Книга: Забвение



Забвение

Дженнифер Л. Арментроут

Забвение

Лакс — 1,5

Над переводом работали:

Переводчики: Анастасия Тимонина, Айгуль Муртазина

Редакторы: Айгуль Муртазина, Ирина Ламажапова

Русификация обложки: Дарья Львова

Переведено для группы: https://vk.com/daemon_point_of_view

Копирование материала без указания людей, работающих над книгой, и группы категорически запрещено.

Приятного прочтения!

Глава 1

Быстрее чем любой человек мог бы проследить взглядом, я двигался беззвучно среди деревьев в своей естественной форме, преодолевая густую траву и покрытые росою и мхом холмы. Я был ничем кроме как вспышкой света, мчавшейся вдоль деревьев. Быть пришельцем с планеты, находившейся в 13 миллиардах световых лет от Земли, было довольно круто.

Я с легкостью миновал одну из тех проклятых малолитражных машин, которая выехала на дорогу, где находился мой дом.

Как, черт возьми, эта машинка тянула за собой прицеп U-Haul?

Но это было не самым важным.

Я замедлился, а затем перешёл в свою человеческую форму, оставаясь в густой тени, отбрасываемой дубом, в то время как машина проехала мимо пустого дома в начале улицы и остановилась у дома напротив моего.

— Чёрт. Соседи, — проворчал я, когда водительская дверь открылась и вышла женщина средних лет. Я наблюдал за тем, как она наклонилась и заговорила с кем-то в машине.

Она засмеялась и затем сказала: «Выбирайся из машины».

Кто бы это ни был, он не послушал её, и женщина, в конце концов, закрыла дверь машины. Она пружинящей походкой поднялась на крыльцо и открыла входную дверь.

Как это произошло? Дом должен был оставаться свободным как любой другой на этой улице, я имею в виду свободным от людей.

Эта улица была долбанной заставой колонии Лаксенов на базе гор Сенека, и не выглядело, чтобы этот дом продавали, но эти придурки даже не понимали этого.

Этого не должно было случиться.

Энергия с треском проносилась по моей коже, гудя, и сложно было игнорировать её призыв вернуться в естественную форму. И это меня злило. Дом был единственным местом, где мы могли быть собой не боясь, что нас раскроют, и эти кретины из Министерства Обороны, долбанные МО, знали это.

Мои пальцы сжались в кулаки.

Вон и Лейн, мои личные, выданные государством няньки, наверняка знали об этом. Это должно быть проскользнуло в их проклятые умы, когда они проверяли нас на прошлой неделе.

Пассажирская дверь Приуса со скрипом открылась, привлекая моё внимание. С начала я не видел, кто вышел, но потом она обошла машину спереди, полностью входя в моё поле зрения.

— Вот дерьмо, — я пробормотал снова.

Это была девушка.

С того, что я увидел, я мог сказать, что она примерно моего возраста может на год младше, она медленно повернулась и уставилась на лес, пробежалась взглядом по лужайке вокруг двух домов, она выглядела так, будто ожидала, что разъярённый горный лев набросится на неё.

Её шаги были неуверенными, когда она приблизилась к крыльцу, будто она выясняла, действительно ли хочет войти в дом. Женщина, которая, по-моему предположению, основанном на одинаковом темном цвете волос, была её мамой оставила входную дверь открытой. Девушка остановилась на нижней ступеньке крыльца.

Я измерял её взглядом, пока тихо передвигался среди деревьев. Она казалось, имела средний рост. На самом деле, всё в ней казалось среднестатистическим: её темно каштановые волосы, собранные в небрежный пучок, её бледное, округлое лицо, её средний вес, определённо не тот, что у тех тощих девчонок, которых я ненавидел… Ладно. Не всё в ней было обычным. Мой взгляд завис на её ногах и других областях.

Черт, это были хорошенькие ножки.

Девушка развернулась лицом к лесу, руки сложены на уровне талии, чуть ниже груди.

Ладно. Две области были необычными.

Она просматривала лесную полосу, и её взгляд остановился прямо там, где стоял я. Мои кулаки разжались, но я не двигался, не осмеливался даже вздохнуть. Она смотрела прямо на меня.

Но не было и шанса, что она видела меня. Я был слишком хорошо спрятан среди теней.

Несколько секунд прошло, прежде чем она опустила руки и развернулась, а затем медленно направилась в дом, оставляя дверь за собой широко открытой.

— Мам?

Моя голова вздёрнулась от звука её голоса, который тоже был… необычным. Без видимого акцента или признака, указывающего на то, откуда они приехали.

Откуда бы они ни были, у них не было никакого инстинкта самосохранения, так как никто из них не подумал закрыть дверь за собой. Хотя с другой стороны, в наших краях, многие люди верили, что они в полной безопасности. Как-никак, город Кэттерман, находящийся в пригороде Петербурга, Западная Вирджиния, даже не входил в список зарегистрированных городов. Депутаты проводили больше времени за обеспечением стад скота и разбиванием новых полей, чем за борьбой с любой реальной преступностью.

Даже несмотря на то, что люди здесь имели неприятную привычку пропадать.

Ухмылка, изогнувшая мои губы, увяла, когда образ Доусона появился в моём сознании. Только не люди…

Когда я думал о брате, злость вскипала во мне и выходила наружу, словно при извержении вулкана. Он умер из-из человеческой девушки. И теперь здесь была ещё одна чертова девчонка, переехавшая в дом напротив.

Нам приходилось… претворяться людьми, растворяться среди них и даже поступать как они, но пребывание с ними в непосредственной близости всегда заканчивалось катастрофой.

Всегда кто-то умирал или пропадал.

Я не имел представления о том, как долго стоял, пялясь на дом, но девушка, в конце концов, появилась снова. Вытянутый из своих мыслей, я выпрямился, когда она подходила к бамперу U-Haul-а. Она выудила ключ из своего кармана и открыла металлическую дверь.

Ну, или попыталась.

А затем попыталась ещё раз.

Она боролась с замком, а затем и с ручкой, это должно быть было самое долгое открывание в истории. Её щеки зарумянились, губы поджались. Она выглядела так, будто находилась в паре секунд от того, что ударить по бамперу трейлера. Господи, как много времени нужно одному человеку на открывание двери? Она сделала это настоящим событием. Я испытывал некоторое искушение заявить о себе и притащить, наконец, свою задницу туда, чтобы открыть эту долбанную дверь.

В конце концов, через целую вечность, она открыла трейлер и вытащила помост. Она исчезла, затем снова появилась через несколько секунд с коробкой. Я наблюдал за тем, как она переносила её и снова вернулась. Она споткнулась, переходя помост и неся коробку, которая весила больше её самой, судя по натянутому выражению её лица.

Она обогнула трейлер, и даже со своего места, я мог видеть, как её руки дрожали. Я закрыл глаза, раздражённый… всем. Она ступила на лестницу, и я знал, ей ни в коем случае не удастся подняться на крыльцо, не упав или не сломав шею.

Я поднял свои брови.

Если она сломает шею, тогда я полагаю проблема «переезд в дом напротив» будет решена.

Одна нога сделала шаг на нижнюю ступень, и она пошатнулась в сторону. Если она упадет, она будет в порядке. Она сделала ещё шаг и мой желудок заурчал. Проклятье, я был голоден даже несмотря на тот факт, что я съел 10 кексов час назад.

Она была почти на верхней ступеньке, что ж, если она упадет, она не сломает шею. Может… руку? Или нога будет вывихнута. Когда она поставила одну ногу на ступеньку и медленно подняла другую, я неохотно восхитился её явным упорством занести эту коробку в дом. Она опасно покачнулась на верхней ступеньке, и я пробормотал целый список довольно неприличных ругательств и поднял руку.

Сосредоточившись на коробке в её руках, я использовал Источник. Мысленно я сфокусировался на поднятии коробки совсем чуть-чуть, перенимая основную тяжесть с её рук. Она остановилась на крыльце на несколько крошечных секунд, как если бы она почувствовала изменения, и затем она покачала головой и вошла в дом.

Медленно я опустил свои руки, слегка ошарашенный тем, что сделал. Не было и шанса, чтобы она поняла, что какой-то случайный чувак, стоявший в деревьях был ответственен за это, но, Боже, это всё же оставалось самым глупым действием в моей жизни.

Всегда существовал риск быть обнаруженным, когда бы мы ни использовали Источник, не имеет значения насколько незначительно действие.

Девушка снова появилась на крыльце, её щеки были яркого розового цвета от тяжелой работы, она направилась обратно к грузовому трейлеру, когда вытирала свои руки о хлопчатобумажные шорты. Еще раз она споткнулась о порог трейлера с коробкой в руках, и я задался вопросом: «Где, черт возьми, её мама?»

Шаги девушки были осторожными, и тяжелая коробка отчетливо зазвенела. Внутри было стекло.

И только потому, что я претендовал на звание самого большого придурка, я стоял там, в деревьях, мой желудок урчал, словно чертов двигатель, и помогал ей таскать коробку за коробкой, а она даже не знала об этом.

К тому времени, когда она/мы закончили таскать все вещи, я был изнеможённым, голодным, и, определенно, я достаточно часто использовал Источник так, что моя голова была готова взорваться.

Я потащил свою уставшую задницу вверх по ступеням в свой дом, и бесшумно скользнул внутрь. Некого не было дома сегодня вечером, я был слишком изнуренным, чтобы готовить, поэтому я проглотил пол галлона молока, и затем плюхнулся на диван.

Моя последняя мысль была о моей раздражающей новой соседке и «слишком крутым, чтобы провалиться планом» — не когда не видеть её снова.

Опустилась ночь, и густые облака, темные и непроницаемые закрыли звёзды и заволокли луну, не пропуская даже крошечный луч света. Некто не мог видеть меня, что должно быть было хорошо.

Особенно рассматривая тот факт, что я стоял перед некогда пустым домом как настоящий маньяк из тех документальных криминальных ток шоу. И все для моего «никогда не видеть девушку снова» плана.

Это быстро становилось беспокоящей привычкой. Я пытался убедить себя, что это было необходимо, потому что я должен был узнать о нашей новой соседке побольше, прежде чем моя сестра-близнец Ди обнаружит её и решит, что они обязаны стать лучшими подружками на веки. Ди была всем, что осталось у меня в этом мире и я сделаю всё, чтобы защитить её.

Взглянув на свой дом, я выдохнул и затем сделал глубокий вдох носом. Будет ли это настолько ужасно, если я… не знаю, просто сожгу этот чёртов дом, я имею в виду, я не позволю этим людям внутри сгореть или что-то в этом роде. Я не настолько ужасен. Но нет дома — нет проблем.

Мне казалось, это было просто. Последней вещью, в которой я нуждался, это была другая проблема, последнее, в чем все мы нуждались.

Свет горел в одной из спален на верхнем этаже, несмотря на факт, что было уже поздно. Это была её спальня. Только несколько минут назад я видел её силуэт, когда она проходила перед окном. К сожалению, она была полностью одета.

Моё разочарование по этому поводу подняло странность происходившего на новый уровень.

Девушка была проблемой. Большой. Но у меня были все рабочие части обычного парня, которые порой заставляли меня забыть о проблемах вообще.

Наличие кого-то, кто переехал в дом напротив, кого-то, кто был нашего возраста, было слишком опасно. Эта девушка была здесь всего два дня, но это лишь вопрос времени, когда Ди увидит её. Она уже несколько раз спрашивала меня, видел ли я новых соседей, знаю ли я кто они. Тогда я пожал плечами и сказал, что должно быть это пара старичков, ищущих покоя в пригороде, чтобы хоть как-то поубавить её энтузиазм. Но я знал, что её впечатлительную личность будет тяжело долго сдерживать.

Говоря о супер напористом…

— Деймон, — прошептал голос из тени моего дома. — Ради всего мира, что ты там делаешь?

Размышляю сжечь ли дом в следующий раз, когда они соберутся в магазин, и является ли это достаточно весомой причиной для получения новых соседей.

Да я собирался придержать эту идею для себя.

Вздохнув, я обернулся и направился к крыльцу своего дома. Гравий хрустел под ботинками. Моя сестра облокотилась на перила и уставилась на дом напротив. Выражение любопытства застыло на её лице, когда лёгкий бриз разметал её длинные, тёмные волосы.

Движение с нормальной скоростью потребовало невероятного усилия, когда я шёл к Ди. Обычно я не делал этого, когда был дома, тем более, когда я мог двигаться со скоростью света. Но с новыми соседями мне пришлось вернуться к привычке выглядеть как… человек.

— Я патрулировал. — Я прислонился бедром к перилам, стоя спиной к дому, будто бы его и не существовало.

Ди подняла бровь, когда взглянула на меня. Яркие изумрудные глаза, такого же цвета, что и мои были полны скептицизма.

— Это так не выглядело.

— Правда? — я скрестил свои руки.

— Да. — Её взгляд скользнул за моё плечо. — Это выглядело так, будто бы ты стоял там перед этим домом и шпионил.

— Ха-ха-ха.

Она свела свои брови.

— Так кто туда переехал?

Ди была в доме Томпсонов последние пару дней, и хотя мысль о том, что она провела всю ночь там с другим инопланетянином нашего возраста, Адамом, не радовала меня, но это было просто благословением, это сработало, она не имела даже понятия о том, кто переехал в дом по соседству. И зная её, человеческая девушка нашего возраста произведёт на неё впечатление подброшенного щеночка.

Когда я не ответил, она тяжело вздохнула.

— Ладно, я должна угадать?

— Да, кое-какие люди переехали туда.

Её глаза расширились, когда она обернулась и выглянула за перила, смотря на дом так, будто бы видела сквозь него. Несмотря на то, что наши способности были достаточно крутыми, мы не обладали рентгеновским виденьем.

— О мой, они не Лаксены, они люди.

Очевидно, что если бы они были нашей расы, она бы это почувствовала.

— Да, они люди.

Она слегка покачала головой.

— Но почему? Они знают о нас?

Я вспомнил девушку, когда та пыталась таскать коробки в дом.

— Думаю, что нет.

— Это так странно. Почему МО позволило им переехать сюда, — спросила она, а затем немедленно добавила, — Хотя какая разница, главное, чтобы они были милыми.

Мои глаза медленно закрылись, конечно, Ди не беспокоит это, даже после того, что случилось с Доусоном. Все о чем она беспокоилось, это насколько они были милыми. Она даже на секунду не задумалась об опасности, которую представляет такое близкое проживание людей рядом с нами. Только не моя сестра. Она думала только о единорогах, изрыгающих радугу.

— Ты видел, кто они? — спросила она, волнение чувствовалось в её голосе.

— Нет, — солгал я, открывая глаза. Её губы поджались, когда она отодвинулась от перил, хлопая в ладоши и поворачиваясь ко мне. Мы были почти одного роста, и я мог видеть восторг, искрящийся в её глазах.

— Надеюсь, это горячий парень. Я сжал челюсть. Она захихикала. — О! Или может быть это девушка моего возраста. Это было бы шикарно.

О, Боже.

— Это сделало бы лето настолько лучше, особенно после того как Эш стала для тебя сам знаешь кем, — продолжила она.

— Нет, я не знаю кем.

Она закатила глаза.

— Не разыгрывай невинность. Ты придурок. Ты прекрасно знаешь, почему она сейчас такая милая, словно медоед. Она думает, что вы двое проведёте всё лето вместе, делая…

— Друг с другом…, - предположил я лукаво.

— О, Боже. Серьёзно мне не нужны такие детали. Она содрогнулась. И я едва спрятал свою ухмылку, когда подумал о том, что Эш призналась в том, что «деланье друг с другом» до сих пор иногда случается между нами. Не часто, но происходит.

— Она жаловалась, что ты её не берёшь туда, куда ты обещал её повести этим летом.

Я понятия не имел, о чём говорила Ди. — В любом случае я действительно надеюсь, что кто бы там ни был по соседству, они клёвые.

Будто белка в колесе, мысли Ди крутились вокруг одной идеи. — Может быть, я остановлюсь…

— Даже не заканчивай предложение Ди. Ты даже не знаешь, кто эти люди и что им нравится. Держись подальше от них.

Она переместила свои руки на бёдра, когда её глаза сузились.

— Как мы узнаем, к какому типу людей они относятся, если будем стоять в стороне от них.

Я проверю их.

— Я не очень-то доверяю твоим суждениям о людях, Деймон. Она сверкнула глазами.

— А я не доверяю твоим так же, как я никогда не доверял представлениям Доусона.

Ди сделала шаг назад, делая глубокий, медленный вдох. Злость ушла из выражения её лица.

— Хорошо, я поняла. Я знаю почему…

— Давай не будем ходить туда. Не сегодня, — сказал я, вздохнув, и подняв руку, провел пальцами свозь волосы, заставляя их концы взъерошиться. Мне нужна была стрижка.

— Уже поздно и мне нужно сделать ещё один круг, прежде чем я оставлю пост на ночь.

— Ещё один круг? — она понизила голос до шёпота. — Ты думаешь… какой-то Аэрум неподалёку?

Я покачал головой, не желая её беспокоить. Но правда была в том, что они всегда были поблизости. И они были нашими единственными естественными врагами ещё с тех времён, когда наша планета существовала. Так же как и мы, они были не с Земли. Они были во многих отношениях точной противоположностью нас во внешности и способностях. И мы не убивали как они. О нет. Они получали доступ к своему Источнику через поглощение Лаксенов, которых они убивали. Они были как паразиты на стероидах.



Старейшины говорили нам, что, когда Вселенная сформировалась, она было наполнена чистым светом, заставляя тех, кто жил в тенях, Аэрумов, ревновать. Они стали завидовать и решили уничтожить весь свет. Вот как война между нашими двумя планетами началась.

И наши родители умерли в этой войне, когда наш дом был разрушен.

Аэрумы преследовали нас здесь, используя метеорологические явления, чтобы путешествовать по Земле без обнаружения. Когда бы ни происходил метеоритный дождь или звездопад, я был на взводе. Аэрумы обычно следовали за такими явлениями.

Сражаться с ними было не так легко. Мы могли достать их с помощью непосредственно Источника или с помощью заостренного в лезвие обсидиана, это была смертельно для Аэрумов особенно после того как они покормятся. Обсидиан разрушал свет. Держать его рядом было нелегко, но, тем не менее, я всегда старался брать один из них с собой, обычно, прикрепляя его к лодыжке. Так же делала Ди.

Никогда не знаешь, когда он тебе пригодится.

— Я просто хочу быть осторожным, — сказал я, наконец.

— Ты всегда осторожен.

Я напряженно улыбнулся.

Она немного колебалась, а затем возникла передо мной. Потянувшись на носочках, она поцеловала мою щеку.

— Ты можешь быть требовательным придурком, но я люблю тебя. Просто хочу, чтоб ты знал.

Хихикнув, я обернул свои руки вокруг её плеч и слегка подтолкнул в свои объятия.

— Ты можешь быть раздражающей трещоткой, но я люблю тебя тоже.

Ди шлепнула мою руку, когда отступила назад, еще раз улыбнувшись.

— Не задерживайся.

Я кивнул, а затем увидел, как она бросилась в дом. Ди редко делала что-либо медленно. Она всегда была той, у кого была нескончаемая энергия. Доусон был одним из непринужденных. А я был — я засмеялся себе под нос — одним из придурков.

Мы были тройняшками.

Сейчас мы были только близнецами.

Несколько минут прошло, пока я смотрел на место, где стояла моя сестра. Она была одной из немногих, кто остался у меня на этой планете и о ком я действительно заботился. Я снова обратил свое внимание на дом. Я не собирался врать себе насчет этого. В тот момент, когда Ди поймет, что это девушка проживет по соседству, она будет носиться с ней как курица с яйцом. И никто не сможет противостоять ей. Она была чертовым пушистым шариком, наполненным солнечным светом.

Мы жили среди людей, но мы не сближались с ними из-за огромного количества причин. Я не позволю совершить Ди такую же ошибку, как и Доусон. Я потерял Доусона, но я не позволю этому случиться и с Ди. Я сделаю все, чтобы она оставалась живой и в безопасности.

Глава 2

Прижавшись лбом к стеклу, я выругался себе под нос, потому что я пялился через окно на этот дом. Ожидая. Да, я ждал. Было много вещей, которыми я мог заняться вместо этого. Например, стучал бы головой о бетон. Или мог бы послушать, как Ди описывает в мучительных деталях все мелкие и слишком личные особенности каждого из тех парней, чью группу она любит слушать.

Я заставил себя отвернуться от окна, зевая, я прикрыл рот рукой. Черт, прошло почти 3 дня, а часть меня до сих пор не верила в то, что в дом напротив переехали. Могло быть хуже, подумал я в тот момент. Нашим соседом мог быть парень. Тогда бы я запер Ди в её спальне.

Или, в конце концов, это могла быть девушка, выглядящая как парень. Это могло бы помочь, но, ох нет, она точно не выглядела как парень. Она была обычной, напомнил я себе, но определенно не мужеподобной. Одним движением своей руки я включил телевизор и переключал каналы пока не нашел повтор «Искателей приведений». Я уже видел этот эпизод, но всегда было весело смотреть на людей, убегающих из домов, потому что им показалось, что они видели что-то светящиеся. Развалившись на диване, положив ноги на кофейный столик, я попытался забыть о девушке с не такими обычными загорелыми ножками и убийственной задницей.

До сегодняшнего дня я видел ее, в общем, примерно два раза.

Определенно в день её приезда, когда я был тупицей и помогал на расстоянии. Я всё ещё хотел ударить себя по промежности за это. Конечно, она не знает, что это я уменьшал вес коробок, так чтобы она не грохнулась на месте, но мне не следовало делать этого. И я очень хорошо понимал это.

Я видел её вчера. Она мчалась к седану и выхватила стопку книг из машины. Ее лицо было освещено огромной улыбкой, как если ли бы наклонённая башня из книг была на самом деле миллионом баксов.

Это было совсем не мило. О чем, черт возьми, я думал? Совсем не мило.

Блин, здесь так жарко. Наклонившись вперед, я схватил край своей рубашки и снял её через голову. Затем бросил её в сторону и лениво потёр свою грудь. Сейчас я гулял по округе топлесс даже чаще, чем когда она еще не переехала.

Подожди. Я видел её три раза, если считать наблюдение за ней через окно прошлой ночью. Проклятье, я должен выйти из дома и заняться чем-нибудь. Предпочтительно чем-нибудь, что требует тяжелой физической работы и уймы пота.

До того как я понял, что делаю, я уже пересек комнату и остановился прямо напротив окна. Снова. Я не хотел углубляться в причины, почему это происходило.

Я толкнул штору в сторону, хмурясь. Я еще даже не разговаривал с девушкой и сейчас чувствовал себя сталкером, установившимся в окно и ждущим еще раз… Чего я ждал? Увидеть ее мельком? Или я хотел подготовить себя к неизбежной встрече?

Если бы Ди видела меня сейчас, она бы валялась на полу от смеха.

А если бы Эш видела меня прямо сейчас, она бы выцарапала мне глаза и отправила бы мою новую соседку в другую галактику. Эш и её братья прибыли с Лакса примерно в то же время что и мы, наши отношения были только видом… случайности… больше от соседства, чем от реальных эмоций. Мы не встречались месяцами, но я знал, она до сих пор ждёт, что мы, в конце концов, будем вместе. Не потому что она действительно хотела меня, а из-за того, что этого от нас ожидали… Ну, еще она наверняка не хотела видеть меня с кем-нибудь другим. Я до сих пор заботился о ней, и не могу припомнить времени, когда не был в окружении Эш и её братьев.

Я уловил движение краем глаза. Медленно повернувшись, я увидел, что передняя дверь соседнего дома захлопнулась. Черт.

Переместил свой взгляд и заметил её, спешащую со своего крыльца.

Я задался вопросом, куда это она направляется. Здесь было не так много мест для этого, и не выглядело, чтобы она знала кого-нибудь. По соседству обычно не было никакого движения, кроме того времени, когда ее мама возвращалась и уходила в неопределённые часы.

Девушка остановилась напротив своей машины, потирая свои руки о шорты. Мои губы приподнялись в уголках.

Внезапно, она повернулась влево, и я выпрямился. Я сжал штору в кулаке, и моё дыхание застряло где-то в груди. Нет, она не собирается идти сюда. У неё нет для этого причин. Ди даже ещё не догадывается, что здесь девушка. У нее нет причин…

О, черт, она идет прямо сюда.

Отпустив штору, я отступил от окна и повернулся к входной двери. Я закрыл свои глаза, считая секунды и напоминая себе ценный урок, который преподал мне Доусон. Люди были опасны для нас. Просто нахождение рядом с ними представляло риск сойтись слишком близко, что неизбежно заканчивалось для людей тем, что один из нас оставлял на них след Источника. И с тех пор как Ди набрасывалась с целью подружиться на всё, что дышит, это было особенно опасно для этой девушки. Она жила прямо напротив, и не было ни какого способа контролировать время, которое Ди будет проводить с ней.

И ещё был факт, что я, ну знаешь, наблюдал за ней. Это могло быть проблемой. Я сжал кулаки, опустив руки вдоль тела.

У моей сестры не будет такой же судьбы, что и у Доусона. Не было и шанса, что я перенесу потерю её, и это человеческая девушка довела его, она привела Аэрума прямо к нему. Снова и снова это происходило с нашим видом. Это необязательно была вина людей, но конечный результат был всегда один и тот же. Я не позволю никому подвергнуть Ди опасности, сознательно или нет. Это не имеет значения. Выбросив руку вперед, я бросил кофейный столик через комнату, но остановил себя и потянул его обратно прямо перед тем, как он чуть не врезался в стену. Сделав глубокий вдох, я поставил его на место на четыре ножки.

Слабый, неуверенный стук раздался напротив нашей передней двери. Черт.

Я резко выдохнул. Игнорируй. Это то, что я должен был делать, но я начал двигаться к двери и открыл её раньше, чем осознал это. Дуновение теплого воздуха прокатилось по моей коже, принося с собой слабый запах персика и ванили.

Чёрт, я любил персики, все сладкие и липкие.

Мой взгляд опустился. Она была ниже, чем я представлял. Её макушка едва доходила мне до груди. Может быть, поэтому она уставилась на неё. Или возможно это было свидетельством того, что у меня не было даже мысли надеть рубашку.

Я знал, ей нравилось то, что она видела. Всем нравилось. Однажды Эш сказала, что я был комбинацией тёмных, волнистых волос и зелёных глаз, высоких скул и полных губ. Она сказала, что я сексуален. Да, я был горяч. Может звучать высокомерно, но это правда.

Она явно измеряла меня взглядом, и поэтому я решил, что могу делать то же самое. Почему нет? Она сама постучала в мою дверь.

Девушка… Она не была милой. Её волосы не светлые, но и не каштановые, выбились из небрежного пучка, и они были длинные, опускались ей до плеч. Она была ужасно низкой, только пять с половиной фута, но при этом её ноги, казалось, были бесконечными. Отведение глаз от её ног потребовало усилия.

В конечном счете, мой взгляд остановился на ее рубашке. " МОЙ BLOG ЛУЧШЕ, ЧЕМ ТВОЙ VLOG». Ради всего святого, что это значит? И зачем она носит рубашку с этой надписью… И слова «BLOG ЛУЧШЕ» были сильно натянуты. Я сглотнул. Это нехороший знак.

Я поднял свой взгляд, делая ещё большее усилие.

Ее лицо было круглым, нос вздернутым, а кожа гладкой. Готов поспорить на миллион долларов, что у неё большие карие глаза взрослой лани.

Дьявольски безумно, но я мог чувствовать её взгляд, когда она медленно провела им от того места, где мои джинсы свободно свисали на бедрах до моего лица. Она резко втянула воздух, перехватывая моё дыхание.

Её глаза не были карими, но они были большими и круглыми, с бледным оттенком цвета вереска, серые, ясные и умные. Они были красивыми. Даже я мог признать это.

И это меня разозлило. Все происходящее меня взбесило. Зачем я её рассматривал? Почему она вообще здесь? Я нахмурился.

— Чем могу помочь?

Нет ответа. Она уставилась на меня с таким выражением лица, словно хотела, чтобы я поцеловал эти полные, пухлые губы, принадлежащие ей. Тепло распространилось внутри.

— Эй? — Я уловил в своем голосе нотки гнева, желания и раздражения, но больше желания. Люди слабые, риск… Доусон погиб из-за человека, такого же, как эта девушка. Я повторял это снова и снова. Я положил руку на дверной косяк, вжимая пальцы в дерево, когда наклонился вперёд. — Ты способна говорить?

Это привлекло её внимание, выдернув из мечтательного состояния. Её щеки приобрели достаточно сильный оттенок розового, когда она отступила. Хорошо. Она уходит. Это то, чего я хотел, чтобы она развернулась и убежала прочь. Проведя рукой по волосам, я оглянулся через плечо и снова посмотрел на неё. Всё ещё тут.

Ей действительно нужно уносить свою привлекательную задницу с моего крыльца, пока я не сделал что-нибудь глупое, например, улыбнулся, когда она краснела. Даже сексуально. И определенно необычно.

— Для начала… — Краска на её щеках усилилась. Черт. — Я…Я подумала, может быть, вы знаете, где находиться ближайший продуктовый магазин. Меня зовут Кэти.

Кэти. Её зовут Кэти. Это напоминало мне по звучанию Китти. Котёнок. Посмотрев на меня, она собралась с мыслями.

— Я переехала в соседний дом, — она указала на него. — Почти три дня назад…

— Я знаю. — Я следил за тобой почти три дня, как сталкер.

— Ладно. Я надеялась, что кто-нибудь знает ближайшую дорогу к продуктовому магазину и, может быть, к месту, где продают саженцы.

— Саженцы?

Её глаза слегка сузились, и я заставил своё лицо оставаться бесстрастным. Она беспокойно теребила край своих шорт.

— Да, видишь ли, здесь есть клумбы на въезде… — Я приподнял бровь. — Окей.

Сейчас её глаза были тоненькими щелочками, и раздражение прокатилось по ней, усиливая краску на лице. Развлеченье зашевелилось глубоко внутри меня. Знаю, я был козлом с этой точки зрения, но я извращенно наслаждался пылом, медленно зарождавшемся за её глазами, искушающим меня. И…румянец гнева был своего рода сексуальным, что говорило, что со мной точно что-то не так. Она напоминала мне что-то…

Она попыталась снова.

— Смотри, мне нужно купить саженцы…

— Для клумбы. Я понял, — я оперся бедром о дверной косяк и скрестил руки. Это на самом деле было почти весело.

Она сделала глубокий вдох.

— Я бы хотела узнать дорогу к магазину, где я могу купить продукты и саженцы. — Её тон был таким же, какой я использую с Ди тысячу раз на дню. Прелестно.

— Ты в курсе, что в этом городе всего один светофор, верно? — Так оно и было. Искра в её глазах сейчас переросла в пылающий огонь, и я пытался удержаться, чтобы не улыбнуться во весь рот. Черт, она больше не была просто милой. Она была кем-то намного большим, мой желудок скрутило.

Девушка недоверчиво уставилась на меня.

— Ты знаешь, все, что я хотела, это узнать направление. Но вижу, что попала в не удачное время.

Я подумал о Доусоне, и мои губы изогнулись в презрительной усмешке. Время игр кончилось. Я должен был пресечь это в корне. Ради Ди.

— Для тебя всегда неудачное время, чтобы стучаться в мою дверь, ребёнок.

— Ребёнок? — повторила она, широко распахнув глаза. — Я не ребёнок. Мне семнадцать.

— Неужели? — Черт, будто бы я ещё не заметил, что она вся была сформировавшейся. Ничто в ней не напоминало мне ребёнка, но проклятье, как сказала бы Ди, у меня были убогие навыки общения. — А выглядишь так, будто тебе двенадцать. Нет. Возможно, тринадцать. У моей сестры есть кукла, которая чем-то напоминает мне тебя. С огромными глазами и пустая.

Её рот широко открылся, и я понял, что возможно немного переборщил с этим последним утверждением. Ну, это было даже к лучшему. Если она будет ненавидеть меня, то будет держать подальше от Ди. Это срабатывало с большинством девчонок. Ах, с большинством.

Окей. Это не работало с множеством из них, но они не жили по соседству, черт возьми, никогда.

— Да-а, вау. Извини за беспокойство. Я больше не стану стучаться в твою дверь. Поверь мне на слово. — Она начала отворачиваться, но не так быстро, чтобы я не успел заметить этот неожиданный блеск в этих серых глазах.

Проклятье. Теперь я чувствовал себя самым большим козлом в мире. Если бы Ди увидела, что я сделал, она бы меня ударила. Перечисляя про себя дюжину и около того ругательств, я окликнул её.

— Хэй.

Она остановилась на нижней ступеньке, оставаясь спиной ко мне.

— Что?

— Тебе нужно выехать на вторую трассу и свернуть к северу на 220 маршрут. Так доберешься до Петербурга. — Я вздохнул, жалея, что вообще открыл дверь. — «Мир продуктов» находится прямо в городе. Ты вряд ли сможешь проехать мимо. Хотя… может быть и сможешь. Рядом, по-моему, есть магазин хозтоваров. Наверное, у них найдутся в продаже вещи, которые закапывают в землю.

— Спасибо, — пробормотала она и добавила себе под нос, — Придурок.

Она что назвала меня придурком? В каком веке мы живем? Я рассмеялся, неподдельно забавляясь этим.

— Теперь это уже не слишком женственно, Котенок.

Она резко развернулась.

— Никогда больше не зови меня так!

О, я, должно быть, задел больное место. Я толкнул дверь.

— Но ведь это лучше, чем называть кого-либо придурком, верно? Это был любопытный визит. Я буду вспоминать о нем еще долгое время.

Её маленькие ручки сжались в кулаки. Я думаю, она хотела меня ударить. Кажется, мне бы это понравилось. А ещё мне определённо нужна была помощь.

— Знаешь, а ведь ты прав. Как неправильно с моей стороны называть тебя придурком. Потому что это слишком милое обращение по отношению к тебе, — она очаровательно улыбнулась, — Ты — озабоченный кретин.

— Озабоченный кретин? — Было слишком легко влюбиться в эту девушку. — Как очаровательно.

Она сделала неприличный жест в мою сторону.

Я рассмеялся снова, наклонив голову.

— Очень культурно, Котенок. Уверен, что у тебя в запасе осталось еще немало интересных прозвищ и жестов, но мне не слишком интересно.

И она выглядела так, будто они у неё действительно были. Часть меня была немного разочарована, когда она развернулась и пошла прочь. Я ждал до того момента, когда она резко дернула дверцу машины, и потому что я был настоящей задницей…

— Еще увидимся, Котенок! — окликнул я её и рассмеялся, когда увидел, что она выглядит так, будто готова была броситься обратно к двери и ударить меня с ноги.

Захлопнув дверь за собой, я наклонился напротив неё и засмеялся снова, но смех закончился стоном. Был момент, когда я видел вспышку недоверие и злости в этих душевных серых глазах. Болезненно. Понимаете того, что я ранил её чувства, заполнило кислотой мой желудок.



Что было глупо потому что прошлой ночью я размышлял над спасительным пожарным планом их переезда и не чувствовал себя виноватым тогда. Это было до того как я увидел вблизи её индивидуальные черты. До того как я на самом деле поговорил с ней. До того как я обнаружил что её глаза умные и красивые.

Вернувшись в гостиную, я не был удивлен, когда обнаружил там свою сестру, стоящую напротив телевизора, её тонкие руки были скрещены на груди, а глаза пылали. Она выглядела в точности как та девушка, будто хотела ударить меня прямо ниже пояса.

Я обошел её стороной, когда направился к дивану и сел на него, чувствуя, будто бы прошло 100 лет с тех пор, как мне было 17.

— Ты заслонила экран.

— Почему? — потребовала она.

— Это чертовски хороший эпизод, — я знал, что она спрашивала меня не об этом. — Один парень думает, что он одержим призраком или чем-то типа того.

— Я говорю не об этом идиотском призраке, Деймон! Она подняла свою маленькую ногу и топнула с такой силой, что заставила загрохотать кофейный столик.

Да, Ди перенесла топанье ногами на новый уровень.

— Почему ты так себя вел?

Откинувшись на диване, я решил прикинуться дурачком.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

Её глаза сузились, но не настолько быстро, чтобы я не заметил, как её зрачки сверкнули брильянтовым белым светом.

— У тебя не было причин, чтобы так говорить с ней. Вообще никаких. Она пришла сюда спросить направление, а ты вел себя как придурок.

Слишком яркие серые глаза Кэти вспыхнули в моем сознании. Я отмахнулся от этого образа.

— Я всегда веду себя как придурок.

— Ладно. Это правда. — Она сморщила лоб. — Но обычно ты не настолько плох.

Мои внутренности снова крутило.

— Как много ты слышала?

— Всё, — сказала она, снова топнув ногой. Задрожал телевизор. — И у меня нет пустоголовой куклы с большими глазами. У меня вообще нет кукол, идиот.

Мои губы приподнялись, несмотря ни на что, но улыбка быстро увяла, потому что воспоминание о тех чертовски серых глазах снова появилось в голове.

— Так должно было произойти, Ди. И ты знаешь об этом.

— Нет, я не знаю. И вряд ли ты знаешь.

— Ди…

— Но в курсе ли ты, что я знаю? — Перебила она. — Она выглядела как нормальная девушка, которая просто пришла, чтобы задать вопрос. Она выглядела нормальной, Деймон, а ты был просто ужасен с ней.

Я и без всех этих напоминаний сам прекрасно понимал, насколько хреново себя вел.

— У тебя не было повода, чтобы поступать так.

Не было повода? Она что не в своем уме? Двигаясь молниеносно, я встал с дивана и сейчас стоял прямо напротив Ди, обогнув кофейный столик меньше чем за секунду.

— Мне, что нужно напомнить тебе, что случилось с Доусоном?

Моя сестра не отступила ни на шаг. Она упорно держала подбородок приподнятым, а глаза светились былым светом.

— Нет, я помню все достаточно четко, спасибо.

— В таком случае, у нас бы не было этого глупого разговора. Ты бы понимала, почему этому человеку нужно держаться подальше от нас.

— Она просто обычная девушка, закипела Ди, жестикулируя. — Вот и всё, Деймон. Она просто…

— Девушка, живущая по соседству. Это не просто девчонка со школы. Она живёт прямо напротив. — Я указал на дом через окно для пущего эффекта. — И это чертовски близко к нам, чертовски близко к колонии. Ты знаешь, что произойдет, если ты решишь подружиться с ней.

Она отступила, качая головой.

— Ты её даже не знаешь и ты не можешь предсказать будущее. И почему ты вообще думаешь, что мы станем друзьями?

Обе мои брови взлетели вверх.

— Серьезно? Ты что не собираешься попробовать стать её лучшей подружкой навеки в тот же момент как покинешь этот дом? — Её губы поджались. — Ты ещё с ней даже не говорила, но я знаю, ты наверняка уже интересовалась, продает ли Амазон браслеты дружбы.

— Амазон может продать все что угодно, — пробормотала она. — Так что я уверена, они их продают.

Я закатил глаза, так как меня уже достал этот разговор, также как и самая раздражающая новая соседка.

— Ты должна держаться подальше от неё. — Сказал я, поворачиваясь и направляясь обратно к дивану.

Моя сестра до сих пор стояла, когда я сел.

— Я не Доусон. Когда ты уже это поймёшь?

— Я уже знаю это. — И потому что я был настоящим козлом, я стал доказывать свою точку зрения. — Ты более рискованная, чем он был.

Сделав прерывистый вдох, она напряглась и опустила руки.

— Это… это удар ниже пояса.

Так и было. Я протер лицо рукой и опустил подбородок. Действительно так.

Ди вздохнула и покачала головой.

— Иногда ты бываешь такой сволочью.

Я не поднял голову.

— Не думаю, что это свежая новость.

Развернувшись, она прошла в кухню и вернулась через несколько секунд со своей сумочкой и ключами от машины. Она ничего не сказала, когда прошла мимо меня.

— Куда ты идёшь? — спросил я.

— Купить продуктов.

— О, Иисусе, — пробормотал я, размышляя над тем, сколько человеческих законов нарушу, если запру свою сестру в кладовке.

— Нам нужна еда. Ты всё съел. — Затем она вышла за дверь.

Откинув свою голову на спинку дивана, я испустил стон. Приятно осознавать, что все, что ты сказал, вошло в одно ухо и вылетело из другого. Я даже не понимал, почему я так беспокоился. Не было ничего, что способно было остановить Ди. Я закрыл свои глаза.

И в тот же момент, стал прокручивать в голове наш разговор с новой соседкой, и да, я действительно повел себя как козёл.

Но так будет лучше для неё. Да. Она может ненавидеть меня, она должна ненавидеть меня. Тогда надеюсь, она будет держаться подальше от нас. И этим бы всё закончилось. Не было другого выхода, потому что эта девушка была проблемой. Проблемой, завёрнутой в упаковочную бумагу и дополненной идиотским бантом.

И что было хуже всего, она была тем видом проблемы, который мне нравился.

Глава 3

Ди буквально потребовалось только пара часов, чтобы выбросить все, что я ей сказал в окно и переехать это на своем Фольксвагене. Она вернулась из продуктового магазина с сумками полными всякой чепухи и большой улыбкой на лице. И я знал, она встретила нашу новую соседку.

Когда я спросил её насчёт этого, она пролетела мимо меня, как чертова колибри, отказываясь отвечать на любые вопросы о том, какого черта она делает, и чуть погодя она исчезла за входной дверью. Будучи хорошим старшим братом, старшим на пару минут, я подошёл к окну, чтобы убедиться, что все было в порядке. Но Ди не направлялась к своей машине. О нет, она шла прямо к дому напротив. Не то что бы я был слишком удивлён. Она либо была на крыльце дома этой девчонки или уже в этом чёртовом доме. Было достаточно тяжело приглядывать за ней в течение школьного года, а теперь ещё и это?

Ди избегала меня, когда, наконец, вернулась домой, что было приемлемо для меня. Я не был уверен в том, что не начну кричать на неё и, не смотря на то, что я был по общему признанию придурком квалификации класса А, мне не хотелось срываться на своей сестре.

Я покинул свой дом на внедорожнике вечером, стараясь ни секунды не смотреть на этот чёртов дом. Полдороги в город я звонил Эндрю, близнецу Адама и одному из братьев Томпсонов, который не уступал мне в темпераменте и личных качествах. Другими словами, мы были долбанными шарами солнечного света.

Он собирался встретить меня в «Дымной трапезной», ресторане, находящемся неподалеку от Сенеки гор, ближайшего горного хребта, содержащего бета кварц, кристалл, который имел эту удивительную способность скрывать присутствие Лаксена от нашего единственного естественного врага Аэрума. Но даже при том, что бета кварц скрывал нас, если Аэрум один раз увидит человека со следом, то он будет знать, что Лаксены поблизости.

Я занял место сзади около большого камина, который всегда работал на протяжении зимы. Заведение было довольно крутым, со скоплениями горных пород, выступающими среди столов. Я отчасти проникся всей этой земной энергией, которую оно испускало.

Эндрю был высоким блондином, и когда он неспешно вошёл и спустился в середину зала с кабинками, то заставил развернуться головы сидящих к нему.

Я произвел такое же впечатление на посетителей ранее.

Я мог быть встречен как рок звезда, звучит достаточно высокомерно, что ж, но это была просто правда. При смешении Лаксенской и человеческой ДНК, у нас был выбор, поэтому обычно это означило, что мы были благословлены в вопросе внешности. Я имею в виду, если бы ты мог выглядеть как угодно, не сделал бы ты выбор в пользу самой горячей внешности, которую ты только мог себе представить? Мои зелёные глаза были семейной чертой, а волосы имели тенденцию немного завиваться на концах независимо от того хотел я этого или нет, но мои шесть футов потрясающего корпуса и привлекательной как в кино внешности, что ж, эти характеристики просто соответствовали моей звёздной личности.

Эндрю скользнул на сиденье напротив меня, его глаза были ярко голубые, такие же, как у Адама и Эш. Он приподнял подбородок в приветственном кивке.

— Справедливое предупреждение. Эш знает, что я ушел на встречу с тобой. Не удивляйся, если она покажется.

Прекрасно.

Я сохранял выражение своего лица невозмутимым из уважения к ней и к её брату, сидящему прямо напротив меня, но встреча с Эш не было тем, в чем я нуждался прямо сейчас.

— Последний раз я слышал, что она была не очень-то довольна мной. Поэтому я буду несколько удивлен, если она появится.

Он хохотнул.

— Ты будешь удивлён? Серьёзно? Ты знаешь Эш всю свою жизнь. Девушка живёт конфронтацией.

Это было правдой.

— Так же, как и ты, — добавил Эндрю, слегка улыбаясь, когда я поднял бровь.

— Я не знаю, что происходит между вами двумя.

— И это не то, о чем я на самом деле хочу говорить с тобой, Опра.

Кроме того факта, что они были родственниками, это также было тяжело выразить словами. Мне нравилась Эш. Чёрт, я неподдельно заботился о ней, но мне наскучила вся эта история с ожиданием наших людей, что мы в конечном итоге, конечно же, будем вместе. Я не действовал предсказуемо.

Эндрю проигнорировал сказанное.

— Но ты знаешь, чего ожидают от нас, — его голос понизился, когда взгляд встретил мой. Одна из официанток здесь была Лаксеном, но 99 процентов окружающих были людьми. — Вокруг не так много представителей нашего вида нашего возраста, и ты знаешь, чего хочет Итан…

— Последнее о чем я думаю, это чего хочет Итан. — Мой голос был смертельно спокоен, но Эндрю напрягся напротив меня. Ничто так быстро не выводило меня из себя, как то, что касалось Старейшины, известного как Итан.

— Или что любой из них ожидает от меня.

Его губы изогнулись в однобокой усмешке.

— Тебя что сегодня кто-то разозлил.

Да, и этот кто-то имел имя, которое напоминало мне пушистое, маленькое, беспомощное животное.

— Так в чем дело? — продолжил он. — У тебя сейчас такое выражение лица, которое говорит, что ты либо очень голоден, либо хочешь убить кого-нибудь.

Покачав головой, я закинул руку за заднюю стенку кабинки. Томпсон, очевидно, не знал о той девушке, переехавшей в дом по соседству, и по какой-то причине, я подумал, что будет лучше, если так будет оставаться так долго, как это возможно. Не из-за того, что я беспокоился или что-то в этом роде, а потому что, если они обнаружат, что здесь живет человек по соседству, мне придётся иметь дело с ними, скулящими об этом.

А я был уже достаточно выведен из себя, за всех из нас.

Мы поели, а затем я направился обратно домой. Сарказм Эндрю всегда поднимал мне настроение, но сразу как я выехал на дорогу, уныние и чувство неизбежности снова окутали меня.

Этой ночью была очередь Томпсонов патрулировать, но я был слишком встревоженным, чтобы сидеть внутри. Наши семьи были сильнейшими из всех Лаксенов, поэтому колония уже планировала нашу с Эш свадьбу, также обязанность проводить большинство патрулей и обучать новобранцев лежала на нас.

Я провел полночи снаружи, не найдя ничего, что могло бы снять нарастающие беспокойство. Нарастающее? Черт. Это было смешно. Больше похоже на постоянное состояние злости, которое присутствовало всегда с тех пор как Доусон погиб. Не многие вещи облегчали это состояние, определённые вещи с Эш помогали, но покой был всегда мимолётным и никогда не стоил всех тех последствий, которые он нёс за собой.

Я отключился где-то около 3 утра и проснулся чертовски поздно около 11. Неудовлетворённая энергия до сих пор гудела в моих венах. Вытянув себя из кровати, я почистил зубы, затем натянул тренировочные штаны и пару кроссовок.

Ди уже ушла, когда я покидал дом, вступая в удушливый летний воздух, её машина была на подъездной дорожке, но машины девушки не было. Черт. Они были вместе. Конечно. Моя злость достигла уровня, который способен был привести к инсульту.

Если бы у меня действительно мог быть инсульт.

Я спустился по ступенькам крыльца и начал бежать вниз по дороге. Когда я достиг конца, я пересёк улицу и затем начал прокладывать свой путь среди деревьев. Я заставлял себя бежать с человеческой скоростью, так я мог выжечь столько энергии, сколько возможно и очистить своё сознание от мыслей. Когда я бежал, то старался не думать ни о чем. Не о Аэрумах. Не о МО. Не об ожиданиях. Не о Ди. Не о Доусоне.

Не о девушке по соседству.

Пот стекал вниз по моей голой груди и увлажнял волосы. Я не имел понятия, как много времени прошло, когда я, наконец, начал чувствовать жжение в своих мускулах и направился обратно домой. К тому моменту как я подошёл к подъездной дорожке, я мог наверняка съесть целую корову.

А подъездная дорожка не была пуста. Её машина вернулась.

Я замедлил свой бег, когда заметил кучу пакетов, оставленных за багажником машины. Нахмурившись, я поднял руку и убрал волосы со лба. Какого черта?

Это были пакеты с мульчей и почвой, ужасно тяжелые сумки с мульчей и почвой.

Остановившись, я посмотрел на дом прищуренным взглядом. Ах, да, саженцы для клумбы, которая выглядела, как будто она была прямо из фильма ужасов. Была ли Ди действительно с ней? Раздался хохот. Ди собиралась помочь ей с клумбой? Это было смешно. Она не могла отличить сорняк от полезного растения, не то чтобы она получала удовольствие от созерцания грязи под ногтями.

Я обошёл седан, а затем остановился. Подняв взгляд на небо, я покачал головой и негромко, искренне рассмеялся над собой. Боже, я был жалок. Считал себя плохим парнем, но при этом не мог пройти мимо тяжелых коробок или пакетов и не помочь девушке с этим. Я развернулся и собрал пакеты, ворча на их тяжесть. Двигаясь невероятно быстро, я аккуратно расположил их около заросшей клумбы, а затем направился домой принять душ.

Когда я встал под успокаивающую струю воды, то понял, что не могу припомнить последний раз, когда по-настоящему смеялся.

Как только я вышел из душа, мой телефон завибрировал, звоня на тумбочке, где я его оставил. Я подошёл к нему, мои брови поднялись, когда я увидел, что это был Мэтью.

Мэтью не был намного старше нас, но он стал своего рода нашим приемным отцом, с тех пор как наши родители не смогли совершить путешествие сюда. Как и мы, он жил за пределами колонии и обучал в старшей школе. Я, без сомнения, мог сказать, что он сделает все для нас и Томпсонов. Тем не менее, он не был любителем телефонных разговоров.

— Что случилось? — ответил я, схватив пару джинсов из кучи одежды на полу, пологая, что они чистые.

На другом конце провода была пауза.

— Вон был здесь. Без Лейна.

— Ладно, — я снял полотенце и бросил его в ванную комнату. — Ты хочешь ещё что-нибудь добавить?

— Я как раз готовился, — сказал Мэтью, когда я натянул джинсы. — Вон сказал, что они обнаружили неизвестных Лаксенов неподалёку. Ты знаешь, что это значит.

— Дерьмо, — пробормотал я, защелкивая кнопку на джинсах. — Аэрумы приближаются.

После всего этого времени МО не отличало Лаксенов от Аэрумов, хотя наши два вида были абсолютно не похожи. Идиоты. Так было, скорее всего, потому что, они никогда на самом деле не ловили не одного из этих подонков, так как мы всегда брали ответственность за них на себя, прежде чем МО имело бы шанс окружить их, как они сделали с нами. Было важно, чтобы правительство не догадывалось о наших различиях, потому что в противном случае МО наступило бы нам на хвост, они не знали, на что мы были на самом деле способны. Так и должно было оставаться, но так не будет, если они поймут что Аэрумы вообще другой вид.

— Они знают, как много?

— Звучит как целый сет. Но там где одна их группа там всегда и другие.

Что ж, это были не самые замечательные новости. Мой желудок заурчал, напоминая мне, насколько голодным я был. Выйдя из спальни, я побежал на кухню, перешагивая через две ступеньки за раз. Я направился было на туда, но поменял своё решение в последний момент и вышел на крыльцо.

И увидел их.

Обе девушки усердно работали напротив клумбы, и должен признать даже с того места, где я стоял, эта штука выглядела уже лучше. Множество сорняков и мертвых растений было выкорчевано, заполняя черный мусорный пакет.

Ди выглядела абсолютно нелепо, деликатно дёргая листья на новых растениях, как будто собиралась далее ввинтить их в землю. И я понятия не имел, что она делала. Скорее всего, пыталась не занести грязь под свои ногти. Мой взгляд переместился к другой девушке, она стояла на коленях, одна рука была в свежей земле, спина слегка изогнута, а её зад висел в воздухе. Мои губы разомкнулись, и да, моё воображение немедленно подбросило мне образы её в той же позе, но с меньшим количеством одежды.

И я разозлился, так как это было последнее, о чем я должен был думать. Я даже не находил её настолько привлекательной, черт возьми. Ни в коем случае. Нисколько.

Она откинулась и оперлась на бёдра, когда Ди сказала ей что-то, а затем медленно повернула голову в мою сторону.

— Хэй, — голос Мэтью раздался у моего уха.

Я отвел свой взгляд, нахмурившись, когда потёр рукой грудь. Чёрт. На мне не было рубашки.

— Что?

— Ты вообще слушаешь, что я говорю? — спросил Мэтью.

— Да, — я сделал паузу, так как отвлёкся. Я наблюдал за тем, как девушка снова развернулась к клумбе и начала яростно копать лопатой. — У Ди новая подруга. Она человек.

Раздался вздох на другом конце провода.

— Наш вид постоянно окружён людьми, Деймон.

Нет, чёрт.

— Да, но этот человек переехал в дом напротив.

— Что?

— Я не понимаю, почему они позволили этому случиться. — Я замолчал, когда посмотрел на них. Моя сестра дала ей какое-то растение, которое на самом деле выглядело, как здоровый сорняк. — Но Ди основательно за неё взялась, и ты знаешь Ди. С тех пор как… Доусон и Бетани, она отчаянно нуждалась в …

Во всём, что было у Доусона, и чего не было у меня.

И это была абсолютная правда.

— Школа это одно, — сказал Мэтью, переведя разговор на другую тему, оставляя без ответа те слова, которые я не сказал, но которые повисли между нами. — Но твой дом и колония расположены достаточно близко. О чем только МО думало?

— Я полагаю, он вообще не думали. — Но это не казалось правильным. Они никогда ничего не делали без причины.

— Тебе нужно быть осторожным.

— Я всегда осторожен.

— Я говорю серьёзно. — Его голос наполнился раздражением.

— Я позабочусь об этом, — пообещал я. — Не говори пока ничего Томпсонам, хорошо? Я не хочу разбираться ещё и с их реакцией вдобавок ко всему прочему.

Мэтью согласился, а затем разглагольствовал ещё около 30 минут, говоря то про мою новую соседку, то про Аэрумов. Я улавливал обрывки его фраз, пока наблюдал за девушками с места, где стоял на крыльце. Я не нуждался в лекции Мэтью о том, насколько серьёзно было приближение Аэрума и о том, что мы должны были быть осторожными, и я думаю, он знал это тоже. Но это же Мэтью, он всегда был в ожидании наихудшего.

Но факт того, что сюда приближался Аэрум, означал, что нужно пресечь всё, что происходило между Ди и этой девушкой, пока что-нибудь не случилось и не привело одного из этих подонков прямо к нам, как это произошло с Доусоном.

Когда я повесил трубку, я вошёл внутрь и схватил рубашку, а затем вышел на улицу, несмотря на то, что мой пустой желудок заурчал. Я был голоден и раздражен. Это никогда не было хорошей комбинацией.

Ди поднялась, когда я пересёк дорогу, очищая руки от травы, но девушка осталась на земле, разравнивая почву. Я опустил руку на плечи Ди, удерживая её, когда она попыталась увернуться.

— Хэй, сестренка.

Она ухмыльнулась с надеждой в глазах. Только Бог знал, что она подумает обо мне, когда узнает, что я лишь делал вид, но я действительно собирался подвести ее.

— Спасибо, что перенес для нас пакеты, — сказала она.

— Это был не я.

Ди закатила глаза.

— Как скажешь, твердолобый.

— Как некрасиво. — Я притянул её ближе, улыбаясь, когда она сморщила нос. Я почувствовал взгляд на нас, затем взглянул вверх и увидел, что эта девушка наблюдает за нами. Солнце отбрасывало тени на её щеки. Её волосы были собраны, а небольшие пряди на затылке намокли. Улыбка сошла с моего лица. Она будет такой проблемой.

— Что ты делаешь?

— Налаживаю…

— Я не тебя спрашиваю, — сказал я, перебивая её, и перевел свой взгляд на Ди. — Что ты делаешь?

Девушка пожала плечами и достала растение из горшка, полностью игнорируя меня, мои глаза сузились на ней. Она вела себя так, будто бы меня там даже не было. Неприемлемо.

Ди пнула меня в живот. Зная, что она может ударить намного сильнее, я отпустил её.

— Посмотри, что мы сделали, — сказала она. — Думаю, у меня есть скрытый талант.

Я посмотрел на клумбу. Да, они хорошо потрудились над ней. С другой стороны, насколько это было на самом деле тяжело выдёргивать сорняки и сажать новые растения? Я изогнул бровь, когда девушка посмотрела на меня.

— Что? — спросила она.

Я пожал плечами и, честно сказать, мне было совершенно все равно.

— Неплохо. Я думаю.

— Неплохо? — Ди чуть не взвизгнула. — Это гораздо лучше, чем просто неплохо. Мы просто потрясающе справились с этой работой. Ну, вернее, Кэти потрясающе справилась. Я только подавала ей вещи.

Игнорируя сестру, я направил всё своё внимание на девушку.

— Это то, чем ты занимаешься в свободное время?

— Что — теперь ты решил поговорить и со мной тоже? — она улыбнулась, и моя челюсть сжалась, когда она схватила горсть земли. — Да, это своего рода мое хобби. А какое у тебя? Издеваешься над щенками?

Во-первых, я не понимал, почему она это сказала, потому что мне никто не давал отпор. Никто не был настолько безумен. Я наклонил голову набок.

— Не уверен, что должен говорить об этом при своей сестре.

— Ой, — пробормотала Ди.

Лицо девушки покраснело ещё сильнее, и почувствовал, как мои губы поднялись в уголках. О чём она думала?

— Но, могу заверить, мое хобби точно не такое ущербное, как это, — добавил я, указывая на клумбу.

Она застыла на месте. Куски красного кедра посыпались на землю.

— Почему это оно ущербное?

Я поднял обе брови.

Девушка благоразумно отступила, но её челюсть выступала в недовольстве, когда она вернулась к раскидыванию мульчи, а мои глаза сузились ещё сильнее. Я мог сказать, что она принуждала себя держаться невозмутимой, и это заставило меня чувствовать себя акулой, учуявшей запах крови в воде.

Ди поняла это, так как толкнула меня.

— Не майся дурью. Пожалуйста!

— Я и не маюсь. — Я уставился на девушку.

Её брови взлетели вверх, и там это было. Отношение. Мне не должно было нравиться это… но нравилось и понимание этого взволновало меня.

— Что такое? Тебе есть, что сказать, Котенок?

— Кроме того, чтобы ты никогда не называл меня котенком? Нет, нечего. — Спокойно разгладив мульчу, она встала и улыбнулась Ди.

— Думаю, мы хорошо поработали.

Эта девушка законно игнорировала меня.

— Да. — Ди толкнула меня ещё раз, но теперь в направлении дома. — Мы отлично справились, неважно — ущербно это или нет. И знаешь что? Мне, в какой-то степени, нравится быть ущербной.

Когда я уставился на новые растения, я до сих пор не мог смириться с тем фактом, что она стояла и претворялась, будто бы меня здесь даже не было. Эта девчонка нисколько не была запугана мной. И это поразило меня. Я не мог правильно её понять. Да, многие человеческие девушки не убегали от меня. Они хотели бежать ко мне, но один взгляд мог заставить их нестись прочь. Эта девушка в основном была похожа на них, безусловно.

— И я думаю, нам следует распространить эту ущербность и на ту цветочную клумбу, что находится перед нашим домом, — продолжила Ди, практически дрожа от воодушевления.

— Мы можем пойти в магазин, купить материал, и ты можешь…

— Ей не рады в нашем доме. — Раздражаемый, я знал, к чему она вела. — Серьезно.

Руки Ди сжались в кулаки.

— Я думала, что мы собираемся работать на клумбе, которая находится на улице, а не внутри дома. По крайней мере, именно там она находилась в последний раз, когда я проверяла.

— Мне без разницы, — отрезал я. — Я не хочу ее там видеть.

— Деймон, не делай этого. — Её голос понизился до шепота, а затем я заметил, что ее глаза стали слишком яркими. — Пожалуйста. Она мне нравится.

Ненавидя этот блеск в её глазах, я тихо выдохнул.

— Ди…

— Пожалуйста! — снова попросила она.

Я выругался себе под нос и скрестил руки. Я не мог уступить ей в этом. Слишком многое стояло на кону, например, её жизнь.

— Ди, у тебя есть друзья.

— Это не то, и ты это знаешь. — Она сложила руки на груди. — Это другое.

Посмотрев на Кэти, я ухмыльнулся. Она выглядела так, словно хотела бросить что-нибудь в меня.

— Они твои друзья, Ди. Они такие же, как ты. Тебе не нужно дружить с кем-то… вроде нее.

— Что ты имеешь в виду под «кем-то вроде меня»? — потребовала ответа Кэти.

— Он не имел в виду ничего такого, — поспешила добавить Ди.

— Чушь, — сказал я. И именно это я имел в виду. Девушка просто не поняла, что это на самом деле значило.

Она выглядела так, будто готова была броситься на меня, и если бы я не был так чертовски раздражен, то это, возможно, было бы даже мило.

— В чем, черт возьми, твоя проблема?

Шок прошёл сквозь меня, и я полностью развернулся к ней лицом. Эта девушка… Вау. Она была более хорошенькой, чем просто обычной, когда её глаза наполнились искрами гнева, но я был решительно настроен не обращать на это внимание.

— Ты.

— Я — твоя проблема? — она сделала шаг вперед, и о да, она хотела наброситься на меня, как ниндзя. — Я тебя даже не знаю. И ты не знаешь меня.

— Вы все одинаковые. — И, чёрт, это была правда. — Мне не нужно пытаться узнать тебя. Или, тем более, хотеть узнать.

Замешательство промелькнула на её лице, когда он вскинула руки вверх.

— Меня это вполне устраивает, приятель, потому что у меня тоже нет никакого желания узнавать тебя поближе.

— Деймон, — Ди схватила мою руку. — Прекрати это немедленно.

Я не отвел взгляда от Кэти.

— Мне не нравится, что ты входишь в круг друзей моей сестры.

— А мне плевать, что тебе нравится, а что нет, — выплюнула она в ответ.

Святое дерьмо. Я не ошибся, когда подумал, что она была нисколько не запугана мной, и моей первой реакцией было то, что мне это понравилось.

Но так не должно было быть.

Я двинулся вперёд, возможно, быстрее, чем следовало бы, но я уже был там, прямо напротив неё, мои глаза сфокусировались на ней.

— Как… как ты это сделал?.. — Она сделала шаг назад, её глаза расширились, когда она содрогнулась.

И он там был. Страх. И возможно это делало меня полным придурком, но я хотел, чтобы она боялась, потому что в моём мире страх был эквивалентом здравого смысла.

— Слушай меня внимательно, — сказал я, заставляя её отступать, пока она не уперлась спиной в дерево, загоняя её в ловушку. Она не сводила взгляда с меня. — Говорю тебе это только один раз. Если что-нибудь случится с моей сестрой, то, да поможет мне… — Мой взгляд упал на её приоткрытый рот. Чёрт, я не замечал, насколько полными были её губы до этого момента. Когда я поднял взгляд, на её лице снова было это выражение, которое говорило, что она осознала исходящую от меня опасность, но её тело было абсолютно не заодно с разумом.

Она привлекала меня, даже сейчас, когда я заставил её отступать через весь двор, и все же она была все еще привлекательна для меня. И это пробудило во мне что-то, то чего я не хотел замечать.

Мои губы изогнулись, и я понизил свой голос.

— А ты — грязная, Котенок.

Она медленно моргнула в изумлении.

— Что ты сказал?

— Грязная, — Я позволил словам повиснуть между нами и затем добавил — Ты вся покрыта грязью. Что, по-твоему, я имел в виду?

— Ничего. — Краска на её щеках говорила обратное. — Я занимаюсь садоводством. Обычно, становишься грязным, когда делаешь это.

Я пытался не рассмеяться над её жалкой попыткой оправдаться, но она всё ещё не съежилась от страха, и это было своего рода даже горячо.

— Есть много более забавных способов, чтобы стать… грязной. — Я остановился. С чего это всё, черт возьми, началось? Нужно поправить это. — Не то чтобы я их тебе когда-либо показал.

Этот… интересный румянец распространился до её горла.

— Я лучше буду все время возиться с удобрением, чем как-либо соприкасаться с тобой.

Как же я в этом сомневался.

Часть меня хотела бросить ей вызов по поводу этого прямо здесь. Наклонить голову к ней и попробовать на вкус этот хорошенький ротик. Я готов был дать руку на отсечение, что она меня не оттолкнёт, но мимолётное удовольствие не стоило этого. Бросив ещё один взгляд на неё, я развернулся и когда проходил мимо Ди, выкрикнул:

— Тебе нужно позвонить Мэтью. Причем прямо сейчас, и не минутой позже.

Это было ложью, но, как и большинство лжи, она сделает свою работу.

Глава 4

Мой дом превратился в зону военных действий в последующие несколько дней.

Ди и я непрерывно ругались насчёт девушки по соседству, и с моей стороны слова были лишь пустой тратой времени, потому что она, в конечном счете, сделает то, что захочет, не зависимо от того, насколько честным я был, когда отзывался о риске, который представляла её дружба.

Единственной причиной, почему я не потерял свои последние нервы, было то, что Ди уезжала в понедельник провести неделю с колонией, это было то, что хотя бы раз в год требовали от нас чертовы Старейшины, так мы не забудем то, кем являемся и откуда прибыли или другой подобный бред. Может быть, поездка образумит её.

Сомнительно.

Затем в пятницу несколько моих любимых рубашек, одна из них была с Искателями приведений, пропали. У меня было сильное подозрение, что груда пепла в кухонной раковине, которую я обнаружил позже в тот день, была тем, что осталось от них.

Чертова Ди.

Сытый по горло этой ситуацией, я поехал к Томпсонам, и Эш была более чем готова помочь мне снять некоторое беспокойство. Но ничего не вышло, и когда я вернулся домой рано утром в субботу, я сел на капот своего внедорожника и смотрел в пустоту, только звёзды и шорох зверей составляли мне компанию.

Идея проводить время с Эш была пустой и скучной, и нечего не произошло. Не было даже прикосновения. Подобные вещи с Эш проходили под девизом «всё или ничего», но чтобы они были пустыми?

Опустив голову, я потер заднюю часть шеи. Я мог совершить ещё один патруль, но уже заступил Мэтью, и Адам был снаружи. Ни один Аэрум не показался. Пока.

По крайней мере, моё сознание было спокойно на данный момент. Когда моя голова была спокойна, я думал о том, что, чёрт подери, каждый из нас собирается делать. Когда кончится лето, начнётся наш последний школьный год и все мы, Ди и Томпсоны, выпустимся следующей весной. Что, черт возьми, нам делать тогда?

Ди не много говорила об этом, по крайней мере, мне, но я чувствовал, что она хочет уехать. Пойти в колледж, находящийся далеко отсюда, и я мог понять её. Я и сам хотел убраться подальше, но в отличие от наших одноклассников, для нас это было непростое решение. Нам нужно было разрешение МО. Они должны были одобрить переезд, и даже после этого, нужно было найти безопасное место неподалёку от бета кварца, и не выглядело, чтобы у нас был большой выбор подходящих мест.

И колония, Итан, совсем не хотели, чтобы мы уезжали. Он даже был недоволен, когда мы ненадолго выезжали из этого гребанного места. Он будет проблемой. Все Старейшины были сосредоточены на том, чтобы молодое поколение встречалось и производило больше маленьких Лаксенов, рождённых и выращенных на Земле, и да, это не входило в мои планы.

— Проклятье, — пробормотал я, опустив руку и подняв голову.

В спокойные моменты я также думал о Доусоне, и эти мысли всегда возвращались к вопросу, как он мог испытывать такие сильные чувства к человеку, влюбиться в одного из них, зная насколько это было опасно. Я не мог понять этого. Я столько бесчисленных, бессонных ночей пытался осмыслить это. В конце концов, Доусон показал, что ему плевать на то, что он подвергал семью опасности, но если он действительно любил эту девушку, Бетани, почему он просто не держался от неё подальше? Старейшины и правительство были против смешения наших двух видов, также нужно было учитывать Аэрумов.

Сделала ли его любовь настолько эгоистичным? Понимал ли он, чего я лишусь, если что-нибудь случится с ним?

Звезды, на которые я смотрел, не отвечали, и когда я медленно опускал свой взгляд, то обнаружил, что уставился на окно спальни дома напротив, моя новая проблема. Часть меня признавала, что я ничего не мог сделать, чтобы остановить сближение Ди с ней, но я не мог просто так это оставить.

Я однажды уже так сделал, когда Доусон попросил меня.

Да, это было два разных случая, но вероятность одинокого окончания была велика, поэтому я не мог просто забыть об этом. Я буду приглядывать за этой девушкой и очень внимательно.

Утром понедельника, я встал раньше Ди и приготовил ей завтрак В.Б.Я. - вафли, бекон и яйца. Несмотря на то, что она злилась на меня, я не хотел, чтобы она уехала на неделю при таких обстоятельствах.

И никто даже моя сестра не могли противостоять моим кулинарным способностям в приготовлении завтраков.

Это сработало.

С начала мне показалось, что она отнеслась с подозрением к моему поступку, посмотрев на меня с осторожностью, но после того как я не упомянул о девушке по соседству, она улыбнулась и обняла меня. Я проследовал с ней на улицу, неся её багаж, несмотря на то, что она могла сама переносить вещи лишь одним мизинцем. Я засунул его в багажник её Фольксвагена. Попасть в колонию можно было через лес, но она проедет пару миль и заедет через одну из ближайших скрытых дорог ведущих туда. Местные жители думали, что небольшое поселение было лишь скоплением психов, сбежавших от цивилизации, чтобы жить в гармонии с природой.

Люди всегда видели то, что хотели увидеть, а не то, что действительно было прямо перед ними.

— Ты уверена, что не хочешь, чтобы я поехал с тобой? — спросил я.

Улыбаясь, она покачала головой, пока обходила свою машину.

— Ты уже пятый раз это спрашиваешь.

— Третий.

— Неважно, — она засмеялась. — Ты знаешь, что если тебя увидят Старейшины или Итан, ты не сможешь выбраться отсюда в ближайшем будущем. Я буду в порядке.

Мне не нравилась эта идея, но я кивнул.

— Напиши мне, когда доедешь.

— Им лучше не пытаться забрать мой телефон, как они сделали в прошлый раз. Я их на кусочки порежу. — Ди развернулась ко мне и улыбнулась, прежде чем сесть за руль. — Можешь сделать мне одолжение, пока я буду в отъезде?

— Ммм?

Выражение её лица стало серьёзным.

— Попробуй поговорить с Кэти, если встретишь её.

Я изогнул бровь.

— На самом деле, как насчет того, чтобы постараться встретиться с ней и не вести себя как придурок, так ты не уничтожишь мои шансы иметь одного нормального друга, которому я не обязана нравиться только потому, что мы оба пришельцы. Она мне действительно нравится и будет замечательно, если моя подруга не будет ненавидеть моего брата, — продолжила она, и я не был уверен, как мне реагировать на тот факт, что девушка ненавидела меня.

Конечно, в этом и был весь смысл моего идиотского поведения по отношению к ней.

— Ты можешь сделать это для меня? — Она закрыла водительскую дверь. — Веди себя хорошо с ней. Пожалуйста?

Её взгляд был таким серьёзным, и я понял, что киваю.

— Правда? — упорствовала она.

Я вдохнул и отвел взгляд, когда согласился.

— Да. Конечно.

Улыбка вспыхнула на ее лице, тот вид улыбки, который использовали парни, чтобы показать себя в лучшем свете, и там же стоял я, её брат, скорее всего обманывая.

Но ложь, она… работала.

Я наблюдал за тем, как она уезжала, а затем пошёл домой, собираясь принять душ. После я переоделся в пару джинсов и рубашку, которая не была сожжена, и затем я слонялся по дому, убирая за собой. Это было просто удивительно.

Веди себя хорошо с ней.

Я покачал головой, пока подходил к своему надежному окну для слежки, отодвинул штору и задался вопросом, «Какого черта?»

Щурясь, я наблюдал за соседской девушкой, прыгающей пытаясь достать крышу своей машины губкой, но абсолютно безуспешно. Медленно улыбка растянула мои губы.

Она выглядела абсолютно нелепо, а время шло.

Прежде чем я понял, что делаю, я развернулся и вышел через запасной выход, проскользнув бесшумно между домами. Я подошёл к её дому в тот момент, когда она наклонилась поднять губку, которую уронила.

Я остановился на полпути, в полной мере наслаждаясь открывающимся мне видом. Пришелец… человек… Кажется, мы все были такими предсказуемыми.

Она выпрямилась, когда я подошёл ближе. Мне показалось, я услышал, как она выругалась, когда начала очищать губку, прежде чем запустить ею в ведро.

— Похоже, тебе не помешает немного помощи, — сказал я, засовывая руки в карманы джинсов.

Подпрыгнув, она развернулась, уставившись на меня широко распахнутыми серыми глазами. Несомненно, на её лице застыло удивление, когда она рассматривала меня, и пока мы стояли там и смотрели друг на друга, стало ясно, что она совершенно не понимает, почему я оказался там.

Как и я.

Будь нормальным с ней.

Я сдержал вздох, указывая на ведро поднятием своего локтя.

— Судя по твоему виду, тебе хочется снова это швырнуть. Мне показалось, я сделаю доброе дело всего дня, если вмешаюсь прежде, чем несчастная губка распрощается с жизнью.

Подняв руку, она откинула несколько влажных прядей с лица, пока смотрела на меня. Напряжение исходила от неё. Так как она ничего не сказала, я подошёл к ведру и достал губку, выжимая из нее воду. — Похоже, ты намокла гораздо больше, чем твой транспорт. Никогда не думал, что мытье машины может оказаться настолько сложной задачей, но теперь, после пятнадцати минут наблюдения за тобой, я полностью убежден — этому должен быть присвоен статус Олимпийского вида спорта.

— Ты наблюдал за мной?

Наверное, не стоило упоминать это. Ну что ж. Я пожал плечами.

— Ты всегда можешь отвезти машину в мойку. Это будет гораздо легче.

— Автомойки — пустая трата денег.

— Верно, — Я обошел её машину спереди и опустился на колено, убирая пятно, которое она упустила. Пока я находился там, я проверил её шины. Иисус. Они были в ужасном состоянии.

— Тебе нужны новые шины. Эти почти стерлись, а зимы здесь сумасшедшие.

Меня встретило молчание.

Я взглянул на неё сквозь ресницы, когда вставал. Она смотрела на меня, будто бы я был галлюцинацией, её руки были опущены вдоль тела, вся передняя часть её рубашки была мокрой, показывая очень интересные контуры, на которые я не должен был даже внимание обратить. Отвернувшись, я занялся крышей. Когда я закончил, она всё ещё стояла там совершенно неподвижно, и это заставило меня усмехнуться.

— Как бы то ни было, я рад, что ты оказалась здесь. — Я подхватил шланг и принялся обливать машину. — Думаю, я должен извиниться.

— Ты думаешь, что должен? — О, она разговаривает.

Я медленно повернулся к ней, чуть не задев её брызгами воды, когда приступил к противоположной стороне машины. Легкое сужение её глаз доставило мне много удовольствия.

— Да. По словам Ди, мне следовало притащить сюда свою задницу и вести себя по-человечески. Что-то в моем поведении убивает все ее шансы завести «нормального» друга.

— Нормального друга? С какими же друзьями она, обычно, имеет дело?

— С ненормальными.

— Ладно. Знаешь, извинение, считается действительным, только если ты приносишь его искренно, а не потому что должен.

Я утвердительно хмыкнул:

— Верно.

Краем глаза я увидел, что она перенесла вес с одной ноги на другую.

— Серьезно?

— Да-а. — Я проходил вокруг машины, продолжая смывать мыльную пену, когда гениальная мысль пришла мне в голову. Не было никакого способа избавиться от этой девушки, и даже вероятность того, что она наскучит Ди, не поможет. Я решил утром в субботу, что буду приглядывать за ней, но мне нужно было оправдание. Девушка бы точно не поверила, что я хочу проводить с ней время, когда я на самом деле не хотел, но если Ди собиралась стать её лучшей подругой, мне нужно было знать о ней всё и не выглядело, чтобы она доверилась мне, если только не странные обстоятельства.

— На самом деле, у меня нет выбора. Я должен вести себя прилично.

Она слегка покачала головой.

— Ты не похож на человека, который будет делать что-то, если он того не хочет.

— Обычно, так и есть. — Я направил струю воды на заднюю часть автомобиля, когда я сказал первое, что пришло мне в голову. — Только моя сестра забрала ключи от машины, поэтому я все-таки сделаю над собой усилие, иначе не получу их обратно. Заказывать дубликат слишком нудное мероприятие.

Я начал улыбаться, потому что всё это было нелепо. Мне не нужны были ключи, что бы попасть куда-либо. Но вряд ли девушка об этом не знала. Я сделал мысленную заметку написать Ди как можно скорее.

Она засмеялась.

— Она забрала твои ключи?

Улыбка сошла с моего лица, когда я повернулся к ней.

— Это не смешно.

— Ты прав. — Она засмеялась снова, и это был приятный гортанный смех. Своего рода сексуальный. — Это просто чистый восторг.

Я бросил сердитый взгляд на неё. Конечно, мои ключи лежали на кухонной стойке, но всё же она могла проявить больше сочувствия к моей проблеме.

Она скрестила руки на груди.

— Мне очень жаль, конечно. Но я не принимаю твои не-очень-искренние извинения.

Мои брови поднялись.

— Не принимаешь, даже после того, как я помыл твою машину?

— Нет. — Её улыбка стала больше, и её обычное лицо больше не было таким уж простым. — Не видать тебе ключей.

— Значит, мой план потерпел фиаско. — Я неохотно улыбнулся. Её отношение было… интересным. Забавным. — Мне казалось, что недостаток искренности с моей стороны можно искупить чем-то другим.

Она наклонила голову набок.

— Ты всегда такой мягкий и пушистый?

Я прошел мимо неё к водопроводному вентилю. И выключил воду.

— Всегда. А ты всегда разглядываешь парней, когда заходишь, чтобы спросить направление?

— А ты всегда открываешь дверь полураздетый?

— Всегда. И ты не ответила на мой вопрос. Ты всегда смотришь так пристально?

Её щеки окрасил сильный румянец.

— Я не смотрела пристально.

— Неужели? — Я усмехнулся, когда повернулся к ней.

— В любом случае, ты меня разбудила. Я не отношусь к разряду любителей утра.

— Было не так уж и рано.

— Я не мог проснуться. На дворе лето, как ни как. С тобой такое не случается?

Прядь волос снова выбилась из её пучка, и она откинула её с лица.

— Нет. Я всегда просыпаюсь рано.

Стоило ожидать.

— В точности, как моя сестра. Теперь понятно, почему она вцепилась в тебя мертвой хваткой.

— Ди понимает толк в жизни… в отличие от некоторых, — сказала она, и снова в её голосе чувствовалось отношение. — И она замечательная. Она, действительно, мне нравится. Так что, если ты здесь, чтобы разыгрывать здесь большого плохого брата, можешь сразу забыть об этом.

Боже, она была маленьким фейерверком.

— Я здесь не для этого. — Я подобрал ведро, различные спреи и очистители, и когда я взглянул на неё, мне показалось, что она посмотрела на мой рот. Интересно.

— Тогда почему ты здесь, кроме того, конечно, чтобы принести свое жуткое извинение? — спросила она.

Положив принадлежности на порог, я поднял руки и потянулся, а мой взгляд метнулся в её сторону и задержался на её лице.

— Возможно, мне стало любопытно, что именно вызывает у нее такой бешеный восторг. Ди не слишком легко сходится с незнакомыми людьми. Как впрочем, и все мы.

— У меня как-то была собака, которая не слишком хорошо сходилась с незнакомцами, — сострила Кэти.

Некоторое мгновение я не двигался, а потом рассмеялся искренне, и смех прозвучал странно для меня. Чёрт. Она была сообразительной.

Она опустила глаза, когда прочистила горло.

— Ладно. Спасибо за машину.

Она явно хотела от меня отделаться.

Я пересек разделявшее нас расстояние, двигаясь не так быстро, но судя по её тихому вдоху, я застал её врасплох. Я стоял прямо напротив неё, и она снова пахла персиками.

— Как ты двигаешься так быстро? — спросила она.

Проигнорировав этот сложный вопрос, я начал рассматривать её лицо. Что в ней было такого, что моя сестра прыгала от восторга? Её язык был острым, как нож, она производила впечатление интеллигентной особы, но вокруг миллионы таких, как она. Я не мог понять этого.

— Моя маленькая сестра что-то в тебе нашла.

Она открыла было рот, но снова его закрыла. Прошла секунда.

— Маленькая? Вы — близнецы.

— Я родился на целые четыре минуты и тридцать секунд раньше ее. — Я встретился с ней взглядом. — Технически, она — моя младшая сестра.

— То есть, она является малышкой в вашей семье? — Её голос прозвучал по-другому, когда она опустила взгляд.

— Да, поэтому я — тот, кто обделён вниманием.

— Полагаю, именно это и объясняет твое ужасное поведение, — бросила она в ответ.

— Возможно, хотя многие находят меня очаровательным.

Иногда.

Она взглянула в мои глаза и задержала взгляд. Что-то промелькнуло в этих серых глубинах.

— Мне что-то… с трудом в это верится.

— А тебе и не нужно, Кэт. — Её имя звучало странно в моих мыслях и при произнесении вслух. Та непослушная прядь волос снова выбилась, касаясь щеки. Я поймал её между своих пальцев. — Какой это цвет? Не светлый и не каштановый.

Она высвободила свои волосы из моего захвата.

— Это — светло-каштановый.

— Хм-м, — пробормотал я, опуская взгляд. — Нам нужно урегулировать некоторые общие дела.

— Что? — Она отступила в сторону, оставляя некоторое пространство между нами. — У нас нет совместных дел.

Я расположился на ступеньках, вытянув ноги и упершись на локти. Дела. Дела. Мне нужен план. Мой язык работал быстрее, чем мозг.

— Комфортно? — огрызнулась она.

— Необычайно. — Я покосился на неё. Передняя часть её футболки высохла, и в моем сознании сформировалась величайшая идея из всех известных людям и Лаксенам. — И так, о наших планах…

Она осталась стоять.

— О чем ты говоришь?

— Ты помнишь, мне было указано «притащить сюда свою задницу и вести себя по-человечески»? Это так же включало мои ключи от машины? — Я скрестил свои ноги, когда взглянул на лесную полосу. Чёрт. Я был таким лжецом. — Так вот, то, что мы собираемся делать, позволит мне вернуть ключи обратно.

— Тебе придется дать мне гораздо более развернутое объяснение, чем это.

— Ну конечно, — вздохнул я. — Ди спрятала мои ключи. Она — эксперт там, где дело доходит до пряток. Я уже перевернул весь дом верх дном, но так и не смог их найти.

— Так заставь ее признаться, куда она их дела.

— О, я бы непременно так и сделал, если бы она была здесь. Только она уехала из города и не вернется до самого воскресенья.

— Что? — Она сделала паузу. — Я не знала об этом.

— Это было спонтанное решение. — Я выпрямил ноги и принялся постукивать одной из них. — Единственный способ заставить ее говорить — это заработать бонусы. Видишь ли, еще со времен начальных классов моя сестра широко применяет метод бонусных очков.

Про бонусы было правдой.

— Ну, и?..

— Мне необходимо заработать бонусы, чтобы вернуть ключи. Единственный способ, как их заработать — это сделать для тебя что-нибудь приятное.

Она издала громкий смешок, и мои глаза сузились, когда я посмотрел на неё.

— Извини, все это… как-то смешно, не находишь?

Было забавно наблюдать за недостатком сочувствия, который она проявляла по отношению к моей несуществующей проблеме.

— Да-а, это, на самом деле, смешно.

Её смех медленно утих.

— И что ты собираешься делать?

— Предполагалось, я завтра должен отвезти тебя купаться. Если я это сделаю, она скажет, где спрятаны ключи. Да… и еще я должен быть с тобой любезным. — Звучало так, как если бы это действительно сказала Ди. Я мог гордиться собой.

Кэти смотрела на меня мгновение, а затем её рот открылся.

— То есть, чтобы вернуть ключи, тебе нужно организовать для меня отдых на воде и при этом еще быть любезным?

— Вау. А ты быстро соображаешь.

В этот раз её смех звучал почти злобно.

— Да-а, что ж, ты можешь послать своим ключам прощальный поцелуй.

Я поднял голову на неё и ждал, пока она скажет, что просто шутит.

— Почему?

— Потому что я никуда с тобой не поеду, — самодовольство звенело в её голосе.

— У нас нет выбора.

— Нет. Это у тебя нет выбора, а у меня есть. — Она посмотрела поверх моего плеча на входную дверь. Это не я потеряла ключи.

Хах. Похоже, я действительно немного переборщил со своим поведением в первые две наши встречи. Хорошо, что она не знает, что я подумывал о том, чтобы сжечь её дом.

— Ты не хочешь провести со мной время?

— Хм, нет.

— Почему нет?

Она закатила глаза.

— Для начала, ты — редкостный придурок.

Я кивнул.

— Да, я могу быть, — я не собирался с этим спорить.

— И еще, я не провожу время с парнями, которые вынуждены быть со мной только потому, что их заставила сестра. Я не настолько безнадежна.

— Разве?

Злость промелькнула в выражении её лица и снова преобразовала её черты.

— Убирайся с моего порога.

Полностью следуя своему плану, я претворился, что обдумываю её слова.

— Нет.

— Что? Что означает твое — нет?

— Я не уйду, пока ты не согласишься со мной поплавать.

Казалось, она готова взорваться от гнева.

— Прекрасно. Ты можешь сидеть здесь сколько угодно, потому что я скорее съем стакан, чем стану проводить с тобой время.

Меня неподдельно развеселило это заявление.

— По-моему, это слишком радикально.

— Ничуть, — она начала подниматься вверх по лестнице.

Я изогнулся и поймал её за лодыжку. Чёрт, её кожа была невероятно мягкой. Тонкой. Моя хватка была несильной. Её взгляд опустился на меня, и я вызвал у себя улыбку, которая не раз спасала меня от школьных поручений.

— Я буду сидеть здесь дни и ночи напролет. Разобью лагерь у тебя на пороге. И я никуда не уйду. У нас целая неделя впереди, Котенок. Или ты покончишь со всем этим раз и навсегда уже завтра, или я буду здесь до тех пор, пока ты не уступишь. Ты не сможешь выйти за пределы своего дома.

Она удивилась:

— Ты не можешь говорить это серьезно.

— О, еще как могу.

— Просто, скажи ей, что мы плавали, и ты отлично провел время. Солги.

Когда она попыталась освободить свою ногу, я удержал её.

— Она будет знать, что я лгу. Мы — близнецы. Мы чувствуем подобные вещи. — Я сделал паузу, будучи совершенно довольным собой. — Или ты слишком стеснительна, чтобы пойти со мной поплавать? Идея оказаться со мной рядом почти обнаженной не слишком комфортна для тебя?

— Я из Флориды, идиот. — Ухватившись за перила, она дернула ногу, но безрезультатно. — Я провела в купальнике половину всей своей жизни.

— Тогда в чем проблема? — Под рукой, сжимающей её лодыжку, потеплело.

— Ты мне не нравишься. — Она сделала глубокий вдох, заставляя свою грудь приподняться. — Отпусти мою ногу.

— Я никуда не уйду, Котенок. — Удерживая её взгляд, я поднял палец за пальцем. Посылая к чертям всё эту идею с присматриванием за ней. Теперь это было дело принципа. Вызов. — Тебе придется сделать это.

Её рот открылся, и я ждал, едва сдерживая усмешку, потому что знал, она соврёт мне в следующую секунду. Возможно, даже ударит меня. Но открылась дверь, останавливая её.

Я посмотрел вверх и увидел её маму. На её пижаме были… кролики.

— Ты живешь по соседству? — спросила её мама.

Видя в ней выход, я обернулся, широко улыбаясь.

— Меня зовут Деймон Блэк.

— Келли Свортз. Приятно познакомиться. — Она посмотрела на свою дочь. — Вы оба можете пройти в дом, если хотите. Вам необязательно сидеть здесь на пекле.

— Это так любезно с вашей стороны, — Я поднялся и ткнул Кэти локтем. — Думаю, нам следует зайти и обсудить наши планы.

— Нет, — немедленно ответила она. — В этом нет необходимости.

— Какие планы? — спросила её мама. — Я всегда поддерживаю планы.

Мне нравилась её мама.

— Я пытаюсь уговорить вашу дочь поплавать со мной завтра, но, боюсь, она переживает, что вы не одобрите эту идею. — Я нежно ударил Кэт по руке, кусая нижнюю губу, когда она двинулась на полфута. — И еще, мне кажется, она стесняется.

— Что? Я не вижу ничего дурного в том, чтобы пойти поплавать. По-моему, это отличная идея. Я все время говорю, что ей нужно больше проводить времени с друзьями. Она подружилась с твоей сестрой, но…

— Мам! — выдохнула Кэти. — Это совершенно не…

— Я говорю ей то же самое. — Неспособный остановить себя, я опустил свою руку на плечи Кэти. Она напряглась. — Моя сестра уехала из города на всю неделю, и я подумал, что я мог бы заменить ее…

Миссис Свортз улыбнулась, её глаза были широко распахнуты.

— Как мило с твоей стороны.

Кэти протянула руку вокруг моей талии, и удивление прошло сквозь меня. Затем я почувствовал это. Её крошечные пальцы вонзились в мой бок.

— Да-а, действительно, как мило с твоей стороны, Деймон.

Её маленькие ногти были ужасно острыми.

— Вы ведь сами знаете, что говорят о соседских мальчишках…

— И так, я знаю, что у Кэти на завтрашний день нет никаких планов, — сказала её мама. — Она вполне может пойти искупаться.

Она уронила руку и вывернулась из-под меня.

— Мам…

— Все в порядке, милая. — Её мама развернулась, подмигнув мне. — Рада, что мы, наконец, познакомились.

— Взаимно. — Я собрался с духом.

Её мама закрыла дверь, и за наносекунду она резко развернулась и толкнула меня в грудь. Я даже не шелохнулся.

— Ты, придурок.

Понимая, когда отступление позволяет победить в войне. Я направился вниз по лестнице.

— Встретимся завтра в полдень, Котенок.

— Я ненавижу тебя, — прошипела она.

— Чувства вполне взаимны. — Сделав паузу, я кинул взгляд через плечо. — Ставлю двадцать долларов — завтра ты появишься в совместном купальнике.

Кэти испустила возмущенный визг.

Я даже немного надеялся, что завтра останусь без двадцати баксов.

Глава 5

«Ты хочешь, чтобы я составила тебе компанию сегодня?»

Взглянув на свой телефон, в то время как натягивал джинсы на плавки, я тут же был благодарен Эш за то, что она просто не заявилась в наш дом. Если бы она обнаружила, что я отправился на озеро с Кэти, она могла бы взорваться как ядерная бомба.

И это не потому, что Кэти была человеком, а потому что я никогда не брал Эш на озеро, когда мы встречались. Озеро было священным местом лишь для Ди, Доусона и меня с тех пор как мы переехали сюда. Часть меня даже не могла поверить в то, что я продумал план, чтобы провести день с Кэти. Скорее всего, я думал не тем местом.

Я наклонился, чтобы отправить быстрый ответ. «Не могу».

Эш ответила мгновенно. «Что ты делаешь?»

«Есть чем заняться».

Подойдя к шкафу, чтобы взять рубашку, я слегка улыбнулся, когда увидела ее ответ. «И что? Мне скучно. Развлеки меня».

«Не могу».

Я спустился вниз, прежде чем она ответила. «Ты отстой».

«Тогда у нас это общее», — отправил я.

«Ты задница. В любом случае. Иди и делай свои дела».

Как раз, собираясь сделать это. Я оставил свой телефон на столешнице и, не беспокоясь о запирании двери за собой, схватил полотенце и затем покинул дом, направляясь к… Кэт.

Хм.

Я полагаю, она больше не была «той девушкой» каждый раз, когда я о ней думал. По какой-то причине, мне не нравилось имя Кэти. Оно не подходило ей. Кэт подходило, решил я. Так же как и Котенок. Я ухмыльнулся, вспоминая, как сильно она ненавидела это прозвище.

Прошлой ночью я написал Ди и поставил в известность о том, что собираюсь делать. Ее серия восклицательных знаков и шокированных смайликов была немного чрезмерной. Она подыграет по поводу ключей, но я не мог дождаться миллиона вопросов, которые будут у неё, когда она вернется домой.

Я не знал, как сегодня всё пройдет. Количество возможных исходов было большим. Может, мне повезет, и я узнаю что-то о ней, что оттолкнет Ди. Что, я понятия не имел, но блин я был полон надежд.

Взобравшись по ступенькам крыльца, я знал, что было ещё рано, когда я постучал в дверь сжатым кулаком, но меня веселило держать ее в напряжении. Несколько минут прошло, и дверь открылась.

Появилась Кэт, ее серые глаза были широко раскрыты, когда они встретились на мгновение с моими.

— Я немного раньше, — сказал я ей.

— Я вижу. — Она сказала это так, будто я вел её к стоматологу. — Передумал? Ты всегда можешь попробовать солгать.

— Я не лжец. — Я был полным лжецом прямо сейчас.

— Просто дай мне секунду, чтобы взять вещи. — Затем она захлопнула дверь у меня перед носом.

Я поперхнулся от смеха. Она действительно была как когтистый, обиженный маленький котенок. Часть меня действительно хотела показать ей, что я мог быть хорошим парнем. Я не относился к ней плохо только из-за того, кем она была — хорошо, помимо того, что она была человеком. Пока она не оставалась в долгу, но, тем не менее, я замечал вспышки боли в ее глазах, возникавшие без причины. Вся ситуация была запутанной. Если бы я не относился к ней плохо, то я мог подвергнуть нас опасности, но это так же ранило её. Здесь не было победителей.

Она, наконец, вернулась, осторожно, чтобы не задеть меня, она вышла, закрывая дверь за собой. Мне стало интересно, что на ней было под рубашкой и шортами.

— Ладно, так куда ты меня ведешь? — спросила она, не глядя на меня.

— В чем удовольствие, если ты будешь знать заранее? Тогда ты не будешь удивлена.

Мы сошли с крыльца, и пошли по дороге.

— Я недавно в городе, помнишь? Для меня окажется сюрпризом всё что угодно.

— Зачем тогда спрашивать? — Я приподнял бровь.

Она ощетинилась, когда я провел ее мимо автомобилей.

— Мы не на машине?

Представив себе, как пытаюсь объезжать деревья, я рассмеялся.

— Нет. Туда, куда мы идем, нельзя проехать. Это малоизвестное место. О нем не знают даже большинство местных жителей.

— О, тогда я особенная.

Я посмотрел на нее, изучая ее профиль, когда мы шли по дороге, и я обнаружил, что мне трудно отвести взгляд. Она была в чем-то права.

— Ты знаешь, что я думаю, Кэт?

Она взглянула на меня, поймав мой взгляд. Ее щеки вспыхнули. Мы миновали пустой дом на конце дороги.

— Я уверена, что я не хочу знать.

— Я думаю, что моя сестра считает тебя особенной. — Следующие слова вырвались сами собой, но как только я произнес их, то понял, что они были верными. — Я начинаю задаваться вопросом, не задумала ли она чего.

Безрадостная улыбка появилась на ее губах.

— С особенными всегда так, не правда ли, Деймон?

Я содрогнулся при звуке своего имени. Был ли это первый раз, когда она произнесла его? Мне понравилось, как оно звучит в её исполнении. Посмотрев в сторону, я медленно выдохнул, пока вел ее через главную автостраду к плотной линии придорожной лесополосы.

— Ты ведешь меня в лес в качестве уловки? — спросила она.

Я посмотрел через плечо на нее, опуская ресницы.

— И что я буду делать там с тобой, Котенок?

Она ответила не сразу.

— Возможности бесконечны.

Я подмигнул.

— Правда?

Она не ответила, так как споткнулась о густой кустарник, пока обходила спутанные лозы на земле леса.

— Мы можем притвориться, что сделали это?

Притвориться, что она ходила на прогулку со мной? Я моргнул, потеряв дар речи, вероятно, первый раз в … жизни. Я действительно вел себя хорошо прямо сейчас. Ей не нравится Придурок Деймон, и ей не нравится Хороший Деймон? Что за черт. Боже, эта девушка так сильно запутала меня, что я даже не знал, что мне и думать. Хотел ли я быть хорошим с ней теперь? Или я просто должен быть хорошим и сблизиться с ней, чтобы оттолкнуть Ди? Боже, мне нужно время, чтобы поразмышлять о своих чувствах и ее.

— Поверь мне, я тоже не хочу делать это. — Я перепрыгнул через упавшее дерево. Обернувшись, я предложил ей свою руку. — Но легче нам от твоих стонов не станет.

— Говорить с тобой сплошное удовольствие. — Ее взгляд упал на мою руку, и она закусила нижнюю губу, привлекая мое внимание. Прилив тепла к моему животу не имел никакого отношения к раздражению.

Она не собиралась брать меня за руку. Ей и не стоило.

Но она взяла.

Кэт положила свою руку в мою, проявляя крошечную частицу доверия и выражая удивление от статического разряда после контакта. Такое иногда случалось, когда люди касались нас, как если бы они только прошлись по ковру. Я проигнорировал это и то, как невероятно мала была эта рука в моей. Я помог ей переступить через бревно.

— Спасибо, — прошептала она, когда я отпустил её.

Я проигнорировал то, как моя грудь напряглась из-за того, что я был ее героем, и неважно, что это было недолго.

— Интересно пойти в новую школу?

— Нет ничего интересного в том, чтобы оказаться новенькой. Ты ведь знаешь, постоянно быть на виду и все такое — это реально напрягает. Не слишком приятно.

— В этом я могу тебя понять.

— Можешь? — удивление окрасило ее тон.

Она даже понятия не имела.

— Да-а, представь себе. Мы уже почти пришли.

— Почти пришли? А сколько времени мы уже идём?

— Приблизительно двадцать минут, возможно, чуть больше. Я же говорил тебе, что оно хорошо скрыто. — Кривая усмешка изогнула мои губы, когда она проследовала за мной мимо выкорчеванного дерева. Я отступил в сторону, открывая поляну, на которую мы вышли, будучи все еще немного в шоке от того, что действительно привел ее сюда. — Добро пожаловать в наш маленький Рай.

Кэт молчала, когда прошла мимо меня, ее взгляд шнырял повсюду, осматривая все, а я почувствовал напряжение в мышцах.

Маленький ручей бежал через поляну, впадая в небольшое, естественное озеро. Вода слегка колебалась от легкого ветра. Плоские, большие камни возвышались в середине. Полевые цветы, фиолетовые и синие, окружали озеро со всех сторон. Она видела тоже, что и я? Я знал, что Ди видела. Эш, если бы я привел ее сюда, было бы просто скучно. Доусон видел. Мэтью может быть тоже.

— Ух ты, — прошептала она. — Это место красивое.

— Да. — Стоя рядом с ней, я поднял руку, заслоняясь от ослепительного солнца, отражающегося от поверхности озера. Так мирно. Это место всегда было источником спокойствия. Я мог прийти сюда и сбежать от всего, несмотря на то, что это было всего на несколько часов. Я опустил свою руку.

Ее мягкое прикосновение к моей ладони привлекло мое внимание. Я посмотрел вниз туда, где покоилась ее рука, а затем мой взгляд метнулся к её глазам.

— Спасибо, что привел меня сюда, — сказала она, и затем быстро убрала руку, когда отвела взгляд.

Я не знал, что и сказать. И это чертово ощущение стянутости в груди усилилось ещё больше.

Кэт побрела к кромке воды.

— Тут глубоко?

— Около десяти футов почти везде и около двадцати футов по ту сторону камней. — Я зашел ей за спину. — Ди любит это место. До того, как ты появилась, она гуляла здесь днями напролет.

Ее брови сошлись вместе, пока она смотрела на озеро, а затем Кэт сделала глубокий вдох.

— Ты знаешь, я не собираюсь доставлять твоей сестре какие-либо проблемы.

— Время покажет.

— Я никогда и никому не желала зла, — продолжала она. — Ни в какие неприятности никогда не ввязывалась.

Я обошел её. Могу сказать, что она пыталась, ну, миновать наши первоначальные стычки, но я сомневаюсь, что Бетани когда-либо думала, что станет причиной гибели Доусона. Ты мог быть оружием, даже не осознавая этого.

— Ей не нужен такой друг, как ты.

— Со мной все в полном порядке, — огрызнулась она. — Знаешь что? Забудь.

Когда она начала разворачиваться, я остановил ее наилучшим способом, каким только мог.

— Зачем ты занимаешься садоводством?

Ее руки сжались в кулаки, когда она повернулась ко мне.

— Что?

— Почему ты возишься с землей? — Я уставился на озеро, задавшись вопросом, чего, черт возьми, я действительно добивался, пытаясь узнать ее, но этот вопрос не остановил меня. — Ди сказала, что ты делаешь это, чтобы не думать. Каких мыслей ты избегаешь?

Она резко выдохнула.

— Это не твое дело.

Ну ладно.

— Тогда пойдем купаться.

Когда я посмотрел на нее, она выглядела так, будто хотела придушить меня. Я опустил подбородок, прежде чем она увидела усмешку, потому что я сомневался, что это поможет нашей ситуации. Отойдя в сторону, я снял свои кроссовки и затем расстегнул джинсы. Мне не нужно было смотреть на нее, чтобы понять, что она наблюдает за мной. Я мог чувствовать ее пристальный взгляд на себе, когда снимал свои джинсы, а затем рубашку.

И я знал, что она и впрямь пялилась, когда единственным предметом одежды, что остался на мне, были плавки.

Я не оглядывался на нее, когда подошёл к самому краю озера, и затем нырнул. Прилив прохладной воды немедленно рассеял все мои мысли, смыв их, пока я плавал под водой. Я любил воду. Плавание имело много общего с полетом, и я мог двигаться достаточно быстро, так что это действительно было чертовски близко к полету.

Когда я вынырнул, Кэт все еще стояла на месте, ее лицо было цвета помидора. Я начал дразнить ее, но потом решил, что действительно не хочу бежать за ней, если она уйдет.

— Ты идешь?

Она ковыряла носком кроссовка рыхлую почву на берегу озера, пока кусала свою нижнюю губу. Неуверенность сочилась из нее, когда ее взгляд встретился с моим, а затем сместился. Мило. Это было отчасти мило.

— И все-таки ты стесняешься. Верно, Котенок?

Она замерла.

— Почему ты так меня называешь?

— Потому что это заставляет твои волосы встать дыбом, как у котенка. — Откинувшись на спину, я отплыл на нескольких футов. — Так ты заходишь, или как? — Когда она не пошевелилась, я подумал, что мне нужно подтолкнуть ее. — Даю тебе ровно одну минуту, чтобы залезть в воду.

Кэт прищурилась.

— Или что?

Перевернувшись, я развернулся и подплыл ближе к берегу озера.

— Или я выйду и помогу тебе.

Ее рот напрягся.

— Хотела бы я посмотреть на это.

— Сорок секунд.

Она действительно думала, что я не сделаю этого?

— Тридцать секунд. — Я улыбнулся, надеясь, что она не войдет в воду.

Потому что я бы точно бросил ее задницу в озеро, и притом полностью наслаждаясь этим.

Она зашевелилась и, бормоча что-то себе под нос, подняла руки и быстрым резким движением схватила подол своей рубашки. Затем она сдернула ее и быстро стянула шорты. После чего она выпрямилась, положив руки на бедра.

— Счастлив?

Святое дерьмо.

Она не была одета в слитный купальник, и я получил желаемое. Это было раздельное красное бикини, и да, святое дерьмо. Все что я мог делать — это пялиться. Я не знаю, чего ожидал, но явно не этого.

Под простыми шортами и бесформенными рубашками, в которых я видел ее, Кэт прятала… великолепное тело, полное изгибов, которые заставили меня хотеть делать глупые вещи. Забавные вещи, но блин, все это было бы очень глупо, учитывая обстоятельства.

Я не пялился. Я не заметил, как кроваво-красный купальник был натянут поперек ее груди, напоминая мне о том, что он скрывал. Я не заметил, как ее тело отзывалось на то, как я смотрел на нее, потому что ни один из нас не двигался, и было что-то осязаемое в тот момент, что-то, как физическая ласка. И я безусловно не подсчитал, что между ее пупком и верхушкой нижней части купальника дюйм с половиной, возможно, два дюйма кожи.

А, черт.

Сейчас было самое время, чтобы утопиться.

Кого я обманываю? Я разглядывал ее.

Для того, кто был таким невысоким, ее ноги казалось невероятно длинными, но это, возможно, было связанно с тем, насколько небольшим был отрезок ткани, являющиеся нижней частью её купальника, которой также показал полноту ее бедер и удивительную крошечность ее талии. Мышцы внизу моего живота напряглись, когда я перевел свой взгляд к ее выглядящему мягким животу, а затем дальше на север. То, каким образом этот красный топ держался на ней, было выше моего понимания, и я не знал, быть мне благодарным или разочарованным.

Обычная? Я серьезно использовал слова обычная или простая, чтобы описать ее? Черт возьми, эта девушка…

Старая поговорка всплыла в моих разгоряченных мыслях. Будь осторожен в своих желаниях. Верно. Я бы не пожелал этого, если бы знал, как бурно мое тело отреагирует на это, и ох, оно реагировало правильно.

План, который я придумал, должно быть был самый идиотским за все время.

Моя улыбка сползала с лица.

— Я никогда не бываю, счастлив рядом с тобой.

— Что ты сказал? — переспросила она, прищурившись.

— Ничего. Тебе лучше нырнуть, пока ты полностью не покраснела. — И пока я не начал серьезно рассматривать все те глупости, которые я бы мог сделать прямо сейчас.

И эта краска усилилась. Она напряженно подошла к краю озера, где дно было неглубоким, давая мне рассмотреть ее спину, и это действительно не помогло сбить чисто физическую реакцию.

Сложив руки вдоль талии, она погрузила пальцы ног в воду.

— Здесь очень красиво.

Да, здесь было красиво. И жарко. Мой взгляд опустился к ее согнутому колену, а затем скользнул обратно вверх, задерживаясь на определенных участках. Моё горло сжалось. Другие мои части напряглись.

Дерьмо.

Я окунулся, а затем вынырнул, но это не помогло, потому что теперь она была мокрой. Наверное, она нырнула в тоже время, что и я. Мы были всего в нескольких футах друг от друга, и я был в более глубоком участке озера, погрузившись так, что вода касалась рта.


— Что? — спросила она.

— Почему бы тебе не подойти сюда? — Мое сердце колотилось в груди. Если она умна, то не приблизится ко мне. На самом деле, если бы я был умнее, то даже бы не позвал ее.

Кэт была умнее меня.

Она развернулась и нырнула под воду, плывя в сторону камней. Когда она вылезла из воды, забравшись на камень, я проглотил стон. Я хотел…

— Ты выглядишь разочарованным, — сказала она.

Боже, я был разочарован, и я действительно не знал, что с этим делать. Я отмахнулся от этих мыслей.

— Ну… что тут у нас?

Ее ноги свисали с камня, а ступни теребили воду.

— О чем ты говоришь?

— Ни о чем. — Я подбирался ближе к камню.

— Ты что-то сказал.

— Сказал, разве?

— Ты странный.

— А ты не такая, как я ожидал, — сказал я, понизив голос.

Она слегка покачала головой.

— И что это значит?

Я потянулся к её ноге, чтобы схватить, но она одернула её в сторону. Не весело.

— Не достаточно хороша, чтобы быть другом твоей сестры? — спросила она.

— У тебя нет с ней ничего общего.

— Откуда ты знаешь? — Она снова переместилась, когда я потянулся к другой ноге.

— Я знаю.

— У нас с ней много общего. И она мне нравится. Она милая и с ней весело. — Она отпрянула назад, на этот раз полностью уходя из зоны досягаемости. — И ты должен перестать быть таким мудаком и отпугивать всех ее друзей.

Ее слова завладели мной, и я открыто рассмеялся.

— Ты, на самом деле, не похожа на них.

— На них, это на кого?

На любого человека, которого я когда-либо встречал. Правда была в том, что человеческие девушки и девушки Лаксены смотрели на меня также. Только Эш и Ди делали мне замечания, но мы выросли вместе. Это отличало их, но другие? Они в основном хотели от меня одного. Большую часть времени меня это не беспокоило, но если я бросал свирепый взгляд в их сторону, то они разбегались как жуки. Это не так привлекательно, когда думаешь об этом. Но не Кэт. Она может и понятия не имела, кем я был, но она не боялась меня, она не была поражена, и была так хорошо сложена, что завела меня.

И это делало ее опасной.

Я оттолкнулся от камня, заставляя воду покрыться рябью, а затем нырнул. Я подплыл к другой стороне камня и оставался под водой, надеясь, что ледяная вода охладит мое несвоевременное возбуждение.

Черт, мне даже не нравится эта девчонка, думал я, стараясь убедить себя.

Да, она была забавной. Даже занимательной. И да, я хотел исследовать изгибы её тела руками и ртом. Возможно, даже языком — ладно, определенно, языком — но она раздражала меня до чертиков.

И она даже не нравилась мне. Ей нравилось смотреть на меня, но кто этого не делал, и при этом наша неприязнь была взаимной.

Я понятия не имел, сколько времени провел под водой, пока не стал, уверен на 92 процентов, что не сделаю что-нибудь, и тогда я вынырнул.

— Деймон!

Явная паника в звуке моего имени застала меня врасплох. Я поплыл к камням и приподнялся над ними, посматривая на озеро и ожидая увидеть приближающегося Аэрума. Эти уроды могли и глазом не моргнуть, когда дело доходило до уничтожения невинного человека.

Но все, что я увидел, была Кэт, стоящая на коленях в ее чертовом бикини.

Вся работа, проделанная холодной водой коту под хвост.

Она застыла на несколько секунд, а затем перебралась через камень и сжала мои плечи в руках. Кровь отхлынула от ее лица, и она была на редкость бледной.

— Ты в порядке? Что случилось? — Потом она отпустила мои плечи, отпрянула назад и ударила по моей руке. Сильно. — Не смей делать это снова!

— Вау, спокойнее. — Я вскинул руки вверх. — В чем проблема?

— Ты находился под водой слишком долго. Я думала, что ты утонул! Зачем?.. Зачем так меня пугать? — Она вскочила на ноги, её грудь вздымалась. — Ты был под водой целую вечность!

О, черт. Я был там дольше, чем думал. Мое тело функционировало, не как её, и я забыл про это. Лаксенам не нужно было дышать, но люди не должны были это выяснить, тупица.

— Я не был там так долго. Я просто плавал.

Ее руки дрожали.

— Нет, Деймон. Ты был под водой. Как минимум, десять минут! Я искала тебя, звала. Я…Я думала, ты утонул.

Я медленно поднялся на ноги, проклиная себя всеми возможными способами.

— Я не мог находиться под водой десять минут. Это не возможно. Никто не может задерживать дыхание так надолго.

Она сглотнула.

— Ты, видимо, можешь.

Проклятье. Я шагнул ближе к ней, ища глазами ее.

— Ты действительно переживала, да?

— Нет, черт!!! Какую часть фразы «я думала, что ты утонул» ты не понял? — Дрожь сотрясала ее.

Черт возьми, она была очень расстроена. Честно говоря, если бы я утонул, я бы думал, что она исполнит небольшой танец на моей могиле. В своем бикини. Блин. К черту бикини.

— Кэт, я всплывал. Ты должно быть не видела меня. Так как я сразу нырял.

Отступив назад, она покачала головой, и я увидел в ее стальных глазах, что она не поверила мне. Святая преисподняя, и это ещё я волновался о том, что Ди сделает что-то, что подвергнет нас опасности, а при этом сам совершил идиотскую оплошность.

Оставь это, Кэт. Оставь. Я глубоко вздохнул, надеясь, что если взбешу ее, то она в гневе, возможно, забудет о том, что произошло. Это был лучший выход.

— Это часто происходит? — спросил я.

Она взглянула на меня.

— Происходит что?

— Тебе начинает казаться то, чего нет. — Я махнул в сторону озера. — Или у тебя проблемы с ориентацией во времени?

— Я не придумала ничего! И я знаю, как ориентироваться во времени, придурок.

— Тогда даже не знаю, что еще сказать. — Я шагнул вперед, оттесняя ее. — Это ведь не мне пригрезилось, будто я находился под водой десять минут, когда, в действительности, прошло не больше двух. Знаешь, может быть, я куплю тебе часы в следующий раз, когда буду в городе, после того, как верну свои ключи.

Она молча, словно окаменев, уставилась на меня, и гнев затуманил подозрение в ее глазах.

— Постарайся как следует убедить Ди, что мы прекрасно провели время, чтобы вернуть свои идиотские ключи. Тогда нам не придётся повторять сегодняшний день еще раз.

Я улыбнулся ей.

— Это твоя задача, Котенок. Я уверен, она позвонит тебе позже, чтобы поинтересоваться.

— Считай, что ключи уже у тебя. И… я готова… — Она развернулась, и все произошло так быстро. Ее нога поскользнулась на мокром камне. Теряя равновесие, она замахала руками.

Я не стал задумываться.

Ринувшись вперед, я протянул руку и поймал ее за локоть в тот момент, когда ее нога соскользнула с камня. Я потянул ее вперед, и мы оказались в положении грудь к груди. Ее кожа была теплой и сухой, моя же мокрой. Я стиснул челюсть, когда ощущения, заполнили каждую мою клетку. Нельзя было отрицать желание, пронизывающие меня.

Черт возьми, она была такой мягкой во всех нужных местах.

— Осторожнее, Котенок, — пробормотал я. — Ди точно убьет меня, если ты под конец мероприятия сломаешь себе шею и утонешь.

Кэт медленно подняла голову, и ее серые глаза встретились с моими. Губы у нее чуть приоткрылись, но она ничего не произнесла, и меня это устраивало. Слова были чертовски бессмысленны в этот момент, потому что наши тела были прижаты друг к другу.

Электричество пробежало по моей коже, и я понятия не имел, почувствовала ли она то же самое, и если да, то она, скорее всего, решила, что это просто ее воображение, я проглотил тихий стон, когда легкий ветерок прошёлся по нашей коже. Ее грудь поднималась напротив моей, и мне нужно было отпустить ее или… или что?

Другого варианта не было.

Я убрал руку с ее талии, позволяя ей соскользнуть с неё, и это было чертовски мучительно. Кожа была мягкой и гладкой, и почти болезненное напряжение возникло во мне.

— Я думаю, нам пора возвращаться.

Официально могу заявить, что это самое умное решение, которое я сделал с нашей первой встречи.

Жалкое.

Кэт кивнула, и мы не разговаривали, пока плыли назад к берегу, обсыхали и одевались, и это, вероятно, было хорошо, потому что я был ужасном настроении по множеству причин.

Обратный путь был молчаливым и напряженным, и после того, как мы достигли нашей улицы, мое настроение с ужасного сменилось на " хочу ударить кого-нибудь», когда я увидел машину на подъездной дорожке. Проклятье, катилось бы все к чертям. Кэт взглянула на меня, выражение её лица было заинтересованным.

— Кэт, я…

Моя входная дверь распахнулась, стукнувшись о стену дома, и вышел Мэтью, словно имел полное право на это. Он спустился по ступенькам крыльца, даже не взглянув на Кэт.

— Что здесь происходит? — спросил он.

Дьявол, я заботился о Мэтью, как о брате, но он не мог врываться в мой дом, как сегодня. Я сложил руки на груди.

— Ничего. И… раз уж моей сестры нет дома, крайне интересно, что ты делаешь в моем доме?

— Я позволил себе войти без приглашения, — ответил он. — Я не думал, что это проблема.

— Зря не подумал, Мэтью.

Кэт мялась в нерешительности рядом со мной, чем привлекла внимание Мэтью. Его губы изогнулись, когда он покачал головой.

— Уж от кого-кого, но от тебя, Деймон, я не ожидал.

Напряжение заполнило воздух вокруг нас.

— Мэтью, если ты все еще дорожишь способностью передвигаться, я бы не стал, на твоем месте, затрагивать эту тему.

— Думаю, мне следует уйти. — Кэт отступила в сторону.

По каким-то причинам, которых я никогда не пойму, я встал перед Кэт, заслоняя ее от взгляда Мэтью.

— А я думаю, что должен уйти Мэтью, если у него нет иной цели, кроме как совать свой нос, куда не следует.

— Извините, — прошептала она, её голос дрожал, и что было самое интересное, мой мозг это зарегистрировал. — Но я совершенно не понимаю, что здесь происходит. Мы всего лишь плавали.

Мои плечи напряглись.

— Это не то, о чем ты думаешь. Знаешь, немного доверия с твоей стороны не помешало бы. Ди спрятала ключи от машины. Чтобы вернуть их обратно, мне нужно было провести с ней время. Все.

Кэт резко вдохнула.

Осознание промелькнуло в глазах Мэтью.

— Так это и есть маленькая подружка Ди?

— Она самая, — сказала Кэт позади меня.

— Я думал, что ты все держишь под контролем. — Мэтью жестом указал на нее. — Что ты заставил свою сестру понять.

— Да-а уж, конечно. Почему бы тебе самому не попробовать заставить ее что-либо понять? — возразил я, мое терпение было на исходе. — Пока что у меня плохо получается.

Мэтью поджал губы.

— Вам обоим следовало бы знать лучше.

И мое терпение лопнуло. Я был уставшим. Определенные части моего тела ныли, и отчитывание меня не помогало. Энергия проносилась по моей коже, невидимая для человеческого глаза, она просачивалась наружу, заряжая воздух. Грянул гром. Молния сверкнула над нами, яркая и почти ослепляющая. Когда свет погас, глаза Мэтью на секунду расширились, а затем он развернулся и пошёл назад в дом.

Предупреждение получено.

Я начал поворачиваться к Кэт, но мне нечего было сказать, и поэтому я ничего не произнес и направился в сторону своего дома. Мне показалось, что я слышал, как она что-то сказала, но это не имело значения.

Ничего, что произошло сегодня с ней, не имело значения.

Глава 6

Мэтью начал говорить в тот же момент, как я вошел на кухню.

— Что у тебя с этой девушкой, Деймон? Ты никогда так не поступал.

Я прошел мимо него к холодильнику, раздраженный и голодный.

— Поступал как?

Он повернулся ко мне.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

Открыв холодильник, я посмотрел, есть ли продукты для обалденного сэндвича. Взмахнув рукой, я поднял все необходимое, и предметы затанцевали на кухонной стойке.

— Хочешь сэндвич?

Мэтью вздохнул.

— Я уже поел.

— Тогда мне больше достанется. — Я схватил тарелку и двинулся к стойке.

— Деймон, нам нужно поговорить об этом.

Я взял нож и банку с майонезом.

— Мы не должны говорить об этой ерунде, Мэтью. Я уже сказал тебе, что я делал, когда мы были снаружи. Рассказ не стал интереснее.

— Ты выясняешь, не слишком ли Ди сблизилась с девчонкой, проводя с ней время? — спросил он, недоверие окрасило его тон. — Поплавать вместе? Это новая тактика?

Положив ломтик хлеба на тарелку, я бросил взгляд туда, где он стоял возле стола. Мой голос был смертельно спокоен.

— Оставь это, Мэтью.

— Я не могу проигнорировать это.

Мои глаза встретились с его.

— Ты мог хотя бы попробовать.

Он провел рукой по своим коротким каштановым волосам.

— Я не хочу ругаться с тобой, Деймон.

Я чуть не рассмеялся, пока укладывал ветчину на хлеб. У него плохо получалось не ругаться. Напряжение охватило мышцы моей шеи и спины. Мэтью был прав в одном. Я никогда не вел себя так, как снаружи пару минут назад, не с человеком, не с кем-либо из нашего вида. Я даже не знаю, почему его присутствие и его слова подействовали на меня так сильно.

Может, потому что в глубине души я понимал, что упустил шанс что-либо выяснить о Кэт, что можно было бы использовать против нее, или напугать ее настолько, что она бы держалась подальше от Ди. Я действительно не сделал ни того, ни другого.

Вместо этого, мы говорили о школе и садоводстве, и о другой глупой хрени, словно мы… были обычными подростками.

— Это другое, — спокойно продолжил Мэтью. — Мы живем среди людей, но мы не сближаемся с ними, не на продолжительный период времени. Если мы это делаем, то что-то всегда происходит. Они либо узнают о нас, потому что мы теряем бдительность, либо мы оставляем на них след и Аэрум выслеживает нас. Это никогда не заканчивается хорошо. Никогда.

Я посмотрел ему прямо в глаза, сложив руки вдоль тела.

— Ты думаешь, я этого не знаю? И что ты предлагаешь мне сделать с ней? Я способен на многое, если только ты не ожидаешь, что я уничтожу ее.

Синие глаза Мэтью потемнели, переходя от оттенка голубого океана к цвету темного неба в сумерках.

— Я не хочу видеть, как молодой женщине причиняют вред, и я не жду, что ты будешь тем, кто позаботится об этом, если до этого дойдет. Если девушка будет представлять угрозу, то я все улажу. Такой же истории, как тогда с Бетани не произойдет, когда все мы пустили всё на самотек, пока не стало слишком поздно. Я не позволю этому снова случиться.

Энергия зарядила мою кожу, когда я уставился на него. Меня озарило понимание, что имело отрезвляющий эффект.

— Ее зовут Кэт, — услышал я свой собственный голос, когда шагнул к нему, и мой подбородок опустился. — И я справлюсь с ней.

— Ты знаешь, я сделаю все, чтобы защитить всех вас. — Мэтью положил руки на стол и глубоко вздохнул. — Все вы моя семья.

Проведя рукой по волосам, я старался не терять самообладание.

— Я знаю это. И мы чувствуем тоже самое, но тебе не нужно влезать в это. Я прослежу, чтобы она не стала угрозой для нас.

Его глаза встретились с моими на секунду.

— Ты один из сильнейших, если не самый сильный Лаксен на сегодняшний день. Старейшины знают об этом, как и МО, а это означает, что кто-то всегда наблюдает за тобой. Ты должен быть осторожнее любого из нас.

Я опустил руки, когда тяжесть всей моей расы легла на мои плечи. На это я ничего не смог ответить. Я был быстрее и сильнее, чем большинство Лаксенов, и я мог черпать больше силы из Источника, чем любой из них. Но я не считал эти способности дарованными мне судьбой. Я тренировался усерднее, чем кто-либо. Патрулировал намного чаще. И я был полон решимости остаться сосредоточенным на своих обязанностях. Не запутаться и не стать уязвимым как мой брат …

Мэтью посмотрел на меня и, должно быть, увидел что-то в моих глазах.

— Твой брат не был слабым.

Я склонил голову набок.

— Он…

— Он не был слабым, — перебил Мэтью. — Он был добрый, более спокойный, но он был так же силен, как и ты, и ты должен помнить это. Доусон не был слабым. Он не был глупым, и все же, из-за девушки он ушел. Не следуй по стопам своего брата.

Сообщение было получено, четко и ясно.

Не следуй по стопам своего брата.

Это заявление было действительно смешным.

Только то, что я не достаточно активно стараюсь вышвырнуть ее из города, не означает, что я собрался закончить, как Доусон. Хотя бы по одной причине, Кэт и я даже не нравились друг другу. Да, было что-то чисто на физическом уровне, но глубже этого не заходило. Доусон влюбился в Бетани. Здесь есть большая разница.

И мой брат — он был слабее.

Может быть, не физически, но когда дело доходило до всего остального, он был слабее.

Был ранний вечер субботы, когда я увидел, что мама Кэт уехала. Зная, что Кэт была одна, и, что Ди приедет домой только завтра, я понимал, что последнее, что я должен был делать — это то, что я делал.

Я потащил свою задницу прямо к её дому.

Постучав в дверь, я отошёл к перилам крыльца и посмотрел вверх. До захода солнца оставалось еще пара часов, но несколько звезд уже появилось. Засунув руки в карманы джинсов, я ждал, откроет ли она дверь. На ее месте я, вероятно, не захотел бы видеть мое лицо до конца жизни. Я и сам не мог объяснить свое изменчивое настроение. Я знал, что она была бедой для Ди, для колонии, и особенно для меня. Но в ее мужестве было что-то такое, отчего я не мог отделаться.

Я был немного удивлен, когда дверь открылась и Кэт вышла на крыльцо.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

Не имея ни малейшего представления, как ответить, я немного помолчал, а затем прочистил горло.

— Мне нравится смотреть на небо. Что-то в этом есть. Оно ведь бесконечно, ты знаешь. — Это было жалко.

Она шагнула ближе ко мне, ее движения были почти робкими.

— Какой-нибудь сумасшедший чувак собирается выбежать из твоего дома и накричать на тебя за то, что ты говоришь со мной?

Я усмехнулся.

— Прямо сейчас, нет, но всегда есть позже.

Она сморщила нос.

— Отлично, если, конечно, не учитывать этого «позже».

— Да. — Я повернулся лицом к ней. — Занята?

— Если не брать в расчет виртуальные блуждания по собственному блогу, то — нет, не занята.

— У тебя есть блог? — Мне пришлось заставить себя не засмеяться. Ведение блога больше подходило для мамочек среднего возраста, а не для ученицы средней школы.

Она сложила руки на груди, вставая в стойку, словно готовилась к бою.

— Да, у меня есть блог.

— Как он называется?

— Не твое дело. — Ее улыбка стала приторной.

— Интересное название. — Один уголок моих губ приподнялся, когда раздражение мелькнуло на ее лице. Разозлить ее было слишком легко. — Так чему же посвящен твой блог? Вязанию? Пазлам? Одиночеству?

— Ха-ха, умник. — Она вздохнула. — Я занимаюсь обзором книг.

Хм. Книги. Следовало догадаться.

— Тебе хотя бы платят за это?

Она громко рассмеялась над этим.

— Нет. Ни цента.

Я нахмурился.

— Так ты рецензируешь книги и при этом остаешься не у дел, если кто-то их покупает, основываясь на твоем отзыве?

— Я занимаюсь этим не для того, чтобы получить какую-либо выгоду. — Она опустила руки, и казалось, ей стало комфортнее, когда она начала рассказывать о своем блоге. — Я делаю это, потому что мне нравится. Я люблю читать, и мне интересно говорить о книгах.

— Какие книги ты читаешь?

— Разные. — Она оперлась на перила и посмотрела вверх, подняв взгляд на меня. — В большинстве своем, я предпочитаю фантастические романы.

— Вампиры и оборотни? — предположил я.

— Да.

— Призраки и инопланетяне?

— Истории про призраков классные, но насчет пришельцев… даже не знаю. Все эти летающие тарелки не слишком меня впечатляют, как впрочем, и многих других читателей.

Я приподнял бровь.

— А что тебя впечатляет?

— Точно не липкие зеленые человечки, — ответила она, и я с трудом удержался, чтобы не засмеяться. — В любом случае, я также читаю графические романы и историческую литературу…

— Ты читаешь комиксы? — Недоверие затопило меня. — Серьезно?

Она кивнула.

— Да, ну и что? Девочкам не могут нравиться графические романы и комиксы?

Не думаю, что она хотела, чтобы я ответил. Черт, она всегда была полна сюрпризов.

— Не хочешь пройтись?

— М-мм… ты знаешь, я не слишком увлекаюсь пешим туризмом. — Она подняла руку, заправляя выбившуюся из конского хвоста прядь за ухо. Она когда-нибудь носит распущенные волосы?

Какого черта я думал о ее волосах?

Мой взгляд последовал за этим движением.

— Я не собираюсь вести тебя в горы. Это будет всего лишь безобидная маленькая тропа. Уверен, ты сможешь с этим справиться.

Она оттолкнулась от перил, но заколебалась.

— Ди еще не сказала тебе, где спрятала твои ключи?

Черт, я совсем забыл об этом.

— Да, сказала.

— Тогда почему ты здесь?

Как я мог объяснить ей то, что был не в состоянии объяснить себе? Я поискал в голове предлог, на который она купилась бы и поняла, что я на самом деле не был таким изобретательным. Наверное, это был знак, что мне пора тащить свою задницу домой и забыть обо всем, чем бы это ни было.

— У меня нет конкретного повода. Я подумал, что могу заглянуть к тебе, но если ты и дальше собираешься воспринимать все настолько скептически, то можешь просто забыть об этом. — Развернувшись, я направился вниз по ступенькам крыльца, полностью осознавая, что снова повел себя как козёл. Что я мог сказать? Я был хорош в этом.

Прошло мгновение, а затем:

— Ладно, давай сделаем это.

Удивившись, я остановился.

— Ты уверена?

Она не выглядела на 100 % уверенной, когда я оглянулся на нее, но, тем не менее, она поспешила вниз по ступенькам и последовала за мной.

— Почему мы обходим мой дом? — Она сделала паузу, указывая на запад, на гору из песчаника, по-прежнему блестящую в угасающем солнечном свете. — Горы Сенека в противоположном направлении. Я думала, что большинство тропинок ведут туда.

— Да, но здесь есть тропинки, которыми можно срезать путь, так будет быстрее, — объяснил я. — Большинство людей здесь знают только основные маршруты. От скуки я обнаружил несколько троп, которые расположены в стороне от избитых маршрутов.

Ее глаза расширились.

— Как далеко от них?

Мило. Я хмыкнул.

— Не так далеко.

— Так это детская тропа? Держу пари, тебе будет скучно.

— Мне нравится бродить по окрестностям. — Это было правдой. Лаксены, естественно, обладали большей энергией, и любая физическая активность была полезной. — К тому же мы не собираемся идти до самого Каньона. Это довольно далеко отсюда, так что не беспокойся, ладно?

Она расслабилась.

— Ладно, веди.

Кэт подождала снаружи, когда я зашел в свой дом и захватил две бутылки с водой, после чего она последовала за мной через задний двор в густой лес. Нечто в том, что она действительно была готова сделать это, показалось мне неправильным. Я не был добр к ней. Все было как раз таки наоборот. Я задался вопросом, поступила бы она также, если бы Эндрю с ней подружился, пошла бы она на прогулку с ним прямо к черту на рога.

Если так, то это не к чему хорошему не привело бы.

Эндрю определенно был в лагере Мэтью, и он бы не имел никаких проблем с идеей предусмотрительно «позаботиться о ней».

— Ты очень доверчивая, Котенок, — сказал я тихо.

— Перестань так меня называть.

Я бросил взгляд через плечо. Она отставала на пару шагов от меня.

— Никто не называл тебя так раньше?

Обходя заросли колючего кустарника, она бросила на меня невозмутимый взгляд.

— Да, люди часто называют меня Котенком. Но у тебя это звучит так…

Я ждал.

— Звучит как?

— Я не знаю, словно это оскорбление, — сказала она, и я замедлил свой темп, так чтобы она поравнялась со мной. — Или что-то сексуально неприличное.

Это выбило из меня смешок, и при этом сковало напряжением мою шею и плечи.

— Почему ты все время надо мной смеешься?

Я покачал головой, усмехаясь.

— Я не знаю, ты просто заставляешь меня смеяться.

— Как знаешь. — Она пнула камень, видимо решив, что это абсолютно бесполезная вещь.

— Итак, что случилось с эти парнем… Мэтью? Он вел себя так, словно ненавидит меня или что-то очень близкое к этому.

— Он не ненавидит тебя. Просто не доверяет, — пробормотал я.

Ее конский хвостик подпрыгнул, когда она покачала головой.

— Не доверяет мне относительно чего? Относительно твоей добродетели?

Еще один смешок вырвался из меня.

— Да. Он не любитель красивых девушек, которые испытывают ко мне чувства.

— Что? — выпалила она, а затем, спустя секунду, споткнулась.

Я легко поймал ее, обернув руку вокруг ее талии, и быстро отпустил, но я почувствовал встряску от короткого контакта, и моя кожа загудела.

— Ты шутишь, да? — спросила она.

Забавляясь ее неумением следить за тем, что у неё под ногами, я почувствовал, что моя ухмылка стала еще больше.

— По поводу чего?

— По поводу всего!

— Да ладно. Только не говори мне, что ты не знаешь о том, что симпатичная. — Когда она не ответила, я вздохнул. — Ни один парень не говорил тебе, что ты красивая?

Ее взгляд встретился с моим, а затем ускользнул. Она пожала плечами.

— Да, конечно.

Хм.

— Или… ты просто не в курсе?

Она опять пожала плечами, и я не мог поверить, что она не видела, что я… Подождите секунду. Она не видела, что я видел? Когда изменилось то, что я видел? Потому что я только и думал, что она была чертовски обычная. Иногда чуть менее обычная, когда злилась. Или улыбалась. Или краснела. Но, ну ладно, в основном она была просто обычной.

Пока я наблюдал, как еще больше розовеют ее щеки, я понял, что ошибся.

Кэт не была обычной. Может быть, на первый взгляд, но как только ты сблизишься с ней, после того, как ты проведешь некоторое время рядом с ней, эти серые глаза, полные губы, и форма ее лица покажутся тебе какими угодно, только не обычными. Ты чувствуешь это внутренне.

— Ты знаешь, во что я всегда верил? — спросил я, останавливаясь на середине пути.

Она посмотрела на меня широко распахнутыми, но не настороженными глазами.

— Нет.

На мгновение я замолчал, и единственным звуком, который остался, был щебет птиц, находящихся поблизости, мой взгляд искал ее.

— Я всегда считал, что наиболее красивые люди — по-настоящему красивые, как снаружи, так и внутри — никогда не осознают в полной мере, насколько сильный эффект они производят на окружающих. А те, кто разбрасываются своей красотой — понапрасну теряют то, что имеют. У таких людей красота — вещь проходящая. Всего лишь сосуд, скрывающий пустоту и низкопробность.

Губы ее разомкнулись, а затем она рассмеялась.

Кэт смеялась.

Что за черт?

— Извини, — сказала она, моргая, чтобы сдержать слезы, появившиеся от смеха. — Но это была самая вдумчивая вещь, которую я когда-либо от тебя слышала. Какой инопланетный корабль забрал того Деймона, которого я знаю? Могу ли я попросить их держать его у себя как можно дольше?

Я нахмурился.

— Я был честен.

— Я знаю, просто это действительно… Вау.

Глядя на нее, я пожал плечами, а затем начал идти по тропе снова.

— Мы не будем заходить слишком далеко. — Я сделал паузу. — Так тебя интересует история?

— Да, и я знаю, что это делает меня занудой. — Она догнала меня, значительно ускорив шаг.

— А ты знаешь, что по этим землям когда-то проходили индейцы Сенека?

— Только не говори мне, что мы идем по местам их захоронений?

— Ну… я думаю, что где-то здесь есть захоронения. Даже если они просто проходили по этим местам, кто-то мог погибнуть во время пути, так что…

— Деймон, мне не обязательно знать подробности. — Она слегка толкнула мою руку.

Легкость, с которой она коснулась меня, нервировала. Мне потребовалось время, чтобы переключиться с этого.

— Ладно, я расскажу тебе эту историю, опустив некоторые наиболее жуткие, но вполне естественные детали. — Я схватил длинную ветку и держал её, пока Кэт не прошла под ней. Ее плечо коснулось моей груди, отбрасывая мое чувство сознательности.

— Какую историю? — спросила она, густые ресницы опустились, скрывая ее глаза.

— Сейчас узнаешь. Теперь слушай внимательно. В древние времена на этой территории простирались только леса и холмы, что, конечно, не слишком отличается от теперешнего ландшафта, за исключением нескольких появившихся городков. — Я оттолкнул нижнюю ветку в сторону для нее. В этот момент она могла убить сама себя; она абсолютно не разбиралась в том, как ходить в лесу. — Представь, что когда-то эти территории были настолько скудно заселены, что чтобы достичь соседнего поселения, надо было идти неделями.

Она вздрогнула.

— Кажется, тут было одиноко.

— Но ты должна помнить, что это было сотни лет назад. Крестьяне и горные люди жили в нескольких милях друг от друга, и все расстояния проходили пешком или верхом на лошади. Это был не всегда самый безопасный способ передвижения.

— Могу себе представить. — Ее ответ был тихим.

— Индейское племя Сенека кочевало через восточные части Соединенных Штатов, и в какой-то момент, они проходили именно по этим местам к горам Сенека. — Наши взгляды встретились. — Ты знала, что небольшая тропка за твоим домом ведет как раз к подножию этих скал?

— Нет. Мне всегда казалось, что они находятся слишком далеко. Я даже подумать не могла, что горы так близко.

— Если ты пройдешь по этому маршруту несколько миль, то окажешься прямо у подножия Сенека Гор. Это, конечно, достаточно каменистая тропа. Даже опытные альпинисты держатся от нее подальше. Видишь ли, Сенека Горы тянутся до Пентатлона через все Аллеганское плато с вершиной Спру-Ноб и завершаются здесь разбросанными скалами. Теперь до них трудно добраться, потому что тропа почти все время пересекает чью-то частную территорию. Но даже если бы потребовалось проложить дорогу под самыми небесами, это бы стоило приложенных усилий.

Черт, я любил взбираться туда. Но не занимался этим последнее время.

— Звучит весело. — Ее улыбка была мученической.

Я засмеялся.

— Да, если не боишься случайно оступиться. Так или иначе, Сенека Горы состоят из кварцита, входящего в состав песчаника. Вот почему у них иногда появляется розоватый оттенок. Кварцит считают бета кварцем. Люди, которые верят в… — Хм, я должен был действовать осторожно. — Паранормальные силы или силы… природы, как те же индейцы Сенека, они считают, что любая форма кварца трансформирует и сохраняет энергию и даже может этой энергией управлять. Считается, что благодаря некоторым свойствам кварца можно скрывать разные предметы.

— Ооо-кей

— Я бросил на нее взгляд, и она затихла.

— Возможно, именно кварц притягивал племена Сенека в эти края. Трудно сказать наверняка, если учесть, что они не являлись коренным населением Западной Вирджинии. Никто не знает точно, как долго они здесь обитали, торговали или вели войны. — Я замедлил свои шаги, приближаясь к небольшому ручью. — Но у них есть очень романтичная легенда.

— Романтичная? — Она последовала за мной, обходя ручей, ее хвостик подпрыгивал при каждом шаге. Это было своего рода отвлекающее.

— Понимаешь, у них была красивая индийская принцесса по имени Снежная Птица, которая попросила семерых самых сильных воинов племени доказать ей свою любовь, сделав нечто такое, что только она была бы в состоянии совершить. Многие мужчины хотели быть с ней из-за ее красоты и положения. Но она хотела видеть рядом собой только равного себе.

Я обычно был не из болтливых. Большинство людей, которые меня знали, вероятно, сейчас проверили бы мою температуру, я собрал столько предложений в связанный текст. Но Кэт внимательно слушала. Мне это нравилось.

— Когда наступил день выбирать мужа, она установила испытание, пройти которое мог только самый смелый и целеустремленный воин. Она приказала этим семерым воинам вместе с нею подняться на самую высокую скалу, — я замедлился. — Они приняли вызов, но поскольку подъём становился все труднее, трое повернули назад. Четвертый передумал, пятый остановился от упадка сил. Остались двое, и неутомимая Снежная Птица продолжала вести их вверх. Наконец, она достигла вершины и оглянулась, чтобы увидеть, кто из воинов оказался самым храбрым и выносливым. Позади нее стоял только один воин, который прямо на ее глазах начал оступаться по камням вниз. — Обойдя каменные плиты, я подождал, пока Кэт минует их. — Снежная Птица замерла в нерешительности. Он понимала, что перед ней стоял самый смелый воин, но он все равно не являлся ей ровней. Она могла спасти его, а могла позволить сорваться вниз. Воин был храбрым, но ему еще только предстояло достичь вершины, как это сделала она.

— Но ведь он находился прямо у нее за спиной. Как она могла позволить ему упасть? — Ее голос звучал почти панически и, да, снова мило.

— А что бы сделала ты на ее месте? — спросил я, мне было действительно любопытно.

— Я бы точно никогда не заставила группу мужчин доказывать свою любовь, совершая нечто столь невероятное, опасное и глупое, но если бы я когда-нибудь оказалась в такой ситуации, в чем я очень сомневаюсь…

— Кэт?

Она расправила плечи.

— Я бы протянула руку и спасла бы его, конечно. Я бы не позволила ему упасть и умереть.

— Но ведь он не выдержал испытания, — рассуждал я.

— Это не имеет значения. — Ее серые глаза вспыхнули, как грозовые тучи. — Он был прямо позади нее. И как она вообще может считаться прекрасной, если позволит человеку разбиться только потому, что он оступился? Как может эта девушка любить или быть достойной любви, если она допустит подобное?

Я медленно кивнул.

— Что ж, Снежная Птица думала точно так же, как и ты.

Широкая улыбка вспыхнула на ее лице.

— Хорошо.

— Снежная птица решила, что воин был равен ей — ее решение было принято. Она схватила его прежде, чем воин успел скатиться вниз. Вождь встретил их внизу и остался очень довольным выбором дочери. Он благословил союз и сделал воина своим приемником.

— Значит, поэтому скалы носят название Сенека? В честь племени индейцев и Снежной Птицы?

— Так гласит легенда.

— Красивая история, но я все равно считаю, что карабкаться несколько сотен футов вверх, чтобы доказать свою любовь — это слишком.

Я хмыкнул.

— Не могу не согласиться с тобой.

— Надеюсь, иначе сейчас тебе пришлось бы доказывать свою любовь в автогонках. — Черты ее лица напряглись, а затем щеки вспыхнули.

— Не думаю, что это когда-нибудь случится, — сказал я тихо.

— Можно ли забраться туда, куда поднимались индейцы? — спросила она.

— Можно добраться до каньона, но это серьезный поход. Не тот, который я посоветовал бы тебе совершить самостоятельно.

Кэт рассмеялась, и звук её смеха был легким и почти беззаботным.

— Да, но я не думаю, что тебе придется беспокоиться об этом. Интересно, почему индейцы пришли сюда. Они искали что-то? Трудно поверить, что это кучка скал их сюда привела.

— Ты никогда не узнаешь. — Никто не знает, зачем они пришли, но должна была быть причина. — Людям свойственно думать, будто те, кто жил много столетий назад, примитивны, но на самом деле это не всегда так.

Она посмотрела на меня долгим, оценивающим взглядом.

— И что делает эти скалы такими важными?

— Этот вид скал… — я повернулся к ней, мой взгляд скользнул по ее лицу, а затем за ее плечо. О, черт. Мои глаза расширились. — Котенок?

— Ты перестанешь так меня называть…?

— Тихо, — прошептал я, мой взгляд сфокусировался поверх её плеча, и я положил ладонь на ее обнаженную руку. — Пообещай мне, что не будешь истерить.

— Зачем мне истерить? — прошептала она в ответ.

Ну, большинство людей начали бы истерить, если бы в нескольких футах от них стоял трехсотфутовый медведь, довольно крупных размеров. Энергия начала пробуждаться во мне. Я притянул Кэт ближе к себе и ее руки легли на мою грудь прямо над сердцем.

— Ты когда-нибудь видела медведя? — спросил я.

— Что? Медведь? — Она вырвалась из моей хватки и резко развернулась.

Кэт застыла около меня.

Уши медведя дернулись, улавливая наше дыхание. Я велел Кэт замереть. Была хорошая вероятность, что медведь просто пройдет мимо нас. Или, по крайней мере, я надеялся на это, потому что если это «чудо» бросится на нас, я собирался сделать что-нибудь, чтобы его припугнуть.

Что-то, что будет нелегко объяснить.

— Только не беги, — сказал я ей.

Она отрывисто кивнула.

Мои ладони снова оказались на ее руках, и я думаю, что она этого даже не почувствовала. Затем, без всякой провокации, медведь издал низкий рык, когда встал на задние лапы. Массивные челюсти открылись, и он взревел, разрывая воздух.

О, дерьмо.

Отпустив Кэт, я отошел от нее и стал размахивать руками, кричать на него, но медведь повалился на четыре лапы, его плечи затряслись, а шкура начала подергиваться. Он направился прямо к Кэт.

Выругавшись, я бросился к ней. Она застыла, зажмурила глаза, а ее лицо побледнело. Я не задумывался. Я поднял руку, и ослепительный белый свет с красным оттенком, окутал мою руку, а затем выстрелил в воздух. Вспышка света, очень похожая на молнию, врезалась в землю не больше чем в футе от Кэт, напугав медведя.

Все произошло так быстро.

Испуганный, медведь попятился и развернул свое тяжелое тело, убегая в противоположном направлении, когда свет угас. Вспышка энергии начала ослабевать, и я увидел, как ноги Кэт покосились, а голова наклонилась на бок. И она начала падать.

Я ринулся вперед, поймав ее, прежде чем она ударилась о землю, и взял её в руки, притягивая ближе к своей груди, тем временем я не спускал глаз с места, где исчез медведь. Я сомневался, что она упала в обморок из-за испуга. Она стояла слишком близко к Источнику. Бог знает, какой вред был причинен ее сердечной и нервной системе.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо, — пробормотала я, немного успокоившись только тогда, когда услышал, что ее сердце все еще колотилось в груди.

Когда я был уверен, что медведь не вернется, я посмотрел на нее сверху вниз. Напряжение сжало мою грудь. О нет. Черт. Нет.

Слабое белое свечение окружало Кэт, словно аура или как если бы пространство вокруг нее светилось сверхъестественным светом, который люди не могли видеть. Но оно будет видимо для любого Лаксена… и любого Аэрума.

Я оставил на ней след.

Глава 7

Кэт выглядела невероятно маленькой и хрупкой в моих руках, а её вес был настолько незначительным, когда я прижал её ближе. Странно, её голова идеально разместилась на моем плече, как если бы она положила её туда и уснула, а не потеряла сознание.

Я не мог поверить, что я нечаянно вырубил её.

С другой стороны, это было своего рода благословением. Скорее всего, мне не придётся придумывать избитые оправдания, чтобы объяснить, почему что-то похожее на молнию выстрелило из моих пальцев и отпугнуло медведя.

Над нами темные тучи заволакивали небо. Назревал шторм — обычное последствие слишком сильного заряда энергии. Что-то происходит с электрическим полем и влияет на погоду, бла бла бла.

Но даже если Кэт очнётся и поверит, что приближающийся шторм отпугнул медведя, я оставил на ней след. Что приравнивалось к установке мишени на её спине, особенно когда неподалёку был Аэрум.

Дерьмо.

И это был я тот, кто учил Ди, что сближение с Кэт слишком опасно, и тот, кто, заскучав, уговорил её пройтись, и подверг всех опасности.

След поблекнет в последующие несколько дней. Пока она будет оставаться дома, и если никто кроме Ди не будет видеть её, это не будет проблемой.

Я сухо, почти с горечью засмеялся. Не станет проблемой? Ди будет мне это ещё всю жизнь припоминать.

Возвращаясь по тропе, я заставил себя смотреть вперёд, а не на то, что я нёс, фокусируясь на пейзаже. Деревья, много деревьев и листья клёна, сосновые иголки, несколько кустарников… птицы, перескакивающие с ветки на ветку, встряхивая перьями. Белка, взбирающаяся по стволу дерева.

Я взглянул вниз.

Густые ресницы отбрасывали тени на её щеки, которые были бледнее, чем обычно. Я даже подумал, что она выглядит как Белоснежка. О боже, это звучит убого. Белоснежка? Но её губы казались идеально приоткрытыми, и они были алыми даже без макияжа.

Прогремел гром и распространился запах дождя. Проверив, я убедился, что она всё ещё выглядит как маленький котенок, и, набрав скорость, полетел вниз по тропе. Несмотря на то, как быстро я двигался, гроза была непредсказуема, и небеса разверзлись, обливая нас. А она до сих пор спала.

Она напомнила мне Доусона. Атомная бомба не могла разбудить моего брата.

После того, как я достиг ступенек крыльца, я замедлился и потряс головой, заставляя капли дождя лететь в разные стороны. Я остановился у двери и нахмурился. Закрыла ли она её, когда уходила? Проклятье, я не мог вспомнить. Если да, то ключ должен быть в её кармане, но это означает, что мне нужно залезть в её карман и достать его. Как ещё я объясню то, что открыл её дверь?

Мой взгляд опустился и пробежался по её ногам. Ноги, невероятно длинные для кого-то настолько маленького… и эти шорты были короткими. А карманы крошечными.

Да, я не собирался доставать этот ключ.

Что ж, понадобится время, чтобы расположить её маленький зад на качелях и убраться отсюда.

Вздохнув, я подошел к качелям и начал опускать её, но она прижалась ближе. Я замер, задавшись вопросом, что если она проснулась. Быстрая проверка показала, что нет. Я снова начал укладывать её, но остановился на этот раз. Что она подумает, если проснётся здесь одна?

Почему меня это беспокоило?

— Проклятье, — пробормотал я.

Тщательно проверив крыльцо, как если бы оно содержало ответы, я, наконец, закатил глаза и сел, расположив её напротив себя. Имело смысл остаться. Я знал, что если она видела, как молния вылетела из моих рук, я смогу это объяснить. Я обнимал её руками, потому что, зная мою удачу, она бы соскользнула с качелей и получила бы сотрясение мозга. Тогда Ди убила бы меня.

Я наклонил голову назад и закрыл глаза. Почему я пришёл сюда сегодня? Было ли это действительно от скуки? Если это было основной причиной, то я мог посмотреть серии Искателей приведений, которые я записал. Я действительно не задумывался о том, чем занимался до того, как постучал в её дверь, а сейчас было уже поздно думать об этом.

Я был идиотом.

Кэт пробормотала что-то и придвинулась ближе, прижимая свою щеку к моей груди. Она занимала всю правую часть моего тела: бедро к бедру. Её рука расположилась ниже моего бедра, и я начал обратный отсчет от ста. Когда я досчитал до семидесяти, я понял, что смотрю на её губы.

Мне действительно нужно было прекратить пялиться на её губы.

Она сдвинула брови, веки задрожали, как если бы она видела плохой сон. Какая-то нелепая часть меня реагировала в минуты, когда недомогание искажало её черты и напрягало её тело, мой большой палец начал двигаться по нижней части её спины, отвлеченно рисуя круги. Прошло несколько секунд, и она устроилась поудобнее, её дыхание было глубоким и ровным.

Как долго она будет спать? Часть меня не беспокоила перспектива просидеть здесь часы. Было что-то успокаивающие в том, что я держал её, но также это рождало абсолютно противоположные чувства, так как каждый дюйм моего тела был в курсе, как она располагалось напротив меня, где были её руки, когда поднималась и опускалась её грудь.

Это было мирным и мучительным.

Через некоторое время, после того, как вечность стала казаться мне совсем небольшим промежутком времени, Кэт начала пробуждаться. Это был медленный процесс, который начался с напряжения её мышц, их расслабления, затем они снова напряглись, когда она поняла что… на ком лежит.

Моя рука замерла, но я её не убрал. Не выглядело, чтобы она собиралась упасть лицом вниз, но я… я просто не сделал этого, и я был не совсем доволен этим фактом. Я сжал челюсть.

Кэт подняла голову.

— Что… что случилось?

О, ты знаешь, один выстрел зарядом энергии в медведя и ты уже растянулась, как хрупкий цветок у моих ног. Затем я нес тебя обратно как настоящий джентльмен и сидел здесь Бог знает как долго, просто пялясь на тебя.

Да, лучше об этом не упоминать.

Я убрал руку.

— Ты потеряла сознание.

— Правда? — Она отстранилась, смахнув волосы с лица. Именно тогда до меня дошло, что её волосы распустились в какой-то момент. Мой взгляд опустился на короткое время на них. Как я и ожидал, её волосы были густыми и опускались до её плеч.

— Полагаю, тебя напугал медведь, — сказал я ей. — Мне пришлось нести тебя обратно.

— Весь путь? — Она выглядела разочарованной, что заинтересовало меня. — Что… что случилось с медведем?

— Его спугнула буря. Думаю, молния. Ты хорошо себя чувствуешь?

Молния залила светом крыльцо, потрясая её.

— Медведь испугался грозы?

— Думаю, что так.

— Тогда нам повезло, — она опустила глаза, брови — сведены, затем эти ресницы поднялись, я вынудил себя дышать нормально. В этих серых глазах была какая-то особенность — мерцание, которое затягивало. — Здешние ливни очень похожи на Флоридские.

Я подтолкнул её коленку своей.

— Думаю, тебе придется провести в моей компании еще несколько минут.

На самом деле это было глупое объяснение, почему я не уходил. Мне нужно было что-нибудь ещё — нет, что мне нужно было, так это уйти. Подняться и уйти. Но она снова заговорила.

— Уверена, что выгляжу сейчас, как промокшая кошка.

Я бы предпочел, чтобы она так выглядела.

— Ты выглядишь отлично. Тебе идет быть промокшей.

Она нахмурилась.

— Вот теперь я точно знаю, что ты лжешь.

Меня по-разному называли, но до недавнего времени, лжец не было одним из моих прозвищ. И очевидно я был такой же непредсказуемый, как погода, потому, как и сам понятия не имел, что делаю, пока не придвинулся к ней, мои пальцы взяли её подбородок, наклоняя её голову ко мне.

— Я бы не стал лгать по поводу того, что думаю, — сказал я, и это была правда.

Кэт медленно моргнула, и мой взгляд снова опустился на её губы. Мне определенно нужно было перестать смотреть на её губы. Мои мышцы напряглись, когда я подумал о том, как пробую их. Она, наверное, ударить меня по лицу, а затем засыплет словами этим острым как бритва языком. Который заставляет меня хотеть улыбаться.

Я наклонился вперёд.

— Думаю, теперь я понимаю.

— Понимаешь что? — прошептала она.

Моё неохотное восхищение ею. Я понял его. Она не мирилась ни с одной из моих выходок. Я был окружен людьми, которые искали у меня ответы на все свои вопросы, которых я должен был защищать, никогда не показывая страха. И поэтому я надевал маску защитника и расхаживал так, будто ничего не могло напугать меня. Порой это было изнурительно. Но Кэт видела сквозь всю эту браваду и заставляла меня быть честным с ней. И мне это нравилось… очень.

Румянец окрасил её щеки. Большим пальцем я погнал прочь эту краску.

— Мне нравится смотреть, как ты краснеешь.

Она втянула воздух небольшим, коротким вдохом, и это было последней каплей. Дотронувшись своим лбом её, я прижал его до предела. Это было безумием, но она пахла персиками, и её кожа была мягкой, а губы выглядели ещё мягче.

Я попался в сеть, из которой нельзя было выбраться. В сеть Кэт… Которую она соткала, я уверен, черт возьми, даже не догадываясь. Наивная красота, я видел многое в свои 17, чтобы утверждать, что это было редкостью. То, что нужно ценить.

Молния снова полыхнула, и Кэт не подпрыгнула из-за грома в этот раз. Она была сосредоточена на том, что мне нравилось, выбивало землю из-под ног и дразнило тем, что я этого никогда не получу. Я не должен был даже желать этого, но я хотел… Боже, я никогда так не хотел. И если мы продолжим в том же духе, это может стать несколько грязным. Я уже знал, что происходит, когда Лаксены и люди смешиваются. На мне лежало слишком много ответственности, чтобы я мог просто дурачиться с ней. Слишком многое происходило…

Но я всё же хотел.

Мои пальцы заскользили вдоль изгиба ее щеки, когда моя голова наклонилась. Я буду сожалеть об этом, это будет самый глупый поступок, когда-либо совершенный мной, но я не остановился. Наши губы были на расстоянии выдоха…

— Хей, ребята! — окликнула Ди.

Я отпрянул назад одним плавным движением, оставляя расстояние между нами на качелях, тем временем лицо Кэт окрасилось в яркий красный цвет. Я был настолько поглощен ею, что не услышал машину сестры и даже не заметил, что гроза утихла, и вышло солнце, светившие теперь вовсю.

Замечательно.

Ди поднялась по ступенькам, её улыбка поблекла, когда её взгляд начал перемещаться между нами, затем её глаза сузились. Не было сомнения в том, что она видела слабый след вокруг Кэт и задавалась вопросом, как, черт возьми, это произошло. Затем она, кажется, сосредоточилась на том, что только что прервала.

Её рот открылся.

Я не часто удивлял её… таким образом. Я ухмыльнулся.

— Хэй, сестренка. Что-то случилось?

— Ничего, — сказала она. — Что вы делаете?

— Ничего, — ответил я, спрыгнув с качелей. Я взглянул на притихшую, выглядящую растерянной Кэт. Её серые глаза были до сих пор затуманены и широко распахнуты. Ужасно красивые. Чёрт, я должен пресечь это на корню, сейчас, пока не произошло что-то хуже, чем просто оставление следа. Я встретил её взгляд. — Всего лишь зарабатываю бонусы.

Кэт резко выпрямилась, глаза сверкали, а руки сжались в кулаки на её коленях, когда мои слова просочились в её сознание.

Ах, а вот и он — в ней проснулся котёнок, затачивающий когти. Тёплое, приятное создание испарилось в одно мгновение. И это сделал я. Вознес её, а затем резко вернул обратно на землю, в реальность. В этом был весь я.

Мне нечем было гордиться, но, по крайней мере, так она останется в живых. Все мы останемся в живых.

Я развернулся к ступенькам, оставляя её со своей сестрой, которая уставилась на меня в недоумении. Я чувствовал себя самым большим козлом на планете.

Чёрт, во вселенной.

Солнце уже село, когда дверь моей спальни резко открылась, и влетела Ди, словно торнадо, её темные волосы струились за её спиной, а глаза поблёскивали от волнения.

— Что, ради всего святого, я прервала? — потребовала ответа она.

Я закрыл крышку своего макбука, прежде чем Ди смогла бы увидеть, что я искал.

— Ты вернулась от колонии раньше.

Она протанцевала к кровати, встав на цыпочки.

— Это не так важно, но если хочешь знать, по-моему, Итан был очень раздражен из-за меня, и поэтому решил отпустить пораньше. — Она сделала паузу, злорадно усмехаясь. — Плюс они собирались провести какой-то приём для девушек, выходящих замуж во вторник, и я сказала, что вернусь… с Эш.

Мои брови взлетели вверх.

— А она знает об этом?

— Да. И сильно на меня разозлилась, но она не могла сказать нет. Но это не важно. — Она хлопнула в ладоши и начала раскачиваться взад и вперед. — Что ты делал с Кэти на крыльце?

Я поставил свой макбук на тумбочку.

— Я просто сидел там с ней.

Глаза Ди сузились.

— Да, хм, но ты не только сидел. Не играй со мной.

Сказала ли ей Кэт больше? Этот вопрос вертелся на языке, но я мысленно ударил себя по лицу. Я не собирался спрашивать.

— Я не играю с тобой, сестрёнка.

— Чепуха.

— Чепуха, — медленно повторил я, а затем рассмеялся. — Ты пьяна?

Она подняла свою руку и показала мне средний палец.

— Ты выглядел так, будто бы собирался поцеловать её.

Жилка на моей щеке запульсировала, когда я прислонился к изголовью кровати, сложив руки за головой.

— Мне кажется, ты выдумываешь.

— Несмотря на то, что я считаю Кэти горячей, я же не хочу её поцеловать. — Она подмигнула.

— Рад слышать это, — пробормотал я.

— Ну почему ты просто не признаешь, что собирался сделать кое-что. — Она упала на кровать, сотрясая её. Девушка выглядела маленькой, но она была как чертов поезд. — Ты собирался её поцеловать. Твоя рука была на её подбородке.

Закрыв глаза, я решил, что последнее, в чем я нуждался, было детальное описание того, как близко от катастрофы я находился.

— Плюс ещё твое жалкое оправдание про ключи и бонусные очки?

— Про бонусные очки не было ложью. Ты использовала их всё это время, чтобы заставить меня делать что-либо, — напомнил ей я.

Она ударила меня по ноге, заставляя заворчать.

— Да, когда мне было пять лет.

Мои губы дрогнули.

— Так почему ты выдумал это оправдание, чтобы провести время с ней? — упорствовала она.

Я вздохнул.

— Я уже писал тебе об этом, я не особенно хорошо обращался с ней, и мне нужно было оправдание. В противном случае она бы не согласилась. — Последнее утверждение определённо не было ложью. Если бы я её практически не шантажировал, чтобы она пошла со мной на озеро, то Кэт сказала бы нет. А сегодня вечером? Я действительно не мог это объяснить. Интересно.

— Но почему?

— Ди, — прорычал я, открыв глаза, и увидел, что моя сестра лежит на животе, сложив руки под подбородком. Она ухмылялась, смотря на меня. — Не следует ли тебе сосредоточиться на чем-то более важном.

Она захлопала ресницами.

— По-моему, я сосредоточена на чем-то супер важном.

Я поборол желание сбросить её с кровати.

— Ты не могла не заметить след на ней.

— О! Да. Это. — Она начала постукивать светло голубыми ногтями по своей щеке. — Как это произошло?

Мгновение всё, что я мог делать, это смотреть на неё. Определённо, она была не слишком этим обеспокоена, поэтому я начал опасаться за её психическое здоровье.

— Мы вышли на прогулку…

— Как романтично, — проворковала она.

Мои губы опустились в уголках.

— Это не было романтичным.

— А думаю, что было, — счастливо продолжила она. — Когда мы с Адамом выходим на прогулки, это всегда кончается тем, что мы…

— Если ты хочешь, чтобы Адам остался жив, я советую тебе не заканчивать это предложение.

Она закатила глаза.

— Не важно, так вы вышли на абсолютно не романтичную прогулку и…

Я собирался скинуть её с этой кровати.

— И мы наткнулись на медведя. Это встревожило нас, и я должен был сделать что-нибудь. Не думаю, что ты была бы счастлива, если бы я позволили медведю растерзать её до смерти.

— Так ты думаешь?

Я произнес фразу, содержащую не слишком красивое слово из четырёх букв и слово «тебя» на конце.

Она захихикала.

— И как же ты ей объяснил, что произошло?

— Что ж, заряд энергии заставил её потерять сознание, а я обвинил в этом грозу — молнию. — Я громко выдохнул. — Мне повезло.

— Повезло Кэти.

Я стрельнул глазами в неё.

— В смысле?

Ди поменяла своё положение за секунду одним плавным движением и теперь сидела, скрестив ноги.

— Ты оказался рядом, чтобы спасти её.

Очевидно, прежде всего, нужно было учитывать тот факт, что если бы я не потащил её в лес, то мне бы не пришлось её защищать.

— Могу я спросить у тебя кое-что? — Ди ткнула меня в колено своими смертоносными ногтями.

Я изогнул бровь.

— А я могу не отвечать?

— Нет, — она лукаво улыбнулась. — Тебе… тебе нравится Кэти?

Каждая отдельная часть меня напряглась. Моя сестра ждала, в то время как в моей голове пронеслась сотня разных ответов. Нравилась ли она мне? Что за идиотский вопрос? Я опустил руки и сел, спустив одну ногу с кровати.

— Деймон?

Я не взглянул на сестру, когда встал.

— Нет.

— Что? — прошептала она.

— Ты слышала. — Я потер рукой подбородок, вздохнув, я подошёл к столику и взял пульт. — Слушай, я уверен, она великолепная девушка и подруга, и если бы она не была… человеком, то была бы тысячу раз потрясающей, но нет, она мне не нравится. — Ди молчала, когда я вернулся к кровати, и не посмотрела на меня, когда я снова сел. Её губы были сжаты, и я почувствовал себя паршиво. — Хочешь посмотреть кино?

— Конечно. — Она улыбнулась, но улыбка не затронула её глаз, и я пожалел, что вообще посмотрел на неё. — В конце концов, думаешь, она в безопасности? Со следом?

— Да, я думал об этом. — Мои плечи снова напряглись, и я повернулся к телевизору. — Пока она буде оставаться дома в последующие несколько дней, она будет в порядке.

Ди двигалась, пока не уперлась в изголовье кровати, плечом к плечу со мной. Через секунду она притянула колени к груди и обняла руками ноги. Я начал переключать каналы, а она угрюмо вздохнула.

Я открыл было рот, но снова его закрыл. Прошла ещё секунда, и я опустил пульт.

— Я солгал.

Она повернулась ко мне.

— Насчет чего?

— При ответе на первый вопрос. — Я не смотрел на неё, когда покачал головой, уставясь на список фильмов на экране. — Я соврал, совсем немного.

Глава 8

— Я начал задаваться вопросом, стал ли ты отшельником или кем-то вроде этого. — Эндрю сидел на узких перилах, окружающих веранду, его ноги свободно свисали. Почти пустая бутылка пива стояла на перилах рядом с ним, и если бы он был человеком, то попал бы на плакат об опасности распития алкоголя несовершеннолетними. — Или мы больше не нравимся тебе.

Сидя в кресле с закинутыми на стол ногами, я ухмыльнулся.

— Скорее последнее.

Эндрю рассмеялся.

— Ты козел.

Я не стал спорить с этим утверждением.

Напротив меня Адам отражал мою позу, только он пристально смотрел в лес с задумчивым выражением на лице. Иногда находиться рядом с братьями было тяжело, потому что они напоминали мне о том, как это было с Доусоном.

Эндрю и Адам были идентичны во внешности, оба высокие и сильные, голубоглазые и светловолосые, но их характеры не быть ещё более различны. Они действительно были как Доусон и я раньше. Я был сорвиголова. Доусон был спокойным. Эндрю был мудаком, а Адам миротворцем.

Не то чтобы я когда-либо говорил это Ди, но я был рад, что она стала воспринимать более серьезно именно Адама. Я действительно не знал, насколько они продвинулись в своих отношениях, и старался не думать об этом, но да, я был рад. Эндрю был слишком похож на меня.

Пока я наблюдал за тем, как Эндрю прикончил свое пиво, мои мысли блуждали. Приехать к ним во вторник вечером не казалось правильным, не когда на Кэт был след, но Эндрю был прав. Я не видел парней долгое время, и Ди сказала, что Кэт осталась дома. Она будет в порядке там, так как сомнительно, что Аэрум подберется так близко к колонии, и пока она открыто не появлялась с Ди в городе, подвергая ее опасности, я действительно не должен был беспокоиться об этом.

Мне было плевать.

Вопрос Ди преследовал меня. Она тебе нравится? Я сказал ей нет, и солгал немного. То, что я испытывал к Кэт, было сложным и запутанным. Она мне нравилась и не нравилась. Мне также нравились волки, но я же не хотел заводить одного из них в качестве домашнего питомца.

Подняв свою бутылку воды, я сделал большой глоток, в то время как Адам взглянул на меня.

— Ты знаешь, когда девчонки вернутся?

Я поднял одно плечо.

— Не знаю.

— Эш была зла, — хмыкнул Эндрю, когда оглянулся через плечо. — Она сказала, что уйдет, как только Ди закончит набивать рот едой.

— Обожаю девушек с аппетитом, — пробормотал Адам, криво ухмыляясь.

Мои глаза сузились на нем.

Ухмылка Адама поблекла.

— Или нет.

— Звучит как правда, — прокомментировал я, лениво вращая бутылку воды.

Эндрю отклонившись назад, сделал сальто, приземлившись на ноги, как чертова кошка. Он развернулся, взяв пустую бутылку.

— Мне нужно еще выпить. — Он посмотрел в мою сторону. — А тебе?

— Мне не надо.

— Слабак.

Я послал его.

Он засмеялся, когда исчез в доме, закрыв дверь за собой. Мой взгляд сместился с террасы к густому лесу. С нашей выгодной точки обзора я мог видеть вершины Сенека гор. Мне нравилось здесь. Так же, как и там, где жил Мэтью, там не было никаких других домов поблизости, и почти всегда было тихо. Единственным шумом были звуки дикой природы, и когда наступала ночь, трель сверчков усиливалась. Я взглянул вверх. На небе начали образоваться темные грозовые тучи.

— Я знаю, — объявил Адам.

Нахмурившись, я посмотрел на него.

— Знаешь что?

Он взглянул на дверь, прежде чем продолжил.

— Я знаю о девушке, которая переехала в соседний дом.

Нога, которую я начал передвигать застыла.

— Я собираюсь сделать сумасшедшее предположение, что это Ди сказала тебе?

Адам кивнул, когда откинулся назад и скрестил руки на груди.

— Она действительно нравится Ди.

— Хмм.

— Я ничего не сказал Эш или Эндрю. И не планирую, потому что знаю, как они отреагируют. Я полагаю, Мэтью знает? — Когда я кивнул, его задумчивое выражение лица вернулось. — Однако должен признать, я немного удивлен, что ты ничего не сказал.

Я поставил бутылку на стол.

— Не понимаю, почему ты решил, что я, в самом деле, подниму этот вопрос. Словно я сижу и думаю об этой девушке.

Адам склонил голову набок, медленно у него на лице появилась ухмылка.

— Ну, я не намекал, что ты сидишь и думаешь о ней, но обычно, ты ноешь любому, кто только слушает о том, что Ди подружилась с человеческой девушкой.

Мышцы на моей челюсти напряглись.

— Это не важно.

— Да, — ответил он.

— И я не сижу и не ною о подобных вещах.

Плечи Адама затряслись от тихого смеха, и я начал рассказывать ему о том, про что думал, когда мой телефон завибрировал в кармане. Потянувшись, я вытащил его. Имя Ди вспыхнуло на экране.

Я ответил.

— Вы уже закончили ужинать?

Адам оживился напротив меня, и я решил, что мне это действительно не понравилось.

— Я думаю, у нас проблема, — начала Ди, и ее голос повысился.

Убрав ноги со стола, я насторожился.

— Какая проблема?

— Есть ли шанс, что Кэт с тобой? — с надеждой спросила она.

Клубок страха поселился в моем животе, словно свинец.

— Нет. Ни единого чертового шанса.

— О нет. Я только что вернулась домой, а ее машины нет на подъездной дорожке. Поэтому я подошла к её дому, чтобы просто удостовериться там ли она, но никто не ответил. — Она сделала паузу, её голос был запыхавшейся. — Она покинула дом, и на ней след.

Я встал, даже не осознавая этого, и подошел к краю веранды. Мой голос был низким.

— Ты сказала, что она останется вечером дома.

— Я знаю. — Ее голос повысился. — Это то, что она мне сказала, но ее нет.

— Черт побери. — Моя рука сжала телефон. — Конечно, нет.

— Все в порядке? — спросил Адам позади меня.

Я проигнорировал его, так как Ди заговорила.

— Не злись на нее, Деймон. Она не знала, что это не безопасно для нее сейчас. Она понятия не имеет. Это не ее вина.

Ее вина или нет, это не имеет значения. Она была по-прежнему огромной занозой в моей заднице.

— Я поеду и посмотрю, смогу ли найти ее. Держу пари, она в библиотеке и я…

— Нет, ты не поедешь. Ты никуда не собираешься. Ты оставишь свою задницу дома. — Гнев разлился во мне, но, несмотря на это, страх постоянно возрастал. — Я позабочусь об этом.

— Деймон…

— Я напишу тебе, как только найду ее. — Я едва сдерживался, чтобы не выбросить телефон. — Я уверен, что она в порядке. Просто… просто оставайся дома и не переживай.

Повесив трубку, я сунул телефон обратно в карман.

— Мне надо идти.

Адам встал, выглядя обеспокоенным. Он уже держал свой телефон в руке, и я чертовски надеялся, что Ди знала, что нужно держать историю со следом при себе.

— Все в порядке? — спросил он.

— Да. — Я положил руки на перила. — Скажи Эндрю, что я встречусь с ним позже.

Я перемахнул через перила, пролетев добрые пятнадцать футов, и приземлился на согнутые ноги. Я поднялся и бросился к фасаду дома. Я почти прошел мимо своего внедорожника, потому что пешком я мог добраться до библиотеки быстрее, но как бы я тогда объяснил это Кэт, когда нашел бы ее?

Дьявол.

Развернувшись, я поспешил к своему автомобилю и залез внутрь. Заведя двигатель, я включил задний ход, объезжая машины и деревья. Поездка в город заняла, кажется, целую вечность, и я должен был тащиться за каждой медленной задницей на шоссе. Крупные капли дождя забрызгали лобовое стекло. С тех пор, как начался дождь, казалось, что никто не может ехать быстрее двадцати миль в час. Мои руки сжимали руль, пока суставы не побелели. Гнев прокатился сквозь меня, как надвигающаяся гроза снаружи.

Я был зол на Кэт за то, что она не осталась дома, в ярости на себя за то, что поставил ее в такое положение, и что теперь мне придется искать ее задницу и придумывать какое-то нелепое объяснение, почему я был поблизости.

И бесило то, что я не был дома, чтобы застать её уезжающей.

Когда я попал в Петербург, я готов был проехать по маленькому городку на своем внедорожнике, но поскольку парковка была чертовски дорогой вечером, и я спешил, мне пришлось оставить машину за три квартала, припарковавшись позади закусочной.

На центральных улицах было большое движение, так что мне пришлось сдерживать себя. Дождь начал кончаться и включились уличные фонари, когда я направился по тротуару в сторону городской библиотеки. Настроение у меня было паршивое, соответствуя тучам над головой, и когда я дошел до библиотеки и не увидел ее машину, я был готов сломать что-нибудь.

Либо она уже ушла, либо её здесь вообще не было. Оставалось ещё проверить одно место, менее оживленную улицу за библиотекой. Я набрал скорость, срезая дорогу по узкой лужайке перед зданием, и свернул в сторону.

Холод прошел вдоль основания моей шеи и спустился вниз по спине, оживший инстинкт подсказал перейти в мою истинную форму. Страх взорвался, словно картечь.

Я мог чувствовать их, отравляющих воздух и землю, замаскированных на узкой улочке в неестественно густые тени. Мой мозг выключился, и я набрал скорость, превратившись в пятно, поспешил в сторону библиотеки. Я заметил машину Кэт. Свет горел внутри, но ее не было видно.

Присутствие Аэрума чувствовалось сильнее.

Метнувшись через дорогу, я подошел к ее машине и почувствовал это — маслянистый густотой воздух была почти удушающим. Потом я увидел его в человеческой форме, но его очертания были нечеткие, прозрачные, будто темный дым. Я не видел Кэт, но было что-то — кто-то — на земле, и я знал, даже не смотря, что это была Кэт.

И могло быть уже слишком поздно.

Это… это было моей виной.

Ярость и страх закружили меня, словно ураган, и я понятия не имел, как мне удалось остаться в своей человеческой форме, в то время как я схватил Аэрума за плечо. Моя рука погрузилась на несколько сантиметров в него, а затем я схватил его за кость и мышцы. Я сильно рванул их, подняв Аэрума в воздух и отбросив его на несколько футов в сторону. Я мельком взглянул на Кэт, и моя ярость была на вкус словно смерть.

Существо развернулось в воздухе, превращаясь ни во что, кроме как тень прежде, чем снова быстро собралось в человеческую форму, когда приземлилось на ноги. Я бросился к нему, врезав ублюдку в живот плечом. Оно вскрикнуло, а затем ударило в ответ, выбросив руку по направлению моей груди. Проклятие вырвалось из меня, когда я сделал шаг назад. Рука стала прозрачной, и я знал, что оно собиралось попытаться сделать. Подкормиться.

Да, но этого не произойдет.

Я увернулся, избежав его хватки. Двигаясь быстро, как кобра, я схватил Аэрума и бросил его через плечо. Он приземлился рядом с Кэт, на мгновение оглушенный.

Тихое хныканье напугало меня. Кэт было больно.

Прежде чем я успел осмыслить этот новый страх, Аэрум вскочил на ноги. Сочетание светлых волос и бледной кожи размывалось, и пока он нападал на меня, темные тени проступили под тонким слоем его кожи. Я схватил Аэрума за горло, подняв его в воздух.

Приступы кашля послышался со стороны Кэт, и я выругался, пока вдалбливал мудака в дорогу. Асфальт треснул. Крошечные камни полетели в стороны.

Ненависть проступила в бледно-голубых глазах, что встретили мои, столько холодной ненависти. Мы покатились дальше по дороге, в тень. Он нанес удар. Я несколько. Уничтожать Аэрума в общественном месте, как это было рискованно, но мне нужно было закончить начатое и мне нужно… мне нужно было проверить ее.

Подняв руку, я приблизил её к груди Аэрума, пока вызывал Источник. Энергия, чистая и необузданная такая мощная, словно вспышка на солнце, побежала вниз по моей руке. Интенсивный беловато-красный свет вспыхнул из моей руки, направляясь к Аэруму.

Время застыло на мгновение, когда свет окутал существо, просачиваясь в грудь, внутрь его кожи, и вторгаясь в каждую клетку. Яркий белый свет наполнил его глаза, изгоняя тени, притаившиеся под его кожей.

Я отступил от Аэрума лишь в самый последний момент. Бледная кожа исчезла, сменившись гладкой ониксовой оболочкой. Существо замолкло на секунду, его рот открылся в безмолвном крике, и тогда оно взорвалось на миллион осколков, которые поднялись вверх, исчезая в небе.

Заряд энергии перешел в окружающую среду. Фонари взорвалась, погружая всю улицу во тьму. Тяжело дыша, я сделал шаг назад и посмотрел на Кэт. Она лежала на животе, почти полностью лицом на дороге. Что-то в этом разрывало меня.

Я миновал расстояние между нами в мгновение ока, садясь на колени рядом с ней, я протянул руку, положив ей на плечо. Тихий стон, который она издала, усилил разрывающие меня чувство.

— Все нормально. Он ушел. Ты в порядке? — Черт. Это был глупый вопрос. Она начала поднимать голову, и я увидел ярко красное пятно на ее щеке цвета клубники. Ее левый глаз отек. Злость пробила меня насквозь. Ей было больно, и это было так очевидно, ее дыхание не звучало нормально. Были слышны беспокойные хрипы. Я не врач, но это не было хорошо.

— Все в порядке, — сказал я ей, и это была ложь, потому что как только я произнес эти три слова, я понял, что это настолько безрассудно, что я мог бы с таким же успехом броситься под едущий на скорости грузовик.

Она была ранена, и инстинктивно, я знал, что мог исправить кое-что, даже все. Я никогда не делал этого прежде. Это было запрещено, табу для нашего вида, о котором только и говорили. Одина из наших самых замечательных способностей, то единственное, что Аэрум не мог перенять после кормления, это была наша регенеративная способность. У нас быстро заживали почти всех раны… и мы могли лечить других.

Я обратился к Источнику, нашел его внутри себя, а затем отправил его к Кэт, направив свет к ее груди и хрипящим легким. Если бы кто-нибудь прошел сейчас мимо, то он бы увидел наши тела, светящиеся как лампочки, и я счел себя десять раз глупцом, но не остановился. Ее глаза были закрыты, но походу того, как энергия начала потрескивать вдоль ее кожи, ее ресницы затрепетали, как будто собирались открыться, и я осторожно провел рукой по ее глазам и щеке, она расслабилась.

Ее дыхание немного выровнялось, когда она медленно повернула голову в мою сторону.

— Спасибо за… — она замолчала.

— Кэт, — позвал я ее, обеспокоенный. — Ты все еще со мной?

— Ты, — прошептала она.

— Да, это я. — Я переместил свою руку к ее запястью. Она отдернула руку, и я потянулся к ней снова. Если уж я начал, то доведу дело до конца. — Я могу помочь тебе.

— Нет! — закричала она.

Я решил проигнорировать это, когда взглянул на ее запястье. Ей было все еще больно, но худшее из ран, какое бы влияние на ее дыхание они не оказывали, я исцелил. Я отпустил Источник и встал, резко выдохнув. Тысяча мыслей крутилась в голове, но я постоянно возвращался к одной — какого черта я наделал?

— Как бы то ни было. Я позвоню в полицию.

Последнее, чего я хотел, была полиция, но Кэт должны были осмотреть врачи. Сделав шаг назад, я вытащил свой телефон и позвонил, не спуская глаз с нее. Она изо всех сил пыталась сесть, а я боролся с желанием помочь ей. Была большая вероятность, что если бы я коснулся ее снова, то закончил бы тем, что излечил ее еще немного, так как я себя просто потрясающе контролировал.

— Спасибо… тебе, — сказала она, ее голос был хриплым, в это время я повесил трубку.

Я вздрогнул. След на ней прежде был слабым мерцанием, но после исцеления, она светилась, как чертова неоновая вывеска.

— Не благодари меня. — Я провел рукой по волосам, а затем опустил её на бок. Обе руки сжались в кулаки, когда я увидел, что она, наконец, села. Пятно на ее лице, опухший глаз, заставили меня сожалеть, что Аэрум не был все еще жив, тогда бы я мог убить его снова. — Проклятье, это моя вина.

Она уставилась на меня, смятение и что-то еще, что я не смог точно определить проявились на ее лице. Расстройство удвоилось во мне. Это была моя вина. Как идиот, я оставил след на ней в субботу. Знал же, есть шанс, что поблизости окажется Аэрум, и я не удостоверился, что она останется дома. Затем она подверглась нападению, потому что Аэрум увидел этот проклятый след и понял, что она может привести его к нам — чего он и хотел.

— Свет — я видела свет, — прошептала она, опустив взгляд.

— Ну, говорят, что некоторые видят свет в конце тоннеля.

Она отпрянула, съежившись.

Дерьмо. Это была, возможно, самая дурацкая вещь, которую я мог сказать. Я присел на корточки.

— Черт возьми, прости. Вырвалось как-то бездумно. — Я помолчал. — Как сильно ты ранена?

— У меня горло… болит. — Она подняла трясущуюся руку и прижала к горлу, поморщившись. — Как и мое запястье. Я не уверена… сломано ли оно. Но там была вспышка… света.

Мой взгляд остановился на ее запястье. Кожа быстро потемнела, став пурпурно-красной. Я не думаю, что оно было сломано. Была хорошая вероятность, что я его вылечил, но она не могла знать этого. Никто не знал. Я глубоко вздохнул.

— Оно может быть сломано или вывихнуто. Это все?

— Все? Мужчина… он пытался убить меня.

— Я понимаю это. Надеюсь, что он не сломал ничего жизненно важного. — Я взглянул на макушку ее растрепанной головы. — Например, твой череп.

— Нет… не думаю.

— Ладно, ладно. — Я стоял, оглядываясь по сторонам. Мне нужно было вернуть контроль над ситуацией. — Что ты вообще здесь делала?

— Я…хотела пойти в библиотеку. — Она замолчала на мгновение. — Было не так… поздно. Не… не похоже, что мы живем в криминальном… городе. Он сказал, что ему нужна помощь… у машины спустило колесо.

Мои глаза расширились, когда я повернулся к ней.

— Незнакомец просит помощи на темной стоянке, и ты вот так вот просто идешь и помогаешь ему? Это самый легкомысленный поступок из всех, что я слышал за очень долгое время. Ты ведь способна думать о последствиях, верно? Разве ты не знаешь, что не следует брать сладости из рук незнакомцев или заходить в вагончики с надписями «Котята бесплатно»?

Она издала тихий звук, когда я начал расхаживать вокруг.

— Извинения вряд ли помогли бы, если бы я не пришел во время, верно? — сказал я.

— Так почему… ты был здесь?

Я остановился, проводя рукой по груди.

— Я просто был.

— Черт, я то думала, вы, ребята, должны быть милыми и очаровательными.

Я нахмурился.

— Какие ребята?

— Ты знаешь, рыцари в сияющих доспехах, спасающие девиц в беде.

Качая головой, я опустил руку.

— Я не твой рыцарь

— Ладно… — прошептала она, подтянув ноги к себе и положив голову на колени. Все ее движения выглядели болезненными.

— Где он сейчас?

— Сбежал. Сейчас, наверное, уже очень далеко отсюда. — Я шагнул к ней. — Кэт…?

Она подняла голову, и когда я ничего не сказал, она опустила здоровую руку на землю и начала подниматься.

— Я не думаю, что тебе следует вставать. — Я снова опустился на колени. — Скорая и полиция будут здесь с минуты на минуту. Я не хочу, чтобы ты упала в обморок.

— Я не собираюсь… падать в обморок. — Как по команде послышался звук сирен.

— Я не хочу ловить тебя, если ты все-таки упадешь. — Я взглянул вниз на свои руки. Кожа была расцарапана, но сейчас она уже исцелилась. — Он… он сказал тебе что-нибудь?

Ее брови сошлись, когда она поморщилась.

— Он сказал… На мне след. И он продолжал спрашивать… где они. Я не знаю почему.

Черт. Опустив свой подбородок, я посмотрел через плечо.

— Похоже он сумасшедший.

— Да, но… кто ему был нужен?

Мое внимание вернулось к ней.

— Возможно, ему нужна была девушка, глупая в достаточной степени, чтобы помочь одержимому маньяку с его спущенной шиной?

Ее губы сжались.

— Какой же ты все-таки придурок. Кто-нибудь… говорил тебе это?

В тот момент я решил, что если она назвала меня придурком, значит, будет в порядке.

— Ох, Котенок, каждый божий день.

Она уставилась на меня, но я не мог понять, о чем она думает.

— Я даже не знаю, что сказать…

— Поскольку ты уже сказала спасибо, я думаю, нет никакого смысла говорить что-либо. — Я встал. — Только, пожалуйста, не двигайся. Это все, что я прошу. Оставайся на месте и постарайся больше не доставлять неприятностей.

Кэт хмурилась, и было, похоже, что она хотела сказать что-то, но хвала всем высшим существа во вселенной, она промолчала. Облегчение было недолгим, потому что, когда я мельком взглянул на нее, она дрожала так сильно, что ее зубы должно быть стучали. Тогда, я понял, что она промокла под дождем, и шок, вероятно, начал проступал.

Стянув рубашку, я снова встал на колени около нее. Моя рубашка не была самой хорошей вещью, но это было лучше, чем ничего. Я осторожно продел ее через голову, стараясь не касаться материей поврежденного лица. Я просунул ее безвольные руки в рукава, и безжизненное состояние этих рук немного взволновало меня. Я быстро взглянул вверх. Ее глаза были закрыты, густые ресницы, отбрасывали тени на ее щеки.

— Кэт?

Слишком поздно.

Она завалилась на бок, и я поймал ее, прежде чем она шмякнулась лицом в асфальт. Ее голова откинулась в сторону, а ее волосы упали на ее неповрежденную щеку. Прижимая ее к своей груди одной рукой, я зачесал назад волосы с ее лица. Мои пальцы задержались на ее челюсти чуть ниже уха. Звук сирен стал громче, но я был сосредоточен на каждом вдохе, что она делала, ее грудная клетка поднималась и опускалась.

Кэт была без сознания.

— Черт, — пробормотал я, глядя на нее сверху вниз, переместил ее так, что ее затылок разместился на сгибе моей руки.

Это становилось тревожной тенденцией.

Глава 9

Было всего несколько мест в этом мире, которые я ненавидел также сильно как больницы. Лаксены не болели — никаких простудных заболеваний, рака, не болезней сердца или инсультов. А шишки и синяки могли быть исцелены прикосновением руки. Поэтому я избегал таких мест любой ценой.

Но сегодня это было невозможно.

Я стоял в стороне настолько далеко, насколько это было нечеловечески возможно, прислонившись к стене, пока мама Кэт хлопотала вокруг нее. Занавеска цвета горошка колыхалась каждый раз, когда кто-то заходил в комнату или покидал её. Служащие приходили и уходили, расспрашивая нас обоих. Ограбление пошло не так. Я оказался в нужном месте в нужное время. Полиция сделает все, чтобы найти преступника, удачи им в их деле, потому что от этого урода ничего не осталось, но что я мог им сказать? Я просто улыбнулся и кивнул, ожидая момента, когда смог бы убраться отсюда. На самом деле я мог уже идти, но чувствовал что это не правильно.

Мне нужно было время подумать.

Мой взгляд переместился к узкой кровати. Кэт выглядела уставшей, когда мои глаза нашли ее. Она смотрела в окно, ее бледное лицо было поникшим и изнуренным. На красное пятно на щеке было нелегко смотреть. Как и на ее опухший глаз. Могло быть и хуже. Мое прикосновение ускорило бы процесс заживления и скорее всего излечило бы более серьезные травмы, связанные с отпечатком на ее горле удивительно похожим на след от пальцев. Он был слабым, но видеть его было тяжело.

Ее рука была в гипсе. Порванные сухожилия или что-то вроде этого. Если бы она не отдернула руку, я смог бы исправить и это. Я имею в виду, почему нет, раз уж на то пошло? След был все еще вокруг нее, сильнее, чем раньше, и я чувствовал, что он не ослабнет в ближайшее время.

Какого черта они до сих пор не дали ей обезболивающее?

Кэт казалась невероятно маленькой в этой кровати. Оставшись со мной наедине на несколько секунд, она взглянула на меня, и я приподнял бровь. Ее взгляд сразу же метнулся в сторону.

Ее мама исчезла в поисках врача и вернулась с мужчиной среднего возраста, с сединой на висках, который был смутно мне знаком. Док — Доктор Майклз — начал читать ее больничную карту, информируя нас о том, что мы уже знали. Он посмотрел в мою сторону, и снова, я был поражен этим странным чувством, что я его где-то видел.

Наверное, в городе. Ведь он маленький.

Доктор Майклз ушел, оставив обезболивающее, и было, черт возьми, самое время дать ей что-нибудь. Ее мать склонилась у ее кровати, и я стиснул зубы, когда увидел влагу на глазах Кэт. Девушка… Да, она была сильной. Она сдерживалась все это время. Я начал закрывать глаза, когда почувствовал присутствие своей сестры. Я позвонил ей по дороге сюда, и никакие доводы не убедили бы ее остаться дома.

Ди пронеслась прямо мимо меня. Я хмыкнул. Рад видеть, что она беспокоилась обо мне, потому что, ну знаете, я ведь только что не дрался с Аэрумом.

— О нет, Кэти, ты в порядке?

Кэт подняла поврежденную руку, и будь я проклят, если она слабо не улыбнулась.

— Да. Просто небольшие повреждения.

Ди уставилась на Кэт, а затем обернулась ко мне.

— Не могу поверить в случившееся. Как это могло произойти? Я думала, ты…

— Ди, — предостерег я.

Она выпрямилась, её щеки порозовели, когда она получила беззвучное сообщение. Яростно выдохнув, она повернулась обратно к Кэт и медленно приблизилась к ее кровати.

— Я так сожалею об этом.

— Это не твоя вина, — ответила Кэт.

Моя сестра села, примостившись на краешке кровати, расстроенная и, я уверен, в секундах от того, чтобы встать и ударить меня, потому что она думала, что это моя вина.

Она и была моей.

Но не по тем же причинам, которые рассматривала Ди. Она была расстроена, потому что я не пришел к Кэт вовремя, но по правде говоря, если бы я прислушался к собственному совету и держался от нее подальше, я прежде всего никогда бы не оставил на ней след.

Они стали разговаривать между собой, и я позволил своим глазам закрыться. Сегодня было… В действительности нельзя было подобрать никаких слов, чтобы описать весь этот произошедший трендец и драку, в которой Аэрум изнурил меня. Я слышал, как Ди говорила, что отвезет Кэт домой, если ее мама не сможет, что, вероятно, означало, что я был тем, кто повезет их домой.

Миссис Свортз вернулась, и хотя Кэт отпустили, произошла огромная авария на одной из автомагистралей. Будучи дежурной медсестрой этой ночью, она не могла уехать, но Ди убедила ее, что мы не только отвезем Кэт домой, но и проследим, не появились ли у неё признаки сотрясения мозга.

Спасибо, Ди.

Если быть честным, я… меня это устраивало. Я действительно не хотел, чтобы кто-то из них оставался сейчас один. Не тогда, когда на ней все еще был след. Моя челюсть напряглась.

Потому что если там был один Аэрум, значит, где-то было еще трое. Лаксены всегда рождались по трое, а Аэрумы всегда охотились вчетвером.

Ди покинула комнату, чтобы захватить что-нибудь поесть, и когда я открыл глаза, взгляд Кэт был сосредоточен на мне, но что-то было в нем не так. Ее глаза были стеклянными. Обезболивающие должно быть подействовало.

Я оттолкнулся от стены и подошел к ней. Она закрыла глаза.

— Ты снова собираешься меня оскорблять? Потому что я сейчас не в состоянии прыгать через эту палку.

Мои губы изогнулись.

— Я думаю, что ты хотела сказать планку.

— Палку. Планку. Без разницы. — Ее тяжелые ресницы поднялись.

Синяки и красные пятна привлекли мое внимание.

— Ты действительно в порядке?

— Все прекрасно, — зевнула она. — Твоя сестра ведет себя так, словно это ее вина.

— Ей не нравится, когда люди страдают, — тихо сказал я, а затем добавил в раздумье, — а люди вокруг нас имеют тенденцию попадать в неприятности.

Ее затуманенный взгляд встретился с моим.

— Что это значит?

В этот момент вернулась Ди, ухмыляясь.

— Нам можно ехать, доктор дал разрешение и все прочее.

Спасибо Боже.

Я подошел к кровати Кэт, осторожно придерживая рукой ее за плечи, помог ей встать. Взгляд изумленного недоумения, который она послала мне, был своего рода милым.

— Ладно, давай отвезем тебя домой.

Она сделала два шага, а затем слегка покачнулась.

— Вау, я чувствую себя навеселе.

Я взглянул на Ди, которая подняла брови и сказала:

— Думаю, таблетки начинают действовать.

— Я… уже заговариваюсь? — спросила Кэт.

— Не совсем, — рассмеялась Ди.

Кэт похромала еще пару шагов, и я понял, что быстрее у неё не получиться. Вздохнув, я поднял ее, а затем осторожно опустил в кресло-каталку прямо за дверью комнаты.

— Больничные правила.

Она лишь уставилась на меня.

Мы оставались в приёмной достаточно долго, заполняя какие-то бумаги, но от Кэт было мало толку к тому времени. Медсестры, к счастью, отложили большую часть бумаг в сторону, чтобы ее мама заполнила позже. Как только мы добрались до машины Ди, я поднял Кэт и расположил ее на заднем сиденье.

— Я умею ходить, ты же знаешь.

Я аккуратно пристегнул ремень, убедившись, что не задел руку, которая была в гипсе.

— Я знаю.

Закрыв дверь, я послал Ди взгляд, когда обходил машину и забрался внутрь с другой стороны. К тому времени Ди уже завела двигатель, а голова Кэт оказалась на моем плече.

Замерев, я взглянул вниз на нее, а затем снова наверх. Ди не смотрела на меня, поскольку выезжала с парковки. Затем я опять взглянул на Кэт. Было не совсем комфортно. Это определенно было не по мне. Глубоко вздохнув, я поднял руку и положил ее ей на плечи. Она сразу же устроилась поудобнее, как маленький котенок, прижавшись ко мне здоровой стороной лица.

Это было странно.

Между нами было больше моментов, когда мы ужасно относились друг другу, чем когда нормально общались, но тот факт, что она сделала это а, я ей позволил и даже поддержал… да, это было странно.

Ее дыхание стало глубоким, и одна рука упала на мое бедро, и пальцы медленно разжались.

— Кэт? — прошептал я.

Ответа не последовало.

— Она спит? — спросила Ди спереди.

— Вырубилась.

Ди прерывисто вздохнула.

— С ней все будет хорошо, верно?

Я посмотрел на Кэт, и даже в темноте машины, я мог видеть ее исцарапанную щеку.

— Да, она будет в порядке.

— Она сказала, что собирается остаться дома… я точно помню, — сказала она.

— Я понимаю. — Мы оба знали, что след все еще на ней, и никто не мог надрать их задницу лучше меня. Я сделал паузу. — Не волнуйся. Я больше не позволю чему-либо случиться. Клянусь.

— Это не твоя вина. Зря я это сказала там в больнице. Ты не знал, что такое произойдет.

Я не знал точно, но этого стоило ожидать. Мы все понимали, что была такая вероятность. Вот почему Ди пыталась убедить ее остаться дома сегодня вечером.

— Ты ведь сделал что-то, да? — тихо спросила Ди. — Сейчас это стало сильнее.

— Я не… собирался. — Несколько прядей волос Кэт упали на ее щеку. Я зачесал их назад. — Это просто случилось. Черт.

Ди не сказала ни слова, пока мы не достигли шоссе.

— Будь честен со мной. Насколько сильно она была ранена?

— Не знаю. — Я наблюдал, как рука Кэт подергивается на моей ноге. — Я думаю… я думаю, что довольно сильно. Казалось, что у нее затрудненно дыхание. Этот Аэрум собирался убить ее.

— О Боже, — прошептала Ди.

Посмотрев в окно, я наблюдал, как мелькают темные деревья, освещаемые светом фар каждые пару минут.

— Мы… мне просто нужно быть более осторожным.

Ди долго молчала.

— Адам звонил. Он знал, что что-то произошло, когда ты покинул дом. Я сказала ему…

— Я знаю, ты рассказала ему о Кэт. Он что-то говорил об этом сегодня вечером. — Я переместил свой взгляд от окна, найдя взгляд Ди в зеркале заднего вида. — Я собираюсь рассказать им.

Она резко вздохнула.

— Адаму наплевать, но…

Да, ей не нужно было вдаваться в подробности. У Эш и Эндрю совершенно определенно будут с этим проблемы, но я убил Аэрума сегодня вечером. Я больше не мог сидеть на этой пороховой бочке.

Всю оставшуюся дорогу мы не разговаривали, и Кэт не проснулась, когда мы остановились перед домом. Она только зашевелилась, бормоча себе под нос, когда я расстегнул ремень и осторожно вытащил ее из машины, Кэт снова оказалась на моих руках, прижатая к груди.

— Я взяла ее сумочку и ключи, — объявила Ди, закрывая водительскою дверь. — Я собираюсь открыть дверь. Ты занесешь ее?

— Конечно.

Взгляд Ди встретился с моим, и я не хотел знать, о чем она подумала в тот момент, она развернулась и метнулась через дорогу, к дому Кэт. Слегка наклонившись, я захлопнул дверь машины коленом. Затем развернулся, переместив Кэт в своих руках.

Она зашевелилась, скользнув рукой по моей груди к плечу. Дрожь прошла по коже. Чертовски неправильно. Ее ресницы затрепетали, и я остановился в нескольких футах от машины, когда уголки ее губ тоже приподнялись. Серебристый лунный свет падал на ее щеку.

— Хэй, — прошептала она.

— Привет.

Ее несфокусированный взгляд прошелся по моему лицу.

— Ты… ты действительно симпатичный.

У меня вырвался удивленный смех.

— Спасибо, Котенок.

Да, она была определенно под кайфом и не в своем уме, но ее улыбка расширилась, когда она закрыла глаза. Я не был под кайфом или не в своем уме, когда шепнул ей: — И ты тоже.

Я никогда раньше не был в доме Кэт, и даже не знаю, почему чувствовал себя странно, будучи внутри. Может быть, это потому что она была в отключке. Я не успел изучить дом, пока следовал за Ди в подобие фойе через дверной проем справа. Ди включила лампу, и мягкий желтый свет окутал гостиную.

Книги.

Книги были повсюду.

Сложенные в углу дивана в аккуратную стопку из пяти, корешками наружу. Две были на журнальном столике. Одна была полна блестящих закладок, торчащих сверху. Еще три были на краю стола. Другая лежала на подставке для телевизора, и эта тоже была полна закладок. Она читала две книги одновременно? Или больше?

Я едва мог прочитать одну за раз.

— Я думаю, мы должны остаться здесь, — сказала Ди, сидя в потрёпанном кресле у окна. — Просто на случай, если что-то пойдет не так.

Посмотрев на Ди, я повернулся и уставился на диван, единственное сидячее место. Я понес Кэт к дивану и уложил её. Затем сел рядом с ней, мой взгляд поднялся к медленно крутящемуся потолочному вентилятору.

Ди говорила ещё немного, но затем быстро заснула, в сущности, оставив меня одного ответственным за Кэт, что было в общем плохой идеей, так как именно из-за меня она пострадала.

Я опустил локоть на подлокотник дивана и оперся щекой о ладонь, наблюдая, как плечи Кэт медленно поднимались и опускались. Я мог включить телевизор, но я не хотел будить ее или мою сестру.

Взмахнув запястьем, я умудрился выключить лампу, не уничтожив ее стремительным всплеском энергии. Когда тьма окружила нас, воспоминания сегодняшней ночи попытались спутать мои мысли. Я сомневался, что я когда-нибудь выкину из головы сцену, когда Аэрум стоял над сломленной Кэт или забуду скрипучий звук паники в ее голосе, когда она не узнала меня.

Да, сегодняшний вечер запомнится надолго.

Я, видимо, задремал в какой-то момент, потому что сейчас дневной свет пробивался в гостиную, а Кэт прижалась ближе ко мне. Ее голова оказалась у меня на коленях, и это было не совсем комфортно. Я аккуратно переместил её, и черт, может я и не человек, но я парень.

Кэт крепко спала, прижав раненую руку к груди, а ее губы были слегка открыты. Я поднял голову и размял шею. В тот момент я понял, что моя рука покоится на изгибе её бедра.

Оу.

Я не мог припомнить, как это сделал. Должно быть, все произошло во сне. Тем не менее, я не убрал её. Все мое существо сосредоточилось на этой руке — что было лишь немногим лучше, чем сосредоточиться на том, где была ее голова. Сквозь тонкую ткань ее джинсов чувствовалось, что изгиб ее бедра мягкий. Теплый. Я предположил, что это должно быть то, что делают пары, хотя Эш и я никогда не были такими. Она могла обидеться. Я тоже, но это? Неа, я не думаю, что у нас было нечто подобное.

Почему я вообще думал об этом с Кэт?

Недостаток сна влиял на меня.

Кэт вдруг напряглась, и мой взгляд переместился к ее лицу. Ее ресницы приподнялись. Я не мог видеть ее глаза, но ее грудь резко поднялась. Ей было больно?

— Ты в порядке, Котенок?

— Деймон? — Голос у нее был гортанный, хриплый ото сна и вроде, ладно, очень сексуальный. — Я… Извини. Я не хотела засыпать на тебе.

— Ничего, — сказал я и помог ей сесть. Ее лицо было слишком бледным, и пурпурный синяк вокруг глаза разозлил меня. В этот момент я не хотел даже смотреть на её шею.

— Ты в порядке? — Повторил я, разглядывая ее внимательнее.

Ее взгляд нашел мой.

— Да. Ты был здесь всю ночь?

— Да. — Это казалось достаточно очевидным.

Кэт посмотрела на Ди, а затем сглотнула. Она подняла руку в гипсе, но снова опустила её на колени, пока медленно фокусировалась на мне. Я не мог понять, о чем она думает. Кэт выглядела потрясенной. Запутавшейся. Сонной. Милой.

К чертям весь этот милый бред.

Мне нужно было сосредоточиться.

— Ты что-нибудь помнишь?

Она кивнула, а затем поморщилась.

— На меня напали прошлой ночью.

— Кто-то пытался тебя ограбить. — Я едва удержался, чтобы не спросить еще раз в порядке ли она.

Ее брови сошлись.

— Он не хотел меня грабить.

Черт.

— Кэт…

— Нет. — Она начала вставать, но я обернул руку вокруг ее талии, удерживая ее на месте. Я не хотел, чтобы она встала слишком быстро и упала, разбив голову, и затем истекла кровью, запачкав все ее драгоценные книги.

— Он не хотел моих денег, Деймон. Он хотел их.

Проклятье. Я напрягся, мысли бешено носились в голове.

— Это не имеет никакого смысла.

— Ни черта. — Она бросила хмурый взгляд на свою поврежденную руку. — Он все продолжал спрашивать о том, где они и о следе или типа того.

— Очевидно, что парень сумасшедший, — сказал я, понизив голос, желая, чтобы она отмахнулась от этого. — Ты понимаешь это, верно? У него не все в порядке с головой? Его слова абсолютно ничего не значат.

— Я не знаю. Он не казался сумасшедшим.

— Попытка избить девушку — это не достаточно безумно для тебя? — спросил я, качая головой. — Мне любопытно, что ты тогда считаешь сумасшествием.

Ее взгляд стал ещё более хмурым.

— Это не то, что я имела в виду.

— Тогда что ты имела в виду? — я повернулся к ней, осторожно, стараясь не задеть ее руку. — Он был просто случайным психом, но ты собираешься сделать из мухи слона, не так ли?

Кэт сделала резкий вдох.

— Я не делаю ничего из этого. Деймон, это был не просто псих.

Разочарование проедало мое терпение. Дело в том, что она была права. Не было ничего нормального в «человеке», который атаковал ее, но я не мог позволить ей узнать это. Мне было нужно, чтобы она отказалась от этой идеи.

— О, ты теперь эксперт по психопатам?

— Месяц рядом с тобой и я чувствую, что у меня уже степень магистра в этой области. — Она бросила на меня свирепый взгляд, когда отпрянула в сторону. Кэт слегка покачнулась.

— Ты в порядке? — Я прикоснулся к ее здоровой руке. — Кэт?

Она смахнула мою руку, сильно разозлившись.

— Да, я в порядке.

Я отвернулся, напряженный. Ей не нужны были мои нападки прямо сейчас. Очевидно, она не была готова к спору между нами, а я действительно беспокоился о ней. Она выглядела чертовски измученной, но мне нужно было прикрыть эту лавочку.

— Я знаю, события прошлой ночи выбили тебя из колеи, но не превращай это в то, чего нет.

— Деймон…

— Я не хочу, чтобы Ди боялась, что там бродит идиот, который нападает на девушек. — Моя челюсть напряглась, а голос стал ледяным. — Ты поняла меня?

Ее нижняя губа задрожала, и видеть это было похоже на удар в живот. Да, я был козлом. Я забил на сопереживание и сочувствие. Вся адаптация в человеческом обществе, которую МО проводила для нас, в действительности не очень хорошо помогла мне, но это не значило, что мне нравилось добивать людей, когда они были и так сражены.

Я начал вставать, и когда поднял взгляд от ее рта, наши взгляды встретились. В тот момент, я захотел, чтобы у меня была способность менять чьи-либо мысли. Это было наверно ужасно, но я бы стер воспоминания о нападении. Не только чтобы защитить наш секрет и свою семью, а также, чтобы изгнать эти тени, задержавшееся в ее серых глазах. То, что случилось прошлой ночью, будет долгое время преследовать её, это я мог сказать точно.

Ди громко зевнула в кресле, привлекая внимание.

Кэт вздрогнула, посмотрев на мою сестру, которая видимо, не спала некоторое время.

— Доброе утро! — Прощебетала она, словно птичка и скинула ноги на пол. — Вы, ребята, уже давно проснулись?

Я тяжело вздохнул.

— Нет, Ди, мы только проснулись и разговаривали. Ты храпела так громко, что мы не могли больше спать.

Она фыркнула, как маленький розовый поросенок.

— Я сомневаюсь в этом. Кэти, ты чувствуешь себя… лучше сегодня?

— Да, тело ещё немного ноет, но в целом все хорошо.

Улыбка Ди была натянутой, когда она подняла руку, откидывая растрепанные пряди волос с лица.

— Думаю приготовить тебе завтрак. — Не дожидаясь ответа, она вскочила на ноги и бросилась на кухню. Двери открылись. Сковородки ударились друг о друга.

Я снова вздохнул.

— Окей, — пробормотала Кэт.

Встав, я поднял руки и потянулся, ослабив напряжение в мышцах. Сковородки сильнее застучали на кухне. Зная, что мне нужно это сделать, я опустил руки, и повернулся лицом к Кэт.

— Я переживаю о благополучии своей сестры больше, чем о чем-либо во вселенной. Я сделаю все что угодно, чтобы она была защищена и счастлива. Пожалуйста, не беспокой ее безумными рассказами.

Кэт вздрогнула, боль проступила в выражении ее лица, и я знал, что эта боль не имеет ничего общего с ее физическими травмами, а связана с холодом, исходившим от моих слов.

— Ты придурок, но я ничего не скажу ей, — сказала она, ее голос был едва громче шепота. — Хорошо? Счастлив?

Счастлив? Наши взгляды снова встретились, и я сказал правду.

— Не совсем. Нет.

Глава 10

Кэт больше нельзя было верить в отношении того, будет ли она сидеть дома, поэтому мы созвали маленькую импровизированную встречу Лаксенов в четверг вечером в нашем доме, чтобы убедиться, что Кэт не угодит в змеиную яму или что-то вроде этого.

Ди провела среду с ней, а я прятался в тени ночью, наблюдая за домом Кэт. В этот раз, я хотя бы делал это со своего крыльца.

Наступила ночь, когда Томпсоны и Мэтью приехали, и все набились в гостиную. Весь свет в доме по соседству был выключен, но я знал, что мама Кэт дома. Я надеялся, это гарантирует хотя бы небольшую вероятность того, что Кэт не влезет в еще большие неприятности.

Разговор с Томсонами о Кэт был последним, чего я хотел. Черт. Несколько раз спрыгнуть с верхушки гор Спрус-Ноб было бы куда веселее, потому что все пойдет ко дну, как куча чертовых кирпичей.

Я стоял в центре комнаты, скрестив руки на груди, собираясь с мыслями. Ди сидела на краю кресла, сложив руки на коленях. Адам оперся на руку, и его напряженное выражение лица сказало мне, что он знал, почему мы собрались.

Эш сидела на диване рядом с Эндрю. Ее светлые волосы упали ей на плечи, когда она наклонила голову на бок, громко вздохнув. Мои губы растянулись в кривой ухмылке. Она не испытывала проблем с тем, чтобы дать понять людям, когда ей скучно или она несчастна. Мэтью сидел на подлокотнике кресла, спина напряжена, а плечи прямые.

— Так в чем дело? — спросил Эндрю, подняв взгляд от телефона, который он держал в своей руке. — В последний раз, когда мы собрались все вместе как сейчас, кто-то умер.

Мои глаза сузились. Конечно, он говорил о Доусоне. Не круто.

Эш повернула голову к нему, изогнув светлые брови.

— В самом деле?

Одно его плечо приподнялось.

— И?

Адам вздохнул.

— Позже мы должны поработать над повышением уровня твоей тактичности, брат.

— Как скажешь, — пробормотал Эндрю, снова посмотрев на телефон. Его палец заскользил по экрану.

Мэтью слегка покачал головой.

— Что же ты хочешь обсудить, Деймон?

Он знал о Кэт, а также, о чем я буду говорить, но не стал препятствовать и вернул разговор в нужное русло. Обязан отдать ему должное.

— Есть девушка по имени Кэт…

— Которая невероятно потрясающая, — вставила Ди. — Супер милая, и умная, и…

— Она переехала в соседний дом, — перебил ее я, потому что, честно сказать, ничего из этого не имело значения. Пальцы Эндрю замерли на экране, и он поднял взгляд, его рот открылся. Я продолжил. — Я не знаю, почему МО позволило этому произойти. Вчера у меня была обычная проверка Вона и Лейна. Я спросил их, и у Вона был один ответ: он привел жалкое оправдание о правительстве, не желающем, чтобы дом пустовал так долго. Это было слишком подозрительно.

Взгляд Эш стал острым.

— Почему ты не сказал нам о ней раньше?

— Не видел смысла в этом тогда. — Мышца на моей челюсти начала пульсировать, потому что взгляд Эш в полной мере выражал её ассоциации, связанные с этим заявлением. — Но мы говорим об этом сейчас.

Она посмотрела на Ди.

— И дай угадаю. Ты теперь ее новая лучшая подруга?

Ди встретила ее взгляд.

— А что если и так?

— Я действительно не должна объяснять тебе все проблемы, связанные с этим, — парировала Эш. — И я уверена, что Деймон отметил каждую из них.

Да, так и было.

— Кэти и я — друзья, — ответила Ди, наклонившись вперед в кресле. Адам рядом с ней напрягся. — Это не изменится, и я не собираюсь сидеть здесь и позволять вам отчитывать меня. Что есть, то есть.

Эш повернула широко распахнутые голубые глаза ко мне.

— Демон…?

— Ты слышала ее. — Я усмехнулся, когда руки Эш сжались в кулаки. Ее голова была готова взорваться. — Я приглядывал за Кэт, познакомился с ней, так что мы знаем, с чем имеем дело.

Эндрю подавил смешок.

— Держу пари, ты знаешь.

Я сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Не помогло.

— Тебе есть что сказать, дружище?

Он приподнял плечо.

— Я просто думаю, что «приглядывал за ней» — это код для чего-то другого.

— Приглядывать за ней означает именно то, что должно значить, — пояснил Мэтью, посылая Эндрю предупреждающий взгляд. — Тот факт, что МО позволило людям переехать в соседний дом вызывает подозрения. Деймон поступает умно, пытаясь понять, представляет ли она или ее мать риск.

Ди нахмурилась.

— Ты хочешь сказать, что она может быть как-то внедрена МО?

— Мы не знаем, — просто сказал Мэтью, и в то время как он дал нам хороший повод для размышлений, я не думал, что дело обстоит так. Больше, похоже, что это говорила его паранойя. — Все возможно, это то, что я скажу.

Разочарование моей сестры было видно по её напряженной челюсти.

— Кэти — не какой-нибудь правительственный шпион.

— Ну, если бы она была, нас бы повязали еще тогда, когда я оставил на ней след на прошлой неделе. — Я сбросил эту бомбу, и все, кроме Ди отреагировали, как и ожидалось. Были ругательства. У Мэтью чуть не случилась лаксеновская версия инсульта. Эш выглядела прямо-таки убийственной.

Адам присел на подлокотник кресла Ди.

— Как это произошло?

— Там был медведь. Он бросился на неё. — Я опустил тот факт, что мы пошли на прогулку, так как никому в действительности не нужно было знать об этом. — Я использовал Источник, чтобы спугнуть животное. Кэт не видела, как я это сделал. Она подумала, что это была молния. — Я сделал паузу. — У меня не было другого выбора.

— Вообще то, был. — Эндрю нахмурился, когда положил сотовый на журнальный столик. — Ты мог просто позволить медведю съесть ее. Проблема решена.

Эш кивнула, соглашаясь.

Я даже не потрудился ответить.

— Главное, что на ней теперь след, и МО не стучится в наши двери, чтобы запереть нас в клетки. Вон и Лейн вели себя вчера так, словно ничего не изменилось, но я подумал, что вы все должны знать, что случилось.

— Мы должны были узнать об этой девушке, как только она переехала, — сказала Эш голосом, наполненным злобой.

Ди закатила глаза.

— Это не ваше дело.

— Все это наше дело, — поправил Эндрю. — Старейшины не в восторге от того, что мы живем за пределами колонии. После того, что случилось с Доусоном, мы должны быть осторожнее. Иными словами, не бегать по округе и не оставлять след на людях, придурок.

Я медленно поднял руку и жестом послал его.

Эндрю ухмыльнулся и откинулся на спинку дивана, качая головой.

— Это просто невероятно. Сначала Доусон, а теперь…

— Не заканчивай это предложение, Эндрю. Серьезно, — предостерег я, опустив подбородок. — Я не Доусон. А это не та же самая ситуация.

Когда Эндрю открыл рот, его брат мудро вмешался.

— Заткнись, Эндрю. Я действительно не хочу закончить вечер, собирая тебя с пола.

Настала моя очередь ухмыляться.

Мэтью внимательно на меня посмотрел.

— Это все?

Я покачал головой, в то время как не сводил глаз с Эндрю.

— Нет. Кэт была атакована Аэрумом во вторник вечером.

— Черт, — пробормотал Мэтью, запустив руку в остриженные каштановые волосы. — Я… она в порядке?

Удивление пронзило меня. Я не ожидал, что Мэтью будет беспокоиться об этом.

— Да. С ней все хорошо. — В памяти всплыли ее попытки вздохнуть, искалеченное горло. — Она будет в порядке. Я убил Аэрума, и она не знает, кто это был. Она думает, что это грабитель.

Эш встала и подошла к окну с видом на крыльцо. Она ничего не сказала, но была дерганой, а это не означало ничего хорошо.

— След все еще на ней. Он должен поблекнуть через пару дней, но мы должны быть начеку, могут появиться другие Аэрумы.

Разговор перешел к теме патрулирования и тому, как Мэтью собирался сообщить Старейшинам, что у нас есть доказательства присутствия Аэрумов в окрестностях. Нам нужно было обучить новобранцев, чтобы они помогли с двойными патрулями, что было работою Адама, Эндрю и моей. Ура. Прошло не так много времени, прежде чем все опять вернулось к Кэт и тому, что мы собирались делать.

— Я улажу все с ней, — сказал я, этот разговор меня уже порядком достал.

Эндрю выглядел так, будто хотел сказать что-то остроумное, но один взгляд брата заткнул его. Ди была той, кто поверг наше маленькое собрание в ступор.

— Почему бы нам просто не сказать ей правду? — спросила она.

Я уставился на нее, не зная правильно ли все расслышал.

Мэтью встал, повернувшись к Ди.

— Ты не можешь говорить серьезно.

— Почему нет? — Ди подняла руки, выражение её лица было серьезным. — Она хороший человек, и она логична. Она не взбесится и не позвонит в СМИ. Честно говоря, кто бы ей поверил? Она поймет. Поверь мне.

— Ди, — тихо сказал Адам, стоя на коленях рядом с ней. — Ты не можешь рассказать ей о том, кто мы.

Злость промелькнула на ее лице, делая более насыщенным оттенок ее глаз.

— Говорю тебе, Адам, она может…

— Ладно, Ди. Допустим, ей можно верить и она не расскажет никому, — сказал я, встретив взгляд своей сестры. — Она заберет наш секрет в могилу, но это не единственная проблема. Ты можешь доверять ей. Но это не значит, что все в этой комнате могут.

— Особенно я, — прокомментировал Эндрю.

— И что, ты думаешь, случиться, если Старейшины поймут, что Кэт знает правду? — упорствовал я, надеясь образумить Ди. Эш, наконец, обернулась к нам, выражение её лица было пустое, пока она наблюдала за нами. — Что думаешь, сделает правительство? Они не знают ее. У них нет никаких оснований доверять ей. Она исчезнет. Алло. Еще одна Бетани.

Ди резко и громко вздохнула при упоминании человеческой девушки нашего брата, которая «исчезла» вместе с ним в прошлом году.

— Ты же не хочешь поставить ее в такое положение, правда? — спросил я. — Потому что ты также рискуешь и этим, рассказав ей правду.

Мгновение она удерживала мой взгляд, но затем посмотрела в сторону. Она покачала головой.

— Нет. Я не хочу так рисковать.

Небольшое чувство облегчения пронеслось по мне. По крайней мере, мне не придется беспокоиться о том, что она скажет Кэт правду.

Эш сложила свои тонкие руки на груди.

— Не могу поверить.

Ди взглянула на неё.

— Что?

— У тебя нет проблем с тем, что ты рискуешь нашей безопасностью, но ты беспокоишься о её? Как будто мы абсолютно ничего не значим?

— Это не то, что я чувствую или что я сказала, — заспорила Ди, переводя взгляд от Эш ко мне и обратно. — Мы можем сами о себе позаботиться. И Кэти не бросит нас под автобус. Это все, что я пыталась сказать.

Я не вмешивался, пока они продолжали спорить, потому что Ди нужно было поумнеть. Она должна была услышать, что говорила ей Эш. Не то, чтобы это что-нибудь действительно изменило. Я верил, что Ди не скажет Кэт правду, но она не будет держаться от нее в стороне.

Я проводил Томпсонов, в то время как Мэтью остался внутри, разговаривая с Ди. Наверное, читал ей лекцию, так что была хорошая вероятность, что я побуду здесь снаружи некоторое время. Стоя на крыльце, я наблюдал, как Адам и Эндрю пересекали лужайку, идя к своей машине. Последний смотрел на дом Кэт, словно хотел взорвать его.

Эндрю мог стать проблемой.

— Деймон?

Обернувшись, я обнаружил, что Эш стоит рядом.

— Хей.

— Прости, что была такой стервой по отношению к твоей сестре там.

Я ухмыльнулся.

— Нет, не ты сожалеешь об этом.

Она посмотрела вверх и вправо, а затем рассмеялась.

— Ладно. Ты прав. Не сожалею. Она должна была услышать это. — Две автомобильные двери захлопнулись. Братья ждали ее. — Но я удивлена. Никогда бы не думала, что ты будешь тем, кто доставит нам неприятности.

— Ну, если бы я был идеален все время, то ни у кого не было бы возможности проявить себя.

Эш изогнула бровь и проигнорировала то, что я сказал.

— Как именно ты приглядывал за ней?

Раздался предупреждающий звоночек. Я знал, к чему она ведет, но какого черта? Эш и я расстались некоторое время назад. Конечно, мы путались вместе, как делают это бывшие время от времени, но она знала счет и даже устанавливала правила.

— Не понимаю, что подразумевает этот вопрос?

Ее улыбка была приторно сладкой и острой как стекло.

— Я думаю, что ты точно знаешь, что я имею в виду. — Была пауза, и я представил себе, как она точит свои клыки об мои кости. — Ты не заходил пару недель. Держу пари, что если я спрошу Ди, когда эта девушка переехала, это будет примерно то же время. Что ты можешь сказать об этом?

Смеясь себе под нос, я отвел взгляд, и сосредоточил его на машине.

— Что я могу сказать по этому поводу? Ну, если бы то, что я делаю действительно касалось тебя, хотя это не так, то я бы сказал, что ты далека от истины, когда речь заходит о том, почему меня не было рядом. Причины не изменились. Ты знаешь это.

Кажется, она обдумывала это.

— Да, ты долго нас не видел, но это никогда не мешало нам проводить время вместе и наедине.

— Она не имеет ничего общего с этим.

Эш остановилась на верхней ступени крыльца, наполовину повернувшись. Она больше не улыбалась, когда посмотрела на меня через плечо. Вызов горел в ее кобальтовом взгляде.

Вызов, который я не намеревался принимать.

— Докажи это, — сказала она.

Я уставился на двух мужчин Лаксенов, которые редко покидали колонию. Они были ненамного старше меня, но стояли передо мной, словно были двумя новыми рекрутами, готовыми поступить на службу в морскую пехоту.

— Мы г-готовы приступить к патрулированию, — сказал один, глядя куда угодно, только не мне в глаза. Да, я бы поспорил с тем, насколько это парень был готов.

Рядом со мной, Адам хмыкнул, когда осматривал этих парней.

— Аэрум съест тебя живьем, выплюнет обратно, а затем высосет тебя как смузи.

Другой Лаксен побледнел, и я подумал, что он рванет с места.

Я вздохнул.

Я не хотел провести свой день, помогая подготавливать этих двух ослов к тому, как патрулировать в поисках Аэрума и не погибнуть в процессе.

Особенно, когда Кэт была с Ди, и даже несмотря на то, что я попросил Ди удостовериться, что они останутся дома, так как Кэт была практически зажжённым бенгальским огнем, я знал, что моя сестра, в конечном счете, сделает все так, как захочет.

Как и Кэт.

Но нужно было прийти и убедиться, что члены колонии в состоянии помочь с двойными патрулями, это сохранит жизнь их обоих, так что я собирался взяться за дело. И в действительности, все было не так уж плохо, если быть честным с собой. Мне нужно было принимать свою истинную форму, и черт, это словно сбросить одежду в слишком жаркий день. Не было ничего кроме ветра, что скользил по твоей коже, когда ты набирал скорость, которая преодолевала звуковой барьер. У супермена нет никаких преимуществ перед Лаксенами.

Только мысль об этом заставила мое сердце биться сильнее.

— Это скучно, — пробормотал Эндрю.

Я ухмыльнулся.

Кроме того, было чертовски забавно притащить с собой Адама и Эндрю, чтобы они помогли. Которые тоже не хотели быть здесь. Адам оставался относительно спокойным, пока мы гоняли новичков вокруг всей чертовой горы, подстрекая их бежать быстрее и усерднее. Эндрю скулил все это время. Не удивительно.

Тот, кто выглядел так, будто его скоро стошнит, шагнул вперед. Кажется, его имя было Митчелл. Или Майки. Но я все же собираюсь остановиться на Митчелле.

— Я знаю, что мы не так сильны, или быстры, как любой из вас, но мы готовы.

— Да, ты почти готов умереть, — ответил Эндрю фыркнув.

Я бросил в его сторону предупреждающий взгляд.

— Это пародия на мотивацию.

Он показал мне средний палец.

— Не важно.

Шагнув вперед, я похлопал по плечу Возможно Митчелла.

— Речь идет не только о том, чтобы быть быстрым и сильным. А также о сосредоточенности и подготовки к самому худшему. Речь о том, чтобы перехитрить противника и предугадать его следующий шаг.

— Но скорость и сила помогают, — вмешался Эндрю, и я подумал, что возможно, должен отправить его задницу обратно домой. — Так я сильнее, чем Деймон.

— Что? — Я отпустил руку и развернулся, изогнув бровь. — Ты что на наркотиках?

— Я получаю кайф от жизни, чувак. — Он подмигнул. — И я абсолютно точно сильнее тебя.

Я хмыкнул.

— Если ты искренне в это веришь, тогда ты точно под кайфом.

— Хм. — Эндрю бросил взгляд на Адама, пока хвастался передо мной. Я наблюдал, как он поднял небольшой камень. — Ты видишь дерево вон там? — Он указал на старинный дуб в нескольких ярдах. — Держу пари, что смогу пробить середину ствола этим камнем.

— И ты думаешь, что я не смогу?

— Я знаю, ты не сможешь. — Эндрю повернулся к Возможно Митчеллу и его безымянному приятелю. — Что думаете, ребята?

Они выглядели растерянно, у них не было желания отвечать.

— Спорю, что Эндрю сможет сделать это, — сказал Адам, сунув руки в карманы джинсов. — И могу поспорить, ты не сможешь.

Они потеряли свой чертов рассудок.

— Ты собираешься заставить меня опозорить тебя.

— Я согласен на такой риск. — Эндрю подкинул камень и поймал его. — Ну что тогда спорим?

Черт возьми, почему нет? Я кивнул и махнул рукой в сторону дерева.

— Конечно.

— Идеально. — Эндрю сделал несколько шагов назад и прищурился на огромный дуб. Секундой позже, он скользнул в свою истинную форму и зашвырнул камень.

Он не бросил камень, как человек. Используя Источник, он превратил его в чертову ракету. Камень пролетел в воздухе быстрее, чем мог проследить глаз. Кора раскололась, когда камень столкнулся с ней и глубоко застрял.

Возможно Митчелл испустил удивленный возглас.

Эндрю усмехнулся, когда посмотрел на меня.

— Побей этот результат.

Я фыркнул, когда взял камень, который был меньше моей ладони.

— Легко. И я могу сделать это даже без изменения формы.

— Знаешь, что Ди сказала мне на днях? — спросил Адам, когда я отступил на шаг. — Это реально интересно.

Игнорируя его, я поднял правую руку. Двое остолопа из колонии обменялись взглядами. Источник хлынул вниз по моей руке.

Адам продолжил.

— Она сказала, что Кэти встретила Саймона, того футболиста из школы, в магазине и она подумала, что они будут красивой парой. Ди считает, что он позовет Кэти куда-нибудь, а ты знаешь, что происходит после свидания с этим недоделанным Ромео… Кто- то получит…

Я бросил на него острый взгляд, когда швырнул камень. Лучше бы Адам не предполагал то, что как я был уверен, он собирался. Единственное, с чем Саймон выглядел хорошо — это мой кулак, но точно не Кэт.

Изгиб губ Адама сказал мне, что он врет. Кэт не встречала этого тупицу.

Посмотрев на дерево, я выругался. Этот крошечный момент, когда я отвлекся, дорого мне обошелся и помешал достичь цели. Камень пролетел мимо дерева, отлетев от него на целую милю. Черт.

Адам рассмеялся, подтолкнув локтем своего брата.

— Смотрите, ребята, концентрация на самом деле так же важна, как и сила.

Я поднял руку и послал их жестом. Оба расхохотались, и я закатил глаза, когда наклонился, подбирая еще один камень. Этот был размером с мою руку. Я повернулся к ним.

— На этот раз я не промахнусь, и не буду целиться в деревья.

Моя угроза заставила их засмеяться еще сильнее. Я нахмурился, когда отвернулся. По крайней мере, два осла из колонии не смеялись. Они выглядели напуганными. Прошла секунда, а затем я развернулся, кинув камень.

Адам метнулся влево, чудом избежав прямого попадания.

— Какого черта? — воскликнул он, его глаза сузились. — Ты мог испортить это прекрасное лицо.

Я наклонил голову назад, теперь была моя очередь смеяться.

— Думаю, тебе нужно посмотреть в зеркало, если ты считаешь, что оно прекрасно.

— Ха, — сказал Эндрю, ухмыляясь.

— Мы же идентичны. — Адам покачал головой и посмотрел на своего близнеца. — Он оскорбляет нас обоих, идиот.

Усмехнувшись, я вытер руки о джинсы, но юмор быстро испарился, когда понимание настигло меня с силой пули. Простое упоминание имени Кэт отвлекло меня, рассеивая мое внимание. В этот раз это было всего лишь глупое пари, но что если бы это было что-то более серьезное, как например приближение Аэрума?

Тогда могли бы пострадать люди.

Закрыв глаза, я выругался себе под нос. Все это с Кэт… доходит до смешного, и это неприемлемо.

Абсолютно неприемлемо.

Глава 11

Время от времени я видел Кэт на протяжении последующих нескольких дней, обычно это происходило, когда я выходил из машины, и с каждым разом след становился все бледнее и бледнее — слава Богу.

Всякий раз, когда Кэт видела меня, она выглядела так, будто хотела поговорить со мной. Она могла остановиться или направиться в мою сторону, но мы не говорили. В основном, потому что я этого не допускал. Мне нужно было приглядывать за ней, чтобы другой Аэрум не схватил её и не покалечил, но также мне нужно было держать дистанцию. В тот день на тренировке подтвердилось, что даже упоминание её имени может поставить всех под угрозу. Она делала меня слабой.

Так что, очевидно, это была единственная причина, почему я пошел в «Дымную трапезную» в полдень воскресенья. След на Кэт был бледным, как мерцание свечи, создавая беловатое свечение вокруг неё, поэтому рядом была неутомимая Ди. Из того что я слышал, она притащила Кэт в город, загрузив её школьными принадлежностями, и теперь пригласила в «Дымную трапезную».

Я последовал за ними. Так как больше не мог рисковать.

Ди, казалось, удивило моё появление, и Кэт была… Ну, она была раздражена, на что я её сам спровоцировал, а ещё она попыталась поблагодарить меня. Это было полдней вещью, которую она должна была делать, так как гипс на её руке и синяк на лице никогда бы не появились, если бы я не повел её гулять в тот день.

Время, проведенное в кафе, было недолгим. За мной тоже следовали. Это была Эш, которая по каким-то причинам считала, что мы должны были встретиться там. Похоже, я пропустил оповещение. Ничего хорошего из этого не вышло. После того, как Эш поняла что, Кэт была той самой Кэти, мне пришлось выволакивать её разгневанную задницу из кафе и провести большую часть воскресенья, убеждая её успокоиться.

По словам Эндрю, Эш всё еще была раздраженной в понедельник.

Не говоря уже о том, что я тоже не был в великолепном настроении, когда покинул дом ранним вечером вторника и решил совершить пробежку по лесу. Я оставался в душном августовском воздухе, пока пот не начал стекать по моей коже, и я не сжег столько энергии, сколько было возможно.

На обратном пути я решил, что мог бы сходить за галлоном мороженного. Я не сомневался, что дома его не было. В тот же момент, как мороженное попадало в дом, Ди поглощала его, словно голодала до этого.

Взбежав вверх по дороге, я замедлился, когда дома появились в поле зрения. Мой взгляд направился прямо к дому Кэт. Крыльцо не пустовало. Я потянулся к карману и достал телефон, постучав по экрану, выключил музыку, ревущую в наушниках.

Кэт сидела на качелях, её голова была наклонена, а тело напряжено. В её руках была толстая книга в жестком переплёте. Слабый ветер бросил в её лицо прядь волос, что была не закреплена. Она рассеяно отбросила её назад. Солнце ещё не село, но свет был уже тусклым, и было жарко как в адской бане. Читать нелегко в таких условиях, но она была полностью погружена в это, когда я обернул шнур от наушников вокруг телефона.

Она даже понятия не имела, что я был там. Я мог легко проскользнуть в свой дом незамеченным. Она была здесь в безопасности. Сейчас след был едва различим, поблекнув ещё больше с того момента, когда я видел её в последний раз. Не было никаких причин, чтобы я останавливался или околачивался вокруг. Дистанция. Между нами должна была быть дистанция океанических размеров.

Так что, конечно же, я потащил свой зад прямо к её дому.

Кэт взглянула наверх, когда я достиг ступенек крыльца, её глаза расширились, когда она заметила меня.

— Привет, — сказал я, засовывая свой телефон в карман.

Она ответила не сразу. О нет, она была слишком занята, разглядывая меня, что чертовски мне нравилось. Её взгляд опустился, блуждая по моей голой груди и животу. Она сглотнула, когда посмотрела в сторону, щеки залились румянцем, она склонила голову на бок и слегка покачала ею.

— Привет.

Прислонившись к перилам, я сложил руки на груди.

— Ты читаешь?

Её руки сжали края книги.

— Ты бегаешь?

— Бегал, — поправил я.

— Забавно, — сказала она, притягивая книгу к груди. Гипс на её руке бросался в глаза.

— Я читала.

— Кажется, ты всегда читаешь.

Она сморщила нос. Мило.

— Откуда тебе знать?

Я приподнял плечо.

— Я удивлен, что Ди не с тобой.

— Она со своим… парнем. — Уголки её губ опустились. — Знаешь, я понятия не имела, что у неё есть парень до сегодняшнего дня. Она никогда раньше не упоминала о нём.

Такое заявление заставило меня рассмеяться.

— Это заденет самооценку Адама.

— Правда? — Её усмешка была мимолетной. — Это странно.

— Что именно?

Она сильнее обняла книгу, будто бы это был щит.

— Я проводила всё это время с Ди и не знала, что она встречается с кем-то. Она никогда не говорила о нём. Это странно.

— Тогда, возможно, ты не такой хороший друг, как думаешь.

Её глаза сузились, когда она бросила на меня взгляд.

— Вау. Как приятно это слышать.

Я снова пожал плечами.

— Просто указываю на очевидное.

— Как насчёт того, чтобы ты пошел указывать на очевидное в другое место, — отрезала она, опуская книгу. — Я занята.

Усмешка появилась на моих губах. Коготки были выпущены.

— Читать не значит быть занятым, Котенок.

Губы, сложенные бантиком, разомкнулись.

— Ты не мог только что сказать это.

Моя усмешка стала шире.

— Это… это кощунство.

Я захохотал, когда опустил руки.

— Не думаю, что именно это означали сказанные слова.

— Но не для любителей книг всего мира! — Кэт сузила свои глаза. — Ты не понимаешь.

— Неа, — я приподнялся и сел на перила.

Она вздохнула.

— И ты также некуда не собираешься.

— Неа.

Посмотрев вниз на свою книгу, она медленно вытянула закладку из форзаца и заложила страницу, которую читала. Кэт закрыла книгу и опустила её на колени. Она уставилась на неё, будто та могла каким-то образом заставить меня исчезнуть. Вряд ли.

— Так… — я прервал молчание, повернув голову, чтобы спрятать усмешку, когда она громко вздохнула. — Как там твой блог? Всё ещё говоришь о кошках или типа того?

— Кошки? Я не рассказываю о кошках. Я рассказываю о книгах.

Я абсолютно точно знал это.

— Хм. Я думал, ты проводила всё это время в Интернете, обсуждая кошек.

— Не важно.

— Это имеет смысл, — я посмотрел на неё.

Её серые глаза вспыхнули.

— Не могу дождаться объяснений. И если ты не понял, это был сарказм.

— Я думал, это звучит как воодушевление, но в любом случае проводить весь день в Интернете, обсуждая кошек, это своего рода подготовка к становлению сумасшедшей кошатницей в старости.

Кожа вокруг её рта напряглась.

— Я бы кинула эту книгу в тебя, но я слишком сильно уважаю её, что сделать это.

Закинув голову назад, я рассмеялся.

— Только ты можешь найти это смешным.

— Это смешно. — Опустив подбородок, я увидел, что она сдерживает усмешку. Наши взгляды встретились и застыли. Молчание простерлось между нами, сгущая и так душный воздух.

— Так. — На этот раз она прервала молчание, и я приподнял брови, когда Кэт отвела взгляд. — Эта девушка, которая пришла в кафе. Эш? Он была действительно… очаровательной.

— Ага. — Очередное женское минное поле. Эти девушки чертовски коварны.

Она подтолкнула качели пальцами ноги.

— Вы двое встречаетесь?

— Мы встречались. — Я наклонил голову, заинтересованный тем, куда заведет нас этот разговор. — И я уверен, что Ди уже указывала на факт того, что мы встречались. Она не могла не уточнить это.

Краска на её щеках приобрела более насыщенный цвет, и я знал, что был прав.

— Эш не вела себя, словно отношения были в прошлом.

— Это она так считает.

Кэт посмотрела на меня.

— И это всё, что ты можешь сказать?

— Да. — Я поднял бровь. — Зачем мне ещё что-либо говорить? Особенно тебе. — Я дразнил её, но это так плохо у меня получалось, что на практике выходило только издевательство. Я знал это, но разговор быстро превращался в крушение поезда, на которое я был не в состоянии перестать смотреть.

Её плечи напряглись, а выражение лица стало бесстрастным.

— Почему ты здесь, Деймон?

Чёрт. Это был хороший вопрос. Я сам задавал его себе снова и снова с тех пор как пришёл.

Она продолжила, её серые глаза были равнодушными.

— Потому что если ты пришёл просто чтобы насмехаться, можешь возвращаться обратно.

Я почувствовал, что улыбаюсь и уверен, это только подтвердило, насколько испорченным я был.

— Но я не хочу уходить.

— Очень жаль, — ответила она, поднимаясь с качелей. — Знаешь, ты можешь просто сидеть здесь и быть ослом без слушателей. Как тебе это?

Кэт начала проходить мимо меня, и я оттолкнулся от перил и встал перед нею до того, как она успела вздохнуть. Чёрт, я не хотел двигаться так быстро. Она отшатнулась, прижимая книгу к груди.

— Святые небеса, как ты так быстро двигаешься?

— Я не двигался слишком быстро. — Я посмотрел вниз на неё. Она едва доходила мне до груди, но её личность, её отношение были гораздо выше. Та прядь волос снова выбилась, касаясь её щеки. — Ты все ещё переживаешь насчёт школы?

Она нахмурила брови.

— Что?

Я решил спросить медленнее.

— Ты. Все. Ещё…

— Нет. Я слышала тебя. — Она переместила свой вес на другую ногу. — Но почему… почему тебя это волнует? Почему ты…

Эта прядь волос начала уже раздражать меня, поэтому я поднял руку и поймал её между пальцев. Текстура была мягкой, словно шёлк. Она затаила дыхание, и мой взгляд нашёл её. Вблизи эти глаза были действительно удивительными, поразительного оттенка серого, а зрачки были большими и черными. Осторожно, так чтобы не задеть кожу её щеки, я заправил прядь за ухо. Припухлость на её глазу намного уменьшилась, и кожа почти восстановилась после ночи, когда на неё напали, но этот участок был розовее всего остального, будто бы её рука была не достаточным напоминанием.

На секунду я снова увидел её, лежащую на дороге, неподвижную и абсолютно беспомощную. Моя грудь больно сжалась. Я отмахнулся от этого образа, задаваясь вопросом, когда же перестану видеть его.

Кэт, кажется, задержала дыхание. Её вопрос крутился в моей голове. Почему тебя это волнует? Я не должен был. Меня не волновало.

— Деймон? — прошептала она.

Звук моего имени, произнесенного без злобы, был редкостью, и это произвело электризующий эффект. Эти хорошенькие розовые губы произносили моё имя идеально. Я хотел узнать, каково моё имя на вкус на её губах и языке. Думал ли я раньше о том, чтобы поцеловать её? Скорее всего, потому что внезапная потребность, почти непреодолимое желание завладеть её ртом не удивили меня.

Позволила бы она поцеловать себя?

Скорее всего, нет.

Должен ли я её поцеловать?

Скорее всего, нет.

Если я продолжу и сделаю это, ударит ли она меня по лицу?

Да.

Я опустил руку и отступил на шаг назад. Когда я втянул воздух в следующем вдохе, который мне действительно не следовало делать, аромат персиков и… и ванили окружил меня.

Я ничего не сказал, когда развернулся и покинул крыльцо. И Кэт не остановила меня. Я не оборачивался, и также не слышал звука, закрывающейся двери. Я знал, что она стаяла там, наблюдая за мной.

И я также знал, что определенная часть меня беспокоится за неё.


Позже этой ночью, после того как Ди вернулась домой и уже спала, я сидел на кровати с открытым ноутбуком. Мои пальцы перемещались по клавиатуре, пока я просматривал блог.

«Сумасшедшая одержимость Кэти».

Я засмеялся себе под нос.

Хорошее название.

Это был не первый раз, когда я просматривал его. В ночь, когда Ди вернулась от колонии, я первый раз взглянул на него. С тех пор Кэт добавила более десяти новых рецензий. Каким образом она умудрялась прочитывать так много книг за такое короткое время? Плюс она делала и другие вещи. Что-то с названием «Тизеры вторников», которое на самом деле представляли собой лишь пару строк из книг, которые она читала. Также там было «В моём почтовом ящике», где она снимала себя, когда говорила о книгах, которые она купила, одолжила или получила от издателя.

Я просмотрел пять этих чертовых видео.

И каждый раз, как она брала книгу в руки, всё её лицо превращалось в одну большую, сверкающую улыбку, какую я ещё никогда не видел у людей и скорее всего не увижу. Она любила эти книги. Без сомнения.

Я нажал на шестое видео то, которое было снято до её переезда сюда, и был потрясен, увидев другую Кэти. Она была такой же, конечно, но в её глазах горел огонёк, который сейчас, кажется, исчез. Я задался вопросом, что погасило внутренний свет Кэти. Я сглотнул. Должно быть это был я, обращавшийся с ней как придурок, вмешивающийся в её жизнь и почти погубивший её.

Я закрыл крышку и запустил свой ноутбук через комнату. Прежде чем он врезался в стену, я поднял руку, останавливая блестящий металлический кусок навоза, прежде чем тысячи долларов разлетелись в стороны в виде крошечных осколков. Он завис в воздухе, будто невидимая рука поймала его, и я медленно опустил его на стол. Я резко выдохнул.

Этим вечером я хотел поцеловать Кэт. Не имело смысла обманывать себя. И это был не первый раз. Я также знал, что и не последний. Я уже признал, что она меня привлекала, поэтому желание поступить так имело смысл.

Желать чего-то и делать это две разные вещи.

Желать чего-то и действительно хотеть это также две разные вещи.

Как можно желать кого-то, когда он тебе даже не нравится?

И снова это было не совсем правдой. Она мне нравилась. Неохотно. Она была умной. То, как она строила из себя всезнайку, было мило. Её вспыльчивость была исключительной.

Но я не соврал, когда говорил, что эти чувства не были похожи на то, что было между Доусоном и Бетани. Эти двое были… они были влюблены в друг друга и не один из них ни на одну грёбаную секунду не задумывался о последствиях.

Последствия — это все, о чем я думал. Воспоминание о Кэти в том последнем видео преследовало меня, убеждая меня лучше моих аргументов, что я не был хорошей парой для неё.

К сожалению, мое тело проигнорировало этот факт.

Это будет долгая ночь, подумал я, когда засунул руки под одеяло и закрыл глаза. Очень долгая ночь.

Глава 12

Первый день школы не был волнующим событием для меня. Для Ди же, это было важно. Первый день нашего последнего года в Средней Школе Петербурга — это то, что она прокричала мне, когда мой будильник прозвонил в третий раз, и у нас было сорок минут, чтобы собраться, что-то поесть, и добраться до класса.

По мне так, это было глупо, что мы пошли в школу в четверг, у нас будет два дня занятий, а затем выходные. Почему просто не начать учиться со вторника?

Я с большим трудом заставил себя встать, повезло, что нашлись джинсы и чистая рубашка. Черт возьми, я был счастлив, что обнаружил тетрадь на заднем сидении своей машины.

Средняя школа Петербурга была небольшой по сравнению с большинством других. Всего пара этажей, было легко добраться от одного класса до другого. После классного часа и первого перерыва, я задавался вопросом, как дела у Кэт. Быть новичком отстой, особенно когда ты переехал в такой маленький городок, где все выросли вместе. Дети здесь были друзьями с пеленок.

Когда я зашел в класс тригонометрии, то увидел Кэт, сидящей за предпоследней партой. Я заметил несколько пустых мест на другой стороне класса и знал, что мне нужно идти туда.

Вместо этого я переложил тетрадь в другую руку и направился прямиком вдоль ряда, на котором она сидела. Она, не отрываясь, смотрела на свои руки, но я знал, что Кэт была в курсе моего приближения. Слабый румянец на скулах выдал её.

Вспомнив, как у нее перехватило дыхание в тот вечер на крыльце, я усмехнулся.

Но затем мой взгляд скользнул к неудобному гипсу, охватывающему ее тонкую руку, и моя ухмылка увяла. Сильная злость прокатилась по мне от воспоминания о том, насколько близко она была к тому, чтобы стать игрушкой Арума. Моя челюсть сжалась, когда я прошел мимо и приземлился на место позади нее.

Образы того, как она выглядела после нападения Арума — потрясенная, напуганная, и такая крошечная в моей рубашке, пока мы ждали бесполезную полицию, поглотили меня. Скорее всего, это следовало расценивать, как лишнее напоминание, что нужно поднять свою задницу и пересесть на другое место.

Я вытащил ручку из спирали колец тетради и ткнул ею в спину.

Кэт оглянулась через плечо, прикусив губу.

— Как твоя рука? — спросил я.

Черты ее лица напряглись, а затем ресницы поднялись, и ее ясные глаза встретились с моими.

— Хорошо, — сказала она, теребя волосы. — Думаю, завтра уже снимут гипс.

Я постучал ручкой по краю стола.

— Это должно помочь.

— Помочь с чем? — Настороженность окрасила ее тон.

Используя ручку, я указал на след, окружавший ее.

— С тем, что у тебя здесь происходит.

Ее глаза сузились, и я вспомнил, что она не могла видеть этого. Я мог бы прояснить ситуацию, придумать что-нибудь, но было намного интереснее выводить её из себя. Когда казалось, что она была в двух секундах от того, чтобы познакомить мою голову с гипсом, я не смог сдержаться.

Я наклонился вперед, наблюдая, как вспыхнули ее глаза.

— Меньше людей будут пялиться на тебя без гипса это все, что я хотел сказать.

Ее губы недоверчиво поджались, но глаз в сторону она не отвела. Кэт встретила мой взгляд и удерживала его. Не уступала — никогда не уступала. Неохотное уважение продолжило расти внутри меня, но помимо этого развивалось что-то еще. Я был в двух секундах от того, чтобы стереть с её лица поцелуем этот разгневанный взгляд. Мне стало интересно, что бы она сделала. Ударила бы меня? Поцеловала в ответ?

Я сделал ставку на вариант с ударом.

Билли Крамп тихо присвистнул где-то в стороне от нас.

— Эш надерет тебе задницу, Деймон.

Глаза Кэт сузились в это время, что было очень похоже на ревность. Я улыбнулся, думая о том, как она спросила про Эш и меня. Возможно мне все же следовало поменять свою ставку.

— Неа, для этого она слишком сильно любит мой зад.

Билли усмехнулся.

Я наклонил свой стол и приблизился ещё сильнее, оставляя наши рты на расстоянии одного вдоха. Вспышка тепла промелькнула в ее глазах, и так она попалась.

— Угадай что?

— Что? — пробормотала она, ее взгляд опустился на мои губы.

— Я заходил на твой блог.

Ее глаза метнулись обратно к моим. Секунду они были широко распахнуты от шока, но она быстро пришла в себя.

— Вижу, ты снова преследуешь меня. Мне что нужно получить судебный запрет?

— В твоих снах, Котенок. — Я ухмыльнулся. — Ох, подожди, я и так уже играю в них главную роль, не так ли?

Она закатила глаза.

— В кошмарах, Деймон. В кошмарах.

Я улыбнулся, и ее губы дрогнули. Черт возьми, если бы я её не знал, то подумал бы, что ей тоже нравились наши маленькие словесные битвы. Может быть, она была просто такая же ненормальная, как и я. Учитель начал перекличку и Кэт отвернулась. Я откинулся на спинку стула, тихо смеясь.

Несколько ребят все еще наблюдали за нами, что своего рода привело меня в чувство. Не то, чтобы я делал что-то неправильное. То, что я дразнил ее, не приведет к нам Арума и не подвергнет ее или мою сестру опасности. Когда прозвенел звонок, Кэт бросились вон из класса, словно она боялась заразиться чем-нибудь. Две девушки шли прямо за ней. Думаю, их имена были Лиа и Кэсси. Что-то вроде этого. Покачав головой, я схватил свою тетрадь и направился в толпу учеников.

Через час во время перемены я наткнулся на Адама, который пошел рядом со мной.

— Ходят разговоры.

Я изогнул бровь. Черт. Это прозвучало зловеще.

— Разговоры о чем? Как все здесь ездят на грузовиках? Или что гонять коров — это на самом деле веселое времяпровождение? Или что моя сестра никогда в жизни не начнет воспринимать тебя серьезно?

Адам вздохнул.

— Разговоры о Кэти, умник.

Сдерживая себя, я смотрел вперед, пока мы шли по переполненным коридорам. Мы оба были где-то на голову выше большинства. Словно великаны в стране людей.

— Билли Крамп из твоего…

— Класса тригонометрии? Да, я знаю это.

— Он рассказывал на истории о том, как ты флиртовал с новенькой, — сказал Адам, скользя мимо группы девушек, которые откровенно пялились на нас. — Эш услышала это.

С каждой секундой мое раздражение становилось все сильнее и сильнее.

— Я знаю, что ты и Эш не встречаетесь больше.

— Ага, — я стиснул зубы.

— Но ты знаешь, как она воспринимает это, — Адам тут же продолжил. — Тебе лучше быть осторожнее со своим маленьким человеком…

Я остановился на полпути, в двух секундах от того, что бросить Адама в стену. Дети шныряли вокруг нас, поэтому я говорил едва ли не шепотом.

— Она не мой маленький человек.

Взгляд Адама был непоколебим.

— Прекрасно. Как скажешь. В отличие от всех остальных, меня все равно, если ты затащишь ее в раздевалку и сделаешь с ней, что захочешь, но она светится… как и твои глаза, — добавил он, понизив голос. — И все это очень знакомо.

Клал. Я. На. Все. Мои глаза светились? Великолепно. Эти светящиеся глаза были в одном шаге от превращения в истинную форму Лаксенов. Разве это не будет весело, если я превращусь в светящегося инопланетянина в середине школьного коридора? Стремясь спасти хоть какие-то остатки терпения, я начал идти, оставив Адама позади.

Мне нужно было разобраться в себе.

Эти метания следовало остановить. Я начал задаваться вопросом, не страдаю ли я раздвоением личности. Иисус. Мне нужно держаться подальше от Кэт. А это в свою очередь убережет её от всех остальных Лаксенов, в частности от Эш.

В какой момент Кэти стала отличаться от толпы — от остальных людей? Когда она стала кем-то, кого я хотел узнать? После дня на озере? Когда мы пошли гулять? В ночь нападения Арума? Или во время одной из многих словесных перепалок?

Черт.

Адам был прав. Все это было знакомо, за исключением того, что у нас был подобный разговор с Доусоном по поводу Бетани.

Проклятье. Этого просто не могло быть.

Я пережил все оставшиеся занятия, ужасно наскучившие мне. Много раз в прошлом году я пытался убедить Мэтью достать мне липовый аттестат о среднем образовании. Не тут-то было. МО, наверное, думало, что школа была привилегией для нас, но учеба не могла долго удерживать мой интерес. Мы быстро обучались, оставляя большинство людей далеко позади. И МО бы удовлетворило бы мою просьбу пойти в колледж, если бы я их попросил. Черт, я даже не был уверен, хотел ли пойти в колледж. Лучше бы я нашел работу, на которой мог бы выбираться на улицу — такую, что не включала бы в обязанности просиживание в четырех стенах.

Когда наступило время ланча, я уже готов был забить на последующие занятия. Без Доусона школа была уже не той. Его жизнерадостное отношение ко всему, даже будничной рутине, было заразительным.

Не чувствуя голода, я взял бутылку воды и направился к нашему столику. Я сел рядом с Эш и откинулся назад, ковыряя этикетку на бутылке

— Знаешь, — сказала Эш, оперевшись на мою руку, — говорят то, что ты делаешь — это признак сексуальной неудовлетворенности.

Я подмигнул ей.

Она усмехнулась, а затем повернулась к своему брату. В этом была вся Эш. Даже несмотря на то, что мы встречались и расходились в течение многих лет, она могла быть классной… когда хотела. Правда я думаю, в глубине души она понимала, что в действительности тоже не имела чувств ко мне. Не таких, что были между Доусоном и Бетани.

Боже, я слишком много думаю о нем сегодня.

Он должен был быть здесь, в первый день нашего последнего года. Он должен быть здесь.

Подняв глаза, я сразу же нашел Кэт в очереди. Она разговаривала с Кэсси — нет, Кариссой — более тихой из двух девочек с тригонометрии. Мой взгляд опустился к ее шлепанцам и медленно проделал свой путь обратно наверх.

Думаю, мне нравились эти джинсы. Облегающие во всех нужных местах.

Это было действительно удивительно — насколько длинными выглядели ноги Кэт для такого маленького роста. Я не мог понять, почему они казались такими.

Рука Эш опустилась на мое бедро, привлекая мое внимание. Тревожный сигнал. Она что-то задумала.

— Что? — спросил я.

Ее яркие глаза смотрели в мои.

— На что ты смотришь?

— Ни на что. — Я сосредоточился на ней, все что угодно, только бы удержать ее интерес подальше от Кэт. Злющая, как маленький котенок, Кэт была абсолютно неровней Эш. Я отставил бутылку в сторону, повернув ноги к ней. — Ты хорошо выглядишь сегодня.

— Да? — Эш просияла. — Ты тоже. Но ты всегда офигенно выглядишь. — Оглянувшись через плечо, она снова повернулась ко мне и переместилась на мои колени быстрее, чем должна была в общественном месте.

Несколько парней за соседним столиком выглядели так, словно готовы были продать своих матерей, чтобы оказаться на моем месте.

— Что ты задумала? — Я держал руки при себе.

— Почему ты думаешь, что я что-то замышляю? — Она прижалась своей грудью к моей, шепча мне на ухо. — Я скучала по тебе.

Я усмехнулся, видя ее насквозь.

— Нет, Ты не соскучилась.

Надув губы, она игриво шлепнула меня по плечу.

— Ладно. Есть некоторые вещи, по которым я соскучилась.

Я уже готов был сказать ей, что имею хорошее представление о том, что это было, как ликующий возглас Ди прервал меня.

— Кэти! — прокричала она.

Выругавшись себе под нос, я почувствовал, как Эш напряглась напротив меня.

— Садись, — сказала Ди, похлопав по поверхности стола. — Мы разговаривали о…

— Подожди. — Эш обернулась. Я мог представить выражение ее лица. Губы опущены в уголках, глаза сужены. Все это не предвещало ничего хорошего. — Ты же не приглашаешь ее сесть рядом с нами, верно?

Я сосредоточился на изображении талисмана школы — красно-черном Викинге с рогами. Пожалуйста, не садись.

— Замолчи, Эш, — сказал Адам. — Ты что собираешься устроить сцену.

— Я не собираюсь ничего устраивать. — Рука Эш сжалась вокруг моей шеи, словно удавка. — Она не должна сидеть с нами.

Ди вздохнула.

— Эш, перестань быть стервой. Она не пытается украсть у тебя Деймона.

Мои брови взлетели вверх, но я продолжил молитву. Пожалуйста, не садись. Моя челюсть сжалась. Пожалуйста, не садись здесь. Если она это сделает, Эш съест ее живьем просто из чистой вредности. Мне никогда не понять девушек. Эш больше не хотела меня, но упаси Господь, если я приглянусь кому-то еще.

Тело Эш начало слегка вибрировать.

— Это не то, за что я переживаю. Ради Бога.

— Просто садись, — сказала Ди Кэти, ее голос был напряженным от раздражения. — Она переживет это.

— Веди себя хорошо, — прошептала я на ухо Эш, достаточно тихо, чтобы услышала только она. Эш сильно ударила по моей руке. Должно быть останется синяк. Я прижался щекой к ее шее. — Я серьезно.

— Я буду делать, что захочу, — прошипела она в ответ. Да, так и есть. И это будет хуже, чем то, что она делала сейчас.

— Не знаю, стоит ли, — сказала Кэт, и её голос был невероятно слабым и неуверенным.

Каждая глупая идиотская мысль в моей голове требовала, чтобы я сбросил Эш со своих колен и увел Кэт отсюда, подальше от того, что однозначно должно было закончиться ужасно.

— Не стоит, — отрезала Эш.

— Заткнись, — сказала Ди. — Мне жаль, что я знаю таких отвратительных дряней.

— Ты уверена? — спросила Кэт.

Тело Эш завибрировало и начало нагреваться. Ее кожа была слишком горячей по человеческим меркам, и если бы кто-нибудь дотронулся до неё сейчас, то сразу понял бы, что здесь что-то не так. Я мог чувствовать, как она теряла контроль. Эш вряд ли выдала бы себя, но она была достаточно разозленной, чтобы причинить реальный вред.

Я повернул голову, чтобы взглянуть на Кэт впервые с тех пор, как наблюдал за ней в очереди. Я подумал о разговоре на крыльце, когда она улыбнулась мне. Вспомнил о том, как она отреагировала, когда я рассказал ей легенду о Снежной Птице. И я уже знал, что буду ненавидеть себя за то, что собирался сказать, потому что она не заслужила этого.

— Думаю, что очевидно, ходят тебя здесь видеть или нет.

— Деймон! — Глаза моей сестры наполнились слезами, и теперь я официально и бесповоротно приобрел статус мудака. — Он несерьезно.

— Ты говоришь серьезно, Деймон? — Эш развернулась ко мне.

Мой взгляд удерживал глаза Кэт, и я отмахнулся от всех сбивающих с толку, противоречивых мыслей, что у меня были. Ей нужно было уйти, пока не случилось что-то по-настоящему фиговое.

— На самом деле, я был серьезен как никогда. Тебе здесь не рады.

Кэт открыла было рот, но так ничего и не сказала. Ее щеки были розовыми — такими, как мне нравилось — но краска быстро сошла на нет. Гнев и смущение переполняли ее серые глаза. Они блестели под резким светом кафетерия. Острая боль охватила мою грудь, и мне пришлось отвести взгляд — потому что именно я породил эти чувства. Сжав челюсть, я снова сфокусировал взгляд поверх плеча Эш на этом дурацком талисмане.

В этот момент, я хотелось как следует ударить себя по лицу.

— Беги — сказала Эш.

Послышалось несколько смешков, и гнев захлестнул меня, раскаляя мою кожу. Это было нелепо, злиться на то, что другие людьми смеялись, когда я унизил ее и причинил ей боль больше, чем кто-либо другой.

Тишина нависла над столом, и развязка была неизбежной. Она должна была уйти. Выхода не было…

Что-то холодное, мокрое, и скользкое свалилось прямо мне на голову. Я замер, осознавая, что не должен открывать рот, если только не захочу съесть… спагетти? Неужели она…? Покрытые соусом макароны сползли по моему лицу, устроившись на плече. Одна из них свисала с моего уха, хлопая меня по шее.

Святая преисподняя. Я был ошарашен, когда медленно повернулся, чтобы посмотреть на нее. Часть меня на самом деле была… поражена.

Эш визжа, соскочила с моих колен, раскинув руки в стороны.

— Ты… Ты…

Я снял макаронину с уха и бросил ее на стол, в то время как вглядывался в Кэт из-под ресниц. Я начал смеяться, прежде чем успел себя остановить. Неплохо для неё.

Эш опустила руки.

— Я прикончу тебя.

Мое веселье быстро угасло. Вскочив на ноги, я обвил руками талию Эш.

— Успокойся. Серьёзно. Успокойся.

Она оттолкнулась от меня.

— Клянусь всеми звездами и солнцами, я уничтожу тебя.

— Что это значит? — Кэт сжала руки в кулаки, бросив свирепый взгляд на девушку выше себя, словно ни капли её не боялась, а следовало бы. Кожа Эш была раскалена и вибрировала. В этот момент, я начал сомневаться, не сделает ли она какую-нибудь глупость, публично нас разоблачив. — Ты снова насмотрелась мультиков?

Мэтью подошел к нашему столику, его взгляд на мгновение встретился с моим. Мне предстояло выслушать лекцию об этом позже.

— Думаю, этого достаточно, — сказал он.

Зная, что не стоит спорить с Мэтью, Эш села на свое место и схватила горсть салфеток. Она попыталась навести порядок, но это было бессмысленно. Я чуть снова не рассмеялся, когда она начала оттирать свою блузку. Садясь, я смахнул горсть спагетти с плеча.

— Думаю, тебе стоит найти другое место, чтобы поесть, — сказал Мэтью Кэти, достаточно тихо, чтобы его могли слышать только присутствовавшие за нашим столом. — Прямо сейчас.

Подняв голову, я наблюдал, как Кэт схватила свою сумку. Она заколебалась, а затем кивнула, словно в тумане. Скованно развернувшись, она пошла прочь из кафетерия. Мой взгляд следовал за ней всю дорогу, в то время как она шла с гордо поднятой головой.

Мэтью отошел от стола, наверное, чтобы отвести ненужное внимание. Я вытер тыльной стороной руки свои липкие щеки, не в силах сдержать тихий смех.

Эш ударила меня снова.

— Это не смешно! — Она встала, её руки тряслись. — Не могу поверить, что ты находишь это смешным.

— Так и есть. — Я пожал плечами, взяв свою бутылку с водой. Не то, чтобы мы этого не заслужили. Взглянув в сторону стола, я обнаружил, что моя сестра пристально смотрит на меня. — Ди…

Слезы заполнили ее глаза, когда она встала.

— Не могу поверить, что ты так поступил.

— А чего ты ожидала? — спросил Эндрю.

Она бросила на него убийственный взгляд, а затем перевела глаза на меня.

— Ты отстой. Ты действительно полной отстой, Деймон.

Я открыл рот, но что я мог сказать? Я поступил паршиво. Я вел себя как придурок, и вряд ли мог себя оправдать. Ди должна понять, что так было нужно, но когда я закрыл глаза, то увидел боль в глазах Кэт и уже не был так уверен, что поступил правильно… по крайней мере, по отношению к ней.

Глава 13

Ди наградила меня леденящим взглядом. Не то чтобы я был удивлен. Я заслужил это после того, что случилось во время ланча, но, получить выговор было бы лучше, чем злой взгляд, посланный в мою сторону, когда я отправился патрулировать.

Не было никакого способа отстирать соус от спагетти с рубашки.

Я вышел на улицу, в сумерки, пересек задний двор и вошел в лес. Я подождал, пока не углублюсь на несколько футов в густой лес, прежде чем начал бежать — и не в человеческой форме. Я набрал скорость, растворяясь в форме, сотканной из чистого света, минуя упавшие деревья и валуны, все дальше и дальше удаляясь от дома. Ощущения от бега в истинном облике можно было сравнить с зарядом молнии — мощное, быстрое и бодрящее. Бег требовал невероятной концентрации, иначе я мог врезаться прямо в дерево. Однажды такое произошло, и даже спустя неделю я все еще отковыривал кору из кожи.

Вы бы не захотели пройти через такое.

Черт. Когда нежеланная мысль нарушила мою концентрацию, я остановился, при этом рыхлый грунт и галька из-под ног разлетелись в разные стороны.

Закрыв глаза, я вернулся в свою человеческую форму и вытянул руки над головой. Разминая свои мышцы, я очистил разум от мыслей. В этот раз это было сложнее сделать. Затем, несколько секунд спустя, я сбросил человеческую форму. Белый свет со вспышками красного мерцал на затененных стволах деревьев и траве.

Чувство свободы снова нахлынуло на меня.

Я двинулся вперед, видя мир вокруг кристально чистым. Жар накатил на меня, и я был достаточно осторожен, чтобы не оставаться на одном месте слишком долго. Я беззвучно двигался сквозь лес, преодолевая мили за считанные минуты. Вскоре я был неподалеку от города, где вероятнее наткнуться на Арума.

Прочесывая местность, я не мог ничего с собой поделать и вспоминал время, когда Доусон был здесь. Это произошло зимой, прямо перед тем, как появилась Бетани и все пошло прахом. Он нашел Арума, и тот чуть было его не прикончил.

Доусон мог быть полностью осушен, он бы потерял все, что делало нас теми, кто мы есть, если бы я не появился вовремя. Но, тем не менее, я не смог уберечь его, когда это действительно было необходимо. То, что я спас ему жизнь не имеет никакого значения, так как, в конце концов, он все же её потерял.

Я оставался снаружи, пока не стало слишком поздно, скользнув обратно в свой человеческий облик прямо перед тем, как покинуть лес, я вернулся домой далеко за полночь. Вместо того чтобы войти в дом через заднюю дверь, я направился к передней и взглянул на дом рядом с моим.

Свет в спальне был включен.

Кэт ложилась поздно.

Она, скорее всего, уткнулась носом в книгу, живя в выдуманном мире фантазий, когда как я здесь, снаружи на самом деле жил в настоящем фантастическом мире.

Нельзя было найти двух людей еще более разных, чем мы.

Людей?

Я рассмеялся, но вышел лишь сухой и безрадостный смех. Мы даже не принадлежали к одному виду, однако в тот момент, когда я поднимался по ступенькам крыльца, зная, что она не спит, чувствовал, что она мне ближе, чем кто-либо был за последнее время.

Боже, это было огромной проблемой.

Мне нужно было окончательно покончить с этим. Нужно было заставить ее держаться подальше от Ди, а мне нужно было держаться подальше от нее.

Я знал, что должен сделать это.

Когда я направился в школу на следующее утро, то вышел на крыльцо и остановился, так как услышал кряхтение двигателя машины Кэт, когда тот не запустился. Звук был знаком мне. Аккумулятор испустил дух. Зная ее, она, наверное, забыла погасить фары или что-то еще.

Капот подпрыгнул, когда она открыла его изнутри. Кэт рывком распахнула водительскую дверь и прошла к передней части своего автомобиля. Потертые джинсы, в которые она была одета, должны быть запрещены законом.

Опустив руки, чтобы схватиться за края капота, она напряглась, а затем посмотрела в мою сторону.

Ухмыляясь, я поднял руку и пошевелил пальцами.

Ее глаза сузились.

— Что?

— Ничего.

Она смотрела на меня еще несколько секунд, а затем повернулась обратно к своей машине, подняла капот и установила его. Затем она отступила на шаг, опустив руки на бедра, и уставилась на двигатель.

Моя ухмылка стала шире.

Она потянулась к двигателю и пошевелила провода, словно это сделало бы что-то полезное, ее хвостик подпрыгивал от усилий. Своего рода мило. Бессмысленно. Но мило. Затем она сжала свои пальцы на капоте и наклонилась. Гипс на ее руке был словно бельмо на глазу.

И, конечно же, мой взгляд застыл прямо на определенной ее ценности.

Я отвел взгляд, прежде чем заработал переутомление глаз. Подойдя к своей машине, я открыл пассажирскую дверь и бросил книги на сиденье. Затем закрыл дверь, и прошел через небольшой участок травы к ее подъездной дорожке.

Кэт напряглась, но проигнорировала меня, когда я подошел к её машине.

— Не думаю, что перебирание проводов поможет.

Отпустив капот, она зло посмотрела в мою сторону глазами цвета грозового неба.

— Ты что механик или типа того. Или у тебя особый скрытый талант разбираться в машинах, о котором я ничего не знала?

Я засмеялся себе под нос.

— Ты на самом деле ничего не знаешь обо мне.

Она поджала губы.

— Я расцениваю это как благословение.

— Не сомневаюсь в этом, — пробормотал я, когда шагнул ближе к передней части ее автомобиля, вынуждая ее отступить.

Она вздохнула.

— Алло. Я стояла там.

Я подмигнул ей.

— Теперь ты там больше не стоишь. — Используя свое тело как щит чтобы скрыть то, что я делал, я пробежался кончиками пальцев вдоль двигателя, посылая заряд мощной энергии в него. — В любом случае, можешь попробовать включить его еще раз?

— Зачем?

— Затем.

— Он не заработает.

Повернувшись к ней, я натянуто улыбнулся.

— Просто попробуй, Котенок.

Ее щеки вспыхнули.

— Не называй меня так.

— Я бы не называл тебя так, если бы ты села в машину и завела ее, — ответил я резонно.

— О, Боже, — проворчала она, а затем развернулась. Она потопала к водительской двери. — Как скажешь.

Я изогнул брови, когда она села в машину и включила зажигание. Аккумулятор вернулся к жизни, и двигатель включился, заведя автомобиль. Жаль, что капот заслонял лобовое стекло, потому что я бы заплатил хорошие деньги, чтобы увидеть ее лицо. Тем не менее, у меня действительно не было времени на подобную ерунду. Это не входило в «план», что я разработал вчера вечером, чтобы оттолкнуть ее еще сильнее.

Я вздохнул, опустил капот.

Кэт уставилась в лобовое стекло, губы приоткрыты.

— Увидимся в школе. — Я сделал паузу, и не в силах остановить себя, добавил, — Котенок.

Я усмехнулся, когда услышал ее визг.

Позже тем утром, когда я завалился на тригонометрию, первое, что я заметил — ее волосы были распущены, а не в хвосте как рано утром. Мне нравились ее волосы. Они был длинные, и имели немного дикий вид, как будто постоянно находились в состоянии неповиновения.

Мне действительно нужно было перестать думать о ее волосах, словно они были личностью.

Кэт шепталась с двумя девушками — Кариссой и кудрявой Лесой. Да, таковы были их имена. Они замолкли, все трое, как только увидели меня.

Интересно.

Кэт закусила нижнюю губу, когда откинулась на спинку своего стула.

Еще интереснее.

Я прошел мимо нее и девушек, заняв свое место прямо позади Кэт. Карисса отвернулась, в то время как Леса продолжала посматривать через плечо.

Хмм.

У меня был план относительно Кэт. И мне нужно было придерживаться его.

Вытащив ручку из тетради, я ткнул ею в спину Кэт. Она напряглась, но не развернулась, поэтому я ткнул ее снова, на этот раз чуть сильнее. Она развернулась, ее длинные темные волосы разметались по плечам.

— Что?

Я улыбнулся раздражению в ее голосе. Позади неё я мог видеть, что все наблюдают за нами. Они, наверное, опасались, что она достанет еще одну тарелку с едой, может быть, на этот раз с блинами в сиропе и вывалит мне на голову.

Склонив голову, я опустил взгляд.

— Ты задолжала мне новую рубашку.

У нее челюсть отвисла.

— Выяснилось, — продолжил я тихим голосом, — что соус от спагетти не всегда выводится с одежды.

Розовые губы Кэт приоткрылись.

— Я уверена, что у тебя предостаточное количество рубашек.

— Да, только эта была моей любимой.

— У тебя есть любимая рубашка? — Она сморщила нос. Мило.

Проклятье. Не мило.

— Ещё я думаю, что ты также уничтожила любимую рубашку Эш, — отметил я.

Она наклонила голову на бок.

— Уверена, что ты утешил ее после такой травмирующей ситуации.

— Сомневаюсь, что она сможет восстановиться после такого, — ответил я сухо.

Кэт закатила глаза, а затем начала отворачиваться.

План — придерживайся плана.

— Ты должна мне. Снова.

Прозвенел звонок, когда она посмотрела на меня.

— Я ничего тебе не должна.

Наклонив стол вперед, я перегнулся через него. Считанные дюймы разделяли наши рты.

— Вынужден с тобой не согласиться. — А затем, видимо, потому что я не умел следовать планам, я сказал, — Ты совсем не такая, как я ожидал.

Ее взгляд опустился на мои губы

— А чего ты ожидал?

Сотню вещей, которыми она не была.

— Нам нужно поговорить.

— Нам не о чем разговаривать.

Я наблюдал, как ее губы сформировали эти слова, а затем поднял свои глаза к ее.

— Нет. Есть о чем. Сегодня вечером.

Кончик языка Кэт метнулся наружу, смочив ее верхнюю губу. Святая преисподняя. Мои пальцы сжали края стола. Она кивнула и затем медленно отвернулась. Удовлетворение затопило меня, и я слегка улыбнулся.

И тут я заметил, что учитель и все остальные в классе уставились на нас. Я опустил свой стол обратно на все четыре ножки. Кто-то прочистил горло. Учитель начал называть имена. Я оторвал свои пальцы один за другим от краев стола.

Ясно, как день, что края стола были продавлены в восьми разных местах. Стол растаял, словно был слишком близко к экстремальной температуре. Даже не проверяя, я знал, что впадины будут соответствовать моим пальцам.

После школы, меня подкараулил Мэтью. Он хотел узнать, как я урегулировал конфликт между Эш и Кэт. Он действительно опасался, что Эш сделает что-нибудь, что навредит Кэт и, скорее всего, выдаст нас.

Я сомневался в этом.

Если бы Кэт опрокинула еду на Эш в более уединенном месте то, да, тогда бы была хорошая вероятность, что Эш пытается поджарить ее. Также у Эш была возможность превратить школьную жизнь Кэт в ад, но я надеялся, она понимает, что Ди не потерпит этого.

Я не потерплю этого.

То, что произошло в кафетерии, является лишним доказательством того, что для Кэт все может закончиться плохо, если она продолжит находиться рядом с нами. Она уже была мишенью Арума, и такое может, нет, точно повторится снова. В этом необязательно виновата Кэт. На самом деле, это вовсе не ее вина. Она не понимала, что происходит и во что ввязывается.

У Ди и раньше были человеческие друзья, но они являлись скорее просто знакомыми, она не сходилась с ними так близко. Кэт была другой. Если бы она не жила по соседству и так близко к колонии, то, возможно, не представляла бы собой такую проблему.

Возможно, я бы не стал думать о ней дважды.

Но ничто из этого не важно. С началом учебного года появятся другие люди, с которыми Кэт сможет подружиться. Ди, в конечном счете, переболеет этим. И все снова вернется на круги своя.

Пора бы мне перестать носиться с этим.

Было около восьми вечера, когда я постучал в дверь Кэт. Машина ее мамы на подъездной дорожке не оказалось, и когда я подошел к перилам крыльца, то по какой-то причине задался вопросом, не поэтому ли Кэт так увлечена чтением. Её мамы никогда не бывает рядом, и я подумал, что она, должно быть, чувствует себя одинокой.

Или, может быть, она просто получает удовольствие от чтения.

Дверь открылась, и вышла Кэт. Я открыл было рот, но сразу же его закрыл. Кэт изменилась с тех пор, как я видел её в школе. И дело было не только в пропавшем гипсе, который, наконец, сняли с ее руки. Она также оказалась одета в платье — бледно-голубое с крошечными лямками и кружевным подолом, которое показывало ее ноги и изгиб ее плеч.

Ее волосы были по-прежнему распущены, спадая каскадом вдоль спины, и пока она закрывала дверь за собой, мне было трудно сосредоточиться на том, почему, черт возьми, я пришел сюда.

Она подошла ко мне, и лунный свет осветил ее щеки, когда она подняла глаза на меня.

— Ди дома?

— Нет. — Я взглянул наверх, на звезды, заполнившие небо. Тем не менее, Ди скоро приедет. — Она пошла на игру вместе с Эш, но сомневаюсь, что она надолго там останется. — Я повернулся к ней. — Сказал ей, что собираюсь пообщаться с тобой сегодня вечером. Думаю, она скоро придет домой, чтобы убедиться, что мы не убили друг друга.

Кэт отвела взгляд, но я заметил усмешку.

— Что ж, если ты не убьешь меня, то, уверена, Эш с радостью сделает это.

— Из-за дождя из спагетти или чего-то еще? — спросил я.

Она наградила меня долгим взглядом.

— Ты выглядел вчера довольно комфортно с ней на коленях.

— Ах, понимаю. — Я оттолкнулся от перил. — Теперь в этом есть смысл.

— Да?

— Ты ревнуешь.

— Еще чего. — Она засмеялась, когда развернулась и стала спускаться по лестнице. — Зачем мне ревновать?

Я проследовал за ней, наслаждаясь видом.

— Потому что мы проводили время вместе.

— Совместно проведенное время-это не повод для ревности, особенно, если учесть, что ты был вынужден проводить его со мной. — Она сделала паузу, а затем покачала головой. — Ты об этом хотел поговорить?

Я пожал плечами.

— Давай прогуляемся.

Она руками разгладила платье. Я подумал, может быть, она надела его для меня.

— Тебе не кажется, что уже поздно?

— Я думаю и говорю лучше, когда гуляю. — Встретив ее взгляд, я протянул ей руку. — В противном случае, я превращаюсь в Деймона-придурка, который тебе не очень то нравится.

— Ха. Ха. — Ее взгляд упал на мою протянутую руку. — Да, но я не буду держать тебя за руку.

— Почему нет?

— Потому что я не собираюсь держаться с тобой за руки, когда ты мне даже не нравишься.

— Ауч. — Я прижал руку к груди. — Это было жестоко.

Она фыркнула.

— Ты же не собираешься отвести меня в лес и оставить там, верно?

Я схватился за сердце, словно её слова задели меня.

— Звучит как подходящий план мести, но я бы не стал этого делать. Сомневаюсь, что ты долго там протянешь, если только кто-нибудь не придет тебе на помощь.

— Спасибо, что веришь в меня.

Я улыбнулся ей, но улыбка быстро увяла. Больше не может быть никаких улыбок между нами после сегодняшней ночи. Мы шли молча, пересекая главную дорогу, и вошли в лес, где лунный свет едва просачивался сквозь густые деревья. Мы шли бок о бок, и трудно было игнорировать её.

— Эш — не моя девушка, — сказал я, наконец, даже не знаю зачем. — Мы встречались раньше, но сейчас мы — друзья. И, прежде чем ты спросишь, мы не та разновидность друзей, хотя она и сидела у меня на коленях. Я не могу объяснить, почему она сделала это.

— Почему ты ей позволил? — спросила она.

— Честно сказать, не знаю. То, что я парень — это не достаточно хорошая причина?

— Не совсем. — Она смотрела себе под ноги.

— Так я и думал. — Я обошел сломанную ветку. — Во всяком случае, я… я сожалею, что все так вышло за ланчем.

Кэт споткнулась.

Я метнулся к ней, ловя ее здоровую руку. Как только она оказалась в вертикальном положении, Кэт отступила и сложила руки на талии. На её лице отразилось болезненное выражение.

— Кэт?

Она посмотрела в мою сторону.

— Ты унизил меня.

— Я знаю…

— Нет, не думаю, что ты знаешь. — Она начала идти, обхватив руками локти. — И ты вывел меня из себя. Я не могу тебя понять. В первую минуту ты не такой уж и плохой, а в другую ты уже самый невыносимый придурок на планете.

Мгновение я смотрел на ее удаляющуюся спину. Все будет намного проще, поскольку она зла на меня. Я заслужил её гнев, но это на меня не очень сильно подействовало.

— Но у меня есть бонусные очки. — Я легко догнал ее, поглядывая на камни и выступающие корни. — Ведь так? Бонусные очки со дня на озере и за нашу прогулку? И неужели я не заработал хоть какие-то за спасение тебя той ночью?

— Ты заработал множество бонусных очков для своей сестры, — сказала она. — Не для меня. И если бы такие бонусы все же существовали, к этому моменту ты бы уже их все растерял.

— Это действительно больно слышать.

Она остановилась.

— Зачем мы вообще разговариваем?

— Слушай, я сожалею об этом. Правда. — Я тяжело выдохнул. — Ты не заслужила такого отношения.

В сгущающихся сумерках, она изучала меня. Прошло какое-то время.

— Я сожалею по поводу твоего брата, Деймон.

Я замер, застигнутый врасплох. Я никогда не говорил ей об Доусоне. Очевидно, Ди по каким-то причинам сказала о нем, но я знал, что Ди не рассказала ей все. О том, что я должен был предостеречь его, чтобы он держался подальше от Бетани. И это была моя вина, что я не смог уберечь своего брата.

— Ты даже понятия не имеешь, что случилось с моим братом.

— Я знаю только, что он пропал…

Моя рука разжалась и снова сжалась в кулак. Пропал? Это то, что сказала ей Ди? Не важно.

— Прошло много времени.

— Это произошло в прошлом году. — Ее голос был нежным. — Верно?

— Да, ты права. Просто, кажется, что прошло гораздо больше времени. — Я бросил взгляд на кусочек темного неба, проглядывающий сквозь густые ветви. — Так как ты узнала о нем?

Прошло некоторое время, прежде чем она ответила.

— Ребята в школе обсуждали это. Мне стало любопытно, почему никто никогда не упоминал о нем или о той девушке.

Так Ди не поднимала эту тему? Интересно.

— А мы должны были?

— Я не знаю, — тихо ответила она. — Кажется, это значительное происшествие, о котором люди обычно рассказывают.

Я снова начал идти, мои движения были напряженными.

— Это не та тема, на которую мы любим, говорить, Кэт.

— Я не хочу совать нос…

— Правда. — Знакомое чувство разочарования росло в груди. Я знал, что не должен вымещать свой гнев на Кэт, но, скорее всего, это идеальная возможность оттолкнуть ее от себя. — Мой брат исчез. Семья бедной девушки, вероятно, никогда не увидеть свою дочь снова, и при этом ты хочешь знать, почему тебе никто об этом не сказал?

— Прости. Просто все вокруг такие… скрытные. Я ничего не знаю о вашей семье. Ни разу не видела ваших родителей, Деймон. И Эш ненавидит меня без причины. Странно, что две семьи с тройняшками, переехали сюда в одно и то же время, — продолжала она, приводя чьи-то слова в качестве аргументов. Наверное, девушек с тригонометрии. — Вчера я вывалила еду на твою голову, и мне это сошло с рук. Невероятно. У Ди есть парень, о котором она никогда не упоминала. Город — странный. Люди глазеют на Ди, словно она — принцесса, или же они боятся ее. Люди глазеют на меня. И…

— Ты говоришь так, словно все это как-то связано.

— А разве нет?

— С чего бы? Может быть, у тебя просто паранойя. Я тоже такое испытывал бы, если на меня напали после переезда в новый город.

— Видишь, ты снова это делаешь! — воскликнула она, когда проследовала за мной вглубь леса. — Злишься, потому что я задаю вопросы, и Ди делает то же самое.

— Как ты думаешь, может быть, мы так поступаем, потому что ты и так прошла через многое, и нам не хочется взваливать на тебя лишнее? — бросил я в ответ.

— Но что же вы можете взвалить на меня?

Я замедлил шаг, делая глубокий вдох, когда мы достигли поляны, и озеро появились в поле зрения. Я мог лишь уклониться от ответа.

— Я не знаю. Мы просто не можем.

Кэт покачала головой и уставилась на воду. Звезды отражались в его неподвижной поверхности, и я ненавидел то, что привел ее именно сюда, чтобы сказать это. Больше я не смогу олицетворять это место с оазисом комфорта или покоя.

— В тот день на озере. — Мой голос был тихим. Я хотел, чтобы она знала это. Не то чтобы это будет иметь хоть какое-то значение после того, как все закончится, но мне было нужно, чтобы знала это. — Было несколько моментов, когда я чувствовал себя действительно хорошо.

Она повернулась ко мне.

— Пока ты превратился в Ихтиандра?

Мои плечи напряглись, когда я поднял взгляд к небу. Впервые за долгое время я думал о доме, о нашем настоящем доме, и насколько все могло быть по-другому — должно было быть. — Да, стресс может заставить видеть то, чего на самом деле нет.

— Нет, не может, — твердо сказала она. — Что-то есть в этом городе… крайне странное.

— Что-то, помимо тебя?

Раздражение прокатилось по ней.

— О чем ты хотел поговорить, Деймон?

Я поднял руку и потер затылок. Пришло время покончить с этим.

— То, что произошло вчера за ланчем… будет только хуже. Ты не можешь дружить с Ди, не так, как ты хочешь.

Кэт уставилась на меня.

— Ты серьезно?

Я опустил руку.

— Я не говорю, что ты должна перестать с ней общаться, просто сдерживай себя. Ты можешь хорошо к ней относиться, болтать с ней в школе, но не пересекай черту. Этим ты только усложнишь жизнь, как ей, так и себе.

Наступила долгая пауза.

— Ты угрожаешь мне, Деймон?

Опустив свои глаза к её, я старался держать себя в руках.

— Нет. Я говорю тебе то, как это будет. Нам пора возвращаться.

— Нет, — сказала она. — Почему? Почему я не могу дружить с твоей сестрой?

Моя челюсть напряглась. Это было ошибкой, потому что мне это не нравилось — нет, я ненавидел так поступать. Мой гнев был размером с экватор, но это… это был не я. Расстройство перешло в прилив энергии, разметавший опавшие листья и отбросивший волосы Кэт назад.

— Ты не такая, как мы, — сказал и вышел за все известные мне рамки, чтобы убедительно разъяснить свою точку зрения. — Ты ничто, по сравнению с нами. Ди заслуживает гораздо лучшего. Она заслуживает, чтобы ее окружали такие, как она. Поэтому оставь меня в покое. Оставь мою семью в покое.

Кэт вздрогнула, словно я нанес ей физический ущерб, правда была в том, что то, что я сделал, было намного хуже, чем насилие. Она сделала шаг назад, быстро моргая.

Затем я поставил финальную точку.

— Ты хотела знать, почему. Вот почему.

— Почему…? — Ее голос сорвался. — Почему ты так сильно меня ненавидишь?

Я потерял контроль на мгновение и вздрогнул. Я не ненавидел ее. Боже, я хотел бы, но не мог, и, вид слез, стоящих в ее глазах, убивал меня.

Затем, потому что она была какой угодно, только не слабой, Кэт собралась с силами.

— Знаешь что? Да пошел ты, Деймон.

Я отвел взгляд.

— Кэт, ты не можешь…

— Заткнись! — прошипела она. — Просто заткнись.

Она пронеслась мимо меня, направляясь обратно к тропе, по которой мы пришли. Для неё было слишком темно, чтобы она смогла проделать путь домой без вреда для здоровья.

— Кэт, пожалуйста, подожди.

Неудивительно, что она не послушала меня.

— Перестань, Кэт, не уходи так далеко. Ты можешь потеряться!

Она нашла тропу, а затем побежала. Желание побежать за ней было трудно игнорировать, и я бы легко догнал ее, но не нужно быть гением, чтобы понять: она хотела находиться как можно дальше от меня.

Я ранил её, в этот раз очень сильно. То, что я говорил ей раньше, ничто по сравнению с тем, что я сказал сегодня. Я понимал, что наконец-то выполнил свою миссию, но при этом не чувствовал ни капли удовлетворения.

Я слышал, как она споткнулась и заворчала. Беспокойство вспыхнуло во мне, и я набрал скорость.

— Кэт!

Она проигнорировала меня и устремилась вперед. Дорога была прямо впереди, и она бросилась бежать со всех ног. В этот момент я почти догнал её, был лишь в нескольких футах позади, и увидел, как она подняла руки и вытерла лицо.

Кэт плакала.

Я заставил ее плакать.

Она добежала до дороги, и мое сердце остановилось. Я выкрикнул ее имя, но она была не в состоянии среагировать так быстро. Было уже слишком поздно.

Кэт выскочила на дорогу прямо перед грузовиком.

Глава 14

Яркий свет от фар окутал Кэт, и громкий рев грузовика зазвенел в моей голове. Её руки были подняты, как если бы она пыталась защитить себя. Я мысленно представил её с переломами и тяжелыми травмами лежащей на горячем асфальте. Огонь и жизнь её серых глаз навсегда погаснут, при этой мысли ярость завладела мной.

Я не колебался.

Призвав Источник, я за наносекунду разрушил все правила нашего вида. Ради Кэт.

Заряд энергии был настолько сильным и необузданным, что разогрел воздух вокруг нас. Загрохотал гром, гремя на всю долину. И грузовик остановился. Весь транспорт и его содержимое просто остановилось, зависло во времени. Земля под моими ногами дрожала и вырывалась наружу.

Напряженный, я удерживал машину, призывая ко всем внутренним силам. Вспышки света окружали грузовик. Водитель был заморожен. Время остановилось для всего кроме нас с Кэт.

Моё тело начало дрожать от напряжения, и мир вокруг приобрел беловатый оттенок.

Кэт опустила руки и медленно развернулась. Её глаза были широко распахнуты, когда она подняла свои руки к груди. Она сделала шаг назад.

— О, мой Бог…

Я не мог продолжать удерживать грузовик в своей человеческой форме. Я знал, что мои глаза уже светятся, переливаясь. У меня был выбор. В любую секунду я мог отпустить контроль, и грузовик продолжил бы свой первоначальный путь и врезался в Кэт. Или я мог подвергнуть опасности Кэт и Ди, а моя раса выставила бы нас. Но, по крайней мере, Кэт будет живой, пока не встретит Арума. Я не колебался в своем выборе.

Изменение произошло почти незамедлительно, начавшись с моих вен. Насыщенный белый свет наполнил их, а затем накрыл меня, заменяя мою одежду и человеческую кожу. Дрожь прошла по рукам, груди, и далее по всему телу. Сила вырвалась, скользя к ней.

И после я был полностью в своей естественной форме, освещая всю чертову дорогу.

Кэт видела меня, таким, каким я на самом деле был.

Я услышал на расстоянии крики Ди, но я не мог себе позволить отвлечься. Не после того, как я вытащил Кэт из лап верной смерти…

Кэт снова посмотрела на грузовик. Транспорт вибрировал, как и водитель. Я не мог больше удерживать его и водителя неподвижными. На нем останется след, очень сильный след. Также как и на Кэт. Однако я не мог беспокоиться за водителя. Номера другого штата на его машине означали, что как только он разморозится, то уедет далеко отсюда.

Двигатель грузовика завизжал, пытаясь прорваться, и я использовал ещё больше силы Источника. По мере того, как энергия выходила из меня, комок интенсивного жара рос в животе, угрожая сжечь все вокруг. Наш вид мог управлять энергией в виде света, но даже у нас был придел.

Именно в тот момент, когда я был уверен, что потеряю контроль, Кэт пришла в движение. Она развернулась и побежала. Я призвал Источник обратно, и он врезался в меня, заставляя сделать шаг назад, в то время как грузовик с ревом пронесся мимо, унося остатки моей энергии. Дорога была пуста.

Дерьмо.

Кэт бежала по дороге. Я должен был… Боже, я даже не знал, что я собирался делать. Размышления были бессмысленны, особенно после того, как я серьезно обдумал то, что наделал, когда она ступила на дорогу. Я побежал за ней. На полпути, появилась Ди, но Кэт увернулась от неё и продолжила бежать прямо в лес.

— Уходи, — крикнул я Ди.

— Но…

— Я сказал тебе, Ди. Уходи.

На этот раз она прочла предупреждение в тоне моего голоса и увидела серьёзность ситуации. Она попятилась с выражением ужаса на лице. То, что произошло сегодня, было тем, о чем я предупреждал её все это время.

Кроме того, что разоблачил нас я.

Ветки врезались в меня и цеплялись за рубашку, когда я бежал за Кэт. Заметив её впереди, я окликнул её, но она не остановилась, а я не собирался преследовать её всю ночь. Я перешел с человеческой скорости и через секунду повалился на неё.

Я схватил Кэт сзади, мои руки обвились вокруг её талии. Мы начали падать в путанице ног. Я перевернулся, прежде чем мы ударились о землю, принимая на себя основную силу падания. И перекатился, прижимая её к траве подо мной.

Кэт сошла сума.

Она уперлась руками в мою грудь и толкнула.

— Убирайся!

Я схватил её за плечи, укладывая на спину, пока она не покалечила себя.

— Перестань!

— Уберись с меня! — прокричала она, барахтаясь и пытаясь скинуть меня при помощи своих бедер.

В любое другое время, её резкие движения задали бы моим мыслям неправильное направление. Но не сейчас.

— Кэт, остановись! Я не причиню тебе вреда!

Её бешеный взгляд встретился с моим, и она замерла подо мной, только её грудь хаотично вздымалась и опускалась. Не один из нас не двигался, казалось, целую вечность. Паника заполняла её глаза, смешиваясь с невыплаканными слезами.

Это ранило меня.

— Я не причиню тебе вреда. Я никогда не смог бы причинить тебе боль.

Кэт больше не брыкалась. Она уставилась на меня своими широко распахнутыми, красивыми глазами. Часть паники исчезла, но она всё ещё была напугана, её тело дрожало, она посмотрела в сторону, прижимая щеку к траве, и крепко зажмурилась.

Что я собирался делать?

Я не мог ей позволить рассказать о нас миру. Здесь было лишь два варианта. Я мог «позаботиться» о ней, как Мэтью советовал делать в таких ситуациях. Или я как-нибудь уговорю её молчать. Я не для того рисковал всем, спасая её от этого чертового грузовика, чтобы собственноручно навредить ей сейчас.

Медленно, чтобы не напугать, я коснулся пальцами подбородка и осторожно повернул её голову к себе.

— Посмотри на меня, Кэт. Ты должна посмотреть на меня прямо сейчас.

Она держала глаза плотно закрытыми.

Я сдвинулся, перенося свой вес на ноги, и сжал её щеки. Её кожа была гладкой и холодной. Мои пальцы заскользили по линии её скул, и я увидел, что мои руки слегка дрожат. Я не знал смогу ли объяснить ей, но должен был попробовать. Я должен остановить пулю, летящую прямо в её голову.

— Пожалуйста, — прошептал я.

Её грудь резко поднялась, и ресницы затрепетали. Её взгляд прошёлся по моему лицу, и я знал, она пытается собрать в едино то, что видела сейчас с тем, что было на краю дороги. Бледный лунный свет пробивался сквозь деревья, скользя по её скулам и рту.

— Я не причиню тебе вреда, — попробовал я снова. — Я хочу поговорить с тобой. Мне нужно поговорить с тобой, ты понимаешь?

Она кивнула.

Я закрыл глаза, вздыхая. Усталость завладела мной.

— Окей. Я собираюсь отпустить тебя, но, пожалуйста, пообещай, что не побежишь. Сейчас я не в состоянии снова за тобой гнаться. Этот мой последний маленький трюк почти обесточил меня. — Я открыл глаза, обнаружив, что она внимательно смотрит на меня. — Скажи это, Кэт. Пообещай, что ты не станешь бежать. Я не могу позволить тебе бегать по лесу одной. Ты понимаешь меня?

— Да, — хрипло прошептала она.

— Хорошо. — Отстранившись назад, я провел рукой по её щеке и затем сместился в сторону. Присев на корточки, я наблюдал за её движениями, пока она не прижалась спиной к стволу дерева. Я подождал пару секунд, чтобы понять, не собирается ли она выкинуть чего. Когда она ничего не сделала, я присел напротив неё. Провел рукой сквозь волосы, проглатывая тысячу ругательств. — Почему тебе обязательно нужно было выйти на дорогу прямо перед грузовиком? Я делал все мыслимое и немыслимое, чтобы держать тебя как можно дальше от всего этого. Но тебе обязательно нужно было пойти туда и разрушить все результаты моих трудов.

Она прижала дрожавшую руку ко лбу.

— Я сделала это не специально.

— Но ты сделала. — Я опустил руку на колени. — Зачем ты приехала сюда, Кэт? Зачем? Я…мы хорошо справлялись, а потом появляешься ты, и все летит к чертям. Ты даже не представляешь. Чёрт. Я так надеялся, что нам повезет, и ты уедешь.

— Мне жаль, что я все еще здесь. — Она прижалась ещё сильнее к дереву, подбирая ноги к груди.

Я хотел ударить себя.

— Я всегда всё только усложняю. — Покачав головой, я попробовал снова. — Мы — разные. Думаю, сейчас ты это понимаешь.

Она уперлась лбом в коленки на минуту и, кажется, собиралась с мыслями. Затем подняла голову.

— Деймон, что ты такое?

Печально улыбнувшись, я потер запястьем затылок.

— Это трудно объяснить.

— Пожалуйста, скажи мне. Ты должен мне сказать, потому что я вот-вот снова сорвусь. — Она повысила голос.

Я встретил её взгляд и сказал правду.

— Я не думаю, что ты хочешь это знать, Кэт.

Её дыхание перехватило, когда она уставилась на меня. Понимание проскользнуло в её выражении. Если она начнёт задавать вопросы, то это все изменит. Всё уже изменилось, но если она спросит, я скажу её правду. Я дам ей достаточно информации, чтобы доказать, что мы доверяем ей.

Или достаточно, чтобы она повесилась от этого.

Здесь просто не было других вариантов.

Кэт тихо выдохнула.

— Вы… люди?

Я издал короткий смешок.

— Мы не совсем… здешние, Кэт.

— Ты думаешь?

— Да-а. Полагаю, ты уже и сама вычислила, что мы — не люди.

Она прерывисто вздохнула.

— Я очень надеялась, что ошибаюсь.

Я снова засмеялся, несмотря на то, что ничего смешного в этом не было.

— Нет. Наш дом очень, очень далеко отсюда.

Её руки напряглись вокруг ног.

— Что ты имеешь в виду под «очень-очень далеко»? Все, что мне приходит в голову после этих слов — это «Звездные Войны».

Почему я не был удивлен из-за того, что она подумала об этом?

— Мы не с этой планеты, Кэт.

Рот Кэт открылся, а затем закрылся.

— Кто вы? Вампиры?

Мои глаза закатились так, что я стал побаиваться, не останутся ли они в таком положении.

— Ты сейчас серьезно?

— Что? — Расстройство возрастало в её голосе. — Ты сказал, что вы — не люди. Это несколько лимитирует те варианты, кем вы можете являться на самом деле. Ты остановил грузовик, даже не дотронувшись до него.

— Ты читаешь слишком много. — Я медленно выдохнул. — Мы ни оборотни, ни колдуны, ни зомби… ни что-то еще, даже примерно на это похожее.

— Ладно. Я рада насчёт части про зомби. Мне нравится думать, что остатки моего мозга в безопасности. — Пробормотала она, и я резко взглянул на неё. — И я не читаю слишком много. Всех этих существ нет в реальности. Точно так же, как и пришельцев.

Я быстро наклонился вперед, кладя свои руки на её согнутые колени. Её глаза расширились, когда они встретились с моими.

— Не думаешь же ты, что в громадной, бесконечной вселенной Земля — единственная населенная планета?

— Н-нет, — она запнулась. — То есть такие вещи… это нормально для твоего… Черт, как же вы себя называете?

После непродолжительного молчания, я откинулся назад и стал думать с чего лучше начать. Я никому не рассказывал о нас раньше. Это был первый раз. И она выглядела так, словно была в секундах от того, чтобы истерично рассмеяться. Это было не очень хорошо.

— Я могу сказать, о чем ты думаешь, — заметил я. — Не то чтобы я читал твои мысли, но все это написано на твоем лице. Ты думаешь, я опасен.

Она смочила губы.

— Это сумасшествие, конечно, но… я не боюсь тебя.

— Нет? — Удивление пронеслось по мне.

— Нет. — Она засмеялась, но смех прозвучал неубедительно. — Ты не выглядишь, как инопланетянин.

Я изогнул бровь.

— И как, по-твоему, выглядят инопланетяне?

— Не так… не так, как ты, — сказала она. — Они не привлекательны.

— Ты считаешь меня привлекательным? — Я улыбнулся.

Её глаза сузились.

— О, просто, замолчи! Как будто ты не знаешь, что каждый на этой планете, считает тебя привлекательным. — Она состроила гримасу. — Инопланетяне — если таковые вообще существуют — это маленькие зеленые человечки с громадными глазами и длинными тонкими руками, или… или гигантские насекомые, или… или комкообразные маленькие создания.

Я громко расхохотался.

— И, конечно, внеземные?

— Да! Внеземные, идиот. Я так рада, что ты находишь это смешным. Пытаешься заморочить мне мозг еще сильнее, чем вы, ребята, уже успели? А может, я просто сильно ударилась головой, или что-то типа такого. — Она начала подниматься на ноги.

— Сядь, Кэт.

— Не указывай мне, что делать! — бросила она в ответ. А вот и мой Котенок. Я почувствовал некоторое облегчение. Если она могла кричать на меня, значит, не была так напугана, как я опасался. Мы, возможно, преодолеем этот проклятый шторм.

Я плавно поднялся, держа руки вдоль тела, и позволил своим глазам измениться.

— Сядь.

Кэт уставилась на меня — на то, как мои зеленые глаза сюрреалистично пылали. Она села. И отсалютовала мне…

Она буквально отсалютовала мне своим средним пальцем.

Вау. Как я мог не ценить её непоколебимость? Я ухмыльнулся ещё шире. Эта девушка может сразить меня, если я ей позволю.

— Ты покажешь мне, как на самом деле выглядишь? Ты ведь… не блестишь, правда? И, пожалуйста, скажи мне, что я не намеривалась когда-то поцеловать громадное, пожирающее мозги насекомое, потому что серьезно, я собираюсь…

— Кэт!

— Прости, — пробормотала она.

Закрыв глаза, я сосредоточился на терпении и спокойствии. Когда был уверен, что при изменении не сожгу случайно пол леса, я сбросил свою человеческую кожу. Я знал, что трансформация была полной, потому что услышал, как она сказала: «Святая преисподняя».

Для неё я выглядел, как человек, сделанный из света, что было не так уж далеко от правды. Я поднял веки. Кэт вскинула руки, прикрывая глаза. Свет, который я отбрасывал, был настолько интенсивным, что превратил ночь в день.

Когда я был в своей истинной форме, я не мог говорить на языке, который понимала Кэт, поэтому сделал то, что раньше делал только с представителями своего вида. Это было также запрещено. Но таковым было все, что я сделал недавно, так что ничего не изменится, если я продолжу в том же духе.

Лаксены были способны передавать мысли другим телепатически. Мы могли общаться так, если были в своих истинных формах, что было не часто, но люди не могли посылать нам ответ. Мы не могли читать их мысли.

«Это то, как мы выглядим».

У Кэт перехватило дыхание.

«Мы состоим из света. Даже в человеческой форме мы можем манипулировать светом по своему желанию». Я сделал паузу. «Как видишь, я не выгляжу, как гигантское насекомое. И не сверкаю».

— Нет, — прошептала она.

«Или как комкообразное маленькое существо, что я считаю оскорбительным, между прочим». Я поднял руку, протягивая её к ней ладонью вверх. «Ты можешь коснуться меня. Это не причинит тебе боли. Думаю, это даже приятно для людей».

Она сглотнула, когда посмотрела на мою ладонь, а затем на то место, где должны были быть мои глаза. Она протянула руку. Её пальцы прикоснулись к моим. Разряд электрического тока, абсолютно безопасного, перешёл от моей руки к её. Беловато красный свет затанцевал по её руке. Я улыбнулся, когда её глаза расширились.

Набравшись смелости, она переплела свои пальцы с моими, заставляя маленький пучок света обернуться и окутать её запястье. Затем мой свет полностью окутал её руку.

«Полагаю, что тебе нравится».

Правда была в том, что мне это тоже нравилось. В моей настоящей форме я был сверхчувствителен к… ко всему. Мне нравилось её прикосновение. Возможно, даже слишком.

Освободив свою руку, я отступил назад. Мой свет медленно ослаб, а затем я вернулся в ту форму, с которой она была больше знакома.

— Кэт.

Она уставилась на меня, медленно качая головой.

Наверное, мне следовало повременить со всей этой «покажи и скажи» темой.

— Кэт?

— Ты пришелец, — прошептала она, словно пыталась себя убедить в этом.

— Верно. Именно это я пытался тебе объяснить.

— О… оу… вау. — Она притянула свои руки к груди. — И… откуда ты? С Марса?

— Даже не близко. — Я засмеялся. — Я сейчас расскажу тебе одну историю, хорошо?

— Ты собираешься рассказать мне историю?

Я кивнул, когда провел рукой по волосам.

— Все это будет звучать для тебя безумно, но постарайся помнить то, что ты видела. То, что ты знаешь. Ты наблюдала, как я делаю невозможное. Теперь для тебя не должно быть ничего невозможного. — Я подождал, пока она это уяснит. — Место откуда мы родом называется Эйбел.

— Эйбел?

— Это одна из самых далеких галактик от твоей, примерно, в тринадцати миллиардах световых лет отсюда. На Земле нет телескопов или космических шаттлов, способных перемещаться так далеко. И никогда не будет. — Если бы наш дом все еще существовал, подумал я, когда посмотрел на свои раскрытые ладони. — Хотя… даже если бы они существовали, это было бы не так уж и важно. Нашей планеты больше не существует. Она была разрушена, когда мы были еще детьми. Вот почему мы должны были покинуть её и найти место, приемлемое для нас в плане еды и атмосферы. Не то чтобы нам нужно дышать кислородом, но это хотя бы не больно. Дыхание на этой планете для нас — всего лишь отработанный до автоматизма навык, не более.

Осознание вспыхнуло в её чертах, и я могу поклясться, что она думала о дне на озере.

— То есть, тебе не нужно дышать?

— Нет, не слишком. — Я пожал плечами. — Мы делаем это по привычке, и, конечно, случается, что иногда мы об этом забываем. Например, когда плаваем.

— Продолжай.

Я помедлил секунду, думая сможет ли она это все осмыслить, а затем продолжил. Я отказывался признавать ту часть меня, что хотела рассказать её все. Ту часть, что отчаянно хотела знать, что она подумает, если узнает настоящего меня.

— Мы были слишком маленькими, чтобы знать название нашей галактики. Или, возможно, наш народ не нуждался в названии подобных вещей, но я хорошо помню название нашей планеты. Она называлась Лакс, а мы все — Лаксены.

— Лакс, — прошептала она. — Свет по-латински?

— Мы прибыли сюда в потоке метеоритного дождя пятнадцать лет назад, с другими, такими же, как мы. Но есть среди нас и такие, кто перебрался на Землю задолго до нас. Представители нашей расы посещали вашу планету на протяжении тысячи лет. И, конечно, не все мы переместились именно на эту планету. Некоторые отправились дальше по галактике. Многие, должно быть, попали на планеты непригодные для жизни, но когда всем окончательно стало ясно, что для нас Земля — это практически идеальные место для обитания, выбор стал очевидным. Ты успеваешь следить за мыслью?

Её взгляд был пустой.

— Думаю, да. Ты говоришь, здесь много таких, как ты. Томпсоны… они такие же?

Я кивнул.

— Мы вместе с ними с тех самых пор.

— И… как много вас здесь?

— Именно здесь? Не меньше пары сотен.

— Пара сотен, — повторила она. — Почему именно здесь?

— Мы… держимся большими группами. Это не… ладно, это не имеет значения сейчас.

— Ты сказал, что вы прибыли во время метеоритного дождя? И где твой космический корабль? — Её нос мило сморщился.

Я изогнул бровь.

— Мы не нуждаемся в таких вещах, Кэти. Мы перемещаемся вместе со светом.

— Но если ты с планеты, которая в миллиардах световых лет отсюда, и ты двигаешься со скоростью света… то дорога сюда заняла, наверное, миллиарды лет?

Она действительно это мысленно подсчитала сейчас?

— Нет. Используя те же самые возможности, с помощью которых я спас тебя от грузовика, мы способны подчинять своей воле пространство и время. Я не ученый, поэтому не знаю, как это работает. Мы просто можем это и все. Некоторые лучше, некоторые хуже.

Она медленно кивнула, но я почувствовал, что это было просто напоказ. Она не теряла самообладание, по крайней мере, хоть какие-то хорошие новости.

Я продолжил, когда снова сел.

— Мы стареем точно так же, как и люди, что позволяет нам не выделяться среди вас. Когда мы переместились сюда, нам пришлось выбирать свои… оболочки. — Она вздрогнула, и я пожал плечами. Что я мог сделать? Это была правда. — Я не знаю, как по-другому объяснить, не пугая тебя… но не все из нас могут постоянно менять свое обличие. Та внешность, которую мы выбрали, когда прибыли сюда, это то с чем мы вынуждены навсегда оставаться.

— Что ж… в таком случае, ты сделал неплохой выбор.

Я усмехнулся, когда провел пальцами по траве.

— Мы воплотили в своем новом теле то, что увидели. И почти для всех нас этот выбор оказался перманентным. Впоследствии, вероятно, под воздействием ДНК, наша внешность стала похожей. И, на случай, если ты удивлена, мы всегда рождаемся тройней. Так было испокон веков. — Я наблюдал, как она села обратно не дальше чем на расстоянии фута напротив меня. — В большинстве своем, мы очень похожи на людей.

— За исключением того, что вы являетесь облаком света, до которого я могу дотронуться?

Моя усмешка стала шире.

— Да, это, и еще мы гораздо более развиты, чем люди.

— Насколько более? — спросила она тихо.

— Скажем так, если нам когда-нибудь придется столкнуться с человечеством, вы не одержите верх. Без вариантов.

Она застыла, а затем отпрянула от меня. Наверное, нужно было оставить эту информацию при себе.

— И что еще ты способен делать?

Я встретил её взгляд.

— Чем меньше ты знаешь, тем, скорее всего, для тебя лучше.

Кэт покачала головой.

— Нет. Ты не можешь рассказать мне подобное, а потом взять и что-то умолчать. Ты… ты должен мне это.

— Если я не ошибаюсь, то это ты мне должна. Уже, как минимум, в трех случаях, — заметил я.

— Как это, в трех?

— Ночь, в которую тебя атаковали; только что; и когда ты решила, что Эш нужно срочно примерить на себя спагетти. — Я считал, загибая пальцы. — Лучше бы, чтобы четвертого раза не было.

Замешательство окрасило выражение её лица.

— Ты спас меня от Эш?

— О да, когда она сказала, что покончит с тобой, поверь, она именно это и имела в виду. — Я вздохнул, когда откинул голову назад. — Проклятье. Почему бы и нет? Ты и сама уже начала о многом догадываться. Каждый из нас в состоянии контролировать свет. При желании, манипулируя им, мы можем становиться совершенно невидимыми, рассеивать тьму… да все, что угодно. И не только это. Мы можем контролировать и использовать потенциал света. И, поверь мне на слово, тебе вряд ли понравится, если что-то подобное когда-либо впишется в твое тело. Я сомневаюсь, что люди могут перенести такое и при этом остаться в живых.

— Окей… — Она сложила руки вместе, кажется, это был бессознательный жест. — Подожди. Когда мы встретили медведя, я видела вспышку света.

— Это я, и, прежде чем ты спросишь, я не убивал того медведя. Всего лишь спугнул. Ты потеряла сознание, потому что находилась слишком близко к Источнику. Думаю, это оказало воздействие на тебя. Только не понимаю, почему он поразил тебя тогда, и не затронул сейчас. В любом случае… каждый из нас имеет определенные способности к исцелению, но не все одинаково хороши в этом, — продолжил я, опустив подбородок. — Я неплохо это делаю, но Адам, один из Томпсонов, может вылечить практически все при условии, что в исцеляемом остаются хотя бы малейшие признаки жизни. И еще… нас крайне проблематично убить. Мы можем проявить слабость, но только если ты поймаешь нас в нашей настоящей форме. Или лишишь головы в человеческой. Думаю, это должно сработать.

— Да-а, отсечение головы обычно делает свое дело. — Её руки скользнули к лицу и остались там, придерживая голову. — Ты — инопланетянин.

Я приподнял брови.

— Есть много чего, что мы можем делать, но лишь после достижения половой зрелости, и даже тогда бывает трудно контролировать свои способности. Иногда, вещи, которые мы делаем, немного нас истощают.

— Это должно быть… трудно.

— Да, трудно.

Она опустила руки, прижимая их к груди.

— Что еще ты можешь делать?

Я осмотрел её.

— Пообещай, что снова не рванешь от меня со всех ног.

— Да, — сказала она и затем кивнула. Очень мило.

— Мы можем манипулировать объектами. Любой предмет, может быть передвинут, неважно, одушевленный или нет. Мы можем делать больше, чем это. — Я нашёл и поднял в воздух упавший лист. Я держал его между нами. — Смотри.

Обратившись к Источнику, я позволил жару окутать мою ладонь, а затем и пальцы. Дым поднялся от них, и тогда вылетела крошечная искра. Пламя, яркое и оранжевое, вспыхнуло на моих пальцах, облизывая края листа. За время, которое нужно на один удар сердца, лист исчез.

Кэт встала на колени и придвинулась немного ближе. Я наблюдал за ней, удивленный. Языки пламени потрескивали на моих пальцах. Она подняла руку, придвинув их к пламени. Когда она одернула ладонь, её глаза были широко распахнуты от удивления.

— Огонь не причиняет тебе боли?

— Как что-то, что является частью тебя, может причинять боль? — Я опустил руку, треся ею так, чтобы пламя погасло. — Видишь. Все закончилось.

Она переместилась ещё ближе.

— Что еще ты можешь?

Я смотрел на неё секунду, а затем улыбнулся, прежде чем переместился так быстро, что она не смогла уследить. В первую секунду я сижу напротив неё, а в следующую я на расстоянии нескольких футов прислонился к дереву.

— Как во имя всего… подожди! Ты уже делал это. Эта жутко тихая манера передвигаться. Только это не потому, что ты бесшумный. — Потрясенная, она снова припала спиной к дереву. — Ты можешь двигаться настолько быстро.

— Со скоростью света, Котенок. — Я кинулся вперед, а затем медленно сел. — Некоторые из нас управляют свои телом, меняя форму, которую мы выбрали изначально. Что-то вроде… видоизменения в любое другое живое существо — человека или создание.

Она посмотрела вниз, а затем снова подняла взгляд.

— Вот почему Ди периодически теряла четкие очертания?

Что за черт?

— Ты видела это?

— Да, но я думала, что мне мерещиться. — Отклонившись в сторону, она расправила ноги, вытянув их. И конечно, это привлекло моё внимание, потому что… ну, ноги. — С ней случалось нечто подобное, когда она, казалось, чувствовала себя комфортно. Её рука или контуры тела начинали терять очертания.

Я перевел свой взгляд от её ног и кивнул.

— Не все из нас могут полностью контролировать свои способности. Некоторые борются с ними.

— Но ведь у тебя получается?

— Такой вот я потрясающий.

Она закатила глаза, но затем резко выпрямилась.

— Что на счет твоих родителей? Ты говорил, они работают в городе, но я никогда их не видела.

Мой взгляд снова опустился к земле.

— Наши родители не имели возможности сюда попасть.

— Мне… мне жаль

— Не беспокойся. Это было очень давно. Мы даже не помним их.

— Боже, я чувствую себя такой глупой, — сказала она через секунду. — Знаешь, я ведь правда думала, что они работают в городе.

— Ты не глупая, Кэт. Ты верила в то, что мы хотели, чтобы ты верила. Мы хорошо умеем убеждать. — Я вздохнул. — Хотя, как оказалось, не в достаточной степени. — Когда я снова посмотрел на неё, у неё был этот отстраненный взгляд. — А ты справляешься лучше, чем я ожидал.

— Ну, … скажем так, я думаю, что чуть позже у меня будет достаточно времени для паники и мини-припадка. Скорее всего, я просто буду считать, что на какое-то время потеряла рассудок. — Она закусила нижнюю губу. — Ты… ты можешь контролировать чужое сознание? Читать мысли?

Я покачал головой.

— Нет. Наши возможности основываются на том, что мы есть. Если бы наша сила — свет — могла бы контролировать эту сферу то, кто знает. Все возможно.

Злость вспыхнула в её глазах, и она ощетинилась, как маленький разъяренный котенок.

— Все это время, я думала, что схожу сума. К тому же, ты говорил мне, что это плод моего воображения или просто начинал морочить голову. Ты словно делал мне инопланетную лоботомию. Мило.

Мои глаза сузились, когда я посмотрел на неё.

— У меня не было выбора. О нас никто не должен знать. В противном случае, одному Богу известно, что будет.

Кэт резко выдохнула, и могу сказать, она боролась с собой, чтобы оставить это в покое.

— Как много… людей знает о вашем существовании?

— Некоторые местные, которые только Богу известно, что о нас думают, — начал объяснять я. — Еще узкий круг в правительстве, но только в пределах Министерства Обороны, на этом все. Никто из них не знает о наших возможностях. Они не могут. — Я почти прорычал, встретившись с её взглядом. — МО уверено, что мы безобидные фрики. Пока мы придерживаемся их правил, они обеспечивают нас деньгами, жильем и оставляют в покое. Поэтому, если кто-то из нас вдруг скомпрометирует себя демонстрацией собственной силы… то это плохая новость по сразу нескольким причинам. Мы стараемся не использовать свои способности, особенно возле людей.

— Потому что это может разоблачить вас.

— Это и… — я потер подбородок, неожиданно почувствовав усталость. Я не хотел признавать, что подверг её опасности. — Каждый раз, когда мы используем силу, скажем так… это оставляет определенный след на человеке, предоставляя нам возможность видеть, что он совсем недавно находился рядом с кем-то таким же, как мы. Поэтому мы стараемся сдерживаться, находясь возле людей, но ты… с тобой с самого начало все пошло не по плану.

— Когда ты остановил грузовик, это оставило… след на мне? — Когда я не ответил, она попыталась разобраться сама. — И тогда, когда испугал медведя? Этот след может прослеживаться такими же, как ты? То есть, Томпсоны и все другие инопланетяне в округе знают, что я была подвержена твоему… космическому моджо?

— Что-то в этом роде, — сказал я. — И они определенно от этого не в восторге.

— Тогда зачем ты остановил грузовик? Я явно являюсь слишком большой ответственностью для тебя.

Черт, это что сложный вопрос? Эндрю и Мэтью, скорее всего, спросили ли бы то же самое, если бы я рассказал им, что Кэт знает кто мы, но надеюсь такого разговора никогда не случиться. Я действительно не знал, как ответить на этот вопрос.

Или, может быть, я знал, но не хотел произносить вслух.

Кэт глубоко вдохнула.

— Что ты собираешься со мной делать?

Я поднял взгляд.

— Что я с тобой собираюсь делать?

— Я знаю, кто ты есть на самом деле, и это создает риск для каждого. Ты можешь… просто испепелить меня или Бог знает что еще.

Я не мог поверить, что она только что это сказала. Знаю я вел себя, как придурок с ней, но не до такой же степени. Она должна была почувствовать, что между нами есть что-то большее. Она не чувствовала? Возможно, нет. Может быть, я был так хорош в своей способности быть мудаком, как Кэт это называла, что она и понятия не имела, как я на самом деле начал относиться к ней. Я размышлял над тем, рассказать ли ей все. О том, как просто пребывание рядом с ней заставляет меня улыбаться больше, чем за все годы. Как я восхищаюсь её мужеством и тем, как она может постоять за себя, защищаться, особенно от меня и моей ерунды. Когда тепло начало разливаться у меня в груди, я незамедлительно пресек эту чепуху на корню, в этот момент в голове всплыл образ моего мертвого брата вместе с человеком, в которого он был влюблён. Нет, будет лучше, если мы продолжим держаться в стороне друг от друга, но это не значило, что я, по крайней мере, не могу облегчить её страхи.

— Зачем бы я все тебе рассказывал, если б собирался что-то с тобой сделать?

Её губы сжались.

— Не знаю.

Я придвинулся ближе к ней, протянув руку, но резко остановился, когда она отпрянула от меня. Мои внутренности скрутило, а пальцы согнулись в воздухе.

— Я ничего не собираюсь с тобой делать. Хорошо?

Она начала терзать нижнюю губу.

— Как ты можешь мне доверять?

Ещё один сложный вопрос, на который было не просто ответить. В этот раз, когда я протянул руку к ней, она не отстранилась. Я разместил свои пальцы под её подбородком, удерживая её взгляд,

— Я не знаю. Просто доверяю. И, если быть до конца честным, никто все равно тебе не поверит. К тому же, создашь лишнюю шумиху, навлечешь на себя внимание со стороны МО, а ты вряд ли этого хочешь. Они пойдут на любые меры, чтобы население оставалось в неведении.

Казалось, она пыталась это осмыслить, и на секунду наши взгляды встретились. Мы были связаны не только физическим контактом, но и правдой. Когда она отпрянула от меня, мне это не очень-то понравилось.

И мне не понравилось то, что мне это не понравилось.

— Значит, вот почему ты говорил все это раньше? — спросила она, её голос был приглушенным. — Ты не ненавидишь меня?

Мой взгляд опустился к руке. Я подбирал слова. — Я не ненавижу тебя, Кэт.

— Вот почему ты не хотел, что бы я общалась с Ди, потому что боялся, что я узнаю правду?

— Это, и еще ты — человек. Люди слабые. Они не приносят нам ничего, кроме проблем. — Да, это прозвучало жестче, чем я думал, но это, скорее всего, было к лучшему. Она должна знать, что стоит на кону — ради всех нас.

Её глаза сузились.

— Мы не слабые. И ты на нашей планете. Как насчет небольшого уважения, приятель?

Изумление затопило меня.

— Тут с тобой трудно поспорить. — Я осмотрел её. — Как ты… справляешься со всем этим?

— Пытаюсь осмыслить. Не знаю. Не думаю, что теперь что-то в этой жизни способно меня поразить.

Я был рад услышать это. Затем поднялся на ноги.

— Тогда нам следует возвращаться, пока Ди не решила, что я тебя убил.

— Она действительно может так подумать? — спросила она медленно, словно боялась ответа.

Я смотрел на Кэт, возвышаясь над ней, когда она встретила мой взгляд, я знал, что она увидела холод в них.

— Я способен на многое, Котенок. Убийство ради защиты семьи не то, над чем я стану лишний раз думать. Но тебе не стоит об этом беспокоиться.

— О, приятно это слышать, — пробормотала она.

Я наклонил голову набок.

— Существуют еще и другие. Те, которые сделают все, чтобы завладеть преимуществами Лаксенов, в особенности, такими, как мои. Они сделаю все что угодно, чтобы добраться до меня и моего вида.

— И каким образом это имеет отношение… ко мне?

Наклонившись, я осмотрелся вокруг.

— След, который я оставил на тебе, когда останавливал грузовик может отслеживаться. Прямо сейчас ты сияешь, как фейерверк в День Независимости.

У неё перехватило дыхание.

— Они будут использовать тебя, чтобы добраться до меня. — Я протянул руку, убирая листок из её волос. Тогда я коснулся её щеки в том месте, где её кожа была повреждена после того ночного нападения. — И если они все-таки тебя схватят… смерть покажется тебе спасением.

Глава 15

Кэт молчала большую часть дороги, пока мы возвращались обратно. След, окутывающий её, интенсивно мерцал, словно светящийся диско шар. Это грозило стать огромной проблемой.

Когда деревья расступились на нашем пути, она заговорила.

— Могу…могу я увидеть Ди?

Я замедлил шаг так, чтобы ей было легко догнать меня.

— Думаю, было бы неплохо подождать до завтра. Мне нужно поговорить с ней, объяснить ей, что я сказал тебе.

Ее взгляд стал печальным, когда мы приблизились к домам, но она кивнула. Я проследовал за ней вверх по ступенькам крыльца, на котором горел фонарь, проливая мягкий свет на поникшую голову Кэт. Через окна я мог видеть, что дома темно. Ее мама была на работе, как обычно. После всего, что произошло сегодня, не думаю, что оставлять её одну было хорошей идеей.

Что если она проснется посреди ночи и начнет звонить всем под ряд? Ладно. Это было маловероятно. Кэт была не глупой, но она может проснуться и испугаться. Что не удивительно.

Я подержал открытой входную дверь и пропустил её вперед, когда она подошла к ней.

— Хочешь переночевать у меня?

Кэт остановилась и медленно повернулась ко мне. Одна её бровь приподнялась.

— Что-что?

У меня вырвался смех.

— Вытащи голову из сточной канавы, Котенок.

Она поджала губы.

— Моя голова не в канаве.

— Ага. — Я одарил ее полуулыбкой. — Можешь остаться в нашем доме, если хочешь. Утром Ди будет там.

Она не ничего не сказала, пока ее взгляд искал мой, а затем кивнула.

— Ладно. Я просто… мне нужно взять кое-какие вещи.

Я кивнул.

— Буду ждать тебя на крыльце.

И снова она рассматривала меня, будто пыталась узнать мои мысли, затем приоткрыла входную дверь. Когда Кэт вошла в дом, то включила свет в фойе. Оглянувшись через плечо, она посмотрела на меня, но взгляда моего не встретила.

— Я скоро вернусь.

— Я буду тут.

Кэт побежала вверх по лестнице, ее сандалии шлепали по ступенькам. Пока она была наверху, я не остался стоять на месте. Планировка дома была такой же, как и у нас, поэтому, когда я забрел в проход слева от меня, то вошел на кухню. Я включил свет и осмотрелся. Я ничего не искал. В основном, мне было просто любопытно.

Но то, что я увидел, приподняло уголки моих губ.

Куда бы я ни посмотрел, везде были книги, так же, как и в гостиной. Две были на кухонной стойке, рядом с тостером. Одна была на холодильнике, и я понятия не имел, почему она лежала там. Трое расположилось на кухонном столе, напротив двух не распакованных пакетов.

Как возможно, что у кого-то так много книг?

Я слышал, как она ходит наверху. Я выключил свет и вернулся в фойе. Несколько секунд спустя, она стала спускаться с небольшой сумкой в руке.

— Я готова.

Кэт заперла дверь, а затем мы направились к моему дому. По дороге, она все время поглядывала в мою сторону. Могу сказать, что у нее было много вопросов. А у кого бы их не было, если бы выяснилось, что ты жил по соседству с инопланетянами? Но я понимал, что у неё должно быть произошел переломный момент, и действительно не хотел быть тем, кто подтолкнет ее к краю. Именно по этой причине, я не хотел, чтобы она разговаривала с Ди.

Но мне также нужно было убедиться, что мы понимаем друг друга, что Кэт осознает, во что она только что ввязалась, и понимает, какими будут последствия, после того, что она сделала.

Когда мы подошли к входной двери, я остановился и повернулся к ней. Света не был включен, поэтому мы стояли в темноте.

— Мне просто нужно кое в чем убедиться, хорошо?

Она притянула сумку ближе к себе.

— Все в порядке?

Я понизил голос на случай, если Ди подслушивала под дверью. Она была где-то в доме. Я чувствовал это.

— Что я тебе сказал? Что ты знаешь? Я не могу выразить словами, насколько это важно. Это выходит за рамки обычного уровня доверия. Моя жизнь — наши жизни — в твоих руках, — сказал я ей. — Я не жду, что тебе будет волновать моя судьба, если ты толкнешь меня под мчащийся автобус, но помни, ты также толкнешь туда и Ди.

Кэт подошла ближе так, что ее сумка задела мой живот.

— Я понимаю это, Деймон. Честно. То, что ты сказал ранее — правда. Никто мне не поверит. Они подумают, что я сумасшедшая, но я бы ни за что не предала Ди. — Она сделала паузу, выдохнув, и подняла свой подбородок. — И, несмотря на то, что ты огромный придурок, я бы не стала подставлять тебя тоже.

Мои губы дрогнули.

— Что ж, приятно это слышать.

— Я серьезно, — настояла она. — Я никому не расскажу.

Какая-то часть леденящего беспокойства отступила, но только время покажет, можно ли действительно доверять Кэт. Я надеялся на это. Не только ради Ди или меня, но и ради ее самой.

Я завел ее в дом и проводил на второй этаж. Она осматривалась, ее взгляд метался от одного предмета к другому, и я понял, что это первый раз, когда она вошла в наш дом. Думаю, Ди была в своей спальне, поэтому я не удивился бы, если она выскочила бы оттуда в любой момент.

Я провел Кэти к спальне для гостей, которая почти никогда не использовалась, и открыл дверь. Включив свет, я шагнул в затхлый, холодный воздух комнаты.

— Можешь остаться здесь. — Я подошел к кровати. Она была заправлена. — Дополнительные одеяла в шкафу.

Кэт медленно повернулась, оглядывая шкаф.

Ванная располагается прямо напротив этой комнаты. Моя спальня находится по соседству, — объяснил я, когда провел рукой по груди. — Спальня Ди дальше по коридору. Просто…забудь об этом на сегодня. Утром она все еще будет здесь.

Она кивнула.

Мой взгляд скользнул к её. Темные круги от усталости сформировалась у нее под глазами. Я подозревал, что она вырубится, как только её голова коснется подушки.

— Тебе нужно что-нибудь еще?

— Нет.

Я постоял какое-то время, чувствуя, что должен сказать ещё что-то, но не смог подобрать слова, поэтому кивнул, а затем повернулся к двери.

— Деймон?

Остановившись, я обернулся.

Она покусывала нижнюю губу.

— Спасибо за то, что спас меня сегодня. Я бы превратилась в блин, если бы не ты.

Я не ответил ей, потому что ей действительно не стоило меня благодарить.

— И… — она сделала шаг вперед, опуская сумку. — И спасибо, что сказал мне правду. Ты можешь доверять мне.

Мои ресницы приподнялись, и я встретил ее искренний взгляд. Я хотел ей верить.

— Докажи это.

От меня не ускользнуло то, что я повторил слова Эш, пока покидал комнату, закрывая за собой дверь. Пройдя дальше по коридору, я остановился у двери Ди и легонько постучал костяшками пальцев по ней.

Дверь распахнулась, и за ней стояла моя сестра, её глаза блестели.

— Она меня ненавидит? — прошептала она.

— Что? — Я нахмурился, входя в комнату и закрывая дверь за собой. — Боже. Нет. Она тебя не ненавидит.

Ди сложила руки вместе.

— Ты уверен? Я лгала, и как я могу нравиться ей, когда все, что я делала…

Обернув руки вокруг ее плеч, я привлек ее в объятия.

— Она понимает, почему ты не могла быть честной, Ди. Она не ненавидит тебя за это.

Она зарылась лицом на моей груди, и когда заговорила, ее голос прозвучал приглушенно.

— Ты рассказал ей?

— Да. — Я опустил щеку на ее макушку и быстро рассказал ей, что произошло с грузовиком. — У меня не было выбора.

Ди секунду молчала.

— Да. На самом деле у тебя был выбор, Деймон.

Я знал, о чем она говорит, и ненавидел то, что Ди верила, что я пошел бы на такие меры, если бы ситуация ухудшилась.

— Я также думаю, это хорошо, что ты привел ее сюда, — продолжила она.

Я не ответил ей.

— Она думает, что я фрик, не так ли? — пробормотала она.

Я засмеялся, когда отстранился.

— Нет. Она так не считает.

Не выглядело, что она поверила мне.

— Кэт устала. Она еле стоит на ногах. Дай ей отдохнуть до завтра, а затем ты сможешь скакать вокруг нее сколько угодно, хорошо?

Ди смягчилась, и, пообщавшись с ней ещё пару минут, я направился обратно в свою спальню. Изнеможенный, я переоделся в пижамные штаны и был готов упасть на кровать, но меня мучала смертельная жажда.

Мне действительно нужно поставить небольшой холодильник здесь.

Вздохнув, я вышел из комнаты. В ванной горел свет, в то время как я направился вниз по лестнице. Я взял бутылку воды и прошел обратно наверх, странно, но мой мозг был свободен от всех забот, что лишний раз доказывало, насколько уставшим я был.

Когда я приблизился к своей комнате, дверь ванной открылась и Кэт вышла в коридор. Она замерла. Я замер. Проклятье. Я превратился чертову статую…

Кэт держала в руках зубную щетку и пасту. Ее волосы были собраны в небрежный пучок, а небольшие пряди, обрамлявшие её лицо, были влажными. Она умыла лицо, и выглядела так, словно пролила больше воды на темно-синюю футболку, которую надела, чем на свое лицо. Говоря об этой футболке…

Это было все, во что она была одета. И футболка была тонкой. И для меня открывался прекрасный вид.

Визуальность обладала интенсивной силой, и не было никакого способа остановить реакцию моего тела, что вело себя порой чертовски по-человечески. Рубашка была свободной и громоздкой, оканчиваясь на середине бедра, и Господь, эти бедра…

Кто знал, что футболка может быть такой чертовски сексуальной?

Ее лицо было красным, как спелый помидор, но она… она меня рассматривала так же, как и я ее. Глаза Кэт смотрели определенно не на мое лицо, поэтому я не чувствовал себя слишком большим мудаком, пока пялился на определенные части её тела. Не когда ее взгляд изучал мой живот, а затем грудь… и опять опустился вниз туда, где свисали пижамные штаны.

Кэт покусывала свою нижнюю губу.

Ах, черт.

Я проглотил стон, и она, должно быть, услышала звук, потому что ее взгляд метнулся к моему лицу, а румянец стал сильнее. Она поспешила к спальне для гостей.

— С-спокойной ночи.

— Спокойной, — это все, что мне удалось сказать.

Я вошел в свою спальню и тихонько закрыл дверь за собой. Подойдя к кровати, я плюхнулся на нее и уставился в потолок.

Это будет еще одна длинная ночь.

***

Я странно себя чувствовал после того, как рассказал правду Кэт. Я думал, что должен быть более обеспокоенным. Никогда раньше я не рассказывал человеку о нас, а в прошлый раз, когда Доусон рассказал правду Бетани, все обернулось очень плохо. Не знаю, почему я не был взбешен или напуган в этот раз.

Вместо этого, я испытывал… облегчение. Мне больше не надо притворяться или скрывать от неё свою сущность. Мне не придётся больше быть полным придурок, как она называла меня. Конечно, я должен соблюдать дистанцию, но, по крайней мере, я мог доступно объяснить ей происходящие. Дом вновь стал моим убежищем, как это было до переезда Кэт.

Как я уже сказал, это было странно.

Я оставался в постели утром субботы, пока Ди разговаривала с Кэт. Я решил, что нужно дать им время, чтобы они разобрались в этом большом открытии, и, когда Кэт, наконец, направилась домой в полдень, Ди объяснила мне, что она наглядно продемонстрировала Кэт одну из своих сильнейших способностей.

В своей истинной форме Ди могла принимать облик другого человека. Большинство из нас могло это делать, но только на короткое время. Ди могла удерживать такое состояние намного дольше, чем все мы.

Ди, видимо, заставила себя выглядеть как Кэт.

На месте Кэт мне бы не очень понравилась данная перспектива.

Я находился на кухне и споласкивал тарелки перед тем, как поместить их в посудомоечную машину, в то время как Ди кружила рядом. Радостное воодушевление наполняло её голос, когда она детально описывала их разговор с Кэт. Я не мог скрыть свою улыбку, также как Ди не могла скрыть своего облегчения.

— Я сказала ей, что ты можешь делать практически все, — сказала Ди. — Она спросила про то, что ты можешь делать после того, как я перевоплотилась в нее.

Моя улыбка расширилась. Держу пари, Кэт нравилось слушать это.

— Я подчеркнула тот факт, что правительство не знает обо всех наших способностях и что важно, чтобы они никогда об этом не узнали. — Она, припрыгнув, выхватила тарелку из моих рук и положила ее в посудомоечную машину. — Не похоже, что ты многое рассказал об Арумах.

Улыбка начала сползать с моего лица.

Ди закрыла дверцу посудомоечной машины и протанцевала к кухонному столу.

— Я объяснила, что случилось с нашей планетой и почему власти не догадываются о том, что Арумы — это совершенно другая раса.

Я медленно развернулся.

— Что еще ты ей рассказала?

— Я подробно изложила все связанное со следом. — Ее лоб сморщился. — Она не выглядела удивленной, так что я предположила, что ты уже рассказал её кое-что. Я сказала, что ей не стоит беспокоиться. Мы присмотрим за ней, и теперь, когда она знает, с чем имеет дело, думаю, будет легче обеспечить ей безопасность.

— Да. — Я провел рукой свозь волосы. Я не возражал насчет того, что Ди обсудила с Кэт этот вопрос. В конце концов, я начал этот разговор вчера вечером, но я задался вопросом, как Кэт справляется со всем этим.

— Ей действительно можно доверять, — продолжила Ди, когда я опустил руку. Она взяла кувшин с чаем и отнесла его в холодильник. — Кэт в курсе того, что произойдет, если МО выяснит, что она знает о нас. Она ничего не расскажет, Деймон.

Я кивнул и сложил руки на груди.

— Больше никто не должен знать, что ей открылась правда. Даже Адам.

Ди открыла рот.

— Я не шучу, сестренка. Адам — хороший парень. Он не такой как Эндрю, но сама знаешь, что это серьезно, особенно после… после Доусона и Бетани. Остальные будут обеспокоены, особенно Мэтью. Мы не можем гарантировать, что один из них не запаникует и не сдаст Кэт.

Ее глаза расширились, когда она закрыла дверцу холодильника.

— Думаешь один из них может совершить подобное?

Я обдумал этот вопрос.

— Не знаю. Я хочу верить, что нет, но… все возможно. И всегда есть риск, что один из них может случайно оговориться перед другими Лаксенами. Мы просто должны быть осторожны.

Ди теребила край своей рубашки.

— Ладно. Никто не должен знать.

Оттолкнувшись от раковины, я направился к лестнице, но затем передумал.

— Я собираюсь пойти проведать Кэт. Хочешь пойти со мной?

Она начала что-то говорить, а затем широко улыбнулась.

— Неа. Останусь пока здесь. Проведаю ее позже.

Я прищурился.

— Почему ты улыбаешься, словно находишься под кайфом?

— Да, так просто. — Она качнулась назад, улыбаясь так широко, что я подумал, ее лицо треснет. — Абсолютно без причины.

Нахмурившись, я покачал головой и развернулся. Я уже подошел к двери, когда Ди прокричала:

— Не торопись.

Я послал ей сердитый взгляд через плечо, и она залилась смехом. Я пересек двор и увидел Кэт через кухонное окно. Ну, увидел белое свечение вокруг нее… Я направился к черному входу и постучал.

Дверь распахнулась, и, к сожалению, она не была одета в одну рубашку, как прошлой ночью. На самом деле, это было, вероятно, хорошо. Но след на ней. Черт. Остальные первым делом увидят его утром во вторник, после дня труда, и мне необходимо придумать чертово оправдание.

— Хэй? — сказала она не уверенно.

Я кивнул в ответ.

Настороженность промелькнула на ее лице.

— Хм, хочешь зайти?

Не чувствуя себя в настроении оставаться с Кэт в закрытом помещении, я покачал головой.

— Нет, я подумал может быть мы могли бы куда-нибудь пойти, заняться чем-нибудь.

Ее брови взлетели вверх, и я чуть не рассмеялся.

— Чем-нибудь заняться? — спросила она.

— Да. Если, конечно, ты не собираешься размещать свой отзыв или возиться в саду.

— Ха. Ха. — Она начала закрывать дверь.

Я поднял руку и остановил дверь, не касаясь её. Шок заменил раздражение, и я усмехнулся.

— Ладно. Позволь мне попробовать еще раз. Не хотела бы ты пройтись со мной?

Она заколебалась.

— Куда предлагаешь пойти?

Я оттолкнулся от дома, сделав шаг назад, и пожал плечами.

— Пойдем к озеру.

— В этот раз я буду смотреть по сторонам, прежде чем переходить дорогу, — сказала она, и я развернулся. — Ты ведь не ведешь меня в лес, потому что передумал и решил, что я подвергаю опасности ваш секрет?

Я засмеялся.

— У тебя паранойя.

Она фыркнула.

— Ага, и это говорит пришелец, который может запустить меня в небо, даже не касаясь.

— Ты же не запиралась в своей комнате и не вжималась в углы, верно?

Ее глаза закатились, когда я взглянул на нее.

— Нет, Демон, но спасибо, что удостоверился в моем психологическом благополучии.

— Хэй. — Я поднял руки, словно готов был сдаться. — Я должен убедиться, что ты не собираешься потерять рассудок и возможно оповестить весь город о том, кто мы есть на самом деле.

— Не думаю, что тебе нужно беспокоиться об этом сразу по нескольким причинам, — сухо ответила она.

Я бросил на неё многозначительный взгляд.

— Ты знаешь, со сколькими людьми мы были близки? Я имею в виду, по-настоящему близки?

Кэт сморщила нос, и я задался вопросом, о чем она подумала, и это заставило меня улыбнуться. — И тут появляется маленькая девочка и разоблачает нас. Ты понимаешь, насколько мне трудно просто… довериться тебе?

— Я не маленькая девочка, и если бы могла повернуть время вспять, то не кинулась бы под колеса этого грузовика.

— Что ж, приятно это знать.

— Но я не жалею, что узнала правду. Это многое объясняет. Подожди, ты можешь вернуться в прошлое? — Выражение ее лица было серьезным. — Подобная вероятность никогда раньше не приходила мне в голову, но теперь я по-настоящему задумалась над этим вопросом.

Я вздохнул, желая рассмеяться.

— Мы можем манипулировать временем, да. Но обычно мы этим не занимаемся, к тому же это срабатывает только с предстоящим. По крайней мере, я никогда не слышал, чтобы кто-то поворачивал время вспять.

— Боже, вы ребята, заставляете Супермена выглядеть жалко на вашем фоне.

Я улыбнулся и опустил голову, чтобы избежать столкновения с низко висящей ветвью.

— Что ж, я не скажу тебе, что является нашим криптонитом.

Прошло мгновение.

— Могу я задать тебе вопрос?

Я кивнул, когда мы зашагали по покрытой листьями земле.

— Бетани, девушка, которая исчезла… она была близка с Доусоном, верно? — спросила она.

Я напрягся.

— Да.

— И она узнала, о вас?

Прошло несколько секунд, прежде чем я решил, как ответить на этот вопрос.

— Да.

Кэт взглянула на меня.

— И поэтому исчезла?

— Да. — В какой-то степени это было правдой.

— Она рассказала кому-то? Я имею в виду, почему она… должна была исчезнуть?

— Это сложно, Кэт.

— Она… мертва?

Когда я не ответил на этот вопрос, она остановилась. Я оглянулся, и увидел, что она пытается достать камешек из сандаля.

— Ты просто не собираешься мне говорить, верно?

Я улыбнулся ей.

— Так почему же ты захотел прийти сюда? — Она вытряхнула камень и снова надела сандаль. — Потому что тебе ужасно нравится строить из себя мистера уклончивость?

— Что ж, это действительно забавно — наблюдать, как твои щеки розовеют, всякий раз, когда ты испытываешь досаду.

Ее щеки зарделись ещё сильнее.

Я подмигнул ей и продолжил идти дальше. Ее вопросы были вполне обоснованы, и я повел себя как идиот, но на них действительно не было простых ответов. Озеро появилось в поле зрения.

— Помимо патологического удовольствия наблюдать, как твое терпение выходит за рамки приличий… я предположил, что у тебя накопились вопросы.

— Да.

— На некоторые я отвечу. На некоторые нет. — Я взглянул на нее, и она не выглядела обиженной на меня. Я почувствовал потребность сфотографировать её, чтобы запечатлеть этот момент. — Возможно, нам удастся разобраться со всеми твоими вопросами. Тогда у нас не будет причин снова поднимать эту тему, но чтобы задать их, тебе придется кое-что сделать.

Она приподняла бровь.

— Что я должна сделать?

Я взглянул на озеро и улыбнулся.

— Встретимся на камне.

— Что? Я не надела купальник.

Сняв свою обувь, я обернулся к ней с улыбкой. Она моргнула один раз, затем еще, прежде чем быстро отвела взгляд. — И что? Ты всегда можешь раздеться…

— Такого не произойдет. — Она скрестила руки на груди.

Это было чертовски досадно.

— Так я и думал, — ответил я. — Ты никогда раньше не плавала в одежде?

Ее губы поджались.

— Почему мне обязательно плавать, чтобы задать вопросы?

Мои глаза слишком долго рассматривали этот рот, прежде чем я опустил взгляд.

— Это нужно не тебе. Это нужно мне. Кажется, это не трудно сделать. — Я перенес свой вес на другую ногу. — Тот день, когда мы ходили купаться?

— Да. — Она сделала шаг мне навстречу.

Подняв глаза, я столкнулся с ней взглядом. Я сделал глубокий вдох.

— Тебе было весело?

Кэт наклонила голову набок.

— Когда ты не вел себя по-идиотски, и если проигнорировать тот факт, что тебя заставили проводить со мной время, тогда, да.

Улыбаясь, я отвел взгляд. Однажды, возможно, я расскажу ей, что меня не заставляли.

— Мне было настолько весело в тот день, что я не могу припомнить, когда в последний раз проводил время так хорошо. Знаю, это звучит глупо, но…

— Это не глупо. — Ее ответ был незамедлительным и искренним. — Ладно. Давай сделаем это. Просто не ныряй под воду больше чем на пять минут.

Расслабляясь, я засмеялся.

— Договорились.

Пока я стягивал рубашку, она сняла сандалии. Я понял, что она наблюдает за мной из-под опущенных ресниц. Я ждал, что она передумает, но она улыбнулась мне, и я… черт. Странное чувство наполнило мою грудь, пока я наблюдал, как она подошла к кромке озера и погрузила в воду пальцы ног.

— Боже мой, вода холодная! — взвизгнула она.

Я мог это исправить.

— Смотри. — Подмигнув ей, я снова повернулся к озеру. Я вышел из своей человеческой формы. Белый свет распространился от груди и окутал все моё тело. Я нырнул под воду, двигаясь невероятно быстро. Для нее, я, вероятно, выглядел, как светящийся шар. Я достиг центра озера. В своей истинной форме я двигался под водой, и тепло, исходящие от меня, нагревало озеро.

Когда я приблизился к камням, то перешел обратно в ту форму, которая была более привычной для Кэт, и взобрался на камни.

— Инопланетные силы? — спросила она.

Вода стекала по моей коже, когда я наклонился над краем камня, жестом подзывая её к себе.

— Заходи, сейчас должно быть немного теплее.

Кажется, она не поверила мне, когда опустила ногу в воду. Она дернулась, когда взглянула на меня широко распахнутыми глазами.

— Какие-нибудь еще крутые таланты? — спросила она, когда подплывала к камням.

— Я могу сделать так, что ты даже не сможешь увидеть меня.

Когда она достигла края камня, то вложила свою руку в мою. Я легко вытянул ее, и как только Кэт встала на ноги, я отпустил её и отошел в сторону, давая ей пространство.

Она вздрогнула, когда села на нагретый солнцем камень.

— Как ты можешь сделать что-то так, что я этого не увижу?

Оперевшись на локти, я вытянул ноги.

— Мы состоим из света. Мы можем манипулировать различными спектрами вокруг нас, использовать их. Мы как бы преломляем свет, если это объяснение имеет хоть какой-то смысл.

— Не слишком.

— Ты видела, как я перехожу в свое естественное состояние, верно? — Когда она кивнула, я продолжил. — Я, своего рода, вибрирую до тех пор, пока не распадаюсь на мелкие частицы света. Так вот, я могу выборочно исключать свет, что позволяет нам быть прозрачными.

Она притянула колени к груди.

— Это потрясающе, Деймон.

Я улыбнулся, закинув руки за голову, и лег на спину.

— Я знаю, у тебя есть вопросы. Спрашивай.

Кэт медленно покачала головой.

— Вы, ребята, верите в Бога?

— Он кажется хорошим парнем.

Она моргнула.

— А у вас был свой Бог?

— Я помню, что у нас было что-то на подобии храма, но это все. Старейшины не упоминают, ни о какой религии, — объяснил я.

— Что ты подразумеваешь под «старейшинами»?

— То же, что и вы. Тех, кто старше нас по возрасту.

Она сморщила нос.

Это заставило меня усмехнуться.

— Следующий вопрос?

— Почему ты такой… придурок?

Я засмеялся себе под нос.

— Каждый должен в чем-то преуспеть, верно?

— Что ж, с этим ты справляешься превосходно.

Закрыв глаза, я подставил лицо солнцу, окутывающему меня.

— Я тебе не нравлюсь, не так ли?

Кэт ответила не сразу.

— Ты ни не нравишься мне, Деймон. Но к тебе очень сложно испытывать… симпатию. Тебя очень сложно понять.

— Тебя тоже, — признался я, а затем решил раскачать всю эту честность. — Ты смогла воспринять невозможное. Ты доброжелательна к моей сестре и ко мне, даже несмотря на то, что — признаюсь — я вел себя по отношению к тебе, как настоящий придурок. Ты могла сбежать вчера из дома и рассказать о нас всему миру, но ты этого не сделала. И ты не миришься с моим хамством. — Я засмеялся. — Мне нравится это в тебе.

— Я тебе нравлюсь?

— Следующий вопрос? — ровно произнес я.

Кэт наклонилась ближе.

— Вам, ребята, позволено встречаться с людьми?

Я пожал одним плечом, когда взглянул на нее.

— Позволено — странное слово. Случается ли это? Да. Рекомендовано ли это? Нет. Поэтому да, мы можем, только какой смысл? Вряд ли отношения будут продолжительными, когда тебе приходится постоянно скрывать, кто ты есть на самом деле.

Она, казалось, обдумывала это.

— Значит, вы, ребята, такие же, как мы, в остальных… ммм… частях?

Я приподнялся, вскинув бровь.

— Еще раз?

Ее щеки вспыхнули в солнечном свете.

— Ну, ты знаешь, в плане секса? Я имею в виду, вы, ребята, такие сияющие и все такое… Я не совсем понимаю, как определенные вещи при этом могут работать.

В плане секса?

Она что серьезно спрашивала меня, можем ли мы заниматься сексом?

От этого вопроса мне захотелось рассмеяться. Также мне захотелось сделать кое-какие вещи, которые имели отношение к тому, о чем она думала, и факту, что мое тело отреагировало на её слова так быстро, что это было даже немного неожиданно.

Также это было интересно.

И также я был идиотом.

Мои губы изогнулись в полуулыбке, и до того, как подумать о том, что делаю, я переместился за долю секунды, перекатывая ее на спину. Она мягко вздохнула. Я навис над ней, мои мокрые волосы спадали вперед, в то время как я опирался на руки. Капля воды сорвалась с моей пряди, приземлившись на ее щеку. Она даже не заметила этого.

— Ты спрашиваешь, привлекают ли меня человеческие девушки? — я опустил свое тело, и мы соприкоснулись во всех нужных местах. При том, что наша одежда была мокрой, казалось, ничего не разделяет нашу кожу. Она была удивительно мягкой подо мной, и я мог чувствовать её прерывистое дыхание. Мы лежали так близко, что я увидел, как ее глаза расширились. Я слегка переместил бедра, и ее вздох прозвенел в каждой клетке моего тела.

— Или ты спрашиваешь, нравишься ли ты мне?

Наши глаза встретились и застыли. Тишина простерлась между нами, и я знал, она получила свой ответ.

Я также знал, что должен отпустить ее прежде, чем буду признан полным тупицей.

Приложив больше усилий, чем должен был, я перекатился обратно. Когда я заговорил, в моем голосе нельзя было не заметить изменение.

— Следующий вопрос.

Кэт не приподнялась.

— Знаешь, ты бы мог мне просто об этом сказать. — Она повернула голову в мою сторону. — Не было никакой необходимости мне показывать.

И то, правда.

— И какой тогда был бы интерес? — Я повернул голову в ее сторону. — Следующий вопрос, Котенок?

— Почему ты так меня называешь?

— Ты напоминаешь мне маленького пушистого котенка, который выпускает коготки, но не кусается.

Её губы дрогнули.

— Ладно, в этом нет никакого смысла.

Я пожал плечами.

Прошло мгновение.

— Как думаешь, есть ли еще Арумы поблизости?

Это был один из сложных вопросов. Я закинул голову, изучая ее лицо, чтобы определить, насколько сильно она хотела это узнать.

— Они всегда где-то рядом.

— И они охотятся на вас? — тихо произнесла она.

Я перевел взгляд на небо.

— Это основная цель их существования. Без нашей энергии они ничем не отличаются от… людей, кроме того что они более жестокие и аморальные. Они сосредоточены только на перманентном разрушении… или что-то в этом роде.

— Ты… сражался с ними?

— Ага. — Я перекатился на бок лицом к ней. — Я потерял счет тому, со сколькими я столкнулся и скольких убил. И с тобой светящейся, как сейчас, их будет еще больше.

Ее взгляд незамедлительно поднялся.

— Тогда зачем ты остановил грузовик?

— А ты бы предпочла, чтобы я позволил ему превратить тебя в блин? — Спросил я, ссылаясь на то, что она сказала в тот вечер.

— И все же, почему? — упорствовала она.

Я стиснул челюсть.

— Честно?

— Да.

— Это принесет мне какие-нибудь бонусы? — тихо спросил я.

Ее грудь поднялась в глубоком вдохе, а затем она подняла руку. Кэт откинула назад прядь волос, упавшую на мой лоб. Ее пальцы задели мою кожу, и я замер, на мгновение, закрыв глаза. Такое легкое, невинное прикосновение, но оно сильно меня задело.

— Зависит от того, как ты ответишь на вопрос, — сказала она.

Когда я открыл глаза, ее лицо было в беловатой дымке. Она убрала руку, тихо выдохнув. Я лег на спину, моя рука упала возле ее.

— Следующий вопрос?

Кэт сложила руки на животе и не отстранилась от меня.

— Почему ваша сила оставляет на людях след?

Намного более безопасная тема.

— Люди для нас, как светящиеся в темноте футболки. Когда мы пользуемся своими способностями рядом с вами, вам ничего не остается, кроме как впитывать нашу энергию. В течение времени свет блекнет, но чем больше энергии мы используем, тем ярче след. Когда Ди теряла рядом с тобой четкие очертания — это почти ничего на тебе не оставляло. Инциденты с грузовиком и медведем оставили на тебе существенную метку. Нечто значительное, как, например, лечение, оставляет на человеке более устойчивый след. Не слишком яркий, но по какой-то причине, он дольше держится.

— Мне следовало вести себя осторожнее рядом с тобой, — продолжил я. — Чтобы спугнуть медведя, я использовал вспышку света — нечто похожее на лазерные лучи. Это оставило на тебе достаточно заметный след, поэтому Арум без труда смог найти тебя.

— Ты имеешь в виду ночь, когда на меня напали? — Ее голос был хриплым.

— Да. — Я провел рукой по лицу. — Аэрумы не появляются здесь слишком часто, потому что не думают, что здесь есть кто-то из нас. Залежи бета кварца заглушают следы выбросов нашей энергии, скрывают их, что является одной из самых важных причин, почему мы находимся именно здесь. Но один должно быть пересекал город. Он увидел на тебе след и заподозрил, что где-то рядом должен находиться хотя бы один Лаксен. Это была моя вина.

— Это не твоя вина. Не ты напал на меня.

— Но я привел его к тебе, — указал я.

Когда мои слова дошли до нее, она побледнела. Страх наполнил ее глаза. Я ненавидел это, и как прежде, я был обеспокоен тем, как много информации она сможет переварить.

— Где он сейчас? Он все еще здесь? — спросила она. — Он может вернуться? Что…

Протянув руку, я нашел ее ладонь и нежно сжал её.

— Котенок, успокойся. У тебя вот-вот будет сердечный приступ.

Ее губы медленно разомкнулись.

— У меня не будет никакого сердечного приступа.

— Ты уверена? — Ее рука была теплой и маленькой.

— Да.

— Это принесло мне еще одно эпическое закатывание глаз.

— Он больше не проблема для нас, — объяснил я.

Она полностью развернула голову ко мне.

— Ты… ты убил его?

— Да, что-то в этом роде. — Я не пытался напугать ее, но она должна была знать, что я убью любого, кто будет угрожать моей семье… а теперь и ей.

— Что-то в этом роде? Я не знала, что относительно убийства, можно сказать «что-то в этом роде».

— Ладно, да, я убил его. — Я услышал её испуганный вдох. — Мы враги, Котенок. Если бы я его не остановил, он убил бы меня и мою семью после того, как поглотил бы всю нашу энергию. Более того, он бы привел сюда множество других. Оставшиеся Лаксены оказались бы в опасности. Ты тоже находилась бы в постоянной опасности.

— А что насчет грузовика? Я свечусь теперь гораздо ярче, — сказала она. — Скоро появятся другие?

Одного Арума обычно сопровождали ещё трое. Может, нам повезет в этот раз.

— К счастью, поблизости сейчас нет ни одного. К тому же, скоро след на тебе поблекнет, и ты будешь в безопасности.

— А если нет?

— Тогда я убью и их тоже. — И это было правдой. — На некоторое время ты будешь вынуждена оставаться рядом со мной, пока след не исчезнет.

— Ди сказала примерно то же самое. — Она закусила нижнюю губу. — Значит, ты больше не хочешь, чтобы я держалась от вас подальше?

— Не важно, что я хочу. — Я взглянул вниз на наши руки. Меня поразило то, что я выводил алфавит на ее руке. Я и понятия не имел. — Если бы я мог делать так, как считаю нужным, тебя бы и близко не было рядом с нами.

Кэт отдернула руку.

— Ого, не стоит быть настолько честным.

— Ты не понимаешь, — сказал я. Хотя был убежден, что она понимает, какой опасности нас подвергла, изначально не держась в стороне. Я не хотел быть жестоким, но она должна была знать, что стоит на кону. — Прямо сейчас, ты можешь привести Аэрума прямо к моей сестре. А я должен быть уверен, что она в безопасности. Она все, что у меня осталось. Я также должен защищать всех остальных. Я обладаю наибольшей силой. Это то, что я делаю. И пока ты носишь на себе след, я не хочу, чтобы ты ходила куда-либо с Ди, если меня нет рядом.

Сев, она повернулась к берегу.

— Думаю, мне пора домой.

Ах, черт, она действительно не понимала этого. Когда она начала подниматься, я схватил ее за руку. Ее кожа незамедлительно нагрелась под моей ладонью.

— Сейчас тебе нельзя быть одной. Я должен находиться рядом.

— Я не нуждаюсь в сиделках. — Она выпятила челюсть в упрямстве. — Я буду держаться подальше от Ди до тех пор, пока след не исчезнет.

— Ты все равно не понимаешь. — Боже, я хотел встряхнуть ее. — Если Аэрумы схватят тебя, то не убьют сразу же. Тот, возле библиотеки играл с тобой. Он собирался довести тебя до состояния, когда ты умоляла бы его оставить тебя в живых, и тогда он заставил бы тебя привести его прямиком к одному из нас.

— Деймон…

— У тебя нет выбора. Сейчас ты в огромной опасности. Ты представляешь опасность для моей сестры. Я не позволю чему-нибудь с ней случиться.

Гнев вспыхнул в её взгляде.

— А когда след исчезнет? Что тогда?

— Я бы предпочел, чтобы ты держалась чертовски далеко от нас, но сомневаюсь, что это когда-либо случится. И моя сестра беспокоится о тебе. — Я отпустил ее локоть и снова лег, более чем расстроенный. — Пока ты не заработаешь новый след, я не против вашей дружбы.

Ее руки сжались в кулаки.

— Я так признательна, что получила твое разрешение.

Я заставил себя улыбнуться. Как еще доходчивее я мог разъяснить ей все? Она была в опасности, и при этом была риском для всех нас. Это… это не было чем-то личным.

— Я уже потерял одного из-за того, что он испытывал к человеку. Я не собираюсь потерять еще и сестру.

— Ты говоришь о своем брате и Бэтани, — указала она.

— Мой брат влюбился в человека… и теперь они оба мертвы.

Глава 16

Порой Кэт была словно открытая книга с картинками. Все, о чем она думала и что чувствовала, явственно отражалось на ее лице. Я наблюдал, как её раздражение испаряется, заменяясь сочувствием, которое мне было не очень приятно видеть.

— Что произошло? — спросила она тихо.

Часть меня хотела проигнорировать вопрос. Сказать что-то невежественное и отвлечь ее, но другая половина меня хотела… поговорить об этом, реально поговорить об этом. И эта часть победила.

— Доусон встретил Бетани, и я клянусь тебе, это была любовь с первого взгляда. Для него мир стал вращаться только вокруг нее. Мэтью — мистер Гаррисон — предупреждал его. Я предупреждал его, что ничего хорошего не выйдет. У нас не может быть отношений с людьми.

Я посмотрел за ее плечо, на полосу деревьев.

— Ты не знаешь, как это сложно, Кэт. Мы все время должны скрывать, кто мы есть на самом деле, и даже среди своих, мы должны быть осторожны. Существует очень много правил. МО и Лаксенам не нравится идея смешивания наших рас. Будто бы они считают нас животными по отношению к людям.

— Но вы же не животные, — сказала она, слегка разгневанно. Было мило видеть, как она в первый раз встает на мою защиту, даже не смотря на то, что я, скорее всего этого не заслуживаю.

— Ты знаешь, что мы находимся под постоянным наблюдением МО? — Я покачал головой, испытывая отвращение. — Водительские права, они отслеживают это. Если мы подадим документы в колледж, они узнают. Право на вступление в брак с человеком? Забудь об этом. Нам нужно проходить определенную процедуру, даже если мы собираемся куда-то просто поехать.

— Как они могут это делать? — Шок затопил ее голос.

Я сухо засмеялся.

— Это ваша планета. Даже ты об этом сказала. Они удерживают нас на месте, обеспечивают нашу жизнь. Периодически приезжают с проверками. От них очень сложно что-либо скрыть. Мы должны отслеживать других Лаксенов и придерживаться друг друга.

Ее взгляд стал острым.

— Это не справедливо.

— Так и есть. — Я сел и обернул руки вокруг согнутых коленей. — Так легко почувствовать себя человеком. Я знаю, что не человек, но я хочу того же, что и вы. — Что я несу? Я прочистил горло. — В любом случае, между Доусоном и Бетани что-то произошло. Я не знаю, что. Он ничего не рассказал. Они ушли на выходные в горы, и когда он вернулся обратно, его одежда была порвана и покрыта кровью. В те дни они были близки, как никогда. Если Мэтт и Томпсоны раньше просто о чем-то подозревали, то теперь они нашли подтверждения своим догадкам. На следующей неделе Доусон и Бетани пошли в кино. И больше не вернулись.

Кэт закрыла глаза.

— МО нашли его на следующий день в Мурфилде, его тело бросили в поле, словно мусор. Я даже не успел попрощаться. Они забрали его тело, прежде чем я успел его увидеть, из-за опасений, что о нас узнают. Когда мы умираем или ранены, то трансформируемся в свою настоящую форму.

Ее голос был мягким, когда она заговорила.

— Ты уверен, что он… мертв? Ты ведь не видел его тела.

— Я знаю, что Арум достал его. Обесточил и убил. Если бы он был все ещё жив, то нашел бы способ связаться с нами. Тела были ликвидированы прежде, чем кто-либо мог их увидеть. Родители девушки никогда не смогут узнать, что случилось с их дочкой. Все, что нам известно, так это, что он сделал что-то, что оставило на ней след, который позволил Аруму найти его. Это единственное объяснение. Они не в состоянии чувствовать нас здесь. Он должен был сделать что-то значительное.

— Я сожалею, — прошептала она. — Знаю, что не могу сказать ничего такого, что облегчило бы твою боль. Мне очень жаль.

Приподняв подбородок, я посмотрел на небо. Тяжесть потери Доусона была словно сто килограммовый шар из свинца, осевший в моем животе. Это ранит. Все еще ранит, как будто это произошло вчера. Я все еще просыпаюсь по ночам и бессознательно иду в его спальню, надеясь увидеть его еще хоть раз.

— Я…я скучаю по этому идиоту, — отрывисто произнес я.

Кэт ничего не сказала, но наклонилась ближе, обернув свои руки вокруг меня. Я замер от удивления. Она, кажется, даже не заметила этого, потому что крепче сжала меня в объятиях, а затем отпустила, отстраняясь.

Я уставился на нее, потрясенный всем своим существом. После всего того, что я сказал ей несколько минут назад, она сделала это? Обняла меня?

Она опустила глаза к своим рукам.

— Я тоже скучаю по папе. И со временем не становится легче.

Я резко выдохнул.

— Ди сказала, что он был болен, но не уточнила, чем именно. Я сожалею… о твоей потере. Болезнь — это не то, к чему мы привыкли. Что с ним случилось?

— Это был рак мозга. Все начиналось с головных болей. Понимаешь? Он переносил эти жуткие головные боли, а затем начались проблемы со зрением. Когда это произошло, он прошел обследование и у него выявили рак. — Она взглянула на небо, ее брови сошлись вместе. — Казалось, что время ускорилось после этого, но догадываюсь, что это было не так. У меня оставалось кое-какое время, прежде чем он…

— Прежде чем, что? — Я смотрел на неё, не в силах сделать что-либо, помимо этого.

Ее улыбка была печальной.

— Он изменился к концу. Опухоль повлияла на его поведение. Это… это было тяжело, понимаешь? — Покачав головой, она опустила подбородок. — Но я всегда буду хранить воспоминания о тех хороших временах, когда мы вместе работали в саду или ходили в книжный магазин. Каждое субботнее утро мы занимались садоводством. А затем каждый полдень воскресенья ходили в книжный магазин.

Я начал понимать, почему она любила садоводство и читала так много. Это сохраняло её связь с отцом. Мы оба перенесли столько потерь.

— Доусон и я… мы все время ходили в горы вместе. Ди никогда не была приверженцем этого.

Она слегка улыбнулась.

— Я даже представить не могу, как она взбирается на гору.

Её слова заставили меня усмехнуться.

— Согласен.

Когда дневной свет превратился в сумерки, и звезды начали заполнять небо, мы… мы просто болтали. Я рассказал ей про то, как Доусон в первый раз скопировал чью-то внешность и застрял в таком состоянии. Она рассказала мне о том, как ее дружеские отношения развалились после того, как ее отец тяжело заболел. Мне показалось интересным, что она взяла вину за произошедшее на себя. Мы разговаривали до тех пор, пока воздух не стал холодным, и не пришло время возвращаться.

По правде говоря, я действительно не хотел возвращаться к реальности. Я наслаждался этим. Кэт. Я. Наша беседа. Никогда бы не подумал, но да, мне действительно это нравилось.

Приятная тишина окружала нас, пока мы шли обратно к нашим домам. В гостиной дома Кэт горел свет, поэтому, когда она повернулась ко мне и заговорила, её голос был приглушенным.

— Что это было?

Я не ответил.

Я понятия не имел, что сейчас произошло.

***

Я провел большую часть воскресенья, слушая, как Ди и Кэт беседуют о книгах и описывают насколько книжные парни повсеместно лучше реальных. И поскольку я был парнем, может и не человеческим, я действительно хотел опровергнуть это утверждение, но как только они начали перечислять атрибуты некоторых из этих парней из книг, что принесла с собой Кэт, то уже никто не мог поспорить с ними.

Я чувствовал, что должен предупредить Адама или типа того.

Мэтью проводил пикник на День труда, и Кэт находила ужасно смешным то, что инопланетяне праздновали День труда… до тех пор, пока Ди не собралась ехать туда. По множеству очевидных причин Кэт не могла пойти с Ди. Она старалась не показывать этого, но улыбка, которую она нацепила, пока сидела на нашем крыльце не затронула ее серых глаз.

— Мне не обязательно туда идти, — сказала Ди, почувствовав тоже, что и я. — Я могу остаться…

Кэт открыла было рот, но я её опередил.

— Ты ходишь туда каждый год. Ты должна пойти и в этом году или это будет выглядеть странно.

Беспокойство отразилось на её лице, когда она взглянула на Кэт.

— Ты будешь в порядке?

— Почему она может быть не в порядке? — спросил я, сложив руки на груди.

Кэт бросила на меня сердитый взгляд.

— Ее маме сегодня нужно пойти на работу, так что она проведет весь день в одиночестве, — ответила Ди, прежде чем Кэт смогла произнести хоть слово.

Я приподнял бровь.

— И чем этот день отличается от любого другого?

Кэт поджала губы.

— Не будь придурком. — Ди прищурилась. — Разница в том, что сегодня праздник.

Кэт снова открыла рот.

— Это День труда, — напомнил я сухо. — Не День Благодарения и не Рождество. Я даже не уверен, что это настоящий праздник.

— Ох, он настоящий. Это отмечено в календарях и на прочих вещах, — настаивала Ди. — Это праздник.

Я закатил глаза.

— Это глупый праздник. Кэт…

— Стоит прямо возле вас, на случай, если вы это забыли. — Кэт встала, отряхивая пыль с джинсов. Она послала мне злобный взгляд, прежде чем повернулась к Ди.

— Я буду в порядке. Бог свидетель, что я ненавижу это признавать, но Деймон прав. Это просто День труда. Не такое уж важное событие. Адам будет там, верно?

Ди кивнула, пока я смотрел на Кэт.

Она снова улыбнулась.

— Иди и повесились с ним.

К тому времени, как моя сестра наконец-то села в свою машину и уехала, я уже был готов бросить всю эту затею с поездкой к Мэтью.

Когда шины Ди сдвинулись, заставляя гравий под ними захрустеть, Кэт пробрела мимо меня, и мои глаза проследили за ней, замечая то, как ее бедра покачивались. Она хоть осознавала, как шла? Иисус.

— Куда ты идешь? — спросил я, опуская ресницы.

Она остановилась на ступеньке крыльца.

— Ммм, иду домой.

— Хм, — пробормотал я, прислонившись к стене дома.

Ее губы опустились в уголках.

— Разве ты не собираешься на пикник?

Я отрицательно покачал головой.

— Мне это никогда не нравилось.

— Правда? На пикник что так тяжело пойти? — бросила она вызов.

— Нравится мне это или нет, это не имеет значения. Кто-то должен остаться с тобой.

Её пухлые губы скорчились в гримасе.

— Мне не нужна нянька…

— Нет, нужна.

Кэт уставилась на меня, и стало очевидным то, что она была готова в полной мере принять участие в нашей перепалке. Потребовались титанические усилия, чтобы не улыбнуться. После вчерашнего времени, проведенного на озере, что-то между нами изменилось. Связь, с которой я не знал, как обращаться.

— Мне не нужна сиделка, Деймон. — Одна её рука сжала перила. — Я просто собираюсь пойти в свой дом и…

— Почитать книгу?

Ещё несколько секунд и огонь бы посыпался из ее глаз. Может быть, даже из ее рта.

— А что, если и так? Нет ничего плохого в чтении.

— Я и не говорил, что это плохо. — Я улыбнулся.

— Не важно. — Она развернулась и затопала вниз по ступенькам.

Я должен был позволить ей уйти. Пока она оставалась здесь, и я был поблизости, Кэт была бы в безопасности, и еще был бонус — Ди была не с ней. Но когда я наблюдал, как она идет в сторону своего дома— пустого дома — я выругался себе под нос и оттолкнулся от стены.

— Хэй, — окликнул я её, опуская руки.

Кэт продолжила идти.

Вздохнув, я сорвался с веранды. Она не видела меня, пока я не возник прямо перед ней. Отскочив назад, она приложила руку к груди.

— Святые небеса, — выдохнула она. — Было бы неплохо предупредить меня.

Я засунул руки в карманы своих джинсов.

— Я окликнул тебя.

— А я тебя проигнорировала! — Опустив руку, она сделал глубокий вдох. — Чего ты хочешь?

— Не быть проигнорированным.

Она наклонила голову на бок.

— Правда?

Мои губы изогнулись.

— Да.

Она покачала головой, и в это время теплый ветерок разметал свободные пряди волос по ее лицу.

— По некоторым причинам, я считаю, что дело не в этом.

— Может, и так. — Я шагнул ей навстречу, в этот раз медленно. — У меня есть немного коровьего мяса в холодильнике. Мы могли бы сделать гамбургеры.

— Коровье мясо? — Кэт поймала прядь волос и заправила её за ухо. — Это что грубое альтернативное название для мяса для гамбургеров.

— А разве нет? — Я прошел мимо нее, задев локтем её руку. — Мы можем устроить наш собственный маленький пикник. У меня есть гриль.

Кэт уставилась прямо перед собой, в то время как я продолжил идти.

— Так ты идешь или нет?

Кэт стояла ко мне спиной, и какое-то время я думал, что она собирается снова меня проигнорировать, и… это было бы действительно неловко. Особенно, если учесть, что в таком случае мне бы пришлось вернуться к ней, перекинуть ее через плечо, и заставить есть мое коровье мясо, приготовленное на гриле, потому что я бы сделать это. Никто не должен есть говядину в одиночестве, решил я. Плюс я действительно не собирался анализировать, почему не хотел, чтобы она праздновала одна.

Кэт развернулась, снова поймав ту же прядь волос и отбросив её назад.

— У тебя есть сыр?

Я изогнул бровь.

— Хм. Да.

Она сложила руки на груди.

— Швейцарский?

— Думаю, да.

Прошла секунда, затем она улыбнулась, сверкая прямыми белыми зубами.

— Ладно. Только если ты приготовишь мне гамбургер со швейцарским сыром, и не будешь отзываться о нем как о коровьем мясе.

Опустив подбородок, я почувствовал, как уголки моих губ поднялись.

— Договорились.

***

Ди взяла вину за то, что Кэт светилась, словно ночной Лас-Вегас, на себя. Это было ее решение, и оно имело смысл, так как я не был уверен, что кто-нибудь поверил бы, что я совершил ту же ошибку дважды.

Как и ожидалось, Мэтт не был в восторге от этого. Никто из них не был. И я не виню их.

И так же, как и ожидалось, когда я сказал Кэт, что у нее на сегодня есть планы, которые включают в себя то, что она будет находиться поблизости так, чтобы я мог присматривать за ней, она заявила, что у нее другие планы. Все и даже фонарный столб знали, что у нее не было никаких планов.

Кэт была просто упрямой.

После школы во вторник, я проследовал за Кэт до дома. Сначала она заглянула на почту, что меня ужасно разозлило. Для Арума девушка выглядела словно лампочка. Она знала это, но все же шаталась возле почтового отделения, забирая охапку пакетов.

Пакетов с книгами.

Как будто ей нужны были еще книги.

Когда я сказал ей об этом на стоянке, она уставилась на меня, будто бы я вытолкнул маленького ребенка на полосу встречного движения, и заявила достаточно уверенно, " Книг не может быть слишком много».

Затем по дороге домой, она, проверяя меня, резко нажимала на тормоза, когда я подъезжал к ее бамперу слишком близко, чтобы вынуждать её ехать быстрее, иначе её машина передвигалась со скоростью моей ходьбы. Разве она не понимала, что каждую минуту на дороге мы подвергались опасности? Я переживал каждый день, пока не доставлял ее домой, в дом напротив, где я мог её защитить.

Я сигналил ей несколько раз. Либо это, либо таранить бампер ее задрипанной «Камри».

Возвращение домой заняло целую вечность, и в тот момент, когда я припарковал свой внедорожник, я был воплощением нетерпеливости. Я встал и прошел к её водительской двери. Видимо, я двигался слишком быстро.

— Господи! — Она схватилась за сердце. — Мог бы ты перестать, это делать, пожалуйста?

— Почему? — Я положил руки на открытое окно. — Ты же теперь знаешь о нас.

— Да, но это не означает, что ты можешь перестать ходить как нормальный человек. Что, если тебя видела моя мама?

Я усмехнулся.

— Я бы очаровал ее и убедил, что ей все показалось

Открыв дверь, она едва дожидалась, пока я сделаю шаг назад, когда прошла мимо меня.

— Я ужинаю с мамой.

Я возник прямо напротив неё.

Кэт взвизгнула и замахнулась на меня.

— Боже! Думаю, ты делаешь это только для того, чтобы позлить меня.

— Кто? Я? — Я расширил глаза. — Во сколько ужин?

— В шесть. — Она затопала вверх по ступенькам. — И ты не приглашен.

— Как будто мне хочется с тобою ужинать.

Она вскинула руку и послала меня, показав неприличный жест.

Я усмехнулся.

— У тебя есть время до шести тридцати, чтобы появиться у соседней двери, или же я сам за тобой приду.

— Да. Да.

Развернувшись, я улыбнулся и направился к своему дому, задавшись вопросом, поняла ли она, что оставила все свои драгоценные книги в машине.

Ди пришла домой чуть позже четырех, и в то время, когда Кэт предположительно должна была появиться здесь, она открыла морозилку и взбесилась.

— Где мороженое? — Ее голос был напряженным.

Я прислонился к кухонной стойке.

— Какое мороженое?

— Какое мороженое? — медленно повторила она, недоверие звенело в ее голосе. — Пол галлона шоколадного мороженого, что вчера был в холодильнике!

— Ааа.

— Не могу поверить, что ты съел все мороженое, Деймон!

— Я не съел его полностью.

— О, так оно само себя съело? — от крика Ди могли лопнуть барабанные перепонки. — Или это ложка съела его? Ой, подожди, я знаю. Коробка съела его.

— На самом деле, думаю, его съела морозильная камера, — ответил я сухо. Ди развернулась и бросила в меня пустой контейнер, превратив эту чертову штуку в скоростной бейсбольный мяч. Он врезался в мою руку, больно жаля. Я поймал его, прежде чем он упал на пол.

— Ауч. Это было не очень приятно.

Она сверлила меня взглядом, когда я выбрасывал контейнер из-под мороженного в мусорное ведро. Тогда-то я и услышал, что в гостиной кто-то есть. Развернувшись, я направился в ту комнату. Это была Кэт. Я взглянул на часы, и мои губы изогнулись в усмешке. По времени было чуть больше шести тридцати. Прислонившись к косяку двери, я скрестил руки на груди и стал ждать, когда она осознает мое присутствие.

Когда Кэт увидела меня, все, что она сделала — это застыла на месте и… уставилась на меня. Ее взгляд перемещался по мне, словно она не видела меня раньше, и я нашел это интересным. Я приподнял бровь.

— Кэт?

Она быстро отвела взгляд.

— В тебя, действительно, только что швырнули коробкой от мороженого?

— Да.

— Черт. И я это пропустила.

— Уверен, Ди с радостью повторит это для тебя.

Кэт усмехнулась.

— О, думаешь, что это смешно. — Ди ворвалась в гостиную с ключами от машины в руке. — Мне следовало заставить тебя поехать в магазин и купить мне порцию мороженого, но из-за того, что я люблю Кэти и дорожу ее благополучием, я поеду сама.

У Кэт округлились глаза.

— Может, все-таки Деймон поедет?

Я улыбнулся ей.

— Нет. Если Арум поблизости, то он увидит твой след. — Ди схватила свою сумочку. — Тебе следует оставаться рядом с Деймоном. Он сильнее меня.

Кэт тяжело вздохнула, и если бы у меня были чувства, я бы обиделся.

— Могу я пойти домой?

— Ты осознаешь, что твой след можно увидеть с улицы? — Я оттолкнулся от дверного проема. — Хотя, это твой выбор, когда устроить свои похороны.

— Деймон, — отрезала Ди. — Это все твоя вина. Мое мороженое — это не твое мороженое.

— Мороженое, должно быть, играет очень важную роль, — пробормотала Кэт.

— Это моя жизнь. — Ди швырнула свою сумочку в меня, но промахнулась. — И ты забрал его у меня.

Я закатил глаза.

— Просто поезжай уже и возвращайся скорее обратно.

— Да, сэр! — Она отсалютовала мне. — Вы, ребята, что-нибудь хотите?

Кэт покачала головой, и когда Ди подошла к двери, я подлетел к ней и обнял одной рукой.

— Будь осторожна.

— Как обычно. — Она помахала рукой на прощание и выскочила за дверь.

— Вау, — сказала Кэт. — Напомни мне, никогда не есть ее мороженое.

— Если ты это сделаешь, то даже я не смогу тебя спасти. — Я широко улыбнулся ей. — Итак, Котенок, если я буду твоей нянькой на вечер, что мне за это будет?

Ее глаза сузились.

— Прежде всего, я не просила тебя нянчиться со мной. Это ты заставил меня прийти сюда. И не называй меня Котенком.

Я засмеялся.

— Вижу, ты сегодня в особо сварливом настроении?

— Ты еще ничего не видел.

Усмехнувшись, я прошел на кухню.

— Охотно верю. С тобой никогда не соскучишься. — Я замолчал, когда понял, что она все еще стоит посреди гостиной. — Ты идешь или нет?

— Куда?

— Я голоден.

— Разве ты только что не съел все мороженое?

— Да, но я все еще голоден.

— Господи, инопланетяне умеют есть.

Я бросил взгляд через плечо и обнаружил, что она по-прежнему не двигается.

— У меня складывается впечатление, что мне необходимо все время следить за твоим местонахождением. Куда иду я, туда идешь и ты. — Я ждал, что она начнет двигаться, но когда она этого не сделала, я подмигнул ей. — Или я могу принудительно передвигать тебя.

— Ладно, — раздражённо произнесла она, прошествовав мимо меня, и плюхнулась на стул возле стола.

Я достал тарелку с остатками курицы из холодильника.

— Хочешь?

Кэт покачала головой, а затем оперлась щекой на руку и стала наблюдать за тем, как я передвигаюсь по кухне. Всякий раз, когда я смотрел на Кэт, у неё был задумчивый вид.

Я поставил тарелку на стол и сел напротив нее. Вчера, во время небольшого импровизированного пикника, мы почти не разговаривали. Странно, но это не было неловким молчанием. Это было… приятно.

— Итак, как ты справляешься?

Она опустила взгляд.

— У меня все хорошо.

— Это точно. — Я откусил кусочек холодной курицы. — Ты смогла воспринять все. Я удивлен.

— А что я должна была, по твоему мнению, делать?

Я пожал плечами.

— С людьми варианты бесконечны.

Она покусывала свою нижнюю губу.

— Ты считаешь, что мы — люди — каким-то образом слабее вас?

— Я не считаю вас слабее, я точно это знаю. — Я посмотрел на неё поверх своего стакана с молоком. — Я не пытаюсь никого оскорбить. Вы просто слабее нас.

— Возможно, физически, но не ментально или… морально, — возразила она.

— Морально?

— Да, например, я не собираюсь рассказывать миру о вас, ребята, чтобы получить деньги. И если бы меня схватил Аэрум, я не стала бы вести его к вам.

— Правда?

Эмоция, которую я не смог распознать, промелькнула на ее лице, когда она откинулась на спинку стула.

— Да. Я бы не стала.

— Даже если бы твоя жизнь находилась под угрозой? — Неверие окрасило мой тон.

Кэт покачала головой, когда рассмеялась.

— Только потому, что я — человек, не стоит считать меня трусливой или безнравственной. Я бы никогда не сделала ничего такого, что подвергло бы Ди опасности. С какой стати, моя жизнь ценнее ее? Вот твоя жизнь… спорный вопрос. Но не ее.

Я не хотел верить ей, но когда вернулся к еде, понял, что верю.

— Итак, сколько времени понадобится, чтобы след исчез?

Когда я посмотрел наверх, наши глаза встретились. Я поднял свой стакан молока и сделал большой глоток. Ее щеки вспыхнули.

— Возможно, неделя или две, может меньше. — Я внимательно посмотрел на неё, проверяя свечение. — Он уже начинает исчезать.

— И как я выгляжу? Как гигантская лампочка или что-то вроде того?

Я засмеялся, потому что сходства действительно были.

— Твое тело окружает мягкое свечение, словно ореол.

— О, ну тогда, это не так уж и плохо. Ты закончил? — Когда я кивнул, она взяла мою тарелку и встала, чем немало удивила меня. Она подошла к раковине, ставя туда тарелку. — По крайней мере, я не выгляжу, как Рождественская елка.

Я проследовал за ней, наклонив голову к ее уху, когда заговорил.

— Ты выглядишь как звезда на верхушке этой елки.

Кэт резко вдохнула и развернулась, широко распахнув глаза. Конечно же, она не слышала, как я подошел. Она откинулась назад, вцепившись в края столешницы, находящейся позади нее.

— Ненавижу, когда ты проделываешь этот инопланетный суперскоростной трюк.

Когда я посмотрел на нее, то улыбнулся. На ее щеках снова был этот милый румянец. Не нужно быть гением, чтобы понять, что наша близость действовала на нее, и не в плохом смысле.

— Котенок, во что мы ввязываемся?

Ее глаза забегали по моему лицу и тут она выпалила:

— Почему бы тебе не сдать меня Министерству Обороны?

Застигнутый врасплох, я сделал шаг назад.

— Что?

— Разве твоя жизнь не стала бы гораздо проще, если бы ты сдал меня МО? Тогда тебе бы не пришлось беспокоиться ни о Ди, ни обо всем остальном.

Черт, это был хороший вопрос. Который я задавал себе снова и снова. Вопрос, который, как я знал, задал бы каждый, кто обнаружил, что Кэт известно о нас.

— Я не знаю, Котенок.

— Ты не знаешь? — спросила она. — Ты рискуешь всем и не знаешь зачем?

Раздражение стало покалывать мою кожу.

— Именно это я и сказал.

То, как её глаза расширились, явно выразило недоверие, которое она испытывала. У меня не было достаточно хороших причин, чтобы не сдать её. МО бы вознаградило меня, и как бы я ненавидел это признавать, но если бы МО было довольно нами, то это бы пошло всем нам на пользу. Должна же быть какая-то причина, и я…

Я оборвал свои размышления. Этот разговор приведет нас к чему-то намного более серьезному. У меня не было времени на это.

Наклонившись, я положил руки на столешницу по обе стороны от ее бедер и опустил подбородок.

— Ладно. Я знаю, почему.

У нее перехватило дыхание.

— Ты знаешь?

Я кивнул.

— Ты бы не выжила без нас ни единого дня.

— Ты не знаешь этого.

— О, я знаю. — Я наклонил голову набок, и в то время как дразнил ее, я также говорил правду о том, что произойдет с ней, если она попадет в руки МО. — Ты знаешь, со сколькими Арумами я сталкивался? С сотнями. Бывали случаи, когда я еле уносил ноги. У человека нет шансов против них или МО.

— Прекрасно. Как знаешь. Ты можешь отодвинуться?

Я усмехнулся.

И остатки терпения Кэт быстро развеялись. Она положила руки на мою грудь и толкнула меня — сильно толкнула. Я и с места не сдвинулся. Моя ухмылка превратилась в улыбку.

— Козел, — пробормотала она.

Она заставила меня рассмеяться. Я действительно должен был освободить ей дорогу, но ее было так весело дразнить, и я давно так много не смеялся. Думаю, в глубине души она это понимала.

— У тебя такой дерзкий рот, — сказал я ей. — И ты целуешь парней этой штукой?

Ее щеки приобрели ярко красный оттенок.

— А ты целуешь своим Эш?

— Эш? — Моя улыбка испарилась. — Ты бы хотела об этом узнать, не так ли?

Кэт ухмыльнулась.

— Нет, спасибо.

Я ни на секунду ей не поверил. Я наклонился так, что лишь несколько дюймов разделяли нас. Аромат персиков и ванили окружил меня.

— Ты не умеешь лгать, Котенок. Всякий раз, когда ты это делаешь, твои щеки краснеют.

Мой мозг выключился, когда ее щеки покраснели еще сильнее. Прежде чем я осознал это, моя ладонь обернулась вокруг её руки. Я не сжимал ее. Нет. Я просто держал, и её кожа была теплой под моей. Я поднял глаза к её, и уже не мог отвести взгляд.

Энергия растеклась по моему телу, заставляя кожу гудеть. Напряжение практически потрескивало в окружавшем нас воздухе, и черт, это было сложно игнорировать.

Часть меня даже не хотела это игнорировать.

— У меня есть странная идея, что мне все-таки стоит это попробовать.

Ее взгляд опустился на мой рот.

— Попробовать что?

— Думаю, ты бы хотела это узнать. — Мои ладони прошлись вверх по её рукам, я проглотил стон, когда почувствовал ее дрожь. Я остановил руки на ее затылке, под тяжелой завесой волос. При кухонном освещении ее волосы выглядели темно-русыми, но я знал, что на солнце они приобрели бы тёмно-рыжий отлив. — У тебя красивые волосы.

— Что?

Да, эта мысль появилось из ниоткуда. Странно.

— Ничего. — Мои пальцы медленно двигались вдоль прядей её волос, и, черт, они были такими мягкими, как я себе и представлял. И да, до этого момента я представлял себе, какими они могут быть на ощупь. Ноющее чувство заполнило меня.

Когда мои глаза снова направились вниз, я увидел, что ее розовые губы были разомкнуты. Она выглядела так, будто ждала… поцелуя, и Боже, она была…

Черт. Кэт… она была прекрасной.

Прекрасной занозой в моей заднице.

Потребовалась каждая унция энергии, чтобы не наклониться и не поцеловать ее. Но это была плохая идея по такому множеству причин, что я не мог перечислить их все.

Убрав руку с волос, я протянул её за спину Кэт и взял бутылку воды, которую оставил там ранее. Ее глаза расширились, когда она вжалась в стойку.

Я повернулся к кухонному столу, прежде чем она смогла бы увидеть мою улыбку.

— Так о чем ты спрашивала, Котенок?

— Прекрати меня так называть.

Я отпил из бутылки, когда встретился с ней взглядом.

— Ди выбрала фильм?

— Да, — сказала она, потирая ладонями свои руки. — Она упоминала об этом в классе.

— Что ж, тогда пойдем. Посмотрим фильм.

Кэт, в самом деле, послушалась и проследовала за мной в гостиную; она задержалась в дверях, в то время как я нашел диск возле рюкзака Ди. Подняв его, я прочел название и развернул его, чтобы увидеть заднюю часть обложки.

— Чья это была идея?

Кэт пожала плечами.

Я прочитал аннотацию, а затем пробормотал:

— Что бы ни было.

Она прочистила горло, когда прошла в комнату.

— Слушай, Деймон, ты не обязан сидеть и смотреть со мной фильм. Если у тебя есть дела поважнее, я уверена, что справлюсь сама.

Оторвав взгляд от обложки диска, я пожал плечами.

— У меня нет никаких дел.

— Ладно. — Она колебалась мгновение, но затем подошла к дивану.

Я вставил диск, а затем сел на другой конец дивана. Телевизор включился, и острый взгляд Кэт вызвал у меня улыбку. Когда я посмотрел на нее пару секунд спустя и обнаружил, что она наблюдает за мной, моя улыбка стала шире.

— Если ты заснешь во время этого фильма, то будешь должна мне.

Она нахмурилась.

— С чего бы это?

— Просто смотри фильм.

Кэт перевела взгляд на телевизор, и через несколько мгновений я устроился поудобнее. Это было трудно, потому что я осознавал, что она сидит прямо возле меня. Я уже забыл, о чем был фильм, когда первая сцена появилась на экране.

Именно до этого момента я продержался, не пялясь на Кэт.

Глава 17

Я плохо спал в ночь на вторник, поэтому, достав свой обсидиановый клинок из комода, я пошел патрулировать и закончил в три часа ночи. В окрестностях не было никаких признаков Арума, но я знал, что это только вопрос времени, когда следующий из них появится. Я хотел поймать его, прежде чем он поймает нас.

Или Кэт.

Утро среды было как в тумане, и по большому счету, я был слишком рассеян, чтобы прилагать большие усилия в раздражении Кэт. Она получила лишь один толчок ручкой в спину. Мыслями я был в дюжине различных мест. Прошлой ночью я много думал о Доусоне. Я также немало думал о Ди и о том, как она хочет покинуть этот город. Я размышлял о том, что Томпсоны или Мэтью сделают, если узнают об истории с Кэт. Я также много думал о ней.

К полудню я чувствовал себя намного старше своих лет.

Мое состояние не улучшилось, когда я вошел в кафе и заметил Кэт в очереди за обедом. Она стояла не одна. Тот козел был с ней — Саймон Каттерс. Мне не нравился этот чувак — я его никогда не переносил. Он был обидчивым панком, и не думаю, что, когда дело доходило до девушек, он обходился лишь словами и не действовал. И, конечно же, он ошивался вокруг Кэт.

Достаточно неприятные, незнакомые мне эмоции поселились во мне. Я не хотел давать им название, не хотел даже признавать их существование, но неожиданно мне захотелось выбить всю дурь из Саймона. Я хотел показать ему, что он не достоин даже разговаривать с Кэт.

Саймон ждал ее в конце очереди.

Ох, черт, нет, у меня явно были проблемы с этим.

Я прошел мимо очереди, направляясь туда, где Саймон стоял напротив Кэт.

Она смотрела в свою тарелку.

— У нас будет тест на следующей неделе, верно?

Саймон кивнул.

— Прямо перед игрой. Думаю, Монро делает это…

Подойдя прямо к Саймону, я потеснил его, когда потянулся за напитком, вынуждая его сделать шаг назад. Кэт резко подняла голову, в то время как удивление промелькнуло на ее лице.

Я взял упаковку молока с прилавка и всколыхнул её в руке, когда повернулся к Саймону. Мы были одного роста, но он был более грузным, нежели я, и из-за этого идиот, вероятно, думал, что мог одолеть меня. Я действительно хотел, чтобы он проверил это на себе.

— Как дела, Саймон? — спросил я, перекинув молоко из одной руки в другую.

Моргнув, Саймон сделал шаг назад, а затем откашлялся.

— Хорошо… дела идут хорошо. Направлялся к своему… ммм, своему столу. — Видимо, он не хотел выяснять сможет ли одолеть меня. Позор. — Увидимся на уроке, Кэти.

Кэт нахмурилась, когда наблюдала за тем, как удирает Саймон, затем она посмотрела на меня.

— Да ладно?

— Ты планируешь сидеть с Саймоном? — Я озвучил вопрос, прежде чем смог остановить себя.

— Что? Нет. — Она засмеялась. — Я планировала сидеть с Лесой и Кариссой.

— И я тоже. — Ди появилась из ниоткуда, в одной её руке балансировала тарелка с едой в другой — два напитка. — Как думаешь, мне будут рады?

То уродливое, странное чувство снова осело тяжестью в моей груди. Не дождавшись ответа Кэт, так как, несомненно, Ди будут рады, я развернулся и направился туда, где видел тройняшек, сидящих с парой других ребят.

— Хэй, — сказал Адам, когда я приземлился на место рядом с ним. Я поднял подбородок в ответ, за что заработал протяжное, — О — кей.

Я положил свой учебник по истории на стол и открыл его.

— Кто-то сегодня в хорошем расположении духа, — сказал Эндрю себе под нос.

Не поднимая глаз, я пробормотал,

— А кто-то хочет умереть.

Эндрю рассмеялся, видно мое заявление его не задело.

— Зачем ты разговаривал с Саймоном?

Я пожал плечами.

— Просто хотел поздороваться.

Адам, сидевший возле, одарил меня долгим взглядом.

— Это… странно.

— Это пустяк, — сказал я и начал листать страницы учебника. Пару минут спустя я почувствовал, как на моей макушке прожигаются дыры, и когда посмотрел наверх, обнаружил, что Эш сверлит меня взглядом и хмурится.

— Что?

— Почему ты ведешь себя как козел?

Я приподнял брови. Этот вопрос в действительности даже не заслуживал ответа. Я уже собирался вернуться к чему бы то ни было, изучаемом мной в учебнике, когда обнаружил, что осматриваю столы в поиске одной сероглазой человеческой девушки.

Кэт улыбаясь, взяла свой стакан, ее розовые губы задвигались, когда она сказала что-то Лесе. Девушки рассмеялись. Кэт взяла кусочек пиццы, в то время как Ди слегка наклонилась, в этот момент глаза Кэт пробежались по нашему столу, и наши взгляды столкнулись — встретились, а затем застыли.

Пространство разделяло нас, но мы еле это замечали. Я ждал, когда она отведет взгляд. Она этого не сделала. Несмотря на то, что я должен был отвести взгляд, прежде чем Эш или Эндрю заметят, потому что они заметят, я тоже этого не сделал. О нет, я продолжил разглядывать ее, вспоминая о прошлой ночи у меня на кухне, когда она ждала моего поцелуя. Я знал, что она ждала.

Я также знал, что она не остановила бы меня.

Даже с места, где я сидел, можно было увидеть, как её губы разомкнулись, а щеки зарумянились.

— Ты действительно начинаешь меня беспокоить, — сказала Эш низким голосом, и когда я не ответил, она ударила ногой мою голень. — Алло. Я что, невидимая?

Нахмурившись, я перевел свой взгляд с Кэт и посмотрел на Эш. Ее глаза сияли, словно сапфиры.

— Как ты можешь быть невидимой?

Ее губы изогнулись в натянутой улыбке.

— Не знаю. Но я чувствую себя так прямо сейчас.

— Хм, — пробормотал я, делая глоток молока.

Её небольшая улыбка увяла.

— Звучит не слишком заинтересованно, — сказала она сухо. — Не хотелось бы, чтобы ты обременял себя разговорами с нами.

Я не ответил ей, поставил молоко на стол и вернулся к… главе «да кому какая, черт возьми, разница»? Я продержался где-то три минуты, прежде чем взглянул наверх и снова уставился на Кэт. Также как и прошлой ночью.

Чтоб меня.

***

— Как у вас дела с вашими новыми соседями?

Прислонившись к своему внедорожнику, я смотрел на пустую проселочную дорогу, находящуюся в нескольких милях от подножия скал Сенека. Офицер Лейн ждал меня, когда я вышел из школы в четверг. Одной вспышкой фар своей «Экспедишн», он дал мне понять, что хочет встретиться в нашем условленном месте.

Единственное, что точно не определялось, так это время проверки и наличие Вона с ним. Не то что бы я был расстроен по поводу отсутствия Вона. Может, он сквозь землю провалился.

В ответ на вопрос Лейна я небрежно приподнял одно плечо, хотя мне не нравилось, куда ведет этот разговор. Меня не в первый раз опрашивали, но обычно допрос проводил Вон.

— Все хорошо. Они кажутся довольно приятными людьми.

— Значит, у вас нет никаких проблем? — Темные очки скрывали глаза Лейна.

Было бы интересно узнать, что он имеет в виду под словом «проблема».

— Нет.

— Это хорошо. — Лейн посмотрел на дорогу. — А то я волновался.

Беспокойство всколыхнулось у меня в животе.

— Почему?

— Тебе не нравятся люди, — ответил он честно. — И когда одна их семья переехала прямо в дом напротив, я полагал, ты разозлишься из-за этого.

Я фыркнул от прямолинейности Лейна. Не могу сказать, что мне нравился Лейн, но он был лучше, чем Вон. Когда Доусон… когда он умер, Лейн, казалось, искренне расстроился, в отличие от Вона, которому явно было плевать.

— Я был не в восторге. Ты узнал об этом, когда я спросил тебя и Вона, почему им разрешили въехать в этот дом, но что я мог поделать?

— Ничего, — ответил Лейн. Он скрестил руки на груди, когда повернул голову ко мне.

Я снова пожал плечами.

— Где твой приятель?

— Вон? — Одна сторона губ Лейна искривилась, словно мысль о дружбе с Воном была противна ему. Я знал, что в этом была одна из причин, почему я терпел Лейна. — Он занят чем-то с Хашер.

Теперь настала моя очередь. Мои губы искривились в отвращении. Нэнси Хашер. Черт, мне действительно не нравилась эта женщина. Я не доверял ей, что было плохо, так как она занимала довольно высокое положение в МО, но к счастью, мы не часто имели с ней дело.

— Пару недель назад произошел аномальный всплеск энергии неподалеку, — сообщил Лейн, переходя на ещё одну тему, на которую я не хотел говорить. — Он был замечен неподалеку от шоссе за твоим домом.

Держу пари, что «пару недель назад» — это кодовое слово для того времени, когда Кэт вышла на дорогу перед мчащемся на полной скорости грузовиком.

Лейн переместил свой вес на другую ногу.

— Вы все снова играли в футбол?

Я чуть не рассмеялся. Ди придумала это оправдание в прошлый раз, когда нас расспрашивали о необычной активности. Мы не играли ни в какой футбол для Лаксенов и уж точно не кидались энергетическими шарами, но это было отличным предлогом. Я кивнул. — С Томпсонами. Мы немного переборщили.

— Ваши новые соседи не видели этого, верно?

Я сжал челюсть.

— Мы не идиоты. Их не было дома.

Лейн кивнул.

— Приятно слышать.

Оттолкнувшись от своего внедорожника, я опустил руки.

— Что-нибудь еще?

Офицер Лейн покачал головой.

Я открыл водительскую дверь и уже собирался забраться внутрь, когда он остановил меня.

— Будь осторожен, Деймон. Теперь, когда у вас появились соседи, не только я и Вон будем приглядывать за вами. Вы, возможно, захотите отложить свой футбол.

***

В субботний вечер я собираюсь запереть Кэт в ее доме. Клянусь Богом, духами, и кем бы то ни было ещё, это произойдет.

— Ты позволишь мне сделать это, — сказала Кэт, ее глаза были цвета грозового неба, когда она впилась в меня взглядом. — Потому что я не собираюсь просто сидеть здесь и ничего не делать.

— Я не говорил, что ты должна сидеть здесь. Я тоже этого не хочу.

Ее подбородок слегка приподнялся.

— В таком случае никто не заставляет тебя находиться тут!

— Правда? — Мой голос был пропитан насмешкой. — Думаю, ты знаешь, почему я здесь.

Кэт запрокинула голову назад и застонала.

— Я просто хочу сходить в книжный магазин, о котором мне рассказывала Карисса. Это в городе.

Я знал, о каком магазине она говорила. Не то, что бы его было сложно вычислить. В городе был один единственный книжный магазин. Его сдавали в аренду, и владелец порой даже понятия не имел, что у них есть в ассортименте или какова стоимость книг.

— И хотя последнее, что я хотел бы делать — это проводить вечер пятницы в книжном магазине, все, что я скажу, так это то, что я иду тобой.

Ее маленькие ручки сжались в кулаки.

— Разве ты не понимаешь, почему я не хочу, чтобы ты шел со мной? Ты не хочешь идти, и превратишь поход за книгами в самый худший опыт, когда-либо пережитый мной.

Я закатил глаза.

— Не превращу.

Она скрестила руки на груди и многозначительно посмотрела на меня.

— Серьезно.

Посмотрев поверх моего плеча, в сторону леса, Кэт тяжело вздохнула.

— Слушай, я понимаю, что я не должна ходить одна. Что это…

— Опасно и глупо, — услужливо вставил я.

Ее челюсть сжалась, прошла секунда.

— Да, я понимаю, что это опасно, но…

— На этих словах наш разговор должен был закончиться.

Кэт подняла свой расстроенный взгляд на меня.

— Но сегодня вечер пятницы, и Ди пошла в кино с Адамом, а я… я застряла здесь с…

— Со мной? — Я поднял брови, когда скрестил руки на груди, зеркально отражая ее позу.

Она снова вздохнула.

— Я не хочу показаться дрянью, но я не… ты даже не нравишься мне большую часть времени. Я имею в виду, в одну минуту ты действительно классный и с тобой весело находиться рядом, а в другую — как, например, в последние пару дней — ты ведешь себя, как придурок.

Я был не самым дружелюбным с того дня, в кафетерии. Мне не нравилась вся эта фигня с Лейном и вопросы, которые он задавал. Мне не нравилось вся эта дрянь с Саймоном. Мне не нравилось, что меня задевает вся эта история с Саймоном. Мне не нравилось эта херня с Томпсонами, а именно поведение Эндрю и Эш, которые совсем не скрывали своего презрительного отношения к Кэт. Мне не нравилась фигня с Мэтью, чья паранойя была чуть ли не заразной. Мне не нравилось хрень с Ди, потому что она вела себя так, будто все отлично, а вокруг летают единороги, извергающие радугу.

Мне не нравилась вся эта история с Кэт в целом.

Думаю, не нужно говорить, что настроение у меня было паршивое.

Середина щек Кэт была чуть розовее, остальной части ее лица, и хотя ее взгляд был спокойным, я знал, что перепады моего настроения задели и ее. Девушка была сильна ментально, но со мной ей было нелегко. И хотя именно она переехала в этот дом, и именно она выбежала на дорогу перед грузовиком, ничего из этого не было ее виной.

Потерев ладонью свою щеку, я встретил ее взгляд.

— Обещаю, я буду хорошо себя вести.

Она склонила голову набок.

— Я тебе не верю.

— На самом деле тебе и не нужно. — Потянувшись в карман джинсов, я вытащил ключи от своей машины. — Поехали. Я знаю, о каком книжном магазине говорила Карисса. Если ты хочешь увидеть его, нам нужно ехать сейчас, пока он не закрылся.

Кэт не сдвинулась с места.

— Ты же хочешь увидеть его. — Я спрыгнул с крыльца, ловко приземлившись напротив ступенек. — У них куча книг, которые они продают буквально по пятьдесят центов за штуку. — Ее глаза загорелись так же, как свечение вокруг нее.

Я попятился в сторону своей подъездной дорожки.

— Если тебе повезет, ты сможешь встретить владельца магазина там.

Она разжала свои руки.

— Почему от этого, мне повезет?

— Потому что он похож на Санта Клауса.

Кэт моргнула, а затем удивленный смех вырвался из её груди. Этот звук вызвал странное ощущение, которое я проигнорировал, в то время как открывал водительскую дверь машины.

— Ты идешь или нет?

Наконец, спустя вечность, она села во внедорожник и сразу же включила радио, универсальный жест, говорящий, «не разговаривай со мной». Поездка в город прошла в молчании, и я держал свой рот на замке, когда мы вошли в крошечный книжный магазин, где пахло пылью и страницами старых книг.

К сожалению, владельца не было, но Кэт, казалось, было все равно. Тот момент, когда она шагнула внутрь, для неё был словно Рождественское утро. На её губах появилась улыбка, которая не покидала её все то время, что она порхала от одной забитой полки к другой, не обращая внимания на клубы пыли, которые она поднимала всякий раз, как вытаскивала книгу из стопки. В небольшом магазине не было никого, кроме пожилой женщины, стоящей за регистрационной стойкой и уткнувшейся носом в книгу.

Я отошел в дальний угол, вне поля её зрения, и достал телефон, открыв «Candy Crush», но я так и не смог сосредоточиться на игре. Я наблюдал за Кэт. Ничего не мог поделать с собой. Особенно, когда она наклонялась, осматривая нижние полки.

От неудобства, я сдвинул ноги. Не помогло. Образы затопили меня. Кэт играла главную роль во всех из них. Героиня была в красном бикини. Жар обдал мою кожу, и я сжал зубы. Мне нужно было переключиться на что-нибудь другое — на что угодно.

Кэт выпрямилась и потянулась за книгой, находящейся на несколько полок выше неё, и её рубашка задралась, обнажая небольшой участок кожи над джинсами.

Оу, черт…

Она прижала книгу к груди, и я действительно завидовал этой книге.

Я снова сдвинулся. Все равно не помогло.

Она развернулась и направилась к корзине полной небольших книг в мягкой обложке с изображениями мужчин с обнаженной грудью и женщин в причудливых старомодных платьях. Она перебирала их, пока не вытянула несколько штук, а затем посмотрела на меня.

— Можешь помочь мне?

Убрав свой телефон в карман, я подошел к ней, что было немного… неловко.

— Что случилось?

— Вытяни руки вперед, пожалуйста.

Я сделал, что она просила.

А минутой позже, уже держал в руках стопку романов.

Понятия не имею, когда моя жизнь повернулась так круто, что вечер пятницы был занят этим, но часть меня была не так уж огорчена данным фактом. Что, конечно же, расстроило меня еще сильнее.

Все закончилось тем, что Кэт покинула магазин с большим количеством книг, чем нужно было любому человеку, и всю дорогу домой улыбалась этой… прекрасной улыбкой, которую я так редко видел. Она говорила о книгах, и даже несмотря на то, что я ей не отвечал, она продолжала свой рассказ.

Она на самом деле была счастлива.

Я знал, что как только открою свой рот, разрушу это, как и всегда. Я думал о том, что во всем этом не было ее вины. Я также думал о факте того, что все это время Ди вела себя осторожно рядом с ней, а я нет. В своих попытках уберечь Ди и удержать Кэт в неведении, я подверг опасности Ди и раскрыл нас.

На самом деле проблемой был я.

И то, что Кэт меня привлекала, не делало ситуацию проще. Наоборот все становилось еще опаснее.

След Кэт спадет в ближайшее время, меньше чем через неделю. После этого, мне нужно держать дистанцию. На сей раз к этому нужно отнестись серьезно. Больше никаких несдержанных обещаний.

Глава 18

Дни все укорачивались, теплый ветерок, поднимающийся в долине, с каждым днем становился холоднее. Листья приобретали яркий оттенок золотого и красного, прежде чем опасть на землю, объявляя о наступлении осени.

К середине октября след Кэт полностью исчез. Это произошло на четвертый день после нашей поездки в городской книжный магазин, и я сделал, что обещал себе.

За исключением времени, когда видел Кэт в классе, и когда Ди приводила её в наш дом, я держался подальше от нее. Конечно, я по-прежнему выводил её из себя при каждом удобном случае. Потому что не так много вещей могли действительно меня позабавить, как те моменты, когда я толкал её своей ручкой на тригонометрии и наблюдал, как ее серые глаза приобретают цвет грозового неба.

Я уже начал задаваться вопросом, не символизирует ли ручка подсознательно что- то другое. И это «что-то другое» уже не забавляло меня.

Я знал, что теперь она проводит больше времени с девочками из нашего класса. Поэтому так поступала и Ди, в то время как факт, что моя сестра проводит ещё больше времени с людьми, раздражал меня, я не мог ничего поделать с этим.

Правда была в том, что даже если, в конце концов, она переедет в одну из колоний, она все равно будет окружена людьми. Она всегда будет стремиться сблизить с ними. Черт, если у них с Адамом ничего не выйдет, то все может закончиться тем, что она… влюбится в одного из них.

Только от одной этой мысли мне захотелось пробить дыру в озоновом слое.

Была и другая причина, почему я хотел это сделать.

Саймон Каттерс.

Чрезмерно обидчивый мудак будил во мне не самые хорошие чувства, и я потерял свое самообладание, когда он начал говорить с Кэт в классе тригонометрии. Тогда его рюкзак отправился на пол, и так как я был хорошим парнем, то пытался предупредить Кэт о Саймоне. Этот разговор закончился не очень хорошо.

Кэт обвинила меня в ревности. Меня? К Саймону? Она что сума сошла? Ни при каких обстоятельствах я бы не ревновал к человеку. Если она хочет помочь с учебой парню, который только и ищет с кем бы переспать, то ранняя беременность будет её проблемой. Не моей.

Да, так оно и было, пока Ди с прямо-таки дьявольским блеском в глазах не сообщила мне между занятиями, что Саймон пригласил Кэт на танцы, и она согласилась. Огонь готов был посыпаться из моего рта и глаз, когда моя сестра начала уходить с таким довольным видом, что можно было подумать, что её только что обеспечили пожизненным запасом любимого мороженного. Почему она была так рада этому? Все знали, какая у Саймона репутация и никто, даже Кэт, не мог быть настолько наивным.

Я мог заняться более важными делами, например, выяснил бы выйдет ли на этой неделе новый эпизод " Искателей приведений», но когда увидел Кэт после школы, когда она пересекала всю парковковку, направляясь туда, где стоянка граничила с футбольным полем, я не смог оставить все так, как есть.

— Кэт!

Она развернулась, сощурившись, в то время как порыв холодного ветра разметал длинные пряди темных волос вокруг её лица. Я медленно приблизился к ней, обнаружив, что это первый раз… за несколько недель, когда мы были практически наедине.

Лямка сумки была перекручена и впивалась в ее плечо. Я протянул руку и поправил это, выпрямив лямку.

— Ты знаешь, как выбрать место для парковки.

Прошло мгновение, прежде чем она ответила.

— Я знаю.

Мы прошли к ее машине, и пока она укладывала свою сумку на заднее сиденье «Камри», я ждал, погрузив руки в карманы, и пытался придумать вежливый, не идиотский способ сказать, что ей следует поменять свое решение относительно Саймона. Аргумент «ты что с ума сошла?» не казался таким уж полезным, но мой мозг продолжал возвращаться к нему снова и снова.

Закрыв дверь, она обернулась ко мне.

— Все в порядке? Это не…?

— Нет. — Я провел рукой по волосам. — Ничего… мм, космически важного.

— Хорошо. — Она прислонилась к машине, её руки были сложены вместе. Ключи от машины свисали с пальцев. — Ты испугал меня на секунду.

Когда я повернулся к ней, между нами осталось всего несколько дюймов.

— Я слышал, что ты собираешься пойти на танцы с Саймоном Каттерсом.

Кэт убрала прядь волос с лица. Ветер вернул ее обратно.

— Новости распространяются быстро.

— Да, в этих краях это так. — На этот раз я схватил ту прядь волос и убрал ее за ухо. Костяшки моих пальцев задели ее щеку, и это вызвало ощущение, будто электричество пробежало от ее кожи к моей. — Я думал, он тебе не нравится.

— Он не так уж и плох, — сказала она, переводя взгляд на людей, стоящих на беговой дорожке. — Саймон вроде бы милый, и он попросил меня.

Вроде бы милый?

— Ты идешь с ним, потому что он тебя попросил?

Ее взгляд был пронзительным, когда она снова посмотрела на меня. Кэт кивнула, и начала теребить в руках ключи от машины.

— А ты идешь на танцы?

Я еще не думал об этом. Когда я сместился, моя нога коснулась ее бедра.

— Это имеет значение?

Она поджала губы.

— Не слишком.

— Тебе не следует идти с кем-то только потому, что этот человек тебя попросил.

Она взглянула вниз на свои ключи, и мне показалось, что она хочет запустить ими в меня.

— Я не понимаю, каким образом это касается тебя.

— Ты — подруга моей сестры, поэтому это меня касается. — Мое объяснение было полным абсурдом.

И Кэт понимала это, так как открыла рот.

— Это самое нелепое объяснение, которое я когда-либо слышала. — Развернувшись, она направилась к водительской двери, остановившись возле капота. — Разве ты не должен быть больше обеспокоен тем, что делает Эш?

— Я и Эш — не вместе.

Покачав головой, она продолжила идти.

— Не трать понапрасну дыхание, Деймон. Я не брошу все только потому, что у тебя проблемы с этим.

Ей всегда нужно быть такой чертовски упрямой? Я выругался себе под нос, когда последовал за ней.

— Я не хочу, чтобы ты влипла в неприятности.

— В какого рода неприятности? — Она дернула дверь машины на себя.

Поймав дверь, я изогнул бровь.

— Зная тебя, я не могу даже вообразить, какого рода неприятности ты можешь на себя навлечь.

Она начала сверлить меня взглядом.

— Ох, да, потому что Саймон собирается оставить на мне след, который привлечет ко мне убийц коров вместо убийц инопланетян. Отпусти дверь моей машины.

— Ты одно разочарование, — отрезал я. Хотя в округе были такие коровы, что могли напасть на неё. — У него та еще репутация, Кэт. Я хочу, чтобы ты была осторожна.

Мгновение она просто смотрела на меня, и я уже подумал, что она согласилась с моими словами.

— Ничего не случится, Деймон. Я могу сама о себе позаботиться.

Я ошибся.

— Прекрасно.

Что произошло дальше, могло случиться только с кем-то вроде Кэт. Я отпустил дверь в ту же секунду, что она дернула её на себя.

— Кэт…

Дверь прищемила ее пальцы, и крика от боли вызвал у меня ощущение, будто бы меня облили холодной водой. Ярко-красная кровь выступила на ее указательном пальце, остальные были темно-красного цвета.

— Боже! — взвизгнула она. — Это больно.

Моя рука обхватила её кисть, прежде чем я осознал, что делаю. Тепло перешло от моей руки к ее, и она мягко вздохнула.

— Деймон? — пошептала она.

Краснота исчезла с ее ушибленных пальцев. Я поднял взгляд к ней. Наши глаза встретились. Ее зрачки были расширены от шока, и понимание того, что я сделал нахлынуло на меня. Что же я натворил.

Я вылечил ее.

Отпустив её руку, я слегка покачал головой.

— Проклятье…

— Ты… на мне снова остался след? — спросила она, когда вытерла кровь с пальцев, обнаружив полностью зажившую кожу. — Черт возьми.

Я не мог поверить в то, что сделал.

У Кэт были несерьезные раны. Только царапина и несколько ушибленных пальцев. Она была бы в порядке. Я сглотнул, когда посмотрел на неё. Едва заметное белое свечение окутывало её. Оно будет едва различимым, возможно, другие его даже не заметят.

— Он слабый. Не думаю, что он вызовет какие-либо проблемы. Я с трудом его различаю, но ты можешь…

— Нет! След слабый. Его никто не увидит. Я в порядке. Больше никаких сиделок. — Ее глаза расширились, когда она сделала неглубокий вдох. — Я могу сама о себе позаботиться.

Возражения начали крутиться на кончике моего языка, но она… она была права. Кэт была на сто процентов права. Я выпрямился и начал отступать от машины.

— Да. Очевидно, ты можешь, пока держишься подальше от дверей. Ты продержалась дольше, чем все остальные, кому было известно о нас.

Кэт открыла было рот, но я развернулся, направившись обратно к середине парковки. Злость кипела во мне, но не на Кэт. Оказался наедине с ней всего на пару минут, и уже успел исцелить все её незначительные раны, как чертов идиот.

Видимо мне нужно поработать над самоконтролем.

Посмотрев направо, я сухо засмеялся, когда увидел Саймона на поле. Он нес свой шлем, в то время как бежал к центру поля, где толпилась группа ребят.

Мои глаза сузились, и я поднял палец.

Шлем вылетел из его руки, ударившись о плечо. Пойманный врасплох, он споткнулся, а затем опустился на колено, уставившись на упавший шлем, словно это гадюка. Толпа ребят рассмеялась. Мои губы растянулись в кривой усмешке.

Да, мне определенно нужно поработать над самоконтролем.

***

Намазывая майонез на кусок хлеба, я мурлыкал себе под нос так громко, как только мог, чтобы не слышать их разговор. Это не помогло.

— Он подумает, что ты самая горячая девушка на вечере, — сказала Ди, ее голос звучал неприятно громко.

Я взглянул на потолок, громко выдохнув через нос.

— Хм, это хорошо. — Кэт откашлялась. — Я полагаю.

Я чуть не разбил банку с майонезом, когда начал прикручивать крышку.

— Ты полагаешь? — Ди рассмеялась. В этот момент я мог поклясться, что она просто вопила. — Да, он будет не в состоянии держать свои руки при себе.

Я опустил кусочек хлеба, моя челюсть сжалась так, что, казалось, я сломаю коренные зубы.

— Уверена, то же самое можно сказать и про Адама, когда он увидит тебя в платье, что ты выбрала, — ответила Кэт.

Ди хихикнула.

— Это то, на что я надеюсь.

О, во имя любви к этому миру и Вселенной…

Возникла пауза.

— Ну а все же, ты уверена насчет платья? Оно ведь с глубоким вырезом.

Я закрыл глаза, проглотив стон.

— О, я уверена, — заверила ее Ди. — Абсолютно уверена.

Я кинул бутерброд обратно на тарелку, и был в нескольких секундах от того, чтобы выброситься из кухонного окна, но потом услышал, как Кэт сказала, что возвращается домой, и через несколько минут за ней захлопнулась дверь.

Я беззвучно подошел к окну, которое выходило на передний двор. Кэт появилась в слабом свете заходящего солнца, рюкзак хлопал её по спине, когда она пересекала подъездную дорожку. Ее конский хвост раскачивался из стороны в сторону при каждом шаге. Как и ее бедра. Мой взгляд опустился.

Это было спустя пару дней после того случая на парковке, и крошечный след был уже совсем невиден. Слава Богу. Но я все еще волновался и…

— Что ты делаешь? — спросила Ди.

Я был так увлечен… подглядыванием за Кэт, что моя сестра смогла подкрасться ко мне. Раньше такого никогда не случалось. Я медленно развернулся.

— Ничего. А что делаешь ты?

Её взгляд буквально кричал, что она мне не верит.

— Ничего.

Я изогнул бровь.

Она зеркально отразила мое движение.

— Мое «ничего» означает, что я не подсматриваю за кем-то из кухонного окна.

Мои глаза сузились.

— Знаешь, — продолжала она, подойдя к стойке. — Ты мог бы пройти в гостиную и увидеть её собственной персоной. Тебе не обязательно было прятаться в своей спальне, а затем и на кухне.

— Я не прятался.

— Угу. — Она заметила мой сэндвич с индейкой. — Я тебе не рассказывала…

— Это мой сэндвич. Не… — Слишком поздно. Я вздохнул, пока наблюдал, как она откусила здоровенный кусок. — Угощайся.

— Спасибо, — сказала она, пережевывая. — Ты делаешь потрясающие сэндвичи.

— Знаю, — проворчал я.

Ди ухмыльнулась, когда прислонилась к столешнице.

— Я тебе не рассказывала о потрясающем платье, которое купила Кэти?

Вытянув кухонный стул, я опустился на него и выпрямил ноги.

— С чего бы тебе рассказывать мне о ее платье?

— Не зачем, но я уверена, ты слышал наш разговор об этом.

— Люди в соседнем штате слышали, как ты говорила об этом, Ди.

Она проигнорировала мои слова.

— Оно потрясающее и Кэти выглядит в нем просто удивительно.

Моя челюсть снова начала болеть.

— Похоже она будет выглядеть очень горячо на танцах, очень. — Ди замолчала и откусила еще один огромный кусок моего сэндвича. — Ох, а я тебе говорила, что Саймон поведет ее на танцы?

Я досчитал до десяти, прежде чем ответил.

— Да, Ди, ты говорила мне, и я думаю, ты паршивый друг, если позволяешь ей пройти с ним.

— Я не паршивый друг! — Она топнула босой ногой так, что загремели стулья. — Я знаю, что Кэт не попадет в неприятности с ним. Она будет в порядке. В любом случае, ты знаешь о вечеринке после танцев?

— Все знают о вечеринке после танцев.

Она помахала бутербродом, словно приветствовала меня им.

— Ну, раз ты все знаешь, умник, тогда ты в курсе, что Саймон пригласил туда Кэт.

Я замер.

— Она не пойдет с ним на эту чертову вечеринку на поле.

— Ох. Да. — Ди широко улыбнулась, и её улыбка вышла прямо-таки зловещей. — Да, пойдет.

Не может быть. Все, что делали на этой вечеринке — так это напивались и спали друг с другом, в частности так делал Саймон. Если он везет ее туда…

Мой желудок скрутило.

— Не волнуйся, Адам и я собираемся туда. Она будет в порядке. — Ди доела сэндвич, не оставив мне даже крошечного кусочка. Но с другой стороны, к этому моменту я уже потерял аппетит. — Жаль, что ты не увидишь Кэт в ее платье, так как слишком крут, чтобы ходить на вечера встречи выпускников.

— Я не говорил, что не пойду.

Ди нацепила непроницаемое выражение лица.

— Не говорил? Ха. Я уверена, ты сказал что-то вроде… — Она понизила голос. — «Я скорее врежу себе по шарам, чем пойду на эти глупые танцы.» Или нечто подобное.

Мои губы изогнулись.

— Это было в прошлом году.

— Когда ты встречался с Эш.

Я ничего не ответил.

— Так ты идешь на танцы? — спросила она, перекинув длинные вьющиеся черные волосы через плечо. Когда я ей не ответил, непроницаемое выражение спало с её лица. — Держу пари, ты также пойдешь на эту чертову вечеринку в поле.

Я натянуто улыбнулся.

— Какого цвета платье Кэт?

Ди изо всех сил старалась сохранить выражение своего лица невозмутимым, но ей это не удалось. Ее глаза блестели.

— Тебе оно понравится. Это все, что я скажу. Тебе просто нужно подождать, и ты сам все увидишь.

***

Поправив галстук, я вышел из внедорожника и схватил смокинг с заднего сиденья и надел его. Сразу же появилось желание содрать эту чертову штуку с себя.

Танцы по поводу встречи выпускников.

Практически последнее место на земле, где бы я хотел оказаться. Всю ночь наблюдать за потными, неуклюжими человеческими подростками, лапающими друг друга — это точно не входит в мое представление о веселом проведении вечера. Но у меня был небольшой выбор.

Я взглянул на Эш. Она стояла рядом со своим братом, одетая в белое платье, и действительно выглядела великолепно. Жаль, что это больше никогда на мне не сработает. Наши чувства друг к другу, несмотря на то, что она отказывалась признать это, превратились в чисто семейные узы.

Эндрю посмотрел на меня, пока поправлял свои запонки. Его брови приподнялись.

— Я даже не знаю, зачем ты приехал сюда.

Его сестра нетерпеливо вздохнула.

— Я тоже, но мы можем продолжить этот разговор внутри? — Она махнула изящной ручкой в сторону школы. — Там люди, у которых я должна вызвать зависть.

Я улыбнулся.

— А конкретнее?

— Мое платье. — Она покружилась, и клянусь, на секунду оно стало просвечивать. Я прищурился. Ага. Оно точно просвечивало в определенных местах.

Я ничего не мог поделать с собой. Моя улыбка расширилась, особенно, когда Эндрю отвернулся, его лицо побледнело.

— Мое платье может прокормить небольшую деревню в течение года, а это значит, что эти… люди никогда не видели подобной красоты и совершенства, — продолжила Эш.

Качая головой, я засмеялся. Эш… ну, она была на любителя.

Когда мы втроем направились в школу, я знал, что они никогда не поверят мне, если я назову истинную причину, почему был здесь.

Это связано с одним потным неуклюжим человеческим подростком, лапающим всех девушек, и одну из них в частности. Разговор, который произошел у нас с Кэт неделю назад, когда мы стояли возле ее машины, прокручивался снова и снова в моей голове. Согласен, вся эта история с исцелением ее руки выбила меня из колеи, и хотя мы не разговорили о ее свидании с тех пор, я не забыл об этом. Уж точно не после того как я узнал, что Кэт, возможно, согласилась пойти на эту чертову вечеринку в поле.

Я никак не мог остаться дома. Инстинкт кричал, что она будет нуждаться во мне. Или на самом деле это была странная собственническая потребность… сделать что?

Пойди туда, выбить всю дурь из Саймона и заявить о правах на свою девушку?

Э, нет, потому что выбивание дури из человека, скорее всего, закончится смертью, и она не моя девушкой. Ни за что, черт возьми.

Эш исчезла в стае девушек, которые кричали и визжали по поводу её платья. Я заставил себя дышать и не осматривать комнату, отталкивая воздушные шары, надувание которых, вероятно, заняло целый день, я нашел ближайший свободный столик и сел. Следуя моему примеру, Эндрю сделал то же самое. Он начал говорить о каком-то футбольном матче, на который мне было дважды плевать, и я сделал вид, что слушаю.

И ждал.

И еще немного.

А потом я увидел, как придурочные друзья Саймона направились к двери, и понял, что Кэт здесь. Откинувшись на своем стуле, я мимоходом взглянул через плечо. Что-то неожиданное произошло в моей груди. Мне казалось, что кто-то подошел вплотную ко мне и выбил из легких весь воздух. Я, возможно, перестал дышать. Прямо там, в окружении людей, перед продолжавшим трещать о каком-то матче Эндрю.

— О, Мария, матерь младенца Иисуса, — пробормотал я, прищурившись.

Кэт стояла у двери, руки сжимали крошечный клатч, пока ее глаза нервно осматривали спортзал. Платье… ооу, это платье должно быть запрещено законом. Обтягивающая вокруг груди и талии ткань, ниспадала по ее бедрам, словно река алого шелка. Ее волосы были собраны, открывая длинную, изящную шею, которую раньше я никогда по-настоящему не замечал. Что было странно, так как ее волосы, казалось, почти всегда были собраны, а еще, такое глубокое декольте раньше тоже никогда не демонстрировалось. За исключением того случая, когда она надела бикини. Говоря о красном…

Красное.

Это мой любимый цвет.

Ди была чертовски права насчет этого платья.

Кэт не была милой. Она даже не была сексуальной. Она была прекрасна… абсолютно потрясающе прекрасна. Не то, чтобы я не замечал этого раньше, но сейчас? Сейчас она выглядела совершенно по-другому.

Я наблюдал за тем, как она пошла быстрым шагом, когда заметила Лесу, и одобрительная улыбка коснулась моих губ. Правильно, Котенок, подумал я, оставайся подальше от Саймона. Он даже не заслуживает находиться с тобой в одном часовом поясе.

Я понятия не имел, как долго наблюдал за ней, но, в конце концов, потерял ее из виду. Часть меня хотела встать, ударить Эндрю, чтобы он заткнулся, и найди ее. Но это вызвало бы удивление людей, так что я оставался на месте, вцепившись в спинку своего стула так сильно, что она застонала под давлением моих пальцев.

Затем Кэт вновь появилась с моей сестрой, двигаясь по танцполу. Она остановилась и изящно покрутилась, в этот момент ее взгляд остановился на моем столике, будто она искала меня. Что-то внутри меня взревело от волнения.

Наши глаза встретились, и снова появилось то чувство, словно меня ударили, за исключением того, что удар переместился ниже, в мой живот. Я был заворожен, увлечен. Ее губы разомкнулись и…

И Саймон пробился сквозь толпу, закрывая ее от меня. Каждый мускул в моем теле напрягся, когда первобытное желание прошло через меня. Я начал вставать, но в последний момент, заставил себя сесть обратно.

Через несколько секунд Эш подошла к столу. Она что-то сказала, но я ее не слышал. Тогда Эндрю наклонился, щелкая пальцами перед моим лицом.

— Приятель, — сказал он. — В чем дело?

— Заткнись.

— Прекрасно. — Эндрю встал. — Пойду, возьму себе выпить.

— Бывай, — пробормотал я, не спуская глаз с Саймона… и его рук. Мне они не нравились.

— Хочешь потанцевать? — спросила Эш, удивив меня. Я думал, что она уже ушла. — Или хочешь сидеть здесь и хмуриться? — Когда я не ответил, она разозлилась и встала. — Неважно. Ты все равно скучный.

Я едва осознал, что она на самом деле ушла в этот раз, и что я сидел за столиком один, как идиот. Мой взгляд вернулся к паре. Паре? Боже. Было обидно за Кэт даже называть ее и Саймона парой.

Но я мог справиться с этим. Действия Кэт действительно были не моим делом. В действительности она может делать все, что пожелает. Если это означает танец…

Рука Саймона скользнула вниз, от чего Кэт отскочила назад. Сердитое выражение её лица потерялось в море других лиц. Я был на ногах, прежде чем осознал это, двигаясь между танцорами, мои руки сжались в кулаки.

Я подошел к ним, остановившись позади Кэт.

— Не возражаешь, если я вмешаюсь?

Глаза Саймона расширились, и он, должно быть, увидел свою неминуемую гибель в моем лице, потому что опустил руки и сделал шаг назад.

— Ты как раз вовремя. В любом случае мне нужно выпить.

Я изогнул бровь, а затем повернулся к Кэт, игнорируя идиота.

— Потанцуем?

Она оглянулась на мгновение, затем осторожно положила руки на мои плечи.

— Вот так сюрприз.

Ещё бы это было по-другому. Мы на самом деле не разговаривали с того дня у ее машины. Как я уже говорил, тогда след был настолько слабым, что его практически нельзя было заметить. Но это не значит, что я не присматривал за ней, когда она поехала в город с Ди, а затем без нее. Она просто не знала, что я был поблизости.

Я обнял Кэт за талию и взял её руку в свою. И будь я проклят, если у неё не появилось ощущения, что все это правильно, идеально на самом деле.

Глупо и странное принятие желаемого за действительное.

Ее невероятно длинные ресницы приподнялись, и теплые, но настороженные глаза нашли мои. Милый румянец появился на ее щеках и прошел вниз к шее. Я бы мог сделать что-нибудь ужасное, чтобы узнать, о чем она думает. Я притянул ее ближе.

Замешательство и… море эмоций отразились в чертах её лица.

— Ты хорошо проводишь время с… Эш?

— А ты хорошо проводишь время с мистером «Счастливые Руки»?

Она закусила губу, и я проглотил стон.

— Как всегда очень остроумно.

Я рассмеялся, и она вздрогнула в моих руках.

— Мы приехали сюда втроем — Эш, Эндрю и я. — Зачем я говорю ей это? Моя рука скользнула по направлению к её бедрам, и я прочистил горло, посмотрев поверх ее головы. — Кстати, ты… ты прекрасно выглядишь. На самом деле слишком хорошо, чтобы быть с этим идиотом.

Ее глаза расширились.

— Ты что под кайфом?

— К сожалению, нет. Но мне интересно, почему ты спрашиваешь.

— Ты никогда раньше не говорил мне комплиментов.

— Хороший аргумент. — Черт, иногда я действительно был мудаком. Ну, большую часть времени. Я опустил подбородок, и она вздрогнула, когда я случайно задел ее щеку. — Я не собираюсь кусать тебя. Или лапать. Ты можешь расслабиться.

Она молчала, поэтому я принял это за хороший знак. Действуя инстинктивно, я направил ее голову к своей груди, а затем положил руку на ее поясницу. Танцевать подобным образом было нормально. Ни о чем не нужно волноваться, в том числе и мне.

Вдыхая ее персиковый аромат, я закрыл глаза и позволил музыке вести нас. Было что-то странно интимное в медленном танце. Отсутствие зрительного контакта оставляло простор для воображения, но это… два тела сливались вместе, двигаясь в одном ритме, касаясь во всех нужных местах. Интимно.

Ладно, может я и был под кайфом.

Пальцы моей руки согнулись на её спине.

— Серьезно, как проходит твое свидание?

Когда я взглянул вниз, то увидел, что она улыбается.

— Не совсем по-дружески.

— Так я и думал. — Я искал его в толпе, желая прибить. — Я предупреждал тебя насчет него.

— Деймон, — сказала она, вздыхая. — Я держу все под контролем.

Я усмехнулся.

— Уверен так и есть, Котенок. Его руки двигались так быстро, что я начал сомневаться, человек ли он вообще. — Она напряглась в моих объятиях. — Тебе следует незаметно выйти и вернуться домой, пока он отвлечен. Я могу даже попросить Ди принять твой облик, если это понадобится.

Кэт отстранилась, и я тут же начал скучать по тому ощущению, когда она была в моих объятиях.

— То есть, это нормально, если он будет лапать твою сестру?

Ну, нет, но…

— Я знаю, что она может сама о себе позаботиться. Этот парень не твоего уровня.

К этому моменту мы совсем прекратили танцевать. Назревал шторм, и у него было имя: Котенок. Я почти улыбнулся.

— Что, прости? — сказала она. — Я не соответствую определенному уровню?

Она ещё этого не поняла?

— Послушай, я приехал сюда на своей машине. Я могу попросить Эндрю и Эш поехать с Ди, и отвезти тебя домой. — На мой взгляд, звучало, как хороший план, но выражение ее лица говорило об обратном. — Ты и в правду собиралась ехать на вечеринку с этим идиотом?

— А ты едешь? — Она высвободила свою руку.

— Это не имеет значения. — И я еще не был готов отпустить ее. — Ты не пойдешь на эту вечеринку.

— Ты не можешь указывать мне, что делать, Деймон.

Разочарование прошло через меня. Разве она не понимает, что я пытаюсь помочь ей? Это же не соревнование «кто мной командует».

— Ди отвезет тебя домой. И клянусь, если мне придется перекинуть тебя через плечо и вынести отсюда, я это сделаю.

Ее руки сжались в кулаки.

— Хотела бы я увидеть, как ты попытаешься.

Я улыбнулся.

— Не сомневаюсь.

— Как знаешь. Это же ты собираешься устроить публичную сцену, унося меня отсюда.

Я издал низкий звук, но она улыбнулась мне, это была смесь самодовольства и невинности.

— А ведь наш местный инопланетный учитель наблюдает за нами, пока мы разговариваем. Как думаешь, что он сделает, когда ты перебросишь меня через плечо, приятель?

Су… Бисквитный сын. Она говорила о Мэтью.

— Так я и думала, — сказала она.

Я по-прежнему всерьез рассматривал вариант перебросить ее через плечо и вынести отсюда на глазах у всей школы. Думаю, я так же хотел поцеловать ее… на глазах у всей школы. Возможно, даже сделать вещи, которые превратили бы этот румянец в глубокий оттенок красного.

Ее взгляд был дерзким, и, черт возьми, мне в какой-то степени это даже нравилось.

Улыбка сформировалась на моих губах.

— Я недооценивал тебя, Котенок.

Глава 19

Поле, где проходили все пивные вечеринки, располагалось примерно в двух милях от Петербурга. До него можно было добраться только по неровной грунтовой дороге, которую большинство пропустило бы, если б не знало, где она находится. Я припарковался возле дороги, чтобы меня не заблокировали другие машины.

Выбравшись из внедорожника, я положил ключи в карман, и осмотрел ряды машин, припаркованных случайным образом. В отдалении мерцало оранжевое зарево от костров. Чувствовался сильный запах бензина и горящей древесины. Вокруг костров двигались тени. Звенел смех, смешиваясь с криками. Музыка гремела из динамиков.

Я покинул танцевальный зал через несколько минут после того, как Кэт вышла с Саймоном. Эш и Эндрю были все еще в школе, и я не был уверен, придут ли они сюда. Они не очень-то любили вечеринки на поле. Я был на нескольких с… с Доусоном. Я был не в восторге, что Ди приехала сюда, даже если с ней был Адам, но не за неё я беспокоился.

Я знал, что Кэт может справиться сама. В глубине души я знал это. Как же иначе? Но это не значит, что ей не нужна помощь или что она сможет разобраться с кем-то вроде Саймона.

В то время как я обходил машины, затоптанные стебли кукурузы хрустели под моими ногами. Когда я приблизился к кострам, из-за грузовика спотыкаясь, вышла девушка, преграждая мой путь. Красный стаканчик ненадежно держался в её руке, пока она балансировала на каблуках. Темно-коричневые волосы были собраны, к её серебристому платью прицепились стебли сухой травы и кукурузы.

Девушка, которую я смутно помнил, не могла быть старше пятнадцати. Ее подбородок поднялся, и остекленевшие глаза начали осматривать меня.

— Деймон?

Неспособный вспомнить ее имя, я кивнул.

— Ты в порядке?

— Ага. — Она усмехнулась, подняв стакан к своим губам. — Почему ты спрашиваешь?

Я изогнул бровь.

— Все твое платье испачкано грязью и к нему прилипли стебли кукурузы.

Еще один смешок вырвался из нее.

— Я, должно быть, упала разок… или четырежды. Эти туфли… — Она подняла ногу, чтобы показать мне и неожиданно качнулась. Моя рука резко поднялась, ловя ее и пытаясь выровнять, в то время как она продолжила поднимать свою ногу, обутую в шпильки. — Эти туфли ух-дивительные, но они не подходят для вечеринок на поле.

— Не сомневаюсь, — пробормотал я, отпуская ее руку, когда был уверен, что она не упадет лицом вниз на соседнюю машину. — Ты приехала сюда с кем-то?

— Угу. Я здесь с Джоном. Он мой парень, — объяснила она, улыбаясь, и при этом качнулась вперед. — Но если ты хочешь провести вечер со мной, то я приехала одна. Джона не существует. Нет.

Я слегка улыбнулся.

— Извини, детка, но я здесь для кое-кого другого.

— Как тебе не стыдно! — Она широко улыбнулась, а затем прошептала: — Это было плохо с моей стороны говорить, что Джона не существует, верно? Он действительно хороший парень. Мы можем сохранить это в секрете?

Веселье прокатилось по мне.

— Это будет нашей тайной.

— Ура! — Она неуверенно заковыляла, хлопнув рукой по стаканчику. Пиво пролилось через край.

Я мог просто оставить девушку бесцельно бродить между машинами, но это показалось мне неправильным по целому ряду причин.

— Давай найдем Джона.

Мы обнаружили его, сидящим у костра, и он оказался в ненамного лучшем состоянии. По словам девушки, они даже не попали на танцы. Когда я передал ее Джону, он уставился на меня так, будто в какой-то степени ждал, что я побью его на следующей неделе.

Я начал осматривать группы людей, толпившиеся вокруг костров, тревога поселилась во мне, когда я не нашел Кэт или Саймона среди них. Я направился вправо, проверяя небольшие группы, стоящие возле толстых деревьев. Пары. Множество пар. Если Кэт среди них, то я…

Что бы я сделал?

Я остановился на полпути, встав прямо перед грузовиком с открытыми дверьми, из которого гремела музыка. Что бы я сделал, если бы увидел, как Кэт с Саймоном делают то же, что и пары в тени голых деревьев? Что я мог бы сделать? Она имела полное право быть с ним. Она не была…

Кэт не была моей.

Кислота заполнила мой желудок, когда я развернулся. И обнаружил Ди, стоящую передо мной, свет от огня отражался в очертаниях ее лица. Ее глаза были неестественно яркими.

— Ты не видел Кэт? — спросила она.

Беспокойство усилилось.

— А ты нет?

— Я видела ее примерно пять минут назад. Она направлялась ко мне, но потом я потеряла ее из вида. Она была с Саймоном, но… — Её нос сморщился. — Мне просто нужно найти ее.

Мои руки сжались в кулаки.

— Я думал, ты не беспокоишься о том, что Кэт проводит время с Саймоном.

Адам появился возле Ди.

— Не думаю, что возникнет проблема — мы не думаем так, но Саймон довольно таки пьян, так что…

Мне не понравилось то, что я услышал.

— Где ты видела ее в последний раз?

— Она стояла там. — Ди указала на другую сторону костра, ту, что была ближе к лесу. — Но теперь ее нет.

Черт.

После этого мы разделились, и прошло несколько минут, прежде чем мы нашли кого-то, кто был на 70 процентов уверен, что он видел, как Кэт направилась в лес с Саймоном. От этого крошечного сведения мне захотелось удариться головой об грубую кору дерева. Я хотел встряхнуть свою сестру. Что случилось с расхваленным девичьим кодексом? Разве он не являлся своего рода негласным сводом правил, который требует от них, например, не позволять подруге уходить с сомнительным парнем?

Я пошел по протоптанной тропинке, готовя себя к тому, что мог обнаружить Кэт, при том, что она не хотела быть найденной. На самом деле, существовала большая вероятность этого. Только то, что Саймон — обидчивый осел, который в настоящее время ещё и пьян, не значит, что Кэт нуждается в спасении или, что она хотела бы быть спасенной.

Если она в порядке, я уйду. Ей даже не обязательно знать, что я был здесь. Если с ней все хорошо, мне нужно…

— Саймон, прекрати! — крик Кэт пробился сквозь приглушенный гул музыки.

Инстинкт вспыхнул во мне, и я рванул, как пуля. Секунда показалась вечностью, но я нашел ее, и ярость начала извергаться внутри меня, словно вулкан. Эта мразь прижала ее к дереву. Его руки были на ней. Его тело. Его рот.

Они не слышали и не видели моего приближения, но этот ублюдок почувствовал меня, когда я опустил свою руку ему на плечо и оторвал его от Кэт. Отведя руку назад, я врезал ему по лицу. Его ноги оторвались от земли, и одно счастливое мгновение он находился в воздухе. А затем упал на землю с глухим звуком, его руки и ноги раскинулись в разные стороны.

Я склонился над Саймоном, схватив его за воротник помятой рубашки.

— У тебя проблемы с пониманием на слух?

— Черт, прости, — промямлил Саймон, схватившись за мое запястье. — Я думал, что она…

— Ты думал, что? — Я легко поднял его и поставил на ноги, распознав и наслаждаясь вспышкой страха в глазах этого человеческого парнишки. Я хотел разорвать мерзавца в клочья, кусочек за кусочком. Затем снова склеить все его части вместе. Ополоснуть и повторить все заново, и так около полумиллиона раз. — Что «нет» означает «да»?

— Нет! Да! Я думал…

Находясь в секундах от того, чтобы полностью его уничтожить, я поднял руку и заморозил его. Саймон превратился в статую, его руки застыли перед лицом. Кровь собралась под носом. Глаза широко распахнуты и абсолютно стеклянные. Отступив назад, я сделал глубокий вдох.

— Деймон, — произнесла Кэт позади меня. — Что… что ты сделал?

Я сверлил глазами замороженного идиота.

— Либо это, либо я убил бы его.

Краем глаза я заметил, как Кэт обходит меня. Она встала передо мной и ткнула пальцем в руку Саймона.

— Он жив?

— А должен? — спросил я.

Кэт посмотрела на меня через плечо, ее глаза были в тени, но я понял, о чем она думает в этот момент, и мне захотелось прикончить Саймона. Не имеет значения то, что я предупреждал ее. Она не виновата в случившемся. Кэт не хотела этого. Эти мысли не должны были проноситься в её голове.

Я напрягся.

— Он в порядке. Прямо сейчас он находится… в спящем режиме.

— Боже, ужас. — Она попятилась, обхватив себя руками. — Как долго он будет так стоять?

— Так долго, как я захочу. Я могу оставить его здесь, чтобы олень успел помочиться на него, а вороны погадить.

Смех вырвался из нее.

— Ты не можешь… этого сделать, ты понимаешь это? Верно?

Я пожал плечами.

— Тебе нужно разморозить его, но сначала я хотела бы кое-что сделать.

Пока я думал, что же она сделает, Кэт опустила руки и подошла прямо к Саймону. Не говоря ни слова, она врезала ему прямо между ног.

— Вау. — Я издал приглушенный смешок. — Возможно, мне все же стоило его убить.

Кэт бросила на меня сердитый взгляд.

Нахмурившись, я махнул рукой и разморозил Саймона. Он согнулся пополам, прижимая ладони к паху, и при этом протяжно произносил «черт» снова и снова.

Я толкнул Саймона, и тот отступил назад на несколько шагов.

— Убирайся с моих глаз, и клянусь, если хотя бы еще раз посмотришь в ее сторону, это будет последнее, что ты сделаешь в своей жизни.

Идиот вытер тыльной стороной ладони свой окровавленный нос и посмотрел на нее.

— Кэти, прости…

Похоже, он хотел умереть.

— Пошел. Вон, — предупредил я, сделав угрожающий шаг вперед.

Саймон развернулся и бросился прочь, спотыкаясь и прихрамывая. Беловатое свечение сияло вокруг него. На нем был след. А мне было пофиг. Воцарилась мертвая тишина. Даже музыка, казалось, исчезла. Понадобилось несколько драгоценных секунд, чтобы попытаться успокоить себя. Но это не очень-то помогло. Я отошёл от Кэт на пару футов, потому что мой гнев был слишком силен, и я опасался, что он вырвется наружу. Я знал, что мои глаза сейчас светятся, я также знал, что, возможно, Саймон видел это.

Что-то мерцающее на земле привлекло мое внимание.

Шаль Кэт.

Подняв ее с земли, я развернулся и направился туда, где все еще стояла Кэт. И в этот момент я первый раз внимательно её осмотрел. Локоны свободно спадали вокруг лица. Ее глаза горели даже в темноте. Мой взгляд опустился. Перед ее красного платья был порван.

Я собирался убить Саймона.

Выругавшись себе под нос, я протянул ей шаль. Она взяла ее трясущимися руками.

— Знаю, — прошептала она, прижимая шаль к передней части ее испорченного платья. — Пожалуйста, не говори ничего.

— Не говорить что? Что я тебя предупреждал? — Отвращение слышалось в моем голосе. — Даже я не настолько большая сволочь. Ты в порядке?

Она кивнула и сделала глубокий вдох.

— Спасибо.

Я видел, как она дрожит. Шаль ничего не скрывала, ничего не покрывала. Сняв пиджак, я обошел её вокруг и накинул его ей на плечи. — Вот, — Мой голос был хриплым. — Надень это. Он… прикроет тебя.

Кэт посмотрела на себя, ее плечи напряглись. Она поспешно натянула на себя пиджак, а затем стянула его края вместе. Поджав губы, она начала теребить пуговицу, не глядя на меня, не глядя ни на что.

Я так хотел убить Саймона.

Кроме желания распотрошить его, я также желал… притянуть к себе Кэт. Я хотел обнять её, и эта потребность была такой интенсивной и непривычной для меня. Я даже не был уверен, хотела ли она моей поддержки. Я не был уверен, смогу ли утешить её.

Но я ненавидел то, что она находится в таком состоянии.

Коснувшись кончиками пальцев ее щеки, я убрал несколько непослушных прядей за ухо. Ее взгляд поднялся. Эти прекрасные серые глаза были полны слез.

— Пошли, — прошептал я. — Я отвезу тебя домой.

Ее взгляд нашел мой, а затем она кивнула. Кэт сделала один шаг, прежде чем сказала:

— Подожди.

Она действительно собиралась спорить со мной сейчас?

— Кэт.

— На Саймоне остался такой же след, как и на мне?

— Да.

— Но…

— Я не собираюсь решать эту проблему прямо сейчас. — Я взял ее за руку и повел обратно по протоптанной тропинке. Правда была в том, что след на Саймоне был достаточно сильным, чтобы привлечь внимание Арума, и знаю, это делает меня ужасным человеком, но мне было плевать на него.

Мы дошли до моей машины, и я открыл пассажирскую дверь. Она посмотрела на меня, а затем забралась внутрь. Закрыв дверь, я начал обходить внедорожник спереди, и в это время достал свой телефон. Я написал Ди, давая ей знать, что везу Кэт домой. Я не сообщил о том, что произошло. Это сделает Кэт, если захочет рассказать подробности.

Сев в машину, я коротко взглянул на Кэт.

— Я сообщил Ди о том, что везу тебя домой. Когда я приехал сюда, она сказала, что видела тебя, но потом потеряла из виду.

Она кивнула, когда дернула ремень безопасности на себя. От резкого движения ремень застрял. Раздражение исходило от нее.

— Проклятье!

Перегнувшись через центральную консоль, я осторожно разжал ее ледяные пальцы и наклонил свою голову, когда потянул за ремень. Её щеки коснулся мой подбородок, а затем и губы, и мне нравилось думать, что последнее прикосновение было случайным. Но я не был уверен. Я выкинул эти мысли из головы, игнорируя прилив ощущений, который вызвали эти короткие прикосновения. Ремень безопасности был перекручен, и я принялся его выпрямлять. Когда я застегивал ремень, костяшки моих пальцев задели лиф её платья. Пиджак, который я отдал ей, был распахнут, наверное, это произошло, когда она боролась с ремнем безопасности.

Это было не специально.

Я отдернул свою голову назад, когда поднял свой взгляд к её глазам.

Святые небеса, когда мы успели приблизиться так сильно?

Наши рты разделял примерно один дюйм, и ее сладкое дыхание танцевало на моих губах. Тыльная сторона моей руки покалывала, словно я сунул ее в электрическую розетку — очень мягкую электрическую розетку. Словно по команде, мой взгляд опустился на ее приоткрытые губы. Я хотел…

То, что я хотел, было неправильно. Кэт подверглась нападению.

Я защелкнул ремень безопасности, а затем вернулся на свою сторону внедорожника, и провернул ключ. Я нажал на газ и сжал руль так, что он чуть ли не треснул, и начал проделывать себе дорогу по полю, усыпанному автомобилями.

Мы не разговаривали.

Напряженная тяжелая тишина заполнила салон машины. Я посматривал на Кэт несколько раз, пока вел машину. Ее голова покоилась на спинке сидения, а глаза были закрыты. Не думаю, что она спала. Не тогда, когда ее руки были так крепко сжаты на коленях.

Я понятия не имел, о чем она думает, но если в её голове проносилась хотя бы половина тех мыслей, что были у меня, то она, должно быть, сходит с ума. Потому что я все еще размышлял об убийстве Саймона. Я думал о том, как Кэт выглядела там, ее глазах, наполненных слезами. Я думал о порванном переде ее платья и о том, как близко… она находилась к чему-то, что закончилось бы ужасно. И от этого мне еще сильнее хотелось убить Саймона. Я также думал о том моменте, когда мы сели в машину, и о том, насколько близко располагались наши рты.

Я думал о факте, что хотел поцеловать ее.

И я не должен был хотеть этого. Я не мог этого желать.

На полпути домой, я решил, что мне нужно услышать ее голос, чтобы убедиться, что она в порядке.

— Кэт? — Она не ответила. Ее глаза остались закрытыми, и я понял, что она меня игнорирует. Почему-то, у меня появилось ощущение, что…

А затем я почувствовал это.

Будто включили кондиционер на всю мощность, сильный холод прошел сквозь меня. Мой желудок скрутило. На середине дороги в нескольких футах впереди появилась черная тень.

— Вот дьявол! — Я ударил по тормозам.

Кэт дернулась в своем кресле, ее руки уперлись в приборную панель, когда внедорожник резко остановился. Секундой позже машина выключилась: двигатель, фары — все.

Что ж, черт…

Тень исказились, принимая форму. В одно мгновение мужчина появился там, где была тень. На нем были темные джинсы и кожаная куртка, а также солнцезащитные очки, и я подумал, что чертовски глупо, надевать их ночью. Этот был идентичен тому, которого я убил ночью около библиотеки.

И он привел своих братьев.

Одна тень скользнула на дорогу, а затем другая. Еще двое присоединились к первому, стоявшему на середине дороги. Всего их было трое.

— Деймон, — прошептала Кэт. — Кто они?

Ослепляющее белое свечение затопило мои глаза.

— Арумы.

Глава 20

Обычно я приветствовал подобные стычки. Тем более что после этой истории с Саймоном во мне скопилась некоторая сдерживаемая агрессия, которую я действительно хотел излить на кого-нибудь, но не в присутствии Кэт. Я не хотел, чтобы эти существа видели её. Они могли убить Кэт одним щелчком пальцев.

Кэт нужно было выбраться отсюда.

Это был первый приоритет.

Не отрывая глаз от Арумов, я протянул руку и задрал штанину на одной ноге. Мои пальцы коснулись кожаной рукоятки обсидианового клинка, и я вытянул его.

— Это обсидиан — вулканическое стекло. — Я поместил клинок в трясущиеся руки Кэт, обернув её пальцы вокруг рукоятки. — Края очень острые и смогут прорезать все что угодно. Обсидиан единственная вещь на этой планете, кроме нас, которая способна убить Арума. Это их криптонит.

Кэт уставилась на меня, слегка качая головой.

— Давай же, красавчик! — выкрикнул Арум, стоявший напротив машины, его голос был гортанным и резким, словно бритва. — Выходи, поиграем!

Какие же банальные придурки.

Игнорируя их, я прижал ладони к ее щекам, заставляя ее напуганные глаза встретиться с моими.

— Послушай меня, Кэт. Когда я скажу бежать, беги и не оглядывайся, что бы ни случилось. Если кто-то из них — кто-угодно — будет тебя преследовать, все что тебе нужно сделать, это воткнуть в него обсидиан.

— Деймон…

— Нет. Ты побежишь, когда я скажу тебе бежать, Кэт. Скажи, что ты поняла.

Ее грудь часто поднималась и опускалась.

— Пожалуйста, не делай этого! Беги со мной…

— Я не могу. Ди сейчас на той вечеринке. — Я пристально посмотрел ей в глаза. — Беги, как только я скажу тебе.

Губы Кэт задрожали, и я позволил себе впитывать черты ее лица еще секунду, запечатлевая в памяти высокие скулы, ее губы бантиком и бесконечные серые глаза. Затем я отвернулся и открыл дверь машины. Я начал обходить внедорожник, при этом улыбаясь всем трем Арумам.

— Вау. Вы, ребята, в человеческом обличии еще уродливее, чем в своей естественной форме. Не думал, что такое возможно. Вы выглядите так, словно жили в пещере. Часто видите солнце?

Тот, что стоял посередине, оскалил зубы, словно дикое животное.

— Сейчас ты показываешь свое высокомерие, как и все Лаксены. Но где оно будет, когда мы поглотим твои силы?

— Там же, где и моя нога. — Мои руки сжались в кулаки.

Арум склонил голову в замешательстве.

Объяснять, что имеешь в виду, совсем не весело.

— Ну, знаешь, в твоей заднице. — Я улыбнулся, и двое других зашипели. — Постойте. Вы, ребята, выглядите знакомо. Да, припоминаю. Я убил одного из ваших братьев. Мои соболезнования. Как его звали? Вы все для меня на одно лицо.

Их тела начали мерцать, переходя из человеческой формы в тень и обратно. Моей целью было заставить их по-настоящему разозлиться и полностью сосредоточиться на мне, так, чтобы Кэт смогла убежать. Это, казалось, работало.

— Я вырву энергию из твоего тела, — прорычал Арум, — и ты будешь молить о пощаде.

— Так же, как твой собрат? — парировал я. — Потому что он умолял — скулил, словно раненый зверь, прежде чем я закончил его жалкое существование.

Вот и все. Арумы заревели в унисон, издавая звук завывающего ветра и смерти. Я вскинул руки, призывая Источник. Он поднялся внутри меня, мощный и всепоглощающий, а затем распространился и за пределы моего тела, взывая к мельчайшим частицам энергии, составлявшим все живое на этой планете. Воздух вокруг меня нагрелся, вызвав несколько громких тресков.

Боже, выпустить пар было действительно приятно.

Запах земли заполнил воздух, когда деревья поднялись. Грязь цеплялась за их толстые корни. Я щелкнул пальцами. Ближайшее дерево, большой вяз, врезалось в спину Арума, отшвырнув его на несколько ярдов назад. Деревья вылетали на дорогу, одно за другим, но оставшиеся два Арума были немного умнее, чем тот, который соскребал себя сейчас с потрескавшегося асфальта.

Я воззвал к Источнику еще раз. Асфальт покрылся трещинами, а затем его части полетели вдоль обочины. Куски асфальта вихрем поднимались в воздух, приобретая огненный оттенок, словно были расплавлены изнутри, как лава. Я швырнул ими в Арумов, в то время как они мерцали в воздухе, уклоняясь от ветвей деревьев. Один из Арумов отвел свою руку назад.

В это время они закончили играть. Также как и я.

Когда запах жженой смолы пропитал воздух, я перешел в свою истинную форму. Один из Арумов бросился на меня, тогда я соединил руки. Источник вырвался, поражая ближайшего Арума. Прямым и смертельным ударом заряд энергии подбросил его в воздух, где он на мгновение перешел в человеческую форму. Темные солнцезащитные очки разлетелись вдребезги. Осколки стекла полетели в разные стороны. Последовал еще один треск, и Арум взорвался, распавшись на множество ослепительным частиц света, похожих на тысячи мерцающих звезд.

Я вытянул руку снова, и другой Арум отлетел на несколько футов назад, вращаясь и переворачиваясь в воздухе, но этот приземлился на согнутые ноги.

Пришло время для Кэт убегать.

Беги.

Сказал я ей, находясь в своей истинной форме.

Беги сейчас, Кэт. Не оглядывайся назад. Беги!

Я услышал только то, что дверь машины открылась, а затем все поглотил звук завывания Арумов. Первый вернулся, а второй кружил вокруг меня. Я метнулся вправо, когда один из них бросил в мою сторону черную субстанцию, шар, представляющий собой темную энергию, которая являлось смертельной для меня. Я увернулся, тогда следующий сгусток пролетел над моим плечом. Он выглядел как шар из густой маслянистой нефти, когда врезался в одно из вырванных с корнем деревьев, разорвав его на две части.

Проклятье.

Призвав Источник, я сформировал шар переливающегося света в своей ладони и метнул плазменную сферу прямо в них.

Арумы не обладали такой же скоростью, как я, но они были очень увертливы, и я знал, в глубине души знал, что они делают — истощают меня, утомляют, как если бы мы боксировали. Мы все двигались, мечась вперед и назад. Мой контроль над силой ослаб.

Арумы воспользовались этим моментом слабости.

Один бросился на меня спереди, и когда я готовился ответить на его наступление, другой ускорился. Я развернулся, пытаясь удержать его в поле зрения. В ту секунду, когда отвел свой взгляд от первого, я сделал огромную ошибку. Я бросил еще один энергетический шар, но его сила сошла на нет, прежде чем достичь Арума, он заскользил вдоль дороги, разлетаясь в тысячи искр.

Тенистые руки обхватили мою шею сзади, в ту же секунду охладив мою кожу. Лед окатил меня, когда я протянул руку, позволяя сформироваться пальцам. Я обернул их вокруг руки, душащей меня, но он поставил меня на колени.

— Готов умолять? — насмехался стоявший передо мной Арум, принимая человеческую форму. — Ну же, сделай это. Слово ‘пожалуйста’ из твоих уст приобретет особую значимость, когда я буду забирать у тебя все.

Свет вокруг меня потрескивал, когда я поднял голову. Оставаясь в своей естественной форме, я призвал Источник еще один раз.

— Будешь молчать до конца, а? Так тому и быть. — Арум сделал шаг вперед, поднимая голову. — Барак, время.

Барак заставил меня подняться.

— Сделай это сейчас, Серафет!

Не было никакого шанса, что я вот так вот сдамся. Ни за что, черт возьми. Ди осталась на той вечеринке с Адамом. Они могут найти ее. И Кэт где-то здесь поблизости. Черт нет. Этого не может быть. Это не должно произойти с моей сестрой. Этого не случится с Кэт. Энергия возникла и возросла во мне, как только тот, что стоял передо мной — Серафет — перешел в свою естественную форму, являя собой не что иное, как дым. Я притянул силу, в то время как он ударил своей рукой по моей груди, воткнув ее в мое тело. Я выгнул спину, при этом заваливаясь вперед. Боль пронзила каждую клетку, поражая меня. Никогда раньше я не чувствовал ничего подобного. Это затронуло каждую частичку меня, заставляя кричать, и я ненадолго вернулся в свою человеческую форму.

Без всякого предупреждения, Арум стоящий передо мной, тот, которого звали Серафет, дернулся назад и высвободил свою руку. Боль все еще прожигала меня, заставляя перемещаться то в человеческую, то в естественную форму, но я… у меня, наверное, были галлюцинации, потому что я видел ее.

Кэт стояла в нескольких футах позади Серафета, как какая-нибудь воинственная принцесса, ее волосы разметались в разные стороны, красное платье порвано, обсидиановый клинок пылал алым в ее руке. Затем Серафет взорвался, разлетевшись в мелкие частицы, что растворились в воздухе.

Барак отпустил меня, в то время как я перешел обратно в свою истинную форму. Я пытался игнорировать боль, Барак направился к Кэт, но затем изменил свой курс, снова став тенью, втянув в себя весь ночной мрак, он словно змея, заскользил вдоль дороги, исчезая во тьме.

Затем Кэт приблизилась ко мне и встала на колени.

— Деймон… Деймон, пожалуйста, скажи что-нибудь.

Мой свет полыхнул, скидывая тепло, которое, наверняка, было слишком сильным для Кэт. Медленно я осознал, что мои руки прижаты к покрытому трещинами и выжженному асфальту. Мне показалось, что я услышал плач Кэт, и это… это заставило меня собраться с силами. Я вернулся в свою человеческую форму и протянул руку, взяв ее за запястье, в тот момент, когда она начала отдаляться.

— Деймон, о, Боже, ты в порядке? — Она снова оказалась рядом со мной, ее ладонь прижалась к моей щеке. Чувствовать ее руку… Боже. — Пожалуйста, скажи мне, с тобой все хорошо? Пожалуйста!

Медленно я поднял голову и положил свободную руку поверх ее ладони.

— Напомни мне больше никогда тебя не злить. Господи, ты что, ниндзя под прикрытием?

Кэт рассмеялась и заплакала одновременно, а затем она бросилась на меня. Я поймал ее и чуть не упал на спину. Мои руки погрузились в копну ее волос, что свободно ниспадали, и я обнимал ее так же крепко, как она прижалась ко мне. Она сжимала меня так, будто пыталась слиться со мной в единое целое, и хотя моя кожа все еще саднила, боль была ничем по сравнению с тем ощущением, что дарили её объятья в этот момент.

Я прижал свой лоб к ее плечу.

— Ты не послушала меня.

— Я никогда тебя не слушаю. — Она сжала мне еще сильней, прежде чем отпустить. Ее взгляд бродил по моему лицу. — Ты ранен? Я могу как-нибудь помочь?

— Ты и так уже сделала достаточно, Котенок. — Собравшись, я встал на ноги, подняв ее вместе с собой. Я посмотрел на хаос, окружавший нас. — Нам нужно убираться отсюда, пока кто-нибудь не явился.

Отступив назад, я вызвал Источник в последний раз и поднял руку. Деревья поднялись и переместились на обочину, расчистив дорогу, затем мы вернулись к машине. Она ожила, как только я провернул ключ. Я взглянул на Кэт. Она дрожала на своем сидении.

— Ты в порядке? Болит где-нибудь?

— Все хорошо. Просто… так много всего навалилось, понимаешь?

Много? Я подавился смехом, но он был лишен радости. Я ударил по рулю, расстроившись.

— Я должен был догадаться, что они придут. — Мне следовало подготовиться. — Они всегда передвигаются четверками. Проклятье.

— Их было только трое, — сказала она.

— Да, потому что я уже убил первого. — Откинувшись назад, я достал телефон. Мне нужно было позвонить Ди. Остальные должны быть предупреждены насчет того, что один Арум выжил, и так как трое из его братьев были убиты, он будет искать жестокой мести.

***

Кэт беспокоила меня.

То, чего свидетелем она только что стала, поставило бы взрослого человек на колени в ужасе и шоке. Но она была спокойна, когда я звонил Ди, а затем Мэтью, и оставалась такой всю дорогу домой. Всякий раз, когда я смотрел на нее, я видел, как ее сотрясает мелкая дрожь, но у нее не было истерики.

Кэт поражала меня.

Эта человеческая девушка была сильна, у нее был стальной стержень. Она определенно спасла мне жизнь. Я был способен признать это. Если бы она не вмешалась в тот момент, не знаю смог бы я вырваться из хватки Барака. Я обязан ей жизнью. Я мог умереть на той дороге, и тогда бы два Арума начали охоту за моей семьей — за Кэт.

Потому что она снова светилась, словно луна.

В домах было темно, когда я въехал на подъездную дорожку. Выключив двигатель, я посмотрел на Кэт, и открыл дверь машины. Уличные фонари был включены и отбрасывали мягкий свет на ее бледные щеки. Она не шевелилась.

— Кэт?

Медленно моргая, она повернулась ко мне.

— Да?

Казалось глупым спрашивать, в порядке ли она. Мой взгляд упал на ее руку. Она все еще сжимала в ладони обсидиановый клинок. Я протянул руку, аккуратно высвобождая его из ее хватки. Ее глаза поднялись к моим.

— Я хочу, чтобы ты переночевала в нашем доме, — сказал я. — На тебе снова остался след, и хотя я сомневаюсь, что Арум найдет дорогу сюда, лучше перестраховаться, нежели потом сожалеть.

Её губы приоткрылись.

— Но если на мне след, разве не представляет больше риска то, что я буду в доме с тобой — с Ди.

Моя челюсть напряглась.

— Если Арум проследил за тобой до твоего дома, то мы находимся прямо по соседству. Это практически то же самое. Плюс Ди сейчас с Мэтью и Адамом. Эндрю тоже с ними.

— Это не то же самое, — тихо возразила она. — Если он — если оно — придет за мной, то, по крайней мере, ты…


— Я хочу, чтобы ты осталась в моем доме, — вмешался я, игнорируя ее аргументы. — Хорошо?

Кэт смотрела на меня какое-то время, а затем кивнула. Она выбралась из машины, и я последовал за ней к ее дому. Как только загорелся свет в фойе, я обнаружил, что она потеряла одну туфлю, а ее колени были исцарапаны и покрыты грязью. В прочем, как и вся она. Я открыл рот, чтобы сказать что-нибудь, но она прошла вперед, прихрамывая, и начала подниматься по лестнице.

Мои глаза закрылись, в то время как моя рука сжимала кожаную рукоятку обсидианового клинка. Мои плечи поникли от усталости.

Когда я разговаривал с Мэтью, он спросил, видела ли Кэт что произошло. Не было ни какой возможности солгать или же скрыть правду. Я ответил, что она видела.

— Мы должны поговорить об этом позже, — ответил он.

И я знал, что это «позже» наступит очень скоро.

Открыв глаза, я увидел, как Кэт появилась на верхней ступеньке, неся с собой сумку. Она все еще была одета в свое испорченное платье, мой пиджак прикрывал ее. Истощение проявлялось в каждом ее шаге, она шла так, будто была готова в любой момент сесть и вздремнуть.

Кэт спасла мне жизнь.

Неважно, что Мэтью или Томпсоны думали и говорили, я собирался отплатить ей. Она заручилась моей поддержкой.

Я встретил ее на полпути и взял ее сумку, затем, после того, как она заперла дверь, мы направились ко мне домой.

— Я сказала маме, что останусь с Ди, — произнесла она, прочищая горло. — Я позвонила ей, когда была наверху.

— Хорошо. — Я открыл входную дверь, и порыв холодного воздуха встретил нас. Кэт вздрогнула. — Извини. Ночью мы поддерживаем в доме прохладу.

— Я помню, — пробормотала она, взглянув на лестницу, ведущую на второй этаж. Кожа ее скул была бледной и натянутой. — Все хорошо.

Мы прошли в гостевую комнату, Кэт простонала, после того как заглянула в свою сумку.

— Я такая идиотка. Я взяла с собой только простую одежду. И нечего в чем можно спать. Мне нужно вернуться домой.

— Я найду что-нибудь для тебя. Дай мне секунду. — Я вошел в комнату Ди и взял пижамные штаны и старую футболку, зная, что она будет не против. Когда я вернулся, Кэт уже сняла мой пиджак и положила его на комод. Она придерживала переднюю часть платья, я положил заимствованную одежду на кровать.

И снова мне захотелось что-нибудь сказать, но ничего стоящего не приходило на ум. Кэт собрала одежду и поплелась в ванную, находящуюся в коридоре. Я прошел в свою комнату и принял душ, а затем быстро переоделся в пижамные штаны и футболку. Я проверил свой телефон, пролистав сообщения от Ди, а затем и Эндрю, который узнал о случившемся от Адама. Ди вернется домой, как только они найдут Эш. Мэтью убедится в этом.

Выйдя в коридор, я прошел мимо ванной комнаты. Вода была выключена, и мне показалось, что я услышал, как она смеется. Это был не радостный смех. Беспокойство поднялось во мне.

— Ты там в порядке? — спросил я через закрытую дверь.

Последовала пауза, а затем:

— Да-а.

Я колебался, но затем развернулся и прошел в гостевую спальню, сел на край кровати. Кэт сейчас, скорее всего, нужно было некоторое личное пространство, но я… Черт. Я поднял ладонь и потер то место на груди, куда Арум просунул свою руку. Я не хотел, чтобы она была сейчас одна.

Я и сам не хотел быть один.

Через несколько минут в комнату вошла Кэт, и я поднял свой взгляд. Волосы у нее были влажные, и покрывали плечи серой футболки, что я нашел. Под ее глазами залегли тени, и она была все еще слишком бледной, но она была такой… необычной. Не похожей ни на одного человека, что я встречал когда-либо. Понимание этого, было похоже на удар Арума. И я не знал, что с этим делать.

Кэт остановилась в нескольких футах перед кроватью.

— У тебя все хорошо?

Я кивнул, опустив свою руку, немного удивленный тем, что она интересуется моим благополучием.

— Всякий раз, когда мы используем свои силы, это все равно, что… потерять часть себя. Требуется какое-то время на перезарядку. Я буду в порядке. — Я сделал паузу. — Мне жаль, что тебе пришлось пройти через все это. Я не поблагодарил тебя. Тебе следовало бежать, Кэт. Они бы… убили тебя, даже не задумавшись. Но ты спасла мне жизнь. Спасибо.

Ее рот открылся, и снова закрылся, она потерла руки. Ей понадобилось время, чтобы ответить.

— Ты останешься со мной на ночь? — Затем она поспешно добавила: — Я не настаиваю. Ты не должен, но…

— Я знаю. — Я чувствовал то же самое. Мне просто хотелось обнять ее, и убедить себя, что мы оба в порядке. Я встал, и почувствовал, будто желудок провалился в ноги. — Мне нужно осмотреть дом еще раз, я скоро вернусь.

Я еще не покинул комнату, а она уже была в постели, и когда я оглянулся, Кэт натянула одеяло до подбородка и уставилась в потолок. Небольшая улыбка появилась на моих губах, когда я быстро перепроверял двери. Затем я взял телефон из своей комнаты. Ди приедет домой в ближайшее время, и если бы я был умнее, то просто бы сообщил это Кэт. Сел бы с ней и дождался более подходящего компаньона для сна, но я этого не сделал.

Я вернулся в гостевую комнату и немного задержался в дверях, когда снова увидел ее в кровати. Она должна быть в моей постели. Как только эта странная мысль возникла в моей голове, я тут же отмахнулся от нее, обвиняя во всем происшествия этой ночи. Закрыв за собой дверь, я подошел к большому окну с видом на передний двор.

Кэт сдвинулась на самый край кровати, когда я прошел к противоположной стороне, и спрятал улыбку. Исходя из того, насколько она отодвинулась, можно было подумать, что мы делим крошечную кровать. Я лег рядом с ней, укрывшись одеялом до пояса. Температура моего тела была выше, чем ее.

Никто из нас не говорил.

Мы лежали бок о бок, уставившись в потолок. Если бы кто-нибудь год назад сказал, что я буду лежать в постели с человеческой девушкой, я бы сказал ему, чтобы он перестал употреблять наркотики.

Закусив нижнюю губу, я повернул голову к ней. Несколько секунд прошло, прежде чем она посмотрела на меня. На моих губах появилась кривая усмешка.

И Кэт рассмеялась, и да, мне нравился звук ее смеха.

— Все это… так неловко.

Моя улыбка стала шире.

— Более чем, верно?

— Да. — Она засмеялась.

Казалось безумием смеяться после всего, что произошло, но мой смех присоединился к ее. Это было нелепо. Все из этого. Девяносто процентов времени мы только и делали, что выводили друг друга из себя. Это было взаимно, но до этого я спас ей жизнь. Она спасла меня сегодня. И вот мы здесь, делим кровать без какой-либо убедительной причины. По крайней мере, я находил все это смешным.

Я протянул руку и вытер крошечные слезы, которые покатились по ее щекам. Это не были слезы печали. Наши глаза встретились, и я опустил руку.

— Что ты там сделала? Это было нечто удивительное, — пробормотал я.

Одна сторона ее губ приподнялась.

— Кто бы говорил. Ты уверен, что не ранен?

Я усмехнулся.

— Нет. Я в порядке, благодаря тебе. — Отодвинувшись от нее, я выключил прикроватную лампу старым проверенным способом — человеческим способом.

Комната погрузилась во тьму.

— Я свечусь? — спросила она.

Ну, хах. Она впитала заряд на поле и когда я осветил ту улицу.

— Как Рождественская елка.

— То есть не просто как звезда?

Я лег на бок, достаточно близко к ней так, что моя рука коснулась ее предплечья.

— Нет. Ты сейчас очень яркая. Смотреть на тебя, все равно, что смотреть на солнце.

Она подняла руку, и это было мило.

— Тогда тебе будет сложно заснуть.

— На самом деле, это даже успокаивает. Оно напоминает о моем собственном народе.

— А что насчет всей этой истории с обсидианом? — Она посмотрела на меня. — Ты никогда раньше не говорил об этом.

— Не думал, что в этом будет необходимость. По крайней мере, я на это надеялся.

— Он может навредить тебе?

— Нет. И прежде чем ты спросишь, у нас нет привычки, рассказывать людям о том, что может нас убить, — ответил я равным тоном. — Даже МО не знает, что для нас является смертельным. Обсидиан лишает Аэрумов силы. Залежи бета-кварца в горах скрывает следы выбросов нашей энергии, но обсидиан… достаточно просто его воткнуть и… ты сама видела. Все это свечение, это то, как обсидиан преломляет свет.

— Все кристаллы губительны для Арумов?

— Нет, только эта разновидность. Думаю, это как-то связано с нагреванием и охлаждением. Об этом как-то говорил Мэтью, но, честно, я не слишком сильно вникал. Я знаю, что это может убить их. Мы берем его с собой каждый раз, как выходим из дома. Ди носит свой в сумочке.

Она вздрогнула.

— Не могу поверить, что я кого-то убила.

— Ты убила не кого-то. Ты убила пришельца — злобное существо, которое убило бы тебя даже не задумываясь. Оно уничтожило бы меня. — Я рассеянно потер свою грудь. — Ты спала мне жизнь, Котенок.

Кэт ничего не ответила, и я знал, что ей тяжело понять это.

— Ты была похожа на Снежную Птицу, — сказал я через несколько мгновений.

— Почему ты так думаешь? — спросила она.

Я слегка улыбнулся.

— Ты могла оставить меня там и убежать, как я тебе говорил. Но вместо этого ты вернулась и помогла мне. Ты не должна была.

— Я…я не могла оставить тебя там. — Она громко вздохнула. — Это было бы неправильно. И я бы никогда не смогла себе этого простить.

— Я знаю. — Я подавил зевок. — Поспи немного, Котенок.

Она молчала целых пять секунд.

— Но что, если последний вернется? — Она сделала паузу, осознавая новый страх. — Ди с мистером Гаррисоном. Он знает, что я была с тобой, когда они на нас напали. Что если он меня сдаст? Что, если МО…

— Шш-ш, — пробормотал я, найдя ее руку. Я провел пальцами поверх ее. — Он не вернется, не сейчас. И я не позволю Мэтью тебя сдать.

— Но…

— Кэт, я не позволю ему. Ладно? Я обещаю тебе. Я не позволю, чтобы с тобой что-либо случилось.

В этот раз я услышал ее тихий вдох, и я знал, что обещать такое было смело и серьезно, но это обещание я не нарушу.

Глава 21

Я не был уверен, снилось мне это или нет, но если это все же был сон, то мне не хотелось просыпаться. Аромат персика и ванили дразнил меня, вторгался в меня.

Кэт.

Только она пахла так замечательно: летом и всеми теми вещами, которые я хотел, но не мог иметь. Ее тело во всю длину прижималось к моему, а ее рука покоилась на моем животе. То, как ее грудь равномерно поднималась и опускалась, стало всем моим миром, и в этом сне — потому что это должно было быть сном — я чувствовал, что моя собственная грудь подстраивалась под ее дыхание.

Каждая клеточка моего тела зажигалась и горела. Если бы я не спал, то определенно принял бы свою естественную форму. Мое тело было в огне.

Это был всего лишь сон, но ощущения были реальными.

Не в силах удержаться, я провел ногой по ее, зарывшись лицом между ее шеей и плечом, глубоко вдохнул. Божественная. Безупречная. Земная. Дышать стало сложнее, чем я когда-либо мог представить. Желание волной прокатилось по моему телу — пьянящее и всепоглощающее. Я попробовал ее кожу легким скольжением губ, мимолетным касанием языка. Она казалась идеальной под моим телом, мягкая во всех местах, где я был твердым.

Двигаясь над ней, вдоль нее, я наслаждался тем звуком, что она издала — мягким, женственным вздохом, который опалил каждую мою клетку.

— Ты идеальна для меня, — прошептал я на своем родном языке.

Она зашевелилась подо мной, и мне снилось, что она отвечает мне взаимностью, хочет меня, а не ненавидит.

Я прижался сильнее, моя рука пробралась под ее футболку. Ее кожа была словно атлас под кончиками моих пальцев. Драгоценная. Настоящая. Если бы она была моей, я бы лелеял каждый ее миллиметр. И я хотел этого. Сейчас. Моя рука поднималась все выше, выше, выше. Ее кожа была такой гладкой и мягкой.

Кэт ахнула.

Сонный туман рассеялся, как только я услышал этот звук. Каждый мой мускул напрягся. Очень медленно я заставил глаза открыться. Передо мной была ее тонкая, изящная шея. Небольшой участок кожи покраснел от соприкосновения с моей щетиной…

Слышно было только, как на стене тикают часы.

Проклятье.

Я приставал к ней во сне.

Я поднял голову и посмотрел на нее сверху вниз. Ее серые, дымчатые глаза смотрели вопросительно.

Черт.

— Доброе утро? — сказала она, ее голос был все еще хриплым после сна.

Оперевшись на руки, я приподнялся, но даже сейчас, зная, что это был не сон, не мог отвести от нее взгляда, не хотел. Во мне, в ней была бесконечная потребность. Требующая склонить перед ней колени, и я хотел этого… черт возьми, я никогда не желал ничего больше.

Единственное, что отрезвило меня, избавив мою голову от вожделения и идеалистических глупостей, так это след, мерцавший вокруг нее. Она выглядела, как самая яркая звезда.

Она была в опасности. И представляла опасность для нас.

Взглянув на нее еще раз, я вылетел из комнаты с нечеловеческой скоростью, захлопнув за собой дверь. Каждый шаг от этой комнаты, от той постели был болезненным и напряженным. Завернув за угол, я чуть не налетел на свою сестру.

Ди изучающе взглянула на меня, ее глаза сузились.

— Замолчи, — пробормотал я, проходя мимо нее.

— А я ничего и не сказала, идиот. — Смех в голосе выдал ее.

— Вот ничего и не говори, — предостерег ее я.

Оказавшись в своей спальне, я быстро переоделся в спортивные штаны и скользнул в кроссовки. Столкновение с сестрой по большей части привело меня в порядок, но мои нервы оставались натянутыми, я должен был выбраться из дома и оказаться подальше от нее.

Не заботясь о смене футболки, я набрал скорость и вылетел из дома через парадную дверь. Как только мои кроссовки коснулись крыльца, я сделал рывок и бросился в лес. Небо было серым и безрадостным. Моросящий дождь вонзался в лицо, как тысячи крошечных иголок. Я приветствовал его, все дальше и дальше внедряясь в лес. Затем я скинул свою человеческую форму, приняв истинный облик, двигаясь между деревьями и становясь ничем, кроме как потоком света.

Я хотел этого — я хотел Кэт.

Это не было новой мыслью или озарением. С того момента, как я увидел ее ноги, я уже несколько раз представлял их обернутыми вокруг меня, сплетенными с моими ногами. А после того как она надела то красное бикини? Желать ее было не ново, но интенсивность желания была необычной.

Я хотел Кэт так сильно, что это было сродни физической боли.

Это произошло из-за прошлой ночи? Ее поступка? Или же это возникло раньше перед тем, как я увидел ее с Саймоном в том платье? Или это зародилось в первый день? Ничто из этого не имело значения.

Это было неправильно.

Подумай о Доусоне. Посмотри, что с ним случилось. Хотел ли я рисковать точно так же, как он? Оставить Ди совсем одну? Но даже в этот момент я чувствовал ее кожу, ее вкус — приятный и сладкий, как конфета. Снова и снова слышал тот чудесный звук, который она издала, он преследовал меня всю дорогу.

В моей голове начала формироваться идея — одна из тех, что Ди возненавидела бы, но я не видел другого выхода. Я мог пойти в МО и получить разрешение на переезд в другую общину. Мы бросим свой дом, своих друзей, но это к лучшему. Это будет правильный поступок. Ди будет в безопасности.

И это убережет от опасности Кэт.

Потому что Ди не могла держаться подальше от нее, так же как и я. Но куда бы я ни пошел, то, от чего я бежал все равно будет со мной — Кэт. Она теперь была не просто в моем доме, в моей постели. Она была со мной, внутри меня. И от этого уже нельзя было убежать.

***

Когда я вернулся с пробежки, все казалось было под контролем. У меня был план, который я собирался воплотить. Я вошел в дом, преисполненный решимости.

Машина Эндрю была припаркована на улице, и я надеялся, что весь клан не был уже здесь. Но с другой стороны, я знал, что неизбежная встреча с Мэтью и Томпсонами произойдет очень скоро.

Ди ждала меня в гостиной. Она открыла рот.

— Где Кэт? — спросил я, а затем мысленно ударил себя по голове. Я спросил о ней, как только вошел в дом. Не похоже, что у меня все под контролем.

Моя сестра вскинула бровь.

— Она вышла за дверь несколько минут назад. Ее мама дома, но Кэт скоро вернется. — Ди сделала глубокий вдох. — Деймон…

Адам вышел из кухни с яблоком в руке.

— Эндрю и Эш в ярости.

Подняв руку, я вытер пот, стекающий со лба.

— И чем это отличается от любого другого дня?

Он ухмыльнулся.

— Ну, они не могут поверить, что вы ребята держали в секрете то, что Кэт знает о нас. Они сейчас на пути сюда.

— С Мэтью. — Ди сложила руки на талии. Беспокойство наполнило ее взгляд. — Он тоже не в восторге, Деймон. Боюсь, он собирается…

— Он не собирается ничего делать. — Я пришпилил Адама тяжелым взглядом. — Ты сердишься?

— Не очень. — Он приподнял плечо и, откусив от яблока, начал задумчиво пережевывать. — Я имею в виду, она была осведомленной о нас некоторое время, верно? По словам Ди, она знала, и до сих пор никому не разболтала, так зачем же ей делать это сейчас?

— Он не расскажет, — Ди и я ответили одновременно.

Я искоса посмотрел на сестру, в то время как она усмехнулась.

— Пойду, приму душ. — Я развернулся, направляясь к лестнице.

Оглянувшись через плечо на Адама, Ди поплелась за мной.

— Кэт вернется примерно через десять минут.

— Окей.

— Все остальные тоже скоро приедут, — добавила она.

На полпути вверх по лестнице ко мне пришло понимание. Развернувшись, я уставился на Ди.

— Кэт в курсе, что они знают и едут к нам. Она хочет присутствовать на нашем собрании, и я думаю, это хорошая идея.

Я спустился на одну ступеньку, мои брови поднялись.

— С каких это пор то, что она будет находиться в одной комнате с тремя Лаксенами, которые недолюбливают ее и не доверяют, является хорошей идеей? Только если мы не думаем, как бы быстрее ее поджарить.

— Эндрю и Эш много болтают. Ты знаешь это, — сказал Адам из фойе. — Они не причинят ей боль.

— Я им не позволю.

Ди округлила глаза. Одному Богу известно, о чем она подумала, особенно после сегодняшнего утра. Ди моргнула.

— В любом случае, я думаю, это хорошо, что они встретятся с ней, увидят, что ей можно доверять. Я не беспокоюсь насчет Эш или Эндрю. Это Мэтью нужно убеждать. Ты сам знаешь.

Это было правдой. Я не был готов поверить, что Эш и Эндрю способны лишь болтать языком, но они точно не пойдут к МО или Старейшинам. Мэтью мог бы, но он был личностью справедливой и логичной. Если он убедится, что Кэт не расскажет о нас людям, то оставит ее в покое. Привести сюда Кэт, чтобы показать, что она будет держать рот на замке, было, пожалуй, единственным способом убедить Мэтью. Плюс, я буду находиться рядом, чтобы удостовериться, что Кэт останется жива после этой встречи.

— Ладно, — сказал я, поворачиваясь обратно. Я направился в свою спальню, и Ди шла прямо за мной.

Она закрыла дверь и подождала, пока я повернусь к ней лицом.

— Что происходит между тобой и Кэти? — спросила она.

Тут же в моей голове всплыл образ Кэт сегодня утром, ее мягкое тело укрытое моим.

— Ничего не происходит, Ди.

Сомнение промелькнуло на ее лице.

— Ты спал с ней прошлой ночью. — Я чуть не подавился своей собственной слюной, пока снимал кроссовки.

— Я не спал с ней.

— Ты был в одной постели с ней, так что это означает, что вы спали вместе, даже если вы не спали друг с другом. — Она сузила глаза. — Я хочу знать, что происходит.

Часть меня хотела сказать, что это не ее дело, но в итоге это лишь подтвердило бы ее подозрения.

— Смотри, она была напугана и находилась в состоянии стресса вчера вечером. После того, что произошло на той чертовой вечеринке на поле и столкновения лицом к лицу с тремя Арумами, ей нужен был кто-то, кто останется с ней и поддержит. Этим кто-то оказался я. Вот и все. В этом нет ничего особенного.

Ди молчала, пока накручивала локон на палец.

— Нет, есть. — Затем она широко улыбнулась, а я уставился на нее. — Это многое значит.

***

После быстрого душа и смены одежды, я направился вниз. Кэт уже пришла и светилась, как чертова звезда. Она подняла глаза, когда я вошел в комнату. Ее взгляд блуждал по мне, а затем опустился, и розовый румянец окрасил ее щеки. Я наблюдал, как он распространялся вдоль ее шеи и исчез под воротником. Я задавался вопросом, как далеко растянулся этот румянец.

Черт.

— Они здесь, — сказал Адам, направляясь к входной двери.

Кэт застыла, но осталась спокойной и настороженной. Когда все вошли внутрь, я сел на подлокотник ее кресла. Моя позиция была четко отмечена всеми.

Ди улыбалась так, словно только что поняла, в чем заключается смысл жизни.

Когда Эш и Эндрю заметили след Кэт и то, где я сидел, их лица покрылись такими глубокими морщинами, что я подумал, они могут остаться на их лицах навсегда.

Мэтью выглядел так, будто испытывал рвотные позывы. Он остановился на середине комнаты.

— Что она здесь делает?

— Она светится, как диско-шар, — сказала Эш, обвинительным тоном. — Я могла бы разглядеть ее из Вирджинии!

Глаза Кэт сузились.

— Она была со мной прошлой ночью, когда на нас напали Арумы, — объяснил я. — Вы знаете. Подобные вещи… взрывоопасны. У меня не было возможности скрыть происходящее.

Мэтью провел рукой по волосам.

— Деймон, от тебя я такого не ожидал, кто-кто, но ты должен был знать лучше, проявить больше осторожности.

Мои брови сошлись вместе.

— Что именно черт возьми я должен был сделать? Вырубить ее, прежде чем Аэрумы на нас нападут?

Эш изогнула бровь. Выражение ее лица говорило, что она полностью поддерживает эту идею.

— Кэти знала о нас с начала учебного года, — сказал я. — И поверьте мне, я сделал все возможное, чтобы держать ее в неведении.

Эндрю резкое вдохнул.

— Она знала все это время? Как ты мог допустить это, Деймон? Все наши жизни были в руках какого-то человека?

Ди закатила глаза.

— Как ты можешь видеть, она не сказала ни слова, Эндрю. Остынь.

— Остыть? — угрюмый вид Эндрю соответствовал выражению лица его сестры. — Она тупая…

— Будь осторожен с тем, что ты скажешь дальше. — Моя кожа начала гудеть. — Потому что то, что ты не знаешь и что ты не можешь понять, может бросить заряд света в твое лицо.

Эш тяжело сглотнула, когда отвела глаза, качая головой. Повисло молчание, и мое послание было прочитано громко и ясно.

— Деймон, — сказал Мэтью, сделав шаг вперед. — Ты угрожаешь одному из нас из-за нее? Не ожидал от тебя.

Мои плечи напряглись.

— Это не так.

— Я не собираюсь никому рассказывать о вас, ребята. — заговорила Кэт. — Я понимаю, что если расскажу, то подвергну опасности вас и себя. Вам не о чем беспокоиться.

— И кто ты такая, чтобы мы могли тебе доверять? — спросил Мэтью. — Не пойми меня неправильно. Я уверен, что ты замечательная девушка. Ты умная и, кажется, не пасуешь перед трудностями, но для нас этого не достаточно, когда речь идет о жизни и смерти. О нашей свободе. Доверие людям не то, что мы можем себе позволить.

Мне не нравилось, куда он клонит.

— Она спасла мне жизнь прошлой ночью.

Эндрю рассмеялся.

— О, да ладно, Деймон. Арум, должно быть сильно ударил тебя по голове. Человек ни коим образом не может спасти жизнь кого-либо из нас.

— Да, что это с тобой? — огрызнулась Кэт, разгневанная, как никогда. — Ты ведешь себя так, словно мы ни на что не способны. Уверена, вы, ребята, крутые, но это не значит, что люди — одноклеточные организмы.

Приглушенный смешок послышался от Адама.

— Она спасла мне жизнь, — повторил я, привлекая всеобщее внимание. — На нас напали сразу три Аэрума, собратья убитого мною ранее. Я смог уничтожить одного, но два других одолели меня. Свалили на землю и начали поглощать мои силы. Я был нежилец.

— Деймон, — прошептала Ди, побледнев. — Ты ничего не говорил об этом.

Сомнение окрасило голос Мэтью, когда он заговорил.

— Я не понимаю, как она могла помочь. Она — человек. Арумы — сильные, аморальные и злобные. Как могла обычная девчонка выстоять против них?

— Я отдал ей своей обсидиановый клинок с указаниями бежать.

— Ты отдал ей клинок, когда сам мог воспользоваться им? — Эш выглядела ошеломленной. — Почему? — Ее глаза метнулись к Кэт. — Она ведь тебе даже не нравится.

Кэт нахмурилась.

— Может, это и так, но я не собирался позволить ей умереть только потому, что она мне не нравится, — ответил я, и эти слова даже меня не устраивали. Но было не время бесить Эш еще больше своим несогласием. Я не взглянул на Кэт, чтобы увидеть ее реакцию. Я не хотел этого знать.

— Но ты мог пострадать, — запротестовала Эш. Страх наполнил ее голос. — Ты мог погибнуть, потому что отдал свое лучшее средство защиты ей.

Я вздохнул.

— У меня были и другие средства защиты. У нее нет. Она не убежала, как я ей велел. Вместо этого она вернулась и убила того Арума, который собирался прикончить меня.

Неохотная гордость светилась в глазах Мэтью.

— Это заслуживает…восхищения.

— Это заслуживает гораздо большего, чем восхищение, — вставила Ди, повернув свои расширенные глаза к Кэт. — Она не обязана была этого делать. Это должно вызывать больше, чем просто восхищение.

— Это очень смело, — тихо сказал Адам, уставившись на ковровую дорожку. — Она повела себя так, как поступил бы каждый из нас.

— Но это не меняет того факта, что она знает о нас, — бросил в ответ Эндрю, окидывая своего брата презрительным взглядом. — И нам запрещено рассказывать о себе людям.

— Мы ей не рассказывали, — сказала Ди, беспокойно ерзая. — Это произошло само по себе.

— Ох, точно так же, как это произошло в прошлый раз. — Эндрю закатил глаза и повернулся к Мэтью. — Невероятно.

Мэтью покачал головой.

— После праздников в честь Дня Труда ты сказал мне, что что-то случилось, но ты все уладил.

— Что случилось? — спросила Эш. — Вы говорите о том первом разе, когда она светилась?

— Я вышла на дорогу, и на меня чуть не наехал грузовик, — пробормотала Кэт.

Эш уставилась на меня, ее голубые глаза достигли размеров блюдец.

— Ты остановил грузовик?

Я кивнул.

Гнев сошел с ее лица, когда она быстро заморгала.

— Очевидно, это нелегко объяснить. Она знает с того момента?

— Она не впала в истерику, — сказала Ди. — Она нас выслушала, поняла, почему это так серьезно, и на этом все. До прошлой ночи, но случившееся не было нашей виной.

— Но вы оба лгали мне. — Мэтью прислонился к стене между телевизором и переполненным книжным шкафом. — Как мне теперь доверять вам?

Краем глаза я заметил, как Кэт потерла виски.

— Послушайте, я понимаю, насколько велик риск. Понимаю больше, чем любой из присутствующих в этой комнате. — Я потер ладонью то место, где моя грудь все еще ныла от соприкосновения с Арумом. — Но что сделано, то сделано. Мы должны двигаться дальше.

— Например, выйти на контакт с МО? — спросил Эндрю. — Уверен, они знают, что с ней делать.

Мой голос был низким и ровным, но на самом деле спокойствия я не ощущал.

— Я бы хотел посмотреть, как ты попытаешься, Эндрю. Действительно, хотел бы, потому что даже после вчерашней ночи, и притом, что я еще полностью не восстановился, мне все еще не составит труда надрать тебе задницу.

Мэтью откашлялся.

— Деймон, угрозы необязательны.

— В самом деле? — парировал я.

Тяжелое молчание повисло в комнате, его нарушил лишь Мэтью, когда снова заговорил.

— Не думаю, что это разумно. Не после того… что произошло ранее, но я не собираюсь сдавать тебя МО. — Он посмотрел на Кэт, тяжело вздохнув. — Если ты, конечно, не дашь мне повода передумать. Возможно, ты не доставишь нам проблем. Я не знаю. Люди очень… непостоянные создания. То, кем мы являемся, то, что мы можем делать, должно находиться под защитой, чего бы это ни стоило. Думаю, ты понимаешь это. Ты в безопасности, но мы нет.

Эндрю тихо выругался, а Эш выглядела так, словно была готова разбить что-нибудь, но Мэтью принял решение. Он был своего рода нашим собственным Старейшиной. Все мы знали это. Незначительное чувство облегчения ослабило напряжение в моих мышцах. По крайней мере, мне не придется драться с теми, с кем я вырос и кого считаю семьей.

— Ты сказал, что один Арум ушел? — спросил Адам, меняя тему разговора. — Каков план? Он точно знает, что здесь есть Лаксены. Он вернется.

— Он не станет медлить. Они не славятся терпением. — Мэтью подошел к дивану и сел рядом с Ди. — Я мог бы связаться с другими Лаксенами, но не думаю, что это будет разумно. Если мы еще можем хоть как-то доверять этой девушке, то они вряд ли.

— И еще есть небольшая проблема. Сейчас она светится, как мегаваттная лампочка, — добавила Эш. — Не имеет значения, расскажем мы о ней или нет. Как только она выйдет в город, они сразу поймут, что случилось нечто серьезное.

— Ну, я не знаю, что мне с этим делать, — ответила Кэт.

— Есть какие-нибудь предложения? — спросил я. — Потому что чем быстрее она избавится от следа, тем лучше для всех нас.

— Да, кого это волнует? — Эндрю закатил глаза. — Нам по поводу Арума нужно беспокоиться. Он увидит ее, куда бы мы ее не спрятали. Сейчас каждый из нас находится в опасности. Рядом с ней любой из нас рискует своей жизнью. Нельзя просто ждать. Мы должны найти оставшегося Арума.

Ди покачала головой.

— Если нам удастся снять ее след, то это даст нам дополнительное время на поиски. Поэтому ликвидация свечения является нашим первым приоритетом.

— Предлагаю поехать к черту на кулички и бросить ее там, — пробормотал Эндрю.

— Спасибо. — Кэт потерла пальцами виски. — Ты так сильно нам помог.

Он улыбнулся ей.

— Хэй, я просто предлагаю свои варианты.

— Заткнись, Эндрю, — сказал я.

Эндрю еще раз закатил глаза.

— Как только мы снимем с нее след, она будет в безопасности, — настаивала Ди, убирая свои волосы назад, на ее лице застыло напряженное выражение. — Обычно, Аэрумы не связываются с людьми.

— У меня есть идея, — сказал Адам. Все посмотрели на него. — Свет вокруг нее является сопутствующим продуктом использования нашей силы, верно? А наша сила это сконцентрированная энергия. Чем больше мы тратим энергии, тем слабее становимся.

Глаза Мэтью зажглись интересом.

— Думаю, я улавливаю, куда ты клонишь.

— А я нет, — пробормотала Кэт, и мои губы изогнулись.

— Наша сила угасает тем сильнее, чем больше мы расходуем энергии. — Адам повернулся ко мне. — Это должно работать точно так же со следом, потому что след-это просто остаточная энергия, которую мы оставляем на людях. Нам следует сделать так, чтобы она расходовала свою энергию. Возможно, он исчезнет не полностью, но хотя бы уменьшится до безопасного уровня, чтобы она не притягивала к себе и к нам всех Аэрумов на этой планете.

Мэтью кивнул.

— Это должно сработать.

Я потер свою грудь.

— И как мы собираемся заставить ее расходовать свою энергию?

Эндрю усмехнулся.

— Мы могли бы вывезти ее в поле и преследовать по кругу на машинах. Это будет весело.

Кэт опустила свои ноги на пол.

— О, да пош…

Мой смех оборвал ее, за что я заработал неодобрительный взгляд от одного очень разозленного котенка.

— Не думаю, что это хорошая идея. Смешно, но не разумно. Люди хрупкие.

— Как насчет того, чтобы я заехала тебе в челюсть своей хрупкой ногой, — парировала она, и это заставило меня ухмыляться… до тех пор, пока она не столкнула меня с подлокотника кресла. — Пойду, поищу воды. Дайте мне знать, когда вы, ребята, придумайте что-нибудь, что не убьет меня в процессе.

Я наблюдал, как она спешит выйти из комнаты, с легкой улыбкой на губах. Ей было нелегко находиться в нашей компании. Я не мог ее винить. Снова обратив свой взгляд на комнату, я встретился глазами с Эш. И в этой гостиной находился еще один человек, который чувствовал себя не в свой тарелке.

— Это может сработать, — сказала Ди, проводя руками вдоль ног. — Мы просто заставим ее расходовать энергию, это не так уж сложно. Бег поможет. Прыжки. Приседания…

— Секс, — вставил Эндрю.

Все посмотрели на него. Последнее, что мне нужно было, так это услышать слова «секс» и «Кэт» в одном предложении.

— Что? — Он усмехнулся. — Я никому не предлагаю заниматься с ней сексом…

— Господи, Боже мой, — пробормотал Мэтью, сжав переносицу.

— Просто вы начали перечислять вещи, которые позволяют сжечь энергию, и секс входит в этот список.

Ди уставилась на ковер. Адам выглядел смущенным, Эш вскочила на ноги и начала ходить.

— Это самое отвратительное в этом списке, потому что ничто не изменит тот факт, что она — человек. — Она остановилась возле меня и окинула ледяным взглядом. — Ты можешь сделать что-то получше.

— Эта она способна на лучшие поступки, в отличие от нас, — ответил я, даже не задумываясь, и черт, это было правдой.

Шок отразился на лице Эш, а потом она прошла мимо меня, направляясь в сторону кухни. Я схватил ее за руку и посмотрел ей в глаза.

— Не совершай ничего, что может меня расстроить.

— Расстроить тебя может все что угодно, — бросила она в ответ.

— Серьезно, Эш. — Я проигнорировал ее комментарий. — Если я буду вынужден войти на кухню и разнимать вас двоих, то мне это не понравится.

Ее губы изогнулись.

— Кто я, по-твоему? Боже. — Она освободила руку. — Я не собираюсь причинять ей боль. Я просто хочу попить.

Часть меня чувствовала, что я должен пойти за Эш, но Мэтью уже пялился на меня так, будто я был в секундах от того, чтобы начать делать детей с человеком, но сомневаюсь, что это когда-либо случится. Из кухни не доносились никакие крики или яростные вопли, но я держал одно ухо в остро, в то время как наш разговор продолжился.

В действительности все прошло намного лучше, чем я ожидал, я бы даже сказал слишком хорошо. Беспокойство проросло во мне, словно сорняк, и продолжало расти, делая меня тревожным. Я встал и подошел к окну. Отдернув занавеску, я взглянул на улицу, хотя и не знал, что высматриваю.

Мэтью сообщил нам, что поговорит с МО и колонией. Разрушения, возникшие после событий вчерашней ночи, уже обнаружили, и Министерство обороны уже измерило уровень выброса энергии. Хотя МО точно не знает, на что мы способны, они понимают, что мы сильнее, чем люди. Возможно, они поверят, что двое из нас смогли посеять такой хаос. Может быть. Если нам очень, очень повезет.

Кэт вернулась в комнату с бутылкой воды в руке. Наши взгляды встретились и застыли на краткий момент. Она быстро отвела глаза, садясь на край кресла. Кэт была бледная, когда покусывала свою нижнюю губу. Затем вошла Эш, и я мог только догадываться, о чем они говорили на кухне.

— Можем мы поговорить с тобой наедине? — спросил Мэтью вполголоса.

Я кивнул, а затем взглянул на Ди. Она улыбнулась, очевидно, получив послание, которое мне не нужно было произносить вслух. Она присмотрит за Кэт вместо меня. Мэтью и я вышли на улицу.

— Что случилось? — спросил я, хотя уже догадывался, о чем пойдет речь.

— Давай прогуляемся, — предложил он.

Я последовал за ним, спустился с крыльца и направился в противоположную сторону от дома Кэт. Я решил не ходить вокруг да около.

— Знаю, ты беспокоишься насчет Кэти, но она ничего не расскажет, — сказал я, засовывая руки в карманы джинсов. Мы дошли до первых деревьев. — Знаю, в это трудно поверить, но у нее была возможность разболтать о нас, и она этого не сделала. И как я уже сказал, она спасла мою жизнь прошлой ночью. Я не преувеличиваю, Мэтью. Мне удалось убить одного Арума, но двое оставшихся окружили меня. Тот, кого она убила начал поглощать мои силы.

Мэтью неровно вздохнул.

— Они слишком близко подобрались.

— Да, — согласился я тихо, уклоняясь от ветвей. — Такого больше не повторится.

Он не ответил, поэтому я продолжил.

— Ты бы видел ее, Мэтт. Я велел ей бежать и спрятаться, но она вернулась. Она была, словно какой-нибудь ниндзя, — сказал я, слегка смеясь. — Пронзила Арума обсидиановым кинжалом, словно делала это миллион раз. Это было… да, это было удивительно.

— Похоже на то. — Мы шел бок о бок. — Не многие люди пошли бы на такое. Она храбрая девушка.

— Да. — Я слегка улыбнулся. — Храбрая.

Шаги Мэтью замедлились, и он остановился.

— Я не о ней беспокоюсь, Деймон.

Нахмурившись, я остановился и посмотрел на него. — Нет?

Его лицо ничего не выражало.

— Нет. Я беспокоюсь о тебе.

— Обо мне? — Я снова засмеялся. — Можешь сказать конкретнее?

— Все это уж слишком знакомо мне. Нет, дай мне закончить, — сказал он, когда я открыл рот. — Я знаю, что ты не твой брат и это не та же ситуация, но очевидно, ты заботишься о Кэти. Она не похожа на других человеческих девушек, с которыми у тебя были… отношения.

Хах. Я и понятия не имел, что Мэтью так внимательно наблюдает за мной.

— Кэти для тебя другая, и ты становишься другим рядом с ней. Ты угрожал нам, чтобы защитить ее, и это доказательство того, что ситуация может обостриться в скором времени. Мы не уследили за Доусоном, и смотри, чем это закончилось. Я не могу допустить, чтобы подобное случилось и с тобой.

Отведя взгляд, я медленно покачал головой, пока наблюдал за крошечной птичкой, что прыгала с ветки на ветку. Кэт была другой. Я не мог отрицать этого.

— Я не могу держать ее в стороне от Ди.

— Ди не проблема, — сообщил мне Мэтью.

Мышца на моей челюсти начала пульсировать, и я снова засмеялся.

— Я тут думал, что, возможно, будет разумно, если Ди и я уедем. Мы можем найти другую колонию и переехать туда. Ди будет не в восторге, но…

— Это не то, что я хотел услышать, и надеюсь, ты не настолько… увлечен этой девушкой, что уехать, оставив нас — единственный приемлемый для тебя вариант. Если это так, значит, что все уже вышло из-под контроля.

Был ли это единственный вариант? Если так, то, что это значит? Я отрицательно покачал головой.

— Все не так.

Мэтью положил руку на мое плечо и сжал его.

— Ты мне как брат, Деймон. Я готов доверить тебе свою жизнь, и знаю, ты поступишь правильно в этой ситуации. Ты снимешь след максимально быстро, используя все необходимые средства, — сказал он, его голубые глаза стали пронзительными. — Ты сможешь позаботиться об этом, и никому не придется беспокоиться насчет того, что история повторяется. Мы собираемся двигаться дальше и разобраться с Арумом, и после все… все будет хорошо. Можешь ли ты это сделать? Для Ди? Для всех нас, но самое главное, для себя и для нее.

— Я не…

— Тебе не нужно врать мне, Деймон, и даже опровергать либо подтверждать происходящее между тобой и Кэти, но ты знаешь — знаешь лучше, чем кто-либо, что если ты продолжишь в том же духе, то не только твоя жизнь будет разрушена. Но и жизнь Кэти тоже. — Мэтью опустил свою руку, выражение его лица было мрачным. — Ты же не хочешь быть причиной того, что она исчезнет или погибнет. Знаю, что не хочешь. Поэтому позаботиться об этом. И побыстрее.

Глава 22

Слова Мэтью преследовали меня всю субботу и утро воскресенья. Черт, он попал в точку, не так ли? Происходящее между мной и Кэт уже выходило из-под контроля, и это притом что между нами ничего такого не было. По крайней мере, не в физическом плане, если не считать вчерашнее утро, но и тогда между нами было что-то еще.

И ни одному из нас это не понравилось.

Я много думал об этом, даже когда вышел патрулировать в субботу вечером. Мэтью был прав. Мне нужно избавиться от следа Кэт и как можно скорее, после чего я смогу заняться последним Арумом, и все… все вернется на круги своя.

Наша жизнь снова станет нормальной.

Переезд действительно не вариант, по крайней мере, не прямо сейчас, и вероятность того, что МО разрешит нечто подобное была ничтожно мала. Поэтому мне нужно разобраться во всем самому. Я не мог позволить себе думать ни о чем другом.

Ди была с Адамом, и я подумал, что сейчас подходящее время, чтобы начать избавляться от следа Кэт. В конце концов, она не хотела подвергать опасности других. До того, как выйти из дома, я взял обсидиан из своей спальни. Дождь лил, как из ведра, когда я метнулся через лужайку, двигаясь достаточно быстро, чтобы капли промозглого дождя едва задевали меня. Машины ее мамы как обычно не было. Я постучал в дверь.

Прошло несколько секунд, прежде чем дверь медленно открылась, и из-за нее показалась… выглядящая сонно Кэт. Она посмотрела на меня, ее брови сошлись вместе. Ее волосы представляли собой путаницу волн, они спадали случайным образом по ее плечам. Она была в пижаме, и уверен, что она не надела…

— Что случилось? — Она первая прервала молчание.

— Ты собираешься пригласить меня в дом?

Ее губы образовали тонкую линию, когда она шагнула в сторону. Я вошел в дом, осматривая комнаты.

— Что ты ищешь? — спросила она.

— Твоей мамы нет дома, верно? — Я подумал, что лучше удостовериться в этом перед тем, как приступить к делу.

Кэт закрыла дверь.

— Ее машины нет на подъездной дорожке.

Кто-то выпустил сегодня коготки.

— Мы должны поработать над следом.

— На улице ливень. — Она прошла мимо меня и взяла пульт, чтобы выключить телевизор. Я опередил ее. Телевизор выключился прежде, чем она успела нажать на кнопку. — Позёр, — пробормотала она.

— Меня называли и хуже. — Я нахмурился, когда осмотрел ее, наконец, получив возможность хорошенько разглядеть то, во что она была одета. Я рассмеялся. — Что на тебе надето?

Ее щеки вспыхнули.

— Заткнись.

Я снова засмеялся.

— Что это? Kиблер эльфы?

— Нет! Это эльфы Санты. Я люблю эти пижамные штаны. Мой папа купил их для меня.

Моя усмешка померкла.

— Ты носишь их, потому что они напоминают тебе о нем?

Кэт кивнула.

Зелено-розовые штаны выглядели нелепо, но я понимал, почему она их носит. Это напомнило мне о том, что когда-то сказали Старейшины.

— Мой народ верит, что, когда мы умираем, во Вселенной загорается новая звезда. Конечно, глупо верить во что-то подобное, но когда я смотрю на ночное небо, мне нравится думать, что как минимум две звездочки на нем — это мои родители. И еще одна — это Доусон.

— Это вовсе не глупо. — Она сделала паузу, враждебность исчезла из выражения ее лица. — Возможно, одна из звезд — это мой папа.

Я посмотрел на нее, но затем быстро отвел взгляд.

— Ну, в любом случае, эльфы — это сексуально.

Она фыркнула.

— Вы, ребята, придумали какой-нибудь другой способ, чтобы избавиться от следа?

— Нет.

— Ты планируешь заставить меня заниматься физическими упражнениями, верно?

— Да, это один из наиболее эффективных способов.

Она плюхнулась на диван.

— Ну, мы мало что можем сделать сегодня.

Я изогнул бровь.

— У тебя какие-то проблемы с пробежками под дождем?

— Когда почти конец октября и холодно, да, у меня есть с этим проблемы. — Она взяла клетчатый плед и положила его себе на колени. — Я не собираюсь выходить сегодня на улицу и бегать.

Я вздохнул.

— Мы не можем терять время, Кэт. Барак все еще где-то там, и чем дольше мы тянем, тем опаснее для нас.

— А что на счет Саймона? Ты рассказал остальным о нем?

На самом деле я даже забыл о нем до вечера субботы.

— Эндрю приглядывает за ним. Так как у него вчера была игра, он почти полностью избавился от следа. Сейчас он едва заметен. Что доказывает правильность нашей теории.

Она теребила потрёпанный край одеяла и взглянула на меня. Потянувшись в карман, я вытащил обсидиановый клинок.

— Это еще одна причина, почему я пришел. — Я положил его на журнальный столик. — Я хочу, чтобы ты держала его при себе, на всякий случай. Положи его в свой рюкзак, сумочку или во что угодно, что берешь с собой.

Мгновение Кэт просто смотрела на него, а затем подняла взгляд.

— Ты серьезно?

Я сосредоточился на клинке. Мэтью бы сошел с ума, если бы узнал, что я отдал его ей.

— Да, даже если нам удастся избавиться от следа, постоянно держи его при себе, пока мы не разберемся с Бараком.

— Но, разве тебе он не нужнее, чем мне? А как же Ди?

— Не беспокойся о нас.

Прошло мгновение.

— Думаешь, Барак где-то рядом?

— Да, он где-то недалеко. — Не было смысла врать ей. — Бета-кварц скрывает наше присутствие, но он все равно знает, что мы здесь. Он знает, что я здесь.

— Думаешь, он придет за тобой?

Ее вопрос застал меня врасплох.

— Я убил двух его братьев и дал тебе средство для убийства третьего. Арумы — мстительные существа, Котенок. Он не остановится, пока не доберется до меня. И он будет использовать тебя, чтобы найти меня, особенно после того, как ты вернулась, чтобы мне помочь. Они существуют на этой планете достаточно давно, чтобы вычислить, что ты являешься моей слабостью.

Ее нос мило сморщился, так он делал всякий раз, когда она была возмущена.

— Я — не слабость. Я могу постоять за себя.

Черт возьми, она могла.

Кэт взглянула на меня, и я понял, что пялюсь на нее, как ненормальный. Я окинул взглядом комнату.

— Достаточно разговоров. Я не знаю, что можно сделать в помещении, чтобы хоть как-то изменить ситуацию. Может быть, прыжки на месте?

Ее ответом на это было открытие лэптопа. Мило. Приятно видеть, что она даже не попыталась сделать вид, что слушает меня. Ее нос снова сморщился, и она вздохнула, когда увидела что-то на экране.

— На что ты смотришь?

— Ни на что. — Она начала закрывать лэптоп, но я остановил ее, удерживая крышку открытой. Кэт бросила на меня сердитый взгляд. — Перестань использовать свои дуратские силы на моем лэптопе! Ты сломаешь его.

Я обошел журнальный столик и сел рядом с ней. На экране была девушка… с косичками.

— Это ты?

— А на кого это еще похоже? — проворчала она.

Медленно на моем лице растянулась улыбка. Я видел подобные видео и раньше в ее блоге, но я не мог позволить ей узнать это.

— Ты сама себя записала?

Кэт сделала глубокий вдох, и потребовалась каждая унция моего самообладания, чтобы не посмотреть на ее грудь, когда она сделала это.

— Ты говоришь так, словно я снимаю шоу для извращенцев или что-то в этом роде.

У меня вырвался сдавленный смех.

— Это то, что ты делаешь?

— Глупый вопрос. Пожалуйста, могу я закрыть его сейчас?

— Я хочу посмотреть.

— Нет! — Ужас наполнил ее голос. Можно было подумать, что в комнате находится Арум.

Я бросил на нее косой взгляд, и ее глаза сузились, когда она повернулась к экрану. Маленькая стрелка задвигалась по странице и нажала на кнопку воспроизведения.

— Ненавижу тебя и твои чертовы инопланетные способности, — пробормотала она.

Несколько секунд спустя видео началось, и на экране появилась Кэт, она демонстрировала книги, в голосе звенел восторг, такой я видел ее всего несколько раз. Пока видео проигрывалось, она сидела рядом со мной, ее челюсть была сжата, а лицо — пунцовым. Очевидно, она сняла это видео либо вчера вечером, либо сегодня утром. Оно закончилось тем, что она широко улыбнулась в камеру.

Проклятье.

Она была такой… занудой — горячей занудой.

— Ты светишься даже на видео, — сказал я, и мой голос даже мне показался слишком хриплым.

Кэт кивнула.

— Ты, и правда, помешана на книгах. — Я закрыл крышку лэптопа. — Это мило.

Ее голова повернулась в мою сторону так резко, что я забеспокоился, не потянула ли она мышцы.

— Мило?

— Да, это мило. Твое воодушевление, — сказал я, пожимая плечами. — Но какими бы очаровательными не были твои косички, они не помогут тебе избавиться от следа. — Мне нужно было сосредоточиться. Встав, я вытянул руки над головой. Когда я взглянул на ее, она рассматривала участок кожи, который открылся, когда моя рубашка приподнялась. — Нам надо ликвидировать след.

Она все еще пялилась на мой живот.

Я опустил руки.

— Чем скорее мы избавимся от твоего следа, тем меньше времени нам придется находиться в компании друг друга.

Эти слова привлекли ее внимание. Ее глаза встретились с моими.

— Ты знаешь, если тебе так ненавистна идея находиться со мной рядом, почему кто-нибудь другой не может тебя заменить? Я, честно говоря, предпочту тебе любого из них, даже Эш.

— Ты не являешься их проблемой. Ты — моя проблема.

Ее смех был резким.

— Я — не твоя проблема.

— Ошибаешься, — сказал я, и это была правда. Наверное, я мог бы выразиться немного мягче, ну да ладно. — Если бы мне удалось убедить Ди, держаться от тебя подальше, ничего бы не случилось.

Она закатила глаза.

— Что ж, даже не знаю, что сказать. Сегодня мы мало что можем сделать по этому поводу, так что давай считать этот день потерянным и избавим друг друга от необходимости дышать одним воздухом.

Я бросил на нее непонимающий взгляд.

— Ах, ну да. Тебе ведь не обязательно дышать кислородом. Моя ошибка. — Она вскочила на ноги, сбросив бедное одеяло на пол. — Не мог бы ты просто зайти позже, когда перестанет лить дождь?

— Нет. — Я прислонился к стене, сложив руки на груди. — Я хочу покончить с этим. Беспокоиться за тебя и Арума не слишком увлекательно, Котенок. Мы должны сделать что-то с этим сейчас. Есть другие варианты, которые мы можем попробовать.

Кэт была в двух секундах от потери терпения, и мне это нравилось. Ее руки сжались в крошечные кулачки.

— Например?

— Ну, думаю, прыжки в течение часа… должны сделать свое дело. — Я был только наполовину серьезен, когда предложил это, но затем мой взгляд опустился на перед ее рубашки. И в этот момент я не хотел ничего больше, чем видеть, как она прыгает. — Возможно, для начала ты захочешь переодеться.

Пожалуйста, скажи «нет». Пожалуйста, скажи «нет» смене одежды.

Она сделала глубокий вдох.

— Я не собираюсь прыгать на месте в течение часа.

И это было чертовски досадно. Румянец окрасил ее щеки. Верный признак того, что она злилась. Я не смог сдержаться, и начал дразнить ее снова.

— Тогда ты можешь бегать по лестнице, вверх-вниз. — Я встретился с ней глазами и ухмыльнулся. — Мы всегда можем заняться сексом. Я слышал, что на это расходуется много энергии.

У нее челюсть отвисла.

— Этого не случится даже через миллион лет, приятель. — Она сделала шаг вперед, подняв на меня указательный палец. — Даже если бы ты был последним… подожди, я ведь даже не могу сказать — последним человеком на этой планете.

— Котенок, — пробормотал я, слегка раздраженно.

— Даже если бы ты был последним созданием, которое выглядело бы как человек, на этой планете. Понятно?

Я наклонил голову набок и улыбнулся. Она действительно была в ударе. Ее глаза горели, лицо пылало. Часть меня ненавидела это признавать, но она была потрясающей в такие моменты. Совершенно удивительной.

— Ты мне даже не нравишься. Ни капельки. Ты…

За долю секунды я оказался прямо перед ней.

— Я что?

— Невоспитанный, — сказала она, делая шаг назад.

— И? — Мой шаг соответствовал ее. Почему я это делал? Не знаю. Я пришел поработать над ее следом, но вместо этого мы начали спорить друг с другом, мило побеседовав секундой ранее.

— Высокомерный. Подавляющий. — Она сделала еще один шаг назад, но я не позволил ей уйти далеко. О нет, я все еще находился напротив ее лица, вдыхая с ней один и тот же воздух. — И ты… ты придурок.

— О, я уверен, ты могла бы придумать что-нибудь лучше, чем это, Котенок. — Ведь я знаю, что могла бы. У Кэт был такой ротик… Кстати об этом, мой взгляд опустился. Ее губы слегка приоткрылись. Черт. — Потому что я сильно сомневаюсь, что тебя ко мне не влечет.

Она рассмеялась — звук ее смеха был низкий и хриплый. Сексуальный.

— Меня абсолютно к тебе не влечет.

Я сделал еще один шаг, и ее спина прижалась к стене. Смотря на нее сверху вниз, мне казалось, что я забыл, как дышать и определенно точно забыл, почему пришел сюда. Я думал только об одном.

— Ты лжешь.

— Ты чересчур самоуверен. — Она облизала губы, и жар пронесся по моим венам. — Ты знаешь, то самое высокомерие, о котором я упоминала. Это непривлекательно.

Черт, она несла какой-то бред. Она сказала бы что угодно, лишь бы продолжить спор. Расположив руки по обе стороны от ее головы, я наклонился, мои губы были так близко к ее, что я мог попробовать их на вкус. Я сомневался, что ее губы будут сладкими. Скорее всего, они будут больше похожи на те жгучие конфеты «Fireball».

Мне очень, очень нравились эти конфеты.

— Каждый раз, когда ты лжешь, твои щеки краснеют, — сказал я ей.

— Ох-ох, — ответила Кэт.

Я опустил руки вдоль стены, остановив их около её бедер.

— Могу поспорить, ты думаешь обо мне все время. Нон-стоп. — Столько же, сколько я думал о ней, это превратилось в… нон-стоп, так что, казалось справедливым и правильным, что она тоже думает обо мне постоянно.

— Ты не в себе. — Она прижалась спиной к стене, ее грудь вздымалась и опадала от частого дыхания.

— Возможно, тебе даже снятся сны обо мне. — Мой взгляд снова опустился на ее рот. Fireball… — Держу пари, ты даже писала мое имя в тетради, снова и снова, обводя его сердечками.

Она засмеялась, от этого звука у меня перехватило дыхание.

— В твоих мечтах, Деймон. Ты — последний, о ком я думаю…

Мне надоело спорить, и я поцеловал её… только для того, чтобы заткнуть. И да, я продолжал твердить себе это. Просто придерживаться этой мысли.

Но в тот момент, когда наши губы встретились, дрожь прокатилась по моему телу, и я издал звук, наполовину рычание, наполовину стон. Потому что оказался прав — ее рот был словно конфеты Fireball.

Кэт больше не спорила.

Нет, она дрожала.

Теперь поцелуй можно было прекратить, но тут она оттолкнулась от стены и прижалась ко мне. Её пальцы погрузились в мои волосы, и она застонала напротив моих губ.

Что-то сломалось внутри меня. Как замок, который открыли. Или дамба, которую прорвало. Черт возьми, это походило на удар молнии, или будто бы тебя переехал грузовик, а потом тебя возродили к жизни. Я двигался не думая.

Мои руки схватили её бедра, и я поднял Кэт. Ее ноги обвились вокруг моей талии, и она целовала меня с такой страстью, которая почти поразила меня, и я надеялся, что она не заметила, что мои руки дрожали. Черт, все мое тело трясло. Под моей кожей разгорался огонь, и я терял контроль. Я был в нескольких секундах от перехода в форму Лаксена, и что хорошего бы из этого вышло?

А, черт, это не имело значения. Не тогда, когда я прижимал её к себе, и она издавала этот прекрасный женственный звук, от которого у меня закипала кровь. И я чувствовал, как внутри меня зарождается что-то. Чистая сила — и с ей невозможно было сделать ничего, кроме как выпустить. Она росла в течение нескольких месяцев. Возможно, всё в любом случае привело бы к этому.

Я никогда не хотел кого-то сильнее, чем Кэт.

Затем мы двинулись вдоль стены. Лампа упала. Кэт, кажется, не заметила этого и, слава Богу, потому что меня не волновало ничего, кроме того, кто был у меня в руках.

Кэт.

Смутно я осознавал, что телевизор то включался, то выключался. Я пытался обуздать свою силу, но ее руки поднялись к воротнику моей рубашки и начали расстегивать пуговицы. Я мог только повиноваться ее безмолвной команде. Я отошел назад и позволил ей снять рубашку.

Я позволил ей руководить в этом процессе. Это немного пугало… но и заводило.

Я взял в руки ее щеки и притянул ее обратно к своим голодным губам. Я не мог насытиться ею, и тем, что она не уступала мне во всех позициях. Ее руки опустились к кнопке на моих джинсах.

В доме раздался треск. Скорее всего, просто, что-то загорелось. Но мы двигались к дивану, и когда оказались на нем, наши руки были везде, стаскивая одежду с нас обоих. Наши бедра прижимались друг к другу, как и губы.

Кэт прошептала мое имя, и я был сокрушен за одну секунду, и затем я оторвался от нее для исследования — для моего исследования. Я скользнул по её руке, к рубашке, и снял ее. Я даже не понял, как это произошло.

— Такая красивая, — сказал я, потому что эта была правда. И тот румянец, что я видел вчера покрывал все. Мне потребовалось какое-то время, чтобы поднять взгляд, но когда я это сделал, то снова поцеловал ее. Целовал, пока у нее не возникло необходимости вдохнуть, владея её ртом так долго, как только было возможно.

Мое тело полностью взяло контроль, двигаясь напротив ее, но тут внутри меня что-то щелкнуло. Другая, скрытая прежде дверь, открылась. Я замедлился, задумавшись. Там, где все прежде было неистовым и сумасшедшим, теперь стало более нежным и контролируемым. Меня все еще трясло, на грани…

Я был не в состоянии остановиться — желал ее, нуждался в ней больше, чем следовало бы.

Ты же не хочешь быть причиной того, что она исчезнет или погибнет.

Я замер и заставил свои легкие работать так же, как они работали у нее. Делая рваные вдохи, которых явно было недостаточно, я поднял голову и открыл глаза. Я знал, что они светились, говоря тысячи вещей, которые я не мог произнести вслух и которые она никогда не поймет. Возможно, даже не захочет услышать.

Наши взгляды встретились. И в её глазах, в том, как её тело таяло в моем, я увидел, что она позволит мне сделать… всё что угодно. Но если я не остановлюсь сейчас, то не остановлюсь никогда. И хотя порой я и был «полным придурком», как говорила Кэт, это было не правильно. Не при таких обстоятельствах. Не на чертовом диване.

Не когда ее жизнь была в моих руках.

Это я был тем, кто оставил на Кэт след и привел Арума к библиотеке. Я был тем, кто разозлил ее, и погнал к дороге. Я был тем, кто выдал наш вид. Я был тем, кто неоднократно подвергал ее опасности.

Поэтому я сказал единственное, что пришло мне в голову. Единственное, что могло вернуть нас обратно в холодную, суровую реальность.

Я растянул губы в полуулыбке, которую, я знал, она так ненавидит и сказал:

— Теперь ты едва светишься.

Глава 23

Спустя столько времени, мне наконец-то удалось держать Кэт подальше от Ди. Вместо того, чтобы чувствовать себя удовлетворенным, я чувствовал себя паршиво.

Я был таким… таким мудаком.

С воскресенья Кэт избегала меня. Я совершил ошибку, когда ткнул ее ручкой на уроке в понедельник, взгляд, которым она наградила меня, заставил съежиться все мои мышцы.

Все, что она сказала мне тогда, так это то, что я сжег ее лэптоп, после чего она со мной больше не разговаривала. Кэт не приходила к нам в дом, чтобы провести время с Ди. И в среду моя сестра явно начала подозревать, что что-то произошло.

Не то, чтобы другие не были удивлены из-за того, что след Кэт так быстро исчез. Но никто не задавал вопросов. Кроме Эндрю. Он спросил, был ли у меня секс с Кэт.

Я врезал ему, достаточно сильно, чтобы сломать нос.

Эндрю рассмеялся, и конечно, нос у него мгновенно исцелился.

Ты едва светишься сейчас.

Словно это было единственной причиной, почему я поцеловал ее, почему прикасался к ней и повалил ее на тот диван.

«Используй любые необходимые средства», — сказал Мэтью, но сомневаюсь, что он имел в виду это. Я был честен с собой. Я пошел туда в воскресенье избавить ее от следа. Готовый заставить ее бегать под дождем или же вверх вниз по лестнице в доме. Я не планировал целовать ее.

Я не планировал ничего из того, что произошло.

Я был козлом, но не законченным.

То, что было между нами, произошло, потому что я хотел ее, и она хотела меня в ответ. Это не имело ничего общего со следом, и с тем, кем мы были. В тот момент не имело значения, было ли это неправильно, или то, что мы провели больше времени, споря друг с другом, чем нормально общаясь. Единственное, что было важно, то, какие ощущения она дарила, какой была на вкус, и то, как шептала мое имя.

Но это было неправильно.

Не так ли?

Что и говорить, мое настроение было ниже плинтуса, и приближение Хэллоуина ситуацию не улучшало. В классе я услышал, как Леса и Кэт строят планы на праздник, они собрались раздавать конфеты. Хотя след Кэт был едва заметен, мне не нравилась идея, что она пойдет туда, в то время как Барак все еще бродит по округе.

Люди без следа не интересуют Аэрумов, но Барак видел Кэт. Он способен узнать ее, поэтому я, словно какой-нибудь маньяк, проследил за Кэт до дома Лесы и стал наблюдал за ней. Все это время я стоял за домом, и когда увидел, как она уезжает на своей машине, направился обратно домой, набрав скорость Лаксена.

Ди украсила наше крыльцо вырезанными тыквами с крошечными огоньками внутри. Я был удивлен, что она не повесила гирлянду с призраками и летучими мышами, как делала обычно.

Когда я вошел в дом, то почувствовал запах чего-то странного и подгоревшего. Нахмурившись, я направился на кухню.

Ди стояла над противнем. На кухонном столе был еще один. Темные, горелые пятнышки покрывали его.

— Что ты делаешь? — спросил я.

— Запекаю тыквенные семечки, — я нахмурился, когда она расположила свои руки над противнем.

— Знаешь, ты могла бы просто использовать духовку.

— И что в этом интересного? — Она повернулась ко мне, прищурившись. — Тебе нужно уйти.

— Прости?

— Тебе нужно уйти, — повторила она. — Кэт уже направляется сюда. Мы собираемся смотреть фильмы ужасов.

Прислонившись к стойке, я ткнул в одну из обугленных семечек тыквы.

— Кажется, вам будет весело.

— Будет масса веселья, но тебе нужно уйти. Я не знаю, что произошло между вами двумя.

— Ничего, — пробормотал я, поглядывая в окно, что находилось напротив кухонного стола.

Ди фыркнула.

— Да, то же самое сказала и Кэт, но я ей не верю. И тебе я тоже не верю, то, что произошло между вами, заставило ее избегать меня несколько дней. Поэтому я не хочу, чтобы ты был здесь, потому что ты испортишь нам вечер.

— Ой. — Я положил руку поверх своей груди и притворно вздрогнул.

Ди толкнула меня.

— Как бы там ни было. Иди позависай с Адамом.

Я уже планировал сделать это. Адам и Эндрю хотели попробовать выманить Барака. Но эгоистичная часть меня желала остаться здесь до тех пор, пока не объявится Кэт. Я хотел увидеть ее, хотя и знал, что она будет игнорировать меня, но после произошедшего я чувствовал себя настоящим мудаком.

Оттолкнувшись от стойки, я поцеловал Ди в макушку.

— Я буду с Адамом и Эндрю. Мы собираемся попытаться выманить Аэрума.

Страх промелькнул на лице Ди, и она отвела глаза.

— Будь осторожен.

— Всегда, — ответил я.

Посмотрев на противень еще раз, я понадеялся, что она не попытается заставить Кэт съесть это.

Взяв ключи со столешницы, я направился на встречу с Адамом и Эндрю возле парковки закусочной «Дымная трапезная». Они прибыли самым быстрым из возможных способов.

Эндрю с важным видом прошел к водительской двери.

— Каков план? Такой же, как и в последние пару ночей?

Я взглянул на Адама, который плелся в нескольких футах позади.

— Ага. Держаться ближе к дорогам в форме Лаксена. Затем сбегать с прежнего места и проверять смог ли ты выманить Арума. Я буду ездить по округе и попытаюсь почувствовать его.

Мы занимались этим уже с воскресенья без какого-либо результата, по очереди мы брали на себя роль водителя, что было, безусловно, наиболее утомительной обязанностью. Я бы лучше предпочел бегать в своей истинной форме, чем сидеть за рулем.

— Я направлюсь в сторону города, — сказал Адам.

Эндрю бросил взгляд на своего брата.

— А я полагаю, направлюсь в противоположную сторону.

Ухмыльнувшись, я покачал головой и выехал со стоянки. Улицы были все еще довольно оживленными. Родители везли детей домой, после сбора сладостей в городе. Другие ехали на вечеринки. Когда я остановился на светофоре, то увидел Черепашку Ниндзя за рулем соседней машины.

Хех.

Я ездил туда и обратно по шоссе, пару раз проезжал через город и, убив почти два часа, прежде чем мой мобильник зазвонил. Это был Адам.

— Говори, — сказал я.

— Мы засекли его. — Адам тяжело дышал. — Барака. Он направляется в сторону колонии. Эндрю едет за ним, но я потерял его след.

— Черт. — Взглянув в зеркало заднего вида, я увидел, что дорога позади меня пуста. Я резко провернул руль вправо, разворачивая внедорожник. Машина забуксировала на гравии, что лежал вдоль дороги, когда я нажал на педаль газа. — Беги туда сейчас же.

— Понял.

Сбросив Адама, я сразу же набрал номер Ди. Она ответила на третьем гудке, раздражение пропитывало ее тон.

— Надеюсь, это что-то важное, Деймон, потому что…

— Мы обнаружили Барака. Он направляется в сторону колонии.

— Что ты имеешь в виду? — сказала она.

Моя рука сжала телефон.

— Он направляется в сторону колонии и пройдет мимо нашего дома. Мы в пути. Кэт все еще с тобой?

— Кэти со мной, но ее след еле заметен!

Я вжал педаль газа в пол.

— Его все еще можно увидеть. Просто оставайтесь внутри, Ди. Держи ее там.

— Ладно, — прошептала она. — Будь осторожен. Я люблю тебя.

Ярость ревела во мне. Этот мерзавец, вероятно, и понятия не имел, насколько близко на самом деле подобрался к колонии и нашему дому, где находились Ди и Кэт. Бета-кварц мог бы скрыть их, но Арум был слишком близко. Мне нужно было ехать туда со всей возможной скоростью, но из-за того, что я находился рядом с городом, слишком много машин было на дорогах, и я не мог сделать этого, не привлекая внимания.

Эндрю и Адам были быстрыми. Они доберутся туда до…

Мой сотовый зазвонил, на этот раз это была Ди. Узел образовался в моем животе, когда я ответил.

— Что?

— Кэти, — сказала она, ее голос дрожал. — Она заставила меня оставить на ней след.

— Что? — Я ударил по тормозам, фургон позади меня чуть не столкнулся с моей машиной. — Что она сделала?

— Она заставила меня оставить на ней след, а затем покинула дом в попытке увести Аэрума отсюда. Она едет туда, где проходила вечеринка на поле. Деймон, она светится.

Мое сердце ушло в пятки.

Ярость и ужас охватили меня. Мне хотелось достать сестру через телефон и задушить ее. Как она могла позволить Кэт сделать это? Но сейчас не было времени кричать на нее. Моя голова начала быстро соображать.

— Свяжись с Адамом и Эндрю, и скинь мне ее номер, сейчас же.

— Деймон…

— Черт побери, Ди, скинь мне ее номер! — прокричал я, мое сердце бешено билось, когда я повесил трубку. Почему Кэт это делает? Это же самоубийство. Зачем? Спустя секунду пришло сообщение от Ди. Набрав номер, я ждал, пока она ответит.

— Алло? — голос Кэт был словно удар в грудь.

— Ты потеряла свой гребаный рассудок? — прокричал я в трубку, обгоняя медленно движущийся седан. — Это, должно быть, самый глупый поступок…

— Заткнись, Деймон! — взвизгнула она. — Это уже сделано. Ладно? Ди в порядке?

Ди в порядке? Неужели она не понимает, что сейчас делает? Кэт сошла сума!

— Да, с Ди — все хорошо. А с тобой — нет! Мы его потеряли, и так как Ди сказала, что ты сейчас светишься, как чертова полная луна, могу поспорить, он следует за тобой.

Возникла пауза.

— Ну, таков был план.

— Клянусь каждой звездой на небе, я задушу тебя, как только увижу. — Я действительно собирался это сделать. — Где ты сейчас?

— Я почти на поле, — сказала она. — И я не вижу его.

— Конечно, ты не видишь его. — Боже… — Он — порождение теней, Кэт. Ты не увидишь его до тех пор, пока он этого не захочет. Не могу поверить, что ты это сделала.

— Не начинай! — прокричала она в ответ. — Ты сказал, что я — слабое звено. И там я, действительно, была обузой для Ди. Что если бы он ворвался в дом? Ты сам говорил, что Аэрум воспользовался бы мною, чтобы добраться до нее. То, что я сделала, было лучшим из всего возможного! Поэтому перестань быть чертовым придурком!

Нет.

О, нет.

На мгновение, я перестал видеть дорогу перед собой. Ужас почти полностью поглотил меня.

— Я не хотел, чтобы ты делала это, Кэт. Никогда я не имел в виду ничего подобного.

Можно было слышать ее тяжелое дыхание.

— Ты не заставлял меня делать это.

Я сжал губы.

— Нет, это моя вина.

— Деймон…

— Прости меня. Я не хочу, что бы тебя ранили, Кэт. Я не смогу… я не смогу жить с этим. — Как только эти слова прозвучали, их уже нельзя было забрать обратно. Они были правдивыми. — Оставайся на телефоне. Я брошу машину и встречусь с тобой. Мне понадобится несколько минут, чтобы добраться до полей. Не выходи из машины.

— Ладно, — сказала она, а затем добавила, — может, это была не самая светлая идея.

Я зашелся коротким, резким смехом, в то время как увидел, что последние огни исчезают в зеркале заднего вида. Я подъехал к обочине.

— Ни черта подобного.

— Я просто, мм, не хочу жить потом с твоим… — Она вдруг замолчала, я заглушил мотор и распахнул дверцу машины. — Деймон?

— Что?

— Думаю… — Крик оборвал ее.

— Холод пробежал по моей коже.

— Кэт?

Нет ответа.

— Кэти!

Ничего.

О нет. Нет. Нет.

Бросив телефон в машину, я захлопнул дверь, а затем понесся в лес, перейдя в свою истинную форму и набрав скорость. Я бежал быстрее, чем когда-либо в своей жизни, мои ноги едва касались земли. Ужасные образы кружились в моей голове.

Кэт избита. Сломлена. Мертва.

Я никак не мог выкинуть эти мысли из головы.

Прошла минута, может, две, когда я, наконец, достиг поляны, но этого времени было более чем достаточно, чтобы Барак нанес тяжелые ранения Кэт или сделал что-то еще хуже. Я пролетел мимо сгоревших остатков костра, ничего кроме обугленных бревен и разбросанного пепла. Сквозь деревья, я увидел яркое белое свечение, оно отбрасывало свет слишком далеко, чтобы быть Кэт, если только…

Я углубился в лес, минуя первый ряд деревьев, а затем увидел его и… Кэт.

Аэрум поднял ее в воздух, держа одной рукой за горло, другая рука находилась внутри ее груди. Он питался ею.

Я почувствовал металлический привкус, меня охватила ярость. Я перешел в свою человеческую форму, и рык вырвался из моей груди.

Темная голова Аэрума повернулась в мою сторону, когда я прыгнул на него, разбивая его хватку. Кэт упала на землю и не поднялась. Я сел возле нее, а Аэрум приземлился в нескольких футах от нас.

Я поднялся, как и Аэрум, мы смотрели в глаза друг друга.

— Ты пришел, чтобы умереть вместе с ней? Идеально, — сказал Барак в своем человеческом облике, двигаясь то влево, то вправо. — Это делает все намного проще, потому что, думаю, я уже успел сломать ее. А она не дурна на вкус. Другая, — насмехался он. — Не такая, как Лаксены, но это стоило того.

Кинувшись на Барака, я отбросил его на несколько метров одним мощным зарядом энергии.

— Я убью тебя.

Барак перевернулся на спину, задыхаясь от смеха.

— Ты думаешь, что сможешь победить меня, Лаксен? Я поглощал гораздо более сильных, чем ты.

Я бросил в него еще один энергетический шар, заглушая все, что сказал Барак далее. Земля тряслась от использования концентрированной энергии. Удар повалил Барака, но я знал, что он на одном месте надолго не останется. Перейдя в свою истинную форму, я бросился на него. Мы столкнулись и упали на землю, как двое дерущихся людей, но наши удары сразу же убили бы человека.

Прижав Барака к земле, я ударил кулаком по его горлу, но в последний момент он резко сдвинулся, притянув ноги к себе, и отпинул меня в сторону. Я упал на спину, но тут же перекатился, и встал на ноги, в этот момент я увидел Ди, пробегающую мимо Аэрума и направляющуюся к Кэт. Времени не было даже на осознание того, что моя сестра пришла сюда.

Ярко-оранжевые огненные шары образовались на кончиках моих пальцев. Они пролетели мимо Барака, растворяясь в воздухе, прежде чем успевали врезаться в деревья, окрашивая мир в янтарный и золотой. Воздух раскалился, в небо устремлялись крошечные потрескивающие угольки.

Один сгусток света врезался в плечо Арума, развернув его. Арум уклонился от следующего, и он ударился в дерево позади него и прожег дыру в стволе. Сквозь хаос я слышал голос Ди.

— Кэти, поговори со мной. Пожалуйста, скажи что-нибудь. — Затем она прокричала мое имя. — Деймон!

Мое сердце остановилось.

Я повернулся в их сторону одновременно с Бараком. Ди придерживала голову Кэт. Аэрум выпустил свою энергию. Темный сгусток врезался в Ди, отшвырнув ее от Кэт, которая упала на землю. Я закричал, когда Ди вскочила на ноги. Ее глаза горели насыщенным белым светом, а затем она бросилась вперед, прямо на Барака.

Повернувшись обратно, я выпустил еще один заряд, а затем следующий, но Барак увернулся от них и направился прямо к Ди. Я метнулся вперед, но было уже слишком поздно. Он настиг Ди, и на краткий момент, тьма поглотила ее. Она ударилась о землю, ее тело подергивалось.

Я повалил Барака, прижимая его к земле. Ветви тряслись, листья с них падали на траву. Сидя на Бараке, я призвал Источник и поднял руку, как только увидел, что Ди встала на ноги. Ему хватило этого момента, когда я отвлекся.

Все случилось так быстро.

Ди мерцала, кровь текла из ее носа, когда она выпрямила плечи и направилась в нашу сторону. Подо мной, Барак поднял руку и выпустил еще один сгусток, целясь в Ди.

Кэт врезалась в нее, отбросив Ди в сторону, за секунду до того, как темная энергия настигла их, тьма окружили Ди и Кэт, и оттуда раздался крик. Я не мог сказать, кому он принадлежал, моей сестре или Кэт.

Все разваливалось на части.

Обе рухнули на землю. Кэт лежала на спине, и перед ее рубашки был пропитан темной жидкостью. Металлический запах наполнил воздух. Кровь. Ди оказалась рядом с ней, по другую сторону от нее, ее дрожащие руки упали возле рук Кэт. Ди скользнула в свою истинную форму.

Никогда не спускай глаз со своего врага.

Заряд энергии ударил меня в спину, запустив в воздух. От боли мне трудно было удерживать свою форму, и я чувствовал, как перехожу из истинной формы в человеческую. Мои мысли были поглощены сестрой… и Кэт.

У Кэт не было ни одного шанса против силы Барака.

Я ударился о землю, ошеломленный, когда услышал голос Аэрума в своей голове.

«Трое за раззз, особый ссслучай.»

Стараясь удерживать истинную форму, я перевернулся и мой взор прояснился.

Кэт. Я был рядом с Кэт, так близко, что мог коснуться ее. Она была жива. Ее грудь поднималась и опускалась в неглубоких вздохах. Она смотрела на меня, ее губы зашевелились, но я не услышал ни звука. Я попытался сесть, но не смог. Мои мышцы охватила судорога. Это походило на удар электрошокером.

«Всссе кончено. Всссссе вы умрете»- захохотал Барак.

Я повернул голову к Кэт и увидел слезы, наполнившие ее глаза. Это было не правильно. Она не заслуживала всего этого, и это моя вина.

Наши взгляды встретились. Я хотел сказать ей, что сожалею о случившемся.

Мне было жаль, что она переехала сюда и встретила нас. Она в этом не виновата, Кэт понятия не имела во что ввязывается.

Я хотел повернуть время вспять, предотвратить поход в библиотеку и стереть из ее памяти инцидент со спагетти, потому что если бы этого не произошло, то мы бы никогда не разговаривали в лесу той ночью, и она никогда бы не выбежала навстречу грузовику. Столько ошибок.

Кэт была бы в безопасности прямо сейчас, смотрела бы дурацкие фильмы ужасов, возможно, даже в объятиях какого-то парня, который никогда бы не обидел ее и не подверг опасности.

Она была бы в безопасности. Вне моей досягаемости, она была бы в порядке.

Больше всего я хотел вернуться в прошлое и изменить свое поведение по отношению к ней. Потому что сейчас, когда она дрожала на сырой земле, когда смерть нависла над всеми нами, я готов был признаться в том, от чего прятался. В том, что по-настоящему пугало меня.

Я никогда не хотел отталкивать ее.

Будучи эгоистом, я был рад, что она переехала сюда. Слишком поздно для этих слов, но я беспокоился о ней… больше, чем должен был. Было уже слишком поздно.

Слишком поздно, чтобы сказать ей о своих чувствах, прикоснуться к ней, просто обнять, исправить все те ужасные вещи, что я сделал и сказал. Было слишком поздно для меня.

Но она уйдет отсюда живой. Она выживет, даже если это будет последней вещью, что я сделаю в своей жизни.

Перейдя в истинную форму, я стал уязвим, но я готов был рискнуть. Я протянул руку к Кэт, и она протянула свою в ответ, ее пальцы исчезли в моем свете.

Я сконцентрировался на этом касании, послав заряд энергии в ее тело, зная, что это сможет излечить ее. Даст ей шанс покинуть это место. Надеюсь, Барак больше сосредоточен на мне.

Рыдания сотрясали ее тело, и я крепче сжал ее руку. Потом я увидел, как в ее глазах вспыхнуло осознание. Она поняла, что я делаю, и что это значит.

— Нет, — прошептала она хриплым голосом.

Она попыталась освободить руку, но я удержал ее, не обращая внимания на отчаяние и панику в глазах. Я сжал ее руку. Я не отпущу ее. Не сейчас.

Никогда.

Внезапно она приподнялась и схватила мою сестру за руку, в то время как держалась за меня. Вспышка света прошла сквозь меня, горя так ярко, что, казалось, Барак исчез. Она образовала дугу высоко в воздухе, потрескивая и искрясь. Свет Ди соединился с моим.

Тень Барака остановилась.

Дуга света приподнялась выше и ударила прямо в центр груди Кэт. Секундой позже она поднялась над нами, выскользнув из моих рук, она парила в воздухе, ее волосы развевались вокруг головы. Сила, возникшая между нами тремя, оказала мощное регенерационное действие. Энергия вспыхнула в нас, Ди и я скользнули обратно в человеческие формы.

Ошеломленный, я встал на колени и протянул руку к Кэт. Что она делала…?

Я мог чувствовать, как она вытягивает частицы из воздуха. Это было невозможно, но сила собиралась внутри нее, та же самая сила, что гудела глубоко во мне. Это… это было невозможно.

Вскрикнув, она выплеснула эту энергию наружу.

Встав на ноги, я уставился в благоговейном ужасе на то, как эта сила врезалась прямо в грудь Барака. Воздух потрескивал. Интенсивный свет вспыхнул, и я поднял руку, пряча глаза. Когда он отступил, Барак исчез и Кэт…

О, Боже.

— Кэт?

Она лежала на спине и ее грудь… едва шевелилась. Запах смерти завис в воздухе. Я ринулся к ней, падая на колени. Она издала клокочущий звук, и паника охватила меня.

Все это… мы зашли так далеко — я спас ее, а она впитала всю ту энергию, что я дал ей, но вместо того, чтобы убраться отсюда, Кэт использовала эту силу, спасая нас.

Она пожертвовала собой ради нас.

Я не заслужил этого. Она этого не заслужила.

Я притянул ее в свои объятия, и она казалась легкой, словно перышко, будто распалась на части.

— Кэт, скажи что-нибудь обидное. Давай же.

Ди зашевелилась и поднялась на ноги, паника заполняла ее голос. Я не мог оторвать глаз от Кэт. Гладя пальцами ее лицо, я вытирал кровь… но ее было так много. Под носом, в уголках губ, в ушах… и даже под глазами.

Это было неправильно.

Я знал, что мне делать.

— Ди, возвращайся домой.

— Я не хочу уходить, — запротестовала Ди, обнимая себя руками, она подошла ближе. — Она истекает кровью! Мы должны отвезти ее в больницу.

Глаза Кэт смотрели на меня, но она не двигалась. Ужас своими когтями вцепился мне в грудь.

— Возвращайся домой, сейчас же! — закричал я, а затем заставил себя успокоиться. Ди не должна была узнать, что я собирался сделать. — Пожалуйста. Оставь нас. Иди. С ней все хорошо. Она… ей просто нужна минутка.

Я отвернулся от Ди, убирая спутанные пряди волос с лица Кэт. Когда я был уверен, что Ди ушла, я сделал рваный вздох.

— Кэт, ты не умрешь. Не двигайся и ничего не делай. Просто расслабься и доверься мне. Не сопротивляйся тому, что должно произойти.

Не было никаких признаков того, что она слышала меня, но я не собирался сдаваться. Ни за что. Опустив голову, я прижал свой лоб к ее. Мое тело растворилось, и я перешел в свой истинный облик. Тепло пробежало от меня к ней.

«Держись. Не уходи». Я знал, что она не слышит меня, но продолжал говорить, придерживая ее голову. «Просто держись».

Сконцентрировавшись на ней, я чувствовал, как она исцеляется. Я мог видеть все: ее кости срастались, порезы заживали, порванные мышцы исцелялись, кровь текла по венам быстро и беспрепятственно. Меня убивало осознание того, через какую боль ей пришлось пройти.

Я почувствовал, как что-то щелкнуло внутри меня. На мгновение, меня охватило странное чувство трепета, наши сердца стали одним целым, они бились в унисон, но потом… потом произошло кое-что еще. Произошел разрыв внутри меня, моя сущность разделилась на две половинки.

Ее губы слегка коснулись моих. Водоворот цветов охватил нас — ярко-красный и белый. Казалось, словно не было ни меня или ни ее по отдельности… были только мы. И я чувствовал тягу к ней. Это было запрещено — исцелять ее столько раз, но сейчас… все было по-другому, потому что она находилась на грани неизвестного, балансируя над пропастью забвения, и я вытащил ее оттуда.

«Что я делаю? Если они узнают, что я натворил… но я не могу ее потерять. Не могу. Пожалуйста. Пожалуйста. Я не могу потерять тебя. Пожалуйста, открой глаза. Пожалуйста, не оставляй меня».

«Я здесь», — сказала она, но не вслух, и открыла глаза. «Я здесь».

Потрясенный, я отстранился от нее, свет, окружавший ее, потух. Но что-то… что-то от него осталось. Я чувствовал это. Не знаю, что именно, мне было все равно в этот момент. Она была жива. Мы все были живы, и только это имело значение.

— Кэт, — прошептал я, и она задрожала в моих объятиях. Я сел и крепко прижал ее к своей груди, обнимая.

Ее глаза были полны удивления и замешательства.

— Деймон, что ты сделал?

— Тебе нужно отдохнуть. — Я сделал паузу, смертельно уставший, утомлённый до мозга костей. Даже у меня был предел физических возможностей, и я достиг его сегодня вечером. — Ты еще не восстановилась. Нужно еще несколько минут. Думаю. Я никогда раньше не исцелял никого с такими масштабными повреждениями.

— Ты сделал это у библиотеки, — прошептала она, проведя своими руками по моим. Словно она первый раз касалась меня. — И у машины…

Я устало улыбнулся.

— Это были просто растяжения и ушибы. Ничего серьезного.

Кэт повернула голову и посмотрела через мое плечо. Ее щека слегка коснулась моей, но мне показалось, словно это была тысяча мягких как шелк прикосновений. Я почувствовал, как она напряглась.

— Как я это сделала? — прошептала она. — Я не понимаю.

Хороший вопрос. Я зарылся лицом в ее шею, вдыхая аромат ванили и персика, запечатлевая его памяти.

— Я должно быть что-то сделал с тобой, когда исцелял тебя. Я не знаю, что. Это не имеет смысла, но что-то произошло, когда наши энергии объединились. Это не должно было случиться, ты всего лишь человек…

Мои слова, казалось, не утешили ее. Они и меня не сильно успокоили. Мои руки дрожали, когда я убирал прядь волос с ее лица.

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо. Хочу спать. Ты?

— То же самое. — Но я чувствовал себя удивительно странно. Я пробежался большим пальцем по ее подбородку, а затем ее нижней губе. Я чувствовал себя словно ребенок, который впервые попал в Диснейленд, и это было странно, ведь я действительно никогда не был там. Никогда не хотел туда попасть.

— Я думаю, пока нам следует сохранить между нами… исцеление и то, что ты сделала, — сказал я. — Хорошо?

Она кивнула, но в остальном оставалась неподвижной, пока мои пальцы повторяли черты ее лица, вытирали подтеки и темные пятна. Наши взгляды встретились, и я улыбнулся, по-настоящему улыбнулся, так, как не делал долгое время.

И я перестал думать.

Гладя пальцами ее щеки, я мягко поцеловал ее. Поцелуй был нежным и медленным, такой я никогда не практиковал раньше, но хотел попробовать с ней. Те уголки моей души, что были скрыты от большинства, открылись. Я наклонил ее голову назад, и это был, словно наш первый поцелуй — но так и было, потому что я действительно хотел его, возможно, даже нуждался в нем. От этого невинного прикосновения у меня перехватило дыхание — впервые.

Я отстранился, смеясь.

— Я опасался, что мы тебя сломали.

— Не совсем. — Полные беспокойства, ее глаза искали мои. — Ты… не сломал себя?

Я фыркнул.

— Почти.

Она вздохнула, ее губы образовали едва заметную улыбку.

— Что теперь?

Я вдохнул чистый ночной воздух, запах влажной травы, и почвы. Я вдохнул ее запах.

— Теперь мы возвращаемся домой.

Глава 24

Колонии любых видов, по сути, были одинаковые.

Людей. Лаксенов. Аэрумов. Муравьев.

Колония Лаксенов была ни чем иным как целой тонной сумасшедшего фанатизма, я не хотел к ней приближаться и на пять миль, и не стал бы, если бы у них не было того, в чем я нуждался — в чем нуждалась Кэт.

Она действительно будет должна мне за это.

Я снова вошел в стерильную гостиную. Все белое — диваны, ковер, стены, и подушки. Будто бы они имели что-то против других цветов. Мне захотелось специально пролить что-нибудь здесь.

Когда Итан Смит вернулся в комнату, он нес в руках небольшой кожаный мешочек. Итан взглянул на меня, темные брови изогнулись над его сиреневыми глазами.

— Знаю, ты не самый терпеливый из нашего вида, но нужно время, чтобы создать подобные вещи.

Да, почти целых три дня моей жизни, которые я никогда бы не захотел пережить снова. Большая часть времени была потрачена на прочесывание штата, на наличие других Арумов и целый день на поиски идеального кусочка обсидиана, все это время мне не терпелось вернуться к Ди… и Кэт. Мне не нравилось, что она светилась как диско-шар на стероидах.

Итан не отдал сверток. Конечно же, нет, потому что это было бы слишком легко.

— Могу я спросить, зачем тебе это нужно?

— Могу я сказать " нет», и ты оставишь этот разговор?

Небольшая, натянутая улыбка появилась на лице старшего Лаксена.

— Твое высокомерие однажды погубит тебя.

Высокомерие было не единственным, что могло стать причиной моей гибели, не то чтобы я намекаю на какие-то личности или что-то еще.

Раздражение промелькнуло на лице Итана.

— Не то чтобы я не ценю все, что ты делаешь для колонии, но твой….

— Характер можно улучшить, — оборвал его я, думая о Кэт. — Я все понял. Поверьте.

Итан наклонил голову на бок. Его волосы начинали седеть вдоль висков.

— Надеюсь, что это так. Для нашей расы будет позором, если что-то плохое случится с тобой.

Я встретил его странный взгляд аметистовых глаз.

— Уверен так и будет.

Лаксен первым разорвал зрительный контакт.

— Это как-то связано с тем световым шоу?

— Да. Я убил пару Арумов и потерял несколько кинжалов в процессе, поэтому мне нужно что-нибудь для Ди, чтобы она могла носить его на всякий случай. — Я подался вперед, сжав руки между колен. — То же самое я сказал и другим Старейшинам, Итан.

— Хм, звучит знакомо, я верю тебе. — Он передал мне сверток, и я почувствовал вес обсидиана. Засунув его в карман, я был готов уносить ноги подальше отсюда. — Хотя, должен сказать, я никогда раньше не видел такого мощного проявления силы. Это незабываемо.

Беспокойство пробежало вдоль моего позвоночника, когда я встал. Было что-то в Итане такое, что именно я не мог точно сказать, но от этого у меня появлялись мурашки на коже.

— Ну, я просто чертовски крут.

— Да. — Итан плавно поднялся и поправил свою отглаженную рубашку. — Тем не менее, уверен, у Министерства Обороны появятся вопросы.

Я остановился у двери, снова повернувшись к нему.

— И что тогда?

— Мы не расскажем ничего МО, если они начнут задавать нам вопросы, как мы обычно и делаем, но если ты будешь приводить их к нашим дверям слишком часто, то тебе придется беспокоиться не только о них. Ты понимаешь меня?

Гнев заменил беспокойство, и я процедил,

— Да, я понял вас.

— Деймон?

Когда я повернулся к нему в очередной раз, моя челюсть сжалась так сильно, что мне, думаю, необходимо было показаться стоматологу.

— Да?

Итан сплел пальцы в замок и улыбнулся.

— Еще один вопрос.

Я уже готов был выброситься из окна.

— Продолжайте.

— Эта человеческая девушка, с которой связался ты и твоя сестра. — сказал Итан, и я напрягся, но не удивился. Старейшины были так же плохи, как и МО, если не хуже. — Будет ли она проблемой?

— Нет. — Но ты будешь, если упомянешь эту «человеческую девушку» снова. Я не произнес этого вслух или на нашем языке, но мой взгляд передал данное сообщение громко и чертовски ясно.

Итан кивнул и не остановил меня снова.

Перейдя в свою истинную форму, я всего за несколько секунд покинул колонию и добрался до наших домов. Будучи не уверенным, была ли мама Кэт дома, я вернулся обратно в свою человеческую форму, прежде чем вышел из леса.

Самая странная вещь произошла, когда я достиг нашей подъездной дорожки. Тепло обдало мой затылок, опускаясь вдоль шеи почти приятным покалыванием. Наряду с этими странностями, еще одно ощущение застало меня врасплох. Чувство целостности. Какого черта?

Думаю, мне необходимо было поспать.

Как только я поднялся на крыльцо, странная, теплая дрожь проползла вдоль моей шеи и я понял, что Кэт внутри. Я не мог объяснить, как я это сделал и почему, но почуял нутром.

Когда я открыл входную дверь и вошел в гостиную, мои глаза сразу же нашли Кэт. Она сидела на диване, ее густые ресницы были опущены, скрывая серые глаза. Ее волосы были распущены, обрамляя лицо, они спадали по плечам вниз вдоль спины.

Я остановился на полпути, неспособный шевельнуться, всего на долю секунды, поэтому она этого не заметила. Что-то со мной происходило, когда я видел ее. Раньше я не был готов разбираться в этом. Черт возьми, даже не знаю в какой момент я стал готов.

Вероятно, это произошло, когда я думал, что она умерла.

Я опустился на диван, наблюдая за ней. Я понял, что внутренне она чувствует мой взгляд. Слабый румянец, появившийся на ее щеках, подтвердил мои догадки.

— Где ты был? — спросила она.

В комнате повисло молчание, Ди и Адам повернулись к ней. Я изогнул бровь, пытаясь не засмеяться, пока жар охватывал ее щеки и распространялся вдоль шеи.

— Здравствуй, дорогая, меня некоторое время не было, потому что я пил и шлялся по девкам. Знаю, мои приоритеты несколько вышли за рамки.

Ее губы сжались.

— Придурок.

Моя сестра простонала.

— Деймон, не будь идиотом.

— Да, мамочка. Я с другой группой прочесывал весь чертов штат, чтобы убедиться, что здесь не осталось ни одного Аэрума, о котором мы бы не знали, — сказал я, предлагая лучшее объяснение.

Адам наклонился вперед.

— Но ведь вы никого не нашли, верно? Потому что мы сказали Кэти, что ей не о чем волноваться.

Мой взгляд метнулся к нему.

— Мы ни одного не обнаружили.

Ди радостно вскрикнула, захлопав в ладоши. Она повернулась к Кэт, улыбаясь.

— Видишь, беспокоиться не о чем. Все закончилось.

Кэт улыбнулась в ответ.

— Это облегчение.

Я рассказал Адаму о поездке, пропустив большую часть разговора с Итаном Смитом, но все это время мое внимание было больше сосредоточено на Кэт. Я чувствовал каждое ее небольшое движение, сокращение каждой ее мышцы, и каждый вдох.

— Кэти? Ты здесь? — спросила Ди.

— Думаю, да. — Кэт снова улыбнулась, но в этом было что-то не так. Мои глаза сузились.

— Вы ребята, что сводили ее с ума здесь? — Я вздохнул. — Завалили миллионом вопросов?

— Никогда! — воскликнула Ди. А потом рассмеялась. — Ладно. Возможно.

— Представляю себе, — пробормотал я, вытянув ноги. Секундой позже я взглянул на Кэт. Наши глаза встретились. Напряжение заполнило комнату, и мне стало интересно, что же происходит за этими глазами.

Ди откашлялась.

— Я все еще голодна, Адам.

Он рассмеялся.

— Ты еще хуже, чем я.

— Это точно. Пойдем в «Дымную трапезную». Думаю, у них есть мясной рулет по-домашнему. — Ди вскочила на ноги и поцеловала меня в щеку. — Рада, что ты вернулся. Я скучала.

Я улыбнулся ей.

— Я тоже по тебе скучал.

Когда дверь закрылась за Ди и Адамом, Кэт повернулась ко мне.

— Все на самом деле в порядке?

Мне захотелось поддержать ее, потому что она, должно быть, беспокоилась, поэтому и задала этот вопрос, и это казалось правильным. Конечно, так и было. Сколько раз я поддерживал Эш, когда она была расстроена? Или же Ди, когда она переживала?

— По большей части. — До того, как осознать, что делаю, я потянулся к ней одной рукой и провел пальцами по ее щеке. Заряд, похожий на статический, перешел от нее на мои пальцы. — Черт.

— Что? — Ее глаза широко распахнулись.

Я выпрямился и придвинулся ближе к ней так, что наши ноги соприкоснулись. Я не был готов углубляться в то, что, как я подозревал, произошло между нами, когда я исцелил ее.

— У меня есть кое-что для тебя.

Смятение промелькнуло на ее лице.

— Это взорвется у моего лица?

Я засмеялся и потянулся к переднему карману джинсов, вытягивая кожаный мешочек. Я передал его ей и начал наблюдать за тем, как она потянула за маленькое колечко, и аккуратно высыпала содержимое, будто боялась, что из него выпадет граната. Но когда она увидела обсидиановый кулон, ее ресницы взметнулись вверх. Она была явно удивлена.

Напряжение стиснуло мою грудь, когда я улыбнулся. Меня охватило чувство похожее на то, что испытываешь во время катания на американских горках. Я действительно никогда раньше не чувствовал себя подобным образом.

— Веришь или нет, но даже самые маленькие кусочки обсидиана могут ранить Аэрума и даже убить его. Когда он нагревается, это означает, что Аэрум находится поблизости, даже если ты его не видишь. С тех пор, как кинжал разбился, у меня ушла целая вечность, чтобы найти этот камешек. Я не хочу, чтобы ты его снимала, хорошо? По крайней мере, когда… ну, почти никогда.

Удивленное выражение не исчезло с ее лица, она развернулась и убрала волосы с шеи. Как только я застегнул цепочку, она снова повернулась ко мне лицом. Серьезное выражение лица сменило удивление.

— Спасибо тебе. Я серьезно. Спасибо за все.

— Пустяки. Кто-нибудь спрашивал тебя о следе?

Она покачала головой.

— Думаю, они были готовы увидеть его после случившегося.

Я кивнул, радуясь, что одной причиной для беспокойства стало меньше.

— Черт возьми, ты сейчас сияешь не хуже, чем комета. Видимо, нам снова придется прибегнуть к прежним методам.

Кэт смотрела на меня мгновение, ее взгляд стал настороженным.

— Каким это методам?

— Ну, знаешь, снова… увязнем в обществе друг друга, пока след не поблекнет. — Ну, это прозвучало паршиво.

— После всего, что я сделала, быть со мной означает — увязнуть в моем обществе?

О, черт.

— Знаешь что? Да пошел, ты, приятель. Благодаря мне, Барак не нашел твою сестру. Из-за того, что я сделала, я чуть не умерла. Ты исцелил меня. Поэтому на мне остался след. В этом нет моей вины.

— Значит, это моя вина? Мне следовало оставить тебя умирать? Это то, чего бы ты хотела?

— Что за глупый вопрос! Я не сожалею о том, что ты меня вылечил, но я больше не намерена мириться с тем, как ты со мной обращаешься.

— Думаю, ты борешься сама с собой, потому что я слишком тебе нравлюсь. — Я усмехнулся, зная, что Котенок готов выпустить коготки. — Кажется, кто-то очень сильно пытается в чем-то убедить саму себя.

Кэт сделала глубокий вдох, заставив грудь приподняться.

— Думаю, будет лучше, если ты начнешь держаться от меня подальше.

— Не могу.

— Любой другой Лаксен может присматривать за мной или кто-нибудь еще, — возмутилась она. — Это не обязательно должен быть ты.

— Ты — моя ответственность.

— Я для тебя ничто.

— Ты для меня определенно что-то.

Она выглядела так, будто хотела ударить меня. Я даже хотел, чтобы она попробовала, и честно сказать, не знаю, почему мне так нравилось спорить с ней.

— Ты вызываешь у меня такую антипатию.

— Нет. Не вызываю.

— Ладно. Нам нужно избавиться от следа. Сейчас.

Мне в голову пришла одна идея.

— Возможно, нам следует снова начать срывать друг с друга одежду. Посмотрим, что после этого останется от следа. В прошлый раз, кажется, это неплохо сработало.

Ее щеки порозовели, и свет наполнил глаза.

— Этого никогда не случится снова.

— Это было всего лишь предложение.

— Которое никогда. Не случится, — сказала она. — Снова.

Не веди себя так, словно тебе не было так же хорошо…

Кэт ударила меня в грудь — сильно, даже слишком. Я ничего не смог поделать с собой и рассмеялся, она издала этот милый короткий звук отвращения, когда начала отстраняться. Ее маленькие руки переместились на моей груди, и я собрал всю свою волю, чтобы не схватить ее за руки и не сделать… ну, другие вещи.

Я изогнул бровь.

— Ты пристаешь ко мне, Кэт? Мне нравится, куда это ведет.

Ее губы разомкнулись, пока она продолжала прижимать свою руку. Мой пульс слегка участился, пока я наблюдал за ней. Кровь отхлынула от ее лица.

— Наше сердцебиение… оно одинаковое. Боже мой, как такое возможно?

— Вот черт. — Не так я хотел начать этот разговор.

Наши глаза встретились, и я положил свою руку поверх ее и сжал. Я подозревал, что это произошло. Но мои знания об исцелении людей были настолько ограниченны, и все, что я знал, больше походило на слухи.

— Но все не так уж плохо, — сказал я. — Я имею в виду, что как-то преобразовал тебя в процессе исцеления, и наше сердцебиение доказывает, что теперь мы с тобой как-то связаны. — Я усмехнулся. — Могло быть и хуже.

— Что может быть хуже этого? — Ее голос повысился.

— Мы вместе. — Я пожал плечами. — Могло быть и хуже.

— Подожди секунду. Ты считаешь, что мы должны быть вместе, только потому, что какое-то идиотское инопланетное моджо нас связало? Но ведь еще две минуты назад ты ныл, что завяз в моем обществе?

— Да-а… я не ныл. — У меня просто был момент очень плохого выбора слов. — Я указал на то, что мы вынуждены быть друг с другом. Это не одно и то же и… тебя влечет ко мне.

Ее глаза сузились, словно у разъяренной кошки.

— Я вернусь к этому утверждению через секунду, ты хочешь быть со мной, потому что чувствуешь, что… вынужден?

Я напрягся.

— Я бы не сказал, что чувствую принуждение, потому что… ты мне нравишься. — Кэт ответила не сразу. — О нет, я знаю этот взгляд. О чем ты думаешь?

— Думаю, что это самое нелепое признание в чувствах, которое я когда-либо слышала, — сказала она, вставая. — Что за чушь, Деймон. Ты хочешь быть со мной из-за всех этих инопланетных вещей, что произошли.

Я закатил глаза, когда встал.

— Мы нравимся друг другу. Это так. Глупо, продолжать это отрицать.

— О, и это говорит парень, который оставил меня топлес на диване? — Она покачала головой. — Мы не нравимся друг другу.

— Окей. Возможно, мне следует извиниться за это. Я прошу прощения. — Я сделал шаг вперед. — Нас влекло друг к другу до того, как я исцелил тебя. Ты не можешь сказать, что это неправда, потому что я всегда… испытывал к тебе влечение.

И меня осенило, как чертовски верно это было. С самого первого раза, когда я увидел ее, стоящей на крыльце — с первого спора, когда она назвала меня придурком, и с самого первого раза, когда я понял, насколько она на самом деле сильная и смелая, меня влекло к ней. Я хотел ее.

Возможно, я слишком громко протестовал все это время.

— Влечение ко мне — столь же нелепая причина для того, чтобы быть со мной, как и связывающее нас космическое моджо.

— О, да ладно. Ты ведь знаешь, что между нами существует нечто гораздо большее, чем это. — Я сделал паузу, немного ошарашенный тем фактом, что год назад умер бы от смеха, если бы кто-нибудь сказал, что я буду доказывать, что мне нравится человеческая девушка. — Я знал, что с тобой будут проблемы с того самого момента, как ты постучалась в мою дверь.

Кэт сухо рассмеялась.

— Эта мысль, безусловно, была взаимна, но это совершенно не оправдывает твоего раздвоения личности.

— Тогда я считал, что мое поведение можно оправдать. Но, очевидно, что нет. — Я коротко улыбнулся. — Кэт, я знаю, что тебя влечет ко мне. Я знаю, что нравлюсь….

— Одного влечения не достаточно, — сказала она.

— Мы ладим друг с другом?

Она окинула меня скептическим взглядом.

Я не смог сдержать усмешку в этот раз, и попытался снова,

— Иногда мы ладим.

— У нас нет ничего общего.

— Между нами гораздо больше общего, чем ты можешь себе представить.

— Как скажешь.

Я поймал прядь ее волос и обернул вокруг своего пальца.

— Ты знаешь, что хочешь этого.

Она колебалась мгновение, прежде чем высвободила свои волосы.

— Ты не знаешь, чего я хочу. Даже понятия не имеешь. Я хочу, чтобы парень, с которым я буду, по-настоящему хотел быть со мной. Не потому что вынужден или из-за того, что имеет какое-то извращенное чувство ответственности.

— Кэт…

— Нет! — Ее руки сжались в кулаки, когда она сделала еще один глубокий вдох. — Никаких «прости’. Ты на протяжении месяцев вел себя по отношению ко мне как самый большой придурок на свете. Ты не можешь в один миг решить, что я тебе нравлюсь и думать, что я обо всем забуду. Я хочу, чтобы кто-то заботился обо мне, как мой отец ухаживал за моей мамой. Ты никогда не сможешь мне этого дать.

— Откуда ты знаешь?

Она смотрела на меня мгновение, а затем повернулась к двери, словно планировала уходить. Этот разговор был еще не закончен. Я двинулся быстрее, чем она могла отследить взглядом, встав перед дверью.

— Боже, ненавижу, когда ты так делаешь! — вскрикнула Кэт.

— Ты не можешь продолжать притворяться, что не хочешь быть со мной.

Она бросила на меня взгляд полный ярости, что я нашел невероятно сексуальным и…да, я также уважал это в ней. Но затем этот взгляд исчез, и она плотно сжала губы. Грусть закралась ей в глаза.

— Я не притворяюсь.

Чушь. Собачья.

Она колебалась, прежде чем сказала это. Она боялась, и ей было грустно. Я понял это. Я был несправедлив к ней. Действительно, я не мог сделать ничего, чтобы компенсировать это, и как тогда в поле, когда я держал ее в своих объятьях, я понял, что не могу отпустить ее.

— Ты врешь.

— Деймон.

Я опустил руки чуть ниже ее талии и осторожно подтянул Кэт к себе. Тепло ее тела волнами обрушивалось на меня, и я ненадолго закрыл глаза, делая глубокие вдохи.

— Если бы я хотел… — мои руки сжались сильнее, и она придвинулась чуть ближе, наши ноги снова соприкоснулись, доказывая то, что ее слова не соответствуют тому, чего она хочет. Я опустил голову, и она вздрогнула. — Если бы я хотел быть с тобой, ты не стала бы упрощать мне задачу, верно?

Кэт подняла голову.

— Ты не хочешь быть со мной.

Ох, я был вынужден не согласиться с этим. На моих губах появилась улыбка.

— Думаю, я все же хочу этого.

Хорошенький румянец двинулся вдоль ее шеи, и мне захотелось нагнать его своими губами.

— «Думаю «и «все же» мало похожи на уверенность.

— Мало. Но это уже что-то. — Это было больше, чем ничего. — Верно?

Покачав головой, она отстранилась.

— Этого недостаточно.

Я встретился с ней взглядом и вздохнул. Я ненавидел ее упрямство, но и одновременно находил его невероятно привлекательным.

— Ты намерена все усложнять.

Она ничего не сказала, когда обошла меня, и в этот раз я позволил ей добраться до двери.

— Кэт?

Она повернулась лицом ко мне.

— Что?

Я улыбнулся, и увидел, как ее серые глаза загораются.

— Ты ведь осознаешь, что я люблю, когда мне бросают вызов, верно?

Кэт негромко рассмеялась и повернулась обратно к двери, показав мне средний палец.

— Так же как и я, Деймон. Так же как и я.

Наблюдая за тем, как она выходит за дверь, я был вынужден признать, что она выглядела так же хорошо, когда шла мне навстречу, как и когда уходила.

Я любил вызовы. И никогда не проигрывал.

Благодарности

Когда я впервые начала задумываться о написании «Забвения», я поняла, что это будет великолепная возможность дать фанатам серии «Лакс» чуточку большее Деймона. На самом деле я не планировала написание Обсидиана, Оникса Опала (которые доступны в электронной версии Забвения), но что сделано, то сделано. Так что вы не просто испытаете, какого это быть в голове Деймона, но и увидите все его мысли.

Потребовались немалые усилия, чтобы закончить книгу. Огромное спасибо следующим людям, благодаря которым это стало возможным — Кевану Лион, Лиз Пеллетье, Мередит Джонсон, Ребекке Манчини, Стейси Абрамс и команде «Интенгленд Паблишинг». Спасибо К. П. Симмоне моему ассистенту / лучшей подруге, Стейси Морган. Особая благодарность Вилме Гонсалес за помощь в работе над Забвением.

Ничего из этого не было бы возможным, если бы не ты, читатель. Благодаря тебе появилась на свет эта книга. Во всем мире не найдется столько спасибо, чтобы описать мою благодарность тебе.

Бонусные материалы

Продолжайте читать Оникс и Опал с точки зрения Деймона.

Оникс

Вторая книга серии Лакс, повествование идет от лица Деймона.

Глава 1

Кэт меня игнорировала.

Что было не удивительно. Она делала тоже и в школе. Как если бы притворялась, что тот вечер не закончился тем, что она чуть не умерла, а я спас ее. Будто бы ее притворство, могло оттолкнуть меня.

Заставить уйти.

Этого не произойдет в ближайшее время, и это не имело ничего общего с тем, что Кэт светилась, как фонарь размером с Хаммер. Это было связано с тем, что я чертовски устал бороться с самим собой. За так называемый запретный плод. Если исходить из правил моего вида, я не мог получить то, что хотел из-за того кем я был, кем была Кэт. Черт, я знал, что добиться желаемого будет нелегко. Но в жизни всегда все бывает не сразу, трудности не могли изменить того, что я чувствовал.

Я хотел ее.

И я знал, что, не смотря на все ее недовольство мной и на наши споры, Кэт тоже хотела меня. Я просто должен был доказать это, но прямо сейчас мне хотелось лишь перекинуть ее через плечо, отнести домой и запереть в комнате.

Кэт припарковала свою Камри возле почтового отделения, я остановил свою машину недалеко от нее, при этом развернув внедорожник в противоположную сторону. Опустив окно, я бросил на нее испепеляющий взгляд.

— Какую часть фразы «езжай сразу домой» ты не поняла? У меня такое ощущение, что подобный разговор у нас уже был.

Ее губы поджались, когда она бросила мне в ответ сердитый взгляд.

— На почте меня ждут книги.

Я вздохнул.

— Неподалеку может бродить Арум, готовый съесть тебя.

Мои доводы Кэт не убедили, тем более, что я практически прочесал весь штат и не нашел ни одного Арума.

— Ты здесь, так что все нормально.

— Да, но я пытаюсь быть предусмотрительным. — Когда она закатила глаза, я открыл водительскую дверь. — Ты заноза в моей заднице, — сказал я ей.

Подняв средний палец, она почесала щеку.

Я изогнул бровь, мои губы сформировали ухмылку.

— Очень мило, Котенок.

Она улыбнулась мне, а затем развернулась, и, покачивая бедрами, пересекла стоянку. Эти выцветшие джинсы, обтягивающие ее ноги, предоставляли хороший вид, так что я не жаловался.

Нет, пока она не прыгнула в лужу размером с Великие озера.

Капли мутной воды разлетелись в стороны, попав на мои ноги.

— Ты как двухлетняя.

Она заскочила на бордюр и бросила взгляд через плечо, прежде чем войти в приземистое здание. Я ждал ее в конце прохода, в то время как она направилась к своему абонентскому ящику.

— Ура! — вскрикнула она, ее лицо светилось так же ярко, как и след вокруг нее, когда она просунула руку в ящик, вытянув охапку желтых свертков. Она прижимала их к груди, словно у нее в руках был запеленованный младенец.

Мило. Занудно, но мило.

Кэт локтем закрыла ящик и провернула ключ, запирая его. Она повернулась лицом ко мне, наши глаза встретись и на мгновение застыли. Легкий розовый румянец появился на ее щеках. Она быстро отвела глаза.

Кэт тихо прошла мимо меня, когда мы направились на улицу, а затем, потому что она не могла позволить мне просто пройти, она снова прыгнула в лужу.

Я отскочил в сторону, но было уже слишком поздно. Ниже колена вся моя левая нога была мокрая.

— Иисус.

Она усмехнулась, когда поспешила к своей машине, открыв заднюю дверь. Я тихо последовал за ней, остановившись у своего внедорожника, чтобы посмотреть как она, ну, наклоняется и располагает книги в салоне машины. Она резко выпрямилась и посмотрела через плечо на меня. Что-то во взгляде, который она мне послала, отчасти невинном, отчасти мятежном, было очень волнующим.

Но с другой стороны, практически все, что она делала, было волнующим.

Я тихо простонал, когда она вернулась к расположению посылок, словно в них были хрупкие семейные ценности. Ненадолго закрыв глаза, я закусил нижнюю губу, когда в моей голове сформировался образ Кэт. Она лежала подо мной на диване, одетая только в те чертовы пижамные штаны с эльфами. Мой желудок заурчал. Я изголодался по еде и по ней.

— Я хочу блинчиков, — объявил я, открыв глаза. И, конечно же, мой взгляд упал прямо на ее очень привлекательную часть тела.

Кэт закрыла дверь и обернулась ко мне.

— Ты пялишься на мою задницу?

Мои губы изогнулись в самодовольной улыбке, когда я начал медленно поднимать глаза к ее, позволяя взгляду задерживаться в определенных областях. Румянец снова появился на ее щеках и распространился вдоль шеи, опустившись под светло-голубой свитер, что она надела, ее серые глаза потемнели.

Вот оно. То, что я чувствовал, было в ее глазах. Нельзя было скрыть это.

— Я бы никогда такого не сделал, — сказал я.

Она фыркнула.

— Блинчики, — сказал я снова.

— Да что случилось с этими блинчиками? Зачем ты продолжаешь говорить мне про них?

— У тебя дома есть смесь для приготовления блинов? — спросил я, игнорируя ее вопрос.

Кэт нахмурилась в замешательстве.

— Да, думаю, есть.

— Хорошо. — Я усмехнулся. — Ты приготовишь мне блинчики.

Она уставилась на меня.

— Я не буду готовить тебе блинчики. Поблизости находится «Дом вафли». Ты можешь пойти и купить себе там каких-нибудь блинов…

Я двинулся вперед так быстро, что она не могла заметить этого. Я оказался прямо перед ней, наши тела почти соприкасались, и я заметил, как ее зрачки слегка расширились.

— Я знаю, что неподалеку есть «Дом вафли», Котенок. Но это не то, что я хочу. — Подняв свою руку, я коснулся пальцем кончика ее носа. — Я хочу, чтобы ты приготовила мне блины.

Она сделала шаг назад, нахмурившись.

— Я не буду делать тебе блины.

— Будешь, — Я развернулся и направился к своей машине. Оказавшись внутри, я улыбнулся ей, она все еще стояла на том же месте. — Ты будешь готовить мне блины.

***

Кэт сидела напротив меня, ее губы были поджаты, пока она наблюдала за тем, как я подносил вилку ко рту. Мой желудок был против того, что я делал. Что-то в этих блинах было не так. Во-первых, они были размером с небольшую Луну. Во-вторых, когда я воткнул вилку в покосившуюся стопку блинов, их середина оказалась вязкой, и это точно было не правильно. И когда я поднял кусочек на вилке, желтое порошкообразное вещество посыпалось из него.

Возможно, мое требование, чтобы Кэт сделала мне блины, было плохой идей.

Я посмотрел на грязную столешницу. Сковородка была покрыта тестом, как и большая часть стола, как и свитер Кэт. Мой взгляд снова опустился на блины. Будь я человеком, я бы побоялся сделать то, что собирался.

Сунув кусочек в рот, я чуть не выплюнул его обратно. Мое горло сжалось, когда я заставил себя жевать. Кленовый сироп даже не заглушал вкус сухого, но при этом влажного, безвкусного комка муки. Я позволил этому месиву отправиться вниз по моему горлу и остаться там, затем я натянуто улыбнулся Кэт. Прошло мгновение.

Она рассмеялась.

— Не могу поверить, что ты на самом деле съел это.

Во рту все еще остался неприятный привкус. Я никогда его забуду.

— Почему?

— Уверена, блины ужасны на вкус. — Она села на стул, позволив рукам упасть на колени. — Они не похожи на блины, что делает моя мама.

Да уж.

Эти блины были странного беловато-желтого оттенка, который и рядом не стоял с цветом нормальных блинов. Я схватил стакан молока, и тут же осушил его почти наполовину. Кэт снова засмеялась.

— Ладно. Они ужасные, — признался я, ставя стакан на стол. — Как ты смогла так испортить блины?

— Не знаю. Я никогда не делала их. — Она пожала плечами. — Наверное, я пропустила всю часть с добавлением воды.

Я уставился на нее, слегка ошарашенный.

— Все, что тебе нужно было сделать, это добавить воды. Это не так сложно.

Ее губы дрогнули, когда она опустила подбородок.

— Думаю, тебе стоило пойти в «Дом вафли».

Мои глаза сузились, когда я отодвинул тарелку от себя.

— Огромная часть меня надеется, что ты специально испортила блины.

— И почему же?

— Потому что если ты не умеешь готовить блины, я не уверен, что мы можем быть друзьями.

— Ох. — Она драматично приложила руку к сердцу. — Я убита горем.

— Должна бы, — сказал я, опуская ресницы. — Я хороший друг.

Кэт фыркнула, но то, что она не сказала, повисело в воздухе между нами. Наше знакомство началось не очень хорошо, к тому же мы провели все лето и большую часть осени в противостоянии, в основном из-за меня. Я признавал, что если бы мог вернуться в прошлое и изменить свое отношение к ней, то так бы и сделал. Я осознал это, когда боролся с Бараком и едва не лишился не только своей жизни, но и жизни сестры, и ее. Проблема была в том, что даже я не мог вернуться в прошлое. У меня была возможность двигаться только вперед.

Пришло время сменить тему разговора.

— Кто-нибудь спрашивал тебя о следе — Ди или Мэтью? — спросил я, зная, что Томпсоны не стали бы с ней разговаривать. Ну, Адам мог бы, но он был не проблемой.

— Ди что-то сказала в начале, но это было легко объяснить. Все знают, что я была там, когда… — она облизнула свою нижнюю губу, это действие привлекло мое внимание. — Когда ты сражался с Бараком. Так что они не думают, что это странно.

— Хорошо, — пробормотал я.

Она громко зевнула, затем встала и собрала наши тарелки. Она шла медленно, пока несла посуду к раковине. Я бросил взгляд на настенные часы. Не было даже шести часов вечера.

— Твоя мама сегодня работает?

— Конечно, — ответила она, бросая блины в мусорное ведро. Ее спина напряглась, когда она направилась к посудомоечной машине. — Она всегда работает.

Я склонил голову на бок, прошло мгновение.

— Тебе это не нравится, не так ли?

Она взглянула на меня через плечо, когда открыла дверцу посудомоечной машины.

— Маме приходится много работать. — Она сунула тарелки внутрь, а затем взяла миску и поставила ее в раковину. — Счета сами себя не оплатят.

— Я понимаю.

Она отвела глаза, когда начала возиться с краном.

— Не всех нас обеспечивает правительство, потому что мы пришельцы.

Я приподнял бровь.

Кэт снова зевнула.

— Здесь действительно порой становится немного… одиноко.

— Могу себе представить, — пробормотал я, мне не нравилась то, что она оставалась одна дома, либо же когда с ней не были ее друзья или я.

Долгое время она ничего не говорила.

— Понимаю, ты чувствуешь, что должен приглядывать за мной, но я никуда не собираюсь идти. Мне нужно подготовиться к тесту и сделать домашнюю работу по биологии. Ты не обязан оставаться здесь.

Встав, я прошел туда, где она стояла.

— Ты можешь…

Кэт вздрогнула, когда обернулась.

— Боже, Деймон! Ты постоянно будешь это делать? Господи, — сказала она, прислонившись спиной к столешнице. — Ты как инопланетный ниндзя.

Я ухмыльнулся.

— Не таким уж тихим я был.

— Ну, да, словно призрак, — сказала она, подняв подбородок, наши глаза встретились. — Жуткий призрак.

Я хмыкнул.

— Почему это я жуткий призрак?

— Не знаю, — пробормотала она, ее взгляд упал на мой рот, а затем опустился ниже, к груди. — Ты занял все мое личное пространство.

Да, так и было. Между нашими телами было не больше дюйма. Когда я заставил себя вдохнуть, я уловил ее персиковый аромат.

— Извини.

— Ты совсем не сожалеешь об этом.

— Да. — Я наклонил голову на бок и увидел крошечное пятнышко от блинного теста возле ее уха. Как ради всего мира он там оказался? Протянув руку, я прижал большой палец к ее щеке. Ее грудь поднялась в резком вдохе, заставив мой взгляд вернуться обратно к ее глазам. — У тебя там блинное тесто.

Губы Кэт разомкнулись, ее взгляд сфокусировался на мне, когда я провел большим пальцем по ее щеке, вытирая тесто. Моя рука задержалась на ней, хотя пятна уже не было, мои пальцы опустились на ее шею. То, как близко мы стояли друг к другу, ее голова была откинута назад, моя рука лежала на ней, производило впечатление, будто бы мы были в нескольких секундах от поцелуя. Все, что мне нужно было сделать, это наклониться на пару дюймов. Я замер от одной мысли об этом.

Боже, я хотел снова ощутить ее вкус.

Хотя, и сомневался, что она согласится на это. Наверное, она ударит меня. Эти густые ресницы опустились, закрывая ее глаза. На секунду мне показалось, что она поддастся, но когда мы отойдем друг от друга, будет в бешенстве.

Кэт хотела меня, но она не была готова признать это. Она думала, что то, что я испытывал к ней, не было столь же сильно, как то, что чувствовали ее родители по отношению друг к другу, и это ее не устраивало. Я не мог винить ее. По правде говоря, я и сам не был уверен, что испытывал к ней. Желание? Черт, да. Я определенно ее хотел, но