Book: Проводник в Счастье



Сухонин Сергей Сергеевич


Проводник в Счастье



16.04.17 Проводник в Счастье.

Появившегося словно из ниоткуда старика Илья заметил сразу. Очень уж он выделялся на московской улице. Прежде всего, одеждой. Сначала парень подумал, что странный дед пришел на остановку из бани, обернув вокруг себя здоровенное белое полотенце, но, приглядевшись в свете уличных фонарей, понял, что это не так. Скорее на нем было что-то вроде древнеримской тоги. Этакий кусок белой ткани вокруг тела, ниспадающий вниз каскадом складок, как на античных статуях императоров. В руках дед держал черный плоский смартфон и удивленно озирался по сторонам, словно увидел городскую улицу впервые в жизни.

"Откуда бы он мог взяться"? - Подумал Илья. "Раннее утро, рядом только небольшой продуктовый магазинчик. Жилые дома стоят поодаль, остановка почти пустая. Я бы обязательно увидел, как он подошел. Впрочем, не мое дело. В Москве каких только фриков не бывает. Интересно, он в автобус тоже в таком виде полезет"?

Между тем, странный дед начал чудить. Да так, что даже стоявшая рядом с парнем пожилая тетка с равнодушным задолбавшимся лицом подняла на него свой взгляд.

Что-то бормоча себе под нос, старик двинулся к краю дороги и начал медленно переходить ее по пешеходному переходу, замирая секунд на пять после каждого шага. При этом он смотрел лишь в экран телефона, которым время от времени водил перед собой, не пытаясь оглянуться по сторонам.

"Зря это он. В такую рань машин мало. Зато гоняют по улицам порою вообще без башни, по принципу "педаль в пол, руль на себя", - озабоченно подумал парень.

И как накаркал... Не зря же говорят - мысль материальна.

В темноте послышался шум двигателя и повернувший на звук голову Илья увидел быстро приближающиеся по дороге к остановке огни горящих фар. Большой черный автомобиль летел вперед, не обращая внимания на такую мелочь как ограничение скорости и пешеходные переходы. Уж точно скорость за сотню.

- Осторожно! - Закричал Илья старику, удивленно обернувшемуся к машине. В принципе, тот мог бы успеть отскочить в сторону, времени для этого хватало. Но дед в тоге замер истуканом на месте, а водитель принял самое идиотское из всех решений - вместо того чтобы объехать пешехода на пустой дороге справа или слева, он начал экстренное торможение метров за десять от старика, когда избежать столкновения было уже нельзя. А вот потерять управление - вполне, особенно на мокрой от недавнего апрельского дождика дороге. Тем более если тормозить от души, со всей силой продавливая педалью защиту ABS.


Первым снесло старика. Удар об капот поднял его в воздух, только сверкнули в свете фонаря взлетевшие выше головы голые ноги в нелепых сандалиях. Затем машину повело вбок, она накренилась и, уже неуправляемая, полетела прямо в остановку. Тетка замерла столбом, открыв рот в беззвучном крике, и так и стояла, пока ее не подмяло через мгновение под борт здоровенного внедорожника.

Илья честно попытался спастись. Он успел развернуться и даже оттолкнулся от земли, прыгнув куда-то в сторону. Но потом был сильнейший удар в спину и наступила темнота.


Когда тьма отступила, Илье было больно и плохо. Он лежал на чем-то твердом, сверху горел яркий свет и кто-то зачем-то настойчиво совал ему в рот гибкую пластиковую трубку. Парень застонал и открыл глаза.

- Никак очнулся? - Донеслось сверху. Из-за резкого белого свечения черт лица спрашивающего было не видать.

- Где я? - Слабо прошептал парень.

- Известно где. В реанимации. Ты не напрягайся, тебе вредно. Ответь только на пару вопросов. Алкоголь или наркотики перед аварией принимал?

- Нет.

- Хорошо. Аллергия на лекарства есть? Проблемы с сердцем были?

Илья слабо помотал головой.

- Вес около девяносто?

- Да.

- Вот и все, отдыхай. А мы поработаем. Поломало тебя крепко, но жить будешь. Семеныч, приготовь еще десять кубиков альпронидола внутривенно. - Пластиковая трубка опять ткнулась в губы. - Рот-то все же открой, парень. Знаю что неприятно, но интубация трахеи необходима, ничего не поделаешь. Дыхание во время операции должно быть свободным.

У самого локтя Илья почувствовал слабый укол и вскоре боль начала отступать, почему-то захотелось улыбаться. Затем глаза закрылись, а под веками замельтешили веселые цветные кубики. После этого парень уже ничего не помнил, опять соскользнув в ничто.


Говорят, отходить от наркоза просто ужасно. Илья бы так не сказал. Очнувшись в бинтах и гипсе в общей палате лежа на койке, он прекрасно помнил все, что с ним произошло. Какой-то особенной боли не было. Только очень хотелось пить и было холодно до озноба, несмотря на то что его укрывало шерстяное одеяло. Судя по встающему за окнами солнцу, снова наступило раннее утро. В палате стояли еще четыре койки, три из них были заняты мужиками в пижамах. Один вроде спит, двое бодрствуют. Обстановка вокруг обшарпанная, казенная. Все, в общем, понятно, осталось уточнить детали.

- Здравствуйте. Я в какой больнице? - Задал он через некоторое время вопрос в никуда.

- В шестнадцатой, в травматологии, - тут же ответил бородатый мужик средних лет с забинтованной грудью на соседней кровати, отложив в сторону книгу, которую он до этого читал. - Привет, новенький. Тебя вчера после операции привезли. Сегодня двенадцатое апреля, аккурат день космонавтики.

- Спасибо, - пробормотал парень. - Меня Ильей зовут.

- Не за что. А я Семен. Будем знакомы.

- Семен, мне неудобно вас сразу просить, но пить ужасно хочется. Воды никакой нет?

- Для хорошего человека найдем. Вот, держи - достал он из шкафчика полторашку дешевой минералки. - Сам пить сможешь?

- Руки вроде целы, только в бинтах, - осторожно взял бутылку Илья. - А вот все что в гипсе ниже пояса - пока не чувствуется. Еще раз благодарю, - он со второй попытки свернул крышку с бутылки и припал к горлышку.

- Еще чем-нибудь помочь?

- Можно одеяло с пустой койки? Очень холодно, - виновато улыбнулся парень.

- Сейчас принесу. Если надо до ветру - утка под кроватью, нас не стесняйся. Теперь придется привыкать. Видел я, какого тебя привезли... Ты как здесь очутился?

- Машина сбила.

- Это бывает. Я вот на даче с сарая упал. Три ребра и рука сказали "хрусть". Наверное, творога мало кушал, не люблю я его.

- Или водки много пил, - донеслось с другой койки. - На кой черт тебя в начале апреля на сарай понесло? Дачный сезон нормальные люди в мае начинают.

- По делу надо было! - Важно ответил Семен. - Илья знакомься, это Дмитрий. Герой нашего времени. У него двое гастеров со стройки с ножами пытались айфон отжать. Так он решил с ними в каратиста поиграть. Наигрался вдоволь, теперь лежит здесь с тремя колотыми. Чуть кровью не истек.

- Зато айфон спас, - весело ответил Дмитрий. - Привет Илья.

- Привет, - отозвался парень.

- Третий у нас Максим Петрович. Только он неразговорчивый, - продолжал просвещать Илью сосед, укрывая его вторым одеялом, которое он с трудом донес одной рукой. - Я тут единственный ходячий, пользуйтесь моей добротой. В девять утра у нас обход, поговоришь с доктором. Потом уколы и таблетки. После обеда физиопроцедуры бывают. А вообще-то жизнь у нас тут скучная, даже вайфая нет. Максим Петрович обычный пенсионер, мы с Димой, так уж сложилось, не при деньгах. Скукотища...Может тебе ноутбук какой с фильмами из дома притащат? Ты молодой, на студента похож. Значит, ноутбук у тебя просто обязан быть, молодежь без таких штук себе жизни не мыслит, - хитро посмотрел на парня мужик.

- Нет, - помотал головой Илья. - Нету у меня ноутбука. И не студент я. В прошлом году диплом получил.

- Наша палата проклята, - прокомментировал их разговор со своей кровати Дмитрий. - Одна голытьба сюда попадает, вроде нас с тобой Сеня. Хотя и москвичи... У нормальных больных есть компьютеры с интернетом и телевизоры - все блага, родственники стараются. А нам не везет.

- У меня дома старенький компьютер есть, - вздохнул парень. - А ноут я хотел летом купить. Недавно устроился в Москву инженером на производство пробиотиков. Ездить из области далеко, зато смены сутки-трое, для моего сто первого километра самое то. Вот и вернулся, называется, со смены.

- Так ты не москвич?

- Поселок городского типа Занарск. Дальнее Подмосковье.

- Ну что же, добро пожаловать в нашу славную компанию, инженер. У нас в палате со специальностями богато. Я вообще-то учитель истории, но в последнее время работал поваром. Дима - бывший пограничник, переквалифицировавшийся в автослесари.

- Не грузи человека всякой ерундой, - прервал его Дмитрий. - Он же только после наркоза, мы едва знакомы, а ты ему с утра пораньше по ушам ездишь. Еще наговоримся, делать здесь все равно больше нечего.

- Все умолкаю. Попробуй поспать, Илья. Да, вот еще - посмотри потом в тумбочке, туда медсестра твои вещи сложила. Телефон и все такое.

- Спасибо, - отозвался Илья.

- Пожалуйста. Спи давай.


Разговор с доктором во время обхода ввел парня в уныние. Ситуация вырисовывалась пакостная, хотя сухощавый врач, лет пятидесяти на вид, назвавшийся Антоном Борисовичем пытался по возможности ободрить больного.

По словам доктора, Илье еще повезло - ни один внутренний орган серьезно не пострадал. Почки, печень, селезенка - все в норме. Торс и голова почти не травмированы, за исключением средней тяжести сотрясения мозга, руки все в порезах, но ничего опасного нет. Поэтому в реанимации парня не оставили, перевели сразу после операции в общую палату. К сожалению, ноги и позвоночник так легко не отделались. Кроме перелома ног и повреждения коленных суставов, что-то нехорошо сместилось в позвонках или нервный канал защемило - точной причины врач пока не знал. Но можно было уверено сказать, что ноги Илье отказали. Чувствительности не было никакой, на раздражители они не реагировали

Антон Борисович говорил, что отчаиваться и опускать руки рано. Будут еще дополнительные анализы, которые прояснят ситуацию. Молодой организм может восстановиться и сам, трудно судить об истинном положении дел через пару дней после аварии. В любом случае, после детальных медицинских исследований можно будет сделать новую операцию. Короче, поживем - увидим, медицина сейчас может многое. Но Илью сказанное утешало слабо.

Мать зарабатывала мало, отец давно жил с другой и у них были свои дети и свои заботы. Никаких лишних денег у них с матерью не было. О богатых родственниках парень тоже не слышал. В общем, приплыли - ему наступил конец. Перспектива прозябать в течение нескольких оставшихся до смерти лет нищим инвалидом-колясочником Илью не радовала. В помощь государства или добрых людей он тоже не верил - в реальной жизни того и другого не случается. Под конец разговора с врачом парень просто замолчал и отвернулся в сторону. Обижать доктора не следовало, но разговаривать с кем-либо сейчас было выше его сил. Илья горько подумал, что лучше бы его сразу насмерть задавили. Всем меньше мучиться - и ему и матери.

Весь день до вечера парень пролежал лицом к стенке. Соседи понимали его состояние и с разговорами не лезли, а самому Илье больше ничего не хотелось. Ни есть, ни пить, ни общаться. Даже позвонить матери он себя заставить не мог. Она сейчас гостила у сестры, так что хватиться сына пока не могла. А потом будет видно, как сказать ей о случившемся...


Вечером Илья полез в тумбочку, посмотреть на свое наследство, благо она стояла вплотную к кровати, на расстоянии вытянутой руки. Как-то надо было определяться, что ему дальше делать. В верхнем ящике сиротливо лежали паспорт, кошелек и ключи от дома. Телефона не было - видимо куда-то отлетел при ударе и его не нашли.

Зато вместо своей старенькой нокии парень обнаружил битый айфон. Точнее, так ему показалось на первый взгляд. Присмотревшись получше, он понял, что этот гаджет ему совершенно незнаком. Более того, сам "айфон" очень странный. На плоском корпусе из черного металла всю переднюю панель занимает покрытый паутиной трещин экран. Никаких надписей, фирменных знаков или пиктограмм нет и в помине. Выходы для зарядки или наушников отсутствуют, вообще нет никаких разъемов или мест соединения деталей корпуса. Единственная кнопка находиться сбоку, на нажатие не реагирует. Такой вот "чемодан без ручки".

"Откуда это могло у меня взяться"? - Задумался Илья. И тут же вспомнил странного старика на остановке, из-за которого все и случилось. Что-то похожее на это устройство у деда было в руках. Предположим, когда его сбило машиной, телефон вылетел из рук старика и...оказался рядом со мной? А врачи скорой в спешке решили, что он мой и положили к моим вещам? Маловероятно... Но не невозможно. Впрочем, какая разница? Аппарат битый и восстановлению не подлежит, разве что можно достать из него симку и установить личность старика, если понадобиться. Но об этом будет время поговорить потом. Все-таки авария серьёзная, должно вестись расследование, которое мимо него никак не пройдет. Лучше отдать "айфон" полиции, пусть разбираются.


Но первым к нему пришли не из "органов". На следующее утро после обхода к Илье заглянул толстенький румяный человек лет тридцати в отглаженном белом халате поверх делового костюма.

- Илья Сергеевич? - Обведя палату быстрым взглядом, он тут же сориентировался и подошел к кровати парня.

- Это я, - согласился Илья. - А вы кто?

- Не суть важно, - слегка улыбнулся посетитель. - Скажем так, меня попросили согласовать с вами кое-какие вопросы. Вы ведь не один пострадали в аварии? - Присел на краешек койки визитер.

- Конечно, - кивнул парень. - Был еще старик в странной одежде и пожилая женщина. Я видел, как они попали под машину.

- Вы их знали?

- Нет, видел в первый раз. А что с ними?

- К сожалению, оба погибли. Хорошо, что вы остались живы Илья Сергеевич. Произошел ужасный несчастный случай, роковое стечение обстоятельств.

- Стечение обстоятельств? Подождите, но в аварии явно виноват водитель. Скорость машины была превышена как минимум раза в два. Старик шел по пешеходному переходу. Если бы автомобиль ехал медленнее и водитель не нарушал правила, ничего бы не случилось.

- Вы это точно видели?

- Конечно.

- Видимо, на вас сказываются последствия аварии Илья Сергеевич. У вас было сотрясение мозга, а это не шутка. Дело обстояло немного не так. Неизвестный пожилой человек из каких-то своих побуждений неожиданно прыгнул под проезжавший автомобиль. Скорее всего, это был суицидник. Автомобиль ехал медленно, но из-за столкновения потерял управление на мокрой дороге и налетел на гражданку Сидорову. Это та самая пожилая женщина. А потом случайно задел вас. Я же говорю, стечение обстоятельств.

- Что? Нет же... - Только тут до Ильи, как до жирафа дошло, кто перед ним сидит. - А кто был за рулем внедорожника? И все же, кто вы такой?

- Вам это знать зачем? Вот, посмотрите, - толстячок вытащил из кармана тоненькую пачку тысячных купюр и положил ее Илье в ящик тумбочки. - Берите, пригодится. Санитарке заплатить, чтобы от пролежней мыла. Массажиста для конечностей нанять на первое время. Матери денег дать, пусть нормальной еды купит, фруктов каких-нибудь. Потом подкинем еще деньжат. Не очень много, но подкинем. Коляску при выписке вам, Илья Сергеевич, хорошую купят, с моторчиком...

- Ты что несешь, гнида! - Возмутился лежавший рядом Семен, слышавший весь разговор. - Искалечили парня и теперь вот так, задешево покупаете?! За коляску?! При всех? Хоть бы людей постеснялся.

- Тебя что ли? - Холодно спросил соседа Ильи визитер. - А кто ты такой чтобы тебя стесняться? Достойные люди в таких палатах не лежат, - показал он пальцем на облупившуюся на стене штукатурку. - Короче, давайте к делу, - обернулся он к Илье. - Как все случилось на самом деле, вы услышали. Думаю, теперь вы расскажете следователю правду. Ну, а мы поможем, чем сможем.

- А если нет? - Сузив глаза, спросил Илья.

- А если нет, решат все без тебя, - подпустил металла в голос толстячок. - Подумаешь проблема - один головой стукнутый. Договоримся через других людей и по-другому. Но хотелось по хорошему: и увечному помочь и дело сделать. Ладно, засиделся я у вас. Всего хорошего.

- Вот же тридварас! - Бросил в спину уходящему со своей кровати Дмитрий. Спина на это никак не отреагировала.


Полицейский пришел после обеда. Молодой, в гражданской одежде - легкой куртке-ветровке поверх футболки и синих джинсах, он ткнул Илье в лицо развернутое удостоверение, из которого следовало, что перед ним сейчас находится лейтенант полиции Артем Тарасович Колоненко. Дежурно спросил Илью о самочувствии и тут же начал расспрашивать парня про детали аварии. Делал он это равнодушно, без особого интереса, как человек отбывающий повинность.

- А кто был за рулем машины, которая меня сбила? - Решил все же выяснить интересовавший его вопрос парень.

- Тайна следствия, - важно ответил полицейский.

- Мне-то можно знать. Я же пострадавший.

- Все узнаете в свое время. Так вы утверждаете, что наезд был совершен автомобилем на большой скорости на переходящего пешеходный переход человека?

- Именно так, товарищ лейтенант.

- Погибший вам точно не знаком?



- Нет, но... - Илья вспомнил про битый телефон старика и потянулся к тумбочке. Вытащил аппарат и удивленно уставился на экран.

Трещин на "айфоне" стало значительно меньше. А те, которые остались, как-то потускнели, словно стали тоньше. Что за ерунда? Такое ощущение, что телефон восстанавливал сам себя изнутри.

- А может быть, погибший сам бросился под автомобиль? Вы точно уверены, что он не пытался этого сделать?

Илья еще раз посмотрел на полицейского. Какие знакомые заходы...Случайность? Ни хрена, не бывает таких случайностей. Потом глянул на телефон в своей руке. Отдать столь необычный девайс этому офицеру? Ага, сейчас...

- Вот, телефон мой разбили, - как можно более печальным тоном сказал парень и, положив аппарат на место, закрыл рукой тумбочку. - Нет, я утверждаю, что старик не прыгал под машину. Он просто переходил дорогу по пешеходному переходу, где и был сбит. Так и запишите в протоколе.

- Однако, он был странно одет, возможно, психически болен. Вот и бросился под колеса... Вспомните как следует, Илья Сергеевич.

- Я помню все очень хорошо. Да, выглядел старик...необычно. Он был странно одет и странно себя вел, вы правы. Но под машину он точно не бросался. На него наехали. А потом задавили женщину и меня.

- Что же, все понятно, Илья Сергеевич, - вздохнул полицейский. - Распишитесь вот здесь - с моих слов записано верно. Возьмите мою визитку - если вы вспомните новые подробности, то обязательно позвоните. Вы же могли что-то напутать, в вашем-то состоянии. До свиданья.

- До свидания.


Илья устало откинулся на кровать. Его переполняла злость, мешавшая думать рационально. Какая-то часть разума говорила, что он поступил глупо. Справедливость - это хорошо, торжество правды тоже. Но какой во всем этом смысл? Утренний визитер и полицейский явно работают согласовано. Наверняка за рулем внедорожника был чей-то высокопоставленный сынок или дочка. А может еще кто-то из "хозяев жизни". Теперь за ним подчищают следы, обставляя все как несчастный случай. Да, это несправедливо. Но он-то знает, где живет... Кому он поможет, отстаивая правду? Погибшему деду или пожилой женщине? Нет, он им не поможет. Себе? Точно нет, скорее навредит. Есть ли шансы добиться справедливости? Совершенно никаких. Решить вопрос с показаниями инвалида не проблема. Тогда зачем он так поступает? А потому что злой. Пусть мне будет хуже, но под вас я не прогнусь и точка. Плевал я на вас и делайте что хотите.

Парень вновь достал странный "айфон" и еще раз рассмотрел его детально. Правильно все-таки он его не отдал полицейскому. Очень, очень интересная вещица. Трещины на экране уменьшились, это совершенно точно. Кнопка по-прежнему не работает. Разобрать его не представляется возможным - ни единой зацепочки, чтобы открыть корпус, не бить же его об кровать. Ладно, подождем немного, посмотрим на изменения в динамике. Чего у него теперь полно, так это времени...


К вечеру "айфон" был почти как новенький, только угадывались следы от сколов по углам экрана. Илья дивился на подобное чудо молча. О таинственном приборе он решил не говорить даже соседям. Семен с Димой вроде нормальные мужики, проникшиеся к нему сочувствием, но лишнего им знать не следует. Теперь это была его собственная тайна, ему с ней и разбираться.

Ночь парень провел весь издергавшись, но за телефоном в тумбочку не лез, чтобы не выглядеть совсем уж подозрительно. В общей палате от чужих взглядов не скроешься. И лишь на рассвете, когда в комнате стало достаточно светло, а соседи крепко спали в своих постелях, он осторожно вытащил девайс. Вот это да! Прибор был совершенно целый, как будто только что вынут из приобретенной в магазине фирменной коробочки. Никаких следов повреждений.

Рука Ильи сама потянулась к единственной кнопке и тут же замерла. Да, "айфон" восстановился. Ну и что? Что если он и сейчас не включится? Так и будет валяться в его тумбочке как сувенир? Парня переполняло странное чувство надежды непонятно на что и страха перед разочарованием. Наконец, он собрался и решительно ткнул пальцем в кнопку.


Ничего не произошло. Аппарат продолжал оставаться темным и безмолвным. Подавив вздох разочарования, Илья положил его на кровать рядом с собой. И лишь тогда экран начал мягко светиться изнутри...

Илья осторожно взял прибор в руки, вглядываясь в слабое свечение. Экран стал полностью оранжевым, потом начал потихоньку менять цвет с оранжевого на желтый, на нем появились небольшие зеленые цифры. Один, два, пятнадцать, тридцать пять...Илья решил, что это проценты готовности при загрузке. Сейчас, наверное, потребуется пин-код вводить. Или ему повезет, и он сразу получит доступ ко всей операционной системе? Блин, почему он никогда не интересовался подобными устройствами, всю жизнь обходясь дешевыми моделями из серии "мне только позвонить"? Не в деньгах же дело, просто не хотелось. Характер такой, консервативный, что-ли.

Когда цифры дошли до ста, никакого кода телефон не потребовал. Просто на нем появилась надпись на русском языке: "Вас вызывают из центра В-3. Ответить, отклонить"?


Палец уверенно коснулся слова "ответить" на сенсорном экране. Чего уж теперь-то? Надо идти до конца. Илья поднес телефон к уху и шепотом произнес "слушаю вас".

- А вы кто? - По-русски произнес мужской голос в трубке. - Где Марк Шерлокович? - В голосе чувствовался сильный акцент, но слова были вполне узнаваемы.

- Марк Шерлокович, это старик в тоге? Ну, в такой странной одежде, - уточнил Илья.

- Старик? Как вы говорите...в тоге? - Озадачился собеседник. На некоторое время голос замолчал. - Возможно. А что с ним произошло? - Явно волнуясь, спросил мужчина.

- Он позавчера погиб. Машина сбила. Телефон у меня оказался случайно. Вы, наверное, его родственник?

Снова наступила долгая тишина, секунд на пятнадцать, не меньше. А затем таинственный собеседник начал давать указания в приказном тоне.

- Пожалуйста, сделайте то, что я вам скажу. Насколько я вижу, вы в помещении. Поднимите спекомт повыше и проведите им несколько раз вокруг себя, чтобы зафиксировать параметры внешней среды и текущие координаты. Лучше всего пройдитесь с ним по комнате. После этого не выключайте прибор и держите его голой рукой, мы должны снять с него ранее накопленные данные, вместе с вашей биометрикой и провести их анализ. В течение получаса мы обязательно позвоним вам снова. Это возможно?

- Возможно, - удивляясь сам себе, ответил Илья. - Но пройтись по палате я при всем желании не смогу - ноги парализованы. И еще: через полчаса нас могут услышать мои соседи по больнице. Они пока спят.

- Понятно, вы в медицинском центре. Информация принята. Сделайте что сможете. Соседи вас не услышат, мы включим защищенную связь. Когда придет вызов, просто держите в одной руке спекомт, а другой коснитесь уха, чтобы замкнуть контакт и разговаривайте беззвучно. Помогите нам.

- С чего вдруг я буду вам помогать?

- В смысле? - Голос в трубке аж растерялся.

- Зачем мне вам помогать?

- Но вы же хороший человек. Помогите другим людям.

- Что? - Удивился Илья.

- Люди всегда помогают людям. У нас так... А, извините.... Спасибо за понимание. Отключаюсь на сбор и обработку данных.

Слова "Центр В-3 на связи" исчезли с экрана. Взамен них не появилось ничего, остался лишь простой оранжево-желтый фон без иконок и надписей. Похоже, использовать самому таинственный "айфон" или как его назвал неведомый собеседник "спекомт", так просто не получится.


"А не дурак ли я"? - Подумал Илья, присев на кровати и водя вокруг чудным девайсом, точь-в-точь как дед, когда переходил дорогу. "На что я подписываюсь и что все это значит? Снять биометрику и координаты? Может меня спецслужбы используют"?

В голове сама собой возникла картинка из интернет-ролика. Вот ползет по улице машинка, которую снимают в черно-белом диапазоне откуда-то сверху. Взрыв, засветка во весь объектив, запись прекращается. Ликвидация очередного врага демократии завершена. Говорят, там ракеты по мобильникам наводили. Технология далеко не новая.

"Ага и сейчас с подводной лодки в меня "томагавк" направят. Прямо в форточку. Самому не смешно? Кому ты нужен парень? В таком состоянии - считай никому, "томагавки" на тебя еще тратить. Да и какие могут быть секреты в обычной больнице? Нет, не пиндосы это. И не китайцы с прочими японцами и Моссадом заодно. Тем более отметаем всякие группировки. Не похоже это на иностранцев. Инопланетяне? Ну-ну, конечно же, это рептилоиды, кто же еще? Так, Илюха, хватит думать всякую ерунду. Лучше подумай, чем тебе показался странным его акцент..."

Илья понял, что его смущало в голосе собеседника. Акцент был не как у иностранца. Неведомый мужчина говорил по-русски уверенно и быстро, как на родном с рождения языке. Просто в Вологде окают, в Краснодаре вместо звонкого "г", говорят глухое "гхэ", в Сибири своя языковая специфика. Вот и этот мужчина тоже говорил с особенностями. Только этих "особенностей" было очень много, как будто он вырос в иной России, чем Илья.

"Ладно, посмотрим, что будет дальше", - решил парень. "Что я собственно теряю? Ровно ничего. Продолжим контакт".


Вызов пришел минут через сорок. Спекомт в руке слегка завибрировал и Илья, увидев на экране знакомую надпись, о том что "центр В-3" опять в эфире, прикоснулся левой рукой к мочке уха, спрятав прибор под одеялом. Все по инструкции. Голос собеседника зазвучал четко и разборчиво, словно в стереонаушниках.

- Илья Сергеевич, благодарим вас за сотрудничество. Вы хороший человек и мы вам выражаем нашу самую сердечную признательность и благорасположение.

- Представьтесь уже, - перебил мужчину парень. - Раз уж вы про меня все знаете, то и я должен понимать с кем разговариваю.

- Митрофан Велярович Морозов, - послушно представился собеседник. - Можно просто Митро. Старший специалист центра спасения и связи В-3. Но, боюсь, вам это ни о чем не говорит.

- Пока нет. Но вы попробуйте объяснить.

- Я попробую. Но со всеми деталями это займет долгое время, а энергия спекомта не бесконечна. Пожалуйста, поверьте, вы сейчас не просто говорите по телефону с другим человеком. Спекомт вообще не радиотелефон в вашем понимании. Вы разговариваете с человеком, который находиться в другом времени и в другом мире.

Теперь настало время взять паузу Илье. То ли его дурят, то ли... Как вообще к такому заявлению относится?

- Илья? Не прерывайте контакт, нам надо многое обговорить, - продолжал тем временем собеседник. - У нас есть к вам предложение...

- Откуда вы меня знаете?

- Спекомт перебросил нам архив данных, накопленных с момента последнего включения, а мы его обработали. Так нам стало ясно, в каком мире и в какой эпохе находится прибор. Мы увидели как погиб Марк Шерлокович и как вы попали в эту историю. Затем мы сняли вашу биометрику и подключились к существующей у вас глобальной сети. После этого идентифицировали вас в государственных базах данных и проанализировали вашу сетевую активность. Полученный результат признан условно положительным.

- Кто был за рулем сбившей Марка Шерлоковича и меня машины?

- Сейчас, секунду, отправлю запрос. Ага, водитель Манхат Барксаев, двадцати лет. Сын владельца сети строительных магазинов "шурупчик" и мебельных магазинов "Уютень".

- Все ясно. А скажите...

- Илья, мы не о том говорим. Если хотите, я настрою интернет с анонимным доступом к любым базам на спекомт, не проблема, развлекайтесь. Выслушайте меня сейчас, время дорого.

- Хорошо, слушаю.

- Вы серьезно пострадали в аварии. Предварительная диагностика неутешительна, кроме того мы посмотрели медицинские записи в вашей истории болезни. Боюсь в этой эпохе вам суждено остаться инвалидом. Но мы можем помочь в обмен на услугу.

- Правда?! Вы можете меня вылечить!? - Илья почувствовал, как учащенно забилось его сердце. Внезапная надежда на чудо была столь сильна, что у него перехватило спазмом горло. - Не врете? - Задрожавшим голосом произнес парень. - Стоп... Что вы хотите, чтобы я сначала для вас сделал?

"Наверное, и тут разводка, даже не надейся", - сам себя осадил Илья. "Все друг друга используют. Сначала от тебя потребуют чего-нибудь из ряда вон, а потом соскочат. Но все же интересно, что им надо".

- Нам нужна ваша помощь, - согласился с ним Митро. - Но мы уверены, что вы хороший человек. Поэтому от вас нужно лишь обещание помочь. Затем мы немедленно начнем лечение и будем надеяться, что после выздоровления вы о нас не забудете.

- Это не криминал? - Спросил Илья и тут же прикусил язык. "А даже если и так. Что, оставаться безногим инвалидом лучше"?

- Ваших законов наша просьба не нарушит. Дело вообще не касается вашего мира.

- Я согласен. Обещаю после выздоровления помочь.

- Твое обещание услышано и принято. Спасибо, - повеселевшим голосом ответил далекий собеседник. - Илья, спекомт, который ты держишь в руке, это универсальный прибор разведчика, исследователя и спасателя. Последняя модель, которая может быть использована в том числе и как аптечка. В нем есть колония медицинских нанороботов, - перешел на "ты" Митро. - Когда будешь готов, прислони его к своей обнаженной коже и трижды нажми на кнопку, чтобы сделать укол. Все твои биометрические данные уже введены, тебе останется только ждать и как можно больше кушать, организму потребуется энергия. Примерно через сутки ты поднимешься на ноги, через двое сможешь нормально ходить. К сожалению, сделать это можно будет только один раз, второй медкапсулы в приборе нет.

- А потом? Что мне сделать для вас?

- Когда полностью выздоровеешь и будешь готов, то подойди к любой двери. Абсолютно любой. Конечно, будет лучше всего, если тебя при этом никто не увидит. Коснись ее спекомптом, затем своей рукой, скажи "дверь в счастье" и входи. На той стороне тебя будет ждать наш мир.

- Дверь в счастье? Прямо так и сказать? Хорошо, запомнил, а дальше что?

- Если все пойдет как надо, то ничего сложного. Счастье - это город на Земле, в котором расположен межцентр А. В нашем времени и мире, конечно. Тебе необходимо добраться до здания межцентра в городе, активировать с помощью спекомпта управляющий межцентром интеллект и дать ему команду на открывание врат типа В. Дальше мы войдем туда из порталов сами и сделаем все остальное.

- И это все?

- Да. Теперь слушай внимательно, я попытаюсь предельно коротко обрисовать тебе общую ситуацию. В нашем мире и времени человечество расселилось примерно по двум десяткам миров. Так уж получилось, что космическая экспансия за пределы солнечной системы мало что дала. Затраты были огромны, а толку, кроме удовлетворения научного любопытства - чуть. Очень уж космос оказался огромным и негостеприимным к человеку. Но во время исследований были обнаружены сотни потенциально пригодных для освоения и жизни планет, физически добраться до которых мы все равно не могли. На какое-то время экспансия людей уперлась в тупик. Так продолжалось до тех пор, пока не дали практические плоды работы по пространственным порталам и телепортации.

Затем нам удалось освоить чуть больше двух десятков новых миров, которые, естественно, были плотно связаны с Землей сетью порталов. Постепенно основные производственные и научные объекты оказались выведены с Земли. Общим решением Союза материнская планета была оставлена для людей как курорт, музей и детский сад с образовательным центром одновременно.

- Детский сад?

- Ну не совсем, я просто ищу подходящие аналогии в вашей эпохе. Но в целом да. Мы немного другие Илья, чем вы. Наверное, ты сочтешь нас более инфантильными... У меня сейчас нет времени описывать организационный строй, идеалы и принципы Человеческого Союза. Если вкратце - мы хотим добра, любви и гармонии между людьми. Идеал, конечно, не достижим, но мы хотя бы пытаемся стать лучше... В свое время была предложена прекрасная идея - пусть наши дети в прекрасную пору юношества от четырнадцати до двадцати двух лет воспитываются под надзором лучших педагогов среди садов Земли, вдали от тревог, забот и тяжелых проблем остального человечества. Получают там образование, укрепляются в идеалах, созревают как гармоничные личности. А уже потом работают на всеобщее благо на других человеческих мирах, столкнувшись с реальной жизнью. Но год назад случилась беда - все порталы с Землей схлопнулись. Там что-то произошло, а наши попытки пробить домой портал извне провалились. Тогда мы попытались попасть на Землю окольными путями, в том числе через прошлое. Видишь ли, порталы на Землю со смещением во времени иногда открываются, но наша ли это Земля в прошлом или параллельный мир, сказать сложно. Один из таких исследователей погиб и его спекомт оказался у тебя. У нас есть все основания считать, что из твоей эпохи наконец-то откроется прямой портал на нашу Землю. Возможно, все что от тебя потребуется, это попросить первого прохожего показать тебе дорогу к межцентру А и через час-другой твоя задача будет выполнена. Может быть, возникнут трудности, мы не знаем, что сейчас происходит на Земле. Карту Счастья и изображение межцентра мы тебе перебросим.



- А может меня закинет не пойми куда? Как вашего Марка Шерлоковича к нам?

- Не может. Расчеты в этот раз точны.

- Ага, допустим, - скептически произнес парень. - Обратно хотя бы вернете?

- Обязательно вернем, не сомневайся. Захочешь богатую награду - получишь. Да, еще одна просьба Илья - никаких контактов с вашими властями. Поверь мне, ничего хорошего из этого не выйдет. Мы знаем ваше время, ситуацию и знаем, чем все в итоге закончилось...

- Могли бы и не говорить, это понятно. Я не настолько глуп, чтобы питать насчет них какие-то иллюзии. Еще вопрос - у вас там оружие есть? Мне пришлось отслужить год в армии...

- Есть. Современное оружие и средства защиты двойного назначения есть у инспекторов контроля и защиты Земли. На момент катастрофы их было на Земле около двух сотен человек. Но вряд ли ты им воспользуешься - оружия мало и оно все очень индивидуальное. В руках чужого человека работать не будет. Впрочем, ты прав, на самый, повторяю, самый крайний случай запоминай. Код сто семь тридцать два, красная дверь подвала межцентра, ключ - сначала спекомт, затем твой отпечаток пальца и отпечатки пальцев еще минимум четырех свободных и дееспособных граждан, подтверждающих твое право на силу и чистоту намерений. Там есть резервный арсенал оружия, свободного от хозяина. Имей в виду - после привязки к тебе никто другой им не завладеет, у боевого оружия процедуры передачи от хозяина к хозяину не существует.

- Хорошо, тогда еще такой вопрос...

- Извини, Илья, некогда. Поддержание канала для разговора требует большой энергии, мы так разрядим твой спекомт, его не хватит на прыжок. Пожалуйста, помоги нам вернуть наших детей, мы потеряли на Земле целое поколение. Надеемся на тебя. Но знай - если ты не сможешь восстановить порталы, мы будем продолжать попытки добраться до Земли сами. Ты теперь наш, будем спасать и тебя тоже. Удачи!


Голос умолк и наступила тишина, которую прерывало лишь дыхание спящих соседей. Илья заглянул под одеяло - экран прибора из будущего светился теплым оранжевым светом, никаких надписей на нем не было. Правда, в его нижнем углу теперь притаились два квадратика - синий и зеленый.

Парень тронул пальцем синий, и перед ним тотчас развернулось меню его собственного сгинувшего телефона. Зеленый квадратик внизу экрана остался неизменным, прямо под виртуальной клавиатурой старой "нокии". Илья проверил записную книжку - все контакты на месте, даже SMS-ки заботливо сохранены. Только теперь все на сенсорном экране. Ткнул с любопытством пальцем в зеленый значок и во весь экран тут же выскочил популярный интернет-браузер. Видимо тот самый, с анонимным доступом ко всем базам. Парень загрузил для проверки несколько страниц - все работает, скорость соединения бесподобна. Да уж, его "работодатели" люди серьезные - сказали и сделали, даже больше чем обещали. Приятно иметь дело. Ладно, это все баловство. Давайте подумаем об главном. Хотя чего там думать...

Илья знал, чего он на самом деле боится и из-за чего третий день отказывается от еды. Ладно, пластиковая утка, - к ней можно привыкнуть он может сам себя обслужить. Но что делать, когда придет время облегчаться всерьез? Звать на помощь незнакомую санитарку? Да легче сдохнуть, чем пережить эту процедуру на глазах у всех. Слишком стыдно и плохо. Так что вперед, хватит тянуть резину. Он готов.

Левая рука сверху до локтя была чиста, бинты после перевязки закрывали порезы и содранную во время аварии кожу сантиметров на пять ниже сустава. Самое то. Парень прислонил "айфон" к предплечью, вдавив его в руку посильнее, и трижды нажал кнопку. Сработает?

Укол был болезненным, но Илью это только обрадовало. Он терпеливо держал прибор в том же положении пару минут, пока не решил, что дело сделано. Посмотрел на небольшую, сразу же зарубцевавшуюся ранку и улыбнулся сам себе. Поехали, как говорил Гагарин...


- Что-то ты слишком веселый, - спросил его после завтрака и обхода Семен. - Улыбаешься с утра не переставая, завтрак весь умял. Завидую твоему оптимизму.

- А смысл грустить? - Илью переполняла энергия и терзал здоровый голод. - Живой и ладно. Семен, ты ходячий. Больница большая, на территории наверняка есть какой-нибудь буфет. Купи еды, а? Колбаски, пирожков, хлеба - да чего угодно! Возьми несколько тысяч из тех что "решала" вчера приносил, погуляем.

- Ты точно в норме? Не нравятся мне перепады в твоем настроении. Вчера чуть ли не вешаться собирался, а сегодня скачешь как сайгак. Ой, извини, ляпнул не подумав...

- Фигня, Семен. То было вчера, а сегодня у нас новая жизнь. - Илью переполняло счастье. Он впервые почувствовал, как у него зачесались ноги, которые до этого волочились словно два бревна.

- Лучше я своей Тане позвоню, она все равно меня сегодня навещать собиралась. Пусть закупит вкусного и разного и приходит пораньше. А то действительно, скучно лежим. Мы травматология, нам диеты ни к чему. Дима, ты с нами?

- Естественно, - отозвался бывший пограничник. - Грех отказываться от чистосердечной халявы.

Максим Петрович по обыкновению промолчал.


Ел Илья как не в себя. Палка копченой колбасы, батон, пачка масла, пирожки с картошкой и яйцом, конфеты и два литра сладкой газировки исчезли в его животе еще до полудня. Затем в палату принесли больничный обед, который тоже был съеден подчистую. Голод чуть поутих, но полностью не прошел. А к вечеру от сумки гостинцев, которую принесла стройная женщина лет тридцати, которую Семен называл "моя Танюха", ничего не осталось. Илье было неудобно перед соседями, которым досталось меньше вкусностей, но не есть он не мог. Организм требовал.

После ужина ноги начали сгибаться в коленях. Илья чувствовал это, несмотря на гипс. Зашевелились пальцы на ногах. Весь день сильно чесалось тело под бинтами, но к вечеру зуд спал до умеренного.

А ночью, когда все уснули, Илья решился на проверку, несмотря на то, что до конца суток с момента укола оставалось еще часов пять. Очень уж его приперло. Осторожно опустил загипсованные ноги вниз с кровати и поднялся на них, держась за высокую железную спинку кровати. Ноги дрожали, но стоять было можно, хотя равновесие держалось с трудом. Ничего, мы сейчас пойдем аккуратненько, держась за стеночку и к выходу... Туалет недалеко по коридору, он узнавал.


Все прошло как надо. Когда Илья добрался обратно в палату, ноги изрядно побаливали, но крепости в них только прибавилось и лишь негнущиеся из-за гипса колени причиняли сильное неудобство. Но это ненадолго. В медицину будущего парень теперь верил безоговорочно.

В самом благостном настроении он стал осторожно укладываться на кровать и вдруг увидел в полутьме, что сосед, приподнявшись на локте, смотрит со своей койки прямо на него.

- Илья, ты что, выходил из палаты? Сам? - Спросил он странным голосом.

- Как видишь, - глупо было отрицать очевидное.

- Но ты же не можешь встать на ноги.

- Значит могу. Ошиблась медицина.

- Подожди. Что значит ошиблась? Ты же только что после операции, поступил в больницу с переломами ног. Я сам слышал, как ты с доктором разговаривал. Ладно, врач неверно поставил диагноз насчет паралича. Но на сломанные ноги люди на третий день после операции не встают. Физически не могут, я то знаю... Выходит, ты врешь? Или вы с доктором врете? Да не, ерунда, все было всерьез, я все видел своими глазами, с того момента как тебя привезли к нам. Так не играют.

- Значит, произошло чудо, - пожал плечами Илья. - Как-то так.

- А ты святой, чтобы с тобой чудеса происходили? Или хотя бы много молился?

- Нет.

Сосед по палате на некоторое время замолчал. Но потом все же не удержался от вопроса. - Что теперь делать будешь Илья? Скоро выпишешься?

- Не знаю, Семен, - покачал в темноте головой парень. Но долго я у вас не задержусь, это точно. Дела есть.

- Не хочешь мне рассказать, что случилось? По секрету?

- Это не моя тайна. Поверь.

- А меня вылечить сможешь?

- Не смогу.

- Тогда давай спать. Посмотрим на тебя утром, таинственный юноша. Тогда и поговорим, если захочешь.


На следующий день Илья почувствовал себя совсем хорошо. На обходе он, конечно, соврал, что по-прежнему не чувствует ног и ощущает слабость, но изменившееся самочувствие пациента от внимания доктора не укрылось.

- Держишься молодцом молодой человек, приятно видеть, - отметил Антон Борисович. - Я вижу, у тебя прямо лицо посвежело, даже румянец появился. Глаза блестят, улыбаешься. Так держать, больной. Завтра после обеда свозим тебя на компьютерную томографию, я договорился. Так что будь готов.

"Попал...", - только и подумал Илья. "А ведь действительно, долго валять дурака в больнице не получится. Будет еще рентген, перевязки. Заметят, что кости срослись... Я же по ощущениям почти здоров. И что делать? Говорить о свершившемся чуде выздоровления, как Семену? Нет, мне всеобщее внимание ни к чему. Валить отсюда надо. Тем более за мной должок".


После этого мысли Ильи приняли более практическое направление. Валить? Вот прямо так в пижаме, бинтах и гипсе? Допустим, а куда? Дома найдут. Позвонят из больницы в полицию и все равно придется объясняться по поводу аварии перед полицейскими или "решалой". Отсидеться где-нибудь он не может, да и не хочет - никаких навыков жизни на нелегальном положении у него нет. Дать сначала показания в полиции, которые от него хотят, тем более что это уже не столь важно? Совесть заест, да и все равно он засветится со своим побегом и чудесным выздоровлением, а значит, могут обратить внимание и на спекомт. Нет уж, надо уходить тихо. Уходить в Счастье прямо сейчас, не откладывая дело в долгий ящик. А то потом решимости не хватит.

Парень скосил глаза на лежащего рядом и читающего как всегда книжку Семена. Отметил про себя, что сосед его доктору не сдал. С расспросами не лезет, на вид мужик надежный. Почему бы и не попросить хорошего человека о помощи? Его попросили "хорошие люди", он тоже попросит. Хорошие люди должны помогать друг другу.


Когда после обеда Дима задремал, Илья шепотом позвал соседа.

- Семен, разговор есть. Только говори тихо, чтобы наш пенсионер не услышал.

- Давай поговорим, - с готовностью повернулся к нему бывший повар. - Как здоровье, как ноги?

- Честно говоря, я думаю, что почти здоров. Точно проверить не могу, гипс не позволяет. Слушай, ты сможешь сегодня позвать Таню? Мне к завтрашнему утру кое-что нужно купить.

- Что именно?

- Садовый секатор или кусачки, чтобы гипс резать. Ножницы. Хороший стальной нож и отдельно мультитул. Зажигалку, фонарик с батарейками, охотничьи спички, камуфляж летний, городской. Берцы. Да, еще пуховик, наверное, и теплые штаны на всякий случай с зимними ботинками, - до Ильи дошло, что он не уточнил какое сейчас в городе Счастье стоит время года. - Флягу с водой, лекарств каких-нибудь, еды на пару дней вроде тушенки, котелок армейский. Все, пожалуй. Больше ничего в голову не приходит.

- Ты до канадской границы топать собрался? Палатку со спальником не забыл?

- Не забыл, но думаю что это перебор. До какой границы топать, я пока сам не знаю. Так поможешь?

- Ты думаешь, такую охапку вещей так просто в передаче больному в больницу занести? Нет уж парень, раз начал разговор, рассказывай. Рассказывай все, а я подумаю.

- Ладно, - вздохнул Илья. Он и не надеялся, что обойдется без откровенного разговора. На этот случай уже была приготовлена правдоподобная версия случившегося.


- Вот прямо так они тебе и сказали? - Недоверчиво покачал головой сосед, когда Илья закончил свой рассказ. - Перенесут тебя прямо из больницы в будущее, где ты сможешь им помочь? Может быть, ты в самом деле чересчур сильно головой стукнулся?

Илья, ты знаешь, что разговаривать с голосами в голове - это откровенная шизофрения?

- Знаю, - согласился парень. - Если бы дело ограничилось одними голосами, я бы первый побежал сдаваться психиатру. Но есть одно "но", - они обещали меня вылечить за два дня и они это сделали. Я здоров. Уверен, что под моими бинтами чистая кожа, а если снять гипс, я пойду на своих ногах.

- Ночью ты держался на них не очень-то уверено.

- То было ночью. Сейчас мне еще лучше. Семен, в конце концов, что мы теряем? Вещи все нужные, не пропадут. Денег от "решалы" у меня должно хватить. Твоя Таня купит все необходимое и я попытаюсь уйти в "другой мир". Можно попробовать прямо на твоих глазах, - Илья решил плюнуть на одну из рекомендаций Митрофана Веляровича. - Получится - значит получится. Нет - вместе надо мной посмеемся. Но раз меня вылечили, я должен хотя бы попытаться, хотя бы из благодарности. Помоги, а?

На самом деле, несмотря на собственное исцеление, парню самому не верилось, что через простую дверь откроется таинственный портал. Очень уж это дико звучало.

- Ладно, - махнул рукой Семен. - Говори размеры. Камуфляж и зимний прикид мы тебе купим. Остальное у меня и так есть. Лекарства, походное снаряжение, ножи - все в наличии. Вместо тушенки будет тебе пара армейских ИРПов.

- Откуда такое богатство у учителя истории? - Удивился Илья. - Ты заядлый турист что ли?

- Не, обычный учитель. Был. Только историю детям я преподавал в школе города Донецк. Поэтому во время известных событий мне пришлось свой взгляд на историю уже не преподавать, а отстаивать. Довелось поучаствовать в жарких дискуссиях с оппонентами в полях и "зеленке". Но то дело прошлое. Давай так - моя Таня подруга боевая. К больнице подобраться легко, окна коридора нашего третьего этажа открываются без проблем, сам видел, как к ним тайком курильщики по ночам бегают. Дежурная сестра ночью то дрыхнет, то чай со спиртом в подсобке на втором пьет, вместе с подругой. Если ты действительно здоров, то мы из палаты выйдем без проблем и затащим наверх принесенный Танюхой рюкзак с вещами. С ним ты спокойно уйдешь в свой "параллельный мир". Или не уйдешь, в чем я более чем уверен. Тогда вернем вещи обратно и поговорим еще раз. Как тебе план?

- Пойдет, - кивнул Илья.

- Вот и замечательно.


В тот день Илья достал спекомт лишь вечером, когда до времени предполагаемого побега из больницы оставалось несколько часов. Необходимо было сделать последние приготовления, ради которых пришлось плюнуть на предосторожность. Он включил прибор, вызвал меню своего телефона и набрал знакомый номер.

- Привет мам.

- Привет сына. Ты дома? Чего не звонил? Я уже возвращаюсь от Светы. Тебе купила новую куртку, бежевую такую...

- Извини мам, тут сеть плохая, все время пропадает. Поэтому говорю быстро. Мне надо в срочную командировку съездить, с работы посылают. Некому больше, нашли, блин, крайнего... Так что меня несколько дней дома не будет, когда вернусь, позвоню. Да, если будут звонить из больницы, ты им скажи, что к ним после аварии попал другой Илья, который на меня похож и при этом мой однофамилец. Я с этим делом уже разобрался. У меня все хорошо, просто дурацкая неразбериха произошла.

- Сынок, какая-такая командировка!?

- Мам связь плохая. Потом расскажу. Все, целую, пока.

Илья, сжав зубы, решительно нажал кнопку выключения прибора. Теперь действительно все. Если он вернется, то перезвонит и все объяснит. Но уж лучше так. Не стоит матери узнавать от чужих людей про то, что ее сын стал полупарализованным инвалидом, пропавшим без вести в больнице. Будем надеяться, что все будет хорошо. Осталось только попробовать влезть в базы данных и стереть там все, что написано про его участие в аварии. Хакером Илья не был, но считал, что со спекомтом у него все получится. Удивительно толковый прибор - только набери в поисковике, чего душа желает, а уж он постарается помочь и совет подаст.


- Вот это да! - Не удержался от удивленного возгласа Семен, когда в туалете они разрезали гипс на ногах парня и сняли бинты. - Блин, у тебя еле заметные шрамы и больше ничего! Даже царапины заживают дольше. В самом деле чудеса...

- Я же говорю, выздоровел полностью, - Илья спешно натягивал камуфляжную куртку и штаны.

- Все равно мне не верится, что ты сейчас исчезнешь. Но возьми на всякий случай мой телефон, - протянул Илье бумажку сосед. - Вернешься - позвони, расскажешь как оно там, в будущем. Говоришь, в параллельном мире люди хорошие?

- А хрен его знает... Мне показалось что да. Вылечили, разговаривали вежливо, объясняли, что хотят добра, просили помочь. Но это ничего не значит, всего лишь слова. Сам понимаешь.

- Понимаю, - задумался Семен. - Понимаю. Вот что, Илья. Если все окажется так, как ты говоришь, и мы вдруг еще пересечемся, то возьми меня в дело.

- В смысле? Какое дело? Я им должен в чем-то помочь и все. Потом отправят обратно.

- А вдруг все иначе обернется? Мне лично больше нравится работать на "прекрасное далеко", чем на кухне "американ хауса" стейки с бургерами жарить.

- Хорошо, я запомню, - кивнул бывший инженер. Закинул рюкзак с вещами за спину и сделал пару шагов вперед. Что сказать по поводу моего исчезновения придумаешь?

- Не бери в голову. Скажу - ничего не знаю, исчез и все. Никто нас не видел, ручаюсь. Камер в этой больничке нет.

- Хорошо, - улыбнулся Илья. - На всякий случай не прощаюсь... Семен, спасибо за все. Я пошел.

Волнуясь и чувствуя себя ужасно глупо, парень шагнул к двери, ведущий из туалета. Достал из кармана камуфляжной куртки включенный спекомт, прислонил его к облупленной белой двери и следом коснулся ее второй рукой, внятно сказав "дверь в Счастье" и толкнув ее от себя.

Дверь открылась, за ней показался пустой больничный коридор с квадратами темных окон напротив. "Ага, размечтался", - подумал Илья. "Такой большой и в сказки веришь". А затем перешагнул порог.


И без малейшего перехода оказался по щиколотку в сочной зеленой траве, под синим-синим небом и ярко светящим с него солнцем. За спиной с щелчком закрылась какая-то дверь.


Некоторое время Илья просто простоял как парализованный, оторопело таращась на окружающий его пейзаж. Несмотря на то, что переход не был неожиданным, шок сковал тело как лед. Что-то подобное испытывают туристы, прилетевшие из зимы в лето, оказавшись из морозного московского аэропорта под пальмами в тридцатиградусной жаре.



























home | my bookshelf | | Проводник в Счастье |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу