Книга: Гроза над планетой



Михеев Михаил Александрович

Не разбуди в себе дракона 3

Гроза над планетой


«Ураган» шел Восточным проливом. Густая тьма окутывала этот огромный корабль, разрываемая лишь фосфоресцирующими брызгами из-под форштевня. Прожектора не горели, иллюминаторы были наглухо задраены, громада надстроек была освещена столь скудно, что трудно было понять, как люди, ведущие корабль по узкому фарватеру, ориентируются даже на собственном мостике. Тишину нарушал лишь мерный рокот машин, в остальном линкор казался вымершим.

Лорд Андрей стоял на мостике, облокотившись на поручни, и неторопливо курил. Острое ночное зрение мага легко пронизывало тьму и позволяло рассмотреть корабль от носа до кормы (правда, для этого надо было повернуть голову), но даже оно не помогло бы черному магу различить силуэты двух эсминцев, браво резавших волны чуть впереди, слева и справа от курса линкора. Впрочем, он и не пытался.

Лорд Андрей был доволен: испытания прошли успешно и теперь самая грозная машина разрушения, созданная когда-либо человечеством, была готова к бою. Правда, до боя надо было еще дожить, но зато потом… Когда придет время, эскадра кораблей, таких же, как «Ураган», а возможно и мощнее, сокрушит любого врага, любой флот, любые береговые укрепления. Черному магу было, чем гордиться.

Он вздохнул и выбросил сигарету. Когда-то давно он пытался соответствовать образу морского волка и начал курить трубку, но так и не смог отвыкнуть от сигарет. Трубка осталась приятной экзотикой, извлекаемой на свет от случая к случаю на дружеских посиделках. Редко, очень редко, а за последние несколько месяцев вообще ни разу.

— Капитан!

Маг развернулся — мощно, всем телом, с неуловимой тяжелой грацией, неожиданной для такого высокого, но не очень мощного человека. Глаза его мгновенно различили в темноте фигуру штурмана.

— Что случилось, Сергей?

— Капитан, мне кажется, вам лучше на это взглянуть.

Штурман выглядел встревоженным. Не испуганным, нет — лейтенантам в его возрасте вообще не свойственно бояться. Но встревоженным он выглядел. Лорд Андрей сам подбирал себе экипаж и тревога лейтенанта чего-нибудь да значила. Вздохнув, он направился в рубку.

В рубке царила приятная прохлада. Южная ночь даже в море была знойной, а здесь вентиляторы гоняли легкий ветерок, почти неслышно гудел кондиционер. Мерцали экраны локаторов, вестовой в отглаженной форменке разносил горячий кофе. Маг взял чашку, улыбнулся довольно и тут же болезненно скривился — дырка в зубе снова дала о себе знать. В который уже раз он позавидовал умению, которым владела здесь любая деревенская знахарка. А вот сам он зубы заговаривать так и не научился — таланта к этому у него не было и вся его мощь, позволяющая ворочать горы, была здесь бессильна. А стоматолога и, главное, бормашины маг боялся. Боялся иррационально, понимая умом, что не будет ни боли, ни крови. Но виденный им в детстве случай, когда у мальчишки в соседнем кресле сломалось в зубе старое сверло и он выл и плевался кровью, а потом у него выбивали зуб по кускам… Брррр!

Он хлебнул кофе и заставил себя забыть о боли. Подошел к экрану локатора, спросил небрежно:

— Ну, что у вас?

— Непонятки, однако.

Старпом слегка ерничал, утрируя северный выговор. Будучи по национальности на четверть эвенком, он любил этим бравировать и в то же время сам посмеивался над собой. Лорд Андрей сквозь пальцы смотрел на это — ему, по большому счету, было все равно. Если мелкие слабости подчиненных не вредят делу — пусть их.

Что за сигнал был на экране, понять было действительно трудно. Во всяком случае, маг такого никогда раньше не видел. Вот это ему не понравилось больше всего — за свою долгую и не самую легкую жизнь лорд Андрей, он же капитан третьего ранга Фролов, успел понять: неизвестное всегда может таить в себе неприятности. Неизвестные неприятности.

— Саша, разбудите, пожалуйста, Федора Алексеевича. — Второй помощник, только что сменившийся с вахты, кивнул и направился в сторону кают. Три минуты спустя в рубку вошел Федор Алексеевич Вершинин, старший артиллерист линкора и самый старый человек на корабле. Опытный служака, он начинал еще при Советском Союзе, в отличие от всех остальных, которые были куда моложе — адмирал Волков и лорд Андрей набирали, в основном, горячую молодежь, готовую рисковать и не боящуюся ни Бога, ни черта.

В экран Вершинин вглядывался секунд пять. Потом он обернулся и все увидели, что лицо его побледнело настолько, что перестала быть видна белая нитка шрама на щеке.

— Это цунами, — хрипло проговорил он. — Я их на Дальнем Востоке насмотрелся. Если нас захлестнет здесь…

Дальнейшее было понятно без слов. Цунами в открытом море практически не опасно — его можно даже не заметить. Но на мелководье, в узком проливе волна наберет ту самую мощь, которая позволяет ей сметать города и рушить скалы. Ни один корабль, будь это даже линкор в сто четыре тысячи тонн водоизмещением, не выдержит такого удара. Слепая стихия как щепку сокрушит творение человека.

Реакция последовала незамедлительно. По кораблю разнесся сигнал тревоги, люди занимали свои места. Эсминцы стремительно набрали скорость и понеслись к выходу из пролива. При их малой осадке и сорока узлах они наверняка успевали уйти из опасной зоны. Линкор, в отличие от них, так быстро разгоняться не умел, да и не мог он двигаться намного быстрее, чем сейчас — огромная масса корабля, большая осадка и узость фарватера были цепью, надежно удерживающей корабль в превратившемся в смертельную ловушку проливе. Люди делали все, что могли, корабль показывал чудеса маневренности и все-же времени оставалось все меньше. Отпущенные им минуты таяли, убегали, как вода в песок…

Они не успели. Волна встретилась им уже у самого выхода из пролива, еще не набравшая полной мощи, но уже огромная, страшная. Двигатели тяжело взвыли и вдруг все почувствовали, как огромный линкор вдруг жалобно заскрипел и встал на дыбы. Все, кто был в рубке схватились за поручни, кто-то упал, корабль мотнуло в сторону, но в первый раз огромная масса, бич любого корабля, пришла ему на помощь. Линкор был велик, могуч и тяжел, его громадный корпус обладал большой инерцией и развернуть его сразу было не под силу даже ТАКОЙ волне. Рулевой сумел справиться — корабль не завалился на борт, он упрямо полз вперед и волна наконец не выдержала, поддалась и «Ураган» перевалил через гребень. На миг он завис в воздухе, оголенные винты бешено ревели, вхолостую перемалывая воздух, но тут вода расступилась и корабль пошел вниз, сначала медленно, потом быстрее и быстрее скатываясь по обратной стороне волны. Команда «Полный назад» опоздала, да и не могла она успеть — дать задний ход было уже за пределами возможностей машин. Линкор нырнул, корпус проскрежетал о камни на дне и тысячи тонн воды обрушились на палубу, но корабль вновь вырвался из объятий моря и встал-таки на ровный киль, тяжело раскачиваясь.


Жалкое зрелище представлял собой «Ураган», входя в гавань — надстройки смяты, все, что было плохо закреплено, смыто за борт. Носовая башня сорвана, три пятисотдвадцатидвухмиллиметровых орудия торчат под нелепым углом. Корабль из-за пробоины сидел почти на метр ниже, однако реакторы выдержали, машины не пострадали, а главное, люди остались живы. Остальное-же было поправимо.

Настроение лорда Андрея нельзя было назвать праздничным, но и совсем плохим оно тоже не было. В конце концов, ходовые испытания корабль прошел успешно. Правда, сейчас его стоило завести в док и поставить на капитальный ремонт, но зато после ТАКОГО испытания было ясно, что этот корабль выдержит что угодно, а значит, можно без опаски выпускать его против самых мощных кораблей противника.

А между тем в порту мага ждал сюрприз. На сей раз он имел вид подводного дредноута «Громобой», флагманского корабля вице-адмирала Волкова, распластавшегося в гавани и больше всего напоминавшего… Да хрен его знает, что напоминала сейчас эта черная туша, матово поблескивающая мокрыми бортами под нежарким еще утренним солнцем. Носовая орудийная башня «Громобоя» была выдвинута до половины, техники толпились около ее магнитодинамических орудий, что-то с жаром обсуждая. Девять восьмидюймовок корабля посылали почти на сотню километров снаряды в полтораста килограммов весом. Разогнавшиеся в магнитном поле до немыслимых скоростей, они были способны пропороть броню линкора с той-же легкостью, с какой хороший охотничий нож вскрывает консервную банку. Вот только как бы не совершенна была техника, если она ломается, ее требуется чинить. А эти пушки, хотя и были легкими, эффективными и надежными, обладали одним большим недостатком — при поломке их очень трудно было отремонтировать.

Волков, надо сказать, приезжал редко и всегда по делу. Лорд Андрей все гадал, была ли эта манера проявлением безразличия, скрытой неприязни, обычной невнимательности или же тщательно скрываемой Волковым стеснительности. Тем не менее сам он тоже предпочитал встречаться с адмиралом пореже — сейчас они были союзниками, но что будет дальше? Вполне возможно, что ситуация изменится, и тогда двум медведям в одной берлоге будет не ужиться. Однако, раз Волков все же приехал, значит, у него были к этому веские основания и стоило поспешить.

Портал черный маг открыл прямо в Малый зал своего замка. Шагнул в него — и оказался в двух шагах от Волкова. Адмирал сидел к нему в пол-оборота, он всегда сидел именно так, прикрывая обезобразившие лицо шрамы, и пил маленькими глотками почти прозрачное белое вино из высокого антикварного бокала. Знаменитое чешское стекло переливалось в неверном свете факелов — Малый зал по традиции освещался именно так.

— Привет, Андрей Викторович. Как жизнь молодая?

— Помаленьку. А у тебя что плохого?

— Ну почему сразу плохого?

— А что у нас может быть хорошего?

Высокие договаривающиеся стороны смерили друг друга взглядами и вдруг одновременно расхохотались.

— Ну, здорово, Степан Макарыч, — отсмеявшись и смахнув с глаз выступившие слезы, сказал маг. Ему подумалось, что он разобрался наконец в причинах редкого появления Волкова.

Адмирал поднялся ему навстречу — огромный, на пол-головы выше отнюдь не маленького мага, — протянул руку. Маг крепко стиснул ее и шагнул к столу. Бесшумно возникший лакей тут же наполнил ему бокал. Маг кивнул, аккуратно взял бокал и отмахнулся:

— Брысь.

Лакея как ветром сдуло. Адмирал завистливо посмотрел на мага.

— Здорово у тебя получается. А я своих как ни стараюсь, вышколить не могу.

— Драл ты их мало.

— Ну ты зверь, зверь. Я так не могу.

— Ага, не может он! — Из-за широкой спины адмирала показалась маленькая, аккуратная женская фигура. Когда она вошла, маг не заметил. — А кто вчера обещал меня прибить?

— Джейн, крошка, — виновато прогудел адмирал. — Я же любя. В шутку.

— Ага, любя, в шутку, а вдруг нет?

Маг наблюдал за их перепалкой со снисходительной улыбкой взрослого человека. Эта пара ссорилась также, как делала все остальное — самозабвенно, забывая обо всем. Иногда маг гадал, повезло ли Джейн — адмирал был силен, вспыльчив, резок, мог сутками работать или уйти в море на пол-года. Попасть ему под горячую руку действительно было чревато. Но, глядя сейчас на них, лорд Андрей видел, какими глазами Джейн смотрит на Волкова и понимал, что эти двое связаны уже навсегда. И еще у него свербило в душе и появлялись мрачные мысли, которые срочно надо глушить…

По-настоящему серьезный разговор состоялся после ужина, в маленькой, но уютной комнате, в которой лорд Андрей обычно отдыхал и работал (как-то это у него очень лихо совмещалось). Они сидели, потягивали вино, говорили про жизнь и вдруг адмирал резко выпрямился.

— Андрей, а теперь признавайся: что с кораблем?

— В док его ставить придется, — вздохнул маг.

— Сильно покорежило?

— На три месяца работы теперь, как минимум. Но зато могу уверенно сказать: такие линкоры стоит пускать в серию.

— Ладно, поглядим.

— Гляди-гляди. Но ни один корабль кроме, пожалуй, «Победы», такого бы не выдержал.

— Так что-же все-таки произошло?

— А хрен его знает, товарищ начальник, — лорд Андрей вздохнул. — Район неактивен сейсмически, мои станции не фиксировали землетрясений. Вообще нигде не фиксировали, а я ведь сейчас могу отслеживать всю планету. Волна возникла как будто ниоткуда. Такое впечатление, что кто-то нанес в том районе ядерный удар — но не было ни взрывной волны, ни радиации. Просто волна. Возникла ниоткуда, покалечила линкор, смела с берега всю растительность — и все, никаких следов.

— Лихо. — Адмирал встал, прошелся по комнате, массируя шею, потом резко развернулся. — Но слушай, я в этом не специалист, но ты-то… Это мог быть магический удар?

— Нет, — с кривоватой усмешкой ответил маг. — Нереально. Магия может многое, но она не всемогуща. Даже мне, чтобы нанести такой удар, надо минимум пару недель копить силы. И это при наличии источника энергии под боком. Источник такой есть только у меня, а я и так пока сильнейший в этих водах.

— Это ты так считаешь. Может, кто из молодых да ранних вообразил себя круче яйца, воспользовался моментом и врезал по тебе с чувством. Конкурента решил устранить.

— Опять нереально, — маг устало покачал головой. — Магия обладает одним замечательным свойством — она дарит при желании невидимость для других магов. Иными словами, если бы меня искал маг более слабый, чем я, он просто не увидел бы меня, не смог бы пробить защиту. А если бы он был сильнее меня, я обязательно почувствовал бы его, тут все просто.

— А…

— Нет, нереально. По площадям бить будет только идиот. Имея энергии всего на один выстрел, бесполезно даже пытаться бить по площадям. Вы видели сами — линкор уцелел, я жив. Бить надо намного точнее — так, чтобы корабль накрыло первым-же ударом. Любой, кто имеет хоть малейшее представление о моих возможностях, поступил бы именно так.

— А не имеющий представления? — влезла Джейн.

— Тем более, — серьезно ответил маг. — Слухи обо мне ходят жутковатые, репутация у меня паршивая. Так что не имеющий обо мне точных сведений постарается собрать против меня все, что сможет, и сбросить мне точно на голову. Нет, это не было атакой, точно вам говорю.

— А что-же это тогда, — вдруг взорвался Волков. — Раз — и лучший наш линкор на три месяца попадает в док, а главное действующее лицо в предстоящей операции едва не отдает концы вместе с этим самым линкором. Андрей, ты на меня не обижайся, но ты говоришь ерунду. Пойми, сейчас процесс уже пошел, механизм запущен. Нам уже некуда отступать. И сейчас можно обойтись без любого из нас, кроме тебя. Сам подумай. Можно обойтись без любого из моих или твоих офицеров, без половины флота, если повезет. Черт возьми, без меня обойтись можно или вон без Джейн. Грамотный генштабист, может, даже и лучше нас сработает. А без тебя обойтись ну никак нельзя. Если ты не будешь открывать свои порталы мы лишимся нашего главного козыря — мобильности. В лучшем случае мы тогда получим локальный успех и затяжную войну со вполне предсказуемым концом. У наших врагов ресурсы целой планеты и тут главное даже не то, сколько у них боевой техники и заводов для ее производства. У них просто намного больше людей. И ты прекрасно знаешь, что нас просто затопчут, а уничтожить их всех мы просто не имеем права.

Лицо адмирала страшно покраснело от гнева, глаза налились кровью. Магу показалось, что сейчас его хватит удар. Очевидно, то-же пришло на ум и Джейн, потому-что она бросилась к Волкову, обхватила его руками и начала быстро-быстро что-то шептать по-английски — девушка великолепно владела русским, но когда очень нервничала всегда переходила на родной язык. Видимо, от волнения она просто забывала все остальное. Так или иначе, это подействовало — адмирал несколько раз глубоко вздохнул и вдруг ссутулился, как будто из него выпустили воздух.

— Прости, — буркнул он смущенно, опускаясь обратно в кресло.

— Ничего, что уж там, — махнул рукой маг. — Все мы сейчас на нервах. Но вообще, здравое зерно в твоих словах есть. Смотри сюда.

Маг чуть сощурился, глаза его потемнели. Вино в бокале внезапно забулькало, закипело, а чуть в стороне лежащий на блюде печеный фазан вдруг сам собой распался на ломтики.

— Все понятно?

— Ни хрена не понятно, — мотнул головой Волков. Джейн согласно кивнула.

— Объясняю для неграмотных, — гордо вскинул голову маг. — Для того, чтобы порезать фазана, требуется определенная энергия. Я вложил чуть больше, но расход точно дозирован — для выполнения заклинания расходуется ровно столько энергии, сколько требуется. Остальное сбрасывается в сторону — типа аварийного клапана, понимаете?

— Ну и что?

— Сейчас объясню. Представьте себе, что вы вложили энергии намного больше, чем надо. Сбросом энергии вы можете управлять и будете управлять — значительно безопаснее направить выброс в ближайшую реку и испарить пару кубов воды. Или, как я сейчас, — маг повел носом и брезгливо сморщился, — испортить хорошее вино. Пусть не бокал, бочку, но это все равно лучше, чем, например, поджарить случайно своих собеседников.



— Ну хорошо, сбросили мы энергию Дальше-то что?

— А дальше как раз просто. Чем опытнее маг, тем точнее дозирует он энергию. Я могу раскрошить скалу, а аварийный выброс при этом всего-лишь поднимет на градус-другой температуру в ближайшей луже. А новичок, чтобы зажечь, скажем, свечку, вполне способен сжечь дотла ближайший лес. Естественно, если у него сил хватит.

— Ты хочешь сказать, что кто-то сильный, но глупый, зажег, скажем, свечу, а сброс энергии вызвал цунами на пол-моря?

— Насчет глупого — это ты погорячился. Вполне возможно, не глупый, просто неумелый. Во всяком случае, устроить сброс подальше от себя ему ума хватило. А в остальном ты прав, конечно.

— Я могу и насчет умственных способностей не ошибаться. Может, он был на корабле в самом эпицентре собственного катаклизма.

— Может быть. Но не верится мне в это. Понимаешь, я знаю на сегодняшний день только одного человека, который на подобное способен.

— Одну, ты хочешь сказать, — сузила глаза Джейн. — И сидит она сравнительно недалеко отсюда, в высоком замке. Я права?

— Ну…

— Есть радикальное средство. На «Громобое» целый набор ракет. Ударить одной мегатонн на тридцать — и нет проблемы.

— Джейн, да ты зверь, прямо, — натянуто рассмеялся маг. — У меня достаточно и своих…

— Которые ты не применишь. Так?

— Стоп, кончай перепалку, ребята, — адмирал с силой хлопнул ладонью по столу. — Андрей, это твое дело, что и как ты будешь делать. Хочешь воевать — все наши ресурсы в твоем распоряжении. Хочешь решать дело миром — решай. Но решай быстро. И помни: мы не имеем права игнорировать опасность. Завтра эта девочка не со зла, а по недомыслию устроит еще какой-нибудь катаклизм. Вчера мы отделались покореженным линкором, а завтра у нас вулкан в центре города проснется. Оно нам надо? И помни: начало операции через пол-года, не больше. Не рискуй зря.

— Хорошо, — кивнул маг. — Только бога ради, не лезьте без спросу — будут шумовые эффекты, звуковые эффекты, куча трупов, отравленный радиацией мир… А я к нему уже как-то привязался.

— На твоей совести, — кивнул Волков.

— Договорились, — маг вздохнул, потянулся в кресле и вдруг болезненно скривился. — Слушай, твое высокопревосходительство, у тебя есть хороший стоматолог?

— Я и сам неплох. Пошли, посмотрю…


Бревно поперек дороги, повозка, завалившаяся на бок, пожилой добротно одетый мужик с длинным боевым ножом, двое пацанов лет по семь-восемь и девушка лет восемнадцати (впрочем, может, и меньше — здесь взрослели быстро) за его спиной. Двое здоровенных молодых жлобов с дубинками — судя по всему, работники этого самого орла с тесаком. Что еще? Ах да, десяток или около того идиотов с разного вида холодным оружием в руках — от ржавых топоров до вполне добротных мечей. Короче, ситуация даже не простая, а очень простая — шайка местных бандюганов, то бишь разбойников, устроила засаду на одиноких путников и сейчас намерена получить причитающиеся от тяжелого (как-то изготовление и перетаскивание бревна, переноска на собственных плечах оружия и типа доспехов, да еще и дальняя прогулка) и неправедного физического труда дивиденды. Судя по соотношению количества народу и этого народа амуниции, драка обещала быть недолгой и весьма кровопролитной для одной из сторон.

Вот только лорд Андрей в эту картину ну никак не вписывался. Впрочем, с точки зрения разбойников (откуда им было знать, кто перед ними), большим препятствием он для них не являлся — ну подумаешь, наемник в легкой кольчуге, с мечом, щитом, кинжалом, на великолепном, правда, коне… Ему посоветовали не лезть и езжать своей дорогой. В принципе, это было разумно — не в обычаях наемников вступаться за совершенно незнакомых людей посреди дороги. А если попался дурак, играющий в благородство, то это его проблемы — в принципе, два арбалетчика снимали его стрелами еще на подходе.

Лорд Андрей даже не разозлился. В конце-концов, кто он такой, чтобы вмешиваться в обычаи этого мира? Он просто спрыгнул с коня и распрямился во весь свой немалый рост — сражаться верхом маг не любил.

Атаман разбойников пожал плечами: драться он не хотел, наемник — не богатый селянин. Много с него не возьмешь, а вот получить по морде от человека, зарабатывающего на жизнь войной и хорошо умеющего убивать не улыбалось никому. Из-за его спины весьма дисциплинированно вышли арбалетчики, демонстрируя весомые аргументы в любом споре, но стрелять не спешили — арбалетный болт может сразу и не убить, а перезарядить оружие наемник им не даст. Пока можно было решить дело миром, они хотели так и сделать.

Однако, когда лорд Андрей принялся решительно надевать тяжелый конический шлем с кольчужной накидкой, терпение атамана лопнуло. Повинуясь взмаху его руки арбалетчики выстрелили и… ничего не произошло. Тяжелые железные болты как будто растворились в воздухе, а лорд Андрей продолжал возиться с зацепившимся за что-то ремнем шлема.

Не дожидаясь команды, разбойники начали перезаряжать свое оружие. На помощь к ним устремились их товарищи и второй залп был дан уже из шести арбалетов. На сей раз стрелы не исчезли без следа, а растворились в яркой вспышке. Лорд Андрей соизволил наконец поднять глаза и, так и не надев шлем, со вздохом вскинул руку…

Как показалось вначале, ничего не случилось — не грянул гром, не посыпались молнии, не родился вулкан. Вообще ничего не произошло. А затем разбойники дружно захрипели, лица их приобрели синюшный оттенок. Без звука, хватаясь руками за горло, один за другим оседали они в высокую траву, чтобы никогда больше не подняться. Бесхитростное заклинание. Если знать принцип действия, химию, физику, физиологию и много чего еще. Воздух просто исчез из их легких и не мог уже снова их заполнить. Смерть от удушья — мучительная смерть.

Двое бандитов, оказавшихся в стороне от линии удара, с похвальной храбростью и непростительной глупостью бросились в атаку, размахивая своими железками — такими грозными на вид и такими неудобными в бою. Лорд Андрей брезгливо шевельнул рукой, так, будто отгонял мух. Второе заклинание было прямой противоположностью первому — тела нападавших вдруг раздулись от хлынувшего в них воздуха. Хлопок — и они взорвались, нещадно забрызгав кровью стоявших вокруг. Единственными, пожалуй, кто остался чистыми оказались лорд Андрей и его конь — прозрачная сфера защитного поля погасила воздушный удар и не подпустила к ним кровавые брызги.

Секунду все стояли, молча глядя на побоище. Потом наступила реакция, причем у всех разная — один из здоровяков-работников посерел и без чувств опустился на землю, второй начал быстро-быстро креститься. Хозяин выронил нож и опустился на колени, его дочь моментально стошнило. Только пацаны с удивлением и восхищением, но без страха смотрели на грозного мага, которому не было сейчас, в общем-то, дела до путников. Лорда Андрея сейчас значительно больше интересовали сами разбойники — в этих местах о них если и не забыли, то вспоминали редко и скорее со смехом.

Лорд Андрей шагнул вперед. Девушка мгновенно перестала держаться за живот и с воплем бросилась прочь, в ближайшие кусты, споткнулась и упала, вскочила и снова рухнула, держась за неестественно вывернутую ногу. Ее отец вскочил, закрывая сыновей и тщетно ища нож (тот лежал совсем рядом, но пожилой, битый жизнью и отнюдь не слабый мужчина был слишком напуган). Пацаны, правда, не испугались, но отодвинулись на всякий случай подальше, лежащий в обмороке так и лежал себе дальше — судя по всему, в скором времени обморок должен был перейти в глубокий и здоровый сон. Лишь второй работник, бросив креститься, половчее перехватил дубинку и шагнул вперед — бледный, но решительный до самого немогу. А в глазах-то плескалось отчаяние…

Лорд Андрей уважительно кивнул ему и выхватил из его руки дубину быстрее, чем нормальный человек успел бы моргнуть. Когда надо, он мог быть ОЧЕНЬ быстр.

— Не надо, — негромко, но весомо сказал он. — Я больше никого не хочу убивать. Уйди с дороги.

Неторопливо обогнув превратившегося в соляный столб храбреца, он подошел к девушке. Та от ужаса перестала даже стонать, только тихо подвывала. Ощупав поврежденную ногу, маг вздохнул и внезапным движением вправил вывих. Девчонка только охнула.

Ободряюще улыбнувшись (девушка застучала зубами), маг подошел к потерявшему сознание и отвесил ему две полновесные оплеухи. Не дожидаясь, пока заворочавшийся парень придет в себя, лорд Андрей подошел к главарю разбойников и склонился над ним.

Это неправда, что убитого можно заставить говорить — слишком уж сложно управлять процессами мертвого тела. А вот считать информацию с еще не начавшего разлагаться мозга вполне реально. Вот только информации никакой и не было — обычная шайка, решившая попытать счастья вдали от дома и пытающая его уже второй месяц. Допытались…

— Стоять, молчать, не реветь… — лорд Андрей попытался разрядить ситуацию. — Кто такие, откуда, зачем?

— Из Дравниц мы, благородный господин, — испуганно, но быстро ответил хозяин повозки. Похоже, к нему возвращалась способность соображать. — По торговым делам едем, в столицу.

— Не понял, — маг быстро прокрутил в голове карту этих мест. Дравницы, маленький но богатый торговый городок, находились далеко в стороне от его владений и до столицы от него было всего дня три пути. Здесь же столицей и не пахло — две недели, если не торопиться.

Подойдя к повозке, лорд Андрей спокойным и неторпливым движением отбросил прикрывавшую груз мешковину и присвистнул:

— Ну и дурак же вы, милейший…

На телеге, среди достаточно солидной груды мешков, его цепкий глаз сразу углядел один, лежащий кверху маркировкой. Пряности, не больше и не меньше. Гроши во владениях мага, занимавшегося в том числе и торговлей, и дикие деньги во всех остальных частях королевства. Похоже, купец сделал изрядный крюк ради того, чтобы сбросить здесь свой товар (интересно, какой? Ведь в единственном на планете промышленном районе все и так было, причем качественнее и дешевле, чем в других местах) и загрузиться по новой. И рыбку съесть, и с дерева не упасть, блин.

— Не, все-таки вы дурак. С таким грузом надо иметь охрану поприличнее. Куда как поприличнее.

— Откуда у меня такие деньги, ваша милость? Я таки все вложил в этот груз, вы можете спросить у кого угодно…

Оборот речи показался магу странно знакомым. Он внимательно взглянул в лицо собеседнику. Так и есть — мясистый нос, вытянутые кверху уши почти без мочек… И стоило, спрашивается, останавливаться.

Коротко свистнув, лорд Андрей подозвал коня и прыжком, не касаясь стремян, вскочил в седло. Толкнул коня каблуками и не торопясь двинулся своей дорогой. Маленькое дорожное приключение, не приключение даже, а так, заминка, закончилось и теперь маг хотел добраться до ближайшего села и, желательно, до темноты — ночевать, конечно, можно и в поле, но если есть возможность, лучше все-таки спать под крышей.


Деревня оказалась ближе, чем он предполагал. Меньше чем через час копыта коня уже стучали по сухой, утрамбованной до каменной твердости земле на ее главной и, похоже, единственной улице. Впрочем, деревня была достаточно большой — под сотню дворов, вытянувшихся в два ряда на высоком берегу неширокой, но быстрой реки. Нашелся в деревне и трактир, по совместительству служивший постоялым двором. Довольно большой, двухэтажный, с аккуратной коновязью и резным крыльцом. Внутри тоже было редкостно чисто, тараканами, обычными в таких заведениях, и не пахло, зато пахло жареным мясом и пирогами. Словом, уютное местечко, в котором не грех и передохнуть.

Маг тоже вел себя соответственно — аккуратно обтер сапоги, чтобы не нести внутрь лишнюю грязь, вошел в почти пустой зал и, стянув со спины ножны с мечем, осторожно прислонил оружие к стене. Потом сел рядом на лавку и щелкнул пальцами, подзывая официантку. Та появилась почти сразу — невысокая, пухленькая, с миловидным личиком — вся такая аппетитная, что маг аж облизнулся про себя. Впрочем, не было бы удивительным, если бы он облизнулся и открыто — путешествовал-то он в личине наемника, а они славились своим буйным нравом. И, кстати, неизвестно чем бы это закончилось — вполне возможно, что смазливая служаночка еще до наступления темноты оказалась бы в его постели. А возможно, и наоборот — примчался бы с пеной у рта ее жених в сопровождении верных друзей-приятелей, и пришлось бы извиняться и говорить, что ничего такого он не имел в виду или, что более вероятно, сразу бить им всем морды, не вступая в переговоры.

К счастью местных парней, лорд Андрей не хотел никого бить. Более того, он собирался проехать здесь как можно более тихо и незаметно, а потому решил, что ночь можно скоротать и в гордом одиночестве. Он ограничился тем, что сухим тоном заказал ужин и комнату на ночь, подкрепив свои слова не слишком крупной серебряной монетой. Явно ожидавшая большего и в смысле оплаты, и в смысле развлечения, девушка презрительно фыркнула и удалилась, эффектно виляя бедрами. Впрочем, еду она принесла быстро и готовили тут выше всяких похвал. Вино — легкое, терпкое, чуть кисловатое, пришлось магу тоже по вкусу — не особо изысканный букет, но приятное, да и в голову почти не бьет.

Пока он ел, на улице начало темнеть и помещение постепенно заполнялось народом. Пришли несколько крепких мужиков, судя по темным мордам, углежогов, сели за соседний стол и заказали пива. Столик у входа облюбовала шустрая молодежь — парни и девчата, веселые и бесшабашные. В самом дальнем и темном углу сели пятеро с неприятными рожами и ножами… Словом, обычный вечер в обычном трактире. Правда, лорд Андрей заметил, что вели себя посетители тихо, да и одеты были опрятно. Те-же углежоги, например, отнюдь не в драных робах сюда пришли. Видимо, хозяин трактира сумел внушить местному электорату определенное уважение. Это хорошо, зато можно надеяться, что ночью здесь будет тихо и можно будет выспаться.

Закончив трапезу, маг поднялся, подхватил левой рукой ножны с мечом и неторопливо двинулся к стойке, за которой восседал хозяин трактира — высокий, толстый, розовощекий крепыш. Ему явно перевалило уже за шестой десяток, но чувствовалось, что он еще вполне может и служанок пользовать, и в рыло заехать кому-нибудь особо разбуянившемуся.

Маг подошел к нему, чуть заметно улыбнулся, не снисходительно, нет, а как равный равному, и вежливо поинтересовался, не найдется ли для него здесь свободной комнаты, желательно с постелью и без тараканов, но если нет, то годится и без постели и с тараканами — лишь бы без соседей, на одного человека. Трактирщик шутку принял, сказал, что комнаты есть, а тараканов здесь никогда не было, и назвал цену — не большую и не маленькую, а так, в самый раз. Маг в ответ рассказал бородатый анекдот, заплатил и, повинуясь внезапно возникшей мысли, спросил:

— Сержант, а?

— Капрал. Десятый гвардейский.

Это многое объясняло. Десятый гвардейский легион был легионом пограничным, по жизни стоял на северных границах королевства и прикрывал побережье от набегов пиратов, местного аналога викингов. Десятый легион был, пожалуй, единственным, который не участвовал в случившейся здесь несколько лет назад гражданской войне — его командир объявил тогда обеим воюющим сторонам, что у него нет времени заниматься ерундой, ему дело делать надо — границы защищать. И защищал, надо сказать, успешно, почему после всех разборок остался на старой должности и даже получил какой-то третьесортный орденок за службу. И вполне естественно, что пожилой капрал, прослуживший лет двадцать, а то и больше, видавший виды, умевший резаться насмерть с лучшими воинами этих мест и оставшийся при этом в живых, уйдя на покой и открыв трактир сумел внушить к себе уважение. Небось, сломал пару челюстей или оторвал кому-нибудь руки и ноги, причем в буквальном смысле этого слова. Его-то уж наверняка учили бить и оставаться при этом в живых, причем учили на совесть, а вот местную шпану — вряд-ли.

Уважительно кивнув, лорд Андрей пошел наверх. Все та-же шустрая служаночка, призывно вильнув бедрами и не найдя ответного понимания и немедленного отклика, вновь фыркнула с нескрываемым сарказмом и показала ему дверь. Войдя в комнату, кстати, довольно приличных размеров и действительно чистую, маг запоздало подумал, что, пожалуй, стоило бы прихватить девушку с собой — это соответстовало бы и обоюдному желанию, и созданному им образу, но тут усталость взяла свое и, плюхнувшись на кровать и успев только поставить вокруг магический полог-сигнализацию, он мгновенно заснул.


Разбудил его солнечный луч, проникший в окно и нагло упершийся прямо в глаза. Маг обычно просыпался медленно, и это утро не было исключением — он долго зевал, потягивался, пытаясь вновь уплыть в теплые объятия Морфея, но сон уже уходил и пришлось вставать, одеваться, засовывать ноги в ненавистные уже сапоги и спускаться во двор — что поделать, канализации в номерах здесь не существовало, а ночным горшком он не пользовался принципиально. Впрочем, он не особенно пожалел об этом — утро было великолепным — солнечным, в меру теплым, во дворе приятно пахло свеженапиленными дровами, а ледяная вода из колодца, которой услужливо окатил мага болтавшийся тут-же сын хозяина трактира, мгновенно согнала сон. В общем, в трактир лорд Андрей вернулся свежим, умытым и сверкающим, как медный грош.



Слопав огромную сковороду яичницы с сыром и помидорами, маг расплатился с хозяином и собирался уже уходить, когда тот негромко сказал:

— Милорд, вас здесь спрашивали…

— Та-ак, — маг подобрался. — Откуда знаешь, кто я, кто спрашивал?

— Милорд, не волнуйтесь, спрашивали не лорда мага, спрашивали наемника. А знаю я вас потому, что видел вас раньше, еще при покойном короле…

— Очень замечательно, — маг поскреб подбородок. — Ну и?..

— Не волнуйтесь, кто вы никто не знает — я же не дурак. Если бы вы хотели быть узнанным, вы приехали бы как минимум в соответствующей одежде.

— Умно. Вот что, как тебя зовут?

— Атрес.

— Полное имя.

— Настоящее?

— Можешь легионное.

— Капрал Атрес Железный Лоб.

— Неплохо. Судя по прозвищу, лихо умеешь головой бить?

— Именно, — капрал улыбнулся. Похоже, ему приятно было встретить понимающего человека. Вряд-ли местные понимали, чем на жаргоне легионеров отличается железный лоб от медного. Медный лоб, кстати, обозначал глупость…

— Вот что, капрал, дай-ка мне перо и бумагу, — лорд Андрей дождался, когда Атрес извлечет из-под стойки требуемое, черкнул несколько слов. — Это — пропуск в замок. Покажешь на воротах — пропустят ко мне. Мне нужны умные люди, вдобавок хорошо внедренные здесь. Подумай вначале, легкой жизни я тебе обещать не буду, зато и награда будет соответствующая. А если заслужишь, получишь бессмертие и вечную молодость. Надумаешь — жду через месяц.

Атрес поклонился (хорошо, что в зале никого не было и никто не мог этого видеть), не подобострастно, а просто вежливо. Лорд Андрей улыбнулся в ответ, ему нравились такие люди — спокойные, неглупые, гордые. Таким, возможно, не следует доверять охранять покои дражайшей супруги (если она есть, конечно), зато можно доверить спину и в бою, и за столом, когда рекой льется вино, плохо ходят ноги, а враг твой, возможно, именно в тот день…

— Что передать тем, кто вас спрашивал?

— А кто спрашивал-то?

— Один… Ну, с такой характерной мордой. Купец.

— Передай, что я спешил, ни с кем не хотел общаться и уже уехал, — усмехнулся маг, весело улыбнулся и быстро вышел из трактира.

Уехать незамеченным ему, однако, не удалось. Около ворот стоял давешний купеческий охранник (не тот, что припадочный, а тот, что похрабрее) и щурился на солнце. Увидев мага, он подобрался и только что не вытянулся во фрунт. Видимо, вчерашнее маленькое происшествие произвело на него впечатление.

— Ваше могущество…

— Молчать, не болтать. Зачем я тебе?

— Мой хозяин хотел бы поговорить с вами.

— Зато у меня к твоему хозяину дел нет. Что он может убираться к дьяволу, можешь ему не говорить.

— Ваше могущество… Ой, только не убивайте меня, — шепотом забормотал парень, — но мой хозяин приказал мне передать вам, что если вы не согласитесь, он вынужден будет предупредить местного старосту, что здесь проезжал маг, маскирующийся под наемника. Это ведь земля лорда Андрея, Великого Черного мага. А он очень не любит чужаков.

— Весело, — буркнул, с трудом сдерживая смех, лорд Андрей. Ему и вправду было смешно, но не следовало об этом пока распространяться. — Вот и помогай после этого людям. Как ты думаешь, если я порублю вас всех на кусочки, это будет лучше, чем если я вас просто сожгу?

Охранник трясся, как осиновый лист, похоже, он только теперь начал понимать, во что его втравил хозяин. Маг, прячущийся от чужих глаз, ради сохранения своего инкогнито и впрямь мог нарезать своих оппонентов на ломтики и сказать, что так и было. А самое смешное, что ему за это ничего не было бы — не то, чтобы закон специально защищал магов, но только самоубийца рискнул бы мага арестовать или, тем паче, наказать. Маги были подконтрольны только оппонентам своего уровня, то-есть магам, равным по силе или сильнее. С обычными людьми маги, как правило, мало церемонились.

Конечно, маг не собирался никого убивать. Просто ему надо было выбираться из щекотливой ситуации — необходимость сохранить инкогнито была серьезной и жизненной. В то-же время, убийство ему не то чтобы претило, но уж радости особой точно не доставляло. К тому-же, существовала опасность привлечь к себе внимание — убивая с помощью магии, здесь и сейчас, трудно остаться незамеченным. Конечно, оставался еще меч, но труп в луже крови тоже отнюдь не упростит задачу.

Маг умел думать быстро. В конце концов, пойдя на разговор с купцом он терял, самое большее, несколько минут. Если потребуется, он мог уничтожить всех прямо на месте встречи. Конечно, поступая так, он оказывался в тактическом проигрыше, однако тут уж делать было нечего — сам виноват, незачем на дороге заступаться за каждого сирого и убогого. Дозаступался, блин, рыцарь хренов…

— Лады. Только быстро — я тороплюсь.

Охранник быстро-быстро закивал и побежал вперед, показывая дорогу. Лорд Андрей двинулся за ним, тяжело покачиваясь на ходу — он был не в духе и, увидев такую походку, знающий человек предпочел бы исчезнуть с глаз долой. Впрочем, здесь знающих не было.

Около стойки бара маг приостановился, кивком подозвал хозяина:

— Поедешь со мной. Оружие возьми. И…

Маг шевельнул рукой.

— Через час помолодеешь на двадцать пять лет, это аванс. Идет?

Атрес с достоинством кивнул и, не задавая больше вопросов, повернулся к помощнику, молодому шустрому парню, черты лица которого явно указывали на близкое родство с капралом. В пол-голоса он начал отдавать приказы и маг, уже удаляясь, подумал, что, похоже, не ошибся в выборе попутчика.

В апартаменты, которые занмал купец, лорд Андрей зашел с наглым выражением на морде, типа «а ну-ка вякни». Небрежно пододвинул к себе стул, стряхнув с него жирную черную кошку. Та обиженно мяукнула и удалилась, гордо задрав хвост. Лорд Андрей проводил ее взглядом и задал вопрос в пространство:

— Ну, и кому тут потребовалось меня видеть?

Судя по занимаемому помещению, наверное, лучшему на постоялом дворе, купец отнюдь не так бедствовал, как утверждал вчера. Две комнаты, каждая больше, чем у мага, да и обставлены хорошо. Детей видно не было — или они разместились в другом месте, или купец предусмотрительно отправил их погулять перед серьезным разговором. Серьезный разговор, кстати, начался не сразу — вначале были долгие охи-вздохи по поводу опасности нынешних дорог, плавно перешедшие в такие-же сетования по беспределу, который учиняет хозяин здешних мест, лорд Андрей, когда в его владения заезжает кто-то из чужих магов.

Лорд Андрей слушал внимательно и с интересом — в конце-концов, небесполезно знать, что о нем думают другие. А думали о нем, оказывается, страшные вещи. Он-де и живьем врагов жарит (это, кстати, была сущая правда — любой боевой маг в схватке первым делом лупит огненными заклинаниями), и младенцев на завтрак ест (а вот это уже гнусная ложь), и еще много чего делает. Все эти разговоры, в принципе, сводились к тому, что магу-наемнику предлагалось за символическую плату (символическую настолько, что плакать хотелось) проводить купца с семейством до ближайшего города на границе владений лорда Андрея, защищая их от разбойников и прочего нехорошего люда. Как альтернатива предполагался немедленный донос в ближайшую управу, причем для страховки один из дальних родственников купца, живший, оказывается, в этом самом селе, готов был сделать донос, если караван не доберется до места назначения или же если прямо сейчас с купцом что-нибудь случится или… Короче, подстраховался потенциальный работодатель неплохо. Как ему казалось. Потому что лорд Андрей моментально перешел к легенде, которую не афишировал, но под которой, в принципе, путешествовал.

Прежде всего на свет появились им же самим подписанные бумаги, в которых черным по белому было написано, что черный маг пятого уровня (средненький уровень, надо сказать) Валькор путешествует не просто так, а по поручению самого лорда Андрея, чьим учеником он является. Далее из бумаги следовало, что любой, находящийся на землях лорда Андрея обязан оказывать этому самому ученику любую помощь под страхом жутких бед со стороны собственно лорда Андрея. И, наконец, купцу было сказано, что он может ехать как хочет, куда хочет и на чем хочет, но при условии немедленной компенсации потерянного этим утром времени — почти часа, надо сказать.

Услышав сумму, в которую оценивал свое время вышеназванный ученик, перехитривший сам себя купец тихо взвыл. А лорд Андрей, давясь от смеха, начал расписывать, что он сейчас с ним сделает. В принципе, сделать он мог что угодно — бумага была страшненькая и позволяла выпотрошить весь город, в который купец так стремился.

Дождавшись момента, когда купец начал сползать со стула и впадать в коленопреклоненное состояние, маг прекратил издеваться и внезапно сухо сказал:

— Собирайтесь, милейший. Я провожу вас до города и не возьму денег. Мое условие: вы забудете, кто я, что я и зачем я. Все, нет меня. Есть наемник Гордон. По дороге мы сделаем небольшой крюк. Вы ничему не удивляетесь. Отправляемся через час, опоздавших ждать не буду — я и так потерял много времени.

Уже выходя из дверей, он обернулся и бросил:

— А если вы чего не поняли, объясняю для дураков: мое слово — закон. Если хоть кто-то когда-нибудь проболтается, неважно кто, я изведу под корень и вас, и всех ваших родственников. В конце-концов, я вашу нацию никогда не любил.

Закрывая дверь, он внутренне усмехнулся — лучшего прикрытия, чем личина охранника мелкого купца, трудно было представить.


Из деревни они выехали через час. Впереди ехали на телеге работники купца, за ними, на второй (а ведь не так-то и бедствовал купец, если подумать, разжился вот транспортом) сам хозяин каравана с семьей. Замыкали движение, ведя в поводу заводных коней, Лорд Андрей, похожий на самоходную обсадную башню, и затянутый в старый, но отменно вычищенный доспех Атрес — помолодевший, оставшийся по-прежнему массивным, но зато потерявший живот и обретший гибкость и порывистость в движениях. Только шрамы остались на месте — «извиняй, но я не доктор, шрам со лба я тебе только с головой убрать могу». Могучие, отдохнувшие и сытые кони легко несли седоков. Мир расстилался перед ними, прекрасный и зеленый, как всегда. И как обычно, в такой день хотелось жить вечно.

День не обманул. Не было ни туч, ни приключений. И лагерь вечером они разбили без помех, в месте и красивом, и безопасном. Напоследок лорд Андрей набросил на него охранный полог и спокойно уснул, впервые за много дней не задумываясь о будущем.

Утро тоже выдалось достойным. Пока дочка купца, имени которой лорд Андрей так и не удосужился узнать, быстро и достаточно сноровисто готовила на костре нехитрый завтрак, маг сбегал до протекующего неподалеку ручья и с удовольствием ополоснулся в ледяной воде. Крепко растершись мягким махровым полотенцем (здесь его производили только на его собственных мануфактурах и во всем остальном мире стоило оно целое состояние), маг неспешно вернулся к лагерю и увидел удручающую картину: оба работника, вооружившись только что купленными в деревне короткими мечами, яростно рубились. Глядя на то, как они это делали, лорд Андрей понял — в настоящем, не тренировочном, как сейчас, бою толку от них будет немного. По тому, как парни двигались и держали оружие, становилось ясно, что ничего серьезнее дубинки они в руках никогда не держали. Неподалеку на траве сидел Атрес и, судя по его скептической ухмылке, думал о том-же.

— Ну, что скажешь, — спросил лорд Андрей, подходя и усаживаясь рядом.

— Из одного я бы солдата сделал, пару лет его в легионе погоняв, а второму в бою делать нечего, одни мускулы, да и те так себе.

— Согласен. Пошли тогда, тоже разомнемся, класс покажем.

— Класс? Я уж и забыл, как драться-то, а вы — первый меч королевства.

— Не прибедняйся, пошли. Глядишь, и научим друг-друга чему-нибудь. До завтрака, похоже, все равно как до Китая задним ходом.

Капрал явно не знал, что такое Китай и где он находится, но понял по интонции, что это страшно далеко. Согласно кивнув, он неспешно поднялся и вышел в круг. Лорд Андрей чуть задержался, выбирая оружие из своего внушительного походного арсенала. Наконец он вышел, держа в каждой руке по полуторному мечу. Каждый клинок был длиннее и тяжелее меча Атреса, но маг нес их так, буто они ничего не весили.

— Возьми этот, — протянул он один капралу. — Твой я могу просто перерубить.

Атрес, благодарно кивнув, принял оружие и несколько раз для пробы крутанул меч в руке. По-видимому, он остался вполне доволен балансом, поскольку весело ухмыльнулся и встал в стойку.

И вот тогда пацанам — и работягам, и сыновьям купца, — был показан класс. Как и предполагал лорд Андрей, Атрес оказался отменным бойцом. Конечно, его арсенал приемов не отличался большим разнообразием и изощренностью, но те, которыми он действительно владел, были просты, надежны и вбиты, похоже, на уровень рефлексов. Поединок протекал, как танец — изящные, даже медленные движения, но вот только клинки почему-то двигались намного быстрее, чем у молодых, а бойцы ни на миг не останавливались и где они будут в следующий миг предсказать было просто невозможно.

Естественно, лорд Андрей выиграл, но произошло это далеко не сразу. Впрочем, он просто не хотел форсировать события — слабые места в обороне капрала он разглядел быстро. Но — ему надо был понять, каков он в деле. И поняв и оставшись доволен, он ловко отклонил очередной выпад и хлопнул Атреса плашмя по плачу. Капрал немедленно остановился и отсалютовал мечом. Маг ответил тем-же. Оба с усмешкой глянули на зрителей, увидели раскрытые в немом восхищении рты и дружно расхохотались. Все сидели, мокрые и красные от волнения и восхищения, а оба ветерана даже не запыхались.

Капрал протянул лорду Андрею меч, но тот отрицательно мотнул головой.

— Оставь себе, привыкни. Он получше твоего, но ты немножко скован в движениях.

— Это я с непривычки — уже и забыл, когда в последний раз держал оружие, — улыбнулся Атрес и принялся любовно поглаживать меч. На серебристо-голубой поверхности клинка не было ни царапинки.


Они ехали третий день. В принципе, ничего за эти дни не произошло, да и не должно было произойти. Лорд Андрей вообще удивлялся, как эта шайка могла оказаться в его владениях — самых спокойных в этой части планеты. Во всяком случае, сейчас никто на них нападать не рисковал, но все равно Атрес дважды в день — утром и вечером — гонял молодежь с мечами, копьями, ножами. Сам черный маг к возне присоединялся редко — как правило, показывал мастер класс, голыми руками разбрасывая всех тренирующихся вместе с их мечами, или показывая, как с одним ножом разобраться с противником с мечом и в доспехах.

Впрочем, из земель собственно лорда Андрея они выбрались уже к вечеру второго дня, но ничего от этого не изменилось. Так-же вяло шелестела листва, так-же пекло солнце и так-же тихо было вокруг. И в этом тоже не было ничего удивительного. В землях сюзерена черного мага, которым формально считался король, порядок поддерживался теми-же методами и с неменьшей жесткостью. Король отнюдь не отличался кротким нравом и дураком он не был — у лорда Андрея он перенял немало и, хотя взял не только лучшие, но и худшие, по мнению мага, стороны (такие, как, например, пусть формальный, но парламент или местное самоуправление), королем он был хорошим, в меру жестким, в меру жестоким, в меру дипломатичным. Бабником был, правда, жутким, но это, в конце-концов, его личное дело, а что до молодости, то как раз ей короля никто не посмел бы попрекнуть — хватка у парня была вполне зрелая, правил он сам, а фавориток подпускал к управлению не ближе постели. И вообще, молодость — недостаток, который имеет свойство быстро проходить.

Ближе к полудню караван вышел из леса, а еще через пол-часа добрался до развилки. Правая дорога уходила в сторону высившихся километрах в трех стен города и была изрядно утоптана, хотя и безлюдна. Левая довольно сильно заросла. Чувствовалось, что по ней ездят, но реже, намного реже, чем в город. Здесь лорд Андрей осадил коня.

— Ну все, ребята, здесь наши пути расходятся.

— Вы нас покидаете? — удивленно спросил купец.

— Да. Как и положено каждому настоящему мужчине, я ухожу налево. Думаю, с вами уже ничего не случится — до города рукой подать. Прощайте. Атрес, за мной!

И вскинув сжатую в кулак руку в прощальном прветствии, лорд Андрей пустил коня в галоп в направлении, которому суждено было изменить его жизнь.

Галопом, правда, мчались недолго — не хотелось раньше времени утомлять коней. За первым-же поворотом, когда лес скрыл их от посторонних глаз, они перешли на неторопливую рысь. Атрес догнал мага, пристроился рядом. Чувствовалось, что ему нетерпится что-то спросить, но он не решается.

— Говори давай, вижу ведь, что неймется, — фыркнул лорд Андрей.

— Мы едем в Замок Одинокой Принцессы?

— Ты поразительно догадлив.

— Милорд, тогда объясните мне, дураку, почему мы столько едем? Зачем вы вообще едете, раз уж на то пошло? Я слышал, вы можете летать на крылатых каретах, можете даже вместе с замком, можете ездить по земле вдесятеро быстрее лошади. Рассказывают, что маги могут и вовсе мгновенно перемещаться. Почему вы не так — раз и на месте?

— Мгновенно перемещаться? Ну, не совсем мгновенно, но можно. Есть, правда, одно но — чтобы переместиться, надо открыть портал, а для этого надо точно знать место, куда хочешь попасть. Если прыгаешь в незнакомое место, весьма вероятно, что окажешься вмурованным в стенку. Точку выхода надо представлять до мелочей, и то есть шанс, что кто-то в этот момент там будет. Так что это быстро, но и опасно до крайности. К тому-же любой маг отследит прыжок. Это и новичку — как два пальца об асфальт. А лететь на вертолете или, скажем, ехать в танке — это же вся округа посмотреть сбежится, а я хочу добраться тихонечко, чтоб никто не догадался…

Атрес кивнул и задумался. Вообще, лорд Андрей уже не раз замечал за ним привычку думать и не знал — хорошо это или плохо. С одной стороны, думать положено не солдату и даже не капралу, в местной армии думать — прерогатива исключительно офицера. С другой стороны, возможно, Атрес просто перерос свой армейский статус, а подняться выше ему банально помешало отсутствие благородных предков. Так или иначе, лорд Андрей решил для себя, что умный попутчик ничем не хуже глупого и потому не обращал на это внимания.

К замку они подъехали уже вечером. Было еще светло, но солнце уже клонилось к горизонту, прячась за верхушками деревьев. В чуть красноватом свете тонкие, изящные башни замка казались нарисованными неведомым художником. Лорд Андрей сразу обратил внимание на то, что очертаниями замок очень похож на его собственный, но как будто тоньше, изящнее, словно его строила женщина. Впрочем, строить — не строила, но руководила строительством наверняка. И еще. Если замок черного мага, при всей своей красоте был прежде всего крепостью, способной остановить армию, то это чудо архитектуры было скорее загородным поместьем. От шайки разбойников в нем еще можно было бы отсидеться, а вот серьезную осаду выдержать — вряд-ли.

Тем более удивительным был целый лагерь вооруженных людей у стен замка. На первый взгляд, там было человек под сотню, да и на второй выходило не меньше. В центре лагеря возвышалось сразу несколько шатров со стягами, говорившими о знатном происхождении владельцев, а в воротах замка маячила стража, выглядевшая перед лицом снующих туда-сюда головорезов довольно жалко.

— Та-ак, интересная картинка получается, — пробормотал себе под нос лорд Андрей, направляя коня к воротам. И, не оборачиваясь, негромко сказал капралу: — Не отставать, гляди в оба.

Спокойно, даже чуть надменно глядя на снующих вокруг людей, он подъехал к замку. То, что он увидел, ему не особо понравилось — примерно половина из находившихся здесь вояк были королевскими гвардейцами, еще человек двадцать, судя по лакейским ухваткам, принадлежали к свите благородных (хе, благородных, кровь-то у всех красная) дворян, а остальные, похоже, к их-же личной охране. Но вот несколько человек упорно выбивались из картины. Часть из них — опытные, хваткие головорезы, судя по манере держаться, одежде и оружию — профессиональные наемники. А остальные — и того непонятнее, похожи на магов, но какие-то иные… И, уже останавливая коня, он вздрогнул от молнией пронесшейся в голове догадки: «Блокираторы».

Похоже, за принцессу взялись всерьез — блокираторы были известны тем, что, практически не умея колдовать сами, могли заблокировать способности любого мага около себя. Расстояние, правда, было невелико, большая часть блокираторов становилась бессильной уже в десятке метров от противника, но вблизи противостоять им, как считалось, было невозможно. Впрочем, лорд Андрей относился к этому скептически, сам-то он умел больше других. А вот принцессе такие противники вряд-ли были по зубам, тем более толпой.

Лорд Андрей поймал себя на мысли, что уже прикидывает, как будет ДАВИТЬ противников принцессы и усмехнулся: во-первых, это была не его проблема, а во-вторых, еще неясно — враги это или вовсе даже наоборот. Однако, как бы то ни было, местная компания явно не была рассчитана на ЕГО калибр.

Подъехав к воротам, он брезгливо поморщился и с великолепным, годами тренировок поставленным презрением, бросил:

— Доложите госпоже о нашем прибытии, милейший.

Стражник — немолодой, седой, грузный, с вислыми усами и явно не ждущий уже ничего хорошего от этой жизни, спросил тусклым, бесцветным голосом:

— Как прикажете доложить, милорд?

— Передайте ей, что прибыл… — тут лорд Андрей чуть наклонился с седла и совсем другим, тихим и ровным голосом, продолжил. — Тот, кто посоветовал ей бояться драконов.

А вот ТАКОГО эффекта от своих слов он не ожидал. Стражник моментально вытянулся во фрунт, подобрался и стал, казалось, даже выше ростом. На губах его появилось подобие… Нет, не радости, скорее надежды.

— Нет нужды докладывать, Ваша Милость. Вас приказано проводить немедленно.

Ничем не высказав своего удивления, лорд Андрей величественно кивнул и тронул коня, намереваясь въехать во двор, но тут его окликнули.

— Эй ты, ты, на лошади, я к тебе обращаюсь, обезьяна! Ты куду попер, урод?

Лорд Андрей спокойно повернулся и увидел спешащих к нему четверых вооруженных людей. Один — сержант королевской гвардии, хотя одет и не совсем по форме, трое других — явно наемники, причем кричал явно один из них. Он-же, судя по всему, был в этой компании за старшего — уж больно внушительным… нет, не был, а скорее хотел казаться.

— Ты куда без доклада, гад?

— А кому я должен докладываться, молодой человек? Вам, что-ли, — с ледяной вежливостью поинтересовался черный маг.

— Да хотя-бы… — начал отвечать наемник и моментально подавился собственными зубами. Удар сапогом был столь быстр, что никто не успел ничего сообразить и лишь с запозданием в секунду остальные схватились за мечи. Пожелай маг убить их — и дело было бы уже сделано, но он только небрежно улыбнулся и рявкнул, делая страшное лицо:

— Брысь с дороги, гопота мокроштанная!

Наемники шарахнулись, а их предводитель, стоящий на коленях и выплевывающий кровь и белое крошево, втянул голову в плечи. Сержант внезапно сузил глаза, на его лице мелькнуло узнавание.

— Назад, — резко скомандовал он и, видя, что его не особенно слушают, добавил негромко, думая, что лорд Андрей его не услышит. — Убьет…

На сей раз ему подчинились и лорд Андрей, величественно кивнув головой, беспрепятственно въехал в замок. Атрес, настороженно озираясь, ехал следом…

Как ни удивительно, народу во дворе было совсем немного. Человек десять — какие-то конюхи и прочие садовники — деловито сновали по своим делам. Правда, все были при оружии, причем не с обычными для простолюдинов ножами, а с мечами и топорами. Создавалось впечатление, будто они всерьез считают, что эти железки помогут им против опытных головорезов, разгуливающих снаружи.

Лорд Андрей неторопливо слез с коня и пару раз присел, разминая затекшие ноги. Рядом, как чертик из табакерки, материализовался давнишний стражник, принял поводья и, многозначительно поглядев на Атреса, тихо сказал:

— Вас ждут. Хозяйка сказала, если вы тот, кто она думает, дорогу найдете сами. Сумеете?

— Легко.

Черный маг уже понял, в чем здесь подвох. Скомандовав Атресу, чтобы тот ждал его во дворе, он стремительным шагом поднялся по ступеням на высокое крыльцо и уверенно зашагал по коридору.

Замок, как он и предполагал, был копией его собственного не только снаружи, но и изнутри. «Типовое строительство, блин…» Естественно, женская рука наложила свой, воздушный отпечаток — огромные окна, картины вместо шкафов с оружием и прочими мужскими игрушками… Но комнаты располагались так-же. И он без труда нашел ту, в которой… Да нет, не в этой, конечно, но в очень похожей в его собственном замке жила та, о которой он старался не вспоминать. Остановился, вздохнул поглубже, тщетно пытаясь унять бешенно бьющееся сердце, и осторожно постучал.

— Войдите!

Черный маг толкнул дверь, которая открылась совершенно беззвучно, плавно и как-то невероятно легко. Он шагнул в высокую, залитую закатным светом комнату и сразу увидел девушку у окна. Она стояла к нему спиной, потом обернулась и… Огромные светлые глаза глядели на мага радостно и удивленно.

— Ваше высочество! — лорд Андрей склонился в легком поклоне.

Когда он поднял глаза, принцесса смотрела на него. Она сильно изменилась за эти годы. Странно, но маг видел ее за это время всего дважды, на больших королевских приемах, и только издали. Оба раза на девушке были церемониальные, расшитые золотом и драгоценными камнями платья, такие тяжелые на вид, что носить их само по себе было уже немалым подвигом. А сейчас она одета была просто, по домашнему, но это подчеркивало ее точеную фигуру лучше всяких нарядов.

Он перевел взгляд на ее лицо. Поразительно, но хотя оно тоже изменилось, повзрослело, в нем осталась прежняя бесшабашность молодости. Хотя почему прежняя? Ей же всего восемнадцать. Или девятнадцать? Да какая разница — девушку нельзя было назвать очень красивой, черты лица были чуть резковаты, но огромные, очень выразительные серые глаза придавали этому лицу какое-то непонятное очарование…

— Андрей!!!

Маг ничего не успел понять, а на его шее уже висело, забыв о приличиях, воспитании и этикете, очаровательное юное создание. Вот этого он не ожидал, и совершенно не знал, что в такой ситуации делать — такое за его долгую жизнь с ним было впервые. Так что он стоял столбом, мучительно соображая, какой дурак он был, есть и, видимо, будет.

Это продолжалось, должно быть, не больше двух-трех секунд, потом руки сами сделали все, что надо. Он подхватил принцессу, поднял ее над головой и закружил по комнате. Она весело завизжала, болтая в воздухе ногоми и теряя туфли. А когда он осторожно поставил ее на пол, она лукаво взглянула на него снизу-вверх и прошептала:

— А я все ждала, когда ты придешь. Бревно бесчувственное.

И черный маг внезапно понял, что он действительно дурак. И еще, что он не уйдет отсюда за все сокровища мира, что ему наплевать на войну, на Миссиию, да и на собственную жизнь ему теперь тоже, в общем-то, плевать.


Спустя пол-часа они сидели у камина. Атрес разместился в гостевой комнате рядом с апартаментами лорда Андрея (к слову, тщательнейше скопированных с его собственных, оставшихся в замке) и храпел так, что проходящие мимо дверей служанки испуганно взвизгивали и с интересом на эти самые двери поглядывали. Лорд Андрей-же, сбросив пропылившуюся дорожную одежду, ополоснувшись во дворе пронзительно-ледяной водой из колодца и переодевшись в чистое — надо-же, здесь и вещи под его размер нашлись — прихлебывал сейчас из огромной кружки крепчайший, темный до черноты кофе и, непонятно чему улыбаясь, рассматривал принцессу. Девушка, упорно делая вид, что не замечает его взглядов, сидела, пытаясь сохранить на лице маску отрешенности. Первая вспышка радости уже прошла и теперь она тщательно пыталась сохранить вбитые придворным воспитанием приличия. Получалось, правда, не слишком успешно — на щеках то вспыхивал румянец, то накатывалась странная бледность. И вот это последнее обстоятельство черному магу совершенно не нравилось.

Между тем пауза затягивалась. Лорд Андрей ждал, принцесса тоже ждала… И победила. Лорд Андрей встал, потянулся, как кот, немало не заботясь о приличиях, и спросил:

— Ну?..

— Что?

— Это я от тебя хочу услышать — что? Во что ты вляпалась, признавайся? В незаконную магию — это я уже знаю, но здесь что-то другое, невооруженным ухом видать. Что за толпа у ворот? Почему хамят? Что здесь вообще творится?

— Что творится? — принцесса подняла глаза и лорд Андрей не понял — то-ли в них был смех, то-ли с трудом сдерживаемые слезы. — Это жених мой приехал. С товарищами — может думает, что я сбегу, а то, может, боится, что по шее ему накостыляю.

— Так, это уже интересно, — на сей раз пришла пора удивляться лорда Андрея. — Жених — это просто здорово. Или на свадьбе погуляем, или на поминках.

— Тебе смешно, а мне не до шуток, — вспылила вдруг принцесса. — Мой братишка с чего-то вдруг решил позаботиться о моем будущем, лично нашел мне жениха и поставил перед фактом, что свадьба через два месяца. Я, понятно, уперлась, но он даже слушать не захотел — говорит, замуж выйдешь, и все. Жених, кстати, так себе — барон какой-то из мелкопоместных, чем он брату приглянулся — не представляю даже. Я из дворца сбежала, брат поймать пытался, но куда ему. Бросилась домой, стала собираться, но пока думала, где отсидеться — нареченный мой явился. С друзьями и личной гвардией. А с ним еще гвардейцы — видать, брат побоялся, что я женишка вместе с друзьями на пинках прогоню. А у меня и людей-то нет совсем, так, человек двадцать, я ведь не враждую ни с кем, мне солдаты не нужны…

— Ну, не знаю, что тебе сказать. По-моему, на месте твоего брата я бы тоже подумал о твоем будущем.

— А с какой стати он ни с того ни с сего взялся за меня решать мою судьбу?

— Ну, он все-таки твой брат и король.

— Угу, только не говори мне, что он хочет сплавить меня за кого угодно только из братских чувств. Он просто боится за свой трон.

— Не понял. При чем здесь ты?

— Так ведь я — единственная, как он считает, кто может на этот трон претендовать.

— Опять не понял. А твои братья?

— Братья — они наместники в глухих провинциях, в столице появляются раз в год, и то по большим праздникам. У них нет ни реальной силы, ни власти. А я — вот она, рядом, и ты тоже рядом. Брат почему-то свято верит в то, что я могу с тобой договориться и ты поможешь мне занять его место на троне.

— Прости, я последнее время не интересуюсь политикой и, похоже, кое что упустил. Но в таком случае твой брат очень сильно не прав.

— Конечно не прав. На кой мне сдался этом трон?

— Да нет, он не прав в другом. Он думает, что тебе надо договариваться, что-то обещать, чем-то жертвовать, а тебе достаточно просто попросить. Но неужели он так меня боится?

— Конечно боится. Он ведь не дурак, мой братец, и прекрасно понимает — ты посадил его на трон, ты его оттуда и спихнуть можешь. Разве нет?

— Могу, конечно, но это тяжело. Сейчас у него слишком много магов почти что моего уровня, не забудь, он сумел каким-то образом подчинить себе весь Совет, а этого еще никому не удавалось. Кстати, не в курсе, как он это сделал?

— Да как обычно — разделяй и властвуй. Одного подкупил, другого уболтал, третьего хлопнул под шумок, четвертый сам очень удачно пончиком подавился.

— В натуре пончиком?

— Самое смешное — да.

— Ясненько… Значит, король, как может, укрепляет свою власть и решил распространить опыт на свою семью. Братьев твоих сослал куда подальше, тебя решил замуж выдать, чтоб дурью не маялась… Морганическийй брак — так это, кажется, называется? Ты сразу лишаешься прав на престол, да и дохода твоего муженька на что-то серьезнее званых вечеров и охоты не хватит. Что-жь, вполне логично. Слушай, давай я надеру пацану уши?

— Которому?

— В смысле? — не понял маг.

— Ну, тут двое пацанов — мой брат и жених. Которому уши откручивать будешь?

— Да обоим надо-бы, причем в любой последовательности.

— А ты говорил, что с братом не справишься.

— Я говорил, что это будет тяжело. Впрочем, кому сейчас легко? Жаль, конечно, что меня, похоже, узнали, но это не смертельно — все равно придется легализоваться. Ладно, разберемся. А пока вот что: пригласи своего женишка завтра на ужин — попробуем пощупать его за вымя…


Половину следующего дня лорд Андрей потратил на то, чтобы облазить снизу доверху весь замок. Любопытства здесь не было ни на йоту — чисто прагматические цели. Искал он всевозможные устройства для подслушивания и подглядывания. Ну не могло этого добра здесь не быть. Поиски увенчались успехом — маг нашел аж три устройства для подслушивания, установленные, правда, весьма бездарно и вряд-ли способные отбить что-то интересное. Ну кто устанавливает микрофон (пусть магический, суть не меняется) в туалете для слуг? Хотя… кто знает, может, как раз там и можно узнать что-нибудь ДЕЙСТВИТЕЛЬНО интересное. А вот камера нашлась всего одна, правда, прямо в спальне принцессы и вдобавок неработающая. Видать, девушка попробовала на досуге помагичить, а с учетом ее силы (и малого умения) все магические артефакты вблизи разом вышли из строя. Это не могло не радовать, как не могло не огорчать то, что вряд-ли магу повезло нащупать все устройства. Что-нибудь, посложнее и похитрее, наверняка осталось. Однако лорд Андрей не унывал, ведь он нашел главное — передатчик!

Магический передатчик ничуть не хуже рации, даже лучше — передачу еще кое-как можно запеленговать, а вот перехватить уже не получится, сколько не пытайся. И недостаток у него всего один, зато гнусный — артефакт настраивается на конкретного человека. Конечно, любой серьезный маг сможет с ним справиться, но если ты не умеешь колдовать — не обессудь, передатчик будет настроен на тебя, как если бы был привязан. Чем и воспользовался лорд Андрей, моментально расколовший помощника повара. Малый сознался во всем, едва Атрес извлек из ножен узкий изогнутый нож и сделал надрез на руке допрашиваемого, дабы удобнее было сдирать с него кожу.

Убивать его, шпиона недоделанного, никто не стал — вообще, убивать чужих слуг будучи в гостях — моветон. Ему просто переломали руки и ноги и отправились за его подручным, который подвизался тут-же в лакеях. Последний попытался бежать, но не успел и разделил участь своего непосредственного начальника, предварительно подтвердив, что никого из Сыскного Бюро (местного почти что КГБ) здесь больше нет. Конечно, оставалась опасность, что они чего-то не знают (врать они не смогли бы, уж ложь-то маг определять умел), но в целом можно было считать, что шпионская сеть здесь подавлена в зародыше.

Принцесса, правда, все-таки немножко обиделась — что поделать, девушка она мягкая и ко всепрощению склонная. Маг извинился, пообещал исправиться, постоял, покаянно наклонив голову и заслужил прощение, пообещав, что больше без спросу слуг калечить не будет. И тихонько взял себе на заметку, что не убивать их не обещал.

Хотя, подумал он во внезапном приступе легкого раскаяния, не так уж они и виноваты, шпионы недоделанные. Им приказали — они исполнили. Наверняка держали их на крючке за какие-то прегрешения. Интересно, правда, за какие, но теперь это уже неважно — спалившегося шпиона, тем более калеку, вряд-ли будут использовать во второй раз. Дураки они, конечно, связались с тем, кто любые местные спецслужбы делал на раз, а потом ел на завтрак. Да еще и сам создавал в свое время. Надо будет, кстати, связаться с их начальством — в конце-концов, все они — его ученики и регулярно то обращаются за помощью, то делятся информацией. Вообще, он начал действовать неправильно с самого начала, стоило именно связаться с ними, поговорить по душам. В конце-концов, информация — она никогда не лишняя. Теперь, конечно, ход уже сделан, но все равно…

Лорд Андрей редко откладывал дела на потом, разве что личные. Поэтому он поднялся на чердак, выволок из-под груды хлама (надо-же, дворец совсем новенький, а всякой дрянью уже успел обзавестись. Закон жизни такой, что-ли?) передатчик и настроил его на начальника Сыскного Бюро. Тот отозвался сразу — видать, ждал с того самого момента, как получил известие о появлении черного мага в замке. Первым делом поинтересовался о здоровье подчиненных — знал ведь, стервец, что убивать их не будут, научился немного просчитывать своего старого учителя. С одной стороны это не могло не радовать — растет молодежь, учится, да и о людях своих заботится, что похвально, — а с другой стороны и повод для огорчения был — тот, кого можно просчитать — уязвим.

Впрочем, был в разговоре и приятный момент — высокие договаривающиеся стороны поняли друг друга с полуслова и моментально договорились о разделе сфер влияния. Маг обязался не трогать больше спецагентов, а ему в ответ пообещали всестороннюю помощь и поддержку — от короля в Сыскном бюро были не в восторге, потому как он любил подходить к кадровому вопросу из соображений личной преданности. Оно правильно, конечно, только дело от этого страдает, а ведь руководство Бюро состояло из тех, кто присягал стране, а не монарху. Так что вправить королю мозги, в целом, там тоже хотели. И, кстати, поделились интересной информацией — шпионов-то они присылали не по личной инициативе, а по приказу сверху. Ничего неожиданного, а все-же…

Закончили разговор они полностью удовлетворенные друг другом. Теперь, как не без основания предполагал лорд Андрей, одной проблемой у него стало меньше. Правда, к начальнику Сыскного Бюро требовалось подходить с осторожностью, служба накладывает на людей отпечаток… Вот только маг верил ему. ВЕРИЛ. Знал он своего ученика, знал и его принципы. Иначе никогда не сделал бы его тем, кем он стал. Конечно, всесторонняя помощь и поддержка будет невелика — судя по всему, крылышки там кое-кому подрезали основательно, но хоть под ногами путаться не будут, и то хлеб.

А вот после того, как он обезопасил свои тылы, за обедом состоялся его разговор с принцессой.


— Объясни мне, пожалуйста, — осторожно начал лорд Андрей, крутя в руках довольно тонкой работы кубок для вина (именно для вина, а не с вином, потому что вино он только что выпил), — как тебя угораздило начать учиться магии?

— Здрасьте! Ты же сам мне это посоветовал.

— Когда еще? Я этого не помню.

— А кто сказал, что если я буду заниматься, то стану сильнейшей в мире?

— Во-первых, это был не совет, а предупреждение, а во-вторых, я не понимаю — зачем ты стала заниматься втихую. Есть Школа Высокого Искусства, там магов готовят специально. А вне ее самостоятельные тренировки запрещены.

— Мне говорили, что разрешены, если есть наставник.

— Но у тебя его нет.

— Я всем говорила, что ты согласился меня учить.

— Блин! — Маг встал, прошелся по залу, потом вернулся к столу, оперся на него и навис над принцессой всей своей немаленькой фигурой. — Ты понимаешь, что ты наделала? Я теперь прекрасно понимаю, почему твой брат решил от тебя отделаться. Милая, ну ты же не дура — зачем было так подставляться?

— Ты сам учил, что главное — ввязаться в бой, а там…

— В бой, а не в безнадежное предприятие. Блин, блин, блин, блин… Ты не могла хоть меня предупредить?

— А как я могла с тобой связаться? Ты сам ко мне даже на балу ни разу не подходил!

— Подойдешь тут, — пробурчал лорд Андрей медленно остывая. Сел в кресло, наплюхал в кубок вина, выпил залпом, как воду, скривился. — Кислятина! Хоть бы вино нормальное держала. Черт. Я тебя в беде, конечно, не оставлю, но думать тоже надо. И дело даже не в твоем брате. Это ты избыток энергии в океан стравливаешь?

— Ну, я… Это-же самое безопасное место.

— В этом безопасном месте недавно накрыло корабль. Мой корабль, со мной, кстати, на борту.

Принцесса испуганно охнула и прикрыла рот ладошкой. Лорд Андрй мрачно кивнул.

— Да-да, ты правильно поняла. Я, конечно, как всегда выкрутился бы, но я ведь не один. У меня восемьсот человек команды на борту. Хорошо, корабль выдержал! Но после этого мне весьма настойчиво рекомендовали решить проблему радикально. Ты понимаешь, что это значит?

Судя по всему, принцесса понимала плохо, и лорду Андрею пришлось объяснить ей, что происходит, когда на замок падает атомная бомба килотонн в десять. Похоже, девушку это проняло.

— И что теперь делать? — спросила она, встав со стула и подойдя к окну. Похоже, что когда ей было тревожно ее инстинктивно тянуло к свету.

— Прекратить заниматься магией. Другого выхода я не вижу.

— Нет, нет и еще раз нет!!!

Принцесса развернулась на каблуках, решительно подошла к лорду Андрею и, глядя ему в глаза (вот зараза, ведь знает, что он от ее взгляда тает, как свеча) повторила:

— Нет. Я не откажусь от магии. Ты же сам понимаешь, что однажды попробовав, потом без нее чувствуешь себя урезанным наполовину. Ну, как… Не знаю, как объяснить, но ты ведь сам маг.

— Но пойми, твои забавы становятся опасными. Я не ругаюсь по поводу моего корабля — в конце концов, лишнее испытание ему не повредило. Но если ты раздразнишь кого-нибудь из Совета… Это собрание старых беспердельщиков в два счета испортит жизнь кому угодно, а с тобой и вовсе церемониться не будут, уж очень ты не в фаворе у своего братца. Слушай, ну давай я его аккуратно смещу, сядешь на трон…

— Ага, и думать забуду о магии, благо все время будет уходить на государственные дела. Нет!

— Ну да, и будешь опять тренироваться в своей башне и поджаривать всех подряд. Да тебя же как ведьму сожгут рано или поздно. Для серьезных занятий нужен наставник, учитель, если хочешь.

— Ну так учи.

— Я?

— А что в этом такого? Ты же сам обещал, что не оставишь меня в беде — и вот я в беде. Изволь исполнять.

Лорд Андрей задумался. Думал он долго, что вообще было для него нетипично — обычно решения он принимал мгновенно. Потом поднял голову, взглянул на девушку и… Рассмеялся.

— Хорошо, будет тебе магия, будет тебе наставник. Но потом не жалуйся. А теперь слушай сюда. Вечером надо разобраться с твоим женихом. Вот что мы сделаем…


На ужине присутствовали четверо — сама принцесса, одетая в охотничий костюм (это было, в принципе, нарушением этикета, но для задуманного ими платье решительно не подходило — девушка должна была выглядеть истинной амазонкой), лорд Андрей в неизменной легкой черной куртке и при небольшом пистолете, надежно спрятанном в широком рукаве, Атрес, скромненько расположившийся в дальнем конце ствола и вооруженный таким-же пистолетом, которым он за время поездки неплохо овладел, и жених, попытавшийся прийти не один, а с друзьями. Друзья оказались сообразительными — как только они увидели, с кем им придется, случись что, иметь дело, они скромненько ретировались, оставив женишка без никакой поддержки, даже без моральной. Естественно, радовать его это не могло, но и протестовать было как-то не с руки — приглашали его одного, так что приходилось учитывать суровые реалии жизни. Правда, он попытался было настоять на том, что Атрес — не благородный и, соответственно, ему здесь делать нечего, но лорд Андрей выразительно хрустнул пальцами и гость понятливо заткнулся.

Соответственно, ужин протекал в тягостном молчании. Жених, а его, кстати, звали Отто ван Саллен и был он молодым (года двадцать два — двадцать три, не больше), высоким, почти как лорд Андрей, обладал мощной и стройной фигурой, еще не испорченной обильной пищей и немеренным потреблением пива и вообще оказался достаточно красив для мужчины. Похоже, парень знал это и периодически встряхивал головой, от чего длинные, постриженные по последней моде темные волосы красиво рассыпались по плечам, подчеркивая правильные черты лица и волевой подбородок. Единственным, что портило впечатление, были глаза — могучий интеллект в них явно не светился, да и особенно выразительными они не были. Словом, это был идеал мужчины в глазах большинства женщин, так что лорд Андрей на мгновение даже ощутил легкий укол ревности, но тут-же отогнал его от себя — он-то здесь вообще при чем? Так что маг ограничился выразительным хрустом разминаемых пальцев и извлечением из ножен средних размеров кинжала, которым он начал ловко пластать мясо — ну не любил он туповатые столовые ножи. Клинок тихо поскрипывал по тарелке, заставляя ван Саллена нервно ежиться — по причине молодости он, похоже, не очень хорошо владел собой.

Однако все неприятное рано или поздно кончается. Кончился и этот ужин, который, правда, неприятным был, в основном для рыцаря. Лорд Андрей просто ел и ел, надо сказать, с удовольствием — вкусная еда и крепкий сон, по его мнению, были в жизни слишком ценными вещами, чтобы ими пренебрегать. Принцесса, судя по всему, впервые за последние дни чувствовала себя спокойно и уверенно — еще бы, наконец-то появилась возможность сбросить ношу со своих хрупких плеч, появился МУЖЧИНА, который разом оградил ее от большинства забот. Во всяком случае ей, похоже, искренне хотелось в это верить. Атрес-же вообще не заморачивался на высоких материях — он хотел есть и ел.

Доев последнее блюдо (а повара у принцессы были вполне даже ничего), лорд Андрей встал, отошел от стола, сел в глубокое, мягкое кресло и не торопясь раскурил трубку. Затянувшись ароматным дымом, он с наслаждением откинулся в кресле. Щелчок пальцами — и бокал с вином плавно оторвался от стола, перелетел к нему и надежно устроился в ладони. Вообще, лорд Андрей не очень любил курить, да и местное вино ему совершенно не нравилось, но трубка и бокал соответствовали тщательно создаваемому сейчас образу сибаритствующего хама. Вот и приходилось терпеть, перекатывать во рту вино, якобы смакуя (хотя больше всего хотелось его выплюнуть) и пускать аккуратные кольца дыма в потолок.

Выпустив один за другим три кольца и пробив их дымной стрелой, лорд Андрей внимательно посмотрел на ван Саллена. От его спокойно-безразличного немигающего взгляда становилось неуютно и людям посерьезнее и с нервами покрепче. Ван Саллен заерзал на стуле уже через несколько секунд. Потом скривил губы, пытаясь изобразить презрительную улыбку, но это у него не очень получилось. Зато лорд Андрей, удовлетворенный произведенным эффектом, чуть заметно кивнул Атресу. Капрал встал, в три шага преодолел отделяющее его от барона расстояние и встал за его спиной, возвышаясь над ним всей своей могучей фигурой. Ван саллен дернулся и попытался встать, но тяжелая рука капрала опустилась на его плечо и придавила к стулу. Лорд Андрей сделал успокаивающий жест:

— Вы сидите, молодой человек, сидите. Я еще не решил, что с вами делать.

Ван Саллен немного расслабился — понял, видимо, что пытаться сопротивляться бесполезно и сейчас лихорадочно пытался найти выход из положения. Выход явно не находился и барон нервничал все больше, а маг между тем рассматривал его, как редкого жука, пришпиленного булавкой.

— «Если не получается избежать изнасилования, постарайтесь расслабиться и получить удовольствие», — процитировал он.

— Что? — барон снова попытался вскочить.

— Да ничего, не дергайтесь — это я шутю так. В порочащих меня связях я был замечен неоднократно, но в таких… Сидеть, я сказал!

— Вы… Вы ответите!

— Перед кем, простите?

— Перед королем!

— Ну-ну, хрюкни еще чего-нибудь.

— Ты доберись сначала до короля, щенок, — прогудел за ухом барона Атрес.

— Атрес, пожалуйста, помолчи. Ты, конечно, прав, но нельзя-же его так пугать. И потом, что он нам сделал? Пока что ничего. Может, ничего и не сделает — тогда не придется ему уши резать. Или ты хочешь попробовать новый меч?

— Хочу, ваша милость, — почтительно ответил Атрес в точности так, как ему было положено по роли.

— Ну так попробуй. Веспа, милая, пошли кого-нибудь за мечом для нашего уважаемого друга. Будем стричь уши… Вместе с головой.

Капрал заржал, принцесса тоненько улыбнулась, барон побелел. Маг ухмыльнулся.

— Успокойся, дитятко. Дяди шутят.

Капрал моментально отпустил ван Саллена, отошел назад. Черный маг встал.

— Ты, главное, не бойся. Мы тебя, если что, не больно зарежем. Чик — и все, — сказал он, безбожно украв фразу из старого фильма. — Ты ведь, главное, пойми — приехал хрен с горы, пальцы тут гнет, благородного из себя корчит… Я ведь сейчас твоих солдатиков порву на хрен, приятелей твоих тоже… Свидетелей ведь не будет. Доказывай потом с того света, что ты не верблюд. А ведь тебя в женихи прописали. Так?

Барон вымученно улыбнулся и кивнул.

— Ну вот, а ты боишься. А девушки трусов не любят. И слабаков тоже. Хочешь доказать, что достоин — так доказывай, а не пускай лужи.

Барон оскорбленно вскочил и наткнулся на чуть презрительную улыбку мага.

— Веспа, парнишка хочет что-то доказать. Подскажи ему, как, пожалуйста.

Дальше по сценарию принцесса должна была предложить барону показать свое мастерство бойца, схватившись на мечах или с лордом Андреем, или с Атресом. Тут уж было два варианта — или он откажется и, невзирая на мотивы отказа, будет до конца дней носить прозвище труса, или останется калекой, потому как оба присутствующих здесь ветерана даже на учебных мечах не оставляли ему никаких шансов уцелеть и знали это. Но принцесса испортила весь рисунок.

— Да пусть он хоть со мной сначала на мечах справится…


Они в молчании спустились в фехтовальный зал. Лорд Андрей был зол на весь мир. Единственное, что он смог сделать и что хоть немного исправляло положение, было то, что он мгновенно сориентировался и заявил, что против принцессы два таких барончика требуется. Вон, пускай в качестве второго Атрес потренируется. Атрес понятливо кивнул и принцесса не успела сообразить, что происходит, как лорд Андрей объявил о бое «одна принцесса против двух мужчин, вернее, против одного мужчины и барона». Пока шли вооружаться, маг шепнул капралу, что не дай бог с девушкой хоть что-то… Но чтоб играл тонко, блин! Атрес понял и проникся. Впрочем, принцесса явно собиралась драться всерьез и первая, вооружившись, вышла в центр зала.

Правда, взглянув на нее, маг немного успокоился. Когда-то он сам показывал ей азы фехтования и, похоже, девушка не только не забыла его уроки, но и научилась чему-то еще. Да и не у худших мастеров училась. И оружие выбрала вполне по руке — длинная узкая шпага. Она явно знала, что делает.

— Ну что, мальчики, поиграем?

Принцесса одним движением замотала левую руку плащем — получился неплохой щит, позволяющий отбивать не слишком сильные удары. Шпага описала вокруг нее сложную кривую. Секунду спустя девушка уже стояла в классической стойке, нетерпеливо притоптывая сапожком.

— Моя школа, — одобрительно кивнул лорд Андрей. — Не много и занималась-то, а ведь помнит.

Атрес заворчал и по-медвежьи развернулся к принцессе. В правой руке у него был средних размеров меч, в левой — солидный щит, обычная экипировка северных легионов. В отличие от принцессы, он не пренебрег доспехами, резонно полагая, что в скорости с девушкой ему все равно но сравниться, да и шпага длиннее меча, а вот защита лишней не бывает. Ван Саллен предпочел тяжелый полуторный меч и кинжал. Кольчуга на его плечах серебристо переливалась и мелодично позвякивала.

Впрочем, как раз она его и не спасла. Принцесса, вместо того, чтобы фехтовать, скользнула ему навстречу, едва начался поединок. Более тяжелый капрал отстал, на секунду замешкавшись. Особенно удивительным это, впрочем, не было — с его экипировкой лучше работать от защиты, что он и намерен был сделать и в результате девушка смогла атаковать мужчин поодиночке.

Нырнув под слишком медленно движущийся клинок ван Саллена, принцесса легко уклонилась от не слишком ловкого удара кинжалом и оказалась позади рыцаря. Не теряя зря времени, она ударила его твердым, как камень, каблуком под колено и, пока рыцарь, неуклюже взмахивая руками, пытался сохранить равновесие (кстати, безуспешно — на одно колено он все-таки рухнул), с разворота рубанула его шпагой по незащищенной шее. Будь это настоящее боевое, а не тренировочное оружие, голова ван Саллена уже катилась бы под ноги бойцам, а так он отделался толстым, на глазах опухающим рубцом на шее.

Не обращая больше на него внимания, принцесса стремительно атаковала капрала. Впрочем, тот оказался орешком покрепче — закрылся щитом, отбил удар и попытался сократить дистанцию, чтобы достать девушку мечом. А вот это он, как оказалось, сделал зря. Принцесса легко отступила, сохраняя выгодную для себя позицию, а вот выпад Атреса оказалась чуть длиннее и медленнее, чем надо. Принцесса хлестнула по ней плащем и утяжленная пола обернулась вокруг меча. Рывок….

Капрал меч удержал — не столь уж сильно и дергала девушка, не те у нее мускулы. Вот только, пытаясь освободить клинок, он с силой рванул его на себя и принцесса воспользовалась этим — плащ соскользнул у нее с руки и, увлекаемый рывком капрала, полетел ему в лицо. Капрал был ослеплен буквально на миг, но этого оказалось достаточно — шпага скользнула в открывшуюся брешь в его защите и ударила ему под мышку, туда, где в любом доспехе есть солидная брешь…

Капрал тут-же отступил назад и отсалютовал мечом — он уважал сильных противников. Принцесса отсалютовала в ответ. Ван Саллен встал, злобно растирая шею. На принцессу он не смотрел.

— Ну что, дорогой барон, я вижу, в женихи вы не очень-то годитесь, — усмехнулся маг. — В следующий раз думайте, прежде чем разевать пасть на что-то, что вам не по зубам. А то ведь эти самые зубы и выбить могут.

Барон побагровел.

— Это была случайность. В настоящем бою я размазал бы ее по стенке.

— Ну, вы не только жаркий враль, но еще и хвастун…

— Ты… — задохнулся ван Саллен.

— Я, я, мальчик, уже много лет я. И что вы этим хотите сказать?

— Будь ты рыцарем, я вызвал бы тебя на поединок!

— Ну так вызови, — лорд Андрей поднялся, в нем огнем играло веселье. — Рыцарские шпоры я получил еще задолго до твоего рождения.

— Я не дерусь со стариками.

— Тогда пошел вон, трус.

Ван Саллен взревел и схватился за меч. Лорд Андрей засмеялся.

— Ну так как, мальчик, будет поединок по правилам и законам чести или же просто драка?

Ван Саллен был не дурак — он прекрасно понимал, что как раз в драке шансов у него нет — лорд Андрей может и молнией ударить, а вот в поединке, меч против меча еще вопрос, кто сильнее, поэтому он прорычал:

— Завтра утром, на рассвете, у часовни.

— Э, нет, дорогой товарищ, ведь я так понимаю — ты меня вызываешь?

— Да.

— Ну, тогда место, время и оружие выбираю я. Место — здесь, время — сейчас, оружие — кинжал.

— Это не по канонам.

— Где это написано?

Ван Саллен заткнулся. Действительно, кодекс правил не был нигде записан — ему просто следовали, и все. А насчет оружия вопрос был вообще спорный, порой встречались такие экзотические образцы, что — мама не горюй. Оставался, правда, еще один нюанс.

— Нужны двое благородных свидетелей.

— Формалист вы, батенька, формалист. Один свидетель — принцесса, она женщина, конечно, но нигде не сказано, что это запрещено. А второй… Да вот, хотя-бы. Атрес, иди сюда. Встань на колено. Так. Этим мечом я посвящаю тебя в рыцари. Стерпи этот удар — и ни одного больше.

Лорд Андрей произнес ритуальную фразу, хлопнул капрала мечом по плечу плашмя и с усмешкой повернулся к ван Саллену.

— Ну что, будем драться?

Барон посинел от гнева, но и здесь лорд Андрей был кругом прав — как владетельный лорд он мог возводить в дворянство любого, по своему усмотрению. И лорд Андрей внезапно устало вздохнул.

— Ладно, завтра утром, у часовни, на мечах. Приводи свидетелей сколько влезет. Только объясни мне, бога ради, зачем ты влез в эту историю с женьтьбой? Ведь знал, что тебя пошлют, значит, понимал, что при любом раскладе пересечешься со мной. Так зачем?

— По королевскому приказу, во имя чести и борьбы со злом.

— Ну-ну, не надо так напыщенно. А что есть зло, или хотя-бы его воплощение?

— Ты!

— Во мозги-то промыли… Молодой человек, вы даже представить себе не можете, сколько таких как вы поборников добра и справедливости, в рыцарских доспехах и без них, я отправил на тот свет.

Маг усмехнулся, небрежным движением взял принцессу под руку и вышел из зала.


Только когда они остались наедине, лорд Андрей дал выход своей ярости. Правда тот, кто его не знал, мог и не понять. Просто он ходил из угла в угол, сжав зубы и не издавая ни звука, только лицо побелело. Наконец, выпустив пар, он остановился, повернулся к тихонько сидевшей в углу принцессе и неожиданно устало спросил:

— Ну и какого черта?

— Прости, но… Он был такой жалкий. И противный. Как таракан. Хотелось его размазать по полу. Я и не смогла сдержаться.

— Господи боже мой, — Маг устало опустился в кресло. — Он ведь мог тебя пришибить. Себе-то врать не стоит, он был и сильнее, и лучше подготовлен. То, что ты справилась — чистая случайность, просто никто не ожидал от тебя такой прыти.

Принцесса осторожно подошла, тихонько присела на подлокотник и взъерошила ему волосы.

— Но ведь ничего-же не случилось, правда? — шепотом спросила она.

— Девочка, когда-же ты научишься сначала думать, а потом в драку лезть, — с тоской спросил маг. — Мне что, на роду написано тебя из неприятностей вытаскивать?

— Наверное, — шепнула принцесса.

Маг удивленно поднял на нее глаза и громко захохотал.


Остаток вечера был, правда, испорчен одним незначительным происшествием. Впрочем — испорчен-ли? В принципе, происходящее не должно было волновать лорда Андрея ни с какой стороны, а вот поди-ж ты.

Когда ворота уже закрывались на ночь, к ним вышла девушка в мятой и порванной дорожной одежде. Вышла и попросила позвать господина Гордона. Никто не знал, что это за Гордон, но девушку на всякий случай посадили в караулку и доложили принцессе.

Принцесса, естественно, была не в курсе, но присутствовавший при разговоре лорд Андрей насторожился и приказал пропустить. Принцесса перехватила удивленный взгляд стражника и кивком подтвердила право мага отдавать такие приказы. Когда девушку ввели в комнату, лорд Андрей узнал ее мгновенно — дочь купца, с которым они ехали. Только грязная, как черт, и усталая до полного изнеможения. Как там ее зовут? И вдруг он поймал себя на мысли, что за несколько дней совместного путешествия так и не узнал ее имени. Вернее, слышал он его не раз, но даже не обеспокоился запомнить, уверенный, что ему это просто не нужно и никогда он ее больше не увидит. А вот теперь почему-то стало стыдно.

Девушка поведала, в общем-то, житейскую историю. В городе отца арестовали. Почему — неясно, но похоже (впрочем, это лорд Андрей додумал уже сам), из-за жадности. Ну привез купец богатый товар и совершенно не видел смысла делиться с городскими чиновниками. В принципе, вполне логично — какого дьявола надо кому-то отдавать часть добра сверх уже и без того честно выплаченных пошлин? Лорд Андрей и сам в такой ситуации послал бы любого далеко и надолго. В далекое эротическое путешествие, так сказать. Можно даже с нестандартными для нормального мужчины ориентирами. Вот только силы надо рассчитывать грамотно. Лорд Андрей, в конце-концов, мог этот городишко с землей сравнять, а вот купец попал в тюрьму. И груз конфисковали.

Что случилось с братьями, девушка не знала. Сама она была на рынке, когда все произошло. Вернулась как раз когда отца увозили, сумела вовремя сориентироваться и затеряться в толпе, а потом выскользнула из города, благо в лицо ее мало кто знал. Сначала, правда, попыталась найти поддержку в местной купеческой гильдии, но ее соотечественников там не жаловали, и правильно, впрочем, не жаловали — лорд Андрей и сам их не любил. Впрочем, а кого он любил?..

Так что кончилось все бегством, хорошо, сама ноги унесла. Могли ведь и купцы ее властям выдать, но не стали — одно дело хихикать втихомолку в кулак, глядя, как грабят инородца, и совсем другое — принимать участие, пусть и так… опосредственно. Разная вероятность проблем в будущем, так сказать.

И пришлось ей идти к единственному человеку, который, как ей казалось мог помочь — к охраннику, поехавшему по единственной дороге в этом направлении. Конечно, был шанс не догнать, ну да иного выхода все равно не было.

Выслушав эту душешипательную историю, принцесса вызвала служанку и передала Биалон — так звали дочь купца — на ее попечение. А когда та ушла, спросила лорда Андрея, собирается ли он что-то предпринимать?

— Нет, конечно, — фыркнул маг. — И вообще мне эта история не нравится, слишком много притянуто за уши. Может, кончно, она и не врет, но все равно… Сюрреализм какой-то.

Принцесса неодобрительно покачала головой, но спорить не стала. А вот разговор больше не клеился и маг, вздохнув, допил свое вино и отправился спать.


Утром у них в планах был поединок, поэтому лорд Андрей немного нервничал. Конечно, он никому этого не показывал — вассалы (это Атрес) должны верить в своего сюзерена, а женщин (это принцесса) нервировать вообще не стоит. Остальные-же проживающие в замке — слуги там и прочие повара — были лорду Андрею глубоко безразличны и, более того, слегка им презираемы. Поэтому он сделал бодрую физиономию, пожелал принцессе доброй ночи, потрепался небрежно с Атресом и, придя к себе, приказал не беспокоить и полез в горячую ванну — расслабиться и подумать. Кроме поединка, ему все больше не нравилась ситуация вцелом, а решать ее сильнодействующими методами он не желал — привык он к этому миру и не хотел его разрушать. Однако подумать не получилось. Прямо в ванне, в теплой воде, он и уснул — сказалось нервное напряжение.

Проснулся он от холода — вода остыла и теперь он мерз. Довольно странно для грозного мага и закаленного бойца, к коим он себя не без основания причислял. Впрочем, глянув на часы, маг убедился, что времени прошло немало и даже удивительно, что он не проснулся раньше. Простеньким заклинанием подогрев воду и быстро вымывшись, маг вылез из ванны и, оставляя на гранитных плитах мокрые следы, прошлепал к стене — там, на специально подогретой мраморной плите, лежали мягкое махровое полотенце и такой-же мягкий халат, настолько большой, что в него можно было без труда завернуть сразу двух магов. Или пять принцесс, если потребуется.

Вытершись и закутавшись в теплый халат, лорд Андрей вышел из ванной и сразу почувствовал, что в его комнате кто-то есть. Он не испугался — как напугать сильнейшего из магов? — но руки автоматически шевельнулись и между ними повис маленький огненный шар. Хорошая штука — светильник в темноте и грозное оружие, способное при нужде прожечь броню танка. Подготовившись таким образом, лорд Андрей шагнул в темноту комнаты, внимательно оглянулся и охренел, иначе было трудно назвать его состояние — на огромной постели посреди комнаты спала… Ну да, именно. Судя по всему, зашла пока он мылся, села на край да там, не дождавшись, и отключилась. Оч-чень интересно!

Тяжело вздохув, маг осторожно накрыл спящую принцессу пледом. Она не проснулась, только зашевелилась во сне, устраиваясь поудобнее. Когда она спала, лицо ее выглядело совсем детским и каким-то особенно беззащитным. Маг тихонько, чтоб не разбудить отошел в угол комнаты. Там, в глубоком кресле, он и проспал весь остаток ночи.


Когда он проснулся, принцессы уже не было. Маг даже подумал, что все это ему приснилось, но смятая постель, брошенный плед, а главное, ломота в шее от неудобной позы убедили его в обратном. С усилием встав, он прошелся по комнате, хрустя разминаемыми суставами, подошел к холодному, остывшему камину… И в приступе внезапной, неконтролируемой ярости узлом завязал сделанную из крепкого, в палец толщиной железного прута кочергу. Боже, за что это наказание? Почему он не может решить ЭТУ проблему так, как решал всегда — лоб в лоб, сила на силу?.. Зачем люди сами себе выдумывают сложности?

Выругавшись, лорд Андрей скинул тяжелый халат и одним движением встал на руки, прошелся так по комнате, кувырок, сальто, бой с тенью… Разминка — вещь важная и обязательная, перед боем мышцы должны быть разогретые и подвижные. Только вот какая-то сумбурная разминка на сей раз получилась. Впрочем, большой разницы маг не видел.

Матерно выругавшись про себя, он бегом спустился во двор, где мальчишка-водонос вылил ему на голову два ведра холодной воды. Настолько холодной, что лорд Андрей от неожиданности неприлично взвизгнул. Умывшись таким образом, маг подхватил одно из аккуратно прислоненных к стене копий и лихо крутанул его в воздухе. Поймал заинтересованные взгляды нескольких молодых стражников, сидящих поодаль, сделал приглашающий жест рукой. Ребята оказались понятливые — подошли, вооружились. Тут он им и устроил разгон. В смысле, гонял всех пятерых по двору со страшной силой. Парни оказались тертыми — где-то кто-то когда-то их учил и учил неплохо. По местным меркам, разумеется. Лорд Андрей поначалу даже удивился, но потом сноровисто сбил двоих с ног в классическом стиле боя на шестах — и пошла потеха!

В общем, расстались довольные друг другом. Маг еще раз окатился водой и побежал обратно, в свои покои — переодеваться и завтракать. Негоже заставлять людей ждать.


По традиции последняя трапеза перед поединком — мероприятие совместное. За одним столом собираются противники и их секунданты. В принципе, это последняя попытка помирить, предотвратить смертоубийство. За одним столом, за бокалом вина это иногда даже удается. Но только не тогда, когда одна из сторон стремится любой ценой спровоцировать драку, как сейчас.

Черный маг вошел в столовую последним. Его поприветствовали почти по-дружески — во всяком случае те, кто поумнее. Атрес, осваиваясь с ролью свежеиспеченного благородного рыцаря, щелкнул каблуками на манер гвардейцев. Маг кивнул благосклонно и направился к столу, по дороге четко рассчитанным движением наступив на ногу одному из трех секундантов ван Саллена — невысокому рязряженному хлыщу с тростью. Аккуратно повернувшись на каблуке, маг небрежно извинился, оставив обиженного шипеть от боли, и великосветски поцеловал руку принцессе. Та не залилась краской и даже не отвела взгляда — только чуть улыбнулась ему уголками рта. Маг широко заулыбался в ответ и плюхнулся на предназначенное ему место.

За завтраком разговор, правда, не клеился совершенно — видимо, гости сообразили, что их элементарно стараются вывести из себя и на провокации не поддавались. Лорд Андрей, в принципе, не очень-то и старался, увлекшись ничего не значащим трепом с принцессой. Атрес, как обычно, ел.


Место для поединка было выбрано со знанием дела — старая часовня в пяти минутах неспешной ходьбы от замка видела, наверно, еще прадеда нынешнего короля, но стояла по-прежнему крепко. Сложенные из дикого камня стены были покрыты мхом и увиты какими-то вьющимися растениями. Службу в часовне, видимо, не служили уже давно, но двери были целы и даже петли смазаны на совесть. У дверей стояла статуя какого-то древнего божества — примитивная, но при том невероятно законченная. Судя по всему, эта статуя была еще древнее — сейчас даже имени древнего бога уже никто не вспомнит, и только такие вот статуи напоминают людям, что нынешняя вера далеко не первая в этих краях.

Широкая, вымощенная камнем площадка перед часовней была будто специально предназначена для поединков. Впрочем, может быть когда-то так и было. Сейчас истертый камень растрескался, кое-где вспучился от выпирающих снизу древесных корней, а в щели между булыжниками проросла трава, но все равно площадка была чертовски удобной. Черный маг оценил это мгновенно. И еще он оценил лес вокруг — густой, непрозрачный, при желании армию спрятать можно.

По команде секундантов поединщики вышли друг навстречу другу. Оба были обнажены по пояс, оба держали одинаковые дуэльные мечи. Поединок — это не турнир, где каждый хвастается доспехами и оружием, поединок — это спор равных, восходящий к древнему божьему суду, поэтому здесь нет ни тяжелых, но прочных лат, ни двуручных мечей в полтора метра длиной. Здесь только два человека, одинакого вооруженные и защищенные лишь своим мастерством. Со стороны барон выглядел куда внушительнее — мало уступая лорду Андрею ростом, он был заметно шире в плечах, мускулистее. Жилистый, словно свитый из ремней маг, тем не менее, был совершенно спокоен — он знал себя, чувствовал он и противника. Сомнений в исходе боя он не испытывал.

Похоже, барон тоже правильно оценил его и смотрел теперь, как кролик на удава. Еще недавно все казалось ему достаточно простым и понятным, а враг — опасным, не более. Ван Саллен не был трусом, иначе король не выбрал бы его для столь ответственной миссии, но вот миссия оказалась ему явно не по зубам. Его аккуратно и решительно впихнули в ситуацию, где есть только два пути — к жизни или на тот свет. Сейчас перед ним стоял противник, который, барон был с собой честен, явно ему не по зубам. Спокойные глаза спокойного убийцы. Убийца без жалости, человек без души. Никого не любит, ничего не ждет — вот и вся суть лорда Андрея. Принял решение — спокойно выполняет, безжалостно давя вставшего на пути. И спокойно переступит через очередной труп, и спокойно пойдет дальше, и не будет ни угрызений совести, ни минутной заминки. А поединок ему просто нужен, иначе давно бы убил ударом огненного шара. Или еще проще — ядом в вине, а то и ножем в спину. Теперь, поняв это, ван Саллен наконец по-настоящему испугался. И, к чести своей, сделал единственно правильное действие — не поддался панике, а собрал волю в кулак и атаковал.

Поединок начался спокойно, можно даже сказать классически. Оба противника кружили по траве, осторожно прощупывая друг друга короткими ударами. Так продолжалось до тех пор, пока лорд Андрей не начал аккуратно, почти незаметно для глаза наращивать темп. С этого момента Атресу, а затем и принцессе стало ясно, что разведка закончилась.

Уже через пару минут это поняли и остальные. Понял это и ван Саллен и, пытаясь сыграть на опережение, резко взвинтил темп. Ко всеобщему удивлению, маг не стал отвечать тем-же. Он продолжал ускоряться медленно и плавно, но тем не менее как будто видел каждое движение своего противника еще до того, как оно произойдет. Его клинок всякий раз оказывался там, где надо чуть раньше вражеского, а иногда ван Саллен и вовсе бил в пустоту — маг двигался плавно, аккуратно и очень, очень грамотно.

Наверно, именно поэтому грубая и совершенно некрасивая развязка боя оказалась неожиданной для всех. Маг просто поймал момент, когда рыцарь ударил чуть сильнее, чем следовало и, уклонившись от меча, шагнул вперед. Собственным богатырским замахом ван Саллена развернуло и он потратил доли секунды на преодоление инерции. Те самые доли секунды, за которые лорд Андрей успел ударить его ногой сбоку, попав по правой, опорной ноге чуть пониже колена.

Рыцарь взвыл — от удара нога сломалась, как тростинка, острый обломок кости, прорвав мышцы и кожу, выскочил наружу и уперся в ткань штанов, почти мгновенно окрасив их кровью. Подлый, хотя и не запрещенный прием. Ван Саллен рухнул, попытался встать и рухнул вновь. Видимо, велики резервы человеческого организма, потому что он не потерял сознание от боли и даже попытался достать черного мага мечем. Только вышло это как-то неубедительно — движения вялые, точности никакой… Лорд Андрей просто пинком вышиб у него клинок и с размаху наступил рыцарю на руку сапогом. Раздался хруст ломающейся кости и ван Саллен провалился наконец в спасительное небытие.

Лорд Андрей спокойно стоял над ним. Лицо его оставалось абсолютно спокойным и от этого спокойствия у всех собравшихся по спине побежали мурашки. Чуть сощурившись, маг оглядел судорожно сжимающих эфесы секундантов противника и презрительно бросил:

— Я вообще к смерти спокойно отношусь. Особенно к чужой.

И с силой вогнал меч в грудь упавшего.

Это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Секунданты ван Саллена разом выхватили мечи, принцесса отшатнулась, глядя на мага со смесью ужаса и отвращения, Атрес чуть поморщился. В принципе, лорд Андрей не сделал ничего особенного — добивать поверженного противника рыцарским кодексом не запрещалось. Просто… Это было так-же неприлично, как прилюдно обмочиться на королевском балу. Мага, впрочем, приличия мало волновали.

Спокойно вынув меч из груди барона, маг гнусно ухмыльнулся:

— Ну что, сопляки, у кого еще будут идеи? Может, кто хочет меня повеселить, с мечом тоже поплясать? Так оно пожалуйста, хоть сейчас. Кишки на забор живо намотаю…

Вместо ответа один из секундантов заорал что-то нецензурное. Маг даже не понял, что — загибы и перегибы были исключительно богаты и разнообразны, аж завидно. Зато их вполне поняли совсем другие люди — королевские гвардейцы, которых вроде как бы здесь и близко быть не должно было, но которые примчались вдруг целой толпой. Миг спустя лорд Андрей оказался в плотном, хотя и довольно широком кольце. Заблестели короткие мечи, обычное оружие гвардии, но первым броситься в атаку никто не спешил — понимали, видать, что можно легко получить в живот пол-метра доброй стали. А вот маг ждать не стал.

— Спокойно, дети, сейчас будет много желтой крови!

Никто ничего не понял, но миг спустя королевские гвардейцы с жалобными воплями бросились прочь, теряя на бегу оружие. Лорд Андрей с усмешкой смотрел им вслед. Заклинание, вызывающее панический испуг, знали многие, но вот использовать его мало кто мог — слишком много для этого требовалось и энергии, и мастерства. Поэтому никто не считал его боевым, а зря — тут ведь главное, кто и как бьет. Лорд Андрей знал, как, и знал, что магические щиты, которые висели и на гвардейцах, и на дворянах, рассчитывались именно на классические боевые заклинания — молнии, огненные шары и тому подобную чушь. Против сложнопостроенных заклинаний ментального уровня они не работали совершенно, поэтому результат был закономерным — площадь мгновенно опустела.

— Принцесса, — маг устало взглянул на своих спуников, не попавших под удар и недоуменно озирающихся. — Скажите слугам, чтоб взяли этого урода, — он ткнул пальцем в неподвижно лежащего барона, — и вправили ему кости. А то и в самом деле загнется ненароком. Не бросать-же его здесь?

— Да что ты говоришь, — принцесса уперла руки в бока и гневно посмотрела на мага. — Руки трупам вправлять, значит? Некромант хренов!

— Какие трупы? — искренне удивился лорд Андрей. — А, этот…

Маг шевельнул пальцами. Мгновенно исчезла рана на груди ван Саллена, исчезла и лужа крови вокруг.

— Это иллюзия, не более. Стану я пачкаться… Просто мне надо было напугать всех и я это сделал. Такие уважают только силу — силу они перед собой и увидели. Да и братцу твоему это предупреждение. Первое — и последнее.


Вечером, когда ван Саллен пришел в себя, он обнаружил, что лежит на чистой постели в комнате с высоким сводчатым потолком. Рядом кто-то негромко пискнул женским голосом и, когда барон повернул голову, он увидел стремительно выскочившую из комнаты девушку — служанку, надо полагать. А минутой позже дверь вновь открылась и в комнату шагнул человек, которого вон Саллен меньше всего хотел бы сейчас видеть. Лорд Андрей, черный маг Серебряных скал собственной персоной — как обычно спокойный, затянутый в черный мундир, без меча, зато с убийственного вида кортиком на поясе.

— Ну что, больной, как мы себя чувствуем? — весело спросил он.

Ван Саллен ответил. Маг, выслушав его пламенную речь, рассмеялся:

— Черт возьми, сколько лет живу — и до сих пор не перестаю удивляться. Какие великолепные обороты иной раз выдумывают люди, а главное, каждый раз новые! Но все-же, как вы себя чувствуете?

Барон прислушался к своим ощущениям и вынужден был признать, что чувствует себя вполне сносно. Только сломанные рука и нога не повиновались, но боли не было. Услышав это, маг кивнул.

— Так и должно быть, барон. Регенерирующее заклятие поставит вас на ноги дня за три, но придется полежать — чем меньше тревожишь переломы, пусть даже и загипсованные, тем лучше. А теперь, чтобы не утомлять вас лишний раз, я задам несколько вопросов и удалюсь. Если будете отвечать, все произойдет как я обещал, а если нет, я аккуратненько помассирую ваши переломы. Знаете, когда обломки костей трутся друг о друга, выдавливая и растирая мозг… Да не бледнейте вы так, я еще даже не начал. Просто заверяю вас, ощущения будут непередаваемые… Эй, дайте нашатырь… Ага, пришел в себя, головой мотает, жить будет, значит. Пока что. Так вот, ощущения ваши будут непередаваемы и незабываемы. Ну не бледнейте опять, экий вы нежный. Хотя, я вижу, друг друга мы поняли. Ну так как, разговаривать будем?


Через пятнадцать минут маг сидел в комнате принцессы с мрачным выражением лица. Только что он объяснил принцессе простую истину — что ему надо уходить. Нельзя сказать, что его это радовало, но другого варианта просто не просматривалось. Король переиграл его, причем на его-же поле, и с этим ничего уже нельзя было поделать. Замужество принцессы было фарсом. Нет, конечно, если бы оно удалось, то все было бы так, как и предполагал лорд Андрей, но как раз это было наиболее простым результатом. А вот второе дно плана… Не зря женишок торчал у ворот замка столько времени. Король был умен, собака! Он сумел сопоставить цунами (ну да, его маги наверняка отследили ситуацию), магические опыты принцессы и появление наемника со странно знакомым лицом. Похоже, в землях лорда Андрея оказалось больше шпионов, чем маг предполагал. Судя по тому, что действия по блокаде замка начались еще до выезда лорда Андрея из собственного замка, кто-то из шпионов обосновался прямо в порту. Ничего удивительного в этом не было — обслуживающего персонала из местных там было столько, что профильтровать их серьезно было нереально, да и в городе народу было до черта, однако все равно обидно… Ловушка захлопнулась — поединки были запрещены и теперь у короля было формальное право на арест строптивого мага.

Право правом, но нужны еще и силы. Похоже, король предусмотрел и это. Блокираторы — секретное оружие королей в борьбе с мятежными магами, присутствовали здесь в немалом количестве. Наверное, король собрал всех блокираторов, которые были под рукой, или наладил подготовку новых. Погано, если так. Нельзя сказать, правда, чтобы лорд Андрей так уж боялся блокираторов — у него было чем удивить и противников посильнее, — но сам факт такого количества сюрпризов в одном месте наводил на мысль, что в рукаве у его величества может оказаться еще не одна пакость.

— Ты боишься? — спросила его принцесса.

— Боюсь, — просто ответил лорд Андрей. — Боюсь за тебя.

— Я думала, ты храбрый, а ты бошься, похоже, всего подряд.

— Нет, не всего. За себя-то я точно не боюсь. Просто если я не уйду, придется драться. Здесь будет куча трупов и море крови, а ведь гибнут в бою почему-то не только враги.

— Значит, боишься…

— А я и не боюсь. Я вообще не боюсь.

— Кто-то когда-то говорил мне, что ничего не боятся дураки и трупы.

— А про ничего я тебе сейчас и не говорил. Если хочешь уточнения — пожалуйста: я никого не боюсь. Конечно, есть вещи, которыми меня напугать можно и иногда даже нужно — чтоб не зазнавался, но конкретные люди, группы лиц и даже армии к этим вещам не относятся. А сейчас я боюсь не за себя, это можно.

— Странная позиция.

— Грамотная позиция. Я не смогу в бою прикрыть весь замок. Если сюда попрет толпа, нас всех навестит древний восточный демон с веселым именем Кирдык. Я-то отбрыкаюсь, а все вокруг разнесет в клочья. Даже если я прикрою и тебя, то подумай — все, кто в замке, кто предан тебе и верит тебе, могут погибнуть. Ты себе это простишь?

Принцесса задумалась и согласно кивнула:

— Хорошо, тогда я ухожу с тобой.

Теперь пришла очередь задумываться лорда Андрея. Потом он тоже кивнул:

— Собирайся.


Уходить решили в полночь — женщине всегда надо много времени, да и черный маг имел кое какие нерешенные дела. Предупредить ребят в Сыскном Бюро, например, чтоб не искали, заготовить несколько ловушек и прочее в том же духе. К полуночи в главном зале собрались все, кто хотел уходить — в замке оставались немногие, в основном слуги низшего ранга типа подметальщиков и водоносов. Охрана принцессы и ее служанки уходили все, повара — тоже почти все… Короче, собралось человек сорок. К удивлению черного мага, пришла и Биалон, хотя уж ее-то никто точно не звал. Лорд Андрей мысленно сделал себе заметку на будущее, но ничего не сказал, а начал готовить долговременный портал — народу все-же набралось изрядно.

Он возился долго, явно дольше, чем положено. Потом повернулся к собравшимся и усмехнулся — в обычной своей манере, с неприятныо сжатыми в линию губами. Только вот лицо его было белым от злости.

— Дамы и господа, — спокойно объявил он. — Отступление отменяется. Я не могу открыть портал — постоянно сбиваются векторы. А все потому, что кто-то сидит здесь, с нами, и яростно магичит. Он маг не слабый, надо сказать, но сейчас я его вычислю и убью. Ваше высочество, не шарахайтесь, это белый маг, а вы — маг черный, так что разница есть…

Все произошл как-то очень быстро и для многих следующие мгновения запомнились смазанно, непонятно. Лишь немногие картинки отпечатались в памяти почти у всех:

Черный маг, небрежным движением вынимающий из воздуха летящий в него кинжал;

Двое стражников, бросающиеся на него с мечами;

Один из стражников лежит с разбитой головой, меч другого сломан около самого эфеса, а сам он висит в воздухе, не доставая ногами до пола и яростно хрипя — лорд Андрей правой рукой легко держит его на весу за горло, не обращая внимания на попытки отодрать закаменевшие пальцы, а левая рука поднята и обращена открытой ладонью в сторону лакея, еще вчера прислуживавшего за столом. Вокруг лакея тает разорванный на клочки огненный плащ магической защиты, а в его груди сквозная дыра, в которую может пролезть кулак. Крови почему-то нет и видно, как трепещет, не желая умирать, рассеченное сердце;

Принцесса, в ужасе глядящая на бойню, и ее служанка, наматывающая на кулак длинные волосы девушки, а другой прижимающая к ее горлу узкий кинжал с широкой, как мужская ладонь, гардой…

— Ну, вот и конец цепочки, — маг резко сжал пальцы, ломая стражнику шею, потом разжал и выпустил труп. То, что только что было человеком, кулем свалилось на пол. Воздух наполнился едкой вонью.

Маг сделал резкий жест рукой и, как ни странно, все не только поняли его, но и мгновенно подчинились, выскочив в коридор едва ли не быстрее, чем маг закончил движение. Только Атрес остался рядом, держа в одной руке меч, а другой протягивая лорду Андрею. Маг благодарно кивнул ему, принял меч, картинно крутанул его в воздухе и повернулся к последнему из агентов:

— Отпусти ее — и уйдешь живой, обещаю.

Лорд Андрей замер с занесенным клинком, давая служанке проникнуться и отступить, но та, видимо, не понимала серьезности своего положения и искренне считала, что нож у горла принцессы позволяет ей контролировать ситуацию. Вздохнув, маг шевельнул бровью и женщина, лишенная магического прикрытия, застыла, пораженная мгновенным параличем — заклинанием простеньким, но местным магам незнакомым и потому никакими амулетами не перебиваемым.

Маг подошел, аккуратно извлек нож у нее из руки, потом помог принцессе освободиться из нереально крепкого и закаменевшего захвата.

— Иди, тебе не стоит на это смотреть.

Принцесса хотела было возразить, но увидела его лицо, вздохнула и, понурившись, вышла вслед за Атресом. За их спинами раздался короткий свист стали и звук, будто на ковер уронили кочан капусты.


Получасом позже, когда они вдвоем сидели в спальне принцессы и пили подогретое вино, девушка спросила лорда Андрея:

— Скажи, неужели тебе не противно убивать?

— Не знаю, — подумав, ответил маг. Потом он аккуратно взял опустевший бокал из все еще подрагивающих пальцев принцессы, вновь наполнил его вином и галантно вручил даме. Вздохнул. — Понимаешь, я не рвался становиться таким, каким в конце концов стал. Я ведь, в принципе, даже не военный. В детстве я грезил дальними странами, мечтал о ветре в лицо, неведомых островах и парусах над головой. Потом, когда повзрослел, мечта стала серой обыденностью. Я был штурманом, водил корабли из пункта А в пункт Б, и у меня это неплохо получалось. Правда, парусов не было, а были сухогрузы, похожие на утюги, да и вместо неведомых островов — порты Балтики и реже Европы, но все-же. Жена меня в конце концов не дождалась… Да-да, не смотри на меня так, я был женат, мне ведь уже немало лет. Вернулся однажды из плавания, и все — картина Репина «Приплыли». «Я устала от такой жизни, не хочу быть вдовой при живом муже, люблю другого, ухожу…» Боже, как мне тогда было хреново. Ее, конечно, тоже можно понять — я был по пол-года в море, это для женщины тоже тяжело, но… Лучше бы вообще ушла тихонько, а так… Чуть не спился тогда, но ничего — время лечит. Снова ушел в море, даже до капитана дослужился, только на берег меня уже и не тянуло вообще. Потом война. Я пошел добровольцем, флот тогда увеличился резко, опытных штурманов не хватало. До кап-три за войну дошел. Но война на море, на нашем море, я имею в виду, она ведь другая. Мы лупили друг по другу за десятки миль, враг был для нас чаще всего значком на экране радара. Когда я попал сюда, мне всему пришлось учиться заново, в том числе и убивать. Научился вот, на свою голову, а теперь думаю — не слишком ли хорошо? Скоро рефлексы начнут заменять мозги, я уже давно убиваю не задумываясь. Как-то попробовал пересчитать в уме все способы лишения жизни ближнего своего, какими владею — так ведь сбился на второй сотне. Весело, правда? Иногда мне кажется, что именно в убийстве мое призвание, и мне становится страшно. Одно дело быть солдатом, и совсем другое — палачем.

Они посидели и помолчали, а потом принцесса спросила:

— Почему ты не открыл портал, когда… Ну, когда решил проблему?

— Потому что именно этого от нас и ждут. Не волнуйся, до утра в замок никто не войдет. Я поставил сферу страха, она истает не раньше полудня, так что время отдышаться и принять решение есть.

Снова помолчали.

— А скажи, ты еще оборачивался драконом?

— Да, и не раз. Больше не буду.

— Но почему? Это ведь должно быть так прекрасно — парить в небесах… Или дракон снова пытался тебя подчинить?

— Нет. Просто я понял, почему ни один из великих магов прошлого, превращавшийся в дракона, не оставил никаких записей. Это ловушка, страшная ловушка. Каждый раз, превращаясь обратно и возвращаясь в наш серый мир… Ты ведь даже не представляешь, что можно увидеть глазами дракона! А чувств у него не пять и даже не шесть, намного, намного больше. Этого не передать словами.

Глаза мага загорелись, он вскочил, прошелся по комнате.

— Понимаешь, все остальные маги не ушли навсегда — они просто стали драконами, этот мир больше не был им нужен. Может быть, они еще живы, летают где-то, оставив память о мире людей. А я так не хочу, мне есть, ради чего быть человеком. Когда я понял, что мне не хочется возвращаться, я вернулся — и запретил себе оборачиваться. Лучше пожертвовать частью, чем потерять все.

Лорд Андрей поднялся, подошел к камину, поворошил угасающие угли и вздохнул.

— Ладно, твое величество, ложись-ка ты спать. Я чувствую, завтра будет тяжелый день.


Повторно собрались утром. Даже не утром уже — на часах было одиннадцать часов. Маг был усталым и не выспавшимся, глаза красные, прожилках, веки набрякли, но в глубине этих глаз по-прежнему горел огонек спокойного превосходства. Оглядев собравшихся, он объявил:

— Я подготовил портал с выходом на случайные координаты. Это значит, что каждого из вас выкинет в произвольную точку в пределах двухсот миль от замка. Кто хочет выйти вместе — держитесь за руки, остальных разбросает черт-те куда. Уж не обессудьте, уходить по одному сейчас самый безопасный вариант. Вон там, — маг кивнул головой в угол комнаты, — лежит оружие. Выберите себе по руке, пригодится. Там-же кошельки с деньгами, их хватит лет на пять безбедной жизни. Берете оружие, деньги — и в портал. Когда все утрясется, а я думаю, пройдет совсем немного времени, вы можете вернуться. Ваша преданность будет вознаграждена. А сейчас — вперед. После запуска портал продержится не более пятнадцати минут.

Все восприняли новость в полном молчании, без восторга, но и без истерик. По-очереди разобрали оружие и деньги и так-же по-очереди, некоторые парами и тройками, шагали в голубовато-блестящую воронку портала. Когда исход завершился, маг в последний раз оглядел зал, вздохнул и как-то буднично произнес:

— Ну, вот и все. Пошли, что-ли?

Первым в портал шагнул вооруженный до зубов Атрес, за ним, держа его за руку, принцесса и последним — лорд Андрей. Но, когда вокруг уже заиграли сплохи перехода, в его левую руку вдруг мертвой хваткой вцепилась чья-то рука, маленькая, но неожиданно сильная. Маг чуть не упал от неожиданности, но удержался на ногах и с руганью вывалился из портала, буквально выдернув за собой…

— Биалон, мать твою так! Ты что здесь делаешь?

— Я с вами!!!

— Нет, я тебя сейчас пристрелю…

— Милорд, а давайте лучше я?

— Стоять! Вы что тут все, с ума посходили?

— Веспа, милая, не мешай. Посмотри лучше, какой подарок сзади прицепился!

— Ну и что?

— Что? Да нам самим бы выбраться сейчас! А эта дура сбила настройку портала! Он был рассчитан максимум на троих и должен был забросить последних, то-есть нас, прямо в мой замок. А где мы сейчас я даже не представляю.

— Милорд, давайте я точно ее пристрелю.

— Отставить истерику! Мужчины вы или кто?

— Да какая тут истерика? — черный маг внезапно обмяк, будто из него выпустили воздух. — Ты пойми, вокруг моего замка буря. Нас очень красиво отрезали от него, чуть подправив путь тайфуна. Это не смертельно, но вертолета нам не вызвать, а любую наземную машину перехватят на раз. А вокруг границ моих владений стоит магический щит. Чтобы пробить портал, я всю ночь считал векторы и модулировал нагрузку. Но теперь все пошло насмарку, а наши противники наверняка отследили перемещение. Теперь они усилят щит и пошлют за нами погоню. И все из-за этой-вот…

Маг сдержался, но все и так поняли, что и про кого он хотел сказать.

Принцесса задумалась, а потом задала вполне естественный вопрос — а не получится ли открыть другой портал и по другим векторам? Лорд Андрей со вздохом объяснил ей, что барьер между ними и его замком ставили отнюдь не лохи и если одну слабенькую щель он-таки отыскал, то второй точно не будет. Во всяком случае, это несколько дней работы, чтобы еще раз очень внимательно просканировать щит. Может, конечно, что-нибудь тогда и найдется, но это без гарантии. А вот те, кто идут за ними, наверняка скоро будут здесь, потому как отследить перемещение объекта массой свыше трехсот килограмм не так уж и сложно. Точно так-же нетрудно понять, что он, маг, уходить будет последним — портал-то надо аккуратно закрыть, а то в вариативную воронку засосет весь замок, да и все вокруг миль на пять, а потом сбросит на головы, скорее всего, именно последним уходящим. Поэтому сейчас, без вариантов, надо сматываться, пока не поздно, и идти придется на своих двоих, поскольку лошади планом отступления не предусмотрены. И если за нее, принцессу, маг совершенно уверен, потому как одета и обута она по-походному, а если что, то он ее сам на горбу вынесет куда угодно и откуда угодно, то доставшийся им довесок, в платье и туфлях на босу ногу, здесь, в лесу — обуза. Тащить на спине еще и глупую девченку лично он не собирается и вообще, вся ситуация ему очень уж напоминает банальный саботаж. Так что есть мнение шуровать отсюда изо всех сил, благо он вполне может быстренько сориентироваться по спутнику (да-да, у меня и спутники на орбите уже есть), а если кто-то левый вздумает отставать, то это будут только ее проблемы.

Высказавшись в таком духе, лорд Андрей отошел в сторону, сел на пенек и начал определяться с координатами, а принцесса наклонилась к всхлипывающей девушке и задала вопрос в стиле «а не соблоговолит ли она все-же сказать, за каким чертом поперлась за серьезными людьми и каким, кстати, образом вообще сумела спрятаться в полупустом зале»?

Ответ был прост и логичен — а куда ей еще идти прикажете? Родных или знакомых в этих местах нет, а маг — это МУЖЧИНА, рядом с которым есть и возможность выбраться, и, может быть, как-то помочь отцу. Маг буркнул со своего пенька, что на первое шансов сейчас пшик, а на второе вообще никогда не было, но принцесса проигнорировала его реплику и повторила вопрос насчет «каким образом»?

Оказалось, очень просто — встала позади портала, благо он большой и непрозрачный. Маг опять проворчал, что интересно, откуда она это знала и в каких структурах с ее сообразительностью самое место, но его слова опять пропали впустую, ибо принцесса, входя во вкус повелевания, на правах будущей королевы разрешила Биалон идти с ними. Маг пробормотал себе под нос еще что-то невразумительное, но тут-же весело усмехнулся:

— Ребята, а ведь я нашел! Ну и далеко-же нас забросило. Не ожидал, честно говоря. В общем, в двух переходах отсюда стоит замок одного моего… знакомого. Да, знакомого, не более. Помочь он нам не сможет, но лошадьми мы у него разживемся. А главное, любая погоня будет сюда добираться неделю. Успеем скрыться. Главное, не магичить без нужды.

На том и порешили. Навьючив на себя поклажу, состоявшую в основном из оружия (ну не собирался никто по лесу ползать, что поделаешь, придется еду добывать на месте) небольшой отряд уверенно двинулся вперед, благо лес был не особо густым, а серьезных болот по пути не предвиделось. Уверенности, правда, хватило меньше чем на час, затем маг вернулся, злобно ругаясь подхватил Биалон на закорки и потащил дальше на себе. Так и нес, ни разу не попросив Атреса подменить и ни разу не остановившись, до самого вечера.

Прошли они заметно меньше, чем рассчитывали, но никто особо не переживал. Атрес развел костер и поджарил на нем небольшого оленя, которого свалил из пистолета прямо здесь, перед привалом. Дичь была непуганная, так что проблемы это не составило. Лорд Андрей помог ему освежевать тушу и дотащить мясо до ручья, на берегу которого они остановились на ночь, весь перемазался кровью и долго отмывался и отстирывался. Завернувшись в свою кожаную куртку, он развесил вещи, чтобы просушились, сел около огня и мгновенно отключился — видимо, сказалась усталость.

Проснулся он от легкого неудобства — казалось, его подпирали с двух сторон, что было не то чтобы неприятно, скорее непривычно. Открыв глаза, маг несколько секунд пытался сориентироваться и лишь потом понял, что уже ночь, он так и сидит у огня, привалившись спиной к сухой валежине, а с двух сторон к нему привалились девушки. Привалились и сопят себе в две дырочки — пригрелись, видать. Осторожно, чтобы не разбудить, маг освободился, встал и напялил на себя практически высохшую одежду. Атрес, сидящий по другую сторону костра, с легкой усмешкой наблюдал за ним, потом протянул кусок еще теплого жареного мяса на листе лопуха.

— Держи, командир. Умотался вчера?

— Угу-гм, — с набитым ртом кивнул маг. Мясо оказалось чертовски вкусным, особенно на голодный желудок.

— Ты завтра не тащи ее один, давай по-очереди.

— Да не придется особо и переть-то. Там, по-дороге, деревенька есть, в ней и оставим. И от балласта освободимсся, и на душе спокойнее будет.

— Подозреваешь ее?

Маг молча кивнул.

— А как насчет лжи? Ты говорил — определять можешь?

— Невозможно уличить во лжи, если человек верит в то, что говорит. Не так уж и сложно этого добиться, даже магия не нужна — хватит обычного гипноза. Если за дело берутся профессионалы, то…

Маг печально вздохнул и принялся жевать мясо с такой яростью, будто хотел выместить на нем всю накопившуюся за эти дни злость. Атрес понимающе кивнул и некоторое время мужчины молчали, думая каждый о своем. Потом капрал, явно пытаясь уйти о щекотливой темы, улыбнулся:

— А добычу ты потрошить не умеешь. Совсем не умеешь.

Маг покаянно склонил голову.

— Понимаешь, когда-то умел, но последний раз я этим занимался лет сто назад, все рефлексы давно пропали. Я ведь не охотник, жалко мне зверушек.

— А как людей потрошить…

— Это другое, — перебил его маг. Губы его сжались в тонкую нить. — Звери — твари бессловесные, ни за что не отвечают и убивать их просто так, ради удовольствия мне, во всяком случае, неприятно. А люди, они ведь знают, на что идут, никто их голову в петлю совать не просит. Хотят — пусть скромненько делают в штанишки и убираются с дороги. Как говорили в моем мире, лучше грязный гюйс на шее, чем красивый флаг на гробе. Так что к людям, оказавшимся на моем пути, я отношусь чисто утилитарно. Кто не спрятался — я не виноват.

Они посидели еще с пол-часа, потом маг сходил к ручью, умылся и напился тепловатой и безвкусной воды. Вернулся, сел спиной к огню и сказал Атресу:

— Ты поспи тоже, а я покараулю. Завтра будет тяжелый день.

Капрал не заставил себя упрашивать и через пару минут лорд Андрей услышал негромкий храп. Армейская привычка засыпать мгновенно, используя для отдыха каждую свободную минуту, похоже, заложена была в Атреса навечно.


К деревне вышли около полудня. Точнее, вышли мужчины и принцесса, а Биалон так и ехала себе с комфортом то на плечах лорда Андрея, то на плечах Атреса, оберегая сбитые ноги. Лорд Андрей, не особо и скрываясь, ругался под нос, Атрес молчал, но по тяжелому дыханию, тяжелому сопению и яростному взгляду из-под кустистых век становилось понятно, что в отношении нежданной обузы он полностью разделяет мнение мага. Биалон, видать, чувствовала это и сидела тихонько, как мышка, а принцесса, находящаяся в отличной физической форме, особых неудобств от пешей прогулки, похоже, не испытывала.

Деревня им не особенно понравилась, но ничего удивительного в этом не было. Была эта деревня маленькая, грязная и, как многие другие лесные деревни, практически начисто отрезанная от цивилизации. Нет, из деревни шла полузаросшая дорога, выходящая на тракт, но толку от этого было для самой деревни чуть. Видимо, когда-то эти места были местом диким и неприветливым и потому бежали сюда, в основном, те, кому жизнь под чутким королевским оком грозила нешуточными неприятностями. Вряд-ли это были какие-то записные душегубы, скорее крестьяне, лишившиеся всего и имеющие немалые шансы кончить жизнь в долговой тюрьме, мелкое жулье, за которым активно охотилась полиция, и прочий сброд. Постепенно в глуши образовался свой социум, который некоторое время варился в собственном соку, а потом все равно вынужден был или пойти на контакт с внешним миром, или выродиться от кровосмешения и сгинуть. Контакт, видимо, появился, но минимальный — внешнему миру до нищей деревни дела, по большому счету, не было — налогов с нее много не возьмешь, ибо нечего, а ничего особенно нужного здесь не производили. По всем канонам, эта деревня должна была рано или поздно все равно вымереть, но пока что она как-то держалась и даже трактир здесь был. Паршивенький, правда, настолько паршивенький, что Атрес презрительно покрутил носом, но тем не менее еда и ночлег под крышей — вещь порой нужная, поэтому все дружно и не сговариваясь отправились туда.

Зал в трактире был под стать всему остальному. Он был даже не грязный, а какой-то… пыльный, что-ли, во всяком случае, это было самое лучшее определение, которое смог подобрать лорд Андрей. Тяжелые деревянные столы и лавки — ну, это знакомо, это везде так. Подобная мебель делается на века и предназначена не только для еды, но и для того, чтобы выдержать удар чьего-то тяжелого кулака. Или крепкого лба. Или еще чего-нибудь, если придется. Да и не помашешь в запале такой мебелью. Скамья весит килограммов семьдесят, стол — сто пятьдесят, не меньше. Это не легкий табурет, который схватил — и проломил кому-то голову. Это — добротное, на века сделанное убожество.

За одним из таких столов в углу зала и расположились путники. Атрес, знаток трактирного (и казарменного, а как-же) этикета громогласно потребовал выпить и закусить. То и другое было доставлено моментально, видать, трактир посетителями был не особенно обременен и новички, тем более платежеспособные (два золотых на столе — это до хрена, здесь на такие деньги неделю пьянствовать можно, да еще и на опохмел останется), здесь весьма ценились. Мужчинам подали на удивление неплохого светлого пива, дамам — вино. Судя по тому, как сморщилось лицо принцессы, вино было очень так себе, что впрочем неудивительно — откуда здесь взяться приличному пойлу? А вот Биалон пила не морщась — ну да, она к королевским изыскам непривычная.

За пивом последовала гречневая каша с мясом, еда плебейская, но вкусная. Тем более, маг любил ее с детства, да и Атрес, похоже, тоже относился к такого рода пище вполне лояльно. Девушки, изрядно устав в дороге, тоже не привередничали, так что от стола все отвалились изрядно осоловевшими.

И хорошо, что успели поесть — дальше все развивалось слишком быстро.

Только маг поинтересовался насчет комнат на ночь и насчет прикупить лошадей и не успел даже выслушать ответ, как в зал ввалилась колоритнейшая компания. Одеты разношерстно, но добротно, все при оружии, которое выглядит естественным продолжением организма, а главное — лица. Обросшие, усталые, но при этом уверенные в себе, даже наглые. И по их взглядам и по тому, как испуганно сжались по углам немногочисленные посетители, лорд Андрей мгновенно определил — вот они, настоящие хозяева жизни. А точнее, хозяева жизни в этих местах. А еще точнее, те, кто в этих местах считает себя хозяевами жизни. И еще — вряд-ли они пришли сюда просто так. Скорее, пока гостей обслуживали, хозяин послал кого-то… Да вон, хоть того шустрого мальчишку, прошмыгнувшего на кухню, предупредить — едет жирная дичь, которую грех не пощипать. Значит, скорее всего придется драться. Боже, как не вовремя! Магию применять нельзя, засекут, стало-быть, придется резать. Или стрелять. Скорее второе — только здесь больше десятка противников, а сколько осталось на улице вообще неизвестно. Впрочем, разбойники вне закона, так что совесть мучать будет вряд-ли, но все равно, лишние осложнения — они всегда лишние.

Так и есть. Один из вошедших — невысокий, прыщавый, взял кружку пива и подошел к их столу. Бухнулся без приглашения.

Лорд Андрей никак не отреагировал, Атрес — тоже, без команды не стрелять, это ему понятно. Не стоит начинать первыми, визги никому еще не добавляли веса, особенно в таком вот окружении. Тем более что этот — сявка, убожество, которое выпихивают для затевания ссоры. Оторвать ему башку несложно, но не сейчас, не сразу. Надо, чтобы первый ход произвел впечатление, а это не так просто.

Нахал тем временем отхлебнул пива, рыгнул в сторону Биалон и, видимо сразу определив в лорде Андрее главного, развязанно бросил:

— А ничего, дядя, девки у вас справные. Поделишься? — и, ухватив принцессу двумя пальцами за щеку, небрежно потрепал.

В принципе, это было последнее, что он в своей жизни успел сделать правой рукой. Маг, не вставая, одним стремительным движением схватил его за кисть и резко сжал. Малый, явно не ожидая такого обращения, как-то вдруг обиженно хрюкнул и, потеряв сознание от боли, сполз под стол. Кисть руки его теперь выглядела так, будто побывала в медвежьем капкане. Хорошем таком капкане — ни одной целой кости. Такие травмы, может, еще взялись бы лечить в родном мире лорда Андрея, да и то вряд-ли, во всяком случае, полностью руку парню уже никто бы не восстановил. Здесь-же и подавно — инвалидность, инвалидность и еще раз инвалидность.

Похоже, быстрота и жестокость расправы произвели впечатление. В зале воцарилась мертвая тишина, такая, что было слышно, как жужжит муха, с трудом преодолевая густой, спертый воздух. Лорд Андрей спокойно обвел глазами собравшихся, спокойно вынул портсигар, спокойно извлек сигарету и спокойно закурил. Все эти неторопливые движения были подчинены одной-единственной цели — дать собравшимся время осознать, что они напали явно не на тех, что добыча им не по зубам и что им стоит удалиться. Не осознали.

Сделав пришедшим было в себя, заворчавшим и потянувшимся за оружием таварищам повелительный жест, от которого все сразу успокоились, к их столику подошел атаман. Ну, что атаман — это было ясно, уж больно уверенно он держался. Среднего роста, черноволосый, плечистый, с небольшим шрамом на левой щеке и умными холодными глазами, он напомнил лорду Андрею себя. В глубокой молодости, лет сто пятьдесят назад. Небрежным движением спихнув со скамьи так и не пришедшего в сознание замухрышку, атаман сел напротив лорда Андрея, уперся в него взглядом и медленно, с расстановкой сказал:

— Ты покалечил Райна. Я не в обиде, поэтому можешь уйти. Оставишь деньги, оружие, женщин, и проваливай. Тебя не тронут и даже проводят до тракта. Твоего слугу тоже. Мое слово.

Голос у мужика тоже был красивый. Этакий оперный баритон, которому, если над ним поработать, в королевском театре цены бы не было. Впрочем, ставить голос в таком возрасте, наверное, поздно, хотя маг в этом уверен не был — в театре он не разбирался.

— Ты на меня наехал, но я не в обиде, — ответил лорд Андрей. — Можешь проваливать, мне до вас дела нет. Обещаю, что не буду преследовать. И заберите с собой эту падаль. Как его там? Райн?

— Ты много на себя берешь, дядя, — глаза атамана налились кровью. — Смотри, я и не таким выпускал потроха.

«Умный, но необученный, — подумал маг. — Холерический темперамент, сейчас он еле сдерживается, но привык к безнаказанности, а значит, не отступит. А жаль». И вслух сказал:

— Воистину, ты величайший артист из всех, кого я знаю.

— Это еще почему?

— Да потому, что никто на моей памяти не умел так хорошо прикидываться живым.

До атамана дошло мгновенно. Лицо его покрылось пятнами, рука потянулась к топору, висящему на поясе.

Черный маг начал медленно подниматься. Он никогда не имел особенно богатырского телосложения, однако, если требовалось, впечатление произвести умел. Под тонкой тканью рубахи играли некрупные, но мощные мускулы и собеседнику сейчас казалось, что на него медленно и неспешно надвигается ожившая скала. Но голосу разума он не внял.

— Я сказал, оставь баб и деньги и убирайся из моих владений!

— Ага. Сейчас, спешу и падаю, только вот памперсы сменю… Брысь отсюда, молокососы!

Атаман зарычал и выхватил топор. Однако, прежде чем он успел размахнуться, лорд Андрей взмахнул рукой. Перстень на его пальце скрывал под солидным сапфиром короткое и тонкое, бритвенно острое лезвие. Пока шел разговор, маг успел повернуть камень и сейчас резанул своего противника по глазам. Тот, впрочем, не зря командовал своими головорезами — успел откинуться, спас зрение и лезвие лишь начисто срубило ему кончик носа, зато маг за данные ему пол-секунды заминки сделал многое. Опершись о такой тяжелый и неудобный, но прочный и устойчивый стол руками, он подпрыгнул вверх, перепрыгнул через столешницу и еще в полете с разворота достал атамана носком сапога в висок. Хрустнула кость и то, что еще недавно было красивым мужчиной и грозой здешних лесов, безжизненной грудой осело на заплеванный пол.

— Держи дверь, — скомандовал лорд Андрей Атресу. Сам он уже медленно шел к сгрудившимся у стойки разбойникам, держа в руке отобранный у мертвого атамана топор. Топор, кстати, был даже не боевой, а обычный плотницкий, только на длинной рукояти. Ну и заточен был, естественно, как бритва — можно таким инструментом и голову снести, и дом построить. Разбойники растерялись, кто-то шарахнулся прочь — нормальная реакция, но запоздалая. Теперь хочешь-не хочешь, а гасить придется всех, иначе потом очухаются и полезут мстить. Ночью да в пути — это уже серьезно.

Видимо, разбойники сообразили, что уйти им не дадут. Возможно, прочитали это по лицу лорда Андрея, а скорее всего сообразили после того, как Атрес выпустил кишки самому прыткому (и самому трусливому, что одно и то-же). Но интеллектом они, видать, особенно не блистали, потому как вместо того, чтобы наброситься разом и смять лорда Андрея толпой, они вытолкнули вперед парня с длинным мечом — видать, он здесь считался крутым бойцом. Олухи! Меч, тем более двуручный, требует сноровки, а в относительно небольшом, заставленном столами помещении, да еще и с низким потолком, это и вовсе оружие не из лучших. Во всяком случае, данный индивидуум это подтвердил моментально, богатырски размахнувшись и вляпав клинок в потолочную балку. Дерево пискнуло и намертво зажало сталь. Лорд Андрей от души врезал обухом топора по мечу и переломил его у самого эфеса. Пока обезоруженный малый таращился на остаток меча в своих руках, лорд Андрей добавил еще раз, теперь уже по тупой голове и лезвием. Незадачливый вояка даже не охнул — просто разбрызгал мозги по стенке и упал.

Кто-то метнул топор. Лорд Андрей поймал его в воздухе за рукоять, крутанул, примеряя к левой руке. Похуже, чем первый, но ничего, сойдет. И напал уже сам, стремительно и неотвратимо.

Фехтовать на мечах умеют многие. Если честно, их даже больше, чем хотелось бы. Некоторые умеют драться сразу двумя клинками — таких меньше, а настоящих бойцов, умеющих одинакого владеть обеими руками, и вовсе можно пересчитать по пальцам. Как правило, второй меч у большинства скорее для понту и мало помогает в бою — скорее мешает, учитывая отсутствие щита.

Топорами тоже рубятся многие. Хотя это и выглядит со стороны просто, но на самом деле грамотно владеть топором едва ли не сложнее, чем мечом. А вот фехтовать, не просто рубиться, а именно фехтовать двумя топорами сразу… Черный маг это умел, а вот его противники, похоже, и представить себе не могли, насколько это для них опасно.

Вообще, связок из разного оружия множество. Просто два топора — связка неожиданная, против нее не сразу найдешь противодействие, а атакующий маг времени не давал. Он юлой вертелся среди шарахающихся разбойников, раздавая удары направо и налево. В певые секунды он зарубил троих, остальные постарались дать отпор, но арбалетов — единственного шанса в бою с черным магом — у них не было. Маг крошил их и это был даже не бой — это была бойня. Все действо заняло не больше пары минут, потом в трактире стало как-то пусто, а посреди стоял лорд Андрей, с искаженным от злости лицом и в порванной рубахе. Из длинного пореза на лбу стекала кровь. Она заливала глаза и маг встряхивал головой, чтобы сбросить эти тягучие капли. Правый бок тоже был весь в крови, но боль пока была терпимой, да и двигаться рана почти не мешала, а значит, была неглубока и неопасна. У дверей стоял Атрес — он убил четверых, двоих пытавшихся выбраться и двоих, пытавшихся войти и помочь товарищам. Девушки как сидели, так и осталсь сидеть, испуганно вжавшись в угол.

Маг отшвырнул один топор, в два шага подошел к двери в кухню и уперся немигающим взглядом в трактирщика.

— Чистых тряпок, таз с горячей водой. Бегом!

Трактирщик, видимо, не сообразил, чего от него требуют и попытался вжаться в стену, что-то залопотал… Топор обрушился на его голову, прервав его никчемную жизнь. Маг повернулся к замершему рядом белому как полотно пацану, тому самому, что бегал за разбойниками, и повторил приказ. Парень, видимо, впал в ступор и не отреагировал, зато очень даже отреагировала пожилая женщина в фартуке — видимо, мать. Она рухнула перед лордом Андреем на колени и запричитала, умоляя не убивать ребенка, которому только двенадцать годков и который еще дитя неразумное. Пока она причитала какая-то девица посмышленее притащила все, что требовалось, поставила на стол и маг, отвернувшись от людей, направился туда, оскальзываясь на чужой крови и на ходу стягивая окровавленную рубашку. Опасна рана или не опасна, но ее требовалось перевязать, иначе запросто истечешь кровью.

Девушки, к его удивлению, в ступор не впали — подорвались и бросились помогать. Принцесса ловко располосовала ножом рубаху, помогла освободиться от обрывков ткани, а Биалон взялась промывать рану. Маг взвыл от боли.

— Мать твою, осторожней! — шопотом прорычал он и извлек из кармана дорожной куртки аптечку. Вытащил шприц с обезбаливающим, вколол, отшвырнул в сторону. К счастью, зелье из армейского арсенала подействовало, как обычно, очень быстро. Не теряя времени, маг отстранил добровольных помощниц, которые, как ни странно, несмотря на разницу в происхождении, похоже, уже спелись, и сам аккуратно вымыл и обработал рану, благо антисептик в аптечке тоже был. Потом он извлек из все той-же аптечки медицинскую иголку с ниткой и грубоватыми стежками зашил себе бок. Было не больно, но противно, поэтому про себя маг ругался последними словами. Вслух, правда, не стал — поберег женские уши.

Конечно, можно было наложить регенерирующее заклятие. Не так и сложно, но фонить будет так, что запеленгуют их мгновенно. Придется потерпеть. Слава богу, что местные микробы об антибиотиках понятие имеют весьма смутное, а потому мрут от них, как мухи.

Закончив шить, маг недоверчиво посмотрел на предоставленный перевязочный материал, плюнул и достал бинт. Бинта было жалко — с собой его оставалось совсем немного, — но пришлось использовать. Аккуратно перевязавшись при помощи Атреса, маг позволил заняться раной на лбу — она была невелика и почти уже не кровоточила, но, тем не менее, ее тоже стоило перевязать, что капрал и сделал, выказав немалый опыт.

Так что ночевать после всего этого пришлось в деревне. В загаженном чужими останками трактире, даже несмотря на немалое количество неплохих комнат, оставаться никто не захотел, поэтому выбрали дом получше, на пинках выгнав из него недовольных, но не рискующих протестовать хозяев. Там и провели ночь.


Из деревни выехали на рассвете. Действие обезбаливающего давно кончилось и маг сидел в седле не слишком комфортно, но это было все равно лучше, чем идти пешком. Лошади у разбойников оказались, кстати, вполне ничего себе. Местные их за ночь, правда, развели по своим домам и признаваться где какая не хотели, но Атрес просто кинул горящий факел на ближайшую крышу и лошади материализовались на площади, как по волшебству. Придирчиво отобрав лучших под седло и как заводных, вся компания покинула негостеприимные места и теперь достаточно быстро двигалась в сторону тракта. Ехали вчетвером — попутчицу, пусть случайную, бросить здесь не у кого не поднялась рука, так что она, одетая в реквизированные в деревне штаны, куртку и высокие сапоги, трусила сзади на смирной серой кобыле и предпочитала не приближаться, чтобы никого не раздражать.

Уже выезжая из деревни капрал оглянулся, вздохнул и заметил:

— Через год-другой деревня вымрет.

— Почему? — спросила принцесса.

— Тут все просто. Они жили за счет грабежа, а в нем принимали участие почти все мужчины. Теперь большинства из них нет в живых — значит, нет ни мужчин, ни источника доходов. Сколько-то они протянут на старых запасах, а потом — все. Новой шайки не будет, потому что все, кто был сильнее и решительнее других, вчера померли, а у выживших кишка тонка. Вымрет деревня.

Принцесса пожала плечами, маг тоже по поводу разбойничьего притона не волновался, а что подумала Биалон так и осталось тайной. Главным образом потому, что это никого не волновало.

— Меня больше другое волнует, — негромко, как бы самому себе сказал маг. — Мы нарываемся, пожалуй, на все возможные неприятности. Это значит или я дурак, или одно из двух.

— В смысле одно из двух?

— Не обращай внимания, высочество, это фигура речи. Просто не нравится мне все это, ох как не нравится!

— Оставь, — махнула рукой девушка. — Меня вон каждый раз, как вспомню об этих неприятностях, тошнить начинает.

— А что ты хочешь? Жизнь, вообще штука вредная, от нее помирают. Кстати, впереди тракт, так что едем аккуратно и не высовываясь. Лично мне надоело доказывать всему миру свою крутизну.

— Да, — засмеялся Атрес. — Мы в этом мире, похоже, самые пробивные.

— Не мы, а я, — поправил его маг. — В одиночку или с тобой на пару я бы уже решил проблему. Женщины нас сейчас связывают по рукам и ногам. Не делай обиженное лицо, Веспа, объективно так и есть. Вы слабже и уязвимее, мы поневоле должны обращать повышенное внимание на вашу защиту. Надо отдать вам должное, вы неглупо себя пока ведете и на рожен не лезете, но если повторится ситуация, как в замке, не посмотрю, что ты принцесса — выпорю. Да-да, сниму ремень и выпорю!

Некоторое время они ехали молча, затем принцесса, видимо, решив, что хватит дуться, с интересом спросила:

— А кто тот человек, к которому мы едем?

Маг несколько секунд думал, потом ответил коротко и емко:

— Неудачник.

— Почему? — удивленно распахнула глаза принцесса.

— Его зовут Гарантиди. Граф Гарантиди, если точно, ты не можешь его не знать, он не раз бывал на королевских приемах.

— Я помню его, — кивнула принцесса. — Такой высокий, немного сутулый, напоминает аиста и волосы красит. Не особо приятный человек, хотя, мне кажется, безобидный.

— Именно. Мы когда-то вместе учились у одного и того-же мага, только я уже закончил давно и иногда приезжал навестить учителя, а он только начинал.

— Маг? Но почему я не знаю об этом? И почему тогда он неудачник?

— Он не маг. По молодости решил поэкспериментировать — и перестарался, потерял почти всю магическую силу. С начинающими это бывает. Это как обычному человеку поднять слишком большой груз и надорваться. У большинства это со временем проходит, у него не прошло. Так получилось… Ну, с вечной жизнью мы ему помогли — это корпоротивная солидарность. Подкачивали его, пока он заклинание творил. Ну а все остальное было только его проблемами. Вот он их и стал решать, как мог. Удалился в родовой замок, благо папашка его давно умер, а наследство оставил немалое. Там стал экспериментировать, пытался заменить силу мастерством. Кое-чего добился, надо сказать — артефакты он делает интересные, очень интересные. Намного, кстати, лучше и сильнее моих, особенно накопители энергии. Только делать-то делает, а заряжать сам не может, они ведь заряжаются магом и сила зарядки зависит от его собственной силы. Мы с ним кооперируемся иногда — он делает, а я заряжаю. Взамен он мне делает кое-какие вещи по спецзаказу, на которые меня самого не хватает. Ну и продает он их втихую, чтобы Совет не узнал — это ведь запрещено. Только думается мне, Совет знает. Подозреваю, половина архимагов пользуется его амулетами, купленными через подставных лиц. Ну да это ерунда все. Главное, он человек очень мнительный и стремится обезопасить себя. Поэтому его замок окружен защитными полями. Не особо мощными, но такого уровня навороченности, что даже я на раз не проломлю и тем более не просканирую. Там мы сможем укрыться на несколько дней, а потом я смогу вызвать вертолет с базы.

— А он нас не предаст?

— Он не идиот. И потом, он ценит дружбу. Пусть даже такой суррогат, как у нас с ним.

— А если все-же?

— Да не переживай ты, — маг засмеялся. — Я-же тебе рассказывал, как можно решить все проблемы разом.

— Не надо, — поежилась принцесса.

— Ну, тогда и не переживай. Разберемся.


Замок графа Гарантиди не произвел на принцессу особого впечатления. Это не было произведение искусства, как ее собственный, не было неприсупной крепостью, как королевский, и не было странным сплавом красоты и функциональности, как замок лорда Андрея. Это был обычный замок богатого провинциального дворянина, довольно большой, правда, и очень ухоженный, но это лишь говорило в первую очередь о том, что его владелец чистоплотен и не особенно стеснен в средствах.

Внешне замок представлял собой пятиугольник, обнесенный внушительной стеной с зубцами и небольшими башенками в углах. Внутри стен размещались хозяйственные постройки и собственно жилище хозяев — довольно удачный сплав эстетики и функциональности. Все это великолепие стояло на довольно высоком холме, господствовавшем над окружающим лесом и могло, судя по всему, выдержать не особенно интенсивный штурм или долгую осаду. Короче, ничего особенного.

Только подъехав поближе, путники обнаружили, что с замком не все так просто. Вернее, заметила принцесса, потому как она подобное уже видела. Атрес тоже, правда, заметил, но что это такое не понял и предпочел помолчать и узнать позже, а Биалон и вовсе не обратила внимания.

— Это то, что мне кажется? — резко обернувшись, спросила принцесса лорда Андрея, невозмутимо едущего следом.

— Когда кажется, креститься надо. И потом, я мысли не читаю. Что ты там увидела?

— На башнях… Похоже на пушки, как у тебя в замке.

— Именно что похоже. Здесь системы попримитивнее, не в целом ты права. На башнях морские стомиллиметровки и несколько систем залпового огня, на стенах автоматические пушки и крупнокалиберные пулеметы. Пушки, правда, зенитные, но по пехоте они работают даже лучше…

— И что-же это получается? Этот твой просто знакомый живет в замке, на стенах которого установлено оружие, которое ты отказался поставлять даже королю. И что это значит, интересно?

— А то и значит. Если мой ХОРОШИЙ знакомый попросил меня укрепить его жилище так, чтобы ни одна собака не сунулась, я не вижу нужды ему отказывать. Король, кстати, к числу моих ХОРОШИХ знакомых никак не относится. Вот и пускай сам думает, как жить дальше.

Принцесса промолчала, но явно сделала в памяти зарубку на будущее. Иметь под боком неподконтрольного поставщика оружия, который продает его кому попало, немало не согласовывая процесс с властями — это чревато для любой власти. По всему выходило, что в отношении лорда Андрея ее брат был не так уж и не прав, во всяком случае, с точки зрения главы государства. Прекрасно понявший ее мысли, лорд Андрей кивнул и сказал:

— Не нервничай зря. Мое оружие есть только у меня и здесь. Просто Эрик… Ну, граф Гарантиди, он действительно человек, которому я доверяю. Нельзя сказать, что он мой друг, но в разведку с ним я бы пошел. Поверь, ты сама в этом убедишься.

Случай убедиться представился вечером, когда после ужина в замке у хлебосольного графа они втроем — лорд Андрей, принцесса и собственно граф, — собрались у камина для серьезного разговора.

Граф Эрик Гарантиди, судя по имени и росту, прямой потомок какого-нибудь северного ярла, испросил разрешения дамы и закурил длинную вересковую трубку. Лорд Андрей, вздохнув, тоже решил соблюсти приличия и тоже спросил. Естественно, отказа он не ожидал, но когда принцесса внезапно заявила, что не хочет, чтобы он курил, причем как в ее присутствии, так и вообще, принял это со стоическим смирением. Сказал, правда, что ему, как магу, рак не грозит, но ему было сказано, что причина сосвсем иная. Вздохнув, он развел руками и погрузился в меланхолическое созерцание выпускающего в потолок аккуратные кольца графа. Тот, перехватив его взгляд, фыркнул:

— Друг мой, тебя славно выдрессировали. Помнится, ты в таких случаях мог послать кого угодно.

— Я и сейчас могу послать кого угодно и куда угодно, — мрачно ответил лорд Андрей. — Просто мне сейчас неохота.

— Неохота курить или посылать?

— Курить, — буркнул лорд Андрей и набулькал себе бокал вина. — Меня невозможно выдрессировать, мной нельзя управлять, ты это отлично знаешь.

Граф кивнул, соглашаясь, но его умные и проницательные глаза смеялись так заразительно, что неожиданно для себя улыбнулась и принцесса, а потом и сам лорд Андрей.

— Ладно, Эрик, давай к делу. Я хочу посвятить тебя в ситуацию…

Рассказ занял добрых пол-часа. За это время граф Гарантиди успел выкурить две трубки и набить третью, лорд Андрей осушить бокал вина и сгрызть здоровенное яблоко, а принцесса закончить маникюр — она, как-только села, извлекла миниатюрную пилочку и стала поправлять ногти, сильно пострадавшие за время вынужденного марш-броска. Закончив рассказ, лорд Андрей устало откинулся в кресле, вздохнул и спросил:

— Ну, друже, и что ты думаешь по этому поводу?

— Я пока ничего не думаю. Я не могу понять — зачем королю связываться с тобой? Ведь ты ему не угрожал и сложившийся статус-кво, по-моему, всех устраивал.

— Ну, если ты не понимаешь, попробую объяснить. Представь себе: в твоих владениях начались беспорядки. Кто-то из твоих вассалов решил, что он круче обрыва и ему на твое мнение, в принципе, плевать. Нет, он ничего не делает в открытую, платит тебе положенные налоги, выполняет все обязательства, но в своих землях творит, что хочет. Порядки, которые вводишь ты, в его владениях не действуют, а когда ты пытаешься ему сказать, что так нельзя, он делает невинные глаза и громко и матерно тебя посылает. Что ты сделаешь?

— Соберу дружину и призову его к порядку.

— А если у него сил уже побольше, чем у тебя?

— Соберу вассалов, ударю всей армией.

— А если у тебя даже с вассалами сил только чуть больше, чем у него, а то, может, и меньше? И вассалы ненадежны, им нет желания умирать, но зато они с удовольствием посмотрят со стороны на борьбу двух медведей, вдруг да им что хорошее под шумок перепадет?

— Тогда я постараюсь выманить его к себе и прикончить по-тихому. Или, в зависимости от ситуации, шумно.

— Ну, вот мы и получаем нынешнюю мою ситуацию. Наш король — пацан сопливый, но не дурак, нет. Он отлично понимает, что в лоб со мной ему не справиться, вот и выманил меня, гад. Я ему это вспомню по самое не балуйся, но это еще не сейчас. В принципе, сразу как пробьюсь к себе, но до этого, похоже, еще довольно далеко, да и нет гарантии, что меня не хлопнут по дороге. Так что имей в виду — ты принимаешь у себя государственного преступника. Если прогонишь, я не обижусь. Просто уйду и все. Решай сам.

— Еще вопрос можно?

— Валяй, спрашивай.

— А девочка здесь причем?

— Просто король решил убить сразу двух зайцев — нейтрализовать тех двоих, которых по-настоящему боится. Принцесса — она, в перспективе, могучий маг. Вот он и сложил два и два. Воспользовался ее промашкой, спровоцировшие меня на ответные действия и формально обеспечил себе право оттяпать мне башку.

— Я бы на его месте побоялся.

— Я тоже.

Граф думал долго, очень долго. Лорд Андрей уже начал уставать от ожидания, а принцесса явно занервничала, когда он наконец поднял голову и со вздохом сказал:

— Знаешь, почему я не хочу с тобой связываться?

— Поясни.

— Ты можешь быть и верным другом, и страшным врагом, и неизвестно еще, что опаснее.

— Лошадьми поможешь?

— Конечно, но я бы предпочел, чтобы вы задержались.

На сей раз пришла пора лорда Андрея удивиться. Уловив его взгляд, граф снова вздохнул.

— Андрей, ты меня знаешь не первый день. Мой замок защищен достаточно, чтобы выдержать любую осаду, но если ты попытаешься прорваться, боюсь, ничего не получится. Буквально за час до вашего приезда я зафиксировал прорыв пространства, и прорыв серьезный. Похоже, сюда телепортировали небольшую армию. Боюсь, пути отхода вам сейчас отрезаны. Я активировал защиту. Здесь мы продержимся долго, а потом, как спадет буря, ты вызовешь помощь. Иначе вас перехватят и элементарно задавят числом, даже ты можешь не отбиться.

Лорд Андрей встал, подошел к графу и крепко сжал его руку.

— Спасибо…

— Не надо. В конце-концов, для чего еще нужны друзья?


Лорд Андрей вышел на стену замка, лениво отсалютовал сразу подобравшимся и вставшим навытяжку гвардейцам графа и сонно зевнул. Уже вторую неделю они сидели в осаде и конца-краю этому сидению не предвиделось.

Погоня вышла к скромному жилищу графа Гарантиди в тот-же день, как они прибыли, вечером и обнаружила поднятый мост, наполненый водой рав и стражу на стенах. С ходу бросаться на штурм они не стали, а обложили замок плотным кольцом и ранним утром, лишь только взошло солнце, выслали парламентеров с требованием выдачи лорда Андрея и принцессы. Тем самым графу давался шанс свести все дело ко взаимному непониманию — в самом деле, граф имел все основания не пустить в свой замок толпу вооруженных людей. Места здесь были неспокойные и местные феодалы к окружающему миру относились с разумной осторожностью. В конце концов, одеваться можно по-разному, а на лбу ни у кого не написано, что он слуга короля, а не местный Стенька Разин. А вот при свете дня…

Парламентеров послали с крутыми загибами в далекое эротическое путешествие. Те обиделись и ответом явился стремительный бросок латной пехоты к стенам. На плечах солдаты тащили заранее заготовленные лестницы и вязанки хвороста, чтобы заваливать ров. Впрочем, добежать они не успели — лорд Андрей лично и с особым цинизмом расстрелял их из установленного тут-же крупнокалиберного пулемета. Среди солдат нашлось несколько, вооруженных купленными у все того-же лорда Андрея автоматами, но они моментально убедились, что ППШ против пулеметов не играет. Оставив пару десятков трупов, солдаты отступили и под прикрытием магов стали разбивать лагерь — штурм в лоб захлебнулся, а попробовать атаковать со всех сторон они не могли по одной простой причине. Не хватало их для этого, что поделаешь. Блокировать замок они еще сумели, а вот для решительного штурма надо было людей раза в три больше. Это еще если не учитывать пулеметы…

Дождавшись, когда лагерь будет разбит и по округе поплывет запах дыма и пищи, готовящейся на кострах, лорд Андрей с еще большим цинизмом обстрелял уже лагерь. В результате его пришлось отодвинуть подальше. А потом еще дальше. А потом и вовсе спрятать в лесу и прикрыть магическим пологом, чтобы если не отбить, то хотя-бы отклонить ракеты.

Магов у нападающих было, видать, немного, но на следующий день к ним прибыло подкрепление. Человек пятнадцатьс сразу появилось и все, особенно молодежь, на жуткой распальцовке. Ни в какие переговоры вступать не стали, а просто начали обстреливать замок чем попало. Вот тут-то и выяснилось, что магическая защита замка — штука весьма совершенная, совершеннее даже, чем мог представить себе лорд Андрей. Граф Гарантиди построил ее по принципу «зеркало» — принципу известному, но на памяти черного мага никем еще ни разу успешно не реализованному. А вот здесь получилось и защитники замка провели несколько приятных минут наблюдая за тем, как атакующие прыгают, уклоняясь от собственных огненных шаров и прочей мути. Некоторые, кстати, увернуться не успели и довольно серьезно пострадали, вызвав взрыв гомерического хохота на стенах.

Впрочем, у нападающих сразу-же нашлась умная голова, которая сообразила, что «зеркало» отражает лишь прямые магические удары. С помощью магии был поднят здоровенный валун, разогнан, а потом отправлен в полет уже без магии, по-инерции. Внешний слой защиты он прошел легко, однако нарвался на внутренний и, изменив траекторию, перелетел замок и бессильно упал где-то в лесу. В ответ со стены рявкнула пушка и маги разбежались, прячась в ближайшем овраге.

К сожалению, у защиты был и минус — магию в замке безбоязненно мог творить только ее создатель, а для всех остальных, включая лорда Андрея, такие попытки были чреваты если не смертью, то увечьями уж точно. Лорд Андрей от этого, правда, не особенно страдал. Во-первых, боевая магия ему пока что особенно и не требовалась — в подвалах замка находился целый арсенал, включающий в себя даже БТРы с артиллерийско-пулеметным вооружением, а во-вторых, граф по его просьбе экранировал одну из больших комнат во все том-же подвале, где лорд Андрей начал наконец занятия со своей ученицей. Со своей первой и пока единственной ученицей… Он невольно улыбнулся, вспомнив первое занятие.

Принцесса тогда больше всего походила на школьницу, которую вызвал к доске строгий учитель, причем в тот самый момент, когда у этой школьницы не сделано домашнее задание. Битый час она пыталась творить магию — лорд Андрей попросил ее показать, чему она смогла выучиться самостоятельно. Получалось не очень, зато температура в комнате поднялась заметно, несмотря на хорошую вентиляцию. Наконец маг махнул рукой, устало вздохнул и сказал:

— Хорошь. В принципе, то, что я и предполагал — огромная сила, чуть-чуть таланта и абсолютно никакой системы в обучении.

— И что? — чуть испуганно спросила девушка.

— Учить тебя буду, вот что. Только имей в виду, тяжело тебе придется, учитель я так себе.

— Я не боюсь!

— Рад за тебя. Тогда слушай и запоминай: то, чему я тебя сейчас буду учить, вашим местным магам неизвестно. Эти орлы умеют только самое простое, что доступно при их уровне знаний и воображения, или очень сложное, найденное интуитивно и по большей части случайно. Чтобы понять и освоить эту магию, мне придется подучить тебя, помимо всего, физике, химии, биологии, математике и много чему еще. Твои успехи будут зависеть от того, насколько ты сможешь все это понять и усвоить. Знания эти не стоит передавать никому, кроме тех, кому безгранично доверяешь. Лучше всего никому, кроме своих детей.

— Ну, детям ты их передашь сам.

— Хм-м-м…

— И не вздумай спорить.

В общем, вогнала она его в краску тогда.

Маг вздохнул. Только что он связался со своей резиденцией. Ничего утешительного ему там сказать не могли — шторм разыгрался не на шутку и заканчиваться не собирался. Похоже, противники лорда Андрея были на сей раз людьми серьезными, силой своей владели виртуозно и хлопот могли доставить немало. Чудовищной мощи тайфун висел над владениями черного мага и уходить никуда не собирался. Вернее, уйти-то он пробовал, и не раз, но кто-то очень ловко подправлял его движение, искусно манипулируя несильными, в общем-то, воздушными потоками так, что они не давали буре смещаться слишком уж сильно. Результат для лорда Андрея был крайне неприятен — во-первых, шторм и проливные дожди нанесли немалый ущерб хозяйству, нарушая работу линий электропередач, не давая нормально работать шахтам и на корню сгубив урожай. Это все было поправимо и даже не очень беспокоило мага, он лишь в очередной раз порадовался на то, что электричество вырабатывает ядерный реактор, а не ГЭС, построить которую он планировал первоначально. Но было еще во-вторых и в третьих. Во-вторых, впрочем, тоже было неприятно, но не смертельно — в порту сорвало с якорей и слегка повредило два эсминца и несколько кораблей поменьше. А вот в третьих было уже совсем погано — ни один самолет или вертолет взлететь не мог, стало быть, эвакуировать мага и его спутников тоже не было возможности. Окажись лорд Андрей на месте, ему не пришлось бы огород городить. Просто он подавил бы бурю, сил было достаточно. Вот только отсюда ему было ну никак не дотянуться, стало быть, оставалось только два пути — или ждать, пока тайфун выдохнется сам собой, что было долго, ведь буйство стихии можно было и подпитать извне, или двигать к дому своим ходом. Как вариант, можно было оставить женщин в замке, на попечение графа, но в целом это ничего не меняло: у обоих вариантов был всего один, но огромный недостаток — они были предсказуемы. Впрочем…

Вчера вечером, посидев с графом Гарантиди за вечерним кофе (оба его любили, так что ничего удивительного), они обсудили проблему, после чего граф выдал на удивление простую идею. Он предложил задействовать амулет телепорта и перебросить лорда Андрея к границе магического щита. Невозможно поддерживать щит полного отражения такого размера — собери всех магов королевства, и у них не хватит энергии и на четверть площади щита. Стало быть, щит только сбивает настройку телепорта, не более, а значит, оказавшись у границы, его легко преодолеть просто пешком, после чего телепортироваться домой, в замок, и разом решить все проблемы. Можно даже спутников своих прихватить, амулет вытянет, но лучше все-же идти одному, не отвлекаясь на защиту товарищей. Идея понравилась, ее обсудили, обсосали косточки, скорректировали детали и решили подождать еще три дня, а дальше, если буря все-таки не уляжется, приступить к реализации…

Сзади послышались легкие шаги. Лорд Андрей обернулся и с трудом подавил улыбку, изобразив на лице приличествующую моменту суровость — по ступенькам не торопясь поднималась принцесса. Солнце на миг блеснуло золотом в ее волосах и тут-же девушка подняла голову, улыбнулась.

— Я вам не помешала, мой бесстрашный воитель? — подобрав подол платья, она одним гибким, неуловимо-быстрым движением поднялась на башню.

— Да нет, в общем, — кивнул ей лорд Андрей. — Как спалось?

— Спасибо, и вас туда-же, — отшутилась принцесса его собственными словами. — Как, нас еще штурмовать не собрались?

— Собираются.

— А мы?

— А что мы? Они там внизу гуляют, мы здесь сидим. Не волнуйся — они, конечно, крутых из себя строят, но вряд-ли что-то смогут, ибо рожденный ползать на голову не нагадит.

— Ты оптимист, — послышалось слева. Маг обернулся — как раз вовремя, чтобы столкнуться лицом к лицу с графом, неслышно подошедшим к ним. — Я вот опасаюсь, что они готовят нам сюрприз.

— Это не я оптимист, а ты писсемист.

— Может быть, но я на всякий случай приказал распечатать арсенал. На сердце неспокойно с утра, давит что-то.

Лорд Андрей понимающе кивнул — предчувствиям он доверял.

— Думаешь, рискнут?

— Во всяком случае, могут попробовать.

— Ну-ну. Кто не рискует, тот не падает в пропасть.

— И все-же… Их слишком много.

Лорд Андрей задумался.

— Вот что, — сказал он наконец, когда его собеседники уже решили, что он окончательно лишился дара речи. — Давай-ка ускорим нашу акцию. Сколько времени тебе потребуется…

Договорить он не успел.


Защита лопнула с тонким звоном. Граф, схватившись за голову, взвыл так, что посрамил бы дракона, и в конвульсиях рухнул на камни — магический откат, неизбежный при разрушении заклинания, бьет по его создателю со страшной силой. Остальные его, конечно, тоже почувствовали, но для них откат ощущался скорее как секундное головокружение, в то время как для Гарантиди он вполне мог стоить жизни.

Лорд Андрей пришел в себя первым — как-никак он был магом и, следовательно, был готов к несколько большему количеству неожиданностей, чем обычные люди. Первой его реакцией было броситься к графу, второй — к краю стены, посмотреть, что происходит. Именно это он и сделал и чуть не схлопотал в лоб тяжелый арбалетный болт. Однако за те секунды, которые он смотрел со стены, его мозг запечатлел картину сорванных бесшумным и неосязаемым ударом ворот и колонн пехоты, устремившихся к замку. Миг спустя по стене прошлась огненная метла, снося оставшиеся без защиты пушки и пулеметы вместе с прислугой. Лорд Андрей еще успел в прыжке дотянуться до принцессы, сбить ее с ног и подмять, прикрывая сверху своим телом, а потом он заорал от боли — по спине прошла строчка расплавленных каменных капель.

Черный маг, тем не менее, умел владеть собой. Подавив боль, а точнее, заставив себя о ней не думать, он чисто рефлекторно попытался применить заклинание силового купола. Вместо купола пришла новая боль — рухнувшая защита вызвала настоящую магическую бурю и здесь, в замке, еще некоторое время не будут действовать никакие заклинания. Это понимание пришло с запозданием, но достаточно быстро, чтобы предотвратить резкие действия. Матюгнувшись сквозь зубы, лорд Андрей подхватил одной рукой испуганно пискнувшую принцессу, другой — все еще пребывающего в отключке графа и бросился вниз по лестнице.

Гарантиди пришел в себя и начал слабо трепыхаться где-то на середине пути. Маг рывком поставил его на ноги, встряхнул.

— Идти можешь?

— Кажется, да, — граф еще шатался, но взгляд уже был осмысленным. — Что случилось?

— Прорыв. Кто-то разгрохал твою защиту, как бумагу. Интересно, кто? Я не хотел бы с ним сцепиться. В замке бой, не знаю в деталях, но наши, похоже, проигрывают.

Действительно, со всех сторон доносился лязг мечей и редкие выстрелы. Кто-то тупо орал на одной ноте, кто-то сдавленно матерился. Так ругаются в бою, в рубке, коротко, между замахами. Гарантиди передернулся.

— Что делаем?

— Прорываемся в твою цитадель. Здесь еще с пол-часа никакая магия работать не будет, отсидимся — а потом прорвемся. Если успеем, конечно.

— Вперед, — кивнул граф, и они, грохоча сапогами, бросились дальше.

Когда они спустились, бой кипел уже повсюду. Лорд Андрей поставил на ноги пришедшую в себя принцессу, решительно извлек из-за пояса «беретту» и несколькими выстрелами расчистил себе проход к цитадели — башне в центре замка, построенному, когда замок еще не был резиденцией богатого дворянина, а был действительно крепостью, призванной защитить своего хозяина от превратностей судьбы. Смутные были времена. Почти такие-же, как сейчас. Отстреливаясь от набегающих врагов, беглецы вбежали внутрь и лорд Андрей, рыча от натуги и боли в обожженной спине, захлопнул массивную, как в сейфе, дверь и задвинул тяжелый железный засов. Закончив сие богоугодное дело, он привалился к стене и тяжело выдохнул:

— Если так пойдет дальше, то здесь все живо кончится конкретным цугундером.

— А что это такое?

— Точно не знаю, но слово красивое и ничего хорошего не означает.

Как бы в доказательство его слов стены вздрогнули. Лорд Андрей глухо выругался.

— Кажется, я зря считал себя самым крутым в этих водах. Ну все, мне это надоело, порву гадов. Эрик, твой арсенал все там-же?

— Да. Что ты задумал?

— Сейчас увидишь. Сидите здесь, держи вот…

Лорд Андрей сунул в руку графа пистолет и бегом поднялся на второй этаж цитадели. Здесь сидели несколько гвардейцев графа, вооруженные автоматами, и щедро поливали пространство вокруг башни свинцом, немало не заботясь, похоже, о патронах. Один дернулся было навстречу лорду Андрею, но узнал и, успокоенный, вернулся к бойнице. Маг кивнул им и откинул висящий на стене гобелен. За гобеленом скрывалась дверь, без замка и ручки, но лорд Андрей в них не нуждался. Нажатие на три заклепки одновременно — и дверь плавно отошла в сторону, открыв узкий проход в толще каменной стены. Ход, вырубленный на как раз подобный случай, потайной ход в арсенал.

Лорд Андрей с трудом протиснулся по узкой, неудобной галерее. Преодолевая подступивший некстати приступ клаустрофобии, он прошел вниз, периодически выглядывая в искусно скрытые и невидимые снаружи смотровые щели. То, что он видел, его не радовало — похоже, сопротивление защитников замка было практически сломлено, снаружи шла резня.

— Так, мальчики, вы мне все конкретно надоели. Я вас о цугундере предупреждал? Ну, тогда не обижайтесь!

Раздраженно бормоча под нос, маг бегом спустился в подземный ангар. Самое секретное, самое охраняемое помещение в замке. Здесь граф хранил казну, здесь был его арсенал, здесь стояли два БТРа, подаренные ему лордом Андреем. И кое что еще, что в его мире называли Т-80.

Люк закрылся над головой мага. Злобно взревел двигатель. Некому было растворить створки ворот, некому было сидеть за прицелом орудия, некому было управлять пулеметом, да и башня была развернута назад. Но сейчас все это не играло роли. Удар лобовой брони вынес ворота и стальное чудовище прыжком вылетело на площадь, в самый центр ничего не подозревающей толпы, сметая людей своей массой и наматывая на гусеницы тех, чья удача на сегодня закончилась.

Люди в ужасе метались, пытаясь выбраться из замка, ставшего вдруг смертельной ловушкой. Какой-то маг вскинул в героическом жесте руки, пытаясь остановить боевую машину. Даже сквозь установленный на танке автоматический блокиратор лорд Андрей почувствовал, как машину тряхнуло и перекосило на миг — противник был силен. Возможно, в открытом бою он мог стать даже опасен, но сейчас многотонная махина танка просто обрушилась на него, сметя и растоптав в блин и незадачливого мага, и какую-то хозяйственную постройку, и еще нескольких солдат, вздумавших за ней спрятаться. Торжествующе завывая турбиной, старый танк крутанулся на месте и лорд Андрей с удивлением увидел, что воевать вдруг стало не с кем…

Он откинул люк и, морщась от дикой боли в спине, начал вылезать наружу. Никакого упоения битвой, о котором так любят рассуждать люди, от этих дел далекие, он не чувствовал, даже особого выброса адреналина не было. Зато были несколько местных орлов, вооруженных чем попало, бегущих к танку. Один вытянулся было во фрунт и начал что-то говорить, но маг остановил его нетерпаливым жестом.

— Танком управлять умеешь?

— Так точно…

— Хорошо, берешь еще двоих, поставите танк в воротах и если хоть одна… протиснется внутрь, я тебя сам прибью.

Гвардеец неловко козырнул и полез в танк, за ним еще двое, остальные рассредоточились, настороженно поводя перед собой мечами и автоматами. Лорд Андрей сплюнул.

— Вояки, мать вашу… Проворонили? Зажрались вы, голубчики, вот и получили. Сейчас делаем зачистку… Ах ты, мать твою!!!…

Прямо посреди двора открылось серебристое пятно портала. И сразу из него посыпались какие-то придурки, стреляя на ходу из арбалетов. Один болт моментально угодил лорду Андрею в плечо и швырнул его на землю. Маг взвыл, откатился в сторону и увидел, как башня танка неторопливо и как-то внушительно начала разворачиваться навстречу новой угрозе. Сейчас она закончит разворот и стадвадцатипятимиллиметровый снаряд…

Додумать маг уже не успел. Прямо из центра портала вырвалась дымная струя и замедленно, как в кино, ударила в борт танка. Сталь моментально вспучилась огненным цветком, а секунду спустя башню подбросило внутренним взрывом — очевидно, сдетонировал боезапас.

Очевидно, он все-же потерял сознание, потому что следующая картинка, которую отметил мозг, была совсем другой. Нет, двор замка был тот-же и небо над головой было такого-же мерзко-голубого цвета. Вот только танк уже не горел, да и людей вокруг почти не наблюдалось. Голова болела. Нет. Голова БОЛЕЛА. Лорд Андрей шевельнулся и чуть опять не выпал в беспамятство. Рефлекторно применил обезбаливающее заклинание и оно — о чудо — сработало. В четверть силы, правда, но тем не менее. Маг сел, отгоняя тошноту, привалился к гусенице подбитого танка. Скрипнул зубами и равком выдернул из плеча арбалетный болт. Счастье еще, что болт был простым, без зазубренного наконечника, какие стали так популярны в последнее время. Тогда пришлось бы вырезать, а так — всего лишь новый приступ боли.

Кое как остановив кровь, маг поднялся и, пошатываясь, двинулся к ближайшей двери. Как раз к той, которая вела в башню. И почти успел.


На втором этаже башни был бой. Те гвардейцы, которые держали оборону, когда шел к арсеналу, были мертвы. Они сопротивлялись до последнего, но, судя по всему, сильно уступали нападавшим в классе. За восемь гвардейцев враги заплатили всего двумя своими. Лорд Андрей окинул взглядом побоище, подобрал автомат, выщелкнул магазин — пустой, второй — то-же самое. Похоже, гвардейцы графа отстреливались до последнего, судя по всему — безрезультатно, а когда кончились патроны враг просто смел их. Причем только трое гвардейцев были застрелены из арбалетов, остальных просто порубили мечами.

Маг вздохнул — у него с патронами было не густо. В принципе, их у него вообще не было, равно как и пистолета. Поэтому, подобрав валяющийся на полу меч — двуручник, явно из личного арсенала графа, он бегом бросился по лестнице, одновременно вкалывая себе прямо через одежду «коктейль» — сильнейший допинг, который, пусть ненадолго, позволял забыть о боли и придавал сил. Поднялся на крышу башни, никого не нашел, побежал по узкой галерее, ведущей в основные помещения, по пути срубил кого-то, бросившегося наперерез. И когда он вломился в банкетный зал, он понял — успел…

В углу зала сжались принцесса и… Биалон. А она-то откуда взялась? Еще какие-то женщины — служанки, надо полагать. Ага, жена графа — полная и не очень красивая, но веселая и неунывающая женщина, по слухам, безумно и безответно любившая мужа, с трехлетним сыном на руках. Граф Гарантиди стоял пригнувшись, с узким мечом в руке, прикрывая женщин спиной. Атрес… А вот Атрес лежал с разрубленным плечом. Судя по всему жив, но вот кровью истечь может в два счета.

Противники — этих было до хрена — стояли спиной к лорду Андрею и, видимо, еще не сообразили, что ситуация изменилась. Их-то лорд Андрей узнал махом. Наемники, Вольная рота капитана Вивальдеса. Ага, а вот и он сам. Эти орлы считались едва ли не лучшими бойцами на континенте. Правда, с морпехами черного мага они в бою реально никогда не сходились, но лорд Андрей и не жаждал пробовать, кто круче. Брали за услуги они, по слухам, бешеные деньги, но выполняли заказы ВСЕГДА. Похоже, пришла пора прервать столь славную традицию. А кто это в углу, молоденький такой, в балахоне? Ага, блокиратор. Что-жь, магию пока оставим. А после с мальчиком побеседуем, серьезно побеседуем…

Наемники еще только разворачивались, они еще не осознали, что своей медлительностью сорвали задание и до графа и девушек им уже не добраться. Тем более они не осознавали, что кто-то из них поплатится жизнью. Двое осознать это так и не успели. Одного лорд Андрей ударил мечом в живот, оттолкнулся от спины медленно оседающего противника и прыжком оказался около своих, попутно снеся с плеч чью-то так удобно оказавшуюся на пути дурную голову. Развернулся, крутанул в воздухе мечом и раздраженно бросил:

— Ребятки, если вы хотите что-то им сделать, вам придется перешагнуть сначала через мой труп.

Маг стоял спокойно, чуть наклонившись вперед. Меч в правой руке зловеще отблескивал, тяжелый боевой нож оставался в ножнах. По левой руке стекала тонкой струйкой кровь и кап-кап-кап разбивалась о мозаичные плиты пола.

В глазах капитана мелькнуло удивление, смешанное с восхищением, которое почти мгновенно сменилось спокойной уверенностью профессионала, у которого за спиной два десятка мечей. Коротко взмахнув рукой, он послал своих солдат вперед, и те пошли, ухмыляясь и твердо зная, что их много и они способны сделать этого наглеца, даже не вспотев. В конце-концов, их командир всегда принимал верные решения.

Только вот принять решение и претворить его в жизнь — это, как оказалось, чуточку разные вещи. Первый из нападавших умер, даже не успев понять, что происходит. Меч просто свистнул в воздухе, разрубив кольчугу, будто она была из бумаги, пройдя снизу вверх через ребра, позвоночник, ключицу и выйдя повыше плеча. То, что секунду назад было человеком, вдруг рухнуло на пол двумя уродливыми обрубками. Вот этого никто не ожидал. И никто не смог бы повторить.

Все застыли в оцепенении, и маг использовал это по полной программе. Будто стальной вихрь пронесся между наемниками — ближайший к магу получил клинком в живот, следующему колющий удар пробил горло, третий лишился обеих рук… Миг, и из двадцати человек трое лежали на полу, а четвертый метался по залу, воя от боли и ужаса, натыкаясь на стены, падая, снова вставая… Остальные отшатнулись назад, ощетинились клинками. Маг, не глядя, подцепил ногой тяжелый бронзовый подсвечник и отправил его в гущу противников. Те шарахнулись, маг захохотал.

— Ну что, сопляки, кто будет следующим?

Лорд Андрей внушал ужас в тот момент — огромный, страшный, весь облитый чужой и своей кровью. Даже сейчас, когда он не мог использовать магию, он был сильнейшим здесь и все это осознали вдруг с кристальной ясностью.

Капитан шагнул вперед — спокойный, уверенный в себе, меч в правой руке, щит — в левой. Он не боялся, он должен был сделать работу, за которую ему заплатили, и намерен был ее выполнить. И драться он собирался сам — он был хороший солдат и смелый человек и не хотел прятаться за спинами своих людей. И теперь уважение блеснуло уже в глазах мага.

— Капитан, я предлагаю разойтись миром — с вами мне нечего делить. Мне нужно, чтобы женщины ушли спокойно. И еще мне, пожалуй, нужен вон тот джентльмен, — маг небрежно кивнул на сжавшегося в углу блокиратора. До того, видимо, только сейчас начало доходить, что он вляпался, и вляпался капитально. Клинок — не магия, его не отменишь волевым усилием, здесь придется или драться, или самому колдовать. И то, и другое равносильно подписанию смертного приговора, ведь лорд Андрей клинком владеет великолепно, что для мага величайшая редкость. А попробуешь произнести заклинание — это ведь блокировку снимать придется. А черный маг сильнее, намного сильнее. Раздавит и не поморщится.

Капитан отрицательно покачал головой и встал в боевую позицию. Классическую, отточенную, все согласно правилам местной фехтовальной школы. Похоже, он привык к поединкам. Лорд Андрей, правда, тоже к ним привык, но за его плечами был значительно больший опыт, много разных школ фехтования, да и не только фехтования. Ну и еще, он просто был намного сильнее. Удар, который он нанес, из такой позиции вообще не наносят — колющий, быстрый, филигранный, между клинком, щитом и пластинами доспехов, и это все тяжеленный двуручным мечем, который и двумя-то руками поднимать нелегко, а тут одной… Насмерть.

Вернее, насмерть любому другому. Капитан-же сумел откинуться вбок, отделавшись распоротой кольчугой и покореженной нагрудной пластиной. Уклонился и ударил сам, целясь по сжимающей меч кисти противника. Похоже, он умел драться не только в поединках — он дрался так, как дерутся солдаты, привычные защищать свою жизнь. Лорд Андрей с трудом успел заблокировать удар его клинка, более легкого, чем его двуручник, а значит, более быстрого. Заблокировал, поймав на крестовину, увел вправо и, когда капитан качнулся назад, освобождая оружие и одновременно закрываясь щитом, пнул его внезапно в пах.

Это было против всех и всяческих правил — но, господа, у нас ведь не поединок, у нас война и резня, а стало быть, приличия побоку. Кто сильнее — тот и прав. Лишь секунду он выиграл — капитан умел терпеть боль, он уже разгибался, вскидывая оружие, но поздно, поздно. Эфес меча обрушился ему на голову, смяв вороненый шлем, страшный удар сбил капитана с ног и, теряя сознание, он отлетел к стене, не успев даже понять, что произошло.

К чести его солдат, они, ощетинившись мечами, ринулись на защиту своего командира, но маг остановил их повелительным жестом:

— Мальчики, забирайте своего и убирайтесь — мне с вами делить нечего. Годится?

Мальчики думали недолго: в конце концов, на одной чаше весов лежали всего лишь деньги, а на другой — меч у горла капитана, да и их собственные жизни. Конечно, набросься они на лорда Андрея все сразу — и у них был бы шанс, и шанс неплохой. Вот только командир их будет к тому времени уже мертв, да и те, кто бросятся в атаку первыми, первыми и умрут. Поэтому наемники приняли вполне разумное решение — забрать капитана и валить отсюда как можно быстрее. Что они и сделали, прихватив по дороге несколько золотых безделушек — на память, надо думать.

Маг усмехнулся и осторожно шевельнул пальцами левой руки — к нему возвращалась чувствительность, а вместе с ней и боль, но боль эту пока что можно было терпеть. Всем корпусом, тяжело и мощно он развернулся к блокиратору.

— Ну что, мальчик, теперь мы поговорим с тобой. И кто-же тебя сюда послал, красивого такого?

Сзади раздался негромкий шорох. Лорд Андрей развернулся — ровно настолько, чтобы увидеть, как падает в обморок одна из служанок, и тут мальчишка прыгнул вперед, словно подброшенный невидимой пружиной. Широкий тяжелый нож ударил мага в бок, но лишь скрежетнул по кольчуге, а в следующий момент его хозяин улетел к стене от мощного удара.

— Неплохая попытка, — лорд Андрей поднял нож и внимательно его осмотрел. Нож не был боевым — добротный охотничий клинок, которым хорошо разрезать мясо или обстрогать палку. А вот против кольчуги он бесполезен, здесь больше подходит стилет, тонкое лезвие которого способно проникнуть между звеньями. Пожалуй что, будь у мальчишки побольше сноровки — и можно было бы обойтись и этим ножом, но тут кроме быстроты и хорошей реакции надо иметь кое что еще. И бить надо в незащищенные участки — а вот этого у парня и не получилось. Так только, куртку попортил. А куртка, кстати, хорошая была, кожаная.

Маг посмотрел на блокиратора с усмешкой. Тот сидел в углу — сознание как-то ухитрился не потерять — и смотрел на лорда Андрея ненавидящим взглядом. Просто удивительно, подумал маг, сколько эмоций можно передать одним глазом — второй глаз стремительно заплывал и вряд ли сейчас что-нибудь видел.

— Обратите внимание, принцесса, — лорд Андрей небрежно ткнул пальцем в парня. — Это ведь классический случай интеллектуального пиратства. Теорию блокировки мы разработали в свое время вместе с Бойлом. Помните покойного? Голова, надо признать, у него иногда варила, нельзя сказать, что невероятно, но нестандартно — это уж точно. Этот пацан обладает определенным и, надо сказать, не самым слабым потенциалом. В будущем из него мог бы получиться неплохой маг, но теперь вряд ли это возможно. Пара простых трюков — это его предел. Его обучили поглощать энергию и сбрасывать ее куда-нибудь подальше через специально создаваемый канал. КПД у этого приема — процентов девяносто, а может, и девяносто пять. А стандартное заклинание молнии — не больше восьмидесяти двух. Так что при равных силах этот мальчик может нейтрализовать любого магического противника. Но вот сейчас я мог ему сжечь мозг — я то сильнее на порядок. Просто не хотелось его убивать. Раньше времени…

Маг потер раненую руку. Регенерирующее заклинание, конечно, действовало, кровь уже не шла и края раны под присохшей багровой коркой уже наверняка стягивались, через час все зарастет, но боль будет проходить долго — может, день, а может, и два. Задумчиво глядя на блокиратора он внезапно шевельнул пальцами. Мальчишку будто подхватила невидимая рука, резко вздернула вверх, поставила на ноги. Тот дернулся, рефлекторно активируя канал, однако никакого видимого эффекта это не дало.

— А ты поплачь — может, поможет, — маг явно издевался. — Я ведь создавал теорию сброса, а твои хозяева…

— Учитель! — взвился парень.

— Нет, учитель никогда не пошлет ученика на верную смерть. Или ты думаешь, он не понимал, что для меня пыль под сапогами и ты, и эти молокососы с мечами? Может, и не понимал, но моего уважения это ему не добавляет. Так вот, твой хозяин (если, конечно, он был один) в принципе не мог знать некоторых вещей, настолько они отличаются от классической магии. Только тот, кто смог залезть достаточно глубоко, причем сам, методом проб и ошибок, а не придя на все готовое, да еще зная кое-какие вещи, в вашем мире в принципе неизвестные, может знать методы противодействия. И если скопировать принцип канала несложно, то пустить ток энергии, поляризованной в иной плоскости — это уже другой уровень. Или ты думаешь, я бил своих врагов одной лишь силой? Шалишь! Сила — ничто без умения.

Лорд Андрей с неизменной своей усмешкой посмотрел на пленника, потом повернулся к принцессе:

— Ну что, твое высочество, что нам делать с этим сопляком?

— А возможны варианты?

— Даже если вас съели, у вас остается минимум два выхода, а тут их заметно больше. Для начала я намерен его допросить. Расколется сам — его счастье, нет — считаю информацию с мозга. Можно и с живого, это не приципиально, отделается головной болью. А там дальше можно подумать.

Блокиратор смотрел исподлобья, но в глазах его мелькнула надежда. Лорд Андрей заметил это и печально вздохнул.

— Можно его зарубить, утопить, посадть на кол, сжечь, заморозить, выжечь мозг и превратить в идиота…

Парень побледнел, но в обморок падать не стал. Не стал он и падать на колени и молить о пощаде. Только выпрямился и стиснул зубы, решив, видимо, сохранить честь, раз о жизни разговор уже не идет. Что поделаешь, неприятно умирать в шестнадцать лет, впрочем, это никогда неприятно.

— А он гордый и смелый, — заметила принцесса. Подойдя к блокиратору она взялала его за подбородок, подняла голову и заглянула в глаза. Блокиратор дернулся и вдруг попытался схватить ее — видимо, хотел использовать шанс и взять заложника или, хотя-бы, подороже продать жизнь. Однако резкий удар под дых выбил из него воздух, принцесса поморщилась. — Если я женщина, это не значит, что я ничего не могу и не умею.

— Брэк. — Лорд Андрей отодвинул ее в сторону. — Раз он гордый и смелый, это хорошо. Таких мало и с каждым годом все меньше. Ценить таких надо. Я вообще сейчас не хочу его убивать. Может, сделать проще: снять с него показания, а потом блокировать магическую сущность? И без магии люди живут. Получится купец или наемник, да и если просто крестьянин или адвокат — все ничего. А можно блокировать только уровень канала. Тогда вообще можно из него и мага приличного сделать. Не особо сильного, конечно, но и не то убожество, что мы сейчас имеем. Других блокировать он уже, правда, не сможет, а вот наколдовать чего по мелочи — это реально. Как думаешь?

— А он нам нужен?

— Мне — нет, а вот тебе просто необходим. Если ты и дальше будешь баловаться магией в одиночку, то сгоришь сама и разнесешь в клочья все, до чего дотянешься. Знаешь, сколько раз я видел таких, как ты, дилетантов, лезущих не пойми куда? Я, конечно, обещал тебя подучить, но вечно быть рядом не смогу, и вот тогда тебе потребуется напарник. Не этот, так другой, но нужен кто-то, кто будет действовать не тебя отрезвляюще одним своим присутствием. Двое, если снюхаются, могут натворить черт-те что, но в разнос они идут очень редко, на опыте проверено. Так что давай, решай — этот хоть под рукой, а другого еще искать надо. Да и гордый он — такие, дав слово, не предают.

— Ну, тогда он и сам не согласится.

— Это почему?

— Сам сказал — гордый, смелый, такие не предают. А пойти к тебе на службу, ведь именно это ты ему и предлагаешь, значит предать своих.

— А он и не предаст — его предали первого. И потом, я его не перевербовываю, я его собираюсь переубедить. И займешься этим ты, девочка.

Пока высокие договаривающиеся стороны обсуждели судьбу неожиданной добычи, граф осматривал раненого Атреса. Между пальцами его бегали тоненькие синие молнии и там, где они касались раны, сама собой останавливалась кровь. Лорд Андрей шагнул к нему, положил руку на плечо и напрягся, подпитывая графа силой. Гарантиди благодарно кивнул и продолжил работу. Минуты через две он выпрямился:

— Ну все, что мог я сделал. Жить будет, но ему надо лежать.

— Некогда, — черный маг аккуратно отстранил его и вколол капралу «коктейль». — Выберемся — отлежится, нет — тогда и отлеживаться некому будет.


Пока Атрес приходил в себя, мужчины вооружались, чем Бог послал. Отложив ставший вдруг неподъемным двуручник, лорд Андрей снял со стены один из развешенных там артефактных клинков, обшарил убитых, с одного снял подходящие по размеру ножны, у другого забрал легкий арбалет, отдал графу. Тот деловито кивнул, ловко зарядил, поставил на предохранитель и забросил за спину. Принцесса тоже выбрала себе шпагу по руке. В могучей длани мужчины она смотрелась бы несерьезно, но для девушки была в самый раз.

К сожалению, огнестрельного оружия не было. В «беретте» графа давным-давно кончились патроны, а до арсенала или личных покоев было не добраться, во всяком случае, пока. Хотя оставалась возможность пройти в арсенал со двора, через выломанные ворота, а потом можно было бы устроить всем небольшой апокаллипсис местного значения.

Тем временем одна из терзающих лорда Андрея мыслей все-таки дала всходы. Отозвав в сторону графа, он негромко сказал:

— Ты знаешь, меня терзают смутные сомнения. Ладно, твою защиту проломили, явно создав Круг. Так?

Граф Гарантиди думал всего несколько секунд, потом кивнул, соглашаясь. Действительно, для того, чтобы голой силой справиться со столь изощренной системой обороны, да еще и снести со стен артиллеристов вместе с их орудиями, прикрытых отдельными куполами, нужен был маг сильнее лорда Андрея раза в три-четыре. Или на порядок сильнее любого из местных дарований. Поэтому почти наверняка их противники прибегла к Кругу, когда несколько магов становятся донорами, а один или двое собирают и направляют их силу. Просто, хотя и требует некоторой согласованности.

— А теперь смотри, — продолжал лорд Андрей. — Они находят меня, хотя я сильно оторвался и не колдовал. Ладно, совпадение — или они могли вычислить тебя. Потом они весьма изощренно отрезают меня от базы — ладно, это может быть друг с другом не связано. Но как только мы хотим перейти к решительным действиям, они тут-же наносят удар, причем так, будто заранее к нему готовились. О чем это говорит?

Мужчины на миг задумались, а потом синхронно посмотрели на Биалон. Еще через две секунды девушка отчаянно трепыхалась в крепких руках графа, а лорд Андрей внимательно рассматривал ее. Потом он вынул нож и пластанул отчаянно завизжавшую жертву чуть позади правого уха. От визга заложило уши, но маг, не обращая на него никакого внимания, сунул пальцы прямо в рану и рывком выдрал оттуда маленький шарик из мутного стекла — с горошину, не больше.

— Ну, и как это понимать? — спросил он, поднося к глазу девушки окровавленный кинжал.

Биалон, похоже, впала в ступор — она перестала визжать, перестала дергаться, даже дышать, похоже, перестала. На посеревшем от ужаса лице жили только глаза, неотрывно следящие за пляшущим у самых глаз лезвием. Но тут вмешался граф:

— Андрей, прекрати, она ничего не помнит.

Черный маг повернулся, глаза впились в лицо графа.

— Объяснись.

— Это — следящий и подслушивающий артефакт, я сам сделал целую кучу этого барахла в свое время, поэтому и не засек сразу — магия-то моя, она на фоне замка не выделяется.

— Для кого делал?

— Да для кого попало, кто закажет — тому и делал. Деньги очень нужны были, сам знаешь. А девчонке вшили его недавно. Видимо, когда взяли ее отца, она ушла не сама. Память ей, похоже подкорректировали, я вижу следы воздействия.

— Почему не вижу я?

— А ты, друг мой, это и не увидишь. Твоя магия сильная и потому грубая, чувствительности у тебя никакой. Я и сам бы не увидел, не всмотрись специально. Работал профессионал, как минимум уровня архимага.

— Понял, не дурак, — вздохнул лорд Андрей. — Ладно, кончай ее и пошли.

Гарантиди вздохнул:

— А может, ну ее — пусть живет?

— Ну, ты хозяин, — иронически усмехнулся лорд Андрей. — Можешь оставить под свою ответственность. Только не жалуйся потом, ибо сказано в Священном писании: что на своей груди пригреешь, то всю жизнь шипеть и будет.

— А за что отвечать? — с непонятной улыбкой вздохнул граф. — Больше на ней заклятий нет, артефактов нет, ничего нет. Это заклятие я заблокировал, вреда от него больше не будет, шарик ты сам раздавил…

— Да? — лорд Андрей удивленно взглянал на свою руку. В пальцах блеснули осколки стекла. — И когда я успел?

Брезгливо вытерев руки об относительно чистую одежду одного из убитых, он вздохнул.

— Ладно, прорываемся в арсенал. Похоже, бой еще не кончился.

Он повернулся к остальным:

— Принцесса, ты со мной?

Веспа с готовностью вскочила на ноги, прервав свой явно занимательный разговор с блокиратором.

— Атрес, идти можешь?

Капрал с трудом встал. Его шатало, но меч в здоровой левой руке он держал крепко. Боец из него сейчас, конечно, никакой, но все-же…

— Справлюсь, командир.

— Парень, ты с нами или остаешься здесь? Мне с тобой возиться некогда. Останешься живой, если что.

— Меня зовул Аллен, — блокиратор решительно встал, выпрямился.

— Очень хорошо. Эрик, хватай своих. Остальные — кто как хочет, ждать и вытаскивать никого не буду. Вперед!

И они пошли. Они прошли длинными коридорами замка, убивая по пути мародеров, тоже наемников, но не тех, элитных, а попроще, послабже. В одном месте наткнулись на группу из нескольких гвардейцев и слуг графа, пытавшихся выбраться из замка, с тыла напали на зажавших их в узком коридоре наемников и порубили в мелкую сечку. Потом нашли целое сокровище — несколько гранат на поясе убитого гвардейца.

А потом, открыв очередную дверь, они нарвались на целый отряд наемников. И первым их увидел Гарантиди…

— Бегите, мать вашу, — заорал он отчаянно. — Я задержу их!

Спокойный и неуклюжий, в бою граф внезапно преобразился. В узком проходе противники его не могли развернуться и подходили по одному. Рапира графа тонко позвякивала, вскользь принимая и отводя их оружие. Да, хозяин замка не был ни мастером фехтования, ни силачом, ни героем, но сейчас за его спиной были его друзья, были его жена и сын, и он не собирался отступать.

Первый из наемников напоролся на клинок горлом, второй получил удар в пах, третьему, совсем молодому, острие клинка распороло штанину и тонко, по-бабьи взвизгнув, он шарахнулся назад. Не теряя времени, граф перехватил из-за спины арбалет и разрядил его в прикрытое забралом лицо огромного воина с боевым топором, сунувшегося было следом.

Болт пробил тонкую сетку забрала и великан откинулся назад, хрипло булькнув что-то нечленораздельное. Мгновение спустя из-за его спины вылетело широкое копье, ударило графа в грудь и отбросило его назад. Все произошло настолько быстро, что никто не успел даже охнуть. Граф упал без стона, только на лице у него на миг появилось обиженное и по-детски недоверчивое выражение, тут же сменившееся смертельной бледностью. Из-под тела графа быстро натекала лужа темной крови, вышедший из спины наконечник копья в мутном свете факелов казался багровым…

Лорд Андрей взревел, рывком выхватил из кармана гранату, сорвал чеку, бросил ребристый металлический шар под ноги нападавшим и захлопнул дверь перед самым их носом. Рвануло так, что ударной волной заложило уши, а дверь колыхнулась, но толстые дубовые доски выдержали и удар, и град осколков. Одним движением задвинув засов, черный маг схватил принцессу за руку и потащил ее за собой с такой скоростью, что остальные еле поспевали за ними.

Во двор замка они выскочили, буквально скатившись по лестнице и лорд Андрей едва успел поставить защиту — по вспыхнувшему ярко красным цветом куполу забарабанили, разлетаясь в пыль, арбалетные болты вперемешку с огненными шарами. Выругавшись непонятными словами с упоминанием чьей-то матери, темный маг метнул в ответ простое, но убийственное заклинание. Огненная коса прошла по ногам нападарших, срубила первые два ряда и бессильно угасла, напоровшись на прозрачную стену, замерцавшую от удара голубовато-золотыми бликами. Пат.

Обе стороны замерли, разглядывая друг друга. Лорд Андрей сейчас, надо сказать, внушительного впечатления не производил — за его спиной было только семь человек, прикрытых его защитой, да у задних замковых ворот, у опущенной решетки ощетинились оружием десятка полтора вояк из личной гвардии покойного графа. Бойцы они были неплохие, но обленившиеся, и заставшие их врасплох наемники частью перебили их еще в казарме, частью блокировали, но атаковать не торопились. Видимо, не хотели лезть в рукопашную, а арбалетчиков берегли для более серьезного противника.

Противостояло лорду Андрею не менее полусотни наемников в полных доспехах, плюс четверо магов в белых балахонах. Чуть в стороне, отдельной маленькой группой расположились блокираторы в своих серых плащах с капюшонами, но пока они не торопились действовать — судя по всему, черного мага решили в очередной раз проверить на прочность. Дальнейшие события это подтвердили.

На защиту лорда Андрея обрушился водопад заклинаний различного уровня и класса — от простых, сжигающих и замораживающих, до жутко изощренных, вызывающих разрыв сердца, инсульт, сумасшествие и даже геморрой. Последнее, кстати, отбить было труднее всего — структура заклинания была очень хитрая и потому завязло оно лишь в третьем слое защиты.

Ответ был, как обычно, прост и могуч. Волна чистой силы заставила мерцающую стену прогнуться и противники отступили на шаг, но их защита тоже выдержала. Впрочем, лорд Андрей не торопился открывать карты, не без основания полагая, что если попытается сейчас приоткрыть защиту, чтобы метнуть что-нибудь действительно серьезное, его ждет неприятный сюрприз. Так что второй раунд закончился вничью.

Тем временем из боковых дверей высыпало еще с пол-дюжины наемников, видимо, тех, кто уцелел после взрыва. Эти, ни слова не говоря, полезли в задние ряды. Началась сутолка — моральный дух уцелевших был подорван и они не хотели быть мишенями, в то время как задние не хотели сдавать позиции. Лорд Андрей даже засмеялся про себя — ему было без разницы, кто где стоит, когда дойдет до НАСТОЯЩЕЙ драки, он или не достанет никого, или накроет их всех одним ударом.

Видимо, среди магов тоже хватало осторожных людей. Во всяком случае, следующим этапом были переговоры. Правда, построены они были неумно — черному магу просто предложили сдаться. Выслушав ответное посылание, переговорщик — седой дородный маг — обиделся и сделал знак своим. Похоже, каша заваривалась нешуточная.

Пятеро блокираторов синхронно вскинули руки. Ничего не произошло.

По-прежнему стояли, пригнувшись и подняв перед собой оружие наемники, все так-же замерли изготовившиеся к бою маги. И продолжал клокотать и наливаться жаром пузырь защитного поля вокруг лорда Андрея.

Оглянувшись на своих, лорд Андрей сплюнул и процедил с презерением:

— Эти трусы думают, что могут вот так запросто меня сделать. А о том, что я не только сильнее, но и умнее, и образованнее их в тыщу раз, не думают.

Кто-то из наемников не выдержал и вскинул арбалет. Тяжелый болт ударил в защиту, замер на мгновение, страшно завибрировал, наполняя пространство вокруг резким звоном, и распался на множество мерких осколков.

— Резонансное поле, — прокомментировал лорд Андрей. — Оно замкнуто само на себя, и потому ни один блокиратор ему ничего не сделает. Скачать из него энергию можно, только коснувшись его, но раньше они умрут. А еще они ничего не могут сделать с замкнутыми на себя артефактами, с этим например.

Маг извлек длинный узкий меч. Клинок в его руке неярко засветился, по лезвию пробежали искры. Для пробы лорд Андрей крутанул его в руке. Самый кончик меча зацепил за лежащий у его ног валун и камень аккуратно распался на две половины.

Принцесса хотела было остановить его — не стоит давать врагу информацию… И поняла — нет смысла, маг комментирует, что хочет не потому, что не умеет держать язык за зубами, просто для него все эти люди, и наемники, и маги, уже мертвые, он никого не выпустит из замка.

Поле начало медленно, почти незаметно для глаза, расширяться. Оно ползло вдоль самой земли, разбивая в клочья неровно лежащие камни, распыляя кучи строительного мусора, испаряя траву. Люди попятились, сунулись было к воротам, но гвардейцы графа ощетинились копьями, не давая подойти к решетке. Блокираторы отшатнулись, давая возможность магам ударить, но поле вдруг рывком развернулось, и в открытую брешь ударил сноп света, такого яркого, что все, кто видел его, покатились по земле, держась за глаза. Лишь скрытые в глубине арки гвардейцы и те, кто стоял за спиной мага, как будто получили вокруг себя черные, непроницаемые коконы. Когда же зрение вернулось к ним, перед их глазами встала жуткая в своей ирреальности картина — и наемники, и блокираторы, и маги кто с воем катался по земле, кто слепо тыкался…

— Добейте, — со вздахом сказал лорд Андрей. Он как-то сразу постарел, осунулся, из него будто выпустили воздух. Меч перестал светиться и вергулся в ножны. — Для них это будет лучше, у них глаза сварились.

Он повернулся и пошел прочь — большой, сутулый, усталый. Старый.


— Не жилец, — вздохнул Атрес.

— Порву…,- негромко и спокойно, но как-то очень страшно сказал лорд Андрей. — Надо добраться до моего замка. Там, может, выживет. Работаем по жесткому варианту, хватит церемониться. Похоже, здесь все уже малость подзабыли, с кем связались!

Атрес вздохнул и встал на ноги. Перед ним лежало тело графа Гарантиди и любой, кто увидел бы его, сказал бы — этот человек мертв. Но граф был магом, искустным магом, и потому даже из доступных ему скудных возможностей сумел выкроить немного про запас, на самый крайний случай. Сейчас этот запас подпитывал лорд Андрей, вливая в него крупицы своей магии — немного, чтобы не сжечь и так почти мертвый организм, но этого хватало, чтобы поддержать в графе жизнь. Но только поддержать — целителем чарный маг не был.

Двое слуг, повинуясь жесту мага, подхватили тело своего хозяина, аккуратно уложили его на носилки и понесли вниз — туда, где фыркали двигателями оба БТРа и несколько машин сопровождения. Дальний поход — почти пятьсот километров по прямой, а по дорогам, более напоминающим экстремальное бездорожье, хотя и малость подсушенное летним солнцем, и петляющим, как испуганный заяц, намного больше. Поэтому и требовалось все это — грузовики с едой и запчастями, заправщики с соляркой, кунг, в котором люди смогут ночевать при непогоде… Уходили все. Их осталось мало, очень мало, тех, кто был предан своему графу и остался предан его жене и сыну. Замок лорд Андрей намерен был закрыть защитным полем собственного изобретения, подключив и зациклив на него уцелевшие амулеты графа. Когда они сработают, попась в замок и отключить их смогут лишь сам граф, его жена, сын и лорд Андрей. Если же они не вернутся… Что-ж, на триста лет, а именно настолько хватит энергии в полностью заряженных накопителях в подвале, замок станет призраком, надосягаемым извне.

Но вот сборы завершились, загудели двигатели и колонна выехала из ворот. Последним шел БТР лорда Андрея. Уже снаружи он обернулся, взмахнул рукой, активируя защиту, и замок покрылся тонкой мерцающей дымкой — сработал защитный купол. БТР взревел и, выплюнув облако чадящего дыма, устремился вслед за остальными. Лишь маленькая печальная фигурка у дороги потеянно смотрела им вслед. Биалон… Ушли все, даже Аллен, бывший блокиратор с заблокированным каналом, а теперь начинающий ученик мага, ехал на броне БТРа и грыз яболко. Но предателя, пусть и невольного, никто не захотел видеть в отряде. И теперь по щекам девушки, смешиваясь с пылью, текли крупные, как виноград, слезы.


Они ехали день, потом ночь и еще день. Сменялись водители, ели бутерброды, запивая из термосов, кого-то укачивало и они блевали, высунувшись из окон. Колонна упорно двигалась вперед, прочь от замка, к границам владений лорда Андрея. Он давно бы уже применил телепорт, но боялся, что колебания магического поля убьют графа. Внепрерывную кто-то — либо принцесса, либо Аллен, либо сам лорд Андрей — сканировали местность. Вначале маг еще присматривался к своему новому ученику, но вскоре понял — бывший блокиратор ничего плохого не замышляет. Похоже, принцесса обладала потрясающим даром убеждения. Впрочем, если когда-то она смогла убедить его самого… Воистину, женщина — слабое, беззащитное существо, от которого невозможно спастись.

Тяжело было раненым — в тряских, душных машинах, неуклюже ковыляющих по разбитым узким дорогам, комфортом и не пахло. Атрес и несколько раненых гвардейцев мужественно стискивали зубы и терпели, граф, похоже, не чувствовал ничего, а вот штатским, пострадавшим в недавней бойне, было тяжелее всех. Хорошо еще, что на их инвалидную команду пока никто не нападал — пару раз засекали небольшие группы людей, но, судя по тому, где они располагались и с какой скоростью ретировались, услышав бронетехнику, это были обычные разбойники, ни в коей мере не заинтересованные драться со столь хорошо вооруженным противником.

Первая неприятность нарисовалась лишь к вечеру второго дня. На дороге обнаружился средних размеров завал из толстых неошкуренных бревен. Около завала обнаружилось какое-то чучело во вполне добротных рыцарских доспехах и на коне. Потерявшее всякую связь с реальностью чучело потребовало отдать оружие, деньги и… Дослушивать его не стали. Руки, ноги и прочие куски туловища живописно разукрасили ближайшие деревья — прямое попадание гранаты из РПГ. Верные сподвижники чучела попытались было обстрелять колонну из луков, но нарвались на бешеный пулеметный огонь БТРов и вскоре те из них, кто уцелел, стахановскими темпами разобрали баррикаду.

По-настоящему серьезную опасность обнаружили сутки спустя. Лорд Андрей спал. Спал чутко, но впервые за последние дни с удовольствием — перед этим они наткнулись на узкую медленную речушку, скорее даже большой ручей. Лорд Андрей не утерпел тогда и дал команду на привал. Пол-часа блаженства — вымыться, поесть горячей пищи, разогретой прямо здесь, на костре, хоть чуть-чуть побыть на твердой и надежной земле, а не в брякающем стальном гробу… А теперь его выдернули из теплого марева сна.

— Что случилось? — это был первый вопрос, который он задал, увидев перед собой встревоженные лица учеников.

— Я обнаружил кого-то, — спокойно ответил Аллен. Не могу определить, кто и сколько. — Веспа пробовала, тоже не смогла.

— Давай координаты.

Колонна остановилась и лорд Андрей вылез из БТРа, чтобы хоть немного поработать в спокойной обстановке. Черный маг сканировал местность недолго. То, что не смогла сделать лихая, но неопытная молодежь, для него было даже не задачей, а так — разминкой.

— Солдаты. Похоже, основная часть — королевские гвардейцы, есть еще какие-то, больше похожи на баронских дружинников, возможно, наемники, хотя черт знает, много их и разных. Тысячи две, наверное, можно сказать — армия. В прикрытии два десятка магов. Отстают от нас на сутки, но они на лошадях, идут лесными дорогами, видимо, есть хороший проводник, так что скоро нас догонят. Не уверен, что отобьемся.

Ученики смотрели на него выжидательно и без паники. Остальные, слышавшие разговор, чуть более настороженно, но в целом тоже спокойно.

Лорд Андрей вздохнул. Глубоко вздохнул, насыщая кровь кислородом.

— Если не можешь отразить атаку — атакуй сам. Этого от тебя не ждут, а удивил — это уже наполовину победил. Так что, ребята, настало время для урока в полевых условиях. Ни во что не вмешивайтесь, только смотрите, что я делаю, и сканируйте. Веспа, девочка, ты помнишь, что я говорил тебе о физике? Ты еще учить не хотела. То, что будет, это как раз физика. И еще немного магии воды и огня. Постарайтесь понять, что не поймете — я потом объясню.

— Я их не вижу, — внезапно сказал Аллен.

— Конечно, не видишь — они почувствовали наблюдение и усилили маскировку. Я их, кстати, тоже видеть стал хуже, ну да ничего. Носорог тоже плохо видит, но, при его весе, это не его беда.

Он довольно долго сканировал защиту врага. Бесполезно. Не менее половины магов одновременно держали над отрядом прозрачный купол, способный выдержать, наверное, удар снаряда. Вблизи лорд Андрей, наверное, проломил бы щит одним ударом, но на такой дистанции ему для этого требовалась вся мощь, вырабатываемая реактором замка и которой здесь, естественно, не было.

— Мать вашу, а ведь действительно постарались, эту защиту мне не пробить, — мрачно проворчал лорд Андрей, глядя на приближающихся врагов. — Ну ладно, мальчики и девочки, вы сами напросились.

Он прикрыл глаза, мысленно воспроизведя схему процесса, а потом начал творить заклинание. Не шедевр, нет, но главное — неожиданное для местных. Подчиняясь воле мага влага, рассеянная в воздухе, начала концентрироваться высоко вверху, но не в виде облаков или дождя, а в виде одной огромной капли, поддерживаемой в воздухе лишь усилиями лорда Андрея. Когда капля достигла устрашающих размеров, возник соблазн сбросить этот водопад с нескольких сот метров на головы противника, однако маг подавил это желание. Во-первых, капля успеет разбиться на множество капель помельче и, вероятнее всего, эффект будет не страшнее, чем от хорошего ливня, а во-вторых, маги противника могли и предусмотреть вариант защиты от воды. Поэтому лорд Андрей пошел другим путем — сложным, зато интересным, а главное, неожиданным.

Капля начала изгибаться, теряя форму и растягиваясь, а потом, заняв огромную площадь, приобрела новую форму — огромной двояковыпуклой линзы. Солнечный свет собирался этой линзой и падал вниз. Так мальчишки лупой выжигают свои имена на деревяшках. Здесь не было деревяшки, зато был сводный отряд королевской гвардии и сопровождающие его маги, почти мгновенно превращенные неистовым светом в мелкий серый пепел…

— Физику, гады, учить надо было, — мрачно пробормотал лорд Андрей и вытер рукавом пот со лба.

Колонна двинулась дальше, но теперь от прежнего чувства относительной безопасности не осталось и следа. За ними следили — черный маг непрерывно чувствовал давление чужой, недоброй магии. Щит, который он держал над колонной, помогал мало — Круг помогал врагам прошибать его, а мощного источника энергии, который придал бы магу сил, под рукой не было, приходилось использовать то, что есть. Вокруг дороги оставалась широкая полоса вымороженной земли — тепловая энергия годилась магу так-же, как и любая другая, но ее не хватало… Несколько раз, поднимая мощность щита до предела, лорд Андрей отрывался от наблюдателей и увести караван в сторону, но лесных дорог было трагически мало и не проходило и нескольких часов, как их находили вновь. Хуже всего, что противники были слишком далеко. Лорд Андрей не мог ударить по ним, как, впрочем, и они по нему, но как раз это играло против беглецов.

На четвертый день, вымотавшись до предела, лорд Андрей просто вырубился. Атаковали их почти сразу.

Черный маг проснулся от того, что его БТР остановился, остановился так резко, будто налетел на скалу. Голова еще ничего не соображала, но тело сделало все само, на рефлексах. Подхватив лежащий рядом автомат, лорд Андрей выпрыгнул через открытый десантный люк и, перекатившись, спрятался за тяжелым колесом боевой машины. Отсюда он уже спокойнее смог изучить обстановку.

Судя по всему, атаковали их одновременно и маги, и солдаты. Чуть в стороне в лесу видна была проплешина — деревья свалены, заемля покрыта слоем пепла. Похоже, открыли телепорт, возможно, не один, причем открывали сразу несколько человек — одни держали портал, другие обеспечивали стабильность системы, расчищая площадку от деревьев за секунду до открытия. Потом, видимо, маги врезали со всей дури по колонне, а гвардейцы бросились в атаку, но тут их ждал большой облом — кто-то, вероятнее всего принцесса, успел прикрыть колонну щитом и, хотя щит продержался очень недолго, блицкрига у местных полководцев не получилось. Правда, один из грузовиков сбросило с дороги в канаву, а другой лениво горел, но остальная часть колонны уцелело, а главное, уцелели броневики. Переднему, видимо, досталось сильнее — одно из колес было оторвано напрочь, но машина даже не покосилась. Замыкающему, в котором ехал маг, и вовсе как будто врезали в лоб гигантской кувалдой, помяв, но не проломив броневые листы. И сейчас обе машины взахлеб поливали нападающих из своих крупнокалиберных пулеметов и легких пушек, стремясь если не уничтожить, то прижать к земле, не дать поднять головы.

Лорд Андрей огляделся. В нескольких местах в воздухе периодически вспыхивали крупные огненные искры — там, где защита магов останавливала пули. Вот оно, слабое место защитных куполов — они не дадут достать тебя из дальнобойного оружия, но при этом начисто демаскируют, не давая раствориться в лесу, слиться с местностью.

Сила… Да, сила мага зависит от многих факторов, но, в первую очередь, от него самого. Даже сейчас, вдали от реактора, исправно поставляющего неограниченную мощь, даже вымотанный до предела, лорд Андрей был силен, очень силен. Те умники, прячущиеся в лесу, в подметки ему не годились, а чтобы составить Круг нужны были мастера рангом повыше. Да и собственные купола не дали бы им объединиться. Лорд Андрей расстрелял их поодиночке, как в тире, генерируя на направлении удара инфразвуковую волну. Смертельная частота. Многочисленные кровоизлияния. Мучительно и страшно. Но это уже не было его проблемой.

Вот тут его и достали по-настоящему…


Защиту, которую все еще держали Веспа и Аллен лопнула, как мыльный пузырь. Или, точнее, как будто кто-то ударил молотком по хрустальной вазе. В голове возник и тут-же оборвался дикий вопль на два голоса — все правильно, ученики с учителем в резонансе, он их чувствует, а такое грубое разрушение заклинания не может не быть невероятно болезненным. Собственный щит лорда Андрея прогнулся, а потом осел, сжавшись до сферы едва трех метров в диаметре. Магу повезло еще, что он рефлекторно успел его поставить — да не обычный, под колесами бронемашины хрен получилось бы, или БТР бы перевернул, а ментальный, защищающий только от заклинаний.

Потом полыхнул огнем передний БТР, с грохотом стали взрываться машины. Похоже, лупили по площади, используя силу заклинания, как примитивную дубину. «Круг», успел сообразить лорд Андрей. Человек из двадцати и каждый — не меньше, чем магистр. Использовали пацанов, которые атаковали колонну, как наживку и, когда он выложился, отбиваясь от них, врезали уже по настоящему. Умно!..

Взорвался бензовоз. Горящая солярка хлынула во все стороны, огненный поток обрушился на обороняющихся, БТР, под которым лежал лорд Андрей, внезапно дал задний ход, пытаясь уйти от огня. Одно из колес надвинулось на мага и он сделал единственное, что успевал — сорвал камень с перстня на пальце, активируя одноразовый телепорт с произвольными координатами выхода, последнюю надежду обреченного.


Очнулся он в ручье, как не захлебнулся только? Помотал головой, выбрался из противной на вкус, мутной и теплой воды. Похоже, ручей брал свое начало в болоте. А может, тек по какой-то дряни. Во всяком случае, тухлыми яйцами воняло изрядно. Сероводородом, то-есть, но от названия запах не меняется.

С трудом отойдя на несколько шагов, лорд Андрей опустился на землю и помотал головой, пытаясь снять тяжесть с головы. Вместо облегчения его вырвало желчью, потом еще раз, и еще. А потом он потерял сознание.

Вновь пришел в себя он от жуткой, перебивающей даже запах от ручья, вони. Кое-как подняв голову, лорд Андрей увидел рядом с собой здоровенные грязные ступни, переходящие выше в такие-же грязные волосатые ноги. Выше были… Ну да, внушительные такие гениталии. А вообще все обросшее до полного безобразия чучело было, как навскидку определил лорд Андрей, метров трех ростом. И еще оно воняло.

«Йети, блин, во повезло», безучастно подумал лорд Андрей. Дома про них легенды ходят, а найти не могут, а здесь о них слышать никто не слышал — и вот на тебе, угораздило.

Йети между тем глухо заворчал, ловко и неожиданно быстро подхватил мага за шиворот и одной рукой легко, как кутенка, поднял в воздух. Поднял и поднес к… Лицу? Морде? А хрен его знает, но из полной гниловатых зубов пасти страшно воняло, а Йети, судя по всему, планировал этими зубами воспользоваться. Что-жь, это милосерднее, чем уморить своим дыханием, успел подумать лорд Андрей, а тело уже действовало само по себе, независимо от сознания, подчиняясь раз и навсегда вбитым рефлексам и инстинкту, требующем жить.

Ловко перехватив кисть противника, маг попытался выкрутить ему руку, но, похоже, с тем-же успехом можно было отломить кусок скалы. Йети вновь заворчал, а потом раздраженно взревел, но на сей раз в голосе его было удивление — как-же так, добыча, только что смирно весевшая, вдруг начала трепыхаться?

Секундной задержки хватило магу, чтобы перехватить великана за палец и изо всей силы рвануть. Йети взвыл, на сей раз от боли, и отшвырнул его. Лорд Андрей упал грамотно, перекатился, вскочил, вставая в стойку, одновременно пытаясь создать щит, но магия, как ни удивительно, не действовала. Похоже, Йети смог бы в схватке дать фору десятку блокираторов — даже не заметив потуг мага, он перешел в атаку и опередил усталого человека.

Страшный удар сбил лорда Андрея с ног. Он подхватился, хотя дышать было невероятно больно. Похоже, удар сломал ему пару ребер. А может, просто помял — времени разбираться не было. Прямо из полулежачего положения он взвился в воздух и ногой достал противника в челюсть. Таким ударом можно сломать человеку шею, однако гигант только пошатнулся да голова чуть дернулась. Пока он сплевывал (кровью, правда, сплевывал, значит, неуязвимым не был), лорд Андрей в лучших традициях каратэ два раза ударил его в голову ногами и один раз рукой в пах. И пропустил удар в лицо — его противник был еще и быстр.

Когда перестали плавать красные круги под глазами, лорд Андрей обнаружил, что лежит на земле, а гигант спокойно рассматривает его — не похоже, чтобы полученные удары его хоть сколько-то волновали. Потом он не торопясь развернулся и с чувством врезал магу ногой под ребра.

Следующие несколько минут лорду Андрею запомнились, как одни из самых кошмарных в его жизни. Его размеренно и умело пинали с такой силой, что он летал с одного края поляны на другой. Тело, казалось, превратилось в один огромный синяк. А потом он даже боль чувствовать перестал.

Очнулся маг от того, что его тащили за ноги — лицом по иголкам и корням. Он слабо замычал и брыкнул ногой. Попал. Сразу за тем он получил еще пару несильных ударов, а потом его рывком подняли в вертикальное положение и прямо перед собой он увидел лицо со сплющенным носом и вывернутыми ноздрями, почувствовал вонь изо рта… И ухитрился извернуться, вырваться из рук гиганта и подтянуть непослушное тело к этой мерзкой туше. Гигант взревел — внезапно тоненько, плаксиво… Черный маг сумел справиться, достать и рвануть зубами его шею там, где под грубой, но все-таки довольно тонкой кожей пульсировала артерия. Рвануть, и броситься назад, весь облитый ярко-алой кровью, осколками уходящего сознания ухватив восхитительную картину — с воем катающегося по земле умирающего врага…


В следующий раз лорд Андрей пришел в себя только через несколько часов. Впрочем, о времени он узнал лишь немного погодя, а так он смог, открыв глаза, лишь сообразить, что находится в помещении. Сообразлть, увидев потолок. Потом он снова потерял сознание.

Через некоторое время он снова очнулся, на сей раз принудительно. Кто-то сильно умный жег у него перед носом пук перьев — противная, но действенная замена нашатырю. Лорд Андрей замотал головой, сморщил нос, чихнул и наконец пришел в себя окончательно. Увидев это, самозванный лекарь крикнул:

— Милорд, он пришел в себя.

С легким скрипом открылась дверь и в помещение вощел кто-то очень знакомый. Лорд Андрей с усилием повернул голову и, узнав вошедшего, глухо выматерился — перед ним стоял принц Альбин, брат Веспы. И брат короля. Настоящий Рыцарь с Клинком Тьмы на поясе.


На следующий день, когда лорд Андрей пришел в себя, они пили кофе и курили на балконе особняка принца. Правда, особняк этот был обнесен стеной, куда более солидной, чем в замке графа Гарантиди, однако стена была на склоне холма, а особняк помещался на вершине, так что результат был интересным — с одной стороны, защита была на уровне, с другой, не было ощущения сдавленности, как в обычном замке. Горизонт был широкий, комфортно, опять-же…

— Понимаешь, — мрачно, но без надрыва объяснял принц, — это — мое логово. О нем никто не знает, даже братья. Все уверены, что здесь живет вот он, — принц мотнул головой в сторону высокого, изящного молодого человека, разгуливающего по внешней стене.

— А кто он?

— А? Обычный слуга. Я ему обещал титул и некоторые деньги, вот он и играет роль. Правда, человек преданный.

— И зачем все это?

Принц внезапно наклонился к лорду Андрею так, что практически уперся с ним лоб в лоб.

— Братишка зарвался. Мне кажется, у него начинается легкая мания преследования, которая может перерасти во что угодно. А я, знаешь-ли, жить хочу.

— Да, ты вырос, научился анализировать историю и понимать людей, — лорд Андрей откинулся в кресле, выпустил в небо клуб дыма. — А не боишься?

— Хуже не будет.

— Тоже верно. Если честно, я понимаю твоего братца — детские впечатления, они сильные бывают. Но какая альтернатива? Кто из вас?

— Веспа.

— Да? А почему? И сама она в курсе?

— Нет, пока не в курсе. Но она больше всех подходит на эту роль. Я не потяну, а и потяну — на кой мне это? Лишние заботы только. Брат мой… Ну, его корона не интересует, он в науку свою закопался так, что не вытащить за уши. А сестренка достаточно умна, чтобы справиться, и достаточно добра и наивна, чтобы не поставить всех в позу. Ну и магией она балуется. Это тоже может быть полезно — король-маг, или королева, в конце-концов, сможет усидеть на троне легче, чем любой другой.

— Логично. А теперь слушай…

И лорд Андрей коротко, не вдаваясь в подробности описал события последних дней. При этом лицо принца все более мрачнело.

— Значит, ты считаешь, что ее захватили? — спросил он, когда лорд Андрей закончил.

— Да, скорее всего. Во всяком случае, она жива — смерть ученицы я почувствовал бы.

— Сам-то в это веришь?

— Да. И не верю, а знаю. Она или все еще без сознания, или в месте, где экранируется любая магия. Мне на ум приходит пока только одно.

— Королевская тюрьма?

— Именно.

— И что делать будем?

— Я бы предпочел, для начала, побывать на месте боя. Конечно, там наверняка засада, но сейчас я отдохнул, готов к драке и справиться со мной так просто не получится. Скорее всего, вообще не получится. Но ехать туда, я так понимаю, почти неделю… Отбросило меня, надо признать, изрядно.

— А телепортом?

— Засекут мгновенно. Бьюсь об заклад, сейчас половина магов королевства сканирует пространство, настроившись именно на мою частоту.

— Не проблема. У меня тут свой собственный маг. Телепорт по координатам откроет как-нибудь.

— Да, тогда все просто. Пусть выбросит меня в трех часах неспешной прогулки. Проще будет.

— Сделаем. Охрану дать?

— Охрана мне, скорее, помешает, — вздохнул лорд Андрей. — А вот если найдешь что-нибудь огнестрельное…

— Этого добра у меня как грязи, скупал потихоньку.

— Ну и славненько, — лорд Андрей встал, потянулся под солнечными лучами, как большой кот, пощупал ребра. Вроде уже в порядке, хотя и болят, регенерирующее заклинание — великая вещь. — Кстати о птичках, что за тварь на меня напала?

— Лесной хозяин, так их зовут местные, — поморщился принц. — Обычно на таких охотятся, собрав человек двадцать-тридцать, и то без гарантии, что справятся. Как ты один такого бугая завалил?

— Элементарно, — фыркнул лорд Андрей. — Долго ли умеючи?

— Умеючи — недолго, — согласился принц. — Да, вот еще что. В окружении братишки последнее время стало чересчур много святош.

— Опаньки, — лорд Андрей насторожился. — А это для меня новость.

— Я и сам недавно узнал, — фыркнул принц. — Похоже, моему брату и сюзерену надоело зависеть от магов и он решил поиграться с церковью. На противоречиях сыграть, так сказать.

— Опасная игра. Можно очень даже запросто свернуть шею.

— Можно, только я не уверен, что братец это понимает. Ситуация становится опасной, тем более что святым отцам симпатизируют и многие маги.

— Да, как говорится, жить стало лучше, жить стало веселее. Пора вмешаться всерьез, а то можно и без головы остаться. Пошли, что-ли?

И они пошли выбирать оружие.


Худой и высокий, похожий на оглоблю, одетую в мантию, придворный маг принца выглядел скорее шарлатаном, но, тем не менее, не подвел. Правда, высадка в трех часах пути была опрометчивым решением — три часа пути по дороге (маг, похоже, ориентировался именно на скорость всадника по дороге) — совсем не то, чо то-же расстояние на своих двоих, да еще и по лесу. К счастью, лорд Андрей был неплохим ходоком, а лес — не чащобой, а так, около того. Однако поход по лесу его здорого разозлил, и не последнюю роль в этом сыграли комары и мошка, тучей налетевшие с ближайшего болота. Злобно матерясь на облепивших его со всех сторон мини-вампиров и проклиная себя за то, что не заставил смешного, но туго знающего свое дело мага наложить заранее противокомариный наговор, лорд Андрей пер напролом и, лишь приблизившись к месту засады, пошел тихонько, осторожно, стараясь не выдать себя шумом. Одновременно он активизировал перстень-хамелеон, теперь его было практически не видно, запаса энергии в амулете хватало на пол-часа, но это время носящий его не воспринимался окружающими, точнее, казался им неодушевленной деталью ландшафта.

Удовлетворенно осмотрев себя, лорд Андрей остался доволен собственной крутизной. Молясь только о том, чтобы у засады, которая его, без сомнения, ждала (а как-же, хоть на всякий случай, но должны были кого-нибудь оставить) не оказалось собак, он прошел остаток пути и почти сразу обнаружил комиссию по встрече. Еще бы не обнаружить — они и не прятались. Видать, уверены были, что он не придет. Человек пятьдесят, не меньше, сидели у костра. И, судя по всему, магов среди них было человек пятнадцать, уж эту братию отличить было несложно. В первую очередь по слегка презрительным взглядам и некоторой отстраненности от остальных — особенность, свойственная обычно молодым магам. А они и были молодыми, причем все, вот только, присмотревшись, лорд Андрей различил на руках у некоторых бронзовые браслеты. Стало быть, молодые да ранние, раз уже магистры. А раз так, то и относиться к ним придется с уважением. В меру, конечно.

Эффект от появления черного мага был вполне ожидаемым — наверное, такой-же эффект производит на людей ситуация, когда ставится засада на пару курьеров на мотоциклах или УАЗике, ну максимум на БТРе, а в ловушку с размаху влетает тяжелый танк. И рады бы отыграть назад или просто дать попавшемуся тихо-мирно уйти и проследовать своей дорогой, да вот только поздняк метаться — бронированная дура уходить не собирается, а напротив, разворачивается в их сторону, деликатно покачивая хоботом орудия, и сердце сжимается в предвкушении немалых неприятностей, которые вот-вот произойдут…

В принципе, маг этому образу вполне соответствовал. С мрачным выражением на опухшей от комариных укусов небритой роже он медленно поворачивался всем корпусом и неторопливо оглядывал собравшихся. Так разглядывают тараканов, решая — передавить их за неимением тапка пальцем или же не стоит пачкаться. Впрочем, тапок на сей раз был — огненный шар в руках мага переливался всеми цветами радуги, готоый сорваться в свой первый и единственный в жизни полет. Примитивная штука — в принципе, обычная шаровая молния, плазма в силовом коконе, отправляемая в полет усилием воли создателя. Такие шарики отбиваются или отклоняются обычным силовым щитом, который может поставить даже ученик-первогодок. Одна беда — диаметр шара был не обычные пять-шесть сантиметров, а почти метр, так что даже держать его магу приходилось на отлете. Вдобавок, и это те из собравшихся, кто имел отношение к магии, почувствовали сразу, напряженность энергетического поля, окутывающего шар, была раз в двадцать больше обычного, а поле прогибалось, с трудом выдерживая напор. Трудно было даже представить, какая энергия заключалась в игрушке. Сочетание грубой и примитивной силы с нереальными для других энергоресурсами — вот черта, характерная для лорда Андрея. Сила, возведенная в ранг абсолюта. Такой шарик, какой был сейчас в руках темного мага, был способен испепелить всех собравшихся вместе с их силовыми щитами быстрее, чем кто-нибудь скажет «мама»! При том, что для сложного заклинания требуется время, а такие шарики любой маг будет штамповать по пять-шесть в минуту.

Самым-же интересным в сложившемся раскладе было то, что способность двигаться на поляне сохранили только маги, да и то не все, а только те, которые смогли заблокировать брошенное лордом Андреем простенькое и, в общем-то, несильное, чтоб не очень фонило, заклинание паралича. А вот те, кто не успел или не мог — ну, маги послабже, всякие там лучники-мечники и прочие автоматчики, — застыли наподобие статуй. До поры до времени, естественно. То-есть пока они лорду Андрею не понадобятся.

К чести магов, они моментально попробовали контратаковать. Лорд Андрей не стал ни отбивать, ни отклонять удар. Он просто воспользовался еще раз «хамелеоном» и спокойно отошел в сторону, наблюдая со стороны за тем, как падают срубленные убийственно-мощными заклятиями вековые сосны. Потом он зашел к противникам с тыла и, выключив маскировку, бодро спросил:

— Вы не по мне-ли стреляли, господа?

«Господа», занятые как раз спором о том, кому идти искать тело лорда Андрея, а кому оставаться здесь, так, на всякий случай, как по-команде подпрыгнули на месте, развернулись и влупили по магу всем, что попало под руку. Лорд Андрей, не выпуская из рук свой собственный огненный шар, легко отбил атаку силовым щитом, после чего от души и с присущей ему выдумкой врезал по ним в ответ. Его собственный шар распался на десятки мелких шариков и они, как рой озверевших ос, метнулись к вражеским магам. Особого вреда они не причинили, да лорд Андрей и не рассчитывал на это, зато наделали всем изрядное количество дырок в одежде. Наблюдая за тем, как они прыгают и матерятся, лорд Андрей хохотал от души, пока один из мальчишек не облаял его с тройным загибом. Тут уж маг обиделся всерьез.

— Слушай, парень, у тебя что — проблема с жевательным аппаратом?

— Чего?

— Ну, зубы тебе жмут. Если так, то я это… могу выбить. Я на личности еще, между прочим, не переходил. Впрочем, неважно — сейчас я вас всех кончать буду.

Молодежь переглянулась и начала аккуратно, но решительно сбиваться в кучку. Черный маг глядел на это с усмешкой:

— Ну что, Круг решили сделать? И поможет вам тот круг… Ты! — лорд Андрей ткнул пальцем в ближайшего парня. — Ну-ка, ответь, какие ограничения у Круга по дистанции?

Тот дернулся от неожиданности и, похоже так-же от неожиданности, ответил:

— Дальность действия не более пять миль…

— Правильно, а еще?

— Больше нету.

— Ну, может еще кто знает? — лорд Андрей поощрительно улыбнулся. — Не знаете? Эх вы, магистры… Хорошо, наводящий вопрос: почему предел пять миль? Причем для опытных магов, заметьте?

Он с видом строгого экзаменатора посмотрел на опешивших магов, а потом презрительно усмехнулся:

— Мальчики, похоже, что уровень подготовки в вашей Школе резко упал за последнее время. Пять миль предел потому, что у каждого из вас своя частота. Сила мага ведь не статична, это уж вы должны знать. Как бы вы не пытались синхронизироваться, с увеличением дистанции ошибки нарастают, накладываются и в конце-концов ваши действия взаимно дестабилизируются и рассеиваются. А вот когда вы совсем рядом с противником, тем более крутым магом — это я про себя, кстати, Круг замыкать тем более не стоит. Мне достаточно сгенерировать на вас любое, самое простенькое заклинание, и ваши частоты пойдут вразнос и вас попросту поубивает. Вернее, вы сами поубиваете друг друга.

— Почему мы должны тебе верить? — спросил один из магистров.

— Да просто потому, что я не хочу убивать вас всех разом — мне надо попробовать, какова нынешняя молодежь в деле. Я вас, скорее всего, все равно поубиваю, но получу при этом ценную информацию о том, кто сейчас на подхвате у сильных мира сего. Таких ведь до черта, бить придется многих, а к драке надо подходить подготовленным. Впрочем, если не верите, попробуйте создать круг — и я покажу, чем это кончится.

Пятеро магистров, видимо, привыкших работать сообща, шагнули друг к другу, почти мгновенно создали малый Круг и так-же мгновенно умерли, умерли грубо, неэстетично, разбрызгав во все стороны свои тупые мозги. Лорд Андрей равнодушно пожал плечами:

— Вот видите? Старших надо слушаться. Плохо вас учили, плохо… Ну что, преподать вам еще пару уроков?

Черный маг с интересом посмотрел на оппонентов и, не дождавшись ответа, пожал плечами и достал из висевшей на боку сумки небольшой термос и здоровенную кружку из небьющейся керамики. Налил из термоса крепкого, дымящегося кофе, отхлебнул с наслаждением и выругался — зуб опять начал ныть. Схалтурил, видать, друг, товарищ и брат. «Я и сам неплох, я и сам не плох»… Ты, блин, полевой хирург, и не более, а зубы ты лечишь так себе!

Пока он возмущался, по толпе врагов пробежал короткий шепот, а потом они синхронно ударили.

На лорда Андрея обрушился поток энергии. Он не попытался уклониться, даже не выставил защитного поля — просто исчез в водопаде огня и… ничего не произошло. Огонь опал, а черный маг стоял, как стоял, и даже кружку с кофе из руки не выпустил.

— Урок первый, мальчики, — маг отхлебнул из кружки, поморщился. — Совсем остыл с вашей мышиной возней. Удар чистой силой, равно как и ее простейшими воплощениями, против грамотного мага бесполезен. Именно грамотного, потому что этот трюк вашим учителям тоже не повторить. Если знать, как, то энергию можно поглотить и усвоить. Ну что, попробуете еще?

— Бьем все разом! И не останавливаться — он не сможет поглотить все, — скомандовал высокий, худой темноволосый парень. Он, видимо, был за главного.

Когда поток энергии вновь иссяк — видимо, молодежь выдохлась, — лорд Андрей все так-же стоял и пил кофе.

— Урок второй. Энергию не обязательно поглощать, ее можно аккумулировать вовне, — маг разжал кулак, в котором бился маленькй шарик огня. — И тогда уж сразу урок последний. Я эту энергию и сам могу использовать.

Шарик полыхнул чистым белыв светом и мгновение спустя на поляне остались лишь сам лорд Андрей и обугленные, почерневшие трупы. Остро пахло паленым мясом. Только тот, командир, был еще жив. Видимо, успел поставить щит и сейчас лихорадочно пытался справиться с болью — все его тело превратилось в сплошной ожег. Маг подащел к нему, посмотрел сверху:

— Это не я вас убил, это вы сами себя убили, — и коротким ударом ноги размозжил ему голову.

Покончив, таким образом, с неприятным, но необходимым делом, лорд Андрей направился к дороге, благо до нее было недалеко. Место недавнего боя он узнал сразу-же. Остовы сгоревших машин и обугленный, перевернутый бронетранспортер лежали в канаве, небрежно туда спихнутые да и оставленные за ненадобностью. Второй БТР обнаружился чуть в стороне, тоже в канаве. Внешне он выглядел неповрежденным, но, подойдя ближе, маг только присвистнул — в корме машины зияла дыра. Небольшая такая дырочка, в кулак величиной. Заряд чего-то там, сейчас уже не определишь чего, прошел, как сквозь масло через не особенно толстую броню, куда более мощное препятствие в виде дизеля и вышел, похоже, в полуоткрытый лобовой люк, снеся по дороге голову водителю. Да, недалеко ему удалось уйти…

Маг прикрыл глаза. Неприятная процедура просмотра прошлого. Неприятная и тяжелая, откат будет жутким. Но надо, надо…

Вот горящие заживо люди. Вот переворачивается пытающийся уйти БТР. Вот Аллен… Надо-же, пришел в себя. И честно отбивается. Надо-же, парень неплохо владеет клинком. И ведь не предал. А может, знает, что встреча с бывшими хозяевами хуже смерти. Ага, дали по голове, скрутили. Принцесса… Подобрали, несут. Граф… Бросают в огонь. Гады!!! Нет, какой-то маг останавливает безвольное тело в полете. Повелительный жест… Уносят. Уводят жену, ребенка. Телепортировать не рискуют, значит, зачем-то нужен. Вот Атрес. Старый вояка ползет к лесу. И уполз ведь, молодец! Принцессу поднимают, приводят в себя. Увели. Руки за спину заломили и увели безо всякого почтения. Остальных пленных добивают. Гады!!!

Лорд Андрей привычно подавил эмоции и вернулся к замершим в параличе солдатам. Окинул их взглядом, почти спокойно выдернул к себе одного — того, что носил знаки сотника королевской гвардии, да вдобавок явно был на месте того побоища. Лица приметное, ага, ага…

Частично сняв паралич — так, чтобы пленный мог говорить, маг задал один-единственный вопрос:

— Где она?

— Да пошел ты-ы-ы-ы-ы-ы…

Маг легко, без видимых усилий одной рукой держал пленника за горло, приподняв его при этом так, что ноги стокилограммового мужика не касались земли.

— Где она? — почти ласково повторил он свой вопрос и, не дожидаясь ответа, швырнул пленника в сторону. Ударившись о ствол сосны, парализованное тело сползло на землю. С застывшей улыбкой на лице, лорд Андрей стремительным движением нагнулся, схватил сотника за шиворот и рывком поднял.

— Где она? — прорычал он ему в лицо.

— Не знаю! Отпустите!

Лицо пленного перекосилось, когда лорд Андрей вынул нож.

— Не смейте! Вы не имеете права… — и заорал от боли — клинок в одно движение отсек ему мизинец на левой руке. И, не теряя времени на вопросы, лорд Андрей отрезал ему безымянный палец, потом средний, указательный. Воющий от боли комок страха рассказал ему все. Очень быстро, захлебываясь и стараясь не упустить ничего. А потом мертвой грудой костей и мяса остался лежать в канаве — маленький, никому не нужный человек, случайно попавший в жернова большой политики. А маг ушел по своим делам, оставив на поляне скульптурную композицию из парализованных людей — до первого зверя или до смерти от голода. Ему было все равно.


Атреса он нашел примерно через час. Старый солдат и навоиспеченный дворянин был ранен и уполз недалеко, но с присущей ему смекалкой выбрал неплохое укрытие — старую медвежью берлогу. Видимо, решил, что если даже ее хозяин и решит внезапно вернуться, это все равно будет меньшим злом, чем королевские солдаты.

Засаду, кстати, черный маг тоже почувствовал сразу. Вернее, он предполагал, что она есть, не могло ее не быть. Тот, кто охотился за ним, послал на убой мальчишек — классический отвлекающий маневр, уводящий от главного — вот этого опытного, умного и умелого мага, не носящего никаких статусных побрякушек, но замаскировавшегося не только магически. Опытный, действительно опытный, он не пренебрег и обычной маскировкой, не хуже любого рейнджера запрятавшись в густой кроне дерева. Пожалуй, его и не обнаружил бы ни один местный маг.

Лорд Андрей поступил умнее. Точнее, он в очередной раз опирался на свое нестандартное для этих мест мышление, способное как помочь в мелочах, так и подставить по-крупному. Как маскируется маг? Да просто выключает свое ментальное поле из общей картины мира, блокирует его. Можно проломить такую защиту, но тогда тебя и самого обнаружат — бить по площади, не зная точного расположения противника, значит вызвать такой фон, что не только тот, кого ищут, но и все остальные на сотни миль вокруг почувствуют сотрясение. И чем сильнее прячущийся — тем больше сил приходится тратить ищущему. Но если подумать (а вот думать здесь никто, похоже, так и не научился), то можно сообразить, что скрывающийся под такой защитой маг создает вокруг себя пузырь, «яму», выключенную из общего магического фона. А раз так, то искать надо не его, а место, где магии просто нет. Задача не из легких — магический фон, обычно, очень слаб, — но при должном навыке вполне решаемая. А предполагая наличие противника и локализуя круг поисков до нескольких десятков метров, даже очень решаемая.

Поэтому лорд Андрей обнаружил противника с точностью до пары метров, подобрался к нему сзади, а потом прострелил ему колени. Просто, надежно, эффективно. Добавил для полноты ощущений рукояткой пистолета по голове (ну не хотелось убивать мужика, при общем нынешнем упадке магии сущего уникума), после чего уже в открытую отправился вытаскивать на свет божий хитро спрятавшегося ветерана.

Атрес, как оказалось, спал — ничего удивительного, довольно простое заклинание сна освоить может каждый, так что недавно сидевший в засаде маг даже, наверное, не напрягся для этого. Можно было снять заклинание, но для разбуженного таким образом человека это означало приступ головной боли. Зачем? Действие заклинания было уже на исходе — видимо, его обновляли уже довольно давно, так что лорд Андрей просто подождал с пол-часа.

— С добрым утром, — приветствовал он Атреса, когда капрал открыл глаза. — Как спалось?


Как поступает человек, за которым охотятся? Он или бежит, или прячется. С прятками у лорда Андрея всегда было так себе, это любой, кто его хоть сколько-то знал, понимал отчетливо. А раз так, то остается единственный путь — бегство. Причем весьма маловероятно, что это бегство кем-либо будет сочтено трусостью. Ну не логично ли, что слабейший отступает в неприступную цитадель, где у него огромные стратегические резервы, чтобы потом с новыми силами… Это не бегство даже, это военный маневр. Причем настолько предсказуемый, что никто даже не попытается проиграть всерьез другие варианты. Максимум — предугадать направление отступления мага, хотя и это — занятие неблагодарное. Практически несвязанный дополнительными ограничениями в виде тяжелораненных (один капрал не в счет, он и ранен-то легко, а вдобавок наколот обезбаливающими и допингом так, что перенесет и большее, чем пара-тройка телепортаций) и обладающий значительным запасом сил, черный маг легко может переместиться к любой точке у границы своих владений, мановать ограждающий их купол — всего-то два шага сделать, и открыть портал прямо в замок. Именно поэтому лорд Андрей и решился на совершенно нестандартное действие — фактор внезапности еще никто не отменял…

Замок, к которому по слабому пеленгу от ауры графа Гарантиди телепортировались лорд Андрей и вооружившийся, чем Бог (а точнее, нейтрализованные магом вояки) послал Атрес, был не слишком большим. Вот только расположен он был мало не идеально — на вершине холма, точнее даже, небольшой горки, дорога туда вела одна-единственная, прикрытая каким-то подобием укрепления — этакий блокпост из не слишком толстых бревен, окруженный высоким досчатым забором. Совершенно непонятная, конечно, точка — сколь-либо крупный отряд она задержит разве что на пять минут, хотя для досмотра одиночек вполне себе ничего. Таможня — вот, пожалуй, наиболее близкое определение. А главное, обойти ее довольно сложно — с одной стороны холма приличных размеров река, с другой — опять-же приличный ров, с этой рекой соединенный. Получается вполне приличное водное кольцо с наплавным мостом. Пожалуй, блокпост у моста — то, что надо, не такие уж дураки были местные строители.

Над замком висел вполне приличный шатер из блокирующего поля. Соответственно, не помагичишь. И к самому замку не телепортируешься, даже с помощью телепорт-амулета, на скорую руку сляпанному магом мятежного принца, чтобы позволить лорду Андрею перемещаться, не задействуя собственных резервов и, соответственно, не светясь перед всем миром. Когда Атрес об этом узнал, он в первую очередь поинтересовался, нельзя-ли как то снять блокаду. Лорд Андрей даже не задумывался:

— Я эту блокаду сломаю на раз, но ведь это на другом конце света почувствуют… А вот пока она действует, что здесь творится не будет чувствовать никто. Думаю, это нам на руку.

Так что через блокпост они прошли внаглую. Узнали их, конечно, сразу, вот только воевать никто не жаждал — молча сложили оружие, покорно позволили загнать себя в подвал и небось молили Бога, что живы остались — народ попался явно опытный. Заминка произошла лишь в самом конце — начальник караула, благополучно проспавший их лихой блицкриг, соизволил-таки протереть глаза, выглянул в окно и из этого-же окна выскочил, без сапог, зато со здоровенным двуручным мечом и в кольчуге. Прокричав на ходу, по местной традиции, что он, маркиз такой-то, рыцарь такой-то, вызывает лорда Андрея на честный бой, он стремительно атаковал, нанося своим неповоротливым оружием на редкость стремительные и частые удары. Лорд Андрей, в свою очередь выхватив меч, встретил его вполне достойно и секунд десять они рубились почти на равных. Потом маг решил, что с него хватит и перешел в атаку, но мальчишка не уступал. Что-ж…

— Неплохо, мальчик, совсем неплохо, — лорд Андрей отбил очередной выпад и небрежно ткнул своего противника в плечо, так, чтобы он почувствовал боль, но не получил ничего страшнее царапины. Ну не хотелось ему убивать парня, чувствовал он в молодом рыцаре что-то, что вызывало у него невольную симпатию.

Рыцарь взвыл, широко размахнулся (за это время его можно было убить раз пять несколькими особо извращенными способами) и с чувством рубанул своим неподъемным мечом совершенно горизонтально, явно стремясь снести магу голову. Естественно, маг этого не хотел, так-же естественно, что он уклонился. Сталь сказала «Дзын-н-нь» столкнувшись с забором. Доска в заборе сказала «Шмяк» и, приняв в себя клинок, намертво закусила его. Рыцарь сказал»… твою мать» и безо всякого успеха попытался вырвать меч. А лорд Андрей ничего не сказал. Он просто легко запрыгнул на меч, оттолкнулся от спужинившей стали, птичкой взлетел на высокий забор, секунду пробалансировал на нем, сделал противнику неприличный жест (левая рука сжата в кулак и согнута в локте, правая хлопает по бицепсу) и спрыгнул в растущие с другой стороны густые заросли сирени.

Рыцарь зарычал, вновь рванул меч и при этом совершенно забыл о капрале, который бесшумно подошел сзади и, не страдая рыцарскими комплексами, приложил парня по затылку тяжелым кулаком, после чего с завидной сноровкой связал вяло барахтавшегося рыцаря его-же поясом и, открыв внутренние ворота, не торопясь зашагал за лордом Андреем.


Дальше они шли совершенно не скрываясь, логично рассудив, что никто такой наглости не ждет, а значит, и не обратит на спокойно шагающих людей никакого внимания. Ворота, тем более, были закрыты, да и располагались совсем на другой стороне — видимо, для того, чтобы нападающие не смогли быстро подтянуть по дороге (а не по дороге и не получалось — слишком уж неровная местность, да и валунов изрядно) к воротам таран, строивший замок архитектор предпочел сделать лишние двести метров дороги. Вдоль стен, по открытой, простреливаемой местности. Тоже не самое глупое решение. Подойдя к замку, и окинув взглядом замшелые стены, не обремененные часовыми — зажрались, гады, пороть их надо, подумал маг — оба, не сговариваясь, полезли неверх. Маг был пошустрее и забрался на стену первым. Вот тут-то его увидели — причем сразу двое. Один успел заорать… И оказалось, что служба здесь поставлена не так уж и плохо, стена моментально оказалась заполнена людьми.

В реальном бою нет места красоте. Черный лорд не обольщался — то, что сейчас происходило на стенах, войдет в историю и будет раскрашено в яркие краски, но пока что вокруг была только боль и смерть, и маг знал, что так будет до самого конца, каким бы он ни был. Он действовал без всякой тактики и стратегии — просто шел вперед по стене и тупо всех убивал. Это было несложно для столь опытного бойца. Точнее, опытного солдата. Клинок в его руке методично двигался и чаще всего хватало одного удара. Впрочем, то была не его заслуга, просто противники были слишком слабы — молодняк, только-только призванный и не научившийся толком держать меч. Узкая стена не давала встать рядом больше чем вдвоем — они и становились, даже не думая, что при этом больше мешают друг другу, чем реально угрожают магу.

Шанс взять его в клещи солдаты благополучно упустили — единственная лестница, ведущая непосредственно на стену, была прямо перед магом и он пер к ней с целеустремленностью бульдозера и эффективностью асфальтового катка. Экая архитектурная недоработка, право… А второй путь пролегал через башню, объятую сейчас пламенем — не обязательно использовать магию там, где подойдет обычный факел и вовремя брошенная в дверь (ну какой русский идет на дело без нее?) фляга спирта. Дым, поднимающийся над ней, был виден, наверное, на много верст вокруг, но мага это сейчас волновало меньше всего. Горазда больше его радовало то, что он правильно рассчитал, где в замке хранятся дрова и прочее горючее. Судя по яркости, в башне было что-то вроде бензина-керосина, а судя по копоти — еще и запасы смолы, которые должны, по идее, выливаться на головы осажденным, а теперь, вместо этого, бойкими горящими ручейками вытекали во двор, обещая находившимся там немало проблем. И еще от башни доносился тошнотворный запах горящей плоти и дикие — там живьем сгорали арбалетчики.

Маг прорубился, наконец, к лестнице. Беда уверовавших в магию людей еще и в том, что они очень, очень самонадеянны. Блокировка магии — это замечательно, конечно, только вот солдаты уже на собственной шкуре прочувствовали, что режут их вполне обычным и очень реальным оружием, а защиту именно от него никто не догадался наложить. Слишком уж не вязались маг и меч. Теперь поздно было уже что-то исправлять, тем более что кроме меча у лорда Андрея были с собой и другие, не менее интересные сюрпризы. Один из них как раз сейчас, вращаясь, полетел прямо в гущу столпившихся у лестницы людей, а второй — в бегущих навстречу магу из второй башни. Лорд Андрей тут-же отскочил назад и спрятался между каменными зубцами стены. И рвануло. Дважды. Граната оборонительная, радиус действия осколков — двести метров… И, естественно, куча трупов и беспрепятственный проход куда угодно, ибо уцелевшие и легкораненые правильно оценили обстановку и учинили грандиозны драп.

— Поднимайся, капрал, — крикнул лорд Андрей и решительно зашагал по лестнице. Четверо солдат похрабрее встали перед лестницей полукругом, выставив мечи — выходит, не столь уж трусливы вчерашние крестьяне. — Гав! — сказал лорд Андрей и трое бросились прочь…

Последний из солдат не только был храбрее, но и кое-что умел. Вот только в бой его вело лишь чувство долга. Он уже был уверен, что проиграл. Нельзя сражаться с таким настроением и оба противника это понимали. Лорд Андрей легко отбил удар, второй, а потом ткнул парня кулаком в кадык, благо никакого намека на доспехи на нем не было.

Такой удар, вообще-то, считается смертельным, но чтобы он стал действительно опасен, надо бить сильно, а тут получился тычек, способный лишь заставить человека судорожно ловить ртом воздух и забыть обо всем остальном. Чего, собственно, лорд Андрей и добивался.

Он шел по двору замка, и почти до самых дверей в жилые помещения его никто не пытался остановить. Впрочем, чего там идти — десяток метров… Потом выскочили маги, аж трое. Один попытался применить какое-то заклинание — лорд Андрей не понял по суматошным взмахам рук, какое. Явно слабенький был маг — серьезным специалистам в магии пассы не нужны, нужна лишь работа мысли. Впрочем, у него так и так ничего не могло получиться — блокировка, стоявшая над замком, одинаково мешала и ему, и лорду Андрею.

— Лежать, мордами вниз, дурики, — лорд Андрей не хотел лишней крови, ее и так уже пролилось слишком много. Вместо ответа маги выхватили мечи. Боевые маги… Пацаны, которым задурили головы… Лорд Андрей убил их и пошел дальше. Пацаны…

А вот боевые монахи — это уже серьезнее.

Монахи черпают силу в своей вере. В принципе, лорд Андрей изучал когда-то этот вопрос. То, что монахи называют чудесами, та-же магия, только маги работают осознано, а монахи свято верят в то, что чудеса ниспосланы им свыше. Конечно, любой монах слабее мага. Теоретически. На деле-же, как давно подозревал лорд Андрей, церковь так-же учит своих адептов магии, как и сами маги натаскивают своих учеников. По той-же программе, в общем-то, только с упором на веру. Точнее, на ВЕРУ! Свято верящий в собственную исключительность монах выдает значительно больше, чем равный по силе маг. Только вот адептов этих немного — мало кто хочет, чтобы его ребенок, одаренный ребенок, отказался от мирских благ, ушел в монастырь. А из ушедших мало кто верит настолько сильно, чтобы это давало ему преимущество. Зато потом, когда такой монах вырастает в полноценного рыцаря Господа… Вставать на пути такого смертельно опасно.

А из остальных, не очень одаренных, но все-же имеющих способности к магии, готовят боевых монахов. Основы магии, не более, главное, чтобы дать некоторое преимущество перед обычными воинами и какие-то шансы в боевом столкновении с полноценными магами… И виртуозное владение мечом, копьем, да и много чем еще. Оружие совершенствуется, боевые монахи — тоже. А монастырская школа рукопашного боя оставляет далеко позади знаменитое каратэ. Сам лорд Андрей когда-то многое перенял у таких вот скромных ребят в рясах.

Их было трое. Автомат, который мгновенно оказался в руках мага, дал ему преимущество. Небольшое. Один монах не успел увернуться, но двое других молниеносно ушли с линии огня, как кошки взлетев по стенам. Один прыгнул из немыслимого положения и успел выбить оружие из рук мага, сам схлопотал по морде тяжелым сапогом, но какая-же мелочь пара выбитых зубов по сравнению с пулей в сердце. А второй уже летел сверху, замахиваясь мечом Лорд Андрей уклонился, выхватил клинки, встретил противников достойно… И очень быстро убедился, что в рукопашной два боевых монаха — слишком много для него одного. Владение обеими руками и, соответственно, два меча — это преимущество конечно, но не такое уж и подавляющее даже в схватке с одним таким бойцом.

Сшибка длилась не более трех ударов сердца. Лорд Андрей, отскочив назад, подвел счет потерям. У него был рассечен рукав и на груди оказалась длинная косая царапина. Ничего смертельного, даже ничего опасного, но очень впечатляло, что меч легко, как бумагу, рассек не только кожу куртки, но и кевларовую подстежку, и титановую пластину между ними. Хороший меч, ничуть не хуже, чем собственные клинки мага.

Впрочем, его противники тоже не обошлись без потерь. Тому, который достал-таки мага, досталось по голове. Неглубокий порез на лбу обильно кровоточил и мешал, заливая глаза. Не опасно, но очень неприятно и в бою может оказаться не самым лучшим подарком. Второй, уже пострадавший от могучего пинка мага, получил эфесом меча по лицу и сейчас выплевывал остатки зубов. Тоже не страшно, зато болезненно и весьма выводит из равновесия.

Лица монахов вдруг изменились. Лорд Андрей не понял, почему они бросились вдруг на него вот так, без подготовки, но в этот момент одного из монахов отбросило назад, а вслед нему прогремел звук выстрела. Маг, пользуясь заминкой, моментально перехватил второго и на сей раз достал капитально, насмерть. Обернулся — и встретился взглядом с ухмыляющимся Атресом, в руке которого еще слабо дымился ствол пистолета.

— Лихо, — лорд Андрей благодарно кивнул капралу.

— Я еще и не такое умею, — весело кивнул капрал. — Ну что, какой у нас план?

— Заходим внутрь и всех убиваем. Если успеют убежать — не гоняемся, их счастье, ну а не успеют… Есть такое понятие — естественный отбор. Находим графа, забираем его, я ломаю эту чертову защиту и телепортируемся.

— Понял, не дурак, — кивнул Атрес. — Ну, пошли, что-ли…

— Пошли, — кивнул лорд Андрей. Оглянулся на убитых и вздохнул: — Блин, пацанов жалко. Как всегда кукловод сидит за ширмой, а гибнут молодые идеалисты.

Свой простой и потому надежный план они реализовали полностью. Организованного сопротивления не было больше в принципе. Было впечатление, что маг напугал защитников настолько, что они сами спешили убраться с дороги. Только пару раз на самом краю видимости мелькнули чьи-то тени, но и только. Даже у дверей комнаты, в которой содержался граф, никого не было.

Гарантиди по-прежнему был без сознания, но выглядел куда лучше, чем прежде — видимо, успели малость подлечить. То, что надо — пару телепортаций выдержит, а там будет проще. Лорд Андрей осторожно поднял друга на руки, чуть напряг свои способности — и сеть магического подавления лопнула, будто ее никогда не было. Конечно, колебания силовых полей почувствовали все маги в радиусе сотен километров, но лорду Андрею было абсолютно все равно — они уже переместились к самой границе окружающего его владения полога.

Как и предполагал маг, полог был не сплошной, да к тому-же и не очень мощный. Впрочем, для таких размеров невероятно уже само его наличие. А уж прочность… Короче, прошли они сквозь него даже не почесавшись и тут-же вновь телепортировались, на сей раз в замок лорда Андрея. Пожалуй, самое безопасное для них место на планете.


Лорд Андрей был мрачен. Нет даже не так — МРАЧЕН!!! Это чувство всегда посещало его в периоды, когда он чувствовал собственное бессилие. Нет, бывало в его жизни всякое — и серьезные ошибки, и большие потери, но уже давно не было так, чтобы у него на руках умирал друг, а он ничем не мог ему помочь. Лорд Андрей мог усмирить шторм — а именно этим он занялся в первую очередь, вернувшись в замок. Это, кстати, было несложно — вместо того, чтобы бороться с теми, кто этим штормом управлял, сила на силу, маг просто заблокировал управляющие каналы, тянущиеся к медленно крутящейся над его владениями гигантской воздушной воронке. Через сутки шторм сам, естественным путем сместился прочь. Мог он и переломить действие чужих магов — купол на границе своих владений он просто смял. Но вот помочь графу он не мог — ну не было у него таких талантов, это стезя белых магов, черному такое слишком сложно, черные целители встречались реже, чем алмазы в болоте. А граф не выдержал-таки телепортаций и сейчас медленно угасал. Для того, чтобы его спасти, нужен был именно целитель — а его в окружении лорда Андрея как раз и не было. Наконец, решившись, он поднял руку и вдавил кнопку звонка. Как из под земли вырос расторопный лакей.

— Привести этого, из второй камеры.

Лакей секунду ожидал продолжения, потом стремительно развернулся и бросился выполнять приказ. Когда он отдается таки вот бесцветным голосом, лучше не шутить и не медлить — лишиться головы можно запросто. Когда-то бывали уже прецеденты.

Заключенного ввели через несколько минут. Выглядел он неплохо — полноватый (кормили в тюрьме лорда Андрея не то чтобы изысканно, но сытно, а вот спортом заниматься было решительно негде), чистый (к чему делать камеру грязной, если можно обеспечить там душ и туалет?), морда не битая (ну как-же, обычные преступники-уголовники в замковой тюрьме никогда не содержались, для них была предусмотрена уютная виселица, тюрьма с усиленной антимагической защитой была только для ОСОБЫХ клиентов и камеры имела одноместные). Единственно, бледный какой-то… Ну, это и понятно. Подземелье — оно на то и подземелье, чтобы солнечный свет не попадал. А прогулки заключенным полагались, конечно, но не так чтобы часто. Этот клиент как раз и был целителем. Только попал он сюда с группой вооруженных до зубов костоломов, проникших пару месяцев назад в замок с целью ограбления. Грамотно проникших, кстати — бесшумно сняли часовых, блокировали и магическую, и обычную сигнализацию. Вот только потом нашумели — наткнулись случайно на двоих морпехов, собравшихся втихую посидеть тет-а-тет с бутылочкой. Вообще-то, нарушение устава, конечно, но в тот раз оно спасло многих. Морская пехота всегда при оружии, даже в сортире, что там говорить о пьянке. Да и обучены они не чета прочим. Завязалась перестрелка, поднялась тревога, ну а дальше — дело техники.

Лорд Андрей молча встал, знаком приказал целителю следовать за собой. Тот и последовал — ну а куда, собственно, ему было деваться. Вдвоем они зашли в соседнюю комнату, подошли к постели графа. Лорд Андрей указал на него:

— Так, целитель, слушай сюда. Я лечить не умею, а врача ждать некогда. Посему у тебя есть два пути: первый, хороший — ты его лечишь и отправляешься обратно, в уютную камеру с холодильником и телевизором; и второй, плохой — ты его не лечишь, неважно — не можешь или не хочешь. Тогда я тебя заставлю лечить простым и незамысловатым способом, а потом сам и лечи то, что от тебя останется. Ферштеен?

— Нихт ферштеен. Я — не целитель, я ветеринар, людей лечить я не умею.

— Слушай, не грузи, а? Я же прекрасно помню, как тебя поймали. Диверсантам, бандитам и разведчикам не нужен ветеринар, им врач нужен. Потому ты и здесь, а не гниешь вместе с остальными, что ты и мне иногда можешь потребоваться как врач.

— Но послушайте…

— Не заводи старую песню. Можешь сколько угодно трендеть мне про свой пацифизм, про то, что вели тебя с собой насильно, про то, что ты не умеешь лечить людей… Только ведь все равно, что олень, что человек — ДНК-то однотипный. Так что давай, справляйся. Справишься?

— Ну, не знаю. Сначала надо посмотреть.

— Вот видишь, от не справишься ты уже перешел к не знаю. Еще немного — и признаешь, что умеешь лечить и человека, и медузу.

— Да черт с вами, умею, умею, я что угодно признаю на дыбе-то. Только я никаких гарантий не дам, что у меня получится.

— А ты гарантий не давай, ты лечи. Справишься — черт с тобой, я тебя отпущу, или даже могу тебя оставить здесь в качестве сотрудника. Жалованье такое положу, что через пару лет купишь себе замок и баронский титул. Только не надо насчет дыбы — ты на ней не висел пока.

— А если не хватит сил?

— Качай с меня — я открою канал и буду в соседней комнате.

Целитель вздохнул, подошел к кровати, нервно растирая руки, склонился над умирающим. Волосы его встали дыбом, между пальцами проскочили искры. Лорд Андрей осторожно шагнул назад и тихо вышел из комнаты, аккуратно притворив за собой двери. Уселся в кресло и сосредоточился — ему предстояли не самые приятные минуты, а может, и часы. В данный момент он работал простым трансформатором, принимая обычную для себя энергию и преобразуя в то, что сможет использовать целитель. Мало того, что больно, так еще и требует постоянной концентрации. Впрочем, можно и нужно потерпеть.

Когда, спустя полтора часа, целитель вышел из комнаты, лорд Андрей полулежал в кресле, едва переводя дыхание. Целитель не только требовал много энергии, он и брал ее довольно грубо. Квалификация его оставляла желать лучшего — оно и понятно, военврач, а не светило элитной клиники. Но, с другой стороны, он старался быть аккуратным — не уподоблялся многим подобным себе энергетическим вампирам, накачивающим за чужой счет собственные резервы, а честно истратил все на лечение.

Черный маг с усилием встал, достал из бара бутылку водки и два граненых стакана, набулькал до краев, один взял сам, другой протянул целителю:

— Ну что, за здравие или за упокой?

— За здравие. Eсли человек по-настоящему хочет жить, то медицина бессильна. Он сейчас спит, думаю, когда проснется, пойдет на поправку. В худшем случае, какое-то время придется за ним сильно-сильно поухаживать, может быть на некоторое время нарушена речь, координация движений… Но это пройдет, да и скорее всего обойдемся без этого.

— Хорошо.

Маги чокнулись, выпили до дна — оба были в таком состоянии, что водка скатилась в желудок одним махом. Закусили — уж в хорошей закуске лорд Андрей толк знал.

— Свою работу ты сделал. Как только Эрик будет здоров, будешь свободен. Что конкретно хочешь за работу?

— Давайте вернемся к разговору, когда закончим лечение. Я слышал, вы никогда не нарушаете слово.

— Хорошо. В таком случае, жить будешь здесь. И, кстати, меня зовут Андрей.

— Шон.

— Очень приятно.

И два мага пожали друг другу руки.


Граф пришел в себя на следующий день. В общем-то, лечение прошло без эксцессов, разве что пару часов он испытывал легкую заторможенность, Но в меру, без больших проблем. Сутки еще он лежал, даже в туалет не просился, но зато утром, зайдя к нему в комнату, целитель обнаружил графа, делающего разминку с мечом. А потом граф потребовал завтрак и дальше у него был такой жор, что удивились не только маги, но и видавший виды Атрес. Последний, кстати, вполне вошел в образ благородного рыцаря и все свободное время посвятил тренировкам с оружием и без, оставив стратегическое планирование на совести большого начальства. Кстати, на этих самых тренировках он наставил столько синяков своим противникам, что его даже стали побаиваться. Это дало повод капралу сильно возгордиться — и напрасно. Среди морпехов, десантников, да и обычных мотострелков тоже было немало крутых ребят, так что вскоре какой-то сержант из разведроты здорово накостылял Атресу. Узнав об этом, маг долго смеялся, а капрал с расстройства крепко выпил в компании недавних противников — злопамятным он не был.

К вечеру за одним столом собрались четверо — лорд Андрей собственной персоной, Атрес, Гарантиди и целитель Шон, которому лорд Андрей, не мудрствуя лукаво, подарил не самую маленькую деревеньку на окраине своих владений, возвел его попутно в дворянское звание и назначил главным лекарем замка. Шон, в общем-то, был не против — особых перспектив дома у него не было, третий сын купца, неудачливый разведчик и не очень сильный маг… Лучше честно служить сильному и щедрому лорду, пусть это и связано с некоторым риском. Не большим, кстати, чем возвращаться домой, там по головке точно не погладят.

Насытившись, лорд Андрей откинулся в кресле и внимательно посмотрел на сидящих за столом. Все трое уже наелись и неспешно беседовали, поэтому, когда лорд Андрей постучал вилкой по краешку хрустального бокала тонкой работы (это здесь, а дома — так, штамповка), призывая ко вниманию, все немедленно повернулись к нему.

— Итак, господа профессиональные убивцы… Шон, не делай круглые глаза, то я не вижу, как ты нож держишь. Я с таким хватом знаком, в последний раз это знакомство закончилось двумя шрамами. Эрик, и ты не тужься, я тебя в деле видел. Так вот. Я разговариваю только с вами потому, что в силу разных обстоятельств только вы имеете более-менее полное представление о происходящем. К тому-же, за этим столом собрались ВСЕ маги, которые есть в обозримом пространстве. Итак, господа, что делать, думаю, ясно. Короля будем валить. Надоел. Своих учеников я буду вытаскивать, в этом я рассчитываю на вас. Итак, что делать ясно. Вопрос в том, как мы это будем делать. Предлагаю высказаться по старшинству, начиная с младшего. Шон, какие идеи?

У целителя идей не оказалось. Правда, он это мотивировал тем, что последнее время сидел в тюрьме и плохо знаком с обстановкой. Атрес отсутствие идей вообще ничем не мотивировал. Для него все было просто — прийти да поотрывать головы, а как это лучше сделать пусть начальство решает, у него голова большая. Не лишено логики, конечно, но лорд Андрей лишний раз убедился, что толкового офицера из Атреса делать придется долгонько. Толкового мага (а у капрала были способности, и вполне приличные, только закопанные так глубоко, что никто до сих пор не рассмотрел, да наверно и не искал специально) — еще дольше. Гарантиди предложил для начала связаться с начальником Сыскного бюро и уточнить, что происходит вокруг. В принципе, лорд Андрей и сам склонялся к этой мысли. А еще к тому, чтобы связаться с Альбином и скоординировать действия. Но тут их прервали.

На сей раз причиной прерывания военного совета явился дрожащий от страха (а вдруг хозяин осерчает) лакей, доложивший о странном всаднике у ворот замка. Тот, мол, ругается, требует встречи с черным магом. Лорд Андрей подумал и решил осерчать — виданное ли дело, чтобы каждый лакей его из-за такой ерунды отрывал от важного мероприятия? А для лорда Андрея важным являлось даже утреннее кофе с булочкой, не то что военный совет. Для лакея такое серчание должно было закончиться как минимум поркой — прислугу, за редким исключением, маг ни в грош не ставил. Холуев, приходящих в замок проситься на работу, всегда набрать можно. В его глазах последний крестьянин стоял куда выше — те хоть делом занимаются. Исключение маг делал для тех, кого приглашал на работу сам, но их он и лакеями не ставил — те занимали более серьезные и вполне даже уважаемые магом должности. Поваров, например, или грузчиков. Однако лакей реабилитировался, выдавив через испуганное заикание, что всадник утверждает, что имеет сведения о принцессе. На сей раз причина была признана уважительной, лакей получил полноценный золотой в нагрду за труды и расторопность (ага, ага, метод кнута и пряника, как-же без этого?) и приказ: пропустить.

Лицо вошедшего показалось лорду Андрею смутно знакомым. Ага, так и есть — один из приятелей незадачливого жениха Веспы. Не очень умный, не очень храбрый, хотя и трусом не назовешь, какой-то весь невыразительный. Усмехнувшись про себя, маг предложил гостю сесть (табурет вышколенный лакей подал жесткий — для того, чтобы пришедший чувствовал дискомфорт) и вполне резонно спросил: а чем-же он, собственно, обязан такому визиту?

Барончик, а именно титул барона носил приехавший (блин, везет что-то в последнее время на баронов), вел себя весьма и весьма нагло. Закинул ногу на ногу, ухитрился вальяжно развалиться будто сидел не на неудобном табурете, а как минимум в глубоком мягком кресле, и потребовал вина. Вместо вина он тут-же получил в зубы от Атреса, обиженно взвыл, но капрал ловко пнул табурет и барон растянулся на полу.

Когда барон пришел в себя — а ударившись головой об пол он потерял сознание минут на пять — он лежал в луже ледяной воды. Рядом, с пустым ведром в руках, стоял все тот-же лакей. Вернее, уже старший лакей — повышен в должности за расторопность и смекалку, вовремя сообразил насчет воды и доставил ее как раз в нужный момент, за секунду до того, как хозяин отдал команду. Рисковал, конечно, не угадай — мог быть поротым. Но угадал — и получил повышение, а это уже выливалось в приличные деньги.

Барон неуклюже заворочался, попытался встать. Капрал подхватил его за шкирку, как котенка, рывком поставил на ноги. Лорд Андрей с чуть заметной усмешкой соизволил встать, чуть заметным кивком отослал слугу, который мгновенно исчез, прихватив с собой ведро, подошел, обошел барона кругом, сделал небрежный жест и Атрес понятливо отступил в сторону. Глаза мага на секунду сузились и барон почувствовал, как на него обрушился поток теплого, почти горячего воздуха. Две минуты спустя он, уже сухой, вновь сидел на табурете, а перед ним за столом сидела все та-же четверка и с интересом его рассматривала.

— Мальчик, ты глуп, — с неприятной улыбкой бросил лорд Андрей. — Еще по прошлой нашей встрече ты мог понять, что хамить мне не стоит. А когда в помещении из всех присутствующих ты слабейший, тем более не стоит наглеть. И имей в виду — от того, что ты сейчас скажешь, будет зависеть твоя жизнь. Ну, и смерть, наверное, тоже.

Наверное, большинство людей в такой ситуации сделали бы нужные выводы. Но этот конкретный индивидуум, похоже, привык заменять недостаток ума избытком наглости. Во всяком случае, его дальнейшее поведение ничем иным объяснить было невозможно.

— Господа, я здесь, вообще-то, в качестве парламентера. А парламентер — лицо неприкосновенное.

— Парламентеры бывают во время войны, а я пока ни с кем вроде не воюю, — ответил черный маг, но взглянул на барона с чуть большим интересом.

— Вы подняли мятеж, о чем объявлено вчера по всему королевству.

— Угу, значит, мы теперь официально вне закона. Очень хорошо. Значит, столицу можно бомбардировать. Как считаешь, Эрик?

Граф Гарантиди согласно кивнул. По его лицу читалось, что, будь его воля, он бы эту столицу не то что бомбардировал — он бы ее вообще с лица земли стер.

— Но, с другой стороны, — задумчиво продолжал лорд Андрей, — с мятежниками переговоров не ведут. А мы де-юре объявлены мятежниками, да, в общем-то, согласно букве закона ими и являемся. Вассалитет, чтоб его… Следовательно, наш дорогой гость на парламентера никак не тянет. Формально он и быть-то им не может. Может, поспрошать его по принципу, исповедуемому нашим дорогим адмиралом?

— Это каким-же, — поинтересовался Шон.

— Хорошо зафиксированный пациент в анастезии не нуждается. Стыдно не знать, вы-же оба медики. Не, ну какой я мирный и добрый, рассуждаю, советуюсь… Степан бы его уже на кусочки резал, он у нас резкий.

Шон кивнул, показывая, что оценил каламбур, секунду спустя одними губами усмехнулся Гарантиди, только грубоватый Атрес не обратил на шутку внимания. Зато именно он предложил самую логичную и лежащую на поверхности идею — выслушать, что скажет им этот парламентер, а потом уже нарезать кусочками, если для дела надо. Поразительно, но сам парламентер пи этом совершенно не выглядел испугавшимся. Создавалось ощущение, что он твердо уверен в своей безопасности, и это было странно. Степенно кивнув, он начал:

— Как меня зовут вы, полагаю, помните…

— Не помню, да и неинтересно оно мне, — перебил его черный маг. Атрес согласно кивнул. — Ты о деле говори.

— Мы предлагаем…

— Стоп, — снова перебил его лорд Андрей. — Кто мы? Имена, звания, ну и прочее. Я непонятно о ком даже слушать не стану.

На сей раз согласно закивали все и барон начал объяснять более обстоятельно. Постепенно из его слов вырисовалась интересная, но банальная картина. Если опускать словоблудие, то группа дворян средней руки решила поиметь выгоду в начавшемся противостоянии. Все было просто, как дважды два — при нынешнем короле они могли максимум постараться сохранить уже имеющееся, зато при смене власти… Тут возможны варианты, но верхушка поменяется однозначно, а стало быть, есть возможность выдвинуться. Главное, что бароны, графы и прочие маркизы вовремя уловили — черный маг вполне способен сместить короля, более того, в надвигающейся схватке его шансы предпочтительнее. А раз так…

Но очень интересен был один маленький момент — помогать бароны не хотели. Да, не помогут они и королю, но не более. А вот поиметь хотели очень, очень много. А для сговорчивости лорда Андрея ему прозрачно намекалось, что гарантом договора они хотели бы видеть принцессу, которая, как утверждалось, находится под надежной защитой одного из заговорщиков. В плену, короче. Больше ничего барон не знал — то-ли не хотел сказать, то-ли, как бы он ни пыжился и не надувал щеки, был на самом деле всего-лишь мелкой сошкой, не понимающей, во что можно вляпаться. Таким всегда можно пожертвовать Одним словом, банальный шантаж.

Лорд Андрей тяжело вздохнул, устало растер ладонями лицо и сказал мрачно:

— Надо-же, обычный гопник, а еще барон… Отрежьте ему голову.

Атрес с готовностью потащил из-за пояса широкий охотничий нож. Барон вновь не испугался — то-ли глуп был, то-ли еще чего:

— Я считаю, нам стоит договориться, иначе могут быть проблемы…

— Да ложил я на ваши проблемы!

Лорд Андрей резко поднялся и, нависнув над столом, уперся взглядом в своего оппонента. Тот выдержал взгляд и нагло ухмыльнулся.

— А я ложил на ваши. Девушки у нас. Или вы выполняете наши требования, или… — Он чиркнул ребром ладони по горлу.

Маг несколько секунд раздумывал, потом опустился в кресло и захохотал. В ответ на непонимающий взгляд собеседника он вытер тыльной стороной ладони выступившие слезы и пояснил:

— Меньше всего я ожидал, что в этом мире я нарвусь на доморощенных террористов. Ну прямо как дети малые. Естественно, если с вами чего-нибудь случится, заложницам придется плохо. Я прав? — барон кивнул — соответственно мне надо сидеть и не рыпаться. Шурик!

В кабинет боком протиснулся молодой мичман в черной форме с таким количеством аксельбантов и медалей, что рябило в глазах. Боком — потому, что при невысоком росте он имел плечи такой ширины, что в дверь просто не проходил.

— Это Александр Шевелько. Прошу любить и жаловать, — представил его маг. — Он у меня боцманом числится, а на самом деле он — специалист, — маг неопределенно шевельнул рукой в воздухе — ну, скажем так, по особым поручениям. Александр Викторович, а возьми этого крокодила под белы ручки и спроси у него: Что? Где? Когда? Разговор ты слышал, что спрашивать знаешь. А когда он все расскажет, спроси еще раз, подробнее. Да не церемонься особо, главное, чтобы то, что останется, могло говорить.

Барон вскочил, опрокинув стул, схватился за рукоять меча, но получил несильный, в общем-то, удар, от которого его тело вдруг превратилось в медузу и сползло на пол. Лорд Андрей брезгливо посмотрел на него и поморщился — у парламентера расслабились абсолютно все мышцы, в том числе и сфинклерные.

— Гадость, — фыркнул он. — В общем, мичман, делай, что хочешь, но верещать он должен, как кролик под катком. Мне нужна информация.

Когда барона выволокли в коридор, вынесли обгаженную табуретку и открыли окна, маг устало вздохнул и ответил на невысказанный вопрос собеседников:

— Нас элементарно брали на понт. Нет у них никакой принцессы. Во-первых, забрали ее люди короля, уж это я точно знаю, а они свою добычу не отдадут, не тот народ. Во-вторых, обратили внимание? Девушки. Во множественном числе. Принцесса была одна, эти придурки просто решили, что я потащил с собой и эту корову, купеческую дочку. Они даже не знали, что она осталась в твоем замке, Эрик. И твоих родных там тоже быть не может, их местоположение я уже успел локализовать. В столице они или рядом где-то. Ну и в третьих — у них просто нет места, в котором можно содержать принцессу так, чтобы я ее не чувствовал при этом. Но он нам не врал — говорил то, во что верит. Похоже, используют его втемную ничего нового он нам не скажет, но попробовать стоит. Продолжим, господа.


К барону спустились через пару часов. К тому времени он уже даже не стонал, а с ужасом смотрел на Шевелько и двоих его помощников, хотя никаких видимых следов допроса на его морде и иных частях тела видно не было. На черного мага он, напротив, смотрел с невероятной надеждой. А зря.

Мичман честно доложил, что ничего толкового барон действительно больше не сказал, но из обрывков вытащенных сведений, слухов и собственных домыслов допрашиваемого составилась достаточно четкая картина. В этом-то лорд Андрей мог доверять бравому мичману, современный палач — это не только пыточных дел мастер, это профессионал высочайшей квалификации, в том числе и аналитик. Правда, нашелся и смешной момент — барон принцессу не видел, связывались с ним через доверенных людей, но, тем не менее, за информацию о ее якобы известном местонахождении он планировал получить от мага немалую сумму в золоте. Посмеявшись, лорд Андрей кивнул и сказал:

— Я вижу, твоя информация стоит этого золота. Заплатите ему.

Маг вышел. И только тут барон понял, что его ждет. Двое здоровенных палачей заломили ему руки, а третий взял стоящий на столе ковш, ссыпал туда монеты и сунул его в пламя. Парламентер истошно завыл, рванулся, но держали его крепко и умело, и ему оставалось лишь кричать — до тех самых пор, пока расплавленное золото не хлынуло ему в глотку.


Граф Леруд мог быть уверен в собственной безопасности — его замок отлично охранялся, маг наложил защитное поле, предохраняющее от любого магического воздействия, а сам граф был отличным бойцом, и не только мечником. Он владел, наверное, всеми известными в этих местах видами оружия, включая такое нерыцарское, как лук, да и новомодным огнестрельным не пренебрегал. Но сейчас все это ему не помогло — выпущенная с вертолета ракета влетела прямо в окно его спальни, не оставляя графу никаких шансов.

Маркиз Долос мчался на разгоряченном коне по лесу. Охота была в самом разгаре и негоже хозяину этих мест отставать от гостей. Он не заметил, как из-за деревьев в него целятся сразу несколько человек в камуфляже, да и заметь он их, ничто уже не могло ему помочь. Почти неслышные хлопки винторезов никто не расслышал, только захрипела и встала на дыбы, сбрасывая труп, лошадь маркиза. Потом раздался еще один хлопок — контрольный, в голову.

Шумная компания соседей-баронов, праздновавшая что-то, была найдена только утром. Яд, который был подмешан в вино, действовал совершенно безболезненно.

В течение нескольких дней настоящий мор прошел по высшему дворянству королевства. Очень избирательно прошел — пострадали только те, кто был связан с заговором. Правда, не все, а именно ключевые фигуры. Остальным было отправлено строгое предупреждение о том, что для здоровья полезнее сидеть тихонько, как мыши под веником, но не забывать, кто теперь самый главный папа. Дураков не нашлось — все уцелевшие незамедлительно прислали лорду Андрею заверения в своей полной и бесконечной лояльности.

Вот так, очень просто была решена будущая проблема поддержания порядка, недопущения разгула дворянской вольницы и прочая-прочая-прочая. Но это все было заделом на будущее, нынешние проблемы пока оставались. Ракетой в окно — это можно дворянина какого-нибудь. С королем такие шутки не пройдут. Магическая защита — это вам не американская система ПРО, это горазда эффективнее. А посему приходилось думать. Можно было бы, конечно, отбомбиться по столице, благо с авиацией сейчас проблем не было, или подогнать крейсер и популярно объяснить королю, что с трона пора слезать, если не хочешь, чтобы тебя под этим самым троном закопали. Вот только начальник Сыскного бюро прилежно докладывал, что принцессу содержат в королевской тюрьме, как раз в столице. Ни один маг не проникнет туда и не выйдет оттуда. А бомбить город — это как раз хороший шанс угодить в эту самую тюрьму бомбой. Так что принцессой пользовались, как живым щитом. Впрочем, похоже, король понимал, что в его руках оказался не только щит.


— Похоже, меня не слишком аккуратно приглашают сунуть голову в ловушку.

— Это как? — поинтересовался граф Гарантиди, вальяжно раскинувшийся на диванных подушках. За прошедшие дни он посвежел, отъелся, но по-прежнему корчил из себя больного. Не смертельно больного, конечно, но все-же. Впрочем, пусть его — ну нравится человеку, когда за ним ухаживают, у каждого свои маленькие слабости.

— Весьма элементарно. Только что мне буквально подбросили Аллена. Телепортировали его на открытое место, сняли маскировку и позволили запеленговать. Потом примитивно поставили засаду.

— А ты?

— А я телепортировался на эсминец, что неподалеку патрулировал, поднял вертолет и появился, откуда не ждали. Они-то на портал рассчитывали. Забрал пацана и сдернул, даже не убил никого.

— Что так? Стареешь? Или просто форму потерял?

— Да они, как вертушку увидели, зарылись в землю поглубже и сидели тихо, как говно в траве.

— Как парень?

— Живой и даже не слишком битый. Только вот, сдается мне, что те, кто его посылал, и не рассчитывали на удачную засаду. Уж больно интересная информация мне в руки прямо-таки упала. Аллен, понимаешь, слышал, когда его вели, разговор, что принцессу в воскресенье казнить собираются.

— Опа, — граф привстал, сбросив сонливость. — Это достоверно?

— Не знаю, никто из моих людей не может ни подтвердить, ни опровергнуть. Но парень верит в то, что говорит. И никто его не зомбировал, память ложную не внушал — уж это я пока проверить в состоянии.

— Считаешь, информацию подбросили?

— Уверен. Прекрасно понимали, что я приду вытаскивать ученика. Засаду оставили для прикрытия. На редкость примитивная интрига. Но второй слой куда интереснее. Есть два варианта — меня заманивают в ловушку, причем простейшим образом, либо это кто-то из симпатизирующих нам людей хочет помочь. Не прийти я не могу — ну не допущу я ее смерти, скорее сам лягу. Это их допущение, конечно, но, боюсь, оно недалеко от истины. Раньше тоже ничего не сделаю — в ту тюрьму соваться самоубийство, магия там не работает, а спецназа серьезного у меня сейчас нет. Все, блин, с Волковым на главной базе, к высадке готовятся, не догадался здесь хоть десяток человек оставить. Да у меня и морской пехоты всего взвод сейчас остался, я-же войну не планировал. И с базы не перетащить никого уже, просто не успеть. Окно я смогу открыть через неделю, не раньше.

— А если действительно предупреждают?

— Ну а какая разница? Побьют, как пацанов, вздумай мы тюрьму штурмовать. Ее ведь не я строил, а оппоненты мои, я там даже плана толком не знаю. И ждать нас, скорее всего, будут в любом случае. Толпу соберут… У меня имедж особо могущественного — а за всемогущество надо платить.

— Что делать будем?

— Пойду туда в любом в любом случае, а дальше… Пока не знаю, думать надо. Времени у нас маловато. Девчонку будем вытаскивать, но как? И твоих надо одновременно выдергивать, иначе придет за ними веселый восточный демон по имени кирдык. Раньше на них особого внимания не обращали, но за неимением лучшего могут попытаться достать нас и через них.

Гарантиди нервно заходил по комнате, лорд Андрей секунду наблюдал за ним, а потом со вздохом добавил:

— Вообще, я во всем виноват. Я ведь не разведчик-контрразведчик, от особистов шарахался всегда. Чему-то в далекие гардемаринские годы учили, но и только. Когда здесь оказался, увидел непаханное поле, на котором и эти знания делали меня крутым. Спецслужбы создавал, учитель хренов, считал: раз самый образованный, да и самый сильный — всегда так и будет. А потом оказалось — отстал. Все забросил, привык на магию надеяться, и вот теперь жидко обделался… Талантов-то у меня к этому нет, профессионализма тоже маловато уже, а ученички мои на раз-два-пять меня переигрывают. Ну и у короля под рукой народ грамотный оказался, небось, уже местного разлива. Так что мы отстаем, сильно отстаем.

Пока лорд Андрей предавался самобичеванию (а что делать? Интелегентские комплексы у каждого русского, похоже, в крови, и ни война, ни жизнь в параллельном мире так и не смогли излечить лорда Андрея от этого идиотского заболевания), граф, не особенно обращая на него внимание, мучительно размышлял. А потом, решительно прервав потов словоблудия, медленно произнес:

— Я хотел бы поговорить с твоим учеником.


Разговор не дал ничего. Просто Аллен ничего больше не знал. Зато неожиданно вышел на связь начальник Сыскного бюро. Он подтвердил, на полном серьезе подтвердил информацию о казни, уточнив, правда, что никакого отношения к Аллену в данном случае не имеет. Он вообще не знал о его существовании. Ну и еще одно уточнение было, довольно интересное — принцессу убивать никто не собирался, это портило имидж короля. Все было проще и намного циничнее — лишение магических сил, отправка в монастырь. Возможно, еще что-то. Деталей пока, наверное, не знал никто, но и этого, в принципе, достаточно. Лишение магических сил — ну, это понятно. Даже если и не приведет к сумасшествию (а этот исход весьма вероятен), то уж опасность появления магички в качестве конкурента уберет напрочь и позволит не заморачиваться на постоянном подавлении. А из монастыря-тюрьмы, куда короли периодически заточали своих родственников, еще никто не выходил, не говоря уж о том, что после пострига в монахини любые права на престол терялись совершенно законным путем. Поблагодарив за информацию, лорд Андрей предупредил, что агентам Сыскного бюро в тот день поблизости от места казни лучше не ошиваться. В ответ его поставили в известность, что (тут лорд Андрей прямо физически ощутил, как лицо собеседника перекосил довольный оскал) агенты там будут. Исключительно особо преданные короне. В общем, разговор завершили крайне довольные друг другом. После этого оставалось только связаться с братьями принцессы, предупредить, их, чтоб не лезли поперед батьки в пекло и заняться подготовкой акции. Силовой акции.


Толпа начала собираться с раннего утра. Зрелище показательной экзекуции, а возможно, и казни магички, тем более королевских кровей, будоражило воображение и заставляло вскипать кровь. Конечно, казни — штука нередкая, но нынешнее развлечение грозило стать гвоздем программы и хитом сезона.

Клетку с принцессой подвезли к эшафоту в полдень — по традиции город должен был взглянуть на осужденную. Конечно, приговор не был еще оглашен, но это было уже чистой формальностью, и это понимали все. В конце-концов, отсюда оправданным еще никто не уходил, по крайней мере, никто этого не помнил. И сейчас толпа бесновалась — извечное «хлеба и зрелищ» требовалось людям во все времена. Впрочем, людям-ли? Тех, кто собирался на такие мереприятия, лорд Андрей всегда называл по-простому — быдлом.

Принцесса была одета в простое грубое платье без украшений. На лице ее были синяки, тщетно маскируемые паршивеньким гримом. Одна рука, явно перебитая или вывихнутая, висела мертвой плетью и, видимо, каждый толчек причинял девушке немалую боль, однако она держалась, стояла ровно, стиснув зубы и презрительно глядя вокруг. И это заводило людей, в сторону клетки полетели гнилые помидоры, палки, всевозможный мусор. Идущие рядом стражники не препятствовали.

Потом повозка подъехала к эшафоту. Девушка взошла на него сама, резким движением оттолкнув руки палача. Взошла и застыла, глядя в даль невидящими глазами. Трудно сказать, чего это ей стоило, но она простояла так до самого суда, не замечая беснующихся внизу людей, злобных и похотливых взглядов мужчин и выкрикивающих оскорбления женщин. Ей не на что было надеяться — если лорд Андрей не пришел раньше, значит, он или не знает, где она, или не смог пробиться сквозь магические заслоны. О третьей возможности, о том, что он не захотел прийти на помощь, даже думать не хотелось. И все-же она стояла, и толпа стала стихать и успокаиваться, не выдержав ледяного потока презрения, исходящего от этой хрупкой и слабой на вид девченки. Так она простояла весь день.

Как обычно, приговор зачитывали на закате. Откуда пошла такая традиция, никто не помнил, но уже не первый век она соблюдалась, а значит, имела полное право на существование. И, как обычно, медленно и внушительно выходили и рассаживались по местам верховные маги, сверкающие золочеными доспехами, в которых они больше всего напоминали огородные пугала. На сей раз Его Величество церемонию своим присутствием не почтил, что было странно, хотя, как показали дальнейшие события, весьма дальновидно. И потому сейчас главным здесь оказался Глава Совета. Однако старец, видимо, мучавшийся чем-то вроде несварения желудка, мрачно буркнул что-то и свалил через услужливо открывшийся телепорт. И тогда вышел Глашатай, слабенький маг, тем не менее по традиции входивший в Совет. Злые языки поговаривали, что Глашатаев всегда избирали из несильных магов невзрачной, если не сказать более, внешности потому, что таким, буде Совет вызовет неудовольствие Его Величества, не жалко пожертвовать, а его убогий вид, возможно, вызовет жалость монарха и спасет ему шкуру. Тем не менее, сейчас Глашатай был горд и уверен в себе настолько, что, казалось, лучился самодовольством.

— Высший Совет Магов постановляет! — сморчек, оглашавший волю Совета, казалось, стал выше ростом. Еще бы, ведь он, слабейший здесь и младший в Совете, был сейчас его гласом, живым воплощением воли ВСЕХ архимагов, как неофициально они себя называли. Это добавляло ему значимости, во всяком случае, в собственных глазах. — Ненаследную принцессу Веспу, виновную в незаконной практике магии, опасной для жизни и здоровья наших граждан, а также в подготовке переворота с целью занятия престола, лишить титула, лишить магического дара, лишить правой руки путем усекновения и лишить свободы путем заключения в монастырь и пострига в монахини Господа нашего. Приговор утвержден личной подписью и печатью Его Величества и должен быть приведен в исполнение немедленно. Согласно древней традиции, любой несогласный с приговором может выступить силой огня, меча и магии, сам или через своего доверенного воина, против бойца Высшего Совета Магов, Господа нашего и Государя нашего сейчас и немедленно.

Глашатай сделал величественный жест в сторону замершей у помоста фигуры в сверкающих доспехах, казалось, распираемых изнутри могучими мускулами. Магистр Сванг. Известный всей стране и даже на всем континенте боец — боевой маг, непобедимый мечник и ревностный служитель Господа, единственный из Совета, на котором доспехи были отнюдь не церемониальными. Схватка с ним — дело безнадежное. Даже если в толпе кто-то и сочуствовал девушке, они предпочитали держать свое мнение при себе, резонно пологая, что жизнь дороже.

— Готовый вступить в бой должен помнить, что в случае его победы приговор будет отменен, ибо на то воля Господа нашего. В случае поражения он, если останется в живых, а также его потомки, если таковые имеются, будут лишен титула, прав и привелегий, а сам он подлежит пожизненному заключению в тюрьме для государственных преступников, имущество же его будет отписано в казну. Да будет так!

Глашатай обвел площадь орлиным взором и не сразу понял, что что-то пошло не так. Только секунду спустя до него дошло, что, впервые на его памяти, толпа собравшихся не застыла монолитной стеной, а подалась в стороны, расступилась, пропуская нечто грозное, чуждое этому стаду бессловесных животных. В навалившейся тишине на площадь выдвигалась закутанная в черный плащ высокая фигура. Непривычной формы шлем скрывал лицо великана, и сапоги его негромко, но зловеще стучали по мостовой.

— Я пришел. Кого бить? — буднично, даже как-то небрежно спросил неизвестный.

— Назови свое имя, нечестивец! — возвопил глашатай, хотя и так уже догадывался, кто перед ним.

— А за нечестивца можно и в рыло, — сухо обронил пришелец и рывком поднял глухое матовое забрало. Неужто так не узнали?

— Молодой человек, — самый старый из присутствующих магов поднялся со своего кресла. — Вам я советовал бы не вмешиваться — вы и сами, помнится, практикуете магию, не получившую одобрения Совета, да и дипломом Школы Высокого Искусства вы не обременены. Над вами самими петля плачет.

— Дядя, заткнись, а? А то ведь мое терпение невелико, а уважение к сединам отсутствует напрочь. В рыло ты и сам получить можешь, причем прямо сейчас, от кассы не отходя. Или забыл, что правила — они для тех, кто им подчиняется, а не для тех кто их создает?

— Ты… Мальчишка! Как ты смеешь?..

— Смею, смею. Вы правила создаете — и полагаете, что стоите над ними? Оно так, только есть еще и те, кто плюет и на правила и на вас. А потому давайте сюда вашего придурка, я его порву и покончим с этой комедией.

Вообще-то, для поединка положено огораживать ристалище, освящать его и выставлять магический полог, дабы предотвратить помощь любому из поединщиков извне. Вот только сейчас ничего этого не было. Взбешенный (он вообще быстро впадал в ярость) Сванг ударил в пришельца длинной, ветвистой молнией. Только вот лорд Андрей (а это был именно он) даже не повернул головы, а чудовищной силы удар лишь растекся по защитному полю.

Магистр ударил вновь, вкладывая в удар все силы. Огненное копье разбилось брызгами о все тот-же купол. На сей раз лорд Андрей соизволил обратить на него внимание.

— Неплохо, коллега. Я считал вас слабже. Что-жь, могу только поаплодировать. А как вы ответите на это?

С этими словами черный маг исчез. Удар огненной волны пришелся в пустоту и, не встретив преграды, покатился по площади, сметая все на своем пути, пока не угас, оплавив встреченную на пути крепостную стену.

В принципе, ничего сложного тут не было — обычный телепорт. Просто для его открытия требуется, обычно, две-три минуты, а лорд Андрей справился за секунду. И телепорт этот был не куда-нибудь, а аккурат за спину Сванга. Магистр еще удивленно озирался, не понимая, что произошло, а сзади уже раздался негромкий, спокойный голос:

— Я здесь, милорд.

Сванг развернулся, выхватывая меч и одновременно выбрасывая убийственное заклятье разложения, но его магия была мгновенно блокирована, причем надежнее, чем это сделал бы десяток блокираторов. Удар мечом-же пропал впустую — черный маг оказался значительно ближе, чем ожидал магистр, и в следующий момент он уже сжимал левой рукой запястье Сванга с мечом, а правая рука в боевой перчатке ударила Сванга в грудь, помяв кованный панцирь и отбросив магистра назад. Сванга развернуло и прежде, чем он смог восстановить равновесие, лорд Андрей пнул его в пах, а потом добавил согнувшемуся врагу коленом в лицо, одновременно ударив локтем свободной правой руки по спине. Не будь Сванг в доспехах, удар сломал бы позвоночник, но и так получилось неплохо — оглушенный ударом, магистр рухнул на землю и потерял сознание.

— Ну что, вопрос исчерпан? — лорд Андрей даже не запыхался. — Я могу забрать девушку?

Пожалуй, еще можно было спасти ситуацию — согласиться, признать все ошибкой… Но мозги всех власть имущих со временем лишаются главного — гибкости. Решив, видимо, что нож у горла принцессы смирит гордыню лорда Андрея, кто-то из архимагов подал знак страже. Вот этого делать как раз не следовало — из толпы, с крыш, из-за заборов поднялись одетые в черное фигуры. Коротко пролаял автомат, и стражники рухнули сломанными куклами.

— Однако, вы халтурите, господа, — лорд Андрей усмехнулся. Мне кажется…

Договорить он не успел — сразу несколько членов Совета обрушили на него свои давно заготовленные и тщательно скрываемые боевые заклинания…

Лорд Андрей захрипел, в уголках губ вспухла кровавая пена. Он ссутулился, видно было, как дикая боль скручивает его, рвет на части внутренности. Однако пузырь защитного поля даже не потускнел и потоки огня бессильными лоскутами стекали с его граненой поверхности. А потом черный маг начал медленно выпрямляться.

Он стал, казалось, еще выше ростом. Широкие плечи внезапно вздулись, забугрились могучими мускулами, глаза полыхнули холодным голубоватым огнем. Картинно вскинув руки, маг хрипло захохотал.

Пожалуй, давно эти стены не видели такой магической бури. Возможно, такая мощь не клокотала здесь даже в те былинные времена, когда, как считалось, герои были на каждом шагу, маги в качестве утренней гимнастики дробили скалы и возводили дворцы, а боги спускались на грешную землю, чтобы выпить в хорошей компании. Сейчас богов не было и в помине, а был лишь один лорд Андрей. И от этого было еще страшнее, ибо не может, не должен человек обладать такой мощью.

Огненный вал смел все на своем пути. Больше половины магов Совета погибли мгновенно, не успев или не сумев поставить защиту, способную выдержать удар. Маг не разменивался на сложные, красивые и непредсказуемые заклинания — он ударил потоком энергии, неструктурированным и в обычных условиях легко нейтрализуемым, однако мощь, вложенная в это заклинание была столь велика, что отклонить удар получилось далеко не у всех. Пройдя над площадью и сметя с него и солдат, и обычных зевак, пришедших поглазеть на казнь, пламя встретило наконец на своем пути препятствие. Стены ахнули. Нижняя часть фасада королевского дворца мгновенно превратилась в огненный ад. Камни даже не горели — они просто испарялись, а в следующий момент маг ударил снова, и теперь это был поток холода. Мгновение спустя на площади, увеличившейся вчетверо, остались только лорд Андрей, его спутники и несколько уцелевших магов, сумевших не отбить — нет, пытавшиеся отбить удар погибли почти мгновенно, — а отклонить обрушившийся на них водопад энергии.

Лорд Андрей презрительно улыбнулся архимагам и сплюнул. Те промолчали. Темный маг вновь сплюнул — трусов он презирал.

— Ну что, твое высочество, можно считать, что в правах тебя восстановили?

Принцесса, придерживая поврежденную руку, неловко слезла с эшафота. Она не плакала — сильная девушка, подумал маг. Под пытками, конечно, все подписала, но это любой на ее месте сделал бы. А сейчас не плачет, даже идти старается ровно.

Впрочем, это «ровно» продолжалось недолго. Принцесса прошла шагов пять, не больше. Потом, видимо, боль и усталость взяли свое и она начала медленно оседать, но маг успел преодолеть разделяющее их пространство одним стремительным прыжком, подхватил, не дал рухнуть на оплавленный камень мостовой. Бешенно сверкнул глазами, даже говорить ничего не потребовалось — его люди уже бежали со всех сторон, сбились вокруг него тесной группой, ощетинившейся клинками и автоматами.

— Вы, куча старперов! Слушайте меня. Вам неделя на разбор завалов и принятие решения. Я хотел по-хорошему, но вы не поняли — значит, будет по-плохому. Короля — мне, в цепях. Главу Совета — мне, в цепях. Палача — мне, без цепей. Он мне для короля и архимага пригодится. Если не согласны, через неделю вернусь и убью всех!

Лорд Андрей открыл телепорт и шагнул в него, переносясь в свой замок. Следом в сияющий зеленоватым пламенем портал нырнули автоматчики. Последний на миг задержался, дал длинную очередь поверх голов архимагов, заставив тех инстинктивно пригнуться, злобно оскалился и шагнул вслед за командиром. С тихим шелестом портал закрылся, и лишь заходящее солнце равнодушно окрашивало теперь оплавленные камни. Тяжелый и страшный день подходил к концу.


Личное устройство связи архимага Милена (имя, прямо скажем, родители выбрали не самое удачное, для будущего особо одаренного мага так и вообще… Но откуда они могли знать?) заорало прямо посреди ночи. Маг вскочил с кровати, как ошпаренный — конкретно эта линия соединяла его непосредственно с королем, и главе Совета не стоило мешкать с ответом. Но вот голос, который он услышал, королю явно не принадлежал. А принадлежал он лорду Андрею, который вежливо поздоровался с обалдевшим от такой наглости архимагом и поинтересовался, когда тот сдаваться-то надумал.

Архимаг чуть не зашипел от злости, а лорд Андрей, будто издеваясь, предупредил его, что дергаться, в общем-то, не стоит — все равно их никто не слышит, линию он блокировал надежно. Старика чуть инфаркт не хватил. Наглость собеседника не знала предела, равно как и его глупость и необразованность — блокировать линию невозможно, это даже ребенок знает.

— Так… Похоже, пришла пора напомнить, что великим меня называют не из лести, — услышал он в ответ. После чего ему, как глупому школяру, напомнили, что и подключиться к чужой линии теоретически невозможно, но ведь они-же говорят…

— Я давно так не веселился. Пожалуй, с того случая, когда мы в одном монастыре перепороли монахов. Вы настолько напыщенны, так уверены, что знаете все на свете, что разучились не просто исследовать и экспериментировать, но и просто думать. Я не про вас конкретно, я про архимагов вообще.

В общем, содержательный получился разговор.

Звонок повторился на следующий день. К тому моменту архимаг проверил все, что можно, лично протестировал линию от и до, но понять, как лорд Андрей влез в нее, он так и не смог. В результате он был впечатлен, весьма впечатлен и, когда его вновь разбудили ночью, оказался вполне готов к конструктивному диалогу. Диалог состоялся. На сей раз архимагу было предложено встретиться тет-а-тет в любом удобном для него месте не позднее чем через двое суток. И теперь архимаг уже не думал и не спорил — он просто согласился.


— Зачем тебе идти на эту встречу? Разве не проще его просто уничтожить? Или изгнать?

— Девочка, ну не считай ты меня чудовищем, — улыбнулся лорд Андрей. — Этот старый пень нам пока нужен, а убивать мне, по-чести сказать, надоело. К тому-же, подумай сама, он был единственным в Совете, кто если и не стал на твою защиту, но и не голосовал против тебя. Воздержался, так сказать. И, если помнишь, с площади он тоже убрался — явно не было у него желания на казнь смотреть. Так что не настолько он гад.

Принцесса вздохнула и прижалась к плечу мага. Она была все еще бледной и осунувшейся — процесс регенерации мышц и костей забирал почти все ресурсы организма. Когда взялись ее лечить, лорд Андрей с удивлением узнал, что находившегося при смерти графа Гарантиди лечить было намного проще. Там было достаточно подхлестнуть истощенный организм, выработавший все резервы и получившие нарушение в энергетике из-за перехода порталов в неподобающем физическом состоянии. Фактически, легкая коррекция и подпитка энергией, что сродни обычному переливанию крови. Здесь-же Шону пришлось именно лечить, направлять регенерацию, корректировать процесс, да еще вправлять перед этим кости, изрядно покалеченные королевскими палачами.

В общем, процесс был непрерывный и продолжался больше суток. За это время лорд Андрей, качающий на белого мага энергию, вымотался так, что думал — помрет раньше, чем закончат. Правда, несколько раз ему помог Аллен, подменяя учителя, но ни сил, ни опыта парню для такой работы не хватало, больше получаса он не выдерживал. Но и это было немало — иначе не было бы возможности даже чтобы просто снять себе боль. Целителю было не лучше. Правда, для него обошлось без болевых ощущений, зато он устал, будто все это время таскал мешки. Что и неудивительно — он РАБОТАЛ, именно работал. Но тем не менее, всему приходит конец, пришел конец и этой нудной, почти тридцатичасовой пытке. И когда принцесса наконец то-ли заснула, то-ли потеряла сознание, все трое буквально расползлись по углам — идти до кроватей сил уже не было.

Лорд Андрей, правда, проспал тогда чуть больше часа — элементарно захотел в туалет. Герои, знаете-ли, только в сказках и рыцарских романах не испытывают такой потребности. А тут жизнь, да и героем черный маг никогда не был. Или, во всяком случае, не считал себя им — герои, по его твердому убеждению, появляются там, где ошибаются командиры. А если командир (а здесь самым главным командиром был как раз он сам) ошибся, то и исправлять ситуацию следует ему самому. Не очень грамотно, может быть, зато честно. По такому принципу лорд Андрей жил и умирать пока что не собирался, а значит, принцип был правильный. Во всяком случае, для него самого.

Потом он долго смотрел на принцессу. Нельзя сказать, что картина, которую он видел, была особенно приятной. Девушку дергало в судорогах, сращиваемые мышцы шевелились, будто жили своей собственной жизнью. Впрочем, вполне возможно, сейчас так оно и было. Хорошо хоть, что перед лечением ее погрузили в глубокий, блокирующий боль сон — иначе позавидовать ей было бы сложно. Но тем не менее, процесс шел, и это радовало. Лишний раз убедившись, что все в порядке, черный маг сел в свое кресло и проспал в нем до утра, крепко, без сновидений.

Принцесса пришла в себя утром, но встала на ноги только через два дня — исхудавшая, с голодным блеском в глазах. И почти сразу лорд Андрей стал готовиться к встрече с архимагом…


— Но зачем он тебе?

Принцесса по-прежнему не понимала, какие выгоды хочет извлечь лорд Андрей из не самой безопасной встречи. Лорд Андрей вздохнул — ну ведь не маленькая девочка, вроде, и объяснил:

— Ты пойми, мне он, в общем-то, не нужен, а вот тебе — очень и очень.

— Зачем? Мне-то он зачем?

— А затем, что тебе потребуются люди, которые будут служить тебе не на совесть, а из страха. Вот сядешь ты на трон… Сядешь-сядешь, не надо делать сердитое лицо — это сейчас уже не моя блажь, а вопрос выживания. Про встречу с твим братцем я рассказывал? Вот то-то. Так вот, садишься ты на трон — и кто вокруг тебя?

— Ты, Атрес, Аллен…

— Еще Шона добавь, Эрика, с семьей, еще человек пять наскребем по королевству, может. Ну, слуги твои — они тебя не предали, стоит наградить, титулы дать, приблизить. И это, в принципе, все. Причем, заметь, никто из нас, кроме меня, разумеется, реальными возможностями в плане влияния на ситуацию не обладает. Ну, на моих штыках можно усидеть на троне сколь угодно долго… Но я ведь не смогу быть с тобой постоянно.

— Почему?

— Да потому, что скоро, очень скоро у меня будет своя война. Хочу я этого или не хочу, но воевать мне придется, процесс пошел. Сколько-то солдат я осталю, но это — капля в море. Из Эрика выйдет отличный премьер-министр, никто не отказывал ему в уме, род древний, знатный, тоже ни с какой стороны не подкопаешься. Но время, время… Пока он еще сможет взять в руки реальные рычаги управления, пройдут, возможно, годы. У нас столько времени нет. Атрес сможет взять на себя командование твоей охраной, но не армией. Тут и чисто ваша специфика — он дворянин без году неделя, любой лейтенантишко будет себя считать если не главнее, то уж равным точно. И будет приказы оспаривать и обдумывать вместо того, чтобы выполнять. Бардак будет. Пока еще наш капрал вес наберет… Или всю армию потрошить, генералов снимать — а соседи ведь воспользуются бардаком, мы ведь не в вакууме живем. Или ограничиться подчинением ему только твоей охраны. Там уже проще. А еще неприятный момент в том, что Атрес армию и не потянет. Ну не дорос он еще до этого, здесь уже не личная преданность влияет, а голый профессионализм. Его потолок — рота от силы. Будем выкручиваться, как можем. Я планирую перебросить сюда его родной десятый гвардейский легион с границы. Народ там суровый, в интриги лезть не привык. Командира легиона я помню — из боевых генералов, причем лишними амбициями не страдает. Назначим его командовать армией. Пусть хоть кто попробует оспорить, новый командующий этого кого-то просто на завтрак съест, и правильно сделает. А Атреса поставим на легион и дадим ему хорошего начальника штаба. Жить захотят — и сработаются, и справятся.

— Что значит жить захотят? Ты что, Атреса… того…

— Этого, блин! Если не справятся, их и без нас положат. Думаешь, мало заговоров будет? Ой-ей-ей, сколько голов срубить придется. Так что вопрос с твоей охраной мы решим. А вот дальше — хуже. Во-первых, в окружении трона будут твои братья. Они — народ умный, за это я не боюсь. Тебя они поддержали сейчас, даже сами, можно сказать, пропихивают, будут поддерживать и дальше. Какое-то время.

— Почему?

— Да потому, что хотя сами они на престол сейчас не метят, рано или поздно уже в ИХ окружении найдутся те, кто начнет внушать им мысль, что уж ОНИ-то справятся с престолом куда лучше слабой женщины. Это сейчас твои братья молоды, у них ветер в головах и, хотя головы эти самые работают очень неплохо, но вектор мыслей лежит пока не в направлении короны, а в направлении как следует ПОЖИТЬ. К короне на голове прилагаются и нешуточные заботы, они это понимают и ограничивать собственную свободу не хотят. Но это пока. С возрастом приоритеты могут меняться, и когда этот возраст наступит, никому не ведомо. Кроме того, рано или поздно у твоих братьев появятся дети, и не факт, что ребятки не захотят добыть корону для них.

Принцесса задумалась. Лорд Андрей фыркнул и грубо припечатал:

— С теми, кто будет с тобой из личной преданности, мы разобрались. С теми, кто будет работать за идею, мы уже тоже разобрались. Остаются те, кого ты возвысишь. Они-то уж будут тебе блогодарны, еще как благодарны. Пока им не предложат больше. Запомни, благодарность со временем проходит, а вот страх — никогда. Поэтому тебе будут нужны те, кто будет служить за страх. Это те дворянчики, которых мы недавно припугнули. Уж припугнули так припугнули, теперь неминуемая и немедленная кара в нашем лице для них страшнее, чем перспектива проблем от кого угодно. Разве что кто-нибудь напугает их еще сильнее, но это уже в далекой перспективе. Держать их будешь в ежовых рукавицах — и проблем не будет. Но это — мелкие сошки. И магов серьезных среди них нет. Тебе нужен кто-то приличного калибра, который будет тебе или мне чем-то обязан, будет тебя или меня страшно бояться и при этом окажется по-возможности вменяемым человеком. Глава Совета магов подходит не идеально, но это лучше, чем ничего. Правда, сейчас он наверняка занят тем, что готовит мне ловушку. Серые скалы — знаю я это место. Не так и далеко, кстати. Он назначил встречу именно там, в заброшенном монастыре. Есть в том районе одна маленькая хитрость — энергетические потоки там очень хитро искривляются, природная аномалия какая-то. Если у маг пользуется внешним источником энергии, как я своим реактором, то в этом месте элементарно теряется с ним связь. Потом ее можно восстановить, разобраться в искривлении потоков — и все, но вот только на это уходит время. Да, конечно, маг может и должен иметь резерв, да и от местных источников, которые у нас у всех под ногами, отрезать ну никак не получится, но все это — капля в море по сравнению с тем, от чего тебя отрезают. Он наверняка будет там раньше, настроится на свой внешний источник, не знаю уж, чем он там пользоваться будет. Может, вообще ученики на него каналы откроют и подпитывать начнут. И в этом случае он окажется сильнее меня.

— И ты все равно пойдешь?

— Конечно. Да не волнуйся ты так. У него весь план построен на одном-единственном ошибочном допущении, что я с этой аномалией не знаком. А у меня вон на полке карта этих искажений лежит. Так что кто в худшем положении окажется, вообще неизвестно. Вернее, мне-то как раз известно.

Черный маг весело засмеялся и продолжил сборы. Принцесса задумчиво посмотрела на него, а потом внезапно спросила:

— Ты перечислил тех, кто будет у трона. А Сыскное бюро? И, кажется, еще какие-то подобные службы есть. Как поведут себя они?

— А они-то как раз самые опасные, — вновь повернулся к ней лорд Андрей. — Пока ты делаешь то, что идет на пользу королевству, они будут служить тебе верой и правдой. Но когда они решат, что ты действуешь государству вовред… Я сам их учил такому отношению. Может, и зря, но тем не менее. В открытую они против тебя не выступят, но попытаются подправить твою политику. А уж как они будут эти правки делать, я предсказать не возьмусь. Так что надо будет или сразу их разгонять-нейтрализовывать, или служить своему королевству так, чтобы твои дела шли ему во благо. Решать тебе — королева ты будущая, или почему?

Когда женщине нечего сказать, это не значит, что она будет молчать. Истина эта общеизвестная, но нет правил без исключений. Веспа была умной женщиной, поэтому она не стала больше ничего спрашивать и тихонько ушла к себе, обдумывать услышанное.


Архимаг явился к месту встречи заранее, подготовился тщательно, проверил секторы обстрела, настроил каналы и стал ждать. По его рассчетам, лорд Андрей должен был телепортироваться неподалеку от входа в монастырь. Там кончалась аномальная зона, а значит, можно было открывать портал. В самом монастыре этого не удавалось сделать еще никому — возмущения магических потоков либо не давали открывать порталы, либо, что еще хуже, настолько искажали их структуру, что проходящий через них мог оказаться, в результате, не совсем целым. Ну, скажем, вывернутым наизнанку. Возможно, именно эти возмущения и привлекли сюда построивших монастырь. И они-же (а вот это уже без всяких возможно) заставили святых отцов отсюда убраться. Смертность в монастыре была жуткая — в центре аномалии можно было находиться достаточно долго без опасности для здоровья, вот только число потерявших рассудок к концу первого года жизни вмонастыре превышало все допустимые нормы. Выводы были сделаны и монастырь тихо умер.

«Кхе-кхе», раздалось сзади, и сразу архимаг почувствовал, как схлопнулись каналы, соединяющие его и с учениками, и с кристаллом-накопителем — огромной мощности артефактом, стоявшим в подвале его дома. Этот кристалл, весивший около полутонны, являлся основным козырем архимага во всевозможных поединках. О нем никто не знал, и это было лучшей гарантией, что никто кроме хозяина к нему не присосется. Однако сейчас канал был блокирован так надежно, что все преимущество архимага растаяло, как сон.

— Не кажитесь себе всезнающими, ибо всегда найдется кто-то, кто знает и умеет больше вас, — процитировал лорд Андрей какого-то философа. Он стоял в середине запыленной трапезной, у окна которой расположился архимаг. — Я могу сюда телепортироваться, могу и отсюда. А вы?

Старик быстро прощапал ауру лорда Андрея. Тот не пытался помешать. Получалось, что канал энергетической подпитки черного мага открыты, но подключиться к ним не получится. Впрочем, он и не надеялся. Но как лорд Андрей сумел телепортироваться? И как он сохранил канал?

— Может, начнем? — лорд Андрей неприятно улыбнулся. — А то постоянно держать связь с источником довольно утомительно…

Милен скрипнул зубами и шагнул ему навстречу.


Архимаг стоял, готовый к бою, в классической стойке, с поднятыми и чуть разведенными в стороны руками. Когда наступит время, между чуть согнутыми ладонями-отражателями сконцентрируется ток энергии и появится файербол. Судя по размаху рук, шарик обещал быть впечатляющим. Впрочем, ежу понятно, что это — только начало, удар, призванный загнать противника в защиту. Настоящего боевого мага таким не проймешь, поэтому следом за файерболом наверняка пойдет что-то не менее убийственное, но куда более изощренное. Черт возьми, старик был опасен, как кобра.

Лорд Андрей в стойки не становился. Вообще не было заметно, чтобы он собирался драться. Впрочем, любой знающий его предпочел бы сейчас быть подальше — черный маг сам по себе был силой, а в картинные позы ради такой малости, как поединок, не становился уже давно, разве что на публику требовалось впечатление произвести. Он был сильнее и понимал это. А вот архимаг, похоже, нет.

— Ну так вы меня пригласили сюда сразу драться, или, может, хотите поговорить? А то ведь за ради драки я обычно прихожу без приглашения.

Архимаг немного растерялся — он-то настраивался на бой в выгодных для себя условиях, а вышло наоборот. И от источника энергии лорда Андрея он не отрезал, и бить его сразу не стали.

— Вы давайте, решайте, сейчас у вас есть еще время на попытку оправдаться. В конце-концов, я давал Совету неделю, у вас есть еще три дня на вашу выдачу. Или на то, чтобы смыться куда подальше — я не настолько мстителен, чтобы вас отлавливать по всему миру. Вы-то что, исполнитель монаршьей воли, не больше. Вот ему, сопляку, я головенку откручу по-любому.

— Кто вам позволит. Когда-то вы подняли в воздух свой замок, но трое-четверо архимагов вполне смогут это повторить. Нас ведь куда больше, и мы умеем работать все вместе. Да, вы оказалисть достаточно сильны, чтобы справиться с Советом, но Совет присутствовал далеко не в полном составе и сильнейших на площади не было.

— В курсе, — отмахнулся лорд Андрей. — Они меня отлавливали, защиту вокруг города держали и все такое, а я пешочком пришел. Чуть помедленнее вышло, зато надежно. Гибкости вам не хватает, друг мой, гибкости. Мои шаги были вполне просчитываемы, если не замыкаться на собственной исключительности.

— Не вам судить о нашей исключительности, молодой человек.

— И не вам о моей. Но давайте к делу — время еще терпит, но с каждой минутой отпущенные вам судьбой часы убывают. Я не совсем понял обвинение. Попытка переворота — это еще ладно, такой разговор действительно был. Правда, это чисто моя идея, но принцессе, положим, можно приписать недоносительство. Но что насчет незаконной магии? И давайте не будем грузить друг друга по поводу ее признаний — в разговоре с палачем человек подпишет что угодно.

— Насчет незаконной магии, — архимаг потер подбородок. — Она не обучалась в Школе Высокого Искусства, не имеет соответствующего диплома и лицензии на магические эксперименты. Но магия в ее замке так и перла, вы ведь не будете отрицать?

— А как гласит закон насчет частного обучения? Насколько я помню, любой архимаг имеет право обучать своих собственных, не связанных со Школой учеников, в пределах обучения они имеют право заниматься магией под его личную ответственность. Единственное ограничение, помнится, это то, что они должны в конце обучения сдать экзамены во все той-же Школе.

— И кто-же ее учил?

— Я.

— Ну, молодой человек, — архимаг сухо засмеялся. — Вы и сами диплома не имеете.

— За молодого человека спасибо, значит, я неплохо выгляжу. Может, я и не имею диплома, но я сильнее и искуснее любого из вас. Но не в этом суть. Вы, помнится, из третьего выпуска?

— Да, — кивнул архимаг. — Я учился у самих Бойла и Чена Ли.

— А я основал эту школу. Да-да, и не смотрите на меня так, я лет на пятьдесят постарше вас буду. Я помню вас еще многообещающим сопляком, из которого мог получиться могучий маг. Получилось, конечно, неплохо, но хуже, чем могло быть.

Архимаг неверяще смотрел на высокого худощавого человека средних лет, с седыми волосами, но без малейших признаков старости на лице, с широкими плечами и резкими, молодыми движениями. Лорд Андрей рассмеялся, вынул из кармана два медальена на цепочкох и подбросил их в руке.

— Узнаете?

— Медальены Основателей. Ну да, вы убили их и забрали себе медальены.

— Третий у меня на шее, — показал медальен лорд Андрей. — Ауру ни с чем не спутаешь, это моя железка. Посмотрите внимательнее.

Архимаг пристально вгляделся, кивнул.

— Но как… Но почему… Мы не знали этого.

— Вспомните картину в фойе Школы, мессир архимаг. Помните — на нем три Основателя, указывающие путь? Насколько я помню, лица прописаны очень четко.

— Но у третьего Основателя лицо скрыто шлемом. Мы всегда считали, что это — аллегория.

— Нет. Просто первый Остнователь — символ мастерства, это Чен Ли. Второй — воплощение силы, для него позировал Бойл. Согласитесь, при его габаритах это несложно. А третий, если вы не в курсе, символизирует мудрость. А она заключается еще и в том, чтобы никому ничего о себе не сказать.

— Но почему тогда мы настолько уступаем вам в мастерстве? Нас никогда не учили заклинаниям, подобным вашим, и мы не смогли создать ничего подобного сами. И даже старость мы можем только отодвинуть, а вы по-прежнему молоды.

— Вы уступаете мне не в мастерстве. Вы уступаете мне в базовых знаниях. Я просто приложил то, что знал, к магии этого мира, к тому, чему научился здесь. Ни Бойл, ни Чон Ли не могли вас этому научить — ибо не умели сами. В том мире, откуда мы пришли, они были так, нижние чины, не отягощенные излишним образованием. А я был офицером Империи, пусть переживающей далеко не лучшие времена, но все же Империи, а это обязывает. Поэтому, основав Школу, я отошел от дел — недоучек плодить не хотелось, а начинать обучение с азов не было желания, я ведь и сам далеко не все помню. Кстати, именно из-за недостатка знаний ни Бойл, ни Чен Ли не смогли пробиться домой. Я сам рассчитывал константы несколько лет. И передрались мы в конце-концов как раз из-за того, что у ребят так и осталась психология мелких гопников. И потому они, кстати, проиграли.

— Значит, принцесса…

— Да, она — мой личный ученик, и она будущая королева. Если она простит вас, а вы поклянетесь хранить тайну нашего разговора и присягнете ей на верность, то останетесь живы. Если нет… Или, скажем, если вы меня предадите, я вас уничтожу. А вреда вы мне все равно не причините, класс у нас разный.

Архимаг задумался. Лорд Андрей не торопил его, он слишком хорошо понимал, что творится в голове старика. С одной стороны — место главы Совета, гордость и страх перед королем, с другой — жизнь и, возможно, небывалые перспективы. Да и служить легендарному Основателю — это совсем не то, что унижаться перед выскочкой, ущерба для все той-же гордости нет. К тому-же архимаг хорошо помнил Смуту. Если лорд Андрей хочет сделать девченку королевой — значит, он может это сделать и, рано или поздно, сделает. Но главное все-таки — ЖИЗНЬ!

Наконец архимаг решился.

— Какие будут гарантии, — с видом оскорбленной невинности спросил он.

— Гос-споди, да какие гарантии в нашем деле, — весело улыбаясь развел руками лорд Андрей. — Ваша единственная гарантия — вы сами. Будьте нужны — и ничего с вами не случится, а нет — будете разменной монетой в любой игре. А вот заплачу я вам неплохо, причем авансом.

— И каким-же образом? — удивился архимаг. — Я достаточно богат…

— Но ваше место в Совете сейчас оспаривают целых два претендента, а потеряв его вы теряете и власть, и источник стабильного дохода. Конечно, что-то вы подкопили, да и родовое поместье у вас есть, но это все — крохи, как раньше жить вы уже не сможете. Ведь так?

— Ну, так, — неохотно согласился архимаг.

— Честно говоря, мне проще было бы договориться с вашими оппонентами, но один мне глубоко противен, а второй — сволочь и клятвопреступник. Таким верить — себя не уважать. Поэтому, — лорд Андрей достал из кармана два небольших пакета, — прошу вас взглянуть.

Архимаг вскрыл один из пакетов и достал пачку фотографий. Вернее, он скорее всего не знал, что эти картинки называются фотографиями, но суть уловил сразу. А может, просто сталкивался с таким — кое-какие технические игрушки, безобидные и не очень, частенько проникали из владений лорда Андрея во внешний мир.

Скривившись, он поднял глаза на черного мага. Тот кивнул.

— Да, да, все именно так и было. Мужеложество, конечно, не преступление, но я не думаю, что когда это всплывет, симпатии членов Совета останутся на его стороне. Берите, пользуйтесь — это в любом случае было бы доведено до сведения кого надо, не вами, так кем-нибудь еще. Можете не терзаться угрызениями совести, я просто гомиков ненавижу.

— А что во втором? — с интересом спросил старик, разглядывая второй пакет, гораздо более пухлый.

— Карты серебряных рудников, которые ваш второй противник утаил от взора короля. Что с ним король сделает — догадываетесь? Советую поиметь с этого сколько можете.

— Интересно, а на меня у вас что-нибудь есть?

— Конечно, а как вы думаете? Много чего есть, но там нет ни одного факта, говорящего, что вы неприятны ЛИЧНО МНЕ. Так что подумайте над тем, чтобы больше не допускать ошибок, друг мой. Я за вас поручился. И… Не разочаруйте меня.


Домой черный маг возвращался довольным довольным до такой степени, что даже не обратил сразу внимания на встревоженные лица товарищей. А когда обратил — спросил, что случилось. А когда услышал ответ — испугался.

Принцесса опять вляпалась. Казалось бы, что можно сделать такого страшного в стенах этой цитадели? В месте, где все, абсолютно все направлено на обеспечение комфорта и безопасности хозяев. Так нет-же вздумала попрактиковаться в магии, причем не в какой-то, а в магии перемещения. Той самой, что ей ну очень плохо давалась. Правда, на сей раз она вроде и не могла ничего напортачить — телепортироваться из одного угла замкового двора в другой, на расстоянии прямой видимости, не так уж и сложно. Руководил тем более граф — уж он-то теорию телепортации знал назубок, — а страховал Аллен. И вот результат — принцесса исчезла неизвестно куда, граф и Аллен, сунувшиеся было в портал следом за ней, получили такой магический удар, что Аллен до сих пор без сознания от полного магического истощения. Щит он не успел поставить, видите-ли. Гарантиди был обвешан защитными амулетами, как новогодняя елка, поэтому его всего-лишь отшвырнуло и ударило о стену, но сила удара, по его словам, была очень велика. А портал потух, будто и не было…

— Идиоты, — проскрипел сквазь зубы лорд Андрей и бегом бросился в лабораторию. Обратно он примчался в сопровождении двух лакеев, все трое буквально задыхались от тяжести приборов.

По всему выходило, что кто-то умный и хитрый отследил открытие портала. Это несложно и, если ты заранее готов, можно попробовать в этот портал внедриться. Естественно, опытный маг порталы строит защищенные, и чем он сильнее, тем сложнее в этот портал вломиться. Простейшая аналогия — подземный ход. Можно сделать обычный ход в земле, можно выложить его камнем, а можно залить бетоном, вставить стальную арматуру, да еще сверху бронеплиты установить. Естественно, и вломиться в такой портал вряд-ли кто-то сможет. А вот то, что делают ученики — это даже не подземный ход, это открытая траншея. Приходи, кто хочешь, бери, что хочешь. Если успеешь, конечно — портал действует недолго. Но если заготовить заклинание заранее, так, на всякий случай, законсервировать в амулете — ничего технически сложного в такой операции нет. Естественно, будь лорд Андрей в замке, ничего бы не вышло. Просто даже потому, что сработала бы защита. Но, отлучаясь, лорд Андрей как раз защиту от телепортации снял — чтоб, значит, переместиться сразу домой, а не в километре за воротами. Лень было пешком топать — теперь придется побегать…

Был, правда, один интересный и внушающий надежды нюанс. Портал, даже с перехваченным управлением, все-таки оставался творением принцессы. А значит, его можно было отследить. Как самолет в воздухе оставляет инверсионный след — так портал начинающего мага чертит за собой линию. Кто умеет — увидит. Вообще, увидеть можно любой след, просто держится он недолго. У серьезного специалиста — минуту-две, у начинающего — несколько часов. А принцесса была начинающей, да еще с избытком силы. Отследили, в общем.

И результат не обрадовал.


— Итак, господа, — мрачно, но спокойно, по-деловому начал лорд Андрей на импровизированном военном совете, — выдернул ее, похоже, небезизвестный нам магистр Сванг. Во всяком случае, она сейчас в его замке. Почти наверняка, он не один, но действовать надс сейчас, дальше будет хуже. По данным космической разведки, к замку направляются королевские войска. То-ли на помощь, то-ли уважаемый магистр ведет какую-то свою игру. В любом случае, у нас пара часов, не больше. Будем штурмовать.

Все, даже не пришедший еще в норму Аллен, кивнули. Отсчет последних часов жизни боевого магистра начался.


Замок магистра Сванга не был приклыт полем магического подавления, только маскировочным, защищающим от любителей смотреть сквозь стены. С одной стороны, это доказывало, что Сванг не один и рассчитывает, в основном, на магию собравшихся, с другой, было серьезным тактическим просчетом. Нет, конечно, лорд Андрей разнес бы любой купол, но время, время… А так, совсем недалеко от внушительных стен замка открылся портал — по нему сразу ударили и магией, и катапультой со стен, и вообще всем, что могла стрелять, но как раз выход из портала оказался прикрыт от атак как физических, так и магических, причем настолько плотно, что пробить или даже поколебать защиту просто не удалось. Из портала полезла весьма разношерстная компания — лорд Андрей со всем штабом (даже Аллена с собой прихватил — пусть учится), пара десятков морпехов в черной форме, мотострелки в камуфляже… Под конец, с шутками и прибаутками, из портала вывели танк. Все вместе заняло не более двух минут. Время, которого защитникам наверняка было достаточно, чтобы оценить ситуацию, но явно мало для организации хоть какого-то противодействия.

Танк не торопясь развернулся перед воротами и дважды выстрелил. Пятидюймовые фугасы вдребезги разнесли не только ворота, но и массивную решетку за ними. Подъемный мост дернулся и начал было подниматься, но гасеницы танка успели навалиться на край и придавили его к земле. Дальше танк не пошел — сомнительно было, что не слишком толстые доски выдержат его немалый вес. Вместо этого он еще раз пальнул из орудия и добавил из огнемета. Сразу вслед за этим по мосту загрохотали сапоги атакующих. Но во дворе замка атака захлебнулась — маги обороняющихся поставили щит, успешно отражающий пули. Впрочем, контратаковать им было практически нечем — большинство стражников разбежалось, бросая оружие. Видимо, они вполне логично рассудили, что там, где сражаются маги, простым смертным не место. Логично, в общем-то.

Лорд Андрей, в свою очередь обезопасив своих людей от магических атак, внимательно оглядел замок изнутри, просканировал и, оставшись доволен результатом, ткнул пальцем в одну из башен.

— Принцесса там. Жива и даже в сознании, но ее магию кто-то держит.

— Блокираторы? — спросил, блеснув эрудицией, Атрес.

— Похоже. Сейчас попробую до нее добраться…

Блокираторы, конечно, сила, но и с ними можно справиться, если знать, как. Основная их проблема — небольшое расстояние, на котором они работают. Стало быть, их надо атаковать с дистанции, что лорд Андрей и сделал, элементарно подпалив в одной из комнат башни все, что могло гореть. Потянуло дымом, из узкого окна выплеснулись первые, еще робкие языки пламени. Будь это магическое пламя, блокираторы справились бы с ним без проблем, но в том-то и тонкость, что загоревшись от магии, дальше стропила, мебель и прочие результаты плотницких (и не только) экспериментовгорели уже сами по себе и тошить их надо было или водой, или все той-же магией. Дым начал стремительно затягивать башню, отвлекая блокираторов от их основного занятия, что и привело, в конечном итоге, ко вполне закономерному результату.

К тому моменту маги во дворе и на стенах замка уже оправились от первого шока и, определив, что атакующих не так и много и они скучились во дворе. Они атаковали вполне решительно и слаженно, хорошо хоть круг организовать не сумели.

А вот чего никто из них не ожидал, так это удара в спину. И удар этот был силен, невероятно силен. Крыша дымящейся башни внезапно приподнялась, как будто подброшенная взрывом. Во все стороны полетела черепица и куски стропил. Потом начали вылетать камни из стен башни, зубцы стены замка рухнули вниз, будто срубленные ударом меча. Где-то там, внутри башни клокотала мощь, неведомая и чудовищная в своей тупой силе.

— Ё-мое, — выдохнул лорд Андрей. — Это сколько-же блокираторов ее держало? И сколько их там осталось?

— Да, молодец девочка…

— Ребята, я к ней. Атакуем! — скомандовал лорд Андрей. Впрочем, атаковать было уже некого. Грамотно оценив обстановку и решив, что с противником неизвестной, но явно немалой мощи за спиной и атакующим лордом Андреем впереди им, в отбщем-то, ничего не светит, они начали в массовом порядке покидать замок. Бой кончился как-то сам собой, началась банальная зачистка.

Увешанные защитными амулетами солдаты во главе с Атресом двинулись вдоль стен, проверяя каждую щель. Небольшой отряд, на этот раз руководимый графом, с Шоном и Алленом на подхвате и с десятком солдат для прикрытия двинулись в господские покои — проверить и по-возможности вынести все ценное, что попадется — лорд Андрей был рачительным хозяином. Сам-же он двинулся прямиком к башне, не без основания рассудив, что если где и будет дан ему серьезный отпор, то именно там. А раз так — незачем подставлять под удар остальных, заведомо более слабых. Не факт, совсем не факт, что ему удастся их прикрыть от атаки в этих руинах.

Естественно, он был прав, и первый очаг сопротивления оказался еще до башни. Внезапно открылась дверь, и навстречу магу буквально вывалилось человек десять во главе… Ну дела, с бывшим женихом Веспы, бароном как-его-там. И нет бы атаковать сразу, ну ничему их не учит жизнь. Барон, придурок, в лучших рыцарских традициях начал вызывать его на бой. Разумеется, вызов принят не был. А вот ответ был.

— Ну что, смертнички, полетаем? — Черный маг гнустно ухмыльнулся и нащупал за спиной приклад портативного огнемета.

— Чего? — не понял барон.

— Просто мне хорошо, — безмятежно отозвался лорд Андрей. — Впрочем, пусть тебя это не радует. А знаешь почему?

— Почему? — тупо повторил барон.

— Потому что раз мне хорошо, то вам сейчас будет плохо.

Короче, перешагнул маг через дымящиеся трупы, забросил за плечо разряженный огнемет и вошел в башню, не забывая вертеть головой на триста шестьдесят градусов.

По лестнице, неожиданно широкой, он поднялся до первого этажа башни. Там его уже ждали — человек пять, с антимагическими амулетами и вполне современными пистолетами в руках. Но не стреляли — один попробовал, но пуля моментально погасла в защитном экране. Хорошая штука, кстати, останавливает любой предмет, движущийся слишком быстро. Можно, конечно, сделать так, чтобы вообще все останавливать, но это создает неудобства для самого мага. Похоже, нападающие не совсем понимали, что делать дальше, но потом сообразили достать мечи и попытались взять мага в кольцо.

Лорд Андрей спокойно позволил им окружить себя, а потом прыгнул — неожиданно, из неудобного положения, нанося удары одновременно руками и ногами. На тренировках получалось ударить по трем и даже четырем спарринг-партнерам, здесь он достал только двоих. Впрочем, это было непринципиально — он сумел вырваться из кольца, приземлился на четвереньки, перекувырнулся через голову и вскочил, уже успев выхватить пистолет.

Хлоп-хлоп-хлоп… Хорошо быть неуязвимым и притом вооруженным. Вот только поторопиться надо, а то сверху огонь уже гудит, и потому дальше лорд Андрей поднимался по лесннице бегом.


Принцессу он нашел сразу, целую и невредимую, только слегка угоревшую — огня на втором этаже не было, только дым. Хлестнул ее пару раз по щекам, вылил на голову воду из кстати подвернувшегося под руку кувшина, бормоча «Терпи, девочка, терпи. Ты что думала — в сказку попала? Магия — это тебе не хухры-мухры, ее думать надо. Терпи, тяжело в учении — легко в гробу», подхватил на руки, рассчитывая бежать куда подальше от потихоньку появляющихся сверху язычков пламени и только потом сообразил, что делает дурость. Напрягся на миг — и огонь погас, а вся верхняя часть башни покрылась инеем. Вот так и тушат огонь настоящие маги — просто выкачивают его энергию, и все. А потом получил сзади сильный удар по голове и упал, пытаясь в падении прикрыть девушку, которую все еще держал на руках.

Магистр Сванг, а это был именно он, шагнул вперед, пытаясь добить упавшего, но лорд Андрей сознания не потерял, ухитрился откатиться, заблокировать удар и даже встать на ноги, правда, получив пару раз чувствительно по лицу — бойцом магистр был отменным. Хорошо, мечом не достал — но вначале, видимо, боялся задеть девушку, а потом лорд Андрей ухитрился уклониться.

— Зачем она тебе?

— Жениться хочу.

— Ты? — изумился черный маг. И тут-же понял, что как раз тут все логично. Женившись на принцессе, Сванг получал некоторые, хотя и очень спорные права на престол. Король-маг-воин-священник… Это уже более чем серьезно. — А она согласна?

— А кто ее спрашивать будет? Убирайся, останешься жив.

— Ага, щ-щас, спешу и падаю.

Лорд Андрей попытался выхватить пистолет, только вот Сванг оказался быстр. Меч его распорол черному магу грудь, к счастью, только мышцы, а потом плашмя ударил его по голове. Лорд Андрей упал, кровь из раны стремительно пропитывала одежду.

— Я! Тебя! Предупреждал! — магистр наклонился к окровавленному лицу лорда Андрея. — Оставь ее и убирайся.

Лорд Андрей с усилием вздохнул, приходя в себя. Потом вздохнул еще раз и вдруг ткнул магистра пальцем в глаз. Ткнул очень быстро, тот даже не успел моргнуть. А потом перехватил его за воротник, оперся на воющего врага и рывком встал на ноги. Резко ударил его в нервный узел, потом еще раз, в пах, а потом с усилием оторвал его от пола и швырнул вниз, с лестницы, по ступенькам. Подхватил какой-то стул, оторвал ножку и, крутанув в руке получившуюся дубинку, зашагал следом.

— В спину бить легко, мальчик. Очень легко. А теперь попробуй вот так, глаза в глаза. Ну, что-же ты не смеешься? Как — и встать не можешь? Ну, это ты зря. Потому что лежачего не бьют! ЕГО ТОПЧУТ!!

Лорда Андрей хорошо помнил, о том, что нельзя бить лежачего, ведь он может встать. Поэтому он не стал бить поверженного. Он его убил.

Сил после этого почти уже не оставалось. Хорошо, выскочили откуда-то трое морских пехотинцев — зачищали, оказывается, помещение по соседству. Один подхватил принцессу, двое поддерживали но ногах мага. Так вместе и стали выбираться. Идти пришлось кружным путем — внизу, как оказалось, от взрыва очередной гранаты рухнула лестница. К счастью, из этой башни коридоров хватало. В общем-то, почти без приключений вышли, только проходя через какой-то то-ли склад, то-ли свалку магических безделушек (самое неприятное место, кстати — ни стрелять нельзя, ни магичить, потому что неизвестно, как поведет себя какой-нибудь не до конца разряженный амулет при попадании пули или там ударе молнии, а добра этого полные ящики, даже у самого лорда Андрея нет столько хлама) нарвались на непонятно кого.

— В ножи их, — устало выдохнул черный маг. Морпехи отреагировали незамедлительно, уж чему-чему, а воевать их выучили на совесть и нож — отнюдь не самое плохое оружие против пятерки ничего не ожидающих придурков. Несколько секунд — и все было кончено.

А потом они выбрались на открытый воздух и лорд Андрей начал оседать — силы кончились.


Из замка они выбрались примерно через час. К тому времени принцесса пришла в себя, а Шон подлатал немного лорда Андрея, во всяком случае, теперь маг сидел в седле вовсе даже не морщась, да и портал был готов открыть. Надо было только отъехать чуть подальше — портал нужен был объемным, чтобы танк пролез. Бросать такую хорошую машину маг совершенно не собирался. Ну и еще один момент — мало ли что могло остаться в замке? В конце-концов, хозяином в нем был отнюдь не самый слабый маг.

Лорд Андрей владел конструктивным, а главное, творческим подходом к решению проблем. Именно поэтому замок сейчас не лежал в руинах — его просто не стало. Не очень и яркая вспышка — и все. Замок не провалился в тартарары, не взорвался и даже не перенесся в другое место. Только на миг открылся на его месте портал между мирами. Точнее, открыться-то открылся, но не до конца. Выход из одного мира появился, а вот вход в другой — нет. И отправился замок в вечное странствие по безвременью, а что уж там, в этом безвременьи, с ним стало, никто не знал. Просто никто оттуда еще не возвращался.

А вот портал домой маг открыть не успел — королевская конница выметнулась настолько внезапно, что никто не успел даже нормально отреагировать. Впрочем, кавалерия тоже к такому повороту событий оказалась не готова. Их командир явно спешил, успел к месту событий раньше, чем кто-либо мог предположить, но на лорда Андрея нарваться он явно не рассчитывал. Скорее, он планировал столкнуться здесь со Свангом и, судя по амулетам у солдат, рассчитывал отнюдь не на мирную встречу…

— Господи, да как же вы все мне надоли!

Заклинание, позволяющее остановить, а точнее, замедлить время — одно из самых простых. Правда, и одно из самых энергоемких. Даже самые сильные маги могли замедлить время максимум в два-три раза, и то на несколько секунд. В этом смысле лорд Андрей со своим знанием физики, как всегда, был в выиграше. Вместо того, чтобы тормозить весь мир (который, кстати, этого и не замечал), он ускорялся сам. Раз в сто, примерно, правда, с колоссальным расходом сил. Единственный побочный эффект — это то, что закинание могло действовать лишь две-три минуты локального времени, саморазрушаясь в финале, а повторить его было не так-то быстро, в себя с месяц приходить придется, не меньше, все-таки физическая перегрузка бешеная. Зато за эти минуты можно было много чего сделать — сбежать, например…

Сейчас он сбегать и не собирался. Вместо этого он извлек из ножен кортик и не торопясь начал убивать всех, кто находился перед ним. Бил точно, благо противники замерли без признаков жизни. Так что к тому моменту, как заклинание перестало действовать (для всех остальных прошло примерно две секунды), склон холма напоминал бойню. Повсюду в лужах крови валялись королевские гвардейцы, как правило, с перерезанными глотками — бить в горло проще и удобнее, а на эстетику лорду Андрею было плевать, война, господа, война. Естественно, что девушку моментально стошнило. Да и остальных явно мутило. Впрочем, мага это не очень волновало. Создав портал в замок, он, еле держась на ногах от боли в перетруженных ускорением, совершенно не подготовленных к этому мышцах, первым отправился домой.

Вечером, сидя в кресле на башне замка (именно сидя — Шон подлечил его, но двигаться в ближайшие пару дней было все равно тяжко), переворачивая шашлыки на установленном прямо здесь мангале и глядя на густой лес километрах в двух от замка, лорд Андрей услышал за спиной легкие шаги. И даже сумел почти точно угадать, что ему скажут.

— Ты мог обойтись без этой бойни, — обвиняюще буркнула принцесса.

— Мог, — согласился маг, продолжая поворачивать импровизированные шампуры, сделанные из деревянных прутьев. Он любил шашлык именно на таких шампурах, просто ему казалось, что вкус у мяса получается совершенно другой. Впрочем, не все разделяли его мнение.

— А почему не сделал? Зачем тебе столько крови? Тебе их не жаль? У них наверняка жены, дети, семьи…

— Да потому, что достали! Ну надоело мне это. Я уже хрен знает сколько дней в седле. Не сплю нормально, готовлю на костре. Я хочу сменить одежду, принять душ, а не лезть в эти проклятые реки. А там вода ледяная. Мне надоело таиться и прятаться. Черт возьми, да по-хорошему их всех можно растоптать, сил хватит, а они лезут и лезут не в свои дела. Я преподал им урок, только и всего. А с семьями нечего искать работу с риском.

Маг плюнул, отвернулся и стал смотреть на лес. Конечно, с седлом, одеждой и реками он переборщил — успел и отдохнуть, и отоспаться, и отъесться. Да и не то чтоб слишком уж долго был он в походных условиях. Но действительно, надоело.

Принцесса вздохнула, налила себе немного вина, поболтала его в бокале, любуясь цветом, и спросила:

— А что мы будем делать дальше?

— Шашлык есть. Зови народ — готово уже. А вообще, прийду в себя — и будем заканчивать эпопею. Иначе крови может быть еще больше.


Утром поймали очередного шпиона-диверсанта. Вернее, поймали — громко сказано. Пришла делегация из родной деревни Атреса с нижайшей просьбой к земляку подмогнуть чем может — из-за наводнения, которому подверглись земли черного мага во время метеорологической войны, смыло посевы. Таких просителей было к магу по две-три делегации в день. Обычно он компенсировал потери деньгами, благо казна позволяла. Единственная разница сейчас была, что просили у Атреса. Ничего страшного, Атрес прекрасно знал, как поступал лорд Андрей, поэтому обещал помочь, испросил у мага разрешения и выдал землякам вполне приличную сумму. Когда те кланялись — ну как-же, теперь ведь не просто Атрес, а рыцарь с длинным и почти непроизносимым титулом, в перспективе барон и, возможно, даже маг (Атрес от последнего отбрыкивался, но лорд Андрей сказал: «будешь учиться, и точка») и особа, приближенная ко двору — вошел лорд Андрей, посмотреть на делегацию хотелось. Ну и полетел в него нож.

Естественно, не долетел, а бросившего скручивать бросились все, мешая друг другу. Скрутили, естественно. Подошел к нему маг, глянул и усмехнулся:

— Неуязвимость — это, конечно, хорошо, но поверь мне, мальчик, неуязвимых не существует. Какое там заклятье на тебя наложили? Небось, стандартное — ни меч, ни топор, ни любое другое оружие… Так? Впрочем, может, расширенный вариант, тогда ты можешь не бояться ни петли, ни сбрасывания с крыши, ни ударов палками или руками-ногами. Это уже интереснее, только бить тебя никто не собирается. Ты ведь связан, пошевелиться не можешь. Сейчас тебя отнесут в глубокий темный подвал с крысами. Возможно, они тебе тоже не опасны, но тогда ты просто умрешь своей смертью. От голода, например. Можно тебя еще утопить, в песок закопать и на солнышке оставить… Если честно, можно найти массу совершенно изуверских способов тебя убить или покалечить, а можно свести с ума. Заклятья — они ведь примитивны, хотя и чертовски дороги.

Раскололи, короче, пацана влегкую. Ничего особенного, просто пообещали ему титул за голову мага. И еще заклятие неуязвимости. И не ему одному. А сколько народу в деле неизвестно, и неизвестно, кто из тех, что поумнее, затаились, выжидая. Это ведь только дурак напролом полезет, что и наблюдалось в данном случае. В общем, снял с него лорд Андрей заклятие, приказал вкатить по заднице розг, чтоб сидеть неделю не мог, и задумался, крепко задумался. По всему выходило, что ждать больше нельзя. Если за голову назначена награда — значит, найдутся и желающие ее получить. И единственный вариант в этом случае — убрать заказчика. Нет человека — нет проблемы.


Неделю спустя жители столицы проснулись от рева сирены. Хуже всего было жителям порта — именно там ревело громче всего. И ничего удивительного в этом не было. Прямо посреди бухты стоял и ревел на весь город огромный корабль. Тот самый «Ураган», только что вышедший из дока. А у причалов уже были пришвартованы десантные корабли и с них бодро высаживались два батальона морской пехоты, только что вернувшиеся с учений. Вот и пригодились тренировки.

Король, тоже разбуженный шумом, прискакал в порт минут через двадцать. За это время порт был полностью под контролем, морпехи на броне стремительно расползались по городу, захватывая все сколь-либо важные объекты и блокируя казармы. Тем временем с транспортов уже спокойно и солидно высаживались основные сили вторжения. Лязгали гусеницы танков, матерились мотострелки, кто-то конвоировал первых пленных — гарнизон прикрывающего порт форта, не догадавшийся побросать оружие и разбежаться, а запершийся и решивший оказать сопротивление. Впрочем, этим-то не грозило ничего — лорд Андрей уважал тех, кто честно выполняет свой долг.

Сам маг в позе Наполеона стоял посреди улицы, по которой ехал королевский кортеж, и нагло курил трубку. Позади него собралось целое отделение моской пехоты при оружии, да еще и при танке. Впрочем, танк — это уже, скорее, понты. Оружия, которым были обвешаны костоломы из личной охраны лорда Андрея, с лихвой хватило бы на небольшую войну. Тем более, что к линкору на рейде уже прибавились крейсер и пара эсминцев, а на горизонте замаячил мрачноватый силуэт вертолетоносца.

Королевская кавалькада остановилась. Выехали два герольда, спросили, какого черта здесь происходит и именем короля потребовали убраться с дороги. Маг расхохотался им в лицо. Не то что за смех — за одну улыбку в адрес короля можно было умереть, медленно и мучительно, будь ты нищий или маг. Потребуется — навалятся толпой, скрутят, никакая магия не поможет, да и в охране императора маги не из худших. Вот только сейчас за спиной лорда Андрея мрачно глыбилась серая громада суперлинкора и король слишком хорошо понимал, во что превратят столицу его двухтонные фугасы, равно как и то, что шустрые ребята-морпехи устроят за своих командиров жуткую резню. Он был не дурак, этот король. И еще он прекрасно понимал, что сам влетел в ловушку и что вместо того, чтобы мчаться в порт, ему стоило бежать из столицы. Причем, желательно, в другом направлении. Он не знал, что на всех выездах из столицы и на дорогах уже расположились заставы с приказом стрелять на поражение и что своей ошибкой он только что спас себе жизнь.

Однако, когда он решил развернуться, оказалось, что позади них уже собралась нехилая толпа. Тоже при автоматах и броне. И улыбающийся Атрес вежливо объяснил королю, что он, в общем-то, низложен. Под прицелом аргументов калибром 5,65 охрана короля аккуратно сложила оружие. Некоторые попытались было дергаться. Их аккуратно, чтоб не убить, а только обездвижить, сняли снайперы, расположившиеся на крышах.

Через час город был полностью взят. Вот так и делаются перевороты — быстро, аккуратно и без излишнего зверства.


Вечером в королевском дворце состоялся разговор. В принципе, даже не разговор, а популярное объяснение нанешнему королю создавшегося порядка вещей. Выбор у него был, мягко говоря, небогатый — героически (а как-же иначе) погибнуть при штурме дворца неизвестными лицами или отречься от престола в пользу сестры. В первом случае народу будет объявлено, что войска лорда Андрея спешили на выручку законному королю, но, вот незадача, чуть-чуть опоздали. Во-втором эти-же войска, оказывается, сопровождали и охраняли наследницу престола, спешившую по зову венценосного брата в столицу, дабы принять бразды правления, которые вышеупомянутая венценосная особа прямо-таки страмится ей передать, потому что сам более нести это бремя не способен. Заболел, наверное. На всю голову.

Самое смешное, что финал в любом случае предусматривался совершенно один. Короля никто не собирался убивать. Не по правилам, конечно, но, во-первых, сестренка просила (мало ей тюрьмы), во-вторых, братья, а в третьих, лорд Андрей совершенно не хотел становиться цареубийцей. Если подобный способ смены власти войдет в традицию, то ему только и останется, что постоянно охранять принцессу от всяких-разных-нехороших… Словом, не стоит оно того.

Королю предлагалось просто и, главное, совершенно добровольно (или сам пойдешь, или повешу, а можно так: совершенно свободный выбор между пером и веревкой — просто великолепный афоризм капитана Блада) отправиться на небольшой затерянный островок в южных морях. Кораблей там не бывает даже не годами — десятилетиями. Домик на острове есть, без особых удобств, правда, но большой — лорд Андрей периодически мотался в те места на рыбалку, позагорать, да и просто отдохнуть от тревог и забот. Климат райский, еды хватает, компания будет хорошая. И в самом деле, не назовешь же плохой компанией архиепископа со свитой, да и целый штат придворных вместе с королем отправится. В том числе фаворитки, никто не собирается лишать короля радостей земных. Вот прислуга не поедет, но, с другой стороны, должен-же кто-то остаться при дворе? В конце концов, новые хозяева тоже хотят жить с комфортом. И, по праву победителей, имеют на это куда больше прав.

Так что отправить на остров предполагалось человек двести. Вокруг острова будет наложен щит магического подавления, подпитываемый артефактом такой мощности, что лет пятьдесят никто просто в принципе не сможет телепортироваться ни туда, ни обратно. Ну а потом его можно и подзарядить. И посещение острова какими-либо кораблями ну совершенно не планируется.

Королю подобная перспектива почему-то совершенно не понравилась, вопить начал. Грубый и совершенно невоспитанный Атрес врезал королю — тонкой и артистичной натуре — по зубам и предупредил, что в следующий раз будет больнее. А находящийся здесь-же архимаг, которому король только вчера выразил глубокую благодарность за разоблачение злоупотреблений другого архимага, утаившего от короны серебрянные рудники (казнили мерзавца, а как-же), сказал его величеству, что стыдно вести себя подобно ребенку. И что он, архимаг, а также все остальные присутствующие архимаги, числом аж четверо, не видят ничего неприемлимого в сделанном королю предложении. И, что интересно, как Атрес короля бил, тоже никто не видел. Как-то синхронно все отвернулись, а кто не отвернулся — тот моргнул или зевнул. Да и с ушами у всех что-то, угроз не слышат.

Начальник Сыскного бюро вообще непонятно что делает. Нет, он тут, что-то во дворце организует, заглядывал пару раз. Только организует, похоже, отнюдь не спасение своего короля, а вовсе даже наоборот — торжественный прием. Легко догадаться, кого встречать собрался, сволочь…

В общем, через пол-часа переговоров, его изрядно помятое величество изъявило согласие на отречение, которое и подписал тут-же, в присутствии десятков благородных свидетелей. И откуда взялись, гады? То их месяцами не удается в столицу вызвать, даже когда нужны, а тут лорд Андрей им только свистнул — и враз прилетели, аж дым из под копыт.

Вечером прибыла прицесса. Эффектно прибыла, на вертолете, в сопровождении десятка боевых вертолетов охраны, плюс в небе истребители барражировали. Словом, гремело так, что стекла тряслись.


Церемония отречения короля была достаточно торжественной, церемония коронации, прошедшая спустя десять дней — тоже. Как и в прошлый раз, присягу приносили, клялись в вечной преданности и наверняка задумывали что-то, лелеяли собственные планы. Но планы планами, а в открытую бунтовать вряд-ли кто-то решится. Слишком внушительно выглядит мрачная фигура лорда Андрея позади трона. Слишком хищно поблескивают мечи королевской охраны — целый легион здесь, снятые с северной границы мордовороты в боевых доспехах. А прежняя охрана вся туда, на северную границу, отправилась. Борделей там, правда, нет и вино паршивое, зато убить могут — самое место доказать свою преданность новой королеве. Ну и еще, слишком многие слышали о том, что новый начальник охраны с одного удара способен разрубить рыцаря в полных доспехах. Последнее, кстати, было скорее легендой. Один из дворян, которым предстояло отправиться в изгнание вместе с королем, решил попытать счастья и схватиться за меч. Атрес действительно разрубил его наискось, но доспехов в тот момент на храбреце на было.

А по окончании церемонии лорд Андрей, как и в прошлый раз не ставший приносить никаких клятв, покинул дворец. Вышел под дождь, грустно рассмеялся и открыл портал в свой замок. У него было много дел.


Прошло больше месяца, когда по дороге к замку прошуршала колесами карета. Позади кареты скакало с десяток вооруженных людей — обычный эскорт небогатой дворянки, которая сидела в карете. Но, когда ее лицо увидели часовые у ворот, ни у кого не возникло мысли остановить карету, хотя это и было грубейшим нарушением устава.

Стремительным шагом девушка поднялась по лестнице и, ни на миг не задумываясь, распахнула дверь в святая святых черного мага — его кабинет.

— Веспа? — удивленно поднял голову от бумаг лорд Андрей. И тут-же поправился: — Ваше Величество…

Принцесса… Нет, теперь уже королева, решительно подошла к столу, на ходу стягивая перчатки. Этими перчатками она, ни слова не говоря, хлестнула мага по лицу — раз, другой, третий… На четвертом замахе лорд Андрей перехватил ее руку, другой рукой — другую, уже поднятую для удара… И тут девушка разрыдалась. И пришлось магу, аккуратно выбравшись из-за стола, осторожно отвести принцессу к кресло, усадить, налить вина, словом, заняться выведением ее из истерики.

Так, у него на руках, ни сказав ни слова, девушка и заснула. Лорд Андрей отнес ее на диван, прикрыл, как уже было когда-то, в таком далеком прошлом, пледом и так-же сел рядом в кресло…

Разговор состоялся утром. На сей раз он был куда более спокойным и аргументированным. Веспа, решительно входя в роль прокурора, обвиняла лорда Андрея, что он, во-первых, сбежал с коронации, во-вторых, бросил ее там одну, в третьих, не учит магии, как обещал… И в четвертых, и в пятых, и в шестых… И в десятых… Воистину, несмотря на то, что уже несколько миллионов лет женщина живет рядом с человеком, в ее поведении и образе жизни остается еще много загадочного и непонятного.

Лорд Андрей ненавидел оправдываться, но именно на это его ответ и был похож. Он отвечал, что коронацию он организовал и проторчал на ней всю торжественную часть, вплоть до самой пьянки (Ну и что? Так трудно было задержаться? Одной было так неприятно…), что одну ее не оставлял — при дворе остались все его товарищи, даже Аллен пока что там (Ну и что? Они — не ты…), что учить ее пока поручил графу Гарантиди, благо тот в теоретической магии куда как неплох (Ну и что? А практически что он сможет показать? И вообще…). И на каждый его аргумент находилось свое «ну и что…». Не обязательно логичное, но всегда эмоциональное. Наконец, исчерпав все аргументы, лорд Андрей встал, прошелся по кабинету и сказал со вздохом:

— Я ухожу из этого мира.

— Что? — удивлению и непониманию принцессы не было предела. Лорд Андрей подошел к ней, присел на корточки и посмотрел в глаза:

— Помнишь, я рассказывал тебе, что мы готовим возвращение на Родину? И большую войну?

— Помню.

— Ну так вот, время пришло. Войска подготовлены, корабли уже здесь, на стартовой позиции. Завтра я открою порталы и мы начнем массовую переброску в наш мир. Тянуть больше мы не можем — и так из-за моих дел здесь пришлось отложить высадку на месяц. Может, оно и к лучшему, но теперь — все, край.

— Я запрещаю тебе…

— Мы еще не закончили. Когда-то и ты и я давали присягу. Страны, которой я служил, больше нет, но империя жива, пока жив последний солдат. Помни об этом! Ты ведь тоже в ответе перед своей страной.

Маг резко встал, повернулся и пошел к выходу. На пороге он обернулся и негромко сказал:

— Но я вернусь. Чем бы все ни кончилось, я останусь жив и обязательно вернусь к тебе. Ты только жди.


На следующее утро принцесса стояла на башне замка и смотрела вслед удаляющейся эскадре. Всю ночь над океаном ревела гроза. Казалось, тучи стянулись сюда со всей планеты, а может, так оно и было. Черный маг не смог бы собрать достаточное для переброски такого количества войск и техники количество энергии, даже использовав все реакторы, имеющиеся в наличии. Но, истратив лишь малую толику этой самой энергии, он подкорректировал потоки воздуха, подгадав, чтобы одновременно к его замку стянулись грозовые фронты с огромного пространства. Идею он, если честно, безбожно украл у своих врагов, которые еще недавно блокировали так его самого, но сделал все, как обычно, куда масштабнее. А потом он просто выкачал энергию гроз, до отказа заполнив накопители.

Сейчас его корабли уходили в открытый океан. Там будут открыты десятки порталов, соединяющих миры. Последние солдаты Империи возвращались домой. А женские слезы — они были и будут всегда…

— Нет, я не хочу тебя ждать. И не буду, — пробормотала ему вслед Веспа, глядя на растворяющийся в утренней дымке силуэт. Потом она печально улыбнулась, вспоминая те самые уроки, которые ей никогда не давались. Миг — и она шагнула в серебристый провал портала, чтобы материализоваться на мостике линкора, прямо за спиной лорда… Да нет, теперь уже просто Андрея. Неслышно подошла к нему, не обращая внимания на выпученные глаза офицеров, прижалась к жесткому парадному кителю. И черный маг, не оборачиваясь, улыбнулся и обнял ее за плечи.



на главную | моя полка | | Гроза над планетой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу