Book: Тепло оружия. Сборник



Тепло оружия. Сборник

Ричард С. Пратер

Тепло оружия

Глава 1

— Секс, — сказала она.

— Ага, — отозвался я.

— Секс. Все дело в нем.

— Да уж. И то верно. Я бы, пожалуй, не смог выразить лучше.

— Секс…, — снова повторила она, смакуя это слово, как обычно смакуют оливку, насаженную на край первого бокала мартини.

Возможно, будет лучше, если я расскажу вам кое-что об этой малышке заранее, прежде, чем у вас успеет сложиться превратное представление. Малышка — ха-ха! Мне самому всего тридцать лет от роду, вроде бы уже и не мальчик, но эта лапочка вполне сгодилась бы мне в мамаши.

Она была столь худа, что ей, видимо, приходилось где-то что-то подкладывать, чтобы казаться хоть немного толще. К тому же она, похоже, носила бюстгальтер, набитый ватой. Короче, взглянуть не на что.

Но это ещё полбеды.

Цвет её лица наводил почему-то на мысли об отравленном лимонаде; а выражение этого самого лица было ужасно “кусучим”: казалось, только зазевайся, и тут же в тебя вопьются мертвой хваткой все тридцать два острых зуба. Я уже и прежде замечал этот блеск в её глазах — в стеклянных глазах куклы. И эти вьющиеся локоны мне тоже доводилось видеть — на манекенах в витрине магазина. Видел я так же… да чего уж там говорить, повидал я действительно немало.

Ее звали Агата Смеллоу и, мягко говоря, она была явно не в моем вкусе; хотя подобная разборчивость кажется, по меньшей мере, довольно редким качеством для одинокого мужчины, единственного сотрудника фирмы “Шелдон Скотт. Расследования”. Это я и есть, Шелл Скотт. И я уже был готов пожалеть, что вообще родился на свет.

— Что ж, Эгги, — сказал я — она просила называть её именно так — мне нечего добавить.

Мы чокнулись, зазвенели бокалы. Она одарила меня своей белозубой улыбкой, блаженно смежая веки.

Друзья мои, за все эти годы, что мне довелось проработать частным детективом в Лос-Анджелесе, я успел вдоволь насмотреться на смерть и кровь, проломленные черепа и выпотрошенные трупы. Но вряд ли можно вообразить зрелище ещё более неприглядное, чем Эгги, хлопающая своими лысыми веками.

А объяснение этому кроется — очень на это надеюсь — во мне самом.

Сам я парень довольно высокий, в меру темпераментный, а благодаря щедрым солнечным лучам, согревающим землю Южной Калифорнии, кожа моя приобрела оттенок здорового загара. Лицо тоже можно считать вполне благообразным, хотя сам я, пожалуй, никогда не выбрал бы его для себя из полудюжины других прекрасных ликов, будь у меня право такого выбора; подумать только, какими правильными были бы его черты, если бы только в них не вносили дисгармонию многочисленные злобные индивидуумы, ни от одного из которых мне не приходилось ожидать ничего хорошего — на меня нападали из-за угла, били, в том числе и ногами, оглушали ударом дубинки по голове, а как-то раз даже отстрелили кусочек одного уха.

Голова, на долю которой выпадают все эти испытания, увенчана коротко стриженными светлыми волосами — очень жесткими и тянущимися вверх в единодушном порыве казаться хоть чуток подлинее, чем они есть на самом деле — и густыми белесыми бровями, с чем мне приходится стоически мириться, так как ещё с юношеских лет я уяснил, что никакие ухищрения, включая фабру для усов, не в силах исправить данный недостаток.

Но несмотря на все это я привык смотреть в будущее с оптимизмом, готовый принять от жизни все, что она сможет мне дать — даже если, как это порой случается, где-то там за поворотом меня и поджидает смерть; потому что кровь в моих жилах не просто лениво течет, а, как мне хотелось бы думать, несется стремительным потоком по не лишенным гармонии артериям, поет и порой выводит весьма зайтеливые мелодии.

К тому же в состав моей бурлящей крови входят несколько фунтов железа, каждая унция которого обладает особым магнетизмом, притягиваясь к тем, кого я с нежностью называю про себя красотками, приятными во всех отношениях. Честно говоря, лично я отдаю предпочтение миленьким, раскрепощенным девицам с влекущими округлыми формами, бездонными глазами, чувственными, улыбающимися губами, манящим взглядом и тому подобными прелестями.

Так почему же я оказался здесь?

Зачем вел разговоры о сексе?

Секс и Эгги?

Тогда слушайте, и я расскажу одну историю, от которой у вас волосы встанут дыбом…

Глава 2

Все они были голыми. Похоже, в этом и заключался смысл вечеринки. Даже мертвец, и тот был без одежды.

Вещи приглашенных валялись повсюду, как если бы ураган разметал содержимое корзины с бельем для стирки. Никто из замеченных мною гостей не отличался особой подвижностью и жизнерадостностью, по крайней мере, на первых порах, но все же они явно подавали признаки жизни.

Все, за исключением того парня. О нем же нельзя было с уверенностью сказать, жив ли он ещё или уже умер.

Похоже, никто не обращал на бедолагу никакого внимания. Конечно, лежал он не на самом виду, а был наполовину прикрыт нижними ветками кустов, папоротником и огромными листьями тропических растений, высаженных по обеим сторонам узкой, извилистой дорожки. К тому же дело было вечером, а точнее, в одиннадцатом часу погожего июльского вечера с пятницы на субботу; но в саду все-таки горели гирлянды разноцветных лампочек, озарявших близлежащую местность красными, желтыми, голубыми и зелеными огнями, так что не заметить его совсем было невозможно.

Но как бы там ни было, а даже я поначалу прошел мимо, решив, что человек, возможно, просто немножко перебрал или же вообще спит и видит сладкие сны. В жизни мне довелось видеть-перевидеть немало покойников, и в том, как он лежал среди травы под кустом гортензии, было нечто такое…

Да и заметил я его не сразу.

Войдя в боковую калитку в высокой каменной стене и очутившись в цветущем саду, я пошел по дорожке из белого гравия, направляясь к огромному дому мистера Холстеда, выстроенного на вершине одного из холмов в Голливуд-Хиллс, ненадолго задержавшись по пути у просторного, не менее сорока футов в длину, бассейна. Так что самой первой из увиденных мной гостей была дама, плавающая в водах этого самого бассейна.

То, что передо мной женщина, я безошибочно определил с первого же взгляда.

Обычно у меня не возникает существенных затруднений с тем, чтобы отличить женщину от всех прочих живых существ, но на этот раз моя задача была многократно упрощена тем, что прелестница была в том же виде, что и все остальные — то есть, совершенно голой.

Плыла она медленно, лениво перебирая руками, скорее, просто кружа на одном месте, подобно сонной выдре, и в какой-то момент я задумался о том, а не стоит ли мне скинуть хотя бы туфли, прыгнуть в воду и спасти её. А то вдруг это она так тонет.

Вряд ли, конечно, но задуматься над этим все-таки стоило.

Когда решается вопрос жизни и смерти, то ничего нельзя упускать из виду.

Я бы никогда не смог простить себе, если бы прямо у меня на глазах пошла ко дну такая красотка.

Но тут она заметила меня и сказала:

— Привет.

— Привет, — ответил я. — Вы ведь не тонете, правда?

Она поплыла в мою сторону, достигла бортика бассейна и благополучно вылезла из воды.

— Ого-го! — сказал я.

— Я чего не делаю? — переспросила она.

— Нет, ничего. Я уже получил ответ на свой вопрос. Бог ты мой, готов поклясться, вы…

— А что вы ещё тогда сказали?

— Что еще… а, вы имеете в виду “ого-го”?

— Да. Что это значит?

— Так то и значит. Ну, это я просто хотел поддержать разговор.

Похоже, она ожидала, услышать от меня ещё что-нибудь. И тогда я сказал:

— А… эээ…

Моя новая знакомая оказалась довольно впечатляющей штучкой. Даже очень. Ростом метр шестьдесят семь или около того, вес примерно 57–60 килограммов, 99-60-94, и на вид лет 25–30; все части тела по отдельности выглядели потрясающе, а уж все вместе производили и вовсе незабываемый эффект.

Наконец, она спросила:

— А что вы тут делаете в одежде?

— Понятия не имею.

— Что-то я вас не припомню. Мы с вами знакомы?

— Нет пока еще.

— Я так и думала. — Она внимательно оглядела меня с ног до головы. — Мне кажется, если бы мы уже были знакомы, то я бы вас запомнила. Кто вы?

— Это не важно. А вы кто?

— Я Сибилла Спорк.

— Сибилла Спорк? Ясно… хм. Что ж, очень приятно с вами познакомиться, мисс Спорк. Или Сибилла. Могу я называть вас просто мисс? В том смысле, что просто Сибилла?

— Почему же нет? — сказала она. — Только не мисс. Я миссис Спорк. Это Джордж вас сюда пригласил?

— Меня пригласил мистер Холстед.

— Мог бы и предупредить людей! Так вы кто?

— Я Шелл Скотт.

Это, похоже, взбодрило её. Она подавила зевоту, зажмурилась, а затем сладко потянулась и бросила вниз безвольные, словно плети руки, ударяя ими себя по бокам.

— Ну ладно, ещё увидимся, — сказала она мне.

И прошла мимо меня, направляясь к дому.

Хозяйский дом оказался длинным, низким особняком в колониальном стиле, с розоватыми стенами, массивными бетонными арками и красной черепичной крышей. Он находился примерно в тридцати ярдах от бассейна и был частично скрыт за деревьями и прочей буйной южнокалифорнийской растительностью. Я смотрел вслед Сибилле, пока эта прелестная представительница местной фауны не скрылась среди зарослей флоры, после чего и сам отправился вслед за ней.

Мне в любом случае необходимо было попасть в дом. Предположительно, там меня должен был дожидаться мистер Холстед. Скорее всего, к этому моменту он уже успел напиться до бесчувствия. Минуя куст гортензии, я прошел мимо коренастого волосатого гражданина, лежавшего ничком на траве в трех-четырех футах от дорожки; сделал ещё пару шагов и остановился.

Затем я обернулся, снова взглянул в его сторону, вернулся назад и наклонился к нему. Так и есть. Не дышит. Пульса нет. Похоже, этот свое уже отгулял.

Где-то поблизости раздался радостный вопль. С того места, где я сидел, опустившись на корточки, мне был виден небольшой участок водной глади бассейна и бортик, выложенный голубым кафелем. Взглянув в ту сторону, я увидел голого господина, преследовавшего нырнувшую в воду рыжеволосую фигуристую девицу. Высокий, могучего телосложения смуглый мужчина с густой копной вьющихся черных волос на голове наклонился, поднимая с земли красно-зеленый надувной мяч. Дождавшись, когда девица подплывет к бортику, он издал ещё один восторженный вопль и с размаху запустил мячиком ей в голову. После чего прыгнул в воду сам. Его подруга вылезла из воды и пустилась наутек. Он тоже выбрался из бассейна и бросился её догонять.

Мертвец лежал ногами в дорожке, по которой я только что шел, его голова и плечи были наполовину скрыты под клонящимися к земле ветками кустов. Большое белое полотенце валялось рядом. Я прошел вдоль трупа, желая взглянуть на голову покойника. У него были темные волнистые волосы, но у основания черепа красовалась заметная вмятина. Ну да, конечно, это основание черепа. Кровь там тоже была.

Я вышел обратно на дорожку и продолжил свой путь в сторону дома, раздумывая о том, уж не поэтому ли поводу мистер Холстед вызвал меня сюда. Данный вывод показался мне довольно логичным. Для начала. Подумать только, всего каких-то полчаса назад я сидел у себя в квартире, снимаемой мной в “Спартан-Апартмент-отель”, расслабляясь за стаканчиком бурбона с содовой и умиротворенно наблюдая, как в огромном аквариуме резвятся тропические рыбки, когда позвонил Холстед. Представившись, он тут же понизил голос, спросив, не смогу ли я как можно скорее подъехать к нему домой по одному “делу не терпящему отлагательств”. Но ни словом не обмолвился о том, чем вызвана подобная спешка, заметив лишь, что “вопрос весьма деликантый”.

Что заставило меня усомниться в логичности только что сделанного вывода. Во всяком случае, на мой взгляд, человек с проломленным черепом никак не может быть отнесен к категории “деликатных вопросов”. К тому же, принимая во внимание людей, беззаботно разгуливающих нагишом по округе, у меня возникло такое чувство, что вечеринка должна была бы закончиться по крайней мере полчаса назад. Но Холстед сказал, что будет ждать меня в своем кабинете и там все подробно объяснит, а потому все свои предположения я оставил при себе.

Подойдя к дому с обратной стороны и следуя указаниям Холстеда, я направился в самый конец дорожки, минуя выложенный кирпичом внутренний дворик, и попал в дом через заднюю дверь. Слева от меня находилась лестница, ведущая наверх, и я поднялся по ней, останавливаясь перед закрытой дверью на втором этаже. Постучал, подождал ответа, снова постучал и затем вошел.

Похоже, это и был кабинет: просторная комната, выдержанная в строгом мужском стиле, где стояли два небольших книжных шкафа, потолок был отделан темным дубом, а стены облицованы кедровыми панелями и украшены несколькими охотничьими фотографиями и одной безвкусной гравюрой с изображением подстреленных уток. Ворсистый коричневый ковер на полу; низенький диван и несколько кресел — все громоздкое, неуклюжее, тяжелое. В углу стоял письменный стол, на котором лежали какие-то бумаги, а со стены таращился экран телевизора. И все. Ни Холстеда, ни кого-либо еще.

Я снова спустился вниз, вышел через заднюю дверь и остановился, задумываясь о своем недавнем предположении. Прошло несколько секунд, когда где-то позади меня послышался мягкий топот босых ног. Я обернулся в тот самый момент, когда дверь распахнулась, и на пороге возникла уже знакомая мне обнаженная прелестница. Та самая, что одиноко нежилась в бассейне.

— Ого-го! — сказал я.

Она ела большое, красное и, судя по всему, сочное яблоко.

— И все-таки я не знаю, что вы этим хотите сказать, — заметила она.

— Ну, — промямлил я, — эээ… гм…

— Хотите откусить?

— А вы, стало быть, не возражаете.

Она протянула мне яблоко, которое я тут же возвратил ей.

— Нет, спасибо.

— Но вы же сказали…

— Я передумал. Мне показалось, что это помидор.

— Вы что, сами не знаете, чего хотите?

— Я бы так не сказал. А где мистер Холстед?

Девица вскинула брови и задумчиво закатила глаза.

— Не знаю, — ответила она в конце концов. — Последнее время его что-то не было видно.

— Последнее время — это сколько?

— С час или около того.

— А как насчет миссис Холстед? Вы, случайно, не знаете, где бы я мог её найти?

Она обернулась и указующе вытянула руку, державшую яблоко.

— Вон туда, прямо по коридору. Вторая дверь направо, — объявила мне миссис Спорк — или, как я предпочитал мысленно называть её про себя, Сибилла — и затем добавила. — По крайней мере, я видела, как она недавно туда входила.

Затем она снова с хрустом откусила от яблока и прошла мимо меня. Я глядел ей вслед, видел, как она дошла до бассейна и прыгнула в воду, не выпуская из рук яблока. Мне вдруг вспомнилось, что врачи не рекомендуют лезть в воду на полный желудок. Но похоже, собравшиеся здесь делали много всего такого, чего нормальные люди делать не должны.

Раздумывая над этим, я прошел по коридору до второй двери. Не заперто. Комната за дверью оказалась спальней, и поначалу мне показалось, что в ней тоже никого нет. Но затем заметил по крайней мере одного человека: женщину — предположительно, миссис Холстед — лежавшую в кровати. Я подошел поближе.

Она спала обнаженной, укрывшись розовой простыней и покрывалом, которые то ли сами сползли, то ли были нарочно откинуты с груди. Блондинка примерно лет тридцати с миловидным личиком и хорошей фигурой — по крайней мере, той её частью, которую мне удалось разглядеть.

Это было замечательное зрелище, но не станете же вы просто стоять рядом и таращиться на спящих красоток, имеющих обыкновение во сне сбрасывать с себя покрывала. Долго-то все равно не устоите. К тому же было бы нечестно с моей стороны не дать ей знать о своем присутствии — особенно, принимая во внимание сложившиеся обстоятельства.

Поэтому я вежливо кашлянул. Не слишком громко. Вообще-то, я и сам этого не слышал, и, наверное, именно поэтому она и не проснулась.

Тогда я снова тихонько покашлял, потом попробовал негромко напеть какую-то простенькую джазовую мелодию. Никакого толку. И тогда, протянув руку, я легонько потряс её за плечо.

Она открыла глаза и сонно заморгала.

— Привет, — весело сказал я. — Это вы миссис Холстед?

Она пробормотала в ответ что-то невнятное типа: “Гламмбл”, — и её веки медленно опускались и поднимались раз восемь или девять, а в самый последний раз они то ли вовсе замерли или же поднимались так медленно, что мне не удалось заметить вообще никакого движения.

Но зато теперь она знала о моем присутствии. К тому же я снова попробовал потормошить её.

— Эй, — приговаривал я. — Эй. Тут такие дела творятся. Вам об этом нужно знать. Эй.

Она снова разлепила глаза.

— Так это вы миссис Холстед? — повторил я свой вопрос. — Лучше бы вы ей были. А то меня надолго не хватит. И тогда я пошлю все к черту и отправлюсь поплавать или же вообще займусь чем-нибудь поинтереснее.



— Вы кто? — сладостно пролепетала она.

— Я Шелл Скотт.

— А я миссис Холстед.

— Как поживаете?

Она сделала слабую попытку прикрыться. Просто потянула за розовую простыню, но как-то не очень настойчиво.

— А у вас в саду лежит мертвец, — продолжал я, взмахом руки обозначая нужное направление.

— Что?

— Мертвец. В саду, рядом с дорожкой. Под кустом гортензии.

— Чего?

— Гортензии.

— Нет… чего там такого?

— Мертвец. Мне показалось, что вам следует знать об этом.

По какой-то причине я начал считать секунды, пока она лежала, уставившись на меня широко распахнутыми — наконец-то! — глазами. Сами, небось, знаете, как отсчитывают секунды; именно так я это и делал: Раз-два-три-четыре; два-два-три-четыре; три-два-три-четыре; четыре-два-три… и все.

По моим подсчетам, прошло три целых и три четверти секунды, потом… вот это да! Не успел я и глазом моргнуть, но только она уже стояла, опасливо пригнувшись, футах в четырнадцати от кровати — где-то позади меня — и пронзительно верещала на все лады:

— Мертвец? МЕРТВЕЦ? Мертвец?

Не уверен, что мне удалось заметить это стремительное движение. Вот только что я сверху вниз глядел на нее, тряс за плечо, а в следующее мгновение она уже оказалась у меня за спиной и подняла невообразимый шум.

— Вы бы хоть шорты надели, что ли, — заметил я. — Не знаю, что у вас тут происходит, но мне это определенно нравится.

Она рассеянно взглянула на себя.

Раз-два-три-четыре; два-два… время!

Ага, опрометью обратно в постель. Натянула покрывало до подбородка. Еще парочка таких упражнений, и она, похоже, проснется окончательно. Или перепрыгнет через вершину холма и выскочит на середину соседней долины. Никогда не видел, чтобы женщина так резво двигалась.

— Кто умер? — спросила она.

— Понятия не имею. Я только что подошел. Примерно полчаса назад ваш муж позвонил мне и попросил приехать сюда к вам. Но я что-то уже начинаю сомневаться…

— Джордж звонил вам?

— Именно так. А вы разве не в курсе?

Она покачала головой.

— А зачем Джорджу понадобилось вам звонить? Тем более сегодня… — она позволила себе многозначительно замолчать. Вид у неё был мученический. Прошло ещё несколько секунд, прежде, чем она заговорила снова: — Вы… видели ещё кого-нибудь на улице? Или в доме? Каких-нибудь людей?

— Кое-кого.

— А что… эээ… ну и как они выглядят?

— Голыми. Это лучшее и самое лаконичное описание из пришедших мне на ум. Полагаю, вы именно это имеете в виду. Кроме того, они, как мне кажется, выглядели… да, можно сказать, счастливыми.

Она снова заморгала глазами, на этот раз довольно часто. А затем сказала:

— Так кто, говорите, вы такой?

— Шелл Скотт.

— А почему мой муж позвонил вам?

— Этого он мне не объяснил. Собирался посвятить меня в подробности на месте. Видите ли, я частный сыщик, и он лишь…

— Вы детектив? — я утвердительно кивнул, и она воскликнула: — Боже мой, что же Джорджу могло понадобиться от детектива?

Я пожал плечами. Теперь миссис Холстед проснулась окончательно, и, очевидно, пыталась думать о трех или четырех вещах сразу.

— Мертвец… Вы это серьезно? Кто-то умер?

— Да, я серьезно.

— А разве мы не должны теперь что-то делать?

— Конечно, должны. Вот почему я пришел сюда и растормошил вас.

— Растормошил?

— Я могу отвернуться, если вы хотите накинуть на себя халат или ещё что-нибудь. Конечно, если вам на это наплевать…

Ей было не наплевать. Я отвернулся, и всего через каких-нибудь полминуты миссис Холстед, облаченная в розовый купальный халат, уже следовала за мной по дорожке сада.

— Вот он, — сказал я.

Она сошла с дорожки, раздвинула кустарник и взглянула на мертвеца.

Затем развернулась и отступила назад.

— Это Джордж, — проговорила она. — Это мой муж.

Это было сказано тихо, ровным, хорошо поставленным голосом. Ее лицо не было искажено страдальческой гримасой ужаса или потрясения. Но я все же выждал несколько секунд, прежде, чем сказать что-либо. А затем уже и не понадобилось ничего говорить.

Она слегка приоткрыла рот, переводя дух. Голова её запрокинулась на сторону. А затем она вдруг начала безвольно оседать на землю, лишившись чувств.

Но я как будто предчувствовал заранее, что с ней может случиться такое, и сумел вовремя её подхватить. Интуиция меня не подвела, и, похоже, оба мои предположения оказались верными.

Я отнес миссис Холстед в дом, осторожно уложил её на кровать и стал дожидаться, когда она снова придет в себя.

Глава 3

В течение следующих двадцати минут миссис Холстед не только практически окончательно пришла в нормальное состояние, но также успела стать моей клиенткой.

Она заявила, что ей необходимо во что бы то ни стало узнать, зачем её муж звонил мне — если, выражаясь её словами, он и в самом деле мне звонил, что навело меня на некоторые размышления — а также, естественно, она хотела, чтобы я сделал все от меня зависящее и выяснил, кто его убил и почему. Я сказал, что, пожалуй, вряд ли управлюсь с этим делом раньше полицейских, но тут же пообещал ей приложить к этому все усилия.

К тому времени я уже вызвал полицию, и они были в пути, направляясь к нам из отделения в Голливуде, но с этим звонком мне все-таки пришлось немного повременить из уважения к пожеланиям своего клиента.

Едва-едва оправившись и снова обретя дар осмысленной речи, миссис Холстед первым делом принялась умолять меня, пожалуйста, воздержаться от приглашения в дом всяких там полицейских хотя бы до тех пор, пока она не устроит так, чтобы все её гости были бы одеты.

Просьба представлялась вполне разумной, поэтому я сказал ей:

— Ладно, но мне все равно придется открыть полиции кое-какие… эээ… скрытые подробности.

— Нет!

— У меня нет другого выхода.

— Вы не посмете!

— Слушайте, миссис Холстед, начнем с того, что я рассказал бы им в любом случае. Если же вам это кажется предательством, то можете меня уволить. А, во-вторых, полиция и сама до всего докопается, не зависимо от того скажу я им или нет — так что для всех заинтересованных сторон будет лучше, если полицейские узнают об этом от меня.

— Я не понимаю.

— Когда полиция прибудет сюда и застанет всех наряженными по самой последней моде, кроме… жертвы, то это даст им определенную пищу для размышлений. Они станут допрашивать гостей — и вас тоже — на предмет столь необычных обстоятельств. И в конце концов, выяснят решительно все о том, что здесь творилось — хотите верьте, хотите нет. Вопреки бытующему кое-где мнению, полицейские отнюдь не глупее всех остальных людей — а подчас даже превосходят их по сообразительности. Вы что хотите, чтобы они сами до всего докопались и обрушились бы со своими выводами на ваших гостей — и на вас лично — словно тонна кирпичей?

— Ой. Ну…

— То-то же. Значит так, объявите людям, что веселье окончено — но все остаются здесь, никто не расходится.

Хозяйка согласилась. Вообще-то, прежде чем она приступила к делу — признаюсь, тут меня едва не застигли врасплох — я вытребовал у неё список с адресами и фамилиями всех присутствующих.

Выходило, что в тот вечер гостеприимством четы Холстедов воспользовалось ещё пять семейных пар. Уоррены, Прайеры, Смиты, Берсудианы и Спорки.

Я сопровождал миссис Холстед, пока та старательно сгоняла гостей. Это оказалось довольно шумной и, на мой взгляд, увлекательной затеей, так как на протяжении всего нашего с ней пути по саду, она постоянно выкрикивала имена и фразы типа: “Глядите!” или “А, вот мы где!”.

Но как бы там ни было, а мы все-таки нашли смуглого мистера Берсудиана в обществе рыжеволосой миссис Уоррен; они сидели на качелях, покрытых ярким полосатым холстом, но не раскачивались, а лишь отрешенно глядели по сторонам, разинув рты.

Мистера Уоррена и миссис Прайер мы застали как раз в тот момент, когда они оба, лежа рядом на зеленой травке под плакучей ивой, увлеченно выдирали из земли эту самую травку, как если бы они были людьми донельзя суеверными, а каждая травинка представляла бы собой “счастливый” четырехлистник клевера.

Мистер Парйер вышел из дома в сопровождении миссис Берсудиан. Они держались за руки, и он постоянно повторял: “Че за дела?”

А мистер Спорк, этот старый козел, барахтался в бассейне вместе — ни за что не поверите! — с самой миссис Спорк!

Возможно, ещё более любопытным может показаться тот факт, что четы Смит мы так и не обнаружили. Мы искали повсюду, но мистера и миссис Смит нигде не было.

Так как отныне я работал на миссис Холстед, то не приминул воспользовать предоставившейся мне возможностью допросить мистера и миссис Прайер, как только те, мягко говоря, несколько пришли в себя. Миссис Холстед тем временем продолжала тщетные поиски Смитов. Я стоял рядом с зеленым шезлонгом, в котором расположились Хью и Бетти Прайер.

Ему было за сорок. Невысокий, крепкого телосложения человек с редеющими русыми волосами, длинными баками, ровными зубами и темно-карими глазами, взгляд которых, пожалуй, можно было бы назвать умным и проницательным, будь их обладатель чуть потрезвее в тот вечер. Его жена была на несколько лет моложе — чуть полноватая женщина с маленькими голубыми глазками, намечающимся двойным подбородком и на удивление хорошей фигурой. Она была довольно трезвой.

Поэтому разговаривал я по большей части с Хью Прайером.

Они знали, что Джордж Холстед мертв — равно, как и все остальные здесь присутствующие; миссис Холстед объявила об этом во всеуслышание, прежде, чем я успел удержать её — и с минуту, или около того, чета Прайер убедительно изображала потрясение и полное неведение относительно всего, что только могло каким-то образом касаться убийства.

Наконец, я поинтересовался у мистера Прайера:

— А как насчет тех, кого здесь сейчас нет? Что вы можете о них сказать?

Он замотал головой, как будто безуспешно пытаясь прочистить таким образом мозги, а затем хрипло начал:

— Да что о них скажешь… Уисты и Райли отвалили. А Кенты и Нельсоны вообще здесь сегодня не появлялись. Это…

Тут он осекся, потому что крошка Бетти Прайер упреждающе ткула его локтем в бок. Изящное, почти незаметное движение. Но от моего внимания оно все же не ускользнуло.

Мило улыбнувшись, она подняла на меня глаза.

— Так вы говорите, Смиты? — как бы между прочим напомнила она. — Джон и Нелла. Понятия не имею, что…

Хью взглянул на нее.

— Смиты?

— Ну да… дорогой, — подтвердила она. — Ведь это о них нас спрашивал мистер Скотт. Джон и Нелла. Они сначала были здесь, а теперь их здесь нет.

— Я даже не заметил, как они ушли, — сказал он.

Его жена была права, до этого я действительно вел речь о чете Смит. Но пьяное бормотание Хью показалось мне не менее интересным, и поэтому я попытался дальше развить эту тему.

— Так, говорите, две пары отказались участвовать? А они были здесь сегодня?

Он равнодушно воззрился на меня.

— Ну, Уисты и Райли, так их, кажется, зовут? — подбадривал я его.

Он снова замотал головой.

— Нет, их не было. Они тут вообще не при чем.

— Вы сказали…

— Нет, — перебил он меня. — Точно, не при чем. Должно быть, я имел в виду другую вечеринку… ну, не этот раз, а раньше, где-нибудь в другом месте. — Он крепко зажмурился и сидел пару секунд с закрытыми глазами. — Я ведь почти не пил, можете мне поверить. Ну, всего-то парочку стаканчиков. А такое ощущение, что засадил целую бочку. Вы уж извините меня, мистер Скотт. — Он немного помолчал. — Смиты, значит, а? Даже не знал, что они ушли.

И тут прибыла первая полицейская машина. Без сирены.

К тому времени, как я собрался уходить, тело Джорджа Холстеда было уже увезено в морг, а прибывшие на место происшествия полицейские все ещё записывали показания. Я рассказал им все, что знал, так что теперь они сами смогут тут обо всем позаботиться.

К тому же, если вдруг удастся выяснить что-нибудь существенное, то я знал, что, возможно, утром мне удастся получить доступ к этой информации. Не то чтобы у меня были слишком хорошие отношения с полицией Голливуда и Лос-Анджелеса, но просто капитан Фил Сэмсон является начальником центрального отдела по расследованию убийств при Департаменте полиции Лос-Анджелеса, а по совместительству и моим лучшим другом. Поэтому я отвел миссис Холстед в сторонку и сказал ей, что собираюсь уходить.

Она была очень бледна, растеряна и находилась отнюдь не в самой лучшей форме, в её больших зеленых глазах застыл ужас от недавно пережитого потрясения, но при данных обстоятельствах ей довольно хорошо удавалось держать себя в руках. Я догадывался, что больше всего на свете ей хочется сейчас принять таблетку снотворного и вернуться обратно в кровать, но мне было необходимо задать ей ещё несколько вопросов.

Я пересказал ей все, что поведал мне Хью Прайер, но она лишь нахмурилась и покачала головой.

— Даже не знаю, мистер Скотт, что он мог иметь в виду. Джон и Нелла здесь были. Это Смиты. И я понятия не имею, что с ними могло случиться. Но ни Уисты, ни Райли у нас сегодня не появлялись. И вообще, последний раз я с ними виделась… ну да, несколько недель тому назад. — Она устало улыбнулась. — Так что трудно сказать, что Хью имел в виду — или думал. Я ещё никогда не видела его таким пьяным.

— Да уж.

— Хью редко когда выпивает больше одного-двух стаканов, — заверила она меня. — Но сегодня он напился как свинья. Именно сегодня. — Она закусила нижнюю губу. — Вообще-то, мы все были сегодня хороши. Вечеринка… как бы это получше сказать… немножко вышла из-под контроля. Если, конечно, вы понимаете, что я имею в виду.

— Угу.

— Джордж сделал пунш. Не знаю, чего он мог намешать туда. Но должно быть там было нечто такое… — Она многозначительно подняла брови.

Я ничего не сказал.

Она продолжала.

— Пунш оказался наредкость хорошим. И все… Даже сказать неловко…

— Тогда не говорите ничего, — сказал я. — Вы ничего не обязаны мне объяснять, миссис Холстед. — Я улыбнулся. — В конце концов, давать объяснения — это моя работа.

Она снова слабо улыбнулась, и тогда я продолжал:

— И в связи с этим мне понадобятся адреса тех людей, о которых упомянул мистер Прайер.

— Но я же уже сказала, что никого из них не было сегодня здесь.

— Знаю. Но тот, кого мы ищем, может оказаться как кем-нибудь из присутствующих, так и — скорее всего — тем, кто не афишировал своего присутствия здесь. Это мог быть кто-то со стороны. — Я немного помолчал. — Это лишь так, для проверки. В таких делах никогда не знаешь, куда может потянуться ниточка.

Миссис Холстед согласно кивнула, а затем по памяти продиктовала мне имена и адреса, и я тут же записал их в свой блокнот.

Она уже сказала мне, как, впрочем, и полицейским, что не знает, кому могло понадобиться убивать её мужа, равно как и возможные мотивы преступления ей тоже не известны. Насколько мне удалось выяснить, остальные гости говорили тоже самое. Очевидно, Джордж Холстед был душой общества и нравился очень многим. Но видимо не все были от него в восторге.

Поэтому свой следующий вопрос я задал, скорее, по привычке, соблюдая установленную процедуру.

— Скажите, миссис Холстед, этот брак был первым для вас обоих?

— Для меня, да. А Джордж однажды уже был женат.

— Его бывшая жена живет где-то неподалеку?

— Да. Сейчас Агата живет в Калвер-Сити.

— Агата?

— Агата Смеллоу. Они с Джорджем были женаты лет, наверное, двенадцать или четырнадцать. Мне так кажется. Потом она вышла замуж за человека по фамилии Смеллоу, но через год или два после этого он умер.

Агата Смеллоу, Калвер-Сити. Скорее всего, не самый верный вариант, а там кто её знает.

— А какие отношения были у мистера Холстеда с его бывшей женой? Они были дружны?

— Не очень. Он её не выносил. А она ненавидела его.

— Даже так? Ненавидела?

— Это совсем не то, что вы подумали. Я не так выразилась. Они иногда виделись, уже после того, как она подала на развод. К тому же было немало неприятных моментов, связанных с самим разводом.

— Она подала на развод?

— Да.

Лицо миссис Холстед не выражало ровным счетом ничего, напоминая собой застывшую восковую маску, но именно теперь я заметил, как вдруг заблестели её зеленые глаза. Они наполнились слезами, которые тут же покатились по щекам.

Я и так уже довольно долго задерживал её со своими распросами — слишком долго. Оглядевшись по сторонам, я перехватил взгляд одного знакомого лейтенанта из полиции и мотнул головой в сторону дома. Он кивнул.

Взяв миссис Холстед под руку, я повел её к задней двери, и только там сказал:

— Извините, что лез к вам в душу со своими вопросами.

— Не извиняйтесь. Я хочу, что бы вы… докопались. Хочу, чтобы вы…

Она замолчала и тихонько заплакала, прислонившись лбом к моему плечу и безвольно опустив руки.

Спустя какое-то время она сказала:

— Спокойной ночи, мистер Скотт.

— Доброй ночи, миссис Холстед.



Она развернулась и вошла в дом.

Лейтенант — высокий, лысый полицейский по имени Франс — стоял, прислонившись к сложенной из белого камня жаровне.

Я подошел к нему, и пока он был занят тем, что раскуривал сигару, поинтересовался его мнением по поводу случившегося.

В ответ он сначала пару раз пыхнул сигарой, а затем сказал:

— Если тебя интересует лично мое мнение, то я считаю, что никто из этой шайки не пробивал ему башки. Произошедшее их потрясло. Что, впрочем, не удивительно. И это пока все, Скотт.

— А что насчет Джона и Неллы Смит?

— Как раз сейчас к ним отправились наши люди. Пока никаких известий. А у тебя больше нет ничего, за что мы могли бы зацепиться?

— Пока ничего существенного. К тому, что я уже рассказал, добавить больше нечего.

— Ну да. Голые, как в раю. Нудисты чертовы. — Он покачал головой, оглядываясь вокруг. — Так значит, вот как у нас живут богатеи, а?

— Наверное. По крайней мере, некоторые из них.

— Птицы одного полета, — сказал он. — И похоже, что все до одного обременены лишь одним — налогами. Что б я так жил.

— Да уж, развеселое житье.

— В город едешь?

— Я к вам ещё зайду. Завтра, ладно?

— Ага, если тебе сейчас больше нечего добавить.

— Пока нет. Если мне станет известно ещё что-нибудь, я дам вам знать.

— Молодец, Скотт, хороший мальчик. Ну ладно, до встречи.

Я кивнул и направился в сторону боковой калитки, через которую ранее и попал в сад. У бассейна на стульях, представлявших собой складной металлический каркас с сиденьем и спинкой из переплетенных пластиковых полос, сидели Сибилла Спорк и миссис Анжелика Берсудиан. Сибилла и в одежде выглядела весьма соблазнительно. Она чистила апельсин, то и дело облизывая липкие от сока пальцы.

Миссис Берсудиан в одежде была не столь привлекательна, как без нее. Сейчас она показалась мне немного полноватой. На деле же она вовсе не была толстой. Анжелика Берсудиан была высокой, пышногрудой, цветущего вида дамой лет тридцати с густыми черными волосами и длинными ресницами, прикрывающими сонные глаза. Когда я проходил мимо, она что-то говорила Сибилле низким, приглушенным голосом.

Сибилла выбросила горсть апельсиновой кожуры в стоящую рядом корзину для мусора из красного дерева, а затем взглянула на меня.

Поймала на себе мой взгляд и расплылась в улыбке.

— Ого-го, — сказала она.

Глава 4

Я ехал домой в своем “кадиллаке” с опущенным верхом, и из головы у меня никак не шла навязчивая мысль: интересено, а что она хотела этим сказать?

А ещё я раздумывал о том, почему именно её звали миссис Спорк. Сама по себе фамилия “Спорк” достаточно неблагозвучная, а уж в сочетании с “миссис” вообще никуда не годится.

Размышлял я также и кое о чем другом. Из коротких разговоров с некоторыми из гостей Холстедов, а также после дружеской беседы с лейтенантом Франсом, мне удалось прояснить для себя кое-какие факты. Джордж Холстед умер в результате удара по голове, нанесенного гладким, тяжелым булыжником, а камни в саду были повсюду: по краям дорожек и клумб, и небольшие валуны были художественно разбросаны на земле среди растений. Само орудие убийства было обнаружено среди стелющихся по земле плетей вьюнка, примерно в десяти ярдах от трупа, рядом с телефоном, установленным вблизи бассейна, очевидно, для большего удобства купальщиков. Так что одно из двух: или Холстеда убили на том самом месте, где он упал и умер, а камень был затем отброшен в сторону, или же его сначала ударили, а уже потом перетащили тело туда, где позже его и обнаружил я. К моменту моего ухода, у полицейских ещё не было точного ответа на этот вопрос.

Холстед владел состоянием в пару миллионов долларов, а возможно, и большим. Приглашенные тоже считались людьми, по крайней мере, обеспеченными. Выражаясь языком лейтенанта Франса, все они были “птицами одного полета”. К тому же в разговоре со мной он усомнился в том, что голову Холстеду разможжил кто-то из здесь присутствовавших, и в этом я был склонен с ним согласиться. Что сужало круг подозреваемых до внезапно исчезнувшей четы Смитов, которыми как за сейчас вплотную занималась полиция, и тех, о ком упомянул Хью Прайер: Уисты и Райли, Кенты и Нельсоны. И помимо них, разумеется, кто угодно из остальных двух или трех миллионов здешних жителей.

Но даже в этом случае, вполне возможно, что к тому времени, как полиция закончит сегодняшнее разбирательство на месте происшествия, уже никакого расследования и не понадобится. Такое случается плошь и рядом, и дело закрывается вскоре после того, как оно было открыто. А покуда этого не произошло, я собирался лично встретиться и переговорить кое с кем, а именно с супругами Уист и Райли.

Я помнил, как Хью Прайер упомянул о них вслух, и то, как жена упреждающе ткнула его локтем в бок. По своему опыту я знаю, что когда муж рассказывает что-нибудь на первый взгляд совершенно безобидное, а жена при этом продолжает упорно пихать его локтем, то имеет смысл принять к сведению сказанное. Поэтому, проезжая по Голливудскому бульвару, я глянул на записанные в блокноте адреса, продиктованные мне миссис Холстед.

Райли жили в Пасадине, слишком далеко, чтобы тащиться туда в столь поздний час — было уже за полночь. Но вот Уисты проживали в “Норвью”, в самом Голливуде, и чтобы попасть туда мне нужно было лишь сделать небольшой крюк в несколько кварталов. А поэтому, вместо того, чтобы свернуть с Голливудского бульвара на Вайн и проехать оттуда дальше по Норт-Россмор и домой, я продолжил свой путь по Хайленд-Авеню и повернул налево, в сторону “Норвью”, находившегося в трех кварталах отсюда.

Это было новое здание, двенадцать этажей шикарных квартир и апартаментов, выстроенных вокруг внутреннего дворика с бассейном, где размещался также и чертовски дорогой ресторан на открытом воздухе. Прежде мне никогда не доводилось захаживать в этот дом. Квартира Уистов имела номер 12-С, и по моим расчетам, они должны занимать апартаменты, расположенные в одном из четырех пентхаусов в верхнем этаже “Норвью”.

Выезжая на подъездную дорожку, ведущую к парадному входу, я отметил одну до некоторой степени настораживающую деталь. Или, скорее, снова обратил на неё внимание.

У меня уже давно вошло в привычку время от времени поглядывать в зеркало заднего обзора, обращая внимание на идущие позади машины, поэтому, прежде, чем свернуть к “Норвью”, я как всегда взглянул в зеркало, одновременно с этим включая сигнал правого поворота. Единственная машина, следовавшая за мной по шоссе, находилась примерно в половине квартала, но левая фара у неё была, видимо, установлена кривовато, луч был направлен несколько вверх, и поэтому казалось, что светит она ярче, чем правая. Это было бы совершенно не важно, если бы только несколько минут назад я уже не заметил позади себя ту же самую машину со скошенными фарами.

К тому времени, как я свернул и сбросил скорость, собираясь остановить, автомобиль проехал мимо, и я не успел разглядеть ни модель, ни цвет. Это был темный седан — единственное, что мне удалось заметить.

Я выключил зажигание, оставил “кадиллак” стоять у подъезда и вошел в холл.

Пожалуй, более шикарный вид обстановке придать было бы невозможно — даже если бы вся мебель была сложена из банковских упаковок с новыми деньгами. Светлое, почти белое ковровое покрытие на полу, мягкое и пористое, стоимостью, наверное, не меньше пятидесяти баксов за один ярд — а этих самых ярдов здесь оказалось очень много. Мебель, кресла, диваны и диванчики были, на мой взгляд, несколько непропорциональны, но зато выглядело все это очень богато, современно и абсолютно недосягаемо, как полеты на Марс. Справа находились двери лифтов; а слева от меня, под арками у стойки из черных стальных обручей и панелей красного дерева, имеющих оттенок насыщенной витаминами крови, стоял щупленький человечек, с лица которого не сходило благожелательное выражение.

На нем был черный костюм, скромная беленькая рубашечка, дополненная белым шелковым галстуком, и весь он прямо-таки лучился желанием услужить мне.

Я подошел к стойке и сказал:

— Добрый вечер.

— Добрый вечер, сэр. Чем могу служить?

Здесь вам не просто помогают. А хотят именно услужить. Наверное, это и к лучшему.

— Мне бы хотелось видеть Уистов. Эда и Марсель.

Миссис Холстед назвала мне их имена, поэтому я решил непринужденно упомянуть и их, полагая, что столь близкое знакомство с обитателями пентхауса, возможно, до некоторой степени компенсирует в его глазах недостатки в работе моего дантиста. Однако, прозвучало это довольно неловко, и тогда я добавил:

— Вообще-то, лично я с ними не знаком. Пока что. Вот.

— Это не имеет значения, сэр.

— Что?

— Это не имеет значения, сэр. Их здесь нет.

— Вот как? Они что же, куда-то ушли?

— Не могу знать, сэр, — сказал он.

— Вы не знаете? А разве вы здесь не работаете?

— Да, сэр, — согласился он. — Но мистер и миссис Уист не появлялись у себя вот уже почти целый месяц.

— Они что же, переехали? Съехали с квартиры?

— Нет.

— Тогда где же они?

— Не могу знать.

Вполне возможно, что я и не самый терпеливый человек на свете. Выхватив из кармана бумажник, я раскрыл его там, где было вставлено мое удостоверение частного детектива и помахал им перед самым носом у консьержа; а затем облокотился на стойку, или, скорее, даже перегнулся через неё больше положенного, и сказал:

— Послушай, приятель, возможно у тебя больше и нет никаких дел, а вот мне позарез нужно либо встретиться с этими Уистами или же выяснить до утра, куда, черт возьми, они могли подеваться. Так что, может быть, быстренько расскажешь обо всем, и мы разойдемся?

Он усмехнулся и, похоже, вздохнул с облегчением.

— Так что же вы сразу не сказали?

Я тоже усмехнулся в ответ.

— Не могу знать.

— Они сняли пентхаус на полгода, — сказал он. — Срок аренды истек позавчера, но — тут консьерж замолчал, сверился с какими-то карточками, а затем продолжил свой рассказ — Последний раз они приходили сюда четыре недели назад.

— Так они что же, не выписались? То есть я хочу сказать, не освободили квартиру, как положено?

— Нет.

— И не заплатили по счету?

— Нет, что вы. Они оплатили вперед за все шесть месяцев. Я тут недавно справлялся насчет них у коридорного. Так вот он сказал, что когда он относил в машину багаж Уистов, то мистер Уист дал ему очень щедрые чаевые и сказал, что они едут немного отдохнуть.

— Но куда именно, сказано не было.

— Нет.

— Так, срок аренды истек, а что же будет с остальными вещами?

— Так ничего же не осталось. Они все забрали с собой.

— Все? И одежду, и безделушки?

— Все. Думаю, поэтому-то мистер Уист и дал коридорному такие щедрые чаевые.

— Вас понял, — улыбнулся я.

Он тоже улыбнулся в ответ.

— Замечательно. Той ночью, когда они уезжали, у них в спальне случился настоящий пожар.

— Ночью… в спальне?

Он кивнул.

— Интересно, чем они там занимались? — я помолчал и поднял руку. — Знаю — вам это не известно. Что это был за пожар? Большое возгорание? Скачущие языки пламени с треском…

— Нет-нет. Сгорела кровать, только и всего.

— И только, а? И Уисты из-за этого расстроились?

— Их самих в тот момент не было в комнате, и в квартире тоже. По словам мистера Уиста, он обнаружил, что спальня горит, когда они с супругой вернулись после ужина в “Тонголетт-Рум” — это здесь же, в “Норвью”. Очевидно, очагом пожара стала корзина для мусора, в которую он вытряхнул пепельницу, перед тем как уйти из квартиры. Должно быть, там оказалась тлеющая сигарета.

— И что, из всей обстановки пострадала только одна кровать?

— Сгорели матрац и постельное белье, а сам каркас лишь обуглился. И еще, пожалуй, пострадала одна стена. Ну и плюс к тому, дым и немного копоти. Обслуживающему персоналу удалось предотвратить распространение пламени. — Он немного помолчал. — Мистер Уист очень извинялся. Разумеется он хорошо заплатил… то есть полностью возместил ущерб.

— Какой молодец. И после этого они уехали? В этот… отпуск?

— Да, позднее, тем же вечером.

— Возможно, им не хотелось спать на прогоревшей постели?

Он согласился, что не исключено и такое.

— И с тех пор вы их не видели? — спросил я.

— Нет.

— И где они сейчас, тоже не знаете?

— Нет, — повторил он.

Я пожал плечами. На данный момент этого было вполне достаточно — особенно, если принять во внимание, что, скорее всего, я здесь с самого начала попусту терял время. Поэтому я поблагодарил консьержа и ушел — не забыв, разумеется, выразить ему свою благодарность в виде щедрых чаевых.

Развернув “кадиллак”, я поехал обратно к Вайн, повернул направо и проехал по Вайн в сторону Норт-Россмор. До дома оставался всего один квартал, когда я снова заметил все тот же сбитый свет фар. По крайней мере, мне так показалось.

Прямо за мной ехал маленький “корвер”, но затем сзади вынырнула машина, державшаяся прежде на расстоянии квартала, которая, кого-то обогнав по пути, пристроилась, за крошечным автомобильчиком. Теперь она шла второй, но когда водитель выезжал в левый ряд, свет фар скользнул по моему зеркалу заднего обзора, и луч левой фары оказался высоким, ослепляющим.

Я почувствовал, как у меня по спине пробежали мурашки, а внутри все похолодело; сунув руку под пиджак, нащупал рукоятку “кольта-спешл” в плечевой кобуре.

Затем сбавил скорость, позволив “корверу” догнать и обогнать меня. Я проехал мимо своего дома в сторону бульвара Беверли и остановился у знака “стоп”. Другая машина пристроилась следом за мной, но мне так и не удалось разглядеть человека, сидевшего за рулем. Я не стал долго задерживаться у светофора, просто посидел несколько минут, а затем свернул налево, в Беверли, делая вид, что возвращаюсь обратно в Лос-Анджеле.

Шедший следом автомобиль — это был темный седан, последняя модель “Додж Полара” — повернул в противоположную сторону, направо. Такого оборота событий я никак не ожидал и поэтому ехал медленно, наблюдая за “доджем” пока это было возможно. Он продолжал свой путь прямо к окраинам Беверли. Затем я развернулся и поехал обратно к “Спартан”.

Может быть я и спятил. Возможно это было просто случайное совпадение. Или даже совсем другая машина с криво установленной фарой.

А может быть и нет.

Моим домом была квартира 212, три комнаты с ванной, двумя большими аквариумами с тропическими рынками, с постером Амелии — яркой обнаженной красотки с ног до головы натертой маслом — на стене и золотисто-желтым мягким ковром на полу гостиной; а на этом самом ковре стоял низкий, шоколадно-коричневого цвета диван, два обтянутых кожей пуфика, обшарпанный низенький столик, а в воздухе витал хоть и слабый, но все же доступный опытному обонянию, аромат нежных и сладких, и терпких, и изысканных духов, дезодорантов и лосьонов.

Или, может быть, мне это лишь казалось. Эта комната была полна воспоминаний. Как, впрочем, и две другие комнаты моей квартиры.

Подумав, что не мешало бы выпить перед сном, я вышел в крохотную кухоньку, где налил себе стакан бурбона с содовой, а затем принял душ, обвязал полотенце вокруг бедер и вернулся обратно в гостиную. Минут десять я сидел перед аквариумами, глядя на то, как рыбки набрасываются на нитеобразных червей, которыми я их кормил, размышляя о событиях последних трех-четырех часов, об убийстве, нудистах, людях вообще, мотиве, средствах, возможностях, а также о Сибилле, миссис Холстед и машине со скошенной фарой.

После десяти минут наблюдений и раздумий я пришел к одному точному выводу. Нужно было срочно заняться лечением крохотной, всего дюйм длиной, рыбешки с длинным названием Microglanis parahybae, бившейся на песке, устилавшем дно большого аквариума. Очевидно, она подхватила рыбью болезнь, известную под научным названием как ихтиофтириоз.

Глава 5

Второй будильник разразился пронзительным, металическим звоном, и только тогда, зевая, я выполз из постели, опустил ноги на черный ковер, устилавший пол спальни и тихо выругался.

Одна из причин, по которой мне нравится бодрствовать всю ночь напролет, это та, что пробуждение всегда оказывается столь тяжелым ударом для моей нервной системы, а также, возможно, и для селезенки, почек и желчного пузыря. А столь большим потрясением для меня оно становится отчасти и потому, что я так часто не сплю всю ночь напролет.

Я обхватил голову руками, словно стараясь снова придать ей нужную форму, поставил вариться кофе и, медленно набираясь сил, начал готовиться встретить новый день. Съел на завтрак три ложки клейкой маисовой каши, запив все это четырьмя чашками кофе. И почувствовал себя почти ожившим.

Этим утром, после умывания, бритья и тому подобных процедур, я облачился в легкомысленный костюм цвета морской волны, ткань которого блестит на солнце, как будто по ней пробегают электрические искры — словами не выразить, это нужно видеть — повязал подходящий по цвету галстук, причесал волосы, используя вместо гребня собственные пальцы, а затем проверил пистолет.

Обычно я ношу свой револьвер 38-го калибра с пустым патронником, чтобы ненароком не прострелить себе бок или, не дай бог, ещё что-нибудь поважнее; но этим утром я извлек из шкафа коробочку с патронами, и загнал в пустовавшее отверстие цилиндра шестую полновесную пилюлю.

И дело вовсе не в предчувствиях.

У меня не было неприятного “ощущения”, как будто бы сегодня днем мне придется сделать хотя бы один выстрел, не говоря уже о том, чтобы выпустить все шесть патронов. По крайней мере, подсознание ничего не подсказывало на сей счет.

Это может показаться довольно странным, но я почувствовал себя спокойней и куда более уверенно, убирая обратно в кобуру полностью заряженный “кольт-спешл”.

Затем я позвонил в Департамент полиции Лос-Анджелеса, попросил соединить меня с отделом по расследованию убийств и переговорил с капитаном Сэмсоном. Разумеется, он уже знал об убийстве Холстеда, но сказал, что толком ещё ничего не известно. Я пообещал, что буду у него через час и положил трубку.

Уже направляясь к двери, я снова проверил оба аквариума. В меньшей из двух емкостей плавали гуппи, и у них было все в порядке, но мой крохотный сомик в большом аквариуме явно занедужил. Рыбья парша, сомнений быть не может: у него на плавниках явно проступали маленькие белые бляшки.

Вот ведь беда. Теперь придется возиться со всем аквариумом, будь он неладен. Если этого вовремя не сделать, то все маленькие твари подхватят эту водяную плесень и передохнут. А это крайне нежелательно.

Выудив сачком не побрезговавшую падалью розовато-серо-бурую рыбешку, я отсадил её в отдельную емкость с контролируемой температурой воды, после чего влил чайную ложку двухпроцентного ртутно-хромового раствора в большой аквариум, капнул пару капель в воду “изолятора”, а затем добавил на пару градусов мощности термостату и отправился в центр города.

Фил Сэмсон, капитан центрального отдела по расследованию убийств, не просто хороший полицейский — коим он, несомненно, является, уж можете мне поверить. Он также один из самых порядочных и честных людей, каких мне только доводилось когда-либо встречать за свои тридцать лет. Да, он суров, требователен, а временами бывает просто-таки невыносим; и терпеть не может пустой болтовни. Преступникам и разного рода проходимцам от него всегда достается сполна, и каждый получает исключительно по заслугам, если, конечно, не требуется дополнительных мер воздействия. Он никогда не отличался особой снисходительностью, и нынешние, с позволения сказать, правозащитники наверняка отозвались бы о нем, как о человеке “бесчуственном” и жестоком.

Но только на самом деле в нем нет ни капли бессердечия или жестокости. Просто он очень старательно и щепетильно выполняет свою работу, демонстрируя при этом безграничную преданность профессии и считая правосудие высшей из добродетелей.

Сэм показался мне вполне выспавшимся, хотя, скорее всего, прошлой ночью — как, впрочем, и всегда — ему не удалось поспать больше каких-нибудь пяти-шести часов. И — тоже как обычно — он выглядел так, как будто только что побрился, на его лице играл здоровый яркий румянец, а карие глаза смотрели сосредоточенно-проницательно.

— Явился не запылился, — торжественно объявил Сэм при моем появлении, отрываясь от бумаг, которыми был завален его стол. — Вот он, единственный во всех Западных штатах частный детектив-нудист.

— Ну надо же, а у тебя, стало быть, с утреца игривое настроение, — ответил я. — В чем же дело? Уже успел засадить кого-то в каталажку? — Я придвинул стул и уселся на него верхом, облокотившись на спинку. — И между прочим, капитан, я никакого отношения к нудистам не имею.

— Ну вот же у меня рапорт…

— Не имею…

— Шелдон Скотт был в очередной раз застигнут с голой задницей…

— Нет, ты путаешь меня с другими гражданами. Что же до меня, то я-то как раз и сломал им весь кайф. А вот где ты был в то время, как я стоял на страже общественной морали…

— Ты работаешь на эту дамочку Холстед?

— Ага, и именно поэтому мне пришлось подняться сегодня в такую рань. Лейтенант Франс сказал мне, что вчера вечером посылали людей, чтобы проверить Смитов — ту парочку, что отбыла с гулянки раньше времени. Ну и как?

Сэм энергичным движением взъерошил седеющие волосы на затылке.

— Похоже, что пока никак. Роулинс наведывался к ним сегодня утром, только что вернулся. Он согласен с лейтенантом Франсом. Похоже, они тут не при чем.

Роулинс был проницательным, симпатичным лейтенантом, состоявшим при центральном отделе по расследованию убийств. Он был одним из лучших следователей Сэма, и я не только с симпатией относился к нему, но был так же очень высокого мнения о его способностях и суждениях.

— И что же рассказали Смиты? — спросил я Сэма.

— Довольно банальная история. Жена заметила, что из-под куста торчат ноги Холстеда и подумала, что он, вероятно, лег вздремнуть или просто решил отдохнуть. Поэтому она пощекотала ему пяточки.

Сэм почесал затылок, а затем задрал голову, выставил вперед подбородок — очень похожий на торцевую сторону вагонетки — и поскоблил шею под ним.

— Пяточки пощекотала. И что это за люди такие?

— Симпатяги, — сказал я. — Итак, она пощекотала ему пятки. А что потом?

— Естественно, в ответ он не захихикал и вообще никак не отреогировал. Поэтому она дернула его.

— О, нет.

— Да. Ухватила за ногу и дернула за нее.

— Да уж, игривая подобралась компания. Держу пари, что после этого у неё появилось ненавязчивое ощущение, что что-то не так.

— Похоже, то, что он мертв, дама сообразила мгновенно. Не помня себя от страха, бросилась на поиски мужа и уговорила его немедленно уехать; и вот они поспешно собираются и отправляются восвояси. И лишь на полпути к дому — насколько я понял, все это время он занудливо пилил её — она рассказала ему, что случилось.

— Что ж, звучит весьма правдоподобно. Примерно так, полагаю, и должно было бы получиться, если бы кто-то из девок наткнулся на покойника. Или могло бы быть много визгу. А супруги, стало быть, решили просто промолчать?

— Похоже на то. Не хотели оказаться причастными. Какое-то время спустя, до них все же дошло, что вскоре на труп набредет ещё кто-нибудь и что не следовало им так поспешно срываться с места, чтобы не вызывать подозрений. Их причастность состояла хотя бы уже в том, что они были там.

— Должно быть, в скором времени к ним домой заявились полицейские из Голливуда.

— Точно. У дамочки случилась истерика, она прямо-таки на стенку лезла. Но мистер Смит рассказал полицейским, как было дело. То же самое, что удалось выяснить у его супруги. Когда та, наконец, перестала беситься и спустилась с потолка.

Сэм снова поскоблил под подбородком.

— Что, парша замучила? — осведомился я.

— Парша? Какая еще, к черту, парша?

— У меня в аквариуме живет один сомик, так вот он, кажется, тоже где-то её подхватил. Когда покроешься сыпью — такие маленькие беленькие точечки — то прими немножко ртутно-хромовой микстуры и подними температуру до десяти-пятнадцати градусов…

— Очень впечатлен тем, — заметил он, — как скоропостижно у тебя поехала крыша. Это обыкновенное раздражение после бритья.

— Нет, парша…

Сурово нахмурившись — гримаса получилась ещё та, потому как очень часто даже улыбка на его физиономии принимает вид свирепого оскала — он открыл средний ящик стола и достал оттуда длиную черную сигару. Весьма зловещее движение.

Эти сигары имели вполне приличный и даже до некоторой степени изысканный вид, но стоило лишь им только прийти в соприкосновение с огнем, как едкий, вонючий дым с отвратительным запахом разлагающейся плесени и испражнений скунса, вытеснял собой весь кислород из воздуха в радиусе нескольких шагов, в котором я тоже неизбежно оказывался.

— Послушай, я пошутил, — поспешил сказать я. — Сэм, я уйду через минуту.

— Ловлю на слове. Ты обещал уйти отсюда через минуту.

— Что-нибудь ещё из Голливуда? Или от Роулинса?

— Так, кое-что по мелочи. Похоже, у потерпевшего совсем не было недоброжелателей, по крайней мере, явных. Все его любили. Удачливый инвестор, владелец кучи первоклассных ценных бумаг и нескольких тысяч акций прибыльных аэрокосмических компаний, счастливый брак, много друзей. — Он пожал плечами. — Что должно проясниться.

— Ага. А как насчет той вечеринки? Они что, и в самом деле вот уже в течение полутора лет устраивают эти шабаши, или это лишь…

— Экспромт. Холстеды пригласили супругов Берсудиан сыграть в бридж, дело дошло до выпивки, и потом позвали Смитов. Немного погодя позвонили мистеру и миссис Прайер, и так получилось, что в это время у Прайеров в гостях было ещё две супружеских пары. Вот они и приехали всем обществом.

— Значит, дружная компания, совсем никаких разногласий, да? — я немного помолчал. — Вообще-то у меня тоже сложилось впечатление, что к друг другу они относятся вполне терпимо.

Сэм покачал головой, сунул в рот сигару и прорычал, не выпуская её из зубов:

— Еще ничего не ясно. Может быть он сам подбросил камень над головой, и тот упал…

— Ну да. Сам. Что ж, тогда и полиция этому городу вроде бы как не нужна. Что она есть, что нет…

Сэм зажег спичку.

— Не надо, Сэм. Ну поимей же совесть… ну, Сэм.

Держа спичку наготове, он сказал:

— А вот ты только и делал, что эксплуатировал мои мозги, но сам ни разу так и не подсказал мне, как раскрутить это дело. И ни словом не обмолвился о том, что тебе удалось постичь его хитросплетения. Это совсем на тебя не похоже, Шелл.

— Я знаю. Что ж, могу подкинуть пару идеек, которые, возможно, тебе захочется отработать. — Я немного помолчал. — Возможно, мне действительно удалось наткнуться на нечто такое, о чем никто не вспомнил после приезда полиции. — Он задул спичку, и тогда я продолжил. — Ведь это я рассказал полицейским о пикнике богатеньких нудистов, не так ли? Согласен, что они и сами до этого докопались, но ведь с моей помощью сэкномили время, правда? Около недели? К тому же я опустил подробности того, как до такого могло дойти. Я же себе представляю это следующим образом: они находились в доме и смотрели по что-то телевизору, что-нибудь действительно впечатляющее, и вскоре сами так завелись… Сэм. Сэм, погоди. Помимо тех, кого мы уже знаем, ещё раньше там могли быть и другие пары. До того, как там появился я. Может быть. И к тому же есть одна интересная деталь, касающаяся супругов Уист.

— Что ж, выкладывай поживей, — сказал он.

Я рассказал все, что было мне известно. Это не заняло много времени.

И Сэм, наконец, закурил свою сигару. Но к тому времени я уже так и так собирался уходить. И Сэм, разумеется, догадывался об этом.

Дверь мне открыла сама миссис Райли.

Несмотря на все старания мне до сих пор не удалось напасть на след мистера и миссис Уист. Я прибегнул к помощи кое-кого из тех, кто в свое время оказывал мне подобные услуги, занимаясь поисками нужной информации, но пока все безрезультатно. Пока же я лишь успел переговорить с миссис Берсудиан и с мистером Уорреном, оказавшимся владельцем адвокатской конторы, интерьеры которой были обставлены мебелью с обивкой из плюша. Я также заглянул домой к чете Спорк, но никого там не застал; во дворе за домом Сибиллы также не было.

Ничего определенного выяснить пока что не удалось, ничего такого, о чем мне не было бы известно со вчерашнего вечера или не стало бы известно сегодня утром от Сэмсона; но один из неясных моментов этого дела занимал меня больше всех остальных.

Он был неясен настолько, что я, пожалуй, и сам не мог сказать, в чем тут дело. Но было совершенно очевидно, что почти все из тех, с кем мне пришлось общаться, жутко нервничали. Добиться от них чего-либо дельного было невозможно, и у меня сложилось впечатление, что все они взвешивали каждое слово по крайней мере дважды, прежде, чем с явной неохотой произнести его вслух.

При разговоре с сыщиками такое случается сплошь и рядом, но здесь было что-то еще; и у меня появилось ощущение, что никто ещё не рассказал мне всего, что могло бы быть рассказано. Миссис Райли почти ничем не отличалась от всех прочих. Но зато из беседы с ней мне удалось почерпнуть одну весьма примечательную деталь.

Предварительно звонить не стал — когда работаю над делом, то редко предупреждаю о своем приходе заранее, так как у человека не готового к допросу остается меньше времени на том, чтобы выдумать специально для меня какую-нибудь невероятную историю — поэтому, оказавшись на пороге дома, я представился и назвал миссис Райли причину своего визита.

Она отнеслась ко мне весьма благосклонно. Иногда в подобных случаях некоторые несознательные граждане захлопывают дверь перед самым твоим носом или же так и норовят огреть тебя шваброй. Но миссис Райли лишь мило улыбнулась мне и пригласила войти.

Это была довольно симпатичная дамочка лет тридцати, хотя, возможно, на самом деле ей было года на два на три побольше. У неё была стройная, гибкая фигура, а движения казались томными, чуть замедленными. На ней было простое платье из набивной ткани яркой расцветки, а волосы были повязаны розовой косынкой, прикрывающей большие пластмассовые бигуди. Я определил это по выпирающим из-под косынки бугоркам. Ведь не может же голова сама по себе иметь такую чудную форму.

— Заходите в дом, мистер Скотт, — сказала она. Наверняка перебралась сюда с Юга. Дело было даже не столько в южном акценте, сколько в непринужденной манере говорить, немного растягивая слова.

Я принял приглашение, и мы прошли в гостиную, где она села на изумрудно-зеленый диван, а я устроился на ближайшей к нему бирюзового цвета оттоманке.

Я спросил, известно ли ей о том, что случилось с мистером Холстедом, на что она ответила:

— Да. Ужасно, не правда ли? Он был милейшим человеком. — Она покачала головой. — Прямо-таки в голове не укладывается, кому могло понадобиться убивать его. Не знаешь, на кого и подумать.

— А я-то надеялся, что вы, миссис Райли, сможете просветить меня на сей счет. В том смысле, что вы могли знать, с кем покойный был не в ладах, с кем у него могли возникнуть трения по работе. Короче, дать мне любую информацию, проливающую свет на то, почему его убили.

Она снова покачала головой.

Я продолжил:

— В этом-то вся и проблема. Пока что у меня не вырисовывается ничего, кроме портрета всеми поголовно обожаемого человека, у которого совсем не было врагов.

— Но он действительно был таким.

— Ага. Но только кто-то, очевидно, не пожелал согласиться с общим мнением о мистере Холстеде.

— Мистер Скотт, вы работаете на полицию?

Еще раньше, в дверях, я уже показывал ей свое удостоверение, вставленное в бумажник, так что теперь ограничился лишь тем, что сказал:

— Я частный детектив. Миссис Холстед наняла меня вчера вечером, пока я был в её доме. Кстати, в котором часу вы с мистером Райли ушли оттуда вчера?

— Вечера? — Она уставилась на меня широко распахнутыми глазами. — Так вчера мы там вообще не были. Мы не виделись с Джорджем и Энн вот уже… ну да, вот уже несколько недель.

— Странно.

— Чего вам странно? — несколько резковато спросила она.

— Я просто слышал, что, так сказать, “отвалили” оттуда, вот и все. Вы и ещё одна пара. Супруги Уист.

— Тогда вы наверняка ослышались… Уисты?

— Ага.

Миссис Райли как-то очень странно поглядела на меня.

— Что вы хотите этим сказать? — в конце концов спросила она.

— Ничего особенного. Просто один господин сказал мне, что вы были у Холстедов, вот и все. Кажется. Вообще-то он был вдрызг пьяный и очень быстро взял свои слова обратно. Заявил, что, должно быть, он перепутал с каким-то другим разом.

— Кто это был? Кто так сказал?

— Один из гостей.

— Но кто?

— Один из гостей, — повторил я.

— Держу пари, это был Грегор.

Грегором звали мистера Берсудиана. Я не стал возражать, что Грегор тут ни при чем, а вместо этого поинтересовался:

— С чего вы это взяли?

— Потому что он пьет, как бочка. Как кит. Ведь это он сказал, не так ли?

— Да какая теперь разница? Просто человек был очень потрясен произошедшим и к тому же еле держался на ногах от количества выпитого. Послушайте, миссис Райли, я ни в чем вас не обвиняю. Мне просто необходимо установить факты. Если вы с мистером Райли были вчера вечером в гостях у Холстедов — прекрасно. Не были — тоже замечательно. Просто скажите мне…

— Нас там не было.

— Отлично, это все, что я хотел услышать.

— Возможно Уисты и были там, а нас не было. А за них я отвечать не могу. — В её голосе появились ещё более резкие интонации.

— Ладно, — примирительно сказал я. — Вашего слова мне достаточно. Но мне хотелось бы ещё расспросить Уистов. Вы не подскажете, где бы я мог их разыскать?

— Они живут в “Норвью”.

— Уже нет. Больше они там не живут.

Ну вот, снова вопросительно уставилась на меня.

— Не живут? Они что же, переехали?

— Да.

— А куда?

— Понятия не имею. Даже адреа для переадресовки корреспонденции не оставили. Я даже не уверен в том, что они именно переехали. Мне лишь известно, что в “Норвью” они больше не живут. Вот и все.

— Ну что ж, меня это не удивляет. — Она поджала губы. — Совершенно не удивляет.

— Вот как? Почему же?

— Так… Короче, это не важно.

Ну вот, приехали, подумал я. Похоже, сейчас она тоже замкнется в себе. Снова недомолвки. И это определенно начинало действовать мне на нервы.

Я встал со своего места.

— Послушайте, миссис Райли. Может быть, это не важно. Я ведь пришел сюда не просто так, ради собственного удовольствия, а потому что Джорджу Холстеду кто-то разможжил голову. Речь идет об убийстве.

Она брезгливо поморщилась при слове “разможжил”, а затем взглянула на меня, закусив нижнюю губу.

Я продолжал:

— Если вам действительно не известно ничего из того, что могло бы меня заинтересоваться, ладно, я просто развернусь и уйду. Но только если вы что-то знаете, или вам даже кажется, что вы можете знать…

Она перебила меня.

— Просто… ну, просто я не думаю, что “Уист” — это их настоящая фамилия. Вот и все.

— Это может оказаться очень ценно. А почему вы так считаете?

— Ну, вообще-то я не совсем уверена. А вдруг я ошибаюсь…

И так далее и тому подобное. Я сказал ей не волноваться, пообещав самолично все досконально проверить, но моя собеседница все никак не могла успокоиться, и вот, попричитав ещё с минуту и даже немного покраснев, она, наконец, высказала вслух свои подозрения.

Они познакомились с Уистами — “если это их настоящая фамилия” — четыре месяца назад. Несколько раз вместе ходили по гостям, и вот в один прекрасный день Райли заехали к ним в Норьвю, чтобы всем вместе отправиться куда-нибудь на завтрак.

— Мы приехали в отель “Беверли-Хиллс”, — рассказывала она. — Им почему-то не хотелось ехать именно туда. Но нами был заранее заказан столик, подобрано специальное меню и все такое прочее. Поэтому ехать все-равно пришлось.

— А как вы определили, что им не хотелось ехать?

— Они так сказали. В том смысле, что лучше бы подыскать другое место.

Я кивнул.

— Пока мы завтракали, мистера Эдварда Уоллса вызвали к телефону. У-о-л-л-с-а — Эдварда Уоллса, — сказала она.

— Постойте. А как было сделано объявление?

— Вошел один из посыльных и сказал, что для него есть звонок.

— Но тогда каким образом вам удалось с первого же раза да ещё на слух определить, как правильно пишется его фамилия — тем более, такая необычная, как эта?

— Ой. Я, наверное, забыла рассказать вам ещё кое-что.

— Да уж, похоже на то.

— За две или три недели до этого мы с мужем были приглашены на обед к ним домой. То есть в Норьвю. Ну и мы сели играть в бридж. Мне выпало быть “болваном”, и я вышла в ванную. Совершенно случайно я обратила внимание на стопку писем, лежавших трюмо. Все они были адресованы мистеру Эдварду Уисту — все, кроме одного. И то единственное письмо предназначалось для мистера Эдварда Уоллса.

— Ага. Но, возможно, оно было доставлено по ошибке. Иногда такое случается. Ко мне вот тоже попадали письма, адресованные Уонглеру и даже какому-то Баршфергенвайсу. Эти почтовики порой…

— Но письмо было открыто. Он бы не стал открывать его, если бы оно было предназначено не ему, а кому-то другому, разве нет?

— Несомненно, но только в том случае, если он человек порядочный. Хотя, с другой стороны, если бы в послании содержался какой-то ужасный секрет, то не думаю, чтобы он оставил его лежать вот так на виду.

— Но он и не оставлял. Письма были в спальне.

Она замолчала.

Я ждал.

Наконец, я не выдержал:

— Так, значит, в спальне?

Она упорно разглядывала что-то в углу комнаты. Я тоже посмотрел в ту сторону, но так и не увидел там ничего примечательного.

После короткого замешательства она продолжила свой рассказ:

— Я сказала “в спальне”? Ну, это потому что… потому что письма были там. На трюмо. Знаете ли, ванная комната находилась как раз рядом с хозяйской спальней. То есть, чтобы попасть в нее, нужно было пройти через спальню. Это имеет какое-то значение?

— Для меня — нет.

— Там была не одна спальня. И письма эти попались мне на глаза совершенно случайно. Я не нарочно. — Немного помолчав, она добавила: — Не хочу, чтобы вы подумали, что я только и занимаюсь тем, что сую нос в чужие дела.

— Да у меня даже в мыслях такого не было. И что же это были за письма?

— Не знаю. Я просто объясняю, откуда мне было известно написание фамилии, когда мистера Уоллса пригласили к телефону.

— Ясно. Ладно, продолжайте.

— После того, как объявили имя мистера Эдварда Уоллса… это уже в отеле “Беверли-Хиллс”, помните?

— А то как же. Кстати, когда это было?

— Ну… месяца два назад. Да, точно, почти два месяца уже прошло.

— Хорошо. Итак, вы собрались завтракать.

— Да. А когда назвали имя Уоллса, то Эд и Марсель переглянулись между собой. Ну, сами понимаете.

— Вообще-то, я не совсем уверен, что понимаю. Хотите сказать, что… они сказали вам что-то?

— Нет, но то, как они переглянулись. Как будто бы и не смотрели друг на друга.

— Это как же?

Думаю, миссис Райли разочаровалась в моих способностях.

Секунду-другую она молча глядела на меня, а затем сказала:

— Ну это… о, боже ты мой. Женщина бы поняла. Но важно то, что сразу после этого Эд извинился и вышел из столовой.

— Возможно, ему было нужно в эту… как ее… хозяйскую ванную.

— Нет. Потому что как раз в это время туда пошла я, и видела по пути, как Эд снял трубку с одного из телефонов. Получается, он ответил на тот звонок для Эдварда Уоллса.

— Это, несомненно, одна из возможностей. Один из примерно трех с лишним тысяч возможных вариантов.

— Он был занят именно этим, можете не сомневаться. В конце концов, я же сама видела то письмо в “Норвью”.

— Да, тут вы попали в самую точку.

Это уж точно.

Еще немного поразмыслив над услышанным, я затем снова взглянул на миссис Райли.

— Хорошо. Все это звучит более, чем просто убедительно. Но, если их фамилия Уист, то зачем им понадобилось представляться кому-то под фамилией Уоллс?

Она пожала плечами.

Я сказал:

— Или, может быть, все наоборот. Зачем, если их настоящая фамилия Уоллс, знакомиться с вами, скрываясь за фамилией Уист?

Она снова неопределенно пожала плечами.

— Насколько я понимаю, их настоящая фамилия может оказаться вообще какой угодно. Баргеншваффер… или как вы там ещё говорили.

— Возможно и такое — я сам только что придумал её. Что ж, миссис Райли, я сам все проверю. Кто знает, это может оказаться очень важно. — Я немного помолчал. — Вы ведь и сами были не в восторге от этих самых Уистов, не так ли?

Моя собеседница нахмурилась, и мне показалось, что ответа я не дождусь. Но затем он все же сказала:

— Нет, что вы. Марсель очень милая. Мне она нравилась. А вот Эда я как-то с самого начала недолюбливала. Он очень обходительный и ужасно симпатичный. Но… было в нем нечто такое. Отталкивающее, что ли.

— Ясно. Кстати, а у вас, случайно, их фотографии не найдется?

На этот раз миссис Райли одарила меня множеством самых пронзительных взглядов.

— Почему вы спрашиваете об этом?

— Ну, вообще-то я примерно представляю, как выглядит он и его жена, но мне было бы проще найти их, имея фотографию. Как говорят китайцы, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

— А что, китайцы действительно так говорят?

— Ну… не китайцы, а ещё кто-то, какая разница? Я просто стараюсь облегчить себе задачу, насколько это возможно, так как чувствуется здесь нечто такое… Да ладно, не обращайте внимания. Я думал, что вы и эти Уисты, или Уоллсы, или Фергенбашеры, или как их там ещё зовут, могли как-нибудь зайти в ночной клуб, и сняться там вместе у одной из длинноногих девчонок-фотографов, так сказать, на память…

— Нет-нет. Ничего подобного не было. У меня нет их фотографий. Извините.

— Ничего. Может быть вы можете рассказать ещё что-нибудь о них — или ещё о ком-нибудь из знакомых Холстедов, если уж на то пошло? То, что мне, возможно, смогло бы пригодиться мне в работе?

Но больше рассказать ей было нечего.

На обратном пути, проезжая по бесплатной магистрали, ведущий из Пасадины в Лос-Анджелес, я запустил руку под приборный щиток автомобиля, извлек оттуда мобильный телефон, позвонил в справочную и спросил номер телефона Эдварда Уоллса. Такового в списке не оказалось, поэтому я перезвонил на свой собственный номер в “Гамильтон-Билдинг”.

В трубке раздался голос Хейзл, смышленой, энергичной девчушки, работавшей на коммутаторе, находившемся в конце коридора рядом с моим офисом.

— “Шелдон Скотт. Расследования”.

— Нет, это не правда, — сказал я. — Это Хейзл, что сидит в конце коридора.

— Странно, что ты ещё помнишь, как меня зовут, — ответила она. — Сто лет не видела тебя на работе. Я уж думала, что ты умер.

— Бедняжка. Как, должно быть, ты страдала…

— Наоборот, у меня гора с плеч свалилась. Тебе чего, Шелл?

— Тебя, тебя, тебя, тебя! Я разве не говорил тебе об этом? Хейзл! Я…

— Шелл, я должна признаться тебе. Я все ещё нецелованная девственница.

— Ладно, я пытаюсь разыскать одного парня по фамилии Уоллс. — Я продиктовал имя по буквам, добавив: — Эдвард Уоллс, а жену зовут Марсель. Может быть. Возможно, у них ещё есть с полдюжины имен.

— Они сейчас в Лос-Анжелесе?

— Хороший вопрос. Очень надеюсь, что их ещё удастся разыскать в Лос-Анджелесе или где-нибудь в окрестностях Голливуда. Последний установленный адрес — отель “Норвью”. Зарегистрировались, как мистер и миссис Уист. Съехали оттуда примерно четыре недели назад. В данное время местонахождение неизвестно.

— Ладно. Проверить больницы и морги?

— Можно только морги. Пока что не стоит тратить время на больницы.

— Фамилия довольно редкая. Это могло бы сработать. Шелл, а если тебя не окажется в машине, то куда мне позвонить?

— Пока ещё не знаю. Звони все-таки на мобильный. Если я куда-то и заеду, то сам тебе перезвоню. — Я выдержал выразительную паузу. — Хейзл, скажи, что ты пошутила.

Она положила трубку.

На выполнение моей просьбы у неё ушло полчаса.

За это время я успел заехать в Норьвю, но ничего нового узнать там не удалось. Никто из тех, с кем мне пришлось говорить, не знал адреса супругов Уист, а имя Уоллс им вообще ни о чем не говорило. Затем я проехал по бульвару Сансет в Беверли-Хиллс, направляясь в одноименный отель. Само собой разумеется, что никого из разыскиваемых мной лиц я там не застал, но зато мне удалось выяснить ещё кое-что.

Миссис и мистер Эдвард Уоллс в течение пяти месяцев проживали в апартаментах этого отеля, и покинули его два месяца назад. А точнее, два месяца без трех дней.

Примерно в то же время, когда состоялся завтрак Райли с четой “Уист”.

Дело принимало интересный оборот.

Особенно если принять во внимание то, что — если Уисты и Уоллсы на самом деле одни и те же люди — они оплачивали апартаменты в отеле “Беверли-Хиллс”, в то время, как сами проживали, по крайней мере какое-то время, в “Норвью”.

Когда служитель подал мою машину к подеъзду, я сел за руль и съехал вниз по идущей под уклон дорожке и остановился в самом её конце, ожидая подходящего момента, чтобы влиться в общий поток автомобильного движения на Сансет.

Еще раньше я заметил парня на правой обочине спуска. Он стоял и собирался закурить. Ну и что в этом особенного. Человек просто собрался закурить. По крайней мере, в тот момент. Но стоило мне только отвлечься, повернуть голову влево и начать разглядывать бесконечный поток машин, как он открыл дверь моего “кадиллака” и проворно скользнул на сидение рядом со мной.

Это был тщедушный, похожий на молодого старика, парень со следами перенесенной когда-то в детстве ветрянки на узком, вытянутом лице и тяжелым пистолетом в правой руке — пистолет, как пистолет, обычный, банальный автоматический “кольт” 45-го калибра. Возможно, и банальный, но не шуточный. Из такой пушки можно растрелять человека в клочья.

И я знал, что за Кестелом — именно так звали этого гада, Лестер Кестел, по какой-то неизвестной мне причине, получивший среди своих кличку “Бинго” — уже числится несколько таких подвигов.

Свободной рукой он захлопнул дверь машины, и у меня перехватило дыхание. Было необходимо даждаться подходящего момента, чтобы скрутить его — или, по крайней мере, попытаться это сделать.

Он перехватил мой стремительный взгляд, переведенный с дула пистолета на его лицо и тихо сказал:

— Ты лучше глянь назад, Скотт.

Глава 6

Сказано это было весьма уверенно. Пистолет в руке тоже выглядел довольно убедительно, но ведь вряд ли он объявился здесь в одиночку, без стоящей где-нибудь поблизости машины. Машины и кого-то из дружков за рулем. Еще даже не поворачивая головы, я услышал мягкий шелест шин и скрип рессор притормозившего автомобиля.

Массивный черный седан, новенький “линкольн”, остановился на дороге слева, рядом с моей машиной. За рулем сидел мужчина с мясистым лицом и крючковатым носом; а на сидении справа от него, расположился ещё один парень, смотревший на меня поверх опущенного стекла. В руке у него был пистолет, но отсюда мне был виден лишь крохотный отрезок ствола с навинченным на дуло небольшим циллиндром. Ясно, пушка с глушителем.

Я снова взглянул на Кестела.

— Да уж, а твоя-то базука, небось, много шуму наделала бы, а?

— Пожалуй, уши заложило бы, — согласился он.

— Но какого черта все это?

— Эх, вопросы, вопросы, — вздохнул он. — Поехали, левый поворот на Сансет.

Я опять перевел взгляд на “линкольн”. Водителя я никогда прежде не видел, но вот рожа второго ублюдка, этого жирного недомерка, ухмыляющегося мне поверх пистолета с глушителем, была мне хорошо знакома.

— Привет, Пень, — сказал я. — А я-то уж надеялся, что тебя давно проточили черви.

Он продолжал улыбаться, хотя, честно говоря, улыбка его совсем не красила. Дело в том, что в ней не доставало одного из верхних передних зубов. Пень Кори вполне в состоянии оплатить услуги дантиста. Но мне, кажется, дело в том, что он просто жмот. Ну да, кто бы сомневался. К тому же, насколько мне известно, этого зуба он не досчитался ещё пару лет назад.

Именно столько времени прошло с тех пор, как я в последний раз имел какие-то дела с этими ребятами. Более того. Тогда нам удалось разойтись тихо-мирно. Никто никого не подстрелил и даже не поколотил. Я прихватил одного из их дружков за воровство, и, насколько, мне известно, он свое ещё не отсидел.

Тот парень был мелкой сошкой в группировке, к которой принадлежат Пень и Бинго, не велика потеря, поэтому его арест не повлек за собой почти никаких последствий. Было, правда, несколько угроз, но все они так и остались на словах. Но, разумеется, и больше любить меня за это они тоже не стали.

Я опять заговорил с Кестелом.

— Как там Джимми поживает?

— Для тебя, Скотт, он мистер Вайолет.

— Для меня он мистер Дерьмо, — сказал я. Это лишь примерная интерпретация отпущенной мной непечатной реплики, но с этим жульем приходится объясняться на их же собственном языке, других слов они не понимают.

Он отвел от меня дуло пистолета и погрозил мне рукояткой.

— Только вякни мне тут ещё раз, и вмиг схлопочешь по зубам, Скотт.

Скорее всего, он был настроен выполнить свое обещание. Но в таком случае у меня появлялась возможность выкинуть его отсюда. И, возможно, в тот же самый момент самому получить пулю в затылок. И тем не менее я собирался избавиться от него.

— На Сансет, — скомандовал он.

Я тронулся с места, плавно нажал на педаль газа и повернул налево, выезжая на середину дороги и продолжая путь вдоль разделительной полосы.

— Перестраивайся в правый ряд, — велел Кестел.

Все шло нормально. По крайней мере, пока. Мне нужно было время на раздумья. Я занял место в правом ряду, усиленно раздумывая над тем, что происходит. Какого черта эти гады ползучие прицепились ко мне — ведь дело-то прошлое?

К тому же, каким образом им удалось зацепить меня здесь, у отеля “Беверли-Хиллс”? Кто-то навел? Или за мной следили? Я не ожидал услышать ответ на это от Бинго, но, может быть, удастся выяснить хоть что-нибудь?

— Прекрасное утро для автомобильной прогулки, — сказал я. — Куда едем?

— Эх, вопросы, вопросы… Но это не секрет. Можешь не беспокоиться. Убивать тебя мы не собираемся.

— Рад слышать.

— Если, конечно, ты не станешь дергаться. Но мне нравится твое философское отношение, Скотт. Продолжай в том же духе, и мы тебя не тронем.

— Закрой поддувало, Бинго. Пора бы уже знать, что меня на испуг не возьмешь. Так что, если не секрет, то выкладывай, куда, черт возьми, мы едем.

— Джимми желает с тобой немного потолковать.

— Так чего ж он, по человечески пригласить не мог?

— Сам ты бы не пришел.

— Это верно. Вот на его похороны я бы ещё заглянул, но вот только… А вот этого не надо.

Замечание было очень своевременным. Он занес руку с пистолетом, и, вполне возможно, уже собирался ударить. Может быть. Совсем парень с головой не дружит. Но обошлось без последствий.

— Значит, Джимми Вайолет хочет со мной встретиться, а? — переспросил я. — А с чего бы это вдруг?

— Он сам тебе скажет.

Я увидел, как на приборном щитке загорелась желтая лампочка. Но телефон брать не стал. Еще не время.

Для начала я сказал:

— Тогда, Бинго, позволь мне кое-что сказать тебе. У меня никогда не было повода по-настоящему испортить тебе жизнь. До сегодняшнего дня. Потому что сегодня ты уже заработал себе место в самых верхних строках моего списка.

— Ой, сейчас прямо обоссусь от страха.

— Судя по запаху, это произошло ещё до того, как ты влез ко мне в машину.

В ответ на это Бинго разразился замысловатой бранной тирадой, и его надломленный, писклявый голос стал ещё писклявее. Он едва сдерживался — как раз этого-то я и добивался. Просто позлить, но не выводить из себя.

— Погоди, — сказал я. — Смотри сюда, Бинго. — Я медленно протянул руку, указывая на индикатор телефона.

Он сидел, стиснув зубы и тяжело дыша, но не сказал ничего. Точно, с головой у него не все в порядке.

— Знаешь, что это такое? Это телефон. Радиотелефон. Лежит под щитком.

— Ну и что?

— Я должен ответить на звонок.

— Хрен тебе, перебьешься.

— Послушай, попытайся поворочать мозгами хотя бы сегодня. Я знаю, кто это, и я ожидал этого звонка. Мне звонит моя секретарша — вообще-то, она не совсем моя — но это Хейзл Грин, что работает на коммутаторе в “Гамильтон”.

— Ну и что с того? — прошипел он.

— Олух, ты башкой-то своей подумай, — продолжал настаивать я. — Она знает, что я в машине — знает, что я веду машину, если уж на то пошло. И если я не отвечу, то она поймет, что со мной что-то случилось. Или я попал в беду или за рулем не я…

— Заткнись, и дай подумать.

— И если я не возьму трубку, она наверняка позвонит в полицию…

— Заткнись.

— Ладно, — усмехнулся я. — Если тебе так этого хочется, Бинго.

Еще секунды три он пребывал в нерешительности, а потом сказал:

— Ладно, отвечай. — И когда я потянулся за телефоном, добавил: — Только побыстрее. Быстро, понял? Вякнешь лишнее, и она сама услышит выстрел.

Я поднес трубку к уху.

— Алло.

— Шелл, я нашла. Эдвард Уоллс, дом на Беверли-Драйв в Беверли-Хиллс. — Она дала мне номер — в самой северной части Беверли, как раз на окраине города — и продолжала: — Я проверила компании, занимающиеся коммунальными услугами. Ведь должны же они пользоваться электричеством, газом, горячей и холодной водой, понимаешь?

— Да.

— Так вот, это их дом. Принадлежит мистеру и миссис Эдвард Уоллс.

— Замечательно, — сказал я. — Благодарю вас, мисс Грин.

Я положил трубку и взглянул на Бинго.

— Ну как? Доволен?

Он щурился и с такой силой сжимал в кулаке рукоятку пистолета, что у него побелели костяшки пальцев, но все же процедил в ответ:

— Вроде бы ничего. Ладно.

Я и рассчитывал на то, чтобы он ничего не заподозрил. Ведь Бинго наверняка знает о том, что у меня нет личной секретарши, как, возможно, и то, что на коммутаторе в “Гамильтон” работает девушка. Не исключено, что ему известно и её имя — Хейзл.

Но зато он не знает и не может знать о том, как мы обычно болтаем по телефону.

И скорее всего он не знает, что её фамилия совсем не Грин.

Бинго нравилось то, как я веду машину — мы ехали медленно и осторожно. Что ж, мне это тоже было по душе — пока. Итак, я продолжал вести машину, соблюдая все правила и даже ещё немного сбавил скорость. Для меня теперь чем медленнее, тем лучше.

— Джимми обитает на прежнем месте? — спросил я у Бинго.

— А тебе-то что?

— Просто пытаюсь завести разговор.

— Не стоит. Мы уже скоро приедем.

— Он, случайно, ещё не выпустил в озеро пираний?

— Каких ещё пиреней?

— Такие маленькие рыбки. Вот полезешь купаться, а они сожрут тебя. Заживо.

— Ты в своем репертуаре, Скотт. Ничего Джимми не делал с этим озером. Каким оно было, таким и осталось. А тебе-то что? Хочешь нырнуть и проверить? — Он рассмеялся.

— Да я вообще туда не собираюсь.

Он снова расхохотался.

— Но ведь уже едешь.

Мимо нас проехала полицейская машина, ехавшая по Сансет в противоположном направлении. Водитель пристальным взглядом проводил мой автомобиль — небесно-голубого цвета “кадиллак” с опускающимся верхом уже стал своего рода достопримечательностью окрестностей Лос-Анджелеса и Голливуда. Эта машина не развернулась и не стала преследовать нас, но это было только начало.

Мы ехали по Стрип, проезжая мимо шикарных ночных клубов и ресторанов, небольших магазинчиков, кафе и стриптиз-баров, и всю дорогу за нами следовал черный “линкольн”. Но теперь полицейских машин на дороге стало заметно больше — они обгоняли нас, проезжая мимо или же попадались навстречу. И ещё одна машина без опознавательным полицейских знаков двигалась в нескольких ярдах впереди в левом ряду. Я знал, что это полицейская машина, потому что узнал двоих — нет, даже всех четверых мужчин в её салоне.

Так что развязка была делом времени. Единственное, чего я ещё не знал, так это придется ли мне по ходу дела получить пулю в живот или, может быть, обойдусь и так. Бинго сидел рядом, и дуло его пистолета было направленно мне в живот. Полагаю, по его мнению, живот находился именно там.

Мы все ещё ехали по Сансет, но из разговора о пираньях, озере и тому подобных мелочах, я заключил, что Джимми Вайолет жил там же, где он со своими дружками обитал два года назад. Это был большой притон, занимавший несколько акров где-то среди холмов между Голливудом и Норт-Голливудом, меньше, чем в миле от бульвара Лорел-Каньон. Поэтому, по моим предположением мы должны будем скоро повернуть на север, возможно на Лорел-Каньон. Я оказался прав. Бинго приказал мне поворочивать, и я включил сигнал поворота заранее, с тем рассчетом, что, возможно, кое-кого это может заинтересовать.

Интерес, как выяснилось, и в самом деле оказался огромным. Все произошло примерно через минуту после того, как мы выехали на Лорел-Каньон. Машина без опознавательных знаков по-прежнему ехала впереди моего “кадиллака”, и теперь она затормозила, начиная останавливаться. В тот же момент впереди, примерно в квартале от нас вырулила из-за угла и двинулась нам навстречу черно-белая патрульная машина. Черный “линкольн” все ещё шел вслед за нами, но число машин на дороге, особенно позади нас, казалось совершенно нетипичным для данного участка магистрали.

— Эй, какого черта, — возмутился Бинго, заметив, что я останавливаюсь.

— Ты хочешь, чтобы я въехал ему в задницу? — поинтересовался я.

— Я не хочу, чтобы ты останавливался.

— Ладно. Подожди чуток, сейчас пристегну крылья, и мы перелетим…

— Не рыпайся, это фараоны… Черт…

Вы не поверите, как быстро все произошло. Во всяком случае, Бинго в это поверить не успел. Он едва успел вякнуть свое излюбленное “Какого черта”, как уже в следующий момент вокруг было полно полицейских.

Из машины без опознавательных знаков разом выскочили четверо парней в штатском, которые тут же бросились к нам, но слева от меня уже резко затормозила черно-белая патрульная машина, и в этот же момент кто-то рывком распахнул правую дверь “кадиллака”.

Бинго обернулся, но прежде, чем он успел открыть рот, я правой рукой ухватился за ствол наставленного на меня пистолета, в то время как моя левая рука описала в воздухе стремительную дугу, закончившуюся довольно убедительным ударом в челюсть. Убедительным, но не таким сокрушительным, как было задумано, так как у меня не было возможности как следует развернуться. Однако Бинго хватило и этого. Он не вывалился из машины, а откинулся навзничь, пробормотав “Ух”, или что-то в этом роде. Затем он медленно замотал головой и простонал: “Ох”.

— Черный “линкольн” за нами, — поспешно бросил я парню, распахнувшему дверь.

Он покачал головой. Я огляделся по сторонам и увидел автомобиль без опознавательных знаков, черно-белую патрульную машину и ещё двух мотоциклистов, окруживших “линкольно”. Повсюду, куда ни глянь, были полицейские — и оружие. Мне показалось, что их было по меньшей мере человек двенадцать.

Пень Кори и водитель были уже извлечены из салона “линкольна” и стояли, наклонившись вперед, опираясь руками о крышу автомобиля, в то время, как один из полицейских выворачивал их карманы.

Бинго выпрямился, потирая скулу.

— Откуда они взялись? — удивился он.

Полицейский, распахнувший дверцу моей машины оказался детективом в звании сержанта, и я протянул ему “кольт”.

— Вот пистолет Кестела, — сказал я. — Он…

Бинго не дал мне договорить.

— Какой ещё пистолет? — перебил он меня. — Это не мое. У меня вообще с роду пистолета не было. Пистолет! Ты что, свихнулся? Да на кой черт он мне сдался? Да вы что, мы со Скоттом просто выехали погулять. А тут вы, ребята, налетели да ещё драться начали.

Мы с сержантом переглянулись. И дружно промолчали. Сказать было нечего. Такова была версия Кестела, и он упорно будет гнуть свою линию. И скорее всего уже через час после официального оформления задержания он снова будет преспокойненько разгуливать на свободе. У жулья хорошие адвокаты, которые, конечно же, знакомы с решениями нашего всеведущего Верховного суда, где определяются и разъясняются права этого самого жулья.

— Почему бы тебе не сознаться, Бинго? — спросил я у него. — Черт, ведь тебе все равно ничего не будет.

— Сознаться в чем? Я ничего не делал. Мы с тобой просто ехали по дороге, а из-за кустов нагрянули полицейские. Ты дал мне по морде. И все-то меня пинают…

— Что, Бинго, напрашиваешься, чтобы я снова тебе врезал?

Он замолчал.

Я вышел из машины и направился к “линкольну”. Дэн Питерсон, седовласый лейтенант из полиции Голливуда, стоял перед Пнем Кори и мордатым водителем с крючковатым носом и что-то им говорил. Я подошел и встал рядом с ним.

Мне уже приходилось слышать этот рефрен и раньше. Уверен, то Пень и его напарник тоже слышали его не впервые.

— … что вы имеете право хранить молчание, — вежливо перечислял полицейский. — Все сказанное вами может быть использовано против вас в суде. Вы имеете право советоваться с адвокатом до или во время допроса. Если вы не располагаете достаточными средствами для оплаты услуг адвоката, то вам будет назначен защитник, чтобы вы имели возможность советоваться с ним до или во время допроса. Вам понятны ваши права?

Кори усмехнулся, обнаруживая дыру в ряду зубов.

— Чего-чего? — переспросил он. — Вы не могли бы повторить сначала?

Было видно, как на скулах Питерсона заходили желваки, но он сказал:

— Вы согласны добровольно отвечать на мои вопросы?

— А с чего это вдруг? У вас что, офицер, крыша поехала?

Питерсон задрал голову и посмотрел в небо, а затем отступил назад, обернулся и кивнул мне.

— Спасибо, Дэн, — сказал я. — Передай ребятам, что я им тоже очень благодарен, ладно?

Он улыбнулся.

— Пень Кори и Малютка Фил, — проговорил он. — А кто был с ними?

— Лестер Кестел.

— Старина Бинго, а? Так что ты с ними не поделил?

— Он ткнул пушку мне в живот. Ребята меня конвоировали на встречу с самим Джимми Вайолетом.

— Но зачем?

— Они не утруждали себя объяснениями. Может быть очень скоро я сам спрошу Джимми об этом. Полагаю, вы отобрали у Пня пистолет с глушителем. Это уже могло бы потянуть на срок…

— Да, пистолет взяли, — перебил он меня. — Но глушителя на нем не было.

Он протянул мне оружие. Резьба на конце ствола имелась, но самого массивного цилиндрического глушителя не было.

Я выругался, предвидя, что нам, скорее всего, уже никогда не удастся доказать, что он все-таки был. Иметь в своем арсенале такую штучку считается преступлением, а значит, это незаконно. Даже в наши дни. А на сам пистолет у него может быть разрешение.

Тогда я сказал:

— Скорее всего, он где-то здесь, поблизости. Пень, должно быть, успел выкинуть его, прежде, чем вы добрались до них.

Питерсон подозвал одного из патрульных в полицейской форме и дал ему указания, что искать. Еще минуты полторы ушли на поиски. Когда же находку предъявили Пню Кори, тот, как водится, изобразил на лице величайшее изумление.

— А это что за фигня? — поинтересовался он.

Лейтенант Питерсон молча прикрутил “фигню” на ствол пистолета, недавно отобранного лично им у Пня Кори.

— Ну надо же, а сам бы я никогда не догадался, — сказал Пень, расплываясь в ухмылке, снова демонстрируя нам солидную дыру на месте отстутсвующего зуба.

Я шагнул к нему.

— Слушай, Пень, — сказал я. — Думаю, тебе давно пора выбить зуб и с другой стороны. В интересах гармонии, симметрии и красоты…

Лейтенант Питерсон обеими руками схватил меня за кулак.

— Спокойно, Скотт. Ты же не хочешь, чтобы всех нас засадили в тюрягу?

— Да, точно, — согласился я. — Что ж, хоть Бинго по морде успел врезать. — Я немного помолчал. — Надеюсь, он не настрочит жалобу. Хотя, черт с ними! Позволь мне дать по зубам Пню, и пусть потом оба жалуются.

— Веди себя прилично, Скотт, — устало сказал он. — Неприятностей у нас и без тебя хватает. Договорились?

— Ладно, — вздохнул я. — Да, так вот как это было.

Я рассказал ему, а затем проследовал вместе с шайкой в тюрьму Голливуда и повторил свою историю специально для стенографистки. Подписал заявление, произнес нравоучительную речь на пять минут и отбыл. По моим расчетам, из тюрьмы я вышел всего за полчаса до того, как из неё выпустят Пня Кори, Малютку Фила и Бинго.

Но даже получаса, думал я, должно хватить, чтобы добраться до Джимми Вайолета и его заповедника непуганого хулиганья, прежде, чем его подручные окажутся на свободе.

Глава 7

Свернув с буловара Лорел-Каньон, я поехал по узкому шоссе, убегавшему вверх по склону холма, к дому Джимми Вайолета.

На протяжении всего пути я с беспокойством размышлял о хитросплетении обстоятельств и событий, и о том, что этот узел стал куда более запутанным после того, как Бинго Кестел подсел ко мне в машину близ отеля “Беверли-Хиллс”.

И не то чтобы я был не знаком с повадками шпаны. Напротив, в связи с тем, что мой бизнес имеет самое непосредственное отношение к преступлениям и приступникам, к закону и к тем, кто его нарушает, не проходит и дня, чтобы мне не приходилось так или иначе иметь дело с жуликами всех мастей, в том числе и с бывшими, с бандитами, не выпускающими из рук оружия и громилами-“качками”. Но я так и не смог припомнить ни единого повода, в связи с которым Джимми Вайолет вдруг ни с того ни с сего стал бы интересоваться мной.

Именно эта внезапность и смущала меня.

За последний месяц у меня не было ни одного дела, которое даже при наличии богатого воображения, можно было считать затрагивающим сферы влияния Джимми Вайолета, круг интересов которого сводился в основном к таким деловым начинаниям, как игорные заведения, рэкет, проституция и “легальные” инвестиции, посредством которых он отмывал левые деньги. А единственным делом, над которым я работал в настоящее время было то расследование, ради которого меня и наняла миссис Холстед.

Любая взаимосвязь между Холстедами и Джимми Вайолетом представлялась мне маловероятной. Но меня заинтриговала сама последовательность событий. Я согласился взяться за дело Холстеда вчера поздно вечером, а парни Джимми прихватили меня сегодня с утра, назадолго до полудня. Странное совпадение. Тем более, что ко всякого рода совпадениям сам я отношусь весьма и весьма настороженно.

Когда я говорил с Бинго об озере Джимми Вайолета, то это не было простой игрой слов. Он действительно был владельцем целого озера. Конечно, до Великих озер этому приобретению было далеко, но все же для рукотворного озерца размеры его считались довольно приличными — примерно семьдесят пять на сто ярдов. Дом Вайолета был выстроен на искусственном острове, насыпанном посередине этого самого озера, и вела к нему одна-единственная дорога, по которой я и ехал сейчас. Конечно, можно было ещё перелезть через трехметровую стену и пуститься вплавь — или, возможно, идти вброд; я понятия не имел, как глубоко там было.

И, честно говоря, выяснять это у меня не было ни малейшего желания. Если озеро было достаточно глубоким, то, возможно, на дне его уже покоится кое-кто из ребят с тяжеленными камнями на шее. Джимми никогда не слыл человеком всепрощающим. Говорили так же, что долго зла он ни на кого не держит, ведь грех обижаться на покойников.

Дорога вела через мост, соединяющий берег с неправильной округлой формы островом, хотя если принимать во внимание шоссе, то этот клочок суши вполне можно было бы считать оконечностью крохотного полуострова. Полагаю, при взгляде с высоты это местечко должно напоминать своими очертаниями половинку гантели, что, на мой взгляд, вполне символично, так как обычно на хозяйском дворе и по дому постоянно ошивалось примерно с полдюжины оболтусов-“качков”. Но вот попасть к ним было не так-то просто, так как для начала нужно было проехать через тяжелые ворота, сооруженные из двухдюймовых стальных труб. А для этого было необходимо получить “добро” на дальнейший проезд у парня, несущего вахту у этих самых ворот. Звали его Флек, у него была колоритная внешность обжоры-великана Гаргантюа, и сам он был под стать воротам, которые охранял.

Помнится, Флек и раньше был здесь бесменным часовым. Да, с тех пор ничего не изменилось. Должно быть, его скудного воображения и хватало только на то, чтобы открывать и закрывать ворота, но уж зато хотя бы в этом он, бесспорно, поднаторел. Наверное, не будет преувеличением сказать, что он, вероятно, был одним из тех немногих счастливчиков, кому удалось найти работу по призванию. Разумеется, его служебные полномочия не ограничивались лишь скучным открыванием и закрывание ворот для званых гостей, но предполагали также расправу над теми, кто заявился сюда без приглашения.

Он появился из-за живой изгороди, тяжело ступая подошел к воротам и остановился, широко расставив массивные ноги, сутулясь и опустив могучие ручищи. Его внешнее сходство с так называемым “недостающим звеном” эволюции от обезьяны к человеку, было бесспорным. Голова казалась приплюснутой с боков, маленькие поросячьи глазки смотрели из-под узкого, нависшего лба, а с такой мощной челюстью, как у него, Самсон, пожалуй, смог бы запросто одолеть филистимлян. В опущенной правой руке он держал большой пистолет, казавшийся просто детской игрушкой в ручище великана. Я вылез из машины, направляясь к воротам, и ствол оружия, похоже, качнулся в мою сторону.

— Привет, Флек, — непринужденно сказал я. — Открывай.

— А я тебя что, помню? — поинтересовался он.

— Ну ты даешь! Если уж ты сам этого не знаешь, то уж мне-то откуда знать? Меня зовут Шелл Скотт, я приезжал сюда пару лет назад.

— Пару лет. — Он покачал головой.

Я знал, о чем он, должно быть, думал в тот момент. Пару лет назад, — мучительно размышлял он. — Интересно, сколько же это по времени?

Но имя мое он все же слышал — совсем недавно. Если Джимми меня ожидал, то его ребята должны были предупредить Флека.

— А, — наконец сказал Флек. — Джимми говорил…

Тут он замолчал на полуслове и сосредотовенно уставился на мой “кадиллак”. Потом зашел сзади. Еще раз обошел вокруг. Сопровождающих, естественно, нигде не было. В конце концов, он с задумчивым видом уставился куда-то в пространство перед собой.

— Флек, — подсказал я, — ты, наверное, ищешь Пня, Бинго и Малютку Фила?

Он снова уставился на меня своими маленькими, налитыми кровью глазками.

— Ага, их.

— Они прибудут позже. Так что, давай, открывай.

— Ну…

— Я уже с Бинго по уши наговорился. Открывай. Разве Джимми не сказал тебе, что я должен приехать?

— Да, но… Но…

— Что ж, ладно. Не хочешь пускать меня к Джимми — и не надо. Мне все равно, — сказал я. Иногда так поговорить с ним бывает полезно.

Он покачал головой. А затем открыл ворота.

Я снова сел за руль “кадилака” и проехал мимо все ещё качающего головой Флека, выезжая на заасфальтированную дорожку, описывающую дугу перед домом и заканчивающуюся у деревянного гаража на две машины, выстроенного рядом, у самой воды. Ворота гаража были открыты, и за ними виднелись два “кадилака”. Я нажал на тормоза, останавливаясь в нескольких ярдах от них.

Слева от меня тянулась узкая полоска травы, растущей между асфальтом и кромкой воды, а справа находился дом Джимми Вайолета. Это был двухэтажный особняк, выстроенный из кирпича и дерева, и довольно симпатичный снаружи. Но за красивым фасадом скрывался самый настоящий притон. По крайней мере так было, когда я в последний раз наведывался сюда.

Тогда я приехал в гости к Джимми по своей собственной инициативе, пытаясь получить информацию об одном парне, все-таки задержанном мной за участие в большом ограблении. Тогда мне здесь ничего выяснить не удалось; к тому же Джимми Ваойлет оказался не слишком-то гостеприимным хозяином, но зато тогда у нас появилась возможность получше познакомиться друг с другом. И тогда же мы ещё больше друг друга возненавидели.

Этот дом превратился в помойную яму вовсе не оттого, что в нем изначально не было изящной мебелировки, а потому что на всем здесь лежал толстый слой пыли, и на каждом шагу валялись груды мусора. Джимми не был женат. Вернее, насколько мне известно, когда-то, много лет назад, жена у него все-таки была, но это дело прошлое, и теперь он обитал в своем жилище вместе с несколькими соратниками, никто из которых тоже не отличался особой аккуратностью и стремлением к чистоте.

Я подошел к двери, но она распахнулась прежде, чем я успел протянуть руку и дотронуться до нее. Стоявший на пороге парень разглядывал меня — и пустоту у меня за спиной — с таким безграничным подозрением, какого я прежде никогда не видел. Он был высок и широкоплеч, у него был острый подбородок и низкий лоб, нависший над глазами, но видел я его впервые.

Он же, похоже, знал, кто я такой. По крайней мере, узнал после того, как смерил меня пристальным взглядом, который задержался на светлых волосах и белесых бровях.

— Ты, что ли, Скотт? — спросил он.

— Именно.

О троих моих недавних попутчиках он ничего спрашивать не стал.

— Ладно. Заходи.

Я прошел мимо него и обернулся.

Он сказал:

— У тебя, небось, и пистолет есть.

— Имеется.

— Я его заберу.

— Черта с два.

Его челюсть начала медленно выдвигаться вперед, а брови грозно сдвинулись.

— Не забывай, что это Джимми хотел встретиться со мной, — напомнил я. — Я вообще-то сюда не собирался.

— Не собирался? А что… — он осекся на полуслове.

— Тебе, наверное, не терпится узнать об участи Бинго, Пня и Малютки Фила, — предположил я. — И чем скорее ты проводишь меня к моему хозяину, тем скорее я расскажу ему о них.

— А что с ними?

— Это я скажу Джимми.

Он задумчиво пожевал губами, а затем махнул рукой.

— Ладно, идем, — снизошел он наконец.

Мы прошли в конец выстланного ковром коридора и остановились перед двустворчатой дверью слева. Мой сопровождающий два раза постучал, а затем вошел в комнату, оставляя меня стоять снаружи. Примерно через минуту дверь снова отворилась, и он сделал приглашающий жест. Полагаю, ему нужно было заранее предупредить Джимми о том, что я прибыл один, без сопровождения и, очевидно, был вооружен до зубов.

Джимми Вайолет был не один в большой комнате, с виду напоминавшей рабочий кабинет со стоявшим у стены справа полированным баром из красного дерева. Кроме моего сопровождающего здесь находились ещё двое парней. Они расположились в мягких креслах и пили пиво прямо из бутылок.

Джимми развалился на сером диванчике, стоявшем у стены напротив. Он сидел, закинув ногу на ногу и подложив руку под голову. Он не встал мне навстречу.

— Привет, Джимми, — сказал я. — Ты, кажется, хотел со мной встретиться?

— Где, черт возьми, Пень, Бинго и Фил?

Вот так. Ни здрасте тебе, ни как дела, ничего. Никакого воспитания. Хотя одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять это. Он являл собой тот типаж, который можно было бы обнаружить в ночь полнолуния на кладбище, у недано разрытой могилы. Высокий, угловатый человек с очень бледным лицом — весь его вид навевал тоску, наводя на мысли о похоронах, погребальных пеленах и развевающихся саванах. По умственному же развитию он совсем недалеко ушел от охранявшего ворота Флека.

Он был на дюйм или два повыше меня и весил, наверное, фунтов двести, но вид у него был какой-то потеряный, словно у тяжело больного человека. Глаза темные, ничего не выражающие с редкими бровями над ними; черные, прилизанные волосы с проседью, редкие и ломкие. У него были полные губы капризного мальчишки-ангелочка, но только были они не здорового розового цвета, а, скорее, розовато-серыми, хотя и не такими землистыми, как его лицо. На мой взгляд, единственной привлекательной чертой на его лице был нос, да и тот мог бы быть чуть покороче, но зато он был прямым и в нем было всего две ноздри.

Недалеко от дивана, на котором нежился Джимми Вайолет, стояло свободное мягкое кресло, поэтому я не спеша прошел туда.

— Не возражаешь, если я присяду? — поинтересовался я.

— Я задал тебе вопрос.

— Я тебя слышал. Так ты не возражаешь?

— Да черт с тобой, садись, Хоть на голове стой, если уж тебе так приспичило.

Парень, пришедший сюда вместе со мной, тем временем отошел в сторону, останавливаясь рядом с теми двумя типами, находившимися в комнате до нашего появления. Я немного развернул свое кресло, так, чтобы в поле моего зрения оказался бы не только Джимми Вайолет, но и трое его приятелей, и сел.

— Черт возьми, где ребята? — спросил Джимми.

Я усмехнулся.

— А что, ты думаешь, что я их застрелил?

— Ты, ублюдок, будешь тут ещё мне скалиться…

Я перебил его.

— Не надо обзываться, Джимми. Я всегда очень обижаюсь, когда разные прохиндеи обзывают меня всякими нехорошими словами. И, к твоему сведению, сюда я приехал уже достаточно обиженным.

— Да плевать я на тебя хотел, — в ответ заявил он мне. — Я спрашиваю…

— Поутихни. Ты хотел, что бы я приехал сюда. И вот я здесь. Выкладывай, что тебе надо, и, возможно, я смогу удовлетворить твое любопытство.

Он снова открыл рот, но затем закрыл его.

— Ладно. Много времени это не займет. Думаю, у тебя хватит ума прислушаться к дельному совету. Так вот. Оставь дело Холстеда в покое. Просто оставь и все. Я устрою так, что в деньгах ты ничего не потеряешь; это с одной стороны. А с другой, ну, сам знаешь, как это бывает: каждый день кто-то погибает из-за собственной глупости.

Это задело меня. И дело было не даже не в самой угрозе — для Джимми Вайолета это нормально — а в его прямом упоминании о Холстеде. Разумеется, меня и прежде посещала идея о существовании какой-то связи — так как не никакого другого объяснения внезапного интереса Джимми Вайолета к моей персоне придумать бфло просто невозможно — но сам я не слишком-то верил в это.

— Холстед? — переспросил я. — Это тот парень, которого замочили вчера ночью?

— А то кто же еще? Или у тебя есть на примете ещё какой-нибудь Холстед?

— И какое тебе до этого дело?

— Мне нужно, чтобы ты бросил им заниматься, понял? Довольно просто. Просто забудь об этом деле. Ты ничего не потеряешь, и…

— Не мельтеши.

— Слушай, кончай дурить. Я даю тебе…

— Я же сказал, не мельтеши.

Мне показалось, что его невыразительные темные глаза теперь потускнели ещё больше. Вытащив руку из-под головы, он хлопнул себя ею по ноге.

— Зря я с тобой так, — проговорил он в конце концов. — Хотел уладить все по-хорошему, и фиг чего добился.

Я рассмеялся.

— Ладно, что с ребятами? — снова спросил он.

— Бинго в компании Пня и Малютки Фила наслаждаются видом одной из достопримечательностей Голливуда, где бывать им приходится до обидного редко, а именно тамошней каталажки. Или тюряги, кутузки, тюрьмы, если угодно. Вообще-то, если тебе до сих пор ещё не позвонили, то уверяю, что очень скоро телефон разразится радостной трелью…

Джимми не дал мне закончить. Скинув одну ногу с колена другой, он подался вперед, собираясь встать.

— Врешь! — завопил он. — Врешь, ты, тупой недоносок! Они не могут быть в тюрьме. Говори, где они?

Я закрыл глаза, покрепче стиснул зубы, а затем снова открыл глаза.

— Я не собираюсь снова напоминать тебе о необходимости попридержать язык, Джимми. Твои ребята подкатили ко мне и попытались выполнить твое поручение, но мне удалось подать сигнал полиции, так что мальчики действительно угодили в каталажку. Хоть на какое-то время. Я-то, конечно, надеюсь в душе, что всех их усадят на электрический стул или придумают что-нибудь поизощреннее, но одно могу обещать точно: их там уже записали в толстый журнал, сфотографировали и даже сняли отпечатки пальцев.

Джимми гордо прошествовал через комнату, остановился передо мной и нагнулся так, что его лицо оказалось всего в паре футов от моего.

— Ты, долбаный сукин сын, — завопил он. — Кем, черт возьми, ты себя возомнил? Ты, вонючий су…

Завершить эту гневную тираду ему не удалось.

Я врезал ему прямо в нос правильной формы. Ну, относительно правильной. То есть он был таковым, пока я не примерил к нему свой кулак. Ситуация сходная с той, как когда я врезал Бинго, сидя в собственной машине: у меня не было возможности занять нужную позицию и вложить в удар всю свою силу. Но я сделал все, что мог: изловчившись, резко выбросил вверх левую руку, поворачиваясь всем телом и упираясь в пол левой ногой; и результат оказался весьма неплохим.

Мой кулак смачно впечатался ему в нос, покрывая заодно и верхнюю губу, и звук удара получился наредкость громким. Этого не было достаточно, чтобы разом его опрокинуть. Но зато его голова резко откинулась назад, а сам он отлетел на десяток футов, и не удержавшись на ногах, с грохотом упал на пол рядом с диваном, на котором до этого сидел.

Все трое парней справа от меня дружно схватились за пистолеты, у двоих из которых кобура находилась на поясе, а ещё у одного была скрыта под пиджаком. Возможно, я и не отличаюсь от других какой-то особой проницательностью, но только нужно быть полнейшим идиотом, чтобы не суметь предугадать подобного развития событий. Так что, у меня была возможность их несколько опередить.

И поэтому левой рукой нанося удар в нос Джимми, правой я одновременно выхватил свой “кольт-спешл”, наставляя его на троицу.

Один из них — высокий, широкоплечий детина, встретивший меня на пороге — похоже, и не собирался останавливаться, и уже почти освободил пистолет от кобуры. Но все же передумал в самый последний момент. Когда мой палец уже был готов нажать на спусковой крючок.

Затем он расслабился.

— Ты даже не представляешь, как далеко ты зашел на этот раз, — заметил я.

Он облизал пересохшие губы, но промолчал, переводя взгляд с моего револьвера на Джимми Вайолета.

Джимми все ещё сидел на полу, хотя и был в сознании.

Что ж, возможно мне и не удалось “вырубить” его основательно, но уж нос его после встречи с моим кулаком краше не стал, это точно, и уже само осознание данного факта доставляло мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Даже если мой удар и не вполне удался. Начать хотя бы с того, что этот трепач уже давно действовал мне на нервы. И к тому же надеюсь, что вы не забыли о том, что с тех самых пор, как Бинго влез ко мне в машину, у меня чесались руки набить кому-нибудь морду. Хотя, разумеется, немаловажную роль сыграло и то, что я не испытываю расположения к тем, кто вместе с приглашением в гости посылает для верности вооруженный конвой.

Я взглянул в сторону двери, находившейся справа от меня и частично у меня за спиной. Она была по-прежнему закрыта, и больши никто в комнату не вошел. Если бы это случилось, то, полагаю, к этому времени, мне уже прострелили бы голову. Но на данный момент все было под контролем — пока — поэтому я переключил большую часть своего внимания на Джимми Вайлета.

Он цеплялся за ковер, а потом заперебирал ногами, пытаясь сесть на полу. Через несколько секунд ему это удалось. Из разбитого носа текла кровь, перепачкавшая губы и подбородок. Зрелище, конечно, не из приятных, но зато теперь его лицо уже не казалось совсем уж бесцветным.

Он был вне себя от ярости, и, похоже, это мешало ему соображать. Или, возможно, у него и со зрением было не все в порядке, и он не видел пистолета у меня в руке. Но так или иначе, он сунул руку за пазуху и извлек оттуда небольшой револьвер. Он едва успел вытащить оружие из плечевой кобуры, когда я выстрелил, позволяя пуле пройти у него над правым ухом.

В комнате грохот выстрела показался оглушительным, и если не зрение, то уж слух, должно быть, наверняка подсказал ему, что он взял ошибочный курс. Мне даже не пришлось приказывать ему бросить оружие; его пальцы разжались сами собой, в то время, когда рука ещё продолжала свое движение, и маленькая хромированная игрушка — дамский пистолет, я бы так назвал его — упал на пол, отлетая в мою сторону.

В комнате царило безмолвие.

Я взглянул на притихшую троицу.

Джимми прикрыл рот рукой, а затем подался всем телом вперед и сплюнул на ковер. Он медленно поднялся на ноги.

И тут раздался телефонный звонок.

Телефон стоял на крышке бара, за спиной у троих приятелей хозяина. Я беспрепятственно прошел туда и снял трубку.

Писклявый голос сказал мне:

— Позови Джимми. Побыстрее.

— Ладно, а кто это?

— Бинго. Позови Джимми… а кто говорит?

— Он сейчас сам тебе расскажет, — пообещал я. — По крайней мере, мне так кажется.

— Это… это Скотт? Не может быть. Черт, этого не может быть.

Я взглянул на Джимми Вайлета и указал на телефон, а затем положил трубку рядом с аппаратом и вернулся в свое кресло.

— Да, — прорычал он в трубку. — Да, это Джимми. — Тут он ненадолго замолчал, выслушивая собеседника. — Да, именно, ладно. Да, он козел. Конечно, козел, кто бы спорил? Да… ага… гм. Правильно… Жду вас здесь. Конечно, милый, вы проделали большую работу. Я ведь могу на вас положиться, не так ли? Ладно, поспешите.

Джимми опустил трубку обратно на рычаг, осторожно вытер нос платком и затем зло взглянул в мою сторону.

— Выметайся, — приказал он. — Нам больше не о чем говорить.

— Надеюсь, что ты все-таки удержишься от очередной глупости и не станешь подначивать кого-нибудь из своих ребят подстрелить меня, когда я буду выходить отсюда. Ты только что говорил с Бинго. Так что должен знать — или хотя бы догадываться — что шесть тысяч полицейских прекрасно знают о том, что я сейчас в гостях у Джимми Вайолета. А им же просто-таки не терпится поскорее засадить тебя за решетку. Особенно по обвинению в убийстве.

Он продолжал сверлить меня взглядом.

— А что, идея не плохая.

— Но у тебя на уме совсем другое, не так ли, Джимми?

Он ещё несколько мгновений разглядывал меня, а затем перевел взгляд на своих подручных. И медленно кивнул. Этим самым он дал им понять, что убивать меня нельзя, даже если предоставится такая возможность. В общем, по крайней мере, не сейчас.

Этого было вполне достаточно для того, чтобы я опустил направленный в сторону троих приятелей пистолет. Но убирать его не стал, а просто положил руку на колено.

— Слушай, Джимми, — сказал я. — А какое тебе дело до Джорджа Холстеда? Его замочил кто-нибудь из твоих ребят?

— Не будь идиотом. Мне больше нечего тебе сказать.

Что ж, возможно, он и в самом деле уже высказал все, что хотел. А вот я нет. Мне нужно было сказать Джимми Вайолету ещё кое-что.

— Ладно, — проговорил я. — А теперь, чмо болотное, послушай, что скажу тебе я. И слушай очень внимательно, зря, что ли, у тебя на тыкве уши лопушатся. Если ты ещё когда-нибудь подошлешь ко мне кого-то из своих недоносков, то я снова приеду сюда. И вот тогда, Джеймс, я не только согну тебя в бараний рог, но и заверну тебе башку под крыло.

Он одарил меня хищным взглядом. Так может смотреть только Дракула, припадающий к нежной девичьей шейке и оборотень, учуявший запах свежей крови. Но голоса так и не повысил.

— Не думаю, — спокойно проговорил он, — что у меня возникнет желание снова приглашать тебя. — Вынужден признать, что в этот момент он был великолепен.

Я встел и направился к двери, однако, совсем не глядя в её сторону. Никто не шелохнулся. Я вышел в коридор, выждал десять секунд, а затем снова заглянул в комнату. Все четверо стояли тесным кружком и о чем-то тихо совещались. Но преследовать меня никто из них не собирался.

Поэтому я сказал:

— Вот так-то лучше, — и ушел.

Я подъехал к воротам, удерживая руль левой рукой. В правой руке у меня все ещё был зажат “кольт”, который я удерживал так, чтобы его не было из окна. Но никаких проблем с проездом у меня не возникло.

Гаргантюа распахнул ворота и даже улыбнулся мне, когда я проезжал мимо него.

Спрятав пистолет обратно в кобуру, я направился в Беверли-Хиллс, к дому на Беверли-Драйв.

Глава 8

Коль скоро уж речь зашла о доме, то ни один из домов, в которых мне пришлось побывать за последнее время не мог стоить меньше пятидесяти тысяч, а парочка из них наверняка могла потянуть даже больше, чем на сотню. Добавьте к этому отели “Норвью” и “Беверли-Хиллс”, и тут же станет ясно, что мне приходится иметь дело с людьми по меньшей мере состоятельными.

Поэтому меня совсем не удивило, что дом Уоллсов оказался большой, добротной постройкой в стиле ранчо с огромной ухоженной лужайкой перед ним — престижная недвижимость стоимостью от ста до ста с половиной тысяч долларов.

Я свернул на серую бетонированную подъездную дорожку, припарковал машину перед дверью парадного входа на специально отведенном для этого месте, взошел на крыльцо и нажал кнопку звонка.

Послышался мелодичный перезвон.

Через полминуты дверь отворилась, и на пороге возник Эдвард Уист — или Уоллс. Он глядел на меня, и судя по выражению красивого, загорелого лица, был настроен весьма благожелательно.

Я порадовался тому, что передо мной стоит именно тот человек, которого я разыскиваю, так как хотя мне и не удалось нигде раздобыть его фотографию, но он идеально соответствовал описаниям, полученным от нескольких опрошенных мной человек.

О его возрасте судить было трудно. Где-нибудь в промежутке от тридцати до сорока. Шесть футов росту или чуть поменьше, хорошо сложен, широкие, мускулистые плечи и узкие бедра. На нем были сандалии, синие брюки-бермуды и белая футболка. У него были светло-русые, почти белые волосы, вьющиеся и очень густые. Волевой подбородок, смеющийся рот и живые голубые глаза — словом, очень симпатичный человек.

Я продолжал действовать в соответствии со своим планом, составленным по дороге сюда.

— Мистер Эдвард Уист? — поинтересовался я.

— Уист? — переспросил он, вскидывая русые брови, а затем застенчиво улыбнулся. — Ну… да.

— Я Шелл Скотт, — я показал ему свое удостоверение.

Он кивнул.

— Конечно, я наслышан о вас. Так какое у вас ко мне дело, мистер Скотт?

— В данный момент я работаю на миссис Холстед. Полагаю, вам уже известно о смерти Джорджа Холстеда.

Он снова кивнул.

— Да, я знаю. Прочитал сегодня утром в газете, потом позвонил Энн. Прочто чертовщина какая-то. — Он сделал паузу. — Но я все же не понимаю что вам нужно от меня.

— Ну, вообще-то я немного озадачен. Ваша фамилия Уист или Уоллс?

Его лицо снова расплылось в странной улыбке.

— Вообще-то я Уоллс. Я… ну, какое-то время я использовал фамилию Уист.

Я был озадачен поведением этого человека. Я был готов к тому, что нарвусь на грубость, и даже к тому, что он может наброситься на меня с кулаками. Но мой собеседник, похоже, даже не испытывал неловкости от того, что мне известно о его двуличности. Или как там ещё это называется. Кажется, его это просто забавляло, только и всего. Что, разумеется, вряд ли можно назвать реакцией человека, виновного в каких-либо чудовищных преступлениях.

— Может быть, зайдете в дом, мистер Скотт, — предложил он.

— Спасибо.

В доме царила прохлада и слышалось тихое жужжание кондиционеров или ещё какого-то оборудования, фильтрующего воздух. Мы прошли в просторную гостиную, где на полу лежал мягкий ковер светло-голубого цвета. Два дивана стояли друг напротив друга, а между ними находился массивный низенький столик с зеркальной столешницей, украшенной золотистым орнаментом. Из прочих предметов обстановки я заметил два или три мягких кресла, журнальный столик и ещё один, придвинутый к стене рядом с диванами, стол, на котором стояла лампа под огромным розовым абажуром. Стеллаж со стереоустановкой у дальней стены. Это была красивая комната, мебели в ней было немного, но все вещи были дорогими и подобранны со вкусом.

Мы расположились друг напротив друга на тех двух диванах, и я сказал:

— Скажите, мистер Уоллс, вы были вчера у Холстедов?

— Нет, последний раз мы виделись недели три-четыре назад.

— Кстати, если не возражаете, мне хотелось бы также побеседовать с вашей супругой.

— Я не возражаю, но только её нет дома. Уехала к парикмахеру, делать прическу. — Он поднялся со своего дивана. — Если это так важно, то я могу ей позвонить.

— Это не очень важно. По крайней мере, на данный момент. Возможно, вы сами сможете рассказать мне то, что мне необходимо узнать.

— Что ж, раз уж я все равно встал, то думаю, не помешало бы сходить за выпивкой. Выпьете со мной?

— Да, благодарю вас.

— Виски, бурбон, брэнди, джин, водка — что вам принести. — Есть ещё “Койнтрю”, “Драмбьюи”, ром, пиво…

— Бурбона с содовой было бы вполне достаточно.

Он подошел к стеллажу со стереоустановкой, поднял одну из крышек и извлек оттуда несколько бутылок, стаканы и даже лед. Что ж, подумал я, это тоже своего рода музыка. Через минуту он возвратился на свое место, неся в руках два стакана с выпивкой.

Он протянул мне мой стакан с налитым в него темным бурбоном и сказал:

— Имя “Уист” вы, должно быть, узнали от Холстедов… то есть, от миссис Холстедов. Но откуда вам известна моя настоящая фамилия?

Еще раньше я принял решение, что постараюсь вести себя с ним очень осторожно и разумно — насколько такое возможно — чтобы вытянуть из него покрытую мраком тайну, связанную со всеми этими именами; но он сам поднял этот вопрос. Огромная удача для частного детектива, на большее и расчитывать не приходится. Однако, я никак не мог решить, где тут кроется подвох.

В ответ я лишь пожал плечами и как ни в чем не бывало сказал:

— Насчет Уиста вы правы. А ваше настоящее имя я откопал, занимаясь обычной рутиной. Например, я знал, что вы снимали аппартаменты в Норьвю под фамилией Уист. А в отеле “Беверли-Хиллс” проживали под фамилией Уоллс. — Не сводя с него глаз, я отпил небольшой глоток бурбона. — Нодеюсь, вы не откажетесь удовлетворить моей любопытство относительно всех этих имен и аппартаментов — в которых вы селились помимо вот этого вашего дома.

— Разумеется, буду рад помочь. Если только… — он замолчал и сосредоточенно сдвинул брови. — Погодите-ка. Я ведь не под подозрением, правда? А если и так, то в чем вы меня подозреваете?

Я показал головой.

— Я вас ни в чем не подозреваю, мистер Уоллс. Я просто беседую с теми, кто был знаком с Холстедами, будь то деловые знакомства или дружеские отношения. С теми, кому, возможно, известно какие-либо факты, объясняющие убийство мистера Холстеда.

— Ага. Что ж, боюсь, что здесь я вам ничем помочь не могу. Потому что я сам ломаю голову над этим с тех самых пор, как узнал о случившемся из утрених газет. Ума не приложу, зачем кому-то понадобилось его убивать? Ведь он был таким общительным, приятным человеком.

— Вот и я о том же. Разумеется, вы не обязаны ничего мне рассказывать, если вам самому того не хочется.

Он поставил стакан с выпивкой на столик и закурил сигарету.

— Все в порядке, — возразил он. — Я вовсе не отказываюсь от разговора. Но только… — Он снова взял стакан и отпил глоток. — Что ж, расскажу все по порядку. Мы с Марсель — так зовут мою жену — познакомились с Холстедами в ночном клубе. Было очень весело, и для них мы были просто Эдом и Марсель, а они для нас — просто Джорджем и Энн. Ну, сами знаете, как это бывает: мы угощали друг друга выпивкой, шутили. Они не знают нашей фамилии — мы не знаем их, если уж на то пошло. Тогда мы ещё не были знакомы.

Он встал, снова отпил из стакана и принялся медленно расхаживать взад и вперед.

— Короче, погуляли мы на славу. Они замечательная пара. Потом обменялись телефонами, и через несколько дней они нам позвонили. Мы отправились на обед, и в тот вечер все мы довольно крепко выпили. Потом они пригласили нас на вечеринку. Там тоже выпивка лилась рекой, и ещё туда были приглашены кое-кто из их друзей. — Он немного помолчал. — Ну, и вот, значит… эээ… мы — Марсель и я — просто не были уверены, что хотим называть им свою настоящую фамилию.

— А вы не могли бы рассказать об этом чуть-чуть поподробнее?

Он усмехнулся, вернулся обратно и снова уселся на совй диван.

— Мог бы, но не стану. Надеюсь, вы не обидитесь на меня за это. Так вот, мы встречались с ними несколько раз, виделись так же кое с кем из их знакомых. Приятельствовали, так сказать. Кое-кто из них даже наезжали к нам с визитами — это было в Норьвю. Но некоторое время спустя мы поняли, что с нас хватит. Честно говоря, мы просто решили больше не принимать приглашений от Холстедов и их компании и впредь не поддерживать с ними никаких отношений.

— Между вами произошла размолвка? Какие-то неприятности…

— Нет-нет, что вы. Ничего подобного не было. Напротив, между нами никогда не возникало каких-либо трений или разногласий. Просто мы с Марсель решили, что нам… ну, словом, будет лучше подыскать себе другую компанию. Полагаю, вам уже многое о них известно.

Я отпил большой глоток бурбона с содовой. Это был очень хороший бурбон.

— Возможно, — сказал я.

Он повел бровью, но ничего не сказал.

Пока что Эд Уоллс производил на меня самое благоприятное впечатление. Он казался весьма прямодушным, был со мной достаточно искреннен, и все сказанное им звучало бесспорно убедительно. Особенно после того, как мне показалось, что я отчасти догадываюсь, почему он старается намеренно замолчать некоторые эпизоды.

И тем не менее я сказал:

— Было бы хорошо, если бы вы смогли рассказать мне побольше о них.

— Нет. Таков мой ответ, мистер Скотт. Черт, вы ведь, небось, начнете докапываться и, в конце концов, узнаете от кого-нибудь и о… обо всем остальном. — Он усмехнулся. — Но только не от меня.

— А вы, похоже, имеете привычку жить одновременно на несколько домов.

Он рассмеялся.

— А, вы об этом. Никакой тайны в этом нет. Мы живем здесь — и это очевидно. Вы знаете, что это наш дом. Мы снимали аппартаменты в “Норвью”, чтобы было, куда изредка приглашать Холстедов и кое-кого из их знакомых. Так… так было нужно. Они все ещё считали, что наша фамилия Уист, и мы не хотели разубеждать их в этом. Кроме того, если бы нам тогда пришлось объяснять, почему мы сразу не назвались настоящим именем, то вышло бы довольно неудобно. Это сложно понять.

— Да уж.

И это тоже было донельзя логично. Отрывочные фрагменты начинали складываться в общую картину; и, как мне кажется, я начинал понимать, почему Уоллс поступил именно так, как он поступил. Да, все было очень логично; но только я все ещё никак не мог понять, где тут подвох.

Он продолжил свой рассказ без малейшего напоминания с моей стороны.

— Я занимаюсь продвижением на рынок новой продукции. Имею дело с совершенно новыми видами товаров — в основном с теми, что рассчитаны на домохозяек — иногда оказываю финансовую поддержку его изобретателю или владельцу патента, иногда сам перекупаю все права на производство. К тому же мои позиции на рынке довольно прочны. В течение нескольких месяцев я снимал аппартаменты в отеле “Беверли-Хиллс”. Место, где можно было устраивать встречи с потенциальными партнерами по бизнесу, инвесторами и изобретателями. Не каждого же можно пригласить к себе домой. К тому же Марсель не любит принимать гостей. К тому же и обстановка сама по себе играет очень важную роль, ну, сами понимаете. — Он улыбнулся.

— Полагаю, что да.

— До “Беверли-Хиллс”, мы снимали аппартаменты в “Голливуд-Рузвельт”. А ещё раньше — в “Амбассадор”. Так, чтобы всем было удобно.

— Наверное, на такое житье приходится основательно раскошеливаться?

Картинно поведя бровью, он сходу отмел этот вопрос.

— К счастью, материальных затруднений я не испытываю. Деньги должны делать деньги. Для меня это просто накладные расходы. А значит, это не стоит практически ничего.

— И “Норвью” тоже накладные расходы?

— Нет, конечно же нет. Разумеется, я не буду включать это в список, когда стану изливать свою финансовую душу перед… а вы, случайно, не работаете на Налоговое управление, а?

— Бог ты мой, конечно же нет.

— Конечно, вы ведь мне сразу понравились. — Он залпом осушил свой стакан. — Хотите еще?

Я покачал головой.

— Мне пока хватит, благодарю вас.

— Что ж, наверное, по второму стаканчику мы с вами пропустим в следующий раз. Я хочу познакомить вас со своей женой. Заходите к нам как-нибудь и приводите тройку-четверку девочек. — Он усмехнулся.

Это замечание как бы ненавязчиво давало понять, что разговор окончен, но я не встал, не собираясь пока прощаться с гостеприимным хозяином и уходить. Еще не время. Вместо этого я сказал:

— И ещё один вопрос, мистер Уоллс. Когда я был в Норьвю, то мне рассказали, что у вас там случился небольшой пожар — как раз незадолго до того, как вы выписались оттуда. Вы уехали именно из-за него?

— Нет, тем вечером мы все равно собирались уезжать — и, кстати, мы не выписывались. Срок аренды все равно уже подходил к концу. Что же до пожара… — Он поигрывал стаканов, стоившим на столе перед ним. — Могу я сказать вам по секрету одну вещь? То есть, рассказать и быть уверенным, что дальше вас это не пойдет?

— Если вы доверяете мне. И — я улыбнулся — действуете не сцелью сокрытия доказательств преступления, всего того, что могло бы заинтересовать меня как сыщика.

— Ну… ладно. Никакое это не преступление, совсем нет. Просто, тот пожар не был случайным. То есть, не совсем.

— Как? Вы специально подожгли кровать?

Мой вопрос развеселил его — что ж, очень жизнерадостный человек.

— Не кровать. Это-то и была случайность. Конечно, если бы вы увидели Марсель, то могли бы подумать… — Он многозначительно замолчал, и, как мне показалось, я понял намек. — Просто мы жгли кое-что в корзине для мусора. Специально. Искра попала на проклятые простыни, и нам пришлось звать на помощь. Вот это был уже несчастный случай; но первоначально огонь в корзине для бумаг не был случайностью, но только я не хочу, чтобы об этом стало известно Холстедам — то есть, Энн — или ещё кому-либо из их компании. Я сказал им, что пожар возник случайно.

— Так что же вы жгли?

Он покачал головой и ничего не сказал.

У меня было такое ощущение, что мне следовало бы расспросить его ещё о чем-нибудь; но больше ничего актуального на ум не приходило. Я пробыл там ещё минут десять, но в течение почти всего этого времени вопросы мне задавал Уоллс, распрашивая о работе, о житье-бытье частного детектива. Его интерес казался вполне искренним и очень льстил моему самолюбию — покажите мне человека, который не любил бы поговорить о самом себе и своей работе — но у меня ещё оставалась куча неоконченных дел.

Поэтому я встал с дивана, поблагодарил его за уделенное мне время и собрался уходить.

Он пожал мне руку и сказал:

— Извините, что не смог быть вам полезен. Но, если вам понадобится выяснить ещё что-то, я буду рад снова встретиться с вами здесь.

— Посмотрим, как получится. Еще раз, большое спасибо.

Он проводил меня до двери, и я вышел на улицу. Выйти-то вышел, а вот смятение в душе осталось. На протяжении всего разговора я не переставал искать хоть какую-то зацепку. Но придраться было решительно не к чему.

Проехав по Беверли-Драйв в сторону Олимпик, я повернул направо, направляясь к бульвару Робертсон. По пути к дому Уоллса, я созвонился с отделением полиции, так что о том, что трое подручных Джимми Вайолета были выпущены из тюрьмы и возможно уже успели возвратиться в свой роскошный притон, мне было известно заранее. Я также позвонил Хейзл и воодушевленно пел ей дифирамбы в знак благодарности за то, что она так оперативно связалась с полицией, когда я попал в беду.

Теперь же я позвонил ей с той только целью, чтобы узнать, не было ли новостей.

— Ты можешь вернуться в офис к двум часам, Шелл?

— Думаю, что да. А что?

— Ориентировочно на это время у тебя назначена встреча. Должно быть, что-то очень важное.

— Кто-то приходил?

— Нет, я назначила её по телефону. Минут двадцать назад.

Наверное оттого, что меня все ещё одолевали мысли о Бинго, Пне и Малютке Филе, я улыбнулся и сказал:

— Надеюсь, звонивший представился не как Джимми Вайолет?

— Ничего подобного. К тому же это была женщина. И кстати, у неё очень сексуальный голос.

— Вот так так. И кто же это?

— Она не назвала своего имени.

— Она сказала, что у неё что-то срочное?

— Это что-то имеет отношение к Джорджу Холстеду. Она сказала, что ты поймешь, что имеется в виду.

— Гм.

Сегодня с утра мне удалось побеседовать с Анжеликой Берсудиан и миссис Райли. Может быть кто-нибудь из них вспомнила о чем-то таком, что оказалось прежде “упущенным из виду”. Или же это могла быть миссис Холстед, миссис Прайер, миссис Уоррен… кто знает? Или даже непоседливая Сибилла Спорк.

— Хорошо, Хейзл. Я приеду. Ты должна перезвонить ей, чтобы подтвердить время?

— Нет, она сказала, что позвонит сама. Он это должно быть именно в два часа. Это единственное время, когда она сможет вырваться. Уж не знаю, что она имела в виду.

Я взглянул на часы. Стрелки показывали без десяти час.

— Я сейчас еду проведать одну даму по имени Агата Смеллоу, это в Калвер-Сити. Думаю, до двух я успею вернуться.

— Шелл, только уж не сажай к себе больше маленьких людишек с большими пушками.

— Уж постараюсь, радость моя. Но если это и случится, то я уже буду знать, на кого рассчитывать. А в награду за это, обещаю безоговорочно верить всему, что ты говоришь.

— Ну, все бы хорошо, если бы только… ты все-таки хотя бы чуть-чуть продолжал сомневаться.

Улыбнувшись, я положил трубку.

Я перепроверил адрес Агаты Смеллоу, и теперь мне не терпелось поскорее встретиться с ней. До сих пор мне приходилось встретиться с несколькими молодыми дамочками приятными во всех отношениях и имеющими некоторое отношение к расследуемому мной делу — похоже Холстед был охоч до женского пола и поэтому окружал себя девицами самой разнообразной внешности, от просто красивых до тех, кто ошеломлял своей красотой и свободой от разных дурацких комплексов и предрассудков.

Должен признаться, что разговоры с незакомплексованными красотками доставляли мне огромное удовольствие, и вполне может статься, что Агата, бывшая жена Холстеда, окажется самой-самой изо всех, своего рода джек-пот.

Так или примерно так рассуждал я, даже не подозревая, какой сюрприз приготовила мне судьба на сей раз.

Глава 9

На джек-пот Агата Смеллоу явно не тянула.

Она ассоциировалась больше с выпавшими на табло тремя лимонами, когда тебя в довершение ко всему ещё хватают за шиворот и выводят из зала за опущенный в щель игрального автомата фальшивый четвертной.

Через некоторое время после того, как я позвонил в дверь самого обыкновенного, то есть очень даже симпатичного домика на тенистой улочке, в окне слева от меня едва заметно зашевелились занавески. Присматривается, подумал я. Возможно, величавая красавица дома совсем одна; обнаженная, танцует по комнате под звуки флейты, а в воздухе, наверное, развевается легкий, полупрозрачный шарф, который она держит в руках. А потом она обернет большим полотенцем свое манящее обнаженное тело, спустится вниз, приоткроет дверь и заговорит чувственным — обязательно возбуждающе-чувственным голосом! Возможно это даже она звонила Хейзл… “Я не знаю, кто ты такой, но… я ждала тебя.”

Такое уже случалось и прежде. Я имею в виду, девицу в полотенце. И даже не один раз. Но ни одна из них не говорила: “Я ждала тебя”, или ещё чего-нибудь в этом роде. Но ведь это могло случиться. И наверняка произойдет, если даже и не сегодня, то со дня на день. Я оптимист по натуре.

Занавески в окне перестали шевелиться.

Затем дверь немного приоткрылась и — о, да! — она взглянула на меня. В точности так, как я себе это и представлял.

Я улыбнулся и сказал:

— Привет.

— Уходите.

— Что?

— Уходите. Мне этого не надо.

— Ну, я… вам не надо? — я замолчал, приводя в порядок свои мысли и укрощая безудержный полет фантазии.

Но на всякий случай все-таки позволил себе переспросить:

— Вам чего не надо?

— Того, что у вас есть.

— Хм, ответ исчерпывающий. Так вы миссис Смеллоу? Миссис Агата Смеллоу?

— Да.

— Меня зовут Шелл Скотт, миссис Смеллоу. Я частный детектив, и в данное время я работаю на миссис Джордж Холстед…

— На эту! Ха. Тьфу. Дрянь!

Она выпалила это единым словом: “Наэтухатьфудрянь!”, и у меня появилось такое ощущение, что миссис Холстед она явно недолюбливала.

— Тьфу на нее! — сказала она. — Небось это она сама и прибила старого козла.

Да, ощущение оказалось верным. Возможно, пора бы уже прислушаться к собственным чувствам и начать думать, а не витать в облаках. Решение было очень своевременным, так как если я продолжал бы мечтать о девушках танцующих под звуки флейты, то следующие несколько секунд окончательно выбили бы меня из колеи.

Поэтому я сказал:

— Именно это я и пытаюсь выяснить, миссис Смеллоу. Кто убил Джорджа Холстеда и почему. Я бы был вам очень признателен, если бы вы смогли любезно уделить несколько минут своего времени…

И тут она открыла дверь.

— Ладно, — согласилась она. — Мне скрывать нечего.

Бог ты мой, более правдивого заявления мир не слышал, пожалуй, со времен Геттисбергского послания президента Линкольна.

Если бы она стала танцевать обнаженной с развевающимся в воздухе полупрозрачным шелковым шарфом, то мир бы однозначно перевернулся, не выдержав такого зрелища. Она явно не относилась к тем женщинам, которых я привык называть “ягодками”. Миссис Смеллоу не тянула даже на самый зеленый, недозрелый помидор. Она больше напоминала огурец.

Росту в Агате Смеллоу было метр семьдесят пять или около того, а фигура была точным повторением очертаний её скелета, и все это великолепие скрывалось под обыкновенным платьем мышино-серого цвета, подол которого спускался намного ниже того места, где у неё должны были бы находиться колени, что, наверное, и к лучшему: если все её остальные прелести были того же цвета, что и лицо, то её можно было бы смело высаживать на грядку и не сомневаться, что через пару недель появятся первые побеги.

— Да заходите же, — пригласила она.

Я вздохнул и вошел в дом.

Это был милый домик. Это было первое слово, пришедшее мне в голову. Милый. Конечно, на мой вкус, здесь было довольно мрачновато, но, в конце концов, не всем же нравятся яркие цвета. Мы прошли в гостиную — это отсюда она разглядывала меня в окно — и расположились в мягких креслах, покрытых накидками из грубой ткани коричневого цвета, а на подлокотники этих самых кресел были приколоты связанные крючком белые салфеточки, или как там ещё называются эти штучки, предохраняющие обивку от преждевременного изнашивания.

На полу лежал бежевый ковер, довольно мягкий, с длинным, густым ворсом. Из угла на нас смотрел огромный экран цветного телевизора, похожий на потухший глаз Циклопа. На стене висел вставленный в рамку под стекло кусочек материи, на котором было зелеными нитками было вышито: “Дом, отчий дом”. Я дважды прочитал надпись, желая быть до конца уверенным, что не ошибся.

— Насколько я понимаю, вам уже известно о смерти мистера Холстеда, — начал я.

— Да. Я молилась за него, но это так и не помогло. Я знала, что рано или поздно это все-таки произойдет.

— Вы знали о том, что его убьют?

— Я не это имела в виду. Я знала, что он закончит свою жизнь бесславно. Я ведь говорила ему. Можете не сомневаться, я его предупреждала. И не один раз.

Да уж, кто бы сомневался, подумал я. Еще с минуту или две мы беседовали о чем-то незначительном. Да, подтвердила она, они были женаты несколько лет. Четырнадцать с половиной лет. Развелись четыре года назад. Да, она сама подала на развод, и её просьба была удовлетворена. Но первые признаки надвигающейся беды стали ей заметны ещё задолго, очень задолго до того. Это было знамение. К нему подбирался сам сатана.

— Что? — переспросил я.

— Сатана.

— Сатана, а? Это который… Адам? Нет, что-то я напутал. То есть вы имеете в виду дьявола?

— Да его, нечистого.

В доме было гораздо прохладнее, чем показалось мне, когда я впервые вошел в него с улицы. Шторы на окнах были опущены — в комнате царил таинственный полумрак — и миссис Смеллоу разглядывала меня, она сидела, вперив в меня свой стеклянный взгляд.

— Я знала, — говорила она. — Я догадывалась, что происходит. Я предупреждала его. Клянусь, я его предупреждала.

— Гм.

Она замолчала. Но стеклянный взгляд был по-прежнему устремлен на меня. Я сделал какое-то осторожное замечание относительно развода, избегая спрашивать её напрямую о его причинах, но она сама завела об этом разговор без каких бы то ни было намеков с моей стороны. Как будто ей самой хотелось излить передо мной душу и рассказать обо вем.

— Он совершил самый отвратительный, самый гнусный, самый низкий поступок, который только может совершить мужчина.

— Вот как? Полагаю вы имеете в виду…, — я выжидающе замолчал. Простор для домыслов и фантазий огромный. Интересно, что именно она имела в виду?

И в следущее мгновение она удовлетворила мое любопытство.

— Он нарушил свой священный обет.

— Как?

— Сами знаете.

— Нет, не знаю. То есть, не уверен. Мало ли, что можно натворить. Мне так кажется. Разумеется, я не специалист по этим делам. Так откуда же мне знать?

— Но вы же мужчина!

— Что ж, спасибо на добром слове. Очень любезно с вашей стороны… Погодите-ка. Вы имеете в виду…

— Именно.

Мне показалось, что я понимаю, о чем идет речь. Или, по крайней мере, почти понимаю. Но зато теперь я не знал, как убедиться в справедливости своих предположений, как заставить её выразиться поточнее.

— А, наверное вы имеете в виду, что мистер Холстед, состоя в браке с вами, совершил этот самый… хм… отвратительный грех… — Это было очень непросто.

— Он нарушил свой брачный обет.

— Ну да. Я так и понял.

— Я застала его с ней.

— С ней? Что ж, давайте выразим это поточнее. То есть с другой женщиной. Вы это имеете в виду.

— А с кем ещё я могла бы застать его?

— Понятия не имею.

— В моем собственном доме. В спальне!

— Надо же. Да, это уже ни в какие рамки не лезет. В вашей собственной спальне…

— Не в моей. В его. Они были там… в его спальне. — Она принялась что-то тихо бормотать, как если бы уже от одних только воспоминаний об том случае ей становилось дурно.

Но все обошлось. Довольно странно, но от этих страданий, она заметно оживилась и казалась даже здоровее, чем прежде.

Вообще-то страдала она дольше, чем я на то рассчитывал. Поэтому примерно минуту спустя я сказал:

— Понимаю. Значит у него была своя спальна, а у вас — своя.

У неё округлились глаза, и готов поклясться, что теперь кости её грудной клетки вздымались и опускались гораздо чаще, чем за все время с момента моего прихода. Лицо её залила краска, в том смысле, что его зеленоватый оттенок стал более ярким.

— Да, — зловеще прошелестела она. — Да… нам пришлось райзотись по отдельным спальням. Ему всегда хотелось… Только так я могла удержать его от…

На этот раз она сама не знала, как закончить фразу. Я попытался помочь ей в этом.

— Похоже, он был одержим животной стратью, а?

— Вот-вот, именно так. Вы меня понимаете. Животное, животное… Я знаю, нельзя говорить плохо о мертвых. Он он был гадким, ужасным, распущенным человеком, царствие ему небесное.

— Что ж, миссис Смеллоу, с вашей помощью мне удалось лучше узнать его характер. Я, конечно, надеялся, что вы, возможно, сообщите мне нечто такое, до чего я ещё сам не сумел докопаться. То есть сможете подсказать мне, кто мог ненавидеть его так сильно, что решился даже на убийство… — я осекся. Пока что под это описание подходила лишь сама миссис Смеллоу.

Но я поспешил прогнать эту дурацкую идею и продолжал:

— Мотив для убийства или…

— Секс.

— А?

— Секс, то, что имеет отношениек к сексу, вот вам и мотив. Сами поймете. Мистер Холстед был сексуально озабоченным маньяком. Он запутался, погряз в трясине плотских утех и попал в плен к сатане. Вот почему он умер.

— Кажется, я понимаю, что вы ведете речь. Я же имел в виду вещи более приземленные, как, например, возможная месть на почве деловых контактов, или ненависть человека, которому стало известно о каких-либо неблаговидных махинациях мистера Холстеда…

Она снова перебила меня, что, наверное, и к лучшему, так как ещё совсем немного, и я сам заговорил бы языком миссис Смеллоу. У меня была и другая причина для радости, но появилась она не раньше, как моя собеседница закончила свою тираду.

— Насилие должно было свершиться, этот разврат не мог продолжаться бесконечно. Мистер Холстед и эти его порочные приятели и их бесстыжие гулянки. Секс и голые тела, зло и порок. Все эти грешники попали в лапы к сатане. Голые грешники. Голые, голые, голые!

Я немного отодвинулся от нее.

Жизненные соки, видимо, переполняли её, в какой-то момент мне даже почудилось, что ещё немного, и она просто-таки загорится подобно зеленому сигналу светофора.

— Так, значит, вам известно о вечеринке? Вы, кажется, сказали эти гулянки?

— Да, конечно, я знаю о них. — Она замолчала и сверкнула глазами в мою сторону, и, немного помедлив спросила: — Вы ведь тоже в курсе, не так ли?

— Ну, я-то оказался там совершенно случайно. Но так и подумал, что, наверное, это было это самое. Типа случайного… эээ… флирта с сатаной.

— Это не случайность. Это был своего рода… ритуал. Привычка. Они постоянно занимались этим.

— Не может быть.

— Может. Это был их клуб, секс-клуб. Каждые две недели они собирались у кого-нибудь дома и… короче, сами знаете.

Я знал. Вообще-то её довольно-таки страстное объяснение не было для меня откровением, особенно если принять во внимание то, что мне довелось увидеть и услышать незадолго до того, как я взялся за расследование этого дела. И все же от столь грубого заявления мне сделалось как-то не по себе.

Я сказал:

— Подождите, миссис Смеллоу. Это уже довольно серьезное обвинение. Возможно, все так было, но тут уже нужны более веские доказательства, а не просто измышления.

— Я ничего не придумываю. Я их видела. И не один раз.

— Вот как?

Наверное, на неё нахлынули воспоминания, так как ещё некоторое время она сидела молча, поводя по сторонам своими невыразительными гляделками, а затем сказала:

— Не нарочно. Это получилось чисто случайно. На холме, что за домом мистера Холстеда, есть такое место, откуда видна часть бассейна. И сад. Как-то вечером я проезжала по той дороге. Случайно… ну вот и увидела.

— Ага. И полагаю, увиденное вами не было похоже на обыкновенную вечеринку и бассейна.

— Думаю, что нет. К тому же, при очередной встрече с мистером Холстедом я сказала ему об этом, я его предупреждала. Честное слово. А он лишь рассмеялся в ответ. — Не разжимая губ, она принялась водить языком внутри рта, словно пытаясь нащупать обнаженные нервные окончания. — Просто посмеялся. И не стал ничего отрицать. Да ещё имел наглость сказать, что наверстывает упущенное за годы…

Тут она замолчала и закусила губу.

— Не думайте, что я специально наговариваю на него. Я ничего не придумала. Я говорю лишь, то что знаю. Они организовали свой собственный клуб. Разве вам никогда не доводилось слышать о подобных вещах?

— Ну да, конечно, приходилось. Но только раньше я никогда не сталкивался с этим так близко.

— Такие настали времена. Мир катится в пропасть. Вы только оглянитесь вокруг: читайте, смотрите, слушайте. Разврат, воровство, убийства, вырождение нации. Это все секс.

— Ну что вы, миссис Смеллоу, ведь секс появился не вчера…

— Не вчера, — неохотно согласилась она, как будто сожалея, что это именно так.

— … даже крохотные атомы вращаются вокруг ядра; и птички с пчелками…

Но она была в своей стихии, и по-моему, совершенно не собиралась сдавать позиции.

— А телевидение, — сказала она. — Это же видно невооруженным взглядом. Там голые женщины моются в душе у всех на глазах.

— Ну, я не думаю, что они совсем уж голые. Наверное они одевают специальные розовые трико или ещё что-нибудь. Здорово придумано. Даже не сразу и поймешь…

— Голые. Зубная паста, масло для волос, автомобили, бритвы, туалетная бумага…

— Ну что вы, не надо…

— … мыло, белые торнадо, дикие мужики на лошадях, огромные скачущие лошади, деодоранты, депиляторы, распутство, сигатеры, табак для трубок, зубная паста, масло для волос…

Она пошла по второму кругу. И тогда, стараясь отрешиться от этой болтовни, я вынул сигарету и щелкнул зажигалкой.

— Не надо! — вскрикнула она.

— А?

— Не зажигайте сигарету. Здесь курить нельзя. Я никому не разрешаю здесь курить.

— Прошу прощения. Как-то само собой получилось. Обещаю, что этого больше не повторится. — Я убрал сигарету обратно в пачку и сказал: — Значит, мистер и миссис Холстед вместе со своими друзьями устроили своего рода клуб. Что ж, это многое объясняет. Но все равно не ясно, кто же убийца. И почему кому-то могло понадобиться его убивать.

— Почему? Я же все вам рассказала.

— Знаю, но вряд ли…

— И ещё не одному такому правосудию суждено свершиться. Их будут сотни, тысячи. Видать такая уж судьба у этого мира, если даже газеты стали писать об обмене женами. Сами знаете, это же выставляется на всеобщее обозрение. За триллионы лет мир ещё не видел такого распутства. Я тоже читала об этом; всегда читала газеты. И книги. Я знаю, потому что давно слежу за этим. И я молюсь; молюсь за их грешные души. — Она заполчала и со вздохом заломила свои костлявые ручонки. — Все признаки налицо, мир катится в пропасть, оказываясь во власти сатаны. — Тут она разжала руки и взмахнула одной из них.

Этот указующий жест был направлен куда-то в угол комнаты. Взглянув в ту сторону, я заметил стоящий у стены большой книжный шкаф, все три полки которого были забиты книгами. В нем находилось примерно сотня книг в твердых переплетах, соседствовашие с книжками в мягких обложках. Совсем неплохо для домашней библиотечки.

— Не возражаете, если я подойду поближе? — поинтересовался я. Черт возьми, нужно же было найти себе хоть какое-то занятие, раз уж курить все равно нельзя.

— Конечно, — разрешила она. — Конечно.

Встав с кресла, я подошел к книжному шкафу и пробежал взглядом по заголовкам. Здесь были и последние бестселлеры, томики прекрасной библиотечки из публикаций “Ридерз Дайджест”, и даже несколько детективных романов в мягких переплетах с интригующе оформленными обложками.

Но тут мое внимание превлекла часть одной из полок, на которой стояли книжки, на корешках твердых и мягких переплетов которых красовались заголовки более или менее перекликающиеся с тем предметом, о коем миссис Смеллоу говорила с такой страстью — уж не знаю чего в ней было больше, любви или ненависти.

Я провел пальцем по корешкам, и миссис Смеллоу сказала:

— Это они. Они самые.

Затем она, как ни в чем не бывало, продолжила развивать свою мысль.

— Это повсюду вокруг нас, повсюду; воздух, отравленная атмосфера, загубленная земля, земля и люди, загубленные, — её голос то стихал, то становился громче, то снова стихал, она как будто напевала вполголоса давно забытую песню, которая не была обращена ни к мужчинам, ни даже к женщинам, ни к кому-либо еще, кроме неё самой. Но это была очень старая песня.

В то время, как она тихо бормотала у меня за спиной, я разглядывал уставленную книгами полку.

Заголовки были довольно познавательные: “Эротическая революция” Лоуренса Липтона; “Сексуальный бунт шестидесятых” доктора философии В.Д.Спрейга; “Клубы обмена” и “Общество колеблющихся” Уильяма и Джерри Бридлав; “Бархатное потполье” Майкла Ли. Между очень толстой книгой в твердом переплете “Кама-кала” и не такой большой “Эрос и зло” Мастерса была всунута невзрачная брошюрка “Секс в Америке” под редакцией Грюнвальда. Затем шли “Кама-сутра Ватсийяна”, “Кока-шастра” и “Ананга-ранга”. Еще одна брошюрка: “Доклад лорда Деннинга — Дело Кристин Килер и Джона Профумо” и ещё примерно дюжина книжек на ту же тему.

— Масло для волос и бритвы, — подвывала миссис Смеллоу.

Я снял с полки одну из книг — толстый том в клеенчатом переплете; возможно, мой выбор пал именно на нее, потому что обложка казалась довольно захватанной и потертой, а может и потому, что автором оказался доктор медицины по фамилии Скотт — Ричард, не Шелдон. Озаглавлено это сочинение было так: “Сексуальные шестидесятые: экстраполяция прогноза”. Никогда не видел ничего подобного.

В то время, как я держал книгу в руках, она сама собой открылась на странице 47.

Я обратил внимание на то, что несколько строчек было подчеркнуто простым карандашом. И тогда я задержал взгляд на нескольких из них. “… в шестидесятых годах, в десятилетие сексуальной революции, старые и общепринятые моральные устои превратились в цитадель, подвернувшуюся атаке, и скоро стены её не выдержат и рухнут. В устоявшиеся традиции вносятся изменения…” Я пропустил несколько строчек. “… был фермент, проникающий в яичники, эндокринные и половые железы людей во время полового акта.”

Это казалось бредом сумасшедшего, но я был заинтригован и позволил себе прочитать ещё несколько строчек. “Вместе с тем — а вначале, разумеется, предшествуя этому — возникли бесчисленные чувственные раздражители, превалирующие над всем остальным, как, например, в атмосфере превалирует кислород: объявления в газетах и журналах, на радио и особенно на телевидении — все это явно или завуалированно рассчитано на рефлекс, вызывающий повышенный интерес к сексу. Появляются новые названия, а уже потом разрабатываются, производятся и попадают в продажу товары, призванные вызывать максимальную эрекцию у мужчин и похотливые фантазии у женщин. Мужским бальзамам для волос приписываются более…

— Зубная паста! — выкрикнула у меня за спиной миссис Смеллоу. Это уже больше походило на боевой клич, чем на безобидное бормотание. — Огромные скачущие лошади! — снова воскликнула она.

Я продолжал читать, выбрав ещё несколько подчеркнутых отрывков. “… лосьоны и бальзамы, жевательная резинка и прочие безделушки с такими выразительными названиям, как: Соблазн… Сладостный плен… Возьми меня… Сделай это… Акт… Оргия… Сладострастие…”

— Жеребцы! — неистовствовала миссис Смеллоу. — Наковальни! Подковы! Мыло, супы, сигареты…

— В подобной атмосфере многие люди, связанные узами брака, подпадают под гипнотическое влияние законодателей моды с Мэдисон-Авеню, этих воротил Большого Бизнеса, одержимых тягой к наживе, упорно снова и снова твердящих во всеуслышание: “Попробуйте сами… Присоединяйтесь к поколению сексуально раскрепощенных людей… Сделайте это прямо сейчас!” Эти вопли звенят многократным эхом в душах обывателей, и в ответ те смущенно лепечут: “А почему бы нет?”

— Голые! Голые лошади!

Похоже, она окончательно зациклилась на лошадях, это уж точно.

Но мне было любопытно, к чему это парень клонит, если он вобще имеет в виду что-то конкретное. И поэтому я прочитал ещё несколько строчек.

“Вполне прогнозируем последствием этого оказалось повсеместное возникновение племенных групп, собиравшихся в уединенных местах, устраивая там оргии, выражая тем самым свое стремление к чувственному освобождению, достигаемым при помощи временного многомужества и многоженства, т. е. коллективного разврата.”

Я покачал головой. Полный научный бред. Но хуже всего то, что ничего не понятно. Прочитанное не давало возможности судить о том, какую именно позицию занимает сам автор: за он или же все-таки против. Возможно, он издал эту дурацкую книжицу на собственные деньги. Я открыл титульный лист. Ну конечно. “Доктор Скотт Медикал Пресс”. Что ж, наверное, иногда можно задурить людям голову, но только время от времени и не всем сразу. Всех все-равно не обмануть.

— Повсюду! Везде. Перед глазами, на слуху…

Я мысленно снова отрешился от её воплей. Она была ещё хуже, чем сам доктор Скотт, который, как мне кажется, и произвел такой эффект: “… подсознательные призывы раздаются направо и налево, отовсюду доносятся грязные лозунги. “Распутство или смерть!” и “Лучше случка поздно, чем никогда!” Все это начиналось с робкого шепота, небольших статеек на страницах бульварных газет, затем пошли сплетни, начали появлять клубы, где занямаются развратом и обмениваются женами, новое племя эмансипированных недоумков…

— Повсюду, везде, и здесь… и там…

Сил моих больше не было выносить все это. Поэтому я быстренько открыл последние страницы книги.

“Таким образом, в результате резкого отказа от воздержания и аскетизма, маятник качнулся в противоположную сторону, выходя далеко за крайнюю ограничительную отметку, увлекая за собой весь механизм в сторону необузданного разврата, распущенности и вседозволенности. И уже больше никто не обращает внимание на робкие возгласы, призывающие вспомнить о добродетели и целомудрии. Им слышна лишь песнь собственных чувств…”

Я закрыл книгу.

Миссис Агата Смеллоу умолкла.

Я вернулся и снова сел в кресло.

— Ну что, мистер Скотт, теперь вы видите? — сказала она.

— Вижу, — вздохнул я. — Ну что ж, вы оказали мне непереоценимую помощь, миссис Смеллоу.

— Правда? Очень рада слышать. Я вправду помогла?

— Конечно. Так что мне пора…

— Не уходите.

— Но я должен…

— Мне так редко выпадает возможность поговорить… то есть, я хотела сказать, обсудить столь важные проблемы. Я… может быть задержитесь ещё не надолго?

Я взглянул на часу.

— Ладно, но только не надолго.

— Я знаю, вам хочется выпить. — Она изобразила на лице некое подобие улыбки. — У меня на это нюх.

У неё было великолепное чутье. Она могла унюхать все, что угодно. Но, тем не менее, я сказал:

— Да, я уже пропустил сегодня стаканчик.

— Я время от времени тоже не отказываюсь выпить глоточек-другой. Тут так одиноко. — Но углубляться в детали и дальше развивать тему она не стала, а лишь сказала: — Я так взволнованно, и думаю, что выпить не помешает. — У меня же от этих слов по спине пробежал холодок.

— Я так одинока, — сказала она как бы между прочим. Думаю, так оно и было на самом деле. Полагаю, миссис Смеллоу действительно не хватало компании.

— Я умению смешивать мартини, — объявила она.

— Правда? — переспросил я без особого энтузиазма.

— Вы выпьете мартини, мистер Скотт?

— Конечно. Прекрасная мысль, миссис Смеллоу.

— О нет, не называйте меня миссис Смеллоу. Для вас я просто Эгги. А как мне к вам обращаться? Шелдон?

— Шелл, просто Шелл.

— Вы зовите меня Эгги, а я буду называть вас Шелл. Договорились? И если мы сейчас выпьем по бокалу мартини, то мне кажется…

— Конечно, — сказал я. — Конечно, Эгги.

— Почти как на вечеринке… — Тут очевидно она поняла, что её замечание может быть превратно истолковано и ахнула: — Ой, я совсем не имело в виду…

— Я знаю, — натянуто улыбнулся я. — Ну что ж, тогда давайте выпьем мартини. Конечно, не очень много. — Я сделал небольшую паузу. — Вы хотите, что бы я сам приготовил выпивку?

— Нет-нет. У меня есть рецепт.

Она поднялась и устремилась в противоположный конец комнаты, а я тем временем воздел глаза к небесам и тихонько застонал. Ладно, думал я, один стакан я выпью. А потом нужно будет вскочить на коня… то есть, в машину… и лететь в “Гамильтон-Билдинг”. На два часа у меня назначена встреча, так что времени остается в обрез. Возможно, вас выпивка и не располагает к тому, чтобы срываться с места и опрометью бежать куда-то, но это было именно то, что я собирался сделать.

Она вернулась, неся в руках бокалы с мартини. Мы сели, чинно поговорили на разные темы и даже пару раз чокнулись бокалами.

И все-таки она была довольно страшной.

Но вот наступил момент, когда по какой-то непонятной мне причине, Эгги вдруг на мгновение преобразилась. Чуть-чуть, совсем немного, но это факт. Я не склонен списывать это на действие мартини, который, кстати, оказался просто замечательным, что тоже довольно странно. Очевидно, рецепт его приготовления она получила у какого-то мудрого врача. Нет, просто в какой-то момент её лицо утратило “кусучее” выражение и показалось даже приятным.

Но все-таки была она далеко не красавицей. Я никак не мог представить себе, какой она была или могла быть в молодости. Глаза у неё были вполне нормальные. Просто они казались безжизненными и потухшими, а в уголках уже залегли глубокие морщинки. Волнистые локоны тоже могли бы выглядеть вполне сносно, если бы их как-нибудь уложить и заколоть — одним словом, что там женщины делают со своими волосами. И губы тоже можно было бы считать вполне сносными, если бы только они не были так страдальчески поджаты. Улыбка её казалась очень натянутой, как будто она давно забыла, как улыбаться.

Что ж, может быть и так. Возможно, жизнь не щадила её, нанося удар за ударом. Хотя, конечно, она сама напросилась на это. Кто знает? И мне-то откуда знать? Решительно неоткуда.

Эгги этого тоже не знала. Она объясняла мне, что если бы не секс, не всеобщий разврат, распущенность и прочие пороки, то мир сейчас бы не сползал бы в пропасть, оказываясь во власти сатаны. И мистер Холстед был бы жив. И все было бы просто замечательно. Время от времени она говорила подобные вещи.

— Даже птички пели бы радостней, — сказала она. Думаю, для того, чтобы захмелеть, ей вполне хватило и одного бокала мартини.

— Что ж, Эгги, — сказал я, — больше всего птички поют весной. Не забывай об этом. Поют как одержимые, когда у них начинается брач… когда начинают вить гнезда. Все не так уж и плохо. Им нужны гнезда. Иначе пичужки просто попадали бы с деревьев.

До этого наша беседа была настолько сексуальной — вернее, имеющей отношение к теме секса — что, естественно, все мои мысли были заняты лишь предметом разговора. В чем, разумеется, нет ничего удивительного. В конце концов, вряд ли мое мнение по этому поводу сильно отличалось от того, о чем думала Эгги.

Итак, диалог продолжался.

— Секс.

— Ага.

— Секс. Все дело в нем.

— Да уж. И то верно. Я бы, пожалуй, не смог выразить лучше.

— Секс…, — снова повторила она, смакуя это слово, как обычно смакуют оливку, насаженную на край первого бокала мартини. Она как будто пробовала его на вкус, прислушиваясь к собственным ощущениям и решая, нравится ли ей это или нет.

Но с оливками так происходит сплошь и рядом. Особенно, когда съедаешь первые несколько штук. В этом смысле у них есть что-то общее с шоколадными конфетами.

Одни люди просто снимают их с краешка бокала и выбрасывают, а потом до последней капли выпивают содержимое бутылки. Другие же просто не обращают на оливки никакого внимания, а просто смиренно съедают, и то лишь потому, что их принято подавать к мартини. А третьи так и живут, не познав их настоящего вкуса.

Мне не понравился ход моих мыслей.

Мы разговаривали о сексе, а я мысленно зачем-то приплел сюда оливки. Мне очень не хотелось, чтобы каждый раз при взгляде на оливки у меня возникали бы мысли о сексе. Это можно было бы сказать и наоборот — при каждом взгляде на секс, возникали бы мысли об оливках. И куда бы это меня привело? Похоже, с выпивкой нужно заканчивать.

Пришла пора уходить, и это было совершенно очевидно. Даже часы напоминали мне об этом. Вообще-то, я уже опаздывал.

Эгги проводила меня до двери. После одной или двух фраз, произнесенных с томными вздохами, она сказала:

— Мне было приятно побеседовать с тобой, Шелл. Надеюсь, ты ещё как-нибудь заглянешь ко мне. И пусть твоя жена тоже приезжает с тобой.

— Ну, вообще-то это не так просто. У меня нет жены.

— Ты так больше и не женился?

— Я никогда не был женат, Эгги.

Она удивленно захлопала глазами.

— Сколько же тебе лет? Выглядишь ты лет на… ну, я бы сказала, лет на тридцать. Угадала?

— Точно. Вообще-то, мне уже за тридцать.

Она пришла в ужас.

— Тридцать! И не женат? И никогда не был?

Она осталась стоять, как вкопанная. После всего, что она наговорила мне, кровь бурлила в её венах, как струится сок по стволу древнего дерева.

— О, Шелл, — проговорила она, наконец, — вы лишили себя такой радости и отказались от великого предназначения, уготованного судьбой мужчине!

Это были её собственные слова. А я только что едва не влюбился в нее.

Глава 10

На улице у “Гамильтон-Билдинг” что-то происходило.

Что это не было за событие, я все-равно пропустил его. Я опаздывал уже на целых семь минут. И все из-за Эгги.

“Гамильтон-Билдинг”, здание, в котором находится мой офис, расположено в центральной части Лос-Анджелеса, на Бродвее между Третьей и Четвертой улицами. Рядом с офисным зданием находится автостоянка, где я обычно оставляю свой “кадиллак”, и именно туда я и направлялся — но только не доехал. Вернее, не сразу.

Я был всего в квартале от стоянки, когда улицу огласило пронзительное завывание сирены. Я вырулил к тротуару и остановился. Полицейская машина с красной “мигалкой” на крыше находилась в двух кварталах от меня, и ехала она по Бродвею в мою сторону, направляясь к “Гамильтон”.

Автомобиль с сиреной на крыше мчался с невероятной для вечно наводненной автомобилями улицы скоростью — миль сорок-пятьдесят в час. Проехав перед “Гамильтон”, он проскочил мимо, слева от меня, и от душераздирающего рева сирены по спине у меня пробежал неприятный холодок. По мере того, как расстояние между нами увеличивалось, сирена становилась все тише и тише, но тут где-то поблизости раздался вой другой сирены. А потом ещё одной.

Не припомню другого такого случая, чтобы когда-нибудь в этом районе поднимался такой шум. Полицейский автомобиль резко затормозил, останавливаясь перед входом в “Гамильтон”. Во всяком случае, протестующий визг тормозов был слышен за квартал. Из машины выскочили двое полицейских и метнулись к тротуару. Мне были видны и другие бегущие люди.

А ну тротуаре уже собиралась толпа. И не просто на тротуаре, а четко перед самым входом в “Гамильтон”.

Я завел машину, до отказа вдавил в пол педаль газа, направляясь по Четвертой улице к стоянке, когда послышался приближающийся вой ещё одной сирены. К “Гамильтон” подкатил ещё один автомобиль. Это был длинный лимузин “скорой помощи”; оставив свой “кадиллак” на попечение служителя стоянки, я поспешил к месту происшествия и видел, как санитары распахнули задние двери кузова.

В то время, пока я продирался сквозь толпу, состоявшую из нескольких десятков любопытствующих сограждан, санитары вышли на тротуар, держа в руках носилки. Всего несколько футов и пять-шесть человек отделяли меня от эпицентра всеобщего внимания — распластавшегося на асфальте тела. Мужчина лежал на тротуаре вниз лицом, широко раскинув ноги с вывернутыми наружу ступнями.

— Разрешите…, — сказал я, тронув за плечо стоявшего впереди меня парня, но тот даже с места не сдвинулся. Поэтому мне пришлось заставить его посторониться.

Я легонько толкнул его, не грубо, потом ещё раз и еще, и наконец он подвинулся. Он совсем не возражал. И вряд ли вообще обратил на это внимание. Но в следующий момент он все-таки обернулся и взглянул на меня. Глаза его возбужденно сияли, а лицо казалось несколько бледным.

— Ну и как вам это? — поинтересовался он.

Похоже этот день стал самым знаменательным в его жизни. Не знаю, как так получается, но есть категория людей, которых как магнитом притягивает туда, где происходят большие или даже не слишком большие несчастья, и иногда начинает казаться, что чем серьезнее происшествие, тем большее удовольствие они получают от созерцания его последствий. Возможно такие индивидумы и выглядят немного испуганными, но во взглядах уличных зевак читается скорее восторг, чем сострадание к мертвым, искалеченным, раненым или умирающим людям. Что ж, цивилизованный человек наблюдает за скорбной сценой.

Лежащий на тротуаре человек не подавал признаков жизни.

Мне до сих пор ещё не удалось выбраться из толпы, но мне и отсюда была хорошо видна его изрешеченная пулями спина, темные пятна крови на ткани пиджака в мелкую ломаную клетку и голову, одна сторона которой превратилась в кровавое месиво.

Я двинулся вперед.

— Прошу прощения, мисс. Мне надо пройти.

Еще одна, стоит в первом ряду прямо передо мной. Иногда эти дамочки из толпы оказываются похлеще мужчин. Но я никак не ожидал увидеть здесь такую женщину, как эта — ни здесь, ни где-либо ещё поблизости. Возможно, потому что красавицу труднее заподозрить в чем-то неблаговидном.

А передо мной стояла именно красавица. Высокая блондинка с длинными волосами, мягкие, блестящие на солнце пряди которых ниспадали на плечи. Лица её я как следует не разглядел, мне был виден только профиль, который, пожалуй, мог бы украсить храмы Трои, а безупречное тело сделало бы её королевой вакханалии.

Одета она была просто: нежно-голубой свитер и юбка более темного тона, широкий пояс, белый шарфик, изящно наброшенный на шею. Она стояла, скрестив руки на необычайно пышной груди и не сводя глаз с человека на тротуаре.

В тот момент, когда я коснулся её плеча, она обернулась, и я увидел её лицо, которое вдруг почему-то опрокинулось.

Пожалуй, это наиболее точное выражение, какое можно употребить применительно к данной ситуации. Пару секунд она вполне спокойно глядела на меня. На третьей и четвертой екунде её черты — как бы это поточнее сказать — застыли, что ли. В тот миг она была скорее похожа на застывшую фотографию. А затем её лицо начало меняться, превращаясь в странную гримасу.

Она глядела на меня во все глаза, которые с каждым мгновением распахивались все шире и шире, пока, наконец, не оказались выпученными до предела.

— О-о, — вырвался тихий вздох из её влажных, приоткрытых губ.

За этим последовал судорожный вдох. Можно было подумать, что у неё вдруг отказали легкие, и ей приходится ловить воздух ртом, чтобы вновь наполнить их.

Она снова вздохнула: “О-ох,” — и прямо у меня на глазах лицо её начала заливать мертвенная бледность.

Довольно странно, что всего за несколько секунд я успел подметить так много деталей. Времени было очень мало. Прошло всего каких-нибудь десять секунд, прежде, чем она ушла, и не просто ушла, а развернулась и едва ли не напролом начала пробираться сквозь толпу.

Но я заметил, что у неё были светло-карие глаза, гладкая кожа, и что из косметики она пользовалась лишь помадой и тушью для ресниц.

Когда она внезапно развернулась, прошла мимо меня и принялась торопливо протискиваться сквозь толпу, я следил за каждым движением её стройного, гибкого тела. Это была природная грация молодого деревца, покачивающегося под порывами теплого ветерка, деревца, ветви которого обременены тяжестью спелых плодов. Это лицо мне не забыть никогда; и каждое её движение тоже навсегда останется в моей памяти.

Интересно, подумал я тогда, чего это она вдруг так разволновалась?

Я взглянул на человека у моих ног. Санитары уже поставили носилки на землю и готовились переложить на них пострадавшего. Рядом затормозила ещё одна полицейская машина, и я слышал, как одна за другой хлопнули две дверцы, а затем раздались торопливые шаги.

Я узнал раненого — вернее, убитого. Черт, скорее всего он был уже мертв. Мне была видна его голова и огромная, безобразная рана зиявшая среди седых волос. Не говоря уж об изрешеченной пулями спине.

Я снова пригляделся к этим седым волосам. И кажется, начал понимать, в чем тут дело.

Это был рослый человек. Его звали Портер, и он начал снимать офис в “Гамильтон” всего пару недель назад, дипломированный бухгалтер, хороший семьянин и отец двоих детей. Ему было за пятьдесят, то есть он был больше чем на двадцать лет страше меня, но в то же время был очень на меня похож — особенно со спины. Думаю, в основном, из-за цвета коротко стриженых волос. И фигурой тоже.

И, разумеется, он направлялся в “Гамильтон-Билдинг”. Его труп лежал всего в каком-нибудь ярде от входа, а на асфальте вокруг головы растекалась кровавая лужа.

В то время пока я стоял, разглядывая убитого, капитан Сэмсон подбежал к месту происшествия и склонился над трупом. Наверное он был одним из тех, кто приехал на последней полицейской машине.

— Эй, Сэм, — окликнул его я.

В это время он как раз разглядывал лицо мертвеца. Так что ему уже было известно, что это не я. Но он все равно вздрогнул и резко вскинул голову, как если бы его с размаху ударили в челюсть; уставился на меня и поднялся с земли.

Лицо его утратило свой здоровый розовый цвет и казалось очень бледным. Он даже как будто несколько постарел — лет на сто, не больше.

— Ты сукин сын, — сказал он, не обращая внимание на толпу. — Ты… как ты меня напугал.

Я подошел к нему и хлопнул по плечу.

— Признаться, я и сам немного струхнул, приятель, — заметил я. — Ты знаешь, кто это такой?

Он покачал головой.

Тогда я рассказал ему, что мне было известно, после чего он подошел к ближайшей полицейской машине и передал по рации информацию в участок.

Затем он вернулся обратно и сказал:

— Я подумал что это ты. Ты, козел безмозглый. — Он был все ещё зол на меня.

— Кое-кто тоже так подумал, Сэм.

Он взглянул в сторону машины “скорой помощи” в открытые задние дверцы которой уже грузили носилки с телом. Мне были видны лишь плечи и голова убитого.

Сэмсон достал черную сигару, закурил её, зажал в зубах, но подбородок у него все ещё дрожал. Еще полминуты, и сигара окажется на земле, а он будет жевать табак.

— Кто же? — спросил он, а затем огляделся по сторонам и поспешно добавил: — Ладно, потом.

Вокруг было слишком много чужих ушей. Сэм знал, что в толпе должны находиться полицейские в штатском, чьей задачей было прислушиваться к репликам и разговорам прохожих, так как некоторые из них могли проявлять к случившемуся повышенный интерес, выходящий за рамки обыкновенного любопытства.

Немного позже они поделятся с Сэмом своими наблюдениями, но пока известно нам было очень и очень немного. Сэм ввел меня в курс дела, когда мы вернулись в Департамент полиции и сидели у него в кабинете.

К слову сказать, прежде чем уехать из “Гамильтон-Билдинг”, я не забыл заглянуть к малышке Хейзл и сообщить ей, что со мной все в порядке. Заодно я также одарил её крепким и страстным поцелуем — не взирая на все её визги и протесты, сопровождаемые не слишком убедительными взмахами маленьких кулачков. А потом ошул, потешаясь над фразой, оброненноей ей на прощание: “А я ведь была девственницей!”

Когда мы расположились у Сэма в кабинете, он сказал:

— Пока что, отбрасывая показания тех, кто утверждает, что преступники приехали на танке и их было семеро, выяснить удалось следущее: двое мужчин, не пешеходы, приехали в седане неброского цвета, не то синего, не то коричнего. Затормозили у тротуара, подняли капот — якобы у них там что-то сломалось, сам понимаешь, вынужденная остановка.

Я кивнул.

Никто не знал, что происходит, пока не прогремели выстрелы. Очевидно, когда они заметили Портера, то один из них закрыл капот, а водитель завел машину; так что они были готовы уезжать. Четыре пули угодили Портеру в спину, одна в шею, и ещё две разнесли голову. Но выстрелов было сделано больше; наверное, были разряжены две полные обоймы. Оружие автоматическое, 45-го калибра. Скорее всего, преступники отъехали за несколько кварталов и пересели в другую машину. Все чисто, ни одного мало-мальски нормального описания. Кто мог знать, что ты собираешься появиться у себя в офисе около двух?

— А почему ты решил, что кто-то об этом знал?

— По двум причинам. Во-первых, Портер. Вы очень похожи. Я и сам принял его за тебя.

— А что во-вторых?

— Мне позвонили. Сейчас расскажу. Но ведь кто-то знал, что ты должен вернуться. — Это было утверждение, а не вопрос.

— Да. Только не знаю, кто именно. — Я рассказал ему о том, как Хейзл позвонили, как встреча была назначена на два часа, а потом добавил: — Что-то многовато звонков на сегодня. Так кто тебе звонил?

— Мужчина, голос сиплый, грубый, похоже, пропитой. Он не представился и своего адреса тоже назвать не пожелал.

— И что он сказал?

Сэм задумчиво прищурился, восстанавливая в памяти услышанное.

— Примерно так: “Привет, папаша. Только что у “Гамильтон” стреляли в Шелла Скотта. Стреляли и пришили. Ну что, папаша, доволен?” Затем он с грохотом бросил трубку. — Сэм потер ухо, углубляясь в воспоминания.

— Интересно, зачем, черт возьми, этому придурку понадобилось звонить тебе?

— Да кто ж его знает. В последнее время эта шваль совсем распоясалась. Возможно это кто-то из них… или ещё какой-нибудь ухарь, которому не терпится поскорее сжить меня со свету.

— Догадываюсь, что и меня тоже.

— А может быть и нет. Может быть он вовсе и не собирался никого изводить. Просто терпеть не может полицейских, вот и решил лишний раз “уесть”. Вот такие странные дела, Шелл.

— Ага, все может быть. Так в какое время он тебе позвонил?

Сэм заглянул в раскрытый блокнот, лежавший на столе.

— Позвонив мне, он ничем не рисковал. Это было в пять минут третьего. Ну, возможно, за минуту до того, как сообщение о происшествии поступило на пульт.

— Ясно. Значит, сразу после стрельбы. Когда звонивший решил, что меня благополучно пристрелили. Возможно, тот парень находился довольно близко, чтобы слышать выстрелы — может быть он даже видел, как Портер упал на тротуар.

Сэм почесал затылок.

— Да уж, такого уже давненько не случалось, да ещё и в самом центре города. Должно быть, им слишком приспичило тебя укокошить, если уж пришлось решиться на такой риск. Но… — Тут он сделал паузу. — Если бы нам было суждено задержать их по горячим следам на улице, что-то уже стало бы известно.

Это было чистейшей правдой. К настоящему моменту они, наверное, успели уже пару раз поменять машины. Или же отсиживались где-нибудь в номере отеля, разгуливали по улицам или же преспокойненько сидели в каком-либо баре. Возможно даже поднимая тост за упокой души незабвенного Шелла Скотта.

Еще с минуту я сидел молча погрузившись в раздумья.

— Что ж, — сказал я наконец, — поначалу у меня ещё теплилась робкая надежда, что, возможно, им нужен был Портер, а не я. Но тот звонок напрочь отметает эту версию. К этому делу приложил руку кто-то из бандитов. Работа достойная профессионала или очень опытного любителя. Единственными представителями преступного мира, с которыми мне выпало общаться за последнее время был Джимми Вайолет и сборище его оболтусов.

— Зная. С час назад я говорил с лейтенантом Питерсоном. Думаю, он готов пожертвовать даже собственной пенсией, лишь бы как следует поприжать эту шваль… У них там почти все беды от этой проклятой шайки.

— Похоже, что троица провела не слишком-то много времени в железных лапах закона, так?

— Разумеется, — подтвердил Сэм. Сказал он это совершенно беззлобно и даже не счел нужным сокрушенно покачать головой. Похоже, он уже начинал привыкать к такому положению дел.

— А чем сейчас промышляет Джимми? — поинтересовался я.

— Ничем, что можно было бы доказать. Но даже если у нас и были бы этим самые доказательства…, — он безнадежно махнул рукой. — Ах да, он все ещё контролирует проституцию; держит при себе девочек по вызову, которые платят ему дань. Кое-какие деньжата ему перепадают из профсоюза, который он возглавлял прежде, чем загремел за решетку.

Он все ещё в состоянии проворачивать полюбовные соглашения и время от времени оказывать посильную помощь в предотвращении угрозы забастовок. Короче говоря, на карманные расходы хватает. Но мы подозреваем, что с тех пор, как четыре года назад его освободили из тюрьмы “Сан-Квентин”, он начал промышлять наркотиками. Однако ничего определенного, никаких веских доказательств на сей счет нет. Есть только общая картина, и это все.

У меня уже была возможность ознакомиться с материалами разведывательной службы по Джимми Вайолету. Кроме того, что уже было упомянуто Сэмсоном, он, похоже, успел попробовать себя практически во всем, что могло бы принести легкую и быструю прибыль. Очевидно, за время трехгодичной отсидки ему на ум пришло несколько новых идей.

Тогда я сказал:

— Итак, двое парней в синем или коричневом автомобиле. Добавь ещё звонок от доброжелателя, который, судя по всему, тоже был частью этого спектакля. Итого трое. Может быть больше. А это уже начинает походить на организованную банду. Я тут недавно свернул Джимми клюв на сторону, но…

— Что?

— Я от души дал ему по морде.

— Какого черта тебе понадобилось связываться с ним?

— Тогда это показалось хорошей идеей. Он вел себя очень по-хамски. Да ещё дышал мне в лицо.

— Неужели ты так никогда и не…

— Слушай, ну приложил я его маленько, и что с того? Не думаю, что из-за этого Джимми стал бы посылать на расправу со мной двоих или троих своих “шестерок” — только не это. Конечно, он не отказался бы, но если уж тебя интересует лично мое мнение, то для этого была бы нужна другая, более веская причина.

— Но ты ведь тоже можешь ошибаться.

— Что ж, и такое возможно.

Еще пару минут мы проговорили об убийстве Холстеда. Ничего нового выяснить не удалось, по крайней мере, ничего такого, что могло бы оказать существенную помощь следствию. Я рассказал Сэму о том, как мне удалось найти Эда Уоллса, а также короткопосвятил его в том, что было сделано мною за день.

Выслушав мой рассказ, он взглянул на часы.

— Похоже, мы их упустили.

— Ничего, может быть в следующий раз повезет больше.

Он сурово взглянул на меня, и его глаза встретились с моими. Мне кажется, в ту минуту он думал о Портере, лежавшем на тротуаре с простреленной головой.

Признаться, я тоже время от времени вспоминал об этом.

Глава 11

Я вошел в ту же самую калитку и продолжил свой путь по дорожке из белого гравия, ведущей через все тот же прекрасный сад.

На этот раз день был уже в самом разгаре, но банальная разница между светлым и темным временем суток была далеко не единственным различием между моим предыдущим и теперешним визитами. Было очень тихо. Мертвая тишина нарушалась лишь приглушенным гулом насоса в бассейне. Вода была голубой и прозрачной, и на её поверхности то и дело образовывались небольшие водовороты.

Миссис Холстед ждала моего прихода.

Она ожидала меня на заднем дворе и выглядела очень хорошо, хотя и казалась немного усталой: на её светлых волосах играли и переливались солнечные блики, а безупречная фигура на этот раз была скрыта под свободным белым платьем прямого покроя. Мы не стали заходить в дом, а просто расположились на низенькой скамейке, по земле вокруг которой стелились пышные плети вьюнка; две плакучие ивы и широкие листья высоких королевских пальм защищали от солнца, отбрасывая на землю рваные тени.

Мне очень не хотелось беспокоить миссис Холстед, тем более, что со дня гибели её мужа прошло совсем мало времени. Но ведь в конце концов она была моей клиенткой. К тому же у меня были сильные подозрения насчет того, что она была со мной не слишком-то откровенна. Разумеется, кое-что выведать у неё удалось, но все-таки ещё больше осталось недосказанным. Впрочем, я был далек от того, чтобы винить её за это.

Хотя, с другой стороны, пора бы уже и докопаться до истины, и думаю, что если слегка надавить на миссис Холстед, то мне это удастся.

Поэтому я начал с рассказа о последней сцене перед “Гамильтон-Билдинг”, дополняя свое повествование весьма живописными подробностями и деталями.

— Последний раз мне удалось взглянуть на Портера — того мужика, которого, как я уже говорил, по ошибке приняли за меня — когда его укладывали в машину “скорой помощи”, — сказал я в завершение своей истории. — И за мгновение до того, как его задвинули туда, его голова свесилась с носилок, и огромный кусок мозгов шлепнулся на тротуар.

Она прикрыла свои огромные, холодные зеленые глаза и немного покачнулась.

— Почему… зачем вы мне об этом рассказываете?

— Потому что это должны были быть мои мозги, а лишнего кусочка на выброс у меня, представьте себе, нет. По крайней мере для таких целей. И существует большая возможность, или скорее даже вероятность, что меня вот так и убьют не за что, если от меня по-прежнему будут скрывать разные мелкие подробности, которые могли бы сохранить мне жизнь.

— Я вас не понимаю.

— Тогда слушайте дальше. Я хотел сказать, что меня может постигнуть участь Портера, если все будут продолжать утаивать от меня информацию. Подобно тому, как это делаете вы.

— Но я рассказала все…

— Когда вы в последний раз общались с Джимми Вайолетом?

— С Джимми… с кем, простите?

Ставлю сто против одного, что она не ответила бы так, если бы ей когда-либо уже приходилось слышать это имя. Тут не было ни “Как, вы говорите, его зовут?”, ни даже “Какой ещё Джимми?” Это был просто недоуменный вопрос, и не более того.

Она отрицательно покачала головой.

— Вы сказали Джимми Вайолет?

— Да.

Она снова покачала головой.

— Впервые слышу. А кто это?

— Так, бандит. Ладно, не берите в голову. Возможно, он тут не при чем.

Миссис Холстед, казалось, была очень озабочена. Она положила руки на колени и устремила на меня взор своих зеленых глаз.

— Так вам удалось выяснить хоть что-нибудь, мистер Скотт? Вы уже знаете, кто мог убить Джорджа?

— Пока ещё нет. Можно сказать, что центральная часть картины до сих пор остается покрытой мраком, но мне уже удалось прояснить кое-что по краям. Например, я наконец-то выяснил, что имел в виду мистер Прайер, проговорившись вчера вечером о том, что Уисты и Райли выбыли. Я думал-то поначалу думал, что они зашли сюда, а потому, в ходе вечеринки куда-то отлучились. Мне тогда и в голову не могло прийти, что они просто выбыли из клуба.

Она краснела медленно, но верно. Пожалуй, это даже можно было бы заметить издалека, с расстояния в несколько шагов. Сначала зарделась шея, потом краска медленно переползла на лицо, достигая самых корней волос. Если бы она была голой, как тогда, когда я впервые увидел её в спальне, то вероятно можно было бы наблюдать, как эта пунцовая волна берет свое начало у кончиков пальцев на ногах и пробегает по всему телу.

— Клуб? — переспросила она после довольно долгой паузы.

— Ага. Секс-клуб. Там, где меняются женами и поправляют здоровье; или как вы ещё его там называете меж собой. Значит, Райли и Уисты вернули… ну, то, что положено. Интересно, а что положено? Членские карточки? Кстати, Уист не настоящее имя — на самом деле его фамилия Уоллс. Вам это ничего не говорит? И кто ещё помимо присутствоваших накануне, позвольте узнать, обычно участвовал в ваших мероприятиях? То есть, конечно, кроме упомянутых вчера Кентов и Нельсонов.

Она встала со скамейки. Еще какой-то время молча теребила руки, стараясь не глядеть на меня. Затем снова села. И взглянула в мою сторону.

— Откуда вы узнали? Кто вам сказал?

— Это не важно. — Я не собирался рассказывать ей об Эгги. — Но не беспокойтесь, к вашим друзьям это не имеет никакого отношения. Мне известно, что вам или кому-то из ваших знакомых пришлось очень постараться, чтобы пикантные подробности вчерашних событий не попали на страницы газет. Я же получил эту информацию из своих собственных источников.

— Ладно. И что теперь? — на этот раз её голос прозвучал несколько воинственно.

— Да ничего, — ответил я. — Просто перестаньте держать меня за идиота, черт возьми. Если, конечно, хотите, чтобы я продолжал заниматься вашим делом.

— Разумеется, хочу. Но, о, Боже ты мой… я даже не думала, что это так важно… то есть, что об этом уместно говорить вслух; я не думала, что это может иметь отношение к тому, что случилось с Джорджем.

— Позвольте уж мне самому делать выводу. Покуда мои мозги ещё при мне.

— Я… наверное, нужно было рассказать вам с самого начала.

— И вы сами это прекрасно понимаете.

— А вам обязательно на меня ругаться?

— Я ругаюсь не на вас. Я просто ругаюсь. В конце концов, мне далеко не каждый день доводится рисковать своими собственными мозгами…

— Не надо. Я все поняла. Я просто забыла.

— Возможно вы и забыли. Ладно, мисс Холстед. Думаю, было бы очень хорошо посидеть здесь с вами ещё несколько минут. Только теперь уже говорить будете вы, а я возьму на себя роль благодарного слушателя.

Она очень старалась быть полезной. Я бы сказал, что она говорила три минуты без перерыва, чувствуя себя несколько скованно поначалу, и разговорившись к концу. Выложила все как на духу, без утайки. Лично мне так показалось. Разумеется, тогда я ещё не мог быть уверен в этом.

Когда она прервала свой рассказ, то ли для того, чтобы перевести дыхание, или же потому, что рассказывать, собственно, было уже больше нечего, я сказал:

— Замечательно. Жаль, конечно, что я не знал всего этого несколько часов назад — да ладно, уже ничего не поделаешь. Итак, вопрос: До встречи с Уистами вы с мистером Холстедом не практиковали это… эээ… коллективное развлечение?

— Нет, они были первой парой, которую… Постойте-ка, а вы, кажется, говорили, что их фамилия совсем не Уист? Столько много информации, что я даже растерялась.

— Я сказал, что их настоящая фамилия Уоллс. У-о-л-л-с. Они дали вам выдуманное имя.

— Но почему?

— Хороший вопрос. Я и сам до сих пор пытаюсь это понять. И пока не знаю. Хотя, возможно, уже и начинаю понимать. Скажите, фамилия Уоллс вам о чем-нибудь говорит?

— Нет.

— Я виделся с Эдом, но с его женой мне поговорить не удалось. Пока что. Вы уже рассказывали мне, какая она из себя, но я очень попрошу описать её снова. Ладно?

— Она довольно миленькая. Ростом чуть повыше меня, блондинка, карие глаза. Даже не знаю, что ещё сказать о ней. Это, пожалуй, все.

— А какие-нибудь особые приметы? Ну, там, родинки, шрамы или ещё что-либо в этом роде? Вы ничего такого не заметили?

— Нет. Но должна признать, что у неё отличная фигура. Ни разу в жизни не видела ничего подобного.

Эта Марсель, по всей видимости, должна была представлять из себя нечто выдающееся. Ведь миссис Холстед и сама была далеко не дурнушкой. Хозяйка тем временем продолжала говорить.

— Она просто красивая женщина, вот и все. — За этим последовала пауза. — Вот об Эде я могла бы рассказать вам более подробно.

— Спасибо, но полагаю, что об Эде я и сам уже знаю достаточно. Ладно, значит эти Уисты-Уоллсы были первой парой, вместе с которой вы и ваш супруг решили, так сказать, весело провести время?

— Да.

— И чья это была идея?

— Ну… я правда не знаю. Просто… так получилось. Само собой. Сначала были только разговорчики, шуточки. А потом всерьез.

— Но ведь кто-то должен был сделать первый шаг.

— Наверное. Я просто не помню. Вам может это показаться странным, но все произошло так естественно.

— Ни с того ни с сего. Ни вы, ни ваш муж даже не помышляли об этом и вдруг — раз! и готово…

— Я совсем другое имела в виду. Мы — Джордж и я — часто и подолгу разговаривали о самых различных вещах. И подобные явления мы тоже обсуждали. Но безотносительно к нашей семье, просто как часть… общей социологической картины, так сказать. Мы лишь задумывались над этим. Для меня это было абстракцией — честно говоря, меня эти разговоры ничуть не трогали и не волновали. А вот Джордж… ему захотелось выйти за рамки теоретических знаний и испытать все на себе. Особенно после знакомства с Марсель… — Она наклонилась и, сорвав зеленый листик вьюнка, принялась мять его между пальцами.

Нашарив в кармане пачку сигарет, я предложил ей закурить. В ответ она лишь покачала головой. Тогда я закурил сам и сказал:

— Как я понимаю, в моем распоряжении имеется полный список, так сказать, заинтересованных лиц. Тем имена и адреса, что вы назвали мне вчера вечером.

— Да, это так.

— Итак, первыми были вы и Уоллсы — на тот момент известные вам под фамилией Уист. Затем идут Берсудианы.

— Да, они как будто читали наши мысли. Джордж лишь слегка намекнул, как они мгновенно уцепились за эту идею и принялись увлеченно претворять фантазии в жизнь. Анжелика положила глаз на Джорджа, вот и все.

Я улыбнулся. Наверное, вид у меня в тот момент был совершенно дурацкий.

— Анжелика, значит? Что ж, я тотчас же отправлюсь к ней. То есть я хотел сказать, после того, как уйду отсюда. Вернее, я имел в виду, что визит к ней был мной уже запланирован. Следующим пунктом. Заранее, ещё перед тем, как приехать сюда.

Миссис Холстед заставила себя улыбнуться. Это была самая любезная улыбка из тех, какие мне когда-либо доводилось видеть на её милом личике с момента нашего знакомства.

— Ну разумеется, — сказала она с той понимающей интонацией, к какой часто прибегают женщины, когда за вполне искренней фразой фразой угадывается невысказанная вслух издевка: “Ха-ха, ну и кретин же ты.” — Вскоре Эд и Марсель познакомили нас с Райли, которые затем бывали у нас всего один или два раза, чтобы поддержать компанию.

— Ага. Значит, получается, что Райли были единственной парой, с которой вы познакомились непосредственной через Уоллсов. Все остальные участники подобрались из числа ваших собственных друзей и знакомых.

Она поджала губы и ещё какое-то время молча разглядывала меня.

— Да, это так. — Пауза. — Знаете, раньше мне это не приходило в голову. Я даже как-то не задумывалась об этом. Ведь это Эд…, — тут она осеклась на полуслове и замолчала.

— Что Эд?

— Так… ничего. Просто они с Марсель были первыми, кто выбыл из нашей компании. Затем Райли. Ушли только эти две пары. Не думаю, что в этом может крыться какой-то тайный смысл.

Мне тоже так не казалось. Но в то же время я был уверен, что поначалу она собиралась сказать что-то другое.

Но, похоже, сказано уже было и так предостаточно. Так что через несколько минут я поблагодарил её за откровенность и за то, что она сочла возможным уделить мне время, извинился за доставленное беспокойство, после чего удалился.

Еще раньше, утром того же дня, мне уже предоставилась возможность побеседовать с Анжеликой Берсудиан, этой красоткой с пышным бюстом и томным взглядом, но тогда разговор получился очень коротким и не принес никаких результатов. Просто я задал несколько вопросов, в ответ на которые она искреннее посетовала на то, что не знает ничего такого, что могло бы помочь мне в расследовании. Короче, и рада бы оказать всяческое содействие следствию, но, видно, не судьба. Я даже не был допущен в дом, а просто постоял три-четыре минуты в дверях, задавая свои вопросы.

Но тогда мне ещё не было известно всего того, что я знал сейчас.

У меня сложилось такое впечатление, что, едва оправившись от шока и потрясения, вызванного событиями вчерашнеого вечера — а возможно, и задолго до случившегося — все заинтересованные парочки сговорились между собой, что никто и ни при каких обстоятельствах не скажет ни слова о “приватных и личных” делах, которые, как считалось, не имели никакого отношения к убийству Джорджа Холстеда. Потому что, стоит только кому-то одному распустить язык, и тогда отдуваться придется всем.

Я ничего не знал наверняка. Но бесспорно, у меня не было никаких зацепок по этому делу до тех пор, пока не удалось выведать у Агаты Смеллоу всю их поднаготную.

Так что, если разобраться, я был обязан Эгги очень многим. И не только возможностью продолжать расследование в нужном направлении, но и тем, что её мартини и уговоры “задержаться хоть чуточку дольше” уберегли меня от рокового происшествия со смертельным исходом, а не то бы лежать мне сейчас в морге с четырьмя пулями в спине, одной в шее и ещё двумя в голове.

Берсудианы жили в Вествуде, примерно на полпути между Загородным клубом Лос-Анджелеса и студенческим городком Калифорнийского университета. Я проезжал по бульвару Уилшир, когда после очередного взгляда на зеркало заднего обзора, у меня снова появилось нехорошее предчувствие.

Темный седан следовал за мной в общем автомобильном потоке, держась на небольшом расстоянии, но не приближаясь вплотную и сохраняя дистанцию в две-три машины. У меня не было ровным счетом никакх оснований связывать его со своим вчерашним преследователем — темным седаном со скошенной фарой. Но это был “Додж Полара”. И заметил я его несколько минут назад, перед поворотом на Уилшир.

Скорее всего, ничего особенного. Просто какая-нибудь семейка — мама, папа и детки — выбрались из дома на традиционную субботнюю прогулку — “Глядите, ребятки, вот здесь живет сам Стони Вирил, величайший подающий всех времен!” — но, видимо, лицезрение простреленной головы Портера оказало на меня столь глубокое впечатление, что теперь я был готов заподозрить во всем, чем угодно, и маму, и папу, и даже детей. Поэтому я сбавил скорость, и убедившись, что мне удалось последним проскочить следующий перекресток, в то время, как на светофоре погас желтый и загорелся красный сигнал, прибавил газу. Больше темный “Додж Полара” мне на глаза не попадался.

А ещё через пару минут я уже подъезжал к вилле Берсудианов, розовые оштукатуренные стены которой были отделаны лепниной. Это был огромный дом, очень похожий на дворец, и создавалось впечатление, что вокруг него должны быть проложены каналы, заполненные водой с обязательной гондолой, покачивающейся на приколе у парадного входа.

Я шел по вымощенной розовым камнем дорожке, направляясь к украшенной замысловатой резьбой парадной двери, и у меня возникло почти непреодолимое желание просвистеть национальный гимн Венеции.

И ещё больше мне захотелось присвистнуть, когда дверь открыла сама миссис Берсудиан. Потому что удержаться было просто невозможно.

— Анжелика, — сказал я. — Фью-фью-фью.

— Мистер Скотт. — Она улыбнулась. — Привет. А почему вы свистите?

— Разве я свистел? А мне показалось, что я просто молча думаю. Что ж, нужно будет последить за собой, в том числе и в раздумьях.

— Чем могу быть полезна на этот раз?

— Ну, хм, мне удалось выяснить кое-какие обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к делу. Так что, мне кажется, нам лучше раскрыть карты прямо сейчас… и просто поговорить начистоту. То есть, я не это хотел сказать. Но как бы там ни было, нам все равно нужно поговорить об этом.

— Я тоже так считаю, мистер Скотт. Заходите, пожалуйста. Надеюсь, вы извините, что я появилась перед вами в таком виде. Я загорала у бассейна…

Я и сам догадывался, что она должна была заниматься чем-то в этом роде. Это было совсем не сложно, принимая во внимание её наряд. А одежды на ней было совсем не много. И я бы сказал, что для девицы с фигурой и габаритами Анжелики Берсудиан, её было явно не достаточно. Похоже, она и не собиралась ни от кого скрывать свои анатомические подробности, прикрытые лишь крохотным бикини в горошек, на узеньком треугольничке которого умещалось всего каких-нибудь три горошинки.

— Да не стойте же вы в дверях, мистер Скотт. Проходите.

Я вошел в дом, и она закрыла за мной дверь, а затем проследовала мимо меня, на ходу бросив мне через плечо:

— Вы не возражаете, если мы выйдем к бассейну?

— Как скажете. Вы просто идите, а я последую за вами.

Мы прошли через дом и вскоре вышли во внутренний дворик, над частью которого был устроен навес из бамбука, миновали по пути сложенную из камня жаровню и переносной деревянный бар, стоявший рядом. У сверкающего голубого бассейна стоял розовый шезлонг, в котором очень картинно и расположилась Анжелика. Я сел в плетеное кресло напротив и ещё какое-то время молча наблюдал за ней.

Наконец она первой нарушила затянувшееся молчание.

— Я знаю, зачем вы приехали сюда.

— Даже не знаю, как начать… или уж выложить, все как есть…

— Мне звонила Энн.

— Энн? Миссис Холстед?

— Да.

— Деятельная дамочка, вы не находите?

— Она сказала, что вы были у нее. И… о вашем с ней разговоре. Так что, полагаю, вы уже и так все знаете.

— Ну, не совсем все. Но многое.

— Надеюсь, хоть вы не считаете нас моральными уродами.

— Уродами? Разве я говорил что-то похожее? Признаюсь, ваша компания меня несколько удивила. Но, гм, эээ…

— Я рада, что вы вернулись. Мой муж сейчас на работе, а мне так скучно и совсем не с кем поговорить.

— Что ж…

— Да и совесть замучила.

— Правда? Что ж, полагаю, вы могли попытаться избавиться от этой привычки. Хоть это, пожалуй, и нелегко. Но, возможно, стоит начать с малого…

— Это потому что я кое-что утаила от вас в прошлый раз.

— Да, я знаю…

— Я не имею в виду то, о чем вы говорили с миссис Холстед. Это совсем другое, кое-что из событий вчерашнего вечера. Я не стала рассказывать вам об этом, потому что боялась, что вы узнаете о нас. Разумеется, теперь, когда вы и так уже все знаете, нет больше смысла таиться.

В её словах тоже не угадывалось большого смысла. Этот низкий, грудной голос резал слух, и я чувствовал себя псом, которому чешут за ушами. Нет, я вовсе не хочу сказать, что голос у неё был скрипучим. Просто дело в том… ну, мне просто было приятно, вот и все.

Я сказал.

— Так в чем же дело?

— Сами знаете. Все дело в сексе.

Агата говорила мне в точности то же самое, хоть и в других выражениях. Миссис Берсудиан, чей муж в данный момент находился у себя в офисе и, очевидно, был занят работой, производила впечатление женщины, которая не отказалась бы посмаковать сразу три или четыре оливки, прилагающиеся к мартини.

— Давайте все-таки кое-что уточним, — предложил я. — Вы что-то предполагаете… или знаете наверняка? Вы упомянули, что располагаете информацией, имеющей отношение к гибели мистера Холстеда, которая могла бы помочь мне в проведении расследования?

— Боже мой, как официально вы вдруг заговорили.

— Я очень стараюсь, миссис Берсудиан…

— Зовите мне просто Анжелика. Мой муж, который сейчас на работе, называет меня Ангел. Но, возможно, это уж слишком откровенно. Поэтому зовите меня Анжелика. Ну как, Шелл?

— Что “как”?

— Зовите меня Анжелика.

— Конечно. Анжелика.

— Что?

— Ничего. Я просто назвал вас по имени.

— Еще раньше вы сказали что-то о… вы можете это повторить?

— Боюсь, это невозможно.

— Ну… Но тогда мы ни до чего не договоримся, не так ли?

— Вы совершенно правы.

— Я знаю, в чем дело. Вы смущены!

— С чего вы это взяли?

— Ну потому что… из-за этого. Вы теперь все знаете о нас, и смущаетесь из-за этого. И вам неудобно говорить со мной на эту тему.

— Но с чего вы это взяли?

— Просто знаю! Хотите выпить? Будете мартини?

— А как у вас насчет оливок?

— О! У меня их полно. Из самой Италии. Такие огромные и сочные!

— Я так и знал.

— И к тому же фаршированные сладким перцем.

— Не может быть.

— Но вы так и не ответили на мой вопрос. Так вы выпьете со мной?

— Не отказался бы. Возможно, мне и не следовало бы этого делать, но…

— Отлично. Я сейчас вернусь, Шелл.

— Куда вы?

— На кухню.

— Но зачем?

— За льдом.

— Нет, вы все же, наверное, шутите.

— Не понимаю.

— Вы слишком форсируете события.

— Ну должна же я принести лед. Вы ведь хотите, чтобы было похолоднее, не так ли?

— Похолоднее? — переспросил я. — Совсем холодно? А вы сами-то не замерзнете?

— Выпивка должны быть холодной. Иначе теряется весь смысл.

— Знаете, у меня такое ощущение, что мир совсем сошел с ума, если уж мы тут с вами…

— Просто оставайтесь здесь, а я сама обо всем позабочусь.

— Ладно.

— Через минуту ваша выпивка будет готова.

— А ваша?

— Вы какой любите мартини, сладкий или сухой?

— Странный вопрос.

— Но вкусы-то у всех разные. Спросите любого бармена.

— И даже не подумаю.

— Некоторые любят хорошо перемешанный коктейль, а другие наоборот, никогда ничего ни с чем не мешают.

— Мир точно сошел…

— А есть и такие, которым нравится перемешивать выпивку в шейкере с колотым льдом.

— Ну да. Конечно. Еще немного, и я поверю всему, чему угодно.

— Я лично, люблю очень сухой, слегка смешанный мартини.

— Что ж, Анжелика, я, пожалуй, заеду к вам как-нибудь в другой раз. У меня есть ещё кое-какие дела. Служба, понимаете ли…

— О, Шелл — ну давайте сначала выпьем. Всего по одному мартини. И мне действительно есть, что рассказать вам о вчерашнем вечере.

— Повторите ещё раз.

— Мне действительно есть, что рассказать…

— Нет, первую часть. — Оглянувшись назад, я сказал. — Ну да ладно. Один момент.

Встав с кресла, я направился к жаровне, остановился у бара и открыл маленькую дверцу. Там стояло несколько бутылок, и я выбрал кварту джина и бутылку с вермута, к которой я долго и придирчиво приглядывался. “Ага, — сказал я себе. — Как насчет этого?”

Затем я вернулся обратно, занял свое прежнее место и сказал:

— Что ж, Анжелика, можно начинать. Так вы принесете лед?

И уже несколько минут спустя мы сидели, попивая изысканный, холодный мартини и ели крупные, сочные оливки, фаршированные соадким перцем.

— Вот так-то лучше, — сказала Анжелика. — Так вам рассказать про вчерашний вечер?

— Конечно. С удовольствием выслушаю ваш рассказ. Наверное, было очень весело?

— Я была с мистером Холстедом. А не со своим мужем. Потому что, ну…

— Он был на работе?

— Нет, он… эээ… беседовал с миссис Уоррен. Ну в общем, я была с Джорджем, когда мы услышали, что по дороге проехала машина. Мы даже видели свет её фар. И вскоре после этого Джорджу позвонили.

— Позвонили?

— Ну да, как раз об этом я и пытаюсь вам рассказать.

— Хорошо. Давайте дальше.

— Мы, это, ну… на улице, около бассейна есть телефон. На очень длинном проводе. Вы, наверное, сами видели. Так вот, он зазвонил, а Джордж встал и начал ругаться.

Я ничего не сказал, терпеливо ожидая продолжения.

— Затем он снял трубку. Говорил недолго, минуту или около того, но очень тихо. Я сама в это время была в саду, за кустами, и не слышала, о чем разговор. Пока он разговаривал по телефону, та машина сделала круг и остановилась перед домом. А бассейн и все остальное находится за домом, сами знаете.

— Да.

— И когда Джордж вернулся обратно, он сам на себя был не похож.

— Как это?

— Насупился, стал угрюмым, скрежетал зубами — он казался очень взволнованным.

— Держу пари, что так оно и было.

— Он сказал, что должен поговорить с одним человеком — с тем, кто только что приехал на машине. Это имело какое-то отношение к тому звонку.

— А вы не знаете, кто звонил?

— Этого Джордж не говорил. Он просто сказал, что вернется сразу же, как только управится с делами. Я спросила, не лучше ли будет всем нам спрятаться где-нибудь и не выходить до поры до времени. Он ответил, что времени нет, но по пути к дому, выключил освещение в саду и у бассейна, чтобы никто… чтобы было темно. Затем повязал вокруг бедер полотенце и зашел в дом. После этого я видела его живым лишь однажды. Когда сама заходила в дом за яблоком.

— Вы что, все помешаны на яблоках? То есть, может быть это часть какого-то особого…

— Просто мне захотелось сунуть в рот яблоко.

— Вы засовываете в рот яблоки? Но зачем?

— Мне захотелось перекусить. Мы все отдаем предпочтение овощам и фруктам. Это очень полезно для здоровья.

— Правда? А как насчет мяса? Мне для крови нужно много… ну, крови, наверное. Поэтому я люблю непрожаренное, с кровью…

— Я пытаюсь рассказать вам о Джердже.

— Да-да, правильно. Так когда вы снова увидели его?

— Взяв яблоко, я вышла обратно на улицу и стояла там у двери в темноте, когда Джордж вышел из гостиной, прошел по коридору и поднялся наверх по лестнице в сопровождении какого-то человека — наверное это и был тот парень, что приехал на машине.

— Так вы его видели?

— Лишь мельком.

— И как он выглядел?

— Мужчина, как мужчина, коренастый. Ростом, пожалуй, пониже Джорджа. — Она покачала головой. — Я не успела его как следует разглядеть. Возможно, если бы он снова попался бы мне на глаза, то я его и узнала бы. Но вот описать, какой он был из себя, не смогу.

— Они поднялись наверх? Кстати, а что там находится на втором этаже? Кроме кабинета мистера Холстеда.

— Еще одна гостиная с телевизором и четыре спальни. И больше ничего.

— Значит, скорее всего, они направлялись к нему в кабинет. Думаю, мистер Холстед звонил мне именно оттуда. И там же мы должны были с ним встретиться. А потом вы так и не видели его — или того, другого человека?

— Нет.

— А тот парень вам никого не напоминал? Вы не могли с ним встречаться раньше?

— Нет, я видела его впервые в жизни. Он был… — Она прикрыла глаза, погружаясь в раздумья. — Даже не знаю, как сказать. Но только он мне почему-то не понравился. А потом, некоторое время спустя, кто-то снова включил освещение в саду. Это было незадолго до вас.

Я задумался над услышанным. Было бы очень хорошо — в случае, конечно, все рассказанное было правдой — если бы Анжелика действительно смогла бы опознать того человека при повторной встрече. Возможно, ей даже удастся узнать его по одной лишь фотографии. А это означало, что даже грамотно и с умом подобранные снимки могли стать залогом большого успеха.

И кое-что у меня уже было на примете.

Поэтому я сказал:

— Что ж, большое спасибо за информацию — и чудесный мартини. Кстати, оливки просто превосходные. Но, думаю, мне пора идти.

— Уже? Так спешите, что нет времени ни на то, чтобы выпить со мной ещё стаканчик, ни на что другое?

— Вы правы, даже выпить некогда. Меня ждут в городе, в Департаменте полиции. Но, возможно, я ещё вернусь, чтобы показать вам кое-какие фотографии.

— Вот как? — настороженно переспросила она. — Какие ещё фотографии?

— Портреты нескольких мерзких субъектов, запечатленных полицейским фотографом. Разного рода жулье и прочие проходимцы.

— Ясно. И когда вы вернетесь?

— Я предварительно позвоню, но, скорее всего, часа через два, не раньше.

— К тому времени мой муж уже вернется домой, — заметила она. — С работы. Вас это устроит?

— Я буду просто счастлив, — ответил я.

Я сказал Анжелике, что сам найду дорогу до дверей и провожать меня не надо. Я собирался просто выйти из-за дома, сесть в свой припаркованный у парадного входа “кадиллак”, быстро наведаться в департамент и тут же возвратиться назад, а если очень повезет, то, возможно, и без особых проблем закрыть дело.

Так я задумал.

И снова ошибся.

Я понял это ещё по пути к машине, и желание отправиться в центр города за какими-то там фотографиями пропало так же внезапно, как и появилось.

Глава 12

Мимо дома вела узкая, тенистая дорожка, по обеим сторонам которой рос кустарник и зеленела трава. Пригнув голову, я прошел под низко нависшей веткой и оказался на лужайке перед домом.

Мой “кадиллак” стоял в нескольких ярдах справа от меня, и когда я взглянул в ту сторону, то в поле моего зрения оказался близлежащий участок улицы с несколькими домами и машиной, припаркованной примерно в квартале у противоположного тротуара. Это был темный седан, “Додж Полара”.

Мгновенно обведя глазами окрестности, я резко повернул голову влево.

И тут я увидел его. Но он все-таки заметил меня раньше. И в руке у него уже был пистолет.

Сделав стремительно движение, я бросился вниз, припадая на одно колено и одновременно выхватывая “кольт” из плечевой кобуры под пиджаком. Откуда-то сзади раздался предостерегающий вопль: “Осторожно, Скико!” Крик исходил со стороны дома. А вовсе не от того невысокого роста человека, на которого был устремлен мой взгляд. В то самое мгновение, когда мое колено коснулось земли, он выстрелил в меня и промахнулся. Пуля прошла очень близко, но мимо.

Я дважды нажал на спусковой крючок своего “кольта” и оба раза промахнулся. Мой же противник развернулся и скрылся из виду, заскочив в проулок между домом соседей Берсудианов и следующим особняком.

Я бросился на землю ничком и откатился в сторону, в то время как прогремел следующий выстрел. Мне наконец-таки удалось засечь того, второго, что стрелял в меня. И хотя как следует разглядеть его было невозможно, но уже увиденного было вполне достаточно, чтобы понять, что этот сукин сын очень старался прикончить меня.

Я поспешно выстрелил в его сторону, не прицеливаясь, скорее для того, чтобы лишить его равновесия, чем в рассчете на то, что вот так удастся его уложить. Но зато два последующих выстрела оказались прицельными. И достигли своей цели. Оба.

Он успел выстрелить, возможно даже несколько раз, прежде, чем я подстрелил его. Не могу сказать точно; когда в тебя стреляют, как-то не приходит в голову подсчитывать выстрелы. Он покачнулся, но устоял. Рука, сжимавшая пистолет, дрогнула, но в следующий момент он снова наставил дуло на меня, целясь в голову.

Возможно, мне лишь казалось, что движения его были замедленными, на самом же деле все, наверное, происходило гораздо быстрее. Я все ещё стоял на коленях, одной рукой упираясь в землю, вытянув правую руку перед собой, и в очередной раз нажав на спусковой крючок, прождал, казалось, целую вечность, прежде, чем курок предательски щелкнул, попадая на пустое отверстие разряженной обоймы.

Я увидел, как из дула наведенного на меня пистолета вырывается пламя, сопровождаемое облачком порохового дыма, и в тот же момент почувствовал, как что-то меня ударило в висок. Удар оказался поистине сокрушительной силы; толчок, способный напрочь снести голову с плеч, как если бы мой череп вдруг взорвался изнутри. Я все ещё был в сознании, и в глаза мне бил ослепительный солнечный свет, заливавший зеленую лужайку и отбрасывавший яркие блики на одинокое дерево гибискуса в цвету, росшее у стены дома. Красный гибискус, качающийся на фоне розовой штукатурки.

И он продолжал качаться. Так же как и дом, земля и небо — все вокруг меня ходило ходуном. Я почувствовал, как что-то легко коснулось моего левого бока, и тут же сообразил, что я, должно быть, упал и лежу на траве. Но не отключился, не потерял сознания.

Я все ещё был в рабочем состоянии и теперь лежал, цепляясь пальцами за траву. “Кольт” я выронил. Затем заставил себя подняться встать на четвереньки, пытаясь передвигаться навстречу стоящему передо мной человека. Моя реакция была замедленной, голова болела и плохо соображала, но другого выхода у меня не было, это я знал наверняка. Оставалось либо ползти к нему, либо пропадать.

Я поднял голову, перед глазами все плыло. Но того ублюдка я все же видел. Он стоял футах в тридцати и смотрел на меня. Пока ещё стоял. Правда, на ногах держался нетвердо, и рука его безжизненно свисала вдоль туловища. Он не выпустил пистолета из слабеющей руки и шагнул в мою сторону, затем сделал ещё один шаг. Но затем покачнулся и медленно осел на землю, падая ничком, потому что занесенная для очередного шага нога подогнулась под ним, словно это был резиновый шланг.

Было слышно, как он тяжело повалился на траву и перекатился на спину. Его правая нога дернулась раза три, как если бы он пытался нащупать педаль тормоза. А потом все кончилось.

Когда мне наконец-таки удалось разыскать пистолет и подняться на ноги, я почти не сомневался в том, что второй из двух приятелей снова попытается атаковать меня. Но его нигде не было видно.

Неуверенно ступая, я подошел к тому месту, на котором видел его в последний раз. Дверь соседнего дома распахнулась, и из неё выглянула молодая женщина с перекошенным от страха лицом. Завидев меня, она отскочила назад и поспепшно захлопнула дверь. Моя голова раскалывалась от боли, но зато туман перед глазами несколько рассеялся.

Тот парень — наверное, его звали Скико; именно так назвал его подельщик — до сих пор прятался где-то между домами. Вне всякого сомнения так оно и было. Я выпустил две пули в него, затем ещё три в его дружка, что лежал теперь перед домом. Плюс к тому, ещё раньше, одна из пуль пролетела над ухом Джимми Вайолета. Итого шесть — включая тот, последний, дополнительный патрон, что был вставлен мною в револьвер не далее, как утром.

Какой же я все-таки молодец, что догадался полностью зарядить револьвер; но сейчас все шесть ячеек были пусты. И использовать “кольт-спешл” по прямому назначению у меня на данный момент не было никакой возможности. В лучшем случае его можно было бы употребить вместо булыжника. Что ж, ладно, я выйду против этого ублюдка с булыжником в руке.

Как же! Так он меня и дожидался! Очевидно, его совершенно не радовала перспектива подставлять под пули собственный живот. Что, впрочем, совсем меня не увидило. Слишком уж часто мне приходилось иметь дело с подобными проходимцами.

Затем я снова вернулся к розовому дому Берсудианов. Где-то вдалеке слышалось завывание сирены, которое с каждым мгновением становилось все ближе и ближе. На лужайке перед домом неподвижно лежал человек, неподвижный взгляд которого был устремлен вверх, на ослепительное солнце.

Рядом с ним на траве лежала Анжелика Берсудиан.

Скорее всего она вышла на шум и с перепугу потеряла сознание. Анжелика лежала на боку, и крохотный клочок яркой ткани лишь ещё больше подчеркивал плавный изгиб её округлых бедер, а одна грудь полностью вывалилась из лифчика бикини.

Наклонившись, я поправил на ней купальник, прикрывая пышную наготу и направился дальше, к мертвому человеку на земле. А в том, что он был мертв, я ни сколько не сомневался.

Еще раньше, во время перестрелки я не знал, в кого стреляю и кто стреляет в меня. Но зато теперь я узнал его. Я знал этого парня.

Это был Пень Кори.

Я почувствовал, как что-то теплое течет у меня по ноге. У меня было простреляно бедро, и пуля прошла всего на пару дюймов повыше колена. Голова раскалывалась, перед глазами все плыло, но даже принимая во внимание все это, мое состояние можно было считать достаточно приличным — особенно по сравнению с Пнем.

Вынув из кармана носовой платок, я завязал им рану на ноге и стал дожидаться, когда Анжелика придет в себя.

Это случилось секунд за десять до того, как рядом с моим “кадиллаком” притормозила, заглушая сирену, полицейская машина.

Я помог ей сесть.

Она сидела молча, тупо уставившись перед собой, и теперь её глаза с поволокой казались куда более сонными, чем обычно. Затем она перевела взгляд на труп, все ещё лежавший посреди лужайки.

— Извините, — сказал я. — Не ожидал, что меня выследят и здесь. Должно быть, они разъезжали по округе, пока не заметили мою машину — а, возможно, просто догадались, что я направляюсь именно сюда. Мне следовало бы заранее убедиться, но…

Она не дала мне договорить.

— Это он, — пролепетала она, указывая на труп.

— Что?

— Это его я видела вчера вечером. Вместе с Джорджем.

Полицейская машина остановилась перед домом. Полицейский открыл переднюю правую дверцу, не сводя гляз с нашей компании.

— Потрясающе, — сказал я. — Это просто замечательно.

Анжелика недоуменно захлопала глазами.

— Что случилось?

— Так, ничего особенного. Просто я только что угрохал парня, который, несомненно, и убил Джорджа Холстеда.

С водителем машины я знаком не был, но зато знал, что другого полицейского звали Чак. Чак взглянул на мертвеца, потом на Анжелику Берсудиан. На ней его взгляд задержался гораздо дольше. В конце концов, покойников на своем веку он повидал довольно много, а такие, как Анжелика встречаются далеко не каждый день.

Наконец он обернулся ко мне, и когда его напарник тоже подошел к нам, то задал свой первый вопрос:

— Что случилось? Кори попытался наехать на тебя?

— Он и ещё один обормот. Они очень постарались. Кори окликнул его по имени. Скико. Тебе это о чем-нибудь говорит?

Чак лишь покачал головой и развел руками. Его напарник тоже слышал это имя впервые. Анжелика встала с земли. Разговор прервался, в то время как полицейские, затаив дыхание, следили за каждым её движением. Не верьте пропаганде с её дурацкими стереотипами. Полицейские тоже люди.

Оглядев мою окровавленную голову и перепачканные в крови брюки, Чак спросил:

— Что, здорово зацепило?

— Не так серьезно, как кажется.

— Не может быть. Видок у тебя ещё тот… Ты выглядишь хуже, чем Пень.

Я рассказал им о случившемся. После этого мы осмотрели темный седан. Регистрация была выдана на имя Уилбера Кори. Выходит, и у Пня было человеческое имя — Уилбер. В машине имелся и радиотелефон, похожий на тот, какой я держал у себя в “кадиллаке”, под щитком.

Анжелика говорила, что когда Джорджу Холстеду позвонили вчера вечером, к дому как раз подъезжала машина. Тогда я предположил, что звонить мог либо сам человек, находившийся в машине, либо кто-то другой, кому было известно точное время, когда визитер должен прибыть на место. Теперь же можно было определенно сказать, что звонил либо сам Пень, либо тот, кто находился в салоне “доджа” вместе с ним. Я проверил фары. Так и есть. Левая фара не была отцентрована, и луч её сильно отклонялся вверх.

Труп убрали; Анжелика ушла обратно в дом, рассказав мне то немногое, что было ей известно. Я же вместе с полицейскими отправился в центр города.

Там мне наложили швы, перевязали раны и дали таблетку, после чего я составил рапорт и собрался уходить. Перед отъездом врач снова осмотрел меня, и убедившись, что пластырь надежно держит повязку, сказал:

— Что ж, на первое время сойдет. — Это был человек лет шестидесяти с добродушным лицом и жалостливым взглядом. — Отправляйтесь домой, вызовите врача и ложитесь в постель.

— В постель? Но я же нормально себя чувствую, док. У меня и прежде голова болела.

— Делайте так, как я вам сказал, молодой человек. У вас серьезная трвма черепа.

— Да, но чувствую себя я уже вполне хорошо…

— Иногда все последствия проявляются не сразу.

— Какие такие последствия?

— Трудно сказать… и именно поэтому я настаиваю на постельном режиме. Слабость, головокружение, отсутствие ясности в мыслях. Вы можете внезапно потерять сознание. Более определенно сказать нельзя; но твама есть травма, и вы…

— Со мной будет все в порядке, доктор. Спасибо, что заштопали меня. И за совет тоже.

— И будет лучше, если вы последуете этому совету, молодой человек. По крайней мере ляжете в кровать и не будете делать резких движенией.

Я не стал объяснять ему, почему не могу этого сделать; мне ещё предстояло разобраться кое с какими делами, чтобы избежать подобных неожиданностей впредь и не получить пулю в лоб, которая уж наверняка войдет на пару-тройку дюймов глубже. А в том, что недавняя попытка выбить мне мозги была далеко не последней, я нисколько не сомневался.

Поэтому в ответ я лишь снова поблагодарил его и удалился.

Вернувшись домой, приняв душ, переодевшись и перезарядив револьвер, я прибавил мощности термостату, обогревавшему большой аквариум и емкость, в которой плавал занедуживший сомик. Покормив рыбок, подошел к телефону и позвонил в Департамент полиции.

Попросил, чтобы меня соединили с Сэмсоном — к тому моменту ему уже доложили о перестрелке в Вествуде — и подробно изложил ему свою версию случившегося.

Затем я сказал:

— Я ничего не знаю об этом Скико — если только я не ослышался, и Кори назвал его именно так. На тот момент у меня были заботы поважнее. Но мне все-таки кажется, как будто бы я уже и раньше где-то слышал это имя. Сэм, а ты как думаешь?

— А я думаю, что тебе обязательно отстрелят задницу, если только ты не…

— Сэм, позвонив тебе, я расчитывал услышать мнение человека, стоящего на страже добродетели, истины и правопорядка. И что же я получил? Меня соединили со старым брюзгой, который…

Он прорычал что-то в трубку. Неразборчиво, но зато громко. Полагаю, в зубах к него была зажата одна из тех противных черных сигар. Затем рычание повторилось, но на этот раз слова можно было разобрать.

— Ладно, ладно. Я не припоминаю такого имени. Но проверю, раз уж тебе надо. Ты как себя чувствуешь?

— Замечательно, только раны уж очень болят.

— У тебя есть ко мне ещё что-то?

— Да. Насколько мне известно, в окружении Джимми Вайолета никогда не было человека по имени Скико. Но вот Пень Кори был одним из его людей. К тому же Пень, скорее всего, и был тем парнем, что проломил голову Холстеду, но только я, похоже, несколько перестарался, и теперь мы уже никогда не сможем спросить об этом его самого.

— Ты сделал все, как надо.

— Но я вот о чем подумал. Вчера, после того, как я уехал от Холстедов, за мной увязалась машина — теперь уже ясно, что она ехала за мной прямо от самого их дома — и я уверен, что это была та же самая машина, на которой сегодня разъезжали Пень и Скико.

— Ну и что?

— Так почему бы тебе не арестовать Джимми вместе со всей его шайкой, не привезти их сюда и попытать выбить признание? Если трое или четверо из них расколются, то появится реальная возможность засадить их за решетку.

— Больше никаких гениальных идей у тебя не имеется?

— Пока ещё нет. Но как только они у меня появятся, ты узнаешь об этом первый.

— Спасибо хоть на этом, — сказал он и повесил трубку.

Я позвонил Хейзл.

После нескольких минут пустой, ни к чему не обязывающей болтовни, я спросил у нее:

— Для меня ничего нет?

— Есть кое-что. Тебе снова звонила какая-то девица с очень сексуальным голосом.

— Вот как? Та же самая?

— Не думаю. По крайней мере, эта разговаривала иначе и даже представилась. Имя Сибилла тебе о чем-нибудь говорит?

— У меня есть две… нет, три знакомые Сибиллы. Которая из них?

— Фамилии она не назвала. Но зато сказала, что вы с ней недавно виделись. И ты ей сказал — не уверена, что я правильно её поняла — что-то типа “Эй, ты”.

— Эй, ты? Девушке? На меня это не похоже.

— Я тоже так думаю.

— Наверное это было… ну да! Ого-го! Спорк! Так, значит, Сибилла. Сибилла Спорк. Здорово!

— Я не поняла ни слова, кроме “здорово”.

— Я просто сказал, что мне звонила Сибилла Спорк.

— А я уж подумала, что у тебя припадок. Спорк? Готова поспорить, ты сам придумываешь всех этих людей и их имена.

— Нет, она вполне реальный персонаж, и её действительно так зовут. Надеюсь, что смогу рассказать тебе…

— Шелл, но откуда у тебя берется столько знакомых? Особенно такое количество девиц с сексуальными голосами.

— Ну, просто… просто они едят много фруктов и овощей. И что этой Сибилле было нужно от меняЮ

— Она хотела, чтобы ты немедленно приехал к ней домой. Или хотя бы при первой же возможности. Она звонила примерно полчаса назад.

— А зачем я ей?

— Она лишь сказала мне, что очень хочет, чтобы ты приехал к ней…

— Уже лечу.

— … и ей есть, что тебе показать.

— Счастливо оставаться.

— Но только никто не должен знать, что ты поехал к ней. Тебе придется оставить машину за квартал до её дома, за углом и незаметно пробраться к ней.

— Вот как?

— Они с мужем будут ждать тебя в доме…

— С мужем?

— И объяснят тебе все на месте. К тому же они хотят тебе что-то показать.

— Ну даже и не знаю…

— Она не объяснила, в чем дело, а просто сказала, что случилось нечто ужасное. И это имеет отношение к тому делу, над которым ты сейчас работаешь, к делу Холстеда.

За этими словами мне послышался первый звоночек. Вообще-то в голове у меня и так уже раздавался слабый звон, сопровождаемый тупой болью и противным гулом, но этот звоночек с того света я услышал очень отчетливо.

Звонившая мне до этого неведомая девица с призывно-сексуальным голосом говорила примерно то же самое. И вскоре после того звонка Портер был изрешечен пулями.

— Так значит, никто не должен знать, что я поехал туда, а? — настороженно переспросил я. — И я должен незаметно пробраться в дом? А эта красавица случайно не оставляла никаких особых указаний, типа того, как избежать возможной засады…

— Она сказала, что тебе лучше войти со стороны улицы, что проходит позади их дома — понятия не имею, где это.

— Зато я знаю. Я был там сегодня утром. За домом у них растут кусты. Лучшего места для засады и не придумаешь.

— Ты должен войти через заднюю дверь. И так, чтобы тебя там никто не заметил.

— Замечательно. Еще какие-нибудь пожелания были?

— Подожди минутку. Сейчас, только загляну в блокнот. Нет… это все. Но она несколько раз подчеркнула, что это очень важно; и дело не терпит отлагательств.

— Ясно. Возможно они снова пытаются заманить меня в западню. Взять хитростью. Ха-ха. Вот так женек. Ну ничего, я им покажу. Фу ты, черт.

— Что такое? В чем дело?

— Нет, ничего. Просто голова немного болит. Ладно, спасибо ещё раз, Хейзл.

— Слушай, Шелл, с тобой действительно все в порядке?

— Со мной? Ха-ха, ну конечно же. Лучше и не бывает.

Глава 13

Я не стал парковать машину в квартале от дома Спорков. Потому что оставил её за два квартала.

Затем я открыл багажник “кадиллака” и принялся шарить среди хлама, который я обычно держу в нем. Среди прочего там было много разного рода электронной аппаратуры, микрофоны, “жучки”, инфракрасные приборы ночного видения и тому подобные мелочи, но в данный момент мне нужна была совсем другая вещь. Приподняв обшарпанный, поцарапанный арбалет, я, наконец, нашел под ним то, что искал — перку, тонкое долото для сверления дыр. Затем положил арбалет на прежнее место и ещё некоторое время стоял перед раскрытым багажником, глядя на него.

Вообще-то, арбалет — это средневековое оружие, один из типов которого когда-то использовался для стрельбы по противнику специальными стрелами. Но этот экземпляр достался мне от одного из моих приятелей, который в прошлом служил в морской пехоте и совсем недавно вернулся домой. В высших политических кругах ведется много разговоров о каких-то невообразимых атомных и водородных бомбах, но на практике, в зловонной жаре джунглей во время боя сплошь и рядом использовалось средневековое оружие. Мой приятель тоже пускал в ход этот самый арбалет, чтобы убивать врагов, не поднимая при этом лишнего шума. И на некоторых из подаренных им стрел до сих пор заметны следы крови.

Порывшись ещё немного в своих пожитках, я извлек из недр багажника легкую, но очень прочную складную стремянку из бамбука — её длину можно запросто регулировать, как это делается у обыной складной удочки — и моток “скотча”; а затем захлопнул крышку багажника и отправился к Споркам.

Конечно, не исключено, что они и не замышляли ничего против меня. Но, честно говоря, в это мне верилось с трудом. Слишком уж много людей роилось вокруг этого дела, и у меня сложилось такое впечатление, что все они поголовно были при оружии. Кроме того, даже если они и не замышляли ничего против меня, то дополнительные меры предосторожности никогда не помешают. Никто не выстрелит мне в спину, если я все время буду готов к этому.

Обманули меня однажды — ваша заслуга, мудро рассуждал я по дороге к дому, в котором жили Спорки; обманете во второй раз — это уже будет моя вина. Я никак не мог вспомнить продолжение, а именно, что гласит мудрость насчет третьего, четвертого и прочих разов.

Я не стал выходить на дорожку, ведущую к задней двери дома Спорков, а вместо этого прошел через задний двор соседнего дома. На случай, если за домом Спорков на меня была устроена засада. Если кто-то дожидался меня там, надеясь таким образом перехитрить. И убить. Здесь было довольно много растительности — в основном кусты — и я глядел в оба, но так и не заметил ничего подозрительного. Наверное я сам выглядел довольно подозрительно, воровато перебегая от одного куста к другому, но с этим ничего нельзя было поделать. К тому же очень скоро все этим перебежки начали утомлять меня.

Благополучно добравшись до боковой стены двухэтажного особняка, в котором жили супруги Спорк, я выдвинул на всю длину свою лестницу, аккуратно приставил её к стене и взобрался на небольшую веранду, на которую выходили окна одной из дальних комнат второго этажа. Оказавшись на ней, я попробовал открыть окно, но оно оказалось запертым изнутри на задвижку. Зато рядом, всего в нескольких ярдах, находилась дверь. Она тоже была заперта; но мне понадобилось лишь несколько минут, чтобы при помощи перки просверлить в дереве пониже дверной ручки четырехдюймовое отверстие, просунуть в него руку, открыть замок и войти внутрь.

Я оказался в просторном коридоре, пол которого был застелен ковром. Тихонько ступая, я прошел мимо закрытых дверей в самый его конец и оказался на верхней площадке широкого лестничного марша, ведущего вниз, к небольшой комнатке, откуда вела на улицу дверь парадного входа. Я стоял очень тихо, прислушиваясь к каждому шороху, и все мои чувства были обострены до предела.

Здесь, на втором этаже, царила мертвая тишина, но откуда-то снизу доносились приглушенные голоса. Справа от меня, у самого основания лестницы находился сводчатый дверной проем, задрапированный портьерами из синего бархата. Я медленно двинулся вперед, начиная спускаться вниз по ступенькам и держа перку наготове.

Затем остановился и склонил голову к плечу.

Выждал какое-то время, задумчиво разглядывая перку.

Затем понимающе покачал головой, отложил перку и достал из кобуры “кольт”, после чего продолжил свой путь вниз по лестнице.

Мне было велено войти в дом через заднюю дверь. Так что если на меня и замышлялось покушение, то судя по всему, злоумышленники должны были дожидаться именно там. Но долетавшие до моего слуха звуки доносились откуда-то из передних комнат дома. Что бы это значило?

Спустившись до середины лестницы, я снял ботинки и продолжил путь в одних носках. Так не только само мое продвижение стало тише, но и головная боль тоже как будто несколько поутихла. По крайней мере, в тот момент мне так показалось. В конце концов, существует же некая связь между головой и ногами. И я очень удивился, что прежде меня никогда не занимал этот вопрос — а сегодня это уже казалось непреложным утверждением. Затем мне открылась ещё одна истина: Скорее всего голова в большинстве случаев и болит именно потому, что ноги не дают ей покоя.

И тут я начал осознавать, что со мной творится несто странное. Мои способности к логическим размышлениям многократно возросли. А сознание стало ясным как никогда. Мне казалось, что оно становится прозрачным, как стекло. Я все ещё стоял, раздумывая над тем, что, наверное, именно мыслительная деятельность движет ногами спортсмена, когда доносившиеся снизу звуки снова привлекли мое внимание.

Я внимательно огляделся по сторонам. Теперь, когда сознание мое прояснилось, место действия представлялось мне уже в несколько другом свете.

Внизу, рядом с основанием летницы находилась дверная арка. В этой самой арке висели тяжелые бархатные портьеры синего цвета. И из-за этого самого портьерного бархата доносились жужжащие звуки какого-то разговора. Короче, там что-то жужжало. Я прислушался. Ж-ж-ж-ж-ж-ж. Его было очень трудно отфильтровать от тихого звона и гулкого стука, эхом отдававшихся у меня в голове, но мне это удалось. Кто-то там определенно был — или что-то.

Я взвел курок.

Программа действий была ясна. Либо войти туда — либо уйти, пока не поздно.

Но уйти я не мог. Только не теперь, когда уже зашел так далеко. И угробил на это уйму времени.

Нет, теперь только вперед. Действовать быстро, привнося элемент неожиданности. Значит так, сейчас я сойду вниз, неслышно ступая босыми ногами, которые, к счастью, были напрямую связаны с моей же головой, и задержусь лишь на мгновением перед этими портьерами. А затем стремительным движением распахну их и ворвусь в помещение. А потом…

Потом…

Ну а потом соображу что-нибудь по ходу дела.

До нижней площадки оставалось всего четыре ступеньки, когда на меня вдруг нахлынула мерзкая слабость. Это случилось так внезапно, как будто кто-то выстрелил из арбалета, и маленькая острая стрела пронзила моей череп слева направо, проходя прямо через мозг. Мучительная боль заполнила мою голову, отдаваясь рикошетом сразу во всех направлениях. И мне кажется я споткнулся. Или оступился. Короче говоря, утратил контроль над ситуацией.

Но зато соображал я по-прежнему наредкость быстро.

Что ж, думал я, я падаю, ладно. По крайней мере, лечу в нужном направлении. Ведь именно туда мне и нужно было попасть, не так ли? Вниз, да? Что ж, сейчас я там буду. Просто это произойдет несколько раньше, чем планировалось. Но, черт возьми, нельзя же ожидать, что все в жизни должно происходить строго по плану.

До задрапированной портьерами арки оставалось всего каких-нибудь несколько футов. Я сознавал, что если упаду и с грохотом растянусь на полу у двери, то переполошу тех, кто за ней находился — и жужжал все это время — и тогда мой элемент неожиданности утратит свой смысл. Хотя, принимая во внимание мое теперешнее положение — а я летел почти кувырком, хоть и соображал по-прежнему быстро — становилось ясно, что мне уже не удастся тихо спуститься вниз и застать врасплох злоумышленников — или же чудовищных шмелей-мутантов.

Единственное, что мне оставалось, так это сделать мощный рывок сквозь бархат портьер и ворваться в комнату. Или так, или же продолжать обдумывать прочие возможности, пока не пропашу носом по полу. Именно так я и поступил. Ну, почти…

Я сделал мощный рывок. С этим проблем не было. Но, к несчастью, он получился в направлении почти параллельном двери. Наверное, в тот момент моя голова находилась несколько ниже, чем ноги. Но черт возьми, нельзя же всегда рассчитывать на точное выполнение задуманного. Но я все-таки держал направление на портьеры. Летел к ним по воздуху. Если уж кому-то и суждено пройти через эти чертовы занавески, думал я про себя, то это случится прямо сейчас.

Насчет этого я тоже ошибся.

Возможно, отчасти это произошло потому, что я не попал точно в центр, в то место, где сходились оба полотнища штор. Но как бы то ни было, а занавеси передо мной не распахнулись. Я чувствовал, как они подобно огромным бархатным щупальцам опутывают меня со всех сторон; но у каждой неприятности есть свои положительные стороны — зато я не слишком ушибся, когда в конце концов все-таки рухнул на пол. И надо сказать, грохнулся я знатно: споткнулся, растянулся на полу, откатился в сторону и затем почувствовал, как на меня что-то свалилось. Послышалось странное треньканье и почти тут же раздался страшный грохот. Как будто где-то совсем рядом пальнули из пистолета.

Теперь до моего слуха доносились ещё и дикие вопли, приглушенные тяжелой тканью опутавших меня портьер. Жужжанья больше не было слышно. Раздавался лишь пронзительный визг, сливавшийся с криком погрубее. Кричали двое: женщина и мужчина. “Ааааа!” — голосила женщина, “Ай-ай-ай!” — вторил ей мужчина. Я отчаянно барахтался, брыкался, изворачивался, пытаясь как можно скорее выбраться из-под портьер.

— Ааааа!

— Ай-ай-ай!

В голове у меня мелькнула мысль, что если кто-либо и собирался меня убить, то сейчас для этого настал самый подходящий момент. Честно говоря, это можно было бы сделать безо всякого труда. Но я почему-то все ещё жив. Я задумался над этим. А думал я очень быстро.

Затем я прекратил трепыхаться.

— Ей вы там, заткнитесь, — приказал я. — Да заткнитесь же вы и вытащите меня отсюда.

Мне пришлось повторить свою просьбу ещё пару раз, прежде чем они, в конце концов, взяли себя в руки и выполнили её. В течение ещё нескольких секунд я молча сидел на полу, глядя снизу вверх на мистера и миссис Спорк.

Сибилла приложила к губам пальчик с накрашенным ярко-красным лаком ноготком и немного повернула голову, искоса поглядывая на меня.

Я строго воззрился на мистера Спорка.

— У вас в доме живут пчелы?

— Пчелы? — переспросил он. — Какие пчелы?

— Ясно, если вы не знаете, какие пчелы, то, скорее всего, у вас их нет. — Я выдержал небольшую паузу. — Мистер Спорк, полагаю, вам хочется знать… — Я поднял обе руки и покачал ими над головой.

— Ну вот, — расстроенно сказала Сибилла, — вы испортили наши бархатные портьеры.

— Это были они, да? Да, кажется вы правы. Прострелил в одной из них дырку, так? Да и ковру как будто тоже досталось, правда? Ах да, и ещё дверь наверху. О ней мне тоже следует вас предупредить.

Встав с пола, я первым делом ощупал себя. Похоже, все кости были целы, обошлось без переломов. По крайней мере, без новых переломов. И вообще-то мне показалось, что когда на меня что-то обрушилось — на самом же деле это я сам врезался в пианино — то неразберихе, царившей до этого у меня в мыслях, как будто пришел конец. Например, теперь я знал, что ногами спортсмена движен отнюдь не мышление. По крайней мере, это казалось маловероятным.

Я убрал пистолет обратно в кобуру — после того, как отыскал его среди валявшихся на полу бархатных портьер — глубоко вздохнул и сказал:

— Мистер и миссис Спорк, вне зависимости от того, что натворил каждый из нас, давайте все же не будем опускаться до взаимных упреков, ладно? Давайте… будем жить сами и давать жить другим. Не спрашивайте меня, почему я вошел сюда вот так, то есть, таким образом. У меня на то были свои причины. Честное слово. Но я предпочел бы не заострять на этом внимание прямо сейчас. Или когда-либо еще. Ведь каждый из нас поступает по-своему, не так ли? Вы согласны? Что ж, с этим разобрались, итак, насчет…

— Но зачем, — изумленно перебила меня Сибилла, — вы бросились на портьеры?

— Миссис Спорк, — сказал я, — вы как предпочитаете играть в “русскую рулетку”? В полном одиночестве.

— Но вы нас так напугали, — продолжала она. — Я чуть с ума не сошла.

— Вас напугали. Ха. Вы ещё не знаете, что такое настоящий страх. — Немного помолчав, я добавил. — Впрочем, и я тоже этого не знаю.

— А где ваши ботинки? — снова спросила она меня.

— У вас ко мне полно вопросов, не так ли? Я снял их и оставил на лестнице, если уж вас это так интересует. Но прежде я просверлил в вашей двери большую дыру. Ага. Просверлил дверь, прямо насквозь. Почему я не воспользовался набором отмычек? Или хотя бы дешевеньким ключом? Возможно, что никому из нас так и не суждено когда-либо узнать об этом. Я же скажу только одно: в тот момент идея со сверлением дыры показалась мне наиболее подходящей. А ботинки я снял, чтобы моя голова, которую мне совсем недавно прострелили… видите повязку? А дырку? Ага, наверное, это и объясняет дыру в вашей двери… чтобы поменьше шуметь. Я не хотел, чтобы от моей головы было много шума, потому что боялся, что на него слетятся шмели и съедят меня. Ну вот и все в общих чертах. У вас ещё есть вопросы?

Вопросов у неё больше не было.

Пару минут спустя, после того как все мы расселись по стоящим в комнате креслам — это была гостиная — я признался, что итак уже все знаю про них, так что они могут говорить без утайки.

— Всего вы не знаете, — сказала Сибилла. — Я позвонила вам, потому что нас шантажируют.

— Вот как? Но кто?

— Мы не знаетм… то есть, сегодня днем к нам приходил какой-то человек, но мы видели его впервые в жизни.

— И в чем заключался шантаж?

— У него была фотография.

— Так. Ну и что? Как говорят китайцы… — я потряс головой. — Какая фотография? — спросил я, внезапно вспомнив, как совсем недавно Анжелика Берсудиан подозрительным тоном задавала мне тот же самый вопрос.

— На ней мы с Хью в постели. Хью Прайер и я.

— Так. В постели.

— Ну… скорее на постели.

— И что-то мне подсказывает, что сделана она не в момент вашей с ним драки подушками.

— Не совсем. — Она запустила руку в небольшой редикюль, лежавший на диване между ней и её мужем, вынула из него небольшой снимок и протянула его мне. — Я хотела показать вам вот это, — сказала она. — Это оставил нам тот человек. Теперь вам понятно? — Я внимательно посмотрел на фото и сказал ей, что да, мне все понятно.

Их предупредили, чтобы они не обращались в полицию или к кому-либо ещё — именно поэтому она не назвала Хейзл своего полного имени и попросила, чтобы я пробрался к ним в дом тайком, с черного хода, тайком ото всех, так чтобы никто не догадался, что это Спорки попросили меня приехать.

— Хм, — сказал я, возвращая фотографию. — Мда. Ясно. Значит, как-то раз вечерком, когда вы… хм… кто-то без вашего ведома заснял…

— Да нет же, мы знали об этом. Все мы. Но мы были уверены, что весь альбом уничтожен. Сожжен. Фотографию, которую принес сегодня этот грязный подлец, действительно жгли. Но обгорели только края. А не… середина.

— Так, давайте помедленнее. — Я снова потянулся за снимком. — Значит, вы все знали про это? — Я продолжал. — И про существование альбома? И про то, что он должен был сгореть? В огне, разумеется.

— Да, конечно.

— И кто же попал в альбом — то есть, чьи фотографии вошли в него?

Тут впервые в разговор вступил мистер Спорк.

— Всех нас.

Я кивнул.

— То есть не только вас и миссис Спорк, но также Холстедов, Уистов, Райли, Кентов, Нельсонов, Берсудианов, Смитов, Уорренов и Прайеров.

— Именно так. — Он на мгновение задумался. — Вы перечислили все, никого не забыли.

— Угу. А зачем понадобилось заводить такой альбом? Просто так, ради развлечения?

— Нет, ради собственной безопасности. То есть, для безопасности нашей компании, — ответил он. — Вы понимаете?

— Не совсем.

— Мы далеко не первыми прибегнули к такому способу для обеспечения… ну, свободы действий каждого отдельного взятого участника. Такое уже случалось раньше и не раз. Вы бы очень удивились, если бы узнали, что такое имело место сплошь и рядом.

— Полагаю, что да. Вы имеете в виду, что это на тот случай, если кому-то вдруг захочется распустить язык — показать свою осведомленность, скажем, перед каким-нибудь репортером или перед властями — то знание о существовании фотографии, компрометирующей и лично его или её, станет залогом молчания?

— Не только молчания, но и высокой личной ответственности. Если кто-то с кем-то разругается, или покинет ряды нашей компании — например, в результате развода, или какая-то пара решит отказаться от участия — то фотографии, скорее всего, предотвратят… месть.

— Ага.

Мистер Спорк поджал губы.

— Поймите же, — серьезно продолжал он, — мы — никто из нас — не считаем, что мы занимаемся чем-то постыдным или предосудительным. Во всяком случае, мы с Сибиллой так не думаем. Мы считаем, что секс, сам половой акт, не является просто одной из разновидностью плотских утех, как это принято думать, низких и постыдных по определению…

— Это самое лучшее из того, что может человек, — вставила Сибилла.

— Ну, — сказал я, — тут вы, конечно, до некоторой степени правы…

— … хотя несомненно и то, — нараспев продолжал мистер Спорк, — что секс, или скорее, навязанная миру ложная аура зла, стыда и вины, является причиной многочисленных неврозов…

— Да-да, это так, — вторила ему Сибилла, — это действительно так…

— … и психозов. И вот это лицемерие привело миллионы, а может и миллиарды людей в больницы, лечебницы для душевнобольных, в кабинеты к психиаторам и в залы судов, где слушаются дела о разводах. Но отрешившись от иллюзий и ханженского лицемерия, и не обращая внимания на вопли жертв полового воздержания, боящихся признаться в собственном голове…

— На свете, наверное, нет ничего прекраснее…

— …мы рассматриваем секс в совсем ином, новом свете…

— Я могу привести вам парочку примеров…

— Сибилла, заткнись, будь так добра.

Поразительнее всего то, что она улыбнулась ему и покорно замолчала.

Мистер Спорк продолжал говорить:

— Как я уже говорил…

— Эй, — перебил его я. — Так как насчет этого вашего шантажиста?

— Ну да, и я о том же. А если по существу, мистер Скотт, то я хочу сказать вам следующее. Мы, участники нашей компании, не чувствуем стыда или вины, но в то же время считаем очевидным, что наши отношения и нравы, наша нравственная концепция, очень отличаются от общепринятых, исповедуемых другими членами общества, в котором мы живем — тех других, в чьих силах нанести нам — всем вместе и каждому в отдельности — большой вред и ущерб. Если действия группы — нашей или какой-либо другой — будут приданы огласке, то это неизбежно повлечет за собой общественное осуждение. Презрение. Финансовую и социальную месть. И так далее. Нет страшнее гнева, чем гнев праведников — даже в тех случаях, когда они неправы. — Он улыбнулся. — Они управляли инквизицией, заставили покаятся Галилео. Они распяли Христа. Сожгли заживо Бруно.

Мне показалось, что он собирается преподать мен урок истории. Я же никогда особо не интересовался историей.

— А шантажист, — напомнил я.

— Они пришел сюда сегодня днем, показал нам эту фотографию — если верить ему, то это копия с оригинала. И потребовал, чтобы завтра вечером мы отдали ему двадцать тысяч долларов. Или… думаю, вы понимаете, что произойдет в противном случае.

— Ага. Итак, двадцать тысяч — если вы все-таки надумаете расстаться с ними — скорее всего, будут лишь первым взносом. А теперь, мистер Спорк, хорошенько подумайте, и взвесив материальное благосостояние всех участников вашей группы, назовите мне хотя бы примерный итог.

— Я могу сказать только приблизительно. Право же, я даже не знаю. У нас чуть больше миллиона. Состояние Берсудианов потянет миллионов на четыре-пять. Думаю, что в сумме получится что-то около пятнадцати миллионов. Ну, может быть, даже тридцать, если уж на то пошло.

— И в котором часу этот парень был у вас?

— К счастью, это я заметил абсолютно точно. Он пришел в двадцать минут третьего дня.

— И каков он из себя?

— Такой худощавый нежомерок, ростом примерно метр шестьдесят пять, не больше. Узкое лицо. Глаза водянисто-голубого цвета.

Тут подала голос Сибилла.

— Мне показалось, что ему не больше лет тридцати-тридцати пяти, но вот только выглядел он гораздо старше.

— И ещё у него по всему лицу были такие маленькие рытвинки, — добавил мистер Спорк. — Крохотные шрамики.

— Бинго, — сказал я.

Глава 14

— Что?

— Так его зовут. Бинго — Лестер Кестел.

— Вы его знаете? — мистер Спорк всем телом подался вперед. — То есть вы хотите сказать, что смогли узнать его по нашему описанию?

— И по вашему описанию, и ещё кое по чему. Мне так кажется. Я склонен думать, что это был именно Бинго.

— Тогда если вы знаете, кто он такой, то, полагаю, его нужно было бы немедленно арестовать. — Мистер Спорк покачал головой. — Но, честно говоря, мы не можем так рисковать. Ведь он пригрозил, что дело будет предано огласке…

Я улыбнулся.

— Думаю, вас это должно заинтересовать. Если я не ошибаюсь насчет личности этого маленького жлоба, сегодня днем он уже успел отметиться в тюрьме. Он и вместе с ним ещё двое проходимцев. Конечно, долго они там не задержались — а жаль. После этого один из их компании попытался убить меня. А Бинго, должно быть, отправился навестить вас. Интересно все-таки, куда и с каким поручением могли отрядить Малютку Фила? — добавил я, адресуя этот вопрос скорее самому себе.

— Так… что же нам теперь делать? — Это была Сибилла.

— У меня на уме есть уже пара задумок, — сказал я. — Как вы знаете, в данное время я работаю по делу миссис Холстед. Но можете не сомневаться, ваш случай тоже не останется без внимания. Я займусь им тоже. И помимо всех прочих буду ещё искать и Бинго.

— Мы были бы вам очень признательны, если бы вы только смогли помочь…

— Ваши услуги будут хорошо оплачены, мистер Скотт…

Сибилла первой завела речь о деньгах, и её муж с готовностью подхватил эту мысль. Но я перебил их обоих.

— Забудьте об этом. Никакой платы я с вас не возьму. И если уж до того дойдет, то мои услуги будут оплачемы деньгами миссис Холстед. Это уже решено. — Я немного помолчал. — Но — исключительно в том случае, если мне удастся оградить вас от Бинго и его дружков…

— Ну и…?

— Может быть вы тогда будете столь щедры, что простите мне эти синие бархатные портьеры? И ковер тоже.

— Ну конечно же.

— И еще, гм, большую дыру в двери наверху.

Думаю, я мог бы добавить еще: “И пожар в вашем доме,” и они наверняка с готовностью согласились бы.

— Ладно, — сказал я. — А теперь раскажите мне поподробнее про этот ваш альбом. Чья это была идея? Когда и где были сделаны фотографии? И где их держали — в обычном альбоме? И каким образом могла попасть к Бинго, или кто там ещё к вам приходил, та фотография, которую он предъявил вам сегодня?

Каждый из них, полностью или частично, ответил на некоторые из этих вопросов, иногда дополняя ответы друг друга. Но даже подытожив услышанное, я увидел, что узнать удалось совсем немного.

Они понятия не имели, где Бинго мог раздобыть фотографию Сибиллы и Хью Прайера, но точно помнили, что сделана она была в доме Холстедов в тот самый вечер, когда они, выражаясь языком мистера Спорка, “вступили в клуб”; а это произошло три месяца тому назад. Фотографии хранились — цитируя Сибиллу — в “обыкновенном альбоме, в каком принято держать семейные фотографии”.

Никто из них не был уверен, кто подкинул эту идейку с альбомом, зная лишь то, что на момент их вступления “альбом” уже существовал, и включение в него их фотографий рассматривалось, как необходимое условие для причисления новичков к числу избранных участников тайных сборищ.

— Это было как посвящение, — сказала Сибилла. — К тому же это делалось для всеобщей же безопасности и ломало лед недоверия. А вообще, было очень здорово…

— Необходимость, — сухо продолжал мистер Спорк прерванную речь, — разумеется, помимо этого нужно было получить согласие всех остальных участников.

— Ага. А теми прочими участниками на тот момент были Холстеды и Уисты, Берсудианы и Райли.

— Именно так.

— А это означает, что идея альбома должна была принадлежать какой-то из этих четырех пар. — Я на мгновение задумался. — И кажется, я не ошибусь, если предположу, что одна из этих пар и держала альбом у себя. Так сказать, обеспечивала хранение.

— Да, он был у Эда и Марсель.

— Что ж, меня это, в общем-то, не удивляет. А разве вы не слышали, что в их апартаментах в “Норвью” случился пожар?

— Вот об этом-то как раз я и собирался сказать, — ответил мистер Спорк. — Это произошло с месяц назад, незадолго до того, как они выбыли из нашего клуба. Они сказали, что альбом сгорел во время пожара. А они держали его у себя в спальне, и как раз там…

— Я знаю. Очевидно, альбом сгорел неполностью.

— Да уж, черт возьми, — согласился мистер Спорк.

— Думаю, — сказал я, — этот снимок был извлечен из мусора. Но Бинго не работает мусорщиком. Хотя, это мог сделать и коридорный. Если предположить, что он и Бинго, который сегодня приходил сюда к вам, один и тот же человек.

Мы поговорили ещё немного, и затем мистер Спорк сказал:

— Я отдал необходимые распоряжения, чтобы завтра здесь у меня были двадцать тысяч наличными на тот случай, если не удастся ничего сделать и останется лишь заплатить тому человеку — после того, как получу от него указания, каким образом это нужно будет сделать. Я согласен с вами, что одним платежом дело не ограничится, и поэтому мы очень рассчитываем на вашу помощь. Я был бы рад отдать эти двадцать тысяч вам…

Я протестующе замахал рукой.

— Даже не помышляйте. Не могу ничего обещать, но я сделую все, что в моих силах. Кое-что в этом деле меня очень смущает, и если мне удастся разгадать… — я оставил фразу незавершенной.

Говорить больше было не о чем, так что мы пожали друг другу руки, и я ушел.

Я возвратился к своему “кадиллаку” тем же маршрутом, по которому до этого и пришел к дому — только, конечно, уже не претялся за кустами и не перебегал от дерева к дереву — прихватив с собой перку и лестницу. Выставлять стекла в окнах мне не пришлось, так что на этот раз моток “скотча” не пригодился. Я с грустью подумал о том, что и без перки с лестницей тоже можно было бы запросто обойтись.

На обратной дороге в Голливуд я позвонил в Отдел по расследованию убийств и снова попросил соединить меня с Сэмсоном.

Я спросил у него, не удалось ли ему раскопать что-нибудь на имя Скико, и он сказал:

— Не много. К нам он не попадал, Шелл. Я проверил все, что только можно, и даже в нашем списке кличек никакого “Скико” не оказалось. Но одна зацепка все-таки есть. Помнишь Лейна из разведслужбы?

— Конечно. — Сейчас он уже вышел на пенсию, но в свое время сержант Лейн проработал в разведслужбе несколько лет.

— В одном из его докладов есть упоминание о некоем Скико. Но это все. Ни тебе имени, ни фамилии. А упоминается как один из людей, с которым он не то столкнулся лично, не то слышал от кого-то по ходу сбора сведений.

— Сведений о чем?

— Он проверял информацию по уголовникам, перебравшимся в Лос-Анджелес из других штатов. Это было пару лет назад. Если хочешь, то я могу связаться с Лейном и спросить, не припомнит ли он ещё чего-нибудь.

— Нет, не надо. Я знаю, где он живет. Я сам ему позвоню, и если Лейн дома, то, уверен, он не откажется меня принять. Но мне надо, чтобы ты сделал для меня ещё кое-что.

— Что, например?

— Помнишь, я рассказывал тебе о парне по фамилии Уоллс? Эд и его жена Марсель. Какое-то время они жили под фамилией Уист.

— Помню.

— У меня такое подозрение, что фамилия Уоллс тоже не настоящая. Если бы у тебя были отпечатки его пальцев, то ты смог бы это выяснить?

— Смог бы. Но откуда мы возьмем его отпечатки? Насколько я тебя знаю, ты, небось, рассчитываешь на то, что мы станем врываться в дома, чтобы…

— Ничего подобного. Вы будете должны лишь проверить отпечатки — так быстро, как только возможно — когда я вам их доставлю.

— А ты-то их откуда возьмешь? Выходит, ты самолично станешь врываться…

— Расслабься, Сэм. Наш общий знакомый Умник — мой должник. Вот я и отправлю его на это дело.

— Все. Больше ничего не желаю слышать.

Умником называли одного человека, который время от времени выполнял кое-какие мои поручения. В свое время он проработал с полгода экспертом в полиции, но потом решил, что не создан для такой работы, и теперь являлся хозяином двух бензоколонок. Но своих прежних навыков он не утратил и в случае необходимости мог сфотографировать — или снять — отпечатки пальцев, а именно это я и собирался ему поручить, не сомневаясь в том, что за пару сотенных бумажек мое задание будет выполнено наилучшим образом.

— Ладно, но ты знаешь, кто он такой. Поэтому когда он объявится, то знай, что это мой личный представитель в непрекращающейся борьбе с преступностью, в беспощадном сражении…

— Да знаю я его, — устало перебил меня Сэм.

— Таким образом, раз он работает по моему заданию, то это придает его действиям официальный характер.

— Как бы не так, — возразил Сэм.

Однако в проверке отпечатков он мне не отказал. Я сказал, что перезвоню попозже и повесил трубку.

Затем я набрал номер телефона Эдварда Уоллса в Беверли-Хиллс. Трубку никто не снял. Так я и думал.

И тогда я позвонил Умнику.

Сержант Билл Лейн, недавно вышедший на пенсию, был крепким, представительно вида человеком лет шестидесяти с небольшим с кустистыми седеющими бровями и глубокими морщинками в уголках рта. Я застал его дома, и нам удалось переговорить.

Собравшись уходить, я встал, поблагодарил хозяина за уделенное мне время — и информацию, извлеченную из обширных архивов памяти — и сказал:

— Бен, похоже, это он. У меня не было возможности хорошо его разглядеть, то он точно был невысоким и лысым — и к тому же Пень назвал его “Скико”. Но в любом случае, если я его снова встречу, то узнать смогу.

— Попробуй поискать по притонам, которые я тебе назвал, — посоветовал Бен. — Возможно, он до сих пор обретается в каком-нибудь из них. Правда, это было два года назад, но в преступном мире с тех пор почти ничего не изменилось.

— А как насчет его связей с Джимми Вайолетом?

— Об этом мне ничего не известно. Как я уже сказал, он был просто одним из прибывших в город уголовников. Кажется, из Иллинойса. Наверное, слишком уж его там допекли. Он ничего из себя не представлял. Так, шестерка, мелкая сошка. Ни к какой из группировок не примкнул — по крайней мере, тогда — все был сам по себе. У меня на него никогда ничего не было, кроме того, что когда-то его пару раз арестовывали. Но до тюрьмы дело так и не дошло.

— Да, но зато оба те ареста были за вымогательство. И меня это вполне устраивает. Бен, если тебе только что-нибудь понадобится, то дай мне знать. Буду рад оказаться полезным тебе.

Он кивнул, и мы пожали друг другу руки.

Я снова сел в “кадиллак” и направился к Ла-Сьенега. Не к тому знаменитому его участку, известному как “ресторанный ряд”, а на другую, дальнюю от Голливуда, сторону бульвара, где на его отрезок длиною в милю или около того приходилось около полудюжины захудалых баров, пивных забегаловок и прочих заведений под заманчивыми названиями, в которых подавали коктейли.

Из рассказал Бена Лейна выходило, что большую часть своего свободного времени Скико проводил именно здесь, где он мог почувствовать собственную значимость и крутизну, пытаясь произвести впечатление на местных шлюх и прочих любителей выпить за чужой счет. По крайней мере, два года наза дело обстояло именно так. Но, может быть, и сейчас тоже.

Все было по-прежнему.

Я нашел его в забегаловке под названием “Сфинкс”, хотя египетских мотивов в её интерьере было не больше, чем на углу Второй и Главной Авеню в Лос-Анжелесе. Войдя в заведение, я остановился, давая глазам возможность привыкнуть к царившему здесь полумраку и стараясь по возможности не дышать носом. Поначалу знакомым мне показался только тошнотворный запах прокисшего пива, живо напомнивший мне об отмосфере, царившей в трех предыдущих забегаловках, в которых я уже успел побывать.

Но это было лишь первое впечатление.

Справа от меня, у стойки бара, расположились трое или четверо мужчин, какая-то очень толстая девица, водрузившая свою тушу на узенькое сидение высокого табурета, и ещё одна молодая, изнуренного вида женщина. Кабинки слева от меня были как будто пусты; все, кроме одной. Перегородки между ними были довольно высокими, и я не мог видеть людей, занимавших самую последнюю, дальнюю от меня кабинку, но оттуда доносилось женское хихиканье. Это были странные, хрюкающие звуки, как если бы она не смеялась, а сморкалась.

И потом я услышал мужской голос. Он был с хрипотцой и тихий, или же просто низкий. Как громкий, срывающийся шепот.

Поначалу я не мог разобрать слов, но, подойдя поближе, услышал, как он говорил: “… и потом, куколка, я просто развернулся и смылся, а они остались стоять с глупыми рожами. Ну и как тебе это? Вечатляет?

На протяжении всего рассказа женщина продолжала хихикать. Но меня больше всего интересовал мужской голос, то, как он звучал и какие слова произносил. Потому что я помнил, что говорил Сэмсон о парне, который позвонил ему сразу же после того, как был убит Портер.

Проходя вдоль ряда кабинок, я чуть заметно улыбнулся, поднял руку, наполовину высвободил “кольт” из кобуры и оставил ладонь на рукоятке.

Когда же я остановился перед последней кабинкой, то разговор оборвался на полуслове.

Невысокий парень. Лысый. Я видел бледное родимое пятно у него на щеке и тонкий шрам над верхней губой — приметы, названные мне Беной Лейном, но не замеченные мной при нашей первой встрече. Это он был в Вествуде сегодня днем вместе с Пнем Кори. С Пнем и со мной.

— Привет, придурок, — сказал я. И затем ласково добавил. — Кстати, Скико, историю свою ты сможешь дорассказать в полиции. Да, я знаю, кто ты такой. Ну и как это тебе? Впечатляет?

Глава 15

Он уже дважды ошибался в отношении меня.

И теперь совершил третью ошибку.

Скико видел, что я держу руку за пазухой, и даже если ему не был виден сам пистолет, то можно было бы без особого труда догадаться, что ладонь моя лежит на его рукоятке. А уж ему-то было прекрасно извествно о том, что я ношу при себе оружие. Но возможно, он просто не вспомнил об этом — или просто решил, что я явился туда исключительно за тем, чтобы убить его. Или, может быть, так заврался, выпендриваясь перед своей шлюхой, что не сумел вовремя выйти из образа, в какой-то момент и сам уверовав в собственное вранье. Ненадолго, всего на мгновение. Но это мгновение решило все.

Или, возможно, он увидел свой шанс в том, что я отвел глаза от него, чтобы взглянуть на женщину. Может быть так, а может быть и нет; но именно в этот момент он решил действовать.

“Куколке”, сидевшей напротив Скико, на вид можно было дать лет тридцать-сорок и примерно столько же фунтов лишнего веса. Крашенная блондинка, у самой кожи головы видны темные корни вновь отрастающих волос, разочарованный взгляд, а в уголках рта залегли страдальческие морщинки. Она во все глаза глядела на меня, разинув рот с накрашенными вызывающе ярко-красной помадой губами, растянутыми в некоем подобии улыбки — все, что осталось от её настоящего или напускного веселья. Складки белого, похожего на квашню, рыхлого тела переваливались через край глубокого выреза её платья, подобно тому, как туша толстухи у бара вываливалась за края сидения высокого табурета.

Ялишь мельком взглянул на нее, только и всего.

Но именно в этот момент Скико уперся ногами в пол, порывисто отодвигаясь от меня и одновременно запуская за пазуху правую руку. Было слышно, как его ладонь с глухим шлепком легла на рукоятку, и я окрикнул его:

— Не делай этого, кретин…

Но на большее у меня времени не было.

Он не остановился даже после того, как выхватив “кольт” из кобуры, я наставил на него дуло. Его взгляд остановился на “кольте” в моей руке, глаза округлились до такой степени, что, казалось, ещё чуть-чуть и они вылезут из орбит, рот начал приоткрываться — но он не выпустил из руки пистолет, не остановился.

Я ждал до последнего. И это ожидание длилось совсем недолго. Но прежде, чем я нажал на спусковой крючок, он все-таки успел выхватить оружие из-за пазухи.

Когда же я выстрелил, то есть, когда мне все-таки пришлось спустить курок, то я не стал ограничиваться лишь одним выстрелом. Я засадил в него сразу три пули. Пожалуй, даже детская ладошка смогла бы накрыть все три входных отверстия. Но только не те потоки крови, которые внезапно хлынули из них.

Он захрипел, этот глухой звук рвался наружу откуда-то из глубины гортани. Его рука, сжимавшая пистолет, безвольно упала на стол, попутно разбивая стакан, отчего во все стороны разлетелись острые осколки стекла и пивные брызги, вмиг залившие и всю столешницу, и платье с глубоким вырезом и рыхлые груди крашенной блондинки.

И тут она завизжала.

Она по-прежнему неподвижно сидела за столом, глядела на кроваве пятно, растекающееся на белой помятой рубашке Скико в виде широкой дуги сверху вниз, по направлению к пряжке ремня и визжала, визжала, визжала; пронзительные вопли прерывались лишь хриплыми вздохами, в то время, как она судорожно ловила ртом воздух.

Скико закашлялся. На губах у него показалась кровь.

Я взял его пистолет и оглянулся. Бар стремительно пустел, последние из посетителей спешили побыстрее выйти на залитую светом заходящего солнца улицу. Но бармен по-прежнему стоял за стойкой и глядел в нашу сторону. Я кивнул ему, указывая на женщину, голосившую во всю мощь своих легких.

Он поспешно подошел, взял её за руку и вывел из-за стола. Я велел посадить её где-нибудь в сторонке и вызвать полицию. Она перестала визжать, и лишь тихонько всхлипывала.

Я склонился к Скико. Его глаза закатились.

— Скико, — начал было я — откуда у Бинго та фотография… — и замолчал, решив начать все сначала. Скорее всего времени в моем распоряжении было не слишком много, и раз уж моей первоочередной задачей было самому остаться в живых, то и спрашивать нужно было совсем о другом.

И тогда я сказал:

— Скико, кто подставил меня у “Гамильтон”?

Он немного повернул голову, и его взгляд остановился на моем лице. Глаза его лихорадочно блестели. Не уверен, что он понял, о чем его спрашивают. Возможно он даже не слышал меня. Приоткрыл рот и провел окровавленным языком по перепачканным кровью губам.

Я наклонился поближе и глядел ему прямо в глаза.

— Слушай, ты же знал, что вы по ошибке замочили Портера — то есть, не меня — потому что вы с Пнем вскоре объявились снова и попытались разделаться со мной в Вествуде. Я знаю, что стрелявших было двое, а Сэмсону звонил ты. Начнем с этого места, с “Гамильтон”. Ты должен был находиться у телефона. Так кто были те двое?

— Гиппо, — выдохнул он. Имя потонуло в булькающих звуках, но я расслышал его; продолжение мне было известно, Гиппо Крейн. — И… Зуб.

— Билли?

— Да.

— Сами они не додумались бы. Ну а подставил-то меня кто?

Его глаза снова закатились. Я схватил Скико за рукав пиджака и потянул на себя, удерживая его и не давая завалиться на бок.

— Скико, там, в “Гамильтон”! Кто подставил меня в тот раз?

Его глаза потускнели, утратив свой былой лихорадочный блеск. Теперь взгляд его был устремлен не прямо на меня, а куда-то поверх моей головы. Похоже, долго он не протянет. Мозги отказываются соображать, сердце бьется все медленней.

— Дилли, — сказал он в конце концов. — Дилли Пикл.

Я прищурился. Если бы я не знал, какими странными могут быть бандитские клички, то, пожалуй, и решил бы, что он несет какой-то бред. Однако это имя я слышал впервые.

— Ты сказал “Дилли Пикл”? — переспросил я.

Он устало закрыл глаза, затем снова открыл их и сделал движение головой, как будто пытался кивнуть.

— Где его искать, Скики? — спросил я и, не дождавшись ответа, переспросил громче. — Этот Дилли Пикл, где мне искать этого ублюдка?

— Хидден-Вэли. Там… уже. Отель…

— Что у него общего с Джимми Ваолетом? Какое отношение к этому делу имеет Вайолет?

Скико был мертв.

Я выпустил его руку, и его тело повалилось на спинку скамьи, едва не съезжая с неё под стол.

Еще какое-то время я стоял, глядя на него, а затем вытащил из кармана носовой платок и вытер капли крови, попавшие на тыльную сторону моей ладони. Что ж, кое-что он успел мне рассказать. Далеко недостаточно, но это все же больше, чем совсем ничего.

Заявление насчет “Дилли Пикл” оказалось для меня полнейшим откровением и даже можно сказать, что на какое-то мгновение оно выбило меня из колеи. Я-то ожидал услышать имя Джимми Вайолета — при условии, что Скико вообще понимал, о чем именно его спрашивают. Ведь жить ему тогда оставалось недолго.

Но если это была чья-то кличка, то удивляться здесь было решительно нечему, хоть, на первый взгляд, она и могла показаться не свосем обычной. Иногда основой для клички преступника или его прозвища служили какие-то особо примечательные черты его характера или особенности поведения. Как, например, в случае с тщедушным и ещё не безнадежно испорченным жизнью мошенником, которого, насколько мне известно, прозвали Гадюкой только потому, что он панически боялся змей. Или взять хотя бы того же самого “Зуба”, о котором упоминал Скико. На самом деле его звали Уильям ДиКей. И у него были огромные лошадиные зубы. Так что неудивительно, что он приобрел известность среди своих подельников как Билли “Зуб” ДиКей.

Так что меня потрясло даже не само имя “Дилли Пикл”, а тот факт, что слышал я его впервые в жизни, и поэтому мне было не на чем основывать умозаключения о том, с чего бы этот самый Пикл стал организовывать покушение на меня.

Что ж, возможно об этом мне удастся спросить ублюдка при личной встрече. А не захочет говорить по-хорошему, так заставим по-плохому. Похоже, что тот парень решил на какое-то время залечь на дно и отсидеться в “Хидден-Вэли-Лодж”. Это все, что мне удалось выведать у Скико, помимо, конечно, имен тех двух обормотов, что застрелили Портера, приняв его за меня: Гиппо Крейн и Билли ДиКей.

Итак, мой дальнейший путь лежал в “Хидден-Вэли”.

Бармен все ещё стоял рядом с круглолицей блондинкой. Он принес ей бокал с выпивкой, и теперь она затихла окончательно, и лишь время от времени хлюпала носом.

Я отвел хозяина заведения в сторонку, отдал ему пистолет Скико и поинтересовался:

— Вы полицию вызвали?

Он кивнул.

— Хорошо. А мне пора.

Мне действительно надо было уезжать. У меня не было времени на то, чтобы оставаться здесь — столько времени, сколько меня могли бы здесь продержать, если бы я все-таки решил остаться.

— Меня зовут Шелл Скотт. — Я вынул из кармана бумажник и протянул ему свою визитную карточку. — Расскажите полиции, что здесь произошло. Вы видели, как было дело?

Он снова кивнул.

— Вы знаете Скико?

— Да. Он постоянно торчит здесь.

— Вы видели, как он схватился за пистолет?

Бармен натужно сглотнул, но согласно кивнул.

— Видел.

— Хорошо. Вот и расскажите полиции все, что видели. — Я улыбнулся. — Только надеюсь, вы не станете выдавать Скико, за примерного гражданина, павшего от руки свирепого белобрысого убийцы, а?

Его слова, голос, глаза и нервно вздрагивающий кадык — все говорило о том, что он не станет выгораживать Скико и представлять его в таком свете.

Я указал на блондинку.

— Она пусть остается здесь. И проинструктируйте её о том, что она должна говорить. — Затем я сел в “кадиллак” и уехал.

Отель “Хидден-Вэли” находился в так называемом “пригороде”, то есть в том месте, куда можно приехать, чтобы побыть немного на природе, в умиротворяющей тишине и покое, среди зелени деревьев, где щебечут птицы и звенят ручьи, не выезжая при этом за пределы округа.

Нужно лишь проехать немного на север от Беверли-Хиллс, и вы у цели, в райском уголке, который, подобно находящемуся поблизости отелю “Белэр”, раскинулся среди шикарного лесного массива, чей восхитительный пейзаж смог бы стать источником поэтического вдохновения, но где отдыхали и резвились по лишь сильные мира сего и люди очень состоятельные — промышленники, члены правлений, президенты компаний, банкиры, а также многочисленные голливудские продюсеры, режиссеры, сценаристы, кинозвезды и даже старлетки.

Цены в “Хидден-Вэли” были непомерно высокими, и тем не менее, недостатка в постояльцах отель не испытывал.

Однако, среди бандитов это место популярностью не пользовалось.

Интересно, что мог там делать человек по имени Дилли Пикл?

Особую пикантность этой проблеме придавал тот факт, что в то время, как я понятия не имел, кто такой этот Дилли, было совершенно ясно, что он-то как раз меня знал.

И именно поэтому, когда я проходил по деревянному мостику перекинутому через ручей, то у меня при себе были не только темные очки и шляпа, но ещё и небольшая кинокамера, извлеченная по такому случаю из багажника автомобиля. Это был портативный “Болекс”, в который была вставлена кассета шестнадцатимиллиметровой пленки — какую-то её часть я уже отснял во время последней поездки в Лагуна-Бич в обществе прелестницы по имени Тутси.

Честно говоря, я вовсе не собирался снимать фильм о “Хидден-Вэли”. Но камера нужна была для того, чтобы загородить лицо и спокойно обозревать окрестности через видоискатель, с видом оператора, занятого поисками подходящего ракурса. Конечно, шляпа и очки и без того скрыли мои чересчур приметные волосы и брови, но только сегодня я должен был быть во всеоружии. Тем более, что голова моя продолжала нещадно болеть даже после того, как я принял сразу две таблетки аспирина, а время от времени зрение начинало меня подводить, и тогда перед глазами все двоилось.

Но в то время, как я перешел через мост и направился к боковой двери, ведущей в огромный холл “Хидден-Вэли”, со зрением у меня все было более или менее в порядке, и это был один из тех редких моментов временного облегчения, когда головная боль немного поутихла, и череп перестал раскалываться. Я очень надеялся, что мне удалось сохранить его в целости, чему явно не способствовали мои недавние похождения в доме у Спорков.

Десять минут спустя, переговорив предварительно с начальником службы безопасности и заручившись его разрешением на розыгрыш задуманной мною комбинации, я проверил данные регистрации, предоставленные портье. Ничего похожего на Пикл, Пекл, Пакл или даже Пикерел. За сегодняшний день и за всю последнюю неделю таких постояльцев здесь не было. Более того, в этом списке вообще не было ни одной фамилии, начинающейся на “П”. Еще минут десять я бесцельно слонялся по барам, ресторанам и прилегавшей к отелю территории — делая вид, что “снимаю” — но так и не увидел ни одного знакомого лица, после чего снова вернулся в отель.

Я прошел через весь холл, держа руку у лица, как будто у меня были проблемы с носом, и остановился перед большим зеркальным окном, из которого открывался вид на огромный бассейн. До заката оставался всего какой-нибудь час, но в водах бассейна и вокруг него было полно беззаботных отдыхающих, которые от души веселились, резвились, плескались.

Всего в нескольких шагах от окна, в голубом шезлонге с приподнятой спинкой сидела девица с такой потрясающей фигурой, что было трудно устоять перед искушением снова и снова смотреть на неё с той жадностью, как обыно смотрять на обнаженное женское тело.

Она лежала на спине, вытянув руки вдоль туловища, низко надвинув соломенную шляпу с широкими полями, скрывавшую черты её лица. Но внимание проходящих мимо мужчин — да и женщин тоже — было приковано вовсе не к лицу.

На ней был купальник, но не бикини и и даже не легкомысленные трусики с вырезами со всех сторон. Это был роскошный закрытый, облегающий купальник белого цвета с перекинутыми через плечи бретелями, похожий на трико без рукавов и сшитый, должно быть из тончайшего эластичного джерси, через ткань которого стоящий поблизости мог бы разглядеть все поры на её коже, а уж какую-ниубдь крошечную родинку смог бы разглядеть даже я, не сходя со своего места.

Глядкая кожа на руках и ногах была покрыта ровным, глубоким загаром, и женщина выглядела такой умиротворенной, что можно было подумать, как будто она разомлела на солнце, и её сморил сон. Мне очень хотелось думать, что она прикрыла лицо шляпой исключительно потому, что ей захотелось вздремнуть на солнышке; но поддавшись внезапному пессимистическому настрою, я решил, что она прекрасно знала о том, что у неё неотразимая фигура, и, напротив, совершенно невыразительное лицо.

Мне очень хотелось узнать, кто она такая. Знакомы мы с ней не были, в этом я был уверен.

Аналогичные желания, похоже, одолевали не только меня, и было очень интересно наблюдать за реакцией тех, чей взгляд впервые падал на нее. Тонкое белое джерси, обтягивающее её упругую грудь и плоский живот, размеренно вздымалось и опадало в такт дыханию. И у любого из проходивших мимо мужчин, украдкой поглядывавших или же откровенно таращившихся на нее, неизменно появлялось томление во взгляде, а губы застывали в мечтательной улыбке или же трепетно подрагивали.

Но отношение женщин к этому зрелищу было иным; совершенно противоположным.

Первая из замеченных мною поблизости девиц окинула придирчивым взглядом плавные изгибы великолепного тела, упругую грудь, подтянутый живот и стройные бедра, достойные того, чтобы о них слагать соннеты, и поджала губки, при этом у неё был такой кислый вид, словно её заставили разжевать лемон, а презрительно щурившиеся глазки становились все меньше и меньше, пока, в конце концов, их совсем не стало видно, по крайней мере, мне так показалось. Следующая же лишь мельком взглянула и тут же демонстративно тряхнула головой, делая вид, что смотрит совсем в другую сторону, в то время, как злые глазки с недовольным прищуром продолжали пристально разглядывать прелести ненавистной соперницы, подводя итог неутешительного сравнения.

Мимо девушки в умопомрачительном купальнике из белого джерси прошли две пары. Оба парня задержали на ней взгляд, и их лица приобрели вожделенное выражение, подобное тому, какое появляется на лице бросающего пить пьяницы, в одночасье решившего нарушить зарок и снова напиться до бесчуствия. У обоих на шеях проступили вены, мускулы напряглись, а ноздри начали раздуваться, словно у быков, почувствовавших после долгого воздержания аромат молоденькой телочки.

Первая девушка заметила столь явное волнение своего спутника и огляделась по сторонам в поисках того чудовищного зрелища, на которое мог упасть его взор. И увидела. В тот же миг её милое личико исказила гримаса безудержной злобы. Если бы она смогла бы сохранить это выражение чуть подольше, то её голову можно было бы запросто и безо всяких изменений выставлять в музее восковых фигур, подыскав ей место в экспозиции где-нибудь рядом с кровожадным Джеком-Потрошителем, а то и вовсе, насадив на плечи этому самому Джеку.

Но эта вспышка откровенного гнева длилась всего какое-то мгновение, и очень немногим мужчинам дано заметить этот феномен и видеть его так ясно. Что, пожалуй, и к лучшему. Затем её личико стало таким же милым, и даже ещё прекрасней, чем прежде — ура! ура! — в то время, как она снова заглянула в лицо своему приятелю, прижимаясь к нему всем телом, продолжая как ни в чем не бывало весело болтать о чем-то и увлекая его в сторону бассейна. Наверное для того, чтобы утопить.

Со второй девицей произошло то же самое.

Я с тоской думал о том, что, как же все-таки плохо, когда человеку приходится без передышки вкалывать с утра до вечера. Не будь этого, я мог бы стоять здесь — или там — целый день напролет, узнавая все новые и новые подробности о человеческой натуре, о жизни вообще, и об этой красотке в шикарном белом джерси, в частности.

Но вместо этого я подозвал коридорного, сунул ему в руку приятно шуршащую купюру и попросил, чтобы по местному радио мне вызвали Дилли Пикл. Я объяснил ему, как именно должен звучать текст объявления и заверил, что начальник службы безопасности уже в курсе дела и возражать не станет. Он улыбнулся, ещё раз взглянул на зажатые в руке деньги и удалился.

К сожалению, систему громкой связи, по которой передавались такие объявления, нельзя было использовать выборочно — то есть, только в каком-то одном ресторане, или баре или только в холле — поэтому обращение к Дилли Пикл будет услышано одновременно и в отеле, и на прилагеющей к нему территории. И также к большому моему сожалению, я сам не мог находиться одновременно повсюду, чтобы проследить за реакцией присутствуеющих; так что вряд ли в тот момент, когда мое объявление прозвучит разом изо всех громкоговорителей, мне удастся заметить как какой-нибудь маленький или высокий, худой или толстый человек, услышав свое имя, придет в крайнее волнение и непроизвольно схватится за сердце или за пистолет или ещё за что-нибудь.

Поэтому я остался стоять там, где стоял, наблюдая за людьми в холле и за теми, кто, находясь в бассейне или вблизи него, попадал в поле моего зрения.

И вот установленные в холле громкоговорители объявили: “Дилли Пикл, вас ожидают в бюро находок у стойки администратора. Дилли Пикл, вас ожидают…” и так далее.

Кое-кто огляделся по сторонам; некоторые улыбались, кто-то усмехнулся и покачал головой. Обычное дело. Мне, например, это имя тоже резало слух.

“Дилли Пикл, вас ожидают…”

Я не возлагал на этот трюк слишком больших надежд. Но это было единственное пришедшее мне на ум решение, которое могло бы существенно ускорить поиски. Да и выбирать-то мне было особенно не из чего: либо безвылазно проторчать здесь ещё несколько часов и затем уйти ни с чем, или же плюнуть на все это и начать разрабатывать версию с других позиций.

Красавица же с потрясающей фигурой, очевидно, действительно прежде безмятежно дремала на солнышке. Разглядывая через окно бассейн, я увидел, как она пошевелилась, как будто её только что разбудили и сладко потянулась.

“Дилли Пикл, …”

Грациозно выгнув спину, она сделала глубокий вдох, отчего её упругие груди оказались устремлену точно к небу, подобно ракетам, готовым оторваться от земли после окончания обратного отсчета.

Казалось, что они даже подрагивают от нетерпения, так им хочется сорваться с места и влететь. Возможно, мне снова начинала лезть в голову всякая чушь, потому что в какой-то момент я действительно представил себе, как дикие птицы парят высоко в небе, устремляясь в даль, исчезая за горизонтом, а потом возвращаясь назад; и нет у них своего теплого гнездышка; короче говоря, мозги у меня оказались забиты всякой ерундой на птичью тему.

Но через мгновение ото всего этого птичьего бреда не осталось и следа. Потому что совершенно внезапно произошло сразу несколько событий. Целая куча. И все они оказались даже очень примечательными.

Красавица закончила с потягиваниями. Ее руки по-прежнему лежали вдоль туловища, но она друг разжала ладони и растопырила пальцы.

В этот момент я услышал тяжелый топот у себя за спиной, кто-то торопливо шел через холл.

Девушка порывисто приподнялась, садясь в шезлонге — это было резкое движение “попрыгунчика”, игрушечного чертика на пружинке, выскакивающего из коробки, как только открывается крышка.

“Дилли Пикл, вас ожидают…”

Тем же быстрым движением она спустила ноги на землю, оказываясь спиной ко мне, и сняла с головы соломенную шляпу. Мне не было видно её лица, но со спины она тоже выглядела просто потрясающе, и ещё у неё были длинные золотистые волосы, тяжело спадающие на плечи.

Тем временем человек, бежавший через холл отеля, выскочил на улицу через двери, находившиеся всего в нескольких футах слева от меня. Краешком глаза я видел, как он поспешно направился к бассейну. Это был рослый мужчина в спортивной рубашке из желтого шелка, ярко-желтых шортах и сандалиях. Судя по всему, он пребывал в приподнятом настроении, смеялся, махал руками и что-то выкрикивал, очевидно желая привлечь внимание кого-то находившегося в дальнем конце бассейна.

Девица встала со своего шезлонга и начала поворачиваться лицом к холлу.

И тут я узнал бегущего человека.

Это был Эдвард Уоллс. Или просто Эд — если, конечно, это было его настоящее имя.

Я сделал шаг влево, к тем дверям, через которые он только что вышел и поглядел ему вслед — он остановился рфдом с рыжеволосой девицей, сидевший на краю бассейна и болтавшей ногами в воде и наклонился к ней.

Но это был единственный шаг, который мне удалось сделать. Потому что в следующий момент просто застыл на месте от изумления.

Я даже забыл про Эда Уоллса. Правда, совсем ненадолго, но я больше действительно не обращал на него никакого внимания.

Потому взглянул в лицо красотке, как раз в тот момент, когда она взглянула в сторону холла — и тут же поспешно отвернулась.

Это было прекрасное лицо, и мое прежнее предположение, что она скрывает его под полями шляпы лишь потому что в нем имеется какой-либо изъян, наверное было одной из главных ошибок, совершенных мною в тот день. Черты её лица были даже более безукоризненны, чем её тело, это был предел мечтаний.

Но именно это лицо мне уже доводилось видеть и раньше. Когда обладательница его стояла среди толпы, завороженно глядя на “мой” труп на тротуаре перед “Гамильтон-Билдинг”.

И тут я все понял. Ну, если и не все, то, по крайней мере, кое-что. Но сначала в моем мозгу возникла лишь одна-единственная мысль. Один коротенький вывод, всего три слова.

Дилли Пикл — женщина.

Глава 16

Она все ещё стояла рядом с шезлонгом, глядя в сторону бассейна, когда я подошел к ней со спины. Темные очки я снял, в них больше не было необходимости.

— Привет, Дилли, — поздоровался я.

Она обернулась, поднимая глаза и останавливая взгляд на моем лице.

Я ждал, когда на нем отобразится удивление, когда она переменится в лице, как это было несколько часов назад.

Глядя на меня, она ещё раз моргнула своими светло-карими глазами, и затем началась реакция. Видимо, для неё это было некоторым потрясением — или по-крайней мере, удивлением — но только ожидал я совсем другого.

Ее томные глаза внезапно округлились. Рот приоткрылся. “О-о,” — вздохнула она, поднося руку к лицу и касаясь ей щеки. И затем снова: “О-о”.

— Что, удивлены?

— О-о, Шелл! То есть… мистер Скотт. Боже мой, о, боже мой. — Она заломила руки, изображая искреннее смущение, задевая при этом запястями груди, которые теперь тоже довольно смущенно покачивались.

— Откуда вы здесь? — чуть слышно выдохнула она.

— Прямо от самого “Гамильтон-Билдинг”, Дилли. Можешь считать, что я воскрес из мертвых.

— Нет, не напоминайте мне об этом, Шелл… то есть, мистер Скотт.

— Дилли, можешь называть меня просто по имени.

— Ладно, Шелл… А почему вы называете меня Дилли? Вы ведь именно так сказали?

— Именно так.

— Но почему?

— А как же мне ещё вас называть? Ведь это вы и есть. К большому сожалению для нас обоих.

Я сказал это на полном серьезе, особо подчеркнув последюю фразу, потому что девушка была поистине великолепна, прелестна и неподражаема в своей красоте. Таких женщин, как эта, даже мне доводилось встречать весьма не часто. Так что можете себе представить, как тоскливо делалось у меня на душе лишь от одного осознания того, что между нами ничего нет и быть не может. По крайней мере, ничего хорошего.

И что она себе возомнила? Думает, что может сначала подослать ко мне наемных убийц, а затем рассчитывать на прощение лишь по причине собственной сексапильности, соблазнительной фигуры, призывного взгляда, бархатистой кожи, с виду похожей на мед, растаявший от тепла солнечных лучей, и волнующе-полных губ…

— Кто я? — переспросила она.

— А? Что?

— Кто, вы говорите, я такая?

— Дилли. Вы Дилли Пикл.

— Ди… как-как?

Тем временем придурки из администрации все ещё продолжалии вызывать её по радио.

“Дилли Пикл, вас ожидают…”

Мне следовало бы предупредить их заранее, что одной-двух минут было бы вполне достаточно.

— Вы имеете в виду вот это… того, кого они объявляют? — удивленно уточнила она.

— Именно. И не пытайтесь меня провести, Ди… — и даже не помышляйте — все равно у вас ничего не выйдет.

— Но меня зовут Бирма. Ничего не понимаю.

— Бирма — ну да!

— Не Бирманда. А Бирма О'Хэйр. Мой отец Рейджин О'Хэйр.

Я озадаченно разглядывал её.

— Вы должны знать его, Шелл. Он репортер, пишет для “Геральд-Экзаминер”. И именно от него я и узнала о вас и обо всех ваших делах. От него из из моих альбомов с вырезками.

— Из вырезок?

Она потупилась и отвела взгляд.

— Послушайте, — сказал я, — если вам хочется поболтать об ерунде, то по дороге в город у вас будет такая возможность.

— Отлично, — сказала она и улыбнулась.

У неё были красивые зубы. Идеально ровные, они прямо-таки светились белизной, подчеркиваемой сочным цветом её соблазнительных губ…

Почему она улыбалась?

— У нас даже будет возможность поболтать, пока вас будут регистрировать и определять за решетку, — сказал я. — Это ещё не арест — пока еще. С этой формальностью полиция управится сама. Так что вряд ли мне стоит рассказывать вам о том, что вы не обязаны что-либо говорить, в чем-то признаваться или даже каяться, и то, что у вас есть право воспользоваться услугами адвоката, а в том случае, если вам это не по карману, мы вам его предоставим. Ну так что, пошли?

Теперь в её взгляде угадывалось явное недоумение.

— Полиция? — спросила она. — Какая ещё полиция?

— Та, куда я вас сейчас отвезу. Чтобы вас засадили в тюрьму по всем правилам.

Она прошла мимо меня, развернулась и снова уселась в свой шезлонг. Сложила руки под грудью, обхватывая локти, что приподняло её бюст ещё дюйма на три. По меньшей мере.

Я же ещё некоторое время вспоминал о том, как она проскользнула мимо меня, обращая особое внимание на те замечательные манипуляции, которые ей удавалось проделывать с некоторыми частями своего тела. Вот это да! Действительно здорово. Они у неё совсем как живые. Птички, сидящие в уютном гнездышке и расправляющие крылья, чтобы взлететь…

— Я не понимаю, — воскликнула она. — Что вы хотите этим сказать?

— Обождите немного, — сказал я. — Всего полсекунды.

Она опустила руки, а затем опять сцепила их под грудью.

— Вы что, не можете посидеть смирно? — поинтересовался я.

— Что вы имеете в виду?

— Просто сидите смирно, вот и все. И не надо махать руками…

— Но полиция! При чем тут полиция?

В какой-то момент у меня перед глазами снова все поплыло, она как будто выпала из фокуса, изображение снова как будто начало двоиться, но затем все пришло в норму, как это бывает, когда удается навести резкость.

Слегка тряхнув головой, я сказал:

— Перестаньте. Я видел вас у “Гамильтон-Билдинг”. Сегодня, в начале третьего. Так что, Дилли, отпираться бессмысленно.

— Ну разумеется — только прекратите называть меня Дилли, ладно? Зачем бы мне отпираться?

— Вы сейчас напоминаете испуганного кролика, это во-первых — а есть ещё и во-вторых, и в-третьих. Прежде, чем я успел разглядеть мертвеца, лежащего в лужах крови…

— Пожалуйста, не напоминайте мне об этом. Шелл… я думала, что это были вы!

— Ага, мне тоже так показалось. Вы вместе с парочкой других…

— И потом, когда я увидела вас — живым! — я едва не лишилась чувств.

— Да уж, припоминаю. И как раз это и показалось мне подозрительным…

— Сначала я глазам своим не поверила. Но когда поняла, что вы стоите рядом со мной, живой и невредимый, то я как будто очнулась ото сна, от этого кошмара. И для меня это стало таким облегчением, таким счастьем…

— Эй, постойте-ка. Как-то нескладно получается. С чего это вам вдруг радоваться? Вы позвонили Хейзл, чтобы завлечь меня на встречу. Вам нужно было разделаться со мной, чтобы это я лежал там в лужах крови…

— Как вы жестоки!

— А вы нет?

Черты её лица несколько исказились, а взгляд, похоже, стал ещё туманнее.

— Я ни при чем, и вы должны мне поверить. Когда я увидела вас — то есть, его, но мне показалось, что это были вы — лежащим на асфальте, в крови, у меня едва сердце не разорвалось от жалости.

— Что ж, Дилли, давайте повторим все сначала. И поподробнее.

— Перестаньте называть меня Дилли!

Я огляделся по сторонам. Как будто ничего необычного. Солнце клонилось к закату, и его лучи пробивались сквозь густую листву, отбрасывая на водную гладь затейливые блики. В бассейне плавали люди. Но вот Эда Уоллса нигде не было видно.

Итак, Эд. Куда бы это он мог подеваться?

Придется немедленно отправляться на его поиски. Но все по порядку. С этой красоткой придется тоже порядком повозиться. Похоже, ей очень не нравится, что я называю её Дилли Пикл. Что ж, это вполне объяснимо. А какой нормальный человек будет в восторге от такого имени? Но если она не Дилли, то это будет уже третий промах с моей стороны. И тогда придется начинать все заново.

Нет, я не мог ошибиться, это Дилли. Все правильно, все очень логично — или, по крайней мере, казалось таковым некоторое время назад. Когда, стоя у окна в холле, я сделал свое маленькое открытие, когда сознание мое пронзила догадка: “Дилли Пикл — женщина!”, имевшая под собой вполне реальное обоснование, состоявшее из четырех-пяти призрачных доводов, благодаря которым становилось совершенно ясно — в тот момент, по крайней мере — что передо мной Дилли собственной персоной.

Конечно, если это была не она, если её и в самом деле звали Рангун О'Тул, или как-нибудь еще, то это означало…

Да, это значило, что для меня ещё не все потеряно. И между нами вполне может что-нибудь произойти, что-нибудь очень хорошее.

Я снова посмотрел на нее, мысленно прикидывая свои шансы.

— Мне очень не хотелось бы ссориться с вами, Шелл, — тем временем говорила она. — Но меня зовут Бирма О'Хэйр. Это хорошее имя. Во всяком случае, мне оно нравится. И если уж вам не хочется называть меня Бирмой, то уж лучше тогда совсем никак не называйте.

— От того, что я стану вас иначе называть, суть дела не изменится, — заметил я.

Подавшись вперед, она взяла мою правую руку в свои ладони — в левой руке я все ещё сжимал камеру, казавшуюся теперь непомерно тяжелой — и сказала:

— Мне нужно признаться, Шелл…

— Что ж, давно пора…

— … какие чувства я испытывала к вам все эти годы. Сброшу камень с души, даже если вам это и безразлично.

Она говорила довольно занятные вещи. И некоторые её поступки тоже оказались весьма оригинальными. Так, говоря о камне, который ей якобы необходимо сбросить с души, она поднялась на ноги и притянула мою руку ещё ближе таким образом, что та оказалась прижата тыльной стороной к её левой груди.

Оказывается, её белое тонкое джерси было прозрачным не только с виду, но и на ощупь. Ощущение сродни тому, как если бы дотрагиваться рукой до голой, едва шероховатой кожи, чуть-чуть напоминающей ткань.

Опустив вниз правую руку, другой рукой она по-прежнему удерживала мою ладонь и заглядывала мне в лицо.

— Но, Шелл, я не могу говорить об этом здесь. Вокруг столько людей. Возможно, они прислушиваются к нашему разговору. Я буду себя очень неловко чувствовать. Может быть отойдем в сторонку?

— Хорошо, если обещаете рассказать, к чему это все.

Пройдя вдоль бассейна, мы вышли на посыпанную гравием дорожку, ведущую в сторону небольшого мостика через узкий ручей. За мостом виднелась узкая, проложенная наверное специально для влюбленных парочек, тропинка, петлявшая среди раскидистых деревьев и уводившая куда-то в заросли. Маленькие птички то и дело вспархивали и перелетали с ветки на ветку.

Мы шли рядом, и Дилли тихонько объясняла мне, что, хоть нам с ней никогда и не приходилось встречаться, но только она все равно считает меня своим близким знакомым. Впервые она услышала обо мне достаточно давно, и с тех пор постоянно следила за развитием моей карьеры, читала в газетах и журналах о некоторых моих расследованиях. Похоже, она была действительно хорошо осведомлена о моей работе, включая самые громкие и удачные дела.

Перейдя через мостик, мы продолжили путь по узенькой тропинке, подальше от посторонних глаз. Дилли все ещё сжимала мою руку. И тыльная сторона моей ладони была по-прежнему прижата к её левой груди. Я уже начал задумываться над тем, а не стоит ли сказать ей об этом. Но в конце концов решил не заострять внимание на таком пустяке. Это могло смутить её. Ведь она сама сказала, что ей неудобно говорить вслух о таких вещах.

Бирма — или Дилли, или как там её ещё — продолжала говорить, признаваясь, что очень-очень часто думала обо мне бессоными ночами. Правда, она так и не уточнила, что именно она обо мне думала, лежа обнаженной в темноте — хотя, кажется, про наготу она тоже не упоминала; но я отчего-то представлял её себе именно в таком виде — и был уверен, что в этом нет ничего постыдного.

Она также призналась, что собирала газетные статьи обо мне, те самые, что хранила в альбоме для вырезок: два уже заполнены целиком, а над третьим она как раз сейчас работает. Я обратил внимание, что рассказывая об этом, она то и дело оглядывалась назад и время от времени поглядывала по сторонам. Наверное, наблюдает за птичками, думал я. Мне отчего-то казалось, что такая девушка не может не любить птичек.

Птички, думал я. Так что мне там казалось насчет птичек?

К тому времени мы уже отошли на весьма приличное расстояние и очутились в почти дремучем лесу. Там вполне могли бы гнездиться даже орлы. У меня в голове промелькнула мысль, что, пожалуй, пора возвращаться. Но помимо всего прочего Бирма на протяжении всего пути время от времени легонько, как будто бессознательно, поворачивала мою руку, и на протяжении последних нескольких секунд, по-видимому, уже совершенно не соображала, что делает, потому что — сам не знаю, как так получилось — теперь уже вся моя ладонь целиком оказалась прижата к её мягкой груди, играя роль “уютного гнездышка”, и любой непосвященный в тонкости происходящего мог мог решить, что я нарочно ухватился за её “птичку”. И мне было очень неудобно.

Дело в том, что помимо всего прочего мы с Бирмой по-прежнему шля рядом по все той же узенькой тропинке, и для того, чтобы не убирать руку и не перекладывать её, скажем, на плечо, мне пришлось немного наклониться вперед и несколько извернуться, принимая таким образом довольно кособокую позу, не слишком-то подходящую для романтической прогулки по “Тропинке влюбленных”.

Бирма же, похоже, не замечала ничего не обычного в том, что моя походка вдруг стала прихрамывающей, а я сам начал передвигаться почти боком. Наверное, у неё было обыкновение вот так прогуливаться по лесу в компании приглянувшихся ей мужчин.

Да уж, она действительно была от меня без ума. Она практически призналась мне в этом.

А ещё рассказала, как, услышав выстрелы за окном, выбежала из-за стола — она, оказывается, тоже работала в центре города. И даже сказала, где. Ее контора находится в большом здании, в самом центре. Короче, где-то там. А уж когда она увидела труп светловолосого человека, лежащего в лужах крови… В этом месте у неё перехватило дыхание.

Она замедлила шаг, и мы остановились.

— Шелл, — проникновенно проговорила она.

— Что? — откликнулся я, распрямляясь. — О-ох!

— Что с тобой, дорогой?

— Ничего. Спина немного затекла… и рука тоже. Вот тут — ой! Все, кажется, уже прошло.

— Шелл… — Она придвинулась поближе. Еще ближе. Совсем близко. — Теперь тебе понятно?

В её светло-карих глазах стояли слезы. Она плакала.

Все было ясно, как божий день. Ну да, увидев убитого старика, она решила, что это Шелл Скотт. Что это я лежал на залитом кровью тротуаре. Она думала, что я умер. Умер — после всех её страстных фантазий… и альбомов с вырезками.

— Шелл…

— Что?

— Ты понимаешь?

— Ага.

— Мой милый, я хочу, чтобы ты… поцеловал меня. Всего один разочек, прежде, чем мы вернемся обратно.

— Один раз? Но что такое, один раз? Мы ведь на “Тропинке влюбленных”, не так ли? Одни среди дремучего леса? Свосем одни? Только мы и больше никого? Вокруг лишь деревья и птички, правда? Так почему лишь однажды? И два, и три — и даже бессчетное множество…

И это все, что я успел сказать тогда.

Она обвила меня руками за шею, прильнула ко мне всем телом, подобно реке теплой плоти и её губы коснулись моих. Она провела рукой по моей щеке, а потом её длинные, острые ногти коснулись моей шеи, рука спускалась все ниже и ниже…

Единственно, что я могу сказать, так это, что ради такого поцелуя, бесспорно, стоило жить, вне зависимости от того, что могло последовать после него. Как будто соблазнительная, любвеобильная, страстная Бирма О'Хэйр на протяжении многих лет сдерживала свои чувства, чтобы затем в один момент выплеснуть все это на меня.

Она отстранилась от меня через минуту или две. И может быть и через три. Кто считал? Испустила протяжный вздох и сказала:

— Постой здесь, милый. Я сейчас вернусь.

— Вернешься? Но куда же ты? Мы здесь, среди деревьев… С птичками…

Она же тем временем успела отойти на добрую сотню футов. Наверное, у неё был слабый мочевой пузырь.

Нет, похоже, это все-таки у меня было не все в порядке с мочевым пузырем.

Вы бы почувствовали себя не лучше, увидев то, что пришлось увидеть мне и услышав то, что услышал я.

А увидел я, как Бирма О'Хэйр стремительно скрылась за поворотом; и в тот же момент из-за этого же самого поворота появились — и надо сказать, очень быстро направились в мою сторону — четверо граждан довольно грозного вида.

Настоящие уголовники, кто бы сомневался; вид у них был совершенно бандитский, да и пистолеты тоже не шуточные.

Услышал же я их грязные вопли, прерванные двумя или тремя выстрелами. Может быть выстрелов было четыре. Я не считал.

К тому же в тот момент меня занимали совершенно другие мысли.

Бирма, крошка, думал я. Так, значит, ты знала? Ну конечно же знала. Но как ты могла? Почему? А как же бессонные ночи и все такое прочее? И альбомы с…

Ну да, разумеется. Не было никаких альбомов. И она вовсе не сходила от меня с ума. Обманщица, нарочно морочила мне голову, чтобы сбить с толку. Добилась своего и, наверное, была уже далеко. Это ж надо, обманула, как ребенка. Ну ничего, она свое ещё получит — если, конечно, я останусь в живых, что в данный момент казалось мне маловероятным.

Я очень усомнился в том, что мне удастся ещё пожить на этом свете, потому что эти звероподобные громилы мчались в мою сторону, стреляя на бегу, и, по-видимому, всерьез задавшись целью убить меня.

Но ещё какое-то время я оставался неподвижно стоять в задумчивой расстеряности. Мне нужно было кое-что понять. А сознание у меня очень независимое. То есть, иногда оно совершенно отказывается мне подчиняться.

Бирма, думал я, Бирма О'Хэйр. Она нарочно привела меня сюда, заманила в эту глухомань и — как-то… но как? — сумела навести этих головорезов, чтобы они разом набросились и расстреляли бы мен. Что, собственно, они как раз сейчас и пытались сделать. А это значит — ну конечно же! Это уже означало очень многое и было достойно более детального рассмотрения.

Но самое главное в том, что теперь полностью подтвердилась моя прежняя догадка, ставшая краеугольным камнем моих логических и невеселых рассуждений.

Я подумал об этом прежде, вспомнил и сейчас, но только на этот раз уже ничуть, ни единой минуты не сомневался в собственной правоте.

Дилли Пикл действительно была женщиной.

Глава 17

Замечательно, мысленно похвалил я сам себя; просто бесподобно.

А между тем расстояние между мной и наступавшими на меня вооруженными бандитами сократилось, по меньшей мере, вдвое. Стрельба была беспорядочной, но ещё какое-то мгновение, и им все-таки удастся уложить меня. Я покойник.

Нет, пока ещё нет. Но через секунду им стану.

Всего какая-то доля секунды ушла у меня на то, чтобы отскочить в сторону, и пролетев никак не меньше четырех метров, врезаться в ствол корявого дерева, получая ушиб руки и ноги и попутно стукаясь головой о выступ или нарост или как там ещё называются такие чрезвычайно твердые шишки на древесном стволе.

Бежать смысла не было. С больной головой все равно далеко не убежишь. Тем более, на одной ноге. Кроме того, я не привык отступать перед бандитами. Тем более, когда могу справиться с ними. Да, их четверо, а я один, ну и что с того? Разве я не бывший морской пехотинец?

Возможно и сам пейзаж тоже во многом повлиял на принятое мною решение. Вечернее небо — солнце ещё не скрылось за горизонтом, сгущались сумерки — и топот тех парней, мое прерывистое дыхание, со свистом вырывающееся между зубов, и пронзительные крики. Было во всем этом нечто такое хищное, отчего кровь закипала в жилах. Я чувствовал, как меняется выражение моего лица, превратившегося в свирепую гримасу. Я поспешно припал к земле и молниеносным движением схватился за кобуру. Вот черт! Моя рука все ещё не очень хорошо меня слушалась, и, промахнувшись мимо кобуры, я попал по пряжке ремня.

Что ж, нужно быть повнимательнее, сказал я сам себе. Затем снова протянул руку к кобуре, тихо постанывая от боли в ноющих после растяжения мускулах, и в моей памяти всплыла ещё одна чудовищная подробность.

Я вспомнил о том, что выпустил в Скико три пули. И с тех пор не перезаряжал пистолет. А это означало, что в барабане оставалось только три пули — всего три пули на четверых. Бравая четверка тем временем подступала все ближе и ближе.

К этому времени мне даже удалось узнать двоих из них. Одним из узнанных был верзила Флек, и хоть бежал он самым последним, но его огромная туша была хорошо заметна даже издалека. Должен сказать, что Флек, с которым я виделся последний раз у ворот дома Джимми Вайолета, был самым жирным привратником изо всех, кого я только видел в жизни. Прямо перед ним бежал Малютка Фил, державшийся следом за парнем, имени которого я не знал. Впереди же всех, ближайшим ко мне, оказался высокий, длинноногий бегун по имени Гарри Райл, мафиози английского происхождения, известный в определенных кругах под кличкой Арри Английский.

— Вон он, вон тот ублюдок? — вопил Арри Английский, указывая на меня пистолетом.

Разумеется, мне к тому времени уже удалось совладать с рукой и даже попасть ею в кобуру. Но я все ещё стоял пригнувшись, раз за разом повторяя одно и то же судорожное движение. А случилось вот что: добравшись-таки до кобуры, я с ужасом осознал, что это единственное, что осталось у меня в наличии — пустая кобура.

Это было уже забавно. Ведь в ней должен быть пистолет. “Кольт Спешл” 38-го калибра с тремя патронами в барабане; вот что должно было там находиться. Но кобура была пуста. Ни “кольта”, ни даже игрушечного пистолетика, стреляющего горохом. Интересно, как так могло получиться?

Прогремел выстрел, и пуля пролетела всего в дюйме от моей головы. Ну, может быть, в двух дюймах. А я все ещё стоял, изумленно шаря рукой в пустой кобуре. Конечно, на самом деле с того момента, как я словно пти… словно самолет пронесся по воздуху, прошло совсем немного времени. Наверное, всего каких-нибудь две секунды. И ещё секунду простоял здесь, успев за это время передумать столько, сколько при других обстоятельствах не передумал бы и за две минуты.

Дилли Пикл, промелькнуло у меня в голове.

Ну да. Дилли, та ещё куколка. И её стараниями я теперь оказался по уши в дерьме. Я постарался припомнить последние события. Должно быть, именно на это она и рассчитывала.

Все стало совершенно ясно. Вот почему она изображала такую страстную любовь, льнула ко мне всем телом, осыпала поцелуями. И это тоже было частью её плана, с помощью которого она рассчитывала навсегда вывести меня из игры.

А я-то уж решил, что все дело в моей мужской привлекательности — пора бы, наверное, раз и навсегда выкинуть эту дурацкую идею из головы — что она на самом деле была без ума от меня. А ей, оказывается, было наплевать и на меня, и на мою привлекательность. Ей нужен был лишь мой пистолет.

Вспоминая о Дилли Пикл, я чувствовал, как в душе у меня все кипит от праведного негодования, и это заметно сказалось на привычно стремительном ходе моих мыслей. Воровка чертова!

Мастерица шарить по чужим карманам.

Нет, не так. Не по карманам, а по кобурам.

И именно это она и сделала: прикобурила мою отмычку. Черт возьми, что за бред лезет в голову.

Сделав над собой огромное усилие, я постарался навести в мыслях порядок, чтобы четко и ясно сформулировать вывод: Она стащила пистолет у меня из кобуры.

Из этого следовало, что, в смысле вооружения, перевес был явно не на моей стороне, составляя четыре пистолета против ничего. Противник наступал. А я стоял с пустыми руками, как истукан.

Ну, вообще-то, не совсем с пустыми руками. У меня хватило ума не выпустить из рук кинокамеру — мой “Болекс”, в кассете которого все ещё оставалась сотня футов неотснятой пленки. Что ж, прекрасно, просто замечательно. Никакой предусмотрительности, никакого запасного варианта на случай непредвиденных обстоятельств.

Похоже, в данной ситуации мне не оставалось ничего больше, как развернуться и броситься наутек. И бежать, бежать, бежать. Что, собственно, я и сделал.

Тем более, что, как мне показалось, обстоятельства этому благоприятствовали.

Дилли не приняла во внимание по крайней мере одну небольшую деталь. Даже две, если учесть, что при необходимости я могу бегать так же резво, как испуганная антилопа. Но первый её просчет был в выборе места для остановки.

Да, это был длинный прямой участок тропы — по нему теперь и бежали ко мне бандиты — что было очень удобно для стрельбы; но всего в десятке футов от меня тропа круто сворачивала вправо, а затем следовал столь же неожиданный поворот влево. Так что, решив отступать именно в том направлении и оказавшись за первым поворотом, я на какое-то время скрылся за деревьями и побежал. В том смысле, что побежал по-настоящему.

Время от времени за спиной у меня гремели выстрелы, но до сих пор ни одна из пуль в меня не попала, и даже слегка не задела; у меня было такое ощущение, как будто мне ударили обухом по голове, но вместе с тем в воспаленном сознании промелькнула и новая мысль: А что если мне все-таки удастся выбраться отсюда? И тогда я всерьез задумался о своем теперешнем местонахождении.

Со своей скоростью, я вполне смог бы обгонять допотопные “дюзенберги” на скоростной полосе магистрали, но загвоздка заключалась в том, куда бежать?

По пути мне попалась развилка, где от основной тропы ответвлялась ещё одна тропинка, уводившая куда-то влево. Но заметил я этот поворот лишь тогда, когда проскочил мимо него на полном ходу. Однако, это напомнило мне о том, что когда мы с Дилли идилически прогуливались по лесу, то хоть тропинка изгибалась и влево и вправо, но все-таки чаще всего повороты были направо; выходит, что дорожка длиной примерно в милю, брала свое начало у “Хидден-Вэли-Лодж”, делала круг по лесу и снова выводила к отелю; и только что я прозевал тот её отрезок, что вел напрямую обратно.

К тому времени я либо уже плохо соображал от недостатка кислорода в легких или же ещё не обрел способность ясного мышления, потому что совершенно перестал волноваться о том, удастся ли мне вообще уйти от преследователей и начал строить планы на будущее — что я стану делать потом. И как бы повернее упрятать бы их за решетку.

В голове у меня промелькнула мысль и о том, что теперь с каждым днем становится все трудней и трудней доказывать вину преступников, и уж тем более засадить кого бы то ни было в тюрьму. К худу ли, к добру ли, но дело обстоит именно так. Вот и приходится их подкарауливать, чтобы застигнуть за расчленением трупа…

И тут у меня появилась идея.

У меня же до сих пор была в руках эта дурацкая кинокамера. Может быть все-таки стоит снова использовать её по прямому назначению. Следующей моей большой удачей после задержания бандитов будет стать этот фильм.

Фильм о том, как они гонятся за мной, стреляют в меня — любой суд признает в этом неопровержимое доказательство. А это означает, что я сам тоже должен буду каким-то образом попасть в кадр и вместе с тем позаботиться о том, чтобы эти ребята стреляли в мою сторону, но в меня самого так и не попали бы.

Итак, во-первых, я не мог стоять на месте и снимать бандитов, в то время, как они бежали ко мне. И, во-вторых, мне предстояло пробежать по меньшей мере ещё одну милю.

Мне удалось оторваться от них на довольно приличное расстояние — хотя время от времени вслед мне и гремели разрозненные выстрелы — поэтому, пробежав во весь опор ещё сотню ярдов, последние тридцать из которых шли более или менее по прямой, я резко остановился. Источником питания для камеры служили батарейки, так что стоит лишь включить её, и она будет снимать сама по себе до тех пор, пока не закончится пленка. Но в кассете оставалась лишь сотня футов пленки, которой хватит всего на четыре минуты съемки. Я не рассчитывал на то, что мне удастся пробежать ещё одну милю за столь короткое время — только не после того, что мне уже пришлось пережить. Честно говоря, задача совершенно невыполнимая.

Но выход все же был.

Если я установлю скорость движения пленки не на обычные шестнадцать кадров в секунду, а всего на восемь — для этого требуется лишь нажать на маленькую кнопочку на боковой стенке корпуса камеры — то съемка сможет продолжаться в два раза дольше, то есть, восемь минут. Правда, при просмотре все действия на экране будут происходить в два раза быстрей, чем на самом деле, но это было уже значения не имело. Главное, чтобы можно было различить лица — и пистолеты — этих придурков.

Единственное, что вызвывало у меня затруднение после установки апертуры объектива и скорости движения пленки, это правильно выбрать сук на дереве в нужном месте, чтобы надежно и под правильным углом закрепить камеру. Но подходящая ветка все-таки нашлась, и тогда быстро приладив к ней и нацелив объектив на тропу, я запустил механизм и снова сорвался с места. Но только на этот раз бежал несколько помедленнее. Отчасти из-за того, что и сам я уже достаточно выдохся; а отчасти потому, что теперь мне было нужно показаться на глаза преследователям. Это придало бы им силы, так, чтобы они смогли бы пробежать вслед за мной ещё люшнюю милю. И эта миля станет решающей.

— Вон он, вон тот ублюдок! — Бах!

Пуля просвистила рядом со мной и содрала кору со ствола дерева, растущего в нескольких ярдах впереди. Меня заметили.

Миля вовсе не является постоянной величиной, как это принято считать. Для того, чтобы повторно пробежаться по этой самой тропинке в милю длиной, мне, похоже, пришлось преодолеть по меньшей мере с десяток километров. К счастью, я находился в отличной форме, во всяком случае, в гораздо лучшей, чем гнавшиеся за мной бродяги, не привыкшие вести здоровый образ жизни. Так, по крайней мере, я думал, рассчитывая, что мне удастся сбавить темп и перевести дыхание, поки они будут плестись позади.

И оказался бы прав, если бы не Гаргантюа.

Я должен был бы сразу догадаться. Ведь мне уже было известно, что он не человек.

Эта жирная туша, похоже, могла бежать весь день и всю ночь напролет, и лишь время от времени почесывать под мышками. Но только он уже больше не плелся в конце, а нагнал и перегнал всех троих. В какой-то момент мне вдруг показалось, что я явно ощущаю, как гудит и содрогается земля, словно предвещая землетрясение или другой какой катаклизм, и оглянулся назад, чтобы лишний раз убедиться, что дистанция между мной и мускулистым Арри Английским сохранилась именно такой, какой я ожидаю её увидеть.

Так оно и было, но между Арри и мной бежал Флек — расстояние между нами не превышало каких-нибудь двадцати ярдов, и оно быстро сокращалось. Он бы наверняка убил меня, если бы только остановился, прицелился и выстрелил. Но, по-видимому, он или уже расстрелял все свои боеприпасы, или же лелеял надежду, что ему удастся догнать меня, что, вне всякого сомнения, сделало бы мою смерть не только более долгой и мучительной, но и более интересной.

Мне пришлось затратить немало сил, чтобы сделать резкий рывок и оказаться на относительно безопасном расстоянии, но затем я был вынужден на какое-то время сбавить скорость. Да уж, отличная форма, ничего не скажешь. Но какой нормальный человек смог бы без передышки пробежать пару миль после такой напасти, как Дилли?

Обогнув последний поворот — признаться, сделал я это довольно неуклюже, наскочив на небольшое деревце и сломав верхушку — я, можно сказать, вышел на финишную прямую и изо всех сил заработал ногами, продолжая бежать, пока не увидел, наконец, белую отметину на стволе дерева, с которого сорвала кусок коры пуля Арри. Не добегая до того дерева, я отыскал глазами мето, где оставил камеру и бросился к ней.

Ну, возможно это было и не очень похоже на бросок. Мне казалось, что я воспарил и лечу по воздуху; но по пути я, наверное, все же споткнулся, так как был вынужден слегка притормозить, падая на ноющие от боли колени, прежде, чем мне все-таки удалось протянуть руки и схватить камеру. Это был счастливый момент.

Перед тем, как снова подобно испуганной антилопе сорваться с места, я бросил взгляд назад. Как же так могло получиться?

Там бежали и Флек, и Арри и даже тот парень, которого я прежде никогда не встречал, но близкого знакомства с которым избежать не удастся, если я не потороплюсь и не прибавлю хода. Как же так? Ведь я молнией пролетел по тропе — так мне показалось — и в один момент подхватил камеру. Тогда каким образом эти далеко неспортивные бандиты ухитрились так быстро меня нагнать?

Бах! Блям!

И патроны они расстреляли, по-видимому, ещё далеко не все.

Я был неприятно поражен их столь неожиданной близостью. А также вполне объяснимо встревожен, чувствуя, что мне, кажется, все-таки прострелили горло. Нет, не горло; скорее всего лишь подбородок. Да, в какой-то момент я почувствовал себя раненным в подбородок.

На самом же деле я просто зачем-то вскинул руки вверх. Почему? Откуда мне знать? Возможно для того, чтобы закрыть ими глаза и не видеть тот ужас, который должен был вот-вот со мной случиться. А так как камера все ещё была зажата у меня в руках, то она, разумеется, тоже взметнулась вверх, попутно крепко ударяя меня объективом по подбородку.

Но это было всего лишь секундное замешательство. К тому времени, как я опять, стремительно набирая скорость, мчался по тропинке, мне уже было совершенно ясно, что челюсть мне все-таки не отстрелили.

И я снова начал думать о том, что, может быть, все у меня ещё получится.

И эта уверенность крепла.

И все получилось.

Я сидел в своем “кадиллаке”, пытаясь попасть ключом в зажигание. Теперь, когда я всех обманул и перехитрил, включая и самого себя, мне нетерпелось как можно скорее убраться из “Хидден-Вэли”, этого тихого, райского уголка.

Мне даже удалось немного передохнуть, когда тяжело переставляя ноги и спотыкаясь, я свернул с тропинки и почти неосознанно плюхнулся под маленький кустик, ощетинившийся во все стороны длинными, зловещими шипами. Но поспешная пробежка в обратном направлении по тропе, а затем и по дорожке, ведущей назад в сторону отеля — после того, как четверо моих преследователей, находившиеся, очевидно, уже на последнем издыхании, тяжело протопали мимо моего убежища — отняли у меня последние силы, и теперь мою усталось можно было сравнить разве что только с трупным окоченением.

Я не собирался снова показываться в отеле, хоть и был уверен в том, что Флек, Арри, Малютка Фил и четвертый бандит ещё очень долго будут тупо нарезать круги по лесу. Лишь одна Дилли могла бы одержать надо мной верх в честной схватке, но она играла не по правилам.

Поэтому я продолжал шарить дрожащими руками, пока, наконец, не вставл ключ в зажигание, а затем завел машину и уехал, представляя в этот момент огромную опасность не только для самого себя, но и для всех прочих живых существ в округе.

Но, по мере того, как я приближался к дому миссис Холстед, самочувствие мое заметно улучшилось. А если не обращать вниманиея на колющую боль в груди, раскалывающуюся голову, дрожь в ногах и ещё кое-где, то чувствовал я себя просто замечательно.

Потому что все закончилось.

По крайней мере, теперь все стало понятно, картина прояснилась, все части рассыпавшейся мозаики заняли свои места, преступники изобличены, преступление раскрыто. Аналитическая часть, так сказать, подошла к концу.

Оставалась лишь развязка, заключительная часть драмы с финальными сценами, где требовалось могучее тело и здоровое сердце, сила и выносливость, и темперамент, и удачливость. Это была практическая часть.

Да, думал я, выписывая зигзаги по шоссе, я сделал это.

Но даже теперь я чувствовал себя так, как будто каждый из мускулов моего тела был вспорот и выпотрошен, подобно рыбе на базаре, и если только что совершенное мною было умственной работой, то теперь оставалось лишь гадать о возможных последствиях перехода к активным действиям.

Глава 18

По пути к дому миссис Холстед я позвонил Сэмсону и застал его в разведотделе.

— Ну как, Умник у тебя уже побывал? — поинтересовался я у него.

— Ага. Мы все отправили на проверку и уже получили ответ. Но твой Умник так и не признался мне, откуда у него эти отпечатки; сказал, что он просто посыльный.

— Это я велел ему так отвечать. Что ж, я очень рад, что он справился с поручением.

— Вынужден признаться, что меня это тоже радует. А ты уверен, что это отпечатки именно этого самого Эдварда Уоллса?

— На все сто. — Я велел Умнику проникнуть в дом Уоллсов в Беверли-Хиллс. Но Сэму наверняка было бы неприятно узнать об этом, поэтому ему я ничего говорить не стал.

Он же тем временем продолжал.

— Этот Ванда у нас тоже находится в розыске. А ещё его разыскивает полиция Невады и Аризоны.

— Кого? Ванду?

— Ага. Эдвард Уоллс — не настоящее имя. Возможно, у него имеется ещё с десяток вымышленных имен. Но на самом деле его зовут Кермит Ванда, и он является одним из самых изворотливых мошенников, орудующих на территории западных штатов.

Я улыбнулся.

— Мошенник, значит. Что ж, теперь все ясно. И это просто замечательно, Сэм. С меня коробка сигар. Хороших сигар.

— Терпеть не могу хорошие сигары, — прорычал он в ответ. — Мы выехали по адресу в Беверли-Хиллс, но никого там не застали. Дом под наблюдением.

— Можешь отзывать своих ребят из Беверли-Хиллс, Сэм. Он туда не вернется, во всяком случае, не сейчас. Последний раз я видел его в “Хидден-Вэли-Лодж”. Но и там вы его вряд ли застанете. Кстати, ты тут обмолвился, что он у вас в розыске? Это что, по части отдела убийств?

— Нет, он не наш клиент. Его разыскивают за мошенничество; по “мокрым” делам он явно не специалист.

— Мараться не хочет. Значит, грязную работу перекладывает на других. Например, на головорезов Джимми Вайолета. И в чем же его обвиняют?

— В прошлом году Ванда и его сообщник — вернее, сообщница — “накололи” каких-то пожилых супругов на шестьдесят тысяч. А потом скрылись. Его мы установили, но вычислить женщину не удалось.

— Ее кличка Дилли Пикл, Сэм. Она может быть женой Ванды, а может и нет.

— Откуда у тебя такие сведения?

— В каком-то смысле от них самих. А в их послужном списке прежде уже встречались дела, каким-то образом связанные с сексом?

— Ничего такого вроде не было. Все как обычно. Они действут очень толково и осмотрительно, хоть и используют осовремененные варианты стандартных жульнических приемов.

— Да уж, они такие. Зато теперь можешь добавить эпизод с сексом — и ещё заговор с целью убийства. Помимо вымогательства. Это Дилли Пикл…

— Кажется, ты об этом уже говорил.

— …организовала на меня то покушение, когда был убит Портер. Сомневаюсь, чтобы они с Вандой были связаны с настоящими “мокрушниками”, до того как отважились на свою последнюю затею. Но все же так или иначе ребята, взявшиеся убить меня, знали её именно под этой кличкой. Равно как известно им было и о том, что это она звонила Хейзл и договаривалась о встрече, чтобы заманить меня к “Гамильтон-Билдинг” в районе двух часов дня.

На другом конце провода воцарилось непродолжительное молчание.

— И ты что, можешь все это доказать?

— Вот приеду, и все расскажу, Сэм. Я скоро буду у вас. А ещё я покажу тебе такое кино, от которого у тебя глаза на лоб вылезут. Ты ещё сможешь гордиться мною, приятель.

— Ну, это вряд ли. А что ещё за кино ты имеешь в виду?

— Самое обыкновенное. Пленку сейчас проявляют. — Я намекнул ему, что у меня заснято на этой пленке и добавил: — Привезу сразу же, как только смогу…

— Шелл, приезжай сейчас же. Тебя уже разыскивают.

— Меня? А, это насчет…

— Именно. Нельзя же вот просто так оставлять после себя трупы. Даже в задрипанных барах.

— Это был Скико — тот парнишка, что звонил тебе сегодня, папаша.

— Вот как?

— Да. А Портера расстреляли Билли ДиКей и Гиппо Крейн.

— Отличная новость. Но для того, чтобы их арестовать нам помимо твоих слов потребуются ещё кое-какие доказательства.

— Скико сам рассказал мне об этом, — сказал я. — За минуту до смерти. Так что узнал я это, можно сказать, из первых уст. Дай мне ещё полчаса времени, Сэм. Хорошо?

— Для чего?

— Мне необходимо сделать небольшую остановку, зато потом я сразу же поеду к вам. Даже за пленкой не стану заезжать; попрошу, чтобы её доставили прямо к вам, в кабинет инструктажа.

— Расскажи мне побольше об этом твоем фильме.

— Терпение, — загадочно сказал я. — Сам увидишь.

В ответ на это Сэм объявил, что я должен быть у него не позже восьми, а не то он собственноручно упрячет меня за решетку. И я был склонен думать, что именно так он и поступить.

— Я успею, — пообещал я. — Но хочу просить тебя ещё об одном одолжении. Попроси кого-нибудь проверить данные на “Дилли Пикл”, а потом перезвони мне, ладно?

Он недовольно поворчал, но сказал, что сделает.

И слово свое сдержал. Телефон зазвонил незадолго до того, как я успел припарковать машину у дома миссис Холстед в Голливуд-Хиллс, и информация из полицейского досье стала неплохим дополнением к общей картине, ещё одним небольшим эпизодом, о котором я мог поведать своей клиентке.

После пяти минут беседы с миссис Холстед, я, наконец, сказал:

— Ладно, теперь покончим с этим.

— Я не понимаю вас, мистер Скотт.

— Это потому, что до сих пор я лишь задавал вопросы, вместо того, чтобы говорить с вами о деле. Зато теперь, миссис Холстед, я расскажу вам все, что стало мне известно к данному моменту. Многое я знаю наверняка, иные же выводы сделаны мной на основании логических умозаключений и ещё нуждаются в дальнейшей проверке и подтверждении. Но готов поспорить на что угодно, что все происходило примерно так, как я сейчас вам расскажу, и не сомневаюсь, что ещё сегодня вечером у меня будут доказательства по тем фактам, за полную достоверность которых я пока ручасться не могу.

— Так вы знаете, кто убил моего мужа?

— Да. Его убил Пень Кори, один из людей Джимми Вайолета — того бандита, о котором я спрашивал вас раньше.

— А этот… который убил Джорджа. Его арестуют?

— Нет. Я убил его сегодня днем.

Она взволнованно провела языком по пересохшим губам и её зеленые глаза округлились.

— Это была самозащита, — пояснил я, дотрагиваясь до повязки — она все ещё держалась у меня на голове, но уже не так прочно, как раньше. — Это он подстрелил меня. Но зато сейчас он уже в морге, а следовательно его, вина, скорее всего никогда не будет доказана. А может и будет — но только Пню все-равно уже больше не придется разгуливать по городу.

Она поджала губы и опустила глаза, принимаясь сосредоточенно разглядывать собственные ладони. Затем снова взглянула на меня и спросила:

— Но почему? Почему он убил Джорджа?

— Что ж, давайте вернемся немного назад. Вот вы только что сказали мне, что идея с альбомом — из которого, как я уже сказал, и была взята фотография Сибиллы Спорк и Хью Прайера — принадлежала Эду Уисту. Вернее, человеку, которого вы знали под именем Эда Уиста.

Она кивнула.

— Теперь это кажется… глупо. Немного. Но тогда эта процедура представлялась чрезвычайно закономерной и необходимой. Ведь нам было необходимо соблюдать крайнюю осторожность; нужно было хоть как-то гарантировать, что никто… — Она замолчала.

— Это я понимаю, — сказал я. — Я также лучше, чем кто бы то ни было, могу представить себе, как здорово Эдвард умеет убеждать. На пару со своей сообщницей.

Тут я замолчал. Вряд ли миссис Холстед придется по душе этот разговор. Да и кому приятно узнавать о том, что тебя обманули, подставили и вообще держали за простака. Уж я-то знаю, каково это.

— Что ж, расскажу вам все, как есть, — начал я, — без утайки и недомолвок. Первым делом хочу представить вам парочку высококласных мошенников, которых вы знали, как Эда и Марсель Уист. Коими на самом деле оказались Кермит Ванда и — скорее всего — его жена Дейл, урожденная Дейл Джил Пикель, которую в детстве знакомые детишки звали Дилли Пикель, а когда девочка выросла и стала совсем взрослой, то среди уголовников она прославилась как Дилли Пикл. И даже я одно время называл её именно так.

— Мошенники? Уголовники?

— Они работали на пару. Вам ведь известно, кого называют мошенниками? И в чем заключается смысл их действий?

— Ну… немного.

— Я бы сказал, предостаточно. Да к тому же из собственного опыта. Так вот, мошенник всегда очень осторожен в выборе своих потенциальных жертв — то есть лохов, как они называют их между собой. И вот выбор двух опытных мошенников — будем называть их Эдом и Марсель, раз уж они представились вам именно так — пал на чету Холстедов. Не занимайтесь самообманом; та ваша встреча в клубе была далеко не случайной — они это спланировали заранее. Как, впрочем, и все остальное.

— Боже мой! — вид у неё был очень подавленный. Еще бы!

Но я сказал:

— И не терзайтесь вы так, миссис Холстед. Любой по-настоящему опытный мошенник не только принадлежит к элите уголовного мира, но ещё обладает талантом хорошего актера, опытом практикующего психолога и является истинным знатоком человеческих эмоций — и их слабостей. Но при всей их гениальности их обычно отличает редкостный цинизм и полное отстутсвие каких-либо задатков совести. Да, их можно считать моральными уродами, это правда; но только эта парочка — уж можете мне поверить, я таких как они видел-перевидел — сливки совего общества, лучшие из лучших. Они сумели вовремя сориентироваться в ситуации, скомбинировав в духе новомодных веяний старые жульнические приемы и банальное вымогательство, и с самого начала планируя шантаж. Отсюда возникла и идея с альбомом. Будьте уверены, Эд наверняка знал и о других клубах, о других группах, где были подобные альбомы. Он просто решил найти простофиль — но простофиль состоятельных — и потом обзавестись своим собственным альбомом, при поддержке или даже активном содействии самих жертв, которых он впоследствии собирался неплохо подоить, что говорит само за себя.

— Боже мой, — снова сказала она.

— Возможно, изначально они планировали собрать довольно многочисленную компанию, или же просто решили начать с вас и вашего мужа и дождаться, пока группа пополнится новыми членами, то есть, образуется сама собой. Заметьте, все пары, кроме одной были из числа ваших друзей или знакомых. Ну а когда Эд и Марсель решили, что подошла пора “снимать урожай”, то они “сожгли” альбом, который хранился у них. По крайней мере, такова была их версия, и они даже инсцинировали пожар в “Норвью”, чтобы обзавестись доказательствами на тот случай, если бы вы вдруг вздумали это проверить.

Она помрачнела.

— Но зачем? И ещё затевать такую ерунду, если…

Я улыбнулся.

— Это не ерунда, а, так сказать, составляющая часть производственного процесса. Выражаясь языком мошенников, они всегда стараются “успокоить лоха”, и делается это не только ради того, чтобы человек так никогда и не догадался бы о том, что он стал жертвой мошенников, но также с целью отвести от себя возможные подозрения на тот случай, если шум все-таки поднимется. Некоторые из них за всю жизнь так ни разу и не попадают за решетку лишь благодаря этой самой, как вы изволили выразиться, ерунде.

— Так, значит, фотографии не сгорели? А я поверила Эду, когда он сказал…

— Не удивительно, что поверили. Ему поверил бы и сам Фома Неверующий. И мне кажется — я почти уверен в этом — следующим их шагом стала передача альбома Джимми Вайолету. Либо за фиксированную и несомненно щедрую сумму наличными, или же в рассчете на проценты с ожидаемой прибыли.

— Проценты с прибыли. Вы так говорите, как будто ведете речь о бизнесе.

— Так это и есть бизнес. Они просто переложили физический труд по выколачиванию денег на человека, в чьем распоряжении имеются подходящие люди с накачанными мускулами и кому вполне под силу осуществить задуманное. Один из них вчера вечером и наведывался к вашему мужу.

— Это тот, которого вы… убили?

— Он самый. Пень Кори. Нам известно, что копия одного из снимков вашего альбома — слегка подпаленная по краям для большей правдоподобности — была использована сегодня для шантажа Спорков. Но я думаю, что это была вторая попытка шантажа. Первая была предпринята вчера вечером, когда сюда заявился Пень.

— Вы точно знаете, что он был здесь?

— Да. Более того, мне даже известно, что они заходили в дом и поднимались в кабинет вашего мужа. И скорее всего там Пень и выдвинул свои требования, дополнив их фотографией Джорджа и какой-либо дамы — или вас с чьим-нибудь мужем — а, возможно, даже и сразу двумя. Но в любом случае, цену Пень назвал. Когда ваш муж позвонил мне, то он был явно растроен, говорил очень тихо и просил меня приехать как можно скорее. Очевидно, если Пень был вместе с ним, то звонил он не из кабинета. Думаю, он оставил Пня в кабинете — возможно, под предлогом, что ему нужно сходить за деньгами или хотя бы за частью требуемой суммы, а сам воспользовался телефоном у бассейна.

Миссис Холстед сидела, уставившись в стену, и затем медленно кивнула.

— Значит, вы считаете, что этот человек вышел вслед за Джорджем, увидел или услышал, что мой муж звонит кому-то… и убил его.

— Да. Скорее всего, ему удалось услышать часть разговора. Конечно, особенным умом Пень не отличался, но только если один из “лохов” вдруг начинает вести себя совсем не по-лоховски и обращается в полицию — или даже к частному детективу — то тут уж даже Пню ясно, что это ставит под угрозу срыва всю операцию, и допустить этого никак нельзя. Вполне возможно, что Пень действовал на свой страх и риск, так сказать без указаний с выше, просто схватил камень и шарахнул.

Она слегка наклонилась вперед, прижимая ко лбу ладонь.

— Это случилось вскоре после того, как мистер Холстед позвонил мне, — продолжал я. — Скорее всего. Потому что иначе он обязательно прекратил бы вечеринку. До моего приезда. Но не успел.

— Да. Понимаю. А доказательства на все это у вас есть?

— Не все, но кое-что имеется. Надеюсь, что сегодня с при поддержке офицеров полиции, мне удастся заполучить ещё кое-что. Например, я ни минуты не сомневаюсь в том, что альбом до сих пор существует — и, разумеется, все снимки Эда и Марсель в нем отсутствуют. Вот свои фото они действительно сожгли, будьте уверены. И я готов дать голову на отсечения, что все остальные фотографии находятся сейчас у Джимми Вайолета.

Это было почти все из того, что было положено знать миссис Холстед, и поэтому ещё через минуту я встал, собираясь уйти.

Когда мы были уже у самых дверей, она сокрушенно покачала головой:

— Я знаю, что вы правы, мистер Скотт. Но в это так трудно поверить. Они производили впечатление очень приличных людей. А Эд… он был исключительно милым.

— Еще бы, — сказал я. — Как и Марсель.

Когда незадолго до восьми часов я вошел в помещение, где обычно проходили инструктаж сотрудники “убойного” отдела, то застал Сэма с кофейником в руках — он наливал себе кофе в бумажный стаканчик. Кроме него в комнате находилось ещё человек шесть полицейских из других подразделений — пара сотрудников разведотдела, двое из отдела по расследованию квартирных краж и по одному из отделов, занимающихся фальшивомонетчиками и торговцами наркотиками.

— А у нас что, вечеринка? — сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь.

Сэм отставил в сторону свой кофейник и улыбнулся.

— На это стоит посмотреть, — сказал он. — Тут до ребят дошли слухи о некоторых из твоих сегодняшних похождений и о последнем шедевре киноискусства, и поэтому они заглянули на огонек, чтобы, так сказать, перенять передовой опыт полицейской работы.

Я тоже улыбнулся. Уж я-то знал, почему они были здесь.

Люди, работающие в Департаменте полиции Лос-Анжелеса и многие из которых — включая здесь присутствующих — являются моими друзьями, связаны между собой узами особого мужского товарищества. И, как правило, именно среди них и находится больше всего “доброжелателей”. Наверное, ничто не сможет доставить им больше радости и садистского удовольствия, чем возможность стать свидетелями какого-нибудь дурацкого прокола с моей стороны. Но сегодня я им такой радости не доставлю. Пусть ждут до следующего раза.

Поэтому я лишь улыбнулся и сказал:

— Замечательно. Всего через несколько минут Академия Шелла Скотта, специализирующаяся на расследованиях, логических рассуждениях, киносъемке и некоторых других полезных вещах распахнет свои двери для всех желающих постигнуть истину. Я с привеликим удовольствием уделю вам несколько минут своего времени и буду рад поделиться своим богатым опытом…

Тут последовали выкрики с мест и свист, а сержант МакКрейг — здоровенный детина ростом под метр девяносто и весом никак не меньше ста двадцати киллограммов — позволил себе издать губами неприличный звук.

— … в надежде, что это поможет вам стать лучше. Спасибо за апплодисменты. Сохраняйте выдержку и спокойствие, господа.

Я обернулся к Сэму.

— Но для начала коротенькое совещание?

Мы были на пороге кабинета Сэма, когда в комнату вошел лейтенант Роулинс, и Сэм подал ему знак присоединиться к нам.

Билл Роулинс — классный детектив, и к тому же он очень симпатичный мужчина и просто хороший человек. Если бы у меня вдруг возникло желание придать благообразие своей внешности — что в данный момент меня совершенно не волнует — то я, наверное, захотел бы походить на Роулинса. Он был высок, подтянут и широкоплеч, у него были черные волнистые волосы и обрамленные длинными ресницами глаза героя-любовника, а открытое лицо сохраняло неизменно добродушное выражение.

Роулинс занял место у стены, я уселся верхом на стул, а Сэм расположился за своим рабочим столом. За несколько минут мы бегло суммировали все, что стало нам известно с момента убийства Холстеда и то того, как я уложил Пня и Скико, а затем я пересказал Сэму свой последний разговор с миссис Холстед и добавил ещё кое-какие детали.

Затем я сказал:

— Может быть все-таки дадите мне в подмогу отряд из примерно сотни лучших полицейских Лос-Анджелеса? Тогда штурм притона Димми Вайолета можно было бы провести прямо сегодня же вечером.

— И чем потом прикажешь оправдывать захват чужой частной собственности?

— Ну как же так? Черт возьми, Сэм, я же только что тебе говорил. Ставлю восемь против пяти, что альбом там. Не говоря уже о Гиппо и Зубе и…

— Восемь против пяти, что идея неудачная.

— Так пусть будет сто к одному.

— Но одного твоего рассказа все-равно недостаточно.

— Ладно, тогда я расскажу тебе ещё кое-что. В дополнение… — Я улыбнулся, думая об этом. — Когда сюда доставят мою пленку, то ты увидишь собственными глазами сразу троих головорезов из тех, кто работает на Вайолета, и о чем всем нам хорошо известно, а также ещё одного, который тоже, скорее всего, имеет отношение к их компании. Ты увидишь их попытку — разумеется, неудачную — убить меня. Уж этого-то, наверное, будет достаточно, чтобы оправдать наш визит к Джимми, разве нет?

— Возможно.

Тут в разговор вступил Роулинс.

— Шелл, я краем уха слышал какие-то разговоры об этом. Ты что, действительно, снял нечто вроде фильма о подручных Джимми?

— И не нечто вроде, Билл, а самый настоящий шедевр — единственный в своем роде. Теперь эти придурки уже не смогут сказать: “Пистолет? Какой пистолет?” или “Офицер, я тут ни при чем' я был в Чикаго”. Это доказательство убедит любого судью или присяжных, немой свидетель, которого нельзя запугать или заставить замолчать…

— Ты, кажется, ещё что-то хотел мне рассказать? — ласково перебил меня Сэм.

— Возьмем хотя бы Пня Кори — да, конечно, он мертв, но ты же знаешь, что он работал на Джимми. Миссис Берсудиан видела его в доме у Холстедов незадолго до того, как Холстед позвонил мне. Автомобиль — тот же самый “Додж Полара”, на котором Кори и Скико разъезжали на следующий день — преследовал меня от дома Холстедов до отеля “Норвью”. То, что я решил проверить первым именно этот адрес, было чистой случайностью, но так как именно там какое-то время проживал Ванда под фамилией Уист, то ребята, наверное, очень переполошились из-за того, что с места убийства я прямиком отправился именно туда. В связи с тем, что Вайолет и его подручные знали правду о Уисте-Ванде, то, скорее всего, они предположили, что мне тоже что-то известно, хоть это и было далеко не так. В конце концов, ведь в группу входило несколько пар, но куда я поехал первым делом? Ну да, прямо к Ванде. Из чего мы делаем вывод, что Ванда передал альбом Джимми Вайолету…

— Ты делаешь вывод.

— Но если это не так, то откуда же, черт побери, у Кори подручного Джимми, взялась фотография, которую он должен был предъявить Холстеду вчера вечером? И если тебя это не убеждает, то где другой шестерка Джимми, Бинго, достал снимок, которым, как мы точно знаем, он сегодня шантажировал Спорков? По времени все сходится, но к об мы поговорим после.

— Ладно, теоретически предположим, что Ванда передал необходимые для шантажа материалы Вайолету.

— Ладно, Вайолет занервничал, узнав, что я подбираюсь вплотную к Кермиту Ванде — точно также забеспокоились и сам Кермит, и его Дилли, так как они поддерживали постоянную связь между собой. На следующий день им пришлось поволноваться ещё больше, так как я не только побывал в отеле “Беверли-Хиллс”, но позднее разыскал и самого Ванду. Но прежде, чем мне удалось добраться до него, Джимми со страху обмочил штаны — и, как ты сам помнишь, его ребята, а вместе с ними и Пень Кори, перехватили меня по дороге.

— Очень обстоятельно. Даже чересчур.

— Но ведь, Сэм, это же чертовски убедительно. Давай перейдем к эпизоду, когда я все-таки добрался до Ванды, прежде оставив Джимми дома с разбитым клювом. Ванда очень доходчиво объяснил мне, почему Холстедам и всей их компании он представился как Уист. Он рассказал мне немало реальных фактов, чтобы и история казалась бы правдоподобной, но и вместе с тем и себя не выдать. К тому же он был уверен, что жить мне осталось часов до двух, не дольше.

— Как это?

— Ну, конечно, тогда конкретного часа он ещё не знал, но скоро узнал. Потому что совершенно ясно, что его прекрасная Дилли все это время находилась в доме вместе с ним, и именно тогда она позвонила Хейзл и попросила назначить встречу. А потом тут же перезвонила Джимми Вайолету и сообщила ему, что я не только разыскал Кермита, но и что примерно часа в два дня должен буду объявиться перед входом в “Гамильтон”.

— Почему именно тогда?

— Потому что когда я ушел и позвонил Хейзл, то она сказала, что минут двадцать назад мне звонила девица с томным голосом. То есть в то самое время, когда я был в доме Кермита Ванды и только-только начал беседовать с ним. Следовательно, ни у какого парикмахера в городе Дилли не была.

Сэмсон пожал плечами.

— Джимми тоже запросто мог попросить кого-нибудь из своих подружек позвонить тебе, и звонок раздался в твоем офисе в то самое время, пока ты разговаривал с Вандой. Ведь от Джимми ты уехал совсем незадолго до этого, Шелл.

— В любом случае, все концы сходятся на Джимми Вайолете. И если даже он и просил кого-то позвонить мне, то это была именно Дилли. Да ты сам сопоставь это по времени с тем моментом, когда вымогатель заявился домой к Споркам. Меня планировалось убить в два часа у “Гамильтон”, но я на несколько минут опоздал, и вместо меня подстрелили Портера. Все главные действующие лица решили, что я убит, и тогда была подана команда нанести визит к Споркам — дело сделано, Шелл Скотт мертв, так что до Ванды он уже больше никогда не доберется — и Бинго отправился в дорогу. Тем временем, примерно в десять минут третьего, кровно заинтересованная в этом деле “Марсель Уоллс” — для нас просто Дилли Пикл — поспешно убирается подальше от “Гамильтон”, увидев меня не лежащим на тротуаре в луже крови, а стоящим рядом, живым и невредимым. У Спорков визитер побывал в двадцать минут третьего — прежде, чем Дилли успела оповестить их, или самого Вайолета, что произошла ошибка, и вместо меня убили кого-то другого. Но в любом случае, до Бинго этого не знал.

Сэм нахмурился.

— Даже если предположить, что я поверил всему тому, что ты мне здесь сейчас наговорил — а я, заметь, не сказал, что верю — то мы все равно не можем врываться в дом к Вайолету и переворачивать там все вверх дном. Потому что кроме твоего рассказа у нас нет никаких конкретных и убедительных доказательств, подтверждающих его причастность к этому делу.

— Черт побери, у вас же есть досье на Ванду и Дилли. Я рассказал вам, как они начали эту затею, как создавали группу, подкинули идею с альбомом, инсценировали пожар. Затем объявляются люди Вайолета с фотографиями, его ребята наезжают на меня, сам Джимми сначала пытается договориться со мной, а потом они по ошибке убивают Портера, принимая его за меня и пзатем предпринимают ещё пару аналогичных попыток — кстати, в последний раз, несомненно, по просьбе самого Ванды.

— Как это?

— Я не вдавался в подробности, Сэм. Это было в “Хидден-Вэли”. — И я коротко осветил самые важные события, добавив. — Я недавно перезвонил начальнику службы безопасности отеля и попросил его выяснить кое-что. И представь себе, ему удалось разыскать одного мужика, который как раз в то время торчал у бассейна и не сводил глаз с Дилли — если бы только сам хоть раз увидел её, то не стал бы удивляться. Так вот этот парень слышал, что сказал Ванда, пробегая мимо Дилли, и что она ему ответила.

— Постой. Он пробежал мимо нее?

Подробности происходившего у бассейна я по большей части опустил, не считая их уместными, но объяснил Сэму, как Ванда выбежал из холла, размахивая руками и, очевидно, желая привлечь внимание кого-то, находившегося в дальнем конце бассейна.

— Но он не кричал, — продолжал я, — просто делал вид. Возможно именно поэтому тот мужик и запомнил, что именно сказали они друг другу — видать уж слишком странно вел себя этот Ванда.

— И что же он сказал?

— Ванда, размахивая руками, тихо сказал, проходя мимо Дилли: “Атас! Скотт в холле картину гонит!” А она ответила: “Проклятье. Ладно, милый, ты готовься, а я ущипну его за ствол.” Тот мужик подумал, что это стихи такие, а не то, что Ванда говорит ей быть осторожнее, потому что это я дал объявление…

Я замолчал, потому что Роулинса насмешил мой рассказ, и ему вдруг стало очень весело.

— Жаль, что у неё не получилось, — заметил он.

Я сделал вид, что не обращаю на него ни малейшего внимания. Ему было прекрасно известно, что на жаргоне карманников “щипать” означает красть, шарить по карманам.

— Таким образом, — продолжал я, обращаясь к Сэму, — теперь уже совершенно ясно, что пока я был с ней, он захомутал четверых головорезов, которые и гонялись за мной, вынудив пробежать, наверное, с полсотни миль, не меньше.

— Этого мало.

— Какого же черта тебе надо? Картину… — я улыбнулся.

Но Сэм был совершенно серьезен.

— Послушай, — сказал он, — ты же знаешь нашу работу. Я не сомневаюсь в твоей правоте, Шелл, но этого недостаточно даже для того, чтобы привезти этих ублюдков сюда или оформить задержание. У нас должно быть достаточно доказательств для предъявления обвинения, суда и для вынесения обвинительного приговора. Иначе, это лишь пустая трата времени. И для нас, и для конторы окружного прокурора. Но будет хуже, если дело все-таки дойдет до суда, а они смогут выиграть процесс. После этого засудить их снова уже не удастся. Такое порой случается, и тогда эта шваль начинает думать, что тронуть их мы больше не посмеем и распускается вконец. Они становятся нахальнее, безрассуднее и гораздо опаснее, чем прежде. А почему бы нет? Ведь на последнем суде их оправдали, не так ли? А ещё раньше?

Он замолчал и скрипнул зубами.

— Шелл, я просто хочу сказать, что ты можешь опираться на выводы и заключения. А мы нет. Ты можешь делать то, чего мы себе позволить не можем. У тебя могут быть предчувствия — знаю я и тебя, и твои дурацкие предчувствия — но нам нужны факты. Конкретные доказательства. Полный набор. — Он сделал паузу. — Если бы я знал наверняка, что тот альбом, о котором ты так много говоришь, находится у Вайолета, равно как любое другое веское, неопровержимое доказательство, мы бы получили разрешение и поехали туда. Но разного рода догадки и даже логически обоснованные выводы здесь неуместны. Я должен быть твердо уверен в реальном существовании доказательств — или же мы провалим все дело.

Сэм немного завелся, но зная, что время от времени с ним такое случается, я не стал обижаться, а просто улыбнулся и постарался обратить все в шутку.

— Черт возьми, Сэм, зря я, наверное, просил выделить мне в помощь сотню полицейских. Что за пессимизм?! Лучше отправлюсь-ка я туда в одиночку, а когда найду все разгадки и доказательства вместе с “веселыми картинками”, трупами, оружием, гранатами и тому подобными аксесуарами, то направлю тебе официальный запрос, чтобы…

Сэм не дал мне закончить. Но он все же повел верхней губой, изображая некое подобие улыбки.

— Нам, кстати, тоже иногда перепадает кое-какая информация. Например, как нам стало известно, в данный момент в доме Вайолета на том озерце помимо него самого безвылазно находятся ещё восемь-девять его головорезов. Пока ещё не известно, то ли это теперь в порядке вещей или же начало новой войны.

— Обычно он держит при себе троих или четверых бездельников.

— На этот раз их оказалось больше. Хотя вполне возможно, что блуждая по округе в своем обычном коматозном состоянии и отстреливая людей то здесь, то там, то ещё где-нибудь, ты и сам не заметил, как растревожил улей.

Я оставил этот выпад без коментариев, потому что, когда Сэм завел речь об отстреле людей, мне в голову пришла новая идея.

— Слушай, а ты можешь раздобыть мне где-нибудь пистолет?

— А что же случилось с твоим любимым револьвером?

— Ну… эээ… когда Дилли… когда мы с ней здоровались, незадолго до того, как попрощаться — я ведь упомянул о том, как она покинула меня в лесу, разве нет? Да, точно помню, я об этом рассказывал. Ну вот и пистолет мой она тоже с собой прихватила. И лишь поэтому я не уложил на месте тех четверых обормотов…

Роулинс застонал.

— Стащила твой пистолет? Тот “кольт”, который ты так холил и лелеял? Шелл, хочешь сказать, что она все-таки стянула твой ствол? Почистила тебе карманы? Но как…

— Билл, остынь, ладно? Ты не знаешь, какая это гениальная женщина. Можешь поверить мне на слово, приятель, мне ещё очень повезло, что она не стянула с меня штаны…

— Украла у него пистолет! — он ударил кулаком в собственную раскрытую ладонь, глядя на Сэмсона. — Это лучшая новость, которую я услышал с тех пор, как подстрелили Диллинджера перед…

— Билл, если ты дорожишь нашей дружбой, нашей долгой, настоящей…

Сэмсон перебил мою тираду. Он встал из-за стола и сказал:

— Пойдем. Так когда должны привезти это твое бесценное кино?

— Буквально с минуты на минуту. Я распорядился, чтобы его как можно скорее доставили прямо сюда,

— Ладно. Пойдем прогуляемся до технического отдела. Я покажу тебе один пистолет. Не для тебя, а просто так — он проходит у нас испытания.

К тому времени, как мы вышли из кабинета Сэма, народу в комнате заметно прибавилось. Я заметил ещё одного полицейского из отдела по расследованию квартирных краж, одного сотрудника из администрации, и ещё двоих полицейских из отдела по борьбе с угонами автотраспорта. У меня промелькнула мысль, что вечер обещает быть долгим. Роулинс остался с остальными, а мы с Сэмсоном поднялись на четвертый этаж. Я ничего не думал по этому поводу. Наверное, так и должно быть: Как дурак, я не думал ни о чем.

В криминалистической лаборатории Сэм переговорил с лаборантом, который подошел к одному из шкафов у стены, открыл ключом дверцу, вынул внушительных размеров коробку и поставил её перед нами. Сэм поднял крышку, под которой оказалось несколько коробок с патронами — я таких никогда не видал — и самый крутой пистолет, изо всех, которые мне когда-либо приходилось держать в руках.

Ряды отверстий с каждой стороны от ствола, рукоятка необычной формы. Похоже, здесь было решительно все, что должен иметь обычный пистолет, включая прицелы и спусковой крючок, но курка я разглядеть так и не смог, как ни старался.

— Что это? — спросил я. — Водяной пистолет?

Сэм усмехнулся.

— Ну, вообще-то под водой из него тоже стрелять можно, но его убойная сила несоизмеримо больше, чем у твоего малыша-револьвера — то есть, который раньше был твоим. И даже больше, чему у “магнума”, если уж на то пошло. И великолепные полуавтоматические функции.

— А где же курок?

— Вот тут. — Он показал. — Перед магазином. Курок ударяет по передней части патрона — который представляет собой небольшую ракету — и отбрасывает его назад к бойку. Ракета вылетает из ствола, попутно взводя курок.

— Ракета? Вот это да — пистолет, стреляющий ракетами. Я читал про такие штучки. В журнале “True”, кажется, совсем недавно была публикация, да? Про “Гироджет”, верно?

— Мы пока лишь испытываем специальную модель. А там, как знать. Возможно, когда-нибудь это станет официальным вооружением. — Он возился с этим пистолетом, как ребенок забавляется с новой игрушкой. Еще пару минут посвятил объяснению того, как действует пистолет — вернее сказать, портативная ракетная установка, и показал мне несколько зарядов, каждый из которых имел в основании четыре маленьких отверстия. Сэм сказал, что через них вырывается газ, за счет которого эта штука и летит вперед.

Всего было разработано три или четыре типа зарядов для стрельбы из этого пистолета. Некоторые из них имели медное напыление и были чуть больше по размеру чем патроны 45-го калибра; а в другой коробочке находились патроны, способные пробить металл. Но самыми-самыми были заряды с цветным наконечником, которые, как я понял из сопустствующего объяснения, являли собой нечто среднее между трассирующим снарядом и напалмовой бомбой в миниатюрном исполнении. По крайней мере, эффект при попадании, если верить Сэму, был весьма впечатляющим.

Я попросил у него разрешения пострелять из этого чуда, но он лишь отрицательно покачал головой и передал ящик обратно лаборанту, заметив, что я и так уже достаточно настрелялся за день.

Затем мы спустились обратно на третий этаж, в инструктажное помещение “убойного” отдела.

И там начался час моих страданий, тошноты и прочих невзгод.

Глава 19

Фильм ещё не привезли, но я позвонил в лабораторию и узнал, что посыльного ко мне уже отправили. Мне так же сообщили — к моему большому удовлетворению — что пленка отлично проявилась, хоть съемка и велась при недостаточном освещении. Это была единственная проблема, которая меня несколько волновала.

И должен признаться, что в тот момент я испытал чувство огромного облегчение, так как если бы на пленке не запечатлелось бы ничего, кроме внутренней стороны крышки, закрывающей объектив, то вечер мог бы окончиться премиленьким скандалом, так как в комнату к тому времени набилось столько народу, что собравшимися можно было бы запросто укомплектовать полицейский гарнизон небольшого городка и ещё половину пожарной дружины в придачу. На стол в дальнем конце комнаты уже был водружен проектор, на противоположной стене белел серебристый, и очеведино, по всему зданию разнесся слух, что в “убойном” происходит что-то ужасно интересное.

Вообще-то, один из присутствующих с искренним интересом спросил у меня, что мы собираемся смотреть, и в ожидании прибытия фильма, я позволил себе поддаться на настойчивые уговоры и выступить с небольшой разъяснительной речью, а также сказать несколько слов похвалы в свой собственный адрес.

Мое выступление сопровождалось обычными в таких случаях насмешливыми выкриками и скабрезными комментариями — разговор получился грубый, “мужской”, но тем не менее довольно стимулирующий. Беседа прошла в непринужденной, дружеской атмосфере, хоть некоторые из отпущенных комментариев были совершенно неостроумными, а порой и вовосе идиотскими. Но этого можно было вполне ожидать от людей, которым каждый день приходится сталкиваться с темными сторонами жизни, и как сказал один мудрец, знать все, значит, все простить. К тому же мне действительно казалось, что я превзошел сам себя. По началу.

После краткого разъяснения о месте проведения съемок и обстоятельствах, при которых был снят фильм — представив это так, что на меня было совершено нападение, что нападавшими оказались четверо огромных, вооруженных до зубов головорезов, помощи мне ждать было решительно неоткуда, и моим единственным оружием в той ситуации оказалась моя сообразительность и смекалка; я продолжал:

— И я уверен, что этот фильм станет одним самых ярких триумфов …

Кто-то — я не заметил, кто именно — заметил вслух:

— Лишь сообразительность и смекалка, Скотт? Хочешь сказать, что ты был невооружен?

— …нашего столетия. Этот фильм…

Я замолчал, оглядываясь по сторонам.

— Невооружен? — повторил я. — Ну, в общем, гм… — Мне казалось, что я вполне удачно замял подробности того, что стало с моим пистолетом. Но…

Я заметил, что Роулинс украдкой смеется, прикрывая рот ладонью. Помимо него многие полицейские тоже хихикали в кулачок. А некоторые даже не считали нужным скрывать этого.

— Ах ты, садист, — бросил я Роулинсу.

Это замечание вызвало очередной приступ веселья, сопровождаемоего комментариями, повторять которые я не берусь.

Я продолжал:

— Да, безоружен. И только моя смекалка…

Тут я замолчал и помрачнел. Возможно все эти смешки и издевки посыпались на меня несколько раньше, чем я того ожидал. Но, черт возьми, у меня сегодня был такой тяжелый день. Меня даже ранило в голову. И мои развеселые друзья-приятели могли бы отнестись к тому с пониманием. Чего от них, конечно же, не дождешься.

— И тогда, я принял молниеносное решение, — сказал я, продолжая объяснять, что им предстоит увидеть на экране. — Это уникальный документ, — говорил я, — при рождении которого вам выпала почетная возможность присутствовать, это документальная съемка, запечатлевшая четверых уголовников во время попытки покушения на предумышленное убийство!

Это заявление не произвело на аудиторию того впечатления, на которое я рассчитывал. Но по крайней мере хоть несколько полицейских понимающе закивали головами, как будто выражая тем самым свое одобрение.

Я продолжал:

— Разумеется, это потребовало определенной выдержки и обыкновенного везения. Мне просто повезло, что именно я, а не, скажем, Джон Эдгар Гувер, оказался тем человеком, которому удалось предотвратить этот заговор.

Еще какое-то время я продолжал говорить, поведовав собравшимя о том, какую опасность для общества представляют эти люди, особенно верзила Флек и Арри Английский, и, должно быть, немножко увлекся.

В любом случае, один из полицейских, лейтенант из отдела по расследованию квартирных краж, сказал:

— Скотт, если ты действительно сумел заснять на кинопленку всех этих бандитов — особенно тех, о которых ты сейчас рассказал — то честь тебе и хвала. Но вот позволить им стрелять в себя — большей глупости, пожалуй, придумать было бы невозможно.

— Глупость? — повторил я. — Но где проходит граница между отвагой и дурью? Вы можете мне объяснить?

— Нет — но зато теперь ясно, что ты тоже этого не знаешь. — Он усмехнулся.

— Что ж… Я вообще-то не напрашивался, чтобы в меня стреляли. Они сами поставили себе целью убить меня. И оказались там именно для этого. — Я сделал небольшую паузу. — Я просто воспользовался ситуацией.

К счастью, тут в комнату вошел мальчишка-посыльный, принесший круглую жестяную коробку с моим фильмом.

Я не без некоторого злорадства заправил пленку в проектор, думая о том, что уж теперь этот настырный лейтенант заткнется, а вместе с ним закроют рты и остальные злыдни, если у ж на то пошло. Как говорят китайцы, лучше один раз увидеть…, ну и так далее. Я мысленно предвкушал приближающийся момент моего триумфа. В жизни любого человека такие моменты случаются далеко нечасто. Затем, когда все было готова, я передвинул свой стул поближе к столу, на котором стоял проектор и поставил палец на рычажок выключателя.

Еще раньше я уже довольно подробно останавливался на описании личности четверых преступников, особо подчеркнув, что, по крайней мере, двое из них представляли наибольшую опасность, и что один Флек по своим габаритам мог сравниться сразу с двумя, а то и тремя крепкими мужчинами. Он был даже больше, чем Арри Английский, этот громила с железными мускулами. Объяснив напоследок, что в связи с тем, что в самом начале съемки мне пришлось оставить камеру и бежать прочь, то в кадре я появлюсь лишь спустя некоторое время, пробежав целый круг, я завершил свой рассказ.

— Первым вы увидите Флека, или Гаргантюа, которого все вы прекрасно знаете, если и не в лицо, то хотя бы наслышаны об их “подвигах”.

Я кивнул Роулинсу, стоявшему у стены рядом с выключателями, и он тут же погасил свет. Затем пробрался между полицейскими, расположившимися на принесенных сюда складных стульях, и теми, что сидели на полу, и опустился на свободный стул рядом со мной.

— Только бы обошлось без накладок, — сказал он. — Все-таки тесновато у нас здесь… наверное было бы лучше устроить просмотр внизу, в зале.

— Возможно, в следующий раз мы так и сделаем, Билл, — лагкомысленно отозвался я. — Наверное технический отдел и разведотдел тоже…

Тут раздался внезапный, громогласный рев. Это было очень похоже на… смех? Да, я взглянул на Роулинса, и увидел, что тот ржет во все горло.

Я обернулся на экран.

— Что так сме…

На экране был маленький мальчик. Ошибки быть не может.

Четырехлетний карапуз бежал по белому песочку пляжа в сторону камеры, неуклюже переставляя толстенькие ножки. В правой руке у него была зажата палочка с насаженной на неё маленькой вертушкой. Лопасти вертушки крутились в потоках воздуха, а мальчишка тем временем подбежал к камере, глупо улыбнулся и направил на неё палочку.

В это время какой-то шутник из зрителей выкрикнул:

— Бах! Бах!

В комнате было уже довольно шумно, и расслышать эту реплику мне удалось лишь каким-то чудом. Но я все-таки её услышал — и, разумеется, все остальные тоже.

Роулинс гоготал так, что даже сполз со стула. Теперь он сидел на полу, в изнеможении колотя ладонями по полу и издавая странные хрюкающие звуки.

Я протянул руку и выключил проектор.

— Хорошо…, — сказал я в темноте, произнося слово, которое я использую в своей речи довольно редко, и то лишь когда на него можно сделать особое ударение. — Хорошо…, — повторил я снова, собираясь продолжить лишь только после того, как в комнате установится относительная тишина — потому что на протяжении ещё какого-то время она могла быть лишь относительной.

— Друзья, — холодно сказал я. — Господа идиоты. Я просто забыл вам сказать, что несколько футов пленки со вставленной в камеру кассеты было отснято мною на днях, а уж остатки её пошли на фильм, который — если вы сможете взять себя в руки и досмотреть все до конца — несомненно, произведет на вас должное впечатление, как является наивысшим достижением в истории современной криминалистики. И, возможно, даже в истории Голливуда, столицы киноиндустрии всей страны.

Теперь это было уже откровенным перебором — как, наверное, и все сказанное мною раньше — но остановиться было выше моих сил. Я продолжал исходить словесным поносом, и кроме того, после всего, что я уже успел наговорить своим развеселым приятелям, отступать было некуда. Мои развеселые друзья… теперь им и в самом деле было очень весело.

— Ладно тебе, Шелл, — сказал Роулинс, вставая с пола и усаживаясь обратно на свой стул. — Давай досмотрим до конца. Может быть от основного фильма мы получим даже ещё больше удовольствия, чем от этого коротенького эпизода. Так давай же — только покороче…

Я снова поспешно включил проектор, не дожидаясь, пока мой момент триумфа обернется моментом полного провала. Допустим, я совершенно забыл, что снимал зачем-то чужого ребенка. Но уж должен был бы вспомнить о том, что потом ещё один или два раза включал камеру в Лагуна-Бич, когда мы с Тутси…

Боже мой! Тутси!

И в тот же миг я снова был оглушен дурацкими воплями, свистом и гиканьем. На экране уже появилась Тутси, танцующая перед объективом камеры на фоне пустынного пляжа. На многие мили вокруг не было видно ни чайки в небе, и вообще, ни одной живой души.

Единственной живой душой на экране была уже далеко не маленькая девочка Тутси (рост — метр семьдесят, бюст — 96, талия — 60, бедра — 93). Нет, теперь Тутси занимала уже почти весь экран, и лишь незначительная её часть была прикрыта бикини в полосочку.

Так, ещё три секунды, а потом…

Я кинулся к проектору.

Слишком поздно.

Роулинс, повизгивая от восторга, ухватил меня за запястье правой руки, и в то время, как я замахнулся левой, чтобы врезать ему, кто-то схватил меня за вторую руку. Тут же на помощь им подоспели ещё два идиота, и я оказался зажатым между ними, как в тисках. Так что не верьте в дурацкие истории о благородстве полицейских, не позволяейте ввести себя в заблуждение. Некоторые из них ещё очень далеки от совершенства.

Мне оставалось лишь беспомощно взирать на танец красотки — которая сначала была и в трусиках, и в бюстгальтере от бикини, а потом осталась лишь в одних трусиках — и я снова и с большим опозданием осознал, что крохотные трусики бикини были гораздо меньше того места, на которое они были надеты.

Но рот мне никто зажать не догадался, и поэтому за мгновение до того, как с танцовщицы слетела верхняя часть бикини, я прокричал:

— Слушайте, вы — придурки легавые. Это совсем не то, что вам нужно. Ведь нас интересуют бандиты. А это просто Сисьти… Титти… Тутси!

Черт побери, такое могло случиться с каждым. Я не отводил глаз от экрана, и едва успел выкрикнуть “бандиты”, как верхняя деталь бикини отлетела в сторону. Тут уж любой начал бы запинаться.

Мне стало дурно.

А этим придуркам, похоже, напротив. Если смех действительно полезен для здоровья, то в течение пары ближайших лет этим ребятам болеть не придется.

Теперь на экране уже замелькали кадры моего замечательного фильма, но несмотря на то, что бандиты выглядели довольно свирепыми — и суетливыми из-за того, что скорость воспроизведения была удвоенной — были видны пистолеты, и запечатленным оказался даже выстрел Арри Английского, когда он стрелял во что-то, находившеся впереди, за пределами кадра, воспитательное значение от их первого появления на экране было утрачено окончательно.

Потому что набившиеся в комнату полицейские все ещё продолжали улюлюкать и выкрикивать разную чушь типа: “Йо-хо-хо, Титти!” и “Тра-ля-ля, будь моей Сисьти Титти Тутси!” и “О, моя сисястая Тутси!” и тому подобную ерунду.

Я просто ждал, чувствуя, как в душе у меня накапливается горечь. Это было ужасно. Но ещё больше меня угнетала мысль о том, что мне приходится работать с такими дебилами. Но у них было ещё достаточно времени, чтобы утихомириться, потому что сразу после того, как четверка уголовников миновала камеру, наступала пауза, когда ничего не происходило.

Совершенно ничего.

Мы, действующие лица в полном составе, резво бежали в это время по кругу, но в кадре в этот момент было лишь несколько деревьев, растущих напротив. Разумеется, сам процесс их роста на экране не был заметен. Не было заметно вообще ни малейшего движения. Даже птичек, перелетающих с ветки на ветку.

Короче, зрелище было мучительно скучное. Конечно, не сразу но зрители все-таки понемногу успокоились, хотя время от времени в темноте и раздавались отдельные смешки.

У меня тоже было достаточно времени для того, чтобы восстановить силы и собраться с мыслями. Я понимал, что, как это ни покажется смешно, самая выдающаяся — и наиболее значимая — часть фильма ещё впереди. И уж, конечно, нет ничего смешного в том, что четверо бугаев пытаются убить человека. Особенно, когда этим человеком был я. Я начал даже проявлять некоторое нетерпение, ожидая своего появления в кадре.

Разумеется, я отдавал себе отчет в том, что на экране это будет выглядеть не столь эффектно, как в моей устной версии случившегося. Но все же зрелище обещало быть довольно захватывающим, особенно для этих людей, которые знали Флека, Малютку Фила и остальных, а также не по наслышке знали об их похождениях на воровском поприще, неизменно сопровождавшихся насилием и нанесением телесных повреждений.

Я уже даже улыбался в предвкушении успеха, чувствуя себя гораздо лучше и менее подавленным, чем в самом начале просмотра. Потому что вспомнил, что я тоже был там, и потому что все началось так неожиданно, что я даже подпрыгнул на своем стуле.

Вот он я! Ну да, это же я! Здорово.

Я показался из-за поворота в дали, обернулся и побежал дальше…

Нет, я не оборачивался.

Что происходит? Что это ещё за придурок? Кем бы ни оказался этот псих, но только он очень смахивал на тех худосочных уродов, какими изображают на карикатурах заблудившихся в пустыне путников.

Он не оборачивался; просто бежал куда-то в леса — ну, скорее плелся, еле переставляя ноги. Погодите-ка — прямо у него на пути оказалось довольно большое дерево, и теперь этот кретин топал прямо на него.

Мне же это запомнилось в совершенно ином свете.

Да, я помню, что примерно на этом самом месте я действительно налетел на дерево. Но то было совсем маленькое деревце, так, себе, торчащий из земли прутик; я тогда ещё сломал ему макушку. На экране же это выглядело бревном не меньше шести люймов в ширину — бог ты мой!

Он — я — тот идиот — со всей силы врезался в этот столб. Дерево согнулось, и возможно даже треснуло, но не сломалось. Чего не скажешь о парне. Только проявилось это не сразу.

Вернувшись обратно на тропинку, он стоял, неуклюже разведя руки в стороны и держа их под углом приблизительно в сорок пять градусов к телу. Затем снова нервно заперебирал негнущимися ногами, передвигаясь вправо, влево, продвигаясь чуть вперед, и опять влево, вправо… Он как будто только что сошел со страниц комиксов, посвященных похождениям монстра Франкенштейна.

Зрелище совершенно дурацкое, с какой стороны не гляди, но оттого, что фильм был снят со скоростью всего восемь кадров в секунду, теперь действие на экране происходило в многократно ускоренном виде. И это лишь ещё больше усугубляло ситуацию.

И вот — вот он побежал.

Шлепнулся на землю и остался неподвижно лежать, как будто умер. Нет, похоже, ещё дергался. Ага, вот он встает. Ползет вперед. Неуверенно поднимается на ноги. Опять растягивается на земле. Поднимается, старается удержаться на ногах, бежит, шатается. Совсем близко к камере.

Достаточно близко, чтобы разглядеть черты лица — и теперь у него за спиной из-за поворота появляется первый бандит. Верзила Флек. Мчится по тропе подобно дьявольской машине. Похоже, он даже и не запыхался совсем. Но вот тот, другой, парень, что теперь тянулся одной рукой к камере, вот он дышал тяжело.

Приоткрытый рот изогнулся подковой, напоминая театральную маску трагика, и из него самым изумительным образом торчал язык. А он все тянулся, тянулся к камере. Хотя сам, судя по всему, находился не меньше, чем в пяти метрах от нее. Затем он исчез. Просто выпал из кадра.

Поле зрения стало свободным — а перекошенная рожа исчезла из виду — и теперь за Флеком можно было наблюдать ещё двоих бегущих человек, а потом ещё одного, замыкавшего четверку преследователей. Теперь было совершенно очевидно, что один или двое из них стреляли во что-то, находившееся рядом с камерой. Во что-то — там же был он. И я был вынужден посмотреть правде в глаза: Там стоял я.

Итак, дело, вне всякого сомнения, обстояло весьма и весьма серьезно. Это были настоящие бандиты, вооруженные самыми настоящими пистолетами, из которых они и палили в меня. Но разве шум, гвалт и истеричный хохот этих тупых полицейских располагали к тому, чтобы проникнуться всей серьезностью происходящего на экране? Нет, конечно же.

Эти придурки в полицейской форме отпускали шуточки и комментарии, громко ржали, в изнеможении хлопая по собственным коленкам и даже по головам и в пылу веселья задевая также и других идиотов-полицейских.

Разумеется, отчасти, причиной для этого были неестественно быстрые движения объектов на экране — подобно тому, как это приходится наблюдать в старых фильмах с погонями, снятых ещё на заре киноискусства. Но сказать по правде, другой не менее обескураживающей и наиболее приметной деталью данного киношедевра стал я сам. Я и те не поддающееся описанию, ужасные гримасы, что сменяли друг друга на моей перекошенной физиономии.

Вот я снова встал и направился к камере, охваченный решимостью добраться-таки, наконец, до этой чертовой штуковины, при этом мой подбородок так далеко выдвинут вперед, что, кажется, он вот-вот выскользнет совсем из-под лица, подобно ящику кассового аппарата, нижняя губа отвисла вниз, обнажая зубы и даже десны. Время от времени глаза мои плотно закрываются, и одновременно с этим язык высовывается изо рта и тут же втягивается назад. Если бы я был ящерицей, то можно было бы подумать, что я ловлю мух.

В инструктажном помещении “убойного” отдела творилось что-то невообразимое; это был бедлам; сумасшедший дом. Теперь было уже яснее ясного, что четырьмя бандитами были Флек, Арри Аннглийский, Малютка Фил и ещё один ублюдок, личность которого при желании можно было бы запросто установить, и что каждый из них был вооружен пистолетом, и что двое из них применили оружие, совершив покушение на предумышленное убийство.

Но разве объединенные силы правопорядка это волновало? Совершенно нет. Потому что увлечены они были совсем другим.

Это должно было скоро закончиться. Вот, наконец, я схватил камеру. На экране появилась огромная ладонь, закрывшая все на свете, потом перевернувшаяся земля, небо, деревья. Все, конец. Все кончилось… Все…

Как бы не так.

Самое хужшее было ещё впереди.

Оставался ещё тот финальный момент, когда я решил, что меня подстрелили. На самом же деле я просто непроизвольно вскинул вверх руки — с зажатой в них и продолжающей снимать камерой — и нечаянно задел собственный подбородок. Но на несколько последних кадров я все-таки попал — потому что держал в руках камеру, объектив которой был как будто нарочно направлен так, чтобы треснуть меня по зубам — в тот момент, когда взглянул на тропинку, по которой ко мне быстро приближались воинственно настроенные амбалы-головорезы. А потому было бы глупо ожидать увидеть на моем лице выражение полного безразличия.

Его и не было.

На первом из двух финальных кадров рот мой был снова открыт, хотя на этот раз, пожалуй, всего дюймов на девять, не больше, зато язык оказался высунутым на всю длину, а глаза как будто собирались натуральным образом выскочить из орбит, подобно пробкам из бутылок с шампанским.

Второй кадр оказался таким же как и первый, только снят он был с гораздо меньшего расстояния, в тот момент, когда я вскинул руки с камерой вверх. Разумеется, при съемке со столь близкого расстояния изображение выпадало из фокуса и было расплывчатым, что сыграло мне только на руку. Просто теперь можно было подумать, что у меня очень длинный, мохнатый язык и глаза, заросшие волосами.

Когда, наконец, бурное веселье немного поутихло, и восторженные вопли перестали отдаваться эхом по всему зданию полицейского департамента, разносясь далеко по всей округе, Роулинс всхлипнул, подавил смешок, ещё раз вздохнул, и, в конце концов, сумел взять себя в руки.

— Шелл, ты хочешь, чтобы мы взяли их — или собираешься заняться этим самостоятельно?

— Мне больше нечего сказать, — с достоинством сказал я.

И он снова покатился со смеху.

Вот придурки, думал я, глядя на него. И как я ещё могу рассчитывать на какую-либо помощь от Департамента полиции, когда состоящие здесь на службе полицейские такие идиоты? Я сделаю все сам. В этом будет залог моего успеха. Как сказал кто-то из древних, если хочешь сделать что-то сам, сделай все правильно. И без них обойдусь, чтобы там ни… — дальше я не мог вспомнить, пребывая в состоянии близком к прострации.

Даже Сэмсон, мой приятель, старый дружище Сэм, и тот оказался против меня.

— Шелл, — заговорил он, утирая слезы, — я на самом деле собирался использовать этот твой убийственный фильм в качестве основания для задержания Вайолета. Но это невозможно. Кто… кто… — он снова задохнулся, судорожно сдерживая рвущийся наружу смех.

— Я сам сделаю это, — объявил я. — Сам отправлюсь к Джимми, и… а там видно будет.

— Видно, как же. Они убьют тебя десять раз.

— Ну и что? Ради чего мне теперь жить?

— Короче, ты не можешь требовать от полиции, чтобы мы вламывались туда. Только не с этим… этим… — он снова начал задыхаться и хихикать — этим доказательством. Это нельзя никому показать, никто просто не поверит. Особенно в Голливуде, столице киноиндустрии всей страны.

Сэм, конечно, лишь подтрунивал надо мной. На самом же деле фильм он забрал. Видимо для чего-то эта пленка ему все-таки понадобилась.

Я встал, собираясь было уйти. Но затем снова обессилено опустился на свой стул, только сейчас осознавая, что остаток своих дней мне придется прожить в тоске и одиночестве. Дверь открылась, и в неё вошел — точнее сказать, ввалился — громила-сержант по фамилии МакКрейг. Вообще-то он был лысым, но теперь на его плешивой голове красовался женский парик, несомненно одолженный на время у кого-то из местных сотрудниц. Он был в брюках, но без рубашки, и на его голой груди красовался внушительных размеров бюстгальтер, набитый бумагой, концы которого не сходились и были стянуты на спине при помощи дополнительной веревочки. Можно было подумать, что туда был засунут целый многостраничный номер “Нью-Йорк таймс”. В одной огромной ручище он держал автомат. А в другой — белые трусы.

Инициалов на трусах не было. Имени тоже. Так же как и на автомате. Да все и так было ясно. Как и то, что Роулинс разболтал все, что знал и даже то, о чем только догадывался.

Я сидел, глядя с плохо скрываемым отвращением на омерзительные кривляния МакКрейга. Юмор у полицейских довольно грубый. Это вообще очень жестокие люди. Да и чего ещё можно от них ожидать, если им приходится постоянно иметь дело с уголовниками, занимаясь раскрытием преступлений и прочими неделикатными вещами? Сказать по правде, чувство юмора у них практически отсутствуют. А поэтому они с удовольствием смеются и над несчастными, оказавшимися в прибойном потоке и унесенными в море, и над пожилыми дамами, попавшими под газонокосилку.

Я встал.

— Между прочим, — сказал я МакКрейгу, — очень глупо. — Тут полицейские снова полегли от хохота. Наверное, смеялись над МакКрейгом. — Что радуетесь? — спросил я у них. — У вас ребята, наверное, с головой не все в порядке. Вот я, лично, ничего смешного в этом не вижу…

Не знаю почему, но это вызвало новый взрыв хохота. Тупицы — другого слова я подобрать не мог.

— Ну и глупо, — сказал я снова, не в состоянии придумать ничего лучшего. — Такие люди как ты, МакКрейг, нужны повсюду. Особенно в компании по вывозу мусора. А ещё ты мог бы ставить клизмы в зоопарке или устрицам в ресторане.

Но все было бесполезно. Переиграть его я не мог. Мое поражение было разгромным, и от мысли об этом внутри меня все закипало от негодования.

Собрав в кулак волю и остатки достоинства, я прошел к двери, и обернувшись, с улыбкой обвел взглядом гогочущих придурков, о которых я теперь называл про себя не иначе, как “сборище мусоров”.

Один из них, сидевший недалеко от меня, сказал, все ещё посмеиваясь:

— Эх, Скотт, и что бы мы только без тебя делали.

— Замечательно, — сказал я, великолепно владея собой. — Как здорово узнать, что мое присутствие здесь поднимает ваш боевой дух.

Не уверен, что моя блистательная реплика была услышана кем-либо из присутствующих.

Когда я уходил, они собирались устроить повторный просмотр.

Я брел по коридору, двигаясь подобно тому парню, что налетел на дерево в моем фильме. И в голове у меня вызревал план отмщения.

И вокруг этого плана прекрасной музыкой звучало:

“Убить! Убить! Убить”!

Глава 20

Я шел по длинному коридору, пребывая ещё в некотором в оцепенении после пережитого провала.

На довольно долгое время мое сознание всецело оказалось в плену дурацкой обиды, и когда я все-таки пришел к выводу, что мой удачный план оказался вовсе не таким уж удачным, вокруг уже гремели выстрелы, летали стрелы и свистели пули, так что пытаться изменить что-либо было уже поздно.

Но до тех пор все шло как по маслу.

Взять хотя бы пункт номер один.

Я поднялся в технический отдел, где тоже были слышны раскаты хохота, доносившиеся из “убойного”, располагавшегося этажом ниже. Я тоже заразительно смеялся, мотал головой и хлопал себя по ноге.

Завидев лаборанта, который до этого по просьбе Сэма доставал из шкафа пистолет, стреляющий ракетами, я сказал:

— Слушай, давай сюда ту крутую пушку.

— Она нужна капитану?

— Мне — ха-ха-ха! — снова закатился я.

— Что там у вас внизу за веселье? — поинтересовался он у меня. — Это что, в “убойном”?

— Ага — слушай, гони скорее пистолет. Времени нет совсем.

Качая головой, он направился к шкафу, отпер замок и протянул мне коробку. Я взял её и направился к выходу, а затем остановился и вернулся назад. Кажется, как раз в тот момент он собирался что-то сказать.

Я подался вперед и открыл уже было рот, но снова залился смехом. И ушел, а он лишь смотрел мне вслед и качал головой.

Возможно, прошла ещё минута-другая, прежде, чем он перестал качать головой и задумался. Но по моему хитроумному замыслу предполагалось, что к тому моменту я должен быть уже далеко. И так оно и вышло.

Я был мокрым, как мышь.

И кроме того, облеплен комьями грязи.

И в довершение ко всему пребывал в довольно скверном расположении духа.

Но зато мне удалось перебраться через забор и теперь я собирался выползти из воды на просторный участок суши, окружавший дом Джимми Вайолета.

Из оружия у меня был арбалет, к которому был прицеплен самодельный колчан с торчащими из него стрелами. И ещё мой суперфантастический пистолет для стрельбы ракетами. И маленькие ракеты с четырьмя дырочками на торце у каждой. Я не поленился и захватил с собой все самое необходимое, кроме лодки.

Прелезть через забор — от которого, к моему огромному удивлению, меня не ударило током, и даже не последовало лязгающего звона охранной сигнализации — и перебраться через озеро к покатому берегу, близ которого я сейчас и лежал, тяжело дыша и успев по уши нахлебаться стоячей болотной воды, оказалось наредкость несложно. Я-то ожидал увидеть на подступах к дому вооруженную до зубов охрану, забор просвечиваемый прожекторами и тому подобные вещи.

Но охраны не оказалось даже у ворот — я специально проверил это уже после того, как пробрался внутрь. Так что я просто перелез через забор, отделавшись лишь ссадиной на ноге и немного содрав кожу на заднице, после чего свалился в воду и начал тонуть. И это волновало меня: Слишком уж все просто.

Возможно, охраны на воротах не оказалось, потому что Джимми решил, что никому не придет в голову лезть ночью через высокий забор, пускаться вплавь через озеро, которое, возможно, кишит пираньями, а затем нападать на дом, в котором засело девять или десять бандитов. Если ход его рассуждений был именно таким, то это только лишний раз доказывает, как он заблуждался.

Мне казалось, что меня вот-вот стошнит. Все вокруг было промозгло-мокрым, как будто даже воздух был таким же густым, как и та дрянь, залепившая мне уши, нос, глаза и все, что только можно было залепить. Я открыл рот и выплюнул комок грязи, в которой теперь начинал усматривать корень всех своих бед.

Выполз из воды на заросший травой берег. Затем отложил в сторону арбалет, стрелы, и пистолет с патронами, и принялся вычищать грязь из носа и ушей.

Мне тут же стало лучше. Но совсем не надолго. Вскоре настроение у меня снова испортилось. Мне действительно было не по себе, хотя теперь я снова мог видеть, слышать и даже чувствовать запахи, что можно было считать некоторым достижением. Вообще-то в мерзком настроении я пребывал на протяжении всего последнего часа. И именно в это время я и занимался приготовлениями.

Зная, где в гараже “Спартан Апартмент” лежит рулон плотной свинцовой фольги, я взял его и отнес к себе домой, прихватив заодно из багажника автомобиля арбалет со стрелами и пригорошню болтов и гаек.

Поднявшись к себе и первым делом покормив рыбок и включив дополнительный обогрев аквариума — чтобы справиться с этой рыбьей паршей требуется много тепла — я нарезал часть свинцового листа на двенадцать достаточно больших примоугольников. Двенадцать, по числу стрел. Затем обернул их концы фольгой, приладив вокруг острых наконечников тяжелые набалдашники, для изготовления которых в ход пошли железные болты и гайки. Идея “Убей! Убей!” меня уже больше не привлекала.

Полагаю, новое решение было вызвано тем что, памятуя о пробившей мне голову пуле из пистолета Пня Кори, я уже не собирался кого-либо убивать, а хотел всего лишь вывести противника из строя на какое-то время, по возможности держась при этом на почтительном расстоянии от него. И мне показалось, что арбалет и тяжелые стрелы со свинцовыми набалдашниками на концах могли бы отлично подойти для этой цели.

Ничего, скоро узнаю.

В тусклом свете месяца мне были видны темные очертания машин, стоявших у гаража, выстроенного за домом у самой воды. С пистолетом в правом кармане пиджака и обоймами к нему в левом, держа в руке арбалет и колчан со стрелами, я направился в ту сторону, стараясь ступать как можно тише, потому что теперь главными источником шума были мои мокрые скрипящие ботинки, в которых хлюпала вода. Две машины стояли в гараже, ещё две были припаркованы на улице перед ним.

Сняв свинцовый наконечник с одной из стрел, я проткнул острым концом по две дырки в бензобаке каждой из машин, а затем снова вернул увесистый набалдашник на прежнее место, в то время как бензин с бульканьем полился на землю и цеметный пол деревянного гаража.

Теперь они отсюда никуда не денутся.

Однако, цель у меня была другая.

В темноте у дальнего угла дома вспыхнула и погасла маленькая огненная точка. Затем рядом с ней засветился и потускнел ещё один крохотный огонек. Там курили двое парней. Возможно они вышли просто подышать свежим воздухом, или же стояли в дозоре. Причина значения не имела; вот с этих двоих, пожалуй, я и мог бы начать.

Оттянув тетиву арбалета до выемки и закрепив её, я взвел курок своего громоздкого оружия и вложил стрелу в желобок. Теперь оставалось лишь прижать к плечу приклад, прицелиться и нажать на спусковой крючок. А затем, возможно, бежать. Бежать и плыть. Так как прежде стрелять из этой штуки мне приходилось всего лишь пару раз и не такими тяжелыми зарядами. У меня не было ни малейшего представления, на какой дополнительный угол подъема мне следует рассчитывать при прицеливании. Вот уж никогда не думал, что мне придется заниматься такими вещами.

Я не спешил, выжидая, подбираясь поближе к курившим мужчинам. Сначала прошел мимо парадной двери и убедился, что там никого нет. В двух комнатах этой части дома горел свет, но тяжелые портьеры были опущены, и он почти не выбивался наружу.

Повернувшись спиной ко входу и прижимаясь к стене, я подбирался все ближе и ближе. Теперь мне был виден огонек только одной сигареты, но зато стали слышны приглушенные голоса.

Я почти не сомневался в том, что смогу попасть в голову человеку с расстояния тридцати футов. Но между мной и объектами для стрельбы оставалось ещё не меньше пятнадцати ярдов, и я продолжал потихоньку красться вдоль стены, держа арбалет на готове: приклад крепко прижат к плечу, палец лежит на спусковом крючке. Десять ярдов. Отсюда мне были видны их темные, неясные силуэты. Но очертания голов различить было все-таки можно, что, как мне казалось, было залогом моего успеха.

Что ж, они меня не заметили. Пока что. Я продолжал медленно продвигаться вдоль стены. Сердце в груди забилось сильней, и я чувствовал, как эти размеренные удары отдаются у меня в горле. Все. Хватит. Отсюда уж я не промахнусь.

Совсем близко.

Я навел арбалет на голову человека, стоящего дальше от меня, того, что был обращен ко мне лицом, разговаривая с парнем, стоящим спиной ко мне, целясь чуть повыше линии роста волос. Тот, что стоял ко мне лицом, был примерно на голову повыше меня, и имея возможность выбирать, я предпочел разделаться сначала с более крупным противником. Тем более, что судя по его габаритам, я был уверен, что это никто иной как Флек.

Я прицелился и нажал на спусковой крючок.

Раздался бархатистый, звенящий звук — памм.

Я не обратил внимания на звук спущенной тетивы, больше беспокоясь о том, чтобы поскорее извлечь из колчана следующую стрелу и вставить её в арбалет.

К тому времени, как мне удалось это сделать, произошло сразу несколько событий.

Во-первых, в верзилу я не попал. Также мне удалось вникнуть в некоторые тонкости обращения с этим оружием. Стрела со свистом — вызванным, наверное, не слишком гладким свинцовым покрытием — пронеслась по воздуху над головами двух мужчин. Это был даже не свист, а тихое, похожее на вздох — фью. Но так или иначе, а незамеченным он остаться не мог.

И не остался.

Верзила сказал:

— Зуб, ты это слышал? Похоже на фонг, а потом фью? Интересно, что это за фью такое?

Так, это действительно был Флек. Фью просвистело у него прямо над головой, а вот фонг раздалось несколько в стороне. И в действительности это было памм.

Послышался голос Зуба.

— Чего ерунду спрашиваешь?

Я тем временем уже вложил вторую стрелу в желобок, натянул и закрепил тетиву. Флек обернулся и вглядывался в темноту, где по его рассчетам должен был скрыться странный предмет.

Меня начинала пронимать нервная дрожь. Особенно после того чистого промаха. Тогда я сделал большой шаг вперед и прицелился в другого из приятелей, поменьше, отчасти потому, что Флек назвал его “Зубом”, а значит передо мной стоял сам Билли ДиКей, но в основном оттого, что до него было на пару футов ближе. Я уже начинал разуверяться в действенности своего оружия. Хотя, сказать поправде, никогда и не возлагал на него слишком большие надежды.

Я выстрелил.

Памм-фью-чпок.

Примерно так. Попал точно в затылок, и он упал. Не зашатался, не успел ни вскрикнуть, ни застонать. Просто рухнул на землю. Так, какое-то время о Зубе можно не беспокоиться. В следующий раз будет знать, как устраивать на меня покушения.

Флек, конечно же, все слышал. Пожалуй, только совершенно глухой не смог бы услышать этого.

— Что за ерунда? — пробормотал он.

Затем он обернулся.

— В чем дело? Клянусь, только что я слышал чпок. Зуб, а ты слышал? А, Зуб?

Он недоуменно уставился в пространство перед собой, туда, где всего мгновение назад находилась голова его приятеля.

— Зуб, ты куда девался?

Пока он таращил глаза, я достал ещё одну стрелу, натянул тетиву и все такое.

Флек взглянул себе под ноги.

— Зуб? — окликнул он.

Чпок.

Сразу наповал, так же как и первого. Удар пришелся точно по темени.

Я прошел мимо них, завернул за угол и выждал несколько секунд, стоя в темноте и прислушиваясь. Когда я уже было опять собрался двинуться вперед, задняя дверь отворилась. Из дома вышел человек, и дверь у него за спиной тут же захлопнулась. Нас разделяли всего какие-нибудь десять футов.

Я сунул было руку в карман за пистолетом, заряженным зажигательными ракетами с цветными наконечниками, но затем передумал. На шум сбегутся остальные, а я ещё не был готов к этому. Пока ещё нет.

Арбалет был снова приведен в боевую готовность. Чего нельзя было сказать обо мне. И тем не менее я поднял оружие, пытаясь направить стрелу в темный силуэт передо мной.

Затем вспыхнул огонек. У него в зубах была зажата сигарета, а пламя зажигалки осветило лицо. Это был тот человек, что встретил меня в дверях во время моего утреннего визита сюда — высокий парень с острым, выдающимся вперед подбородком, низким лбом, нависающим над глубоко посаженными глазами.

Чпок.

Я уже довольно умело управлялся с этой штукой. Один промах, а затем три точных попадания подряд. А это означало, что троих уже удалось уложить. Я понятия не имел о численности противника, но сколько бы их тут не оказалось, трое уже были выведены из игры.

Я продолжил свой обход вокруг дома, больше так ни кого и не встретив по пути, а затем занял позицию справа от двери, прижавшись спиной к стене. В арбалет была вставлена очередная стрела, но на этот раз я извлек из кармана легкий пистолет-ракетницу и направил дуло в сторону гаража.

Сэмсон подробнейшим образом объяснил, как производится выстрел, и это было довольно просто: достаточно лишь навести на цель и нажать на спусковой крючок. Но прежде мне никогда не доводилось стрелять из подобного оружия, и я был рад, что моей первой целью станет такой большой объект, как гараж.

Я прицелился и спустил курок.

Раздался громкий хлопок. Из отверстий в корпусе пистолета вырвались струи горячего газа. Звук же исходил не от самого оружия; источник его находился в нескольких футах впереди меня. Если верить Сэму, то хлопок должен раздаться в тот момент, когда ракета преодолевает звуковой барьер. В лицо мне пахнуло теплом. Отдачи почти не было.

Но зато результаты превзошли все мои ожидания.

Я видел, как зажигательный снаряд подобно бешенному светляку пронесся по воздуху со сверхзвуковой скоростью и влетел в залитый бензином гараж, вслед за этим последовало глухое ууух воспламенившегося топлива, и языки огня взметнулись до самой крыши, с гудением вырываясь из распахнутых настежь ворот.

Внезапно все вокруг было охвачено пламенем. Бензин растекся по цементному полу, залил подъездную дорожку, затекая под припаркованные здесь автомобили, оросил близлежащий газон, а некоторое количество успело даже стечь в озеро. Я видел, как вспыхнула тонкая пленка на поверхности воды, и яркий язычок колышущегося пламени продолжал расползаться по озеру. Деревянные стены гаража занялись практически мгновенно и горели жарко, громко потрескивая, когда дверь рядом со мной распахнулась и из неё выскочил первый из обитателей дома, который начал тут же истошно орать.

Этого-то я и ждал.

Пистолет-ракетница был засунут за пояс, откуда его можно было бы быстро выхватить в случае необходимости — а в том, что такая необходимость скоро наступит, я не сомневался — и теперь у меня в руках снова оказался арбалет.

Еще один человек выбежал в открытую дверь, вскрикнул и остановился в десяти футах от меня. Это был высокий, поджарый Арри Английский. Имени же того парня, что выскочил из дома прежде него, и теперь бежал, крича и размахивая руками, я не знал, но это был четвертый персонаж из моего фильма. Сейчас на нем была цветастая спортивная рубаха, но я безошибочно узнал в нем одного из тех ублюдков, что гонялись за мной по лесу, время от времени постреливая мне в след.

Он остановился в ярдах десяти-пятнадцати от меня, у самой кромки воды, обеими руками прикрывая лицо от яркого пламени, жар которого я ощущал даже здесь, у двери. Раздался гулкий взрыв, сопровождаемый огненной вспышкой — у одной из машин взорвался бензобак.

Я прицелился из арбалета в голову Арри, задержал дыхание и начал плавно давить на спусковой крючок, но затем остановился, услышав справа чьи-то приближающиеся шаги. Третьим действующим лицом оказался совершенно незнакомый мне парень, который выбежал на улицу, промчался мимо Арри и остановился, глядя на объятый огнем гараж. Я не узнал его, и вообще понятия не имел, кто он такой, но для меня было вполне достаточно знать, что это один из подручных Джимми Вайолета.

Не сводя арбалета с цели, я перевел дух, выждал немного, а затем снова набрал в легкие воздуха, задержал дыхание и выпустил стрелу.

Четвертое попадание подряд. Арри Английского тоже можно вычеркнуть.

Но это был последний раз, когда мне удалось пустить в ход мой надежный арбалет, который был незаменим, когда объекты стрельбы стояли спокойно, давая мне возможность постреливать по ним издалека; но для ведения быстрого боя и для стрельбы по движущимся мишеням этот вид оружия совершенно не годился. А у меня не оставалось сомнений в том, что начиная с этого момента действие будет разворачиваться гораздо стремительнее, а все мишени придут в движение. Древнее орудие сделало свое дело; пришло время пустить в ход оружие будущего.

Я бросил арбалет и выхватил пистолет из-за пояса, когда одновременно произошли сразу два события. Бездельник в цветастой рубашке, один из героев моего фильма, оглянулся и заметил меня. При свете огненного зарева ему не потребовалось много времени на то, чтобы сообразить, что я здесь чужой — и что, скорее всего, именно я и являюсь виновником всего этого пожара. В то время, как взгляд его остановился на мне, четвертый ротозей выскочил за порог и остановился, как вкопанный, глядя на яркое пламя — и, к счастью, в противоположную сторону от того места, где стоял я. Развернувшись, он опрометью кинулся обратно в дом, что-то выкрикивая на бегу, но разобрать слов я не смог.

Возможно, я и понял это какой-то частью своего сознания, но до ума это все равно не дошло, потому что придурок в цветастой рубашке отскочил в сторону, выхватывая из-за пояса пистолет. Я вскинул свою ракетницу в его сторону, выстрелил и промазал. Но промахнулся всего лишь на какой-то дюйм — было видно, как заряд пролетел почти вплотную к его шее.

Парень, что стоял поближе, теперь обернулся и глядел на меня. Но в руке у него не было пистолета, а у цветастой рубашки он был, и поэтому я продолжал держать его на мушке, сделал второй выстрел — и попал точно в цель. Пуля угодила в него как раз в тот момент, как он сам пальнул в меня.

Прогремел выстрел, и пуля попала в стену дома. Но этому выстрелу суждено было стать последним в его жизни. Импульс миниатюрной ракеты, пробившей ему грудь, был так велик, что его отбросило назад и перевернуло в воздухе, как будто от удара разогнавшимся автомобилем. Выпущенный им из руки пистолет взмыл в небо. Я так и не видел, как он упал обратно на землю.

Я мгновенно направил дуло пистолета налево, в сторону стоящего там парня — но его там больше не было.

До этого он таращился на меня, на пистолет в моей руке и видел, как выпущенный из него зловеще мерцающий заряд заставил кувыркаться в воздухе его приятеля.

Издав испуганный вопль, он развернулся и бросился бежать. Не могу ничего с точностью утверждать, но мне кажется, что бедолага решил, что и весь этот грандиозный пожар мне удалось устроить лишь при помощи вот этого небольшого пистолета и вырывающихся из его дула огненных пилюль. Но что бы там ни было у него на уме, а только такой участи для себя он не хотел, не желая быть сожженным заживо. Подбежал к озеру, неуклюже нырнул, поднимая фонтаны брызг, и скрылся под водой.

Я задержался у крыльца ещё на пару секунд, а затем одним рывком распахнул дверь и ворвался в дом. Но той пары секунд мне оказалось достаточно, чтобы обратить внимание на некоторые обстоятельства из незамеченных мною в пылу поспешных действий. Например, неожиданная, почти болезненная сухость в горле, слишком частые и тяжелые удары пульса, непривычный холод в руках, стук в висках и саднящая боль во всей голове, как если бы мой мозг был живым и теперь пытался выползти и подыскать себе местечко поуютнее.

Затем я оказался посреди устеленного коврами длинного коридора, ведущего в дальнюю часть дома. Дверь слева от меня была открыта, и в комнате горел свет. Я метнулся в ту сторону, но комната была пуста.

В самом конце темного коридора виднелся ещё один освещенный дверной проем — это была та самая комната, где я побывал накануне в обществе Джимми и его людей. Я бросился к ней, крепко сжимая в руке пистолет, и мне казалось, что моя голова вот-вот треснет и расколется от боли.

Но теперь не было времени на то, чтобы останавливаться или хотя бы замедлить шаг. Возможно, тот, кто тише едет, и бывает дальше; но только сейчас этот номер ему наверняка не прошел бы. Так что я промчался во весь опор по коридору, и, резко затормозив, ворвался в распахнутые настежь двустворчатые двери, мгновенно оценив представшую моим глазам картину.

Я согнул ноги в коленях, пригибаясь, насколько это было возможно, разворачиваясь влево и выставляя вперед руку с пистолетом.

Слева от меня находился Бинго. И изо всех четверых присутствующих он один стоял с оружием в руке. Похоже, это был тот же самый пистолет, который он наставлял на меня сегодня утром, подсев ко мне в машину перед отелем “Беверли-Хиллс”, или же другой такой же — автоматический, 45-го калибра. На его побитом оспой лице застыло выражение крайнего удивления.

Рядом с ним двое парней забрасывали какие-то бумаги, книжки и ещё что-то в большую дыру в стене. Это был сейф — или, скорее, тайник, тяжелая дверь которого была распахнута настежь. Очевидно, прежде она была скрыта под панельной обшивкой стен, но зато теперь её открыли — уже открыли, специально для меня, если, конечно, в следующие несколько мне удастся остаться в живых.

Одним из двух парней перед входом в тайник был Малютка Фил — коротышка с мясистым лицом и крючковатым носом, с утра сидевший за рулем машины, в которой разъезжал Пень Кори, а позднее гонявшийся за мной по лесу. А рядом с ним, с охапкой бумаг в руках, стоял мой давний знакомый — как обычно, он был мертвенно бледен, а болезненно перекошенное лицо и распухший, посиневший нос придавали ему особенно зловещий вид. Джимми Вайолет. Которому я не так давно свернул клюв на сторону. И который приложил все усилия для того, чтобы убить меня.

В комнате присутствовал ещё один человек. Он сидел в кресле у бара справа от меня. Гиппо Крейн — рослый детина с сутулыми плечами и большим пузом. Видимо, как раз в тот момент он собирался встать, для чего и подался всем телом вперед.

Бинго опередил меня и выстрелил первым, но он промахнулся, а я нет. Отдача у моего пистолета была столь незначитальна, что при выстреле он лишь слегка вздрагивал в руке, что, однако, не сбивало ствол с цели; я дважды нажал на спусковой крючок, и обе пули угодили в грудь с правой стороны. Двойной удар отбросил Бинго назад к стене.

Джимми Вайолет и Малютка Фил побросали то, что было у них в руках и дружно схватились за оружие: у Джимми кобура была скрыта под пиджаком, а Фил носил пистолет на поясе; но к этому времени Гиппо Крейн уже подхватился со своего кресла, и я заметил движение его руки, так же как и отблеск света на металле.

У меня не оставалось времени на то, чтобы развернуться к нему, поэтому я лишь мельком взглянул в ту сторону, наставляя на Гиппо ствол пистолета, продолжая балансировать на пятках, но уже не глядя на него.

Рука с пистолетом все ещё была в движении, когда я спустил курок, но мой выстрел достиг цели. Пуля прошла низко, в районе бедра, но направить дуло своего оружия на меня он ещё не успел. Гиппо повалился обратно в стоящее позади него кресло, рука его все ещё продолжала сжимать тупорылый невольвер 38-го калибра, но зато теперь он был у меня на прицеле. И вторую пулю я всадил ему в грудь.

Вспомнил я и о том, что это он в компании с Зубом, теперь валявшимся на улице, расстреляли белобрысого Портера, и меня охватило непреодолимое желание выстрелить в него ещё разок, а может быть и не один. Но я не стал этого делать. В то время, как в голове у меня промелькнула эта заманчивая мысль, я уже отвел руку назад, направляя дуло на Фила и Джимми Вайолета и держа палец на спусковом крючке.

Но на этом все закончилось.

Вся стрельба.

И вообще все.

Джимми ещё не успел вытащить руку из-под полы пиджака. Малютка Фил уже сжимал в руке пистолет, но теперь он просто разжал пальцы — точно так же, как и Джимми бросил свой блестящий маленький пистолет во время моего предыдущего визита в эту комнату. Фил с готовностью вскинул руки с растопыренными пальцами над головой и замер в таком пложении.

Я взглянул на Гиппо Крейна. Вывалившийся из руки тупорылый револьвер лежал рядом на сидении кресла. Голова его безвольно поникла, подбородок упал на грудь. Его тело все ещё было в движении — клонилось на сторону, заваливаясь вперед.

Я снова перевел взгляд на Джимми Вайолета.

— Ну, Джимми, начинай. Сделай что-нибудь. Давай, вынимай свою пушку. Чихни хотя бы — сделай же хоть что-нибудь.

Я выпрямился, поднял руку с пистолетов выше и старательно прицелился, выбрав точку между его темных с поволокой глаз.

— Давай, Джимми, — сказал я.

У него всегда был нездоровый, какой-то болезненный вид, но теперь он казался перепуганным до смерти. Пухлые губы обмякли, а их уголки оказались опущенными вниз. Он ничего не сказал, а лишь провел языком по пересохшим губам и вытянул вперед левую руку, демонстрируя мне пустую ладонь, а затем очень медленно все той же рукой отвел в сторону полу пиджака, так, чтобы мне была видна его правая рука, сжимавшая хромированную пистолетную рукоятку. Продолжая двигаться очень медленно и осторожно, он опустил правую руку и разжал пальцы, роняя оружие на пол. А потом без всякого напоминания с моей стороны подтолкнул его ко мне ногой.

Я отступил в угол комнаты и остановился у стены. Гиппо тем временем наклонился достаточно вперед и под тяжестью собственного тела вывалился из кресла и с грохотом рухнул на пол, где и остался неподвижно лежать.

Я снова тщательно прицелился Джимми между глаз.

— Так сколько твоих людей сейчас здесь находится? Положим, я это уже знаю. Так что, если задумаешь соврать, вышибу мозги. Так сколько вас тут, считая тебя, Джимми?

Он сглотнул. Но не стал медлить с ответом.

— Десять, — не задумываясь ответил он. — Больше никого нет.

— Перечисли всех по именам.

Он принялся называть имена. А я тем временем занялся подсчетами. Обычно я предпочитаю не связываться с арифметикой; но на этот раз математические действия доставляли мне такое удовольствие, перед которым, похоже, отступила даже головная боль. Сложение в сумме дало десять, ладно; но самое приятное было ещё впереди — вычитание.

Четверо здесь. Флек и Зуб валяются недалеко от парадного входа, а привратник — на заднем дворе. Таков итог моего первого обхода вокруг дома. Всего семь. Арри Английский с шишкой на голове и подстреленный киногерой в цветастой рубахе. Это девять. А десятый все ещё либо бежал, или плыл, а может и вообще утонул.

И тут в первый раз за все время я позволил себе немного расслабиться. Но когда человек ранен так серьезно, как, очевидно, был ранен я, то даже небольшое расслабление дается ему нелегко. Во время этой короткой передышки колени у меня чуть подогнулись, а пистолет в руке дрогнул. Но затем я напряг мышцы ног, снова выпрямляясь и чувствуя, как эти самые мускулы дрожат от напряжения.

Но я не был столь слаб и беспомощен, чтобы не суметь управиться с тем немногим, что ещё оставалось сделать.

Я вздохнул, набрал в легкие побольше воздуха и сказал:

— Ну что ж, посмотрим, что тут у нас.

Глава 21

— Сэм, — проговорил я в телефонную трубку, — это Шелл. У меня для тебя есть кое-какие новости. Расскажу — закачаешься.

— Да? — Сэм мог передать целую гамму чувства даже простым “Да?”

— Ага, — подтвердил я. — Погоди, расскажу все по порядку, но только ты не вя… то есть, не перебивай. Договорились? Потому что только тогда ты сможешь правильно прочувствовать ситуацию и принять спокойное, взвешенное…

— Что ты натворил? — Если Сэмсон может сделать значимым даже простое “Да?”, то эти три слова в его исполнении, нужно было слышать.

— Так вот. Я… у меня прекрасные новости. То есть, с твоей точки зрения. Я покончил с бандой Джимми Вайолета. Вот, так что теперь они…

— Что? Что? С чем ты покончил?

— Шайку Джимми Вайолета. Это великое достижение в деле защиты законности и правопорядка, Сэм. Я вообще-то и звоню сейчас от Джимми, по телефону, установленному в его логове.

Я огляделся по сторонам. Это зрелище было непривычным даже для меня. Джимми Вайолет и Малютка Фил сидели на полу со связанными за спиной руками — Фила связал Джимми по моему приказу, а уж над связыванием самого Джимми мне пришлось потрудиться собственноручно.

А рядом с ними, головой к стене, ко мне ногами, лежало девять тел. Два трупа, один все ещё живой несмотря на две засевшие в груди миниатюрные ракеты, и четверо без сознания с шишками на голове. На ковре у их ног были сложены в кучу пистолеты, а также ножи и дубинки самых разных форм и размеров.

На том конце провода воцарилось тягостное молчание. Затем Сэмсон сказал:

— Так ты, значит, там? Погоди-ка минутку. Мне только что доложили о пожаре в той стороне. Пожарные машины уже выехали. Но я даже не мог подумать, даже в мыслях не мог допустить…

— Пожар не в стороне, Сэм. А прямо здесь. Мне пришлось спалить его гараж.

— Тебе пришлось…

Эти интонации были мне хорошо знакомы, поэтому я поспешил продолжаить.

— Это был единственный выход, Сэм, единственный возможный выход, а иначе они бы просто убили меня. Мне пришлось, так сказать, разбивать их на группки, чтобы не лезли все сразу.

Я слышал, как он разразился криками и бранью. Звуки были приглушенными, потому что он, скорее всего, в это время прикрывал трубку рукой.

Но я знал, что слушать ему это не помешает, и продолжал:

— К тому же, Сэм, у меня не оставалось иного выхода, как только перейти к решительным действиям, совершить что-то серьезное. Ты ведь сам понимаешь, правда? В конце концов, жизнь моя все равно была кончена, не так ли? Все мои друзья лишь посмеялись надо мной — но лишь настоящий мужчина…

— Что ты натворил? — Он говорил медленно, устало, и эти слова обжигали мой слух, подобно расплавленному свинцу.

— Так именно об этом я и пытаюсь тебе рассказать. И тебя это обрадует. Я-то радуюсь. В конце концов, за мной ещё никогда в жизни не охотилось одновременно столько людей, одержимых мыслью об убийстве. Должен же был кто-то свершить правосудие. Вот я и сделал это.

— Да?

— Расклад таков. Я прибыл к Джимми, и, можно сказать, мы тут немножко пошумели. Но зато мне удалось собрать всю шайку вместе. Они здесь, тебя дожидаются.

— Все?

— Все из имевшихся в наличии — кроме одного, который не то убежал, не то уплыл, или просто вырубился где-нибудь. Я его больше не видел. Но зато у меня остались Джимми и восемь человек его людей. Правда, двое из них мертвы — но да так уж получилось. Это мозгляк из моего фильма, который, оказывается, был у них чуть ли не серийным убийцей, ужасно мерзкий тип… и Гиппо Крейн, при непосредственном участии которого и был застрелен Портре, что сможет подтвержить и Зуб ДиКей, когда придет в себя. Если уж кто и заслужил…

— Когда придет в себя, да?

— Да, Сэм, мне пришлось на время вырубить четверых из них, а иначе было никак нельзя. То есть, я в том смысле, что им пришлось дать по башке. С некоторого расстояния, разумеется. Естественно, никакой возможности подойти к ним вплотную у меня не было, и пришлось пустить в ход лук и стрелы…

— Хватит.

— Сэм, но ты должен меня выслушать; я же ещё не перешел к самому интересному.

— С меня довольно. — Он немного помолчал. — Ты что, и в самом деле хочешь сказать, что ты убил или покалечил, или ещё каким-то образом изувечил Джонни Вайолета и этих подонков из его шайки? И их там было — сколько? девять человек, да?

— Девять их осталось. Десятый убежал.

— Десятый убежал, — передразнил он меня. — И как ты только мог это допустить?

— Сэм, я понимаю. Тебе, наверное немного… не по себе. Тут бояться нечего. Ребята ведут себя смирно. Хоть у четверых из них и могут оказаться проломленными черепа или хотя бы сотрясение мозга; но они обязательно поправятся. Со временем.

— Ну да. — Мне не понравилось, каким тоном он это сказал. Мне это совершенно не понравилось.

— Сэм, дружище, — сказал я, стараясь придать своему голосу приличествующую случаю многозначительность, — уверен, ты не будешь разочарован. Ты представить себе не можешь, как все прекрасно сходится. Зуб сможет рассказать о себе и Гиппо Крейне, на котором и так уже висит убийство Портера. Бинго Кестелу, правда, не повезло, в него угодила пара крошечных ракеточек, но жить он все-таки будет; я в этом уверен. А он помимо всего прочего поведает тебе о том, как шантажировал Спорков с фотографией Сибиллы. Малютка Фил был в машине с Пнейм Кори, когда тот вчера вечером заявлялся к Холстедам, что сможет быть использовано в качестве свидетельства по этому эпизоду. А от Джимми Вайолета ты сможешь узнать решительно все — включая то, как Кермит Ванда и Дилли передали ему альбом — так как именно он и верховодил всей этой компанией. Вообще-то от Джимми мне удалось узнать много интересного. Он перепугался, что я могу выстрелить ему промеж глаз. Конечно, я никогда бы не стал…

— Хочешь сказать, что он признал свою вину. Не сомневаюсь, что, подвергнув аресту эту группу граждан, ты, конечно же, сообщил Вайолету о его праве хранить молчание, когда ты станешь стрелять ему промеж глаз, и о праве на адвоката, а также убедился, что он добровольно отвечает на твои вопросы, в то время, как ты собираешься вышибить ему мозги…

— Не смеши меня, Сэм, — беззаботно рассмеялся я. — Я не хуже твоего знаю решения Верховного суда. И понимаю, как осторожно нужно обращаться с этим хулиганьем — то есть, я хотел сказать, с невиновными гражданами. Но тут все в порядке. Я их пока ещё не арестовал, ясно тебе? Но тут налицо все улики, указывающие на их причастность к совершенным преступлениям…

— Ну да.

— … и поэтому официальные представители полиции могут с легким сердцем арестовывать всю шайку и зачитывать им все, что сочтут нужным. Я же, так сказать, никто, обычный гражданин, крайне обеспокоенный угрожающим ростом и размахом преступности. А решения Верховного суда нужно чтить и соблюдать, как, например, решение по делу Мэллори пятьдесят седьмого года…

Молчание. Мне сделалось не по себе.

— И “Мэпп против штата Огайо”… “Престон против Соединенных Штатов…

Я слышал, как тяжело он дышит. Теперь его дыхание стало несколько учащенным.

Я продолжил свою речь, но стал говорить чуть помедленней:

— А “Гидеон против Уэйнрайта”? Да и о деле Эскобедо тоже забывать нельзя, правда?

Он перестал дышать. Это уже плохо.

— И потом ещё такая прелесть — “Миранда против штата Аризона”… Сэм? Сэм, я просто даю тебе ясно понять, что все это время я ни на минуту не забывал о законе. — Я снова рассмеялся. — Насколько это было возможно. Сэм, ты куда подевался?

Наконец, он заговорил. И его голос показался мне каким-то отрешенно-далеким.

— Ты их не арестовал. Никто их не арестовывал. Ты просто вломился туда со своим луком и стрелами и принялся лупить и стрелять всех подряд, чинить насилие и угрожать расправой, устроил пожар — между прочим, огонь был виден даже с угла Голливудского бульвара и Вайн! — незаконно ворвался в частное владение, возможно, нанес телесные повреждения владельцу дома…

— Раз уж ты сам заговорил об этом, то признаюсь, что действительно спалил четыре автомобиля. Но Сэм, все в порядке…

— И догадываюсь, что помимо всего прочего ты сейчас истекаешь кровью, заливая её дорогостоящий ковер мистера Вайолета.

— Кровью-то? Нет, что ты, Сэм. Я не получил ни единой царапины.

Последовала пауза. А затем он сказал упавшим голосом:

— Нет, видать, все-таки нет в этом мире справедливости. Вся перевелась. — Снова пауза. — Ну а какие-нибудь вещественные улики тебе там, случаем, удалось обнаружить? Что-нибудь реально существующее и то, что не отвергнет суд?

— Сэм, этого добра здесь тонны. Их так много, что я не удивлюсь, если все это хозяйство подпадет сразу под семнадцать различных разделов уголовного кодекса. А по интересующему нас в данный момент делу об убийстве Джорджа Холстеда и шантаже теперь можно не только с уверенностью сказать, что все происходило практически в точности так, как я рассказал тебе ранее, но здесь даже альбом нашелся. Фотографии супругов Спорк, Холстед, Берсудиан и иже с ними — главное орудие шантажа.

— Что ж… — Он помолчал. А затем проворчал: — Ну, хоть это.

— Тут ещё есть кое-что. И эта категория находок, на мой взгляд, представляет наибольший интерес. Когда я вошел, Джимми как раз успел зашвырнуть интересующий нас альбом в свой тайник, в котором оказалось ещё два других альбома. Не один, а сразу три. Три, идентичных по концепции и содержанию.

— Да? — Теперь это прозвучало несколько иначе.

— Ага. В одном из них было четырнадцать фотографий с запечатленными на них двадцатью восьмью совершенно незнакомыми мне гражданами. Но вот персонажи из третьего альбома, видимо, имеют некоторое отношение к политике. Сам альбомчик небольшой, всего шесть фотографий, двенадцать человек, но лица двоих из них показались мне до боли знакомыми. Ты их тоже знаешь. Один член легислатуры штата Калифорния. А другой — ей-богу — судья из главного суда первой инстанции.

Он присвистнул. Ничего не сказал, лишь тихонько присвистнул. Но интонация показалась мне обнадеживающей.

— Джимми рассказал мне, — продолжал я, — что эти два альбома также были переданы ему Кермитом Вандой и его женой — кстати, они уже года четыре как женаты — в обмен на крупную сумму наличными. Эпопея с шантажом на почве секса длилась вот уже больше двух лет. Нам лишь по чистой случайности удалось вклиниться в это дело на самом начальном этапе данной операции. — Я выдержал паузу. — Не удивительно, что Пень вчера вечером замочил Холстеда. Этим гадам было, что терять. Если верить Джимми, то им уже удалось вытянуть из своих жертв больше полумиллиона баксов. А я думаю, тут Джимми можно поверить.

Сэм спросил, что ещё мне удалось обнаружить в сейфе или вообще в доме, и я коротко перечислил некоторые из находок. Затем я снова перевел разговор на дело Холстеда и сказал:

— За организацию новой группы Ванда и Дилли принимались, когда уже были готовы покинуть прежнюю, чем и объясняются все эти их многочисленные адреса и переезды. Скорее всего именно сейчас они прокручивают очередную аферу, о которой мы ничего не знаем — возможно, на этот раз выбрав для этой цели “Хидден-Вэли”. Там полно толстосумов, и денежки текут рекой. — Я помолчал. — Сэм, а как насчет этой парочки? У тебя есть хоть какие-то соображения о том, где они могут быть?

— Пока ещё нет. Мы дали объявление о розыске, разослали описание примет, довели до сведения всех информантов, с кем только смогли связаться. Думаю, скоро станет известно что-то определенное.

— Хорошо бы. Ведь у этой куколки остался мой пистолет. Если, конечно, она ещё не выбросила его. Или не пустила в переплавку.

— Кстати, — ласково проговорил Сэмпсон. — Из какого оружия ты расстреливал мирных граждан?

— Что?

— Разве ты не сказал, что в одной из твоих жертв торчит парочка… как ты выразился? Крошечных ракеточек?

— Что? Слушай, говори нормально. Не мямли…

— РАЗВЕ ТЫ НЕ СКАЗАЛ О КРОШЕЧНЫХ РАКЕТОЧКАХ…

— Сэм, ох, ну вообще, прямо в ухо. Как-как, говоришь,… ракеточки?

Он знал. Ну, конечно же, знал. С самого начала. Он лишь не знал о том, что я запускал те миниатюрные ракеты. Точнее сказать, не был уверен.

И вот, наконец — приложив телефонную трубку к другому уху — я сказал:

— Да, я позаимствовал на время тот миленький маленький пистолетик. Да, я это сделал. Это потрясающее оружие, Сэм, просто чудо, настоящая ракетная установка. Можешь считать, что я опробовал эту штучку в полевых условиях, и может быть рекомендована к немедленному утверждению…

— Ты зашел слишком далеко, — тихо сказал он. Не зло, без угрозы в голосе. Просто как-то очень грустно. — Слишком далеко, — пробормотал он снова.

Я ничего не сказал. У меня вообще появилось ощущение, что я уже и так достаточно наговорился.

После короткой паузы Сэм продолжал:

— Шелл, я уже отправил машину к дому мистера Вайолета. За тобой приедут Билл Роулинс и его напарник. Ты же не станешь стрелять в своего старого приятеля Билла Роулинса, правда?

Я вспомнил хохочущего Билла сидящим на полу в инструктажном помещении “убойного” отдела и колотящим кулаками по полу. И то, как он больно схватил меня за руку.

— Не знаю, не уверен, — сказал я.

— Им поручено доставить тебя сюда. Пожалуйста, не оказывай сопротивления, и просто поезжай с ними.

— Ну, разумеется. Я вообще-то ужасно миролюбивый человек. К тому же на сопротивление сил у меня уже не осталось. Черт возьми, тебе совсем необязательно был посылать за мной машину.

— Я подумал, что так будет лучше. Шелдон, неужели ты так и не понял, не допер своим умом, что мы, полиция, собирались наведаться к Джимми Вайолету? Тем же вечером, но попозже? Имея для этого все необходимые документы и полномочия, основываясь на собранных нами уликах, в число которых вошел, кстати, даже тот твой фильм… Шелдон, ты слышишь меня?

Я прислушался.

— Я слышу сирены, — сказал я.

— Наверное, это пожарные. Но лейтенант Роулинс тоже скоро подъедет. Жди его там.

— Есть, сэр. Не думаю, что тут нужны пожарные. Пожар уже почти догорел.

— Пожар, — ласково возразил Сэмсон, — только начинается.

И он повесил трубку.

Интересно, что он хотел этим сказать? Я погрузился в раздумья.

А сказать он хотел то, что собирается засадить меня за решетку.

Именно такое ощущение возникло у меня после прибытия Роулинса и его напарника, молоденького сержанта. Во всяком случае, Билл объявил мне о том, что я арестован.

О формальной стороне дела позаботились лишь после того, как они — в сопровождении по меньшей мере полудюжины полицейских машин — прибыли во владения Джимми Вайолета и созерцали следы недавнего разгрома. И после проведения положенных в таких случаях полицейских действий, фотосъемки, сбора и изъятия вещественных доказательств — и бандитов — все благополучно завершилось.

Весело улыбаясь, Билл объявил мне, что я арестован, а затем извлек из кармана свою маленькую карточку и прочитал по ней:

— Мистер Скотт, я должен сообщить вам, что у вас есть право хранить молчание. Все сказанное вами может быть использовано против вас в суде… — и так далее, до самого конца.

Когда он закончил, я сказал:

— Ты, наверное, шутишь..

Он улыбнулся.

— Что ж, ладно, — сердито прорычал я в ответ, — значит, я арестован. Но не шей мне дело, ты, грязная крыса, я все равно не сяду. Черт, я сознаюсь быстрее, чем ты, скотина, доберешься до прокурора…

Я прервал свою тираду и улыбнулся. А затем, уже безо всякого рыка сказал:

— Билл, вообще-то я тут уже не при чем. И свободен как птица. Ты ничего не сможешь мне сделать, ничего.

— Правда?

— Это просто замечательно. Я уже сам во всем признался! И не какому-то там лейтенанту, а самому капитану “убойного” отдела. Этой грубой скотине. Он оказывал на меня давление, намеренно запутывал и незаконно принуждал к даче показаний. Он не объяснил мне ни одного из моих прав — зато перечислил все то, на что я прав не имею. Он творил явное беззаконие. Так что снимай с меня наручники, и я пойду.

И я ушел. Но в сопровождении Билла и сержанта.

Его напарник вел машину, а Роулинс сидале рядом со мной на заднем сидении. Наручники он с меня снял — разумеется, инициатором этой шутки тоже был он сам. Вообще, у Роулинса очень извращенное чувство юмора. Я это уже понял. Но он был совсем не так уж плох. Потому что, когда мы уже проезжали по Сансет, направляясь в сторону магистрали на Голливуд, он сообщил мне весьма обнадеживающую новость.

До этого он два или три раза звонил Сэмсону из дома Джимми Вайолета, и в последний раз, сказал Билл, всего через минуту после того, как Сэм получил некую информацию. Сведения, которым было суждено стать заключительным аккордом в расследовании этого дела.

Один из осведомителей отлично справился со своей работой. Местонахождение Кермита Ванды и его жены было установлено.

— Я просил у Сэма разрешения, — продолжал Роулинс, — арестовать их на обратном пути. Это небольшой мотель дальше по Сансет, у самой магистрали. — Он замолчал и взглянул на меня. — Теперь оснований для их ареста у нас больше чем достаточно. Хочешь поприсутствовать?

— Хочу ли я? Да я всю жизнь мечтал об этом!

— Но только в качестве наблюдателя. Не более того. Не забывай, что ты все-таки под арестом.

— Ага. Обещаю вести себя хорошо. Не пропускать же такое. К тому же, возможно, мой револьвер все ещё находится у той куколки. Если это так, то мне хотелось бы забрать его.

— Ладно. Но только уж постарайся соблюдать приличия.

— Буду стараться из последних сил.

Маленький заштатный мотель находился на бульваре Сансет, чуть в стороне от дороги. Никакого намека на роскошь — ничего общего с прежним шикарным особняком и дорогими апартаментами в “Беверли-Хиллс”, “Норвью” или “Хидден-Вэли”. Какое стремительное падение с заоблачных высот на грешную землю, подумал я. Тем более, что и на свободе этой парочке осталось очень недолго разгуливать.

Полагаю, мне следовало бы испытывать большую радость по этому поводу. Но наверное я просто очень устал за день. Особенно от той длительной пробежки после того, как я последний раз виделся с Дилли, скрывшейся за поворотом тропинки. Возможно, дело было именно в этом.

Последняя операция прошла довольно скомканно и сумбурно.

В тот момент, когда мы вошли в тесный холл отеля, какой-то человек покупал сигареты в автомате, находившемся у стены справа. Этим мужчиной и оказался сам Кермит Ванда.

Заметив нас, он на мгновение замер, а затем расслабился и, улыбаясь, сам шагнул нам навстречу.

— У вас спичек не найдется? — миролюбив спросил он. — Похоже, я забыл зажигалку в номере.

Роулинс надел на него наручники.

Комната 22.

Именно здесь миссис Ванда, она же Дилли Пикл, урожденная Дейл Джил Пикель, имевшая в запасе ещё добрую дюжину вымышленных имен, помимо Марсель Уист и Бирмы О'Хэйр, сейчас готовилась отойти ко сну. Но, похоже, выспаться ей сегодня не удастся.

Сержант остался в машине с Вандой. Мы с Роулинсом направились в номер 22. У него был отобранный у Ванды ключ, но дверь оказалась не заперта.

В последний момент я тихо сказал:

— Вилл, я обещаю вести себя хорошо. Но ты должен понять — только кроме шуток — что со мной сделала эта бессовестная девка. Помимо того, что она помогла исковеркать мне всю жизнь.

— Да?

— Мне хотелось бы дать ей это понять. К тому же, если возможно, я хочу забрать свой “кольт” из этого гадюшника. Я просто хочу дать ей понять, что хотя она все это время и держала меня за дурака, но я не из тех, кого можно обмануть. И, полагаю, что хоть однажды ей это и согло с рук, но это было в первый и последний раз. Короче, что-нибудь в этом роде.

— Так сильно она тебя задела, да?

— Я истекал кровью, друг мой. Но это в прошлом. И мне просто не терпится дать ей это понять.

Он кивнул.

— Ладно, делай как знаешь. Я постою рядом.

Я повернул ручку и вошел в комнату.

Здесь горел свет. С кроватей были сняты покрывала.

Очевидно Дилли — в мыслях я все ещё продолжал называть её Дилли — спала обнаженной. По крайней мере, встретила она нас именно в таком виде. Она стояла у кровати, и обернулась, когда мы вошли.

На её лице ненадолго появилось удивленное выражение, ведь она ожидала увидеть мужа, спешащего поскорее нырнуть к ней под одеяло. Но затем самообладание вернулось к ней. Она грациозно опустилась на краешек кровати.

Дилли даже не попыталась скрыть свою наготу, прикрыться хотя бы руками. Она просто положила руки ладонями вниз на покрывало по обеим сторонам от восхитительных бедер, чуть подалась вперед, отчего груди её слегка качнулись, и глядела на нас своими томными миндалевидными глазами.

И ещё какое-то мгновение я неподвижно замер на месте, не в силах отвести взгляда.

Даже после всего того времени, которое я провел, разглядывая это тело, затянутое в купальник из тонкого джерси, прекрасное лицо, глаза, брови и губы, этот образ её западал глубоко в сердце и волновал душу. И дело было даже не в наготе её плоти. Я увидел её снова, и был потрясен новизной своих ощущений, это было своего рода откровением. Наверное, нечто подобное почувствовал и Адам, обнаружив, что Ева не мальчик.

Ладно, сказал я сам себе. Она все та же прелестная красотка с бесподоным телом, источающим такое сладострастное тепло и манящий жар, который любой мужчина ощутит даже в непогожий день и находясь на другой стороне улицы.

Ладно. Ну и что с того? Ты же знаешь, что за штучка эта Дилли, уговаривал я себя. Тебе известно, что её душа — это омут, пустота и — назовем это одним словом — зло. И ты на собственной шкуре испытал, что она сделала с тобой. И не однажды, а целых два раза.

Но обмани меня однажды, обмани меня во второй раз и так далее — я был излечен. Душевная рана затянулась и перестала кровоточить. И памятуя об этом, я твердо знал, что больше ей никогда не удастся провести меня и затмить мое зрение и рассудок свое красотой и искусным враньем.

Она улыбнулась.

— Привет, Шелл. Хочешь верь, хочешь нет, но я рада видеть тебя живым. — Она взглянула поверх моего плеча и продолжала: — Может быть познакомишь меня со своим симпатичным другом?

Вот оно. Совершенно хладнокровна, никаких эмоций. Что ж, я тоже ничего не чувствую. А если мне и потребовалось сделать некоторое дополнительное училие над собой, то только для того, чтобы лишний раз самому убедиться в этом. Да, все в полном порядке, я исцелился.

Я сделал три шага в её сторону, ощущая себя совершенно спокойным и уравновешенным. Наслаждаясь своим триумфом, я остановился и посмотрел на неё сверху вниз.

— Дилли, — проговорил я, — я пришел за пистолетом.

Несколько часов спустя я выкурил последнюю сигарету и решил все же лечь спать. По крайней мере, хотя бы попытаться уснуть.

Работа по делу была полностью завершена. Кроме, разумеется, той её части, что имела отношение к адвокатам, офису окружного прокурора, судам, свидетельским показаниям и вынесению официального обвинения. Оставалось лишь красиво украсить пирог, который был уже испечен. А я все ещё перебирал в памяти последние события.

Я был рад, что все закончилось и остался доволен результатом. По большей части. Но не совсем.

Наверное можно было бы просто выкинуть из головы неприятные воспоминания и отправиться куда-нибудь в обществе соблазнительной красотки. Выпить, хорошо закусить, а потом весело провести время.

Но только не сегодня — да и пригласить мне было, в общем-то, некого. Решительно некого. Большинство девиц, с которыми мне пришлось познакомиться за последнее время, были замужем. Это во-первых. Во-вторых, я немного утомился за день. А сказать честно, чертовски устал.

Нет, только не сегодня. Будет куда разумнее просто отдохнуть, восстановить силы, зарядиться жизненной энергией.

Скоро я опять приду в норму. И все у меня будет в порядке. Ведь мне всегда везло; так повезет и сейчас, непременно повезет. Вне всяких сомнений.

Да, сегодня я останусь здесь и как следует отдохну. Потому что так будет благоразумнее всего.

И не только поэтому.

Но человек — особенно если он уверен, что все закончится хорошо — может привыкнуть ко всему. Так казалось мне.

Даже к тюрьме.

Поэтому я растянулся на своей койке, и не прошло и часа, как меня сморил сон.

Ричард С. Пратер

Рукопись Чейма

Глава 1

Говорят, годы берут свое. На внешности миссис Глэдис Джелликоу они тоже оставили свой след. Ей было лет пятьдесят, и она выглядела высохшей, как мумия. Глаза у нее были цвета кофе, в котором плавают крупинки, волосы — того же любопытного оттенка. А уж лицо… Увидев его, даже кукушка на часах поперхнулась бы и умолкла. Фигура же очертаниями напоминала старый разношенный корсет.

Меня она, мягко говоря, не взволновала. Я предпочитал иметь дело с жизнерадостными пылкими красавицами со сверкающими очами и огненными волосами, которые ласково щебечут, капризно надувают губки и соблазнительно покачивают бедрами. Ну и все такое прочее.

Так что же я делал тут, на Голливудских холмах? Я, Шелл Скотт, темпераментный здоровый мужчина? Беседуя с миссис Джелликоу, которая вызывала у меня легкое отвращение?

Я был здесь по делу.

Нет, я не мрачный гробовщик и не бодрячок косметолог. Я — частный сыщик.

Моя контора «Шелдон Скотт. Расследования» помещалась на первом этаже Гамильтон-Билдинг на Бродвее, в деловой части Лос-Анджелеса. Я расследовал дела о грабежах, кражах, убийствах, вооруженных нападениях, оскорблениях действием. Чем только я не занимался. Мне довелось иметь дело чуть ли не с половиной статей уголовного кодекса Калифорнии, включая статьи 578 (выдача фиктивных таможенных документов) и 653 (татуировка малолетних). В девяти из десяти случаев, уже по самому началу того или иного дела (так сказать, с первых нот — благозвучных или фальшивых, гармоничных или диссонирующих), я мог предсказать, как пойдет оно дальше, как будет развиваться и чем закончится.

В этот раз я не собирался связываться с бандитами, ворами и убийцами — привычными для меня персонажами, — опасаясь оказаться раздавленным между двумя мусороуборочными машинами.

Мое благоразумное намерение объяснялось тремя причинами. Во-первых, прошлую ночь, до четырех утра, я провел с роскошной блондинкой и спал меньше трех часов. Во-вторых, во время предыдущего расследования мне пришлось иметь дело с отвратительными личностями: головорезами и бандитами, большинство из которых входило в группировку Джимми Вайолета. Группировке этой, правда, пришел конец, но не обошлось и без неприятных последствий: я сам угодил в каталажку. В-третьих, между двумя оставшимися в Лос-Анджелесе бандами назревала нешуточная разборка.

Главарем одной из этих группировок был жестокий и хладнокровный подонок Эдди Лэш, а другой — более приятный внешне, но не менее жестокий и хладнокровный киллер по фамилии Маккиффер. И уже вчера, в воскресенье, рядом с его головой просвистели посланные чьей-то рукой три пули. По «беспроволочному телеграфу» преступного мира, который по оперативности может соперничать с американской телеграфной компанией «Вестерн юнион», поступило сообщение, что в Маккиффера стрелял один из телохранителей Эдди Лэша.

Чувствуя нутром, что дело этим не закончится и подобные игры продолжатся, я решил ограничиться расследованием дел по статьям 578 и 653 уголовного кодекса.

Миссис Глэдис Джелликоу позвонила в «Спартан-Апартмент-отель», где я жил, в восемь утра, застав меня уже у самых дверей, и попросила подъехать к ней домой на Оук-Драйв. Голос ее смутно напоминал звук тупой пилы, что сулило, по всей вероятности, не слишком веселенькое дельце.

Тревожные предчувствия овладели мной снова, когда, припарковав свой голубоватый «кадиллак» с откидным верхом на Оук-Драйв, я вышел из машины и направился к белому двухэтажному дому. Направляясь к входной двери, я заметил, как в окне дрогнула зеленая штора. Кто-то наблюдал за мной изнутри. Это явно была сама миссис Джелликоу, потому что она распахнула дверь прежде, чем я успел позвонить. Она смотрела на меня с выражением, которое, наверное, было у мамаши Дракулы, впервые заглянувшей в колыбель своего сыночка.

Должен сказать, что во мне больше шести футов роста и вешу я двести пять фунтов. Люди, даже не знающие о моем прошлом, совершенно верно угадывают, что я бывший моряк. Некоторые даже предполагают — и совершенно ошибочно, — что мне в лицо угодил неразорвавшийся снаряд.

Правда, мне дважды ломали нос, зато он выглядит оригинально и не похож на другие носы. Кроме того, правую бровь у меня делит пополам шрам, от левого уха сверху оторван небольшой кусочек. Есть у меня на лице и несколько едва заметных рубцов и морщин, но при слабом освещении они практически не заметны.

Но сейчас я стоял так, что на меня падали лучи утреннего солнца, отчего мои коротко остриженные волосы и брови казались более белыми на загорелом лице, чем это выглядело бы при менее ярком свете, например при луне.

Хотя я одевался в полусонном состоянии, костюм, пожалуй, был выбран удачно: синий блейзер с настоящими серебряными пуговицами, светло-красная рубашка и в тон ей красные носки, небесно-голубого цвета брюки под стать моему «кадиллаку», и довершали туалет белые итальянские ботинки. Последним штрихом был галстук, довольно яркий, с вышитыми красными морскими коньками.

Разумеется, если бы мне пришлось выслеживать какого-нибудь глазастого мошенника, подобный ансамбль был бы не к месту. Но для теплого летнего утра, после бурной ночи, мое одеяние казалось вполне подходящим.

Однако на миссис Джелликоу наряд, похоже, не произвел никакого впечатления. Не знаю уж почему, но она смотрела на меня в явном замешательстве. Пользуясь случаем, я тоже постарался получше разглядеть ее.

— Вы… — произнесла она наконец.

— Я Шелл Скотт. А вы миссис Джелликоу?

— Да.

Я молча ждал.

— Вы… тот самый детектив?

— Да, тот самый. Это мне вы звонили около получаса назад, помните?

— А дела у вас… идут успешно?

«Что за глупый вопрос», — подумал я. Подыскивая подходящий ответ, я провел рукой по лицу, потрогал нос, погладил ухо.

— Есть достижения, случаются и неудачи, но в целом у меня хорошая репутация. — Помолчав немного, я спросил: — У вас, наверное, ко мне дело?

— Ой, простите. Пожалуйста, входите, мистер Скотт.

Пока мы шли через дом, она пыталась объяснить, по какому поводу мне звонила. Я понял, что речь идет о ее муже, вернее о бывшем муже. Она вывела меня в «сад», как она называла клочок земли около сорока квадратных футов, заросших сорной травой и обрамленных несколькими чахлыми пионами. Здесь миссис Джелликоу объявила, что муж ее, кажется, пропал, и она очень обеспокоена. Потом обвела взглядом пионы и пару жалких розовых кустов и пробормотала:

— Не знаю, в чем дело, но цветы у меня как-то не растут.

Я понимал, в чем дело. Цветы — это маленькие жалкие существа, и они ее боялись. Вообще, я сведущ во многих вопросах, но предпочитаю не говорить об этом. Мы сели на низенькие плетеные стульчики, отчего мой подбородок почти уткнулся в колени.

— Когда пропал ваш муж? — переспросил я.

— Уже больше месяца я не имею никаких вестей от Джелли. Может, он умер? Прежде не случалось, чтобы он не написал мне хотя бы раз в месяц. Уж раз-то в месяц он просто обязан мне писать.

— Джелли? — удивленно повторил я.

— Ну да, мой бывший муж.

Миссис Джелликоу умолкла.

— Но это… полагаю, не полное его имя? — поинтересовался я.

Она тупо на меня взглянула:

— Нет, конечно. Его полное имя — Уилфред Джефферсон Джелликоу. Просто я всегда звала его Джелли. Это как бы ласкательное прозвище.

«Ему, наверное, это нравилось», — подумал я.

— Вы сказали, он обязан был вам писать?

— Да. Каждый месяц. Когда присылал чек. Мы уже больше года разведены, и по решению суда он должен первого числа присылать мне чек на три тысячи долларов.

— Алименты?

— Ну… я не люблю это слово, но да, алименты.

Миссис Джелликоу взмахнула рукой, и на пальце у нее сверкнул бриллиант не менее чем в пять каратов.

— Понимаете, мистер Скотт, сегодня уже четвертое сентября, а я не получила очередного письма. И в прошлом месяце не получила. Первого августа я позвонила Джелли. Он сказал, что у него финансовые затруднения, но к первому сентября он обязательно вышлет сразу оба чека. Но я их так и не получила.

День разгорался все ярче.

— Как я понимаю, вы хотите, чтобы я нашел мистера Джелликоу и вытряс из него эти шесть тысяч…

— Не совсем так, — холодно перебила миссис Джелликоу. Глаза ее сверкнули так же, как камень на перстне. — Я очень беспокоюсь. Он живет в Голливуде в отеле «Кавендиш». С первого числа я звоню туда каждый день, но никак его не застану. Он не съехал оттуда, но с пятницы его там не видели.

— А ключ у портье?

— Да.

— Вы звонили в полицию, больницы, морг?

Я внимательно наблюдал за ней, говоря о больницах и морге, но за сердце она не схватилась и не побледнела, а лишь сказала:

— Нет. Я подумала, что в случае необходимости это можете сделать вы.

— А-а. У вас есть какие-либо основания подозревать, что кто-то ведет против него грязную игру? Может, знаете кого-то, кто желает ему зла и мог бы причинить ему вред?

Миссис Джелликоу улыбнулась:

— Вред Джелли? Ну, нет. Вряд ли у кого-то могло бы возникнуть такое желание.

— Как знать.

— Джелли не из тех, кто наживает врагов. Он очень покладистый. Спокойный, сдержанный. — Она снова улыбнулась, но не очень-то весело. — Хотя, может, он изменился за прошедший год. После развода я виделась с ним только дважды.

— А где он работает, миссис Джелликоу? Вы звонили туда?

— Много лет Джелли был ассистентом у мистера Гидеона Чейма. Может, и сейчас еще работает с ним. Я не знаю, чем он занимался этот год. Мистер Чейм очень болен, и я, конечно, не могла с ним связаться.

Я кивнул. Миссис Джелликоу не случайно употребила слово «конечно». Весь Голливуд, а то и полмира знали, кто такой Гидеон Чейм, и были в курсе, что недавно он едва не отдал Богу душу.

Ветеран киноиндустрии, Чейм стал крупной фигурой в шоу-бизнесе еще задолго до того, как телевидение обернулось для продюсеров настоящим проклятьем. Чейм снял дюжину прибыльных фильмов, получил два Оскара, потом сделал несколько фильмов для телевидения и два телесериала, показ которых, правда, уже закончился.

Сейчас ему было за шестьдесят, и он был не так активен, как раньше. Два года назад в результате интриг ему пришлось оставить пост главного продюсера киностудии «Премьер» в Калвере. С тех пор он работал самостоятельно, выпустил несколько средних фильмов из жизни шпионов в годы «холодной» войны, а сейчас снимал вестерн, который его когда-то прославил. Кроме этого, о нем мало что было слышно, хотя в свои лучшие времена Чейм был одним из самых могущественных и опасных людей в Голливуде.

— Я пыталась дозвониться мистеру Чейму в больницу, — продолжала миссис Джелликоу. — Дня два-три назад. Но он еще не оправился от сердечного приступа, и мне не разрешили с ним поговорить.

Я задумался, опустив голову. Миссис Джелликоу, похоже, требовался не сыщик, а сборщик долгов. Этого я ей, однако, не решился сказать из опасения, что она обернется летучей мышью и цапнет меня за шею. И все же задача мне показалась несложной и вполне конкретной.

— Ну что ж, я мог бы попытаться обнаружить местонахождение мистера Джелликоу, если хотите. Его отсутствие в отеле еще ни о чем не говорит. Особенно если его босс болен.

— Есть еще одно обстоятельство, — сказала миссис Джелликоу.

Я поднял голову. Поясница заныла. Для мужчины моих габаритов стул был слишком низким.

— Какое?

— Рано утром в пятницу был какой-то странный звонок. Звонили то ли из ночного клуба, то ли из ресторана под названием «Клетка пантеры». Вы слышали о таком заведении?

— Даже пару раз там бывал.

— Надо же! Так вот, звонил бармен. Сказал, что нашел бумажник, принадлежащий мистеру Уилфреду Джефферсону Джелликоу, который тот, видимо, обронил прошлой ночью. Найти мистера Джелликоу бармен не смог, а номер моего телефона обнаружил на водительском удостоверении Джелли и позвонил мне.

— Так, так. Значит, вам известно, что в четверг вечером с мистером Джелликоу было все в порядке.

— Нет-нет. Бумажник Джелли, наверное, кто-то у него похитил. И это меня тоже беспокоит. Джелли не пошел бы в такое место.

— Почему?

— Ну… там официантки, разносчицы сигарет и прочие разгуливают почти нагишом.

— Да, это веселое местечко.

— Из тех, где посетителей обслуживают официантки с голой грудью. — Она опять тупо посмотрела на меня и продолжила: — Знаю я, какого сорта это заведение. Наводила справки. «Клетка пантеры» — клуб, где собирается всякий сброд, грязные типы, которые приходят напиться и потешить свои животные инстинкты.

Я кивнул. Что правда, то правда.

— Джелли никогда бы не пошел в такое место.

— У него нет… животных инстинктов?

— Ему бы и в голову не пришло такое… Невозможно представить, чтобы он до того напился, что потерял бумажник чуть ли не с тысячью долларов.

Я присвистнул:

— Хорошо, что бармен оказался честным малым.

— И еще вот что, — продолжала миссис Джелликоу. — Бармен вспомнил мужчину, который обронил бумажник. Он был пьян, швырял деньги направо и налево, и с ним была известная актриса. Мой муж никогда не напивался и деньги тратил осмотрительно. Так что это не мог быть Джелли.

— Он был с актрисой?

— Да, с телезвездой Сильвией Ардент. Смешно даже представить, чтобы Джелли пригласил ее.

Она продолжала еще что-то говорить, но я перестал вникать в смысл ее слов. Перед моим взором возник образ Сильвии Ардент. Для меня, да и для любого мужчины, ее красивое лицо и прекрасная фигура были предметом вожделения.

Обворожительно сложенная Сильвия, или мисс Ардент, пылкая мисс Ардент, как часто ее называли, была звездой телесериала «Девичья спальня», который по рейтингу Нильсена уступал только популярной телеигре «Будь свободен» и учебному сериалу «Дикий Запад. Каким он был».

Я не раз смотрел «Девичью спальню», и вид Сильвии в красном кукольном платьице, дубасящей подушкой свою однокашницу, не мог оставить меня равнодушным. У Сильвии была кремовая кожа, зеленые, как изумруды, глаза, копна рыжеватых волос, чувственный…

— Мистер Скотт?

— Да?

— Вы меня слушаете?

— Конечно. Продолжайте. Очень интересно.

— Теперь вы понимаете, почему я так тревожусь о Джелли.

— Разумеется, понимаю.

— Дело ведь не только в деньгах. Хотя шесть тысяч долларов для женщины в моем положении тоже не пустяк. Но поверьте, будь Джелли в состоянии мне их заплатить, он бы это сделал.

— Верю.

— Как вы думаете, вы сможете его найти?

— Конечно. Если это только возможно, я его найду. Итак, вы нанимаете меня?

— Сколько вы берете?

— Сотню за день работы. Свои расходы оплачиваю сам, если только не происходит чего-то непредвиденного. Должен предупредить вас, обычно неожиданности…

— Сто долларов в день?

— Да, мэм.

— Довольно дорого.

Я улыбнулся. Как объяснить, что я честно зарабатываю каждый цент? Ведь если кто-то огреет тебя по башке рукояткой тяжеленного автоматического пистолета 45-го калибра, это обойдется подороже сотни долларов. Правда, слава богу, это дело, кажется, не обещает подобных сюрпризов. Я улыбнулся еще и потому, что именно такую сумму миссис Джелликоу взимала в день со своего бывшего супруга.

— Ну ладно, — наконец согласилась она. — Надеюсь только, что поиски не затянутся.

— Я тоже.

— Что еще вам нужно?

— Чуть больше информации о мистере Джелликоу. И, если можно, фотографию вашего мужа, желательно из последних.

Она нашла фотокарточку двухгодичной давности размером девять на двенадцать, сделанную в фотоателье. Я задал ей необходимые вопросы, но ее ответы мало что прояснили. Конечно, достаточно и фотографии. Вряд ли найдется много людей, похожих на Уилфреда Джефферсона Джелликоу.

На снимке он стоял в непринужденной позе, облокотившись на полку бутафорского камина, зажав двумя вытянутыми пальцами сигарету и раздвинув в улыбке губы.

Высокий, худой, весь в черном — ни дать ни взять гробовщик на похоронах собственного отца, оставившего его без наследства. Лицо унылое, осунувшееся. Все морщины — от уголков глаз, от носа и краев рта — сбегали книзу. У него был вид отчаявшегося, не раз пережившего крах человека.

Я спрятал фотографию в карман пиджака, и мы несколько минут молча смотрели друг на друга. Наконец мне это надоело. Подавшись вперед и подобрав ноги, я, потирая поясницу, медленно встал и выпрямился.

— Какие милые стульчики у вас в саду, — заметил я.

— Я рада, что они вам понравились, мистер Скотт.

Глава 2

Прежде чем тронуться, я позвонил из машины в отель «Кавендиш».

Мой мобильный телефон лежал в специальном углублении под приборной панелью. Все звонки домой или в офис можно было переводить сюда, но я не хотел, чтобы все кому не лень отвлекали меня от важных философских рассуждений. Кроме того, меня сопровождали хорошенькие девушки. И я организовал дело так, чтобы со мной по мобильному телефону могли связаться только те, кому известен номер: полицейские, некоторые осведомители и несколько самых близких знакомых, как правило, женского пола.

Не дозвонившись мистеру Джелликоу в номер, я узнал у портье, что ключ так и висит на месте, и поехал обратно в город. По пути сделал еще ряд звонков: связался с несколькими информаторами, навел справки в полицейском управлении Лос-Анджелеса. Но никаких данных о мистере Джелликоу. Ни в тюрьму, ни в морг Джелликоу не попадал. Из газет я знал, что Гидеон Чейм находится в клинике «Уэстон-Мейси» в Пасадине. Я позвонил туда, рассудив, что, если кто-то и знает о местонахождении Уилфреда Джелликоу, так это его давний хозяин. Однако поговорить с Гидеоном Чеймом мне не удалось.

— Нет. Он еще не оправился. Нет, решительно нельзя, — безапелляционным тоном ответил мне женский голос. — Да, опасность миновала, но беспокоить его запрещено. Категорически запрещено.

Перед тем как припарковать машину у отеля «Кавендиш», я провел еще один, более приятный разговор с весьма любезной особой по имени Хейзл — очаровательной пылкой милашкой, сидевшей на коммутаторе Гамильтон-Билдинг в конце холла, позади моей конторы. Ее задачей было обслуживать входящие и исходящие звонки, но для меня она, по сути дела, была личной помощницей, моей «правой рукой», заместителем и к тому же красавицей, настоящей красавицей. Когда я положил на место трубку, она уже знала о деле, за которое я взялся, знала, что меня интересует, и готова была подключиться к работе.

Детектив отеля Хортер, мужчина с массивными бедрами, отпер номер Джелликоу, на двери которого почему-то висела табличка «Просьба не беспокоить», и пропустил меня вперед.

Я задержался в гостиной, оглядываясь по сторонам. Хортер тем временем прошел к двери в спальню и открыл ее.

— У-у! — произнес он, шагнув внутрь. — Вы только гляньте!

Я подошел и встал рядом с ним. Спальня выглядела так, будто по ней пронесся ураган. Покрывало и простыни были сдернуты с кровати, подушки валялись на полу, матрас был сдвинут. Три верхних ящика комода выдвинуты. Рубашки, майки, носки раскиданы на оранжевом ковре.

— Да, кто-то перевернул здесь все вверх дном, — заметил я.

— К тому же в спешке.

Я подошел к комоду и выдвинул нижний ящик. В нем лежали шорты и три ярких галстука: золотистый, красный и белый. В кожаном футляре в углу слева оказались запонки.

Верхний ящик был почти пуст. Там валялась пара плавок и три чистые, но скомканные футболки. Мое внимание привлек какой-то зеленый предмет. Он был похож на маленький камушек, величиной меньше горошины. С одной стороны он был гладкий и блестящий, с другой — шероховатый, как будто он был отколот от более крупного куска.

Ванная комната была в порядке. Туда, похоже, не заходили. В шкафу, кроме двух спортивных пиджаков и брюк, висели еще семь костюмов, отлично сшитых и отглаженных, все неброских расцветок. Одежда была классического кроя и куплена в магазине готового платья. Однако три галстука говорили о том, что желание покрасоваться было не чуждо исчезнувшему Уилфреду.

— Последний раз Джелликоу видели здесь утром в пятницу? — спросил я Хортера.

— Вроде бы, насколько мне известно.

— Что он собой представлял? — Я чуть улыбнулся и поправился: — Вернее, представляет? — Разумеется, никаких оснований считать его мертвым у меня не было. По крайней мере пока.

— Довольно приятный мужчина. Спокойный, сдержанный. Лет сорока пяти. Может, старше. Около шести футов росту, худощавый. — Он задумчиво сощурился. — Трудно сказать что-либо еще. Он не из тех, кто привлекает внимание.

— Если он не был здесь с пятницы, то обстановка, по-видимому, с тех пор не менялась. Почему же горничная сюда не заходила и не подняла шум?

— На двери с пятницы висит табличка «Просьба не беспокоить». Многие клиенты не хотят, чтобы по уик-эндам у них в номерах убирались. А сегодня еще слишком рано, и горничная не успела добраться до этих комнат.

Я кивнул:

— Давно живет здесь Джелликоу?

— Около года. Знаете, я, пожалуй, пойду доложу управляющему об этой катавасии.

— А я еще побуду здесь, ладно?

— Конечно, — разрешил Хортер и ушел.

Минут пять я осматривал в номере все, что можно, потом сел на кровать, закурил и стал рассматривать три найденные фотографии.

Две фотографии, глянцевые, размером восемнадцать на двадцать четыре, были стандартными рекламными открытками, выпускаемыми киностудией. На обеих была запечатлена Сильвия Ардент — жизнерадостная, брызжущая весельем, с сияющими глазами. Фотокарточки выглядели потрепанными, но не от времени. Видно, их не раз хватали горячими руками, прятали, снова доставали, внимательно разглядывали.

На одной Сильвия была снята крупным планом, по плечи. Она улыбалась так, будто за рамкой ее непристойно щекотали гусиным перышком. Огромные, широко раскрытые зеленые глаза с откровенным сладострастием смотрели куда-то влево от объектива. На втором снимке Сильвия — в полный рост; она возлежала на белой медвежьей шкуре в нежно-сером пеньюаре, который скрывал ее пышные, заслуженно расхваливаемые формы, как туманная дымка скрывает Голливудские холмы. С тем же сладострастием во взоре она смотрела на что-то, находящееся справа.

Сильвия была изображена и на третьем фото. Ее сфотографировали в ночном клубе, где смазливые длинноногие девчонки готовы сниматься за пару баксов плюс чаевые. Соблазнительная мисс Ардент сидела за столом в черном вечернем платье с таким глубоким вырезом спереди, что казалось, будто платье разорвано. Она мечтательно смотрела через стол на расплывшегося в улыбке Уилфреда Джефферсона Джелликоу. В пепельнице между ними тлели недокуренные сигареты. В центре стола стояла большая двустворчатая раковина с витым дном, наполненная спиртным и украшенная ломтиками ананаса и подвядшими цветами. Из нее торчали две длинные соломинки. Одну Сильвия придерживала рукой, другая смотрела прямо в рот Джелликоу. А моя-то клиентка была уверена, что ее Джелли никоим образом не мог оказаться в компании звезды Сильвии Ардент и ни за что на свете не переступил бы порог такого заведения, как «Клетка пантеры».

Я перевернул снимок и на обороте снова прочел название: «Клетка пантеры». У миссис Джелликоу, видно, была склонность заблуждаться.

Вытащив из кармана фотокарточку, которую мне дала Глэдис Джелликоу, я стал внимательно ее изучать. Хотя сходство между двумя людьми уловить было нелегко, это все же был он, Уилфред Джефферсон Джелликоу. Но из двух мужчин один наверняка не был Джелли.

* * *

«Клетка пантеры» находилась на Голливудском бульваре. В такую рань — около десяти утра — это заведение выглядело не столь заманчиво, как после захода солнца. Музыка звучала лишь по радио. Рок-группа исполняла незнакомую мне песню, без конца повторяя один и тот же припев: «Держись, крошка, не сдавайся!»

Справа от входа находился бар. Напротив него на небольшом возвышении апатичная танцовщица в одних трусиках, расшитых блестками, крутила бедрами и совершала банальные телодвижения, не испытывая никакой радости от своей скучной работы. Задняя стена представляла собой одно большое зеркало, давая любителям возможность наблюдать исполнительниц со всех ракурсов.

Я сел на табурет у края стойки и подождал, пока ко мне не подошел бармен в золотом пиджаке. Я представился и сказал, что выполняю поручение миссис Джелликоу.

— Кто-то позвонил ей в пятницу утром и сообщил, что найден оброненный здесь накануне бумажник. Это были не вы?

— Нет. Звонил Джордж. Он работает днем. А я — по ночам, со вторника до конца недели. Но бумажник нашел я и оставил его Джорджу с запиской, когда уходил.

Я выложил на стойку прихваченную мною фотографию Сильвии и Джелликоу, пьющих из раковины. Пока бармен ее разглядывал, я положил рядом снимок, который мне дала клиентка:

— Вот мужчина, которому принадлежит бумажник. Он был здесь в четверг ночью?

— Да. Он и эта… надо же! Сильвия Ардент! — Бармен взглянул на снимок, сделанный в клубе, потом на фотокарточку девять на двенадцать. — Это один и тот же человек?

— Один и тот же.

— Наверное, он был болен, когда снимался.

— Но в четверг он больным не выглядел?

— Нет, что вы! Он выглядел как Бог. В золотом пиджаке, почти как у меня. Я сначала подумал, что он официант, пока он не стал швырять деньги направо и налево, как если бы они были фальшивые. О, он выглядел вполне здоровым. На нем были медного цвета брюки и рубашка, белый галстук и темные очки. Он выглядел вполне здоровым. Но на следующий день, ручаюсь, ему нездоровилось. Еще бы! Выпить восемь, а то и десять хайболов, а потом еще и «Кубок страсти»!

— «Кубок страсти»?

Бармен ткнул пальцем в огромную раковину на снимке:

— Вот такой. Это наш фирменный напиток. Стоит восемь долларов. Рассчитан на шесть человек. А они выпили вдвоем. Я за ними наблюдал. Смотрел я больше на нее, но пил в основном он. А когда у него сломалась соломинка, он схватил раковину и вылакал все до дна, будто это была кружка пива.

Я покачал головой:

— Мне думается, такие способности у мистера Джелликоу развились совсем недавно. Вы сказали, он швырял деньги направо и налево. В буквальном смысле? Разбрасывал деньги?

— Нет, раздавал. Десять баксов дал мне. Ни за что, просто так. Сказал: «Вот тебе, дружище, небольшой подарок». Ну что ж, за десять долларов можно и дружищем стать.

— Он был тогда сильно пьян?

— Это уже нельзя назвать опьянением, он был в каком-то другом, особом состоянии. Но он был счастлив. — Бармен помолчал, улыбаясь. — Разве можно быть несчастным с такой красоткой, как эта Ардент?

Да, вопрос хороший. Сильвия, конечно, главный свидетель в деле. И мой долг — допросить ее, И как можно скорее.

Джелликоу и Сильвия появились в «Клетке пантеры» около восьми вечера, выпили, обильно пообедали, еще выпили, прикончили «Кубок страсти» и ушли. Джелликоу пошатывался, Сильвия как будто была более трезвой, по крайней мере, относительно своего кавалера.

Джелликоу отвалил сотню долларов метрдотелю, полсотни — старшему официанту, двадцать пять — обслуживавшему их официанту и по десятке практически всем вокруг. Надо полагать, вечерок в этом заведении ему обошелся не меньше чем в две с половиной сотни баксов. И тем не менее — интересная деталь! — в бумажнике, который потерял Джелликоу, оставалось, как утверждает бармен, еще около тысячи долларов. Среди них — шесть новеньких сотенных банкнотов.

— Бумажник еще у вас? — спросил я.

— Нет. Клиент забрал его у Джорджа в субботу утром. — Бармен усмехнулся. — В записке, что я оставил Джорджу, я сообщил те же приметы, что и вам: мужик выглядел как Бог. А Джордж говорит, что он больше походил на мертвеца. Ну еще бы! — расхохотался бармен. — Вылакать столько виски и закончить «Кубком страсти»! Даже ангелы с деревьев бы попадали…

Последние слова я слушал вполуха, хотя он громко смеялся и хлопал ладонью по стойке. Мне пришла в голову неожиданная мысль — шальная, даже глупая: а может, Джелликоу мертв? Я вдруг подумал, что, если Джелликоу остался с Сильвией Ардент, она могла бы и убить такого тщедушного мужичонку. Не умышленно, конечно, а…

Я прервал свои размышления вопросом:

— Так, значит, Джелликоу приходил за своим бумажником? В каком часу это было?

— Рано. Примерно как сейчас. Чуть позже десяти. — Бармен помолчал и добавил: — Он плохо себя чувствовал, но поступил по справедливости. Дал Джорджу пятьдесят баксов. А тот поделился со мной.

Я улыбнулся, оставил бармену свою визитку и попросил связаться со мной, если Джелликоу объявится снова. Потом поблагодарил его и ушел, оставив на стойке банкнот. Не пятьдесят, конечно, и даже не десять долларов. Но ведь я, в конце концов, не называл его «дружище».

* * *

От Глэдис я узнал, что у Джелликоу был счет в банке «Континенталь», который находился рядом с его отелем. Служащий банка, мистер Констанс, суховатый чопорный тип, глянул на меня с подозрением, когда я поинтересовался суммой вклада Уилфреда Джефферсона Джелликоу.

Уговорить его было нелегко, но я все же узнал, что за две недели до последней среды, то есть до тридцатого августа, на сберегательном счете Джелликоу было чуть больше четырех долларов, а на чековом — ровно триста двадцать баксов. Но в среду мистер Джелликоу, получив по выписанному на его имя чеку пять тысяч долларов, положил четыре тысячи на чековый счет, а себе оставил десять новеньких стодолларовых купюр.

— Значит, сейчас у него на чековом счете четыре тысячи триста двадцать долларов?

— Видите ли, в пятницу, два дня спустя, он пришел и снял с чекового счета всю сумму. Вид у него был… нездоровый.

— В какое время он приходил?

— Насколько я помню, в половине одиннадцатого или в одиннадцать… но то, что в первой половине дня, — это точно.

— Интересно, а вы, случайно, не знаете, от кого был чек? Кто выдал мистеру Джелликоу чек на пять тысяч долларов?

Мистер Констанс поджал губы:

— Простите, я и так сообщил вам больше, чем следует. А вопрос о происхождении предъявленного чека — интересы не мистера Джелликоу, а другого лица или фирмы.

— Мне бы это очень помогло…

— Нет. — Мистер Констанс решительно покачал головой, и я понял, что больше он мне ничего не скажет.

Но я и так узнал немало.

Прежде чем отъехать от банка, я позвонил по мобильному телефону в контору. Хейзл подняла трубку.

— Привет, дорогая. Удалось тебе обнаружить в больницах каких-нибудь Джелликоу?

— Ни единого. Похоже, и вы его не нашли.

— Дай время. Всего два часа прошло. Но я выяснил, что в четверг вечером он был жив и счастлив. И по крайней мере, почти жив в пятницу утром.

— А я могу сказать больше. Он был жив и счастлив и в пятницу вечером.

— Что еще можешь добавить?

— Вы говорили, он работает — или работал — с Гидеоном Чеймом. Мистер Чейм сейчас снимает еще один фильм, опять с Уорреном Барром в главной роли. У меня есть подруга, которая тоже занята в этой картине. Я ей позвонила, и она сказала, что съемки шли всю пятницу и что этот Уилфред Джелликоу приходил на съемочную площадку вечером и разговаривал с мистером Барром.

— Это мне здорово поможет, Хейзл. Если в ближайшее время я не найду Джелликоу, придется побеседовать с теми, кто его видел недавно. Послушай, я буду у Сильвии Ард…

— Подруга сообщила мне еще одну интересную новость. Вы ведь знаете, что за человек мистер Барр, правда?

Уоррен Барр. Высокий, широкоплечий, с крепкими мускулами и жестким взглядом. Говорят, на женщин он наводит страх, а с мужчинами ведет себя по-мужски. Скор на руку. За последние три года не раз устраивал потасовки в барах. Ловко владеет пистолетом, метко стреляет из охотничьего ружья по медведям, лосям, гепардам и даже по зайцам, если нет ничего более подходящего. Он один из тех охотников, которые убивают животных из чисто спортивного интереса.

— Да, знаю, что он за человек, поэтому и собираюсь к Сильвии…

— Джелликоу несколько минут беседовал с ним с глазу на глаз. А когда он уехал, мистер Барр, как говорит моя подруга, выглядел очень расстроенным.

— Расстроенным?

— Она не могла точно сказать, был ли он рассержен, испуган или что-то еще, но утверждает, что он забывал слова роли и вообще был сам не свой. Даже с лошади чуть не свалился.

— Забавно. А как зовут твою подругу?

— Лусилла Мендес.

— Где ее найти?

— Сегодня она снова будет на площадке. С мистером Барром и остальными артистами.

Хейзл объяснила мне, где происходят съемки.

— Похоже, стоит этим заняться. Но сперва я все же повидаюсь с Силь… — Я запнулся. Сочетание имен прозвучало вдруг тревожным звонком.

Сильвия Ардент была особым сортом яблока, спелым и сочным в любое время года. И вполне естественно, что за ней неизменно увивались толпы поклонников мужского пола, особенно здесь, в Голливуде. Время от времени в прессе появлялись сообщения об амурных делах Сильвии с каким-либо молодым, а то и пожилым актером. Обычно это происходило тогда, когда рекламные агенты решали, что пора запускать слух о пылком романе.

А тревожный звонок напомнил мне, что около года тому назад в течение нескольких месяцев газеты ставили вместе имена Сильвии Ардент и Уоррена Барра. Выпивки в клубах на Стрип, обеды в заведениях ресторанного ряда, намеки на предстоящую поездку в Лас-Вегас, Рино или в Нью-Мексико, куда голливудские актеры частенько летают, чтобы заключить скоротечный брак. Беда только в том, что из голливудских сплетен невозможно бывает понять, служат ли шуры-муры рекламой новой картины или телесериала, становятся ли прикрытием для незаконно приобретаемой недвижимости или в самом деле означают месяц-два безоглядной любви.

— Ну ладно, так и быть. Еду на свидание с этим хамом Уорреном Барром, хваленым охотником на хищных зверей и безобидных кроликов. А тебе, раз ты такая умница, Хейзл, постараюсь раздобыть его автограф.

— Очень мило.

— Постарайся тем временем узнать, занята ли сегодня на работе Сильвия Ардент. Ладно? И раздобудь, если сможешь, ее домашний адрес и телефон.

— Сильвия Ардент? Гм. Это нужно для дела?

— А для чего же еще?

— Мало ли для чего? Но в любом случае за вами обед в шикарном ресторане.

— Ладно уж, угощу тебя гамбургером, — пообещал я. — С луком.

Верх в машине был опущен, теплый утренний ветерок обдувал лицо. Я ехал на съемочную площадку, находившуюся на холмах недалеко от Голливуда, в нескольких милях отсюда. Там снималась картина Гидеона Чейма «Паническое бегство» с Уорреном Барром в главной роли — грубоватая душещипательная история о любви и ненависти, ярости, похоти и насилии. Ну и, наверное, о лошадях.

Барр проработал с Чеймом лет десять, когда тот возглавлял студию «Премьер». Три года подряд он был актером номер один на роль ковбоев, да и сейчас не вышел из тройки лучших.

Нынешняя роль Барра у Чейма — первая с тех пор, как бывший киномагнат ушел в тень. Многие удивлялись, почему он согласился играть в этом дешевом вестерне, когда на студии «Премьер» или на другой не менее крупной киностудии мог запросить — и получить — куда более солидный гонорар. Может быть, ему обещали жирный кусок от прибыли, а может, он был верен Чейму больше, чем я предполагал.

Конечно, я мог ошибаться в отношении Барра. Ведь я не был с ним знаком. Не исключаю, что он — милейший человек, сладкий, как клубничный торт. Но он оказался не таким.

Глава 3

Уоррен Барр сидел на стуле с матерчатой спинкой, курил и читал газету.

Неподалеку рабочие сцены двигали камеры, устанавливали юпитеры, перешагивая через провода, сплошь устилавшие пол. Мужчина в бермудах и полосатой майке стоял возле крана с огромной кинокамерой, извергая потоки затейливой брани.

Декорации изображали давно знакомую пыльную улицу захолустного городка на Западе. По обеим ее сторонам тянулись деревянные строения: салуны, лавки, кузница, кабинет местного врача — «старого доброго дока», меблированные комнаты, заведение, совмещающее в себе трактир, игорный дом и бордель, где пропыленные парни пили все — от сивухи до шипучки, проигрывали пройдохам с черными усиками свои ранчо и золотые прииски, а девицы усердно занимались своим ремеслом. В фильме это выражалось в энергичных отплясываниях с клиентами.

— Здравствуйте, мистер Барр.

Он поднял голову, но, видно не признав во мне важную персону, перевел взгляд на суету съемочной площадки.

— Меня зовут Шелл Скотт. Если не возражаете, я хотел бы с вами поговорить.

— Возражаю. Проваливайте. — Барр снова уткнулся в газету, предоставив мне разглядывать его шевелюру.

А посмотреть было на что. Такую прическу лысые разглядели бы за полмили в туманный день. Густые, роскошные, сияющие здоровьем и слегка вьющиеся волосы — великолепие, которое не осталось бы незамеченным даже среди моря голов. Увы… это был всего лишь парик.

Я не видел еще его зубов, но не сомневался, что все они закованы в фарфоровые коронки. Я знал также, что подошвы его ковбойских сапог имеют толщину два дюйма, чтобы создать иллюзию шестифутового роста.

— Я просто хотел задать вам пару вопросов, мистер Барр.

— О чем? — отозвался он наконец.

— Об Уилфреде Джелликоу.

Эти простые слова вызвали странную реакцию Уоррена Барра. Руки его дернулись так, что даже газета надорвалась. Помолчав немного, он спросил:

— Об Уилли? А что с ним?

— Я знаю, в пятницу он здесь с вами беседовал.

Барр все еще смотрел в газету. Потом провел рукой по своему заросшему щетиной, как требовалось по роли, подбородку и сказал:

— Ну, беседовал. И что?

— Он ваш друг, мистер Барр?

— Не сказал бы. — Он немного помолчал. — А какое, черт возьми, вам до этого дело?

— Я частный сыщик. Бывшая жена Джелликоу уже несколько дней не может ему дозвониться. Вот она и наняла меня, чтобы я разузнал, не случилось ли с ним чего. Узнав, что вы виделись с ним в пятницу, я надеялся, что вы сможете сказать, где он сейчас.

Барр снова поднял голову и взглянул на меня. Потом встал. Возможно, я ошибся, но мне показалось, что он вдруг немного расслабился. И все-таки даже сильный загар не мог скрыть его бледность, а кожа выглядела блеклой и увядшей.

Он был широкоплеч, с мускулистыми руками, голубыми глазами на квадратной физиономии и эффектной ямкой на подбородке. Он снова провел рукой по щетине.

— Насколько мне известно, он у себя в отеле, — сказал он. — Последний раз я его видел в пятницу.

— С ним было все в порядке? Он не делился с вами какими-либо планами? Может, собирался уехать из города, отправиться в путешествие?

Барр покачал головой:

— Этого я не знаю. Он вправе здесь появляться, ведь он работает на Чейма. Гидеон снимает сейчас киноэпопею об Америке. Я исполняю главную роль в этом фильме. Мы немного превысили смету, а кроме того, отстаем от графика. Вот и стараемся закончить картину побыстрее. Уилли суетится, как старая дева. Приходил поторопить нас, выражал недовольство.

Я оставил Барру свою визитку и попросил позвонить, если он увидит Джелликоу.

— Все? — не очень любезно спросил он. — Через минуту мне предстоит пересчитать ребра тем опасным преступникам.

— Всем трем сразу? — улыбнулся я.

Но Барр ответил без улыбки:

— Я всегда разделываюсь с тремя, а то и с четырьмя. Не могу разочаровывать своих поклонников. Я ведь звезда.

— Еще один вопрос, мистер Барр. Как выглядел Джелликоу в пятницу днем? Я знаю, он немного перебрал накануне. Ездил с мисс Ардент в «Клетку пантеры».

— С кем, с кем?

— С мисс Ардент. Сильвией Ардент.

Он стоял ко мне лицом, держа руки на поясе и чуть наклонив вперед голову с поднятой бровью. Несколько долгих секунд он не шевелился, застыв как изваяние.

— Сильвия Ардент? С Уилли? С этим ничтожеством Уилли? — произнес он наконец, едва шевеля губами.

— Да, в четверг вечером они были в клубе «Клетка пантеры», и Джелликоу, видно, здорово кутнул…

— Вы шутите.

Фотография, сделанная в клубе, все еще была у меня в кармане. Я вытащил ее и показал Барру:

— Вот. Это Сильвия Ардент. А этот тип, в состоянии крайней эйфории, я думаю, Уилфред Джефферсон Джелликоу.

Барр наконец сдвинулся с места. Протянув руку, выхватил у меня фото и впился в него взглядом. Теперь обе брови у него полезли вверх.

— Вот сука! — вымолвил он. — Сука! — О моем присутствии он, видимо, забыл, хотя стоял почти рядом. Его широкое мускулистое лицо выражало крайнее недоумение. — Но как, как это может быть? Зачем она…

Он умолк. В нем опять произошла странная перемена. Безмерное удивление сменилось выражением, какое бывает у человека, глаза которого слепит яркий свет. Он стоял стиснув зубы, из раздувающихся ноздрей вырывалось шумное дыхание, на щеках заходили желваки.

Подо всем этим что-то скрывалось, но я пока не понимал, что именно. Поэтому попытался прощупать почву и вызвать Барра на откровенность.

— Вы, кажется, удивлены?

Но у меня ничего не вышло. Он вернул мне снимок, разжал челюсти, подвигал ими и сказал:

— Сожалею, Скотт, но помочь вам не могу. А теперь проваливайте. Мне некогда.

— И все же интересно…

— Убирайтесь! — Он пытался скрыть раздражение. — Я должен разобраться с тремя-четырьмя типами. — Он помолчал, а потом многозначительно, как мне показалось, добавил: — А то и с пятью.

Я улыбнулся:

— Пятью? Надеюсь, вы шутите. Учтите, я не считаю вас священным ковбоем, Барр. До сих пор я был с вами любезен, не так ли? Может, мне и не следовало бы это говорить, но терпение мне иногда изменяет. Я не лезу на рожон, но, если мне бросают вызов, я отвечаю.

— Согласен, вы были любезны, — сказал Барр. — А теперь уматывайте. Ходят тут всякие, портят только настроение. Вам этого не понять. Я и в перерывах не должен выходить из образа.

— А чтобы войти в образ, вам требуется накостылять трем-четырем типам? Или пяти?

У него снова угрожающе заходили желваки.

— Вам лучше не появляться здесь, Скотт. Не раздражайте меня. А то увидите, что я говорю серьезно.

— Спасибо, что уделили мне время, — сказал я. — Увижу вас в картине.

Он смерил меня взглядом и отошел.

Ассистент режиссера потребовал тишины, а затем раздались команды: «Включить камеры… Быстрее… Начали!»

Тем временем я отыскал Лусиллу Мендес. У нее было около часа свободного времени до начала сцены, где ее должны были изнасиловать двое бандитов. Съемки этого эпизода, наверное, займут все утро и часть дня. А пока она сидела за длинным столом под парусиновым тентом и пила кофе.

Лусилла оказалась миловидной мексиканкой с нежным ртом, горящими как угли глазами и черными волосами. Я представился и сказал, что меня направила к ней Хейзл.

— А, Хейзл! Она много о вас рассказывала, мистер Скотт.

— Много? Тогда зовите меня просто Шелл, идет? — Она сверкнула белыми зубами и кивнула. — Я хочу узнать, что произошло между Джелликоу и Уорреном Барром. Хейзл говорила, что после разговора с ним Барр вроде был расстроен.

— Еще как! Они поговорили в сторонке, и мистер Джелликоу ушел. А мистер Барр, когда вернулся на площадку, все хмурился, подавал реплики невпопад, забывал текст. Казалось, его одолевают какие-то неприятные мысли. Так продолжалось с полчаса. Все заметили, что он был не в себе.

— А вы не знаете, о чем они говорили?

Лусилла покачала головой:

— Они далеко стояли.

— Барр ничего не говорил?

— Нет.

— Они не скандалили?

— Нет, просто разговаривали. Мистер Барр, вы знаете, человек несдержанный. Один раз он сжал кулаки и готов был броситься на мистера Джелликоу. Но все обошлось. — Лусилла замолчала, а потом добавила: — Правда, как-то он ему все-таки влепил.

— Барр влепил Джелликоу?

— Ой, да еще как! Тот полчаса не мог очухаться. Пластом лежал.

— Это было в пятницу?

Лусилла удивленно раскрыла глаза:

— Нет, давно. Года три, может, тому назад.

— И вы видели, как это произошло?

— И я, и еще добрая сотня людей. Это случилось, когда на студии «Премьер» снимали фильм «Любовницы Джесса Джеймса». Мистер Чейм тогда был еще там боссом. Мистер Барр исполнял роль главного героя — Джесса Джеймса. И вот в присутствии всех участвовавших в съемках мистер Джелликоу стал отчитывать Барра.

— Что, наорал на него?

— Ну да. Мистер Барр… ведь он иногда выпивает. Несколько раз приходил на съемки навеселе. Мистер Джелликоу сказал, что больше этого не потерпит, потому что картина обходится слишком дорого. Говорил он резко. А мистер Барр все больше и больше злился и вдруг как ударит его! И ушел с площадки.

— А Джелликоу что?

— Он просто лежал пластом.

— А когда пришел в себя?

— Встал, подержался руками за лицо, потом оглядел всех и ушел.

Забавная девчонка была эта крошка Лусилла Мендес! Но меня ждала работа. И работы этой было невпроворот. Надо было вкалывать. И прежде всего, ехать к Сильвии Ардент.

Я встал:

— Спасибо, Лусилла. Вы мне здорово помогли.

Она улыбнулась. А я пошел тянуть свою лямку.

* * *

Как мне доложила Хейзл, Сильвия Ардент была сегодня свободна и предположительно находилась дома.

Жила она в одном из шестикомнатных вигвамов, сдаваемых за полторы тысячи долларов в месяц, на территории всемирно известного «Индейского ранчо», в сотне ярдов от улочки с поэтическим названием Лесная тропа. Место это находилось к северу от границы, разделявшей Беверли-Хиллз и Бель-Эйр. Каждый вигвам имел свое название: «Ирокез», «Могаук», «Апач», «Сиу» и другие столь же выразительные. В основном здании отеля помещения именовались еще более экзотично: «Столовая буйвола», бар «Последнее прибежище Кастера».[1]

Вскоре после полудня я уже стоял перед вигвамом «Кри» и нажимал на черный железный наконечник стрелы, который выполнял роль кнопки звонка, о чем я не сразу догадался.

В ожидании дальнейших волнующих событий я мысленно перебрал в памяти все, что мне было известно о мисс Ардент. Она, кажется, начинала свою карьеру как модель. Я хорошо помнил то время, когда она впервые предстала перед восторженными взорами публики преимущественно мужского пола.

Она снялась для шестистраничной гармошки-вклейки одного престижного журнала для мужчин, который молниеносно приобрел еще большую популярность. Позировала она в тени яблонь. На ней были лишь облегающие светло-голубые, закатанные до колен джинсы, открывавшие стройные ноги. Она стояла на цыпочках и тянулась за сочным красным яблоком. Солнечные блики играли на ее юном цветущем лице и полунагой фигуре. И только на одну ослепительно белую обнаженную грудь падал яркий сноп солнечного света.

Сравнение с Евой напрашивалось само собой. Его постоянно приводили с экранов телевизора и со страниц журналов, и конечно же оно жило в воспаленном воображении мужчин, в душах которых этот снимок пробудил старину Адама. Вскоре она была приглашена в Голливуд, где снялась в нескольких фильмах. В последнем, принесшем киностудии огромные прибыли и благосклонно встреченном даже критикой, Сильвия сыграла главную роль. Затем последовал телесериал «Девичья спальня» и слава телезвезды.

Дверь неожиданно отворилась, хотя изнутри приземистого здания до меня не донеслось ни жужжания зуммера, ни треньканья колокольчика, и я увидел Сильвию. Тут же все зажужжало и зазвенело у меня в голове. А может, мне это только показалось. Передо мной стояла знаменитая звезда телеэкрана, женщина, которую природа щедро одарила красотой, сама Сильвия Ардент во плоти.

Впрочем, не совсем во плоти.

На ней был светло-желтый вязаный свитер и — в более ярких тонах желтого — юбка, шифоновый шарф вокруг шеи и домашние туфли на высоком каблуке. Пушистый свитер был перехвачен узким пояском. Талия, казавшаяся на снимках неестественно тонкой, и на самом деле оказалась именно такой.

Она стояла в проеме двери и улыбалась.

— Привет! — произнесла она.

— Привет! — ответил я, пожалуй, с чрезмерной пылкостью.

Но ведь не каждый день выпадает счастье лицезреть такую красотку, как Сильвия Ардент. Она выглядела даже привлекательнее, чем на цветном телеэкране: светло-кремовая кожа, глаза словно из расплавленного изумруда, золотисто-рыжие волосы, яркие губы. На гладком лбу появилась едва заметная складочка.

— Я… мы с вами знакомы?

— Нет… пока. — Я улыбнулся. — Но вас я, конечно, знаю. Вы — мисс Ардент.

«Кто же может ее не знать», — подумал я.

Она облизнула губы, напоминавшие цветом плащ матадора, и снова улыбнулась:

— Вы ко мне по делу?

— Конечно по делу.

Я вспомнил две фотографии, которые нашел в номере Джелликоу. На одной Сильвия с откровенным сладострастием во взоре смотрела влево, на другой — с тем же сладострастием смотрела вправо. Сейчас ее взор был устремлен прямо на меня, но сладострастия в нем не было.

— По какому делу вы хотели меня видеть?

Я чувствовал, как моя вначале дружеская улыбка превращается в дружескую ухмылку старого знакомого, хотя срок для такой метаморфозы был явно мал. Но трудно было не вспомнить ту давнюю шестистраничную вклейку, которая как бы положила начало моему с ней знакомству. В моей памяти вновь возник образ новоявленной Евы с яблоком. А потом мелькнула мысль, что Уилфреда Джелликоу, может быть, уже нет в живых. Не здесь ли он нашел свою сладкую погибель?

Резкие нотки, прозвучавшие в голосе Сильвии, вернули меня к действительности. Я вдруг забыл, о чем она меня спросила. Ах да, она хотела знать, по какому делу я хотел ее видеть? Конечно, именно так.

Я стер с лица улыбку и строгим деловым тоном сказал:

— Уилфред Джелликоу. Мне известно, что…

Я умолк на половине фразы, потому что Сильвия сделала глубокий вдох и задержала его, отчего ее пышная грудь стала… вы не поверите какой!

Но я все же сделал попытку продолжить.

— В четверг вечером… — выдавил я из себя, — вы и Уилфред были в «Клетке пантеры». И после этого… — Я забормотал что-то невразумительное.

Сильвия наконец выдохнула.

— Так вы здесь из-за Уилфреда? — спросила она.

— Да. Уилфред Джелликоу. — Я постарался коротко изложить суть дела. — Видите ли, я знаю, что в четверг вечером вы были с ним в «Клетке пантеры», и хотел бы узнать, что произошло в клубе после того, как вы ушли оттуда.

Она снова заставила меня умолкнуть. Но не глубоким вдохом. Лицо Сильвии застыло. Улыбка потухла. Глаза уже не походили на расплавленный изумруд, превратившись в зеленоватый лед. Она смерила меня взглядом этих ледяных глаз и спросила:

— Это он вас сюда прислал?

— Никто меня сюда не присылал. Я просто расследую, чем он занимался последнее время, где бывал. Пытаюсь пройти, так сказать, по его следам.

— По его следам? Ха! Мило сказано!

Я удивленно смотрел на нее, ничего не понимая.

— Может быть, я не ясно выразился, — сказал я, тщательно выбирая слова. — Мне известно, что вы и Уилфред Джелликоу в четверг вечером были вместе. И я просто хочу узнать, о чем вы говорили, что делали в «Клетке пантеры» и что случилось с Джелликоу потом…

— Ладно, ладно! — воскликнула она. — Незачем вдаваться в подробности!

Мое удивление продолжало расти.

— Мисс Ардент, вы не возражаете, если мы пройдем в дом? Мне хотелось бы продолжить наш разговор, но, поскольку он у нас продвигается медленно, неудобно вести его в дверях.

Она как-то странно улыбнулась:

— Где уж тут возражать?

Она отступила в сторону, и я прошел внутрь. Сильвия закрыла за мной дверь и почему-то заперла ее на ключ. Затем проследовала по толстому белому ковру к большой кушетке под голубовато-серым покрывалом, на котором были разбросаны разноцветные подушки, и села.

Идя следом, я заметил и другие яркие пятна: абстрактная живопись на стенах, стилизованный под старину грубоватый бар из дерева, четыре стула справа от него. Я сел на другой конец кушетки и выжидающе взглянул на Сильвию, недоумевая, почему наш разговор зашел в тупик.

— Пожалуй, мне следует объяснить цель моего визита, — сказал я.

— Я бы не хотела говорить об этом.

— Но я бы хотел. Ради этого я и пришел. Черт…

— Пожалуйста, не обзывайте меня.

— Я вас не обзываю, просто я чертыхнулся, потому что несколько озадачен. Только и всего.

— Все вы, мужчины, одинаковы! — Сильвия наклонилась в мою сторону, уставилась мне в лицо своими огромными зелеными глазами и сказала: — Вы и вправду все знаете?

— Что все? — удивился я. Красавица все больше меня озадачивала. — О чем вы? — Я легонько постучал себя по лбу. — Что вы имеете в виду?

Она вздохнула:

— Ну ладно.

— Что «ну ладно»? — в недоумении спросил я.

Она будто отвечала на вопросы, которых я не задавал. На мгновение у меня даже мелькнула мысль, уж не является ли она умственно отсталой при всем своем физическом совершенстве. А может, она слышит мистические голоса…

— Я же сказала, что не возражаю, разве не так? — Сильвия пристально на меня взглянула. — Может, я ошибаюсь, но… вы ведь не денег пришли просить?

— Денег? От вас? Ну конечно же мне не нужны ваши деньги.

— Я так и думала. Уилфред тоже не хотел денег… изверг проклятый! И вы об этом знаете, так ведь? Вы чудовище!

Одно было ясно. Разговор с первого момента пошел не по тому руслу, и сейчас опять впереди был тупик.

Я задумался, что же сказать, чтобы внести ясность, но Сильвия успела опередить меня:

— Как вас зовут?

— Шелл Скотт.

— Все же до того хотелось бы знать ваше имя.

— До того?

Пока я раздумывал, что она имеет в виду, Сильвия грациозно поднялась с кушетки и сняла с шеи желтую косынку. Потом расстегнула поясок и бросила все это на ковер. Не спуская с меня взгляда, скрестила на тонкой талии руки, ухватилась за нижний край желтого свитера и одним ловким дразнящим движением стянула его с себя и тоже швырнула на ковер.

Я по-прежнему не имел ни малейшего представления, какой бес вселился в Сильвию Ардент и что означают ее слова и поступки, но признаюсь откровенно: меня это уже переставало интересовать.

Даже в полном одеянии Сильвия Ардент возбуждала не меньше, чем эротичные статуи в индийских храмах Конорака, Белура и Кажурао. Но сейчас, стоя в нескольких шагах от меня в совершенно не отвечающем своему назначению что-то прикрывать желтом кружевном лифчике, она будто телепортировала в мою кровь тонны тестостерона. Теперь она расстегивала «молнию» на юбке.

— Силь… Сильвия! — воскликнул я в полном замешательстве.

— Ни к чему так громко выражать свое ликование, — сказала она и со злостью добавила: — Не думала, что после наших поцелуев Уилфред будет трепаться на каждом шагу. Но вы, без сомнения, поступите так же.

— Как я поступлю?

— Сначала будете целоваться, а потом растреплете об этом.

— Но я не собираюсь делать ничего, о чем можно было бы трепаться.

— Ха! Все так говорят. И Уилфред говорил. И все-таки все вам рассказал. Разве нет?

Я встал.

— Мисс Ардент, — строго сказал я. — Мне кажется, между нами возникло какое-то недоразумение, которое мешает нам понять друг друга.

Но тут ее юбка поползла вниз. Медленно открыла таз, длинные белые бедра, стройные икры, тонкие лодыжки.

Сильвия переступила через снятую желтую материю и отшвырнула ее ногой в сторону.

— О-о-о! — произнес я, вскакивая. — Ну, дело ваше, раз вы не внемлете голосу рассудка. — Я снова сел. — М-м… но вы не можете сказать, что я не пытался вас остановить. — Я говорил совсем не то, что хотел, но в данных обстоятельствах было трудно изъясняться более вразумительно.

Трудно, потому что Сильвия стояла передо мной, опираясь на левую ногу и положив одну руку на сверхженственное округлое бедро, а ее груди были едва прикрыты узкой полоской кружевного лифчика. Еще одна крохотная полоска желтых кружев опоясывала пышные бедра.

По-прежнему держа одну руку на бедре, Сильвия завела другую за спину. Я догадался, что она собралась сделать, и не ошибся. Она расстегнула застежку лифчика, и он почти упал, обнажив одну высокую тяжелую грудь и зацепившись за другое белое полушарие.

Сильвия стояла неподвижно, не спуская с меня глаз.

— Лучше бы я оставалась девушкой по вызову, — запальчиво сказала она. — Это было по крайней мере честнее, чем так.

Она тряхнула плечами, лифчик упал и лег желтым пятнышком у ее ног.

Ее прелестное лицо, на которое я отважился взглянуть, горело гневом. Так мне, во всяком случае, показалось, потому что она продолжала говорить все громче и злее:

— Сначала Гидеон, потом Уилфред, а теперь вы. Интересно, кто будет следующим?

— Вы совсем спятили! — воскликнул я. — При чем здесь Гидеон и…

— Могла бы и шлюхой остаться! Какая разница? — кричала Сильвия. — Меня все равно вынуждают этим заниматься. Гидеон! Уилфред! Вы! Всю жизнь будет висеть надо мной этот дамоклов меч!

— Постойте! Вас вынуждают? Гидеон? Понятия не имею, о чем вы говорите.

Но Сильвия ничего не слышала и не слушала. Поддев пальцами трусики, она собралась было снять и их. Потом остановилась и шагнула ко мне ближе. Теперь она была совсем рядом. Я ощущал тепло ее обнаженного тела, чувствовал нежный запах лосьона, духов, ароматических масел.

— Значит, вас зовут Шелл Скотт, да? Вы не похожи на тех типов, Шелл Скотт. Совсем не похожи. Обстоятельства другие. Я могла бы пойти на это по доброй воле, а не по принуждению.

Руки ее вновь заскользили вниз по бедрам, стягивая большими пальцами треугольник желтой ткани.

«Ну нет! Сейчас или никогда», — подумал я. Молниеносно выбросив вперед руку, я схватил Сильвию за запястье.

— Постойте!

— Что? — Она явно была озадачена.

— Подождите немного! Не снимайте трусов.

— Что?

— Не снимайте трусов.

— Нет уж, сниму!

— Нет, не снимете!

— Сниму!

Она опять пыталась вырваться, но я изо всех сил держал ее запястье, потом свободной рукой схватился за второе. Между нами завязалась борьба. Сильвия оказалась очень сильной. У меня была невыгодная позиция — я сидел, подавшись вперед, а она стояла и с маниакальным упорством тянула вниз трусы.

Несколько мгновений исход нашей борьбы оставался под вопросом. Но я, разумеется, не хотел проигрывать женщине.

И тут, будто бабочка на огонек, в голову мне впорхнула крамольная мысль: «Вот я здесь, с красивейшей женщиной, соблазнительной, божественно сложенной. И она стремится снять трусики. А что же делаю я?»

Глава 4

«Что же делаю я?» — сверлила меня мысль.

Однако в следующий момент я решительно сказал:

— Послушай, детка, давай все же объяснимся. Оставь в покое свои трусики.

— Ты что, чокнутый? — взвизгнула Сильвия. — С приветом, да?

— Сильвия, меня очень заинтересовало то, что вы сказали. Мне надо подумать.

— Подумать? Вам надо подумать?

Было ясно, что никакие разумные доводы сейчас на нее не подействуют. Надо было сначала ее успокоить. Может, тогда удастся поговорить по-человечески. Я резко отклонился назад, увлекая ее за собой. Сильвия потеряла равновесие и упала на меня, продолжая вырываться. Правая грудь ее шлепнула меня по левому глазу, а как только я отпустил ее руки, чтобы обхватить ее за талию, она угодила мне локтем в другой глаз. Это было уже больно. Но мне все-таки удалось завести ее руки за спину. Мне казалось, что я ее одолел.

Но Сильвия была не из тех женщин, которых легко усмирить. Она не признавала поражений. Она продолжала бороться, любым способом стараясь избавиться от последних остатков одежды. Даже в пылу борьбы я не мог не восторгаться ее настойчивостью.

Она уперлась ногой в кушетку и потянула меня за собой. Ей это не удалось, но зато она так толкнула кушетку, что та выскользнула из-под меня, и мы оба полетели на пол. Практически на этом поединок закончился. Придавив ее своим телом, я завладел ее руками, крепко стиснул их и стал ждать.

Прошло десять секунд, пятнадцать. Наконец она расслабилась.

— Ладно уж, — сказала она. — Вы победили. Что будем делать?

— Ничего.

— Ничего?

— Разве что поговорим.

— Вы хотите поговорить? — с расстановкой спросила она. Потом взглянула на потолок, сдвинув выгнутые брови. — О чем же?

— Об Уилфреде Джелликоу, — ответил я.

Итак, мы вернулись к тому, с чего начали. Почти вернулись.

— Будем только говорить?

— Совершенно верно.

— И вы не хотите…

— Нет.

— Правда не хотите?

— Правда.

Она вздохнула и слегка поерзала подо мной. Еще раз вздохнула и снова поерзала. И вдруг улыбнулась. Хитрой, вызывающе самодовольной улыбкой женщины, извечной улыбкой победного поражения, триумфальной капитуляции.

— Черта с два не хотите!

— Не хочу.

— Что же тогда мы делаем на полу?

— Я, например, отдыхаю.

— А почему вы хотите поговорить об Уилфреде?

— Я сыщик и…

— Сыщик? Полицейский? Боже!

— Нет… Я частный детектив. Обычный гражданин. Ни арестовывать вас, ни чего-либо подобного я делать не собираюсь.

— Чего-либо?

— Я же вам говорил.

— Помню. Я вам не поверила.

— Я так и понял.

— Значит, вы сыщик. Тогда зачем вы здесь? Разве вы пришли не для того, чтобы изнасиловать меня?

— Изнасиловать? Вас? Вы в своем уме? Да я в жизни не изнасиловал ни одной женщины! Что я, сексуальный маньяк, что ли? Да я… — Я запнулся и с обидой сказал: — За кого вы меня принимаете?

— Вот я и стараюсь понять, что вы за фрукт. Хотите сказать, будто не знаете, что Уилфред меня изнасиловал? Ну… вроде как изнасиловал. Разве он не рассказывал вам?

— Нет, не рассказывал. — Я умолк, пытаясь понять, что она имеет в виду. — А что это означает — «вроде как изнасиловал»?

Сильвия не ответила. Облизала свои яркие губы и попросила:

— Сдвиньтесь, пожалуйста, немного. Вы ужасно тяжелый.

— О, простите, Сильвия. — Я повернулся, чтобы освободить ее. — Так хорошо?

— Да, намного лучше. Уже могу говорить. А то вы мне даже дышать не давали.

— Ну вот и ладно, давайте поговорим. Прежде всего избавимся от всех неясностей. Имейте в виду, моя единственная цель — найти Уилфреда Джелликоу. В отеле, где он проживает, его нет. Известно только, что в пятницу вечером он был жив и, кажется, здоров. Дай бог, чтобы с ним ничего не случилось. Но все же меня гложет червь сомнения, что его уже нет в живых. Больше того, боюсь, как бы его не убили. Единственная ниточка, которая может привести меня к нему, — это то, что вечером в четверг он был с вами.

— Вечером в четверг и утром в пятницу.

— Его видели вечером в пятницу, так что вы вне подозрений. По крайней мере, убить его вы не могли.

Сильвия улыбнулась:

— Наверное, к тому времени он уже пришел в себя.

— А?.. Ну да. А после этого вы его видели? Может, говорили с ним?

— Нет. А зачем? Та ночь была результатом сделки. Правда, доверять вымогателям нельзя. Вы согласны?

— Сильвия, вы уже несколько раз упоминали о вымогательстве. Сказали, что были девушкой по вызову. Называли Уилфреда и Гидеона. Вы имели в виду Гидеона Чейма?

— Да, этого старого хрыча. С каким удовольствием я скормила бы его акулам! — Она помолчала немного. — Шелл?

— Да?

— У меня затекла нога.

— Простите. — Я подвинулся еще немного. — А что… Уилфред вас шантажировал? Почему? Он что-то знал про вас?

Сильвия опустила шелковистые веки, повернула в сторону голову:

— Ну, одно время я ходила по вызовам. Я думала, вы знаете. Это было довольно давно. И до четверга я считала, что никто в Голливуде не знает о моем… распутном прошлом. Кроме Гидеона. Я ведь снималась у него. Еще когда он в «Премьере» был боссом. В трех фильмах… Два были дрянные, а третий — хороший, имел большой успех.

— Ага. А Джелликоу?

— Он тоже знал. Гидеон наверняка ему и рассказал. — Сильвия поджала губы. — Я занималась этим с полгода, не больше, и очень давно. Я не горжусь этим, но и не очень стыжусь. Я была молодая, сидела без гроша, но была привлекательной… и глупой, конечно.

— Вы мне совсем голову заморочили.

Она медленно повернула голову, приподняла веки и взглянула на меня:

— Значит, слабая у вас головка.

Какое прелестное было у нее лицо! Светлая кожа, изумрудные, влажно поблескивающие глаза. Чуть приоткрытый рот с полными мягкими губами. Потрясающая грудь. Слегка округлый живот, пышные бедра, которые прикрывала лишь узкая полоска желтых кружев…

— Может, поднимемся и сядем на кушетку?

— Как хотите.

Я неуклюже поднялся и уселся на кушетку. Сильвия же неторопливо встала, потянулась, потирая рукой спину, потом села рядом.

— А почему бы вам заодно и не одеться? — сказал я.

— Это было бы довольно глупо. Теперь, когда я уже не представляю для вас никакой тайны. Сделанного не воротишь.

«Интересно, что она имеет в виду», — подумал я.

— Ну ладно. Только уж трусики не снимайте, идет?

— Вы прямо зациклились на этих трусах.

Но она все-таки отодвинулась подальше, и мне стало чуть легче. Немного погодя она сказала:

— Если о моем прошлом узнают, то, даже если кому-то это будет безразлично, найдется много других, которые раздуют скандал, и я не смогу больше здесь оставаться. А это значит — прощай, моя карьера. Жаль, мне так нравилось сниматься в «Девичьей спальне»! У меня там такая симпатичная роль. И наряды красивые.

Сильвия встала с кушетки и заходила взад-вперед по комнате, как часто делают люди в задумчивости. Но на ней были только эти желтые бикини и туфли на высоких каблуках. И будь на ее месте даже гений, вряд ли процесс мышления мог бы доставить мне большее удовольствие.

Первые фразы, которые она произнесла, я прослушал, но потом до меня дошло, что она говорит:

— Уилфред прекрасно знал о моем прошлом. Знал, в каком году это было, в каком городе, знал даже мой тогдашний адрес. Не все, конечно, подробности, но вполне достаточно.

— И угрожал, что обнародует ваше прошлое?

— Да. Обещал, если я не выполню его желаний, рассказать обо всем, да еще с такими подробностями, которые желающие смогут проверить. Расскажет продюсерам, охочим до сплетен журналистам, актерам. В общем, всем, кого это может заинтересовать и кто сможет причинить мне наибольший вред.

Она остановилась посреди комнаты, подняла правую руку и легонько погладила левую грудь.

— Перестаньте, — сказал я.

Сильвия, казалось, не слышала.

— Уилфред знал, что я не могу этого допустить. Я предложила заплатить ему любую сумму за молчание. — Опустив руку, она снова заходила по комнате. — Но он не хотел денег. А только… меня.

— Когда он впервые заговорил об этом?

— В прошлый четверг. Днем.

— Незадолго до того, как вы отправились в клуб?

— Да. Он поставил условие: сначала клуб, шикарный ужин. Шикарный! Мразь такая! Напился до невменяемости! Да и меня напоил. — Сильвия помолчала. — Потом мы приехали сюда.

— И вы с тех пор больше его не видели? И ничего о нем не знаете?

Она покачала головой, повернулась, прошла в конец комнаты, потом вернулась. Лицо ее было задумчиво.

— Сильвия, — строго сказал я. — Остановитесь, пожалуйста, в том углу. Или уж сядьте на кушетку. Только перестаньте вышагивать.

Она засмеялась, но подошла к кушетке и села подальше от меня. Потом взяла подушку огненно-красного цвета, взбила ее и, положив под голову, откинулась назад.

— Так лучше? — спросила она, хотя прекрасно знала, что не лучше.

Я отвернулся. Меня вдруг осенило. Я сердито взглянул на Сильвию и спросил:

— Так вы, наверное, решили… решили, что я добиваюсь от вас того же, что Джелликоу? Но это же смешно!

— А мне не смешно. Я еще ото всего этого не отошла. Стоит мне вспомнить об этом подонке Уилфреде, как все остальные мысли вылетают из головы.

— Сильвия, ну как же вы могли подумать, что я…

— А почему нет? Я вас в первый раз увидела: стоит этакая громадина и смотрит на меня так, будто готова сорвать с меня одежду, даже не заходя в дом.

— Какая чепуха!

— Я здороваюсь, а вы отвечаете какими-то грязными намеками: мол, мы пока незнакомы, но вы меня знаете…

— Да разве есть мужчина, который не знает, кто такая Сильвия Ардент?..

— Самое главное, — продолжала она, — вы не сказали, чего вам надо, а просто глазели на меня, как… не знаю даже, как кто. Скалились во весь рот, сверкали глазами…

— Сильвия, перестаньте! Это же смешно…

— А потом, когда я снова спросила, какое у вас ко мне дело, вы перестали ухмыляться, свирепо уставились на меня и рявкнули: «Уилфред Джелликоу!»

— Да будет вам…

— Вы мне показались очень подозрительным. И что, по-вашему, я должна была думать, коли вы так смотрели на меня и так себя вели? После того как Уилфред пригрозил все рассказать про меня? К тому же вы заявили, что вам многое известно обо мне и Уилфреде и что вы хотели бы так сказать, пройти по его следам, но только вам не хочется этого делать в дверях…

— Прекратите! Довольно! Я не желаю больше слушать…

— Теперь вы понимаете, почему я решила…

— Хватит!

— И точно так же, как Уилфред, вы отказались от денег. Естественно, я и подумала…

— Сильвия Ардент, ради бога, если вы не замолчите, я не знаю, что с вами сделаю!

— Раз вы не подлый вымогатель, о чем я теперь знаю, то особенно возражать не буду.

— Я совсем не это имел в виду, — ледяным тоном сказал я и вдруг увидел, как уголки ее сочных губ насмешливо приподнялись, а глаза озорно сверкнули. Я в сердцах потряс кулаками и уставился в потолок, обвел взглядом стены, мебель, потом снова взглянул в конец кушетки, на Сильвию.

Она лежала, скрестив ноги. Изгиб белого бедра почти скрывал от глаз тонкую желтую полоску бикини. Она по-прежнему опиралась спиной на подушки, прислонившись к подлокотнику кушетки. Одна рука была закинута за голову, другая вытянута вдоль тела. Полуприкрыв зеленые глаза, она смотрела на меня почти сонно.

— Прекратите свои проделки! — сказал я.

Шелковистые веки чуть приподнялись.

— Но я ничего не делаю.

— Ладно, хватит! Вы тут много говорили о Гидеоне, об Уилфреде, обо мне, о том, что у вас возникла эта дурацкая мысль по поводу моих намерений, и намекнули, что все началось с Гидеона. Вы не могли бы объяснить, что имели в виду?

Она вдруг села, выпрямила ноги и сложила руки на груди. Потом покачала головой и сказала:

— Если я вам это расскажу, у меня вообще своих секретов не останется.

— Так что насчет Гидеона?

— Это произошло, когда я снималась в его фильмах. О двух первых картинах я вам уже говорила. Фильмы были дрянные, но не умирать же мне с голоду. Играла я ужасно, у меня был долгосрочный контракт, но платили мне гроши. Гидеон все время приглашал меня к себе в офис. Мы просто болтали. Он был очень добр ко мне, но я понимала, что он старается завоевать мое доверие.

— Как, как?

— Однажды он дал мне посмотреть сценарий, — продолжала она. — Отличный сценарий. И роль прекрасная. Слишком хорошая для меня. Ведь актриса я неважная.

— А по-моему…

— Дайте закончить. — Сильвия придвинулась ко мне и положила руку мне на плечо. — Гидеон предложил мне заключить новый контракт. Сто тысяч долларов за эту роль. В десять раз больше, чем за прежние. Роль была выигрышной, и благодаря ей я могла бы стать звездой. Но тут-то и был подвох.

— Я, кажется, догадываюсь, что последовало дальше.

— Нетрудно догадаться. Та же история, что с Уилфредом, только еще не с ним. — Сильвия помолчала. — Но это не все. Если бы я не согласилась на роль, Гидеон предупредил, что сможет здорово мне навредить. В то время он был в Голливуде могущественной фигурой. — Сильвия сделала еще одну паузу. — Короче говоря, я снялась в этой проклятой картине.

Я молча ожидал продолжения. Но видно, добавить ей было нечего. Сильвия пристально посмотрела на меня и сказала:

— Ну?

— Что — ну?

— Разве мораль читать не будете? Какая я скверная и что возмездием за грехи станет моя смерть?

— Детка, если грехи оплачивать смертью, то я уже много лет пытаюсь покончить с собой.

— Я поняла, что вам можно доверять. Разве стала бы я вам все это рассказывать, если бы не поверила вам?

— Наверное, нет. Но скажите честно, откуда вы знаете, что я не растрезвоню эти пикантные подробности по всему городу?

— Нет, не растрезвоните. Я вам верю. Вы запросто могли меня изнасиловать, но ведь не сделали этого.

— Сильвия, сколько раз повторять, я не насилую.

— Не орите на меня, папочка. — Она пожала плечами. — Ну что ж, у вас была возможность. Держу пари, завтра утром вы об этом пожалеете.

— А я и сейчас уже жалею. Послушайте, мы досконально обсудили всю глубину вашего падения, но я все еще не понимаю, как Чейм докопался до вашего прошлого.

— Ну, вы уже знаете, мне очень хотелось получить хорошую роль, но для этого надо было согласиться на его условия. И мы… договорились. — Она вздохнула. — Я сдержала свое слово. Только ведь до этого он обходился со мной как отец, и я чувствовала себя так, будто совершаю инсект.[2]

— Что?! Здорово донимал вас?

— Это было такое испытание, которое я стараюсь никогда не вспоминать, если только мне удастся его забыть. Да еще если в он не был таким синильным.

— Каким, каким? Ну и что?

— А то, папочка, что вам, может, это и все равно, а мне было очень неприятно.

— Каким он был, вы сказали?

— Синильным. Ну, значит совсем старым, одной ногой стоял в могиле.

— Вы хотели сказать сенильным?

— А что это такое?

— Да ладно, не важно. Так на чем мы остановились?

— Вот поэтому я чувствовала, будто… ну, вы, я думаю, знаете, что означает «совершать инсект»?

— Может, ловить насекомых и сажать их в банку? А если уничтожать их, то с помощью инсектицидов…

— Вот еще, придумали!

— Ага.

— Ну так вот. Неделю за неделей после этого он мне все подмигивал, да пощипывал за разные места и вел себя так, будто осчастливил бедную девушку. И однажды, когда он так щипал меня и ходил петухом, мне все это надоело и я ему все выложила. Сказала, что нечего так задаваться и воображать, будто он первый мужчина в моей жизни. Рассказала, что одно время с полгода была продажной девчонкой и что он у меня не первый клиент, а может, миллионный. Я, конечно, приврала, чтобы позлить его.

— Надеюсь, здорово приврали, а?

— Я ему наговорила грубостей, и он так разъярился, я думала, его удар хватит. Вот тогда он, видно, и начал обо мне разузнавать. Нанял детективов. У него их было полно, пока он заправлял студией. Они и разнюхали, что я была шлюхой. Я бы никогда не призналась ему в этом, если бы он меня так не разозлил.

Пока я переваривал то, что мне рассказала Сильвия, она вскочила и заявила:

— Как хотите, но мне надо походить.

Она прошлась до двери, обратно, потом подошла к деревянному бару в углу комнаты, уселась на стул, свесив руки между ног.

— Но я все-таки не понимаю, зачем Чейм рассказал о вашем прошлом Джелликоу.

Сильвия потрясла головой:

— Не знаю. Уилфред не говорил, как он узнал. Но он узнал, и этого было достаточно.

— Если Чейм нанимал детективов, Джелликоу мог прочитать их донесения. А может, и сам Чейм ему рассказал. А как вы думаете, про вас с Чеймом Джелликоу тоже знал? О вашей… сделке?

— Мне кажется, да. С уверенностью сказать не могу, но он ведь был в курсе всех дел, видел контракты, знал, что где происходит. И держался со мной как-то странно. Да, наверняка он уже все знал про меня.

— Как давно это было? Я имею в виду вашу сделку с Чеймом.

— Четыре с половиной года тому назад. А когда меня пригласили на телевидение и картина имела большой успех, мне удалось разорвать контракт с Чеймом. Да он меня и не удерживал.

— Может, все эти четыре с половиной года Джелликоу страдал по вас. Я нашел у него в номере две ваших фотографии.

— Неужели? Я не знала. — Сильвия соскользнула со стула. — Ну вот, папочка, так все и было. Теперь вы знаете историю моей жизни.

— Почему вы упорно зовете меня «папочкой»?

— Ну не отцом же вас называть, это было бы глупо. А почему… сама не знаю. Просто когда мужчина мне нравится, я называю его папочкой.

— Да?

— А вы не такой свирепый, когда улыбаетесь. И вообще, по-моему, вы неплохой парень. Если хотите, буду называть вас Шелл. А «папочка» — это ласковое обращение. Вот как бы вы ласково называли меня?

— Ну… может, мамма?[3]

— А что это значит?

— Посмотрите в словаре.

— У вас есть еще вопросы?

— Вроде нет.

— Значит, вы уходите?

— Да. Надо во что бы то ни стало переговорить с Гидеоном Чеймом.

— Не говорите ему о том, что я рассказала вам.

— Не скажу.

— И вам можно верить?

— Можно.

— Я вот думаю, наверное, не все, что вы говорите, — правда.

— На что вы намекаете?

— Теперь-то я знаю, что вы не вымогатель.

— И что из этого следует?

Сильвия ответила не сразу. Сделала большой скользящий шаг в мою сторону и остановилась совсем близко. Руки ее были опущены вдоль туловища, ладони прижаты к гладким упругим ляжкам. И вдруг ее руки медленно поползли вверх, миновали округлые бедра, поднялись еще чуть выше.

— Вы говорите, я могу вам доверять? — с улыбкой спросила она. — Вы — не шантажист. И даже не проповедник. И, как уверяете, не насильник или кто-то там еще…

— Я не говорил, что я — «кто-то там еще».

Сильвия, все еще улыбаясь, взялась за края узких желтых трусиков и медленно, очень медленно стала опускать руки. Тоном отвергнутой, покинутой, одинокой и презираемой женщины — как-никак она все же была актрисой — сказала:

— Я надеюсь, все это правда, и вы все-таки не станете меня насиловать.

— Ну… не совсем так, — улыбнулся я.

Глава 5

Гидеон Чейм перенес два сердечных приступа. Первый — года два назад, а второй — недавно. Последний был результатом обширного поражения коронарных артерий и едва не прикончил Гидеона Чейма. Неделю назад он тем не менее перенес операцию на открытом сердце и пока был жив и здоров.

Уехав от Сильвии Ардент, я навел справки о Чейме, проглядев вырезки из последних газет. Лежал он в небольшой частной клинике «Уэстон-Мейси» на бульваре Колорадо в Пасадине. Клиника была небольшой и весьма привилегированной. Даже при пустячном заболевании для поступления туда надо было иметь уйму денег.

Чейм был на волоске от гибели. Его положили в воскресенье 27 августа и на следующий же день прооперировали. Во вторник, 29 числа, он был почти при смерти, если судить по тем сообщениям, которые я читал и которые фактически представляли собой некрологи. В среду его состояние было таким же. Но в четверг, в последний день августа, наступило улучшение, и он, можно сказать, восстал из гроба. Из списка тяжелобольных его вычеркнули, он стал быстро набираться сил и к вечеру в пятницу уже сидел в постели. Вот как иногда бывает.

Я поднял трубку и позвонил к себе в контору.

— «Шелдон Скотт. Расследования», — послышался голос Хейзл, телефонистки из Гамильтон-Билдинг. Она отвечала также на звонки полудюжины других компаний: «Бартон и Блейм. Адвокатская контора», «Корпорация Трейсерс», фирма «Новинки со всего света» и других.

— Я хочу поговорить с грозой злоумышленников, основательным, трудолюбивым, убежденным трезвенником…

— Вы, наверное, имеете в виду Шелла Скотта?

— Как вы догадались?

— Просто я его знаю. Но боюсь, сэр, вы не сможете поговорить с мистером Скоттом. Он лежит пьяный в своем кабинете, положив голову в плевательницу… Шелл, — перестала дурачиться Хейзл, — ни в одной больнице Джелликоу нет, и ничего нового я больше не узнала. За последний час вам трижды звонил один и тот же человек. Очень хотел с вами поговорить.

— Он назвал свое имя?

— Да. Это мистер Гидеон Чейм. Он оставил номер своего телефона.

— Черт возьми!

— В чем дело?

— Ни в чем. Просто я еду сейчас к нему в клинику. Хочу попытаться поговорить с ним. Он сказал, что ему нужно?

— Нет. Сказал только, что хочет встретиться с вами лично по чрезвычайно срочному делу и что он находится в больнице.

— Я знаю. Спасибо, Хейзл. Кроме гамбургера я угощу тебя еще молочным коктейлем с клубникой.

— Нет, вы угостите меня шампанским и чудовищно дорогим обедом в «Сканди».

В третьем часу, когда я ехал по Фривею и был уже на полпути к Пасадине, мне показалось, что за моим «кадиллаком» увязался «хвост». Я заметил темно-синий «линкольн», который держался через одну-две машины позади меня. А когда ехавший за мной и, видно, спешивший «ягуар» вдруг обогнал меня и «линкольн» оказался непосредственно за мной, родитель, как мне показалось, умышленно притормозил и позволил обогнать себя другой машине.

Я ехал со скоростью шестьдесят миль в час, но постепенно сбавил ее до пятидесяти, а потом и до сорока пяти. За мной шел красный «меркьюри», а «линкольн» — за ним. И вдруг «меркьюри» с ревом обогнал меня и круто свернул в мой ряд. Водитель, видно, подобным образом хотел продемонстрировать свое негодование таким копушей, как я, да еще на дороге, где нет ограничения скорости. Но «линкольн» не сделал ничего подобного. Наоборот, казалось, водитель вот-вот остановится. А когда я снова прибавил скорость, между мной и темно-синим седаном сразу оказались две машины.

Достигнув конца Фривея, я проехал по Парковой аллее, свернул направо, проскочил несколько кварталов и въехал на просторную стоянку перед крупным торговым центром. Остановив машину, я выключил мотор и оглянутся. «Линкольн» тоже свернул на площадку и остановился метрах в пятидесяти от меня. Были видны фигуры сидящих впереди, но разглядеть их мне не удалось. Из машины никто не вышел.

В бардачке у меня лежал небольшой компактный бинокль… Я вынул его и пошел в супермаркет. Укрывшись за коробками со стиральным порошком, я выглянул из окна торгового центра. «Линкольн» стоял на месте. Я поднес к глазам бинокль и стал наводить фокус. Несколько покупателей, кативших мимо нагруженные тележки, озадаченно таращили на меня глаза.

Когда изображение стало четким, я разглядел на переднем сиденье двух мужчин. Казалось, они были от меня всего в двух шагах. И слава богу, что это только казалось. Потому что одного из них звали Маккиффер — о нем я уже упоминал выше, — а другого — Уоллес Стэнли, по кличке Вонючий, и от обоих можно было ждать беды.

Вонючий сидел рядом с водителем. Это был высокий тощий мужчина с лысой вытянутой головой и такой жесткой щетиной на подбородке, что ею можно было поцарапать даже алмаз. Он мог побриться в восемь утра, а к вечеру его борода уже отбрасывала тень. Свою уникальную кличку он получил не только из-за того, что мылся лишь в день рождения Джорджа Вашингтона и не мог вывести насекомых под мышками, но и потому, что несколько лет тому назад другой бандит покромсал его складным ножом.

Один удар пришелся по руке, а другой изуродовал ему нос, да так, что его конец вместе с ноздрями оказался свернутым набок. В сочетании с круглым маленьким ртом образовалась гримаса, как будто он воротит нос от какого-то смрадного запаха. Уоллес рассчитался со своим обидчиком, всадив ему в спину шесть пуль из пистолета 45-го калибра. С тех пор за ним и укрепилась кличка.

Его приятель и босс — тот, что сидел за рулем, — был не менее примечательной личностью. За подкуп и соучастие в преступлении Маккиффер отсидел два года в тюрьме Сан-Квентин, но избежал срока за ряд нападений с причинением телесных повреждений, а также за два убийства, о которых мне было известно. Он был высокого роста — футов шести с лишком, — с узкими бедрами и широкими плечами, прямыми черными волосами и сонным взглядом карих глаз. Людей с похожей внешностью можно было встретить на улицах сплошь и рядом. Он носил очки в роговой оправе. У него был скошенный подбородок, а сам он, как поговаривали, был слабоват по части храбрости. В общем, ему бы быть бухгалтером или продавцом в книжном магазине.

Оба головореза слыли весьма неприятными личностями, опасными и беспощадными в минуты дурного настроения, в каком они пребывали почти постоянно. У меня ни с ними, ни с другими громилами Киффера неприятностей, по крайней мере серьезных, не было. Так почему же тогда эти бандюги увязались за мной?

Смешно было вспоминать, что всего несколько часов назад я смотрел на миссис Глэдис Джелликоу с некоторым опасением и лениво размышлял о Маккиффере, над черноволосой головой которого вчера просвистели пули. По слухам, стрелял один из бандитов Эдди Лэша, самого, пожалуй, главного в городе преступного авторитета.

Уж не знаю, был ли он главарем или только лицом, приближенным к криминальному миру, но во всяком случае процветающим «бизнесменом» он был. Лэш жил в красивейшем пентхаусе на крыше одного из двух высотных зданий на Уилширском бульваре, известных под названием «Грайан-Апартамент». Там у него был роскошный, чудовищно дорогой, великолепно обставленный номер люкс.

Об архитектурных достоинствах этого особняка мне известно потому, что мне довелось побывать на шикарном приеме в столь же роскошных апартаментах по соседству с апартаментами Лэша.

Вид Маккиффера заставил меня вспомнить о Лэше не только из-за вчерашней попытки прострелить тому голову, а еще из-за того, что было бы менее удивительно, если бы на «хвосте» у меня повис Эдди Лэш или один из его «служащих». И это при том, что прошло уже почти два года с тех пор, как мне пришлось скрестить копья с Лэшем. Он, правда, обладал хорошей памятью и не забывал про тех, кого желал бы превратить в трупы. И я не сомневался, он с радостью проделал бы это со мной. Но это уже другая история.

Я опустил бинокль, вытащил записную книжку и вписал туда номер машины: FZ-440. Принадлежала она несомненно Маккифферу. Он каждый год покупал новый «линкольн» и всегда одного и того же цвета — темно-синий. После этого я вернулся к своему «кадиллаку» и выехал со стоянки. У первого же светофора я свернул налево, в то время как синий «линкольн» тащился еще далеко сзади. Так мне удалось от него оторваться.

Я проскочил два светофора в последний момент перед тем, как зажегся красный свет, попетлял по переулкам и, убедившись, что избавился от непрошеных попутчиков, направился в клинику «Уэстон-Мейси».

* * *

В коридоре клиники мне встретилась медсестра в зеленой форме. Она улыбнулась и прошла мимо. Ее туфли на низком каблуке поскрипывали по натертому до блеска полу. Я остановился перед палатой номер 16 и постучал. Низкий рокочущий голос, не похожий на голос больного человека, рявкнул:

— Входите!

Я вошел в палату и закрыл за собой дверь. Палата была просторная, белоснежные шторы были подняты. Широкое окно выходило на зеленую лужайку с цветочными клумбами. В комнате в трех вазах тоже стояли цветы. Новая мебель, телевизор.

Гидеон Чейм в голубой пижаме с короткими рукавами сидел очень прямо на широкой больничной кровати, опираясь спиной о подушки. До пояса он был укрыт одеялом.

— Мистер Скотт? — спросил он.

Перед тем как ехать к нему, я звонил в клинику, так что он ждал меня.

— Совершенно верно. Вы хотели меня видеть?

— Да. Мне известно, что вы разыскиваете Уилфреда Джелликоу. Я крайне заинтересован, чтобы его нашли. И в его благополучии тоже. Расскажите, что вам удалось узнать.

Вот так, прямо с ходу он и приступил к делу. Мне был знаком такой тип людей.

Даже на больничной койке, едва избежав смерти, он производил впечатление прочности, солидности, силы. Несмотря на жилистые руки и слегка обвисшие щеки, он был в отличной форме для человека шестидесяти трех лет, неделю назад перенесшего сложную операцию на сердце. Крупный, широкоплечий, с большой головой. Лицо с широким мясистым носом и толстыми губами. Почти черные глаза были окружены морщинами. Над переносицей залегли глубокие складки. Волос почти не осталось. Его всегда зычный голос не ослаб, видно, и сейчас.

— Ну? — громко и нетерпеливо рявкнул он повелительным тоном.

— Откуда вам известно, что я разыскиваю мистера Джелликоу? — спросил я.

Чейм окинул меня грозным взглядом. Его черные с проседью брови, густые и лохматые, крыльями опускались к переносице и там соединялись. Они выглядели как одна длинная, дважды изогнутая бровь и напоминали небольшую летящую птицу.

Он яростно сверкнул глазами и гаркнул:

— Вас это не касается. Ваше дело — принять к сведению, что мне это известно, и я хочу знать, что вы обнаружили. Не беспокойтесь, я вам хорошо заплачу. Очень хорошо.

— Нет, не заплатите.

— Что?

— Вы мне ничего не будете платить, мистер Чейм. У меня уже есть клиент.

— Да вы, я смотрю, нахал!

— Я уже сказал, у меня есть клиент, и докладывать все, что нужно, я буду ему.

— Проклятье! — зарычал он. — Я требую, чтобы вы сказали, если знаете, где Уилфред Джелликоу.

— Как я понимаю, вы не знаете, где он?

— Перестаньте отвечать дурацкими вопросами на мои вопросы. Черт бы вас побрал… — Он продолжал в таком духе еще некоторое время, отпуская на мой счет в высшей степени нелестные замечания.

Я подождал, пока он успокоится, и мягко сказал:

— Мистер Чейм, обычно я не могу ударить слабого пожилого человека, который к тому же лежит на смертном одре, но у вас есть шанс дожить до глубокого старческого маразма, если вы будете так добры и прекратите поливать меня бранью.

Он разинул рот, приготовившись изрыгнуть очередную порцию ругательств, но потом передумал и, лязгнув зубами, закрыл рот. Выпятил сжатые губы и надвинул на глаза свою единую длинную бровь.

— В сущности, — продолжал я, воспользовавшись его молчанием, — я приехал с единственной целью — задать вам несколько вопросов. Повторяю свой первый вопрос. Откуда вам известно, что мой клиент поручил мне отыскать Джелликоу?

В мозгу Гидеона Чейма, видно, происходила борьба. Наконец, еще громко, но уже спокойнее он сказал:

— Так вы работаете на клиента? Я даже не знал этого, хотя у меня в городе есть люди, которые охотно снабжают меня информацией, если им кажется, что она может меня заинтересовать. Они знают, что мистер Джелликоу много лет является моим ближайшим и высокоценимым партнером. Так вот, пять разных лиц сообщили мне, что Шелл Скотт связывался со своими источниками, наводил справки, в полиции, больницах, включая эту, разыскивая мистера Джелликоу. И к вашему сведению, передавая мне информацию, они так не нахальничали…

— Ну ладно. Я действительно разыскиваю Джелликоу. Где он — пока не знаю. Похоже, и вы тоже не знаете. — Я помолчал. — Так вы только из-за этого просили меня срочно приехать?

Он крепко зажмурился, поднял руки, сжал их в кулаки и с силой ударил по одеялу. Открыл один глаз, потом другой и спросил:

— Вас раздражает, что мне хотелось бы знать, где находится мой давний друг и партнер? Или что мне очень бы хотелось, чтобы вы проявили щедрость и сообщили мне, если его обнаружите? Или хотя бы намекнули? Вас что, удивляет, что я предпочитаю такой способ? Или вы рассчитывали, что я вылезу из постели и пойду искать его сам, шатаясь по улицам? Одной рукой держась за больное сердце, а другой — за исколотую задницу?

— Успокойтесь, — сказал я, — а то швы разойдутся. Мой долг перед клиентом — узнать, если смогу, где находится Джелликоу. Вы хотите того же. Так вот. — Я сделал паузу. — Если вы ответите на несколько вопросов, это может облегчить его поиски.

Он глубоко вздохнул и выдохнул:

— Ну?

— Когда вы видели его в последний раз?

— За несколько часов перед тем, как лечь в клинику.

— Значит, в воскресенье, двадцать седьмого августа.

Чейм выпятил губы, но ничего не сказал.

— Вы общались с ним с тех пор?

— Говорил по телефону в пятницу утром.

— Вы можете сказать — о чем?

Он заколебался:

— Нет, не могу. Вас это не касается.

— Ну ладно, мистер Чейм. Вы просили, чтобы я бросил все дела и приехал к вам. Я приехал, повидал вас, а теперь прощайте…

— Э-э… минутку, — произнес он. — Есть еще одна проблема.

Я сделал безразличное лицо:

— Да?

Чейм снова заколебался, но потом, видно решившись, сказал:

— Я крайне заинтересован в благополучии мистера Джелликоу. Проблема, о которой я говорю, не такая серьезная, но для меня очень важная. Два последних года я писал историю своей жизни. Свою автобиографию, которую назвал «Я». Думаю, вы согласитесь, что история жизни Гидеона Чейма представляет собой документ большой ценности.

Он взглянул на меня, ожидая моей реакции. Но я промолчал.

Он был прав. Чейм был частью истории киноиндустрии. Более того, он, конечно, немало знал о звездах и суперзвездах Голливуда, об истинных талантах и о тех, кто имел дутую славу, даже о мошенничествах и скандалах, о которых знали очень немногие. Ведь в течение трех десятилетий он обладал реальной властью в этом мире. Его автобиография, вне всякого сомнения, будет важным историческим документом, а возможно, даже и занятным чтением. И уж, конечно, она автоматически станет бестселлером.

— Когда я ложился в клинику, — продолжал Чейм, не дождавшись моего ответа, — я осознавал, что предстоящая операция может оказаться для меня роковой. Поэтому я отдал законченную рукопись мистеру Джелликоу, поручив ему в случае моей смерти передать ее издателю, с которым у меня уже была договоренность об издании книги после моей смерти. — Чейм приложил руку к сердцу. — По крайней мере, книга станет моим посмертным памятником.

Он снова выжидательно умолк. И снова, надо полагать, разочаровался во мне.

Убрав руку с груди, он продолжал:

— В том случае, если я переживу операцию, мистер Джелликоу должен был вернуть мне рукопись. На четвертый день после операции я уже достаточно оправился и мог поговорить с ним по телефону. Я попросил принести рукопись на следующий день.

— Это тот самый звонок в пятницу утром, о котором вы говорили? Вы сказали также, что с двадцать седьмого числа вы Джелликоу не видели. Значит, ваш верный друг и компаньон на следующий день, то есть позавчера, в субботу, не пришел.

— Нет, не пришел. Рукопись существует только в одном экземпляре. Мистер Джелликоу понимает ее ценность, и, я уверен, он бы непременно возвратил ее, будь у него возможность. Поэтому я очень беспокоюсь. И о нем, и о рукописи.

— Вы несколько раз упоминали о ценности рукописи. Вы не допускаете мысли, что Джелликоу понял, какой ценный документ попал ему в руки, и решил его не возвращать?

Однако мое предположение нисколько не взволновало Чейма. Он даже слегка улыбнулся, как мог бы улыбнуться голодный волк перед тем, как вцепиться в добычу.

— Нет, мистер Скотт. Вы не знаете Джелликоу, а я знаю. Он не способен на такой поступок. Он бы умер со страху. Дело в том, как ни жестоко это может показаться, но он прекрасно знает, что его ждет, если он вызовет мое недовольство. Он… Я дал ему понять, что обладаю достаточной властью и не остановлюсь ни перед чем, чтобы наказать того, кто посмеет причинить мне вред.

— Хорошо, — сказал я. — Допустим, вы человек суровый, и Джелликоу это знает. Допустим также, что не только вы, а чуть ли не весь город понимал, что вы вполне могли отдать концы здесь, в клинике, и едва не отдали. И если бы вы умерли, Джелликоу нечего было бы бояться наказания.

— Не забывайте, мистер Скотт, он знает, что я не умер. Я ведь сам говорил с ним в пятницу и велел вернуть рукопись.

— Да, это так. В пятницу утром он убедился, что вы живы и здоровы. Но ни во вторник, ни в среду и, наверное, даже в четверг он этого не знал.

В глазах Чейма промелькнула настороженность.

— В котором часу вы ему звонили, мистер Чейм?

— Ну… было… — рассеянно сказал он, видно о чем-то размышляя, — еще очень рано. Часов семь утра.

— Ага. — Я знал, что Джелликоу до рассвета пробыл у Сильвии Ардент. — Какой у него был голос? Бодрый, настороженный? Или сонный?

— Немного вялый. Мой звонок его разбудил.

— А может, он спросонья не понял ваших распоряжений, снова заснул и…

Чейм покачал своей большой головой:

— Нет, все понял. Я объяснил ему предельно ясно, можете мне поверить.

— Очень интересно, мистер Чейм. Но зачем вы все это мне говорите?

— Хочу поручить вам найти и вернуть мне рукопись. Раз уж вы разыскиваете мистера Джелликоу.

— Вы, наверное, не поняли. У меня есть клиент, и я выполняю его поручение. Я не могу заниматься двумя делами сразу.

Чейм фыркнул:

— Ну хорошо. Вас наняли разыскать мистера Джелликоу. Ну и делайте это для своего клиента. А для меня попытайтесь найти и вернуть рукопись. Это ведь не помешает вашей основной задаче? И если вы сумеете вернуть мне рукопись, я готов заплатить вам любую разумную сумму.

— Какую, например?

— Назовите сами, мистер Скотт.

— Как насчет десяти тысяч долларов?

Я ожидал, что он взорвется. Но ничего не произошло. Чейм сидел спокойно и смотрел на меня.

— Идет, — сказал он.

Я облокотился о спинку кровати у него в ногах:

— Простите, мистер Чейм. Я пошутил. Просто интересно было узнать, насколько сильно вы заинтересованы в том, чтобы вернуть рукопись.

Я знал, каким безжалостным, непреклонным и даже опасным мог быть при желании этот человек. Знал, что в прошлом он был заносчив и многих заставлял страдать. Но никогда прежде я не видел, чтобы глаза его горели таким гневом. Будто тлеющий в их черноте огонь разгорелся вдруг во всю мочь. Красным пламенем они, конечно, не пылали, но искры в них пробегали. Рот его тоже преобразился. Стал тверже, жестче.

— Вы хотите сказать, что ничем мне не поможете?

Я пожал плечами:

— Не совсем так. Буду иметь в виду вашу рукопись, раз уж я о ней знаю. Но пока не найду Джелликоу или не узнаю, что с ним случилось, ничто не должно мешать моей работе.

Чейм слегка кивнул, но ничего не сказал.

— В каком она виде, чтоб я знал, что искать? Просто стопка бумаги? Отпечатана на машинке или написана от руки?

— Разумный вопрос. Она написана моей собственной рукой. Но не ищите рукопись как таковую. Я положил ее в стальной кейс и запер его. — Чейм показал руками, какого он размера: с фут длиной, восьми — десяти дюймов шириной и около шести глубиной… — Затем залил растопленным воском замок и запечатал вот этим кольцом. — Он поднял правую руку и показал большой перстень с печаткой.

Я улыбнулся:

— Видно, вы здорово доверяете старому другу Джелликоу, а? Да и всем остальным. Так когда-то короли делали, пользуясь воском и королевским крестом… — Я вдруг осекся. — А воск был зеленый?

— Да. После того я завернул кейс в толстую оберточную бумагу и тоже скрепил ее зел… — Чейм вдруг умолк. На лице у него отразилось недоумение. — Откуда вы знаете, что воск был зеленый?

— Воск может подсказать, лазил ли кто-нибудь в кейс или нет. Но остановить того, кто задумал его открыть, не может.

— Будь кейс не запечатан и не заперт, Уилфред мог бы из любопытства заглянуть в него, но он никогда бы не посмел…

— Посмел бы. И залез в кейс. С Уилфредом и впрямь произошла метаморфоза.

— Что? О чем вы говорите? Что такое? — всполошился Чейм.

— С утра пятницы, то есть после вашего звонка, Джелликоу больше не появлялся в отеле «Кавендиш». В номере у него все перевернуто вверх дном. Видно, там что-то искали. Когда я осматривал номер, в ящике комода я обнаружил обломок, как я думал, какого-то камня. Может, полудрагоценного. Однако теперь я уверен, это был кусочек воска. Так что ваш старый друг, видно, соскоблил воск и открыл кейс.

Гидеон Чейм судорожно то открывал, то закрывал рот. Лицо его стало зеленовато-желтым, и он упал на подушки. Язык, похожий на кусок вареной печенки, вывалился. Из губ вырывалось прерывистое дыхание.

Было совершенно ясно, старик отдавал концы.

Глава 6

Я подскочил к нему, но Чейм уже втянул обратно язык и, все еще хватая ртом воздух, что-то доставал из верхнего кармана пижамы.

— Воды, — прохрипел он, вынув маленький пузырек. Снял с него крышку и бросил в рот небольшую таблетку.

Я схватил кувшин, торопливо налил полный стакан и подал ему. Он глотнул, вода потекла по подбородку и пролилась на пижаму. Я стал искать звонок, увидел шнур, болтавшийся над краем кровати, и схватился за него.

— Не надо, — остановил меня Чейм. — Нет надобности. — Голос его уже не хрипел. — Сейчас станет легче. Не звоните. Одну минуту. — Он выпил еще воды и вернул мне стакан. — Спасибо. Все в порядке. Это был просто… шок. Не могу поверить… Непостижимо… Чтобы Уилфред посмел меня ослушаться! Невероятно!

— Подумайте, — сказал я. — Вы отдали Джелликоу рукопись, когда легли в клинику. На следующий день вас прооперировали. Во вторник и в среду все газеты сообщали, что вы умираете. В теленовостях вас показали как умирающего. В четверг утром все уже с вами прощались. И только к концу дня стало ясно, что кризис миновал и вы пошли на поправку.

— И какие же выводы вы из этого делаете, мистер Скотт?

— Подумайте сами. Большинство людей верит в то, во что им хочется верить. Вот и Джелликоу, возможно, многие годы мечтал, чтобы вы поскорее убрались на тот свет. На прошлой неделе он решил, что вы умираете, и, лелея эту надежду, в конце концов поверил в нее. Для него вы были уже не умирающим, а мертвым. И он вскрыл кейс, наплевав на воск. Что о нем теперь беспокоиться? Никто не узнает. Гидеон Чейм умер, его нет, капут, теперь он покойник.

— Хватит бубнить одно и то же!

— Джелликоу ожил, расцвел. Вы даже не представляете, до какой степени! И вот он открывает кейс, листает страницы и соображает, что можно здорово подзаработать, продав оригинальную, написанную собственной рукой Гидеона Чейма рукопись.

— Невероятно!

— И он так и сделал. Продал рукопись.

— Вы с ума сошли!

— Более того, я даже знаю, за сколько он ее продал. За пять тысяч долларов. Дешево, конечно. Но получил он именно пять тысяч.

Я замолчал. Гидеону опять стало плохо. Я бросился к кувшину и налил еще стакан. Но на этот раз Гидеону вода не потребовалась. Он похватал ртом воздух, издавая малоэстетичные звуки, и через минуту снова уже мог говорить. Он еще не оправился от шока, но уже не умирал. Он оказался крепким орешком. Не так просто было его прикончить.

— За пять тысяч? Откуда вы можете знать о моих пяти тысячах?

— Ваших?

— Ну конечно, дурья ваша башка! Я вложил в кейс не только рукопись, но и чек на эту сумму.

— Зачем?

— Когда я отдавал Джелликоу рукопись, я сказал ему, что в кейсе лежит чек на его имя, по которому он получит от издателя деньги, когда выполнит мое поручение. Деньги предназначались ему в награду за труды, если бы, конечно, мистеру Джелликоу пришлось потрудиться.

— Выходит, он знал, что внутри лежит чек на его имя?

— Знал. Но я не сказал, на какую сумму.

— И это были пять тысяч долларов. Он и получил пять тысяч.

— Но может, он получил их наличными, за определенные услуги. Или в подарок. Мало ли как.

— Он получил их по чеку в своем банке.

— А-а, по чеку, — угрюмо протянул Гидеон. — По моему?

— Не знаю. В банке мне отказались сообщить эту информацию. Но в данной ситуации я полагаю…

— Ну так только вы полагаете.

Я подошел к телефону возле кровати Чейма и позвонил в банк «Континенталь». Трубку поднял тот же мистер Констанс. Я назвал себя, сказал, что нахожусь в палате мистера Гидеона Чейма, и попросил его оказать любезность и перезвонить в клинику мистеру Чейму. И если чек, предъявленный Уилфредом Джелликоу, был выдан мистером Чеймом, сообщить об этом ему лично.

Я положил трубку и стал ждать. Через некоторое время раздался звонок. Чейм взял трубку.

— Да? — хмуро сказал он. И вдруг рявкнул: — Да-да, черт возьми, конечно, это я, Гидеон Чейм! Скажите… — Он слушал внимательно. — Что? — спустя некоторое время воскликнул он. — Что-что?

Эти возгласы сказали мне все, что я хотел знать. Чейм, громко зарычав, отшвырнул трубку — в буквальном смысле слова отшвырнул. Я ее поднял.

— Что это за чудовищный шум? — раздался из трубки голос мистера Констанса.

— Повторите, пожалуйста, то, что вы сообщили мистеру Чейму.

Он повторил. Действительно, чек на пять тысяч долларов был подписан Чеймом. Я поблагодарил мистера Констанса и положил трубку.

— Боже мой, это правда! — У Чейма снова начинался приступ. Но меня это уже не волновало. Я стал привыкать к ним. — Сукин сын! — орал Чейм. — Он вскрыл кейс! Украл рукопись! Я погиб! Как он посмел! Что с ним такое случилось?

— А случилось то, что я вам и говорил. Он счел вас мертвым. И больше вас не боялся. Понимаете, что им двигало? Логически мы теперь можем доказать, что Джелликоу вскрыл кейс и взял рукопись и чек, потому что считал вас уже покойником или почти покойником, что ненамного лучше.

— Да перестаньте вы…

— И тут, когда он был на вершине счастья, раздается звонок. И кто же ему звонит? Гидеон Чейм собственной персоной. Для него это было все равно что звонок с того света. «Алло», — говорит он весело, как птичка, и что же слышит в ответ? «Джелликоу? Это Гидеон. Давай ноги в руки и чеши сюда — с рукописью и чеком…»

— Мистер Скотт!

— Даже если он и очень хотел снова упрятать кейс в запечатанную обертку, чтобы вы не узнали, что он его вскрыл, это было невозможно — деньги по чеку он уже получил. Скрыть это он никак не мог. Наверное, его пот прошиб, а?

— Наверное…

— Так что Джелликоу пришлось пуститься в бега, чтобы скрыться от возмездия Гидеона Чейма. Особенно если он успел продать рукопись…

Я постоял молча, стараясь сосредоточиться. И вдруг меня осенило. Я улыбнулся Гидеону Чейму — не слишком приветливо — и сказал:

— Историю с пятью тысячами баксов мы выяснили. Джелликоу получил их не за рукопись. — Я выдержал паузу. — Не исключено, что он мог и продать ее. И не за пять тысяч, а значительно дороже. Так ведь?

Лицо Чейма было хмурым. Он молчал.

— Так ведь? — повторил я. — Вы же хотите вернуть эту проклятую рукопись, а? Если Джелликоу еще не загнал ее, он вполне может это сделать. Как, по-вашему, может?

— И найдет немало желающих ее купить, — ответил наконец Чейм.

Я продолжал улыбаться:

— Назовите кого-нибудь из их числа.

— Ну… — Он задумался. И вдруг его как прорвало: — Автобиография — правдивая история моей жизни. Кроме того, я попытался разоблачить ложь и клевету, которой подвергался в течение жизни и особенно за последнее десятилетие. Для этого мне пришлось много рассказать о некоторых личностях, что, к сожалению, может поставить их в неловкое положение.

— Вы называли имена, даты, место действия и тому подобные факты?

— Кое-где называл, но кое-где приходилось маскировать настоящие имена и события, принимая во внимание закон о диффамации.

«Еще бы», — подумал я. И постараться обойти его при первой возможности. Такой человек, как Чейм, мог позволить себе действовать на грани дозволенного. Особенно если знал, что рукопись будет опубликована после его смерти.

В Голливуде постоянно циркулирует множество слухов: сплетни о такой-то мисс «А» или таком-то мистере «X», о какой-либо феноменальной оргии, о чьем-то неблаговидном поступке, а то и серьезном преступлении. До широкой публики эти сплетни не доходят, но в узком кругу — на вечеринках, в барах и спальнях — о них перешептываются, злорадствуют или посмеиваются. Обычно они так и остаются в разряде пикантных сплетен, но кто-то где-то всегда знает скрывающуюся за ними правду, которая порой оказывается еще более пикантной и скандальной, чем сами слухи.

Гидеон Чейм несомненно принадлежал к числу тех, кто всегда был в курсе истинного положения дел. И в своей автобиографии он, очевидно, предал эту правду гласности в интересах, так сказать, справедливости. И даже если имена, время действия и места событий были вымышленными, истории эти достаточно узнаваемы и «узкий» круг лиц легко мог догадаться, кто является истинными действующими лицами. Чейм наверняка об этом позаботился.

— Продолжайте, — попросил я, — и поподробнее, пожалуйста.

Я подвинул стул к кровати и сел. Но когда он снова заговорил общими фразами, я перебил его:

— Нет, так дело не пойдет, мистер Чейм. Эта рукопись — мина, и вы это знаете. И она уже, может, под кого-то подложена, и Джелликоу вот-вот подожжет запал.

— Я не могу смириться.

— Одну минутку. Факт похищения рукописи мы установили, теперь займемся похитителем — Уилфредом Джелликоу. Он прочитал ваш манускрипт и, конечно, заинтригован и потрясен содержащимися там откровениями. И тут ему приходит в голову блестящая — хотя для него и страшноватая — идея. Он снова, уже с большим вниманием и все возрастающим волнением, погружается в вашу автобиографию. Но на этот раз для того, чтобы выбрать из тех людей, которые там названы — или почти названы, — тех, кто на основе компрометирующей информации мог бы оказаться наиболее уязвимыми с точки зрения шантажа.

— Шантаж? Исключено! Абсурд какой-то! Там нет ничего похожего на шантаж, черт бы вас побрал!

— Перестаньте втирать мне очки. Я случайно узнал, что Джелликоу уже использовал некую информацию для шантажа. Почти наверняка он почерпнул этот компромат из какой-то части вашей автобиографии, где вы сами, держу пари, благоухаете, как поле фиалок.

Чейм не обиделся на мою прямоту. Что-то более важное отвлекло его внимание. Его черные глаза забегали.

— Вам известно, что он пытался кого-то шантажировать?

— Да. И успешно.

— Кого?

— А это конфиденциальная информация. Другими словами, я вам не сообщу.

— Но… Это точно был Джелликоу? Вы уверены?

— Уилфред Джефферсон Джелликоу. Никакого сомнения.

Чейм задумался:

— Вы говорили, его номер был обыскан и там все перевернуто вверх дном. Может…

— Послушайте. Джелликоу пустился в эту авантюру, когда решил, что вы — мне неприятно об этом вам снова напоминать — умерли или, по крайней мере, при смерти. Но вы стали быстро поправляться, и он оказался в пиковой ситуации. Однако дело было сделано, он сжег за собой мосты. Что ему оставалось? Только удариться в бега. Не исключено, что он сам перевернул все в своем номере, чтобы создать впечатление, будто его ограбили, похитили, убили — все, что угодно. А сам куда-то смылся. Но вот куда — это мне и предстоит выяснить. И вы тот человек — возможно, единственный человек, — который может мне в этом помочь.

Черные глаза Чейма снова забегали.

— Мистер Скотт, я не могу согласиться, что в моей автобиографии есть что-то…

— Постойте, дайте мне закончить, а потом уже будете рассказывать, какой вы хороший. Поверьте, Уилфред уже взял за глотку одного человека, и весьма успешно. Поэтому вполне вероятно, что он примется шантажировать и других. Если уже не начал. Совершенно очевидно, метаморфоза с Уилфредом Джелликоу произошла именно тогда, когда он обнаружил ваше «Я», то бишь автобиографию Гидеона Чейма. И не будь между этими событиями связи, я счел бы это невероятным совпадением. Вам это ни о чем не говорит, мистер Чейм?

Чейм молчал. Глаза его были прищурены, кожа вокруг глаз совсем сморщилась, он теребил нос и кривил губы. Было заметно, что он очень взволнован.

— Так что, — продолжал я, — вполне логично предположить, что Джелликоу будет избирать своими жертвами не тех, кого можно лишь поставить в неловкое положение, а тех, кого он сможет разорить или нанести весомый ущерб и кто заплатит ему за молчание — и заплатит щедро.

Чейм ничего не говорил, но слушал внимательно.

— Если это так, — продолжал я, — то надо добраться до этих людей раньше Джелликоу или вскоре после него. Тогда, возможно, и удастся его обнаружить, а заодно — и вашу рукопись. И вы, конечно, знаете, кто эти люди, кого Джелликоу в первую очередь начнет шантажировать. Черт возьми, какую же опасную книгу вы написали! Надеюсь, мистер Чейм, у вас хватит благоразумия сказать мне, кто эти люди.

И Чейм открыл мне их имена.

Когда он умолк, я гасил уже четвертую сигарету и смотрел на него почти с восхищением.

— Да, дошлый вы человек, ничего не скажешь! — воскликнул я. — Свели счеты со всеми, кто когда-то взглянул на вас косо. Я понимаю, как вам было неприятно рассказывать об этих людях, но, наверное, это не все, есть и другие, а?

— Другие?

Я молча ждал.

— Ну… мистер Скотт, не могу же я за несколько минут вспомнить каждый миг своей жизни. Как бы…

Я прервал его:

— Я имею в виду других, с которыми вы были тесно связаны. Вы забыли упомянуть, например… — И я перечислил полдюжины имен, включая Сильвию Ардент и Уоррена Барра.

Помогло, конечно, то, что Чейм от меня знал, что Джелликоу уже шантажировал одного человека, но не знал, кого именно. Но это мог быть кто-то, кого он не упомянул в своем рассказе. Поэтому он и выдал еще немного компромата на двоих из шести названных мною лиц, которые фигурировали в его напичканной именами автобиографии. Это были Сильвия Ардент и Уоррен Барр.

О Сильвии он рассказал, что она была проституткой по вызову. Признался, что воспользовался услугами частного сыскного агентства, и что ему это влетело в копеечку. Но зато он узнал названия отелей, адреса домов, где проходили свидания, и даже пикантные высказывания некоторых особо довольных клиентов. Но о своих отношениях с Сильвией не обмолвился ни словом.

Раз уж он утаил что-то о Сильвии, мог сделать то же самое, рассказывая о результатах своего расследования деятельности Барра. Правда, некоторые специфические детали он все же упомянул, и этого было достаточно, чтобы прижать Барра, если потребуется.

Я не был уверен, воспользуюсь этим или нет, но Уилфред Джелликоу воспользовался — я уже не сомневался.

Слушая, как Чейм нехотя пересказывает эпизоды из рукописи, я, как бы между прочим, спросил:

— Вы, случайно, не знаете парня по имени Маккиффер? Или Вонючего Стэнли?

Чейм покачал головой. Потом бросил на меня пронзительный взгляд:

— Вонючего? Вы хотите сказать, что знаете человека с таким именем?

— Я спрашиваю, знаете ли вы его настоящее имя — Уоллес Стэнли?

Гидеон снова покачал головой:

— Нет, не знаю. А кто они?

Я описал обоих, но Чейму это ни о чем не говорило.

— Они — бандиты, — пояснил я, — каждый из которых за сотню долларов прирежет даже беспомощную старушку.

— Да что вы, серьезно?

— Куда уж серьезней! Ладно, черт с ними! А как по-вашему, мистер Чейм, почему за мной сегодня увязались два бандита? Ехали за мной по пятам.

Выдержка, которую Чейм проявлял последние минут пятнадцать, начала ему изменять. Видно, пятнадцать минут были для него пределом.

— Ну и наглый же вы сукин сын! — воскликнул он в сердцах. — Я знать не знаю никаких бандитов. И если они следили за вами, то при чем здесь я?

Я улыбнулся:

— Может, никаких бандитов вы и не знаете, но давайте говорить начистоту. Вы далеко не так чисты, как свежевыпавший снег. По крайней мере, Гидеон Чейм, автор «Я».

Он снова сжал кулаки и стукнул по одеялу. Вылупленные глаза были похожи на водяные пузыри. Наконец он сказал, как мне показалось, искренне:

— Мистер Скотт, меня не интересует, что вы думаете обо мне, моем характере и моих поступках. Я раскрыл в своей автобиографии немало тайн, которые многим причинят ужасные страдания. Тем, кто заставил мучиться меня. Я сделал это сознательно. Но сейчас меня ужасает, что я мог так поступить.

Он помолчал, а потом тихо добавил:

— Я смотрел в глаза смерти, мистер Скотт. Впервые в жизни. Переживания такого рода меняют людей. Изменили они и меня.

Мне показалось, что он сказал все, что хотел. Подходящий момент, чтобы уйти. Но Чейм продолжал:

— Вы должны найти и вернуть мне рукопись. Должны. Чтобы я мог ее уничтожить.

— О! Ну что ж, если повезет и я найду ваш манускрипт, я могу избавить вас от лишних хлопот и сжечь ее сам.

— Ради бога, нет! Ту часть… что касается меня, надо сохранить. А все остальное я уничтожу.

Я смотрел на него. В голове кружились разные мысли.

— Ладно, мистер Чейм, посмотрю, что можно сделать.

Он подвигал губами и черными с проседью лохматыми бровями. Он был явно взволнован, когда я уходил. Закрыв за собой дверь, я хотел сделать шаг влево и буквально чуть не налетел на Эдди Лэша.

«Легок на помине», — мелькнула мысль.

Эдди Лэш. Собственной персоной. У него был такой же мертвенно-бледный, отвратительный и угрожающий вид, как и тогда, когда я видел его последний раз. Вернее, в тот раз, когда он стрелял в меня.

Глава 7

Да, он стрелял в меня.

Два года тому назад я охотился за одним наркоманом из его шайки — его звали Кейси, и он ограбил особняк моего клиента, восьмидесятилетнего миллионера.

Мне удалось узнать от своего осведомителя, что в одном доме в западной части Лос-Анджелеса у Кейси поздно вечером назначена встреча с продавцом героина. Я поджидал его, благоразумно укрывшись в полутемном переулке напротив старого дома, за которым вел наблюдение.

К несчастью, Кейси не только прибыл в компании Эдди Лэша, но и приближался к дому со стороны полутемного переулка, откуда я так благоразумно наблюдал за домом.

Я оказался в рискованном положении не только потому, что они находились у меня за спиной, но и потому, что во время нашей прошлой встречи я сильно, но не смертельно, ранил парочку узколобых из шайки Эдди Лэша, который с тех пор жаждал меня пристрелить.

Я услышал позади их голоса и обернулся. Я сразу узнал их, хотя в переулке было темновато, и выхватил из-под пиджака свой кольт 38-го калибра. Но они заметили меня первыми, и, пока я разворачивался, Лэш успел выстрелить.

Пуля прошла через мягкие ткани плеча и не задела кость. Но Лэш стрелял из пистолета «магнум», а если его десятиграммовая пуля, летящая со скоростью 1400 футов в секунду, даже слегка вас заденет, она неминуемо сшибет вас с ног.

Меня она и сшибла.

Я упал на правый бок. Пуля пробила мне левое плечо, но правой рукой я сумел удержать пистолет. Я перекатился на спину и разрядил кольт, целясь в смутно видимые фигуры, которые находились от меня не более чем в десяти футах.

Я не сразу понял, что Лэш выстрелил еще два раза, а Кейси — один. Видно, долго вытаскивал оружие. Все три пули пролетели мимо меня. Я попал Кейси в голову, в сердце и задел правую берцовую кость. Не слишком метко, каюсь. Но мне еще повезло: все-таки я попал в него и не отстрелил себе ноги. Да, очень повезло.

Потому что в Кейси мне удалось всадить три пули из трех. А вот в Лэша я один раз промахнулся, зато две следующие пули угодили Эдди в живот и на три месяца испортили ему пищеварение. Кейси отправили в морг, Лэша — в больницу. Я тоже попал в больницу, но только утром.

Потом было следствие. Никого не отправили в тюрьму и даже не предъявили обвинение. Лэш упорно держался версии, что просто прогуливался с приятелем, когда я открыл по ним стрельбу. Почему по переулку? А почему бы и нет?

По крайней мере, в тюрьму я не угодил. А Лэш три месяца провалялся в больнице. До меня дошли слухи, что он поклялся разделаться со мной при первой же встрече. Но с тех пор я этого негодяя не видел.

До настоящего момента.

Конечно, это был шок — неожиданно столкнуться с ним лицом к лицу. Вернее, двойной шок. Потому что, когда я вышел из палаты Гидеона Чейма, Лэш уже протягивал правую руку к ручке двери.

Эдди Лэш? Пришел проведать Гидеона Чейма? Который не знаком ни с какими бандитами?

— Привет, Эдди, — сказал я.

Он не ответил. Мы стояли друг против друга на расстоянии всего какого-то шага. Лэш был футов шести с лишком, чуть ниже меня, но весом я превосходил его фунтов на пятьдесят, а то и больше.

— Ну что же ты стоишь тут? — весело спросил я. — Доложить мистеру Чейму, что к нему пожаловал Эдвард Лэш? — Я взглянул в его жуткие бледно-голубые глаза: — Ты пришел по делу? Хочешь застрелить его?

Лэш так и не произнес ни единого слова. Он никогда не был разговорчив и сейчас только смотрел на меня в упор. Вид у него был пренеприятный. А когда Эдди Лэш вот так, не моргая, пялится с выражением величайшей злобы на физиономии, даже у меня начинают бегать по спине мурашки.

Этот тип был не просто дрянью, а самой отъявленной дрянью среди себе подобных. Мерзавец из мерзавцев, закоренелый наркоман, извращенец. Он был похож на покойника, которого неудачно забальзамировали, на страдающий смертельной болезнью призрак. Высокий, тощий как скелет, с торчащими костями, холодный снаружи и изнутри. Выглядел он больным. В бледном лице ни кровинки, и даже глаза, налившиеся кровью, казались белыми.

— Эдди, похоже, ты окоченел. Может, тебе напиться крови, лечь в свой гроб и отдохнуть до следующего новолуния?

Лэш по-прежнему молчал. Только смотрел на меня.

Пялился он не дольше десяти секунд. Но какими долгими они мне показались! Глаза у него были будто заморожены, такие они были холодные. Казалось, их не растопило бы и летнее полуденное солнце. Глубоко запавшие, тусклые, бледного голубого цвета, на бескровном лице они походили на крошечные отрытые могилы.

— Ну, рад был повидаться. Приятно было снова поболтать с тобой, Эдди. Но мне пора.

Я стал обходить его и только тут заметил, что он, как обычно, пришел с Виком. Виктор Пайн стоял поодаль, прислонившись к стене, и следил за нами. Вернее, за мной. Это была одна из его обязанностей — не спускать глаз с того, кто общается с Лэшем.

Собрат и приятель Эдди, второй человек в банде, он уже добрый десяток лет исполнял обязанности охранника и убийцы. Преступник, гангстер-телохранитель с накачанными мускулами, такой же жестокий и опасный головорез, как и сам Эдди Лэш. Разве только Эдди был башковитее.

Я слегка вздрогнул, увидев Вика Пайна, и почувствовал, как по спине пробежал холодок. Во-первых, я мило поговорил с Эдди, а во-вторых, вспомнил, что Виктор Пайн и Уоррен Барр — приятели. Близкие приятели. Друзья-собутыльники. Барр… и Вик Пайн.

Но времени поразмышлять над этим у меня не оказалось.

Эдди Лэш схватил меня за руку своими костлявыми, но на удивление сильными пальцами и повернул к себе лицом. Не совсем лицом к лицу, потому что не так просто меня повернуть, если мне этого не хочется.

Но все же он довольно сильно рванул меня за руку и наконец хоть что-то изрек:

— Ты что здесь рыщешь, легавый?

Я стоял не шелохнувшись:

— Эдди, запомни раз и навсегда. Держи свои лапы подальше от меня. А сейчас немедленно убери свои клещи и никогда больше ко мне не прикасайся.

Его глаза не отогрелись ни на йоту, не ослабил он и свою хватку. Пожалуй, даже крепче вцепился в мою руку. Каждый из нас в той или иной степени чего-то не переносит.

Я, например, терпеть не могу, когда меня трогают, даже по-дружески. Например, если в подвыпившей компании кто-то в порыве чувств бросается мне на шею и начнет пускать в ухо слюни. Но когда такой тип, как Эдди Лэш, вызывающий у меня физическое отвращение, злобно хватает меня за руку, нервы мои тем более не выдерживают.

Я ухватил его за мизинец и стал отгибать его назад, пока Эдди не отпустил мою руку. Честно признаться, я, видно, переусердствовал, потому что его бледное лицо исказилось от боли.

— Ах ты, падла безмозглая! — прошипел он, стиснув зубы и прищурив глаза. — Псих проклятый!

— Кончай, Эдди. С меня на сегодня хватит. Больше я не намерен терпеть твою брань. Так что заткнись и давай разойдемся.

Однако он не обратил ни малейшего внимания на мои слова. Лицо его утратило привычную бледность и приобрело синюшный оттенок, как будто внутри билась гангренозная кровь.

— Ты кому это говоришь, форсун безмозглый? Мне никто не смеет приказывать!

Я повернулся к нему лицом.

Позади меня тут же возник Вик, но с этим я ничего поделать не мог. Я понимал, что из соображений безопасности нельзя оставлять у себя за спиной Вика, но я был так поглощен Эдди Лэшем, что соображения безопасности отошли на второй план. Хотя я ни на минуту не забывал, что Вик Пайн стоит позади.

Эдди Лэш, однако, оказался еще неосмотрительнее меня. Он не мог не понимать, что я уже наслушался от него столько, сколько не простил бы хорошенькой девчонке, и что коридор больницы — удобное место, чтобы утихомирить его. Но он, то ли по беспечности, то ли утратив бдительность, продолжал выкрикивать ругательства. Голос его срывался на визг, в уголках рта показалась пена.

— Чтоб ты знал, недоносок…

— Не слишком любезно, — вкрадчиво сказал я и со всего размаха ударил его.

Пока он изрыгал ругательства, у меня было достаточно времени, чтобы занять удобную позицию. И когда я нанес правым кулаком удар, я вложил в него всю тяжесть своих двухсот пяти фунтов. Я целился ему в рот. Мой кулак вначале уперся в зубы, потом ощутил лишь десны. Челюсть Эдди отвисла, оцарапав мне кожу на пальцах. Мне показалось, что моя рука попала в пасть голодного тигра. Но Эдди Лэш, видно, уже ничего не чувствовал. Но ничего — почувствует, когда придет в себя.

Голова его дернулась и отвалилась назад, будто оторвалась от шеи. Вслед за головой пошатнулось и туловище, и Эдди рухнул на пол, проехавшись по натертому до блеска паркету.

От такого удара меня по инерции бросило вперед. Я согнулся, едва не потеряв равновесие. Но, выпрямляясь, я уже доставал правой рукой свой кольт, одновременно разворачиваясь лицом к Вику Пайну.

Я мог бы и не слишком торопиться. Жирное лицо Вика с разинутым ртом и вытаращенными глазами выражало полную растерянность. Однако его правая рука уже тянулась к левому плечу.

Ему оставалось совсем немного, и тогда я был бы на волосок от гибели. Откровенно говоря, я не верил, что Вик решился бы пристрелить меня прямо здесь, в коридоре клиники, в общественном месте. Нет, не решился бы, если бы прежде подумал. Тревожило только, в состоянии ли он вообще думать.

Это было недостатком Вика. Одним из недостатков. Он часто действовал — порой очень жестоко — не раздумывая. Не будь Лэш и сам психом, вряд ли он взял бы к себе в услужение почти законченного психопата, каким был Вик Пайн. Не скажу, что Вик выглядел таким уж идиотом. Напротив, нарушения психики у него наблюдались не постоянно. Просто у него бывали такие периоды, или циклы, когда благоразумие полностью его покидало. Остальное время он был относительно нормальным.

Похоже, сейчас он находился в относительно нормальном состоянии.

По крайней мере, его правая рука замерла поверх темного костюма. Он ничего не сказал.

Но я не смолчал:

— Ну что ж ты, Вик, остановился? Давай, двигай руку дальше. Я готов. В любом случае тебе куда-то надо ее девать.

Он опустил руку и осклабился. Сомнения Вику были неведомы. Он был жестоким парнем, по-настоящему жестоким. Еще в большей степени, чем Лэш. Но не внушал такого отвращения, как Лэш. Никто не внушал такого отвращения, как Лэш.

Справедливости ради надо отметить, что Вик был даже привлекательным мужчиной. Не красавец, но крепкого телосложения, с внешностью настоящего мужчины. Он и одевался хорошо. Может, даже слишком хорошо. Бандиты средней руки, располагающие деньгами, порой любят щегольнуть, не то что крупные преступники, главари мафии и им подобные. Они люди опытные. Понимают, что к чему. Как правило, одеваются они скромно, живут в дорогих, но не бросающихся в глаза квартирах в престижных районах города, дают деньги на благотворительность, общественные нужды, а иногда и отдельным лицам, таким, как полицейские, члены муниципального и законодательного советов, а порой и мэру или губернатору. Живут скромно, не шикуют, внимания не привлекают.

Но Виктор Пайн был другой породы. Он любил шик и блеск. Носил костюмы по триста долларов, шил рубашки на заказ с монограммой на левой стороне, вышитой крупными буквами, дорогую обувь ручной работы и, как я слышал, сшитые на заказ жокейские трусы. Драгоценности он тоже носил: часы за тысячу двести долларов и на мизинце левой руки бриллиантовое кольцо за двенадцать тысяч. Я заметил блеск бриллиантов на часах и перстне, когда он по моему приказу доставал пистолет левой рукой.

— Для своей коллекции стараешься, Скотт? — усмехнувшись, спросил он.

— Нет. Брось его на пол, и подальше.

Он наклонился и подтолкнул свой пистолет. Он покатился по полу коридора. В этот момент из-за угла бокового коридора показалась медсестра и быстрым шагом направилась в нашу сторону.

Она заметила странный предмет, который катился по полу, и устремила на него взгляд. Вначале она смотрела на него с любопытством, но, когда он прокатился мимо, она разглядела, что это такое, и, вскрикнув «А-а!», проводила пистолет взглядом, пока он не остановился в нескольких метрах от нее.

Несколько секунд она стояла неподвижно, потом быстро оглянулась, увидела Вика, меня, распростертого на полу Лэша и снова закричала.

Звук лишь на пару деци