Книга: Анни Маннинен



Анни Маннинен

Марья-Леена Миккола

Анни-Маннинен


Анни Маннинен

1


Анни Маннинен

Анни Маннинен еще не ходила в школу, но уже прочитала столько сказок, что сама чуть не превратилась в сказочное существо. Да и от природы она была особенным человеком. Ведь у нее были рыжие волосы и зеленые глаза, так что уже с пеленок было ясно, кем ей суждено стать. Однажды — ей было тогда лет пять, они с матерью зашли в бар Кайкконена выпить лимонаду — какой-то дяденька остановился перед ней, посмотрел долгим взглядом и прямо сказал:

— Когда эта девчонка вырастет, она будет колдуньей. Точно.

Анни Маннинен

Анни жила с матерью и со старшим братом Лассе на самой отдаленной окраине города, на Казармимяки, что значит — на Казарменной горе, в правом крыле старого деревянного дома, на третьем этаже. Оттуда хорошо была видна река Лехиёки, бравшая свое начало где-то далеко, в глухих лесах. Еще из их окна были видны две заводские трубы и город, раскинувшийся вдали. Справа и слева зеленели луга и кое-где темнели леса. Анни очень любила деревья и цветы, но на Казарменной горе их почти не было, там рос только один клен да несколько рябинок, и поэтому Анни частенько странствовала по окрестным лесам. Там, в полном одиночестве, напевала она песенку, которую сама про себя сочинила:

Одна по лесу гуляет

Анни Маннинен.

Никаких забот не знает

Анни Маннинен.

Она ростом невеличка,

Анни Маннинен,

То ли ведьма, то ли птичка

Анни Маннинен.

Волос рыжий у девчонки

Анни Маннинен,

Глаз зеленый, голос звонкий —

Анни Маннинен.

Все умеет, все успеет

Анни Маннинен.

Заколдует, расколдует

Анни Маннинен…

Анни Маннинен

Анни понимала всяких зверюшек, ей было с ними хорошо, и, надо сказать, звери ее тоже очень любили. Они, конечно, чувствовали, какие таланты в ней кроются, — потому часто и охотно приходили поговорить с ней. Женщины с их двора нередко видели Анни, нашептывающую что-то на углу возле дома или машущую руками на опушке леса, и говорили:

— Эта девчушка уж больно мудрена для своих лет. И с чего это она такая счастливая?

В этом женщины были нравы. Анни была счастлива. По-своему.

Анни Маннинен

Но когда наступил август и в воздухе запахло приближающейся осенью, счастье Анни стало меркнуть. И однажды ранним утром девочка ощутила, что она нисколечко не счастлива. Ну ни капельки. Даже наоборот. Хотя безоблачное утро предвещало чудесный погожий день, у Анни были самые плохие предчувствия. Сегодня ей окончательно стало ясно, что через несколько дней начнется школа. Она поднялась в шесть часов, — Анни всегда вставала спозаранок, чтобы повидать маму до того как она уйдет на работу, — и сразу ей припомнились все ее невзгоды. Перво-наперво она порасстраивалась из-за того, что ее зовут Анни. Ну почему не Эдельхайд? Или хотя бы Аннина… Анни — так звали ее бабушку, а поскольку бабушка тоже была рыжей, то молодая мать Анни без лишних раздумий нарекла свою малютку дочь этим же простым будничным именем.

Анни Маннинен

Анни аккуратно сложила ночную сорочку. Натягивая платье, она посокрушалась и о том, что у нее такие острые локти и такие тощие коленки! Они выглядели совсем непривлекательно.

И обиднее всего, что ее мама, старший брат Лассе и она сама так бедны; отец отправился куда-то далеко на север валить большие деревья, из которых делают целлюлозу на ближайшем заводе, что стоит на их реке. Перемалывая деревья, завод этот гудел, как гигантский орган, только вот отец все не возвращался, чтобы сыграть на этом органе. В том, что отец отправился на заработки на север, не было, собственно говоря, ничего плохого, многие другие отцы поступали точно так же. Но их отец сгинул как призрак; где-то там, на дальнем севере, он по-прежнему валит большие деревья, однако давно уже не посылает денег и даже не пишет…

— Какие-то еще напасти принесет мне этот день, — ворчала Анни, завязывая большие бантики на своих косичках-хвостиках. Настроение было ужасное.

Анни Маннинен

Мать звенела посудой, ставя на стол тарелки для каши; она опять не выспалась, и вид у нее был полусонный. Мать была «варатон», что значило — «без средств к существованию». Это слово звучало так изысканно — «варатон», на самом же деле просто означало: бедная женщина без мужа, почти вдова. Мать ткала на фабрике полотно и получала за это «несколько пенни», как она сама любила повторять. Эти пенни уходили на питание и на квартирную плату за аренду комнаты со спальной нишей. Все комнаты этого дома на Казармимяки были до того переполнены фабричными рабочими и их детьми, что по ночам весь дом скрипел и жалобно стонал… Конфеты перепадали Анни и Лассе только изредка, и то их приходилось выпрашивать, как милостыню. Если они — Анни и Лассе — ныли целый час не переставая, то мама бросала им по марке, выкрикнув при этом, что она больше не может! Потом мама доставала порошок в белой бумажке, на котором было написано «Хота», или «Аспирин», или «При очень сильных головных болях», наливала воды и залпом проглатывала этот порошок. Мама всегда пила это свое лекарство при головной боли, и боль у нее выходила из головы. А вот у Анни боль так и оставалась внутри.

Анни Маннинен

Когда за завтраком полусонные мама, Лассе и Анни доедали свою кашу, Анни заявила:

— Знаешь что, мама, я вообще не пойду в школу.

— Охо, что же ты собираешься тогда делать? — спросила мама, жмурясь и сладко позевывая.

— Мне совсем незачем ходить в школу, раз я и так уже умею читать и писать. Чего зря время тратить, — заявила Анни и наморщила свой лобик. — Я найду себе работу.

— Вот как, — удивилась мама и, прищурившись, пристально посмотрела на Анни.

Анни Маннинен

Анни решила, что мама очень даже заинтересовалась ее намерениями, и продолжала:

— Я устроюсь личной секретаршей к богатому директору.

— A-а… Но все секретарши это взрослые тети, и они умеют печатать на машинке, стенографировать, пользоваться калькуляторами… — перечисляла мама.

— Ну-у, этому недолго научиться, — нетерпеливо оборвала ее Анни. — Если я накрашу губы и ногти и если у меня будут туфли, знаешь, такие с ремешками, то я сразу произведу хорошее впечатление и мне назначат хорошую плату, почасовую.

Анни Маннинен

И тут у матери прорвалось:

— Хих-хи-хи-хи!

Она пыталась сдержаться, даже прикрыла рукой рот и сделала вид, что кашляет, но, не совладав с собой, в конце концов громко расхохоталась. Она так и заливалась смехом, раскачиваясь на своем стуле и вытирая глаза. Ей даже пришлось уйти в нишу, за занавеску. Было слышно, как она там глубоко дышит, стараясь успокоиться.

Анни Маннинен

Анни онемела. Она была оскорблена в своих лучших чувствах. А тут еще и Лассе: ха-ха-ха! ха-ха-ха! Уж он-то умел погоготать. Его хохот особенно сильно обидел Анни, и она сердито зашептала:

— А ты-то, дурак, чего смеешься, сам ведь сказал мне: давай пойдем вместе тайком на работу, а в школу ходить не будем…

Анни Маннинен

— Сама ты дура, — прошипел Лассе в ответ. — Про это ведь нельзя было говорить, надо было сделать все тайно, а потом только сказали бы, когда принесли бы домой первую получку. А теперь из этой затеи ничего не получится, ты все испортила.

И Лассе засмеялся еще громче. Он хохотал притворно, во всю глотку, чтобы и мама хорошо слышала, как ему весело:

— Хо-хо-хо-хо! Ха-ха-ха-ха! Личная секретарша! А у самой ноги как спички! Ой, я умру со смеху! Хе-хе-хе-хе!

Анни Маннинен

От пережитого потрясения Анни не смогла проглотить больше ни ложечки каши, еще остававшейся на дне ее тарелки. Но тут мама вышла из ниши; она была строгая и серьезная и сразу же велела Лассе прекратить свой смех. Ага, наконец-то мама поняла, что у Анни доброе сердце, что она хотела помочь ей деньгами. Но маме почему-то очень хочется, чтобы через неделю Анни пошла в школу. По ее словам, это была бы лучшая помощь. Да и закон не позволяет, чтобы дети не ходили в школу. Анни ничего не ответила, лишь слегка кивнула головой, уставившись потемневшим взглядом в свою тарелку.

Анни Маннинен

Потом мама побежала на фабрику, а Лассе — на стадион, тренироваться. Он тренировался там с утра до вечера, во всех видах спорта, твердо решив стать чемпионом Финляндии хоть в каком-нибудь виде. А Анни не могла никуда побежать. Ей надо было вымыть посуду, подмести мусор с домотканых дорожек и полить цветы на окнах. И вот она моет посуду, подметает пол и все время ворчит про себя. Ну что это за жизнь для такой девочки, как она. У нее такая душа и вообще она такая особенная! Ей надо было бы ну хоть улететь с перелетными птицами на юг, как Пеукало-Лийза — девочка с ноготок. И наверно со временем она и научится летать, когда станет настоящей ведьмой. И уж, конечно, она не превратится в злую и некрасивую бабу-ягу, нет, она станет прелестной молодой колдуньей, с развевающимися рыжими волосами, в длинном зеленом платье, и звать ее будут Эдельхайд. Вот ее мама, светловолосая и синеглазая, похожа на Повелительницу Лесных Духов, а мамина подружка по фабрике Мирья Аалтонен, черноволосая модница, на Королеву Ночи. А вот она, Анни, будет Эдельхайд. Она, Эдельхайд, шла бы среди папоротников, и все они сразу расцветали бы, как в ночь на Иванов день… И тогда бы пришли в действие все таинственные, скрытые чары природы!

Анни Маннинен

Анни не посмела додумать до конца, на что распространилась бы ее чудесная сила. Но одно она во всяком случае знала точно: она излечивала бы болезни, как Муттиска. Муттиска была вдовой шкипера Муттинена, и жила она в своем маленьком домике рядом с Казармимяки. Муттиска действительно умела лечить травами и бескорыстно врачевала как людей, так и животных. Анни не сомневалась, что Муттиска, конечно, умеет и заговаривать болезни, и колдовать, хотя никогда не соглашается даже говорить про это. Муттиска была самой лучшей приятельницей Анни, и лишних слов им не требовалось. Но все-таки девочка считала, что Муттиска просто не хочет много говорить при ней, чтобы не проболтаться нечаянно и не выдать какого-то сильного волшебного слова. По твердому убеждению Анни, Муттиска просто боялась, что она, Анни, выучится у нее колдовству. Уж Муттиска-то наверняка обратила внимание на ее внешние приметы и давно поняла, куда дело клонится…

Анни Маннинен

Но даже колдунье не помешало бы научиться искусству секретарши, чтобы зарабатывать этим несколько хрустящих бумажек. Но эта мечта — увы! — рухнула. Впереди была только дождливая осень, а потом длинная темная зима, которую предстояло провести в белом неприветливом здании, именовавшемся школой.

— Вот уж я себе не позавидую, если переступлю через порог этой самой школы, — вслух произнесла Анни. — Чтобы сидеть там с безграмотными кривляками-мальчишками… Ну уж нет!

Анни Маннинен

Поливая стоявший на комоде амариллис, девочка по привычке погляделась в висевшее над комодом старенькое зеркало.

— Я обворожительна. Да, я просто обворожительна, — убежденно произнесла Анни и улыбнулась своему отражению.

Но, конечно, тут же обнаружилось, что во рту у нее недостает двух передних зубов. Улыбка сразу погасла, и Анни нахмурилась.

— По крайней мере, я стройная. У меня такая тоненькая талия, очень тоненькая. И я уверена, что когда я вырасту большая и распущу свои волосы, то буду необыкновенно очаровательной!

Анни Маннинен

Но чем дольше Анни изучала свое отражение в зеркале, тем больше она сомневалась в правдивости своих предсказаний. Волосы у нее, правда, были цвета бронзы, но зато такие жиденькие и такие тоненькие — ну прямо пушок какой-то, — что Анни усомнилась: вырастут ли они когда-нибудь вообще? Вот и сейчас ей пришлось заплести волосы двумя маленькими хвостиками, чтобы завязать по бокам большие банты, тогда это хоть на что-то похоже. И что там ни говори, но правда есть правда: лицо у Анни было маленькое и востроносенькое — как у мышки. Изящной она действительно была, но если честно сказать, то даже слишком… И уж если хорошенько приглядеться, в ней были «только кожа да кости», как у всякой слишком непоседливой и неугомонной девочки. А в том, что она неугомонная, сомнений не было.

— Во всяком случае, я умная, — сердито произнесла в конце концов девочка и повернулась к зеркалу спиной.

Анни Маннинен

Анни все еще была в дурном расположении духа, когда ее приятель, Заоблачный Брат, постучал клювом в окно. Анни сделала вид, будто не слышит. Сейчас эта вороночка, из черных ласточек-касаток, примется, конечно, рассказывать, как они собираются лететь на юг, к теплому солнышку, к журчащим фонтанчикам, в тень ясеней и кипарисов… Анни, понимавшая язык птиц, рыб и всех зверей на свете, и так знала, о чем сейчас поют ласточки, собираясь стайками на телефонных проводах: «Собирайтесь, души, нас время не ждет…» В каждой перелетной птице живет душа какого-нибудь человека. И вот под осень птицы торопятся улететь на юг — унести с собой людские души, чтобы они не закоченели тут, на холодном севере. Всю темную зиму людям суждено существовать без души, как и этим людям, в их деревянном доме на Казарменной горе. Ах, до чего же Анни ненавидела зиму! С головы до пят, вся до последней клеточки, она была дитя лета. После зимы Анни обычно начинала оживать только в пасху, в ночь на светлое воскресенье. С этого дня она с нетерпением ждала, когда же наконец появятся ведьмы и совершат над ней обряд посвящения в таинство. Зимой вместе с ребятами Анни, конечно, ходила на лыжах и каталась с горки на салазках, но ведь душа ее в этом не участвовала. Душа ее витала где-то далеко-далеко, за тысячи километров. Вместе с соловьем она парила там, в удивительных зеленых рощах, где нимфы празднуют свои свадьбы. Анни была твердо уверена в том, что ее душу уносит на юг непременно соловей, а не какой-нибудь там королек.

Анни Маннинен

Заоблачный Брат еще раз постучал в окошко. С равнодушным видом Анни подошла к окну, не спеша отодвинула мамину пеларгонию, отставила подальше горшок с бегонией и отворила окно.

— Ну? Чего тебе? — спросила она неприветливо и даже чуть-чуть надменно.

— Хелейя! — радостно поздоровался Заоблачный Брат. Он был так возбужден, что весь дрожал и подпрыгивал. — Скоро мы опять улетаем. Хелейя! Не могу дождаться этого часа. Хелейя! Во мне все трепещет, поет и щебечет… В полет, в полет, через океан…

— Ну и лети, — сказала Анни. — И пой себе на здоровье.

Анни Маннинен

Однако Заоблачный Брат был так захвачен ожиданием полета, что даже не обратил внимания на скверное настроение Анни. Он продолжал трещать насчет лета, которое вот-вот кончится, а потом принялся самыми яркими красками описывать дальние моря, теплые ветры, горные ручьи и другие красоты. Глаза у Заоблачного Брата блестели, он возбужденно вертел головой и, кажется, совершенно позабыл, что она-то, Анни, стоит перед ним бескрылая и бескрылой ей суждено оставаться. Во всяком случае, пока.

Анни Маннинен

Но потом крылатый Брат сказал:

— Одно только меня тревожит: на пути нас может застать ужасный, грязный ветер… Кажется, будто надает черный тяжелый снег… Тогда сердца наши холодеют… Перышки слипаются… Крылья безвольно повисают… Ой!..

Но уже в следующий миг Заоблачный Брат забыл про эту свою печаль. Анни только было собралась раскрыть рот, чтобы сказать несколько слов на прощанье, как ласточка вдруг взметнулась в небо, будто до нее внезапно донесся какой-то дальний неведомый зов. Птица стремительно набирала высоту и вскоре совсем скрылась в прохладной синеве. Анни захлопнула окно.

— Даже не попрощался, — с обидой произнесла девочка.

Анни Маннинен

И тут же, неожиданно для себя, она горько расплакалась. Чтобы облегчить душу и заглушить тоску, она принялась громко бранить Заоблачного Брата:

— Как это не по-дружески, как невежливо… Хны-хы-ы… И этот свистун еще смеет называть себя джентльменом… И вечно хвастается своим фраком… Хны-хы-ы…

И это, как всегда, помогло: ей сразу стало легче. Плач потихоньку затих, слезы высохли, и Анни уже не думала с такой тоской про ушедшее лето и про улетевшую ласточку. «Может, еще вернется», — подумала она с надеждой; потом вытерла нос, натянула на себя шерстяную кофточку и направилась к двери.

Анни Маннинен


2


Анни Маннинен

Каждый раз, запирая дверь, Анни в мыслях была уже на улице. Ей оставалось сбежать вниз по лестнице. В их доме было много подъездов, и в каждом из них жило несколько семей. Почти все папы и мамы работали на тех двух заводах, трубы которых виднелись из Анниного окна. Частенько случалось, что днем дома оставались только ребятишки, самого разного возраста, старушки и старики да несколько злых, язвительных теток.

На площадке второго этажа на горшке восседал малыш Таави. Его мать — женщина утонченная, она не терпит, чтобы сын ее сидел на горшке в комнате.

— Привет, малышка, — сказала Анни, улыбнувшись мальчику. Анни любила только очень маленьких мальчиков. Таких, как Таави, — совсем малюток.

— Тят, — произнес Таави.

В этот момент его мама вышла из комнаты на площадку. Она была единственная во всем доме настоящая молодая госпожа и, чтобы подчеркнуть свое положение, даже и в будни носила модные платья с разными рюшечками.

Анни Маннинен

— Ой, Анни, голубушка, — прощебетала молодая госпожа, — не нашла бы ты минуточку, чтобы погулять с моим Таави? У меня сегодня столько дел. Я должна вымыть посудный шкаф, постелить на кухонных полках свежие, чистенькие скатерочки, да еще надо начистить до блеска весь наш серебряный чайный сервиз, который нам подарили на свадьбу. Я обожаю, когда все блестит и благоухает.

— Сегодня я никак не могу. Мне некогда, — ответила Анни, не вдаваясь в подробности.

— Ах, какая жалость! Какая жалость, Анни! Таави такой чудный ребенок, но он так все пачкает, так ужасно пачкает! А я люблю, чтобы все было красиво и чистенько!

— Завтра Анни опять погуляет с Таави, покатает его в колясочке, ага? — сказала Анни, улыбнувшись мальчику и потрепав его легонько за чубчик.

— Тят, — ответил Таави.

— А ты заметила, Анни, что наш Таави начинает говорить? Он явно опережает в развитии своих сверстников, — продолжала без умолку трещать мать Таави. — Я буду очень последовательно воспитывать в нем аккуратность, и чистоплотность. Подумать только, ведь эта Юлкуска вечно ворчит из-за того, что мой Таави сидит на горшке здесь, на площадке! Не тащить же мне ребенка туда, в дальний конец двора!

Анни Маннинен

Анни помахала Таави рукой и побежала дальше. На первом этаже жила госпожа Юлкунен. Она была помощницей владельца дома, его правой рукой. Сам же хозяин дома, господин Уолеви Тёрхеля, жил в другом месте. Юлкуска в отсутствие хозяина отстаивала его интересы и защищала его права. Анни не любила госпожу Юлкунен. У нее был такой злой, колючий взгляд, и вообще она была вредной, всегда подсматривала за детьми и вечно ругалась на них. Чтобы избежать возможной встречи с Юлкуской, Анни на цыпочках проскользнула мимо ее квартиры, так как эта дверь могла распахнуться в любой момент. Юлкуска как будто все время стояла там, за дверью, подслушивала и только и ждала, чтобы на кого-нибудь накинуться: «Вытирайте ноги! Кыш, сопляки! А ну не носитесь здесь взад и вперед! Закрывайте двери! Кто опять на лестницу окна открыл? Нечего сквозняки устраивать!..»

Так Юлкуска кричала целые дни, подозрительно щуря свои маленькие черные глазки. За это владелец дома платил ей зарплату и бесплатно предоставил квартиру.

Анни вздохнула с облегчением, благополучно миновав ненавистную дверь. Но радость была преждевременной: Юлкуска стояла во дворе и болтала с Кайей Куккала, самой заядлой сплетницей из их дома. Анни решила не обращать на женщин внимания и пройти через двор, чтобы покачаться на качелях, привязанных к толстому суку развесистого клена… А может быть, она пройдет еще дальше и прополет сорняки на общем для всего дома огороде, где растет капуста и брюква. С рассеянным видом Анни шагала мимо тетушек, словно вовсе их не видела, она даже смотрела совсем в другую сторону, туда, где под Казарменной горой раскинулся город.

— Вот, вот. Когда висит на окошке, так вечно бормочет что-то про себя, а чтобы поздороваться со взрослыми, так будто язык отсох, — произнесла Юлкуска, — заметив Анни.

Анни Маннинен

— Да, да, — тут же отозвалась Кайя Куккала и вздохнула. — Да-а, тут уж ничего не скажешь. А эта девчонка, значит, все продолжает разговаривать сама с собой? Да-а… Я уж не раз задумывалась, что-то с этими детьми станется, ведь папочка-то их… Да-а. Ушел и бросил семью. Ведь их никто даже не воспитывает. А мать у них и сама еще такой ребенок, такой ребенок… — Тут Кайя Куккала покачала головой и добавила: — Уж известное дело, когда молодая женщина остается соломенной вдовой, при живом-то муже… Какой тут с нее спрос, до детей ли, да-а…

— Да хоть кормит ли она их? Поди, забывает. Девчонка-то вон какая тощая, в чем только душа держится, — сказала Юлкуска. — Мне так даже смотреть страшно. А душа у нее черная, как грех. А все от волос, во рыжая-то, как огонь!

— Да, да… Правду говорите, госпожа Юлкунен, правду, — поддакивала, вздыхая, Куккала. — Я уже тогда сразу сказала, что же тут будет-то, что будет?..

Анни разбирало зло. Неужели сегодняшний день вконец испорчен для нее? И сама того не ожидая, девочка подскочила к женщинам и выкрикнула петушиным голосом:

— Ну уж коли я слишком тощая, то тетушки слишком жирные, не надо бы кушать так много картофельного пюре со свиной подливой! Вам бы не мешало иногда сдерживаться, не кушать лишку! А я совсем и не маленькая, мне скоро семь лет исполнится!

Анни Маннинен

Выпалив все это, Анни повернулась к женщинам спиной и, гордо вскинув голову, понеслась к собачьей будке, где жил дворовый пес Тэри. Словно откуда-то издалека вслед ей неслись причитания женщин:

— Ну и девчонка… Ну и язычок… Эти нынешние дети такие дерзкие… Эта вот тоже: от горшка два вершка, а поди ж ты, чего наговорила… Нас, взрослых людей, обзывает…

К счастью, женщины не видели того, как на глаза Анни навернулись крупные горячие слезы, затмившие свет. К будке Тэри девочка шла наугад, почти ничего не видя вокруг. Пес, игравший со своей цепью, опустил голову на руки Анни, присевшей рядышком. Тэри был мудрой собакой, хоть и неопределенной породы. Появился он невесть откуда и стал верным стражем двора.

— Я вот что думаю: есть на свете скучные люди, — заговорил Тэри. — Я, конечно, всего-навсего дворовый пес, но я тоже кое-что повидал на своем веку и кое-что знаю. Та, что все время трещит как трещотка и все юлит, та неопасна. А вот той, второй, остерегайся. Ты и сама, наверно, замечала, каким недобрым огнем вспыхивают у нее глаза. Ну так вот. Я тоже видел, как она вмешивается даже в ночные дела.

— В какие такие ночные дела? — заинтересованно спросила Анни. И ее настроение сразу поднялось.

— Ну, я ведь знаю совсем немного… я простая дворняжка, мне они почти ничего не рассказывают… но я слышал, как они предупреждали друг друга… Мол, надо остерегаться дурного черного глаза, видимо, этой женщины… И потом, они рисуют какую-то карту и бегают по ночам к Муттиске, — как всегда неопределенно говорил Тэри, но его рассказ необычайно взволновал Анни.

— Да кто это они? — нетерпеливо спросила она. Девочка чуть повернула голову и сразу заметила, что госпожа Юлкунен то и дело обеспокоенно посматривает в их сторону — на нее и на Тэри. — Кто же это бегает по ночам к Муттиске?

— Ну-у, как это кто. Дикие. Лисицы, кошки, ласки, выдры, всякие там филины и вороны, — ответил Тэри. — Мне ведь многого не говорят, потому что я не дикий и не свободный. Я ведь закабалился, продал свою свободу за одну паршивую кость, которую мне кидают люди. Так про меня дикие говорят.

Анни Маннинен

Тэри горько усмехнулся и погрузился в раздумья. Он постоянно размышлял по поводу своего отношения к лесным зверям, которых называл дикими. Анни тем временем почесывала Тэри за ушами. Девочку сильно заинтересовал рассказ дворняги. Он мог предвещать очень даже увлекательное приключение. Но Анни знала, что Тэри нельзя мешать, когда он размышляет. И поэтому она терпеливо ждала.

— Так что же, неужели все должны оставаться дикими? — продолжил через некоторое время Тэри, глядя на Анни коричневыми преданными глазами. — Или, может, полудикими, как кошки? И разве не нужны и такие звери, которые хотят целиком посвятить себя человеку?

— Конечно, нужны, — проговорила Анни. — Ну подумай сам, как бы люди обходились без собаки? Но ты расскажи мне, пожалуйста, еще немножечко про те ночные дела…

— Вот и я так думаю, что я тоже нужен, — удовлетворенно произнес Тэри, продолжая развивать свою мысль. — Ну что я могу поделать, если я люблю людей больше, чем самого себя! Меня поставили стеречь этот двор, чтобы сюда не заходил всякий шатающийся сброд из городской гавани, и вообще… тем более что в этом доме живет так много детишек. Я сторожу, чтобы сюда не приходили воры и всякие там проходимцы. У каждого животного есть в жизни свое назначение.

— Конечно, есть. У домашних животных — свое, у лесных — свое, — ответила Анни уже с некоторым раздражением в голосе. — Ну а что эти дикие замышляют?

Анни Маннинен

— Да жалуются они, что река стала очень грязной, — сказал Тэри. — Вот они ночью про это и толкуют. Всё планируют, где им жить, потому что в нашей реке и по ее берегам жить уже трудно, почти что нельзя. Ты ведь и сама, конечно, видела, какая ужасная там вода, в низовьях. А теперь дикие сообразили, что река наша начинается в Лехилампи, где-то там, в этом озерке… — при этих словах Тэри повел своей мордой куда-то далеко, на север. — Вот они и решили захватить для себя это озеро… Может, я не все понял, но что-то будто бы так. В их компанию входит и тот большой черный кот, ну этот Матти, который сбежал от своих хозяев, Лихоненов. Но ты ничего не говори Лихоненам. Матти ни за что не хочет к ним возвращаться. Он теперь вошел во вкус дикой жизни. А вот этого я просто понять не могу. Как это животному вдруг захочется сбежать от людей? Ну конечно, этот Матти очень умный и ученый кот, потому что он еще много помнит из той жизни, когда был ручным. Он у диких за главного.

— Ага, значит, и Матти заодно с ними, — рассеянно проговорила Анни. Но до чего же запутанно и медленно рассказывал Тэри!

— Матти и все прочие дикие велели мне нарисовать вон там за моей будкой карту окрестностей Лехилампи, — продолжал пес. — Чтобы я нацарапал ее лапами. Но мне кажется, что это просто подвох и насмешка надо мной. Я думаю, они нарочно говорят, будто нуждаются во мне. Чтоб мне не обидно было, они ведь такие деликатные, эти дикие. Хотят показать, что не презирают меня, хотя они дикие, а я позволил себя приручить. Какой смысл может быть в моей карте, да я и не сумею никогда изобразить на карте места, где я никогда не бывал и не смогу побывать. Я ведь всегда привязан.

Анни Маннинен

Тэри с тоской взглянул на Анни. Он потряс легонько своей цепью и сказал:

— Но ведь выше себя не прыгнешь. Уж я какой есть, такой и есть. Совсем простой пес, дворняга без роду, без племени.

— Ну что ты, Тэри, — сказала Анни и потрепала пса по спине. — Подумай, ну как бы мы без тебя жили? Все пошло бы кувырком. Бог знает кто бродил бы здесь по двору. Ну вот. Так ты говоришь, что дикие намерены захватить Лехилампи, потому что не могут больше жить на этой реке? Так я тебя поняла?

— Примерно так, — ответил Тэри. — И еще они говорят, что я им тоже нужен. Но я про себя решил, что карту мне не сделать, никак я этого не смогу, но вот зато я буду приглядывать за этой, с черными глазами.

— Выходит, ты должен присматривать за Юлкуской?

— Вот, вот. Именно за ней. Но я ведь опять почти ничего не знаю. Юлкуска имеет ко всему этому какое-то плохое отношение, а вот какое именно — никак не пойму собачьим своим умишком. Вчера вечером она пришла и стала разглядывать мою карту, вернее то, что я попытался нацарапать. Но я же не мог ей этого запретить, и лаять я тоже на нее не мог — она своя, живет в этом доме. Но я думаю, что ей от этой карты никакого проку, я ведь ее из своей головы выдумал. А может, Матти так и хотел, чтобы я нарисовал карту, которая бы сбила с толку Юлкуску? Но только эта госпожа слишком хитрая, чтобы ее можно было провести так просто. Вчера вечером, когда она кончила рассматривать мою карту, она только хмыкнула и пошла прочь. Вот ведь как, не клюнула Юлкуска на эту удочку.

Анни Маннинен

Анни поднялась и тоже пошла посмотреть на карту Тэри, которую он нацарапал лапами за своей будкой. В неопределенных разводах и впрямь не было никакого смысла. С этим Анни была совершенно согласна. Когда она вернулась обратно к Тэри, пес сказал ей:

— Дикие говорят, что вроде бы какой-то Горностай возгордился и возомнил себя единовластным хозяином Лехилампи. Поэтому-то озеро и надо захватить, диким придется столкнуться с этим Горностаем, — пояснил Тэри.

— Ну хорошо, а при чем тут Юлкуска? — спросила Анни. Она видела, что госпожа Юлкунен все еще продолжает поглядывать в их сторону. — Ведь не может же быть, чтобы это самое озеро Лехилампи принадлежало ей?

— Ну-у, не говори так. Эта Юлкуска очень хитрая и лживая. Бог знает, что она задумала. Ей бы, конечно, хотелось, чтобы все на свете принадлежало ей, — сказал Тэри. — Но ты все-таки сходи и спроси про это у Муттиски, хотя она не любит распространяться про ночные дела и прямо никогда про это не говорит. А мне, пожалуй, надо немного полаять, вон там идет Малый Ворнанен. Я вообще-то не лаю на детей, но этот Малый уже дважды разбил здесь окно… Так что надо мне на него пару раз тявкнуть.

Анни Маннинен

На склоне горы Казармимяки, как раз посередине между вершиной и основанием, находилась мастерская сапожника Ворнанена, и там вместе с ним жил его сын, которого все называли Малый Ворнанен. Этот мальчишка славился в округе тем, что бил стекла и дразнил людей. Сейчас он приближался ко двору, упрямо набычившись, с камнями в кулаках. Заметив Юлкуску, он стал кидаться в нее камешками и громко запел песенку собственного сочинения:

У кого-то рожа

На кирпич похожа.

Ох-хо! Вот лицо.

Как телеги колесо,

Траль-ляль-ляя-я…

Траль-ляль-ляя-я…

Траль-ляль ляль-лялляя…

Юлкуска схватила метлу и погналась за Малым Ворнаненом. Анни сразу почувствовала облегчение, когда госпожа Юлкунен исчезла со двора.

— Я скоро снова приду к тебе поговорить, — сказала Анни, обращаясь к Тэри, но пес ничего не слышал. Он усердно лаял на Малого Ворнанена, который улепетывал от Юлкуски со всех ног.

Анни Маннинен

3


Анни Маннинен

Анни обогнула дом и побежала по уз кой тропинке, которая вела к домику Муттиски. Вокруг этого дома росли сливовые деревья. И воздух здесь был таким чистым и таким прозрачным, будто его и вовсе не существовало… Анни шла и дышала полной грудью. Домик Муттиски и ее маленький сливовый садик были всегда полны какого-то особого очарования. Здесь всегда стоял такой свежий и такой приятный аромат, всегда здесь было тихо и спокойно. Иногда Муттиска принималась петь высоким и чуть дребезжащим голосом, похожим на звуки флейты; и тогда даже во дворе дома на Казарменной горе можно было услышать такую песенку:

Приходи ко мне в садочек

И гляди внимательно.

Тут в садочке ждет девчонку

Милый обязательно…

Заслышав эту песню. Юлкуска сразу настораживалась и начинала ворчать, что, дескать, эту ужасную старуху надо бы наконец выселить отсюда, потому что она нарушает тишину, общественный порядок, занимается колдовством, подстрекает детей, и что она, госпожа Юлкунен, готова взяться за это дело.

Анни Маннинен

Приближаясь к дому Муттиски. Анни услышала, как та напевает какую-то непонятную песенку, звучавшую примерно так:

Суудан диидан кескифарин,

Суудан сотамине синун фарин,

Руйтан дули дули руйтан дей.

Руйтан дули дули руйтан дей.

Набор слов был лишен всякого смысла, и Анни вздрогнула. Неужели заклинание? Она тихонечко сделала еще несколько шагов и увидела Муттиску. Муттиска сидела на улице в белом плетеном кресле и, похоже, дремала, хотя руки ее продолжали вязать длинный серый шерстяной чулок, да так быстро, что спицы только позвякивали. Анни остановилась на почтительном расстоянии.

— Добрый день, — произнесла она и присела, сделав книксен. Муттиска не расслышала, даже не приоткрыла глаз и не шевельнулась в своем кресле.

— Добрый день, — снова произнесла Анни, на этот раз уже погромче. И присела она пониже, как можно почтительнее.

— Угу, — сказала Муттиска и очнулась. — Ах, это ты, Анни. Проходи, золотко. Угощайся, пожалуйста, сливами.

Анни Маннинен

Потом Муттиска снова закрыла глаза и задремала. Однако руки ее продолжали работать. Анни сорвала с дерева несколько сочных слив и съела их с удовольствием. Нигде в округе не росло таких крупных и сочных слив, как в саду у Муттиски.

Анни показалось, что Муттиска про нее совсем забыла, и громко проговорила:

— Какой длинный чулок! Наверно, уже больше двух метров. Для какого же великана такие чулки?



— Что? — тут Муттиска окончательно проснулась и перестала вязать. — Да-а, чулок длинноват… Ой, да он же просто длинный! И чего это он такой у меня вышел? Наверно, я вязала во сне…

И она принялась неторопливо распускать чулок до нужного размера, ласково поглядывая на Анни. Глаза у нее были такие удивительные, цвета воды. Какого цвета у нее были в молодости волосы. Муттиска никогда не упоминала, — может, рыжие? А сейчас этого уже никак нельзя было определить, потому что вся голова у нее была седая, совсем-совсем белая. Волосы закручены на затылке в большой пучок. Пучок скреплен золотым якорем — якорь этот подарил когда-то своей жене сам шкипер Муттинен, бороздивший воды этой реки на своем маленьком бриге. Но в молодости он плавал по морям, по всем семи морям, и оттуда, из заморских стран, он привез золотые украшения, ракушки, ожерелье из кораллов и большую поющую раковину. Все эти богатства хранились в комнате Муттиски, куда она пускала только самых лучших своих друзей.

— Ты пришла ко мне по делу или просто так? — спросила Муттиска, распустив чулок до нормальной длины.

— Просто так… — неопределенно ответила Анни. — Можно мне посмотреть открытки?

— Конечно, золотко, — сказала Муттиска, поднялась с кресла и пошла в дом.

Анни Маннинен

Анни последовала за ней. У Муттиски хранились очень старые почтовые открытки, на которых можно было прочесть: «God Jul»[1], «Merry Christmas»[2], «Доброго Рождества» или «Поздравляю с днем рождения». Это шкипер Муттинен присылал жене такие открытки из разных портовых городов Европы. Дети, изображенные на этих открытках, были нарядно одеты: в красивых рейтузах, в бархатных курточках, отороченных белым мехом, с капюшонами и муфточками. Да только таких-то детей и на свете не бывает.

Муттиска принесла открытки, положила их на кухонный стол и принялась готовить для Анни сок. Частенько первая половина дня так и проходила: Муттиска мирно подремывает и вяжет, Анни в это время читает ей вслух книгу с картинками или разглядывает почтовые открытки. Нередко Муттиска угощала ее чем-нибудь вкусным, например, ставила на стол чай с медом и с маленькими сдобными булочками, смородиновый сок или приготовленное из телятины заливное, внутри которого виднелся зеленый горошек.

Сегодня же Анни была так озабочена, что ее не интересовали всерьез ни почтовые открытки, ни угощение. Она покашливала и болтала ногами, взгляд ее то и устремлялся на Муттиску.

Анни Маннинен

— Я вижу, у тебя ко мне какое-то дело, золотко, — сказала Муттиска. Сама она тем временем начала плести кружево. — Смотри, какой рисуночек. Этот кусок простынного подзора Муттинен привез мне в подарок из Севильи… Ах, что это были за времена! Все женщины завидовали, что у меня такой хороший муж… Да что это я вдруг разболталась-то. Давай выкладывай свое дело.

— Ну, в общем… Тэри рассказал, что здесь у вас побывали… как бы это сказать… гости, — запинаясь выдавила из себя Анни.

— Во-от ты о чем… — протянула Муттиска и прикрыла глаза. Анни показалось, что она чем-то недовольна.

— Этим зверям было плохо, да? Ты их лечила? — шепотом продолжала Анни.

Муттиска открыла глаза и буркнула:

— Врач посмотрел, фельдшер повертел. Ты, парень, на службу годишься. Так сказал Муттинен, когда пошел в моряки.

Анни Маннинен

Анни словно и не слышала этих слов. Она подошла почти вплотную к Муттиске и почти беззвучно попросила:

— Научи меня тоже исцелять.

— Да ты говоришь так, будто веришь в бога, — заметила Муттиска. Потом она долго и пристально смотрела на Анни своими ясными глазами, в которых, как на поверхности воды, дрожал солнечный лучик. И вдруг она рассмеялась, вся вздрагивая от смеха: — Ну до чего же тебе хочется поколдовать, золотко! Ты погоди немного. А врачевать это не ворожить. Кто хочет врачевать, тот должен хорошо знать природу. Так хорошо знать, чтобы видеть душу каждого деревца, кустика, цветика, травинки, душу всего живого на земле — зверя, птицы и рыбы. Вот когда научишься видеть насквозь, тогда начнешь понимать. Тогда и помочь сможешь. Но это до-олгий путь…

Анни слушала Муттиску с напряженным вниманием, забыв про недопитый стакан сока. Глаза ее сияли.

— Послушай, Муттиска… Ты не могла бы… Не могла бы… — Анни даже заикалась от волнения… — … позволить, чтобы я пришла сюда ночью, когда соберутся звери? Возьми меня тоже! Я знаю, вы пойдете завоевывать Лехилампи…

При этих словах Муттиска так отчаянно замахала на Анни, что вязальный крючок вывалился у нее из рук и со звоном упал на пол. Муттиска сурово посмотрела на девочку и сказала:

— Река загрязнилась, и берега тоже. Животные переселяются в другое место. Но ты в это дело не суйся, коли тебя не зовут.

Анни Маннинен

Однако суровый тон Муттиски не смутил Анни. Скрестив руки, она продолжала умолять:

— Возьмите меня, пожалуйста! Ведь я даже понимаю язык зверей!

Но Муттиска опять закрыла глаза и тихо вздохнула:

— Иди-ка ты погуляй… Меня так в сон потянуло. Сходи на речку, там водится еще кое-кто из плавающих и квакающих…

И тут Муттиска в самом деле заснула, низко свесив голову. Анни поднялась со своего места и тихонько пошла к двери. Вслед ей Муттиска пробормотала сквозь сон:

— Но смотри не купайся больше в нашей речке. Чума от этой воды будет, чума и холера…

Анни Маннинен

Анни вся задрожала от этих слов и вышла во двор. Она сорвала еще несколько слив и, дожевывая их, услышала, как Муттиска запела:

Ох уж я бедовая!

Если петь не перестану,

То еще бедовей стану…

«А сама притворялась, будто спит, — обиженно подумала Анни. — Вот всегда она так! Сразу засыпает, как только я начну спрашивать про ночные дела».

Анни спустилась вниз к реке по тропинке, огибавшей Казарменную гору. Город, видневшийся за рекой и за заводскими трубами, словно отодвинулся куда-то. Он был весь затянут серой дымкой, которая тускло серебрилась в лучах бледного солнца.

Анни Маннинен

Анни пошла вверх по реке, туда, где был небольшой плес. Там росли кувшинки и можно было купаться. А ниже по течению кувшинки в реке совершенно исчезли. В мутной, почти черной воде плавали одни опилки. Изредка по реке проплывало одинокое бревно. Лассе умел держаться на таком бревне, изображая сплавщика на порогах. Анни далеко не заходила, она барахталась у самого берега; здесь она вслушивалась в пение рыб, разговаривала с Выдрой и лягушками. Иногда — это случалось очень редко — к ней подплывала поздороваться большая и красивая Королева Рыба.

Сегодня Анни не хотелось купаться. Да и предупреждение Муттиски про чуму не выходило у нее из головы. В задумчивости девочка подошла к мшистой поляне на опушке леса. Навстречу ей выпрыгнул предводитель лягушачьего племени, или попросту Большой Лягух. Он преследовал дафнию — водяную блоху. Корона на его голове сбилась набок. Взмыленный и очень озабоченный, Большой Лягух грустно посмотрел на Анни и проквакал:

— Я пришел попрощаться с тобой. Мое племя покидает эти места. Ах, на сердце у меня такая тоска!

— Ты, наверно, опять что-нибудь преувеличиваешь, — сказала Анни, склонившись к лягушке. — Успокойся. Вон и корона твоя съехала набок, дай-ка я ее поправлю.

Анни Маннинен

— Спасибо тебе, детка. Неужели и корона у меня не так? Теперь все не так. И чем дальше, тем больше. Я так озабочен, так расстроен, что мне даже некогда подумать о своей внешности… Вот такие дела… Здесь стало невозможно жить. Здесь просто нечем дышать. У моей супруги нервные приступы повторяются по пять раз в день. Да. А ночью по три раза, — изливал свои жалобы Лягух. — Эти странные примеси, яды, или, как говорит моя жена, «подарочки», проникают в ее нервную систему и вызывают у нее дрожь, судорожные сокращения, непроизвольные подпрыгивания, и в конце концов она теряет сознание. Супруга моя говорит, что ее сонные центры отравляются и она не смеет погрузиться в зимнюю спячку, так как боится, что не проснется уже никогда…

— Да неужели ничего нельзя придумать…

— Не знаю, что здесь можно придумать. Моя подруга необычайно чувствительна; ведь ее род ведет свое начало из искусственного озера в имении фон Конова. С берегов этой реки нам придется уходить. Я уведу за собой свой род на Черное болото, на Мустасуо, там сохранились подходящие мочажинки. Там ты сможешь нас навестить.

Анни Маннинен

— И ты думаешь, там вы сможете спокойно квакать, сколько захотите? А можно ли там плавать? — спросила Анни с тоской в голосе.

— Ты не сможешь, дорогой мой друг, — сказал Большой Лягух. — Для тебя те озерки будут слишком маленькими. А мы, лягушки, там поместимся и сможем плавать.

— А что, если болото вдруг возьмет и затянет вас в свою трясину? — спросила Анни. — Вот возьмет и засосет, а? Может, вы все-таки попробуете остаться здесь?

— Но ведь такое случалось только раньше, — сказал Большой Лягух снисходительно-вежливо. — Раньше это болото было куда больше, и в него мог провалиться даже человек, если сбивался с мостков, проложенных по болотистой тони. В том болоте погибло много животных, еще в прежние времена… И людей оно много поглотило… не только преступников, но и невинных… Ведь в старые времена было принято… Ну да что это я пустое говорю! Прошлое есть прошлое, а настоящее — это настоящее, и болота повсюду осушаются. Знаешь, нам, лягушкам, это кажется ужасным. Как это невежественно!

Анни Маннинен

Большой Лягух вдруг подпрыгнул высоко в воздух, а потом запел квакающим голосом:

Наш род лягушек именитый,

Он царственный и знаменитый.

Озера расцветают в тишине,

Когда лягушки нежатся на дне.

Когда поют лягушки,

Зеленые квакушки,

Тогда ловите счастья миг,

Ква-ква, ква-ква,

Кви-кви, квик-квик!

Если встречаем мы подругу,

Не изменяем мы друг другу.

Вода нам — жизни колыбель.

Буль-буль, буль-буль!

Бель-бель, бель-бель!

Восторг лягушек, зеленый миг!

Бултых — и в омут!

Кви-кви, квик-квик…

Вода, вода, о да…

Ква-ква, ква-ква-а…

По обыкновению Большой Лягух так отдался песне, так увлекся, что никак не мог прекратить своего кваканья. Он продолжал самозабвенно квакать и после того, как Анни спросила:

— А существует ли еще на свете то самое искусственное озеро фон Конова?

Насилу оборвав песню, Большой Лягух перевел дух и ответил:

— Существует, а как же! Его называют Кристальным озером, потому что вода в нем чистая, как горный хрусталь. Там цветут ирисы, водяные лилии, там песок белый и мягкий… Благодать… Но мы не можем вернуться на Кристальное озеро. И ты не можешь, к сожалению.

Анни Маннинен

— Почему это не можем? — спросила Анни таким решительным тоном, словно в ее власти было устранить все препятствия на пути к берегам этого удивительного озера.

— Вся семья фон Конова вымерла, — сказал Большой Лягух с глубокой грустью. — Как жаль, это был такой прекрасный род. Они любили посмотреть и на нас, на лягушек. То были люди старого времени, романтические, утонченные, которые прямо-таки обожали лягушек. Они считали, что озеро в лучах закатного солнца или в сумерках летней ночи утратило бы свое очарование, если бы в округе не раздавалось кваканья лягушек. И у них не было этой варварской манеры поедать лягушачьи лапки. Теперь этот обычай распространяется даже среди образованных людей. О-ох!

Анни Маннинен

Большой Лягух весь задрожал, заквакал и заикал. И прошло немало времени, прежде чем он успокоился и Анни смогла спросить:

— Но ведь теперь это искусственное озеро свободно, не так ли?

— Как бы не так, — ответил Большой Лягух и замотал головой. — Один ужасный нувориш скупил земельные угодья фон Конова у последнего из потомков этого семейства. Этот последний представитель мужской ветви изучал звезды. Он был человек очень одухотворенный, как говорится — не от мира сего. Такие люди ничего не смыслят в деньгах. Ну вот. Этот ужасный нувориш купил у него землю, а туда входило, конечно, и Кристальное озеро. Вблизи озера этот выскочка построил себе страшный бункер, который называют коттеджем или особняком.

— А этот нувориш и сейчас там живет? — спросила Анни. Она была не совсем уверена, что означает слово «нувориш». Неужели то же самое, что и выскочка? «Надо будет посмотреть в энциклопедии у Муттиски», — решила девочка.

Анни Маннинен

— Живет, вот именно, и для него самое большое удовольствие преследовать нас, лягушек, — продолжал рассказывать Большой Лягух. Он даже побледнел от нахлынувших на него тяжелых воспоминаний. — То, что нас поедают, когда мы бываем лягушатами, я еще могу понять… иначе мы заполнили бы весь мир — ведь нас так много рождается на белый свет. Я никогда не порицаю других зверей за их занятия… Но этот нувориш прямо-таки истреблял нас. Обрекал нас на пытки и муки. Как же низко может пасть человек! Но что еще можно ожидать от человека, которого зовут Уолеви Тёрхеля[3]

— Уолеви Тёрхеля? Но ведь ему принадлежит дом на Казарменной горе! — воскликнула Анни.

— Правда? Ну, тогда я тебе очень сочувствую, — сказал Большой Лягух. — С такими людьми лучше бы не общаться. И у супруги его тоже очень скверный нрав и дурные привычки. Она считает, что лягушки, дескать, скользкие, омерзительные создания. И все такое прочее… Вот какие люди обживают сейчас берега родного озера моей жены!

— А известно ли тебе что-нибудь про Лехилампи? — спросила Анни спустя некоторое время. — Оно находится где-то там, далеко в лесах, откуда берет свое начало река Лехиёки…

— А… Лехилампи, — неопределенно отозвался Большой Лягух, глядя совсем не туда, куда указывала рукой Анни. — Я про это озеро почти ничего не знаю. Господин Горностай, говорят, создал там свое царство. Но я не вмешиваюсь в дела других зверей… Что-то, наверно, и впрямь происходит в окрестностях Лехилампи… Горностай действительно охотится там как полновластный хозяин, и, говорят, другие звери обижаются на него… Но сам-то я почти ничего об этом не знаю.

Анни Маннинен

Анни давно заметила, что такие мирные животные, как лягушки, обычно делают вид, будто им ничего не известно про охотничьи дела более сильных крупных зверей, и поэтому она не стала больше ничего расспрашивать. А Большой Лягух тем временем продолжал:

— Господин Уолеви Тёрхеля плавает там сейчас по Кристальному озеру на своем надувном матрасе и даже на берег никого не пускает. Как это пошло!

— А как туда попасть? — спросила Анни как ни в чем не бывало.

— Я объясню тебе дорогу, хотя надеюсь, что ты не пойдешь туда, — сказал Большой Лягух. — А уж если пойдешь, то выбери такой момент, когда Уолеви Тёрхеля уедет куда-нибудь по своим сомнительным делам. Ну так вот. Сначала иди вверх по реке. В том месте, где река делает поворот, надо круто свернуть влево. Потом немного вперед по дороге, а затем шмыгнешь направо в лес, а оттуда тихохонько скачками еще метров сто — и Кристальное озеро перед тобой. Но не надо показываться, ни в коем случае. Лучше всего спрятаться в камышах. И квакать там не следует. Ты все хорошо запомнила? А теперь я удаляюсь. Ты сможешь найти нас на болоте Мустасуо — и меня, и мою супругу, и все наше лягушачье племя. Я не люблю слезных прощаний. Долгие слезы вредны для организма. Ну вот и все, спасибо — и прощай!

И с этими словами Большой Лягух поскакал прочь большими прыжками.

Анни Маннинен

4


Анни Маннинен

Понурив голову, Анни медленно шла вдоль реки и неожиданно увидела какое-то странное сооружение. Слева в речку впадал небольшой ручеек, и вот на этом ручье кто-то построил запруду и соорудил крошечную мельницу. Собираясь перед запрудой, вода потоком падала вниз и крутила лопасти мельничного колеса. Вдруг Анни заметила на воде пенистый след, и вот уже у берега показалась блестящая вытянутая мордочка, словно созданная рассекать воду. Выдра выбралась на береговой пригорок, стряхнула с себя воду и несколько раз чихнула.

— Чао! Что слышно, кнопка? — послышался развязный голос. Выдра застыла в настороженной позе.

С Выдрой Анни не была на такой короткой ноге, как с предводителем лягушек (который, кстати сказать, по вполне понятным причинам недолюбливал Выдру, ибо у нее были босяцкие замашки и явное пристрастие к лягушачьим лапкам). Выдра была дикой и нередко целыми неделями пропадала неизвестно где. И никогда ничего не объясняла. Выдра вообще не любила распространяться про свои личные дела. Вместе с тем в ней было что-то ясное и чистое, как вода ручья, в котором она поселилась, хоть и любила больше всего реку.

— Интересно, кто же это построил здесь плотину и мельницу? — удивилась Анни.

— Это мог сделать бобер. Или тот мальчишка, который вечно бросается камнями. Уж тут всегда кто-нибудь да нашкодит.

Выдра старалась казаться равнодушной и безразличной, хотя она явно приплыла сюда именно для того, чтобы рассмотреть мельницу и плотину.

— Как ты поживаешь? Тебя почему-то опять не было видно несколько недель, — спросила Анни и изучающе посмотрела в маленькие живые глазки Выдры. Но та отвела свой взгляд.

— Да вот, покружила по разным местам, поохотилась, поразмышляла. Мы, выдры, такой народ: раз-два и уходим со старых мест. Меняем водоем. Что нам стоит? Наш брат — беспутный бродяга и разбойник, как говорят некоторые, — усмехнулась Выдра.

— Ну что ты болтаешь? — упрекнула Анни.

— В общем-то, это неплохое место, вон там подальше водятся даже раки, — продолжала Выдра, глядя на реку. — Течение тут хорошее и есть два порога, где я могла бы жить зимой. Но… есть одно но. Все-таки я думаю сматывать отсюда удочки.

— Вот как, — проронила Анни, и сердце у нее екнуло.

— Нужда припирает, — голос Выдры дрогнул. — Это уже второй раз, когда нашему брату приходится менять место. Я ведь прибыла в эти края издалека, из-под Хельсинки. Там река так загрязнилась, что рыбы стали дохнуть и разбегаться кто куда. Мой городской жаргон, между прочим, оттуда, — заметила мимоходом Выдра и кашлянула. — Такие вот пироги. А теперь и эта река загрязнилась до ужаса, так что лично я рву отсюда когти. Но не все покидают эти места. К примеру, вот эта, старая перечница, карга усатая, намерена остаться.

Анни Маннинен

Небрежным движением Выдра указала при этих словах на задиристую усатую головку водяной крысы, которая проплывала как раз мимо них, пересекая плес. Водяная крыса лишь презрительно чихнула, заметив стоявшую на берегу парочку, и вскоре скрылась из виду.

— Может, ты еще подумаешь? — спросила Анни.

— А что думать? Уже все передумано. У меня ведь здесь вырыто несколько жилищ, сделаны подземные переходы, запасные выходы и в разных местах под нависшим берегом прорыты дыры, чтобы в мои норы поступал воздух. Вчера я побывала в верховьях, прошлась по всем своим местам — пусть все проветрится. Но придется уходить, да и, честно сказать, мною опять овладела страсть к путешествиям. Мне хочется чистой воды и хорошей рыбы. Про такой деликатес, как угри или что-нибудь в этом роде, я уже и думать забыла… Ну хорошо, пусть не угри, пусть бы нормальная пища водилась, а то приходится загребать в рот одних только жуков да улиток. Да, кстати, есть один такой Тёрхеля, так вот ему на глаза не стоит попадаться. Он стреляет всех. Запомни мой совет: не ходи туда.

— Нет, нет, — неопределенно ответила Анни и подумала: «Вы ходит, Выдра подслушала тот разговор. Ну и слух у нее!»

— Во всяком случае, у меня слишком дорогая шкура, чтобы показывать ее тому типу, — рассуждала Выдра. — В ту сторону я не ходок, на Кристальное озеро. К тому же оно искусственное. А на Лехилампи, говорят, какой-то Горностай возомнил себя хозяином. Творит там что вздумается, никого других не пускает. Я слышала. И еще я слышала, что многие на это обижаются. Они собираются захватить озеро для общего пользования. Я ничего против не имею. Как решат, так пусть и делают. Но я лично не могу долго находиться в одних и тех же местах. Мне нужна быстрая, проточная вода. Так что я отправляюсь искать себе новую реку. Я должна двигаться, и я ужасно люблю пороги.

Анни Маннинен

— Счастливого пожелала Анни.

— Такие вот дела. Желаю тебе тебе пути того же самого, всех благ. Едва ли мы с тобой еще когда-нибудь повстречаемся. Так что бывай здорова! Да не забудь, передай Муттиске привет и большое спасибо, — бодро, но безрадостно проговорила Выдра. Потом она красивым прыжком, без всплеска, нырнула в воду. Высунув голову, она покашляла и сказала:

— Раньше на этих берегах было полно всякой живности. Здесь водились жабы, кроты, мои родичи выдры, всякие птицы и разные там турухтаны…

Сказав это, Выдра нырнула поглубже и скрылась. Лишь пузырьки на поверхности воды обозначили ее след. Но над рекой еще долго звучала лихая, чуть хвастливая песенка:

Я беззаботный бродяга,

Я смелый рыбак-работяга.

Я мастер нырять и раков ловить,

Я угря и семгу могу победить.

Я хозяин реки и гроза берегов.

Слушать песню порогов

Я вечно готов.

Я стрелою несусь по воде.

Рыбы знают, что быть беде,

Коль плыву я на спинке иль боком,

Коль взвиваюсь я вверх с подскоком!

И когда наступает лунная ночь,

Свист мой резкий

Всех гонит от озера прочь.

Я прощаюсь с тобой, дорогая.

Меня ждет там река другая.

Такова уж моя судьба,

Я разбойник речной, гроза.

Я нырну,

И сомкнется последний круг.

Вспоминай обо мне, мой друг.

Анни Маннинен

Анни опустилась на траву и смотрела на реку, стараясь не думать о будущем. Но мрачные картины одна за другой возникали в ее воображении: в реке распространяется водяная чума, речная волна все несет и несет с собой грязь и вот вода в реке превращается в вязкую серую массу, как в городском порту… Анни даже передернуло от ужаса. Она стала пристально вглядываться в воду. Ничего особенного она не увидела. Вода в реке текла вперед, как и прежде, такая же темно-зеленая, с опилками.

Потом Анни стала смотреть дальше, вниз по реке. И тут она вздрогнула. Лассе стоял там на причале в плавках и уже приготовился прыгнуть в воду. Крик застыл в горле у Анни, и она с большим трудом прохрипела:

— Не надо, Лассе, не надо!

Но Лассе или не послушался ее, или не расслышал, потому что, красиво изогнувшись, уже летел в воду. Вынырнув на поверхность, он привычно поплыл кролем наперерез течению. Сердце Анни учащенно билось, у нее перехватывало дыхание, но она собрала все свои силы и закричала:

— Сейчас же вылезай из воды, Лассе! Плыви скорей на берег! Там чума! Чума и холера!

Но Лассе не обращал на ее крики ни малейшего внимания. Погрузив лицо наполовину в воду, он знай себе плыл все дальше. Обычно Анни смотрела на плывущего Лассе с восхищением и с завистью, мечтая о том дне, когда и она тоже научится плавать кролем. Но теперь она сорвалась с места и как ветер помчалась туда, где Лассе купался. Она неслась так быстро, что косички ее беспорядочно мотались по сторонам. Прибежав к месту, она упала в изнеможении, прямо лицом в зеленый пригорок, и до крови прикусила губу. Но сокрушаться об этом было некогда. Надо спасать Лассе, его жизнь в опасности. Отчаянно размахивая руками, Анни так истошно вопила и кричала, что сумела наконец привлечь внимание брата. Оглянувшись на берег, он увидел сестренку. Бледная как полотно, перепуганная настолько, что даже хвостики-косички с красными бантиками, казалось, дрожали от страха, она кричала:

— Вылезай сейчас же из воды! От нее будет чума!

Лассе спокойно подплыл поближе и спросил:

— Чего ты там опять выдумала, чудо-юдо?

Анни Маннинен

Анни глубоко вздохнула, но объяснить все толком была уже не в состоянии. Осипшим голосом она отрывисто проговорила:

— Муттиска говорит… Муттиска сказала… что… плавать здесь больше нельзя… в воде… будет чума… ну это такая болезнь… и холера от этой воды… будет… вот…

— Тоже мне, бабские выдумки, — ответил Лассе с пренебрежением и, сильно оттолкнувшись ногами, скрылся под водой. Вынырнув, он тряхнул головой и крикнул:

— Иди домой! Я сплаваю до моста!

Но Анни не могла идти домой. Просто не могла двинуться с места от охватившего ее ужаса. Она села на берег и тихо заплакала. Она старалась утешить себя мыслью о том, что Муттиска сумеет, конечно, вылечить Лассе от чумы. Но все равно страшно было даже подумать, в каком виде Лассе выйдет из этой реки. Неужели он сразу покроется ужасными чумными язвами? А холера, как она выглядит? Тошнит ли при холере? И бывает ли такой жар и бред, как у тех медсестер из Красного Креста в Африке[4]?

И постепенно мысли Анни переключились на эту тему. Глядя на воду, она стала думать о различных болезнях, о том, как их лечат. Она представляла себя взрослой колдуньей, которая способна избавлять людей от самых ужасных мучений.

Вдруг в воде мелькнуло что-то золотисто-серебристо-розовато-синеватое. Большая рыба лосось с блестящей чешуей подплыла прямо к Анни и высунула из воды свою голову, увенчанную короной. Вот и приплыла Королева Рыба.

— Здравствуйте, Анни, — послышался величавый голос. — Как вы себя чувствуете сегодня? Похоже, вы чем-то обеспокоены? Не могу ли я помочь?

Лосось взбил воду мощным своим плавником и закачался у самой поверхности воды. Большая рыбина наслаждалась светом и теплом, которые так и струились сквозь ветви деревьев в просветлевшую на солнце водную толщу. Рыба покачивалась в воде неторопливо, по-королевски, раздвинув широкие челюсти; спокойно ожидала она ответа Анни.

— Мне так страшно за моего брата Лассе, — проговорила Анни. — Ужас как страшно.

— Почему же вам так страшно? — спросила Королева Рыба с печальной улыбкой. И словно невзначай поинтересовалась: — Вы не заметили, нет ли тут поблизости Выдры?

— Нет, нет… Выдра покинула эти места, ушла куда то далеко. Она сюда больше никогда не вернется, — ответила Анни и пояснила: — Потому что в этой воде чума. Я боюсь за Лассе, он всегда здесь плавает, а ведь человек тоже может заболеть чумой.

Анни Маннинен

Королева Рыба глубоко вздохнула, и воздушные пузырьки бусинками посыпались у нее изо рта.

— Да. Чума. Она не так страшна людям, как нам, рыбам. Пожалуй. Возможно. Вероятно. Но для людей не в такой степени, так что будьте покойны за вашего брата, барышня Анни. Во всяком случае, пока. С ним ничего не случится. На сегодня еще речь не идет о чуме, опасной для человека. Но боюсь, что со временем людям не придется плавать в этой воде. Да, относительно скоро.

— Уже следующим летом? — спросила Анни.

— Я сказала, относительно скоро. А что такое относительно? Чума уже некоторым образом присутствует в этой воде. Отдельными элементами, я бы сказала. Мне невыносимо трудно дышать! Мне тоже придется уходить. Ведь это моя родная река, все дорогие воспоминания связаны с ней. И когда для меня наступало мое время, я всегда возвращалась сюда, даже из океанских глубин. Здесь я родилась, здесь выросла. Но те времена канули в прошлое. И мне уже больше никогда не суждено вернуться сюда, потому что я не могу здесь дышать. Теперь мне придется уплыть обратно в море, а потом, когда опять настанет мой час и природа позовет меня, я должна буду отыскать новую реку. Не знаю, удастся ли мне это. Прощайте навсегда.

— А что надо сделать, чтобы рыбы не уходили из этих мест? — спросила Анни пылко.

— Попытайтесь найти Покровительницу Воды, барышня Анни.

— Покровительницу? А где она живет?

— Да, Покровительницу, Природу-Мать. Она живет очень глубоко в земле. Где-то там. Человеческий разум способен додуматься — где. А теперь я ухожу, барышня Анни.

Анни Маннинен

И Королева Рыба запела грудным, низким контральто, исполненным благородства:

Где-то там шумят морские волны.

Мы ушли от них к речной воде.

Род продлить свой мы желанья полны.

Потому мы здесь, пришли к тебе.

О речная прохлада!

О тепло золотых лучей!

Звездный миг лососиный!

Серебристая буря страстей!

Снова властно позвала морская вода.

Мы готовы в тяжелый путь.

Мой заливчик родной.

Ты прощай навсегда.

В океане нет места,

Чтоб нам отдохнуть.

О вечное странствие стай лососиных!

Прощайте навеки, спокойные реки.

О серебристые спины!

И, высоко подпрыгнув в отчаянном прыжке, Королева Рыба навсегда распрощалась с милой бухточкой, с местами своей юности. Вспенив воду мощным хвостом, она скрылась в потоке и поплыла вниз по течению, к морю.

— Покровительница? Природа-Мать? — шептала Анни, не замечая, что Лассе вылез из воды на берег целым и невредимым.

— Чего это ты тут опять бубнишь про себя и машешь руками? — спросил Лассе и запрыгал на одном месте точно так, как делают чемпионы по плаванию, — он много раз это видел.

— Ничего, — ответила Анни, все еще погруженная в размышления. Она уже и не пыталась никому рассказывать про свои встречи с животными, потому что в этом деле никто никогда ничего не понимал. Сейчас она пристально разглядывала кожу Лассе, которая от холода стала гусиной. — Тебя знобит, да? Ну, как в лихорадке? Ты чувствуешь, есть у тебя жар? А кожа не чешется?

— Чего ты опять вбила себе в голову? — сказал Лассе, достал из кустов свою одежду и начал одеваться. — Вот пойдешь в школу, там из тебя всю дурь вытряхнут.

Анни Маннинен

— Чумы у тебя, пожалуй, еще не будет, — произнесла Анни. — Муттиска, наверно, говорила ино… ска… за… тельно, — и Анни с довольным видом кивнула головой, выговорив наконец трудное слово.

— Что? Чумы-то от этой воды еще не будет, — проговорил Лассе, натягивая на себя рубаху. — Но какой-то налет на теле остался. Вроде пленки. Придется зайти в баню и вылить на себя ведро воды.

— Я здесь больше купаться не буду, — заявила Анни. — И вообще не приду сюда… Здесь так одиноко. Нет больше никаких друзей.

— Ну а ты позови Майкки Лихонен, я ведь не могу целыми днями нянчиться с тобой, — сказал Лассе с виноватым видом. Откуда же ему было знать, что Анни имела в виду своих навеки утраченных друзей из звериного мира.

— Мама тоже должна бы понимать, — продолжал Лассе, — что не могу я все время таскать за собой маленькую девчонку, другие парни надо мной даже смеются. Ну пошли, что ли.

Анни Маннинен

Затянув потуже ремень на своих джинсах, Лассе зашагал по тропинке. Анни поднялась и пошла за ним. Лассе приходилось время от времени сбавлять шаг и поджидать Анни.

— Да ты не обижайся, я тебя тоже люблю, — сказал Лассе, которому сестренка показалась сейчас очень уж печальной, — И не говори, пожалуйста, маме, что ты сегодня опять пробыла весь день одна. Не можешь же ты в самом деле стоять целый день на краю стадиона… Все мальчишки от хохота помирали бы…

— Конечно, не могу, — проговорила Анни неожиданно покладисто.

— А знаешь, ты научись играть в футбол, тогда сможешь приходить на тренировки, — сказал Лассе. — Теперь ведь женщины тоже играют.

— Да, да, — рассеянно ответила Анни. Мысли ее витали где-то далеко. Она пыталась вспомнить слова прощальной песни Королевы Рыбы и в то же время раздумывала, как же пробраться туда, в глубину, где живет эта Природа-Мать. Неужели ей придется совершить путешествие к самому центру Земли?

Анни Маннинен

5


Анни Маннинен

Мама работала по сменам. Когда ее не было с семи утра до трех часов дня — еще куда ни шло, вполне нормальная жизнь. Но когда она уходила на фабрику к трем часам дня, а возвращалась только в одиннадцать вечера, это было уже похуже. Тогда мама по утрам стирала в прачечной белье, прибиралась, что-то чинила, штопала чулки и шила. И совершенно ужасными были те дни, когда мама отправлялась на работу к одиннадцати часам вечера, проводила на фабрике всю ночь, а возвращалась только в семь утра. И когда на целую неделю выпадала такая рабочая смена, то у всех троих — у мамы, у Лассе и у Анни — всегда было мрачное, плохое настроение.

— Я разломаю эту фабрику! — возмущенно говорила в такие дни Анни, и при этом в ее глазах зажигался злой зеленоватый огонек.

— Ну разломаешь, а где мы тогда возьмем деньги на хлеб? — отвечала на это мама. — Уж лучше ходить на фабрику, чем наниматься куда-то уборщицей.

А теперь шла как раз та хорошая неделя, когда мама работала с утра и днем приходила домой. Лассе с Анни могли уже и сами подогреть себе суп и делать бутерброды, а настоящий обед готовили только тогда, когда возвращалась с работы мама. Ребята знали, что сегодня на обед будет жареная колбаса с подливой, и уже поэтому в прихожей они почувствовали себя хорошо и уютно. Брат с сестрой влетели в комнату, но сразу же — по маминой спине — они поняли, что мама чем-то огорчена. Такой была их мама — светловолосая женщина с кудрявой головкой, с застенчивым взглядом голубых глаз и с милым, но уже чуть усталым лицом. Самым выразительным в облике матери была именно спина. Когда мама бывала усталой или расстроенной, она как-то вся сжималась, словно ожидая удара.

— Госпожа Юлкунен остановила меня на дворе, — начала мама. — Все видели и слышали: Лихонены, Рёмппенены, Виртанены, Кононены, тетушка Канккунен, бабушка Лункрен и дедушка Иозеппи, — перечисляла мама тихим, бесцветным голосом. Она по-прежнему стояла у плиты спиной к детям и подливала в сковородку воды. Вода шипела, и соблазнительный аромат наполнял комнату. Но Анни вдруг почувствовала, что есть ей совсем не хочется. Она села на стул и стала смотреть в окно.

— Когда ты живешь в таком большом доме, где тьма арендуемых квартир, где деревянные стены, где всем все слышно и где все знают друг друга, то одинокая женщина с детьми как бельмо на глазу у всех, — говорила мама. — И с этим ничего не поделаешь. Но мне было бы куда приятней, если бы не приходилось выслушивать, что моя дочь обозвала жирными тушами женщин из нашего дома, да и вообще вела себя на дворе задиристо. К тому же госпожа Юлкунен только и ждет случая, чтобы под каким-нибудь предлогом выселить человека из этого дома. Сюда найдется много желающих, ведь арендная квартирная плата здесь чуть пониже, чем в других местах. Так что я надеюсь, что мои дети тоже будут глядеть дальше своего носа и сначала подумают, а потом скажут.

Анни Маннинен

Лассе слушал слова матери с явным беспокойством. Но когда он понял, что дело это никоим образом его не касается и речь идет совсем не о том камне, которым он шутки ради — просто так, от нечего делать — швырнул сегодня в дверь подвала, то он достал свою излюбленную книгу про спорт и фыркнул:

— A-а, бабские сплетни.

— Я очень устала… Я и так несчастный человек, — продолжала мама, все еще стоя спиной к детям. — И мне хотелось бы, чтобы по крайней мере собственная дочь не доставляла мне лишних забот и огорчений.

Только теперь мама отвернулась от плиты и, даже не взглянув на Анни, прошла к шкафу. Достав таблетку лекарства «При очень сильных головных болях» — Анни знала его по синей коробочке, — мама запила ее водой. Потом она вернулась к плите, приподняла крышку кастрюли, где варилась картошка, и потыкала ее вилкой — не готова ли?

Анни неотрывно смотрела на мать. Смотрела, нахмурив брови, с пылающими щеками. Так она всегда глядела на мать, когда та обвиняла ее в чем-нибудь таком, в чем девочка не считала себя виноватой. Анни никогда ничего не объясняла. Вот сейчас она могла бы рассказать маме, что женщины сами вели себя ужасно заносчиво и глубоко обидели ее, Анни, и даже ее маму. А уж Юлкуска-то настоящая злая баба-яга, которая шпионит за всеми и даже за животными следит, за дворнягой Тэри и то подсматривает. В этом Анни нисколечко не сомневалась. Но когда мама ее бранила, девочка не могла даже слова сказать в свое оправдание, до того она бывала огорчена, до того переполнялось тоской ее сердце.

Анни Маннинен

Анни встала и с таким же хмурым видом прошла в нишу. Там в уголке у нее был маленький шкаф, в котором хранились ее богатства: подаренная Муттиской поющая раковина, «Определитель растений» с цветными картинками (Анни училась узнавать растения, чтобы готовить потом лечебные вытяжки из трав), сказки — их было несколько книг — и две куклы. Сейчас Анни вытащила из шкафчика кукол. Их звали Нэйто — Дева и Сотури — Воин. Эти существа умели приносить Анни утешение. Дева была вся из фарфора. У нее были длинные светлые волосы, голубые глаза, узкое тонкое лицо; ей очень шло светлое широкое платье с оборками. Фарфор был такой тонкий, что Дева казалась почти прозрачной. Воин был сделан из какой-то удивительной заграничной резины. Лицо его выглядело бы очень мрачным, если бы не две ямочки на щеках. На нем был шлем и латы, а на поясе длинный меч. Эти куклы тоже достались Анни от Муттиски. Их привез ей сам шкипер Муттинен, и было это давным-давно, когда он был еще моряком и плавал за семь морей.

Про Деву и Воина Анни сочинила много разных историй. Иногда Воин вырывал Деву из лап Дракона, который жил в ущельях страшной горы; иногда спасал ее от сожжения на костре; а то похищал Деву с корабля таинственных привидений, прибывших из космоса. Воин был очень смелый, но немного недальновидный и уж очень горячий. Он всегда сначала действовал, а потом только думал. Дева же, напротив, была рассудительной и мудрой. К тому же она пела так чарующе, что своим пением сумела покорить даже страшное чудовище. Сердце его не выдержало и растаяло. Так что Деве тоже не раз приходилось выручать Воина из пещер хитрых и коварных королей-троллей, из царских и княжеских тюрем, куда частенько попадал справедливый, но запальчивый Воин. История любви Девы и Воина была очень несчастной, как и все знаменитые любовные истории. И всякий раз, когда Дева с Воином должны были наконец-то встретиться, в их судьбу опять вмешивался коварный мир, ставивший перед ними новые препятствия и доставлявший им новые огорчения. Вот так и получалось, что влюбленным то и дело приходилось спасать друг друга, выручать из беды, и поэтому пока не могло быть и речи о безоблачной, счастливой жизни.

Анни Маннинен

— Вы никогда не станете счастливыми, — нашептывала Анни куклам. — Никогда не соединитесь. Но так и лучше. А то у вас пойдут дети, и Дева должна будет стирать пеленки. А Воину придется пойти на работу. А потом, когда у вас дети подрастут и смогут обходиться без вас, во всяком случае днем, а иной раз и ночью, то тогда и Дева должна будет пойти работать. На фабрику или буфетчицей в бар Кайкконена. Воину это все скоро наскучило бы, и он пошел бы в моряки и плавал бы по морям год за годом. Или ушел бы валить деревья в далекие мрачные леса, да там и остался бы. А Дева жила бы одна с детьми, и все говорили бы про нее плохое, обижали бы ее, и от этого страдали бы дети. Особенно горько было бы маленькой девочке. Ей пришлось бы все время сдерживать слезы, и их накопился бы целый таз. Если бы она их все выплакала, то хоть купайся в своих собственных слезах… Так что уж вы лучше странствуйте всю свою жизнь и спасайте друг друга… Скачите на черных, на белых и на крапчатых скакунах, уноситесь в дальние страны в колясках, убранных драгоценными камнями, в золотых каретах спасайтесь от злого колдуна… Это лучше, поверьте мне, это намного лучше…

— Опять она там сама с собой разговаривает, — донесся до Анни голос брата.

Девочка уложила кукол обратно в шкафчик и достала оттуда ракушку. Анни приставила ее к уху. Если вслушиваться очень старательно, то различишь шум океанского прибоя. И сразу становится легче на душе. Туда, к морю, уйдет когда-нибудь и Анни, улетит, унесется по воздуху на невидимых крыльях…

Тем временем у мамы, должно быть, прошла головная боль, потому что мама вдруг запела красивым чистым голосом:

Ой ты, дева с далекой Аляски,

Опьяняешь меня своим взором.

Как полярная темная ночь…

А потом мама сказала совсем обычным голосом:

— Анни-и, кушать.

Анни Маннинен

А чуть позже в дверь постучала госпожа Кайя Куккала. Словно змея, она скользнула в комнату с кофейной чашечкой в руке, стрельнула глазами и загнусавила:

— Я совсем, ну совсем позабыла купить сегодня муки и вот решила зайти, одолжить… Всего одну чашечку, для соуса…

Мама ничего не сказала, подошла к посудному шкафу, достала пакет с пшеничной мукой и насыпала из него госпоже Куккала полную чашечку.

— Я ужасно благодарна… А Анни только сидит и знай себе читает сказки. Такая большая девочка могла бы уже помочь матери — помыть посуду, подмести пол, а не тратить зря время. Маме так трудно приходится, одной надо управляться с хозяйством, нет в доме опоры, нет мужа… Когда же он должен вернуться оттуда, с севера? Ведь уже давно возвратились все другие, кто тогда ушел вместе с ним.

Никто не промолвил ни слова. Лассе подошел к окну, посмотрел вниз и сказал:

— Вон Иозеппи Кямяряйнен вышагивает под ручку с нашей Алиной. — Да что ты! — Встрепенулась Кайя Куккала и шагнула к окну. — Неужто они на старости лет полюбовничать вздумали, стыд-то какой! Ишь, идут голубки. До чего же порочной стала наша жизнь. Дети говорят взрослым что вздумается, всякие бесстыдные слова, а старые вдовушки заводят любовь… А вот ваша мама и поет еще иногда, иной раз и на танцы не прочь сбегать с Мирьей Аалтонен… Свободна она, как вольная пташка, нет мужа, который бы не пускал ее… Так когда же он, впрочем, должен домой-то вернуться?

— Сразу же, как только подкопит немного денег, — сказала мать и посмотрела на госпожу Куккала таким холодным взглядом, что та поспешила поскорее убраться восвояси.

Анни Маннинен

Мать стояла и с минуту смотрела на захлопнувшуюся дверь. Потом она повернулась, взглянула на Анни и неожиданно проговорила:

— А она действительно очень толстая.

От этих слов мама повеселела и решила напечь блинчиков к вечернему чаю. Стоя у плиты, разрумянившаяся от жара, она говорила Анни:

— Тебе надо теперь побольше кушать, а то ты и в самом деле слишком тощая. Надо набраться сил на всю зиму, чтобы ходить в школу… Зима-то длинная. Хотя ты у меня вообще-то крепкая девочка. И характер у тебя есть. А это в жизни еще как пригодится.

Анни Маннинен

Анни вспомнила про школу, и ей тут же стало грустно. И откуда только на одного человека столько напастей?!

Лето кончается, звери переселяются в другие края, Муттиска не захотела взять ее в свои ночные дела, посвящение в ведьмы все откладывается и откладывается… Однако аппетитный запах поднимал ей настроение. Какие бы удары судьбы на тебя ни обрушивались, разве можно устоять перед пленительным запахом маминых блинчиков!

Анни Маннинен

6


Анни Маннинен

Проснувшись на следующее утро, Анни задумалась. Да-а, у нее совершенно не осталось друзей. Выдра, Большой Лягух, Заоблачный Брат и Королева Рыба — все они покинули эти края. Добрые звери были для Анни самыми близкими друзьями. Правда, она старается дружить с Майкки Лихонен и с другими девочками из их двора, но это очень трудно, потому что Анни все время приходится скрывать от них некоторые обстоятельства своей жизни. Не может же она, например, сказать им, что понимает язык зверей, или признаться, что когда она вырастет, то скорей всего займется колдовством. В самом хорошем смысле, конечно. На пасху Анни не посмела даже предложить, чтобы все они оделись в костюмы пасхальных ведьм, потому что боялась: вдруг, чего доброго, она улетит на метле за Казарменную гору. И раз у нее были такие тайны, то Анни все время казалось, Что она как будто предает Майкки и других своих подружек.

Во дворе Анни спросила, обращаясь к Майкки:

— Что бы такое придумать, а?

— Пошли к нам и поиграем в дом, — предложила Майкки.

Это была аккуратная и послушная девочка с толстыми желтыми косичками, однако без всякой фантазии. Она только смотрела на Анни удивленными глазами, когда та потянула ее за собой.

— Нет, пошли лучше на речку. Я покажу тебе что-то, — проговорила Анни с загадочным и лукавым видом.

— Да-а, но я не спросилась дома, — сказала Майкки.

— Ну и оставайся тогда тут, а я пойду и посмотрю одна, — беззаботно бросила Анни, сделав ударение на слове «посмотрю».

Анни Маннинен

И стала спускаться по тропинке, которая вела вниз к реке. Анни знала наверняка, что Майкки обязательно последует за ней. У нее несомненно была способность влиять на Майкки. Впрочем, для Анни в этом не было ничего удивительного. Она-то хорошо знала, почему это происходит.

Все снова и снова возвращалась она в мыслях к тому, что рассказал ей Большой Лягух про Кристальное озеро. Белый песок, цветущие ирисы, прозрачная вода… Анни начала припоминать, а что же Большой Лягух говорил про дорогу к этому озеру? Сначала надо идти вверх по реке, потом свернуть налево, оттуда пройти по дороге и направо. Нельзя показываться и нельзя квакать — ну, это для лягушек. А для Анни это просто значит, что нельзя петь или громко разговаривать. А что, если Уолеви Тёрхеля именно сейчас отсутствует, занятый какими-нибудь своими темными делишками? Хотя это маловероятно: позднее лето подарило людям такую редкостную драгоценность — теплый солнечный день. Уолеви сейчас наверняка плавает себе на резиновом надувном матрасе. Но в тот самый момент Анни вдруг почувствовала, что именно это ей и хотелось увидеть.

Как ни в чем не бывало, без всяких особых намерений, Анни побрела вдоль реки, по направлению к верховью, а потом повернула влево. Майкки следовала за ней не очень уверенно, с опаской. С реки они свернули на узкую дорожку, которая тянулась среди полей. На обочинах дороги было еще полно цветов и всяких интересных растений. Анни внимательно изучила свой «Определитель растений» с цветными картинками и знала теперь сотни цветов и трав. «Незабудка луговая, медуница, синяк обыкновенный», — перечисляла она вполголоса. На обратном пути Анни решила нарвать маме букет из ромашек и луговых колокольчиков, потому что мама любила именно эти цветы. Вскоре они вступили в темный хвойный лес, и на каждом шагу Анни с трепетом ожидала увидеть озеро.

Анни Маннинен

— Знаешь что, Анни. Давай лучше вернемся, — предложила Майкки.

— Нет, я дойду до конца, — заявила Анни. — И тебе придется идти вместе со мной, потому что одна ты все равно побоишься идти домой. — Последние слова Анни добавила уже с суровыми нотками в голосе.

И вот Анни и Майкки бредут по лесу, под елями, обросшими бородатым лишайником. Потом девочки вошли в лиственную рощу, где росли липы и толстые дубы. Меж деревьями петляла тропинка, окаймленная папоротником. Воздух здесь был напоен такой пахучей свежестью, что Анни невольно вздохнула: «Ах!»

Мысленно девочка окрестила тропинку Вечной Зеленой Дорогой; сердце ее переполнилось неожиданным счастьем. Но в тот же миг она заметила, что впереди вдоль тропинки по обе стороны дорожки натыканы ужасные палки с табличками. Они так и вопили:

— Частные владения! Вход воспрещен! Осторожно: злые собаки! Здесь проход запрещен под угрозой личной ответственности! Траву не топтать! Берегитесь бульдога!

— Ну, потише, потише… Зачем так громко кричать?.. А то и оглохнуть можно, — сказала Анни и остановилась в нерешительности.

— Дальше нам лучше не ходить, Анни. Правда, правда, — жалобным голосом проговорила Майкки. — Мне совсем не хочется смотреть на то, что ты обещала мне показать.

— А что значит личная ответственность? — размышляла вслух Анни. — Это, наверно, означает, что будешь отвечать, если пройдешь здесь, через это место.

Анни Маннинен

Что до собак, так их Анни нисколько не боится. Она ведь знает язык зверей и поэтому даже самой свирепой собаке сможет рассказать, куда и зачем они идут. Еще ни разу в жизни ни одно живое существо на нее не нападало. Слова «частные владения» ее тоже не очень-то смущали. Ведь она была дитя природы, порождение ее самых тайных сил, а значит, и вся природа была для нее как свой родной дом. Но вот эта ответственность? Личная ответственность…

Анни зашагала вперед. Она уже совсем не думала про Майкки, почти забыла о ее существовании. Сейчас ею овладела только жажда приключений. Так с ней бывало всегда: если Анни грозила какая нибудь опасность, то тем упрямее и настойчивее она шла вперед. Майкки хныкала и плелась позади. Почва становилась понемногу все более влажной, и вскоре под ногами стала проступать вода. Кругом виднелся высокий, стройный камыш, там и тут росли лилии и ирисы. И вдруг взору открылась чистая, прозрачная гладь воды.

Кристальное озеро. Сомнений быть не могло. Вода сверкала и поблескивала, она струилась и пела. Девочки остановились завороженные, вдыхая всей грудью свежий аромат. Воздух тоже был такой прохладный и чистый, будто в нем растворились кристаллы хрусталя. К самому озеру подступал чудесный старый сад. В нем росли пихты и дубы, вишневые и яблоневые деревья, лиственницы и серебристые ивы. Некоторым деревьям было, наверно, по сто лет — такими старыми они казались. А там, подальше к берегу, росли кусты — розы, сирень, смородина. Обилие цветов поражало. Девочки смотрели на всю эту красоту широко раскрытыми глазами. Подумать только, какая прелесть! И венцом всего этого, вернее, жемчужиной в этом венце было озеро. Прозрачное и прохладное, оно неодолимо притягивало и манило к себе двух маленьких уставших девочек.

— Ой, Анни, — вздохнула Майкки. — Спасибо тебе за то, что ты показала мне это. Такого чуда я никогда не позабуду. Но теперь мне надо идти… Я пойду… А то вдруг возьмет и придет эта самая… ответственность…

— Никуда ты не пойдешь, — заявила Анни. — Вот именно, не пойдешь. Ты останешься здесь, и это так же верно, как то, что меня зовут Эдельхайд.

— А разве тебя зовут не Анни? — спросила озадаченная Майкки.

— Ну как тебе сказать, — ответила Анни. — Здесь я Эдельхайд. Видишь ли, это озеро, — если тебе честно сказать, — волшебное. Мы с тобой сейчас в волшебном мире. И здесь я имею право ходить где угодно. У меня есть такая бумага, и там написано, что имя мое — Эдельхайд.

Анни Маннинен

— Что ты говоришь?! А я и не знала! Покажи мне, пожалуйста, эту бумагу, — попросила практичная Майкки.

— Ну-у, она у меня где-то… здесь, — неопределенно ответила Анни, указав рукой на сердце. — Я хочу, чтобы мы остались здесь по меньшей мере на семь лет.

— Я так долго не могу, — встревожилась Майкки. — К вечеру я должна быть дома. Я обещала маме собрать в лесу немного хворосту.

— Я же тебе сказала, что никуда мы не пойдем, — повелительным гоном повторила Анни. Затем совершенно другим, вкрадчиво-нежным голосом спросила:

— Деточка, ты собираешь в лесу хворост, чтобы согреть свою бедную хижину? Ведь твоя мать — старушка-хворостушка? А сама ты — дочь дровосека? Не так ли?

Майкки безмолвно смотрела на Анни, широко раскрыв от изумления глаза; так и не получив ответа, Анни добавила:

— А вот я — дочь дровосека.

И это была чистая правда, ведь ее отец действительно валил где-то лес.

— Только моя мама не старушка-хворостушка, как твоя. Мол мама ткачиха, — продолжала Анни. — А до этого она была подрубщицей, швы подрубала. А еще до этого она работала продавщицей в баре Кайкконена.

— Да я ведь все это знаю, — сказала Майкки.

Анни отвернулась. За деревья ми виднелся игрушечный домик, и Анни тут же к нему направилась. Майкки не оставалось ничего другого, как пойти за ней.

Домик был красный, с белыми подоконниками и белой дверью. Он весь так блестел и сверкал, будто в нем еще ни разу не играли. Когда девочки зашли внутрь, у Майкки перехватило дыхание.

— Настоящие обои в цветочек и даже занавески, да еще кружевные, — вздыхала Майкки. — А сколько кукол! Настоящие дачные кроватки, и совсем настоящая плита, и посудка, и все! А вон тут еще кресла, и комод, и даже зеркало! Ой, Анни!

— Ты хотела сказать — Эдельхайд. Выбери себе столько кукол, сколько захочешь. Можешь поиграть с ними.

— Я не смею…

— Ну возьми тогда хотя бы одну, — продолжала Анни и махнула рукой в сторону кукол. — Возьми Лийзу Длинную Косу, или Кайсу Забаву, или Принцессу, кого захочешь. Мне все они уже до того наскучили, я ведь часто прихожу сюда поиграть с ними.

Анни Маннинен

После долгих уговоров Майкки взяла в руки Лийзу Длинную Косу. Ей, правда, очень хотелось взять Принцессу, одетую в нарядное серебристое платье. Но взять ее Майкки не посмела — побоялась испортить. Майкки так заигралась, что никак не хотела уходить из домика. Анни же относилась ко всему с таким равнодушием, словно все это было для нее привычным и обыденным.

— Когда мы придем сюда в следующий раз, то устроим угощение, ну хотя бы сок с булочками, сказала Анни.

С этими словами она вышла из домика и направилась к берегу. Вот уже полчаса она мечтает об этой воде…

— Мы не будем кататься на лодке, мы пойдем купаться, — сказала она. — Смотри, Майкки, вода здесь такая ясная и такая чистая, что на ней можно качаться хоть сколько — все равно не утонешь. Здесь совсем не обязательно плавать на надувном матрасе, как некоторые…

Анни Маннинен

— А разве здесь есть кто-нибудь еще? — озабоченно спросила Майкки. — Или сюда кто-то плывет на надувном матрасе?

— А вот увидим, — ответила Анни. — Иди за мной.

И они побежали к берегу, к полоске белого песка; на бегу Анни заметила дом, мелькнувший за деревьями. Дом этот был очень некрасивый. Анни любила только деревянные, крашенные краской дома, а такие низенькие странные постройки ей совсем не нравились. В них один только кирпич да сталь, цемент да бетон да еще невесть что. А окна такие огромные, что с улицы наверняка видно все, что делается в доме. И даже по цвету эта постройка была странной: Анни показалось, будто стены заляпаны ржавой штукатуркой, «Наверно, так теперь модно», — подумала Анни и бултыхнулась в воду.

Вода дышала свежестью. Казалось, будто чьи-то нежные, тонкие руки поддерживают девочек. У самой поверхности резвились маленькие стайки мелких цветных рыбешек; тихо покачивались лилии; над озером летали стрекозы и ярко-желтые бабочки. «Как в раю, — думала Анни, плавая „по-собачьи“ недалеко от берега. — Я буду приходить сюда каждый день, — решила она. — Летом купаться, зимой кататься на коньках».

Анни Маннинен

После купания девочки лежали на белом песке, который был привезен сюда откуда-то издалека. Они валялись на пляже и были счастливы. Если бы кто-нибудь подслушал их тихий разговор, то услышал бы примерно следующее:

— Давай будем приходить сюда каждый день и знаешь что — будем играть в домике по семь часов подряд, не меньше… Ага, если только мама отпустит… Да отпустит, конечно… И наварим варенья из шиповника… Как интересно нам будет!.. Очень интересно. И хорошо, что у меня есть та самая бумага, на которой написано, что я Эдельхайд… Давай будем с тобой вечно дружить, давай поклянемся…

Как?.. А вот так, соединим руки и скажем: «Дружба наша навсегда, ссор не будет никогда!»

Анни Маннинен

Вволю отдохнув, девочки решили набрать в лесу хворосту. В хвойном лесу нашлось много и шишек, которые Майкки складывала в полиэтиленовый мешок. Потом девочки вернулись на песчаный пляж и сложили хворост в одну кучу, чтобы взять его по дороге домой. Они еще раз выкупались и, очень усталые, растянулись на песке и задремали.

Анни проснулась, когда до ее слуха донеслись всплески воды и какие-то фыркающие звуки. Может, это Выдра?.. Или водяная крыса? А может, Большой Лягух или Малый Ворнанен?.. На какой-то миг Анни показалось, что она находится на реке. Но вот девочка открыла глаза и села. И только тут она вспомнила: они с Майкки на Кристальном озере, на белом песчаном пляже.

Справа выплывал надувной резиновый матрас. А на матрасе кто-то лежал. Сначала показались мозолистые пятки и толстые растопыренные пальцы. От нечего делать Анни принялась их считать: кажется, все десять. Потом обозначились шишковатые колени, толстые ляжки и большой круглый живот. Анни в упор смотрела на лежащего. У него была довольно большая голова, торчавший кверху к нос и густые, кустистые брови. Человек лежал, распластавшись на матрасе, и громко сопел.

Анни Маннинен

Анни не могла удержаться от смеха. Майкки тоже проснулась и села. От испуга она вскрикнула. Тогда плывший на матрасе проснулся, повернулся головой к берегу и посмотрел в сторону девочек. Взгляд его рассеянно скользнул по береговой линии, потом глаза вдруг широко распахнулись, и Уолеви Тёрхеля — а это был именно он — молниеносно сел на матрасе и зарычал.

Девочки вскочили. Уолеви Тёрхеля в этот миг плюхнулся с матраса в воду и — о ужас! — как высоко всколыхнулась в озере вода. Тёрхеля, но пояс в воде, побрел к берегу. И все время рычал, произнося нечто неопределенное:

— Како… чер… Дья… Са… та…

Он был похож на разъяренного льва. Или на тигра. На большого, толстого и разгневанного тигра.

«Неужели он и впрямь собирается на нас напасть?» — подумала Анни и, выставив вперед плечо, приняла оборонительную позу. Она вся так напружинилась, что напряглись даже косички, решительно торчавшие по сторонам. Анни было немного страшно, но она не собиралась спасаться бегством. «Будь что будет», — решила девочка. Тем более что она должна защищать Майкки, которая дрожала за ее спиной как осиновый лист. За какую-то долю секунды Анни взвесила свои силы и пришла к выводу, что хоть она и Эдельхайд, но справиться с таким противником ей, пожалуй, не удастся. Поэтому она выкрикнула пронзительным голосом:

— Эй, эй, эй, резиновый матрас! Лови матрас! Не подходи сюда, лучше вылови свой матрас!

И Анни указала вытянутой рукой на матрас, который уплывал все дальше от берега, подгоняемый волнами, поднятыми при падении его владельцем. Тёрхеля оглянулся и кинулся за матрасом. Хоть он и опять плюхнулся, но все-таки успел ухватиться за матрас рукой. Однако вместо того чтобы снова растянуться на нем и мирно продолжать дневной сон на своем озере, он повернулся лицом к берегу и явно приготовился к новой атаке. Анни стояла в воде, далеко от берега, и сердито махала рукой.

— Нет, нет, послушай, не ходи сюда! — выкрикивала она резким голосом. — Здесь нет никого! Ничего плохого здесь не случилось. Ты лучше плавай, плавай там!

Анни Маннинен

Но Уолеви Тёрхеля не намерен был больше плавать. Он приближался к детям, широко переставляя по воде ноги, живот его при этом так и колыхался. Первой он схватил дрожавшую Майкки. И хоть она отбрыкивалась как могла, он зажал ее под мышкой, а потом бросил на песок животом вниз. Затем он схватил Анни за косичку и несколько раз сильно дернул. Анни от боли чуть не вскрикнула и стала вырываться. Как только Уолеви отпустил косичку, Анни упала навзничь. Но тут же перевернулась и изготовилась для прыжка. Зарычав как собака, она вцепилась в правую ногу Тёрхеля и укусила.

Непонятно, как такое могло произойти с Майкки, только она тоже начала рычать и гавкать по-собачьи, а потом вцепилась в левую ногу Уолеви Тёрхеля. Много лет спустя, став взрослой, она с мучительной отчетливостью пом мила все это: как лаяла, как рычала и как укусила…

Все трое повалились на песок. Уолеви оказался внизу, он лежал на животе и пыхтел. Девочки как стальные пружинки вскочили на ноги и, отбежав на несколько шагов, стали наблюдать, что же предпримет теперь Уолеви Тёрхеля. Взявшись за руки, они стояли и смотрели, обе в одинаковых красных цветастых трусиках; у одной за ушами торчали смешные косички с красными бантиками, у другой была толстая, светлая коса, которая сейчас наполовину расплелась. Девочкам даже в голову не пришло убежать. Им казалось, что они одержали справедливую победу в неравной борьбе.

Анни Маннинен

— Я ведь предупреждала, чтобы ты не выходил на берег, — проговорила Анни запыхавшимся голосом. — Плавал бы там в воде, так был бы сейчас куда счастливей. Ведь здесь на берегу нет ничего. И никого нет.

Уолеви Тёрхеля все еще лежал на животе; казалось, что он изучает песок. Девочки даже подумали, что он о них просто забыл. Но вот Тёрхеля, пыхтя и сопя, поднялся на ноги и, весь красный от ярости, уставился на Анни:

— Ага, значит, тут никого нет! А вы что же, привидения, или как?

— Вот именно, — ответила Анни. — Мы самые настоящие привидения. Меня зовут Эдельхайд.

Уолеви Тёрхеля разразился сердитым хохотом:

— Хе-хе-хе-хе! Хох-хох-хо-о!

Анни Маннинен

Вдоволь нахохотавшись, он перевел дух и обрушился на них с руганью:

— Я ведь сто раз говорил что сюда нельзя приходить чужим детям… Я ведь говорил что на этих берегах не потерплю чужих выродков… я ведь говорил что заплатил за все за это большие деньги и что сюда запрещен вход всяким соплякам и мокрохвосткам здесь нельзя пачкать берега и загрязнять воду… Я ведь говорил что сюда нельзя никого приводить! Никого и ничего!

Бегая взад и вперед по песчаному берегу, он продолжал изрыгать ругательства:

— Проклятье… Приходят сюда всякие вонючки, скоро вся волость прибежит, все только и мечтают захватить мое озеро… Чер-р-т… Того и гляди, весь сельский приход тут соберется…

Уолеви Тёрхеля так кричал, что пот струился с него градом. Он был страшен в своем гневе. Но удивительное дело: девочки его уже нисколько не боялись, не трусила даже Майкки. Они смотрели на него со спокойным любопытством и удивлением. Анни даже надоела его брань, и она несколько раз нетерпеливо выкрикнула:

— Да перестань же. Смотреть на тебя противно. Возьми свой матрас и плыви себе дальше. Ничего плохого мы тебе не сделали, и это так же верно, как и то, что имя мое Эдельхайд.

Но в этот момент Уолеви Тёрхеля заметил приготовленные девочками сучья и шишки. Он с яростью стал швырять их под ближайшее дерево.

— Растаскиваете чужое добро! — кричал он. — Кто вам позволил собирать дрова в моем лесу?! Готовы обобрать человека до последней ниточки! Камня на камне не оставят, ни травинки ни хворостинки!

Анни Маннинен

Когда он перекидал весь хворост и все до единой шишки, то сразу как-то сник, схватился руками за голову и закричал тонким, плаксивым голосом:

— Жена! Жена! Помоги мне… На помощь, здесь воры…

На крик со стороны сада появилась худенькая женщина. Она бежала легкой трусцой. Голова ее была плотно повязана платком, а на руках были варежки. Она остановилась рядом с девочками и, тяжело дыша, смотрела на мужа, который рвал на себе волосы: потом он побежал к воде и плюхнулся на резиновый матрас. Он греб руками и жалобно выкрикивал:

— Все можете уносить! Все! И золу из печки тоже уносите!

— Что здесь происходит? — спросила госпожа Тёрхеля, с недоумением глядя на девочек. — Я там пчелами занималась. Стоит только отвернуться, как тут же явятся непрошеные гости и начнут воровать. Какие невоспитанные дети! Никакого понятия о приличном поведении. Должно же у человека быть хоть какое-то понятие. И кто только вас воспитывает?

— Смотря кого, — ответила Анни. — Меня, например, королева Элизабет и император Фредерик.

— Да ну? Ха-ха-ха! — презрительно рассмеялась госпожа Тёрхеля. — Уходите отсюда прочь!

Анни Маннинен

Анни порядком надоело слушать ее брань.

— Уважаемая госпожа, ваше поведение ниже всякой критики. За свое поведение вы получаете четверку[5], и то с натяжкой, — с достоинством произнесла Анни. — Будьте добры, прочитайте книгу Мими Миндербиндер «Как себя вести образованной женщине». Издано в 1904 году.

Госпожа Тёрхеля буквально поперхнулась от изумления. Она даже не нашлась что ответить этой дерзкой девчонке. А Анни и Майкки тем временем одевались не спеша, как взрослые дамы. Пора домой.

Они шли по лесу с величайшей осторожностью, стараясь ступать так, чтобы даже веточка не хрустнула у них под ногами. Вдруг, чего доброго, Уолеви придет в голову мысль отправиться за ними в погоню. Или госпожа выпустит своих пчел?

— А что, если Тёрхеля выстрелит нам в спину? — прошептала вдруг Анни, словно рассуждая про себя.

При этих словах девочек словно ветром подхватило. Они бежали мимо косматых елей, продирались через колючий можжевельник, перепрыгивали через кочки и пни… Даже выбравшись на дорогу, они продолжали бежать во весь дух, поднимая легкую пыль. Анни совсем позабыла про букет цветов, который собиралась нарвать для матери, и остановилась только возле самой реки. Они уселись на бережок отдохнуть, взмыленные и запыхавшиеся.

— И почему ты… почему обманула… будто у тебя… была… была… эта самая… бумага… что тебе разрешено… там ходить… — с трудом переводя дух говорила Майкки. — А этот дядька… он что… и есть… ответственность?

— Фи! — сказала Анни. Она снова начинала обретать свое привычное равновесие. — Это был злой тигр… который забрался… в рай.

Анни Маннинен

7


Анни Маннинен

Казарменная гора, казалось, была совсем близко, но когда девочки добрались до нее, уже смеркалось. Они брели устало, как две старушки. Майкки сразу заторопилась домой — она уже и так сильно опаздывала — и как мышка юркнула в дверь. Анни же осталась стоять во дворе. Теплый августовский ветер шуршал в ветвях клена, обдавая прохладой раскрасневшееся лицо Анни. Она обошла свой дом и свернула на дорожку, которая вела к домику Муттиски. Подойдя к двери, девочка услышала песню. Постучавшись и не получив ответа, Анни прошла через коридорчик и переступила порог кухни. Муттиска стояла у плиты и что-то помешивала в большом котле. Языки пламени освещали старушечий лоб, весь изрезанный глубокими морщинами, и седую прядку волос. Муттиска пела слегка дрожащим, но ясным голосом:

Мальву мы возьмем для мази.

Если кто-то напроказил

И себя поранил вдруг.

Вот звездчатка, вот горошек.

Будет наш отвар хорошим.

Коль цветок добавим серный,

Будет наш навар целебный.

Хо-хой!

Травка эта вас излечит

От змеиного укуса.

Для приправы — мирт пахучий.

Хо-хой!

Это — травка-мурава,

Чтоб не болела голова.

Подорожник и калган

Пусть помогут вам от ран.

Щербина и мерея, узик и осока

Нам подбавят сока.

Хо-хой-!

Тысячелистнику скажем хвалу

И кинем в отвар эту чудо-траву.

Хо-хой!

Дальше идут своей чередой

Кашка, ромашка, арженец луговой.

Пушица, и мятлик, и чертополох,

Да и пустырник тоже неплох.

Тимьян с астрагалом и валерьяна

Наладят здоровье вам без изъяна.

Хо-хой!

Да не забудьте про розовый корень.

Пусть исцелится всякий,

Кто болен!

Хо-хой!

Анни Маннинен

Анни слушала затаив дыхание. Она лихорадочно старалась запомнить слова этой песни, потому что Муттиска все равно ни за что не согласится научить ее таким заклинаниям. Ведь в этой песне содержался рецепт какой-то целебной смеси. Анни уселась на пол за спиной Муттиски и — вся внимание — в ожидании скрестила на груди руки. Но Муттиска перестала петь. Она только молча помешивала свое варево, потом проговорила, даже не повернув к Анни головы:

— Ну, как ты поживаешь, Анни? Что у тебя нового? Только запомни, деточка, ты должна всегда стучаться, прежде чем входить в дом.

Анни принялась торопливо объяснять:

— Я постучалась, я два раза постучалась, но ты не слышала, потому что ты пела. Готовишь тут какое-то волшебное зелье. Распеваешь тут свои заклинания…

— Никакое это не волшебное зелье, — сказала Муттиска. — Это отвар, дары самой природы, здесь все ее чудодейственные соки, которые помогают мне врачевать раны животных. Иногда это и некоторым людям помогает… А волшебства на свете нет, деточка. Есть только чуткость, доброта и чуткость, и еще умение видеть насквозь. Хм… Так вот, нелегкое это Дело — исцелять.

Анни Маннинен

Сдвинув в задумчивости брови, Муттиска смотрела на свой отвар и напевала:

— Ур-рааа! Ур-раа!

Поднимем паруса,

И шхуна наша

К дому поплыла…

Ла-ла, ла-ла, ла-ла,

Реллу-марей, ла-ла-ла…

Хотя Муттиска и была сегодня не в лучшем расположении духа, Анни все-таки осмелилась и робко спросила:

— Эту целебную мазь ты готовишь на тот случай, если дикие животные пойдут отвоевывать Лехилампи? Вдруг там будет много раненых, когда горностаи станут отбиваться?

Но Муттиска ничего не ответила на вопросы Анни. Она перестала даже напевать свою любимую песенку про шкипера. И тогда Анни принялась рассказывать ей про то, как они с Майкки ходили сегодня на Кристальное озеро, где живут господа Тёрхеля. Муттиска с рассеянным видом помешивала свой отвар, но рассказ Анни она явно слушала, так как произнесла в ответ низким грудным голосом:

— Вот как. Так, значит, вас там принимали. Но ты не горюй, это ведь искусственное озеро. Уолеви Тёрхеля такой человек: если попался ему на глаза — добра не жди. Есть на свете такие люди, и чем раньше ты поймешь это, золотко, тем лучше… И подумать только: он ведь тоже живая душа… Да-а, как ни прискорбно, но это факт: и Уолеви Тёрхеля — творение господне.

Анни Маннинен

Потом Муттиска долго молчала, глядя на огонь.

— Но ты больше туда не ходи, — сказала она наконец.

— Не пойду, — ответила Анни. — Я просто подумала, что можно поиграть, раз там стоит такой красивый детский домик.

Однако Муттиска уже не слушала Анни. Честно сказать, она, кажется, совсем забыла про ее существование. Огня хозяйка не зажигала, и домик освещался только бликами пламени из-под котла с травами. Анни подумала, что теперь ей, пожалуй, пора уходить. Муттиска опять пребывала в каком-то ином, своем мире. Иногда так случалось, и тогда Муттиска была совсем как глухонемая.

Возле крыльца Муттиски Анни заметила какое-то странное создание. То ли гусеница, то ли бабочка, сантиметров пятнадцати длиной. Туловище этого существа было зеленое и членистое, как у гусеницы, но на голове у него были усики, как у бабочки. Пока Анни с удивлением разглядывала диковинное насекомое, оно выпустило вдруг маленькие прозрачные крылышки, вспорхнуло и, зажужжав, полетело куда-то под кружевную сень молоденьких сливовых деревцев.

«Дракончик, сын Змея Горыныча, — мелькнуло в голове у Анни. — Сторожит здесь Муттиску». И Анни подумала, что когда этот Дракончик вырастет, он, быть может, умчит ее на своей спине далеко к звездным мирам.

Анни Маннинен

Анни шла по тропинке, которую понемногу окутывала темнота. Дом на Казарменной горе возвышался перед ней в сумерках прохладного вечера как большой деревянный ящик. Почти во всех окнах уже горел свет. Было даже страшно подумать, сколько людей хозяева поместили в этом доме. А что, если он когда-нибудь не выдержит да и рухнет вместе с жильцами? А ведь какая-нибудь богатая семья одна занимала бы целый такой дом… Вот какие мысли родились в голове у Анни, пока она брела по дороге домой. Почему-то ей стало необъяснимо грустно и тоскливо, и, чтобы приободриться, она заглянула к Тэри. Пес стоял возле своей конуры какой-то настороженный.

— В мире творится что-то особенное, я испытываю такое странное беспокойство, — сказала Анни, обращаясь к Тэри.

— Точно, и у меня тоже тревога, — сказал Тэри и обнюхал ноги девочки. — Ты куда же это ходила? Далеко, наверно. Такой странный запах.

— Ой, я сегодня столько обошла, — устало ответила Анни. Ей не хотелось второй раз рассказывать, где она была и что с ними случилось, тем более что дома ей придется еще раз пересказать все это маме. — Мне кажется, что именно сегодня ночью совершится нападение диких зверей на Лехилампи.

— Что-то такое ожидается, — сказал Тэри. — Недаром эта черноглазка сегодня целый день шпионила за мной, дескать, не приходил ли сюда кто-нибудь.

— Юлкуска-то?

— Да так, кажись, ее люди зовут, — кивнул Тэри.

— Я только не понимаю… Ей-то что за дело? Не ее же это озеро, Лехилампи.

— Ну-у, как сказать… Озеро ведь лежит посреди глухого леса, недалеко от болота, так что поди знай чье оно, — рассуждал Тэри. — Я ведь в таких делах ничего не смыслю. Что я вижу? Один только наш двор. Разве что иной раз какой-нибудь добрый человек выведет меня за ворота прогуляться. Вот и всё.

Анни Маннинен

В голосе Тэри прозвучал упрек, и Анни торопливо сказала:

— Завтра я пойду с тобой погулять, обязательно пойду. В последние дни у меня было столько всяких хлопот.

— Известное дело, у всех свои хлопоты, — глухо проворчал Тэри. Тон у него был обиженный.

Анни попрощалась с Тэри как можно теплее и пошла домой. На лестницу со всех сторон доносились аппетитные ароматы готовящегося ужина; где-то кипела вода и шел сильный пар; за дверьми раздавались взрослые и детские голоса, и каждая дверь имела свой особый запах. Малыш Таави опять сидел на горшочке в углу лестничной площадки. Тут Анни вспомнила, что она утром обещала погулять и с Таави; обещание осталось невыполненным, и Анни почувствовала угрызения совести. Завидев Анни, Таави весь просиял и отчетливо выговорил:

— Мам-мам.

— Ты что, Таави, я ведь тебе не мама. — сказала Анни. — Ты уж прости меня, что я сегодня с тобой не погуляла, не отвезла тебя в колясочке на мост. У меня так много… тех, кого надо выводить на прогулку. Да и вообще у меня ужасно много работы. — Анни погладила Таави по головке и взбежала на свой этаж.

Мама и Лассе уже сидели за столом.

— Где же это ты до сих пор ходишь? — спросила мама и строго посмотрела на Анни. — Лассе битый час искал тебя у реки. Чего только я за это время не передумала!

— А она, конечно, опять по лесам бродила, — сказал Лассе, прихлебывая суп. Одновременно он ухитрялся читать спортивную книгу.

— Не надо уходить далеко от дому, доченька, здесь всякие подозрительные люди бродят, — сказала мама, ставя перед Анни тарелку с супом.

Анни Маннинен

Анни принялась рассказывать про свои путешествия. Как хорошо заученный урок, она пересказала все, утаив только, что укусила Уолеви Тёрхеля за ногу. И про то, что Майкки была с ней, она тоже не обмолвилась ни словом. Это дело самой Майкки.

— Ай-ай-ай! — воскликнула мама и озабоченно посмотрела на Анни. — Надеюсь, господин Тёрхеля не подозревает, что ты из этого дома? А то мы можем вылететь отсюда. Чтобы ты больше туда не ходила и никому не рассказывала про свои приключения — запомни раз и навсегда. Да и вообще… Не надо заглядывать во двор к богатым людям. Они этого не любят.

— Ноги моей там больше не будет! — сказала Анни. — Да и озеро это, оказывается, искусственное. Хотя сад там такой чудесный. Я даже стишок сочинила:

В том прекрасном саду

Встретишь ты резеду.

Там цветут в изобилии

Королевские лилии.

На розе пурпурной

Сверкают слезинки.

Будто жемчужинки

Эти росинки!

Тут царские кудри,

А тут аконит…

Каждый цветок тебя

Так и манит!

Огнем полыхает маковый цвет.

Каких только красок

В саду этом нет!

— Ну будет, будет… — сказала мама и усмехнулась. — Ишь, какая у них благодать. Зато у нас на дворе растут ноготки. А на следующее лето мы с тобой посеем еще что-нибудь.

— Ага, — сказала Анни, с сонным видом доедая свой суп. Только теперь она ощутила, как сильно устала сегодня. Кое-как вымывшись, девочка повалилась на свою постель в нише и мгновенно заснула — будто провалилась в черную пропасть.

Анни Маннинен

8


Анни Маннинен

Во сне Анни вдруг стала такой невесомой, что неожиданно поднялась в воздух и без всяких усилий, легко и свободно, перелетела через всю комнату к окну. Окошко тихонько открылось, и в комнату просунулась голова лошади. Она вся была окутана паром, но это был не горячий банный пар, а скорее туман, прохладный и мягкий. Анни продолжала парить в воздухе, она чувствовала себя удивительно легкой. «Я, наверно, сейчас вешу ну граммов сто, как кулечек карамели», — подумала Анни.

Лошадиная голова выглядела очень симпатично. Морда словно из шелковистого бархата, причем такая умная и чуткая. А глаза! Темно-коричневые, глубокие, задумчивые и до того ясные, что когда Анни в них посмотрела, ей стало так хорошо и тепло, словно она погрузилась в мягкую вату.

— Надеюсь, я тебе не помешаю, милая маленькая барышня, — проговорил конь глубоким, полным достоинства голосом. — У меня к тебе дело. Но я могу прийти и в другой раз, если я тебе мешаю. Я всегда стараюсь никого не обижать и никому не мешать. А если я вижу, что кого-то огорчил или кому-то досаждаю, то сразу отхожу в сторонку.

— Ты мне вовсе не мешаешь, — сказала Анни и невольно рассмеялась. Было так забавно висеть в воздухе. И подумать только: она ведь живет на третьем этаже, а за окном на улице стоит конь! — Почему от тебя идет такой пар?

— Я очень сожалею, барышня, но надеюсь, этот туман тебе не мешает? Меня зовут Конь Туман. Правда, иные насмешники называют меня Конь Обман, потому что я последний представитель диких лошадей во всей Европе, но я прощаю таких зубоскалов. Видишь ли, я только что поднялся с болота. С Черного болота — Мустасуо. Там холодновато, на болотах ведь всегда прохладно в конце лета. А про зиму уж и говорить нечего, — при этих словах Конь тяжело всхрапнул. — Когда поднимешься с болота в нормальный воздух — а здесь ведь всегда теплее, — сразу начинаешь исходить паром. Хотя, с другой стороны, я ведь и создан из тумана. Или из обмана, как тебе будет угодно.

Анни Маннинен

— Так ты поднялся с болота? — переспросила Анни. — С того самого Черного болота, где я когда-то собирала рыжики и кукушкины слезки? Куда еще переселились лягушки? И где живет Принц?

— С того самого, — кивнул головой Конь. — Очень скоро ты все поймешь. Мне поручено доставить тебя на это болото. Но чтобы ты не боялась, я немножко расскажу тебе про себя. Я принадлежу к копытным. И знаешь, я очень обстоятельно изучил наше родословное древо. Когда-то, на заре жизни, в давние-давние времена на земле жили первобытные копытные животные. Однопалая лошадь произошла от своей пятипалой прародительницы. Сначала усох большой палец — и лошадиная стопа стала четырехпалой, потом исчез мизинчик — и лошадь превратилась в трехпалую. Ты, наверно, слышала, какие стадии развития мы претерпели: Эогиппус, Мерикгиппус, Гиппарион и наконец — современная лошадь. Наши предки, конечно, не называли себя такими именами. С чего бы? Они знай себе скакали да ржали. И только потом, уже позднее, появилась однопалая культурная лошадь, как я. Я увлекаюсь науками, философией и даже сочиняю стихи. Вот послушай:

Когда я крылья обретаю,

Я к небесам бег направляю.

И пусть увидит человек,

К земле прикованный навек,

Звездокопытную красу,

Ту, что я в небо унесу…

Анни Маннинен

В этот момент кто-то прервал Коня. За окном раздался деловитый, чуть мяукающий голос, и на подоконник прыгнул большой черный дикий кот с гладкой, блестя щей шерстью.

— Послушай, Конь Обман, сейчас не время разводить поэзию! Сейчас надо действовать, да живее. А это означает, что девочку надо доставить на болото самым бережным образом, то есть на твоей спине… Вот так-то, девица-красавица, я лично живу не на болоте, я совершенно здравомыслящая, разумная личность. Никто не может загнать котов в болото, да и вообще кошки никому не подвластны… Ну да ладно, не об этом речь. Я занимаюсь реальными делами здесь на земле. Для общей пользы. Меня зовут Лесной Кот.

— Ладно, ты занимайся, а я пойду, — сказал Конь.

— Никуда ты не пойдешь, — грубовато оборвал его Кот. — Я ведь тоже мог бы долго расписывать свою родословную и опровергать те странные слухи, которые распространяют про нас, лесных котов. Но времени на это нет. Вот и сейчас, например, я один должен думать о практической стороне дела. Наш друг Конь Туман слишком склонен к размышлениям и созерцанию.

— Вот, вот. Скажи еще, что никто меня терпеть не может, — проговорил Конь.

— Да перестань ты, не прикидывайся мучеником, именно этого я в тебе не терплю, — ответил Лесной Кот. — Встань-ка ты, девочка, на подоконник и усаживайся Коню на спину. Хоть он и любит поговорить, но зато надежный скакун, пройдет сквозь огонь и дым…

Легкая, как бумажный змей, Анни перебралась на подоконник рядом с бегонией и скользнула на темную спину Коня Тумана. Он парил в воздухе, а Лесной Кот стоял у него на спине, распушив хвост. Вдруг Анни заметила, что прямо перед ней сидит Муттиска. Кот привычно прыгнул к ней на плечо и что-то шепнул на ухо. Потом он обернулся и сказал Анни:

— Ты не обращай внимания, что Муттиска все время молчит. В этих ночных делах вы, люди, не должны произносить ни слова, иначе чары могут разрушиться. Ты имеешь право разговаривать только с теми, кто вышел из болота. И ничего не бойся. Сегодня у нас самые обычные ночные дела.

— А я и не боюсь, — ответила Анни с некоторой обидой в голосе — дескать, чего мне бояться? — и уселась поудобней. Лошадь задрожала и понеслась вскачь по воздуху. Анни постаралась придать своему лицу будничное и даже безразличное выражение, словно и для нее эта ночная езда верхом на Коне Тумане была совсем обычным, каждодневным занятием. Про себя она, правда, удивилась, почему это у Муттиски шерстяная кофточка надета шиворот-навыворот, а туфли обуты не на ту ногу — левая на правой, а правая — на левой ноге. Анни промолчала и сделала вид, что ничего не замечает. А через некоторое время она не удивлялась уже и тому, что ее собственная ночная рубашка тоже одета на левую сторону. Мама когда-то вышила на рубашке ее имя — АННИ, но теперь оно читалось наоборот — ИННА.

Анни Маннинен

Скача галопом в темноте ночного неба. Конь продолжал негромко рассказывать:

— Как я уже говорил, я последняя дикая лошадь во всей Европе. Сто лет я провел в этом болоте, и моя масть напоминает теперь цвет болотной земли, но когда-то раньше, давным-давно, в молодости, мой цвет был светло-желтым. Я был вожаком в табуне.

Анни Маннинен

В древние времена своим призывным ржанием я соблазнял домашних кобылиц. Они перебегали с крестьянских пастбищ ко мне в табун, и за это крестьяне рассердились на меня, поймали и утопили в болоте. Но я не горюю. Я доблестно отстаивал свою конскую честь, а в болоте я сделался вечным. Ну что человек смог бы без лошади? Я знаю, что индусы, китайцы, ассирийцы, вавилоняне и египтяне использовали нас, лошадей, еще в двухтысячном году до нашей эры… Что до меня, так я, признаться, никогда особенно не любил людей…

Муттиска и Лесной Кот совсем не слушали Коня Тумана; они знай себе дремали в рассеянности, мирно покачиваясь верхом на лошади. Они наверняка уже тысячу раз слышали все эти истории. Анни тоже задремала под тихий рассказ Коня и проснулась потому, что скачка перешла в головокружительный галоп. Конь запел, всхрапывая и оглашая воздух громким ржанием:

Я воителей носил в своем седле,

Я поэтов мчал

На утренней заре…

А теперь я хочу отдохнуть,

Нежно боком к тебе прильнуть,

О подруга!

Так давай же скорее в путь!

Вот за тот голубой окоем…

Там мы будем с тобой вдвоем!

Анни Маннинен

— Охо-хо! Миу-миу! — промяукал Лесной Кот и потянулся, очнувшись от дремоты. — Опять он завел свою песню. Видать, почуял где-то подругу… Эй, что делаешь?.. Тпру-у, тпруу! Куда ты мчишься, Конь Обман, нам ведь на север! На север!

— Полле, Полле, — тихим, успокаивающим голосом зашептала Муттиска в ухо Коню. — Золотце. Нам же на север надо. На север. Вот так.

Конь почти успокоился, лишь бока его чуть вздрагивали. Конь Туман послушно направил свой воздушный галоп прямо на север, к болоту Мустасуо.

— Ага, там нас уже ждут, — заметил Кот.

Анни Маннинен

Анни снова напустила на себя будничный вид. Она предполагала, что на Черном болоте, конечно, соберутся ведьмы, и они должны видеть, что она, Анни Маннинен, тоже не новичок в колдовских делах. Но то, что она увидела на Мустасуо, так поразило Анни, что от изумления она разинула рот.

Конь мягко опустился на край болота, и Анни огляделась. Хорошо, что взошла луна, иначе в кромешной тьме она увидела бы только зеленовато-желтые точки — глаза Лесного Кота. Никаких ведьм на болоте не оказалось. На камнях, на кочках и под деревьями расселись лисицы, ласки, хорьки, норки, бобры, кроты и куницы, а за одной болотной кочкой Анни заметила голову своего старого знакомого — Большого Лягуха. И похоже, эти звери пребывали сейчас меж собой в полном согласии. Посреди болота в зеленом костюме стоял красивый, стройный юноша.

— Это Болотный Принц, — шепнул Лесной Кот.

— Удивительно благородный человек, — вздохнул Конь Туман.

— Добро пожаловать к нам на болото, барышня Инна, — проговорил Принц низким, чуть хриплым голосом и заглянул, как показалось Анни, прямо ей в душу.

Анни Маннинен

Глаза у Болотного Принца были зеленоватые, но совсем не такого оттенка, какой встречается у людей, например у самой Анни. Зеленые глаза Принца были как тяжелая болотная вода, с лихорадочным блеском, и такие же глубокие, как круглые омуты в трясине. Анни не могла оторваться от этих глаз. Она присела, сделав книксен, и завороженно уставилась на Болотного Принца.

— Ты красивое маленькое создание, Инна, — проговорил Болотный Принц и как-то странно посмотрел на Анни. — Ты, наверное, слыхала уже легенду про меня и про юную девушку Лийзу?

— Да, — шепнула Анни. Ну конечно, она читала знаменитую сказку про Болотного Принца и Лийзу. В этой сказке Болотный Принц чарами своего волшебного голоса завлекает Лийзу на болото и затягивает ее к себе, на дно болотной трясины… Девочку передернуло от ужаса, как, впрочем, и всякий раз, когда она читала эту сказку.

Анни Маннинен

— Эта история — самая настоящая быль, хотя люди превратили ее в сказку, — продолжал говорить Принц тихим голосом. — Произошло это триста лет тому назад… Я позвал, и Лийза пришла ко мне на болото. Я подожду десять лет, и через десять лет я позову тебя. И ты придешь ко мне, я знаю.

— Нет, я не могу! — вскрикнула Анни с таким ужасом и так громко, что все звери на болоте заволновались. — Я стану… Ну как это… Я стану личной секретаршей!

— Вот как. — холодно сказал Болотный Принц и надменно опустил веки. Больше он не обращал на Анни ни малейшего внимания. Это даже чуточку уязвило Анни, потому что еще никогда в жизни она не встречала такого красивого, статного, такого обворожительного молодого человека. Но с другой стороны, она испытывала величайшее облегчение при мысли, что ей удалось избежать участи Лийзы. Теперь Анни не смела даже взглянуть в сторону Болотного Принца.

— Будьте добры и располагайтесь здесь на болоте самым удобным для вас образом, — обратился к собравшимся Болотный Принц, раскланявшись вежливо и церемонно. — Я к вашим услугам, если вам понадобится моя помощь. Только позовите.

Болотный Принц сошел с кочки, и трясина тут же поглотила его. Анни вскрикнула.

— Ты что! Он же живет в болоте, там его царство, — сказал Лесной Кот.

Анни Маннинен

Муттиска куда-то незаметно исчезла в темноте, но Конь Туман стоял самой кромки болота, весь трепеща и громко переводя дыхание. Он раскрыл рот, засопел и сказал:

— Надеюсь, меня тоже примут в эту компанию неприрученных зверей, хотя в нынешние времена наш род используется больше всего в качестве домашнего скота. Но ведь я последняя дикая лошадь во всей Европе!..

— Да перестань ты, надоело! Сто раз уже мы это слышали, — раздраженно фыркнула Куница.

— И нас, лошадей, людям так и не удалось до конца приручить, — продолжал говорить Конь Туман, ничуть не смущаясь, лишь бросив на Куницу укоряющий взгляд. — Человек всегда относился к нам с уважением и даже с некоторым страхом. Об этом можно судить по тому, сколько скульптур с нас сделано. Сколько дворцов, кафедральных соборов и триумфальных арок украшено нашими изваяниями! Иногда нас изображают устремленными ввысь, к небесам, порой даже крылатыми. Нас ваяли из золота, мрамора, слоновой кости. А разве счесть легенды, которые про нас сложены? Будь мы совершенно ручными, то всего этого, конечно, не было бы. Ну скажите, например, украшает ли изображение собаки хоть одну триумфальную арку?

— Какая чушь! И не все ли равно, изваяли тебя люди или нет, — буркнула молоденькая Норка с холодными язвительными глазками.

Анни Маннинен

Крупная огненно-рыжая Лисица протявкала, сидя под елкой:

— Ну уж не скажи, Конь Туман! Про тебя совсем не так много басен создано, как про меня. Я ведь настоящая героиня, я и ловкая плутовка, и хитрая воровка. Но так изображать меня несправедливо и, прямо скажем, бессовестно. Мое меню, правда, довольно разнообразно… Да не волнуйтесь вы так, мелкие зверюшки. Сидите себе спокойно. Во время таких сборищ, как сегодня, я питаюсь одними лесными ягодами. Но только не рябиной.

— А я тебя не боюсь, — сказал маленький Хорек, притулившись возле камня. — Я могу взбираться вверх по отвесной стене, а ты, Лисица, этого не можешь. Но всего больше я люблю свободно и привольно бегать по перелескам и оврагам. А может, этот маленький человечек хотел бы послушать про мои приключения, про мои удалые охотничьи набеги, а? Моей страстью являются лягушки…

Услышав это, Большой Лягух подпрыгнул и плюхнулся прямо в карман Анниной ночной рубахи. Да так там и остался. Хорек проводил равнодушным взглядом перепугавшуюся лягушку и продолжил:

Анни Маннинен

— А еще я умею рыбачить и ловить раков. А когда на заре я возвращаюсь домой, то непременно опустошу пару птичьих гнезд, из тех, что эти глупые птицы устраивают прямо на земле. Иногда я нападаю и на змей, а потом забираюсь на вишню, полакомиться на десерт ягодами.

— Нам, мелким хищникам, приходится быть очень смелыми, — проговорила Мама Ласка, которая как раз проходила мимо со своими детенышами. Они шли цепочкой один за другим, уцепившись зубами за хвост впереди идущего. Вся эта процессия описала небольшой полукруг и уселась на кочке у самого края болота. — Я не боюсь нападать даже на крупных животных. Могу схватиться и с собакой.

Из-под высокой елки выскочил Заяц и забарабанил, затараторил:

— Меня, конечно, ни в грош не ставят. Но я все равно скажу вам, что, передвигаясь саженными скачками, я могу развить довольно приличную скорость. Если я мчусь по дороге, я способен преодолевать большие расстояния со скоростью шестьдесят километров в час и больше. Я могу бежать даже впереди несущегося автомобиля.

— Мы ведь не на автомобиль собираемся нападать, хотя я согласна, что это отвратительнейшее создание, — сказала Норка, которая уже давно слушала эти хвастливые излияния с холодным, горделивым видом. — И перестаньте болтать. Я лично прячу тайны своей жизни в сумраке ночи и в труднодоступных местах. Мой род таинственный и загадочный и таким останется навсегда. Но между прочим, цель нашего сбора — наметить план действий, а не расхваливать себя. Какие будут предложения?

Анни Маннинен

— Но позвольте, — упрямо продолжал Заяц. — Я только хотел заметить, что польза бывает и от тех зверей, которые не обладают очень острыми зубами. И которые не поедают других в угоду своему животу. Я вот, к примеру, очень хитрый. Прежде чем прилечь днем поспать, я обегу кругом всю местность, натопчу много следов, чтобы сбить с толку возможного преследователя, а потом — прыг! — и длинным махом я приземляюсь под куст отдохнуть. Нас, зайцев, ведь так много стреляют только из спортивного интереса. А будь люди настоящими друзьями природы, у нас, веселых зайчишек, была бы совсем иная судьба!

— Ну знаете, звери, мы слишком заболтались, — прервала его Лисица. — За разговорами мы забыли про главное. Стыдно даже, к нам ведь люди пришли. Муттиска-то, конечно, знает нас всех, как свои пять пальцев, а вот что подумает про нас эта маленькая девочка? Мы совсем позабыли про дело, ради которого сюда собрались.

Анни Маннинен

— Горностай — рыцарь разбоя! — выкрикнул вдруг Заяц. — Он сеет смерть и ужас! И у него такая натура, что он не знает страха, не боится никакого зверя! Не дрогнет даже перед человеком!

— Ах, правильно! — отозвалась Лисица. — Теперь и я вспомнила. Это ведь тот Горностай, который называет себя Князем Горностаем. Именно насчет него нам нужно было посоветоваться. И насчет того, что берега реки и сама вода в реке стали ужасно неприятными, просто пить невозможно. Надо уходить, переселяться в другие места — что нам еще остается? Верно я говорю?

— Совершенно верно, — подтвердил решительным голосом Лесной Кот, который все это время держался в сторонке и почти слался с ночной темнотой. Только глаза его остро светились в болотной тьме. — Что, если я возьму бразды правления в свои руки? В голове у меня есть кое-что, недаром ведь я был когда-то домашним котом. И я кой-чему научился от людей. Итак, начнем наше совещание.

Анни Маннинен

И в тот самый момент Анни, сидевшая под большим можжевеловым кустом, поняла, что Лесной Кот и есть кот Матти, который в прошлом году сбежал от Лихоненов и которого Майкки зря проискала целый месяц. Каждый вечер приходила она на опушку леса и звала его, звала, но напрасно… В конце концов решили, что кот Матти либо попал под машину, либо погиб от кошачьей чумы. «Ой, что же теперь будет?» — с тревогой подумала Анни.

Лесной Кот с деловым, важным видом занял место в центре круга, хотя Лисица все еще продолжала ворчать:

— У меня и без человека вполне достаточно природных талантов и врожденных способностей… Я умею приспосабливаться к условиям, умею лавировать. Мне приходится изворачиваться, прибегать к хитрости, потому что я отлично знаю, во что ценится моя шкурка… Так что я тоже могла бы председательствовать…

Анни Маннинен

Лесной Кот не обратил на ворчание Лисицы ни малейшего внимания. Он кашлянул в кулак и заговорил:

— Горностай, который почему-то стал с некоторых пор величать себя громким титулом Князя, захватил в свое владение озеро Лехилампи, то есть тот самый водоем, куда все присутствующие здесь звери намерены были переселиться по той причине, что река и прибрежные окрестности стали непригодны для жизни. Река окончательно загрязнилась и причиняет животным массу неприятностей. Я думаю, что город подошел к реке слишком близко. Причины этого явления нам неведомы. Ведь мы ничего не рассчитываем, не прогнозируем, не планируем, не ведем статистических исследований, мы просто живем, и все тут. Мы смутно сознаем, что что-то кроется за этим неблагополучием. Но об этом не будем сейчас Говорить. Мы поговорим о том… Что же я хотел сказать?.. Ах да, поговорим о том, что этот самозванец Князь Горностай сидит на берегу Лехилампи в большом дворце, а его сородичи и приспешники охраняют озеро с оружием в руках. Они наворовали этих «пушек» у маленьких мальчишек; говорят, там уже целый арсенал. Пока они стреляют для забавы, подбивают разную водоплавающую дичь и прочих птиц: Чомгу — большую поганку, Козодоя и даже Кликуна, лебедя. При каждом выстреле над озером стелется голубоватый дымок и летят перья. А в лесу они бьют из своих «пушек» все, что только на глаза попадется. Ласка, Выдра, Черный Хорь и даже Еж могут стать их жертвой. Стоит только приблизиться к озеру, как сразу стреляют в воздух, вроде предупреждают: не ходи! Но этому надо положить конец. Мы пойдем и заявим негодяю Горностаю, что он должен отказаться от своих привилегий, от исключительного права владеть озером Лехилампи!

Анни Маннинен

Со всех сторон послышались одобрительные выкрики, и даже Большой Лягух осмелился высунуться из кармана ночной рубашки Анни и проквакал:

— Горностай — царь разбоя. Он сеет смерть и ужас! Он кровожадный, он убивает убийства ради!

— По-моему, все ясно, — сказала Мама Ласка. Нас так много, что им такую силу не одолеть. Окружим дворец и изгоним тирана на край земли. А все его ружья и «пушки» побросаем в болото.

Звери были очень воодушевлены и полны смелости. Лесной Кот попросил слова, и все в один голос закричали:

— Говори!

И Кот сказал:

— Я хотел бы спросить, каково на этот счет мнение Дитя Человеческого. Люди ведь веками ведут подобные войны.

К своему удивлению, Анни ощутила, что рот ее раскрылся, и она произнесла звонким и серебристым, как колокольчик, голосом:

— Раз и птицы стали жертвами тирана, их тоже надо позвать в этот поход. Подумайте, какое впечатление произведет это крылатое войско!

Анни Маннинен

Все поддержали предложение Анни и дали священную клятву, что ни один хищник — ни большой, ни малый — не тронет ни одну птаху — ни большую, ни малую, — пусть даже она скачет у него под самым носом. Выслушав дружную клятву, Анни двинулась вперед, словно подхваченная мощным порывом, поднялась на высокую скалу и запела. Она пропела свою песню на восток и на запад, на север и на юг. И когда Анни пела, она была полна величия и силы, как настоящая Повелительница Лесных Духов:

Ой вы птицы, ветром гонимые!

Вы летите ко мне, родимые.

Смелее крылом машите.

Все на болото спешите.

Про страх и робость забудьте.

Гостями нашими будьте.

Краснозобая Гагара,

Кукша, Иволга!

Курочка-Камышница.

Козодой и Сыч Лесной!

Флейтой звонкой отзовись

Мне Малиновка-Зарянка.

Прилетай за ней Хохлатка,

Славка, Луговой Конёк,

Пеночка-Весничка,

Сокол Ястребок.

Кликни, Ворон, клич свой зычный.

Протруби, Журавль, тревогу.

Чтоб слетались на болото

Крохаль, Каменка, Овсянка,

Чтоб Кулик был — Перевозчик,

А за ним чтоб Черный Стриж.

Все ближе шорох птицекрылый,

Все громче птичий пересвист…

Летней ночью темною

Над землей огромною

Радость плещется в груди.

Песню сердца птичьего

Слушать выходи!

Анни Маннинен

И именно так, как говорилось в песне Анни, стал усиливаться птицекрылый шорох, наполнив собою весь лес вокруг болота. Пернатые слетелись на зов девочки со всех сторон света. Они расселись по веткам, по камням и кочкам, не испытывая ни малейшего страха в присутствии хищников… Птицы чирикали, чистили перышки после полета, взлетали, подпрыгивали, щебетали… Гомон стоял неумолчный. Забравшись на макушку высокой ели, Ворон громко заговорил:

— Корпп… кронк… клонг… Бояться меня никому не надо, хотя я и летаю по пятам за волком. Я вам горя не доставлю. Ведь я веселый парень. Я умею передразнивать даже кукушку, эту легкомысленную вертихвостку.

И действительно, неожиданно Ворон испустил на весь лес звонкое «Кук-куу!».

Анни Маннинен

Ничего подобного Анни никогда в жизни своей не видела и не слышала. Даже бывалый Лесной Кот усмехнулся:

— Ай да шельмец, ай да ворон!

— Хьють-ли-плис-плоо, тиу-лиу, тиу-лиу — прокричала Иволга. — Зимую я на Мадагаскаре, но летом меня тянет в тенистую рощу, поближе к светлой воде! Хочу на Лехилампи! На Лехилампи!

— На низинных покосах из-под ног путника нередко пугливо взлетает маленькая серенькая птичка, и эта птичка — я! — пропищал луговой конёк. — Ви-вии-ви!

Потом перед Анни деловито прошествовал щегол, на нем был щегольской, очень веселенький, цветистый наряд, и песенка его лилась звонкой трелью: дьюй-дудли-дудли-теп…

— Я тоже хочу на Лехилампи, где по берегам стоят стройные камыши, — сказала камышевка-барсучок. — Моя бодрая песенка оживляет сумерки летней ночи: кати-кати-псили-и, тр-тр-тр! Пси-ли, тр-тр-тр!

— Летним вечером, в сумеречной прохладе, на сосновых перелесках журчит и моя любовная песенка: р-р-р-р-р-р-р, — нашептывал козодой прямо в ухо Анни.

Анни Маннинен

С маленького мохового болотца вдруг донесся звонкий металлический голос: крик-крик… Там, в укромных зарослях, купался чирок-свистунок. Но вот с верхушки елки раздался глухой голос лесного мохноногого сыча:

— Бу-бу-бу-бу. Ночью охотиться буду. Добычу себе добуду. Залечу хоть на хутор, хоть на двор, поближе к сараям, скользну беззвучной тенью…

Еще до слуха Анни долетела печальная призывная песнь: сии-пиин… Так пел серенький куличок, и песня его кончалась тонким, пискливым: ти-ли-ли… Этого куличка люди называют перевозчиком, потому что он все время перелетает с одного берега на другой, как будто что-то перевозит через речку. Анни помнила еще много разных названий куликов — ходулочник, шилоклювка, краснозобик, бекас, вальдшнеп, кроншнеп, большой улит, сорока, чибис, черныш, белохвостик, зуек… Еще Анни знала из одной сказки, что кулик — это беспокойная душа повара, готовившего обеды для фараона… Этот повар все мечется по побережью, созывая к обеденному столу воинство, погребенное в волнах Красного моря: где вы, где вы? где затеря-ялись?

Анни Маннинен

Среди всего этого разноголосья — пересвиста, щебетания, бормотания, пения, трепетания, средь шороха крыльев, среди лисьего лая, лягушачьего кваканья, игривых трелей — раздался вдруг твердый, громкий голос Лесного Кота, и не было в этом голосе ничего похожего на кошачье мяуканье:

— Сейчас мы все выступаем в поход на Лехилампи, и я прошу сохранять порядок. Мы нагрянем с суши и с воздуха, с воды и с каменистых гряд, и справа и слева, и с севера и с юга, и горностаи непременно дрогнут перед такой силой. Так смелее вперед, неприрученные!

Анни Маннинен

9


Анни Маннинен

Все сразу встрепенулись. Стайками и парами звери последовали за Лесным Котом. Анни и Конь Туман тоже отправились за ним. Девочка шла и удивлялась, как тихо и бесшумно умели двигаться лесные жители. Иногда раздавался только легкий, чуть слышный шорох. Вся эта движущаяся масса была похожа на мягкий пестрый ковер. А в воздухе, в темноте ночного неба, величаво шумела разнокрылая стая. Птицы умышленно летели высоко, чтобы горностаи не смогли их заметить.

Все дороги, ведущие к Лехилампи, были перекрыты различными оградами и замысловатыми калитками. Вдоль дорожек и тропинок были расставлены таблички, которые запрещали, предупреждали, угрожали:

— Стоп! Дальше ни шагу. Проходу нет! Ноги в руки — и топай прочь! На мою территорию не ступать! Клевать ягоды запрещено! Пролетать над озером категорически воспрещается! Сворачивайте назад, а не то — смерть!

Таблички были поставлены вкривь и вкось, буквы написаны небрежно, в ужасной спешке.

Благодаря своему удивительному чутью Лесной Кот отыскал-таки одну звериную тропку. Горностай эту тропинку не заметил и поэтому не перегородил. Мягко ступая по тропинке, желтоглазое ночное животное смело продвигалось вперед. Анни нутром ощущала, что повсюду вдоль тропинки притаилось великое множество мелких животных — букашек, таракашек, лягушек, улиток, мышей, кротов, жуков, божьих коровок, и все они, спрятавшись в траве и папоротниках, постоянно дрожали от страха. «Но сейчас они, конечно, осторожно выглядывают из своих норок, — подумала Анни, — и удивленно смотрят на смелое шествие зверей, отправившихся завоевывать дорогое для всех них озеро Лехилампи с его чудесными берегами».

Анни Маннинен

В свете луны между деревьями вдруг блеснула большая вода. При виде воды звери разом ринулись к озеру и рассыпались по берегу, не обращая уже ни малейшего внимания на устрашающие таблички с запретами и угрозами. Берег огласился бульканьем, хлюпаньем, фырканьем, вздохами. Птицы, словно по мановению волшебной палочки, разом хлынули вниз и расселись на густых деревьях, на траве и камышах.

У Анни даже дух захватило: «Какое чудесное озеро! Какой прекрасный вид!» Озеро было большое — как море или, по крайней мере, как залив. Анни заглянула в глубину: вода просматривалась до самого дна! На дне она различила мелкие ракушки и большие раковины. В них наверняка есть жемчуг!

Но что это? Все рыбы в озере застыли на месте и стоят неподвижные, безжизненные, глаза сомкнуты в крепком сне. Легкие плавники даже не шелохнутся, уста безмолвны. Рыбы казались мертвыми. Но зато сама вода вся переливалась и поблескивала в каком-то радужном сиянии. Это напоминало волшебную сказку, и Анни подумала: «Вот бы приходить сюда каждый день! Летом плавать и кататься на лодке, зимой ходить по чистому, прозрачному льду… И чтобы так было каждый-каждый день…» Анни даже представила себе, как это было бы: озеро смотрится в небо, а небо — в озеро, в его водную гладь, которая днем светлая и прозрачная до самого дна, а ночью — черная… Здесь бы так хорошо думалось и чистые глубокие мысли рождались бы сами собой и душа витала бы где-то в дрожащем воздухе между небом и землей…

Анни Маннинен

Но тут радужные мечты девочки прервались. На противоположном берегу она увидела громадный уродливый дворец Князя Горностая. Это был дом-чудовище. К нему лепились разные башенки и балкончики с вычурными фризами, плоские крыши переходили в покатые, выступы перемежались с нишами, овальные окна с круглыми. Это была такая мешанина, что на дом даже смотреть не хотелось. От дворца к озеру вели скользкие мостки, сделанные из шифера; на берегу высился каменный причал, украшенный изображениями горностаев; некрасивые маленькие мордочки застыли в отвратительной гримасе. И даже здесь, на причале, была запрещающая надпись: «Не ползать! Не лазать! Не летать! На причал не заходить, а то плохо будет!»

— Мы подойдем к дворцу под прикрытием камышей, — шепнул зверям Лесной Кот. — Так что все рассыпайтесь по местности. Сейчас полнолуние, и в эту ночь они не выставляют караульных. Все горностаи празднуют во дворце и стараются развеселить своего Князя, этого взбалмошного глупца.

Звери с двух сторон стали обходить дворец, чтобы взять его в кольцо. Анни и Конь Туман осторожно пробирались вслед за Лесным Котом. Вот он обернулся к ним и тихо шепнул:

— Оставайтесь здесь. Дальше вам идти нельзя. Вы ведь не относитесь к дикому лесному народу. Хотя, впрочем… Вы сможете понаблюдать за всем происходящим вон в то окно дворцовой залы.

Анни Маннинен

Конь Туман весь так и задрожал от обиды и заговорил оскорбленным тоном:

— Ах, ну конечно! Я подчиняюсь, я всему подчиняюсь…

Он наверняка говорил бы еще долго, изливая свои обиды, но свирепый взгляд Лесного Кота заставил его замолчать.

И вот Анни со спины Коня Тумана заглянула в окно дворца. Дворцовая зала оказалась мрачным помещением, из которого тянуло сыростью и плесенью. В зале горели факелы, тускло освещая танцующих. Вернее, это был не танец, а лишь какое-то подобие танца. На троне восседал Князь Горностай. Дерево, из которого был срублен трон, еще источало сок.

— Посмотри на его горностаевую мантию, она сшита из шкурок родичей, приконченных им, — шепнул Конь Туман. — Какая непостижимая жестокость…

Горностай сидел развалясь, с хмурым пресыщенным видом, и небрежно поглаживал маленького острозубого детеныша, который сидел у него на коленях и грыз косточку полевой мыши. Перед ними на грязном, зацарапанном и заплеванном полу горностаи исполняли что-то среднее между танцем и художественной гимнастикой, ублажая и развлекая своего Князя. Фигурки двигавшихся животных отбрасывали на стены страшные, дрожащие тени. Один из горностаев негромко наигрывал на гребенке простенький мотивчик, который сопровождался перестуком каких-то палочек.

Анни Маннинен

Дикие условились, что когда четвероногие и птицы полностью окружат дворец, Лесной Кот зайдет в залу один. Анни показалось, что сердце у Лесного Кота трепещет, как крылышко у бабочки. Но как бы там ни было, Кот смело вошел в залу. Его внезапное появление было подобно удару электрического тока. Послышался ужасный крик, музыка замолкла, и танец в один миг оборвался. Князь Горностай пробудился от дремы, швырнул с колен своего любимца и вытянулся во весь рост. Но Горностай все же был ничуть не больше Лесного Кота, и его поза, полная величия и важности, рассмешила бы Анни, если бы она не боялась так сильно за Кота. Внутри залы все было непонятным, отвратительным и липким.

— Господин Горностай, — сдержанно, но с достоинством заговорил Лесной Кот, блеснув желтым глазом. Голос Кота отчетливо доносился до окна, возле которого притаились Анни и Конь Туман. — Мы пришли, чтобы вернуть Лехилампи тем, кому оно по праву принадлежит, а именно четвероногим и птицам. В этом озере не будут больше разводить для тебя рыбу, отныне рыбы станут жить так, как сами захотят. В этом лесу не будут больше выращивать зверьков для тебя и твоих детенышей. Здесь не будут больше подстреливать птиц и оленей, ежиков и бобров, хорьков и ласок. Даже на лягушек нельзя будет охотиться.

Анни Маннинен

В этот момент Большой Лягух тревожно шевельнулся в кармане у. Анни. Девочка успокаивающе похлопала его и снова склонилась к окну, чтобы слушать.

— Хо-хо-хо! — произнес Горностай. — Это что за зверь? Что за посмешище стоит передо мной? Слушайте меня, верные мои горностаи, оставьте пока в покое свое оружие, — сказал Князь, обернувшись к своим телохранителям. — Мы и так справимся с этим крестовым рыцарем. Не шныряйте вдоль стен, не ищите свои ружья, вы, жалкие трусы. Смотрите лучше, что здесь сейчас произойдет! Ну, киска. Ты употребил слово «мы». Что ты хотел этим сказать? Я не вижу перед собой никого, кроме одного паршивого кота, который прямо дрожит от страха!

— Я хотел этим сказать, что вон там на улице собрались разные звери, их много и они готовы к долгой осаде — смело произнес в ответ Лесной Кот. — Так что лучше отдать нам озеро. А не то мы бросим клич и соберем подкрепление.

— Ха-ха-ха-ха-а! — рассмеялся Князь Горностай, но смех его был несколько наигран. Горностай взялся покрепче за сучковатую палку, служившую ему скипетром. — Подкрепление, говоришь? Так вот послушай, все звери до того перепуганы, что на помощь тебе надеяться нечего. И все в округе, не смея пикнуть, гнут на меня спину и работают до седьмого пота. А тех, кто отказывается, здесь расстреливают. А если кто-то пытается предостеречь других сигнальными огнями, тех поджаривают на костре и съедают. Каким же образом вы думаете справиться с такой вооруженной и обученной силой, как горностаево войско?

— У нас нет иного оружия, кроме собственных зубов, когтей и наших небольших хитростей, — ответил Лесной Кот. — Но зато нас много. Очень много. И даже если ты будешь убивать нас большими партиями, то нас все равно будет много и тебе не одолеть такую превосходящую силу. Ты не смог запугать всех диких, хоть и очень старался. Выходи и посмотри, стоит ли тебе затевать драку…

— Ну что ж, давай выйдем на улицу, подышим свежим воздухом, — насмешливо проговорил Горностай. Он дал знак, и несколько зверей из его свиты последовали за ним. Пройдя через мрачный склад оружия, Горностай вышел во двор. И что же он там увидел!

Анни Маннинен

Под деревьями, в камышах, на кочках, на камнях и на ступеньках лестницы — всюду сидели звери. Каждое дерево было сплошь облеплено птицами. Все молчали, в упор посматривая на Горностая живыми, блестящими глазами. Сколько разных мордочек, лапочек, носиков и хвостиков! Дворец был окружен плотной стеной.

— Что-то подобное я давно подозревал, — сказал Князь Горностай и устремил на Лесного Кота такой мрачный взор, что Анни прямо-таки содрогнулась. Вдруг Горностай скинул с себя мантию и швырнул ее на землю, словно какую-то тряпку.

Анни Маннинен

— Да-да, — сказал Кот. — Так что не устраивай шума, а лучше подумай и постарайся понять, что нынче ночью мы поднялись на борьбу, начали сопротивление. Даже клячи, и те на стороне восставших. Поразмысли, Горностай, стоит ли начинать массовое убийство, за которое ты в конечном счете поплатишься своей собственной жизнью. Нам нужен новый водоем вместо того, старого, пришедшего в негодность, и Лехилампи для нас единственная возможность. Вопрос обстоятельно изучен. Я не о себе… Лично мне никакой воды не нужно, но почти все остальные из присутствующих здесь зверей — дети воды, в той или иной степени. Все они настоятельно нуждаются в том, чтобы жить возле Лехилампи, в тиши глухого леса, подальше от человека и от его хитроумных выдумок. Ты можешь жить вместе с другими, если захочешь. Добро пожаловать, но только на общих условиях. Мы не можем позволить, чтобы ты тут и впредь бесчинствовал. Ведь это же просто смешно, если задуматься по-настоящему.

Князь Горностай, который без мантии выглядел просто и обыденно, махнул рукой проговорил:

— Да-да-да-да.

Анни Маннинен

Потом он угрюмо огляделся вокруг и сказал будто про себя:

— Это глупое, отвратительное здание. Я пригласил для его постройки лучших архитекторов, но все, что я делал, пошло не впрок. Мои помощники шпионят друг за другом и лижут мне лапы, пресмыкаются передо мной. А это означает, что им нельзя доверять. В такой большой схватке они обязательно переметнутся на вашу сторону… А я ведь вовсе не грозный. Я маленький, обычный зверь. Мне надоело все это! А ну, расходитесь! — закричал Горностай страшным голосом, обращаясь к своему воинству. Скопище горностаев стало понемногу редеть, зверьки кинулись кто куда и вскоре все разбежались.

Анни Маннинен

— Я уйду на берег Ледового моря и буду там в полном одиночестве, — сказал Горностай, стараясь придать своему голосу величественный и суровый тон. С этими словами Горностай шмыгнул в темноту, как самый обыкновенный маленький зверек, убегающий от опасности.

— Неужели он и вправду навсегда уйдет из этих мест? — спрашивали звери друг у друга. — Он мог бы остаться с нами, если бы сбросил с себя манию величия.

— Ничего, побегает немного по лесу и, поджав хвост, вернется, как пить дать вернется. И все свое племя приведет, — сказал Лесной Кот. — Попомните мои слова. Вот так по-разумному надо вести дела. Нам достаточно было только прийти и показаться, чтобы победить… Птицы, разберите этот ужасный дворец! Фу, страшилище какое! Лисица, а ты вырой яму, а вы, звери, кидайте туда все ружья и пушки. Да заройте яму получше, чтобы никто больше не поддался соблазну взяться за оружие. Чтобы такое не повторилось никогда.

Анни Маннинен

Сказав это, Лесной Кот не спеша направился к берегу озера, словно хотел полюбоваться ночным пейзажем. Но Анни заметила, что ноги у Кота подкашиваются. Когда испуганная девочка подбежала к нему, он лежал как мертвый.

— Что с тобой, Матти? — участливо спросила она.

— Не надо называть меня старым именем теперь, когда я примкнул к диким, — раздраженно ответил Кот. Кончик его носа был совершенно белый. — Отныне меня зовут Лесной Кот — Мется-кисса. Ты хочешь знать, что со мной? Да ничего особенного. Просто мне было страшно, очень страшно. Хорошо, что негодяй Горностай этого не заметил. А теперь меня охватила такая слабость…

Анни с уважением смотрела на Лесного Кота. Усталым движением он подал Анни знак, чтобы она оставила его. Ему хотелось спокойно отдохнуть. А когда Кот снова появился среди зверей, он даже не взглянул на Анни.

Анни Маннинен

Теперь Лехилампи было свободным, заповедным местом. Рыбьи плавники снова затрепетали, отливая жемчугом; чешуя засеребрилась, рыбы ожили, засновали туда-сюда и запели. И все звери заторопились строить себе гнезда и жилища, готовить припасы на зиму. Новая жизнь забила ключом. Птицы летали над озером, где-то вдалеке лаяла лисица. Неторопливо и величаво, как рождается чистая глубокая мысль, опустился на воды Лехилампи Лебедь Кликун. Медленно, словно испытывая новые воды, он плыл по тихой черной глади, пока не скрылся за мысом.

Анни пошла на берег. Призрачные, как легкая дымка, лесные девы раскидывали белые лилии по воде Лехилампи и пели для Анни песню:

Ты вслушайся в песню природы.

Посмотри на кристальную воду.

Она чистая как слеза.

В глубине поют рыбы жемчужные,

Шевеля плавниками ажурными.

Ракушки тихо дрожат.

Пой и ты вместе с нами, девочка.

Пусть песня твоя прозвенит в ночи.

На дно глубокое канет,

Крупной жемчужиной станет.

Но только лунною ночью

Нельзя петь до самой зари…

Анни домой пора.

Пойди и крепко засни…

Анни Маннинен

И тут Анни почувствовала, что ее действительно клонит ко сну. Она знала: всю жизнь, отныне и до конца дней, она будет любить это место, эту ночь, настоящая, живая лягушка? Лассе, конечно, пришел бы в восторг, но мама?.. Мама бы ужаснулась и вскрикнула бы от страха.

Но еще предстояло пройти от Лехилампи до дому и сорвать по пути плакаты и таблички с запретами, которыми были утыканы обочины. Лесной Кот, Анни и Конь Туман шли по дорожке и рассказывали всем притаившимся в траве мелким зверюшкам, что озеро теперь опять свободно. Долой страх! Пусть каждому будет здесь привольно! Кузнечики стрекотали уже раннюю побудку и деловито разгуливали по своим маленьким зеленым тропинкам.

Анни Маннинен

Анни очень хотелось поблагодарить Коня Тумана за это чудесное ночное путешествие, но когда они подошли к краю болота, Конь сказал сонным и вялым голосом:

— До свидания, мне пора. Вот и моя калитка в тумане, я удаляюсь… Я испаряюсь…

И в тот же миг Конь Туман исчез, будто растаял. Анни же сидела на своей кровати, потирая глаза и сладко позевывая. Настало уже утро, и Анни подумала: «Ой-ой, как же мне прожить сегодняшний день? Я ведь не спала всю ночь. Даже глаз не сомкнула». Тут ее взгляд упал на ночную рубашку. На ней было опять вышито Анни. Кто же ее перевернул на правую сторону? А как же Большой Лягух? Анни осторожно сунула руку в карман и пошарила в нем. Слава богу! «Он успел, наверно, выпрыгнуть, когда я возвращалась с озера. Это хорошо, — подумала Анни, — а то как бы я объяснила маме, что у меня в постели оказалась настоящая живая лягушка? Лассе, конечно, пришел бы в восторг, но мама?.. Мама бы ужаснулась и вскрикнула бы от страха».

Анни Маннинен

10


Анни Маннинен

Утром во время завтрака мама сказала:

— Сегодня вы, ребятки, сходите к сапожнику Ворнанену и заберите у него ботинки Лассе. Он обещал их починить к сегодняшнему дню. Так что, надеюсь, они уже готовы. Скоро в школу, и Лассе нужны ботинки. А тебе, Анни, мы купим новые ботиночки, вот только подкопим немного денег.

Анни и Лассе переглянулись. Посещение Ворнанена всегда было для них своего рода испытанием, потому что никогда нельзя было знать заранее, пьян сапожник Ворнанен или трезв, дома ли Малый Ворнанен или нет. Если он бывал дома, то непременно бросался камнями и выкрикивал всякие непристойности. И еще никогда нельзя было знать наперед, в каком настроении — в плохом или хорошем — пребывает Лемпи, мать Малого Ворнанена. Другие дети сапожника были уже взрослыми и разъехались кто куда. Они родились от первой жены Ворнанена, а когда она умерла — как сказали врачи, от переутомления, — в сапожной мастерской появилась помощница Лемпи. Вскоре у нее родился мальчик, вот этот самый Малый Ворнанен, гроза округи, всей Казарменной горы. Впрочем, иногда Анни казалось, что Малый Ворнанен не такой уж вредный и плохой. Правда, он кидался камнями и по-всякому обзывал людей, но делал это скорей по привычке, потому что люди именно этого от него и ждали. «Ничего, я его еще приручу», — решила про себя Анни.

Анни Маннинен

Анни шла по пятам за Лассе к красному старенькому домику сапожника Ворнанена и искренне удивлялась, что совсем не чувствует усталости. Даже наоборот: она была очень бодра, хотя и провела без сна почти всю ночь. «Это, наверно, потому, что на меня все еще действуют чары», — решила девочка. Потом ей подумалось, что никаких ночных дел теперь больше не будет, так как дикие разместились возле озера и смогут жить там вполне благополучно. Лехилампи завоевано. Но чего ради они взяли с собой ее, Анни? Может быть, по совету Муттиски? Понятно: Муттиска хочет в будущем сделать ее, Анни Маннинен, своей преемницей. Но почему тогда Муттиска ничего не сказала ей вчера днем? Даже словом не обмолвилась, хотя у них была прекрасная возможность поговорить.

Вспоминая с удовольствием свое отважное поведение ночью, а в особенности свою речь, Анни машинально следовала за братом. Они уже приближались к домику сапожника, и шаг их становился все неувереннее. Вот уже вдали показалась вывеска неопределенной формы, на которой можно было прочитать одно-единственное слово: САПОЖНИК. Когда Ворнанен бывал трезв, то он с великим мастерством тачал и чинил сапоги. Иной раз к нему приезжали даже очень богатые господа, чтобы заказать изящную обувь, которую Ворнанен изготовлял точно по мерке, снятой с ноги. Но когда он бывал пьян, то становился просто невозможным. Сидя на пороге своей хибары с бутылкой вина в руке, он горланил во всю глотку какие-то песни и бранился на прохожих. Малый Ворнанен во всем подражал отцу. Он орал и бранился вместе с ним. А в доме бушевала Лемпи, огромная, как гора, женщина; у нее были глубоко посаженные серые глазки и неизменная шестимесячная завивка мелким барашком. Кайя Куккала распустила слух, будто бы Лемпи раньше работала в цирке — женщиной-силачкой. Во всяком случае. Лемпи была куда мощнее и выше сапожника Ворнанена. Но поди знай, правда ли это?

Анни Маннинен

К несчастью, Малый Ворнанен оказался дома. Он был как раз во дворе и ворошил муравейник, когда Анни и Лассе появились у ворот. Он тут же обрушил на них град камней. А в качестве приветствия Малый Ворнанен прокричал следующие слова:

— Здорово, сопляки Маннинены! Один рыжий, другой бесстыжий! Эй, девка, чего штаны-то выставила? А ты, обормот, скажи-ка, где твой папаша? Ха-ха! На ярмарке в Таликкала или в большом городе Тампере? Чего явились? По роже схлопотать хотите или по уху? А?

Анни с Лассе с трудом увертывались от камней, а чтобы не слышать злых выкриков, зажали уши ладонями. И все же Анни обратила внимание, что хоть погода и была прохладная, на Малом Ворнанене были только старенькие выцветшие трусики. И он беспрестанно шмыгал своим сопливым носом. Коротко остриженные волосы щетинились ежиком. «Наверно, опять вошки завелись, — подумала Анни. — Потому его и стригут под машинку». И хотя Малый Ворнанен, умевший так коварно и незаметно появляться из-за угла, был чуть ли не самым тяжким крестом в жизни Анни, она все же не могла не пожалеть его. Да любит ли его хоть кто-нибудь? Эта Лемпи, видать, не обращает на него никакого внимания, а уж до его проказ ей и подавно дела нет. И Анни подумалось, что Малый Ворнанен старается обратить на себя внимание хотя бы своими злыми проделками, раз уж его никто в жизни не замечает.

Анни Маннинен

Наконец Анни и Лассе кое-как пересекли двор и остановились на пороге. В доме стоял приятный запах сапожной ваксы и кожи. К счастью, сапожник оказался трезв. Он знай себе постукивал, вбивая гвозди в каблук огромного сапога. Лемпи сидела за рабочим столом и чем-то смазывала белую женскую туфельку, которая казалась игрушечной в ее здоровенных ручищах. В мастерской было довольно сумеречно. Лемпи была в добром расположении духа и напевала:

Когда Адам и Ева

В раю жили вдвоем,

Даже кастрюли не было

В райском доме том.

Но из цветов они варили

Сладкий мед и пиво,

И оно текло у них

По усам и мимо.

И в раю уже тогда

Воды не пили никогда.

Ведь вода — не вино,

Всем понятно давно,

Со времен Адама и Евы…

Анни Маннинен

— Готовы ли мои ботинки? — спросил Лассе, когда Лемпи закончила свою песню. В руке он уже держал деньги, которые дала мама, чтобы заплатить за работу.

— Лемпи, достань-ка там парню ботинки, — сказал жене сапожник, продолжая легонько постукивать молотком.

Лемпи поднялась с места и подошла к полкам с обувью. Она с ловкостью снимала с полки обувь, подбрасывала ее в воздух и ловила, словно жонглер. И вот наконец ей попались в руки ботинки Лассе. Они были хорошо починены и так начищены, что казались совсем новенькими. А какими жалкими они выглядели, когда их принесли сюда! Лемпи подала ботинки Лассе и взяла бумажную денежку и несколько металлических монет. Монеты она подкинула в воздух и ловко поймала их зубами. В этот момент взгляды Лемпи и Анни встретились. И в маленьких серых глазах женщины вдруг зажегся веселый огонек.

— Какая бойкая славная девочка! — сказала Лемпи. — Вот бы мне такую. Уж я не я буду, а постараюсь, чтобы эта девчушка стала моей невесткой.

Анни почувствовала беспокойство. Кажется, Лемпи собирается выдать ее замуж за Малого Ворнанена?

— Я вообще никогда не выйду замуж, — проговорила Анни. — Я буду самостоятельной и буду жить одна. Я хочу стать личной секретаршей.

— Ну-у, не говори так, — сказала Лемпи и подмигнула Анни. — Малый Ворнанен станет сапожником, как и его отец, и ты с ним будешь жить без забот, как у Христа за пазухой.

— Ну чего ты болтаешь, Лемпи? Мало, что моими делами ведаешь? — проворчал мастер Ворнанен. — Свари-ка мне лучше кофейку.

Анни Маннинен

Лемпи подмигнула Анни и Лассе, которые, застыв в дверях, молча наблюдали за ней. Она моментом собрала на стол, поставила чашки и блюдца; и хотя чашки так и мелькали в ее проворных руках, она не разбила ни одной. И пока варила кофе, успела мимоходом несколько раз шутливо обнять своего сапожника.

— А знаешь, Анни, ты подумай. Выходи-ка замуж за сапожника, не прогадаешь, — сказала Лемпи. И снова стала напевать:

Сапожник — важный господин.

Он деньги гребет лопатой.

Он любит крепкое вино

И девушек любит, проклятый…

Но я на него не сержусь.

Бог с ним!

И девушки любят сапожника

За то, что тачает сапожки,

В которых потом щеголяют

Стройные девичьи ножки…

Но я на него не сержусь.

Бог с ним!

Анни Маннинен

Мастер Ворнанен слушал песню, чуть заметно улыбаясь, и был явно доволен. Сегодня глаза у него были не красные, налитые кровью, а светлые и мирные, почти как у доброго, барашка.

Прощаясь с сапожником и его женой, Анни присела, сделав красивый книксен, и вышла во двор следом за Лассе. Лемпи смотрела на нее из окна домика. Ребятам повезло: Малого Ворнанена во дворе уже не было и они спокойно выбежали на песчаную дорогу.

— Наверно, она и вправду когда-нибудь работала в цирке, — сказал Лассе. — Ты видела, как она посуду подкидывала? А сил у нее, как у паровоза.

Всю дорогу домой Лассе тренировался, разучивая разные приемы старта. Анни пыталась бежать вместе с ним, но под горку Лассе так рванул, что исчез у нее из виду. Остаток дороги Анни брела одна. Она шла медленно, то и дело останавливаясь. С теплотой думала она про Лемпи. «Но замуж за Малого Ворнанена я все равно не не пойду», — решила девочка твердо.

Анни Маннинен

Придя к себе во двор, Анни увидела, что тетушка Лихонен развешивает белье, а Майкки ей помогает. Анни сразу подумала, что Майкки, наверно, рассказала матери про их вчерашние приключения и тетушка Лихонен, конечно, станет сейчас бранить ее, Анни, за то, что она сказала неправду, подбила Майкки поиграть в чужом ребячьем домике и вообще наделать всяких глупостей. А она сейчас вовсе не была настроена выслушивать упреки. Быстро, как легкий ветерок, пронеслась Анни через двор и подбежала к будке Тэри. Собака стояла у своей конуры и старалась уловить носом какой-то странный запах, который ветер доносил из города. От усердия она даже тихонько скулила.

— Привет, Тэри.

— Я тут все нюхаю, и мне кажется, что сюда направляется какой-то моряк, наверно из порта, часы продавать, — сказал Тэри. — А я хорошо живу. И они теперь довольны. Я имею в виду — Дикие. Лехилампи отвоевано.

— Да, я знаю, — сказала Анни. — Это замечательное дело. Но с другой стороны, это значит, что у меня здесь поблизости остается все меньше друзей. Ой, Тэри, что же мне делать? Вода в реке так ужасно загрязняется.

— Ах вот как, у тебя нет здесь больше друзей, — произнес Тэри. — Да, да, я понял твой намек.

— Зато у меня остался ты, Тэри, — и девочка ласково погладила пса. — Я даже не могу себе представить, какой бедной и скучной станет жизнь, если здесь не будет тебя, Тэри! Ты украшаешь этот двор, словно король…

— Да, да, король. А исчезни я, так никто и не заметит, — произнес Тэри со скорбным видом. — Я ведь всего-навсего самый простой пес. С дикими, конечно, интересней. У них такая напряженная жизнь, полная страстей.

— А ты не видел Муттиски? — спросила Анни, желая переменить тему разговора.

Анни Маннинен

— Да видел я ее рано утром, — сказал Тэри. — Но почему-то Муттиска показалась мне печальной, хотя при том захвате никого из зверей даже не поранили. Наверно, она предчувствует, что ее мази и целебные травы понадобятся, чтобы залечивать более серьезные раны. Хотя ведь Муттиска мне ничего не рассказывает.

— Ты так думаешь? — с сомнением спросила Анни. — А знаешь, мне надо пойти и повидаться с Муттиской.

Анни прошла под тенистыми сливовыми деревьями, подошла к двери Муттиски и постучала. Никакого ответа не было. Постояв еще немного, Анни все-таки решила войти в дом. В кухне она увидела Муттиску, сидевшую за столом в глубокой задумчивости. До чего старой и усталой показалась ей вдруг Муттиска! Анни громко поздоровалась и даже сделала низкий реверанс, но никакого ответа все равно не последовало. Муттиска будто и не слышала.

— Прошлой ночью были такие увлекательные ночные дела, — осмелилась прошептать девочка.

— Лучше, если каждый будет держать свои ночные дела при себе, — сухо ответила Муттиска, все еще не глядя на Анни.

— Но Лехилампи такое красивое озеро, — все так же шепотом говорила Анни. — Темная, почти черная гладь воды, призрачные, как дымка, лесные девы и жемчужные рыбы…

Анни Маннинен

— Хо-хой, деточка, это совсем обычное озерко посреди болота, и из этого озерка вытекает речка! — проговорила Муттиска и наконец-то посмотрела на Анни усталыми глазами. — Болото — это сердце всякой северной земли. А Мустасуо, Черное болото, — это сердце наших мест. И вот теперь его собираются осушить, исполосовать канавами. Ты понимаешь? Осушить и изрезать сердце. Что же тогда будет сдерживать весенние паводки? На болоте теперь водятся звери. Оттуда доносится кваканье лягушек, птичий гомон. Журавль опускается на болото, поест и отдохнет, там он находит покой и строит себе гнездо. На мшистой поляне встречается след лося. А что же будет потом, когда осушат болото и иссякнут озера?

— Но ведь озеро удалось захватить, — пыталась доказывать свое Анни.

— Во сне озеро может показаться и кристальным, — сказала Муттиска. — А днем это обычная болотная вода. Большая мшистая топь, где гнездится лебедь кликун и где дикий северный олень находит себе пропитание… Как много надо бы еще исправить и переделать в мире! Подумай только, сколько больших озер и рек на нашей земле! Сколько раскинулось огромных болот! Как мы спасем все это? Мы должны найти слова-заклинания, которые уберегли бы Природу-Мать от истощения. Но эти слова можно найти только у нее, у самой Природы. Так говорили старые, мудрые люди. А она, Природа-Мать, ушла в землю так глубоко!

— Неужели она уже совсем в центре земли? — встревоженно спросила Анни.

Анни Маннинен

Муттиска не ответила, она продолжала развивать свою мысль:

— Война нанесла большой ущерб природе и людям. Поэтому человек мечтает жить без войн. Когда на земле мир, человек может строить заводы и железные дороги. Плавить железо. Ткать ткани. Из дерева делать доски и бумагу. Жизнь замечательна, когда человек перестает воевать и находит себя в труде. Но Природа-Мать скудеет — так говорят старые и мудрые люди.

— Пошли меня, Муттиска, за этими словами, — прошептала Анни.

Но Муттиска опять ничего не ответила. Подперев голову руками, она молча сидела, целиком погруженная в свои раздумья. Вдруг она встрепенулась и неожиданно пропела:

Хейп-па-рал-лаа,

Мы пели всю

Прошлую ноченьку!

Пили воду соленую.

Эх, было нам не в моченьку!

Анни Маннинен

Анни сочла самым благоразумным удалиться. Она постояла во дворе Муттиски, с наслаждением вдыхая свежий воздух. Осенние поздние астры пестрели под окошком на грядке. Анни постояла-постояла и со всех ног пустилась к Казарменной горе. Ей вдруг так захотелось поболтать о чем-нибудь приятном, с кем-нибудь поговорить по душам.

Тетушка Лихонен и Майкки все еще возились с бельем, и Анни вызвалась помочь им. Тетушка Лихонен ничего не ответила, взглянула только исподлобья на Анни. Помогать она, правда, не запретила, и Майкки прошептала Анни на ухо:

— Мама ужасно рассердилась, когда я рассказала ей про нашу прогулку. Но мама у меня добрая, она никому ничего не расскажет.

— Да, конечно, но без приключений жизнь была бы совсем скучной, — угрюмо произнесла Анни. — Да и вообще в жизни нет ничего интересного, и в школу еще скоро идти. Как только об этом подумаю, так сердце от тоски разрывается.

— А я так радуюсь, что скоро начнется школа, — сказала Майкки и задорно тряхнула льняными косичками. — У нас будет красивый учитель, у него даже борода есть. — При этих словах Майкки счастливо улыбнулась.

— А мне больше нравятся некрасивые мужчины, — лаконично и решительно заявила Анни. — И без бороды. Борода щекочется, поэтому я ее не люблю.

Анни Маннинен

Но именно в этот самый момент девочке вспомнилась жесткая борода отца, который был теперь где-то далеко-далеко. А где именно — неизвестно. Анни отчетливо ощутила прикосновение колючей отцовской бороды к своей щеке. При одном этом воспоминании ей стало вдруг так плохо и так обидно, что она, даже не попрощавшись с Майкки, пошла домой.

В дверях дома стояла Юлкуска и сплетничала с Кайей Куккала.

— Эта девчонка все время бегает к знахарке Муттинен, — сказала Юлкуска. — Не пора ли выселить эту колдунью из наших мест?

— Да-a, такое дело, — вздохнула Кайя Куккала. — Не говори, Муттиска — удивительно странный и невозможный человек. Но как ее выселишь, она ведь живет в своем собственном домике.

— Она нарушает общественный порядок, — резко сказала Юлкуска. — Распевает во всю глотку эти ужасные пьяные песни своего покойного мужа-шкипера. А домик ее обречен, он исчезнет сам собой, если для всей этой территории утвердят новый план застройки. И если в проекте будет восьми этажный дом башенного типа, то домик Муттиски сроют и сровняют с землей.

«А вот и не сровняют, — упрямо думала Анни, поднимаясь по ступенькам. — Это тебя надо выгнать из нашего двора, ведьма проклятая». Дома Анни сразу бросилась на постель, чтобы поспать хоть полчасика. Сон всегда помогает, когда на душе тоскливо.

Анни Маннинен

Вечером Анни спросила у матери:

— Скажи, когда ткут ткань, то вредно ли это для природы и для животных?

Мама удивленно посмотрела на дочь большими голубыми глазами. Глаза казались сейчас особенно большими оттого, что мама подкрасила ресницы тушью. Она собралась пойти на танцы с Мирьей Аалтонен. Та сидела за столом и просматривала газеты. Мама припудрила нос, захлопнула пудреницу и сказала:

— Не думаю, чтоб это было вредным, с чего бы… Животным, конечно, ткань не нужна… А вообще-то я не знаю. Ткать надо обязательно, как же можно без тканей? Из такого вот цветастого материала шьют платья, шерсть нужна на зиму, из махровой ткани делают полотенца, из полотна — простыни, потом еще есть терулен и специальная мягкая ткань для пеленок малышам. Люди всегда ткали ткани. Человек не может обойтись без тканины.

— Анни, наверно, имела в виду, что заводы и фабрики загрязняют воду и воздух, — сказала Мирья Аалтонен. — Анни такая рассудительная и смышленая девочка. Но ведь фабрики не наши, так что мы ничего поделать не можем. Такие вопросы, Анни, надо задавать инженерам. Что они велят, то мы и ткем.

— А что надо сделать, чтобы изготовить ткань? — продолжала расспрашивать Анни.

— Сначала треплют волокно, потом прядут нить, потом ее наматывают на катушки, большие такие, бобинами называются, их вставляют в станок — и пошло ткать, — сказала Мирья Аалтонен. — Если природа от этого портится, то и мы лучше не становимся!

Анни Маннинен

— Надо устанавливать дымоулавливатели и строить водоочистные сооружения, — сказал Лассе, который сидел за столом и вычерчивал график лучших спортивных достижений года. — Наша учительница, Майя, занимается охраной природы, она нам рассказывает про все это. Анни тоже начнет разбираться в этих делах, когда пойдет в школу. Майя им все распишет.

— Да я и так все понимаю, — сказала Анни. — И еще получше, чем некоторые другие.

Анни Маннинен

Потом она спросила с мечтательным видом:

— А ткете ли вы когда-нибудь золотую ткань?

— Не-ет, ее ткут только в сказках и в королевских дворцах, — ответила Мирья Аалтонен.

— А госпожа Юлкунен сказала во дворе, что домик Муттиски сровняют с землей, а саму Муттиску выселят отсюда, — сообщила вдруг Анни.

— Ну, она известная сплетница, только и думает, как бы сделать человеку неприятность, — отозвалась Мирья. — Меня она тоже пыталась выселить из моей конуры. Ей, видишь ли, понадобилось поселить там свою родственницу. Но не так-то просто выгнать человека, тем более из своей собственной хибары. Подумать только, выселить старого человека из своего дома! Ишь, чего задумала… Но это ей не удастся. Должен же быть хоть какой-то закон справедливости. Найдется и на нее управа.

Анни Маннинен

— Тише, не говори так громко, а то как бы она не услышала, — проговорила мать, приложив к губам палец. — Юлкуска ведь ходит и подслушивает под дверьми. А то еще, не дай бог, придерется к чему-нибудь да и нас тоже заодно выселит. Сгонит с квартиры, да и все. Такая одинокая женщина с детьми, как я, беззащитна, на нее хоть чего наговорить можно, недаром госпожа Юлкунен все на мой счет язык чешет…

— Да не горюй ты, право, — сказала Мирья Аалтонен, поднимаясь из-за стола. Анни посмотрела на нее и подумала: «Ну прямо как настоящая принцесса или королева!» — Пойдем мы с тобой сегодня, повеселимся немного, встряхнемся, отдохнем от будничных забот. Знаешь, как мамаша мне раньше, бывало, говорила: жизнь коротка, лови свою удачу, Мирья!

Анни Маннинен

— Ну пока, дети, вы из дому никуда не уходите, ложитесь-ка лучше спать пораньше, — сказала мама, продолжая собираться. Она как раз засовывала в сумочку кружевной носовой платочек. Мама была очень молода и красива в своем нарядном платье с сини ми цветочками. — Вы не волнуйтесь, спите спокойно, хоть я, может, и приду поздно.

— Угу, мы спокойно, — беззаботно ответил Лассе, продолжая выводить свои цифры.

Анни же сразу после ухода матери прошла к себе в нишу, достала Деву и Воина и уложила их на кровать рядом с собой. Все какое-то утешение.

Анни Маннинен

11


Анни Маннинен

Анни почудилось, что кто-то мягкий дышит ей прямо в ухо. Она тут же проснулась, в один момент вскочила с постели. Рядом с ее кроватью стоял Конь Туман, а на спине у него сидела Муттиска.

— Милое дитя, тебя ждет великая и трудная задача, — выдохнул Конь Туман. — Садись быстрее ко мне на спину.

Анни попыталась вглядеться в лицо Муттиски, но та почему-то отвернулась от нее. К тому же платок на голове Муттиски был надет задом наперед, и свисавший спереди угол почти совсем скрывал ее лицо. Анни взглянула на свою ночную рубашку и опять прочла: ИННА. Ни минуты не раздумывая, Анни взобралась, а вернее, взлетела на спину лошади и уселась позади Муттиски. Взмахнув туманным хвостом, Конь выпрыгнул прямо из окна. Ночная прохлада приятно обдала разгоряченное лицо девочки. Мчались в полном молчании, только ласковый встречный ветер мягко обвевал лицо.

Анни Маннинен

Конь Туман направил свой бег к болоту Мустасуо. Внизу темными конусами тянулись к небу высокие ели. «Может, там на Черном болоте опять какое-нибудь собрание?» — успела подумать Анни, прежде чем они мягко опустились на мшистую опушку. Но на этот раз все кругом было тихо. Только Болотный Принц стоял на кочке и, похоже, силился вытянуть кого-то из болотной трясины.

— Что здесь такое происходит? — шепотом спросила Анни.

— Болотный Принц пытается вытащить из болота одну молодую пару, — сказал Конь Туман. — Деву и Воина. Ведь сейчас полнолуние. Воин беззаветно, неистово, до беспамятства любит эту Деву. История их любви очень трогательная, очень печальная. Он любит ее а она все сомневается. Я мог бы, конечно, рассказать тебе про их любовь, — с задумчивым видом проговорил Конь Туман.

— Да нет, знаешь, сейчас некогда, не до историй, — раздался знакомый мяукающий голос, и Лесной Кот выпрыгнул вдруг из темноты. — Сейчас нам не время разводить нежности и лить слезы, сейчас пора действовать.

Анни Маннинен

— Ну и глубоко же они, — сказал запыхавшийся Болотный Принц. — Глубоко в моих владениях. И почему их надо всегда вытаскивать именно в полнолуние, я никак в толк не возьму. Разве может быть что-либо более очаровательное, чем жизнь в болоте? Почему эта Дева помешалась на Луне? Почему каждую полнолунную ночь она должна подниматься на поверхность, причем только для того, чтобы полюбоваться этой желтой, бледной горбушкой, которая плывет по небу?.. Ну… хоп… Еще раз!

— Да ведь Дева же художница, — вставил Конь Туман.

И вдруг со страшной силой из болота вырвались две фигуры — женская и мужская. Молодая женщина была с длинными светлыми волосами; сквозь легкую белую рубашку просвечивало тело, излучавшее лунный свет. Мужчина был не очень высокий, но крепкий и широкоплечий. На нем сверкали латы, на поясе висел меч. Черные глаза — особенно зрачки — горели как угли, но взгляд был словно окутан туманом. Мужчина показался бы, пожалуй, даже мрачным, если бы вдруг не улыбнулся такой милой улыбкой, что на щеках обозначились ямочки. Воин не сводил глаз с Девы, а она сразу же повернулась в сторону Луны и застыла, подняв лицо вверх и изредка воздевая руки к небу, словно приветствуя ночное светило.

— Ну, вот вам и гости, — проговорил Болотный Принц и устремил на Анни жаркий зеленый взгляд. — Кто эта маленькая девочка? Ах да, ведь это та самая личная секретарша… Ну ладно, хватит об этом. Перед восходом солнца я приду за вами, Дева и Воин.

Анни Маннинен

Болотный Принц сошел с кочки и исчез в трясине. Анни отвернулась, чтобы не видеть этого погружения. Она никак не могла привыкнуть к мысли, что Принц живет в болоте, там, в глубине.

— Добро пожаловать, — сказал Лесной Кот, обращаясь к Деве с Воином. — Предстоит нечто важное и трудное. Вам ведь известно, что природа оскверняется, уничтожаются болота, загрязняются воды. Нам не остается ничего другого, как послать кого-нибудь за спасительными словами к Природе-Матери, пока она совсем не иссякла. Если удастся раздобыть эти слова-заклинания, то дело будет в наших руках. Но путь за словами долгий и трудный. Вам придется идти вспять во времени:.. Ведь вас заточили в болото уже давным-давно. Чувствуете ли вы в себе силы разыскать Матерь-Природу и найти слова, которые спасут и очистят Землю? О-о, что же это?..

Шагая как лунатик, с завороженной улыбкой на лице, Дева неожиданно устремилась к Луне. Ее белый наряд, подобно лунному сиянию, мелькал между стволами деревьев. Она быстро удалялась.

— Слушай-ка ты, Конь Туман, — сказал Лесной Кот, повернувшись к Коню. — Ты ведь обещал сторожить ее. Я же тебя просил. Теперь вот скачи за ней и побыстрей привези обратно.

Анни Маннинен

Конь Туман громко вздохнул, втянув бока, и помчался следом за Девой. Воин неотрывно глядел в темноту. Вскоре Конь вернулся, на его спине сидела Дева, низко и печально склонив голову.

Лесной Кот подошел к Деве, заглянул ей в глаза и произнес сладким голосом:

— Ну какое тебе дело до Луны? Она бредет себе там в небесах, жалкая, как старая нищенка. Побудь лучше с нами. Разве тебе плохо в нашем обществе?

Конь склонился, чтобы Дева могла спуститься на землю, потом отошел в сторонку, в тень, где не было света, и оттуда донеслись его горестные жалобы:

— Простите меня, — дрожащим от обиды голосом заговорил Конь. Я, кажется, не могу уже справляться со своими обязанностями. Я не гожусь, не подхожу для вашей компании. Будьте добры и позвольте мне уйти. Я уйду, я удалюсь сквозь туманную калитку, я исчезну, я испарюсь, я не буду вам больше обузой.

Анни Маннинен

И Анни показалось, что Конь действительно стал превращаться в нечто бесформенное, как облачко тумана.

— Ни в коем случае, — строго сказал Кот. — Сейчас же выходи из тени на свет! Если Дева с Воином отправятся за словами, то тебе придется везти их.

— Конь Туман, не упрекай себя за свою слабость. Это не ты, это я слаба душой, — проговорила Дева мелодичным голосом, похожим на звуки флейты. — Луна светит так бледно и холодно, и все же она влечет меня к себе. Луна это как искусство. Но искусство, как и Луна, не сулит мне ничего отрадного. И все-таки они властно зовут, требуют, чтобы я отдала им себя без остатка. Потому что я всего лишь служительница искусства, певица, и ничего другого я делать не умею.

— Не говори так. Не говори, пожалуйста, — угрюмо произнес Воин. — Я понимаю, ты никогда не сможешь полюбить меня. Ведь я только воитель. Я умею только сражаться. Меня заточили в болото за то, что я восстал против тирана. Но тебя, Дева, тебя низвергли сюда за то, что ты пела, пела о страданиях и несчастьях народных… Хотя что сейчас об этом вспоминать! Все это случилось в незапамятные, давние времена. Я не умею петь. Я умею только владеть мечом. Я никогда не смогу понять тебя до конца. Ты для меня такая же загадка, как вон те горы на Луне. Мой род беднее, чем твой. И я-то, глупый, думал, что ты сможешь полюбить меня, ну хоть чуточку…

— Да ну вас, старая история, из века в век одно и то же. О, мои бедные уши! — воскликнул Лесной Кот. — Анни, я думаю, что вся эта компания ни на что не годится. Наш Конь Туман слишком склонен к задумчивости и философствованию. Он вечно погружен в какие-то умствования и сразу обижается, стоит ему заметить, что нужно не только рассуждать. Надо действовать. Воин — это человек действия, но я боюсь, что он будет размахивать мечом и там, где это совсем некстати. К тому же Воин считает, что он ни на что значительное не способен, что он серый и необразованный человек и таким останется навсегда. Какая жалость, что мы не можем остановить на нем свой выбор, хотя именно в нем горит огонь настоящей отваги! Дева — та вся в искусстве, ее все совесть мучает, что она совсем не может держать в руках меч, а умеет только петь… И потом на нее находят эти лунные наваждения…

Анни Маннинен

— Но ведь она художница, — проговорил опять Конь Туман голосом, в котором так и сквозил упрек. — Меня можешь называть как угодно, Конем Туманом или Жеребцом Обманом, но не оскорбляй настоящих служителей искусства, я этого не потерплю!

Дева с Воином отошли в тень под дерево и стояли там, взявшись за руки, целиком во власти своей несчастной любви.

— Из нашей затеи, сдается мне, ничего не выйдет, — произнес после недолгого молчания Лесной Кот, глядя на парочку влюбленных. — Я пытаюсь найти кого-нибудь другого для выполнения этой трудной задачи, чтобы не посылать туда Анни. Для ребенка это слишком тяжело…

— Неужели мне могут доверить это поручение? — с восторгом воскликнула Анни. — Правда? Это правда?

— Тише ты, не кричи, — сказал Лесной Кот с грустью в голосе. — Это совсем не то, что ты думаешь. Я все еще сомневаюсь, стоит ли тебя посылать. Но ведь эти двое целиком поглощены своей любовью и ничего другого не могут. Они не от мира сего. Еще, чего доброго, забудут, за чем пошли. А если с ними отправить этого Коня Обмана, эту лошадь с туманными глазами, то тогда совсем плохо. Придется нам все-таки послать девочку.

— Ах! — вздохнула Анни.

— Бедное дитя, не вздыхай от счастья, потому что задача твоя непосильная, — сказал Лесной Кот. — Я так надеялся, что Дева с Воином хоть немного оправились от своей безумной любви. Но нет, до чего же сильна бывает несчастная любовь. До чего она морочит людям головы. Ну, а благополучная любовь? Что от нее? Дети да кухня, а нам от этого тоже толку мало. Но эти влюбленные кое в чем смогут помочь нам. По крайней мере, они знают, где нынче обитают колдуньи. Нам надо добыть колдуний волшебное зелье, чтобы отправить нашу Анни в путь. Ведь Деву и Воина упекли в болото в те давние-предавние времена, когда ведьмы и колдуньи встречались на каждом шагу…

Анни Маннинен

Анни была в восторге. Наконец-то она встретится с настоящими ведьмами!

Лесной Кот подозвал к себе Деву с Воином, к некоторое время они втроем разговаривали тихими, приглушенными голосами. Потом Дева плавно, едва касаясь земли, приблизилась к Анни и сказала:

— Я желаю тебе счастливого пути. Ты подходишь для этого дела, потому что в тебе, я чувствую, есть задатки служительницы искусства. Только такие души способны путешествовать во времени… и даже возвращаться назад. Мне кажется, что выполнить задачу суждено именно тебе, потому что я… Ты понимаешь?.. Я так далека от всего. Мое время уже давно опередило меня, прошло мимо. Когда-то раньше, в прежние времена, я могла уходить даже в мир усопших и приходить назад, а теперь… Увы… Об одном я хочу тебя предупредить: вернувшись оттуда, ты почувствуешь страшную усталость. Тебе непременно надо будет отдохнуть и набраться сил, чтобы опять приспособиться к обычной, человеческой жизни.

— Ну, хватит разговоров! — прервал Деву Лесной Кот. — Скажи лучше, где теперь обитают ведьмы? Нам уже пора торопиться. Время не ждет.

— Дай подготовить ребенка к дороге, — с осуждением всхрапнул Конь Туман. — Встречаются же на свете такие черствые души, которые не способны чувствовать ничего возвышенного.

Анни Маннинен

— А я по большей части занимаюсь земными, реальными делами. И еще неизвестно, что тут творилось бы, если бы я ими не занимался, — сказал Лесной Кот сухо. — И сейчас я желаю знать дорогу к ведьмам. Так что будьте добры, расскажите поподробней.

— Вам нужно идти по реке до церкви, — заговорил Воин. — Это бывшее место языческих обрядов, там приносили жертвы богу всякой растительности, богу плодородия. Одно время здесь также сжигали на костре ведьм. Там, поблизости, они теперь и обитают. Ведьмы вообще любят не совсем обычные места.

— До свидания, малышка Анни, — сказал Конь Туман. — И помни: мысленно я всегда с тобой, где бы ты ни была. И не забывай никогда про нас, копытных. И если услышишь, что кто-то бранит лошадей, то прошу тебя: встань на нашу защиту. А если увидишь, что кто-то бьет лошадь хлыстом, вступись и пресеки это злое дело.

Анни Маннинен

И вдруг Конь Туман пришел в неожиданный и беспричинный гнев:

— Нас надо жалеть! С нами надо обращаться мягко, с жалостью, а не хлестать кнутом!

— Я всегда буду защищать лошадей, — твердо сказала Анни. — Клянусь.

На какое-то время Конь совершенно преобразился, стал оживленным и веселым, но скоро это состояние прошло, и Конь Туман снова погрузился в свое обычное созерцательное раздумье.

Дева и Воин сели верхом на Коня и отправились на ночную прогулку по лунным полянам. А Лесной Кот и Анни пошли в другую сторону — вдоль реки к церкви. Муттиска еще старательнее укрыла свое лицо и осталась стоять средь сумеречных ночных теней. «Какая досада, что мне опять не удалось поговорить с ней», — подумала Анни. Она мечтала выполнить какое-нибудь трудное поручение, но сейчас, когда возникла такая возможность, Анни почему-то испытывала беспокойство. «Как это я смогу попасть в прошлое? — гадала она. — Как я спрошу у Природы-Матери те нужные, заветные слова? Сумею ли? А вдруг я заблужусь? Правда, Дева говорила, что дорога поведет ее куда надо. Ну ничего, — утешала себя девочка. — Я ведь смелая, настойчивая и неглупая. А вдруг я слишком маленькая? И слишком тощая?»

Анни Маннинен

Вот впереди показалась и церковь. Это была очень старая каменная церковь, построенная еще несколько столетий тому назад. Река протекала совсем рядом с церковью. Никогда раньше Анни не замечала, чтобы тут поблизости бродили ведьмы. Но с другой стороны, ведьмы ведь ходят только по ночам, и людям они никогда не показываются. Подумать только! А Муттиска-то утверждает, что никаких ведьм вообще нет. Теперь ей, наверно, очень стыдно, поэтому она все время прикрывает лицо платком.

Анни шла, напряженно всматриваясь в темноту. Августовская ночь была черной и мягкой, как шелк. И вдруг Анни действительно увидела возле церкви какие-то мерцающие зеленые огоньки. В их зеленоватом свете плясали две ведьмы. Одна из них была высокая, стройная и красивая; высокие тоненькие каблучки делали ее еще выше и стройнее. Вторая же ведьма была вся какая-то округлая, даже нос картошечкой. Ну не ведьма, а настоящий колобок. Волосы у обеих были скручены в огромный пучок и заколоты птичьей костью.

Анни Маннинен

— Доброй вам полночи, — приветствовал их Лесной Кот.

— О-ла-ла-ла-ла-ла-ла-а, полночи-ночи, — ответила высокая красивая ведьма. — Какая очаровательная черная кошечка! Как пылают ее глаза! Прыгай ко мне на плечо, Мурлыка! Мы с приятельницей решили немного поплясать при свете этих древних жертвенных огней. Они горят так заманчиво в ночь на Иванов день.

О-ля-ля-ля-ля.

Танцуют ведьмы у огня…

И забываются заботы,

И нет у нас иной работы,

Как вихрь кружить

И ворожить…

Тут быль и небыль.

Тут сон и сказка.

Вся наша жизнь

Сплошная пляска…

Анни Маннинен

Маленькая, кругленькая ведьма продолжала мерно выплясывать какой-то нехитрый танец, подпрыгивая на месте двумя ногами и напевая обыкновенную песенку-считалку:

На золотом крыльце

Сидели:

Царь,

Царевич,

Король,

Королевич,

Сапожник,

Рогожник…

Анни Маннинен

— Ну вот и ошиблась, — сказала Анни.

— Я не терплю подсказок от сопливых девчонок, — возмутилась Ведьма Колобок. — Погляди на себя-то! До чего тощая и ничтожная! Уж такая уважаемая досточтимая ведьма, как я, разбирается в этих делах получше, чем какая-то малявка. Погоди, погоди. Но глаза у нее зеленые, а волосы рыжие… Да она, пожалуй, нашего роду-племени… Но скажи мне, Эдельхайд, зачем сюда приводят детей, хотя бы даже урожденных ведьмами? Здесь, в самую полночь, возле церкви, — и вдруг дети?!

Продолжая приплясывать, маленькая ведьма обиженно сказала:

— Ну вот, я сбилась и позабыла свою считалку, а все из-за этой девчонки… Теперь мне опять начинать все с самого начала:

На золотом крыльце

Сидели:

Царь,

Царевич…

Анни Маннинен

— Не обращайте внимания, это Лююти Люллеро, или просто Колобок, Злой Колобок, — сказала Эдельхайд, закончив свой танец. — Она очень злая и вредная, как всегда. И такая завистливая, ну просто ужас какая завистливая. Знаете, еще в 1634 году она донесла на меня священнику, и все только от зависти. Я была честная, самостоятельная женщина, жила себе потихонечку, моя дойная корова давала много молока, а поросенок рос не по дням, а по часам, я врачевала людей снадобьями собственного приготовления, и моими советами и отварами пользовались даже богатые и знатные люди из высокого рода. Бедным я помогала даром, без всякой платы, а с богатых и имущих — это сущая правда — брала только положенную плату за услуги. Так я накопила немало всякого добра. Лююти же не могла этого стерпеть.

— А вот и нет, я стерпела, — ответила Лююти, склонившись над жертвенным огнем. — Очень даже стерпела!

Лююти же не могла этого стерпеть, — повторила Эдельхайд, красиво взметнув вверх шелковистые черные брови. — Она пошла и нашептала священнику, что я, дескать, занимаюсь колдовством. Потом была долгая история, меня все допрашивали. И нашлось много свидетелей, даже таких, которые меня никогда и в глаза-то не видели. Кого запугали, кого подкупили. А потом меня подвергли колдовскому испытанию: бросили вот в эту реку, чтобы посмотреть, удержусь ли я на воде. Ну, а я удержалась и доплыла до берега. А это, оказывается, означало, что я состою в союзе с нечистым. Оказывается, я не выплыла бы, если б дьявол мне не помог. Подумайте только, как это смешно! Я ведь просто умела плавать, и без всякой дьявольской помощи. Когда я потом рассказала все это нашему Сатане, ну и смеялся же он! Самым сатанинским смехом, вот как на той картине, что нарисована на задней стенке в этой церкви. «О этот старый, старый мир, суета сует», — сказал он и снова разразился своим ужасным скрипучим смехом…

Анни Маннинен

— Вот видите! Теперь вы и сами слышали, что я была права в 1634 году, — пропищала Лююти. — Эта женщина всегда поддерживала связи с дьяволом. Так что я была права, выдав ее священнику. Это был мой долг. Меня разбирала такая досада, что у нее всего вдоволь, и любви и богатства, а у меня ничего. Я питалась крохами и жила всегда одна-одинешенька. В те годы ведь забирали на войну солдат, и налоги были такие ужасные! Да-а, ужасные это были времена, когда шведский король…

— Ну так вот, как только я выбралась на берег, меня тут же связали, — продолжала рассказывать Эдельхайд, не обращая ни малейшего внимания на Лююти Люллеро. — А потом меня сожгли на костре. Ох и жарко же было! Но я была смекалистая девчонка. Я спаслась, вырвалась из пламени, обернувшись жуком. Он зажужжал, расправил крылья — и был таков. И вот я здесь. Теперь я стала настоящей мудрой ведьмой, и, должна признаться, это совсем недурно. А Лююти стала ведьмой только потому, что она была такой злой и вредной. Черная злоба, зависть, сплетни и наговоры до того ее переполняли, что в один прекрасный день она не выдержала, взяла и лопнула. И вот пожалуйста — теперь она тоже здесь.

— Послушайте, мы должны… — начал Лесной Кот, но тут же осекся от неожиданности: прямо к ногам Эдельхайд откуда-то сверху свалился маленький зеленый Дракончик. Поминутно облизываясь, Дракон подозрительно оглядел всех, словно проверяя, не грозит ли опасность высокой красивой ведьме.

Анни Маннинен

— Милый мой Ксерксес, дружочек, со мной все в порядке, — сказала Эдельхайд Дракону, прохаживаясь перед ним на своих высоких каблучках-шпильках. — Это ведь почти что свои люди. Ты слишком предан мне, готов перестараться. Так что лети обратно к себе на Звезду и будь спокоен. Я обязательно позову тебя, если мне и впрямь будет грозить опасность.

Дракон заморгал глазами, потом стал приглаживать свои блестящие чешуйки. Он с мольбой смотрел на хозяйку, но взгляд Эдельхайд оставался требовательным и непреклонным. Тогда Дракончик расправил легкие, прозрачные крылья и плавно заскользил ввысь, в свою заоблачную даль. Оставшиеся на Земле отчетливо услышали его грустную песенку:

Дракон летит по небосводу.

Слеза дрожит в его глазах.

Готов Дракон в огонь и в воду,

Готов любой осилить страх.

Звезды своей он достигает.

В тоске сердечной, без утайки,

Слезу-жемчужину кидает

Своей прелестнейшей хозяйке.

О, Эдельхайд!

Анни Маннинен

— Мужчины всегда так внимательны к тебе, даже этот Ксерксес, — с горечью сказала Лююти. — В меня так ни один Дракон не влюбился, хотя их сотни, на каждой Звезде. Хорошо тебе! У тебя везде так много поклонников.

— Слушай-ка, Лююти. Что лишку, то лишку, разболталась ты слишком, — холодно проговорила Эдельхайд. — Но хотела бы я знать, за чем пришли к нам эта милая девочка и эта совершенно очаровательная черная кошка с острыми коготками? Чем могу служить?

— Я пришел попросить флакончик волшебного напитка, чтобы отправить эту девочку в прошлое, — сказал Лесной Кот.

— Я ничего не дам, и не ждите, — быстро ответила Лююти. — У меня нет. Нет у меня ничего.

— О, это очень просто. Один момент, — сказала Эдельхайд и вытащила из пучка волос на затылке маленькую коричневую бутылочку, какие бывают в аптеках. — Надежное средство. Отличный состав. Но… — Тут Эдельхайд замялась и оценивающим взглядом посмотрела на Анни. — Но я думаю, что для такого маленького существа достаточно двух капель на один прием. Ни чуточки больше. Боюсь, что напиток может оказаться слишком сильным.

— Анни все в точности запомнила и выполнит, — сказал Лесной Кот. — А теперь мы сердечно благодарим вас.

— Не мог бы ты немного побыть со мной, Мурлыка? — спросила Эдельхайд. — Моя черная кошечка куда-то пропала, и теперь я так несчастна, так несчастна. Ты так уютно устроился на моем плече!

— Вот, вот. Именно. На твоем плече, но уж никак не на моем. Даже по ошибке такого не случается, — мрачно проговорила Лююти.

— Будь по-твоему, я останусь на эту ночь, — сказал Лесной Кот и тихо замурлыкал. — Но смотри, Эдельхайд, не покоряй меня навсегда. Диким, неприрученным, еще не раз понадобится моя помощь. Я ведь жил какое-то время среди людей и научился у них многим полезным вещам. А так… Почему бы и мне иногда не отдохнуть и не развлечься?

И Лесной Кот поудобней устроился на плече Эдельхайд. Анни на прощание поклонилась ведьмам и пошла. Эдельхайд в ответ ослепительно улыбнулась девочке, зубы ее так и сверкнули фосфорическим блеском. Лююти же даже не повернула головы в сторону Анни. Сидя возле огней, она что-то нашептывала про себя.

Анни Маннинен

12


Анни Маннинен

Анни уже подходила к мосту. Ночь была полна звуков: журчание текущей воды, голоса ночных птиц, птичий шорох ветра… Остановившись перед мостом, Анни мысленно произнесла: «С этого места я начну свой путь. Дева сказала, что меня поведет за собой большая и чистая мысль. Сейчас я достану флакончик, выпью две капельки, а бутылочку спрячу в карман своей ночной рубашки, чтобы не потерять. Ну, пора в дорогу. Счастливого пути!»

И Анни ступила на мост. На самой середине она осторожно открыла флакон и налила себе на язык две капельки. В голове у нее сразу зашумело. Все закружилось, мост исчез, и ночь стала быстро проясняться. Неожиданно наступило ясное утро. Анни стояла на берегу реки, озаренная ярким солнцем. Но это была совсем незнакомая река. На ее берегах не было ни одного дома, а ее течение преграждали небольшие пороги. Старые толстые березы склоняли к воде свои ветви, а прибрежные ольховники, свежие и чистые, зеленели в своей первозданной нетронутости. Анни пошла по тропинке, которая начиналась у берега и скрывалась в белоствольном березняке. Скоро тропинка привела девочку к небольшому серому домику. Во дворе стояла какая-то женщина в длинной полосатой юбке и с кем-то разговаривала, судя по всему — с Солнцем:

— Когда ты появляешься на небе, Большой Огненный Шар, то твой блеск слепит мне глаза. Почему именно на меня пал выбор прясть золотую нить? Почему именно мне было суждено стать рабой Солнца? Когда же приходит осень и ты уходишь за горизонт, то я мерзну, но я по-прежнему должна прясть, прясть серую шерстяную нить. А потом ты снова возвращаешься, и моя нить опять становится золотой. И хотя ты жжешь меня своими палящими лучами, хотя ты поработил меня, я все равно пою тебе, Светило, величальную песнь… Пою каждое летнее утро… Здесь, на берегу, я тку золотую ткань. Видишь, как быстро снует мой челнок…

Анни Маннинен

Заметив приближение Анни, женщина подала ей знак, приглашая следовать за собой. Женщина вошла в домик и принялась собирать в охапку серую овечью шерсть. Анни присела на скамейку у порога и стала наблюдать за работой. Собрав всю шерсть, женщина вытащила карду и принялась шерсть чесать. Закончив эту работу, она села за прялку. Прялка была большая, с нарядными украшениями. Чем дольше Анни смотрела, тем сильнее слепило ей глаза: из-под рук пряхи тянулась сверкающая золотая нить. Женщина пряла без устали и все время пела:

Так чиста и тонка

Моя нить золотая,

Что и принца украсит

Одежда такая.

Кому плащ золотой

Мастерица соткет,

Того блеск и богатство

В жизни радостной ждет…

Анни Маннинен

Когда уже вся шерсть стала золотой пряжей, женщина проговорила, обернувшись к Анни:

— Видишь ли, девочка, я Дочь Солнца, и поэтому я умею превращать простую овечью пряжу в золотую нить. А послушай, как гудит моя прялка. Словно песню ноет или сочиняет стихи. И я скажу тебе по секрету, что эта прялка будет гудеть всегда… Даже если в трудную годину ее разрубят на дрова и сожгут в печке. Такая вот удивительная сила дана моей прялке.

Потом женщина начала наматывать пряжу на бобины. Анни не смела даже пошевельнуться. С замиранием сердца следила она за этой работой. «Наверно, в подходящий момент она сама скажет, что мне надо делать», — думала девочка. Золотая пряжа так сияла, что прокопченная избушка вся наполнилась янтарным светом. Перемотав пряжу, женщина вытащила откуда то маленький ткацкий станок и, сноровисто орудуя челноком, начала ткать золотую ткань, мягкую и пушистую. «Уж не для королевского ли это плаща?» — подумалось вдруг Анни. А женщина ткала и пела:

Челнок мой скользит туда и сюда.

Торопится ткать да ткать,

А мысль спешит, мысль бежит,

Хочет челнок догнать.

Отжили старые моды,

Но вечны законы природы.

Им следует мой челнок…

Сон мой вещий глубок.

Анни Маннинен

И тут женщина действительно прикрыла глаза и начала ткать с молниеносной быстротой. Тихо и незаметно проходил час за часом, а женщина — отрешенная словно лунатик — делала все расторопно, ловко и точно. Когда она наконец открыла глаза, на ткацком станке лежала толстая пушистая золотая ткань. Глаза женщины радостно вспыхнули. Она сняла ткань со станка и поднесла ее Анни с низким поклоном. И голос ее зазвучал нежно, как мандолина, когда она запела девочке свою последнюю песню:

Для тебя я ковер золотой соткала.

Я вложила в него

Заклинанья-слова.

В них надежда земли

И сердец доброта.

Пусть ковер золотой мой летит.

Пусть тебя он с собою умчит…

Анни Маннинен

— Как мне благодарить вас, госпожа? — спросила Анни. Она поняла, что этот золотой ковер помчит ее дальше, к заветной цели — за словами.

— Тебе не надо меня благодарить, — ответила женщина и улыбнулась счастливой улыбкой. — Это мне надо поклониться тебе в пояс за то, что ты взялась выполнить большую задачу. Только женщины умеют нести в своих сердцах надежду, потому что они идут своими путями — незаметными, мудрыми… О-о, это моя самая лучшая, самая красивая работа! Но никогда никому не рассказывай об этом. Второго такого ковра мне уже не соткать. Его будут искать, искать и искать… А в плохих, недобрых руках, в руках сильных мира сего, он может обернуться большим злом для людей… Доброго пути тебе, девочка!

Женщина еще раз поклонилась Анни и проводила ее до ворот. Березняк весь звенел от утреннего многоголосого пения птиц. Анни уселась на золотой ковер, и он сразу же легко и плавно взмыл в воздух, поднявшись над верхушками деревьев. Девочка наклонилась, чтобы взглянуть вниз, на Землю. Женщина стояла на своем дворе, прикрыв ладонью глаза.

Ковер взлетал все выше, в утреннюю небесную синеву. Он летел вперед мягко и уверенно, словно точно знал, куда и зачем держит путь. Лучики солнца застревали в золотом ворсе ковра, и стало так тепло, что Анни, пригревшись, незаметно для себя уснула. Когда она проснулась, солнце уже клонилось к закату, ласковая вечерняя заря окрасила багрянцем простиравшиеся внизу леса и холмы. Вот они все ближе и ближе — ковер опускался вниз. Едва только Анни ступила на землю, как золотой ковер рассыпался на тысячи сверкающих лучиков вечернего темно-алого солнца.

Анни Маннинен

Анни направилась вдоль реки. Она шла и шла, но ничего особенного не происходило. Наконец девочка вспомнила про волшебный напиток. Стоило ей выпить две капли, как в голове у нее опять зашумело, все закружилось и как будто куда-то ухнуло. И в тот же миг Анни очутилась на маленькой площади. Эта площадь чем-то напоминала ярмарочную площадь в их городе. Анни несколько раз бывала там с мамой, когда мама брала ее с собой в город за покупками. И все-таки это была другая площадь, потому что в самом центре ее стоял шатер. Это был бродячий цирк. Перед ним выделывали свои трюки клоуны и шуты, которые смеялись, каламбурили и плясали с медведем, привязанным на железную цепь. Кругом толпилась пестрая публика. У одних были какие-то удивительные, старинные наряды. А у других голое тело было едва прикрыто драным тряпьем. Так что Анни в своей ночной сорочке почти не выделялась в толпе.

Из циркового шатра вышла крупная женщина, одетая в длинную рваную кофту. Все как будто только ее и ждали. Публика сразу зашумела, закричала. На шее у женщины были надеты медные обручи, на запястьях — браслеты, на которых позвякивали колокольчики и разные подвески, даже на ногах, у щиколотки, блестели кольца. С усталым видом женщина вошла в круг, образованный толпой; на ее крупных босых ногах вздувались узловатые вены. Женщина подняла с земли тяжелую железную цепь и разорвала ее на несколько мелких частей. Выполняла она свой трюк неохотно, словно все это ей давно надоело. Публика вопила от восторга. Потом женщина повелительным жестом приказала всем замолчать и произнесла громким грубым голосом:

— А сейчас я спою уважаемым дамам, мамзелям и господам песенку вечной любви. Это очень красивая песня, так что прошу слушать меня внимательно!

Зрители притихли, и женщина запела низким голосом, напоминающим густой мужской бас:

И рыцарь, храбрый сокол.

Шепнул девчонке своей:

«Испей-ка из кружки глубокой,

В ней сердце мое на дне».

И девушка к алым губкам

Поднесла глубокий бокал,

Обжег ее жаркий напиток,

Но первый глоток ей был мал.

Вторым глотком усладилась,

Зарделась, словно заря,

К рыцарю нежно прильнула.

Шепнула: «Навеки твоя».

Анни Маннинен

Женщина пела, а растроганная публика сочувственно зашумела, умиленно завздыхала.

— Какая прекрасная песня! Как это чудесно! Как благородно! Такая высокая любовь! — слышались выкрики из толпы.

Женщина-силач с минуту молча смотрела на публику. Она не делала реверансов, которые едва ли пошли бы ей. Но она даже и не кланялась, она просто стояла и смотрела. И вдруг снова заговорила:

— Так вот, дорогие дамы, мамзели и господа, песня на этом не кончилась. В ней есть еще один куплет. Он звучит так:

Конец истории этой

Я вам сейчас расскажу.

История эта грустна.

Та кружка давно остыла,

Давно испита до дна.

Анни Маннинен

Теперь женщина низко поклонилась публике и стала пробираться сквозь онемевшую, безмолвную толпу. Люди уступали ей дорогу, все — и женщины, и мужчины, и ребятишки.

— Фу! — сказала одна маленькая дама. — Эта история совсем не красивая. Как это грубо! — И горько разрыдалась.

Циркачка скрылась за шатром и вывела оттуда маленькую белую лошадку на стройных точеных ножках. Лошадка гордо держала свою изящную голову на крутой лебединой шее. Женщина, не обращая ни малейшего внимания на шутников, которые своими выкриками пытались остановить ее, направилась прямо к городским воротам и вышла из города. Анни видела, как она уныло шагает со своей лошадкой по пустынной дороге, уходящей далеко-далеко, куда-то за горизонт…

И вдруг девочкой овладела уверенность, что она должна последовать за этой женщиной. И Анни пустилась бежать. Когда она догнала циркачку, то с удивлением поняла, что эта женщина каким-то образом знает ее, потому что циркачка обратилась к ней по имени.

— Я не могу больше, Анни. Я работала в цирке женщиной-силачкой. И у меня был такой номер: уцепившись зубами за большой железный крюк, я висела под крышей, а пятеро здоровых мужчин держались за кольца на моих щиколотках. И я должна была все это удерживать в воздухе. Потом меня заставляли разрывать железную цепь. И вдобавок ко всему я еще должна постоянно выслушивать, какая я большая, грузная и некрасивая. Я устала от всего этого. Я хочу найти себе мужа и вести спокойную семейную жизнь.

— Такого же большого мужа? — осторожно спросила Анни.

— Нет, маленького, — ответила силачка. — Такого, которого никто не захотел взять себе в мужья из-за его роста. Подойдем мы друг другу? Как ты думаешь, Анни?

— Конечно, — без тени сомнения ответила Анни.

— Все думают, что я отправилась прогуливать эту лошадь, — сказала женщина. — Они думают, что я вернусь в цирк. Но в этом они ошибаются. Я никогда не вернусь туда! Я уйду на край света. Пусть они вместо моего выступления придумают какой нибудь другой номер. Пусть выпускают на манеж Эсмеральду, пусть хоть дважды за один вечер, раз все они так восхищаются ею. И Эсмеральда действительно красива и изящна, когда танцует на белой лошадке. Но теперь, правда, у нее больше нет лошадки. Я забрала ее с собой. Вот она.

— Очень красивая лошадь, — сказала Анни и погладила белоснежную спину.

Анни Маннинен

— Я взяла ее для тебя, — сказала силачка. — Я-то могу идти пешком, хоть на край света. Если бы ты только знала, девочка, сколько всяких фокусов я умею делать! Я могу жонглировать тарелками, поднимать тяжести, ходить по канату. Только канат должен быть обязательно стальной. Так что давай забирай лошадку и продолжай свой путь. И помни: это самая красивая в мире лошадь. А какой сегодня закат, ты только посмотри! Никто ведь не понимает, что я тоже разбираюсь в красоте, что у меня тонкая душа. Как ты думаешь, найду ли я себе такого маленького доброго мужчину, который полюбит меня?

— Непременно найдете, — ответила Анни. Женщина из цирка ей очень понравилась, и девочке искренне хотелось, чтобы той повезло в жизни. «Пусть у нее все будет хорошо!» — от всей души пожелала Анни.

— В цирк я больше не вернусь. Не хочу, чтобы зеваки пялили на меня глаза, — сказала силачка. — Конечно, такая женщина, как я, могла бы получить место при дворе. Мне кажется, я стала бы любимицей нашего правителя. Ведь другой такой, как я, нет на свете. Но я терпеть не могу той лживости и низкопоклонства, того коварства и доносов, которых так много при дворе. Фу! Давай-ка, девочка, взбирайся на лошадь. Тебе эта лошадка с белой звездочкой на лбу подходит больше, чем гордячке Эсмеральде. Ишь, вздумала еще требовать, чтобы ее костюм расшили блестками. Блестки ей, видите ли, понадобились… А как же мы? За свои тяжкие труды имеем лишь жалкую краюху хлеба!..

Женщина-силачка помогла Анни сесть на лошадь. Лошадь всхрапнула и встала на дыбы. К великому своему удивлению, Анни обнаружила, что умеет не только отлично ездить верхом, но еще и проделывать при этом всякие фокусы. Она делала стойку на руках, подпрыгивала и кувыркалась, хотя лошадь мчалась по кругу во весь дух, как на цирковой арене.

— У тебя хорошо получается, — сказала циркачка; потряхивая своими подвесками и кольцами. — Гораздо лучше, чем у нашей Эсмеральды.

Белая цирковая лошадка взвилась высоко в воздух, но в этот самый момент Анни выпустила из рук поводья… И упала на землю…

— Анни, да где же ты спишь, — сказала мама и легонько потрясла Анни за плечо.

Анни открыла глаза и увидела, что она лежит, свернувшись в клубочек, на домотканом коврике возле кровати. Значит, она свалилась с постели. Мама только что вернулась домой с танцев. Была уже ночь, и Лассе деловито посапывал на своей кровати.

— Весело ли было на танцах? — сквозь сон пробормотала Анни.

— Чего там веселого… Забирайся быстренько на кровать, — сказала мама. — Ой, как у меня ноги болят! А завтра с утра на работу. Как я только пойду!

Мама заботливо укрыла Анни. У мамы был усталый и печальный вид.

Анни Маннинен

13


Анни Маннинен

Анни проснулась поздно, когда мама уже ушла на работу. Мама, наверно, тоже проспала: даже посуда со стола была не убрана.

Лассе наспех попил молока, вымазав маслом клеенку, и убежал на улицу.

— Вот всегда так, — проворчала Анни. — Вечно я должна все мыть и убирать…

Настроение опять было скверное. Анни чувствовала себя очень усталой. Недаром Дева сказала ей, что путешествие в прошлое сильно утомляет. «Если я еще буду путешествовать по ночам, то скоро так устану, что совсем не смогу ходить в школу, и тогда врач пропишет мне домашний режим, чтобы я отдохнула», — с тайной надеждой подумала Анни.

Наскоро позавтракав и прибрав в комнате, Анни вышла во двор. Тэри настороженно смотрел в сторону леса; вытянув морду, он опять к чему-то принюхивался. Заметив Анни, пес сразу же подбежал к ней, гремя длинной цепью.

— Эта злая черноглазка опять подходила ночью к моей конуре, — сказал Тэри. — Но она не смотрела на мою карту, даже не взглянула. Да и какой от нее толк! Озеро-то уже завоевано. Да и с самого начала эта карта была совсем ни к чему. А ты как думаешь, Анни?

— Ну откуда же мне знать, Тэри. Может, это была очень даже важная карта, — мягко ответила Анни, стараясь не обидеть Тэри. — Неужели Юлкуска опять замышляет что-нибудь недоброе?

— Не знаю, я понял только, что какая-то девчонка поймала Белую Лошадь. Юлкуска ругалась ужасными словами, такими ужасными, что я не могу их тебе повторить.

Анни Маннинен

Анни лихорадочно соображала. Теперь совершенно ясно, что Юлкуска тоже участвует в ночных делах и что она — опасный противник. Анни ни минуты не сомневалась в том, что нынче ночью Белая Лошадь снова придет за ней. Ведь ее путешествие прервалось на полпути и поручение еще не выполнено. Она пока так и не нашла Природу-Мать. Надо быть настороже, а то Юлкуска либо задержит ее, Анни, либо поймает Белую Лошадь. Этого еще не хватало!

— Ты, Тэри, постарайся, последи за Юлкуской, а потом расскажешь мне, если случится что-нибудь такое, особенное, — попросила Анни.

— Привет, Анни! — раздался вдруг голос Майкки. — Пойдем со мной полоть клумбу, а то все цветы заросли сорняками.

— Не хочется. Пойдем лучше к нам и поиграем в театр, — ответила Анни. Ей вдруг нестерпимо захотелось хоть немножко наяву побыть не Анни Маннинен, а другим человеком. Хотя бы переодеться в кого-нибудь.

И они пошли домой к Анни. Переступив порог, Майкки принялась расхваливать комнату, как будто видела ее впервые.

— Ай-ай, какие у вас красивые цветочки на окнах! А какие чудесные занавески! Вообще у вас так красиво, так уютно.

Мать не раз наставляла Майкки, что надо непременно похвалить убранство комнаты, когда входишь в чей-нибудь лом.

Анни Маннинен

Анни вытащила из шкафчика Деву и Воина и внимательно пригляделась к ним. Нет, никаких изменений она в них не заметила, но все равно они — теперь она точно знала — только понарошку куклы, а на самом деле это заколдованные люди, которые живут в болоте. Анни хотела растолковать все это своей подружке, но, взглянув на Майкки, на ее круглое простодушное лицо пай-девочки, тотчас отказалась от своего намерения. Анни посадила кукол в их обычном уголке, в нише, а сама принялась изучать содержимое платяного шкафа.

— Знаешь что, Майкки, ты возьми вот эту старую тюлевую занавеску и накинь ее себе на плечи. Ты будешь изображать главную танцовщицу гарема, — сказала Анни. — Я для этой роли слишком тощая, а ты как раз подходишь. А я… Я, пожалуй, надену на себя вот это мамино платье в цветочек и буду изображать знатную даму, которая придет в гости, навестить тебя и одну свою приятельницу.

— Но ведь это самое хорошее, выходное платье твоей мамы, — с сомнением проговорила Майкки. — Может, ты наденешь что-нибудь другое?

— Да, конечно… Но зато это и самое красивое платье, — ответила Анни и задумалась.

Анни Маннинен

Пока Майкки возилась с занавеской, заматываясь в нее, Анни быстренько переоделась в нарядное голубое платье, в котором мама была вчера вечером на танцах. Анни уже давно мечтала об этой минуте. Платье было ей до пят, а сзади даже чуть волочилось по полу. Потом Анни порылась в ящике комода и достала клипсы и браслеты для себя и для Майкки. В ящике нашлась и круглая пудреница. Под ее крышкой оказалась мягкая пуховка, которой девочки обильно напудрили свои носы. Затем Анни стала показывать Майкки, как та должна-танцевать. Она встала на стул, а потом даже на стол, сделала несколько плавных движений, разводя руками. Майкки послушно копировала ее. При этом Анни распевала:

Не горюй, девчонка,

Что нет еще миленка.

Носик свой напудри

Да завей-ка кудри!

Накинешь

Красненький платок,

Натянешь

Шелковый чулок,

И милый тебя полюбит!

И милый тебя полюбит!

Анни Маннинен

Потом девочки вместе запели балладу про Вилхо и Берту. Но допеть ее до конца им не пришлось, так как раздался сначала громкий стук в дверь, потом голос Юлкуски:

— Что там такое творится? От этого крика весь дом дрожит!

Анни и сама не смогла бы объяснить, как это ей удалось в длинном платье так молниеносно подскочить к двери и повернуть в замке ключ. Сердце ее бешено колотилось, его стук даже отдавался в ушах.

— Ах вот как, негодная девчонка! Ты будешь у меня перед носом дверь захлопывать?! — бушевала Юлкуска, стоя на лестнице. — Ну погоди, я расскажу матери, что ты тут вытворяешь! Она велела мне днем присматривать за тобой!

— А вот и не велела! — сказала Анни через дверь.

— Ах ты, дерзкая негодница! Перед носом у старшего человека двери запирать! Кто у тебя там дома, а? Вот так и бывает, когда в семье нет отца…

— У меня есть отец, наш всемогущий господь, — ответила Анни словами из молитвы. — И мои дела вас вовсе не касаются. Посмотрите на полевые цветы, их никто не сеет, не пашет, а они знай себе растут, цветут и всевышний о них обо всех заботится.

Анни Маннинен

Стоявшая за дверью Юлкуска буквально онемела. Прошло некоторое время, прежде чем она смогла вымолвить:

— Что?.. Что это за комедия? А ну отпирай — и живо!

Тут Анни подумала, что лучше, пожалуй, открыть дверь, чтобы не разозлить Юлкуску окончательно. Поди знай, что она придумает потом в отместку. Но, к несчастью, именно в этот момент Анни выронила из рук пудреницу, которую все время держала на ладони. Бело-розовое душистое облачко окутало девочек.

— Нет, мы не можем открыть дверь, — ответила Анни, очень расстроенная. — У нас как раз разыгрывается сцена. Мы репетируем пьесу! У нас театр!

— Сейчас же отвори дверь! — прорычала Юлкуска.

— Послушайте, госпожа, нас тут две актрисы и мы работаем. Разве вы не поняли? — решительно произнесла Анни. Так что уходите и не мешайте нам. Вечером у нас спектакль.

— Вечером вам зададут такой спектакль, что вы его надолго запомните! — пригрозила Юлкуска. — Я уйду, но ты не думай, что дело на этом кончилось! Мы еще поговорим!

Девочки слышали, как Юлкуска спускалась с лестницы, продолжая ругаться. Майкки дрожала от страха, но Анни быстро успокоила ее:

— Да ты не бойся. Юлкуска ведь даже не догадывается, что ты тоже здесь.

Анни Маннинен

Теперь у девочек было время подумать над всем случившимся и оценить положение. Оно было незавидным. Пудра разлетелась повсюду: она была и на мамином костюме, и на плечах у Майкки, и на полу… Девочки поспешно сняли с себя «наряды» и принялись вытряхивать их. Но не тут-то было! Пудра не сходила с одежды. Тогда они попытались счистить ее щеткой, но тут обнаружилось, что чем больше трешь, тем отчетливее проступает пудра на ткани. Вдобавок и сама щетка запачкалась. Просыпавшуюся на пол пудру подружки попытались смести шваброй, но только подняли пыль, а половики чище не стали.

— Что будем делать? — с несчастным видом спросила Майкки.

— Придется стирать, — ответила Анни решительно.

Они согрели на электроплитке воду, постирали платье и повесили его над плитой сушить. Потом они щеткой и порошком оттирали пол и половики, пока комната не обрела наконец мало-мальски приличный вид.

— И зачем только женщины пользуются пудрой, — вздохнула Майкки, вытирая вспотевший лоб.

— А затем, чтобы лицо не блестело, а еще для красоты и для аромата, — со знанием дела объяснила Анни.

Покончив с уборкой, девочки заторопились на улицу. Оставаться в доме больше не хотелось. Лучше всего сейчас было бы пойти в лес и погулять. Но грозила одна опасность: Юлкуска могла подкарауливать их внизу. Девочки решили тихонько спуститься по лестнице на первый этаж и по стенке, как можно тише, на цыпочках, пробраться к окну. А уж из окна — прямо во двор.

Анни Маннинен

Благополучно проделав эту операцию, они завернули за угол дома и помчались со всех ног. Анни повернула к домику Муттиски, но уже издали она заметила, что Муттиски нет дома. Против обыкновения, ключ не торчал в дверях, а у порога красноречиво стояла метла. Это означало, что Муттиска куда-то уехала. Так что девочки пробежали мимо ее домика и укрылись неподалеку в лесочке. Никто их не заметил, никто не преследовал, и подружки совсем успокоились. Весь остаток дня они провели в лесу.

Возвращались они под вечер. Подходя к дому, девочки увидели, что во дворе Юлкуска разговаривает с матерью Анни. Юлкуска говорила о чем-то очень громко и сердито размахивала руками. Ну конечно же, жаловалась на Анни.

— Знаешь что, Майкки, — сказала Анни, — тебе сейчас лучше всего бежать домой, чтобы Юлкуска тебя вообще не видела. А я уж постараюсь поговорить с мамой, попрошу у нее прощения за платье. Главное, чтобы тебя в это дело не впутывать.

Анни постояла, глядя вслед Майкки. Та, пригнувшись и стараясь держаться подальше от разговаривавших женщин, семенила к дому. На углу Майкки еще раз обернулась и помахала рукой. Анни облегченно вздохнула и побежала к окну, к тому самому, из которого они недавно выбирались. Вот и их дверь. Она вошла в комнату и села на стул у окна… Как только мама появилась на пороге, Анни сразу же начала все рассказывать. И еще добавила, что Юлкуска всегда все преувеличивает и часто наговаривает на детей. Мама ничего не ответила, она только прикусила губу, увидев, что ее лучшее платье висит над плитой на веревке как жалкая мокрая тряпка.

— И все же я пойду на работу, — сказала Анни. — И как только получу зарплату, сразу же куплю тебе новую пудреницу.

— А вообще-то это платье давно уже по стирке скучало, — сказала мама после недолгого молчания. — Удивительное дело: сходишь, один вечер потанцуешь — и платье сразу же заношено. В зале так душно, такой тяжелый воздух, а руки у мужчин вечно потные.

— А зачем же ты тогда ходишь на танцы? — спросила Анни.

— Ну как зачем? Хоть какая-то радость в жизни. А чего у меня еще хорошего? — сказала мама и присела к столу. — Я ведь такая одинокая женщина. Если бы ты только знала, как мне бывает тоскливо…

Анни Маннинен

И вдруг, совсем неожиданно для Анни, мама уронила голову на стол, на свои скрещенные руки, и горько заплакала. У Анни губы тоже задрожали, она бросилась к матери и обняла ее за шею.

— Когда я вырасту большая, я сделаю так, что к тебе приедут свататься женихи со всего света, и тогда тебе не надо будет больше ходить на эти танцы, — говорила Анни ласковым голосом. — Хорошо? Ага?

— Да ты пойми, доченька, я ведь хочу, чтобы вернулся тот, единственный… ваш отец… — ответила мама и заплакала еще сильнее.

— Ну хорошо, тогда я сделаю так, что ты получишь назад того, единственного, — твердо пообещала Анни.

К счастью, мама перестала плакать, утерла слезы и даже улыбнулась Анни. А когда они увидели в окно, что вверх по Казарменной горе энергичным шагом поднимается Лассе, то, переглянувшись, постарались придать своим лицам спокойное, будничное выражение. И заговорили об обычных, будничных делах.

Но вечером Анни взяла к себе в постель Деву и Воина и назидательно сказала им:

— Это очень печально, когда у людей несчастная любовь. Она так запутывает… Но, может быть, вам в жизни еще повезет?

Анни Маннинен

14


Анни Маннинен

Спальная ниша заполнилась призрачным светом. Ночь за окном была непроглядная, но она звала, манила к себе. Анни взглянула на Деву с Воином, которые лежали рядом с ней. Куклы смотрели на нее как-то виновато, как будто просили прощения, что не могут пойти с нею.

— Ну, ничего, — сказала им Анни. Я и одна справлюсь. У вас столько своих забот и трудностей. Я понимаю, вы не можете пойти. Но вы ведь тоже должны понять, как мне страшно отправляться в это путешествие. Пожелайте мне ни пуха ни пера.

Анни Маннинен

Анни показалось, что куклы глубоко вздохнули и даже подвинулись к стенке, когда она поднялась с постели. Она пошарила в кармане ночной рубахи. Все в порядке, флакон на месте. Тихонько, на цыпочках, Анни прошла мимо Лассе, который спал глубоким сном, и мимо мамы, тихо посапывавшей на раскладушке! Беззвучно Анни открыла дверь и так же беззвучно затворила ее за собой. Девочка, как была босиком, вышла на лестницу, но она не спускалась по ступенькам, нет… Она плавно заскользила вниз, прямо по воздуху, как будто на крыльях. На дворе, залитая лунным сиянием, стояла белая цирковая лошадка. Выгнув шею словно лебедь, она беспокойно помахивала красивым хвостом. Лошадь тревожно перебирала копытами, готовая двинуться в путь. Анни быстро пересекла двор, миновала клумбу с ноготками и одинокий клен. Но вдруг, в тот самый момент, когда девочка готова была сесть на лошадь, она остановилась как вкопанная: ей показалось, будто перед ней неожиданно выросла стена.

А за спиной у Анни раздались слова:

Заклинаю, заклинаю!

Проклинаю, проклинаю!

Стой на месте.

Камнем будь!

Я тебе испорчу путь!

Анни Маннинен

Юлкуска, в одной ночной рубахе, стояла на крыльце и, широко раскинув руки, произносила свое заклинание. Черные глаза ее так и сверкали злобой. Сила ее злых чар оказалась столь велика, что Анни не могла ступить ни шагу.

— Тэри! — воскликнула Анни. — На помощь!

— Я дала ему снотворного, — сказала Юлкуска. — Так что напрасно ты зовешь эту жалкую пустолайку.

— Муттиска… — прошептала Анни. — Но в тот же миг она вспомнила, что Муттиска уехала куда-то. Значит, теперь она, Анни, совершенно одна.

— Лучше будет, если ты вернешься домой и отправишься спать, — уговаривала Юлкуска сладким голосом. — Такой маленькой девочке не следует вмешиваться в колдовские дела.

— Никакие это не колдовские дела, — ответила Анни. Голос ее звучал чуть слышно, а ноги по-прежнему не подчинялись. Они были как будто чужие. — Это общее дело. Оно касается и деревьев, и животных, и воды, и травы, и человека…

Анни Маннинен

— Чепуха, ха-ха-ха, — ответила Юлкуска со злобным смешком. — Ты не разбираешься в этих делах, ни капельки! Теперь этой беде уже ничем не помочь. Воздух, Море и Земля окутаны таким густым слоем липкой грязи, что ты, девчонка, ничего не сможешь сделать. К тому же у тебя больше нет помощницы, эта знахарка Муттиска уехала, а если она и вернется, то я устрою так, что ее отсюда выселят. Уж я позабочусь о том, чтобы в дело вмешался мой властелин, Черный Колдун. На месте домика Муттиски построят высотный дом. И тогда вам тоже придется поискать себе новое место! Всем вам придется уйти, и никто из вас нигде не получит новой квартиры. Только я получу хорошенькую маленькую квартирку в новом высотном доме. Вот так-то! Можешь мне поверить.

— Пусти меня, — сказала Анни, тяжело дыша. Она напрягла все свои силы, чтобы сдвинуться с места. Лошадь нервно потряхивала гривой; бока ее вздымались от напряженного ожидания.

— Если ты пойдешь, я наделаю ужасных дел, — прошипела Юлкуска. — Я отравлю все колодцы… — И она начала громким зловещим голосом: — Пусть отныне вода в колодцах на Казарменной горе будет черной как деготь, и густой как смола! Проклинаю, проклинаю! Заклинаю, заклинаю…

— Но ты совсем не баба-яга и не колдунья, — сказала Анни твердым и ясным голосом. Она и сама не понимала, откуда брались у нее эти слова. — Ты просто вредная-зловредная сплетница. А разыгрываешь из себя бог знает кого. Но меня тебе не удержать, злая старуха!

Анни Маннинен

Стремительный огромный прыжок, как у кенгуру, — и Анни уже верхом на белой лошадке. Лошадь ударила копытом, вскинула благородную голову и взмыла в воздух.

Юлкуска выбежала на середину двора и, размахивая руками, принялась выкрикивать свои заклинания — но они уже не имели никакой силы. Зато Анни все отчетливее ощущала в себе прилив какой-то необъяснимой силы, который породил песню, и слова этой песни сами собой полились из ее уст:

Ах, оставь ты свои заклинания!

Не в твоей я, Юлкуска, власти.

Я живу в мечтах, в сновидениях,

Я лечу по дорогам счастья.

Меня лошадь несет белогривая.

Ветер времени свищет в ушах.

Мне коня понукать не надо.

Никакой мне не ведом страх.

Звездной россыпью небо стелется.

В те туманные дали-края

Быстро мчит меня Лошадь Белая…

Мчит туда, где мечта моя.

Анни Маннинен

Анни стремительно уносилась все дальше от Казарменной горы, и когда песня ее закончилась, девочка почувствовала, что у нее пересохло в горле. Когда же она выучила эту песню? Ведь она пела так, будто давно знала эти слова и этот мотив… И этот сильный, звучный голос… Это у нее-то, у Анни Маннинен, которая всегда жалела, что судьба не наделила ее ни музыкальным слухом, ни голосом. Кроме того, она чувствовала сейчас во всем теле такую силу и такую слитность со своей лошадью, что невольно подумала: уж не превратилась ли она в кентавра? Там внизу, в ночной тьме, узкой полоской извивалась река, беспорядочно громоздились городские дома, заводские трубы торчали как черные штыки. А она все летит и летит… И ни с чем не сравнить этот неудержимый полет горячего коня! Детской игрой показалась теперь Анни быстрая карусель, от которой у нее раньше кружилась голова.

Звезды стремительно проносились перед ее глазами, в ушах гудело и свистело, конь то и дело всхрапывал. «И как это я научилась так лихо ездить верхом, хотя меня никто никогда не учил? — подумала Анни. — А может, у меня к этому природный талант?»

Постепенно Анни почувствовала, что устает. Да и лошадь устала. Ведь силы могут иссякнуть даже у закаленной цирковой лошади. Белогривая заметно сбавила скорость, стала снижаться, и вскоре ее копыта неслышно коснулись земли. Анни соскользнула на Землю. Очутились они на берегу реки. Лошадь отдышалась и как ни в чем не бывало принялась щипать траву на прибрежном лугу.

Анни Маннинен

— Ты тут подожди меня, поешь травки, поброди по воде, — сказала Анни, обращаясь к Белой Лошади. — А у меня одно дело. Я ненадолго отлучусь.

Девочка достала из кармана флакон и выпила две капли. Голова ее сразу же наполнилась знакомым шумом, и она очутилась на краю старинного села, раскинувшегося вдоль реки.

Был полдень. Яркое солнце щедро заливало светом крыши сереньких домов и узкие деревенские улочки. Улочки были грязные, глинистые, они сливались с такими же глинистыми, серыми полями. Домики скособочились, стояли вкривь и вкось. Сонная река не спеша текла себе куда-то, равнодушно отражая в своих медленных водах всю эту серую картину. Поля вокруг были такие голые и пустынные, словно над ними пронесся черный смерч. Войдя в деревню, Анни увидела, что многие дома заброшены: двери нараспашку, очаги давно холодные. Весь деревенский люд собрался во дворе одного из домов. Молодая женщина красила там пряжу. Люди были похожи на нищих: бедно одетые, с голодными глазами. Дети кутались в лохмотья, самые маленькие жадно сосали сухую хлебную корочку. Анни в своей ночной рубахе, одетой наизнанку, не привлекла к себе ничьего внимания. Только один беззубый старик спросил у нее с грустным участием:

— От какой же это стаи беженцев ты отбилась, милая?

Анни Маннинен

Но Анни ничего не ответила, а старик, тяжело вздохнув, повернулся к девушкам, которые упрашивали о чем-то молодую женщину, красившую пряжу. Все люди — дети, женщины, старики и старухи — обращались к ней с мольбой в голосе.

— Ты пойди, пойди. Шагай первой и пой, — просили люди. — А то наши поля совсем зарастут травой, воды иссякнут, и все мы умрем от голода и жажды.

— Теперь пой хоть сколько, а поля родить уже не будут, — сказала красильщица, не поднимая глаз от большого черного котла, в который она окунала моток пряжи, будто полоскала белье. — По этим полям дважды прошло войско. Сначала одни гнали других, потом все повернулось, и те, кого сначала гнали, сами превратились в преследователей. Да вы только взгляните на наши поля. Разве может здесь что-нибудь вырасти? Разве что чертополох да пырей. Так что оставьте меня в покое. Нет у меня больше сердца. То войско растоптало его.

— Да, но кто же будет петь и кто нам укажет путь, если ты не пойдешь с нами, — умоляли девушки. Их косы висели как тусклая жухлая пакля, а полосатые юбки и льняные кофты были драными и грязными, — Ведь мы не умеем петь. Маари, ты должна помочь нам. Иначе зерно никогда больше не даст в этой земле всходов!

— Но разве вы не видите, что я крашу для вас пряжу, для ваших свадебных накидок, — ответила Маари, бросив искоса взгляд на девушек и горько усмехнувшись, — У нас ожидается много свадеб. Посмотрите, сколько у нас женихов!

Анни Маннинен

И Маари махнула рукой на мальчишек, которые гонялись друг за другом Вокруг котла с краской.

— А что, разве всех парней забрали здесь на войну? — спросила Анни у беззубого старичка.

— Забрали, да так они и сгинули, — ответил старик и посмотрел на Анни потухшими глазами. — Не будет здесь свадеб. Ни одной. А наша Маари только красит да красит пряжу, чтобы ткать яркие, пестрые покрывала и нарядные свадебные кофты. Ее жених погиб на ее глазах… Но ведь жизнь должна продолжаться. Поля должны цвести. А они не заколосятся, пока девушки с песней не обойдут семь раз вокруг полей.

— А почему же она не соглашается петь? — спросила Анни.

— Маари говорит, что песня застряла у нее в горле, как ость от колоса, — ответил старик.

Анни Маннинен

— Лучше я продолжу свою работу, — сказала Маари стоявшим возле нее людям. — Пусть поля станут опять нетронутой целиной. Зачем нам растить на этой земле хлеб, если скоро снова придет войско и затопчет нашу ниву? Ведь в прошлом году вы просили меня накрасить много разноцветной пряжи, сказали, что в деревне будет много свадеб и для невест потребуется много юбок, накидок, кофточек и свадебных покрывал. Я накрасила вам разной пряжи сколько смогла, краска еще кипит в моем котле, пряжа набирает в нем цвет. Так бегите же скорее и запустите свои ткацкие станки. Пусть они запоют! Пусть приданое нашим невестам будет готово.

— Ну зачем столько горечи, Маари? — спрашивали девушки, стоявшие вокруг. — У многих из нас тоже забрали женихов, и мы тоже не знаем, вернутся ли они когда-нибудь. Иди! Давай обойдем поля семь раз. Пой!

Помешивая в котле краску, Маари сказала:

— Я знаю теперь только одну-единственную песню.

И она запела звучным, но холодным голосом:

Коричневый цвет — это будней примета.

В ольховой коре, в можжевеловой ягоде

Много содержится этого цвета.

Цвет желтый — как радость звонкого дня.

Он в ольховой листве молодой.

Там он скрыт для меня.

Цвет зеленый загублен, как юность моя.

Им окрасит мне пряжу

Сок болотного мха.

О красном цвете нынче дано лишь мечтать.

Один подмаренник только

Может его нам дать.

Серым цветом красится серая жизни нить.

Цветущий юный вереск

Может тот цвет родить.

Черный цвет для пряжи я быстро получу,

Коль камыш озерный

Сожгу и замочу…

Садись и тки, девица, на свадьбу покрывало.

Залей слезами краски.

Чтоб радуга играла.

Мне красить эту пряжу назначено судьбой.

Я выполню работу —

И сразу на покой.

Анни Маннинен

От этой песни люди еще больше поникли и стояли беспомощные, удрученные. А красильщица продолжала свою работу, не поднимая головы.

— А никто другой не знает ту песню? — спросила Анни у старичка.

— Нет, та песня не получается ни у кого другого, — ответил старик. — Только она одна может, Маари. Только она умеет красить нити жизни. Только она знает песню, которая способна оживить землю. Другие наши девушки могут лишь подпевать ей. Да ты посмотри на них. Радость потухла в их глазах, голоса стали скрипучие, как у ворон. А что за косы у них, тьфу! Да, остались без доли, будто неурожайное поле…

— Природа-Мать, почему ты им не помогаешь? — тихо произнесла про себя Анни. — Дай им голос.

Ласковый ветер прошуршал в березняке. Он донес до деревни робкие запахи цветущего луга. Анни подошла к Маари и сказала:

— Посмотри, разные мелкие цветочки первыми осмелились возродиться к жизни и снова зацвели.

Анни Маннинен

Маари наконец-то оторвалась от своего черного котла и, остановив на Анни пристальный взгляд, глубоко, полной грудью вдыхала свежий воздух, словно хотела впитать в себя все запахи.

— Различаю мышиный горошек и клевер, — произнесла она в задумчивости.

В этот миг в березняке закуковала кукушка. Начала она робко и тихо, но голос ее становился все увереннее и скоро полился так легко, будто кукушка и не собиралась кончать свое «ку-ку».

Анни Маннинен

— Вы только послушайте эту кукушку, ишь сколько золота сулит нынче летом, — говорили старые люди, одетые в лохмотья, и еще внимательнее прислушивались к кукованию. Вся толпа заметно оживилась.

— Да она и не собирается кончать, — радовались люди. — Обещает долгих лет жизни. Добрая сегодня кукушка, а обычно так спешит… Так торопится…

— Маари оставила свою пряжу и подошла к низенькой ограде, которой был обнесен двор. Женщина завороженно прислушивалась к кукушке. Девушки столпились у нее за спиной. Маари вся преобразилась, ее усталое лицо стало просветленным, глаза заискрились, а из уст полилась песня, чистая и ясная, как слеза ребенка:

Сестры мои славные,

Невесты юные.

Вы пойдемте-ка со мной

В голубую синь-синеву.

Мы взойдем на Гору Кукушкину,

Там вещунью вместе послушаем…

Анни Маннинен

И во главе с Маари девушки вереницей направились к полю, к зеленевшей меже.

— Что это за песня? — шепотом спросила Анни у стоявшей рядом старушки.

— Это праязык, вещие слова, — с таинственным видом ответила старушка. Я тоже девушкой знала этот язык, и тогда я тоже пела, и моя мать пела, и мать моей матери пела, и моя прабабушка, и бабушка моей прабабушки тоже пела эту песню. Смотри, как плавно и красиво они идут… Теперь поле не пропадет, не останется бесплодным, пусть здесь хоть конница проскачет. Теперь Природа-Мать услышит песню и проснется… И ой как она обрадуется! И сделает так, что всходы опять заколосятся и птицы запоют на деревьях…

— А где живет Природа-Мать? — спросила Анни как бы между прочим.

— А вон там, на вершине той гряды, — ответила старушка таинственно, тоном заговорщицы. — Там, где растут самые высокие ели и сосны. Там она живет. Эта песня доносится туда до нее, до Матери всех Матерей.

Анни Маннинен

Анни вышла со двора и стала подниматься по склону гряды. Внизу, на равнине, девушки с Маари все еще обходили поля по обочинам, поросшим сорняками и репейником. Многоголосое девичье пение доносилось до слуха Анни как отдаленный отзвук из страны эльфов. Чем выше поднималась Анни, тем шире распахивались перед ее взором окрестные дали. Вскоре она увидела всю гряду целиком. До чего же красивое место сотворила для себя Природа-Мать! Наверно, она с великим удовольствием украшала его, разбрасывая среди мощных сосен ягельник, стланик, мягкие мшистые кочки и цветущий вереск. Его букеты вспыхивали среди зелени как сиреневые огоньки. Тут и там краснели грозди спелой брусники. Птицы хлопотали вокруг деревьев, на которых у них были свиты гнезда.

На вершине Анни огляделась. Внизу простиралась истерзанная войском земля: глинистые затоптанные поля, расхищенные амбары с распахнутыми настежь дверьми, оскверненные мутные озера и сонная река. Людям предстояло начинать жизнь заново.

Анни Маннинен

Но где же сама Природа-Мать? По словам старушки, она должна сидеть где-то здесь, на вершине, и слушать песню девушек. Анни внимательно осмотрела каждый камень, каждую кочку. Она медленно брела вдоль гряды, в зарослях пламенеющего кипрея, заглядывая под каждое дерево, потом села на камень и стала терпеливо ждать. Но ничего не происходило.

«Пожалуй, мне надо выпить немного волшебного напитка», — решила в конце концов Анни. И капнула на язык две капли.

Вершина скалистой гряды сразу зашевелилась, задвигалась. Зашатались деревья, взлетело множество птиц. Это Природа-Мать с великим трудом пыталась подняться. Ее тело вросло глубоко в землю, и его оплели крепкие корни можжевельника, сосен и елей, а в волосах гнездились птицы. Она открыла глаза — это оказались два чистейших родника.

— Кто это меня тревожит? — спросила Природа-Мать, и голос ее прошумел как ветер.

— Это я, Анни Маннинен, — ответила девочка и не узнала своего голоса — это был писк маленького птенчика.

— Что ты от меня хочешь, Анни Маннинен? — вздохнула Природа-Мать, глядя глазами-родниками в синий простор неба, простиравшийся над ней. Она была очень морщинистая и вся поросла мохом. Когда она говорила, деревья вздрагивали словно под ветром. — Не надо приходить ко мне, Дитя Человеческое. Вопросы жизни и смерти решаются не здесь… В другом месте. Среди людей.

— Я пришла к тебе за словами, — пропищала по-птичьи Анни. Интересно, кто это дал ей такой голос, голос птенчика зяблика? Может быть, для того, чтобы Природа-Мать поняла ее речь? — Есть ли у тебя слова, чтобы защитить землю и воздух, леса и озера, реки, ламбушки и болота?

Анни Маннинен

Природа-Мать молчала. Она громко вздыхала, ворочалась. От волнения ее глаза-родники заискрились, сосны вокруг закачались, зашумели.

— Все слова у меня иссякли, — сказала Природа-Мать. — Теперь я только ландшафт, без конца и без края. У меня нет больше никаких надежд, никаких желаний. Я ни о чем не думаю, ничего не делаю. Я только существую. Человеку дана страсть бесконечно стремиться к чему-то. Даже к чему-то большему, чем я сама. А значит, вы сами должны найти нужные слова. Возвращайся назад и скажи это людям. А мне позволь опять погрузиться в забытье… И если я устала и истощилась, то это ваша вина. Люди должны сами отыскать заветные слова. Оставь же меня в покое, девочка.

Анни Маннинен

И Природа-Мать медленно повернулась на другой бок. Сосны при этом заходили ходуном, камни и мох покатились вниз по склону, перепуганные птицы покинули свои гнезда, слетели с насиженных мест. Но вскоре все успокоилось, обрело прежний вид. Природа-Мать впала в оцепенение, слилась с грядой и стала опять неразличима среди окружающего ландшафта.

На сердце у Анни стало вдруг очень тяжело. В поисках заветных слов она проделала такой долгий путь. А никаких слов и не было. Может быть, Природа-Мать умела слушать только тех поющих девушек? А ее не понимала, потому что она, Анни Маннинен, пришла из другого времени, куда более позднего. А она-то, глупенькая, совершила такое путешествие, возомнила себя избранницей судьбы. Анни сидела на камне и горько плакала, и ей казалось, что птицы плачут вместе с нею.

Анни Маннинен

Наконец, вытерев слезы, Анни побрела обратно к деревне. По пути она услышала, что кукушка все еще кукует. Люди были заняты своей работой. Они сеяли репу и оживленно переговаривались. Старики вовсю чинили дома и амбары, женщины рвали молодую крапиву и кидали ее в горшки с кипящей водой. Во дворах весело перекликались дети, кидаясь шишками. При виде всего этого Анни стало полегче. И она подумала: «Я же все-таки получила ответ от Природы-Матери. Ведь она сказала, что люди должны сами найти нужные слова. Надо это запомнить».

Белая Лошадь отдыхала на берегу. Она поднялась навстречу Анни, встряхнулась и радостно заржала. Ей уже наскучило стоять на одном месте. Хотелось снова в звездный полет. Анни уселась верхом на лошадь, выпила волшебного напитка и отправилась в обратный путь. Домой.

Анни Маннинен

15


Анни Маннинен

Проснувшись, Анни ощутила такую, слабость, что не было сил подняться с постели. Державшие рядом с ней Дева и Воин показались ей горячими, и тут Анни почувствовала, что сама она тоже пылает как в огне. Мама внимательно посмотрела на нее, потом достала градусник и измерила температуру. Наверно, температура была высокая, потому что мама очень расстроилась.

— Уж не купалась ли ты вчера, доченька? — встревоженно спросила она.

— Нет, — чуть слышно выдохнула Анни.

— А может, ты простудилась?

— Может быть… Я ведь мчалась всю ночь верхом, в одной ночной рубашке. Но мне не было холодно, к тому же волшебный напиток согревал меня, — пояснила Анни тоненьким голоском.

— Да она бредит, господи боже! — испуганно вскрикнула мама.

— Ничего не бредит, она часто так говорит, — сказал Лассе.

— Доченька, выпей таблетку аспирина, — сказала мама и налила в стакан теплой воды. — А ты, Лассе, не уходи сегодня никуда. Тебе придется побыть с Анни целый день. Подогреешь днем суп и дашь ей еще одну таблеточку. А потом, когда я приду с работы, мы вызовем врача, если жар не спадет.

Анни Маннинен

С порога мама еще раз посмотрела на Анни долгим, озабоченным взглядом. Снова предупредив Лассе, чтобы тот никуда не отлучался, она ушла на работу.

Анни было все равно. Она лежала, прикрыв глаза, пышущая жаром. События прошлых ночей лихорадочно проносились в ее мозгу, но все перепуталось местами. Анни сбивчиво рассказывала брату:

— Муттиска и я… мы обе так расстроились из-за животных… Ну, из-за диких. Им же скоро негде будет жить… И поэтому я отправилась за словами к Природе-Матери… А в том селе все было разрушено, ну будто бы войско там прошло… Поэтому Маари никак не хотела начинать песню… А какая красивая Белая Лошадь у меня была, ну эта, из цирка… Но все это произошло давно, очень давно… У Муттиски еще тогда ночью шерстяная кофточка была одета шиворот-навыворот, а туфли были перепутаны: правая на левой ноге, а левая на правой…

Лассе почти не слушал ее, он только мерял ей время от времени температуру и давал попить теплого чая, — словом, делал все так, как велела мама. Анни все твердила, что она будто бы совершила путешествие в далекое прошлое, за какими-то словами к Природе-Матери, и Лассе в конце концов не вытерпел и спросил:

— Ну и что за слова ты раздобыла?

— Никаких слов, — ответила Анни, глядя на Лассе лихорадочно блестевшими глазами. — Ни одного словечка. Природа-Мать сказала, что люди сами должны искать и найти слова, чтобы спасти природу. Неужели мое путешествие было совсем напрасным, а? Как ты думаешь, Лассе? Из-за этого я и заболела. Так неужели я совсем зря страдаю?

— Тебе сказали, что люди должны сами найти те слова? — переспросил Лассе. Он почему-то вдруг очень заинтересовался этим.

— Ага-а, — чуть слышно ответила Анни и от усталости закрыла глаза. Она не могла больше выговорить ни слова. Кажется, и так наговорила брату лишнего…

Анни Маннинен

Увидев, что сестренка заснула, Лассе уселся за стол и стал что-то строчить на бумаге. Он так углубился в свою работу, а вернее, увлекся ею, что даже не расслышал стука в дверь. Стук повторился, и Лассе рассеянно сказал, не поднимая головы:

— Входите.

Он как раз обдумывал самую важную фразу, и поэтому до его сознания не сразу дошло, что в комнату уже вошла Юлкуска.

— Да тут никак болеют, а? — спросила Юлкуска, бросив взгляд на Анни.

Лицо девочки по-прежнему пылало, глаза были закрыты.

— Да, немного, — неохотно ответил Лассе, хмуро глядя на Юлкуску. Как и все дети этого дома, он не особенно любил встречаться с госпожой Юлкунен. А Юлкуску это злило еще больше.

— Ваша мать велела мне приглядеть немного за девчонкой, — сказала она и подошла к Анни.

— Да едва ли, — пробормотал Лассе. Он знал, что мама прибегает к услугам Юлкуски лишь в самых крайних случаях.

— Да и вообще я должна присматривать за всем, что творится у нас в доме. Я ведь в ответе за порядок перед владельцем всех этих квартир, — вызывающе сказала Юлкуска и остановилась у Анни в изголовье. — Господи боже мой, у нее же сильный жар! Девчонка вся горит. Может, мне отправить ее в больницу?

— Ничего не будем делать, пока мама не придет с работы, — твердо заявил Лассе. — Я сам за ней при смотрю. Так что не извольте беспокоиться.

Анни Маннинен

Юлкуска протянула руку ко лбу девочки, и в тот же миг Анни проснулась. Пронзительно взвизгнув, она замахала руками:

— На помощь, Лассе, на помощь! Не давай ей до меня дотрагиваться! Эта злая тетка — колдунья! Я знаю! Выгони ее отсюда, выгони!

— Эскамандеера, самотутэто, — выругалась Юлкуска и попятилась к двери. Анни вздрогнула: «Какие-то страшные заклинания».

— Да ведь девчонка не в своем уме! — продолжала Юлкуска. Вот так оно и бывает, когда ребенку позволяют выдумывать всякие глупости, вместо того чтобы одергивать да воспитывать. И кто его знает, чего она вбила себе в голову?! О чем она еще бредила? — хитрым голосом спросила Юлкуска.

— Да все о своих сказках. Будто мчалась верхом на Белой Лошади, побывала в прошлом и повидала Природу-Мать, — усмехнулся Лассе.

— Нет, Лассе, не говори! — выкрикнула Анни. — Не рассказывай ей ничего!

— Ну и что же сказала Природа-Мать? — с интересом спросила Юлкуска.

— Ничего, ничего особенного, — ответил Лассе холодно. — Во всяком случае ничего такого, что вас интересует. Вы ведь против охраны природы. Смеетесь над нашей учительницей, которая требует постройки очистных сооружений, вы-то действуете как раз наоборот. У вас, наверно, есть свой интерес, а своя рубашка, известно, всегда к телу ближе.

— Вот именно! Это все знают! — закричала Анни с постели. Для нее все прояснилось. Конечно! Юлкуска думает только о себе, чтоб только ей хорошо было. Теперь Анни отчетливо поняла это. Когда у человека жар, он соображает особенно хорошо. А не заболей она, эта мысль могла и не прийти ей в голову.

— Я пожалуюсь вашей матери, что вы грубите людям, по-всякому обзываете и вообще нарушаете порядок, — заявила Юлкуска. Вид у нее был очень обиженный. — Если так будет продолжаться, придется вам съехать с этой квартиры.

— Никуда мы не съедем, — решительно ответил Лассе. — Скоро вернется наш отец, и он не побоится госпожи Юлкунен!

— Вот именно! Папа скоро вернется! — крикнула Анни, которая мысленно уже видела, как ее отец, крупный бородатый мужчина, взбирается вверх по Казарменной горе. Вот он идет к ним, родной, долгожданный…

— Ха-ха-ха! — захохотала Юлкуска. — Этого человека вам уже не дождаться, и не думайте! Он от вас теперь тю-тю… А если вы будете по-прежнему задираться, то увидите, что я вас отсюда выживу, да еще с треском!

Юлкуска подошла к двери, но на пороге еще раз обернулась к Анни. Девочке показалось, что в глазах ее сверкнуло злорадство.

— Закрой дверь на ключ, Лассе, — попросила она слабым голосом и опять забылась.

Анни Маннинен

Когда мама вернулась с работы, Анни все еще спала. Мама рассказала Лассе, что она попросила их фабричного врача заглянуть к ним, но врач ответил, что ему сейчас некогда. Правда, он добавил, что может зайти попозже, с частным визитом. И ей пришлось на это согласиться.

Сидя на краю постели, мама беспрестанно гладила Анни, держала за руку и все время целовала. Анни очень любила, когда мама ее ласкала, но сейчас она ничего не чувствовала. Ее воспаленные веки были сомкнуты, щеки горели, странные сновидения бесконечной чередой проносились перед ней. Она не сознавала, что находится дома, в своей постели, и все говорила про какие-то золотые шкуры, про добрую колдунью Эдельхайд и про злую ведьму Лююти, про поющих девушек, про Лехилампи и про Князя Горностая…

Наконец пришел врач. Ему было, конечно, очень некогда. Мама по спешно откинула одеяло и посадила Анни на кровати. Врач велел открыть рот, потом стал слушать стетоскопом грудь. Стетоскоп был холодный, и Анни невольно вздрагивала, но окончательно так и не проснулась. Она продолжала говорить что-то непонятное и вся пылала как в огне.

— Да что же это такое, — сердито сказал врач, обращаясь к маме. — Девочка сильно простужена, у нее хрипы, и это очень серьезно. Ей, конечно, позволяют гулять целыми днями на улице. Небось, и под дождем бегает полураздетая. И вот результат. Как же это вы так допускаете? Что вы за мать?

Тут мама заплакала и сказала, что у нее сменная работа и что частенько бывают сверхурочные, в детском саду нет мест, а у нее нет средств, чтобы нанять хотя бы самую дешевую, самую бестолковую няньку… Так что все могло случиться, без присмотра-то… В ответ на это врач только неопределенно буркнул, выписал рецепт, велел давать лекарство и все время поить больную чем-нибудь горячим, чтобы у девочки не началось воспаление легких.

— Что же мне делать? Мне к семи часам на работу, — всхлипывала мама. — Ой боже мой, ну что же мне делать?!

— Этого я, право, не знаю. Придумайте что-нибудь, — сказал врач и добавил: — С вас пятьдесят марок.

— Пятьдесят марок! — невольно вырвалось у мамы. — Целых пятьдесят?!

— Да, пятьдесят. Это ведь частный визит, — сказал врач. — К тому же дополнительная плата за срочность визита, да еще к ребенку, расходы на транспорт. Если бы я взял с вас истинную цену, то было бы еще больше. Но из жалости к вам и к вашему ребенку я назвал стоимость услуги с большой скидкой.

Мама побрела за кошельком. Взяв деньги, врач закрыл свой чемоданчик, попрощался и вышел. Лицо его выражало крайнее осуждение. Мама устало опустилась на стул с пустым кошельком в руках.

Анни Маннинен

Но ничего этого Анни не видела, ничего про это не знала. Как только ее оставили в покое, она снова погрузилась в дремотное состояние. Просыпалась она только на миг, запить горячим ягодным морсом лекарство, которое мама совала ей в рот. Потом она снова жила совсем в ином мире, во власти удивительных видений.

И в том ином мире к ней пришла вдруг Муттиска. Она влезла в окно, держа под мышкой корзинку. Муттиска тихо зашептала прямо на ухо Анни:

— Я тут ненадолго уезжала, ездила за лекарствами для тебя. Хах-хах-хей и бутылка рома! Но это совсем не ром, хотя шкипер Муттинен всегда говорил, что ром излечивает от всех болезней, особенно если его хранили сто лет в глиняной бутылке. Нет, у меня совсем иное средство. Ну-ка, ну-ка, что за отраву прописал тебе доктор? Ага-а, вон оно что… Да он, золотко, видишь ли, не понимает, что твой недуг душевного склада. Ну ничего, зато у бабки Муттиски найдутся снадобья на все случаи жизни.

И Муттиска начала растирать грудь Анни какой-то мазью, которая сильно пахла камфарой. Этой же мазью она натерла Анни виски и запястья. И Анни сразу почувствовала, как жар у нее спадает… Она ощутила благодатную прохладу и покой. Растирая Анни, Муттиска спросила у нее:

— Ну, что тебе Природа-Мать сказала?

— Сказала, что не надо приходить к ней за советами, — тихо ответила девочка. — Люди сами должны найти нужные слова.

— Вот оно что… Так, значит, сказала Природа-Мать… Мать всех Матерей, — с грустью в голосе проговорила Муттиска. — Вот как.

— Мне показалось, что наш Лассе стал сразу искать эти слова, — сказала Анни. — А я испытываю сейчас ужасную усталость. Но такую приятную усталость. А что это за мазь, которой ты меня растирала, Муттиска?

— Ну, в ней всего понемножку, — ответила Муттиска. — Красный цветок с Мадагаскара, целебный корешок с Атласских гор да еще много всякого, чего мне Муттинен в свое время советовал добавлять в лечебные снадобья… Так ты говоришь, Лассе начал искать слова. Интересно. В этом что-то есть.

И когда Анни заснула спокойным, свежим сном, Муттиска еще долго сидела в раздумье, уставившись в ночную темноту.

Анни Маннинен

16


Анни Маннинен

Анни открыла глаза. Дома никого не было. Лассе успел куда-то убежать. «А вдруг уже началась школа?» — подумала Анни. А она лежит себе в постели… Может, ей и в самом деле не придется в этом году открывать школьную дверь? Анни наслаждалась своим состоянием: температуры у нее уже не было, во всем теле ощущалась приятная расслабленность.

— Ку-ку, Анни? — раздалось в дверях, и в комнату вошла мать малыша Таави. Как всегда, она была очень нарядно одета. Подол розового платья был обшит рюшечками, а на груди красовалась маленькая роза. — Твоя мама просила меня посмотреть, как ты тут, моя маленькая больная. Таави без тебя так скучает! А мне-то ты какая подмога. Пока ты катаешь Таави в колясочке, я успеваю сделать уборку. Люблю, когда в доме пахнет свежестью. Но теперь у тебя начнется школа, и ты не сможешь так часто вывозить Таави на прогулку…

— Я не пойду в школу вообще, — сказала Анни и сладко потянулась.

— Глупости! Все должны ходить в школу. У нас в стране обязательное школьное обучение, — сказала мать Таави. — А как ты себя чувствуешь?

— Очень хорошо, — ответила Анни и улыбнулась.

— Ну и прекрасно. Значит, ничего серьезного, — сказала мать Таави. — А может, тебя просто пчела ужалила? Твоя мама просила именно меня присмотреть за тобой, потому что другим она не доверяет. Особенно Юлкус… госпоже Юлкунен. Пожалуй, нам надо ее сменить, найти вместо нее другого человека. Госпожа Юлкунен просто не подходит для этой работы. Она так груба с детьми.

— Как это сменить? — удивленно спросила Анни. — Ведь владелец дома специально нанял ее, чтобы следить за нами.

— О-ля-ля, ее можно сменить, если все захотят, — беззаботно ответила мать Таави. — Мне лично она порядком надоела, и моему мужу тоже. Госпожа Юлкунен постоянно жалуется, что наш Таави сидит на горшочке на лестничной площадке. Будто это кому-то мешает… Ну, так я пойду, тем более что ты хорошо себя чувствуешь. Вечерком я снова загляну к тебе. Не посмела взять с собой Таави, думала, может, у тебя что нибудь заразное…

Анни Маннинен

И с этими словами мать Таави величественно выплыла из комнаты, вся розовая и благоухающая. В дверях она обернулась и кокетливо помахала Анни рукой. Звонко щелкнул дверной замок. И Анни вдруг подумала: «А что, если у меня была бы такая мама, которая говорила бы без умолку и только бы и знала, что прибираться да одеваться со всякими рюшечками и розами? Пожалуй, это было бы очень надоедливо». И почему-то именно теперь, когда она была одна и могла вот так поваляться в постели и спокойно подумать, Анни вдруг каждой клеточкой своего существа ощутила, как сильно она любит свою маму. И до чего же красивая у нее мама: голубые глаза и светлые, слегка вьющиеся волосы… И не беда, что от мамы не всегда пахнет духами, и ничего, что порой она жалуется на усталость, на головную боль и что у нее вокруг глаз разбегаются мелкие, тоненькие морщинки… Все равно она самая хорошая и самая красивая на свете!

Анни растрогалась от переполнявшего ее чувства, но тут ее внезапно омрачила другая мысль: когда же все-таки вернется отец! В том, что он обязательно вернется, она не сомневалась и ни капельки не верила подлым намекам Кайи Куккалы. И Анни представила себе, как все они сидят за их столом, покрытым клеенкой, и отец смотрит на нее и говорит: «Ну, что скажешь, Анни?..»

Тут Анни снова погрузилась в сон и проснулась оттого, что Лассе тряс ее за плечо. В руках у него была тарелка с мясным бульоном. Анни вдруг почувствовала дикий голод.

— Я уже совсем здорова. — сказала Анни. — Так что не надо за мной ухаживать.

— Вот и хорошо, — сказал Лассе. — Сможешь начать вовремя школу, не придется пропускать.

Но почему-то в этот самый момент Анни опять показалось, что она еще очень слаба. Помешивая ложкой бульон, она проговорила слабым голосом:

— Ой, меня все-таки еще кружит… Пожалуй, я в школу пока не пойду. А когда совсем поправлюсь, устроюсь на работу…

Анни Маннинен

Лассе посмотрел сестренке прямо в глаза и сказал:

— Послушай, Анни. Я понял, что этот наш план насчет работы был сплошным ребячеством. Если бы мы с тобой не стали ходить в школу, то за нами пришел бы полицейский и отвел бы нас туда. Да и вообще, знаешь, мне было сегодня даже приятно оказаться снова в школе. А наша Майя, учительница, меня сегодня похвалила.

— Надо же, ты так хорошо выучил уроки? — спросила Анни, не проявив к словам брата особого интереса.

— Да нет, нам еще уроков не задавали, — сказал Лассе. — Майя похвалила меня за то, что я нашел слова.

Анни Маннинен

— Какие еще слова? — спросила Анни.

— Ну те… Слова, чтобы защитить природу, — сказал Лассе и покраснел.

— Как же тебе удалось их найти, когда даже сама Природа-Мать их не знает? И Муттиска не знает. И я не знаю.

— Как бы тебе сказать? Я написал воззвание, — ответил Лассе и отвел свой взгляд в сторону.

— Воззвание?

— Да, я написал на листе бумаги такие слова, чтобы построили очистные сооружения, которые спасут от загрязнения нашу реку, — пояснил Лассе. Он покраснел еще больше. — Потом я показал эту бумагу учительнице. Ведь наша Майя — друг природы, она уже несколько лет пробивает эту идею… Ну, и вот. Она, известное дело, сразу вдохновилась и сказала, что чуточку подправит мои слова и тогда это будет воззвание в защиту реки. Все жители смогут его подписать. А потом эту бумагу пошлют… ну в эту… в инстанцию.

Анни Маннинен

У Анни даже рот от изумления остался открытым:

— В инстанцию?

— Да, Майя именно так и сказала: в соответствующую инстанцию.

Проговорив это, Лассе покраснел как рак и отвел глаза в сторону.

— Лассе, так значит, ты нашел слова! — выкрикнула Анни. — Мое путешествие было не напрасным, миленький Лассе!

Но тут девочка вспомнила все трудности и превратности пути и еще подумала, что как человек, выздоравливающий после болезни, она должна выглядеть бледной и слабой. И Анни вздохнула:

— Но это путешествие унесло все мои силы… Ты себе даже не представляешь, что это такое было!..

Лассе посмотрел на Анни понимающе, с неподдельным уважением. Но только он раскрыл рот, чтобы сказать сестренке что-нибудь ободряющее, как дверь распахнулась и в комнату вошла Майкки. С решительным видом подружка подошла к Анни.

— Ты почему в школу не пришла? — спросила Майкки тоном обвинителя.

— Ты разве не видишь, что я болею? — ответила Анни с такими же укорительными нотками в голосе. — И я еще не знаю, когда смогу подняться. Может, мне вообще не придется ходить в школу.

Анни Маннинен

И Анни напустила на себя томный, усталый вид.

— Да ты просто должна прийти, потому что мне без тебя скучно, — сказала Майкки.

— Приду, когда поправлюсь, — чуть заносчиво ответила Анни.

— А учитель у нас такой чудесный, — проговорила Майкки с нежностью в голосе. — Как было бы хорошо, если бы он в меня влюбился.

— Хе-хе-хе! — рассмеялся Лассе. — В такого-то ребеночка!

Анни Маннинен

Тут Майкки подошла вплотную к Лассе и влепила ему звонкую пощечину. Лассе так растерялся, что даже ничего не ответил. Что за муха укусила Майкки, обычно такую смирную, тихонькую девочку?

— Послушай, господин хороший, — сказала Майкки. (И где только она нашла такие слова: «господин хороший»? Во всяком случае, они прозвучали очень внушительно.) — Я ведь все время расту. И учти, господин хороший, может, как раз из нас с тобой и получится неплохая супружеская пара. Потому что когда-нибудь я непременно выйду замуж, уж это точно.

— Тоже мне… Сама дерется, пощечину влепила… Еще на такой жениться, да ни за что в жизни… — обиженно пробурчал Лассе, потирая щеку.

— Да я тоже еще не уверена, пойду ли за тебя. Мне больше нравятся черненькие, — сказала Майкки и посмотрела на Лассе так пристально, что мальчик смутился под ее взглядом. — Но судьбы своей никому не избежать, и, кто его знает, может мы как раз созданы друг для друга.

Анни Маннинен

Но это было уже слишком. Лассе схватил футбольный мяч и ни слова не говоря пулей выскочил из комнаты.

— Анни, завтра ты должна обязательно прийти в школу, — сказала Майкки. — Я без тебя не могу.

— Ну если не завтра, то послезавтра приду, — ответила Анни таким тоном, словно делала подружке одолжение.

— А знаешь что, — сказала Майкки перед уходом. — Все жильцы нашего дома строят разные планы, как избавиться от Юлкуски, потому что она не ладит с детьми. Придется найти более подходящего человека.

Произнеся с достоинством эти слова, Майкки удалилась, по-взрослому степенно затворив за собой дверь.

«Да она за один день школы стала совсем другим человеком, — задумчиво сказала сама себе Ан ни. — Ой-ой-ой, вот интересно, а какой же я стану? А вдруг из-за школы нельзя будет превратиться в колдунью?»

Анни Маннинен

17


Анни Маннинен

В вечерних сумерках вверх по Казарменной горе поднимался высокий худощавый мужчина с густой бородой. Поправив рюкзак, он отыскал взглядом угловое окно на третьем этаже и, увидев там свет, остановился.

В это самое время мама Анни мыла посуду.

— Завтра еще отдохнешь денечек, а потом, доченька, тебе надо в школу. А то ты сильно отстанешь, — сказала она.

— Ну уж, отста-ану… Да они только буквы проходят, — протянула Анни обиженно. Она-то уже сотни сказок прочитала…

— Не говори так. Элиас Виртанен тоже ведь умеет читать, а все равно ходит в школу, — сказала мама.

Анни надулась и подошла кокну. «Вот и птицы все улетели в теплые края. Осень на дворе… Как грустно», — думала Анни. Во дворе громким лаем залился Тэри. Анни по привычке выглянула в окно. Там стоял какой-то мужчина. Силуэт его отчетливо вырисовывался на фоне вечернего неба.

— А знаете что? Папа идет, — проговорила Анни словно во сне.

Анни Маннинен

Мама бросила недомытую посуду и кинулась к окну. Мужчина постоял немного и зашагал к дому. Мама не отрываясь смотрела вниз: капельки мыльной воды стекали у нее с пальцев. Анни показалось, что мужчина чуть заметно махнул рукой.

Лассе в это время сидел и наклеивал в тетрадку портреты любимых спортсменов. Он поднял голову от своей клетчатой тетради и посмотрел на мамину спину. Мама отошла от окна и бессильно опустилась на стул. Тогда Лассе в свою очередь подскочил к окну и стал вглядываться в сумерки.

— Точно, это он, — сказал Лассе.

Мама сидела на стуле и дрожала как осиновый лист. На лестнице раздались шаги; они остановились у их двери. Вот дверь отворилась, и в комнату вошел он — отец.

— Привет…

Одним взглядом он охватил всех, кто был в комнате: жену, сидевшую на стуле и всю дрожавшую, сына Лассе, который стоял у окна и смотрел на него с неуверенной улыбкой, и маленькую, очень худенькую девочку, которая смотрела на него в упор горящими глазами.

— Загулялся я, давненько здесь не был, — проговорил он и скинул на стол большой тяжелый рюкзак. Потом он шагнул к Лассе, слегка потрепал за подбородок и сказал: — Такой взрослый парень, и не узнать.

Лассе покраснел от удовольствия, но ничего не ответил. Только хмыкнул как-то неопределенно. Затем отец подошел к Анни, подхватил ее и на вытянутых руках поднял высоко в воздух. Анни не смеялась, она даже не улыбнулась. Она неотрывно смотрела на отца. Потом, сдвинув брови, серьезно спросила:

— Почему ты так долго не приходил?

Отец опустил Анни на пол и сказал:

— Ну меня и встречают.

Его веселое настроение сразу же улетучилось. Он подошел к матери, притянул к себе и спросил:

— Скучала ли ты? Или, может, ухажеров много было?

Анни Маннинен

Мама заплакала. Анни сорвалась с места и, повиснув на руке отца, закричала:

— Оставь маму в покое! Если будешь обижать маму, я двину тебе по зубам!

Отец усмехнулся, подошел к шкафчику с провизией и достал оттуда хлеб и масло. Мама тотчас же поднялась со стула, вытерла фартуком руки и начала собирать на стол. И вот колбаса, Предназначенная для подливы к картошке, кринка простокваши, оставленная на завтрашнее утро, и половина круглой ржаной лепешки моментально исчезли.

— Это была наша еда на завтра, — буркнула Анни с постели, куда она успела тем временем забраться. — А ты все взял и съел.

— Не ругай отца, Анни. У него был такой долгий путь, — сказала мама. Она уже опять стояла у плиты, продолжая мыть посуду и время от времени испытующе поглядывая на отца. Лассе сидел за столом возле отца и следил глазами за каждым его движением. Во время еды отец несколько раз взъерошил рукой волосы Лассе, и каждый раз Лассе заливался румянцем.

— Ты много деревьев свалил, отец? — спросил Лассе.

— Так много, что их хватило бы по крайней мере на десять церквей, — ответил отец.

Вымыв и убрав посуду, мама тоже присела к столу. Теперь она уже немного осмелела и даже улыбалась.

— Тебя, наверно, возьмут обратно на целлюлозный завод, — сказала мама. — Или, может, присмотрим тебе какую-нибудь другую работу, получше.

— Там видно будет, — сказал отец, и мамина улыбка погасла.

Анни отвернулась от сидящих в комнате и притворилась спящей. Ей совсем не хотелось видеть сейчас отца, этого долговязого бродягу, который покинул их на долгие годы, а теперь явился и еще вмешивается в их жизнь. В этот момент она совершенно не помнила о том, как горячо все это время ждала его возвращения.

Анни Маннинен

Посреди ночи Анни проснулась. В узенькую щелочку между занавесками, отделявшими нишу от комнаты, она увидела, что в комнате горит маленькая лампа и возле стола сидят мама с папой.

— Конечно, я так счастлива, что ты вернулся… Как ты можешь в этом сомневаться?! — горячим шепотом убеждала мама. — Ну а что сходила несколько раз на танцы, так подумаешь… Разве это что-то значит? У меня никого другого не было, никого.

— Да-а, — сказал отец. — Верить или нет? А может, ты решила, что я завел себе кого-то, раз не писал так долго?

— А почему же ты не писал? — тихо спросила мама. — Нам пришлось столько всякого пережить, а люди… Чего они только не говорили…

— Не знаю. Не писал, и все… Оттуда вы казались мне такими далекими, — говорил отец. — Я ничего не могу с собой поделать, меня так и тянет бродяжничать. Такая уж у меня натура. В крови, что ли?

— Но теперь ведь ты вернулся и останешься с нами, — сказала мама.

— А вдруг ты меня больше не любишь? — спросил отец.

— Люблю, ужасно люблю, — ответила мама.

— Ты всегда была для меня слишком хорошей, — сказал отец. — Такая красивая… и пела в хоре… И почему ты выбрала меня, не пойму? Ты могла бы найти себе парня и получше… Кто я такой? Драчун и скандалист.

— Да что теперь о старом говорить, — шепнула мама.

— И вот опять я причиняю тебе одни огорчения, — продолжал отец с мрачным видом. — Ты тут одна работала, надрывалась, выслушала столько всяких горьких слов. Непутевый я мужчина. Пожалуй, мне надо поворачивать назад.

— Я тебя не пущу, — сказала мама.

— Если бы ты знала, как живут там, на севере, — промолвил отец. — Полярная ночь, северное сияние. Суровый край… И жалкие лесные бараки. В них мы слушали трескучее радио и писали письма… Все писали, кроме меня. А я не писал. Знаешь что, я побуду здесь немножко, потом вернусь обратно, на север.

— Не пущу, — повторила мама.

— Да и девочка меня не признает, — вздохнул отец и посмотрел в сторону Анни. Сквозь щелку она увидела, что глаза его как-то странно блеснули.

— А девочка у нас необычная, в тебя пошла, — сказала мама и лукаво улыбнулась. — Она ведь была такая маленькая, когда ты ушел, вот теперь и чуждается тебя. Но увидишь, она привыкнет, все постепенно образуется и будет хорошо!

Анни Маннинен

Отец молчал. Потом Анни услышала, как он произнес чужим, глухим голосом:

— Я не писал потому, что год просидел в каменном мешке.

Мама вскрикнула жалобно, как птица.

— За что? — спросила она шепотом, чуть слышно.

— Да было… Вступился раз, и вышла драка…

Долгое время в комнате стояла тишина.

— Ну что молчишь? Наверно, мне лучше уехать и оставить вас в покое, — сказал отец. — Да и работы мне, здесь, пожалуй, не найти. Поеду-ка я обратно. Там, на севере, не больно спрашивают, кто где в жизни побывал.

— Не пущу, не пущу, — жарким шепотом повторяла мама.

Анни повернулась лицом к стенке, вслушиваясь в посапывание Лассе. Но слезы все равно потекли. Прижимая к груди Деву и Воина, Анни долго и беззвучно плакала. В конце концов она уснула.

Анни Маннинен

18


Анни Маннинен

Вставать ей не хотелось. Анни долго валялась в постели, читая сказки. Мысли ее то и дело возвращались к отцу, но девочка только плотнее сжимала губы и углублялась в чтение. Она несколько раз перечитала сказку про Болотного Принца и Лийзу, всякий раз испытывая чудесный трепет. Ей вспомнилась встреча с Болотным Принцем, и Анни ужаснулась, как легко она могла подпасть под роковые чары этого красивого юноши. Анни совсем не хотелось в болото. И она уже больше не мечтала стать колдуньей. И вообще сейчас ей не хотелось быть никем.

Рано утром отец отправился вместе с матерью на поиски работы. Лассе ушел в школу. С возвращением отца Лассе сразу заважничал, и вид у него был страшно деловой. А Анни даже не сказала отцу «С добрым утром!» — притворилась спящей. Но хватит, пожалуй, валяться в постели, так и отупеть можно. Тем более что мама сказала, что неплохо бы сходить на улицу подышать свежим воздухом. Ведь она уже совсем поправилась, и завтра ей все равно надо идти в школу. Майкки забегала сказать, что учитель с нетерпением ждет встречи с Анни.

Анни Маннинен

Анни поднялась, надела шерстяную кофточку и вышла во двор. Был прекрасный, ясный сентябрьский день. Листва на деревьях начала уже желтеть и кое-где отливала багрянцем. Анни подошла к Тэри, и он поделился с ней последней новостью:

— Лисица заходила навестить меня прошлой ночью. Все они хорошо живут там, на Лехилампи. Горностай вернулся назад. Он теперь совсем смирный и тихий.

— А не видел ли ты Муттиску? — спросила Анни. Сегодня она была не склонна к разговорам.

— Видел, она совсем недавно проходила тут мимо моей конуры, — сказал Тэри и стал разрывать лапами землю. — Я где-то здесь закопал вкусную косточку, а теперь никак не могу найти это место…

Анни пожала плечами и зашагала к домику Муттиски. Лесочек, через который Анни прошла, показался ей помрачневшим. Под окном у Муттиски отцветали последние астры. Но они ничуть не порадовали Анни.

Привет тебе, Аманда,

Тебя я видеть рад! —

Анни Маннинен

нараспев приветствовала Муттиска девочку строкой из какой-то песенки. Она как раз начищала до блеска серебряные ложки с изображением льва на ручке: эти ложки Муттинен привез ей из Марокко. Не прерывая работы, Муттиска пропела до конца начатый куплет:

Звучат здесь дружно песни,

И весел наш наряд!

Не знаем мы унынья,

Не ведаем тоски,

Мы в вихре вальса быстрого

Истопчем каблуки!..

Анни Маннинен

Обернувшись к девочке, Муттиска сказала:

— Ну что, Анни? Ты, я гляжу, быстро справилась с болезнью.

— Справилась, потому что ты сама… — начала было Анни и осеклась, вспомнив, что Муттиска никогда ничего не говорит про ночные дела. И поэтому сейчас ей, Анни, не следовало напоминать о том, что Муттиска приходила растирать ее своей мазью. — Завтра в школу. Говорят, они там уже проходят букву «у».

— Пока они буквы учат, ты можешь сказки писать, — сказала Муттиска. — Или собирать подписи под воззванием Лассе. Ваша учительница его подправила, и оно стало таким толковым. В нем говорится, что река должна стать зоной отдыха, а озеро Лехилампи, из которого наша река берет свое начало, должно стать заповедным. Учительница сказала мне, что фабрика обязана построить водоочистные сооружения, так как этого требует общественное мнение. Так говорит ваша учительница. Я тоже подписала обращение. Почти все здешние жители подписали эту бумагу Даже Кайя Куккала подписала.

— Вот как, все подписали. Значит, и Юлкуска тоже, — угрюмо произнесла Агни.

— Нет, Юлкуска не подписала. Ведь берега Лехилампи принадлежат Уолеви Тёрхеля, а Юлкуска у него в услужении, — сказала Муттиска. — Да и к чему ей подписывать это обращение, раз она все равно покидает эти места.

Анни Маннинен

— Ну-у, что-то не верится. Эту госпожу не удастся отсюда выжить, ни за что, — протянула Анни.

— Ты болела, ты ничего не знаешь, — с таинственным видом сказала Муттиска. — Ей придется-таки уехать отсюда. У вас будет новая домоуправительница. Все взрослые пожаловались на то, что Юлкуска плохо обращается с детьми. А у вас в доме детей больше, чем шишек на елке. Так что Юлкуска скоро распрощается с этими местами. Хоть я вообще-то добрая душа, но тут скажу — скатертью дорога.

— А может, с той, новой, будет еще хуже? — предположила Анни.

— Не будет, — уверенно ответила Муттиска.

Анни почувствовала большое облегчение от одной мысли, что они избавятся от Юлкуски.

— Теперь она больше не будет подсматривать и шпионить за нами, — сказала она, но как-то вяло и безучастно. С усталым видом Анни уселась в уголке на кухне у Муттиски. Она сидела там тихо и смотрела, как Муттиска, что-то напевая себе под нос, чистит свои ложки; они уже и так блестели и сверкали, стоило только солнечному лучику коснуться их. Помолчав с минуту, Муттиска заговорила:

— Жила-была когда-то Дева по имени Марикки, и жил-был на свете Воин по имени Асикко. Дева была белая, как лилия, а Воин был темноволосый, словно грозовая туча…

— Но ведь это мои мама с папой… — начала Анни, но тут же примолкла под грозным взглядом Муттиски.

— Дева умела чесать шерсть, прясть пряжу и ткать такие красивые ткани, что все короли, князья и принцы заказывали у нее свои костюмы и мантии. Но особенно Дева Марикки прославилась тем, что умела петь звонче и слаще, чем соловей. И хотя она пела негромко, тоненьким голоском, молва о ней разнеслась во все концы света. И вот однажды явился Воин, послушать ее пение, подивиться на ее пряжу. И так уж случилось, что мрачный взгляд Воина запутался в тонких, золотистых и серебряных нитях Девы, а сердце Воина покорилось ее песне, звучавшей нежнее ласковой арфы.

— Согласна ли ты стать моей женой, хотя я совсем не умею петь и мои руки способны держать только меч? — спросил Воин у Девы.

Анни Маннинен

Дева мечтала о знатном женихе, о золотой ванной комнате, в которой она ежедневно принимала бы молочные ванны, чтобы сохранить белизну своего тела. Но удивительно женское сердце: как только Дева заглянула в жгучие глаза Воина, она тут же забыла всех своих знатных поклонников. Все они показались ей теперь тусклыми и холодными. Она видела только Асикко, ее сердце принадлежало ему. А так ведь часто бывает: девушка ждет богатого и модного жениха, а потом в один прекрасный день вдруг заявится к ней в комнату какой-нибудь драчун-забияка, на плечах простенький пиджак, а в карманах пусто… Ну вот, войдет он и скажет:

— Я останусь здесь жить.

И девушка сразу доверчиво потянется к нему, прильнет, как тростинка, и уже не замечает больше никого.

Отвязали от берега лодку с парусом, на которой прибыл Асикко, усадил он в нее Марикки, и поехали они покататься на лодке по лунной дорожке. Глядя на яркую полную луну, Дева думала: «Только он и никто другой!» Но как разгневался тут властительный князь, которому Дева ткала золотые одежды и серебряные мантии. Он, видишь ли, сразу подумал, что если Дева Марикки выйдет замуж за этого бродягу-бедняка, то у нее уже не останется времени ни на что другое, кроме как присматривать за кучей ребятишек да за своим бедовым, отчаянным мужем. И не видать тогда князю чудесных тканей, и не слышать тогда пения Девы, которое всегда утешало его и отгоняло черные мысли. И вскоре он приказал Воину ехать далеко на северные морские берега сражаться против морских чудищ, троллей и эльфов.

Анни Маннинен

Тогда Дева бросилась в княжеский дворец и на коленях проползла вверх те пятьсот ступеней, которые вели к трону властителя-князя. На коленях она умоляла князя смилостивиться и хоть немного смягчить жестокий приказ. Но в сердце князя смягчилась только одна-единственная крошечная частичка, и он сказал:

— Я сокращаю срок службы Воина до трех лет, и только при условии, если он выйдет победителем из всех сражений. А ты, Дева, за эти три года должна выполнить назначенную мной работу: первый год должна чесать шерсть от зари до темной ночи и трудиться ты должна каждый божий день. На второй год будешь прясть пряжу каждый божий день в году, от рассвета до полночи. А на третий год ты выткешь столько золотой и серебряной ткани, что ее хватит на одежды и на мантии и мне, и всему моему княжескому роду.

Анни Маннинен

Марикки-Дева, конечно, пообещала выполнить все это, хоть и знала, что Воин может погибнуть в опасном походе, а сама она за три года утратит свою красоту, и белизна ее тонких рук померкнет от тяжкой работы.

И вот настало утро, когда Асикко-Воин отчалил в море на своем паруснике и оглянулся на любимую, оставшуюся стоять на берегу. Лицо Воина словно окаменело, и только в глазах горел живой черный огонь. Марикки-Дева вернулась к себе домой и принялась чесать шерсть. Она работала и напевала:

Как ветер, переменчиво

Людское наше счастье.

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

Я буду ждать три года

И даже тридцать лет…

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

Анни Маннинен

Песня Марикки донеслась до слуха князя, утешила его и развеяла черную печаль.

Весь год Дева чесала шерсть, и скопилось ее столько, что шерстью были заполнены все залы одного из дворцов. Когда Воин отслужил на севере свой первый год, к Деве явился его юный оруженосец и сказал:

— Воин велел сказать, что, он думает о тебе каждую минуту.

Второй год Марикки-Дева пряла из шерсти золотую и серебряную нить. Скопилось пряжи видимо-невидимо, тысяча гигантских бобин! И все время Дева пела:

Как ветер, переменчиво

Людское наше счастье.

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

Я буду ждать два года,

И даже двадцать лет…

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

Анни Маннинен

Опять песня донеслась до княжеского слуха, опять она утешила его и разогнала черную печаль. После второго года службы к Марикки опять явился оруженосец Воина и сказал:

— Воин велел сказать, что через год он построит тебе дом и вы с ним славно заживете в этом доме.

Третий год Марикки ткала золотую и серебряную ткань. Ее белые руки огрубели и потрескались, без воздуха и солнца кожа ее утратила мягкую бархатистость. Марикки осунулась от тяжелого труда, спина и руки у нее сильно ныли. И она пропела:

Как ветер, переменчиво

Людское наше счастье.

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

Так рано я состарилась,

За прялкой угасаю…

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

Анни Маннинен

Эта песня тоже донеслась до князя, но она ему совсем не понравилась. И хотя сто его амбаров были заполнены чудеснейшей золотой и серебряной тканью, он все же решил наказать взбунтовавшуюся Деву. Он приказал Воину захватить построенный в скалах каменный замок Горного Короля, живущего на севере. Только после этого Воин сможет вернуться к своей любимой. Но выполнить это задание было невозможно: одним своим взглядом Горный Король мог заточить человека в каменный мешок. Дева об этом ничего не знала. Кончился третий год службы, работа ее была полностью выполнена, и она ждала возвращения Асикко-Воина. Она очень устала и все время кашляла, но надежда на скорую встречу с любимым поддерживала ее. С неиссякаемым терпением ждала она своего Асикко.

Однако после трех лет службы с севера вернулся только оруженосец Воина. Дева к нему с вопросом:

— Где мой жених? Говори скорей, но только правду!

Оруженосец отвечает:

— Он идет к тебе. Разве ты не слышишь, как шумит ветер, который обгоняет его?

Дева снова спрашивает:

— Где мой жених? Говори скорей, но только правду!

Оруженосец в ответ:

— Он идет к тебе. Разве ты не видишь, как клонятся деревья, указывая ему путь?

Но Дева спросила в третий раз:

— Где мой жених? Говори скорей, но только правду!

И тогда юноша-оруженосец ответил:

— Бедная Дева! Твой жених сидит в каменном мешке, в замке Горного Короля. Под ним три каменных скалы, над ним три каменных глыбы!

Тут Дева бросилась бежать, но дорогу ей преградил князь.

— Ты куда торопишься? Я хочу, чтобы ты усладила мой слух своей песней.

Дева ответила:

— Я не могу больше петь, потому что мой жених сидит в каменном мешке, — под ним три скалы, над ним три глыбы!

Тогда князь расхохотался и сказал:

— Не верь всему, что разносит ветер! Твой жених послал вчера весточку, и в ней говорится:

Пусть Дева завяжет в узел

Нити своей два конца.

Земля покрыта инеем,

И падает роса.

С принцессой эльфов скоро

Справлю свадьбу я.

Земля покрыта инеем,

И падает роса…

— Неужели жених послал мне такую весть? — проговорила Дева. — Тогда на утренней мессе я буду петь так, чтобы утешилось твое сердце.

Анни Маннинен

Марикки поклонилась князю и пошла прямо в церковь, где как раз готовились к богослужению. Князь долго ждал утешительного пения Марикки, да так и не дождался. Дева не поверила ни одному слову князя и перехитрила его. Она прошла через всю церковь и вышла на улицу через ризницу. На легких крыльях Лебедя Кликуна она помчалась на север.

Сначала Дева попала в замок короля эльфов. Там, на севере, эльфы выглядят совсем не так, как здесь, на юге. Спереди принцесса эльфов была очень красивая, а сзади — просто старая сучковатая ель, обросшая серым косматым лишайником.

— Должна ли у тебя состояться свадьба с Асикко-Воином? — спросила Дева у принцессы эльфов.

— Должна, конечно, — ответила принцесса эльфов и скорчила отвратительную гримасу, — но этот дурак, отчаянный Воин, только и говорил про какую-то Деву, белую, как лилия, которая ждет его где-то на юге, и поэтому мне не удалось очаровать его.

— А в какую сторону он отсюда направился? — спросила Дева.

— Пошел по этой заколдованной тропинке, которая ведет к замку Горного Короля, хотя я его отговаривала, предупреждала, — ответила принцесса эльфов и повернулась к Деве спиной. Тут-то Марикки и увидела, что на спине у нее торчат обломанные сучки и растет серый бородатый лишайник.

Дева быстро побежала по заколдованной тропинке к замку Горного Короля. Прибежав на место, она принялась колотить кулаками в каменную стену. Про это даже песня сложена:

И вот стучится дева

В каменную дверь.

Ах, для нее настанет

Скоро скорбный день…

Выходи из укрытия,

Горный Король,

Отворяй свой тяжелый засов.

Ах, Дева теряет разум,

И сон ее будет глубок…

Анни Маннинен

И тогда Горный Король вышел из своего замка и спросил громовым голосом:

— Ты пришла, чтобы стать моей невестой?

Дева ответила:

— Нет, я направляюсь на утреннюю мессу, петь в церкви. Не та ли это церковь, куда я иду?

Горный Король рассмеялся так громко, что скалы задрожали, и ответил:

— Да, это именно та церковь, заходи и ной.

И Дева, ведомая силой любви, смело вошла в каменный замок. Когда скала-дверь закрылась за нею, Горный Король сказал:

— Ну что ж, начинай свою песню, здесь идет месса!

И Дева запела. Ее голос был уже не таким звонким и нежным, как раньше, но мысль о любимом придавала Марикки сейчас такие душевные силы, что из ее сердца полилась прежняя соловьиная песня. И тогда скалы и глыбы в каменном дворце зашевелились, задвигались, и дрогнуло каменное сердце Горного Короля. Из каменного мешка, из-под трех глыб, поднялся Асикко-Воин и направился прямо к Марикки…

На этом Муттиска закончила свою сказку. Анни подождала с минуту; ей казалось, что рассказ оборвался на полпути. Но Муттиска молчала, и Анни спросила:

— Ну? А потом?

— Потом Дева с Воином стали разбираться в своих отношениях, но это меня уже не касается.

— А кого же это касается? — спросила Анни.

— Их самих, Деву и Воина, и всех других, кто причастен к этой истории, — сказала Муттиска. Ой, кливер, канаты и бром-брам-сель! Муттинен плавал по морям семь лет, а я все ждала его и ждала. И любовь наша от этого не угасла; сорок лет мы друг друга любили, да так, что сейчас наша любовь сияет для меня, как вот эта серебряная ложка!

Анни поднялась и направилась к двери.

— Спасибо тебе за твою историю, — сказала она.

— Такие вот чудеса любовь творит, — проговорила Муттиска, повертев перед глазами последнюю начищенную ложку. — Трудное это, конечно, дело — любовь, но зато — ах! — как чудесно любить!

Ничего не ответив, Анни переступила порог и выскользнула на улицу.

Анни Маннинен

19


Анни Маннинен

Войдя во двор своего дома, Анни увидела отца. Он шел вниз по дороге, которая, петляя вдоль склона Казарменной горы, вела через мост в город. Видимо, отец зашел домой, забрал свой рюкзак и теперь уходил, чуть склонив голову и не оглядываясь назад.

Тэри как раз обнюхивал чьи-то следы, когда Анни подошла сзади к его будке.

— Куда направился этот человек с рюкзаком? — спросила Анни у Тэри. — Это мой отец.

— Пока я не знаю, но попробую прислушаться, — сказал Тэри. — А эта черноглазка, между прочим, только что облаяла его здесь во дворе. Она сказала, что в нашем доме не потерпят всяких там бродяг и нарушителей закона.

— Эта Юлкуска все еще сует нос в чужие дела? — раздраженно сказала Анни. — Оставила бы уж нас в покое, раз все равно уходит отсюда.

— Я чертовски доволен, что она уходит, — сказал Тэри. — Хоть бы нам попался кто-нибудь подобрее.

Анни Маннинен

Именно в этот момент Юлкуска появилась в дверях, таща два огромных, пухлых чемодана. На голове у нее была старая фетровая шляпа, украшенная надломанным птичьим пером. Юлкуска поставила чемоданы и, повернувшись к Анни, принялась громко браниться:

— Ну вот, я ухожу, но вижу по твоим глазам, что ты рада-радешенька. Но не думай, я тоже не горюю, у меня есть место получше этого. Зато тебе теперь плохо придется. Отцу твоему не найти здесь работы, и ему так стыдно, что он решил уйти туда, откуда пришел! В этом доме меня высмеивали, всякие песенки про меня сочиняли, ругали и обзывали меня за спиной, но теперь вы от меня избавитесь. Чего хотели, того добились. Но вам от этого лучше не будет, так и знай, рыжая!

И Юлкуска, кипя от возмущения, потащила свои чемоданы вниз по Казарменной горе. На повороте она еще раз оглянулась на дом, которому причинила так много зла.

— С другой стороны, это так грустно, — сказал Тэри и жалобно взвизгнул вслед Юлкуске. — Все-таки она была в доме своим человеком.

Во двор торопливо влетел Лассе. В одной руке у него был школьный портфель, в другой — какая то бумага.

— Анни! Хей-хей, иди-ка посмотри! — крикнул он. — Беги скорее!

Анни Маннинен

Анни не сразу осознала, что именно кричит ей Лассе, потому что она думала сейчас совсем о другом, напряженно глядя куда-то вдаль, в сторону города.

— Посмотри, Анни, — сказал Лассе, подбежав к сестренке. — Вот сколько подписей в воззвании! На берегах реки Лехиёки построят футбольное поле и волейбольную площадку, разобьют сквер для детских игр. А еще на берегу будет большой пляж. Озеро Лехилампи станет заповедным, а лес вокруг него превратят в парк.

— Но ведь это еще неточно, — рассеянно произнесла Анни. — Какой-нибудь Уолеви Тёрхеля или другое морское чудище обязательно помешает.

— Этому никто не может помешать, потому что весь народ так хочет. Майя в школе сказала. Пойдем вечером вместе собирать подписи, ага? Обойдем всю округу, ага?

— Во сколько отходит на север автобус? — спросила Анни.

— Около двух, а что? Смотри, вот это — подпись знатной госпожи Лодениус. Она тоже подписала мое воззвание. Хотя, правда, я до-о-лго колебался, заходить к ним или нет… Знаешь, она постелила на пол газеты, от коридора до гостиной. Специально для меня, чтобы я ни шагу не ступил на ковер или на пол. Но зато бумагу подписала. А когда я выходил, она давай собирать свои газеты. Наверно, для следующего посетителя.

Анни Маннинен

— А-а, это та самая госпожа, у которой такая хорошенькая болонка. Миленькая девочка, — тявкнул тихонько Тэри.

— А какой дорогой идет этот автобус на север? — спросила Анни, все еще не проявляя особого интереса к листку с подписями, который Лассе держал в руках.

— Не знаю. Наверно, по шоссе Виерто, — ответил Лассе. — А зачем тебе? Кстати, я еще и у отца возьму подпись!

— Да я к тому, что этот автобус надо остановить, — сказала Анни.

— Ты что, опять бредишь? — спросил Лассе.

— Нет, но я прямо вижу, как наш отец именно сию минуту садится в этот самый автобус, кидает рюкзак на полку для вещей и усаживается на сиденье, — говорила Анни. — Отец собрался обратно на север.

— Не может быть… — прошептал Лассе побледневшими губами. — Отец ведь ушел искать работу… Он же теперь останется жить с нами…

— Ему трудно найти работу, потому что… Ну, это неважно, — сказала Анни и махнула рукой. — Давай побежим к повороту на шоссе Виерто и остановим автобус.

— Ну, Анни… Тогда нам надо спешить, — взволнованно сказал Лассе и швырнул портфель на лужайку. — Давай сюда руку — и понеслись! Тебе придется бежать сегодня так быстро, как ты еще никогда в жизни не бегала! Вперед, Анни!

Между тем их отец действительно сел в автобус. Он небрежно швырнул рюкзак на багажную полку. Потом уселся поудобнее, вразвалку, откинув голову на спинку кресла. Ему предстоял очень долгий путь. Он смотрел в окно на осенние рощицы и поля, затем увидел реку, на берегах которой когда-то родился. Снова он будет скучать по ней в чужих краях. Еще он увидел две высокие заводские трубы; ни на одну из этих двух фабрик его не приняли, хотя вон на той он проработал почти всю свою жизнь. Несчастья сваливались на него одно за другим и надломили его. Он разуверился в себе.

«Пусть жена и дети идут своим путем, — думал он. — А я пойду своим. Я, наверно, самый никчемный человек на свете. Жена и дети слишком хороши для меня… Нечего их больше мучить…»


Анни Маннинен

Когда автобус приблизился к повороту, с которого был хорошо виден трехэтажный дом на Казарменной горе, он отвернулся. Зачем терзать душу? Зачем думать о тех, кого он решил покинуть навсегда? Но он не смог сдержаться, не смог не взглянуть хоть краешком глаза в ту сторону. Вдоль дороги, которая вела к его бывшему дому, росли кусты и деревья. Дорога была пустынной, только двое ребятишек бежали по ней. Старший, светлоголовый мальчик, бежал резво, как горный козел, и за руку тянул за собой другого ребенка, помладше. Это была маленькая худенькая девочка с рыжими косичками. И хотя девчушка изо всех сил перебирала ногами, она не поспевала за мальчиком, и тогда он тащил ее чуть ли не волоком. Вот девочка споткнулась и упала лицом вниз на глинистую дорогу. Мальчик остановился и отчаянно замахал руками приближавшемуся автобусу.

Это было невыносимо. Отец закрыл глаза. И в эту минуту его сердце, навсегда, казалось, окаменевшее в заточении, сжалось от боли. Его захлестнула волна горячей отцовской нежности. Так уж устроено сердце — оно должно любить.

Отец вдруг вскочил, схватил рюкзак и нажал на кнопку звонка. Автобус притормозил и остановился. Отец выпрыгнул на дорогу и махнул водителю рукой. Машина понеслась дальше, а отец зашагал к своим детям, придерживая рукой рюкзак, перекинутый через плечо. Анни уже стояла на ногах, потирая руками содранные коленки. Из правого колена сочилась кровь. Взлохмаченная и запыхавшаяся, Анни завороженно смотрела на отца. Лассе тоже запыхался, но ему все же удалось произнести что-то вроде маленькой речи:

— Тебе надо… В общем… Как бы это сказать… Ты должен… подписать… воззвание, — он перевел дух и протянул отцу чуть помявшийся лист бумаги. — Будет пляж… и спортивные площадки… Ты ведь обещал… обещал играть со мной… в футбол… и научить меня этому… ну как оно называется?.. Дзюдо…

Анни Маннинен

Отец прочитал воззвание и сказал:

— Толково написано. Кто это сочинил?

— Я, — ответил Лассе и покраснел до корней волос. — Правда, Майя в школе… немного подправила.

Отец присел на обочину дороги, приложил лист бумаги к рюкзаку и поставил под воззванием свою подпись. Потом он обернулся к Анни и сказал:

— Ты разбила коленки. Полезай-ка к папе на спину. — И он наклонился, чтобы Анни смогла взобраться ему на плечи.

Сначала Анни с некоторым недоверием разглядывала торчавший перед нею хохолок отцовских волос. Да и надо же было привыкнуть к необычной позе. Но скоро эта «езда» ей очень понравилась. Она наслаждалась тем, что и сидит высоко, и что осенний ветер шумит в верхушках стройных елей и в старом ольховнике, и что до нее доносится свежий лесной аромат.

А там, между двумя вековыми косматыми елями, — можно ли поверить своим глазам?! — проплыла Эдельхайд на Коне Тумане. Ее тонкие высокие каблучки-шпильки сверкнули из-под длинной юбки; Лесной Кот все так же восседал у нее на плече. Эдельхайд посмотрела на Анни и лукаво подмигнула ей. Но все это мгновенно исчезло, бесследно растворилось в мягком лесном сумраке…

Анни Маннинен

Послесловие


Анни Маннинен

Дорогие ребята!

Эту книгу написала прогрессивная финская писательница Марья-Леена Миккола. Живет она в Хельсинки, столице Финляндии. Родилась она в 1939 году в небольшом финском городке Сало.

У М.-Л. Миккола вышло в Финляндии уже много книг. В одной из них рассказывается о трудной жизни финских текстильщиц. Эту книгу — она называется «Тяжелый хлопок» — я перевела на русский язык, и в 1973 году ее напечатали в журнале «Север». М.-Л. Миккола приезжала тогда в Петрозаводск. Когда я спросила, над чем она сейчас работает, Марья-Леена ответила, что пишет книгу для детей. И вот в 1978 году в издательстве «Отава» вышло новое произведение писательницы — «Анни Маннинен». Это и была та самая книга для детей. Она сразу получила признание финского читателя.

Писательница прислала мне свою книгу со словами доброго привета. Я залпом прочитала книгу, и мне сразу захотелось перевести ее на русский язык, чтобы советские ребята могли познакомиться с удивительной финской девочкой Анни. В жизни Анни — как бы два мира. Один мир реальный, это мир трудовой, нелегкой жизни. В нем живут мать Анни — молодая работница, брат Лассе, вдова боцмана Муттиска, вредная госпожа Юлкунен и другие реальные персонажи.

Второй мир — богатейшая детская фантазия, мир сказки и удивительных приключений, в которых принимают участие лучшие друзья девочки: подружка Майкки, дворовый пес добряк Тэри, Конь Туман, Выдра, Большой Лягух и другие зверюшки, с которыми Анни трогательно дружит. Она прекрасно понимает язык зверей и очень озабочена их судьбой.

Реальность и сказка в этой повести тесно переплетаются, образуя единое целое. Книга учит добру. Учит заботливому отношению к людям, к природе. И не случайно сбываются добрые мечты маленькой рыжей «волшебницы». Книга осуждает войну и насилие. Людям нужен мир, чтобы колосились поля, чтобы звучали песни и расцветали улыбки.

Эти идеи писательница отстаивает и в жизни. Она активно борется за мир. Когда народ Вьетнама вел героическую борьбу за свободу, Марья-Леена Миккола написала песню «Вьетнам стучит в твое сердце». И песня эта стала символом солидарности с Вьетнамом. Осенью 1973 года писательница участвовала в работе Всемирного конгресса миролюбивых сил в Москве.

Представители современной демократической культуры Финляндии организовали летом 1982 года «Поезд мира — 82» и провели по всей стране выступления в защиту мира. Среди активных борцов за мир и автор этой книги, писательница Марья-Леена Миккола.


Тертту Викстрем

Анни Маннинен

Примечания

1

«Счастливого рождества» (шведск.). Здесь и далее прим. переводчика.

2

«Поздравляю с рождеством» (англ.).

3

Фамилия напоминает по звучанию финское слово «грубиян».

4

При эпидемиях многие медсестры из Финляндии выезжают в другие страны для оказания помощи.

5

В финских школах десятибалльная система оценок.


на главную | моя полка | | Анни Маннинен |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу