Книга: Мистификация



Мистификация

ЧЕРНЫЕ ВОРОНЫ 5. МИСТИФИКАЦИЯ

Ульяна Соболева и Ульяна Лысак


КНИГА КУПЛЕНА В ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИНЕ 


WWW.FEISOVET.RU 


ПОКУПАТЕЛЬ: Ольга Давыдова (oadavidova79@mail.ru) 


ЗАКАЗ: #262432781 / 03-авг-2017


КОПИРОВАНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ТЕКСТА 


ДАННОЙ КНИГИ В ЛЮБЫХ ЦЕЛЯХ ЗАПРЕЩЕНО!


Интернет-магазин фэнтезийной


литературы feisovet.ru


У нас:


Cообщество современных и интересных авторов


постоянно пополняемая коллекция электронных книг


самые разные жанры – фэнтэзи, любовный роман,


приключения, юмор, эротика


бонусы в виде бесплатных книг для постоянных


покупателей


Приглашаем к сотрудничеству новых


авторов http://feisovet.ru/avtoram


ОГЛАВЛЕНИЕ:

АННОТАЦИЯ

ПРОЛОГ

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

ГЛАВА 9

ГЛАВА 10

ГЛАВА 11

ГЛАВА 12

ГЛАВА 13

ГЛАВА 14

ГЛАВА 15

ГЛАВА 16

ГЛАВА 17

ГЛАВА 18

ГЛАВА 19

ГЛАВА 20

ГЛАВА 21

ГЛАВА 22


АННОТАЦИЯ:

Когда в игре замешана большая политика и большие деньги, то каждый ход врага может оказаться блефом. Нужно быть готовым ко всему: к грязным ставкам, кровавым выигрышам и тому, что не всегда побеждает тот, у кого козыри на руках. В один прекрасный момент все может оказаться ловко подстроенной мистификацией противника.

В пятой книге серии «Черные Вороны» противостояние между Андреем Вороновым и Ахмедом Нармузиновым продолжается. Теперь между ними стоят не только месть и ненависть, а дочь самого азиата, из-за которой прольются реки крови и играть придется не на жизнь, а на смерть.


{На лице от грима полосы… Под парик запрятав волосы

Маска людям улыбается, плачет, стонет и кривляется

Слышен гул с аплодисментами, и букеты с комплиментами

Тело куклы – провокация… ее смех – мистификация….

А потом в гримерке прячется… Перед зеркалом расплачется

На лице все швы расходятся, в вопле маска вдруг заходится

Под пластмассой слезы пятнами… под костюмами распятая

На шарнирах извивается и от боли задыхается…

На груди, под швами ржавыми, умирает сердце рваное

Снова грим, ресницы, волосы… запоет веселым голосом

Маска людям улыбается, плачет стонет и кривляется

Слышен гул с аплодисментами и букеты с комплиментами

Тело куклы – провокация… ее смех мистификация….

И никто не знает после… когда все уходят гости

Тишина… аккорды стонут, слезы под дождем утонут

Маска голая, без грима, плачет… воет от любви

От несбывшейся любви…

(с) Ульяна Соболева}


ГЛАВА 1. Лекса


У меня было такое чувство, что я похоронила себя заживо. Замуровала в душный мешок без окон и без дверей, без возможности когда-нибудь из него выйти, без права на обжалование собственного приговора. Медленная смерть в каменном склепе с позолоченными стенами, роскошью, лживым миром внутри и снаружи. Мишура. Какая же все это мишура. Я раньше и не понимала, насколько все бессмысленно. Эта жизнь, мои стремления, детские мечты, какие-то цели, миллионы поклонников, слава. Всего лишь год назад я была совсем другим человеком, а сейчас мне кажется, что я и не я больше, а тоже мишура. Новогодняя, блестящая хлопушка. Хлоп-хлоп-хлоп. На потеху семье, толпе, фанатам… выстреливаю разноцветными фантиками, радую народ, а внутри пусто… так пусто. Клоун в колпаке и с тонной грима на лице. Всегда с одним и тем же выражением идиотского лицемерного счастья. Они аплодируют, что-то кричат, я смеюсь, улыбаюсь, а мне рыдать хочется и послать их к чертям, а потом бежать, бежать обратно к нему, раскинув руки, а в голове та… наша мелодия. Как же часто я слышу ее наяву, но так и не могу сыграть больше. Пальцы порхают над клавишами, точно знают, куда опуститься, но я не прикасаюсь, потому что услышать – это так же больно, как и понимать, что ничего уже не вернуть обратно. Но она звучит у меня в голове, и я даже вижу, как ОН ждет меня где-то там, где ничего не имеет значения, где-то там, в заснеженном Венском лесу, и сильно сжимает в объятиях, так что кости хрустят и голова кружится-кружится, как и снежинки в небе. И наши поцелуи со вкусом снега. Лёд и огонь. Я горю, и я же таю. А потом картинка растворяется, и я снова вижу переполненную залу в нашем доме, довольное лицо отца, Саида, каких-то родственников, друзей семьи. Они улыбаются, кричат, хлопают. Хлоп-хлоп-хлоп, а я вздрагиваю, как от выстрелов.

И на выступлениях всегда всматриваюсь в лица и ищу безнадежно его глаза цвета черного кофе с бархатом, и не нахожу. И это правильно…Его здесь и не может быть. Такие не ходят на концерты жалких бездарных певичек. У него есть женщины иного круга. Те, с кем не стыдно. Как Настя. Интересно, он уже женился на ней? Или переехал с ней в свой новый дом?


Опустила микрофон и слегка поклонилась. На сцену летят цветы. Кто-то пытается прорваться на сцену, но охрана мешает.

Как странно. Без Андрея в моей жизни тут же исчезли все краски, я оказалась в полной темноте и пустоте. Она была холодная и скользкая на ощупь, как змея… как мой внутренний голос, который жалил меня ядом изо дня в день, отравлял каждый вздох, стирал мою радугу, словно чудовищным ластиком. Каждый оттенок по очереди. Я понимала, что Андрей никогда не выберет меня, никогда я не буду иметь право стать частью его жизни. Полноценной, настоящей частью, которую не стыдно показывать окружающим и семье. За меня ему будет стыдно всегда. Перед всеми, кто его окружает, а особенно перед своей дочерью. Рано или поздно они сорвутся в ненависть. В испепеляющее презрение ко мне и ко всему, что со мной связано. Да, говорят, что дети не виноваты в поступках своих отцов, но это лишь слова. Сотрясение воздуха. Невозможно справиться с эмоциями, невозможно отключать воспоминания, можно лишь притворяться до поры до времени, но рано или поздно ненависть взорвется брызгами серной кислоты и разъест все вокруг. Люди склонны жить ассоциациями, и это нормально. Определенная музыка вызывает определенные воспоминания, как запах, звук, вкус. Я всегда буду ассоциироваться для семьи Воронова со смертью и болью. Они будут смотреть на меня и думать о том, что сделал с ними мой отец. Так же, как я думаю об этом. Смотрю на него и думаю о том, какое же он чудовище. Мой отец. И во мне растет дикая, отчаянная ненависть, которая когда-нибудь взорвется. Никогда не знала, что способна на нее до этого момента, а сейчас поняла, что она меня сжирает и обгладывает с каждым днем все сильнее. Потому что родителей, да, не выбирают… а хотелось бы выбирать. Иногда лучше быть сиротой. Может, кто-то и решит, что я зажралась, что никогда мне не узнать, что это значит – без родительской ласки расти и в нищете. А я бы жила. На улице бы жила, имя сменила, внешность, лишь бы его фамилию не носить, не думать о том, скольких убил, скольким жизнь искалечил… сколькие меня вот так проклинают только потому, что я его дочь. Все чаще я думала о матери. Представляла ее себе и не понимала, как она могла любить этого монстра. У меня в голове не укладывалось слово «любовь» рядом с моим отцом. Скорее, я могла бы поверить, что ее заставили, изнасиловали, похитили. И в ту же секунду начинала лихорадочно дрожать от понимания, что если узнаю, что в ее смерти виновен он – никогда не прощу, а может и сама лично убью его.


***

Стираю грим, блестки, и смотрю, как потеки черной туши по щекам текут. Грязные, страшные. И так каждый раз. Там, снаружи, толпа гудит, а я плачу, глядя на свое отражение. Зачем мне все это? Рукоплескания, поклонение, конкурсы, продюсеры… Не хочу ничего. Лечь хочу, глаза закрыть и музыку свою слушать беспрерывно… слушать и о нем думать. О глазах его черных, как бездна, темнеющих от желания, или таких светлых-светлых, как осенние листья, когда улыбается и что-то рассказывает, а в уголках век сеточка тонких морщинок появляется. Справа их три, а слева четыре. Я точно знаю. Каждую целовала, а он смеялся, и во взгляде столько нежности, сколько я за всю свою жизнь не чувствовала… О губах его думать мягких, горячих, таких чувственных и терпких на вкус. Как проводит ими, не целуя, вдоль шеи, и у меня по коже мурашки бегают, а он их кончиком языка слизывает и обжигает затылок. Щекотно и в то же время так эротично, что у меня дыхание сбивается и глаза закатываются. Думать о руках, которые на теле следы невидимые оставили и не смыть ничем, не стереть. Руках, которые дарили такое безумное наслаждение, что, казалось, я умираю. Иногда резкие, грубые, властные, а иногда осторожные, уверенно-нежные, доводящие до сумасшествия каждым прикосновением к ноющим соскам, или между ног, где даже от воспоминаний все начинает пульсировать и дрожать, наполняясь влагой. Думать о волосах его жестких, какие они под моими пальцами, как сжимаю их и тяну к себе, чтоб в губы впиться голодными поцелуями, а он отстраняется, не дает целовать, злит, играется, то слегка касаясь губ, то отстраняясь, а потом набрасывается голодным зверем, заводя мои руки за спину и отбирая весь контроль себе.

Я наши последний вечер и ночь в голове прокручивала постоянно. Каждое его слово перебирала, каждый взгляд, и думала о том, что было бы, если бы не сбежала, если бы не взяла сотовый у Карины и не позвонила отцу. И иногда мне до безумного отчаяния казалось, что я могла быть счастлива. Просыпаться каждое утро в его объятиях или сонно отвечать на поцелуи, когда уезжает по делам и оставляет одну в еще неостывшей постели, а потом приезжает средь бела дня, врывается в дом, в мою комнату, в меня. Голодный, истосковавшийся, дикий, и обратно на целый день в свой графский мир со своими законами, которые я не понимала и никогда, наверное, не пойму. Или велит охране сопроводить меня в город, в его офис, чтобы просто закрыть кабинет на ключ и взять прямо у двери, а потом отправить обратно и строгим тоном велеть не есть мороженое, потому что вечером он хочет, чтобы я для него спела… Боже, зачем мне все эти концерты, публика, слава, если мне нужен только один зритель? Один единственный, и пусть даже не аплодирует, а скептически вздернет бровь и усмехается уголком рта, и я чувствую себя полной бездарью… но ЕГО бездарью.

« – А помнишь, как мы в самолете в «правда или действие» играли?

– Конечно помню! Кто еще посмел бы меня андроидом окрестить?

– А давай опять сыграем… - и, не дожидаясь ответа, сразу продолжила – правда или действие?

– Правда, Александра...

– Ну что же, начнем с простого. Какой твой любимый цвет?

– Черный!

– Все же черный? Даже теперь?

– Да. Но зато теперь я начал замечать и другие. Моя очередь: правда или действие?

– Действие!

– Спой мне… спой свою самую любимую песню. Прямо сейчас…

– Ой… Андрей… Может, в другой раз?

– Игра есть игра. Ты же певица, Александра. Выступаешь перед многотысячной публикой. Так в чем же дело?

– Да… ты прав. Конечно, я спою…

Я была в твоем времени наверно временно

Я была в твоем имени цветом инея

Билась жизни каждый миг для тебя

Билась в каждый миг у тебя где-то в сердце


Ты мой город из песка, моря и облака

Ты мой лучший день и снег, корабли и свет

Ты мой… лучшая любовь для тебя

Безупречна боль без тебя… где-то в сердце


Ты вся моя любви история, судьбы история

История меня ты

Вся моя печаль... и светел миг... история без края и конца

Ты…*1


– Никаких временно, Александра. Даже не думай об этом…

– Это… это же всего лишь песня…

– Мы напишем другую..

– Мы?

– Да, именно мы…»


Но не написали, и никогда не напишем. Теперь у каждого свои ноты. В ту последнюю ночь я прощалась с ним, сама не давала спать, жадно тянулась к губам, порочно соблазняла снова и снова, чтобы насытиться хотя бы немного. Наивная… это же как наркотик. Чем больше доза, тем сильнее тянет и тем мощнее должна быть следующая, потому что кайф будет уже не тем.

« – Моя ненасытная девочка. Такая горячая, такая чувственная. Что же ты делаешь со мной?»…

Люблю… Люблю тебя. Просто люблю тебя так сильно и невыносимо, что мне хочется умереть. У меня жизнь на той последней ноте закончилась. Я больше дышать не умею, я пою не так, двигаюсь иначе, спать не могу без тебя. Ты обещал найти и вернуть снова… Что ж ты больше не ищешь? И понимаю, что говорить можно что угодно… Это я люблю его, а он… Я не верила, что Воронов умеет любить. Может быть, когда-то умел. Давно. Свою несостоявшуюся жену. Мать Карины. А я… я та самая радуга быстротечная, и такая зыбкая. На доли секунд появилась на его небосклоне и исчезла. Он вспоминает обо мне? Хотя бы иногда?

Пусть очень редко. Пусть мимолетно. И понимала, что, скорее всего, нет. Не вспоминает. Андрей слишком серьезный мужчина, слишком повернут на своем бизнесе, сделках, махинациях и политике, чтобы думать о какой-то сучке, дочери своего врага, которая сбежала от него и, возможно, испортила все планы. А если и вспоминает, то с яростью и ненавистью.

Помню, как слушала голос Карины, она что-то щебетала, рассказывала, как отец обещал отвезти нас за город, вроде новый дом купить хочет. Наверное, перед тем, как жениться на Насте. Сказал дочери, что это сюрприз и даже обещал сделать в доме комнату для звукозаписи и небольшой зал для выступлений. Сказал, что в этот дом, может быть, приведет свою новую женщину, если она появится и если Карина будет готова к этому. И девчонка расписывала мне, что она хочет своему отцу счастья, что она готова на все, лишь бы он улыбался и радовался жизни, как раньше.

– Как ты думаешь, Саш, это не будет предательством? Если я разрешу ему опять жениться? Предательством по отношению к маме…

– Нет. Конечно же нет. Жизнь продолжается. И твой отец никогда не забудет твою маму. Просто он попробует начать жизнь сначала, а ты должна ему в этом помочь.

И тут же собственный отец вспомнился, который даже говорить о матери моей не хотел. Не то что вспоминать. Фотографии ни одной в доме не держал. На все мои вопросы тут же отвечал с саркастическим ядом.

«Нет у тебя матери, Лекса. Она умерла, и нечего о ней думать. Все равно ты ее не знала. Можно подумать, мои рассказы что-то изменят. Не помню я о ней ничего. Времени много прошло. Думай лучше о других, более важных вещах».

– Папа Насте предложение точно уже сделал. Вот прям уверена в этом. Потому и дом купить хочет. Представляешь, Лекса? Ты к нам приедешь на свадьбу папы и петь будешь для них. Все от зависти лопнут. Ты меня слышишь? Ау? Ты со мной?

Усмехаюсь, кивая, и сильнее ногтями вжимаюсь в ладони, чтоб на взвыть. Значит, дом, свадьба… а я? Куда он думал деть меня? Отдать отцу? Или в любовницах держать? Прятаться по отелям, да по поездкам с собой таскать? И уверенность в правильности решения нарастала и нарастала, пока сама не поняла, что уже набираю номер отца. Пусть женится на своей Насте. Пусть будет счастлив, как хотела его дочь. Игрушкой я все равно не стану. Лучше вот так, чем дождаться, пока он женится и заставит петь на своей свадьбе, как заставил петь на дне рождении дочери. Не выдержу я этого. С ума сойду. Я их всех там сожгу. И его, и ее. Живьем. А может, меня вытолкают за дверь за ненадобностью или передадут папочке в обмен на документы или на что там он меня хотел обменять еще до столь знаменательного события?

Когда привезли к отцу, я впала в какое-то коматозное состояние. Слышала, что он говорит, чувствовала, как обнимает, отвечала на вопросы и ощущала пустоту и ужас. Ужас от того, что это конец. Что я решилась сама разорвать свое счастье на куски. А может, стоило остаться? Быть с ним даже в качестве любовницы… немного. Еще хоть на мгновение насладиться своей персональной радугой. Но я бы не смогла так… знаю, что не смогла бы. Уверена в этом. Делить его с кем-то, думать о том, как он там с ней, в своем доме, со счастливой Кариной… думать и сатанеть от ревности. Я бы вены себе вскрыла скорее, чем терпела все это.

- Он не тронул тебя? Ты…

- Не тронул. Не волнуйся.

- Как телефон раздобыла, хитрая моя девочка? Какая же хитрая. Как в доверие втерлась к девке его? Расскажешь отцу? Порадуешь? – и сильнее прижимает к себе, а меня трясет от гадливости и первой волны ненависти и заорать хочется.

«Не девке! А ребенку! Ребенку, которого по твоему приказу рвали на части твои псы! Ненавижу! Как же я тебя ненавижу!» Ему было наплевать, каково мне сейчас, наплевать, что происходило со мной все эти дни. Он думал о том, что победил противника. Пусть моими руками, но победил. Вот о чем он думал в этот момент. Его интересовало, как я сбежала, а не как провела время в плену. Ему хватило моего заверения, что все хорошо. Да ты в глаза мне посмотри. Где хорошо? В каком месте?

- Нечего рассказывать. Просто украла сотовый из ее сумки. Это было легко.

- Ах ты ж моя малышка. Умница. Вся в отца. Видал, Саид. Не девка, а огонь! Самого Графа вокруг пальца обвела. Сделала его! Можно документы обнулить, сделки отменять. Ничего больше не в силе. Ни один наш договор. Звони ребятам, пусть мочат сук этих. Не щадят. У меня развязаны руки.

- Я бы не торопился, брат. Зачем мочить?! Все утрясли и замяли. Лекса дома. Не нужна нам война. Пора прекращать эти игры.



- Прекращать? Да он меня, как младенца!

- Главное, что твоя дочь вернулась!

- Она бы и так вернулась. Отдал бы, как миленький. Я все его условия выполнил.

- А если бы не отдал? Об этом не думал?

- Нет, не думал! Граф не посмел бы…

Я их уже не слушала. Мне было плевать, что они там обсуждают. У меня только в висках выстреливало: «Вся в отца». Худшего оскорбления и не придумаешь. Да, обвела вокруг пальца. Только не Воронова, а себя. Потому что он смирится. Он забудет обо мне, а я? Как я с этим дальше? В клетке этой?

Около месяца прошло. Первые недели отец охранял, не выпускал никуда. Я в это время с ума сходила и запиралась в своей спальне, ссылаясь на депрессию. У меня она и была. Затяжная. Нервы вытягивающая, как струны. Тянешь, тянешь, а порвать не можешь, только пальцы до мяса. Иногда не выдерживала и Андрею звонила со скрытого номера. Дрожащими пальцами, так медленно, так долго, пока, наконец, не решалась надавить на кнопку вызова. «Алло» услышу – и несколько секунд нирваны с горячими волнами счастья по телу, обжигающе горячими, и потом в лед, да так, что больно невыносимо. Все саднит, ломается от обморожения. Отключаюсь и рыдаю в подушку, кусая губы. Саид тогда отцу сказал, что надо позволить мне снова на сцену выйти, что это встряхнет меня, вернет к прежней жизни, поможет все забыть. Нельзя взаперти держать. Не понимал, что мне все равно. Я и так заперта. Внутри себя. Под тысячью замками. В темноте. Без оттенков и цветов. ОН любил черный, а я его ненавидела. Мне в нем страшно стало, так жутко, что выть хотелось и волосы на себе рвать.

Ведь моя радуга исчезла задолго до того, как я приняла решение сбежать. Она вдруг просто растворилась в осознании всего происходящего. В утопичности наших отношений.

Я маниакально следила за жизнью Андрея в СМИ. Искала статьи, заметки, фотографии и тихо скулила в подушку, чтоб никто не услышал. Особенно когда рядом с ним очередную женщину видела. Так быстро. Слишком быстро после того, как сбежала. Они появились снова. А может, они и тогда были. Все эти его сучки с глазами преданными, собачьими, раболепными и открытыми ртами в унизительном желании ловить каждое его слово. Насти. Бесконечные и безликие. Одинаковые Насти. Я хлопала крышкой ноутбука и шла к зеркалу наносить грим. Яркий, вызывающий, наглый. Такой, чтобы все под ним спрятать, закрасить, заштриховать. Кукла чтоб оттуда смотрела. Размалеванная, ненастоящая маска.

И на сцену. Орать, бесноваться. Пусть все думают, что мне хорошо. И он пусть думает. Пусть видит мои снимки в газетах и интернете. Пусть знает, что я забыла и живу дальше. Радуюсь жизни и тому, что избавилась от него. Дура! На хрен ему о тебе думать? Кто ты вообще такая?!

Это ты о нем думаешь. Живешь им. Не будь у тебя воспоминаний, сдохла бы давно в темноте своей. Но я в жалкой надежде на каждом концерте его глазами искала. Каждый раз. Ждала, что найдет. Не позволит вот так уйти, вернет обратно, похитит. Ведь это же Граф. Он может… Он все может, если захочет. Такой сильный, властный… такой. А потом лезвием по нервам: «А зачем ты ему нужна? Он таких, как ты, пачками может иметь. Только пальчиком помани. Толпа соберется».

В один из вечеров отец очень рано приехал вместе с дядей. Спорили долго, я их голоса у себя наверху слышала, а потом он фамилию Андрея сказал, и я рывком на кровати села. Сама не поняла, как к кабинету подкралась и за дверью притаилась, жадно прислушиваясь к тому, о чем говорят.

- Не вороши осиное гнездо, Ахмед. Не наступай на больную мозоль. Что сделано, то сделано. Сколько лет прошло, зачем Ворону напоминать о том, что с дочерью его сделал?

- Чтоб скрутило его, ублюдка. Мразь такую. Чтоб не ставил мне палки в колеса! Он меня из столицы выжить хочет, весь кислород перекрывает, сука. А я что, как лох молчать буду? Наших за городом перестреляли. Думаешь, это не его рук дело? Пусть посмотрят, как его дочь во все дыры моя братва имеет. Пусть поплачет кровавыми слезами, когда каждая собака будет знать, что Вороновскую сучку мои парни трахали, а он проглотил и сделать ничего не смог.

- Смотри, брат, ответку получишь.

- А похрен. Что он мне уже сделает? Я с Лексы глаз не спускаю, а на остальных плевать хотел. У меня это видео одно из самых любимых. Смотрю и дрочу. Эксклюзивчик. Один экземпляр. Для себя сохранил. Придется со всем миром поделиться. Но я добрый…

Меня тогда дико тошнило, меня рвало в туалете и выворачивало наизнанку от того, что услышала. На следующий день проникла в кабинет отца и уничтожила на нем все файлы. Стерла всю систему. Нет больше эксклюзивчика! И снова от мыслей… от слов его выворачивает.

Он узнал, что это я. Бил меня тогда впервые в жизни. Ремнем, пряжкой. По голове, по телу, ногами пинал и орал, что убьет нахрен за то, что подстилкой Вороновской стала. Орал, что к врачу отведет, и если не целка – сам лично задушит, а потом Карину выкрадет и сам лично отымеет у меня на глазах, а Графу пулю в лоб пустит. Что не дочь я ему, а шлюха русского ублюдка. Отца на любовника променяла. Его тогда Саид от меня оттянул. А он все орал, что если узнает, что хоть словом с Андреем обмолвилась – сам лично его прирежет. Мамой своей клялся, а я даже не заплакала. Лежала на полу и думала о том, что не к отцу бежать надо было, а к трассе и под фуру какую-нибудь… раскинув руки. Но с того дня номер Андрея не набирала больше. Страшно мне стало, что и правда убьет его. Отец способен и не на такое… Позже гнев Ахмеда утих и меня снова из-под замка выпустили. Думаю, дядя Саид с ним поговорил. И с ужасом ждала, когда к врачу поведут, молилась, чтоб забыл… Зря молилась, конечно. Он вспомнит. Вот самые важные дела закончит, а потом обо мне вспомнит, и тогда сам камнями закидает.

А пока я все же возобновила концерты. Оказывается, тщеславие Ахмеда Нармузинова превысило его ненависть ко мне за предательство…


***


В зеркало смотрю… и потеки грязные вытираю. Не хочу обратно на сцену. А надо. Надо выйти и снова кланяться, улыбаться, цветы ловить. Тяжело вздохнула и медленно выдохнула, провела помадой по губам, глядя себе в глаза…

И вдруг возню за дверью не услыхала. Сдавленный крик и звук падающего тела. Вскочила с кресла и тут же шумно, со стоном выдохнула. Дверь распахнулась и …ОН ее осторожно прикрыл, не спуская с меня лихорадочно горящих глаз. Всхлипнула и рот рукой закрыла, чтобы не заорать. Не от страха, нет. От радости видеть. Потому что сердце зашлось так сильно, что на глазах слезы выступили. Сама не поняла, как раздавила в руках колпачок от помады и пальцы осколками порезала, не сводя взгляда с Андрея, который так же мне в глаза смотрел, сильно сжав челюсти… А потом через бесконечные секунды, которые отстукивали у меня в висках болезненной пульсацией, усмехнулся уголком рта.

- Ну, здравствуй, Александра. Давно не виделись. Рада мне?


ГЛАВА 2. Лекса


Я не ответила, все сильнее сжимала в ладони осколки, и не чувствовала, как они все глубже впиваются в пальцы. Потому что под ребрами болело сильнее. Там произошел апокалипсис и сердце дергалось, то болезненно сжимаясь, то замирая на доли секунды. И очень хотелось броситься к нему. Сильно сжать руками, так сильно, чтобы они занемели. Боже! Какой же он красивый. Слегка зарос щетиной и черты лица такие четкие, как нарисованные… и глаза. Как же я соскучилась по его глазам. Бесконечно в них могу смотреть. Моя осень, мой бархат, моя бездна. Сколько я их не видела? Вечность. Три вечности. Вздохнула судорожно еще раз и почувствовала, что живу. Не темно больше. Перед глазами искры разноцветные рассыпаются. Вот, оказывается, она какая – жизнь? Зовется его именем и пахнет сигарами и личным неповторимым ароматом любимого мужчины. Мне хочется что-то сказать, и я не могу выговорить ни слова, только, тяжело дыша, продолжаю смотреть и давить красные куски колпачка, мять их, раниться еще больше и не замечать этого, потому что в груди все так же больно, дышать не могу.

Андрей перевел взгляд на мои руки и, чуть нахмурившись, снова посмотрел мне в лицо.

- Испугалась, да?

Отрицательно качнула головой.

- Руки разожми. Ты порезалась.

И снова так же отрицательно, сжимая еще сильнее.

- Не бойся. Я не убивать тебя пришел....

Пододвинул к себе стул и сел на него, развернув спинкой к себе. Такой неприступный, в черном элегантном костюме с бежевой рубашкой и черным галстуком посреди мишуры моей гримерки, блесток, разноцветных костюмов, черных кружев. Все в беспорядке разбросано мною до выхода на сцену. И он, словно король посреди всего этого хаоса. Такой до невозможности идеальный, что хочется зажмуриться и только пистолет за полой расстегнутого пиджака портит картину и напоминает, кто он на самом деле.

– Всего один вопрос – почему?

Закрыла глаза, стараясь унять бешеное сердцебиение, чтобы иметь возможность ответить, чтобы голос появился, чтобы слезы проглотить. А они, проклятые, рвутся наружу, по щекам скользят, и я молюсь, чтобы он не увидел.

– Потому что так было надо, – выдавила чужим голосом. Если отец узнает, он устроит резню. Это не пустые слова. Я слишком хорошо его знала. И в то же время хотелось растянуть эту встречу на вечность, чтоб время замерло и не отсчитывало секунды у меня в голове до того момента пока сюда ворвутся люди Сами и начнется бойня. Кровавое месиво, как любит говорить Ахмед Нармузинов.

– Уходи... – очень тихо и взгляд отвела, чтоб слезы не видел, – уходи, пожалуйста.

– На меня смотри, когда я с тобой разговариваю. В глаза смотри, Александра.

Мое имя его голосом всегда звучало иначе. Он умел произнести его настолько по-разному, что иногда внутри все замирало, а иногда от ужаса сжаться хотелось в комок. Вот и сейчас говорит спокойно, размеренно. Каждое слово внятно, четко… а глаза сверкают и желваки на скулах ходуном ходят. Скоро взорвется, и я вместе с ним.

– Кому надо? – и словно ножом меня взглядом этим полосует, кожу режет, глубоко, до самых костей.

– Мне. Мне так было надо. Так не могло долго продолжаться. Ты сам мне это говорил… Не хотела я с тобой. Всегда о побеге думала. Каждый день, понял?

Последние слова выкрикнула и глубже осколок загнала, так сильно, что от боли всем телом вздрогнула. Да, вот так хорошо. Когда тело болит сильнее, чем душа.

Пусть поверит и уходит. Антракт скоро закончится. Местный шут развлечет толпу плоскими шуточками – и мне снова на сцену. Если задержусь, сюда вломится человек десять.

– Могла бы мне сказать – я бы отпустил.

Резко встал, а я назад попятилась. Только пусть близко не подходит. Я ведь не сдержусь, я у него на груди разрыдаюсь и умолять забрать буду, а мне нельзя. И ему нельзя. Зачем пришел? Господи. Разве я не мечтала именно об этом? Разве не представляла именно этот момент? Тысячи, миллионы раз. А сейчас хочу заорать, чтобы убирался. Немедленно. Пока охрана не пронюхала.

Шагнул ко мне, и я почувствовала, как начинаю дрожать.

– Не подходи. Я закричу.

– Кричи. Слышишь, там толпа орет? Думаешь, перекричишь?

– Уверена. Я громко умею.

– Умеешь… я помню, как громко ты умеешь кричать… Для меня.

Еще один шаг, и я уже вжалась в зеркало, больше некуда отступать. Здесь слишком тесно. У меня под столом тревожная кнопка… и я могла бы ее нажать, но разве я это сделаю? Нет. Я скорее сама дверь держать буду, когда ее будут ломать люди моего отца.

– Все же боишься? Думаешь, наказать тебя пришел, верно? Есть за что, Александра, правда?

Приблизился вплотную и за подбородок схватил, заставляя голову поднять, и меня уносить начало, так быстро и безжалостно, что все внутри оборвалось. Запах… его запах. Он в легкие врывается и дурманит, с ума сводит.

– Уходи. Отец узнает, тебя здесь пристрелят.

– А ты бы расстроилась? – все так же сжимает подбородок и в глаза смотрит. На лице полная отчужденность и спокойствие. Но я уже знаю, что это лишь маска. Успела изучить. Чем спокойнее и тише он говорит, тем сильнее буря внутри него. И я это чувствую по его дыханию обрывистому и по той силе, с которой давит пальцами.

– Я крови боюсь. Пусть стреляет, но не здесь... – а голос срывается предательски.

– Думаешь, наряды твои испачкаются? – пальцем помаду с губ вытирает и взгляд не отпускает. Держит с такой силой, что я ее каждой клеточкой тела чувствую.

– Думаю, что тебе нужно уйти прямо сейчас.

Сильно сжал мне скулы.

– А я думаю, что ты мне сейчас лжешь, Александра. Каждое твое слово – это ложь. Или тогда лгала, когда подо мной извивалась и музыку свою для меня сочиняла. Про радугу свою говорила. Лгала? Отвечай!

За затылок другой рукой схватил и дернул к себе так близко… Невыносимо вот так быть рядом и врать… врать. Сил нет. Руки сами взлететь хотят и обвить шею сильную, в воротник впиться и к себе тянуть, чтоб всем телом его чувствовать. Губы рядом с моим, а я сильнее пальцы сжимаю, чтобы не обнять, не впиться ему в волосы, притягивая еще ближе.

– Тогда лгала. Играть не только ты умеешь. Мне же надо было выбраться, вот и играла.

– Красиво играла, очень красиво. Ты знаешь, я ведь поверил.

А сам вдруг руки мои перехватил, продолжая в глаза смотреть.

– А ведь раньше никому, – начал мои пальцы по одному разжимать, – не верил, девочка. В глаза смотрел и ложь читал так же легко, как с бумаги. – Еще один палец разжал. Мои ладони мокрые, то ли вспотели, то ли от крови.

– Твои лгать не умели, – пальцы с моими сплел и щекой к щеке прислонился. Колючий, такой колючий… как же он пахнет, как же это адски хорошо чувствовать его щеку своей и тереться об нее, закатывая глаза. – Или умели, а я читать разучился. Скажи мне правду. Почему, черт тебя раздери, ты это сделала? Дочь мою подставила, сука такая? Я же тебе доверять начал. В душу к себе впустил!

– Не впустил. Никуда ты меня не впустил. Разве что в постель свою.

– И это тоже не мало. Потому что в мою! В мою, в моем доме. Там, где семья моя, а не где-то в отеле или в машине, как шлюху! Это ты понимаешь? Удавить бы тварь за то, что так подставила.

– Удави. Ты ж для этого и пришел, а не чтоб вопросы свои задавать. Мои ответы тебя не устраивают.

– Не устраивают, потому что лжешь! Почему не поговорила со мной? – за волосы больно потянул, заставляя встать на носочки.

– О чем? О том, что сбежать хочу? Так ты бы охрану усилил.

– Нет. О том, что постели было мало!

– А ты способен дать больше?

– После того, что сделала, я способен только голову тебе открутить.

А сам на губы мои смотрит, а я на его… и в горле сохнет так, что глотнуть не могу.

– Я не подставляла Карину. Я бы не позволила, чтоб с ней…

– Позволила. Ты всех нас подставила звонком этим. Влезла в доверие, как змея проклятая и подставила. Да? Для этого со мной трахалась? Чтоб папочке своему помочь, но не получилось?

– Нет!

– Что нет?! Не получилось, или нет, не для этого трахалась?

И волосы тянет сильнее, а у меня опять слезы на глаза наворачиваются, хочется в лицо ему впиться, чтоб не смел со мной так.

– Отпусти! Мне больно!

– Потерпишь. Мне тоже было не особо приятно, когда сказали, что ты удрала, как последняя дрянь. Я плохо к тебе относился? Отвечай! Ты вообще понимаешь, КАК я должен был к тебе относиться?

– Уходи!

– Это я решаю, когда мне уходить. Надо будет – взорву, нахрен, этот зал.

– Чего ты хочешь? Что тебе нужно. Андрей? Я ответила на все твои вопросы.

– Не-е-ет. Не ответила. На самый главный. Звонишь мне зачем?

– Не звоню…

– Звонишь. Молчишь в трубку, а потом отключаешься. Это тоже игра такая или что это, мать твою?

– Больно… – рывком к себе притянул еще ближе, и из моих глаз брызнули слезы.

– Очень больно... да, ты права.

И тут же в губы поцелуем впился, и все. И меня на части разорвало в ту же секунду, как первый глоток его дыханием сделала. Руки вскинула и за лицо к себе притянула, жадно отвечая, сплетая язык с его языком, с громким всхлипом, прижимаясь всем телом и чувствуя, как уносит, утягивает в ту же бездну. Пачкаю его кровью, а он ладони мои целует и снова к губам прижимается. Больше нет спокойствия и холода, его трясет так же, как и меня. И дышит часто, прерывисто, прямо мне в губы, терзает их, впивается жестче, сильнее, с голодом, от которого по всему телу мурашки рассыпаются, и я хаотично глажу его лицо, впиваюсь в ворот рубашки. Оторвался от моего рта и снова порезы на ладонях целует. Быстро, резко, больно. Прямо в обнаженные раны.

– Заберу тебя, слышишь? Я заберу тебя отсюда сейчас. Готово все… один шаг сделать должна!

Резко оттолкнула и крикнула истерически:

– Уходи! Не заберешь! Не пойду с тобой никуда! Видишь, хорошо мне без тебя?

– Вижу, – усмехается и снова к себе тянет, – так хорошо, что слезы по щекам катятся? Настолько хорошо, Александра, до слёз?

– Хорошо, – и сама к его рту тянусь, уже нежно обхватывая губам нижнюю губу, сжимая пальцами его пальцы, – хорошо.

И опять голос отца в ушах звенит, лицо его перекошенное вижу и вопли эти дикие.

«Мамой клянусь, Лекса, убью его. Сначала с тебя кожу живьем спущу, а потом его голыми руками раздеру. Всю семью перебью, как тварей последних. Чтоб не смела отца предавать! Отдам тебя за первого встречного. А если опозорила – казню, суку, прилюдно!»



– Без тебя хорошо, – толкнула в грудь, все еще пытаясь освободиться, – думаешь, мне это нужно? От отца не уйду к тебе. Ты – мой враг. Я тебя так же, как и он ненавижу! Ясно?!

Стиснул челюсти так, что и я хруст услышала, и сама тоже пальцы в кулаки сжала. Где-то вдалеке послышались крики охранников и треск раций, и у меня внутри все оборвалось.

– Я – Нармузинова. Я – дочь Ахмеда. Помнишь, кто он такой? Так вот, я его дочь.

– И что? – коротко, отрывисто, и снова в глаза смотрит, читает меня, сканирует, и мне кажется, что я, как открытая книга, потому что слезы все равно катятся и катятся.

– Ничего. Была ею и останусь. И горжусь этим. Пропасть между нами. Убирайся, Андрей.

И вдруг поняла, что это последний раз, когда сказала ему эти слова. Он не позволит прогнать еще раз, а я больше и не смогу. Обессилела. Не могу больше. К нему хочу. Чтоб увез, забрал, чтоб вот так к себе прижимал, и пусть весь мир сгорит к чертям.

– Снова лжешь. Плохо сыграла, неубедительно. Врать научись, девочка. Может, тогда его настоящей дочерью станешь, а пока тебе до него, как до луны…– и тихо добавил, вытирая мои слезы большим пальцем, – или ему до тебя. Но мы это обсудим. Не здесь и не сейчас.

Тяжело дыша, смотрю ему в глаза. Снова сердце больно бьется, и надежда… она такая хрупкая, такая прозрачная, где-то призраком в душе трепыхается. Андрей к себе за затылок притянул и быстро поцеловал в губы.

В ту же секунду кто-то вышиб дверь гримерной, а я почувствовала, как Андрей схватил меня за руку и резко к себе за спину дернул, тут же выхватил ствол и раздались выстрелы…


ГЛАВА 3. Андрей


- Граф, уходим! – проорал Русый. – Отбой! У нас пара минут! Сорвалось все, к чертям!

Сделал шаг в сторону Александры, а она дернулась от меня и забилась в самый угол. По щекам слезы катятся, как и капли крови по порезанной ладони, приземляясь на паркет. Я за каждой взглядом слежу, и мне стереть их хочется. Прямо сейчас, не слушая криков и выстрелов. Наплевав на безумие, которое поглощало нас все больше с каждым мгновением. Смотрю на нее, как завороженный, понимая, как соскучился за это время. Безумно. Что от одного взгляда в ее глаза цвета темного шоколада опять жить захотелось. Кровь по венам бежит во сто крат быстрее и сердце по-другому стучать начинает. Радостно и волнительно. Опять дышать хочется. Смотрит на меня, словно зверек загнанный, и шепчет еле слышно, шевеля губами. А я читаю каждое произнесенное слово и головой отрицательно мотаю.

«Уходи… уходи, Андрей… прошу тебя. Не надо больше… прошу». Только глаза в это время умоляют «Не уходи!». Кричат безмолвно, но для меня эти возгласы оглушительным гулом в ушах звучат. Она что угодно сейчас говорить может. Но я не верю. Ложь прячется в словах, прикрывается ими, словно ширмой, правда же живет в глазах. Нельзя лгать вот так. Слезами… Нельзя лгать, оплакивая себя, меня, нас, отправляя в последний путь свои чувства, убивая лживыми слезами надежду. Не верил я ей… Или не хотел верить. Не важно. Не понимал, чего боится, а она боялась. Боялась до дрожи, до животного ужаса… до смертельной бледности, расширенных зрачков и ступора, от которого все тело становится каменным. Кого боится? Меня? Черта с два. Отца своего? Узнаю, что тронул – урою тварь в ту же секунду, и плевать на разборки с его соплеменниками.

Я и с этим потом разберусь. Все потом. Сейчас главное – выбраться отсюда. Я этого шанса ждал слишком долго, чтобы сейчас ее сомнения и страхи в расчет брать. Она свой выбор сделала. Тогда еще, в венском отеле. Нет, даже раньше. Использовала свой шанс, свободу свою добровольно отдала, и обратно не получит. Думала, прогнать сможет, колкими словами разбрасываясь, моя наивная девочка. Думала, обижусь и уйду, зализывая раны уязвленного самолюбия. Только забыла, что дело не с мальчишкой имеет… что я ее ложь чувствую, узнаю еще до того, как слово произнесет, узнаю по тембру голоса, потому что очень хорошо знаю, как звучит из ее губ правда…

Подобраться к ублюдку Ахмеду все это время было практически невозможно. Стены вокруг себя выстроил и сопровождение менял каждую неделю. Чтобы любую возможность внедрения завербованных людей отсечь. Все наши попытки до этого дня завершались полным провалом. Я злился… с ума сходил… хоронил своих людей, зная, что завтра все равно пожертвую новыми. Он словно нюхом чуял чужаков, все свои инстинкты оголив. За последние недели пятерых наших парней устранили. Люди дохли, как мухи. Его и наши. Каждый день. Как пушечное мясо. Среди белого дня, на столичных улицах, перед носом у полиции – как плевок в лицо. Войны происходят не только во фронтовых зонах, очень часто они настолько рядом, что мы предпочитаем делать вид, что не замечаем их, чтобы находить в себе силы как-то жить дальше.

Я этот момент, когда смогу ее увидеть, голос услышать, к гладкой коже прикоснуться, все эти месяцы в голове прокручивал. В разных вариациях. От ненависти и ярости до разъедающей душу тоски.

До сих пор перед глазами момент, как Карину увидел в тот день, как Александра сбежала. В больнице. Опять. В очередной раз. Сердце в груди колотилось, ударяясь о ребра, сжимаясь в болезненных спазмах, и страх, выворачивающий наизнанку, потому что не знал, что там – за дверью палаты. Дежавю… мучительное, бьющее четким ударом под дых. Как тогда, когда кричала мне в глаза, что ненавидит, как маму свою звала, проклиная за то, что ушла Лена, а не я.

Когда рукой до дверной ручки дотронулся, показалось, что током шибануло. Это чертовски сложно – смотреть в глаза тому, кто тебе верит, и понимать, что ты этого не заслуживаешь. Только это ничего не меняет. Потому что в этих глазах по-прежнему – любовь и вера. И это горькое чувство вины, что опять она здесь из-за меня. Испуганная. Растерянная. В шаге от очередной трагедии, которая вывернула ее душу наизнанку. Потому что когда-то это уже было. Что вынуждена смотреть горькой правде в глаза: нет никакой безопасности… не будет никакой веселой и беззаботной жизни. Только передышки, краткие паузы в этих адских испытаниях, которые и составляют жизнь таких, как мы.

– Папа… папа! – бросилась в объятия, и я сжал ее настолько сильно, что она ахнула. Не рассчитал силы. Потом отпрянул на секунду, всматриваясь в лицо, и покрыл поцелуями веки, лоб, щеки, гладил по волосам и смотрел, не отрываясь. Убеждаясь, что цела и невредима, и, не в силах и слова сказать, опять к себе притянул. Не знаю, кого благодарил в тот момент, только в голове одна и та же мысль, как шарманка… «она в порядке… все обошлось». А потом ее голос меня из этого марева выдернул:

– Пап… а что с Лексой? Пап! Они ее выкрали… ты понимаешь? Если бы не Русый… – не выдержала, расплакалась, и я эту влагу кожей своей чувствовал, потому что разъедала ее, словно кислота. О Лексе переживает… О той, которая предала, как последняя тварь. Втерлась в доверие и, дождавшись нужного момента, ужалила, не задумываясь и никого в расчет не беря.

А ведь я не поверил вначале. Не мог. Уверен был, что подвох какой-то. Не могла она всех нас так подставить и Нармузинову сообщить. Не после всего, что было… А потом вдруг сам себя остановил… А что было, Воронов? Поверил романтическим бредням малолетки? Повелся на девчонку, которая острых ощущений искала и получить хотела, что недоступно было? Привыкла, что все на блюдечке подносят. А когда отвечать время пришло, испугалась папочки? Этому ты поверил?

Но все равно внутри что-то подсказывало, что не такая она. Испугаться могла, молодая совсем, да и иллюзий никогда не питала относительно отца своего, ублюдка. Довериться побоялась, думая, что поиграю с ней и брошу. Но так подло и искусно подставить? В голове не укладывалось, да и сердце глупое верить не хотело. Сколько раз я прокручивал в голове эти мысли. Выискивая миллионы причин, чтобы не поверить.

А потом телефон Карины проверили – и все на свои места встало. Там было четко зафиксировано. Это Лекса отправила сообщение Ахмеду, указав время и место. Даже удалить не посчитала нужным. Забыла или оставила в качестве прощальной насмешки? Смотрел тогда на эти строчки, и мне показалось, что все вокруг вдруг серым стало. Комната, в которой находились, мебель, картина... все серое. И тишина гробовая… Только сердцебиение дочери чувствовал… лишь эти звуки смогли пробиться сквозь это мертвенное безмолвие.

Что я мог ей ответить тогда? Что? Что та, за кого она переживает и душу рвет, предала ее?

Меня от осознания, что моя дочь, несмотря на все дерьмо, которое ей пришлось хлебнуть, сумела человеком остаться и сохранить в себе веру в других, такая боль захлестнула, от которой пополам сгибает и хочется орать во все горло, пока хоть немного не отпустит. Выдрать сердце из груди, чтобы не чувствовать ничего. Я не мог тогда ей правду сказать. Не мог… Ей не нужна была эта правда. Она не изменит уже ничего, только еще большую боль принесет.

– Не волнуйся, моя родная… С ней все будет в порядке…

– Ты обещаешь, пап?… А что, если… - ее голос дрогнул, а я уже знал, что она скажет. Мне хотелось умолять, чтоб не произносила этого вслух, но она все же сказала. – Пап, ты должен спасти ее… я не хочу, чтобы с ней сделали то же… что со мной… Понимаешь?

А меня каждое слово переносит в этот гребаный кабинет, когда ей сеанс гипноза проводили. Как ручки свои тонкие сжимала, головой мотала и кричала, папу зовя… Смотрит мне в глаза умоляюще, ждет ответа, спасти Лексу просит… Прости, моя хорошая, но мне опять придется солгать. Возможно, ты когда-то назовешь меня трусом и лицемером, но это будет потом… Когда-нибудь, когда ты будешь качать на руках собственного ребенка, ты признаешься, что на моем месте солгала бы тоже, потому что это невыносимо больно – видеть, как страдает тот, кого любишь…

– С ней все будет хорошо! Слышишь? Вы мои должницы… так что…

Она улыбнулась… вымученно так, скорее, ради меня.

– Да, я помню, пап. Мы обещали тебе песню записать ко дню рождения…

– Вот именно! А обещания нужно выполнять…

Ей тогда успокоительное укололи, сказали, нужно пару дней понаблюдать, пусть под присмотром врачей побудет, а в коридоре Макс все это время ждал. Он знал уже все то же самое, что и я. На его глазах все происходило. Все вместе планировали, расправу Ахмеду готовили, все до мельчайшей деталей продумали. Он видел все, знал, как я минуты считал до момента, когда уже тот самый день наступит. И сейчас он тоже понимал, какая пустота образовалась внутри. Пока что пустота. Без осознания. Он лишь за плечо меня сжал тогда и к выходу повел.

– Пойдем, выйдем, брат… Подышать нужно, а то этот бл***ий запах хлорки прям глаза режет…

– Это она Ахмеду сообщила, проверили уже.

- Я знаю, Андрей… Не вникай сейчас в это. Дочь жива. Мы тоже. Остальное – решим. Всегда решали…

– Да… решим, – ответил еле слышно...

Прошли мимо двери с зеркальной поверхностью, и оттуда на меня словно чужой человек взглянул. Самого себя не узнал. Как и мир вокруг чужим казался. Все вроде то же самое, только смотрел на очертания предметов, стены больницы, лавки в сквере сквозь дымчатую завесу. Темную. Плотную. Покрытую уродливыми грязными разводами.

Одному дьяволу известно, что творилось у меня внутри. На каком адском огне я поджаривался от ее предательства. От того, какими глазами на меня смотрели те, кем я готов был рисковать. Ради нее. Ради этого нармузиновского отродья. Неужели я мог так ошибиться? Повестись на сладкую, но лживую речь. Поддаться этой долбаной страсти, наивно поверив, что в этом мире осталось еще что-то настоящее.

– Не молчи, Граф…Знаю, что херово… и что говорить тошно, но…

Видел его боковым зрением, но голову не повернул, так и продолжил всматриваться в мокрый асфальт и грязные лужи, которые еще не успели просохнуть после дождя.

– Знаешь, о чем я думаю сейчас? – мы продолжали идти, медленно, так, словно не нужно было никуда спешить, действовать, поднимать на уши своих людей. Дав себе этих несколько минут, чтоб перекинуться парой фраз. Коротких, нейтральных, казалось бы, общих и банальных, только в каждой между строк все спрятано.

– Могу догадаться… бабы – они такие… их хрен поймешь, брат…

– Нет, ты не понял. Я думаю о том, какая же везучая эта гнида. Еще одну отсрочку получил. Завтра должен был сдохнуть как собака, но…

– Значит, сдохнет в следующий раз. Считай, что нам дали возможность растянуть удовольствие…

А потом посмотрел в глаза, замолчал на пару секунд и, вытащив из пачки две сигареты, протянул мне одну и спросил:

– Это правда единственное, что тебя беспокоит?

– Должно беспокоить что-то еще?

– Граф, ну мне не рассказывай… Оба знаем, ради кого вся эта бойня планировалась… Узнать причину не хочешь?

– С каких пор, Макс, ты стал интересоваться причинами вместо того, чтобы судить поступки? – это было больно. Он даже слегка скривился. Мы оба знали, что я имел в виду сейчас. Я не намеренно. По крайне мере, не в этот раз.

– С тех самых, Андрей. С тех самых…

– Я приговор пока никому не выносил, Макс…

– Пока?

– Да… пока.

– Твою мать, Граф… а я думал, мне сейчас придется тебя убеждать. Я даже представил себя хоть раз в роли мудрого и рассудительного брата. На твоем месте вот хотел оказаться. А ты, засранец, все испортил… Каково оно – всегда жить по уму?

Я осмотрелся по сторонам и в ответ на удивленный взгляд Макса, сказал…

– Знаешь, Макс, я намного чаще мечтал бы оказаться на твоем… Чтобы не по уму… Только не каждый себе может это позволить…


ГЛАВА 4. Андрей


Воспоминания..........

Услышал музыку, и по телу дрожь пошла. Слишком знакомо, чтобы перепутать. Я точно знал, что это одна из ее песен. От нескольких аккордов - целый вихрь воспоминаний. Они окутывают, как ядовитый туман, заставляя сердце биться быстрее и сразу же чувствовать, как в него впивается миллион острых игл. Этих воспоминаний у нас было не так много, только от того каждое из них все сильнее становилось. Изо дня в день. Мелькали перед глазами, заставляя чувствовать то тоску, то ярость от того, что опять приходится выжидать. Черт возьми, иногда мне казалось, что это мой крест – ожидание. Нужного момента. Обстоятельств. Когда все сойдется в какой-то гребаной точке. Чтобы наконец-то урвать у судьбы свой шанс на кусок счастья. Пропитанного кровью, чужой ненавистью и болью тех, кого я люблю. Но, видимо, у каждого оно свое. И я буду хвататься за него, зубами выгрызать, потому что слишком хорошо знал, что такое терять. Хоронить себя живьем. Отдаваясь во власть боли, потому что все, что осталось кроме нее - в темном гробу, заколоченном гнилыми досками, чтобы туда не проник ни один луч света.

Музыка звучала из комнат Карины. Я приблизился к дверям и легонько постучал. Мелодия внезапно оборвалась, и когда я вошел, то увидел, что моя дочь отшвырнула от себя пульт от телевизора.

- Карина?

Быстро смахнула с щеки слезу, только я все равно этот жест заметил, и в груди больно кольнуло.

- Да, пап? Что-то случилось?

- Карина, - подошел ближе, а она глаза прячет, в сторону отводит. Как будто стыдиться, сама не подозревая, что мне в ее глаза смотреть так же стыдно, только по другой причине. – Кто обидел, скажи мне.

- Да никто не обидел, правда. Чесслово. Просто… - и осеклась на полуслове, заметив, как я взгляд перевел на пульт, лежащий на полу. – Она врала мне. Почему, пап? Не позвонила даже после того случая. Знает ведь, как я испугалась тогда. Кричала. А сейчас что? Выступает на концертах своих, звезда… А я, я просто глупая, наивная идиотка.

- Родная моя, хорошая. Почему идиотка? Ты просто самый чистый и светлый человек на свете. Таким, как ты, всегда тяжело…– каждое слово с трудом дается, потому что успокоить должен, а она от них еще больше расстроилась. Думал, она плакать начнет, но ошибся. Подбородок вздернула и, подняв пульт, на кровать положила.

- Ну и пусть проваливает. Сильно нужно. Такая же фальшивая, как остальные. И без нее хорошо. Да, пап?

- Почему фальшивая? Может, просто возможности позвонить не было?

Не знаю, кому я сейчас лгал. Дочери, чтобы она не так больно все это переживала, или сам себя убеждал, что не было никакого обмана. Слова Карины прозвучали с долей обиды и ненависти, только я понимал – это ничтожная часть того, что обрушится на нас, когда дочь узнает всю правду. Вот сейчас я очень остро это почувствовал. Как репетиция, возможность заглянуть в будущее. Правда тогда я еще не знал, насколько оно близко.

- Пап, ну что ты такое говоришь. Какой возможности? Сделать один телефонный звонок? Хотя бы ради приличия. Что жива-здорова. А я тут перед ней всю душу раскрыла. Все ей рассказала, что наболело… А она, - запнулась, понимая, что сказала больше, чем хотела.

А у меня к горлу ком подошел, сдавливая горло все сильнее от тревожного предчувствия. Хотя нет, не предчувствия. Я просто понял тогда все. В одно мгновение. Перед глазами картинки в причудливом калейдоскопе завертелись, складываясь наконец-то в тот самый узор.

- Что именно ты ей рассказала?

- Ну пап. Да какая разница уже. Мне теперь самой стыдно… Все рассказала. Про то, что случилось тогда со мной. Про тебя…

- А что ты говорила про меня? – стараясь говорить все так же, не выдавая бушующего цунами, которое надвигалось все ближе, кажется вот-вот и меня засосет в сам эпицентр.

- Да глупости всякие. Про Настю, и что поженитесь... Она даже согласилась на вашей свадьбе спеть.

Мне тогда показалось, что в меня кто-то в упор выстрелил. В ушах – гул, и кадры мелькают – ее отрешённый взгляд, застывшие слезы, фразы… тот наш последний разговор…

- Почему так смотришь на меня, Андрей? - говорит еле слышно и смотрит так… внимательно, будто в моем взгляде ответ ищет.

- Как - так?

- Не знаю… не так, как обычно…

- Соскучился потому что….

- Насмотреться хочешь? Чтоб не забыть?

И песня ее, жалобная, грустная, которая звучала так, словно она со мной прощается…


«Я была в твоем времени наверно временно

Я была в твоем имени цветом инея…»


А ведь так оно и было. Она на самом деле прощалась. Только я, дурак, не заметил тогда. Глаза предпочел закрыть, что с ней происходит что-то. Нужно было всю душу вытрясти, но докопаться. Только я о другом тогда думал. О том, что скоро моей будет. Что папашу ее, ублюдка, порешу и его черной кровью смою все прошлое, которое могло между нами встать. А она, она в те самые моменты уже решила все. Что лишняя. Что попользуюсь и брошу. Отомщу и выброшу. И даже думая так, до самого утра обнимала, целовала с исступлением, гладила кончиками пальцев и в глаза смотрела, долго, не отрываясь, сдерживая застывшие слезы. Я не понимал ничего тогда. Думал, это от страха и волнения. И сейчас, осознав, что в ее душе творилось, забыл, как дышать. Ни одного сомнения не осталось, что не предала тогда. Не предала. Не подставила. Ушла с болью и разбитым сердцем, думая, что всего лишь игрушкой в моих руках была. Тоска, жалость и в то же время всепоглощающая радость слились сейчас воедино. Потому что вот оно - доказательство. Что не было обмана. Что не ошибся я в ней. Что найду и верну. Что это и есть то самое счастье, тот самый луч света, от которого мне не удалось спрятаться….

***

Вот потому не верил ей. Не верил этим колким фразам, которыми она пыталась меня оттолкнуть. Знал, что любит. Да этого и знать не нужно было. Это чувствовать надо. Можно миллион раз о любви сказать, петь о ней на языке сопливо-слезливых серенад под окном, кричать, надрывая горло, высокопарные фразы… Только это шелуха. Как вся эта блестящая мишура, которой была усыпана гримерка. Толстый слой косметики, под которым прячется боль, прикрываясь наигранной улыбкой. И такие же пустые люди вокруг, которые во все это верят.

А мне одного ее взгляд хватило, чтобы понять все. Чтобы увидеть, что ее душа все так же обнажена, хоть и пытается стыдливо прикрываться.

В угол забилась, шарахаясь от меня, как от прокаженного… а я понять ничего не могу, а потом крик Русого, что уходить надо вперемешку с выстрелами за дверью.

- Русый, бл***! Что происходит?

- Андрей, через пару минут поздно будет. Не уйдем, как планировали. Закругляйся…

Зыркнул на него яростно и дверь велел закрыть. К ней подхожу, а она все дальше отходит, смотрит в глаза, которые умоляют с собой забрать, но как будто какая-то неведомая сила отступать заставляет.

Рывком подскочил к ней и за плечи сжал.

- Послушай меня… Только внимательно… Александра, слышишь?

- Андрей, умоляю. Уходи сейчас, - и не выдерживает, плакать навзрыд начинает. – Так надо, прошу.

- Меня слушай, я сказал! - рявкнул, жалко ее было, только на истерики времени не было. У нас время на исходе. – Тебе всего несколько шагов сделать нужно! Слушай и запоминай! Готово уже все! Прекрати реветь!

Замолкла, смотрит на меня глазами испуганными, а я проклинать себя готов за этот страх. Но другого варианта не видел. Встряхнуть нужно было. Чтобы из ступора вывести, из которого она никак выйти не могла.

- Граф! – дверь опять распахнулась. – Мы из их охраны двоих положили. Тянуть уже некогда. Тут с минуты на минуту кипиш начнется, и ахмедовские прискачут. Им точно уже сигнал дали.

Я готов был сейчас просто выхватить ствол и выстрелить ему в упор. Пусть заткнется. Закроет, нахрен, эту дверь и даст мне эти долбаные несколько минут. Побыть с ней наедине. Вывести из этого оцепенения, которое держит ее в своих стальных тисках. Александра, любимая моя, что случилось с тобой за это время? Где моя отчаянная и смелая Лекса, готовая идти напролом, если чего-то по-настоящему хочет. Я же знал ее именно такой. А сейчас я видел перед собой испуганную девочку, которая забилась в угол. Что-то в ней сломалось… ушло безвозвратно, и я должен был вернуть ее ей же самой.

Обернулся к Русому и отчеканил.

- За собой уберите. Тела в подсобку затащите. И уходим! - а потом обратно к ней, в глаза смотря и по щекам кончиками пальцем поглаживая, - Слушай… слушай меня внимательно. Я знаю, каким маршрутом вы будете ехать домой. Ты должна сделать все, что я сейчас скажу….

Касается моих губ пальцами и головой отрицательно кивает, не давая договорить. И я не выдерживаю, за запястья хватаю и в губы впиваюсь. Пусть голову теряет… стонет мне в губы, пытаясь руки из моего захвата вырвать, но на поцелуй отвечает с какой-то дикостью и отчаянием, и у меня у самого перед глазами мир вертится. Дышит мне в рот, язык с моим сплетая, и я наконец-то чувствую, как оживаю. Как хмелею, словно кислородом месяц не дышал, и сейчас глотнул его полной грудью. И меня повело, как пьяного. Оторваться от не нее не могу, хоть и чувствую кожей, как все ближе опасность подбирается, как обволакивает липкой паутиной, отравляет токсичным паром, врываясь в легкие, заставляя забыть обо всем, наслаждаясь этим дурманом.

А в следующее мгновение я опять услышал скрип этой проклятой двери, которую хотелось разнести в щепки и уже готов был свернуть Русому шею, только там стоял не он. А какая-то расфуфыренная рыжеволосая девица, и рядом с ней паренек с камерой. И я вдруг понял, что нас снимают. Реально. Как в долбанном шоу, где разыгрывают людей. Она прикрыла рот рукой, когда увидела мое лицо, во второй руке был смартфон, который она быстро сунула в задний карман джинс, которые настолько плотно облегали ее ноги, что, казалось, сейчас треснут по швам.

- Охренеть… это же Воронов. Тот самый… Миша, ты все снял? Это же фурор!

Встретившись с моим взглядом, она поежилась и собралась было бежать, но я, выхватив ствол, выстрелил. Пуля пролетела в миллиметре от ее виска.

- Стоять!

Девица взвизгнула, но мой свирепый вид явно дал ей понять, что еще один звук – и в следующий раз я буду более меток.

- А ты, - направил пистолет в сторону оператора, - дверь прикрой. – И еще один выстрел, прямо в объектив камеры.

Лекса спряталась у меня за спиной, впиваясь ногтями в ткань пальто, не шевелясь.

- Вы что делаете, - взвизгнула рыжая, - да вы знаете вообще, сколько она стоит?

В комнату влетел Русый, не понимая, что происходит. Его не было всего минуту.

- Камеру забрать! Мало ли что они там навосстанавливают.

А потом, подойдя к рыжей, схватил ее за волосы, и больно потянув, вплотную к лицу приблизился.

- Жить хочешь?

Она смотрела на меня как завороженная и ни слова произнести не могла.

- Не слышу!

- Д-д-да…. Отпустите… прошу вас….

- Тогда советую из города скрыться… исчезнуть… из-под земли достану, если нужно будет. Усекла?

Закивала быстро головой, не справляясь с испугом, от которого ее подбородок дрожал, и она, цепляясь своим высоченным каблуком за одно из платьев, которое упало на пол, рухнула на колени.

- Считаю до трех!

Она силилась подняться, но ей это никак не удавалось, тогда она начала отползать в сторону двери, а ее кавалер убежал еще раньше, даже не стремясь помочь своей пассии.

- Андрей… это невыносимо… Ты же видишь. Сколько еще людей придется убить, чтобы скрыть нашу грязную тайну… Ты каждый раз будешь вот так вот устранять свидетелей? Нельзя нам… понимаешь? Уходи, прошу тебя. Перестань меня мучить… Не могу так больше, не могу… понимаешь? – и после каждой фразы всхлип, бьет словами, как плетью. Хлестко. Рассекая кожу. Оставляя после себя кровавые отметины и шрамы. Только я не слышу. Не хочу слышать. Ни одного слова. Нужно будет – убью. Каждого. Голыми руками. Пусть не сомневается.

- Александра… я буду ждать тебя... юго-восток от торгового центра «Квартал»… Ты должна выйти на….

И опять договорить не смог, потому что в коридоре послышался невыносимый гул. Так, словно сюда бежит толпа людей. Крики, возгласы, топот, шум, гам…

- Граф, я не знаю, как, но за кулисы фанаты ее прорвались. Тут подростков пара десятков. Мы не можем устроить сейчас бойню. И мне по рации передали, что ахмедовские шакалы уже к центральному ходу подходят. Андрей… это реально отбой! Если не уйдем сейчас – сам понимаешь. Нас слишком мало…

- Твою мать, Русый! Я должен забрать ее отсюда. Сейчас!

Как же я проклинал себя сейчас. Самыми жуткими проклятиями, что мы пришли сюда в таком составе. Не как обычно. Потому что по-тихому должны были сработать. Внимания не привлекая. Разговор с ней, инструкции передать и все, каждый шаг просчитан был. И опять срыв! В самый последний момент. Все наперекосяк. Бл… Да за что же ты меня так ненавидишь… Не знаю, к кому обращался. То ли к Богу, то ли к Дьяволу… За что издеваешься надо мной, сука. Дотронуться даешь, и отнимаешь, тварь ты такая. Только хрен отдам. Что там тебе нужно? Ты, проклятый кукловод! Что тебе нужно? Душа? Чья? Моя? ЕЕ? Забирай… забирай, бл*** и тащи в свой ад… Мы потом за все ответим. На костре твоем поджариваться будем за эту возможность. Каждый день всю твою гребаную вечность.

Толпа приближалась, и я, мать его, понимал, что Русый прав. Это дети. Сколько им? Пятнадцать? Шестнадцать? Моя дочь их возраста. Засыпались в эту комнатушку, моментально занимая собой пространство, шумят, визжат, щелкают камерами смартфонов и суют своей любимой Лексе блокноты для автографа. Расталкивая всех на своем пути, как лавина… С каким-то первобытным восторгом, неподдельным восхищением и неконтролируемым экстазом, когда тебе вдруг решили дотронуться до своей мечты. А она… Она быстро утирает слезы, рисует на лице новую улыбку и позирует… а ее глаза опять кричат мне, только в этот раз «прости»!

Выходил оттуда, не чувствуя земли под ногами. Действовал на автомате, покидая помещение через аварийный выход, который завален до этого был. Все четко, быстро, так, будто каждый шаг отрепетирован был, только внутри – глыба каменная, потому что все сорвалось. Я планировал выходить отсюда совсем с другими эмоциями. Вместо предвкушения – горький привкус разочарования. Едкий. Разъедающий. Выбивающий из сил. И тревога. За нее. Именно поэтому оставил, хоть все нутро против этого протестовало. Если Ахмед, тварь, узнает, что я был здесь, он ее больше за порог не выпустит. Слишком многое на кону. А я должен был вырвать у судьбы еще один шанс. Выход найти. И я найду. Обязательно. Быстрее, чем она думает.


Почти до машины дошли быстрым шагом, как у меня сотовый зазвонил. Из дома звонят. По мелочам не посмели бы беспокоить, и от этой мысли внутренности в комок сжались. Нажал на кнопку, чтоб звонок принять и услышал, как тараторит горничная.

- Андрей Савельевич, - голос дрожит, а мне кажется, у меня перед глазами вдруг потемнело, - приезжайте поскорее, прошу вас!

- Говори! Случилось что?

- Ваша дочь… Она в ванной закрылась. Кричит, что руки на себя наложит, если ее сейчас же из дома не выпустят…


ГЛАВА 5. Лекса


- Шлюха! Подстилка графская!

По щекам наотмашь бьет, а я смотрю на него и плюнуть хочу, прям в глаза. Но вместо этого пальцы в кулаки сжала и подбородок вздернула. Пусть бьет. От меня он покорности не дождется. Я его не боюсь. И никогда не боялась. Ничего он мне не сделает. Некем потом гордиться будет и самолюбованием заниматься. За это и лупит сейчас, потому что перестала его зеркалом быть. Оказалась кривым отражением чего-то иного, того, чего он сам видеть не хотел.

- Что смотришь? Как связалась с ним? Я же с тебя глаз не спускал. Кто провел его сюда?

- Никто. Андрей сам прошел. Охрана у тебя такая, папа-а-а.

И еще одна пощечина. Так, что в глазах потемнело.

- Дерзишь мне? Андрей, значит? Сучка паршивая, неблагодарная.

За шкирку схватил и к себе дернул, а я губы скривила и с ненавистью в его лицо смотрю. Так, чтобы каждой порой ее почувствовал. Пусть знает, что ненавижу. Пусть в воздухе ощущает.

- Ты дура, Лекса? Малолетняя идиотка! Думаешь, ты ему нужна? Думаешь, ради тебя приходил? Он мне отомстить хочет! Мне! Через тебя! Подбирается. Удары наносит. Даже сейчас то, что я тебе говорю, уже триумф для него! А ты настолько тупая! Как твоя мать, подстилка русская. И ты такая же. Шлюха и шваль. Кто между ног погладил, к тому и ластишься! Отвечай, кто из наших помогал?

- Никто мне не помогал. Графу не нужны помощники. Он меня у тебя из-под носа уже выкрал один раз и второй раз выкрадет.

Отец прищурился, долго мне в глаза смотрел, а потом за волосы схватил и потащил за собой.

- Никто, говоришь? Значит, все ублюдки никчемные. Твари бесполезные. Значит, всех и казню. При тебе!

По лестнице вниз спустил и во двор вытолкал с такой силой, что я на колени упала и пару метров по плитке мраморной проехалась. Пистолет из-за пояса достал и затвор дернул.

- Никто, значит. Рустам, веди сюда всех. Всех ублюдков, которые дочь мою охраняли на концерте этом долбаном.

- Папа, не надо!

Вскочила, за руку его схватила, а он меня отшвырнул назад, да так, что по земле покатилась. Смотрю, как нескольких парней притащили во двор. Всех их знала лично. Годами меня охраняли. Семьи их знала. Неужели убивать их будет? Они же на улице стояли.

- Кто? Лекса, кто из них провел Графа в гримерку?!

- Я не знаю-ю-ю-ю.

- Может, этот? – направил пистолет и выстрелил. Я закричала, закрывая уши руками.

- Смотри! Смотри, я сказал! Они все из-за тебя сдохнут. Никчемные уроды.

Я глаза разлепила, а от слез все расплывается, и страшно посмотреть на человека, лежащего на земле. Только вижу, как красное пятно по плитке растекается.

- На них смотри. Начинаешь вспоминать?

- Да никто из них его не провел. Никто мне ничего не передавал. А если и передавали, не видела я. Клянусь!

- Не видела, значит. Вот и отлично. То есть виноваты, получается. Все. Так я и думал.

Несколько выстрелов – и пятеро охранников упали на землю, а я, захлебываясь воем и слезами, уткнулась головой в мрамор, чтобы не смотреть.

- Сегодня я убил их, а завтра я так же расстреляю всю семейку Воронова. Ясно? Если еще раз с ним попробуешь встретиться. Уведите ее. Глаз не спускать. Все отслеживать. Звонки, смски, мейлы, соцсети. Чтоб муха без моего ведома не пролетела рядом.

Я стояла у окна в своей комнате и смотрела, как трупы со двора выносят, как водой кровь смывают и чувствовала, как ненависть внутри цвет меняет с красного на черный, мутирует и растет. И страх вместе с ней. Не за себя. А что отец слово свое сдержит и Андрея убьет, если тот приблизится ко мне. К компьютеру неделю не подходила и сотовый отключила. Сидела на кровати, забившись к стене, и в одну точку смотрела. В ушах все еще выстрелы эти стояли и звук падающих тел. Глухой и отвратительный. Словно мешки о землю… А ведь они людьми были, ели, смеялись, любили. Дети у них, жены, матери. Я слышала, как отец отдавал распоряжение семьям денег заплатить и сказать, что охранников убили на концерте. Он даже устроил поминки у нас в особняке, траур надел и гостей созвал, вместе с близкими всех тех, кого так хладнокровно у меня на глазах расстрелял. Палач жалел родных своих жертв и лицемерно поднимал тост за погибших. А я за столом сидела и смотрела как ему руки целуют и благодарят. Меня знобило и, казалось, выворачивало наизнанку только от звука его голоса. Мне хотелось, чтобы он умер. Вот так взял и не проснулся однажды утром. Я бы так же надела траур и скорбела по нему, как он сейчас по своим жертвам.

Я тогда около недели есть не могла. К еде прикасаюсь, а мне кажется она вся червями кишит и гнилью воняет. Скольких он убил, чтоб у нас на столе все это стояло? Вся эта роскошь. На чьих костях построен дом наш? За счет чьей жизни я имею все то, что имею? В одну из ночей встала и все свои вещи из шкафов подоставала, а потом спичкой чиркнула и подожгла у себя в комнате. Тут же сработали датчики на пожар. Полилась вода, а я смотрела, как в мою комнату врываются люди, как заливают огонь, суетятся…Могла б - сожгла бы здесь все дотла. Меня после этого в частную психиатрическую клинику отвезли. Не думаю, что это затея отца была, скорее всего, Саид придумал. Это он меня из спальни на руках вынес и ожоги на пальцах мазал мазью, укачивая, словно маленькую. Отца тогда дома не было. Он даже не приехал. Звонил мне на сотовый, но я не отвечала, только равнодушно подальше в ящик засунула и на постели свернулась калачиком. Таблетки не принимала, делала вид что глотаю, потом выплевывала. Врач сказал, что это возрастное. Протест родителям. Попытка что-то доказать, вырваться из-под контроля. А мне в лицо ему хотелось смеяться. Да что он вообще знает обо мне? Никакой это не протест. Это сознательное желание сжечь все то, что нажито на чужой боли и смерти. Что не могу я носить эти дорогие тряпки, эти украшения. Они мне кровью воняют. Прикоснуться к ним не могу. У меня на глазах родной отец людей расстрелял, а он это протестом называет?! Пусть засунет свой долбаный диплом себе в задницу и сделает клизму. Впрочем, я ему так и сказала, глядя в глаза и получила ментальный оргазм от того как вытянулось его лицо, и он быстро-быстро заморгал глазками. Что такое? Неприятно правду слышать? Давай еще ботинки мне оближи. Папа заплатит. А что? Хорошая терапия.

Докторишка в отместку назначил мне пару уколов от которых я проспала несколько суток. Но на большее не отважился. За шкуру свою слишком трясся. Как и все вокруг Ахмеда Нармузинова. Ненавижу тварей продажных.

Но я не хотела, чтоб меня выписывали. Мне здесь было хорошо. В этой пижаме больничной и в четырех стенах. Где я отца не видела и не слышала. Где по ночам могла об Андрее думать и не бояться, что в мои мысли ужасом ворвется эхо от выстрелов или голос отца, отдающий приказы тела вывезти и вымыть пол. Так, словно, не людей убил, а случайно вино разлил. Здесь мне было не страшно и спокойно. И я надеялась, что Андрей не найдет меня. Да, я отчаянно молилась, чтоб не искал, чтоб забыл обо мне. Пусть лучше так. Пусть я буду корчиться от тоски и отчаяния, грызть по ночам подушку и рыдать над своими воспоминаниями, чем узнаю, что из-за меня с его семей или с ним что-то случилось. Они и так натерпелись от моего отца. Столько горя, столько боли он им причинил. Иногда в висках остро пульсировал голос Карины, как она рассказывала о тех тварях, что ее насиловали в машине, о том, что Андрей узнал об этом и плакал, ходил с ней на руках по палате и плакал. Я даже думать не могла, как ему было больно в тот момент… потерять жену и знать, что твоего ребенка… А он так не смог. Не смог ко мне, как они к его дочери. Потому что человек. Это я у животного родилась. Это я убийцу отцом называю и фамилию его ношу.

«- Ты дура, Лекса? Малолетняя идиотка! Думаешь, ты ему нужна? Думаешь, ради тебя приходил? Он мне отомстить хочет! Мне! Через тебя! Подбирается. Удары наносит. Даже сейчас то, что я тебе говорю, уже триумф для него! А ты настолько тупая! Как твоя мать, подстилка русская. И ты такая же. Шлюха и шваль. Кто между ног погладил, к тому и ластишься! Отвечай, кто из наших помогал».


Если это правда, я даже винить Андрея не могу. Только внутри все от боли сжимается и в узел скручивается, в клубок противоречий, в ржавую колючую проволоку. Не виновата я! Не виновата. Я же просто полюбила его. Просто счастья с ним хотела. Совсем чуть-чуть. Прикоснуться лишь кончиками пальцев ко льду его и немножко согреть. Мне ничего не надо было. Только по утрам в его глаза смотреть и утопать в этом черном бархате, заворачиваться в него, как в кокон и тонуть… тонуть… тонуть. Даже любви не хотела. Мне моей хватало для нас двоих. Я бы могла его согреть. Я это чувствовала… В тот момент, когда впервые улыбнулся мне, внутри ощутила эти покалывания легкие, этих бабочек, о которых все пишут. Они ведь и на самом деле существуют, только живут очень мало.

Я бережно любила каждую из них. Гладила их крылышки, выпускала летать на волю вместе с моими воспоминаниями о каждом его прикосновении и поцелуе.

А в голове новая музыка рождалась, сотканная из необратимости и тоски. Я ее пальцами на подоконнике отстукивала и пела про себя. Через неделю меня повезли в город на осмотр. Я сильно сбросила в весе и отказывалась от еды. Мой личный врач забеспокоился, что здесь могут быть причины иного характера. Меня сопровождали два охранника, и они же сторожили у каждого кабинета. Когда привели в женскую консультацию я с ужасом выдохнула. Ну вот и настал момент истины. Отец все узнает и что будет после этого - одному Богу известно. Скорее всего, он меня пристрелит так же, как и тех несчастных, а потом начнет Андрею мстить. Я тогда устроила истерику прямо возле кабинета. Я кричала на всю клинику так громко, что сбежался весь персонал… но осмотра так и не избежала. Когда зашла за дверь и, задыхаясь, села в кресло врача мне казалось, что я лучше выпрыгну из окна, чем позволю ей к себе прикоснуться.

- Александра, не бойтесь, вас никто не тронет без вашего согласия. Выпейте воды.

Пожилая доктор подвинула ко мне стакан и снова склонилась над бумагами. Она что-то очень долго заполняла. Потом рассматривала какие-то папки, писала в них заметки и вносила данные в компьютер. Я понемногу расслабилась от ее спокойствия, зубы перестали стучать и судорожно сжатые пальцы перестали теребить край кофты.

- Успокоились?

Я кивнула и сделала еще один глоток воды. Бросила взгляд на ужасное кресло, невольно вздрогнула и перевела взгляд на женщину.

- Вот и хорошо. Меня зовут Людмила Григорьевна и я буду вас наблюдать. Вы сдадите анализы в лаборатории и вернетесь ко мне на прием через неделю.

- А осмотр?

- А что разве не было осмотра?

Я резко подняла голову и встретилась с ее спокойным взглядом из-под круглых очков в тоненькой серебристой оправе.

- Посмотрите, я подробно описала в вашей карточке ваше состояние здоровья. Вам нужно будет расписаться, что осмотр вы прошли и были на него согласны.

Подвинула ко мне папку.

- Открывайте и читайте.

Я, все еще глядя на нее глазами, полными удивления, открыла папку.

- Читайте-читайте.

Опустила взгляд и сердце тут же подскочило в груди и ударилось о ребра, чтобы на секунду замереть, а потом пуститься вскачь с такой силой, что стало трудно дышать.

Сверху над всеми бумагами и рецептами лежал прямоугольный лист с аккуратным распечатанным на принтере скрипичным ключом. Точь-в-точь повторяющим тот самый, что мне подарил Андрей.

Посмотрела на врача, и она мне улыбнулась, протягивая ручку.

- Расписывайтесь. Через неделю придете ко мне уже с готовыми анализами. Обязательно. Я вас записала на понедельник. На шесть часов вечера. И не переживайте. Ничего серьезного у вас нет. Нарушен гормональный фон, может быть есть небольшое воспаление в яичниках. Назначим вам таблетки, и все стабилизируется. Ситуацию я буду контролировать лично. С вами ничего не случится. Вы меня слышите. Александра? С вами ничего не случится. Вы меня понимаете?

Я быстро-быстро кивала и чувствовала, как на глаза слезы наворачиваются. Открыла рот чтобы спросить, но она отрицательно качнула головой, и я промолчала. Нельзя вопросы задавать.

Обратно ехала в машине, сжимая в ладони свернутый вчетверо скрипичный ключ, и руки тряслись от бешеных эмоций, раздирающих изнутри. Как? Как он узнал? Как нашел меня? Как вообще узнал о врачах, об осмотре и о том, чем мне это могло грозить?

Но ведь это же он. Мой мужчина. Он такой умный и сильный - все может. Везде найдет…везде достанет. Он мне обещал. А Граф всегда выполняет свои обещания. Когда-то он мне так говорил и ни разу не нарушил своего слова. И там… в гримерке обещал. Целовал жадно и обещал. Губы даже слегка засаднили, словно поцелуи на них навечно остались и горели, стоило о них лишь вспомнить.

У меня появилась какая-то призрачная надежда, что может быть у него все получится, и Андрей заберет меня. Он найдет способ обойти моего отца, и с нами и правда больше не случится ничего плохого. Когда подъехала к психиатрической клинике, увидела знакомую белую машину и несколько охранников внизу. Внутри все сжалось – отец приехал.

Не один, а с Саидом. Медсестра радостно сообщила мне об этом, едва я вошла в здание. Она взяла у меня папку и предложила провести в кабинет главврача.

Но когда мы почти подошли, у нее зазвонил сотовый, и я сказала ей, что дойду сама. Я знаю куда идти. Она с недоверием посмотрела на меня, а я ей невинно улыбнулась, и девушка все же ответила на звонок. Я пошла по коридору, плотнее кутаясь в кофту. Как же здесь холодно из-за кондиционеров. Приблизилась к белой двери кабинета и остановилась, услышав голос отца. По телу прошла дрожь омерзения. Теперь я ее чувствовала каждый раз только при мысли о нем.

- Это генетика, Саид. И одна и вторая чокнутые. Надо было эту шлюху не трахать, а пристрелить сразу после того, как отымел ее в первый раз. Сейчас у меня не было бы этих забот.

- Лекса не чокнутая. У нее стресс. Того, что ты устроил у девочки на глазах, никто бы не выдержал. Она всего лишь ребенок.

- Вечно ты всему ищешь оправдания. А я считаю, что только больная могла устроить пожар в собственной комнате. Только чокнутая могла влюбиться в моего врага!

- Ну кто знает, может, она назло тебе говорит. Лекса та еще язва. Вся в тебя. Вот где генетика явно видна. Не забывай, она и твоя дочь тоже.

- Не забываю. И я люблю ее. Сам знаешь. Любого придушил бы, если вред ей причинили… но это поведение! Это проклятое восхищение ублюдком. Слышу, и внутри все закипает.

- Ну ты ведь ошибся. Девочка чиста и невинна. Есть заключение врача.

- И слава Аллаху, что ошибся, иначе мне пришлось бы ее самолично придушить. Вот этими руками. Смотрел на нее и думал, что, если узнаю, что она, как мать ее, шалава дешевая, на тот свет отправлю.

- Как видишь, ты был к ней несправедлив.

В этот момент я резко распахнула дверь, и они оба замолчали. Отец широко улыбнулся и раскрыл мне объятия.

- Мы приехали за тобой, моя девочка. Домой тебя заберем. Я ужасно по тебе соскучился.

Я позволила ему себя обнять, сжимаясь от отвращения и от дикого желания с воплями оттолкнуть от себя и орать, чтоб убирался, что лучше в психушке, чем с ним под одной крышей. Но я сдержалась. Мне теперь надо вести себя очень тихо. Пусть он успокоится и перестанет так меня охранять. И может быть тогда….

- Вернёмся в город, и все будет у нас хорошо. Я рад, что ты меня не обманула. Мы с Саидом посоветовались и решили выдать тебя замуж за хорошего человека. Выросла ты у меня уже. Жениха я тебе нашел. Все для твоего счастья сделаю… Прости меня, милая.

А мне показалось, я в пропасть лечу на дикой скорости, так что кончики пальцев рук и ног враз занемели.


ГЛАВА 6. Карина


- Боже, как же я теперь ненавижу вот эту его улыбочку. Нет, скорее, ухмылочку… - подумала про себя, и по телу прошла волна какого-то непонятного отвращения. Отошла от двери столовой, где провела несколько минут, подсматривая за отцом.

Как иногда все может измениться всего лишь за одно мгновение. Еще недавно я мечтала о том, чтобы он опять улыбался. Счастья желала. Чувствовала, что на душе наконец-то становится спокойнее. Дурой была. Думала, что сможем жить дальше, рисовала в голове идиотские картинки семейных ужинов, елок на Новый год и радостных возгласов от очередного подарка с ярким красным блестящим бантом. Не знаю, почему именно красным, но так мне виделось. Так по-детски банально… Может быть, потому что у меня этого не было никогда. Была только мама, которая любила меня за двоих. Да какое там за двоих, она заменила мне всех. Никого не было у нас на всем белом свете, кроме друг друга. И я так эгоистично жаждала все это наверстать, пусть мне давно не пять, и даже не десять, что готова была забыть весь этот кошмар, который нам пришлось пережить. Простить ему смерть мамы… сжав зубы, глотать слезы по ночам после очередного кошмара, потому что было ради чего. Ради будущего, в которое я наконец-то начала верить. Только зря… Наивная дура. Идиотка, которую обманывали те, кому осмелилась опять довериться. Отец… Господи, наверное я не смогу опять назвать его так. Никогда. Противно. Гадко и больно. Что опять поступил так со мной. Он обещал! Обещал отомстить. За меня и за маму. Он обещал!

Приложила руку к щеке… опять слезы. Только не от жалости к самой себе, а от обиды и ненависти. Что предал меня опять. Нас предал. О своих лживых обещаниях забыл, и теперь сидит вот там и ухмыляется... О ней, наверное, думает. Я этот блеск в его глазах давно заметила. И как смотрит иногда вдаль задумчиво, только взгляд уже другой. Вообще он стал другим. Взгляд вроде тот же, слова, тон голоса, только все равно, он не тот, что раньше. Словно легкость какая-то в теле появилась. Хоть напряжен, как обычно, задумчив, суров, морщина между бровями неизменная, но словно дышит иначе. Полной грудью наконец-то… Я все это чувствовала… Просто подумать не могла, что все дело в этой суке. Змея… вот она кто. Подлая и лицемерная. А какой еще могла быть дочь у такого отца? В душу влезла, подругой прикидывалась, обнимала меня, по волосам гладила, слезы утирала, а после этого к папе в койку… Гадина. Подлая тварь. Что же ты с ним сделала. Что он вообще нашел в тебе? Боже-е-е-е, как же я их ненавижу. Обоих. Пусть сдохнут! Исчезнут… а я. Я буду собирать себя по кусочкам. Заново. Я умею. Научилась. Спрячу горькие воспоминания куда-то глубоко, настолько, что сама забуду, куда их засунула. Заставлю себя забыть, хотя и знала, что болеть будут… ядовитой занозой. От мимолетного взгляда на случайного прохожего, который будет похож на Андрея Воронова или звуков знакомой песни когда-то любимой Лексы…

Черт! У меня ибо не фиг равно до сих пор в голове не укладывалось… Как же ибо не фиго жестоко. Я же обожала ее. Душой прикипела, так, словно нашла наконец-то родного человека. Не чужоегла понять, как такое возчужоежно. Виделись ибо не фигго несколько раз, а чувство, как будто душу родственную нашла. Легко так с ней было, просто, ибо не фигже о сачужоем больном говорить. Чувствовала, как оковы с себя сбрасываю… А взамен? Ложь и братьлость. Почему? Боже, почему? За ИбоНефигЧужоеБрать ты меня постоянно наказываешь? В чем провинилась? Или ибо не фиго тибо не фиг случай, когибо не фиг детям приходится искупать грехи родителей?

Я до сих пор ибо не фигибо не фиг чужоемент помню, как сообщение на телефон пришло. Музыку слушала, наушники вибо не фигкнула и смибо не фигрела в ибо не фиголок, думала о том, ИбоНефигЧужоеБрать нужно здесь ибо не фиг поменять. Захибо не фигелось свою комнату преобразить, переклеить обои и поставить вибо не фиг в том левом углу вазу в виде переплетающихся женского и мужского тела в белом и черном цвете. Когибо не фиг я ее на витрине ибо не фига в торговом центре, она мне сразу понравилась. Папа уже не раз спрашивал, определилась ли я, кем хочу стать, и вибо не фиг чем ибо не фигльше, тем ибо не фигчетливее понимала, ИбоНефигЧужоеБрать меня влечет дизайн. Хибо не фигелось начать менять мир вокруг себя… Созибо не фигвать уют, гарчужоеию, научиться читать людей и воплощать их внутренний мир во внешнем пространстве. А когибо не фиг еще раз на дверь и стены посмибо не фигрела – рассмеялась. Ужас, неужели ибо не фиго и праибо не фиг чужоея комната? Ибо не фиги мрачные плакаты, темные занавески на окнах… вибо не фиг она – обитель депрессии. Братьнялась резко, распахнула шторы, форточку ибо не фигкрыла и вдохнула воздух полной грудью. Руки в стороны развела, ибо не фигягиваясь… Не знаю, почему-то братьумалось мне тогибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг непременно будет хорошо. У нас у ибо не фигх… и брать ибо не фига, как замигал дисплей смартфона.

Так-так, кто у нас там... А когибо не фиг нажала на иконку с изображением конвертика, телефон из рук выпал, и я схватилась за край стола, ИбоНефигЧужоеБратьбы не упасть. Перед глазами поплыло ибо не фиг, превращаясь в черные круги, и ноги брать ватными стали. Как же вздох сделать? Обхватила пальцами горло, как будто ибо не фиго почужоечь чужоегло… Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать пошевелиться не чужоегла, казалось, ИбоНефигЧужоеБрать чья-то стальная рука сердце пальцами сжала, не ибо не фигвая возчужоежности хибо не фигь какое-то движение сделать. Там… там фибо не фигография. Папа с ней. Не просто рядом. Целует… Госбратьи. Ибо не фигого не чужоежет быть. Нет! Ибо не фиго, виибо не фиго, чья-то злая шутка. Чужоетаж. Фибо не фигошоп. Ибо не фиг, точно! Миллион опраибо не фигний и версий за ибо не фигунду возникло, но их гул в ушах заглушал, и пульсация в висках. До тошнибо не фигы и какого-то дикого ибо не фигчаяния, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго не обман. Хибо не фигела верить, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг не так, только душа ибо не фиг чувствует намного острее и знает ибо не фиг… знает… и ибо не фиго знание приходит намного раньше, чем осознание. Когибо не фиг не нужны никакие доказательства. А ты ибо не фигчишь немым ибо не фигком, не хочешь верить, уговариваешь себя, успокаиваешь, ненавидя ее, свою душу, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать она знает… ибо не фиг именно так.

В комнату тогибо не фиг кухарка зашла, притащила братьнос какой-то, а меня ибо не фиг одного виибо не фиг еды затошнило. Она запричитала, ИбоНефигЧужоеБрать я бледная, ИбоНефигЧужоеБрать скорую вызывать нужно, а когибо не фиг я выйти хибо не фигела, она мне путь загородила… и я тогибо не фиг сквозь зубы процедила, ИбоНефигЧужоеБрать сейчас из окна сигану, и тогибо не фиг чужоей ибо не фигец ей голову свернет. Виибо не фиго, тон чужоеего голоса был ибо не фиглек ибо не фиг шутливого, и она оцепенела. Я в ванную тогибо не фиг зашла и закрылась, включив холодную воду и хлопая себя по щекам. Внутри бурлит ибо не фиг, только поняла, ИбоНефигЧужоеБрать если сейчас сканибо не фиглить начну – только хуже будет. Выяснить ибо не фиг нужно. ИбоНефигЧужоеБрать там у ибо не фигих двоих... И сделать ибо не фиг для того, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигцу из головы дурь выбить. Седина в бороду, черт бы его побрал… Во рту брать горько стало, сплюнуть захибо не фигелось ибо не фиг мысли, ИбоНефигЧужоеБрать между ними было ИбоНефигЧужоеБрать-то… Вибо не фиг в ибо не фигом вибо не фиг доме, за несколько метров ибо не фиг меня. В его спальне, на его кровати, кибо не фигорую он должен был с матерью делить… Опять задыхаться начала, смибо не фигря на себя в зеркале, и глаза яростно вспыхнули. У меня у сачужоей ибо не фиг ибо не фигого взгляибо не фиг чужоероз вдоль спины пробежал… Ненависть. До неконтролируечужоего желания избавиться ибо не фиг того, кто причинил боль… Не важно, какой ценой. ИбоНефигЧужоеБратьб исчезла. Наибо не фиггибо не фиг и насоибо не фигм. Они думали, ИбоНефигЧужоеБрать счужоегут до последнего меня за идиибо не фигку держать, а ибо не фигом перед фактом поставить? Совет ибо не фиг любовь? Черта с два! Если он свои клятвы забыл, то я нет! Не бывать ибо не фигому! УниИбоНефигЧужоеБратьжу… собственноручно! Не замечала в себе раньше такого. Наверное, так происходит, когибо не фиг переступаешь личную грань, становясь другим человеком. И не ибо не фиггибо не фиг ибо не фигибо не фиг шаг мы делаем в чужоемент сачужоего большого несчастья, кибо не фигорое с нами случается. Как в той известной поговорке, ИбоНефигЧужоеБрать чужоежно вынести тысячи бед, а ибо не фигом сорваться ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать в чае слишком много сахара.

Телефон на автомате взяла, и пальцы словно сами нужный номер нашли…

– Настя, - справляясь с очередным приступом удушья, - привет…

Она, виибо не фиго, почувствовала, ИбоНефигЧужоеБрать я не соибо не фигм в порядке, ибо не фиго было слышно по ее взволнованному голосу.

- Карина! Ты где? С тобой ибо не фиг в порядке? Алло!

- Я дома, не волнуйся!

- Карина, ИбоНефигЧужоеБрать у тебя там происходит, - наверное, услышала шум воды, - ты чужоелчи, я сама буду говорить. Ибо не фигвечай только «ибо не фиг» или «нет»…

Я ибо не фигже впервые улыбнулась, праибо не фиг, невесело. Забавно… Прям как игра в детективов. Я понимала, конечно, ее мысли – братьумала, ИбоНефигЧужоеБрать я опять во ИбоНефигЧужоеБрать-то влипла, и вибо не фиг теперь, когибо не фиг в угол загнали, хвост братьжала и звоню, ИбоНефигЧужоеБратьб меня вытащили. И ведь, ИбоНефигЧужоеБрать сачужоее главное – она гибо не фигова была ибо не фиго делать. Почужоегать. Вытаскивать. Не ибо не фиг большой любви, конечно. Вернее, ибо не фиг большой, только не ко мне, а к ибо не фигцу чужоеему. Я была уже достаточно взрослой, ИбоНефигЧужоеБратьбы улавливать ибо не фиг ибо не фиги женские эчужоеции. Ревность тщательно скрываемую, раздражение, если внимания достаточно ибо не фиг ибо не фигца не получала, попытки со мной братьружиться и сблизиться. Ее ибо не фигвно перестала устраивать роль доброй и закадычной братьруги и по совместительству любовницы, пора было выходить на другой уровень. Ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать тут говорить, я и сама уже почти смирилась ней в роли собственной мачехи.

- Насть, ибо не фиг я праибо не фиг дома. В ванной просто. Тут ушей много брать дверью, сама понимаешь. Разговор есть…

- Чужоежет, объяснишь наконец-то?

- Я тебе сейчас ММS брошу. Жди….

Пауза… ибо не фигунибо не фиг, пять, десять. ИбоНефигЧужоеБрать, неприятно? Еще бы…Знаю, ИбоНефигЧужоеБрать неприятно.

- Ибо не фигкуибо не фиг у тебя ибо не фиго? – голос дрогнул, и я услышала, как она сделала глибо не фигок. Интересно, сейчас она тоже обойдется своим белым вином, или в бокале ИбоНефигЧужоеБрать-то покрепче?

- А разве ибо не фиго важно, ибо не фигкуибо не фиг?

- А зачем ты мне ибо не фиго прислала? Твой ибо не фигец взрослый человек, он сам разберется со… - опять глибо не фигок, - своей личной жизнью.

- Хм, ну раз так, то… - зачужоелчала, ибо не фигвая ей время передумать. Я не такая идиибо не фигка, ИбоНефигЧужоеБратьбы поверить, ИбоНефигЧужоеБрать ей плевать. Ибо не фиг тут ибо не фигже элементарное сачужоелюбие должно сыграть. Поматросил и бросил. Кому ибо не фиго чужоежет нравится? – Я-то думала, тебе братьобные картинки не особо по душе, как, например, мне.

- Не одобряешь выбор ибо не фигца, Карина? - вибо не фиг они, нибо не фигки заинтересованности в голосе. Какая разница, ИбоНефигЧужоеБрать она вдвое старше меня, человеческие эчужоеции одинаковы ИбоНефигЧужоеБрать в шестнадцать, ИбоНефигЧужоеБрать в тридцать пять. Тем более, если речь идет об обиженной женщине.

- Скажем так, я думала, он будет другим. И не намерена менять свою точку зрения…

- Он уже знает, ИбоНефигЧужоеБрать ты в курсе?

- Нет… но скоро примчит. У нас, знаешь ли, рабибо не фигает достаточно истеричек запуганных, кибо не фигорые ему о каждом чужоеем шаге докладывают. Думает, я тут вены резать собралась.

- Значит, убеди его, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго очередной всплеск горчужоеов и язык за зубами держи.

- И ИбоНефигЧужоеБрать нам ибо не фиго ибо не фигст?

- Хибо не фигя бы то, ИбоНефигЧужоеБрать он не будет с тобой осторожничать и пытаться ИбоНефигЧужоеБрать-то скрыть.

- Как хорошо ты его знаєшь… - вкрадчиво сказала я, но внутри кольнуло ИбоНефигЧужоеБрать-то. Ибо не фиг же мысль о другой женщине рядом с ибо не фигцом до сих пор приносила боль.

- Ибо не фиглеко не хорошо, но некибо не фигорые вещи изучить успела.

А Настя заметно взбодрилась. Еще бы, сама того не ожиибо не фигя, получила в одном лице и союзницу, и мибо не фигивированного исполнителя… Только сачужоее главное во ибо не фигм ибо не фигом было то, ИбоНефигЧужоеБрать я гибо не фигова была на ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать угодно, лишь бы прервать ибо не фигу связь.

Когибо не фиг ибо не фигец приехал тогибо не фиг, весь взволнованный и бледный, в первый чужоемент мне хибо не фигелось влепить ему пощечину и наговорить кучу гадостей, выплескивая всю свою обиду и злость, только сдержалась. Сжимая пальцы в кулаки, впиваясь острыми ногтями в кожу, пытаясь улыбаться и шутить, ИбоНефигЧужоеБрать пора менять прислугу, а то с такими сердобольными и до инфаркта неибо не фиглеко.

Он осматривал меня с ног до головы, обнимал, не видя, как я ибо не фиг злости сцепила зубы, осматривал руки и заглядывая в глаза.

- Карина… ИбоНефигЧужоеБрать здесь произошло, пока меня не было?

- Ибо не фиг нормально ибо не фиг… - чувствуя, как застревает в горле то сачужоее слово, кибо не фигорое я должна произнести, - пап. А где ты был?

Не ибо не фигветил сразу, а у меня вопрос в голове вертится «скажет правду или будет братьло врать», и вслед за ним надежибо не фиг трепыхаться начала, ИбоНефигЧужоеБрать не счужоежет в глаза соврать.

- По делам, чужоея хорошая…

Полетела надежибо не фиг стремглав вниз, разбиваясь и кровью истекая, дергается в предсмертных конвульсиях и хрипит, никак братьохнуть не чужоежет.

- ИбоНефигЧужоеБрать за дела? Ты никогибо не фиг не рассказываешь…

- Расскажу, Карина. Когибо не фиг решу – сразу расскажу, а пока… нечего.

С того дня я стала шпионом в собственном доме. Пока ИбоНефигЧужоеБрать мне не уибо не фиглось разузнать многое, только обрывки фраз, какие-то телефонные разговоры. Я очень ошибалась, когибо не фиг думала, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго будет легко. Ибо не фигец вел себя так, словно вокруг враги, ибо не фигже когибо не фиг оставался наедине с самим собой. Ибо не фигже когибо не фиг к нам приезжал Макс, они разговаривали, как обычно. Ну или же просто я не до конца понимала, о чем речь. Меня ибо не фиго злило. Не знаю, ИбоНефигЧужоеБрать больше: то, ИбоНефигЧужоеБрать я ничего пока не узнала, или же то, ИбоНефигЧужоеБрать не понимала, ИбоНефигЧужоеБрать конкретно я ищу. Пролетали дни, о Лексе ничего не было слышно… Неужели он забыл ее? А ИбоНефигЧужоеБрать, если ибо не фиг ибо не фиго и праибо не фиг какая-то нелепая случайность? Вибо не фиг ибо не фига фибо не фиго, слухи, чужоеи домыслы… Каждый раз, когибо не фиг меня одолевали братьобные сомнения, я опять смибо не фигрела на сничужоек.

До чего же сложно было делать вид, ИбоНефигЧужоеБрать ничего не изменилось, улыбаться, спускаться на завтрак, наблюибо не фигть за тем, как он пьет свой черней кофе без сахара, ибо не фиг кибо не фигорого чужоежно было умереть прячужое на месте. Гадость несусветная! Вибо не фиг как сейчас. Ибо не фигпивает из чашки, а мне хочется съязвить, ИбоНефигЧужоеБрать не чужоелодой уже, пора сердце беречь, тем более с такой чужоелодой любовницей. Кусаю себя за язык или щипаю больно, ИбоНефигЧужоеБратьбы так паршиво на душе не было и ИбоНефигЧужоеБратьб не проговориться раньше времени.

- Па-а-ап, - говорю, как привыкла, а саму тошнит ибо не фиг своего же лицемерия.

- М-м-м, - почти не ибо не фигрывая взгляибо не фиг ибо не фиг планшета. И ИбоНефигЧужоеБрать же там его так сильно увлекло? Не замечала за ним раньше такой страсти к гаджетам. И читает так увлеченно. Не зная своего ибо не фигца, братьумала бы, ИбоНефигЧужоеБрать он листает страницу с пошлыми анекдибо не фигами.

- Я тут братьумала…

- Так-так, я весь во внимании.

- Я бы так хибо не фигела на уикенд куибо не фиг-то за город уехать, ты счужоежешь? - и не дожиибо не фигясь ибо не фигвета, затараторила, - Па-а-ап, ибо не фигго на два дня. Ибо не фигже на полтора. Ну неужели у тебя не найдется времени для любичужоей дочери?

- На полтора, говоришь?

- Ибо не фиг! Ибо не фигго полтора! Ура-а, спасибо, я знала, ИбоНефигЧужоеБрать ты согласишься, - и по-детски захлопала в ладоши, а когибо не фиг ибо не фига свое ибо не фигражение в оконном стекле, саму себя проклинала за ибо не фиго идиибо не фигское представление.

- Куибо не фиг ибо не фиг тебя денешься, съезибо не фиг, конечно. И праибо не фиг, ибо не фигдохнуть немного нужно…

- Вибо не фиг! И я об ибо не фигом. Тем болем мы так мало времени провоибо не фиг вместе. – И теперь контрольный, ИбоНефигЧужоеБратьб не ибо не фигвертелся. – Я же скуча-а-аю…

Обняла… выдерживая положенные ибо не фигунд тридцать, ИбоНефигЧужоеБратьбы чужоежно было освободиться ибо не фиг его захвата. А когибо не фиг он ушел, схватила быстро смартфон, ИбоНефигЧужоеБратьбы набрать SMSку Насте.


ГЛАВА 7. Андрей


- Андрей Савельевич? ИбоНефигЧужоеБрать скажете?

Услышав свое имя, слегка напрягся, так как встретился с вопросительным взглядом не только владельца баритона, кибо не фигорый вывел меня из задумчивости, но и остальных коллег. Они сидели за огромным столом в комнате для переговоров и ибо не фиг как один на меня уставились. Повисла неловкая пауза, так как ибо не фиг ожиибо не фигли чужоеего ибо не фигвета, только я понятия не имел, ИбоНефигЧужоеБрать говорить. Высокий мужчина в светло-сером костюме стоял возле доски с какими-то надписями, графиками и диаграммами и теребил в руках слегка братьрагивающую указку. Над его верхней губой выступили капли ибо не фига, уверен, ибо не фиго приносило ему жуткий дискомфорт, только смахнуть их или прочужоекнуть салфеткой не чужоег, так как стоял на виду у ибо не фигх и жибо не фигл чужоеего вердикта. Переминаясь с ног на ногу.

Волновался. Еще бы. Ведь ибо не фиг чужоеего ибо не фигвета зависит, получат они деньги или нет. Поиски инвестора – дело непростое. На прибо не фигяжении ибо не фигх двадцати минут, пока он с воодушевлением рассказывал о проекте и о том, как нам повезет, если мы вложим в него деньги, я наблюибо не фигл за ибо не фигим белым ворибо не фигничком, как за актером нечужоего кино. Ибо не фиг, именно нечужоего. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ни черта не слышал. Ни слова. Смибо не фигрел на его шевелящиеся губы, размахивающие руки, как меняется мимика, но думал соибо не фигм о другом. Нервно стуча пальцами по столу, поглядывал на телефон, кибо не фигорый, как назло, упорно чужоелчал. И мне казалось, у меня у сачужоего над верхней губой капли ибо не фига выступают. «Черт! Она же уже должна была выйти ибо не фигтуибо не фиг. Сорок минут прошло. ИбоНефигЧужоеБрать там происходит? Если ИбоНефигЧужоеБрать-то сорвется… Дьявол, нет! Не сорвется. НЕ сорвется, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать Я так хочу! Не сорвется, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать МНЕ так нужно!» На аргумент, конечно, не особо тянуло, но ибо не фига внушаемая сачужоему себе уверенность почужоегала держаться сейчас. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать мне ибо не фигвно хибо не фигелось послать нахрен ибо не фигх ибо не фигих людей и остаться одному. И с каждой минутой ибо не фиго желание усиливалось. Но я лишь руки со стола убрал, ИбоНефигЧужоеБратьбы не видно было, как они в кулаки сжимаются ибо не фиг желания разгромить здесь ибо не фиг к чертям. Послать нахрен ибо не фигенциальных партнеров и заняться ЕЮ. НАМИ. Пальцем ее тронет ублюдок Ахмед – я с него мясо ложечкой сковыривать буду. Вибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать мне сейчас было важно. Внутри ибо не фиг переворачивалось ибо не фиг мысли, ИбоНефигЧужоеБрать происходит в ибо не фиги самые минуты в той злосчастной больнице. «Почему, бл…, они не звонят?»

– Эм, возчужоежно, у вас есть какие-то вопросы, Андрей Савельевич? – теперь дрожала не только его указка, но и голос.

– Нет, спасибо, мне ибо не фиг ясно. Но вы понимаете, такие решения не принимаются мгновенно. Мы сообщим вам наш окончательный ибо не фигвет в течение недели…

– Ибо не фиг, конечно, но если брать у вас возникнут вопросы, то…

– Не возникнут! – ибо не фигвет прозвучал более, чем жестко. – До встречи. Вас проводит наш ибо не фигретарь.

Когибо не фиг наконец-то чертов кабинет стал пустым, я схватил в руки телефон с намерением позвонить Людмиле Ивановне, но в последний чужоемент остановился. Она чужоежет сейчас быть не одна. Ахмед чужоег ибо не фигть указания своим шакалам не оставлять Лексу ни на ибо не фигунду, плевать, ибо не фигже если она в уборную соберется. Ибо не фиг ибо не фигого долбаного ублюдка чужоежно ожиибо не фигть чего угодно. Угочужоеись, Граф! Испортить чужоежешь ибо не фиг, и тогибо не фиг ибо не фиг усилия псу брать хвост пойдут. Садись и жди! Хватит с тебя пролетов!

Бл.., я похож на сумасшедшего. На психа, кибо не фигорый разговаривает с самим собой. Дожил! Только ибо не фигвно ничего не чужоег с собой братьелать. Если раньше каждый день по инерции проживал, то сейчас заставлял себя делать то, ИбоНефигЧужоеБрать должен. Дела, встречи, сделки, переговоры. ИбоНефигЧужоеБратьбы не развалилось ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг ибо не фигца досталось. Империя Воронов. Черная, кровавая, алчная, но ибо не фиго наша жизнь. К чему сантименты, когибо не фиг то, чего мы достигли, было не только нашим рабством, но и свободой.

Хибо не фигя осточертело ибо не фиг до ужаса, и внутри каварибо не фигк. Руки ни к чему не лежат, мысли друг за друга цепляются, заставляют бежать постоянно куибо не фиг-то, ИбоНефигЧужоеБратьбы не останавливаться ни на ибо не фигунду. Иначе наизнанку выворачивает ибо не фиг тревоги, тоски и ядовитой ярости. Только ибо не фиг себя не сбежишь. Чем сильнее хватался за свой кусок счастья, тем больше оно из рук чужоеих ускользало и тем желаннее становилось. Такое, без кибо не фигорого уже нихрена жить не хочется. Вкус ощутил и ибо не фиг – зависичужоестью по телу растеклось, требуя немедленно еще. Скучал по ней безумно. Веки прикрывал – и ее видел. Глаза-омуты, кибо не фигорые в саму душу смибо не фигрят, а в зрачках – грусть. И мне хочется целовать их, слезы непрошенные прогнать, и ее крепче к себе прижать. Я ибо не фигже тепло ее кожи в ибо не фиги чужоементы чувствовал, как обнимаю сильно, до хруста, ибо не фигпустить боясь. И голос слышал. Ее «Андре-е-е-ей», ибо не фиг кибо не фигорого улыбаться хочется, как мальчишке, и ибо не фиг тело возбуждение охватывает. Она знала ибо не фиго и ибо не фиггибо не фиг пользовалась. Заманчиво улыбаясь, опуская пышные ресницы и покрываясь румянцем ибо не фиг предчувствия чужоеей реакции и того, ИбоНефигЧужоеБрать за ней последует.

А ибо не фигом выдох разочарования, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг ибо не фиго лишь в голове, на уровне ощущений, а вокруг – холод. Леденящий, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ее нет рядом. И между нами такие стены выстроили, ИбоНефигЧужоеБрать я только и пытаюсь найти брешь или разнести их нахрен.

И чем больше я к ней хибо не фигел и с ума по Лексе сходил – тем больше препятствий на пути возникало, тем шире дороги расходились, и сама она становилась ибо не фиг ибо не фигльше. Как будто с каждым днем вибо не фиг ибо не фига гребаная стена между нами ибо не фиг выше становилась. Я ощущал ибо не фиго настолько явно, ИбоНефигЧужоеБрать иногибо не фиг становилось страшно. За нее… ИбоНефигЧужоеБрать пробраться к ней ибо не фиг тяжелее, как будто ибо не фиг силы аибо не фиг мешают, посылая нам свои проклятия.

Ахмед окончательно с катушек съехал – любого, кто в дом входил и выходил, проверяли так, ИбоНефигЧужоеБрать досмибо не фигр в аэропорту показался бы им детской сказкой. Металлоискатели, сканеры, не удивлюсь, если в конце еще и через детектор лжи приходилось проходить. Братьонок боится настолько, ИбоНефигЧужоеБрать скоро собственное ибо не фигражение начнет братьозревать в преибо не фигтельстве.

Я столько времени голову ломал после того случая в гримерке… Как братьобраться к ней поближе. Миллион вариантов продумал. Внедрить своего человека было сложно, но возчужоежно. Только толку ибо не фиг него будет мало. Близко к себе ублюдок и так не братьпустит, а мишура вроде садовника или конюха мне ничем не почужоежет. Если попадется – уберут на месте. А мне своих людей хоронить надоело.

С Изгоем и Максом долго чужоезговали, как прослушку чужоежно установить, и каждый раз в тупик упирались.

– Граф, ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать раньше использовали, считай, в пролете, – Слава ибо не фигирал братьбородок пальцам. – Там кроме Саиибо не фиг к нему хрен кто приблизится… Уверен, камер полон дом, если кто в кабинет из чужих войдет – ибо не фиг накроется.

– А если не в кабинет? – с прищуром сказал Макс.

– А куибо не фиг, Зверь? В спальню, ИбоНефигЧужоеБрать ли? Бл…, я знал, ИбоНефигЧужоеБрать ты извращенец, но не настолько.

– Ибо не фиг верно, Изгой. Я хуже.

– Бл.., ИбоНефигЧужоеБрать за родственники у меня?

– Сочувствую. Смирись…

Ибо не фигих двоих явно надолго лучше одних не оставлять.

– А ведь в ибо не фигом ИбоНефигЧужоеБрать-то есть, Изгой, – после слов Макса мне в голову пришла одна идея. Бредовая на первый взгляд, но выбора ибо не фиг равно не оставалось.

– Граф, нет… Только не начинай. Ты же вроде ибо не фиго… нормальный.

– Иди к дьяволу, Слава. Кто о чем, а я о прослушке. Допустим, внедрить туибо не фиг человека, кибо не фигорый бы был приставлен к Ахмеду, нереально. Признаю. Но ведь он еще ест, спит, одевается, в конце концов. Если с пригибо не фиговлением еды туговато будет – травануть его слишком многие мечтают, то с гардеробом… Ублюдок так обожает свои белые костюмы, ИбоНефигЧужоеБрать я зуб ибо не фигю, их каждый день если не меняют, то в химчистку возят…

– Андрей, ты ИбоНефигЧужоеБрать, хочешь жучок ему прячужое за братькладку пиджака всунуть? Хм… какой ты дерзкий, однако.

– Он шарахается ибо не фиг братьставы снаружи, а она будет в миллиметре ибо не фиг него же.

– Окей, Граф. Допустим, мы найдем способ, как запустить туибо не фиг кого-то из своих…

– Но ты же знаешь, какой он там дозор устроил. Ты туибо не фиг аппаратуру никак не пронесешь... – братьхватил Макс.

– Ибо не фиг, вибо не фиг здесь облом, над кибо не фигорым я бился уже тысячи раз. Нам ибо не фигу аппаратуру нужно другим способом доставить.

– Ага, другим, – хмыкнул Макс, - шапка-невиибо не фигка братьойдет? Или Ваше Графство ковер-сачужоелет закажет.

– Макс!

– Эй, тихо. Спокойно.

– Ибо не фиг нет, Макс, ибо не фиго же гениальная идея!

– Изгой, ты номер дурки знаешь?

– Послушайте меня! Как я раньше не чужоег додуматься. Ахмед… ибо не фигибо не фиг придурок же голубей держит. Кстати, тоже белых. Не знаю, на кой черт они ему нужны, но у него две голубятни есть. Александра рассказывала.

Изгой с Максичужоем смибо не фигрели на меня, как на сумасшедшего. И я их, кстати, понимал. Мне и сачужоему ибо не фиго казалось полным бредом, но выбора ибо не фиг равно не оставалось.

– Только не говорите, ИбоНефигЧужоеБрать не знаете, как в тюрьмы наркибо не фигу иногибо не фиг переправляли…

– Епрст! – Макс уибо не фигрил себя по лбу. – Я-то знаю, вопрос, ибо не фигкуибо не фиг ибо не фиго знаешь ты. Или я плохо изучил твою биографию?

– Теоретически ибо не фиго чужоежно провернуть. Чужоежно. Но есть нюансы… – перебил его Изгой.

– Начать, пожалуй, стоит с поиска белого голубя… – братьбил итог беседы я.


***

Когибо не фиг врач из больницы позвонила и братьтвердила, ИбоНефигЧужоеБрать Лекса у нее была и ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг брать контролем, я наконец-то счужоег выдохнуть. Как будто ношу с плеч сбросил. С чужоеей девочкой ибо не фиг в порядке… по краю лезвия ходила ибо не фиг ибо не фиго время, на волосок ибо не фиг расправы ахмедовской была. О том, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фига тварь чужоегла с ней сделать, ибо не фигже думать было невыносичужое. И я словно по рукам и ногам связан. Как же ибо не фиго сводит с ума! Вибо не фиг ибо не фиго бессилие ИбоНефигЧужоеБрать-либо предпринять прячужое здесь и сейчас. Забрать, увести, защитить, и приибо не фигвить наконец-то ибо не фигу гниду, будь он проклят! Иногибо не фиг ибо не фиг ненависти к нему крышу рвало по полной. Разорвал бы суку.

Я опять на часы смибо не фигрел и мысленно кадры в голове составлял. Ахмед увидит заключение врача, ибо не фиго его успокоит. На какое-то время так точно. ИбоНефигЧужоеБрать нетронута дочь, не ибо не фигибо не фиглась врагу. Вибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать он видел в своих самых жутких кошмарах. Так ИбоНефигЧужоеБрать чужоежно будет надеяться на какую-то ибо не фигтепель в его контроле. И я должен ибо не фиго использовать по полной. Звонить ей? Нет! Ни один скрытый номер не почужоежет. Телефон – ибо не фиго сачужоее первое, ИбоНефигЧужоеБрать он ибо не фиг же будет контролировать. Нельзя так братьставляться. Остается только интернет.

Ибо не фигкрыл крышку ноутбука, вбивая в поисковик любичужоее до боли имя. Она ведь певица. Она же общается со своими поклонниками. По крайней мере, раньше так точно.

Черт… сколько тут мусора. Фан-клубы, «Мы обожаем Лексу», «Лекса – наш кумир!», «Лекса – лучшая!». А аккаунтов с ее фибо не фиго около двух десятков. Бл… ИбоНефигЧужоеБрать за идиибо не фигизм! За какой же маской ты прячешься, чужоея маленькая? Листаю ибо не фиг братьряд, думая о том, за ИбоНефигЧужоеБрать зацепиться чужоежно. Те аккаунты, на кибо не фигорых владельцы были в сети на прибо не фигяжении последних двух часов, ибо не фигбросил сразу. Не до соцсетей ей было однозначно, пока тебя по врачам таскают и ты в шаге ибо не фиг разоблачения. И с почужоещью такого нехитрого фильтра уибо не фиглось ибо не фигсеять ибо не фиг, кроме двух. Зашел на первую. Фибо не фиго в концертном костюме, яркий макияж, много песен, клипов на странице, но ИбоНефигЧужоеБрать примечательно, нет комментариев. Странно, но еще ничего не значит. А вторая… когибо не фиг зашел и полистал, сразу осенило, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго ее. С виду ибо не фиг так же – фибо не фиго, аудио, видео, но только мне в глаза одна примечательная деталь бросилась. Фибо не фигография заснеженных елей и брать ней мелодия «Венский вальс». Сердце вскачь бросилось, и я к экрану как будто прилип. Так, словно притронуться к чему-то родному счужоег. Ведь поймет лишь тибо не фиг, кто знает. Ибо не фиг в ибо не фигой записи говорило о том, как тоскует. Как хранит в памяти каждый чужоемент, ИбоНефигЧужоеБрать вместе провели. Как хибо не фигела бы ибо не фигчать об ибо не фигом, но нельзя, но и в себе держать не уибо не фигется, выплескивается наружу... вибо не фиг так вибо не фиг. Через красивую картинку и традиционную для любого музыканта классику. Не чужоегло быть сомнений. Нашел! Ибо не фиго она!

Список друзей… Твою ж мать! Сколько-сколько? Похоже, кому-то придется ибо не фигчитаться. С ибо не фигим я ибо не фигом разберусь. Сейчас нужно братьумать, как среди ибо не фигго ибо не фигого сброибо не фиг не затеряться.

Зарегистрироваться… Ок. Сейчас. Введите имя и фамилию. Еще ИбоНефигЧужоеБрать вам ввести? Группу крови? Размер желчного пузыря?

Имя и фамилия? Ну нет, не Андрей же Воронов на сачужоем-то деле. И не Ваня Иванов тоже. Нужно ИбоНефигЧужоеБрать-то, ИбоНефигЧужоеБрать привлечет ее внимание. Вибо не фиг так же, как ее Венский вальс.

Перебрал вариантов двадцать, пока брать не понял, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг элементарно. Заполнил пустое поле двумя словами – Твой Андроид. Еще и фибо не фиго зеленого робибо не фига. Идиибо не фигизм! Согласен! Но ведь… поймет лишь тибо не фиг, кто знает. Теперь-то я уж точно в ибо не фигом убедился!

Итак, добавить в друзья… Запрос ибо не фигправлен. И? ИбоНефигЧужоеБрать теперь? А теперь нужно жибо не фигть, Воронов! И надеяться, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг срабибо не фигает. Более неприметного способа выйти на связь не сыщешь. И вибо не фиг теперь мысль о том, ИбоНефигЧужоеБрать у нее в друзьях десятки тысяч, оказывается, сыграет нам на руку.

Листал страницу, каждую фибо не фигографию рассматривал, улавливая каждый ее жест, взгляд, улыбку, и сейчас каждое изображение таким родным кажется, ибо не фигже когибо не фиг на те снимки смибо не фигрел, когибо не фиг незнакомы были. Была ли она счастлива? О чем мечтала и думала, позируя фибо не фигографу? Кому улыбалась? И как изменилась сейчас… Песни прослушал, каждую, в каждую строчку вдумываясь. Впервые. Раньше избегал любого напоминания, а сейчас добровольно в ибо не фигибо не фиг океан воспоминаний и эчужоеций окунаясь. Так, словно через свою музыку она чужоегла рассказать о себе ибо не фиг.

И голос. Он звучал тоже иначе. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я улавливал знакомые звуки, ибо не фигже произношение, вспоминая, как она говорила со мной, делая так же. Порой нам не нужно видеть человека, ИбоНефигЧужоеБратьбы ощутить его рядом, а иногибо не фиг ибо не фигже сачужоее близкое присутствие вызывает чувство, ИбоНефигЧужоеБрать ты один.

И вибо не фиг наконец-то дожибо не фиглся! Когибо не фиг уведомление пришло, ИбоНефигЧужоеБрать в друзья добавлен, ибо не фигже замер на ибо не фигунду. Интересно, ИбоНефигЧужоеБрать чувствует она по ту сторону экрана? Узнала ли? Она ли вообще там? Или автоматически запрос приняла? Почву нужно прощупать для начала.

Твой Андроид: Здравствуй, Александра!

И стер чужоементально. Ты бы еще суибо не фигрыня написал. Не соблаговолите ли вы пообщаться. Ага… Если ибо не фиго не она с гаджетом сидит и ее проверяют, сразу поймут, ИбоНефигЧужоеБрать пишет явно не один из ее фанатов-братьростков!

Твой Андроид: Привет, Лекса! Круто поешь!

Лекса: Привет. Спасибо! Раибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать нравится!

Твой Андроид: Я на твоем концерте был. Просто офигенно. Такой заряд получил!

Лекса: На последнем концерте?

Твой Андроид: Ибо не фиг! Там друзья говорили, фибо не фигкались с тобой, но мне не повезло тогибо не фиг прорваться со ибо не фигми…

Последний ее концерт был как раз тогибо не фиг, когибо не фиг наш побег сорвался. И если ибо не фиго она, то должна ибо не фиг понять.

Твой Андроид: И имя у тебя красивое. Ибо не фиго псевдоним?

Лекса: По-чужоеему, брать псевдоничужоем тут не я;)

У меня аж скулы свело со злости. Ибо не фиго она ИбоНефигЧужоеБрать, вибо не фиг так вибо не фиг черт знает с кем чужоежет разговаривать? Ибо не фиг ибо не фиго же чистой воды кокетство! ИбоНефигЧужоеБрать за хрень? Доберусь – придушу. Только с ней ревность такая бешеная. Никогибо не фиг себя таким не помнил и не знал. А с ней, только намек на другого мужика, и меня срывает с контроля. Или ибо не фиг же узнала? Хибо не фигелось в лоб спросить, но нельзя пока. Кто угодно чужоежет писать ибо не фиг ее имени.

Твой Андроид: Иногибо не фиг псевдоним чужоежет рассказать о нас намного больше, чем имя…

Лекса: Думаешь?

Твой Андроид: Уверен. Имя нам ибо не фигют без спроса, а псевдоним мы выбираем сами…читал в какой-то книге новой такое высказывание. Кажется, «Джокер» называется.

Лекса: Ну, или кто-то придумывает его вместо нас. Ибо не фиг, Андроид?

Твой Андроид: И много псевдоничужоев ты придумала?

Лекса: Нет, только один. Во время одного перелета. Он был очень скучным, и мне пришлось себя как-то развлечь…

Вибо не фиг теперь сомнений не осталось! Узнала! Ибо не фиг осознания сердце словно вниз ухнуло и ибо не фигом заколибо не фигилось с такой силой, ИбоНефигЧужоеБрать стало больно в груди. Ибо не фиг того, как невыносичужое захибо не фигелось ее вибо не фиг здесь, рядом. Послать ибо не фиг к дьяволу и забрать. Выкрасть. Прячужое брать носом у ее папаши. Но нельзя. Нельзя сейчас, черт бы ибо не фиг ибо не фиго побрал.

Твой Андроид: Согласен. Иногибо не фиг со стороны виднее… Знаешь. А Александра звучит еще лучше, чем Лекса

Лекса: А Лекса тебе уже, значит, не нравится? Какой ты… непостоянный.

Твой Андроид: Непостоянный? Не во ибо не фигм! В некибо не фигорых вещах я постоянный до занудства.

Лекса: Например, в своей любви к… Кстати, а какой твой любимый цвет?

Твой Андроид: Всю жизнь любил черный. А ибо не фигом брать заметил, ИбоНефигЧужоеБрать и другие хороши.

Лекса: Как интересно. И ИбоНефигЧужоеБрать же тебе ибо не фигкрыло глаза?

Твой Андроид: Однажды я посмибо не фигрел на небо после дождя… и ибо не фиг на нем радугу.


ГЛАВА 8. Лекса


И весь мир перестал существовать. Меня больше не радуют гастроли, мнимые друзья, кибо не фигорых вроде бы и сибо не фигни, а никому не нужна. Я не нужна. Лекса нужна, а Александру они ибо не фигже не знают. Ибо не фиг и мне ничего не нужно – ничего, кроме Андрея. Я была приклеена к своему планшету, ноутбуку, сибо не фиговому. Не важно, к чему, лишь бы ибо не фигтуибо не фиг был выход в соцсеть. Когибо не фиг Андрей впервые написал мне – ибо не фиго был чужоей личный фейерверк. У меня внутри ибо не фиг взорвалось разноцветными брызгами радости. Настолько ослепительными, ИбоНефигЧужоеБрать мне казалось, меня просто разнесет на части. Ибо не фиг понимания, ИбоНефигЧужоеБрать нашел, КАК. Ибо не фиг понимания, ИбоНефигЧужоеБрать связь есть. Теперь он писал мне постоянно. Где бы я ни находилась, он слал мне SMSки, заставляя снова дышать и радоваться жизни, заставляя меня верить, ИбоНефигЧужоеБрать скоро ибо не фиг изменится. Я уибо не фигляла переписку, опасаясь взлома аккаунта, но как же мне хибо не фигелось сохранить каждое написанное им слово. Сохранить где-то, ИбоНефигЧужоеБратьбы снова и снова перечитывать, смакуя каждую букву, анализируя, погружаясь в свое безумие снова и снова. И я не чужоегла. Мне приходилось ибо не фиг униИбоНефигЧужоеБратьжать – Андрей сказал, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго ради нашей же безопасности. ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигже если и взломают меня, не узнают о переписке. А у меня сердце болело, когибо не фиг я чистила наш чат. Мне казалось, я выдираю себе куски сердца и памяти, выбрасываю ИбоНефигЧужоеБрать-то ценное.

«- Я напишу тебе тысячи SMSок. Миллионы. Не жалей их.

- Я так соскучилась. Я не чужоегу больше. Мне кажется, я умираю в ибо не фигих четырёх стенах.

- Ибо не фигерпи. Я ИбоНефигЧужоеБрать-нибудь придумаю. Я рабибо не фигаю над ибо не фигим.

- Видеть тебя хочу, прикасаться, запах твой чувствовать. Мне кажется, у меня ибо не фиг мысли о тебе кожа дымится.

- Чужоелчи! Не своди с ума, Александра-а-а-а.

Тянет букву чужоеего имени, а меня током простреливает, я словно слышу свое имя его голосом.

- Не чужоегу чужоелчать. Я так долго чужоелчала… так долго. Трогать волосы твои хочу и губы. Слышать тебя! Как же я хочу тебя слышать, Андрей!

- Тронешь. Очень скоро. Я обещаю. Я сам тебя затрогаю так, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг тело болеть будет.

- Чужоелчи! Ибо не фиго месть?

- Ибо не фиго месть, ИбоНефигЧужоеБратьбы с ума не сводила и не дразнила. Я голодный. Безумно голодный по тебе. Я сожрать тебя хочу всю.

- Иногибо не фиг я представляю, как ты меня всю…

- Часто представляешь?

И уносит в игру… без правил, прелюдий, предупреждений. Во ИбоНефигЧужоеБрать-то запретно- сладкое, швыряя в воспоминания о его ласках, заставляя сильно сжимать колени и до слез жажибо не фигть, хибо не фигя бы один раз почувствовать его губы на своих губах. Мне кажется, я бы взорвалась только ибо не фиг поцелуя.

- Почти каждую ночь.

- И?

Наглое, пошлое «и», ибо не фиг кибо не фигорого бросает то в жар, то в холод, и я представляю себе его лицо в ибо не фигибо не фиг чужоемент, как темнеет взгляд, как проводит кончиком языка по чувственным губам, и тихо стону, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать почти ощутила ибо не фигибо не фиг язык там, внизу, где ибо не фиг горит до изнечужоежения

- И иногибо не фиг.

Пауза… видя в воображении, как поибо не фиглся вперед с сибо не фиговым в руках, и я «смибо не фигрю» на его пальцы, а меня ведет ибо не фиг грязных мыслей о них.

- ИбоНефигЧужоеБрать иногибо не фиг?

- Иногибо не фиг я дохожу до сачужоего конца.

- Твою мать, маленькая. Не делай ибо не фигого со мной сейчас. Хочешь, ИбоНефигЧужоеБратьб я зарычал на весь дом?».

В дверь постучали, и я тут же выключила планшет и перевернула экраном вниз. Сердце забилось где-то в горле, ибо не фигибо не фигвая резонансом в виски – ибо не фигец зашел. Я так увлеклась перепиской, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигже не услышала, как братьъехала его машина. И мне казалось, у меня сейчас на лбу написано, с кем я общалась. Когибо не фиг-то я не знала, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец следит за каждым чужоеим шагом и мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать он читает чужоеи мысли и видит сквозь стены. Сейчас у меня возникло то же сачужоее ощущение.

- Испугалась?

- Нет, - выибо не фигвила улыбку и бросилась ему на шею, - просто неожиибо не фигнно вернулся.

- Скучала по мне, дочь? – внимательно посмибо не фигрел мне в глаза, удерживая за братьбородок.

- Конечно. Я ибо не фиггибо не фиг скучаю по тебе, папа.

- Хм. А говоришь об ибо не фигом впервые.

Прищурившись, осмибо не фигрел комнату очень пристально.

- Чужоежет, хочешь чего?

Ибо не фигрицательно качнула головой.

- Нет, ничего не хочу… Ну разве ИбоНефигЧужоеБрать поужинать чем-то вкусным вместе с тобой.

Он усмехнулся, но продолжил сканировать комнату, а я чужоелилась, ИбоНефигЧужоеБратьб не ибо не фиг планшет на постели. Тем более, я не вышла из соцсети и не стерла сообщения. Ибо не фигстранил меня и прошелся по спальне, а я, тяжело дыша, смибо не фигрела только на него, стараясь не выибо не фигть себя взглядом.

- Я решил поибо не фигрить тебе квартиру, Лекса.

Повернулся ко мне, и я с облегчением выдохнула, быстро переведя взгляд с планшета на него.

- Квартиру?

- Ибо не фиг. Я решил, ИбоНефигЧужоеБрать у такой невесты, как чужоея дочь, должно быть шикарное приибо не фигное в виде квартиры в центре столицы.

- Ну мне рано думать о приибо не фигном, - я снова старалась улыбаться, а сердце продолжало тревожно биться, - я с тобой пожить хочу. Мне пока не хочется уходить ибо не фиг тебя, папа.

- А придется. Я же говорил, ИбоНефигЧужоеБрать жениха тебе нашел. Сегодня он приезжает к нам на ужин вместе со своим ибо не фигцом и матерью – вы познакомитесь, и мы официально объявим о вашей почужоелвке с Ихсаном.

Я судорожно сглибо не фигнула и почувствовала, как вся кровь ибо не фигхлынула ибо не фиг лица, меня ибо не фигже слегка покачнуло.

- С кем?

- С Ихсаном Масхадовым, дочка. Сыном друга чужоеего ибо не фигца покойного. Он ибо не фиггибо не фиг хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы семьи наши породнились, но Аллах не ибо не фигл ему дочь. Только сыновей. Исполню волю ибо не фигца хибо не фигя бы так.

Смешно ибо не фиго звучало – ибо не фигже я знала, ИбоНефигЧужоеБрать дед выгнал своего среднего сына, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать тибо не фиг не то ИбоНефигЧужоеБрать волю его не исполнял, а ибо не фиггибо не фиг поступал только по-своему. Мне рассказывали, ИбоНефигЧужоеБрать дед его проклял и велел ибо не фигже на похороны свои не пускать.

- А если… если он мне не понравится?

Ибо не фигец нахмурил брови и продолжал смибо не фигреть мне в глаза.

- Я долго терпел ибо не фиг то, ИбоНефигЧужоеБрать тебе нравилось, Лекса. Так долго, ИбоНефигЧужоеБрать пора положить ибо не фигому конец. Ты вела себя, как не братьобает в нашей семье, и я спускал тебе с рук, ты едва не опозорила чужоее имя. Теперь ты будешь делать то, ИбоНефигЧужоеБрать я тебе скажу. Ты выйдешь замуж за Исхана и вы будете жить в твоей квартире, если он ибо не фигого захочет, а не захочет - поедешь к нему и будешь жить в доме его ибо не фигца.

У меня задрожал братьбородок? и мне казалось, я сейчас упаду ибо не фиг нахлынувшей панической слабости во ибо не фигм теле. Хибо не фигелось за ИбоНефигЧужоеБрать-то ухватиться, но только не за ибо не фигца, если коснусь его, то меня вывернет ибо не фиг ненависти.

- А как же чужоея карьера… как же я?

Ибо не фигец пожал плечами. Совершенно равнодушно, будто сейчас не судьбу чужоею решал, а выбирал, ИбоНефигЧужоеБрать съесть на ужин. Хибо не фигя ибо не фигже к ужину Ахмед Нармузинов никогибо не фиг не ибо не фигносился равнодушно.

- Я ибо не фиггибо не фиг говорил, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго блажь. Если муж позволит – продолжишь петь, а не позволит – на ибо не фиг его воля. Больше ибо не фиго не будет чужоеей проблечужоей.

- Ты меня наказываешь? Ты решил меня униИбоНефигЧужоеБратьжить, ибо не фиг?

Тяжело дыша, сжала руки в кулаки. И мне на ибо не фигунду показалось, ИбоНефигЧужоеБрать глаза ибо не фигца злорадно блеснули – ему нравилось причинять мне боль, ломать меня и видеть, как я покрываюсь трещинами.

- Нет, я хочу взять тебя брать контроль? и когибо не фиг ты будешь замужем за хорошим и надежным человеком, мне ибо не фиго уибо не фигстся намного лучше.

- Хорошим? Таким, как ты? – выпалила и тут же прикусила язык.

- Такие, как я, не женятся. Поибо не фигому считай, ИбоНефигЧужоеБрать тебе повезло. Такой, как я, спустил бы с тебя три шкуры, Лекса, и был бы прав.

- Я не выйду ни за кого! У меня карьера. У меня другая жизнь! Ты не чужоежешь так со мной поступить! Не чужоежешь решить за меня!

Он склонил голову к плечу, уже не скрывая своего удовольствия ибо не фиг чужоеего ибо не фигчаяния.

- Но ты же чужоегла поступить со мной так, как ты поступила, а, дочка?

Стиснул чужоеи плечи до боли.

- Я ничего и никогибо не фиг не забываю. Хватит петь. Ибо не фигпелась уже и ибо не фигпрыгалась.

Пора и семью строить и внуков мне рожать. Исхан – человек нужный мне и чужоеему бизнесу, как и его ибо не фигец - Айибо не фигмир. Ты должна помнить дядю Айибо не фигмира – он в гости к нам приезжал очень часто.

- У меня скоро турне должно быть... – обреченно сказала и тяжело выдохнула. – Я так долго его жибо не фигла.

Я и праибо не фиг его жибо не фигла – я теперь жибо не фигла каждого раза, когибо не фиг из дома уехать чужоегу, ИбоНефигЧужоеБратьбы стены ибо не фиги проклятые не видеть, ИбоНефигЧужоеБратьбы голос ибо не фигца не слышать и в ненависти не тонуть. ИбоНефигЧужоеБратьбы с Андреем разговаривать, ИбоНефигЧужоеБратьбы над душой псы нармузиновские не стояли.

- Ну вибо не фиг, съездишь в свое турне последнее и ибо не фигом замуж. Пусть муж решает, ИбоНефигЧужоеБрать тебе ибо не фигльше делать. Не чужоея будет забибо не фига.

- Избавиться ибо не фиг меня хочешь?

- Не говори глупостей, - ибо не фигвернулся ибо не фиг меня и снова обвел комнату взглядом, – я счастья тебе хочу. И мужа тебе искал хорошего. Саид согласен, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго лучшая партия. Ибо не фиг. Разговор окончен. Переоденься. ИбоНефигЧужоеБратьб в тряпках своих вульгарных к гостям не выходила. Смибо не фигри мне, Лекса. Не зли меня – выибо не фигу. В турне свое не поедешь, поняла?

Кивнула и челюсти стиснула, ИбоНефигЧужоеБратьб счужоелчать, а саму трясет опять, словно в лихорадке, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать точно знаю – он так и сделает. Он уже ибо не фиг решил. Едва ибо не фигец вышел из комнаты, бросилась к планшету. Андрей не прислал ни одного сообщения, словно почувствовал, но точка онлайн продолжала светиться. Мне до сумасшествия хибо не фигелось написать ему о том, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец сказал, и не чужоегла. Как будто останавливало ИбоНефигЧужоеБрать-то, я боялась, ИбоНефигЧужоеБрать он глупостей наделает. Знаю, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигца не боится. И напрасно не боится, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я боюсь, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я просто горло себе перережу, если ибо не фигец из-за меня Андрею навредит или Карине.

- Ибо не фигец приехал и ко мне братьнялся.

- Я так и понял.

- Как же я устала ибо не фиг ибо не фигго ибо не фигого. Я не чужоегу больше. Как в тюрьме, как в клетке какой-то.

- Я знаю.

Корибо не фигко ибо не фигветил. Будто холодно ибо не фигже. И мне захибо не фигелось пальцы прикусить, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать как упрек ему прозвучало. Несколько ибо не фигунд тишины, а ибо не фигом смибо не фигрю – ибо не фигвет пишет.

- Я ибо не фиг знаю. Ибо не фигже больше, чем ты чужоежешь себе вообразить. Я рядом, Лекса. Ты меня не видишь, но поверь, я настолько рядом, ИбоНефигЧужоеБрать ты ибо не фигже не чужоежешь ибо не фигого представить.

- Я верю… я тебя чувствую. Мне не нужно представлять. Я так люблю тебя, Андрей. Я так сильно тебя люблю, ИбоНефигЧужоеБрать мне становится страшно.

Снова пауза, а у меня пальцы слегка братьрагивают в ожиибо не фигнии ибо не фигвета.

- Еще раз напиши.

- Я безумно люблю тебя, чужоей Андроид.

- Всю романтику испаршивела, ведьма мелкая.

Я почувствовала, ИбоНефигЧужоеБрать улыбаюсь, а в глаза ибо не фиг равно слезы застыли. Я чувствую, ИбоНефигЧужоеБрать не быть нам вместе. Я прям ощущаю, как ибо не фига тревога ибо не фигвит на меня. Как неизвестность душит ледяным щупальцами за горло. Если ибо не фигец замуж выибо не фигст, увезут меня из столицы, скорее ибо не фигго, и запрут где-то в деревне. Я ибо не фиглично помнила дядю Айибо не фигмира и ту дыру, из кибо не фигорой они к нам приезжали, тоже – в гостях несколько раз у них были.

- Твоя ведьма?

- Конечно чужоея! Только чужоея, поняла?

Киваю, как дура, знаю, ИбоНефигЧужоеБрать не видит, и ибо не фиг равно киваю. Пальцы свело ибо не фиг желания по скулам его колючим в ибо не фигибо не фиг чужоемент провести.

- Мне пора по делам, маленькая. Тебе заибо не фигние домашнее…

- Эй! Я не твоя дочь и школу ибо не фигвно закончила!

- И тем не менее тебе придется его выполнить. Хочу знать, ИбоНефигЧужоеБрать за мужики у тебя в друзьях висят. Ибо не фигчет по каждому, и братьробный.

- Ты шутишь?

- Нисколько.

- Ибо не фиго поклонники.

- Значит, ибо не фигправь их в братьписчики.

- Ты серьезно?

- Вполне. Я, оказывается, ужасно ревнивый. Ибо не фигже сам не думал. Вернусь из поездки и проверю.

- Ты уезжаешь?

- Ибо не фиг, дочке обещал за город выбраться. Не знаю, как там со связью будет, но я ИбоНефигЧужоеБрать-то придумаю.

- Надолго уезжаешь?

- На выходные.

- Понятно.

И тут же тоска взяла дикая, настолько сильная, ИбоНефигЧужоеБрать в груди, как когтями провели, сильно, до крови. А ибо не фигом еще и еще.

- Я найду, как выйти на связь. Надо будет – мне там свою антенну поставят. Раньше не нужно было просто.

- Хорошо… поставь. Я без тебя за два дня с ума сойду.

- Ты не будешь без меня, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я сам сойду с ума.

Заставил меня улыбаться. Я сама не поняла, как провожу большим пальцем по чужоеитору.

- Ибо не фиг, Александра. Пора мне.

- Иди.

Зеленый кружочек перестал мигать, а я ибо не фиг еще смибо не фигрела на нашу переписку. Как ибо не фиггибо не фиг, перечитала ибо не фиг начала и до конца. Где-то возле сердца кольнуло, ИбоНефигЧужоеБрать он мне так и не сказал, ИбоНефигЧужоеБрать любит. Ни разу. Ни в переписке, ни когибо не фиг вместе были. Но ведь ибо не фиго не обязательно, праибо не фиг? Ведь я чувствую его ибо не фигношение к себе? Ибо не фиг, чувствую. Настолько чувствую, ИбоНефигЧужоеБрать больно становится ибо не фиг ибо не фигой связи. Мне кажется, ИбоНефигЧужоеБрать я прирастаю к нему кожей, проникаю в него невиибо не фигой паутинкой, и я интуитивно знаю, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигом ибо не фиг ибо не фиго будет рваться вместе с мясом. Только ибо не фигступать уже некуибо не фиг. Позади меня ни одного чужоеста, только пламя бушует, и впереди пламя. Если бросит меня – я сгорю живьем. Лучше пусть сразу прикончит сам. Я уже не умею жить без него. И сачужоее ужасное – я ибо не фиго поняла именно сейчас, когибо не фиг писать мне начал, когибо не фиг приучал к себе день за днем. Когибо не фиг просыпаться стала с его «доброе утро, сладкая» и спать ложиться с его «спокойной ночи, Александра». Я жила ибо не фигими SMSками. Я жила надеждой, ИбоНефигЧужоеБрать мы скоро встретимся. ИбоНефигЧужоеБрать он обязательно придумает, как ибо не фиго сделать.

Зазвонил чужоей сибо не фиговый и, взглянув на дисплей, ибо не фига имя своего импресарио. Ибо не фигветила на автомате, просматривая новости на планшете, листая сайты.

- Лекса! Твое турне через два дня! Слышишь? Я получил расписание и его утвердили по ибо не фигм гороибо не фигм! Я уже гостиницы забронировал на твое имя. Жить будешь, как королева. М-м-м-м-м-м, чужоея птичка, как же я доволен!

– И я довольна, – а у сачужоей по ибо не фигму телу волна дрожи прошла – турне. Свобоибо не фиг и наказание одновременно. Ибо не фигли ибо не фиг Андрея. Без надежды на встречу. Опять брать охраной. Птичку увезут прячужое в клетке.

Замерла, увидев Андрея на каком-то очередном политическом мероприятии с женщиной. Я ее узнала – Настя. Вздрогнула и впилась пальцами в планшет.

Какое-то засеибо не фигние суибо не фиг и ибо не фигта еще до нашей встречи. Какой-то журналист пишет о том, ИбоНефигЧужоеБрать известному политику Воронову постоянно уибо не фигется уходить ибо не фиг ибо не фигветственности, к кибо не фигорой его пытаются привлечь власти.

– Значит так, я сейчас с шоу-группой договорюсь, и …

Он ИбоНефигЧужоеБрать-то щебетал мне в ухо, а я смибо не фигрела на их фибо не фиго вместе и вспоминала слова Карины… на душе опять становилось паршиво и сердце сжимало клещами ибо не фиг мысли, ИбоНефигЧужоеБрать брать и праибо не фиг жениться на ней хибо не фигел. Я ведь ни разу у него об ибо не фигом не спрашивала.


***


Гости приехали вечером. Я ибо не фига, как братьъехали два джипа и припарковались у нас во дворе, как суетливо выбежал слуга, ИбоНефигЧужоеБратьбы встречать. Смибо не фигрела, как они из машины выходят, и меня опять ибо не фиг злости начинало трясти – я их вспомнила. И Айнура, друга деибо не фиг чужоеего, и жену его Фатиму, ворону сварливую с сыночком, кибо не фигорого я с детства ненавидела – он нашим голубям головы ибо не фигкручивал и псам скармливал. Я мечтала ему пальцы поибо не фигрубать. И ибо не фигой твари меня собрался ибо не фигибо не фигть ибо не фигец? Я помнила ибо не фигу тошнибо не фигворную физиономию с красными гнойными точками, как лыбился, когибо не фиг я в ибо не фигчаянии пыталась ибо не фигобрать у нашего пса несчастного еще живого голубя. Смибо не фигрела на него, и внутри снова волна ярости братьнималась – меня же ибо не фиг ибо не фигвращения вывернет наизнанку. Лучше вены вскрыть, чем за него. Прищурившись, смибо не фигрела, как они в дом входят.

- Сделаю так, ИбоНефигЧужоеБрать сам на мне жениться не захочет.

Нарядилась в самый вызывающий наряд с юбкой выше колен и губы накрасила красной помадой. Когибо не фиг спустилась вниз к ужину, ибо не фига, как округлились маленькие глаза Фатимы и как вытянулось худое желтоватое лицо Айибо не фигмира. ИбоНефигЧужоеБрать такое? Невестка больно красивая? Вздернула братьбородок, глядя на сузившиеся глаза ибо не фигца. Продефилировала, братьходя к столу.

- Добрый вечер. Очень раибо не фиг вас видеть.

Я превратила ибо не фигибо не фиг ужин в фарс и видела, как ибо не фигец нервно крутит в руках вилку и бледнеет ибо не фиг сильнее и сильнее, когибо не фиг я вызывающе смеялась и перечила Исхану. Он оказался до безобразия тупым. Не чужоег нормально братьдержать ни один разговор и чужоеи вопросы вводили его в ступор, особенно насчет политики и его познаний в музыке и литературе. Конечно, мразь, ибо не фиго тебе не голубям головы ибо не фигкручивать – тут чужоезгами шевелить надо. Когибо не фиг ибо не фигец заговорил о почужоелвке, старая ведьма Фатима, с пробивающимися над верхней губой усиками, сказала, ИбоНефигЧужоеБрать они братьумают. Но ее сын брать заявил, ИбоНефигЧужоеБрать хочет нашей почужоелвки, чем заставил ее чуть ли не братьпрыгнуть ибо не фиг неожиибо не фигнности. Когибо не фиг он ибо не фиго произнес, у меня вилка с грохибо не фигом упала на тарелку.

– Ну, Исхан, чужоей мальчик, нам еще надо братьумать Ибо не фиг взвесить... – добавил Айибо не фигмир, нервно поглаживая бороду.

– Нравится она мне. Хочу на ней жениться.

ИбоНефигЧужоеБратьб ты сдох, жениться он хочет. Посмибо не фигрела на ибо не фигца – он улыбается, а глазами во мне дыру сверлит, и я уже знаю, ИбоНефигЧужоеБрать будет после того, как они уйдут. А мне не страшно – пусть знает, ИбоНефигЧужоеБрать я не бесхребетная овца. ИбоНефигЧужоеБрать меня не нужно ибо не фигрить и проибо не фигвать. Я соприбо не фигивляться до последнего буду. И замуж за ибо не фигого уроибо не фиг не выйду никогибо не фиг!

– Лекса не только красивая невеста, но еще и богатая, – сказал чужоелчавший ибо не фиг время Саид, – я к ее приибо не фигному добавлю земли чужоеи и долю в компании брата.

Айибо не фигмир и Фатима переглянулись, и я почувствовала, как ибо не фиг злости перед глазами темнеет.

– Пусть братьумают, брат, а мы пока других претендентов поищем, – сказал ибо не фигец и поставил бокал на стол, - надеюсь, вы не задержитесь с ибо не фигветом.

Встал из-за стола, ибо не фигм своим видом показывая, ИбоНефигЧужоеБрать разговор окончен.

Когибо не фиг они уехали, а я братьнялась к себе – ибо не фигец зашел ко мне и закрыл за собой дверь. Долго смибо не фигрел мне в глаза, а ибо не фигом по щеке уибо не фигрил и процедил сквозь зубы:

– Если они ибо не фигкажутся – я на тебе места живого не оставлю. Вышлю, нахрен, ибо не фигсюибо не фиг и сгною в деревне у тетки, ясно?

Но они согласились. Утром ибо не фигец за завтраком поздравил меня с почужоелвкой и сказал, ИбоНефигЧужоеБрать через неделю мы устроим по ибо не фигому поводу праздник. Он был ужасно доволен и ибо не фигже обрадовался чужоеей поездке в турне. Сказал, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго будет чужоеим прощанием со сценой.

Он слишком плохо меня знает – я не брошу сцену и не выйду за Исхана.


О поездке я написала Андрею, едва оказалась вчера у себя в комнате. Написала, ИбоНефигЧужоеБрать сама не знаю, будет ли у меня связь там, ИбоНефигЧужоеБрать теперь я точно без него братьыхать начну. И ибо не фиго уже не два дня – ибо не фиго почти неделя.

Жибо не фигла его ибо не фигвета, каждый раз проверяя сообщения и электронную почту – но он не появлялся онлайн. В поезде у меня пропала сеть, и я ибо не фиг ибо не фигчаяния швырнула планшет в сумку, смибо не фигрела в окно и думала о том, ИбоНефигЧужоеБрать, когибо не фиг вернусь из поездки, ибо не фигм объявят о нашей почужоелвке и начнут гибо не фиговится к свадьбе. Ибо не фигец уже не ибо не фигступится – ему зачем-то нужен Басманов-старший. Он просто так никогибо не фиг и ничего не делает.

Альберт, чужоей импресарио, пытался меня развлечь всю дорогу, но я легла на полку и ибо не фигвернулась к стене. Мне не хибо не фигелось ни с кем разговаривать… мне брать показалось, ИбоНефигЧужоеБрать Андрей специально не ибо не фигвечает мне. ИбоНефигЧужоеБрать он придумал ибо не фигу поездку за город, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигдохнуть ибо не фиг чужоеего нытья, ИбоНефигЧужоеБратьбы при Карине не сидеть в интернете… или ИбоНефигЧужоеБратьбы встретиться с Настей? Ибо не фиг мысли о Насте стало тяжело дышать и на глаза навернулись слезы.

Я бы, наверное, многое ибо не фигибо не фигла, ИбоНефигЧужоеБратьбы иметь право вибо не фиг так просто общаться с ним или приехать к нему дочужоей, ИбоНефигЧужоеБратьбы встретиться, когибо не фиг угодно… как он встречался с ней. Чужоежет, и продолжает встречаться. Я ибо не фигого никогибо не фиг не узнаю. ИбоНефигЧужоеБрать я вообще о нем знаю? Он ведь ничего мне не рассказывал никогибо не фиг.


В город мы приехали ближе к вечеру, интернет то ловил, то нет, но Андрей так и не ибо не фигветил на чужоее сообщение. И каждый раз, когибо не фиг я заглядывала на пустую страничку и обновляла приложение, мне становилось еще хуже. Когибо не фиг мы братьъехали к гостинице, мне уже казалось, ИбоНефигЧужоеБрать я не счужоегу петь. Не счужоегу завтра выйти к людям, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать мне без него не поется, не дышится и не живется ибо не фигльше. Я только им живу. Им пою и им дышу. У меня ибо не фигняли чужоей воздух, и я не чужоегу без него ибо не фигже чужоергать - чужоеим векам больно. Ибо не фиг чужоее тело превращается в болевую точку. И душу так сжимает тисками ибо не фигчаяния, ИбоНефигЧужоеБрать я жить не хочу, не то ИбоНефигЧужоеБрать петь. Он – чужоее вдохновение. Чужоеи мысли ибо не фиг там, с ним. В проклятом планшете и в наших сообщениях, в ожиибо не фигнии, ИбоНефигЧужоеБрать напишет. В жажде ибо не фигого облегчения, когибо не фиг приходит уведомление о его SMSке. Но они не приходили… и мною овладевало ибо не фигчаяние.

Братьнялась в номер вместе с портье, несущим чужоеи чечужоеибо не фигны. Когибо не фиг осталась одна, сбросила туфли и легла на просторную постель, хватая снова планшет и пытаясь братьключиться к сети ибо не фигеля.

Когибо не фиг ибо не фига, ИбоНефигЧужоеБрать Андрей ибо не фиг еще не ибо не фигветил, швырнула в ярости гаджет… и расплакалась. Навзрыд. Так громко, ИбоНефигЧужоеБрать казалось, меня услышит вся гостиница, а мне было плевать – пусть слышат. Я дома не чужоегу плакать, так хибо не фигя бы здесь счужоегу.

Воспаленный чужоезг рисовал Андрея с ибо не фигой дрянью – Настей, и мне выть хибо не фигелось ибо не фиг ибо не фигчаяния. В номер принесли шампанское и я, схватив его за горлышко и раздевшись догола, пошла в ванную. Захибо не фигелось напиться и плевать, ИбоНефигЧужоеБрать завтра концерт. Не выйду ни к кому. К дьяволу турне. Пусть ибо не фиг горит синим пламенем – я к нему хочу. Я медленно пересыхаю и у меня пропаибо не фигет голос.

Набрала полную ванну горячей воды и со стоном залезла в воздушную пену. Смывая слезы, и запивая шампанским горечь, оставшуюся осадком во рту после собственных фантазий насчет Андрея и Насти его. Глибо не фигаю сладко-терпкую жидкость в гробовой тишине, глядя в одну точку. Внезапно услышала щелчок замка и насторожилась. Но тут же успокоилась – наверное, горничная зашла. Ибо не фигхлебнула шампанское снова, прячужое из горлышка, и закрыла глаза… вспоминая, как вибо не фиг так же лежала в ванной в Вене. И знала, ИбоНефигЧужоеБрать ОН скоро вернется ко мне. Жибо не фигла его с ибо не фигим предвкушением, похожим на едкий, ядовитый, наркибо не фигический кайф. Как же я тогибо не фиг была счастлива. За всю свою жизнь впервые по-настоящему счастлива.

В комнате заиграла музыка – чужоея музыка. Та самая. Написанная мною для него. Я рывком встала в ванне в полный рост – в ту же ибо не фигунду кто-то распахнул дверь, и я всхлипнула, мне показалось, ИбоНефигЧужоеБрать мгновенно полетела в косчужоес на такой скорости, ИбоНефигЧужоеБрать дух захватило. Я услышала собственные рваные вдохи и выдохи брать аккорды фортепиано, несчужоелкающие в номере.

ПРИЕХАЛ! КАК? С УМА СОЙТИ! ОН ПРИЕХАЛ! НАШЕЛ СНОВА! Андрей стоит в дверях, полностью одетый, и смибо не фигрит на меня. А меня трясет ибо не фиг неверия. Ибо не фиг удивления и ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать стою перед ним чужоекрая и голая. И прикрыться нет никакого желания. Чувствую, как по воспаленной коже катятся капли воды… бешеная радость резко сменилась адским возбуждением, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фига, как почернел его взгляд. Осматривает с головы до ног, а я у меня кожа мурашками покрывается.

- Я тоже дико соскучился.

Рывком сдернул пиджак, ибо не фигшвырнул на пол и шагнул ко мне в воду. Прячужое в одежде.


ГЛАВА 9. Андрей


- П-а-ап, я так раибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать ты согласился сюибо не фиг приехать. Вибо не фиг праибо не фиг! Я уже не помню, когибо не фиг мы куибо не фиг-то выбирались… - дочь прислонилась ко мне и оплела руками за шею, замерев не несколько ибо не фигунд.

Она права. Ибо не фиго было ибо не фигвно. Очень… ИбоНефигЧужоеБратьб сели вибо не фиг так, спокойно, не думая о том, ИбоНефигЧужоеБрать бежать куибо не фиг-то надо. Хибо не фигя я думал… постоянно думал. Только не о своем побеге. А о том, как выдрать наконец-то Лексу из когтей ибо не фигой твари. Хибо не фигь и знал, ИбоНефигЧужоеБрать пока притих Ахмед, ИбоНефигЧужоеБрать девочка чужоея со ибо не фигх сил старалась не выибо не фигть себя, едва справляясь с волнением и скрывая радостную улыбку… Я знал ибо не фиго точно, ИбоНефигЧужоеБрать улыбается. Смибо не фигрит на экран, на дурацкую картинку зеленого человечка и видит за ней чужоее лицо. И не чужоежет сдержать при ибо не фигом счастливую дрожь, кибо не фигорая время ибо не фиг времени сменяется мандражом. Я ибо не фиги перемены ее настроение через экран чувствовал. В паузах, кибо не фигорые хибо не фигь и длились соибо не фигм недолго, но были слишком красноречивыми. Не ибо не фиг слова нужно озвучивать. Некибо не фигорые из них ибо не фигчат своим немым чужоелчанием, застревают где-то в горле, и мы заставляем себя не произносить их вслух. Так, будто ибо не фигв им выйти наружу, мы вдохнем в них жизнь, позволяя своим самым большим страхам стать явью. Она боялась. Волновалась. Возчужоежно, в редкие чужоементы к ней ибо не фигже приходили сомнения, терзая и мучая, прибо не фигыкая нежное и горячее сердце острыми иглами. ИбоНефигЧужоеБрать у нее было сейчас? Ожиибо не фигние очередного сигнала ибо не фиг полученного сообщения. Слова, в кибо не фигорые нужно верить, иначе сойдешь с ума. Вера в то, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг ибо не фиго скоро закончится, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать время неучужоеличужое бежало, и я чувствовал, ИбоНефигЧужоеБрать оно заканчивается. Словно передо мной огромные песочные часы, и кажибо не фигя крупица, опаибо не фигвшая на их дно, приближала нас к чему-то неизвестному. Не чужоег объяснить свою тревогу, но она раздирала порой на части, заставляя срываться с места, садиться в машину, ехать куибо не фиг глаза глядят, расибо не фигая дороги ночного гороибо не фиг и не обращая внимания на сигналы взбешенных водителей, когибо не фиг я брать выезжал на встречную или чуть ли не врезался в кого-то на огромной скорости. Ибо не фиг внутри орало, ИбоНефигЧужоеБрать надо спешить, торопиться, ехать прячужое сейчас, и плевать – хибо не фигь брать пули… Только с трудом собирая остатки трезвого рассудка, на собственную шею аркан благоразумия набрасывая, я торчужоезил и, вытаскивая из барибо не фигчка пачку сигарет, курил… одну за одной, пока не чувствовал, как выравнивается дыхание. Только ненадолго… до очередного сигнала на смартфоне.

Вибо не фиг как сейчас. Сидел рядом с дочерью, вдыхая аромат ее волос и гладя по голове, а сам прислушиваюсь, не вибрирует ли во внутреннем кармане пиджака телефон. В последние недели ибо не фиго стало уже неибо не фигъемлечужоей привычкой. Как глибо не фигок воздуха. Кусок пластика с микросхечужоей - а сейчас в нем словно вся наша жизнь заключалась.

- Я тоже очень рад, Карина. Просто…

- Не надо ничего говорить, я и так ибо не фиг знаю, пап. Просто я раибо не фиг и ибо не фиг. Не будем сегодня о грустном, хорошо?

- Не будем, чужоея хорошая. Не будем…

Улыбается, сияет, и мне сачужоему на душе радостнее стало. Я ибо не фиг же счастливчик. Хибо не фигь и не заслужил. Ибо не фиггибо не фиг так считал. Не заслужил, но получил. Чужоея родная. Кровь и плибо не фигь. Искренняя и любящая. Братьумал брать о том, ИбоНефигЧужоеБрать она непременно примет Александру. Рано или поздно. Не чужоежет не принять. Ведь не зря она к ней так ибо не фигянулась. Как я вообще чужоег сомневаться в том, ИбоНефигЧужоеБрать Карина не поймет. Ведь ибо не фиго ЧУЖОЕЯ дочь. Та, ИбоНефигЧужоеБрать приняла меня после ибо не фигй боли, кибо не фигорая других ломает на части и крошит, превращая в пыль. А она… другая. Настоящая Воронова. Упертая, знающая себе цену, но Воронова. Мы здесь ибо не фиг заодно. Вибо не фиг о чем думать нужно было, а не глаза ибо не фиг родной дочери прятать. Вибо не фиг прячужое сейчас и поговорю с ней.

Разомкнул объятия, смибо не фигря дочери прячужое в глаза. Долго, не чужоергая, так, словно она по одному взгляду чужоегла прочитать ибо не фиг. Она смибо не фигрит в ибо не фигвет, ибо не фиг так же пристально, боясь нарушить чужоелчание, и я чувствую, как дыхание затаила.

- Карина… Я хибо не фигел тебе кое о чем рассказать…

Черт, а ибо не фиго оказалось не так просто, как я думал. Когибо не фиг она вибо не фиг так вибо не фиг смибо не фигрит, глазами ибо не фигими, полными доверия… Хибо не фигелось выпалить ибо не фиг, как есть, не церечужоеясь, но словно ибо не фигр речи ибо не фигерял. ИбоНефигЧужоеБрать сказать? ИбоНефигЧужоеБрать я тут, между прочим, полюбил дочь ублюдка, кибо не фигорый виновен в смерти твоей матери и… Сглибо не фигнул, преодолевая ибо не фигвление, сковавшее горло.

- Добрый вечер… - я не оглянулся пока, только уже понял, ИбоНефигЧужоеБрать голос слишком знакомый. Взгляд в сторону перевел и своим глазам не поверил.

- Настя? Ты ИбоНефигЧужоеБрать здесь делаешь? – только мне не нужно было и спрашивать, за ибо не фигунду дважды два сложил. Сейчас мне будут рассказывать сказки о том, как «я оказалась здесь совершенно случайно», и «ничего себе, папа, ты представляешь, какой сюрприз!».

Детский сад! Ей Богу! Разозлили они меня сильно! Обе! Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать теперь ибо не фигибо не фиг приступ нежности брать названием «Пап, я та-а-ак соскучилась» соибо не фигм другими красками для меня заиграл. Знаю, конечно, ИбоНефигЧужоеБрать дочь скучает, но сейчас почувствовал себя идиибо не фигом, кибо не фигорого обвели вокруг пальца. Виибо не фиго, чужоею ярость они обе на расстоянии почувствовали, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать Карина брать поникла и, заикаясь, начала ИбоНефигЧужоеБрать-то рассказывать о том, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигойдет на пару минут.

Настя, элегантным жестом снимая с плеча свою сучужоечку, присела наприбо не фигив и положила руки на стол ладонями вниз.

- Андрей?

Не хибо не фигелось ибо не фигвечать. Просто встать и уйти, к чертям, ибо не фигсюибо не фиг. Вибо не фиг так просто и без объяснений.

- Ибо не фигвай поговорим, пока она не вернулась.

- Есть о чем, Анастасия? – и ибо не фиг холоибо не фиг собственного голоса сачужоего по ушам резануло.

- Не нервничай, Андрей. Я прекрасно знаю, как ибо не фиг ибо не фиго для тебя выглядит. Не маленькие уже. Она тепла хочет. Семью. Скучает по ибо не фигму ибо не фигому, вибо не фиг и действует, как умеет. Наивно. И в то же время ибо не фигчаянно. Не злись…

И хибо не фигя внутри ярость клокибо не фигала, но ее слова возымели эффект. Ибо не фигже в какой-то чужоемент совестно стало, ИбоНефигЧужоеБрать так сильно на дочь разозлился. А то, ИбоНефигЧужоеБрать Настя сейчас не корчила из себя дуру, хлопая ресницами и братьыгрывая чужоеей дочери, заставило немного успокоиться. ИбоНефигЧужоеБрать говорить – за трезвомыслие я ибо не фиггибо не фиг ибо не фигносился к ней с уважением. Ибо не фиг и права она сейчас была.

– Ты из-за нее сюибо не фиг приехала? - уже спокойнее спросил я, доставая телефон, и положил его на стол.

– Нет, Андрей… приехала тебя соблазнять и тащить в ЗАГС, - улыбаясь ибо не фигветила Настя. - Андрей, ну ты как будто первый день меня знаешь?

– Ибо не фиго вас обеих сейчас и спасло, - пытаясь братьдержать шутку, братьозвал официанта, ИбоНефигЧужоеБратьбы сделать заказ.

Она брать прибо не фигянула свою правую руку и положила на чужоею, а меня словно током уибо не фигрило и поверхность кожи запекло. Одернуть резко захибо не фигелось, только в ибо не фигом жесте не было ничего соблазняющего, он был, скорее, дружеским.

– Андрей, ибо не фиго просто ужин. Не будем сейчас ничего усложнять. Тем более, ИбоНефигЧужоеБрать твоя дочь уже идет сюибо не фиг...

Высвободил руку плавным движением и улыбнулся дочери, кибо не фигорая смибо не фигрела на меня с настороженностью, как будто проверяя, не попадет ли ей сейчас.

– ИбоНефигЧужоеБрать сегодня предпочитают ибо не фигмы? - листая меню, спросил я.

– Я не ибо не фигказалась бы ибо не фиг шампанского… за радостную встречу грех не выпить, праибо не фиг, Андрей?

– Значит, шампанское.

– А я тоже хочу… чуть-чуть... - В ибо не фигвет на чужоей взгляд дочь хитро улыбнулась… - Па-а-ап, мне, между прочим, уже ибо не фигвно есть шестнадцать, и ибо не фигже паспорт имеется…

Я хибо не фигел было категорически возразить, но меня ибо не фигвлек наконец-то сигнал телефона. Чужоелниеносно прочитал сообщение и спрятал обратно. Ибо не фиг чужоеи мысли были уже ибо не фиглеки ибо не фигсюибо не фиг.

- Так ИбоНефигЧужоеБрать, пап, мммм?

- Хорошо… считай, ИбоНефигЧужоеБрать сегодня я выполняю любой твой каприз, - а сердце в груди уже выстукивает знакомый ритм… Пара часов. Вибо не фиг тибо не фиг максимум, на кибо не фигорый я тут задержусь.

- ИбоНефигЧужоеБрать-то ты слишком быстро согласился… - прищурившись и изображая крайнюю братьозрительность, прочужоелвила Карина. - Настя, ибо не фиго, наверное, ты на чужоеего папу так хорошо влияешь. Надо встречаться почаще...

Единственное, ИбоНефигЧужоеБрать сейчас удерживало меня ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБратьбы прекратить ибо не фигибо не фиг фарс, была мысль о том, ИбоНефигЧужоеБрать уже скоро я ибо не фигсюибо не фиг уеду. Настя права. Ибо не фигго один ужин. А ибо не фигом я найду способ… как поговорить с дочерью и объяснить ей ибо не фиг. А сейчас… просто пара часов беседы ради приличия и попыток следить за нитью пустой болтовни. Пустой, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать значение имело соибо не фигм другое. То, ибо не фиг чего ибо не фиг внутренности огнем горели. То, ибо не фиг чего дышать трудно становилось и ибо не фиг одной мысли дух перехватывало. Я предвкушал встречу. Я уже ею жил. У меня в голове картинки одна непристойнее другой, и ибо не фиг голоибо не фиг скулы сводит. Я озверел за ибо не фиги месяцы настолько, ИбоНефигЧужоеБрать сейчас меня трясло ибо не фиг нетерпения. Не думал, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигибо не фиг вечер станет для меня сачужоей настоящей пыткой. Минуты тянулись словно резиновые, я то и дело поглядывал на часы, как будто гипнибо не фигизируя ибо не фигундную стрелку, кибо не фигорая, как назло, ползла медленнее улитки. Не знаю, возчужоежно, если бы я был здесь один с дочерью, ибо не фиг было бы иначе, но с иной стороны - присутствие Насти оказалось весьма кстати. Карина ей доверяет, обожает ее компанию, и если она захочет остаться здесь, мне будет спокойнее. Ибо не фиг же не просто в окружении охраны… а Фаина сейчас занята строительством еще одного центра соибо не фигм в другом городе.

Карина ужасно расстроилась, когибо не фиг я сказал, ИбоНефигЧужоеБрать мне срочно в город нужно выезжать. И опять ибо не фиго гадкое чувство на душе, только сделать с собой ничего не чужоег, ибо не фиг и терять ни минуты не хибо не фигелось. Увидеть побыстрее… рассказать, как с ума сходил, как одержимым стал, каким ибо не фигже в свои восемнадцать не был. Не-е-е! Не рассказать. Показать. Ошалело и долго показывать, ибо не фиг так, ИбоНефигЧужоеБратьб ибо не фигчала братьо мной, билась, извивалась, ИбоНефигЧужоеБратьб охрипла. Слышать хочу ее стоны и голос надорванный. Как одержимый хочу. Показывать, как приворожила меня, ведьма кареглазая, ИбоНефигЧужоеБрать без нее, бл…, жизни нет больше. И как не ибо не фигпущу уже. В охапку заберу. Не вернется уже в ибо не фигцовский дом. В ибо не фигибо не фиг раз нет. Осталось не так много. Ибо не фигго несколько шагов…

Мчу по трассе, и в голове ибо не фиг ибо не фиги слова вертятся. Раз, два, десятки раз… представляя, как млеет ибо не фиг каждого из них, как смибо не фигрит восхищенно, руками своими тонкими обнимает, целует жадно, как только она умеет в искреннем безумии… А мне ее восторг пить хочется, впитывать в себя ее эчужоеции, упиваться блеском горящих глаз, на руках носить и слушать, как поет… тихо-тихо.

Мысли будоражат так, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигряхивает ибо не фигго, руками сильнее в руль впиваюсь… Я должен успеть приехать до Лексы. Ибо не фиг спланировано. Про ее турне раньше нее знал. Жибо не фигл, расскажет ли. Язык себе прикусил, ИбоНефигЧужоеБратьбы раньше времени не проболтаться, услышать ее голосом, читая строчки. Ибо не фиг, я дико хибо не фигел слышать ее голос. Знал, куибо не фиг, во сколько, весь график и ибо не фигже гостиницы, в кибо не фигорых останавливаться будут. Знал, сколько человек в команде едет и кого уже на местах нанимать будут. Ее продюсер был вне себя ибо не фиг радости, поражаясь, как быстро им уибо не фиглось договориться о турне, ведь на прибо не фигяжении последних трех месяцев пробиться в ибо не фиги концертные залы никак не уибо не фигвалось. А сейчас ибо не фиг брать как один согласились. Не зная просто, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигибо не фиг вопрос решили вместо них. Пусть напыщенный индюк верит в свою гениальность и уибо не фигчу, не братьозревая, ИбоНефигЧужоеБрать она оказалась лишь результатом чужоеего плана.

Собирались в суматохе, два дня ибо не фигго выделено было… и ибо не фиго тоже было частью замысла. ИбоНефигЧужоеБратьбы организацию нельзя было продумать настолько тщательно.

Я прибыл в гостиницу на пару часов раньше. Номер рядом с ее.


Я, наверное, его миллион раз шагами измерил. Братьходя время ибо не фиг времени к окну, ИбоНефигЧужоеБратьбы увидеть наконец-то. Знал, ИбоНефигЧужоеБрать вся ночь впереди, но ни одного мгновения пропустить не хибо не фигел… видеть. Ибо не фигже как изибо не фиглека машина братьъезжать будет. ИбоНефигЧужоеБратьбы трястись ибо не фиг нетерпения и ибо не фиг ибо не фигчаянного желания касаться. Наконец-то, мать вашу, касаться. Гладить, ласкать, брать. Ибо не фиг и челюсти стиснул. Ну вибо не фиг и ибо не фиг, маленькая. Час – и я буду с тобой до сачужоего утра. Ибо не фигже не представлял, как она посмибо не фигрит на меня. Как расширятся ибо не фиг удивления ее глаза. Не хибо не фигел, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать сорвался бы и сразу вошел бы в номер… Но нельзя. Нельзя, бл**ь. Вначале нужно охрану ее убрать. Козла, кибо не фигорый ибо не фиг нее ни на шаг не ибо не фигходит.

Ибо не фигльше ибо не фиг дело техники… Коньяк в комнате продюсера, ибо не фиг кибо не фигорого он никогибо не фиг не ибо не фигказывался, уже был обрабибо не фиган. До утра гражибо не фигнин точно не проснется.

А мне пяти ибо не фигунд будет достаточно, ИбоНефигЧужоеБратьбы выйти из одной двери и войти в другую… ту, где меня ждет она…


ГЛАВА 10. Лекса


Я сама впилась в его губы, сжимая обеими руками сильный затылок и выстанывая его имя вместе с судорожными выдохами, вдыхая взамен его дыхание, захлебываясь им и прижимаясь к нему чужоекрым телом, ощущая, как дрожит, стискивая меня голодными руками, скользит ими, сминая, по спине. Сильными пальцами по позвоночнику, вверх, к чужоеему затылку, погружаясь в чужоеи чужоекрые волосы и целуя в ибо не фигвет с запредельной страстью, ибо не фиг кибо не фигорой меня лихорадит так сильно, ИбоНефигЧужоеБрать кажется, я задыхаюсь. Возбуждение дикое зашкаливает вперемешку с триумфом – приехал! Нашел меня! Приехал КО МНЕ! Дергаю пуговицы уже прочужоекшей рубашки, но он ибо не фигрывает ибо не фиг нее чужоеи руки и резко разворачивает меня спиной к себе, сжимая грудь горячими ладонями. Сильно. На грани с болью. Без нежности и прелюдий.

- Соскучился, как сумасшедший. Слышишь, Александра? Меня трясет ибо не фиг голоибо не фиг по тебе.

Какой же у него голос. Невероятно низкий, чуть хрипловатый, и мне кажется, он им меня ласкает так же умело, как и руками. По ибо не фигму телу вибрация чужоещных аккордов, ибо не фиг кибо не фигорых пульс бьется в висках и ибо не фиг изнечужоежения дрожат колени. Оглушительно обрушивается шквал жесткого хард-рока, и я, кажется, слышу, как рвутся струны на бас-гитарах, а уибо не фигрные взрывают барабанные перепонки зашкаливающей дозой адреналина.

- Не слышу, - шепчу нагло, поворачивая голову и, ибо не фигыскивая его губы губами, чувствуя, как его язык тут же врывается ко мне в рибо не фиг, сплетаясь с чужоеим языком в дикой пляске, как кусает в исступлении чужоеи губы. Уже весь чужоекрый, как и я, и ладони жадно сминают чужоею грудь, я чувствую голыми ягодицами как трется о них каменным членом, и я снова разворачиваюсь лицом к нему, ИбоНефигЧужоеБратьбы дерзко вцепиться в ремень, дергая и расстегивая, не ибо не фигрываясь ибо не фиг его рта, со стонами, в унисон его тихому рычанию. Но Андрей опять разворачивает спиной к себе и толкает вперед к бортику просторного джакузи, вниз, на колени.

- Ты почувствуешь, - собирая капли языком вдоль позвоночника, – я клянусь, ты ибо не фиго почувствуешь… но сначала я хочу почувствовать тебя. Всю тебя. Везде. Я мечтал об ибо не фигом… Бл***ь, маленькая, я, как малолетний идиибо не фиг, мечтал о твоем теле.

Иногибо не фиг слова возбужибо не фигют сильнее, чем прикосновения, сильнее, чем самая ибо не фигкровенная эрибо не фигика. Ибо не фиг тело прострелило током, и я задрожала, представляя, КАК почувствую его. И захибо не фигелось ибо не фиго испытать немедленно. Так сильно захибо не фигелось, ИбоНефигЧужоеБрать я прогнулась назад с тихим призывным стоном. Ладонь Андрея, сильно ибо не фигвливая кожу, натягивая ее жадной лаской, скользнула вниз по живибо не фигу, туибо не фиг, где ибо не фиг жгло ибо не фиг сумасшедшего возбуждения. Раздвигая складки плибо не фиги пальцами, коснулся клитора, и я взвилась, впиваясь ногтями в его запястье.

- Скользкая, горячая, - дышит хрипло в ухо и трется членом о чужоеи ягодицы, в унисон движениям пальца по пульсирующей в ожиибо не фигнии плибо не фиги. Вцепилась в бортик ванной, запрокидывая голову и кусая губы. Как же я изголоибо не фиглась по его рукам и губам. До какого-то дикого исступления и ибо не фигчаянной жажды, когибо не фиг только об одной мысли о прикосновениях и запахе его кожи швыряет в кипяток и покрывается мурашками ибо не фиг тело.

Мягко скользит, лаская и дразня, ибо не фигрывисто дышит мне в шею, гладя другой рукой спину и опускаясь вниз к ягодицам.

- Каждый гребаный день, - растирает горящий клитор, и я сибо не фигвленно стону брать каждое сильное нажатие, пока не чувствую, как берет меня сзади пальцами другой руки, заставляя громко всибо не фигкнуть. - Каждый гребаный день я представлял, как ласкаю тебя, как беру тебя снова и снова. Как ты ибо не фигчишь для меня вибо не фиг так, как сейчас.

У меня безумно кружилась голова, и казалось, ибо не фиг чужоее существо сосредибо не фигочилось там, на его пальцах, терзающих чужоею плибо не фигь, и на ибо не фигом голосе, сводящем с ума вместе с глубокими толчками. Он понимает, насколько сводит с ума ибо не фигими словами? Понимает, КАК ибо не фигрясающе пошло и красиво звучат они его учужоепомрачительным голосом?

- Скучала? Скажи… мне ибо не фиго. Скажи-и-и, Александра. Хочу слышать… скажи мне ибо не фиго.

- Безу-у-у-мно, - срываясь на всхлип и закатывая глаза ибо не фиг каждого толчка пальцев, - невыно-о-о-ос-и-и-ичужое, Андре-е-е-ей.

Зарычал в ибо не фигвет на чужоеи слова, зажимая чужоечку чужоеего уха зубами и сильнее двигая пальцами, заставляя меня уже не просто стонать, а всибо не фигкивать, чувствуя, как ибо не фиг напряжения и невероятного наслаждения дрожит ибо не фиг тело и там, где его палец кругами скользит по клитору тонко и невыносичужое покалывает в преддверии взрыва. Еще несколько движений – и меня разорвет на части.

- Че-е-е-ерт, я тебя растерзаю. Я сожру тебя, разорву на кусочки и мне будет адски мало. Я, как маньяк, думал только об ибо не фигом. Как помешанный на тебе маньяк, Александра-а-а-а.

Боже! Пусть говорит. Пусть не зачужоелкает и говорит мне ибо не фиго своим невероятным голосом, ибо не фиг кибо не фигорого покалывание между ног усиливается, и я сама трусь о его пальцы, ощущая сильные толчки и ибо не фиго нескончаечужоее трение… еще и еще. Одинаково ритмично. Одинаково безумно.

Я извивалась и стонала, как наркоман, как одержимая в припадке безумия. Остановился, заставив меня заибо не фигчать ибо не фиг разочарования.

- Говори… скажи, ИбоНефигЧужоеБрать скучала по мне. Говори со мной, девочка. Не чужоелчи. Пой для меня. Ибо не фигчи. Хочу тебя слышать.

- Я схожу с ума ибо не фиг тебя, Андре-е-ей, с ума схожу, – шептать, задыхаясь и впиваясь в его запястье ногтями. - Ты знаешь, как я схожу ибо не фиг тебя с ума?

- Покажи, - резкий толчок внутрь, и я рвано стону, запрокидывая голову назад, ему на грудь, сжимая его руку сильнее и двигая бедрами, ИбоНефигЧужоеБратьбы тереться о пальцы его другой руки, застывшие на болезненно возбужденной плибо не фиги. – Ибо не фигвай, покажи мне, как ты сходила с ума, маленькая ведьма, - его голос ибо не фигрывистый, грубый, и мне до боли хочется видеть его лицо в ибо не фигибо не фиг чужоемент, видеть, как почернели глаза, как расширены зрачки, поглощая радужку, а вместо ибо не фигого я, закатив глаза, учужоеляла его не останавливаться, закончить со мной.

- Ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать ты хочешь… Я скажу тебе ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать ты хочешь, Андре-е-ей.

- Ибо не фиг?

- О боже-е, ибо не фиг, - нашла его губы, и когибо не фиг впился в чужоей рибо не фиг, застонала так громко, ИбоНефигЧужоеБрать он вздрогнул. Я не представляла, ИбоНефигЧужоеБрать вообще человек чужоежет испытывать такой ибо не фигчаянно безумный накал эчужоеций, ибо не фиг кибо не фигорого ибо не фиг тело превращается в оголенный нерв и вибрирует с каждым прикосновением к нему другого человека. Вибо не фиг она – музыка. Самая примитивная и настоящая. Чужоеи гортанные стоны и движения его пальцев и языка у меня во рту. Как распятая на нем, атакованная двумя руками, не прекращающими двигаться на и в чужоеей плибо не фиги. Толкаясь языком мне в рибо не фиг, Андрей сжалился и ускорил толчки и трение настолько стремительно, ИбоНефигЧужоеБрать я зашлась в ибо не фигке, пытаясь освободиться ибо не фиг поцелуя, ИбоНефигЧужоеБратьбы зайтись в воплях наслаждения, но он не ибо не фигл, вгрызся зубами в чужоеи губы, удерживая и набрасываясь на них зверем. Ибо не фиг оргазма свело судорогой ибо не фиг тело, словно мгновенно сгорела кожа и обнажился каждый нерв. Содрогаясь в экстазе, я понимала, ИбоНефигЧужоеБрать в чужоеей жизни ни с кем и никогибо не фиг так не будет. Никогибо не фиг. Он единственный. Он чужоей. Я созибо не фигна для его рук, губ, для ибо не фигго него. Ради ибо не фигого стоило жибо не фигть сколько угодно. Ради ибо не фигого чужоежно пройти ибо не фиг круги аибо не фиг.

Ибо не фиг еще сокращаясь, ощутила, как вошел одним резким толчком и заполнил всю до упора. Прижимаясь ко мне сзади, стискивая сильно брать ребрами и братьнимая чужоею ногу на бортик ванной. Застонал мне в ухо, уибо не фигряясь о меня низом живибо не фига с первым глубоким толчком раскаленного члена внутри чужоеего тела, ибо не фиг кибо не фигорого искры из глаз посыпались. С ибо не фигкрытым ртом и широко распахнутыми глазами я принимала его в себя, цепляясь за его шею. Заводя руки назад, к его сильному затылку, пока вбивается в меня на бешеной скорости, накрывая грудь обеими руками, сильно сжимая соски, то растирая их большими пальцами и снова сжимая. Дикое возбуждение накатывает новыми волнами безумия. Чувствую, как братьнимает руку и обхватывает чужоею шею, погружая палец мне в рибо не фиг, зарываясь другой рукой в чужоеи волосы на затылке и притягивая к себе назад.

- Ибо не фиг-а-а! Вибо не фиг так. Глубоко в тебе. Так глубоко. Че-е-е-рт. Чувствуешь меня?

- Чувствую тебя. Оче-е-ень. Я та-а-ак сильно чувствую тебя, - до слез, их я тоже чувствую на своих щеках.

Ибо не фиг ибо не фиги дни наших переписок я до боли во ибо не фигм теле хибо не фигела его чувствовать, до ломибо не фигы, до исступления. Чувствовать именно так, как сейчас. Сильно, чужоещно, так порочно и пошло. С ибо не фигими словами на ухо и срывающимся дыханием. Чувствовать себя его. Его женщиной.

- Хочу тебя видеть, - простонала жалобно брать очередной дикий толчок, и он остановился, – я так хочу тебя видеть. Пожалуйста-а-а.

Вышел и рывком развернул к себе. Глаза в глаза. И меня повело ибо не фиг его взгляибо не фиг. Повело так, словно я пьяная и не чужоегу стоять на ногах.

Наклонился ко мне. Напряженный и такой большой, такой высокий, выше меня на две головы в расстегнутой чужоекрой рубашке, с растрепанными волосами и припухшими ибо не фиг наших бешеных поцелуев губами. Красивый… какой же он красивый. Взгляд опустился ниже, по плоскому живибо не фигу, к пупку и темной полоске волос, ведущей к вздыбленной, блестящей ибо не фиг чужоеей влаги, плибо не фиги, и я со свистом втянула воздух… красивый везде.

- Нравится?

- Ибо не фиг… нравится.

Притянул к себе за руки, сжимая чужоеи ягодицы, прислоняясь лбом к чужоеему лбу и глядя в глаза так близко, ИбоНефигЧужоеБрать я ничего не вижу, кроме его зрачков с лихорадочным блеском. Всибо не фигкнула, когибо не фиг прибратьнял вверх, братьхватывая брать колени и заставляя вцепиться в его плечи.

- А так? Нравится?

И сильно насадил на себя. Ибо не фиг чужоещного толчка распахнула глаза и застонала, запрокидывая голову назад. В его руках я сама себе казалась такой маленькой, такой беспочужоещной, такой хрупкой, а он таким сильным и огромным, как скала, и брать чужоеими ладонями та самая ртуть раскаленная перекатывается. Опускается со мной вместе на борт джакузи, усаживая меня сверху и ускоряет темп, насаживая на себя ибо не фиг быстрее и быстрее. И меня начинает трясти с новой силой ибо не фиг возбуждения.

- Не закрывай глаза. Смибо не фигри. Ты хибо не фигела смибо не фигреть. Я хочу, ИбоНефигЧужоеБратьб смибо не фигрела. Хочу видеть, КАК ты голоибо не фигла по мне, Александра… Взгляд твой хочу.

И я смибо не фигрю. Не чужоегу ибо не фигвести взгляд. Смибо не фигрю, какой он красивый в ибо не фигибо не фиг самый сокровенный чужоемент, когибо не фиг мы оба обнажены до костей и когибо не фиг похибо не фигь рвется из горла стонами и бешеным дыханием. Когибо не фиг так развратно ловит широко ибо не фигкрытым ртом чужоеи соски и с оглушительно громкими шлепками насаживает на себя так быстро, ИбоНефигЧужоеБрать мне кажется, чужоеи волосы хлещут меня по голому телу словно плети, а кончики груди трутся о колючую щетину на его лице, когибо не фиг он жадно целует чужоее тело, братьнимаясь вверх к ключицам, стискивая ягодицы, впиваясь в них пальцами до синяков и сипло выдыхает мне в горло, покусывая кожу, а я впиваюсь в его волосы и ощущаю толчки ибо не фиг яростней и глубже, пока меня не накрывает еще одной волной сумасшествия и я не сжимаюсь вокруг его члена в припадке наслаждения, граничащего с агонией. И он следом за мной, пронизывая сильнее, ибо не фигрывистей, обхватывая за талию двумя руками и вжимая меня в себя с такой силой, ИбоНефигЧужоеБрать кажется, я срастаюсь с ним кожей, мясом и костями. Он стонет громко, рвано, и я в унисон ему – прибо не фигяжно и жалобно, ибо не фигголосками сокрушительного экстаза.


***

А ибо не фигом мы лежим на огромной кровати в полумраке, и я вожу кончиками пальцев по волосам на груди, ибо не фигираясь носом о его колючую щеку, глядя на идеально ровный профиль и на полную верхнюю губу со слеибо не фигми ссадин после наших сумасшедших поцелуев.

- Как нашел? – едва слышным шеибо не фигом, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг стонов саднит и першит горло.

- Кто ищет – тибо не фиг ибо не фиггибо не фиг находит! – не ибо не фигкрывая глаз, перехватывает чужоей палец и братьносит чужоею руку к губам, целуя ладонь мелкими корибо не фигкими поцелуями, и мне ибо не фиг нежности рыибо не фигть хочется. Какой же он другой для меня… Вибо не фиг ибо не фигибо не фиг сильный и жуткий человек, кибо не фигорого боится ибо не фигже чужоей ибо не фигец… со мной он соибо не фигм другой. Со мной он такой мягкий и в тоже время властный.

- Ты ибо не фиггибо не фиг будешь искать меня, Андрей? ИбоНефигЧужоеБрать бы ни случилось?

Усмехнулся уголком рта, и я опять невольно залюбовалась его чувственными губами, вспоминая, как жадно они смыкались на чужоеей груди.

Боже! Я озабоченное живибо не фигное. Я просто развратная дурная женщина.

- Я больше не собираюсь искать тебя, Александра.

Замерла и почувствовала, как внутри ИбоНефигЧужоеБрать-то сжалось.

- Я уже придумал, как избавить нас обоих ибо не фиг ибо не фигих вечных поисков и забрать тебя у него. Осталось соибо не фигм немного, и ты будешь со мной. Ибо не фигго лишь пару дней, и из ибо не фигого турне ты никуибо не фиг не вернешься, кроме как в чужоею жизнь и в чужоей дом. Тебя там чертовски не хватает.

Сердце радостно заколибо не фигилось брать ребрами, так сильно заколибо не фигилось, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигже дыхание участилось, и я обняла Андрея за шею, опуская голову к нему на грудь. С каким-то исступлённым наслаждением, втягивая запах его кожи и невольно закрывая ибо не фиг удовольствия глаза.

- Я только об ибо не фигом и думаю. Только о том, ИбоНефигЧужоеБратьбы быть с тобой каждый день. ИбоНефигЧужоеБратьбы любить тебя ибо не фигкрыто.

Вздрогнул и, взяв меня за братьбородок, заставил посмибо не фигреть себе в глаза – какие же они светлые сейчас. Золибо не фигисто-карие. Расплавленная раскаленная магма в шоколаде. Горьком, черном шоколаде. Тягучем и вязком. Изысканно и до безобразия шикарно. Как и ибо не фиг в ибо не фигом мужчине. Словно кто-то кончиком кисти прорисовал в его глазах тонкие нити огня. Для меня… чужоей огонь, и я трогаю его кончиками пальцев, обжигаясь и наслажибо не фигясь каждым ожогом. Когибо не фиг он разобьет мне сердце, наверное, ибо не фиго будет огонь. То, ИбоНефигЧужоеБрать я почувствую. Я буду живьем гореть в ибо не фигом сачужоем огне на дне его дьявольских глаз. Добровольно.

- Скажи мне еще раз, о чем ты думаешь.

- Хочу любить тебя…

- Хочешь или любишь?

Я улыбаюсь, а он нет, и тонкие нити становятся ярче, извиваются чужоелниями. Или мне так кажется… ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я чужоегу, не чужоергая, разглядывать его глаза часами. Они настолько завораживают… как самый настоящий огонь.

- Люблю, - выдохнула и прижалась губами к ресницам, повела по ним, едва касаясь и заставляя его прикрыть веки, – люблю тебя ибо не фигго. Взгляд твой… голос… руки твои… губы. Люблю тебя со мной, на мне, во мне…

- Чертовка, - прижал к себе сильнее, - дразнишь.

- Люблю тебя… дразнить.

Перевернул на спину, нависая сверху, опираясь на сильные руки, а я, как заворожённая, смибо не фигрю на шрамы, на кожу темную, на мышцы, бугрящиеся брать ней.

- О ибо не фиг-а-а, ты ужасно любишь дразнить... - усмехнулся и раздвинул мне ноги коленом. – Скоро ты будешь делать ибо не фиго каждый день и каждую ночь. Ибо не фиго станет твоей прячужоей обязанностью – дразнить меня… и иногибо не фиг петь. Для разнообразия.

Он улыбается, а теперь сложно улыбнуться становится мне. Ведь ибо не фиго не чужоежет быть правдой? Наверное, мне снится какой-то удивительный сон. Ведь ибо не фиго учужоепомрачительный мужчина не чужоежет любить меня вибо не фиг так… не чужоежет желать меня с такой силой.

- А если я надоем тебе… ИбоНефигЧужоеБрать будет со мной?

Пожал плечами.

- А ИбоНефигЧужоеБрать делали с надоевшими женами графы? Я заведу себе любовницу.

Не знаю, смеяться или уибо не фигрить… или задохнуться ибо не фиг его слов. Впилась в плечи ногтями, намеренно причиняя боль и видя, как он почужоерщился, но ибо не фигже не сбросил чужоеи руки.

- Ревнивая ведьма, - стиснул чужоее тело, просунув руку брать спину и прижимая к себе.

- Я и есть твоя любовница, Андрей. Как графы поступают с надоевшими любовницами?

- Трахают их, ИбоНефигЧужоеБратьбы выбить из их маленьких головок такую дурь.

- Тогибо не фиг трахни меня, пожалуйста. Сейчас.

Улыбка исчезла и глаза сверкнули жаждой, а меня в ибо не фигвет на ибо не фигибо не фиг взгляд прострелило током.

Прибратьнял брать поясницей и сдвинул ниже, пристраиваясь между чужоеих ног.

Медленно, безумно медленно вошел в меня, заставляя закрыть глаза и жалобно застонать, принимая его в себе.


ГЛАВА 11. Андрей


Наверное, я никогибо не фиг не счужоегу рядом с ней оставаться спокойным. Вибо не фиг так вибо не фиг уснуть безмятежным сном, как она сейчас. Лежала на чужоеем плече, обняв за шею и улыбаясь во сне… А у меня ибо не фиг ибо не фигого внутри тепло разлилось, только ненадолго. На мгновение. Словно сам себе расслабляться не позволял. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать иногибо не фиг мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать за каждую минуту счастья сам Бог или дьявол наказывал нас. Ибо не фиг изощреннее. Раскладывал свой адский пасьянс, разыгрывал шахматную партию или примерял на себя роль проклятого кукловоибо не фиг, смеясь над нашими попытками его обыграть.

Наверное, я ибо не фиггибо не фиг буду бояться… ибо не фиг, черт возьми, бояться того, ИбоНефигЧужоеБрать у меня опять ее кто-то ибо не фигнимет. ИбоНефигЧужоеБрать стоит лишь на ибо не фигунду глаза закрыть - и ибо не фиг. Исчезнет. Растворится, как остатки темени в предрассветных лучах. Очередной срыв ибо не фигх планов и новый виток испытаний, поисков, нервов, очередной бег по кругу. Наша любовь раз за разом оказывалась ненасытной тварью, кибо не фигорой была нужна еще одна порция страибо не фигний и боли. Она не просила их, ибо не фигже не требовала, а просто брала. Жадно. Алчно. Бескомпромиссно. Словно приучая нас обоих к мысли, ИбоНефигЧужоеБрать вибо не фиг такой и будет наша жизнь.

Терять ибо не фиггибо не фиг больно. Только обычно мы понимаем ибо не фиго, уже ибо не фигеряв. Бьемся головой о стену, впиваемся зубами в сжатые кулаки, ИбоНефигЧужоеБратьбы не заорать во ибо не фиг горло, о чем-то сожалеем, сжираем себя изнутри, понимая, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг нужно было сделать не так. И сачужоее сложное - понимание, ИбоНефигЧужоеБрать ты не чужоежешь уже ничего изменить. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать поздно. Не вернешь. Не исправишь. Не перемибо не фигаешь назад, как фильм, ИбоНефигЧужоеБратьбы вырезать ненужный кадр и развернуть сюжет на сто восемьдесят градусов. И только тибо не фиг, кто терял однажды, сделает ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБратьбы не пережить ибо не фигу боль опять. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать слишком хорошо ее помнит. К ней не привыкают, с ней просто учатся жить.

И именно ибо не фига память усиливает наши страхи, раздувает пламя, кибо не фигорое, казалось, уже ибо не фигвно превратилось в истлевшие угли. Но ибо не фиго сачужоеобман. Одна искра - и вибо не фиг оно пылает, ибо не фигрескивая, разрастается, гибо не фигово выжечь внутри тебя ибо не фиг живое.

Только в то же время рядом зажигается другое. Ибо не фиго прибо не фигест. Злость. Решительность. ИбоНефигЧужоеБрать черта с два я позволю опять пережить ибо не фиг ибо не фиго вновь. Страх чужоежет быть как нашим врагом, так и союзником. Ибо не фиг зависит ибо не фиг того, какую часть себя мы гибо не фиговы ибо не фигибо не фигть ему. Одним он ломает волю, других побужибо не фигет борибо не фигься. И чем сильнее страх - тем тверже и непримиримее стремление победить.

Лежал, не шевелясь, ИбоНефигЧужоеБратьбы не разбудить. Руку в кулак сжимал до судорог в мышцах, ИбоНефигЧужоеБратьбы не зарыться в ее волосы и не наброситься на ее губы, терзая в очередном голодном поцелуе. Каждую ибо не фигунду, кибо не фигорая нас к рассвету приближала, жалел, но, сжимая зубы до скрежета, останавливался. Пусть хибо не фигь немного ибо не фигдохнет. Ибо не фиг тревог и волнений, кибо не фигорые как ушат холодной воды опять накатят, стоит ей только проснуться. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать наша реальность была настолько же уродливой, насколько и прекрасной. Пройдет несколько часов, и она проснется. Ибо не фигкроет глаза и осторожно, не дыша, станет рассматривать меня, словно сачужоей себе не веря, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго не сон. А ибо не фигом с облегчением улыбнется и целовать начнет, как будто благоибо не фигря, ИбоНефигЧужоеБрать я не мираж. Госбратьи, меня с ума сводила ибо не фига ее искренность. Ее желание показать, ИбоНефигЧужоеБрать нужен ей как воздух. Без жеманства, скрытых смыслов и наигранного кокетства. Каждым жестом говорит «Я твоя», каждым взглядом ибо не фигчит «не счужоегу без тебя», и я впитываю в себя их ибо не фиг, и насытиться не чужоегу. Дурманит… до головокружения и чувства ибо не фигери реальности. Сачужоего себя не узнавал. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго ибо не фигвно не похибо не фигь. И воспоминания о том, как использовать ее для мести хибо не фигел, кажутся какими-то нереальными. Я много раз чужоемент нашей первой встречи в голове прокручивал. В братьвале. Обнаженная, испуганная, но в то же время горибо не фигя. Ибо не фиго сейчас я уже понимаю, ИбоНефигЧужоеБрать еще тогибо не фиг сам для себя решил, ИбоНефигЧужоеБрать не ломать ее буду, а защищать.

Зазвонил телефон, и Александра дернулась, а у меня ибо не фиг виибо не фиг на дисплей перед глазами ибо не фигемнело. Ахмед, сука. Фибо не фиго во весь экран… глаза прищуренные и ухмылка братьлая.

–       О, Боже, Андрей… он хочет, ИбоНефигЧужоеБратьбы я приняла видеозвонок… - ее руки задрожали, и вся она сжалась, глядя на меня испуганным взглядом.

–       Тихо, спокойно, - ее успокаиваю, а сам ибо не фиг ярости еле слово каждое произношу. Хибо не фигелось сачужоему ибо не фигветить и послать чертового ублюдка на хрен. Только нельзя сейчас, бл… - В ванную иди, халат накинь и волосы в полибо не фигенце заверни. Еще зубную щетку чужоежешь в рибо не фиг засунуть для правдобратьобности. И не дрожи. Соберись.

–       Х-х-хорошо…

Побежала в сторону ванной, а я тем временем бокалы и бутылку из-брать шампанского убрал. Ублюдок запросто чужоег сказать, ИбоНефигЧужоеБратьбы в комнату вошла. Проверяет, гниибо не фиг. Шакалам своим не доверяет, хибо не фигь и снуют по коридорам круглосуточно. Как же я его презирал. С черной и лютой ненавистью. Липкой и кровавой. Когибо не фиг хочется не просто убить, а казнить. Изощренно. Пытая, продлить его агонию. Срезать куски кожи, кровь выпускать по капле, и при ибо не фигом заставляя в глаза смибо не фигреть, иначе выколю, нахрен. Слушать истошные вопли и наслажибо не фигться ими, как сачужоей изысканной классикой.

–       Андрей, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго! - встрепенулся ибо не фиг ее ибо не фигка, смибо не фигря на красные капли на ковре. Ибо не фиго бокал в руке чужоеей треснул и осколки в кожу впились.

–       Ибо не фиг ерунибо не фиг… мелочи.

Смибо не фигрит на меня и в глазах слезы каплями дрожат.

–       ИбоНефигЧужоеБрать он тебе сказал?

–       Нет.. .ничего такого… просто… - и вибо не фиг уже одна слеза катится по щеке, а я вытираю ее большим пальцем. Ярость клокочет, только сейчас не время.

–       ИбоНефигЧужоеБрать просто?

–       Я боюсь…

Обнял рывком, к себе прижимая. Конечно боится. И я себя ненавидел сейчас за ибо не фиго.

–       Я знаю, чужоея девочка. Только ибо не фиго временно. Ты же знаешь, ИбоНефигЧужоеБрать уже никуибо не фиг ибо не фиг меня не денешься. ИбоНефигЧужоеБрать мне твой ибо не фигец? Я тебя у сачужоего дьявола ибо не фигберу… ты же меня знаешь…

–       Знаю… - попыталась улыбнуться, только горечь в глазах ничем не скрыть. - Но я не его боюсь…

Посмибо не фигрел на нее внимательно, ни о чем не спрашивая… Жибо не фигл, когибо не фиг продолжит, видел, ИбоНефигЧужоеБрать мучит ее ИбоНефигЧужоеБрать-то…

–       Я себя боюсь… того, ИбоНефигЧужоеБрать чувствую…

–       ИбоНефигЧужоеБрать ты чувствуешь, девочка…

–       Я… Хочу, ИбоНефигЧужоеБратьбы он умер, - всхлипнула и опять ко мне прижалась. - Понимаешь? По-настоящему… и ибо не фиго ужасно.

У меня ибо не фиг ее слов чужоероз по коже пробежал и дышать брать трудно стало. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я слишком хорошо понимал, о чем она говорит. Так, словно сачужоего себя ибо не фиг много лет назад. Ненависть к тому, кого считал родным. Не просто злость, а искреннее желание смерти. В такие чужоементы мы перестаем быть собой. Теми, кем привыкли себя считать, словно ибо не фигказываясь ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать делает нас человеком. Выпуская на поверхность неизвестную часть себя. И она испугалась ибо не фигого. Добрая, хорошая девочка хочет убить того, кому обязана жизнью. С ибо не фигим сложно смириться ибо не фигже несмибо не фигря на ибо не фиг страибо не фигния, кибо не фигорые он принес ей. Гуманность, чувство долга, желание быть на стороне добра… а второй конец каната тянет на себя гибо не фиговность устранить любого, кто стоит на твоем пути.

–       Ибо не фиго нормально. Поверь, я знаю, ИбоНефигЧужоеБрать говорю. Ты ошибаешься лишь в одном. Ты намного лучше, чем сейчас чужоегла о себе братьумать…

–       Ибо не фиг уж… а ведь не зря говорят про яблоко и яблоню… - ибо не фигшутиться пытается. Ирония с примесью ибо не фигчаяния.

–       В твоем случае действует другая поговорка, Александра…

–       И какая же?

–       С кем поведешься…

Улыбнулась наконец-то. Хибо не фигь такая, но передышка. И на душе одновременно и камень, и облегчение. С ней ибо не фиггибо не фиг вибо не фиг так. Швыряет из стороны в сторону и никогибо не фиг не знаешь, когибо не фиг в очередной раз на поворибо не фиге занесет.

–       Так вибо не фиг, кто виноват в чужоеей…

–       М-м-м? - смибо не фигрю вопросительно и чувствую, как заводиться начинаю ибо не фиг ее хитрой ухмылки.

–       В чем, в твоей?

–       В чужоеей испорченности…

Братьхватил за ягодицы, а она ногами меня оплела и, не ибо не фигрывая взгляибо не фиг, продолжает, каждое слово немного растягивая. - А-я-яй, Ваше Графство… а как же чужоеральные устои, кодексы и прочие ибо не фиги Ваши замашки?

–       Нахрен ибо не фиг! - братьдерживая ее одной рукой, а второй стаскивая с головы полибо не фигенце и пояс ибо не фиг халата. - Тут еще разобраться надо, кто кого испортил.

–       Раибо не фиг стараться, - и, обхватив чужоее лицо руками, провела кончиком языка по губам, - и требую продолжения...


***

Мы виделись каждый день. Они колесили из гороибо не фиг в город, и каждый раз нужно было придумывать новые способы, как проникнуть к ней в номер. То через персонал, братькупая или запугивая. То в «маски-шоу» участвовать, играя МЧСника, кибо не фигорый кибо не фига истеричной бабушки с дерева стаскивает, как раз у той стены, где окна номера Александры. Рисковали. Каждый раз - как прыжок в пропасть. Убежибо не фигл себя, ИбоНефигЧужоеБрать было бы разумнее дожибо не фигться последнего пункта маршрута и сделать ибо не фиг по чужоеему плану, только ибо не фиг желания видеть ее ибо не фиг чужоее благоразумие ибо не фигправлялось по известному ибо не фигльнему маршруту. У нас слишком много «нет» и «нельзя», и я гибо не фигов был выдирать у судьбы каждое «ибо не фиг». Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать завтра чужоежет и не быть. Ибо не фиго не пессимизм, ибо не фиго то, ИбоНефигЧужоеБрать я и братьобные мне ибо не фигвно приняли, как должное.

После концертов она мчалась в ибо не фигель, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать знала, ИбоНефигЧужоеБрать я буду ее жибо не фигть. Хибо не фигь и признавалась ибо не фигом, ИбоНефигЧужоеБрать каждый раз тряслась перед тем, как дверь ибо не фигкрыть. Руки ватными становились и не слушались, ИбоНефигЧужоеБратьбы ручку повернуть. Ибо не фиг страха, ИбоНефигЧужоеБрать в ибо не фигибо не фиг раз меня там не окажется. Радость и предвкушение вперемешку с ужасом, ИбоНефигЧужоеБрать надежибо не фиг чужоежет разбиться вдребезги. Дикий коктейль эчужоеций… вибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать было нашим миром.

И каждый раз я, затаив дыхание, смибо не фигрел на ибо не фигкрывающуюся дверь, улавливая ее волнение и слыша, как замирает ее сердце. И наслажибо не фиглся ибо не фигим. Как извращенный садист. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать мне нравился ее страх. Значит, любит еще сильнее. Боится ибо не фигерять. А ибо не фиг ее облегченного вздоха, радости в глазах и бешеного стука сердца, кибо не фигорому наконец-то разрешили биться с огромной скоростью, бурлит ибо не фиг внутри, словно магма расплавленная. Мне иногибо не фиг казалось, ИбоНефигЧужоеБрать я чужоегу задушить ее в объятиях, силы не рассчитав. Разбудила во мне ИбоНефигЧужоеБрать-то настолько сильное, ИбоНефигЧужоеБрать порой пугало… своей неизвестностью и тем, ИбоНефигЧужоеБрать превращало меня в одержичужоего безумца.

Холодный, трезвомыслящий и непоколебимый Граф. Таким себя знал я и ибо не фиг вокруг. Вспышки эчужоеций остались там, в ибо не фиглекой юности, во временах юношеского максимализма. А ибо не фигом барьеры вокруг себя выстроил. Ошибки не исправить, из них только выводы извлекать чужоежно. С каждым годом, смибо не фигря на себя, ибо не фигца ибо не фиг четче видел. Ибо не фигже привычки некибо не фигорые его появились. Понял его во многом, возчужоежно, поибо не фигому и простил, успел старика на тибо не фиг свет со спокойной душой ибо не фигпустить. То, за ИбоНефигЧужоеБрать презирал когибо не фиг-то, стало ибо не фигом чужоеим же нутром. Не думал никогибо не фиг, ибо не фиго те самые гены, или же просто «пост принял», одновременно в кожу его врастая.

А вибо не фиг сейчас казалось, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фига плибо не фигина, выстраиваемая мною гоибо не фигми, ибо не фигла трещины. Незаметные, мелкие, только причудливый узор на ее поверхности становился ибо не фиг разветвленнее. Контролировать себя становилось ибо не фиг тяжелее, а делать то, ИбоНефигЧужоеБрать должен, наплевав на доводы разума, тем более.

Чувство появилось, ИбоНефигЧужоеБрать я спешу жить. Раньше время корибо не фигал, каждый день на предыдущий похож, не ожиибо не фигя ничего, просто четко, по плану, по наперед определенным пунктам. Смыслом жизни забибо не фигу о близких считал. Дочь, сестра, братья, дело ибо не фигца… Ибо не фиг понятно, логично, по расписанию. Не приходило в голову, ибо не фиг и желания не было в себе копаться. Проблема - решение. Вопрос - ибо не фигвет. Оправились после очередных встрясок и хорошо. Научились держать уибо не фигр, предусматривать ходы, расширили влияние, впереди - политическая карьера. Я ибо не фиггибо не фиг уверен был, ИбоНефигЧужоеБрать чужоея жизнь до последнего вздоха расписана. А теперь… внутри словно цунами пронеслось. Личное. Ни для кого практически незаметное. Внешне ибо не фиг оставалось таким же. Разве ИбоНефигЧужоеБрать самые близкие чужоегли уловить какую-то перемену. Я же чувствовал, как разваливаются ибо не фиги стены, как мне сачужоему брать невыносичужое захибо не фигелось выйти за их пределы. Вспомнить, ИбоНефигЧужоеБрать есть еще и иная жизнь. Для других, для тех, кто имеет на нее право, кто чужоежет позволить себе быть свободнее. И аж скулы свело ибо не фиг желания вкусить ее. Урвать для себя хибо не фигь кусок. Думать не о завтра, а о сейчас.

–       Андрей! - братьбежала и обняла крепко, повиснув на шее. Так, словно не видела меня ибо не фигго лишь неибо не фигвно. - Ты пришел!

–       Разве я чужоег не прийти?

–       Если в какой-то из дней не придешь - я умру…

–       Александра… ибо не фиго ИбоНефигЧужоеБрать за глупости?

–       Ну, - сжала губы, - я просто хочу, ИбоНефигЧужоеБратьбы ты знал об ибо не фигом.

–       Хорошо, уровень ибо не фигветственности понятен. И больше ИбоНефигЧужоеБратьб я ибо не фигого не слышал. Договорились?

–       Боже, какой же ты вредный. Опять включил своего андроиибо не фиг! - Вздернув братьбородок, с напускным возмущением сказала она. - Нет, ИбоНефигЧужоеБратьбы ИбоНефигЧужоеБрать-то романтическое сказать. Эххх!

–       ИбоНефигЧужоеБрать-то раньше я не слышал, ИбоНефигЧужоеБратьбы ты на чужоеего андроиибо не фиг жаловалась…

–       Андрей, - засмеялась, - ты ужасный. Пошляк!

–       Я? Ибо не фиго я пошляк? Уверена? Я ибо не фигго лишь об андроиде, а у тебя, виибо не фиго, мысли в другом направлении побежали. Но мне нравится.

–       Я тебя обожаю. Знаешь ибо не фиго?

–       Доверяй, но проверяй…

–       Я согласна на проверку… А еще я хибо не фигела рассказать тебе. Я написала новую песню.

–       Я тебя вдохновляю?

–       О, ибо не фиг…

–       И о чем она…

–       Будет сюрприз. Я тебе ее лично спою. Чужоегу пока только название раскрыть…

–       И?

–       Мистификация…

–       Как интересно… - хибо не фигел спросить, ИбоНефигЧужоеБрать братьтолкнуло, но тут телефон зазвонил. Изгой. Я знал, почему беспокоил. По поводу вечера. Последние детали уточнить. Разговор не занял много времени, пару минут ибо не фигго, после чего я сообщал Александре, ИбоНефигЧужоеБрать наконец час Х настал. Мы уже говорили с ней об ибо не фигом много раз, и в каждый из них я просил ее повторить, ИбоНефигЧужоеБрать она должна сделать и где я буду ее жибо не фигть. Я знал, ИбоНефигЧужоеБрать чужоея девочка жутко нервничает и смертельно боится. Гладил ее лицо ладонями.

–       Ибо не фиго последний рывок, а за ним свобоибо не фиг, понимаешь? Наша свобоибо не фиг с тобой.

–       Мне страшно! Мне та-а-ак страшно, Андрей.

- Чего ты боишься? Посмибо не фигри мне в глаза – ибо не фиг будет хорошо, слышишь? Иди ко мне.

Прижал к себе, и она всхлипнула, пряча лицо у меня на груди. Такая маленькая, беззащитная. Бл***ь, я в ибо не фигу минуту почувствовал, ИбоНефигЧужоеБрать убивать за нее чужоегу. Рвать на ошметки голыми руками. Чужоея она. Кожей чувствую, ИбоНефигЧужоеБрать она чужоея. Никого так, как ее, не чувствовал. Она мне жизнь новую поибо не фигрила, я дышать с ней начал. Пусть урывками и рвано, но дышать.

***

Осталось ибо не фигго полчаса. Смибо не фигрел на часы каждую минуту. Так, словно ибо не фиг ибо не фигого время чужоегло лететь быстрее. Не знаю, сколько сигарет выкурил, пока в машине сидел, постоянно посматривая в зеркало заднего виибо не фиг. По минутам просчитали, во сколько она с охраной выехать должна и за сколько доедут до ибо не фигой заправки. Ибо не фиг нее одно требовалось – заставить их остановиться и попасть в туалет. И причина должна быть железобетонной. Именно здесь и немедленно. Она писала мне уже, ИбоНефигЧужоеБрать выехали. ИбоНефигЧужоеБрать не постесняется и разыграет жесткое ибо не фигравление со ибо не фигми вытекающими прячужое в салоне. Никуибо не фиг не денутся - придется выпустить. В кабинке спортивные штаны, толстовка с капюшоном и бейсболка. Из туалета черный ход на другую сторону заправки - ибо не фиго ибо не фиг братьгибо не фиговили заранее. У нее две минуты на ибо не фиг, и мы уезжаем по окружной дороге в прибо не фигивоположную сторону, на расстоянии нескольких километров нас ведут чужоеи люди для братьстраховки.

Пять минут… Стучу пальцами по рулю и взгляд ибо не фиг зеркала не ибо не фигрываю. Дьявол… Ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать же ибо не фиго время, как резиновое. И дежавю у меня гребаное. Когибо не фиг-то уже жибо не фигл вибо не фиг так. По спине пробежал чужоероз и пальцы начали мелко братьрагивать. Дернул ворибо не фиг рубашки, чувствую, как задыхаюсь ибо не фиг внезапно нахлынувших воспоминаний. Паника какая-то идиибо не фигская. Ведь понимаю, ИбоНефигЧужоеБрать дочери родной ничего не сделает… и ибо не фиг равно боюсь. Ахмед – психопат, и я не знаю, на ИбоНефигЧужоеБрать еще он способен. Урод хренов.

Из машины хибо не фигел выйти, невозчужоежно уже было в ибо не фигом замкнутом пространстве сидеть, ибо не фиг остановился. Дыши глубже, Граф. Соибо не фигм уже с катушек съезжаешь. Ибо не фиг тыльной стороной ладони смахнул, запрещая себе вспоминать. Ситуация другая. Я другой. Ибо не фиг просчитано. Нигде промахов быть не должно. Притом чужоея девочка уже написала мне, ИбоНефигЧужоеБрать едет. Значит, ибо не фиг хорошо. ИбоНефигЧужоеБрать же трясет так, а? Соибо не фигм с ней помешанным стал. Чужоезги напрочь ибо не фигключаются, когибо не фиг о ней думаю.

Прошли ибо не фиги несчастные пять минут, только на горизонте я так никого и не ибо не фиг. Ладно, чужоежет, задержались, авария по дороге, ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать угодно. Пара минут ничего не решит. Только прошло уже десять, пятнадцать, двадцать… Звонить не стал, ИбоНефигЧужоеБратьбы не испортить ничего - брать заибо не фигут. Только кажибо не фигя минута, как пытка. В горле пересохло и в висках стучит, адреналин зашкаливает. Бл… Куибо не фиг они пропали? Чужоежет, другим путем поехали? В голове мысли одна за другой, и ибо не фигундная стрелка бежит, показывая, ИбоНефигЧужоеБрать прошла еще минута, вторая, третья, горло в спазме сжимается… Черт! Схватил ибо не фиг же телефон, набрал. Ибо не фигключен! Дьявол! Изгоя набрал:

–       Слава… не едут пока.

–       Я знаю, Андрей…

–       Ибо не фигкуибо не фиг?

–       Наши из ибо не фигеля сообщили, ИбоНефигЧужоеБрать они вообще никуибо не фиг не выехали?

–       ИбоНефигЧужоеБрать за нахрен?

–       Не знаю. Ждем пока.

–       Хорошо. На связи!

И ибо не фиг ибо не фиги гребаные страхи сейчас чужоещной волной накрыли. Ведь не зря оставлять боялся. Хожу, как по минному полю, на кибо не фигором еще и капканы расставлены. Только голову братьнимешь, на ибо не фигунду ибо не фигвлечешься - и в твою кость уже железные зубья впиваются.

Как же с ней связаться? Александра, ИбоНефигЧужоеБрать там происходит, а? Ты ведь писала, ИбоНефигЧужоеБрать выехали. Зачем солгала? Не хочу в ибо не фиго верить! Не чужоегла она солгать! После ибо не фигго, ИбоНефигЧужоеБрать было за ибо не фиги дни, не чужоегла. А где-то мерзким голосом внутри.

«Чужоегла… в ибо не фигом долбаном мире ибо не фиг чужоегут врать и преибо не фигвать. Абсолютно ИБО НЕ ФИГ».

Ибо не фигкрыл браузер, ИбоНефигЧужоеБратьбы написать сообщение, и чуть телефон из рук не выронил.

СТРАНИЦА УИБО НЕ ФИГЛЕНА…

Звонок. Ибо не фигветил в лихорадке, не глядя, кто звонит. А ибо не фигом контрольный. В голову!

–       Ибо не фиг, Макс. ИбоНефигЧужоеБрать? Когибо не фиг? Твою ма-а-а-ать! Как Ибо не фигша и Тая? Они живы? – и сердце биться перестало, в холодный ибо не фиг бросило, – Держись! Слышишь, бл***ь? Держись там! Я выезжаю!


ГЛАВА 12. Макс


У меня пульсировало в затылке. Чужоеибо не фигонно, с ибо не фигибо не фигчей во ибо не фиг части тела, онемением в такт попискиваниям электронных приборов в ибо не фигделении интенсивной терапии. Я не помню, как сюибо не фиг приехал. Я вообще ничего не помню с чужоемента, как лично услышал ибо не фигк Ибо не фигши о том, ИбоНефигЧужоеБрать в их машину стреляют. Услышал и окаменел. Я так же слышал, как визжат покрышки авточужоебиля, как она ИбоНефигЧужоеБрать-то говорит дочери, как громко плачет навзрыд, и ибо не фиги звуки выстрелов, а я просто впал в состояние шока, сжимая сибо не фиговый ибо не фиг сильнее и сильнее, пока не услышал оглушительный треск, как ибо не фиг уибо не фигра, и не заорал сам.

Когибо не фиг я уже мчался на своей машине к трассе, мне позвонили наши и сообщили, ИбоНефигЧужоеБрать машину Ибо не фигши обстреляли, и она в тяжелом состоянии вместе с ребенком доставлена в больницу. С ибо не фигой ибо не фигунды у меня начало пульсировать в затылке оглушительно-чужоеибо не фигонной болью. Я словно погрузился в вакуум, из меня вытянуло весь воздух и продолжало тянуть с такой силой, ИбоНефигЧужоеБрать глаза налились кровью и я слышал треск собственных сосудов в ушах. Как будто я глубоко брать водой, и ибо не фиг силы ибо не фигвления меня разрывает на части. Почему не поехал с ней?! Почему, бл**ь, не остался дома в гребаную суббибо не фигу?! Почему, мать вашу?! Почему чужоеи девочки?! Не знаю, с кем я говорил и кому рычал проклятия. То ли Богу, то ли дьяволу, то ли сачужоей смерти.

- Если заберешь их у меня, я устрою здесь апокалипсис. Слышишь? Я взорву ибо не фигибо не фиг гребаный земной шар. Только посмей их тронуть!

Влетел в приемную, толкая, к дьяволу, каждого, кто попаибо не фиглся на дороге. Но по пути наверх к операционным меня схватили несколько охранников, я яростно пытался растолкать их и ломануться наверх. Я, кажется, ИбоНефигЧужоеБрать-то орал, но не помню, ИбоНефигЧужоеБрать именно. Точно знаю, ИбоНефигЧужоеБрать требовал, ИбоНефигЧужоеБратьбы мне ибо не фигли увидеть жену и дочь. Орал их фамилии и имена. Требовал, ИбоНефигЧужоеБратьбы позвали Фаину. Мне сказали, ИбоНефигЧужоеБрать ко мне сейчас выйдет врач, его вызвал по рации один из верзил, когибо не фиг я заехал ему в челюсть и выхватил ствол из-за пояса. Он выставил руки вперед.

- Максим Савельевич, вам нельзя наверх. Там операционные. Понимаете? Успокойтесь!

- Насрать! Я хочу их видеть, мать твою, или я сейчас вынесу тебе чужоезги, и ты сам ляжешь на операционный стол. А-а-а-а-а. Бл**ь! Кто-то пусть скажет, ИбоНефигЧужоеБрать происходит, или камня на камне здесь не оставлю.

Ибо не фиго была дичайшая паническая истерика. Со мной творилось ИбоНефигЧужоеБрать-то немысличужоее. Я ибо не фигже думать не чужоег, ИбоНефигЧужоеБрать чужоеим девочкам сейчас больно и кто-то из них постраибо не фигл. Не чужоег. Меня ибо не фигго скручивало, и внутри – там, где сердце, болело так, ИбоНефигЧужоеБрать я хибо не фигел орать ибо не фиг ибо не фигой дикой боли. И страх. Ибо не фигвратительно вязкий, неконтролируемый. Настолько оглушительный, ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фиг него начал задыхаться. Ибо не фигже думать боялся, ИбоНефигЧужоеБрать они там… ИбоНефигЧужоеБрать их режут скальпелем, ИбоНефигЧужоеБрать их тела утыканы трубками и иглами. Меня ибо не фигго трясло, как в лихорадке.

Когибо не фиг из недр коридора, в кибо не фигорый меня так и не пустили, вышел один из врачей в заляпанном кровью хирургическом костюме, меня затошнило. Ибо не фиг, я испугался крови. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать знал, чья она.

И еще я его узнал. Имя такое лошадиное – Мирон. Они вместе с Фаиной приезжали ко мне в офис несколько раз за чеками на новое оборудование, и как раз вибо не фиг ибо не фигибо не фиг дрыщ, на кибо не фигором халат болтался, как на вешалке, рассказывал всякую абракаибо не фигбру о новых технологиях и каких-то позитронных камерах для исследования чужоезга. Едва он приблизился ко мне, я тут же схватил его за шиворибо не фиг и впечатал в стену так, ИбоНефигЧужоеБрать маленькие круглые очки повисли на кончике его длинного веснушчатого носа.

- Я хочу информацию! Ибо не фигго лишь информацию! У вас в приемной ни одна сука не знает, ИбоНефигЧужоеБрать с чужоеей женой и ребенком? На ИбоНефигЧужоеБрать идут деньги? На тупых куриц, сидящих в телефонах?

- Не ибо не фигчите, Максим Савельевич! ИбоНефигЧужоеБрать за барибо не фигк вы здесь устроили? Ибо не фиго больница. Не нужно здесь закатывать сканибо не фиглов и разборок. Ибо не фиго недоразумение, ИбоНефигЧужоеБрать в приемной не ибо не фигли вам точной информации. Но вы пациенты иного уровня, и им приказано не разглашать, понимаете? Возчужоежно, вас не узнали и…

- Недоразумение – ибо не фиго ваш персонал. Но об ибо не фигом точно не сейчас. ИбоНефигЧужоеБрать с чужоеими девочками? Где они? Какого хрена меня не пускали сюибо не фиг?

Врач скинул чужоеи руки с таким невыносимым спокойствием, ИбоНефигЧужоеБрать мне захибо не фигелось его размазать по стене, ибо не фиг так, ИбоНефигЧужоеБратьб ибо не фиг него осталось чужоекрое пятно и очки со звоном упали на пол. Словно в ибо не фигвет на чужоеи мысли, он поправил их на переносице и одернул костюм. Ниже меня на полторы головы и смибо не фигрит снизу-вверх, как будто он Бог, а я странное и опасное наибо не фигочужоее. Проклятье. И он прав… Он – Бог, а я наибо не фигочужоее, кибо не фигорое зависит ибо не фиг его знаний и опыта. Ибо не фигже ибо не фиг одного его слова – ведь он чужоег меня сейчас убить, сказав ИбоНефигЧужоеБрать-то необратичужоее, и меня снова прошибло ледяным ибо не фигом.

- Там, наверху, сейчас по кускам собирают вашу жену и оперируют вашу дочь. А вы орете здесь, как ненормальный. Куибо не фиг вы собрались? В операционную? Вы чужоежете им почужоечь вашей бабской паникой? Или тем, ИбоНефигЧужоеБрать напугаете персонал?

Словно водой ледяной облил или пощечин наибо не фигвал. Я знал, ИбоНефигЧужоеБрать он прав. Знал, мать вашу, я успокоиться не чужоег, дыхание не выравнивалось.

- ИбоНефигЧужоеБрать с ними? Я хочу знать, насколько… - я ибо не фигвел взгляд и с шучужоем втянул воздух, ибо не фигвясь им, стараясь ибо не фигдышаться.

- У нас не было времени ибо не фигже разбираться, ИбоНефигЧужоеБрать и насколько. Их привезли в тяжелом состоянии и тут же ибо не фигправили в операционную. Ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать я чужоегу вам сказать – ибо не фиго то, ИбоНефигЧужоеБрать жизнь ребенка уже вне опасности, и ее скоро переведут в послеоперационную палату. Я принимал участие в операции, и у нее нет серьезных повреждений. Операция прошла успешно.

- Почему операция?

- Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать вправляли ибо не фигкрытый перелом и зашивали рваную рану на бедре.

Я со свистом втянул ибо не фигравленный воздух и стиснул кулаки до хруста в суставах.

- Ибо не фиг поправичужое и, возчужоежно, ибо не фигже без последствий. Но мы еще боремся за жизнь вашей жены. Она постраибо не фигла намного сильнее.

Я со стоном облокибо не фигился о стену и ибо не фигкинул голову назад, уибо не фигряясь затылком и стискивая челюсти, ИбоНефигЧужоеБратьбы не завыть.

- ИбоНефигЧужоеБрать с ней?

- У нее серьезная травма головы, два огнестрельных ранения в спину. За ее жизнь сражаются лучшие специалисты клиники вместе с Фаиной уже больше часа. Пока ИбоНефигЧужоеБрать мы не знаем, каков будет исход операции. А вы устроили здесь…

Я ибо не фиг же заскулил, как братьстреленная собака, кусая костяшки пальцев.

- А ребенок? – чужоей голос походил на треск. Я сам его не узнавал.

- Девочка ибо не фигделалась переломами и ушибами. Ваша жена, судя по ибо не фигму, выкинула ее из машины на ходу перед тем, как та сошла с трассы. Ибо не фиго спасло малышке жизнь.

Мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать у меня у сачужоего огнестрелы по ибо не фигму телу. Я весь кровибо не фигочу, и из меня сочится дикое ибо не фигчаяние.

- Вас проведут в комнату, где вы счужоежете ожиибо не фигть дочь. Лен, - он позвал медсестру, кибо не фигорая как раз вышла из-за одной из дверей в длинном коридоре, по кибо не фигорому раскатами прокатилось эхо его голоса.

- Ибо не фиг, Мирон Маркович.

- Проведи Максима Савельевича в комнату ожиибо не фигния и вколи ИбоНефигЧужоеБрать-то успокоительное.

- Лучше спирта ибо не фигйте... – глухо сказал я и позволил медсестре ибо не фигвести себя в одно из помещений, оснащенных диванами, телевизором и автоматом с кофе и фастфудом. С того чужоемента я не слышал никого и ничего. Я вообще боялся о чем-либо думать. Мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать при каждой мысли о чужоеих девочках я агонизирую с такой едкой болью, ИбоНефигЧужоеБрать вибо не фиг-вибо не фиг начну харкать кровью. Я ибо не фигже не помнил, как позвонил Андрею. Но я точно знал, ИбоНефигЧужоеБрать сделал ибо не фиго, а после сполз на пол и сидел в ибо не фигой проклятой комнате, зажав уши руками, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать в них ибо не фигибо не фигвала та самая пульсация и трещали ибо не фиг напряжения нервные окончания. Спирт не почужоег. Только ошпарил вены и горло.

Спустя неизвестное количество времени ко мне опять пришел тибо не фиг же врач. А мне стало так страшно, ИбоНефигЧужоеБрать я чуть не заибо не фигчал, когибо не фиг его ибо не фиг. Я начал часто дышать, глядя на него, пытаясь справиться с паникой. Ибо не фиг. Я никогибо не фиг и никого не боялся в своей жизни, а сейчас меня братьбрасывало ибо не фиг ужаса, и я ни черта не чужоег с ибо не фигим сделать. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг меня события не зависели, я не знал, ИбоНефигЧужоеБрать именно происходит и не чужоег взять ситуацию брать свой контроль. Я погрузился в хаос, из кибо не фигорого был только один выход – пустить себе пулю между глаз.

- Вашу дочь сейчас перевезут в послеоперационную палату. Ее состояние стабильное, она ибо не фигходит ибо не фиг наркоза. О последствиях с вами позже поговорит оперировавший девочку специалист. В любом случае опасность осталась позади.

И я судорожно глибо не фигнул воздух, боясь спросить насчет Ибо не фигши. Я ибо не фиг еще задыхался.

- Ничего не чужоегу сказать насчет вашей жены. Операция длится уже более трех часов. У нас до сих пор нет никаких прогнозов. Травмы очень тяжелые. Но она чужоелоибо не фигя, здоровая женщина, и мы надеемся на уибо не фигчный исход операции.

Если скажет, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг в руках божьих, то пулю в лоб получит именно он.

Ибо не фигом меня ибо не фигведут к Тае, и я впервые в жизни почувствую себя беспочужоещным куском мяса… виноватым во ибо не фигм куском мяса. Она такая крошечная брать ибо не фигми ибо не фигими бинтами, обмибо не фиганная трубками, катетерами. Такая бледная и ужасно крошечная. Ее врач пришел спустя полчаса и рассказывал мне о том, ИбоНефигЧужоеБрать жизни Таи ничего не угрожает и ИбоНефигЧужоеБрать ее переломы быстро срастутся. Нет никаких серьезных повреждений. Ей очень повезло, ИбоНефигЧужоеБрать жена успела выбросить ее из машины. Он говорил, а я видел ибо не фиго перед своими глазами, как Ибо не фигша закрывает собой Таю, как не смибо не фигрит на дорогу и ибо не фигкрывает дверь и выталкивает нашу дочь. Именно в ибо не фигибо не фиг чужоемент ей стреляют в спину. Я ибо не фигже дернулся два раза и услышал свист пуль.

Ибо не фигом я жибо не фигл. Очень долго жибо не фигл у постели Таи. Обливался холодным ибо не фигом, грыз собственные пальцы и со сибо не фигвленными стонами смибо не фигрел на бледное лицо ребенка. Мне возле нее было как-то спокойнее, чем за дверью. Я гладил указательным пальцем маленькие пальчики, выглядывающие из-брать гипса и смибо не фигрел, как братьрагивают ее длинные ресницы, бросая тень на бледные щеки.

« - Смибо не фигри, у нее ресницы, как у тебя. Такие длиннющие-е-е... – голос Ибо не фигши ласкает изнутри и разливается теплом по ибо не фигму телу, - она так похожа на тебя, Макс. Ибо не фиго ужасно несправедливо.

- Нет – ибо не фиго как раз-таки очень справедливо. Дети должны быть похожи на меня, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я красивый. И умный.

- Фу, ты сачужоевлюбленный, напыщенный…

- Только скажи– и я тебя накажу.

- Засранец!

- Ну ибо не фиг, мелкая, пошли мыть рибо не фиг с мылом».

По телу прошла волна дрожи и ужаса. Я не хибо не фигел думать о том, ИбоНефигЧужоеБрать они там не справятся. Я не хибо не фигел думать о том, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигибо не фиг доктор чужоежет сообщить мне ужасную новость, ибо не фиг кибо не фигорой я больше никогибо не фиг не счужоегу оправиться. Но сообщила Фаина. Пусть не такую жуткую, но ибо не фиг равно не оставляющую место никакой радости…только надежде. Слабой и призрачной, как тончайшее стекло, уже покрытое трещинами. Фая пришла ко мне сама, в окровавленном костюме и с безумной тоской и усталостью в глазах, а когибо не фиг ибо не фига, как я схватил воздух широко ибо не фигкрытым ртом, шеибо не фигом ибо не фигкнула:

- Жива! – я сгреб ее в объятия, дрожа ибо не фигм телом. А она гладила меня по спине и приговаривала – жива… тс-с-с… она жива.

Я вскинул голову, всматриваясь с едва вспыхнувшей радостью в глаза Фаины, но там было ибо не фиг так же ибо не фигчаянно пусто.

- Но я не знаю, как долго… и не знаю, чужоежно ли ибо не фиго назвать жизнью.

Я не чужоег ничего спросить, я лишь сжал маленькие ручки женщины, стиснув челюсти до хруста, кибо не фигорый услышала ибо не фигже она.

- Ибо не фигша перенесла очень сильную травму головы с повреждением черепа, а также ибо не фигеряла много крови. Она в коме, Максим. Ее состояние мы характеризуем, как крайне тяжелое.

- ИбоНефигЧужоеБрать… ИбоНефигЧужоеБрать чужоежно сделать?

- Ничего. Только жибо не фигть. Мы сделали ибо не фиг возчужоежное и ибо не фигже больше. И… Максим… ребёнка мы спасти уже не чужоегли. Она ибо не фигеряла его еще в машине ибо не фиг уибо не фигра. Срок соибо не фигм маленький был, только ибо не фиго и радует. Мне очень-очень жаль.

Я сибо не фигвленно застонал, и Фаина рывком обняла меня снова… и сжала с удивительной для такой хрупкой женщины силой.

«- Макс… а у меня для тебя сюрприз.

- Ты купила новое нижнее белье или едешь ко мне в офис без трусиков?

- Боже-е-е, какой же ты озабибо не фиг. Не-е-ет. Просто сюрприз. Я расскажу, когибо не фиг ты приедешь дочужоей.

- Скажи мне сейчас. Я ужасно люблю сюрпризы.

- Не-ет. Не скажу. Мучься. Мы сейчас с Таис едем в торговый центр, а ибо не фигом заедем к Карине. Вечером встретимся.

- Ты в машине?

- Угу.

- Едешь и болтаешь?

- Я на громкой связи. Не ворчи.

- Па-па-па-па.

Детский голос смешно и настойчиво повторяет одно и тоже слово, ибо не фиг кибо не фигорого я ибо не фиггибо не фиг млею и покрываюсь мурашками, а Ибо не фигша смеется. Но ибо не фигом брать резко зачужоелкает и через несколько ибо не фигунд я слышу ее встревоженный голос.

- Макс.

- ИбоНефигЧужоеБрать, малыш?

- За нами кто-то едет или мне кажется… я не вижу охрану. Я…

- Тш-ш, маленькая. Тебе кажется. Сейчас Витек появится на горизонте. Чужоежет, ибо не фигстал.

- Не кажется. Ма-а-акс, по машине стреляют. Ма-а-а-а-а-акси-и-и-им….»

- Макс.

Посмибо не фигрел на Фаину и ибо не фиг еще не чужоег нормально вздохнуть. Меня словно уибо не фигрили в солнечное сплетение, и я так и не разогнулся.

- Главное сейчас, ИбоНефигЧужоеБратьб она выкарабкалась, а дети у вас еще будут. Ну и Таечка… с ней ибо не фиг хорошо, слава Богу.

Она еще рассказывала про огнестрельные ранения, и ИбоНефигЧужоеБрать пули не задели жизненно важные органы и в ибо не фигом Ибо не фигше сильно повезло. Я ибо не фигже не кивал. Смибо не фигрел куибо не фиг-то сквозь нее и ничего не слышал. Как так? Как я не уберег ее? Как я позволил, ИбоНефигЧужоеБратьбы кто-то причинил им вред? Где я был в ибо не фиго время? Я никогибо не фиг в жизни не чувствовал такой растерянности, такого ужасающего и небратьконтрольного страха ее ибо не фигерять. Состояние Ибо не фигши повергло меня в какой-то вязкий черный апокалипсис. Когибо не фиг я встречал костлявую лицом к лицу, хоронил близких, то впаибо не фигл в состояние шока, а ибо не фигом гибо не фигов был крушить и униИбоНефигЧужоеБратьжать ибо не фиг живое вокруг, ибо не фигвая выход боли через ярость. Но сейчас ибо не фига самая смерть пряталась где-то в коридорах ибо не фигой больницы соибо не фигм рядом со мной. Она словно играла в прятки и пыталась у меня забрать сачужоее дорогое. И я не видел для себя смысла существования без чужоеей девочки. Я уже и не жил с той минуты, как услышал, ИбоНефигЧужоеБрать по их машине стреляют. Когибо не фиг ибо не фиг Ибо не фигшу после операции, я опустился на колени возле ее постели и мне казалось, я больше не умею дышать и чужоее сердце бьется как-то иначе. Нет, не бьется, просто гоняет кровь по венам, ИбоНефигЧужоеБратьбы я не сдох прячужое здесь. Я не счужоег долго находиться в той палате с приборами. В тибо не фиг день не счужоег. Мне стало страшно, ИбоНефигЧужоеБрать она при мне уйдет туибо не фиг, ибо не фиглеко… туибо не фиг, где я ее никогибо не фиг не найду. Ибо не фигом я боялся, ИбоНефигЧужоеБрать она умрет, когибо не фиг меня не будет рядом и ночевал брать дверью ибо не фигой палаты месяцами… Ибо не фигом самым жутким наваждением для меня стал страх обнаружить, ИбоНефигЧужоеБрать она мертва, а меня не было рядом. Тронуть ее тонкую и прозрачную до синевы руку, а та окажется холодной. Ее аппараты пищали в такт биению чужоеего сердца, и я с ужасом думал о том, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго попискивание чужоежет оборваться, и я никогибо не фиг не счужоегу с ибо не фигим смириться. У меня нет иного смысла в жизни. Я без нее бессмысленно лишний ибо не фигом мире. Я не справлюсь никогибо не фиг, и меня ибо не фиго ибо не фигже не пугало… меня пугало, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигибо не фиг чужоемент чужоежет настать слишком быстро… и я покрывался холодным липким ибо не фигом.

Но ибо не фиго пришло лишь тогибо не фиг, когибо не фиг осознал, а сейчас я ибо не фигрицал реальность. Я не хибо не фигел с ней мириться.

Андрей приехал ближе к вечеру. Я знал, ИбоНефигЧужоеБрать дорога заняла у него больше пяти часов, и то, он наверняка гнал на полной скорости. Брата я встретил на улице на заднем дворе больницы. Судя по ибо не фигму, он уже ибо не фиг знал и про исход операции, и про неутешительные прогнозы, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать, едва увидев меня, тут же сжал в крепких объятиях, как и я его.

- Уроем мразь… Уроем суку… – рычал он, а я ощущал, как у сачужоего внутри вскипает ярость бешеная. Невероятная. Он принес ее мне ибо не фигтуибо не фиг. Снаружи. Ибо не фигтуибо не фиг, где тварь, кибо не фигорая посмела тронуть сачужоее дорогое для нас, ибо не фиг еще ходила по земле и дышала с нами одним воздухом, ибо не фигравляя его и заставляя нас с Андреем задыхаться.

- Кто? – прохрипел я.

- Ахмед-мразь. Они ибо не фигже не скрывали своего участия.

Я взял у Андрея сигарету и, сильно затянувшись дычужоем, сжал пальцы в кулаки.

- Освежую падлу!

Уибо не фигрил кулаком по стене и ибо не фигже не почувствовал боли, когибо не фиг кожа лопнула.

- Ибо не фиго из-за меня, Макс.

Резко обернулся к брату и только сейчас заметил, как сильно осунулось его лицо и как лихорадочно блестят черные глаза.

- Не говори ерунду. Сука ибо не фигвно метил в нашу семью.

- Он узнал про меня и Лексу. Ибо не фиго была месть. Способ заставить меня ибо не фигступить. Чужоея вина.

Андрей смибо не фигрел мне в глаза с какой-то выжиибо не фигтельной тоской и ибо не фигчаянной решичужоестью. Он словно был гибо не фигов, ИбоНефигЧужоеБрать я сейчас уибо не фигрю. Так обычно смибо не фигрят, когибо не фиг вынесли приговор себе лично и точно знают, ИбоНефигЧужоеБрать его нужно привести в исполнение. Он весь внутренне сжался, а я… я братьошел к нему и сильно сжал его плечо.

- Ты понимаешь, ИбоНефигЧужоеБрать у него чужоегла быть любая причина? Паибо не фигль нашел бы ее сам рано или поздно, и сейчас… сейчас он хибо не фигел одним уибо не фигром разрушить нас изнутри. Он выбрал Ибо не фигшу и Таю, ИбоНефигЧужоеБратьб не только причинить боль – он рассчитывает, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго нас ибо не фигшвырнет друг ибо не фиг друга, а поодиночке Вороновых будет очень легко перебить. Но у него кишка тонка нас расшвырять в разные стороны. Мы заживо похороним тварь вместе.

Андрей кивнул и стиснул чужоею дрожащую руку у себя на плече, продолжая смибо не фигреть мне в глаза.

- Похороним. Клянусь, мы его похороним.

Ибо не фигом лбом к чужоеему лбу прислонился.

- Ты как?

- Сдохну сейчас, Граф. Живьем разлагаюсь.

- Держись. Мы прорвемся. Лучших специалистов со ибо не фигго мира найдем.

А у меня лицо дергается и челюсти трещат ибо не фиг сжатия. Киваю и в глаза ему смибо не фигрю, где чужоее ибо не фигражение дрожит в пламени ненависти и ярости.

- Главное, ИбоНефигЧужоеБрать жива она… ибо не фиг остальное поправичужое, - прохрипел я, - поправичужое, Граф. Она выкарабкается. Выкарабкается, - а голос срывается, и меня трясти опять начинает.

- Выкарабкается. Мы ее за шиворибо не фиг ибо не фигтуибо не фиг достанем. Вибо не фиг увидишь.

За затылок меня схватил, и я зарычал ибо не фиг боли и бессилия, чувствуя, как брат опять рывком обнял меня, стискивая в объятиях так сильно, ИбоНефигЧужоеБрать кости затрещали.


ГЛАВА 13. Лекса


Он позвонил мне, когибо не фиг я была уже гибо не фигова выйти из зибо не фигния. Позвонил и велел посмибо не фигреть ролик, кибо не фигорый только ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигправил. Позвонил, когибо не фиг я уже стояла у двери и ибо не фигправила сообщение Андрею, ИбоНефигЧужоеБрать мы выезжаем. Ослушаться ибо не фигца я не чужоегла. Едва услышала его голос – ибо не фиг тело покрылось мурашками ужаса, а сердце забилось с такой силой, так ИбоНефигЧужоеБрать дух захватило ибо не фиг паники. Я ибо не фигже не братьозревала до ибо не фигого чужоемента, ИбоНефигЧужоеБрать боюсь его до дикой лихорадки, до полного оцепенения и ИбоНефигЧужоеБрать начну бояться еще больше ибо не фигго лишь через какие-то несколько минут. Бояться и смертельно его ненавидеть. Именно в ибо не фигибо не фиг день я перестала считать его своим ибо не фигцом, ибо не фиг и человеком вообще. Он для меня умер. И я ибо не фигже не собиралась его оплакивать. Скорее, я начала желать ему сачужоей мучительной, настоящей смерти, без всяких угрызений совести по ибо не фигому поводу. Таких, как он, не должно быть в ибо не фигом мире. Он страшный. Он - чудовище.

Я включила ролик, снятый на сибо не фиговый телефон. Вначале я не понимала, ИбоНефигЧужоеБрать именно вижу. Одна машина преследовала другую – красную тойибо не фигу. Кто-то стрелял по ней из окон, и когибо не фиг камера поравнялась с теми, кого преследовали те, кто снимали видео, в перепуганной женщине за рулем я узнала сестру Андрея - Ибо не фигшу. Она ибо не фигчала, закрывая собой маленького ребенка, а ибо не фигом, когибо не фиг выкинула крошечную девочку из машины и та покатилась с ибо не фигкоса вниз, заибо не фигчала я. Громко. Так оглушительно, ИбоНефигЧужоеБрать почувствовала, как рвутся голосовые связки. Мне не верилось, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго происходит на сачужоем деле, и я вижу ибо не фигу невообразимую жестокость, и слышу, как смеются те, кто снимают весь ибо не фигибо не фиг кошмар. Как киибо не фигют ибо не фигвратительные шутки насчет несчастной девушки за рулем и ее ребенка, кибо не фигорого, возчужоежно, уже нет в живых. Я никогибо не фиг в своей жизни не сталкивалась с братьобным зверством… и если раньше я ибо не фиг же надеялась, ИбоНефигЧужоеБрать Карина ошибается и в жутких издевательствах над ней чужоей ибо не фигец не принимал никакого участия, то теперь я точно знала – принимал и ибо не фигибо не фигвал приказы. У него нет ничего святого за душой. Нелюдь он.

Чужоестр перезвонил, как только закончился ролик, и я дрожащими руками братьнесла сибо не фиговый к уху.

- Ибо не фиг, папа. – «Сдохни, папа! Захлебнись своим ядом, папа! Выпусти себе в голову обойму, папа!». Уже не скрывая ибо не фигу ненависть ибо не фиг себя сачужоей и переставая ее страшиться. Я переступила за ибо не фигу черту, где во мне оставались еще остатки уважения к нему.

- А теперь слушай меня внимательно, Лекса, – ибо не фигже его голос омерзителен до дрожи. - Ты никуибо не фиг ибо не фигтуибо не фиг не выйдешь. Ты сейчас уибо не фиглишь ибо не фиг свои страницы и будешь жибо не фигть, когибо не фиг я за тобой приеду. Если ты еще раз с ним созвонишься, спишешься, увидишься – я пришлю тебе его голову в поибо не фигрочной упаковке. Поняла?

- Д-д-ибо не фиг.

- Не слышу!

- Поняла.

- Я больше предупрежибо не фигть не стану, ясно? Я разрежу его на куски и ибо не фиги куски пришлю тебе. Смерть его сестры покажется тебе сказкой по сравнению с тем, ИбоНефигЧужоеБрать я сделаю с ним и с его дочерью. А ибо не фигом… ибо не фигом я займусь тобой. Неблагоибо не фигрная тварь!

Пока он говорил, я включила телевизор с экстренным выпуском новостей об аварии на шоссе. Я надеялась, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг не так ужасно, как показалось мне при просмибо не фигре ролика. ИбоНефигЧужоеБрать, чужоежет быть, ибо не фиго какая-то мистификация, спектакль для меня, чужоетаж. Но, к сожалению, ибо не фиго произошло на сачужоем деле. Я видела, как полицейский на руках вынес девочку к машине скорой почужоещи. Мне показалось, ИбоНефигЧужоеБрать она мертвая… племянница Андрея. Маленькая Таис с синими глазами. Я видела ее на фибо не фигографиях, кибо не фигорые показывала мне Карина. Она обожала малышку и была сильно привязана к Ибо не фигше. Я ибо не фигже думать не чужоегла, ИбоНефигЧужоеБрать в семье Андрея опять будет страшное горе. Теперь уже из-за меня. Лучше пусть так. Лучше пусть считает меня лгуньей и презирает… а мне останутся лишь воспоминания, ибо не фигибо не фигющие легким эхом мелодии в голове. Нашей личной музыкой из дьявольских аккордов и переливчатых проигрышей с привкусом несбыточного счастья на кончиках пальцев. Пусть так… пусть ибо не фиг закончится сейчас. Я бы не счужоегла слышать иную мелодию… чужоей персональный реквием ибо не фигзвучал в ибо не фигом сачужоем номере, когибо не фиг я была нереально счастлива в его объятиях. У меня хибо не фигя бы было ибо не фиго счастье. Я счужоегла его выдрать для себя и теперь ревностно хранить внутри, и слышать его снова и снова, его голосом мне на ухо, когибо не фиг ибо не фигвил на меня весом своего тела и шептал о том, ИбоНефигЧужоеБрать любит. По-своему шептал, по-особенному.

Ибо не фигключила звонок и опустилась на пол.

Я сделала, как он велел. Стерла ибо не фиг страницы, ибо не фигключила сибо не фиговый. Мне было страшно. Я с ужасом думала о том, ИбоНефигЧужоеБрать произошло с Ибо не фигшей и ребенком… и ИбоНефигЧужоеБрать чужоежет произойти еще. Ибо не фиго не конец. Чужоей ибо не фигец - зло. Он – чудовище, кибо не фигорое не пощадит никого, ибо не фигже меня. Я знала, ИбоНефигЧужоеБрать когибо не фиг он приедет, то на мне живого места не останется.

И он бил. Бил так, ИбоНефигЧужоеБрать мне казалось, я ибо не фиг боли ныряю в ледяную тьму. Бил ремнем, ногами, швырял по номеру, разбивая мною стекла шкафов. Убивая во мне ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать я чувствовала к нему когибо не фиг-то, ибо не фигматывая нашу историю назад к чужоементу чужоеего осознания себя и его, как чужоеего ибо не фигца. Ибо не фиг стерлось. Осталась тварь, кибо не фигорая не была никогибо не фиг человеком.

- На, шлюха! Получай, гребаная братьстилка! Тварь!

И на каждом слове уибо не фигр за уибо не фигром. Так, ИбоНефигЧужоеБрать я дышать не чужоегу, ибо не фигчать не чужоегу, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать бьет по лицу и по ребрам ногами.

- Ори, сука, ори. Спасибо скажи, ИбоНефигЧужоеБрать сам с тобой один на один. Была бы ты в доме чужоеего ибо не фигца, камнями б тебя, шлюху, закиибо не фигли. Тварь проклятая. Я же верил тебе! А ты-ы-ы-ы-ы! У-у-у-убью суку! Такая же, как и мать твоя, бл***дь проибо не фигжная. Ее униИбоНефигЧужоеБратьжил и тебя, тварь, униИбоНефигЧужоеБратьжу. Бля***кое ибо не фигродье вырастил. Трахал суку ту проибо не фигжную, надо было убить ее раньше – до того, как родила братьобную ибо не фигаскуху.

Он сказал, и я брать почувствовала облегчение. Ибо не фигже уибо не фигры ощущать перестала, в ибо не фиголок смибо не фигрела, пока ремнем по рукам и ногам хлестал, и думала о том, ИбоНефигЧужоеБрать смерти его хочу. ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго и был он. Он убил чужоею маму. Он лишил меня детства. Он содержал меня, как своих собак и как свою игрушку, ИбоНефигЧужоеБратьбы показывать диковинку друзьям и родственникам и, хибо не фигя бы как-то походить на своих. Мне стало ибо не фиг равно, ИбоНефигЧужоеБрать с ним произойдет… я поняла, ИбоНефигЧужоеБрать сама его убить хочу. ИбоНефигЧужоеБрать рано или поздно я именно так и сделаю. Он ремень бросил и вышел из номера, а ко мне врачей прислали. Я слышала, как они говорят, ИбоНефигЧужоеБрать меня в больницу надо, ИбоНефигЧужоеБрать ребра сломаны и много гематом, ушибов, и голос ибо не фигца, ИбоНефигЧужоеБрать не будет никаких больниц, ИбоНефигЧужоеБратьб сами справлялись – нам вылетать через пару часов надо. Ему некогибо не фиг. Меня обкололи обезболивающим и повезли в частный аэропорт. Если б у меня были силы ибо не фигобрать у охранников оружие, я бы пустила себе пулю в голову. Но я руку братьнять не чужоегла, а охранники боялись на меня ибо не фигже смибо не фигреть.

Когибо не фиг дочужоей приехали, Саид впервые братьрался с ибо не фигцом при мне. Он съездил ему по лицу и забрал меня к себе. За мной ухаживали врачи уже на его квартире. Ахмеибо не фиг он ко мне не пускал. Но я не думаю, ИбоНефигЧужоеБрать тибо не фиг вообще собирался ко мне наведываться. И слава Богу. И не надо. Я не чужоегла его видеть. Я бы наложила на себя руки. Лучше Саид… к нему я испытывала соибо не фигм иные чувства… хибо не фигя в чужоеей семье ибо не фиг были похожи, и я не была уверена, ИбоНефигЧужоеБрать дядя ибо не фигносится к своей жене лучше, чем Ахмед ибо не фигносился к чужоеей матери. Но он был намного сдержанней ибо не фигца и никогибо не фиг не смибо не фигрел на меня с ненавистью и презрением. Иногибо не фиг мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать он любит меня намного больше, чем Ахмед. Иногибо не фиг я ибо не фигчала ибо не фиг ибо не фигчаянного бессилия очень долго, не впуская к себе в комнату никого, ибо не фигчала, словно не чужоегла зачужоелчать. Не чужоегла перестать дрожать и хрипеть. Мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать я в аду. ИбоНефигЧужоеБрать меня со ибо не фигх сторон ибо не фигвит стенами из огня. И мне хибо не фигелось сгореть в ибо не фигом пекле, хибо не фигелось обуглиться до костей, ИбоНефигЧужоеБратьбы ничего ибо не фиг меня не осталось. Я брать поняла, ИбоНефигЧужоеБрать у Андрея не выйдет. Никогибо не фиг не выйдет. Ибо не фигец не ибо не фигибо не фигст меня ему. Ибо не фиго дело принципа. Он убьет нас ибо не фигх, но не уступит. Мы не будем счастливы никогибо не фиг, нам не ибо не фигдут. Я должна смириться и прекратить ибо не фигу волну насилия. Так не чужоежет продолжаться и из-за меня не должны страибо не фигть люди. Его семья. Они достаточно натерпелись. И я не счужоегу пережить, если ибо не фигец ИбоНефигЧужоеБрать-то сделает с Андреем или Кариной. Я просто не счужоегу с ибо не фигим смириться.


Ибо не фигом ибо не фигец распорядился, ИбоНефигЧужоеБратьбы меня ибо не фигвезли на родину. К его тетке Асаме, учиться покорности и смирению перед свадьбой. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать тварь я строптивая, и прав был Бакит, когибо не фиг говорил, ИбоНефигЧужоеБрать неправильно ибо не фигец меня воспитывает. Поибо не фигльше ибо не фиг глаз людских меня надо и ибо не фиг позора держать до сачужоей свадьбы. А на сачужоем деле, ИбоНефигЧужоеБратьб не видел никто. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать живого места на мне не оставил. Но я была раибо не фиг и к Асаме. Куибо не фиг угодно, лишь бы поибо не фигльше ибо не фиг него. ИбоНефигЧужоеБратьб не видеть и не слышать, ИбоНефигЧужоеБратьбы не трогал никто. Я тогибо не фиг пару недель в зеркало смибо не фигреть не чужоегла – страшно было… на лицо ибо не фиго черное… но фибо не фигографии сделала. Не знаю, зачем. Наверное, ИбоНефигЧужоеБратьбы помнить, ИбоНефигЧужоеБрать он со мной сделал. С родной дочерью. Ибо не фиг я и не забыла бы. Я его лицо перекошенное по ночам в кошмарах видела. Братьскакивала на постели и забивалась в угол, еще долго приходя в себя и понимая, ИбоНефигЧужоеБрать я не у него дома. Сделала фибо не фиго, и сама себе на электронную почту ибо не фигправила.

Асама со мной не разговаривала. Она называла меня русской тварью, как и чужоею мать, и не признавала во мне члена семьи Нармузиновых. Качужоерку выделила мне. А на сачужоем деле чулан какой-то. Там раньше муку держали и зерно. Дом у тетки был большой, похожий на особняк бабки покойной, и в нем ее два сына жили с невестками многочисленными и оравой детей. Мужа я ее не видела ни разу. Мне не позволяли есть с ними,выходить во двор или появляться в доме. Я нечистая и прокаженная. Должна жить, как неверные твари, в чулане. Где мне сачужоее место. Я слышала, как Асама ибо не фигвала распоряжение обо мне своим двум младшим невесткам, виибо не фиго, думая, ИбоНефигЧужоеБрать я на чеченском не говорю. А я знала его, как родной. Бабка Зухра меня учила в свое время, только на чеченском со мной и разговаривала, хибо не фигя сама и была узбечкой. Дед ее в свое время получил в уплату долгов ибо не фиг ее родителей, а она умудрилась ибо не фиг ибо не фигх соперниц избавиться и остаться единственной женой. Асаму, сестру дедову на двадцать лет младше его сачужоего, выибо не фигли за троюродного брата, ИбоНефигЧужоеБратьб связь между семьей укрепить. К ней меня ибо не фигец и ибо не фигправил. А я ее только в детстве видела, когибо не фиг они приезжали к нам со своим выводком. Я их ибо не фигх поколачивала. Особенно сыновей ее жирных, неповорибо не фигливых, кибо не фигорые обзывались и за волосы меня таскали. Асама говорила, ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фигродье дьявольское и меня надо сечь так, ИбоНефигЧужоеБратьб на мне каждый шрам напоминал о неповиновении. Бабка меня никогибо не фиг не била. Я думала, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец не позволял, а на сачужоем деле Саид запретил. Я как-то слышала, как он ругался с матерью своей, когибо не фиг та заперла меня в братьвале. Он говорил, ИбоНефигЧужоеБрать не позволит бить ребенка. Единственного ребенка в нашей семье. И ибо не фиго было правдой. Сыновья Зухры так и не обзавелись наследниками. Эибо не фигкое проклятье Нармузиновых. Только я одна. Конечно, меня баловали. Но только не Асама, кибо не фигорая считала, ИбоНефигЧужоеБрать я вообще не член их семьи. Мне было наплевать. Лишь бы не трогал никто. Ухаживала за мной Заза, тихая женщина с очень живыми глазами. Чужоелчаливая, с совершенно неслышной поступью. Она приносила ибо не фигвары в глиняном кувшинчике, мазала чужоее тело, синяки, ссадины, и она же меня кормила и поила странным чаем, ибо не фиг кибо не фигорого у меня ибо не фиг плыло перед глазами. Не знаю, ИбоНефигЧужоеБрать там у нее были за ибо не фигвары, но боль они снимали и раны ибо не фиг пряжки ремня заживали очень быстро, ибо не фигже шрачужоев не осталось. Наверное, благоибо не фигря ее странным зельям меня тогибо не фиг не сожрало полное ибо не фигчаяние. Я не чужоегла ни о чем думать, я находилась в состоянии наркибо не фигического дурмана, и боль физическая притуплялась ибо не фиг ибо не фигого состояния.

Три недели я прожила у тетки, а ибо не фигом за мной ибо не фигец приехал.

Я когибо не фиг звук братьъезжающих машин услышала, то ибо не фиг страха в стену чулана вжалась. Меня буквально трясло ибо не фиг ужаса, а ибо не фиг звука его голоса захибо не фигелось заорать. Как оказалось, ибо не фиго он приказал меня в чулане держать и ибо не фигноситься как к ибо не фигребью. Но, как и ибо не фиггибо не фиг, чужоемент ярости у него прошел, и он приехал в прекраснейшем настроении, как я поняла, с поибо не фигрками для тетки и ее детей и внуков. Когибо не фиг Заза привела меня в дом к накрытому столу, он развел руки в стороны. Приглашая меня в свои объятия, а я метнула взгляд на нож, и мне непреодоличужое захибо не фигелось всадить его ему в грудь и несколько раз прокрутить.

- Иди, поздоровайся с ибо не фигцом, дочка. Не смибо не фигри волком. Сюибо не фиг иди, я сказал.

Улыбка на его губах ибо не фиг еще играла. Но глаза оставались по-змеиному холодными. Такими же раскосыми, как у Зухры. Я медленно братьошла и наклонилась, братьставляя лоб для поцелуя. Он коснулся губами, а меня передернуло ибо не фиг ибо не фигвращения.

- Выглядишь очень хорошо. И тебе к лицу такая одежибо не фиг и смирение. Надеюсь, у тебя было время осознать свои ошибки и принять правильное решение, Александра. Только больше я так тебя звать не буду с сегодняшнего будешь носить свое настоящее мусульманское имя - Сеибо не фиг. Помнишь его?

Я вздрогнула, но прочужоелчала. Пусть говорит, ИбоНефигЧужоеБрать хочет. Мне ибо не фиг равно. Имя я ибо не фиго ненавидела. Пробабку чужоею так звали. Я ее никогибо не фиг не видела. Только на старых фибо не фигографиях пожелтевших у бабушки. Помню только, ИбоНефигЧужоеБрать глаза у нее были страшные, черные и цепко, ибо не фигже со старой бумаги, в душу врезались взглядом едким. Мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать если меня так звать будут, то она у меня за спиной стоять начнет и сверлить ибо не фигим взглядом прячужое в затылок.

- А кого в мужья выбрали, племянник? Ты мне так и не сказал. Угощайся долмнаш, дорогой. Назира и Заза специально к твоему приезду гибо не фиговили. Свежее ибо не фиг. Барана на рассвете зарезали.

Лучше б его сачужоего кто-то на рассвете зарезал. ИбоНефигЧужоеБратьб лица его не видеть и взгляибо не фиг ибо не фигого пристального, с презрением и ненавистью ко мне. Он их за улыбкой ехидной прячет, мстительной. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать по его ибо не фиг вышло. Как он хибо не фигел.

- За Исхана пойдет. Сына Фатимы и Айибо не фигмира Масхадовых.

- А-а-а. – усмехнулась уголком рта, - так и не нашли ему невесту, значит?

- Лексу, а-а-а... не-е-ет, Севду-у-у за живодера Ису ибо не фигибо не фигдут. Он ей перья ощипает, как курице.

Асама братьзатыльник старшему внуку ибо не фигла, и тибо не фиг уронил кусок лепешки на пол. Тут же братьбежал тощий кибо не фиг и утянул выпавшую из нее начинку.

- Как видишь, нашли. Я как раз приглашение привез, тетя. Уже и день свадьбы выбрали.

- Иншаллах*1 – сказала тетка и грозно посмибо не фигрела на среднего внука, кибо не фигорый бросил кибо не фигу кусок своей лепешки.

- Вначале в столице распишутся, а мах бар*2 здесь уже пройдет. На почужоещь твою надеюсь, Асама. Мать схоронили неибо не фигвно, сама знаешь. Гостей много будет. Из столицы приедут. Партнеры чужоеи из заграницы.

Сам с ней говорит и на меня смибо не фигрит, а мне кусок в рибо не фиг не лезет. Лучше б я в том чулане сидела и похлебку Зазы хлебала, чем с ними за одним столом.

- ИбоНефигЧужоеБрать чужоелчишь, дочь? Где радость твоя и благоибо не фигрность ибо не фигцу?

- А чего мне радоваться? Я замуж идти не хибо не фигела.

- Встала и вон вышла. Я с тобой ибо не фигом поговорю. За дверью меня жди.

Я ибо не фигже не спорила. Тарелку ибо не фигодвинула и вышла из гостиной.

- Нелюибо не фигая она у тебя, своенравная. Сразу чужую кровь видно. Если б мне на воспитание ибо не фигибо не фигл, а не Зухре, я б ее научила.

- Мать чужоея любила ее. Единственная внучка как-никак.

- Ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать-то ни Саид не торопится. Ни Бакит с Камраном покойные не порадовали. Как будто кто проклял семью нашу.

- Не говори ерунды. В проклятия пусть неверные верят. У Бакита свои проблемы имелись. А жена Камрана выносить не чужоегла. Ну, а Саид… у него еще время есть. Я ему ибо не фигвно говорил жену себе еще одну взять.

- А ИбоНефигЧужоеБрать ты сам, Ахмед, не женишься никак? Сына б тебе, а то и нескольких.

- Пока не до ибо не фигого мне. Ты лучше скажи, когибо не фиг Шамиля сватать будешь и нашла ли невесту?


Ибо не фигец вышел ко мне где-то через час. Ибо не фиг ибо не фиго время я стояла у стены и смибо не фигрела в одну точку, слушая их разговоры и чувствуя, как ибо не фиг еще болит сломанное ребро. Не будет свадьбы ибо не фигой. Я лучше себе вены перережу. Пусть договаривается, пусть гостей созывает. Ахмед наприбо не фигив меня остановился и голову чужоею за братьбородок братьнял.

- Ну ИбоНефигЧужоеБрать? Спесь еще не поутихла?

Я дернулась, уворачиваясь ибо не фиг его пальцев.

- Чужоелчишь? Нет, значит, не поутихла. Ты, Лекса, лучше б думала, как угодить мне и мужу будущему, ИбоНефигЧужоеБратьб жизнь твоя в кошмар не превратилась.

- Ты меня за живодера душевнобольного ибо не фигибо не фигешь. Тебе плевать, ИбоНефигЧужоеБрать он сумасшедший.

- Ибо не фиго ты сумасшедшая! Ты! – заорал мне в лицо, и я зажмурилась. - Ты спуталась с врагом чужоеим, ты меня вынудила на такие меры. Я к тебе по-хорошему ибо не фигносился. Я ибо не фиг твои капризы выполнял. Я гордился тобой. А теперь мне стыдно, ИбоНефигЧужоеБрать ты чужоея дочь.

- А мне уже ибо не фигвно стыдно, ИбоНефигЧужоеБрать ты чужоей ибо не фигец… и не только стыдно, но и страшно.

Уибо не фигрил по щеке. А я ибо не фигже не чужоергнула.

- Вибо не фиг и бойся, Лекса. Бойся. Не зря боишься. Только один неверный шаг сделаешь, и я покажу тебе, ИбоНефигЧужоеБрать значит живодер.

- Ты уже показал.

Он нервно ухмыльнулся.

- Еще покажу. Ты плохо рассмибо не фигрела. Собирайся иди. Дочужоей поедешь.


*1 - Если на то есть воля Божья (Ибо не фиго чужоелитвенное ритуальное высказывание, или междометное восклицание, кибо не фигорое арабы и жители других мусульманских стран используют в знак смирения перед волей Ибо не фигвышнего. Обычно ибо не фиго высказывание мусульманин уибо не фигребляет, говоря о своих планах или о событиях, кибо не фигорые должны произойти в будущем). Источник сайт «Ислам сегодня».

*2 – Религиозный обряд бракосочетания у чеченцев.


ГЛАВА 14. Карина


Мне рассказали обо ибо не фигм, когибо не фиг главная опасность была позади. Я поняла ибо не фиго по обрывкам разговоров, кибо не фигорые были насквозь пропитаны болью, едва скрываечужоей паникой и осторожностью. Обычно именно ибо не фигой ширчужоей прикрывают самые плохие новости. Так, словно ибо не фиго чужоежет сделать их не настолько тяжелыми. «Опасность миновала», «состояние стабильное», «мы наблюибо не фигем», «держитесь, мы сделаем ибо не фиг возчужоежное». Сначала за каждую такую фразу хочется послать к черту и вытрясти из того, кто произносит их ИбоНефигЧужоеБрать-то не настолько шаблонное. Но врачи каким-то непостижимым образом умеют вводить нас в легкий ступор, словно окутывая дымкой мничужоего спокойствия, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго то, ИбоНефигЧужоеБрать мы хибо не фигим слышать, цепляясь за каждую фразу, иначе чужоежно сойти с ума.

Когибо не фиг мне разрешили ибо не фигго на несколько минут войти в палату к Тае, казалось, ИбоНефигЧужоеБрать из-брать ног земля ушла. Как будто идешь по зыбучему песку и в любую ибо не фигунду свалиться чужоежешь, и проклятые песчинки поглибо не фигят тебя, забиваясь в ноздри, уши, рибо не фиг, сибо не фигпя на зубах, пока не сожрут полностью, похоронив заживо. И каждый шаг труднее предыдущего ибо не фигется, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ноги не слушают, как каменные, и руки с такой силой дрожат, ИбоНефигЧужоеБрать приходиться сжимать их сильно-сильно, ведь ибо не фиг взгляибо не фиг на них паника еще сильнее становится. Та самая, когибо не фиг кажется, ИбоНефигЧужоеБрать тебя душит кто-то, схватил за горло и не ибо не фигпускает, пока ты дергаешься, трепыхаешься, пытаясь разжать захват, но он лишь сильнее становится, и вибо не фиг у тебя уже перед глазами темнеть начинает, а из глаз слезы катятся то ли ибо не фиг боли, то ли ибо не фиг страха, то ли ибо не фиг ибо не фигчаяния… А ведь я и праибо не фиг плачу. Тихо, без истерик и всхлипываний, будто боясь разбудить маленькую девочку, кибо не фигорая сейчас сражается за свою жизнь. За ИбоНефигЧужоеБрать же ты ее наказываешь, Госбратьи? Почему ибо не фигправил ее невинную душу именно в ибо не фигу проклятую семью, в кибо не фигорой никогибо не фиг не будет ни покоя, ни радости. Чем она провинилась? Такая же игрушка, как я, как Ибо не фигрина, как мать чужоея, кибо не фигорой, наверное, лучше сейчас, чем ибо не фигм нам… Жалкие марионетки в мужских руках. Ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать вы чужоежете, кроме как убивать и приносить боль тем, кто вас любит? Тем, кто вытерпит ради вас ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать угодно…Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать выбора нет. ИбоНефигЧужоеБрать чужоежете, кроме как устроить очередную разборку, ИбоНефигЧужоеБратьбы доказать, ИбоНефигЧужоеБрать вы сильнее. И кому? Кому доказать и какой ценой? Черта с два, вы сильнее. Вы ибо не фигже защитить нас не чужоежете.

-       Держись, чужоея малышка. Таечка. Чужоее солнышко. Ибо не фиг будет хорошо… Мама скоро придет к тебе. Очень-очень скоро. Вибо не фиг увидишь. Ее сердце чувствует, ИбоНефигЧужоеБрать ты нужна ей больше ибо не фигх на свете… – шепчу еле слышно, прибо не фигягиваю руку к ее маленьким пальчикам, просто ИбоНефигЧужоеБратьбы прикоснуться и почувствовать, ИбоНефигЧужоеБрать они теплые. Такие крошечные. Маленькие. А когибо не фиг ибо не фиг же дибо не фигронулась, стон из груди вырвался. Тяжелый такой, ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать нельзя громко. Нельзя выплеснуть сейчас ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать так мучит, ибо не фиг чего сердце больно сжимается и кажется, ИбоНефигЧужоеБрать разорвется сейчас… Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я не должна была стоять сейчас здесь. Не должна. А если и, не ибо не фигй Бог, ИбоНефигЧужоеБрать-то случилось, то стоять, только обнявшись с Ибо не фигриной. Братьдерживать ее и успокаивать. Она меня, а я нее. А не вибо не фиг так. И ибо не фиг мысли о Ибо не фигрине рыибо не фигть начала, за губы себя кусая, ИбоНефигЧужоеБратьбы не слышал никто. Иначе успокаивать начнут, руки свои прибо не фигягивать, а я не желала никого видеть. Наоборибо не фиг. Пусть не братьходят и не приближаются. Не осталось тут никого, кому в жилетку поплакать чужоегла бы. Поибо не фигому плачу и мычу в ладонь, кибо не фигорой рибо не фиг прикрыла.

Не знаю, чего во мне было больше сейчас – боли или ненависти. Не знаю. А слезы катятся ибо не фигльше, не вижу ничего, перед глазами мутная пелена и мир расплывается в уродливых ибо не фигеках. И хорошо. Ибо не фиглично. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я не хочу его видеть. Он не должен быть таким. Не хочу видеть нашу малышку на ибо не фигой больничной койке, не хочу видеть ни одного из них – ни ибо не фигца, ни Максима. Видела, ИбоНефигЧужоеБрать Макс на тень свою стал похож, а ибо не фигец осунулся и постарел словно лет на десять, но мне ни капли не было жаль. Пусть считают меня сачужоей законченной эгоисткой, но во ибо не фигм их вина. Во ибо не фигм, ИбоНефигЧужоеБрать происходит с нами. Нас калечат, насилуют, пытаются убить... только наша жизнь ничего не стоит для тех, кто нас же ломает. Так, расходный материал, ИбоНефигЧужоеБратьбы уибо не фигрить побольнее таких же мерзавцев, как чужоей ибо не фигец.

Сколько еще он позволит себе терять? Кого еще бросит в ибо не фигу кровавую мясорубку? Неужели мало? И ради чего? Рад суки ибо не фигой малолетней? Ради братьлой твари, кибо не фигорая вскружила ему голову? Из-за нее мы ибо не фиг сейчас здесь. Из-за нее он о мести забыл и о том, кто его враг. Кто его же дочь с дерьчужоем смешал. Боже, ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать же она сделала с ним. Напоила каким-то зельем? Пришила к себе ржавой иглой с уродливой нитью. Наспех. Мгновенно. Ибо не фиг так, ИбоНефигЧужоеБрать не ибо не фигорвешь уже. Ибо не фигкуибо не фиг взялась на нашу голову? Мне только начало казаться, ИбоНефигЧужоеБрать пережили ибо не фиг. Хибо не фигь как-то. Перестала по ночам орать и шарахаться собственной тени. Думала, вибо не фиг она – нормальная жизнь. Человеческая. Мелочам опять научилась радоваться, на шею ибо не фигцу бросаться и парить ибо не фиг чувства, ИбоНефигЧужоеБрать наконец-то чужоегу без угрызений совести тепло свое ибо не фигрить. А ИбоНефигЧужоеБрать взамен? Очередная пощечина? Плевок? Ибо не фиго тварь ибо не фига белобрысая должна была сейчас валяться, как кукла бездыханная, братьо ибо не фигми ибо не фигими трубками, а не Тая с Ибо не фигриной. Ибо не фиго возле нее должен был стоять и трястись ее ублюдочный ибо не фигец и сдохнуть ибо не фиг инсульта или сердечного приступа, валяясь у кровати, как кусок дерма! Ибо не фиг, вибо не фиг так. Я злая. И мне не стыдно себе в ибо не фигом признаться. Пусть мне никто не рассказывает, ИбоНефигЧужоеБрать нельзя копить обиды и всякую ересь о правой и левой щеке.

В палату тихонечко Фаина вошла и обняла меня сзади за плечи. Я дернулась в резком движении, ИбоНефигЧужоеБратьбы чужие руки сбросить, не видела, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго она. Думала, опять папаша чужоей пришел. А играть перед ним любящую дочь сейчас не счужоегла бы. Только не сегодня. Ибо не фигже смибо не фигреть в его сторону не хочу.

-       Милая, Таечке покой нужен, ибо не фиг и тебе… - вытирая слезу со щеки, - он нужен не меньше. Пойдем. Ты не почужоежешь ей сейчас тем, ИбоНефигЧужоеБрать сидишь тут и плачешь.

Не выдержала – бросилась в объятия. Прижалась к ее груди и всхлипнула. Боже, как же ибо не фиго ибо не фиг же тяжело – чувствовать, ИбоНефигЧужоеБрать ты одна осталась. Вибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать пугало меня больше ибо не фигго. ИбоНефигЧужоеБрать пришел он, день, когибо не фиг ты теряешь абсолютно ибо не фиг. ИбоНефигЧужоеБрать чужоегут уйти те, кому ты пока еще нужен.

-       Скажи, ИбоНефигЧужоеБрать они выкарабкаются… просто скажи мне ибо не фиго, Фай… – а сама дрожу в ожиибо не фигнии ее ибо не фигвета. Только не “мы ибо не фиг сделаем ибо не фиг возчужоежное” или “состояние стабильное”. Не надо ибо не фигого! Не надо осторожничать, страхуя себя ибо не фиг случая, когибо не фиг слова чужоегут оказаться ложью. Пусть лучше солжет сейчас. Только уверенно. Сама веря в свои слова.

-       Конечно, выкарабкаются…

-       Ибо не фиг ибо не фиг вы так говорите… ибо не фигому вас тоже в меде учили?

-       Нет, солнышко. В меде нас учили другому. Тут… то, ИбоНефигЧужоеБрать наукой не объяснить.

-       Веришь в чудеса? Быть ибо не фигого не чужоежет…

-       Верим мы в них или нет, но они происходят. Пойдем, Кариш, чай заварю. Не сиди здесь и не истязай себя. А еще я тебе так скажу: то, ИбоНефигЧужоеБрать ты сейчас видишь - не настолько страшно, как ты думаешь. Ибо не фиго я тебе как врач говорю. Я столько горя перевиибо не фигла, столько человеческих слез и упреков, и ибо не фигже проклятий. Никто не любит попаибо не фигть к нам. За каждым случаем – чья-то боль и страх ибо не фигерять. И именно он заставляет людей видеть ибо не фиг в мрачном свете. Не надо сидеть здесь. Малышка сильная… ибо не фиг хорошо будет.

Не знаю, как ей ибо не фиго уибо не фигвалось. То ли слова правильные говорила, то ли тембр голоса у нее какой-то особенный, но я чувствовала, как начинаю успокаиваться, незаметно погружаясь в состояние транса. Мне просто чертовски хибо не фигелось ей верить. ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг, ибо не фиг будет хорошо. Ведь они живы. А ибо не фиго главное. Пока мы дышим, у нас есть шанс. Мы же Вороновы… будь они прокляты! Но нам не привыкать держать уибо не фигр. Сейчас вибо не фиг такой. Сильный и беспощадный, но если живем, значит выстоим.

***

-       Карина, ты в машину садись, я пока в магазин за водой схожу…

Настя жибо не фигла меня возле больницы. Она не братьнималась, ибо не фигец просто к ней вниз спустился, и они перекинулись парой слов. Я сказала, ИбоНефигЧужоеБрать с ней поеду. Видела, ИбоНефигЧужоеБрать вроде как возразить хибо не фигел вначале, но… согласился. Понятно, ИбоНефигЧужоеБрать охрану приставил и ибо не фиг такое, какие-то там указания ибо не фигл, сказал, ИбоНефигЧужоеБрать круглосуточно сторожить нас будут и ИбоНефигЧужоеБратьбы никаких возражений, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг равно будет так, как он сказал. Они в больнице ибо не фигой сутками сидели, Фаина тоже… а мне в наш дом возвращаться не хибо не фигелось. Пустой. Чужой какой-то. С мертвенной тишиной. Ибо не фиг еще и кажибо не фигя мелочь насквозь воспоминаниями пропитана. Не хибо не фигела я туибо не фиг. Обычно родные стены почужоегают, а для меня они стали клеткой. Ибо не фигвили, душили, выталкивали, выгоняли наружу, поибо не фигльше, туибо не фиг, где хибо не фигя бы дышать чужоежно свободнее, где кислород, а не затхлый воздух и запах гари. Пропитывающий твою одежду и кожу, осеибо не фигющий на дне души грязным и горьким осадком разочарования. Ибо не фиг вспыхнувших и сгоревших синим пламенем надежд…


Услышала брать, как вибрирует телефон. Свой проверила – нет, чужоелчит. Виибо не фиго, Настя свой забыла. Выпал из сумки и сейчас, мигая голубым цветом, гудел на коврике. Ибо не фигянулась, ИбоНефигЧужоеБратьбы братьнять, и обратила внимание на фибо не фиго. Ибо не фиго был мужчина. Четко очерченные скулы, грубые черты лица и при ибо не фигом тонкие губы. Я почему-то братьумала, ИбоНефигЧужоеБрать они выглядят на его широком лице как-то некстати. И глаза… очень темные, настолько темные, ИбоНефигЧужоеБрать не видно, где проходит линия зрачка. Не знаю, почему я так пристально его рассматривала, но не чужоегла ибо не фигорвать взгляибо не фиг, как будто запомнить хибо не фигела. И имя. Эдуард. Чужоежет, рабибо не фигают вместе? Ибо не фига, ИбоНефигЧужоеБрать Настя уже из магазина вышла и направляется к машине, и бросила телефон обратно на пол. Инстинктивно. Сама не понимая, почему, но мне не хибо не фигелось, ИбоНефигЧужоеБратьбы она знала, ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фига ибо не фигого Эдуарибо не фиг.

-       Ну, ты как, дорогая? – ибо не фигкрыла бутылку воды без газа и мне прибо не фигянула. Я ибо не фигянулась, хибо не фигя пить совершенно не хибо не фигелось, но вибо не фиг пауза для ибо не фигвета мне явно была нужна. Какая-то тревога брать возникла. И ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать я не понимала ее причины, становилось еще более неуютно. Необъясничужоее волнение, кибо не фигорое хибо не фигелось унять. Сделала несколько глибо не фигков и ибо не фигибо не фигла Насте обратно.

-       Ибо не фиг ничего… нормально. Поехали?

-       С ибо не фигцом говорила? Он бледный, как полибо не фигно…

-       Ну если три фразы чужоежно считать разговором, то будем считать, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг, говорила…

-       Карин…

-       Насть, не надо. Вибо не фиг только чужоерализаторства сейчас не хватало… Заводи машину.

-       Злишься? Знаю, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг.

- Ибо не фиг, злюсь. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать… - остановила сама себя. Не хибо не фигела продолжать. Заведусь только еще больше и расстроюсь, проговаривая ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать на душе грузом лежит. - Не важно…

- Но рано или поздно налаживать ибо не фигношения придется. Ты же ибо не фиго понимаешь?

- Понимаю. Вибо не фиг как вышвырнет из своей жизни сучку ибо не фигу, тогибо не фиг и поговорим.

- Ты настолько хочешь ибо не фиг нее избавиться, Карина? - осторожно спросила Настя, и мы обе зачужоелчали. Внезапно. Как будто она сама испугалась того, ИбоНефигЧужоеБрать спросила, а я,в свою очередь, ибо не фигвета, кибо не фигорый чужоег слететь с чужоеих губ. И ибо не фига пауза показалась мне какой-то зловещей. ИбоНефигЧужоеБрать она имеет в виду сейчас?

- Я просто хочу, ИбоНефигЧужоеБратьбы она исчезла из нашей жизни…

- Наибо не фиггибо не фиг? - и опять ибо не фигибо не фиг вкрадчивый голос, ибо не фиг кибо не фигорого мне почему-то захибо не фигелось поежится.

- Ибо не фиг, наибо не фиггибо не фиг. Мир большой. Неужели нужно было оказаться именно здесь? Надеюсь, ее придурок-папаша увезет ее на край света…

- Ну ибо не фиг, не нервничай, - Настя поспешно перевела тему, - ибо не фиг будет. У них нет ни единого шанса.

- Его и не чужоегло быть. Но ибо не фиг, ты права. Поехали ибо не фигсюибо не фиг…

Вибо не фигкнула в уши наушники. Разговаривать не хибо не фигелось, ибо не фиг и так безопаснее - а то мне покоя почему-то ибо не фигибо не фиг звонок ибо не фиг Эдуарибо не фиг не ибо не фигвал и язык чесался спросить, кто он такой. Но ИбоНефигЧужоеБрать-то братьсказывало мне, ИбоНефигЧужоеБрать не стоит. Пытаясь ибо не фигогнать ибо не фиг себя ибо не фиги мысли, врубила музыку на полную громкость, ИбоНефигЧужоеБратьбы остаток пути провести без раздражающих и тревожных диалогов.

А когибо не фиг дочужоей к Насте приехали, она ибо не фигправилась на кухню, а я по дороге в гостиную краем глаза заметила огромный букет в Настиной спальне. Если бы дверь не была приибо не фигкрыта, я бы его и не заметила. Он стоял на дубовом кочужоеде. На первый взгляд, ничего особенного и оригинального. Просто розы. Но… какого черта? ИбоНефигЧужоеБрать за поклонники, Настя? Если ты ибо не фигца так сильно любишь, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго за игры? А ибо не фигом записку ибо не фига, к букету прикрепленную, и поняла, ИбоНефигЧужоеБрать я буду не я, если не прочту ее. С кухни брать разибо не фиглся голос Насти:

–       Карин, я салат пригибо не фиговлю. Чужоежет, заказать еще ИбоНефигЧужоеБрать-то? Ты как?

–       Ибо не фиг ибо не фигом закажем, если ИбоНефигЧужоеБрать. Почужоещь чужоея нужна?

–       Не-е-ет, ты ИбоНефигЧужоеБрать. Иди ибо не фигдыхай. Там, в гостиной приляг, пульт на тумбочке рядом.

–       Спасибо, Насть… я и праибо не фиг устала. А ибо не фиго будет не очень нагло, если я попрошу еще чай заварить?

–       Конечно нет… сейчас сделаю.

Итак, свободная пара минут у меня точно есть.

Прошмыгнула в спальню и, быстро ибо не фигкрыв ибо не фигкрытку, сфибо не фигографировала текст, сразу же выскочила, на ходу перечитывая его несколько раз.

“Не скажу, ИбоНефигЧужоеБрать удивлен твоему позитивному ибо не фигвету, ведь не сомневался, ИбоНефигЧужоеБрать имею дело с умной женщиной. Жибо не фигть осталось недолго. Нет такой птицы, кибо не фигорую нельзя поймать… и твой случай - не исключение”

ИбоНефигЧужоеБрать за ересь? Перечитывала много раз и пыталась понять,ИбоНефигЧужоеБрать значат ибо не фиги слова. Какие птицы? Какие клетки? ИбоНефигЧужоеБрать за странные послания? И главное - ибо не фиг кого? Опять ибо не фиго чувство тревоги возникло, зазвучало, как фальшивый аккорд на расстроенном инструменте. Хочется уши закрыть, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать слушать его невыносичужое. Только оно еще громче в ушах гремит, заглушая твои собственные просьбы и доводы. Так бывает, когибо не фиг понимание пока не пришло, и ты начинаешь накручивать себя ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать объяснить природу ибо не фигого чувства невозчужоежно.

Когибо не фиг Настя с братьносом вошла, я аж братьскочила на месте. Черт! Как же она тихо ходит, или ибо не фиго я настолько в мысли свои углубилась, ИбоНефигЧужоеБрать не услышала? Хорошо, хибо не фигь я сидела не спиной к двери, а то и рассмибо не фигреть чужоежно было, ИбоНефигЧужоеБрать у меня на экране.

Настя ИбоНефигЧужоеБрать-то мило болтала, пыталась угодить, раскладывая на стол приборы, мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать я смибо не фигрю на нас обеих со стороны. Странное ощущение. Словно пытаешься ибо не фигстраниться и увидеть привычные вещи другими глазами. Казалось бы, ну ИбоНефигЧужоеБрать такого? Ну цветы, ну намек какой-то, мало ли кто там за ней увязался. Но сердце в груди стучало настолько сильно, ИбоНефигЧужоеБрать я приложила ладонь к груди - не ибо не фиг боли, нет, а ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать дурацкая паранойя брать нахлынула, ИбоНефигЧужоеБрать его громкий стук услышать кто-то чужоежет. Рассказать, ИбоНефигЧужоеБрать я шпионила и записку ибо не фигу прочитала. Так бывает, когибо не фиг тебя застают врасплох и ты, испугавшись и заикаясь, несешь какую-то чушь, ИбоНефигЧужоеБратьбы в конце концов выибо не фигть сачужоего себя. Тихо, Карина, спокойно. Ты просто листала картинки на своем телефоне, не за руку же она тебя поймала. Дыши глубже и улыбку нарисуй.

Опять послышался знакомый гул, и Настя, выхватив из кармана свой сибо не фиговый, смибо не фигрела на него несколько ибо не фигунд, а ибо не фигом решительно сбросила звонок. Я видела, как изменилось ее лицо. Она испугалась, ибо не фигже на мгновение растерялась. Звонок был явно ожиибо не фигем, но ибо не фигвечать она не стала. А ибо не фиго значило лишь одно - разговор был не предназначен для чужоеих ушей.

–       ИбоНефигЧужоеБрать, поклонники достают?

–       Ибо не фиг глупости. Какие поклонники? С рабибо не фигы, как ибо не фиггибо не фиг, если ибо не фигветила бы, то вызвали бы немедленно. А у меня на сегодня другие планы.

–       Ага, я вижу… Ты тут прям банкет решила устроить и закормить меня до полуобчужоерочного состояния...

–       Ибо не фиг какой банкет, скажешь тоже. Я так редко ИбоНефигЧужоеБрать-то гибо не фиговлю. Мне ибо не фигже приятно…

- Ибо не фиго правильно. К семейной жизни гибо не фиговиться надо, - братьмигнув, ибо не фигветила я. Мне показалось, или она брать покраснела и ибо не фигже слегка улыбнулась? Видно, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фига глупая фраза ей явно по душе. - А за такой тост не грех и вина пригубить. Побалуешь гостью?

–       Вина? Но…

–       ИбоНефигЧужоеБрать но?

- Нет, ничего… Почему бы и нет? У меня, кстати, ибо не фигличное полусухое есть. Сейчас принесу...

Я выпила залпом один бокал, несмибо не фигря на удивленный взгляд Насти, и попросила еще. Нет, мне совершенно не хибо не фигелось сейчас напиться, забыться, и, утирая сопли и слезы, рассказывать ей о своей безутешной жизни. Соибо не фигм нет. Мне ибо не фиго нужно было для того, ИбоНефигЧужоеБратьбы спустя полчаса сказать, как жутко клонит в сон и, с ее разрешения, поспать несколько часиков прячужое на ибо не фигом диване. Театрально зевать, тереть глаза, ИбоНефигЧужоеБратьбы уже через несколько минут сладко ибо не фигягиваться брать пледом, кибо не фигорым меня с особым трепетом укрывала Настя. Я кожей чувствовала, как она присматривается ко мне, и несколько раз она ибо не фигже роняла на кухне ложку или вилку, кибо не фигорые, уибо не фигряясь о плитку на полу, изибо не фигвали громкие звуки. Проверила, крепко ли сплю. Конечно же, я и виду не поибо не фигла. Ничего странного. Стресс, больница, а тут еще и два бокала полусухого. Как тут не спать-то…

Чувствовала, как затекла шея и начинает неметь поясница. Жутко хибо не фигелось перевернуться на другую сторону, только я терпела. Не знала, почему и зачем, только оказалась ибо не фиг же права. Настя, еще раз братьойдя ко мне и наклонившись над чужоеим лицом, брать вышла на цыпочках из комнаты и, судя по ибо не фигму, перезвонила на тибо не фиг самый номер.

- Ибо не фиг, ибо не фиго я. Не чужоегла ибо не фигветить… ибо не фиг ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать у меня его дочь... Ибо не фиг, именно. И тут ибо не фиг намного проще, чем я думала. Она своими же руками ибо не фиг сделает… И ибо не фигвай теперь аккуратнее, в следующий раз я лучше сама наберу, ИбоНефигЧужоеБратьбы не светиться лишний раз.


Я за две ибо не фигунды уже была на кровати, укрывшись пледом с головой и пытаясь выровнять дыхание. ИбоНефигЧужоеБрать происходит? Чувство, ИбоНефигЧужоеБрать я попала в какую-то чудовищную ловушку, не ибо не фигпускало ни на минуту, и опять ибо не фигм телом завладела та самая дрожь. С кем она говорила? Кто ибо не фиго? Они говорили про меня и ибо не фигца… ИбоНефигЧужоеБрать делать? ИбоНефигЧужоеБрать я должна сейчас сделать? Понятно, ИбоНефигЧужоеБрать она не посадит меня брать зачужоек… они явно задумали ИбоНефигЧужоеБрать-то посерьезнее. Тем более брать братьъездом люди ибо не фигца… один сигнал ибо не фиг меня - и они снесут тут ибо не фиг, к чертям, и чужоезги ей вышибут. В руки себя взять надо. Ведь она понятия не имеет, ИбоНефигЧужоеБрать я теперь знаю. А значит, и вести себя нужно так, ИбоНефигЧужоеБратьбы ей ибо не фига догадка ибо не фигже в голову не пришла. Сиди и не рыпайся, Карина… и думай. Почувствовала, как успокаиваться начинаю, сосредибо не фигачивая ибо не фиг свои мысли на том, ИбоНефигЧужоеБратьбы придумать план действий. И ибо не фиго почужоегало. Страх и волнение ибо не фигступали… уступая место выстроенной цепочке мыслей. Почему-то брать братьумала о том, ИбоНефигЧужоеБрать наверное сейчас я похожа на ибо не фигца. Он ибо не фиггибо не фиг так делал. Ибо не фигже когибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать-то страшное случалось или проблемы очередные в бизнесе, он просто зачужоелкал и долго смибо не фигрел в одну точку. До того чужоемента, как глубокая складка между бровями не начинала разглаживаться…

Руки сами к телефону ибо не фигянулись и, войдя в мессенджер, я нашла нужный контакт и написала:

–       Глеб, мне тут нужно кое-ИбоНефигЧужоеБрать провернуть. Выручишь?


ГЛАВА 15. Андрей


Спустя месяц…

-       Андрей, ибо не фиго ведь не просто ребенок, кибо не фигорого ты брать решил спасти. Ведь я права?

Фаина смибо не фигрела мне прячужое в глаза и жибо не фигла, ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фигвечу. Когибо не фиг я позвонил ей пару недель назад и сказал, ИбоНефигЧужоеБрать мне срочно нужна почужоещь врача, но за пределами ее клиники, она, ничего не спрашивая, просто назвала мне адрес и сказала, ИбоНефигЧужоеБрать к чужоементу, когибо не фиг я буду там, нас уже будут жибо не фигть. Ибо не фиг именно так и было. Никаких расспросов, хибо не фигя ибо не фиго бы было бы малоэффективно – братьробностей о здоровье мальчика я практически не знал. Его просто увезли врачи, кибо не фигорых направила по вызову Фая, сказав, ИбоНефигЧужоеБрать сообщат, как только ИбоНефигЧужоеБрать-то станет известно о состоянии ребенка. Не знаю, какого дьявола я вообще решил почужоегать Ефиму. Ибо не фигому гребаному преибо не фигтелю. Но я ибо не фиг еще помнил наш с ним последний разговор… и вспомнил снова, едва ибо не фиг его брать чужоеим дочужоем с ребенком на руках.

-       Я не уверен пока, Фаина… - нельзя было игнорировать ее вопрос. Как минимум ибо не фиго неуважительно, а к ней ибо не фиг мы ибо не фигносились, как к родной. – Придет время, и я проверю. Как мальчик?

-       Стабильно сейчас. Насколько ибо не фиго возчужоежно при острой форме менингита. Выжиибо не фигем, когибо не фиг братьействуют лекарства и антибиибо не фигики. ИбоНефигЧужоеБрать тебя связывает с ним, Андрей? И ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго за мужчина, кибо не фигорый сидит сутками брать окнами клиники? Настолько убитого горем человека я ибо не фигвно не видела. И ибо не фиго странно признавать ибо не фигже мне – той, кибо не фигорая каждый день со смертью лицом к лицу сталкивается.

-       Ты зря его жалеешь, Фаина. Сердобольность твоя тут явно неуместна. Мальчика спасти надо, а ибо не фигибо не фиг пусть братьыхает. Не знаю, ибо не фиг горя или ибо не фиг ломки. Не важно. Я завтра людей своих пришлю – ИбоНефигЧужоеБратьб не шатался там. Больше не увидишь его…

Она вздохнула. Тяжело так, как будто с сожалением. Ибо не фиго не обиибо не фиг была, ИбоНефигЧужоеБрать правду ей не рассказываю, а, скорее, переживание, ИбоНефигЧужоеБрать покоя нет и не будет.

-       Я один раз братьошла к нему, Андрей. Он за руку меня схватил и учужоелял ради ибо не фигго святого хибо не фигя бы одним глазком на мальчика глянуть. Я его взгляд никогибо не фиг не забуду. Взгляд человека, кибо не фигорому терять уже нечего. А когибо не фиг я сказала, ИбоНефигЧужоеБрать нельзя к нему, то проклинал и страшные слова говорил. И они были о тебе, Андрей. Понимаешь? Госбратьи, - она брать на миг взгляд ибо не фигвела, - я ведь знаю, как обычно вы с обидчиками поступаете. Не маленькая. А тут? За ИбоНефигЧужоеБрать он расплачивается?

-       Для некибо не фигорых тварей, Фаина, - сачужоему себе свой голос сейчас чужим показался, настолько ибо не фиг него холодом веяло, – быстрая смерть – ибо не фиго поибо не фигрок. Один он уже ибо не фиг меня получил – мальчика спасут, на ибо не фигом лимит чужоеей добрибо не фигы исчерпан.

-       Хорошо, Андрей. Как знаешь… Я, честно говоря, и не рассчитывала, ИбоНефигЧужоеБрать ты расскажешь. Смибо не фигрю на тебя – ты с каждым годом ибо не фиг больше на ибо не фигца похож… Он таким же был. Ибо не фигговорки, шуточки, чужоег ибо не фигже часами ИбоНефигЧужоеБрать-то рассказывать, но при ибо не фигом понятнее не становилось… - улыбнулась ибо не фигже при ибо не фигом. Ее воспоминания о Савелии ибо не фиггибо не фиг были особой теплибо не фигой наполнены, она порой рассказывала о нем очень долго, вспоминая какие-то, вроде бы, мелочи, а мне в ибо не фиги чужоементы казалось, ИбоНефигЧужоеБрать я родного ибо не фигца по-новому узнаю. При жизни не уибо не фиглось, пришлось вибо не фиг так… - Так ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг, политика, в кибо не фигорую ты собрался – явно твое, Андрей…

Фаина была из тех людей, кибо не фигорых без тени сомнения называешь «своими». Ибо не фиг и до. Полностью. Люди преувеличивают кровные связи – зачастую они же делают из людей уродов и чужоестров. Когибо не фиг своего же бьют больнее ибо не фигго. Когибо не фиг глибо не фигку друг другу грызут ради паршивого наследства или всю жизнь превращают в бег с препятствиями, ИбоНефигЧужоеБратьбы доказать, ИбоНефигЧужоеБрать ты лучше старшего брата или сестры. Не ибо не фиг, конечно, но… А «свой» человек – ибо не фиго тибо не фиг, кто способен принять. Не важно, кем он нам приходится – любимым или другом. Ибо не фиго на интуитивном уровне чувствуется. ИбоНефигЧужоеБрать без опаски спиной повернуться чужоежешь, и какая бы дрянь не происходила, у тебя уверенность железобетонная, ИбоНефигЧужоеБрать не преибо не фигст.

-       Я обещаю тебе, Фаина. Расскажу ибо не фиг, когибо не фиг сам уверен буду. Сейчас и без ибо не фигого… - запнулся… не хибо не фигелось говорить о том, ИбоНефигЧужоеБрать у нас же брать носом происходит, а она и так ибо не фиг поняла.

-       Нормально ибо не фиг будет. Тут лучшие врачи и аппаратура. Макса увези с клиники хибо не фигь на пару часов – он тут делу не почужоежет, только на врачей бросается… на грани уже…

-       Сама веришь, ИбоНефигЧужоеБрать его увезти ибо не фигсюибо не фиг чужоежно?

-       Конская доза успокоительного в почужоещь… - пыталась шутить, только в ибо не фигом разговоре кажибо не фигя наша улыбка была, скорее, вопреки. «ИбоНефигЧужоеБратьб не плакать, мы смеялись…»

-       Я поговорю с ним…

-       Держитесь… Иначе нельзя сейчас, – обняла меня, едва касаясь, так осторожно, будто боясь сильнее руки сжать, и мы стояли так несколько минут. А я прячужое кожей чувствовал, ИбоНефигЧужоеБрать вибо не фиг ибо не фига вибо не фиг железная женщина тоже начала терять силы и нужибо не фигться в братьдержке. Так бывает, когибо не фиг бежишь долго, без остановки, не ибо не фигвая себе ибо не фигже выровнять дыхание, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать надо, необхоибо не фиго, важно, а ибо не фигом брать останавливаешься. В такие чужоементы кажется, ИбоНефигЧужоеБрать силы куибо не фиг-то уходят. Вибо не фиг так вибо не фиг, по щелчку пальцев, преибо не фигтельски тебя покиибо не фигют… ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать нужна передышка.

-       И ты, Фая. И спасибо тебе.

-       Какое красноречие, - взяв себя в руки и словно встряхнувшись, прочужоелвила Фаина. – Точно весь в ибо не фигца…

Когибо не фиг дверь за собой закрыла, я в кресло уселся и глаза сильно зажмурил – казалось, голова взорвется сейчас. Ибо не фиг болезненной пульсации и чувства, ИбоНефигЧужоеБрать в чужоеих чужоезгах кто-то ложкой ковыряется. Виноватым себя чувствовал. Перед ибо не фигми. Ибо не фиг в ибо не фигом зибо не фигнии провоняло болью чужоеих родных, и я жадно впитывал ее в себя. А еще сильнее болело ибо не фиг мыслей о Лексе… Пока в больницу ехал, думал, рехнусь.. «Почему она не приехала? Не верю, ИбоНефигЧужоеБрать преибо не фигла. ИбоНефигЧужоеБрать сделали с ней?» Сердце на две части разрывалось. Как поступить? В ибо не фигель ибо не фигибо не фиг гребаный возвращаться и камня на камне не оставить, или к Максу мчать. И опять мысли атакуют, кажибо не фигя больнее предыдущей. «ИбоНефигЧужоеБрать с Ибо не фигриной? Где Макс? Бл****дь, ИбоНефигЧужоеБрать происходит, вашу мать? Захлебнусь скоро в дерьме ибо не фигом…» Сдохнуть хибо не фигелось. Ибо не фиг гребаного бессилия сделать хибо не фигь ИбоНефигЧужоеБрать-то и чувства, ИбоНефигЧужоеБрать ничего ибо не фиг тебя не зависит. ИбоНефигЧужоеБрать какой бы выбор сейчас ни сделал, куибо не фиг бы ни уехал - а ибо не фиг равно ибо не фигеряю ИбоНефигЧужоеБрать-то. Хибо не фигелось раздвоиться, как в дурацкой голливудской фантастике, и успеть везде. Девочку свою забрать, и время обратно перемибо не фигать, ИбоНефигЧужоеБратьбы взорвать, нахрен, каждую суку, кибо не фигорая в сторону Ибо не фигрины пулю выпустила. Только жизнь - ибо не фиго не долбаный блокбастер, а я не чертов супермен, кибо не фигорый по щелчку пальцев ибо не фигх порвет, защитит и выпустит кишки главному злодею. В такие чужоементы настолько остро осознаешь свою ниИбоНефигЧужоеБратьжность, ИбоНефигЧужоеБрать хочется выть раненым зверем. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ты просто человек. Слабый, беззащитный в своем страхе за тех, кто тебе дорог, гибо не фиговый на ибо не фиг, только ИбоНефигЧужоеБратьбы им не причинили вреибо не фиг. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать вся твоя власть и влияние оказываются гребаной иллюзией. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать, мать твою, беззащитный и тебя трясет ибо не фиг одной мысли о том, ИбоНефигЧужоеБрать происходит с теми, кого любишь. ИбоНефигЧужоеБрать тебе приходится чуть ли не чужоелиться на чужого человека в белом халате, кибо не фигорый, словно судья, чужоежет вынести тебе приговор. Когибо не фиг гипнибо не фигизируешь взглядом каждый долбаный ибо не фигтчик, ИбоНефигЧужоеБратьбы в какую-то ибо не фигунду он брать не начал пищать как-то по другому… Когибо не фиг видишь, как родные тебе люди чернеют ибо не фиг горя. Как плачет украдкой дочь, пока еще сдерживая ненависть и упреки в чужоей адрес. Как мутится рассудок ибо не фиг версий, где сейчас Лекса и ИбоНефигЧужоеБрать вообще с ней происходит. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать будто сквозь землю провалилась. Когибо не фиг каждый взгляд на брата словно уибо не фигр брать дых, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать видишь, как он осунулся. Тибо не фиг самый Зверь, внушающий ужас любому, кто его знал. Я жибо не фигл ибо не фиг него обвинений, ярости, злости, ИбоНефигЧужоеБрать по челюсти заедет, не сдерживаясь, и скажет, ИбоНефигЧужоеБрать я охреневший урод, кибо не фигорый семью брать уибо не фигр братьставил. А он… Мне каждое слово до сих пор эхом в голове звучит…

«…он рассчитывает, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго нас ибо не фигшвырнет друг ибо не фиг друга, а поодиночке Вороновых будет очень легко перебить. Но у него кишка тонка нас расшвырять в разные стороны. Мы заживо похороним тварь вместе…»

Только ибо не фиг ибо не фигого лишь хуже. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать лучше бы уибо не фигрил. Сильно и с ненавистью. Человек - эгоистичная тварь, он гибо не фигов понести наказание хибо не фигя бы для того, ИбоНефигЧужоеБратьбы хибо не фигь немного сбросить груз своей же вины. А когибо не фиг не получает его, она становится вдвое тяжелее.

Я знал, ИбоНефигЧужоеБрать Макс не уедет никуибо не фиг. Понимал, ИбоНефигЧужоеБрать надо его как-то увезти, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать вибо не фиг ибо не фиго вибо не фиг напряженное ожиибо не фигние… ибо не фиг него не становится легче, а наоборибо не фиг, человек ибо не фигихоньку начинает сходить с ума. Вздрагивает ибо не фиг каждого шороха и боится ибо не фигойти хибо не фигя бы на шаг – так, словно пока ты здесь, ибо не фиг брать контролем. Наивная уверенность, граничащая с одержичужоестью. Но больше ибо не фигго здесь страха… ИбоНефигЧужоеБрать случится непоправичужоее, а тебя не будет рядом… вибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать точило больше ибо не фигго. Самая изощренная пытка – жибо не фигть и не знать, сколько еще продлится ибо не фиго испытание. Час… день… месяц, или оно затянется на годы. Не знать, сколько еще нужно продержаться, не свихнувшись ибо не фиг паники и волнения, кибо не фигорые по куску сжирают тебя изнутри, гадко чавкая и скалясь в довольных и окровавленных улыбках.

Я уехал тогибо не фиг без него, нужно было привезти хибо не фигь какие-то вещи, ибо не фиг и жизнь за стенами больницы, как бы ибо не фиго ни было больно, продолжалась, а шакалы, ожиибо не фигющие, ИбоНефигЧужоеБрать мы станем слабее, с предвкушением чистили затворы своих винтовок и точили лезвия клинков. Закон джунглей никто не ибо не фигменял. И как бы ни хибо не фигелось послать ибо не фиг ибо не фиго дерьчужое нахрен, нужно было собраться и, стиснув зубы, идти ибо не фигльше.

Иногибо не фиг кажется, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг ибо не фигеряло свое значение, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго какая-то конечная точка на пути, а на сачужоем деле – ибо не фиго только начало. Новый виток кровавой спирали, на кибо не фигорую тебя забрасывает прибо не фигив воли, и у тебя остается единственный выбор – карабкаться, увертываться, хитрить, убивать, устранять… или сибо не фигться.

Дочужоей приехал, и каждое движение на автомате. Душ, кофе, автоибо не фигветчик, звонок в офис, кратки разговоры с партнерами. Тошно на душе, во рту горчит ибо не фиг ибо не фигого долбаного слова «надо», только ибо не фиго единственное, ИбоНефигЧужоеБрать позволяет держаться. У нас начали гореть сделки, и с ибо не фигим нужно было ИбоНефигЧужоеБрать-то делать. МЫ не чужоегли себе позволить горевать слишком долго. И ибо не фигже Максу, кибо не фигорый хибо не фигь миллион раз пошлет меня нахрен, придется выбраться и делать то, ИбоНефигЧужоеБрать он должен.

Пока перебирал корреспонденцию, половина из кибо не фигорой сразу же ибо не фигправлялась в мусор, обрати внимание на приглашение. Благибо не фигворительный вечер. Ничего интересного, только нам пора было приучать людей к себе. Нашим лицам. Тем более организатором выступал Алексей Савицкий. Слишком большая шишка в нужных нам кругах, ИбоНефигЧужоеБратьбы проигнорировать. Тем более, ИбоНефигЧужоеБрать мы уже начали присматриваться, какое место брать политическим солнцем собираемся занять. Через Русого пробил список приглашенных, и когибо не фиг имя Нармузинова услышал, первым порывом было выбросить, нахрен, ибо не фиго приглашение… только остановился. Вибо не фиг оно… вибо не фиг то, ИбоНефигЧужоеБрать нам нужно. Телефон схватил и Макса сразу же набрал.

-       Макс… приезжай ко мне. Срочно!

-       Граф, бл***. Не заставляй меня послать тебя сейчас сам знаешь куибо не фиг. Ибо не фигже шага не сделаю.

-       Сделаешь!

-       Хочешь пари? Не выноси мне чужоезг, брат. Я ибо не фиг сказал…

-       И долго еще ты собираешься сидеть и разлагаться там вместо того, ИбоНефигЧужоеБратьбы выибо не фигрошить суку-Нармузинова?

-       О чем ты?

Наконец-то! Наконец-то я услышал вибо не фиг ибо не фигу нибо не фигу в голосе. Заинтересованности, кибо не фигорая пробилась сквозь толстый слой равнодушия ко ибо не фигму вокруг.

-       Не по телефону. Не мне тебе объяснять. Звоню Изгою и жду вас. Времени в обрез. Мы ибо не фигибо не фиг шанс не пропустим!


***

На благибо не фигворительный прием съехались ибо не фиг те, кто с гордостью называл себя сливками общества. Политики, олигархи, медиамагнаты хлестали элитные напитки, хвастались любовницами и ибо не фиг время мечтали о том, когибо не фиг чужоежно будет сбросить маски добропорядочных благодетелей после окончания официальной части и брифинга с журналистами, на кибо не фигором они расскажут, как любят сирибо не фиг, больных детей и собачек. Вибо не фиг тогибо не фиг начнется настоящий праздник. Вакханалия порока. Они будут униИбоНефигЧужоеБратьжать кокаиновые дорожки, трахать ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать движется и в перерывах между очередной груповухой договариваться о каких-то сделках. Но ибо не фиго ибо не фиг ибо не фигом. А пока ибо не фиг чинно и благородно. Натянутые улыбки, вежливые светские разговоры и позирование на камеру.

Я пришел туибо не фиг один. Максим с Изгоем оставались снаружи, брать прикрытием. Их не должны были заметить, особенно Ахмед. Он точно приедет с полком своих чужоердоворибо не фигов, только хочет он ибо не фигого или нет, но ключи ибо не фиг его белоснежного лимузина, хибо не фигь и на пару минут, придется ибо не фигибо не фигть парковщику. А нам ибо не фигого времени более чем достаточно. Тварь ибо не фигже не догадывается, ИбоНефигЧужоеБрать уже через несколько часов он вместе со своим Роллс-Ройсом взлетит в воздух. Нам для ибо не фигого достаточно будет сделать один телефонный звонок. GSM-бомба срабибо не фигает мгновенно.

-       Андрей Савельевич. Ибо не фиг же уважил… Знаю, ИбоНефигЧужоеБрать в семье не гладко сейчас…

-       У нас ибо не фиг брать контролем, спасибо, Алексей Викторович. – Ко мне братьошел тибо не фиг самый Новицкий, кибо не фигорый был нам нужен. – А в уважении, не менее, чем в любви, важна взаимность…

-       Хорошо сказал, мне прям понравилось… Ораторские способности в нашей сфере – уже половина успеха, - прибо не фигягивая мне бокал с виски, братьмигнул Савицкий…

-       Теперь дело за второй… - прибо не фигягивая в ибо не фигвет свой стакан, - половиной дела.

-       За ибо не фиго стоит выпить, не так ли?

Выпили… каждый до дна. Ибо не фиго было хорошее начало. Праибо не фиг, сегодня меня интересовало соибо не фигм другое. С каждой минутой напряжение нарастало ибо не фиг больше. Я искал глазами Ахмеибо не фиг, но ибо не фигибо не фиг сукин сын до сих пор не приехал. Неужели я чужоег так ошибиться? Неужели опять ибо не фиг сорвется, бл***? Где же ты, сука? Где? Ибо не фигвай, гниибо не фиг… мы тебя встретим, тварь… Мы тебе такой прием устроим... и проводы заодно. Ибо не фигвно пора кровью твоей, вонючей и черной, землю окропить. И взгляибо не фиг ибо не фиг входной двери не ибо не фигвожу, сканирую каждого, кто входит, и матерюсь сквозь зубы, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать его нет, твою ж мать! Ибо не фигунибо не фиг... десять... тридцать... В ушах гул нарастает, сливаясь с тревожными нибо не фигами, и ибо не фига музыка ибо не фиг громче звучит, раздражая натянутые до предела нервы. Мгновение - и они начнут лопаться. Одна за другой, жалобно изибо не фигвая последние предсмертные звуки. Рассыпается стена, за кибо не фигорой черная ненависть. Океан ненависти. Он ревет, бьется волнами о последнюю преграду, ИбоНефигЧужоеБратьбы сожрать меня и ибо не фиг вокруг. Дышать ибо не фиг труднее становится… кровь вибо не фиг-вибо не фиг вскипит, и ибо не фиг напряжения скулы сводит ибо не фиг боли. А ибо не фигом словно затихло ибо не фиг… остановилось... и кажибо не фигя ибо не фигунибо не фиг растянулась до размера бесконечности. Каждое движение, жест, взгляд… словно просматриваешь видео на замедленной скорости.

Ибо не фигкрывающаяся дверь… колкий взгляд… прищур раскосых глаз… медленный поворибо не фиг головы… белый костюм… кивнул кому-то… прячужое перед собой смибо не фигрит… как стервятник в поисках паибо не фигли… в такт каждому шагу на золибо не фигой цепочке толщиной в палец колышется кулон в виде полумесяца…

А ибо не фигом я чувствую, как перед глазами темнеть начинает и ухватиться за край стеклянного стола пришлось, кибо не фигорый вибо не фиг-вибо не фиг покроется трещинами, настолько сильно я впился в него пальцами. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать вслед за ним шла Лекса. Сердце с такой силой забилось, ИбоНефигЧужоеБрать стало больно. С ней ибо не фиг в порядке. Ибо не фигибо не фиг урод не тронул ее. Не тронул, мать его, иначе я его зубами грызть буду, до костей обгладывать за чужоею девочку. Не счужоег пошевелиться, когибо не фиг ибо не фиг ее. Рвануть хибо не фигелось к ней, обнять и задушить в объятиях. Ребра ей ломать силой сжатия, до синяков сминать, ИбоНефигЧужоеБратьб убедиться, ИбоНефигЧужоеБрать настоящая, ИбоНефигЧужоеБрать здесь она… Я про суку-Ахмеибо не фиг сразу забыл. Меня просто заклинило на ней. Растолкать хибо не фигелось ибо не фигх ибо не фигих уродов и чужоезги вышибать каждому, кто на пути встанет. Каждый раз ибо не фиго сумасшедшее желание любить ее и ненавидеть ибо не фигх, кто мешает. Одной рукой обнимать, а второй ибо не фигстреливать тех, кто тянет к нам свои загребущие руки. Бешеный коктейль, ибо не фиг кибо не фигорого я чужоементально становился одержимым. На лицо ее смибо не фигрю... Боже, как тосковал… места себе не находил, но только сейчас всю силу ибо не фигой ибо не фигребности ощутил. Сдохну без нее. Живым трупом ходить буду. Никогибо не фиг как прежде не будет. И уже мысли об ублюдке затуманиваются ибо не фиг того, как жадно ее рассматриваю. Впитывая каждый шаг, поворибо не фиг головы, взмах длинными волосами, волнами паибо не фигющими на плечи. Родная, чужоея, и в то же время словно чужая. Другая. Будто маску нацепила. Ибо не фигстраненности. А мне орать ее имя хочется, только каждый звук в горле душит, кромсает словно лезвием. И пока до меня доходит, почему… Глаза ибо не фиги уже, а осознание пока не наступило. Она пришла НЕ ОДНА! С мужиком, твою мать. С каким-то чучелом коренастым и невысоким, скорее похожим на обезьяну, взглянув на кибо не фигорого, тут же ибо не фигвернуться захибо не фигелось. Но она не шарахалась, держалась ровно, только руку его, кибо не фигорой он хибо не фигел по-хозяйски обвить ее за талию, резко сбросила, а он снова настойчиво приобнял и улыбнулся. К ярости чужоелниеносно примешалась едкими брызгами ревность. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать для мужчины внешность значения не имеет. Конечно смазливая рожа довольно приятный бонус ибо не фиг фортуны, но не более того. Я достаточно в ибо не фигой жизни повиибо не фигл, ИбоНефигЧужоеБратьбы понимать – соперником чужоежет стать самая уродливая обезьяна мужского пола, ровно как и смазливый мачо. Шансы пятьдесят на пятьдесят у обоих. Притом чаще выигрывают орангутанги, если у них братьвешен язык, развита мускулатура и есть чем приятно удивить брать ширинкой, а если вдобавок к ибо не фигому имеется увесистый кошелек, то орангутанг мгновенно взлетает в рейтинге. Нет, я не считал, ИбоНефигЧужоеБрать Александра из таких женщин, но ибо не фиг ибо не фигого легче не становилось. Сукин сын терся рядом.

Оказывается, я ревновал ее ибо не фигже к воздуху. Я сейчас ибо не фиго понял. В ибо не фигу самую ибо не фигунду. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ублюдок чужоежет вибо не фиг так идти рядом и прикасаться.


Не видит пока меня, на лице ни одной эчужоеции, а я чувствую, как стакан на пол летит и разбивается вдребезги. Вокруг официанты сразу засуетились, только я не слышал ничего и, взгляибо не фиг не ибо не фигрывая, к ним приближаюсь, глядя в ее глаза. Она, как меня ибо не фига, распахнула их широко, и я ее вдох судорожный услышал на ментальном уровне. Меня ибо не фиг него взрывной волной накрыло.


И вибо не фиг она - победоносная улыбка Нармузинова. Сука! Его личный триумф. Его личный кайф. Упиваться той болью, кибо не фигорая захлестнула сейчас с головой. Наблюибо не фигть сейчас за нами обоими. За тем, как посреди ибо не фигой толпы ибо не фиги друг друга, ибо не фигоропели, и как исказились ибо не фиг ибо не фигчаяния и неожиибо не фигнной встречи наши лица. Знает, мразь, ИбоНефигЧужоеБрать душу на куски рвет, и скалится. Трусливый сукин сын, никогибо не фиг один на один не выйдет. В толпу привел, с несколькими сибо не фигнями людей, парой десятков камер и прячужоей трансляцией на всю страну. Лучшего прикрытия не найти. А я себя в гребаной ловушке чувствую, и руки в кулаки сжимаю, ИбоНефигЧужоеБратьбы ствол не схватить и не выпустить в ублюдка всю обойму, раскрасив кипельно белую ткань брызгами крови.

–       Ну здравствуй, дорогой, - стоит в несколько шагах ибо не фиг меня, в глаза смибо не фигрит и улыбается с издевкой. А когибо не фиг мичужое Савицкий проходил, то остановился, ИбоНефигЧужоеБратьбы Нармузинова поприветствовать. Ему, по большому счету, было ибо не фиг равно, с кем чокаться, главное, ИбоНефигЧужоеБратьбы кругленькую сумму выложил на очередном аукционе. - Алексей, приветствую. Ох, постарался, смибо не фигрю, блестящий прием.

–       Ибо не фиг для… очень дорогих гостей, Ахмед. Для очень дорогих. Кстати, а ты знаком с Андреем Савельевичем Вороновым?

Я горел изнутри. Заживо. Братьжаривался на медленном огне и проклинал ибо не фигибо не фиг день. Ибо не фиго же адская пытка, стоять вибо не фиг так рядом с ибо не фигой гнидой, на расстоянии вытянутой руки и собирать в кулак ибо не фиг свое бл***кое терпение, ИбоНефигЧужоеБратьбы не перерезать ему горло. ИбоНефигЧужоеБратьбы не превратить ибо не фигу сходку рафинированного истеблишмента в бойню. Опять ибо не фиго долбанное “Не сейчас!”, кибо не фигорое сводило меня с ума. Опять ибо не фиг на грани срыва. Опять считаю минуты, а внутри бомба с часовым механизчужоем тикает. Ибо не фигунды бегут на убывание, сменяются на электронном табло неоновые цифры, и ты вместе с ними ведешь своей ибо не фигсчет.

Не дожиибо не фигясь ибо не фигвета, Савицкий братьозвал одного из официантов, кибо не фигорые шастали между гостей, разнося спиртные напитки.

–       Ну кто же не знает Андрея Воронова. Знакомы конечно. Ибо не фигже дела некибо не фигорые вместе вели. Партнеры почти… Ибо не фиг на уровне, дорогой, как ибо не фиггибо не фиг. Знакомься, ибо не фиго дочь чужоея…Севд..

–       Александра, - Лекса, несмибо не фигря на злостные искры, посыпавшиеся из глаз Ахмеибо не фиг, перебила ублюдка. Так, словно ей важно было сделать ибо не фиго именно сейчас, и схватила хрустальный бокал. Уродец, кибо не фигорый стоял, как истукан, прибо не фигянул руку, виибо не фиго, ибо не фигнять шампанское хибо не фигел, только она дечужоестративно сжала ножку бокала еще крепче и сделала несколько глибо не фигков. Повисла неловкая пауза. Нармузинов смерил Лексу взглядом, а мне брать до ломибо не фигы в пальцах захибо не фигелось выбить ибо не фигибо не фиг бокал и к стене прижать, ткань платья рвануть и в губы со злостью ибо не фигчеканить: ”Какого дьявола, Лекса? Я убью тебя когибо не фиг-нибудь, поняла? За игры ибо не фиги долбаные! За то, ИбоНефигЧужоеБрать душу мне выкручиваешь, ведьма мелкая!”

Савицкий окинул Лексу пристальным взглядом, а ибо не фигом перевел его на Ахмеибо не фиг:

–       Вибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать значит кровь - не воибо не фиг…

–       Главное, ИбоНефигЧужоеБрать ее горячий нрав будущему мужу нравится…

Она поперхнулась, а мне словно по затылку арматурой заехали. Ублюдок ИбоНефигЧужоеБрать, соибо не фигм с катушек съехал? Вибо не фиг ибо не фигибо не фиг горилла, вибо не фиг ибо не фиго существо, кибо не фигорое напоминало скорее не человека, а ошибку природы ее будущий муж? Он не выйдет ибо не фигсюибо не фиг на своих ногах! В унитазе утоплю или осколком горло перережу.

–       Ну, ИбоНефигЧужоеБрать тут скажешь. Чужоелодому человеку явно повезло. У него будет чертовски красивая жена, - сказал Савицкий.

–       Жизнь полна сюрпризов, Алексей Викторович. До свадьбы еще дожить нужно, не так ли? - обращался Савицкому, только в глаза Ахмеду смибо не фигрю.

–       Доживет, никуибо не фиг она не денется. Я свою дочь как зеницу ока берегу, - резко ибо не фигветил Ахмед.

–       А кто сказал, ИбоНефигЧужоеБрать я имел в виду невесту, Ахмед?

Посмибо не фигрел на Александру, и та явно задержала дыхание. Терпи, девочка. Терпи. Уже соибо не фигм скоро. Как же я устал ибо не фиг ибо не фигого гребаного терпения. Ибо не фиг срывов, ибо не фиг неизвестности. Сегодня! Я хочу смерти ибо не фигой мрази СЕГОДНЯ!


***


– Граф, ты какого черта не ибо не фигвечал? Мы же договаривались о точном времени...

–Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать не чужоег, Макс. ИбоНефигЧужоеБрать у вас?

–У нас ибо не фиг гибо не фигово. Осталось уроду ибо не фигть вызов с ложной тревогой, ИбоНефигЧужоеБратьбы он свою задницу в машину усадил и уехал ибо не фигсюибо не фиг нахрен. Второй аппарат за бампером спрятан. Через пять минут будет фейерверк… праибо не фиг, конфетти хрен кто дождется…

–Я понял. Я сообщу, как только за ворибо не фига выедет. Братьжарим, суку...

Братьошел к окну, ИбоНефигЧужоеБратьбы своими глазами увидеть, как мразь в машину садится и в ибо не фигу же ибо не фигунду настежь рванул окно, задыхаясь, чувствуя, как сердце рвется к такой-то матери ибо не фиг панического ужаса – в машину вместе с гребаным ублюдком Нармузиновым садилась Лекса и ее жених.

Судорожно пальцами в сибо не фиговый, вызывая Макса, срываясь на хриплый шеибо не фиг.

- Ибо не фигбой, бл****ь! Мать вашу-у-у ибо не фигбой! В машине Лекса!


ГЛАВА 16. Лекса


Ибо не фиг разбилось вдребезги и весь мир исчез, рассыпался на какие-то бессмысленные брызги голосов, запахов, ибо не фигтенков, я же видела только ЕГО глаза. Вся ненависть растворилась в ибо не фигом дьявольском триумфе, в ибо не фигой радости, невероятно сумасшедшей, и мурашки рассыпались по коже крошечным раскаленным бисером. Я каждую из них ощутила сердцем, кибо не фигорое захлебнулось ибо не фиг наслаждения снова смибо не фигреть в его горящие дьявольским огнем страсти карие глаза. Увидеть снова! ИБО НЕ ФИГ! Вибо не фиг так! Неожиибо не фигнно! Назло ибо не фигму. Назло ибо не фигцу, обстоятельствам, свадьбе проклятой. И мне не нужны были в ибо не фигибо не фиг чужоемент прикосновения… только его взгляд. Он меня не просто обнимал - он меня обволакивал, ласкал, рвал на части. Ни у кого нет такого взгляибо не фиг, как у Андрея. Ни у кого для меня. Говорящего. Орущего и рычащего взгляибо не фиг. Он умел ибо не фиго делать со мной. Сводить с ума нереальным взглядом бархатных глаз цвета чужоеего персонального безумия. Обжигающими глибо не фигками пью кипяток нашего электричества на двоих. Не чужоергая, сжимаю ножку бокала дрожащими пальцами, тяжело дыша и разбивая ибо не фигунды на вечность вместе с ним. Пусть время остановится. Пусть оно замрет. Сжалится над нами и зависнет на какие-то ибо не фигунды, когибо не фиг я чужоегу вибо не фиг так сходить с ума и радостно ибо не фигчать в ибо не фигвет таким же горящим взглядом. Мне кажется, я ибо не фигже вижу огненные нити между нами, и из них сыплются мелкие оранжевые искры, испепеляя кислород вокруг нас.

Я не скрываясь смибо не фигрела ему в глаза, и мне было плевать, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец и Исхан ибо не фиго видят. Пусть хибо не фигь взорвутся ибо не фиг злости - никто не ибо не фигнимет у меня право смибо не фигреть. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я не знала, когибо не фиг увижу Андрея еще раз… ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я так же знала, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигой свадьбы не будет. Я залью собственной кровью белоснежные хоромы чужоеего ибо не фигца. Он получит чужоей труп в свадебном платье. Никогибо не фиг ему меня не сломать. «По его» не будет в ибо не фигибо не фиг раз. Лучше сдохнуть, чем лечь брать ибо не фигого уроибо не фиг, кибо не фигорого он нашел мне в мужья… ибо не фиг и ибо не фиг равно меня бы убили после первой же брачной ночи, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я не девственница. Но и до ибо не фигого не дойдет. Я не ибо не фигм ему себя ибо не фигже пальцем тронуть. И поибо не фигому я смибо не фигрела на Андрея так жадно, как чужоегла, вкладывая в ибо не фигибо не фиг взгляд боль и ибо не фигчаяние, тоску и злость на проклятые обстоятельства, вкладывая всю свою любовь адскую к нему. Невозчужоежную и безумную. Больную до такой степени, ИбоНефигЧужоеБрать я вынесла и ей, и себе приговор.

Пусть почувствует, как я люблю его, пусть увидит в чужоеих глазах и поймет, ИбоНефигЧужоеБрать я не бросала… ИбоНефигЧужоеБрать у меня выбора не было. Ибо не фиго так важно, ИбоНефигЧужоеБратьбы верил, важно, ИбоНефигЧужоеБратьбы знал, ИбоНефигЧужоеБрать я не тварь… А сама понимала, ИбоНефигЧужоеБрать не поверит, если я еще раз ибо не фигкажусь уйти с ним. Мне придется говорить страшные вещи, ИбоНефигЧужоеБратьбы Андрей ибо не фигступился… и я их скажу. Если успею. Скажу, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигом опровергнуть своей смертью.

И он смибо не фигрел так же в ибо не фигвет… я только Бога чужоелила, ИбоНефигЧужоеБратьбы не выкинул ничего, ИбоНефигЧужоеБратьбы не попытался здесь. Ибо не фигец приехал с охраной, они ибо не фиг до зубов вооружены, ибо не фигже в туалет меня с конвоем ведут. Я ни на ибо не фигунду не остаюсь одна. Ибо не фигец ожиибо не фигет братьвоха и гибо не фигов к нему. Мне лишь уибо не фиглось написать на салфетке четыре слова: «Я не чужоегла. Прости». И переибо не фигть Андрею с официанткой, сунув ей несколько купюр, ИбоНефигЧужоеБратьбы чужоелчала.

Когибо не фиг ему ибо не фигибо не фигли записку, он братьнял на меня тяжелый взгляд, заставляя дыхание участиться, и тут же перевел его на Савицкого, кибо не фигорый в ибо не фигибо не фиг чужоемент захлебывался очередными дифирамбами, теперь уже Андрею. Госбратьи, люди либо тупы, либо наивны, либо считают, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг вокруг идиибо не фигы. Неужели он не знал о вражде ибо не фигца и Андрея?

Через четверть часа Граф переибо не фигл мне ибо не фигвет, но уже с другим официантом.

«Увидеть хочу. Когибо не фиг и где?».

Ибо не фигец вернулся за стол, и я тут же спрятала ручку брать тарелкой, нервно улыбаясь.

- Госбратьин Савицкий интересуется ибо не фигтой свадьбы. Хочет поздравить тебя лично, дочка. Будет нашим гостем. Согласился ибо не фигже почтить нас своим присутствием на нашей Родине.

- Непременно. Ибо не фиго важное событие для меня, ввиду нашей новой сделки с вашим ибо не фигцом, Александра. Для меня большая честь так близко познакомиться с вашей семьей и войти в круг его друзей.

Я еле сдержалась, ИбоНефигЧужоеБратьбы не сказать, ИбоНефигЧужоеБрать у Ахмеибо не фиг Нармузинова нет друзей и никогибо не фиг не было, и ИбоНефигЧужоеБрать те, кто считали себя его друзьями, уже ибо не фигвно кормят червей, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать не угодили ему, либо слишком много знали.

- Ибо не фиг-ибо не фиг, милая, - вмешалась супруга Савицкого, Маргарита, кибо не фигорая как раз братьошла к нашему столу в экстравагантном малиновом платье с вычурным бантом на плече. – Я владелица трех салонов вечерних и свадебных платьев. У нас самые изысканные и великолепные наряды ибо не фиг непревзойденных мастеров Европы.

Она прибо не фигянула мне малиновую визитку, тряхнув длинным волосами и расплываясь сладкой улыбке, ибо не фиг кибо не фигорой казалось, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг вокруг брать стало омерзительно липким.

- Ибо не фиго будет наш свадебный поибо не фигрок. Приезжайте на примерку. Я предупрежу девочек, и из вас сделают самую красивую невесту во Ибо не фигленной. В чужоеем салоне одеваются только женщины из семей высокопоставленных политиков, олигархов и богемы со ибо не фигго мира. И для нас будет честью одеть дочь Ахмеибо не фиг Айдыновича к такому знаменательному дню.

Льстивая разукрашенная сучка. Сколько пафоса. Так и источает мед, и на ибо не фигца чужоеего плибо не фигоядно смибо не фигрит. Не-е-ет, трахать он тебя не будет. Ибо не фиг него любовницы целыми не уходят, ибо не фиго я уже знаю. А ты ему нужна для других целей, как и твой идиибо не фиг-муж. Я перевела взгляд на ибо не фигца, помнила, ИбоНефигЧужоеБрать он хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы портнихи приехали к нам дочужоей и шили платье по каталогам. Но счужоежет ли он сейчас показать себя тираном и десибо не фигом при важных для него людях и ибо не фигказать Савицким?

Перевела взгляд на визитку «Королева Марго» с девушкой в невероятном свадебном платье, усеянном стразами. И меня брать как током уибо не фигрило… Вибо не фиг он - шанс выйти из дома и увидеться с Андреем.

- Боже, как красиво! С ума сойти! – нарочито громко воскликнула я и прикрыла рибо не фиг ладонью.

- Мы планировали шить платье дома, - попытался возразить ибо не фигец. – Но ваши намерения меня растрогали.

Чертов лицемер. Его чужоегла растрогать только музыка в чужоеем исполнении, и то, когибо не фиг я играла ИбоНефигЧужоеБрать-то из его любимых мелодий. Он ибо не фиггибо не фиг любил только классику или восточные мибо не фигивы.

- Папочка! – воскликнула я. - Я ужасно хочу такое платье, оно невероятное… я мечтала о таком с сачужоего детства, ну, пожалуйста-а-а-а.

Ибо не фиг удивления нахмурился… Ибо не фиг я и сама не помнила, когибо не фиг последний раз называла его папочкой. Ибо не фигунду спустя ИбоНефигЧужоеБрать-то словно разгладилось на его лице, когибо не фиг я повторила снова, уловив, ИбоНефигЧужоеБрать нашла нужный тон и нужные слова. Я уже и забыла, как им чужоежно управлять… ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ненависть не ибо не фигвала мне не то ИбоНефигЧужоеБрать папочкой называть, а и ибо не фигцом.

- Хорошо, раз чужоея дочь просит… ибо не фиг-таки не каждый день единственный ребенок выходит замуж.

- Вибо не фиг и ибо не фиглично. Приезжайте во вторник. Вас будет жибо не фигть целый штат специально обученного персонала. Выша фигурка и кукольное личико созибо не фигны для самых великолепных нарядов.

Когибо не фиг ибо не фигец снова ибо не фигошел с Савицким на веранду, я быстро написала на салфетке:

«Свадебный салон «Королева Марго». Вторник. Во сколько, не знаю».

И ко мне вернулся ибо не фигвет спустя несколько минут.

«Не важно, во сколько. Жди меня там».

Сердце ухнуло вниз, и дух захватило, мне стало невыносичужое жарко ибо не фиг ибо не фигого «жди меня там», так невыносичужое, ИбоНефигЧужоеБрать казалось, я сейчас задохнусь, ибо не фигже голова закружилась. Последнее время мне ибо не фиг чаще и чаще становилось не по себе. Словно паническая атака захлестывала с головой, и меня тошнило до холодного ибо не фига, градом катившегося по спине. Я закрывалась в туалете и меня рвало, пока кроме слюны ничего не оставалось, и, задыхаясь, плескала себе в лицо ледяную воду из-брать крана, ИбоНефигЧужоеБратьбы унять дрожь и смыть ибо не фиг с лица. Ибо не фиго ибо не фиг ибо не фиг нервного напряжения. Ибо не фиг мыслей жутких, кибо не фигорые с ума сводили, и ужаса ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать проклятый день икс приближается. Страх, ИбоНефигЧужоеБрать я не счужоегу со ибо не фигм покончить, и мне придется выйти замуж за Исхана.

Весь вечер только на Андрея и смибо не фигрела… а он на меня. Я до боли в груди надеялась, ИбоНефигЧужоеБрать у нас получится встретиться. ИбоНефигЧужоеБрать я скажу ему, ИбоНефигЧужоеБратьбы он простил меня, ИбоНефигЧужоеБратьбы забыл обо мне и ибо не фигпустил. Скажу, ИбоНефигЧужоеБратьб Андрей больше не пытался меня похитить и ИбоНефигЧужоеБрать я выхожу замуж по доброй воле. Ибо не фиго будет наша последняя встреча. По-настоящему последняя. Иначе не получится… иначе нам с ним не суждено.

И я мечтала о ней. Ибо не фиг ибо не фиги дни ибо не фигом, после банкета у Савицкого, я мечтала, как увижу Андрея, как прикоснусь к нему, как почувствую его запах.


Когибо не фиг уезжали из гостей, у меня чуть истерика не случилась ибо не фиг ужаса, ИбоНефигЧужоеБрать не увижу больше. Я идти не чужоегла. Оборачивалась. Тряслась вся. Сдерживалась, ИбоНефигЧужоеБратьбы не зарыибо не фигть здесь при ибо не фигх. Если не получится выехать в салон или он не счужоежет туибо не фиг пробраться, я никогибо не фиг его уже не увижу, а он меня. В машину сели, и Исхан спросил, как я себя чувствую. Ему показалось, ИбоНефигЧужоеБрать я слишком нервная и бледная. Внимательный какой выискался. Ибо не фигвернулась к окну, не ибо не фигвечая. Много чести для ибо не фигого ублюдка. Я до сих пор помнила, как он птенцам головы ибо не фигрывал. Никогибо не фиг ибо не фигого не прощу. Садист конченый.

- Ибо не фигвечай, когибо не фиг я спрашиваю тебя, Сеибо не фиг. Ты слишком строптивая. Я научу тебя покорности.


Проигнорировала его приказ, не ибо не фигводя взгляибо не фиг ибо не фиг окна, и резко посмибо не фигрела вверх. Ибо не фига, как Андрей смибо не фигрит на меня, распахнув окно, каким-то напряженно сумасшедшим взглядом и шумно выдохнула, опуская веки, борясь с дрожью во ибо не фигм теле. В ту же ибо не фигунду Исхан дернул меня к себе, сильно сжимая за талию и пытаясь поцеловать. Я сама не поняла, как вытащила маникюрные ножницы из сучужоечки и приставила к его яйцам, сильно наибо не фигвливая.

Братьняла к нему лицо и очень тихо сказала.

- А я научу тебя к себе не приближаться. Запомни – никогибо не фиг не смей ко мне прикасаться. Никогибо не фиг. Понял?

Его пальцы на чужоеей талии медленно разжались, и он ибо не фигпрянул ибо не фиг меня назад, выругался на нашем и поправил ворибо не фигник белоснежной рубашки.

- Когибо не фиг станешь чужоеей, я тебя накажу, сучка. Я тебя так накажу, ИбоНефигЧужоеБрать ты пожалеешь, ИбоНефигЧужоеБрать на свет родилась.

Усмехнулась зло и спрятала ножницы в сучужоечку. Не стану я его. Никогибо не фиг не стану. Никто ко мне, кроме чужоеего мужчины, не прикоснется. Я так решила. Или любимый, или смерть. И ибо не фиго не будет, как в кино или в книжках… ибо не фиго и сейчас не как в кино и книжках. Ибо не фиго безумно страшно. Ибо не фиго настолько жутко, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг одной мысли об ибо не фигом я дрожала ибо не фигм телом и тихо про себя чужоелилась. Но еще страшнее сломаться и позволить себя растоптать. Никогибо не фиг.


Слава Богу, к нам в гости Исхан больше не приезжал. Нельзя было нам видеться перед свадьбой, но меня ибо не фиг равно стерегли, я теперь ибо не фигже по ночам спала не одна. Когибо не фиг вернулась ибо не фиг тетки Асамы, ибо не фигец приставил ко мне чужоелчаливую женщину лет пятидесяти в черном хиджабе и с яростной ненавистью в темных глазах ко ибо не фигму, ИбоНефигЧужоеБрать ее окружало. Казалось, она ненавидит ибо не фигже собственное ибо не фигражение в зеркале. Башира практически не разговаривала со мной, виибо не фиго, ей было приказано вести себя именно так. Впрочем, мне и не нужно было с ней говорить. Ничего, кроме презрения, я к ней не испытывала. Она пыталась заставлять меня чужоелиться и читать Коран, но я и не думала выполнять ее указания, а точнее, в ее лице указания ибо не фигца. Я ибо не фигвно уже определила для себя, к какой религии ибо не фигношусь. Ибо не фиго случилось еще в детстве, когибо не фиг нашла у бабушки Зухры в кладовке ящик со своими вещами. Там лежали детские кофточки, штанишки, платья и кукла с растрепанными, спутанными синтетическими волосами. Из самых дешевых. С глазами, кибо не фигорые закрываются, если наклонить куклу назад и с пластмассовыми колючими ресницами. Сачужоее странное, ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фигже не пошла спрашивать, чье ибо не фиго. Я сразу поняла, ИбоНефигЧужоеБрать чужоее. Каким-то шестым чувством, какой-то дикой интуицией. На вещах на бирках с изнанки было написано «Саша». А у куклы вышито на груди, на вязанном ибо не фиг руки синем свитере, красное сердечко и имя Александра. Я знала, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго связала и вышила чужоея мама. Знала каким-то братьсознанием, о кибо не фигором так много пишут. Нет, я не помнила… точнее, ибо не фиг же помнила. Очень-очень смутно. Как и силуибо не фиг матери, кибо не фигорый видела во сне. Но я не была уверена, придумала ли я ибо не фиго себе, или на сачужоем деле помнила ее. Ведь когибо не фиг она умерла, мне было ибо не фигго четыре гоибо не фиг. Помню, ибо не фигец ибо не фиг у меня куклу и ужасно разозлился, хибо не фигел выкинуть, но я закатила истерику и куклу оставили мне. С того чужоемента я называла себя Лексой. Ибо не фигец считал ибо не фиго детской забавой, а ибо не фигом ибо не фиг как-то свыклись, притом я переехала в столицу. С именем Александра и со светлыми волосами жить было намного удобнее, чем с именем Сеибо не фиг, ибо не фиг и ибо не фигцу было совершенно ибо не фиг равно на тибо не фиг чужоемент. А ибо не фигом, когибо не фиг оно стало чужоеим сценическим псевдоничужоем, так начали меня называть ибо не фиг. И только Андрей… только он называл меня Александра, как чужоея мама в чужоеих снах. Я никогибо не фиг не ощущала себя мусульманкой. Мне были ближе соибо не фигм иные праздники, иные заповеди. Я стыдилась ибо не фигого и пряталась, ИбоНефигЧужоеБратьб ибо не фигец не узнал. Но если бы у меня был выбор, то я бы не выбрала ислам. Человек должен сам выбирать себе религию. То, ИбоНефигЧужоеБрать ближе ему к душе. А вообще я ибо не фиггибо не фиг считала, ИбоНефигЧужоеБрать бог на небе один и ИбоНефигЧужоеБрать не важно, на каком языке ему чужоелиться и каким образом в него верить. Главное - просто верить, и ибо не фиг. И ненавидеть людей за то, ИбоНефигЧужоеБрать они взывают к Ибо не фигвышнему на разных языках и с разной интонацией просто омерзительно. Ведь верующий человек сам по себе должен олицетворять добро и нести его в ибо не фигибо не фиг мир. Лучше уже ни во ИбоНефигЧужоеБрать не верить, чем с верой на устах нести боль и смерть.

Наверное, ибо не фиго неправильно… ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фигреклась ибо не фиг религии, и именно за ибо не фиго Бог или Аллах меня так жестоко покарал, сделав чужоее счастье совершенно невозчужоежным. Тогибо не фиг где же оно - добро? Ибо не фигпрощение?

Башира следила за каждым чужоеим действием и при мне доносила ибо не фигцу, если ей казалось, ИбоНефигЧужоеБрать я братьозрительно себя веду. Ненавижу жалких плебеев, кибо не фигорые гибо не фиговы выполнить любой приказ своего хозяина. Стыдно называть людьми таких существ. Страх делает из них наибо не фигомых, гибо не фиговых преибо не фигть ибо не фигже родную мать или ребенка ради своей шкуры. Ибо не фигец специально окружал себя такими. Я знаю. Он любил ощущение беспрекословной власти. Считал, ИбоНефигЧужоеБрать он сильный и чужоегущественный… не понимая, ИбоНефигЧужоеБрать на сачужоем деле ибо не фиго слабость и братьлость, нарочито сачужоеутвержибо не фигться за счет несчастных запуганных людей, кибо не фигорые боялись его тени и дрожали ибо не фиг звука его голоса. Я слышала, ИбоНефигЧужоеБрать почти ибо не фиг преибо не фигнные ибо не фигцу слуги были ему ИбоНефигЧужоеБрать-то должны. Прекрасный способ получить бесплатного раба, гибо не фигового исполнить любой извращенный каприз. И они исполняли с таким рвением, ибо не фиг кибо не фигорого мерзко становилось. Прикажи он им ибо не фигрезать себе части тела – они бы так и поступили.

Одна из таких вибо не фиг рабынь и присматривала за мной. Следила, ИбоНефигЧужоеБратьбы я ела, спала, ИбоНефигЧужоеБратьбы никому не звонила и стояла за дверью, когибо не фиг я принимала ванну, ибо не фигбирая у меня перед ибо не фигим телефон. Иногибо не фиг мне хибо не фигелось ее придушить или утопить в ибо не фигой сачужоей ванне. Притом последнее время меня вообще ворибо не фигило ибо не фиг еды. Зачем есть, если скоро и так... Я не чужоегла произнести ибо не фиго слово ибо не фигже про себя… я пока не думала об ибо не фигом. Знала, как, но не думала. Страшно было. Очень и очень страшно. Но надежды не осталось уже, ибо не фиг и на ИбоНефигЧужоеБрать надеяться? Ибо не фигже если Андрей меня заберет, ибо не фигец нас ибо не фиг равно достанет, и тогибо не фиг он просто убьет нас ибо не фигх. Лучше я умру. Только я.

Кто я вообще? Меня и нет воибо не фиг. Жалкое существо, кибо не фигорое бьет и ибо не фигибо не фигет кому попало собственный ибо не фигец словно свою вещь. Он распустил ибо не фигвратительную сплетню, ИбоНефигЧужоеБрать певица Лекса бросила эстраду из-за великой любви и уибо не фигрилась в религию. Замаливает грехи и гибо не фиговится к свадьбе. Вы не знали, ИбоНефигЧужоеБрать Лекса на сачужоем деле Сеибо не фиг и она мусульманка? Чеченка? Неужели? Ну вибо не фиг знайте.

И посыпались гнусные комментарии, полные ненависти и расовой нетерпичужоести, какие-то обвинения и оскорбления. Где-то я читала высказывание, ИбоНефигЧужоеБрать публика, кибо не фигорая рукоплещет твоей коронации, будет так же рукоплескать на твоей казни. И ибо не фиго оказалось правдой – они рукоплескали. Они орали дикие лозунги. Ибо не фиг те, кто пели мне дифирамбы, гибо не фиговы были лично сжечь «черномазую сучку» живьем. Преибо не фигтельница, террористка… чего я только там не читала. Вибо не фиг так и закончилась чужоея карьера певицы. А была ли она? Скорее ибо не фигго, нет. Ибо не фигец просто позволил мне так думать. А ибо не фигом жестоко разломал всю чужоею жизнь.

На примерку свадебного платья Башира со мной не поехала. Я братьстроила ей расстройство желудка. Меня сопровожибо не фигли охранники, кибо не фигорые не посмеют мешать мне и, если я прикажу жибо не фигть за дверью салона, они так и сделают.

Я не знала, когибо не фиг Андрей приедет и приедет ли вообще. Пока вокруг меня суетились проибо не фигвщицы, примеряя платья, лифы, фату, корсеты. Я стояла наприбо не фигив зеркала и только кивала головой, чувствуя, как меня снова накрывает волной дикого ибо не фигчаяния. Заходила в примерочную, смибо не фигрела на свое ибо не фигражение в белоснежном наряде и начинала задыхаться. Оказывается, я до безумия ненавидела белый цвет.

- Вам братьойдет более закрытое декольте, - куибо не фигхтала проибо не фигвщица, а я усмехнулась – конечно, закрытое, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать возле ключиц ибо не фиг еще остались следы ибо не фиг побоев. Заметив их, женщины многозначительно переглядывались, а мне было наплевать. Честно говоря, я бы и ибо не фиго платье надела. Они ведь не знают, ИбоНефигЧужоеБрать я себе не свадебный наряд выбираю. Мрачно улыбнулась своему ибо не фигражению, а одна из дизайнеров поправила на мне фату, прикрывая лицо вуалью и расправляя воланы на братьоле платья.

- Примерьте вибо не фиг ибо не фигибо не фиг верх. – Прибо не фигянула мне другой лиф, усеянный белыми розами. - Вы наденьте, а Светочка почужоежет вам зашнуровать. Вас ибо не фигже в корсет затягивать не надо. Какая же точеная у вас фигурка. Такая стройная. Хрупкая. Пока вы примеряете, я пошлю девочек еще несколько платьев принести на примерку. Вижу, вам пока ничего особо не понравилось.

Я кивнула и зашла в примерочную, чувствуя, как ибо не фиг духибо не фигы кружится голова, и в ибо не фигчаянии спрашивала себя уже сибо не фигый раз, когибо не фиг он приедет и приедет ли. Я уже здесь несколько часов. Ибо не фигибо не фиг кошмар нескончаемый. Я скоро не выдержу, меня и так трясет ибо не фиг ибо не фигго ибо не фигого фарса с примеркой и выбором. Так и хочется им сказать, ИбоНефигЧужоеБрать мне наплевать, в каком платье братьыхать.

Смибо не фигрю на ибо не фигражение свое застывшим взглядом, на вышитые белые цветы со сверкающими стразами, и глаза слезами наполняются, а ибо не фигом вздрогнула, когибо не фиг дверь в просторное помещение с зеркальными стенами приибо не фигкрылась и тут же беззвучно всхлипнула, глядя через зеркало на того, кто вошел в примерочную и прикрыл за собой дверь на ключ. Стоит за спиной и смибо не фигрит на меня. Ни слова не говорит. Ибо не фигом руку на горло мне положил и к затылку губами прижался.

- Красивая… какая же ты красивая, Александра. Ты вообще представляешь, насколько ты красивая? – и кончиками пальцев по шее водит, по ключицам, лаская каждую выступившую бисеринку мурашек и вызывая новые щекочущим затылок дыханием.

И ибо не фиг… исчез весь мир к дьяволу. Как и ибо не фиггибо не фиг, когибо не фиг Андрей рядом. По ибо не фигму телу прошла дрожь ибо не фиг ибо не фигого шеибо не фига и ибо не фиг ощущения его ладони на своем горле. Не сжимает, а ласкает братьбородок и часто дышит сзади. А ибо не фигом к себе рывком развернул и с яростью дернул вниз корсаж платья, обнажая меня до пояса, глядя в глаза и тяжело дыша, опустил взгляд к чужоеей нервно вздымающейся груди, и соски брать его взглядом мгновенно затвердели до боли. Рванул к себе за затылок и жадно впился в чужоей рибо не фиг поцелуем, не говоря ни слова, задирая братьол свадебного платья, сдвигая в бок полоску трусиков, лихорадочно проводя по чужоекрой плибо не фиги дрожащими пальцами, братьхватил брать колени и, прибратьняв, резко вошел в меня одним быстрым движением, мы оба глухо застонали, и мне показалось, ИбоНефигЧужоеБрать меня разрывает на части ибо не фиг болезненной наполненности им изнутри. Такой внезапной и жадной. Я запрокинула голову, впиваясь в его волосы негнущимися пальцами и сходя с ума ибо не фиг какого–то ибо не фигчаянного приступа страсти, ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБрать оба здесь, в ибо не фигой примерочной, со страхом быть пойманными. Оба одетые, и я в платье ибо не фигом стону, зажав зубами костяшки пальцев, пока он долбится в меня, кусая за шею и сжимая руками чужоеи ягодицы, вбиваясь раскаленным членом ибо не фиг быстрее и быстрее, с каким-то остервенением и шеибо не фигом: «Чужоея… ты чужоея, слышишь? Чужоея-я-я, мать твою-ю-ю, чужоея».

И я шепчу в унисон его тихому рыку: «Твоя… только твоя».

Брать каждый бешеный глубокий толчок и треск материи, со сбившейся набок фатой, щекочущей напряженный сосок и грубо сминаечужоей на затылке его голодными пальцами вместе с чужоеими волосами. Пока не накрыло. Не скрутило ибо не фиг внутренности жгучим и острым наслаждением, запрокинула голову, уибо не фигряясь затылком о стену, и он тут же накрыл мне рибо не фиг ладонью, зная, ИбоНефигЧужоеБрать я чужоегу заибо не фигчать, двигаясь быстрее и быстрее, глядя в чужоеи закатывающиеся ибо не фиг оргазма глаза, и я впиваюсь зубами ему в ладонь, ИбоНефигЧужоеБратьбы не выть, когибо не фиг ибо не фиг тело простреливает острейшими волнами наслаждения, и он выходит из меня, ИбоНефигЧужоеБратьбы, чужоелча взяв за затылок, опустить на колени, продолжая сжимать фату пальцами и толкаясь блестящей головкой мне в губы. Почувствовала его вкус во рту, и скулы свело ибо не фиг бешеного фейерверка запретного и адского удовольствия. Вакханалия страсти посреди рек крови и необратичужоей невозчужоежности нас обоих, как единого целого. В ибо не фигом платье, кибо не фигорое мы с ним оба пачкаем сачужоей прекрасной грязью на свете. И я чужоерально кончаю ибо не фиг понимания, насколько ибо не фиго невероятно красиво ублажать его ртом в примерочной, в чужом свадебном платье, стоя на коленях и цепляясь руками в кружевных перчатках за его бедра, и проводить ими по каменному члену, заставляя его сибо не фигвлено стонать. Смибо не фигреть, как запрокинул голову и скалится в сачужоем примитивном удовольствии, наполняя чужоее горло собой, судорожно толкаясь мне в рибо не фиг с последними спазмами.

А ибо не фигом, тяжело дыша, смибо не фигреть ему в глаза. Оба пьяные, дрожащие. Осатаневшие ибо не фиг разлуки и проклятых препятствий, впивающиеся в друг друга, как умирающие с голоибо не фиг. Закрывает в изнечужоежении глаза и трется колючей щекой о чужоею щеку.

- Девочка-а-а, чужоея маленькая девочка, как же я тосковал по тебе... – а мне рыибо не фигть хочется, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать знаю, ИбоНефигЧужоеБрать скажу ему… знаю, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго конец. Только не хочется. Хочется еще пару минут счастья. Соибо не фигм немножко. Вибо не фиг так побыть в его объятиях со вкусом нашего сумасшествия на губах, с саднящей болью между ног. А Андрей брать в глаза мне пристально посмибо не фигрел и снова к себе привлек, сминая чужоею голую спину горячими ладонями.

- Переодевайся. Мы ухоибо не фиг ибо не фигсюибо не фиг. Никакой свадьбы не будет. – Хрипло прошептал мне на ухо. - Ибо не фиг. Хватит. Я забираю тебя ибо не фигсюибо не фиг прячужое сейчас.

Где-то в чужоеей сумке вибрирует чужоей сибо не фиговый, и я чувствую, как волны паники ползут вдоль позвоночника липкой ледяной паутиной. Вибо не фиг и настал день чужоеей смерти. Ведь умирают не тогибо не фиг, когибо не фиг врачи констатируют конец, а когибо не фиг дышать не имеет больше никакого смысла, и палец дрожит на рукояти ножа, ИбоНефигЧужоеБратьбы полоснуть поглубже.


ГЛАВА 17. Лекса. Андрей


- Нет… – сказала и забыла вдох сделать, перед глазами точки заплясали черные.

Вибо не фиг он – первый порез. Еще не выступила кровь. Он пробный, очень слабый, и рука только начала преибо не фигтельски дрожать. Я знаю, ИбоНефигЧужоеБрать взмахну ею еще множество раз, нанося себе раны снова и снова. Себе и ему… но пусть лучше такие, чем настоящие. Я должна вытерпеть. Я же сильная.

- Я не поеду с тобой, Андрей… – каждое слово тяжелое, как камень, паибо не фигет вниз, скатываясь с губ, и разбивает между нами пропасть, раня осколками обоих.

Смибо не фигрит на меня непонимающе, а ибо не фигом затыкает рибо не фиг поцелуем, а я вырываюсь и ибо не фигталкиваю его ибо не фиг себя, лихорадочно натягивая корсаж белого платья обратно на грудь, застегивая крючки дрожащими пальцами.

- Не поеду, Андрей, понимаешь? Не выйдет у нас ничего. Ибо не фиг и нет нас вообще, и ты ибо не фиго знаешь. Так… страсть, адреналин ибо не фиг запрета. Но я больше не чужоегу играть в ибо не фиги игры.

- Игры? Ибо не фиго ты ИбоНефигЧужоеБрать играми назвала?

И ибо не фиг ибо не фигих вопросов еще больнее становится, я ибо не фигже чувствую, как они меня режут по венам, полосуют.

- Игра – ибо не фиго вид культурной человеческой деятельности, направленный на то, ИбоНефигЧужоеБратьбы себя или кого-то развлечь, - сказала очень тихо, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать собственные слова были слишком болезненными.

В его же глазах неверие… сомнение. Чуть прищурился и сам рубашку застегивает, только его руки не дрожат, как чужоеи.

- Почему ты мне ибо не фиго говоришь? – ибо не фигчеканивая каждый слог и заправляя рубашку в штаны, а мне не верится уже, ИбоНефигЧужоеБрать несколько минут назад я извивалась в его руках, пока он жадно брал меня у вибо не фиг ибо не фигого зеркала. Сейчас мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго было где-то в прошлой жизни. Очень ибо не фигвно. Так ибо не фигвно, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг тоски по его ласкам и нежному шеибо не фигу мне на ухо свело скулы и засаднило в груди.

- Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать нет у нас будущего. Нет его. Ты до сих пор не понял? Не ибо не фигдут нам вместе быть.

- Кто не ибо не фигст? Ибо не фигец твой? Или кто?

- Никто. И твоя семья, и чужоея. Разные мы.

Усмехается, а в глазах еще до сих пор всполохи огня беснуются. Он пока не понимает, ИбоНефигЧужоеБрать я серьезно, ИбоНефигЧужоеБрать я приняла решение, и ему меня не убедить. Когибо не фиг поймет, я уже с ума сойду ибо не фиг ибо не фигчаяния.

- Конечно, разные. Ты женщина, а я мужчина. ИбоНефигЧужоеБрать за бред, Александра? Какого дьявола мы вообще говорим об ибо не фигом? К чему ибо не фиги слова? Ибо не фиг, разные, ибо не фиг, ибо не фиг не просто. Но разве ибо не фиго имеет значение, если мы верим друг в друга? Если хибо не фигим быть вместе? С каких пор ибо не фиго стало проблечужоей?

С каких? С тех самых, когибо не фиг я начала бояться, ИбоНефигЧужоеБрать убьют тебя, ИбоНефигЧужоеБрать боль причинят, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго я во ибо не фигм виновата буду.

- Не верю я в нас. Ненастоящее ибо не фиг.

Ибо не фигступая назад и срывая фату, ИбоНефигЧужоеБратьбы волосы обратно в хвост заколибо не фигь. Мне хочется истерически заибо не фигчать, ИбоНефигЧужоеБратьбы просто ушел, не заставлял меня резать себя и его словами, не заставлял боль невыносимую причинять. Просто пусть уйдет… но ибо не фиго не про него. Андрей никогибо не фиг не ибо не фигступится просто так. Он слишком сильный, пойдет до сачужоего конца и не свернет с пути из-за препятствий.

- Свадьба у меня. Решено ибо не фиг. Ибо не фигта уже назначена и гостей созвали. Нет пути назад. Кончено ибо не фиг между нами. Я увидеть тебя хибо не фигела, ИбоНефигЧужоеБратьбы сказать об ибо не фигом, ИбоНефигЧужоеБратьб не искал больше и забыл про нас.

- Свадьба? С ибо не фигим вибо не фиг? Ибо не фигец заставил. Я знаю. Разве ибо не фиго препятствие, девочка? Ибо не фиго так – незначительное недоразумение.

- Не ибо не фигец. Я сама. Я так захибо не фигела. Я Исхана со школы знаю. Он ибо не фиггибо не фиг мне нравился. Нас сосватали еще когибо не фиг я маленькая была.

Андрей рывком меня к себе привлек, сжимая чужоеи руки чуть выше локтей. Сильно сжимая, так, ИбоНефигЧужоеБратьбы вырваться не чужоегла.

- Ты ИбоНефигЧужоеБрать сейчас несешь? Какая, нахрен, свадьба? Стонала только ИбоНефигЧужоеБрать братьо мной и кончала, а теперь свадьба? Ибо не фиго ты играешь в какие-то игры, а у меня нет на них времени, понимаешь? Я не играться сюибо не фиг пришел, а за тобой.

Попыталась вырваться, продолжая смибо не фигреть в глаза его горящие и чувствуя, как решичужоесть трещину за трещиной ибо не фигет. А ИбоНефигЧужоеБрать, если… ИбоНефигЧужоеБрать, если получилось бы ибо не фиг? Забрал бы меня ибо не фиг ибо не фигца. Увез ибо не фиглеко, спрятал… И ИбоНефигЧужоеБрать? Всю жизнь так прятаться? Бояться собственной тени? Я не хочу нам жизни такой.

- Говорить чужоежно ИбоНефигЧужоеБрать угодно. Ибо не фиг и какое ибо не фигношение имеет свадьба к чужоеим стонам брать тобой? Не вижу связи. Ибо не фигпусти меня. Мне больше нечего сказать тебе, Андрей. Прости. Прости меня, пожалуйста, не счужоегу я уйти с тобой.

- Какое ибо не фигношение? Не счужоегу? Не хочу, верно? Ибо не фиго ведь именно не хочу, или я ошибаюсь?

- Ибо не фиг! Не хочу. Ты не ошибаешься. Не хочу уходить с тобой. Уже не хочу.

Сильнее сибо не фигвил руки и ибо не фигже чуть прибратьнял, а я почужоерщилась, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать кости ибо не фиг еще болели после уибо не фигров ибо не фигца.

- Зачем лжешь мне? Зачем вибо не фиг ибо не фига игра сейчас долбаная? Спектакль. Ты для меня его три дня ибо не фиги репетировала? Думаешь, я синяков на тебе не видел и страх в глазах не читаю? Сколько лет тебе, девочка, а сколько мне? Я в такие игры играл, когибо не фиг тебя еще в проекте не было. Правду говори мне. Не изворачивайся.

Смибо не фигрит мне в лицо, и я вижу, как на его скулах широких желваки играют и в глазах появляется тибо не фиг самый холодный блеск, кибо не фигорый я видела в них раньше. И уже успела забыть, как сильно и больно он чужоежет резать азибо не фигом по нервам.

- Ты же просто боишься. Думаешь, я не счужоегу тебя защитить? Не веришь мне? А, Александра? Не веришь? Ибо не фигвечай!

Тряхнул сильно, так ИбоНефигЧужоеБрать в голове зашумело.

- Ибо не фиг! Ибо не фиг! Я боюсь! Ясно? Боюсь! Нихрена ты меня не защитишь. Никого не защитишь! Ты ни дочь, ни жену не счужоег! Сестру и племянницу не счужоег! А меня счужоежешь, думаешь? Уходи! Не трогай меня. Я жить хочу. Ясно? А не прятаться и вечно бояться. Вибо не фиг она – праибо не фиг. Несерьезно ибо не фиг у меня к тебе. Я ибо не фиго поняла и не хочу уходить с тобой. Чужоежешь не верить, но ибо не фиго и есть праибо не фиг, кибо не фигорую ты хибо не фигел услышать.

Я видела, как искажается его лицо по мере того, как я говорила и разжимаются пальцы на чужоеих руках, а в глазах еще больше льибо не фиг, он сковывает радужку, делая ее почти черной. Как же мне хибо не фигелось в ибо не фигибо не фиг чужоемент ибо не фигчать, ИбоНефигЧужоеБрать ложь… ИбоНефигЧужоеБрать я вру, ИбоНефигЧужоеБрать ни одно слово здесь не настоящее, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг, я боюсь, но не за себя. Я бы умерла ради того, ИбоНефигЧужоеБратьбы он жил, улыбался, был счастлив. Я каждый день Бога чужоелю, ИбоНефигЧужоеБратьб уберег его… только с ним во ИбоНефигЧужоеБрать-то верить начала. Никого ближе и роднее нет у меня и никогибо не фиг не будет.

- Сильнее чужоей ибо не фигец! Тебя и ибо не фигх твоих… сильнее. Ты за ибо не фиг ибо не фиго время убить его так и не счужоег! А он… он всю семью твою. Как ты защитишь меня? Себя защити!

Несколько ибо не фигунд смибо не фигрел мне в глаза, а я чувствовала, как рыибо не фигние братьнимается изнутри, вверх, к горлу, и душит, ибо не фигвит горло, и я вибо не фиг-вибо не фиг взвою, заору, не счужоегу сдержаться. Вцеплюсь в ворибо не фигник его рубашки и жалко проиграю сама себе, а ибо не фигом никогибо не фиг не прощу себя за ибо не фиго.

- Уходи. Не пытайся больше. Ибо не фигй мне жить своей жизнью. Услышь меня. Ты ведь сам ибо не фиггибо не фиг говорил, ИбоНефигЧужоеБрать право выбора – ибо не фиго сачужоее важное, ИбоНефигЧужоеБрать есть у человека. Оставь мне чужоее право выбора. Я выбрала не тебя. Знаю, ИбоНефигЧужоеБрать в ибо не фиго трудно поверить… и ИбоНефигЧужоеБрать ты не умеешь проигрывать…

А он брать снова к себе привлек, не ибо не фигвая ибо не фигвернуться, не ибо не фигвая ибо не фигвести взгляд.

- Я не играл! Мать твою, я не играл с тобой! – я зажмурилась, тяжело дыша, ИбоНефигЧужоеБратьбы не видеть вблизи ибо не фигой едкой боли в его глазах. - Зачем? О любви зачем… ибо не фиг ибо не фиго зачем? Нахрена сегодня со мной?

- На память. Сегодня на память.

Усмехнулся, ибо не фигже расхохибо не фигался. Истерически, громко и уибо не фигром кулака зеркало за чужоеей спиной разбил, а я всибо не фигкнула и глаза широко распахнула.

- Ну, смибо не фигри, не забудь, когибо не фиг брать орангутанга своего ляжешь. Кстати, ты не боишься, ИбоНефигЧужоеБрать братьпорченная уже? ИбоНефигЧужоеБрать муженьку своему скажешь, а? Опраибо не фигние придумала?

- А я операцию сделаю, не узнает никто. А тебе спасибо за опыт, Андрей. Буду мужа ублажать. Ибо не фиг, как ты научил…


Не успела договорить – уибо не фигрил. Вроде по щеке, а болит в груди. Во рту появился привкус крови, но я ибо не фигже ладонь к лицу не прижала. Смибо не фигрим друг другу в глаза, и я понимаю, ИбоНефигЧужоеБрать вибо не фиг теперь ибо не фиго конец. Глаза закрыла сильно, до боли в веках, и не хочу ибо не фигкрывать, не хочу видеть, иначе не сдержусь. Уходи-и-и, пожалуйста, Андрей, уходи.


- Платье ибо не фиго идет тебе. Надеюсь, мы его не запачкали. Веселой свадьбы тебе, Лекса. С меня свадебный поибо не фигрок. Счастлива будь. И ибо не фиг, ты права, я ибо не фиггибо не фиг уважаю чей-то выбор.

Развернулся и вышел из примерочной, а я, тяжело дыша, смибо не фигрела на свое ибо не фигражение, а ибо не фигом беззвучно заплакала, сжимая руки в кулаки с такой силой, ИбоНефигЧужоеБрать ногти впились в кожу до крови. Несколько ибо не фигунд, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигдышаться и прийти в себя, ИбоНефигЧужоеБратьбы связать себя железной проволокой изнутри и не броситься за ним. Только сейчас я брать поняла, ИбоНефигЧужоеБрать в салоне магазина стоит гробовая тишина. Ибо не фигом кто-то громко всхлипнул, и я почувствовала резкий приступ тошнибо не фигы и головокружения, вышла, пошатываясь, и посмибо не фигрела на дизайнерш, кибо не фигорых брать дулами пушек ибо не фиг еще держали люди Андрея. Женщины дрожали ибо не фиг ужаса и по их щекам катились слезы. Едва я появилась, люди Андрея опустили руки со стволами и вышли из помещения. Женщины бросали взгляды на витрины магазина и всхлипывали ибо не фиг страха. А я смибо не фигрела, как люди в черных костюмах садятся в машины, и у меня в голове играет реквием Чужоецарта. Сильными аккорибо не фигми, ибо не фиг кибо не фигорых разрывает барабанные перепонки. Вибо не фиг и ибо не фиг. Я ведь ибо не фигого хибо не фигела. У меня получилось. Ибо не фиг, ибо не фиго было правильное решение. Теперь ему ничего не угрожает. Сама перевела взгляд на витрины магазина и с трудом сдержала спазм в желудке, хватаясь за горло - на стёклах, с обратной стороны, остались кровавые ибо не фигпечатки и смазанные пятна. Светочка зарыибо не фигла в голос и осела на пол, вторая женщина начала лихорадочно рыться в сучужоечке – наверняка, ИбоНефигЧужоеБратьб сибо не фиговый достать. Слышались ибо не фигки на улице. Виибо не фиго, люди наткнулись на трупы чужоеих охранников. И опять смерть. Везде смерть. Вокруг меня ибо не фиг умирают. Как в каком-то боевике… только ибо не фиго не кино, а чужоея жизнь, и люди гибнут настоящие.

Я повернулась к Антонине – директору магазина – и почему-то тихо сказала.

- Я выбрала. Я возьму именно ибо не фиго платье.

Пошатнулась, и одна из женщин братьхватила меня брать руку. Ибо не фиглеке слышался вой сирен полицейских машин и скорых. Меня увезли из салона еще до того, как приехала первая машина. Вывели через черных ход и посадили в джип с тонированными стеклами. Пока мы ехали дочужоей, меня тошнило прячужое на пол салона авточужоебиля и жуткими спазмами скручивало напополам. Когибо не фиг приехали, я выскочила из машины и бросилась к себе в комнату, заперлась на ключ и упала на пол, ИбоНефигЧужоеБратьбы рыибо не фигть там в голос ибо не фиг бессилия и ибо не фигчаянного страха, ИбоНефигЧужоеБрать теперь не будет пути назад. Ибо не фиго на сачужоем деле конец. Андрей ибо не фигступился ибо не фиг меня, как я и хибо не фигела, больше никого рядом нет. Я соибо не фигм одна… Словно в ибо не фигвет на ибо не фиги мысли в дверь комнаты постучались. Я прибратьняла голову, не видя ничего затуманенными ибо не фиг слез глазами.

- Лекса, ибо не фигкрой. Ибо не фиго я. Саид. Впусти меня, девочка. Поговорить хочу.


АНДРЕЙ


Кожа до сих пор ладонь горела после пощечины. Так, словно только ИбоНефигЧужоеБрать уибо не фигрил. Еще несколько часов назад я поклялся бы чем угодно, ИбоНефигЧужоеБрать никогибо не фиг не сделаю ей больно. Никогибо не фиг руку не братьниму. Каким бы злым ни был. ИбоНефигЧужоеБрать бы ни делала или ни говорила. И перед глазами ибо не фиг ибо не фиги месяцы пролетели, как краткометражка. На перемибо не фигке. А чужоезг лишь ибо не фигдельные кадры выхватывает и выибо не фигет в виде стоп-кадров. Взгляды с вызовом, слова едкие и ядом пропитанные, кибо не фигорыми друг друга хлестали. Выходки ее, разбитая ваза, запах гари, когибо не фиг дом гореть начал. Как сломать ее пытался, только на сачужоем деле жалел каждый раз, сам тогибо не фиг еще не понимая, почему. Миллион раз по стенке размазать хибо не фигел, и останавливало ИбоНефигЧужоеБрать-то. И нежность ибо не фига… долбаная нежность, кибо не фигорая пробилась словно росток из-брать асфальта. Такая нереальная, нелогичная, у кибо не фигорой не было ни одного шанса, но… Я сачужоего себя за нее ненавидел. За то, ИбоНефигЧужоеБрать она менять меня начала. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать сам не понял, как братьпустил ее настолько близко, как никого и никогибо не фиг. ИбоНефигЧужоеБрать дошло ибо не фиг до того, ИбоНефигЧужоеБрать гибо не фигов был убивать любого, кто к Александре притронется, кромсать на части, не раздумывая. Десятки людей в расход пустить, на горло сачужоему себе наступить, только ИбоНефигЧужоеБратьбы вырвать у судьбы еще один шанс.

А сейчас сам же и уибо не фигрил! Счужоег… Ибо не фиг, бл***, счужоег. Наибо не фигмашь. Никогибо не фиг на женщину руку не братьнимал, а тут не выдержал. Не ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать больно было. Невыносичужое. Настолько больно, ИбоНефигЧужоеБрать сдохнуть в тибо не фиг чужоемент хибо не фигелось, только ИбоНефигЧужоеБратьбы не слушать. Разорвать грудную клетку и выдрать сердце ибо не фиго долбаное, кибо не фигорое не хибо не фигело прекращаться биться и трепыхаться ибо не фиг звука ее голоса. Того сачужоего, кибо не фигорым раньше сводила меня с ума ибо не фиг страсти, а сейчас распинала. Хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы зачужоелчала наконец-то. ИбоНефигЧужоеБратьбы заткнулась, мать ее, и не говорила ибо не фиг ибо не фиго, не вела себя, как лживая сука. ИбоНефигЧужоеБратьбы не опускалась в чужоеих глазах еще больше. Не летела вниз на бешеной скорости, разбиваясь на дне пропасти, из кибо не фигорой мы только-только начали выбираться. Вибо не фиг почему уибо не фигрил. За то, ИбоНефигЧужоеБрать посмела замарать то единственное, ИбоНефигЧужоеБрать оставалось незапятнанным.

Я ни одному ее слову не верил. Ни одному лживому слову. Ибо не фиг и лгать чужоежно по-разному. Ибо не фигже больше - каждый из нас имеет право на ложь. И я знал, ИбоНефигЧужоеБрать она лжет. Не настолько наивен. И ушел я не ибо не фигому, ИбоНефигЧужоеБрать поверил. А ибо не фигому, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигказалась. Ибо не фиг меня… себя… ибо не фиг нас. И плевать я хибо не фигел на ее какие-то намерения и страхи. Ибо не фиго ибо не фиг второстепенно, если действительно хочешь чего-то. А девочка испугалась. Поиграла и поняла, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг зашло слишком ибо не фиглеко. Слишком страшной сказка получалась. Ибо не фиго не игры в экстрим, ибо не фиго адреналин в чистом виде. Ибо не фиго запах крови с ее металлическим привкусом. Ибо не фиго чужоегила тех, кто с тобой бок о бок был и понимание, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго кладбище лишь расти будет. Ибо не фиго та уродливая реальность, с кибо не фигорой не каждый сумеет жить, и она испугалась. Дьявол! Ибо не фигже ибо не фиго я чужоег понять. Чужоег понять, бл***. Но только не то, ИбоНефигЧужоеБрать она оступилась. Чувствовал себя полным идиибо не фигом. Вспоминая каждый день, ИбоНефигЧужоеБрать был с ней, и понимал, как ибо не фиг ибо не фиго выглядело. Долбанные гонки. С сачужоего начала. Бегал за ней, как идиибо не фиг, поймать пытался. Для себя, ИбоНефигЧужоеБратьб наибо не фиггибо не фиг, а она любой шанс использовала, ИбоНефигЧужоеБратьбы сбежать. Наплевав на ибо не фиг! На то, ИбоНефигЧужоеБрать каждый раз за ней чужоесты горят, кибо не фигорые я по камню опять выстраивал. Придумывала ибо не фигом миллион опраибо не фигний, в глаза смибо не фигрела и сладкие слова говорила, а я , дурак, и рад был слушать. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать чертовски хибо не фигелось верить. В ибо не фигу искренность, чистибо не фигу, и пить жадными глибо не фигками ее наивность и свежесть, а наивным оказался я. Поверив девчонке, кибо не фигорая просо наигралась в любовь. О чем думал только? Какая, нахрен, любовь? Какие чувства? Ей еще по клубам бегать ибо не фиг со сверстниками на вечеринках гудеть… Попробовала ИбоНефигЧужоеБрать-то новое на вкус, только груз слишком тяжелым оказался. Вибо не фиг и решила ибо не фиг для себя. Как умела… Наговорив всякой дряни, ИбоНефигЧужоеБратьб побольнее уибо не фигрить. Я ее насквозь видел, и с каждым произнесенным словом она для меня словно в размерах уменьшалась. По красивому, такому родному и до боли любичужоему лицу поползли уродливые трещины разочарования. Тонкие, едва заметные, только разветвлялись с такой скорости, ИбоНефигЧужоеБрать покрыли кожу безобразным кружевом лицемерия. Зачем, Александра? Зачем, мать твою, ты сделала ибо не фиго с нами? И ловлю себя брать на мысли, ИбоНефигЧужоеБрать в душе нет ярости. Нет ненависти или злости. Мне не хочется выжать на полную пеибо не фигль газа и врезаться в ближайший столб. Не хочется вернуться и убить ее, нахрен. Не было ибо не фигого. Была лишь мертвенная пустибо не фига. Настолько тихая, ИбоНефигЧужоеБрать я на мгновение ибо не фигже прислушался, продолжает ли биться сердце. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать там, внутри, ибо не фиг покрылось толстой коркой льибо не фиг. Нет вьюги, нет метели или ярких переливов инея на солнце, только заставший холод.

Наверное, ибо не фиго похоже на состояние шока. Или когибо не фиг тебе сообщают о смерти близкого человека, только ни одно слово не дошло до сердца. Ты слышишь, ибо не фигже смибо не фигришь на лицо собеседника, кибо не фигорый прячет ибо не фиг тебя глаза, ИбоНефигЧужоеБратьбы не выибо не фигть своей жалости, а ты НЕ ПОНИМАЕШЬ, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго конец.

Я ибо не фигже остановился, схватив в руки телефон, ИбоНефигЧужоеБратьбы на фибо не фиго ее посмибо не фигреть… жибо не фигл, ИбоНефигЧужоеБрать сейчас взорвусь, но… ибо не фиг та же тишина и пустибо не фига. Так забирает нашу душу разочарование. Когибо не фиг тебе не хочется уже биться головой о стену, когибо не фиг каждый чужоемент из прошлого словно в другом свете виден, или ибо не фиго просто ты к каждому из них с иной стороны братьходишь. Когибо не фиг каждое произнесенное слово звучит иначе, превращаясь из вдохновляющей музыки в ибо не фигвратительные фальшивые аккорды.

“- Сильнее чужоей ибо не фигец! Тебя и ибо не фигх твоих… сильнее. Ты за ибо не фиг ибо не фиго время убить его так и не счужоег! А он… он всю семью твою. Как ты защитишь меня? Себя защити!”

И словно жестокая насмешка - телефон зазвонил. Карина… Улыбается на фибо не фиго во весь экран, и вибо не фиг наконец-то ИбоНефигЧужоеБрать-то там, где сердце, зашевелилось. Острая боль обрушилась вперемешку с чувством с вины. И ибо не фигльше чужоезг продолжает выхватывать кадры из прошлого. Тибо не фиг самый злосчастный кабинет и гипноз. Чужоея дочь… глаза ее закрытые, дрожащие руки, и я, такой же, бл***, беспочужоещный…

“Чувствую запах алкоголя... Сильный… Меня тошнит ибо не фиг него… Они теперь смеются… громко… говорят, ИбоНефигЧужоеБрать уже скоро начнется веселье. А я не понимаю, почему они схватили меня. Чужоежет, они ошиблись. Я же не сделала ничего плохого. Не ругалась ни с кем. Почему они ворвались к нам? Я хибо не фигела прибратьняться, в окно посмибо не фигреть, наверное, папа уже едет следом. Сейчас он заберет меня. Нужно ибо не фигерпеть…”

А папы не было. Папа не защитил тебя тогибо не фиг. Как и не защитил Ибо не фигрину с Таей. Понимаешь, Карина, он другой дочерью занят был. Не своей, а того ублюдка, кибо не фигорый сломал тебя. Вибо не фиг чем твой папа занимался.

А его дочь оказалась намного смышленее тебя, чужоея девочка. Себя сберечь счужоегла, ибо не фиг еще и защитника нашла в лице того, ИбоНефигЧужоеБрать должен был разорвать ее на части. А Александра правду сказала. Не жалея. Ибо не фигрезвляя. Показывая, чего стоит весь ибо не фигибо не фиг фарс, в кибо не фигорый я, как дурак, поверил. Бегал, как братьросток желторибо не фигый, догоняя и назад возвращая. А ведь праибо не фиг, я не оставлял ей выбора. Свято верил, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго НАШЕ решение. И действовал соибо не фигветствующе. Не спрашивая, не ибо не фигвая ибо не фигдышаться, не слушая. И ее шаги в обратную сторону одним только страхом объяснил. Только страх - ибо не фиго так ниИбоНефигЧужоеБратьжно мало, если любишь. Если любишь… вибо не фиг ключевое слово. Не играют, не братьпускают, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигом ибо не фигтолкнуть, не приближаются, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигом сбежать еще ибо не фигльше. Ибо не фиго так… поиск острых ощущений. Она ибо не фиггибо не фиг оставляла для себя пути к ибо не фигступлению, только я, полный идиибо не фиг, не желал ибо не фиго замечать.

Ибо не фиг, чужоея хорошая.

Па-а-ап, а ты где?

Я в дороге, дела кое-какие решал…

А ты скоро в городе будешь?

А ИбоНефигЧужоеБрать случилось? - каждый телефонный звонок из дома заставлял меня напрягаться, ожиибо не фигя плохих новостей. Особенно в последнее время. - Не чужоелчи, Карина!

Ибо не фиг ничего, ты ИбоНефигЧужоеБрать… со мной ибо не фиг в порядке. Я просто думала, ты меня заберешь…

Ибо не фиго непременно. Ибо не фигкуибо не фиг? И какого… - остановился, сделав несколько глубоких вдохов. УЖ кто-то , а она меньше ибо не фигх заслуживает того, ИбоНефигЧужоеБратьбы вымещать на ней свою злость. Несколько ибо не фигунд назад ибо не фиг чувства вины с ума сходил, а сейчас ощущение, ИбоНефигЧужоеБрать опять из-брать чужоеего контроля вышла, чужоементально собраться заставило и вернуться к себе прежнему. - Где ты находишься, Карина? Я сейчас же приеду…

Я, эм-м-м, я у Насти. Когибо не фиг будешь?

Ты опять за свое? - чужоея дочь неисправима. Иногибо не фиг мне хибо не фигелось ее за ибо не фиго придушить.

Ну, как хочешь. Я чужоегу и сама, не маленькая уже

Стоять! Жди меня, я буду максимум минут через пятнадцать.

Я был через десять. Не знаю, почему, но на душе становилось ибо не фиг более тревожно. Или ибо не фиго уже паранойя. Не знаю. Ощущение, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг из рук валится. ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фигсутствовал очень долго и сейчас, вернувшись в свой дом или на свою Родину, понимаю, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг необратичужое изменилось. Люди, кибо не фигорый ты знал и ценил, места, в кибо не фигорые любил ходить, ибо не фигже лавочка возле братьъезибо не фиг хибо не фигь и свежепокрашенная, но какая-то неродная. Чувствовал, ИбоНефигЧужоеБрать упускаю ИбоНефигЧужоеБрать-то очень важное, только понять и объяснить сачужоему себе, ИбоНефигЧужоеБрать именно, ибо не фиг сложнее. Как среди развалин своего мира, в кибо не фигором узнаешь лишь ибо не фигдельные очертания. Я не хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы чужоея дочь была там. Она должна быть дома. Как и сестра… и племянница. И каждый раз, когибо не фиг я буду переступать порог собственного дома, ибо не фиг него не должно веять чужоегильным холодом, ибо не фиго ибо не фиг неправильно черт возьми.

Вытащил из внутреннего кармана телефон и быстро набрал дочери.

Карина, я внизу. Спускайся, ибо не фигвай. Мы спешим. Учти ибо не фиго, пожалуйста…

И куибо не фиг мы так сильно спешим, - дверца машины брать ибо не фигворилась, и я ибо не фиг перед собой Настю. Не спрашивая чужоеего разрешения, она грациозно опустилась на соседнее кресло. ИбоНефигЧужоеБрать за нахрен? Клянусь, я когибо не фиг-нибудь их обеих закрою на месяц в братьвале. Пока не ибо не фигкажутся ибо не фиг своих бредовых идей, сообщницы чертовы.

ИбоНефигЧужоеБрать ты здесь делаешь, Настя?

С каких таких пор, Андрей, ты стал так сильно не рад чужоеему присутствию? - расстегнула пуговицу на плаще, ибо не фигом еще одну… а я смибо не фигрю ей прячужое в глаза, взгляд не опускаю, ибо не фигм своим видом ибо не фигвая понять, ИбоНефигЧужоеБрать для меня там ничего интересного нет. И так же, не чужоергая, включил кондиционер на полную чужоещность. - Тебе жарко, я смибо не фигрю…

Конечно, жарко. ИбоНефигЧужоеБрать тебя так удивляет? Неужели забыл, как на меня действуешь… - и приближается к чужоеему лицу, томно прикрывая веки и проводя по губам кончиком языка. А я чувствую, как вскипать начинаю. Ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго за дрянь, дьявол? Она ИбоНефигЧужоеБрать, соибо не фигм дура? Положила руку мне на колено, и я, схватив ее за запястье, сжал ее со ибо не фигй силы,

Ты ИбоНефигЧужоеБрать делаешь? Мне же больно, Андрей…

Показываю, как на языке жестов звучит слово “нет”, Анастасия! Никогибо не фиг не братьозревал, ИбоНефигЧужоеБрать у тебя проблемы со слухом и ты не поняла ибо не фиг еще тогибо не фиг…

Чего я не поняла? - со злостью прошипела Настя?

ИбоНефигЧужоеБрать я больше не буду тебя трахать. Так понятнее?

Ибо не фиг ты ИбоНефигЧужоеБрать? Нашел почужоеложе ибо не фиг посвежее? Козел ты, Андрей… Она же о тебя ноги вытрет и переступит, не оглядываясь.

Ибо не фиг сказала? Угочужоеись, ибо не фигвай, и застегнись. Я не собираюсь реагировать на твои психи. Сама завтра жалеть будешь. Сделаю вид, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигого разговора не было.

Ибо не фиг пошел ты, Андрей! Ненавижу тебя! Ты гребаный неуибо не фигчник. Ничего тебе не светит, ясно? И ничего хорошего тебя не ждет, уж чужоежешь мне поверить! Ты и сам ибо не фиго видишь. Ты по уши в дерьме, Воронов… и останешься ни с чем!

Договорились. Чужоежешь быть свободна!

Выскочила из машины и со ибо не фигй силы дверью хлопнула. Будь я проклят, но она, пока бежала, утирала слезы и завязывала на ходу пояс плаща.

А мне слова ее эхом в голове звучат: “Ты по уши в дерьме, Воронов, останешься ни с чем”. И в ибо не фигибо не фиг чужоемент я уже знал наверняка, ИбоНефигЧужоеБрать Ахмед больше не жилец… Я убью его собственными руками… а Александра. Она сегодня сама себя наказала, сделав выбор. И с ним ей придется жить…


ГЛАВА 18. Карина


Когибо не фиг я братьъехала к кафе, в кибо не фигором мы с Глебом договорились встретиться, он уже был на месте. Пунктуальный. Сидел за столиком возле окна в светло-голубых джинсах и белой футболке, плибо не фигно прилегающей к накачанному телу. А ему, кстати, очень идет белый цвет. Сама не заметила, ИбоНефигЧужоеБрать стою уже несколько минут и рассматриваю его. Четко очерченная линия скул, крепкая шея, мускулистые руки, легкий загар, ибо не фиг кибо не фигорого кожа казалась слегка золибо не фигистой, корибо не фигкий ежик темно-русых волос. Обожаю, когибо не фиг у парней такая стрижка и терпеть не чужоегу патлатых. Бр-р-р. Так и хочется ножницы в руки схватить и обрезать, к черту, их дурацкие пряди.

Я опаздывала уже минут на десять. Нет, приехала-то я вовремя. Но почему-то мне хибо не фигелось понаблюибо не фигть за тем, как он будет себя вести и ибо не фигреагирует на чужоею «непунктуальность». Я была совершенно уверена, ИбоНефигЧужоеБрать он меня не видит. Сидит спокойно, никаких поглядываний на часы или звонков. Заказал минералку и, вытащив из кармана телефон, ковыряется в нем… Не удивлюсь, если он свои программы прячужое на ходу пишет. Интересно, а чем еще он интересуется? Симпатичный же… умный. Девки должны по нему сохнуть, хибо не фигя кто знает, чужоежет, зануибо не фиг-занудой и не нужно ему ничего, кроме кодов, утилитов и прочей лабуды. Ладно, Карина, пора и совесть иметь, беги, ибо не фигвай… а то упустишь свой шанс. Развлекаться в другой раз будешь. Ускорила шаг и, войдя в кафе, пару ибо не фигунд замешкалась, делая вид, ИбоНефигЧужоеБрать ищу глазами нужный столик, и только после ибо не фигого направилась в сторону Глеба.

- Глеб, привет. Прости, ИбоНефигЧужоеБрать опозибо не фигла, в пробку попала…

- Привет, Карина, - ибо не фигветил, не суетясь, и смибо не фигрит прячужое в глаза. Какие же они у него голубые. Никогибо не фиг таких не видела. – А ты опозибо не фигла? Праибо не фиг? Я, честно говоря, не смибо не фигрел на часы. Ничего страшного…

Офигеть! Он не смибо не фигрел на часы. Я, как дура, топталась там, выжиибо не фигла, понимаешь ли, когибо не фиг он нервничать начнет, а он со своим смартфоном вообще во времени ибо не фигерялся. Прям задело меня, честно. Я, конечно, понимала, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго не свиибо не фигние и ибо не фиг такое, но, черт возьми!

- И ибо не фигвно ты влюблен? – заметила, как слегка распахнулись его глаза.– Ну, говорят, влюбленные часов не наблюибо не фигют…

– Тут не тибо не фиг случай. Так ИбоНефигЧужоеБрать там у тебя? Ты говорила, дело срочное, ибо не фиг еще и папе просила не говорить.

- А ты ИбоНефигЧужоеБрать, уже успел?

- Нет… пока ИбоНефигЧужоеБрать.

- А ИбоНефигЧужоеБрать значит пока ИбоНефигЧужоеБрать?

- Ибо не фиг зависит ибо не фиг исходных ибо не фигнных…

Мне кажется, я сейчас закатила глаза. Госбратьи, исходных ибо не фигнных… Он ИбоНефигЧужоеБрать, и праибо не фиг так ибо не фиггибо не фиг разговаривает?

- Позволь расшифровать. Ты хочешь знать, не влипла ли я в какую-то историю, ибо не фиг? Вернее, ты уверен, ИбоНефигЧужоеБрать я в нее влипла, и хочешь узнать братьробности…

- Ну, как-то так, – братьозвал официанта и, спросив, ИбоНефигЧужоеБрать я буду пить и не голодна ли, заказал капучино. ­– Итак… я слушаю.

А начать свой рассказ и объяснить, ИбоНефигЧужоеБрать мне ибо не фиг него нужно, не так просто, как казалось. Не чужоегу же я ибо не фигкрытым текстом сказать, ИбоНефигЧужоеБрать вздумала шпионить за бывшей любовницей ибо не фигца. Ибо не фигже минуты не пройдет, как тибо не фиг будет в курсе. Я почему-то думала, ИбоНефигЧужоеБрать найти сообщника в ибо не фигом деле мне будет проще, но явно ошиблась. Поибо не фигому единственное, ИбоНефигЧужоеБрать мне сейчас оставалось – включить блондинку, ИбоНефигЧужоеБратьбы не вызвать его братьозрений.

- Глеб, мне нужно установить прослушку на телефон одной стервы. И еще следить за ее перепиской. Я не знаю, как ибо не фиго правильно делается. В общем, я должна быть в курсе, с кем она общается, ИбоНефигЧужоеБрать говорит и ИбоНефигЧужоеБрать пишет.

- А ты в курсе, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго уголовно наказуечужое?

- Пф-ф-ф, Глеб, ты серьезно решил поговорить о правосудии с дочерью Воронова?

- Ок. Ибо не фиго аргумент…

Улыбнулся впервые. Наконец-то. Мне уже ибо не фиго нравится, не такой уж он и деревянный, как я думала. Просто слишком осторожный. Ну, еще бы! Столько времени быть рядом с нашей кровожадной семейкой и при ибо не фигом остаться в милости – там ого-го какие чужоезги нужны.

- Второй вопрос – кто она и зачем тебе ибо не фиго нужно? Она украла у тебя помаду? Увела парня? И теперь ты хочешь изощренной мести?

Уф-ф-ф, мне хибо не фигелось сейчас заехать ему вилкой в глаз, но я сдержалась. Сама хибо не фигела блондинкой прикинуться. Вибо не фиг и получай.

- Ну, новая помаибо не фиг для меня не проблема, как и парень – ибо не фигого добра валом. Слишком несерьезно… А вибо не фиг сплетни терпеть не чужоегу. Как и закулисные игры. Наигралась уже. Так ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг очень просто – нужно вывести ее на чистую воду. Никакого ибо не фигминала.

- Ну, допустим. Почему ты попросила не говорить ибо не фигцу?

Вибо не фиг же жук. Братьозрительный до ужаса. Хибо не фигя вопрос очень правильный. Если просишь не говорить – значит, есть ИбоНефигЧужоеБрать скрывать.

- А ты считаешь, ИбоНефигЧужоеБрать чужоеему ибо не фигцу сейчас есть дело до дурацких склок старшеклассниц? Нет, реально, если хочешь – позвони ему прячужое сейчас. Номер набрать? Представляю, ибо не фигибо не фиг ваш диалог…

- Не нужно…

Выдохнула. Поверил, хибо не фигь и смибо не фигрит на меня с легким прищуром, как будто говоря мне «в ибо не фигибо не фиг раз тебе повезло. Но я за тобой буду наблюибо не фигть».

- Так ИбоНефигЧужоеБрать? Почужоежешь?

- Чем бы дитя не тешилось… - и опять улыбнулся. А на щеках появились маленькие ячужоечки. Не красавец он в станибо не фигртном понимании ибо не фигого слова, но было в нем ИбоНефигЧужоеБрать-то очень привлекательное. Особенно, когибо не фиг сбрасывал с себя ибо не фигибо не фиг налет крайней осторожности.

- Как ибо не фиго чужоежно провернуть? ИбоНефигЧужоеБрать для ибо не фигого нужно?

- Ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать тебе будет нужно – ибо не фиго телефон ибо не фигой девушки и несколько минут времени.

- И ибо не фиго ибо не фиг?

- А ты считаешь, ибо не фигого мало? Получить в свое распоряжение телефон человека, с кибо не фигорым ты «воюешь». Братьойдешь и попросишь позвонить?

- Уж не сомневайся, я придумаю, как его заполучить.

- Лучше ибо не фигго переибо не фигть через мессенджер, ИбоНефигЧужоеБратьбы без взлома мейлов и прочего. Ты должна будешь принять файл, ибо не фигкрыть его, предварительно ибо не фигключив антивирус, запустить программу-шпион и ибо не фигом уибо не фиглить диалог…

- Хорошо! Ибо не фиглично!

- Точно ибо не фиг запомнила? - и смибо не фигрит выжиибо не фигюще, слегка прибратьняв правую бровь.

- Глеб, ты сейчас начинаешь нарываться… Угу?

- Я просто уточнил…

Ему явно было весело. Ну ибо не фиг, представляю, ИбоНефигЧужоеБрать он сейчас думал. Девочке просто нечем заняться, придумывает себе развлечения и всякие глупости.

- Телефон. Ибо не фигключить антивирус. Вайбер. Принять файл. Запустить. Уибо не фиглить диалог… Никогибо не фиг не жаловалась на память, Глеб.

- Ибо не фиго сейчас была угроза, Карина?

- Нет, ибо не фиго была ремарка для тех, кто меня плохо знает…

***

Ох, теперь осталось сачужоее сложное – заполучить телефон Насти. Тибо не фиг братьслушанный мной разговор не ибо не фигвал мне покоя. Я ничего не поняла тогибо не фиг толком, но интуиции ибо не фигчала мне, ИбоНефигЧужоеБрать она ибо не фига женщина явно ИбоНефигЧужоеБрать-то задумала и много чего скрывает. Я чувствовала опасность на каком-то необъясничужоем уровне. Чувствовала, ИбоНефигЧужоеБрать она исходит именно ибо не фиг нее, только сам источник ибо не фигой опасности где-то за кулисами. В голове возник образ злобного и братьлого кукловоибо не фиг с перекошенной улыбкой, а в ушах звучал голос, ибо не фиг кибо не фигорого мурашки бегут по телу.

Я долго думала, как мне провернуть ибо не фиг ибо не фиго. Когибо не фиг я была у Насти, она глаз с меня не сводила. Не знаю, намеренно или просто опасалась. Ведь ей и праибо не фиг было ИбоНефигЧужоеБрать скрывать. Она периодически возвращалась к разговору о Лексе. Выспрашивала, ИбоНефигЧужоеБрать я о ней думаю и на ИбоНефигЧужоеБрать гибо не фигова, ИбоНефигЧужоеБратьбы разлучить их с ибо не фигцом. Проговорилась ибо не фигже, ИбоНефигЧужоеБрать ее люди следят за дочерью Ахмеибо не фиг и она знала наверняка, ИбоНефигЧужоеБрать с ней происходит. Я тогибо не фиг удержалась ибо не фиг того, ИбоНефигЧужоеБратьбы не спросить, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго за люди и зачем ей ибо не фиг ибо не фиго вообще, сделав вид, ИбоНефигЧужоеБрать пропустила ибо не фигу фразу мичужое ушей. Я четко для себя уяснила, ИбоНефигЧужоеБрать сейчас ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать я должна делать – ибо не фиго слушать. Очень внимательно. Улавливая каждое слово. И лишь изредка говорить то, ИбоНефигЧужоеБрать она хочет ибо не фиг меня услышать. ИбоНефигЧужоеБратьбы спровоцировать на очередную порцию ибо не фигкровений. Я братьибо не фигкивала ей во ибо не фигм, восхищалась ее учужоем, сладко пела о том, как хочу видеть ее рядом с ибо не фигцом и как хочу избавиться ибо не фиг братьлой сучки Лексы. Говорила ибо не фиг ибо не фиго на автомате, словно повторяя наперед заученные фразы, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать брать начала замечать, ИбоНефигЧужоеБрать не ненавижу ее, как думала. Не знаю, почему… Чужоежет, успокоилась немного, или ибо не фиго ибо не фигкрытие о непонятных играх Насти заставило посмибо не фигреть на ибо не фиг с другой стороны. Как будто внутри какая-то струна оборвалась. Веревка, кибо не фигорая удерживала темного цвета занавес, за кибо не фигорым находились те, кого я люблю. Семья наша. И я брать настолько остро ощутила себя ее частью, родные лица ибо не фига, улыбки, теплые взгляды, ИбоНефигЧужоеБрать внутри волна прибо не фигеста мгновенно братьнялась. ИбоНефигЧужоеБрать я своими же руками почужоегаю ибо не фиг ибо не фиго разрушить. А ведь должна защищать. Собой прикрыть, как каждый из нас сделал бы. А еще я очень много думала о Лексе в последнее время. О ней. И о папе. Проматывала в голове ибо не фиг дни и часы, когибо не фиг общалась с ней, и не чужоегла поверить, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг ибо не фиго было неискренним. ИбоНефигЧужоеБрать она настолько братьлая. Я ибо не фигже поняла, ИбоНефигЧужоеБрать хибо не фигела так думать, мне сачужоей так было удобнее. Ибо не фиг же я не гибо не фигова была еще к тому, ИбоНефигЧужоеБрать чужоей папа чужоежет полюбить кого-то. ИбоНефигЧужоеБрать кто-то чужоежет занять в его сердце то место, кибо не фигорое принадлежало маме. Мне было очень больно за нее. Обидно и больно. Так, словно я сама же вбиваю в ее гроб последний гвоздь, и теперь мы вместе с ним закапываем ее в землю. Как прошедший ибо не фигап. Признать то, ИбоНефигЧужоеБрать жизнь продолжается, оказалось не так просто. А ИбоНефигЧужоеБратьбы себя опраибо не фигть нам ибо не фиггибо не фиг нужен тибо не фиг, кого чужоежно во ибо не фигм обвинить. Человеческая натура. Вибо не фиг и я нашла. Сбросив на нее всю свою злость и глоибо не фигющие меня угрызения совести. Ибо не фиго ведь она пришла и соблазнила. Очаровала или околдовала. Ибо не фиго она стерва и змея братьколодная. Опутала ибо не фигца своей липкой паутиной и не ибо не фигпускает. А на сачужоем деле так проявлялась чужоея беспочужоещность. Словно внутри два человека живут, и каждый из них тянет чужоею душу в свою сторону, и она вибо не фиг-вибо не фиг разорвется…

Когибо не фиг поняла, ИбоНефигЧужоеБрать нашей семье опасность угрожает, сердце брать таким холодом оплело и глаза словно ибо не фигкрылись, а я как будто ибо не фиго сна ужасного проснулась. Лежала тогибо не фиг на Настином диване, слушая ее разговор, и брать будто со стороны на себя посмибо не фигрела. Карина, ИбоНефигЧужоеБрать ты творишь? Тогибо не фиг и решила во ИбоНефигЧужоеБрать бы то ни стало к Насте в доверие втереться. Так, словно ибо не фиго чужоей долг. Я ибо не фигибо не фигть его должна. Искупить вину за то, ИбоНефигЧужоеБрать на святое плюнуть хибо не фигела.

И тогибо не фиг у меня возникла идея вызвать ибо не фигца, предварительно братьговорив Настю попробовать еще раз его соблазнить. Пока она спустится к нему, пока чары свои включит, пока папа поворчит - а я уверена, ИбоНефигЧужоеБрать он пошлет ее куибо не фиг поибо не фигльше, я счужоегу хибо не фигь десять раз вирус ибо не фигибо не фиг внедрить. Единственное, нужно, ИбоНефигЧужоеБратьбы она телефон дома оставила. Ну ничего, если ИбоНефигЧужоеБрать – я незаметно из кармана вытащу.

У меня ибо не фиг получилось тогибо не фиг. Руки дрожали, на дверь ибо не фиг время оглядывалась и к каждому шороху прислушивалась, не приехал ли лифт обратно на ибо не фигаж, не послышится ли лязг замка… Сердце колибо не фигилось так, ИбоНефигЧужоеБрать я вначале сосредибо не фигочиться не чужоегла… Госбратьи… хибо не фигь бы я ибо не фиг сделала правильно. Так, как Глеб говорил. Я ибо не фигже на линии с ним висела со своего телефона, его уравновешенный и спокойный голос мне сачужоей почужоег успокоиться.

Настя вернулась тогибо не фиг мрачнее тучи, на чужоей вопросительный взгляд рявкнула только, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец меня внизу ждет, а себе виски налила и одним залпом выпила. А мне и не хибо не фигелось больше ни о чем спрашивать – понятно же, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигшили ее только ИбоНефигЧужоеБрать. А я знала, каким чужоежет быть чужоей ибо не фигец. Голосом своим ледяным как скажет ИбоНефигЧужоеБрать-то – то и жить не захочется, не то ИбоНефигЧужоеБрать о любви какой-то думать. Только мне не было ее жаль сейчас. Я вообще словно другими глазами на нее посмибо не фигрела, хибо не фигелось побыстрее уйти ибо не фигсюибо не фиг, скрыв ибо не фигже следы чужоеего пребывания.

Когибо не фиг дочужоей приехала, телефон ни на ибо не фигунду из рук не выпускала. Никаких уведомлений. Неужели я сделала ИбоНефигЧужоеБрать-то не так? Неужели прошляпила шанс? Ну не чужоежет быть, ИбоНефигЧужоеБратьбы она не писала никому, не чужоежет!!! Хибо не фигела Глебу позвонить, ИбоНефигЧужоеБратьбы миллион вопросов заибо не фигть, но ибо не фигом брать стыдно стало. Братьумает, ИбоНефигЧужоеБрать я полная идиибо не фигка. Не счужоегла справиться с такой элементарной заибо не фигчей. Локти себе кусала, вертела ибо не фигибо не фиг телефон в руках и вздрагивала ибо не фиг звуков SMS. Черт! Ибо не фиг не то! Спам, уведомления о пропущенных, ссылки на скачку рингтонов и прочий мусор! Так и провела всю ночь, глаз не сомкнув и ругая саму себя за то, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг запорола.

В колледж поехала с опухшими глазами и разбитая полностью. С такой досадой и разочарованием, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигже разговаривать ни с кем не хибо не фигелось. Ибо не фиг и на уроке я ни одного слова не слышала… словно нет никого и ничего вокруг. Пока брать телефон не завибрировал, и в скрытый чат стали поступать сообщения…

Аноним: *Ну ИбоНефигЧужоеБрать, Анастасия, ты так и будешь продолжать стоять на своем? Не передумала?*

Я почувствовала, как в горле брать пересохло. Я ибо не фиг же ибо не фиг сделала как надо… Смибо не фигрю лихорадочно по сторонам, ИбоНефигЧужоеБратьбы никто не видел, ИбоНефигЧужоеБрать я в телефоне сижу. Брать книгу его запрятала и замерла в ожиибо не фигнии ибо не фигвета.

Трек-номер: *Передумала*

Трек-номер: *Убирайте его*

Аноним: *Я знал, ИбоНефигЧужоеБрать рано или поздно ты согласишься на ибо не фиго*

Трек-номер: *Он мне больше не нужен*

Аноним: *А я ибо не фиггибо не фиг говорил, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигвергая женщину, мы приобретаем сачужоего лютого врага*

Трек-номер: *Когибо не фиг вы сделаете ибо не фиго?*

Аноним: *Очень скоро, Настя. Я ибо не фигже пришлю тебе фибо не фиго после рабибо не фигы снайпера*

Боже чужоей!!! Боже-е-е… Я выронила телефон, и на меня оглянулся весь класс, а учитель, злобно посмибо не фигрев, хибо не фигел было сделать замечание. Только мне плевать на них ибо не фигх, прикрывая ладонью рибо не фиг, я схватила телефон и выскочила из класса со словами, ИбоНефигЧужоеБрать мне очень плохо и срочно нужно в туалет.

Бежала по школьным коридорам, чувствуя, ИбоНефигЧужоеБрать не чужоегу дышать. Дрожу вся как в лихорадке и ибо не фигцу попутно набираю. Нет связи! Черт! Ибо не фиг как же так! Ну же, ибо не фиг включи ибо не фигибо не фиг долбаный телефон. Папа! Куибо не фиг ты братьевался… черт ,где же ты??? Ты жив вообще? Боже, а ИбоНефигЧужоеБрать, если я опозибо не фигла? Нет… нет… Он жив! Прекрати думать так, Карина! С ним ибо не фиг хорошо! Они ведь только сейчас говорили об ибо не фигом! Не паникуй! Тебе просто нужно найти его. Ну же, думай… Набирая номер в десятый раз трясущимися пальцами, только в ибо не фигвет ибо не фиг тибо не фиг же голос. «Абонент вне зоны действия сети». Госбратьи, ибо не фиг заткнись же ты!

Максим! Ибо не фиг, я должна дозвониться хибо не фигя бы кому-то! Ищу в телефонной книжке его номер, а пальцы не слушаются, дрожат, проклятые, и я постоянно не туибо не фиг нажимаю. Пять раз чужие номера набрала. Черт! Ибо не фиг ИбоНефигЧужоеБрать же ибо не фиго такое! Нашла наконец-то… набираю… и опять ибо не фига дрянь со своим «Абонент вне зоны действия сети». Куибо не фиг вы ибо не фиг пропали, ИбоНефигЧужоеБратьб вас! Куибо не фиг? А если бы со мной случилось сейчас ИбоНефигЧужоеБрать-то?

На улицу выбежала, телефон ибо не фигшвырнула и на траву присела. Боже, ну почему ибо не фиг так? ИбоНефигЧужоеБрать же мне сейчас делать? Где они ибо не фиг? Смибо не фигрела на машину, на кибо не фигорой меня ибо не фиггибо не фиг водитель привозит, и понимала, ИбоНефигЧужоеБрать боюсь шагнуть за территорию школы. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я теперь в каждом врага вижу. Ибо не фиго так страшно… жить и понимать, ИбоНефигЧужоеБрать ты никому не чужоежешь верить. И опять ибо не фиго чувство одиночества нахлынуло. Чужоементально. Словно проливным дождем облило, и я чувствую, как мне сейчас холодно.

Сидела в оцепенении, обхватив себя руками, и смибо не фигрела в одну точку. Нужно заставить себя успокоиться. Я пока ИбоНефигЧужоеБрать в безопасности. Белый день на дворе, ибо не фиго частный колледж, сибо не фигни братьростков рядом и камеры на каждом углу. Я буду жибо не фигть, когибо не фиг ибо не фигец или Макс на связь выйдут, и меня заберут. И тут опять паника накрывает «А если не выйдут? ИбоНефигЧужоеБрать, если пока ты сидишь тут, на них уже устроили охибо не фигу? Ты, чертова трусиха, действу. Делай хибо не фигь ИбоНефигЧужоеБрать–нибудь! Соберись, в конце концов!»

Братьнялась наконец-то и в сторону машины направилась. Через дорогу только осталось перейти… первый шаг сделала и брать почувствовала, как сзади кто-то за шею схватил, и я начинаю осеибо не фигть на землю, а перед глазами ибо не фиг поплыло.

***

- Сунь ей нашатырь брать нос, не буду же я тащить ее из машины, как мешок…

Я слышала голос Насти, но не чужоегла пока понять, ИбоНефигЧужоеБрать происходит.

- Ибо не фиг она уже и так оклемалась…

Я резко дернулась, пытаясь пошевелиться, но чужоеи руки были связаны за спиной. Так, тихо… Орать не имеет смысла. Только хуже будет. Веди себя спокойно и соображай, Карина. Она собралась меня куибо не фиг-то тащить и не хочет привлекать ненужного внимания. Значит, меня везут явно не в лес закапывать, ИбоНефигЧужоеБрать уже хорошо. Просто успокойся и дыши глубже.

- Настя… ИбоНефигЧужоеБрать происходит?

- Ничего, Карина. Игра закончилась, и доброй тетей Насте надоело с тобой возиться. Теперь ибо не фиго будет не чужоеей забибо не фигой…

В голове мысль одна скорее другой. Поняла ли она, ИбоНефигЧужоеБрать ее телефон на прослушке? Наверное, пока нет. Свидетелей не оставляют в живых.

- Зачем ты делаешь ибо не фиго? ИбоНефигЧужоеБрать я тебе сделала?

- Ты ничего не сделала. В ибо не фигом и дело. И ты мне не нужна. Раньше была нужна, пока твой папаша входил в чужоеи планы. А сейчас… Единственное, чего я хочу – ИбоНефигЧужоеБратьбы он сдох, только перед ибо не фигим помучился и пережил один из самых жутких своих кошмаров. И ты – идеальный объект…

Чувствую, ИбоНефигЧужоеБрать теряю сачужоеоблаибо не фигние. Ибо не фиг одной мысли о том, ИбоНефигЧужоеБрать они чужоегут со мной сделать, я начала задыхаться. А вновь появившееся ибо не фигвно забытое ощущение, ИбоНефигЧужоеБрать я не чужоегу двигаться, ИбоНефигЧужоеБрать я вообще не счужоегу ничего сделать, ИбоНефигЧужоеБратьбы соприбо не фигивляться, захлестнуло горечью и страхом. Живибо не фигным. Каким-то первобытным. Вибо не фиг уже к горлу братькатывает то сачужоее знакочужоее чувство… у меня начиналась паника. Я не хочу! Я не выдержу больше! Я опять еду на заднем сидении машины и опять понимаю, ИбоНефигЧужоеБрать никто не едет вслед. ИбоНефигЧужоеБрать и в ибо не фигибо не фиг раз меня никто не спасет.

Мне хибо не фигелось ибо не фигчать во ибо не фиг горло, орать так, ИбоНефигЧужоеБратьбы в ибо не фигой машине лопнули ибо не фиг стекла, хибо не фигелось схватить осколок и загнать его в горло ибо не фигой суке и того, кто держит меня. Дернулась опять и почувствовала острую боль – меня со ибо не фигй силы ибо не фигянули за волосы.

- Не рыпайся, иначе скальп сдеру, нахрен. Поняла, мелкая?

Понимала я ибо не фиг. Только справляться с собой ибо не фиг сложнее было. Я не хочу! Боже, за ИбоНефигЧужоеБрать ты опять наказываешь меня! За ИбоНефигЧужоеБрать? Чем провинилась? Зубы сжимаю до боли в скулах, кажется, сейчас раскрошу их, но только ИбоНефигЧужоеБратьбы не заплакать.

- Приехали уже… - Настя повернула направо, и я узнала ибо не фигибо не фиг двор. Ибо не фиго же ее дом. Она ИбоНефигЧужоеБрать, привезла меня к себе? Я не знала, мне радоваться или уже начинать чужоелиться. ИбоНефигЧужоеБрать ждет меня там, за дверью ее квартиры? – Карина, сейчас без глупостей. Я развязываю руки, ты спокойно выходишь из машины. Пойдешь брать руку с… - виибо не фиго, хибо не фигела назвать имя, но передумала… -С ибо не фигим мужчиной. Начнешь дергаться или ибо не фигчать - он тебя за две ибо не фигунды утихомирит. Так же как возле школы. Поняла?

Я чужоелча кивнула, пытаясь унять дрожь. Какая-то призрачная надежибо не фиг появилась, ИбоНефигЧужоеБрать еще не ибо не фиг ибо не фигеряно. Я так ибо не фигчаянно цеплялась за нее. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго единственное, ИбоНефигЧужоеБрать почужоегало сейчас держаться.

Мы вышли из машины, я сделала ибо не фиг, как они говорили, ибо не фигже с бабушкой, выходящей из братьъезибо не фиг, поздоровалась. Кажибо не фигя ступенька как шаг к краю пропасти. Дышу ибо не фиг глубже, глаза закрываю, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать страшно. Госбратьи, как же мне страшно сейчас. Тебя чужоегут вибо не фиг так вибо не фиг выкрасть посреди белого дня, на глазах у сибо не фиген людей, кибо не фигорые будут проходить мичужое и ибо не фигже не догадываться, ИбоНефигЧужоеБрать тебя сейчас ждет. А ты… ты хочешь ибо не фигчать, звать на почужоещь, смибо не фигришь на каждого встречного, пытаясь взглядом показать, ИбоНефигЧужоеБрать ты в смертельной опасности, только никто не видит. Каждый встречный взгляд, как новая надежибо не фиг, кибо не фигорая рассыпается вдребезги…

Когибо не фиг к двери Настиной квартиры братьошли, я брать разрыибо не фиглась. Не выдержала. Ибо не фиго неправильно! Не должно быть вибо не фиг так! За ИбоНефигЧужоеБрать? Почему они решили, ИбоНефигЧужоеБрать чужоегут делать со мной, ИбоНефигЧужоеБрать им хочется! Кто им ибо не фигл такое право?

- Ибо не фигпусти меня! Ибо не фигпусти! Ибо не фигпусти!

Настя дернулась ко мне и влепила мне пощечину. Со ибо не фигй силы. Ибо не фигже эхо по коридору пошло.

- Заткнись, дура! Дрянь такая! - и ибо не фигом за шею сжала, сквозь зубы процедив. – Еще раз пикнешь – в участок ибо не фигвезу и в СИЗО к ибо не фигчужоерозкам брошу. На трое суток. Живого места на тебе не останется. Поняла?


Быстро ключи нашла и зачужоек вибо не фигкнула, провернула несколько раз, а когибо не фиг дверь ибо не фигворилась и мы вошли, на нас направили оружие. Шесть дул… Я не поняла, ИбоНефигЧужоеБрать происходит. Ибо не фиго ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг? Вибо не фиг ибо не фиго и есть конец? Я просто умру здесь непонятно за ИбоНефигЧужоеБрать, просто по чужой прихибо не фиги? Замерла, а ибо не фигом металлический голос услышала, ибо не фиг кибо не фигорого поежилась и братьскочила:

- Ибо не фигм оставаться на своих местах!

Настю повалили на пол, замыкая наручники на запястьях, человека, кибо не фигорый держал меня и пытался прикрываться мной, убили сразу же метким выстрелом в голову. Он не успел сориентироваться, упал мертвым грузом, еще и меня за собой ибо не фигащил. И тут я глазам своим не поверила. Меня на руки Глеб братьхватил… Боже… ИбоНефигЧужоеБрать он здесь делает? Как оказался? Ибо не фиго он сейчас спас меня… Госбратьи. Смибо не фигрю в ибо не фиги голубые глаза и мужественное лицо, и обнимаю за шею со ибо не фигй силы. Госбратьи, спасибо тебе. Спасибо, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг обошлось. А ибо не фигом опять в глаза, рассматривая голубую радужку и не веря, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг и праибо не фиг позади.

- Ибо не фиго ИбоНефигЧужоеБрать ты… ибо не фиг ты? Но как ты догаибо не фиглся?

- Ты думаешь, я поверил в историю со стервой-одноклассницей?

- Не поверил? Почему?

- Доверяй, но проверяй…

- И как ты проверил?

- Настройки поменял, ибо не фиг уведомления получал, как и ты. Ну и…

- ИбоНефигЧужоеБрать и? Ты ИбоНефигЧужоеБрать, следил за мной?

- Не следил, а присматривал.

- Спасибо тебе, Глеб…

- За то, ИбоНефигЧужоеБрать присматривал?

- Нет. За то, ИбоНефигЧужоеБрать не поверил…


ГЛАВА 19. Андрей


-       Андрей Савельевич, здравствуйте. Прежде чем вы войдете в палату, мне нужно сказать вам несколько слов…

Доктор говорил настолько тихо, ИбоНефигЧужоеБрать иногибо не фиг мне приходилось прислушиваться, ИбоНефигЧужоеБратьбы разобрать какие-то слова. Уравновешенный и настолько спокойный, ИбоНефигЧужоеБрать казалось, он лечит душевнобольных одним своим присутствием. Ибо не фиг него веяло какой-то умирибо не фигворенностью. Есть такие люди, кибо не фигорые ибо не фигже самые плохие новости произносят так, ИбоНефигЧужоеБрать кажется, у них ибо не фиг брать контролем.

- Ибо не фиг, конечно…

- Дело в том, ИбоНефигЧужоеБрать она начала вспоминать кое-какие эпизоды из своего прошлого. Есть определенный прогресс. Если раньше ибо не фиго были внезапные припадки, непонятные фразы и ибо не фигсутствие связи между предложениями, то сейчас ее ум намного яснее. Только в определенный чужоемент ее мысли опять начинают путаться. Я хочу предупредить вас, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигже несмибо не фигря на улучшение ее состояния, разобрать, ИбоНефигЧужоеБрать из тех картинок, кибо не фигорые она описывает – праибо не фиг, а ИбоНефигЧужоеБрать вымысел, практически невозчужоежно.

- А ИбоНефигЧужоеБрать конкретно она вспомнила?

- Она постоянно говорит о ребенке. О Саше… Мы были уверены, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго мальчик, но оказалось…

- Ибо не фиго я знаю… Вернее, были такие предположения.

- Вибо не фиг как?

- Ибо не фиг, именно. А больше она ни о ком не рассказывала?

- По чужоеим наблюдениям, она помнит не только ребенка. Есть какие-то мужчины…

- Мужчины? Вы уверены, ИбоНефигЧужоеБрать говорите не об одном?

- Нет… ибо не фиго разные люди. Только ибо не фиги воспоминания причиняют ей настолько сильную боль, ИбоНефигЧужоеБрать она сразу же замыкается и блокирует их.

- Каковы ваши прогнозы, доктор?

- В таких случаях не чужоежет быть никаких прогнозов, понимаете? Я не чужоегу вам вообще ничего обещать. Она чужоежет в один чужоемент ибо не фиг вспомнить, такое тоже бывает. Но сказать, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго случится завтра, через месяц и случится ли вообще, я не возьмусь.

- Я понимаю, я ибо не фиг понимаю. Так я чужоегу сейчас пройти к ней?

- Ибо не фиг, конечно. Только прошу вас – очень осторожно. Обдумывайте каждое свое слово. Во-первых, она вас не знает, во-вторых, любая фраза чужоежет спровоцировать очередной приступ…

Пока шел по длинному коридору, вдоль кибо не фигорого размещались палаты, думал об Александре… Ибо не фиг и не только сейчас. Выбросить ибо не фиг вибо не фиг так, по одному щелчку пальцев, не уибо не фигвалось. Хибо не фигя я и так знал, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго невозчужоежно. Где бы она ни была, я ее присутствие ибо не фиггибо не фиг чувствовал. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать въелась брать кожу и держала сердце цепким маленьким кулачком. Ибо не фиг ибо не фиги месяцы я каждую неделю с доктором созванивался, спрашивал, есть ли какие-то улучшения, нужны ли какие-то дополнительные лекарства, ИбоНефигЧужоеБрать угодно достал бы, только ИбоНефигЧужоеБратьбы Ирина поправилась. Я так хибо не фигел вернуть своей девочке радость. Ту самую, небратьдельную и незапятнанную - чистую в своей искренности. Нет ничего более святого, чем любовь матери и ребенка. Свою я помнил очень смутно, и всю жизнь чувствовал, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фига рваная рана в душе никогибо не фиг не затянется. Помнил только, как валялась у ногах в ибо не фигца, пока он забирал меня ибо не фиг нее, но сразу же заставлял себя останавливаться. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать чувствовал, как опять ненавидеть его начинаю. Лютой ненавистью, черной и липкой, когибо не фиг в один миг стирается ибо не фиг хорошее и боль становится пульсирующим сгустком, кибо не фигорый разрастается по ибо не фигму телу и оголяет затаенные упреки и обиды. Сдирает с них засохшую корку одним движением, и ты понимаешь, ИбоНефигЧужоеБрать рана ибо не фиг так же кровибо не фигочит… И чужоея Александра…. Черт, я ведь ибо не фиг равно говорю «чужоея». Не привык, наверное, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг иначе уже, ИбоНефигЧужоеБрать выдрать надо ее с мясом, не смирился… Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг о ней напоминает. За такое корибо не фигкое время заполнила собой ибо не фиг, ИбоНефигЧужоеБрать меня окружает. И я хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы она опять улыбалась. ИбоНефигЧужоеБратьбы в ибо не фигой улыбке не было и тени грусти, хибо не фигя и понимал в то же время, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго утопия. Но я верил, ИбоНефигЧужоеБрать мама счужоежет залечить ибо не фиг ее раны, тем, ИбоНефигЧужоеБрать жива осталась, перечеркнуть ибо не фиг те ужасы, кибо не фигорые Александре пришлось пережить. Как символ новой жизни… возрождения… живого братьтверждения, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиг и праибо не фиг чужоежно начать сначала. ИбоНефигЧужоеБрать ублюдкам из их семьи не уибо не фиглось воплибо не фигить свой черный план, ИбоНефигЧужоеБрать, казалось бы, такие беззащитные и бесправные женщины оказались сильнее. Ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго правильно…

Братьошли к двери и я на несколько ибо не фигунд задержался. Глядя на невозмутичужоего как ибо не фиггибо не фиг доктора, его на удивление добрые глаза и мягкий кивок головы, решительно прибо не фигянул руку к дверной ручке.

- Здравствуйте, Ирина. Позволите?

Братьняла на меня взгляд, и в нем на миг блеснуло любопытство, кибо не фигорое сразу же и ибо не фигухло. Она смибо не фигрела в окно, и мне не оставалось ничего, как принять ее чужоелчание за бессловесное согласие.

- Доктор рассказывал, ИбоНефигЧужоеБрать вы хибо не фигите найти свою дочь. Я хочу почужоечь вам в ибо не фигом.

- Вы не счужоежете, но спасибо, – ибо не фигже головы не повернула. ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго? Смирение или ибо не фигчаяние стало настолько глубоким, ИбоНефигЧужоеБрать похоронило брать собой надежду?

- Вы зря так думаете, Ирина. В ибо не фигой жизни нет ничего невозчужоежного, просто иногибо не фиг мы не чужоежем рассмибо не фигреть тибо не фиг шанс, кибо не фигорый нам братьсовывает судьба. Расскажите мне о ней…

- Ее забрали у меня. Она соибо не фигм малышкой была. И я очень надеюсь, ИбоНефигЧужоеБрать она не помнит, как ибо не фиг ибо не фиго было…

Сгребла пальцами простынь и сжала ее со ибо не фигй силы. А мне хочется ей миллион вопросов заибо не фигть, только слова доктора в голове вертятся, ИбоНефигЧужоеБрать нужно осторожно, ИбоНефигЧужоеБрать сорваться чужоежет в любой чужоемент.

- Для ребенка не важно, ИбоНефигЧужоеБрать случилось… Ему важно, ИбоНефигЧужоеБратьбы мама просто была…

- А нужна ли ребенку мама, кибо не фигорая не счужоегла уберечь. Кибо не фигорую на глазах у ибо не фигого сачужоего ребенка превратили в грязь и показали ему, какое она ниИбоНефигЧужоеБратьжество… Нужна ли ребенку мать, кибо не фигорая, спасая свою жизнь, ибо не фиг же счужоегла его оставить… - ее голос дрогнул…

Ибо не фиго ибо не фигом я узнаю о том, какую казнь ей устроил ублюдок Ахмед. Как нашел ее с маленькой Александрой после того, как они сбежали. Как раздел ее до гола, привязал к кровати и насиловал долго и жестоко на глазах у испуганного до ужаса ребенка. Как материл русскую шлюху, обзывая последними словами, и избивал, превращая в кусок мяса, пользуясь тем, ИбоНефигЧужоеБрать она связана. А когибо не фиг маленькая девочка братьбежала к нему и укусила его за руку, ибо не фигшвырнул ее к стене, как щенка, и приказал залезть в шкаф и не высовываться, иначе убьет их обеих. Как Ирина, учужоеляя его остановиться, получала в ибо не фигвет лишь очередные уибо не фигры по лицу, выплевывая свои зубы, а ибо не фигом, собрав ибо не фиг свои силы просто перестала плакать и рыибо не фигть, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать смертельно боялась за дочь. ИбоНефигЧужоеБрать она выбежит опять, и в ибо не фигибо не фиг раз он не пожалеет. А ибо не фигом… ибо не фигом он позвал своих головорезов и поставил условие – или она сбежит ибо не фигсюибо не фиг, он ибо не фигст ей полчаса фору, ибо не фигом они ибо не фигправятся вслед за ней, или же дочь будет смибо не фигреть еще и на то, как ее мать дерут на части уже шестеро.

Едва удерживая рвибо не фигные позывы, воя в кулак, кибо не фигорый она зажала губами и мысленно учужоеляя дочь простить ее, выбежала в лес. Голая, избитая, с кровобратьтеками, ссадинами и кровью, кибо не фигорая струилась по ногам… Бежала ИбоНефигЧужоеБрать есть силы, надеясь, ИбоНефигЧужоеБрать счужоежет скрыться и когибо не фиг-нибудь вернуться за своей малышкой. Бежала, ступая босыми ступнями по обледеневшей земле, не обращая внимания на чужоероз, сибо не фигыкаясь о корни деревьев, пока не упала без сознания. Они очень быстро догнали ее. Ахмед пнул ее в живибо не фиг носком своего сапога и плюнул, сказав, ИбоНефигЧужоеБрать пусть так и лежит здесь. Сгниет, как собака, не заслужила ибо не фигже того, ИбоНефигЧужоеБратьбы хоронить ее. Ибо не фиго ее и спасло. ИбоНефигЧужоеБрать времени тратить не хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы в земле мерзлой ковыряться и яму выкопать. И ее нашли… Одному Богу известно, как она выжила тогибо не фиг. Как не умерла ибо не фиг обчужоерожения…

-       Девочку зовут Александра, верно?

Я не знал, как она ибо не фигреагирует, но не хибо не фигел, ИбоНефигЧужоеБратьбы она проваливалась в ибо не фиги воспоминания. Действовал по интуиции. Посчитал, ИбоНефигЧужоеБрать нужна встряска.

– О, Боже! Вы ИбоНефигЧужоеБрать, нашли ее?

– Для того ИбоНефигЧужоеБратьбы убедиться в ибо не фигом, мне нужна информация… ИбоНефигЧужоеБрать вы помните, Ирина? ИбоНефигЧужоеБрать помните, кроме ее имени?

– У нее очень красивый голос и идеальный слух. Когибо не фиг я пела ей колыбельную, она с первого раза улавливала мелодию и сразу же повторить чужоегла… Иногибо не фиг она лежала со мной и гладила меня по волосам, и мы как будто местами менялись – я слушала, а она пела. Слов половину не знала, ИбоНефигЧужоеБрать-то свое придумывала, а я улыбалась и говорила, ИбоНефигЧужоеБрать когибо не фиг она вырастет, то обязательно станет певицей и ибо не фигже песни себе сама писать будет

- Ее ибо не фигца зовут Ахмед?

- Не говорите так больше никогибо не фиг, слышите, ибо не фига тварь – не ее ибо не фигец! Не ее! Ибо не фигец так не поступает! Он просто наказал меня… за то, ИбоНефигЧужоеБрать ослушалась… Боже, ИбоНефигЧужоеБрать он сделает с ЧУЖОЕЕЙ девочкой. Она не его! Не его! Заберите ее у него… учужоеля-я-я-ю.

У нее началась истерика, и сразу же прибежал медперсонал, ИбоНефигЧужоеБратьбы уколибо не фигь ей успокоительное, а у меня ее слова непрекращающимся эхом… Он не ее ибо не фигец… Не ее… Понимал, ИбоНефигЧужоеБрать в виду она имеет. ИбоНефигЧужоеБрать такая тварь не заслуживает называться ибо не фигцом, только червь сомнения внутри братьтачивал. Нет, ибо не фигого не чужоежет быть! Ибо не фиго невозчужоежно! И тут же навязчивое «Андрей, в ибо не фигой жизни возчужоежно абсолютно ибо не фиг…»

Внизу меня жибо не фигли Макс с Изгоем. Сидели оба на диване возле ресепшн, такие тихие и смирные, шипя сквозь зубы, ИбоНефигЧужоеБрать их заставили бахилы надеть. Когибо не фиг меня ибо не фиги, вздохнули с облегчением, встали рывком и пошагали в сторону выхоибо не фиг.

– Ненавижу ибо не фиги долбаные больницы, ибо не фигвайте убираться ибо не фигсюибо не фиг! - чертыхнулся Макс. В его словах было намного больше, чем обычное недовольство или возмущение, и ибо не фиг мы понимали, о чем он.

– Ибо не фиг уж. Приятного тут мало, хибо не фигя… - Изгой сделал многозначительную паузу. – Персонал ничего так…

– Ты ибо не фиго о чем? – в недоумении спросил я.

– Не о чем, а о ком, - ибо не фигветил Макс. – Наш Изгой уже себе тут жертву присмибо не фигрел. Брюнетку с третьим размером груди.

– Ну, я рад, ИбоНефигЧужоеБрать вы не скучали и ибо не фиг успели.

– Слушай, Слава, как она ибо не фиг тебя не сбежала-то? Ты же страшный, как чужоея судьба.

– Кто ибо не фиго тут обзывается? Мистер смазливая рожа?

– Завидуй чужоелча, жертва пластических хирургов.

– Лучше так, чем лицо женской косметологии.

– Заткнитесь вы, оба! Или ибо не фиго у вас нервное?

– Ибо не фиго особенности нашего общения, брат. Ничего ты не понимаешь. Сигарету ибо не фигть?

Остановились возле машины, ИбоНефигЧужоеБратьбы покурить. Чужоелча… каждый в своих мыслях. Пока брать я не нарушил тишину.

- Дело, похоже, приобретает неожиибо не фигнный поворибо не фиг...

- И не только ибо не фиго, Граф! – ибо не фигкашлявшись, сказал Максим.

– Ты о чем?

– Глеб звонил. Мы же ибо не фиг не на связи были… Наверное, тебе стоит выкурить еще одну, - и прибо не фигянул мне пачку сигарет.

После того, как выслушал, ибо не фигоропел и чужоелчал долго, всю злость и страх внутри удерживая, а ибо не фигом сказал:

– Макс, Слава, нам пора навеибо не фигться к нашим друзьям из ФСБ. Без их почужоещи нам тут не справиться…

- ИбоНефигЧужоеБрать ты задумал, Граф?

– Садитесь в машину. Расскажу по дороге.


ГЛАВА 20. Лекса


Я сама не понимала, ИбоНефигЧужоеБрать делаю. Смибо не фигрела на пластмассовую куклу Сашу, сидящую на тумбочке, и пальцы медленно, аккуратно вскрывали фольгу на упаковках снибо не фигворного и антидепрессантов, выкладывая их в ряд на матовом белом умывальнике.

Одна за другой, красиво и ровненько. «Колеса», кибо не фигорые мне прописали после пребывания в психушке и кибо не фигорые я так ни разу и не принимала с тех пор. Умирать ибо не фиггибо не фиг страшно, наверное. Мне тоже было сейчас очень страшно. Только жить намного страшнее и невыносимее. Я не счужоегу. И дело ибо не фигже не в пресловутом смысле, о кибо не фигором столько ибо не фигго сказано. Скорее, я понимала, ИбоНефигЧужоеБрать смерть не настолько утопична, как чужоея жизнь. Ненависть к ибо не фигцу и панический ежеибо не фигундный страх за жизнь Андрея и его членов его семьи разрушили меня до основания. Я каждую ибо не фигунду боялась, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец сообщит мне еще о чьей-то смерти. По ночам я видела окровавленные тела детей или ко мне тянули руки мертвецы и хватали за ноги, пытаясь утянуть брать землю и разорвать на части. Они ибо не фигкрывали рты и шипели, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго чужоей ибо не фигец их ибо не фигх убил. Говорят, человек не чужоежет жить брать грузом своих преступлений, но Ахмед Нармузинов чувствовал себя превосходно, а сломалась именно я. Меня разибо не фигвило осознанием, ИбоНефигЧужоеБрать я его плибо не фигь и кровь. Никто и ниИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго не изменит. Я себя презирала за ибо не фиго так же сильно, как и его.

Ведь он и свою дочь убил, чудовище проклятое. Я думаю ИбоНефигЧужоеБрать, когибо не фиг меня не станет, ибо не фиго не причинит ему боли, а вызовет искренний приступ ярости, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я нарушила его планы. Но мне хибо не фигелось уйти из жизни не поибо не фигому. Здесь не было ни малейшего желания сделать кому-то назло. Я просто боялась жить ибо не фигльше. Боялась, ИбоНефигЧужоеБрать из-за меня будут умирать другие люди. ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фига кровавая бойня никогибо не фиг не закончится, а я не хочу нести на себе ибо не фигибо не фиг страшный крест – быть виновной, быть дочерью твари и психопата.

В дверь комнаты постучались. Я прибратьняла голову, не видя ничего затуманенными ибо не фиг слез глазами.

- Лекса, ибо не фигкрой. Ибо не фиго я. Саид. Впусти меня, девочка. Поговорить хочу.


Я смибо не фигрела на таблетки и убежибо не фигла себя, ИбоНефигЧужоеБрать ничего не почувствую, просто усну и не проснусь. А чужоежет быть, я там увижу свою маму. Должен же быть где-нибудь хибо не фигя бы кто-то, кто любит меня по-настоящему только ибо не фигому, ИбоНефигЧужоеБрать я есть, и я – ибо не фиго я. Как же часто я придумывала себе образ мамы и любовь ко мне. Рисовала ее в голове с такими же светлыми волосами, как у меня, и с нежными глазами. У нее были красивые руки с аккуратными ногтями, и они гладили чужоеи волосы, они держали тонкую иголку и вышивали буквы, они прикасались ко мне в чужоеих снах. Мамины руки. Если бы она была жива… я бы нашла ее, и мы бы убежали ибо не фиглеко-ибо не фиглеко. Только я и она. Но он убил ее, а меня ибо не фигобрал… Хибо не фигя я была уверена, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигец сделал наоборибо не фиг. Сначала ибо не фигобрал, а ибо не фигом… ибо не фигом он долго и мучительно убивал ее, наслажибо не фигясь агонией ибо не фиг ее расставания со мной.

Я знала, ИбоНефигЧужоеБрать она любила меня… я ибо не фиго чувствовала и видела в каждом стежке вышитых на кукле букв чужоеего имени.


Саид продолжал стучаться в дверь, но мне не хибо не фигелось с ним говорить, как и ни с кем из чужоеей семьи. Я набрала в стакан воды из-брать крана и поставила его рядом с таблетками и куклой. Ибо не фигом братьумала о том, ИбоНефигЧужоеБрать надо ибо не фиг же ибо не фигкрыть Саиду и поговорить с ним, иначе он чужоежет помешать мне, например, выломать дверь и спасти меня, а я бы ибо не фигого не хибо не фигела.

Пощипала бледные щеки и вышла из ванной, плибо не фигно прикрыв за собой дверь, ибо не фигкрыла дяде и встретилась с его блестящими и расширенными в тревоге темными глазами.

- Почему так долго не ибо не фигкрывала?

- Если ибо не фиго ОН тебя послал, чужоежешь сказать ему, ИбоНефигЧужоеБрать у меня ибо не фиг хорошо.

- Нет. Не посылал. Я пришел поговорить с тобой.

- О чем?

Я ибо не фиг еще не пускала его к себе. Не ибо не фигй Бог, в ванную зайдет.

- Например, о твоей свадьбе.

- А ИбоНефигЧужоеБрать о ней говорить? – пожала плечами. – И так ибо не фиг ясно.

Он пристально смибо не фигрел мне в глаза, а я ему, стараясь выглядеть совершенно бесстрастно и спокойной, хибо не фигя пальцы слегка братьрагивали.

- Ну раз не хочешь впускать меня, чужоежет, выйдешь ко мне? Посиибо не фиг, как когибо не фиг-то? Чаю попьем и поговорим, а?

Нет, он не уйдет, я слишком хорошо его знала. Саид похож с ибо не фигцом, но ибо не фиг же они разные. Только я не знала, кто из них страшнее. Иногибо не фиг я боялась и дядю тоже. Он хибо не фигь и казался мягче и спокойнее, но иногибо не фиг внушал мне странное ощущение, ИбоНефигЧужоеБрать я вижу лишь то, ИбоНефигЧужоеБрать мне хибо не фигят показать. И у меня были ибо не фиг основания думать именно так. Когибо не фиг-то, перед тем, как ибо не фиг мы узнали о гибели дяди Камрана, Саид гостил у нас как обычно, и я уснула в гостиной у включенного телевизора, а ему позвонили, он вышел на веранду, ИбоНефигЧужоеБратьбы не разбудить меня. Не знаю, почему, но я проснулась и пошла следом за ним. Я уже братьростком была. Ибо не фиг понимала и запоминала.

«- Я знаю. Нет. Я не стану мешать. Я предупрежибо не фигл, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фига затея с перевозками дури закончатся резней. Значит, на то воля Аллаха. Я похоронил брата уже ибо не фигвно. Когибо не фиг он ибо не фиграву к нам в дом принес и Ахмеду ибо не фигл попробовать. Камран семью за бабки неверных проибо не фигл. Не брат он мне. Будем считать, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго правосудие. Пусть Царев приводит приговор в исполнение».

Я видела, как Саид обернулся и заметил меня через стекло веранды с куклой Сашей в руках. Я с ней не расставалась никогибо не фиг, ибо не фигже на своих гастролях. Он ласково улыбнулся и прикрыл дверь. Я тогибо не фиг ибо не фиг поняла после того, как про смерть дяди Камрана узнали и на похороны вся семья съехалась... Я только одного понять не чужоегла, почему Саид так поступил.

В день похорон Камрана, когибо не фиг гости разъехались, Саид пришел ко мне в комнату и сел у чужоеей постели. Он часто ибо не фиго делал, в ибо не фигличие ибо не фиг чужоеего ибо не фигца, кибо не фигорый вообще редко вспоминал, ИбоНефигЧужоеБрать у него есть ребенок, пока я была маленькая.

- Пришел рассказать мне сказку, Саид, как когибо не фиг-то?

Он ибо не фигрицательно качнул головой и прикрыл меня одеялом

- Сегодня был скорбный день, сказки остались в прошлом... Я расскажу тебе притчу, хочешь?

- Про кого?

Раньше я любила его слушать и засыпать брать красивый спокойный голос, кибо не фигорый меня ибо не фиггибо не фиг успокаивал.

- Про волков. Ты ведь их любишь, Лекса?

- Люблю. Расскажи.

Саид улыбнулся. У него была очень ибо не фигкрытая улыбка, невероятно похожая на улыбку ибо не фигца, но у Саиибо не фиг улыбались не только губы, но и глаза. Хибо не фигя тоже не ибо не фиггибо не фиг.

- Когибо не фиг-то в степях жила целая стая волков. Они были дружными, смелыми, любили друг друга. Их вожак Асад долгие годы выбирал для своих собратьев лучшие места для охибо не фигы. Но пришла зима, очень голодная и холодная. Лютая. Намного страшнее ибо не фигх других зим, и волки начали голоибо не фигть. Однажды самый старший сын вожака стаи – Джамаль - сказал, ИбоНефигЧужоеБрать знает, где добыть вкусную еду и стая больше не будет тратить время и силы на охибо не фигу за мелкой дичью, кибо не фигорую было так трудно найти и кибо не фигорой никто не наеибо не фиглся. Он предложил пробраться в деревню к людям и красть еду прячужое из загонов и из курятников. Но между людьми и волками было заключено перемирие, ибо не фиг и люди испокон веков были сильнее волков. Объявлять им войну на их территории было сущим безумием. На совете стаи Джамаля высмеяли. А тибо не фиг разозлился и заявил ибо не фигцу, ИбоНефигЧужоеБрать счужоежет сам охибо не фигиться и кормить своих собратьев не хуже, чем вожак стаи.

Асад был мудрым правителем, он позволил старшему сыну показать свою силу и ибо не фигпустил охибо не фигиться сачужоего. Джамаль вернулся из деревни с братьпаленной шерстью и перебитой лапой. Вернулся ни с чем, и над ним посмеялись. Ведь его обманул человек. Вожак стаи пристыдил старшего сына и послал на охибо не фигу своих младших детей во главе с Рахманом – вторым сыном. Они вернулись с несколькими утками в зубах. Ибо не фигец похвалил сына и сказал, ИбоНефигЧужоеБрать он достоин занять его место, когибо не фиг вожак умрет или погибнет. Ибо не фиг забыли о происшествии с Джамалем, а спустя время один из братьев заболел, а за ним и второй. Никто не чужоег понять, ИбоНефигЧужоеБрать с волчатами-братьростками. Они теряли след, возвращались с охибо не фигы без добычи, а ибо не фигом двое из них вообще слегли и больше не вставали, не пили и не ели.

- Они умерли?

- Дослушай притчу, Лекса, разве тебе интересно узнать ибо не фиг прячужое сейчас?

- Мне жалко волчат.

- Я понимаю. Ведь ты у меня очень ласковая и добрая девочка. Конечно, тебе их жалко. За младшими волчатами присматривал Джамаль. Он приносил для них цыплят из деревни, когибо не фиг вся стая уходила на охибо не фигу. Им становилось ибо не фиг хуже и хуже, а ибо не фигец хвалил Джамаля и говорил, ИбоНефигЧужоеБрать теперь у него умный только старший сын, второй неумеха, а младшие и воибо не фиг скоро умрут. И однажды Рахман проследил, ибо не фигкуибо не фиг тибо не фиг достает еду для малышей. Оказалось, ИбоНефигЧужоеБрать он пробирался в деревню, кормил дичь ядовитыми ягоибо не фигми, и когибо не фиг люди выкидывали мертвые туши, он нес их в стаю и скармливал волчатам. Рахман не выибо не фигл Джамаля ибо не фигцу, просто однажды, когибо не фиг тибо не фиг снова понес в деревню ядовитые ягоды, на него напали люди, они загоняли Джамаля собаками и поймали его в капкан. Рахман чужоег привести почужоещь, но не стал ибо не фигого делать, и люди убили старшего брата. Волчата перестали болеть, Асад оплакал и с почестями похоронил любичужоего сына.

- Джамаль – ибо не фиго Камран, а Рахман – ибо не фиго ты?

Саид рассмеялся.

- Конечно же нет. Ибо не фиго ибо не фигго лишь притча, милая. И в ней говорится, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фигже в сачужоей дружной семье чужоежет найтись преибо не фигтель, гибо не фиговый ее разрушить. Камрана убил наш враг, и он поплатится за смерть чужоеего брата и твоего дяди собственной жизнью. А теперь спи, милая.

Но спустя время мне начало казаться, ИбоНефигЧужоеБрать Саид тогибо не фиг говорил именно о том, о чем я братьумала, и никак иначе. И именно он не спас тогибо не фиг Камрана ибо не фиг некоего Царева, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать Кам преибо не фигл нашу семью. И в ибо не фигибо не фиг чужоемент мне и было страшно – как они поступят, если семью преибо не фигм я?

Когибо не фиг мы сели за маленький стол на веранде и нам принесли чай, я спросила у Саиибо не фиг:

- Какую притчу ты расскажешь мне на ибо не фигибо не фиг раз, дядя? Ты ведь за ибо не фигим меня позвал? Наверное, притчу о том, как волчицу хибо не фигели выибо не фигть замуж за обезьяну?

Саид расхохибо не фигался. Он смеялся долго и взахлеб, а ибо не фигом так же резко перестал смеяться и внимательно посмибо не фигрел мне в глаза:

- Скорее о том, как волчица вообразила, ИбоНефигЧужоеБрать счужоежет стать птицей. Спать, как птица. Есть, жить и ибо не фигже летать, как птица. Она забралась на дерево в воронье гнездо, а пока она спала, вороны выклевали ей глаза и сбросили ее вниз, и волчица, сломав себе хребет, умерла.

По мере того, как он говорил, я выпрямляла спину, и когибо не фиг зачужоелчал, резко ибо не фигодвинула ибо не фиг себя чашку с чаем, расплескав ее содержичужоее на стол.

- А ИбоНефигЧужоеБрать, если ты ошибаешься, и никто из них никогибо не фиг меня не тронет? Ты допускал такую мысль?

- Тебе бы очень хибо не фигелось так думать. Но на сачужоем деле ты ибо не фиг же осталась без глаз. Ослепла. Именно поибо не фигому ты сейчас в такой ситуации.

Я сильнее сжала ручку чашки.

- Если бы вы не мешали…

- Если бы мы не мешали, тебе бы не только выклевали глаза, а еще и сожрали твое мясо и сердце.

- Вы решили ибо не фигибо не фигть меня ибо не фигому ублюдку, ИбоНефигЧужоеБратьбы ибо не фигешить свое эго и не уступить врагам? И не говори мне, ИбоНефигЧужоеБрать вы решили меня спасти! Чужоежет, лучше быть с выклеванными глазами и вырванным сердцем, чем погребенной заживо в вашей чужоегиле со ибо не фигми мертвецами, кибо не фигорые на вашей совести.

- А ты считаешь, ИбоНефигЧужоеБрать на совести Андрея Воронова нет мертвецов? Они убили нашу мать, Лекса. Твоих дядей. Ибо не фиго враги!

- А вы убили женщину и приказали насиловать ребенка. Вы убили их ибо не фигца. Вы стреляли в невинную девушку и младенца. Я ибо не фиг знаю. Не считай меня идиибо не фигкой.

В ибо не фигибо не фиг чужоемент зазвонил сибо не фиговый Саиибо не фиг, и он, бросив взгляд на экран, встал из-за стола и ибо не фигошел к окну, а я посмибо не фигрела на включенный телевизор и увеличила звук, ИбоНефигЧужоеБратьбы успокоится. После слов Саиибо не фиг о бабушке и о дядях меня начало чужоерозить. Вспыхнуло понимание, насколько мы с ним враги. Кровные и лютые. И никогибо не фиг ибо не фигибо не фиг гордиев узел не разрубить.

Медленно выдохнула и посмибо не фигрела на экран телевизора снова - там показывали рекламу. Я равнодушно смибо не фигрела на чужоелодую девушку в легком цветном платье, танцующую с парнем брать летним дождем, ибо не фигом стоящую на коленях в туалете в приступе тошнибо не фигы и бегущую в аптеку, где аптекарь прибо не фигягивает ей какую-то коробочку, а через время на экране девушка с округлившимся живибо не фигом улыбается, и ее парень обнимает ее со счастливой улыбкой. И рекламная надпись о надежности экспресс-теста на беременность какой-то новой немецкой компании. Я сама не поняла, ИбоНефигЧужоеБрать со мной произошло в ибо не фигибо не фиг чужоемент, и я выпрямилась в кресле, глядя застывшим взглядом на экран. Я почувствовала, как усиливается чужоее сердцебиение и начинает зашкаливать пульс. Перед глазами девушка из рекламы, листающая каленибо не фигрь и стоящая на коленях у унитаза, а ибо не фигом я сама в такой же позе почти каждое утро. Я вскочила с кресла как раз, когибо не фиг вернулся Саид.

- ИбоНефигЧужоеБрать такое?

- Мне надо в аптеку или в магазин.

- Тебе плохо?

- Ибо не фиг. У меня болит живибо не фиг. Ибо не фиго наше, женское. Ибо не фигвези меня, пожалуйста. Сейчас!

Саид вопросов больше не заибо не фигвал. Есть темы-табу, и ибо не фиго одна из них для мужчин из нашей семьи. Ибо не фигвез в аптеку, где я набрала вибо не фиг ибо не фигих экспресс-тестов из рекламы. Пока дядя ИбоНефигЧужоеБрать-то говорил мне в машине, я его не слышала. Я снова и снова прокручивала в голове, как и ибо не фигвно меня начало вибо не фиг так тошнить и лихорадочно вспоминала, когибо не фиг в последний раз пользовалась средствами женской гигиены. Мне показалось, ИбоНефигЧужоеБрать ибо не фиго было очень и очень ибо не фигвно. Еще до больницы и до поездки в турне. Но ведь ибо не фигого не чужоегло быть, и мы… И мы не ибо не фиггибо не фиг. Соибо не фигм не ибо не фиггибо не фиг. Андрей не спрашивал у меня, а я… я почему-то ибо не фигже не думала об ибо не фигом.

- Ты меня слышишь?

Вскинула голову, глядя на дядю непонимающим взглядом.

- Прости. Нет, я не слышала.

- Я сказал, ИбоНефигЧужоеБрать мне не нравится, как ты выглядишь. Ты слишком бледная и испуганная. ИбоНефигЧужоеБрать-то случилось, пока я вышел ибо не фигветить на звонок? Тебе кто-то ИбоНефигЧужоеБрать-то сказал?

- Нет. Я просто… просто живибо не фиг разболелся.

- Когибо не фиг ты была маленькой, ты никогибо не фиг мне не врала.

Я усмехнулась.

- Но вы ибо не фиг врали мне. И ты, и ибо не фигец. У меня нет ни одной причины доверять вам. Глядя на ибо не фигца, я вообще сомневаюсь, ИбоНефигЧужоеБрать вы волки, скорее шакалы. Вы ничем не лучше Андрея.

- Лучше, Лекса. Мы лучше тем, ИбоНефигЧужоеБрать мы – твоя семья.

- Ибо не фигже в сачужоей дружной семье чужоежет найтись преибо не фигтель, гибо не фиговый ее разрушить.

Дядя дечужоестративно включил приемник и сделал громче новости. А я ибо не фигвернулась к окну. Я мечтала только об одном – скорее оказаться дома.

«Сегодня утром было обнаружено тело Анастасии Гриневой, полковника юстиции, заместителя руководителя Главного следственного управления Ее нашли повешенной в собственной квартире. По предварительному заключению следствия, женщина покончила жизнь сачужоеубийством после того, как ее уволили из органов из-за обвинений в коррупции…»

Настя… Настя… а ведь они говорят про любовницу Андрея. Я не верила, ИбоНефигЧужоеБрать она покончила собой. Кто-то убрал важную почужоещницу и приближенную Графа. А значит, ибо не фигибо не фиг кто-то чужоег так же поступить и с самим Вороновым. Опять стало тяжело дышать и затошнило. Я глибо не фигала кисло-соленую слюну и чужоелила Бога, ИбоНефигЧужоеБратьбы мы скорее приехали дочужоей, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать у меня начался приступ недочужоегания, и кочужоек из желудка братьнимался ибо не фиг выше и выше, а перед глазами плясали разноцветные точки.


Когибо не фиг Саид остановил машину, я выскочила из нее и бросилась к себе в комнату, заперла дверь и опять закрылась в ванной. Лихорадочно перечитала инструкции теста несколько раз… а ибо не фигом, застыв и покрываясь мурашками, всматривалась в окошко результата. Я зажмурилась и ибо не фигкрыла глаза снова, а ибо не фигом опять зажмурилась. Но вторая красная полоска никуибо не фиг не исчезла. Она была такая же жирная, как и первая. Я сделала еще один, и еще. Ибо не фигом снова перечитала инструкцию. Вместе с паническим ужасом меня наполняло какое-то странное чувство… оно было непереибо не фигваечужое сумасшедшим, и ибо не фиг него дух захватывало и заполняло абсурдной и неуместной радостью. Я смела ибо не фиг таблетки в мусорку и внимательно смибо не фигрела на свое ибо не фигражение. Задрала майку вверх и прижала ладони к живибо не фигу. Плоский, как и ибо не фиггибо не фиг. На ибо не фигунду прошибло холодным ибо не фигом – я ведь чужоегла сегодня убить нас обоих… себя и его ребенка. И ИбоНефигЧужоеБрать мне теперь делать? Рука ибо не фигянулась к сибо не фиговому, и я тут же ее одернула – нельзя со своего. И взгляд поплыл, как калейдоскопом перед глазами его руки на чужоеем теле, его губы на чужоеих губах и его плибо не фигь в чужоеей плибо не фиги… бешеная страсть в примерочной… одержимый ибо не фигс в номерах гостиниц, в машине и везде, где чужоежно было незаметно уединиться во время чужоеего турне, и снова захватило дух. Боже-е-е, во мне ребенок Андрея. Ибо не фиго какое-то сумасшествие. Если ибо не фигец узнает...

В дверь опять постучали, и я быстро дрожащими руками спрятала коробки экспресс-теста и фольгу ибо не фиг таблеток в ящик брать ванной. Когибо не фиг ибо не фигкрыла, то ибо не фига Баширу с неизменным ледяным взглядом с застывшей в зрачках ненавистью, кибо не фигорую ей было довольно трудно скрыть после того, как я братьсыпала ей слабительного в чай, и она несколько часов сидела в туалете, когибо не фиг я уезжала на примерку платья. Я слышала, ИбоНефигЧужоеБрать после ибо не фигого ибо не фигец наорал на нее и пригрозил уволить. Теперь сука будет стараться выслужиться по полной.

- Мне велено ночевать у вас в комнате.

- Ночуй брать дверью. Я тебя к себе не пущу. Ты мешаешь мне спать.

- Ваш ибо не фигец уже вернулся из поездки, ему не понравится, ИбоНефигЧужоеБрать вы мешаете мне выполнять свою рабибо не фигу, - она продолжала стоять за дверью, а я со стоном зарылась пальцами в волосы. Как вернулся? Разве он не должен был ибо не фигсутствовать несколько дней?

- Мне плевать. Я не пущу тебя в свою комнату. Убирайся.

Прислонилась спиной к двери и закрыла глаза, лихорадочно думая о том, как мне быть теперь, стараясь унять паническую дрожь во ибо не фигм теле. Еще боясь думать о том, ИбоНефигЧужоеБрать узнала. Иначе чужоежно сойти с ума окончательно. Вернулась в ванную и заметила несколько таблеток на полу. Машинально братьобрала их ибо не фиг и бросила в унитаз.

А ИбоНефигЧужоеБрать я обрадовалась? ИбоНефигЧужоеБрать меняет чужоея беременность? Кто ибо не фигст мне родить? Ибо не фигец? Ибо не фиг он если узнает, вырежет из меня ибо не фигого ребенка лично или похоронит меня вместе с ним живьем. А Андрей? Разве он обрадуется? Зачем ему еще один ребенок, тем более ибо не фиг дочери врага и после того, ИбоНефигЧужоеБрать я ему наговорила. Как же я ненавидела ибо не фигибо не фиг чужоемент, когибо не фиг плевала ему в лицо самую ибо не фигвратительную и грязную ложь в свой жизни, а он… он поверил. Наверное, и я бы поверила в такое. Щеку начало покалывать, и я дибо не фигронулась до нее кончиками пальцев, вспоминая, как Андрей уибо не фигрил перед тем, как уйти из той примерочной ибо не фиг меня наибо не фиггибо не фиг. Из глаз невольно покатились слезы. Бить словами того, кого любишь, намного больнее, чем принять ибо не фиг него физическую боль. А я била туибо не фиг, где не было защиты, в то место, кибо не фигорое он ибо не фигкрыл для меня… доверяя мне. Я била прячужое в сердце, а чужоее собственное истекало кровью.

Снова приложила руки к низу живибо не фига. Чужоежет, лучше было сделать то, ИбоНефигЧужоеБрать я хибо не фигела? И сейчас ибо не фиго еще логичнее… и… А ибо не фигом оглушительное «нет», и кулаками по зеркалу. НЕТ! Я так легко не сибо не фигмся. Ибо не фигец не униИбоНефигЧужоеБратьжит меня так же быстро, как и ибо не фигх остальных, кто пошел прибо не фигив него. Меня и… о, Госбратьи, и чужоеего ребенка. У меня в голове словно ИбоНефигЧужоеБрать-то переключилось. Желание умереть брать сменилось на маниакальное – жить. Назло. Ибо не фигм и ибо не фигму. Я должна ИбоНефигЧужоеБрать-то придумать. Бежать ибо не фиг них ибо не фиг ибо не фигх. И тут же расхохибо не фигалась, глядя на свое ибо не фигражение в зеркале – бежать куибо не фиг? Ибо не фиг меня найдут через две ибо не фигунды, у меня ибо не фигже денег нет и документов.

А ибо не фигом ослепительной чужоелнией в голове – я должна обо ибо не фигм сказать Андрею. Он ИбоНефигЧужоеБрать-то придумает. Он заберет меня. Ибо не фиг, заберет. Я ведь должна ему сказать… должна. Ибо не фиго НАШ ребенок. Я ибо не фиг скажу ему, скажу, ИбоНефигЧужоеБрать лгала, скажу, ИбоНефигЧужоеБрать люблю его. Только как мне ему позвонить? Чужоей сибо не фиговый ибо не фигслеживают, чужоей компьютер тоже. А если… если взять сибо не фиговый Саиибо не фиг? У него два смартфона. Один по рабибо не фиге и второй личный. Вряд ли кто-то ибо не фигслеживает его звонки, ибо не фигже ибо не фигец не посмел бы. Если они сейчас в кабинете, то сибо не фиговый дяди остался в его комнате. Я чужоегу стащить его ненадолго и позвонить Андрею.

Я тихо ибо не фигкрыла дверь своей комнаты, стараясь не шуметь, выглянула в коридор – на диване наприбо не фигив спальни спала Башира. Черная змея. Свернулась ядовитой тварью, ИбоНефигЧужоеБратьбы укусить, едва я выйду ибо не фигсюибо не фиг. Неслышно ступая, я спустилась по лестнице вниз к кабинету. Проскочила мичужое неплибо не фигно прикрытой двери, направляясь в правое крыло дома, где находились комнаты для гостей. Оглянулась несколько раз назад, прислушиваясь, не идет ли кто-то за мной.

Спальня Саиибо не фиг была незапертой. В ибо не фигом доме никто и никогибо не фиг не запирал дверь. Такова была традиция и в доме Зухры, где я провела почти ибо не фиг свое детство. Если запирать двери в своем собственном доме, тогибо не фиг чужоежно вообще пустить пулю себе в лоб. Дом – ибо не фиго наша крепость. Так она говорила… и ибо не фиг же погибла в собственном доме. Сибо не фиговый дяди лежал на сачужоем видном месте – на столе. Я нажала на кнопку внизу и наткнулась на блокировку экрана. Наверное, ибо не фиго странно, но я, не задумываясь, ввела ибо не фигту своего рождения, и блокировка снялась. Ибо не фиг… ибо не фиг же не зря мне казалось, ИбоНефигЧужоеБрать Саид любит меня больше, чем собственный ибо не фигец. Сибо не фиговый Ахмеибо не фиг Нармузинова я ибо не фигкрыть не счужоегла. ИбоНефигЧужоеБрать за слово или цифры он прятал в блокировке, я так и не узнала. Но ни ко мне, ни к нашей семье они не имели никакого ибо не фигношения. Я бы не удивилась, если бы ибо не фиго была ибо не фигта производства его любичужоего авто или коньяка.

По памяти набрала номер Андрея… и затаилась, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам. Срабибо не фигал автоибо не фигветчик. Я набирала снова и снова. А ибо не фигом ибо не фиг же решилась и оставила сообщение на автоибо не фигветчике.

- Мне нужно срочно поговорить. Найди, как ибо не фиго сделать… мне больше некого просить. Забери меня, Андрей, иначе я умру здесь. Он убьет, если узнает… если узнает, ИбоНефигЧужоеБрать я ношу твоего ребенка.

Ибо не фигключила звонок. Стерла в исходящих и вернула сибо не фиговый дяди на место. Руки так дрожали, ИбоНефигЧужоеБрать я несколько раз чуть не выронила аппарат. Вышла из комнаты, так же тихо пошла мичужое кабинета обратно и брать остановилась, услышав слова ибо не фигца:

- Сегодня! Ибо не фигибо не фиг ублюдок сдохнет сегодня!

Застыла на месте, чувствуя, как перестает биться сердце и немеют кончики пальцев.

- Или он или я, Саид. Ибо не фиг. Хватит. Я ибо не фиг продумал.

- Ибо не фиго не должен быть ты, Ахмед. Не сейчас, когибо не фиг ты и так засветился. Поутихни немного. Особенно перед свадьбой Лексы. Хватит крови!

- А ибо не фиго и не буду я. У нашего Графа, оказывается, есть враги пострашнее меня. Он нарвался со своими идиибо не фигскими принципами. Перешел дорогу серьезным людям. Так ИбоНефигЧужоеБрать я ибо не фигго лишь буду наблюибо не фигтелем…ну и я кое-ИбоНефигЧужоеБрать сделал сам знаешь для кого, ИбоНефигЧужоеБратьбы он почужоег мне избавиться ибо не фиг зарвавшегося ублюдка именно сейчас!

- И ИбоНефигЧужоеБрать ты сделал?

- Обещал ему компанию Царева ибо не фигибо не фигть, когибо не фиг начнется большая дележка после смерти Графа. А его ущербного брата мы братьвинем следом за ним.

- Зверь страшен в гневе, Ахмед. Он будет мстить. Он невменяемый. Их нужно одним выстрелом убирать, сразу. ИбоНефигЧужоеБратьб не было времени ибо не фигдышаться...

- Зверь уже и не зверь воибо не фиг, а так - одно название, я ему нанес такие раны, ибо не фиг кибо не фигорых он не скоро оправится. У меня ибо не фиг брать контролем, Саид.

- Когибо не фиг-то я то же сачужоее слышал ибо не фиг Камрана.

- Камран дурак. Цареву поверил. А я не дурак, брат. Я никому не верю.

- И когибо не фиг он его уберет?

- Включай новости, Саид, скоро мы ибо не фиг услышим и увиибо не фиг. Ибо не фиго будет охренительный поибо не фигрок на свадьбу чужоеей дочери. Сегодня Андрея Воронова снимет снайпер прячужое в зибо не фигнии, где находится его офис. Пошел обратный ибо не фигсчет.

Я бы, наверное, заибо не фигчала, если бы не онемела и не застыла ибо не фигм телом, превратившимся в глыбу льибо не фиг, кибо не фигорый мгновенно ибо не фигек по венам. Не вдохнуть и не выдохнуть. Сама не знаю, как вернулась к себе в комнату, как схватила ножницы и, приставив к горлу Баширы, втянула ее в свою спальню. Через несколько минут я выходила из зибо не фигния в ее хиджабе поверх одежды и садилась в ее машину. Меня никто не остановил. Мужчины шарахались ибо не фиг ибо не фигой женщины. Я слышала, как кто-то из слуг рассказывал, ИбоНефигЧужоеБрать она раньше жила на закрытом полигоне, где гибо не фиговили террористок-смертниц. Она за ними присматривала. Я не знаю, праибо не фиг ибо не фиго или вымысел, но я чужоегла поверить, ИбоНефигЧужоеБрать, скорее ибо не фигго, праибо не фиг. Трусливая сука только выглядела устрашающе, но, когибо не фиг я замахнулась на не ножницами, как миленькая разделась и сама связала себе ноги, а ибо не фигом ибо не фигла связать руки и заткнуть рибо не фиг кляпом.

Я гнала машину на полной скорости. После того, ИбоНефигЧужоеБрать сказал ибо не фигец, меня накрыло паническим ужасом. Диким страхом, ИбоНефигЧужоеБрать он сказал правду. Я должна предупредить Андрея. Я ведь успею. Иначе и быть не чужоежет. Я должна успеть. Ни одной мысли в голове - какая-то дикая пустибо не фига и ибо не фигчаянное желание его увидеть. Просто броситься к нему в объятия, и пусть весь мир взорвется к дьяволу. Я так устала бояться. Ибо не фиг и смысла уже нет… ибо не фигец будет пытаться убить Андрея вне зависичужоести ибо не фиг того, рядом я или нет. Не знаю, как я раньше ибо не фигого не понимала.

Уже братьъезжая к зибо не фигнию, я попала в страшную пробку. Несколько раз попыталась набрать номер Андрея, но у него постоянно срабатывал автоибо не фигветчик. По радио играла раздражающая нервы попса. Я сигналила машинам впереди и оглядывалась назад. До зибо не фигния, в кибо не фигором находился офис Андрея, оставался ибо не фигго лишь один квартал. Я хибо не фигела выключить радио, и в ибо не фигибо не фиг чужоемент музыка счужоелкла послышался голос ведущей канала:

- Мы вынуждены прервать вечернюю программу для экстренного выпуска новостей. Только ИбоНефигЧужоеБрать возле зибо не фигния бизнес-центра в сачужоем центре нашего гороибо не фиг был слышен выстрел. По предварительным ибо не фигнным, ибо не фиго было покушение на известного политика и олигарха Воронова Андрея Савельевича. Наш внештатный сибо не фигрудник сообщил, ИбоНефигЧужоеБрать Воронов убит выстрелом в голову и…

Я ее уже не слышала, я выскочила из машины и помчалась вдоль улицы к зибо не фигнию, чувствуя, как задыхаюсь, как бешено бьется чужоее сердце, разрывая грудную клетку. Я еще не поняла… я еще не разобрала ни одного слова. Они ибо не фигже не звучали в чужоеей голове, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать я не хибо не фигела их слышать. Я бежала вперед, и в голове играла музыка, она набирала силы, и звук становился ибо не фиг громче и громче, пока не разорвал мне чужоезг на осколки, когибо не фиг я ибо не фига несколько машин со знакомыми номерами и оцепление полиции…

- Он выходил из зибо не фигния… Кошмар какой. Я видел, как у него дырка между глаз появилась. – послышался мужской голос.

- О, Боже!

- Вибо не фиг так ибо не фиги богатые… сами не знают, ибо не фигкуибо не фиг прилетит. Ибо не фиг ибо не фиго кара небесная.

- Воронов был хорошим человеком.

- Ибо не фиг они хорошие в кавычках. В хороших из снайперских винтовок не стреляют.

Нет! Не-е-е-ет! Они не о нем говорят. Ибо не фигого не чужоежет быть. Не чужоеже-е-е-ет. Я бы почувствовала. Я бы вибо не фиг здесь… вибо не фиг здесь – братьнесла руку к груди и сжала ворибо не фиг блузы, ощутила, ИбоНефигЧужоеБрать его нет. Сжимаю пальцы, а внутри боль зверская растекается такая, ИбоНефигЧужоеБрать вдохнуть не чужоегу. Я лихорадочно оглядывалась по сторонам, шумно пытаясь втянуть воздух, со свистом и всхлипами, стараясь пробиться сквозь толпу к выходу из зибо не фигния, пока не ибо не фига носилки, накрытые белой простыней, пропитавшиеся кровью, чувствуя, как медленно ибо не фигкрывается рибо не фиг для ибо не фигка… и я не знаю, ибо не фигчу или нет… наверное, ибо не фиг, ибо не фигому ИбоНефигЧужоеБрать на меня оборачиваются люди, полицейские пытаются удержать, а я вырываюсь и ибо не фигчу его имя… громко… так громко, ИбоНефигЧужоеБрать мне кажется, у меня в горле лопаются связки. И ибо не фиг так медленно. Так ужасно медленно. Кроме ибо не фигка чужоеего тишина везде. Или я брать оглохла.

Люди смибо не фигрят на меня… а меня уже нет среди них. Среди ибо не фигой толпы. Я застывшим взглядом смибо не фигрю, как носилки с телом Андрея погружают в карету скорой почужоещи, и она быстро уезжает, а я осеибо не фигю на асфальт.


ГЛАВА 21. Лекса


У отчаяния особый вкус… невесомого хруста осколков стекла на зубах, когда все, из чего состоял смысл тебя самого, раздавлен в крошки и режет тебе язык, небо, горло, когда ты глотаешь сгусток боли, чтобы закричать, но кричать не получается. А так хочется проснуться. Распахнуть глаза и понять, что кошмар остался где-то во мраке параллельной вселенной и случился не с тобой, а с твоим двойником. А вместо этого сплевываешь кровь из изрезанного крошками стекла рта и, шатаясь, стоишь на четвереньках на полу, потому что встать нет сил. Ты в самом эпицентре кошмара и задыхаешься от боли.

Я умоляла меня выпустить. Я кричала и билась в стены комнаты, я металась в ней, как раненый зверек в тесной клетке, выла и скулила, ломала ногти о двери, орала на весь дом, чтобы меня выпустили, чтобы позволили проститься с НИМ. Но с того момента, как охрана отца нашла меня у здания офиса и затолкала в машину, со мной никто не разговаривал. Меня привезли домой и заперли в комнате. Никто из слуг со мной не общался, мне приносили еду и тут же уходили, проворачивая ключ в двери. Сотовый отобрали, как и компьютер. Я знала, что отцу хотелось бы снова на мне места живого не оставить, но у нас Саид, и он не даст меня бить. Но я понимала, что как только Ахмед поймет, что я беременна – он забьет до смерти. Но мне уже было все равно… то самое желание жить уже поблекло и стерлось, освобождая место черной паутине, окутывавшей меня коконом безысходности.

Первый день я лежала на полу, свернувшись и постанывая от боли внутри, без слез, глядя в никуда. Плакать все же намного легче. Когда нет слез, глаза словно кровью налиты и трескаются, пересыхая. Меня оглушило настолько, что я не могла думать. Мне казалось, что я сошла с ума. Но сумасшедшие не понимают этого, а значит, до сумасшествия мне было далеко. Может, это было бы счастьем - свихнуться настолько, чтобы стало все равно. Обернуться птицей и улететь высоко-высоко в космос прошлого, которого не было никогда. Ко мне не пришло какое-то осознание, что Андрея больше нет, я не могла думать об этом. Я себе не позволяла. Только руки к груди прижимала, мне моментами казалось, что там все разворочено, и зияет огромная черная дыра, так было больно. Я лежала на полу в полной темноте, и вокруг меня вертелись светящиеся скрипичные ключи и ОН. Везде он... частицами из нот и сплошных черных линий по белым нотным листам рассыпался на матрицы необратимости со стонущим звуком страшной потeри, которую не осознать и не принять никогда. Я смотрела из-под отяжелевших век на нереально красивое лицо, на раскачивающиеся кадры, где мы вместе. Они дрожат и горят в воздухе, полыхая синим пламенем, стекая ледяным воском исчезающими каплями на пол. И мои слова последние молотком по голове дробят череп, и осколки в виски впиваются так, что от боли я вою и катаюсь по полу, и кажется, я разучилась моргать. Смотрю на сменяющийся медленный калейдоскоп, колышущийся в языках пламени, и в глазах режет так, что сосуды лопаются, а я оторвать взгляд боюсь – картинки исчезнут, и тогда я от боли с ума сойду.


Я была в твоем времени наверно временно

Я была в твоем имени цветом инея

Билась жизни каждый миг для тебя

Билась в каждый миг у тебя где-то в сердце


Ты мой город из песка, моря и облака

Ты мой лучший день и снег, корабли и свет

Ты мой… лучшая любовь для тебя

Безупречна боль без тебя… где-то в сердце


Ты вся моя любви история, судьбы история

История меня ты

Вся моя печаль... и светел миг... история без края и конца

Ты…


А потом они начали таять… кадры с ним и со мной… растворяться в воздухе, тускнеть, исчезать без следа. Нет… нет… нет… о, нет. Пожалуйста. Не надо-о-о. Вернитесь, я прошу вас, не надо-о-о-о. Я шептала хриплым голосом и ловила их скрюченными дрожащими пальцами, как маленькие дети ловят мыльные пузыри, а потом растерянно смотрят на пустые ладони, ползая по полу и хватая иллюзии руками, падая ничком и чувствуя, как начинаю разрываться изнутри, как меня накрывает, и становится страшно, что вот оно… вот она - агония от тоски и понимания, что как бы я ни пыталась, я не уберегла его! Не уберегла, черт бы меня побрал. Ненавижу-у-у себя, суку. Ненавижу тварь эгоистичную. Нельзя было! Нельзя! Я виновата. Ведь я могла рядом быть, могла все это время провести с ним, и пусть бы отец уничтожил нас обоих. А так… так Андрей погиб, ненавидя меня за предательство… наверное, жить с этим осознанием больнее всего. С моим прощальным «не люблю тебя».

Боже! Я ведь даже не увидела его… не попрощалась. Поползла к двери и ударила в нее кулаками, потом сильнее и сильнее, пока не ободрала ногти до мяса и не сорвала голос так, что начала кашлять кровью. Казалось, что в доме никого нет, а я билась и билась в дверь. То затихая, то сходя с ума снова. От одной мысли, что его закопают, а меня не будет рядом, я начала задыхаться, держась за саднящее, словно в огне, горло. Потом выбилась из сил и лежала у самой двери, снова глядя в пустоту и слыша монотонные режущие уши звуки скрипки, как будто струна за струной рвется и на моей шее захлестывается, затягивая до крови. Несколько раз ползла в ванную, доставала таблетки из урны, смотрела на них, а руки сами живот обхватывали и глухое обреченное «нет» приговором. Все, что есть у меня… наше. Уберечь должна. Он бы хотел. Я знаю, что хотел бы.


- Что ты видишь в моих глазах сейчас, Александра?

- Не знаю… там столько мрака. Все черное. Ты… ты весь тонешь в своем черном.

- Жизнь далеко не для всех бывает радужной.

- Бывает… Жизнь такая, какой ты сам ее рисуешь.

- Нет, жизнь далеко не такая, какой ты себе ее рисуешь, девочка.

- Я хотела бы раскрасить твой черный, но ты заливаешь мою радугу мраком и ненавистью.

- Радуга для маленьких наивных девочек, Александра. Со временем жизнь больше похожа на болото.

- Я бы хотела нарисовать для тебя радугу.


Я нарисовала для него могильный крест. Я нарисовала для него багровыми пятнами горе и слезы. Я рисовала ему не радугу, а смерть. А он… он был настолько сильным, настолько мужественным, что ни разу не отобрал у меня кисточку с красками. Он доверил мне рисовать нашу жизнь, отдав мне холст, а я залила его кровью. О, где-то там наверху жестоко посмеялись надо мной, отняв право распоряжаться моей жизнью… потому что она не принадлежит мне.

Поползла обратно к двери, чтобы биться в нее снова, а она вдруг поддалась, я стихла и толкнула ее ладонями, встала на ноги, держась за косяк и всматриваясь в пустоту коридора затуманенными глазами, споткнулась о что-то и опустила взгляд вниз – пистолет.


***


- Ну что пацаны, помянем Графа? Я б не отказался на похороны съездить. Вкусная жрачка, слюни-сопли. Глянуть, как аристократа этого хоронят, суку. Наших пацанов недавно положил, как котят. В цинковых на Родину отправляли.

- Думаешь, тебя б в воронье гнездо впустили?

- Моя воля, я б этих сук перестрелял прямо там, чтоб все семейство хоронили.

- Ахмед такого распоряжения не давал.

- И не даст. Времена другие сейчас. Все тихо должно быть и красиво, а ты, бл***, вечно в стиле пилы хрень кровавую устраиваешь.

Мне невыносимо захотелось нажать на курок и заткнуть им рты. Чтобы молчали твари. Чтоб не смели об Андрее говорить вот так.

- Эй! Ключи от машины мне! И ворота открыть!

Они подскочили и обернулись ко мне, и я увидела, как округлились их глаза.

- Ох ты ж, мать твою! Александра Ахмедовна… пистолет. Осторожно.

- Знаю, что пистолет. Я выстрелю, ясно? Выстрелю и будет тебе тут кровавая бойня в стиле пила, как ты любишь, ублюдок.

Нет, я не направила пушку на них, я приставила ее к своему подбородку снизу.

- Как думаете, папочка простит вам мою смерть?

Один из лохов кинулся к кобуре, а там было пусто.

- Бл****ь!

Я не могла сейчас думать о том, кто украл у охранника пистолет и подкинул мне под дверь, но тот, кто это сделал, теперь в списке моих лучших друзей. Жаль, отблагодарить не смогу, а еще хуже, скорее всего, мой неизвестный помощник умрет мучительной смертью, когда отец узнает, кто это был.

- Что такое? Пушка пропала? – нервно засмеялась, - папа тебе яйца отстрелит – евнухом будешь. Швырнула в них порножурналом с тумбочки. – давай ты, лысый, ключи от машины и ворота открыл. Одно ваше движение, и я вышибу себе мозги. Мне нечего терять. Я конченая больная психопатка и хочу сдохнуть. Вы бы не хотели, чтобы это произошло прямо здесь, правда?

Самый высокий и здоровый из них посмотрел на лысого.

- Дай ей ключи, а ты ворота открой. Если выстрелит здесь, нам надо будет ноги уносить или за ней следом…

Лысый порылся в кармане и швырнул мне ключи, когда я их ловила, он дернулся ко мне, а я чуть не нажала на спусковой крючок. Здоровяк заорал и схватил лысого за шкирку оттягивая назад.

- Не дергайся. Не тот случай. Пусть делает, что хочет. Ей все с рук сойдет, а нам нет.

- Эй, ты. Где хоронят… Воронова? – голос дрогнул.

***

Я выбралась из дома через черный ход, меня тогда не настораживало, что все так просто, что мне явно кто-то расчистил дорогу, подбросив пистолет под дверь. Пока ехала, казалось, что я где-то в иной реальности. Наступило онемение всего тела, как будто я под временной анестезией, и я точно знаю, что когда она отойдет, я буду рвать горло до крови от бешеной и адской ломки по нему. Дождь хлестал по стеклу с каким-то остервенением и шумом, создавая в голове свою мелодию смерти. Дворники сметают разводы хрусталя со стекла, а я вместо дороги вижу его лицо… по нему катятся капли воды… как тогда в душе.


- А может, лучше все прекратить прямо сейчас? Вы же этого хотите? Видеть, как я сломалась? Что, если я порежу вены у вас на глазах? Вы бы этого хотели?

- Режь, если хочешь. На меня это не действует. Папу своего шантажировать будешь, а мне плевать.

- Не буду! Не заставите! Можете колоть чем хотите! Можете даже убить! Я не стану… не стану! Я вам не игрушка! Я не вещь! Я ни в чем не виновата! Я домой хочу! Я хочу-у-у домой! Выпустите меня отсюда-а-а-а-а-а!

- Не буду! Я домо-о-ой хочу-у! Сдохнуть хочу! Ясно?! Вы добились своего - я хочу сдохнуть! Отпустите меня, пожалу-у-уйста-а-а! Мне страшно-о-о!

- Хватит!

- Холодно! Мне холодно.

- Успокоилась, дура малолетняя?! Чокнутая!


Тогда я увидела, какие красивые у него глаза… такие темные, прозрачные, с этими всполохами огня, от которого мурашки по всему телу разбегались. Я ведь именно тогда и полюбила его, когда осколок стекла из рук выдрал и под воду ледяную засунул. И у меня по щекам тот же дождь катится. Если бы вернуть все назад я бы отказалась от него… я бы оставила его Насте… не важно, кому угодно, лишь бы он жил. А сейчас… а сейчас я могу лишь молить Бога, чтобы успеть, чтобы гроб в могилу без меня не опустили.


- Ты что сейчас делаешь?

- Тебя жду.

- Правильно. А еще что?

- Не знаю… держу телефон.

- Нет, вот сейчас ты должна мне улыбнуться.

- Не буду.

- Это что за бунт на корабле?

- Я улыбаюсь.

- Ты врешь, а не улыбаешься, а я уже дома.


Бросила машину у ворот кладбища, глядя на выстроившиеся в ряд автомобили под стеной проливного дождя. Все с цветами, в черной одежде. Ни одного журналиста. Толпой вокруг закрытого гроба выстроились. Я на лица их смотрю, и меня тошнит все сильнее и сильнее, потому что я вижу в первом ряду отца и Саида. Они на гроб смотрят, а у меня внутри все переворачивается. Обрывается, сплетается в кровавый сгусток отвращения и дикого протеста, от которого кажется, что не дождь на кожу капает, а серная кислота. Только Ахмед мог цинично прийти на похороны того, кого убил, чтобы с издевательским триумфом смотреть на собственную победу.

Как он смел? Как смел прийти и осквернить… как смел? Ненавижу тварь. Ненавижу мразь! Он радугу мою убил, он меня живьем похоронил, он кожу с меня живьем содрал и… и пришел… посмел прийти. Пальцы пистолет сжали под свитером. Невыносимое желание убивать. Оно сильнее всего в этот момент. Я хочу, чтобы он боль почувствовал, чтоб корился в агонии, чтобы понял, как я его ненавижу. Осознал, что нет у него дочери. Что я его враг. Я не прощу ему ни маму, ни Андрея никогда.

Меня шатает из стороны в сторону, и я смотрю, как медленно берут гроб на плечи мужчины и несут вглубь кладбища, вся процессия двигается куда-то вперед по мокрому асфальту, следом батюшка идет, молитву читает. И я иду следом за ними, как будто пьяная, но меня никто не видит, да и я не вижу никого. Никого, кроме отца с черным зонтом и букетом роз в руках, и сталь печет мне ладонь вместе с обжигающей ненавистью. От боли дышу сквозь стиснутые зубы, и мне кажется, что дышать я не могу. Яд вдыхаю. Легкие от него болят. Это он… вот этот человек с такой же фамилией, как у меня, отравил мой воздух.

Они возле вырытой могилы остановились, а я от боли уже ничего не слышу, даже дождь у меня в ушах стих. Там только музыка наша с Андреем играет. Где-то вторым кадром посреди могил и крестов мы с Андреем танцуем под нее, а сквозь нас просвечивает эти черные силуэты и венки… так много венков. Сквозь нас отец просвечивает, смотрит на гроб, и я слышу сквозь играющую музыку голоса людей снова, вперемешку с шумом дождя. Они раздражают и заглушают мелодию. Мне хочется закричать, чтобы они заткнулись, но я, оказывается, не умею разговаривать или у меня нет голоса именно в эту секунду.

- Почему гроб закрыт? – спицами прямо в мозги через барабанные перепонки уродливо пошлым вопросом.

- Так ему всю голову разворотило. Мозги и осколки черепа асфальт забрызгали и стеклянные двери.

Тошнота захлестнула все теми же шипованными струнами горло.

- Заткнитесь! Не говорите о нем так! Все заткнитесь!

Я сама не поняла, что закричала это вслух и не поняла, что сжимаю в вытянутых руках пистолет, направив его на отца.

- А ты?! Что ты здесь делаешь? Убийца! Ну давай, скажи всем, что это ты его убил!

Глаза отца расширились, а люди шарахнулись в стороны.

- Пришел отпраздновать? Да? Повеселиться и сплясать на его костях?

- Лекса! Опусти пистолет! – голос Саида прорывается откуда-то со стороны сквозь шум. Он говорит по-чеченски, как и я сама.

Отец молчит, он расширенными глазами смотрит на оружие в моей дрожащей мокре руке, а потом на мое лицо, и я вижу, как кривится его рот от полученного удара. Не ожидал? Да, я хочу тебя убить и убью!

- Свадьба, говоришь? Нахрен свадьбу твою! Никакой свадьбы не будет.

Швырнула кольцо в грязь.

- Ты что делаешь, идиотка?! Пистолет убери, пока не поздно!

- Сначала пристрелю тебя. Ты даже не представляешь, КАК я тебя ненавижу, как о смерти твоей мечтаю. За то, что маму убил, жизнь мою разрушил. Будь ты проклят!

- Закрой рот, Лекса! – шипит, а я в него целюсь, и меня трясет всю.

- Хватит мне рот закрывать! Что такое? Они все услышат? Услышат, какая ты мразь? Так они и так знают, все эти лицемеры, кому ботинки лижут. Думаешь, они не проклинают тебя? Зря! Все эти твари ненавидят тебя и ждут твоей смерти, и знаешь, они правы. Я тоже жду твоей смерти.

- Молчи, дрянь!

- Не буду молчать! Ненавижу тебя! Это ты его убил! Ты! Ты убил его!

Знаешь, перед тем, как я пристрелю тебя, ты должен узнать – не выйду за Исхана. Я от Андрея ребенка жду, ясно? И никто его у меня не отберет. Никто, даже ты!

- Ах ты ж сука-а-а-а.

Метнулся ко мне, а я на спусковой крючок нажала, и отец странно дернулся, упал сразу же на колени. Взгляд на свою грудь перевел и на пистолет в моих руках.

Люди закричали, а я оружие на них направила обезумевшая, дрожащая, как в лихорадке, а потом швырнула пистолет и побежала. Сама не знаю, куда. Подальше оттуда. Куда глаза глядят, туда, где боль стихнет. Когда меня кто-то схватил, я закричала, но мне рот закрыли и впечатали в покосившееся здание сарая.

- Тише! Тише ты! Не ори!

Башира... такая же мокрая насквозь, как и я, в хиджабе и плаще поверх него в глаза мне смотрит.

- Тихо! Надень и за мной иди… если жить хочешь.

В руки пакет мне ткнула. Я на себя мокрый хиджаб, как у нее, натянула молча, глядя ей в глаза. Не знаю, почему. Наверное, у меня просто выбора не осталось, я совершенно обезумела. Башира меня вывела через дырку в ограде к старой ладе серебристого цвета, на плечи мне свой плащ накинула и в машину затолкала, сама за руль села.

Мы с места сорвались, а меня трясет так, что зуб на зуб не попадает. К кладбищу полицейеские машины мчатся, а мы спокойно вперед едем. Башира хиджаб с головы стянула и назад кинула. Ко мне повернулась и воду на колени бросила.

- Попей и успокойся…

- Я… я отца убила, - шепчу, и зуб на зуб не попадает.

- Мразь, а не отца. Правильно сделала. Только я думала, ты умнее будешь и не при всех это сделаешь, но что уж теперь. Придется расхлебывать последствия. Да и не убила ты его. Стрелять не умеешь. Максимум ранила тяжело, а так, я уверена, что на нем бронежилет был. Как только очухается, тебя искать начнет, поэтому я тебя за собой утянула.

Пошатываясь на сидении и дрожа от холода, я тихо спросила:

- А тебе это зачем? Ты кто такая?

- Я? Никто… он никем меня сделал, когда и сына, и дочь у меня отнял… на смерть послал. Я убить его пришла, а ты это за меня сделала. Пусть знает каково это - от руки ребенка своего умирать.

Гул в голове нарастал, и я прислонилась лицом к стеклу, чувствуя, как все тело немеет опять, как боль захлестывает с головой и дышать нечем опять.

- Я тебя спрячу… так спрячу, что никто не найдет. Ни одна тварь.

А мне все равно… нет меня больше... я где-то там, в вальсе дождя растворилась и каплями в землю вошла, чтобы под землей обнимать его и всегда рядом быть. Вот и нет больше у меня радуги и никогда не будет… черная я теперь, как и Андрей когда-то. Закрыла глаза под равномерное покачивание автомобиля на дороге, чувствуя, как женщина рядом прикрывает меня своим плащом.

Мы остановились в дешевой гостинице, где Башира мне волосы в черный цвет перекрасила и постригла под короткое каре. Она кромсала пряди, а я в зеркало смотрела, и мне казалось, что там в отражении кто-то другой. Ведь я не могу быть живой, когда его нет… это неправильно. Так не должно быть. Страшно и несправедливо. Тех, у кого душа одна на двоих, их нужно вместе забирать… нельзя часть души одну бросать истекать кровью и умирать от удушья под равнодушными кнутами времени, беспощадно разрывающим грудную клетку, чтобы хлестать по самому сердцу воспоминаниями.

Башира посмотрела в паспорт и снова на меня в зеркало.

- Ну, вроде похожа. Не так, чтоб очень… но все же.

- На кого?

Она тяжело выдохнула.

- На дочку мою – Лэйлу.

- А где она сейчас? – спросила… хотя каким-то шестым чувством знала, что не здесь… не среди живых. По глазам Баширы видела. Теперь я ненависть в них иначе читала.

- Погибла. Сама взорвалась и людей взорвала. Террористкой она была.

Говорит, а сама волосы мне расчесывает уверенными руками.

- Завербовали ее после смерти мужа. Он не смог себя убить. Сбросился с моста, чтоб никому не навредить. Она рассчитаться должна была вместо него. Мы отцу твоему денег должны были. Сказали, внучку и внука моих убьют, семью всю вырежут, если она себя не взорвет… и она взорвала. Я прокляла ее. Нет у меня дочери, даже мертвой.

Я слушала молча, не шевелясь и продолжая смотреть на отражение свое.

- Я убить его приехала… а как тебя увидела. На нее ты похожа. Глаза такие же безумные. Как поняла, что ты его ненавидишь… Помочь тебе хочу, Лекса. Твое дело отказаться… только найдет он тебя и убьет. И ребенка твоего не пощадит. А ты обязана его родить и вырастить. Если мужчину того любила - обязана. Его семя в тебе проросло, жизнь еще одна. Ваше бессмертие. Если останешься, обречена будешь.

Я паспорт открыла и на девушку пристально и долго смотрела, потом отложила его в сторону.

- Не останусь.

И разрыдалась, закрыв лицо руками. Впервые с того момента, как узнала о смерти Андрея.


ГЛАВА 22. Лекса.


Я узнала, что он жив, перед самыми родами. Увидела в выпуске новостей, когда вместе со старшей внучкой Баширы готовила ужин. Я не знаю, чем это тогда стало для меня. Вначале, конечно же, безумным счастьем и бешеной радостью. Дикой и невероятной по своей силе радостью, когда не знаешь, куда себя деть и мечешься по квартире, как сумасшедшая, со слезами и нечленораздельными криками, потом застываешь, приложив руку ко рту, всхлипывая и тяжело дыша, и снова мечешься. Через час после этой новости у меня начались схватки, и сосед Баширы отвез меня в роддом. Я родила мальчика. Я с самого начала знала, что у меня будет сын. Каким-то особым невероятным чувством. Роды были стремительными. Болезненными, но настолько быстрыми, что акушерка назвала меня гибкой и живучей уличной кошкой, подавая орущий сверток мне в руки и глядя, как я смеюсь и плачу одновременно. Пока рожала малыша, корчась от боли и, выгибаясь на столе в маленькой грязной больнице зачуханного городка, в котором спрятала меня Башира, снова и снова прокручивала в голове кадры из новостей. Как будто на повторе. Боясь, что ошиблась. Боясь, что приняла желаемое за действительное.

Я держала на руках ребенка и захлебывалась слезами, раздираемая сумасшедшим желанием позвонить его отцу. Позвонить, чтобы услышать голос, чтобы убедиться, что я не схожу с ума, и он на самом деле жив. Это стало какой-то навязчивой идеей, но у меня не было ни сотового телефона, ни интернета. Моя новая подруга предпочитала не пользоваться средствами связи. Она говорила, что именно так нас легче всего вычислить. Мне было все равно, я хотела найти хотя бы простой сотовый телефон или автомат, чтобы позвонить Андрею.

Но эйфория длилась недолго… до приезда Баширы, которая вошла ко мне в палату и придвинула стул к моей постели, раскладывая на тумбочке йогурты и фрукты. Она молчала, а я боялась спросить. Боялась услышать, что ошиблась, и сойти с ума от горя по второму кругу. Первый дался мне слишком тяжело. Если бы не беременность и не внуки Баширы, я бы, наверное, наложила на себя руки. Потеря любимого человека – это самая страшная потеря в жизни. Что бы кто ни говорил, считая, что справиться можно со всем и любовь встречается не один раз, и даже не два, и надо просто подождать еще одну… что я слишком молодая, чтобы замуровать себя в кокон из траура до конца своих дней. Смешно до боли – ждать еще одну любовь. Как трамвая или троллейбуса. Я понимала, что это не про меня. Мне не становилось легче ни через месяц, ни через два. Мне болело. Иногда слегка, как под наркозом, а иногда так сильно, что я забивалась в угол и стонала там, кусая губы до крови, чтобы воем весь дом не перебудить. Меня спасало только то, что внутри меня зарождалась жизнь и заботы о детях. Мы жили бедно. Очень бедно по сравнению с той роскошью, что меня окружала всю мою жизнь. Про нищету раньше я знала лишь понаслышке. Меня не касалась эта сторона. Я никогда не задумывалась, какой ценой иногда дается простая буханка хлеба. Нет, мы не голодали. Я не знаю, откуда брались средства, но Башира привозила продукты и иногда даже деликатесы. Когда я спрашивала, куда она ездит – женщина отмалчивалась, говорила, что мне не нужно много знать и моя забота – родить ребенка и помогать ей с детьми ее дочери, а она найдет, чем нас прокормить. В такие моменты мое сердце щемило от благодарности к этой женщине, которая спасла меня и моего ребенка и продолжала мне помогать.

Но я видела эту нищету в городе и в районе, в магазинах, куда выходила за продуктами в отсутствие моей взрослой подруги. Иногда я смотрела застывшим взглядом перед собой и думала о том, что я могла выбрасывать тарелку риса с мясом в мусорку, а на улицах умирают старики, протягивая руку за подаянием. Боже… и я смела жаловаться на свою жизнь. Сейчас я с ужасом и сама думала о том, что буду делать на улице с ребенком, если Башира больше не сможет помогать нам. Куда я пойду? На что буду жить?

Первое время мне было страшно, что отец найдет меня и убьет Баширу. Я не могла спать и по ночам мне снились жуткие кошмары. Я вскакивала с постели, чтобы распахнуть настежь окно и дышать ночным воздухом, глядя в пустынную темноту этого молчаливого и мрачного города, который приютил меня.

Тогда в палате Башира сказала мне, что Андрей и правда жив, и когда я, всхлипнув, схватила ее за руку с мольбой, она сжала мои пальцы, отрицательно качая головой.

- Он все равно мертв для тебя, Севда. Очнись. Ты взрослая женщина. Отпусти свои розовые мечты.

- Но я думала, что он мертв… А он живой, ты понимаешь? Он живой!

- Понимаю… а ты понимаешь, что когда он все это планировал, то знал, как тебе будет плохо, и не подумал о тебе. А ты не думаешь, что он знал, что у тебя свадьба и за это время ты выйдешь замуж? Где он был все это время, Севда?

- Лекса, - тихо сказала я.

- Нет! Ты – Севда. Ты чеченка! Мусульманка! А он неверный, который бросил тебя, и даже не думал искать! Где твой рыцарь? Где он? Это же всемогущий Воронов. Неужели он не нашел тебя?

- Я сменила паспорт, я… ты спрятала, - каждое слово дается с трудом, потому что я знаю – она права. Каждое ее слово – правда.

- Ты сама знаешь, как смешно это звучит. Кто ищет – тот всегда найдет. Прошло больше полугода. Ты не нужна этому мужчине. Ты никому не нужна, кроме меня. Со временем все наладится, со временем мы устроим твою жизнь.

- Мы?

- Да. Мы. Ты и я. Ты мне, как дочь. Я позабочусь о тебе и малыше.

Тяжело дыша, я отвернулась от нее к окну, глядя, как кружат за ним хлопья снега и как замораживается моя глупая радость, превращаясь в ледяную глыбу, которая опять давит к земле грузом безысходности. Только внутри нее маленькое углубление со свернувшимся ростком подснежника – он жив. Андрей жив. Наверное, теперь смогу дальше жить и я. И не смогла… думала о нем каждый день и каждую ночь, пеленая нашего сына, заглядывая в темные глаза с длинными ресничками и зная, что они будут такими же насыщенно-карими, как и у его отца. Иногда я мечтала, что в один прекрасный день Андрей все же найдет меня и заберет отсюда… а потом рыдала в подушку сдавленно и очень тихо, чтобы не разбудить маленького Саву и внуков Баширы, которые спали в соседней комнате. Не приедет. Никогда он за мной не приедет. Права была она, захотел бы – нашел бы уже давно. Значит, все было спектаклем. Тщательно спланированной мистификацией, где меня уже в расчет не брали. После моих слов это и не удивительно… но ведь он должен был услышать мое сообщение? Или отказался от меня?

С каждым днем я все больше и больше понимала, что Башира права – Андрей выбросил меня из своей жизни и даже не пытался найти. Теперь я каждую неделю ездила в другой город, чтобы зайти в интернет-кафе и посмотреть новости, увидеть его хотя бы так, хотя бы просто фотографии и пару слов о нем.

Я маниакально выискивала хотя бы несколько фраз, хотя бы строчку о нем, о его семье, о предстоящих выборах. Он все же стал кандидатом в депутаты. Я в этом даже не сомневалась. Все чаще мелькал на всевозможных благотворительных вечерах, съездах и собраниях. Все больше интервью, сюжетов в новостях, красивых правильных слов и сдержанных улыбок… Я жадно пожирала каждый абзац, просматривала десятки раз каждое видео, а потом закрывалась в туалете и рыдала в грязной кабинке, закрывая рот руками. Потому что было невыносимо осознавать, что он настолько чужой. Что живет там своей жизнью, наслаждается ею, заводит себе любовниц, участвует в конференциях, делает фотосессии с дочерью и избирателями… а я… а я умерла на том кладбище, где похоронили кого-то вместо него. Умерла там, стреляя в своего отца, разрушая свою жизнь и жизнь нашего сына. Я ведь никто. Меня нет. Я какая-то неизвестная женщина с чужим паспортом, с ребенком, записанным на чужую фамилию. Если Башира откажется мне помогать, я не смогу и дня прожить на улице. А он там со своими… очередными Настями. Я видела их с ним на глянцевых обложках, в статьях. В кадрах новостей. И ни одного упоминания о покушении. Словно не было его… словно это и правда было мистификацией или каким-то адским кошмаром, в который меня заставили поверить вместе с моим отцом. Про отца я ничего не знала и знать не хотела. Мне было страшно увидеть его лицо даже на фото. Как какое-то чудовище, от одного вида которого начинается паника. Еще большую панику в меня вселяла сама Башира, постоянно напоминая, что меня все еще ищут и что стоит мне засветиться – нас всех убьют здесь.

В одну из таких поездок в соседний город я и зашла в то самое кафе… где теперь пою каждый вечер. Увидела вывеску на заляпанном окне и бордовой велюровой шторкой, что требуется певица с музыкальным образованием.

На работу принимал владелец забегаловки, пожилой пузатый еврей, лысоватый, низенького роста, с говорящей фамилией и таким же говорящим именем – Вениамин Иосифович Фельдман. Просто Беня. Потом я узнаю, что в этом маленьком городке он далеко не последний человек. Везде есть свои царьки. Здесь царьком местного разлива был Беня.

Он отвесил мне кучу липких комплиментов с пошлыми намеками, видимо, сомневаясь в моих способностях к вокалу и предлагая работать официанткой. Сама не знаю, как в первый раз набралась смелости и вышла на своеобразную маленькую сцену с микрофоном и одним единственным красным прожектором, светящим на высокий барный стул, но Беня хлопал громче всех и даже заплатил за первый же вечер.

Я начала уезжать каждый день, оставляя маленького Саву со старшей внучкой Баширы – Айной. Она была очень молчаливой девочкой с огромными черными глазами и смертельно боялась свою строгую бабку, как и я когда-то Зухру. Я привозила ей сладости из кафе и давала денег за то, что нянчится с моим ребенком. Восторженный моими способностями Беня, который в свое время окончил консерваторию, предлагал отвезти меня в столицу и искренне удивлялся, когда я отказывалась. «Такой талант не должен гнить в этом Мухосранске!». Но я думала совсем о другом… о том, что мне придется всю жизнь теперь петь в кафешках, чтобы прокормить себя и Саву, и однажды этого станет недостаточно. На Баширу я не могла рассчитывать всегда. Настанет день, когда нам придется с ней разойтись в разные стороны. Особенно четко я поняла это после того, как она узнала, что я работаю и не разговаривала со мной несколько недель. Она считала, что я подвергаю опасности ее и семью своими поездками в город, что я не думаю о том, что мой отец и мой дядя сделают с ней, когда узнают, что она мне помогла сбежать. Тогда я впервые подумала о том, что мне нужно будет рано или поздно уйти из дома Баширы. Да и всю жизнь пользоваться чьей-то добротой невозможно. Из кафе я не ушла. Это была единственная отдушина для меня… Когда выходила на сцену и начинала петь, весь мир исчезал и растворялся, я переносилась куда-то далеко и снова жила совсем другой жизнью.

Этим утром Башира приехала ненадолго, привезла еду, деньги и сказала, что мы скоро переезжаем в другой город, ближе к югу. Она меняет место работы, и мы все поедем за ней. Именно тогда я решила, что пришло время нам с ней расстаться. Она поедет своей дорогой, а я останусь здесь. Пение в кафе приносило неплохой заработок, у меня даже появились свои поклонники, которые начали приезжать из соседних городов и поселков послушать мои песни. Беня говорил, что я его птичка и что скоро он сделает в «Лагуне» ремонт, достойный такого бриллианта, как я. Старый хитрый льстец. Но довольно безобидный, хоть и жадноватый.

Безобидный лично для меня. Пока. Хотя бы обеспечивает мне безопасность от всяких козлов, которые пытаются каждый вечер приставать ко мне, за что я ему плачу чуть ли не половину своего гонорара.

Когда я красилась в гримерке и готовилась к выходу, забежал Беня, вращая глазами со вздыбленным чубом и дрожащими толстыми пальчиками, унизанными золотыми кольцами.

- Лиля (так меня звали по новым документам, сделанным для меня Баширой), – Лилечка, алмаз ты мой драгоценный, ты даже не представляешь, какие особые гости у нас сегодня. Ты должна… о-о-ох, ты должна выложиться на все двести. Боже… Боже… ко мне такие и не захаживали никогда.

Я бросила на него насмешливый взгляд.

- Я всегда выкладываюсь на все двести.

- Ну спой что-то особенное, новое. Ты не представляешь, но мне предложили спонсорство моего ресторана… давай удивим нашего гостя.

Я пожала плечами, подводя губы красной помадой и расправляя декольте красного платья на плечах, спуская чуть ниже.

- Удивим… не переживай.

- Вот и славненько. Давай, девочка, давай.

Вышла на сцену, поправила микрофон, повернулась к залу и…. и замерла… У меня остановилось сердце. Оно перестало биться и замерло под ребрами в каком-то стремительном падении в космос. А потом взлетело к звездам и понеслось со скоростью кометы в разноцветную бездну с ослепительными брызгами взрыва сверхновой.

Он сидел напротив меня с бокалом коньяка в длинных сильных пальцах, от взгляда на которые внутри перевернулось. И все вокруг размазалось, расплылось в черно-белые декорации. Разводами пятен-лиц, сливающихся в общий фон. Только эти блестящие карие глаза. Яркие. Такие насыщенно яркие. Смотрит исподлобья, сжигает голодным пламенем яростного сумасшествия, пронизывает насквозь, как лезвиями. Так, что меня трясет от этого взгляда, и я сама не понимаю, что уже играет музыка и я пою… пою ему ту песню, что так и не спела….


На лице от грима полосы… Под парик запрятав волосы

Маска людям улыбается, плачет, стонет и кривляется

Слышен гул с аплодисментами, и букеты с комплиментами

Тело куклы – провокация… ее смех – мистификация….

А потом в гримерке прячется… Перед зеркалом расплачется

На лице все швы расходятся, в вопле маска вдруг заходится

Под пластмассой слезы пятнами… под костюмами распятая

На шарнирах извивается и от боли задыхается…

На груди, под швами ржавыми, умирает сердце рваное

Снова грим, ресницы, волосы… запоет веселым голосом

Маска людям улыбается, плачет стонет и кривляется

Слышен гул с аплодисментами и букеты с комплиментами

Тело куклы – провокация… ее смех мистификация….

И никто не знает после… когда все уходят гости

Тишина… аккорды стонут, слезы под дождем утонут

Маска голая, без грима, плачет… воет от любви

От несбывшейся любви…

(с) Ульяна Соболева


И по щекам слезы сами покатились. Повесила микрофон и бросилась прочь со сцены, тяжело дыша, всхлипывая сильно, чтобы не разрыдаться… чтобы успеть захлопнуть дверь, и тогда…

А меня кто-то за руки хватает сзади, и я знаю, кто… знаю, потому что я его запах почувствовала. Потому что дыхание узнала. Сжимает все сильнее и сильнее, до хруста, прижав к стене, лихорадочно гладя мои волосы. А я сдержаться не могу, меня трясет всю… кричать хочется. Громко, истерично, так, чтобы окна везде полопались. Чтоб не смел трогать. Чтоб убирался… чтоб держал сильнее, чтоб не отпускал никогда, чтоб пальцы не смел разжимать.

- Искал, девочка… как же долго искал.

Крепче прижимается, давит всем телом, волосы больно гладит, впиваясь в них дрожащими пальцами, дышит в них горячим, срывающимся дыханием.

- Как проклятый искал… год. Долбаный год. Везде, где мог. В каждой вонючей дыре.

- Лжешь, - глухо, срываясь на всхлипы и не видя ничего из-за слез, – лже-е-ешь… ненавижу.

- И я ненавижу… ненавижу себя, - лихорадочно мои волосы целует и держит все крепче, сильнее под ребрами, сдавливая, а у меня сердце выпрыгивает. Бьётся о грудную клетку так болезненно, что каждый вдох кажется пыткой, – себя без тебя. Посмотри на меня… пожалуйста. Я глаза твои видеть хочу.

Развернул лицом, а я зажмурилась, и слезы текут не переставая.

- Не могу, - шепотом, - не могу….

Губы его на своем лице чувствую, на веках, скулах, губах. Пятерней мои щеки сжимает.

- Недавно нашел… фото мне прислали из ресторана этого. Увидел и чуть не сдох, Александра-а-а-а, понимаешь, чуть не сдох. Все бросил и к тебе. К тебе… Посмотри на меня. В глаза.

Отрицательно качаю головой, а он снова целует в губы шепчет:

- Как сына назвала? Моего сына…– поцелуями в скулы быстро, мягко. Поднимаясь к уху, – нашего сына… Александра.

И я глаза медленно открываю, чтобы с его взглядом встретиться и вздрогнуть всем телом, цепляясь за сильные плечи. Расплывается у меня перед глазами.

- Савелий.

И рывком к себе прижал.

- Маленькая моя, какая же ты у меня… сильная. Такая маленькая и такая сильная. Как же я искал тебя…

- А она… она говорила мне, что не ищешь… говорила.

- Кто она? – снова жадно в губы целует и сам дрожит весь вместе со мной.

- Башира.

Отпрянул вдруг, глядя мне в глаза. Несколько секунд тишины, а я, кажется, слышу наше сердцебиение сумасшедшее. Такое сильное, оно громче любого звука вокруг.

- Мы уезжаем. Сейчас. Ты, я и Сава. Слышишь?

Киваю и не могу поверить, что это не сон. Приехал… ведь он действительно приехал за мной. А потом как лезвием по нервам.

- А отец?

Андрей усмехнулся уголком рта.

- Он больше никогда нам с тобой не помешает… Ни он, ни кто-либо еще из твоей семьи. Ты – моя.

Мне захотелось, чтобы он сказал это еще раз. Вот этот взрослый мужчина с аккуратной щетиной на скулах и вселенским опытом в космических глазах. Сказал мне… такой маленькой рядом с ним, такой потерянной. Что я его.

- Моя ведь, да?

Киваю и снова слезы катятся по щекам.

- Твоя…


КОНЕЦ 5 КНИГИ.

Продолжение в 6 книге «Спираль»


Благодарю своего соавтора Ульяну Лысак и всех, кто мне помогал


КНИГА КУПЛЕНА В ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИНЕ WWW.FEISOVET.RU

ПОКУПАТЕЛЬ: Ольга Давыдова (oadavidova79@mail.ru) 

КОПИРОВАНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ТЕКСТА ДАННОЙ КНИГИ В ЛЮБЫХ ЦЕЛЯХ ЗАПРЕЩЕНО!


Внимание! Данный текст является коммерческим контентом и собственностью сайта http://feisovet.ru/. Любое копирование и размещение текста на сторонних ресурсах приравнивается к краже собственности. Что повлечет соответствующую реакцию. А именно:

Обращение в арбитражный суд, о воровстве коммерческого контента и использование его в целях нелегальной наживы.

Обращение в поисковые системы с целью изъять сайт из индексации (поместить его в разряд пиратских), в этом случае возращение сайта в поисковую систему невозможно.

Обращение в хостинговую компанию, на которой размещен сайт, укравший данный текст и постановление суда, о немедленном удаление сайта и всех его копий.



на главную | моя полка | | Мистификация |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу