Книга: Не бойся расправлять крылья



Марина Снежная

Мой демонический босс. Не бойся расправлять крылья

Глава 1

Я засыпала с улыбкой на устах, ощущая, что впервые в жизни по – настоящему счастлива. Вдыхала запах любимого мужчины, чувствовала вкус его кожи, к которой прижималась губами. Хотелось каждую ночь засыпать, а утром просыпаться рядом с моим прекрасным демоном. И я тешила саму себя сладкими мечтами о том, что когда‑нибудь так и будет. Даже во сне ощущала, как крепко и надежно укрывают от всего мира его объятия. А утром как же не хотелось открывать глаза и осознавать, что волшебная сказка закончилась!

– Ира, вставай, – послышался ласковый голос, от теплого дыхания взметнулись завитки волос над моим ухом.

Я протестующе застонала, не желая выныривать из томительной неги сна, где мне снилось что‑то яркое и невыразимо приятное.

– Понимаю, что рано… Но нужно незаметно доставить тебя в Академию… – настаивал самый обворожительный голос в мире.

И я нехотя разлепила веки, поймала нежную улыбку Астарта и теплый взгляд изумрудных глаз, в которых заблудились золотистые блики. Улыбнулась в ответ и протянула руку, провела по щеке, чтобы убедиться, что он реальный. Всего несколько секунд и чары прошлой ночи окончательно развеялись. Я понимала, что возврата к этому Астарт просто не допустит. Как и обещал, он подарил мне лишь одну ночь. Сердце болезненно сжалось, а из глаз одна за другой выкатились несколько слезинок.

– Не плачь, прошу тебя, – он помрачнел и губами осушил предательские слезы. Потом осторожно приник к моему рту, даря легкий поцелуй со вкусом соли. – Ты же понимаешь, что у нас нет другого выхода. Я бы хотел оставить тебя здесь, со мной. Но не могу.

– Любишь недостаточно сильно, чтобы рискнуть? – тихо сказала я, отстраняясь и садясь на постели. – Я все понимаю… Да и с чего взяла, что любишь? Всего лишь страсть, которую ты уже утолил. Все понимаю… Сейчас оденусь.

Астарт резко схватил за плечо и увлек обратно на постель, опрокинув на спину. Навис сверху, глядя со смесью ярости и боли.

– Неужели ты не понимаешь?

– Как раз понимаю, – с трудом сдерживая новый поток слез, выпалила я. – Мне говорили о том, что демоны редко испытывают к кому‑то глубокие чувства. Ты уже любил так сильно, что наплевал на все. На угрозу со стороны Лилит. Тогда риск казался тебе оправданным, верно?

– Ты о чем? – его брови сдвинулись к переносице.

– О твоей покойной жене, – бросила я. – Прекрасной эльфийской принцессе. Кажется, ее звали Талиссия.

– У кого‑то слишком длинный язык, – проворчал Астарт, и я тут же ринулась защищать дворецкого Хайдена.

– Нет, просто кто‑то не скрывает от меня правду.

– Какую правду?

Астарт отпустил меня и вытянулся рядом на постели, уставившись в потолок. Я повернула к нему голову, любуясь идеальным профилем, и с горечью сказала:

– О том, что ты любил так сильно, что после ее смерти запретил себе любить вообще. До сих пор держишь в том же виде ее комнату, словно она живая и когда‑нибудь вернется.

– Ира, когда я женился на Талиссии, то еще не знал, что Лилит не остановится ни перед чем.

– Пусть так… – стало вдвойне больнее от того, что он даже возражать не стал на то, как сильно ее любит до сих пор. – Но она продолжает оставаться для тебя единственной женщиной, которую ты любил по – настоящему… Прости, – сама устыдилась этих обвинений. Какое право я имею выдвигать их? Астарт никогда и ничего мне не обещал. Это я затащила его в постель прошлой ночью, а не он меня. Пора смириться, что я в его жизни просто очередная девка, согревавшая постель в одну из ночей.

Поднялась с кровати, извлекла из пояса униформу студентки Академии Тайных знаний и стала одеваться. Когда мельком взглянула на Астарта, увидела, что он наблюдает за мной, лежа на боку и опираясь на локоть. В глазах застыло странное болезненное выражение. Я уже полностью оделась и теперь остервенело расчесывала волосы, стоя перед зеркалом в полный рост. Потом услышала негромкий голос моего архидемона:

– Я мог бы не разубеждать тебя в том мнении, что уже сложилось. Так было бы легче.

– Для кого? – я развернулась к нему, зажав в руке гребень.

– Для тебя.

– Поверь, я предпочту самую горькую правду, а не постоянные сомнения, – возразила я и закусила губу, чувствуя, как при одном взгляде на него замирает сердце. – Расскажи мне о ней. Если я хоть что‑то для тебя значу…

– Шантажистка, – невесело усмехнулся он, и я слабо улыбнулась в ответ.

– Просто это для меня на самом деле важно…

– Ладно…

Астарт поднялся и быстро оделся, избегая смотреть на меня. Я же не могла отвести глаз от его великолепного тела, снова возвращаясь к сегодняшней ночи, когда оно сливалось с моим в единое целое. Темные волосы с красным отливом мерцали при свете первых солнечных лучей, пробивающихся через приоткрытую портьеру. Уже полностью одетый, он прошел к окну и устремил взор на просыпающийся мир. Заговорил отстраненно и спокойно, словно изо всех сил сдерживая малейший проблеск эмоций. Я же села в одно из кресел, поджав под себя ноги, и стала слушать.

– Талиссия была моей попыткой освободиться от Лилит. Она казалась совершенно другой. Нежной, искренней, чистой. Даже внешне полная противоположность проклятой демонице. Тоже красивая, но по – другому. В обществе Талиссии я отдыхал душой. Своей детской непосредственностью она заставляла все проблемы казаться незначительными. Стоило увидеть ее улыбку, исчезали все горькие мысли… Я надеялся, что если женюсь на ней, Лилит поймет окончательно, что возврата к прошлому не будет. Перестанет преследовать со своей маниакальной одержимостью, оставит в покое… Как же я был наивен, – в его голосе послышалась горечь. – Моей роковой ошибкой было сказать ей, что я люблю Талиссию. Люблю так, что не могу больше смотреть ни на одну женщину. Наивная попытка вызвать обиду и ненависть, которые могли бы избавить Лилит от любви ко мне. Думал: пусть лучше ненавидит, чем любит. Три месяца после свадьбы я был уверен, что добился желаемого. Работал, вечера и ночи проводил с моей очаровательной женой. Наслаждался покоем и свободой, когда никто не желает каждую минуту, каждую секунду владеть тобой безраздельно. Не только телом, но и душой. Когда пытается стать всем твоим миром, невзирая на то, хочешь ли ты этого сам.

Я невольно вздрогнула, осознав, до каких пределов доходила одержимость великой демоницы. Боясь даже дышать, чтобы не спугнуть откровенность Астарта, слушала его исповедь дальше.

– Потом Лилит решила доказать мне, что я выбрал для себя не ту спутницу жизни. Хотела, чтобы разочаровался в Талиссии. Наверное, с того момента и начались мои личные счеты с Зепаром.

– С Зепаром? – не выдержала я пораженного возгласа. – Он‑то тут при чем?

Астарт развернулся ко мне и одарил кривой усмешкой.

– Эта парочка друг для друга готова на все. Если ты думаешь, что для Зепара существует кто‑то дороже сестры, горько ошибаешься. Он готов ради нее даже на подлость. Жаль, я не предусмотрел такого варианта развития событий и позволял Талиссии посещать балы и другие развлечения столицы. Наоборот, радовался, идиот, что ей не будет скучно, пока я занят работой. Этому обаятельному мерзавцу ничего не стоило вскружить голову моей жене. Перед ним мало кто может устоять, ты наверняка и сама это уже поняла, – в его глазах читалась холодная неприязнь. – Если честно, удивлен, что ты все еще не смотришь на него преданным взглядом и не готова на все ради него.

– Как далеко все зашло у них? – еле слышно проговорила я, пораженная до глубины души, что Зепар тоже участвовал во всем этом.

– Дальше, чем ты можешь представить, – жестко откликнулся Астарт. – Она потеряла голову настолько, что вешалась ему на шею у всех на виду. Когда мне все стало известно, я увез ее из столицы. Сам тоже почти перестал появляться в свете. Пытался открыть ей глаза на то, что представляет собой наш красавчик – архидемон. Бесполезно. Каждую ночь она рыдала в подушку, вместо былой любви ко мне теперь испытывала ненависть. За то, что разлучил с предметом ее страсти.

– Мне очень жаль, – пробормотала я. Сама же искренне недоумевала, как Талиссия могла предпочесть благородного Астарта ветреному Зепару. Сама бы я никогда так не поступила. Да будь у меня возможность стать его женой, я считала бы себя счастливейшей женщиной во Вселенной!

– Пришлось подключить ее родителей, которые сумели все же повлиять на дочь. Напомнить о том, что раз она произнесла брачные клятвы, то должна хранить им верность. У светлых эльфов с этим гораздо строже, чем у нас. Талиссия смирилась и внешне снова стала послушной женой. Но что‑то в ней сломалось навсегда. Не было той искренности, живости, непосредственности, как раньше. Я чувствовал, что мое общество ей в тягость. Старался окружать заботой, любовью, надеясь, что все еще можно вернуть. Лилит не дала мне такого шанса. Ее взбесило, что я не отказался от Талиссии даже после ее предательства. И однажды вечером, вернувшись с работы, я нашел жену мертвой. В тот день ей прислали конфеты, якобы от меня.

Я судорожно вздохнула и сцепила пальцы изо всех сил.

– Это ужасно… Как ты смог пережить это?

– Около месяца вообще не мог никого видеть. Мне тогда очень помог лорд Вайлен. Мы с ним сдружились во время его работы в моем ведомстве в качестве консультанта. Не раз прикрывали друг друга во время вылазок в разлом. Он сумел найти именно те слова, какие я должен был услышать. Благодаря ему я понял, что тем чувством, какое отравляло после смерти Талиссии, была вовсе не любовь…

– А что же? – изумилась я, переставая что‑либо понимать.

– Чувство вины. За то, что использовал невинную девушку для того, чтобы избавиться от Лилит. И в итоге стал причиной ее смерти.

– Не понимаю… – прошелестела я. – Ты ведь любил ее.

Астарт как‑то странно улыбнулся, не отводя от меня глаз.

– Одно время я и правда так думал. Но чувство, которое питал к Талиссии, было скорее смесью восхищения и умиления. Да, я принимал их за любовь, потому что сравнивать было не с чем. Ты права насчет демонов. Мы почти не способны испытывать глубокие чувства такого рода. Поэтому так легко обмануться, принимая страсть или восхищение за любовь… Только когда я увидел одну хрупкую смертную девушку с огромными печальными глазами…

Я затаила дыхание, чувствуя, как сердце едва не выпрыгивает из груди.

– Это походило на взрыв, на вспышку чего‑то такого, на что я даже не считал себя способным. Она казалась самым прекрасным, что я когда‑либо видел. Самым желанным… Не представляешь, что я почувствовал, увидев тебя в объятиях Зепара. В первый момент вообще утратил способность что‑либо понимать. Не знал, кто ты, сбитый с толку той маскировкой, в какой предстала передо мной в первый раз. Видел волшебное создание, непонятно откуда взявшееся на той квартире. В объятиях того, кого ненавижу больше всего на свете. Я мог убить его тогда… Не знаю, как сумел сдержаться. К счастью, ему хватило ума убраться поскорее. А потом я смотрел на тебя, совершенно обнаженную, прикрытую лишь длинными волосами, напоминающими лунный свет.

– Астарт… – глухо проговорила я. – Неужели ты и правда…

– Да, я люблю тебя, моя недоверчивая ведьма, – он невесело улыбнулся. – Хотя не раз пытался убедить себя в том, что это всего лишь страсть. Безудержная, сметающая все на пути. Пытался бороться… В тот момент, когда понял, что готов отпустить, лишь бы ты оставалась живой и счастливой… Когда понял, что твоя жизнь для меня важнее моей… Тогда понял, что и правда люблю. И это пугает, Ира. Не представляешь, как сильно это пугает.

Я поднялась с кресла и приблизилась к нему, осторожно обняла за талию и прижалась щекой к его груди.

– Спасибо, что сказал мне об этом… – в сердце сейчас скопилось столько нежности, что я даже говорить нормально не могла. Все в груди щемило. Но теперь я точно знала, что не откажусь от него никогда. Даже жизнью готова рискнуть ради того, чтобы быть с ним вместе. Ведь без Астарта эта самая жизнь значит меньше, чем песчинка в бескрайнем океане пустыни, расстилающейся за оградой дома.

– Это только все осложнило, – вздохнул он, обнимая так бережно и нежно, словно боялся сломать. – Пойми, мне легче мучиться и видеть тебя с другим… – его зубы заскрежетали. – Видеть с Зепаром… чем допустить, чтобы Лилит почувствовала в тебе угрозу. Мне придется делать вид, что я ничего к тебе не испытываю. Придется отказаться от тебя.

– А у меня ты спросить не хочешь, что предпочту я? – отстранившись, произнесла я, серьезно глядя в его лицо.

– Ты безрассудная маленькая девочка, – с нежностью сказал архидемон, заправляя прядь волос мне за ухо. – Именно потому что знаю, что ты предпочтешь, я тебе этого не позволю.

– Неужели ты просто позволишь ей разрушить нашу жизнь? – с болью воскликнула я. – Даже не попытаешься бороться?!

– Не представляешь, как много я думал над этим, – он потер лоб. – Искал выход, но пока не нашел. Но поверь, если Лилит хоть раз оступится, хоть раз даст повод подцепить ее на крючок… – его взгляд стал жестким. – Я сумею воспользоваться ее оплошностью. Пока же все должно оставаться по – прежнему. Ты будешь всего лишь моей сотрудницей, а я постараюсь ничем не проявлять, как на самом деле отношусь к тебе. Прошу лишь об одном. Больше никогда не сомневайся в моих чувствах…

Я улыбнулась ему, стараясь вложить в эту улыбку все, что чувствую. Потом обвила шею Астарта руками и потянулась к губам. Он страстно ответил на поцелуй, сжимая в объятиях почти до боли. И снова потеряло значение все, кроме соприкосновения наших рук, губ, горящих от страсти тел. Не знаю, сколько прошло времени, пока он, наконец, нашел в себе силы оторваться от меня. Тяжело дыша, смотрел замутненным волнующим взглядом, глубоко отдающимся во мне.

– Нужно идти…

– Ладно, – глухо откликнулась я.

Из дома Астарта мы выбрались украдкой, словно воры. На мне был плащ с капюшоном, скрывающий верхнюю часть лица. Астарт боялся даже слуг, не уверенный до конца ни в ком, кроме Хайдена. Всю дорогу до Академии мы сидели рядом. Он обнимал меня за плечи, я же чувствовала, что несмотря ни на что, безумно счастлива. Больше не было сомнений в его чувствах, а значит, все остальное сумею пережить.

– Что ты будешь делать сегодня? – спросила я, прерывая наше задумчивое уютное молчание.

– Сначала во дворец Абигора, – поглаживая мое плечо, откликнулся Астарт. – Нужно будет рассказать ему о роли Зепара в деле с драгоценностями. Чувствую, что зацепился за что‑то важное, но пока не могу до конца разобраться во всем.

– Расскажешь потом, что оказалось во флаконе?

– Конечно. Буду держать тебя в курсе, – мягко откликнулся он.

– Обещаешь?

Вместо ответа Астарт приподнял мой подбородок и прильнул к губам. Потом хрипло выдохнул:

– И все же как прошлая ночь все усложнила…

– Почему? – чувствуя, как тону в его кошачьих глазах, выдохнула я.

– Пока я не ощутил, какое это счастье, быть с тобой единым целым, я еще мог хоть как‑то отогнать мысли о тебе. Сейчас желаю лишь одного – снова ощутить вкус твоей кожи, наполнить тебя всю без остатка.

Мое тело откликнулось волной возбуждения на его слова, и я прерывисто задышала. Снова потянулась к нему, проводя ладонью по тяжело вздымающейся груди и двигаясь вниз. Астарт перехватил мою руку возле пояса и укоризненно выдохнул:

– Прекрати, иначе я возьму тебя прямо здесь.

– Думаешь, это меня испугает? – улыбнулась я, обводя нижнюю губу кончиком языка.

Он выругался и отстранился.

– Ирина, это подло.

– Знаю… – промурлыкала я. – Просто хочу тебе сказать, что разделяю все, что ты чувствуешь. Так что в твоих интересах снова найти способ встретиться… Ты же всемогущий архидемон – страж. Придумай что‑нибудь…

Он покачал головой и усмехнулся:

– Умеешь ты быть убедительной.

Я послала ему манящую улыбку, понимая, что снова победила. И прошлая ночь точно последней не будет.



Глава 2

На подворье Академии в такой ранний час никого не наблюдалось. В пять утра и студенты и преподаватели еще десятые сны видели. И все же рисковать Астарт не стал и обошлись без прощального поцелуя. Лишь на пару секунд дольше положенного удержал мою руку в своей, когда помогал спуститься с платформы. Потом одарил улыбкой, от которой у меня тут же кровь сильнее заструилась по жилам, и улетел. Я еще пару минут стояла и смотрела ему вслед, кутаясь в плащ. С тоской думала о том, что придется провести день вдали от него, и до безумия хотела, чтобы он нашел способ встретиться уже сегодня. Хотя и понимала, что вряд ли станет так рисковать.

Вздохнув, побрела к Академии и незаметно пробралась в свою комнату. Олета, к моему удивлению, уже не спала. Была полностью одета и лежала на постели, чему‑то улыбаясь странной мечтательной улыбкой. При виде меня вскочила и бросилась обнимать.

– Ну ты где была?! Я же беспокоилась!

– Я ведь еще и страж, между прочим, – шутливо проворчала я, тоже обнимая ее в ответ. – А тебе чего не спится?

– Ой, Ира, я… – она прервалась на полуслове, потом закружилась по комнате, словно изображая танец с воображаемым партнером.

– Все с тобой понятно, – усмехнулась я. – Небось, вчера опять на свидание с Дайреном ходила!

Она смутилась и остановилась, прижимая руки к груди. Выражение ее лица заставило по – настоящему встревожиться. Уж слишком взволнованное и необычное. Я такой раньше ее не видела.

– Олета, что случилось? – охваченная дурными предчувствиями, спросила я, усаживая подругу рядом с собой на моей кровати.

Девушка некоторое время молчала, перебирая мои пальцы, потом выдохнула:

– Понимаешь, мы с ним вчера…

– Только не говори, что переспала с ним! – ужаснулась я, и ужас только усилился, когда Олета покраснела в ответ. – О, нет! Ты с ума сошла?! Олета!

– Ну, а почему бы и нет? – обиделась она и выдернула свою руку. – Мне восемнадцать. В таком возрасте многие уже не раз это делали. А у меня ни разу не было… А Дайрен… Он…

– Олета, ты еще и девственницей была?! – да, утро началось и продолжилось с открытий! Но если откровенность Астарта, несмотря на всю трагичность его истории, оставила и приятные впечатления, то ситуация с Олетой не радовала ничем. Вот нутром чую, что от Дайрена теперь стоит ожидать подлянки! – Как это вообще случилось? – чуть не крича на подругу, процедила я.

– Дайрен выбил для нас разрешение покинуть Академию, – смущенно проговорила девушка. – Мы ужинали в лучшем ресторане столицы. «Огненная роза». Ты была там? Великолепное место!

– Не заговаривай мне зубы, – холодно прервала я поток ее восторгов. – Что дальше было?

– Дайрен… Он был таким обходительным… Настоящий лорд. Я ведь в небольшом селении выросла. У нас все по – простому. Оборотни вообще не любят всяких церемоний. Даже наши лорды редко предпочитает придворную жизнь. Так вот, я даже в глаза не видела такой роскоши, таких блюд, какие он заказал. И вино какое было чудесное! Так приятно было! Дайрен меня на танец пригласил. Если бы ты видела, как он танцует. На него столько женщин глазели, а он смотрел только на меня. Я себя принцессой чувствовала.

Мне все меньше нравилось то, о чем рассказывала Олета. Дайрен явно пудрил девчонке мозги! Ну непохоже на его привычное поведение то, что я сейчас слышала! Не мог человек бац – и сразу измениться так сильно. Дайрен – сволочь, и насчет Олеты явно нехорошее что‑то задумал. Хотя чего уж задумал! Все самое плохое, что могло случиться, случилось. Я стиснула губы, сдерживая рвущиеся наружу ругательства.

– А потом он сказал, что я уже на ногах не держусь, а тут неподалеку есть прекрасная гостиница. Сказал, что может снять номер, и я там спокойно высплюсь. А то если в таком виде в Академии появлюсь, меня наказать могут.

– Вот гад! – не сдержалась я.

– Ну почему ты так? – обиделась Олета. – Он же как лучше хотел. А номер какой был сказочный! И кровать в виде сердца, лепестками роз усыпанная.

– Блин! – я застонала, обхватив голову руками. – Не сомневаюсь, что он изначально это планировал! Ну почему ты пошла с ним?!

– Люблю я его, вот почему! – нахмурилась девушка. – И вообще… я и сама этого хотела… Рано или поздно это все равно бы случилось. Так лучше с любимым…

Мне уже и вовсе плакать хотелось. Нашла, по ком сохнуть!

– Понимаешь, у меня вообще‑то жених есть… – неожиданно произнесла Олета.

– Что?! – нет, сегодня и правда день откровений! От потрясения у меня даже челюсть отвисла.

– Ну, как жених. Из соседнего клана парень. Наши с ним родители еще когда мы маленькие были, сговорились о помолвке. Но он меня бесит. Наглый, самоуверенный, считает своей собственностью. Я от него в Академию и сбежала. Решила, что воином стану и сама буду решать свою судьбу. Родители сначала на дыбы встали, но потом смирились. Я ж если что решу, то не переубедишь.

– Это точно, – с сарказмом отозвалась я.

– Так вот. Я как Дайрена увидела, так поняла, что точно теперь за Витгора замуж не пойду. Хоть раньше и мечтать не смела, что Дайрен на меня внимание обратит. Кто он, а кто я?! А он обратил! И вчера я поняла, что Дайрен тоже ко мне чувства испытывает. Иначе зачем тогда такой вечер сказочный устроил?

– Нет, Олета, ну ты и наивная! – простонала я.

– Не наивная, – прошептала Олета. – Просто хотелось шанс свой использовать. Вдруг и правда он меня любит. И после того, что было, жениться захочет.

– Ага, жениться… – хотела еще что‑то добавить для красного словца, но взглянув на погрустневшее лицо подруги, передумала. В конце концов, Олета права. Она девушка взрослая, сама должна решать, как поступать. И все‑таки тревога за нее не отпускала. – Ладно, будем надеяться, что все хорошо будет. – В последнем я сильно сомневалась. Скорее всего, Дайрен теперь просто бросит ее, добившись желаемого. Но говорить об этом Олете сейчас точно не стоит.

– Ага, – повеселела она. – А у тебя как день прошел?

– Конфиденциальная информация, – глубокомысленно изрекла я. – Если расскажу, мне придется тебя убить.

Мы обе рассмеялись, но спрашивать дальше подруга не стала.

– Покажи, что вчера на парах проходили, – попросила я. – Перепишу, пока время есть.

Остаток времени до завтрака я нашла, чем заняться. И все же мысли то и дело уносились в другом направлении. К моему демоническому возлюбленному, по которому я уже безумно скучала. А ведь он прав! После того, что произошло между нами, притяжение лишь усилилось. Если раньше я, хоть и с трудом, могла заставить себя не думать о нем, то теперь… Теперь пропала окончательно и бесповоротно. Представляла себе, что он может сейчас делать, чем занимается. Думает ли он обо мне? Мысли сводили с ума. Механически переписывая записи Олеты в свой конспект, я почти ничего не видела. Не слышала болтовню подруги, продолжающей что‑то рассказывать. Только когда она тронула за плечо, давая понять, что пора на завтрак, я опомнилась. Поспешно спрятала конспект в пояс и пошла за Олетой к двери.

Мечтательное задумчивое настроение улетучилось, стоило войти в шумную столовую и уловить насмешливые взгляды, обращенные на нас. Притом смотрели почти все. Многие, не скрываясь, лыбились и о чем‑то шептались. Охваченная тревожным предчувствием, отыскала взглядом Дайрена и похолодела. Он смотрел с издевательской кривой ухмылкой, распушив перья, словно павлин. В том, что все это могло означать, я даже не сомневалась. Уже всем растрепал о том, что произошло между ним и Олетой. Глянула на подругу и поразилась перемене, произошедшей в ней. Еще недавно радостно – задумчивая, желающая поскорее увидеть предмет своей симпатии, а теперь бледная, как смерть, потерянная и раздавленная. Она тоже прекрасно поняла, что произошло.

Когда мы проходили мимо столика компании Дайрена, он демонстративно отвернулся. А его прихвостень Ковен Фирг нарочито громко проговорил:

– Не зря говорят, с кем поведешься… Что одна шлюха, что другая… Эй, Олета, не хочешь вечерком прогуляться?

– С койнером прогуливайся! – прошипела я, не выдержав, и потащила потерянную подругу к столику, где нас ждал Корен.

Мне ответили дружным ржанием.

– А я не тебя спрашивал, подстилка архидемонская!

Все, это было последней каплей! Наглая ведьмочка внутри озверела окончательно. Прежде чем осознала, что делаю, я ринулась к столику Дайреновской компании, схватила миску с дымящейся кашей и выплеснула содержимое прямо в лицо оборотню. Ковен Фирг взвыл:

– Горячо же, идиотка!

– А ты охладись! – выплюнула я и вылила ему на голову апельсиновый сок. Пару секунд полюбовалась композицией: оранжевое на белом, и гордо удалилась. Оборотень зарычал и вскочил, явно собираясь меня в порошок стереть. Его неожиданно остановил ржущий Дайрен.

– Да успокойся, Ков! Расслабься!

Недовольный оборотень неохотно сел. Я же, немного удивленная тем, что Дайрен вступился за меня, двинулась к нашему столику. Олета сидела неподвижно, не поднимая глаз от стола.

– Что тебе взять? – спросила я, с тревогой вглядываясь в ее лицо.

– Ничего. Нет аппетита, – еле слышно сказала она.

– Ну уж нет, – прошипела я и выдохнула ей на ухо: – Не доставляй ему радости видеть, что ты чувствуешь себя униженной! Делай вид, что все в порядке. И что ничего особенно не произошло.

Не думала, что подействует, но видно, сумела подобрать именно те, нужные слова. Олета подняла глаза и выпрямила спину. Потом криво улыбнулась и кивнула.

– Ты права.

И она окинула взглядом столовую, смело встречая издевательские ухмылки и улыбаясь в ответ. Некоторое время еще слышались смешки, но при виде нулевой реакции всем это быстро надоело. И все же завтрак мы поглощали без малейшего аппетита. Корен тихо шепнул:

– Хочешь, я ему после занятий морду набью?

– Я сама набью, – пообещала Олета. – Как‑нибудь при случае.

– Дайрен – полное дерьмо, – резюмировал ведьмак. – Ира ведь тебя предупреждала.

– Не трави ей душу, Корен, – вмешалась я. – Прошлого не воротишь.

Олета молчала, упорно делая вид, что ей все до лампочки. Хотя я видела по глазам, что это далеко не так. На Дайрена же она ни разу не взглянула, будто разом вычеркнула из своей жизни. Я надеялась, что это и правда так, и когда‑нибудь она сумеет излечить рану в сердце, нанесенную жестоким ублюдком.

Две первые лекции прошли, как во сне. Я почти не вникала в смысл того, что говорили преподаватели. То и дело смотрела на непривычно молчаливую Олету, будто утратившую что‑то важное, что делало ее самой собой. Корен тоже тревожился и напрасно пытался вывести ее из этого состояния. Писал веселые записки, отвлекая от грустных мыслей. Она фальшиво улыбалась, лишь бы его не обидеть, но видно было, что на самом деле ей далеко не весело.

Едва прозвенел звонок на перемену, я ощутила, как слегка вибрирует пояс. С удивлением коснулась рукой и отдала мысленный приказ. Вскоре с недоумением смотрела на кристалл, в котором лежал бротер.

– Личный бротер? – с уважением присвистнул Корен. – Это со службы?

Встревоженная, я передернула плечами, поспешно извлекла прибор и прикрепила к виску. Друзья, не желая мешать, удалились из аудитории вслед за остальными. Я же неуверенно нажала на прибор, принимая вызов. Тут же по телу пробежали теплые искорки от звука бархатного голоса Астарта:

– Привет, родная.

– Привет, – чувствуя, как на лицо наползает счастливая улыбка, прошептала я.

– Не помешал? Расписание узнавал, у тебя должен быть сейчас перерыв. Но вдруг я не вовремя?

– Нет, ты очень – очень вовремя, – замирая от щемящего чувства, возразила я. – Как ты?

– Вот, решил выполнить обещание. Рассказать о том, что узнал о вчерашнем инциденте с Зепаром.

Сейчас меньше всего хотелось разгадывать загадки следствия. Хотелось говорить совсем о другом. О том, как же сильно скучаю, пусть мы и расстались всего несколько часов назад. Но понимала, что даже общаясь по бротеру, мы должны быть осторожны. Вдруг кто‑то услышит. Уже то, что он связался со мной, говорило о многом. О том, что ему тоже безумно не хватает общения со мной.

– И что ты узнал?

– Не поверишь… – загадочно протянул Астарт. – Наш архидемон опередил меня, и когда я прибыл к Абигору, тот едва по полу не катался от смеха.

– От смеха? – удивилась я, поневоле заинтересовавшись.

– Именно. И теперь понимаю, почему Зепар не решился рассказать об этом при всех.

– Ну ты и заинтриговал! Что ж было в том флаконе?!

– Средство от мужского бессилия, изготовленное отцом леди Лианы. Он один из лучших ученых в области медицины.

– Ты шутишь?! – у меня глаза на лоб полезли. – Зепару нужно средство от мужского бессилия?

В бротере послышался смех.

– Милая, надеюсь, там рядом с тобой никого нет? А то маленькая тайна Зепара скоро перестанет быть тайной.

– Нет, никого, – прошептала я, чувствуя, как пылают щеки.

– Постой, – вдруг сказал Астарт, – тут со мной по другой линии связываются. Подожди пару минут.

– Конечно, – поспешно откликнулась я, а про себя добавила: «Я тебя хоть всю жизнь ждать готова».

Все то время, пока ждала, с лица не сходила улыбка. Я даже не думала сейчас о том, что услышала такие шокирующие новости о Зепаре. Могла думать лишь о том, что скоро снова услышу любимый голос. Когда в бротере щелкнуло, сердце сжалось от тревоги. Астарт говорил совершенно другим тоном: напряженным и встревоженным.

– Ты еще там?

– Да, я здесь, любимый. Что‑нибудь случилось?

– Мне только что доложили, что погибла леди Лиана. Какая‑то неисправность в летающей платформе. Взорвалась, когда демоница летела в город из дворца.

Некоторое время я молчала, ощущая смутную тревогу.

– Несчастный случай?

– Сообщили, что следов постороннего вмешательства в механизм не обнаружили, – проговорил Астарт. – Но это не значит ровным счетом ничего. Существует масса способов, как вывести его из строя так, чтобы никто и не заметил умышленных действий.

– Знаешь, я передумала, – глухо сказала я, – уже не хочу себе личную платформу.

Он невесело хмыкнул.

– Ты думаешь, ее убили? – спросила я после короткого молчания.

– Склоняюсь к этой мысли, – откликнулся архидемон. – С учетом того, что мои люди пытались связаться с ее отцом… тем самым, кто изготавливал для Зепара известное нам средство… и…

– Только не говори, что и с ним что‑то случилось? – похолодела я.

– Его никто не может найти. Слуги понятия не имеют, куда исчез хозяин.

– Полагаешь, это… Зепар? – сама мысль о подобном приводила в ужас. Нет, этого просто не может быть! Он иногда ведет себя, как сволочь, но не убийца же! Не могу представить себе, что тот, кто не раз помогал мне, на самом деле преступник. – Да зачем ему это? Не думаешь же ты, что хотел скрыть информацию о флаконе? Это смешно!

– Если сопоставить несколько вещей, уже не до смеха становится, – холодно заметил Астарт. – Во – первых, Зепар так и не согласился отдать флакон на экспертизу, чтобы окончательно подтвердить свою версию. Во – вторых, отец леди Лианы известен еще и как один из лучших специалистов по ядам.

– О, Господи! – не выдержала я. – Думаешь, на самом деле в том флаконе яд был?!

– Не исключаю такой версии.

Я нервно закусила губу, упорно не желая верить в подобный поворот событий.

– Предполагаю, что Зепар заказал у отца демоницы этот препарат, а она должна была передать его ему. Но сделать этого не успела, так не вовремя появился наш общий знакомый Красавчик.

– Но для чего ему яд?! Как‑то на Зепара это не похоже.

– А ты так хорошо его знаешь? – в голосе Астарта послышалось неудовольствие.

– Нет, но… – не зная, что сказать, чтобы не испортить то хрупкое взаимопонимание, какое возникло между нами, я умолкла.

– Ира, прошу тебя, пока я во всем не разберусь, держись от Зепара подальше!

– Ладно, – откликнулась я совершенно несчастным голосом.

– До встречи, родная.

– До встречи.

Я отключила связь, но снимать прибор не стала. Вдруг Астарту захочется снова со мной связаться. В оцепенении откинулась на спинку сиденья и уставилась вдаль. В голове не укладывалось услышанное. А еще безумно хотелось поговорить с Зепаром и спросить обо всем напрямую. Но я понимала, что по идее не должна и вовсе знать о флаконе. У Зепара возникнут вопросы на этот счет. А еще не хотелось злить Астарта. Он ведь попросил держаться от белобрысого архидемона подальше. Следующая безумная мысль, пришедшая в голову, чуть не заставила завопить. Кого мог желать убить Зепар? Причем вынужденный сделать это не в открытую, а коварно и с помощью яда! У меня рисовалось в голове две версии, обе не радовали. Астарт и лорд Вайлен. Пусть второго я не слишком жалую, но смерти точно не желаю. Сама же мысль о том, что Зепар желал уничтожить Астарта, заставляла все внутри сжиматься от ужаса. Нет уж, я не стану держаться в стороне! Нужно как‑то вывести Зепара на разговор. Пока не знаю, как, но что‑нибудь придумаю. Перед такой опасностью даже рискну наплевать на желание Астарта и нарушу свое обещание.

Прозвеневший звонок вынудил оторваться от безрадостных размышлений. В аудиторию стали входить другие студенты. Корен и Олета тоже вернулись и устроились рядом со мной.



– Что‑то случилось? – спросил ведьмак. – Ты такая бледная, словно разломное исчадие увидела!

– Н – нет, с – со мной все в порядке…

Судя по недоверчивому лицу Корена, он не поверил, но спросить еще что‑нибудь не успел. В аудиторию вошел преподаватель, тут же целиком и полностью завладевший его вниманием. Я же восприняла это не иначе как знак. Лорд Вайлен. То, что Астарт позвонил как раз перед его лекцией – совпадение, но какое же символичное! Бедный дроу! Знал бы он, что готовит для него объект его безумной любви. Все же эгоистично надеялась, что целью Зепара был именно лорд Вайлен. Решила, что так и буду думать. Иначе с ума сойду от тревоги.

Преподаватель был явно не в духе, что тут же ощутили все. Обычно он приветствовал всех особой обворожительной улыбочкой и бархатным голосом настраивал на предстоящее занятие. Сейчас же вошел хмурый, судя по глазам – явно бессонную ночь провел. Велел всем садиться голосом далеким от приятности.

– У кого‑то день тоже не задался, – подала голос Олета и раскрыла блокнот, всем видом демонстрируя отсутствие интереса к происходящему.

Я вспомнила о вчерашней ситуации с Зепаром. Уж не мелькнули ли у лорда Вайлена те же подозрения, что и у меня? Если так, остается лишь посочувствовать. Нелегко сознавать, что любимый человек лелеет планы уничтожить тебя.

– Сегодня мы с вами рассмотрим, как усилить стандартное магическое оружие с помощью личных резервов, – проговорил лорд Вайлен без привычного воодушевления, которое заставляло слушать его лекции буквально с открытым ртом. – В качестве примера используем вот этот стандартный набор.

Он извлек из пояса два вида оружия, которые мы уже изучали на «Технических приспособлениях». Одно называлось струйник. Визуально напоминало револьвер, но более плавной обтекаемой формы. Выстрелы производились зарядами магической энергии. Как и обычное оружие нашего мира, нуждалось в перезарядке. Использовать могли даже те, кто напрочь лишен магии. На подобном принципе работали и другие виды огнестрельного оружия этого мира, размером и калибром побольше. То есть заряжались запасом энергии извне. Второй прибор – щит. Тоже с помощью заряженной энергии мог создавать вокруг объекта защитное поле, останавливающее боевые магические атаки. Щиты отличались степенью защиты.

Я, как и другие студенты, с недоумением смотрела на обычное оружие этого мира, не понимая, каким образом его еще можно использовать. Лорд Вайлен же взял в руки струйник и, задумчиво поглаживая серебристый корпус, проговорил:

– Любое оружие подобного типа можно переключать на другой режим. Наверняка господин Гробер упоминал об этом, но не акцентировал пока внимания. Речь не о шкале воздействия, с помощью которой можно переключить оружие на более щадящий режим работы. Речь о совершенно другом уровне. Возможности использовать свою личную магическую энергию. Не все из вас способны самопроизвольно извергать огонь или владеть другими видами магии. Но с помощью вот этого тот, в ком есть хотя бы крупица силы, сумеет противостоять более сильному противнику.

Теперь все слушали чуть ли не с открытыми ртами.

– Глубинная энергия. Вот, о чем я говорю, дорогие мои, – преподаватель, похоже, тоже увлекся и смотрел уже не так мрачно. – Даже исчадия разлома уязвимы к этому виду энергии. Обычный огонь на них не действует, что вы более подробно будете изучать в дальнейшем. Пока же поверьте на слово. При столкновении с подобными тварями и при отсутствии других средств, которыми их можно убить, это ваш единственный шанс. Поэтому очень вам советую приобрести учебный вариант струйников и щитов. Никогда не знаешь, когда это может вам пригодиться. – Я вспомнила о том, как Дайрен напустил на меня адского пса, и невольно согласилась с этим. – Боевых зарядов там не будет, поэтому даже студентам разрешается носить при условии запрета использования на что‑то еще помимо защиты. Те приборы, которые вы видите сейчас, именно учебный вариант. В руках многих из вас это всего лишь бесполезные игрушки. Но каждый сейчас испробует на себе, сможет ли активировать подобный вид энергии. Возможно, для некоторых собственные возможности окажутся приятным сюрпризом.

– Лорд Вайлен, – не выдержал Корен, – а как активировать глубинную энергию?

– Вот сейчас и продемонстрируем на примере, мой мальчик. Спускайтесь сюда, – он дружелюбно улыбнулся парню и тот засиял, как новогодняя гирлянда.

Чуть ли не спотыкаясь, бросился к преподавателю, вызвав у многих смешки.

– Такое рвение к наукам не может не радовать, – сыронизировал лорд Вайлен, придерживая едва не налетевшего на него Корена. – Итак, возьмите это, – он протянул струйник парню. – Только пока не стреляйте, – усмехнулся он, видя, что тот, едва схватив предмет, потянулся к ближайшей кнопке. – Вы же не хотите меня убить?

Корен покраснел до корней волос и поспешно опустил оружие.

– Нет, что вы!

Лорд Вайлен как‑то невесело усмехнулся и я похолодела. Он и правда подозревает то же, что и я! Теперь я была практически уверена в этом. Дроу снова обратился к Корену:

– Когда вы переключите струйник в глубинный режим, оружие начнет вытягивать из вас силы.

Пальцы Корена заметно задрожали. Казалось, он с трудом сдерживается, чтобы не отшвырнуть плазменный револьвер. И лишь уважение к преподавателю останавливает его в этом стремлении.

– Эта сила будет трансформироваться в боевую энергию особого вида. Намного мощнее, чем обычная. Но будьте осторожны. Глубинная энергия восполняется гораздо тяжелее, чем когда вы используете обычную магию. В редких случаях можно даже полностью исчерпать магический резерв. Итог будет плачевен. Вплоть до впадения в кому или смертельного исхода. Так что глубинную энергию используйте в крайнем случае. Это понятно?

Послышался нестройный хор голосов. Студенты теперь с явной опаской смотрели на оружие в руках Корена. Лорд Вайлен же взял оставленный на кафедре щит и встал напротив парня.

– Сейчас я активирую его, а вы выпустите из струйника заряд энергии.

– А если я вас пораню? – в полном ужасе пролепетал Корен.

Губы лорда Вайлена тронула снисходительная улыбка.

– Вот если бы я стоял тут с обычным щитом, тогда да, могли бы. Но я тоже собираюсь использовать глубинную энергию.

– Оно же из вас силы будет вытягивать! – не сдавался Корен.

– Ценю вашу заботу, мой мальчик, – ласково сказал дроу. – Но поверьте, чтобы исчерпать тот запас, какой есть во мне, нужно хорошо потрудиться. Да и щиты требует меньше энергии, чем струйники. В несколько раз. Что тоже прошу всех принять к сведению. Защищаться от магических атак вы сможете дольше, чем сами их проводить.

Корен с облегчением выдохнул и вскинул руку с револьвером. В тот же миг вокруг лорда Вайлена возникло зеленоватое свечение. Я невольно вздрогнула. Обычная энергия светится золотистым. Эта же казалась чем‑то необычным и мощным, вызывающим странные ощущения. И впрямь подходящее название для нее – глубинная. Мелькнуло воспоминание об увиденном на балу представлении. Тогда энергия, вылетевшая из тела мнимого Велиара, тоже светилась зеленым. Интересно, что это могло значить?

– Можете стрелять, Корен, – спокойно проговорил лорд Вайлен. Поколебавшись, парень нерешительно переключил прибор в режим глубинного боя и нажал на спусковой крючок. В тот же миг полыхнуло мощным зеленым разрядом. Струя изумрудного пламени ринулась вперед и с шипением наткнулась на щит. Лицо лорда Вайлена озарилось улыбкой.

– Поздравляю вас, мой мальчик! Поверьте, разряд такой мощности не каждый архидемон сможет извлечь! Вопрос, правда, в том, насколько большой ваш внутренний резерв. Но сегодня мы не будем это проверять… А теперь можете закончить и передать струйник следующему желающему.

В тот самый миг, как Корен отключил оружие, погас и щит. Реакция у дроу поистине молниеносная. Секунда в секунду! Довольный похвалой ведьмак с улыбкой вернулся на место. Даже Олета оторвалась от своего отрешенного состояния и улыбнулась ему.

– Ты молодец!

– Спасибо! – воскликнул он, не скрывая ликования.

Наблюдать за тем, какие разные возможности у студентов, было познавательно. У некоторых и вовсе не получилось извлечь глубинную энергию. В том числе и у Олеты. Лорд Вайлен сказал, что для оборотней это неудивительно. Их организм делает упор на физическую силу и выносливость, что успешно используется при подготовке воинов. Судя по безразличному виду подруги, ее это не расстроило. Зато задело презрительное фырканье Дайрена, который вышел вслед за ней. Олета побелела, как полотно, и на негнущихся ногах проследовала к своему месту.

Так хотелось, чтобы рыжий опозорился перед всеми, но струя энергии у него ничем не уступала той, что показал Корен. Неудивительно, впрочем. Какой‑никакой, а архидемон. С видом победителя Дайрен вразвалочку проследовал к своему месту и зыркнул в мою сторону.

– А что насчет нашей ведьмочки легкого поведения? Есть ли у нее там что‑то интересное внутри помимо сами знаете чего?

Послышался дружный гогот его компании. Особенно громко ржал униженный мной сегодня Ковен Фирг. Это безобразие пресек ленивый голос преподавателя:

– Весело, студент Дайрен?

Как‑то после его слов смеяться всей честной компании дружно перехотелось. Предчувствуя подставу, рыжий исподлобья глянул на дроу.

– А мы немного изменим правила проверки, – ласково объявил лорд Вайлен. – Студент Дайрен, попрошу вас снова выйти ко мне. Займите мое место у щита, будьте любезны. А то, знаете ли, рука уже затекла.

Не очень охотно, но рыжий встал с места и выполнил приказ. Застыл со щитом в руке, лорд Вайлен же продемонстрировал ему, на какую кнопочку нужно жать, чтобы активизировать глубинный резерв. Когда у Дайрена не осталось больше вопросов, преподаватель обратил взгляд на меня.

– Ну, а теперь ваш черед, студентка Бардова. Прошу вас, к барьеру! – ухмыльнулся он.

Ему смешно? А вот мне как‑то не очень. Опозориться в связке с Дайреном хотелось меньше всего на свете. Что если я даже маленькую струйку энергии из прибора не извлеку? Я напомнила себе обо всем, что произошло сегодня, о том, что эта сволочь сделала с Олетой, и вскочила с места.

– О, похоже, кто‑то в очень боевом настроении сегодня! – издевался лорд Вайлен, прислонившись к кафедре и с интересом наблюдая за нами. – Кстати, еще кое‑что забыл уточнить. Чем сильнее эмоции при воздействии прибора, тем мощнее залп. Так что держитесь, студент Дайрен! – дроу хищно улыбнулся.

Дайрен сузил глаза и презрительно бросил:

– Не думаю, что я даже почувствую этот комариный укольчик.

Вот последнее ему точно говорить не стоило! Я сжала струйник так, что костяшки пальцев побелели. Дайрен демонстративно небрежно нажал на кнопочку и вокруг него заструился зеленый щит. В ту же секунду я активировала прибор. Вот такого точно не ожидала! Я едва на ногах устояла, такая мощная была отдача. С ужасом смотрела, как на рыжего несется поток ревущего зеленого пламени. Из груди остальных вырвался одновременный испуганный вздох. Глаза Дайрена расширились так, что едва из орбит не вылезли. Щит заискрился, затрещал, рыжий едва удержал его в руках. В ту же секунду лорд Вайлен, уже не улыбающийся, выхватил из пояса еще один щит и ринулся к Дайрену. Активизировал свой, прикрывая двойной защитой. Меня всю трясло, когда я дрожащими пальцами нажимала на кнопку, прекращающую воздействие.

– Я не хотела… Я не думала, что… – лепетала я, глядя на мрачное лицо преподавателя.

Некоторое время в аудитории царила пугающая тишина. Потом на лице лорда Вайлена появилась кривая усмешка.

– Никогда не злите ведьму, лорд Дайрен. Особенно, когда у нее в руках подобное оружие. Мой вам хороший совет.

С этими словами он потушил свой щит и отошел к кафедре. Дайрен, бледный, с трясущимися руками выключил свой. Его шатало.

– Вы осознаете, сколько вам понадобилось глубинной энергии, чтобы выдержать ее удар? – промурлыкал лорд Вайлен. – Садитесь на место, студент Дайрена. А вас, моя милая, поздравляю. Сила вашего резерва поражает. Правда, сдерживать себя вы не умеете. Так ведь можно и весь выплескать и не заметить. Эмоции не всегда хороший помощник. Запомните это.

Я кивнула и, осторожно положив струйник на пол, двинулась к своему месту. Меня провожали настороженными опасливыми взглядами. Думаю, как и я сама, такого никто не ожидал. Радовало во всей этой ситуации только то, что я не так уж беспомощна, как полагала. И с каждым разом открываю в себе новые возможности. Даже думать не хочется, что было бы, не попади я в Академию. Так бы до конца и не познала, на что способна. Хочется думать, что все это не окажется ничего не стоящим пустяком в противостоянии с той, кто в любой момент может возжелать моей смерти. Я ведь не знаю, насколько сильна Лилит и на что способна.

Глава 3

– Студентка Бардова, задержитесь на пару минут, – послышался голос преподавателя, когда я в конце занятия вслед за всеми метнулась к выходу из аудитории.

Корен шепнул, что они с Олетой будут ждать в столовой, и я механически кивнула. Подошла к лорду Вайлену, уже спустившемуся с кафедры. Пока последний студент не покинул аудиторию, мы оба хранили молчание. Потом он сухо проговорил:

– Те навыки, какие вы приобрели на этом занятии, могут однажды спасти вам жизнь. Лорд Астарт попросил меня преподать их вам.

– Значит, это занятие было исключительно ради меня? – замерла я.

– Ну, полагаю, другим студентам тоже было полезно получить эти знания. Держите, – он протянул мне струйник и щит, – теперь это ваше. Только напоминаю: использовать в повседневной жизни категорически запрещено. Только в минуту смертельной опасности вы можете этим воспользоваться. Иначе последствия для вас будут серьезными. Исключение из Академии. А в случае, если кто‑то из‑за вас получит серьезные повреждения, вы и вовсе можете оказаться в разломе. Это ясно?

– Вполне, – пролепетала я, дрожащими руками принимая оружие и пряча в пояс. Решила, что постараюсь вообще забыть о том, что у меня оно есть. Обойдусь своими силами.

– И вот это возьмите, – лорд Вайлен извлек из пояса миниатюрный прозрачный предмет округлой формы.

– Что это?

– Лечебный кристалл. От серьезных увечий не излечит, тут нужно применение особой магии. Но с царапинами и растяжениями справится. В вашем случае незаменимая вещь. Трудно будет объяснить, почему у очередной вашей личины не происходит регенерация. А пока вы еще не умеете менять личину усилием воли, нужно будет повреждать кожные покровы.

– Понимаю. – Я с благодарностью приняла лечебный кристалл. – Спасибо вам, лорд Вайлен.

Его губы презрительно изогнулись.

– Поверьте, студентка Бардова, если бы не глубокое уважение к вашему покровителю, я бы не стал помогать вам.

– И все равно я вам благодарна, – вздохнула я и, поколебавшись, спросила: – Вы ведь уже знаете о флаконе?

Лорд Вайлен изменился в лице, буравя меня выразительными темно – карими глазами.

– Не думаю, что желал бы это обсуждать с вами, – прошипел он.

Я понимала, что дроу и правда меньше всего хотел бы говорить о своих подозрениях с той, кого считает соперницей. Но смутно чувствовала, как ему нужна сейчас поддержка. Даже самому сильному она нужна.

– Может, это и не яд. Мы ведь только предполагаем…

Брови лорда Вайлена презрительно изогнулись.

– Учитесь делать правильные выводы, студентка Бардова. Это вам пригодится.

– Вы ведь поняли все еще вчера, – глядя в его чуть покрасневшие после бессонной ночи глаза, проговорила я.

Не думала, что дроу ответит, но он все же снизошел до этого:

– В отличие от вас, я умею сопоставлять детали. Зная, кто отец леди Лианы и с какими поручениями к нему иногда обращаются, нетрудно догадаться о составе жидкости во флаконе Зепара. Сразу после операции я попытался связаться с господином Дортином.

– С кем? – не поняла я.

– Отцом леди Лианы, – поморщился дроу.

– Он не аристократ? – растерянно проговорила я, осознавая, что обращение «господин» тут свидетельствует о том, что человек не принадлежит к высшему сословию. – Тогда почему его дочь называют леди?

– Удачное замужество, – усмехнулся лорд Вайлен.

– Понятно… Но связаться вам с ним не удалось, так ведь? Мне сообщили, что он пропал.

– Вы иногда бываете и догадливы, – с сарказмом заметил он. – Притом пропал в тот же день, когда из сейфа леди Лианы похитили драгоценности. Интересное совпадение, не так ли?

Я ощутила, как от щек отливает кровь. Значит, худшие предположения подтверждаются. Зепар так боялся разоблачения, что предпочел устранить сразу того, кто мог его выдать. Лиану же пока оставлял в живых, чтобы у ее покровителя была заинтересованность в поисках драгоценностей. Скорее всего, Зепар лично следил за всем этим делом и, как только узнал о встрече с инкубом на окраинных территориях, решил опередить следствие. Наверняка у него и свои люди есть в ведомстве Астарта. От последней мысли и вовсе настроение к нулю приблизилось. Не хотелось верить, что Зепар способен на хладнокровное убийство, но факты налицо.

– Боюсь даже представить, для кого предназначался яд, – еле слышно проговорила я и пытливо взглянула на лорда Вайлена.

Он мрачно молчал, погруженный в собственные невеселые мысли. Потом тряхнул головой.

– Нельзя хвататься за ту версию, которая плавает на поверхности, – наконец, произнес дроу. – Иногда стоит копнуть поглубже. Если хотите стать хорошей ищейкой, запомните эту нехитрую истину. Я знаю Зепара лучше, чем многие. Изучал о нем все, не упуская ни одной детали, – последние слова он процедил, видно было, как тяжело ему говорить со мной об этом и не выдавать эмоций. – Яд – не то оружие, каким он предпочитает уничтожать врагов.

– Тогда почему?..

– А вам не приходило в голову, что он мог обратиться к господину Дортину по поручению дорогого для него существа? – с мрачной усмешкой произнес лорд Вайлен.

Я глухо вскрикнула. Лилит?! Эта версия мне почему‑то в голову не приходила. Но кого могла задумать уничтожить она? Невеселая догадка помимо воли лезла в голову, но верить в это не хотелось. Она ведь не видела во мне соперницы. Пока еще не видела. Или я слишком самонадеянна?

– Успокойтесь, – послышался снисходительный голос дроу. – Если бы Зепар хотя бы заподозрил, что она может использовать яд против вас, помогать бы не стал. Разве вы еще не поняли, как дороги ему?

Я не сумела сдержать облегченного вздоха, и все же даже эта мысль не утешила. Голова шла кругом от попыток разобраться в происходящем.

– Значит, нельзя все же отбрасывать версию, что яд Зепар приобрел для личных целей? – произнесла я с сомнением.

– Нельзя отбрасывать ни одну версию, – невесело усмехнулся лорд Вайлен. – Но довольно об этом. Лучше вам вообще выбросить все из головы и не лезть в это дело. По идее, вы вообще о нем ничего знать не должны. В разговоре с Зепаром даже намека не делайте. Вы поняли, студентка Бардова?

– Да, конечно, – поспешно согласилась я, хотя уже знала, что все равно попытаюсь разобраться во всем сама. И если понадобится, задам Зепару вопрос напрямую. Если есть хоть малейшее основание полагать, что его жертвой может быть Астарт, я не могу оставаться в стороне.

Так, в размышлениях и выстраивании дальнейшей стратегии действий, я двинулась в столовую. Корен и Олета уже обедали, но меня насторожил еще более несчастный вид подруги. Что‑то опять произошло! Оглядевшись, заметила на многих студентах уже знакомый мне прибор – визор, с помощью которого можно делать записи воспоминаний и передавать их видео – образы.

– Что произошло? – с недоумением спросила я, опускаясь на стул рядом с Олетой.

Она метнула на меня полный боли взгляд. Корен же, выругавшись, процедил:

– Этот мерзавец скинул на визоры всех желающих то, что произошло вчера.

Я издала негодующий возглас и взметнулась с места. Вокруг слышались ржание и насмешливые комментарии тех, кто сейчас лично переживал первый сексуальный опыт Олеты. Подлость Дайрена переходила всякие границы! Я ринулась к его столику и наткнулась на издевательскую ухмылку.

– Ты что‑то хотела, ведьма?

– Глаза твои бесстыжие выцарапать! – прошипела я.

– А силенок хватит? – хмыкнул он, поднимаясь со своего места и легко перехватывая мои взметнувшиеся к его лицу руки.

– Пусти, мерзавец!

Дайрен лишь сцепил руки на моих запястьях еще сильнее и тряхнул.

– Думай, на кого лезешь, – презрительно проговорил он.

– И на кого же? На полного придурка? – бросила я, испепеляя его взглядом.

Рыжий заломил одну мою руку за спину, едва не вывихнув плечо. Я вскрикнула, не в силах даже шевельнуться. Если бы сейчас сумела нащупать пояс, тут же извлекла бы струйник. Была в этот момент в таком состоянии, что не задумываясь, использовала. Дайрен словно прочитал мои мысли, нагнулся к моему уху и выдохнул:

– Не советую делать глупости, ведьмочка… Не забывай, кто ты, и кто я. И как легко можно уничтожить твой маленький мирок… Хочешь прекратить унижение этой сладкой блондиночки? – его губы скользнули по мочке уха, захватывая в плен. Я ощутила, как дыхание рыжего становится прерывистым. – Приходи сегодня вечером в заброшенную башню… Туда, где вы устраивали ловушку на «Военной подготовке»… И все прекратится, слышишь? Обещаю…

Дайрен разжал пальцы и снова сел на свое место, глядя с холодной усмешкой. Взгляд у него был какой‑то странный, замутненный. Я вдруг с ужасом поняла, для чего ему весь этот спектакль с Олетой. Хотел через нее добраться до меня. Знал, что я на многое пойду ради подруги. Но не на такое же!

– Да пошел ты! – выпалила я, с трудом подавляя желание плюнуть в наглую рожу.

– Твой выбор, – ухмыльнулся он. – И поверь, это только начало.

Я резко развернулась и замерла, ощущая боль и досаду. Что же делать? Как помочь Олете и в то же время не уступить коварному ублюдку? Дайрен ведь и правда не остановится. Доведет до того, что Олета сама решит покинуть Академию. Потом найдет способ еще как‑то причинить боль тем, кого посчитает близкими для меня. В голове будто щелкнуло и глаза сузились. А почему бы не использовать то единственное, что я умею делать лучше остальных?

Стараясь двигаться спокойно, я направилась прочь из столовой, не обращая внимания на встревоженные взгляды друзей. Забежав в первую попавшуюся пустую аудиторию, закрыла глаза и постаралась успокоиться. Не сразу, но все же удалось сконцентрироваться и выстроить в голове знакомый коридор. Толкнув дверь с надписью: «леди Тайгрин», я уверенно вошла в нее. Ощутила знакомое покалывание в теле и открыла глаза. С улыбкой посмотрела на свои руки, ставшие гораздо шире и грубее моих собственных. Спрятала медальон Зепара под ворот, чтобы никто не увидел. Надеялась, что на то, что леди Тайгрин одета в цвета студентки, а не воина, никто не обратит внимания. Тряхнула разметавшейся по плечам рыжевато – каштановой гривой и покинула аудиторию.

Наглая ведьмочка внутри предвкушала веселье и подбадривала. Едва я вошла в столовую, смешки и сальные шуточки в адрес Олеты смолкли. Студенты поспешно прятали визоры и смотрели на меня с тревогой. Леди Тайгрин уважали и опасались, в чем я не раз убеждалась.

– Веселитесь? – прищурилась я, упирая руки в бока и окидывая всех тяжелым взглядом.

– Ведьмочка донесла? – послышался скучающий голос Дайрена.

Проигнорировав его, я рявкнула:

– Немедленно сдайте все визоры!

– По какому праву вы конфискуете личную собственность студентов? – прищурился рыжий.

– Если студенты используют эту самую собственность не по назначению, и это мешает учебному процессу, мое право, как преподавателя, конфисковать это, – спокойно пояснила я, растягивая слова. – Конечно, я могу вызвать сюда родителей всех тех, кто в открытую просматривает в Академии порнографическое видео. В этом случае дело примет огласку и наказание будет куда серьезнее. Предпочитаете это?

Послышался грохот отодвигаемых стульев и студенты ринулись ко мне, чтобы отдать злосчастные визоры. Я неспешно прятала один прибор за другим в пояс, и смотрела поверх голов остальных на оставшегося на месте Дайрена. Он делал вид, что его нисколько не беспокоит происходящее. И я понимала, что лишь вопрос времени, когда рыжий снова подстроит новую каверзу.

– Студент Дайрен, прошу вас пройти за мной, – процедила я, забрав все визоры.

Мельком глянула на столик Корена и Олеты. Подруга смотрела с благодарностью, и я ободряюще ей улыбнулась. Хоть и понимала, что сейчас она видит перед собой не меня, а сурового преподавателя «Военной подготовки». Рыжий демонстративно медленно поднялся и двинулся ко мне. Я развернулась и вышла из столовой. Подождала, пока он окажется рядом, и направилась к той самой пустой аудитории, где проводила метаморфозу. Там молча указала Дайрену на ближайшее место, и он, издевательски улыбаясь, опустился на него.

– Студент Дайрен, вы хотите здесь учиться и дальше? – процедила я.

– Разумеется. Хочу и буду, – протянул он.

– В таком случае советую пересмотреть свое поведение, – холодно проговорила я. – В отношение вас на многое закрывают глаза. Покровительство вашего отца не раз вас спасало. Но всему есть предел, студент Дайрен.

– Я весь внимание, леди Тайгрин, – с мнимым подобострастием выдохнул рыжий.

Я смутно понимала, что лишь отдаленно похожа сейчас поведением на куратора. Не знала, как бы она вела себя в этой ситуации. Но решила довести дело до конца. Слишком многое поставлено на карту. И я слишком далеко зашла, чтобы отступить.

– Есть несколько вещей, за которые вас должны были уже исключить из Академии. На ваше счастье, это замалчивается. Но если я еще раз увижу подобное безобразие, – я достала один из визоров и помахала перед лицом Дайрена, – скрывать это больше не буду. Вы переступили черту, студент Дайрен.

– Вы блефуете, – усмехнулся рыжий. – На конфликт с моим отцом вряд ли пойдете.

– Уверены? – хищно улыбнулась я. – Полагаете, я побоюсь?

Усмешка медленно сползала с его лица. Видимо, дошло, наконец, что леди Тайгрин вряд ли вообще чего‑то в этой жизни боялась.

– Считаете, что страх удержал меня от того, чтобы наказать вас, студент Дайрен? – жестко проговорила я. – На ваше счастье, я глубоко уважаю лорда Небироса. И только это удержало от того, чтобы не надрать вашу тощую задницу.

Он дернулся, явно недовольный таким тоном. Ноздри гневно раздувались, черные глаза горели от ярости.

– С помощью такого вот прибора я ведь тоже могу передать те моменты, свидетелем которых была, – бархатным голосочком проговорила я. – И попросить о том же, к примеру, студентку Бардову. Случай в заброшенной башне, когда группа молокососов сговаривалась изнасиловать и запугать одну из студенток. Инцидент, когда один олух натравил на все ту же студентку адского пса, чем подверг ее жизнь смертельной опасности. Полагаете, за такое вас погладят по головке? Запомните, я пристально слежу за вами! И если хоть что‑то в этом роде повторится, это станет последней каплей. Оставьте в покое студентку Бардову и ее друзей, и можете жить спокойно. Если же нет, я восприму это, как личное неуважение ко мне. Это ясно?

Некоторое время Дайрен смотрел на меня ненавидящими прищуренными глазами, потом кивнул.

– Ладно.

– Ваш визор, студент, – я протянула руку, не отпуская из плена тяжелого взгляда, каким умела смотреть только леди Тайгрин.

Он швырнул мне прибор и, к счастью, я сумела его поймать, не выдав своей не слишком хорошей физической формы. Все же занятия по «Военной подготовке» дали свое – реакция у меня значительно улучшилась! Ни слова больше не говоря, я спрятала прибор в пояс и вышла из аудитории. Сердце колотилось так, что сама слышала его стук. Пока шла по коридору, в голове немного прояснилось, и я в полной мере осознала, что наделала. Если куратор узнает о моем самоуправстве, это меня нужно будет пожалеть, а не Дайрена! Черт! Я кусала губы, не зная, как теперь расхлебать ту кашу, которую заварила.

И в качестве подтверждения всемирно известного закона подлости из‑за поворота в этот момент выплыл крейсер под названием «Эжена Тайгрин». Проклятье! Финита – ля – комедия, как говорится. Недолго я радовалась одержанной над рыжим победе! Медленно ползущие на лоб брови куратора и возмущенно округляющийся рот не давали и шанса на благоприятный исход. Я резко развернулась и попыталась трусливо скрыться с поля ее зрения. Вдруг подумает, что у нее галлюцинации?

– Студентка Бардова! – раздалось за спиной яростное шипение. – Немедленно вернитесь!

Через пять минут мы уже сидели в покоях Эжены Тайгрин. Я в своем истинном облике, с кучей визоров в руках, куратор – за столом, буравя меня мрачным взглядом. Не скрывая ничего из того, что натворила, прикрываясь ее личиной, я поспешно рассказывала. Она ни разу не прервала, по – видимому, накапливая гнев, который обрушит немедленно по окончанию моей тирады. Умолкнув, я вжала голову в плечи, не решаясь глянуть на преподавателя. Некоторое время царило гнетущее молчание, потом послышался холодный голос леди Тайгрин:

– Я немедленно попрошу лорда Астарта избавить меня от необходимости быть вашим куратором, студентка Бардова.

Я почувствовала, как глаза наполняются слезами. В горле стоял тугой комок, и я с трудом пролепетала:

– Простите меня…

– За что вы просите прощения, студентка? – процедила куратор.

– За то, что изображала вас сегодня.

– Вот как? А почему не за то, что вы так явно продемонстрировали мне свое недоверие?

Я непонимающе подняла голову и встретилась со сверкающими от гнева карими глазами.

– Почему вы сами не обратились ко мне, студентка Бардова? Или посчитали, что я и правда и слова сказать не осмелюсь против сынка Небироса?

Пораженная до глубины души, я замерла, не в силах что‑либо сказать. Потом все же нашла в себе силы выдохнуть:

– Вы бы помогли?

– Прискорбно слышать, что вы в этом сомневаетесь, – бросила леди Тайгрин и откинулась на спинку стула. – Дайрен действительно зашел слишком далеко. И будь я сегодня на вашем месте, пустыми угрозами он бы не отделался. Но так уж и быть, в этот раз ему снова удастся выйти сухим из воды. Оставьте визоры у меня. Записи с них я сотру, потом раздам студентам. Вы же, надеюсь, сделаете из этой ситуации правильные выводы.

– Уже сделала, – чувствуя, как перехватывает дыхание от щемящего чувства благодарности, сказала я. – Спасибо вам.

– Идите уже, – проворчала она, и я, чувствуя, как на лицо наползает глупая улыбка, поспешно закивала.

В свою комнату неслась, как на крыльях, радуясь, что хоть что‑то сегодня произошло хорошее. Я поняла, что здесь, в Академии, у меня есть еще один друг, о существовании которого даже не подозревала.

Олета уже находилась в нашей комнате. Сидела на постели, обхватив колени руками, и задумчиво смотрела вдаль. Едва увидев меня, одарила прежней веселой улыбкой.

– Ты такое пропустила! Леди Тайгрин такой переполох подняла в столовой! Даже не предполагала, что она настолько замечательная.

– Она и правда замечательная, – улыбнулась я. – Расскажи, что там случилось.

Я села рядом с ней, обняла за плечи и приготовилась слушать. А потом, стараясь говорить бодрым и уверенным голосом, резюмировала:

– Вот видишь, тебя есть кому защитить! А всю эту ситуацию воспринимай, как жизненный опыт. Нельзя так безоговорочно доверять мужикам.

– Ты права, – вздохнула подруга. – Теперь не буду.

– Но не все такие… – поспешно добавила я, боясь, что Олета и вовсе превратится в мужененавистницу. – Просто не бросайся сразу в омут с головой.

Она уже открыла рот, чтобы что‑то ответить, когда раздался стук в дверь. Мы обе хором откликнулись:

– Войдите! – и так же синхронно пораженно выдохнули при виде сверкающего ослепительной улыбкой Зепара с огромным букетом красных роз.

Олета ойкнула и поспешно соскочила с кровати.

– Приветствую вас, лорд Зепар.

Он лениво кивнул ей, не сводя с меня ласкающего взгляда. Я осталась сидеть на месте, глядя на него словно по – новому. После всего, с чем пришлось столкнуться, понимала, что стоит и самой прислушаться к совету, данному подруге. Не доверять так безоговорочно. Зепару хорошо удалось усыпить мою бдительность, убедить, что мне не стоит ничего опасаться рядом с ним. Но так ли это на самом деле? Пусть не мне лично стоит бояться. Но могут пострадать люди, небезразличные мне.

– Ты единственное приятное, что я увидел сегодня, – своим красивым, пробирающим до мурашек голосом проговорил архидемон, приближаясь.

Олета же, протрещав, что у нее дела есть еще, выскочила из комнаты, оставляя нас наедине. Я не пыталась ее остановить, но напряглась. Молча поднялась с постели и взяла протянутый букет.

– Спасибо, – проговорила сухо, – они очень красивые.

Спрятав лицо в цветах, вдохнула тонкий приятный аромат, радуясь, что ненадолго могу не смотреть ему в глаза.

– Что‑то произошло? – чутко уловил Зепар мое настроение.

Понимая, что не должна раскрывать то, что мне известно, нацепила на лицо легкую улыбку. Подняла голову и покачала головой.

– Не со мной… Неприятная ситуация с одним из моих друзей.

– Моя помощь нужна?

– Нет, сами справились.

Я прошла к столу, оставила на нем цветы и повернулась.

– Почему ты здесь?

– Просто хотел увидеть, – он слабо улыбнулся. – Не представляешь, как сильно.

Зепар оказался рядом так быстро, что я невольно вскрикнула. Инстинктивно выставила руки вперед, когда он попытался обнять.

– Прости… – выдохнул архидемон, отстраняясь. – Не хотел напугать тебя. Безумно соскучился.

– Мы всего два дня не виделись, – с недоумением заметила я.

Его губы тронула горькая улыбка.

– Целых два дня… Не знаю, что ты со мной сделала, но каждая минута вдали от тебя растягивается на часы. Даже всерьез подумываю над тем, чтобы тоже вести здесь какой‑то курс занятий. Так мы смогли бы видеться чаще.

Я поежилась при этой мысли. Нет уж, это плохая идея. Теперь, после того, как мы с Астартом объяснились, я и правда планировала свести наше общение к минимуму. Только как дать понять это так, чтобы Зепар не отреагировал слишком бурно? Впрочем, сейчас у меня были серьезные причины все же продолжить общение. Нужно осторожно разузнать у него о флаконе.

– Ты должна мне ужин, помнишь? – произнес он, касаясь моей щеки и слегка проводя по ней.

Я прищурилась. Первым порывом было отвергнуть предложение, но наглая ведьмочка натолкнула на резонную мысль. За бутылочкой вина так хорошо развязываются языки… Что если натолкнуть Зепара на нужную тему разговора сегодня вечером? Астарту я потом все объясню. Он, конечно, рассердится, но, надеюсь, поймет.

– Почему бы и нет? – улыбнувшись, сказала я и отстранилась.

Лицо Зепара просияло.

– Тогда я зайду за тобой вечером. К восьми подойдет?

В ответ на мой кивок добавил:

– Покажу тебе лучшее заведение столицы – «Огненную розу». На мой взгляд, слишком вычурно, но высший свет в восторге от него.

При упоминании об этом заведении я слегка поморщилась. Зепар заметил мою реакцию.

– Что‑нибудь не так?

– Нет. Не важно.

– Ладно, поговорим вечером… Мне удалось вырваться всего на полчасика.

Он с тоской посмотрел на меня, словно единственным желанием было остаться здесь, со мной. Так надолго, как только возможно. Прежде чем я успела что‑то ответить, заключил в объятия и, в этот раз, невзирая на сопротивление, страстно приник к моим губам. Снова ощутила знакомое тепло, расползающееся от медальона. Как я ни пыталась бороться с нахлынувшими приятными ощущениями, отрицать их было бы самообманом. Мое тело реагировало на близость Зепара сильнее, чем можно представить. И я не понимала, почему. То ли из‑за медальона проклятого, то ли и правда я испытывала к нему какие‑то чувства. Пусть не такие сильные, как к Астарту, но все же не заметить их существования невозможно. С облегчением выдохнула, когда архидемон прервал поцелуй. Старалась унять участившееся биение сердца и смотрела в нереально красивое лицо. Поистине ангельское. И сколько жестокости и грязи скрывалось за этим чарующим обликом, даже представить страшно! Кого хотело убить это красивое чудовище? И почему оно играет со мной в непонятную игру? Или не играет? Даже не знаю, что для меня было бы лучше.

– Ты так странно смотришь, – хрипло сказал он, заключая в ладони мое лицо. – Словно видишь впервые. Многое бы отдал за то, чтобы узнать, о чем сейчас думаешь.

– О том, что ты очень красивый, – я криво улыбнулась.

Его губы тоже тронула улыбка.

– Рад, что ты так думаешь. Из твоих уст слышать комплименты вдвойне приятно.

– Иди уже, – стараясь говорить шутливо, сказала я, высвобождаясь. – Дела твои заждались.

Он тяжело вздохнул, снова коснулся моих губ своими и только после этого вышел. Улыбка тут же исчезла с моего лица. Обхватив плечи руками, я думала о том, как же нелегко притворяться. Почему‑то с Зепаром это делать тяжелее, чем с другими. Словно я обманываю кого‑то по – настоящему близкого. И когда он успел так сильно запасть мне в душу? От того, что не находила ответа на этот вопрос, сердце мучилось еще сильнее.

Глава 4

«Огненная роза» оказалась роскошным рестораном в черно – красно – оранжевых тонах. Везде в интерьере присутствовали ассоциации с огнем, разломом. Показалось, что снова оказалась на балу со схожей концепцией. Правда, все же ресторан заметно уступал иллюзии, навеянной Зепаром. Пугающего здесь ничего не было. Дизайнеры, украшавшие ресторан, взяли лишь красивую сторону разлома. На стенах были мастерски изображены сцены демонской истории, невольно приковывающие взор. Уютные столики отделялись друг от друга полупрозрачной огненной завесой. Обжечься ею было невозможно, но эффект возникал потрясающий. Порадовало, что среди официантов не оказалось рабов, иначе вряд ли бы мне кусок в горло полез. Подбирали контингент явно, чтобы привлечь внимание эстетов. Все юноши и девушки красивые, стройные, в оранжевой блестящей униформе.

Я поймала себя на мысли, что в своей темно – синей тунике, единственной подходящей одежде, что нашлась в гардеробе, заметно уступаю им. Но восхищенный взгляд Зепара, то и дело бросаемый на меня, дал понять, что я слишком строга к себе. Наверное, что‑то во мне все же есть, раз самый завидный жених демонских миров появился здесь именно со мной. И хоть я пришла сюда вовсе не на свидание, какой женщине это не будет приятно!

Едва мы с Зепаром появились на пороге заведения, навстречу бросился сам хозяин. О том, кто он такой, я поняла из их разговора с моим спутником. Высокий демон с тонким породистым лицом и длинноватым носом рассыпался в любезностях перед Зепаром и мной. Проводил к лучшему столику и пообещал исполнение любых наших прихотей. Зепар сдержанно поблагодарил и дал понять, что позовет, если что‑то понадобится. Казалось, ему не терпится остаться со мной наедине.

Едва демон отошел, мой спутник нажал на столике кнопку в виде огненной розы и отделил нас от окружающих пологом тишины. Тут же исчезли все звуки, кроме инфернальной негромкой мелодии.

– Я рад, что ты приняла мое приглашение, – бархатным обволакивающим голосом проговорил Зепар.

– Ты предъявил его в такой форме, что отказаться было трудно, – с иронией заметила я.

Он усмехнулся.

– Приму к сведению, когда захочу снова тебя куда‑нибудь пригласить… Что будешь есть? – спросил он, раскрывая рельефное темно – красное меню с готическими огненными буквами.

– А что здесь за кухня? – насторожилась я. – Как‑то сходство с балом навевает не особо хорошие ассоциации.

– Тебе не по душе демонская кухня? – его губы дрогнули в попытке сдержать улыбку.

– А в ней есть что‑то нормальное? – не стала отвечать я на очевидный вопрос, хмуро рассматривая названия. Как раз наткнулась на «Мясо вирайсы в койнерском соусе» и «Язык дорбида с гарниром из файгеров». Ни одно, ни другое блюдо не вызывало желания его попробовать.

– Хочешь, я закажу что‑то на свой вкус? – предложил Зепар.

– Нет уж! – с жаром воскликнула я. – Мне хватило подставы с разломной жабой!

Он издал легкий смешок.

– Тебе же понравилось!

– Зепар, ты коварный тип, – проворчала я. – Если бы сказал сразу, что это, даже не посмотрела бы в сторону той гадости. А тут есть что‑то более привычное для меня?

– Попрошу приготовить, даже если нет, – обнадежил он. – Давай пока определимся с напитками. Советую попробовать «Слезу вирайсы» или «Огненное удовольствие».

– Первое точно нет! – замахала я руками, вызвав новую улыбку архидемона. – А второе из чего?

– Набор сложных ингредиентов, – загадочно проговорил он, и я поняла, что это снова попытка поиздеваться. – Точно хочешь, чтобы я рассказал?

– Тогда у меня наверняка аппетит пропадет. А можно обычного вина?

– Тебе все можно, прелесть моя.

И Зепар сделал знак ближайшему официанту, курсировавшему мимо нашего столика. Очаровательная девушка с рыжими волосами немедленно приблизилась, не сводя с моего спутника томного взгляда. Меня же в упор не замечала, что не особо понравилось. Все же с качеством обслуживания тут стоило бы поработать! Или это Зепар так на всех влияет, что рядом с ним голову напрочь теряют? Судя по виду этой особы, смотрящей на архидемона так, словно он сам был изысканным блюдом, второе исключать не стоило.

– Принесите нам ваше лучшее вино, милая, – пророкотал Зепар, без зазрения совести пользующийся своими чарами. От того взгляда, каким он окинул девушку, меня саму в жар бросило. Что касается ее, то смотреть было больно. Вот же он сволочь! Ощутила, как в сердце кольнуло что‑то вроде ревности, и поразилась. Так, пора напомнить себе, зачем я вообще здесь! Чтобы вывести эту загадочную личность на чистую воду, а вовсе не для чего‑то другого. – Что касается еды, для моей спутницы приготовьте что‑то из кухни мира смертных. Прелесть моя, ты предпочитаешь мясо или рыбу?

Я поймала себя на том, что заворожено наблюдаю за движением его чувственных губ, и поспешно отвернулась.

– Лучше рыбу.

– Отлично. Я же закажу, как обычно.

Девушка кивнула, продолжая стоять столбом и пожирать глазами архидемона. Когда это стало уж вовсе неприличным, он слегка кашлянул.

– Это все, милая.

Вспыхнув до корней своих рыжих волос, официантка поспешно удалилась. Я с неодобрением посмотрела на Зепара, наблюдающего за моей реакцией.

– Ты злишься… – проронил он.

– Вовсе нет, – слишком поспешно выпалила я.

– Я вижу, что злишься. Глаза сверкают, и твои прелестные губки так сексуально поджимаются.

Зепар перегнулся через стол и провел пальцем по этим самым губкам. Томительно медленно и эротично. Помимо воли тело тут же отреагировало. Пульс участился, дышать стало тяжелее.

– Ты что специально это делал? – даже голос прозвучал хрипло, что мне уж вовсе не понравилось.

– Делал что? – невинно поинтересовался Зепар.

– Флиртовал с официанткой.

– Поверь, если бы я с ней флиртовал… – архидемон усмехнулся, но фразу не закончил.

– Ну и сволочь же ты! – я дернулась, сбрасывая его руку.

– Знаю, – не стал отрицать он и подарил такой взгляд, что у меня в горле пересохло.

– Прекрати это делать!

– Делать что? – Зепар невинно приподнял бровь.

– Соблазнять меня, – выдохнула я прежде, чем сама сообразила, что говорю.

Судя по подаренной мне хищной улыбке, сказала я это очень и очень зря.

– А если мне хочется это делать? – протянул архидемон.

Сейчас, когда его внимание не рассеивалось больше ни на кого другого, я в полной мере осознала, как же он дьявольски сексуален. Энергетика от него исходила бешеная, даже смотреть на него спокойно было трудно. Блин, мужчина не должен быть таким привлекательным! Это ненормально. Я заставила себя подумать об Астарте, стала дышать глубоко и размеренно. Немного отпустило. Обрадовалась, когда нам принесли вино, и можно было занять чем‑то руки. Сжимая тонкий, причудливо изогнутый бокал из оранжевого хрусталя, я сделала осторожный глоток. Вино оказалось и правда восхитительным, чуть сладковатым, с фруктовым освежающим привкусом.

– Тебе нравится? – спросил Зепар, продолжая неотрывно смотреть на меня и отпивая из собственного бокала.

Черт, от того, как эти чувственные губы сделали глоток, у меня все внутри заныло! Все‑таки зря я согласилась на это свидание. Так не успеешь оглянуться, как забудешь обо всех своих принципах. Просто поддашься дьявольскому искушению.

– Да, вино замечательное, – с трудом отведя от него глаза, откликнулась я. Теперь смотрела куда угодно, только не на архидемона. Изучала посетителей за соседними столиками, спорую работу официантов. Заметила, что многие бросают на нас любопытные взгляды. Некоторые женщины практически из туник выпрыгивают, пытаясь обратить на себя внимание моего спутника. И это невзирая на то, что пришли не одни. – Ты часто бываешь здесь? – чтобы скрыть смущение, спросила я.

– Довольно часто. Мне нравится здешняя кухня. Пусть и не особо прельщает сама концепция заведения. Устал от разлома, знаешь ли, – бархатным голосом проговорил он.

– А ты часто спускаешься в разлом? – удивилась я, снова обращая на него взгляд. Последнее точно зря сделала, сразу оказавшись в плену обволакивающих синих глаз. Как завороженная, наблюдала за игрой золотистых бликов в них, и не могла заставить себя опять отвернуться.

– Давай не будем говорить о разломе, – улыбаясь, произнес Зепар. – Сейчас я могу думать только о том, какая же ты красивая.

– Я красивая? – немного обескуражено откликнулась я, испытывая приступ самоуничижения. Это он мне говорит? Думаю, большинство присутствующих сейчас пытаются понять: что вообще делает этот красивейший мужчина рядом с ничем непримечательной девчонкой.

– Безумно красивая, – подтвердил архидемон, снова пригубив вино. – Даже в скромном платье ты затмеваешь собой всех этих разряженных демониц.

– Ты необъективен, – криво усмехнулась я.

– Пусть так. Но в моих глазах ты самая привлекательная женщина, какую я когда‑либо видел. Если бы ты только позволила, я подарил бы тебе весь мир…

– Меня вполне устраивает то, что есть в моей жизни, – я передернула плечами, пытаясь избавиться от паутины, которой опутывали его слова. Помимо воли, что‑то внутри откликалось на них. Зепар мне и правда нравится. С ужасом осознала это. Как я ни пытаюсь это отрицать, тело откликается на его близость. И насколько же это все осложняет! Я только разобралась в своих чувствах к Астарту, у нас только начало все налаживаться. От Зепара точно стоит держаться подальше!

– Тебя что‑то беспокоит? – он оставил тон коварного соблазнителя и слегка нахмурился.

Я перевела дух и с трудом заставила себя переключиться на то, зачем я вообще пришла сюда.

– Думаю над домашним заданием по «Основам тайных знаний», – ляпнула я.

Брови Зепара вздернулись, а потом он как‑то невесело рассмеялся.

– Ирония судьбы…

– В чем?

– Любая другая на твоем месте сейчас бы думала только о том, как затащить меня в постель. А ты думаешь о домашнем задании.

Я заставила себя улыбнуться, чтобы не показывать, что сама тоже сначала думала о чем‑то подобном. Но он об этом никогда не узнает. О том, как близок был к победе надо мной. К счастью, в этот момент все та же рыжая официантка принесла заказ. Передо мной поставили издающую аппетитный аромат форель с овощами, перед Зепаром что‑то непонятное, похожее на морепродукты. Я решила, что не буду спрашивать, что это. Иначе вряд ли тогда проглочу хоть кусочек.

– Приятного аппетита, – промурлыкала девушка, бросая на архидемона завлекающий взгляд.

Он с ироничной улыбкой поблагодарил и снова обратил взгляд на меня. Дождался, пока я попробую форель и выскажу одобрение. Потом небрежными уверенными движениями стал разрезать бело – розовое нечто на своей тарелке.

– Так что за домашнее задание, которое не дает тебе покоя? – спросил Зепар, вновь возвращаясь к дружескому тону.

– Воздействие ядов на различные расы, – стараясь говорить с будничной интонацией, ответила я, украдкой наблюдая за ним.

То, как Зепар вдруг замер, наводило на неприятные мысли. Но это длилось всего пару секунд, после чего он прежним тоном проговорил:

– И что же тебя в этом так озадачило?

– То, что не успела прочитать параграф, а завтра госпожа Дуаль меня точно в порошок сотрет. Она с некоторого времени вообще меня не переваривает.

На губах Зепара появилась улыбка, но глаза остались серьезными. И думаю, отношение ко мне преподавательницы тут совсем ни при чем.

– Хочешь, я поговорю с ней? – предложил он.

– Нет уж! – возмутилась я. – Тогда мне и вовсе придется забыть о сдаче ее предмета! Помнишь, ты как‑то обещал помощь в учебе? – невинно хлопая ресничками, бросила я пробную бомбочку.

– Рассказать тебе о ядах? – архидемон приподнял одну бровь. – Не то, о чем бы хотелось говорить на свидании. Но раз ты этого хочешь…

Я подтверждающе закивала, давая понять, что не просто хочу, а прямо жажду. Чувствовала, что хожу буквально по лезвию ножа, но остановиться уже не могла.

– Что ж, ладно. Различные расы реагируют на одни и те же яды неодинаково. Некоторые и вовсе обладают врожденным иммунитетом почти ко всем ядам.

– Серьезно? – заинтересовалась я. – И кто ж эти счастливчики?

– Демоны. Обычные и высшие. Лишь редкие виды ядов, к примеру, яд вирайсы, может их убить. Правда, с небольшой поправочкой. Если на обычных демонов они подействуют обязательно, то с архидемонами немного сложнее… – Он почему‑то осекся, словно сказал что‑то лишнее. Пытливо посмотрел, чуть сузив глаза. Я постаралась сделать как можно более невинный вид.

– А как с архидемонами?

– К самому яду нужно добавить несколько других ингредиентов, – неохотно сказал он. – В том числе и то, без чего вся затея с отравлением изначально обречена на неудачу.

– Что же это? – Блин, судя по его реакции, яд, который во флаконе, точно для архидемона! Иначе зачем Зепару такие сложности с заказом у лучшего изготовителя ядов? Неужели он и правда планирует убить Астарта? Я сделала большой глоток вина, стараясь не показывать волнения.

– Генетический материал, – протянул он, буравя меня подозрительным взглядом. – Яд изготавливается индивидуально под конкретного архидемона… Скажи, Ирина, этот разговор со мной тебя кто‑то попросил завести?

У меня вся кровь отхлынула от щек. Я напрасно удерживала на лице улыбку. Скорее всего, сейчас она больше оскал напоминала.

– Никто меня не просил ни о чем, – прошелестела я, чувствуя, что актриса из меня все же хреновая.

– Ты ведь понимаешь, что мне ничего не стоит лично спросить у незабвенной Лауры, задавала ли она такое домашнее задание? – с кривой усмешкой спросил Зепар, намекая на их особые доверительные отношения с преподавательницей.

Я откинулась на спинку стула. В ушах шумело, сердце бешено колотилось. Я чувствовала себя полной идиоткой. Самонадеянная дура! Нашла, с кем в такие игры играть!

– Прелесть моя, держись подальше от всего этого, – Зепар вздохнул и устало провел рукой по лбу. – Очень тебя прошу.

Я уже хотела пойти ва – банк и напрямую спросить, что он имеет в виду, когда мир вокруг превратился в хаос…

Показалось, что ожил мой самый страшный кошмар. Каменный пол ресторана пошел трещинами, из которых заклубился дым и прорвались языки пламени. Пахнуло огнем и запахом серы. Чудовищный грохот едва не заставил лопнуть барабанные перепонки, развеяв полог тишины. А потом послышался вой, скрежетание когтей пытающихся прорваться наружу существ, рев пламени.

– Зепар, пожалуйста, скажи, что это очередная иллюзия! – перекрикивая вопли перепуганных посетителей и звуки иного мира, воскликнула я.

Зепар уже стоял на ногах. В считанные мгновения оказался рядом со мной и выдернул со стула. Потянул за руку к выходу, куда бежали охваченные паникой люди. В поднявшейся суматохе многие оказывались на полу и их просто топтали. Только поддержка Зепара удерживала на ногах меня саму.

– Что это, Зепар? – с ужасом выдохнула я, изо всех сил цепляясь за его руку.

– Разлом открылся прямо здесь! – процедил он, явно встревоженный.

Впереди послышался душераздирающий визг какой‑то демоницы. Посмотрев вперед, я заорала точно так же. Вместо выхода, к которому мы направлялись, теперь зияла огненная стена. А из нее уже выбирались первые адские твари – койнеры и вирайсы. Толпа ринулась обратно. Люди метались по помещению, не зная, как выбраться из разверзшейся вокруг ловушки. Многие пытались убежать через окно, но и там вскоре царило то же самое. Казалось, вокруг нас образовался огненный круг, сквозь который не убежать, не скрыться.

– Ирина! – Зепар резко тряхнул меня за плечи, вынуждая прервать крик. – Я вытащу тебя отсюда, поняла? Просто держись за моей спиной.

Я судорожно кивнула, до крови закусывая губу, лишь бы не орать. Вокруг началась самая настоящая бойня. Адские чудовища уже настигали своих первых жертв, разрывая, проглатывая, сминая бронированными телами. Некоторые демоны нашли в себе силы оказать сопротивление. Доставали мечи, полыхающие зеленым, и различные виды струйников. Сознание начало медленно проясняться. Глубинная энергия! В голове возникли сегодняшние объяснения лорда Вайлена. О том, что одним из того, что может уничтожить подобных тварей, является именно глубинная энергия. И все же чутье у Астарта феноменальное! Каким‑то образом он предчувствовал, что мне может подобное пригодиться, и попросил лорда Вайлена вооружить меня. Или не чутье, а подозрение? Но откуда он мог знать?

Последняя мысль улетучилась, едва я осознала странную вещь. Центром всего этого ада являлись мы с Зепаром. Чудовища целенаправленно ползли именно к нам! Тех, кого встречали на пути, просто сминали с дороги, как досадную помеху. Зепар, похоже, тоже это понял. Он уже стоял, вооруженный собственным струйником, и извергал на ближайших к нему тварей зеленую энергию. Мне же швырнул какой‑то прибор, велев активировать. Дрожащими пальцами я нажала на первую попавшуюся кнопку и увидела, как вокруг взметнулось что‑то наподобие энергетической завесы.

– Это задержит их. Не снимай защитного кокона ни в коем случае!

– Зепар, тебе не справиться! – заорала я, видя, как на нас одновременно лезут пятеро гигантских червей и две змеюки. Извлекла собственный струйник из пояса и услышала вопль архидемона.

– Нет, Ирина! Оставь на крайний случай. Глубинная энергия пробьет защитный кокон.

– А глубинный щит? – неуверенно сказала я.

– Он только от магических атак. От физического воздействия не поможет.

Больше Зепар ничего не успел сказать, отстреливаясь от разевающей на него пасть вирайсы. А я с ужасом увидела, как один из койнеров плюнул в ближайшего к нему демона бело – розовой струей. И как начал плавиться камзол. Черт, эти черви кислотой плюются! Мужчина размахнулся и снес половину туловища койнера заряженным глубинной энергией мечом. На его счастье, регенерация у демонов великолепная и кожа начала сразу заживать. Мне бы так не повезло… Вжав голову в плечи, окруженная защитной оболочкой, я с ужасом наблюдала за происходящим. Запоздало дошло, что можно попробовать вызвать помощь. И я поспешно потерла лоб.

– Астарт! – закричала что есть мочи. – Астарт! Астарт!

Бесполезно. Ответом служил душераздирающий вой чудовищ и крики умирающих мужчин и женщин. Попыталась активировать бротер – с тем же успехом. Зепар, на краткий миг оторвавшись от сражения и расправившийся с тремя червями, прокричал:

– Здесь эта связь не работает, Ирина! Разлом, понимаешь?!

Я не понимала. Я ничего не понимала. И мне было безумно страшно. Паника просто захлестывала. Опустившись на колени и нервно раскачиваясь, наблюдала за всем, что происходит вокруг, и желала одного – пусть это окажется кошмарным сном. Двое червей одновременно кинулись на меня, выплескивая кислоту. Защитный кокон зашипел, удерживая удар. Зепар оказался рядом, снеся поочередно головы обеим тварям. Что‑то пробормотал, и вскоре рядом с ним оказалась знакомая змеюка. Я ей обрадовалась, как родной. Его личная вирайса – Лилит. Повинуясь приказу хозяина, она ринулась защищать меня с другой стороны, пока Зепар отчаянно отбивался. В какой‑то момент показалось, что мы сумеем… Сумеем спастись. Вокруг дымились отвратительные склизкие остатки разломных тварей, но Зепару и немногим оставшимся в живых посетителям «Огненной розы» удалось сдержать натиск.

И тут через разлом хлынула новая волна чудовищ! Уже не только койнеры и вирайсы, а нечто совершенно невероятное. Одни из чудовищ напоминали ящеров, другие – гигантских медуз, третьи и вовсе нечто невероятное, что и в кошмарном сне не приснится. И все они неслись прямо на нас с Зепаром! Он едва успевал отбиваться. В какой‑то момент отбросил струйник и выхватил меч, активировал на глубинную энергию. Двигаясь с молниеносной скоростью, вертелся вокруг меня, отбиваясь от чудовищ.

Одна из медуз метнула в мою сторону склизкое серое щупальце, пробивая защитный кокон. Я услышала яростный вопль Зепара, слившийся с моим. Ему удалось перерубить щупальце. Архидемон встал передо мной, тяжело дыша. Я с ужасом заметила, что он слегка пошатывается. Сколько еще выдержит в таком темпе? Вспомнила, что резерв глубинной энергии не бесконечен даже у архидемонов. Позади меня взвыла вирайса Зепара и, бросив беглый взгляд, я увидела, как ее разорвал один из ящеров. Из последних сил выхватила струйник, понимая, что кокон теперь бесполезен. Послала зеленую струю энергии в ящера, разорвав ему голову.

Мы погибнем! Сегодня мы с Зепаром погибнем! Эта мысль билась в голове с безжалостной четкостью. Меня трясло так, что струйник ходуном ходил, но я продолжала отстреливаться, понимая, что никто не поможет. В живых из посетителей заведения уже не осталось никого. Только мы с Зепаром. А вокруг полчища все новых прибывающих из разлома тварей. Архидемон обернулся ко мне, посмотрел с отчаянной решимостью. Потом схватил за руку и потащил за собой, прорубая путь к ближайшей стене. Потом закрыл собой и принял последний бой, из которого вряд ли выберется живым. Я видела, как он бледен и как зеленоватая энергия тускнеет. Понимала, что с его стороны это самоубийство. Сейчас архидемон готовился умереть за меня, и от этой мысли хотелось рыдать от бессилия, крушить все.

– Зепар, позволь тебе помочь! – кричала я.

– Потом! Когда не останется другого выхода. Нужно продержаться. Наверняка стражи уже засекли, что произошел прорыв разлома. Скоро будут здесь. Ты должна выжить.

– А ты?!

Он промолчал, срубая голову очередному ящеру, кинувшемуся на нас. Меня трясло. Обхватив плечи руками и продолжая цепляться за бесполезный сейчас струйник, я рыдала. Если хотя бы попытаюсь сейчас воспользоваться собственным оружием, могу попасть в Зепара.

Он сейчас умрет… Внутри поднималась волна дикого протеста, я вдруг осознала, что он мне дорог. На самом деле дорог. Пусть моментами я его ненавидела или не одобряла, но я не могу представить мира без него. За что? Почему он должен так умереть?! Так страшно… Без малейшей надежды на спасение.

Когда откуда‑то послышался окрик:

– Держитесь, мы идем! – показалось, что у меня галлюцинации.

Из‑за спины Зепара ничего не было видно, но я узнала этот голос. Не спутала бы ни с одним на свете!

– Астарт! – закричала, надрывая голосовые связки. – Астарт, помоги нам!

В один чудовищный момент мир будто замер, двигаясь, словно в замедленной съемке. Зеленая энергия в мече Зепара полыхнула искрами и потухла. А он сам начал падать. Я увидела впереди двух вирайс и ящера, набрасывающихся на нас. В тот же миг ящера охватило зеленое свечение. А вирайсам поочередно срубили головы. Возникший, словно из ниоткуда, лорд Вайлен успел подхватить падающее тело Зепара. Я увидела, как по помещению носятся стражи. Увидела Астарта, чьи красноватые волосы полыхали кровавыми отблесками в свете разломного огня. Подняв струйник, я стреляла во вновь наступающих тварей, стараясь не думать о том, кто лежит сейчас бездыханный рядом со мной и кого напрасно трясет за плечи лорд Вайлен с искаженным от боли лицом.

– Лиандр! – послышался крик Астарта. – Нужно закрыть разлом! Понадобится твоя помощь.

Дроу же продолжал сидеть на коленях рядом с Зепаром, находясь в совершенно невменяемом состоянии. Не обращая внимания на то, что на нас кидаются оставшиеся твари и что я с трудом от них отбиваюсь.

– Лиандр, вирайса тебя проглоти! Иди сюда!

Астарт оказался рядом, схватил его за плечи и резко дернул вверх. На меня даже не взглянул, но сейчас я даже задумываться над этим не могла. По щекам снова и снова лились бессильные слезы, которые приходилось смахивать, чтобы различать морды чудовищ и стрелять по ним. Вайлен с Астартом взялись за руки, забормотали какое‑то заклинание, пока остальные их прикрывали. Некоторое время ничего не происходило, потом огненные сполохи начали гаснуть. Трещины в полу и на стенах затягивались, закрывая разлом. Несколько тварей, не успевшие выбраться наружу, лишились голов или конечностей. Оставшихся в помещении вскоре добили стражники.

Струйник выпал из моих ослабевших пальцев. Я бросилась к лежащему на полу неподвижному телу Зепара. Содрогалась от рвущихся наружу рыданий.

– Зепар! Зепарчик, пожалуйста, не умирай! Прошу тебя! – я трясла его, пыталась уловить дыхание, биение сердца. И мне казалось, ничего не слышу. Завыла, обняв его голову и раскачиваясь.

Рядом оказались Астарт и лорд Вайлен. Дроу бесцеремонно отшвырнул меня и приложил ухо к груди Зепара. Совершенно невменяемая, поднялась на ноги, чувствуя, как раздирает чудовищное чувство вины. Зачем я пошла в этот ресторан? Зачем?! Нужно было послушаться Астарта и держаться от Зепара подальше! Это я виновата в его смерти. Он мог сегодня вообще сюда не прийти, если бы не я… Ощутила, как меня обнимают чьи‑то крепкие руки. Такие родные, надежные.

– Астарт, – выдохнула я, пряча лицо на его груди и разражаясь новой порцией рыданий. – Прости меня, пожалуйста! Прости за то, что такая самонадеянная дура!

– Ш – ш-ш, девочка… Ты жива… Ты жива, слышишь? Это главное… – он так крепко сжал в объятиях, что едва кости не затрещали. – И как бы я ни относился к Зепару, благодарен ему за то, что он не дал тебе умереть.

Я снова взвыла, осознавая страшное – самоуверенного наглого белобрысого архидемона больше нет.

– Он жив! – донесся радостный возглас лорда Вайлена. – Дышит!

Я тут же вырвалась из объятий Астарта и бросилась к Зепару. С надеждой вглядывалась в пугающе бледное лицо. Не обращая внимания на то, как это могут воспринять остальные, склонилась над ним и осторожно коснулась губами холодных губ.

– Зепар, пожалуйста, открой глаза… Я не позволю тебе умереть, слышишь? – снова поцеловала, заливая прекрасное лицо слезами.

Ощутила в районе груди странное жжение. Медальон! От него будто искры сейчас исходили. Ощущение почти болезненное. Уловив, как дрогнули губы под моими собственными, едва подавила радостный возглас. А потом на мой поцелуй слабо ответили. И я уже знала, что все будет в порядке. Он выживет! Отстранившись, обернулась, чтобы поймать полный боли взгляд Астарта. Хотела что‑то сказать, объяснить, что все не так, как он думает. Что я люблю его больше всего на свете, но Зепар мне тоже дорог. Как друг. Тот, кто сегодня был готов жизнью пожертвовать ради меня. Но Астарт резко развернулся и отошел. А я не могла сейчас бросить Зепара. Ощутила, как его рука прикоснулась к моей, осторожно сжала. Посмотрела в синие глаза. Взгляд человека, будто находящегося сейчас на грани между жизнью и смертью. Я нужна ему. Нужна, чтобы вытащить из этого состояния. Посмотрела на все так же сидящего рядом лорда Вайлена, не сводящего горящего взгляда с объекта своей безумной любви.

– Поможете отвезти его домой?

– Конечно, – глухо проговорил дроу. – Я отвезу. А вам стоит вернуться в Академию. С лордом Астартом.

Я заметила, как при этих словах болезненно исказилось лицо Зепара, и решительно замотала головой.

– Нет, я поеду с вами.

Глава 5

– Как вы, Ирина? – послышался над ухом протяжный, откуда‑то знакомый голос. Я отвела глаза от Зепара и посмотрела вверх.

Надо же, Пофигист! Он‑то что здесь делает? Хотя чему я удивляюсь? Работает ведь на ведомство Астарта.

– Спасибо, со мной все в порядке, – сухо проговорила я. Почему‑то этот субъект не внушал теплых чувств, пусть даже ничего плохого мне не сделал. Не могла забыть его рассуждений о рабах и небрежного отношения к смерти женщины. Может, я идеалистка, конечно, но такие люди не внушали симпатии.

– Лорд Астарт поручил мне помочь вам. Сопроводить лорда Зепара до его дома, а затем доставить вас обратно в Академию.

– Он зря вас утруждал, – процедила я. – Как‑нибудь сама справлюсь.

– Приказы начальства не обсуждаются, – осклабился сероглазый. – Отойдите, госпожа Бардова. Вряд ли вы лучше сможете помочь лорду Зепару подняться, чем мужчины.

Пришлось послушаться. Лорд Вайлен и Пофигист подняли снова впавшего в бессознательное состояние архидемона и понесли прочь из здания. Я двинулась следом, украдкой отыскивая взглядом Астарта. Он носился по помещению, отдавая распоряжения стражам. На меня никакого внимания не обращал, что отозвалось болезненным уколом в сердце. Неужели именно так у нас все закончится? Непониманием и холодным отчуждением? Вздохнув, я с облегчением покинула каменные своды помещения, чьи стены накалились так, что больше печь напоминали. Вдохнула свежий прохладный воздух и невольно возблагодарила Господа за то, что удалось выбраться из этого ада живой. И что Зепар тоже выжил, пусть и находится в плачевном состоянии. Не знаю, уместно ли молиться за демона, но сейчас я это делала. Просила, чтобы с Зепаром все было хорошо.

Лорд Вайлен уже активировал свою платформу, и на один из диванов бережно уложили архидемона. Ждали только меня, и я поспешно бросилась к мужчинам. Села рядом с Пофигистом и дроу, не отводя встревоженного взгляда от бледного Зепара. Мелькнула горькая мысль, что все же сегодня я сделаю то, чего как‑то хотел архидемон. Отправлюсь к нему домой. Правда, вряд ли он предполагал, что это произойдет при таких обстоятельствах. Едва платформа взмыла в воздух, веки Зепара дрогнули. Он открыл глаза и непонимающе оглядел всех нас.

– Что происходит?

Я открыла рот, чтобы ответить, но меня опередил лорд Вайлен.

– Не беспокойтесь, лорд Зепар, – прерывистым от волнения голосом произнес он. – Мы просто отвезем вас домой. Я уже вызвал туда лучшего лекаря.

– Со мной все в порядке, – поморщился архидемон и попытался подняться, но со стоном упал обратно.

В мгновение ока дроу оказался сидящим на коленях рядом с диваном. Удержал за плечи больного и склонился над ним.

– Прошу вас, лежите. Вы сейчас слишком слабы.

– Уберите от меня руки, – отчеканил Зепар, глядя с бессильной ненавистью.

Я отстранила лорда Вайлена, чье лицо перекосилось от боли, и села рядом с Зепаром. Взяла его за руку.

– Все хорошо, слышишь?

Он тут же расслабился и слабо улыбнулся.

– Спасибо, что ты сейчас здесь, со мной.

– Как же иначе? – я осторожно убрала с его щеки прядь волос. – Сегодня ты спас мне жизнь.

– Только поэтому? – тихо откликнулся Зепар.

Я нервно покосилась на ловящих каждое наше слово спутников. Лорд Вайлен уже сидел на прежнем месте, сцепив зубы. Пофигист чуть насмешливо улыбался. Видать, вся эта сцена его забавляла. Сволочь!

– Давай сейчас не будем об этом, – нахмурилась я.

– Знаешь, а я ведь был уже готов уйти, – не обращая внимания на то, что у нашего разговора есть свидетели, заговорил Зепар. – Даже в какой‑то момент увидел собственное тело внизу. Летел куда‑то… А потом почувствовал твою боль. Твой зов. Это ты позвала меня обратно. Жжение от медальона словно поволокло мою душу назад.

Я с силой сжала его пальцы, а он с непонятной болью сказал:

– Если тебе было все равно, зачем позвала?

– Мне не все равно… – шепнула я, не в силах спокойно смотреть на укор в его глазах.

– Правда? – с горечью проговорил архидемон.

Прежде чем вообще осознала, что делаю, склонилась над ним и прильнула к губам. Сейчас было плевать на то, что подумают остальные. Чувствовала, как необходимо Зепару знать, что он и правда дорог мне. Боялась, что снова захочет уйти. Просто перестанет бороться. Чем бы ни было то странное чувство, что испытывала к нему, оно заставляло сердце сжиматься при одной лишь мысли, что его не станет. Зепар ответил на поцелуй, ослабевшими руками обнял, прижимая к себе. На какой‑то момент весь мир перестал существовать. Ощущала его теплые мягкие губы, захватывающие мои в сладостный плен. Чувствовала растекающуюся по телу волну нежности.

Хмыканье Пофигиста за спиной заставило опомниться. Что же я делаю? Стоило представить, что Астарту обо всем этом доложат, как непонятная слабость улетучилась. Я поспешно отстранилась и села на свое место, стараясь не смотреть на Зепара.

– Какие страсти, однако! – протянул Пофигист.

Я метнула на него неприязненный взгляд. На лорда Вайлена же усиленно не смотрела, представляя, что сейчас происходит у него в душе.

– С кем имею честь? – холодно бросил Зепар, обращаясь к неуместному комментатору. – Ваше лицо мне знакомо, но имени не знаю. Ирина, прелесть моя, ты его знаешь?

– Это Поф… – я тут же заткнулась, чувствуя, как щеки заливает краска. Вот идиотка! Чуть не выпалила прозвище. Представляю, как бы заносчивый демон отреагировал на такое. Украдкой взглянула на него и увидела взметнувшуюся бровь. – Сама его имени не знаю. Один из стражей лорда Астарта.

– Лорд Кайдл Финдред, к вашим услугам, – небрежно изрек Пофигист.

Надо же, лорд! Хотя что меня удивляет? Судя по его высокомерию, иначе и быть не могло.

– При дворе вас не встречал, – заметил Зепар, буравя его взглядом.

– Я недавно прибыл из восьмого демонского мира. Да и придворная жизнь не особо меня прельщает, лорд Зепар, – светским тоном проговорил сероглазый. Потом устремил на меня насмешливый взгляд. – Госпожа Бардова, и все же вы хотели назвать меня как‑то иначе. Не окажете ли любезность завершить произнесенную фразу?

– Лучше не надо, – пробормотала я. – Простите.

– За что? – издевался он.

– Не важно.

Я отвернулась, давая понять, что не хочу продолжать общение.

– Откуда вы знаете Ирину, лорд Финдред? – вкрадчиво проговорил Зепар.

Черт! А он на редкость проницателен. И вот что говорить? Пофигист не преподает в Академии. Знать его я не могу, по идее.

– Имел честь познакомиться в ведомстве стражей, – осторожно ответил Пофигист, сообразив, видать, что мы ступили на скользкую почву.

– Когда?

– Зепар, – я решительно накрыла ему рот ладонью, – тебе сейчас вредно разговаривать. Просто отдыхай, хорошо?

С опаской убрала руку и уловила его улыбку.

– Сколько у тебя тайн, прелесть моя. Но хорошо, не буду спрашивать.

Я перевела дух, когда архидемон все же закрыл глаза. Дальнейший путь мы провели в молчании.

Дом Зепара оказался вполне достоин хозяина. Роскошный трехэтажный особняк. К моему удивлению, не такой мрачный, как все те здания, какие уже пришлось видеть в демонских мирах. С затейливыми барельефами, башенками и колоннами. И в то же время чужеродно это не смотрелось из‑за скульптурных изображений различных демонических существ. Сад, окружавший дом, радовал глаз свежестью красок, пусть и отличных от того, что привычно в нашем мире. Больше всего это напоминало осенний лес, но цвета еще более насыщенные, в причудливых сочетаниях. Это выгодно отличалось от того, что я видела в замке Абигора. Поймала себя на том, что хотела бы побродить по ухоженным золотистым аллеям, послушать журчание воды в мраморных фонтанах, вдохнуть аромат непривычных деревьев и цветов.

Платформа мягко остановилась у входа с двумя рядами мраморных ступеней. Навстречу уже бежали несколько слуг и худощавый демон с вызывающе некрасивой физиономией. Странно для этой расы, поэтому особенно бросилось в глаза. Судя по его поведению, это и был тот самый лекарь, которого вызвал лорд Вайлен. Он немедленно начал хлопотать вокруг больного. Велел слугам перенести его в дом. Я решительно двинулась следом, когда меня остановил холодный голос Пофигиста:

– Вам лучше вернуться в Академию. Я отвезу.

– Благодарю, но пока я не удостоверюсь, что с Зепаром все в порядке, останусь здесь.

– Мне подождать?

– В этом нет необходимости. Если что, попрошу лорда Вайлена отвезти меня, – добавила я, заметив, что дроу тоже не собирается уходить, а направляется к дому. Хотя, сомневаюсь, что Зепар в восторг придет от этого.

Вздрогнула, когда лорд Финдред приблизился почти вплотную. Пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в его глаза – он был гораздо выше.

– Хочу предупредить вас чисто по – дружески… – протянул он медленно.

– Надо же. А мы с вами разве друзья? – прервала я насмешливо.

– Во всяком случае, я не враг вам, – процедил сероглазый.

– И о чем же хотите предупредить?

– Он не для вас, – с усмешкой бросил Пофигист.

– И почему мне кажется, что подобное я слышала уже не раз и не два? – съязвила наглая ведьмочка.

– Позабавится и бросит, – не обращая внимания на мое нежелание затрагивать эту тему, тянул волынку демон. – А после таких, как он, женщине тяжело оправиться. Пока не поздно, просто порвите эти отношения.

– Вам‑то что за дело?

– Просто вы отчего‑то внушаете симпатию, – он пожал плечами. – И для этого мира слишком уж ранимая и хрупкая. Вы нуждаетесь в покровительстве сильного надежного мужчины.

– Чем же в этом плане тогда Зепар нехорош? – издевалась наглая ведьмочка.

– В том, что такие, как он, оставляют после себя лишь разрушения. Он уничтожит вас, Ирина. Конечно, я имею в виду, морально.

– Я не настолько слаба, как вы думаете, – прищурилась я.

– И все же подумайте над моими словами…

Что‑то в его голосе показалось странным, и я повнимательнее вгляделась в его лицо. Черт! Только бы почудилось! Не может быть, чтобы он на себя намекал в качестве такого вот «сильного и надежного». Демон запал на меня?! Что ж, тем хуже для него! Уж его‑то точно в качестве спутника жизни я не рассматривала!

– Благодарю за предупреждение, – процедила я и резко развернулась.

Направляясь к дому, спиной чувствовала цепкий пристальный взгляд.

Зепара устроили в его роскошных покоях, на огромной кровати, где легко поместилось бы человек пять. В спальне находились двое слуг, лорд Вайлен и лекарь, когда туда несмело вошла я. Зепар в этот момент как раз требовал, чтобы дроу покинул его дом. Смотреть при этом на лицо лорда Вайлена, излучающее затаенную муку, было нестерпимо, и я решила вмешаться.

– Зепар, между прочим, он нам с тобой жизнь спас!

Архидемон умолк на полуслове и прищурился.

– Вот как?

– Ты как раз упал, а на нас неслась пятерка разломных тварей. Не думаю, что мне удалось бы остановить всех. После того, как лорд Вайлен практически прикрыл нас собой, я его другом считаю. И ты мог бы на многое посмотреть иначе, – намекнула я на то, что теперь знали не только они двое. О том, что случилось в ту неделю, когда Зепар находился в роли пленника. Лорд Вайлен пошел на серьезный риск, ослушавшись приказа своего повелителя. И по сути, не принуждал Зепара ни к чему, не совершил ничего такого, что бы сам архидемон ни делал с теми, чьего расположения добивался.

Некоторое время царило напряженное молчание, потом он произнес:

– Раз вы спасли жизнь Ирине, я не могу больше считать вас врагом, лорд Вайлен.

Слова были сказаны сухим и холодным тоном, но дроу весь засиял. Казалось, он с трудом удерживается, чтобы не броситься к объекту своей любви и не наделать новых глупостей. Пришлось подойти к нему и ухватить за локоть, возвращая к реальности. Лорд Вайлен выдохнул и постарался взять себя в руки. Лишь хрипло проговорил:

– Благодарю вас, лорд Зепар.

Лекарь, единственный, кому, казалось, и дела никакого не было до кипящих вокруг страстей, закончил водить над больным магическим кристаллом и объявил:

– Сильное магическое истощение, лорд Зепар. Еще немного, и вряд ли что‑то можно было бы сделать. Даже сейчас понадобится не меньше двух недель, чтобы восстановить резерв. Я буду лично регулярно проводить вспомогательные процедуры, подпитывая вас лечебной энергией. Но, сами понимаете, в случае глубинного резерва все зависит непосредственно от вашего организма. Все это время вам лучше проводить в постели, как можно больше спать, избегать волнений.

Зепар недовольно скривил губы.

– У меня куча обязанностей. Я же не могу валяться здесь целых две недели…

– Можешь! – заявила я, отпуская руку дроу и усаживаясь на кровать рядом с Зепаром. Взяла его ладонь и сжала. – Обязанности во дворце не важнее твоей жизни и здоровья.

Он осторожно поднес мою руку к губам.

– Я рад, что ты здесь…

– Конечно, я здесь, – тихо сказала я, проводя пальцами по его волосам. – Пока ты болеешь, буду навещать тебя. Как только смогу. После занятий в Академии буду приходить. Но только если пообещаешь не вставать, пока окончательно не поправишься!

– Обещаю, – бархатным голосом проговорил он. – Прошу, останься сегодня со мной…

Мои щеки вспыхнули, я нервно оглянулась назад, где теперь абсолютно все с любопытством смотрели на меня. Даже лекарь.

– Не думаю, что это хорошая идея, – пробормотала я смущенно, опять поворачиваясь к Зепару.

– Думаешь, сейчас я в состоянии воспользоваться ситуацией? – слабо улыбнулся архидемон. – Прошу тебя… Останься…

Черт! Вот что делать? И не откажешь же после того, что он сегодня сделал для меня! Но как потом объяснить все Астарту?! С другой стороны, совесть просто изведет, если сейчас брошу Зепара. Тогда, когда сильнее всего нужна ему.

– Ладно… Но если ты только попробуешь…

Уголки его губ дрогнули в прежней нагловатой улыбке.

– Обещаю, что не попробую… Пусть даже очень хочется…

– Гад ты, Зепар! Гад и манипулятор, – проворчала я, но тут же покачала головой. Сейчас я даже разозлиться на него нормально не могу.

Нашу милую беседу прервал суховатый голос лорда Вайлена:

– Что ж, пожалуй, мне пора. Я убедился, что с вами все в порядке, лорд Зепар. Студентка Бардова, насколько я понял, вы остаетесь?

Я виновато глянула на него, напряженного, как струна.

– Да, я остаюсь.

– В таком случае до встречи… Лорд Зепар, желаю скорейшего выздоровления, – глухим голосом обратился он к архидемону.

– Благодарю, – холодно откликнулся Зепар.

Вслед за лордом Вайленом вскоре удалились лекарь и слуги, оставляя нас наедине. Зепар хотел что‑то сказать, но я замотала головой.

– Лекарь сказал, что тебе нужно побольше спать. Так что закрой глаза.

– Ты не уйдешь?

– Нет, я же обещала.

– Ты можешь лечь рядом…

– Ну вот, опять начинаешь, – возмутилась я. – А ведь обещал.

– Я и пальцем к тебе не притронусь, – ухмыльнулся он.

– Свежо предание…

Тут в ухе что‑то щелкнуло. Осознавая, что никто, кроме Астарта, не мог связаться со мной по бротеру, я вскочила. Меня будто разрядом молнии пронзило. Поспешно сказала:

– Извини, я выйду ненадолго. Со мной связались по бротеру.

– Надо же, у тебя уже есть личный бротер, – задумчиво проговорил Зепар.

– Да, – уже направляясь к двери в смежную комнату, сказала я. Только оказавшись в помещении, напоминающем кабинет, ответила на звонок.

– Ирина… – послышался напряженный голос Астарта. – Почему ты отказалась, чтобы тебя отвезли в Академию? Где ты сейчас?

Пришлось сцепить руки в кулаки, чтобы уменьшить охватившую тело дрожь. Я боялась того, как он отреагирует.

– Я в доме Зепара.

– Вот как? – в голосе собеседника послышались металлические нотки.

Прежде чем он сказал что‑то такое, после чего все окончательно разладится, я воскликнула:

– Пойми, он сейчас в тяжелом состоянии. Ему нужна дружеская поддержка. Я не могла его оставить.

– Почему ты вообще оказалась с ним в ресторане? – процедил архидемон. – Я ведь ясно тебе сказал, что вам лучше не видеться. И ты обещала.

– Астарт, я хотела в неформальной обстановке вывести его на откровенность, – затараторила я. – Расспросить о флаконе.

– Я же тебя просил: не лезь! – рявкнул он.

– Прости, я не могу оставаться в стороне, когда есть подозрения, что отравить хотят тебя! – так же зло откликнулась я. – У меня при одной мысли об этом все переворачивается. А судя по тому, что узнала от Зепара, скорее всего, отравить и правда хотят архидемона.

Некоторое время в бротере царило молчание, потом Астарт более спокойно сказал:

– Передай мне все, о чем вы говорили.

Я поспешно начала рассказывать, стараясь не упустить ни малейшей подробности. Не успел Астарт отреагировать, как я уловила стук хлопнувшей в соседнем помещении двери и прошептала:

– Постой, к Зепару кто‑то пришел.

Снаружи послышался взволнованный женский возглас, а я похолодела.

– Это Лилит.

– Ты где сейчас находишься? – напряженно спросил архидемон.

– В смежной комнате. Вышла, чтобы поговорить с тобой… Как думаешь, не будет слишком нехорошо, если я послушаю, о чем они говорят? – невинно поинтересовалась я.

– Оставь бротер включенным, – усмехнулся Астарт. – Разговоры этой парочки стоят того, чтобы их услышать. Особенно в свете открывшихся обстоятельств с ядом.

Просияв, я как можно бесшумнее приблизилась к двери и приложила к ней ухо. Звуки были слишком приглушенными, и я рискнула приоткрыть дверь. Теперь вполне отчетливо могла слышать то, что происходит в спальне, да еще и видеть. Молилась лишь о том, чтобы остаться незамеченной.

– Сердце мое, родной мой… любимый… – Лилит сидела на кровати и покрывала поцелуями лицо и руки брата. – Как ты мог так рисковать собой?

– Полно тебе, – он слегка поморщился. – Я же жив. Сила восстановится.

– Если бы с тобой что‑нибудь случилось, я бы не пережила, – в ее голосе послышались слезы. Я невольно устыдилась, что приходится подслушивать столь личный разговор. Уже колебалась: может, закрыть дверь и перестать это делать, когда новый возглас Лилит заставил содрогнуться. В этот раз голос звучал злобно: – Почему ты полез ее защищать, Зепар?! Они не тронули бы тебя! Ты не мог этого не знать! Ты единственный, кто мог просто уйти в разлом и выбраться оттуда. Почему этого не сделал?! Я ждала от тебя именно этого!

– Догадывался, что это твоих рук дело, сестренка, – с невеселой усмешкой сказал архидемон. – Но не хотел верить. Зачем? Зачем ты это все устроила? Кого так сильно хотела уничтожить в том ресторане?.. Хотя догадываюсь, но слишком больно об этом думать. Они двигались прямо на нее.

Я боялась даже дышать, чувствуя, как подкашиваются ноги, а ладони становятся липкими от пота. В той чудовищной трагедии, которая развернулась в «Огненной розе» виновата Лилит?! И ее целью была я?! Но как ей удалось? Как она подчинила себе всех тех тварей, открыла разлом? Насколько же она сильна!

– Ты мог просто уйти, – как заведенная, повторяла демоница. – Неужели она, правда, так важна для тебя?

– Я уже говорил: да, важна, – с едва сдерживаемой яростью проговорил Зепар. – Почему ты хотела ее убить?

– Она осмелилась перейти мне дорогу, – прошипела Лилит. – Имела такую наглость.

– О чем ты? – прошипел Зепар.

– Мой человек видел ее ночью в доме Астарта.

– Какой ночью? – напряженно спросил Зепар, и я едва успела отпрянуть от щели в двери – он метнул туда взгляд. Судя по тому, что вслед за этим не последовало окрика, не заметил. Или не пожелал выдавать при Лилит. Меня трясло. Слышала в бротере прерывистое дыхание Астарта и понимала, что ему так же больно слышать все это.

– Вчера он привез ее в свой дом. Дворецкий пытался скрыть ее присутствие, но от моего человека такое не скроешь, – прошипела демоница.

– Может, она выполняла для Астарта какое‑то поручение, – сухо произнес Зепар.

– Поручение? – захохотала Лилит. – Братец, эта человечка сделала тебя полным идиотом! Он целовал ее в собственной спальне. Трудно не понять, чем они собирались заниматься дальше.

– Твой человек видел это? – как‑то безжизненно уточнил Зепар.

– Собственными глазами.

Черт! Значит, тогда дверь приоткрывал вовсе не Хайден. Я оцепенела, понимая, что сейчас за мою жизнь не дашь и ломаного гроша. Лилит объявила на меня охоту. Но вовсе не это почему‑то тревожило больше. А то, что теперь подумает обо мне Зепар. Что со мной происходит?! Я настолько запуталась в своих чувствах, что уже абсолютно ничего не понимаю.

– Думаю, знай ты это сегодня вечером, не стал бы так рьяно бросаться на ее защиту, – усмехнулась Лилит.

– Стал бы, – глухо откликнулся архидемон.

– Только не говори, что и правда любишь эту человечку?! Зепар, не смей, слышишь?! – кричала она, совершенно утратив самообладание.

Я осторожно выглянула в щель и увидела, как Лилит в бессильной ярости бьет по постели кулаками.

– Пожалуйста, сердце мое, откажись от нее! – разжав кулаки, демоница умоляюще посмотрела на брата. – Позволь просто избавиться. И все снова будет как прежде. Ты и я.

– Не могу.

– Ты не можешь любить ее сильнее, чем меня! – она с надеждой всматривалась в его бледное лицо с какими‑то потухшими глазами. – Мы полюбили друг друга, едва в чреве нашей матери зародилась жизнь. То, что мы оба живы, величайшее чудо, ты понимаешь? Разве забыл, как обычно поступают близнецы демонов в материнской утробе? Один безжалостно убивает другого, стремясь стать единственным, самым сильным. Я была сильнее, Зепар! И я так сильно любила тебя, что не стала высасывать твою силу. Разделила ее с тобой. Почему сейчас ты отвергаешь меня?

– Я не отвергаю, – устало произнес он и привлек к груди. Она приникла к нему, вся дрожа от сдерживаемых рыданий. Зепар нежно гладил ее по волосам. – Ты так же дорога мне, как и раньше… Но и она тоже.

– Нет! – взвыла Лилит, вырываясь и упираясь руками в его грудь. – Тебе придется сделать выбор, брат!

– Прошу, не требуй от меня этого, – тихо сказал он. – Представь, если бы я попросил тебя сделать выбор между мной и тем, кого любишь ты.

– Я бы выбрала тебя, – глухо откликнулась она таким тоном, что я почему‑то поверила – это правда. Даже горло перехватило от нахлынувших эмоций. Не могла представить, насколько же и правда сильна связь между ними! – Всегда тебя… Именно мысль о тебе удерживала меня на грани безумия там, в разломе. Знала, что ты найдешь способ вызволить меня, не оставишь. Что моя смерть будет для тебя настолько болезненной, что ты не сможешь этого пережить. Ставила себя на твое место и отчетливо это понимала. И я держалась… Ты сумел… Ты сделал невозможное ради меня. Мое сердце, моя кровь, жизнь моя!

Лилит обхватила голову брата руками и снова стала покрывать порывистыми поцелуями.

– Чего ты хочешь? – устало сказал он, отстраняя ее.

– Просто не мешай мне, – тихо попросила Лилит. – Не становись на пути, когда я снова попытаюсь от нее избавиться.

– Нет, – откликнулся Зепар со спокойной уверенностью.

Некоторое время Лилит с непонятным выражением сидела и смотрела на него. Потом ее губы растянулись в странной зловещей улыбке.

– А знаешь, теперь я ее ненавижу еще больше.

– Почему? – глухо спросил архидемон.

– За то, что она встала между нами.

– Никто не сможет встать между нами, – Зепар провел ладонью по щеке демоницы. – Я люблю тебя так же, как самого себя. Как свою жизнь.

– Но ее ты любишь больше своей жизни, – криво усмехнулась она. – Так?

Он не ответил, мне же все сложнее становилось сохранять спокойствие. Из груди рвался сдавленный крик. Я и не подозревала, что чувства Зепара ко мне настолько сильны. Но вот что с этим теперь делать? Насколько легче было бы, если бы с его стороны все оказалось минутной прихотью! И хоть я не виновата в том, что он полюбил меня, почему‑то избавиться от чувства вины никак не удавалось. Я не хотела, чтобы он так сильно меня любил. Понимала, что никогда не смогу ответить тем же.

– Наверное, для всех было бы лучше, если бы я сегодня просто ушел… – послышался безжизненный голос Зепара, и одна мысль об этом полоснула ножом по сердцу. Судя по всему, не только меня. Лилит судорожно вздохнула.

– Не смей даже думать о таком!.. Возьми часть моей силы, брат, – она сжала его руки и закрыла глаза. Я пораженно застыла, глядя на то, как в месте соприкосновения их пальцев струится зеленоватая энергия. Неужели такое возможно? Глубинную энергию можно передавать?

Словно в ответ на мои мысли послышался голос Астарта:

– Трудно представить, насколько сильна их связь, раз она может передать ему часть своей глубинной энергии.

Жаль, что я не могла сейчас ответить ему. Так много было вопросов и столь многим хотелось поделиться с ним. Тем, что сейчас выворачивало душу наизнанку.

Когда Лилит, наконец, разомкнула пальцы, Зепар выглядел гораздо бодрее, на щеках выступил румянец.

– Спасибо, – его губы тронула благодарная улыбка. – Думаю, с твоей подпиткой я гораздо раньше встану на ноги, чем прогнозировал лекарь.

– Не благодари, сердце мое. Просто помни о том, что если уйдешь ты, мне тоже будет незачем жить…

С этими словами она поднялась и двинулась к двери.

– А теперь спи спокойно, брат. Я обо всем позабочусь.

– Обещай, что не тронешь Ирину! – напряженно выкрикнул он ей вслед.

Она не ответила и вышла, осторожно прикрыв за собой дверь. Я поспешно отпрянула от двери и вжалась в стену, пытаясь взять себя в руки. Хуже всего, что Астарт молчал, видимо, не менее пораженный услышанным, чем я. Потом в бротере раздался щелчок – связь прервалась. Пока я размышляла, смогу ли сама восстановить ее, послышался слегка насмешливый голос Зепара:

– Она ушла, можешь уже выйти.

Вздрогнув всем телом, я медленно поднялась и вышла из кабинета. На негнущихся ногах приблизилась к креслу и опустилась в него. Меня продолжало трясти.

– Ты знал, что я все слышу? – проронила я, обхватив плечи руками, чтобы унять дрожь.

Зепар улыбнулся, давая понять, что так и есть.

– Почему не сказал ей? Не остановил? Она ведь только что призналась, что виновата в смерти множества людей. В том, что случилось сегодня в «Огненной розе».

– Тронуть ее никто не посмеет, Ирина, – откликнулся Зепар. – Пока Лилит под покровительством Аббадона, любое ее преступление замнут. Даже твой Астарт ничего сделать не сможет. Но я хотел, чтобы ты все услышала. Поняла, на каком волоске висит твоя жизнь. И что если вы с этим олухом будете продолжать злить ее, ничем хорошим это не закончится.

– Астарт не олух, – уцепилась я за единственное, что не заставляло мозг взрываться сейчас.

– Если считал, что сможет скрыть вашу встречу от Лилит, его иначе не назовешь, – возразил Зепар. – Надеюсь, он сделает из всего этого правильные выводы. Поймет, что ему стоит держаться от тебя подальше… – последние слова Зепар прошипел, давая понять, что далеко не так спокоен, как хочет казаться.

Я же с горечью думала о том, что он прав. То, что Астарт тут же отключил связь, наглядно это продемонстрировало. Неужели он откажется от борьбы? Откажется от меня? На глазах невольно выступили слезы, а Зепар раздраженно сказал:

– Прекрати. Я не позволю ей причинить тебе вред, понятно? В любом случае не позволю.

– Скажи, почему ты меня полюбил? – стараясь взять себя в руки, выдохнула я.

– Поверь, я задавал себе этот вопрос не раз и не два, – вздохнул он и устало потер лоб. – И ответа не нахожу. Иногда думаю, что это мое наказание за то, что так любил играть чувствами других, – с горечью усмехнулся Зепар. – Но отрицать то, что теперь все прочее по сравнению с тобой уже не кажется важным, трудно. Но вряд ли тебе приятно слышать о моих чувствах. Ты их не разделяешь. Хотя медальон так и не сняла, что дарит надежду… – добавил он, пытливо глядя на меня.

– Я не знаю, что чувствую к тебе, – честно призналась я, прямо встречая его взгляд. – Ты должен знать, что люблю я Астарта. Думаю, ты это понял уже. Но я бы соврала, если бы сказала, что ничего к тебе не чувствую. Наверное, окончательно это поняла сегодня, когда ты едва не умер.

Зепар некоторое время молчал, потом кивнул и откинулся на подушку.

– Мне уже лучше. Поэтому, если хочешь, тебя отвезут в Академию… Но я бы очень хотел, чтобы ты осталась.

– Тогда я останусь…

После всего, что увидела и услышала сегодня, сейчас, когда он больше не пытался играть в самоуверенного архидемона, я не могла ответить иначе. Поднялась с кресла и легла рядом с ним на постель, положила руку поверх его груди и обняла за плечо. Чувствовала, как ему плохо. Не физически. Душевно. От того, что узнал сегодня обо мне и Астарте, от того, что до конца осознал, как сильно меня любит. Даже больше той, кто была частью его самого всю жизнь. Зепар осторожно накрыл мою руку своей и слегка сжал. Не пытался обнять или поцеловать, просто закрыл глаза и задышал ровно и спокойно, словно мое присутствие само по себе было для него лекарством. Вскоре я поняла, что он уснул. Сама же долго еще смотрела на этого прекрасного мужчину и, пусть это эгоистично, радовалась, что он все же есть в моей жизни. Без его поддержки страшно представить, как бы сумела выдержать все.

Глава 6

Проснулась я от того, что кто‑то осторожно перебирает мои волосы. Приятное ощущение, почти невесомое, нежное. На какой‑то момент ощутила себя маленькой девочкой, которую гладит по голове мама. Даже мелькнула мысль, что все те ужасы, какие пришлось пережить сначала с Андреем, а потом и здесь, в ином мире, – всего лишь сон. Сейчас открою глаза и увижу мамино лицо. Она скажет, что пора в школу и завтрак уже готов. Сладко потянулась и с надеждой разомкнула веки, так сильно вдруг этого захотелось.

Не скажу, что увидеть лицо прекрасного архидемона с утра – неприятно, но на пару секунд почувствовала нестерпимое разочарование. Все реально, ничего не было сном. И тот кошмар, в каком мы с Зепаром побывали вчера, теперь останется частью моей жизни. Все же заставила себя улыбнуться ему, смотрящему со щемящей грустью и нежностью.

– Доброе утро, – прошептала я, почему‑то не желая сбрасывать его руку со своих волос. – Давно не спишь?

Он кивнул и неохотно убрал руку, словно боялся, что мне его прикосновение неприятно.

– Во сне ты такая красивая…

– Ты необъективен, – усмехнулась я. – Я хоть не храплю?

– Ну так, самую малость, – лукаво прищурился Зепар. Я в ужасе уставилась на него, и он рассмеялся. – Да шучу я!

– Сволочь! – я шутливо ткнула его в бок.

Зепар перехватил мою руку и повалил на спину, оказавшись сверху. Веселость в его глазах сменилась чем‑то иным, отчего я сама задышала тяжелее. Ощущение крепкого мускулистого тела, накрывающего мое собственное, вызывало томление внизу живота. Я поспешно дернулась, стараясь скрыть эмоции. Безумно хотелось сейчас ощутить его губы на своих губах, прикосновение его рук, ласкающих тело. Зепар словно почувствовал это и склонился ниже. Томительно медленно скользнул губами по моей шее и ключицам, то захватывая, то отпуская кожу. Помимо воли с моих губ сорвался протяжный стон, такие сильные эмоции это вызвало. Самое страшное, что я не могла себя заставить вымолвить ни слова. Попросить его прекратить. Само присутствие этого потрясающего мужчины действовало, как сильное возбуждающее средство. Мое тело желало его так сильно, что это заставляло забыть обо всем. Господи, и он даже не воздействует на меня сейчас. Может, проклятый медальон так влияет?

В какой‑то момент осознала, что руки Зепара освободили мою грудь и теперь нежно ласкают ее. Я выгнулась, не в силах совладать с опутавшей по рукам и ногам страстью. Так, нужно срочно это прекращать, пока еще хоть немного владею собой! Опять дернулась, но стало только хуже. Этим я лишь заставила Зепара теснее прижаться к моему телу. Ощущала твердость его плоти, недвусмысленно намекающей на то, что он и сам не на шутку возбужден.

Щелчок в ухе подействовал ушатом ледяной воды. В бротере послышался напряженный голос Астарта:

– Ирина, ты уже проснулась?

Черт! Я изо всех сил замолотила кулаками по обнаженной груди архидемона. Зепар замер, напряженно глядя на меня, затем отстранился и скатился набок. Опершись на локоть, смотрел со странной улыбкой, значения которой я не могла разгадать.

– Да, я проснулась, – с ужасом уловила хрипотцу в своем голосе. Понадеялась лишь на то, что Астарт может подумать, что это после сна.

– Я послал к дому Зепара одного из стражей. Он отвезет тебя в Академию. Прибудет через пятнадцать минут, поэтому тебе стоит поторопиться.

– Кто там, прелесть моя? – лениво проговорил Зепар, как бы невзначай проводя ладонью по моему обнаженному животу, стягивая тунику все ниже.

Я судорожно вздохнула и сбросила его руку. В бротере на несколько секунд воцарилось молчание, потом послышался полный сдерживаемой ярости голос Астарта:

– Рядом с тобой Зепар?! Будь любезна, скажи, где ты спала в эту ночь?! В его постели?

Проклятье! Одно дело просто остаться на ночь в доме мужчины, другое – провести ее в его постели. С осуждением взглянула на ухмыляющегося Зепара. Не мог помолчать с минутку?! Тут же поняла, что он подал голос специально. Мерзавец! Уже пожалела, что оказалась настолько глупа, что поддалась на вчерашние уговоры.

– Астарт, я провела ночь в кресле у его кровати. Следила, чтобы состояние Зепара не ухудшилось, – наглая ведьмочка внутри одобряюще подняла большой палец, давая понять, что лгу я убедительно.

Поймала насмешливый взгляд Зепара и, прежде чем он еще что‑то ляпнул, зажала ему рот ладонью. Услышала сдавленный смех и поспешила закончить разговор с Астартом:

– Через пятнадцать минут буду готова.

– Хорошо, – хмуро бросил архидемон и отключил связь.

В ту же секунду Зепар отвел мою руку от своего рта и прильнул к ней губами. Потом лукаво произнес:

– А врать, между прочим, нехорошо.

– И все‑таки ты сволочь, Зепар! – процедила я, вырываясь и поспешно приводя в порядок одежду.

Соскочила с кровати и бросилась в ванную комнату, чтобы не предстать перед сотрудником Астарта в совсем уж неприличном виде.

– Спинку потереть? – послышался позади предвкушающий голос Зепара.

– Обойдусь! – рявкнула я.

– А можно к тебе присоединиться?

– Р – р-р!

В ответ донесся рокочущий смех архидемона, вновь отозвавшийся вереницей мурашек по телу.

Через десять минут я вновь стояла в спальне, одетая в форму студентки, и поспешно расчесывала волосы перед большим зеркалом. Зепар сидел в кресле, задумчиво барабаня по подлокотникам. Его ничуть не смущало то, что на нем лишь нижнее белье. Похоже, это смущало только меня, старательно отводящую глаза от его отражения в зеркале.

– Между прочим, тебе лекарь сказал из постели не вылезать, – напомнила я, собрав волосы в пучок и оборачиваясь.

Глаза помимо воли заскользили по безукоризненному торсу архидемона с рельефно выступающими мускулами. Я поспешно подняла взгляд на его лицо, о чем тут же пожалела. Остаться равнодушной к этому произведению искусства – иначе это великолепное лицо назвать трудно – вряд ли было возможно. Да что же со мной такое? Раньше Зепар не вызывал столь сильных чувств. То ли вчерашняя активация медальона произвела такой странный эффект, то ли ночь, проведенная в его постели. В любом случае, нужно держаться от белобрысого как можно дальше, если не хочу стать очередной жертвой его чар.

– Если обещаешь не вылезать оттуда вместе со мной, так уж и быть, – протянул архидемон, не сводя с меня мерцающих золотыми бликами лазурных глаз.

– Размечтался! – хрипло откликнулась я и тут же мысленно отхлестала себя по губам из‑за лезущих в голову непристойных картинок.

Некоторое время Зепар продолжал обольстительно улыбаться, потом посерьезнел.

– Прости за это утро… Я не смог удержаться. Ты в моей постели. Такая красивая, нежная, беззащитная… Твое тело откликалось на мои прикосновения так, как никогда раньше.

Я ощутила, как к щекам прилила краска.

– Тебе показалось. Ты просто застал меня врасплох! – выпалила я.

Зепар изогнул одну бровь, но не стал спорить.

– Твое обещание ведь еще в силе?

– Какое обещание?

– Посещать меня после окончания занятий.

– Думаю, я несколько поторопилась с ним. Да и благодаря Лилит ты уже чувствуешь себя намного лучше, – бросила я, осознавая, что в этот раз не должна поддаваться его уговорам. Ничем хорошим это не закончится! Пока не разберусь с тем напором чувств, какой стала к нему испытывать, нужно избегать оставаться с ним наедине.

– Сейчас, когда ты рядом, я могу тебя чувствовать, – тихо сказал он. – Благодаря медальону… После вчерашней ночи еще сильнее, чем раньше. Чувствую, как тебя тянет ко мне.

– Проклятое украшение! – пробормотала я и снова попыталась сбросить его.

Когда в очередной раз попытка не увенчалась успехом, губы Зепара раздвинулись в торжествующей улыбке.

– Ты можешь отрицать это… Но правды это не изменит.

– Хочешь правду? – со злостью выпалила я. – Правда – то, что я люблю Астарта. Больше, чем ты можешь себе представить. А то, что чувствую к тебе, всего лишь страсть и восхищение твоей красотой. Но с этим можно бороться. И однажды я смогу снять этот дьявольский медальон. Даже не сомневайся в этом!

Зепар прищурился, в его глазах сверкнули искорки ярости.

– Ты ведь понимаешь, что я мог бы тебя просто заставить… Ты бы молила о моей близости, сама делала все, что я захочу.

– Только попробуй сделать это! – с возмущением выдохнула я. – И я тебя возненавижу!

– Умеешь ты все испортить! – он с силой стукнул по подлокотнику, резко поднялся и быстрой походкой направился в ванную.

Я же, кусая губы, смотрела ему вслед и испытывала двойственные чувства. Мне не нравилось, что он злится на меня, и в то же время я радовалась, что это позволяет справляться с тем притяжением, какое к нему чувствовала. Новый щелчок бротера я восприняла, как лучшее, что случилось за сегодняшнее утро. Ожидала опять услышать голос Астарта, но заговорил другой мужчина:

– Госпожа Бардова, я жду у входа. Лорд Астарт предупредил о том, что поручил мне отвезти вас в Академию?

– Да, – я нахмурилась. – Вот только не ожидала, что он поручит это вам, лорд Финдред.

– Вам не придется терпеть мое общество слишком долго, – послышался насмешливый ответ.

– Надеюсь, – буркнула я и ринулась из комнаты. Решила, что с Зепаром прощаться не буду. Да и он вряд ли сейчас настроен любезничать со мной. Наверняка борется с желанием придушить. Может, даже жалеет, что не позволил сестренке со мной расправиться! Последняя мысль кольнула сердце гораздо сильнее, чем хотелось бы.

Пофигист стоял на крыльце, картинно прислонившись к мраморной колонне. При виде меня отвесил издевательски – почтительный поклон. Хмуро взглянув на него, я стала спускаться по ступеням. Когда мы уже сидели на летающей платформе, несущей нас в Академию, сероглазый нарушил гнетущее молчание:

– Плохое настроение с утра? Красавчик – архидемон оказался не столь хорош в постели, как о нем говорят?

Я с возмущением уставилась на нахала.

– Да как вы смеете!

– Неужели ничего не было? – он вскинул брови, глядя с холодной насмешкой. – Трудно поверить.

– Мне плевать, верите вы или нет, – процедила я.

– Уж и не знаю, чем заслужил столь сильную неприязнь с вашей стороны, – проговорил демон, слегка хмурясь.

– И вы еще спрашиваете! – едва не задохнулась я. – Бросаете такие обвинения в мой адрес!

– Обвинения? – он расхохотался. – Милочка моя, вы при демонских дворах. Здесь не считается зазорным быть чьей‑либо любовницей. Конечно, если не скатитесь уж слишком низко.

– Не называйте меня «милочкой», – рявкнула я. – Мне это не нравится. И если я с кем‑то и буду обсуждать свою личную жизнь, то уж точно не с вами.

Пофигист хищно прищурился.

– В вашей дерзости тоже есть определенный шарм, Ирина. Такая отчаянно смелая человечка, не склоняющаяся перед высшими.

– Я не считаю, что вы выше меня! – как же сильно бесил этот заносчивый лорд! Тем более после сегодняшней ссоры с Зепаром. Настроение, и так не сахар, стало совсем уж паршивым. Когда же демон неожиданно схватил мою руку, нервно сжимающую подлокотник сиденья и поднес к губам, в первое время не знала, как реагировать. Он с такой яростью поцеловал мою руку, что это больше напоминало укус. Я вскрикнула и попыталась выдернуть ладонь. Напрасно – Пофигист оказался поразительно силен.

– И все же хочу сделать вам лестное предложение, – протянул он, буравя меня горящими серебристыми глазами. – Когда архидемоны вами наиграются, готов оказать свое покровительство.

– Архидемоны? – с недоумением бросила я, удивленная множественным числом.

Пофигист провел большим пальцем по моей руке.

– Я гораздо проницательнее, чем вы думаете, Ирина. Да и не заметить особого интереса к вам лорда Астарта трудно. Или полагаете, он обо всех сотрудниках так заботится?

– Отпустите мою руку, – прошипела я, снова рванувшись.

В этот раз он отпустил и, откинувшись на спинку сиденья, стал задумчиво изучать свои ногти.

– Вы как мотылек, летящий на пламя, Ирина. Не понимаете, что связь с такими, как эти двое, ничем хорошим для вас не закончится. Так что пересмотрите приоритеты, пока не поздно. Поверьте, я достаточно богат и влиятелен, чтобы вы не ощутили себя в чем‑то ущемленной, выбрав меня.

– Вы что, всерьез считаете, что я из‑за денег… – я даже договорить не смогла, настолько перехватило дыхание от возмущения. – Да катитесь вы, лорд Финдред! И поверьте, вы последний, кого бы я рассматривала в качестве любовника!

– Что ж так? – он обратил на меня глаза, сейчас кажущиеся двумя льдинками. – Те, кто согревал мою постель до вас, были вполне довольны.

– Они вам льстили! – с сарказмом вбила последний гвоздь в крышку гроба наглая ведьмочка.

И вот теперь, судя по ярости, сменившей привычное скучающе – невозмутимое выражение лица, я обрела еще одного врага. Хотя сейчас это меньшее, что волновало. Дальнейший путь мы провели в молчании, избегая смотреть друг на друга. И я никогда еще так не радовалась возникшим за завесой защиты башням Академии, как сейчас.

В учебном заведении студенты вовсю готовились к предстоящему дню. Большинство наверняка находились в столовой на завтраке. Скорее всего, и Олета с Кореном уже там. Я решила, что не буду заходить в свою комнату, а сразу пойду туда. Так хотелось поскорее очутиться рядом с единственными людьми, с которыми не нужно было чувствовать себя, как на пороховой бочке! В столовой царила привычная утренняя атмосфера. Заспанные студенты вяло запихивали в себя завтрак и больше всего на свете желали снова очутиться в теплой постели. Судя по тому, что никто ничего оживленно не обсуждал, неприятных сюрпризов можно было не ожидать. А про случившееся в «Огненной розе» наверняка еще никто не знал. Я же не собиралась просвещать никого на этот счет. Хотелось поскорее забыть о том кошмаре.

Я набрала себе на поднос еды и плюхнулась за столик рядом с друзьями.

– Доброе утро.

Корен и Олета хором ответили то же самое, а потом подруга глубокомысленно заявила:

– Тебя всю ночь не было… Опять какое‑то задание стража или тебя можно поздравить?

– С чем? – поморщилась я, отпивая глоток отвара, служащего здесь чаем.

– Ну, насколько помню, ты на свидание с Зепаром ходила вчера.

– Только не говори, что у тебя с этим типом все так далеко зашло, – нахмурился Корен.

– Тебе‑то Зепар чем не угодил? – проворчала я. – Хотя понимаю… Можешь не объяснять. Лорд Вайлен.

Парень вспыхнул до корней волос, и я тут же пожалела о сказанном. То, что Корен чуть ли не боготворит дроу, замечали все и не раз подшучивали над этим. И я вот туда же! Видно, сегодня и правда не с той ноги встала. Еще и Пофигист изрядно настроение испортил.

– Прости, Корен.

– Да все нормально, – пробормотал он. – Просто я за тебя все‑таки переживаю. Не хотелось бы, чтобы ты пополнила список его побед.

– Корен, ну хоть ты не заводи ту же волынку! – простонала я. – Знал бы ты, сколько мне людей уже об этом говорили. Можете успокоиться, и ты, и Олета, – я красноречиво зыркнула на подругу, – с Зепаром я не спала.

Послышалось хмыканье за соседним столиком, и я поняла, что сказала это громче, чем нужно. Поймала насмешливый взгляд Дайрена и приготовилась к очередной издевке.

– А что так, ведьмочка? – не разочаровал он. – Ты его возбудить не смогла?

– Заткнулся бы ты! – процедил Корен, который после того, как сумел активировать не менее сильный поток глубинной энергии, чем рыжий, теперь осмеливался даже дерзить ему.

– А то что? – ухмыльнулся Дайрен. – Побежишь жаловаться своему ненаглядному?

Все, кто слышали его реплику, дружно заржали. Корен побагровел и поднялся с места.

– Успокойся, – остановила я друга, – не поддавайся на провокацию! Не хватало еще, чтобы из‑за него тебя из Академии выперли. Просто внимания не обращай.

– Между прочим, судя по тому букету, какой Ире утром прислали, интерес к ней никто не потерял, – раздался громкий голос Олеты. Она с неприязнью посмотрела на объект вчерашней симпатии. Рыжий хмыкнул, но не стал ничего отвечать.

– Какой букет? – не поняла я.

– Потрясающий! – откликнулась подруга. – Я все утро любовалась. Голубые розы, не меньше пятидесяти. Ты знаешь, сколько такие стоят вообще?

Я замотала головой. Как‑то подобными вопросами не интересовалась.

– Растут только в светло – эльфийских мирах. Их оттуда доставляют по баснословной цене.

– А кто прислал? – с недоумением спросила я.

– А у тебя есть еще кто‑то, кто мог бы такие цветы прислать? – встрял в разговор продолжающий прислушиваться к нашей беседе Дайрен. – Недооценили мы тебя, ведьмочка, похоже, – ухмыльнулся он. – На два фронта работаешь.

Я вспыхнула, обдумывая, что же такое пообиднее ему сказать. Но вместо этого мелькнула мысль: Зепар вряд ли бы успел букет заказать. Он же всю ночь со мной был. И утро тоже. Или пока я спала, подсуетился? А может, и не белобрысый прислал. Неужели?.. Сердце сладостно защемило, когда я представила, кто еще мог прислать цветы. Неужели Астарт? Дал понять, что вовсе не сердится за случившееся, все понимает. Тут же захотелось немедленно нестись в нашу комнату, выяснить все до конца.

– Записка в цветах была? – прерывистым от волнения голосом спросила я у Олеты.

– Ага, – улыбнулась она. – Но без подписи. И напечатана, а не от руки. Так что непонятно, кто прислал.

– А что там написано было? – кусая губы, спросила я, понимая, что не успею смотаться в свою комнату и при этом не опоздать на занятие. Единственная надежда – на Олету. Иначе с ума сойду от любопытства.

– Сейчас, дай подумать, – девушка глубокомысленно приложила палец к подбородку. – «Той, кто стала дороже жизни. Пусть эти цветы выскажут все, что я чувствую к тебе».

– И без подписи?

– Без.

– Блин… – я лихорадочно размышляла. В принципе, такое послание могли прислать и Зепар, и Астарт. А то, что без подписи, даже склоняло чашу весов в сторону второго. Он бы не захотел подписываться, опасаясь, что об этом узнают.

– Не мучайся ты так, – улыбнулась Олета. – Все равно, кто бы ни прислал, объявится. Доедай лучше быстрее. Через пять минут занятие у лорда Вайлена. Не хотелось бы пропустить. Все‑таки интересно он преподает.

– Это да, – поддержал Корен, весь просияв, словно лично его похвалили.

Сдерживая насмешливую улыбку, я поспешно запихала в себя кашу и запила отваром. Потом вслед за другими студентами помчалась в аудиторию. Лорд Вайлен находился уже там, встречая нас привычной чуть насмешливой улыбкой. Что бы ни происходило сейчас внутри него, внешне это никак не проявлялось. Едва мы расселись, он своим завораживающим глубоким голосом проговорил:

– Сегодняшнее занятие не будет обычным. Подобные знания планировалось давать вам лишь на третьем курсе. Но в свете сложившейся ситуации руководство Академии было не против моей инициативы.

– А что за ситуация, лорд Вайлен? – подал голос Дайрен.

– Участившиеся прорывы разлома. Если так пойдет и дальше, скорее всего, даже студентов придется привлекать к нейтрализации последствий этого.

Аудитория ошеломленно молчала.

– Да, мои дорогие, – с легкой издевкой заметил преподаватель, – для вас это наверняка большой сюрприз. От общественности подобное скрывается. Личное распоряжение Небироса. Вам я об этом говорю лишь потому, что вы будущие служители системы. И в том, чтобы все, что услышите сегодня, оставалось тайной, тоже заинтересованы. Если, конечно, хотите по окончанию Академии занять подходящее вашему уровню место. Уже сейчас вы нуждаетесь в этих знаниях, чтобы правильно реагировать в подобных чрезвычайных ситуациях. Возможно, знай студентка Бардова то, что я расскажу вам сейчас, смогла бы действовать более уверенно вчера.

На меня устремились всеобщие недоуменные взгляды.

– Что вчера случилось? – прошептала Олета.

– Расскажете коллегам, или мне это сделать? – с легкой улыбкой спросил лорд Вайлен.

– Лучше вы, – поежилась я, не желая вспоминать все то, что пришлось пережить прошлым вечером.

– Благодарю за доверие, – с сарказмом отозвался дроу и тут же посерьезнел: – Если бы не еще три разлома, раскрывшихся в ту же ночь, это бы стали замалчивать и дальше. Но ситуация приобретает угрожающие масштабы. Открылись новые данные, которые раньше не были известны даже мне. Разломы открываются все чаще и бесконтрольно. Стражи и воины не всегда успевают вовремя среагировать. Страдает мирное население. Именно поэтому вчера на ночном совещании глава стражей решил, что, возможно, придется подключать к этому даже студентов. Но не буду больше мучить, – добавил он, обводя пронизывающим взглядом аудиторию. – Вчера вечером прямо в ресторане «Огненная роза» открылся разлом.

– Ничего себе! – выдохнула Олета.

Ей вторили ошеломленные возгласы остальных.

– Ира, ты же там вчера с Зепаром ужинала! – воскликнул Корен.

Я кивнула, избегая смотреть на кого бы то ни было.

– Вчера в том заведении погибли около шестидесяти человек. Выжили всего двое.

Я снова ощутила на себе всеобщие взгляды.

– Думаю, если бы не защита архидемона – распорядителя, сегодня вы бы не имели счастья лицезреть студентку Бардову на лекции, – мрачно пошутил лорд Вайлен.

Кто‑то судорожно вздохнул, и я с удивлением поняла, что это Дайрен. Невольно обратила на рыжего недоуменный взгляд, и меня ошеломило его выражение лица. Пораженное, растерянное, на нем читалось беспокойство, смешанное с облегчением. Такое ощущение, что он рад, что я выбралась из того ада живой. Хотя должно быть наоборот. Как‑то даже неловко стало. Может, все же и в Дайрене есть что‑то хорошее? Или всего лишь показалось? Не могу сейчас думать еще и об этом.

– Вернемся к нашему занятию, – проговорил преподаватель, обращая внимание на себя. – Сегодня я расскажу вам детальнее, что представляет собой разлом и как можно бороться с его обитателями.

– А с ними можно бороться? – глухо сказал Корен.

– Можно, мой мальчик. Поверьте. Бороться можно со всем, если, конечно, знать уязвимые места… Один из способов я показывал вам на предыдущем занятии. И только это помогло студентке Бардовой все же продержаться, когда за ее жизнь никто не дал бы и гроша.

Олета так крепко сжала мою руку, что я едва не вскрикнула.

– Прости за то, что сегодня донимала тебя, – прошептала она, едва не плача. – Я даже не предполагала, что…

– Все в порядке, – так же тихо откликнулась я. – Давай лучше лекцию послушаем…

Она кивнула, и мы обе устремила глаза на дроу.

– Разлом представляет собой иную реальность. Ту, что некоторыми даже воспринимается, как потусторонний мир или порождение кошмаров. Есть информация, что туда попадают души тех, кто в свое время творил столько зла, что это помешало им раствориться в мировой материи и перейти на другой уровень бытия. Сам я, сколько ни исследовал разломы, ни разу не столкнулся с подобными существами.

– Значит, такие верования неправдивы? – заинтересовался Корен.

– Это значит лишь то, что в разломе есть многое такое, что нам еще неизвестно. Может, там тоже существуют различные уровни восприятия. Некоторые очевидцы утверждают, что видели подобного рода субстанции и едва унесли от них ноги. Другие даже говорят, что там есть разумные существа, сродни нам, и для них тот мир родной. Повторяю, сам ни разу с таким не сталкивался. Все, что мы знаем о разломе – это необычный огненный мир, где живут такие твари, которых многие из вас и представить себе не могут. Но там можно выжить. Если, конечно, знать, как. Огонь той земли не причинит вреда демонам, даже низшим.

– А что делать остальным расам? – напряженно спросила Олета.

– Есть защитные приспособления. Нацепив их даже на вашу студенческую униформу, вы сможете создать оболочку, защищающую от подобного воздействия. И кожа ваша обретет невосприимчивость к огню.

– Приятно слышать, – с облегчением выдохнула девушка. Преподаватель едва заметно улыбнулся ей.

– Но если вы считаете, что огонь – самая большая ваша проблема в разломе, вынужден огорчить. Слюна койнера, к примеру, представляющая собой крайне сильную кислоту, с легкостью разрушит не то, что защитную оболочку, а и все внутри вас.

Послышались испуганные крики.

– Как вы боролись с этой напастью, студентка Бардова? Не сообщите коллегам?

Я тихо проговорила, сцепив пальцы на столешнице:

– Зепар дал мне прибор. Сказал, что это защитный кокон.

– Верно. Один из способов защититься от мощного физического воздействия – защитный кокон. Но есть минус. Стрелять и нападать сами вы в нем не сможете, иначе изнутри разрушите. Так что годится лишь в том случае, если вокруг вас есть те, кто может атаковать, пока вас прикрывают. Обычно используется, когда нужно спасти раненого или слабейшего.

Я поморщилась, осознав, что меня в той ситуации причислили к слабейшим.

– Но насколько прочен этот кокон? – дроу подмигнул мне. – Вам ведь его пробили, правда?

– Существо, похожее на медузу, – кивнула я и невольно поежилась.

– Меткое сравнение. Мы называем их арлианами, – откликнулся лорд Вайлен. – Эта тварь опутывает живое существо, а потом живьем переваривает.

Я содрогнулась, чувствуя, как на лбу выступил пот. Чем больше рассказывал дроу об обитателях разлома, тем сильнее хотелось просто спрятаться от всего этого кошмара. Оказаться, где угодно, лишь бы подальше от чудовищных демонских миров, где возможно такое. Но это состояние мало помалу улетучивалось, а я заставляла себя собраться с духом. Спрятаться – проще всего. Я не хочу больше быть слабой. Той, кому приходится во всем полагаться на других. Должна научиться быть сильной, самой справляться даже с такой страшной опасностью. Расправив плечи, внимательнее прислушалась к речи дроу, стараясь не упустить ни одной детали.

– Самый действенный способ атаки на существ разломов – глубинная энергия. Как ее активировать, вы уже знаете. Есть и холодное оружие, к примеру, мечи и ножи со схожими функциями. Ими можно пробить броню, которую представляет собой шкура многих тамошних обитателей. Еще один способ – магия. В случае если рядом находятся достаточно сильные маги, они могут закрыть разлом. Один маг, каким бы он ни был сильным, не справится. Именно поэтому лорд Зепар вчера не смог сделать это сам. А те, кто мог бы ему помочь, полегли раньше, чем такая возможность представилась.

– А если находишься не в прорыве разлома, а в нем самом? – прищурившись, спросила я.

– Там тоже с помощью магии можно создать вокруг небольшого участка территории заслон. Правда, некоторые твари разлома смогут пробить его, если будут действовать достаточно упорно. А создать обратный портал вы на территории разлома не сможете. Она блокирует подобную магию. Замкнутый круг, правда? Помню, мы с лордом Астартом раз попали в такую ловушку… – он осекся. – Но сейчас речь не об этом.

Жаль, мне было бы интересно послушать, как они выкрутились. Но я понимала, что сейчас дроу и правда стремится рассказать нам как можно больше. А время лекции не безразмерное.

– К тому же там есть еще что‑то вроде птичек, – жестко усмехнулся лорд Вайлен. – Так вот, сверху им ничего не стоит напасть на вас.

– Если там столько всего ужасного, зачем туда вообще по своей воле спускаются? – поежилась я.

– Охота на тамошних обитателей не только экстремальное развлечение, какое любят некоторые аристократы, но и дает много ценных продуктов. Оружие из брони ящеров, например, славится необыкновенной прочностью. Многие наши приборы состоят из органической материи существ разлома. Я уже не говорю об энергии, которой заряжают некоторые устройства. Вам, как человеку иного мира, это сложно понять. Но вряд ли уже мы сможем обходиться без всего того, что дает нам разлом. За целостностью переходов туда следят воины лорда Небироса. Только с их разрешения можно спускаться в разлом. Сомневаюсь, что есть те, кто может обойти эти преграды. Однако то, что разлом становится все более нестабильным, тревожный признак. Прорывы происходят все чаще и могут возникнуть где угодно.

– Даже здесь? – ужаснулась Кайена Кхель.

– Ну, тут защита получше. Но в теории и такое возможно, – произнес дроу задумчиво. – Итак, третий способ борьбы, помимо обычного оружия и магии, биологический. Особые препараты, которые при попадании на слизистую существа могут его убить. Пистолеты с ядовитыми капсулами – то, что входит в обязательный набор воина, отправляющегося в разлом. Незаменимы, когда магией воспользоваться нельзя, а глубинная энергия почти на нуле. Однако стоит сначала попрактиковаться в меткости. Если капсула попадет просто на кожу, ничего не будет. Целиться нужно в пасть или глаза.

– Вот это по мне! – проговорила Олета. Она как‑то рассказывала, что с детства увлекается стрельбой.

– А как можно оттуда вернуться? – задала резонный вопрос я. – Что за переходы, о которых вы говорили? Тоже порталы?

– Традиционные порталы там не работают, – напомнил дроу. – Нужно добраться до одного из переходов, контролируемых воинами Небироса. Они представляют собой естественно возникшие еще в древние времена прорехи между мирами. Их постоянно сдерживает защитная магия. Если у вас есть допуск, вы сможете пройти сквозь такой переход. В ином случае вас разорвет на части при попытке преодолеть преграду.

– Ужас, – меня передернуло.

– Ко всему привыкаешь, поверьте, – неожиданно подбодрил преподаватель. – Вам, как будущему стражу, не раз придется сталкиваться с тем, что поначалу вы не захотите принять… И все же ни одному существу не стоит спускаться в разлом в одиночестве. Слишком опасно. Потому обычно туда отправляются отрядами не менее десяти человек.

Вот с этим даже спорить не буду! Вряд ли меня бы затащили в разлом без сопровождения. Упиралась бы всеми конечностями. С каждым новым словом лорда Вайлена убеждалась в этом все сильнее.

Вздрогнула, ощутив на своем запястье руку Олеты. Холодную, как лед, липкую. С недоумением повернула голову и едва не вскрикнула. Подруга выглядела странно: белая как мел, глаза болезненно горят.

– Что с тобой?

– Мне что‑то нехорошо. Голова кружится. Поможешь выйти? А то, чувствую, сейчас упаду в обморок на глазах у всех. Не хочу, чтобы кто‑то видел, как мне плохо.

– Давно тебе плохо?

– Минут десять назад началось… Думала, пройдет само. Но только хуже становится… – шепнула Олета.

Корен тоже встревожено посмотрел на нее и поднял руку, привлекая внимание преподавателя.

– Да, мой мальчик?

– Лорд Вайлен, Олете плохо. Могу я вывести ее из аудитории?

– Ну вот зачем ты сказал? – прошипела девушка и тут же еще крепче вцепилась в мою руку. Я даже вскрикнула от боли.

– Что произошло? – дроу молниеносно оказался рядом с нами и схватил руку Олеты. Некоторое время словно прислушивался к внутренним ощущениям, потом побледнел. – Немедленно лекаря позовите. Быстро! Переносить нельзя, слишком опасно!

Послышался возбужденный гул голосов. К моему удивлению, за лекарем помчался Дайрен, чего от него уж точно никто не ожидал. Лорд Вайлен велел нам с Кореном встать и уложил девушку на скамью. Олета дышала все тяжелее, ее начало колотить. Кожа теперь казалась ледяной.

– Может, кристалл поможет? – я неуверенно вытащила лечебный прибор, подаренный лордом Вайленом.

– Не поможет, – отстраненно проговорил дроу. – Нужно очистить кровь. С этим справится только маг – целитель.

– Поч – чему оч – чистить? – пролепетала я. – Что происходит?

– Скажи, что ты сегодня ела или пила? – не обращая на меня внимания, обратился к Олете преподаватель. Потом рявкнул на студентов, обступивших нас толпой: – Отойдите, дайте ей воздуха. И окно откройте.

Все кинулись врассыпную. Когда в аудиторию проник свежий воздух из окна, Олета глубоко втянула его, почти блаженно улыбаясь. Потом ее снова затрясло, дышала она все тяжелее.

– Ответь на вопрос, – напомнил о себе дроу. – Олета, что ты сегодня пила или ела?

– То же, что обычно, – с трудом проговорила девушка. – В столовой…

– Только не говорите, что ее отравили, – прошептала я, содрогнувшись всем телом.

– На это все указывает. Такие симптомы я уже видел, – мрачно откликнулся дроу. – Внешне начинается, как лихорадка. В зависимости от того, насколько силен организм, смерть наступает в течение нескольких часов. Порой только после смерти можно догадаться, отчего на самом деле умер пациент. Но эти расширенные зрачки, неровный пульс, и я чувствую инородную энергию в крови.

– Но зачем? – по моим щекам хлынули слезы. – Зачем кому‑то понадобилось ее травить?

– Студентка Бардова, я задам вам странный вопрос. Но ответьте максимально честно. Не присылали ли вам что‑нибудь? Конфеты, к примеру, или что‑то в этом роде?

– М – мне? – тут до меня дошло, и я судорожно дернулась, опускаясь на ближайший стул. – Думаете, это м – меня хот – тели?.. Черт! – затрясло так, что зубы застучали. Если из‑за меня умрет Олета, никогда себе этого не прощу!

– Лорд Вайлен, – глухо проговорил Корен, – а могли ли так воздействовать цветы?

– Проклятье! – выругался он. – Тогда еще хуже. Воздушный вариант этого яда действует гораздо быстрее. Что за цветы? Кто и когда прислал?

– Записка была без подписи, – пролепетал Корен. – Цветы Ире прислали сегодня утром.

– Вы вдыхали их запах? – поспешно обратился ко мне дроу.

– Я д – даже их не в – видела… Сразу, как вернулась, в столовую пошла.

– Тогда вам очень повезло, студентка, – выдохнул лорд Вайлен и связался с кем‑то по бротеру.

Я не вслушивалась в разговор. Стиснула холодную руку Олеты и молилась о том, чтобы лекарь успел ее спасти. Словно в ответ на мои молитвы, дверь аудитории с шумом распахнулась, впуская демона, отвечающего у нас за здоровье студентов. Он немедленно приказал всем выйти и оставить его с пациенткой. Корену пришлось буквально тащить меня из аудитории, так сильно я не хотела оставлять подругу.

Подавленные и растерянные, мы все столпились у дверей. Никто не уходил, слышались встревоженные перешептывания. Лорд Вайлен продолжал с кем‑то переговариваться по бротеру. Корен обнимал меня за плечи и шептал, что все будет хорошо. Я же почти ничего не воспринимала, способная думать лишь о том, что по моей вине сейчас умирает подруга. Если бы могла, не задумываясь, поменялась бы с ней местами. Как же больно! Настолько, что даже дышать нормально не могу. Уткнувшись в плечо Корена, я рыдала, но слезы не приносили облегчения.

Когда дверь аудитории снова распахнулась, все метнулись к лекарю.

– Как она? Что с ней?

– Организм у оборотней выносливый, – с легкой улыбкой сказал лекарь. – Так что девочка выживет. Несколько дней я подержу ее в лазарете, а потом сможет вернуться к нормальной жизни.

Пока он объяснял еще что‑то, я ринулась в аудиторию. Олета лежала на прежнем месте, но уже не выглядела такой пугающе бледной. Она была погружена в глубокий спасительный сон. Я осторожно взяла ее кажущуюся непривычно слабой руку и поднесла к губам.

– Олеточка, милая, ты только поправляйся, пожалуйста!

– С ней все будет хорошо, – послышался рядом спокойный голос лорда Вайлена. – А вам лучше пройти со мной. Лорд Астарт скоро будет здесь. Он лично пожелал вести расследование.

В сердце всколыхнулась теплая волна. Сама мысль о том, что скоро рядом окажется Астарт, подействовала успокаивающе. Казалось, что теперь все обязательно будет хорошо. И все же, пока не убедилась, что Олету не устроили в лазарете и не окружили заботой, я хвостиком ходила за лекарем. Лорду Вайлену пришлось таскаться за мной, что ему не особенно нравилось. Когда он в очередной раз высказал неудовольствие, я буркнула:

– Никто вас не заставляет ходить за мной.

– Астарт лично просил присмотреть за вами до его появления, – процедил он и я заткнулась.

Устало провела рукой по лбу и сказала:

– Простите… Понимаю, что вам меньше всего хочется возиться со мной. Я готова идти за вами.

– Отлично, – с сарказмом проговорил он. – Тогда наденьте сначала это.

И он нацепил на мой пояс небольшой круглый прибор.

– Что это?

– Та самая защитная оболочка, о которой я рассказывал на занятии. Предохраняет в том числе и от ядовитых запахов. Теперь вы сможете войти в свою комнату без опасения. Идемте, нужно осмотреть тот злополучный букет. Может, какие‑то мысли возникнут по поводу отправителя.

Кивнув, я последовала за ним, тоже прикрепившим на пояс такой же прибор.

Глава 7

Мы уже шли по коридору, направляясь к нашей с Олетой комнате, когда лорд Вайлен тихо спросил:

– Как здоровье лорда Зепара?

– Ему гораздо лучше, – я покраснела, осознавая, что этот мужчина многое бы отдал, лишь бы оказаться на моем месте. – Вчера к нему приходила Лилит, она помогла ему восстановиться. Передала часть своей глубинной энергии.

– Неужели связь между ними настолько сильна? – присвистнул дроу, отреагировав так же, как и Астарт. – Передача собственной глубинной энергии. Никогда не слышал, чтобы кому‑то это удавалось. Физически это почти невозможно. Глубинная энергия слишком индивидуальна.

– Как видите, возможно. Может, из‑за того, что они близнецы.

– В любом случае рад, что это помогло, – проговорил лорд Вайлен.

В этот момент мы подошли к двери со скромной табличкой «№ 13». Преподаватель попросил меня открыть замок, и я приложила ладонь к магическому опознавателю. В голове всколыхнулась смутная мысль, но я толком не могла понять, на что сознание пытается натолкнуть. Нахмурившись, толкнула дверь и вошла. Пахнуло восхитительным ароматом цветов, заполняющим всю комнату. Глянула на огромный букет, стоящий в корзинке на столе. Голубые розы, очень красивые. Таких я никогда раньше не видела. Инстинктивно затаила дыхание, хоть и понимала, что ядовитый запах сейчас на меня не подействует. Только когда лорд Вайлен безбоязненно приблизился к цветам и извлек из них записку, немного расслабилась. Некоторое время дроу внимательно изучал клочок дорогой бумаги, похожей на пергаментную. Так же внимательно рассмотрел белый чистый конвертик, в котором лежала записка. Ни малейшего намека на личность отправителя.

Стук в дверь оторвал от размышлений, и я механически произнесла:

– Войдите!

Увидев возникшего на пороге Астарта, бледного и усталого, едва подавила порыв броситься ему на шею. Бедный мой. Судя по словам дроу, после ресторана «Огненная роза» ему еще пару разломов пришлось закрывать. Как же он измучен, наверное! А тут еще я беспокойства добавляю. Взгляд Астарта упал на цветы на столе, и он побелел еще сильнее. Может, подумал о том, что этот злосчастный букет едва не убил меня? В глазах читалось какое‑то отчаянное выражение. Захотелось тут же убрать его с лица, успокоить.

– Лорд Астарт, – тихо произнесла я, стараясь хотя бы взглядом выразить, как же сильно люблю его.

Вздрогнув, он с трудом отвел глаза от букета и посмотрел на меня. Отчаяние во взгляде сменилось нежностью.

– Ты в порядке? – спросил он, ничуть не стесняясь присутствия лорда Вайлена. У меня дыхание перехватило. Насколько же Астарт ему доверяет! Может, и мне стоит над этим задуматься.

– Я в порядке, – глухо откликнулась я, подходя ближе. Поколебавшись, взяла его за руку, он слегка сжал мои пальцы.

– А как твоя подруга?

– Лекарь сказал, что с ней все будет хорошо.

– Замечательно.

Наш разговор прервал задумчивый голос лорда Вайлена:

– Меня вот одно интересует. Как охрана Академии пропустила букет? Он ведь мог воздействовать на каждого, кто вдохнул бы запах.

Я вздрогнула, наконец, осознав, что именно не давало покоя. Лорд Вайлен озвучил мои собственные сомнения.

– Неужели кто‑то мог просто принести их в мою комнату? Тот, кто знал, что несет, мог принять меры.

– Я расспросил немного вашу подругу, – протянул дроу. – Когда она проснулась, цветы уже были здесь. Она немного удивилась этому, но не придала значения.

– Что ж за ублюдок так хладнокровно обрек на смерть еще и невинную жертву? – выругался Астарт.

Я же вспоминала, что как‑то Астарту удалось обойти магический ключ на моей двери и войти в комнату. Чувствовала, что именно в этом кроется разгадка.

– Скажите, неужели так просто проникнуть сюда, если дверь заперта? Не взламывая защиту.

Астарт побледнел, словно до него только сейчас дошло что‑то и вовсе невероятное.

– Магическую защиту на Академию ставили мы с Небиросом лично. Только мы можем дать кому‑то доступ на подобные действия. Я точно знаю, что такого доступа никому не давал.

– Небирос? – пораженно выдохнул лорд Вайлен. – Нет, это абсурд. Ему‑то такое зачем?

– Не знаю… – Астарт устало провел рукой по лбу. – Но слишком много нестыковок. Чем больше пытаюсь разобраться, тем более невероятной кажется та картина, которая в итоге выстраивается… Но пока не будем об этом. Где записка, о которой ты сообщал?

Лорд Вайлен молча протянул ему клочок бумаги. Архидемон несколько раз пробежал ее глазами, вдумываясь в смысл каждого слова. Я же забралась на свое излюбленное место на подоконнике и оттуда грустно наблюдала за ним. Чувствовала себя до крайности беспомощной из‑за того, что не могу помочь ему разгадать эту тайну. Губы Астарта тронула горькая улыбка.

– У меня даже сомнений нет в личности отправителя этого послания.

– Я тоже догадываюсь, – отозвался лорд Вайлен и поморщился. – То, что она стала действовать в открытую, тревожный знак. Хотя в сущности, мы не можем доказать, что это она отправила цветы.

– Да, не можем, – глухо проговорил Астарт. – И этот намек лично мне в виде букета.

– Почему лично тебе? – не поняла я.

– Голубые розы. Любимые цветы моей покойной жены, – бросил архидемон напряженно.

Я нервно сглотнула. Астарт же продолжил:

– А вот текст записки… – его губы исказила кривая усмешка. – Это для Зепара.

– Почему? – вздрогнул лорд Вайлен.

– Вчера благодаря Ирине я услышал любопытный разговор между братцем и сестрой.

С моих щек отлила краска – теперь я поняла тоже.

– «Той, кто стала дороже жизни. Пусть эти цветы выскажут все, что я чувствую к тебе», – прошептала едва слышно. – Он дал понять Лилит, что любит ее так же, как свою жизнь, а меня больше собственной жизни.

– Вот – вот. А концовка записки – это уже намек для тебя, – сказал Астарт. – Чтобы ты поняла перед смертью, как же сильно она тебя ненавидит.

– Может, и меня посвятите в подробности? – нахмурился лорд Вайлен.

– Ирина, ты позволишь передать на визор часть твоих воспоминаний? Вчерашний разговор Зепара и Лилит. Пожалуй, Лиандр один из немногих, кому я могу доверять в этой ситуации. Он должен знать, как на самом деле обстоят дела.

Хоть мне и не было приятно то, что дроу получит доступ к моим воспоминаниям, я кивнула. Лорд Вайлен и правда не раз выручал. Если бы не он, кто знает, как все могло бы обернуться в ресторане или с Олетой. Когда через несколько минут побледневший лорд Вайлен снял визор, он казался будто громом пораженным.

– Как Лилит сумела открыть разлом?! Это невозможно! И почему она сказала, что Зепар мог просто уйти оттуда и его никто бы не тронул?

– Теперь понимаешь, почему у меня ум за разум от всего этого заходит? – процедил Астарт. – Думаю об этом постоянно. Что вообще происходит? Еще до вчерашней ночи до меня доходили слухи о подобных случаях. Когда я обращался к Небиросу, неизменно следовал ответ, что все под контролем. Что волноваться не о чем и воины за всем следят.

– Что‑то мне подсказывает, что это уже вышло из‑под контроля, – хмуро заметил лорд Вайлен. – Но почему Небирос это скрывает?

Некоторое время оба мужчины молчали, обдумывая сложившуюся ситуацию. Я же тихо сказала:

– А почему бы не проверить архидемона – военачальника? Наверняка где‑то у него хранятся донесения о таких вот открытиях разломов. Может, еще что‑то интересное можно найти.

Лорд Вайлен снисходительно заметил:

– Полагаете, нам кто‑то позволит копаться в документах того, кто помогал Аббадону обрести власть над демонскими мирами? У Астарта должны быть неоспоримые доказательства того, что Небирос виновен, чтобы идти с просьбой об обыске к верховному повелителю. Даже Абигор не вправе дать такой доступ. Небирос пользуется особым доверием верховного повелителя. Предположим даже, что такой допуск дадут. Обязательно найдутся те, кто предупредит Небироса об этом. И к тому времени, как мы сможем изъять документы, все, что представляет хоть какую‑то ценность, будет уничтожено.

– Он прав, Ирина. У меня связаны руки как в отношении Лилит, так и Небироса.

– А где он может держать такие документы? – наглая ведьмочка внутри подталкивала на опасную авантюру, но сейчас меня вряд ли что‑то бы испугало. То, что едва не погибла Олета, разбудило решимость во что бы то ни стало докопаться до правды. Не позволю виновным выйти сухими из воды!

– У Небироса есть сейфы во дворце повелителя и в его доме, – внимательно глядя на меня, сказал Астарт. – Во дворце охрана надежнее, поэтому, полагаю, что если что‑то и прячет, то там.

– Так что нам мешает проникнуть в его сейф? – подмигнула я. – За охрану во дворце отвечаешь ты.

– Не все так просто, студентка Бардова, – с иронией отозвался вместо Астарта лорд Вайлен. – Положим даже, что само расположение тайника известно. Но на сейфе Небироса особый уровень защиты. Если его попытается открыть кто‑либо другой, все внутри самоуничтожится. Это стандартный уровень защиты чиновников такого уровня. Даже у меня подобное хранилище есть. Так что такое вряд ли возможно… – он вдруг осекся, губы тронула улыбка. – Разве что…

– Нет, об этом и речи быть не может! – воскликнул Астарт. – Ирина не станет надевать его личину. Слишком опасно!

– Я готова на это, – заявила наглая ведьмочка. – Только тебе придется объяснить, как открыть сейф. Да и еще… самая мелочь… Нужен слепок с Небироса.

– Я не могу так рисковать тобой, – покачал головой архидемон.

– И что ты предлагаешь? Просто сидеть и ждать, пока Лилит с ее возможным сообщником снова попытаются убить меня или кого‑то из моих друзей? – процедила я. – Не знаю, как ты, а я предпочитаю рискнуть.

– И все же мне не верится, что Небирос способен на такое, – вздохнул Астарт. – Мы через столько прошли с ним вместе.

– Я буду только рад, если мы ошибаемся, – подал голос лорд Вайлен. – Но девочка права. Это единственный шанс хоть что‑то узнать. Нутром чую, что прорывы разлома, покушение на Ирину – всего лишь верхушка айсберга. Что‑то нехорошее затевается.

– Ты озвучил мои собственные опасения, Лиандр, – вздохнул Астарт.

– Так что не пренебрегай тем козырем, о котором никто из них пока не знает, – резюмировал лорд Вайлен. – Тем, на что способна твоя подопечная.

– Нужно хорошо все обдумать, – проговорил архидемон, с беспокойством глядя на меня.

– Хорошо. Я буду ждать, – откликнулась я, потом поддалась импульсу и прижалась к его груди. Крепко обхватила руками талию Астарта. Он притянул к себе еще сильнее и скользнул губами по моим волосам.

– Кхм, – раздалось рядом с нами. – Я, пожалуй, пойду. Узнаю, как там здоровье студентки Клинг.

Никто из нас даже не попытался остановить лорда Вайлена. На несколько минут мы с Астартом позволили себе забыть о грозовых тучах, сгустившихся над нами. Я слушала, как бьется его сердце в унисон с моим собственным. Упивалась прикосновениями его рук и губ, дарящих иллюзию безопасности. Запрокинув голову, потянулась к нему. Астарт поймал мои губы и приник к ним в болезненно – страстном поцелуе. Он длился и длился, становясь то томительно – нежным, то почти яростным. Когда, наконец, отпустил, я слегка пошатывалась от наплыва эмоций. Как же сильно хотелось не останавливаться на поцелуях и продолжить сладостную пытку, слиться в единое целое с моим любимым мужчиной! Я даже потянулась к его камзолу, расстегнула верхние пуговицы. Астарт перехватил мои руки и покачал головой.

– Я больше не могу так рисковать… И в прошлый раз не следовало поддаваться слабости. Сама видишь, к чему это привело.

– Забудь о Лилит, – хрипло проговорила я. – Забудь хоть на полчаса. Давай просто позволим себе быть счастливыми…

– Ты не понимаешь? – он с такой силой сжал пальцами мой подбородок, что я невольно вскрикнула. – Цветы – ее последнее предупреждение. С Лилит нельзя надеяться на то, что все как‑то образуется. Она не прощает и не сходит с намеченного пути. Мне придется дать ей то, чего она хочет, чтобы оставила тебя в покое.

– Что? – я дернулась, вырываясь из его рук, и отступила на шаг. Надеялась, что просто неверно поняла услышанное. – Только не говори, что собираешься уступить этой стерве. Пожалуйста, не смей даже думать о таком!

– Это будет всего лишь игра, Ира, – жестко усмехнулся Астарт. – Такая же, какую ведет она с другими. Нужно подобраться к ней настолько близко, насколько возможно. Пусть она считает, что победила. Я же не упущу ни малейшей ее оплошности, поверь.

– Ты будешь даже спать с ней? – выдохнула я, чувствуя бешенство при одной лишь мысли об этом.

– До этого постараюсь не доводить, – успокоил он.

– Всего лишь постараешься?!

– Ира, эта женщина вызывает у меня лишь ненависть и омерзение. Поверь, ты не должна к ней ревновать.

Астарт приблизился и снова заключил меня в объятия.

– Я только твой, помнишь? И, как и для Зепара, твоя жизнь для меня дороже собственной… Я пойду на все, чтобы тебе ничто не угрожало.

Умом я понимала, что он прав. Что другого выхода просто нет. Если Лилит и дальше будет думать, что я его интересую, в покое не оставит. Но сердце упорно не желало мириться даже с мыслью о том, что Астарт будет рядом с ней. Целовать ее, говорить нежные слова, прикасаться к ее телу. Пусть даже на самом деле ничего, кроме отвращения, чувствовать не будет. От этого не легче!

– Может, в сейфе Небироса мы найдем что‑то, что разоблачит ее, – с надеждой проговорила я, уткнувшись лицом в его камзол.

– Будем надеяться, родная, – Астарт крепче прижал меня к себе, а потом отпустил. – Мне пора. Нельзя надолго задерживаться в твоей комнате. У Лилит могут быть свои люди даже в Академии.

Остаток дня я провела в лазарете, развлекая Олету и радуясь тому, что ей с каждой минутой лучше. На занятия не пошла, понимая, что все равно не смогу сосредоточиться на словах преподавателей. Все мысли будут о том, что случилось и что может случиться. Хотелось поскорее начать действовать, а не ждать неизвестно чего. Когда наступил вечер, невольно мелькнула мысль о Зепаре. Он наверняка будет ждать меня. Или нет? Мы ведь вроде как поссорились с утра. И все же почему‑то не отпускали угрызения совести. Я ведь обещала ему приходить, пока он не поправится. И все же понимала, что лучше не видеться с Зепаром, пока не разберусь в своих чувствах к нему. В конце концов, написала записку, в которой рассказала о покушении и о том, что сегодня прийти не смогу, останусь с подругой. Надеюсь, он поймет.

Не прошло и часа после того, как отправила послание, как в дверь лазарета влетел сам архидемон – распорядитель собственной персоной. Находящиеся здесь сейчас вместе со мной лорд Вайлен и лекарь опешили не меньше моего.

– Лорд Зепар, – пролепетал дроу. – Вам ведь нельзя еще вставать…

Не обращая внимания на его слова и всеобщее потрясение, он молниеносно приблизился ко мне, сдернул с кровати Олеты и заключил в объятия. Покрывал поцелуями, едва не задавив своим напором. Я могла лишь беспомощно трепыхаться. Даже сил что‑то сказать не было, его поцелуи пресекали все попытки. Наконец, Зепар слегка отстранился, но не отпустил из объятий.

– Как же я рад, что с тобой все в порядке!

– Вижу, – слабо улыбнулась я. – Но вообще‑то мне ничего не угрожало. Олета пострадала, а не я, – кивнула на ошалевшую подругу, наблюдающую за этой сценой.

Зепар даже не глянул на нее. Казалось, его вообще не заботило, что кто‑то видит или слышит то, что происходит между нами. Смотрел с таким облегчением и радостью, что мне неловко становилось.

– Я идиот, Ирина… – проговорил он, зарываясь лицом в мои волосы. – Весь день злился на тебя, крушил все вокруг, клялся, что забуду, вырву чувство к тебе из сердца… А когда… Едва прочел записку и представил, что тебя могло больше не быть… Одна мысль об этом… Ты не представляешь, что со мной творится сейчас… Ты жива… Все остальное не важно. Я немедленно забираю тебя отсюда. Ты будешь под моей личной защитой. Никто не посмеет тебя тронуть.

Я решительно отстранилась, прерывая поток его слов.

– Нет. Я останусь здесь.

Он зарычал и тряхнул меня за плечи.

– Ты понимаешь, что может случиться?!

– Вполне понимаю, – еле слышно сказала я. – Но лорд Астарт обещал позаботиться обо всем.

– Этот самонадеянный болван не защитит тебя! – процедил Зепар. – Поверь мне. Никто не защитит, раз она…

Он осекся, только сейчас, видимо, осознав, что рядом находятся свидетели разговора. Резко обернулся и обвел хмурым взглядом бледного лорда Вайлена и дрожащего лекаря. Я успокаивающе положила руку на его плечо.

– Зепар, пожалуйста, не беспокойся обо мне. Со мной все будет хорошо.

Лорд Вайлен напряженно проговорил:

– Я лично позабочусь о безопасности вашей невесты, лорд Зепар.

Некоторое время архидемон буравил дроу неприязненным взглядом, потом его лицо исказилось.

– Вы просто не понимаете… Ничего не понимаете…

– Зепар, ты должен сейчас вернуться домой, – я повернула его лицо к себе, осторожно провела ладонью по щеке. – Лекарь говорил, что тебе нужно лежать… Пожалуйста.

– Я не оставлю тебя, – он упрямо покачал головой. – Пока не буду точно уверен, что тебе ничего не угрожает.

– Ладно, я полечу с тобой сегодня, – вздохнула я.

Зепар вздохнул с явным облегчением и снова обнял, на этот раз нежно и бережно.

– Олета, я зайду завтра утром, – только и успела пролепетать я, когда архидемон подхватил меня на руки и понес к выходу.

Подруга только кивнула, почему‑то глядя с немного грустной улыбкой и легкой завистью. На лорда Вайлена я и вовсе не смотрела, чувствуя неловкость перед ним. Невольно представляла, как это все воспринимается им. Так же, как я сама бы воспринимала, выскажи Астарт Лилит то, что говорил сейчас Зепар. Ужас… При одной мысли об этом все внутри переворачивалось.

Меня бережно усадили на платформу, потом Зепар устроился рядом, обнял за плечи, и мы взмыли вверх.

– Ты простишь меня? – тихо спросил он, а потом прильнул губами к моему виску.

– За что? – я не нашла в себе силы оттолкнуть архидемона. От него исходило такое тепло, что хотелось, напротив, покрепче прижаться к сильному крепкому телу.

– За сегодняшнее утро. Меня взбесило то, что ты сказала об Астарте. Да еще вчера слова Лилит. О том, что ты провела с ним ночь. Хотел, чтобы ты забыла о нем. Эта глупая попытка соблазнения.

– Давай просто забудем, хорошо? – прошептала я.

– Если бы ты знала, как сильно мне хочется избавиться от него, – в голосе Зепара послышалась такая сильная неприязнь, что меня передернуло. – Он единственное, что стоит между нами.

– Если ты это сделаешь, я никогда не прощу тебя, – я отстранилась и внимательно посмотрела в глаза Зепара.

– Знаю, – криво усмехнулся он. – Только поэтому Астарт еще жив.

Чувствуя, как горло сдавила ледяная рука, я прерывисто вздохнула. Потом осторожно произнесла:

– Но ты ведь не убьешь его?

– Знаешь, прелесть моя, – с каким‑то странным выражением в глазах проговорил он, – прежний Зепар бы ответил, что все зависит только от тебя. От того, насколько послушной девочкой ты будешь.

Я дернулась, высвобождаясь из его объятий. Он отпустил и откинулся на спинку сиденья. Запрокинул голову, вглядываясь в россыпь звезд над нами.

– Ты изменила меня сильнее, чем можешь себе представить.

– Значит, ты не станешь требовать от меня… – я осеклась, не в силах заставить себя произнести эти слова. – Хотя мог бы…

– Не стану… – глухо откликнулся Зепар. – Тот разговор с Лилит, который ты слышала… Я ведь говорил правду. И моя сестра все поняла верно. Ты значишь для меня больше, чем что бы то ни было. Мое проклятие. Что ты со мной сделала? Я жалок…

– Ты не жалок, – я решительно обхватила руками его лицо и заставила посмотреть на себя. – И если я и правда так изменила тебя, то рада этому. Рада, что ты стал лучше, чем был раньше.

– Не обольщайся на этот счет, прелесть моя, – криво усмехнулся Зепар. – Такой я только с тобой.

Что‑то в его словах заставило поежиться, но я постаралась отогнать мрачные мысли. Предпочту верить, что Зепар благородный и не способен ни на что по – настоящему плохое. Просто не могу представить, что в одном и том же мужчине могут уживаться такие противоречия. Ангел и демон. Со мной просыпалась лучшая сторона его натуры. Как же хотелось, чтобы эти изменения только усиливались. Некоторое время мы молчали, не в силах отвести глаз друг от друга. Потом Зепар хрипло произнес:

– Я поговорю с Лилит еще раз. В этот раз буду гораздо более жестким. Сделаю все, чтобы она прекратила попытки убить тебя. Но об Астарте тебе придется забыть, понимаешь? Она никогда не позволит вам быть вместе.

Я молчала, подавляя яростный протест. Но хватило благоразумия ничего не говорить сейчас Зепару. Чувствовала, что он и так слишком взвинчен. Кто знает, что может сделать. Вдруг и впрямь решит уничтожить Астарта. Интересно, хватит ли у него на это сил? Вспомнила их схватку в квартире Хранительницы. Тогда в драке победил Астарт. Но не всегда все решает физическая сила. Лилит наглядно это доказала. Пришлось солгать, пусть все внутри сопротивлялось этому:

– Я попробую.

Зепар улыбнулся, властно запрокинул мою голову и прильнул к губам. Я не противилась, хотя в этот раз вся сладость его поцелуя не могла заглушить горечи того, что я чувствовала.

– Ты привыкнешь ко мне, девочка, – выдохнул он, отпуская мои губы из плена. – Я все сделаю для того, чтобы ты забыла о нем.

Не нашла в себе сил ответить. Понимала, как же сильно он ошибается. Я никогда не забуду об Астарте и не откажусь от него.

Глава 8

Зепар, несмотря на предписания лекаря, упорно не желал лежать в постели. Видно, его деятельная натура противилась этому всеми силами. Для начала он организовал экскурсию по дому, недвусмысленно давая понять, что весь этот огромный особняк может принадлежать мне. Не скажу, что то, что видела, не впечатлило, но если Зепар полагал, что это сделает его в моих глазах более привлекательным, то сильно ошибся. Из головы не выходили его угрозы по отношению к Астарту, и они затмевали все хорошее, что было в этот вечер. Хотя архидемон больше ни разу не затронул щекотливой темы, казался обаятельным и любезным. Мы вместе поужинали, причем повар лично для меня приготовил нормальную еду – мясо с овощами, салат и пирог с фруктами. Когда настало время ложиться спать, я сразу предупредила, что в этот раз не собираюсь проводить ночь в постели Зепара.

– А жаль, – ухмыльнулся он, – но я предполагал… Поэтому велел приготовить для тебя одну из гостевых комнат.

– Вот это просто замечательно! – с облегчением выдохнула я.

Он лично проводил меня в роскошные покои, где вполне можно было почувствовать себя принцессой. Задержался, глядя, как я с восторгом осматриваю помещение.

– В шкафу есть одежда и все необходимое, что может тебе понадобиться, – проговорил он.

– И чье все это? – насмешливо спросила я. – Одной из твоих любовниц?

– Нет. Все вещи новые, – небрежно бросил Зепар. – Да, иногда в моем доме останавливаются женщины. Поэтому здесь есть все, что может им понадобиться.

С удивлением почувствовала грызущее чувство внутри и поспешила его отогнать. И все же то, что он сказал «останавливаются», а не «останавливались» недвусмысленно давало понять, что он продолжает встречаться с другими. Хотя чего я ожидала? Что он будет до скончания века ждать, пока я отвечу взаимностью? Глупо. Не знаю, что Зепар увидел на моем лице, но его губы растянулись в довольной улыбке.

– Не ревнуй, прелесть моя. Они все для меня ничего не значат.

– Я и не ревную, – как можно безразличнее сказала я.

– Ладно, располагайся тут. Надеюсь, на новом месте спать будешь все равно хорошо. А мне нужно с сестрой еще поговорить, – голос на последней фразе стал холодным.

– Можно, я послушаю ваш разговор? – набравшись наглости, спросила я. Все же становлюсь настоящей ищейкой, если верить магистру Кайлесу, считающему любопытство одним из самых важных для этой работы качеств.

Зепар приподнял брови, но не стал возражать.

– Только лучше, если будешь молчать при этом, – сказал он. Словно я сама не догадаюсь не подавать голоса. Совсем за дуру принимает?

– Конечно, – сухо откликнулась я и устроилась в кресле у зажженного камина.

Зепар подошел к окну и, наблюдая за ночным пейзажем, активировал бротер и установил что‑то вроде громкой связи. Так что я прекрасно слышала и то, что отвечает собеседник.

– Добрый вечер, сестричка.

– Зепар, родной, как ты? – послышался в ответ низковатый бархатный голос.

– Благодаря тебе гораздо лучше… Хотя сегодня ты сделала все, чтобы мне больше жить не хотелось.

– Ты уже знаешь? – после небольшой паузы откликнулась демоница. – Звонишь, чтобы поругаться? Родной, поверь, больше тебе волноваться нечего. И у меня сегодня нет никакого желания выяснять отношения, – в ее голосе послышались мурлыкающие нотки.

– Вот как? Давно у тебя такого довольного голоса не было, – задумчиво протянул Зепар. – Ты не одна?

– Ты как всегда догадлив, сердце мое… Оторвал меня от весьма приятного занятия… – послышался мелодичный смех.

– Аббадон уже знает, что ты завела себе новую игрушку? – хмыкнул Зепар.

– А зачем ему о таком докладывать?.. К тому же не новую… И он единственный, кого я никогда не считала игрушкой. Сейчас ждет в гостиной, и ты не представляешь, как мне хочется вернуться к нему.

– Не может быть! – прошептал архидемон, резко разворачиваясь ко мне и глядя со странным выражением.

Я сидела ни жива ни мертва, боясь, что самые страшные догадки окажутся правдивыми.

– Как тебе удалось? – произнес Зепар, продолжая смотреть на меня.

– Ему наконец‑то достало благоразумия понять, что я не позволю быть ни с кем другим. Твоя человечка оказалась важна не только для тебя, – раздался злобный смешок. – Уже то, что он пришел сам, говорит о многом. И поверь, я своего шанса не упущу.

– Даже не сомневаюсь в этом, – проворковал архидемон. – Что ж, не буду больше тебя задерживать. Иди к своему Астарту.

Послышался щелчок и связь прервалась. Некоторое время Зепар молча ожидал моей реакции, а я тупо смотрела на огонь в камине.

– Он понял все правильно, – тихо сказал архидемон. – Думаю, все так, как и должно было быть. Он с ней, ты со мной.

Как должно быть?! Захотелось ударить его за эти слова. Больно. Так больно, что не могу даже дышать. Астарт сейчас с ней. Конечно, он предупреждал, что пойдет на примирение с Лилит ради меня, но я не думала, что уже сегодня. И что мне будет настолько тяжело справиться с этим. Но показывать свои чувства перед Зепаром не собираюсь. Он наверняка безумно рад такому повороту событий.

– Я не с тобой, Зепар, – холодно сказала я, поворачивая к нему голову. – Всего лишь в твоем доме. И неужели ты думаешь, что поступок Астарта заставит меня разочароваться в нем? Он пошел на это только, чтобы сохранить мне жизнь. Я прекрасно это осознаю. А теперь можешь просто уйти? Хочу побыть одна.

– Мне жаль, – мягко проговорил он.

– Нет, не жаль. И мы оба об этом знаем, – криво улыбнулась я.

Ни слова не говоря, он вышел из комнаты. Я дождалась, пока его шаги стихнут в отдалении. Только потом разразилась горькими рыданиями. Старалась не плакать слишком громко, но справиться с собой было тяжело. Хотелось выть, кричать, как раненая волчица. В отблесках огня чудились красноватые волосы Астарта, в которых зарывается пальцами влюбленная Лилит. Его губы, которые она покрывает страстными поцелуями. Их тела, сплетенные в единое целое.

– Ненавижу! Ненавижу! – шептала я непонятно кому и чувствовала, что схожу с ума от невозможности что‑либо изменить.

В эту ночь я заснула только под утро, уткнувшись лицом в мягкую подушку в попытках заглушить новую порцию рыданий. В итоге чувствовала себя совершенно разбитой, но пришлось вставать в ответ на осторожный стук слуги в дверь. Мне сообщили, что хозяин через пятнадцать минут ждет к завтраку. Хотелось крикнуть: «Да пусть катится ваш хозяин к койнерам!» Но я буркнула нечто невразумительное и вылезла из постели. Приняла контрастный душ, чтобы хоть как‑то взбодриться, привела себя в порядок и спустилась в столовую. Зепар, который, судя по цветущей физиономии, в отличие от меня, спал сном младенца, встретил лучезарной улыбкой.

– Доброе утро, прелесть моя!

– Доброе, – хмуро бросила я, плюхнувшись на один из стульев. Придвинула к себе чашку отвара и сделала большой глоток.

– У тебя неважный вид, – добили меня «комплиментом».

– Спасибо, – с сарказмом буркнула я.

– Плохо спала? – Нет, ну он точно хочет, чтобы я в него чем‑то запустила. Вот хотя бы этой булочкой, издающей восхитительный аромат. Но булочку стало жалко, и я отделалась мысленным посылом Зепара в известном направлении.

– Нормально я спала. Но все‑таки предпочитаю свою комнату в Академии. Теперь, когда непосредственной угрозы нет, вряд ли ты меня еще раз сюда затащишь.

– Не будем давать преждевременных зароков, – промурлыкал он, ничуть не обидевшись. Откусил хрустящий хлебец с чем‑то вроде джема и закатил глаза от удовольствия. – Сегодня почему‑то все чувствуется гораздо острее. И краски ярче, и вкус жизни.

Вот как бы ему испортить настроение, чтобы оно стало хоть на десятую часть таким же паршивым, как мое?! Как назло, мозги сейчас упорно отказывались работать, и я промолчала. Хмуро жевала булочку, не чувствуя вкуса, и упорно гнала мысли о том, что сейчас делает Астарт. Зепар же разливался соловьем, стараясь отвлечь меня от мрачных мыслей. Удавалось ему это плохо. Сама его сияющая физиономия портила настроение. Я прекрасно понимала, чему он так радуется. Тому, что соперник теперь с дороги устранен. Вернее, это Зепар так думает. Но от этого не легче.

Покончив с завтраком, я решительно отодвинула стул и поднялась.

– Ты отвезешь меня в Академию?

– Конечно, прелесть моя, – сахарным голосочком откликнулся он и встал следом.

На платформе снова рассказывал очередную веселую историю из своей бурной жизни. Я же кусала губы и думала о том, как же сильно хочу поговорить с Астартом. Расспросить о том, что произошло вчера. Но не при Зепаре же это делать. Когда раздался щелчок бротера, невольно вздрогнула и поспешно ответила. Так надеялась услышать голос Астарта!

– Доброе утро, студентка Бардова, – сухо проговорил лорд Вайлен. Видно, и у него утро не такое уж доброе, судя по интонации!

– Доброе утро, лорд Вайлен.

Заметила, как поморщился Зепар, умолкнувший на полуслове.

– Как только прилетите в Академию, мы отправимся в город, – огорошил дроу. – Так что на занятия можете не идти. Ждите у входа. Только дадите знать, что вы уже там.

– Договорились, – хрипло выдохнула я, чувствуя, как заколотилось сердце. Неужели Астарт решился на авантюру с Небиросом?! У меня даже сомнений не возникло в том, что я сделаю все, чтобы справиться с новым заданием!

Лорд Вайлен отключил связь, и я невидящими глазами уставилась вдаль. Уже не думала о сидящем рядом Зепаре, о том, что произошло вчера. Молилась, чтобы то, что мы затеяли, увенчалось успехом. Хоть бы мы нашли что‑то такое, что поможет закопать эту стерву!

– Чего от тебя хотел дроу? – напомнил о своем существовании архидемон.

– А я обязана тебе отчетом? – бросила я, прищурившись.

– Послушай, – мягко протянул он, – Астарт сам сделал такой выбор. Или ты винишь в этом меня?

– Причем тут Астарт? – процедила я. – И вообще давай больше не будем говорить о нем.

– Понимаю, – примиряюще сказал он. – Ничего, милая, это пройдет. Время все излечит.

Мысленно выругавшись, я отвернулась, желая поскорее отделаться от него. Сегодня Зепар до безумия раздражал. Видеть его не могла!

Высадив меня у входа в Академию, архидемон попытался поцеловать, но я отпрянула от него, словно от прокаженного. Со злорадным удовольствием заметила, что сияющая физиономия белобрысого несколько померкла. Едва его платформа скрылась из виду, связалась с лордом Вайленом. Вскоре мы уже летели в город, и я настраивала себя на предстоящее тяжелое испытание. Дроу торопливо инструктировал:

– Небирос зайдет сегодня в управление Астарта, им нужно будет обсудить кое – какие вопросы. Нужно, чтобы вы были там к тому моменту, когда появится архидемон – военачальник. Обязательно при приветствии протяните ему руку. Воспитание не позволит ему проигнорировать этот жест. У вас будет не более пары секунд, чтобы сделать слепок.

– Жаль, что этого не хватит, чтобы сделать его полнее. Так, как это было с Анарантой Байлен, – нахмурилась я.

– Ничего не поделаешь. Небирос может что‑то заподозрить. Сразу после встречи он отправится в седьмой мир с поручением от Абигора. А вы с Астартом во дворец. Вы будете под личиной Небироса. Столкнуться с ним не должны. Астарт позаботится о том, чтобы на записях охраны не осталось сведений о том, что Небирос вообще заходил в замок после отъезда. Сегодня Астарт поставил на дежурство одного из преданных ему сотрудников. Он сумеет отвлечь внимание и сделать все, как надо.

– Тому стражу точно можно доверять? – с сомнением покачала головой я. Предпочла бы, чтобы Астарт лично позаботился обо всем.

– Можно, – кивнул лорд Вайлен. – Раз уж он доверил ему тайну о ваших способностях, то и в остальном не сомневается.

– Постойте, – я похолодела, охваченная смутными опасениями. Хотя, может, речь о Змееглазом? Он ведь тоже входил в число тех, кто знает о моей тайне. – А можете конкретнее сказать, о ком речь?

– Лорд Финдред, – немного удивленный моей реакцией, откликнулся дроу.

– Черт! – вырвалось у меня, и я откинулась на спинку сиденья, нервно сжимая подлокотники.

– В чем дело? – нахмурился преподаватель.

– Знаете, я как‑то не уверена в его лояльности по отношению ко мне.

– К вам, может, и нет, – с сарказмом протянул дроу. – Но Астарту он предан, как пес. Уж поверьте.

– Почему я должна этому верить? – ну, не внушал мне Пофигист доверия. И ничего не могла с этим поделать. После того взгляда, каким он одарил при последней встрече, и вовсе в дрожь бросает при одной мысли о нем.

– Лорд Астарт оказал ему такую услугу, какая не забывается, – бросил лорд Вайлен. – Десять лет назад лорда Финдреда обвинили в убийстве другого высокопоставленного лица. Он был осужден на пожизненное заточение в разломе, лишение титула и всего состояния.

Я со свистом втянула воздух.

– Как же он выпутался?

– Ему повезло, что делом заинтересовался Астарт, который посещал как раз восьмой мир по долгу службы. Он выяснил, что Финдреда подставили, и добился пересмотра. В итоге наказание отменили. Финдред счел своим долгом принести Астарту клятву верности. Оставив праздную придворную жизнь, поступил на службу в качестве обычного стража. С того времени не раз доказывал свою преданность. Даже несмотря на то, что Астарт убеждал, что не ждет от него ничего подобного и помог из бескорыстных побуждений. Да и что уж говорить, в демонских мирах такая клятва дорогого стоит. Она замешана на крови. Предавший того, кому ее принес, умирает.

Я вздрогнула, вспоминая, что нечто подобное уже читала в книге по демонским обычаям. Такая клятва сейчас считалась пережитком прошлого и приносилась лишь по собственной воле. Но раньше ее даже повелители приносили тому, кто становился верховным. Вроде бы именно такая клятва связывала нынешних властителей демонских миров с Аббадоном. Поэтому ни один из них не мог бы намеренно причинить ему вред. Если Пофигист и правда принес такую клятву Астарту, мне нечего переживать.

Немного воспрянув духом, я входила в приемную архидемона – стража. Все тот же секретарь приветливо улыбнулся и сказал, что босс ждет. Лорд Вайлен не стал заходить вместе со мной, сообщив, что у него много дел. Огорчилась и с удивлением поймала себя на том, что присутствие дроу придавало уверенности. Кто бы мог подумать, что когда‑то буду чувствовать подобные эмоции в его обществе. Мотнув головой, вошла в кабинет Астарта. Мысли путались. Я не знала, как себя вести с ним после того, что узнала вчера. Сделать вид, что ничего неизвестно? Или высказать все, что думаю?

Астарт сидел за большим письменным столом из темного дерева, просматривая бумаги. При виде меня его лицо озарила слабая улыбка.

– Ира. Рад тебя видеть.

Моя ответная улыбка наверняка получилась жалкой. Стараясь скрыть замешательство, я прошла к креслу и опустилась в него. Пыталась по его чуть усталому лицу понять, что было прошлой ночью, но это не удавалось. Не находила ни чувства вины, ни сожаления, ни еще чего‑то, что подтвердило бы самые страшные опасения.

– Я тоже рада видеть тебя, – глухо проговорила я.

– Лиандр уже посвятил в курс дела?

– Да, он рассказал все, что нужно. Постараюсь не подвести.

– Другого такого шанса нам может не представиться еще долго. То, что Небироса вызвали в седьмой мир именно сейчас, большая удача.

– Понимаю.

– У тебя будет несколько секунд, чтобы снять слепок. Постарайся сейчас сконцентрироваться и будь готова.

– Когда следует ждать Небироса?

– Появится с минуты на минуту.

Как же не хотелось сейчас говорить о Небиросе и о деле. Мучили совсем другие мысли и другие вопросы, которые хотелось задать. Но я понимала, что не время для этого.

– Тебя что‑то тревожит? – нахмурился Астарт, чутко уловив мое настроение.

К счастью, от необходимости отвечать освободил писк селекторной связи. Приятный голос секретаря сообщил о том, что прибыл лорд Небирос. Астарт принял невозмутимый вид и нацепил на лицо любезную улыбку. Сделал мне знак рукой, чтобы я приготовилась.

– Пригласи его, Кайд, – ответил архидемон секретарю.

Почти в ту же секунду массивная дверь распахнулась, впуская прославленного военачальника. Кабинет сразу показался в два раза меньше, настолько мощная исходила от архидемона энергетика. Черные жестокие глаза остановились на мне с явным неудовольствием. По – видимому, меня здесь застать не ожидали. Астарт поднялся и вышел из‑за стола, встречая важного посетителя, подал ему руку.

– Приветствую, лорд Небирос.

Тот пробормотал ответное приветствие и пожал протянутую ладонь. Снова устремил взгляд на меня.

– Вы ведь знакомы с Ириной Бардовой? – негромко проговорил Астарт. – Одна из моих сотрудниц.

Я подскочила с места и протянула Небиросу дрожащую руку. Сконцентрироваться в такой ситуации оказалось ой как непросто. Понадобились все мои внутренние резервы, чтобы отбросить мешающие мысли.

– Да, мы уже знакомы. Нас представлял лорд Зепар на балу у Абигора, – сухо проронил Небирос.

Едва рука военачальника нехотя пожала мою, дрожь мгновенно утихла. Что‑то во мне будто щелкнуло, переключаясь в иной режим работы. По коже пробежал легкий энергетический разряд, когда слепок Небироса стал частью меня. Не смогла скрыть довольной улыбки, отпуская его ладонь. Архидемон посмотрел с недоумением, но тут же отвернулся.

– Вы можете быть свободны, Ирина, – официальным тоном проговорил Астарт. – Подождите в приемной.

Кивнув, я с облегчением покинула кабинет Астарта. Кайд предложил мне чем‑то угоститься, но я с улыбкой помотала головой. Сейчас бы кусок в горло не полез, слишком напряжена была. И в то же время охватывал азарт. То, что мы задумали, могло закончиться чудовищным скандалом. Но я бы ни за что не отказалась от нашего плана! Невольно думала о Небиросе, мужчине, в которого предстоит сегодня перевоплотиться. Могущественный, сильный, уверенный в себе. Его многие считали благородным, настоящим воином из легенд. Мог ли такой человек пойти на подлость – прислать ядовитые цветы беззащитной девушке? Как же сильно хотелось ошибаться на его счет. В глубине души надеялась, что в сейфе ничего подозрительного найти не удастся. Не хотелось думать, что Небирос такой же, как его сыночек. Беспринципный мерзавец, заботящийся лишь о собственных интересах. И что восхищение перед ним той же леди Тайгрин не особо оправдано.

В кабинете Астарта военачальник пробыл минут десять, после чего уверенным быстрым шагом удалился. На меня бросил беглый жесткий взгляд, от которого невольно передернуло. Этот взгляд сказал больше, чем хотелось бы. Почти сразу за Небиросом вышел Астарт и проговорил:

– Кайд, я ненадолго отлучусь. Если будут спрашивать, скажи, что приму всех после обеда. Ирина, следуйте за мной.

Небоскреб, где находились различные подразделения чиновников этого мира, я покидала с облегчением. Как только мы с Астартом оказались на его платформе, он скрыл нас от любопытных взглядов защитным экраном. Теперь никто не мог увидеть или услышать то, что находилось за полупрозрачной завесой. Астарт пересел поближе и взял меня за руку.

– Надеюсь, все получилось?

– А ты во мне сомневался? – немного грустно улыбнулась я.

– Нисколько…

От его бархатного голоса по коже сразу растеклась вереница мурашек. Вздохнув, я заставила себя выдернуть руку из его ладони.

– Что с тобой? – напрягся он.

И меня, наконец, прорвало. Не могла больше терзаться догадками. Сейчас, когда все мысли должны быть о деле, одолевали душевные страдания и ревность. Теперь, когда мы наедине и он ведет себя как ни в чем не бывало, от этого особенно больно. Почему Астарт сам не признается? Думает, я ни о чем не узнаю?

– Как вчерашняя встреча с Лилит? – стараясь говорить без малейшего проявления эмоций, произнесла я.

Ожидала, что он начнет отрицать или оправдываться. Вместо этого Астарт пожал плечами.

– Ты уже знаешь? Не сомневаюсь, что Зепар поставил в известность.

И это его реакция?! Почувствовала, как в сердце закипает злость. Отвернулась, чтобы скрыть свои чувства.

– Я ведь говорил, что пойду на это, – осторожно напомнил Астарт. – Разве обманывал в чем‑то?

Нет, и от этого еще больнее! То, что тут уж мои проблемы: как я смогу пережить создавшееся положение вещей. Заставила себя натянуть улыбку, пусть даже она наверняка больше оскал напоминала, и снова повернулась к нему.

– Как все прошло?

Астарт снова взял мою руку и в этот раз не позволил высвободиться. Сжал так крепко, что я поморщилась.

– Только мысль о тебе помогла пережить вчерашний вечер.

– Вот как? – не сдержала я издевки. – Бедненький, как же ты страдал в объятиях самой желанной женщины всех демонских миров!

– Ревнуешь? – улыбнулся он. – Знаешь, мне это даже приятно. Не все ж мне сходить с ума от ревности.

Вспомнив о том, что и мне есть в чем себя упрекнуть, невольно ощутила угрызения совести.

– Прости… Но мне и правда больно даже представлять тебе рядом с ней.

– Между нами ничего не было, родная, – тихо сказал Астарт, склоняясь над моим лицом. Приник к губам, жадно сминая их своими. На некоторое время все прочее утратило смысл, осталось это чудо, возникшее между нами. Господи, почему я так сильно реагирую на малейшее его прикосновение? Стоит ему поцеловать, и забываю обо всем. Теряет значение все… Когда он оторвался от меня, положила голову на его плечо. А в голове пульсировали слова Астарта, отзывающиеся теплом во всем теле: «Между нами ничего не было…» – Я сделал шаг к примирению с Лилит, но сказал, что мне потребуется время, чтобы простить и забыть о том, что она сделала с моей жизнью.

– И она согласилась?

– Лилит не была бы собой, если бы не попыталась тут же ускорить процесс, – жестко усмехнулся он, – но ей пришлось смириться… И все же я добился главного. Обещания, что она не попытается больше причинить тебе вред. Лилит не дура. Понимает, что я пошел на примирение с ней только ради тебя. Стоит ей нарушить обещание, все будет кончено. Надеюсь, мы найдем компромат на нее раньше, чем ей надоест моя игра в кошки – мышки.

– Если честно, я не понимаю, – призналась я, перебирая медальон на груди Астарта.

– Чего не понимаешь, любимая? – он слегка коснулся губами моих волос.

– Аббадон ведь любит Лилит. Как он может терпеть ее отношения с другими?

– Ты все время пытаешься примерить отношения демонов к человеческим, – задумчиво проговорил Астарт. – Да, когда в жизни демона появляется это редкое чувство, делающее нас похожими на людей, все меняется… Но ты забываешь о том, как долго мы живем. И как пресыщены всеми удовольствиями, какие дарует нам такое долгое существование. Аббадон прекрасно понимает, что чревато лишать Лилит возможности развлекаться на стороне. Она не безмолвная рабыня, которая подобное стерпит. Он любит ее сильнее, чем ты можешь себе представить. Да, ревнует, да, ему неприятно видеть ее с другими. Но он позволяет ей это. Как и она не мешает его удовольствиям вдали от нее. Его попыткам избавиться от этого чувства.

– Как у вас все сложно, – вздохнула я. – В такие моменты я радуюсь, что всего лишь человек. Пусть и проживу гораздо меньше, но зато вряд ли испытаю пресыщение. Буду радоваться каждой счастливой минуте.

– Ты проживешь дольше, чем полагаешь, – осторожно сказал Астарт. – Я не позволю тебе умереть.

Вздрогнув, я непонимающе посмотрела на него. Потом вспомнила оброненные как‑то Зепаром слова о том, что демоны могут продлевать жизнь людям, делясь с ними своей кровью. Мысль о том, что Астарт настолько любит, чтобы подарить мне почти вечную жизнь рядом с ним, вызывала в душе целую бурю. Но к счастью примешивалось и тревожное опасение. Рано или поздно он мною пресытится. Ни одна любовь, какая бы она ни была сильная, не может длиться вечно.

– О чем ты думаешь? – выдохнул Астарт мне в ухо. – У тебя странное выражение лица. Словно мои слова обеспокоили тебя. Ты бы не хотела провести рядом со мной всю мою жизнь?

– Я думаю о том, что такое долгое счастье – всего лишь мечта, – с грустью улыбнулась я, поднимая голову и всматриваясь в подернутое налетом нежности лицо. – Однажды ты проснешься и поймешь, что я больше не нужна тебе.

– Ты и правда так мало знаешь о демонах, – вздохнул он. – О том, какой силой обладает настоящее чувство в нашем случае. Оно как огонь, составляющий суть нашей души. И раз уж это чувство зажглось, погасить его сможет лишь смерть. Или то, что хуже смерти… – при этих словах он почему‑то вздрогнул, но не стал объяснять, что имеет в виду. Вместо этого горько добавил: – Скорее, это ты меня разлюбишь, моя любимая девочка…

– Никогда… – прошептала я, обвивая его шею руками.

От его слов улетучились все сомнения и тревоги. А внутри поднималось что‑то безмерно теплое и светлое.

Остаток пути до замка Абигора мы исступленно целовались, не в силах оторваться друг от друга. Как жаль, что дорога длилась так недолго! Мне бы хотелось, чтобы наше путешествие продолжалось вечно…

Глава 9

Астарт с неохотой оторвался от меня и хрипло проговорил:

– Через несколько минут будем снижаться. Тебе нужно надеть личину. На твою одежду я навею иллюзию. Вряд ли кто‑то станет сильно присматриваться и догадается об этом… И все же не представляешь, как я переживаю, что что‑то пойдет не так.

Я улыбнулась и разгладила пальцами его хмурый лоб.

– Я справлюсь.

Закрыла глаза и сконцентрировалась, представила перед собой коридор слепков и толкнула дверь с надписью: «Небирос». Когда снова посмотрела на Астарта, он немного грустно улыбался.

– До сих пор не могу привыкнуть к тому, на что ты способна. Даже энергетика Небироса. Поразительно…

Он нацепил на меня еще и видео – бротер, чтобы иметь возможность видеть в полном приближении то, что увижу я. Сообщил, что в кабинете Небироса камер нет, поэтому только этот прибор позволит ему следить за мной. Сказал, чтобы я ни на секунду не прерывала связь.

Уже через несколько минут мы стояли у входа во дворец. Помня о том, что говорил Зепар, я напряглась, проходя в коридор, ведущий к главным помещениям замка. О том, что защита здесь способна распознать даже самую идеальную иллюзию. Тот, у кого нет допуска, будет уничтожен на месте. Судя по напряженному виду, Астарт думал о том же. Но держался хорошо, ничем не проявляя тревоги за меня. Когда мы беспрепятственно миновали коридор, я перевела дух. Астарт повернулся ко мне и прикоснулся к виску, давая понять, что я должна включить связь на бротере. Потом вежливым отстраненным голосом проговорил:

– Ну что ж, лорд Небирос, было приятно повидаться. Тут я вынужден вас покинуть. Есть кое – какие дела на пульте охраны.

– Разумеется. Всего доброго, лорд Астарт, бзевгд – стараясь говорить чуть небрежным суховатым тоном Небироса, откликнулась я.

В ту же секунду раздался щелчок в бротере, и я приняла вызов. Мне прохладно сказали:

– Сейчас подниметесь на второй этаж. Я буду говорить, где сворачивать. В точности следуйте моим инструкциям.

То, что моим проводником станет лорд Финдред, пришлось принять с обреченностью идущего ко дну. Утешала лишь мысль о том, что он не осмелится сделать ничего, что бы повредило Астарту. А значит, и мне, пока архидемон заинтересован в сохранности моей жизни. Иногда по пути попадались другие придворные и слуги. Мне почтительно кивали и здоровались, ни на секунду нельзя было расслабляться. Вспоминала крупицы всего, что знала об этом мужчине, его поведение на балу, и надеялась, что этого окажется достаточно. Когда в бротере послышался голос Астарта, я почувствовала себя увереннее:

– Ирина, я уже тоже на позиции. Вижу тебя. Молодец, держишься отлично! За следующим поворотом третья дверь слева – его кабинет. Активация по генетическому коду. Такая же, как на двери в твоей комнате в Академии. Пропустит без проблем.

Все и правда прошло без проблем, и я беспрепятственно вошла в кабинет Небироса. Ожидала увидеть спартанскую обстановку, по типу той, что предпочитала леди Тайгрин. Но кабинет показал, что в характере его хозяина больше противоречий, чем можно было себе представить. Роскошное убранство, немного тяжеловесная мебель. Каждая деталь будто кричала о том, что этот человек считает себя выше других. Навевало на не очень хорошие выводы, но я не стала на этом зацикливаться. Следуя указаниям Астарта, стала простукивать стены в поисках сейфа. Он обнаружился неподалеку от потухшего камина, за потайной панелью. Пальцы слегка дрожали, когда я прикасалась ладонью к магическому замку. Стоит прибору уловить хоть малейшее различие с оригиналом, все внутри сейфа самоликвидируется. Но и в этот раз я возблагодарила Господа, что дал мне такие уникальные возможности к маскировке. Магическая защита признала меня. Теперь оставалось применить прибор – дешифратор, каким обычно пользовались воры демонских миров. И дверца сейфа бесшумно отворилась, открывая взору упорядоченно сложенные по папкам бумаги. Были здесь деньги и другие ценности, но на них я взглянула лишь мельком.

Одну за другой вытаскивала папки, бегло пролистывая. Благодаря видео – бротеру все, что я делаю, фиксировалось. Позже ничто не помешают Астарту детальнее изучить все бумаги. Иногда он приказывал остановиться и задержаться на каких‑то документах. Судя по разочарованному голосу, пока ничего действительно интересного не попадалось. Я уже около получаса лихорадочно пролистывала бумаги, когда в руки попалась ничем непримечательная черная потрепанная папка. Она выглядела так неказисто, что я взяла ее чисто машинально, уже готовая заменить на другую. Судорожный вздох Астарта заставил замереть, едва я открыла ее.

– Приблизь еще немного к видео – бротеру! – сдавленно проговорил он.

– Что там? – я смотрела на непонятные символы, значения которых не знала. – Это какой‑то код?

– Это древний язык. Его знают только старейшие демоны. Или те, кто ради любопытства изучает старину, – механически проговорил Астарт.

– А ты его знаешь?

– В свое время отличался весьма обширной тягой к знаниям, – в голосе послышалась улыбка. – Эту папку возьми с собой, Ирина.

– Там что‑то интересное? – с надеждой воскликнула я.

– Весьма. Но я пока не знаю, как это нам может помочь. Нужно изучить детальнее.

– Тут еще что‑то, – заметила я. Когда поднимала папку и готовилась спрятать в пояс, изнутри выпал небольшой круглый диск. Размером не больше пятикопеечной монетки.

– На такие обычно записывают информацию, которую нужно защитить от постороннего вторжения. Тоже реагирует на генетический материл, – напряженно сказал Астарт. – Это тоже возьми.

Я едва успела спрятать папку и диск в пояс, когда послышался встревоженный голос Пофигиста:

– Лорд Астарт, ее нужно немедленно выводить оттуда!

– Что произошло?

– Небирос.

– Что? – вырвалось одновременно у меня и у архидемона.

– Он только что миновал коридор охраны, поднимается на второй этаж. Через две минуты будет у кабинета.

– Проклятье! Он же должен быть в седьмом мире! – выругался Астарт. – Ира, немедленно закрывай сейф и беги оттуда. Прими другую личину!

И вот тут накатила самая настоящая паника. За две минуты?! Я не успею! Меня поймают! Что же делать? Лихорадочно складывала в сейф папки, несколько раз выронила их из рук. Драгоценные секунды тратились на то, чтобы снова поднять и положить.

– Ира, быстрее! – торопил Астарт, а я никак не могла взять себя в руки.

Наконец, с горем пополам управилась с сейфом и возникла новая проблема – какую личину принять? Чуть не плакала, не зная, что придумать. А времени на то, чтобы поразмыслить, не было. В бротер орал Пофигист:

– Быстро из кабинета! Через десять секунд он свернет за угол, и ты уже не сможешь уйти незамеченной!

Торопливо полоснула себя ножом по пальцу, снимая личину Небироса, залечила ранку. Доверившись наглой ведьмочке, которая неожиданно решила взять паникующую меня под контроль, ринулась из кабинета, чувствуя, как внутренне ломлюсь в какую‑то дверь. Даже не увидела надписи на табличке слепков. Через пару секунд уже в настоящем коридоре столкнулась с быстро идущим навстречу Небиросом. То, что он тут же застыл столбом, вызвало смутную тревогу. В кого же я превратилась, черт возьми?! Как назло, Астарт и Пофигист помочь мне вряд ли догадаются, пусть даже видят мою новую личину в камеры наблюдения. Они‑то не ведают, что я сама не знала, что делаю.

А лицо Небироса уже вызывало самую настоящую тревогу. Прежнее надменно – суровое выражение сменилось другим. Он будто пытался скрыть волнение, но ему это плохо удавалось. Я осторожно скосила глаза на свое плечо и увидела прядь иссиня – черных длинных волос, ниспадающих на грудь. Последняя в иллюзии воинского костюма ничуть не утратила соблазнительных очертаний. Итак, я женщина. Брюнетка с отличной фигурой, судя по тому, что открывается взору.

– Что вы здесь делаете? – наконец, обрел дар речи Небирос, оглядывая меня с ног до головы. – И почему так странно одеты?

Так, – успокаивающе протянула наглая ведьмочка, заварившая всю эту кашу, – лучшая защита – нападение. И мои губы растянулись в чуть насмешливой улыбке.

– А я вам обязана отчетом, лорд Небирос?

Черт! Я с трудом сдержала порыв прислониться к стене – сразу ноги подкосились. Этот голос я не спутаю ни с одним другим. Лилит! Проклятье, я приняла личину Лилит! Ну зачем?! Что если Небирос при случае спросит ее об этой встрече в замке? Блин, я полная идиотка! Проклинала себя последними словами за то, что доверилась своей наглой внутренней сущности.

Но еще сильнее поразила реакция прославленного военачальника. Вместо того чтобы прервать беседу и отправиться по своим делам, оставив в покое не желающую продолжать с ним общение демоницу, он в два широких шага оказался рядом. Схватив меня под локоток, открыл кабинет и затолкнул туда. Может, о чем‑то догадался? Мысль всполошенной птицей билась в голове. Я понятия не имела, как выпутаться из этой ситуации.

– Ира, спокойно, – раздался напряженный голос Астарта. – Я уже иду к вам. Постараюсь вытащить тебя оттуда.

Я едва сдержала облегченный вздох. Теперь оставалось продержаться до появления моего демонического босса. Не сомневаюсь, что он не только из лап Небироса способен вытащить, а и при случае от всех тварей разлома спасти. Пока же нужно разыгрывать из себя ту, кого я люто ненавидела. Постараться держаться как она. В ее привычной манере коварной обольстительницы. Едва мы оказались в кабинете, я выскользнула из рук Небироса и приготовилась высказать ему возмущение в особой едкой интонации Лилит.

– Как хорошо, что представился случай встретиться раньше, – проговорил Небирос, и все заготовленные слова улетучились из головы. – Девчонке удалось и в этот раз спастись. Она словно заговоренная, – процедил он. – Но для меня уже дело принципа избавить тебя от нее.

Они на «ты»? Надо же! Значит, только там, где их могут видеть, держатся официально. О том, о какой девчонке он говорит, я постаралась сейчас не думать. Иначе выскажу этому «герою» все, что о нем думаю.

– Планы изменились, Небирос, – копируя обольстительную улыбку Лилит, произнесла я. – Именно об этом хотела тебе сказать. Я оставляю девчонку в покое.

Брови Небироса взметнулись, он озадаченно потер переносицу.

– Почему? Ты раньше никогда не отступала.

– Скажем так, за ее жизнь мне предложили хорошую цену, – промурлыкала я и едва сдержала улыбку, когда в бротере мне одобряюще сказали: «Отлично играешь роль!» И пусть даже Пофигист сказал, все равно ведь приятно!

– Ладно, как скажешь.

Небирос вдруг притянул меня к себе за талию и скользнул носом по моим волосам.

– Не могу думать о делах, когда ты рядом… И никто не мешает…

Ого! Оказывается, Лилит и этого успела к рукам прибрать. Вот эту часть роли я играть точно не собираюсь, пусть меня хоть режут! Где же Астарт?! Я осторожно высвободилась и протянула:

– У меня совершенно нет времени. Давай в другой раз.

– Когда? – хрипло выдохнул Небирос. – Ты уже несколько месяцев не подпускаешь к себе. Я с ума схожу, Лилит… Ты же знаешь, что готов на все ради тебя… Разве не доказал тебе это?

– Доказал, конечно, доказал, – проворковала я. – Но сейчас нужно в первую очередь подумать о делах.

– Когда все решится? – с трудом обретая нормальный вид, спросил Небирос. – Сколько ждать?

И вот что говорить? Пришлось отделываться общими фразами.

– Всему свое время, Небирос, – с загадочным видом изрекла я, надеясь, что нужные выводы он сделает сам.

– Прорывы разлома все чаще, значит, уже скоро, – не подвел он. А вот это уже интересно! О чем он говорит?! Причем тут прорывы разлома? – Когда ты видела его в последний раз?

И вот интересно, кого?! И что теперь отвечать?

– Недавно, – снова пришлось лавировать, все с большим нетерпением ожидая Астарта.

– Он точно ничего тебе не сделает? – с беспокойством спросил Небирос.

– Ну, ты ведь не позволишь! – решила я, что лучший способ съехать с темы – сделать комплимент его мужскому эго.

Небирос самодовольно улыбнулся.

– В этом можешь не сомневаться, – но тут же посерьезнел. – Беспокоит Арлан. Он уже на грани того, чтобы трусливо раскрыть все остальным.

– Об этом я позабочусь, – отчаянно блефовала я.

– Лучше твой братец, – с многозначительный ухмылкой бросил Небирос. – Арлан перед ним никогда не мог устоять.

И тут Зепар умудрился влезть в какое‑то темное дело? Во что на этот раз?!

– Хорошо, я скажу ему, – тихо произнесла я.

Не знаю, сколько бы еще удавалось водить его за нос, но, к счастью, раздался требовательный стук в дверь. Небирос побледнел, видимо, не желая, чтобы нас с ним застали наедине. Хрипло бросил:

– Кто там?

– Астарт, – послышался спокойный ответ. – Я могу войти?

Судя по виду Небироса, он уже обдумывал, как бы лучше спровадить незваного гостя. Решительно воскликнула, копируя насмешливые интонации Лилит:

– Конечно, можете, лорд Астарт.

Небирос с удивлением посмотрел на меня, но ничего не сказал. Прошел к столу и сделал вид, что перебирает бумаги. Я же с облегченной улыбкой посмотрела на вошедшего в кабинет архидемона.

– О, я, наверное, помешал? – приподнял бровь Астарт, тоже разыгрывая перед Небиросом комедию.

– Вы никогда не можете мне помешать, – промурлыкала я, подходя ближе. – Особенно после нашего недавнего примирения…

Услышала сдавленный возглас военачальника, прекратившего создавать деловой вид. Впрочем, он тут же снова обрел невозмутимый вид – самообладание у него и впрямь завидное.

– Что вас привело ко мне, лорд Астарт? – сухо бросил он.

– Просто удивился, узнав, что вы во дворце. Решил, может, вам требуется какая‑то помощь.

– Забыл кое – какие документы. Пришлось вернуться, – откликнулся Небирос. – Уже ухожу.

– Передавайте мои лучшие пожелания Арлану, – вежливо улыбнулся Астарт.

– Непременно.

– Лилит, вы надолго здесь? – обратился ко мне Астарт, одаривая чувственной улыбкой.

– Я в полном вашем распоряжении, – проронила я, проводя рукой по его груди.

Искоса глянула на Небироса, буравящего соперника недобрым взглядом. Но как же приятно было позлить того, кто не задумываясь, был готов лишить меня жизни! Попрощавшись с военачальником, мы вышли из кабинета. Стараясь идти не слишком быстро, вдвоем покинули замок. Только когда оказались на платформе, скрывшей нас пологом, позволили себе заговорить друг с другом.

– Надеюсь, лорд Финдред сотрет все ненужное с записей видеонаблюдения, – встревожено сказала я.

– Да, он не подведет, – проговорил Астарт.

– Ты не злишься на меня? – я протянула ему папку и диск. Дождалась, пока спрячет в пояс, потом полоснула себя по пальцу, снимая ненавистную личину.

Астарт тут же провел ладонью над ранкой, залечивая своей энергией, потом поцеловал мою руку. Только после этого сказал:

– За что злиться? Я поражен тем, как ты отлично среагировала. Благодаря тебе мы теперь подобрались к планам этих двоих ближе, чем можно было себе представить. Правда, если Небирос упомянет об этом разговоре Лилит, могут возникнуть подозрения. Но я постараюсь не допускать их личных встреч как можно дольше.

– Тогда хорошо, – с облегчением вздохнула я. – А ты что‑нибудь вообще понял из всего того, что он наговорил?

– Лучше бы то, что понял, оказалось ошибкой, – Астарт покачал головой. – Сейчас нужно изучить документы из папки. И тот диск, что ты достала. Без тебя я не рискну его активировать. Скорее всего, запрограммирован на код Небироса. Если попробует считать кто‑либо еще, самоликвидируется.

– А что в той папке? Почему тебя так встревожило ее содержимое?

– Там весь ритуал, связанный с заключением Велиара в разлом. Не представляешь, как много там тонкостей. Только неукоснительное соблюдение всех деталей позволило одолеть такого сильного архидемона. Никто, кроме повелителей, проводивших ритуал, не владеет всей информацией. То, что она оказалась у Небироса, настораживает.

– Но зачем ему это?! Что это дает?

– Чтобы ответить на этот вопрос, я должен детальнее изучить бумаги.

– Хочешь, тот диск я активирую прямо сейчас? – предложила я.

– Не уверен, что нужно делать это раньше, чем я изучу документы. А интуиция редко меня подводит… – задумчиво сказал Астарт.

– Ладно… – я прижалась к нему, обнимая за талию. – Обещай, что будешь держать в курсе.

– Конечно, родная, – он теснее прижал меня к себе, и я постаралась хоть ненадолго отогнать мрачные мысли и просто довериться любимому мужчине. Он обязательно найдет выход!

Глава 10

Остаток дня я провела как в тумане. Ходила на занятия, на переменах забегала в лазарет, но мысленно находилась рядом с Астартом. Наверняка сейчас изучает документы из сейфа Небироса. Что же он узнал? Бесило, что вместо того, чтобы вместе с ним докапываться до правды, я совершенно бесполезна. Перед Олетой старалась ничем не демонстрировать своего состояния. Развлекала разговорами, выслушивала недовольство подруги тем, что она уже совсем здорова, а ее продолжают тут держать. Лекарь, который ошивался здесь же, в конце концов, не выдержал и сообщил, что завтра Олета сможет снова ходить на занятия. Но что при малейшей слабости должна немедленно вернуться. Просиявшая девушка готова была пообещать ему что угодно за такой подарок судьбы. Для ее деятельной натуры сидение в четырех стенах казалось смерти подобным. Я тоже повеселела. В обществе Олеты легче не думать о том, что так сильно тревожило.

И все же этот вечер предстояло провести наедине с собственными мыслями. После ужина вернулась в комнату и со вздохом засела за учебники. Но то и дело ловила себя на том, что читаю по несколько раз одно и то же предложение. Да, так далеко точно не продвинусь! Уже раздумывала над тем, чтобы снова навестить Олету, когда активизировался бротер. Едва не завопила от радости, сообразив, что только Астарт мог позвонить мне в такое время. Поспешно включила связь, и улыбка медленно сползла с лица.

– Добрый вечер, прелесть моя.

– Зепар? – пробормотала я. – Как ты смог со мной связаться?

– Ты забываешь, что для меня нет ничего невозможного, душа моя, – хмыкнул архидемон. – А тем более узнать такую мелочь, как твой личный контакт в бротере. Но, судя по голосу, ты не особо рада меня слышать?

Догадливый какой… Я тут же устыдилась собственной реакции. В конце концов, этот мужчина мне жизнь спас.

– Нет, просто день был тяжелый, – отозвалась я.

– Не хочешь немного развеяться? Сегодня в столичном театре будет выступать лучшая оперная труппа демонских миров.

– Вообще‑то тебе лекарь сказал в постели лежать, – напомнила я. Такой же неугомонный как Олета! Ни за что его не заставишь нормально лечиться.

– Я уже вполне здоров, – жизнерадостно отозвался он. – Ну же, решайся!

Я заколебалась. С одной стороны, снова находиться в опасной близости от Зепара – значит, ходить по лезвию ножа. Мое тело на него странно реагировало, как бы я сама к этому ни относилась. С другой – сидеть здесь, одолеваемой мрачными мыслями, казалось еще хуже.

– Когда будет выступление? – все еще не в силах решиться на что‑то, спросила я.

– Через два часа, – проворковал Зепар.

– Давай я подумаю. Как мне связаться с тобой?

– Теперь я есть в твоем списке контактов. Просто подумай обо мне, – охотно объяснил архидемон, и я кивнула, хоть и понимала, что видеть он этого не может.

– Ладно, давай, – отключила связь прежде, чем он еще что‑то сказал. Невежливо, конечно, но сейчас у меня не то настроение, чтобы думать еще и о соблюдении церемоний.

Оказывается, все так просто. Вот как можно связаться по бротеру с кем‑нибудь! И почему я раньше не расспросила обо всем Астарта? Колебалась всего несколько секунд, потом подумала о том, что хочу связаться с ним. Почти сразу в ухе послышался щелчок. Слегка усталый голос Астарта ответил:

– Слушаю.

– Это я… – тихо проговорила, чувствуя, как от самого звука любимого голоса по коже пробегают теплые волны.

Интонации архидемона тут же изменились.

– Ира, – выдохнул он мягко. – Надеюсь, у тебя все в порядке?

– Почти, – прошептала я. – Но все время о тебе думаю.

– Я тоже думаю о тебе, любимая… Жаль, что не можем встретиться.

– Ты изучил документы? – сглатывая ком в горле, произнесла я. – Там есть что‑то, что может помочь?

– Не совсем, – вздохнул он. – Информация очень ценная, но я понятия не имею, как ее можно использовать. И не знаю, как это все связано. Что задумала эта троица.

– Кого ты имеешь в виду? – напряглась я.

– Небирос, Лилит и Зепар.

– Думаешь, Зепар тоже замешан? – почему‑то эта мысль причиняла боль. Как бы я ни относилась к архидемону, не хотела верить, что он способен на какие‑то гнусности!

– Даже не сомневаюсь, – усмехнулся Астарт. – Там, где затронуты интересы Лилит, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что и Зепар замешан. К тому же вспомни разговор с Небиросом.

– Ты прав… Но ведь в покушении на меня он не участвовал? – с надеждой спросила я.

– В этом нет. Но такое скорее исключение, что интересы братца и сестрички разошлись.

– А тот диск? Может, он окажется полезен?

– Знаешь, можешь считать это маниакальной осторожностью, но я не уверен, что он закодирован на Небироса. А рисковать мы не можем. Пока не будем уверены на сто процентов, я не хочу его активировать.

– Но ведь диск был в его сейфе, – с недоумением протянула я.

– И что? Кто‑то мог попросить спрятать его там.

– Лилит?

– Вполне возможно. Но опять же – не уверен.

– Что ты собираешься делать? – после полуминутного молчания спросила я.

– Придется максимально приблизиться к этой компании. Постараюсь не упустить ничего, втереться к Лилит в доверие.

Я не смогла удержать болезненный стон.

– У нас нет другого выхода, милая, – с горечью сказал Астарт. – Они должны поверить, что никто и дальше ни о чем не подозревает.

– А если хватятся документов?

– Мы вернем их в ближайшее время. Диск я заменю на другой. Придется снова использовать твои способности. Надеюсь, в этот раз обойдется без неожиданностей.

– Хорошо, я готова… Астарт, – я умолкла, но тут же продолжила: – как мне вести себя с Зепаром? Скажи только слово, и я больше не увижусь с ним.

– Я не вправе что‑то тебе советовать, – напряженно сказал он. – Но находясь рядом с ним, ты тоже можешь услышать или узнать что‑либо интересное.

А вот такое мне даже в голову не приходило! Ведь и правда, почему бы не воспользоваться ситуацией и не помочь Астарту хоть в этом. Постараюсь настраивать себя на то, что встречи с Зепаром – всего лишь очередное задание. Так будет легче бороться с притяжением, какое иногда возникает к нему.

– Хорошо, – выдохнула я.

– Но ты не должна делать что‑то такое, чего не хочешь сама, – глухо воскликнул Астарт.

Я прекрасно поняла, о чем он, и щеки невольно залила краска.

– Тебе не стоит переживать на этот счет.

– Неужели Зепар тебя нисколько не привлекает? – как‑то невесело усмехнулся Астарт. – В это трудно поверить.

Щеки запылали еще сильнее.

– Что бы я ни чувствовала к нему, люблю я тебя. В этом можешь даже не сомневаться, – ответила максимально честно, понимая, что не могу ему сейчас солгать.

– Я тоже люблю тебя, моя девочка, – отозвался Астарт со щемящей нежностью.

Когда связь прервалась, я некоторое время просто смотрела в стену, улыбаясь глупой счастливой улыбкой. Потом связалась с Зепаром.

– И что же ты решила, прелесть моя? – послышался бодрый голос в бротере.

– Пойду я в твою оперу.

– Рад это слышать!

Судя по голосу, и правда, рад. Только вот я почему‑то ощутила что‑то вроде угрызений совести. Как это ни назови, придется использовать его чувства ко мне, чтобы подобраться к Лилит. Поспешно отогнала эти мысли. Думаю, на моем месте Зепар бы даже не задумался и поступил так же.

– Мне опять понадобится платье, – вспомнила я о более насущной проблеме. – Только даже не заикайся о твоей сестричке! – предупредила я хмуро.

Зепар хмыкнул.

– И не думал. Можем заехать в магазин одежды по пути. И в салон красоты.

– Вот это другой разговор. И платить я за все сама буду. Недавно стипендию получила.

– А вот это глупо, – немного раздраженно проговорил он. – Почему ты упрямишься и не желаешь принимать мою помощь?

– Потому что твоя невеста я чисто номинально, – напомнила я решительно.

В бротере послышалось недовольное сопение, но возражать он не посмел.

– Ладно. Буду у тебя минут через двадцать.

– Хорошо, жду.

Отключив связь, я соскочила с кровати и сладко потянулась. Вечер все же предстоит не такой мрачный, как я полагала. Провести его в демонской опере уже само по себе интересно. А тут еще есть возможность приглядеться к тому, что происходит между тремя заговорщиками. Хотя, сомневаюсь, конечно, что удастся подобраться к Лилит и Небиросу, даже если они там будут. Но помечтать о том, как в одиночку раскрою тайну, которая оказалась не по зубам даже Астарту, так приятно! Мурлыкая себе под нос, я приняла душ, надела свою синюю тунику и села ждать Зепара. Краситься и делать прическу смысла не было, раз мы все равно залетим в салон. Так что архидемону придется немного потерпеть мою ненакрашенную бесцветную физиономию и распущенные волосы без какой‑либо укладки. В конце концов, может, это немного охладит его страстное чувство ко мне.

Первый же взгляд, брошенный на меня Зепаром, после разрешения войти переступившего порог комнаты, показал, что я в очередной раз ошиблась.

– Ты сейчас кажешься особенно беззащитной, – тихо сказал он, приблизившись и осторожно приподнимая мой подбородок. – Такая милая, нежная. Совсем юная.

Его глаза затуманились, губы стали опасно приближаться к моим. С трудом унимая биение бешено заколотившегося сердца, я выскользнула из его рук.

– Ты меня, кажется, в оперу пригласил, – напомнила я.

– Может, ну ее, эту оперу? – хрипло сказал он, снова заключая в объятия. В этот раз увернуться не удалось, и его губы все же накрыли мои.

Я возмущенно замычала и он с неохотой отпустил.

– Прости, не удержался. Ты сейчас совершенно неотразимая.

Нет, ну он точно извращенец! Как я могу ему сейчас нравиться?! Самой смотреть страшно в зеркало. Наверное, никогда не смогу до конца понять предпочтения мужчин.

Впрочем, я понравилась Зепару не меньше, когда выходила из салона красоты в небольшой зал, где его устроили со всем возможным комфортом. Белобрысый неспешно потягивал вино из бокала и напропалую флиртовал с сотрудницами, сидя на мягком удобном диване. Вот же ловелас демонский! Ни на минуту оставить нельзя, чтобы тут же вокруг не образовался кружок восторженных почитательниц! Я даже рассердилась на него, что совсем уж нелогично. В конце концов, сама же хотела отвадить. Женская логика, иначе не скажешь. Но мне простительно. Женщина ведь, – хмыкнула внутри наглая ведьмочка. Впрочем, едва Зепар увидел меня, все прочие мгновенно перестали для него существовать. Об этом говорил загоревшийся восхищенный взгляд, окидывающий меня с ног до головы. Я и сама была вполне довольна тем, что со мной сделали.

Даже с учетом того, что платье я смогла позволить себе довольно скромное, чувствовала себя на все сто. Черная туника с голубовато – серебристым цветочным узором по бокам, облегала фигуру, подчеркивая все достоинства. Даже моя отнюдь не большая грудь не смотрелась в этом наряде жалко. Напротив, элегантный силуэт придавал утонченной изысканности. Единственное украшение – медальон Зепара, сверкал на черном фоне завораживающими отблесками. Немного не вписывался в это дело мой простой пояс стража, но сотрудница салона сумела навеять на него иллюзию. И теперь он вполне даже гармонировал с медальоном. Волосы мои собрали в нечто невероятно причудливое и шикарное. Множество косичек напоминали изысканное кружево, сплетающееся в единую композицию. Кожа с умело нанесенным макияжем будто светилась изнутри, глаза же, подчеркнутые голубовато – серебристыми тенями, обрели новый блеск. Нежно – коралловая помада придавала невинный и в то же время соблазнительный вид. Ну, по крайней мере, такими комплиментами засыпала меня ведьмочка внутри.

– Ты прекрасна! – выдохнул Зепар, поднимаясь навстречу и оставляя на столике недопитое вино.

– Спасибо, – я заставила себя не тушеваться, хотя комплименты всегда заставляли меня смущаться. Наверное, сказывалась извечная правильность. – Может, уже пойдем?

Он улыбнулся и приблизился, взял мою чуть дрожащую руку и поднес к губам. Сволочь, нашел время опробывать на мне свои чары! От его взгляда едва ноги не подкосились. Я и так, между прочим, волнуюсь. Все‑таки снова крутая демонская тусовка, где каждый мой шаг будет бурно обсуждаться! Эйфория от того, что я в каком‑то роде на задании, давно прошла, пока надо мной колдовали стилисты. Остались волнение и смутное беспокойство. Не хочется опять опозориться и попасть в газеты. Но, надеюсь, никто меня и не заметит. Прошмыгнем с Зепаром по – быстренькому в здание театра, и я постараюсь не высовываться.

Как всегда, моя наивность вызвала саркастическую улыбку у наглой ведьмочки. Ага, размечталась! Не заметят, как же. Едва золоченая платформа Зепара остановилась у входа в большое красивое здание с черными мраморными колоннами и бордовой дорожкой, ведущей по ступеням к двустворчатой двери, я тут же почувствовала на себе взгляды десятков собравшихся. Теперь даже различила в толпе журналистов. Их отличали особо назойливый интерес ко всему происходящему и едва заметные огоньки то и дело вспыхивающих визоров. Из лекций по техническим приспособлениям я уже знала, что их можно использовать и как фотоаппараты.

У здания театра, которое раньше видела, только пролетая над ним сверху, сегодня собралось феноменальное количество высокопоставленных особ третьего демонского мира. Сверкающие драгоценностями, разряженные и напыщенные, они делали вид, что не замечают щелкающих их журналистов. Следовали к дверям в полном осознании собственной значимости. Зепар шел такой же неспешной походкой, с легкой улыбкой на чувственных губах. Я рядом с ним казалась себе серой утицей, по недоразумению оказавшейся в окружении райских птичек. Ни на кого старалась не смотреть, надеясь, что ноги не подведут в самый ответственный момент, и я не споткнусь на радость жаждущей сенсаций толпе. Журналисты и простой народ, тоже собравшийся поглазеть на демонскую элиту, бурно обсуждали каждого вновь прибывшего.

– Зепар! Это Зепар! – слышались возбужденные возгласы. – С ним его человечка… А он еще с ней?! Поразительно!

Не особо приятно слышать такое, но я упорно делала вид, что меня это вообще не касается.

– Зепар, я тебя обожаю! – раздался визг из толпы особо невменяемой фанатки архидемона – распорядителя.

Белобрысый казанова даже бровью не повел. Ну еще бы, наверняка привык к такому вниманию! Мне же хотелось сквозь землю провалиться от того, что снова дали почувствовать себя ничтожеством.

– Невероятно! Это же Лилит! Лилит! – взорвалась безумными криками толпа. – Астарт! Они снова вместе?

Я невольно остановилась, и Зепару пришлось тоже это сделать и обернуться вслед за мной. На бордовую дорожку ступила невероятно красивая пара. Одетая в летящее серебристо – белое платье демоница казалась сказочным видением. А рядом с ней мой Астарт в темно – красном костюме. Его волосы сверкали кровавыми сполохами в свете магических фонарей, установленных по периметру здания. От того, как эти двое великолепно смотрелись вместе, у меня сердце сжалось. И хоть я знала, что на самом деле он предпочел бы находиться где угодно, но не рядом с ней, сейчас не могла рассуждать здраво. Ревность, когтями скребущая сердце, оказалась сильнее доводов рассудка. Лилит бросала на присутствующих лукавые взгляды, загадочная улыбка делала ее совершенно обворожительной. Тонкая изящная ручка цеплялась за локоть Астарта, а их тела соприкасались. И демоница не упускала малейшей возможности прижаться к нему сильнее.

Почувствовала, как Зепар сильнее сжимает мою руку.

– Пойдем, дорогая. Не нужно так смотреть на них.

Я же не могла заставить себя даже шевельнуться, чувствуя, как закипает кровь. Как же больно! Как нестерпимо больно сейчас! Хочется подбежать, оттолкнуть ее от него, выцарапать колдовские синие глаза, сверкающие от осознания собственной победы. Лилит поймала мой взгляд и ее губы тронула хищная улыбка. Склонившись к Астарту, она что‑то выдохнула ему на ухо и на несколько секунд задержала губы на мочке. Черт! Меня будто плетью хлестнуло, настолько нестерпимо было видеть, как она касается его, целует. Дает понять, что этот мужчина принадлежит ей. Мой мужчина!

– Ирина, нам нужно идти, – резковато бросил Зепар, разворачивая и таща за собой почти силой.

Мне стоило титанических усилий не разрыдаться у всех на глазах. Надеюсь, поглощенные созерцанием демонической пары люди не заметили моего странного поведения. Хотя трудно представить, что я могу чувствовать себя еще более униженной и раздавленной, чем сейчас.

– Я не знал, что она будет здесь сегодня, – послышался напряженный голос Зепара. – Иначе не стал бы подвергать тебя такому испытанию. Прости… Если хочешь, мы уйдем. Я знаю, где здесь черный ход. Никто даже не заметит.

– Нет, – глухо бросила я, собираясь с силами. Такого удовольствия я Лилит не доставлю! Она сразу поймет, что заставило Зепара увести меня.

Мы вошли в сверкающий огнями магических кристаллов большой зал, где в ожидании первого акта представления проводили время гости. У стен были уставлены фуршетные столы, по залу сновали официанты, разносящие напитки. Гул множества голосов, сияние нарядов и улыбок. Я тут же ощутила себя раздетой под всеобщими взглядами. Самыми разными. От презрительно – снисходительных до ненавидящих и даже восхищенных. Виски сдавило тупой болью от попыток делать вид, что я совершенно спокойна и даже довольна. Улыбка, какую пришлось нацепить, казалась приклеенной маской. Но судя по отражениям в зеркальных стенах, я не выглядела такой уж жалкой, какой представляла.

– Хочешь чего‑нибудь выпить? – спросил Зепар, с беспокойством глядя на меня.

– Да, думаю, мне это сейчас точно не повредит, – с горечью бросила я и снова улыбнулась. Никто из присутствующих здесь не должен знать о том, что происходит в моей душе!

Зепар сделал знак официанту, и вскоре я уже делала глоток какого‑то восхитительно – сладкого коктейля. Даже не стала спрашивать, что это. Плевать, пусть это и кровь какого‑нибудь разломного обитателя окажется! То, что благодаря этому напитку немного утихает чудовищное нервное напряжение, говорит в его пользу. Зепар отвел меня в сторону, подальше от нескромных взглядов. Что‑то говорил, пытаясь отвлечь, а я воспринимала его слова, как фон, не более. Упорно смотрела на вход, ожидая появления Лилит и Астарта. Они не заставили себя долго ждать, и вскоре пришлось снова бороться с бурей эмоций, накативших волной цунами. Я видела, как эти двое стали центром всеобщего внимания. Каждый из присутствующих спешил подойти, поприветствовать, удовлетворить возбужденное любопытство. Я слышала вокруг перешептывания:

– Они снова вместе?! Поразительно! Когда? Как? Почему?

Знали бы они, что виной самого шокирующего примирения века стала скромная человечка, стоящая сейчас у стены. Губы тронула горькая улыбка.

– Ирина, ты в порядке? – прорезался в мятущееся сознание голос Зепара.

– Я? В полном, – промурлыкала я, одаряя его широкой улыбкой. – А разве незаметно?

И в этот момент наглость Лилит дошла до крайних пределов. Невзирая на не особо довольное выражение лица Астарта, она обвила его шею руками и прильнула к губам. Толпа издала единый вздох, жадно наблюдая за этой сценой. Я больше не видела ничего, все замелькало перед глазами, словно карусель. Передала Зепару свой бокал и пробормотала:

– Я сейчас… Пожалуйста, только не ходи за мной…

Бросилась прочь, желая одного – убраться отсюда подальше. Не видеть больше никого и ничего. Даже присутствие Зепара не могла выносить сейчас. Мне нужна небольшая передышка. Всего пять минут не видеть Астарта рядом с ней. Потом смогу собраться и довести свою роль до конца. Но сейчас это выше моих сил.

Юркнула в дверь в смежное помещение, даже не зная, что там, не слушая, что кричит вслед Зепар. Зал оказался темным и пустым. В нем была дверь в еще одно смежное помещение, из которой виднелась полоска света. Но туда я бежать не собиралась. Спряталась за портьерой, устроившись на подоконнике, и обхватила плечи руками. Как ни пыталась сдержать слезы, они одна за другой прорывались наружу. Яростно смахивала их, не желая, чтобы потом видели зареванной и несчастной.

– Проклятье! – вырвалось у меня, и я уставилась вверх. Смаргивала влагу с глаз и исступленно шептала самой собой. – Прекрати! Немедленно прекрати реветь! Ты сильная! Ты сможешь все это выдержать!

Уловив звук приближающихся шагов, ощутила досаду. Ну я же просила не идти за мной! Почему Зепар не мог хоть раз прислушаться к тому, чего я хочу?! Шаги остановились у моего укрытия, и я буркнула:

– Ты можешь сейчас просто убраться?! Или это будет последний раз, когда я согласилась с тобой пойти куда‑то!

– Весьма гневная отповедь, – послышался насмешливый незнакомый голос, и я опешила. Черт! Это не Зепар! С чего вообще взяла, что это он? – Простите, что потревожил. Услышал вас и не мог не полюбопытствовать, что случилось.

– Это вы простите, – проговорила я, отодвигая портьеру и спрыгивая с подоконника. – Всего лишь хотела немного побыть одна.

Мужчина стоял в двух шагах от меня, и в темноте я не могла различить его лица. Довольно высокий, крепкого телосложения. Вот и все, что могла о нем сказать.

– Все в порядке, – чуть насмешливым голосом сказал он. – А можно полюбопытствовать, кто удостоился такой вот яростной речи с вашей стороны?

– Неважно, – мне уже хотелось убраться отсюда. Ситуация явно неловкая. Я понятия не имею, кто этот мужчина, с которым общаюсь тет – а-тет в совершенно пустом зале. Звуки из соседнего помещения доносятся сюда слегка приглушенно, будто из тумана. Интересно, если закричу, кто‑нибудь услышит? Хотя с чего мне кричать? Мужчина вроде не собирается причинять вред. И все же покушения сделали меня маниакально подозрительной. Кто поручится, что это не очередной засланец Небироса или Лилит?

Глаза мужчины слегка мерцали в темноте золотистыми сполохами, и я поняла, что он сто процентов демон. Не стоит забывать, что для них обычные человечки – существа второго сорта. И то, что он так упорно разглядывает меня, тоже смутно беспокоило. Вспомнила, что демоны в темноте видят гораздо лучше, чем люди, и это тоже уверенности не добавило. Он меня видит во всех деталях, я его нет.

– Сразу и не узнал вас, – снова послышался голос, в этот раз прозвучавший вкрадчиво. – Самая загадочная человечка демонских миров… Та, что будто приворожила нашего считавшегося бессердечным героя – любовника. Напомните ваше имя.

– Ирина, – без особого желания ответила я.

– Ирина, – протянул он, будто смакуя мое имя на вкус. Испытывая все большее смятение, я решила, что пора бы уже и к Зепару возвращаться. По крайней мере, неожиданное общение с чужим демоном направило мои мысли в другое русло. Теперь рыдать уже не хочется. Хочется поскорее бежать отсюда обратно к людям. Вернее, демонам и прочим особам демонского двора, но не суть важно.

Когда я осторожно, бочком так, попыталась пройти мимо застывшей темной фигуры, обнаженную руку перехватили сильные пальцы. Я невольно вскрикнула и с возмущением дернулась.

– Вы что себе позволяете?! Или, по – вашему, раз человечка, то тварь бессловесная?

Послышался тихий смешок.

– Бессловесной вас назвать трудно. Удивительно, что совершенно не боитесь говорить то, что думаете.

Вот в этом он сильно ошибается, конечно! Боюсь, еще как! Но из чистого упрямства решила, что прогибаться под демонов и тешить их и так безмерное эго не стану ни за что.

– Хотите знать, что я думаю? – прищурилась я, перестав вырываться, что, впрочем, было совершенно бесполезно – демон намного сильнее.

– Было бы интересно узнать, – промурлыкал он.

– Я думаю, что вас, демонов, не мешало бы поучить хорошим манерам! Если по какой‑то причине девушка решила поплакать в уголочке, это не значит, что нужно пытаться лезть к ней в душу. И тем более лапать своими наглыми ручищами! – на одном дыхании выпалила наглая ведьмочка, замирая от собственной дерзости. Блин, я ведь даже не знаю, кто этот демон! Вдруг какой‑то нарцисс с манией величия, типа Небироса. И сейчас просто свернет мне шею, как глупому куренку. Но меня уже несло. – Лапы убрал! Между прочим, регенерация у меня далеко не демонская! Синяки ты залечивать будешь?

Некоторое время меня буравили горящими глазами, потом пальцы разжались. Когда я, вся охваченная праведным гневом, неслась прочь из залы, вслед донесся веселый смех. Вздохнула с облегчением. Если смеется, значит, вряд ли убьет. Хотя… Может, это такой особый злодейский смех, типа: хорошо смеется тот, кто смеется последним. Нужно срочно найти Зепара, это однозначно! А вот о том, рассказывать ему об этом странном инциденте или нет, еще подумаю.

Выйдя из темного зала, я некоторое время хлопала глазами, привыкая к яркому освещению. Почти сразу рядом материализовался Зепар, с тревогой глядя на меня.

– Все нормально? Может, действительно уйдем?

Но сейчас я была в таком боевом настрое, что это вряд ли.

– Все хорошо, – процедила я. – Когда там уже представление начнется?

– С минуты на минуту. Ты плакала? – он осторожно провел ладонью по моей щеке.

– И не думала, – буркнула я.

Он едва заметно улыбнулся и взял меня под руку.

– Пойдем. Подождем начала представления в зрительном зале.

Упорно стараясь не смотреть на по – прежнему окруженную толпой парочку: Лилит и Астарта, – я двинулась за Зепаром. Мы разместились в личной ложе архидемона – распорядителя на удобных диванчиках. Не хватало только небольшого бинокля, как в лучших традициях театрального общества нашего мира. Но, по – видимому, зрение у здешней элиты в подобных приспособлениях не нуждалось. Пришлось смириться с тем, что придется полагаться лишь на собственные глаза. Но видимость с наших мест и так была хорошая. Сцена отсюда как на ладони.

Мало – помалу зал заполнялся другими гостями, последовавшими нашему примеру. Сцепив зубы, я смотрела на то, как почетные места занимают Лилит и Астарт.

– Как и следовало ожидать, сестричка удостоилась приглашения в ложу повелителя, – раздался над ухом голос Зепара.

Демоница поймала его взгляд и приветливо помахала рукой. Он ответил тем же, одаряя ее легкой улыбкой. Впервые за вечер наши с Астартом глаза встретились, и я почувствовала, как сердце замирает. Он смотрел с тоской и будто пытался сказать, как же ему неприятна вся эта ситуация. Я улыбнулась ему так нежно, как только могла. Показывала, что ни в чем его не виню, все понимаю.

– Прекрати так ему улыбаться, – прошипел Зепар. – Лилит смотрит.

Упрямо продолжала делать это, охваченная чувством непонятного протеста. Да пошли они оба! И братец, и сестра! Астарт отвернулся первым, оказавшись более благоразумным, чем я. Что‑то сказал Лилит, и она переключила все свое внимание на него.

Когда в их ложу вошел повелитель третьего демонского мира, все поднялись с мест, приветствуя властителя. Нам с Зепаром тоже пришлось встать, всем видом изображая почтительность. На губах светловолосого архидемона, с татуировкой в виде змеиного глаза по центру лба, играла легкая улыбка. Абигор обвел взглядом присутствующих, потом величественно сел. Я с удивлением заметила, что сейчас он смотрит прямо на меня. И то, что не спешит отводить взгляд, сильно смущало. Что ж он уставился‑то так? Может, считает, что присутствие недостойной человечки, да еще на таком почетном месте, оскорбительно? Мне бы смиренно потупить взор и превратиться в покорную тень, но я вскинула подбородок и слегка прищурилась. Улыбка на губах Абигора стала шире, и он подмигнул мне. Я ошарашено замерла, не понимая, чем вызвано такое странное поведение. С чего вообще самому влиятельному архидемону третьего мира обращать внимание на столь недостойный объект?

– Почему Абигор так на тебя смотрит? – послышался встревоженный голос Зепара. Похоже, не только меня напрягла эта странность.

– У меня есть повод волноваться? – я, наконец, отвела глаза от повелителя и посмотрела на своего спутника.

– Не знаю, – он покачал головой. – Надеюсь, что нет.

– Кстати, слышала, что его возлюбленная недавно погибла, – вспомнила я, решив переключиться на более важную для выполнения задания тему. Вдруг Зепар сболтнет что‑то в разговоре.

– Ты хотела сказать: любовница, – скривил губы в улыбке архидемон. – Поверь, утешился он довольно быстро. Сейчас его постель согревают сразу двое. Вон та брюнетка через три ложи от нас, – Зепар небрежно повел плечом в левую сторону, – и блондинка в общем зале. Та, что сейчас строит ему глазки.

Я с любопытством посмотрела на двух указанных женщин. Обе весьма привлекательные, роскошно одетые, чувственные. Да, похоже, Абигор мало чем уступает Зепару в любовных делах!

– Не думаю, правда, что они займут его внимание надолго. Лиана все же поинтереснее была.

Сильно смутило, что в его тоне даже сожаления нет по поводу смерти той, что одно время и с ним была. Все же демоны бесчувственные сволочи! Ну, кроме Астарта, конечно.

– Говорят, ее смерть была не случайной… – снова затронула я щекотливую тему.

– Всего лишь несчастный случай, – Зепар даже бровью не повел. Так хотелось ему поверить! Может, и правда несчастный случай. Или убить эту женщину распорядился вовсе не Зепар. Небирос или Лилит. От этих двоих всего, чего хочешь, можно ожидать.

От дальнейших расспросов удержало то, что погасили свет, возвещая о начале представления. Освещенной осталась лишь сцена, где в этот момент подняли занавес. И приглушенные голоса собравшихся стихли. В опере в нашем мире я никогда не была, слышала лишь в записи. Не скажу, что когда‑либо этот вид искусства меня привлекал. Но сейчас, в соответствующем антураже, с великолепной акустикой этого места, все выглядело совершенно по – другому. Вместо декораций на сцене создавалась иллюзия, и казалось, что погружаешься в реальную жизнь. Сказка, воплощенная в явь. Красота образов сочеталась с нереальными голосами певцов. Поистине, они действительно заслуживали звания лучших! Я поймала себя на том, что сижу с отвисшей челюстью и не могу отвести глаз от сцены. По всему телу словно бабочки порхали, настолько проникновенной была музыка. На глаза слезы наворачивались, когда песня передавала грусть или тоску. Насколько же великолепно! Ощутила, как руки, судорожно сцепленные на коленях, накрывает ладонь Зепара.

– Рад, что тебе нравится… Не жалеешь, что вытащил тебя сюда?

– Нет, что ты! – восторженно прошептала я и снова устремила взгляд на сцену. – С этого дня я теперь поклонница оперы!

Послышался довольный смешок архидемона, сменившийся хмурым замечанием:

– Он снова на тебя смотрит.

– Кто? – вздрогнула я, с неудовольствием глядя на него, отрывающего меня от представления.

– Повелитель.

– Наверняка тебе кажется, – отмахнулась я и шикнула на него.

Зепар, наконец, заткнулся, а я тут же забыла обо всем на свете, наслаждаясь талантом актеров.

Казалось, все промелькнуло в один миг. Я с неудовольствием заморгала, когда снова зажегся свет, давая понять, что первая часть представления закончена. Зрители вставали с мест, снова перемещаясь в общий зал и обсуждая увиденное. Я тоже поднялась, разминая ноги. Потянулась, поражаясь, что даже не заметила, как одеревенело тело. Похоже, с места не двигалась, так заворожило представление. Очутилась в бесцеремонных объятиях Зепара, скользнувшего губами по моей шее.

– Ты так сладко потягиваешься, – промурлыкал он. – Навевает весьма приятные воспоминания. О тебе в моей постели…

– Немедленно отпусти, – прошипела я. – На нас все смотрят, между прочим!

– И пусть смотрят, – наглая рука скользнула по моей талии вниз, проводя по бедру. – Разве я не могу уделить немного внимания моей невесте?

– Зепар, если не хочешь, чтобы я тебе прямо сейчас по физиономии съездила, отпусти сейчас же!

Он хохотнул, но все же отпустил. Я с беспокойством посмотрела на ложу правителя, где с места как раз поднимались Астарт и Лилит. Мой архидемон смотрел на меня мрачным взглядом, зубы стиснуты. Черт! Я ведь не хотела! Из‑за этого белобрысого мерзавца, при каждом удобном случае лапающего меня, Астарт сейчас бог знает что обо мне думает!

– Не подходи ко мне до начала второго акта, – процедила я, смерив Зепара уничтожающим взглядом, и бросилась прочь из ложи.

Смешавшись с толпой других гостей, перевела дух. Взяла себе такой же коктейль, что пила раньше, и устроилась в уголочке. Надеялась, что тут меня никто не заметит и это позволит привести мысли в порядок. Упорно ни на кого не смотрела, думая о том, что Зепар умудрился испортить все впечатление от спектакля.

Сначала даже не придала значения тому, что воцарилась тишина, сменившая гул голосов и смех. Опомнилась, только когда рядом раздался бархатный голос:

– Не помешаю? Вижу, что синяков удалось избежать… А то я уже думал все же оказать вам услуги по исцелению… – рука с длинными крепкими пальцами медленно провела по моей собственной, двигаясь к локтю. Ошеломленно подняла взгляд на нахала из темной комнаты и почувствовала, как проваливаюсь в бездну. Передо мной стоял повелитель третьего демонского мира собственной персоной.

– Черт! – вырвалось у меня прежде, чем я вообще осознала, что говорю. Наглая ведьмочка услужливо напоминала о том, что мы обе ему наговорили. Блин, вот на этот раз я попала так попала!

– Архидемон, если не возражаете, – ухмыльнулся он, с интересом глядя на меня янтарными глазами. Золотистые отблески в них почти сливались с радужной оболочкой.

С трудом оторвав взгляд от Абигора, я посмотрела на ошеломленно взирающих на нас других гостей. И теперь понимала, почему вдруг такая тишина воцарилась. То, что сам повелитель соизволил уделить внимание ничтожной человечке, удалившись от более подходящей для него компании, несомненно, поразило всех. А меня больше всего. И я понятия не имела, что теперь делать. А архидемон продолжал на меня пялиться, ничуть не смущаясь из‑за всеобщего потрясения.

– Размышляете, какой смерти меня лучше предать? – ляпнула я очередную глупость, лишь бы скрыть смятение.

Абигор расхохотался, слегка запрокинув голову.

– Признаюсь, сейчас я думал далеко не об убийстве, – наконец, бросил он.

– И о чем же думали? – решив, что помирать – так с музыкой, я вскинула подбородок.

– О несколько другом сценарии с тобой в главной роли.

Судя по особому блеску в глазах, мне такой сценарий вряд ли бы понравился.

– Думаю, для таких сценариев вам лучше использовать более подходящих актеров. А мне, скромной человечке, как‑то ваши великосветские развлечения не особо по душе. – И вот заткнуться бы мне, и так наговорила с три короба больше чем нужно. Но наглая ведьмочка бросила вдогонку: – И вообще демоны, нагло лапающие девушек в темных комнатах, меня не привлекают.

Что я несу?! Блин! Мысленно я уже несколько раз отхлестала себя по губам, сама же с гордым видом обогнула повелителя и двинулась по залу. Лихорадочно искала глазами Зепара. Впервые я настолько жаждала его общества! Идти далеко не пришлось. Выскочив откуда‑то сбоку, он приблизился ко мне, бледный и напряженный. Взял под руку и повел в другой конец комнаты.

– Что происходит? – прошипел он.

– А что происходит? – устало спросила я, не глядя больше по сторонам. – Думаю, просто моя песенка спета. Как думаешь, что предпочтительнее: смертная казнь или живьем в разлом?

– Ты о чем? – опешил Зепар.

– Я только что нахамила вашему повелителю, – бескровными губами пролепетала я, утрачивая наигранную браваду. Осознание того, что наделала, превращало все внутри в подобие студня. – Думаю, он не прибил меня на месте только потому, что не хотел делать этого у всех на виду.

Мы уже остановились у стены, и я продолжала упорно смотреть в пол. Зепар же холодно процедил, склоняясь к моему уху.

– А я вот полагаю, что прибить тебя – последнее, что ему хочется. Давно он уже так ни на кого не смотрел. Да и то, что предпочел находиться здесь со всеми, а не в отдельном помещении, как это бывает обычно, настораживает.

Я пораженно посмотрела на него, явно злого и недовольного. Потом отыскала взглядом Абигора и поразилась. Около повелителя уже стояли две его пассии, едва из платьев не выпрыгивающих в попытках привлечь внимание. Он же смотрел на меня. И так смотрел… Блин… Казалось, съесть хочет. Может, и правда, просто съесть? Демоны ведь энергией иногда питаются. Наглая ведьмочка издевательски хмыкнула, и я тихо застонала. Ну вот только этого мне не хватало! Я что заговоренная какая‑то, что на меня так демоны западают?!

– Когда ты успела заинтересовать его? – Зепар демонстративно встал так, чтобы закрыть от повелителя, за что я ему благодарно улыбнулась.

– Понятия не имела, что подобным у вас можно заинтересовать, – мрачно пошутила я. – Зашла в безлюдный зал. Сижу на подоконнике за портьерой, никого не трогаю. Кляну себя последними словами, что такая дура. И тут загадочная личность возникает. Я его даже не разглядела в темноте. Он полез ко мне, ну я и ляпнула ему много чего. – Меня передернуло, когда я снова осознала, кому все это говорила. – Но тогда это можно было списать на то, что я не знала, кто это. А я ему снова нахамила… Только что…

Зепар некоторое время молчал, потом посоветовал:

– Просто извинишься при случае. Я все объясню повелителю.

– Буду тебе благодарна!

– Надеюсь, все обойдется, – утешил архидемон. – Просто постарайся больше не отходить от меня.

– Я вообще больше ни ногой на ваши демонские тусовки! – клятвенно пообещала я. – Вечно позорюсь на них.

Зепар усмехнулся, глядя со странным выражением.

– Я уже сам жалею, что привел тебя сюда.

– Ясное дело, – вздохнула я. – Мне и самой за себя неловко.

– Поверь, вот как раз неловкости за тебя я не испытываю, – он сверкнул глазами. – Восхищаюсь тобой. Жаль, что не только я.

– Чем тут можно восхищаться?! – удрученно заметила я.

– Ты сама не понимаешь, какая ты, – Зепар приподнял меня за подбородок и долго смотрел в глаза. – Необычная, свежая. Ранимая, хрупкая и в то же время смелая, готовая дать отпор любому. Даже тому, перед кем трепещут остальные. Это не может не восхищать. Тебя хочется добиваться, потому что знаешь, что если ты проявишь интерес, то это искренне. Что тебя привлечет не внешнее, а то, что внутри…

Я осторожно высвободилась и хмуро сказала:

– Как думаешь, можно нам все равно остаться на второй акт? Даже после того, как я Абигора послала? Представление очень хочется досмотреть.

Зепар расхохотался и выдохнул мне в ухо:

– Ты неподражаема…

Глава 11

Утром разбудил ураган под названием Олета. Радостно визжа, она то тормошила меня, то прыгала по комнате, радуясь возвращению. Я даже рассердиться на нее не могла за столь бесцеремонное пробуждение. На лицо сама собой наползала улыбка при виде подруги, а вчерашние волнения казались чем‑то далеким и нереальным.

– Ты как себя чувствуешь, неугомонная? – воскликнула я.

– Отлично – отлично – отлично! – завопила она.

Тут мой взгляд упал на небольшой букетик на столе, и улыбка сразу сползла с лица.

– Это что?!

На то, что обычно присылал Зепар, не похоже. Архидемон предпочитал размах во всем. А с учетом последних событий цветы в качестве подарка теперь внушали вполне понятные опасения.

– Это мое, – загадочно улыбнулась Олета, подхватила букет со стола и закружилась вместе с ним.

– От кого? – подозрительно спросила я.

– Не поверишь…

– Говори уже! А то пытать буду! – я шутливо погрозила пальцем.

– От Дайрена, – выдохнула девушка, а я надолго замерла с разинутым ртом.

– Ч – чего? От к – кого?

– Ты слышала… – невозмутимо отозвалась Олета. – Вчера, когда ты ушла, он приходил ко мне. Извинялся за свое поведение. И цветы принес.

Так, происходящее нравится все меньше! Неужели он никак не угомонится? Может, натравить на него леди Тайгрин? Пусть теперь уже она настоящая ему мозги вправит.

– Ты что его простила сразу? – я прищурилась. – Надеюсь, тебе хватит ума не вестись на очередные хитрости Дайрена!

Олета посмотрела с явной обидой и плюхнулась на кровать, прижимая цветы к груди.

– Извини, – тут же пожалела я о своей резкости. – Понимаю, что ты его любила и все такое.

– Все еще люблю, – грустно сказала она. – Ничего не могу с собой поделать. Но ты зря считаешь, что я такая уж дура.

– И вовсе я тебя дурой не считаю, – смутилась я. – Просто когда в дело вступает сердце, трудно еще и мозг подключать. По себе знаю.

– Я была с ним сдержанной и холодной, – губы Олеты тронула улыбка. – Извинения приняла, но дала понять, что так легко он не отделается.

– А он что?

– Просто еще раз извинился и сказал, что не должен был так поступать. Пожелал скорейшего выздоровления и ушел.

– Ну, будем надеяться, что Дайрен и правда раскаялся, – с сомнением протянула я. – Ладно, давай собираться. Первая лекция сегодня у Солдера, – при этих словах Олета поморщилась. – Ага, я тоже не в восторге. И так не выспалась, а на его паре точно засну, – я закатила глаза. – Зато потом леди Тайгрин нас всех разбудит по полной. А тебе, кстати, можно уже на «Военную подготовку»?

– У меня освобождение на неделю, – отмахнулась Олета, – но я не собираюсь его использовать.

– Сумасшедшая! – возмутилась я.

– Да надоело себя болезной чувствовать! – оправдывалась подруга. – Хватит уже, належалась и насиделась на всю оставшуюся жизнь.

Она отыскала вазу, поставила в нее букетик, любовно расправила цветочки и стала причесываться, что‑то напевая под нос. Я с улыбкой понаблюдала за ней, потом с неохотой вылезла из кровати и поплелась в душ. Когда вышла, уже взбодрившаяся и проснувшаяся окончательно, Олета бегло проглядывала мои конспекты, выясняя, что пропустила.

– Домашнее задание дашь списать? – покусывая кончик карандаша, спросила она.

– Я сама его не сделала, – смутилась я.

Олета уставилась на меня так, словно я сообщила, что только что приземлились инопланетяне.

– ТЫ не сделала?

Блин, похоже и в Академии Тайных знаний я успела приобрести репутацию заучки и ботана! Это не особо радовало.

– Ну, просто времени вчера не было, – сказала я и поняла, что сейчас об этом пожалею. Олета таким объяснением вряд ли удовлетворится.

– А что ты делала вчера вечером? – умильным голосочком спросила подруга, мигом позабыв о домашнем задании и конспектах.

– Мы с Зепаром в театр ходили. На оперу. Выступала какая‑то там лучшая труппа демонских миров.

Я понадеялась, что на этом любопытство Олеты окажется удовлетворенным. Наивная…

– Расскажи – и-и! – потребовала она, подпрыгивая на месте. – Хочу знать все подробности! Об этом наверняка и в сегодняшних газетах напишут! Нужно в обед почитать!

Черт! Газеты… Я прикрыла ладонью глаза в жесте фейспалм. Интересно, а в общем зале журналюги присутствовали? Вроде бы только на входе были. Но если вспомнить бал у повелителя, то там я их тоже не видела. А мои фотки потом долго еще служили предметом бурного обсуждения студентов Академии.

– Да нечего рассказывать, – глухо проговорила я. – Просто пришли, посмотрели представление и ушли.

Олета с подозрением прищурилась, явно мне не поверив. Но я решила, что лучше придержу рот на замке. Иначе и на завтрак, и на лекцию по «Мировому праву» мы точно опоздаем.

– А кто там был из знаменитостей? – прорвало подругу, и я поняла, что так просто она не отстанет.

Обреченно рассказывала ей о тех немногих, кого запомнила. Олету интересовало все вплоть до того, кто в чем одет был и кто с кем пришел.

– Может, лучше спросишь, как само представление? – ухмыльнулась я в итоге, когда мы, даже идя в столовую, обсуждали вчерашнее событие.

– Да это потом, – отмахнулась она. – Успеется.

Я хмыкнула. В столовую входила с некоторым напряжением, ожидая, что студенты уже в курсе вчерашних событий. Но нет. Похоже, выпуск о бале выйдет не раньше полудня. Обрадовалась невольной передышке. Хорошее настроение не испортил даже занудный господин Солдер. В отличие от других студентов, старательно подавляющих зевки, я слушала его со всем вниманием и исправно записывала основные тезисы лекции. Даже удостоилась благосклонной улыбки преподавателя в ответ на такое усердие.

Странности начались с того момента, когда мы дружною толпой двинулись на «Военную подготовку». Судя по тому, что на спортивной площадке находились и леди Тайгрин, и лорд Фейнис, планировалось общее занятие: и для парней, и для девушек. А это уже само по себе хорошего не предвещало. Обычно в таких случаях устраивались состязания. Это мне не понравилось, учитывая, чем все закончилось в прошлый раз.

Еще сильнее насторожилась, когда увидела бодрячком направляющихся к преподавателям «Военной подготовки» лорда Вайлена и самого директора Академии. Последний редко баловал студентов вниманием. Абсолютно лысый темнокожий демон с золотой татуировкой в виде головы вирайсы на затылке. Лорд Данауд Гройдгер. Но даже не это вызвало смутные опасения. А то, что директор с дроу шли так, словно между ними идет кто‑то еще. А в том месте, если сильно приглядеться, можно было заметить легкую рябь. Кто‑то накрыл себя маскировкой от студентов. И этот кто‑то наверняка важная персона судя по тому, как кусает губы лорд Гройдгер. Неужели опять Зепар приперся? Хотя это вряд ли. Он бы не преминул лично меня поприветствовать. Происходящее беспокоило все больше.

Когда троица, включая человека – невидимку, поравнялась с леди Тайгрин и лордом Фейнисом, лица последних вытянулись. Вероятно, им соизволили раскрыть инкогнито загадочной личности. Директор о чем‑то пошептался с преподавателями и те синхронно кивнули.

– Что происходит вообще? – шепнула стоящая рядом со мной Олета, озвучивая безмолвный вопрос всех студентов.

– Понятия не имею, – призналась я.

– Может, проверка какая‑то? – подала идею стоящая по другую руку Кайена Кхельн.

– Не исключено, – одобрила ее версию еще одна ученица. – Вон как директор нервничает.

Все разговоры стихли, едва к нам приблизились леди Тайгрин и лорд Фейнис. Куратор звучным командирским голосом обратилась к студентам:

– Сегодня вы должны показать все, на что способны. Занятие предполагается, как проверка ваших боевых навыков на данный момент. То, насколько вы можете использовать доступные вам уже средства обороны и нападения. Во избежание повреждений каждому будет предоставлен дийдрен.

Я судорожно вспоминала то, что говорили об этом приспособлении преподаватель «Технических средств» и лорд Вайлен. Дийдрен – прибор, активирующий защитную оболочку. Тот самый, какой используют в разломе, чтобы защититься от огня. Помимо этого он ослабляет действие магических атак. От глубинной энергии и сильного физического воздействия не спасет, от обычной магии, мелких повреждений и действия струйника – незаменимое средство. Не такое мощное в случае магических атак, как щит, конечно, но зато дает больше маневров для активных действий.

– Магические заряды выставлены на минимальную мощность, – продолжала леди Тайгрин. – Но если вам попали в области, которые в условиях настоящего боя приведут к гибели или тяжелому ранению, вы выбываете из состязания. Спортивная площадка будет поделена на сектора. – Лорд Фейнис при этих ее словах взмахнул рукой, делая видимыми силовые лучи, создающие вокруг выверенных участков преграды. Получилось, что в ширину намного меньше, чем в длину. Участок заканчивался на другом конце поля. Чем‑то мне напомнило бассейн, разделенный на несколько дорожек. – Так каждая команда будет действовать на определенной территории и мешать другим не будет. Задача – первыми добраться до конца участка, забрать кулон, размещенный на шесте, и доставить сюда. Участник, которому удастся это сделать, принесет своей команде победу. Сейчас рекомендую разделиться на команды по пять человек в соответствии с вашими предпочтениями. Это тоже покажет, насколько вы знаете сильные и слабые стороны друг друга.

Я тут же кивнула Олете и Кайене, отыскала взглядом Корена. Тот бросился к нам, за ним увязался еще один парень из та? йников. Даже гордость какая‑то появилась, что нам первыми удалось создать боевую пятерку. Правда, при виде нашей компании рыжий хмыкнул.

– Вы всерьез рассчитываете в таком составе справиться с кем‑то?

– Говорила же тебе: гад он, – шепнула я Олете. – Ничуть не изменился.

Она тоже нахмурилась, буравя рыжего неприязненным взглядом. Дайрен криво усмехнулся и обратился ко мне:

– Ну что, ведьмочка, потягаемся силенками?

– Да запросто! – буркнула я.

Дайрен выбрал из толпы четырех своих дружков, среди которых была только одна девушка. Хотя она вряд ли в чем уступала парням. Наполовину змее – оборотень, наполовину демоница. Даже внешне гадюку напоминала – черные волосы, сероватая кожа и жуткие бело – желтые глаза с вертикальными зрачками. Звали ее Адалина Ройн. Остальные члены команды рыжего тоже как на подбор. Оборотень Ковен Фирг и два демона.

– Они нас порвут, – прошептала Кайена, высказывая общее мнение.

Рыжий ехидно осклабился, давая понять, что так и есть. Остальные студенты тоже мало – помалу разделились на команды и теперь ждали знака преподавателей. Олета, негласный лидер нашей пятерки, торопливо объяснила стратегию: четверо задерживают остальных противников, пока один бежит к кулону с эмблемой Академии. Бежать доверили мне, как самой слабой. При иных обстоятельствах я бы возмутилась, но понимала, что серьезного сопротивления не смогу оказать ни одному из противников. У нас и так шансов мало на победу. Усугубляло положение то, что наш позор увидят не только преподаватели «Военной подготовки», а еще и лорд Вайлен, директор и невидимый субъект. Но я постаралась сейчас об этом не думать.

На старте, хоть и была наготове, все равно замешкалась – реакция моя далека от реакции оборотней и демонов. Повезло, что подстраховали Олета и Корен, оттеснив от меня остальных. Увернувшись от луча струйника и петляя, как заяц, я понеслась к цели. Прилагала все силы, не жалея ног. Слышала позади свист пускаемых вслед разрядов, даже огненной плети, брошенной Ковеном Фиргом. К счастью, пока друзьям удавалось отвлекать внимание на себя, а мне уворачиваться. Но тут меня почти без усилий догнал Дайрен, вырвавшийся из оцепления. Намеренно толкнул в плечо, так что отшвырнуло к силовому потоку, ограждающему наш участок. Руку пронзило болью, но дийдрен смягчил удар. Разозлившись, я выхватила струйник и послала вслед рыжему заряд энергии. В него попало, но, к сожалению, не туда, где это бы нейтрализовало. Пятая точка все же не относится к настолько уязвимым местам. Позади раздалось ржание тех, кто это видел. Дайрен же обернулся ко мне и послал заряд. Я лишь чудом успела нагнуться, зацепило только волосы, защищенные прибором. Оглянувшись, увидела, что Кайену уже нейтрализовали, Корен и Олета с трудом пытаются сдерживать противников. Еще один член нашей команды бежит за мной, тоже стреляя в Дайрена и двух демонов, несущихся ко мне. Заряд Ковена заставил парня тоже выпасть из игры.

Черт! Я снова ринулась прочь, проклиная все на свете. Дайрену оставалось чуть меньше трехсот метров до кулона. Мне не успеть! Дурацкий у нас план был, конечно. У меня ни шанса. Тут осенила новая идея, и я резко развернулась к приближающимся демонам. Не ожидавшие такого, они не успели среагировать. Один за другим упали на землю, сраженные струйником. В этот раз я целилась точнее и действовала уверенно. Потом развернулась к рыжему, желая перехватить его, когда будет бежать обратно с кулоном. Послышался одобрительный крик Олеты, разгадавшей мой маневр. Почти сразу она закричала, сраженная ударом в челюсть. Пусть в силе подруга другому оборотню не уступала, но он сумел застать ее врасплох. На то, чтобы нейтрализовать Корена, Ковену хватило подсечки и мощного удара в солнечное сплетение. Теперь оборотень мчался ко мне.

Стараясь не думать о том, что шансы и вовсе мизерными стали, понеслась навстречу уже снявшему с шеста кулон Дайрену. То, что мне удалось зацепить ему руку огненной плетью, иначе чем чудом, не назовешь. Я сама от себя такого не ожидала. Кулон отлетел к силовому потоку, и его отбросило в мою сторону. Хватило десяти секунд, чтобы подхватить вещицу. Проанализировав ошибку противника, я надела кулон на шею и спрятала под рубашку. Теперь его так просто с меня не сорвать. Включила щит, отбивая магические атаки Ковена, и послала заряд в Дайрена. Меня едва не зацепило, но удалось устоять на ногах. Оба были уже совсем близко и сейчас моя ситуация больше напоминала «между крокодилом и львом». Крышка мне, это точно! Слышала в отдалении крики друзей, уже стоящих на старте и подбадривающих меня. Но, думаю, как и я, они прекрасно понимали, что дальнейшее сопротивление бесполезно.

Однако сегодня мой ангел – хранитель явно был в хорошем настроении. Того, что Ковен и рыжий одновременно взметнут струйники и захотят меня прикончить, я не ожидала. Скорее интуитивно, чем пользуясь логикой, пригнулась в тот самый момент, когда заряды встретились. Дайрену удалось увернуться, Ковен же упал, сраженный собственным командиром. Воспользовавшись заминкой, я что есть мочи понеслась к стартовой позиции. Никогда еще так быстро не бежала, аж ветер в ушах свистел. Но на этом феноменальное везение закончилось, как, впрочем, и следовало ожидать. В воздухе послышался свист взметнувшейся огненной плети. Она оплелась вокруг плеч, вынуждая остановиться и рухнуть на землю. Пока я пыталась высвободиться и подняться, рыжий настиг и напрыгнул сверху. Видела над собой нагло ухмыляющуюся физиономию с горящими азартом битвы глазами.

– Хорошая попытка, ведьмочка! Но не тебе со мной тягаться.

Я дернулась, когда он потянулся к моей шее и рванул пуговицы камзола. Хоть и понимала, что пытается забрать кулон, такие действия с его стороны были особенно неприятны. То, что он решит еще и поиздеваться над беспомощной мной, даже не удивило. Вместо того чтобы просто сорвать кулон, Дайрен стал расстегивать пуговки дальше, потом рванул ворот рубашки, обнажив верхнюю часть груди.

– Пусти, сволочь!

Рыжий ухмылялся все похабнее, а потом и вовсе склонился ближе и провел губами по моей шее, опускаясь все ниже.

– Ты что творишь? – прошипела я, он же издал довольный смешок. – На нас же смотрят!

– Не думаю, что кому‑то есть до нас дело, – промурлыкал он. – Не одна наша команда в этом участвует. Но если пообещаешь встретиться со мной сегодня вечером, так уж и быть, перестану.

– Да катись ты в разлом, Дайрен! – я снова дернулась, и тут же его губы жадно накрыли мои.

Я даже не осознала сразу, что произошло. Исчезло давящее прикосновение нависшего надо мной тела. Приподнявшись на локтях, расширившимися глазами смотрела, как Дайрена отбрасывает от меня огненным потоком. Он с такой силой врезался в силовую преграду, что лучи замерцали и едва не погасли. Рыжий, не менее ошалевший, чем я, шмякнулся о землю. Он весь дергался, несмотря на то, что на нем защитная оболочка. Это ж какой силы удар был?! Торопливо приводя в порядок одежду дрожащими от волнения руками, я с недоумением оглядывалась, не понимая, что вообще происходит. Никто из друзей меня спасти не мог – все нейтрализованы и слишком далеко. Из последних сил побежала к старту, стараясь не оглядываться на рыжего. Мысли в голове хаотично метались. Уловила в самом начале дорожки рябь иллюзии, на глазах развеивающейся. В ошеломлении осознала, что именно таинственный инкогнито оказал мне помощь сейчас. И судя по реакции преподавательского состава, для них это стало не меньшим сюрпризом. Лорд Фейнис уже бежал к Дайрену, чтобы оказать помощь, остальные просто стояли и переводили взгляды с важного гостя на меня. Я застыла столбом, когда до решающей черты оставалось не более трех метров. Иллюзия полностью развеялась.

В нескольких шагах от меня стоял повелитель третьего демонского мира собственной персоной. На губах играла хищная улыбка, глаза неотрывно наблюдали за мной.

– Вы что здесь делаете? – процедила я, осторожно подходя ближе.

– Да вот, решил проинспектировать Академию Тайных знаний. А то все как‑то недосуг было, – небрежно бросил он.

– И начать решили с занятия по «Военной подготовке»? – подозрительно спросила я.

– А почему бы и нет? – ухмыльнулся Абигор.

Когда я пересекла черту, леди Тайгрин разлепила сцепленные губы и выдавила:

– Кулон, студентка Бардова.

– Эта победа не заслуженная, – возразила я и швырнула кулон на землю. – Победил бы Дайрен. – Я повернулась к Абигору. – Зачем вы вмешались?

– Не хотел позволять этому юнцу делать то, что ты не позволяешь даже мне, – промурлыкал он, а я почувствовала, как заливаюсь краской.

Черт! Он это на виду у всех сказал! Директора, лорда Вайлена, леди Тайгрин, других студентов, которые уже справились с заданием и теперь жадно ловили каждое слово важного гостя. Я видела, как глаза у всех округляются, и не знала, куда деваться.

– Я сама могу о себе позаботиться, – буркнула я и ринулась прочь, стремясь оказаться как можно дальше отсюда. Плевать, что никто меня не отпускал! Плевать, что Абигор может воспринять это как новую дерзость! Ну что ж мне так не везет‑то?! Зепара мало было, таскающегося за мной на лекции, так теперь еще и повелитель туда же. Р – р-р! И как теперь кому‑то на глаза показаться?!

Я и не показывалась, пока в нашу комнату перед обедом не ворвалась Олета. В руках она держала газету и потрясала ею, как флагом вражеской армии.

– Как ты могла мне не рассказать такое?! – бурно возмущалась она, плюхаясь рядом на кровать и швыряя мне газету.

– Что именно? – процедила я, механически принимая ее. Стоило глянуть на первую страницу, как настроение поползло вниз еще сильнее.

Там красовалась большая фотография, запечатлевшая во всех деталях незабвенный разговор у стеночки. Я, задумчиво сжимающая бокал, и Абигор, ласкающий мою руку. Сверху жирная крупная надпись: «Новая любовная победа загадочной человечки из мира смертных!»

– А – а-а! – вырвалось у меня, и я уткнулась лицом в подушку.

– Ну ты даешь, Ира! – безжалостно врезался в раскалывающуюся от стыда голову голос Олеты. – Даже про примирение Лилит и Астарта на второй странице только написали! Слушай, как ты это сделала?!

– Сделала что? – упоминание про Лилит и моего архидемона лишь усугубило желание пойти и повеситься.

– Абигора заинтересовала как?!

– Поверь, лучше тебе не знать.

– Слушай, это приворотное средство какое‑то, да?! Слышала, что некоторые ведьмы промышляют таким! Можешь поделиться?

– Олета, не добивай меня хоть ты! – простонала я. – Какое еще приворотное средство?!

– Так Адалина Ройн сказала. Говорит, что это самое разумное объяснение.

– Вы еще все меня и обсуждали?! – возмутилась я.

Олета немного смутилась, но тут же сказала:

– Так ведь интересно же! Сначала Зепар, теперь Абигор! В чем твой секрет?

– В том, что демоны тут все напрочь озабоченные и слова «нет» не понимают! – рявкнула я и отвернулась, не желая больше говорить ни слова.

Некоторое время царило проливающееся бальзамом на душу молчание, потом Олета осторожно сказала:

– Ты на обед пойдешь?

– Издеваешься?!

– Ну, есть тебе все равно надо… – резонно заметила подруга.

– Повелитель уже убрался отсюда?

– Сразу после твоего ухода он удалился куда‑то с директором и лордом Вайленом. А потом улетел.

– Хоть это радует. Надеюсь, теперь окончательно понял, что я когорту его любовниц не собираюсь пополнять.

Раздался стук в дверь, и я обхватила голову руками.

– Если это ко мне, скажи, что я никого не хочу видеть!

– Ладно.

Послышались шаги Олеты по направлению к двери, потом взволнованный возглас. Я с обреченностью поняла, что на сегодня мои неприятности еще не закончились, и развернулась. В комнату влетел разъяренный Зепар. Олета юркнула за дверь, не желая попадать под горячую руку. Предательница… Я медленно села на постели, хмуро глядя на архидемона.

– А ты что здесь делаешь? – решив, что нападение – лучшая защита, сказала я.

– Вайлен связался со мной, поделился тем, что произошло сегодня утром.

– Вы уже с дроу созваниваетесь? – пошутила я.

– Не смешно! – отрезал Зепар, напрасно пытающийся принять спокойный вид. Запустив пальцы в свои длинные волосы, резко провел по ним, отводя назад. Потом тряхнул золотой гривой и процедил: – Похоже, Абигор всерьез тобой заинтересовался.

– Тут уже считают, что я приворотами увлекаюсь, – изрекла я с горечью. – Слушай, а может, мне наоборот отворотами заняться?

Он посмотрел так, словно я сказала феноменальную глупость, и выругался.

– Какие еще привороты с отворотами? Да и на архидемонов подобное вообще не действует.

– Жаль, – искренне сказала я. – Ну, и чем я могла так привлечь его? Только не надо снова засыпать комплиментами, как вчера.

Зепар вздохнул и сел рядом со мной. Осторожно взял за руку.

– Он страстный охотник, Ира. Чем больше сопротивляется жертва, тем ему интереснее. Думаю, все дело в этом.

– И что предлагаешь делать? Уступить, что ли? – нахмурилась я.

– Только через мой труп! – прорычал Зепар.

Я с облегчением вздохнула. Не то чтобы я так уж желала смерти архидемона, но его поддержка приятно грела сердце.

– Ну, и что будем делать с «трехглазым»? – подала голос наглая ведьмочка.

– «Трехглазым»? – Зепар вскинул брови.

– Прости, дурацкая шутка, – смутилась я. – Ну, у него просто татуировка с глазом на лбу.

Губы архидемона растянулись в улыбке, потом он расхохотался. Видно было, что напряжение понемногу оставляет его.

– Только ему такого не вздумай сказать.

– Думаешь, я бы ему такое ляпнула?!

– От тебя всего можно ожидать, – хмыкнул Зепар.

– Так что мне делать?

– Поменьше высовывайся из Академии. Я немедленно пойду к Абигору и постараюсь поговорить начистоту. О том, что не потерплю такого отношения к своей невесте.

– Ладно. Ради этого я даже готова еще немного посчитаться твоей невестой, – согласилась я. – А то повелитель, сопровождающий меня на занятия, это уже слишком. Да и преподавателей жалко, – усмехнулась я. – Они и тебя с трудом выдерживали.

Зепар снова рассмеялся и привлек меня к себе.

– Надеюсь, он поймет, что лучше ему найти другой объект симпатии… Кстати, а что это за ситуация с Дайреном, о которой упоминал Вайлен? Наш рыжий друг снова лезет на рожон?

– Ему и так сегодня досталось, – невольно пожалела я беднягу. – Думаю, вполне достаточно с него.

– Если еще раз к тебе полезет, сообщи, – прищурился Зепар.

Я решила, что это вряд ли. Хватит уже! Сама справлюсь. Да и после сегодняшнего Дайрен точно самоубийца, если снова осмелится руки распускать.

– Ладно, мне на обед пора.

– Не хочешь пообедать вместе? – тут же предложил архидемон.

– Хочу, чтобы хоть на один день все возможные архидемоны меня в покое оставили! – искренне выпалила я, но мысленно сделала оговорку – кроме Астарта, конечно. Хотя на его внимание сейчас мне вряд ли стоит рассчитывать. Я едва заметно вздохнула.

Зепар тоже вздохнул и поднялся с кровати.

– Как скажешь, прелесть моя.

Едва он вышел, в комнату залетела Олета, и я подозрительно прищурилась. Она что под дверью подслушивала? Судя по демонстративно невинному виду, так и есть. Но обижаться я на нее сейчас не могла. И так хватало неприятных эмоций.

– Идем, – обреченно сказала я, поднимаясь.

Пока мы шли к столовой, спросила:

– Дайрен как?

– В лазарете. Его на день от занятий освободили.

– Только не говори, что пойдешь к нему, – взмолилась я.

Олета фыркнула.

– Вот еще! Не пойду, конечно.

Но что‑то в ее голосе дало понять, что она самым наглым образом врет. Вот ничему ее жизнь не учит! Правду говорят: любовь зла…

Глава 12

Не знаю, как пережила этот нескончаемый день. Всеобщие взгляды, перешептывания за спиной и молчание, когда я разворачивалась. Даже преподаватели поглядывали с любопытством. Я делала вид, что ничего особенного не произошло. В конце концов, видя, что я веду себя, как обычно, от меня отстали. И все же я вздохнула с облегчением, когда настал вечер и мы с Олетой вернулись в свою комнату. Но едва засела за домашнее задание, как подруга, все это время стоически сдерживающая любопытство, не выдержала:

– Ты так и не расскажешь, что происходит?

– Да ничего не происходит! – взорвалась я. – Ну, поговорили мы с повелителем в опере. Я дала понять, что меня его недвусмысленные предложения не интересуют. Все.

– Думаю, не все, раз он в Академию сегодня прилетал, – глубокомысленно заметила Олета.

– Ты же слышала: решил проинспектировать, – с раздражением рявкнула я.

– Ага, – протянула подруга лукаво. – А до этого был здесь лишь пару раз. На моей памяти, кстати, ни одного.

– Ну вот, значит, в третий раз решил.

Олета хмыкнула, а я нервно отбросила конспект.

– Слушай, чего от него вообще стоит ожидать? Я как‑то раньше не особо интересовалась личностью вашего повелителя.

Подруга вытянулась на кровати, уставилась в потолок и нарочито лениво заговорила:

– Обычно он предпочитает уединение. Вернее, избегает слишком шумных сборищ. Конечно, ему приходится давать балы во дворце и посещать их, но чаще всего он не выдерживает до конца. Больше всего любит охоту, много времени проводит в своем поместье на западных окраинных территориях. Туда вообще никого не пускают. Только слухи разные доходили.

– Какие слухи?

– Что там везде защита стоит от порталов, боевой магии и прочего в том же роде. В лесу вокруг поместья водятся разные животные странные, на которых он любит охотиться в одиночку. Что‑то вроде заповедника. Зверей туда свозят с разных миров, даже из разлома есть. Чем опаснее, тем ему интереснее. Иногда во дворце появляются охотничьи трофеи – голова там звериная или шкура. Так придворные по крупицам и узнают обо всем. А от них слуги, журналисты и все остальные, – она рассмеялась, потом посерьезнела. – Говорят, если он хочет кого‑то наказать или припугнуть, того несчастного доставляют в то поместье и выпускают в заповедный лес. Иногда без всякого оружия. Мало кто живым возвращался оттуда.

Меня передернуло. Может, конечно, страшилки это все, но не по себе стало. Вспомнила инкуба Красавчика, с которым довелось столкнуться. Что если именно в том лесочке закончилась его бесславная жизнь? Думать о таком было страшно, и я перевела разговор на другую тему:

– А что насчет женщин? Насколько я поняла, он бабник еще тот.

– Ну, дольше нескольких месяцев ни одна любовница не удерживала его внимания, – Олета чуть смутилась. – Но вроде бы он не жесток с ними. Так что тебе нечего опасаться.

– С чего ты взяла, что я стану его любовницей? – возмутилась я. – Предлагаешь смириться, подождать пару месяцев, пока его интерес стихнет, и радоваться жизни?

– Да ничего я не предлагаю! – обиделась Олета. – Просто рассказываю то, что знаю.

– Наверняка еще это большой честью считают, – с сарказмом проговорила я. – Побывать в постели повелителя.

– Он же повелитель, – пожала плечами девушка. – Как можно противиться его воле?

– Диктатура, блин! Я вообще‑то воспитана не так. И не собираюсь покоряться вашему правителю! – воскликнула я, вскакивая с постели. Нервно заходила по комнате. – И Зепар меня в обиду не даст. Он обещал поговорить с ним, чтобы меня в покое оставил.

– Зепар всего лишь его подданный, – напомнила Олета. – Пусть даже один из самых высокопоставленных. Он не может диктовать волю Абигору. Если бы, конечно, вмешался верховный повелитель, это бы повлияло.

Я поморщилась. Вот это вряд ли. Чтобы вмешался Аббадон, Зепару пришлось бы действовать через Лилит. А та ненавидит меня. Наоборот, обрадуется, если меня сделают очередной подстилкой Абигора. Сама мысль об этом вызывала дурноту. Я уже проклинала тот момент, когда пожелала посетить демонскую оперу. Ну вот чего мне в Академии не сиделось?! Ходячее несчастье, иначе не скажешь! Куда ни пойду, вечно в историю влезу!

Щелчок в ухе возвестил о том, что кто‑то желает со мной связаться. Наверняка Зепар! Интересно, чем закончилась его беседа с Абигором? Не желая говорить на такие щекотливые темы на глазах у Олеты, я бросилась в ванную и включила воду. Только потом приняла звонок.

– Не помешал? – раздался напряженный голос Астарта, и я медленно опустилась на край ванной. Руки и ноги затряслись мелкой дрожью. Как же волнительно даже просто слышать его голос!

– Как ты можешь мне помешать? – тихо откликнулась я. – Я очень рада, что ты позвонил…

Мой голос осекся. Я не могла сейчас выдерживать еще и его реакцию на то, что произошло. Боялась даже представить, что сейчас обо мне думает Астарт. Какой‑то шлюхой наверняка считает. Уже готовила кучу оправданий, чтобы объяснить глупую ситуацию с повелителем, но мои размышления прервали его слова:

– Нужна твоя помощь.

– Что?

Я медленно выныривала из плена мятущихся мыслей.

– Кое‑что произошло. В свете того, что открылось, мы должны рискнуть и просмотреть диск, – сухим тоном проговорил Астарт.

И я с горечью поняла, что он все же обижен, но не покажет этого. Не собирается затрагивать тему с Абигором. Ему нужны мои услуги в качестве стража. Именно поэтому он позвонил. Подавив накатывающую изнутри боль, я глухо сказала:

– Да, конечно. Я готова помочь. Что нужно делать?

– Сейчас отправишься в покои Лиандра. Он уже предупрежден. Дальнейшие указания даст тебе сам. Я буду ждать у входа в Академию.

– Ты здесь?!

Я поспешно выскочила из ванной комнаты и метнулась к окну. В отдалении различила высокую темную фигуру с повернутой в сторону нашего окна головой.

– Никто не должен знать, – напомнил он. – Даже твоя соседка. Сделай вид, что тебе нужно на дополнительные занятия с Лиандром.

Не говоря ни слова, я отключила связь бротера и повернулась к непонимающе уставившейся на меня Олете.

– Что‑нибудь случилось? – подала голос подруга.

– Ничего. Лорд Вайлен вызвал. Хочет дополнительно позаниматься со мной, – промямлила я и, бросив последний взгляд на темную фигуру за окном, ринулась к двери.

Дроу распахнул дверь сразу, стоило постучать, и пропустил внутрь.

– Сейчас вы примете мой облик и выйдете во двор, – инструктировал меня, расхаживая по комнате. – Не снимайте личину все то время, пока могут видеть посторонние. Я же, пока не вернетесь в Академию и не сообщите об этом, никуда отсюда не выйду. Никто не должен знать, что с Астартом находится не настоящий Лиандр Вайлен. А сейчас снимите с меня слепок.

Не задавая лишних вопросов, я кивнула и приблизилась к дроу. Прикоснулась к его руке и настроилась на внутреннюю сущность, давая ей возможность снять слепок. Хотелось сделать его глубоким, но отчего‑то стало неловко. Понимала, что без разрешения дроу это будет вторжением в его личное пространство. За последнее время лорд Вайлен доказал, что я и правда могу положиться на него. Сняв лишь внешний слепок, я разомкнула пальцы. Он пытливо уставился на меня, но ничего не сказал. Лишь когда я приняла его личину, улыбнулся собственным мыслям.

– Странно видеть себя самого со стороны.

Потом навеял на мою одежду иллюзию и кивнул в сторону двери.

– Идите и помните: вы должны быть максимально осторожны. Если хоть кто‑то узнает, во что мы влезли, это не закончится ничем хорошим.

– А во что мы влезли? – пересохшими от волнения губами пролепетала я.

– Очень надеюсь, что подозрения Астарта окажутся беспочвенными. Но слишком многое указывает на… – он осекся и покачал головой. – Если он пожелает, сам вам все расскажет. Идите, он ждет.

Я не заставила себя упрашивать и покинула комнату. Тут же услышала, как защелкнулся магический замок, а из покоев лорда Вайлена не доносилось теперь ни звука. Для всех он сейчас покинет Академию и отправится куда‑то со своим другом. Нацепив на лицо привычную легкую улыбку лорда Вайлена, я двинулась по коридорам Академии. Подражала его походке и манерам, отвечая на оклики встречающихся по пути знакомых. Уже не раз замечала, что когда принимаю чью‑то личину, копировать поведение становится так же естественно, как дышать. Даже если речь не о глубоком слепке. И все же при последнем погружение гораздо полнее. Вздохнув, заставила себя не жалеть об упущенной возможности сильнее погрузиться в личность противоречивого дроу, и вышла из Академии. Вдохнула прохладу вечера и поспешила по ступеням к ожидающему меня хмурому Астарту.

– Добрый вечер, – проговорила с бархатными интонациями Вайлена, искоса поглядывая на проходящую мимо стайку студентов.

– Приветствую, Лиандр, – учтиво откликнулся архидемон. – Если не возражаешь, полетим на моей платформе.

– Ничуть не возражаю, – откликнулась я и вскоре мы поднялись в воздух, покидая пределы учебного заведения.

Полог невидимости Астарт накрывать не стал, наверное, чтобы у тех, кто мог следить за нами, не возникло повода для подозрений. Только когда мы оказались вдали от маневрирующих повсюду других платформ, и полетели за город, он нарушил молчание:

– Мы отправимся в мой дом. Там будь особенно осторожна. Даже Хайден не должен знать, кто ты.

– Понимаю, – проговорила я, с тоской глядя на него. – Астарт, насчет повелителя… Я…

– Не время сейчас об этом, – он нахмурился.

– Ладно, – вздохнула я. – Тогда расскажи, что ты узнал. К чему такая спешка?

– Похоже, я все же понял, чего они добиваются, – Астарт откинулся на спинку сиденья и подпер подбородок ладонью, глядя куда‑то вдаль. – И если я прав, то мы должны остановить их.

– Если в диске окажется что‑то важное, может, вмешается Аббадон? – поежившись, спросила я.

– Очень на это надеюсь, – отозвался он. – Ты должна кое‑что увидеть сейчас.

– Что именно?

Астарт протянул визор, но знаком попросил пока не надевать.

– Помнишь тот разговор в кабинете Небироса?

– О таком трудно забыть, – грустно пошутила я.

– У меня оказалась всего одна реальная зацепка, – проговорил он. – Арлан.

– Повелитель седьмого мира демонов?

– Единственный, кто не приносил клятву верности нынешнему верховному повелителю, – задумчиво сказал Астарт. – В тот момент, когда Велиара заключали в разлом, он единственный из демонских повелителей, кто не стоял тогда бок о бок с Аббадоном. Там был его отец. Сейчас того уже нет в живых.

– Как он погиб? – я округлила глаза. – Его убили?

– История довольно темная. Однажды он просто не вернулся из одного из миров светлых эльфов. Нашли его бездыханное тело в собственной постели в доме, где он там жил. Тогда был большой дипломатический скандал. Но никто не сумел доказать участие светлых. Выглядело так, словно из архидемона просто выпили жизнь до капли. Иссушили его.

– Кто мог такое сделать?! – опешила я.

– Говорю же: история темная, – вздохнул Астарт. – Тогда это сильно встревожило всех. Необычная смерть. Не от яда, магических атак или другого оружия. Помню, Лиандр высказывал предположение, но это всем показалось слишком невероятным.

– Какое предположение? – заинтересовалась я.

– Он говорил, что в тайных свитках своего народа видел упоминание подобного. Так иногда убивали арасы.

У меня дыхание перехватило. Та самая загадочная раса, не менее могущественная, чем демоны?! В голове не укладывалось.

– В любом случае доступ в миры арасов нам закрыт. Никто из них уже несколько столетий не появлялся и у нас. Так что историю предпочли замять. Новым повелителем седьмого мира сделали сына покойного. У него была сильная поддержка своего народа, так что Аббадон не захотел ставить во главе седьмого мира кого‑то другого. Да и таким образом отдал дань памяти тому, что сделал отец Арлана для него.

– Так как этот самый Арлан замешан во всем этом деле? – все еще не понимала я.

– Вот и мне хотелось об этом узнать. Мои люди с того дня стали следить за его передвижениями и встречами. Разумеется, тайно. Если бы кто‑нибудь узнал о подобном, разразился бы скандал.

– Понимаю, – кивнула я.

– Сегодня он прибыл в наш мир, чтобы встретиться с Зепаром, – холодно проговорил Астарт и пристально уставился на меня. – Пару часов назад мой человек прислал донесение. Они встречались тайно, в месте, какое посчитали безопасным, – его губы тронула улыбка. – К счастью, мои люди порой способны на невозможное. Часть их разговора удалось подслушать. Воспоминания об этом на визоре, можешь увидеть сама. А потом поговорим о том, что должна сделать ты.

Руки почему‑то задрожали, когда я закрепляла визор на висках. До последнего не хотелось верить, что Зепар – опасный заговорщик. Вспыхнул свет в голове, отделяя от реального мира и погружая в чужие воспоминания. Я увидела уединенный дом на окраинных территориях, просторную комнату, обставленную неброско, но комфортно. Сотрудник Астарта наблюдал из соседнего помещения через небольшую дыру в стене. Каким образом ему удалось проникнуть незамеченным в дом, вокруг которого рассредоточилось не меньше двадцати человек охраны, и проделать отверстие в соседнюю комнату, оставалось только догадываться. Вероятно, не только я обладаю особыми способностями, которые помогают архидемону – стражу совершать самые невероятные вещи.

Зепар стоял, прислонившись к каминной полке, скрестив руки на груди. Его собеседник – стройный юноша с короткими курчавыми светло – каштановыми волосами и раскосыми темными глазами, ходил взад – вперед по комнате.

– Я передумал, слышишь? – выкрикнул он, наконец, резко останавливаясь. – Я даже не предполагал, чем все это обернется.

– И чем же? – небрежно бросил Зепар, откидывая со лба прядь волос.

Арлан смотрел на него жадно и в то же время чуть ли не с ненавистью.

– Мы не справимся с ним… Никто не сможет… Посмотри, что происходит. Прорывы в разлом все чаще… Он уничтожит нас всех. Все миры уничтожит! Я должен рассказать Аббадону о том, что вы задумали!

– Ты уже не можешь сойти с пути, – спокойно возразил Зепар. – Если только попробуешь, чистеньким остаться не удастся. Есть диск с информацией, на которую верховному повелителю будет интересно взглянуть. То, как ты собственными руками начал все это.

– Ты меня заставил… Ты… – лепетал Арлан с искаженным отчаянием лицом.

– Думаешь, Аббадон посчитает это смягчающим обстоятельством? – усмехнулся архидемон. – Весьма сомневаюсь.

– Но я не могу просто смотреть на все это… Знать, к чему все может привести…

– Послушай меня, мальчик, – Зепар приблизился к нему и обхватил его голову руками. Смотрел глаза в глаза, не обращая внимания на то, как Арлан весь затрясся от его прикосновения и как судорожно дышит. – Ты будешь рядом со мной, когда все это закончится нашей победой. Один из тех, кто не потеряет ничего, а обретет многое. Я никогда не забуду о твоей помощи.

– Ты знаешь, что я сделаю для тебя что угодно, – выдохнул Арлан, смыкая руки на талии архидемона.

Мне стало неловко от этой картины, но я не могла заставить себя не смотреть.

– Знаю… Ты любишь меня, правда? – Зепар улыбнулся своей особой улыбкой змея – искусителя. – Хочешь быть со мной, мальчик? Ты ведь всегда об этом мечтал…

Арлан со стоном потянулся губами к его губам, но Зепар отстранился, отходя на шаг.

– Только после того, как все закончится, Арлан. Не раньше, – вкрадчиво сказал он.

Глаза юноши были затуманены страстью, пальцы нервно сжимались и разжимались.

– Почему ты мучаешь меня?

– А ты? – Зепар снова коснулся его, на этот раз проведя ладонью по груди. Его голос звучал так нежно и бархатисто, что даже у меня по телу мурашки забегали. – Я ведь считал, что могу доверять тебе… Верил, что есть тот, кто сделает для меня что угодно… Ты разочаровываешь меня, мальчик.

– Я сделаю все, что захочешь… – хрипло выдохнул Арлан и снова потянулся к нему.

В этот раз Зепар позволил ему поцеловать себя, но лишь на несколько секунд. Арлан зарычал, когда архидемон осторожно, но решительно высвободился из объятий.

– Возвращайся в свой мир, Арлан, и жди.

– Чего ждать? – тоскливо проговорил он, не сводя глаз с архидемона.

– Пока я призову тебя…

Визор потух, возвращая меня к реальности. Пораженная, я сняла прибор и молча протянула Астарту, не в силах что‑либо сказать.

– К сожалению, эта запись ничего не доказывает, – процедил он. – Только то, что Зепар о чем‑то просил Арлана и тот это выполнил. Ничего конкретного. Но теперь я почти уверен в том, на чей генетический код рассчитан диск.

– Зепара? – глухо проговорила я.

Он кивнул.

– Ты активируешь его для меня?

– Да…

– Даже если это может послужить доказательством того, что он заговорщик? Я ведь пойду с диском к Аббадону, Ира. Если, конечно, информация на нем и правда все подтвердит. Зепара ждет смерть или вечное заключение в разломе. Готова пойти на это?

Я обхватила голову руками, чувствуя, как все внутри раздирает на части.

– Может, есть другой выход?

– Любишь его? – с кривой улыбкой спросил Астарт.

– Он мой друг.

Архидемон ничего не сказал, барабаня пальцами по подлокотникам.

– Настало время выбирать. С кем ты…

– Давай сначала посмотрим диск, – я опустила голову, не в силах сейчас смотреть на него. – Лорд Вайлен видел эту запись? И знает о том, что ты хочешь сделать?

– Ее видели только ты, я и тот человек, который ее сделал. Лиандр знает лишь то, что я могу позволить ему узнать. Я доверяю Вайлену, но когда дело касается Зепара, он не способен мыслить здраво.

Я еще ниже опустила голову, понимая лучше кого бы то ни было, как себя почувствует дроу, узнав, что невольно подверг любимого чудовищной опасности. Мне же придется предать того, кто спас мою жизнь, того, кто меня любит. Конечно, той любовью, какая вообще доступна такому неоднозначному существу. Как я смогу жить с этим? Вдруг поняла, что не смогу предать Зепара даже ради Астарта. Иначе утрачу нечто важное, что делает меня самой собой.

– Я не хочу, чтобы ты шел с этим к верховному повелителю, – решительно сказала я, поднимая глаза. – Если это подвергнет Зепара опасности.

На скулах Астарта заиграли желваки.

– Прошу, найди другой способ остановить их! – с жаром попросила я. – Я активирую диск, только если пообещаешь, что не пойдешь к Аббадону с этим!

Архидемон выругался. Некоторое время испепелял меня взглядом, потом сказал:

– Будь по – твоему. С этим диском или информацией, которую узнаю из него, я не пойду к нему. Клянусь тебе. Но если накопаю что‑то другое, меня уже ничто не остановит.

Он отвернулся, не желая больше говорить со мной. Чувствуя, как по щекам катятся слезы, я жалобно смотрела на него. Ну почему он не может понять меня? Понять, что я делаю это не потому, что люблю Зепара. Просто не могу совершить подлость.

В полном молчании мы приблизились к дому Астарта. Я едва удержалась от того, чтобы тепло не поприветствовать Хайдена, открывшего дверь, но вовремя опомнилась. Вслед за Астартом прошла в его покои, и архидемон тут же провернул ключ, чтобы нас никто не потревожил. Махнув мне в сторону дивана, извлек из пояса знакомый диск. Я присела на мягкое сиденье и решительно полоснула ножичком по пальцу, восстанавливая свою личность. Почти сразу приняла другую и мельком глянула в висящее на противоположной стене большое зеркало. Оттуда на меня смотрел светловолосый архидемон. Взгляд показался печальным, и я тряхнула головой – смотреть сейчас на лицо Зепара казалось мучительным.

Астарт махнул рукой в сторону стены, из нее медленно проступил экран.

– Диск, – холодно напомнил он, и я вздрогнула. Быстро взяла из руки архидемона маленькую вещицу и нажала небольшую кнопочку сбоку. Диск засветился, считывая мой генетический код. После этого я поспешно снова полоснула ножом по пальцу, становясь самой собой.

Мы оба напряженно смотрели на прибор, понимая, что Астарт мог и ошибиться. Вдруг диск не запрограммирован на Зепара, тогда сейчас такой ценный источник информации самоуничтожится. Но интуиция не подвела моего демонического босса – прибор продолжал светиться. Я осторожно передала диск Астарту, и он вложил его в небольшой разъем внизу экрана. Почти сразу тот подернулся рябью, а затем возникло изображение. Воспоминания того, кто наполнил диск всей этой информацией. Сам же он был подсвечен белым, и я с горечью убедилась, что это и правда Зепар. Как всегда великолепный и самоуверенный, одетый в простой черный костюм.

Разлом. Огненные языки пламени вырывались сквозь оплавленную черную землю, кое – где соединяясь в оранжевую реку. Зепар шел прямо по ней, и огонь не причинял вреда ни ему, ни спутнику, с опаской следующему за ним. Тот самый пылкий юноша, которого я уже видела в визоре.

– Никто точно не узнает, что мы спускались сюда? – послышался его обеспокоенный голос.

Зепар обернулся и одарил спутника ободряющей улыбкой.

– Не переживай на этот счет.

Арлан поравнялся с ним и взял за руку, и я даже не знаю, чего в этом жесте было больше – потребности в защите или желания близости. Зепар не отдернул руки и дальше они двинулись, не размыкая пальцев. Видно было, как Арлан постепенно успокаивается и смотрит вокруг гораздо смелее. Раздавшийся откуда‑то издалека яростный рык, эхом разнесшийся по огненным просторам, заставил его оступиться и едва не упасть. Зепар поддержал и слегка привлек к себе.

– Не бойся.

– Эт‑то он? – пролепетал юноша.

– Он ничего тебе не сделает, мой мальчик. Помнишь ведь – он заточен.

Тот кивнул. В этот момент огненная земля слева зашевелилась, блеснула бело – розовая слизь поднимающегося оттуда червя. Арлан поспешно извлек из‑за пояса струйник, Зепар же расхохотался. Повелитель седьмого демонского мира покосился на него с явным недоумением.

– Это же койнер!

– Да, – лениво подтвердил архидемон. – А позади за нами уже минут пять ползет арлиана. Несколько вирайс тоже почуяли нас и следят издалека.

– Ты не боишься? – поразился Арлан.

– Пока ты со мной, они тебя не тронут, – улыбнулся Зепар, а челюсть юноши отвисла.

– Но как?! Почему?

Словно в подтверждение слов Зепара койнер немного потрепыхался, будто принюхиваясь к чему‑то, потом пополз своей дорогой.

– Почему они тебя не трогают? – вперился взглядом в архидемона Арлан.

– Не забивай этим голову, мальчик, – отмахнулся Зепар. – Мы здесь не за этим.

Они продолжили путь. С каждым шагом неистовый рев становился сильнее. Я поймала себя на мысли, что дрожу не меньше чем бедняга – Арлан. Покосилась на Астарта и ничего не смогла разгадать по его задумчивому лицу. Что он думает обо всем этом? Снова переключила внимание на экран, не желая упускать ни малейшей подробности.

Зепар резко остановился, будто наткнувшись на невидимую преграду.

– Это здесь. Дальше заходить опасно.

Арлан сразу отпрянул назад, продолжая однако цепляться за руку архидемона.

– Кристалл, – негромко сказал Зепар. – Тот, в котором часть энергии твоего отца. Только ты можешь его почувствовать. Я лишь знаю, что он спрятан где‑то в этом месте. Прикоснуться к нему не смогу – меня разорвет на части.

Арлан вскрикнул, с беспокойством глядя на него.

– Сосредоточься, мальчик, – ласково проговорил архидемон. – Я подожду неподалеку.

Дождавшись кивка юноши, он отошел в сторону и теперь пристально наблюдал за дальнейшими действиями.

– Что он хочет сделать? – не выдержала я, совершенно ничего не понимая.

– Больше четырехсот лет назад десять могущественных архидемонов провели ритуал, – проговорил Астарт еле слышно. – Если бы хоть что‑то пошло не так, каждый из них погиб бы на месте. Иначе справиться с тем, кто питал силу Велиара, было невозможно. Тот и так намного сильнее каждого из них. Заключить его в разлом и забрать силу удалось лишь подлостью и коварством.

– Не понимаю…

– Высшая сущность, древняя, как сама Вселенная. Мощный источник глубинной энергии. Она выбирает лишь самого сильного из архидемонов, сливается с ним и дарит такое могущество, о каком трудно даже помыслить. Больше тысячи лет ее избранником был Велиар. Пока его безумие едва не уничтожило все живое. Им пришлось приложить много усилий, чтобы сковать этого титана. Тот ритуал… Лиандр говорил, что его нашли в книге, написанной арасами. Древней книге, которую оберегают как зеницу ока. И хранитель книги согласился поделиться своими знаниями, только когда возникла острая необходимость в этом. Когда Велиара заточили в разломе, высшая сущность избрала иной источник. Самого сильного среди десяти. Аббадона. Остальные принесли ему клятву верности, как требовал обычай. Прежних повелителей уничтожили, а сообщники Аббадона заняли их место. Пока Велиар в разломе, царит шаткий мир. Он не сможет преодолеть преграду в виде десяти магических кристаллов. Все это я почерпнул из той папки, которую ты добыла в сейфе Небироса. – Астарт все так же не смотрел на меня, глядя на экран, где Арлан прилагал все усилия, чтобы найти кристалл. – Ты понимаешь, что он сейчас делает?

– Нет, – прошептала я.

– Ни один из других повелителей не пошел бы на такое. Они ведь принесли клятву. Арлан ее не приносил… И в нем достаточно генетического материала отца, чтобы сделать это за него. Хотя все равно это огромный риск. Если бы кристалл не признал его, он умер бы в ту же секунду, как коснулся.

– Для чего им искать кристалл?

– Думаю, сейчас мы это поймем. Смотри. Просто смотри…

В этот момент лицо Арлана дернулось и исказилось. Зепар напрягся, жадно глядя на него и сцепив пальцы в кулаки. В четырех шагах от юноши из огненной лавы вынырнул краешек чего‑то зеленого, излучающего яркое сияние. Он тут же бросился к нему и замер, не решаясь коснуться.

– Смелее, Арлан! – подбодрил его взволнованный голос Зепара.

Больше не колеблясь, парень схватил кристалл и выдернул на поверхность. Казалось, сама та земля содрогнулась, ввысь взметнулась огненная стена, едва не поглотившая Арлана. Но тут же опала, не причинив вреда.

– Повторяй за мной! – прокричал Зепар и стал говорить слова на неизвестном мне языке.

Арлан, как зачарованный, смотрел на него, повторяя в каком‑то исступлении, пока кристалл не перестал светиться, превращаясь в обычную стекляшку.

Зепар подошел к невидимой преграде и крикнул туда, откуда вновь донесся яростный вой:

– Лилит! Лилит, я открыл тебе дорогу, слышишь?! Я буду ждать тебя! Осталось совсем немного. Сделай всего несколько шагов, и ты свободна!

В отдалении послышался женский крик, от которого я содрогнулась.

– Зепар!

Вслед за ним новый вопль, громогласный голос, полный ненависти и гнева:

– Убирайся прочь, мальчишка! Я никогда не отпущу ее!

– Отпустишь… – прошептал Зепар еле слышно. – Теперь отпустишь…

Он резко развернулся и, сделав Арлану знак следовать за собой, пошел прочь.

Экран снова подернулся рябью и потух. Я молчала, невидящими глазами глядя на него и пытаясь собрать воедино разрозненные картинки мозаики.

– Он сделал это, чтобы вызволить Лилит? – наконец, выдавила я.

– Может, и так, – пожал плечами Астарт. – Он открыл ей путь наружу. Но не мог не знать, на какой риск идет. Преграда с каждой минутой расшатывается и лишь вопрос времени, когда Велиар вырвется на свободу. Небирос не мог этого не знать, – он заскрежетал зубами. – Его главная обязанность – следить за нерушимостью кристаллов, охраняющих Велиара. Это личное поручение Аббадона, понимаешь? Он не мог не почувствовать. Не мог не понять, что происходит. То, что они не хотят даже попытаться снова закрыть проход, наводит на не особо хорошие размышления. Подумай об этом.

– Но чего они добиваются?

– Пытаюсь понять, но так и не могу до конца. Ирина, я должен показать это повелителю, ты понимаешь? Теперь, когда это стало частью и моих воспоминаний, я смогу не впутывать в это тебя. Просто позволь мне.

– Должен быть другой способ, – я закусила губу, избегая смотреть ему в глаза.

Зепар сделал это ради Лилит. Ради той, кто была частью его самого. Я не могу обречь его за это на смерть. Не сомневаюсь даже, что то, что они не закрыли потом преграду, не его вина. Кожей чувствую, что тут постаралась проклятая демоница! Но ей удастся выбраться чистенькой. Как всегда. Ей и ее сообщнику Небиросу. Пострадает только Зепар.

– Ладно, – послышался тяжелый вздох Астарта. – Я поищу другой способ.

Я благодарно кивнула, потом поднялась с места и подошла к нему. Пытливо вглядываясь в нахмуренное лицо, тихо проговорила:

– Ты не должен думать, что я делаю это, потому что люблю его. Я бы сделала это ради любого из друзей. Даже лорда Вайлена, пусть он меня другом и не считает. Не могу обречь Зепара на смерть, понимаешь?

Астарт обнял меня и зарылся лицом в мои волосы.

– Понимаю, но от этого не легче.

– Ты бы поступил так же, – шепнула я ему в ухо. – За это я тебя и люблю так, как никогда не полюблю никого другого.

Он со стоном приник к моим губам, почти грубо и жестко. Но я не останавливала его, напротив, еще теснее прижималась к крепкому сильному телу. На краткий миг мы с ним позволили себе забыть обо всех тревогах и препятствиях, отделяющих друг от друга. Мои руки жадно освобождали его от одежды, он точно так же делал с моим телом. Желание прикоснуться к обнаженной коже Астарта стало нестерпимым настолько, что я издала почти болезненный крик. Если он сейчас оттолкнет, я просто умру! Но он не отталкивал. По его поцелуям и прикосновениям чувствовала, что он стремится ко мне так же неудержимо, как и я к нему. И как же сильно скучал все это время по нашей близости, ощущению единения наших тел.

Когда сильные руки подхватили мое обнаженное тело и понесли к постели, я блаженно прижалась щекой к его груди. Потерлась о нее, впитывая родной будоражащий запах. Оказалась среди шелковых простыней и потянула Астарта к себе. Едва не замурлыкала, почувствовав, как на лицо упали его волосы, укрывая нас от всего мира. Губы моего архидемона снова соединились с моими, наши тела жадно подавались навстречу друг другу. Не в силах больше ждать, потерлась о его возбужденное естество, поскорее желая почувствовать в себе. Застонав снова, он скользнул в меня, томительно медленно и сладостно. Я подалась к нему, нанизывая на себя, желая более резких даже грубых движений.

Он позволил мне перекатиться на постели и оказаться сверху. Теперь я сама задавала темп и неистово двигалась на нем, проводя ногтями по мускулистой груди. От наплыва эмоций иногда вонзалась в кожу так глубоко, что появлялась кровь. Но, казалось, ни его, ни меня это не заботило. Он смотрел так, что моя кровь превращалась в жидкий огонь и страсть переполняла настолько, что я теряла разум. Его руки сжимали мою талию, скользили по животу, груди. В какой‑то момент я просто воспарила над всем этим миром, замирая от охватившего наслаждения. Почти сразу он последовал туда за мной, в упоительный полет, который длился и длился, заставляя позабыть о реальности, о том, что есть что‑то иное, кроме этого момента.

А потом я лежала на его груди, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя. По щекам катились бессильные слезы от осознания того, что наше счастье не может длиться вечно. Астарт осторожно гладил по спине, пытаясь успокоить, но я не могла. Снова целовала, ласкала обнаженное тело, которое любила до безумия. Чувствовала, как его плоть снова оживает и стремится ко мне.

Не знаю, сколько длилось это безумие, когда наши тела вновь и вновь сливались в единое целое. Мы никак не могли насытиться, оторваться друг от друга.

Реальный мир ворвался в это безумие резко и грубо. Щелчок бротера в ухе и раздраженный голос лорда Вайлена, когда я с неохотой приняла звонок:

– Уже три часа ночи, студентка Бардова. Можно узнать, где вас носит?

Чувствуя, как краснею до корней волос, я прижалась к Астарту и, проводя пальцами по его губам, проговорила:

– Через полчаса вернусь, лорд Вайлен.

Когда Астарт, поцеловав мою ладонь, тоже подключился к связи, не знала, куда деваться от стыда:

– Прости, Лиандр… Сейчас привезу ее.

Некоторое время в бротере царило молчание, потом раздалось хмыканье дроу.

– Надеюсь, вы все это время провели не в твоей спальне? Не хотелось бы тоже оказаться в черном списке Лилит. – Он расхохотался.

Я закусила губу, сообразив, что для всех Астарт и правда привел в свою комнату пользующегося определенной репутацией дроу. А если еще слуги слышали наши стоны и крики… Блин… Астарт, похоже, подумал о том же и со свистом втянул воздух. Потом рявкнул:

– Пусть эта стерва думает что хочет…

Лорд Вайлен снова засмеялся и бросил:

– Ладно, жду, – и отключился.

Я торопливо вскочила с кровати и начала одеваться. Астарт некоторое время лежал неподвижно, задумчиво глядя на меня. Потом прорычал:

– В разлом все! Иди ко мне!

Я застыла, едва натянув на себя рубашку. Потом она сама выскользнула из рук, и я снова бросилась к любимому. Прильнула к его припухшим от наших неистовых поцелуев губам и снова позволила себе забыть обо всем на свете…

В нашу с Олетой комнату входила, когда до рассвета оставалось не больше часа. Но вместо того, чтобы спать, долго еще лежала и просто смотрела в потолок. На лицо сама собой наползала счастливая улыбка, а тело отзывалось приятной ноющей болью. Эта ночь была волшебной, неистовой, безумной. И пусть я устала так, что даже шевелиться не хочется, она наполнила мою душу уверенностью в том, что все еще у нас может быть хорошо. Что мы все преодолеем и выдержим. Найдем способ быть вместе, ведь оба желаем этого так сильно, что готовы перевернуть ради этого весь мир…

Сама не заметила, как погрузилась в забытье. Мне казалось, что я едва сомкнула веки, когда в ухе снова раздался щелчок бротера. Я протестующе застонала, но все же ответила:

– Да?!

– С добрым утром, прелесть моя! – Зепар старался говорить привычным жизнерадостным голосом, но что‑то в его интонации заставило немедленно вынырнуть из плена сна.

Я резко села на кровати, посмотрела на спящую подругу и бросилась в ванную. Только после того, как Олета не могла нас больше слышать, откликнулась:

– Доброе утро. Ты почему так рано звонишь?

– Решил, что тебе будет интересно узнать, как прошла моя встреча с Абигором, – как‑то напряженно сказал он.

После ночи с Астартом повелитель третьего демонского мира напрочь из головы вылетел. Теперь же реальность безжалостно ворвалась в голову, заставляя прежние страхи вернуться.

– Что он сказал тебе?

– Внешне был весьма любезен и доброжелателен. Дал понять, что все мои тревоги беспочвенны. Что он и не думал уделять внимание «моей человечке». Так что сообщил, что я не должен тревожиться по пустякам.

– Тогда что тебя беспокоит? – проронила я, ощущая какое‑то грызущее чувство внутри.

– То, что я знаю его слишком хорошо, Ирина. Этот, как ты выразилась «трехглазый» никогда так легко не отступает. И то, что теперь он свой интерес к тебе скрывает, пугает еще сильнее. Будь осторожна, милая! Прошу тебя. Из Академии ни ногой. Если что‑то случится, тут же активируй печать. Слышишь?

– Все поняла, – глухо откликнулась я и, поколебавшись, спросила: – А у тебя самого все нормально?

– Приятно, что ты беспокоишься обо мне, – в его голосе послышалась улыбка. – За меня тебе не стоит переживать, поверь. Я за себя сумею постоять в любой ситуации

– Не будь слишком самоуверен, Зепар, – осторожно напомнила я о том, что он сам когда‑то рассказывал. О том, до чего его как‑то такая вот самоуверенность довела

– Понимаю, о чем ты, – мрачно откликнулся он. – Но в этот раз, поверь, я все держу под контролем.

Его слова насторожили и снова навели на тревожные мысли. Что же они с Лилит задумали? И чем все это закончится для нас всех?

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ


на главную | моя полка | | Не бойся расправлять крылья |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 2.7 из 5



Оцените эту книгу