. Все посмотрели вверх и высоко в небе увидели еле различимую точку. — Птицы всегда летят туда, где больше жизни!

– За ней! — скомандовал Диего и, стараясь не упускать птицу из виду, ускорил темп. Через час в небе появилось ещё несколько птиц, летящих в том же направлении, а растительность начала меняться на более рослую и яркую.

– Уверен, что скоро будет вода! А я не помню, чтобы гринды любили купаться! — радостно закричал Диего и прибавил ещё темпа.

И действительно, скоро впереди показалась тонкая линия блестящего горизонта! Впереди была вода! Это прибавило сил разведчикам!

Уже стало смеркаться, когда отряд достиг берега огромного озера. Но никто не спешил бросаться в воду, не смотря на ужасающую жару и жажду. Все помнили водоёмы Марса, с которыми им довелось встретиться на пути. И особенно их обитателей, которые были не слишком дружелюбны.

На сколько хватало глаз вода не заканчивалась ни слева, ни справа. Но через пару сотен метров виднелся спасительный берег. Всего лишь несколько сот метров, которые можно легко переплыть!

Озеро можно было принять за широкую реку, но отсутствие течения говорило об обратном. Незыблемая гладь воды застыла, как гигантское зеркало. Ни одного всплеска от рыб, никакой ряби от ветра на поверхности. Сергей вместе со всеми долго вглядывался в озеро, пытаясь понять, какие опасности приготовил им Марс на этот раз. Наконец, не придумав ничего лучше, он взял увесистый камень и бросил его в воду. Камень с характерным хлюпающим звуком ушёл под воду и поднял вокруг себя море брызг, которые, как в замедленной съёмке, дождём рассыпались вокруг. Необычно быстро круги вокруг места, где упал камень, прекратились, а вода опять превратилась в безукоризненную гладь. Но никто не успел высказать недоумение по этому поводу, потому что камень, как пробка из бутылки, вдруг вылетел из воды и, нырнув несколько раз, замер на поверхности. Диего шагнул к берегу и зачерпнув воду ладонью осторожно её понюхал. Затем, не менее осторожно, попробовал на вкус.

– Обычная вода, — сказал он, немного холоднее, чем ожидалась, но, судя по-всему. пригодная для питья!

Потом он зачерпнул воды в походный котелок и кинул в него несколько мелких камней. Камни тотчас всплыли. Немного подумав, он, не сводя с них глаз, медленно пошёл от озера. Потом Диего остановился, вернулся назад и снова отошёл. Все с интересом наблюдали за его действиями.

– Плотность воды меняется, — наконец, сказал он. — Если отойти от озера, то плотность становится обычной! Смотрите!

И Диего показал всем, как тонут камни в котелке, когда их уносят от озера, и как они всплывают, когда возвращаются обратно.

Лысые – люди будущего

– По каким-то причинам плотность воды в озере больше, чем рядом с ним. Поэтому камни и выталкивает на поверхность, — объяснил Диего.

– Но тогда вся поверхность должна быть в мусоре! — возразил Ранбир. — Вода должна быть в камнях, ветках, останках животных! Да, мало ли, что может принести ветер, наконец! Но поверхность — чиста! Даже у берега всё чисто!

– Может их кто-то ест? — предположил Сергей, продолжая кидать камни в воду.

– Это нас скоро съедят, если мы не переправимся на тот берег, — буркнул Диего, — нет времени разбираться. И уже командным голосом добавил: — Готовимся к переправе!

Команду не нужно было повторять дважды. Уже смеркалось и гринды, прогуливаясь вокруг, осторожно подходили всё ближе и ближе. Разведчики сняли обувь, верхнюю одежду и выстроились вдоль берега. Все были готовы к заплыву. Каких-то десять минут, и вот он спасительный берег, а там и горы, за которыми подземный город!

– Ну, чай мы не тяжелей камней, — подбадривая отряд, крикнул Диего и первым сделал шаг в воду!

– Стойте! — вдруг закричал Сергей! — смотрите! Камни тонут!

Камни, которые в большом количестве успел накидать Сергей, начали один за другим исчезать под водой. Как-будто кто-то огромный проплывал под ними и затягивал их на дно. Через минуту поверхность озера опять была чиста и незыблема. Это был неприятный сюрприз! А гринды, видимо разгадав намерения разведчиков, выстроились полукругом и уже начали быстро приближаться.

Диего посмотрел в их сторону. Потом подобрал валявшуюся неподалёку ветку и бросил её в воду. Ветка не утонула и осталась плавать на поверхности. Видимо плотность воды пришла в норму. Оценив обстановку, Диего решил не дожидаться новых сюрпризов от озера. Он коротко крикнул «вперед» и, достав мачето, остался прикрывать отход отряда. Ранбир, Сергей и ещё несколько разведчиков последовали его примеру. Остальные разведчики вошли в воду и поплыли на другой берег. Гринды, все время наблюдавшие за отрядом, увидели это и помчались во весь опор к людям! Дождавшись, когда последний разведчик отплыл на безопасное расстояние, Диего, оглушив напоследок тупым концом мачето слишком ретивого гринда, сам бросился в воду. Сзади раздался бешеный лай и вой разъяренных гриндов, бегающих вдоль берега! Они были в бешенстве, и их можно было понять! Столько времени они загоняли добычу и вот! Все сорвалось!

Диего отплыл на несколько десятков метров, когда шум за спиной внезапно прекратился. Он обернулся и увидел, что гринды осторожно заходят в воду и плывут вслед за ними! Как огромные собаки, высунув языки и барабаня лапами по воде они, всё же уверенно плыли! Как же сильно отличались эти гринды от их собратьев на среднем уровне! Они были на порядок умнее и смелее своих сородичей! Но размышлять на тему их эволюционного развития не было времени! Часть разведчиков уже достигла противоположного берега и вышла на сушу. Они тоже увидели плывущих гриндов и махали руками Диего, указывая на погоню. Разведчики приготовили копья и луки. Они были готовы применить их при первой возможности. Диего снова бросил короткий взгляд назад и, хотя гринды начали его догонять, темп менять не стал. До берега было немного и нужно было сохранить силы для боя. Неожиданно гребки стали необычайно легкими. Руки и ноги проходили сквозь воду, почти как сквозь воздух! Сопротивление воды становилось всё меньше и меньше. Диего оглянулся и не увидел ветки, которые он бросил накануне. Озеро начало забирать своё!

Плотность воды становилась все меньше! До берега оставалось каких-то двадцать метров, когда Диего, не смотря на все усилия, просто начал падать вниз. Руки и ноги, не встречая сопротивления, легко рассекали воду и не давали возможности ни всплыть, ни даже замедлить падение! Диего видел далеко внизу зеленоватое мерцание и множество тонущих гриндов вокруг. Они, так же как и он, стремительно падали вниз! Гринды в панике перебирали лапами и кусали воду вокруг себя! Они крутились, бились в конвульсиях и застывали, превращаясь в причудливые фигуры, которые Диего уже видел туманно. «Да, — мелькнуло у него в голове, — в скольких передрягах побывал и хоть бы что, а здесь утонул со сворой шавок…». Вдруг Диего почувствовал, что его ноги коснулись поверхности. Это был пологий склон берега. И хотя было уже достаточно глубоко — это был шанс. Быстро перебирая ногами и цепляясь за коряги, Диего начал карабкаться вверх. До поверхности оставалось совсем немного, когда он начал терять сознание. Последнее, что он успел увидеть, были огромные серо-голубые глаза, из которых исходил пульсирующий свет…

* * *

Спасительный берег.


Ранбир находил разведчиков, приводящих в порядок амуницию, но нигде не находил Диего. После того, как все выбрались на берег, его никто не видел. Гладь воды была безмолвна. Лишь пара гриндов, спасшихся каким-то чудом, выползла из воды на берег. Они трусливо поджали хвосты и быстро убежали прочь. Часть их стаи погибла, а оставшиеся сородичи неистово выли на противоположном берегу, то ли оплакивая своих братьев, то ли сокрушаясь по упущенной добыче.

Через полчаса, поискав Диего вдоль берега, отряд двинулся дальше. Надеяться на то, что Диего остался жив, больше не было смысла. Озеро взяло дань за спасение отряда.

До гор, которые виднелись в дали, оставалось не больше десяти километров, и разведчики легкой рысью отправились в путь.

Гринды на другом берегу перестали бесноваться и тоже быстро побежали вдоль озера. Было похоже, что они задумали что-то новое…

Уже через каких-то пару часов люди достигли подножья гор, уходящих высоко вверх. Возможно это были не горы, а одна из стен гигантской пещеры, в которой находился нижний уровень. Отвесные, уходящие ввысь, скалы грозно смотрели на путников и уже не казались такими спасительными и дружелюбными, как раньше. Теперь нужно было найти среди них проход на средний уровень, а подземный город должен был быть совсем рядом! Идя вдоль отвесных скал, все всматривались в камни. Огромные валуны были покрыты замысловатыми растениями и снующими между ними мелкими существами, напоминающими ящериц. Наконец, через час впереди показались камни, густо заросшие пилисой. Это был верный признак, что выход был где-то рядом!

Скоро разведчики нашли узкий вход в пещеру, которая устремлялась вверх. Собрав последнюю взрывчатку, Ранбир заложил её у входа в пещеру. Взрывчатки должно было хватить, чтобы расширить проход. Раздался взрыв. Во во все стороны полетели камни и кустарник. Когда пыль осела, все дружно начали разгребать завал! Но, когда под очередным камнем показалась долгожданная пустота, то из неё высунулась морда гринда и лязгнула зубами. Разведчик резко кинул камень назад! Раздался визг, оглушительное рычание и звуки когтей, скребущих по камням! Там была засада! Видимо, по лабиринтам пещер гринды успели обойти отряд и поджидали его в глубине. Судя по шуму, их было достаточное количество. Биться с гриндами в пещере было равносильно самоубийству. Гринды прекрасно видели в темноте, а стены давали им преимущество в маневрах, поскольку их лапы довольно не плохо цеплялись за выступы камней.

Завалив для верности проход камнями, разведчики принялись держать совет. Диего не было, и это сильно повлияло на боевой дух. Ранбир видел это и понимал, что нельзя дать отряду потерять тот настрой, который они сохраняли весь путь. Нельзя теперь, когда до спасения осталось совсем ничего.

– Судя по всему, — начал Ранбир, — пещеры — это единственный проход к этому месту, кроме пути через озеро. Поэтому, навряд ли гринды появятся здесь кроме как из прохода, который мы завалили. Разобьем лагерь неподалёку и подождём когда гринды уйдут. Не будут же они нас ждать вечно? Без еды и воды? Отдыхаем, а завтра попробуем найти другие пещеры.

Отряд согласился.

Выставив часовых, все собрались у костра почтить память Диего. Девушки с трудом сдерживали рыдания. Все вспоминали, сколько раз Диего спасал всех, и погиб, опять спасая отряд. С тяжёлыми мыслями все легли спать.

На утро две группы разведчиков ушли в разные стороны от стены искать новые проходы. Но уже к вечеру они обе вернулись с неутешительными вестями. С обеих сторон к скалам вплотную подходило озеро. А скалы были столь отвесны, что даже со специальным снаряжением преодолеть их было бы рискованным предприятием. А снаряжения у разведчиков не было…

* * *

В ловушке.


Уже четыре дня в отряде было нечего есть. Судя по вою и лаю, которые слышались рядом с завалом, гринды не уходили! В очередную ночь им удалось выбраться наружу, но, потеряв часть стаи в озере, они не решались напасть и ждали, когда люди окончательно ослабеют. Сами гринды ловили ящериц и, судя по всему, были довольны такой пищей. Они расположившись на камнях у входа в пещеру и пристально наблюдали за людьми.

Сзади было озеро с плавающими камнями. Второй раз пройти через него было уже нереально. Все сильно ослабели от перехода и голода. Да и куда отступать? К тому с чего начали? Проделать опять нелегкий путь, чтобы попробовать пройти верхним уровнем? Сделать это, когда до цели остаются какие-то сотни метров! Положение, казалось, было безвыходным. Но никто не собирался сдаваться! Разведчики еще раз предприняли попытку подкрасться к шестилапым козлам. Это была единственная здесь добыча, которая не боялась гриндов. Ящерицы были не в счет, слишком быстрые они жили среди скал, а там были гринды. Остальные твари, заслышав запах гриндов, сразу покинули равнину. Как им удалось преодолеть озеро и отвесные скалы, оставалось загадкой! А шестилапые, благодаря своим копытам с мелкими когтями, прыгали и лазили по камням как пауки, а крепкие рога отлично помогали защищать себя. Сами шестилапые были миролюбивы и питались исключительно колючим кустарником, который в изобилии рос повсюду и нравился похоже только им.

Разведчики продолжали тихо подкрадываться к животным. Еще пару десятков метров, и они могли бы метнуть копья. Но шестилапые зорко следили за окрестностями. Заметив людей, они стремительно взметнулись вверх по крутому склону. Преследовать их там не имело смысла. Равным шестилапым козлам в прыжкам по камням на Марсе не было. Все со вздохом посмотрели на очередную попытку. Сергей пытался приободрить сидящих у костра и рассказывал им о своих путешествиях на Кубу. Но люди мало слушали его и лишь недобро косились в сторону гор, где, казалось специально издеваясь, прыгали и блеяли шестилапые, почти как земные козлы.

В этот момент, проходящий мимо, Игорь подскользнулся на червяке. Червяк был крупный и широкий, в ладонь человека. Червей на равнине было много, но в пищу они совершенно не годились, как не пытался Ранбир их приготовить. Быстро поднявшись, Игорь стал вытирать о траву подошву ботинка, который был весь в полупрозрачной слизи от червяка. Сергей увидел это и неожиданно прервал свой рассказ. Потом встал и быстро подошёл к Ранбиру. В течении минуты он что-то быстро нашептывал ему на ухо и показывал в сторону гор! Постепенно лицо Ранбира стало озаряться надеждой. Глаза его засветились, он выпрямился и скомандовал: «Всем собирать червяков!» Народ недоуменно переглянулся, но похватав разные ёмкости, разбрёлся вокруг лагеря. Через час перед Ранбиром была, неприятно пахнущая и пытающаяся расползтись в разные стороны, куча.

«Разжигайте большой костер! Мы скоро вернемся!», — сказал Ранбир и вместе с Сергеем и еще несколькими разведчиками, с копьями и кучей червяков, вываленных на одеяло, направились в сторону гор.

Через час они вернулись с понурыми лицами и с детёнышем шестилапого на руках. Ранбир бережно опустил его у костра и стал ощупывать его лапы. Козленок жалобно блеял. Наконец, он нашёл выбитый сустав, сильно дернул, и сустав встал на место. Козленок громко замычал и потерял сознание. А Сергей присел рядом с костром и рассказал разведчикам о их охоте.

– Мы заметили две тропы, по котором шестилапые убегают от нас с равнины, и на одной положили червяков. Положили так высоко, как только смогли забраться. Потом погнали козлов на эту тропу. А поскользнулся на червяках и упал только этот. Остальные шестилапые враз поняли и стали перепрыгивать! Так что план провалился… Ну, а этого куда теперь девать? Сергей погладил козленка. — Ну, не в суп же!

В этот момент совсем рядом раздалось громкое блеяние. Все обернулись. В нескольких десятков метров стояла взрослая самка шестилапого. Она грозно блеяла и рыла землю копытами. Все тихо, чтобы не спровоцировать зверя, взяли в руки копья. Но никто даже не подумал напасть на шестилапого, ведь мать пришла за детёнышем! Но нужно было быть и готовыми к нападению. Нависла напряженная тишина. Да, шестилапые — мирные животные, но как поведут себя эти две тонны мышц, копыт, рогов и костей, когда детенышу грозит опасность? Ранбир, оценив ситуацию, аккуратно положил на землю копьё. Затем поднял с земли козленка и медленно понёс его к матери. Коза грозно сверкала глазами и раздувала зеленоватые ноздри, но пока стояла на месте. Наконец, когда до неё оставалось несколько метров, Ранбир бережно положил козлёнка на траву и отступил на несколько шагов. Самка, не сводя с него налитых кровью глаз, обнюхала детеныша. Она попыталась поднять его носом, но козленок не приходил в сознание. Тогда она легла рядом…

Уже сутки самка была рядом с детенышем. Он открыл глаза и пытался вставать, но боль не давала ему это сделать. Ранбир осторожно принес им воды в пластиковом ведре. Самка с недоверием обнюхала воду и сделала несколько глотков. А потом, бережно взяв за шкирку козленка, дала попить и ему. Скоро начала она есть и колючки, которые принесли другие разведчики. Начисто забыв, что сами не ели несколько дней, разведчики радовались, что смогли помочь кому-то еще.

Через день козленок уже начал вставать и сосать молоко у матери. А шестилапая перестала грозно раздувать ноздри при виде людей. А еще через день Ранбир принес в лагерь целое ведро молока. Бережно, по глотку пили разведчики густое молоко шестилапого, передавая ведро по кругу. Молоко быстро восстанавливало силы разведчиков. Как узнали позже — у шестилапых рождается от пяти до десяти козлят за раз. Поэтому молока у самки было в излишке. Козленок уже уверенно стоял на ногах, но уходить похоже не собирался. Стадо шестилапых паслось теперь всегда неподалёку, изредка что-то блея самке. Силы у разведчиков вернулись. Пора было думать, как победить гриндов…

Вперёд на штурм!

Весь вечер разведчики просидели у костра. Нужно было разработать план штурма пещеры, которую по-прежнему охраняли гринды. Ждать дальше больше не было смысла. Вероятность, что к гриндам в ближайшем будущем присоединятся другие, была высока, и тогда шансы на победу будут ничтожны. Штурм решили провести на рассвете, когда гринды, утомленные ночными бдеяниями, будут не столь проворны, как ночью.

За несколько дней, благодаря молоку шестелапых, отряд полностью восстановил силы, а всё свободное время разведчики упражнялись в стрельбе из лука, метании копий и владении холодным оружием. Отряд был готов к бою. И как только с неба начал пробиваться свет, разведчики, разделившись на две группы, выдвинулись в сторону пещеры. Первую группу, состоявшую только из опытных разведчиков, Ранбир возглавил лично. Она должна была увести гриндов от пещеры и дать возможность основной группе, которую возглавлял Сергей занять вход. План был прост, кроме той части, где Ранбир и его группа должна вернуться к пещере. Соревнования в беге с гриндами ни к чему хорошему бы не привели! Понятно, что приз был бы за ними. И мужественно погибнуть в схватке с противником, хоть и значительно превосходящим в количестве и силе, тоже не входило в планы разведчиков. Поэтому для гриндов была приготовлена пара сюрпризов.

Ранбир с разведчиками неспешно приближались к пещере. Гринды, отчасти озадаченные такой наглостью, привстали на длинных лапах и начали негромко перелаиваться друг с другом, но оставались при этом на месте. Но не дойдя сотни метров, разведчики резко свернули влево и что есть силы побежали вдоль скал. Это была более привычная для гриндов ситуация. Видя убегающих, они залились визгливым лаем и бросились вслед! Не прошло бы и минуты, как они бы догнали разведчиков! Но люди на ходу начали скидывать с себя свои плащи и нарукавники сделанные из шкур змей, а так же те, что отдали им товарищи, и были у них в рюкзаках! Буквально через секунды сзади раздался протяжный вой и злобное рычание! Самые быстрые гринды, которые уже почти догнали отряд, не разобрались и бросились рвать одежду, брошенную людьми! Гримасы боли от игл и действия яда вмиг исказили их морды! Они жалобно заскулили и начали валяться по траве, накалываясь на новые и новые шипы! Гринды царапали себе морды, и кусали свои лапы, пытаясь достать иглы! Другие, хромая и падая, пытались продолжить погоню, но у них это плохо получалось! Но с десяток гриндов, что были позади стаи, мигом оценили ситуацию и, обогнув опасное место, так же продолжали бежать за людьми. Но это был только первый сюрприз для них!

В это время Сергей и основная группа уже добрались до входа в пещеру и, отогнав пару оставшихся гриндов, заняла оборону. Все с тревогой наблюдали, как Ранбир с товарищами уходит от погони, и были в любой момент готовы прийти к ним на помощь! А гринды догоняли! Сделав петлю, Ранбир с разведчиками вернулись в лагерь и остановились у загона шестилапого с детенышем. Тот дружелюбно махал хвостом радуясь людям. Гринды на всём ходу резко затормозили перед шестилапым и подняли облако пыли. Когда пыль исчезла, они увидели, что шестилапый один и только с детёнышем! И гринды посчитали это неплохим шансом поужинать! Они оскалили клыки и, уже не обращая внимания на разведчиков, начали медленно окружать загон, предвкушая более сытную добычу!

Но когда первый гринд, по-кошачьему выгнув спину, пролез под веткой загона, шестилапый раздул ноздри и громогласно замычал! У разведчиков заложило уши, настолько этот рёв был сильным! А у гриндов только взъерошилась шерсть и, пригнув морды к земле, они приготовились броситься на шестилапого! И тут в ответ послышался ответный рёв и приближающийся топот! Не прошло и нескольких секунд, как табун шестилапых показался на горизонте! Это было впечатляющее зрелище! На какое-то мгновение Ранбиру и разведчикам показалось, что это была плохая идея привлечь шестилапых к своему плану! Вдруг они не разберутся и ровным строем пробегут не только по гриндам, но и по разведчикам! Но шестилапые обежали загон и погнали гриндов к скалам! Гринды попытались укрыться в пещере, но, получив отпор от укрывшихся там разведчиков, побежали вдоль гор, а шестилапые последовали за ними.

Потрепав шестилапую по загривку и чмокнув на прощание её детеныша, Ранбир с разведчиками неспеша пошёл к пещере. Путь к городу был свободен! А сзади послышалось жалобное мычание теленка. Ему было жалко расставаться с новыми друзьями…

* * *

Подземный мир.


Пещера, которую охраняли гринды внутри, разделялась на три туннеля. Два из них шли влево и вправо, а один посередине — круто вверх. По нему и выдвинулись разведчики, справедливо полагая, что он и должен вывести их на средний уровень. И действительно, через пару километров туннель закончился стеной явно не природного происхождения. Громадные листы железа были скреплены болтами и заклёпками с кулак величиной. Присмотревшись, разведчики увидели, что столь серьёзные укрепления не были излишеством. Глубокие царапины и вмятины на железных листах красноречиво говорили, что было немало непрошенных гостей. Причем гостей с весьма крепкими и острыми зубами и когтями.

По середине стены была небольшая дверь без ручек и каких-либо видимых устройств, чтобы её открыть. Но когда Ранбир приблизился к двери, то внутри что-то щелкнуло, и сверху зазвучал громкий женский голос:

– Просьба всем пройти за линию ближе к двери!

В тот же момент сзади замерцала красная полоска света. Как только все выполнили указание, на место мерцающей полосы сверху опустилась мелкая решётка. А дверь в стене откатилась назад и в сторону, и на разведчиков повеяло прохладой. Ранбир оглянулся и понял предосторожность марсиан. За решеткой тотчас замелькали силуэты похожие на пауков и мокриц, а еще через секунду они начали ползать по ней, ища проход. Ранбир выдохнул и, проследив, когда за последним разведчиком закроется дверь, шагнул вперёд. Дверь за ними тотчас плотно захлопнулась. А решетка, пощелкав электрическими разрядами и отпугнув от себя живность, вновь скрылась в потолке пещеры.

Это был первый шлюз на пути в марсианский мир. После второго все очутились в просторном помещении, где тот же женский голос предложил каждому подойти к экранам, которые были развешаны вдоль стен и были в человеческий рост. Как только разведчики подошли к ним, матовые поверхности экранов засветились, и каждый увидел свой силуэт с мерцающими синими точками на нём. Точки были разных размеров, а некоторые из них двигались. Женский голос незамедлительно пояснил, что с это ни что иное, как мельчайшие насекомые и, чтобы избавиться от них, нужно воспользоваться мазью, которая стояла перед экранами. А полную обработку разведчики пройдут по прибытии в город. Мазь сильно и неприятно пахла, но синие точки стали исчезать. Видимо мазь была эффективной.

С трудом для себя, слушаясь всё того же голоса, разведчики оставили оружие и расселись в стоявший в конце помещения транспорт. Два ряда кресел, прозрачные стены и потолок, автоматические двери и отсутствие машиниста. Ничего неземного в технологии Ранбир не заметил. Двери закрылись, и поезд плавно тронулся вперёд. Через несколько минут они выехали из тёмного туннеля, и стало светло, как днём. Слева и справа они видели своды огромной пещеры, стены которой терялись в высоте, испускавшей сильный свет. Рельса, по которой двигался поезд, была проложена по высоким сваям, которые для прочности периодически крепились к стенам. Поезд двигался не быстро, и путники с интересом наблюдали за марсианской жизнью, которой были наполнены стены и дно пещеры. Звери не обращали внимания на них, видимо, уже привыкнув. Иногда поезд издавал негромкие гудки с высокой частотой, и тогда впереди с рельсы быстро улетало или уползало очередное животное. Так прошёл час. Наконец, туннель стал сужаться, и, проехав в полной темноте минуту, поезд остановился перед очередным шлюзом и медленно поехал сквозь вращающиеся щетки и струи дыма. Снаружи послышался шум мощных вентиляторов. Дым быстро исчез, а стена слева от поезда поднялась вверх. На показавшейся платформе стояла с десяток людей.

Разведчиков встречали представители совета Марса, с выделяющими их красными воротничками, и руководитель клубов по подготовке землян для переселение на Марс Андрей, с которым Ранбир встречался еще на земле в Москве. Было и еще много людей, которых Ранбир не знал. Все были в таких же, как и на земле, деловых костюмах темно-синего цвета, белых рубашках и галстуках. Принятый этикет соблюдался и здесь. Среди массы народа в толпе сильно выделялась загорелая голова. Загорелая точно так же, как и у всех прибывших разведчиков. Это был Диего! В костюме и галстуке он спокойно стоял в сторонке и был всецело увлечен попытками согнуть руку в локте. Пиджак был явно не рассчитан на его бицепсы и угрожал не выдержать и треснуть по швам! Наконец, видимо пожалев костюм, Диего оставил свои эксперименты и поднял голову. Здесь он и увидел Ранбира. который пробирался к нему через толпу, напоминая регбиста, бегущего к воротам с мечом. Друзья традиционно стукнулись головами и крепко обнялись!

Уже после доклада о прибытии Ранбир вместе со всеми подошёл к Диего, ожидая рассказа о его спасении. Но он предложил сделать это за ужином, который был подготовлен марсианами в честь их прибытия.

Вечером, приняв после месяца скитания полноценный душ и надев новую одежду, все собрались в просторном помещении за длинным столом накрытым всевозможными яствами и напитками. К своему удивлению Ранбир нашёл, что многие из них имели вполне земной вкус. Что именно они ели, он решил уточнить в другой раз, чтобы случайно не испортить себе аппетит. А сейчас вместе с остальными, удобно расположившись на стуле, а не на камне или земле, как обычно, он приготовился выслушать историю Диего.

Тот, немного помолчав и, видимо не найдя под рукой привычного для него мачето, взял со стола нож и, чистя снимая кожу с бугристого плода, напоминающего грушу, начал рассказывать.

* * *

Рассказ Диего.


– Ну, как я плыл вы все видели! Думаю, вам будет интереснее узнать, что случилось после того, как моя блестящая голова ушла под воду?

Все рассмеялись, а Диего продолжил: — Еще немного и мне бы удалось выползти по склону на берег. Но то ли усталость, то ли озеро так подействовало, но я начал терять сознание. И гринды, что тонули вместе со мной, это сразу почувствовали! И, конечно, попытались на прощанье кусануть. Но мачето было под рукой, и некоторым из них пришлось укоротить их длинные морды. А потом я увидел девушку. Тогда я уже точно понял, что теряю сознание, и похоже навсегда. Но как джентльмен, я убрал мачето в ножны и попытался её обнять! Настоящий мужчина должен не только прожить красиво жизнь, но и уйти из неё достойно! Видение это или нет — это уже второй вопрос!

Все опять засмеялись. Диего протянул всем аккуратно нарезанный на дольки плод и взял из вазы со стола новый. Все аппетитно захрустели марсианским фруктом, а Диего продолжил:

– Ну, вот. Когда я попытался обнять видение, меня так что-то сильно в голову ударило, что я полностью отключился. Очнулся, открываю глаза — смотрю, напротив меня опять лицо девушки. И похоже всё той же. Симпатичная девушка. Серо-голубые глаза. Татуировка на голове в виде дракона. В белом облегающем спортивном костюме. Загляденье одним словом. Осмотрелся вокруг, смотрю — сижу в кресле. Попытался встать — не могу. Ремни крепко держат. А мачето лежит в другом углу комнаты. Вот так-то! Я и без мачето! А комната небольшая: в несколько метров длиной и пару шириной. Окон нет. Только закрытая дверь. Я спрашиваю девушку: «Кто вы? Где я и почему связан?», а Арикель, это потом я узнал, как её зовут, сухо мне отвечает. «Вы на подводной лодке».

И рассказала мне, что после нашего приземления, из города сразу выслали спасательную экспедицию. Но из-за бури к месту посадки смогли прибыть только через неделю. Мы были уже тогда далеко. Потом, собрав все сведения о месте, где мы ушли в подземелья, они просчитали и поняли, что мы скорей всего пойдем через нижний уровень. И тогда решили эвакуировать нас через сеть подземных озер. На Марсе их множество! Но не хватило каких-то пары минут, когда подлодка так же, как и мы, и гринды, упала на дно и уже не могла подняться за нами. Единственное, что могла сделать Арикель, так это спасти меня. Она вышла в скафандре и затащила меня в подлодку. Я тогда её спросил: «Ну, а почему я тогда привязан, раз вы меня спасаете?», — «А что б не лез обниматься с незнакомыми девушками», — ответила она и рассмеялась. «Сейчас мы поплывем назад. Быстро поплывём. А это просто ремни безопасности!», — добавила она тогда и села рядом в такое же кресло.

– А в голову, что тебя ударило, Диего? Ну, перед тем, как ты отключился? — спросил Сергей, явно догадываясь в чём тут дело. Как раз в этот момент сзади к Диего подошла стройная девушка с татуировкой в виде дракона на полголовы и положила руку ему на плечо.

– Это у меня рефлекс сработал, когда Диего под водой обниматься начал. — ответила она за него.

Диего смущенно почесал макушку и предложил всем опять пойти к столу...

* * *

Подземный город.


На следующий день Ранбир вместе с друзьями отправился в город. В настоящий город на Марсе! Город, в котором жили миллионы людей-марсиан! Город, о котором Ранбир столько слышал и столько времени мечтал увидеть своими глазами! И, наконец-то, этот час настал!

Полупрозрачные двери лифта распахнулись, и Ранбир с друзьями вышли на улицу. Сначала ему показался, что он попал обратно на Землю! Попал в какой-то совсем земной гигантский торговый центр! Слева и справа ввысь уходили стены зданий, которые были в многочисленных переходах и террасах! Кругом висели гигантские экраны, на которых мелькали кадры новостей! Бесконечные мосты неисчислимое количество раз связывали две стороны улицы, а бесшумно скользящие лифты стремительно проносились среди них! Повсюду были движущиеся дорожки! Разной ширины и с разной скоростью они несли сотни марсиан! Между всего этого технического великолепия струились фонтаны и росли деревья, и незнакомые Ранбиру растения! Красноватые, синие и изредка зеленые они были повсюду! Высоко вверху еле-еле виднелся каркас прозрачной крыши, через который шел теплый свет! И этот свет практически не отличался от земного! Из кафе и ресторанов, что были повсюду, раздавалась музыка, и только откуда-то снизу были слышны приглушенные звуки машин и поездов! Сквозь огромные стекла небоскребов были видны спортивные залы, учебные аудитории, музеи и выставки, офисы, концертные залы. Совсем не было видно магазинов. Потом Ранбир узнал, что на Марсе нет понятия шопинга. Тратить много времени на выбор и покупку одежды, вещей или еды марсиане считают признаком заторможенного развития. Магазинов действительно на Марсе было не так много. Большинство товаров люди заказывали на дом.

Новый мир обрушилась на Ранбира! За время путешествия он сильно отвык от всего этого. Да и было сильно не комфортно без оружия в руках. За месяцы скитаний Ранбир не расставался с ним ни на минуту. И вдруг! Сотни, тысячи людей вокруг! Они ходили по улице, разговаривали, ели мороженное, смеялись, спешили по делам! Никто не нападал на них и не нужно было никуда бежать! Можно было просто идти! Идти неспеша! Рядом по специально выделанным дорожка проезжали люди на велосипедах и сигвеях! Кто-то был в деловом костюме, кто-то в спортивном или джинсах! И у всех, без исключения, были приветливые, дружелюбные лица! Нет, не дежурные улыбки, а искренние! Не маска с подчеркнутой вежливостью, позволяющая держать дистанцию! Не так, как на Земле, среди так называемых «цивилизованных» людей в так называемых «цивилизованных» странах. Это было так, как в на встрече Клуба лысых на Земле, но только это было повсюду! Здесь принципы и законы Клуба были реализованы в размерах целой цивилизации. Цивилизации Марса!

* * *

Обходчики.


Ранбир с друзьями решили присесть и просто оглянуться вокруг! Сопровождавший их Андрей предложил остановиться в одном из лучших кафе города. Кафе называлось «Обходчик». На Марсе большинство заведений носили названия профессий. Было здесь и кафе «Электрик», и кафе «Шахтеры», «Разведчик» и рестораны «Пилоты», «Геологи» и «Животноводы». Интерьеры заведений были под стать своим названиям, а большинство посетителей людьми соответствующих профессий. Молодые марсиане, прежде чем выбрать свой жизненный путь, как правило, начинали с похода в такие места. Там можно было не только узнать о понравившейся профессии, но и пообщаться в неформальной обстановке с её лучшими представителями, что было бесспорно интересно и полезно!

В кафе «Обходчик», в котором расположились друзья, на всех стенах висели голограммы с изображениями лучших тружеников отросли и сцен их работы. На Марсе все профессии считались почетными, но профессия обходчик была одной из самых опасных и приравнивалась по опасности к разведчикам. Обходчики занимались проверкой внешнего периметра мегаполиса. Каждый день они выдвигались по узким тропам вокруг города, чтобы проверить надежность стен, которые защищали марсиан от незваных гостей. Так же они проверяли работу внешних коммуникаций, отслеживали геологические и другие изменения вокруг города, которые своим теплом и запахами притягивали множество обитателей подземелья, а многочисленные отпугиватели и ловушки не всегда справлялись с ними. И обходчикам часто приходилась сталкиваться с целыми стаями разных и редко дружелюбных животных и роями всегда агрессивных насекомых. Так буквально несколько днями ранее прибытия Ранбира группа обходчиков обнаружила рядом с теплоотводом гнездо марсианских ос. Величиной с крупную крысу, с двумя жалами — одним сзади, а одним на голове, они построили своё жилище на вытяжке одной из вентиляционных труб. Решётки надежно защищали город от их проникновения, но осы почти полностью перекрыли доступ воздуха и нужно было от них как-то избавляться. Несмотря на наличие второго воздухозаборника, в городе уже начала ощущаться нехватка воздуха, и действовать нужно было немедленно.

Когда люди попробовали подойти ближе, осы угрожающее загудели и поднялись в воздух! Со дня на день у них должно было вылупиться потомство, и они приготовились их защищать! Их были сотни и было достаточно пары укусов, чтобы человек был полностью парализован! Вступить с ними в бой означало погибнуть и не выполнить задачу! Тогда, оценив обстановку, один из обходчиков взобрался по отвесной скале выше осиного гнезда к одному из небольших подземных озер. Отмахиваясь от ос, он установил там заряд и взорвал берег. Массы воды устремились вниз и мигом смыли гнезда, унося вниз гудящих, но не в силах взлететь с мокрыми крыльями ос. Он чудом остался жив, закрепив себя веревкой за выступ скалы. Остальное было делом техники. Включили вентилятор в обратную сторону и откачали попавшую в систему воду. Город задышал спокойно, а отряд обходчиков продолжил свой трудовой день. Это была их обычная работа.

Голограмма на одной из стен кафе как раз показывала события того дня с одной из камер обходчиков.

Неожиданно Ранбир заметил за столиком рядом как раз того парня, который взорвал озеро и спас город. Обычный парень лет тридцати. Среднего роста, немного худощавый. На голове татуировка птицы, похожей на земного сокола — знак обходчиков. Парень совсем не выглядел героем да и не пытался им казаться. Он тоже сидел в компании друзей. Так же смеялся и шутил, как и все остальные. Ни намёка на самолюбование или чувство превосходства над другими. И похоже они совсем не праздновали его подвиг, а просто собрались пообщаться. Возможно, его друзья даже и не знали, что сделал их товарищ. Андрей заметил взгляд Ранбира:

– Не удивляйся. Скромность — это одна из основ воспитания на Марсе. Поверь, на земле тоже есть много парней, которые совершают подвиги, но о них не рассказывают. Таких же, как и он. Есть. Просто здесь, на Марсе только такие.

Прежде, чем уйти из кафе, Ранбир еще раз с уважением посмотрел на худощавого паренька. — Да, именно на таких и держится всё в этом мире, — подумал он.

* * *

Животноводы.


На следующий день, Андрей предложил всем отправиться на экскурсию загород на одну из животноводческих ферм Марса. Фермы располагались на значительном удалении от города, и на это были причины.

Промчавшись пару часов на огромной скорости, экспресс на магнитной подушке, наконец, стал сбавлять ход. Своды туннеля расширились, и внизу магистрали замелькали поля с пасущимися на них животными. Поля разделяли высокие заборы, а над некоторыми были натянуты и металлические сетки. Между полями сновали трактора с тележками и открытые автомобили с людьми в желтых одеждах. Один из них приветливо помахал рукой поезду. Ранбир помахал рукой в ответ и улыбнулся: «Совсем как на Земле!». Поезд въехал в шлюз. После осмотра вагонов, охрана, не найдя никаких «зайцев», которые могли прицепится к поезду во время движения, подняла стену платформы.

На платформе Ранбира и разведчиков уже ждала приветливая молодая девушка, которая первым делом подошла к Сергею и дружески чмокнула его в щеку и лишь затем поздоровалась с остальными. Сказав короткую приветственную речь, она пригласила следовать за собой. Сергей весело подмигнул Ранбиру, и они вместе пошли за Василисой — так звали знакомую Сергея.

Пока они спускались по эскалатору от платформы к поджидавшим их электромобилем, Сергей, немного отстав от Василисы, коротко пояснил Ранбиру: «Это моя девушка, — он закатал рубашку и показал татуировку, где красивой вязью было написано слово „Василиса“, — мы уже больше двух лет вместе, а знакомы лет пятнадцать. Разное в жизни случилось и у неё и у меня пока поняли, что должны быть вместе!» В этот момент эскалатор закончился, и все начали рассаживаться по машинам. Карина удивительным образом оказалась на соседнем кресле рядом с Ранбиром. Ранбир украдкой посмотрел на Карину. «А кто знает…», — мелькнуло у него в голове. В это время машины начали движения, и с двух сторон замелькали клетки с животными. Это было похоже больше на зоопарк, чем на ферму. Сотни животных всех мастей проносились вдоль клеток, стремясь обогнать машины, другие в задумчивости безразлично провожали людей взглядом, пережёвывая что-то. Третьи громко кричали, раскрывая огромные клювы и хлопая крыльями. Проехав минут десять, машины остановились перед небольшим белым зданием, больше напоминавшим дзот. Только ряд маленьких узких окон и дверь — все чем было украшено это шестиугольное сооружение. Массивные входные двери шлюза подкрепляли догадку Ранбира, что здание не только для работы сотрудников комплекса, но и становится убежищем при необходимости. Все вошли внутрь и расселись в конференц зале. Лекция началась.

Животноводы обеспечивали город продуктами. И хотя по-земному их следовало называть работниками сельского хозяйства, но на Марсе некоторые виды не попадали под земные понятия. Здесь были растения с повадками и признаками животных. Были и животные, которые в моменты вынашивания плода превращались в точное подобие какого-нибудь растения. Поэтому называли здесь всех просто: «животноводы». Тратить время на обсуждения новых названий и слов было непозволительной роскошью для марсиан, которые строили новый мир, а не губили старый, как на Земле. Новые названия и, если нужно слова, появятся сами, как появлялись они и раньше.

Продуктов для города поставляли много. Причем, это были в основном злаки, фрукты и овощи, рыба. Животных на Марсе никто и никогда не убивал. Это противоречило моральным принципам марсиан. Тем более большинство из них были вегетарианцами. Животные на Марсе, такие как шестилапые, давали молоко, шерсть. Другие удобряли почву и съедали вредителей. Третьи помогали охранять загоны от многочисленных хищников. И если хищника приходилось убить, то это было единственное мясо, которое попадало в город. Но и его было достаточно, так как нападения были, к сожалению, регулярными. Большое количество животных, кормов, отходов постоянно притягивало целые стаи плотоядных всех мастей, которые только и промышляли набегами на фермы. Охрана комплекса круглосуточно отражала нападения, возводила новые стены и охранные сигнализации, ремонтировала старые. Несколько раз в месяц специальный отряд обходил пещеры вокруг комплекса и отгонял скопления хищников, взрывая шумовые гранаты.

Когда город под землёй только зарождался — фермы были совсем рядом. Это было удобно и экономически обосновано. Доставка продуктов не требовала дополнительного транспорта и дорог, да и работникам комплекса была удобно работать рядом с домом. Хищники тогда тоже были и так же нападали, но помимо охраны фермы рядом были и обходчики и охрана города, которые всегда были готовы прийти на помощь. Поэтому хищники не являлись большой проблемой, но случилось следующее.

При комплексе работал исследовательский отдел, который изучал флору и фауну подземного Марса. Они наблюдали за образцами, которые приносили, а иногда и приводили разведчики. Каждую неделю новые растения и животные заносились в энциклопедию Марса, записывались в его классификаторы и подробнейшим образом изучались. Но главной задачей отдела было сделать новые растения и животные полезными человеку. Часто сотрудники отдела сами уходили в длительные экспедиции за новыми образцами. Так, из одного из походов они привезли несколько пар марсианских кур. Так их потом назвали. Действительно, они были очень похожи на земных. У них то же были крылья, но летали они очень плохо. На пару метров, не дальше. Они так же несли яйца, были пугливы, но не агрессивны. Благодаря мощным лапам и небольшому весу, они прекрасно лазили по отвесным стенам и делали там свои гнезда. Хищникам к ним было практически невозможно добраться, а другие птицы, которые были не прочь полакомиться яйцами, предпочитали не связываться с их крепкими когтями и увесистыми клювами.

Это была бесценная находка! В созданных на ферме условиях, когда курам не нужно было тратить силы, чтобы выдалбливать годами свои гнезда в скалах и опасаться хищников, они быстро стали размножаться. И скоро в город пошли тысячи свежих яиц. В питании куры были неприхотливы и ели практически все. Но буквально через полгода восторг быстро улетучился. Город столкнулся с нежданной опасностью. Полчища марсианских многоножек, а затем и мелких грызунов буквально захлестнули окрестности мегаполиса. Привлеченные отходами от кур, они в геометрической прогрессии увеличивали свои полчища, забивали вентиляционные входы, подачу воды, канализацию. В городе стоял стойкий запах озона и подпаленных разрядами охранных сеток многоножек. Из-за их постоянной работы начались перебои с электричеством. Вчерашнее благо оборачивалось апокалипсисом.

Бороться с вновь прибывающими полчищами не имело смысла. Их было слишком много, и на место уничтоженных сразу же приходили новые. Поэтому в срочном порядке начали разрабатывать план утилизации отходов, что в системе пещер дело не простое и опасное. До этого мусор практически полностью перерабатывался и лишь малая часть вывозилась в специально оборудованное место на поверхности планеты. И это была очень затратная операция. Тогда свой план по избавлению от отходов предложили опять ученые. И в этот раз им удалось реабилитироваться. В спешном порядке проложили магистраль к одному из подземных озер, где гнездились птицы, и начали свозить туда отходы. Вслед за отходами к озеру ушли многоножки, а они как раз и были излюбленным лакомством пернатых. А с грызунами удалось справиться обыкновенными ультразвуковыми отпугивателями. Но после этого случая решили убрать все фермы на значительное удаление от города. Сколько сюрпризов готовила еще природа никто не знал.

Ранбир с интересом слушал лекцию и думал, какие из марсианских новшеств подойдут для Земли. Думал он так же и какие нововведение следует ввести в стране, что бы земляне, попавшие на Марс быстрей находили свою профессию.

В комплексе они пробыли несколько дней. Часть из новоприбывших решила остаться и посвятить себя нужной и непростой профессии. А Ранбир вместе с остальными поехали в город…

А через два года Ранбиру предстояло вернуться на Землю, заменить двойника и опять стать во главе страны. Два года чтобы понять, как устроено общество на этой планете! Понять, чтобы начать готовить к переменам мир на Земле, который погряз в пороках и идёт к гибели! Два года, чтобы поверить, что мир, живущих в согласии, существует, и люди не выглядят в нём ущемленными в своих желаниях и потребностях! Не выглядят так, как их рисуют в утопических романах на Земле. Понять, что многое из того, что на Земле кажется естественным и необходимым, на самом деле не нужно и вредно.



Эпилог.


Земля в иллюминаторе звездолёта стала уже огромной. Ранбир возвращался домой из своего нового дома. И это было тяжело. Представьте, что вы узнаёте, что ваша мать, которая дала вам всё, вырастила вас, вдруг оказывается неродной. Вы не перестаёте её любить, но невольно начинаете сравнивать с той, с настоящей, с которой только что познакомились после долгих и долгих лет разлуки.

Впереди предстояла огромная работа по спасению человечества, по подготовке его к великому переселению. Ранбиру предстояло активно включиться в процессы, которые уже вели главы многих стран. И делать это предстояло неоткрыто, ведь на Земле остались и другие силы, которые готовы пожертвовать миллиардами людей в угоду лишь своему комфорту.

Подготовить человечество воспринять истинные факты истории — вот что было первоочередной задачей. Донести людям правду! Но так, чтобы она не вызвала всемирного хаоса. Нужно было дать возможность народам привыкнуть к мысли о переселении. К мысли, что наш дом там, на далеком Марсе! К мысли, что все пороки нужно оставить здесь, что с ними на Марсе просто не выжить! И работу над собой нужно начинать уже делать здесь, на Земле, сейчас! Понять, что переселение — это единственный, возможно последний шанс выйти из тупика, в который было загнано население планеты.

Ранбир включил экран. Аппаратура космолета уже уверенно принимала сигналы с Земли. На экране замелькала реклама нового фантастического блокбастера «Марс. Дорога домой». Карина сидела рядом и учила хинди. Они улетели, чтобы вернуться снова.

Все и всегда возвращаются на Марс…



Об авторе.


Попов Андрей Витальевич.

Родился в 1968 году в Москве. Образование высшее, юридическое.

Член союза писателей г. Москвы.

Ветеран группы антитеррора «Альфа», подполковник запаса.

Председатель международного клуба лысых «Brutalmen».

Учредитель и руководитель фонда помощи детям с алопецией.

brutalmen.ru

alopecia-fond.com




home | my bookshelf | | Лысые – люди будущего |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу