Книга: Играя со стилями – 1



Играя со стилями – 1

Олеандр Олеандров


Играя со стилями – 1


(Сборник рассказов чёрного юмора)


Предисловие

И опять в главных героях – мерзавцы всех мастей. Черный юмор захлестывает. Книга только для взрослых

Настоящее имя автора – Квятковский Олег Вадимович, живёт он в городе Львов (Украина). Литературный сайт автора в интернете:

http://www.proza.ru/avtor/oleanmdr

Как я плавал в луже

Я вышел из магазина осторожно спускаясь по ступенькам… задрал голову чтобы посмотреть на яркое апрельское солнце, как вдруг поскользнулся.


Моя правая нога поехала вперёд, а левая – куда-то в сторону.


Отчаянно оглянулся пытаясь найти за что можно зацепиться.

И встретился взглядом с молоденькой парочкой идущей под руку. Весело щебеча они шли по улице – радуясь этому прекрасному солнечному дню.


Я продолжал падать. Моя рука нелепо взметнулись вверх, а сумка с продуктами полетела вниз… но это не помогло мне вернуть равновесие… мой тощий зад неумолимо стремился на асфальт покрытый льдом.

И мне очень не хотелось чтобы он туда упал… в такой прекрасный день…

Но изменить что-либо – я уже был не в силах.


Повернув голову, лишь заметил как женщина шедшая совсем рядом – ойкнула от ужаса. У неё была замечательная причёска – наверное с парикмахерской возвращалась. А ещё, она была красивая и стройная. В такую – можно влюбится. Особенно в этот солнечный, прекрасный, весенний день.

Но подмигнуть ей или сделать комплимент – я так и на успел.


Мой тощий зад больно ударился об асфальт… прямо там где была лужа с водой (из-за этой проклятой воды, я и не заметил льда под ней).


– Ы-ы-ы-х! – Выдохнул я ртом и затем – с грохотом плюхнулся туда всем телом.

Разбрызгав воду, грязь и лёд – во все стороны.


Краем глаза, лишь сумел заметить что женщина с причёской – так и не успела отскочить.

Бедняжка.

Грязь полетела на её ноги, пальто и даже причёску.

Она застыла как вкопанная. Не веря что это – случилось именно с ней…

Как и я – не верил тоже.


Но это – случилось, к нашему несчастью.


Я попытался встать – но руки лишь заскользили по льду. Раскидывая грязь во все стороны.


Стайка воробьёв сидящая невдалеке – вдруг поднялась в небо и начала делать круги надо мной… о чем-то оживлённо щебеча.

Наверное обсуждая – как в такой приятный день, можно лежать в грязной луже?

Глупышки!

Я и сам не знал ответа…

Лишь пытался вычислить – не сломал ли я чего себе, или отшиб?


А вот рядом – что-то прогремело.

Это – трамвай.

Он проехал мимо не спеша… и пассажиры в нём – с наслаждением глядели куда-то в небо… где чудесные краски весеннего дня – окрасили горизонт во все цвета радуги!


Затем они опустили головы и стали рассматривать меня – в грязной луже. Где я бултыхался и шевелил руками пытаясь встать на ноги.

И наслаждение – медленно покидало их взор.

– Да не лежу я здесь! – Крикнул я им. – Просто поскользнулся…


Но меня не слышали.


Мои руки расползались в разные в стороны… а ноги не могли найти опору… скользили… я приподнимался и падал, ещё больше покрываясь грязью.

А из моего рта доносились неописуемые ругательства.


И это никак не вписывалось в такой чудесный день.


Стоит ли удивляться что большинство пассажиров в трамвае – предпочло снова поднять голову вверх… и наслаждаться более приятной картиной… огромным синим небом, в котором тёплый весенний ветерок – медленно толкал белые облака в неведомую даль. А между ними – гордо парили птицы.

Там всё было прекрасно… умиротворённо и волшебно. Как будто говорило о том что скоро кончится зима… наступит лето.


Лишь один я – лежал на асфальте, в грязной луже. И нелепо размахивал руками и ногами..

– Нах! Блять! Сука! – Раздавались оттуда мои возгласы.

Но конечно, никто не обращал на них внимание – ну что ещё может доносится из такой грязной лужи?


Молодая парочка – делая вид что больше не замечает меня, быстро удалилась.

Женщина с причёской – пришла в себя. И побежала обратно в парикмахерскую.

Трамвай повернул за поворот и скрылся.

– Нах! – Крикнул я ему вслед. – Нах!

И не узнал свой собственный голос.

Он был хриплым, злобным.


Решил успокоиться, чуть отдохнуть – собрать силы.


Как мимо меня – вдруг проехал какой-то чиновник на машине. Большой и ослепительно белой.

Мы встретились с ним взглядом.


– Какой чудесный день сегодня! – Прочитал я в нем: – Встань же на ноги! Ты – человек! Наслаждайся жизнью!


– Пошёл в жопу! – Ответил я ему взглядом тоже.

И снова попытался встать на ноги – с проклятого льда. Покрытого грязью.


Наконец оторвал от него руки, приподнял тело и почти встал на ноги…

– Ы-ы-ы-ы-х – Раздался мой крик. Я снова поскользнулся. И шлёпнулся.

– …твою мать! – Пробормотал. И сел на задницу.

После чего – сильно загрустил.


– Я тоже… хочу наслаждаться весной… небом и и солнцем… – С тоской думал я.


И вдруг наконец понял – что мне надо делать… ведь я и так уже вывалялся как свинья, так что терять мне нечего. Медленно пополз по льду – к кромке тротуара… где проклятого льда не было…

Упрямо повторяя сквозь зубы – Хочу быть как все. Хочу ходить по улицам… улыбаться… радоваться…


Я полз, замечая что приближаюсь к цели – всё ближе и ближе.


Чувствуя что прежняя жизнь – постепенно возвращается в своё русло…

Чужой

Светлана Павловна вела телеэфир. Сначала всё было как обычно – в студии был гость, она и стол между ними… но почему-то сегодня она видела своё отражение – прямо в объективе кинокамеры.

То ли оператор поставил её чуть сбоку, то ли лампа висела криво.

Но отражение было мерзким – скривлённым и чуть приплюснутым сверху.

Сначала это не отвлекало её но потом она стала замечать его – всё более и более..

Когда она смелась – отражение почему то кривилось,

А когда пыталась сделать умное лицо – изображение делало из Светланы Павловны какого-то дебила.

Главная проблема была в том что сегодня гостем в студии был почётный гость – министр экономики. И Светлане Павловне нужно было разговорить его (она за это деньги получала).

Но министр отвечал на вопросы сухо и откровенничать не собирался.

Делать было нечего… Светлана вздохнула, поправила причёску и стала применять свои женские уловки – ведь девушкой она была красивой, достаточно молодой, с наивными глазами на нежном лице. И многие на это попадались.

Облизнула губы, Светлана пошла в атаку – стала игриво кидать на него нежные взгляды из подобья, Задавать вопросы томным грудным голосом и капризно кривить губы когда он уходил от ответа.

Но изображение пристально следило за каждой её уловкой и тут же перекручивало её. То оно надувало щеки как футбольный мяч, то выпучивало глаза как будто она сидела в туалете и мучалась от запора.

Наконец, едва дождавшись паузы на рекламу она заорала оператору студии – Переставь же эту чёртову камеру в сторону, идиот!!!!

Министр экономики нервно дёрнулся -милая девушка которая только что кокетничала с ним – вдруг за секунду превратилась в истеричку.

Дальнейшая доверительная беседа была на гране срыва, но Светлана вовремя поняла ошибку. Тут же постаралась улыбнутся как можно милее и превратить всё в шутку – Так министр лучше будет виден!

Реклама кончилась.

Отражения больше не было.

Настроение у Светланы Павловны улучшилось и она сосредоточилась чтобы снова разговорить министра.

Теперь она с восторгом смотрела на него и старалась дышать так глубоко чтобы груди под кофточной приподымались как можно выше вверх.

– Это такое счастье сидеть возле Вас! – Говорил весь её облик.

Как ни странно, это снова сработало – министр расслабился и стал откровенно отвечать на вопросы.

Редактор находящийся за стеклом которым была перегорожена студия – радостно подмигивал и показывал большой палец поднятый кверху – Молодец Светка! Получишь премию!

Как вдруг… всё кончилось – лицо у Светланы Павловны снова вытянулось.

А её фраза – оборвалась на полуслове.

Она почувствовала что под столом – кто-то лезет ей в трусы.

Там, внизу, куда объектив кинокамеры не достаёт своим стеклянным глазом – происходило нечто непотребное и нехорошее… чьи-то наглые холодные мерзкие пальцы бесцеремонно мацали её ляжки. А потом, пользуясь тем что Света не может отвлекаться от беседы – стали гладить и её промежность, прямо у края резинки её трусиков.

Министр с удивлением рассматривал покрасневшую Светлану Павловну как будто видел её впервые.

Она и вправду теперь была хороша – огромные синие глаза на нежном лице стали ещё огромнее. И смотрели на него не мигая. Как будто заворожённые.

В студии воцарилась неловкая пауза…

– Вопрос! Задавай вопрос! – Закричал редактор через стекло. И Светлана через наушник который был вставлен ей в ухо – услышала и пришла в себя.

Постаралась взять себя в руки, крепко сжала ноги и прочитала следующий вопрос – как можно более спокойным и уверенным голосом.

Кажется это помогло. Мерзкая рука под столом угомонилась и перестала гладить её промежность.

Прошло несколько минут.

Рука больше не возвращалась.

Светлана снова расслабила ноги а на губах вернулась прежняя улыбка.

Она умела улыбаться – всегда и везде когда это было нужно.

Звонок над ухом раздался неожиданно.

– Что с тобой было, Светик? – Спросил редактор в очередной паузе на рекламу.

– Ничего – ответил она не подымая глаз.

Да и кому сказать про это?

Кто поверит?

Ведь в студии они были только двое – она и министр. Но министр не мог залезть ей рукой под юбку так как сидел за два метра от неё, на противоположной стороне стола. Впрочем, если бы это была рука министра, это это не сильно испортило бы ей настроение… в отличии от той… холодной и липкой. А может, это всё из-за переутомления? И ей надо взять отпуск?

Звонок. Конец рекламы.

Эфир продолжается.

Светлане Павловне положили на стол лист бумаги – очередной перечень вопросов. Теперь – про планы развития экономики на следующий квартал.

Светлана взяла его в руки и вдруг… её глаза полезли в гору. А губы – раскрылись от удивления.

Она почувствовала как в её влагалище – что-то проталкивается… кажется это был чей-то член.

– Ни фига себе!! -Взвизгнула она непроизвольно. И сжалась в комок.

– Простите, Вам не нравятся наши планы? – Насторожился министр. И стал детально рассказывать про увеличение роста продажи зерновых культур в текущем месяце.

Светлана Павловна постаралась успокоится, взять себя в руки.

Нужно было продолжать эфир. И поинтересоваться – что будет с озимыми зерновыми культурами.

Но проклятый х..й никуда не делся… и кажется, ему было глубоко плевать на озимые культуры в следующем квартале. Вместе со всеми зернохранилищами страны. Он медленно просовывался в её влагалище… бесцеремонно и нагло раздвигая его боковые стенки далеко в сторону…

Она снова попыталась крепко сжать ноги – но теперь это не помогало… лишь х..й становился ещё твёрже. Да и вылазить наружу – он по видимому не собирался.

А может ей взять паузу?


В наушнике которые был в ухе донёсся истеричный голос редактора – Светка! Только не молчи! Уволю!

Света опять надела на губы профессионально отработанную улыбку и игривым голосом стала задавать вопросы по закупке новых комбайнов.

– Так, это очень интересно… так говорите увеличение закупок во втором квартал? А какие предпосылки?

Но игривый голос Светки – кажется х..ю очень понравился и он напрягся ещё сильнее. Раздувая её п..зду ещё шире.

А когда он услышал ответ министра что в планах на следующий квартал будут установлены самые высокие показатели за последние 10 лет – от радости стал ещё и дёргаться.

Как будто таким образом хотел поделится своей радостью со Светкой.

– Ах -ах -ах! – Не выдержала Света и стала дышать в такт его движениям.

– Вы поддерживаете наши планы? – Обрадовался министр.

– О-о-очень. – С трудом выдохнула Света.

Х..й уже вошёл ей в п..зду по самый корень и теперь делал там какие-то вращательные движения. Туда – обратно… туда – обратно…

– Тогда я Вам покажу более детальный график – Министр перегнувшись через стол дал в руки Светке какой-то график – Только посмотрите на наши плановые показатели!

Светка так и не успев стереть улыбку с лица, сжала график в комок… ведь х..й теперь стал неистово молоть своей головкой по всей глубине её п..зды – вперёд – назад… вперёд – назад… вдобавок, ещё и чьи-то чужие яйца стали со звонким лязгающим звуком ударятся об её клитер.

– Клац… клац… клац!

В студии возникла пауза.

– Где-то я уже слышал уже этот звук – Задумался министр. И взяв скомканный график со стола вытер себе пот со лба. – Но кажется, это было давно… в молодости… впрочем, боюсь ошибиться…

– М..м..м… – Замычала Светка и упала грудьми прямо на стол.

– Ничего, мы улучшим показатели – Стал успокаивать её министр. – А если будет повышение цен, то я обещаю оформить Вам субсидию. Не переживайте!

Светка почувствовала что х..й вдруг остановился…

Кажется он кончил – догадалась она.

И устало вытянула ноги вперёд при этом случайно носком туфли коснувшись носка ботинка министра.

– И Вашей маме я тоже дам субсидию – Покраснел министр. Не волнуйтесь.

Раздался звонок – передача окончена.

В студии возникла неловкая пауза

Персонал и редактор за стеклом молча смотрел на них.

Света засунула руку по стол и провела ею у себя по ногам, потом проверила – или трусы на месте.

После чего провела мутным взглядом по студии.

– У Вас всё в порядке? – Спросил министр не сводя с неё тревожного взгляда.

– Сука… вые..ал… – Ответила Светлана Павловна и уставилась не него мутным взглядом.

– А никто не говорил что путь реформ будет лёгким – Скороговоркой ответил министр и пулей вылетел за дверь.

– Камеру не выключайте! Камеру не выключайте – Заорал редактор за стеклом. – Про субсидию у нас будет отдельный разговор!

– Отпуск – Выдохнула Светка – Хочу в отпуск…

Чувствуя неимоверную усталость она наклонилась над столом и вдруг увидела своё отражение на его глянцевом покрытии. Оно внимательно смотрело на неё, как будто чего-то ждало. Только теперь оно не кривлялось и не строило рожицы.

– Чужой – Поняла Светлана Павловна. – Ты чужой…

Изображение подмигнуло и стало медленно растворятся в пространстве.



Кочегар

Когда на улице пройдёт дождь и засветит солнце – я вылезу из своей котельни наружу. Как старая облезлая крыса буду жмурить глаза и вдыхать тёплый ветер подставляя нос ветру. Прохожие с ужасом будут шарахаться в сторону а какая-то женщина истошно кричать чтобы вызвали санэпидстанцию и уничтожили эту заразу.

Но мне будет пофиг. Я всё равно буду наслаждаться светлым майским днём и улыбаться ему своим беззубым гнилым ртом.

Потому что знаю – когда-нибудь день будет совсем другим.

Это случится когда Солнце станет красным карликом.

Однажды я вылезу наружу, а прохожих больше нету. Лишь змеи ползают по выпаленной земли.

Лишь кроты роют норы поглубже.

Лишь пауки высохшие на паутине – колышутся по ветру. Как паруса брошенных кораблей.

Солнце будет на небе – огромным. Занимать большую часть его, а жар – оплавлять воздух.

Напрасно я буду водить носом и искать ветер.

Напрасно буду ждать криков прохожих – что мол за тварь выбралась наружу? Немедленно уберите её обратно, в подвал!

Никого больше не будет…

Лишь тишина и ужасный жар солнца заставляющее всё живое вгрызаться в землю чтобы выжить.

– Воды… воды… воды… – будут слышны стоны. На разных звериных языках – они умолять и просить… но напрасно… пощады не будет никому… с каждым годом солнце будет светить всё жарче и жарче. Пока однажды – оно не станет красным карликом.

Но слово "карлик" не означает что Солнце станет меньше.

Наоборот, оно станет ещё больше.

И лишь – капельку холоднее.

Не 100 миллионов градусов, а всего 50.

Но от этого – никому легче не станет.

Я тогда снова вылезу из котельни, пройдусь по измученной оппаленой земле. Она теперь станет чёрная как уголь и ничто живое не сможет жить на ней больше.

Напрасно буду искать на ней следы людей… зданий… или хотя бы норы мышей…

Лишь одна чёрная расплавленная земля. Спрессованная в камень.

Лишь ослепительно яркий свет с неба – режет глаза. Потому что Солнце – станет таким огромным, как будто хочет приблизится и сожрать Землю навеки.

И я не ошибся… однажды оно действительно приблизится настолько что сожрёт её. Откроет свою гигантскую пасть и поместит в свой расплавленный котёл.

А потом, насытившись – оно сожрёт и все планеты рядом.

"Красный карлик" – он всегда голодный. Только он не знает что насытившись – лопнет. Как огромный пузырь.

Это случится – через миллиард лет. В один прекрасный день,в том месте где только что был карлик – вдруг раздастся взрыв.

Он будет такой ужасный что весь космос содрогнётся. Гигантский огромный шар вдруг сожмётся как будто от приступа неимоверной боли, а потом с неимоверным грохотом разлетится на куски которые с с немыслимой скоростью помчатся в глубины космоса сметая всё на своём пути. Даже целые планеты.

Но ужас карлика – на этом не кончится… нечто более страшное останется на месте Солнца.

Сила ужасного взрыва будет такова что сожмёт ядро планеты – в маленький шарик. В диаметре – всего несколько километров. Но упаси Вас Боже оказаться на нем.

Когда я снова вылезу наружу – то непременно пройдусь по нём чтобы рассказать Вам подробнее. Буду брать в руки то что называется его поверхностью, подносить к носу, нюхать, пробовать на вкус.

В общем, хорошего, скажу я вам прямо – мало. То, из чего он состоит – не имеет ни запаха ни цвета.

Но одна чайная ложка этой поверхности – весит миллиард тонн.

И это ещё не все.

Вдобавок, эта маленькая странная планеты будет вращаться вокруг себя как детская игрушка "юла", со скоростью – сотни оборотов в секунду.

Что же случилось с нашим Солнцем? Во что оно превратилось?

Если Вы знаете астрономию то догадаетесь.

– Это же квазар! – улыбнусь я.. – Я когда-то читал пор него в учебнике по астрономии. В 5 классе. – Привет дружище! Всегда мечтал побродить по тебе!

Потом задру голову к небу и буду с восторгом глядеть как звезды проносятся надо мной – с неимоверной скоростью.

Как кометы – мелькают как пули.

И как странное сияние переливается в вышине. Оно будет поистине прекрасно – от фиолетового цвета до ярко красного…

А потом насладившись этими неземными картинами ярких красок – я вернусь в свой подвал.

В котельню.

Но увы…. там мне не будет покоя.

Однажды, возможно даже через миллиарды лет, квазар проглотит какую-нибудь соседнюю галактику. Своей силой тяжести. После чего – станет ещё станет тяжелее.

И тогда он сожмётся – до ещё меньших размеров. Всего – до одного километра в диаметре.

Теперь, одна чайная ложка его поверхности- будет весить больше чем два миллиард тонн.

Вот тогда – квазар и превратится в пульсар.

Я тоже читал про него в учебнике. Но уже – в шестом классе.

Непременно вылезу наружу чтобы побродить по нём тоже.

Буду уныло бродить по небольшой планете, одиноко отсчитывая шаги и задрав голову к небу.

Но больше там – не будет прекрасных картин космоса.

Чудесное сияние которое когда-то так радовало мой взор – теперь станет только одного цвета – белого. И будет похожее на туман. Где ничего не будет видно.

Как будто я очутился внутри огромной неоновой лампы.

Только это белое сияние – не простое. Это жуткое рентгеновское излучение которое в миллиарды раз сильнее чем радиация от взрыва самой мощной атомной бомбы произведённой человечеством.

Радиация будет таким сильной и страшной что испепелит все галактики рядом. И не оставит ни малейших шансов на жизнь – тем галактикам что прямо за нею.

– Ты таком маленький а такой злой! – Скажу я ему сочувственно и поглажу рукой его поверхность. На ощупь – она очень твёрдая.

– Что тебе не хватает для счастья, дружище? Признавайся!

Но вместо ответа – лишь это странный белый свет вокруг… он идёт ото всюду из этой планеты – сверху, снизу. Справа и слева…

И если бы я не стоял на ногах на чем-то твёрдом – то не мог бы понять где тут вверх а где – низ.

С трудом я найду обратную дорогу в свой подвал.

А когда снова вылезу наружу – то пульсар уже превратится в магнетар.

Это случится ещё через один миллиард лет.

Тогда, скорость вращения этой небольшой планеты – возрастёт неимоверно и она сожмётся до нескольких сотен метров.

Я снова выйду и рассмотрю повнимательнее её поверхность – теперь, я замечаю на ней небольшие трещины.

– Это плохой признак. старина! – Скажу я ей сочувственно. – Кажется ты умираешь, карлик…

Но карлик – меня не слышит (или не хочет слышать?). и он с ещё большим упорством бороться за свою жизнь.

Делает он это – очень просто. Он притягивать к себе как магнитом – всё что пролетает рядом. Кометы… планеты… Чтобы пожирать их… пожирать… пожирать… для него лишь одно главное – чтобы на них была хоть капелька железа – тогда он сможет притянуть её к себе. И не не даст шансов на спасение. Он сожмёт её с такой силой что превратит в песчинку и оставит лежать на своей поверхности.

Вот они – лежат рядом. Их много. Песчинки разбросаны по всей его поверхности – как песок.

Только я знаю что бедного карлика это спасёт.

Он обречён.

Это – лишь оттянет его уже гибель.

– Лучше бы ты помер когда был похож на Землю – Грустно бормочу я. И с ностальгией вспоминаю ту землю которую знал когда-то. Ту женщину что показывала на меня пальцем.

– Где ты сейчас, красотка?

Я проводу пальцем по закалённой поверхности карлика, твёрдой как сталь. И с тоской шепчу кому-то внутри – Привет! Ты помнишь меня? Как тебе спиться?

И вдруг карлик тогда – содрогнётся в ответ. Только… нет, он не сочувствует моему горю. Просто – это очередная планета упала на его поверхность. И тут же стала маленькой песчинкой сжатой неимоверной силой тяжести.

Я непременно встану, подойду к ней. Вот она лежит прямо предо мной – переливается разными цветами.

Как забавно… рядом – лежат другие.. Но они – тёмные. Потому что мёртвые. А эта – ещё нет

Она живёт… а значит – ещё борется…

Мне снова становится грустно… и я уныло волокусь назад, в свою котельню.

Никого тут больше нету.

И мне не хочется выходит наружу больше.

Но я снова вылезу – однажды… через миллиард лет, когда планета сожмётся до размеров всего лишь несколько метров.

Космос будет с ужасом смотреть на это своё новое творение. А оно – будет творить всё новые и новые чудовищные вещи… разрушать рядом пролетающие планеты… кометы… и даже целые галактики, оно будет сжимать их… испепелят… облучать… таким образом борясь за собственную жизнь, но при этом становясь по размерам всё меньше и меньше.

Карлик – уже болен. Так как сила тяжести карлика которая притягивает к себе другие планеты – она же и сжимает его самого. Болезнь сжирает его.

– Когда же ты наконец нажрёшься планетами? – Спрошу я его. А потом вдруг улыбнусь. – Только знаешь, ты ведь похож на человечество… люди тоже жрали не останавливаясь. Пока холодильник не становился пустым.

Но карлик – не усмехнётся мне в ответ.

Лишь пустая его поверхность уныло смотрят на меня.

Лишь чёрный песок – на ней, похожий на могилы других планет.

И странное сияние вырывающее из трещин на его поверхности – рентгеновские лучи и магнетизм – крутят карликом со всем большей скоростью.

И когда я снова вылезу на поверхность, через миллиард лет – то карлика больше не будет.

От раскрутится и сожмётся до размеров одной малюсенькой песчинки. Но имеющий такую неимоверную силу тяжести что ничто не может вырваться из неё. Включая солнечный свет.

Это – так называемая "Чёрная дыра".

Где не работаю законы физики.

Там не ту времени.

Где нет ничего…

Это – абсолютная смерть.

Это – финал.

– Вот видишь. Я же говорил тебе – угомонись! – Грустно скажу я карлику. – Вот и допрыгался.

Но чёрная точка – не отвечает.

Она чёрная как уголь.

Я возьму её в руки, медленно и осторожно. Буду рассматривать. Крутить в пальцах.

– Скажи мне пожалуйста… зачем нужна моя котельня?

Для кого мне топить теперь?

И вообще – жить?

И тогда… вдруг раздастся чей-то голос за спиной – А ты действительно хочешь?

Я в ужасе вздрогну… отпущу чёрную точку из своих рук и оглянусь… Он будет стоят передо до мной – весь в белом. Смотреть на меня, И усмехается – Ты что? Вправду хочешь вернуть всё обратно?

– Хочу – Отвечу я ему – Очень хочу. И тот майский ветер… и солнце… и даже ту прохожую на улице что кричала на меня – "зараза"!

Только тот что стоит в белом, – не отвечает. Он молчит. И пристально смотрит на меня. А у меня – слезы из глаз капают. Шепчу сквозь них – Я хочу этого… хочу

И тогда… вдруг раздастся взрыв. Последний. И самый ужасный.

Он будет сильнее – чем все предыдущие разом взятые.

Чёрная точка вдруг разлетится выбрасывая назад всё что сожрала… планеты… созвездия…

А космос – вдруг озарится ярким белым светом… как будто улыбаясь… впервые… за миллиарды лет.

– Спасибо – Прошепчу я.

Утру слезы.

И поволокусь обратно.

В свою котельню.

О нищите

Надоев лежать на диване я встал и поплёлся к холодильнику.

– Ни х..я себе – Пробормотал когда не нашёл там ничего

Ни пива, ни колбасы. Даже гребаной кильки в томате.

В растерянности почесал себе затылок как внезапно что-то мягкое коснулось моих ног.

– Бл..дь! – Взвизгнул я полагая что это крыса. Она мне снилась прошлой ночью.

Но это был кот – по прозвищу Мусик.

– Ты ох..ел братец! – Мягко сказал я ему и погладил его шёрстке.

Почему Господь не сделал кота большим, как человек?

Не знаете?

А я знаю. Я умный.

– Потому что половина человечества – отсасывала бы котам по ночам.

Вот Вам мой ответ.

Запишите себе его. Чтобы не забыть правильный ответ.


Кот снова потёрся мне об ноги.

– Жрать хочет – Догадался я. – Нах..й ему нужно чтобы я гладил его. Или отсасывал.

Делать нечего – придётся идти на базар. Продать что-нибудь.

Взял старый пиджак, я поволокся на улицу.


Пиджак было жалко продавать.

Когда-то я в нём на свадьбе был.

Правду говорят, первая любовь – запоминается на всю жизнь.

Вот и я помню как молодой был, красивый.

А она стояла рядом – в белой фате и с цветами.

Я часто вспоминаю её. Если не всю, то до половины – откуда росли её длинные ноги – это точно.

Только вот верхнюю её половину – запомнил хуже…

Кажется – блондинка?

Или нет, брюнетка…

Беру и нюхаю пиджак – может запах её духов сохранился?

Чем-то действительно пахнет… но это не духи… Мусик, урою тебя заразу когда вернусь домой…


Пиджак – это всё что осталось от моего прошлого.

Впрочем, будущее – выглядит не лучшее…

Судите сами – я мечтаю отсосать коту. И продать на базаре пиджак.

И ещё – пожрать вкусно сегодня.

Точка.

Я нищий.


Вы когда-нибудь видели что нищий плачет?

Или просит сострадания? (Я имею в виду искреннего а не ради того чтобы получить от Вас деньги).

Нет. Напротив – он опускает глаза чтобы Вы не встретились с ним взглядом и не догадались что он – счастлив.

Потому что ему плевать на всё – чего боитесь Вы.

На правила.

На законы.

На налоги.

И на всю эту планету в целом.

Которая однажды послала его в жопу.

А он её – нах.


Но при этом – он смог выжить.


Как после этого – не чувствовать себя счастливым? Не гордится собой?


Заходя в автобус – попробуйте согнутся и застонать – чтобы тебе уступили место.

Получилось? Поздравляю!

Это не подачка.

Это – аплодисменты хорошему актёру.

Я – нищий.


На мусорнике встречаюсь взглядом с бродячим псом – мы не отводим взгляды.

Мы понимаем друг друга.

– Почему ты возвращаешься к своим? – Во взгляде у пса.

– Да еб..л я их – Отвечаю тоже взглядом.

Пёс смеётся.


Однажды, я становлюсь таким как все – хожу на работу, оплачиваю счета, посещаю музеи.


Это – как подняться на самолёте в небо.


А потом, прыгаю вниз с него – и падаю.

Чувство падения – офигительное чувство.

Смерть и жизнь.

Солнце и звезды.

Все летит к черту!

Ветер…

Ветер…

Ветер…


Ты становишься никем. И зовут тебя никак.

Однажды я зарегистрировался на литературном сайте в интернете. Мне дали страничку.

Я там писал, творил, сочинял.

Заимел друзей и приятелей.


А потом – вдруг исчез оттуда. Никому не отвечал.

Прошёл год… второй…

Друзья сначала переживали… спрашивали – куда ты пропал? Жив ли вообще?

Потом – спрашивать перестали.

Но никто так и не понял что мой сайт… стал моей могилой.


Я прихожу туда по субботам, с букетом цветов.

Поправляю огорожу (удаляю ругательства).

Смотрю, не посещал ли кто меня, не оставлял сообщения?


Посижу там, повспоминаю прошлое. Выпью пива… помяну…


С каждым разом – друзей становится всё меньше.


И через пару месяцев – не будет никого. Это точно.

Могила станет забытой.

Даже тропика зарастёт травой.

Скупая слеза выкатится из моего правого глаза.

А левый – усмехнётся.

Не каждый сможет – смотреть на свою могилу.

И плевать что она виртуальная. Ведь чувство у меня такое – как будто настоящая.


И тогда я вдруг, снова сяду на самолёт. И взлечу в небо.

На работе – сделаю карьеру.

Буду платить за проезд в общественном транспорте… уступать место старикам.

Буду активным на сайте и вести активную переписку.

У меня будет снова много друзей, приятелей.

Будет смех… шутки! Жизнь – будет бить ключом!

Все для того – чтобы набрать повыше высоту самолётом.

А затем – снова прыгнуть вниз.. без парашюта…

Что-бы почувствовать как снова – всё летит к черту…

Твоя слава и удача…

Друзья и приятели…

Надежды и мечты…

– Пох..й! Пох..й! Пох..й! – Свистит в ушах ветер.

И тогда вдруг ты увидишь внизу реальность – вот она, планета. А на ней – виднеется моя могила.

И всё остальное – была пыль.


Однажды я захотел попробовать быть богатым – и я стал им. Хоть ненадолго но успел почувствовать и… ужаснутся.

За это время я постарел… поседел… и по настоящему понял что такое депрессия!


У богатых – один страх… это потерять богатство. все остальные мысли – производные от этой… По ночам – снится что ты потерял все. От одной этой мысли становится жутко, больно и страшно. От этого – можно заболеть даже. Каждый день – ты обслуживаешь своё состояние.

Хорошо что это было недолго!

Иначе я повесился бы…


Когда нечего терять – жить намного проще.

В тебе болит только всякая мелкая хрень – твоя гордость, надежды, мечты. И вся прочая ху..тень которой тебя пичкали с детства. Книгами и фильмами. В школе и семье.

К этой боли привыкаешь.

Это те же само как кусать губу – больно, но жить можно.

Лишь капелька красного ручейка из прокушенной губы, медленно попадает в рот… кисло-сладкого вкуса… и вместо того чтобы разжать зубы – ты кусаешь губу ещё сильнее – больно и сладко…

больно и сладко…

Так же само – и нищета.

Она такая же на вкус.


А может…я не один такой?

Государство в котором я живу – очень бедное в Европе. И возможно даже – в мире.

Говорят что враги, рассчитывали специально довести народ до крайней нищеты чтобы он восстал против демократии.

А народ наоборот – чем становится беднее, тем счастливее улыбается…


Парадокс!?

Враги в растерянности…

И только я – на минуту оторвался от счастья и пишу Вам у компьютера.


А ещё я – не только нищий.

Но и старый.

И значит – мне умирать скоро.

Страшно ли?

Кидаюсь к иконам с мольбой?.. Воплями о прощении?

Ползу на коленях со свечами в руках?


Надо бы… говорят это полезно… но в душе – я понимаю. Тот кто засунул меня на эту планету – будь добр, забирай обратно. Так же плавно и нежно…



И смотри, не урони по дороге.

Я ведь в принципе – хороший малый.


А ещё, перед смертью, дай мне возможность – пожрать вкусно, поеб..тся весело. И постебаться – на моем сайте.

Ведь он – литературный.


А ещё – надо мне пару хороших дел успеть сделать.

Типа – подать нищему…


Я 3 года выбирал такого – один из них, стоял у магазина на коленях и явно косил, не хуже меня.

Другая – держала фотографию какого-то мальца и просила ему на операцию. Я напомнил ей что 10 лет назад она уже стояла тут с этой фотографией так что за это время – наверное малец этот стал папой.

Бабёнка перестала скулить и шёпотом послала меня нах.


Третий нищий – был на коляске. Он выглядел каким-то серым, не подымал головы.

– Ты классно косишь! – С восхищением сказал я ему – Даже меня разжалобил приятель.

Но тот не отвечал.

И я обиженно отошёл в сторону. – Не хочешь говорить так не говори…


Лишь после обеда – кто-то заметил что он умер.

Коляску отвезли в сторону и базар продолжал свою нищенскую жизнь.

Весёлую и беззаботную.


Лишь я, всё время подходил коляске, и просил прощение у нищего.

– Я ведь думал ты косишь…


Его серое лицо смотрело вниз и только теперь я заметил какое оно худое и изнеможённое.

– Прости друг – Снова и снова скулил я – Это всё она, наша еб..ная нищета виновата. Она развращает… меняет душу человека… делает циничным…


Я выгреб всё что было у меня в карманах, и положил ему на колени… – Прости меня пожалуйста… прости… прости…


Потом нашёл тут бабёнку с фотографией мальца – и тоже дал ей.

Она с изумлением смотрела на меня и ничего не понимала.


– Зачем? – лишь спросила.


– Да еб..сь всё в рот – Загадочно ответил я. И ушёл…


Пора самолёту – набирать высоту.

Наверное.

Сексуальное шоу

Вообще-то шоу называлось – "Поговорим откровенно".

К примеру, Вас бросила жена. Или Ваш ребёнок выбрал других родителей.

Вы пишите слёзное письмо на программу – и Вас приглашают на неё через месяц.

То что случится потом – никто не знает.

Может поэтому я не пропускал ни одной передачи пока не…


В этот раз, на программу пригласили одну молодую смазливую девицу.

Утирая слезы она сообщила что воспитывает одна своего ребёнка.

– А где Ваш муж?

И девица, смущаясь поведала что его нету, а родила она от мужа своей сестры.

– Помилуйте! – Изумился ведущий программы, мужчина лет 50-ти: – Как так может быть?


– Вот так… – Загадочно усмехнулась девица и стала жаловаться что теперь – сестра её не пускает в дом.


– Постойте – Оборвал её эксперт по семейным вопросам доцент Иванов. – Как так получилось что Вы родили от её мужа? И сколько Вам тогда было лет?


Девицы назвала цифру и все вздрогнули в зале.

– Как??? В этом возрасте уже рожают теперь???


Девица стала жаловаться что ей не выплачивают помощь от государства как одинокой матери, но теперь уже её оборвал доктор психологический наук, эксперт программы профессор Петров – Вы милочка поясните сначала, как Вы умудрились родить в таком возрасте, когда ещё нужно думать только об учёбе и успеваемости?


Лицо профессора побагровело и он действительно хотел узнать правду…

– Ну… – Замялась девица – Это случилось когда мы всей семьёй были на свадьбе у друзей, и сестра пошла раньше спать, а я осталась ещё потанцевать, с её мужем…

– И что? – Нетерпеливо переспросил один из гостей студии, студент Сидоров.

– Как что? Мы танцевали, а потом пошли отдохнуть, в доме места не было и мы пошли в сарай…

Девица как будто вспомнив что-то встрепенулась и напомнила – Вообще-то я пришла сюда поговорить о дотациях на ребёнка и жилищных проблемах.

– Да обождите Вы с жилищными проблемами – Резко оборвал её Петров – Что дальше то было, на сеновале?

– Как что? – Грузно усмехнулась девица и почему-то выпрямила свои ноги, как будто засидела их.

Вся студия, как заворожённая уставилась на ноги – длинные, красивые, стройные.

– Вот – вот – Сказала девица. – Он так и сказал тогда, ноги у тебя красивые. И погладил их.

– Ну? -Нетерпеливо произнёс доцент Иванов – И что дальше?

Девица вздохнула и стала рассказывать.

В тот вечер, она танцевала… очень много… устала… и поэтому когда старший человек пригласил её отдохнуть, не подумала ничего плохого. Ведь ноги так болели… Кто же знал что вместо отдыха, её ноги скоро будут болеть ещё больше… и не только ноги…

– Он ведь сначала посадил меня на сено и начал гладить по спине… спрашивал как у меня с оценками… хожу ли в спортивную секцию… какое место заняла на соревнованиях по гимнастике…

Потом стал гладить и ноги тоже… спрашивал – помогает ли это им отдохнуть, расслабится… ведь я так много танцевала сегодня.

Я смеялась а он всё гладил и гладил…

Я и не заметила даже как он наклонился и поцеловал меня в шею.


Все напряжённо слушали и в зале стоял мёртвая тишина.

– Так мне дадут субсидию как малоимущей? – Напомнила девица снова.


– Сейчас выясним это – Сказал ведущий программы который почему-то сильно побагровел. – И что было дальше на сеновале?


– Он сказал: полежи немного… Чтобы спина отдохнула – И осторожно положил её на спину… но тут же его рука оказалась у ней под юбкой.

– Что? Не надо… – Прошептала она – Не хочу…

И её можно было понять, – вправду… зачем это ей?

Молодой, красивой.

Ведь скоро ей – зачёт надо сдавать по физике.

Выступить на городских соревнованиях по гимнастике.

Нужно маме помочь выкопать картошку с огорода.

И ещё – ведь праздник ещё не окончился она снова хочет пойти к гостям – танцевать и смеяться… веселится и снова танцевать.

Но ноги её уже раздвинуты… и чья-то рука содрала с неё трусики.

– Планы изменились немного – Шёпотом сказал муж сестры.

И начал что-то делать пальцами внизу.

Он то гладил её… то снова что-то делал… то гладил… то что-то делал…

И вдруг резкая боль пронзила её.

– Ох – Воскликнула она. – Зачем Вы это делаете? перестаньте!

Куда же он лезет?

Прямо в то место… Про которое ей мама говорила… что рано ещё про него думать!

Оно должно быть спрятано под платьем.

И никому нельзя его показывать.

Я танцую – оно танцует.

Я веселюсь – оно веселится.

Зачем же Вы его сделали взрослым?

Рано ещё…


Брат жены, тяжело дыша ей в ухо, прошептал… – Прости, я знаю что рано, но спросить его об этом можно, правда? Я только чуть – чуть… никто не узнает…

После чего надавил на него ещё сильнее.

Боль усилилась.


– Ой! Мамочки! Больно! – Запричитала она. – Я не хочу этим местом… Чтобы оно болело… оно хочет туда, к гостям, снова танцевать, крутиться в разные стороны и веселится, а Вы обижаете и мучаете его…


– Тогда я буду не так сильно его – Пробормотал муж сестры и стал гладить пальцам её клитор.

Боль уменьшилась

Но всё равно, она чувствовала что то место – не хочет этого, не хочет боли, не хочет мужского члена… оно хочет ещё быть юным, радоваться девственности, и не заботится ни о чем кроме прокладок.


Внезапно муж сестры снова надавил со всей силой и стал двигать тазом туда-обратно… туда- обратно…

Она закричала от боли..


– И что было дальше? – Хрипло спросил профессор Петров.


– Я же за субсидией сюда пришла – Напомнила девица чуть усмехнувшись – и за помощью в жилищных проблемах, как мать одиночка. Так Вы поможете?


– Поможем милочка… поможем – Резко оборвал её Сидоров. И резким голосом как будто следователь на допросе рявкнул – Продолжайте!


– Так вот. Он водил членом внутри её, вверх и вниз, вправо и влево -как будто ошалев от радости… как будто не веря что смог попасть туда. Положив свои руки ей на плечи он стал давить ими вниз как будто желая чтобы она налезла на его член ещё сильнее. И вообще, никогда не слазила с него.

– Что в техникуме скажут? – Как будто вдруг проснулась спросила она его – Ведь контрольная по геометрии скоро.

– А что нам геометрия? – Спросил муж сестры задыхаясь и резко развернул членом вверх как будто хотел разломать его пополам прямо в ней.

– Ой! – Снова воскликнула она от новой боли. И приподняла ноги кверху.

Он опустил руки с плеч и стал гладить её ноги – худые, загорелые, такие юные.

Которыми она танцевала весь вечер сегодня, ловя восхищенные взгляды ребят с которыми она бегала на занятия. И занималась пробежкой по утрам.

И вот сейчас, её ноги задраны кверху. Как будто черта разделяющая прежнюю жизнь от новой… неизвестной… страшной и непонятной. Которая даже начинается с такой дикой боли.

Она вдруг поняла это чётко и ясно. И ужаснулась.

– Не надо… не надо… пожалуйста… я хочу вернуться к гостям… там где музыка… где танцы…где смех и веселье… пустите…


Муж сестры захрипел… – О-о-о-о-о!


Только потом она поняла что он кончал в тот момент… а тогда, она лишь выбралась из под него, который теперь лежал неподвижно как мешок картошки… и стала приводить себя в порядок. Между ног болело… она провела там пальцем – и попала во что-то влажное.

Она не знала что это, но интуитивно поняла что случилось непоправимое… что это и есть та черта которая разделяет безмятежную юность и жестокую взрослую жизнь. И обратного пути нету.

– А может есть? – Прошептала она в отчаянии ругая себя за доверчивость присела и стала пальцами вынимать из себя то жидкое и липкое что выливалось из неё сейчас…

– Я не хочу… я не хочу… я не хочу – Повторяла как заведённая.

Кажется вытерла всё и между ног стало сухо. Но как только встала, тут же снова полилось…

Она выругалась и посмотрела на мужа сестры лежащего неподвижно чуть прихрапывая.

– Скотина… что ты наделал…

Натянула трусики и вышла из сарая.

Тут же её заметили и потащили танцевать. Вокруг, как и прежде – все веселились, пели и танцевали. Безмятежно и радостно. Она старалась быть снова такой, как прежде, но невыносимая боль снизу напоминала – она теперь не такая.

Она стала другой.


Утром, боль уменьшилась и она постаралась забыть об этом как будто и не было. Муж сестры тоже делал вид что ничего не помнит.

Но забыть ей – так и не удалось…

Вскоре, перестали идти дела, а потом её стало тянуть на солёное.

Только тогда она во всем призналась – все сразу забегали с причитаниями – Не может быть! Как ты могла! И что теперь делать??

Но уже было поздно.

Она была уже на четвёртом месяце беременности.

Разразился огромный скандал. Муж сестры всё отрицал и вообще, говорил что в тот вечер был пьяный и ничего не помнит.

Она плакала и лежала на диване с раздутым животом – оправдывалась и говорила что сама не понимает как как это случилось.

Из техникума её исключили.

Путь в спорт – также был закрыт.

Друзья отвернулись.

Родители – не знали как им вести себя.

А сестра выгоняла из дома.


Она не хотела уходить, лишь по ночам, лежа под одеялом,вспоминала и не могла понять – как она раскрыла ноги в тот вечер? Почему? Что ей не хватало для счастья? Или может… она слишком устала тогда? От танцев, песен и веселья?


Вспоминала как он давил ей руками на плечи, направляя её тело вниз, чтобы посадить её глубже на свой член, как потом гладил ей ноги – когда кончал в неё. Как будто в утешение… за то что ломает ей молодость… надежды… счастья на будущее… оставляя взамен лишь мокрый след во влагалище…

Не слишком ли маленькая плата за это?

По глазам катились слезы – и вправду, уж слишком слабым утешением это было… а он тогда всё гладил и гладил, уверяя что что плата – достойная. Пока не захрипел – кончая.


Она закончила рассказывать и оглянулась – мужчины сидели все красные, потупив головы вниз, а женщины вытирали платочками глаза.


– Какие же они козлы всё-таки – Сказала какая-то студентка из зала.

Мужчина сидела молча не отвечая.


– Я обещаю – Наконец выдавил из себя профессор Петров – Что добьюсь для Вас материальной помощи. Как для матери одиночки.

Ведь Вы столько всего перенесли!


– Да, я очень намучалась – Сказала девица и снова вытянула свои длинные стройные ноги. Они затекли у неё.


Профессор стараясь не смотреть на них – вдруг захлопал, все мужчины тотчас захлопали тоже.

Потом – к ним присоединились и женщины тоже.

– Передача закончена – Наконец вернулся голос к ведущему.

Девица встав и чуть покачиваясь пошла к выходу…

Заставка на рекламу.

Капитан

– Дайте мне таблетки – Попросил я в аптеке.

– Какие?

Два глаза уставились на меня с недоумением.

Присмотревшись я разглядел что между глаз был симпатичный носик с веснушками.

А над ними возвышалась симпатичная чёлка.

– Какие? – Задумался я. – Ну, в первых, чтобы у меня была не лысина, а как у Вас – волнистые волосы.

– А во вторых? – Аптекарша пристально уставилась на меня.


– Чтобы я был так же молод как и Вы. И весел. И здоров.


– Понятно. – Сказала аптекарша и наклонилась к ящику с лекарствами. – Сейчас найдём.

Аптекарше на вид было лет двадцать пять. Чуть приподнятая верхняя губа делала её лицо каким-то наивным. И располагало к беседе.


– А ещё я хочу, чтобы радикулит у меня пропал. И старческий склероз тоже. Чтобы ночью не бегать в туалет через каждые пол часа.


– Непременно… – пробормотала аптекарша – И бегать туда Вы больше не будете…


– И чтобы денег у меня было немеряно… – Попросил я – На Мальту хочу съездить, а то кроме работы и пенсии – ни черта в жизни не видел


– Конечно – Кивнула она головой – На Мальту обязательно… как же без Мальты!


– И про пенис не забудьте! – Напомнил я – чтобы он снова стоял как в молодости. А то что я буду на Мальте делать?

– Действительно, что? – Задумалась аптекарша. – Только загорать и купаться тогда? Скучновато получается…


– Да, Скучно будет – Согласился я с нею и многозначительно показал глазами. Она мне определено нравилась. Кажется, она понимала меня правильно. Что в наше время случается редко с персоналом аптек.


Аптекарша что-то долго искала в ящике и наконец дала мне пачку таблеток.

– Вот, три раза в день, принимайте папаша…


Домой я бежал как на крыльях. И едва зайдя в квартиру сел к столу и раскрыл таблетки… они были в пачке весёлого розового цвета. Я немного полюбовался ними и выпил одну. Лишь потом прочитал аннотацию – "От шизофрении и при понижении умственных способностей.


– Наверное ошиблась девушка – Догадался я. – Я же просил такие чтобы на Мальту поехать.

Как вдруг меня пронзила догадка – А может… она не ошиблась… а просто издевалась надо мной?

В душе поднялась волна обиды и негодования.

Она меня плохо знает!

Да я буду жаловаться!

Добьюсь чтобы уволили с работы эту мерзкую дрянь!

И никогда больше не брали… никуда… до самой пенсии!

Вспомнил её веснушчатый носик и чёлку.

Позвонил в аптеку… сказал всё что думаю про неё… и про её перспективу на будущее… затем подумав слегка, решил дать ей шанс… потребовал немедленно исправить ошибку…


– Непременно исправим – Спокойно ответил мне женский голос. Той самой девушки. С веснушками.


Звонок в двери раздался неожиданно.

Открыв их, я увидел на пороге – ту самую аптекаршу.

Она стояла и пристально смотрела на меня.

Наконец я посторонился, дав ей пройти в квартиру.


Пройдясь у меня по комнате и не найдя ни одного целого стула, она села на диван, продолжая так же пристально разглядывать меня. Только теперь в её глазах появилось ещё что-то… похожее на плохо скрываемое любопытство.

– А ведь ты чокнулся папаша – вдруг сказала она мне.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю – Тихо ответила она. И вдруг устало легла на спину.

– Понимаешь… мы с тобой чем-то похожи… только ты старый я а молодая. Но понимаешь… я как будто чувствую тебя… что ли? И я совсем не издевалась над тобой в аптеке…


Я стоял и всё так же молча смотрел на неё.

Что-то происходило сейчас у меня в комнате. Но что именно – я не мог понять.


– Помнишь, ты хотел таблетки от молодости?

Я кивнул головой.


Она вдруг медленно подняла ноги и широко раздвинула их в стороны.


– Молодость… она ведь тут – Тихо произнесла она и показав себе пальцем между ногами. – Не веришь? Сам посмотри…


Шаркая старческими ногами, я подошёл к своему комоду и взял очки подвешенные на верёвке. Не спеша одел их на переносицу и подошёл к дивану.

Она всё так же ждала меня, широко раздвинув ноги.


– Где же тут моя молодость? – Спросил я и принялся разглядывать то что было у неё открыто сейчас.


Колени – очень гладкие.

Ляжки – стройные.

Изумительный плавный переход идущий от промежности вверх – заканчивался кромкой синих трусиков.


Поправил очки на переносице я наклонился поближе. Долго смотрел и наконец с возмущением произнёс:

– А где же Мальта? Я хотел на Мальту…


– Ага – Сказал она как будто что-то вспомнив. Встала и стащила с себя трусики. Синего цвета.

– Сейчас будет тебе Мальта…


И тут я понял… да, конечно я знал, что есть молодухи которые любят старичков. С их сморщенными стручками. Дряхлыми руками. И нежной кожей на теле.

Что же тебе нравится в них, молодуха?

Или ты хочешь быть последней?

Как точка – на карте жизни.


– Это разве не похоже на Мальту? – С тревогой спросила она и приподняла край платья показав лобок покрытый волосами.


– Разберёмся – Пробормотал я. И поправив очки стал теперь внимательно рассматривать её лобок.

Прорезь ясно виднелась на его выпуклости… а светлые волосинки прикрывали едва виднеющийся клитор на ней.

– Да… это она… Мальта… – Подтвердил я – Я видел её на карте. Точно так выглядела.


– Вот видишь… я же говорила что мы похожи…

Она рассмеялась, и легла на спину с широко раздвинутыми ногами.

– А знаешь… ты мне чертовски надоел в аптеке!

Я покраснел, продолжая непрерывно разглядывать её красивые ноги.

– Чего ждёшь… вот же Мальта, рядом… иди в родную гавань, капитан…

Её взгляд встретился с моим.

И тут я понял,

Она действительно хотела поставить точку. И эта точка – виднелась перед моим взором теперь. Небольшая, красная…


Я наклонился к ней и вдруг признался – А знаешь, я ведь вылез оттуда… когда-то…


– Ну так возвращайся теперь обратно, капитан – Ответила она равнодушно. И ещё шире раскрыла ноги.


– Ладно. Только я буду постепенно, а то я большой – И плавно просунул два пальца в неё.


Раздался смех. Она смеялась задорно и весело. Как нашкодившая девочка.


Потом чуть привстала и стала смотреть на меня всё так же продолжая заливается от хохота.

Чт было в её смехе теперь?

Издевательство?

Торжество молодости?

Радость что удалось развести старика?

Я так и не понял, лишь заметил что она стала закрывать свои ноги.

– Ваша путёвка на Мальту закончилась… Поймала она мой взгляд – пора возвращаться в квартиру… капитан!


– Но я даже не покупался на курорте – Огорчился я.

– Ничего дядя… может, в следующий раз.


Ноги сдвинулись и маленькая красная точка исчезла из моего поля зрения. Теперь были видны лишь две её белые ляжки.

Она встала и натянула синие трусика снова.


– Я даже в море не окунулся – Захныкал я – Отпуск напрасно провёл… пока о смысле жизни думал… я ведь всегда был к философии склонен… старый дурак…


– К философии? – Переспросила она – Я ведь тоже люблю её. Про жизнь подумать. Ну ладно… – Вдруг подобрела она снова – Разве что водицы попробовать. – И вдруг скомандовала мне изменившимся резким голосом – Ложись капитан!


Я послушно лёг на спину.

Я ведь когда-то был военным. И привык выполнять команды.

Только откуда она узнала об этом? Или мы действительно с ней так похожи?


Она медленно встала надо мной так что я оказался у неё между ногами.


– Видишь капитан? – Спросила высоко задрав платье.

Перед моими глазами снова появилась полоска её синих трусиков прикрывающих лобок.


– Ага – Откликнулся я. -Вижу! Родная гавань!


Она начал медленно садиться… пока не опустилась мне на груди.


– А знаешь… ведь ты ведь последняя у меня – Тихо сказал я ей. – Моя точка.


– Знаю – Её глаза стали вдруг серьёзными. – Потому и пришла к тебе. Ведь ты уже задолбал меня в аптеке. Шизик старый. Хочу тебе поставить точку.


И передвинулась вперёд по моему телу сев ближе в моему лицу. Так что синяя полоска её трусиков оказалась прямо у меня перед глазами.

– Больше не хочу тебя видеть в аптеке… никогда… ладно?


– Ладно.


– А не обманешь?


– Нет… я ведь действительно капитан… а значит – держу слово – Я наконец оторвал глаза от её промежности и посмотрел на неё.

Она кивнула головой – Ответ правильный.


И подсунула синюю полоску прямо к моим губам.


– Так попрощайся же… с нашей аптекой…


Я приподнял голову и коснулся синей полоски своими губами.

– Прощай – Тихо прошептал.


– Прощай старик – Кивнула головой она тоже.

А теперь, спи давай!

И приказав не вставать мне с дивана, принесла одеяло накрыла меня им.

– Вот и все. Это и есть… последняя точка!

И ещё старик… не пей больше таблетки… от шизофрении.


Они не помогают… таким как ты… капитан…

Выполнить свой долг

– Папа, мама, можно я спою вам? – Спросила моя маленькая дочка пяти лет.

Она смешно накрасила губы и сделала причёску.

По телеку шёл футбол и мне не хотелось отвлекаться. Жена в это время тоже была занята – что-то шила. И ей не хотелось бросать работу чтобы слушать детский писк.

Я зевнул и начал пытаться найти оправдание почему я не могу сейчас.

– Голова болит – был самый лучший ответ.

Я открыл рот, посмотрел на дочку и вдруг осёкся – в её глазах было столько надежды…что мы будем слушать… подтвердим что она умеет петь.

Может сказать ей правду? Что она никогда не сможет стать певицей?

Ибо у неё нету особо выдающегося голоса.

Да и у нас нету у нас богатого родственника чтобы финансировал её обучение в филармонии.

Нету полезных знакомых чтобы организовать её продвижение на эстраде, концерты, участие в конкурсах.

Да что врать – я даже не смогу дать ей хорошего образования. В виду своего плохого финансового положения…

Государство в котором я живу – очень бедное.

Экономика на спаде.

Я смотрел в глаза своей маленькой дочки и язык у меня не поворачивался сказать ей об этом.

Нет, не это она хотела услышать…

Она хотела услышать что эстрада – ждёт её. Признание, аплодисменты слава. Иначе и быть не может… иначе, зачем она вообще – появилась на свет этот?

Разве не для счастья?

И ещё, она верит, что родители её – самые лучшие. Самые заботливые. И самые любящие.

И они сделают всё для этого – чтобы не случилось…

Я видел что она искренно верит… это светилось в её глазах.

– Неужели ты не понимаешь что я сейчас буду врать тебе? – Подумал я и посмотрел ей прямо в глаза.

– Я не хочу понимать… не надо… ну ладно, лишь дай мне хоть этот миг… почувствовать себя певицей… хоть сегодня… пожалуйста.


Я всегда хорошо понимал свою дочку.

Это пугало меня и радовало одновременно.

И ещё… я давно уже понял, что воспитание детей – это не радость.

Это – работа.

Тяжела, неблагодарная и изнурительная.

Правильнее, было бы назвать её словом – долг.

Не жди что в ответ – тебе будет благодарность… или тебе скажут что будут любить, что будут заботиться на старости.

Нет.

Будет лишь одно… когда-то, через много лет, там, на небе – тебе поставят галочку – ты выполнил свой долг.

Иди – в рай…

А может в ад…

Не знаю.

Да и какая разница… что будет потом.

Важно – что есть сейчас.

А сейчас – два детских глаза, сияющие от счастья… смотрят на меня… и верят что мы будем слушать, как она будут петь.

Что будем хлопать.

Будем счастливы.

И тогда миг славы и признания – обрушится на неё лавиной…

Как же мало нужно детям для счастья!

Я потянул жену за рукав халата, посадил рядом с собой на диван.

– Мы слушаем.

И концерт начался.

Она что-то пела своим писклявым детским голосом, а я с женой неистово хлопали ей. Кричали браво!

Дочка всё пела и пела, танцевала, читала стихи.

И столько счастья было в её глазах…

Уже закончился вечер, а я всё лежал на диване и вспоминал счастливые глаза маленькой дочки… до самого утра.

Я вспоминал это потом – много лет подряд…

И всё думал.

Зачем мы рождаемся? Зачем мы мечтаем? Верим что будем счастливы?

Ведь мир устроен – как по шаблону… рабочий день с утра до вечера… а после работы – стирка, уборка, приготовление пиши, сон. И иногда – развлечения, в виде вечеринок, где всегда – одни и те же друзья, родственники, где всегда – одинаковые разговоры, анекдоты… и так год за годом.

До самой старости.

До морщин и седины.

И я не ошибся.

Все так и случилось.

Моя дочка выросла давно.

Вошла в русло жизни. И не мечтает больше об эстраде.

И у нас – всё хорошо.

Как и все люди вокруг, мы мечтаем о нормальных вещах – например, собрать денег на новый телевизор. И ещё, стиральную машинку отремонтировать надо.

Также, побелку сделать в кухне не мешает…

Только вот… этих два мечтающих счастливых детских глаза – как боль в моей души.

Не дающие мне покоя… они ведь верили во что-то большее…

Как будто я – не смог сделать что-то главное… в своей жизни.

Потому что этот хренов мир – не позволил мне это сделать.


Я часто думаю, если провалится этот мир к черту – во вселенной хуже не станет. Ну, меньше мусора на орбите будет.

Меньше снегов таять на полюсах из-за потепления.

И парниковых газов выделяться…


Вроде бы, ничто мне не мешает послать этот мир – на фиг. И после ухода на тот свет – вспоминать свой жизненный период на земле – как дурацкое недоразумение.

Не жалеть ни о чем.

Не плакать..

Но лишь этих два детских глаза… которые верят что родились для счастья – не пускают меня отсюда… тревожат мою душу.

И я знаю. Они не дадут покоя ни на небе ни на земле.

Ни в раю ни в аду.

И даже с того света – наверное, я прилечу обратно на эту хренову планету, чтобы сделать что-то… для этих двух детских глаз… которые так верят в счастье.

Может хоть так – смогу…

Обрести покой я.

Художник

– Гнида! Сволочь! – Сказала она тихим голосом. А ненависть в глазах сверкнула так ярко как будто хотела искромсать меня ножом.

– Прости – прошептал я стараясь изобразить жалкий, растерянный вид.

Но в голове у меня пронеслось другое: – Боже мой! подумать только!!! Ещё неделю назад я мог приказать ей лечь на диван, расставить ноги. Даже попросить – подстелить подушку себе под зад чтобы передок был повыше. И она послушно делала всё это. Даже больше – брала его сама и вставляла себе в… Боже мой! Всего неделю назад!!!

– Я хочу чтобы ты сгнил в подворотне! – Продолжала шипеть она – провалился в канализацию и не вылазил оттуда.

Я представлял себе живущим в канализации и поёжился. Однажды я действительно провалился туда. Это было прошлогодним летом. Кто-то забыл прикрыть его люком. Или стащил просто…

В канализации было страшно, сыро и неуютно.

И я с радостью постарался выбраться наружу. О чем никогда не жалел впоследствии.

От воспоминаний, по моим губам мелькнула тень улыбки. И очень напрасно…

– Смеёшься сука? – Злобно произнесла она и в её глазах вспыхнуло что-то новое.

Я сжался… догадался что сейчас она ударит меня. Или чего хуже – пырнёт чем-то. Такие стервы на всё способны. Сначала они готовы отсосать тебе в знак любви.

А потом- любым способом угробить. Втоптать в землю. Чтобы затем приходить на твою могилу и плевать раз в год. У них нету серединки. Только крайности.

Я ведь знаю таких… уже имел опыт… главное – их надо ошеломить. И тога они теряются. Они знают только – чёрное или белое. А серое – вводит их в ступор.

– Я люблю тебя – говорю я ей нежно и смотрю в глаза.

Её рука которая уже потянулась к чему-то лежащем в сумочке – застыла на месте.

Что у тебя в ней? – Мелькнула мысль и я поёжился. Баллончик с перцовым газом? Кухонный нож? Ты ведь можешь… грёбаная, бешеная сука… ты на всё способна… только в постели, какие как Вы – хороши. Но в реальной жизни – на цепи вас держать И только.

Она вдруг как-то странно улыбнулась как будто угадав мои мысли и её рука продолжила свой путь к сумочке.

Я тут же сделал пол шага назад чтобы опередить её в случае чего… например ударить ногой в пах если она начнёт вынимать ножницы. Или нож. Но вдруг вспомнил что у неё нету паха. И нету х..я.

А значит мой удар не остановит её.

Уж лучше ударить ногой в живот! – Подсказал мой мозг. И я представил себе как она согнётся и с воем упадёт на мостовую. Нож выпадет из её руки пока она будет корчится.

И я смогу отбросить его ногой подальше.

Вот только сильно бить не надо – продолжал подсказывать мой мозг, как будто там сидел кто-то чужой и давал указание – лишь на 5 минут надо отрубить эту ненормальную… Чтобы успеть смыться от неё…

Потом, за пару недель эта стерва влюбится в кого-то другого… пусть и ебьет ему мозги…

Я ведь и сам, встретил её лишь пару недель назад.

Что привлекло меня в ней?

Почему спросил как зовут?

Попросил придти на свидание?

Почему развлекал её? Смешил?

Даже тратил деньги на кино и мороженое?

Из-за её… блятской юбки – короткой, чуть выше колен, открывающих стройные красивые ножки.

Почему мой мозг – сразу не предупредил об опасности? Не остановил меня?

Ведь не дурак же… догадался почему она спросила на первом же свидании – имею ли я машину, квартиру, хорошую зарплату?

Я радостно кивал головой – да, машина у меня новая. Квартира – в центре города, трёхкомнатная. И денег у меня – немеряно.

– Будешь жить со мной как в сказке… – Ласково говорил я ей а губы нежно тянулись к её губам.

– Правда? – Тихо переспрашивала она перед тем как подставить их мне.

– Правда – ещё тише отвечал я

И наш поцелуй сливался в одно целое.

Конечно, я был не мальчик. А она – не девочка.

И наш первый секс случился очень быстро – через пару дней.

– Ты не наврал про квартиру в центре города? – Спросила она снова и я вдруг почувствовал что девочка имеет большие планы. В которых – мне уготована главная роль.

И снова посмотрел на её ножки.

Красивые сука…

Стройные, нежные.

– Нет, не наврал – Отвечаю.

И подымаю глаза от её ножек – вверх… встречаюсь с ней взглядом. О Боже! На меня смотрят два чёрных глаза, пристально, без эмоций, как будто глаза какого-то механизма.

Мне вдруг становится не по себе…

Подсознание тут же включается как компьютер и даёт совет – беги от неё придурок!

Эта сука способна на всё – чтобы продать свою пиезду подороже.

А если не удастся – то использует тебя по другому… например заявит что ты её изнасиловал. Чтобы своему следующему парню – пояснить, почему она не девочка. И если парень сердобольный – то простит и даже пожалеет.

Заодно и меня накажет.

Именно это – я читаю в её глазах.


Помоги – прошу своё подсознание. – Помоги мне!

И оно начинает действовать.

– Подмойся милая! – Нежно звучит мой голос. Я сам удивляюсь ему, но понимаю – подсознание хочет чтобы она смыла улики.

– Конечно дорогой – отвечает она не понимая подвоха.

Кто знает, что будет когда она узнает что у меня нету – ни квартиры, ни работы, ни машины. И вообще – я женат, имею детей и они сейчас на даче..

– Ты не кончил в меня случайно? Я ведь могу забеременеть?

Я понимаю… вот и он – крючок.

Глаза её испытывающе смотрят на меня. И в них я читаю её мысли… что я – уже на крючке у неё. Проглотил его по самый желудок. И сорваться с него – это вырвать кусок тела с меня, с мясом и кожей.

Она уж постарается….

Не сомневайся.

– Ничего родная – шепчут мои губы ей ласково. И страх внутри меня – делает мой голос ещё более убедительным.

Мы договариваемся встретиться через неделю.

Как утром вдруг телефонный звонок.

Странный…

Которого не должно быть…

В 7 часов утра.

Кто это? Прокурор? Отделение милиции? Она догадалась что обманываю её? Разузнала обо мне? Выяснила что женат? И подала заявление про изнасилование?

Но нет… незнакомый голос с телефонной трубки… звучит спокойно и дружелюбно: – Привет! Я видел Ваши картины… в зале дворца культуры и молодёжи. Замечательно!

– Правда? – Переспрашиваю не веря своим ушам. Ведь раньше, мои картины нравились только мне.

– Действительно понравились! – Уверенно продолжает голос с трубки. И после небольшой паузы добавляет – А впрочем, забыл представится… знаете кто я?.. И называет фамилию.

Меня на секунду парализует.

Это самая известная фамилия в городе.

Олигарх, владеющий всеми центральными магазинами.

Миллиардер.

– Простите – Наконец я обретаю голос снова – Я не ошибся? Вы тот самый…

– Да, тот самый – Отвечает голос и судя по интонации смеётся: – И чтобы Вы не сомневались в этом, давайте встретимся, поговорим… будьте возле Оперного театра. А я буду в автомобиле… – и называет номер.

Смотрю на часы – до встречи остаётся два часа. Быстро одеваю костюм и бегу в парикмахерскую – побриться, подстричься, привести себя в порядок. Как тут же за углом натыкаюсь на ту бешеную суку – она идёт навстречу мне опустив глаза… кажется мечтает о чем-то… наверное о моей трёхкомнатной квартире.

– Вот блять!

Мороз по спине… прощаясь, я соврал ей что уезжаю в командировку… на целую неделю… и что буду скучать ужасно!

Почему на неделю?

Секрет открывался просто – после подмытия должна пройти неделя и тогда нельзя доказать что между нами был секс.

И вот теперь, эта сука идёт на меня, и смотрит куда-то в землю.

Я резко отворачиваю голову… к моему счастью – прохожу мимо. Не заметила.

Но меня трясёт, как бьёт током. Я ощущаю снова. Чую нутром – она не простит… и секс с ней – за спасибо не пройдёт. Эта тварь – бешеная.

Мне хочется крикнуть ей вслед – Забудь про меня. И про наш гребаный секс, всё равно пиезда у тебя шире чем всё что я видел до сих пор. И в постели – от тебя пахнет потом а не страстью..

И всё что было между нами – ошибка! Не надо было в короткую юбку выряживаться.

Ведь мужики на это липнут как мухи.

Ты разве не знала?

Но вот и Оперный Театр.

Мерседес чёрного цвета остановился там ровно в 12 часов. Шофёр открыл дверь и кивнул мне – запрыгивай!

Я залезаю внутрь. Точно… он самый.

Олигарх с любопытством тоже разглядывает меня затем протягивает руку… Ну как дела?

Отмечаю что он сразу на перешёл "ты", только не знаю – хорошо это или плохо.

– Короче, парень, у меня есть просьба… нарисуешь портрет моей дочери?

Киваю головой, хотя до этого я рисовал только природу.

И мы едем к какому-то ресторану. Оказывается, там у него заказанный столик. И жратвы на нём – навалом.

Напихаю в себя бутерброды с черной икрой, фаршированные шампиньоны и балык в винном соусе… а он задумчиво смотрит на меня, улыбается. Наконец произносит:

– Я видел твою картину, ну самую, что "Девушка с кувшином" называется…

У меня кусок бифштекса застревает в горле – Это не моя картина… а моего напарника… мы вместе арендуем зал.

– Что? Это правда? – Морщится он. – Вот блин!

В нём моментально что-то меняется. Продолжает смотреть как я жру, но во взгляде уже скука и брезгливость. Как будто видит перед собой какое-то дерьмо.

Мне больше есть не хочется.

Олигарх больше не говорит, лишь смотрит на часы, потом встает и говорит что нужно что-то сказать шофёру.

Я жду его пол часа… час…

Но эта сука олигарх больше не возвращается.

Вот гад! Всегда простой народ – они за гамно имели. Завтра же вступлю в коммунистическую партию.

А вот и счёт мне приносят!

Я рассказываю официанту как меня жёстко поимели, и что я решил стать коммунистом.

Официант заподозрив неладное вызывает администратора. И они вместе вытряхивают мои карманы, забирают все деньги и мобильный телефон.

Оказывается, эта сука олигархическая, на прощание, заказала мне ещё и бутерброд с красной икрой.

Блять!

И уехала на своём мерседесе.

Козел вонючий.

Через пол часа, с криками, угрозами и взашей чтобы больше ноги моей на одном гектаре с ними не было – меня выталкивают из ресторана. И чувствуя что пережрался и не могу быстро идти, я медленно направляюсь к центру города размышляя о счастье человеческом. И о том чего не хватает мне до полного.

Как вдруг вспомнил ту, что в короткой юбке.

А впрочем, чего я испугался, дурак???

Может я просто ошибся?

И она, как и положено молоденькой дурочке – просто ждёт от парня романтики и мечтаний! В благодарность, представляя ему свой передок, покрытый молодой растительностью. В аренду, на короткий срок.

Ну конечно!

Так и должно быть!

А я – идиот конченый!

И понимая резонность моих мыслей, я с радостью иду прямо к ней. По дороге купив цветы, нашёл дом, куда я провожал её вечером, спросил у соседей и выяснил номер квартиры.

Главное с женщиной – переспать с ней в первый раз. А потом – всё легко и просто. Потом – всё можно. Даже без слов…

И вот я уже сижу на диване, а она рядом. Выжидающе смотрит на меня, а я, прежде чем лечь – прошу её… принести подушку и положить себе под зад, чтобы у неё передок был повыше.

Вообще-то, мне всё равно где будет её передок… всё равно я смогу попасть в него, но мне приятно что она исполняет это.

Молча и без лишних вопросов.

А ещё я прошу, взять его в руку и самой вставить себе в…

Она умная. Она всё понимает.

Теперь мне не надо даже работать своим тазом… она старается подкидывать меня сама. И всё что остаётся мне – это кончить в неё…

Сладко и со стоном.

Что я и делаю.

Уже одеваюсь, как вдруг встречаюсь с ней взглядом… опять блять! Что это?? Опять натыкаюсь на два холодных нечеловеческих глаза. Что-то пугает меня в них… нет… это не взгляд дурочки… это взгляд механизма. В котором нет ни девичьей робости, ни смущения, неловкости или стыда. Есть только стальная логика и необходимость. И злоба которая на своём пути не знает ни жалости ни эмоций.

– На что ты способна, девочка? – Думаю и с ужасом смотрю в её стальные глаза не в силах оторвать своего взгляда.

И вдруг… мы кажется понимаем друг друга…

Она встает и дивана и тихо произносит:

– А ты не обманываешь меня, друг милый? – Спрашивает спокойным ровным голосом. Но от этого спокойствия – у меня ледяной могильный холод побегает по спине.

Только теперь я понимаю что стоит за этим спокойствием…

И замечаю что на столе лежат огромные ножницы. И мы оба косимся на них…

Что-то внутри меня немеет от страха… а потом душа вопит в подсознание – Бога ради! Умоляю тебя! Спаси! Подскажи что делать!!! Я клянусь что больше никого обманывать… ни причинять боль… Только спаси меня! Спаси!!!!

Продолжаю смотреть в её глаза и вижу как они медленно сужаются… как у хищного зверя. Ещё секунда – и она пойдёт на всё – чтобы насчитаться за свой передок.

В который я так сладко кончил.

Без права на аренду.

Подсознание вдруг начинает отчётливо работать… я понимаю что надо делать – отвожу глаза в сторону и рассказываю про наше счастливое будущее, про свою трёхкомнатную квартиру которая сейчас на ремонте (поэтому не мог сейчас привести её туда). И про машину, которая в автосервисе (меняю шины – на зимние).

В следующий раз – я непременно приеду на ней.

Я понимаю… главное для меня… это тянуть время.

Подсознание приказывает – тяни его подольше. И вообще, нужно 5 дней чтобы следы секса исчезли полностью. Иначе… не сомневайся… посмотри ей в глаза… и поймёшь… эта сука не остановится… она пойдёт на все… Чтобы отомстить.

Я прошу её подмыться… мол, нам пока рано иметь детей.

И как ни странно, она попадается на эту простую уловку.

– Хорошо – отвечает. Глаза перестают сужаться и снова расширяются.

Опасность – проходит мимо.

Точка.

Мы снова встречаемся с ней – через 5 дней.

Срок прошёл.

И она пришла ко мне снова.

– У меня задержка… – Сказала с порога.

Два холодных глаза похожие на кинжалы – вонзились в моё сердце… душу…

Пришло время расплаты. Так давай же! Ответь что завтра мы понесём с ней заявление в ЗАГС. Распишемся. Что моя машина – это твоя машина теперь. Что моя квартира – твоя квартира.

Что передок твой – я буду лелеять и холить. Буду любить его и нежить. И работать на него всю жизнь… ты же этого ждёшь?

Она всё ждёт а я молчу.

И тогда глаза её снова сужаются… по звериному… не предвещая мне ничего хорошего.

– Я женат – Наконец мямлю я. Чувствуя как холодок ужаса пробегает по спине.

– Что?? – И глаза её расширяются вдруг становясь какими-то безумными.

Как у бешеной суки,

– Я женат… мне нужно развестись сначала… а потом я смогу с тобой… – Пытаюсь говорить спокойным уравновешенным голосом. – Так получилось, понимаешь…

– Сука! Тварь! Гамно! – Визжит она как будто теряя рассудок. Я отпрыгиваю от неё и становлюсь в защитную стойку вытянув вперёд руки… угрожающе сжимаю кулаки.

Но она как слепая идёт вперёд и руками шарит по столу – чем бы швырнуть в меня…

Я бью ногой в ножку стола и он падает на бок – подойдёшь ко мне ближе – врежу!

Теперь она понимает что не сможет достать меня… сейчас…

Лишь злоба хлещет из глаз как будто капли крови брызжут – Обожди гнида… ты скоро пожалеешь…

И тогда начинается ожидание. День, второй…

Она поймала меня на танцплощадке, куда я пришёл развеять свой страх. И тоску.

– Отойдём в сторону – сказала.

И я пошёл… лучше сейчас чем поймает меня в подворотне…

Прошу её – держать руки пред собой. Чтобы не пырнула в живот.

– Боишься? – Усмехается. И вдруг начинает проклинать меня.

– Сдохнешь сволочь… сдохнешь… сдохнешь…

Кажется, от злобы, её заклинило.

– Слушай, – прерываю её – Олигарх… это ты сделала? Твоя идея?

Вижу, в её глазах растерянность.

– Я так и знал… хотела угодить ему? Думала что я картины рисую, и за копейки нарисую портрет?

Она молча смотрит на меня, но в глазах больше нету злобы.

– Ты что, следил за мной, сука?

– Да нет… но знаю что олигархи – не женятся на таких… как ты

– Каких?

– Епнутых… хоть и умных.

– Может быть. – Отвечает мне. И вдруг её голос становится снова спокойным холодным. А её глаза – как два компьютера. Без эмоций или переживаний. Как глаза киборга. Или робота. – Только ты придурок, так ничего и не понял…

– А что тут понять – Криво ухмыляюсь – Хотела подобраться к нему…

– Да зачем? – Улыбнулась вдруг – Дочка я ему. Идиот.

У меня глаза полезли на доб.

– Только ошиблась я… думала что ты тот – кто нарисовал тот портрет… девочка с кувшином… вот и обожглась… как дура.

У меня пропадает дар речи. Наконец с трудом выжимаю из себя – Дочка? Олигарха? Да я нарисую тебе еще лучше портрет! И с женой разведусь. Обещаю.

Я начинаю что-то мямлить про свои чувства, любовь и что всю ночь не спал думая про нее… Но она уже не слушает меня.

– Девочка с кувшином – Задумчиво повторяет. И больше не обращая на меня внимание поворачивается и уходит.

– Постой! – Ору я вслед. – А как же я?

Догоняю, хватаю за плечи, поворачиваю ее к себе… но она смотрит куда-то в землю.

– Девочка с кувшином… – Повторяет как пьяная. И старается вырваться с моих объятий.

Но я держу ее крепко.

– А как же я?? – Кричу ей в лицо.

– Как ты? – Переспрашивает она и как будто очнувшись внимательно всматривается в мое лицо.

– Да пошёл ты нах – говорит мне. – Ты никогда не нарисуешь как он, девушку с кувшином.

Поворачивается.

И уходит.

Теперь уже навсегда.

Стальной кулак

Почему в женщине, меня всегда возбуждали ноги?

А не ум, высокая нравственность или хотя бы лицо?


Может я скрытый извращенец какой-то?

Трясущимися руками сейчас поправляю запотевшие очки из под которых выглядывает вспухшее лицо с нездоровым красным оттенком. Мои выпученные глаза не мигая смотрят в монитор. А на штанах проглядывают какие-то странные белые пятна, с прилипшими остатками бутерброда размазанными на рукаве рубашки.

В довершение ко всему, на моих жирных похотливых губах расплывается мерзкая скользкая улыбка…


Нет! Уверяю Вас, я человек интеллигентный и порядочный.

И ширинка у меня принципиально застёгнута на все пуговицы (по крайней мере сейчас).


А самые красивые ноги в своей жизни, я видел у одной девочки… она была студенткой и мы с ней были в самодеятельном спектакле.

Она сидела всегда рядом а её ноги были на расстоянии протянутой руки от меня.

Конечно, я наклонялся по любому поводу, например кидал на пол тетрадь с ролью, чтобы приблизится к её ногам… рассмотреть их… попытаться уловить их запах.

Хер шевелился у меня в ширинке и роль получалась у меня отвратительно.

Вместо умного взгляда и общения со зрителями в зале – у меня получался лишь жалкий взгляд на её ноги.


Она ловила его… съёживалась… отворачивала коленки от меня.


А я всё смотрел и смотрел на них шепча губами – Я люблю Вас…


И вот чудо! Ноги как будто слышали меня… радостно замирали на мгновение… а потом сами поворачивались ко мне… чуть раздвигаясь в коленках, и опять потом сжимались.


– Роль! Играй роль! – Кричал режиссёр.

Напарники по сцене – проклинали.

А у меня получалось всё хуже и хуже. Да, друзья мои. Я был влюблён.

В ноги.


Конечно, я не мог отделить их от тела. А тело – всячески препятствовало нашей взаимной любви.

Её голова отворачивалась, а губы говорили мне обидные шутки. Её глаза встречаясь с моими – просто излучали возмущение… недоумение и… даже порой сожаление что такое случилось со мной.

Лишь ноги её – проклятые ноги! Она звали меня… они кричали мне – мы любим тебя! Возьми же нас… обнимай… целуй… раздвигай!


Я пытался… и не раз – договорится с их владелицей. Объяснить что у меня роман с её ногами. Что не нужно ей стоять на пути нашего счастья. Но она лишь принимала всё за шутку, смеялась.

Дура.

Я знал что она считала себя дорогой девочкой. Была высокомерной и заносчивой. А свою красивую попку она несла так как будто эта была хрустальная ваза и ее ненаглядные ноги были вынуждены качать её талию – вправо – влево… вправо – влево…

Что-бы попка развлекалась…


Однажды, эта дура пришла на спектакль со своим парнем – он оказался преуспевающий бизнесменом. Красивый, высокий, в дорогом костюме. У здания театра его ждал роскошный автомобиль с личным шофёром.

Девица держала его под руку а её попка подпрыгивала как будто радостно показывая нам – Смотрите! Это мой избранник! Ну как он Вам? Завидуйте! Пускайте слюни… моя попка скоро направится в автомобиль. А Вы – останетесь здесь.


Перед началом спектакля, её глаза вдруг повернулись в мою сторону и в них засветилось любопытство смешанное с пренебрежением – Глупый! Ты сам понимаешь. Он не ровня тебе. И вообще – как ты мог мечтать о моей попке?.. Деревенщина необтёсанная.


И вот уже – тушится свет в театре, поднимается занавес… начинается спектакль. Мы готовы выходить на сцену. И как всегда – она сидит рядом. Её роскошная хрустальная попка вальяжно развалилась в кресле. Очень аккуратно, чтобы не одна складка на ней не помялась. А девичья невинность расположенная в том же месте (если она еще есть конечно) – чувствовала себя уютно и непринуждённо.

И вот – звучит сигнал!

Её зовут – на сцену!

Она встала и пошла вперёд чуть покачивая бёдрами в разные стороны. Плавно неся попку на высоких ногах.

Не обращая уже никакого внимания на меня.


Вот в этом – и была её огромная ошибка.


"Бешённый кулак". Это была самая популярная шутка в нашей школе. А школа наша, должен признаться – считалась самой хулиганской в районе. И ребята в ней умели развлекаться на славу.

Выполнялась шутка так: если кто-то садиться возле тебя – ты должен был успеть незаметно подсунуть ладонь под зад и сжать в кулак.

Затем получал удовольствие наблюдая как у жертвы лезут глаза на лоб когда вместо мягкого стула с войлочной подкладкой – он ощущал в жопе огромный мерзкий твёрдый камень.

Так вот.

Сижу на спектакле и вижу как хрустальная нежная попка всё время подымается и опускается возле меня. Раз за разом…

И каждый раз – медленно и плавно. Демонстративно и изящно. Как будто нету в мире иной ценности чем гладизна её ровных линий.

Я смотрел на её попку не отрываясь… и вдруг… это случилось. Реакция сработала. Свою ладонь под неё я просунул быстро и автоматично. Где-то в подсознании оправдывая себя что она знает эту старую шутку, повернёт голову и посмотрит на что садится.

Но нет… она не посмотрела.

Её великолепная попка сделанная на экспорт – медленно садилась на стул где моя ладонь уже сжималась в огромный кулак. Приобретая размеры в половину её попки.

Наверняка, её попка видела его… возможно даже похолодела от ужаса… сжалась в плохом предчувствии. Может даже хотела крикнуть владелице – остановись родная! Этот придурок, что сидит рядом… такое придумал! Посадить меня на камень!?

Я не хочу сидеть на этом!!!

Я не привыкла…

Я же другая…

Но равновесие тела – уже потеряно. Обратной дороги нету. И она не может остановится… даже если бы повернула голову и увидела опасность.


Её глаза ещё затуманены спектаклем… её волосы гладко приглажены. Иногда она поворачивает голову и посылает губами своему парню какие-то сигналы…

У неё красивые губы – чуть изогнутые книзу… немного капризно и немного зазывно.

У её парня наверное стояк – непрерывный.


Но её тело уже садится вниз… на проклятый стул… – где никто уже не может спасти её от старой школьной шутки. Весёлой и коварной.

Мой кулак сжимается неумолимо… и вот он уже становится каменным… а затем – стальным.

Я смотрю на него и мне самому становится страшно.

Попка не успевает ни сжаться ни собраться.

Она в секунду опускается на огромный стальной кулак с многочисленными острыми костяшками выпирающими из него вместе с костлявыми сугробами.

В них и спрятан весь ужас который и приведёт к выпученным глазам, вою, и рукам – нежно поглаживающим свою жопу.

По крайней мере, так было когда-то в школе… а сейчас… я лишь почувствовал как в опустившейся жопе что-то хрустнуло а потом она как будто расплылась вокруг моего кулака, а он всё продолжал засовываться куда-то в глубину ее тела… всё глубже и глубже…

Не знаю, что происходило с её девичьей невинностью в эти секунды… возможно она исчезла куда-то, а может самоликвидировалась или провалилась внутрь… я не знаю как она оправдывалась потом перед своим парнем, как приводила в порядок свою жопу. Но уверен – она стала какой-то другой после спектакля… возможно потому что на ней отпечатался огромный кулак.

В это мгновение и раздался крик.

Наверное она никогда ещё так не кричала в своей жизни.

Крик был ужасен.

Весь зал замер.

Режиссёр уронил сценарий.

Зрители закрыли уши.

А актёры пригнулись полагая что рушится потолок.

Лишь только я понимал что происходит… что это мой юмор сработал на славу.

Быстро расслабил ладонь вернув её в нормальное состояние и выдернул её из под её попы.

Но её жопа уже ни на что не реагировала и ничего не чувствовала – она была способная теперь лишь ёрзить на стуле пытаясь найти удобное положение.

– Шутка – Промямлил я понимая что переборщил.

На меня повернулись два широко раскрытых глаза наполненные ужасом и болью. Как будто я лишил её чего-то самого дорогого… возможно девственности. Или хрустальной жопы.


Понимая что сейчас меня будут бить, я скатился со стула и попытался юркнуть в проход.

Девица попыталась кинутся за мной но жопа онемела и не отрывалась от стула… наверное она никогда ранее не садилась на твёрдый камень.

Только теперь я вспомнил что сижу на спектакле, и на меня все смотрят – актёры, зрители и режиссёр.

– Простите… – Сказал я. – Пошутил просто.

– Он пошутил – Повторил режиссёр. И хлопнул в ладоши.

Спектакль продолжился.

Как раз моя очередь выходить на сцену…


После спектакля я смешался со зрителями и заводил их – кричал "браво" якобы от них и похваливал режиссёра показывая на него рукой – Какой талантище! Не правда ли?

В итоге, меня все простили.

Сначала зрители – которые узнали меня. Потом актёры. И наконец – режиссёр.

Последним кто простил меня за школьную шутку – была девица.

Что-то изменилось в ней…

Она долго и грустно смотрела на меня, а во взгляде ее читалось – Ты просто завидуешь ему. Но я никогда не буду твоей, понимаешь? Сколько бы не подкладывал мне свою ладонь под жопу…

Я кивнул головой в ответ.

Наконец я не выдержал и снова уставился на её ноги.

Такие красивые и длинные.

– Прощайте мои дорогие – тихо сказал им. – Навсегда!

Её коленки слегка задрожали как будто рыдая от отчаяния. Но она тут же забрала их от меня и повернула к своему парню.

Я понял.

Теперь он – будет обнимать их. Целовать и раздвигать.

А не я.

Все кончено.

Прощайте любимые!

Не плачьте… не скучайте…

Если сможете конечно.

Она взяла его под руку и они направились к автомобилю. Потом сели и уехали.

А я всё смотрел и смотрел им вслед.

И думал…

Лишь отпечаток моего кулака на жопе – ещё долго будет напоминать ее ногам, что я любил их.

И сделал всё – чтобы остаться с ними.

Пусть даже в таком виде…

Рекорд после полуночи

В час ночи я включил телевизор. Нет, не для познавательных или образовательных передач. И даже не для фильма ужаса.

На моем экране экране появилась симпатичная блондиночка с мечтательными глазами. И её мечты по видимому ограничивались желанием чтобы я хорошо поработал своей правой рукой под одеялом.

Осторожно проведя взглядом по комнате я убедился что все спят. При этом мой взор был настолько напряжённым что напоминал взгляд оберштурмбанфюрера Штирлица из фильма 17 мгновений весны.

Наконец убедившись что никто не спросит меня сонным голосом – А что это ты делаешь? Может тебе плохо? – Я всё своё внимание сосредоточил на телевизоре.

Блондинка явно была в моем вкусе… стройная, высокая, с длинными ногами, волнистыми волосами и голубыми глазами.

Но самое главное – она робела и стеснялась телекамеры. Как будто ученица на уроке.

– Пора милая! – Пытался подбодрить я её. – Не робей! Я помогу тебе!

Впрочем, чем я мог помочь ей?

Обещать что дам конфетку?

Или уверять что люблю её?..

Наконец я решил воодушевить её собственным примером – засунул свою правую руку под одеяло и энергично задёргал, показывая – Вот как надо! Учись! Я же смог! Значит и ты сможешь тоже! (Всегда подозревал у себя талант наставника).


Блондинка краснела, робела и и её невинные глазки как бы спрашивали – Что Вы хотите от меня, граждане? И вообще, почему не спите в такой поздний час?

Наконец моя правая рука устала и я вытащил её из под одеяла. В глазах блондинки вдруг появилась что-то новое, похожее на смех – Что? Не смог дядя?

Я с досадой сплюнул и пробормотал – Куда катится наш мир? Молодёжь ни к черту не годится… вот в наше время…

Уже встал с дивана чтобы выключить телевизор как внезапно остановился – на экране происходило что-то новое – в глазах блондинки появилась растерянность.

Так и есть!

Перед ней вдруг появился здоровый амбал, с огромным плюшевым мишкой в руках. Кажется режиссёры решили спасать свою ночную программу "Для взрослых". И чтобы зрители не разбежались – пригласили специалиста.

Я решил пока ещё не выключать телевизор. И стал со злорадством наблюдать что он будет делать с застенчивой блондинкой.

Амбал сел рядом с нею на диван и для начала подарил ей мишку.

Тот блестел фарфоровыми глазками и весело улыбался.

Амбал улыбнулся тоже и стал медленно расстёгивать свою ширинку.

Блондинка, как будто не понимая что сейчас будет – по прежнему зевала с недоумением наблюдая за амбалом. Наконец из-за кадра послышался злобный шёпот режиссёра – Проснись дура! Работай!

Блондинка тут же перестала зевать и стала изображать что дышит тяжело,

Амбал наконец снял штаны и и начал возбуждать свой член – Просыпайся приятель!

Кажется, планы у него были очень большие на этот вечер. Но тут… случился второй прокол в программе – член у амбала никак не вставал.

Может он крепко уснул (ведь время уже было пол второго).

А может забастовку объявил какую-то.

Амбал уговаривал его – то нежно гладил, то тряс и даже злобно сжимал в руках – но всё напрасно, тот ни на что не реагировал.

Теперь уже и блондинка заинтересовалась происходящим.

Проснулась окончательно и стала с интересом вместе с телезрителями наблюдать как амбал пытается оживить свой член.

– Каналья! Лодырь! Тунеядец! – Донёсся из-за кадра истеричный голос режиссёра – Начинай работать а то уволю!

И тогда амбал стал пытаться засунуть свой вялый член – в блондинку.

Это было ужасное зрелище! Откровенно скажу я Вам – не для слабонервных.

Глаза амбала вылазили из орбит, а его рот – свела судорога. На лице амбала – застыла неописуемая гримаса отчаяния.

Наконец он в сердцах сплюнул и стал изображать оргазм. Однако проклятый член, в самый ответственный момент вдруг вывалился наружу, как будто хохоча и издеваясь над ним.

Вот теперь уже и блондинка почувствовала себя ущемлённой.

Ведь проклятый член издевался и над ней тоже.

Она стала говорить амбалу что ему надо делать.

То ставила его – раком, то на колени,

То пинала его, то целовала.

Даже обзывала нехорошими словами и призывала член к совести.

Но всё напрасно – член вообще не реагировал.

– Импотенты! Бездари! Скоты! – Доносился издали голос режиссёра. Кажется у него случился нервный припадок.

И вдруг в глазах блондинки появилось что-то новое.

Оттуда исчезла робость, невинный блеск и невинность – зато появилось отчаянная решительность.

Она стала хватать амбала за волосы и притягивала к своим интимным местам… то сама лезла амбалу в такие же.

Но всё было напрасно.

И тогда… отчаяние в глазах блондинки вдруг сменилось злобой. Женская злоба – она сродни звериной, лютой.

Из нежно голубых – ее глаза превратились в два холодных стальных кинжала.

Больше, блондинки не было в комнате.

На диване теперь сидела совершенно другая женщина – злобная разъярённая пантера. Она с ненавистью вдруг толкнула ногой амбала и тот с грохотом упал с дивана на пол. Затем схватила первое что попалось ей под руку – его плюшевого мишку.

Секунду подумав что с ним сделать – разорвать или выкинуть, вдруг широко раскрыла свои стройные ноги – и стала запихивать его в себя.

Она делала это медленно, с наслаждением, как будто показывая своё превосходство.

Как олимпийский чемпион который берет невиданную высоту.

Как спортсмен по бегу – который собирается пробежать быстрее всех.

Так и она теперь – брала свой рекорд.

Амбал осторожно выглянул из под дивана и глаза его застыли от ужаса – его любимый мишка медленно погружался туда… в блондинку.

Мишка как будто не хотел… сопротивлялся… его рот перестал улыбаться а фарфоровые глаза – весело блестеть. Но взбешённая блондинка была неумолима: – Удавлю гада! – Сверкали её глаза. – Как удавила бы и твоего проклятого хозяина тоже!..

Медленно и неумолимо она засовывала его всё глубже и глубже…

Вот уже половина мишки скрылась там…

– Может не надо? – Жалобно спросил амбал.

– Пошёл нах, импотент! – Взвизгнула блондинка. И стала засовывать мишку ещё быстрее.

Вот уже три четверти мишки скрылось там.

В студии воцарилось напряжённая тишина.

Лишь было слышно как летает над потолком одинокая муха. И как сопит блондинка идущая на свой мировой рекорд.

– Удавлю – Мрачно повторила она и вдруг села на него полностью.

Мишка – оказался скрытым в ней.

– Вот как надо – С гордостью сказала блондинка и повалилась на бок. Глаза её теперь смеялись – злобно и торжествующе. Как будто она удавила собой не только мишку – но и всю эту проклятую киностудию. Вместе с режиссёром и её амбалом.

– Ты убила его – Вдруг заплакал амбал.

– Во блин – Раздался растерянный голос режиссёра из-за кадра.


Даже я забыл что надо было дёргать рукой.

– Она сделала это. – Лишь сказал с восхищением. – Браво!

Блондинка медленно вынула мишку из себя. Теперь тот не смеялся. А был какой-то помятый, жалкий. Его глаза стали косоглазыми и тускло смотрели на окружающих. А на его мордочке – застыла какая-то странная гримаса. То ли жалкая – от растерянности. То ли радостная – от счастья.

Амбал взял своего мишку, потом забрал свои штаны с пола и поплёлся прочь из кадра.

Блондинка теперь смотрела гордо и высокомерно. Как огромная пантера она развалилась на диване. И чувствовалось что она теперь – тут хозяин. Делает – что хочет и когда хочет.

– Ну, кто тут следующий? – Спросила она.

– Я – тихо ответил я. И в моем голосе прозвучало робость и уважение – Если позволите…

Блондинка улыбнулась.

– Я теперь Ваш, мадам – пробормотал я – Навеки… любой каприз… у ваших ног… только прикажите… только изволите…

И моя правая рука – непроизвольно задёргалась под одеялом…

Хакер

Столкнувшись в подъезде с соседом, Славик чуть отступил в сторону. Что-то было в этом мужике – аура какая-то, черт побери.

Высокий, широкоплечий, с надменным выражением лица и выдвинутой вперёд челюстью которая выдавала способность командовать людьми и подчинять их своей воле.

Если бы он крикнул Славику – Лежать! – Он был наверное плюхнулся на пол. Прямо там, в подъезде.

Но сосед прошёл мимо едва кивнув ему головой. Он даже не повернул плечи чтобы посторонится в узком лестничном проёме.

И Славику пришлось прижаться к стене основательно испачкав себе при этом спину.

Но сосед даже не заметил… лишь проходя рядом- слегка поморщился… как будто прошёл возле мухи.

Огромной, навозной мухи.

И Славик, как будто со стороны – вдруг отчётливо увидел себя. Щуплого, низенького, краснеющего и покрывающегося потом от собственной неловкости.

Что-бы поскорее забыть об этом – быстро кинулся в свою квартиру.

Компьютер. Только он позволял забыться.

Попасть в другой мир.

Где нету – накачанных бицепсов.

Нету – командного голоса.

И челюстей как у боксёра.

Там есть только ум.


– Есть ли у меня ум? – Вдруг подумал Славик.

Но отвечать сам себе не стал.

Лишь пальцы лихорадочно застучали по кнопках клавиатуры.

Они слегка болели при этом… ведь уже две недели – он непрерывно искал пароль.

Не просто пароль, а тот который помог бы ему не тратить деньги на интернет.

Теоретически, это было сделать просто.

Нужно было подобрать пароль к одному из соседских роутеров Вай-фай.

Тайком подключится к нему и пользоваться чужим интернетом.

Конечно, план был гнусный. И преступный.

Но что-то подсказывало ему – только так он докажет соседям что умнее их и способнее.

Это – была бы победа. Которая позволили бы ему – не краснеть больше при встрече с ними.

А поняв это – Славик решился.

Хакерских программ по взлому Вай-Фай он обнаружил в сети много. Оставалось попробовать каждую из них.

История от встречи соседом понемногу выветривалась из головы, а взамен – в ней появлялись графики и таблицы.

И программы которые непрерывно перебирали пароли пытаясь тайком подключится к чужому роутеру.

Не заметил как день сменился ночью, а потом опять наступило утро.

И вдруг это случилось.

Ровно в 7 часов утра.

Сигнал о завершении работы программы прозвучал как удар колокола. И появилось сообщение – "Пароль найден!".

Славик несколько минут тупо смотрел на него не веря своим глазам. А потом осторожно ввёл найденный пароль в поле идентификации и нажал кнопку – "Подключится".

И случилось чудо! Компьютер тут же подключился к интернету. Чужому интернету.

Холодок ужаса вдруг пробежал по его спине. Как будто он украл чужую мебель. Или машину.

Но было и другое чувство – гордости собой.

– Ну что теперь? Как я Вам? Зауважали?


Оставалось выяснить только – у какого соседа он крадёт интернет?

Два часа носился с планшетом по комнате перебегая от одной стены к другой, выясняя откуда сигнал сильнее.

И вскоре сомнений не оставалось – у того самого амбала с квадратной челюстью.

Который здоровался – не разжимая губ, лишь едва заметным кивком головы.

И который не посторонился на лестничной клетки чтобы разойтись в узком проёме.


Этот громила – мог уложить его одним ударом левой.

Или резким властным голосом – заставить лечь на землю.

А надменным пренебрежительным взглядом – почувствовать себя ничтожеством.


Только одного не мог амбал… он был бессилен в виртуальном мире интернета.

Где Славик – оказался королём.

А амбал – стал полным ничтожеством.


– Итак – Медленно проговорил Славик наслаждаясь неограниченной властью над роутером амбала – Привыкай к новой жизни приятель! Теперь ты будешь жить по моим правилам.

А правила у меня такие – с 17 до 22 часов я смотрю фильмы, а это значит что интернет у тебя будет зависать. К примеру, сядешь ты посмотреть порнушку или прогноз погоды – а страничка у тебя будет грузится минут десять. Рви на себе волосы приятель! Матюкайся и бей тарелки! Мне пофиг! Пока я не посмотрю фильм – нету у тебя интернета!

Славил расхохотался представив себе это, как вдруг в голове мелькнула тревожная мысль – Как бы наш роутер не перегорел от усиленного пользования!

Нет. Пожалуй, мы будем пользоваться им только по пару часов в день. Когда я фильмы смотрю…

Эта мысль немного успокоила Славика.

И он стал думал как вместе с амбалом будут совместно пользоваться их роутером. Для начала – он изменит все настройки. Амбалу – оставит только пару часов для интернета. Заодно почистит всю историю страниц которые он посещал в интернете.

Кстати про историю…

Славик вдруг поднял глаза в потолок и задумался.

– А ведь пожалуй, я должен посмотреть твою историю посещений в интернете. Наверняка найду переписку с какой-нибудь любовницей. Голые фото и всё такое…

Фантазия Славика тут же нарисовала картину – вот он встречает жену амбала на улице и говорит ей что случайно узнал ужасную тайну об её муже.

Вместе они идут к нему домой и он показывает ей переписку мужа с любовницей.

Она читает как он признается в любви и в грязных сексуальных фантазиях, а затем видит фото где амбал сфотографировался с высунутым членом в руках и подписью – "Мой любимой Мусе"

Его жена вскрикивает и закрывает лицо руками.

– Как ты мог! Как ты мог! – Будет всхлипывать она и обзывать амбала самыми нехорошими словами.

– Успокойтесь! – Ласково положит ей руку на плечи Славик. – Я знаю… как унять эту страшную боль.

На мгновенье она оторвёт ладони от лица и на него взглянут два прекрасных заплаканных глаза.

– Разве?

– Ты должна наказать его – Продолжит Славик – И тебе сразу станет легче.

– Но как? Как? – С отчаянием в голосе спросит она.

Вместо ответа он наклонится к ней и ласково проведёт рукой по волосам… А затем не останавливаясь, наклонится и прикоснётся губами к её кофточке, в том самом месте где спрятана её грудь.

– Ты думаешь это поможет? – Нерешительно спросит она.

– Поможет: – Решительно ответит он. И медленно задерёт кофточку кверху обнажая её прекрасные груди.

– Что я делаю? – Закроет она лицо руками снова.

Но его губы уже покроят поцелуями её груди…


Вдруг мечты Славика оборвались и в голове мелькнула новая тревожная мысль – А как же мы будет вместе иметь его жену? По очереди, или через день?

А что если ему захочется каждый день? Или захочется амбалу?

Бабёнка тогда станет потрёпанной, усталой… амбал может заметить. Будут проблемы…

А это – в планы Славика не входило.


Но голова тут же подсказала новый выход – он будет иметь её по утрам, когда она будет выносить мусор – по дороге будет заходить к нему, на 5 минут. Он уже будет лежать готовый, в постели. Так что много времени на раскачку не понадобится. И амбал в итоге – не заметит.

Но тут же вторая мысль ошарашила его:

– А что если она забеременеет? Ведь времени натягивать презерватив не будет…

Он представил как в квартире амбала раздастся детский крик. Появятся пелёнки. И ещё, как через год -другой, амбал будет в коляске выгуливать детей.

– И что дальше? – Лоб у Славика наморщился. Но потом снова разгладился.

– Тогда, он станет другом их семьи! Жена амбала поможет в этом!

Славик с любовью посмотрел на пароль найденный к роутеру амбала.

– Наверняка жена амбала, устроит его на хорошую работу – в фирму мужа. После чего они станут с ним закадычными друзьями. Даже будут ездить на рыбалку по субботам.

– Здорово! – Мечтательно произнёс Славик не отрывая глаз от потолка. С фиолетовой побелкой.

Как вдруг новая тревожная мысль мелькнула в его голове,

– А что если на рыбалке амбал утонет?

Что тогда будет с его фирмой, квартирой? Кто будет забоится о его жене, детях?

Славик понял что в таком случае – он должен будет проявить мужество и взять ответственность – Тут нужна мужская рука!

Представил как ему придётся стать владельцем фирмы, да и всего имущества амбала тоже. Включая его квартиру.

Как вдруг в голову пришла новая тревожная мысль – Квартира – это хорошо, но на кой черт ему нужна старая жена амбала – ведь кажется она лет на 10 старше его.

Но морщины на лбу – снова быстро разгладились.

Он представил как выгоняет её с квартиры амбала, и выкидывает вещи через окно.

– Пошла нах блять отсюда. Чтобы я тебя больше не видел!

Потом он ляжет на диван и будет смотреть огромный плазменный телевизор амбала установленный в стене.

На душе у Славика снова стало спокойно.

– Жизнь, это трудная штука – Мечтательно произнёс он. И привстал с дивана – Но что же потом?

Он представил, как затем, он продаст квартиру амбала и уедет из этого сраного города – далеко – далеко… в Париж или Нью-Йорк.

Найдёт там молодую негритянку.

Или на крайний случай мулатку…


Фантазия тут же нарисовала картину лазурного берега моря и ласковый бриз утреннего ветерка, как вдруг в комнате раздался какой-то мерзкий противный звук и на экране монитора появилась красная надпись – "Пароль был изменён. Интернет недоступный!"

– Что? Что? – Пробормотал Славик и трясущимися руками начал стучать на клавиатуре. – Неужели кто-то заметил его хакерскую атаку и тут же поменял пароль? Не может быть!!!

Не веря своему несчастью, он снова и снова вводил пароль но соседский роутер больше не принимал его.

Славик понял… сомнений не оставалось – в роутере была заложена программа, которая автоматически меняет пароль при хакерской атаке.

Он лёг на диван и долго уныло смотрел в потолок – наблюдая как оттуда свисают куски облупившейся штукатурки.

– Я уже два дня не был на улице – Вдруг вспомнил, натянул пиджак и шаркая занемевшими ногами поволокся на лестничную площадку.

Где как назло, тут же снова столкнулся с амбалом.

– Простите – Прошептал и как всегда хотел прижаться к стене. Но оступился и покатился вниз по ступеньками размазывая белую штукатурка со стены – по всему своему пиджаку.

Амбал недовольно поморщился – Осторожнее, дебил. Недавно только ремонт делали.

Затем переступив через него – пошёл к выходу.

Тайна женской души

"Её красивые ляжки стройных ножек призывно смотрели прямо на меня"…


Нет… не с того я начал…


"Узкая полоска тонких трусиков выглядывающая откуда-то из- под платья, прямо между ног"…


Нет. Опять не то.


"Белые коленки её ног, худые и нежные, к которым хотелось прижаться, обнять и целовать"…


Черт.

Никак не получается начать. А ведь планировал рассказ написать – про женскую душу. Нежную и высокую.

Но в голове лишь секс.

Наверное сначала переспать с женщиной.

Прежде чем писать о её душе…

А всё началось когда я увидел её фотографию.

Худенькая, стройная, с огромными глазками в которых светилась почти детская наивность и светлой чёлкой волос свисающих на лоб. Во всем её облике светилась такая чистота что даже как-то не верилось что между ног у неё – спрятан вполне рабочий агрегат который только и ждёт хорошего мастера чтобы запуститься в работу.

Так как же написать мне рассказ о её душе?

Что-бы переспать с ней – я решил прикинутся парнем её мечты.

Перебрав все мужские образы, остановился на высоком атлете с накаченными бицепсами.

В таком виде я и встретил её на выходе из института.

Кидаю пару шуток… выясняем что нам идти по дороге… и вот уже – наше первое свидание. Первый поцелуй.

Через месяц, с букетом цветов, я кинулся ей в ноги – Люблю тебя… люблю… – жарко повторял я.

А она растерянно смотрела на меня прижимая руки к своему телу чуть ниже талии.

Как будто опасаясь что именно туда я залезу рукой, стяну с неё трусики и запущу её агрегат в работу.

Конечно. Она не ошиблась.

Минут 20-ть я пытался залезть туда рукой, шепча на ухо при этом самые нежные слова… гладил её коленки, даже добрался к самой кромке трусов… но не более того.

– Не хочу… не надо… мне ещё рано…

– Какой на хрен рано? – Думал я про себя ощущая что удача так близко. Но нет… всё было напрасно.

Как обосранный возвращался вечером домой. Поняв что лишь напрасно потерял время.

– Как же я напишу рассказ? – Растеряно думал я. – Про загадочную женскую душу?

Но я не привык отступать.

Я не такой…

И тогда я решил превратится в собаку. Бультерьера.

Каждый вечер ждал её у двери. Ласково крутил хвостом, преданно смотрел ей в глаза.

И через неделю это сработало.

– Мой Пьер… мой Пьер – Повторяла она. Кажется, я нравился ей в таком виде даже больше чем парень с бицепсами. Мне дали место в комнате… миску… и аппетитную косточку каждый день.

И вот, однажды во вторник, я пошёл в наступление – как бы случайно перекинул коробку с чипсами на пол. В тот вечер она была в квартире одна, в коротком платьице голубого цвета и в светлых чулках. Кажется – на ней больше ничего…

Согнулась чтобы собрать их… вот тут я и наскочил на неё сверху.

Обнял передними лапами за талию и стал резво подпрыгивать пытаясь попасть туда членом. Но не рассчитал.

Во первых, под платьем у неё оказались плотные трусики, а во вторых – она тут же закричала и сбросила меня. Короче – через пару дней меня отдали в приют для бездомных собак.

С позором и ругательствами.

Стоит ли говорить как я был расстроен, так как чувствовал что так и не напишу свой чудесный рассказ.

Но я не сдавался.

Я не такой.

В следующий раз я прикинулся маленьким котёнком.

Как бы случайно оказался под дверью, рядом с нею – тёрся об ноги, мурлыкал, пил молочко.

И я не ошибся.

Она взяла меня домой, целовала, гладила и обнимала.

Называла – Мой Мурчик!

Скандал разразился когда ночью она проснулась и обнаружила меня у себя под одеялом. Я как раз лапой стаскивал трусики с неё.

Стащить – не успел, лишь заметил что растительности у неё между ногами – немного. И она довольно редкая.

В тот же миг меня схватили за шиворот и дали пинка под зад.

Так я оказался во дворе снова…

После чего снова загрустил. Кажется мой рассказ про чудесную женскую душу накрывался медным тазом.

Но очередная неудача – лишь разозлила меня.

И тогда я решил прикинутся мышкой. Маленькой. черной, с тоненьким хвостиком.

Меня поместили в клетку, где было колесо и качели.

Я радостно пищал и крутился в них.

Но вскоре меня и тут раскусили.

Едва оставили одного – я тот час смылся из клетки.

А поймали меня за унитазом, откуда я наблюдал как она снимала трусики. Похотливо облизывая усы при этом.

После чего оказался в школьном зоологическом кружке.

Постоянные неудачи сильно расстроили меня.

И пошатнули здоровье.

Делать было нечего.

И тогда я пошёл на крайний шаг – превратился в блоху.

Под диваном дождался ночи я по выемках в матрасе добрался до одеяла. Не прошло и получаса как я снова залез в её трусики.

Спешить теперь было некуда и я присмотрелся.

Растительность действительно оказалась редкой, волосы на лобке какого-то рыжего цвета. Но мягкие.

Залезши между ними, я долго смотрел на её нетронутые девичьи половые губы и думал, сколько хорошего они смогут принести людям своей работой.

Встал между ними и минут пять потёршись об их стенки – я кончил.

Держась руками за них чтобы не упасть… и не провалится во внутрь.

От наслаждения.

Все было кончено.

Теперь я мог возвращаться свою квартиру.

Где долго сидел у камина и уныло смотрел в потолок, вспоминал её половые губы – такие нежные, чуть розовые…

Даже влаги там почти не было.

Потом вздохнул на прощание. Сделал себе кофе и наконец начал писать свой замечательный рассказ – про нежную женскую душу. Такую загадочную и такую чистую.

Чувствуя что теперь – ничего не мешает мне в этом…

Мечтатель

О чем мечтает каждый мальчишка в детстве?

Стать лётчиком?

Чемпионом?

Космонавтом?

Это нормально. Это не мешает ему потом выйди на улицу – подбить соседскому пацану глаз, украсть жвачку в магазине. Или поспорить с приятелями кто дальше плюнет.

Только есть среди мальчишек и особенные… всегда найдётся один кто молчалив, застенчив и любит читать.

Он увлекается фантастикой, приключениями.

А ещё -и радио.

Где среди волн эфира, ему чудится другой мир – весёлый, красочный и очень далёкий. Тот, о котором он читал лишь в книгах.

Как же мало ему нужно для счастья!

Раскрыв рот он смотрит на пламя в печке – ему кажется он видит как рушатся планеты. Чужие миры.

В своей комнате, он ночью открывает шторы – чтобы засыпая видеть звезды.

Его часто лупят в школе. Ведь он почти не даёт сдачи.

Возможно, потому что знает – драка, это 5 минут.

А книги – это целая ночь.

Так стоит ли обращать на драку внимание?

Качать мышцы чтобы победить в кулачном бою?


Оценки в школе у него ужасные.

Девчонки смотрят с недоумением.

Вроде бы не паинька, не отличник. Но и не такой как все…

После уроков, одноклассник выбивает ему портфель из рук. Тот падает на землю и из него выпадает очередная книга – фантастика Ефремова.

Он хватает её двумя руками.

Вот за неё – он будет драться.

По настоящему…

И пацаны отступают в сторону.


В институте, он середнячок.

Даст списать. И сам попросит.

Только замечают все – он странный какой-то… на дискотеке , баб не лапает за талию. Не пристает с уговорами… Сидит и слушает музыку… глаза сияют пи этом. Подпевает иногда.

О чем он теперь мечтает?

Может, что станет певцом?

Музыкантом?

Композитором?

Ха – ха – ха!

Заглядываете ему в глаза и отшатываетесь в ужасе – да он же действительно живёт в своём мире! Идиот!

У него, мечты – это и есть счастье.

Дурак! Кретин!

Ведь настоящая жизнь – течет рядом. Вон телка, с красивой жопой. Вот Светка которая всегда согласна.

Вот Катька у которой папаня работает большим начальником.

Счастье – вот оно! Рядом!

Бери и пользуйся!

А он сидит и мечтает черт знает о чем!!!

Не понимая что его жизнь, каплей за каплей – уходит навсегда.

В чашу вечности.

Что молодость его – не вернётся.


Но не сомневайтесь. Он поймёт это.

Однажды.

И обломается.

После института. Там, на производстве – жить с коллективом, это жить по правилам – поддержать друг друга, поговорить, выпить…

Вот, Никодимыч – новое сверло купил. Надо подогнать…

Вот Семёнович – с женой поссорился. Надо поддержать.

А Генка – заболел. Кто знает, может триппер…

Смех и понимание.

Бутылка и салат на столе.

Но что происходит??? Это невероятно!!! Этот идиот – всё ещё не обломался! Он снова в своём мире… – Триппер ерунда. Когда люди в космос летают.

Сверло неисправное – какой маразм! Ведь в пещерах Австралии нашли останки метеорита со следами микроорганизмов.

С женой поссорился?

Какая скука!

А в газете вчера была статья – про атомный коллайдер. И что учёные открыли лекарство от рака. Вот там – настоящая жизнь. А не тут, выясняя кто с кем посрался… или получил триппер.


С производства он увольняется сам.

Тихо и незаметно.

Никто не уговаривает его остаться… не звонит вечерами… не делится душой.


Реальная жизнь – ненавидит его.

За то что воспитал себя – на книгах. За то что полюбил музыку – из радиоприёмника. За мечты – которым никогда не суждено сбыться…

Жизнь – мстительная девочка. Она и не таких обламывала. Заставляя ползать перед собой на коленях… захлёбываясь в соплях и слезах…

Тянуть к ней руки умоляя о прощении…

И она ещё не раз, пройдётся перед ним – в коротком платье.

– Так я не нравлюсь тебе, мальчик? – И её зелёные глаза недобро сверкнут при этом. – Странно, что ты ещё не повесился…

Пока ты делал вырезки из газет о космическом полете Шаттла – твой приятель Никодимыч стал начальником цеха.

А пока ты мастерил телескоп – Семёнович смастерил себе новый автомобиль. Купил вместе с женой и тестем.

Даже Михайлыч, и тот взялся за ум – бросил пить, завёл поросят и кроликов. Пока ты придурок, мечтал что на старости – будешь жить в комнате с огромным окном на всю стену.

Что-бы смотреть на звезды.

А хер тебе а не окно!

Вешайся!

Но блин!!! Что это??? Он опять мечтает… теперь уже про солнечный берег, куда однажды его выбросят волны после кораблекрушения… вместе с певицей Мадонной… про любовь с ней в шалаше… и миллион долларов которые она ему подарит за лучшие минуты в своей жизни…

И про инопланетян, которых он непременно встретит на дороге.

Дурак, да и только!

И тогда девочка, под названием Жизнь – бессильно опустит руки.

– Ты неисправим, лох.

Его жена – научилась сама забивать гвозди.

А дети – решать свои проблемы.

Он – отрезанный кусок в семье.

Которого любят. Но не понимают.

А может и не любят – да к черту это! Главное – что раз в месяц приносит зарплату.

И черт с ним!

Только вот проблема… то, о чем он мечтает теперь – уже не вписывается ни в какие рамки.

Он не боится смерти – потому что вообразил что в раю его ждут.

Не боится террористов – потому что уверен что Бог его любит.

Он даже не боится что его машина собьёт на дороге. Или подхватить грипп в автобусе. Потому что решил что судьба к нему не безразлична.

Смех и слез!

На старости – он становится настоящим кошмаром для семьи.

Жена заболела – как тут быть, дело ясное. Но вместо того чтобы искать хорошего доктора и засовывать ему конверт в карман со всхлипом – "Умоляю… помогите"… – он лежит на диване и мечтает что сможет сам её вылечить.

Потому что что он избранный.

А избранные, как известно лечат очень просто – прыгают вокруг больного с молитвой (которую сами же придумают), смотрят куда-то в небо, пошепочут что-то в пол голоса что-то… и все! Они уверены что после этого – больной встанет как новый.

Идиот!

Дети не могут найти работу – а он мечтает что просто надо подождать… и однажды – их пригласят на самые лучшие работы Они сделают карьеру. Деньги и успех.

Как в сказке.

Очередной и глупой.

Которые в неимоверном количестве живут в его больной голове.

Почему же никто не говорит ему правду?

Что он непрактичен. Глуп и наивен.

Что реальный мир – просто никак не может вправить ему мозги. Поставить на место.

Тот пацан – что когда-то в детстве, был особенный среди всех… он неисправим.

И умирать, он тоже будет по особенному.

Во дворе его дома – не будет визжать откормленный хряк.

Суетится кролики или ходить гуси.

У ворот – не будет стоять новенький автомобиль.

И друзья – не будут звонить ему по телефону, или приносить водку и закуску.


Лишь одна старая дама по имени Одиночество – тайком придёт к нему ночью и сядет у кровати.

Наклонится над его измученным лицом, внимательно посмотрит в глаза, спросит – Ну что, доволен? Намечтался приятель? Больше не хочешь?

Но он даже не посмотрит на неё. Лишь глаза его – тоскливо уставятся в потолок.

– Неужели… ты снова мечтаешь о чем-то? – Удивится она.

– Ага – Тихо ответит он.

– Догадываюсь – Улыбнётся старая дама – О том, как хорошо бы было вернуть время назад. И там, в институте, на танцах – быть как все, лапать девчонок за задницы, шутить и смеяться с приятелями, а не сидеть одному в углу зала. Мечтая – черт знает о чем…


– Тебе не понять – Тихо ответит он и улыбнётся вспомнив о чем то…


– Так ты не жалеешь об этом???? – Воскликнет старая дама и привстанет от изумления – Но почему??? Скажи мне?

– Лучше открой штору на окне – лишь тихо попросит он в ответ.

И вдруг из окна, в ночную комнату ворвётся лунный свет. Осветит его лицо сделав каким-то неимоверно белым. Как приведение. И старая дама в ужасе отпрянет от кровати.

Он молча уставится на Луну. А она – на него.

А потом он радостно улыбнётся и испустит дух.

– Постой!! Не уходи!! – Будет кричать старуха Одиночество – Что видишь ты там? Открой секрет!!

Но он лишь с сожалением – погладит ей руку.

– Заботься лучше о тех, кто с хряком…

И засмеётся на прощание…

Цикличность

В своей долгой жизни я понял несколько правил.

Первое.

Жизнь это движение. С возможностью делать выбор.

Все другое – это вторично.

Даже – время.

Ты замечаешь его – лишь когда скучаешь и тебе нечем заняться. Например, ты оказался в местах лишения свободы, не можешь ничего выбирать и тебе не куда двигаться. Хотя твоё тело – просит это делать… вот тогда, время для тебя – становится ужасным наказанием.

Второе.

Смерть – это неподвижность.

Полная.

Ты не можешь ни двигаться, ни выбирать что-либо. Ни страдать ни радоваться.

А так как твоё тело и не просит этого делать – ты не мучаешься.

Ты даже не замечаешь – что такое время.

Смерть – это покой.

Полный.

Третье.

Счастье – это химическая реакция происходящая в твоей голове.

И плевать что её вызвало – наскальный рисунок выполненный бивнем мамонта на скале, любование вечерним закатом или последнее достижение – в мире электроники.

Твои глаза сияют одинаково счастливо.

Химическая потребность организма – в чувстве счастья: это один раз в три – четыре дня.

Четвёртое.

Человечество создано чтобы размножатся. Чем больше его становится на Земле – тем больше открытий оно делает.

Пятое.

Одно из открытий – станет последним для человечества.

Кошка не может расти вечно.

Человечество не может вечно размножатся.

Кошка – была промежуточной веткой в развитии.

Человечество – тоже.

Шестое.

Настоящий мир который нас окружает (космос, Бог или инопланетяне) – мы увидим когда подойдём к финальной точке своего развития. То есть, когда сделаем – то самое последнее открытие.

Седьмое.

После этого – человечества в прежнем виде больше не будет.

Оно станет не нужно.

Впрочем, оно – не будет сильно страдать из-за этого.

Потому что поймёт что это называется – миропорядок.

Восьмое.

Бог – есть.

Но для него главное – миропорядок.

А не решать наши проблемы. Как бы нам этого не хотелось.

Они – для него вторичны.

Девятое.

Все что вокруг нас в природе – повторяется. Снова и снова.

И этот путь – человечество тоже, проходило уже не раз.

Поэтому некоторые люди из человечества – могут заглядывать в будущее.

Только… они не видят будущее.

Они – заглядывают в прошлое.

Хотя думают – что наоборот.

Период между циклами человечества – миллиарды лет.

Родившись в новой жизни – каждый из людей – проживёт жизнь заново. Но не обязательно в своём теле. А в том, в каком он заслужил жить – в прошлой жизни.

Это и будет – рай и ад.

С каждой цикличностью – человечество становится чуть лучше.

Десятое.

Цикличности (с разрывом в миллиард лет) – тоже однажды кончатся.

Все имеет свой конец.

И наша цикличность – является лишь маленькой ячейкой более крупной цикличности.

Изменение в ней – поменяет правила событий.

Душа одного из людей живших когда-то на Земле – станет тогда душой следующего Господа Бога.

И последнее.

Сейчас зима, на улице метёт снег.

Он имеет запах.

Но чтобы чувствовать его – нужно жить именно сейчас, 9 января 2017 года.

К примеру, Вы не знаете, каким прекрасным мир был 400 лет назад. Или 200 лет назад.

Сколько в нём было запахов, счастья, надежд и красок!

Потому что мы можем чувствовать лишь то – что происходит сейчас вокруг нас.

Все другое – пустой звук для нас.

Только игра воображения.

Пустота не приносящая никаких эмоций.

Так сделано для того – чтобы лучше переносить цикличность.

Мы – не можем ощущать слишком много счастья.

А только раз – в три -четыре дня.

Нам – хватает настоящего.

Поэтому к прошлому – мы в общем равнодушны.

По своей физической природе.

В проеме

Утром меня разбудил крик из соседней квартиры.

– Как ты могла??? Как ты могла??

Ссоры у соседей всегда возбуждали меня.

Во первых – одной из соседкой была молодая девушка.

Во вторых – она часто выбегала на лестничный проем – вся в истерике, раскрасневшаяся, с возбуждёнными глазами.

В четвёртых (или в третьих) – я представлял как у неё под тонким ситцевым платьем – в момент ссоры тяжело вздымаются груди. И как её девичье хозяйство спрятанное в трусиках – кипит от негодования.

Может… оно сжимается.

Или расширяется…

Я не знал этого наверняка. И эта тайна – не давала мне покоя.

Я лишь смотрел на неё – из лестничного проёма. Тайком, едва высунув голову из-за угла. Воображая что она бежит ко мне чтобы трахнутся.

– Успокой меня! – Будет просить она при этом.

И рука моя нервно дёргалась в кармане от моих фантазий.

А глаза – слезились от избытка чувств.

Иногда, потеряв осторожность, я вываливался наружу из моего укрытия

И заметив меня, она так же стремительно бежала обратно в квартиру.

Посылая нах не только домочадцев но и весь этот еханый дом.

А я, застёгивая ширинку – чуть сутулясь скрывался в дверях своей квартиры.

С грустью понимая что из меня не получится хороший семейный психолог.


Но в это раз, крики из её квартиры были особенные.

– Ты позволила незнакомому парню проводить тебя домой? Как ты могла?

– А что в этом такого?? – Рыдала она в ответ.

И слушая её, я пожалел что в этот момент – она не на лестничной площадке.

Плачущие девушки – всегда очень красивы.

А из разговора который доносился из-за двери, мне вырисовывалась картина что она пришла к подруге встречать 8 марта, и там познакомилась с парнем.

– Ни фига себе!! Правильно! Ругайте её! – Подумал я. – Не хер на улице знакомится. Уж лучше дружить с теми кто живёт рядом, в одном подъезде…

(Кто знает, все-таки, может я смогу стать психологом).


Но крики, едва затихнув, снова продолжились.

– Ты позволили ему обнять себя! О Бог мой! Как ты могла???


Меня вдруг охватил приступ ревности. Представил себе как незнакомый парень обнимает её… мою любовь с соседней квартиры.

Прижимает к себе её невинные девичьи груди и рука его плавно двигается по спине вверх… вот уже он ощущает пуговицы лифчика…

В этом месте, мои размышления прервал кусок старой штукатурки. Он свалился прямо мне на волосы.

И очень вовремя.

В квартире как раз разыгрывалась новая драма – Поцеловалась?? С ним??? Не может быть… Павел… принеси воды!

Кажется у её мамаши начиналась истерика.


Я представил как он всё-таки потрогал её пуговку личика… но вместо того чтобы расстегнуть… вдруг наклонился и поцеловал её.

– Какой хитрый ход – подумал я с завистью – она ведь ожидала что он будет расстёгивать. Сконцентрировалась чтобы воспрепятствовать. А он взял и… поцеловал.

Хитрый!

В квартире соседей раздался какой-то новый звук – кажется мамаша захлёбываясь пила воду. – Павел… Павел – донёсся её слабый голос наконец – Спроси у неё… или она не дала ему пощёчину после этого?


В квартире на секунду затихло и раздался вопль отца – Что?? Что??? Целовались весь вечер????

Затем звук упавшего стула – Марина! Дай мне ружье… я разберусь с этим мерзавцем!

В квартире раздался шум похожий на борьбу… – Не надо Павел Не надо!..

Затем всхлипы дочери – Простите! Я больше так не буду!


Я вытащил правую руку из кармана брюк и указательным пальцем прочистил себе левое ухо. Чтобы лучше слышать. И правильно сделал – в квартире началось что-то невообразимое.

– Как? Как???

Кажется это вопила мать – все ушли из квартиры а Вы остались? Одни??? Я правильно поняла?? Я не верю…

И затем новый приступ эмоций. В виде истошного крика – Павел!!!! Помоги мне…

Затем звук падающего тела. Кажется мамаше снова стало плохо. Минут пять её тело подымали и усаживали на стул. Наконец все немного успокоились и снова раздался голос дочки:

– Обнимались… – Только расслышал я.

В ответ гневно прозвучал зловещий бас отца – Ты с ним обнималась? Видя парня впервые? Нет… не верю… может ты была нездорова? Или пьяна?

– Да! Да! Нездорова… и немного пьяна… – плакала дочка ухватившись за это как за последнюю соломинку – Поэтому не ушла домой а сидела с ним на диване…

– На диване??? – Изумлённо воскликнули оба – мамаша и папаша. – Вы сидели с ним на диване?

– Да – тихо ответила она.

– Ну… надеюсь ты не ложилась на него?.. – Осторожно спросила мамаша. Кажется она внезапно стала приходить в себя.

– Только один раз… только раз…

– Павел!! Павел!!! – Завопила мамаша не своим голосом – Вызывай врачей. Скорую помощь! Мы должны сделать медицинский осмотр нашей девочке…

– Не надо!! Не надо!!! – Теперь визжала уже дочка – Он только гладил мне ноги! Не надо!

– Гладил ноги? – Раздался изумлённый возглас отца, и затем звук как будто что-то повалилось на пол. Кажется, теперь это был отец.

– Папа! Папа! – Закричала она – я не хотела! Так получилось!

Через минуту раздался тихий голос отца – Только не говори что он попытался раздеть тебя…

Судя по голосу – у папани было неладно с дыханием.

– Кажется… он пытался…

– О Боже! О Боже! – Заголосила мамаша -Я даже не могу себе представить как этот мерзавец касается платья моей девочки!

Дочка промолчала.

– Что? И трусиков тоже?? Скажи мне что это неправда! Ты пошутила! Да? Да?

Но тут вмешался снова бас отца:

– А скажи-ка мне… дорогая… он не расстёгивал ширинку при этом… когда снимал трусики… ну, как бы другой рукой вроде?..

Прозвучала долгая пауза, как будто девица что-то вспоминала, затем её тихий логос – Ну, может быть… не уверена… наверное, да…

– Нет! – Закричали мамаша и папаша одновременно. А затем визг мамаши: – Он расстегнул ширинку??? О боги! Проклятие на нашу голову!!!

Мамаша продолжала голосить и бегать по комнате как вдруг отец прервал её – Обожди… а он вынимал что-то… из ширинки? Вспомни…

В комнате возникла гнетущая пауза.

– Не знаю – Тихо ответила дочь.

– Ну, тебе было больно? – Каким-то изменившимся голосом осторожно спросила мамаша.

– Где? – Переспросила дочка.

– Ну, там, между ног…

– Немного…


– А -а -а -а! – Раздался отчаянный визг нескольких голосов.

– И долго тебе было больно?

– Да не очень – всхлипнула девица. – Пару минут.


– Это конец – Каким-то чужим хриплым голосом выдавила из себя мамаша.

В комнате воцарилось молчание. Продолжавшееся минуту… две…

– А он, того… вынимал его после этого? – Как-то очень тихо спросил отец..

– Что? – Не поняла она

– Павел! Да он же не вытащил его даже!.. Кончил прямо в нашу девочку!!!

Раздался какой-то новый звук – кажется кто-то уронил на пол какой-то предмет.

– Скажи, у тебя потом было мокро между ног? – Не унимался чей-то голос, похожий на отца.

– Ну… вроде того… кажется – Неуверенно ответила дочь. Мы ведь заснули после этого.

– Она даже не подмылась! Дура! – Заголосил чей-то высокий голос – Ты же нас дедом и бабкой только что сделала!

Я вдруг заметил что уже битый час стою и слушаю под дверью.

И грустно подумал, что моя любовь, уже стала какой-то другой.

Что её горячее хозяйство в трусиках – пережило столько замечательных приключений!

И что ещё больше – ему предстоит пережить в роддоме.

Вот там оно – точно расширится.

Гарантия.

Как вдруг раздался стук двери. Я вздрогнул и скрылся в тёмном проёме.

Это на лестничную клетку вышла она, моя любовь.

Все в нервах, разгорячённая, грудь вздымается…

– Привет, радость моя – прошептал я.

И как обычно, засунул правую руку в карман.

Кто и как

(эскизы к фантастическому роману).

Представьте себе – вымышленное государство.

Политическая система состоит из нескольких ярусов.

Первый ярус – это "неприкасаемые боги"… в количестве десятка олигархов. Они владеют 90 процентов экономики и всеми центральными телеканалами.


Ярус пониже (второй) – это политики. Кто из них пройдёт в парламент – определяют олигархи через через свои центральные телеканалы (формируя общественное мнение).


Третий ярус – это чиновники, полиция, судьи и т.д.. Кто и где из них будет находится на своих должностях – определяют политики (в основном трудоустраивая своих друзей, родственников, детей).


Четвёртый ярус – это простой народ. Который содержит все перечисленные ярусы.


Что-бы народ исправно работал, не буянил и не задавал глупые вопросы – существуют простые правила.

Всякие бунты и протесты – не должны быть в силе изменить систему.

Для этого – они должны быть стихийными и плохо организованными.


Не поощряется развитие в народе – независимых профсоюзов, телевидения, организаций.


Патриотичность – допускается только если она включает в себе любовь к олигархам.


Отсутствует право на свободное владение оружием.


Народ должен постоянно решать какие-то трудности, не иметь свободного времени.


Он должен боятся тех кто сверху, быть уверенным что вокруг ничего изменить нельзя. Каждый должен быть сам по себе и мечтать только о том чтобы выжить.

Вечерами смотреть телеканалы, которые указывают что надо любить а что нет.


Количество населения необходимого для обслуживания системы – регулируется ценами на лекарства, качеством воды, еды. А также зарплатой которая находится на уровне выживания.


Пенсионеры, инвалиды – не нужны олигархам. Поэтому находятся за гранью физического выживания.


В стране остаются – только крепкие, здоровые.


Темы запрещённые к упоминанию в любом виде:

О правах человека, о том что написано конституции, о социальной справедливости, о достойной оплате труда, о независимых профсоюзах, о забастовках, и о том почему в других странах люди живут лучше.

При появлении их среди населения – немедленно подымать стоимость коммунальных платежей. Цены на питание, проезд и товары первой необходимости.


"Работай! Чем меньше думаешь – тем крепче спишь! Только так – ты выживешь!"

К такому выводу должен придти каждый.


Независимый, сильный средний класс – крайне опасен для системы. И кланового олигархата управляющего ею.

Для подавления его – используются разные схемы (налоговые, рейдерские, законодательные, коррупционные…).


Конец романа будет пессимистический.

Государство не может вечно жить с такой системой. Так и здесь – люди постепенно потеряют стимул к добросовестному труду, к желанию творить, создавать новое. Зато на смену – в них появится апатия, цинизм, злоба. Олигархи сначала потеряют квалифицированную рабочую силу, затем высокотехнологическое производство. Затем они превратят страну в сырьевой придаток других стран – выкачают из её недр все природные ресурсы, продадут лес, озера, землю. После чего – заберут все сбережения людей, собственность. Когда и это закончится – они возьмут огромные кредиты от других стран которые переложат на… простой народ. И после этого – растворятся в неизвестном направлении.

Оставив людей у разбитого корыта.

У пустого экрана телевизора… где будут мелькать лишь черно – белые полосы. И звучать пустой шум.

И тогда, через некоторое время – вдруг раздастся ужасный вопль. Доносящийся из миллионов глоток…

Это наконец, начнётся пробуждение.

И пошатнётся здание системы – от гула топота тысяч ног – это будут разбегаться как крысы – верхние ярусы в поисках убежища, визжа и толкая друг друга.

Умоляя о сострадании.

Понимании.

И о прощении…

П.С.

Подумываю, не сделать ли мне роман – заодно и комедийным.

Нищенка 2

Я лежал на диване, скучал и размышлял почему бы сейчас – какой-нибудь блондиночке – не лежать со мной рядом.

Длинноногой, пышногрудой.

Но увы… со мной лежала лишь кошка. Сиамская, с голубыми глазами.

По которой все соседские усатые коты сходили с ума.


Как будто угадав мои мысли кошка подняла на меня свои глаза – что-то наглое, распутное промелькнуло в них.


– Ты очень красива – Сказал я – Но как же это мир несправедлив!.. У нас с тобой есть пустая квартира, диван и даже колбаса в холодильнике. А мы слишком разные.

Кошка выпрямила уши как будто пыталась понять меня.


– Я не могу развлечь тебя дорогая – Признался я ей.


И сиамская кошка как будто поняла меня.

Встала и ушла.

Молча. Не прощаясь. Даже не повернув головы на прощание.

Как будто я пустое место.


Хорошо что я не твой кот.

А то бы – набил тебе морду.

Стерва ты эдакая.


Закрыл глаза и позвал свою фантазию.

Я знаю. Она появляется откуда-то из глубин подсознания.

Всегда знает что мне надо…

Всегда готова дать мне это…

Ей плевать на условности.

На принципы.

И даже на уголовный кодекс.


Я не ненавижу свою фантазию. И боюсь.

А она, лишь наблюдает за мной тайком и улыбается. Почему-то…

Догадываюсь – когда-нибудь она выставит мне счёт.

Но возможно, это будет уже – в загробном мире.


А пока… место на диване… тёплое… после кошки.

И я прошу фантазию – Ты сможешь… заполнить его?


– Смогу – Криво улыбается старуха. И открывает дверь в комнату…

О Боже!!!

Она привела мне одноклассницу.

Ту самую, в которую я был влюблён когда-то.

Не мог рядом с ней – промолвить и слова.

Краснел, робел и стеснялся…


– Почему её? – Спрашиваю.


Фантазия лишь криво усмехнулась и толкнула её в спину – прямо к моей кровати – Бери её! Имей!

– Зачем же так грубо? – Прошептал я.

Одноклассница тоже покраснела и опасливо покосилась на фантазию.

– Не крути головой сука! – Взвизгнула фантазия. И грязно выругавшись добавила при этом: – Не за этим тебя привели сюда!

На глазах мой одноклассницы появились слезы.

Она было красива по прежнему – молода и стройна… на девичьих щеках играл румянец… как много лет назад…

Она стояла в том самом платье, в котором была на выпускном вечере…

И вот сейчас – она всхлипывая начала стягивать его с себя.

Медленно расстёгивая пуговицы.

Одна за другой.

– Ну хватит хныкать! – Раздражённо сказала ей фантазия – Выше голову детка!

Одноклассница попыталась улыбнутся но на её губах появилась лишь жалкое подобие улыбки.


Фантазия нетерпеливо задрала ей юбку. – Нравится? – Показала мне пальцем на её стройные ноги – Вот так то!


Я не знал что ответить.

Эта тварь, под названием "фантазия" – наверняка была из преисподни. Я уже не сомневался в этом.

Но откуда она вытащила мою одноклассницу?

Надеюсь что не из могилы.

Ведь выпускной вечер был так давно…


Раздевшись, одноклассница быстро юркнула ко мне под одеяло. Так и не сняв с себя трусики.


– Ой! – Лишь сказала когда я осторожно коснулся рукой её живота – Не надо! Рука у тебя холодная!


– Цыц стерва! – Прикрикнула на неё фантазия. – Дрочи давай ему!

– Проша Вас прекратить говорить в таком тоне – Не выдержал я – Вы очень пошлы мадам.

После чего ласково погладил рукой по животу своей одноклассницы. – Успокойся родная.


Поразительно!

Она действительно была тут.

Тёплая.

Живая.

– Какая рука у тебя холодная – Повторила она ещё раз. И вдруг посмотрела мне в глаза едва улыбнулась краешками губ.


И тогда я засунул ей руку – прямо в трусики.

– Погреть – Тихо сказал ей на ухо.


– Правильно – Нетерпеливо крикнула фантазия – Погрей…


– Убирайся отсюда! – Заорал я фантазии – я ведь не могу когда в комнате кто-то третий!


– Ну и пошёл к черту! – Обиженно ответила та. И тут же исчезла. Вместе с одноклассницей.

Лишь вмятина на подушке от её головы осталась… и запах волос…


– Блин!.. Я же забыл… они пришли вместе…


Где теперь эта парочка? Надеюсь что не в преисподне…


Как вдруг в квартире прозвучал какой-то резкий звук… не сразу понял что это звонок в дверь.

Кто-то пришёл ко мне.

И он стоял а дверью.


Мы быстро переглянулись с кошкой – Не открывай! – В её глазах полно ужаса.


Но я всё-таки быстро натянул штаны и иду к двери.


Кошка тут же смылась под диван на случай если меня будут бить, пытать или резать.

Редкая сучка.


Накидываю дверную цепочку и осторожно открываю дверь.

О боже!!

Этого не может быть!!!!

Там стоит девушка чем-то похожая на мою одноклассницу. Тот же цвет волос… тот же овал лица… и даже рост с нею – одинаковый.


Я почувствовал, как возбуждение которое начало пропадать – возвращается снова.

Как сердце затарабанило в груди.

– Тук – тук – тук – тук!

О Господи!

Нет господа. Всё-таки – настоящая женщина, лучше той что предлагает фантазия.

Ради воображаемой – не делают глупости. Не лезут на балкон чтобы подарить цветы.

Ни кидаются на колени перед ней…

Лишь только – ради реальной.


Девушка за дверью пристально смотрит на меня.


– Подайте Христа ради – Вдруг говорит мне плаксивым тонким голосом.

И я понимаю – она нищенка. По видимому цыганка. Ходит по квартирам – побирается.

Вглядываюсь в черты её лица – худощавые, загорелая, скулы выпирают. Глаза настойчивые и наглые.

Похожая на одну из тех что клянчат долго и нудно. А если даже и подашь им – то будет хныкать что дал мало.


Зато груди у неё – класс!

Смотрю на ноги – тоже неплохие. Высокие и стройные.

Талия – вполне тонкая.


И самое главное – похожа на мою одноклассницу!


– Обожди! Обожди милая! – Нетерпеливо говорю я ей и прикрыв двери начинаю снимать цепочку. Чтобы открыть дверь полностью.


Нищенка, всё так же пристально глядит мне в глаза, и что-то в них – ей явно не нравится.


– Я пошла дальше – Вдруг говорит она мне и отступает от двери.


– Но почему же? – Отвечаю я ей: – Я очень рад что ты пришла ко мне в гости! Заходи… чайку попьём.


Она стала отступать от меня не поворачиваясь ко мне спиной.


– Да ты не уходи! – Заволновался я – Я тебе сейчас подам… только обожди секунду, милая!


– Нет! Нет! – Вдруг взвизгнула она ни начинает убегать от меня по лестнице.


– Какая-то странная – Думаю я. И бегу за ней крича – Куда же ты??? Постой! Не уходи!!


– А -а -а -а!!! – Орёт она – Помогите!!! Отстаньте от меня!!!


Как ужаленная выскакивает на улицу хлопнув за собой дверью.


– Что она увидела в моих глазах? Что ей не понравилось? – Я так и не понял. Разочарованный поплёлся назад, в свою квартиру.

– Я же хотел просто подать ей. Ну… может… немного пообщаться… поговорить про жизнь… с такой милой девушкой…


Навстречу мне показалась моя сиамская кошка. Наверное я дверь забыл закрыть.


Тут же распушив хвост кошка отпрыгнула в сторону, оказывая всем окружающим что видит меня впервые.

– Какая стерва! – Изумился я остановившись – Ещё пол часа назад мы вместе лежали на диване.

И нам было так хорошо…


Никогда я женщин не понимал. Увы…


Вернулся в квартиру и уныло посмотрел на себя в зеркало – взъерошенные волосы, нездоровый взгляд мутных глаз, полурасстегнутые штаны.


Кажется я понял… почему ты убежала… милая. – Грустно подумал я. И начал делать себе ванну – приводить себя в порядок.

А что касается фантазии… да ну её к черту!

Лишь хлопоты от неё – лишние…

Как я уходил в армию

Почему я не сопротивлялся когда меня призвали в армию?

В отчаянии не бегал по знакомым заламывая руки – Помогите! Умоляю! Спасите!

А сидел на диване и молча смотрел в окно.

Во первых – я потерял работу. А те другие которые мне предлагали – там действительно нужно было работать.

На первой – показали огромную кучу чёрного угля, которую нужно было разгрузить.

– Кто должен разгрузить? Я? – Переспросил думая что это шутка или я просто ослышался.

Но десяток испачканных рабочих с огромными лопатами уже копошились там. Они были похожи на негров с плантации.

– Мне? Туда? Идти? – Ошарашено шептал я и медленно отступал к двери. Боясь повернутся к ним спиной. Чтобы меня силой не затащили…

Потом, я целый месяц пил валерьянку. Приходя в себя от шока. Наконец решил что мне это просто приснилось.

И успокоился.

Следующая работа которая подвернулась мне – это стать страховым агентом.

И моим первым клиентом должна была стать бухгалтер местной галантерейной фабрики. Женщина, лет 50-ти.

Она долго не понимала зачем я хожу за ней следом,что от неё хочу – то прятала свою сумочку, то вызывала охрану. Наконец, через месяц, она расстегнула предо мной халат и заорала в отчаянии – Бери что хочешь только уматывай отсюда!!!

В кабинете кроме неё сидело с десяток молодых бухгалтерш.

И я спросил – нельзя ли брать по очереди.

Но с чувством юмора у неё было плохо. И меня выперли с агента тоже.

В итоге, я уныло сидел на диване и думал – что будет со мной дальше.

Вот тут и пришла повестка.

В армию.

Она лежала в почте и ласково предлагала взять её.

– А может действительно… это моя судьба? – Мелькнула шальная мысль. И я взял бумажку.

Нет. Я Не обкурился.

И не упал ночью с дивана.

У меня действительно было хорошее мнение об армии.

Во первых, я знал – в каждой части есть военторг.

Где можно было купить дефицитные товары.

А во вторых – я своими глазами видел как офицеры пили шампанское пока мы, студенты, копали траншеи.

И это воспоминание вдохновило меня на службу сильнее чем все патриотические сериалы разом взятые.

Ах да!

Я забыл сказать.

Призвать меня решили – как офицера запаса.

Так что я бегом побежал в военкомат и написал что согласен.

С нетерпением ожидая что вскоре буду пить шампанское.


В военкомате, прыщавый майор спрятал моё заявление в сейф, затем выписал пропуск в штаб округа. Прощаясь, он признался что в штабе, меня будет ждать генерал. Но не простой а тот кто будет решать – подхожу ли я для армии.

– Но не спеши пацан… не всё так просто… – Вдруг загадочно добавил майор понизив голос… – Помни. Тут есть небольшой секрет.

– Какой, дядя? – Спросил я.

– Не на тебя, плюгавого, он будет смотреть.

– А на кого? – Удивился я.

– На этот пропуск – Шёпотом ответил майор. И осторожно протянул мне пропуск – лист бумаги с напечатанным текстом и без единой помятины. – Если за два дня помнёшь его – для генерала будет знак что ты не уважаешь армию. А если принесёшь как новенький – значит бережёшь и уважаешь!


Я пообещал поставить майору бутылку водки за совет и бережно понёс пропуск домой.

Вот там я и сделал первую ошибку.

Решил что самое главное – спрятать пропуск от моего кота.

Который ссал на всё что белое. И новое.

Кота звали Тимофей, Впрочем, это имя у него было только сначала. Через месяц оно показалось мне слишком длинным и я сократил его до Тишка.

Но и это – звучало как-то нехорошо… сипло, глухо.

В конце концов, я стал звать его Сиська.

Кот с радостью откликался.


Почуяв что я принёс что-то белое – Сиська заволновался. А эта тварь умела залезть всюду куда хотела. И делала – тоже.

Тогда я положил пропуск себе в нагрудный карман.

Радуясь своей мудрости и предусмотрительности.

Не понимая ещё во что вляпался.


Утром, в день визита, я сдул все пылинки с пропуска, причесался, побрызгался одеколоном и наконец пошёл в туалет. Чтобы на приёме у генерала – не обоссаться случайно. От волнения.


Только вот, туалет у нас в доме был общий. И располагался на улице, во внутреннем дворе.


Выйдя из квартиры и приблизившись к нему на расстояние 5-ти метров, я к своему ужасу обнаружил что из него выглядывают чти-то ноги. В чёрных лакированных туфлях 45-го размера.

Присмотревшись я выяснил тело лежащее в сортире – принадлежит старшему лейтенанту милиции Портонову, который был у нас участковым.

Поначалу, я решил что участкового грохнули бандиты.

Или обиженные жильцы дома по причине его полного пофигизма.

Но кто знает? А может он увидел что-то лишнее и его замочили… как свидетеля? Прямо в сортире.

Я всегда подозревал что в квартирах нашего дома – по ночам творится что-то неладное.

Осторожно оглянувшись – я заметил что действительно… из окон нескольких квартир на меня смотрят чьи-то настороженные глаза.

– Что делать? Уйти и бросить тело?

А может он ещё жив?.. Тогда жители выглядывающие из окон непременно сообщат что я бросил участкового в беде. А это никак не вяжется со светлым образом офицера.

Пришлось мне схватить тело Портонова за ноги в лакированных туфлях и вытащить из туалета.

Затем нагнулся чтобы выяснить или дышит ещё бедняга – как выяснил что он не только жив, но ещё и в доску пьяный. Вывалян как свинья в какой-то блевотине и дерьме.

Вот тут и случилась моя вторая ошибка.

Пока я нагинался – из моего нагрудного кармана выпал пропуск и упал прямо на участкового. На что-то липкое и грязное. Зажав нос я бережно поднял пропуск и увидел что он наполовину запачкался чем-то коричневым.

Не веря что мне так не повезло, я переступил через тело Портонова и под хохот раздающийся с окон – побежал домой чистить пропуск. Через час я должен быть на приёме у генерала.

Промыл его водой… сушил… гладил утюгом.

Но половина пропуска всё равно оставалась коричневой.

Вдобавок он почему-то съёжился и стал морщится.


– Кажется, я не попаду в элитную гвардейскую часть – Понял я. Но шансы ещё были.

Посмотрел на часы и понял что надо поторапливаться.


Бегом засунул ноги в туфли и побежал к трамвайной остановке.


Это и была моя третья ошибка.


Только в трамвае я почувствовал что моя правая нога в чем-то мокром.

Затем – появилась какая-то жуткая вонь.

Пассажиры сначала обнюхивались между собой, а потом отступили от меня на пол метра. Какая-то женщина даже перекрестилась.

И тогда я понял.

Эта тварь под названием кот – нассала мне в туфель. По видимому в отместку за то что я спрятал пропуск.


Напрасно я держался за поручни двумя руками, кричал что еду родине служить – меня вытолкнули на ближайшей остановке. Четверо пассажиров.


– Как вернусь, выгоню эту сволочь… – Бормотал я идя пешком. К счастью, до штаба округа оставалось недалеко.


Подойдя к нему я решил сначала привести себя в порядок – зайти за здание. Там можно было вытереть ногу об траву.

Я так думал…

И это было моей очередной ошибкой.


Едва согнулся и стал вытирать туфлю, как надо мной распахнулось окно и оттуда появилась чья-то физиономия в генеральской фуражке – Ты что это… ссышь гнида? У меня под окном?


– Помилуйте… – Опешил я – Вы ошиблись. Я по повестке… пришёл родине служить…


– Родине служить? – Генерал так перегнулся через подоконник рассматривая меня что чуть не выпал из окна – А ну иди на проходную… Я там тебя встречу.


Чувствуя что всё идёт не так, я на дрожащих ногах пошёл на проходную.


Там сидели два полковника, гладко выбритые, надушенные дорогим одеколоном, а вскоре по лестнице устланной бархатным ковром спустился сам генерал. Это был командующий округом.


– Вот, посмотрите на этого голубка… ссал у меня под окном – Показал он пальцем на меня. Полковники не мигая уставились на меня как будто видели через мушку прицела.


– Нет – нет… Вы неправильно поняли… я просто гулял там…


– Пропуск! – Рявкнул генерал.

И я протянул ему его.

Увидя грязный помятый пропуск генерал осторожно взял его двумя пальцами и подняв к свету стал внимательно рассматривать. Лицо у него вдруг приобрело пунцово – красный оттенок.

– Ты что, им жопу вытирал? – Наконец произнёс он.

– Да нет! – Замотал я головой – Что Вы!


Генерал осторожно поднёс пропуск к носу и понюхал… – точно… гамно…


– Это не моё – Пояснил я поняв что откручиваться бессмысленно – Это Протосова.


Два полковника в этом момент отвлеклись – они отчаянно крутили носами пытаясь определить откуда идёт такая вонь.

– До тебя тут не воняло. – С подозрением сказал тот из них что был выше. Подошёл ко мне и принюхался снова.

– Точно. Это от него.


– Так говоришь, ты не ссал под окном? – И генерал не мигая уставился на меня как удав на кролика – Или Протосов ещё и нассал на тебя?


– Вы не понимаете – Заговорил я изменившимся голосом понимая что надо спасать свою шкуру – Я думал что его замочили в сортире. А он обрыганый там лежал. А в туфлю мне кот нассал. Сися.


– Чья сися? – Переспросил тот полковник что был пониже ростом.


– Это кот мой, Сися – Пояснил я.


– Конечно – Задумался генерал. – Только такой как ты, мог дать коту кличку Сися.


В итоге, меня в армию взяли. В отдельно стоящий полк. Очень отдельно. В глухом лесу.

Полковник сказал что я там – долго сисю не увижу. Ничью.

Зато ссать смогу – где захочу.


Вернувшись домой, я обнаружил что кота дома нету.

По видимому он выскочил когда я спешил и натягивал туфли при открытой двери.


Почти до утра, я бродил по улицам и тоскливо звал – Сися! Сися! Где ты?

Но лишь женщины с воплями разбегались.

Лишь наряд милиции забрал меня утром.

Конечно, потом отпустили. И повестку вернули.

Даже напутствие дали – исправно служить Родине.


Вот только Сися больше – не вернулся.

Инопланетное чудо

Сказать что это стало сенсацией – не сказать ничего.

Это был взрыв.

Шок.

Это была глубочайшее потрясение.


Инопланетный диск. Его нашли в космосе. Совершенно случайно. Когда трое космонавтов с космического модуля вылезли наружу чтобы провести ремонт солнечной панели. И вдруг увидели что прямо возле них летит что-то странное…

Похожее на куб.

Оно переливалось в лучах солнца и казалось невероятно красивым. Но космонавты – люди практические. Не стали любоваться… быстро сориентировавшись – прекратили ремонт панели и стали ловить проплывающий мимо куб.


Откуда он летел?

Куда

Зачем?

И сколько времени?


Одно было ясно, планета Земля – не была главной его целью. Но космонавты – всё-таки поймали его.

И он стал принадлежать планете Земля


Уже через несколько дней, грузовой корабль доставил куб на Землю.

Едва взглянув на него, учёные онемели – такое не могло случайно создать природа – уж слишком ровные стороны, с идеально отточенными гранями.

– Неужели… свершилось?

То, о чем мечтало человечество…

Да. Сомнений не оставалось… И дрожащие губы учёных прошептали едва слышно – Мы нашли это!

Об этом – мечтали сотни лет… слагали фантастические рассказы… посылали в космос сигналы… пытаясь найти хоть малейшие следы инопланетного разума…

И вот один из следов – теперь рядом.


И тогда весь мир забурлил от эмоций.

Люди плакали… обнимали друг друга… поздравляли…

– Наконец-то!

Свершилось!


Через две недели, на заседании ООН, всеми странами Земли было принято решение создать общую комиссию.

Куда вошли лучше умы планеты.

Самое главное – тайн быть не должно!

Ни от кого!


Сотни телекамер – круглосуточно показывают куб. И сотни людей в белых халатах – ходят… изучают его

Никто не пытается ничего скрыть.


Что там, в кубе?


Секрет нового оружия?

Межпланетных кораблей для путешествий в космическом пространстве?

Инопланетные технологии?

А может, послание к нам – землянам?


И вот насупил долгожданный день, когда учёные объявили что в ближайшую ночь с субботы на воскресенье будет проведено вскрытие куба.

В тот же миг – планета замерла в ожидании.

Уже вечером,накануне, перестали работать заводы, стали закрываться магазины.

Остановились трамваи и троллейбусы.


Все с волнением ждали – что там в кубе?


И ожидания не обманулись… ровно в полночь острая пила с алмазными наконечниками стала пытаться проникнуть за грань куба. Затем подключились плазменные резаки. Потом – титановые сверла…


Лишь через 2 часа куб сдался.

И одна сторона его чуть приотворилась.


Возглас "Ох!" – пронёсся на всей планете. То ли от восторга. То ли страха. Извергаемый из миллиардов человеческих глоток.

На телекамерах было видно как у тех учёных что стояли возле вскрытого куба – вдруг пошевелились волосы.


Это воздух… он почему-то устремился прямо в куб.

А потом – перестал.

И внезапно, оттуда вырвался ледяной холод… он стал покрывать инеем стенки лаборатории.

Почувствовал опасность люди бросились в укрытие.

Но через час – это тоже прекратилось.

И тогда человечество поняло – куб сдался.

Исследования продолжились.


Вскоре мощные прожектора направили свет – прямо во внутрь приоткрытого куба.

Все застыли в ожидании… на планете стало так тихо что казалось слышно каждый шорох за сотни метров.

Но в кубе – ничего не высветилось.

Там было темно как ночью

Тогда к кубу направили военного робота- он медленно протянул свой механический щупалец во внутрь. Что-то взял там и вытащил наружу…

Вся планета как будто прилипла к экранам телевизоров.

Пытаясь рассмотреть что это…

А потом раздался всеобщий выдох… это был… маленький диск.

Величиной в спичечный коробок.

Почти прозрачный на вид.

Больше ничего там не было.


Тогда – началась новый этап исследований.

Миллионы учёных стали пытаться определить – что это?

Почему куб скрывал его так тщательно?

Неся через весь космос куда-то…

Первые ответы были получены уже через неделю.

И это стало настоящей сенсацией.

Диску – 18 миллиардов лет.

Но… нашей вселенной, которую мы видим… всем звёздам и планетам в ней – не больше 12 миллиардов лет.

Так значит – кто-то создал его до Большого взрыва.

То есть, когда ещё не было ни единой планеты во вселенной.

Как же так могло получится – что в пустом пространстве кто-то создал диск?


Вот тогда и было сделано первое потрясающее открытие – до нашей вселенной – существовала другая… о которой мы не знали до момента пока не получили этот маленький диск.

Вероятнее всего, эта вселенная существовала на том самом месте где потом появилась наша… после Большого взрыва.


Но как же диск посланный с одной из её планет – пережил 18 миллиардов лет? Преодолел космические катаклизмы? Большой взрыв?..


Учёные бросились выяснять его состав и выяснили – он из неизвестного науке материала. Нету такого на Земле.

Тупик.

Но это был ещё не конец…

Учёные не сдавались.

Диск стали просвечивать рентгеном, ультрафиолетом и всеми частотами которые они знали…

И наконец – положительный результат..

Ответ был получен в узком спектральном анализе световых волн.

И звучал так – на диске что-то находится!

А это значит – начался третий этап исследований. Самый важный.

Попытки расшифровать его.

Надежды на это реально были.

Ведь цифры – они и в космосе цифры.


Для ускорения процесса расшифровки – нужно было перебрать миллиарды вариантов кодов.

Для этого, содержание диска предложили загрузить всем желающим – на свои домашние компьютеры. Вместе со специальной программой. Которая днём и ночью перебирала комбинации цифр.

И не было ни одного человека в мире – который отказал бы в этом.


Уже через две недели – сотни миллионов компьютеров делало это.

И каждый верил – именно он станет тем, кому повезёт.

Но ожидание оказалось долгим.

Проходили дни, недели, месяцы… но всё напрасно.

И вот когда уже надежды почти иссякли – это случилось.


На одном из компьютеров – появилась долгожданная надпись – "Расшифровка успешно закончена!".


Это случилось у простого садовника живущего на африканском континенте.

Именно на его компьютере – был открыт код для расшифровки диска.


А дальше – случилось то что случается только раз в истории планеты.

Человечество ликовало… садовник из Африки стал всеобщим любимцем

Люди плакали от счастья…

Проводили демонстрации и парады.

Войны затихли на планете

А уровень преступности – упал до нуля.

Все ждали…


И вот наступил тот день.

Когда с самого утра – началось считывание информации с диска.

Процесс – вывели прямо на все телеэкраны мира.

Ровно в 8 часов утра – прозвучал сигнал.


И вот тогда – случилось это…


То что появилось там – заставило миллиарды сердец стучать громче… а многое – вскочили на ноги не веря своим глазам…


После каких-то сеточек и полос на экране – вдруг появилось изображение.

Сначала смутное… а потом всё более приобретавшее чёткость.

И наконец – появилась фигура того существа которое жило 18 миллиардов лет назад.

Из другой вселенной.

Которой давно уже нету.


Постепенно резкость стала настолько хорошей что можно было разглядеть его внимательнее – внешне, он был чем-то похож на тех инопланетян которые изображали на скалах древние художники… и даже некоторые фантасты – голова была сильно вытянутой формы, без волос, огромные глаза и непропорционально маленький невыразительный рот

И вот теперь, он стоял и смотрел прямо на нас.

Из экрана телевизора.

Не говоря ни слова.


Женщины у телевизоров стали падать в обморок… некоторые кричали от ужаса.

Ведь это была реальность.


Оказалось, что он – действительно существовал. Хоть и очень давно.


И теперь на экране – он стоял и смотрел на нас. А затем вдруг открыл рот и заговорил что-то на непонятном языке… какими-то шипящими звуками.

Сначала – медленно, а затем всё ускоряя и ускоряя свою речь.

Вдобавок, через минуту он стал ещё и жестикулировать – на экране показались его руки… скорее похожие на тонкие щупальца с двумя кривыми пальцами.


Внезапно, он остановил свою речь и возле него появился другой. Который отличался – ниже ростом, размером глаз, и цветом кожи – слегка синеватой.

Теперь они стали вместе свистеть а затем ещё подпрыгивать… стараясь слить звуки в унисон.


Я знаю, в этом момент тысячи учёных лихорадочно записывали каждый звук… пытаясь понять смыл… узнать, что же они хотели сказать потомкам…

О чем предупредить.


Но то что произошло затем на экране – совершенно сбило всех с толку.


Лицо у первого инопланетянина вдруг скривилось, и он что-то резко произнёс на более высоких нотах… затем неожиданно взял голову другого инопланетянина в свои щупальца и стал опускать её вниз.

– Хочет показать поверхность их планеты! – Восторженно воскликнул комментатор ведущий трансляцию на английском языке.

А то что на немецком, добавил:

– Да… это знак… берегите Вашу планету!


Многие зрители даже расплакались. Но не надолго…

Вскоре в телевизоре послышались какие-то странные звуки… Чмок! Чмок! Чмок!


Что-то очень напоминающие каждому землянину.

Рот у того инопланетянина что стоял на ногах – скривился ещё больше а глаза стали вылазить из орбит почему-то…


Через минуту он зашатался а потом вдруг оттолкнул того что стоял перед ним на коленях.

И то упал навзничь.


У зрителей что сидели у экранов телевизора – вырвался крик ужаса.


Что-то прошипя ещё раз, стоящий на ногах стал двумя пальцами своих щупалец вытаскивать какой-то отросток у себя на животе.

А достав его – закатил глаза ещё сильнее и… повалился на лежачего,


– Наверное, хочет показать что у них проблемы с гравитацией – Неуверенно сказал комментатор.


Инопланетянин лежащий теперь верху – стал вдруг дёргать своим тёмным безобразным телом…

– Оп! Оп! Оп! – раздался звук из телевизора.


Камера стала крутится вокруг них и показывать разные места… снизу… сверху… сбоку…

Затем отросток живота – крупным планом. И то – куда он входил и выходил сейчас.

Затем того, кто лежал снизу, поставили раком. И всё продолжилось снова…

– Оп!.. Оп!.. Оп! – Всё громче звучало с экрана.


Сомнений не оставалось


– А ведь они… трахаются… – Тихо произнёс ведущий на немецком языке.


– Порнушка – Добавил кто-то у него за спиной.


У лежащего внизу инопланетянина, глаза вдруг стали смотреть в разные стороны… и он стал косоглазым..

Тот что был сверху – стал похлопывать его щупальцами по спине… по видимому ободряя.


– Прекратите – Истерично заорал кто-то из комментаторов. – У нас же запрещено показывать порнушку в дневное время.

– И вправду. Дети могут увидеть! – Поддержал чей-то другой голос.

– Так это же не мы… а инопланетяне – Возразил третий.

– Безобразие! – Проскрипел кто-то на арабском.


По видимому, назревал скандал.

Планета Земля – нуждалась в объяснении.


Вскоре, учёные признались – в руки космонавтов, по видимому попалась инопланетная порнушка. Вероятнее всего, принадлежащая какой-то молодой особе мужского пола, жившей миллиарды лет назад.

– Молодёжь – она всюду одинаковая. И во все времена – тоже… – Виновато оправдывались учёные.

Куб – оказался что-то вроде шкафа. Запертый юнцом на замок. Чтобы родители не нашли порнушку. Но по видимому, они всё-таки нашли и выкинули на свалку.

Как сделали бы все родители.

После чего – про диск забыли.

И вот, 18 миллиардов лет назад – их вселенную разнесло на куски.

И куб оказался идеальным местом доля путешествий по вселенной.

Сколько таких кубов летает сейчас в бескрайних просторах космоса?

Не знает никто…


Как и то, почему именно эта часть их цивилизации – попала к нам.


Но так случилось.

И человечество было не виновато в этом.

Хоть мамаши всех стран, ещё долго возмущались… что такое снимали у них… инопланетян… хоть и 18 миллиардов лет назад. Но какая разница… Безобразие!

Стыд надо иметь!.. Элементарный… инопланетный!


Время – лечит все.

И эту травму которую получило человечество – стало вылечивать тоже.

Шок проходил.

И вскоре прошёл вовсе.

Лишь рождаемость на планете -стала почему-то повышаться.

Лишь земляне – стали беззаботнее.

И веселее – тоже.

Лишь к космосу – они стали относиться как-то иначе.

С улыбкой.

А не с ужасом.

И ещё. Про того пацана, который 18 миллиардов лет назад – прятал диск с порнухой – анекдоты вдруг стали рассказывать. Книги сочинять. Фильмы снимать. В общем, простили его земляне.

И даже полюбили..

Очень.

Так что наверное, ты зря ты пацан, жил – 18 миллиардов лет назад.

Пусть земля тебе будет пухом!

В новой жизни

Договор с Господом.


Мою душу приволокли к нему два ангела.

– Не хочу… не надо… пустите домой – Орал я и брыкался ногами. Но ангелы были ребята опытные и крепкие.

Выкрутили мне руки.

Связали ноги.

Наконец кто-то сзади ударил по печени. И я успокоился.


– Прости их – Сказал мне Господь.

– Бог простит. – Ответил я.

– Нет, именно ты! – Нахмурился Господь.


– Нет. Не прощу. – Нахмурился я.


Господь наклонился чтобы лучше меня разглядеть.

– Это что ещё такое? – Наконец произнёс он не отрывая от меня глаз. – Букашка разговаривает!

Из-за его спины вдруг появился один из ангелов:

– Верну-ка его я на землю, пусть там его раздавит грузовик.


Я представил себе картину как мои кости переламывают огромные грязные колеса. А я тоскливо смотрю вывернутой головой на проезжую часть улицы спрашивая себя – Почему это случилось?


– Хи – Хи – Ответил лишь им. – Меня уже сбивал когда-то. И ничего. Хромаю только.


– Ладно. Давай я выкину его из окна – Предложил второй ангел. – Прямо из окна его квартиры.


– Не получится – Возразил я опять – Я живу на первом этаже.

Ты же сам сделал так чтобы мне дали наихудшую квартиру в доме.


Ангелы и Господь уставились на меня.


– А может ты боишься заболеть? Так мы мигом организуем… – Ангел справа хихикнул но тут же умолк встретившись взглядом с Господом.


– Букашка – Сказал тот обращаясь ко мне – Ты думаешь я хотел обидеть тебя при жизни?

– Да – буркнул я себе под нос. – Во первых, почему я родился в такое смутное время? В бедной стране? У родителей неудачников? Без особых талантов? Без хорошей работы. Куда не ткни пальцем – проблемы. И вот теперь я тут и должен благодарить тебя…


– Да ты знаешь каналья с кем разговариваешь? – Взвизгнул один из ангелов и подскочил ко мне размахивая кулаками. Вид у него был угрожающий но его быстро оттащили в сторону.


– Погоди. Тут предъява. – Хмуро сказал Господь. – Ну что же, букашка. Давай разберёмся.

Ты хотел чтобы я – опекался тобой, поместил в живот богатенькой мамаши, в достойной стране. С зарплатой, талантами и работой…


– Угу – Кивнул я головой. – И ещё, телевизор хочу плазменный, на всю стену, двухэтажный дом и любовницу. Нет… двух.

Одну – блондинку, а другую – брюнетку…


– А не слипнется? – Прошипел один из ангелов.


– Цыц! – Рявкнул Господь.

– Красиво жить хочешь? – Он уставился на меня не мигая. У него была седая борода и тёмные глаза.

– Хочу…


– А на Соловки ты не хочешь? – Вдруг повысил голос он – В 37-й год? Копать туннели и ямы в 40-ка градусный мороз. Лет 20-ть.

Или на фронт, получить пулю в живот. Или, быть расстрелянным – своими же… за трусость – это как раз по тебе будет…


– Что? Что? – Не понял я.


– А от тифа не хочешь сдохнуть – в 16 веке?

Или на костре быть зажаренным – в 12-м?


– Я вижу у Вас большой выбор. – Сказал я. – Нет, уж лучше, пусть к моим родителям. В бедную страну.


– То то и оно – вдруг подобрел Господь. – Дурак ты букашка.

И ни хера не понимаешь… может, люблю я тебя.

Да ладно… черт с тобой…

Дайте ему квартиру – на втором этаже. И верните туда, откуда он прибыл…


Ангелы угодливо подхватили меня под руки и повели куда-то в сторону.


– Погодите-ка… – Снова упёрся я. – А как же с любовницами – одна белая, а другая чёрная?


Но тут же почувствовал как сзади мне снова кто-то врезал по печёнке.

– Прости приятель – Наклонился к моему уху ангел – …Это я так… любя…


– Понял… всё понял! – Затараторил я. – Кстати, Вы будете на крыльях меня с неба спускать?


– Не сомневайся.


И кто-то дал мне пинка сзади.


Очнулся я в своей квартире. Посмотрел на часы – 3 часа ночи.


Закрыл глаза. Тишина. Лишь… тик – тик… будильника.


– Вы ещё слышите меня? -Спрашиваю кого-то невидимого. Но ответа нету.

– А может это всё приснилось мне?


Иду в туалетную комнату, подхожу к зеркалу… и в ужасе чуть не падаю на пол… там в зеркале – старик.

Седой, беззубый.

– Когда же я, блять, успел состариться? – Как вдруг вспоминаю – своих жён, детей, работы…

Кручу головой пока она не закружилась… и открываю глаза снова – тот час всё забываю и вижу… там стоит молодой пацан.

Кучерявый, с пухлым лицом.

– Завтра в институт – Мелькает мысль – Как бы не проспать. И ещё, послезавтра – танцы в общежитии.

Может Света придёт на кофе…

Если родителей не будет дома.

Снова закрываю глаза – …кручу головой… открываю… а там старик снова.


Ой… я забыл. Это же смещение во времени… – У меня есть такое свойство

Могу возвращаться в свои прошлые жизни.

Потому что память у меня особенная.

– Та вот почему ты заткнул меня сюда! – Вдруг понимаю я и поднимаю глаза к небу. – В такую серую пустую жизнь… Чтобы вспоминать мне – было нечего…

Что-бы всё забывал.

Только я вот – не забываю…


Лампочка в туалете вдруг начала мигать.

Понимаю.

Это ангел, тот что был рядом недавно – знак подаёт.

– Хватит. Иди спать!

Я точно знаю. Они боятся. Чтобы я слишком многое не вспомнил. Только я помню – все свои прошлые жизни. Они повторяются… снова и снова. Через каждые миллиард лет.

Но это не страшно.

Это для живого – миллиард лет звучит страшно.

А для человека который умер, – миллиард лет- это лишь доля секунды

Между двумя жизнями.

И затем все- повторяется снова.

Лишь… вещие сны – они порой приходят по ночам… и напоминают то, что было в другой жизни – миллиарды лет назад.


Только я не говорю это ангелу.


Да и плевать мне на всё это.

– Кто я теперь? – Закрываю глаза ещё раз. Открываю – а там старик. С радикулитом и подагрой.


Ну и фиг с Вами… – Бормочу я и ухожу от зеркала.

– До следующей жизни – недалеко осталось!


И Светка – обязательно придёт ко мне вечером.


Только не в этой жизни.

А в следующей…

Спастись от долбойоба

Утром, я проснулся, сладко потянулся, обнял жену.

Немного подумал и поцеловал её – в щёку.

Ещё немного подумал. И посмотрел на презерватив лежащий на тумбочке.


Минут пять, я смотрел на него, медленно переводя свой тяжёлый задумчивый взгляд… сначала вправо, к жене с которой сползло одеяло – затем влево… к презервативу. И потом снова обратно.


За окном в это время, весело щебетали соловьи, а солнечный лучик ласково гладил мою руку.

Наконец мой задумчивый взгляд прояснился – я принял окончательное решение. И моя левая рука решительно обняла жену за плечи… а правая – потянулась к тумбочке…

– Что такое? – Не поняла жена ещё окончательно не проснувшись.

– Сюрприз! – Нежно ответил я тихо. И притронулся губами к мочке её уха.


В этот момент, тишину вдруг разорвал мерзкий противный звук. Как будто кто-то пилил стену тупой бензопилой прямо над нами.


Птицы перестали щебетать и в панике улетели потеряв по дороге несколько перьев.

Жена проснулась и заорала от ужаса.

А моя рука промазала и вместо презерватива попала в пепельницу где лежал не потушенный окурок.

– А – а -а -а! – Заорал я тоже.


В ответ, мерзкий звук стал вдруг пронзительно тонким и визгливым, раздирающим барабанные перепонки на части. Как будто кто-то сверлил бетонный пол.


– Что это? Что это? – В ужасе вопила жена. В панике она кинулась мне на грудь пытаясь найти защиту от неведомого звука.

Но я уже всё понял.

И хорошего было мало.

– Это долбоёб – Мрачно сказал я. – Я про них не раз слышал. Даже статью читал.

Жену как током сбросило с с дивана.

– Долбоёб? Где? Тут?


– Нет. Не у нас – Замотал я головой. – А по соседству. Очень хитрые твари.


– Какие ещё твари??? – Схватилась жена за голову. – О Боже!!


И я рассказал ей. Что знал про них.

По утрам, они притворяются добропорядочным соседом, снимают шляпу при встрече, здороваются. Говорят всем вокруг что ходят на работу. Даже автомобиль ставят возле подъезда.

Но всё это обман. Иллюзия.

Под невинной маской соседа – прячется огромный мерзкий долбоёб.

Который целыми неделями (и даже месяцами) неподвижно сидит в углу своей квартиры и ждёт когда на улице наступит чудесный солнечный день, Под окнами запоют соловьи. А все жители дома – расслабятся и будут петь песни от счастья.

Вот тогда долбоёб и вылезет из своего тёмного укрытия где он прятался всё это время.

Возьмёт в руки огромную пилу (или болгарку) и начнёт пилить… царапать стены издавая противный мерзкий звук.

Потом он будет стучать молотком по батарее.

И наконец, когда его мерзкие щупальца устанут – он будет сверлить тонким визжащим сверлом панельные перекрытия. И будет продолжать делать это – весь день пока светит солнце.


– Зачем они так делают? – Тихо спросила жена.

– Но знаю – Ответил я – Но мой приятель из санитарно эпидемиологической станции рассказал что так долбоёбы спариваются. Пронзительным звуком они привлекают другого долбоёба к себе, точнее долбоёбиху.

И создают семью.


Только вот… почему долбоёбы никогда не просыпаются зимой, или в сумрачный дождливый день?

Учёные пока не знают…


Так случилось и сегодня – в чудесный солнечный день, долбоёб пробравшийся в наш дом – вдруг проснулся. Я думаю что в 10 часов утра он открыл глаза и к своей неописуемой радости увидел что выглянуло солнце… поют птицы… тут же схватил молоток, пилу и бросился шкрябать стены… стучать по батареям…


– Наверное он сильно соскучился по долбоёбихе – Объяснил я жене. – Ведь наступила весна и пришло время им спариваться. Вот он и поёт ей песни – скрипя пилой по стенам.


– Я не могу больше это слышать! – Завизжала жена закрывая уши – Ты же смог вытравить всех тараканов в доме, клопов и даже крыс! Неужели одного долбоёба не вытравишь?


Я задумался. Конечно, долбоёб может найти долбоёбиху, затем они спарятся и сотни маленьких долбоёбиков будут пилить стены нашего дома наполняя его ужасными звуками в солнечный день.

Радости мало.

– Конечно – Сказал я жене. – Эту заразу надо вывести. Непременно.


К счастью, некоторый опыт борьбы с паразитами у меня был.

Для начала, с утра я стал ходить по всему нашему дому пытаясь выяснить в какой квартире завёлся долбоёб.

И уже после обеда – вычислил… это была квартира двумя этажами выше.

После чего я стал следить за ней… непрерывно сидел у окна – ждал когда долбоёб утихнет. И кто после этого – выйдет наружу из квартиры.


Результат был готов к вечеру.

На улицу из квартиры вышел высокий мужчина, лет 40-ка, в тёмном пальто и шляпе.

Явно загримированный под соседа.


– Вот он, долбоёб! – Радостно воскликнул я. – От меня никакой грим тебя не спрячет!


На следующий день я с утра побежал на базар и купил огромную бутылку дихлофоса. Подойдя к двери квартиры где завёлся долбоёб – вылил её в замочную скважину. Затем заткнул все дырки тряпкой.

Как было написано в инструкции.


Добоебы, как и тараканы, клопы, блохи и прочая нечисть – не любят дихлофоса.

Вот и я ожидал что этот огромный долбоёб – покинет квартиру.

Или сдохнет.


Прошла неделя, другая… как вдруг, противный мерзкий звук раздирающий уши – появился вновь. Лишь немного слабее стал…


– Почему он не сдох? – Удивился я. – Или не удрал через канализацию?

Откуда пришёл наверное…


Я снова подкараулил когда долбоёб загримировался под соседа и вышел из своей квартиры. Теперь он был бледен, худ. Но поздоровался со мной и снял шляпу. Я заглянул ему в глаза и от ужаса отшатнулся… Я увидел там много новых планов. Как издавать новые звуки – ещё пронзительнее и громче – чтобы привлечь долбоёбиху.


Тогда я взял гаечный ключ, паклю, солидол и пошёл в подвал. Там я определил где находится труба которая подаёт воду в его квартиру и перекрыл её. После чего раскрутил вдобавок и заткнул её паклей наглухо – чтобы ни одна капля воды не просочилась в квартиру.


Когда-то я так вывел всех тараканов. Может и долбоёб без воды – не выживет тоже. Высохнет и сдохнет.

Целый месяц в нашем доме был покой, на затем мерзкий сверлящий звук появился снова.

Хоть и не такой громкий

Я понял что долбоёб – как-то пробрался к воде и выжил… может воду из унитаза пил.


Жена слушала мерзкий звук раздирающий стены нашего дома и в отчаянии смотрела на меня.


Что я мог ответить ей?


Я делал всё что мог… – выкуривал его дымом, расставлял мышеловки у его двери. Рисовал круги специальным мелом уничтожающих паразитов. Раскидывал хлебные крошки смешанные с порошком "Анти-крысин" – по пути его следования на улицу. В надежде что он подберёт их и съест.

Даже скипидаром помыл весь подъезд.


Но долбоёб – никак не убирался.


И тогда я понял… у меня остался последний способ.

Самый отчаянный.

В один из вечеров, когда мерзкий долбоёб снова загримировался под соседа и спускался по лестнице – я подкрался сзади и трахнул его по голове томиком "Марксизма – Ленинизма".

Когда-то, я им всех клопов в квартире перелупил.

Очень надёжное средство!


Долбоёб сразу взвизгнул и присел. Я тут же бросился в укрытие.


Как ни странно… это помогло.

Прошёл один месяц, другой – а в доме была тишина.

Меня лишь смущало что погода была дождливая – а как известно, долбоёбы спят в такую погоду.

Однажды я встретил соседа на лестничной клетки. Поздоровались… и я стал внимательно рассматривать его пытаясь разглядеть признаки загримированного долбоёба – но сосед кажется был настоящим.

Загорел, выглядел отдохнувшим. Может он уезжал куда-то, на курорт. Наверное, в это время – в его квартире и поселился долбоёб.

Может через канализацию залез.

Или форточку.

Я представил как сосед вернулся и обнаружил в квартире полный бардак – раскиданные рубашки, мази для грима, всюду нагажено, стены поцарапанные, батареи расколотые, паркет пола вскрытый… Ведь долбоёбы – они такие.

Уверен что в углу комнаты – лежала гора вонючего белья… там где долбоёб спал в дождливые дни.


Но все-таки, я не был уверен полностью что сосед настоящий.

Хоть и говорил он со мной нормально.

И даже шутил немного.


Надо было дождаться солнечного дня.


И вот он наступил.

Мы с женой с ужасом смотрели в окно, где подымалось утреннее солнце… наблюдали как птицы садятся на деревья… начинают петь…

Мы вздрагивали от каждого шороха, ожидая услышать песню долбоёба.


Но её всё не было…


Постепенно мы успокоились… и я обнял её левой рукой – за плечи.

Но жена всё ещё неподвижно лежала и смотрела в потолок.

– Там уже тихо – Сказал я. – Успокойся родная.

– Неужели, ты вывел его? У тебя получилось?

В ответ – я лишь улыбнулся. И потянулся правой рукой – к заветной тумбочке…

Стеснительная

– Здрасьте – Сказала она. И покраснела.

Затем опустила глаза.

И вдруг спрятала руки за спину как будто не зная что с ними делать.


– Здрасьте – Ответил я. И подумал… какая стеснительная!


Мне всегда такие нравились.

Рядом с такими – чувствуешь себя сильным и мужественным. Даже если ты трус последний.


Уговорить её на свидание – было не трудно. Я лишь сделал решительный, властный голос. И сказал куда придти.


Если бы я сказал ей таким голосом – Подыми руку! – Она подняла бы.

Но пришла бы потом на свидание?

Не знаю.

Ведь решительный голос – действует не всегда.

Потом к нему привыкают.

И он теряется.

Поэтому я не злоупотреблял своим властный голосом. Оставил его магическую силу – на потом. Когда прикажу ей не сопротивляться.

В постели.


Я точно знал.

Что однажды я крикну ей – Лежать!

И она сядет на диван. В шоке от моего властного голоса.

– Нет! – Повторю я раздражённо – Я сказал лежать!


И она ляжет. При этом робея и краснея.


Вот почему я обожаю стеснительных.


– Ты красивая – Ласково улыбнулся я. И коснулся пальцем – локтя её руки.

Она вдруг подняла свои прекрасные глаза и посмотрела прямо в мои глаза.

На щеках её – предательски расцветал румянец… а зрачки глаза её – то расширялись то сужались… кажется она старалась сопротивляться моей властной силе. И не отворачивала своего взгляда.

– Ты красивая – Упрямо повторил я тоже не отводя глаз.

И она сдалась. Опустив глаза снова.

И голову тоже.


Стеснительная.

Мы встретились с нею – уже через два дня.

Когда я пришёл к ней на работу.

Она была помощником бухгалтера.

И я сел с ней рядом, любуясь как она снова не знает куда спрятать руки… только теперь от смущения – у неё даже пропал голос… а щеки покрыл ещё более яркий румянец.

Стоит ли говорить что свои прекрасные глаза голубого цвета – она даже не подымала на меня.

Не могла…


– Какая же ты красивая! – Вполне искренне восхитился я.

Я знал… смущение – делает человека не только покорным. Но и прекрасным.

Как ангела.

И вот теперь она была таким ангелом… неземным… прекрасным… волшебным… и необычайно красивым.


Я взял её за руку как вдруг она повернула голову к двери и вздрогнула.

В глазах её появилась тревога.

Теперь я услышал тоже… кажется по вестибюлю коридора кто-то медленно шёл.


– Ой… – Вскочила она… – Это моя начальница вернулась…

В её глазах появилось столько ужаса что я изумился – Я попалась… я ведь обещала что никогда не приведу сюда чужих!

Она чуть не плакала…


Только теперь я понял что мой властный голос сыграл плохую шутку – я приказал ей. И она послушалась.


Так что расхлёбывать теперь – придётся мне.


– Зачем начальница вернулась? – Быстро спросил её.

– Не знаю… наверное ключ забыла.

– Значит, на пару минут только!


Я быстро оценил обстановку и понял что смогу спрятаться – ноги просунуть под соседний стол стоящий прямо за её спиной. Да и тело, пожалуй тоже. Но вот голову…


Шаги начальницы раздавались уже рядом.


И тут меня осенило.


– Встань – Резко приказал я.

Стеснительная, как и раньше – не колеблясь послушно встала.


Я просунул своё тело под соседний стол, а голову – положил на её стул. Своим лицом вверх.

– Садись мне на грудь! – Решительно приказал ей снова.

В глазах стеснительной появились одновременно – протест, смущение, страх, робость и недоумение.


– Быстро садись на меня! – Приказал я – Иначе вылетишь с работы!


По видимому, этот аргумент помог преодолеть девичью робость.

И она села прямо мне на грудь. Прикрыв мне лицо – краем своего платья.


Только вот, когда садилась… то слегка подвинула стул…

автоматически так все подвигают.

Но я забыл про это… лишь почувствовал что она села слишком близко… на самое горло… всей тяжестью… вдавив мою голову в жёсткое кресло.


Впрочем, в тот момент – это не сильно расстроило меня.

– Застенчивая… а у тебя ведь трусики в горошек! – Отметил я. И это показалось мне таким смешным что я непроизвольно хмыкнул.


И она – вдруг услышала это.

По видимому испугавшись что я не понимаю сложности ситуации и собираюсь дурачиться – она подвинулась на стуле вперёд… тем самым села мне прямо на рот.

Заткнув его надёжно и крепко.

Тут же отворилась дверь и комнате зазвучал голос её начальницы.

Кажется, она спрашивала когда будет готов отчёт.


– Кажется она не ищет ключ – Подумал я. Но это меня уже не сильно волновало…

Теперь я не только видел её трусики в горошек – прямо возле моего носа, но и отчаянно пытался найти просвет чтобы я мог дышать.

Попытался подать сигнал толкнув головой её ляжки ног… – Раздвинь ноги!

Но стеснительная – кажется не на шутку испугалась начальницы… почувствовав что моя голова у неё между ногами шевелится – она села ещё выше и сдавила ляжки… не давая моей голове теперь даже пошевелится…


– Стеснительная… ты же задавишь меня – Захрипел я. Но она лишь ещё сильнее сжала своё тело в кресло. Вдавливая мою голову – себе между ног… со всей силы.


– Стеснительная… может ты и стеснительная… но то что у тебя между ногами… совсем другое… и оно давит… душит меня.

Без малейшей жалости…


Теперь я видел прямо перед своими глазами, как сквозь трусики в горошек – пробиваются её мягкие лобковые волосы… может они и прекрасны в другое время… но сейчас… они стали опасны для меня.

Смертельно опасны.


Я почувствовал как от недостатка воздуха у меня начала кружится голова.

И вдруг представил, как стеснительная сейчас разговаривает с начальницей… робеет, краснеет, смущается… опускает глаза вниз… свои чудесные голубые глаза…


Вот только ты стеснительная… только снаружи… – Вдруг промелькнула мысль – Если бы кто знал, что сейчас – ты своими длинными ногами – убиваешь человека… лютой смертью…

Я собрал все силы и попытался отбросить её.

Но она лишь сильнее сжала ноги.


И я вдруг понял простую истину – там, между ногами, у неё ничего не стесняется…

Там – не мой властный голос командует а её воля – как душить, кого и чем.

И теперь её воля приказывала своим ногам… своим волосам на лобку… своим половым губам – задушить меня.

Задавить.

Отправить на тот свет.


– Какая ты к черту стеснительная… – Вдруг расплакался я понимая что откидываю ноги – Ты же убийца… а твоё стеснительное лицо… глаза и девичий румянец – лишь приманка.

Кто бы знал что под платьем у тебя – такой убийственный механизм.

Никогда бы не клюнул


Как на зло, в то же миг она почувствовала что мой рот испускает какие-то слюни и… поддала своим телом вперёд – полностью заткнув мне рот – своими лобковыми волосами… а нос – своими девичьими половыми губами…

Я пытался ещё дышать… отчаянно искал просвет между кромкой её трусиков и половыми губами. Но она всё давила и давила на меня задушивая ими…


Умирая, я представил как он сейчас разговаривает с начальницей… с румянцем на милом лице… такая робкая и стеснительная…


А в это время, там, внизу прямо между её ног – подыхаю я.

Как в смертельной ловушке откуда нету выхода…


В отчаянии, я попытался высунуть руки… и оттолкнуть её… но смертельный капкан – не отпустил меня…

Лишь сильнее вжался мне в рот…

Для этого, ей пришлось лишь капельку пошевелиться телом.


Но для меня – это стало концом.

Печальным и страшным.

Её красивые ляжки… трусики… волосы… и половые губы… – всё это вдруг поплыло у меня перед глазами.


И я провалился… куда-то в темноту… туда, чем она сжимала меня…


Очнулся я когда она обтирала мне лицо мокрой тряпкой.

– Начальница ушла – Сказала она. И снова покраснела смущаясь.


– И я тоже – Пробормотал я – ухожу.

И на шатающихся ногах вышел из её кабинета.

Чувствуя что стеснительные девочки -мне долго теперь не будут нравится.

Очень долго…

Сарай

1938 год.

Республика Польша.

Город Лева.

Заявление в полицейское управление.

Я гражданин Прокатов А.В, обращаю внимание высокого начальства что мой сосед Петрикин Б.В. самовольно отгородил часть нашего общего двора для постройки помещения неустановленного типа. Размером 6 на 5 метров.

Допускаю, что он планирует заниматься там самогоноварением, или контрабандой. Что в свою очередь может вредно отразится на экономической стабильности нашего любимого Польского государства. Что и вызвало мою обоснованную тревогу.

Надеюсь на Ваше безотлагательное вмешательство.

С покорнейшим уважением,

Гражданин Прокатов.


1939 год.

Немецкое генерал-губернаторство.

Полицейское управление города Лева.

Оберштурмбанфюреру Герцу В.

Я, гражданин Прокатов, как законопослушный гражданин великого рейха сообщаю что мой сосед Перикин, в нарушение всех правил и норм Германского права, совершил постройку сарая показывая тем самым явное неуважение к рейху. Думаю что он сделал это специально чтобы подорвать его юридические основы. Мало того, свой безобразный сарай он расположил прямо возле моего окна а на мои требования убрать его не обращает никакого внимания.

Что заставляет меня обратится к Вам.

Надеюсь что Вы пришлёте полицию чтобы снести сарай, Думаю что 4 человек будет достаточно. Отдельная просьба чтобы они имели с собой дубинки так как Перикин будучи пьяным может быть неадекватен.


1942 год.

Отделение гестапо.

Штандартенфюреру СС Гендриху Д.

Мой дорогой штандартенфюрер!

Докладываю Вам что уже 4 года я слежу за опаснейшим агентом Москвы и Лондона – моего соседа Перикина. Вот уже 4 года он терроризирует наш дом, так как построил впритык к нему сарай неустановленного типа. Мало того что закрыл мне все окна ним, так ещё и устраивает пьяные оргии в этом сарае. С песнями и плясками. Мои жалобы в полицию никакой реакции не дали. Даже наоборот – я стал замечать что они пьют там вместе. А на мои замечания – они все вместе посылают меня нах. Думаю что Перикин таким образом производит их вербовку и тайно связан с партизанами. Уверен что он наверняка действует по их приказу. Но моих сил недостаточно чтобы остановить преступную деятельность Перикина и развалить его проклятый сарай. Поэтому прошу Вас немедленно выслать подразделение СС и разобраться на месте.

Ваш Прокатов.


1945 год.

Город Лева.

Местному отделению бандеровского подполья.

Докладываю Вам о вопиющем прошествии. Как верный поклонник борьбы за независимость, не могу не сообщить о тревожной тенденции, а именно, что мой сосед Перикин морально разложился, деградировал и опустился. Мало того, он ещё и склоняет к этому и местное население (вместо того чтобы оно занималось освободительным движением). Могу доказать что он водит женщин в сарай построенный у моего окна. И когда видит меня – то смеётся вместе с ними и показывает большой палец. Думаю что распространение триппера в городе – это его рук дело. А ещё он торгует сигаретами на рынке которые тоже прячет в сарае.

Прошу Вас немедленно принять меры!!!


1947 год.

Голод Лева.

Местное отделение НКВД.

Старшему лейтенанту госбезопасности Лаврову.

Заявление.

Довожу до Вашего сведения что в городе действует крайне опасная гнида – мой сосед Перикин. Настоящая тварь и сволочь! Никто с ним не может справится! Одна надежда на Вас! Много лет закрывает своим сараем мои окна от солнца… сначала я с ним хотел по человечески… но эта тварь оказалась настоящим кулаком, контрой и белогвардейцем. Ничего слушать не хочет. Смеётся, пьёт и водит баб. А на мои страдания без солнечного света – отвечает что срать хотел на это. Возможно Вы уже слышали про мои жалобы… да, я признаю, что имел нервный срыв, что всюду жаловался на него, а ему лично желал чтобы он сдох от сифилиса, но как я мог сдержатся если эта тварь, будучи пьяной – постоянно ссыт мне под дверь? Вот и сейчас, из сарая слышатся пьяные песни (явно не пролетарские) и женский смех. Уверен что там проводятся настоящие оргии. Что мешает мне читать манифест коммунистической партии. Который мне очень нравится.

Искренний поклонник идей Марксизма – Ленинизма,

Прокатов.


От автора.

На этом жалобы кончаются.

По некоторым слухам – Прокатов уехал, по другим – повесился.

А сарай гражданина Перикина – и дальше стоит.

Как говорят люди – не пустует…

Три приятеля

Почему, глядеть в звезды в небе – так завораживает взор?

Почему можно часами глядеть на огонь?

В глубокие воды океана?


Потому что мы видим там… кого-то…


Потом, мы идём на работу, в столовую, читаем, смотрим телевизор. Мечтаем… обнимаемся… целуемся…

Наслаждаемся закатом… рассветом… ищем слова к любимой песне. Примеряем рубашку… покупаем продукты…

Душа поёт… сердце стучит…


И вдруг… – "Привет!".

Кто-то вдруг сказал тебе это – едва слышно. Даже робко и осторожно.

Останавливаешься как вкопанный, поворачиваешь голову – влево… вправо… а вокруг никого нету.


Догадываешься… – Это ветер шумит.

Это уголь в огне – трещит.

Это волны – перекатываются…

Вот и вся разгадка!


Жизнь прекрасна!

Ты улыбаешься. Вдыхаешь воздух – глубоко и уверенно!

Ты молод.

Здоров.

Силен.

Ты хочешь любить.

И быть любимым!

Глядишь в звёздное небо – и мечтаешь о инопланетных перелётах.

Смотришь в волны – думаешь о далёких странах.

Глядишь на огонь – и вспоминаешь что он плавит сталь.


Этот мир – принадлежит тебе!

Таким как ты!

Молодым, сильным.


Но идут годы.

Ты стареешь.

И вдруг – опять…

– "Привет!" – Звучит на пустынной улице.

Все тот же голос – тихий, робкий…


Как вкопанный, останавливаешься на дороге снова.

Только теперь… осторожно отвечаешь. – Привет.

И оборачиваешься.

Никого нету!


– Кто сказал мне это?..

А в ответ – тишина

Лишь миллионы звёзд – безмолвно смотрят на тебя с неба.

И больше никого.


– Вы… живые? – Осторожно спрашиваешь задрав голову к небу… просто так… на всякий случай.

Как вдруг… слышишь в ответ:

– Нет. Мы мертвы…

Это тебя поражает.

Убивает.

Сотрясает.

– Тогда почему Вы… разговариваете со мной?.. Впрочем… Стоп! – Ответ не нужен.

– К черту Вас! – Бормочите Вы себе под нос. И больше не поднимаете голову… – К черту!

Причудится же такое!!!


Но новые друзья – они реальны.

И теперь – они не отстают от тебя.


– Привет – Вдруг поздоровается с тобой огонь в камине… – Видишь как я переливаюсь красным цветом в раскалённом пепле?

– Ну и что?

– Так и тела мёртвых… будут переливаться однажды.


Ты слушаешь этот тихий голос как будто загипнотизированный.


– Я уничтожаю планеты… вселенные… – Продолжает шептать огонь тебе на ухо. – Так и тебя сожгу тоже… однажды…


– Зачем Вы говорите мне это? – Как будто просыпаетесь Вы, не в силах оторвать глаз от пламени огня.


– Не бойся меня… знаешь… новая жизнь потом начнётся… – Голос огня звучит спокойно и размеренно – Хочешь, расскажу про неё?


– Нет! Не хочу!


Огонь хочет что-то рассказывать тебе, но ты – отскакиваешь от камина.

Новые друзья!

Черт знает что!

С меня довольно!

Хватит!


А затем – приходит третий друг.


Однажды, когда ты сидишь на берегу… глазеешь как волны перекатываются… расслабленный солнцем… пьёшь пиво…

И вдруг опять – Привет!

Это я, твой новый приятель!


– Что? Что?


– А ничего. Просто я – такой же огромный… как космос. – Шепчут тебе волны.

Она перекатываются… как будто смеются.


– Ну и что из этого?

– А ничего. Я пепел смываю.

– Пепел?

– Пепел. Всех. И твой – смою тоже.

Вот так, брат.


– Хватит! – Бормочешь ты. Встаешь. И уходишь домой. Подальше от новых друзей. Которых не звал.


Новые друзья- не радуют тебя.

Странные, непонятные.

В них нету ненависти.

Или злобы.

Нету равнодушия.


Они смотрят на тебя – как на часть механизма. Которому пришёл срок выработки. Его нужно – заменить другим.

И они напоминают тебе – об этом.


Так значит, скоро конец?

А как же мои чувства?

Хлопоты?

Заботы?

В груди у меня стучит сердце… я переживаю… кого-то люблю… страдаю… и я – всего лишь выработанный механизм?

Кто дал право вселенной – так издеваться надо мной?

Хочу знать ответ!


Но ответа – нету.


Твои волосы – от старости выпадают, твои суставы расшатываются, зубы изнашиваются.

Механизм – доживает последнее.


И вот однажды – ты не выдерживаешь.


Вскакиваешь ночью дивана… растворяешь шторы… и моментально… звёздный мир врывается в твою комнату снова.

Он как будто ждал этого.

– Привет!

– Нет! Не привет! – Ты шепчешь кому-то в небе – Мой новый приятель… которого я не звал… отвечай мне… Моя любовь… разум… душа? Зачем всё это?


– Ты и в правду… не приятель мне – Отвечает небо – Душа… Ты хоть знаешь что это такое?


Хочу что-то возразить ему… а не получается.

Только сейчас до меня доходит – я и вправду ни черта о себе не знаю.

Кто я?

Почему здесь?

И почему в виде двуногого?


– А вправду… кто я? – Спрашиваю я ошеломлённый страшной догадкой.

И уже не сержусь.

Но контакт с тем, кто здоровался со мной недавно – проходит.

Светает.

Звёзд всё меньше на небе.


И тогда я кричу в небо – А Бог, он есть?

Кричу это во весь голос. Отчаянно и сильно.

Не боясь что кто-то услышит.

Что разбужу соседей.

– Бог – он есть?

И всё это… лишь чтобы сделать мне приятно?

Оживить камень… на краткий миг?

Почувствовать себя – кем-то?


Но небо – лишь улыбается в ответ. Окрашиваясь первыми лучами восходящего солнца.

– Прощай…

И едва слышно, добавляет – Ты мне больше, чем приятель…

Гибель Ля Буркони

История кораблекрушений. Их было много… печальных… трагических… роковых…

Но лишь одно из них – стоит в стороне.

Нервно курит…


Почти 100 лет – про него стараются забыть…

– Не было этого! – Хочет крикнуть человечество.

Закрывает уши… глаза… в ужасе повторяя – Не было! Не было!


Но оно было… про него остались записи – в вахтенном журнале… в документах суда… в воспоминаниях свидетелей.

Память о нём – живёт. Как вино, которое со временем не портится. А лишь больше ценится.


Вот вкратце, что произошло.


7 июля 1898 года – с корабля заметили в море человека. Выловили его.

От слабости, он не мог ничего рассказать…

Да от него ничего и не требовали. – Живой… Ну и ладно!


Через неделю доставили на берег. И только там выяснили – он с корабля Ля Буркони.


– А где сам корабль

В ответ, прозвучало что-то нечленораздельное.

И это было странно – на корабле перевозили много ценных товаров.


Не прошло и 4 дня как дело направили в суд – чтобы страховые компании выплатили компенсацию.

И вот на суде – выживший матрос вдруг заговорил.


Вот что выплывало из его слов.

Произошло столкновение. В 5 часов утра. С незнакомым судном. Которое смылось затем в неизвестном направлении.

Зато их корабль – стал тонуть.

Сначала моряки разбудили пассажиров, стали выводить их на палубу. Распределять по лодкам.

Как вдруг… раздался ужасный взрыв.

Что случилось

Никто не знал.

Началась паника. Большую часть пассажиров – всё-таки посадили на лодки.

Но начался шторм.

И лодки понесло в разные стороны.


– Где они

Моряк молчал.

Лишь бормотал что люди в океане – очень хотели жить.

Даже когда лодки переворачивались…


Судьи слушали его рассказ не перебивая, а старый, выживший чудом моряк – вдруг расплакался… ведь он сам помогал затаскивать людей в уцелевшие лодки… тащил за руки… успокаивал…

Но что он мог сделать… Шторм становился всё сильнее.


Ну вот. Вроде бы и все. Дело ясное как день.

Только вот казус… не прошло и трёх дней как вдруг появился ещё один свидетель. Его тоже выловили в океане – за сотню миль от первого моряка.

И вот уже новый свидетель даёт показания в суде.

Тогда и возникли первые вопросы.


Оказывается, на судне среди пассажиров, также были моряки с другого корабля. Который незадолго до этого – тоже потерпел кораблекрушение.

Это звучит фантастично!

Просто невероятно!

Но так случилось… люди, которые ещё недавно боролись за жизнь в ледяной воде и сумели выжить… через неделю вдруг попадают в новое кораблекрушение.

Снова оказываются в воде.

Ну что сказать

Даже нечистая сила не могла бы придумать более изощрённое издевательство.

Наверняка в то утро, люди сидели в своих каютах… молились за чудесное спасение – как вдруг услышали что пол трещит под ними снова… в каюту хлынула вода…

Тьфу черт!..

Не дай Бог такого.

Одно лишь любопытно – что чувствует человек, когда его корабль уходит под воду

Когда волны лижут пятки ног… как будто шепча – Мы любим тебя… не сопротивляйся… спускайся к нам…

А океан – раскрывает свою бездонную пасть.


Там, в черной воде – глубина в несколько километров. Но Вы не опуститесь на дно.

Все будет страшнее.

Сначала ледяная вода удушит Вас в волнах.

Затем, на глубине в сотню метров – ваше тело обгрызут рыбы до костей.

И затем, на глубине в километр – его раздавит толща океана.

Наконец, на дно – в черной кромешной темноте, опустятся Ваши жалкие, белые, раздавленные кости.

Что-бы никогда больше – не увидеть солнечный свет.

– Не хочу – Мечетесь Вы по палубе – Не надо!

И вдруг понимаете… не океан это, а врата ада.

Лишь тот кто тонет – видит океан настоящим.

Сама смерть – приняла форму океана.

Вот она – перед Вами.

Огромная, чёрная.

Желая лишь одного… ласково лизнуть Вам ноги – своей волной на прощания.

– Иди ко мне… пора уже…


Так вот.

Люди, которые во второй раз оказались на тонущем корабле – не выдержали… поддались истерике.

Как будто потеряв разум от ужаса, они метались по палубе, создавая панику среди пассажиров.

К счастью, матросы корабля смогли успокоить их.

Ведь потерявших рассудок – было немного. Только 25 человек. А матросов – 80.


– Ладно. – Сказали судьи. – Вроде бы все ясно. Никаких вопросов.


Но вдруг…

Новый поворот.

Внезапно – вылавливают третьего спасшегося матроса.

И он даёт совершенно иные показания.

Вот тогда, у судей – и стали подыматься волосы дыбом.

По словам матроса, обезумевших матросов никто не успокаивал.

Наоборот – безумие охватило весь корабль.

И то что началось затем – было столь жутким что не укладывалась в человеческое сознание.

Моряк рассказал долго, сбивчиво. Картину произошедшего пришлось соединять из разных кусков.

Но когда их соединили – все содрогнулись. Нечто неописуемо мерзкое предстало перед глазами. Как будто восставшее из преисподнии – оно появилось прямо в зале суда, в грязном окровавленном балахоне, и смотрело пустыми глазницами черепа на судей. Затем выдавило своим мерзким гнилым ртом – Я вернулось…

И улыбнулось.

Но нет.

Оно не вернулось.

Преисподняя – не отпускает обратно.

Лишь рассказ моряка – это всё что осталось о нем.


Моряк был в трюме корабля когда раздался взрыв. Вместе с капитаном они осматривали пробоину.

Оказавшись в полной темноте и оглушённые взрывом – потеряли друг друга… потом матрос очнулся… сначала думал что умер… воя от страха и ужаса стал царапать стены ногтями. Лишь когда почувствовал боль в пальцах понял что живой.

Стал искать выход – но не нашёл. Завалило брёвнами.

Оказался в ловушке.

Страшной, смертельной.

Лишь треск разваливавшего корабля – под ногами.

Лишь крысы мечущиеся между бочками.

Лишь капитан – хрипел где-то в темноте.

И вода, которая всё стремительнее прибывает в трюм.

– Тонем! – Заорал матрос. – Помогите!

Но его никто не слышал

– Рештк – Вдруг прохрипел капитан.

– Что – Не понял матрос.

– Решётка…

И матрос наконец понял что хочет капитан. Из трюма на палубу вела вентиляционная решётка. Путь по ней мог вывести наружу.


– Справа – Хрипел голос капитана.

Матрос стал руками щупать по стенам и наконец нашёл её.

Вода уже была по пояс.


Окровавленными пальцами матрос вырвал решётку… в трюм хлынул воздух и тут же вспыхнул огонь который где-то тлел между мешками с провизией.

Наконец увидел капитана – весь в крови, тот лежал хватаясь руками за доски.

Подтащил его к люку.

Едкий, ядовитый дым уже не давал дышать… глаза слезились.

– Ползи первым! – Сказал капитан а сам ухватился за его ноги.

Надеясь хоть так выбраться наружу.

Матрос, царапаясь ногтями, пополз в тесный вентиляционный люк таща за собой капитана. Прополз метров десять и вдруг почувствовал что дальше не может… то ли люк тесный… то ли капитан застрял и не пускал его ноги.

А густой дым уже – выедал все внутренности. И сознание – стремительно уплывало куда-то.

Из последних сил вырвал ногу из объятий капитана и коленом стал толкать боковую стену – вскоре деревянная обшивка треснула и появился просвет.

– А -а -а -а! – Раздался внизу хрип капитана. Кажется огонь уже лизал ему ноги.

Руками стал раздирать просвет между досками и наконец вывалился наружу.

– А -а -а! -Крик капитана стал пронзительным.

Из последних сил матрос пополз на палубу крича о помощи, и чувствуя что вот-вот потеряет сознание… полз по какой-то лестнице вверх – туда где за дверью виднелся свет солнца… попытался подняться на ноги, опираясь руками об пол.

Наконец смог подняться, сделал шаг и распахнул дверь.

К свободе.

К спасению.

К солнцу.

Только там, за дверью – не было солнца… то что он увидел – в ужасе отшатнуло его. И чуть не полетел обратно вниз…


Моряк замолчал тупо смотря куда-то в угол комнаты где происходило заседание суда.

Молчали и судьи.

– Ну, и что ты увидел там – Наконец сухо выдавил из себя один из судей.


То что он увидел там – можно было сравнить с картиной ада – нос корабля уже скрылся в воде. Правый борт наклонился. А разбитые спасательные лодки – выглядели как скелеты в ярком свете утреннего солнца.

На противоположном борту – матросы и пассажиры боролись за последние уцелевшие лодки – отчаянно, злобно…

Доносились крики… вой… ругань.

В ход шло всё – кулаки, ножи.

А лодки – всё никак не спускались за борт. Зацепившись креплениями.

Топорами и лопатами – люди пытались рубить канаты.

Слышались всплески – это тела падали за борт… чьи-то отрубленные пальцы ещё держались за канат держащий лодку на палубе.

Матрос снова повалился на палубу… пополз за канаты чувствуя что сознание покидает его.

Через пару минут пришёл в себя – вылез из-за канатов.

Но ничего не изменилось.

Драка,по прежнему продолжалась. Только теперь, силы у дерущихся были неравные.

Пассажиры отступали во внутрь палубы.

Моряки были сильнее.

Минут через пятнадцать, почувствовав победу – они совсем потеряли рассудок. И бросились на пассажиров с новой силой.

Крики… вой…

Правила были простые цена за место в лодке – жизнь.

Отдай свою.

Или забери чужую.

Теперь – ножи, топоры и лопаты – подымались всё быстрее… блестя своими окровавленными лезвиями на ослепительно ярком солнце… лишь отрубленные куски кожи и мяса – отлетали далеко по сторонам.


Спрятавшийся матрос вдруг подумал что спит. Что это страшный сон.

Стал кусать себя за руки.


Через 10 минут пассажиров стало ещё меньше. И вот уже женщины и дети сбились в одну кучу…

За спинами последних – защищающих их.

– Пощадите… умоляем…

Но их голоса – утонули в общем вопле отчаяния и ужаса.

Уже никто никого не жалел.

И не слышал.

Лишь озверелые люди. Чьи удары топоров раскалывали человеческие черепа как ореховую скорлупу… людей, которые недавно обнимали и целовали своих жён… теперь лежали с разбрызганными мозгами у их ног.

– Нет! Нет! – Какая-то женщина сошла с ума. И кинулась прямо высокому матросу под ноги. Пытаясь обнять и целовать их.

Удар тот лопатой убил её мгновенно.

Другая женщина – поседела прямо на глазах.

Лишь с любопытство смотрела как над её головой заносится топор. И затем – плавно опускается вниз.

В мускулистых руках крепкого загорелого парня. В матроской тельняшке.

– Ух!

Брызги крови и мозгов – разлетелись по палубе снова. Матрос вытер их со своего лица. Как вдруг кто-то из пассажиров лежащих рядом с отрубленной рукой… схватил другой рукой что-то острое и воткнул этому матросу в живот…

– На! – Заорал он. И стал бить его по звериному – На! На! На! – Втыкая заточку в живот ещё и ещё…

Затем оба с хрипом повалились за борт…

Никто их не спасал.


Уже потом, выяснили что по видимому этим пассажиром был всемирно известный борец Юсубов. Но это лишь предположение.


А трагедия на борту – продолжалась

Звериная пляска достигла апогея.

Пощады – не было никому.

Только борьба за место в лодках – решала, кому жить на белом свете. А кто пойдёт на дно, в чёрную пасть океана.


И тогда старуха смерть – вдруг появилась во плоти. Села на рею… и заиграла в свою трубу, посылая привет – славным морякам.

И ребята услышали её.

Взял под козырёк.

Как будто она – их новый капитан.

– Кувалды… топоры… лопаты… – они добивали оставшихся в живых пассажиров как тараканов. Или крыс. Не глядя им в глаза. Не слушая их стоны. Лишь отрубанные головы катились по палубе. Лишь ноги спотыкались об выпущенные человеческие кишки. Лишь палуба всё больше покрывалась густым кровавым ковром человеческой плоти. Которая шевелилась как будто ещё была жива и стонала от боли…

Женщины, которые оставались живыми – плакали и заслоняли своими телами детей.

А потом стали молится.

Именем Христа.

Доставать крестики спрятанные на своих грудях. И протягивать их матросам… как будто те могли защитить их…

И матросы вдруг действительно остановились…

Оглянулись.

И ужаснулись.

Картина была воистину ужасной.


– Посмотрите туда лучше – Взвизгнула смерть. И показала на лежащие лодки. – Чего Вы ждёте ребята

В них – теперь достаточно свободного места.

Лодки – это жизнь!

Это наслаждение!

Это рай!

Они спасут Вас! Унесут далеко от страшной пасти голодного океана. Заставят забыть всё это – как страшный сон!


Матросы смотрели на лодки и в их глазах появлялся луч надежды.

– Только вот… что делать с этими несчастными… чьи заплаканные глаза сейчас смотрят с мольбой… а губы – молятся

– Они выдадут нас – Сказал один из матросов хмуро глядя на женщин.

И женщины всё поняли… перестали выть и сдвинулись телами поближе – чтобы попытаться хотя бы спасти детей…

– Заканчивайте ребята! – Крикнула смерть с реек. И хлопнула в ладоши.

– Слушаемся! – Ответили бравые матросы.

И топоры с лопатами – снова заплясали по головам несчастных. Раскидывая мозги и кровь – по полосатым зумасоленым матросским робам. Топтая ногами крестики. И не жалея – ни женщин, ни детей, ни раненых…


Лишь старый океан – молча смотрел на это. Как вдруг… что-то случилось в нем… волны утихли. Будто бы ужаснувшись от происходящего.


Не тот был ад, что спрятан под волнами. А этот… на борту. Он был – ещё страшнее.

И океан вдруг стал другим – не чёрным, а синим.


Плачь детей, пронзительный вой женщин… мольбы о пощаде. И громкие всплески воды – это женщины стали кидать детей в океан, а затем прыгать сами… Чтобы хоть он помог им… единственный, кто ещё мог спасти их из этого ада…

И тогда, старый океан – стал принимать их к себе… даря долгожданный покой и тишину…

Как будь-то хотел хоть так – спасти людей от озверевших матросов.


Кровавое побоище на корабле подходило к завершающей фазе.

Смерть на мачте – хохотала во весь голос и и хлопала в ладоши.

И в такт ей – моряки рубили на куски уже умерших… Чтобы никто не выжил… не рассказал ни о чем…

Что-бы – наверняка.


Люди окончательно обезумели от вида крови и страданий.

Впрочем, они больше не были людьми.


Матрос – замолк.

Судьи, выслушавшие рассказ матроса, тоже сидели молча, не в силах выдавить ни слова.


– Это неправда! – Заорал матрос которого выловили первым – Не убивали мы их… не убивали!..


– Где же была правда – Трудный вопрос встал перед судьями.

Ответа не было… как и доказательств.


Но правда – всё же открылась.

Через неделю.

Несколько кораблей – выловили сразу 4 лодки. С того самого корабля.


И вот в суде – теперь сидели 80 людей которые спаслись с того корабля.

– Не убивали мы. – Твердят все вместе. В один голос.

И тогда пожилой судья вдруг вскочил со своего кресла – А где же тогда, женщины и дети 170 человек… где они – Спросил он сурово – Почему только Вы спаслись Крепкие мужчины


Матросы не отвечали. Лишь хмуро смотрели себе куда-то в ноги.

Отпираться было бессмысленно.

Показания третьего матроса – оказались правдой.


Вдобавок, вскоре выяснилось что ещё несколько пассажиров с корабля – выжило. Те, кто свалились с палубы и сумели продержаться на воде. Но вскоре и они умерли – от ран и истощения. А двое – потеряли разум. Ещё на корабле.

Упав в воду, они долго смотрели как окровавленный корабль, медленно погружался в воду… как куски порубленных человеческих тел – свисают с его палубы… как ручейки крови… сбегают по корме и падают прямо в воду… кровь тех кто ещё недавно был близким им… кого они любили… обнимали, целовали. А теперь в воде -лишь плавают их руки, ноги, тела… смотрели как отрубленные головы пассажиров – качаются по волнам – вот они, совсем рядом – уплывают вдаль тускло смотря глазами куда-то в небо… как будто не веря что пришёл долгожданный покой.

Покой!

Пусть даже не на этом свете. А на а том…

Все равно… кто знает… где им лучше теперь…


Выжили лишь те пассажиры, кто притворились в воде мёртвыми.

Хот все они в тот день – мечтали лишь об одном… умереть тоже.

Над водой ещё долго разносились удары – матросы добивали последних выживших. Вода из черной – сначала стала серой… а потом красной. Кровавой.

Свидетелей – не должно было остаться!


Но они остались.

И главным – был тот матрос что выбрался из трюма. Некоторое время он прятался за снастью. Затем прыгнул за борт.

Израненный… окровавленный… слабый…

Почему океан – пожалел его

Не взял к себе

Я не знаю.

Может, хотел, чтобы хоть один – донёс правду о том что было.


Под тяжестью неопровержимых улик, матросы признались в содеянном.

Часть из них – осудили на смертную казнь.

Других – отправили на каторгу.

Вот и вся история!


Лишь последний вопрос, который не даёт покоя до сих пор – Ля Буркони… где его место в истории человечества


Как объяснить что такое могло случиться В наш современный век… с христианством… с состраданием… с воспитанием


Трудно понять.

Ну не укладывается такое в голове. Никак.


Вот тогда, впервые и прозвучал слово Не было.


От которого на душе – у всех сразу стало легче.

Случай в лифте

Соседка с 12-го этажа.

Как бабочка она впорхнула в дверь лифта… раскрасневшаяся… весёлая…

– Здрастьте! – Кивнула мне через плечо и вдруг… застыла как статуя.


Минуты две не мигая смотрела на меня и её взгляд наполнялся тревогой и ужасом.

Я растерялся… не знал что думать.

На всякий случай сказал ей два раза – Здрасьте.

Но она не отвечала.

Я покраснел.

Сконфузился.

И вдруг – всё понял…

– Неужели? Этого не может быть!!!


Да, я знал что некоторые женщины могут угадывать мысли мужчин по глазам. Про их мечты… А мечты мои – признаюсь Вам, были далеки от совершенства.


Глаза у соседки в лифте стали широко открытыми. Как будто от изумления.

И я опустил голову.

Ведь там, в своих мечтах, я пару дней назад уже уже встречал её в лифте.

Она была в сиреневом платье.

– Зачем ты одела такое длинное платье? – Спросил я её тихо. Затем нагнувшись стал рассматривать платье поближе – Непорядок. Дай-ка я укорочу его!

В моих руках тут же появились огромные ножницы – и я с треском обрезал платье, так что оно теперь едва прикрывало трусики.

– Вот так! – Удовлетворённо крякнул я. – Теперь хорошо!

И спрятал ножницы.

– Спасибо – Прошептала мне она. – Наверное Вы очень хорошо разбираетесь в платьях?

– А как же! – Самодовольно ответил я – Модельер!


– Чем же мне отблагодарить Вас? – Спросила она озабочено – Ведь Вы так трудились, нагнулись, обрезали… наверное устали?


– Устал – Согласился я. – И вспотел.

Подумал и добавил – А знаешь что? Я еще не закончил… а ну-ка, расставь ноги шире!


Она с удивлением посмотрела на меня но расставила их насколько позволял узкий лифт нашего подъезда.

Ноги у неё были красивые. Он них шёл какой-то запах… который притягивал…


– Поправлю твой фасон трусиков – Пояснил ей. И в моих руках опять появились огромные ножницы – Думаю, тоже укоротить придётся…


После чего срезал резинку на трусах и они упали…


Вот такие были мечты у меня пару дней назад… – Тьфу черт! – Я краснея смотрел в потолок лифта стараясь забыть эти воспоминания. Стереть их. И думать – только о природе. Про цветы в поле… и фиалки.


Затем опустил глаза вниз и встретился взглядом с соседкой снова. В её глаза был всё то же ужас.


– Я уже стер эти мечты – Подумал я. И постарался сделать взгляд твёрдым, чистым.

В ответ, глаза соседки стали очень внимательными. Теперь она смотрела на меня – как будто в саму душу.


И я понял – скрывать другие мои мечты было бессмысленно.


Недавно я встретил её в тёмном коридоре. Она как раз присела чтобы поправить босоножек на ноге,

И я присел рядом.

– Вот… не застёгивается… – Пожаловалась она.


– Надо расслабить ногу – Посоветовал я. – Ты очень напряжена…

– Расслабить?

– Конечно! – Воскликнул и посмотрел на неё как на глупышку которая не знает элементарных вещей.

Затем осторожно погладил её ногу – Вот так… вот так…

– Кажется помогает – Согласилась она – расслабляет.


– Только нога у тебя очень тёплая – Озабочено сказал я ей. – Что-то тут не так…

И стал гладить ногу повыше.


Затем резко засунул руку в трусики – Я так знал! Там влажно у тебя!


– Это мешает одеть босоножек? – С тревогой спросила она.


– Конечно! – Воскликнул я. – Когда между ног влажно – босоножек не одевается…


И стал гладить пальцами – её мокрое место. Заботливо приговаривая – Сейчас всё сделаем… там скоро успокоиться. Станет сухим.


– Вы большой специалист – С восхищением произнесла она – По босоножкам. Как же мне повезло сегодня Вас встретить!


– Стоп! – Прервал я эти свои воспоминания. И взял себя в руки снова. После чего старательно – стер все эти мечты из моей памяти. Как будто их не было.

Мы снова смотрели друг другу в глаза. И в моих читалось – Я чистый! Сама видишь!

Но тревога в её глазах – стала возрастать ещё больше.


– Она действительно всё видит! – Ужаснулся я. – Скрывать бессмысленно…


Пришлось мне признаваться дальше… в прошлую среду, в моих мечтах я уговорил её взять в рот…

– А если кто узнает? – Тихо спрашивала она смущаясь.


– Никогда! – Жарко возражал я – Никто и никогда… и вообще – только раз… если не понравится – то сразу остановимся.

Но она – всё ещё сомневалась.

И тогда я зашептал ей прямо в ухо: – Знаешь, как это полезно! Это прочищает горло… лечит гланды… развивает речь… помогает от ангины… и вообще, часто прописывается врачами как лекарство! В каждом втором рецепте…


– Ну, тогда ладно – согласилась соседка. И осторожно взяла его в рот.

Рот у неё был тёплый, даже горячий.

И она потянула его в себя – как насосом.


– Ты очень способная – Одобрительно произнёс я – В первый раз делаешь а так здорово получается!.. Наверное отличницей в школе была? А?


– Да, с золотой медалью кончила – С гордостью ответила. Но речь её было трудно понять – ведь рот был полным.


– Что? Эти мечты тоже стереть? – С сожалением подумал я. Но соседка всё так же упорно не отводила свой взгляд.

И молчала.


– Понял – Подумал я смущённо – и стер эти воспоминания тоже.


Теперь всё кончено! У меня больше не нету!


Но соседка оказалась умнее чем я думал… внезапно она подошла ко мне вплотную и стала очень пристально разглядывать лицо.


– Ах да. – Покраснел я как рак – Запамятовал… Две недели назад… я мечтал что поимел её на своём диване… Дело было так. Перед этим, её супруг повесился… утопился… машина раздавила… отравился… да тьфу, какая разница!? Главное, что она в слезах стучит в мою дверь – Помогите! Кто-нибудь! Иначе я не выдержу… Помогите!


– Как же не помочь? – Бормочу себе под нос и открываю дверь.


Тут же она кидается в мои объятия захлёбываясь в рыданиях. И я ласково обнимаю поглаживая волосы.

– Что случилось детка?

Прошло пол часа. Час.

– Всё будет хорошо… вот увидишь…

– Правда?

– Правда… обещаю тебе…

Она прижимается всё сильнее.

А мои поглаживания становятся всё ниже.

Ниже.

Грудь… живот… и вот уже ноги….


А она всё рыдает – успокоиться не может.

– Ну успокой же меня…


Я кладу её на диван..

– Щас – Тихо шепчу в её горячее ухо. Правой рукой расстёгивая себе штаны. И наконец достаю его… засовываю…

– Да… да… хочу… сильнее – Всхлипывает она.


– Куда уж сильнее – Отвечаю я – И со всей силы двигаю им вверх… вниз… вправо… влево – с такой силой как будто хочу разорвать ей стенки.

– Больно – Наконец шепчет она.

Но я лишь колочу им – еще быстрее, как будто это в последний раз в моей жизни…

Вправо… влево…

Она что-то говорит мне, едва шевеля губами.

С трудом различаю слова – Кажется… у меня там стало шире теперь…

– Правда? – Спрашиваю задыхаясь.

– Да ладно… я просто хотел успокоить тебя!

И ещё раз, толкнув им со всей силы – вдруг кончаю в неё.

Долго… плавно… сладко.


– Как больно – Скривив губы, повторяет она снова. И вдруг выгнув тело, кончает тоже. Ногти впиваются мне в спину… – Ах! Ах!


Её руки затем – медленно ослабевают… расслабляются.

И наконец, безвольно застывают на моей спине.


Я медленно вытаскиваю его наружу


Лишь одна мысль – …я ещё никогда так сильно не крутил им… болит теперь… а что если сломал его там, прямо в тебе?.. Мелькает в голове.


– Спасибо – Она едва улыбается, превозмогая боль. – Только больше не надо сегодня… ладно? Ты чуть не раздёр меня…


Ну его к черту… даже если сломал… оно стоило этого!


Кажется, теперь мне вспоминать больше нечего. Я опустил свои глаза и стал тоже непрерывно смотреть в её.

– Я знаю. Ты обо всём догадалась – Думал я – Но теперь там действительно чисто, видишь?


– У Вас родинка выскочила на щеке – Вдруг произнесла она всё так же не отрывая свой взор от меня.


– Родинка? – Переспросил я ошарашенно.

Дверь лифта открылась и она выскочила наружу. – Сходите к косметологу а то вырастет большой прыщ!


И весело улыбаясь побежала к двери своей квартиры.

Дверь лифта закрылась. И он поехал дальше.


– Родинка? – Ещё раз переспросил я машинально. Затем сплюнул с досадой на пол лифта – Тьфу черт! Какие мечты стёр!

Впрочем… вдруг вспомнил как она весело бежала к двери своей квартиры. Крутя попкой во всё стороны.

И загадочно улыбнулся…

Четыре сущности кота

Всю жизнь возле меня жили коты.

Рыжие…

Чёрные…

Серые…

Но всех их объединяло одно – я любил их.


Должен признаться, что это было странно… ведь по натуре, я – эгоист, жмот. Даже порой, кое-кто называл меня бездушным подлецом. Который не ценит женскую любовь.


Только коты – никогда не жаловались на меня. Не раз и не два – я полз к этой мохнатой твари на коленях, умоляя её покушать, или хотя бы полежать со мной на диване. Слёзно просил потереться со мной носиком…

Где была моя гордость?

А хрен его знает.


Что же особенного в этой твари?


Я не знал…

Перерыл горы литературы – но без ответа.

Но загадка эта, будь она проклята, мучила меня, не давала спать по ночам. Заставляла внимательно смотреть в глаза коту – Признавайся сволочь, чем заворожил меня? Отвечай гад! – Я вопил брызгая слюной и делал угрожающие позы.

Но мохнатая тварь – лишь лениво зевала.


И тогда я сдавался… снова полз к ней на коленях – умолял простить меня за нелепый тон… обещал что больше не буду…


Однако вопрос этот – продолжал мучить меня.

Лишь на старости, вспоминая всех котов которые у меня были – я открыл загадку.

Она оказалась проста.

И сложна одновременно.

Вот она.

Кот – привлекает нас, потому что в нём живут четыре разные сущности.

И какая из них проснётся внезапно – никто не знает.


Первая сущность.

Это отголосок древних родственников – тигров. пантер, львов…

Когда в нём просыпается эта сущность – кот сразу меняется в поведении… в повадках… К примеру играясь – изображает охоту, устраивает засады, нападает на игрушку раскинув лапы. Как будто настоящий тигр.

Наигравшись, может лечь посреди дороги и заснуть. Уверенный в своей силе, в том – что все его боятся. И будут обходить стороной.

Мы действительно – обходим его стороной. Потому что нам это нравится.

Мы любуемся котом.


Вторая сущность.

Она просыпается чаще чем первая.

Мелкий подхалим и обманщик, без гордости и хорошего воспитания. Готовый украсть кусок колбасы и позорно смыться под диван. Может часами сидеть у холодильника… клянчить что-то вкусненькое… или тереться носом об Ваши ноги, в знак вечной любви. И личной преданности.

Кот внимательно смотрит в Ваши в глаза – изучает Ваш характер, привычки, слабые стороны.

А найдя их, пытается эксплуатировать для своей корысти.

Но вам это нравится. Ведь многие люди – тоже не прочь так делать…

К тому же, всё что хочет кот от Вас – это немного взаимной любви… еду… чистый туалет… и свободно передвигаться по квартире – куда он хочет.

Вот и вся цена – за дружбу.

Недорого.

(У собак – дороже).


Эта сущность кота – наиболее близка нам. Мы понимаем её. Мы ценим её.

И кот живущий с нами рядом – становится близок, дорог.


Третья сущность.

Это – дебил. Который делает всё наоборот.

Когда просыпается эта сущность – начинается беда. Вместо туалета, он может наделать в тапок. Или на диван. Может разбудить всю в квартиру – в 3 часа ночи, сам не зная почему… Или облизывать капли валерьянки валяясь рядом… может вдруг начать дико звать кошку, уверенный что она спрятана для него в шкафу.

Он может пометить все углы в комнате.

Перекусить провода телефона.

Сожрать листья кактуса…

И прочие гадости…

– Дебил! – Кричит ему хозяин в бешенстве. Но поделать ничего не может.

Проблема в том, что никто не знает, какая сущность сегодня – проснётся в коте.

Мы можем лишь наблюдать за ним.

С интересом.


Наконец – четвёртая сущность.

Самая загадочная.

Когда она просыпается в коте – мы тихо отходим в сторонку.

И с уважением снимаем шляпу.

Ибо некоторые возможности котов – значительно превышают человеческие.

Например способность – к ориентированию в темноте, в отсутствии страха перед большой высотой, способность слышать малейшие шорохи, отличные охотничьи инстинкты, умение терпеливо ждать, и проявлять невероятную реакцию – в драке, обладание потрясающей выносливостью. И способностью – выживать…

А ещё, коту не нужно кушать хлеб чтобы пополнять потребность организма – в витамине С, как к примеру – человеку. Организм кота получает его от солнца.

Ему достаточно погреться на подоконнике.

Желудок кота – тоже устроен получше человеческого. Он может кушать такое, от чего человек – подавился бы за минуту.


Но некоторые способности кота – вообще поражают воображение. Для чего природа подарила их коту? – Остаётся загадкой.

Например, коты – одни из немногих существ на планете которые могут видеть в ультрафиолетовом спектре световых волн.

Что они там видят – никто не знает. Но иногда, в полной темноте – у них вдруг шерсть встает дыбом.

Они шипят…

Что видят они в тот момент?

Кого отпугивают?

И почему, веками, когда люди вселялись в новый дом – они сначала впускали туда кота?

Я не знаю, но некоторые специалисты утверждают что когда кот шипит – вокруг него образуется энергетическое поле. Настолько сильное что не всякая собака способна пройти через него… и даже человек.

Всех кто оказался внутри – выбрасывает из этого силового поля. И внутри – остаётся лишь только кот, с распушённым хвостом, шипящей пастью, и с горящими, безумными глазами.

Он может внушить ужас. А может – любовь.

Когда мы видим что-то необъяснимое, таинственное, непонятное – это пугает нас. Но только не кота.

Он пойдёт в самый страшный чёрный подвал… или чердак… откуда доносятся пугающие нас потусторонние звуки.

Он пойдёт туда – чтобы разобраться.

Навести порядок.

Потому что он знает нечто такое… чего не знаем мы.

И ещё.

У него есть – своя шкала ценностей.

В которой мы, люди, находимся у кота на хорошем месте.

Что добавляет нам уверенности в жизни – когда кот находится рядом.


Некоторые, даже утверждают что прикладывая кота к больному месту на теле – боль утихает.

Я не знаю – так ли это, но четвёртая сущность кота – мистическая и таинственная – делает кота ещё более привлекательным.


Вот и все – четыре сущности кота.

Какая из них – сегодня проснётся в Вашем?

Увы… этого не знает никто.

Даже сам Господь Бог.

Наверное.

Три сущности человека

Тварь, передвигающаяся на длинных, кривых ногах, с небольшой уродливой головкой, обладающая плохим зрением и шатающимися зубами – называется человеком.


Оглянись читатель!

Вон они… за окном.

Расплодились за короткий срок – повсюду на планете!

За пару сотен лет, успели загадить все озера, моря, океаны. Выкачали с недр планеты – все полезные ископаемые. Заодно сожрав – большинство других видов животных…

Наконец, когда почувствовали что дожирают последнее – стали с тоской оглядываться по сторонам – где взять ещё?

Но больше негде…

И тогда, твари стали скулить в звёздное небо… почему с других планет, никто дружить с ними не хочет?

Стали посылать к ним сигналы… ракеты…

Но надежд найти дураков – у твари мало.


Даже сам Господь, по собственным признаниям этих тварей – отвернулся от них. И держится теперь подальше.


Впрочем, если Вы читаете эти строки, то возможно Вы тоже – одна из них. Или случайно оказавшись на планете… вынуждены притворятся ею чтобы выжить.


Ладно. Я помогу Вам.

Давайте поближе изучим эту тварь.

Она достаточно примитивна.

В отличии от котов, которые могут жить с человеком и не видеть других котов – эти твари могут жить только среди себе подобных.

Оказавшись в одиночестве – они деградируют, чахнут, болеют и в конце концов подыхают.

Поэтому всегда – они держатся вместе.


С самого раннего детства, ещё находясь в детской коляске – они колотят ногами и неистово вопят – "Дай игрушку!"…

Твари кто постарше и должны их воспитывать – напрасно мечтают чтобы те сказали первое слово – "мама". Или "папа".

Такое случается редко.


Зато когда они подрастают, их новой любимой фразой становится – "Хочу и буду!".

И вопят они её – тоже неистово.


Наконец, когда они окончательно вырастут, их девизом станет – "Хочу ещё! Мне мало… мало… мало…"


Долгое время внимательно изучая эту тварь, я понял что в ней живут три разные сущности – светлая, обыденная и тёмная.

Уникальность твари состоит в том, что она сама может выбирать – какую из них одеть на себя (в отличии от котов).

Причём, делает она это – когда захочет.

И где захочет.


Сущность "Обыденная".

Это когда тварь становится такой, какой есть по природе… ленивое, глупое животное, не любит работать, безответственная, с трудом привыкает к дисциплине. Учится она тоже – чаще всего с большим трудом. И без особого успеха.


Впрочем, учат тварь в школе – не потому что хотят чтобы она поумнела.

А по другой причине.

Во время учёбы – происходит отбор, какая из тварей имеет наиболее высокий коэффициент интеллекта.

Таких тварей мало – всего несколько процентов.

Но их сразу замечают.

И затем продвигают – по социальной лестнице.

Все время подвергая различным испытаниям и проверкам.

Где именно, та или иная тварь остановится и не пройдёт отбор – на той социальной ступеньке она и останется.

А процесс – продолжится дальше. Без остановки.

Ведь жизнь тварей – очень коротка, и они вынуждены всё время готовить себе замену.

За этим зорко следят – более интеллектуальные твари.

Без их руководства – остальные твари просто деградируют, или разбегутся.


А ещё – они их учат простым правилам.

К которым приучают- с самого детства.


Главный раздел их правил – называются "Общественной моралью".

Он состоит из коротких фраз.

Например -Уступай место старшим!

Будь вежливым!

Не ковыряйся в зубах!

Не чавкай за столом…

Не хами…

И т.д.


Есть правила и посложнее – честь, совесть, самоотверженность, преданность долгу.

Вершиной правил является готовность умереть за тех тварей кто находится сверху (хотя в реальной жизни – к этому приходится чаще всего принуждать).


Также, к правилам относится – дарить цветы любимым. Брать их на руки. Забоится о родителях. Помогать бедным…


Все это – называются светлая сущность человека.

И тварь должна одевать её всё время – когда выходит с дому… или идёт на работу… в гости… в театр…

Лишь вернувшись домой, ей позволено снять её и расслабится. Стать такой какой она есть – валятся на диване и пить пиво – тупо смотря в телевизор…

Это называется – отдыхать.

В такие минуты, в своей дом – у них не принято впускать других тварей.


Но что делать, если тварь вдруг отказалась снова одевать- свою светлую сущность?

Хочет оставаться такой какой она есть – тупой, ленивой?

Такое случается нередко.

И тогда, – её к этому принуждают силой…

Штрафы за антисоциальное поведение, порицание, осуждение, и даже тюрьма.

Вплоть до уничтожения.


Особую роль в светлой сущности тварей – играет их способность верить во что-то сверхъестественное.

Что находится свыше них.

Этим – умно пользуются интеллектуальные твари.

Уверяя что это признак того, что остальным тварям положено терпеть, страдать и слушаться старших…


Иногда, в твари просыпается её тёмная сущность.

Тогда – жди беды.

Она начинает не только вопить – "Хочу и и буду"… но и с силой брать то чего хочет в жизни… секс… деньги… удовольствия…

Нередко при этом – убивая и калеча других тварей.


Но как правило, их быстро изолируют специально обученные для этого – другие твари.


Буду не полным, если не замечу, что изредка, у отдельных тварей, просыпается нечто странное… мистическое… необъяснимое… что можно назвать "вершиной их светлой сущности".

Это – вдохновение… самопожертвование ради идеи… склонность видеть будущее… прямое общения с Богом…


Но всё это, имеет одну общую черту – оно происходит без какой-либо выгоды для самой твари.

Поэтому такую тварь – уже нельзя назвать тварью.

На её месте… вдруг возникает какое-то другое существо… непонятное… непостижимое для других тварей.

И все те кто оказались вокруг неё – как интеллектуальные твари так и не очень – молча склоняют перед ней голову.

В знак преклонения.

И почитания.

Впрочем, иногда бывает и наоборот.

Её сначала убивают.

А лишь потом – преклоняются.


Но такие вершины проявления светлого – бывают очень редко. И у небольшого количества тварей.

Так что, если Вы, читатель – не принадлежите к большинству этих тварей а лишь притворяетесь ими – то ни в коем случае не показывайте что Вы лучше их… Они ненавидят всё что лучше них!..

Презирают… бьют и даже убивают…

Поэтому будьте как все… работайте без энтузиазма, обжирайтесь до безобразной полноты. Старайтесь обманывать начальство. Крадите – если уверены что никто не узнает. И Вас не накажут.

Нарушайте мораль – при малейшей возможности – заведите любовницу… пропейте зарплату… оклеветайте сослуживца на работе чтобы занять его место… не возвращайте долг приятелю…

Непременно, повесьте крестик на шею, но вспоминайте про него – лишь в крайних случаях.

Усердно тогда бейте поклоны и кайтесь!

Не забудьте пустить слезу на похоронах.

И будьте уверены!

Только скрываясь в толпе тварей и ничем не выделяясь из них – Вы сможете неплохо и сытно провести свой остаток жизни – на этой планете.

Уверяя всех тварей что подобная жизнь – и есть предел Ваших мечтаний!

Что Вы неописуемо счастливы!

Что ничего Вам – больше не нужно!

Что глубоко плевать, если эта планета,после Вас – развалится на части!

Твари это любят слышать!


Время от времени смотрите в небо и горько жалуйтесь – почему не прилетают инопланетяне?

Что-бы подарить Вам – новые возможности.

Новые знания.

А самое главное – новые удовольствия.

Радости в жизни.

Потому что старые – уже надоели. И даже осточертели.

После чего – грязно выругайтесь.

И сплюньте себе под ноги.


В принципе, это и есть главное, что Вам нужно знать про эту планету.

Так что попав сюда – расслабьтесь.

И наслаждайтесь.

Влюбиться в трамвае

Что-то было в ней не так… губы не накрашены, помады на щеках не было. Даже тени глаз не подведены.

– Безобразие. – Пробормотал я – В таком виде… выходить на улицу!

Мы стояли в переполненном трамвае и мой взгляд упёрся прямо в дамочку лет 30-ти стоящую напротив.


Она сначала смущалась, потом отворачивалась.


И тогда я заметил что причёска у неё – тоже не очень…


Толпа пассажиров придавила нас к друг другу – деваться было некуда.

Кроме как рассматривать друг друга.

– Даже причёску не сделала. – Едва слышно процедил я сквозь зубы и покачал головой.

Мой взгляд стал тяжёлым, суровым.


Дамочка обречённо вздохнула повернув голову к окну. Делая вид что рассматривает пейзажи.


Но я упорно не отводил глаза от неё. Ехать нам было ещё долго.

– Как же ты не привела себя в порядок… утром? – Читалось в моих глазах – Почему такой солидный человек, как я – должен смотреть на такое безобразие?


Дамочка грустно вздохнула как будто поняв мои мысли.

– Наверное раскаивается. – Догадался я.


Как вдруг меня осенило, и мой взор потеплел.


Достав из своих широких штанин кусок губной помады, которую я нашёл вчера возле мусорника – протолкнулся поближе и накрасил ей губы.

– Не надо благодарности – Тихо сказал ей на ухо – Ведь ты просто не успела с утра… я всё понимаю… должна была пораньше встать… приготовить завтрак мужу… поднять детей в школу…

Не расстраивайся!

Жирно намазав ей губы я отошёл в сторону.


Помада была ярко красной, с каким-то нездоровым отливом. В голове вдруг мелькнуло – Может поэтому её и выбросили.


Долго рассматривал что получилось с губами дамочки, и оно мне не нравилось.

– Кажется, ты стала похожа на блять. – Смущаясь пояснил я ей. Затем с виноватым видом сплюнул на локоть своего пиджака и вытер ей губы.

Но проклятая помада лишь размазалась по щекам.


Впрочем, нет худа без добра.

Я заметил что щеки её, с размазанной помадой, стали выглядеть намного лучше – как будто покрылись молодым румянцем.

– А что? Ничего!.. – Обрадовался я. – Так даже лучше!


Но конечно, я понимал – Рано было радоваться!

Взгляд мой снова стал строгим. – Ты всё равно ещё плохо выглядишь!


Я опять пошарил рукой в кармане и достал оттуда карандаш. Химический.

Облизал его языком и повернув лицо дамочки к окну – обрисовал ей глаза синим цветом. Затем поплевал на лицо и размазал ладонью.

– Вот так!

Теперь глаза на лице – стали намного ярче. Выразительные, даже какие-то загадочные.


– А ничего получилось. – Сказал я и с удовлетворением отступил на шаг назад.

Как художник дизайнер, выставивший свою картину на показ, я ходил вокруг и рассматривал чуть прищурясь.

– Нет… что-то было не так…

На сердце снова стало тревожно.

Наконец понял – форма головы.

– Что-то она у тебя очень круглая. Несовременная. Кто же сейчас такую носит?


И обхватив голову дамочки двумя руками, я стал сжимать её ладонями. Послышался хруст, скрип…


Когда я снова разжал руки – голова дамочки теперь имела вытянутую форму как удлинённый эллипс.


– Вот так! – Радостно улыбнулся я.


Тяжесть – сразу свалилась с моего сердца.

А настроение улучшилось.


Кажется, дамочка была близка уже к совершенству.


Одел очки чтобы получше посмотреть – порадовать себя, как вдруг увидел её губы.

И схватился за голову…

– Нет!!! – Воскликнул я. – Не может быть!

Настроение снова упало.

А взгляд мой стал тяжёлым и колючим.


– Какие мерзкие губы. – Выдавил я наконец – Какие-то покусанные, тонкие, блеклые они у тебя. Всю картину мне испортили…

Дамочка виновато молчала.

Я скривился – Где же я найду тебе другие губы?

На секунду задумался как вдруг меня осенило.

Я вспомнил что они есть у неё. В трусах. Только, кажется, они называются – половые.

– Впрочем, какая разница! Ведь попробовать можно, правда? – Сказал я ей. И в тот же миг мне показалось что в глазах дамочки блеснул луч надежды.


Засунув руку ей под платье – я вытащил оттуда половые губы, а те что были на лице – поставил на их место.


Затем я сделал шаг в сторону и внимательно посмотрел.

Да, я не ошибся.

Половые губы на лице действительно выглядели получше – не покусанные, пухлые. Даже какие-то розовые. Как будто молодые.

Непроизвольно я залюбовался ими.

– Ты просто совершенство, милая…

На сердце у меня запели соловьи… а на душе стало спокойно.

Уже хотел отойти как вдруг случайно опустил свой взор вниз.

– Что это? – Заорал я в ужасе. – Это твои груди??? Это разве груди???

Мой голос задрожал от возмущения.

С трудом смог взять себя в руки, успокоится, потом долго щупал и рассматривал её груди.

– Чего это они у тебя такие маленькие?


Пораскинув мозгами, наконец похлопал дамочку по плечу и ободряюще сказал ей – Не переживай… я знаю что делать.

Засунув своё лицо ей в лифчик – я взял сосок в рот и стал надувать груди.

Наконец надув их как огромные шары – я снова отошёл в сторону.


Совсем другое дело! – Умилённо сказал я.

Груди теперь выпирали на пол метра вперёд.

– Фотомодель!


Как вдруг случайно посмотрел на её ноги.

В тот же миг меня как будто пронзило током.

А взгляд застыл и стал стеклянным.

– Это разве ноги? – Растерянно пробормотал я. – Коленки… какие-то невзрачные, да и сами ноги у тебя – слегка кривые…

Впрочем, погоди! Сейчас исправим, милая!


Схватившись одной рукой за поручень трамвая – я другой рукой взяв её за пятку, я стал вытягивать ногу из тела.

Громко сопел, кряхтел, а мой лоб покрывался потом… но я всё-таки вытянул их из жопы.

Сделав в длину – по полтора метров каждая.

После чего я снова обошёл дамочку со всех сторон внимательно разглядывая – что у нас получилось в итоге.


Теперь, итог мне понравился.


– Ты просто милашка! – Я даже слегка прослезился – Будь я помоложе… непременно бы… с букетом цветов…


Трамвай взвизгнул тормозами и остановился. Дверь открылась.

– Остановка! – Прогремел металлический голос из динамика.


– Вот и все. – Грустно сказал я ей.


Дамочка вышла из трамвая и направилась куда-то за угол


– Я всегда мечтал о такой, как ты! – Восторженно прошептал ей вслед и послал воздушный поцелуй на прощание.

Но она не услышала…


Я махал рукой.

Подмигивал.

Вздыхал.


Но она не обернулась даже.


Лишь туфельки её ног, таких стройных и чудесных, полтора метровой длины – ещё долго цокали по мостовой…

Творческий экстаз графомана

Фэнтези. Не имеющее к действительности – ни малейшего отношения.

Все совпадения с реальностью – прошу считать случайными и не имеющими ко мне никакого отношения.


Написав 400 рассказов, я задумался – а наху… то есть, зачем я сделал это? В чем был глубокий смысл?


И наконец понял.

Если каждый рассказ, читать по 2 минуты, то это займёт 800 минут. Или 12 часов.

Или пол дня – Вашей жизни.


Если бы у Вас была яхта, любовницы или много денег – Вы бы не отдали это время.


Но если Вы, всё же предпочли читать книги – значит возможно, Вы такой же неудачник как и я. Мечтающий лишь об одном – чтобы быстрее прошёл день. Чтобы подольше – тянулась ночь.

Что-бы скорее забыться… у телевизора… у компьютера… у приёмника…


По какой-то причине, Вы стали ненавидеть жизнь.

Но при этом – боитесь смерти тоже.

И оказавшись посредине между этими двумя ужасами – вдруг вспоминаете короткое слово… "Забытье".

Оно всё упрощает… Ему плевать на разрушенные надежды. На неопределённое будущее.


Для забытья – были созданы антидепрессанты, наркотики, алкогольные напитки…

Забытье.

Это именно то, что Вы искали в книгах.


Вот Вам и первый мой ответ.

А это значит, почему Вы читаете книги – мы уже выяснили.


Теперь встает другой вопрос – почему я пишу книги?

Ради признания?

Гранитного памятника?

Хочу нести добро людям?

Ха -ха -ха… (хотел стереть это но не получилось).

Ладно. не буду писать всякую чушь, а перейду прямо к делу.


Пишу я их – тоже для забытья.

Только собственного.

И скажу Вам по секрету, что забытье, которое даёт процесс написания – намного сильнее чем забытье того кто читает книги.


Именно поэтому, тысячи людей ежегодно становятся графоманами… пишут… пишут… пишут…

И плевать им на результат.

Не хотят они наград. не хотят тиражей. Не хотят победы в конкурсах.

Они хотят лишь забытья.

По крайней мере – многие из них.

И то удовлетворение которое они получают в итоге – это не просто удовлетворение.

Оно, сродни душевному экстазу.


Я вижу, Вы не верите…

Ну что же, давайте попробуем вместе – получить экстаз. От творчества.


Для этого Вам понадобятся ингредиенты – компьютер, интернет, литературный сайт.

Не забудьте приготовить приправы – кучу свободного времени, возраст – за 40, душевное одиночество, нереализованность в жизни.

Неплохо бы добавить – страх перед будущим… недовольство прошлым…

У Вас уже всё есть?

Тогда не откладываем ни минуты… за работу, друзья!


Писать рассказ – это особенный процесс… подобный тому как взять в руки свой член и мять его в руках.

Вот… смотрите… – у Вас что-то получается… нет, он снова падает…

Наконец, процесс пошёл… руки летают по клавиатуре…


И наконец рассказ выкидается в сеть.


А теперь – внимание!

Сейчас начнётся главное.

Ведь процесс – ещё не окончен.


В этот момент, Вы лишь чувствуете себя, как будто у Вас непрерывный стальной стояк, но кончить – никак не получается…

Вы возбуждены… нервозны… рассеяны.

Знакомые и родные удивляются – что с Вами?


А вот что!

Вам не хватает самого главного – чтобы закончить экстаз… читателей Вашего рассказа.

И парочки хороших отзывов.


Ага! Вот и первый!

Ура!

– Здравствуйте! – Пишет какая-то "Пилагеевна" или "Петровна" – Прочитала ваш рассказ сегодня. Отметила для себя положительные стороны, такие как…


Вы читаете слова про "положительные стороны" – и чувствуете как руки рецензента – как будто мягко ложатся на Ваши плечи.


А она продолжает -"… Характер Вашего героя также получился интересным, Вы умело использовали…"


– Да!.. Да!.. – Шепчете Вы, чувствуя как капельки пота стекают по Вашему лицу, а тело уже дёргается в литературном экстазе… – "Умело использовал… умело… "


А ещё, она пишет что считает Вас интересным автором…

Вы читаете это и ощущаете что-то неземное, подобно тому как будто её ноги обнимают Вас… прижимают к себе своими пятками…

– Да! Ещё! Ещё! – кричите Вы чуть ли не в полный голос.


Читаете каждую букву… каждое слово… и перечитываете снова… ощущая такое наслаждение,как будто её руки медленно обхватывают Вас за спиной… а тело изгибается…

– Давай милая… – Шепчете ей в ухо.

– "Жму зелёненькую, мне понравилось. Даже очень!" – Заканчивает писать она в конце.


– Ей очень понравилось!" – И крик творческого экстаза вырывается из Вашей глотки – …Ах ..ааа..ах…

– " Жму зелёненькую"? – перечитываете снова.

Да, зелёненькую.


И плевать что всё это – ложь!

Её пальцы уже больно вонзаются в Вашу спину… из под ногтей выступают капельки крови…


– Тебе больно, дорогой?

– Нет.

– Правда?

– Правда…

– Милый…

И её губы вдруг впиваются в Ваши…

– Прости меня! За эту сладкую ложь…

– Конечно, дорогая…


– Да!.. – Чуть не визжите чувствуя как творческий экстаз охватывает Ваше тело… ломает его… заставляет Вашу душу наслаждаться этим мгновением.


Это и есть -финал.

Сладкий.

Желанный.

Теперь, Ваши родственники и знакомые – видят Вас совсем другим.

Спокойным, весёлым, уверенным в себе.

Я не знаю, почему творческий экстаз – похож на физический.

Но так – есть.


И самое главное

Забытье, которое Вы получили, начиная от написания рассказа до конечного экстаза – продолжается несколько дней.

А забытье, полученное от прочтения рассказа – только 5 минут.

В лучшем случае, ещё 10 минут воспоминаний о нем, если рассказ был хороший

Вот и все.


Впрочем, забыл… процесс творческого экстаза – ещё не полностью закончен.


– Теперь и ты мне… помоги! – Шепчет рецензент "Пелагеевна" или "Петровна"- Помоги мне кончить… милый…


Вы никогда не задумывались, почему фото миловидной девушки на месте фотографии автора – всегда добавляет ему поклонников?

А я уже давно понял…


Итаке. пришло время писать ответный отзыв. Такому же графоману как и Вы.


Понимаю, Вы устали. Вам лень.

Хочется спать.


– Ты чего замолчал? – Вдруг слышится вдалеке её встревоженный голос – Я же ещё не кончила… я тоже хочу… Ведь ты, не уснул сейчас, правда? Чего молчишь, козел?


– Отстань. – Шепчете Вы. После такого секса, Вам сейчас не до неё.


– Дебил! -Доносится её крик до Вас – Ты дашь мне кончить или нет? Не спи придурок, не спи!


Вы с трудом встаете, одеваете тапочки, идёте к компьютеру и набираете – "Вы чудесно написали, дорогая…


При этом слыша как там, за тысячи километров – кто-то тяжело задышал… как вздымается чья-то грудь… туманятся глаза. Просящие только одного от Вас – Не останавливайся!


– "Я с радостью буду посещать Ваш сайт и в дальнейшем…"


– А -а -а! -Слышится крик. Чей-то стон… и кто-то в страстном изнеможении валится грудью на клавиатуру.


– Да! Да! Да!


Так почему я написал 400 рассказов?


А ху… то есть хрен его знает.

Забыться – получил по полной.

Экстаз – тоже

Друзья – есть.


Только всему – приходит конец.

И приходит – расплата.

За все…

За твою жизнь.

За поступки.

За забытье.

И за творческий экстаз – тоже.


Так что, понял я ещё одну истину. К которой рано или поздно, приходит старый графоман – вроде меня. В конце своего творчества.

Вот она.

Если кому действительно понравились мои рассказы – не надо мне ни похвал, ни отзывов.

Лишь помолитесь однажды – за мою душу. Чтобы была прощена она. И отпущена.


А большего – графоману и не на надо.


По крайней мере, мне – точно.

Содержание сборника:

Как я плавал в луже

Чужой

Кочегар

О нищите

Сексуальное шоу

Капитан

Выполнить свой долг

Художник

Стальной кулак

Рекорд после полуночи

Хакер

Тайна женской души

Мечтатель

Цикличность

В проеме

Кто и как

Нищенка 2

Как я уходил в армию

Инопланетное чудо

В новой жизни

Спастись от долбойоба

Стеснительная

Сарай

Три приятеля

Гибель Ля Буркони

Случай в лифте

Четыре сущности кота

Три сущности человека

Влюбиться в трамвае

Творческий экстаз графомана


на главную | моя полка | | Играя со стилями – 1 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу