Книга: Мадагаскар-Россия. Часть 2



Мадагаскар-Россия. Часть 2

Михаил Янков

Мадагаскар-Россия 2

Предисловие

В ранее опубликованной, первой части, четверо школьных друзей, 30-ти летнего возраста, приезжают отдохнуть в Геленджик. Волей случая их переносит к берегам Мадагаскара, в 1688 год, вместе с яхтой, на которой они, в тот момент находятся. Перед друзьями встаёт выбор, как поступить. Основной целью выбирается укрепление экономической и военной мощи России. Для начала, они помогают создать на 200 лет раньше, независимое государство на Мадагаскаре. Тем самым перекрывают свободный доступ Европы, к Индии и Китаю, а Арабскому миру морской путь в Африку. Создают на Мадагаскаре промышленные предприятия, которые со временем должны превратиться в секретный промышленный комплекс. Удалённое и обособленное расположение острова не даёт европейским разведкам подобраться к русским промышленным секретам. За счёт конфискации товаров и кораблей у пиратов, а также торговли промышленными товарами, попаданцы вместе с князем Андриаманетиариво поднимают свою экономическую и военную мощь.


В этой, второй части, друзья продолжают развивать промышленность своего княжества Беловодья. Помогают Мадагаскару развить инфраструктуру и частично промышленность. Наконец они попадают в Россию, где совместно с Петром I, берут крепость Азов. Одновременно в Африке, на реке Оранжевая, строится первая русская крепость. Пётр I посещает Мадагаскар. Через несколько месяцев, царь возвращается в Россию. Тщательно готовится и успешно проходит военная компания в Крыму. В России начинается чистка верхних эшелонов власти, становятся видны изменения внешней и внутренней политики государства. Медленно, но уверенно начинается индустриализация. Англо-голландский флот пытается покорить Мадагаскар но терпит фиаско. В таком состоянии, Россия вступает в 1692 год,

Ведение

Вот и прошёл год, как мы оказались на острове Мадагаскар, в 17 веке. Всего год, а сколько всего произошло. Знакомство с местными племенами, бой с пиратами, союз с князем Андриаманетиариво и совместные битвы с другими княжествами. Князь становится королём, а мы успеваем доплыть до будущего Суэцкого канала, побывать в Каире, Александрии, Венеции. Отправлены послы к Петру 1 и были приняты благосклонно. Расположили к себе доброжелательно и даже получили поддержку от арабского султана Сулеймана Хан 2. За восемь птенцов, нелетающей птицы Эпиорнис Aepyornithidae, султан разрешил беспошлинный проход, в любых водах, принадлежащих его персоне. Еще подарил 2350 русских невольников и 20 арабских скакунов.

Полным ходом идёт очистка морских просторов, от пиратов. Это принесло нам моральное удовлетворение и помогло создать флот из 13 кораблей. Конфискованное имущество, существенно пополнило казну. Построена крепость и примыкающий к ней городок, с городской стеной. Развивается промышленность — металлургическая, химическая, стеклоплавильная, нефтеперерабатывающая. Есть ряд мелких лабораторий ведущих исследования в других направлениях. Скажете, людей не хватит? А их и не хватает. То, что я назвал промышленностью, состоит из небольших цехов в 50-150 человек. То, что назвал лабораториями, это группы по 3–5 человек, ведущих работу на территории этих же производств, но по своим заданиям.

За это время изменилось наше семейное положение. Первым, в любовные сети, попался Сергей. Виною этому была наша шутка, когда ему в помощь на яхте, отправили двух симпатичных девушек, из селения Татупеда. Через полгода отношения с одной из них, которую мы назвали на свой лад Светланой, явно достигли кульминационной точки. Когда мы прибыли из плавания к Каиру, вопрос со свадьбой был решён. И не только у Сергея. В наше отсутствие, Дмитрий познакомился с одной из бывших невольниц, прибывшей в нашу крепость, с первой партией рабов из Каира. Вера, так звали девушку, русская, но очень похожа на арабку или семитку. Черноглазая, черноволосая, худенькая и шустрая. Мы даже подшучивали:

— Димыч, что же ты караван с русскими так долго ждал? Мы бы тебе, гораздо раньше у арабов такую подобрали.

— Заткнитесь картавые. Ничего Вы в любви не понимаете.

— Это с чего мы вдруг стали картавыми?

— Пока нет, но станете, если про мою половину так будете шутить.

И быть бы свадьбам в октябре, если бы и меня не зацепило. Я обещал друзьям, что в Каире присмотрю себе половинку, да видно не судьба. А вот когда возвращались, то в последней партии невольников, повстречал одну девушку. Меня, почему-то стали серьёзно волновать условия быта людей, перевозимых нами. Так сильно стали волновать, что иногда по два раза в день ходил и проверял. А когда приплыли, меня вдруг потянуло заняться лёгкой промышленностью. Почти каждый день появлялся в цехах, помогая, освоится новым работницам. Это не ускользнуло от ребят, и они решили перенести свадьбы на более поздний срок. На мой вопрос, что послужило причиной задержки, ответили:

— Да вот ждём, когда ты решишься и скажешь Людмиле то, чего она ждёт. Но, похоже, нам так и не жениться.

— С чего взяли, что она ждёт?

— Да за тобой вся крепость следит, когда предложение сделаешь. Один ты не в курсе.

Пришлось собраться с духом и сделать предложение. Все три свадьбы назначили на 31 декабря. Один Андрей оставался оловянным солдатиком, на наши намёки, даже ухом не повёл.

Глава 1

Мадагаскар. Крепость. Декабрь 1689 года

Фабио, Михаил, Дмитрий, Андрей, Сергей.

Михаил.

Я сидел в своём кабинете и просматривал почту из Европы и России. Агенты из Европы жаловались, что товара оказалось мало. Чтобы дотянуть до новых поставок, цены поднимали несколько раз. За этими причитаниями, слышалось, как они потирают руки, при подсчёте барышей. Ничего, скоро в Европу, приплывет Фабио на пяти кораблях, тогда они захлебнутся в товаре. Писали о выполнение моих поручений — добыче и обогащении руд. Цены явно завышали. В ответных письмах предупредил, что знаю истинную стоимость этих «никчёмных» руд.

На Мадагаскар Фабио прибыл в ноябре. От города был в восторге. Был сезон дождей, но это только подчёркивало красоту улиц и строений. Теперь он не сомневался, что пристроил дочь в хорошее место и в хорошие руки. Если зять свободно общается со всеми четверыми правителями этих земель, то значит у него хорошие перспективы. А сколько было передумано и переговорено, в долгом пути, о новом месте жительства! Сколько сомнений и тревог пережито. Как истинный купец, он попытался торговаться, ссылаясь на трудный путь и лишения. Но торговался вяло, для проформы. Зато, когда дело дошло до товаров из Индии и Китая, то его жаба взяла реванш. Хотелось всёго и много. Предложили как бонус, таблетки от жадности. Не понял. Пришлось рассказать этот анекдот. Не обиделся, смеялся вместе с дочерью и зятем до слёз. Как товары для Европы, предложили ему, почти всё изъятое у пиратов. Оставили себе только добротные ткани, часть шёлка, всю селитру и оружие. Товара оказалось очень много и явно не собиралось умещаться в один корабль. Пришлось предложить Фабио для транспортировки, ещё один корабль. За определённую мзду конечно. О том, что мы собирались и так перегонять часть кораблей, в Средиземное море, упомянуть забыли.

— Мне не нужно два корабля, хватит одного.

— Не хватит. Ты ещё наши товары не видел.

— У меня уже нет денег.

— А мы тебе, как нашему компаньону, дадим беспроцентный кредит. Причём долг отдашь, у себя дома, во Флоренции. Не всё сразу конечно. Третью часть по прибытии, а остальное в течении двух месяцев.

Фабио взбодрился:

— Такой расклад меня устраивает.

Даже не вооружённым взглядом было видно, как с бешеной скоростью крутится ручка арифмометра у него в голове. Прибыль обещала быть громадной. Себя мы тоже не обидели. Отпускали товары по ценам, которые были выше себестоимости, в 3-100 раз. Медные фляжки позолоченные снаружи и посеребрённые внутри. Позолоченные зажигалки, керосиновые лампы, а также другие медные и бронзовые изделия просто штамповали. Линзы отливались в формах, а полировались на станках. Хит сезона женские и мужские сапожки и сапоги. Разных расцветок, разных форм с мягкой и эластичной подошвой. На самом деле, кирза и резиновые подошвы. Больше красителей и рекламы. Вычурные формы и импозантные застёжки. Всё, клиент готов. Заворачивайте. Хорошо пошли зеркала и стёкла для керосиновых ламп. По низкой цене продали 3 тонны оконного стекла. Продали стекло изготовленное в самом начале, когда состав стекла не был окончательно подобран, а технология изготовления не отлажена. Оно было лучше европейского, но не на много. Проще говоря, избавились от неликвида. Продали диковинные, сделанные из волокон, листьев пальм, лёгкие и прочные ткани. Их окрасили в яркие цвета местными красителями. Были ткани и с рисунками, изображающими виды Мадагаскара и его диковинных животных. Рисунки наносили, пропуская полотно через валы, со свинцовыми штампами. Древесина палисандра, ароматические смолы, мыло, сахар, парафин, шампунь, духи, одеколон. Список товаров был большим. Прибыль сулила быть громадной. Тьфу, тьфу, тьфу — что б ни сглазить.

* * *

Потом был пир, на который прибыл Андриаманетиариво, теперь уже король Мадагаскара. Прибыл не один, а со своим дядей Уантици. Глядя на короля, обнимающего нас по очереди, Фабио возблагодарил Господа за то, что его дочь Велия \ Валя \, встретила Гуерино \ Гриша \, а он меня. Была поездка в город Буйна, который пока ещё являлся столицей княжества, а теперь и всего острова. Риво не утерпел, чтобы не похвастаться своим городом. Он был ещё не достроен, но превосходил размерами наш город в два раза. А потом было заранее подготовленное шоу. Фабио разговаривал со своей дочерью по телефону. Она здесь в крепости, а он за 100 километров от неё, в городе Буйна. Конечно, можно было показать телефон здесь, на месте, но тогда не было бы такого эффекта. Интересно, за какие деньги короли согласятся иметь такую игрушку? Полцарства за телефон! Фабио вернулся на карете с рессорами, по самую макушку загруженный впечатлениями. Чтобы окончательно добить, вручили ему рисунки на память. Вот его корабль входит в бухту, вот он обнимается с князьями, стоит с дочерью и зятем, здоровается за руку с королём и так далее. Больше 20 рисунков. Конечно, это были не рисунки в прямом смысле этого слова. Всё снималось на телефон, потом с помощью компьютера и линз проектировалось на полотно. Дальше пришлось потрудиться Андрею с его твёрдой рукой чертёжника. После бессонной ночи эскизы были готовы и переданы художнику Грише. Раскрашивать пришлось до самого отплытия, зато эффект от подарка был ошеломительным.

Началась подготовка к возвращению. Встал вопрос о командах для кораблей. Дать Фабио всех желающих вернуться в Европу? Ага, счас, шнурки только поглажу. Это Фабио не знает, кто они были пару месяцев назад, а мы знаем. Дать бывшим пиратам, корабли набитые товарам, это самим толкнуть их обратно, на путь пиратства. Поплывут проверенные — немного русских и салавата. Ещё 46 русских желали вернуться на Родину. Ну кто очень хочет, того не держим. Дополнительно, в команды включены учениками, 130 салавата. Это будущие матросы и офицеры королевского флота Мадагаскара. Так сказать, учебное плавание.

От нас уходило 2 корабля, только маршрут у них был дальше. Сначала Александрия, где их будет ждать Адиль и кто-то из нас. Потом, через Средиземное и Чёрное море, войдут в устье Дона и поплывут вверх по течению, до города Царицына. Точнее, не до Царицына, а до переволоки Дон-Волга. Груз у них был иной. В первую очередь оборудование, для будущих заводов и цехов. Разобранное и упакованное в ящики, оно ничего не говорило купцу о его назначении. Было загружено военное обмундирование и снаряжение на 600 человек и товары для продажи. Надо же на какие-то деньги всё это строить!

* * *

Только собрались отправить Фабио в Венецию, как вернулся Сергей. Он плавал к острову Санта-Мария, чтобы проверить одну историческую запись в компьютере, которая гласила — «В конце 1689 года, к острову Святой Елены, пристали пиратские корабли, возвращавшиеся из Индийского океана. Один был голландским, два других, английскими. Они были так перегружены добычей, что с трудом могли маневрировать. Им было опасно даже небольшое волнение. Жителей острова потрясло то, что изношенные паруса пираты заменили шелковыми. Это было яркое зрелище — корабли под блестящими разноцветными шелковыми парусами».

Вот и проверил. Уплывал на трёх кораблях, вернулся на двух своих и двух чужих. Вот что рассказал Сергей:

— Пиратов поджидали в южной оконечности Мадагаскара. Из исторических записей знали, что они появятся со Стороны Индийского океана, обогнут Мадагаскар, доберутся до Африканского берега и оттуда отправятся к острову Святая Елена. Корабли появились 2 декабря, с северо-запада. Для них и нас ветер был боковым. Ветер дул с океана в сторону Мадагаскара. Пираты плыли вдоль берега, что дало нам преимущество. Стали отжимать их к берегу, а они юркнули в какую-то маленькую бухточку. Теперь мы оказались в невыгодном положении. Бухта имела высокие, скалистые берега, кораблей пиратов не видно. Проход узкий. Получалось, что мы будем входить по одному кораблю, а они нас расстреливать из трёх. Упускать добычу не хотелось. Решили пойти на хитрость. Один корабль разгрузили, даже пушки сняли, но установили дополнительные ракетные установки. Набрали команду добровольцев. План был такой. Первым идёт корабль с добровольцами. Его задача принять на себя огонь пушек противника и дать по нему залп ракетами. Потом отплывать подальше и не вмешиваться. При необходимости покинуть судно. Следом входим мы, на двух кораблях и довершаем «скорый и справедливый суд». В общем, так и случилось, но с поправками. Ракетные установки установили по четыре на борт. У пиратов было три корабля и естественно, что с одного борта их оказалось два английских, а с другого один голландский. Стрелять начали одновременно. Пираты из пушек, наши добровольцы ракетами. Стреляли стандартно, гранатами в борт, по портам, а над верхней палубой, шрапнелью. Голландцу досталось 18 ракет, причём удачно. Он начал тонуть и его выбросило на скалы бухты, где он и застрял в полузатонувшем положении. Двум англичанам досталось поровну, по 8 ракет. Если не считать, что на верхней палубе не осталось живых, то в остальном они легко отделались. Нашему кораблю досталось четыре ядера под ватерлинию и с два десятка в борта. В общем, не жилец, в чем убедились оставшиеся в живых матросы на палубе и последовали примеру голландца. Когда я с Уантици вошёл в бухту на двух оставшихся кораблях, то по нам ударили пушки англичан. Они успели перезарядиться, но огонь вёлся по двум кораблям и меньшим количеством пушек. Ракетный удар, с первого корабля, сократил у пиратов количество орудий и пушкарей. Сблизились и закидали их ручными гранатами. Потом взяли на абордаж. Живых среди пиратов осталось мало — 14 голландцев и 36 англичан. Мы потеряли убитыми 17 человек. Два дня ремонтировали корабли и перегружали с голландца товар. Дело было сделано, мы отправились домой.

* * *

Такое удачное мероприятие внесло коррективы в наши планы. Срочно пересмотрели захваченное, сгрузили то, что решили продать и позвали Фабио. Вы видели отожравшегося кота возле миски с мясом? Вот купец так выглядел. И хочется и не лезет. Куда же это всё вместить? На какие деньги купить? Договорились. Выделили ещё один корабль, дали команду и увеличили кредит. От таких подарков судьбы Фабио, помолодел, лет на 10.

Торговый караван отплыл в обратный путь 12 декабря. Шёл сильный дождь, что не удивительно — сезон дождей. Наши два корабля, помимо доставки груза, исполняли роль охраны. Только на них стояли новые пушки и ракетные установки. Но купцу об этом, знать не зачем.

* * *

Дмитрий.

Нас опять прогнали из города. Меня и Андрея. Когда же это кончится? Андрей прямо так и сказал, что это последний переезд. Отогнали нас на целый километр. К одному из горных притоков реки Соасала. Речка быстрая, чистая без крокодилов, но маленькая. Зато сюда протянут электропровода. Это будет первая силовая линия электропередач.

Сегодня будем испытывать первый бензиновый молот. Вот, бензинового двигателя как такого нет, а молот есть. Вспомнили мы про компрессионные двигатели, а потом я вспомнил о копре. Эта такая штука, которой сваи забивают. Ну, у меня, что-то где-то засвербело, прямо удержу нет. Решил сразу сделать, прямодействующий двигатель внутреннего сгорания. Взял ствол медной пушки, она у меня послужила ударным цилиндром. А пушка, что поменьше стала поршнем. Что-то обточил, что-то расточил. За два дня собрал. Схема простая. Воспламенение компрессионное. На третий день пришёл Андрей, я не удержался, показал чудо молот. Всем хорош. Мощность такая, что стены тряслись, но и шумел так, что мы оглохли. Радовались как дети. А люди, что сбежались к кузнице, почему-то нет. Когда мы стали слышать, Михаил уже добрался до наших далёких предков и на прощание сказал, что это не инструмент созидания, а инструмент разрушения. Полчаса работы этого агрегата, разрушат городские стены на сотни метров вокруг. А нечего такие слабые стены делать. Короче, выгнали нас из города.



* * *

Теперь Андрей строит мартеновскую печь. Говорит, что с таким молотом и мартеновской печью мы сделаем стволы для пушек. Пока он собирает её, я приступил к долгожданному процессу — производство нитроглицерина. Главное из-за чего я раньше этого не делал, это отсутствие холода. Если у Вас нет холодильника, лучше и не пробуйте приступать к изготовлению нитроглицерина. У меня целых два холодильника. Подсуетился, когда наш главный шеф-повар, прижала Мишку в столовой. Он пообещал ей сделать холодильники, а тут и я вынырнул. Как это? Как на кухню так, пожалуйста, а как в химическую лабораторию, так нет возможности. А у меня вот нет возможности аммиак произвести. И что тогда Вы будете с холодильниками делать? Так и получил два агрегата, для производства холода.

Всех прогнал, один остался. Если не получится, унесу тайну с собой. Для первого опыта всё приготовлено.

116 мл глицерина (безводного).

1126 мл концентрированной серной кислоты.

649 мл обычной «концентрированной» азотной кислоты.

Кислоты охлаждены до 0 градусов, глицерин обезвожен методом нагрева. Наведён 2 % содовый раствор. Холодильник забит колотым льдом и ледяной водой. Перчатки и очки надеты. Можно приступать.

2-х литровый стеклянный стакан ставлю в ведро, обкладываю льдом и доливаю немного воды. В стакан наливаю азотную кислоту и доливаю половину серной кислоты. Раствор помешиваю стеклянным градусником, а воду со льдом, деревянной палочкой. Температура поднялась до 50 градусов. Добавляю ледяной воды в ведро. Помешиваю. Доливаю вторую половину серной кислоты. Периодически помешиваю. Через 30 минут температура раствора упала до 10 градусов. Тонкой струйкой, малыми порциями стал приливать глицерин, не забывая помешивать. Через 15 минут, глицерин кончился, но перемешивание продолжаю. Ещё 10 минут. Всё. Накрываю стеклянной крышкой, даю отстояться 30 минут. Основная часть нитроглицерина всплывает. Собираю то, что на поверхности, подобием шприца и выливаю в бутылку, где находится 150 мл дистиллированной воды. Можно собрать остальное, но на первый раз я не стал жадничать. Все отходы тут же сливаю в речку. Эх, Гремписа на меня нет. Но возиться с очисткой посуды нет желания. Утоплю в речке на несколько дней, пусть промывается. Процесс потом отладим, но сейчас не до охраны природы. Да и не так уж много нагадил.

Осторожно встряхиваю бутыль, даю немного отстоятся. Сливаю воду, повторяю процесс с 300 мл воды, опять сливаю. Наливаю 400 мл щёлочного раствора и делаю бульбулятор. Опускаю стеклянную трубку в раствор и подаю через неё воздух. Появляется пена, останавливаю подачу воздуха. Снова подаю воздух. Так несколько раз. Сливаю щелочной раствор и наливаю оставшиеся 100 мл. Включаю свой импровизированный компрессор и оставляю до следующего утра. Утром слил щелочной раствор, повторил несколько раз промывку водой. Последний раз сливал воду очень тщательно, но вода всё равно осталась. Взял кусочек ваты, шприцом набрал нитроглицерина из центра жидкости и смочил ватку из шприца. Через такой фильтр вода не пройдёт. Отфильтровал и получил прозрачную жидкость. Взвесил — 130 грамм. Маловато, теоретически должно быть больше. Но я не в претензии, сознательно сливал больше, чтобы не возится с примесями. Слил в стеклянный сосуд и заткнул деревянной пробкой. Обернул в несколько слоёв материи и спрятал в шкаф. Следующий раз буду делать с Игнатом и Егором. Пусть учатся. Только предварительно, чтобы не были беспечными, вместе с ними, взорву 5 грамм нитроглицерина.

* * *

Андрей.


Мадагаскар-Россия. Часть 2

Ну, вот зацепил меня Димка со своим молотом. Токарный станок есть, сверлильный, есть. Даже фрезерный есть. Почему бы не попробовать сделать? Как устроен компрессионный двигатель Б-51 конструктора Кашкина помню. Проще некуда. Правда моторесурс у таких двигателей крайне мал, расход топлива большой, да и мощность ограничена, но с чего-то надо начинать. Увеличим мощность хотя бы до 1 лошадиной силы, вот тебе мотор на лодку. Сказано, сделано. Когда процесс постройки мартеновской печи не требовал моего присутствия, я торчал в механических мастерских. За один месяц собрал три образца и последний заработал. Чем хорош Б-51, прототип моего двигателя? Тем, что он работает на простом бензине. Большинство компрессионных двигателей, такого упрощённого вида требуют касторки, эфира. А этот на одном бензине работает. Только маслица немного добавляй, чтобы износ уменьшить. Провели испытания. Двигатель выдал 1,5 лошадиных силы, чем сильно порадовал. Израсходовал 1,5 литра бензина за час. Этим не порадовал. Как не жалко было первенца, но стали гонять его на износ. Через 37 часов работы, двигатель стал чихать. Видно увеличились зазоры между поршнем и цилиндром. Подкрутили контрпоршень, чихание прекратилось. Так подкручивали ещё три раза, пока двигатель совсем не заглох. Общее время наработки получилось 49 часов. Не много, но и не мало. В два раза больше чем у авиамодельных двигателей. Видно сказывается меньшее число оборотов. Разобрал двигатель и стал рассматривать. Подошёл Сергей, повертел, посмотрел и сказал:

— Цилиндр у тебя толстый, с запасом сделан.

— А что толку, если поверхность снашивается, что у цилиндра, что у поршня.

— А ты два поршня делай. Один родной, другой на вырост.

— Это как это на вырост?

— А вот померь, насколько у тебя цилиндр разносился и сделай запасной поршень такого диаметра. Если такой вариант не прокатит, то тогда по уму придётся делать. Растачивать цилиндр и под расточку делать поршень. Но тогда замену можно будет делать только в мастерской. Да и тупо передирать не надо. Кто тебе мешает сделать кольца как на настоящих двигателях? И масла не жалей. Димка его уже серийно гонит.

Вот правильно говорят — один ум хорошо, а полтора лучше.

Следующий двигатель сделал мощнее, на 2,5 лошадиных силы. Надел кольца на поршень, сделал запасной поршень большего диаметра. На первом поршне двигатель отработал 98 часов, на втором 71. Можно запускать в серию. К сожалению это максимальная мощность, которую нам удалось получить на данном типе двигателя. Вдобавок он с водяным охлаждением. Для берега придётся его усложнять. Но будем экспериментировать. Подходил Михаил с просьбой.

— Андрей, а ты можешь сделать движок мощнее? Пусть он будет лапотным. От него требуется отработать только 1–2 минуты и пусть разваливается.

— Всё о своих торпедах печёшься?

— О них родимых. Так сможешь, сделать упрощённую версию? Главное, чтобы мощности было больше.

— Проще некуда. Проще только Димкин молот. Но на такое благое дело время выделю. Постараюсь сделать 10 таких форсированных двигателей. Только больше 5 лошадей не рассчитывай. А так послушай доброго совета — брось ты эту идею с установкой ДВС на торпеды. Всё уже придумано до нас — сжатый воздух, электричество, порох.

— Подумаю, за это ты не волнуйся. Просто есть другая идея. Эх, торпеды тяжеловаты, а заряд с гулькин нос.

— Хочешь, обрадую? Только, чур, меня не выдавать. Димка получил нитроглицерин и сейчас собирается делать динамит.

— Опаньки! Вот это порадовал. А с нитроглицерином я мощнее взрывчатку сделаю, чем динамит. Всё Андрей, замётано. Делай 12 двигателей и проси, что хочешь. А я к Димке побежал.

Так. Что попросить, пока он добрый?

Глава 2

Мадагаскар. Крепость. 27–31 декабря 1689 года

Андриаманетиариво. Сергей.

27 декабря в сопровождении свиты и кучи родственников нас посетил Андриаманетиариво. Был пир, куда от него деться, а на следующий день экскурсия по городу и прогулка в проливе на корабле. С самого утра Андрей и Дмитрий укрылись от гостей в своих лабораториях. Михаилу не повезло. Правильно, кто первым встал того и тапки. Он остался в крепости руководить перестройкой внутренних помещений. Скоро три свадьбы, а приводить жён в двухкомнатные холостяцкие берлоги как-то не хотелось. Князья мы или погулять вышли? Большая часть военных, съехала в отдельный дом и теперь, за счёт этих помещений, производилось расширение. По пять комнат на семью. Кто-то из женской части заикнулся о больших площадях, но мы были к этому готовы. Опыт есть. Твёрдо заявили, что по нашим традициям, только жена имеет право проводить уборку в доме. Если они хотят каждый день мыть полы на территориях равных городской площади, то мы возражать не будем. Будущих жён такая перспектива не воодушевила. Как результат сошлись на пятикомнатных апартаментах, конечно со всеми удобствами. Ещё на общем пользовании была баня, бассейн, детская, спортивный зал и зал для банкетов и приёмов. За порядком там следила прислуга. Свой малый зал мы отстояли. Надо же нам где-то проводить секретные совещания.

Так вот, Михаила оторвали от забот о благоустройстве семейного гнёздышка и поставили в сопровождение гостей. Я с Риво остался наедине в малом зале. Видно Андриаманетиариво об этом попросил Михаила.

Одежда короля за эти месяцы претерпела изменения. И не только его, но и свиты. Чувствовалось влияние нашей моды. Как-то, «невзначай» Андрей подарил ему рисунок Николая 2. Рисунок был сделан с фотографии царя и переделан по нашему усмотрению. Немного. Одежду сделали более просторной, тёмные тона поменяли на светлые. Что-то похожее на моду 50-х годов. Риво попросил ещё рисунки, где можно посмотреть, что у нас носят. Сделали картинки по своему вкусу и подарили.

Теперь передо мной, в плетёном кресле, сидел молодой человек, в широких белых штанах и гавайской рубашке, только без аляпистых рисунков. Кожаный ремешок, панама «авганка» и сандалии нашей фабрики. Носочки тоже присутствовали — белые. Хоть Рафаэля приглашай, писать картину. Ещё бы чай в высокий стеклянный стакан перелить, а туда кубики льда и соломинку. Прихлёбывая кофе, задал ему вопрос на отвлечённую тему.

— Как прошла встреча двух родных братьев?

— Как мы и надеялись. Когда наши корабли, вместе с пятью вашими, встали на якорь в порту столицы Мурундава царства Менабе, мой брат Андриамандисоариво, всё понял.

— А сколько сухопутных войск ты пригнал под стены города?

— 12 тысяч воинов. Это вдвое больше чем у брата.

— К какому соглашению пришли?

— К братскому. Он признал моё право на корону, я признал его право оставаться княжить в Менабе. Кстати, он хочет посетить вашу крепость со своими придворными. Я ему оставил команду управленцев под руководством дяди Уантици., они там сейчас разбираются в делах княжества. Пришлось даже задержаться на недельку.

— Догадываюсь о причине. Чистка рядов казнокрадов, сопровождалась просьбами брата об их помиловании?

— Так и есть. Некоторых пока пришлось простить. Уехал, когда самые верхи почистили. А чтобы у брата не было соблазна, забрал всех приговорённых к ссылке с собой. Вы мне там островок присмотрите, а то Коморские острова уже заселены.

— Да я знаю, как они заселялись. Два пиратских корабля пустили на дно, ещё два пополнили Ваш флот. Хоть расскажи, как дело было.

— По сценарию. Как Андрей предполагал, так и произошло. Приплывали на остров, Высаживали 2 сотни регулярных войск и столько же ополченцев. Приводили местное население к присяге нашему королевству. Потом выгружались остальные переселенцы, а регулярные войска загружались обратно на корабль. На острове оставалось только 10–12 специалистов из ваших учеников. Пока корабль ходил за новой партией ссыльных, а это занимало неделю, производился замер острова и распределение земли. Дальше по графику — строительство порта, строительство города внутри острова. За два месяца, заселили три самых больших острова.

Мы тогда были в Антананариву, когда прибыл гонец с сообщением. Он доложил, что возле островов, крутятся два корабля без опознавательных знаков. Дмитрий дал галеры, для очередного плавания к островам. В очередной рейс отправились две галеры и флейт «Каштан». Когда подходили к острову Майотта, с южной стороны, услышали пушечные выстрелы, а потом увидели паруса в бухте. Порт изначально строился из расчёта, что может подвергнуться обстрелу. Складские постройки возле пирса, лёгкие из бамбука. Зато редуты и брустверы по всему берегу. Когда 4 пиратских корабля вошли в бухту, население уже было в глубине острова, а в порту осталось 70 человек ополчения и 6 военспецов, из ваших воспитанников. Залпами из пушек, пираты быстро разнесли лёгкие строения и собирались высадить десант, когда с двух противоположных берегов, из-за брустверов, начали стрелять лёгкие пушки. Видно у пиратов были шпионы на берегу. Орудийный обстрел с берега, для них был неожиданностью. До их прихода, пушек в гавани действительно не было. Четыре шестифунтовые пушки, в полевом исполнении, притащили из города. Особого вреда пушки нанести не могли, если бы не три фактора. Пушки стреляли из-за брустверов и после каждого выстрела откатывались ниже, оказываясь вне видимости пушкарей с кораблей. Все пушки стреляли по одному кораблю. Стреляли гранатами, что военспецам дал Дмитрий. Через три залпа обстреливаемый корабль стал крениться на борт. Попытался, выбросится на отмель, но глубины в бухте не большие. В ста метрах от берега, он сел на мель. Мы сами в гавани разгружаем суда лодками. С пирата начали спускать шлюпки. В это время из берегового редута, лучники защитников, обстреляли корабль огненными стрелами. На борту начался пожар. Людей тушивших огонь, находили стрелы с керамическими наконечниками. Не успевшие занять места в шлюпках, начали бросаться в воду. Лучники переместили огонь на шлюпки. Это был расстрел с 30–50 метров, На берег выбралось только 26 человек. А пушкари в это время перенесли огонь на второй корабль. Пираты тоже пристрелялись. Но наибольший вред приносили не пушки, а мушкетёры. Хотя расстояние было около 200 метров, дистанция предельная для мушкетов, но зато они стреляли сразу, как только пушка показывалась из-за бруствера. На двух орудиях почти полностью выбили расчёты. Два остальных расчёта решили не лезть под убийственный огонь и тоже прекратили обстрел. Но ещё один корабль они всё-таки успели повредить. Под прикрытием пушек, пираты начали высадку десанта. Но как только шлюпки приблизились к берегу, три орудия, фронтальным огнём, накрыли шлюпки шрапнелью. Артиллерия кораблей, не могла ничем помочь. Пушкарей скрывал бруствер. Наконец уцелевшие джентльмены удачи, выбрались на берег. Бросились к брустверам и редутам, но там оказалось пусто. Ополченцы отступили в лес. Обозлённые пираты кинулись в погоню и тоже скрылись в лесу. В этот момент в бухту вошли наши галеры, а флейт остался у входа. Пока пираты разворачивали корабли бортом к галерам, те проскочили это расстояние, уходя всё время в бок от портов пушек. Развернуть корабли, стоящие на якорях, то ещё занятие, другое дело вёсельные галеры. Всё-таки орудия дали залп. Может больше из отчаянья, может, чтобы привлечь внимание пиратов в лесу. В галеры они не попали, но второго достигли. Через несколько минут десант вернулся на берег, но было поздно. Пираты на кораблях, попытались обстрелять воинов на галерах. Но на один выстрел из мушкета, прилетало 20 стрел от сакалава. Если от мушкетных пуль погибло около двадцати воинов, то от стрел полегло больше сотни бандитов. Корабли сошлись, полетели кошки, завязалась рукопашная схватка. Точнее не схватка, а зачистка. После высадки десанта на берег и проливного дождя из стрел, на палубах пиратских посудин, людей осталось мало. В основном остались моряки и пушкари, а не мастера сабельного боя.

Дальше всё просто. Пока шёл бой, повреждённый корабль пошёл на дно. Джентльмены удачи, что были на берегу, оставшись без кораблей, сдались. Они уже у Вас на рудниках работают. Пушки с затонувших посудин подняли, они поступили на вооружение островов, а уцелевшие корабли, пополнили мой флот.

* * *

В комнате наступила тишина. Риво не знал с чего начать, я не торопил. Раз он обратился ко мне, а не к Михаилу, значит вопрос больше военный, чем экономический. Молчание затягивалось. Князь, пардон теперь уже король или царь, налил себе вторую чашку чая. Начать он явно не решался. Пришлось помочь.

— Остров, для ссыльных из Менабе мы уже присмотрели. Он далеко отсюда, но стратегически важен как для нас, так и для Мадагаскара. Абд-эль-Кури находится возле острова Сокотра. Это будет прекрасная база для кораблей, контролирующих проход из Аравийского моря в Красное море и Мозамбикский пролив. Где он, Уантици знает, мы там уже останавливались три раза.

— А почему не сам остров Сокотра?

— Там есть население и довольно много. По нашим подсчётам, 30–40 тысяч человек. Нет смысла пытаться сразу его завоевать. Построим совместно порт на Абд-эль-Кури, устроим там райскую жизнь, зашлём агентов влияния на Сокотру. Думаю, местные пираты обязательно посетят нас, с целью что-нибудь урвать для себя. Вот их корабли нам пригодятся, а пираты помогут на строительстве крепости и порта. Когда поток страждущих поживиться дармовщинкой иссякнет, тогда можно будет посетить их остров. Суть улавливаешь?



— Обзаведёмся дополнительными кораблями и одновременно сократим флот будущего противника.

— Да, где-то так. К этому времени и наша агитация должна будет сработать. Так, малой кровью и захватим остров Сокотра. Думаю, это будет не раньше, чем через год.

Но ты ведь не поэтому вопросу пришёл?

— Верно не по этой причине. Это мы могли решить, как Вы говорите — в рабочем порядке. Меня интересует вопрос о судьбе Мадагаскара.

— Давайте скажем честнее. Ваше величество собирается продолжить объединение территорий Мадагаскара под своими знамёнами?

— Именно так.

— Так флаг Вам в руки и барабан на шею. Пушек мы Вам дали почти сотню штук. Сейчас у Вас пять кораблей. Лучников, почти 2 тысячи человек и мушкетёров 3 сотни. Две сотни курсантов мы выпустили месяц назад, сейчас обучается ещё 3 сотни человек воинской специальности и более 200 человек ремёслам и азам управления.

Уантици приедет, тогда можете начинать экспансию. Только старайтесь больше задействовать военных с вновь приобретённых владений, а своих придерживайте дома.

— Так мы и собираемся действовать, но у нас есть два места, где много белых людей. Могут быть осложнения.

— Я даже знаю, где эти скопления бледнолицых. Они действительно опасны. Это поселения бывших и настоящих пиратов. Одни расположены на северо-восточной оконечности, другие у восточного побережья на острове Санта-Мария.

Начните с Танкарана. Мы пошлём свои корабли к бухте, а наших советников с Вашими войсками. Там много бывших пиратов, которые устроились на земле, подружившись с местным населением. Мы бы не хотели среди них лишних жертв.

— Вы дадите нам ракетные установки?

— Нет, не дадим. Даже в Вашем первом сражении, мы постарались обойтись без них. Чем меньше слухов будет об этом оружии, тем Вам легче укрепиться на троне, а потом доказать Европейским странам, что Вы здесь хозяин.

— Как это взаимосвязано? Зачем, мне доказывать что-то, государствам, расположенным на другом конце земли?

— У Вас будет флот? Будет. Так или иначе, но Вы возьмёте под контроль Мозамбикский пролив. Зачем, в водах пролива, собирают дань турки и пираты, когда это может быть Вашим доходом? Европейцы борются с арабами и с пиратами, за проход в Индию и Китай. Когда Мозамбикский пролив станет под контролем Мадагаскара, приплывут разбираться с Вами. Вы ведь для них отсталый народ. Они думают, что пришлют сюда флот, зачистят пролив и установят здесь свою власть. Наверное, ещё будут спешить, кто первый.

— Так нас раздавят, мы не выстоим против всей Европы.

— А против всей Европы и не надо. Настучать по рогам тем, кто сунется первым. Хорошо настучать, от души. Так, чтобы они не просто проиграли, а все здесь остались. Ну, один корабль можно и надо отпустить. Пусть доложит о полном разгроме. Вот тогда остальные задумаются и приплывут договариваться. Это как раз то, что нам нужно. Один раз проучить, но так, чтобы больше, ни у кого, желания не было сюда с оружием приходить. Возьмёте под охрану весь Мозамбикский пролив, пусть они платят Вам пошлину. На Южном побережье Африки будет русская колония, на подобии нашей, она поможет в контроле над караванными путями. Доходы от таможенных сборов, поделите без проблем. У этой колонии главный интерес в глубине Африки. Года через два, можно будет взять под контроль проход в Красное море.

Чтобы разбить вражеский флот, нам потребуется секретное оружие под названием ракеты. Если Европейцы узнают достоверно о его применении раньше, то фактор внезапности пропадет, а с ним и возможность победы малой кровью.

— Уважаемый Сергей, Вы так говорите, как будто уже знаете, как это произойдёт. Хорошо если так. Деньги не бывают лишними. Но Вам какая польза от этого?

— Везде правят деньги, поэтому просчитать, что будут делать толстосумы, если у них упадёт прибыль, несложно. Они пошлют армию и флот. Все современные войны из-за денег и власти. А вот когда армия бессильна, тогда идут переговоры или иначе — передел денежного пирога.

Наш интерес в том, что у европейских хрюшек, корыто с вкусняшками, отодвинется подальше, а они станут беднее. Значит, слабее станет армия и флот. Следовательно, России будет легче с ними воевать или договариваться. Это как получится.

* * *

29 декабря был праздник деревьев. Мы сразу объявили, что в будущем он будет праздноваться 31 декабря. В город, со всех деревень Везу и Масикуру, прибыли представители. Вместе с виновниками и виновницами торжества их набралось около 4 тысяч. Хорошо, что это Мадагаскар, а не Россия, нет проблем с жильём. Натянул парусину, вот тебе и дом на 10–30 человек. Дети и подростки посёлков высадили около 400 тысяч деревьев. В акции «Спасём лес» участвовало более 2 тысяч человек. 120 подростков ухитрились высадить по 1000 деревьев. Это притом, что были указаны, не самые удобные участки для посадки и не любые деревья можно было сажать. Отводились земли непригодные для сева зерновых или выгула домашней скотины. Высаживать можно было только 12 пород деревьев. Среди них каучуконосы, палисандр, хлебное дерево и другие полезные деревья.

Днём был праздник живота и ушей. На городской площади установили помост для музыкантов. Незаметно поставили микрофоны и подключили усилители звука, снятые с яхты. Пели песни, как местные, так и европейские. Среди них незаметно вставили несколько из 19–21 века. Прокатило. Русскоязычным некоторые песни даже очень понравились. На бис по второму кругу пошли песни:

Как хотела меня мать.

Задумал, да старый дед.

Ой, то не вечер, то не вечер.

Ах ты степь широкая.

Конь.

Будьте здоровы живите богато.


«Задумал, да старый дед» из-за простоты и частого повтора слов понравилась не только русским, но и всем гостям. Уже на второй раз её повторяла вся площадь хором.

Стемнело, и был салют. Михаил не пожалел ракет да и мортиры под это дело приспособили. А потом пускали в небо бумажные фонарики — жёлтые зелённые, красные синие. Был слабый ветер с берега, дождь который периодически накрапывал днём, прекратился. В тёмном небе, медленно поднимаясь вверх, светилась ровно тысяча фонариков. Этого аборигены точно не забудут. А какими слухами этот праздник обрастет, когда молва о нём достигнет дальних углов Мадагаскара, даже подумать страшно. Страшно подумать, сколько народу может сюда пожаловать, на следующий праздник деревьев.

На следующий день провожали гостей. Счастливых детей с подарками и их взрослых сопровождающих. У многих на глазах были слёзы. Слёзы счастья, что всё было так прекрасно и слёзы печали, что праздник кончился. Да с такими праздниками, мы весь Мадагаскар, за пятилетку, деревьями через каждые 30 сантиметров засадим.

* * *

Только проводили гостей, думали, отдохнём перед 31 числом — АГА! Вот такими большими буквами. Появился Андрей пред светлые очи Андриаманетиариво и попросил руки его сестры Андрианарагниариву. Она была среди гостей, и ей понравился Андрей. А когда она его увидела в кузнице с молотом, то вообще влюбилась. Ну конечно:

— «Я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил!»

Бросилась сестрица к братцу и:

— «А я не хочу, не хочу по расчёту. А я по любви, по любви хочу»

Ха! Испугала козла капустой. Да для него такой брак как раз по расчёту. А если там ещё и любовь присутствует, тем лучше. Где он такого другого жениха найдет на Мадагаскаре? На острове все его нынешние или будущие подданные. А если кто из них жениться на сестре, то это готовый кандидат в покойники. Потому что, после смерти Андриаманетиариво, получает права на престол. Апоплексический удар табакеркой, вот вам и новый правитель. Оно Риво надо? Так, что он, только спросил у сестры, как познакомились.

— Мы на площади танцевали под эту смешную песенку, что про деда. Я рядом с ним всё время была. Песню попросила перевести, а то не всё понятно, он перевёл. Мы посмеялись вместе, а потом мы долго с ним танцевали и вечером он меня спросил

— За муж за меня, хочешь?

— Хочу.

— Тогда пошли к твоему отцу. Руки просить буду.

— А у меня нет отца, он умер. Есть брат.

— А кто у нас кузнец? Брат то есть?

— Андриаманетиариво.

— Интересно девки пляшут. По четыре сразу в ряд. Хорошо. Схожу к твоему брату попрошу твоей руки.

Вот он Андрей всегда такой был, прямой как лом. Раз и в дамки.

* * *

Свадьбы, слава Богу, были не в королевском варианте. Они тут по местным обычаям простые. С утра был православный обряд венчания. Слава Богу, что церквушку ещё не достроили. Всё происходило в тени крепостной стены, на свежем воздухе. А что про служителей церкви я не говорил? Так у нас целых двое. Один грек Серафим, с Острова Сокотра, второй Гедеон, прибыл с выкупленными рабами. Михаил с обоими вёл долгую беседу. О чём говорили, не знаю, но догадываюсь. Потом праздник переместился на площадь. Всё опять просто. Вышел народ на площадь, потанцевал, цветами забросал и пошел за столы, потом опять танцевать. На молодожёнов ноль внимания. Так, что вечером мы уже были свободны от гостей. Даже Риво не показывался на глаза. Может так принято? А что? Мне нравится такой обычай. Вот так мы и вошли в новый 1690 год женатыми людьми.

Глава 3

Мадагаскар. Крепость. 2 марта 1690 года

Михаил. Сергей. Андрей. Дмитрий.

Михаил.

— Сезон дождей близок к окончанию. Ураган мы пережили. Надо взять на заметку, что они обычно в конце января, наиболее сильные. В прошлом году так же было. Но сейчас я хочу сказать о другом. Как мы все понимаем, в летний сезон нам придётся разбежаться в разные стороны. Как прошлым летом. Поэтому хотелось бы провести ревизию. Посмотреть что сделали, что смогут сделать без нас, что мы будем делать до следующих дождей. Понятно, что всё это вилами на воде писано, но хотя бы ориентировочный план надо иметь. С кого начнём? Предлагаю с Сергея.

— Ну, вот как конфеты вкушать так я последний, а как батьку бить, так меня вперёд пихаете. Ладно, у меня немного. Сейчас на кораблях 450 человек постоянного состава и 1000 человек резерва. Это те кто прошёл курсы молодого моряка, но работает, а не находиться на постоянной службе. В городском гарнизоне служит 270 человек, 1200 в резерве. Артиллерия крепости усилена и доведена до 50 стволов. Ещё есть 6 «сорок» и 4 мортиры. 8 пушек с нарезными стволами стоят на верху утёса. Пристреляны. Дальность прицельного выстрела 3 километра. 2 пушки казнозарядные. Как это сделано, обращаться к Андрею. Остальные орудия расположены на городских и крепостных стенах. Нарезных орудий среди них нет, зато все мелкие и средние калибры казнозарядные. Это почти половина артиллерии.

В башнях установлено по одной 20 ствольной ракетной установке, остальные шестиствольные на складе. Спасибо, что сделали их металлическими. Хоть они и тяжелее, зато практичнее. Получили на вооружение 260 нарезных мушкетов. Из них 75 казнозарядные. Сразу скажу, бумажные гильзы в этом климате не пойдут. Думайте, как сделать медные или латунные. Спасибо за ручные гранаты с пироксилином. Стало что-то похожее на реальную гранату. Имеем в наличии 1200 гранат колотушек и почти 1000 «ананасов». Есть 200 газовых, но они хранятся в разряженном виде. Газ хранится отдельно в баллонах. Колющее и режущее вас не интересует. Форма. Форма запасена в трёх вариантах, включая северный образец. Но зимняя форма пошита только на кадровых военных. На резервистов только летние варианты. С врачами пока не всё ясно. Санинструкторов вроде подготовили, а с врачами Энтони всё тянет. Говорит, что отдаст в последний момент, а сейчас они ещё учатся. Корабли прошли полный техосмотр, днища почищены, обработаны сурьмой, на двух, самых быстрых, днище обшили медными листами. Два корабля переделаны по нашему совместному проекту с Михаилом. У них усилена обшивка кормы и вместо кают капитана и помощников установлены пушки. У обоих кораблей на корме, по четыре казнозарядных, нарезных орудия.

Я вроде всё, передаю эстафету Андрею.

* * *

— Начну с ответа на вопрос о секрете нарезки стволов у старых бронзовых и медных орудий. Чугунные, как вы все помните, в основном, передали Риво. Он их поделил между тремя городами. Так вот насчёт орудий. Нарезку мы не делали. Металл мягкий, её срезает через 30–50 выстрелов. Решили сделать обходной манёвр. Как шовные трубы делают, знаете? Берут ленту металла и скручивают его в трубку, а швы проваривают. Вот и мы так сделали, с одним нюансом. На ленте, уже были вырезаны фрезерным станком, желоба. Полосу мягкого железа с нарезкой, накручивали на заранее приготовленную болванку, проваривали сваркой и шлифовали. Потом железо превращали в сталь, методом нагрева в графитовом порошке. Процесс длительный, несколько дней, но хорошо поддаётся контролю. Потом сильно нагревали ствол пушки и вставляли в него стальную трубу с нарезкой. Ствол остывал, сужался и намертво сжимал стальную трубу. Для казнозарядных стволов технология даже лучше. Пока труба была железной, у неё один конец, расковывали в виде шляпки. Дальше делали, как и прошлый раз, только со стороны затвора получали стальную рубашку, по срезу ствола. Что получится, время покажет, а испытания пробный экземпляр выдержал. Просили усовершенствовать клиновидные затворы. Жаловались, что тяжело закрываются, требуется большое физическое усилие. Что поделаешь, чем проще механика, тем тяжелей рукам. Но кое-что усовершенствовали. Мушкеты делали сами. Сейчас прекратили. Больше таких делать не будем. Начали делать и складировать ружья по тем образцам, что вы видели. Переламывающиеся ружья с нарезным стволом. Михаил запретил их показывать, все идут на склад. В новом городке, что на нефтепромысле, скоро будет запущена мартеновская печь, и построен цех, по работе с металлом. Туда отвезены, токарные, фрезерные и сверлильные станки. Установлен мощный бензиновый молот. Будем делать стальные стволы для пушек нового образца. Как я понимаю, они тоже будут складироваться.

— Правильно понимаешь. Там у нас будет закрытый городок. Здесь этого сделать не получится. Все секретные производства переместим туда. Извини, перебил, продолжай.

— Так вот, с орудиями убийства вроде всё. Теперь по станкам. Отладили серийное производство. Это не означает, что мы их штампуем. Но если потребуется, можем выпускать серийно. Технология отлажена. Станки на уровне 19 века. Сейчас основная часть мозгов машиностроения задействована на постройке жизнеспособных моторов. Первый серийный двигатель для водного транспорта, пошёл на поток. Себестоимость изготовления резко упала, поэтому его уже используют на лодках и байдарках. На байдарках, которые могут взять 300 кг полезного груза, на спокойной воде развивают скорость до 28 км в час. Моторесурс тоже подняли до 160 часов. Ну, это пройденный этап. Больше мощности из компрессионных двигателей внутреннего сгорания не выжмешь. А горючку они потребляют, дай Бог каждому. Сейчас бьемся над дизелем. Всё-таки он проще, чем бензиновый двигатель.

— Чем это он проще?

— В первую очередь материалами. В нём можно обходиться без алюминия. В обычных дизелях, поршни делают из чугуна. Улавливаете разницу? Свечей и электрогенератора не надо. Самое главное, что у нас есть, на чем это делать. У нас есть станки. Плохо конечно с качеством материалов, но из Димкиных лабораторий пошли первые килограммы хрома, кобальта, вольфрама и никеля. Уже что-то. Хотя бы инструмент нормальный сделать. Особенно резцы и свёрла.

Ну и последнее. Начата сборка прокатного стана. Будет готов как раз к пуску мартена. Это было правильное решение разместить энергоёмкие производства около источника энергии. Если всё срастётся, а мы сможем получать стальной лист, то парусникам придёт хана.

— Андрей. А как насчёт сельхозтехники?

— Михалыч, да я в этот цех редко хожу. Там своя кухня. Поставил Епифана на управление, он и рулит. Он потомственный кузнец. В механике разбирается, да ещё здесь подучили. Он занимается сельхозтехникой. Потихоньку выпускаем молотилки, сеялки, веялки, бороны, культиваторы. Всё рассчитано на конную тягу или работу от ветряных двигателей. Сенокосилка у него готова, правда, в единственном экземпляре. Но почин есть, а дальше бригаду скомплектует, будут делать серийно. 80 человек делают лопаты, грабли, тяпки, топоры и дальше по списку. Все склады уже забиты. Куда девать собираетесь? Сейчас в сутки выплавляем до 2 тонн железа. 1.5 тоны используем, а остальное идёт в запасники. Куда гоним коней? Не пора ли от количества перейти к качеству, то есть к наукоёмким изделиям.

Я доклад окончил, передаю эстафету Дмитрию.

* * *

— Начну с потребностей. Михалыч! Что хочешь делай, но селитру и хлопок достань. Это самое главное, остальное либо добудем, либо обойдёмся первое время.

Скажу о том, что пропустил Андрей. Мы научились делать вольфрамовую нить.

Берём вольфрамовый порошок, очень тонкого помола, смешиваем с крахмалом до образования пластичной массы. Гидравлическим давлением эту массу продавливаем через тонкие сита. Получающаяся нить наматываем на катушки и высушиваем.

Далее нити разрезаем на «шпильки», нагреваем в атмосфере инертного газа до температуры красного каления для удаления остатков влаги и легких углеводородов. Это мы делали с помощью линз. Потом нагревали в атмосфере водорода до яркого свечения пропусканием электрического тока. Это приводит к удалению нежелательных примесей, а частицы вольфрама сплавляются и образуют однородную твердую металлическую нить. Конечно, полной чистоты добиться не удаётся и для радиоламп эти нити не годятся, но:

Жестом фокусника Димка сорвал покрывало с предметов стоящих в углу на столике. Там стояли аккумуляторы и баночка. Приглядевшись, я понял, что это не баночка, внутри что-то было и к этому предмету тянулись провода. Димка подключил провод к клемме аккумулятора и баночка зажглась! Электрическая лампочка!

— Вот так товарищи! Наука не дремлет. Пока срок жизни у такой лампочки короток, около 100 часов. Но мы работаем над этим. Кстати ртутный вакуумный насос, себя оправдал. Медлителен, но прост до безобразия. Однако для радиоламп, такой ртутный насос не пойдёт. Надо будет работать над этим вопросом. Есть другие модели ртутных насосов. Есть какие-то трёхступенчатые, вроде тоже не сложные. В общем, думайте, думайте.

Важное. Мы научились делать нормальный инструмент. Есть молибден, есть вольфрам, есть чем спрессовать и нагреть. В результате у нас есть хорошие свёрла и режущий инструмент. Это важнее пушек будет. Кстати о пушках. Испытания пневматической пушки прошли успешно. Насос для сжатия воздуха, сделан на базе компрессионного двигателя. 50 килограмм закинули почти на километр. Последнее испытание проводили с зарядом из гремучего студня. Как громыхнуло, слышали. Рыбаки тоже довольны, попали в косяк рыбы. Они её до вечера собирали сачками.

— Ага. А у нас два дня в подряд был рыбный день. В следующий раз, в лес стреляй. Может, в стадо свиней попадёшь.

— Уймись мясная душа. Ты Серёга главного не понял. Теперь попадание снаряда в радиусе 10 метров от корабля гидравлическим ударом может сломать деревянный корпус судна. Но конструкция конечно громоздкая, только для стационарного размещения. Поставим пару таких пушек на утёсе и забудем о возможной угрозе с моря.

— Так наделайте мне динамитных снарядов к обычным пушкам и дело с концом.

— Такие снаряды, детонируют в стволе. Для В.В. изготовленных из нитроглицерина, необходим плавный разгон. А не такой, какой получают в пушках. К сожалению, до тротила мы ещё не доросли. Может через год или два.

Ещё, что забыл упомянуть Андрей. После пуска мартеновской печи мы сможем отливать изделия из стали. Это кому-нибудь о чём-то говорит?

Так теперь перейду к своим баранам. Построен цех по производству кислот. Не завод и не линия, а цех. Производство носит тот же кустарный характер, но в больших масштабах. По нашим меркам конечно. В сутки можем выдавать до 200 литров азотной кислоты, ну и производные от неё кислоты. Михаил, к тебе вопрос. Почему ты забрал у меня 12 человек? Среди них были талантливые.

— Не прошли тесты на детекторе лжи. У меня были программы для тестирования сотрудников, а сделать датчики не такая большая проблема. Всех кто связан с секретными разработками, я в первую очередь прогнал через тесты. Деление идёт на четыре группы — наш человек, наш, но с бзиками, наш до времени и не наш. К секретам допускаются только «наши». В цеха, где идёт уже отлаженное производство, допускаются первые две группы. «Наш, но до времени» работают на производстве ширпотреба. Люди из последней группы, отправлены на поиски месторождений полезных ископаемых, их добычу и обогащение. А также пополнили ряды рыбаков, охотников, крестьян и так далее. Кстати, двое из тех двенадцати, были из последней группы. Пока проверил, только верхи. Со временем, все кто работает у нас, пройдут эти тесты.

— Понятно. Жаль, Эрик был талантливым парнем. Продолжаю.

— Отлажена работа с каучуком. Эбонитовые изделия, резиновые подошвы, прорезиненная ткань, это без проблем. Перчатки, Резинки для трусов и тому подобное делаем, но технология пока не отлажена. Экспериментируем с добавками.

Пироксилин. Сделали с избытком, пускаем на производство весь излишек азотной кислоты, но подходят к концу запасы селитры и хлопка.

Доложусь по врачебной части. Травами и всякими настоями занимаются три женщины. Кое-какую информацию мы им дали, что-то они сами знали. Пришлось товарищей подучить химии. Михалыч, тебе отдельное спасибо от женщин за привезённые травы из Европы.

Сделали медицинские инструменты из нержавеющей стали. Потратили почти весь никель, полученный в лабораторных условиях. Андрей до сих пор ворчит, что ему не досталось. Из салициловой кислоты, получили аспирин, сделали гипсовые бинты. Есть лейкопластырь, йод, бинты, спирт, шёлковые нити и кетгут. Самое главное из последнего — эфир. Теперь им надо научиться пользоваться. Объясните воинам, чтобы тяжелораненых не добивали, надо на ком-то тренироваться с дозировками снотворного.

— Ну, ты и фашист.

— Серёга! Без проблем. Хочешь, мы на твоих воинах после сражений будем учиться? Я же не предлагаю ставить эксперименты. Предложение, дать шанс людям выжить, Думаю, если ты предложишь тяжелораненым пиратам выбор, они выберут шанс выжить.

Про пиратов я сказал, потому, что тьфу, тьфу, тьфу, у нас пока мало раненных, а у них счёт идёт десятками.


Мадагаскар-Россия. Часть 2

Ну, вот сбил. Закругляюсь. Извлечение металлов из руд, пока на лабораторной стадии. Не хватает некоторых химических элементов или они в малых количествах. Короче, это самый отставший участок в наших изысканиях. На последнее, сладенькое. Посмотрите, что в коробке на столе и скажите что это такое.

— Рубины! Димка! Получилось?

— Ну, вот. Нет, чтобы подыграть. Сказать — где ты добыл таких красавцев и так далее. Я же тоже не лишён тщеславия! Да, получилось. Перед Вами производные корунда, соли двуокиси алюминия и оксида хрома. Добавляя те или иные окиси и соли получаем разные камни. Немного работы водородной горелкой и пожалуйста! Сапфиры — синие (яхонт), зелёные (изумруд), фиолетовые (аметист), оранжево-жёлтый (падпараджа). Ну и конечно самые дорогие это рубины, по-другому — красный яхонт. Теперь ваша забота их продать, так чтобы цена на них не упала в несколько раз.

Я закончил. Михаил принимай эстафету.

* * *

— Принимаю и коротко докладываю, хотя у меня был готов доклад длиннее всех ваших, вместе взятых.

— А почему коротко? Я только приготовился поёрничать.

— Выгляньте в окно. Увидите, что от узла связи идёт посыльный. Все знают, что у нас важное совещание. Раз решили доложить во время совещания, то новости важные. Короче, не перебивайте. Хоть частично отчитаюсь. Пять минут у меня есть.

По сельскому хозяйству. Площади под посевы огромные. Думаю, что пшеницей, рисом, горохом, фасолью, подсолнечником и так далее, будем обеспечены в троекратном размере, от необходимого. 400 хозяйств, помимо того что посеяли племёна Везу и Масикуру, это Вам не хухры-мухры. Зачем так много? Да, что б було. А если говорить по серьёзному, то в сельское хозяйство скинули излишки рабочей силы. Потом оттуда снимем, тех, кто не хочет возиться в земле.

Животноводство. Поголовье кур, благодаря инкубаторам выросло до 100 тысяч голов и это не предел. Зачем? Крокодилы кончаются. Мы их уже из соседних рек добываем. Не последнее, это желток яиц, необходимый для производства кирзы. Со свиньями похуже, но не безнадёжно. С африканского берега доставили ещё 2 тысячи поросят. Много? Не много, нам ещё делиться с Риво и на острова надо подкинуть. С лошадьми проблема. Обменяли 15 арабских скакунов на 200 обычных лошадок, но этого мало. Подкупили быков зебу, да Андриаманетиариво подкинул сотню. В виде бонуса дал ещё 1000 овец.

Политика. Как Вы знаете, в Европе, когда мы были в Венеции, была сброшена информация, о том, что сейчас, в Мозамбикском проливе, всем заправляет Андриаманетиариво с Мадагаскара. Гоняет турок, бьет пиратов и грабит торговцев. Деза конечно, но нам нужно спровоцировать Европу на необдуманный ход. Думаю, к следующему лету сработает. Как раз как нам надо. Теперь специально для Дмитрия. Адиль договорился за хороший откат с купцами из Индии и через пару месяцев у тебя будет и селитра и хлопок. Почему за откат? Так он дело поставил так, как будто это ему заказ, но таким хорошим людям как они, уступит за 5 % от прибыли. Хамеет с каждым днём. Хотя это только первая сделка, дальше мы будем работать на прямую.

Получил весточки из России, от Фёдора и Саввы. Они купили земли, в Саратовской и Царицынской области. Пишут, что у них всё хорошо. Фёдор купил 8 деревень, начал реформы в сельском хозяйстве и нашёл месторождение железной руды. В руде до 40 % железа. Строит обогатительную фабрику и дорогу к Савве. Просит помочь техникой. Савва купил только 6 деревень, но земли у него больше. Сообщает, что только в одном указанном месте, добрался до нефти. Пробурил скважину то ли 82 метра, то ли 122. Просит оборудования. Начал строительство кирпичного завода. Спрашивает, будет ли оборудование под производство керамзита. Купленные земли находятся на территории будущей Волгоградской области, Камышинского района. Почему именно там? Там нефтяное и железорудное месторождения находятся рядом.

Есть ещё одна изюминка. В нашей истории, Пётр 1 хотел построить канал соединяющий Волгу и Дон именно там. Между двумя притоками Волги и Дона всего 3 километра. По проекту там должно быть четыре шлюза. В нашей реальности проект не был осуществлён, но здесь мы постараемся построить этот канал.

Отписались Прохор и Остап. Они сейчас на Урале. Полностью откупили гору Медноруднянскую и прилежавшие к ней земли. Короче, весь Нижний Тагил наш. Жалуются, что не хватает людей, но фундаменты под заводские помещения и жилые дома строят. Отправили нанятого человека в район, где в будущем будет город Асбест. Пишут, что землю он купил и даже отправил 10 обозов с минералом на Волгу к Савве и Федору. Тоже просят денег, оборудования и людей. Никита, был послан в верховья Волги. Купил 12 деревень. Построил навесы, пилит и сушит лес. Добывает живицу и делает дёготь, канифоль, скипидар и главное научился делать качественный креозот. Это то, что нам потребуется для шпал и электрических столбов. Пока не продаёт, ждёт от нас совета. Харитон с Матвеем в Москве, как наши представители, заодно торгуют тем, что мы присылаем. Купили землю под Москвой. Там будет кирпичное и цементное производство. Про Гжель все слышали? Вот часть этой земли уже наша.

По зарубежным агентам….

В этот момент вошёл посыльный с узла связи.

— Патрульный корабль «Чиж» сообщает, что видит эскадру кораблей в составе более 30 вымпелов. Корабли идут под флагами Англии. Находятся в 250 километрах от крепости. Направление к городу Махадзанге.

Ну, вот тебе бабушка и юрьев день! А мы их только через год ждали. Хотят быть первыми? Будут первыми.

— Сергей ты конечно главнокомандующий. Только выполни одну мою просьбу. Отошли в Менабе всех англичан по этому списку. Пусть они не участвуют в схватке.

— Понял. Согласен. Посыльный! Срочно собери вот этих людей, что указаны в списке. Передай им приказ отправляться на шняве «Беркут» в Менабе с моим сопроводительным письмом. Письмо я сейчас напишу, а экипаж должен быть готов к отплытию в течение часа.

— Дмитрий! Организуй отправку 30 реактивных установок со склада, с тройным боекомплектом, в Махадзанге. А также 8 казнозарядных орудий и медиков.

— Андрей. Объявляй военный сбор. Собирай резервистов. Отбери 600–800 человек и отправляйся в Буйна. Моряков резервистов отправь на причал.

— Михаил организуй снабжение и оставайся в крепости с остальными резервистами и охраной крепости.

— Не согласная я! Я всё организую, а в крепости пусть Дмитрий остаётся. Его одного хватит. Тем более у него есть причины — жена на шестом месяце. Ей волноваться нельзя. Уантици нет, кому ты в море доверишься?

— Хорошо. Действуем. Только не забудьте позвонить Риво, чтобы он подготовился.

* * *

Глава 4

Порт Махадзанге. 4-12 марта. 1690 года

Андриаманетиариво. Михаил. Сергей. Андрей. Дмитрий.

Ой, ты, степь широкая. Степь раздольная.

Ой, ты, Волга матушка. Волга вольная.

Ой, то не степной орел, подымается,

То Донской казак, разгуляется.

Ой, да то Донской казак, разгуляется.

Ты не тронь его, добра молодца.

Ой, да ты не тронь его, добра молодца.

Он в степи глухой, нашел волюшку.

Ой, да не летай, орел, низко ко земле.

Ой, да не гуляй, казак, Близко к бережку.

Ой, ты, степь широкая, степь раздольная.

Ой ты, батюшка наш Дон, волны катятся.

Эх, как горлопанит. Поди, на других кораблях слышно. Голосище у Степана, дай Бог каждому. Степной казак, а вот пришлось на море погулять. Скучает, конечно. Ну, ничего, он у нас в планах расписан, на возвращение в Царицын. Будет там порядок на Волге и Дону наводить. Хороший мужик. И атаман тоже хороший. Одна слабость — песни любит, до жути. После праздника деревьев, он мне мозги высушил, пока я ему все песни, о казаках, которые у нас были, не записал на бумаге. Да ещё петь заставлял, чтобы мотив запомнить. Теперь, вон надрывается, отводит душеньку. Пусть отводит. Ему завтра предстоит первый раз быть капитаном корабля. Задача — отвлечь на себя 1–2 вражеских судна. Заставить их покинуть эскадру и устроить за ним погоню. Громить и топить англосаксов будем без них. Они не должны видеть, как это было сделано. А вот то, что это сделано, пусть засвидетельствуют. Вернуться из погони, а от их эскадры рожки да ножки остались. Вот пусть об этом и докладывают у себя в адмиралтействе.

Сергей, вывел свою яхту на разведку. С помощью радара насчитал 44 судна. Потом подошёл ближе и с помощью оптики рассмотрел типы кораблей. 27 боевых кораблей и 17 транспортных посудин. Прочитал названия некоторых из них. Получилось, что там не только англичане, но и 5 голландцев. Флот интернациональным получается. Просмотрели картотеку. Так это вице-адмирал Невилл к нам собственной персоной пожаловал. Знаем такого. По истории, он должен был навестить Индию, в составе «дружественного» флота, в 1691 году и без десантных судов. А военных кораблей должно быть только 23. История меняется на глазах. Выходит, нажаловались голландские и английские каперы, что их тут обижают. Дядечка приплыл обидчиков наказать, а заодно и Мадагаскар колонизировать. Иначе, зачем ему десант в таком количестве?

К утру 4 марта, в составе 8 кораблей мы расположились в маленькой бухте, в 10 километрах от порта города Махадзанге. Я на 12 моторных каноэ с диверсантами, отправился в порт. У меня там есть работа. Ёклмнпрст, эти лодочки явно не для моря. Как по стиральной доске протащили. Я уже о наших гостинцах забеспокоился. Гостинцы это такие чугунные шарики, размером с баскетбольный мяч, с несколькими отверстиями. Отверстия имеют резьбу, в которые вкручиваются свинцовые палочки. Догадались? Ага, мины. Только немного необычные. Они не ставятся на якорь. Зарядом является гремучий студень. Эта такая штука — делается из нитроглицерина и какого-нибудь коллоида. В шарик помещается 5 килограмм. Если считать в тротиловом эквиваленте, это 9 килограмм тротила. У мин отрицательная плавучесть. Если её бросить в воду, то она погрузиться на глубину 2–3 метра, а на поверхность выплывает шарик привязанный простым шнуром к мине. Он и является ограничителем глубины, заодно облегчает последующий поиск гостинца. На этом процесс не закончится. По бокам мины, ровно под углом 90 градусов расположены смотанные тросики из бамбуковых волокон. Вода растворяет склеивающий состав и тросики медленно распрямляются, вытягиваясь в длину на 20 метров. На их концах прикреплены крючки тройники. Дальше всё просто. Любой корабль, проплывающий в радиусе 40 метров, цепляет тросик, который проскальзывая по форштевню корабля, в итоге впивается тройником в корабль. Мину подтаскивает к судну и на расстоянии 20 метров от носа, она ударяется о подводную часть корабля. Миленько и со вкусом. Главное потом самим не нарваться. Но на лодках и байдарках можно спокойно плавать. Шарик, привязанный к мине, покажет, где она находится. Ну а если такое случится и мину не найдут, то через двое суток вода растворит аварийный клапан в воздушном шарике и мина уйдёт на дно. На глубине свыше 30 метров, от давления сплющит свинцовые стаканчики, и мина сработает на самоликвидацию. Проверено.

Вот такие подарки должны будут раскидать в бухте спецназовцы, когда туда войдут корабли неприятеля.

* * *

Андрей.

Эскадра появилась рано утром 5 марта. Вошла в залив, не заходя в бухту, встала на якоря. С флагмана спустили шлюпку и через час к нам прибыли парламентёры. Требования были просты — полная капитуляция. Ответ был тоже прост — полная капитуляция. Пока шли переговоры, из-за мыса, появилась наша шнява «Кречет». Она спустила паруса, постояла 15 минут, снова подняла паруса и стала уходить в море. За ней в погоню бросились два английских военных корабля. Адмирал не видел в гавани наших кораблей, значит они в другом месте. Он не хотел, чтобы противник, раньше времени, узнал о присутствии эскадры в порту.

Наш ответ, явно не понравился контр-адмиралу Невиллу. Но то, что он увидел, ему тоже не понравилось. Имея старые данные о городе, он ожидал увидеть простые рвы и деревянный частокол, а перед ним возвышалась семиметровая каменная стена. С бойницами и амбразурами с башнями и рвом. Высаживать людей на берег, не проломав стены и не подавив огонь противника, не имело смысла. Ещё при подходе к заливу, в десяти километрах севернее был высажен десант в количестве 2000 человек. Их задача заключалась в поддержке эскадры с суши. Но штурмовать 7-метровые стены в их планы не входило. Впрочем геройски пасть у стен города им не грозило. С самого начала их вели и сейчас они находились запертыми в ущелье 4000 воинами саловара. В начале до командира отряда не дошло, что они попали в безвыходное положение. Какие-то дикари с копьями и луками преградили им дорогу. Пошёл в атаку на прорыв. Как результат 500 убито или тяжело ранено, ещё с тысячу легкораненых. Приём с пуленепробиваемым забором, раскрашенным под щиты, сработал и здесь. А несколько тысяч стрел убедят кого угодно. Вот теперь сидят горе вояки в ущелье и оказывают друг другу помощь. Сдаваться ещё не надумали, но и в атаку больше не идут. Шума боя, как на берегу, так и на море никто не слышал.

Наконец контр — Адмирал решился. 12 линейных кораблей 3 ранга снялись с якорей и медленно стали подбираться к порту. К 3 рангу, по классификации от 1685 года, отнесены корабли с 60–80 пушками на борту. 12 умножить на 60–80, это будет, это будет — да что же это будет? Это они чугунную стену построят. В одном залпе с одного борта более 300 ядер. Между тем, продвигаясь на ощупь, противник выстроил свои корабли в линию, напротив крепостной стены. Расстояние до берега было 200–300 метров, до города 600–700.

Наконец-то появились наши минёры. Они должны начать первыми. Порт стоит в устье реки. Река впадает в залив, так что вода почти пресная и есть течение. Слабое, где-то 0,5 километра в час, но есть. Именно течением и решили воспользоваться минёры. Не доплывая, до выстроившихся кораблей 400 метров, они стали сгружать свой смертоносный груз. На большой скорости, по нынешним временам, в 20–25 километров, шумя моторами, лодки зашмыгали между линейных кораблей, не приближаясь к ним близко. Со стороны противника послышались мушкетные выстрелы, впрочем, без толку. Но бдительности противник не потерял. Что такое брандер, англичане знали хорошо. Поэтому с обоих бортов выстроились мушкетёры, готовые в любой момент открыть огонь, если противник вздумает приблизиться ближе 200 метров.

Каноэ закончили первую часть работы и поплыли к транспортам и охраняющим их кораблям. История повторилась, только стреляли там чаще. Даже пытались попасть из мелких пушек. И ведь попали. Одно каноэ, буквально разорвало на две части, попавшим в нее ядром. Хорошо хоть в мины не попали, а то могли бы и догадаться, чем занимаются «безобидные» лодочки.

Как бы там не было, но удивление каноэ вызвали. Это были первые суда с моторами, которые видели англичане. Появление каноэ отсрочило обстрел городской стены, но не отменило. Англичане не начинали обстрел только из-за того, что боялись в клубах порохового дыма прозевать брандер. Как только лодки удалились, подобрав не везучего собрата из воды, воздух сотрясли громовые раскаты. 12 кораблей скрылись в белых облаках дыма. В тот же момент с замаскированных позиций, на берегу, ударили 20 установок реактивного огня, а с крепостной стены их поддержали пушки. Издалека, с расстояния больше километра, открыли огонь нарезные орудия. Мелкий калибр и большое расстояние до цели компенсировались тем, что огонь был фронтальным. Больше половины снарядов находило себе цель. Шёл лёгкий дождь, ветра почти не было. Всё расстояние в 600 метров от крепостной стены до кораблей заволокло дымом. Когда дым немного рассеялся, стали видны результаты первого огневого соприкосновения.


Хотя залп бортовых орудий был первым и носил больше пристрелочный характер, все же в верхней части стены появились проломы. Но и кораблям не поздоровилось.

Ещё до сражения, мне пришлось наступить на горло жабе Риво. Хотелось ребёнку такие игрушки. Водоизмещением в 1000 и более тонн, несущие на борту 60–80 пушек. Пришлось пообещать таблеток от жадности и побольше:

— Риво. Пойми, корабли ещё будут, а вот хороших воинов у тебя мало. Не стоит их разменивать на дерево. Один такой корабль, если он будет сопротивляться до последнего, унесёт не одну сотню жизней твоих воинов. Надо сначала морально задавить противника, а для этого его нужно топить и жечь в больших количествах. Вот если у последних хватит ума сдаться, то будут и тебе и нам игрушки.


Мадагаскар-Россия. Часть 2

Кое-как задавил жабу своего шурина. Вот теперь наблюдаем результаты. По флагману отработало сразу четыре установки, причём три зажигательными, а одна шрапнелью. Зажигательные с греческим огнём. Брать адмирала в плен не предусматривалось, а уничтожить флагманский корабль, надо было первым. Корабль красиво горел, а тушить было некому. Хотя расстояние было большим для прицельной стрельбы, но Михаил в этот раз расщедрился и выдал откалиброванные ракеты с повышенной точностью. Результат не заставил себя ждать. Почти половина ракет угодило в цель. Этот точно не жилец, разве только ещё разок пройтись шрапнелью, по ретивым огнеборцам. Ещё три линейных корабля разгорались не на шутку. Четверо горели, но явно справлялись с ситуацией. Почти не досталось четырем крайним кораблям. На то были причины, и они не замедлились проявиться. За 5 минут прогремело 4 взрыва. Сработали мины сносимые течением. Причем одному кораблю не повезло трижды. Он два раза подорвался на минах, а последняя, ещё сработала детонатором для крюйт-камеры. Для двух других кораблей, которые поймали по одной мине, ситуация выглядела не намного лучше. Они накренились на корму и бок, показывая всем своим видом, что не собираются долго мучится.

Из группы охранения, на помощь собратьям, подняв паруса, поплыли три фрегата и два линейных корабля. После третьего подрыва до них дошло, чем занимались маленькие лодочки у них под носом. Два не пострадавших корабля встали на якоря и отправили спасательные шлюпки к искалеченным собратьям.

А возле порта продолжался бой. Англичане продолжали обстреливать крепость. Нащупали три замаскированных позиции ракетных расчётов и тоже обстреляли их бомбами. В ответ получили ещё ракетный залп. В результате, в строю у пиратов осталось только три жизнеспособных корабля. Ещё двое неудачников, напоролись на мины, пытаясь развернуться, а пять полыхали большими погребальными кострами.

В рядах транспортных судов началось движение. Корабли разворачивались, собираясь выйти из залива. По бокам начали выстраиваться фрегаты и линейные корабли. Но выйти им не дали. Сначала сработало шесть мин, показав супостату, что не всё так просто. Когда конвой остановился, не зная, что дальше предпринять, в залив вошли наши корабли. Не знаю, кто первым подал эту идею, но выглядело это эффектно. С верхних палуб, в небо, взвились сотни ракет и упали прямо по курсу конвоя. В каких-то 2–3 сотнях метрах от кораблей и судов, широкой полосой запылало море. Стреляли тряпками, которые пропитали греческим огнём. Противник стал убирать паруса и спускать флаги.

Но мне уже было не до этого. Надо было доставать игрушку для ребёнка. Сначала, по трем уцелевшим кораблям отработали шрапнелью, потом прямо возле их бортов проскочили каноэ, разбросав бочонки с дымовухами. Наступила наша очередь. Срывая маскировочные сети с лодок и каноэ, воины сакалава, потащили их в волны прибоя. Англичане поняли, что означает этот дым, и открыли стрельбу в слепую. За это получили ещё один зал, но только гранатами в борт. Это их не урезонило, пушки продолжали поливать море картечью. В результате, почти треть воинов, не добралось до кораблей противника. Да что говорить, меня тоже по касательной задело. Наконец мы добрались до борта корабля. На верхнюю палубу и в орудийные порты полетели колотушки. Закинули кошки, поднялись на верхнюю палубу. Не давая опомниться противнику, я и моя группа прикрытия, рванулись к лестнице ведущей вниз. В чёрный проём, одна, за другой полетели две газовых гранаты. Всё, теперь, даже пожелай кто-нибудь подорвать крюйт-камеру у него ничего не выйдет, он туда просто не пройдёт. Там сейчас не то, что вздохнуть, пукнуть не получится. Можно приступать к зачистке и мы приступили.


Сергей.

Сражение практически прошло, а адреналин ещё бродил в крови. Основной удар пришёлся на крепость — на Андрея и Риво. Ну, ещё Михаил с минами немного подсуетился. Вот кто действительно адреналину наглотался, вместе с морской водой. Это его каноэ разнесло в щепки ядром. Когда вернулся на борт «Сокола» получил от меня по ушам — нечего из себя Рэмбо строить. Второй раз получил, когда выяснилось, что они конвой, минами по кругу обнесли. Как к нему теперь подступиться? Мины хоть медленно, но сносит. Но нам повезло. Враг решил удрать и сам догнал ближайшие к морю мины. Но подойти к противнику на кораблях мы так и не решились. Издалека дали предупредительный огненный залп. Полосой шириной в 100 метров и длинной более 1 километра, в проливе вспыхнуло море. Красивое и устрашающие зрелище. Противник внял предупреждению, убрал паруса, спустил флаги и встал на якоря. Спустили на воду шлюпки и каноэ. Пройдя частым гребнем, они протралили этот участок моря. Выловили 17 мин. Отбуксировали ближе к берегу и поставили на якорь. Пусть минёры сами разбираются. Дальше пошла рутинная работа. С судов, на берег сгружались английские матросы и солдаты. Оставался только экипаж, из 10–20 человек, необходимый для управления судном в проливе. К ним в охрану оставляли воинов, и корабли отгонялись к порту, где ставились на якорь. После этого экипажи отправляли на берег. На берегу с помощью наших англичан, пленных сортировали по национальностям и рангу. Весь офицерский состав содержали отдельно, под усиленной охраной. К этому времени прибыли пленные из ущелья их тоже распределили. Всем раненым оказали медицинскую помощь. Вот где студентам нашего медикуса, удалось вволю попрактиковаться. Он притащил в Махадзанге, практически всех, кто имел хоть какое-то касательство к медицине. Оперировали даже санитары. Конечно под руководством более опытных студентов.

На следующий день пересчитали пленных и составили списки. В плен попало 4760 человек. Из них 1250 голландцев, 860 ирландцев и 2650 англичан. Разбили по специальностям: — 2300 моряки, 2200 солдаты 180 офицеров и 80 других специальностей. От кока, до лекаря.

Андриаманетиариво занялся вытаскиванием на берег кораблей, которые можно отремонтировать. В гавани не глубоко, 10–30 метров. Большинство кораблей даже не затонуло полностью, частично выглядывая из воды. Риво как с ума сошёл. Согнал 3 тысячи пленных и 5 тысяч воинов на подъём судов со дна. Вы рисунки про строительство пирамид видели? Там сотни рабов, тащат каменную глыбу с помощью верёвок. Вот что-то похожее, только масштабнее. Смех смехом, но все корабли, затопленные у порта, вытащили. На первый взгляд, 3 из них, можно было восстановить, да 3 мы захватили. Неплохой результат. Остальные это только на запчасти. Много выгорело. Эта авантюра получилась, только по стечению обстоятельств. Дно и пляж имели ровный и плавный подъём. Корабли затонули в 600–700 метрах от крепостной стены, но в 200–300 метрах от берега. «Утопленники» были свежими, не успели погрузиться в грунт. Ну и на конец, столько народу нагнали, тут залив осушить можно, не то, что корабли вытащить.

Риво на этом не успокоился, продолжил подъём остальных кораблей, но там было сложнее. Удалось поднять только три транспортных корабля и один фрегат успевшие сесть на мель.

Михаил занимался погребением и крохоборством, пока я его не отвлёк. Скинув все хозяйственные дела на Андрея, он присоединился ко мне. Нашей задачей было, вытащить всех нужных нам людей, из этой толпы пленных, пока к ней не протянул свои ручонки, владыка этих земель. А уж, что можно получить от пленных мы ему хорошо объяснили. Ремесленники в разные города, инструкторы в армию и флот, дармовая рабочая сила на стройках и рудниках. Только не рабство, просто первые 2–3 года принудиловка, а дальше метод пряника сделает своё дело.

Михаил притащил свой ноутбук с датчиками, и мы начали тестирование. Протестировать всех, не было возможности. Поэтому, из офицерского и мичманского состава, вызвали желающих нам послужить. Таких набралось 46 человек. Протестировали и выбрали 22 человека. Разъяснили им наши законы, дали поговорить с нашими англичанами и пустили в «народ», набирать желающих. Пусть сами отбирают и агитируют. За три дня они набрали 660 человек, которых мы день и ночь тестировали по сокращённой программе. Лично для себя оставили 166 ирландцев, 14 англичан и 38 голландцев. 245 человек отобрали для Петра I и 257 отбраковали. Успели вовремя, потому, что Риво уже немного успокоился с кораблями и переключился на пленных. Отдали ему всех остальных — тем самым показав, что мы не жадные. Поделили корабли. Нам достались 3 фрегата, 3 линейных 60 пушечных корабля и 10 десантных кораблей. Все, что осталось на дне, кроме медных и бронзовых пушек, оставляем городу. Даже опытных ныряльщиков дадим.

Андриаманетиариво стал обладателем 5 десантных кораблей, 2 фрегатов, 1 флейта и 2 линейных 60 пушечных кораблей. Это не считая 3 линейных кораблей, которые можно было восстановить. В бонус имущество с утонувших и сгоревших кораблей. От такой нашей щедрости, будущий правитель Мадагаскара пообещал своими силами, точнее руками пленных, до сезона дождей сделать мощеную дорогу от Махадзанге до нашей крепости. Разумно, учитывая последние обстоятельства. Тем более строительство дороги к Антананариву уже идёт, а без нашей взрывчатки там не обойтись.


Дмитрий.

О разгроме сводного флота англичан и голландцев я узнал по телефону. Кто бы сомневался. После захода в залив они уже проиграли. Вот в открытом море могли и нам накостылять. С французского короля коньяк! Из ребят к телефону никто не подходил. Понятно не до этого — вкусняшки делят. А за два дня, до прибытия ребят обратно в крепость, прибыла шнява «Фунтик» с капитаном Жуан Пауло, из Африки. Почему приплыли раньше, рискнули отправиться в сезон дождей и штормов? Всё выяснилось, после рассказа капитана. Африканцы, что поплыли на «Фунтике» были из местных племён. Их специально так подбирали. По прибытию в устье реки Оранжевой, они разошлись по своим племенам. В течение недели большинство вернулось назад. Вернулись не одни, а с представителями своих племён. Выяснив, чего мы хотим, нам милостиво разрешили промывать песок и дно в устье реки и даже построить крепость. Это была своеобразная благодарность за спасение их соплеменников. Вроде всё сложилось хорошо. Аборигены эти прозрачные камушки не в грош не ставили. Мы начали промывку ила, а через неделю, ко мне, с вопросом, подошёл один из африканцев:

— Если мои соплеменники будут приносить вам эти прозрачные камушки, будем ли мы с ними меняться?

Товара для обмена было не много, поэтому я ответил, больше для смеху, чем всерьёз.

— Будем меняться. Для начала будем менять нож на такое количество камней, чтобы они его весь накрыли. Цены на ткани, украшения и другие предметы можно оговорить позднее.

Абориген ничего не сказал, только руку прижал к груди в знак уважения и ушёл. Через день на берегу появилось от 30 до 40 аборигенов. В руках у них было что-то вроде сита, только размером с небольшой щит. Они стали просеивать песок на берегу. Делали, так как будто давно этим занимаются. Втыкали каждые 1,5 метра копья в песок, прочерчивали линии до воды. В отлив заходили в воду по грудь и начинали просеивать, постепенно приближаясь к берегу. Когда, через пару дней, каждый заканчивал свою полосу, переходили дальше и вариант с копьями повторялся. Через пять дней они все стали обладателями ножей и тут началось. Народу на берегу стало как на ярмарке. Всё, что можно, пошло на обмен — ткани, ножи, крючки, наконечники для копий и стрел. Когда мы отплывали на Мадагаскар, на берегу, растянувшись на пару километров, работало больше 500 африканцев. Это они в счёт будущих товаров старались. Так, что учтите, мы обещали скоро вернуться.

С этими словами португалец подал знак и двое его соплеменников высыпали на стол алмазы. Чем меряют алмазы? Каратами? А мы мерили вёдрами. Почти четыре ведра алмазов. Пока я рассматривал это богатство, Жуан Пауло со смешинками в глазах, рассматривал меня. Эмоции, отражающиеся на моей физиономии, вызывали у него удовольствие.

Похоже, у огранщиков рубинов и прочих камушков прибавилось работы. Причём много и срочно. Не далёк день отплытия в Европу и к Петру I. Придётся расширить штат.

Глава 5

Беловодье. 8-12 марта 1690 года

Михаил.


Мы наконец-то дали официальное имя нашему городу — Беловодье. Почти полгода шёл спор по этому поводу. Какие только названия не предлагались. Одним из предложенных красивых и звучных названий было Беларусь — Белая Русь. К сожалению, оно уже занято. На сотню лет раньше можно было бы, а сейчас поздно. Но в итоге победили слухи. Да слухи. Народ не без ушей и нашу легенду знали все. Между собой, местные называли нас беловодцами. Незаметно это название перешло и на всех жителей крепости, а потом города. Теперь весь Мадагаскар, занятые нами земли, называл Беловодьем. Решили, не противиться общественному мнению.

* * *

— Дети мои! Чада неразумные. Вижу, вижу, надоело Вам медную проволоку на железо наматывать. Дела хочется стоящего, да дивного.

«Детки» были в возрасте от 15 до 25 лет. Ростом почти с меня, а в плечах явно шире, смотрели на меня умильными глазами. Их можно было понять. Так лихо начавшаяся карьера испытателей первопроходцев, вдруг застряла в намоточном цехе электрогенераторов. А что поделаешь, если генераторы были нужны срочно и много, а толковых людей мало. Теперь, когда производство налажено и выращены новые кадры, можно было перекинуть «научные» кадры на интеллектуальную работу.

— Нашел я работу для Вас дивную и по Вашим мозгам. Точнее, что она для вашего интеллекта, это Вы мне и должны будете доказать.

Митяй, Фрол и Аким молча, переглядывались, ожидая продолжения моего монолога. Выдержав продолжительную паузу и насладившись их нетерпеливым видом, продолжил.

— Аким. Скажи мне, с какой частотой, вращается ротор?

— Ротор может вращаться с любой частотой, но за стандарт принята частота 3 тысячи оборотов в минуту или 50 хер ц.

— Вообщем правильно, только уточнение. Принято за стандарт у нас. Второе — сколько раз повторять, не хер и ц, а герц. Хотя, корова наша и мы её доим.

— Мастер! Какая корова?

— В смысле, что это наши стандарты, как хотим, так и называем. Можно было бы и по-Вашему назвать. Только потом будут детишки изучать электричество, а Вы тут со своими непотребными названиями. Вообщем прекратить так называть. Если не нравится, найдите слова короткие и приятные на слух. Продолжим. А сможете ли Вы собрать мне генератор, который будет выдавать ток с частотой 30 тысяч герц?

«Детки» задумались, глазки у них закатились, губы начали что-то нашёптывать про себя. Наконец Фрол подал голос:

— Не получится. Или ротор разорвёт или подшипники задымятся. Да и разогнать не получится, шестерёнки не выдержат.

— Хорошо. Возражения принимаю. Тогда поставлю задачу иначе. Надо получить электрические колебания свыше 30 тысяч герц или по-другому 30 килогерц. Думайте, а я пока кое, что приготовлю.

Пошёл в угол лаборатории. Там стояла прялка с ножным приводом. По ободу были набиты намагниченные кнопки с широкими прямоугольными шляпками. Шляпки были загнуты, так что обжимали обод с обеих сторон. Было и второе устройство, напоминающее подкову с намотанным на неё проводом и лампочкой.

— Ну, что орлы? Не придумали ещё? Тогда тащите вот это, в центр лаборатории. Опыт ставить будем. Фрол нажимай на педаль, раскручивай колесо, а ты Митяй медленно подноси этот электромагнит. Так чтобы обод колеса оказался между концами подковы. Только аккуратно, не задень обод и не сожги лампочку. Ну, что мы видим?

— Лампочка загорелась, но тут ничего удивительного. Это практически лабораторная модель генератора.

Вот тут Акима осенило.

— Фрол! А какая частота у этого тока, сколько герц?

— Молодец Аким, возьми с полки пирожок с гвоздями. Даю подсказку. Я набил в обод 400 магнитов. Сейчас скорость вращения колеса, приблизительно 5 герц. Считайте.

Аким, на пирожок с гвоздями не обиделся, потому что эта присказка была не новая. Менялась только начинка — гвозди, шурупы, болты. В общем, она означала одобрение за догадливость. Он же и первым посчитал.

— Ровно 2 тысячи герц или 2 килогерца.

— Правильно, а на слух хотите их услышать? Митяй тащи динамик и реостат.

Я подсоединил через реостат динамик к электромагниту и оттуда послышался пищащий звук. Фрол замедлил вращение колеса, писк перешёл в гул. Раскрутил колесо, как только смог, низкий тон звука сменился на высокий. «Детишки» разбаловались. Сейчас всю конструкцию развалят. А мне за прялку отчитываться.

— Прекращаем. А то вы мне сейчас музыкальный инструмент из прялки сделаете!

Опа! А это я зря сказал. Теперь точно сделают. Как только уеду, сделают, да не один, а несколько и разных. Ладно, сделаем вид, что не заметили, что ляпнули. Продолжаем.

— Как Вы понимаете это опытный образец, сделанный за пару часов. Ваша задача. Используя этот метод, или какой другой, на ваш выбор, получить сгенерированные частоты от 30 килогерц и выше. Выше желательнее. Но главное, чтобы мощность была не менее 10 киловатт. Частота не должна плавать, а сам прибор не должен ломаться каждый день.

Фрол почесал маковку и в растерянности сказал

— Ну и как этого всего добиться?

— А ты головой подумай. Есть много способов. Чтобы увеличить частоту, можно поставить не одну катушку, а 2, 3, 10. Можно увеличить количество магнитов и частоту вращения. А лучше всё вместе и сразу. Чтобы увеличить мощность, можно увеличить площадь взаимодействия и уменьшить расстояние между магнитами и катушками. Поставить параллельно ещё катушки. Сделайте магниты в форме буквы П и соорудите из них, что-то похожее на беличье или мельничное колесо. Поместите это сооружение, в другое, неподвижное колесо с катушками. Пусть катушек будет много. Вообщем думайте, думайте. Читайте электротехнику, учебник я у Вас пока не отбираю.

— Князь, а что это будет? Ну, когда мы это сделаем?

— Не нукай, не запряг. Говорить НУ прерогатива князей. Без вопросов! Слово ПРЕРОГРАТИВА, в словаре, на входе в лабораторию.

Это будет передатчик радиоволн — радиостанция. Не такая как у нас, такие мы долго не сможем делать, но она будет передавать, а её сигналы можно будет принимать. Вас всех, вместе с моряками обучали азбуке Морзе. Так вот, вместо лампочки подключается антенна, а в цепи стоит выключатель. Его называют ключом. Замыкая и размыкая ключом электрическую цепь, вы будете посылать в пространство сигналы. А кто-то далеко будет их ловить с помощью приёмника.

— Это как мы на телеграфе ключом работали, только без проводов?

— Совершенно верно Митяй. Вот это будет Вашим заданием на лето. Создать надёжный, мощный передатчик. Для его настройки придумайте измерительные приборы, а для калибровки возьмёте у Дмитрия наши инструменты. Хотя он их Вам не даст, но тогда пусть сам откалибрует.

Это то, что является вашим заданием. А вот потом, применим такой генератор для плавки металлов. Для этого потребуется мощность более 200 киловатт, зато частоты могут быть значительно ниже. Короче, делайте то, что прошу, а с другими методами применения вашей машины, мы позже разберёмся. Не забудьте о технике безопасности. Большие высокочастотные токи, при экспериментах, будут создавать сильные радиоволны. Они вредны для здоровья. Это как звук. Когда разговариваешь, всё нормально, но если стрелять из пушки возле уха — оглохнешь. Ваш радиопередатчик такая же пушка, только вы её не слышите ушами, но слышит организм. Можете заболеть, а то и умереть. Вот здесь, я написал и нарисовал, разные варианты сборки нашего генератора и возможные варианты стабилизации частоты. Здесь же нарисованы схемы простых приёмников. На последних страницах написано как предохранятся от вредного излучения радиоволн.

Теперь по магнитам. Митяй это лично тебе задание. Ты должен за этим проследить. Возьми из цеха сборки человека по имени Ахтабат. Он из народа Бецелуа, племени Мациатра. С их земель принесли редкий минерал самарскит. От моего имени отправь его вместе с охраной на родину за минералом. Денег не жалеть. Из минерала самарскита получают металл самарий. Если помните лекции, то я называл два самых лучших сплава для магнитов. В одном главную роль играет металл неодим, в другом самарий. Руда, из которой добывают неодим, на Мадагаскаре есть, но извлечь из неё нужный металл, мы пока не можем. Самарий можно извлекать из многих руд, но его в них так мало, что нам не стоит с этим связываться. Есть такой красивый минерал самарскит, в нём много самария. Получить из него самарий, нам по силам, но минерал очень редок. Вчера отправился караван в государство Вецимисарака, что на восточном побережье острова. В районе Амбатови, что в 100 километрах от Антананариву есть месторождение никеля и кобальта. Там по договору с местными властями уже работают наши люди. Они добывают и обогащают руду. Когда привезут руду, а Ахтабат достанет минералы, Дмитрий извлечёт из них металлы. Вот инструкция, в какой пропорции и каким образом сплавить кобальт с самарием. Просьба не баловаться и не использовать на сувениры девушкам. Источник самария ограничен, а мощные магниты нужны. Узнаю, что кто-то хоть кусочек пустил на сторону, зажму нос между двумя магнитами.

— А что произойдёт?

— В лучшем случае, синий нос.

Уходил от новоиспечённых изобретателей, в мечтах. Должны сделать. У них нет слова не возможно, так как «академики» ещё не обосновались на Мадагаскаре. Скажи им, что вечный двигатель возможен — сделают. Потому что не знают, что его нельзя сделать. У нас всегда так — кто-то экспериментирует, не доедает и не досыпает. У них уходят жёны, они живут на рабочем месте. Потом приносят своё изобретение к чиновникам от науки, а те говорят — Уважаемый «Б», это не будет работать, потому что про это говорил великий «А». И изобретатель, в нищете, ещё полжизни доказывает, что это возможно. А академик — чиновник, в это время, достраивает третью дачу и отдыхает на Канарских островах, за счёт денег выделенных на науку. Наконец, учённый проталкивает своё изобретение или теорию. Но в лучшем случае, про него напишут статью, а может две. Так и уходит гений в мир иной, не побывав даже в Сочи. А в это время жирный чиновник втюхивает очередному изобретателю — Уважаемый «С», недавно умерший великий учённый «Б», доказал, что правильно будет так, а не по вашему. И история повторяется. Учённый считает копейки, а чиновник на полученные деньги для развития науки, успешно её и тормозит.

* * *

Только, что прочитал лекцию будущим медицинским светилам об удалении аппендицита и разновидности налагаемых швов. Пусть теперь, до следующей лекции, на свиньях тренируются. У нас сейчас проходят обучение лекарству 78 человек. Конечно, есть разделение, по специальностям. Пока делим на две группы хирурги и фармацевты. Одни больше налегают на скальпель, другие на лекарства. Скоро часть из них уедет в Россию, кто лечить, кто двигать науку. Уже недолго осталось. Счёт пошёл на дни.

Зашёл к ювелирам. Сегодня ветра нет, значит, придётся читать лекцию. Быстрее бы в поход. Как я устал, сначала записывать, потом учить, а потом читать лекции, про то, что сам узнал несколько часов назад. Ага, собрались голубчики, все 56 человек. Вот они будущие мастера ювелирного дела России. Основной возраст 15–25 лет. Ну, начнём.

— Как Вы знаете, у Вас в цеху появились новые станки для обработки алмазов. Все технические данные на оборудование прилагается. Также в комплект входят рисунки и инструкции по строению алмазов, а также по технике гранения и технике безопасности. Советую первые дни меньше работать, больше читать. Кто не ответит мне перед нашим походом, хоть на один вопрос по этим листочкам будет, переведём в подсобные рабочие на год. Через месяц все инструкции будут убраны. Надеюсь не надо напоминать, что это является большим секретом. Вы все поклялись на библии хранить тайну методов обработки алмазов. Ну, а теперь немного истории и теории.

Если два алмаза достаточное время тереть друг о друга, они будут взаимно шлифоваться. В результате использования этого метода, шлифовальщики древней Индии осознали, что иногда их труды приводят к быстрому результату, а в других случаях — напротив, к полному их отсутствию. После определенных наблюдений, индийцы открыли большой секрет: твердость алмаза может быть разной! Если полирующий камень и восьмигранник установить в определенном положении, последний будет полироваться заметно эффективнее и быстрее. Это связано с тем, что алмаз может быть до десяти раз прочнее при движении в определенном направлении, относительно другого, более «мягкого» направления.

В действительности, любой алмаз имеет всего несколько шлифовальных поверхностей, и в каждой из них всего несколько шлифовальных направлений.

Любой алмаз имеет кристаллическую структуру восьмигранника, вне зависимости от своей формы. Даже если необработанный алмаз выглядит как картофелина, он все равно имеет кристаллическую структуру октаэдра. И любой необработанный алмаз имеет 4 трехсторонних шлифовальных поверхности, шесть двухсторонних и три четырехсторонних, вне зависимости от своей формы и внешнего вида. Таким образом, любой алмаз имеет в общей сложности 4х3+6х2+3х4=36 мягких направлений для шлифования. Все остальные направления, приблизительно 100000 (360х360) являются твердыми. При отклонении от правильного шлифовального направления в несколько градусов твердость увеличивается настолько, что шлифование алмаза практически прекращается. Тот факт, что знание о различных направлениях твердости алмаза появилось в Европе только в четырнадцатом веке, связан с тем, что этот секрет в Индии, хранили сильнее, чем любой другой.

Запомните! Хотя гильдия шлифовальщиков в Европе строжайше хранит секрет огранки алмазов, она не знает даже половины, что теперь знаете Вы. Они методом проб и ошибок находят «мягкие» грани, в то время как Вы, посмотрев на рисунки, можете сразу их найти. Они гранят алмаз алмазом, Вы с помощью алмазной пыли и шлифовального круга. Чтобы огранить алмаз у шлифовальщика гильдии уйдут месяцы, у Вас дни.

Ну а теперь можете начинать экспериментировать. Для этого Вам выделена часть алмазов. Но это не значит, что их надо сточить до основания. Просто тренируйтесь, набивайте руку. Вон вроде ветряки начали потихоньку крутиться.

Всё, от этих тоже отделался.

* * *

10 марта Андриаманетиариво отправился в поход. В советниках у него Андрей. Ему Риво доверяет полностью. Не терпится мальчишке стать правителем всего Мадагаскара. Впрочем, ему осталось пару государств захватить, остальные сами примут подданство, достаточно будет подойти к границам. Вецимисарака самое сильное государство из оставшихся на Мадагаскаре. Конечно после царства Сакалава. Есть там проблема с пиратами, но они на побережье. Вряд ли моряки решаться лезть вглубь острова, да и внутренняя политика им по барабану. Похоже, когда мы вернёмся из России, на Мадагаскаре будет один правитель, и я даже знаю кто.

Скоро должны вернуться корабли, ушедшие к острову Жуан-ди-Нова, он же Гуан ди Нова. Решили приватизировать этот остров. Хотя на него никто не собирается претендовать ближайшие 100 лет, но у нас на него появились планы. Есть идея прокинуть кабель связи в Африку. Зачем? А кто его знает! Шуб було! А по серьёзному, то это только планы на будущее, ведь остров лежит почти на половине пути к Африканскому побережью. Там можно будет установить телефонный усилитель звука и радиостанцию. А сейчас интерес другой. Остров богат гуано и фосфатами. Это не только удобрения, которые очень ценятся, но и источник азота, фосфора и аммиака. Для нас получать эти вещества из птичьего помёта гораздо проще, чем из минералов. Ещё 90 % поверхности острова покрыта лесом «железных» деревьев. Будем потихоньку вырубать, а засаживать другими полезными деревьями. Большие количества крачек размножаются там с ноября до марта. На пляжах вокруг острова, полно гнездовий черепах.

Вот и поплыли туда 200 высланных из Менабе чиновников, вместе с семьями, возиться с дерьмом. Очень даже подходящая для них работа. Дерьмо к дерьму не липнет. Теперь постоянно туда и обратно будет курсировать грузовой корабль. В современном мире, на острове, ежегодно добывали 12 000 тонн удобрений. Так мы весь Мадагаскар дерьмом покроем!

* * *

Вчера 11 марта, к реке Оранжевой, отправили два корабля. Шняву набили товарами под завязку. На торговое судно загрузили дополнительное оборудование и 360 человек для будущей крепости. Состав многонациональный. Англичане, голландцы, греки, саловары и русские. Каждой твари по паре. Насчёт пар не пошутил. Едет много свободных девушек и женщин Мадагаскара. Военные действия, происходившие на Мадагаскаре последние годы, привели к тому, что женщин больше чем мужчин. Поэтому, набрать добровольных поселянок на новое место, не составило проблем. Там, в крепости, на реке Оранжевой, практически одно мужское население. Так, что у них почти 90 % шансов, стать замужними женщинами.

Дмитрий отвоевал себе право отправиться в плавание. Так что обломилось Андрею стать покорителем Мадагаскара, о чём его и оповестили с помощью посыльного. Пусть поможет Риво покорить Вецимисарака и возвращается в крепость. Догадайтесь, кто будет временно замещать нас, пока Андрей не вернётся? Правильно — Дикол. Это надо было видеть, каким орлом, сначала по крепости, а потом по городу ходил будущий ВРИО. Такой тщательной проверки, город ещё не знал. Не было лавочки или мастерской, которую не посетил Дикол. А там, в разговоре о погоде, как бы невзначай сообщал, что все князья разъезжаются, вот попросили его стать ВРИО. Что такое ВРИО старичок сам не понимал, но звучало красиво и значительно. Дмитрий, был на седьмом небе от радости и судорожно писал инструкции, своим подчинённым на время его отсутствия.

Последние дни все силы направлены на подготовку плавания. Вначале поплывет объединённый флот. Часть судов Андриаманетиариво пойдут до острова Абд-эль-Кури. Там выгрузят 2400 ссыльных, продовольствие, посевной материал, имущество, инструменты и оружие. На этом миссия пяти судов и трёх линейных кораблей королевства закончится. Они вернутся домой. На острове останется ещё 58 консультантов. Они научат новых жителей острова разным профессиям, помогут в строительстве. Большинство из них мы заберём, на обратном пути. Наши корабли разделятся на два отряда. Я и Дмитрий, на 2 кораблях, завернём на остров Сокотра. А через пару дней, пойдём к порту Суэц в Красном море. Дальнейший путь будет лежать на Дон и Волгу. Нашей целью является доставка оборудования для будущих производств и возможная встреча с Петром 1.

Второй отряд возглавляют Сергей с Уантици. Вот парочка получилась — не разлей вода. Под их руководством, в Индию, пойдут 12 торговых судов и 4 корабля. Задача простая — продать европейские товары, конфискованные у пиратов и товары нашего производства. Купить селитру, хлопок, бумагу. Потом торговые суда под охраной двух кораблей вернутся в Беловодье и Махадзанге. Сергей и Уантици, на 2 кораблях с усиленным экипажем, проводив караван до северной оконечности Мадагаскара, обогнут его с восточной стороны. Там пролегает торговый путь из Индии в Европу и Америку. Задача простая, проверить восточный и южный берег Мадагаскара, на присутствие баз пиратов. Одну базу мы точно знаем.

Глава 6

Сокотра. Аденский залив. Красное море. 5 апреля — 20 мая 1690 года

Михаил. Дмитрий.

Весь путь до острова Абд-эль-Кури преодолели за 20 дней. Почти всё время дул свежий попутный ветер. Своеобразный рекорд. В прошлом году шли месяц, правда, не прямо, а с заходами в порты. Мы с Дмитрием сразу свернули к острову Сокотра. Прибытие двух кораблей под флагами Беловодья вызвало у жителей совершенно разные эмоции. Моряки и власти отнеслись к нам настороженно и даже немного враждебно. Простой люд, наоборот, встретил восторженно. Видно слухи о нас обросли, как и полагается, разными подробностями. Во всяком случае, желания поживиться за наш счёт никто не проявил. Но враждебность сразу улетучилась, как только выяснилось, что мы приплыли торговать. Торговцам здесь всегда рады. Опасения попасться пиратам в виде приза, отпугнуло большинство торговых кораблей с этого маршрута.

Два дня проведённые в гавани острова Сокотра оказались плодотворными. Выпустили на просторы наших будущих владений, бывших жителей этих земель, попавших к нам год назад. Теперь они наши агенты. Люди желающие жить здесь, но по нашим законам и под нашим управлением.

Закупили чёрный жемчуг, смолу Драцены, ладан, мирру, корицу, листья и эфирное масло кассии. Распродали наши товары, приготовленные на этот случай. Хорошо шли лопаты, кирки, вилы. Порадовали местных кузнецов привезёнными металлами — медью, железом, свинцом, оловом. Особый ажиотаж вызвали маски для подводного плавания. Кому, как не ловцам жемчуга, оценить их достоинства. Оценивали очень просто. В маску насыпался жемчуг в один слой. Вечером второго дня к нам прибыла делегация. Общий смысл был простой — возьмите нас с собой. Понятно, начитались писем от соплеменников, которые мы привезли с оказией. Сначала их разочаровали, потом приободрили. Сказали, что плывём далеко и надолго, но скоро сюда зайдут другие корабли с Мадагаскара. На них будет много свободного места. Пусть готовятся сами и готовят товары к продаже. Связался с Сергеем и Уантици по рации, сообщил о ситуации. Все корабли ещё находились у острова Абд-эль-Кури. Решили, что суда, возвращающиеся на Мадагаскар, завернут на пару дней к острову Сокотра. Вопрос только в том, а нам это надо? Это подпортит отношения с руководством острова, да и нам как-то не особо нужны люди не устроившиеся здесь. Ладно, они крестьяне и рыбаки, тем и другим дело найдётся.

6 апреля покинули воды острова Сокотра и направились к Аденскому заливу. Пару раз мелькали паруса, но суда отворачивали в сторону. До прохода в Красное море добрались без приключений. На том месте, где в прошлом году мы повстречали пиратов, стояло 4 корабля. Ну, правильно — свято место, пусто не бывает. Если снимать подати, а то и просто грабить, то где же, если не здесь? Ширина перешейка 23 километра. Четыре корабля перекрывают его полностью. Но видно нас узнали и пропустили. Даже в стороны разошлись, чтобы мы чего плохого не подумали. Ну и как теперь жить? Как жить-то, я Вас спрашиваю? Так, в этом году, мы без навару и новых кораблей останемся. Служивые из Англии, конечно, подбросили нам суденышек, но навару с них ноль.

Так бы и плыли до точки прибытия с испорченным настроением, если бы при подходе к Суэцкому заливу из залива Акаба не вынырнуло три посудины. Видно ребята не местные, вон как резво кинулись вдогонку. «Крепыш» выглядел торговым судном, а шнява опасений не вызывала. «Шпунтик» с Дмитрием, шёл впереди, за ней мой корабль, следом догоняли два быстроходных судна, а погоню замыкал флейт. Да, у пиратов тоже был флейт, видно в этом месте у них гнездо и они размножаются методом почкования. Почти все флейты нашего флота были реквизированы в этом месте. Когда расстояние до пиратов сократилось до 800 метров, с кормы «Крепыша» пальнула пушка. Простая мелкокалиберная пушка, какая могла стоять на купце. Разбойникам это даже понравилось и они в ответ, выкинули пиратские флаги вместо португальских. Как говорится — маски сброшены. Два корсарских корабля начали медленно отклоняться в стороны, чтобы взять «Крепыша» в клещи. Расстояние сократилось до 600 метров, когда на корме флейта откинулись декоративные окна и оттуда показались четыре ствола орудий. Прозвучали первые выстрелы, все четыре снаряда легли с недолётом. Морское братство никак не отреагировало на стрельбу. Орудия были мелкого калибра, стреляли пристрелочными болванками и особого впечатления не произвели. Но тут началась канонада. Пушки стреляли с такой частотой, что могли поспорить в скорострельности с батареей из 20 орудий. Наконец орудийная прислуга пристрелялась, чугунные болванки стали прошивать деревянные корпуса противника. Расчёты перешли на осколочно-фугасные снаряды. Каждое попадание оставляло полуметровые отверстия в бортах кораблей. Получив по паре попаданий ниже ватерлинии, оба пирата начали заполняться забортной водой. Скорость заметно упала, корабли стали отворачивать в стороны. Но наши артиллеристы вошли в раж и не желали отпускать противника просто так. Стрельба продолжалась, пока одна из посудин, не поймала снаряд в крюйт-камеру и не распалась на части. Второй пиратский корабль, хотя и вышел из зоны обстрела, но остановился, свернув паруса. Там явно шла борьба за живучесть корабля. Я радировал Дмитрию и шнява, элегантно развернувшись, пошла на сближение с тонущим кораблём. Развернувшись не так грациозно как «Шпунтик», всё-таки флейт солидное судно, мы стали дожидаться «собрата». А третьему кораблю явно не хотелось идти на встречу с нами, но ветер был почти попутным, а команда явно не страдала избытком матросских рук. Дали предупредительный залп гранатами из двух носовых орудий. Гранаты легли аккуратно, с двух сторон, у бортов флейта. Пират внял совету, послушно свернул паруса и лёг в дрейф. Шняве повезло меньше. Когда она добралась до тонущего корабля, он уже действительно тонул. Оставалось только спустить шлюпки в дополнение к пиратским, дать всем загрузиться и взять их на буксир.

Часовая беседа с главарём пиратов, многое прояснила. Он был француз, звали его Николя. Большая часть команды, тоже были французами. До этого года они промышляли в Карибском море, но честным «работникам ножа и топора» там сейчас стало не уютно. Европейские страны взялись за них всерьёз. Многие подались в Индийский океан. Он, с двумя своими кораблями, тоже подался искать лучшей доли. Если не считать стычки с арабскими пиратами у прохода в Красное море, то фортуна была к ним благосклонна. Флейт был третьим и самым крупным кораблём за эти полгода. Но тут им не повезло, они повстречали нас.

Что с ними делать? С одной стороны нам сейчас выгодно, чтобы этот головорез грабил голландцев и англичан. С другой стороны все его корабли пошли на дно, а отдавать ему флэйт у меня не было никакого желания. Да и не подошёл бы ему этот корабль с его тихоходностью. Он был явно купеческим судном с самого рождения — большая грузоподъемность, малая скорость.

— Николя. Я не знаю, что тебе предложить. Могу отпустить на все четыре стороны. Не буду даже отбирать вашу судовую кассу, что у тебя в сундучке на коленях, а после выгрузки отдам часть оружия.

— Но у Вас сударь Мишель, есть к нам другое предложение?

— Да, есть. Я плыву в Россию. Там будет строиться флот царя Петра I. Вы можете поступить к нему на службу. Пётр I не так жаден, как другие короли и достойно оценит в денежном эквиваленте Ваши услуги. По крайней мере, на двойной оклад от оплаты такого же труда во Франции можно рассчитывать. Если Вы Николя со своими матросами примете в этом участие, то уже в следующем году…

— Вы говорите, будет строиться. Значит ли это, что флота ещё нет?

— Да у царя флота нет, но он есть у нас. Смею Вас уверить, что наши моряки и корабли лучшее, что сейчас плавает в морях и океанах. Совсем недавно, месяц тому назад, 8 наших кораблей наголову разбили англо-голландский флот, осадивших наш порт. У противника было 27 фрегатов и линейных кораблей 3 класса, а также 17 транспортных кораблей. В результате боя мы потеряли одну шлюпку, а противник половину кораблей. Остальные сдались. Только пленными было взято почти 5 тысяч человек.

— Так это флот вице-адмирала Невилла! А мы думали, он поплыл к берегам Америки.

— Он поплыл к нам, но я не об этом. У царя флота нет, но тем ценнее будет ваше предложение о поступлении к нему на службу. В прошлом году был заготовлен лес для строительства кораблей. Наши суда, которые отправились вдоль берегов Африки, везут оснастку для них. Они уже прибыли в Александрию и ждут нас. Вы и ваши матросы могут принять участие в строительстве флота для России. Тогда, в следующем году, у Вас будут корабли. Не просто суда, а корабли, построенные с учётом ваших пожеланий. Думаю, что в следующем году Петру I, потребуются каперы в Чёрном море. За этот год, что проведёте на постройке кораблей, Вы и ваша команда изучите русский язык. Заодно наберёте и обучите новых матросов. В конце концов, просто отдохнёте и немного накопите деньжат. Проживание в России стоит гораздо дешевле, чем в Европе, если конечно не сорить деньгами.

— Мишель! Я конечно пират, а не неженка, но если я схожу на берег, то желаю отдохнуть по человечески. У нас говорят, что у Вас варварская страна. Я не желаю спать у костра под шкурой и питаться полусырым мясом.

— Ох, Николя, Николя. У нас говорят, не верь всему, что написано. Твоя Европа до сих пор считает, что грязь это полезно, а купаться вредно. У нас самый бедный крестьянин купается чаще, чем ваш дворянин. У Вас вшами хвастаются, а у нас, если они есть, с ними борются. Обратил внимание, что мы не пустили на свои корабли ваших людей? Знаешь почему? Да вшей не желаем подцепить. Вот прибудем на место, будем этот флейт, от всякой гадости чистить. Могу сказать, что там, куда я Вас зову, гораздо лучше, чем в ваших городах. Единственное, что Вам может, не понравится по настоящему, так это ограничение в спиртном. Так не во всей России, но там где будут строиться корабли, о пьянках можете забыть.

— Что? Даже пиво не пьёте?

— Я не говорил, что там совсем нельзя выпить, но за пьянство наказывают. За кружку другую пива, в выходной день, тебя не осудят. Вообще, я предложил, думайте. Мне всё равно, что Вы выберете. Если откажетесь, даже легче, меньше хлопот.

* * *

И кто говорил, что ничего не получится? А, это я говорил. Ну, бывает, бывает.

Чтобы не скучать в плавании, взял с собой «набор радиолюбителя». Это я его так назвал. На самом деле это вакуумный насос, водородная горелка, индукционная печь, несколько электрогенераторов и двигателей. Отбор электроэнергии произвожу прямо по ходу движения корабля. В набор также вошли стеклянные заготовки для колб радиоламп и набор химикатов и металлов. Димка тоже внял моему совету, теперь химичит у себя на корабле. Работают на кораблях четыре ювелира. Если рубинов и прочих драгоценных камней успели огранить достаточное количество, то алмазы прибыли в последний момент и запас бриллиантов пополняем на ходу. Наверное, те, кому мы будем предлагать наши камни, посоветуют оторвать руки нашим мастерам. Ну что ж, мы готовы к такому повороту событий. Мы не волшебники, мы только учимся.

Я вот тоже учусь. Собираю из заготовок разные модели радиоламп. Стекловары наделали много разных колбочек с впаянными платиновыми проволочками. Стекло особое. Недаром я в Венеции ходил по аптекам и мастерским. Закупил не одну сотню килограмм буры. Отдал Димке, он прокалил её с медным купоросом и получил борную кислоту. Обезводил и получил B2O3. Вот этим борным ангидридом заменили щёлочную составляющую в составе стекла и получили вакуумное стекло. Не с первого раза, но получили. Теперь я экспериментирую. Главный наш враг, на данный момент, это остатки газов в колбе, после откачки. И не только в колбе, но и в металлах. Барий мне в помощь. Видели черные наплывы наверху у радиоламп? Это и есть барий. Это за ним я посылал в Венеции специальную группу. Вот местные смеялись над иностранцем, который накопал несколько телег «тяжёлой земли». Ничего хорошо смеется тот, кто смеётся последним. Или без последствий? Один чёрт — что так, что так. Так вот этот металл прекрасно собирает остатки газов в колбе радиолампы. А чтобы ему помочь я ещё одно ухищрение придумал. Уже собранную лампу, медленно прогревал до температуры в 300 градусов, а потом вставлял в индукционную печь. Печурка небольшая, но прогреть десятки грамм металла в состоянии. Нагревал металлы до красного каления, чтобы выделились остаточные газы. Это не касалось бария на верху колбы и платиновых ножек внизу лампы. Вот и всё. Мелочь? Ага, только вот последние 4 лампы под пассивной нагрузкой уже отработали по 140 часов. Только одна дала «петуха», ток эмиссии явно уменьшился.

К сожалению, плавание закончилось, все остальные опыты на обратном пути. Не удалось проверить ни частотные характеристики, ни чувствительность, ни многое другое. Но уже то, что лампы не «сели» за 140 часов, это большой прорыв. Теперь надо поглядеть, что Димыч нахимичил за это плавание.

* * *

— Димка, можешь не скрывать, я и так понял, что ты с порохом что-то делал. Думаешь, я не заметил, что при стрельбе по пиратам из пушек было мало дыма! Давай, колись

— Ну, вот и не угадал. Как только появились капсюли, состав дымного пороха для нас устарел. Как ты думаешь, для чего сера в порохе, кроме создания противного дымного облака?

— Что-то читал, но никак не вспомню.

— В первую очередь, для понижения температуры воспламенения. Без неё все эти кремневые ружья давали бы 10 осечек на один выстрел. Ну, ещё ряд свойств используется. Так сера склеивает селитру и уголь, но это не существенно. Можно заменить другим веществом, которое меньше дымит. Ты насколько я помню, использовал масло для улучшения пластичности пороха. Как только мы перешли на капсюли, я сократил количество серы с 17 % до 5 %. Как видишь без последствий. Когда не будет риска, испытаем порох без серы. Конечно, я испытывал, но не на реальных стрельбах. Надо будет проверить, как это влияет на дальность и на засорение стволов пушек.

— Так понял, ты это между делом сделал, а дело было какое?

— Ну, если сдаешься, то есть признаешь, что проиграл спор и в Европу еду я, а не ты, то тогда, раскрою тебе великую тайну мальчиша-кибальчиша.

— Да это и так понятно. Ты бы и без спора выдавил у меня обмен турпутёвками. Открывай свой великий секрет мальчиша-плохиша.

— Вот, вот в этом ты весь. Обязательно нужно нагадить в светлую и чистую душу.

— Димка! Не томи. Выкладывай свои наработки.

— Смотри.

— Вижу. Вижу! Это гениально! Какая красивая баночка. А какие красивые в ней пластиночки! А что это?

— Ха. Два — ноль в мою пользу. Это кремний. Настолько чистый, насколько это возможно в наших условиях. Выращивался в специальной камере, очищался всеми известными мне способами и неоднократно. Чистили химически, но это ещё на острове. Плавили, разгоняя в центрифуге. Вообще начинали с 70 кг, сейчас 1,2 кг.

— И ты думаешь, что-то получится?

— А ты думаешь, что у тебя что-то получится с лампами?

— Уже получается.

— Так и здесь, что-то получится. Но ни твои лампы, ни мои призрачные транзисторы не пойдут в серию. Будут поштучные изделия. Каждую лампу придётся подстраивать под схему кучей сопротивлений, конденсаторов и катушек. Так же и с полупроводниками. Если что-то и заработает, то разброс будет громадным во всём — от питающего напряжения и коэффициента усиления, до частотных характеристик и обратных токов. Но даже если трудом 30–50 человек за неделю будет создан хотя бы один транзистор, то это будет прорыв. Пусть на его создание уйдет тонна нефти и столько же кварца. Много ли нам надо транзисторов? Пары сотен хватит на первые годы. От трёх до семи штук на приёмник или усилитель звука для модуляции.

— Ты хочешь сказать, что я не смогу наладить серийное производство ламп?

— В ближайшие годы нет. И это притом, что денежными ресурсами мы пока не стеснены. Наша задача показать, что это возможно. Посадим на каждое направление по 3–4 человека, пусть грызут гранит науки и техники. Кстати, три — ноль.

— С какого перепугу?

— Это только проекты, я не над кремнием работал всё время. Нет, кремний я всю дорогу чистил, но в результат и сейчас не очень верю. У меня более реальные проекты готовы — с тебя ванна шампанского.

— Димыч ты не учённый! Ты торгаш. Выкладывай.

— Тебе диоды для детекторных приёмников нужны? А для выпрямления большого переменного напряжения и тока? Оно есть у меня! Первое, хоть сейчас в производство. Можешь забыть о кристаллических детекторах, а тем более про когереры. С силовыми диодами не так хорошо. Это селеновые выпрямители. Технология изготовления не так сложна, но проблема с алюминием. Хотя его можно заменить железом, но характеристики будут хуже. В лабораторных целях мы получаем алюминий, благо электричество есть. Об промышленных объёмах, говорить ещё рано. Я почти закончил работу с ртутными выпрямителями. Думаю, когда приплывём в Беловодье, у меня уже будет отлаженная технология.

— С силовыми диодами понял, а с детекторными нельзя ли поподробнее. Кстати, потом напомни насчёт возвращения в Беловодье.

— Детекторные диоды это очень просто. Я даже не знаю, как мы пропустили это. Берётся пластина химически чистой меди и прогревается в обогащенной кислородом атмосфере до 1000 градусов. Пластина покрывается слоем закиси меди. С одной стороны зачищаешь до меди, а со стороны закиси меди, прижимаешь свинцовую пластину. Если ток будет относительно большим, можно свинец прижать латунной пластиной для отвода тепла. Нарезая миниатюрные пластинки и капая на них свинцом, получишь много детекторных диодов, с устойчивыми характеристиками. Недостатки таких диодов для нас не критичны. А именно. Частотная характеристика слабая. На частотах свыше 1,5 мегагерца, такие диоды работать не будут. Обратное напряжение не должно превышать 8 вольт. Но если соединить 3–4 десятка последовательно то, можно и 220 вольт, переменного тока выпрямить. А что ты там говорил насчёт Беловодья?

— Да. Димыч, ты меня порадовал. Это значит, детекторный приёмник в каждую хижину становится реальностью. Угольные микрофоны и телефоны мы уже штампуем. Тем неприятнее мне тебя расстраивать.

— Это чем ты меня собрался расстроить?

— Ты выбрал маршрут Европа-Россия. Даже не выбрал, а выбил из меня.

— В чём здесь подвох?

— В том, что если Пётр I выберет самый выгодный вариант из тех пяти, что мы рассматривали как реальные, то…

— То?

— То. Кто едет в Европу, а потом в Россию, тому придётся остаться здесь надолго. Надо поднимать промышленность и сельское хозяйство, формировать армию и создавать КГБ и ГРУ. А ещё придётся вопрос с никелем решать.

— Я на это не подписывался!

— А кому сейчас легко? Не мы такие, жизнь такая. Ничего. Это только первые 20 лет тяжело, а потом привыкнешь.

— Хорош издеваться, у меня жена там осталась, куча исследований не законченных. У меня дитятко, вот, вот должно на свет появиться!

— А у меня? Давай подслащу пилюлю. Мы Сергея сюда сплавим в сезон дождей. Он согласный. Ему тут Азовское море чистить надо. Вообщем будет серым кардиналом при Петре. Но это при условии, если царь нас сразу на дыбу не отправит.

— Ага, а кандидатом в покойники будет тот, кто первым поедет в Россию. Мне мама говорила — сынок иди на войну последним, чтобы прийти первым. А Вы меня в передние ряды поставили?

— Димка, не строй из себя еврея. Прадед татарин обидится, а дед казак приедет и нагайкой отхлещет.

— Так у деда жинка была из турецких евреек.

— То-то тебя всё в торговлю тянет. Так говори, согласный?

— На что? Первым в Россию прибыть или последним из неё уехать? Эх, жить хорошо, а хорошо жить ещё лучше. Я выбираю турне по Европам.

Глава 7

Мадагаскар. Беловодье. 20 апреля — 5 июня 1690 года

Андрей.


Вот так. Без меня, меня женили. То есть, ушёл в поход с Андриаманетиариво, а меня оставили за домоуправа при Беловодье. Пока мы присоединяли королевство Бецимисарака, к владениям Риво, все ребята разъехались, кто куда. Военная компания готовилась весь дождливый сезон. С одной стороны, перехват власти не должен был создать проблем. Государство находилось в стадии развала. Удачно мы приземлились в 1688 году. Через двадцать лет, такая афёра уже бы не прокатила. По нашей истории Имерина в 1710 году не только собралась в единое государство, но и начала экспансию во все стороны. А вот Салавата наоборот не поздоровилось, их загнали в северную оконечность острова. Бецимисарака, в 1700 году, тоже пришла к единому правлению, под рукой Раманано. Но это было там, а здесь будет наоборот. По докладам наших разведчиков, королевство и так разбитое на три подгруппы северные Бецимисарака, Бетанимена, южные Бецимисарака, сейчас представляло ряд мелких княжеств без центрального управления. Поэтому после выхода в поход, армия Андриаманетиариво сразу разбилась на три группы. У противника нет единых военных сил, а топтаться всей армией, по мелким городам, можно год. 3 отряда каждый численностью по 3 тысячи человек, должны справиться с этой задачей. Что и произошло. Всё-таки опыт прошлого и этого года великое дело. Уже через месяц, основные городки и посёлки были приведены к присяге, а в них были посажены наши управляющие. Там началась стандартная чистка верхушки. Мне стало нечего делать в походе, да и Риво тяготился моей опёкой. Дав ценные указания, личной охране Андриаманетиариво и получив его согласие, я удалился в крепость.

Вернувшись в город, не стал размениваться на мелочи. Пусть Дикол поднимается по карьерной лестнице. Он управленец от Бога, просто его не учили в академиях, но практика великое дело. Самое главное он любит этим заниматься. Как таковые, деньги его не интересуют. А вот то, что всё кругом движется, как слаженный механизм, даёт ему адреналиновый впрыск в кровь. Отстрани его сейчас от дела — умрёт.

Взялся сразу за главное. Прошёлся по всем производствам и лабораториям. Проверил что да как, дал указания. К этому времени стали прибывать трудовые резервы с другого побережья — бывшие воины и служащие. Получилось много, почти 7 тысяч человек. Впрочем, не удивительно, в Бецимисарака проживает почти 20 % населения Мадагаскара. Объяснил им политику партии — дружно работаем, до сезона дождей, потом Вас распределят. Скорее всего, на старые места, но с повышенным денежным содержанием. Часть из Вас, с вашего согласия поменяют место работы. А пока Ваша задача работать и учить русский язык. Очень хорошо учить и быстро. До сезона дождей времени мало, а русский язык это доступ к получению знаний по разным специальностям и повышение в карьере. Для примера провёл их по мастерским, где работали другие их соплеменники. Познакомил с воинами и моряками из других племён. Короче внушил им, что жизнь не кончилась, а как раз только начинается. Теперь они могут стать кем захотят, лишь бы было желание и способности. Вот теперь их можно задействовать на работах без всякой охраны. Не убегут. А работы у нас хватает.

Две тысячи воинов пополнили ряды подсобных рабочих на производствах и рудниках. Почти 3 тысячи англичан и датчан трудятся на строительстве дорог, но этого мало. Туда ушло ещё 3 тысячи прибывших из Бецимисарака. У нас великие замыслы. Три города, в этом году, надо соединить асфальтированной дорогой. Хотя хочется шесть. Сырья для асфальта у нас скопилось на нефтепромыслах много. Туда, в сезон дождей, проложена100 километровая асфальтированная дорога. Даже маршрутные «дилижансы» каждый день ходят. «Дилижансы» условное название, это шестиколёсная велоколяска, рассчитанная на 10 пассажиров с упряжкой из двух лошадей. Велоколяска, тоже неверное название, потому что колёса только размером как велосипедные, а шириной шин и прочностью как мотоциклетные. Но как бы там не было, но от города Беловодья, с двумя сменами лошадей, до крепости Нефтепромысла путь занимает не больше 6 часов.

В новых металлургических цехах Нефтеграда, в период дождей сделали оборудование для всех работ по асфальтированию. От подогреваемых вращающихся чанов для изготовления асфальтовой смеси, до катков. Всё на лошадиной и воловьей тяге. Хорошо, что в большей части, дороги проходят по каменистому грунту и уже давно проторены. Нам остаётся только их подровнять, местами расширить и асфальтировать. Это Вам не Россия, здесь морозов нет. Немножко песочка, немножко щебёнки из соседнего склона и можно укладывать асфальт. 3-х тонных грузовиков в ближайшее время не предвидится. Весь транспорт гужевой. Кстати колёса и шины мы продаём по себестоимости. Это, пожалуй, единственный товар, на котором мы не делаем гешефт. Учитывая качество и низкую стоимость колёс с шинами, почти все телеги и арбы в окрестностях, на резиновом ходу. Это я к чему? К тому, что даже такая укладка асфальта, при таких условиях эксплуатации, долго не потребует капитального ремонта.

После дорожных дел перекинулся к строительству и телефонизации. В большинстве случаев кабель укладываем в земле. От греха подальше. Чтобы не маячил на глазах у местного населения. Здесь всё отлажено. Руду добывают, медь льют, провода в резиновой изоляции делают. Сделали 3 кабелеукладчика по шесть лошадиных сил. В результате на ровных участках скорость прокладки выросла до 5 километров в день. Телефонно-телеграфным центром решили сделать Антананариву. Не знаю как там насчёт будущей столицы Мадагаскара, но как телефонный узел, лучше города нет. В общей сложности, прокладкой телефонного кабеля, занимается 100 человек. Добавил ещё сотню из новичков. Для обучения на телефонистов и телеграфистов из разных провинций набраны подростки высокого и среднего сословия. Пусть хотя бы так к труду привыкают. Пока эта профессия считается магической, и набор на обучение, не составляет проблем.

Как необходимое при этом условие, идёт обучение русскому языку, азбуке и арифметике. Наш батюшка здесь тоже подсуетился. Не знаю, о чём они там договаривались с Михаилом, но наши служители церкви, ведут себя очень пристойно. Никаких явных попыток окрестить местное население не наблюдается. Зато везде, где проходит обучение чему-либо, есть уроки богословия. Я на одном таком присутствовал. Слышали анекдот, как студент знал только про блоху? Про какого животного не вытаскивал билет на экзамене, всё сводил к блохе — Кит, морское млекопитающее, у него нет шерсти, Но если бы у него была шерсть, то в ней водились бы блохи. Блохи это. Вот так и наш батюшка со своими подвижниками — 5 минут про другие религии, час про свою. Да ещё намекнёт, что все князья, веры православной, да и сам правитель подумывает креститься. А подвижников у него много. Правда, все или инвалиды или люди преклонного возраста. Это наша общая идея и наше финансовое обеспечение. Так и церкви помогаем и пожилым людям на склоне лет, дело для души нашли. После годовой стажировки при нашей церкви, послушникам дали какой-то церковный чин, который имеет право вести богослужение. Они сейчас растекаются по Мадагаскару, в те места, где есть русские. А где их нет? Любое строительство находится под руководством русских мастеров. Мы и библию напечатали 3000 экземпляров. Естественно нашим алфавитом. В этом вопросе мы решили не уступать батюшке Акиму и Кириллу. Но именно для священнослужителей, выпустили двести библий на старославянском.

Со строительством сложнее. Строек много, опытных строителей мало. После долгих раздумий, снял 50 строителей с нашего города и 300 с Махадзанге. В замену отправил в два раза больше людей из вновь прибывших. Разбил опытных строителей на три группы и к ним добавил по 500 новичков. Три отряда, три объекта. Антананариву, бывшая столица Имерина и вероятнее всего, будущая столица Мадагаскара. Анцеранана бывшая столица Танкарана, а теперь самый северный порт Мадагаскара. Последний по списку, но не по значению, это город-порт Мурундава. Столица бывшего княжества Менабе. Там проживает родной брат Риво, Андриамандисоариво. Всё, дармовые трудовые ресурсы кончились. А их ещё кормить надо. Строителей городов одевать и кормить, будет местная власть. Но строители дорог, остаются на нашем с Андриаманетиариво обеспечении. Пока нет нового урожая, придётся опустошить наши хранилища. Интересно 1500 тонн пшеницы и риса это много или мало?

* * *

1 мая прибыл брат Риво Андриамандисоариво вместе со своей свитой. Пришлось прервать работу и заняться гостями. Впрочем, братишка правителя был толковым малым и предложил после двух дней безделья, заняться делами. Сам предложил звать его в не официальных беседах, коротким именем Дисо. Дисо, так Дисо. Первым делом, предложил ему организовать учёбу его свиты.

— А зачем им учёба? Они моя свита, в этом их обязанность.

— Разве у Вашего высочества, должна быть не образованная свита? Вдобавок, нам есть о чём с Вами поговорить, но обстоятельства не позволяют мне надолго отрываться от дел. Вдвоём мы сможем гораздо больше обсудить и побывать в большем количестве мест. Свита будет только мешать, да и откровенничать при них, как-то нет желания.

— Не думаю, что Вы чему-либо научите моих придворных. Они знатоки придворных этикетов, любители охоты и развлечений. В последнем они мастера.

— Тогда зачем Вам, брату царя Мадагаскара такая свита? Ваш брат, хотя юн, но весь в заботах об Отечестве. Не стесняется учиться даже у простого матроса, если тот знает больше него. Что останется в памяти Вашего народа? Как один брат собирал государство в одно целое и укреплял его мощь, а другой только тянул деньги на развлечения? Или в народной памяти останется воспоминания как два брата создали грозное и мощное государство?

— А нужна ли моему брату моя помощь? Делиться славой никто не любит.

— А что ему разорваться? Сколько дел вокруг. И надо улавливать разницу. С чужим человеком славу делят, с родным человеком слава объединяется в одну общую.

— Вы серьёзно думаете, что брат хочет моей помощи?

— Брат хочет гордиться братом и самому быть его гордостью. Разве не так?

— Я подумаю. А Ваше предложение удрать от свиты, не лишено смысла.

Вот так мы провели две недели с Дисо на заводах, в лабораториях, на строительствах дорог и городов. Вместе принимали построенную верфь и пуск прогонного стана. После нашего разговора с Дисо я отослал посыльного к Андриаманетиариво с письмом. Коротко пересказал наш разговор с его братом и попросил разрешение задействовать Дисо в операции «Пират». Дать брату пряник. А 13 мая получил «добро» по телеграфу.

— Андриамандисоариво! У меня к тебе послание от твоего брата. Вот телефонограмма, но она на русском языке, поэтому перескажу словами. Риво сейчас занят покорением королевства Бецилеу. Дела идут медленно, а на 24 мая назначена операция по захвату пиратского порта на острове Сент-Мари. Туда должны прибыть два линейных корабля под руководством Сергея и Уантици, чтобы перекрыть выход в море. Брат просит тебя вместе со мной взять руководство сухопутной частью операции.

— Брат доверит мне руководить войсками?

— Он уже подтвердил это, вот в этой бумаге. Войска ждут в 50 километрах от порта Андрагазаха. Она расположена на берегу Мадагаскара, в устье реки, напротив острова Сент-Мари. Уантици будет руководить двумя кораблями, которые закроют выходы в открытое море с двух сторон острова. Сергей руководит десантом спецназа на пиратские корабли. Я буду руководить десантом на сам остров Сент-Мари. Вашему высочеству надо блокировать порт в устье реки и взять его. Есть большие опасения, что пираты постараются скрыться в горах. По возможности, желательно брать в плен, особенно людей без оружия. Но если оказывают сопротивление, противника не щадить.

— Когда начнём?

— Вечером отправимся. До города Антананариву, доедем на дилижансе за сутки, там переночуем и на лошадях за день доберёмся до места.

— Почему вечером, а не утром?

— Большая часть дороги до будущей столицы уже асфальтирована. Мы сможем выспаться в пути. Дальше дорога ровная, но без асфальта, будет потряхивать. А так приедем вечером и отдохнём в мягких постелях.

* * *

Операция по зачистке от пиратов острова Сент-Мари преследовала не только политические цели. В этой операции, балом правила жаба. Толстая большая жаба. Из исторических источников было известно, что 1690 году у пиратов на острове скопилось очень много награбленных товаров. Их было настолько много, что купцы, из английской компании «Филипп Брос», приплывшие для скупки награбленного, не смогли увезти весь товар. В 1691 году от компании прибудет агент Адам Балдридж, чтобы скупить оставшееся. Теперь не прибудет, мы всё реквизируем.

Было ещё одно легендарное имя, которое не давало нам покоя. Генри Эйвери. Он начал заниматься морским разбоем ещё в свою бытность в Новом Свете. У берегов Перу, Эйвери, поднял бунт на военном корабле «Карл II», овладел им и ушёл в африканские воды. Там он разграбил португальский посёлок на одном из островов Зелёного мыса, в Гвинейском заливе, взял на абордаж три английских корабля, доверху нагруженных слоновой костью, серебром, золотом и драгоценными камнями. Окрылённый успехом, молодой пират направился на остров Сент-Мари. Эйвери сделался главой мадагаскарских пиратов. Он плавал не только в Индийском океане, но и в Красном море и Персидском заливе, где нападал на богатые арабские и индийские суда. Одна из таких операций, помогла Эйвери оставить своё имя, в анналах истории. В начале 1690-х годов он захватил корабль Великого Могола. На этом корабле из Мекки возвращались высшие сановники императорского двора, сопровождавшие дочь всесильного правителя Индии. Эйвери женился на ней, оставив себе в качестве приданого огромный корабль Великого Могола, а также найденные на нём полмиллиона фунтов. Нам не помешают полмиллиона фунтов. Ещё нам хотелось «пощупать» Адама Балдриджа. Он построил форт на Санта-Мари и по слухам награбил порядочное состояние.

Нам стоило поспешить, потому что, как доложила разведка, английские купцы прибыли неделю назад. По рации связался с нашими кораблями, они были на подходе. По дороге, два товарища навестили бухту Анцеранана. Там, в нашей истории, через пару лет, будет основана республика Либерталия. Ничего удивительного, что там оказалась пара пиратских шхун. Бухта действительно удобная. Немного постреляв для приличия, пираты сдались. Противостоять двум линейным кораблям 3 класса, на эти посудинах, было самоубийством. Поджечь и покинуть шхуны, джентльмены удачи не могли. Сергей с Уантици, предусмотрели этот вариант, заранее высадив десант на берег. Тем самым перекрыв пиратам возможность отхода. Флот Сергея и Уантици пополнился двумя шхунами, а рудники Мадагаскара пополнятся ещё 2 сотнями пиратов.

Войско, отданное под командование Андриамандисоариво, взяло в кольцо порт Андрагазаха. Была глубокая ночь. Мои воины на пирогах пересекли пролив и высадились на берег острова. Наша задача захватить обе батареи и продержаться до подхода основных войск. Разбились на два отряда и затаились возле батарей. Сигналом к началу будет шум на пиратских посудинах или сигнальная ракета. Сергей начинает первым. У его спецназа самая трудная задача. Незаметно подняться на палубы пиратских кораблей и захватить охрану врасплох. В прорезиненных мешках, каждый воин брал с собой два пистолета, одну гранату колотушку и абордажную саблю. Многие, помимо обычного имели и метательные ножи. Что скажешь — спецназ. Но если их заметят раньше, чем они попадут на палубы, то они превратятся в дичь. Всё замерло. Скоро будет рассвет, а сигнала от Сергея нет. Представляю, как сейчас нервничает Дисо. Вот у кого адреналин зашкаливает. Это его первый бой, да ещё ночной. И пусть у него тысяча опытных воинов, а в порту не наберётся 3 сотен пиратов, всё равно. Первый бой, есть первый бой.

В ночном небе вспыхнула зелённая ракета. Значит у Сергея все удачно. Не просто захватил, а захватил без шума и пыли. Значит нам пора. Щёлкнули тетивы арбалетов. Один часовой так и остался сидеть у какого-то строения пригвождённый болтом к стене. Второй выстрел был не таким удачным, раздался стон. Воины бросились к хижине, где спал дежурный расчёт, раздался звон металла и чьи-то возгласы. Когда я добрался до места схватки, всё было кончено. На земле и в хижине лежало больше 10 трупов. Обошлись без ружейных выстрелов. Быстро убрали трупы, кровь присыпали песком и попрятались в хижине и у пушек. До порта было почти 10 километров, но звуки над водой распространяются хорошо. Пару раз раздался звук выстрелов из пушки. Порт подавал сигнал островитянам. Остров проснулся. По тропе, что вела к батарее от селения, прибежало около 20 человек. На холме, где тропа заканчивалась, залегли воины с гранатами. Как только первые пираты достигли вершины, в них полетели колотушки. Раздались взрывы и с криком «Ура», на оглушённых и раненных пиратов, со всех сторон, кинулись воины сакалава. И на этот раз обошлось без потерь, если не считать двоих легкораненых. Наступило затишье. Желающих подняться на холм было не видно. Зато внизу, на воду спускали лодки и пироги. Пираты спешили или к кораблям или на помощь на другой берег. Я склоняюсь к первому варианту, но выяснить это нам не удалось, потому что с бывших пиратских кораблей по берегу ударили пушки. Пираты бросились обратно к посёлку, оставляя на берегу убитых и раненных. Уже рассвело. Пираты отошли от неожиданного нападения и стали собираться за холмом, что укрывал их от пушек кораблей. Нам это «жу-жу» не понравилось. Совместными усилиями перетащили пушки на другой склон, зарядили и дали залп по пиратам. Видно такие мысли посетили не только меня, потому что не прошло и минуты, как пиратам досталось с другой батареи. Островитянам оставалось только два выхода — бросится на нас в атаку и попасть не только под наш огонь, но и под выстрелы пушек на кораблях. Или переместится на южную сторону острова. Пираты выбрали последний вариант и скрылись между деревьев. Нас такой вариант тоже устраивал. У нас мало людей на острове, но их много на противоположном берегу. До обеда на острове было тихо, потом корабли под руководством Уантици доставили 600 воинов. После обеда, началась зачистка острова.

Зачистка продолжалась два дня. В это время мы подвели итоги. В плен попало 840 мужчин. Из них 260 человек были англичане, служившие на купеческих кораблях. В порту и на острове проживало 610 женщин и детей. После фильтрации, подержав неделю для порядку в плену, отпустили 240 мужчин из местного населения. Это были бывшие пираты, которые завязали с разбоем, женились и занялись разными ремёслами на берегу. С помощью детектора лжи, быстро распотрошили тайники самых богатых пиратов. В первую очередь занялись Адамом Балдриджем и Генри Эйвери. Кропотливая работа с подопечными, принесла нам, почти 1,5 миллиона фунтов стерлингов, не считая всякие там украшения и драгоценности.

Всех пиратов отправили на рудники. Целую неделю, переправляли с острова на берег Мадагаскара, товары награбленные пиратами. Товаров было действительно много. Но самое вкусненькое было на трёх английских купцах. Они уже успели загрузиться. Промедли мы ещё несколько дней, и с этим товаром можно было распрощаться. Разгружать не стали. В порту стояли ещё два пиратских корабля, Загрузили их и две шхуны под завязку и отправили своим ходом все семь судов вокруг Мадагаскара в Беловодье. Людей для управления не хватало. Здесь пригодились матросы с купцов. Распределили их по всем судам. Для проявления англичанами лояльности, на каждый корабль добавили по отряду воинов. Только после этого отпустили островитян, на ограбленный остров. Конечно, личные вещи и инструмент мы не трогали, так что рядовой житель особо не пострадал. Подозреваю, что многие припрятанные кубышки дождались своих хозяев. Пусть для них это будет бонусом.

Наконец дело дошло до купцов. Мы не очень желали с ними общаться, но этот вопрос надо было решить. Примерно около часа выслушивали обвинения и угрозы в свой адрес. Наконец поток слов иссяк. Теперь слово за мной.

— Вас задержали в пиратском посёлке. Ваши корабли были на одном рейде с пиратскими кораблями. Чем Вы отличаетесь от пиратов?

Мы провели опрос и составили протокол на семи листах. Протокол составлен в пяти экземплярах, один мы отдадим Вам, один отправим в Англию, три останутся пока у нас. В протоколах собраны рассказы очевидцев, которых больше шестидесяти человек. Среди них, кстати, Ваши матросы. Догадываетесь, о чём они рассказали? Не только о торговле с пиратами, но и о том, как у Вас появился третий корабль. По нашим законам, за покупку товаров у пиратов, Вам грозит 15 лет каторги. Но мы будем милосердны, переправим Вас и некоторых пиратов на Африканский берег, в порт, который имеет постоянное сухопутное сообщение с Каиром. Даже дадим денег на дорогу. Дальше ваша судьба в руках Бога. Всё. Разговор окончен.

Ну вот, осталось переправить конфискованное в Махадзанге и в Беловодье. Здесь в порту остаётся отряд воинов в 300 человек и команда управленцев. Пришлём сюда военнопленных из Бецилеу, пусть строят крепость и дорогу. Использовать местных пленных нельзя, большой риск. Пусть работают на западном побережье. Сейчас сюда тянут воздушку — временный кабель для связи. Уантици с двумя кораблями останется здесь до сезона дождей. В индийском океане, в поисках добычи, рыскает 6 кораблей из этого порта. Надо их дождаться и провести все необходимые манипуляции. Сергей отправляется в Беловодье, ему надо готовиться к плаванию вокруг Африки в Чёрное море. Поведёт целый караван судов в Россию. В гавани крепости уже должен стоять караван, прибывший из Индии. Работы на всё лето хватит.

Глава 8

Европа. Италия. 20 июня — 15 июля

Дмитрий

Не такой я ожидал увидеть Венецию, да и вообще Европу. Всё-таки на Мадагаскаре в какой-то мере у нас было по-людски. Вылить помои на мостовую или сходить в туалет на улице, даже аборигенам не приходит в голову. Правильно говорят — Битиё определяет сознание. За такие вещи, у нас, розги и неделя работы ассенизатором. Город Беловодье весь мощён плиткой сделанной из цемента и щебня. Была целая программа по озеленению. Построили водопровод, канализацию.

Ну, ничего, мы им введём культуру за их же деньги. Амадеус, наш итальянский агент, вместе с компаньоном Макаром, потрудились на славу. Выкупили земли с рудными месторождениями и построили предприятия по обогащению. В центре города Флоренция купили старый дом. Дом снесли и построили новый, кирпичный. Установили сантехнику, провели водопровод. Ванная комната почти не отличается от ванной 20 века. Только сама ванна фаянсовая, краны бронзовые с позолотой. Шкафчики, зеркало, туалетные принадлежности. Туалет тоже 20 века, сливной бачок с цепочкой. Водяные резервуары, для холодной и горячей воды расположены под потолком, над ванной. Ёмкости медные, но посеребренные. Бак для горячей воды подогревается от дымохода, а летом от керосиновой горелки. Ну и много разных финтифлюшек установлено по всему дому.

Теперь в этом доме живёт Амадеус. Приглашает именитых гостей на званые обеды и торжества. А Макар только успевает подписывать контракты на переоборудование и строительство домов. Если знатная дама побывала в ванной комнате, чтобы припудрить носик, то можно считать, что будет новый контракт, иначе муж не жилец на этом свете. Служанки так покажут и расскажут о прелести душа и всего остального, что сам бы у себя купил. Моя школа. Одно тянет за собой другое. Резко подскочил спрос на парфюмерию Мадагаскара. Именно Мадагаскара. Все ищут на товарах, фирменный знак, изображение птицы Рух. Бренд великое дело. А большинство товаров делается уже здесь за городом. От фаянса до духов и помады. Для каждого производства, что-то привозится из-за моря. Мы не исключаем возможность рейдерского захвата, он всегда существовал, просто назывался по-разному. Поэтому, даже нищий бродяга знает, что здесь только собирают, разливают или упаковывают товары. Сами товары или большая их часть поступает из-за границы. На самом деле наоборот, только самая малая часть привозится с Мадагаскара, а остальное делается здесь.

Но как бы там не было, а оборот растёт семимильными шагами. Так же выросла и наценка. Это даже не наценка, когда цена в 10-100 раз выше себестоимости. Жаль, что это будет продолжаться не долго, появятся конкуренты. Пусть их товар будет хуже и не иметь раскрученного бренда, но цены упадут. Ну и пусть падают, мы что-нибудь новенькое придумаем. Ну, хотя бы памперсы, прокладки и тампоны для женщин. Новую одежду — трусы и носки на резинках. Главное что это будет ширпотреб. Никаких станков, технологий, образцов военного и транспортного производства. Пусть тратят деньги на бусы со стекляшками и зеркала. Купаются в фаянсовых ваннах, ходят в туалет на унитаз. Получите общество потребления назад из нашего будущего, в ваше прошлое. Кстати про попкорн и гамбургеры надо не забыть.

* * *

Целую неделю принимал наших агентов из разных стран. Первыми появились голландец Керк с компаньоном Григорием и француз Гастон с Демьяном. С разницей в два дня прибыли сначала испанец Вицент с Силантием, потом португалец Жуан с Иваном. С самого начала было решено, агенты работают парами один местный, другой русский. Пока система себя оправдывала. Когда все собрались, прочитал всем «вводную», показал, как это действует у Амадеуса и выдал товары с Мадагаскара. Товары были однотипными, потому что производства строились везде одинаковые. Кирпичный завод, сборочный цех часов и подзорных труб. А также фаянсовый цех и парфюмерная лаборатория. Рабочими, были русские рабы. Женщин и мужчин, покупали в Александрии и Каире. Всем была обещана свобода через три года и оплата труда с первого дня. Для рабочих было единственное неудобство — ограничение свободы передвижения. Все три года, запрещено покидать территорию производства.

Со мной прибыли 14 человек. Они должны наладить первичное обогащение руд и минералов, прямо на месторождениях. Когда-нибудь, конкуренты узнают обо всём, что делается на этих предприятиях. Так вот пусть их ждёт облом. Ни каких новых технологий и станков они там не обнаружат. Только добыча и обогащение руд, на уровне нынешних технологий. Да, нам придётся перевозить сотни тонн пустой породы, но секреты стоят дороже.

Испанцу Виценту с Силантием, выделил двух помощников. Кроме продажи аборигенам бытовых товаров, дал задание покупать медь и «испорченную» оловянную руду. Понятно, что брак надо скупать за копейки. Для складирования меди и олова купить склады в одном из удобных для этого портов. Потом, кораблями доставим купленную руду и металл, в Россию и Мадагаскар. Отделять вольфрам от олова будем дома, подальше от чужих глаз.

Француз Гастон, получил сразу четверых помощников. У него были куплены два участка земли, где требовалось добывать и обогащать цинковые и мышьяковые руды. Дальше по той же схеме — склады в порту, корабли в Россию и на Мадагаскар.

Португалец Жуан получил двух помощников. У него одна задача, извлекать из бериллиевой руды, хлорид бериллия. Задача трудная, хотя руда богатая, до 100 грамм на тонну породы. Хлорид бериллия переправлять сюда в Венецию. Бериллий это пружины из стали и бронзы. Всего 0,5 % добавки в сталь и мы получим самые лучшие пружины в мире. Бериллиевая бронза не искрится при ударе о камень или другой металл. Это необходимо при работе с взрывчатыми веществами.

Голландец Керк вместе с Григорием получил два задания:

Первое — уже сделано. Это покупка трёх судов и торговля. В порту города Штеттин, куплены склады. Там же находится и сама торговая фирма «Керк и Григорий». Совершён первый рейс в Америку. Привезли какао, каучук, платину. На Мадагаскаре каучуконосы есть, но потребность в резине растёт. Поэтому решили подкупать каучук и в Америке.

Второе — это купить рудники на Саксонско-Богемском кряже. Купферникель или в переводе ложная медь, вот что нас привлекало. Именно этот минерал, содержащий никель, надо было добывать и обогащать. Обогащенную руду, можно сплавлять по реке Шпрее, в порт города Штеттин. Сложность была в том, что рудники находились в Саксонии, а не в Голландии. Но думаю, деньги сделают своё дело. В помощь дал двух голландцев и четверых русских.

Для оплаты товаров и услуг выдал искусственные драгоценные камни. Предупредил, чтобы сбывали постепенно и в разных местах.

* * *

Скоро мой отъезд в Россию. Решил его отметить с пользой для дела. С самого нашего приезда, распространялись слухи, что ожидается груз с заморскими сладостями. Мы действительно ждали, но не прибытия груза, а открытия кондитерского цеха за городом. Рецептов сладостей у нас много, но главным козырем будут шоколадные конфеты. Шоколад уже известен в Европе, но это совершенно другой шоколад — горький и жидкий. Рецепт известного нам продукта ещё не изобрётён. Первыми будем мы. Будут Вам шоколадные трюфели, слива в шоколаде, и многое другое.

Праздник сладостей удался на славу. Не смотря на то, что дом Амадеуса первоначально рассчитывался на многочисленные приёмы, места не хватало. Накрывали столы прямо во дворе. Были удивительные напитки. Самой популярной стала шипучка. Ничего сложного, сода и концентрат лимонного сока с добавкой сахара и красителя.

У детворы Венеции тоже был праздник. На улицах, всем детям, бесплатно раздавались петушки на палочке. Лимонные, апельсиновые, малиновые — на любой вкус. Раздали 18 тысяч штук. Потратили на изготовление 400 килограмм сахара. Для гостей помимо всего прочего было предложено 36 разновидностей шоколадных конфет. Восторгам не было границ. Подождите, вот соберём в подвале дома 4 холодильника, на тысячу литров каждый, тогда удивим всех мороженным.

Торговых договоров заключили на полгода вперёд. Но праздник омрачился ночным нападением на наши мастерские — часовую и оптическую. Были погибшие и раненные. По описанию, наподдавшие делились на две группы. Сами нападавшие и люди, которые в нападении не участвовали, а сразу приступили к осмотру мастерских. Не те объекты выбрали. Все важные детали, используемые при сборке часов и подзорных труб, доставлялись с Мадагаскара, а хранились в подвалах, больше похожих на сейфы. Хотя наших посетителей интересовало в первую очередь новое оборудование, которого там как раз не было. Именно часы и подзорные трубы, только собирались в Венеции. А вот посети они шоколадную фабрику или фаянсовый цех, могли открыть для себя кое-что новенькое. Надо это учесть и изменить охрану именно этих объектов.

Выяснить у задержанных преступников ничего не удалось, все они были наняты для одноразовой акции. Главные зачинщики благополучно ушли во время разграбления производств. Большой материальный урон, можно проигнорировать, а вот 17 убитых и 8 тяжелораненых, этого прощать нельзя. Надо менять структуру охраны. А для начала, собрали оперативный отряд в количестве 48 человек из наших рабочих и ещё 50 человек набрали из моряков известной профессии. Объявили большую награду, за любые сведения о нападавших. Такой подлый ход, противник явно не ожидал, тем более награда действительно была щедрой. И потянулись, ночной порой, люди, к задней калитке дома Амадеуса. Кто-то видел, как знакомый продавал линзы, кто-то видел, как той ночью, сосед возвращался домой. Вот и работка моей охране. Тут я убедился, что Сергей с Арленом и Роном, учили своих подопечных, не только рукопашному бою. Временно подвал дома превратился в пыточную. И не все покидали его на своих ногах. Были и ошибки, в таком случае, я денег не жалел для выдачи компенсации. Противно это всё, но что поделаешь, жить-то хочется. Наконец, помимо морального удовлетворения и построения уголовного мира Венеции в подобающую позу, появились настоящие сведения

Как выяснилось, отступать от задуманного неизвестные, и не думали. Не получив необходимого, во время ночного нападения, они решили, захватить носителя информации. То есть меня. Уже сейчас можно было взять некоторых известных людей и зарыть, где-нибудь на опушке. При такой базе обвинений, судить их не получится. Местная власть и так смотрит на мир, сквозь мои бриллианты и рубины. Но так долго это продолжаться не может, либо денег не хватит, либо спалят всё наше хозяйство, да и самим пустят пулю в спину. Наконец, я решился и объявил об отъезде. 12 июля, после завтрака, мы тронулись в путь. Провожали меня с помпой, нагрузили три кареты разными вещами, в четвёртой ехал я. 4 кучера и 6 моих охранников на лошадях, вот что видели горожане, провожая нас взглядами. На самом деле в каждой карете ехало ещё по шесть человек. Вещёй там практически не было. Зато на оружие я расщедрился. На каждого было выдано по 2 мушкета и 2 пистолета. Целую неделю бывшие рабы, а теперь вольные люди учились стрелять в овраге возле кирпичного завода. Меткими стрелками они не стали, но попасть с пятидесяти шагов в ростовую мишень, могли. Свою карету я превратил в миниатюрную оружейную комнату. Имелось 2 мушкета, 8 пистолетов и ящик гранат. Каждый охранник имел мушкет, 2 пистолета и 2 гранаты. Правда всё это было сложено в карете и выдано после того, как город скрылся из виду.

До вечера ехали спокойно, если не считать наблюдателей, периодически мелькающих впереди. Время выезда из города было выбрано так, чтобы к позднему вечеру мы добрались до другого городка. Густых лесов в дороге не предвиделось, всё-таки это Европа, пусть и средневековая. На пути был только один лесной массив, подходящий вплотную к дороге. После него, через 3 километра, был город. Так, что или здесь, или сегодня ничего не произойдёт. Ещё раз осмотрел в бинокль приближающуюся опушку. Да, нас тут ждут. Подал сигнал не сильным свистом. Один охранник, надел на голову шлем с бармицей и поехал быстрее. Его задача, заставить людей сидящих в засаде, выйти на открытое место. Поэтому на него надели не только кольчугу, но и бронь. Ничего, не своими ногами нести, потерпит. Дай Бог ему удачи.

Всё произошло, как и предполагали. Аким не доехал до первых деревьев около 100 метров, что-то закричал, вытащил пистолет и выстрелил. Развернул коня и поскакал к нам. Вслед всаднику прозвучало несколько выстрелов из мушкетов. Одна пуля угодила в коня. Конь споткнулся и начал заваливаться на бок. Но ещё раньше, чтобы не разбиться при падении, и не быть придавленным конём, на землю с него, соскользнул воин. Он присоединится к нам позже, а сейчас, его задача спрятаться и не высовываться. Хотя, на всякий случай, у него есть два пистолета и две гранаты.

Моя карета остановилась. Кучер соскочил с козел и пристроился с фузеей за левой дверцей кареты. Вторая карета объехала нас справа и, поравнявшись, встала. Последние две кареты съехали на обочину слева и справа от нас и замерли развёрнутые боком к противнику. Охранники на лошадях, расположились по бокам и чуть впереди, этой импровизированной баррикады.

В это время от леса, выехав на дорогу, в нашу сторону поскакало около 30 всадников. Отставая, следом за ними, бежало столько же пеших разбойников. Получилось две раздельных группы — конная и пешая. Теперь мы могли встретить их по очереди. Из карет выскочили мушкетёры и, не ожидая команды, прицелившись, начали стрелять. Когда до карет осталось менее 50 метров в сторону нападающих полетели гранаты колотушки. Это охранники начали оприходовать свои запасы. Не знаю как всадникам, а вот лошадям противника, это явно не понравилось. Сразу следом летят ещё пять колотушек. Всадники попятились, но в это время их догнали пешие грабители. Новая порция гранат и уже дезорганизованная масса людей убегает туда, откуда только что прибежала. А вот теперь наше выступление. Кучера уже освободили от постромок 6 лошадей, и мы в составе 11 человек кинулись в погоню. Пешие нас не интересовали, впрочем, как и конные. Нас интересовали те, кто оставался на опушке, а теперь в первых рядах «возглавлял» отступление. За два дня до нашего выезда, в городке, куда мы сегодня направлялись, появились 15 русских и два итальянца. Задача простая. Каждый вечер выдвигаться на окраину города и слушать. Услышав выстрелы перекрыть дорогу к отступлению. Что мы сейчас и наблюдаем. Теперь между нами оказалось зажатыми 14 конников. Остальные бандиты ещё раньше рассеялись в лесу. Всадники заметались. Четверо попытались скрыться в лесу и упали поражённые пулями. Остальные сопротивления не оказали. Оставив десять человек присмотреть за раненными, мы отправились в обратный путь. Ночь была проведена с пользой. Въезжая рано утром в Венецию, мы уже знали имена главных зачинщиков. Отправили к ним гонцов с приглашением к обеду, в дом Амадеуса, а сами завалились спать. Надо было хотя бы поспать минут 300.

В обед за столом Амадеуса сидело 6 гостей. Должно было быть больше. Ну, им же хуже. Приглашённые, к еде не притронулись, ждали. Ну не будем задерживать товарищей. Я запил цыплёнка бокалом вина, вытер губы платочком и начал:

— Думаю, нет причин объяснять, по какой причине Вас пригласили. Не буду говорить, о том, что нормальные люди сначала пытаются договориться и только после этого пускают в ход кулаки или шпагу. Даже о всякой там компенсации говорить не буду. У меня мало времени. Поэтому скажу кратко. Понимаю, что привело Вас к таким действиям — это падение доходов.

— Не падение доходов, а разорение. Если мы будем дальше это терпеть, то разоримся.

— Правильно разоритесь. Потому что метод выбрали не правильный. Мы очень добросовестные партнёры и не гнушаемся подать руку пострадавшим. Пример Амадеуса, Фабио и тех гостей, что к нему недавно приезжали, тому пример. Но насколько мы добросовестны с друзьями, настолько же беспощадны с врагами. Вот представьте, что Вам удалось убрать меня, Амадеуса и сжечь наши заводы и цеха. Думаете, на этом всё бы кончилось? На этом всё только бы началось. Нанять приплывающих сюда матросов для нас раз плюнуть, в этом Вы убедились. Где будете прятаться? Честно скажу, после ночного разбойного нападения, так и хотел поступить. Но потом решил дать Вам шанс. Только один. Вы хотите заработать? А мы не против. Присоединяйтесь. Создадим общую фирму — 50 на 50. Половина дохода нам, половина Вам. Разговор идёт о тех производствах, которые Вас начали разорять. Среди Вас большинство связаны со стекольным и гончарным производством. Есть и механики. Вот и давайте организуем общее производства стекла и керамических изделий. По часам и подзорным трубам такого обещать не могу, потому что их производство находится на Мадагаскаре. Здесь только сборка. Ну, ещё корпуса делаем здесь, да наладка. Но можно договориться на других процентных условиях. Мы поставляем комплектующие, Вы собираете, продаём вместе. Ну, скажем так. Нам 80 % Вам 20.

— Это почему же нам только одна пятая часть?

О, хороший признак — начали торговаться. Уступать я не собираюсь, всё уже учтено.

— Мы не против. Давайте наоборот. Только сначала посчитайте, сколько труда нужно, чтобы сделать хорошую линзу или шестерёнку? А сколько, чтобы сделать для них футляр? Так что торговаться сейчас не будем. Я предложил, Вы думайте.

— А почему Вы сказали «сейчас»?

— Потому что на стёклах для окон или унитазах мы не собираемся останавливаться. Каждый год будет открываться, что-то новое. Только об этом новом, Вы будете узнавать заранее, тогда и будем договариваться. Короче думайте, что для Вас лучше, процветать вместе с нами или воевать до полной нищеты. Хотя до нищеты Вы дожить не успеете.

— А такие же производства в других городах и странах?

— А в других городах и странах есть свои гильдии мастеров. Но если Вы можете повлиять на доходность наших предприятий там, то это можно обсудить. Подробнее обсудите с Амадеусом. Инструкции он получил. А меня извините, должен Вас покинуть. Я и так задержался, по известным Вам причинам.

Уже через час я был в порту, через два, мы вышли в море. Да, я не собирался ехать через неспокойную Европу с ценным грузом. А груза у меня было столько, что не уместилось на двух кораблях. Вояж на каретах был просто уловкой, с целью выловить более крупную дичь. Думаю, что наших помощников, в том числе и Амадеуса, мучает вопрос — Зачем открывать часть наших секретов, конкурентам? Да мы бы их всё равно не сохраним. Игра на чужом поле к победе не приводит. Всё что произошло, было спланировано заранее. Венеция с её главным уклоном экономики на стекло и керамику, давала нам возможность без особой конкуренции, развивать здесь, другие производства. Оставалось только красиво вписаться в её основные виды деятельности. Просто так, в свой налаженный бизнес, никто не пустит. Надо было раскачать ситуацию. Раскачали. Тогда нам попытались указать, где наше место. Вот тут с нашей стороны произошла демонстрация мускулов. Мы действовали с таким размахом и такой бравадой, чтобы никто не усомнился в том, что если что — приедём и всех накажем. Если бы противостояние продолжилось, мы просто бы убрались из Венеции и Италии. Придерживать местные власти в нейтральном состоянии, очень накладно, да и невозможно длительный срок. А как основная база в Европе, Венеция нас устраивала больше всего. Почему? Да потому, что Италия уже сходит со сцены Европейских игр за господство на мировом рынке. Посадив венецианцев на нашу финансовую иглу, мы делаем их союзниками. Но наши вливания, только продлят агонии Венеции и Италии, но в тоже время затормозят основных игроков Европы. Хоть на немного, но Италия сдержит рост новых держав.

Теперь являясь нашими компаньонами по бизнесу, итальянцы сами будут проталкивать наши товары везде, где только можно. Главное — это будут товары ширпотреба.

«Ешь ананасы,

Рябчиков жуй.

День твой последний,

Приходит буржуй».

А выручка потечёт в Россию и на Мадагаскар. Будем строить заводы и дороги в России. Будем скупать землю, насколько это будет возможно. На основе сельских общин будем строить колхозы. По своему укладу сельская община мало отличается от колхоза. Дай Бог, может что-то путное и выйдет.

Глава 9

Каир. Александрия. Россия. Царицынский уезд. 25 мая — 5 июля 1690 года

Михаил. Адиль. Азиль.

В Суэце нас поджидал доверенный от Азиля, который сопроводил нас до Александрии. Бывший капитан корабля и правая рука Адиля вырос до полновесного управляющего морскими и сухопутными перевозками. Всего год назад под его руководством была команда из 40 человек и старенькая галера. Теперь он руководил деятельностью более тысячи человек, а 6 торговых судов плыли в указанном им направлении. Самое смешное, что знамёна на кораблях были наши. Так получилось, что в благодарность за птенцов птицы Рух, султан разрешил нам, в течение пяти лет, беспошлинно находиться во всех портах подчиненных Османской империи. Даже указание было разослано, что мы имеем право беспрепятственно плавать в его водах. Вот и плавают суда Адиля под управлением Азиля, но под флагами Беловодья. Сам бывший купец, теперь один из приближенных к телу султана. Запущенная нами шутка о великом зоопарке, неожиданно дала сильные всходы. Султан прямо-таки загорелся идеей собрать у себя редких животных. Ну, чем бы дитё ни тешилось, лишь бы не плакало. Теперь Адиль руководит постройкой заповедника и отловом редких животных. Идея у султана поистине царская — как по размаху, так и по финансовым затратам. Сулейман Хан II повелел на островах в Мраморном море расположенных в 20 километрах от Стамбула, заложить своеобразный зоопарк-заповедник. Четыре небольших острова общей площадью не более 20 кв. километра, предназначены для крупных животных и хищников. А в трёх километрах от островов, на берегу континента, огородили площадь в 40 кв. километров. Здесь в основном предполагалось высадить диковинные растения и содержать не опасных для человека редких животных.

У Адиля началась суматошная жизнь — отлов животных и сбор диковинных растений. Ну как ему обойтись без наших знаний? А мы завсегда, пожалуйста. Как там насчёт тысчонки, другой русских рабов? Будут? Ну и прекрасно, вот Вам списочек животных и растений в Африке, Индии и Китае. Только обращайте внимание, чем они питаются, а для растений не забывайте прихватить родной землицы. Из этих стран можно просто заказать, благо они или частично под Вашим протекторатом или рядом. Мало? Ладно, мы Вам сами привезём диковинки с Мадагаскара. Ещё хотите? До других земель надо плыть. Только использовать Ваши корабли я бы не советовал. Вряд ли у берегов Америки, османский флаг, оставит равнодушным даже обычного купца. Лучше наймите английские или испанские корабли. Так получится надёжней и дешевле.

Вот приблизительно в таком русле был наш разговор с Адилем, когда он приплывал за птенцами птицы Рух на Мадагаскар. Когда он из меня выбил списки редких животных и растений практически со всех континентов, его долг в рабах вырос до 3 тысяч. Впрочем, это его тогда не смутило, а я не очень ему поверил. Достаточно того, что многие из исчезнувших видов, за триста лет, получат второй шанс. Не последнюю роль играет и отвлечение самого Сулейман Хан II от военных игр. Пусть лучше животный и растительный мир спасает. Но Адиль не шутил, это я понял по прибытию в Александрию.

Азиль принял нас радушно, как встречают лучших друзей. А как ему нас встречать, если его взлёт по финансовой и служебной лестнице состоялся благодаря нашему союзу? За дружеским столом, если так можно сказать о сидении на ковре, бывший капитан сообщил мне о послании Адиля:

— Господин Адиль занят на строительстве объекта, который многоуважаемый Михаил назвал зоопарком. Но когда мы достигнем Стамбула, он обязательно встретит наш караван лично, чтобы выразить своё почтение своему другу. Он просил передать, что помнит о своём обещании и 3 тысячи рабов ждут нас у столицы.

— Азиль! Как Адиль смог выпросить у султана столько рабов? Люди обычно недооценивают информацию. Мне с трудом верится, что уважаемый Сулейман Хан II согласился отдать столько рабов за десяток исписанных листов бумаги.

— Великий Сулейман Хан II, дал 10 тысяч рабов, тысячу воинов, 6 кораблей и много денег Адилю, для выполнения его воли. Султана не интересует, что будет делать Адиль с рабами, его интересует, чтобы его воля была исполнена.

— Понял. Значит, эти 3 тысячи рабов из тех 10 тысяч.

— Да. Но ты можешь, не беспокоится. Они все русские и их хорошо кормили. Среди них нет больных и старых.

— Хорошо. Я понял. А как насчёт моей просьбы по скупке русских рабов здесь в Александрии и в Каире?

— Я всё сделал, как Вы просили. Ещё три месяца назад мои агенты начали скупать семейных русских рабов, да и просто русских рабов. Отбор делали люди, оставленные Вами в прошлом году. Но цены на русских рабов начали подниматься ещё тогда, после Вашей оптовой закупки русскоязычных, и подскочили ещё раз месяц назад. Тогда был массовый побег рабов в Каире, причём большинство из них русские.

При этих словах Азиль хитро посмотрел на меня и продолжил.

— Ты оставлял в Каире троих. Главный у них был Макар. Так вот, этот Макар, за неделю до побега рабов пропал. А перед этим приходил ко мне и попросил передать любому из Вас эту грамотку.

С этими словами Азиль протянул мне лист бумаги с цифрами. Я не стал церемониться и тут же попробовал расшифровать. Это был простой шифр, но попробуйте проделать это в уме. Несмотря на то, что там было всего несколько слов, на её прочтение ушло 5 минут. Суть записки проста — просил простить за самовольство, не вытерпел, подготовил побег и увёл рабов в пещеры, на берегу Суэцкого пролива. Продовольствие заготовил заранее на месяц, но если ночные рыбалки будут удачными, сможет продержаться и три месяца.

— А сколько рабов сбежало?

— Говорят по-разному, но я думаю, около 500 человек.

— Сколько рабов Вы успели купить?

— На данный момент 1260.

— Отправляй их в Суэц. Сопроводительное письмо я сегодня напишу. Вот тебе драгоценные камни. Возьми из них столько, сколько потратил, остальные обменяй на золото. Только не торопись, иначе собьешь на них цену. Времени у тебя много, как минимум три месяца. Десять процентов от обмена твои. Только не обманывай, мы не любим обмана, а платим мы щедро.

По расширившимся глазам бывшего капитана я понял, что в данный момент мысли об обмане у него нет. 10 % от той суммы, что он выручит при обмене, это не просто много, это очень много. Но и обменять такое количество искусственных камней будет нелегко.

На следующий день мы уже собирались в путь. Азиль выделил нам два корабля, так как людей со мной оказалось больше чем планировалось. Это из-за пиратов, согласившихся на службу у Петра I. Да и нас самих оказалось больше. В последний момент мы пересмотрели свои планы и увеличили количество отъезжающих русских специалистов на Родину до 200 человек. Медики, металлурги, кузнецы и химики, вообще специалисты почти всех направлений, которые у нас есть.

* * *

Дмитрий уже давно в пути в Венецию. Мы припозднились с отплытием, а наш купец Фабио давно дома. Откуда знаю? Да потому, что когда мы прибыли в Александрию, два наших корабля, что ушли вместе с купцом из Беловодья, уже стояли в гавани. Как потом оказалось их стало три. У южного побережья Африки, караван встретился с тремя голландскими кораблями. Вот, что им не проплыть мирно, мимо наших кораблей в свою Индию? Но они, увидев пять судов, нагруженных под завязку, плывущих со стороны Индийского океана, не удержались. Зачем куда-то плыть, если товар сам приплыл к ним в руки? Видно, что суда торговые, пушек мало. Зато у голландцев на каждом корабле по 40 пушек. Дальше всё пошло по старому сценарию. Они пальнули вдогонку, приказывая лечь в дрейф. Наши ответили зажигательными ракетами по парусам. Дали время потушить пожары и предложили сдаться. Договориться сразу не получилось. Но после того как один голландец пошёл на дно, а на двух других, шрапнелью и гранатами проредили команды, то там прониклись ситуацией и сдались. Всего спасли и взяли в плен 186 человек. На один корабль сгрузили весь голландский товар и посадили пленных. Для управления судном собрали команду из экипажей наших кораблей. Этот корабль отправили на Мадагаскар. Судно явно перегрузили, но до крепости на реке Оранжевая, день пути. Там корабль частично освободят от товаров. Второй корабль продолжил путь в составе каравана в Европу.

Немного позднее, уже в России, я узнал, что Аким, оставленный в Суэце за старшего, успешно справился с поставленной задачей. Загрузив 1260 выкупленных русских на корабли, он отыскал бежавших рабов из Каира, в 70 километрах от Суэца. Нашёл простым способом. Проплывая вдоль берега, через каждые 3 километра, производил холостой выстрел из пушки. Выстрел из орудия должен был привлечь внимание, а наш флаг указать, кому принадлежат суда. Таким образом, на палубы кораблей попало ещё 670 человек. Об удобствах с таким количеством пассажиров говорить не приходилось. Загруженность была если и не предельной, стоя или сидя никто не плыл, но и свободного места совершенно не было. Плаванье нельзя было назвать лёгким, но флаги Беловодья сделали своё дело. Попыток напасть никто не предпринимал.

Аким успел вернуться в Суэц, за неделю до нашего появления в этом порту.

* * *

Встреча с Адилем в Стамбуле, была бурной, но краткой. Мы спешили, он весь кипел на работе. По моим наброскам на бумаге он соорудил чудо-парк, что при таком финансировании и таком количестве рабочей силы не удивительно. Часть животных и растений, уже поступило и заняло предназначенные им места.

На вопрос как мне переправить на Дон, уже моих, 3 тысячи рабов, директор зоопарка пообещал дать свои 6 кораблей. Тогда я задал другой вопрос:

— Адиль, а куда ты денешь рабов по окончанию строительства?

— Строительство уже почти закончено. Оставлю 300–500 человек для обслуживания комплекса. Я правильно сказал?

— Да, такие большие объекты называются комплексами.

— Ну, вот, а остальные мне не нужны. Отдам обратно Султану. Так оно и предусматривалось.

— Среди твоих рабов русскоговорящих много?

— Ещё 2–3 тысячи будет, остальные негры, индийцы и другие народности.

— А не продашь ли ты мне их?

— Зачем? Это не выгодно не тебе, не мне. Мне лишние хлопоты, а ты получишь истощённых рабов.

— Тебе уважение от султана, что смог продать уже истощённых рабов по цене свежих. Мне экономия средств. Ведь ты мне их продашь по крымским ценам. Надеюсь, с перевозкой поможешь?

— Я бы тебе и в Кафе помог свежих купить, но если тебе так хочется, то пусть будет так.

— Вот и прекрасно. Ты не против, если я рассчитаюсь драгоценными камнями?

С этими словами я высыпал на стол большую кучу рубинов, сапфиров, изумрудов и других камней. Отдельно поставил маленький мешочек с бриллиантами.

Всё-таки купец остаётся купцом. Он внимательно просмотрел самые крупные образцы камней. Потом сказал.

— Я не большой знаток камней. Но если это настоящие камни, а раз я получил их от тебя, значит настоящие, то здесь будет значительно больше, чем требуется.

— За это не беспокойся. Султан ценит тебя, но как большинство монархов считает, что это уже само по себе плата. Так оно и есть, но до определённой степени. Считай, что я тебе доплачиваю за эти труды. Так я буду больше спокоен, что ты не залезешь в карман султану, а мне не придётся оплакивать друга.

Адиль громко рассмеялся, мы пожали друг другу руки и расстались. На следующий День наш караван из 11 судов отправился в Чёрное море.

* * *

Плавание по Чёрному морю до крепости Азов, не обошлось без приключений. Пребывая в Стамбуле, я видел, с какой ненавистью русские люди, встречали каждое судно, приплывающее из Чёрного моря. Их можно понять. Каждый второй корабль был с невольниками. В своё время они сами проделали такой маршрут. У меня появилась шальная идея, которой я не преминул поделиться с командирами двух наших кораблей, сопровождавших ранее суда купца Фабио. Филимон командир «Стрелы» и Кирилл командир «Бортника», дали слово сохранить тайну, дабы слухи не просочились к нашим османским «друзьям». Как сохраняются такие секреты, я понял уже при выходе в море. Достаточно было глянуть на лица матросов. Если день назад у них было мрачное выражение, то теперь они светились злорадным торжеством. Бывших французских пиратов распределили на «Стрелу» и «Бортника».

Первоначально предполагалось плыть вдоль берега. Так делают большинство купцов, но барометр показывал «ясно», а ветер дул на север. Приняли решение плыть прямо по ветру. Если ветер не сменит направление, то мы за два дня достигнем Крыма. Так я объяснил капитанам других судов, хотя причина была другая. Нам не хотелось лишних свидетелей. Договорились, в случае чего, всем собираться в порту Кафы.

На вторую ночь мы «потерялись», а если быть точными сменили курс на порт Гезлёв. Он расположен там, где в 20 веке будет город Евпатория. Там тоже большой рынок работорговли. По морю от него до Кафы 160 километров — сутки пути. В то время как все суда в ночь убрали большую часть парусов, мы наоборот поставили все паруса. Таким образом, мы хотели отыграть себе несколько часов форы. Фортуна нам подыграла, потому что под утро, ветер сменил направление. Это задержит оставшиеся суда, ещё на несколько часов, а может и суток.

В 30 километрах от порта Гезлев мы легли в дрейф, расположившись, в 3 километрах друг от друга. Подняли османские флаги. Долго ждать не пришлось ближе к обеду из-за мыса, появилось судно. Османы безбоязненно приблизились. Я чего им боятся? В Черном море пиратов нет. Здесь правит Османская империя. Обменялся сигналами с «Бортником» и стали ждать. Когда работорговец оказался между нами, мы подняли паруса и взяли его в клещи. Стрельбы не было. «Бортник» подошёл с левого борта, полетели кошки и через минуту на купца полезли абордажники. Что там происходит, я догадывался, но смотреть не хотелось. Чистоплюй! Твоя же идея, знал, так, что рожу воротишь? Так ругая себя по матери и батюшке, я сел в шлюпку. Несколько мощных гребков вёслами, протянутые руки и меня выдёргивают на палубу. Судно было не большим — водоизмещением 80-100 тонн. Но тем больше было моё удивление, когда мне доложили, что на борту более 500 рабов.

Куда их можно было уместить? Оказывается можно, если складывать как кильки в банку. Никого из команды работорговца я не увидел, но сейчас мне стало их совершенно не жалко. Только французская часть абордажной команды выглядела ошалевшей. Видно не ожидала такой жестокой расправы, над сдавшимся без единого выстрела противником. Увидел Николя и окликнул его:

— Николя! Сделай милость. Объясни своей команде, что их русские товарищи по оружию, менее года назад, были захвачены в рабство. У них убили родителей, жён, детей, а самих как скот гнали до этого полуострова. Кто падал от усталости, тем перерезали горло. Потом их продали так же, как этих рабов и переправили в Александрию. Возможно, что некоторых из них везли на этом судне. Так вот, пусть теперь представят себя на их месте и зададут себе вопрос — взяли бы они в плен кого-либо на этой лоханке?

Последовал перевод, который вызвал бурные выкрики. Я не выдержал и спросил у капитана бывших французских пиратов:

— Что они кричат?

— Они говорят, что надо было взять всех в плен, а потом устроить пытки. Они получили слишком лёгкую смерть.

— Ответь им, что мы не такие кровожадные. Но с работорговцами мы будем поступать жёстко.

Да, а сам пару дней назад, обнимал одного такого и даже называл другом. Ты хоть сам себя понимаешь борец за светлое будущее?

* * *

Освобождённых рабов кое-как распределили на наши корабли. Судно работорговца утопили. Это корыто могут легко опознать. Поставив все паруса, пошли к Кафе и почти не опоздали. В порт вошли через пару часов после каравана. По нынешним временам это не опоздание. Покупать или продавать нам было нечего, поэтому ранним утром покинули гавань. За сутки дошли до Таманского перешейка. Пролив широкий, более 15 километров и никаких песчаных многокилометровых кос не наблюдается. Отличие от 21 века явное. Это хорошо. Значит, когда потребуется, можно ночью, проскочить незаметно.

Через два дня достигли Азова. Несмотря на османские флаги, нас попытались осмотреть, на предмет взятки или на худой конец — пошлины. Даже бумага от самого султана слабо подействовала. Крымское ханство является сателлитом Османской империи. Прямого подчинения нет. Лезть на корабли они не стали, но пропускать без взятки не позволяла совесть «таможенника». Пришлось намекнуть прямым текстом:

— Уважаемый! У нас 11 кораблей. В сторону Азова смотрит почти две сотни пушек. Мы сейчас дадим пару залпов и от вашей крепости, только пыль останется. Как ты думаешь, кто будет за это отвечать? Я, исполняющий волю великого султана Сулейман Хан II или тот, кто мне мешал?

Всеми фибрами души понимаю этих «таможенников», но выхода у них нет. Хотя своему Хану обязательно пожалуются. Ну и пускай. Чем быстрей, тем лучше для дела. Хан, по таким пустякам, сорится с султаном, не будет. Моя задача, быстрей доплыть до переволоки. Освобождённые нами рабы находятся в отчаянном положении. Если их увидят с других кораблей, то может нехорошо получиться. Там почти все матросы подданные Османской империи. Вот и мучаются люди. Даже по ночам, на палубу, выпускаем их по очереди. Пару ночей удалось встать на ночевку вдали от всех, бывшие невольники смогли искупаться и размять кости. Достигли места переволоки на шестой день, после прохода Азова. Оборудование сгрузили на берег и выставили охрану. Отсюда, по речке Иловля оборудование доставят к будущему городу Камышин. Там его примет и разместит по складам Савва. По берегу речки Иловля пойдут все освобождённые рабы. Из них отобрали 300 человек, которые пойдут следом и будут делать грунтовую дорогу. Расширять, подравнивать, выкорчёвывать. Дорога есть, но она такая, что порой и телега не проедет. Вдобавок она петляет вместе с рекой. Если срезать углы, то можно укоротить путь на 30–40 километров. Существенная разница — пройти 150–160 километров или 120. Придут на неделю позже, но это не страшно. Всем необходимым их обеспечат.

Наконец корабли уплыли, за новой партией невольников. За мной прислали 50 лошадей, и я вместе с нужными мне людьми первым тронулся в путь. Остальные почти 4 тысячи человек пошли пешком. По дороге их будут кормить, всё приготовлено заранее, включая и тёплые вещи для ночёвок. Заодно наши писари закончат перепись людей.

Глава 10

Поволжье. 5– 10 июля 1690 года

Михаил. Пётр I.

До Нефтеволжска, так мы решили назвать нашу крепость, на лошадях, добрались за 2 дня. Пётр I оказывается, уже неделю был здесь. Объехав деревеньки и оглядев нефтепромысел, его Величество, взял с собой Никиту, что прибыл с верховий Волги, отбыл к Фёдору на рудник. Савва, обласканный царём, за радения для отечества, прямо-таки парил на крыльях счастья. Если я раньше в нём не сомневался, то теперь тем более. Он получил от самого царя, подтверждение, что старается во благо Родины. Отсюда вытекало, что мы ни какие-то пришлые, с дурью в голове, а самые, что не есть потребные Отечеству люди. Ну и финансовая сторона, тоже не последнее дело.

После баньки и позднего завтрака, затребовал отчёт от Саввы.

— Савва! Мы долго были в пути. От жизни отстали. Обскажи как у тебя дела.

— С чего начать князь Михаил? С деревенек, мануфактур или с нефтепромысла? Аль с кирпичного заводика начать?

— Давай с главного, с нефти. Потом про кирпичный и так далее.

— С нефтью всё как Вы сказывали. Только не сразу нашли, где она ближе к поверхности. Пять раз матушку землю железной иглой протыкали, пока нефть не пошла. Сначала как было велено, мы колодец рыли, глубиной 20–40 метров, пока подземные воды мешать не начинали. Потом ставили бурильную установку и пробуривали на глубину 150 метров. Если не получалось, переходили на новое место. Вот так и нашли. Как нашли, так на трубу вентиль поставили. А тут из Европы Ваш перегонный аппарат привезли. Можно нефть перегонять, в эти, как их там, а, фракции. Ну а коль керосин и бензин есть, то можно зажигалки и светильники делать. Потом с Макаром встретились и всё обсудили. Он сразу нашёл руду там, где Вы говорили. Опосля, занялся составлением карты, поисками нужной глины, камня для щебёнки и песков хороших. Всё на той карте отобразил. Вот мы с ним и стали рассуждать, где и чего строить. А как выбрали, так сразу за дороги принялись и строительство — этих, как там, фундаментов. Всё как в бумаге прописано делали. Крестьяне зимой, за оплату малую, камень добывали, да к дорогам на санях свозили. Дети да жёнки их, летом, в местных озёрах да прудах граблями тину извлекали. Как делать рубероид я помню по Мадагаскару. Так мы ещё в прошлом году 3 тысячи рулонов сделали, а в этом, в пять раз больше будет. Тысячу мы сразу Никите отослали, да столько же сами использовали. За остальной рубероид извиняйте. Крестьяне для своих нужд выпросили. Больно удобная штука в хозяйстве оказалась.

Так, вот. Глину и известь для цемента мы недалеко от нефтепромысла нашли. Так цементный завод под боком у перегонного куба и пристроили. Горючими газами, что при перегонке выделяются, это производство снабжаем взамен солярки. Очень удобно получается, так как трубы, в которой цемент делают, у нас нет. Из того цемента, щебёнки и железной арматуры фундаменты всех цехов сделали. Недалече кирпичный заводик построили и кирпич делаем. Как топливо солярку используем. Из того кирпича перво-наперво построили две крепостницы. Одну прямо над скважиной, другую на руднике. Это чтобы люди спрятаться могли, если нужда припечет. Начали строительство крепостей на слиянии речки Камышенки и Волги, а также речки Иловля с Доном. Но там только участки подготовили, да дороги подвели. Больше ничего не делали.

— Куда уходят тяжёлые фракции от перегонки нефти, я понял — складируется для асфальта и для пропитки рубероида. А с бензином и керосином, что делаете?

— Керосин деревенским задешево продаём. По нашим образцам, все деревенские себе светильники сделали. А бензин на рудник для плавильной печи уходит. Но Фёдор говорит, что для мартеновской печи мазут и солярка потребуются. Мы её построили и просушили, но ещё не запускали.

Тепереча о деревеньках. Как их купили, то сразу старост собрали. Объяснили им, что да как. Поначалу не поверили, меж собой посмеивались. Да только мы за работы исправно платили. Когда пришла зима, опять собрали старост. Вместе сели и посчитали, сколько они заработали. После этого случая, что не попросишь, делают сразу. Весной все семена, переданные Вами, посадили и ухаживают за ними, как за своим дитятей. Всё интересуются, что из них вырастет. Я им картинки показываю, да сказываю, что и для чего. Головами вертят, не верят, но за урожай деньги обещаны хорошие, вот и стараются. Особо картошке удивлялись. Но тогда из Европы 20 возов картошки прибыло. Вот мы с Макаром деревенских этой картошкой и угощали — жаренной, варённой, с капустой и сальцем. Теперь мужики сами ждут, когда она у них вырастет.

— Небось, под картошечку с сальцем и самогоночки хряпнули?

Савва потупил глаза.

— Не без этого. Зато когда я им сказал, что из очисток картофеля можно гнать самогон, они окончательно решили, что картошку надо сажать. Да что на них серчать за это. Крестьянский труд тяжёлый. Только зимой получается, немного расслабиться. А с ранней весны и до заморозков крестьяне пашут от зари до зари. Некогда, да и не на что.

— Да ладно, это я пошутил. Говори дальше.

— А что дальше? Скотину, что из земель заморских пригнали, крестьяне оценили. Коровы дойные, кони справные, не то, что степные. Правда, со степными лошадями, мороки меньше. За курами и свиньями очередь выстроилась. Но, слава Богу, это животина хорошо размножается. К следующему году всем дадим.

— Это как дадим? Бесплатно, что ли?

— Упаси Боже. Я Вашу присказку про рыбу и удочку помню. Просто цены мы назвали минимальные, даём в долг и без процентов. Так же поступили и с сельхозинвентарём.

— А сельхозинвентарь откуда? Мы ведь дали немного, только чтобы показать могли, а крестьяне оценить.

— А Макар небольшую плавильню поставил. Ему даже Фёдор помогал, сделал нефтяные горелки для плавильных печей. Огнеупорные глины здесь есть, железо своё — как не делать? Вот зимой набрал в помощники местных кузнецов, да их подручных и расстарался. По образцам и делали. Правда они у него хуже, чем с Мадагаскара, но лучше чем те, которые продают в Царицыне и Саратове.

— Что сказать? Молодцы. Я тут Вам немного товара привёз, но главное, это оборудование, для заводов. А для крестьян даю Вам 6 сенокосилок и механика к ним. Луга здесь ровные. Если не сломаете механизмы и будете лошадей исправно менять, то они Вам на все деревни сена накосят. Ещё привёз 50 ткацких станков. С ними осторожнее, отдали все, что у нас есть. Вещь дорогая. Зато один станок, двадцать человек заменит. Двое механиков будут обслуживать, и чинить станки. Очень талантливые ребята. Береги их, зря не утруждай. Они со временем, здесь цех точной механики откроют. Там и сеялки и прялки и ткацкие станки будут делать.

— Так значит, под эти станки я заказы на лён размещал в соседних деревнях? А зачем нам так много полотна? Торговать будем?

— Будем, но позже. А сейчас людей одеть надо. Ожидай, что временно у тебя с Макаром будет проживать до 8 тысяч человек. Так, что покажешь Силантию помещение, которое построил под ткацкий цех, он там будет главный. Сейчас прибудет первая партия бывших рабов, мы из них рабочих и работниц отберём для Ваших производств.

— Князь! Извини, что перебиваю. А что мне с прибывшими делать?

— А вон видишь двух шалопаев, что девчонку охмуряют? Вот они у нас главные переписчики. Грамоте обучены, счёту. Память у них дай Бог каждому. Так вот, они знают куда, кого и сколько отправить. Спрашивай у них. Могу сказать сразу, что до поздней осени у тебя будет не менее 5 тысяч рабочих рук. Делай с ними что хочешь — строй дороги и крепости, задействуй на производствах, отсылай в помощь крестьянам. Думаешь, я тебе зря в письмах велел увеличить посевы в три раза?

— Да мы с таким количеством людей все в один сезон построим. Да и крестьяне вздохнут с облегчением. Посеять-то они посеяли, как я велел. Пришлось даже нанимать людей. А вот видеть, как погибает урожай, который не успеваешь убрать, для крестьянина тяжело.

— Всё не построишь, но большую часть надо. Кстати, а как насчёт шерсти?

— Так все склады завалены. Степняки, когда узнали, что я шерсть скупаю, так с тех пор, только лодки успеваю гонять на тот берег Волги за шерстью. Какую только не везут — верблюжью, овечью, козью. Видно голодно у них в этот год. Меняют на хлеб, а не на деньги. Пришлось ещё хлеб скупать выше по Дону.

— Ну, вот хорошо, продолжай скупать. Будем валять валенки, делать сукно, одеяла, свитеры, носки. Главный мастер это Анисим. Вон тот серьёзный мужик с пудовыми кулаками. Покажешь ему цех, куда свозить оборудование.

— А сапоги и галоши привезли?

— Резиновые? Привезли. И много чего другого из резины. А через месяц, другой, сюда прибудет Дмитрий, привезёт много каучука. Сами будете делать. А что? Сапоги понравились?

— Не то слово. У нас из-за галош и резиновых сапог чуть не драка. Степняки за галоши лошадь дают. Крестьяне, которым достались галоши и сапоги как передовикам труда, со слезами продавали. И самому надо и деньги уж больно большие.

— Наших людей надо обуть, но раз такое дело, то придётся продавать. Негоже если наших крестьян, степняки из-за галош, по полям отлавливать будут. Объяви степнякам, что по осени будет распродажа резиновых изделий. Скажи, что цены будут в два раза ниже. Кстати, а кто у нас степняки?

— Вверх по Волге Башкиры, но в основном Ногайцы.

— Хулиганят?

— Чего?

— Балуются? Набеги устраивают?

— Не без этого. Но в этом году им не до этого. У них там кто-то умер, теперь они власть делят.

— Это очень хорошо. За год мы так отстроимся, что чёрта лысого им перепадёт.

— Так они обычно крепости стороной обходят. Грабят и угоняют в рабство крестьян.

— Ничего. Мы на следующий год кое-что придумаем. А что у нас по каналу Волга-Дон?

— Так людей нет. А так все отмеряли. Четыре километра между речкой Иловлей и Камышенкой надо прорыть. Ещё речки углубить да четыре шлюза поставить, как у Вас на плане было нарисовано.

— Но люди теперь есть. Только с каналом спешить не будем. Строим по остаточному принципу. Главное постройте два шлюза с плотинами. Те, которые ближе к руднику и к твоей скважине.

— Так по проекту мой шлюз как раз у моей крепостницы. Всего километр будет.

— А Вы ещё покумекайте. Посмотрите. Если можно без ущерба для канала передвинуть поближе шлюзы, то сдвигайте. Не держитесь за бумагу как за окончательное решение. Смотрите, как уровень воды поднимется, где затопит. Короче, думайте. Мы Вам два генератора привезли. 4 специалиста будут их обслуживать. За вами дамба.

— А зачем нам генераторы?

— Фёдору он необходим. Ему с железом работать. Тебе тоже потребуется. Хотя бы для обороны.

— Это как для обороны.

— А вот пустишь железный провод вокруг своей крепости или шлюза, а по нему ток. Кто дотронется, того или убьет или так ударит, что небо с овчинку покажется. Но главное, они боятся, начнут. Люди всегда неизвестного боятся. Только никому не говори, до поры до времени.

— Так, своих поубивает.

— А ты ток только тогда подключишь, когда враг полезет.

— Тогда украдут провод.

— Мдяя, запущенный случай. Значит думай. Давай закруглятся, я на дороге людей вижу. Никак царь-батюшка сюда скачет, со своею свитой.

* * *

Царь был похож и не похож на тот образ, который сложился у меня в голове после школьной программы, прочитанных книг и просмотренных фильмов. Высок он для своего возраста. Во мне метр восемьдесят, а Пётр I выше. Как-то непривычно, когда на тебя смотрят сверху вниз. Впрочем, царь знал об этой особенности и старался без надобности не подходить близко. Но когда надо нажать на собеседника, то приближался в упор, да ещё на носочках приподнимался, заставляя Вас задирать голову. Довольно нервный, импульсивный человек. На данном этапе это можно списать на его молодость, когда играют гормоны. А также на окружающую обстановку нервозности, постоянно ощущаемой возле трона и на избалованность. Так оно и есть, но по истории он и в более зрелом возрасте не отличался степенностью, а это напрягает. Многие короли так и не выходят из детского возраста, продолжая играть своими подданными как оловянными солдатиками. Ну как бы там не было, а работать надо с тем, что есть.

Бурное знакомство во дворе, где я не преминул поклониться царю, переместилось за стол. Тяжело вздохнув, я поднял кубок. Отказаться нельзя, его величество внимательно следит за моей рукой. Произнёс здравницу его величеству и отпил из кубка. Наверное, у меня было глупое выражение лица. В кубке был виноградный сок. А смех у Петра I приятный. Не мягкий, даже грубоватый, но жизнерадостный, открытый смех.

— Мишель! Мне Савва все уши прожужжал, что Вы не курите и не пьёте. Захотелось проверить, а поднимешь ли ты бокал вина за меня. Видел, видел, как тебе не хотелось пить, но ты выпил. Проявил уважение к моей персоне. Впредь дозволяю Беловодцам вина при мне не употреблять и табак не курить.

— Благодарю Ваше Величество. Только Савва не совсем прав. Табак мы действительно не курим, но вино иногда позволяем себе употребить. Редко. Естественно Савва этого просто не видел. За Вашу благосклонность к нам я хочу поднять настоящий бокал вина. За знакомство с царём России. Не каждый день такое случается.

Петр I опять весело засмеялся и подал знак. Мне принесли новый бокал, наполненный до краёв. Ну, вот сказал на свою голову. Тут не меньше бутылки будет. Слава Богу, полусухое, виноградное вино.

Через час царь разогнал всех из трапезной, мы остались одни. Любопытен сей парень до чёртиков и память у него хорошая. Такой, может запросто поймать на неточностях. Благо легенда у нас уже вызубрена до автоматизма и обкатана на многих. В том числе и коронованных особах. Лично для меня в этом вечернем разговоре ничего интересного не было. Следил, чтобы не сбиться с рассказа и не начать учить Петра I. Такого, пожалуй, воспитаешь. Это не Риво. Он сам из тебя всё высосет, а потом сделает по-своему. Решил не торопить события и пустить всё на самотёк. Главная программа запущена ещё год назад. Пусть вместо Европы приедет к нам на Мадагаскар, а там мы из него сделаем человека. Точнее, поменяем приоритеты. Пусть Европа с Англией подавятся своей «культурностью» и своим снобизмом. Вон даже с арабами не смогли справиться. Если бы не Иван Грозный в 1572 году, уже всей кучей плавали рабами на галерах. И зачем мы их всё время вытаскиваем из дерьма? Они потом на нас же и плюют.

В этот раз так не будет, главное не переборщить, Османская империя уже начинает скатываться с пика своего могущества, но ещё сильна. Если её серьёзно разозлить, за 2–3 года, может стереть всю Европу с лица Земли.

* * *

Одновременно к вратам Рая попали священник и лихой извозчик. Их встречает апостол Пётр. Он сразу пропускает лихого извозчика в Рай, а священника придерживает:

— подожди, с тобой ещё надо разобраться.

— Как разобраться? Вон извозчик пьяница, а лошадей так гоняет, что не раз переворачивал экипаж, а его сразу пропустили. А я всю жизнь Богу посвятил, и со мной надо разбираться?

— Да, надо разобраться. Ты когда проповеди читал, у тебя люди дремали. А когда он людей возил, то те всю дорогу молились и крестились.

Комнату сотряс такой хохот, что в дверь заглянул гвардеец, оглядел комнату, убедился, что всё в порядке и снова пропал за дверью. Наконец отсмеявшись, Пётр I сел на лавку у окна.

— И к чему ты мне это рассказал князь Михаил? Ты же хотел, что-то этим сказать?

— Разумеется ваше величество. Мы с Вами обсуждаем, какие великие деяния Вы можете совершить во славу Вас и Отечества. Что такое можно сделать, чтобы Россия стала великим государством, а Ваше имя веками упоминалось потомками добрым словом.

Царь ненадолго задумался, голова его слегка наклонилась. Потом, поднял голову и посмотрел на меня.

— Так для того полки потешные иноземному строю учим.

Есть что-то общее между Риво и Петром I. Только Андриаманетиариво встретился нам в более молодом возрасте и у него есть такой дядя как Уантици. Пётр I старше и Уантици у него нет. Зато есть целая свора иноземцев, которая его уже пить и курить научила. Хорошо, что он согласился посетить Мадагаскар. Дело осталось за разрешением от матери, которого мы ждём. Надеюсь, она с облегчением отпустит своего сына «развлечься», чтобы дуростью с шутейными войсками не страдал. Сейчас главное не перегнуть палку. Хотя язык так и чешется сказать всё, что думаю. Терпи голова, шапку куплю.

— На благо, только цена велика.

— Это мне решать, велика цена или нет.

— Совершенно верно ваше величество, остаётся только найти такой путь решения, чтобы Вас запомнили как великого полководца и политика, а не как правителя, который любой ценой добивается своей прихоти.

— Это ты, что называешь прихотью?

— Сделать страну могучей это цель достойная любого монарха, а добиться сиюминутной победы, невзирая на последствия это прихоть.

— Я собираю со всей Европы офицеров. Одеваю, вооружаю и обучаю войска по последним достижениям европейской воинской науки. После этого ты смеешь мне говорить, что я не пекусь о благе Отечества?

— Вы радеете, только это кое-кому не нравится. Вот Вас потихоньку и направляют по ложному пути.

— И кому же это не нравится? Кто мною управлять пытается?

— Ну, не нравится всем, кому Вы собираетесь наступить на ноги. А Вы собираетесь отдавить ноги, почти всей Европе. Будет ли она честно Вам помогать? Скорее всего, Европа постарается, чтобы Вы застряли под Азовом на долгие годы. Что кстати у неё прекрасно получается.

Пётр стал нервно крутить трубку. Взял мундштук в рот, потом вынул и положил трубку на стол. По условиям проигранного им пари, три дня, царь не должен курить. Сегодня второй день. Пари было простое — я поставил свою подзорную трубу против царской трубки, что с помощью китайской бумаги без всяких ниток и верёвок подниму свечку в небо. Сделал вечером китайский фонарик и теперь три дня царь не должен курить. Ничего, завтра мы ещё чего-нибудь придумаем.

— Мишель! Вы хотели мне, что-то показать.

Так царь сменил тему. Это хорошо. И так слишком сильно на него надавил.

— Да Ваше Величество.

— Я же просил. Когда мы на одни, обращайся ко мне, как Вы обращаетесь между собой. Если королю Мадагаскара не зазорно такое обращение, то мне тоже. Тем более что так действительно удобнее.

— Хорошо Петя.

Пётр I ухмыльнулся и погрозил пальцем. Он мою подковырку раскусил. Я смущённо улыбнулся и развёл руками — всем своим видом говоря, что виноват, исправлюсь.

— Всё, больше не буду. Есть у меня один сюрприз. Точнее это не сюрприз, а показательный опыт. С самого Мадагаскара с нами плыли два молодых козла. Оба из одного помёта, только одного научили курить трубку. Теперь он без трубки жить не может, начинает блеять и беситься, но главное не в этом.

Мы вышли во двор, где к столбу были привязаны два козла. Один был явно меньше и худее другого. Вдобавок он нервничал и блеял.

— Ну и в чём тут фокус?

— Они оба из одного помёта — близнецы. Кормили и ухаживали за ними одинаково, только с одной разницей. Один из них курящий.

— Как я понял, это тот, что меньше. Но я-то больше тебя, а курю.

— Так мы с Вами и не близнецы. Вдобавок разница не только в этом. Если им дать спокойно дожить до старости, то тот, что не курит, проживёт дольше курящего в полтора раза.

— Кто это проверял?

— Наши учёные, проверяли не однократно. Но есть ещё минусы у курения.

Пока мы говорили, двое молодых людей начали водить козлов по кругу. Движение ускорялось и наконец, курящий козёл упал. К нему подвели второго козла. Бока козла равномерно поднимались и опускались. Конечно, я слукавил. Второй козел, до этого больше бегал и прыгал.

Пётр I подошёл к обоим козлам. Оглянулся и внимательно посмотрел на меня:

— Я не козёл, чтобы бегать и прыгать.

— Так иногда и царю надо резвость показать! Например, с любимой женщиной. Царь должен быть царем везде! Подумайте сами, стоит ли всего, что Вы теряете, нескольких затяжек вонючего дыма.

Царь при моих словах вспомнил о трубке и с сожалением её пососал. Да слово он держать умеет, терпит. Ну, что ж прибегнем к последнему доводу. Он не акселерат-переросток из 21 века. Нервы у него крепкие. Я махнул рукой парням, они в несколько взмахов больших ножей, умертвили животных, вытащили из козлов лёгкие и положили перед нами. Одни были розовые другие коричневые. Царь чертыхнулся, сплюнул, бросил трубку на землю и ушёл в трапезную. Один ноль в нашу пользу. Жалко козлов, но их смерть не была напрасной. Так кажется, говорят политики? Правда, козлам от этого не легче. Так. Что-то я увлёкся, а за Петром сейчас пригляд нужен. Напьётся с расстройства и закурит, тогда пиши пропало. Его надо удержать от подобного поступка до утра, а там и сам справится. Я заспешил в трапезную. Пусть выпьет пару бокалов и баиньки.

Глава 11

5 июня — 22 октября 1690 года

Дмитрий. Сергей. Михаил. Пётр I. Андриамандисоариво.

Дмитрий.

В Камышин я прибыл только 10 августа. Размах строительства меня впечатлил. Начиная от Дона до самой Волги, что-то копали, что-то строили. Дорога, по которой мы ехали на тарантасе, была забита телегами. С одной ночёвкой в пути, добрался до Камышина. Похоже, опоздал, царь вместе с Михаилом уплыл к Никите, где строятся корабли. Это от Камышина на 150 километров выше по Волге. Не доплывая 15 километров до Саратова.

Одновременно с ними ушло по воде, на ладьях и судах, почти 3 тысячи человек с оборудованием и товарами. Сначала они доберутся до реки Камы, потом по ней до города Соликамска. Там их поджидает Аким, который отведёт караван на Урал. Интересно, где они столько судов набрали? Или это Никита уже успел построить? Скорее всего и то и другое.

Ну, что ж, мне так даже сподручней. Никто не мешает, есть время развернуться. Вместе с моим главным помощником Игнатом, осмотрели помещения, выделенные под химическую промышленность, дали ценные указания. Со мной прибыло 200 специалистов во всех областях, которые мы смогли развить на Мадагаскаре, до промышленного уровня. В их числе 68 лекарей и 64 работника химической и горной промышленности.

65 специалистов отправили догонять уплывших на Урал. Как только прибудут корабли с Мадагаскара с Сергеем и Дисо, будет сформирован караван на Москву. Туда тоже поплывут профессионалы, но многие из другой области. Москву, со временем, тоже «чистить» придётся.

Остальные специалисты останутся здесь. Химики, электрики, машиностроители, металлурги. Все взрывчатые вещества и других чудеса химии будут производиться в Камышине. Почему? Расположение удобное, нефть под боком, а начальство подальше. В смысле чиновники и шпионы, что зачастую одно и то же.

Уже через неделю, как только прибыли наш груз, заработали лаборатории и учебные классы. Производство медленно, но уверенно начало выдавать первую продукцию — от азотной кислоты, до резиновых сапог. Каучука привезли много, более 200 тонн, а селитры мало. Всего 3 тонны — на зубок. Но почти 1,5 тысячи тонн индийской селитры плывёт в трюмах кораблей Сергея. А также 300 тонн пороха, 400 каучука и тысяча тонн разных минералов и металлов.

Первыми запустили цеха по производству цемента и керамзита. На всё ушла одна неделя. Ничего удивительного — помещения были готовы заранее, оборудование проверенное, рабочие обученные. Цемент здесь начали делать раньше, но кустарным способом. Малое количество цемента тормозило постройку серьёзных строений, а без керамзита трудно строить дешёвые тёплые помещения.

Только занялся металлургией и нефтепереработкой, как вернулись Михаил с Петром I. Пришлось переключиться на другую задачу. Посмотрим, как мои помощники, без меня, запустят нефтяной бульбулятор и мартеновскую печь.

* * *

Сергей.

Ну, вот мы и плывём в Россию. У нас 18 судов и 12 кораблей. Караван что надо. Перед плаванием у всех судов тщательно почистили днища. Восемь кораблей имеют медную обшивку ниже ватерлинии, остальным судам днища обработали какой— то ядовитой гадостью. Я не химик, это Димыча надо спрашивать чего он там намешал, обозвав эту гадость оловянной сурьмой. Практически всем тихоходным судам нарастили паруса, что мало чем помогло. Но как бы там не было, а Оранжевой реки на побережье Африки мы достигли за 25 дней. Очень даже не плохо. Привезли 370 новых поселенцев. Выгрузили почти 2 тысячи тонн цемента и ещё много разного груза. Наиболее медлительные 4 судна и два корабля отправились обратно на Мадагаскар. Наши капитаны облегчённо вздохнули. Сюда мы плыли с перегрузом, а теперь всё пришло в норму. Остался только наш груз, вода и продовольствие. Более быстроходные и облегчённые суда рванули к Европе как автомобиль, у которого убрали ногу с педали тормоза. Средняя скорость была 180–200 километров в сутки. Бывало, покрывали и 350 километров за 24 часа, но были штили или шторма. Да ещё забыл сказать, что с нами плыли жёны. Моя Светлана и жена Дмитрия Вера. Нам с Димкой предстояло пробыть в России не менее года. Женщин так долго ждать не хотели. Выстоять под напором двух женщин я не смог.

Во всех плаваниях, у всех нас четверых, была обязанность — переносить знания с электронных носителей на бумагу. Со временем надоедает до жути, но спасает от женской болтовни. Как женщины могут так много говорить? Для них язык это не средство передачи информации. Теперь я это точно знаю. Но, даже не смотря на это, после разгрузки на реке Оранжевой, я только усилием воли мог заставить себя марать бумагу. Тем более писать приходилось карандашами. Шариковые ручки, давно перестали быть письменной принадлежностью, исчерпав пасту. Сейчас они лежат в лаборатории наших молодых гениев и ждут своего спасителя. Того, кто сможет повторить изобретение 20 века.

В плавании я с Дисо скучали. Это не смотря на ежедневную писанину и занятий с морской пехотой, которых почти 1000 человек. Пока они пехота. Но те, кто вернётся, может стать моряком. Двойная специальность, повышенное жалование. Они учатся у опытных мореплавателей, а не только у меня с Роном — стрелять и бить морды.

Формально у нас два флота, но все понимают, что Дисо только учится. Даже когда поплывёт обратно, будет учеником у моего заместителя Рона. Когда плыть и куда плыть, князь будет решать сам, а как это осуществить решит англичанин. Обучение продлится год, а может и больше. Никто не мешает им на обратном пути хулиганить, что они и сделают. Разорят 3–4 порта возле реки Оранжевой, убирая у нас конкурентов, пощупают встречные корабли. Но это без нас. Сейчас мы плывём под двумя почти одинаковыми флагами. У нас Андреевский, только с красными полосами, у сакалава с зелёными. Риво, недолго думая, принял правильное решение — у друзей должны быть и знамёна похожие.

Благодаря картам течений и ветров мы ощутимо выигрывали у обычных мореплавателей, а хорошая подготовка кораблей перед плаванием, сказывалась на быстроходности судов.

За всё время плавания от реки Оранжевой до Канарских островов, только два раза заходили в порты пополнить припасы. Все встречные суда и корабли благоразумно сворачивали в сторону, едва завидев наши паруса. Что не удивительно, учитывая их количество. 25 августа достигли Берегов Испании. В два раза быстрее, чем Васко да Гама и в полтора раза быстрее нашего купца Фабио. Ну, Васко да Гама шел не по кратчайшему пути, а Фабио шёл на загруженных торговых судах.

Матросы Мадагаскара почувствовали, что им прохладно. Это в конце августа у берегов Испании! Что с ними будет на Дону в ноябре-декабре?

У порта Кадис нас встретила шхуна, на которой был наш агент испанец Винсент. Он сообщил, что в Венеции, на складах нас дожидается большой запас руд и металлов.

Это крюк в 2 тысячи километров, да ещё там, три-четыре дня на погрузку. Нас это не устраивало. Решили поступить так. Остановились в порту Гибралтара, пока пополняли запасы провизии и воды, перегрузили груз с четырёх судов на остальные корабли. Им идти в Венецию, а после доставки руды на Дон, так и останутся в России. В дальнейший путь отправилось 10 грузовых судов и 10 кораблей.

15 сентября, когда из Эгейского моря мы входили в Мраморное, произошёл первый сеанс связи с Михаилом. Это на расстоянии 1300 километров! Всё-таки не зря он разобрал бесперебойный блок питания от игрового компьютера. Ему были нужны мощные транзисторы для антенного усилителя, а там их было 12 штук. Теперь наши переносные радиостанции с антенными усилителями и направленными антеннами, спокойно били на 600–800 километров. А теперь выяснилось, что даже больше.

Новости были разные. Хорошие, это то, что Пётр I хочет посетить Мадагаскар и получил на это «добро» от матушки. Так же царь выделил 120 своих деревень для аграрного эксперимента. Это больше 2 тысяч дворов. Были получены подтверждающие грамоты на покупку ряда земель в Поволжье и на Урале. Это были хорошие новости. Плохой новостью, было то, что царь решил сам участвовать в штурме Азова. Это нас совсем не устраивало. Во-первых, сразу можно отбросить использование наших ракетных установок и ряда новинок. Если его Величество их увидит, то будет кричать как маленький ребёнок — Дай! Хочу!

Попробуй не дай царю! Во-вторых, мы планировали всё проделать в самые лютые морозы. Нашим главным оружием должен был стать холод. Но если дождаться настоящих холодов, то корабли с Дона не выведешь. Придётся начинать раньше. Этими мыслями я поделился с Михаилом. Он согласился. 18 сентября достигли Стамбула. Адиль встретил нас с радостью. Его радость увеличилась ещё больше, когда мы передали ему семена и саженцы растений Мадагаскара и Сокотры. За неделю до нас прибыл Азиль. Он отвёз последнюю партию рабов на Дон и теперь отдыхал. Пришлось прервать его заслуженный отдых, нам нужен был проводник. Без доверенного лица от самого султана, нам без скандала, Азов не миновать. Там и так еле сдержались, при проходе последнего каравана. Мы, конечно, могли с лёгкостью сжечь этот Азов, но тогда можно забыть про все вкусняшки данные нам султаном Сулейман Хан II. Азов надо брать руками Петра I.

20 сентября тронулись в путь, а 24 числа возле Кафы, к нам присоединились ещё три судна, которые «отстали» от прошлого каравана. Чем они занимались в Чёрном море, я сразу понял, попав на борт одного из этих кораблей. На палубе было негде ступить. Везде русские невольники. Перераспределили людей по нашим судам, заодно и пересчитали. Всего было 1450 человек. 530 мужчин, остальные женщины и дети. 27 сентября миновали Азов и 2 октября бросили якоря возле строящейся крепости Иловля. Путешествие закончилось. Целую неделю, разгружали суда и корабли, после чего они отправились в Стамбул, на зимнюю стоянку. Только двум судам, было приказано в ноябре вернуться и встать на якорь, напротив правого рукава Дона.

* * *

Царь склонился над картой, лоб его наморщился:

— Лефорт, говорил, что без флота Азов не взять. Подкрепление и продовольствие с моря поступает в крепость.

Да, трудно рушить догмы. Вот только приобрёл друга в лице Лефорта, а его обвиняют в пособничестве супостату.

— Где море, А где крепость! От крепости до моря больше 10 километров по реке. Дон в этих местах шириной 300–500 метров. Поставь пару батарей, прикрой их пехотой и не одно судно не прошмыгнёт!

— Хорошо. С флотом я понял. То, что из степи помощь в такое время года не придёт, тоже понял. А как брать будем? У турок в крепости гарнизон не менее 7 тысяч человек. А у нас два моих потешных полка, общей численностью в 1500 человек, да у Вас столько же.

Тут не выдержал Дмитрий:

— Петр Алексеевич! У нас другие войска и обучены они по-другому. Нельзя их по количеству солдат сравнивать с другими войсками. Сейчас и ваши потешные полки переучиваем. Конечно, многому обучить не успеем, но хотя бы основы они освоят. А брать мы их будем холодом. Возьмём в осаду, сожжем все, что горит в крепости, а холода вынудят противника либо сдаться, либо умереть.

— Всё не сожжете.

— Всё не сожжем, но очень много. Недаром наши люди, обосновались в крепости. Они нам сведения поставляют и во время обстрела «помогут» сгореть складам с топливом. А людей мы больше соберём.

Тут и я добавил свои три копейки:

— Надо на свою сторону калмыков привлечь. Пусть их даже будет немного. И не забыть отблагодарить.

Петр I развернулся ко мне:

— А калмыки нам зачем? Мы не Крым идём брать!

— Так Ваше Величество, для Крыма и стараемся. Пусть вкус победы почувствуют, тогда в следующем году больше людей приведут. А от степной конницы, лучшая защита другая степная конница. Я бы и ногайцев с башкирами позвал, но они сейчас с калмыками в ссоре.

Сегодня 4 октября. Это не первая наша поседелка. На дворе шел противный дождь. Идти не куда не хотелось, вот и точили лясы. Разговор как обычно зашёл в теоретический тупик, который надо было решать практически. То есть просто взять Азов. Так и собирались сделать, ждали нормальных холодов и прибытия Сергея. Дождались. В дверь с грохотом валились Сергей с Дисо. Хорошо, что я охрану предупредил ещё неделю назад, заранее. Могли ведь пристрелить.

— Здоровеньки буллы братцы!

Сергей хотел продолжить в том же духе, но тут заметил Петра I, который был от него сбоку. Развернулся к царю и поклонившись, сказал:

— Извините нас Ваше Величество! Дождь залил глаза, да и впредь я Вас ни разу не видел, сразу не опознал.

Дисо, который уже неплохо говорил по-русски, поняв с кем, имеет дело, тоже слегка поклонился. Точнее обозначил поклон. Всё-таки он тоже королевской крови и отдавать полный поклон ему не пристало. Пётр I это заметил, внимательно глянул на Андриамандисоариво, а потом перевёл взгляд на меня, вопросительно подняв бровь. Я поспешил с объяснениями.

— Ваше величество! Разрешите Вам представить наших долгожданных гостей. Это князь Сергей, который отправился в плавание вокруг Африки командующим объединённой эскадры из 26 кораблей.

Сергей ещё раз поклонился, даже шаркнул слегка ножкой, пародируя европейскую манеру. Дальше ёрничать ему не удалось. Двухметровая детина именуемая царём, в радостном порыве обхватила Сергея за плечи и обняла.

— Ух, чертяка! Рассказали мне тут про тебя. Как турок бил, да Голландцев с Англичанами!

Учитывая, что Сергей был человеком не очень высокого роста, то выглядело это так, как будто папаша, обнимает своего сына. Пётр I был не равнодушен к флоту. А тут перед ним командующий 26 настоящих морских кораблей. Эмоционален наш пострел. По истории таким и останется до самой смерти. Чтобы он не задушил Сергея окончательно, я перевёл стрелки на Дисо.

— Ваше величество! Разрешите Вам представить младшего брата правителя Мадагаскара — Андриамандисоариво. Он является главнокомандующим всего флота Мадагаскара.

Дисо ещё раз вежливо поклонился и на довольно чистом русском языке сказал:

— Я рад приветствовать правителя северной страны, которая называется Россия. Наши соседи из княжества Беловодье, много рассказывали нам о вашей стране и о Вас. Теперь я могу лично видеть Ваше Величество и передать поздравления и пожелания моего брата.

С этими словами он протянул Петру I два больших конверта. Царь конверты взял, но дальше его заклинило. Он не мог сообразить как себя вести с этим недорослем. Это мы, на Мадагаскаре не обращали внимания, что у населения рост колеблется в пределах 150–160 сантиметров. Просто потому, что там все такие. Но вот теперь, когда рядом стояли Дисо и Пётр разница очень даже чувствовалась. Надо было спасать положение. Я подошёл к Андриамандисоариво и обнял его.

— Ну, ты молодец, что решил посетить Россию.

— А я не один приплыл. Со мною полк морских пехотинцев.

Пётр понял мой намёк. Такая манера поведения его больше устраивала, чем дворцовый этикет, который он всю жизнь не любил, а поначалу и побаивался показаться смешным. Он шагнул вперёд и протянул руку для пожатия. Дисо этот жест уже был хорошо знаком и устраивал больше чем обнимашки. Его Величество и Его Высочество обменялись рукопожатием. Здесь инициативу на себя взял Дмитрий. Куй железо пока оно горячо. Надо было закрепить такое положение вещей. До сих пор, царь ни кого из нас не обнимал и не жал руки.

— Господа! прощу всех к столу! Там мы продолжим встречу. Гости отведают наших блюд, а мы их заморских сладостей.

* * *

На следующий день выпал первый снег, который растаял к обеду, Пётр I, вместе с Дисо, отправился на Дон смотреть корабли. Суда уже выгрузили, но груз так и остался на складах крепости Иловля. Дорога до Камышина была асфальтирована только на 1\5 часть, дальше была грязь. Речки Камышанка и Иловля были перекопаны и заставлены всякими строениями. Придётся ждать морозов и снега. Раз уж так выпало, решили использовать эскадру для спуска войск по Дону до крепости Азов. Тем более что войска давно обосновались вокруг крепости Иловля. Не месить же грязь до Азова, когда можно с комфортом доплыть.

В эти дни, к царю, приплыл гонец от царицы. Отправили его в крепость Иловля. Вместе с ним прибыли В.Д.Корчмин и Г.Г.Скорняков-Писарев, из специального Ракетного заведения. Пристроили их в один из пустующих цехов, дали людей и нашего специалиста по ракетам. Пусть сделают, сколько успеют, ракет своего образца.

Наконец 7 числа, прибыл гонец от калмыцкого хана Аюке. Этот титул с печатью, в этом 1690 году, ему пожаловал сам Далай-лама. Хан прислал в помощь русскому царю 500 калмыцких конников. По-простому говоря, отмазался. Вроде не отказал, но учитывая, что у него не менее 20 тысяч воинов, то это просто дань вежливости. Нам же лучше. Чем меньше калмыков будет участвовать в этом походе, тем больше трофеев достанется каждому их воину.

Начиная с 12 октября наши войска стали спускаться по Дону, до Крепости Азов. Не доплыв до крепости 30 километров, войска стали сгружаться. Дальше движение будет по земле. Корабли не должны быть замешаны в этом деле. Их путь лежал в Стамбул.

К 22 октября, крепость Азов была взята в кольцо.

Глава 12

Крепость Азов. 22 октября — 2 ноября 1690 года

Дмитрий. Сергей. Михаил. Пётр I. Андриамандисоариво.

В ночь на 22 октября спецназ Мадагаскара, без шума, взял каланчи — две каменные башни по обоим берегам Дона, выше Азова, с протянутыми между ними железными цепями, которые преграждали речным судам выход в море. Захват строений вокруг цитадели прошёл не так успешно. Преображенцы порядочно нашумели и турки в крепости проснулись, но было поздно. Азов был полностью блокирован от внешнего мира. На сторожевых каланчах, что вверх по течению, была установлена лёгкая артиллерия и оставлен отряд численностью в 200 солдат. Чуть ниже по течению, в спешно возведённых редутах, было установлено четыре батареи, под охранной воинов Андриамандисоариво. Дороги на Астрахань и Тамань были перекрыты Преображенским и Семёновским полками, усиленных артиллерией. На противоположном берегу Дона, напротив цитадели установили 20 пушек. В охранении было две сводных роты, собранных из бывших невольников. Роты были усилены 30 спецназовцами под командованием Рона. Калмыки несли дежурство, в патрулях, прочёсывая окрестности.

Остальные 2,5 тысячи солдат являлись резервом, но первые дни занимались обустройством лагеря. Основные строения были построены с использованием рубероида. Ставилась палатка из парусины, вокруг неё собирался каркас из жердей и тонких стволов деревьев. Парусина крепилась изнутри скобами к дереву, а снаружи между жердями укладывался камыш. Потом, внахлест, сверху, все укрывалось рубероидом и крепилось железными скрепками. Дом для взвода готов. Осталось установить «буржуйку», собрать нары и стол из дерева, да утеплить вход. Конечно, это не дом, а барак. Но барак тёплый, в котором можно жить и при -30 градусах на улице. Немного по-другому были собраны бани. Предбанник был собран, как и бараки, только полы деревянные, а баня являлась обычным срубом. Такая баня пропускала за сутки до 300 человек, а построили их три. Пять столовых, один госпиталь, штаб и не посчитанное количество туалетов. Склады делали просто из жердин и рубероида.

В первый же день турки сделали несколько попыток прорваться. На реке уже стоял тонкий лёд. Пройти по нему не возможно, плыть на лодке было чистым издевательством. Наши артиллеристы даже стрелять не стали. Проломав или проплыв, кому как удобнее назвать этот метод передвижения, около 40 метров льда за полчаса, лодки вернулись назад. Была попытка прорваться конницей по дороге на Тамань, но её с лёгкостью отбили 6 «сороками» и 20 пушками. Семёновский полк даже фузей не успел разрядить, когда остатки конницы, развернулись и бросились назад в ворота. На земле осталось убитыми и раненными более 300 человек. У крепостей свои недостатки, в частности, ограниченное количество выходов, откуда можно ожидать массовой атаки. Достаточно установить пушки и прочие орудия убийства напротив ворот, чтобы противник не смог покинуть своей же западни. Что мы и проделали, установив напротив обоих выходов по 6 «сорок» и 20 пушек. Как последний аргумент, на случай массового исхода, у каждых ворот были установлены замаскированные под сараи по две установки залпового огня.

* * *

После безуспешных попыток турок пробиться сквозь окружение, наступило затишье. До конца дня было ещё далеко. Строительство бараков, только набирало обороты. Царь с Алексеем Семёновичем Шейном и Андриамандисоариво совершали смотр войск. Шейн откуда? Мы попросили царя его вызвать. Человек, чьё влияние на Петра I при тех штурмах Азова, нам не ясно.

Отослали парламентёров в цитадель. Пока наша троица осталась без чужих ушей, решили ещё раз обсудить обстановку, теперь, когда всё увидели своими глазами.

Начал Дмитрий.

— Вот это называется крепостью? Имея в первую компанию 40 тысячную армию и не суметь взять это строение? Это надо было постараться!

Сергей

— Так и во вторую компанию не взяли бы, имея 70 тысяч сухопутных войск и зачем-то построенный в спешке флот. Именно при осаде крепости Азова, флот не нужен. Транспорт я понимаю, а кораблям здесь делать нечего. Их здесь жечь стрелами и топить из пушек хорошо, практически в упор. Даже если плыть по центру Дона, то да берегов 100–150 метров. А посмотри, что делает Лефорт, а ему подыгрывает Меньшиков! Этот масонский выкормыш со своим любовником убеждает Петра I, что срочно нужен флот. И царь затягивает туже пояса у своего народа, строя в спешке флот одноразово пользования. Не добротный флот, а флот на раз. В общей сложности на строительстве флота было задействовано более 50 тысяч человек. Какие растраты в пустую! А их за это ещё и наградили.

Я понять Сергея могу, он уже вжился в роль «спасителя» России и такое место имения русского царя на глазах всей Европы его бесит. Самое главное, что тот, кого облапошили, даже не понял этого — награды раздавал за это.

— Серёга! Успокойся. Аккуратнее с выражениями, особенно, насчёт половой направленности. Сейчас толерантность не в почёте. За такие намёки тебя Меньшиков с Лефортом съедят, а Гордон поможет. Ты им выхода не оставишь. Либо они тебя, либо церковный суд их на костёр или на кол.

— Ну, это не секрет, в литературе есть свидетельства и не только от русских, но и зарубежных источников. Да и догадаться не сложно. Бегает симпатичный мальчик с пирожками по улице. Его зовут к Лефорту. Через час он выходит без пирожков, но уже слугой Лефорта. Не проходит и десяти лет и этот мальчик, который до своей смерти так и не научился читать уже фаворит царя.

— Серёга! От темы отклоняемся!

— А? Понял. В общем, в данном случае, флот был не нужен. Учитывая сколько ресурсов страны, было угроблено, на постройку «сырого» флота — это чистой воды вредительство.

А строительство? Это, каким «гением» надо быть? Или засланцем, что вернее. Убедили царя, что надо построить вал выше крепостного и перекидывать землю, пока вал не передвинется до крепостного вала, засыпав ров. 15 тысяч человек, день и ночь занимались мартышкиным трудом.

— Ха! Сергей да это байки! Не может такого быть! Что ты хочешь сказать, что там все были идиоты?

— Там были шпионы типа Гордона и Лефорта или идиоты, остальных к царю не подпускали. А царь просто ребёнок. Капризный, не доученный, самовлюблённый подросток. Для него война это, когда «через терни к звёздам». Насчёт баек. К сожалению нет. Этот факт отражён не только в наших архивах, но и в западных. Они не могли пропустить такой факт, для преподавания своим военным. Каждый год, на протяжении 300 лет, в западных учебных заведениях, новые учащиеся, сползают на пол от смеха. Да и остатки этого вала существуют до сих пор.

— Ну и как? Наши докидали вал?

— Да казакам надоело, они взяли и в одиночку без помощи войск царя, захватили вражеский вал. Турки попытались отбить, не получилось. После этого они и сдались.

А Гондон, прошу извинения, Гордон вместе с Лефортом и Меньшиковым в это время втюхивали очередную идею царю, чего ещё перекопать, чтобы достойно проиграть.

— Вообще-то по истории эти личности являются героями России.

— Историю пишут победители. Но, даже отбросив, то, что я сказал, смотрите своими глазами. Здесь нужен флот?

— Нет.

— У крепости нет единой крепостной стены?

— Да.

— В таких условиях даже прямая атака в лоб 70 тысячами против 7 тысяч, при минимальном количестве огнестрельного оружия, была обречена на успех. Количество мушкетов у турок было меньше 200 штук, орудий меньше 40, да и смотрели они в разные стороны. Это как надо постараться, чтобы не выиграть!

Ту вмешался я:

— Ребята, мы так до приезда царя ничего не решим. Давайте по делу. Генералиссимус выкладывайте свой план.

— Коротко так. Турки сейчас отклонят ультиматум, это и ежу понятно. Вечером мы устроим фейерверк. Участвуют все. Пушки, мортиры, миномёты и ракетные установки Петра I. Наши ракеты мы задействуем по минимуму, так чтобы царь не понял. Короче всё стреляет и шумит. Ядрами не стреляем, только гранаты и зажигательные заряды. Под этот шум, наши люди в крепости подпалят запасы топлива, которые не достать ракетами и из мортир. Есть у них пару складов дров, сложенных в подземных хранилищах. Ночью наблюдаем красивый костёр, постреливая шрапнелью. Это чтобы шибко ретивые не пытались тушить. Утром ожидаем атаку противника, отбиваем. После чего можно считать, что наступят будничные дни. Через недельку турки поймут, что без дров им зиму не пережить. Пошлют послов для выяснения наших намерений. К этому времени из нашего лагеря мы сделаем самую настоящую Потёмкинскую деревеньку. Вот её как бы невзначай и продемонстрируем. Пусть видят, что мы в тепле и сытости. Уходить не собираемся — зачем нам Таити? Думаю, что в первый заход ничего не произойдёт, а во второй раз прибудут более серьёзные люди. Вот тогда я думаю всё и решится.

Ну, это общий набросок. Могут и турки в помощь придти, хотя вряд ли. Могут татары или ногайцы появиться. Но в такое время их будет мало, на один зуб калмыкам. Когда лёд окрепнет, может возникнуть серьёзная ситуация, всё— таки турок в крепости больше чем нас. Возможно, часть прорвётся. Можно даже дать им уйти. Не зачем из наших людей, делать героев, любой ценой. На два дня пешего пути калмыки всё подчистили. Они же и устроят на прорвавшихся османов охоту. А вот те, кто останется в крепости, сдадутся.

— Это что же Вы без нас компанию решаете?

В дверях стоял Пётр I. Когда он вошёл я заметил, но шум поднимать не стал, потому что он появился вовремя. Как раз тогда, когда Сергей сказал — «Коротко так».

— Ваше величество. Да такие обсуждения мы с Вами каждый день ведём.

— Такие, да не такие. Ну-ка, пусть мне принесут горячего какао и тазик с горячей водой для ног. Резиновые сапоги хороши, но я под лёд, по пояс провалился. Давай рассказывай сначала и подробнее.

Сергей вздохнул и начал доклад царю.

* * *

Азов горел всю ночь. Хотя последние дни была отвратительная погода, то снег шёл, то дождь. Но 2 тонны греческого огня сделали своё дело. Наши ракетчики, сначала обстреляли крыши зданий шрапнелью, которая частично поколола черепицу, потом ударили зажигательными зарядами. Остальное время стрельба велась вперемешку всеми видами ракет. Мортиры произвели впечатление не только на противника, но и на нас. Взрывы бомб, снаряженные пироксилином, было не только слышно, их разрывы ощущались всем телом. В первый раз, в боевых условиях, были испытаны наши миномёты. Миномёты это чисто условное название. Круглая граната, с приклеенным бумажным стаканом пороха. Расчёт два человека. Один поджигает фитиль, второй вставляет заряд в ствол, стаканом вниз. Фитиль рассчитан на 5 секунд горения, после чего воспламеняется выталкивающий заряд и фитиль бомбы. Опытная пара успевает произвести до десяти выстрелов в минуту. Норматив восемь выстрелов. Дальность такого бомбомёта не более 600 метров. Но результативность по сравнению с мушкетным огнём, на порядок выше. Есть ещё гибрид ракеты с миной. Он тоже сейчас проходит испытания. Ракета запускается с миномётного ствола, можно из пушки. Особенность состоит в том, что ракете придаётся первоначальный импульс с помощью отдельного заряда. Основной разгонный заряд начинает работу, когда ракета успевает отлететь на 20–30 метров. Ракеты разработаны в первую очередь для флота. Пуски обычных ракет всегда связаны с подготовительными работами. Верхняя палуба на кораблях покрывается парусиной и обливается водой. Нижние паруса подворачиваются. Чтобы избежать таких манипуляций были разработаны эти ракеты.

Как бы там не было, но Азов выгорел начисто. Мы ждали. Не могли турки такое спустить просто так. Но до 11 часов всё было тихо. Комендант крепости, или кто там у них организовывал акт возмездия, был не дурак. Он не стал выводить солдат через ворота напротив нас. Османы как саранча, вывалили на берег Дона через ворота, ведущие к причалу. У нас там, на противоположном берегу была артиллерия. Но стрельба ядрами и бомбами, на таком расстоянии большого результата не принесла. Когда количество пехоты превысило 3 тысячи человек, они обогнули крепость справа и ринулись в атаку. Артиллерия, установленная в окопах напротив ворот, с такой позиции, не могла открыть огонь по противнику. Пока орудия вытащили и развернули, противник был уже в 300 метрах. И хотя по грязи не разбежишься, орудия успели дать только один залп. Пропели свою песню «сороки» и тоже смолкли. Из импровизированных сараев отработали две 12 ствольных установки реактивного огня, выпустив по противнику 24 ракеты со шрапнелью. Почти треть турок полегла в грязи, обливаясь кровью, но наступление не прекратилось. В это время, открылись главные ворота, выпуская вражескую конницу. Сдержать более 2 тысяч пехоты и 300 всадников, 700 человек Преображенского полка вряд ли бы смогли. Прозвучало два ружейных залпа. Это выстрелили картечью по очереди 100 фузей из двух передних рядов гренадёр. Ещё с полторы сотни турок упало, и противники сошлись в рукопашной. На помощь гренадёрам, из леса, уже бежал засадный полк, но османы, как по команде, прекратили атаку и начали отступать к воротам. Наконец проснулись минометы, и планомерное отступление превратилось в бегство. Сейчас бы на плечах противника ворваться в крепость, но некому. Замысел турок стал понятен и он удался. Почти весь отряд конницы прорвался и уходил вдоль берега, в сторону Тамани. Теперь одна надежда на калмыков, но они разбросаны по окрестностям небольшими отрядами. Гриф секретности с этой операции можно снимать.

* * *

Три дня стояла тишина. Мы «благородно» предложили османам собрать своих убитых и раненых. Но предварительно освободили их от оружия и некоторых вещей. Заодно взяли в плен 48 легкораненых турок. По предварительным подсчётам, турки потеряли 1200 человек убитыми и тяжелоранеными в этой схватке. Триста конников ушли в прорыв, а более трёхсот, было убито и ранено в первый день. Итого в крепости осталось около 4–5 тысяч воинов. Наши потери составили 270 убитыми 210 тяжелоранеными. Практически все они из Преображенского полка. Царь сам был на волоске от смерти. В тот момент он находился у пушек. Если бы коннице противника вздумалось проскакать по батарее, боюсь, что царём стал бы Иван.

26 октября, надламывая тонкий ледок, из моря, приплыли 4 судна, которые заходили в Венецию за рудой и металлами. Что-то они припозднились. Турки их пропустили, не сделав не одного выстрела, а мы загрузили на них тяжелораненых и отправили дальше вверх по Дону до крепости Иловля.

Прошло ещё три дня. Турецкая цитадель молчала. Мы тоже не предпринимали никаких активных действий. Потом два дня падал снег. Температура упала до -7 градусов днём и -12-15 ночью. Калмыки захотели домой. Не тут-то было. Пришлось напомнить, что великий Хан Аюке приказал им быть с нами до окончания компании. А то, что им уже некуда складывать награбленное, не повод отъезжать домой. Можно собрать обоз, мы выделим сани, а они охрану. Рабов, как договаривались, мы всех выкупим. Берём стариков и младенцев, если они в комплекте с родственниками. Как бонус предложил калмыкам специально для них построенные жилища. Не забыли и конюшни для лошадей. Такой довод сразил их наповал. Эти бараки, в которых человек из 21 века даже не сядет, калмыков обрадовали. А что ещё надо в холода? Тепло от печки, светло от светильников. Хочешь есть? Сходи в столовую. Учитывая степной образ жизни наших помощников, сразу предупредил их о необходимости пользования туалетами. Калмыцкие дозоры продолжили патрулировать пространство вокруг Азова. А мы стали думать. Куда девать почти 700 невольников, самых разных национальностей? В лагере они были не нужны, а отправлять их на Урал планировалось весной. Проблема решилась, когда прибыл обоз из Камышина. Триста саней с продовольствием и горючим. Это крестьяне расстарались, не бесплатно конечно. Наши печки приспособлены работать не только на дровах, но и на бензине. В Камышин обоз ушёл с невольниками.

2 ноября прибыли парламентёры из крепости. Их немного придержали перед редутами, чтобы в лагере приготовились к спектаклю, который готовили всё это время. Наконец, всё готово и в лагерь, с дальнего конца, въезжают три парламентёра в сопровождении нашей стражи. Их медленно проводят через весь лагерь, в котором кипит жизнь. Что же видят османы? Бравые солдаты стоят в очереди в баню, держа в руках, полотенца, мыло и веники. Из двери бани вырывается облако пара, из которого с дикими криками вылетают голые мужики. Повалявшись в снегу, они забегают обратно в баню. В конюшню заводят лошадей, в медсанбат на носилках заносят раненого. В общем, жизнь кипит. Наконец их доводят до штаба, где передают на руки караулу. Мы сидим за столом, в одних рубахах и пьём кофе. Что поделаешь, поддерживаем имидж. А так, в холода чай лучше. Приглашаем хмурых парламентёров к столу. Они вежливо отказываются, хотя заметно, что ещё горячие пирожки с печи, притягивают их взгляд. Общие слова, общие претензии. Всё прошло, как предполагалось. Мы предложили сдаться, они отказались. Ну, было бы предложено, мы не спешим. На вежливую просьбу пропустить их людей в лес за дровами, получили твёрдый отказ. Ребятки! У нас главный воин Дед Мороз, а не пушки. Намекнули им, что они только всех поморозят, а помощи они зимой не дождутся. Так и разошлись.

Глава 13

Крепость Азов. 5 ноября 1690 года— 24 февраля 1691 года

Дмитрий. Сергей. Михаил. Пётр I. Андриамандисоариво.

5 ноября разведка доложила о парусах, виднеющихся в дали. Всё-таки османы решились. Не по суши, так по морю. Что в принципе по-своему правильно. Тихо и без шума, сняли реактивные установки с позиций и разместили на санях. Такие сани привязали к другим саням, которые тянула пара лошадей. Всего получилось 12 упряжек, по двое саней. Спокойно покинули территорию лагеря. Как только крепость скрылась из виду за деревьями, подхлестнули лошадей. Через двадцать минут обогнали полк Камышан на марше, а через час были на опушке леса, где в низине прятались калмыки.

Я насчитал восемь кораблей и двенадцать транспортных судов, когда царь нетерпеливо вырвал у меня бинокль. Он ему явно приглянулся. Я поблагодарил Бога, что не взял с собой свой 50-кратный бинокль. Этот был изготовлен на Мадагаскаре. На продажу мы изготавливали подзорные трубы, а бинокли только для своих военных.

Пётр I уже пересчитал суда по второму кругу и теперь нетерпеливо посматривал на Сергея, чей военный опыт признавал и теперь ждал его предложений. Сергей весело взглянул на венценосца и произнёс:

— Ваше величество желало поохотиться на крупную дичь?

Глаза юного царя алчно блеснули! Сейчас ему дадут игрушку. Хочу! Хочу! Зато Алексей Семёнович Шейн встревожено задёргался. Он прекрасно представлял опасность такого мероприятия и чем это грозит лично ему, случись с царём что-либо. Сергей заметил реакцию Шейна и продолжил:

— Восемь расчетов займутся кораблями. Ими командовать буду я. Остаётся четыре установки на 12 судов. Это работа для Вас Ваше величество и для Михаила.

Шейн облегчённо вздохнул. На транспортных судах пушек почти нет. А от пехоты, прикроет охрана. Первыми на лёд выскочили калмыцкие всадники. За их спинами пристроились наши спаренные сани. Некоторые суда уже причалили к кромке льда и начали выгрузку. Турки нас заметили, но было поздно. Не доехав до места высадки сотню метров, воины хана Аюке, стали кружить, выпуская стрелу за стрелой в османский десант. Упали первые убитые и раненые. На льду заметались люди, стремясь найти укрытие от стрел. Мы остановились дальше, от места высадки десанта и в этой суматохе на нас, никто не обращал внимания. Сначала затрещали ружейные выстрелы, но их перекрыл гром орудийных залпов. Между всадниками встали столбы из ледяной крошки и воды. На лёд начали падать кони и люди. Калмыки дрогнули. Развернув коней, они помчались к берегу. Свою часть работы они выполнили. Заставив разрядить пушки и ружья на себя, они дали нам время для развёртывания и прицеливания. Возницы первых упряжи, уже отвязали вторые сани и развернувшись, отъехали назад. Нами использовались ракеты собранные в Камышине, Московскими ракетчиками. Наводка по горизонтали осуществлялась поворотом саней, а угол наклона подбивкой клина.

Пётр I в азарте потерял свою шапку, но не обратил на это внимание. Он уже навёл установку и теперь поджигал шнур запала. Как царь не суетился, но первыми огонь открыли не мы. Слева, одна за другой практически параллельно льду, к кораблям устремились ракеты. Наконец у государя получилось, первые шесть дымных шлейфа упёрлись в борт ближайшего транспорта. Пётр I закричал и замахал кулаками над головой. Потом быстро, в одиночку, развернул сани, прицелился и снова поджёг шнур, второго ряда ракет. Второй залп был менее удачным, так как транспорт находился на сотню метров дальше. Попало только четыре ракеты. Зато одна угодила в паруса и над кораблём начал расти огненный цветок. К нам уже бежали турки, которые успели высадиться на лёд. Об этом криком предупредил возница. Мы заскочили на сани, щёлкнул кнут, и кони рванули к берегу. Навстречу нам скакали калмыки. Оправившись от первого шока, они стремились прикрыть остальные ракетные установки от османского десанта. Когда мы выехали на берег, прозвучал ещё один залп ракет, который слился с ответной стрельбой вражеских орудий. Первый этап был закончен. Наши ракетчики стали удирать на санях, прикрываемые калмыцкими батырами. В этом бою погибло 12 человек из расчётов и 38 калмыков. Было потеряно четыре установки залпового огня.

В результате этой атаки удалось сжечь 4 судна и 3 корабля. Ещё 6, были сильно повреждены. Вряд ли их будут восстанавливать. Но не это главное. Высадка продолжилась. Теперь мы ждали подвоза новых ракет со шрапнельными и осколочными головками. Надо было ещё раз попытаться сорвать десант.

После обеда высадка закончилась. Османское войско численностью около 3 тысяч человек, двинулось по дороге на Азов. Засаду устроили в километре от берега. Здесь дорога делала поворот, а лес с левой стороны подходил вплотную. Справа был обширный луг, что создавало иллюзию безопасности. Было решено пожертвовать установками ради максимального накрытия колонны шрапнелью. Системы расположили вдоль дороги через 100 метров, замаскировав ветками и присыпав снегом. Хвост колонны ещё был на льду, когда голова колонны вползла на выбранный для засады участок. Пропустив часть колонны, Пётр I лично запустил в небо сигнальную ракету. И тут началось. Над колонной на протяжении километра разорвалось 96 шрапнельных снарядов, каждый из которых нёс по 700 7 граммовых картечин. Убитых было мало, но ранения получили многие. В это время из леса, в атаку, на голову колонны, ринулся полк Камышан. А калмыцкая конница разрезала нитку колонны пополам, добивая из луков раненых и не давая колонне соединиться. Через 5 минут бой затих. Головы колонны уже не существовало, а центр пытался отбиться от кружащих всадников с луками. Как только Камышане отступили в лес, унося убитых и раненных, калмыки вышли из боя и ускакали по дороге к Азову.

На следующее утро разведка донесла, что берег чист. Противник погрузился на корабли и уплыл, даже не похоронив убитых. Этот бой обошёлся нам в 134 жизни и 63 человека были ранены.

* * *

На следующий день после сражения у моря, прибыли парламентёры из крепости. Повторив ритуал прогулки по лагерю, посланцы цитадели оказались в штабе. Их явно распирало любопытство. Шум вчерашнего боя на море, в лагере слышали, значит, слышали и в крепости. Этим надо было воспользоваться, что мы не преминули сделать. Я пригласил гостей сопроводить меня в прогулке к морю. Прогулка на санях заняла 2 часа и оставила неизгладимое впечатление в душе турок. По моему приказу трупы османов подтащили ближе к дороге. Трупов оказалось не так уж много, что не ускользнуло от парламентёра:

— Вчера мы слышали шум серьёзной баталии, но убитых не так уж и много. На мой взгляд, не наберётся и 3 сотен.

— Основной бой был на льду, возле кораблей. Вы видите примёрзшие к кромке льда корпуса 2 судов. Вчера их было одиннадцать, но видно часть затонуло, часть отнесло в море. Похоже, трупы с кораблей и льда собрали ваши соплеменники, а в лес идти они не решились.

Такое объяснение турка вполне удовлетворило. По возвращении в лагерь он отбыл в крепость с повторным ультиматумом о сдаче цитадели. Ну а мы собрались на общее совещание. Присутствовали — Дмитрий, Сергей, Михаил, Пётр I. Шейн и Андриамандисоариво. Повесткой дня был вопрос — Как мы докатились до жизни такой и что с ней такой делать. Первым выступил Сергей:

— Начну с главного. Почему мы до сих пор не взяли Азов и почему у нас такие большие потери.

Его перебил Алексей Семёнович:

— Разве потери велики? Я бы сказал, что у нас случилась Виктория! У противника потери в три, а может даже в пять раз больше, чем у нас. Мы ведь не считали убитых в фортеции и на кораблях.

— По нашим меркам, при такой операции, потери не оправданы велики. Если бы компанию проводили по нашим планам, то потери не превысили 100 человек. А сейчас эта цифра превысила 500 и приближается к 1000.

Молодой царь покраснел. Он понял, что камешек, в его огород. Ведь это он настоял на осеннем начале военной компании. Пока государь не взорвался, я решил перехватить инициативу, но Алексей Семёнович меня опередил.

— Князь Сергей. Осеннее начало компании дало нам ряд преимуществ. Мы смогли переправить по реке всё войско и провиант, что зимой было бы весьма затруднительно. Успели построить лагерь. Противник оказался окруженным с трёх. С четвёртой стороны он оказался отрезан водой, а зимой он спокойно мог уйти по льду.

— Главная цель операции это захват фортеции Азов, а не уничтожение живой силы противника. Убежали по льду? Да скатертью дорожка, в 30 градусный мороз. Дай Бог если половина бы добралась до жилых мест. Сейчас температура воздуха колеблется от 0 до -15 градусов и противник кое-как, но может отсиживаться в погребах и подземельях, но при -20-40 градусах, враг сдался бы в течение недели.

Да, мы смогли воспользоваться Доном для транспортировки людей и грузов, но и противник смог привести сюда подкрепление по морю. Зимой Азовское море замерзает, а сухопутное продвижение войск весьма затруднительно. Кстати цитадель ждала помощи и это одна из причин отказа от капитуляции.

Ой, ёй-ёй. Серёга, что ты делаешь. Ты же не Шейну мозги вправляешь, ты Петра I обвиняешь в не компетенции. Нельзя так батенька с самодержцами, нельзя. Сергей как будто меня услышал:

— Но что сделано, то сделано. Может это даже к лучшему, войска повоевали, набрались опыта. Даже воины Андриамандисоариво отметились.

Это меня удивило. Воинов Риво мы специально поставили внизу по течению Дона. Тем самым исключили появление упоминаний о них в донесениях турок:

— Я чего-то не знаю? Это когда наши воины Мадагаскара успели отличиться?

Теперь сначала хмыкнул, а потом засмеялся Пётр I:

— Князь Михаил! Вы не внимательны в бою. Вчера почти половина всадников были воины Риво. Они с первых дней, с калмыками обмениваются опытом. Калмыки их учат владению конём, нагайкой и луком, а они стрельбе из мушкетов и рукопашному бою. Вот так и получилось, что когда прозвучала команда «по коням», часть воинов саловара были в седле, а часть воинов Аика в лагере Риво. Кстати Андриамандисоариво пообещал оставить мне сотню своих воинов для обучения моих солдат.

В этот момент вошёл караульный и обратился к царю:

— Ваше царское величество! Прибыли парламентёры из фортеции Азов. Они хотели бы обсудить условия капитуляции.

* * *

Обсуждение условий капитуляции затянулось на два дня. Это не смотря на то, что турки, каждый день, умирали от холода. Как в прошлой истории, так и сейчас османы хотели, чтобы за сдачу крепости им позволили под бой барабанов, со знамёнами покинуть крепость. Куда покинуть? Кто покинет? Ах, они до весны перезимуют в наших бараках и уйдут. Мы же, как победители, займём крепость. Нашли дураков за три сольдо. Наши условия были просты — полная капитуляция. Сдавшимся гарантируем тёпло, еду и медицинскую помощь. На второй день условия были приняты.

Турок из крепости не выпустили. Отобрали тех, кто покрепче и послали за дровами и лесом. Хоть и зима, но надо восстановить здания. Для этого использовали остатки рубероида — 300 рулонов. Было много больных. Запасы аспирина таяли на глазах, бани работали круглосуточно. Пока шло восстановление строений, просеяли командный состав гарнизона и большую часть отправили обозом в Камышин.

Прибыло наше судно из Стамбула, отправили его обратно за кораблями. Опросили рядовой состав и поделили его на 2 неравные группы. Около 300 человек пойдёт на Урал. Это менее благонадёжная часть турецкого гарнизона. Остальные, дадут присягу Русскому царю. По решению царя, 3200 османов вместе с русскими переселенцами двинутся в направлении Дальнего Востока, пополняя русские остроги и поселения людьми. Таким образом, они как бы рассеются на просторах России, усилив великий тракт от Уральских гор до Камчатки. Их уже сейчас стали готовить к походу. Надо до схода льда с рек, достичь Соликамска. Сургутский, Кетский, Красноярский, Енисейский, Братский, Верхоленский — более 20 острогов, которые получат людское пополнение. Частичное финансирование этой компании мы взяли на себя. А Петр I дал слово, что каждый год, за счёт казны, по этому пути, будет расселяться не менее 5 тысяч крестьянских и казацких семей. Чтобы подсластить пилюлю, всех государственных переселенцев, мы пообещали снабжать, оружием и сельхозинвентарём по себестоимости. Это не великое переселение народов, но лиха беда начало.

Остальные 1600 османов, вместе с таким же количеством русских совершат почти годовое путешествие на кораблях до Камчатки и Аляски. Надо укрепляться в этих регионах.

— 18 ноября прибыл наш флот, состоящий на данный момент из 10 боевых кораблей и 10 транспортных судов. На них разместили 1600 турок, 400 воинов саловара и 2200 русских. 20 ноября караван отправился в обратный путь. Я и Андриамандисоариво возвращались домой в компании Пётр I. Царь взял с собой только несколько денщиков и роту гвардейцев. По нашей просьбе из Еренска, куда он был сослан, был отозван Василий Васильевич Голицын. В Азов он прибыл уже после падения крепости и любезно согласился сопровождать царя в его путешествии. Ещё бы он не согласился! Это для него реальный шанс выйти из царской опалы. А для нас, это кандидат в помощники государю. Царю надо было срочно подбирать новое окружение, пока это не сделали за нас хозяева Лившицев и Гордонов. Алексей Семёнович Шейн и Иван Михайлович Кольцов-Мосальский были назначены самодержцем, заместителями по царским делам, на время его отсутствия. Конечно, всем понятно, что в России правит Наталья Кирилловна, мать Петра Алексиевича. Но такой официальный указ облегчал жизнь нашим ребятам, оставшимся на Родине. Шейну и Кольцову-Масальскому были оставлены кипы царских указов, что и как делать. Не один день мы потели вместе с Петром I над ними.

У нас много вопросов по Великому посольству, ответы на которые мы теперь уже не получим. Почему Пётр I так резко поменялся после этой поездки? Может теория подмены царя имеет под собой основания? Самодержец не только резко поменял свои вкусы, но и внешне изменился. Это можно увидеть, сравнивая портреты до и после посольства. Изменился даже его рост. Он «подрос» почти на 10 сантиметров. Ну, ладно, рост можно списать на юношеский организм, который растёт в это время очень быстро. Но почему при возвращении посольства его сопровождал один Меньшиков? Куда делись остальные сопровождающие царя? Почему по приезду он заточил свою жену Евдокию Лопухину в монастырь, даже не встретившись с ней? Ведь, по словам очевидцев, он её любил и, будучи в отъезде часто переписывался. Вот так, взял и по приезду, мать двоих своих детей, без объяснений и самое главное, даже не встретившись, сослал в монастырь. Боялся, что она его не узнает? Скрывался от родственников, а при встрече часто не узнавал их. В итоге, за месяц, разогнал всё своё бывшее окружение и набрал новое.

Но теперь уже не узнаешь где, правда, а где ложь. Но есть ещё один факт, который говорит в пользу теории подмены. Тайна месторасположения библиотеки Ивана Грозного передаётся от царя к царю. Нынешний Пётр I знает, где находится библиотека. Царевна Софья тоже знала. А вот Пётр I после великого посольства «забыл» и неоднократно пытался её найти. В общем, как говорила одна героиня — «Всё страньше и страньше».

Но мы не будем искать трудных путей, просто разрубим этот Гордеев узел, увезя царя на Мадагаскар вместо Европы. А Сергей создаст прототип КГБ в Московии и может, что проясниться. Дыба и детектор лжи, ему в помощь. Сыворотки правды у нас, к сожалению, нет. А то бы верхушку Москвы, за месяц почистили.

* * *

24 ноября миновали Стамбул и направились к Александрии. С каждым днём становилось теплее. 30 ноября, достигли порта Александрии. Наше посольство выгрузилось, а караван ушёл в долгое плавание вокруг Африки. Шапки и шубы сняты, но ходить просто в рубашках ещё прохладно. Мы спешим, но самодержец нас везде тормозит. Для него всё в диковинку. Три дня пробыли в городе Александрия, 5 дней в Каире. В Суэц попали только 15 декабря. Аким с двумя кораблями уже поджидал нас в порту. Несмотря на зиму, погода стояла тёплая. Температура воздуха была около 25–27 градусов, температура воды 21 градус. Для нас северных мишек это не вода, а парное молоко. Не отказал себе в удовольствии понырять с маской. Лучше бы я этого не делал. Царя прямо-таки засосало это развлечение. День проходил за днём, а мы не могли покинуть Суэц. Пришлось пообещать царю, что остановимся в таком месте, где много затонувших кораблей, а вода теплее. Ну, много, не много, а парочку я ему обеспечу — сам топил год назад. 20 декабря отчалили из Суэца, чтобы чрез десять дней застрять в Аденском проливе. Пока не подчистили два утонувших корабля, с места не тронулись. Были ещё, но я благоразумно промолчал. Просто поставил себе галочку в уме, что здесь, пожалуй, даже больше утонувших судов, чем возле Суэца. 8 января мы вошли в Мозамбикский пролив. Там нас изрядно потрепало. Наступил сезон штормов. Шли не прямо, а от порта к порту, от острова к острову. Дожидались попутного ветра и нормальной погоды. Только 24 февраля 1691 года, мы вошли в такой родной порт Беловодья.

Глава 14

Мадагаскар. 10 июня -28 ноября 1690 года

Андрей. Андриаманетиариво.

Тануси, Махафали, Тандруй, Антесака, Антефаси, Бецилеу, Безанузаму — княжества, которые Андриаманетиариво подчинил себе практически мимоходом. Что не удивительно, при их размерах и численности населения. Что это за княжество, если его можно пересечь от границы до границы за один день. Только княжество Бецилеу, было относительно большим, но и оно пало за три дня. К августу Риво стал королём Мадагаскара. Настоящим геморроем и одновременно бонусом были европейские и арабские поселения, которых на удивление оказалось не мало. Было более десятка пиратских баз и не меньше небольших европейских и арабских факторий. Если с пиратами было всё ясно, то с поселениями было сложнее. Появились они с согласия бывших местных властей, то есть находились на Мадагаскаре законно. Но вот лично нам, на этом острове, они были совершенно не нужны. После наших объяснений о роли таких факторий в колонизации территорий, Андриаманетиариво тоже считал их лишними. Решили — все базы с острова убрать, а для контактов и торговли оставить один порт Маруанцентра в бухте Антунгила.

Приняв решение как поступить с легальными иноземцами и издав соответствующие указы, мы принялись за пиратов. Остров Сент-Мари и бухта Диего-Суарес, были настоящими пиратскими поселениями и были ликвидированы в первую очередь. Дело осталось за малым — накрыть пиратов, на более мелких базах, когда их корабли будут находиться в бухтах поселений. Не усложняя себе задачу, оставили наблюдателей в каждом таком месте и стали ждать сообщений. Летом было тихо, зато осенью сообщения о кораблях стали поступать одно за другим. Специальный отряд из сухопутного подразделения в 300–400 человек и 4 кораблей, только успевал перемещаться от бухты к бухте. Пираты это не местные князьки, без боя нигде не обходилось. Только явное преимущество, в живой силе на суше и в кораблях на море, вынуждало их сдаться. К январю 1691 года была обезврежена последняя база пиратства на Мадагаскаре. Казна Андриаманетиариво существенно пополнилась, а флот Мадагаскара обзавёлся ещё 18 судами и кораблями. В плен попало почти тысяча европейцев и арабов. Надо ли говорить, что строительство в столице и прокладка дорог приобрело дополнительные рабочие руки. Со временем, со всеми будет проведено собеседование и определена их дальнейшая судьба. Хотя, они и сейчас в относительной неволе. Их никто не сторожит. Перемещение по острову, в свободное время не ограничено. Ограничение только одно — отработать 3 года там, где укажет правительство, за относительно не высокую оплату. Смотришь, за 3 года, они переженятся и добровольно осядут на Мадагаскаре.

Сейчас по всему острову бум строительства. На других месторождениях нефти построены ещё три кирпичных и цементных завода. Почти все города и крупные посёлки соединены телеграфом. Стало не хватать меди. На побережье началась самая настоящая охота за затонувшими кораблями. Надо сказать, очень удачная. За три месяца, до сезона дождей, на поверхность подняли более 300 орудий. Из них 189 медных или бронзовых. Нашли применение и чугунным пушкам. Утюги, мясорубки, решётки, сковородки — вот не полный перечень перекованного, а точнее переплавленного чугуна из пушек и ядер. После сезона дождей, расширим зону поиска и продолжим подводные работы. Думаю, улов будет в 2–3 раза больше, чем в этом году.

С началом осени, к берегам Африки, отправилось 5 кораблей. Команды состоят из европейцев, негров и русских. Их задача разорять арабские порты от мыса Доброй Надежды до реки Замбези. Всё должно выглядеть как европейская экспансия, а мы тут не причём. Начиная от экватора и до мыса Доброй Надежды, всё побережье Африки, должны разорить корабли, возвращающиеся из России. Там в основном европейские колонии и маскироваться, особого смысла нет. Наоборот, там будут проходить практику воины саловара. На реке Оранжевой закончено формирование отрядов из местного населения. Их задача громить арабские и европейские поселения вдали от побережья. К этому у них давно чесались руки. Их вооружили трофейным оружием, отобранным у пиратов. Не пожалели мушкетов и несколько мелких пушек. Пришло время зачищать территорию будущего ЮАР, Зимбабве и Мозамбика. Это наша корова и мы будем её доить. Конечно вместе с Мадагаскаром и Россией.

Андриаманетиариво такая постановка вопроса вполне устраивала.

* * *

В начале августа я оставил Риво решать его королевские обязанности в одиночку и переключился на Беловодье. Домой из Мурундава возвращался морем. Здесь меня ожидало первое потрясение. Справа от порта, на берегу шумела огромная толпа. Поэтому первый вопрос к Диколу, был о скоплении людей возле причалов:

— Дикол, что это за скопление людей?

— Князь, это я выполнил ваше поручение, а дальше оно само так получилось.

— Какое именно моё поручение?

— Вы приказали организовать на выходе подземной речки эту…

— Стиральную машину.

— Да, стиральную машину. Мы установили баки, подвели воду. Всё как вы описали. Очень удобно. Намылишь рубашку или штаны, бросишь в бак, а вода сама крутит, вертит, полощет. Мы и бельевые верёвки натянули, чтобы в городе на улицах не сушили.

— Ну а причём здесь толпа?

— Так поначалу не было толпы. Но это же женщины! Стали здесь собираться, чтобы поболтать. А болтают женщины часами, тем более предлог есть — ждут, когда бельё высохнет. А как под разговор, не выпить чашечку другую чая? Вот и появились чайные, под открытым небом. Тут и продавцы мыла и прочих сопутствующих товаров появились. Потом появились гладильни, где за копейки можно погладить, а если чуть больше заплатишь, то за тебя погладят. А если полдня болтать, то на рынок можно не успеть. Так сюда переместилась часть рынка.

Я давно так не смеялся. Утерев слёзы и отдышавшись, спросил:

— Ну и как ты думаешь, есть в этом толк?

— А как же! В городе тише стало, спокойней. Внешний вид улиц не портит вывешенное бельё. Вдобавок я теперь каждый день рубашку и шорты одеваю стираные и глаженные.

При этих словах Дикол смутился, как будто сказал, что-то не то. Можно подумать, что у него жена не женщина. Да за то, что горожане стали чаще ходить в свежевыстиранной одежде, можно и чай на берегу бесплатный организовать. О чём и сказал мэру города. Тот ещё больше засмущался и перевёл разговор на другую тему. Начал жаловаться, что селяне получили хороший урожай и по договорённости, его пришлось весь выкупать. Но это не беда, хотя денег жалко, зато склады забиты. Только он откупил урожай, считай почти за свои кровные, как приплыли лиходеи, с реки Оранжевой в Африке и затребовали 50 тонн пшеницы и столько же риса — Бесплатно! Говорили, что с вами всё оговорено. Только они уплыли, как прибыли посыльные от меня, с требованием выдать им 200 тонн хлеба. Вот теперь склад почти пустой. Хлеба осталось всего 17 тонн. С рисом дела были лучше.

— Не расстраивайся Дикол. Денег у нас хватает. Ребята с реки Оранжевой, столько алмазов добыли, что мы их десять лет можем кормить и поить — в убытке не будем. На Андриаманетиариво тоже грех жаловаться. Сколько ты от него скотины на мясо получил? А хлеб? Так скоро второй урожай созреет. Опять будешь жаловаться, что некуда складывать. Ладно, давай показывай, что у тебя ещё сделано, и какие вопросы накопились. Я здесь долго не собираюсь задерживаться. Мне в Нефтеград надо.

Посмотреть было на что. Самым главным было наращивание в высоту и укрепление городских стен. Не маловажной была вторая задача. Все строения в городе, не исключая и наш замок, должны были приобрести второй этаж. Каждое здание теперь состояло из подвала или полуподвала, двух этажей и мансарды. Теснота в домах и на улицах нашим жителям города не грозила. Сейчас в городе проживало 12 тысяч жителей. Свободных площадей хватало, чтобы поселить ещё столько же. В случае осады в городе могло разместиться до 75 тысяч человек.

На крепостных стенах поменяли орудия на новые образцы. Установили нарезные казнозарядное пушки. Это моё самовольное решение. С ребятами я не советовался. Нечего им на складах ржаветь. Поставили новые «сороки». Точнее это уже было что-то похожее на пулемёт Гатлинга. Разобрали пневматические пушки. Они оказались очень капризными. На их место поставили четыре новых 32 ствольных ракетных установки «Град». Стационарность расположения позволила создать особые условия пуска ракет. Удлинённая пусковая труба и пристрелочная таблица по ориентирам. Калибр 150 миллиметров, дальность до 5 километров. Поставили электрические прожекторы, протянули провода сигнализации. Работу Дикола я принял, о чём его осведомил и попросил зайти завтра вечером за новыми указаниями.

Но уехать в Нефтеград, на следующий день мне не удалось. Хотел за один день обежать все лаборатории и цеха. Наивный парень. Начал со своих подопечных. Но в лабораториях и мастерских Беловодья, хлеб ели недаром. Оказалось, они всё-таки отработали технологию проката металлических листов. Листы мы катали уже полгода, но получали не предсказуемый результат. Половина, а порой и больше, шло в брак. Остальное плавало по толщине в пределах 30–40 %. Ребята усовершенствовали технологию и стали получать приемлемые результаты. Ждали только моего прибытия. Я дал добро, на модернизацию прокатного стана в Нефтеграде.

Порадовал цех точной механики. Они смогли сделать фрезерный станок, следующего поколения. Приблизительно такие были у Круппа на германских заводах до 1940 года.

Зато группа по созданию дизеля топталась на месте. Это не смотря на подробный чертеж и описание двигателя. Сами двигатели у них получались и даже работали, но постоянно ломались. Скорее всего, дело было в материалах. К такому выводу пришли и сами экспериментаторы. Пошёл методичный вариант перебора состава стали и чугуна. Дорого и возможно долго, но тут я им ничем помочь не мог. Но сам факт, что двигатель уже существует, хотя бы и в таком виде, обнадёживал. Можно уже приступать к проектированию железных корпусов кораблей. Пока небольшим водоизмещением, типа миноносцев.

К химикам я заходить не собирался, но они сами меня нашли. Говорили много, но запомнил только одно, они отработали технологию изготовления светочувствительного вещества на основе серебра и брома. Поинтересовался, как получили? Оказывается из Соликамска в России, поступил соляной рассол. По инструкции от Дмитрия залили раствор в бульбулятор и пропустили через него хлор. Перемешали полученную жидкость с эфиром, дали отстоятся, слили эфирный раствор и отогнали эфир. Получили темно-красную жидкость, под названием Бром. Ядовитая гадость и запах мерзкий. Бромид серебра получили из нитрата серебра и бромида натрия. Добавили желатин и светочувствительное вещество готово.

Теперь они хотели получить фотоаппарат. Но цех оптики отказывался от выполнения таких работ. Пришлось пообещать. Заперся на яхте и до поздней ночи, срисовывал с компьютера образцы самых первых фотографических камер. Вспомнил о целлулоиде. Для его изготовления у нас всё есть — нитроцеллюлоза и камфара. Записал рецепт, заодно содрал рецепты баллистита, кордита и белого пороха. Пора от пироксилина переходить к более современным вариантам пороха. Уснул на яхте. Утром отдал исписанные листки химикам, пусть химичат. А они уже не удивляются нашим «просветлениям», привыкли. Схватили листки и убежали, даже не попрощавшись. Всё, теперь, в ближайшее время их из лаборатории не выманишь, разве только на полигон.

Накидал на бумаге краткий план работ по городу и селу, отдал Диколу. Пусть работает.

Наконец добрался до учебного военного лагеря, который находился за той бухтой, в которую мы попали при перемещении во времени. Скоро придётся её переоборудовать. Весь наш флот не умещается в гавани возле города, а до бухты всего 3 километра. Учебный лагерь впечатлял. Лагерь занимал всё северное побережье бухты, а возле него на рейде стояло два учебных судна. По моим прикидкам, там сейчас проходило обучение около 600 человек. Судя по ружейным и пушечным выстрелам, обучение шло полным ходом. Я не стал напрягать своим долгим присутствием Арлена с его заместителями и после обеда отбыл в крепость, откуда на дилижансе отправился в Нефтеград.

* * *

В нашем закрытом городе с удовольствием провел четыре месяца. Изредка навещал Беловодье, но больше по необходимости, чем из желания. Меня всегда привлекала работа с металлом. Мартеновская печь, прокатный стан, цех механической обработки металлов, вот где я пропадал всё время. Иногда выезжали на полигон, где отстреливали очередные образцы орудий и винтовок. Наконец мы получили надёжные стальные стволы для пушек и ружей. Со дня на день начнём выпуск орудий, калибром в 50 и 100 миллиметров. Для ручного оружия выбор калибров богаче, но решили пока остановиться на 7 и 9 миллиметрах. Сейчас наши токари колдуют над револьвером конструкции Нагана 1886 года. Первые образцы уже есть. Почему револьвер? Он проще, а главное гильзы не выбрасывает. Изготовление гильз не механизировано и трудоёмко. Поэтому гильзы после стрельб подбираются и используются не однократно.

С того дня когда, ребята дружно уехали, оставив на меня всё хозяйство Беловодья, я сказал — Шиш Вам! Не собираюсь завязнуть в бытовом вопросе. Набрал дополнительную команду, из людей Дикола и поделил между ними все заботы о хозяйстве и другим текущим работам. Из принципа не вмешивался в их дела, только принимал отчёты и давал корректирующие указания. Вот и сегодня 22 ноября, я сидел в кресле, а передо мной лежала третья редакция списка по комплектации солдатского рюкзака. Медленно прихлёбывая из кружки, какао с молоком, которое я предпочитал пить вместо кофе, просматривал документ, в котором значилось:

Рюкзак — 1 штука.

Котелок медный эргономической формы — 1 штука.

Фляжка медная, серебрённая изнутри — 1штука.

Матрас надувной 50 на 120 сантиметров, — 1 штука.

Зажигалка — 1 штука.

Ракеты сигнальные — 5 штук.

Сухой паёк — на 2 суток.

Аптечка — 1 штука.

Ага! Аптечка. Ну-ка, что туда положили? Смотрю лист с расшифровкой. Йод, аспирин, хинин, 2 бинта, спирт, шприц с морфием, марганцовка и игла с шёлковой ниткой. Маловато, но чем богаты. Особой гордостью является тюбик шприц из целлулоида с морфием, для обезболивания. Иглы мы только научились делать, хотя ничего сложного в их изготовлении нет. Когда-нибудь, в детстве делали трубку для плевания промокашкой? На стержень шариковой ручки накручиваешь кусок бумаги из тетради и плевательница готова. По такому принципу делаем иголки. Только бумагу заменяет раскатанный почти в фольгу, лист железа, нарезанный в прямоугольные полоски. Накручиваем на стальную проволоку в один слой — в стык. Первые заготовки иголок спаивали по шву. Но наши ювелиры, чуть ли не в прямом смысле изнасиловав гениев из электрической лаборатории, получили от них сварочный аппарат для микросварки. Железные иголки науглероживали, превращая в стальные. Чтобы быть правильно понятым, надо знать, что ювелиры были девушками. Да, иголки толстоваты, для людей 21 века, но не толще чем они были в 19 столетии. А зачем нам шприцы? Не только для морфия. С лекарствами ещё туго, но вот физиологические растворы мы уже делаем. Самый простой это раствор глюкозы.

Пока я отвлёкся от изучения содержимого рюкзака на просмотр аптечки, произошло два события. В комнату вошёл посыльный, а в соседнем помещении зазвонил телефон. Поднял глаза на вошедшего и спросил:

— Что случилось?

— С корабля «Чиж», что сейчас плывёт от нашей крепости, на реке Оранжевой, поступила радиограмма. Наш форпост был обстрелян с голландских кораблей. Сейчас эта флотилия, обогнула мыс Доброй Надежды и направляется к Мадагаскару. «Чиж» опережает их на сутки.

Вот это да! Это явно не по сценарию. Как хорошо порою быть ленивым. Сейчас «Чиж» единственный корабль с радиостанцией. Её просто поленились снять, когда отправили на западное побережье Африки для сопровождения грузов. Да я и поленился. Корабль должен был вернуться через месяц, что технику зря мучить? Вот и пригодилось.

— С корабля сообщили о численности эскадры?

— Сказали, что насчитали более 40 судов и кораблей. По их предположениям, голландцы знают о нашем оружии.

— Откуда такие сведения?

— При обстреле порта на реке Оранжевой, противник применял не стандартные меры предосторожности. На верхней палубе почти никого не было. Палубу и паруса постоянно поливали водой. Обстрел крепости вели с максимального расстояния. Ближе 600 метров не один корабль не подошёл к берегу.

Это плохо, это очень плохо. Фактор неожиданности частично пропал.

— Ещё что-то?

— Да. Андриаманетиариво уже сообщили. Он едет в Беловодье, где будет Вас ожидать. И ещё, по голландскому флоту. Он направляется к южной оконечности Мадагаскара, где ориентировочно окажется 28 ноября.

Глава 15

Мадагаскар. 28 ноября — 20 декабря 1690 года

Андрей. Андриаманетиариво.

Война с эскадрой адмирала Калленбурга принимала затяжной характер. Мы не желали вступать в генеральное сражение, не потрепав основательно противника. Голландцы не желали распылять свои силы, не разгромив наш флот. После потери двух разведывательных кораблей, эскадра Калленбурга держалась кучно. Продвигаясь с юга на север вдоль береговой линии, голландцы методично расстреливали селения и городки на побережье. Мы не оставались в долгу. Население заблаговременно уводилось в глубину острова. Возле селений в засаде оставались отряды спецназа. Несколько раз голландцы высаживали десант. Удалась только первая попытка. В дальнейшем такой десант обратно не возвращался. Высадки морской пехоты прекратились. Три раза, рельеф береговой линии вынуждал противника подплывать близко к берегу. Где он тут же подвергался пушечному обстрелу с берега, причём удачному. Пара тяжелых снарядов с пироксилином на уровне ватерлинии и корабль шёл ко дну. Потеряв, таким образом, два корабля, голландцы перестали подходить к селениям в опасных местах. На ночь, эскадра удалялась от берега, на 10–15 километров. В общем, адмирал Калленбург, вёл себя очень осторожно.

От захваченных голландцев выяснили состав флота. Он насчитывал 27 линейных кораблей несущих на борту 1200 орудий и 24 транспортных судна, с десантом, провиантом и боеприпасами. В операции принимало участие 16 тысяч человек. Это была самая настоящая война. Как назло половина нашего флота, с опытными экипажами, находилось сейчас, далеко от Мадагаскара.

* * *

— Понимаешь Риво, мы что-то упустили. Что-то не учли. Даже то, что в Европе узнали о ракетах, не могло так повлиять на ситуацию. Сейчас всё внимание Европы приковано к Америке и Средиземному морю, а точнее к Османской империи. Китай, Индия, Мадагаскар, и частично Африка, осваиваются по остаточному принципу. До сих пор, никто и не думал направлять сюда, столь многочисленные войска и флот. Вас захватывали другими методами.

— Разделяй и властвуй?

— Да, а ещё деньги, шантаж, подкуп. До сих пор они обходились минимальным количеством военной силы. Обрати внимание. За эти два года, товарооборот с Индией и Китаем только возрос. Мы подчистили пиратов и гораздо больше кораблей с товарами достигли Европы. Прибыль купцов выросла. Живи и радуйся. А вместо этого сюда присылают мощный флот. Даже не один, а два — один за другим. Это в то время, когда Англия с Нидерландами, в которые входит Голландия, воюет с Францией. Причем основные баталии идут на море. Мы точно чего-то не знаем.

Андриаманетиариво покручивая в руках пустой бокал, промолвил:

— Как бы там не было, но флот уже здесь. И ведут они себя не так как раньше. Вторую неделю продвигаются вдоль побережья, уничтожая деревни и города расположенные у моря. Только изредка высаживая десант для грабежа.

— Ну а мы уничтожаем их десант, который они высаживают. Деревни и города мы отстроим, главное сберечь людей. 4 из 27 боевых кораблей мы уже уничтожили.

— Через три дня они будут у города Мурундава. Брат не простит мне, что мы позволили разрушить его город. Да и вообще, чего мы ждём? Кораблей и воинов у нас не прибавится.

— Я думаю, что Мурундава, голландцы попробуют взять. Город прижимается к берегу, а ровная береговая линия исключает фронтальный огонь. За городом открытая местность. Подведя флот близко к берегу, можно пушками поддерживать десант. У них явно хороший информатор, который раньше бывал на Мадагаскаре. Точнее, он знает о нас и о том, что происходило здесь год назад. Наверное, это кто-то из наших агентов в Европе. Это косвенно подтверждают пленные. Уничтожая селения и городки, противник провоцирует нас на бой в открытом море. Нам придётся принять этот вызов и Мурундава для этого вполне подходит. Там на десятки километров мелкие глубины.

— Сожжем ракетами, а потом поднимем?

— Так просто не получится, они готовы к ракетному обстрелу. Конечно, мы их обстреляем всем что имеем, но рукопашных схваток не избежать. Будет очень много жертв.

* * *

Порт Мурундава встретил захватчиков тишиной. Все жители были заранее эвакуированы вглубь острова. Только диверсионные отряды прятались по подвалам домов, да четыре артиллерийских батареи были замаскированы на окраинах города.

Голландцев это не удивило и не насторожило. Так повторялось в каждом прибрежном городке. Даже то, что в городе их ожидают засады, они уже привыкли. Только в этот раз они собирались сделать серьёзную высадку и засад не боялись. Этот город надо было разрушить до основания. С раннего утра и до обеда, 12 кораблей с расстояния почти в километр обстреливали город. В обед, к причалам, приблизились транспортные суда. На берег высадилась пехота в количестве 6 тысячи человек. Разделившись на отряды по 100–200 человек десант начал прочёсывать город. Именно в это время сбылось ожидание адмирала. Из-за мыса появились 12 кораблей под флагами Беловодья и Мадагаскара. Оставив 4 корабля для прикрытия десанта и транспортных судов, адмирал Калленбурга отдал команду, остальным 19 судам, идти навстречу противнику. Голландцы взяли курс на встречу с нашей эскадрой. Ветер был южным, от берега, и являлся для всех кораблей боковым. Два флота начали быстро сближаться, но постепенно забирая по ветру, встали на параллельный курс. Через пару часов мы уже плыли в одном направлении, на расстоянии 2 километров друг от друга. Дистанция постепенно сокращалась. Всё шло по привычному для европейцев сценарию. Только кораблей у нас было меньше, что радовало голландцев. С расстояния в километр, прозвучали первые пристрелочные выстрелы. На этом этапе мы имели преимущество. Нарезные орудия били дальше и точнее. Но расстояние постепенно сокращалось и в перестрелку вступало всё больше орудий. Мы уже потеряли один корабль. Видимо получив серьёзные повреждения, он вышел из боя. Его не преследовали, а жаль. Вдали от основной флотилии, по противнику разрешалось открывать огонь из систем залпового огня. Противник старался выдержать дистанцию в 600–800 метров. Это нас не устраивало.

Чтобы не дать противнику полностью воспользоваться преимуществом в количестве пушек, мы начали забирать в сторону, увеличивая дистанцию. Не смотря на трёхкратное преимущество голландцев в артиллерии, количество попаданий было почти равным. Калибр пушек противника был явно больше, но у нас были осколочно-фугасные снаряды, а не ядра. Адмирал Калленбург, постарался снова сблизиться с нами, а мы попытались отвернуть. В итоге таких выкрутасов, флотилии развернулись почти против ветра. Я отдал приказ бросить якоря, не убирая паруса. Хитрость сработала. Противник поздно понял, что мы стоим на месте, а его относит ветром. Флот голландцев тоже встал на якоря в 1,5 километрах от нас. То, что доктор прописал. Теперь мы доставали до них из орудий, а они нет. Попаданий было мало, но они были. После того как один голландский корабль взлетел на воздух, а два потеряли часть мачт, противник поднял якоря и отдалился от нас на три километра. А что им оставалось делать? Не идти же галсами с нами на сближение. Это для нас было бы подарком судьбы. Отличная возможность расстреливать противника, в течение пары часов, не получая ответного огня. Отпускать просто так голландцев у нас желания не было. Мы тоже подняли якоря, и ветер отнёс нас к противнику. История повторилась. Мы приближаемся на расстояние 1–1,5 километра, даём несколько залпов, противник поднимает якоря и удаляется от нас. Но всё когда-нибудь кончается. Стемнело и сражение окончилось. Противник не боялся быть обнаруженным, но боялся ночных подлостей от нас. Поэтому в эскадре адмирала Калленбурга всю ночь жгли факела, высматривая наши брандеры. Это они правильно опасались. Была у нас такая мысль.

Ночью ветер утих, наступил штиль, а под утро задул в обратном направлении, к берегу. Теперь мы поменялись местами. Адмирал Калленбург пошёл на сближение. Мы подняли якоря и стали отходить в сторону берега, забирая вправо. Это выглядело так, как будто мы стараемся избежать боя. На самом деле мы отводили противника на мелководье. Если не удастся разжиться кораблями, то хотя бы пушки со дна поднимем. Голландцы прижали нашу эскадру к берегу и с расстояния в 600 метров открыли огонь. Дуэль происходила в классическом стиле — корабли выстроились бортами друг к другу и стали тупо палить из пушек. Надо ли говорить, что именно такого варианта боя добивался адмирал Калленбург? Его 500 орудий с одного борта, против наших 120. 11 наших, в большей части полувоенных посудин, против его 18 линейных кораблей. Только он не учёл одного. Ветер постепенно сносил его флот к берегу и соответственно к нам. Расстояние сократилось до 400 метров, огонь орудий стал точнее. Уже три наших судна отвернули к берегу, чтобы выброситься на берег. Так нас всех перетопят. Пора! На мачте развернулось большое красное знамя с серпом и молотом. А пусть гадают, что это означает. Мы люди не без юмора, даже в такую минуту. Огонь с наших кораблей прекратился. Матросы в срочном порядке разворачивали реактивные установки и спускали с противоположного борта каноэ с моторами. За это время противнику удалось потопить ещё одно наше судно. Видно ядро попало в ракеты на палубе. Наконец на последнем нашем корабле взвился красный флаг, оповещающий о готовности. Я отдал команду об открытии огня. Били исключительно осколочно-фугасными снарядами, с гремучем студнем. Более 400 ракет устремились к голландскому флоту. Попало только 3 десятка, но каждое попадание, было сравнимо с взрывом 10 килограмм динамита. Если снаряд разрывался над палубой, то палуба становилась чистой как стол. Взрывной волной ломало мачты и срывало паруса. Попадание в борт оставляло 3 метровую дыру. 2 корабля взлетело на воздух, один из них был флагман. Всё, нет больше адмирала Калленбурга. 4 корабля наклонились на борт и явно собирались утонуть, а 3 получили серьёзные повреждения. Остальным повезло больше. Противник ещё не отошёл от шока, а у его бортов уже крутилось 8 каноэ. Подойдя на 100 метров, к кораблям голландцев, они открыли огонь из реактивных установок залпового огня. Ракеты были калибром 50 миллиметров, весом всего по 2,5 килограмма и с дальностью полёта до 300 метров. Но в пусковом контейнере их было по 20 штук, и каждая несла по 400 грамм гремучего студня. Пока мы доплыли до голландских кораблей для абордажа, на плаву осталось только 7 посудин, из которых 3 мы даже не стали брать на абордаж. Было ясно, что они доживают последние минуты. С каноэ им указали в сторону берега, ясно показав жестами, что будет с теми, кто не послушается. Двое подчинились и выбросились на берег, а один за строптивость получил ещё один залп в борт и мгновенно затонул. Абордаж 4 оставшихся кораблей был кровавым, несмотря на выучку и снаряжение нашего спецназа. У каждого воина кроме сабли и ножа, был двуствольный пистолет и 2 гранаты. И всё-таки мы потеряли убитыми 150 человек. Ничего удивительного в том, что пленных с этих кораблей не было. Быстрый подсчёт показал, что в трофеи нам досталось 9 кораблей, 6 из которых требуют капитального ремонта. Ещё 9 кораблей лежало на дне, где глубина не превышала 40 метров. Можно было попробовать часть из них поднять, но это оставим Риво. Он у нас любитель поднимать корабли. А вот пушки мы точно поднимем. Хотя у нас есть медные руды, но переплавить пушку значительно легче, чем добывать медь из руды. Пленных набралось 840 человек. С 19 кораблей, это мало, значит убитых очень много.

* * *

Оставив заместителей разбираться с трофеями, я сел в каноэ и отправился к городу. Любопытство не порок, а мне было интересно, как всё происходило в Мурундава. Оказалось, что там не происходило, а происходит. Постройка каменных зданий, сыграла против нас. Остатки голландского десанта засели в городе и не хотели сдаваться, ожидая помощи с моря. Но голландский флот уже не существовал. Об этом надо было информировать окружённый десант. Отправил посыльного за пленными матросами, а сам приготовился слушать Андриаманетиариво. Из его рассказа стало ясно, что сначала всё шло по сценарию. В городе шли бои, транспортные суда стояли на рейде, их охраняли четыре линейных корабля.

Бой на берегу, оказался тяжёлым. Если бы не подготовка к городским боям, прозванная нами «Сталинград», то возможно воинов саловара вообще выбили из города. Спецназовцы перед боем выглядели немного нелепо. Бронежилет со специальными креплениями для гранат и два двуствольных пистолета, не считая ножа и абордажной сабли. Восемь «колотушек» на человеке ростом в 150–160 сантиметров выглядит комично. Комично, зато эффективно. Как только в город втянулись первые отряды десанта, из окон домов полетело сотни гранат. За 10 минут на улицах Мурундава полегла почти тысяча голландцев. Десант отступил, унося раненных. Корабли продолжили бомбардировку города.

Загорелись портовые постройки, хотя их не обстреливали. По берегу распространился густой, тяжёлый дым. Это была дымовая завеса, которую спланировали заранее. Ветер дул от берега к морю, и вскоре над водной гладью растеклось двухкилометровое, серое облако. За шумом перестрелки в городе и дымом над водой, противник прозевал появление моторных каноэ. За что каждый из кораблей получил от 20 до 40 ракет в борт. Два подранка сумели дотянуть до берега, а два голландца затонули. Под прикрытием того же дыма, к транспортным судам, ринулись обычные лодки и каноэ, загруженные спецназом. Команды судов попытались оказать сопротивление, но гранаты очень убедительный аргумент. Особенно когда их много. А воины саловара гранат не жалели, не боясь подорваться, ведь это транспортные суда. За что и поплатились. Одна посудина рванула так, что потопила ещё два судна находящееся рядом. Не поздоровилось и нескольким лодкам с воинами. Здесь Риво сделал отступление:

— Вашему парню, что придумал скрестить легкий бронежилет со спасательным жилетом, надо дать какой-нибудь титул. Благодаря ему большинство оглушённых и выброшенных за борт солдат, остались живы. А таких было больше ста человек.

— Что-нибудь придумаем. Ну а потом, что было?

— А потом, всё просто. Остальные команды сообразили, что у них в трюмах тоже не пирожки и решили сдаться. Так, что этот взрыв сначала забрал сотни жизней, а затем ещё больше спас.

Дальше, Риво стал расписывать, сколько и чего они захватили на судах. Пришлось его мягко прервать. Нечего кормить свою жабу и дразнить мою. Опустив приятную часть повествования, мой родственничек, перешёл к менее приятным вещам:

— Командир голландского десанта сообразил, что произошло. А также понял, что будет, если они не покинут открытые места на берегу. Он смог донести это до своих людей и те пошли на штурм города. В этот раз голландцы, не смотря на потери, шли напролом. В центре города их наступательный порыв угас, и они укрепились в домах возле площади. Ещё вчера их окружили, но сдаваться они не хотят. Видно ждут помощи от адмирала Калленбурга. За два дня штурма, голландцы потеряли половину своего десанта, а может и больше, но и наши потери почти 500 человек.

На этом Риво закончил свой рассказ, его лицо стало печальным. До сих пор мы не несли таких больших потерь. А если учесть, что в городе погибли воины из самых элитных войск, то это вдвойне печально.

Через 2 часа прибыл конвой с тридцатью пленными моряками. Им разъяснили, что надо выйти на площадь и рассказать засевшим в домах всю правду о морском сражении. После передать наше предложение о капитуляции. Больше ничего от них не требуется. Что они и сделали. Почти час ничего не происходило. Риво уже собирался отдать приказ артиллеристам, когда, появились парламентёры. Начинало темнеть, поэтому после принятия их капитуляции, голландцам предложили сложить оружие и раненных на площади. Остальным надо вернуться в дома и оставаться там до утра. Еду и воду им принесут. Уже в полной темноте при свете факелов и костров, наши медики оказывали раненным голландцам первую помощь.

На следующий день всё было закончено. Собрали и похоронили убитых. В общественных зданиях устроили временный госпиталь и разместили там раненных. Пленных пересчитали, составили списки и прикрепили к ним агитаторов. Это были голландцы, которых пленили ранней весной. Они уже успели поработать на благо Мадагаскара и лучше нас могли разъяснить пленным «политику партии». А пока новые члены нашего сообщества будут отходить от шока, мы не спеша разберемся, кого и куда распределить.

В результате этих боевых действий мы потеряли убитыми 890 воинов и 370 человек мирного населения. Голландцы потеряли 10650 убитыми, а 5350 человек попало в плен. Но даже такое соотношение нас не радовало. Население Мадагаскара в 10 раз меньше населения Нидерландов. А ещё есть Испания, Англия и другие, европейские и арабские страны. Как призы нам досталось 8 линейных кораблей и 20 транспортных судов с боеприпасами и продовольствием. Ещё 4 корабля мы собирались поднять и восстановить, а с остальных утопленников поднять всё что можно. В первую очередь это конечно пушки. Риво наивно думал, что мы разгромили основной флот голландцев, пришлось его разочаровать:

— У Голландии на данный момент 2000 торговых судов и более 300 военных кораблей. Так, что хоть урон мы нанесли значительный, но не смертельный. Но теперь можно спокойно вздохнуть. Как минимум год, а то и два они сюда с военной миссией не появятся. Они приплывут договариваться. Так, что зарывай томагавк войны, пора браться за мирное строительство.

Глава 16

Россия. Поволжье. 20 ноября 1690 года — 20 января 1691 года

Сергей. Дмитрий. Иван V Алексеевич. Патриарх Иоаким. Митрополит Казанский и Свияжский Адриан.

Сергей.

Проводили Михаила с Петром I, думали, передохнём, то есть поработаем без «мудрых» советчиков и гостей, а не тут-то было. Прибыли в Камышин 28 ноября, а там гости. Уже 9 дней нас дожидались — царь Иван V Алексеевич, Патриарх Иоаким, а также митрополит Казанский и Свияжский Адриан. Вот тебе бабушка и Юрьев день. Михаил! Возвращайся обратно!

Мне бы саблю да коня,

Да на линию огня!

А дворцовые интрижки,

Энто все не про меня!

Но деваться некуда, придётся самому разбираться. Всё это замутил Михаил, в прошлом году, вместе с нашим батюшкой Акимом. Чего-то они там чирикали, чирикали между собой и дочирикались. Решили, тайно отправить посланцев к патриарху в Россию. Аким дал четверых монахов, а у меня отобрали 10 лучших учеников из сыскного отделения. Да ещё пять воинов саловара, которые добровольно приняли православие. Вот они, вместе с нами, в прошлом году через Суэц и добирались. Сначала с Михаилом в Европу, а оттуда в Россию. Судя по тому, что патриарх Иоаким ещё жив, у них что-то получилось.

Хорошая вещь телефон. Ещё в Иловле узнал о гостях. Фрол, старший сыскной бригады выехал к нам на встречу. На половине пути встретились. Пересадили его к нам в карету и всю дорогу до Камышина расспрашивали о проделанной работе в столице. Про его работу конечно. Чем занимались монахи, он не знал. Если изложить коротко, то дело было так:

По приезду в Москву, монахи через неделю попали к патриарху. Это довольно быстро, если учесть, что на тот момент они были никто и звали их никак. Но золото оно и в Африке золото. Ещё неделю отдыхали в Троице-Сергиевым монастыре. Наконец их позвали на встречу с патриархом Иоакимом. Патриарх с удовольствием поговорил с саловарами и остался доволен их познаниями православной веры. Недаром, всё время, проведенное в пути, монахи гоняли нас по текстам из Библии. Потом, после трапезы, Фрол с патриархом остался наедине. Тогда и состоялся разговор, про который другим знать не надобно:

— Скажи мне Фрол. Правду ли говорила честная братия, что князья Беловодские веры православной и крестятся тремя перстами?

— Истинная правда, Ваше Святейшество.

— А ещё они сказывали, что иноземцы, извести меня и митрополита Адриана желают, чтобы Петра I с пути истинного увести.

— То мне ведомо. Велено было, Ваше Святейшество с митрополитом Адрианом оберегать, на что денег и живота своего не жалеть. К тому нам и специальный лекарь придан, что в ядах познания имеет. А мы сыску обучены, дабы измену вокруг святой церкви находить и если Ваше Святейшество дозволит, искоренять. Но об этом, велено, только с Вами разговоры вести. Даже монахи, что с нами прибыли, этого не ведают.

— Ну, для чего Вас прислали, они ведают. Точнее догадываются. А как же Вы действовать собираетесь?

— Сказывал нам князь Михаил, что если все правильно пойдёт, то надо Вашему Святейшеству человека к нам приставить. Такого, которому доверяете, который может к Вам в любое время с докладом прийти. Это для того, чтобы если мы оконфузимся, то на ваше имя, даже тень не упала. А так же, чтобы вороги не учуяли опасность, да не попрятались, до поры, до времени.

— Умно. Ну, а как Вы действовать собираетесь?

— Лекарь наш при Вашем святейшестве останется. Будет яды в еде да в одеждах искать. Говорили нам князья Беловодские, что патриарха с митрополитом, вороги, уже к весне хотят извести. Так мы народ, да монахов потихоньку поспрошаем. Кто из Вашего окружения не по средствам живёт. Проверим. Тех, кто ворует, абы ещё каким способом деньги получает, нам не интересны. А вот тех, у кого лишние деньги завелись, а откуда они неведомо — поспрошаем. Смотришь, ниточка-то и отыщется.

— Добро. Придёт к Вам монах Сергий, вот он и будет моими глазами и ушами. А ежели людишки Вам потребны будут, то к нему обращайтесь.

Вот такой разговор произошёл между Фролом и патриархом Иоакимом. А после всё закрутилось. Лекарь без труда нашёл мышьяк в питие, что подавали его Святейшеству. Питие стали незаметно заменять, а того кто подсыпал мышьяк выследили. Вышли на того кто ему мышьяк давал и потрясли его «маленько». Потом этого служку отпустили, но по дороге к монастырю, на глазах многих свидетелей, «грабители» его побили и зарезали. Бывает. А список рос как снежный ком. Нити потянулись во все стороны — бояре, священнослужители, староверы, придворные и иноземцы. Уже стало понятно, что все эти группы, секты, масоны кем-то управляются втёмную. Каждая такая группа, преследовала свои цели, но эти цели как-то странно складывались в одну картину. Нити вели к посольствам. Ясно было, что и сами посольства являются только передаточным звеном. Вопрос, куда уходит информация, и откуда приходят указания? Пришлось устроить пожар в Голландском посольстве. В огне пожара сгорели трое послов и все документы. На самом деле, там сгорело три неизвестных трупа, а послы сгорели гораздо позднее, уже мёртвыми, в 100 километрах от Москвы. Следы вели в Европу. По следам, под видом купцов уехала группа монахов. Наконец череда «случайных» смертей насторожила верхушку заговора. Многоголовый монстр зашевелился и начал обрубать концы. Как это обычно бывает, многие агенты работали сразу на несколько хозяев. Правда, уведомлять хозяев об этом, не спешили. Когда одни заговорщики убирали своего много знающего агента, другие думали, что это действуют монахи. Одна голова не ведала, что творит другая. В рядах заговорщиков воцарилась паника, труппы бывших исполнителей, а теперь потенциальных свидетелей, стали находить каждый день. Долго так продолжаться не могло и заговорщики, не сговариваясь, пришли к одному мнению — надо устранить саму причину. Нет человека, нет проблем. А проблемы всему иноземному создавал патриарх Иоаким и митрополит Адриан. Над головами священнослужителей сгустились тучи. Надо было срочно увозить патриарха и митрополита из Москвы. В это время пришло письмо от Петра I, к матери, с просьбой отпустить Ивана V в Камышин. Царю, а ведь Иван V тоже царь, надобно соответствующее сопровождение. Вот под таким предлогом здесь и объявилась эта троица — Иоаким, Адриан, Иван V.

А в Москве, под шумок продолжалась чистка. Во время гулянки, Патрика Леопольда Гордона, в своём доме, что иноземной слободе, вспыхнул пожар. Хотя ветер был не очень сильным, но пламя чудным образом перекидывалось с дома на дом. Вся слобода сгорела. Гордон чудом остался жив, но не долго. На следующий день его нашли мёртвым в его городском доме. Врачи констатировали сердечный удар, что после таких событий и в таком возрасте не удивительно. Насчёт удара врачи не ошиблись, хороший скользящий удар, нанесённый умелой рукой, останавливает сердце. Разбойники ограбили английское посольство, убив при этом всю охрану и тех, кто находился в здании. Однажды утром, перед дворцом кремля, нашли в интересной позе, пришпиленных одной шпагой к доске, служивого потешного полка Меньшикова Александра и полковника Лефорта Франца. В общем, конец 1690 года, в Москве, выдался весёлым.

* * *

Но это там, в Москве веселятся, а как быть мне? Два таких церковных чина, а я даже «отче наш» не знаю. Но, слава Богу, всё обошлось, Димка выручил. Начитал на телефон молитвы и наушник в ухо. Благо к этому времени мы так обросли волосами, что чёрный провод наушника в упор не увидишь. Но всё равно к беседам с духовными лицами я был не готов. Поэтому, прямо-таки полюбил военную подготовку и вообще работу. В гостиницу приходил только спать. Димыч последовал моему примеру, но отделаться также легко ему не удалось. Если ратное дело святым отцам понятно, то дела Дмитрия их очень интересовали. А не от бесов ли это? Прицепились к нему как репей. Но не на того напали. Нефть? Так она ещё римлянами использовалась. Кислоты? Так Вы сами уксусом пользуетесь. Зато Иван V прилепился ко мне. Его не столько военное дело интересовало, сколько сама структура войска. Система функционирования такого сложного организма как армия. Хороший администратор из него получится. Кто говорил, что он глупый и боязливый? Он просто умный, как обезьяна. Нечего лезть в схватку между львами. А кто львы? Так окружение Софьи и Петра I. Это две мафии между собой власть делят, а Романовы думают, что они. В этот раз победила Англо-Голландская, а в будущем к власти придёт Германская. Нет. Дудки! Следующей будет Русская. Отныне и во веки веков, остальным аминь.

Но шутки шутками, а так недолго и власть потерять. Пётр в отъезде, его мафиозная группировка разгромлена. Окружение Софьи такой момент не упустит. Второй раз не выгонишь. Вот в этот момент, им в самый раз, крылышки подрезать. От Петра I у меня целый ворох грамот, на разные случаи жизни.

Объяснил всё это патриарху Иоакиму, и он с неохотой согласился. Потешные полки мы ранее, после недельного отдыха, отправили в Москву. Пора и нам в путь со своим войском. Благо зимнюю амуницию для солдат, сделали справную. Каждый день, отправляли отряды по 200 человек. Так удобней на постой в деревеньках останавливаться. 2 тысячи человек, более 800 лошадей и 400 саней тронулось в путь по тракту Царицын — Москва. Голова колонны прибыла в столицу 25 декабря, а последний солдат вошел в город только 10 января 1691 года.

* * *

Дмитрий.

Скатертью дорога. Как хорошо-то, когда не надо думать над каждым словом. Недаром говорится — с кем поведёшься, от того и наберёшься. Детские компании во дворах, если они постоянны по составу длительное время, организуют свой мирок, со своими интересами и правилами поведения. Там своё понятие справедливости, свой язык, а точнее сленг. Наша четвёрка была знакома со второго класса. У нас тоже сложился свой мирок, со своим восприятием мира, своеобразным юмором и сленгом. Не удивительно, что порой наши разговоры между собой приводят посторонних в ступор.

Что значит для обычного человека такие слова как петух или козёл? Так лёгкое ругательство, если их применяют относительно другого человека. Но попробуйте их применить в разговоре с человеком, отсидевшим в тюрьме. Там давно существует свой сленг и понятие этих слов совершенно другое. Так и у нас. Зачастую посторонние, просто зависали, слушая разговор между нами.

Иоаким с Адрианом меня просто забодали. Думал, не выдержу. Везде им черти мерещились, да происки дьявола. Но после одного, очень удачного разговора всё кардинально изменилось. Теперь я хоть водородную бомбу притащу, всё от Бога будет. А разговор начинался как обычно:

— Дмитрий. Бог послал нам тяготы мирские и болезни для испытаний нашего духа. А Вы пытаетесь, всякие дьявольские приспособления народу дать, чтобы он в лености пребывал, да испытаний посланных Богом избегал.

— Ваше святейшество. Разрешите я старую притчу расскажу. Возможно, она Вам ведома, так как из святых книг читана.

— Почему не послушать, если в святых книгах написана?

— Началось однажды в городе наводнение. Паника, люди спешно покидают свои дома. И лишь один праведник остался дома и погрузился в молитвы о спасении.


Вода постепенно поднялась до середины первого этажа. Мимо дома праведника проплывали люди на лодке:


— Садись к нам, мы спасем тебя!


— Нет, — отвечал людям праведник, — Меня спасет Бог.


Тем временем вода поднималась все выше, и праведнику пришлось перебраться на крышу дома, где он продолжил молитву.


Мимо проплывало бревно — на нем соседи:


— Садись к нам, мы спасем тебя!


— Нет, — отвечал людям праведник, — Меня спасет Бог.


Тем временем вода поднялась до самой крыши, на которой сидел наш праведник. Тут приплыл корабль, с него спустили веревочную лестницу:


— Садись к нам, мы спасем тебя!


— Нет, — отвечал людям праведник, — Меня спасет Бог.


Тут вода поднялась выше крыши и праведник утонул. И вот предстал он перед Господом:


— Почему ты не помог мне? — с упреком спросил он Господа, — Я ведь так верил в тебя и молился тебе, я так ждал от тебя помощи!


— А кто же посылал тебе лодку, бревно и корабль?

Иоаким с Адрианом рассмеялись. Анекдот был не богохульным. Возможно, даже действительно откуда-то из святых писаний. Можно было и посмеяться.

— Да, Господь Бог даёт человеку право выбора и не говорит, что он будет всё делать за него.

— Я об этом и говорю. Бог послал нам испытания за грехи наши, но он же дал нам возможность преодолеть эти испытания своим умом и трудом. Мы для него как маленькие дети, такие же непослушные, но любимые. Как любящий, но строгий отец он постоянно посылает нам испытания. Когда ребёнок встанет на ноги, его учат ходить. Научится ходить, учат бегать и прыгать. Потом ездить, строгать, пилить, сражаться и так далее. Только он научится одному, его начинают учить другому. Одни терпят ушибы и синяки, постигая науки, а другие находят отговорки. Что, дескать, если бы Богу было надобно, чтобы бревно стало доскою, он бы это сделал. А так, это против Господней воли идти.

— Ты не богохульствуй князь Дмитрий.

— Так я и не богохульствую Ваше святейшество. Бог послал нам испытания, для того чтобы мы учились. Научимся одному, пошлёт другие испытания. И так во всём. Всё что вокруг нас, это испытание, посланное нам Творцом нашим. Научимся лечить болезни, будет другое испытание. Научимся быстро ездить и плавать, откроются новые земли, а с ними новые трудности.

Если запретите меч как дьявольское оружие, убийца возьмётся за камень или палку. Дьявол кроется не в мече, а в руке его держащей. Тот же меч в руке воина защищающего нашу землю церковь благословляет. Всё делается по воле Божьей. Думаю и нас, с нашими знаниями, именно в эти лихие годы, не зря Бог сюда привёл.

На этом наш разговор и закончился. Точнее меня ещё час учили уму разуму и смирению, а я упирал свои глазки в землю и поддакивал. Правильно, последнее слово должно быть за его святейшеством. Там, у себя в номере они обсудят этот разговор, но в результате я почти не сомневался. Всё что на их пользу, не может быть от дьявола. А сейчас, когда они реально почувствовали дыхание смерти, исходящее от католиков и черт ещё знает от кого, отказываться от помощи людей называющих себя православными, нет никого резона.

Проводил всех в Москву, а забот не уменьшилось. Их вообще стало много, так как я стал папой. Да моя Вера родила девочку, которую назвали Светланой. Хорошо, то хорошо, только вот домой хоть не возвращайся. Что я и делаю. Осуждаете? А у Вас был маленький ребёнок? Дальше продолжать? Мне и так спать приходится по 5–6 часов, а с утра я не гвозди заколачиваю.

Две недели мотался между Иловлей и Камышином. Всё шло хорошо. Вот, что значит, когда всё отлажено. Оборудование с Мадагаскара, мастера тоже. Да простые рабочие местные, но не «Буран» собирают. Валенки, сукно, галоши, ткани и так далее по списку. Нефтеперерабатывающий завод как кузнечный и литейные цеха пока не оборудованы сложным оборудованием, а мастера смен с опытом. Цеха по изготовлению Кирпича, цемента, керамзита вышли на запланированную мощность. Лаборатории, это другой разговор, но от них никто и не требует валовой продукции. Там на 5 учеников один учитель. К лету ученики догонят учителей. Можно сдавать объект в цепкие руки Фёдора и Саввы. Тем более мы им больше 100 специалистов привезли. Ну, остальные 60, врачи и военные.

* * *

Столовая была полна народа. За 4 месяца в цементном, керамзитовом и кирпичном цехах, прошло обучение более 600 человек. Ещё 200 прошли обучение на нефтеперегонном производстве. Все 800 свежеиспечённых мастеров, набились в помещение, рассчитанное на 100 человек. На улице кружила метель, поэтому общее собрание с площади перенесли сюда. Я осмотрел затихший зал, вздохнул и начал свою речь:

— Вот и прошли полгода вашей жизни. За 180 дней, Вы пережили смерть близких, рабство, освобождение. Здесь Вы получили надежду на светлое будущее. Я не обещаю, что оно будет лёгким, но оно будет другим. Вам дан шанс судьбой и Богом, не только устроить своё будущее, но и своих детей и близких. Вы первые строители новой России. Каждый кирпич, сделанный Вами, будет укреплять Вашу Родину. С каждым новым построенным домом Вы будете вычёркивать из будущей нашей истории рабство, нищету, голод. Вы будете делать так, чтобы в Ваш дом не ворвались вороги, а Ваши дети и внуки не узнали кандалов. Вы будете не одни. Рядом с Вами встанут новые кузнецы, металлурги, кожевники, стеклодувы, крестьяне и воины. С каждым годом наша школа будет выпускать всё больше и больше таких людей. Но вы первые и Вас запомнят как первых. Какими Вас будут помнить, зависит от Вас. Не опозорьте свой род. Будьте достойны возложенной на Вас чести.

Фу. На одном дыхании выдал. А ничего, по нынешним временам даже очень ничего. Вон, какие лица просветлённые. Эх, батюшки с кадилом не хватает, чтобы всё это освятил, для полного человеческого счастья. Постой, я же его приглашал. Ага, вон он в углу стоит. Ну, совсем не похоже на церковного служащего. Так, заметил, что я на него смотрю, стал перемещаться к импровизированной трибуне. Продолжаем:

— Завтра все Вы будете разбиты на группы по восемь человек. У наших кладовщиков Луки и Василия получите необходимое имущество. От портянок и подштанников, до лошадей и оборудования для будущих цехов. Савва выдаст старшим ваших групп деньги. Большие деньги. Это на ваш прокорм и строительство. У меня в руках 100 грамот подписанных лично Петром I. В них указаны земли, на которые Вы должны убыть и наказ местным властям не чинить Вам препятствий. Когда Вы закончите строительство, в силу вступит закон, по которому запрещается, в черте городов, строительство деревянных домов. Так, что работы будет много.

— Деревянные дома теплее.

А это что за пришлый затесался? Какой-то любопытный из деревни. Остальные вокруг него улыбаются. Что теплее и выгоднее они уже проходили. Но вызов брошен, надо отвечать:

— Конечно, теплее когда горят целыми улицами, кварталами, городами. Сколько раз горела Москва? А другие города? Каждый раз сотни, тысячи погибших. Сколько человеческого труда пропадает в огне. А правильно построенный дом из керамзита и кирпича, даже теплее деревянного. Конечно он в два раза дороже, зато простоит сто лет, а деревянные горят каждые 15–20 лет. Зато сколько лесов сохранится? А сколько работящих рук освободится для других нужных дел!

Но это мы отклонились от темы. Сейчас я буду зачитывать имена. Кого назвал, подходите, буду вручать царскую грамоту, а батюшка Вас благословит на праведные деяния.

Ну, вот и всё. Процесс запущен. Следом пойдут другие мастера. При церквях и монастырях откроются бесплатные больницы, школы. С патриархом это оговорено. Уже сейчас, в сотнях городов, открыты государевы дома сирот. Сирот будут отправлять сюда и в Пермский край. Как и в Камышине, там строится целый промышленный комплекс. Выделены деньги на постройку городка для детей разного возраста. Это наша будущая смена.

Глава 17

Мадагаскар-Россия. 24 февраля — 1 июня 1691 года

Андрей. Михаил. Пётр I.

Андрей.

Время понеслось в скач. Только теперь я понял, что мы до сих пор отдыхали. 24 февраля 1691 года прибыл Михаил с Петром I. Хотел сказать как в анекдоте — «Приехал поручик Ржевский, и тут такое началось!». Нет, не началось. Если не считать первых двух дней, то меня не сильно оторвали от дел. Пётр Алексиевич вместе с Василием Васильевичем Голицыным, в сопровождении Михаила уехали в Нефтеград. Там пропадали пару недель и вернулись, когда получили извещение по телефону, что прибыли корабли из России. Караван решили переформировать и немного изменить его цели. Теперь в караван вошли 28 судов и 12 кораблей. Общая численность экспедиции достигла 14 тысяч человек. 1600 турок, 3400 русских, 2600 голландцев и 4400 саловаров, сосланных с Мадагаскара. Ещё около тысячи человек это люди самых разных национальностей, изъявили желание поехать в новые земли. 1260 человек это команды кораблей, что вернутся обратно. 4 корабля и 8 судов останутся в пользовании переселенцев.

С недавних пор, всех проживающих на Мадагаскаре, принято называть саловарами. Так вот, саловары сосланы на 3 года, после чего они могут вернуться на Родину, причём богатыми людьми. Это же касается и остальных переселенцев. Только мы постараемся, чтобы у них возникло желание осесть на Дальнем Востоке. Не силой разумеется.

Цель экспедиции подверглась коррекции. Решили подчистить самые крупные залежи золота в мире. В первую очередь месторождения рассыпного золота. Начнём с Америки. Первая в списке Бразилия. Треть переселенцев едет туда. Есть там такой небольшой городишко, а по нашим понятиям деревушка — Ору-Прету. К сожалению, золото там вот-вот найдут, мы не успеваем стать первооткрывателями. Первый год местные жители будут хранить молчание о месторождении, боясь конкуренции. Думаю, с такими силами, что у нас, мы себе, большую часть пирога отхватим. Остальное откупим.

Следующие в списке это будущие штаты США — Северная Каролина и Джорджия. Находятся рядом на восточном побережье США. Там останется 5 тысяч человек.

Оставшиеся 4 тысячи золотоискателей осядут в Калифорнии и Колорадо. Задача всех групп, используя все технические новшества, которые мы им дадим, за 3–4 года, выбрать 60–80 процентов рассыпного золота. После этого основная масса людей переместится на Дальний Восток. На местах рудных месторождениях золота, организуем небольшие компании, пусть потихоньку роют землю. Старатели им не помеха, они под землю не полезут, а с местными властями мы поделимся акциями.

Это первый этап подрыва экономики Европы. Второй золотой десант будет на Аляску и в Австралию. Но это не горит. Организуем по возможности. Тут ещё с Африкой надо разобраться. Архи важнейший вопрос. Там уже более 3 тысяч поселенцев. Очень хорошо сложились отношения с местным населением. Аборигены, народ воинственный, работать не любит. Сейчас они крушат европейские и арабские поселения, что нам на руку. Но их воинственность аукнется нам в будущем. Мы снабжаем их промышленными товарами, немного продовольствием и главное оружием. Старым оружием, конфискованным у пиратов. За это, местные племена, продали нам нужные участки земли. Зачастую, эти земли не кому не принадлежали, так как находились на спорных территориях. В таких случаях мы особо щедро одаривали племена, проживающих на границах этих участков. Составлялись бумаги, в которых говорилось, что эти земли им не принадлежали и не принадлежат, В чём они собственноручно подписываются и согласны, что теперь эти земли наши. Теперь пока они отыгрываются на европейцах и арабах, надо как можно быстрее освоить эти земли. Поэтому уже через месяц туда уйдёт караван с переселенцами, численностью в 10 тысяч человек. Какое-то время остров останется без флота. Да и людей в Беловодье значительно убавится. Сейчас всё населенье составляет 28 тысяч. Это не только русские, но европейцы с саловарами. После останется половина. Но пострадаем не сильно. Масштабные работы по строительству в Беловодье закончены. Хотя, пополнить людской запас надо. Будем ждать летнего пополнения через Суэц. Только, что с этим пополнением делать? В основном ожидаются поляки. Наверное, после небольшой воспитательной работы, часть поменяем на поселенцев в Африке.

Почему поляки? Да, эти три змея, В России, не только Азовом занимались. Они всеми праведными и неправедными путями наводнили Крымское ханство слухами, что в этом году их ждут на Руси. Для этого, на один год, наняли и привезли чёрных людоедов с Африки. Договорились с калмыцким ханом о 20 тысячах конников и сами собрали более 20 тысяч. В общем, кто в этом году пойдёт за рабами в Россию, сам, в лучшем случае, станет рабом.

А под этот слух, пускали другой — поляки, Лифляндию воевать собрались. Войско на север уйдёт. Грабь, не хочу. Должно сработать.

* * *

Уже 12 апреля. Как время-то летит! Наши гости успели вместе с караваном на реку Оранжевую смотаться и обратно. Оттуда Пётр I приехал окрылённый. Теперь думает, как бы туда 30 тысяч человек с России переправить. Как. Через Суэц. Адиль нам зелёный свет даст. Там от Азова до Суэца на своих судах дойдём. Четыре мы оставляли, да на Волге под Саратовом 10 штук построили. Весной они по речкам Камышинка и Иловля проплывут из Волги в Дон. Они построены по проекту река-море, имеют малую осадку. «Чиж» уже, наверное, Красное море одолел и в Суэцком проливе находится. Его так модернизировали, что летает как птичка. Рация на нём стоит с ламповым усилителем. Да. Сделали два десятка ламп. Мощные, но не долговечные. 10–15 часов работы и надо менять. Но «Чижу» главное передать на Дон, чтобы людей сюда начинали переправлять, а там пусть хоть все лампы сожжет. Мы тут тоже подарочки в Россию готовим. На секретность плюнули. Не на всю конечно. Яхты нашей Пётр I так и не увидел. Да и много чего другого из будущего. А вот новые станки, двигатели, электромоторы — это пришлось показать. Хорошо, что он согласился с нашими доводами о секретности. Потаенным заводам в Поволжье и на Урале быть. Точнее целые закрытые области. Государство в государстве будет от среднего и южного Урала до Царицына. Жалко Демидова, но мы ему не хуже замену найдём. Ага! Не угадали. Железную дорогу будет строить. Сначала от реки Кама до Урала, а потом сразу в обе стороны. Дорога Кама-Урал необходима, чтобы соединить нефть с железом и медью. Технология у нас уже под газ и нефть заточена. Что теперь поделаешь. Потом одна ветка пойдёт к Москве, другая к Байкалу. Мы ему такие мартеновские печи сделаем, что он в день по сотни тонн стали будет лить. Но без контроля мы его не оставим. Организатор он хороший, но есть у него грешки.

20 апреля. Отправили 5 кораблей и 10 судов с грузом вокруг Африки в Россию. Обратным рейсом возьмут людей для Африки. А сейчас повезли станки и оборудование для заводов. Бурильные установки, генераторы для ГЭС, просто генераторы, электромоторы и 200 тысяч электро лампочек. Много пресс-форм, редкие металлы для стали, всего не перечислишь. Опустошили Беловодье. Но вещи не так жалко, новые сделаем. А вот люди! Много специалистов уехало. Теперь с год мы будем делать, только то, что уже производим. Пока ещё смена научным работникам вырастет.

25 апреля. Пётр I готовится к отплытию. По времени уже опаздываем. Чиж привёз из России такие известия, что Петра I можно понять. Стрелецкий бунт, Софья и остальное, что смотрится на этом фоне мелочью. Решили рассекретить яхту. Завтра в путь. Следом за ними поплывут «Чиж» и «Крепыш». Но это только для того, чтобы встретить на обратном пути, заправить яхту и сопроводить. Так им не угнаться. Расчётная скорость яхты 350 километров в сутки — 18 дней до Суэца.

* * *

Михаил.

Когда плыли на Мадагаскар, было много бесед с Петром I и Голицыным. Касались различных тем от промышленного развития России, до Европейской культуры и науки. Первоначально, надо было развеять мифы о передовой Европе, а потом и о необходимости у неё учиться и торговать с нею. Откуда выходило, что России позарез необходимо окно в Европу.

— Ваше Высочество! Медицина, культура и наука в Европе не лучше чем в России, а зачастую и хуже. Вы когда грязный и потный, идёте в баню. А они просто обрызгивают себя благовониями, чтобы перебить дурной запах. У них читать и считать умеет только знать да крупные купцы. У нас практически каждый лавочник. Хотя в этом мы от них не далеко ушли и этим надо всерьёз заняться. Но об этом мы уже с Вами не раз говорили. Теперь о науке и промышленности. В этом они нас немного обогнали, но не, потому что они умнее, а потому, что наших мастеров и учённых мы в чёрное тело загнали. Дайте им послабление в налогах, а ещё лучше помогите и Россия через 10 лет оставит Европу далеко позади

— Михаил! Прекрати меня называть Вашим Высочеством. Вполне подойдёт Пётр, Пётр Алексеевич. И давай поподробнее о том чему Европа учится. Гордон и Лефорт говорили другое. Сказывали, что Европа имеет самую передовую науку и самую лучшую промышленность.

— Европа. Если уж учится, то у учителей, а не у учеников. Порох, компас, бумага и многое другое изобретено в Китае. Ракеты тоже оттуда. Индия, это кладезень знаний древних.

— Нам не древности учится надобно, а новому.

— Древние умели строить такие машины, которые ездили быстрей коней, плавали быстрей рыб и летали выше и быстрей птиц. У древних было такое оружие, которое одним выстрелом могло уничтожить город крупнее Москвы. Полностью уничтожить. Вот с оружием они перемудрили. Такую войну устроили, что всё порушили, почти всех уничтожили. Люди скатились до состояния животных и начали, почти с пустого места, строить цивилизацию. Но были люди, которые сумели записать всё, что знали и помнили, на бумаге. Эти записи сейчас хранятся в храмах Индии. Только дикарю не сделать фузею, даже если ему рассказать о ней. Так и нам не построить те машины, которые были у древних. Сейчас не можем. Но тот же дикарь, зная о ружье, сделает его гораздо раньше, чем без этих знаний. Так и мы, имея такие знания, быстрее построим диковинные машины. Но это в будущем, а в Индии много других знаний, которые можно использовать уже сейчас. В частности по медицине.

— Сказки Вы рассказываете князь Михаил!

— Так это легко проверить. Отправить в Индию, Китай и Америку экспедиции за знаниями, а не в Европу. Ещё бы в наших русских летописях поискать, да только наши святые отцы в страхе перед язычеством, все старинные рукописи пожгли.

— Не все. В библиотеке Ивана Грозного есть древние рукописи. Есть упоминания о машинах диковинных. Даже о войне той страшной упоминание. Только я это всё за сказки считал. Люди там по воздуху летали, лучами какими-то страшными стреляли.

— А как там война описывается? Хотя бы коротко. Сравнить хочу с индийским вариантом.

— Писалось там, что война сразу по всей земле случилась. Пять крупных государств в ней участвовало. Наши предки в Гиперборее жили. Когда война началась, тысячи летающих пушек взлетело с нашей бывшей родины и сели за границей страны по всему периметру. Они сбивали чужие летающие лодки и какие-то летающие бомбы. Но из-за этих страшных бомб земля начала шататься и уходить под воду. Все государства, что воевали, утонули, а из воды появились новые земли.

— Ага. Летающие пушки это зенитные батареи, похоже, с лазерным оружием и ядерной энергетической установкой. Их в народе котлами назвали. Ещё в 20 веке, в тундре находили. Даже людей в скафандрах там видели. Только они страшно «фонили». Кто долго возле них находился, умирал или долго болел.

— Князь! Что Вы там себе под нос бубните?

— Да, говорю, что что-то похожее и в Индийских свитках написано. Только как бы с другой стороны. Мне бы самому почитать.

— Только царь имеет право входить в библиотеку, потому и тайная она.

— Ну, вот у самого под боком знания, а в Европу стремитесь.

— Нужен России морской путь в Европу. Морские торговые пути нужны, чтобы свою прибыль иметь.

— А вот с этого места, пожалуйста, подробней. Кому нужны, почему именно сейчас, а не 100 лет назад или, наоборот, через 100 лет.

— Так нам нужны. Раньше нужны были и нужны будут.

— Раньше никто царям в уши не вдувал такую мысль, и как бы обходились. В будущем возможно и потребуется. А есть ли сейчас такая потребность для России?

— Торговлю надо развивать с Европой.

— Почему надо? Кому надо? Что нам из этой Европы нужно? Панталоны? Парики? Вшигонялки? Металлы у нас и самих есть, только добывай не ленись. Это Европе нужен наш хлеб, наша пенька, дёготь, воск, мёд и многое другое. Звучит это так — Ваня, подвигайся ко мне со столом поближе, я что-то кушать захотел.

— Нельзя быть великой державе без выхода в море.

— Здесь я с вами согласен. Только у меня опять тот же вопрос — почему именно сейчас? У нас великой потребности в этом нет, кроме, разумеется, державного самолюбия. Так в этом случае и подождать можно, когда оно само в руки упадёт.

— Это как это упадёт?

— Так история она всё время меняется. Меняются границы стран. Одни страны слабеют, другие становятся сильными. Вот сейчас Швеция сильная страна, а через 10–20 лет может совсем ослабеть. Польша всего 20 лет назад была крупной и сильной страной — от можа и до можа. То есть от моря и до моря. А теперь её Крымское ханство рвёт как собака половую тряпку. Это притом, что ханство само ослабело, до того, что мы его сейчас можем подмять под себя. А с другой стороны её грабит Швеция. Это я к тому, что к Балтийскому морю можно без лишней крови подступиться, нужно только правильный момент выбрать.

— Это какой момент?

— А кому сейчас больше всех, хочется набить морду Швеции? Польше. Этого же хочет Дания и Голландия. Только самим таскать каштаны из огня им не хочется, вот они и подстрекают Россию. Вот и ответ, почему Вас в немецкой слободе, так «ненавязчиво» убеждают в необходимости войны со Швецией. Я даже догадываюсь, кто эти мысли до Вашего Высочества доносит.

Царь склонил голову и долго смотрел на свою притоптывающею ногу. Потом поднял голову и сказал:

— Но выход к Балтийскому морю России надобен!

— А кто это отрицает. Нам ко всем морям выход желателен. Только воевать с сильной Шведской армией из-за клочка земли? Это притом, что остальные не вложив не рубля, отхватят целые княжества.

— Это как?

— Польша желает забрать всю Лифляндию. Наверное, Польша, Дания, Голландия, уже поделили между собой, кому что достанется, когда Россия умоется кровью в войне со Швецией. Ведь она тогда так ослабнет, что не сможет сопротивляться их общему решению. Но выход к морю они России оставят, бросят так сказать подачку. Мол, держи собачка, заслужила. Это нужно Дании, Голландии, Англии. Так сказать, они подвигают к себе стол.

В этом вопросе надо предложить им воевать со Швецией. Конечно, они откажутся и начнут давить на Россию. Если не получится, царь умрёт от какой-нибудь болезни. Другой будет покладистей. Проще и дешевле царя в России поменять, чем свои деньги тратить.

— Так какое-то безвыходное положение получается.

— Почему? Как только Вы будете думать лишь о благе России и смотреть на всё, через эту призму, то сразу найдётся решение. Какая вам разница Польша или Швеция? России нужен выход к морю? Он прекрасно может быть и через Польские земли, стоит только объединиться со Швецией. Пусть Польша и Швеция сами наперебой предлагают Вам разные варианты. Может на этой почве и передерутся между собой, а мы придём и возьмём, что нам нужно.

— А что нам нужно?

— Да ту же Лифляндию с Литвой. Или Финляндию. Или всё вместе. Всё зависит, как карта ляжет. Если Швеция первая подсуетится, то Литва и возможно часть Лифляндии. Если Польша с её друзьями, то конфискуем Финляндию. В общем, незачем нам за других воевать. Пусть они за наши интересы воюют. Вот за то, что мы согласились татар воевать, Польша нам Киев, Смоленск и ещё ряд городов отдала. Так татар нам и так надо бить. Иначе они нам покоя не дадут, своими набегами. Заодно и Крымские земли присоединим. Так и с Балтийским вопросом поступить надо. Вот Василий Васильевич Голицын, с такими делами прекрасно справляется. Как он поляков с Киевом уломал, на грани прошёлся.

Хотел добавить, а Вы его в опалу. Но промолчал. Хотя ясно, кто был подстрекателем. Без Лефорта и Гордона здесь не обошлось. Так. Похоже, не будет города, на костях русских людей, в устье реки Нева. А зачем нам болото? Рига, Таллин или Хельсинки лучше.

* * *

Мне явно нужно на необитаемый остров. Хотя бы на месяц. Трудно соврать, но как трудно поддерживать своё вранье месяцами, особенно когда всё вокруг говорит об обратном. В общем, когда плыли обратно с Мадагаскара, Пётр Алексеевич, теперь знал практически всё, кроме того — откуда мы. На яхте нас было восемь — Пётр I, Голицын, трое поляков, двое саловаров и я. Решили плыть с комфортом. Царь всё пытался понять, что это за оборудование, но я включил «дурочку», и начинал говорить научными словами. Пётр I, меня перебивал и просил объяснить по-человечески. В итоге, я ему по большому секрету «сознался» что сам не знаю, как это работает. Знаю только, как пользоваться. На вопрос, почему яхта стояла без дела, ответил, что она нужна для возвращения к нашим согражданам на той далёкой земле. Без неё мы не найдём дорогу назад. Даже показал, как яхта плывёт на автопилоте. Это его впечатлило, и он поверил в мой бред. Ну, хотя бы пока поверил.

Воспитать царя, обычными методами я уже давно не пытаюсь. Он указывает направление своих интересов, я пробую это использовать. Любишь читать? Бери книжку про Робинзона Крузо. Алфавит не тот, а прочесть хочется, вот он и пытается. Благо это не так трудно. И вот уже на третьей книге он легко читает и пишет как человек 20 века, а на пятой приходит к выводу, что так удобней. Ещё пару дней и Пётр I пишет указ об образовании, где только церкви разрешается пользоваться старой буквицей в официальных документах. Хочет играть в солдатиков? Да без проблем. И вот у нас в гостиной яхты, на столе, разворачиваются целые баталии. Только правила в этих баталиях странные. Каждый может вооружать своих воинов как пожелает. В первом же сражении передо мной встают чёткие ряды мушкетёров, а по бокам тяжёлая конница. Пётр начинает и проигрывает. Я раскатываю его римскими легионерами без мушкетов, но с луками, щитами и мечами, А у его кавалерии, лучники, выбивают коней, а лёгкая конница арканами вяжет тяжёлых рыцарей. Царь в недоумении. Начинается разбор полётов. Так каждый раз. Нет, я его редко обыгрываю, ещё реже проигрываю, чаще свожу в ничью. Он замечает, что я поддаюсь и злится. Приходится поддаваться меньше. Правила игры усложняются. Теперь игра начинается с денег. Его величество на все деньги набирает армию, вооружает её и проигрывает, не успев вступить в схватку. Я выжигаю все селения на его пути, уничтожаю посевы и запасы корма для лошадей.

— Ваше Величество вспомните Азовский поход!

Игра начинается вновь и снова проигрыш. Его армия поражена поносом. Пётр I уже понял, что я не играю с ним, а учу. Но такая учёба ему нравится. В игру втягивается вся команда. Голицын изображает из себя противника. Ему помогают все, кроме меня. Я играю на стороне Петра. Сражения давно переместились на бумагу. Ведутся финансовые расчёты, прокладываются маршруты на картах, проводится разведка и так далее и так далее. Царь прекрасно усвоил, что подготовка к войне не менее важна, чем само сражение. Принцип игры камень, ножницы, бумага он тоже понял. Понял, что нет универсального оружия и совершенной защиты. Но через 18 дней игры прекращаются. Мы прибыли в Суэц. Два саловара, уводят яхту домой. По дороге их встретят «Чиж» и «Крепыш». «Чиж» будет охраной для яхты, а флейт «Крепыш» останется в Суэце. Чтобы не бездельничал, будет продолжать подводные работы, которые мы вели в прошлом году. Смотришь ещё сотню, другую орудий поднимет из морской пучины. Государь спешит и на этот раз, мы не задерживаемся, а на лошадях отправляемся в Александрию. Два дня и с лошадей сразу на корабль. Это лёгкая скоростная шнява. Пять дней и мы в Стамбуле. Здесь пришлось остановиться на день. Царь посетил гигантский зоопарк-заповедник, а я поговорил с Адилем. Нам было о чём с ним поговорить. Мешочек с алмазами переместился к арабу, а ко мне его заверения, что наши корабли будут, как и прежде пропускаться без досмотра. Но главное было не это. Ещё в том году, до захвата Азова, у нас с ним был разговор о Крымском ханстве. Моя просьба была проста. Попробовать уговорить султана не выступать на стороне крымских татар. Любым способом. Пусть его предупреждают оракулы о плохом расположении звёзд для войны с северным соседом, снятся сны его жёнам. Приходят слухи о Европе, готовящейся к войне с Османской империей или о бунтующей Африке. Наконец, пусть ему донесут об уничтожении портов в Африке европейским флотом. Зря, что ли мы под них рядились, когда отправляли корабли к южному побережью Африки? В подтверждение моей просьбы, в руки Адиля перекочевал ещё один мешочек, но только с рубинами. Я заверил советника султана, что когда приплывут корабли, огибающие берега Африки, то они привезут новых диковинных зверей и ящик золота.

— Уважаемый князь Михаил! Вы могли бы и не делать мне подарки. Для Вас я бы и так сделал всё за свои деньги. Хотя расходы, конечно, будут большие. Но всем, что у меня сейчас есть, я обязан Вам. Такое не забывают. Всё что смогу я сделаю, даже если придётся остаться в одном халате.

При этих словах он улыбнулся, а я перехватил инициативу:

— Не будем доходить до таких крайностей, но Вы тоже помните, что если Вам или Вашим родственникам потребуется убежище и деньги, они всегда найдутся у нас. А сейчас надо найти русского царя в вашем заповеднике, пока его не клюнула 400 килограммовая курица.

На следующий день мы покинули гостеприимного Адиля и устремились к своей цели. Сказать, что царь был поражён зверинцем султана, это ничего не сказать. Я даже забеспокоился, как бы он не вздумал и в России такое учудить. Во-первых, Россия не Османская империя, а во-вторых, у нас климат другой, особенно денежный. Ещё 5 дней и мы в Азове, а 1 июня уже были в Иловле.

Глава 18

Россия. Крымское ханство

Михаил. Сергей. Пётр I. 1 июня — 10 августа 1691 года.

Когда подплыли к Иловле, я поразился, сколько можно сделать за 5–6 месяцев. Нас встретила практически достроенная крепость в 600 на 500 метров и построенный причал с портовыми складами и магазинами. У причалов стояло 18 судов и ладей. Как не спешили, а удержаться от посещения торговых рядов я не смог. Нас встретил и теперь сопровождал Фёдор. Обстоятельный и смышленый мужик, за, что был отмечен ещё в Беловодске. В нём сочеталась любовь к работе с металлами и вообще с минералами, с хозяйственной жилкой и долей авантюризма.

Зашли в магазин. Здесь были образцы товаров. Выбор был хорошим. Сельхозинвентарь, от ножа и топора, до механической косилки и сеялки. Ветряные мельницы и молотилки, плуги, бороны, косы, серпы — более 100 наименований. Не забыт и быт — стёкла для окон, светильники, сковороды, котлы и чугунки. Отдельной статьёй шли комплекты чугунных изделий для печей. Не забыт и транспорт. Колёса на резиновом ходу с подшипниками скольжения, рессоры, петли. Инструмент тоже был представлен в широком ассортименте. Особое внимание покупателей было к шурупам и винтам.

Глядя на моё, такое радостное лицо, жаба Фёдора взяла слово:

— Князь! Почему мы продаём товары по такой низкой цене? Они порой даже не отбивают цену, потраченную на их изготовление. Если бы не продажа зажигалок, зеркал, часов и парфюмерии, мы бы были в убытке.

— Матвей. Только не в обиду. Я никогда не смогу отковать нож или меч как ты. Это твой талант. Мы имеем другие умения. Тебе не понятны принципы нашей торговли, но посмотри на это с другой стороны. Сравни. Маленькое поселение на острове Мадагаскар два года назад и сейчас. Княжество на Мадагаскаре. Несколько колоний в Африке, Австралии и Америке. Большой флот, десятки заводов. Король и царь с нами за руку здороваются. Вот честно скажи — мог ты себе представить, что так просто за одним столом с царём всея Руси будешь чай пить, а король Мадагаскара будет у тебя совета спрашивать.

Суди по результатам. Я понимаю, что многим не понятно, что мы делаем и почему именно так. Так и мне не понятно как стрелок из лука на скаку попадает в летящую птицу или как можно пятикилограммовым молотом отковать 10 граммовый наконечник для стрелы. Богом каждому своё дадено. Главное, чтобы наши цели совпадали. Я вот, с друзьями, хочу построить богатую и сильную Россию. Если ты ЗА, то тебе с нами по пути. А кто что умеет, тот то и прикладывает к достижению этой цели. Ты над этим подумай. Лучше скажи мне, как столько купцов за один сезон, смогли приманить?

— В этом секрета нет. Отправили почти 100 ладей с товаром по Дону и Волге в города, что вверх по течению. Это те суда, что освободились после переправы переселенцев на Урал. Вот они отвезли наши товары по осени и там, на зиму остались. Всю зиму купцам про товары наши чудные и дешёвые рассказывали, обещали желающих до нас сопроводить. А ещё среди наших купцов были люди, что с ремесленниками разговоры вели. Многих уговорили в компанию с нами вступить. Это чтобы совместно товары делать. Вот только мне не понятно, зачем их надо было уговаривать? Построили свои заводы и все!

— Матвей! Ты рассуждаешь как капиталист, ну чтобы тебе понятно было, как торгаш. Нет, у нас цели нажиться, за счёт разорения ремесленников. Мы хотим, чтобы и они свою копейку с этого имели. Конечно, проще построить металлургический завод и машиностроительный цех и ценами разорить всех кузнецов и ремесленников. Только цель наша другая. Сделать так, чтобы эти ремесленники жили лучше. Но про себя любимых мы конечно тоже не забудем.

Ты мне лучше о деревни расскажи.

— А что рассказывать? В деревнях население почти удвоилось. Народ в основном пришлый. Там степняки, поляки и много кого, не считая наших русских. Сажать на следующий год решили всё, что Вы скажите. Очень им понравились многие культуры. Начиная от гороха, фасоли, кукурузы, огурцов, тыкв и картошки. С деревьями пока не ясно, они ещё не плодоносят. Ведь наши, эти, ну как их там.

— Агрономы.

— Ага, агрономы, девчонки сопливые, такие блюда из овощей вкусные научили баб готовить, что теперь, пожалуй, никто из мужиков не рискнёт сказать ничего против.

С биогазом Вы, пожалуй, поторопились. Не принял его народ. А вот дома из керамзита, да русские печи, всем понравились. У нас на них очередь. Стёкла, крестьянам мы в убыток себе продаём. Правда, они плохие получаются, видно песок не тот. Ищем. Зато из-за низкой цены на стекло появились первые теплицы. Их всего 28 на 63 села, но лиха беда начало. Теплицы это рассада, перца, помидоров и многих других растений.

— Стоп! Какие 63 села?

— Так Вы сами сказали скупать все деревеньки, которые бояре и дворяне пожелают продать. А места здесь лихие, пограничные. Вот желающих продать много. Мы сейчас ещё 46 деревенек прикупаем. Али что не так делаем?

— Так. Так. Всё правильно делаете.

Пётр I, нетерпеливо дёргал меня за рукав. Его не интересовало, сколько бурёнка даёт молока. Пришлось прервать разговор и покинуть Иловлю на тарантасе.

* * *

В Камышине нас встречали Иван Михайлович Кольцов-Мосальский и целый толпа дворцового народа. С чем это было связано, мы узнали позднее, когда уединились втроем — Пётр I, Иван Михайлович и ваш покорный слуга Михаил. Мы сгорали от нетерпения узнать подробности стрелецкого бунта и вообще, всего, что произошло за наше отсутствие. Как только закрылась дверь за прислугой, Кольцов-Масальский начал повествование:

— Начну с главного. Алексей Семёнович Шейн, сейчас находится возле Натальи Кирилловны. Хотя всё закончилось, но оставлять столицу без военного руководства негоже.

Государь в нетерпении стукнул кулаком по своей коленке:

— Ты давай про изменников говори. Их казнили?

— Ваше Величество! Я хотел только успокоить Вас, что в столице всё под контролем. Ваша матушка, Наталья Кирилловна, в полном здравии, что не скажешь о части её окружения. Ваша жена Лопухина Евдокия Фёдоровна вместе с Вашим сыном Алексеем, сейчас находятся во дворце вместе с вашей матушкой. Евдокия Фёдоровна беременна. Роды ожидаются в октябре месяце. Но об этом вы и сами знаете.

Царь при этих словах стушевался. Что поделаешь. Он молод, кровь бурлит. Поэтому мы немного поработали сводниками. Теперь возможно и на Мадагаскаре и Африке будут незаконнорожденные отпрыски государя. А заместитель царя в это время продолжал:

— После Вашего отъезда, в столице случились волнения. Сгорела иноземная слобода и многое другое, о чём я Вам отписывал. Софья Алексеевна вызвала стрельцов в Москву и утверждала, что всё происходящие в столице — перст божий. Так же она говорила, что царь Пётр I убит, а из заморских стран приедет ложный самодержец. Случайно это или нет, в этом сейчас разбирается сыскной отдел, созданный при Вашей матушке, но только стрельцам не было выплачено жалование за три месяца. Голодные и обозлённые стрельцы взбунтовались. Всего в бунте участвовало 2500 стрельцов. Вашим полком, созданным здесь под Камышином, под руководством Сухарева Лаврентия Панкратовича, мятеж был подавлен. Вы его должны помнить. Стольник и полковник Московских стрельцов, он первый встал на вашу сторону в 1689 году.

Пётр I, во время рассказа побледнел, лицо его стало дёргаться:

— Казнить! Всех смутьянов казнить прилюдно!

Тут я вмешался:

Ваше Величество! Давайте дослушаем Ивана Михайловича. Что-то странное в этом бунте наблюдается. Вон и денежное довольствие стрельцам не выдали. Наверное, ещё что-то есть.

Кольцов-Мосальский благодарно взглянул на меня, а потом на царя. Пётр I, махнул рукой — мол, продолжай дальше.

— Странное действительно есть. Гордон убедил Софью Александровну, что Вас убили. Якобы даже, Ваши регалии показывал, которые с живого царя снять нельзя.

— Гордон? Собака! Где он?

— Умер Ваше Величество. Сердечный удар у него приключился. У него дома интересные документы нашли, я их с собой привёз. Сразу после нашей беседы вам передам. Они у меня припрятаны. Заодно и бумаги Голландского и Английского посольства прихватил. Мне их сыскной отдел, для Вас передал. А уж где они их взяли, мне неведомо.

При этих словах Иван Михайлович посмотрел в мою сторону, как бы говоря — Мне ведомо, да только я об этом не скажу. Сами объясняйтесь. После чего продолжил:

— По бунту были ещё странности. Создалось впечатление, что некоторые военаначальники либо совсем глупы, либо они участвовали в заговоре.

— Кто именно? Поимённо!

— Майор Николай Фон Зальм, командир Преображенского полка. Полуполковник Иван Иванович Англер, командир Семёновского полка. Полковник Де Граге, командир артиллерии. Полковник Юрий Степанович Лим, командир Лефортовского полка. Все они после получения команды о выступлении в поход против стрельцов, нашли массу причин, чтобы задержать выход войск. В итоге наши войска состояли только из Вашего Камышинского полка и Бутырского. Да и то, как сейчас выяснилось, после смерти Патрика Леопольда Гордона, командиром полка, по велению Вашей матушки и совету князя Сергея был назначен Георгий Петрович Чернышёв. Он встретился с явным сопротивлением своих офицеров, при попытке выполнить приказ. Сейчас эти офицеры находятся под следствием, ведётся дознание.

Пётр I повернулся ко мне. Потягиваясь на носках сапог, от чего он казался ещё выше, зловеще спросил:

— Ну, что Вы на это скажете уважаемый князь?

При этих словах его лицо снова начала подёргиваться. Надо было притушить пожар, пока он не превратился в огненный смерч:

— А что тут скажешь? Обычная борьба разведок разных стран. Польша, Англия, Швеция, Франция, да и остальные государства, стараются не только получать информацию, но и иметь рычаги давления на Вас. Это всегда было и будет. Единственное, что неприятно, так это то, что здесь, в России, это приняло гигантские размеры. В кого не ткни пальцем, в придворном окружении, так попадешь на английского или французского шпиона. Их столько, что они вытеснили с царского двора, почти всех верных Вам и Отечеству. Пришла пора чистить Авдеевы конюшни. Насколько я понял, то уважаемый Иван Михайлович с Алексеем Семёновичем и князем Сергеем разворошили этот гадюшник. О чем доложили Вашей матушке, Наталье Кирилловне и патриарху Адриану. Матушка дала разрешение на аресты смутьянов и шпионов, а патриарх это благословил. Правильно я изложил Иван Михайлович?

— Истинно, так и было. Только Наталья Кирилловна, высказалась жестче. Приказала выжечь каленым железом всю скверну. Мы просто не стали спешить. Решили подождать возвращения Петра Алексеевича, чтобы он сам решил, что делать с изменниками.

Я поспешил втиснуться в разговор, не давая царю сказать слово:

— Живой шпион, может принести больше пользы, чем мёртвый.

— Врагу место на дыбе и на виселице.

— Ваше Величество. Убьете их, пришлют новых. Только мы уже не будем знать, кто враг, а кто нет. Я с Вами согласен, что большинству место на плахе. Но надо оставить на развод. Пусть крутятся при дворе, слушают разные сплетни, которые мы будем им подкидывать. Только к армии, казне и управлению государством их не надо подпускать. Куда в первую очередь обратятся вновь прибывшие шпионы? Да к нашим подсадным уткам и обратятся. Так и будем на живца вылавливать лазутчиков.

Пётр I немного успокоился, и даже начал подшучивать.

— Так Вы меня без военаначальников и государственных служащих оставите.

— Россия богата талантами. Не пройдёт и года, как у Вас будут новые преданные Вам и Родине руководящие кадры. А мы Вам в этом поможем.

— А Вы сами потом меня не отравите?

— Ваше Величество! Вы же были на Мадагаскаре, всё видели и слышали. Все от короля государства саловаров, до крестьянина знают о нашей цели. Мы её не скрывали. Если бы мы жаждали власти то, что нам мешало забрать Мадагаскар в свои руки? Такой благодатный край, где всё время лето. Наши помыслы чисты. Мы русские и хотим видеть Родину наших предков, сильной и свободной. Те, кто сейчас сидит у нас в темницах или уже гниёт в сырой земле, старались во благо своей Родины. Ну а мы стараемся ради своей Отчизны. Нашей Родины России. Во благо неё мы и стараемся.

Блин, нагородил. Как-то не убедительно получилось. Но как говорится — мы верим в то, во что нам хочется верить. Вот и проверим, во что хочет верить царь. А его величество высказался вроде угрожающе, но в то же время одобрительно

— Вот закончим с Крымскими татарами, тогда я Вас в Москве и поспрошаю со всей любовью к Отечеству.

Эхма. Это его Величество не знает, что в Архангельске мы учудили. Но об этом ему потом сообщим. Пусть это переварит.

* * *

В конце мая 1691 года, под Андреевским флагом, в Азовское море, впервые спустилась русская флотилия. Она состояла из 4 судов, которые мы перегнали на Дон в прошлом году и 8 построенных недавно. Их как москитный флот, сопровождало 45 стругов. Всей этой компанией руководил Рон, вернувшийся из Москвы, прямо перед отплытием. В компаньонах у него был, наш старый знакомый — француз Николя. Задача флота, переместится в Чёрное море, и блокировать Крым.

А в Камышине, тем временем, полным ходом шла подготовка к войне. Всем заправлял Сергей. Дмитрий, перед отъездом на Урал, сумел каким-то образом, уговорить калмыков, выступить против татар и ногайцев. Хотя ничего секретного в этом не оказалось. Просто решили — гулять, так гулять. Спуститься по Волге и пройтись по Малым Ногаям. По территории Крымского ханства выйти к Азовскому морю в районе будущего Краснодара. Таким образом, убивали двух зайцев — зачищали территорию и не давали татарам с этих земель прийти на помощь Крыму. Там войска Петра I и полк Сергея будут ожидать татар с похода в Польшу.

Петр Алексеевич, когда услышал, что для него приготовили войска и только ждут его, сменил гнев на милость. А гневится ему, было на что. Пока он был у нас, каким-то образом погибло или разбежалось бывшее его окружение. Сгорела немецкая слобода, умерли Меньшиков и Лефорт, да и много чего ещё. Ну, ничего — война всё спишет. А там за боями да походами все прояснится, некому будет в уши ложные наветы лить.

Царя в сопровождении Голицына и 50 гвардейцев из спецназа отправили в лагерь под Азовом. Там собиралось всё Петровские войска. Вот хоть локти кусай. Мы Азов ночью проскочили, даже не поспрошали, что да как. Теперь царю обратно возвращаться. Считай две недели потеряно. Вместе с царем, чуть не отправили специальное вооружение, за которое я бы Димке голову свернул, если бы он был здесь. Стервец! Всё-таки сделал пулемёты Гатлинга с гравитационной подачей патронов — целых 12 штук! Я оставил их в крепости, заменив на «сороки» привезённые с Мадагаскара. Нарезные стальные стволы, позволяли вести прицельный огонь на 400–600 метров. Плюс 50 миллиметровые ракетные установки по 20 ракет. Чего больше для счастья надо тачанке?

8 июня Пётр I с Роном отправился в поход во главе объединенного войска. Под его командованием было 4 тысячи конных калмыков, 2 тысячи русской пехоты, частично размещённых на телегах и 120 человек на 30 тачанках с «сороками» и ракетными установками. Отдельной строкой проходил конный отряд спецназа, численностью в150 человек. Войско замыкал обоз из 500 телег. Главной задачей, войск Петра I было пройти от Азова, до Перекопа, приводя по дороге к покорности местных татар. Задача упрощалась тем, что большая часть татарского мужского населения находилась в походе на Польские земли.

Действия войска были одновременно просты и необычны. Войско не охотилось за степняками. Определялось расположение стойбища, окружалось и бралось в полон. Если удачно, то всё полностью, если нет, то отправлялся парламентёр к воинам, из стариков этого же племени. Всё сводилось к простой мысли. Мы не хотим Вас убивать, но отныне это наша земля. Сопротивление это только смерть и рабство.

Поверить в такую наглость сложно, но куда деваться, если твоя жена и дети попали в плен? По крайней мере, можно поговорить о том, что хочет враг. К нам в Азов, потянулись парламентёры. В вечный мир и дружбу мы не верили, но с чего-то надо было начинать. Что мы им предлагали? Служба царю Петру Алексеевичу, а как альтернатива — Африка, Америка, Дальний Восток. Последнее, не самый лучший выбор для отягощенного семьёй и родственниками человека. Зато, 3–4 года в Африке и ты богатый человек. По местным понятиям зарплаты астрономические. И нашлось немало желающих поменять место жительства.

В наши цели не входило уничтожение казахов, ногайцев, калмыков или других национальностей. Цель была проста как лом — Союз нерушимых, народов свободных.

Не мы такие — жизнь такая. Время такое и методы такие. Точнее, наши методы самые гуманные, на данный момент. Мы просто хотим объединить всех в один агломерат без лишней крови. Для примера, можно привести Америку и Африку — там вопросы решались проще.

С похожими целями, в след за Петром I, только по-другому маршруту, двинулось наше второе войско. Ногаи Малые, должны были перестать существовать как отдельное государственное образование. Это земли расположенные по реке Кубань и дальше вплоть до Феодосии. Всю зиму шли переговоры с Поволжскими калмыками. Ногаи Малые, как и Крымские татары не гнушались набегами не только на русские поселения, но и на калмыцкие стойбища. Так, что основания, «посчитаться» с соседями, у калмыков были. А такая изюминка, как возможность пограбить, сначала возвращающиеся с добычей крымские войска, а потом и сам Крым окончательно решило вопрос об участии батыров в этой компании. В общем, к ногайцам у нас было гораздо меньше претензий, чем к самим калмыкам, но последних надо было как-то вовлечь в набег на Крымское ханство.

У меня под командованием было 3 тысячи русских войск и 15 тысяч калмыцких всадников. Такое соотношение людского состава, сказалось на нашем походе. Он был более кровавым, чем у Петра Алексиевича. Войско было менее управляемым. Зачастую мы даже не знали, где находится, та или иная часть войск. Но кое-как к 20 августа войско достигло Перекопа.

* * *

Глава 19

Крым. 18 августа — 5 сентября 1691 года

Михаил. Сергей. Пётр I.

18 августа под руководством Пётра I и Рона войска подошли к перешейку, соединявшему Крым с материком. Там его поджидали 4 стрелецких полка, что привёл князь Сергей из-под Москвы. Крымские татары, проходя через Запорожье в Польшу, попутно пограбили и его. Запорожцы «обиделись» на это и тоже прислали к нам 4 полка. С этого момента началась самая увлекательная часть операции. Войска общей численностью в 35 тысяч человек блокировали проход в Крым татарским войскам, что совершили рейд в Польшу. Численность татар была больше, но Крымская кавалерия, которая так хорошо, действовала на просторах степей, оказалась бессильна на узком перешейке. Отягощенные полоном и награбленным имуществом татарские отряды напоминали отожравшегося удава. Калмыцкая кавалерия, что успела избавиться от полона, взятого в Малой Ногайской Орде, большими отрядами начала охоту за татарскими обозами. Первое время это ей хорошо удавалось. Отбили более 22 тысяч попавших в рабство. При этом попало в плен около 5 тысяч татар. Бедная наша казна! Одно утешение, цены были мизерными. Всё равно, кроме нас, в таком количестве, никто рабов не покупал. А вести их за сотни километров, чтобы продать дороже, желания у калмыков не было. Да и зачем уходить, когда веселье только начинается?

Не отставали в такой охоте и Запорожские казаки. Но с отбитым полоном они разбирались сами. Сказывались близкие родственные связи. А если нет знакомых, не беда, отпускали за небольшой выкуп, под честное слово. От них нам достались только крестьянские семьи.

Постепенно войско татар, стянулось в одно место, его численность достигла 60 тысяч человек, а с полоном, наверное, превысила 100 тысяч. Мы учли опыт предыдущих войн с татарами. Степь была выжжена на сотни километров вокруг.

Для обороны со стороны Крыма мы использовали их же ров и оборонный вал. Если это защищает их от нас, то также защитит и нас от них. Особенно если учесть, что сильная сторона татар — конница. Для защиты со стороны степей, были построены редуты и другие заграждения. Оставалось только ждать действий со стороны татар. Скорее всего, нападение будет одновременным, с обеих сторон. Из полона сформировали ещё 8 полков. 2 полка отправили вместе с освобождёнными и пленными в Азов. Нужно было спешить, пока кольцо не замкнулось. Лишние люди ушли, успел прийти ещё один обоз, прежде чем окружение замкнулось. Осады не будет, это было понятно всем. Без корма для лошадей и провианта для людей, татарам долго не выдержать.

* * *

25 сентября, 3 часа ночи, разведка доложила об активных перемещениях в тылах противника. Если татары не придумают чего-то новенького, то первую атаку с Перекопа мы отобьем, а может и закрепимся там. С этой стороны у нас 6 полков поляков. Они ждут, не дождутся поквитаться за недавнее унижение. Почти вся конница кроме 2 казацких полков, развёрнута в противоположную сторону. «Сороки» поделены поровну, а вот почти все снайперы в количестве 80 человек расположены напротив крепости, которая находится посередине оборонительной линии. В семь часов утра началось. Со стороны Крыма к нам хлынуло около 2 тысяч конницы. Пехоту сосчитать пока было трудно. Это, наверное, будет самое массовое применение ракет. 50 миллиметровых установок, на этой стороне 40 штук. Это 800 осколочных ракет, по мощности равные противотанковой гранате. И ещё 300 штук 82 миллиметровых. Есть и 132 миллиметровые, но это для укреплений.

Сергей с Петром I первыми открыли огонь. Хорошо, что их установки мы вынесли на 300 метров вперёд перед редутами. Вой установок даже нам заложил уши. А редуты заволокло дымом. Пора было и нам. Мы тянули до последнего, желая, чтобы как можно больше пехоты вышло на открытое пространство. Взлетела красная ракета, и теперь наш край скрылся в дыму. В полном дыму, со стороны Сиваша, приближалась наша конница. До боя, её пришлось увести почти на километр, от ракетных установок, чтобы не напугать лошадей. Дым немного рассеялся, и перед нами показалась дорога, упирающаяся в крепость. Практически вся она была усеяна трупами людей и лошадей. Две красных ракеты и один за другим, вслед за казачьими кавалерийскими полками в крепость устремились польские полки. В этот момент по цитадели врага, был произведён залп 132 миллиметровыми шрапнельными ракетами, уменьшая количество защитников. За крепостными стенами в живых остались только те, кто находился в строениях. Задача пехоты добить или взять в плен, оставшийся в живых. Спецназ им в помощь и гранаты колотушки, которые я со слезами им выдал. Казачьи полки прошли крепость, как нож масло и принялись гонять тыловые части татар, что скопились по ту сторону. Можно считать, что первый этап закончен, можно посмотреть, что там у наших друзей.

А у друзей было не так гладко. Это у меня противник ехал и шёл плотной колонной. Но степь не дорога. Хотя ракетный удар на той стороне был в два раза мощней, но результативность была ниже. Эффект всё же был. Атака татар захлебнулась и превратилась в несколько отдельных боёв. Наша конница в сражение ещё не вступала. Отряды татар приближались на расстояние 200 метров и обстреливали русских воинов из луков. Эффективная тактика, но не в нашем случае. Воины находились в редутах, а над головами у них были закреплены толстые деревянные щиты. Промежуток между укреплениями загораживали перевёрнутые на бок телеги. Сами телеги были связаны между собой упряжью и верёвками, а перед ними на двадцать метров вперёд, вся земля была изрыта — в ямах и буграх. Над участком обороны протяженностью почти в 8 километров, стоял беспрерывный треск от ружейных выстрелов. Снайперы с нашей стороны уже переместились на эту сторону и начали охоту. Когда противник пытался сгруппироваться для атаки, воздух пронизывал рёв ракетных установок или тарахтение нарезных «сорок».

Через час атака прекратилась, только отдельные группы наездников пытались обстреливать редуты. Но после нескольких удачных попаданий ракет по этим отрядам и метких выстрелов снайперов по одиночным всадникам бой совсем затих. Противник начал перегруппировку своих сил, заодно подсчитывая потери. А подсчитывать было что. На поле боя протяжённостью в 8 километров лежало убитыми и ранеными не менее одной трети войск противника. В пылу боя, на таком протяжённом фронте атаки это было не так заметно. Представьте себе 16 тысяч трупов. Много? Это вы их кучей представили. А теперь раскиньте их на 8 тысяч метров. По два мертвеца на 1 метр тоже многовато. Ну а теперь вспомните, что они погибали не в одну линию. Фронт поражения противника начинался, где-то в 600 метрах от редутов. Откинем 200 метров, которые они не дошли до обороны и получим 400 метров. 8000*400:16000=200кв. метров. Один убитый на 200 квадратных метров. Как-то не впечатляет. Вот и татар в спешке боя не впечатлило и они продолжали атаку, пока до командиров не дошло, что они находятся в простой мясорубке, а не атакуют противника. Пока они не сообразили совсем покинуть поле боя и искать другие пути возвращения домой, надо было действовать. Как только на последнем редуте поднялся красный флаг, означающий, что цель для 132 миллиметровых установок найдена и наводка произведена, в воздух взлетели три красные ракеты. Противник находился на расстоянии 1000–1500 метров от наших укреплений, справедливо полагая, что он вне нашей досягаемости. По прошлым меркам правильно рассуждал, потому что мы до сих пор огонь дальше 800 метров не вели. Пришло время его разубедить. Опять воздух сотрясся от рёва взлетающих ракет. 3 сотни 82 миллиметровых дьяволов со шрапнелью накрыли передовые отряды татар. Им в след полетели 132 миллиметровые собратья. Только их цель была расположена гораздо дальше, почти в 3 километрах от передовой. 150 шрапнельных снарядов взорвалось над полевым лагерем захватчиков и ставкой командования. В разобранные загороди, между редутами, хлынула конница. Казаки, калмыки, русские, поляки — почти 12 тысяч кавалерии. Вслед за ними поспешили тачанки и 6 пеших полков. Основной удар направлен на лагерь, остальные удары отвлекающие. Но когда из таких отвлекающих ударов во врага летели 50 миллиметровые ракеты с тачанок, то нервы противника не выдерживали. Бегство было полномасштабным, по всему фронту. Как только пехотные полки достигли лагеря противника, вся конница включилась в погоню за татарами. Такой сценарий был оговорён на общем совете. Гнать противника до изнеможения, тем более, после боя, у них будут уставшие кони. Кто попытается в этот момент остаться в лагере противника мародерничать, будет казнён. Не думаю, что это понравилось рядовым, но когда, кому и сколько, было оговорено заранее. Никуда их доля не денется.

Как мы не старались, но ракеты задели полон, что не удивительно при таком расстоянии. От ракет погибло 145 невольников. Ещё столько же было ранено. Среди них было много женщин и детей. Хотя на 18 тысяч не так уж и много. Ну да, такой я циник. Мне своих воинов тоже жалко. Зато ставку татар ракетчики накрыли хорошо. Можно сказать, что тем командирам, что были на передовой, а не в тылу, повезло. Даже если погибли, то в бою.

* * *

Отряды погони возвращались два дня, ведя за собой пленных и лошадей. А в нашем лагере кипела работа. Собрали всех лошадей — убитых, раненных и целых. Раненных коней было приказано не добивать. Будут живыми консервами, а те которые пойдут на поправку, будут жить. Жестоко? А чем мне прикажите кормить более 100 тысяч человек? Убитых лошадей разделывали, мясо жарили, коптили, вялили и консервировали. Как консервировали? Да очень просто. Собрали все кувшины и амфоры, что были в крепости. В них варили мясо и сверху заливали жиром. Долго такие консервы не сохранятся, а нам долго и не надо. В течении пары недель и их съедят.

Оставив дела житейские на хозяйственную роту, занялся делами Крыма. Пускать на самотёк его покорение и освоение мы не хотели. Ещё в Камышине, среди русских воинов была проведена беседа, на тему — кто желает остаться жить в Крыму. Желание изъявили 127 человек. Пока мы воевали, то из освобождённых, мои выдвиженцы, навербовали ещё 353 человека. Теперь этих людей надо разбить на группы и присоединить к каждому отряду, идущему в Крым. Их задача находить рабов из славянских народов и предлагать жить там же, но уже в качестве свободных людей. Был рабом в кузнице? Можешь остаться в этой же кузнице в роли хозяина. Хочешь пахать и сеять? Без проблем, дадим столько земли, сколько сможешь осилить. Воин? Будь воином. Надо срочно создавать скелет русского сообщества в Крыму. Его можно разбавить и другими народами, но Христианской веры. Нет, к Аллаху я тоже хорошо отношусь, но не хочу закладывать ростки будущих распрей. Один народ, одна Вера, одна Родина. Вот, где-то так. Ещё бы можно было добавить — один царь, но это лишнее. Сегодня царь, завтра президент. Кстати, надо не забыть, Патриарху, напомнить насчёт батюшек. По «свежему», всех христиан, проще привести к Православной вере. А то наедут сюда всякие католические и протестантские священники, Не нужны нам потенциальные шпионы и диверсанты. А из «истинно верующих» так легко делать предателей. Потом с кровью «просвещать» придётся.

Ни калмыков, ни поляков такая постановка вопроса не устроила, а казаки приняли сдержано. Поляков быстро приструнили, напомнив, что они сами на птичьих правах. А то ведь можем «благородно» отпустить и пускай без добычи домой топают, даже не отомстив. С калмыками было сложнее. Но когда выяснилось, что это не повлияет на их долю, они согласились. Эх, знали бы они, какую мы свинью им всем подложили! По договору нам корешки, а им вершки. То есть нам рабов, крестьян да ремесленный люд. Им всех ханов, богачей да купцов. А с одного купца можно столько содрать, сколько не одна сотня рабов стоит. Так-то оно так, но есть вопрос. А кто эти купцы, богачи, чиновники, военаначальники? Они Османские подданные. Как султану доложат? В Крыму наших самых влиятельных людей калмыки с поляками полонили. Вот после этого, на ближайшие годы, можно не бояться их союза с османами. Даже, скорее всего, первый удар османского клинка придётся на калмыков и поляков. Ну, вот и воюйте на здоровье, а про Крым забудьте. Мы даже помогать будем.

* * *

К сентябрю все подготовительные работы были закончены. Обозы с добычей, большей частью бывшим Польским имуществом отправились под Азов, в Запорожье и в Калмыцкие степи. Чтобы не было обид, сначала поделили всё согласно договору, а потом начался торг. Мы отдали большую часть рухляди, включая оружие и драгоценную утварь. Взамен получили лошадей и рабов славянского происхождения. Самое трудное было с татарскими пленными. По нашей настоятельной просьбе, пленных не казнили, а теперь не знали, что с ними делать. А что делать более чем с 22 тысячами бывших воинов? В рабы они не годятся. Все союзники предлагали решить проблему просто. Нет денег на откуп? Вжик по горлу и в Сиваш. Я предложил их отдать Русскому царю. Пётр I посмотрел на меня округлыми глазами, но промолчал. Тут же, от союзников, поступило предложение, выкупить их за символическую плату — 1 человек, 3 золотых. В итоге договорились — один человек, один золотой. Как только все разошлись, прозвучал ожидаемый вопрос от царя:

— Ну и?

— Да всё просто Ваше Величество. Воевать за выход к Балтийскому морю, Вы всё равно будете. Зачем русского мужика из-за сохи да под иноземный штык подставлять? А его ещё одеть, накормить, а главное обучить надо.

— С каких это пор, это Вы моей казной распоряжаться стали?

— Мы если из неё что-то берём, то для дела и троекратно возвращаем. Если брать чисто экономический вопрос, не касаясь политики, то казна Вашего Величества от нас столько получила, в виде товаров по заниженным ценам и просто кораблями или оружием, что грех эти 15–20 тысяч считать. Вон ваши вельможи в сотни раз больше разворовали, и отдавать не собирались, пока наш сыск их не прижучил. Вот кто Вашей казной распоряжается — без Вашего ведома и согласия. Но это просто так, для красного словца. Суть в другом. Мы на Ваше благо и благо России стараемся или себе в карман? За всем одному человеку не уследить, кому-то доверять надо.

— Уж не на себя намекаете?

— Да на нас. А кому ещё?

— А не круто ли берёте принцы заморские?

— В самый раз Ваше Величество. У нас так принято в Беловодье. Сколько можешь взять на свои плечи, столько и неси. Обратите внимание — неси, а не катайся на чужих плечах. Работай, строй, изобретай — лишь бы это было на пользу Родине. А воруй, предавай, живи за чужой счет, угнетая другого, это не из нашей оперы.

— Ну, вот опять ты знакомое слово вставил там, где его быть не должно. Причём тут опера? Хотя суть понятна.

Так, Петюнчик от темы ушел. Это хорошо. Прямо сознаваться, ему царская гордость не позволяет. Но хоть так. И то хлеб.

В этот же день оповестили всех пленных татар о нашем решении. О том, что Пётр I набирает в свою армию добровольцев, а также желающих трудится на земле либо в других местах надобных России. Конечно с разъяснениями и подробнее, но я весь манифест здесь приводить не буду. На следующий день желающих отделили от остальных татар и ногайцев, переписали и разбили по группам. В солдаты попросилось 17 тысяч. 2 тысячи изъявили желание осесть на земле и около 300 пожелали стать ремесленниками. Отправили их в Москву к Ивану Михайловичу Кольцову-Мосальскому с пояснительным письмом. Пусть на месте разбирается. Судьба других пленных меня не интересовала. Хотя догадаться не трудно — или выкуп или Сиваш.

5 сентября начался Великий поход на Крым. За эти дни к нам прибыло пополнение. Из Польши 2 полка, от Запорожцев 2 полка и от калмыцкого хана 10 тысяч человек. Вести о нашем победоносном походе взбудоражило алчные умы. Это ещё не дошли новости о разгроме татар на Перекопе. Как мы и договаривались, армия разбилась на пять не равных групп. У каждого войска своя цель. После они разделятся на отряды поменьше, по 2–3 тысячи человек и пройдутся частым гребнем по Крыму.

Глава 20

Урал, Архангельск, Поволжье. Февраль — сентябрь 1691 года

Дмитрий.


Земля слухами полнится, особенно если есть телеграф. Так вот, наши телеграфисты, что разбросаны по линии, от Азова до Урала, оказались большими сплетниками. Народ без телевизоров и радио, только слухами и живёт, а тут такое. Вот и стучат без устали телеграфные ключи, чтобы вечером, в набитых народом харчевнях или по-новому в столовых, можно было, обсудить новости. Телеграфистов везде бесплатно кормят и поят. Где телеграфист, там новости. Где новости там народ. Где народ там прибыль. А новости такие с Юга поступают, что народ в столовые рвётся, как на мировой чемпионат по хоккею. Работникам телеграфа сделано строгое предупреждение, чтобы до 19–00 никакой информации в народ. Иначе работа остановится. А работы хватает. Я уже не контролирую весь процесс, только верхушки. Хорошо, что до Москвы ещё не дотянули линию. Точно все работы остановились бы.

В верхнем Поволжье, ниже будущей Перми, открыли нефтепромыслы и нефтепереработку. Там же добываем железо и медь. Считай от места впадения Камы в Волгу до Соликамска, одни заводы да рудники. Все земли предварительно откуплены. Только в Соликамске этого не удалось сделать. Оно и понятно, соль всегда нужна. Кто дойную корову продаст. Но небольшой участок себе прикупили. Не столько для добычи, сколько для перевалочного пункта, да демонстрации новых способов разработки каменной соли. Пусть смотрят, нам не жалко. Открыт стекольный завод. В общем, стандартный набор производств.

* * *

Ещё по снегу, отправили группу перекупщиков и купцов в Архангельск. По всему пути Москва — Архангельск, с весны, скупали у русских купцов лён, зерно и другой товар, Частичной скупке подверглись пенька, дёготь, воск, мёд и кожа. Заключали новые договора, чтобы товары не возили туда-сюда. Всё это перенаправлялось в Москву, Камышин, Соликамск. Взамен, наши купцы, повезли парафиновые свечи и сам парафин. Керосиновые лампы и керосин. Зажигалки и многое из того, что мы начали выпускать здесь, в России. В итоге, когда приплыли заморские гости их, ожидал неприятный сюрприз. Если что-то и предлагалось к продаже, то в меньших количествах и по высоким ценам. Правда, вместо воска был парафин, но по той же цене. Парафиновые свечи в итоге раскупили, да и остальное, но поначалу чуть не дошло до смертоубийства. К Петру I, в Москву, был отправлен делегат от заморских купцов. К царю, он естественно не попал, из-за его отсутствия, но был принят Иваном Михайловичем Кольцовым-Мосальским. Иван Михайлович доходчиво объяснил послу от купцов, что нам впредь надобно из заморских товаров, и что они могут купить у нас. Для иноземцев получалась скверная ситуация. Им трудно было нам что-то предложить, но ещё труднее было купить. Точнее, привычные товары — пушнина, лен, пенька, холст, льняное семя, хлеб, масло, поташ, смола, лес, рыба, мед, воск, сало, кожи, соль и др., взлетели в цене. Их покупка стала на грани прибыльности. Зато продать — железо, медь, золото и серебро, драгоценные камни, шерстяные и шелковые ткани, бумагу, вина, сахар, чай, пряности, жемчуг, стало трудно. Цены на эти товары упали.

Как доверенное лицо Петра I, Кольцов-Мосальский утешил заморского гостя, что есть много других товаров надобных России, список которых он ему любезно предоставит. А на первый раз, чтобы не чинить огромного убытку заморским купцам, он позволяет беспошлинную торговлю в этом году, в городе Архангельск.

Вот так чуть ли не со слезами отплывали купцы заморские в родные края. Своё продали, чуть ли не по той цене, что купили. Что хотели купить, купили немного и втридорога. Купили товары, что ранее не покупали и не продавали, да будет ли толк? Хотя лукавили купцы. С некоторыми нашими товарами, только под торговым знаком Мадагаскара они уже были знакомы. Увозили с собой зажигалки, светильники, керосиновые лампы и керогазы, парафин, стекло оконное, зеркала и многое другое. Приплывут в следующий год, никуда не денутся.

Было ещё 9 торговых судов, только их разгрузили не в порту, а в другом месте. Каучук, какао и сахар, вот что было основным грузом этих кораблей. Была и платиновая руда, но это хоть и драгоценный, но довесок. Что такое тонна, другая груза для 9 торговых кораблей, общей грузоподъёмностью в 3000 тонн? Загрузили нашими изделиями по сниженным ценам. Да это ещё всё без пошлин и налогов! Правда купленные товары не заняли и 5 части места в трюмах кораблей. Предложили купцам, за хорошую оплату, доставку наших поселенцев, на реку Оранжевую. Если цена хорошая, почему не согласиться? Тем более это по пути в Америку. Торгаши уплывали довольные как 100 китайцев, В том, что они вернутся, сомнений не было. Таким способом, на алмазные прииски, в Африку, было отправлено 3 стрелецких полка. Вместе с семьями, получилось почти 10 тысяч человек. Что это для стрельцов, кнут или пряник? Думаю пряник и огромный.

Летом впервые в Архангельск прибыл караван из 8 индийских торговых судов. Их сопровождали два военных корабля с Мадагаскара. Индийские купцы привезли как свои, так и китайские товары. Корабли охраны привезли сахар, новую технику и специалистов с Мадагаскара. Всех загрузили чисто русскими товарами по старым ценам. Индийцев, наши технические изделия не интересовали — Мадагаскар ближе.

К осени, в Архангельск, приплыли 5 кораблей с грузом, от наших представителей из Европы. Привезли разные руды из разных стран. Ранней весной, такой же груз они доставили через Средиземное море в Иловлю на Дону.

В этом, 1691 году, Архангельск принял в два раза больше товара, чем обычно и цифра эта будет расти. Пока население города составляет менее 10 тысяч человек, но уже построен кирпичный и цементный завод. Нечего городу гореть.

* * *

Ну а я горемычный, со своей половиной и любимой дочкой, уже в мае, был на Урале. Вот сослали изверги! Хорошо хоть, после долгих расчётов, основной закрытый город решили строить между Царицыным и Саратовом. Вторая закрытая зона, под Пермью. Третья, вдоль Уральского хребта — средний и южный Урал. Пока у нас всё привязано к нефти. Пора переходить на уголь и частично на древесину. Хотя последнее надо разумно использовать. Я помню Поволжье 20 века — степь с небольшими оазисами деревьев возле водоёмов. А сейчас между Доном и Волгой, самые настоящие леса. С ежевикой, черникой, глухарями и медведями. Так пусть хотя бы половина этого дойдёт до моих времён.

А сейчас, на Урале, решили не вскрывать все известные нам кладовые природы. Будем брать только то, чего нет южнее. Когда железные дороги свяжут эти районы между собой и центром России. Когда сможем протянуть трубопроводы к нефти Тюмени. Только тогда, возьмёмся за Урал, по серьёзному.

Через неделю пребывания в будущем Нижнем Тагиле, я понял, что здесь делать нечего. Всё работало, как должно было работать. Протянули телеграф. Распределили вновь прибывших, которых насчитывалось 1200 человек. Переправили по этапу, в остроги Сибири более 4 тысяч человек. Половина из них турки, татары, прибалты и поляки. От Северного Урала, до будущего Челябинска, строились новые деревни и скупались уже существующие. Сейчас на Урале у нас 43 поселения, в которых проживает 7200 человек. Для транспортировки, мы пока используем речной путь. Но по прямой, от Нижнего Тагила до Перми, всего 160 километров. Там прокладывается грунтовая дорога. Чуть позже она превратится в железнодорожную.

Остап и Прохор нас не подвели. Явного воровства не было, наши предписания выполнялись. 20 июня отправился в обратный путь и 24 июля оказались в Камышине.

* * *

В Камышине нас ожидали неприятные известия. Рассчитывая на то, что воины ушли в поход на Крым, мелкие группы степняков, численностью до 100 человек, постоянно переплывают Волгу и пытаются грабить местное население. Как хорошо, что у нас было время создать местные отряды самообороны. Вот где пригодились арбалеты. Лук для крестьянина не подходит. Он требует много времени для обучения. В прошлом году была проведена широкая реклама арбалетов. На наших землях, крестьянам разрешено бить птицу, зайцев и хищных животных, а это мясо. Старостам селений бесплатно выдали арбалеты и объяснили, как с ними охотится и даже гарпунить рыбу. Не прошло и пары месяцев как в нашу лавку потянулись первые крестьяне за арбалетами. В Камышине и Иловле для местных крестьян открыты специальные лавки, где они могут покупать наши товары почти по себестоимости. Даже беспроцентный кредит можно взять, под расписку от старосты. Так и брали крупный рогатый скот, лошадей, плуги, сеялки. Теперь потянулись за самострелами, так здесь называют арбалеты. Скоро осень, перелёт птиц. Сосед будет с мясом, а я нет? До сентября вооружили все селения. А когда кончился сбор урожая, провели занятия по самообороне. Вот теперь это сказалось.

По берегу Волги от Саратова до Царицына и ниже, с ранней весны, патрулировали конные разъезды. Каждые 5 километров, от центрального телеграфного провода, сделаны отводы. Надо ли говорить, что пока очередная банда переправлялась через Волгу, а это само по себе трудно, в ближайших сёлах уже шла эвакуация. Зачастую, когда степняки оказывались на правом берегу, их уже ожидал отряд спецназовцев.

Случалось и так, что им удавалось проскочить заслоны. Тогда они по лесным дорогам устремлялись к деревням и сёлам. Но стоило отряду грабителей растянуться на лесной дороге, как в них летели болты из самострелов. В бой крестьяне не вступали. Выпустили по болту и бегом в чащу. Так, не вступая в бой, противник порой, терял до половины людей и ещё больше лошадей. Вернуться на правый берег Волги не смог ни один отряд.

К моменту нашего прибытия в Камышин, было отбито 12 нападений. Четыре деревни погорело. Было убито 27 мирных жителей и 34 воина. Потери противника никто не считал, хотя можно сказать, что их было на порядок больше. Только в плен попало 128 человек. Сейчас противник затих. Как перед грозой. Было ясно, что это была проверка наших возможностей. Сейчас идёт объединение мелких отрядов в один мощный кулак. Уходить обратно без добычи противник не собирался. Шакалы! Настоящие воины, по приказу хана ушли в поход на Крым. Остались бандиты, а не воины. Но как бы там не было, а их много и они не успокоятся.

Подсчитали наши силы, в строю 145 воинов. Мало. Сняли часть с охраны объектов. Стало 254. Всё равно мало. Набрали добровольцев из крестьян и работников производств. Стало 512. Всё равно мало, особенно учитывая, что половина не профессионалы. Если бы знать, где будет основной удар! Решили выслать разведку на противоположный берег.

Собрали всех лошадей, кроме крестьянских. У крестьян и так работы под срывом. Набрали 617 лошадей. Это хорошо, есть запас. Плюнул на запрет и вытащил со склада пулемёты Гатлинга, хотя они на них не похожи. Они легче, калибр 9 миллиметров. Магазин для патронов сменный, расположен справа, чуть выше верхнего ствола. Хотя это загораживает обзор, но всё-таки не так как у Гатлинга. Можно даже прицеливаться. Кто-то, ещё на Мадагаскаре прозвал их «Андрюши». Приклеилось, вот пусть и будут «Андрюши». Плохо с боезапасом, всего 8300 выстрелов. Считай, что все патроны ручной работы. Точнее, гильзы штамповались из латунной трубки и прессовались тоже на прессе, но доводка и зарядка проводилась вручную. Это ни есть гут.

* * *

Итак, что имеем для передвижного отряда? У нас почти полк. На тачанках, 6 пулемётов и 4 ракетных 50 миллиметровых установки. 250 воинов вооружены пистолетами с двумя стволами и нарезными фузеями. Остальные только фузеями. Ещё у каждого есть нож и сабля. Упрощённая бронь есть на всех. Это металлические пластины закрывающие переднюю часть туловища и ключицы. В рукопашном бою они не пригодны, зато держат выстрел из мушкета или татарскую стрелу. Ещё каждому солдату раздали по две гранаты, а для новичков провели учения. Пришлось взорвать 5 гранат для наглядности, а 10 переделать в учебные. Моё ноу-хау, всё натурально, кроме взрыва. Что ещё из хозяйственной части? Продовольствие? Склады через каждые 50 километров, плюс с собой суточный паёк и ещё на неделю в обозе. Одежда? В обозе. Обоз тоже на тачанках. Умещается мало, зато скорость передвижения по дороге, как у конницы. Что ещё?

Мои размышления прервал ворвавшийся в дверь поляк Друджи:

— Пан Дмитрий! Сигнальные красные ракеты. Выпущены над водой. Вверх по течению выпущено 6, вниз по течению 2 и одна прямо по центру. Дозор уже переправляется на правый берег. Через час будут подробности.

Так, что это означает? Означает, что самый малый отряд будет переправляться здесь. Скорее всего, ночью и возможно без конницы. Отвлекающий удар. Потом нанесут удар возле Царицына. Расчёт на то, чтобы мы поняли, здесь был отвлекающий, а основной там. Как только мы уйдём к Царицыну, вверх по Волге произойдёт основная переправа. Удар будет по Иловле. Там крепость слабее, а товару больше.

— Пан Джуджи! Позовите сотников и приходите сами.

Джуджи, кивнул головой, в знак того, что всё понял и вышел из помещения. Интересный кадр. Прибыл сюда первым кораблём освобождённых рабов, с Чёрного моря. Пока распределяли бывших невольников и османских пленников, ходил по Камышину и всё высматривал. Об этом доложили Савве. Ходить по Камышину и другим не секретным объектам полякам не возбранялось. Савва всё-таки решил поговорить с поляком, но тот сам первым появился с просьбой принять его на службу. На вопрос, почему именно сейчас, у него появилось такое желание, ответил:

— Понимаете пан Савва. На ваших кораблях служат люди разной национальности, но это не редкость. У Вас есть интересное оружие, но это не главное. Первое что меня поразило, это порядки на корабле. Строгость и дисциплина соседствует с братскими отношениями. За всё время плавания я не увидел ни одного физического наказания, хотя поводы были. Окончательно меня поразили ваши крепости Иловля и Камышин. Точнее не сами крепости, хотя в них много интересного. Меня поразили отношения между людьми. Крестьянин, обращается к начальнику крепости, даже не упав на колени. И так везде. Почтительность есть, страха и раболепия нет. Мы поляки, гордый народ, но зачастую сами требуем от других покорности. Здесь я этого не заметил. Я видел ваш кирпичный завод. Внутрь меня не пустили, но достаточно взгляда со стороны. Так кирпич нигде не делают. У Вас его пекут как хлеб в большой пекарне. В харчевне я встретил крестьянина, бывшего поляка. То, что он мне рассказал, не укладывается не в один жизненный устой крестьянина, любого государства. Тогда я понял. Здесь зарождается новая Россия! Я хочу участвовать в этом! Чёрт побери, за это можно сражаться.

Вот так у нас появился первый поляк на службе, который сразу привёл своих друзей. Теперь их 2 десятка. Ну, вот отвлёкся, а сотники, вместе с поляком уже здесь и ждут.

— Господа, товарищи, баре! В общем, соратники. У нас есть информация, что племена калмыков не присоединившиеся к походу на Крым, объединились и сейчас предпринимают попытку ограбить наш Камышинский район. Желание их понятно. За прошлый год от нас, в степи, попало столько товаров, что кое у кого, появилось желание взять это силой. Самовольное решение приняли главы этих родов или нет, решение этого вопроса оставим на потом. Сейчас надо дать по зубам захватчикам.

Вижу, лица некоторых сотников начали вытягиваться. Надо следить за лексикой.

— Итак, что мы имеем? По сведениям разведки вверх по течению направилось до 4 тысяч воинов. На месте осталось около 500 и 1000 человек ушло в сторону Царицына. За сам Камышин у меня беспокойства нет, как и за завод нефтепереработки, но вот окружающие населённые пункты могут пострадать. Значит, врага надо встретить в воде, в крайнем случае, на берегу. Для этого здесь остаётся польская полусотня с двумя тачанками. Не делайте удивлённые глаза пан Джуджи. Вам придаётся ещё 30 человек из иностранного легиона.

Ну вот, опять загнул. Поясняем.

— У нас набралось ещё 34 человека разных национальностей, желающих послужить России. Это французы, англичане, голландцы. Вот их я передаю под Ваше командование пан Джуджи. Две тачанки сформируйте из людей крепости. В случае чего, обращайтесь к Савве, он остаётся за коменданта.

Теперь по южному направлению, в сторону Царицына. Руководит сотник Савелий. К его сотне, придаётся вновь сформированная сотня и два пулемёта на тачанках. С нефтепромысла снимите две ракетных установки и поставите на тачанки. Людей для прислуги возьмёте там же. Возьмите на складе боезаряды с жёлтой полосой и поменяйте все ракеты. Возьмите запасной комплект. Это снаряды с мелкой шрапнелью.

Северное направление в сторону Саратова я беру на себя с оставшимися воинами. И запомните! Старайтесь поймать их на переправе или на берегу. Тут ракет не жалейте. В лесу ракеты малоэффективны, там лучше работают пулемёты. По пулемётам. Гильзы не выбрасывайте. В Камышине мы их перезарядим. Ну, вроде всё. Все могут заняться приготовлениями. Выступаем по готовности.

* * *

Вода тихо накатывала на берег. Стояла безоблачная ночь, что было больше на руку противнику, чем нам. Место переправы определили быстро. Частично благодаря разведке, частично рельефу. Я бы сам здесь переправлялся, не имея под рукой средств для переправы. От левого берега до острова тянется мелководье, который находится ближе к правому берегу, чем к левому. Остров длинной почти километр и шириной от 50 до 200 метров. Между островом и правым берегом, фарватер. Здесь глубоко и течение сильное, но расстояние от острова до правого берега, всего 300 метров. Как удобно. Переправились на остров, передохнули, и рывок на правый берег Волги. Здесь мы их и ждём. К сожалению мой «гениальный» план оставить себе все 6 тачанок с ракетными установками не сработал. Как я не проверил раньше! Михаил все установки калибром ниже 132 миллиметра снял с крепостей и забрал в поход. Правильно, ракеты даже 82 миллиметра тяжеловаты для тачанок, больше 8 ракет не установишь. Пришлось мне поделиться тачанками. Одну установку оставил полякам и две отдал сотнику Савелию. Так же поступил с пулемётами. Зато послушался жабу и взял с крепости одну стационарную 82 миллиметровую установку на 16 ракет, разместив на большой телеге, запряжённой двумя лошадями. Итого имеем:

82 миллиметровая установка на 16 ракет с двойным боекомплектом — 1 штука.

50 миллиметровая установка на 20 ракет с двойным боекомплектом — 3 штуки.

Шестиствольный пулемёт «Андрюша» с боекомплектом 1300 патронов — 3 штуки.

200 воинов и 150 добровольцев.

К ним прибавить обслугу пулеметов и ракетных установок — 38 человек.

Пока я, таким образом, успокаивал свою психику, на остров вступил первый вражеский воин, ведя за повод своего коня. Подали сигнал, мигнув два раза, приоткрытой керосиновой лампой. Вверху по течению, от правого берега, отчалили плоты с дровами облитые нефтью. Пока гребцы на плотах, стремились подгрести к центру течения, остров заполнялся людьми и лошадьми. Ночная тишина давно перестала ею быть, от множества мелких шумов, сливающихся в монотонный гул.

Первый плот проплыл в 20 метрах от острова и остановился напротив его окончания. Гребцы бросили в воду большой камень, служивший якорем. Прыгнули в воду и поплыли к нашему берегу. То же самое повторили и на других 7 плотах. Ночное небо озарили 8 больших костров на воде. На острове заметались люди и кони. Почти двести наших воинов выстроились на берегу шеренгой с фузеями. Ночную тишину разрезали одиночные пуски ракет, велась пристрелка. В этот момент, ко мне прибежал посыльный и доложил, что выше по течению, в 20 километрах от нас, идёт переправа. Не надо недооценивать противника. У него тоже есть разведка, а зачастую к ней прилагаются и мозги командиров. Теперь мы оказались в щекотливом положении. Получить удар с боку отряда даже в 500 сабель, для нас губительно. Но что-то подсказывает, что основная переправа там. Срочно отдал команду. 50 миллиметровые установки прекратили обстрел. Их мы будем экономить для основных войск. Обстрел продолжили 82 миллиметровыми ракетами. Прозвучал залп, небо озарилось вспышками разрывов. На острове стало значительно свободнее. Теперь стрелки на берегу начали методичный отстрел. Пусть тренируются, а мы займёмся подготовкой встречи гостей. Чем хороши установки залпового огня нашего изготовления? У нас каждому направляющему стволу можно придать своё направление. В разумных пределах конечно. Вот этим мы и занялись, пока на берегу шёл отстрел. Дорога шла вдоль берега и как любая нормальная дорога имела параллельный объездной путь. Узкую, почти заросшую, но проезжую тропу. На основном пути установили 82 миллиметровку, настроив направляющие так, чтобы накрытие было в длину дороги. В прикрытие оставили 30 конников и два пулемёта. На объездной тропе установил одну 50 миллиметровку и пулемёт, оставив в прикрытие 20 воинов из ополчения. Вверх и вниз по течению выслали дозоры. Прошёл час, начало светать, но бой на берегу не прекратился. Видно здесь переправлялся отряд не менее тысячи человек, потому, что потеря первых сотен воинов не испугала противника. А может у них был такой приказ отвлекать нас до последнего бойца? Так или иначе, но враг начал переправу с острова на правый берег. Пришлось вернуть на берег все свободные тачанки. Залп 40 ракетами остановил наступление, а пулемёты поставили жирную точку. По скромным подсчётам на острове и в воде осталось не менее 500 трупов противника. С этой стороны нас больше не тревожили, но прискакали посыльные от дозорных. Враг колоннами, продвигался по обеим дорогам. Отдал приказ к отступлению всем, кроме заслонов. Стационарную 82 миллиметровую установку, после залпа, придётся оставить. Она одна будет тормозить весь наш отряд. Отдал приказ повесить гирлянды. Такое название мы дали связке из 20 штук 5 килограммовых мин. Растянутая возле дороги, она создавала зону сплошного поражения, почти на 300 метрах пути. Основной отряд ушёл. Остался только заслон и я с охраной. Так не положено по тактике, но хотелось самому увидеть, как отреагирует противник на такую «тёплую» встречу. Для этого выбрал возвышенность в 500 метрах, от основного заслона. В бинокль можно было видеть место второй засады, хотя не её, не самой тропы не было видно.

Наступил рассвет. Над рекой белым облаком стелился туман. Воздух незначительно потеплел, и на листьях образовались капли росы. Вот в такие мгновения хочется жить. Именно из-за этого чувства я и полюбил летние утренние рыбалки, хотя саму рыбу не люблю. Разве только в ухе или под пиво. Проехал головной дозор противника. На замаскированную под брошенную телегу с сеном, ракетную установку, противник не обратил внимания. Это потому, что чуть дальше стаяли две телеги с вещами. Так сделали специально, чтобы отвлечь внимание. На берегу, дымя, догорало более 2 десятков костров. Всё говорило о поспешном бегстве. От дозора отделились два всадника и поскакали обратно. Вот теперь можно было заняться оставшимися 28 воинами. Щёлкнули арбалеты и 12 человек упали на землю. Мазилы! Надо провести отдельные занятия по стрельбе из арбалета. Ведь стреляло не менее двадцати человек. А к оторопевшим калмыкам уже неслись наши воины, беря противника в круг. Пока круг смыкался, ещё три противника сползли с коней на землю. Значит попаданий больше. Зря ругался, хоть и про себя. Воины рубились молча. Смысл кричать? До основных войск почти 3 километра лесом — не услышат. Через 3 минуты всё было кончено. Ещё 10 минут ушло на уборку следов боя. Интересно, а как там на другой дороге? Сглазил. Раздался выстрел за ним ещё и ещё. Потом всё стихло. Через 20 минут, на дороге появилась голова колонны. Всё-таки это были не регулярные войска. Передовые всадники это не стройные ряды, а броуновское движение. Пропустили голову колонны и подорвали мину. Тут же в полёт ушли 16 шрапнельных ракет и разорвались почти в километре от места пуска. Заработали два пулемёта, скашивая передовые ряды противника, не пострадавшие от «гирлянды» и ракет. Через минуту всё смолкло. На протяжении 500 метров, на дороге, остались только трупы и раненные. Дальше картина была тоже не радостная. Мелкая шрапнель или иначе крупная дробь сделала своё дело, солидно проредив ряды противника. И всё-таки удар был малоэффективным. Калмыки двигались разреженной толпой и если бы пулемёты не подчистили голову колонны, могло получиться совсем по-другому.

Вдали раздался взрыв, потом провизжали 50 миллиметровые ракеты. У этих крох, похожих на гранатометный выстрел, звук полёта резкий и визгливый. Значит и там засада сделала своё дело. Теперь надо догонять свой отряд. Чтобы не досталась врагу, спихнули 82 миллиметровую установку в воду, и начали отход.

Через 12 километров, на повороте реки, где две дороги сливались в одну, устроили новую засаду. До вечера уничтожили две разведгруппы калмыков, потом наступила затишье. На следующий день прибыл посыльный от дозора. Противник разбил лагерь и никуда не двигался. Так прошло три дня. На четвёртый день, противник начал переправу на левый берег. Нападение было отбито.

Глава 21

Мадагаскар. Январь — декабрь 1691 года

Андрей. Андриамандисоариво. Андриаманетиариво.

Сегодня 31 декабря 1691 года. Больше года я не видел друзей. Моя жена Андрианарагниариву родила мне двух сыновей. Если раньше я её звал просто, Агния, то теперь Огонь или Огонёк, в зависимости от ситуации. Ей нравится.

Третий Новый год на Мадагаскаре. Третий год мы отмечаем день деревьев. В этом году праздник был действительно всенародным. Во всех городах и крупных посёлках был салют, пороха мы не пожалели. А перед этим, когда ещё не совсем стемнело, школьники запускали в небо свои сочинения. Да, появилась такая традиция. Каждый ученик пишет на рисовой бумаге свои пожелания и мечты. Потом склеив из сочинения китайский фонарик, в день деревьев, запускает его в небо. Надо сказать, красивое зрелище. Когда в тёмном небе появляется тысячи разноцветных светлячков, смотрится не хуже салюта.

В этом году, высадили более миллиона деревьев, построили 14 плотин, все крупные населённые пункты соединил телеграф. Есть и телефон, но пока не наладим электронные усилители, это средство связи доступно в пределах 100 километров от коммутатора. Проложили ещё 600 километров асфальтированных дорог. Это много и мало. Такими темпами, можно соединить все города скоростными трассами за 3 года, но бесплатная рабочая сила сильно сократилась в численности. Нет, не померли. Просто у многих закончился срок исправительных работ. Теперь они свободные граждане Мадагаскара. Большинство осталось жить на острове. Похоже, в будущем, население будет иметь больше черт европейцев, чем в нашей реальности.

Андриаманетиариво серьёзно взялся за укрепление своего государства. Вместе с ним составили план экономического развития острова. Упор сделан на лесное, сельское хозяйство и рыболовство. На экспорт — какао, кофе, специи, древесина, каучук, пенька, ткани. Никакого экспорта зерновых. Животноводство только на свои потребности. То есть, разработан план по минимальному вмешательству в природу. Интересная ситуация сложилась по промышленности. В итоге пришли к общему согласию. Сейчас Риво делает упор на строительство. Стекольные, кирпичные, ткацкие производства строятся уже сейчас. Металлургическая и нефтяная промышленность будет заложена позже. Пока этим будем заниматься мы. Построены две верфи. По одной, на западном и южном побережье. Начали с малого, со строительства рыболовных судов. В общем, голод жителям государства Саловара не грозит.

На острове Сокотра произошла «оранжевая» революция. Миротворческие силы Мадагаскара, помогли народу угнетённому арабами, стать угнетёнными Саловарами. Это я так шучу. Но как бы там не было, а Сокотра теперь часть государства Саловара. Риво в знак дружбы с русским царём, подарил России, остров Морони, входящий в группу Коморских островов. Надо сказать не плохой остров, главное с пресной водой и лесной растительностью. Других полезных качеств этот остров не имеет.

Брат правителя Андриамандисоариво, стал настоящим адмиралом флота Мадагаскара. Весь год его корабли курсировали от реки Оранжевой на побережье Африки, до Красного моря. Надо сказать, что не безуспешно. Правда, в основном пираты попадались обнищавшие, бежавшие из Карибского моря к Индии, за лучшей долей. Не добрались бедолаги. Зато Голландские и английские купцы попадались жирные. Корабли других стран Дисо приказал не трогать, так как их страны не принимали участие в нападении на Мадагаскар в 1690 году. Конечно, это была отговорка. Надо вбить клин между европейцами, да и сорится, сразу со всей Европой, нет желания.

Такая политика привела к тому, что в ноябре, на Мадагаскаре, появились послы обеих стран. После высказываний послов в стиле — а Вы знаете, кто мы такие? Получили короткое — а в глаз? После такого отпора, посланники сразу перешли к деловому разговору. Потребовали компенсации за потопленные и захваченные корабли. Мы были не против. Предложили приплыть за контрибуцией, с флотом побольше. А то нам рабов не хватает, для строительства дорог. Сказать, что от такой наглости англичан с голландцами чуть не хватил удар, это ничего не сказать. Послы быстро удалились. Смешной случай произошёл по дороге, когда делегация возвращалась с переговоров, в выделенные им апартаменты. Под ноги, попался ремесленник, с большой корзиной и не уступил дорогу. За что получил пару зуботычин. Бывший матрос Голландского флота, а теперь свободный гражданин Мадагаскара, не остался в долгу. С криками, которые можно перевести как — Здесь Вам не там! Врезал английскому послу ниже пояса, а другому свернул нос. После этого, послы, почти неделю не покидали выделенное им здание. Совещались и пили кувшинами вино. Потом было ещё несколько встреч, в результате которых стороны пришли к обоюдному согласию. Все Голландские и Английские корабли платят 10 % торговый сбор, за что получают не только право на плавание от мыса Доброй Надежды до Красного моря, но и получают охрану от Мадагаскара. Правда охрану в количестве двух кораблей, гарантировали, только в случае, если противная сторона соберёт караван не менее 10 судов. Было ясно, что так не будет продолжаться долго. Будет новая попытка взять контроль над Мозамбикском проливом. Но уже сейчас флот Мадагаскара насчитывает более 40 боевых кораблей.

* * *

Но то дела Риво, а я, весь год, занимался совершенствованием технологических процессов. Всё что мы смогли «изобрести» можно делить на две части.

Первое — для себя любимых. Это то, что мы не собирались, в ближайшее время показывать Миру. Это можно делать и поштучно. Здесь у меня вопросов не было. Пусть лаборатории дальше работают над радиолампами и тому подобным. Кстати Радиопередатчик на основе высокочастотного генератора мы запустили. Каждый вечер, по 2 часа, крутим народную музыку и передаём новости. Детекторные приёмники в большой популярности. Сейчас ребята трудятся над копированием изделия. Уж больно сложная штука оказалась.

Второе — Для народа. Это все товары, которые поступают в продажу. Те же керосиновые лампы. Скоро, в Европе, их начнут делать кому не лень. Здесь надо брать качеством и главное ценой. Снизить себестоимость. Как с часами. Часы в Европе, делали и до нас, но мы начали их штамповать, и себестоимость упала в разы. Пока конкуренты не украдут этот секрет или не дойдут до этого своими мозгами, мы будем с огромной прибылью. Надо держать в тайне, сам технологический процесс. Но его ещё надо создать и наладить. Вот этим я и занимался.

У нас построен цех, который выпускает станки на уровне 1920–1940 годов. Фрезерные, токарные, сверлильные и так далее. Но это всё общее. Главное, это то, что мы создаём технологическую линию от А до Я и обкатываем здесь на Мадагаскаре. После многочисленных доводок, собираем несколько таких линий и отправляем вместе с мастерами в Россию. Так было с оконным стеклом и зеркалами. Так было с прокатом железного листа и штамповкой. Чего стоит линия по сборке керосиновых ламп! От листа жести, до упаковки в корзину, вместе со всеми комплектующими, включая рисунок-инструкцию. Самая большая линия сборки, которую мы создали, это по сборке сенокосилок и сеялок. Вот это был труд! Получилась не линия, а целый завод. Один такой завод уже в России, два скоро будут готовы. Зато стоимость сенокосилки упала до стоимости двух лошадей. Приемлемая цена, для любой деревенской общины. Европа сенокосилки скопирует, посчитает расходы и плюнет. А вот на завод, где их собирают, мы никого не пустим. Покупайте готовую продукцию.

Отдельной строкой идёт оборудование. Болгарки, сварка, дрели, перфораторы, отбойные молотки, электропилы и многое другое, что не идёт в продажу. Это для наших заводов. Но всю жизнь собирать это вручную не будешь. Есть уже линии по сборке всего этого и они постоянно механизируются. Пока они только на острове, в Россию отправляется готовая продукция. С грифом «Секретно» и с отдельной охраной.

Летом очередным караваном на Родину ушли 26 двигателей Стерлинга, в комплекте с электрогенераторами. Каждый мощностью в 60 лошадиных сил. Мощнее не получилось. Иначе нужна проточная вода для охлаждения. Может можно и по-другому, но мы пока не знаем как. Зато работает на всём — от дров, до бензина. Это, в основном для Урала — в шахты и рудники. Сейчас готовим к отправке обычные паровые машины для паровозов. Комплектуем оборудование для их изготовления. Могли сделать мощнее и лучше, но решили, не спешить с прогрессом. Между Нижним Тагилом и Пермью будет первая железнодорожная линия, протяжённостью в 200 километров. Она соединит железо и медь с нефтью и рекой Камой.

* * *

Осенью провели перепись населения Беловодья. Связано это с тем, что много специалистов уехало в Россию и другие места, в частности Америку и Африку. Зато много прибыло по ленд-лизу, так мы называем освобождённых русских невольников. Люди выкупаются на Африканском континенте, поступают с Чёрного моря, где наши корабли перехватывают работорговцев. Есть даже из Европы. Вот из-за такого «убыло-прибыло» мы совсем запутались. Перепись показала, что прибыло больше, чем убыло. Сейчас в Беловодье 16 тысяч русских и 3 тысячи русскоговорящих. К последним относятся все — от татар и калмыков, до поляков и литовцев. Ещё 480 человек разбросаны по всему острову — это специалисты разного профиля.

Прибилось много из местного населения, почти 8 тысяч. Есть и европейцы, но их немного, около 4 тысяч человек. Правда, на острове, в королевстве Сакалава их не меньше. Пересчитали наших людей на реке Оранжевой. Там сейчас две крепости. Общая численность переселенцев составила 9 тысяч человек, из них только 800 русских. Но этот перекос скоро исправится, когда прибудут стрельцы из Архангельска.

10 июля вернулись 8 судов ходившие к островам Реюньон и Маврикий. Для нас они привезли диковинных животных. С острова Маврикий доставили сухопутных черепах, реликтовых голубей, маврикийскую пустельгу и ожереловых попугаев. Самыми ценными экземплярами были бескрылые Дронты. Эта птица весит 12–20 килограмм, питается вредителями садов и полей и отлично приручается. Это не только Адилю подарок, но и нам отличная замена кур. Попросили, следующим рейсом доставить ещё птенцов этой птицы. С острова Круглый, привезли рептилий: сцинков Телфера, гекконов и земляных удавов. Всё это родимому Адилю, пусть услаждает взгляд султана.

Эх, загребущие ручки у Андриаманетиариво. Когда услышал, что в 700 километрах есть большие острова, на которых нет коренного населения, решил взять их под себя. На вопрос:

— Зачем?

С усмешкой ответил, фразой не раз слышанной от нас:

— А шоб було!

Уточнившись по нашей карте, Риво решил прихватить ещё и остров Радригес. Вот оттуда и вернулся караван, но не из 8, а 11 судов. На Маврикии была небольшая голландская колония, состоящая из 300 человек, включая рабов. Теперь там поселение Мадагаскара в 1 тысячу человек. Голландцев передали нам, чему они, как не странно обрадовались. Видно дикая жизнь их доконала. А вот с Реюньоном вышло не так гладко. Там было крупное французское поселение, а на рейде стояло 3 торговых судна, доставившие рабов. На самом острове, в рабстве были 3 тысячи человек, большинство из которых были с Мадагаскара. Надо ли говорить, как взыграло самолюбие саловаров? Из французов, в живых никого не осталось. Но оно и к лучшему. Нет тела, нет дела. Мало ли пиратов бродит по просторам Индийского океана? Мы только заняли свободное пространство. Сорится с Францией, у нас желания не было. Не время.

* * *

27 августа заработала телеграфная линия Мадагаскар-Африка. Будем считать этот день, днём телеграфа. Сам кабель, длиной в 450 километров, влетел нам в копеечку, а его изготовление было сложной технологической операцией.

Токопроводящая жила состояла из центральной медной проволоки диаметром 3 мм и обвита 12 медными проволоками диаметром 1 мм. Изоляция жилы была выполнена из четырех слоев гуттаперчи, причем сама токопроводящая жила и каждый слой гуттаперчи покрывались клейким влагозащитным компаундом, состоящим из трех частей гуттаперчи, одной части смолы и одной части гудрона. Изолированную жилу обматывали слоем просмоленного джута и покрывали броней из одиночных мягких стальных проволок. Каждая проволока, в свою очередь, была покрыта слоем пропитанного джута толщиной, около Змм.

Но скоро мы сделали несколько станков, существенно упрощающих изготовление морского кабеля. Возросла скорость изготовления, резко упала себестоимость. Хотя только меди на кабель ушло более 60 тонн.

Риво был в восторге и захотел сделать телеграфную связь с другими островами. За ваши деньги любой каприз. Любой, да не любой. Объяснил шурину, что на ближайшие острова кабель прокинем, а вот на Сокотру и более дальние, нет. Лучше подождать пару лет, когда будут готовы радиопередатчики.

Ещё в феврале к нам прибыл полномочный представитель от султана Сулеймана Хана II. Прослышав от Адиля с Азилем о такой диковинке как телефон и телеграф, его величество захотело себе такую же игрушку. Отчего не побаловать уважаемого человека? Мы предоставили расчёты прокладки телеграфного кабеля от нас до Стамбула. У посланца глаза вылезли из орбит. Стали торговаться. Сторговались на том, что кабель от Мадагаскара до Африки мы оплачиваем сами, остальной телеграфный провод оплачиваем пополам. Султан берёт на себя охрану всех объектов и выделяет рабов для работ. Мы выделяем телеграфистов и телефонистов. Все объекты не входящие в линию Африка-Стамбул османы оплачивают сами. В том числе телефонную связь в Стамбуле и телеграфную между городами. Ответственность за телеграфные линии несёт сама Османская империя. Стороны расстались довольные друг другом. Мы были довольны вдвойне. В итоге вся себестоимость проекта ложилась на плечи османов. А когда они попробуют изготавливать кабель для подземной прокладки, на что они неосторожно согласились, пытаясь сэкономить, то после бесконечного брака передадут работы нам. Тут мы, накрутим цену, не стесняясь. Уже в марте на Африканский берег были отгружены первые кабелеукладчики. В мае начались работы сразу на 15 участках. Всю трассу разбили на15 отрезков и 15 бригад приступили к прокладке. С нашей стороны в этих работах было задействовано 160 человек и 15 кабелеукладчиков. Османы предоставили в помощь 800 рабов и обеспечили охрану всех бригад. Отдельно от этих работ, в другую сторону, вдоль берега, в направлении реки Оранжевой, начали работы ещё три бригады. В общем, работа закипела. Был только маленький нюанс, о котором турки не знали. В землю укладывалось сразу два кабеля. Один на глубине 1,5 метра, другой на глубине 1 метр. Нижний был нашим резервом на случай конфликтов с Османской империей.

В Стамбул отбыла бригада телефонистов в составе 30 человек. Им была поставлена задача, не спеша, в течение пары лет, телефонизировать Стамбул. Главное в этой фразе — не спеша. То же самое относилось и к междугородней телеграфной связи. Зато линию Мадагаскар-Стамбул мы хотели завершить за год. От Стамбула до Синопа прокладка кабеля будет проходить за счёт Османской империи. От Синопа, через Чёрное море, 360 километров до Тамани. Если всё пройдёт нормально, то мы уже в следующем году получим телеграфную связь с Россией. Причём 70 % этих работ оплатит Османская империя. Ещё охранять всё это будет и платить нашим телеграфистам.

* * *

Поздней осенью пришли корабли из Америки. На обратном пути они заходили в Китай и Индию. Привезли селитру, хлопок, каучук, шёлк, чай, пряности и многое другое. В основном это транзит. Позже, эти товары, отправится в Россию. Корабли привезли вести о наших людях и первое американское золото. Поселенцы везде устроились удачно, просили прислать ещё людей. После того, как я поделился с Риво золотом, он щедрой рукой выделил 2 тысячи человек для отправки в Америку. Вот уж родственничек достался — жмот. От нас послали 1 тысячу русскоговорящих и 2 тысячи европейцев и арабов. С глаз долой, из сердца вон. Если не сбегут за 2–3 года, то на Дальнем Востоке будут состоятельными людьми. Наполнили 18 торговых судов нашим товаром и оборудованием и отправили караван обратно в Америку. Это последний такой большой караван, в будущем будем отправлять по 2–3 судна. Торговый флот Мадагаскара и Беловодья возрос до 90 единиц. Большинство судов водоизмещением 200–500 тонн, но два десятка это тяжёловесы. Их водоизмещение достигает 1000 тонн.

Вот с такими воспоминаниями, обнимая жену и смотря на дождь за окном, я встретил новый 1692 год.

Глава 22

Россия. 1 октября — 31 декабря 1691 года

Сергей.


К концу сентября Крым был захвачен. По договоренности с союзниками турок просто выдавливали. Крым подвергся полной блокаде с моря, которой руководили Рон и бывший французский пират Николя. Суда работорговцев конфисковали, хозяев, и часть команды отправляли за борт. Остальную часть команды и большую часть рабов отправляли в Азов. Среди освобождённых рабов, было немало желающих отплыть на Мадагаскар. Таких, отправляли с кораблями, отплывающими из Иловли в сторону Мадагаскара. Это были не только наши суда, но и купцы, в том числе из Индии. Татарские суда, захватывали, а арабские, разворачивали обратно к берегу. Сорится, с Османской империей, не хотелось. Хотя, в данный момент, мы отчуждали часть её земель. Да, в Крыму у османов, были свои территории. В частности это Керчь и Кафа. Когда началось вторжение на полуостров, османским судам дали зеленый свет. Секретность уже была не нужна. Надо ли говорить, что людей на этих судах набилось как сельдей в бочке.

Продвижение войск по Крыму было кровавым. Поляки и калмыки не щадили никого. У первых были на то причины, а вот вторые, это делали, потому что всегда так делали. Русские полки от таких мероприятий воздерживались. Это не поощрялось. В октябре всё закончилось и в начале ноября, последний обоз союзников, покинул Крым. Добычи было столько, что не было даже раздела добычи как такового. Мы просто отсеивали для себя из невольников русскоязычных, а остальных оставляли союзникам. Те не противились, рабов было очень много. Настолько много, что нам отдали всех военнопленных. Бывшие воины в рабстве, никому не нужны. Ну, Вам не нужны, а нам пригодятся. Таких набралось почти 17 тысяч. Мы им такую перспективу предложим, что они без охраны, ударными темпами, работать будут. Опыт, в этой части, у нас есть.

Насчет лошадей и крупного рогатого скота, были некоторые трения, но в итоге большая часть, досталась нам.

Крым после набега представлял жалкое зрелище. Это не смотря, что согласно нашему договору, союзники почти ничего не жгли. Какое же было наше удивление, когда коменданты районов доложили итоги переписи населения. Почти 270 тысяч татар из них 25 тысяч работоспособных мужчин. Это не смотря на то, что в рабство поляки и калмыки угнали почти 200 тысяч! Ещё около 300 тысяч сбежало в Турцию.

Освобождённых русскоязычных рабов насчитали 345 тысяч, в основном это мужчины. Ничего удивительного. Если считать, что в Крыму проживало около миллиона татар и турок, то рабов оказалось даже мало. Хотя, большая часть польских и литовских рабов ушли вместе с польским воинством, а калмыки увели своих. Так, что где-то так и должно быть. Но как быть с татарами? Наши планы по чисто русскому Крыму летели к чёрту. Но это пусть у Михаила голова болит. Ему здесь рулить ближайшие месяцы. Пусть создаёт здравницу народов и сады южных плодовых культур.

Сидя в компании Петра I, Рона и Николя, на корабле «Ласточка», мы обсуждали план наших дальнейших действий. «Ласточка» была построена на Дону, под наблюдением Николя и являлась его флагманом. Хотя она имела водоизмещение 300 тонн, но имела малую осадку, всего 3,5 метра. Это ухудшало её устойчивость во время штормов, зато позволяла заходить далеко в верховья Дона. Корабль река — море. Но разговор был не о корабле. Я хотел оставить Николя у берегов Крыма, для его охраны, но всё оказалось не так просто. Николя влюбился! Влюбился в дочь Саратовского купца. Хотели сыграть свадьбу этой осенью, но тут поход. Военный поход причина уважительная, поэтому свадьбу перенесли на декабрь. Ситуацию спас Рон. Он согласился на год принять на себя эту должность с условием, что за него похлопочет, кто-нибудь из приближённых царя. Он тоже собрался жениться, на Московской красавице из рода Гагариных. Это вызвало гомерический хохот царя. Отсмеявшись и утерев невольно выступившие от смеха слёзы, он сказал:

— Вопрос с женитьбой, будем считать решённым. Поскольку я отбываю в Москву, то буду твоим сватом. Чай мне не откажут. Так, что принимай командование флотом, а заодно и Крымским войском. Жди свою суженную, не позже января. А ты Серёга не задерживайся долго в Камышине. Сказки Вы мне любопытные дали, надо будет вместе разбираться.

В Москве действительно сложилась патовая ситуация. С одной стороны компромата набрали много, с другой стороны, больно высоко сидели эти люди. Надо было чистить окружение матери царя. Это было затруднительно. Только совместными усилиями с Петром I, можно было чего-то добиться.

Было ещё одно важное дело, которое по значимости не уступало завоеванию Крыма. Что там Михаил говорил царю, когда они плыли с Мадагаскара неизвестно, но только после этого Пётр I, подписал указ, который отменял указ Бориса Годунова и Соборного уложения 1949 года. Если царь уговорит Наталью Кирилловну, а он уговорит, как-никак мать, то крестьяне снова смогут менять место жительства по своему усмотрению. Правда это право можно осуществить только две недели в году и после всех расчётов с хозяином, но это уже будет не крепостничество. А как это повлияет на развитие сельского хозяйства даже говорить нечего. Да и много чего ещё у нас с этим указом связано. В частности массовое заселение Сибири.

В этот вечер наша компания засиделось до поздней ночи, а утром я уже ехал в Азов, где по Дону должен добраться до Иловли.

* * *

25 октября прибыл в Камышин, где встретил Михаила и Дмитрия, но долго не задержался. У меня было важное дело под Саратовым. Там организован большой лагерь для заключённых. Ещё в мае, Пётр I издал указ о разбойниках и татях. Ноздри не рвать, лбы не клеймить, не казнить, а всех присылать со сказками о них, под Саратов.

Появилась у нас дикая идейка об иностранном легионе. Сначала дикая, а потом даже царю понравилась. Зачем зря человеческий ресурс задарма растрачивать? Если ему так нравится убивать в Африку его или в Америку, пусть там лютует. Но это я для красного словца. Таких, кто убивал ради убийства, царь разрешил казнить на месте и не везти их в лагерь под Саратовым. А вот разбойничков, да беглых сюда доставлять.

Вот я сижу уже вторую неделю, в селе Сосновка, что на границе с Саратовской области и сортирую заключённых. Здесь, почти полгода, скапливались бандиты всех мастей, с разных городов России. Благо мои подчинённые постарались и большую часть отсортировали без меня. Всех, кто до совершения преступления, был к ремеслу приучен, или с земли кормился, распределили в первую очередь. Если преступление было бытовое, то есть убил кого-то в драке или мстил за что-то, то таких, в отдельную группу и после политбеседы в Сибирь или на Дальний Восток. Туда же и беглых. Бежал? Ну, вот и беги. А чтобы жизнь слаще казалась, каждому сразу грамотку на землю давали и вторую на получение сельхозинвентаря и лошади, на месте прибытия. Да ещё подъёмные обещаны и освобождение от налогов на три года. Кто семейный, разрешено брать с собой родных, кто нет, мог, пока есть время, обзавестись семьей сейчас. Хотя участки и так выделяются большие, впятером не обработать. Семейным, обещано больше подъёмных и земли. Когда мужики всё это обмозговали, да десять раз переспросили, больно всё красиво расписано, то начали письма в свои деревни писать, скреплённые казённой печатью. Охрану с этих людей сняли. До отправки, из 24 тысяч, убежало только 87 человек. Сейчас, большинство переселенцев в пути, к своему новому дому.

Мне остались только головорезы в количестве 12600 человек. Мы их сортируем вместе с Николя. Он решил набрать себе отчаянных людей, для каперства возле Западного побережья Африки. Не многие смогут оттуда вернуться, но кто вернётся, будет богатым человеком. Я набираю зондеркоманды на Дальний Восток. Пусть устроят райскую жизнь китайцам в Империи Цин на Амуре. Чтобы через 2–3 года нашим людям из Америки было легче там обосноваться. Возились долго, в итоге Николя отобрал себе 470 человек. 260 разбойников всё-таки попали на виселицу, но остальные с готовностью согласились пограбить китайцев, не за страх, а за совесть. Тем более им обещана одежда, оружие и довольствие на всё время пути. На месте прибытия, каждому будет выдано по 5 рублей, а по окончанию срока, обещано прощение, правда без права возвращения в Россию. Зато желающие разбогатеть ещё больше, смогут отправиться за золотом в Америку. Там ещё порядочно останется, после наших товарищей.

Знаем, что выглядит это как-то не порядочно, да только кто эту порядочность на хлеб намазывать будет? Большинство, я бы сказал 99,9 % из этих людей, окажись в других жизненных условиях, не взялся бы за топор или дубину. Так дадим им второй шанс.

Ограбил наши склады, на счёт одежды и обуви, кстати, привезённой из Крыма, дополнил это 440 повозками с продовольствием и оружием. Этот обоз отправил вместе с разбойничьим войском. Было жалко отдавать лошадей, но повозки без них не поедут. Для спокойствия в сопровождение дал четыре полка стрельцов. Они тоже ехали с семьями, на поселение в остроги, по всей Сибири.

Разобравшись с опасным контингентом и дав ценные указания начальнику лагеря, насчёт новых поступлений разбойничков, убыл в Камышин. Мы про это мало говорим, но это наш бич. Надоело это хуже горькой редьки. Каждый раз, когда оказываемся здесь, мы начитываем учителям и научным работникам лекции. В Жирновском районе, на реке Медведица, всего в 100 километрах от Камышина расположен детский лагерь для беспризорных детей. Указом Петра I, уже год сюда присылают сирот со всех концов России. Их охраняют бывшие воины, а ныне инвалиды войн. Заодно и учатся. Со временем они заменят многих чиновников в государственном аппарате. А всех их обучают учителя, привезённые нами с Мадагаскара. Правда, они сами имеют знания на уровне 5 класса. Вот и не упускают возможности получить образование. Каждый приезд, любого из нас, в Камышин, это курс лекций. Отредактированные учебники 1–6 класса, образца 1960 года выпуска, распечатаны в типографии и есть не только у учителей, но и у учеников. Правда, в ограниченном количестве. Но учебник он и есть учебник. По нему хорошо повторять, а не изучать новое.

Сейчас преподаватели Жирновского учебного центра, все в Камышине. Спят урывками. Как-никак, а нас трое, лекции читаем по очереди. В день набегает по 8-10 часов лекций.

212 преподавателей, 540 охранников и обслуживающего персонала. Добавьте сюда 11 тысяч учеников. Всю эту ораву мы одеваем и кормим за свой счёт. Пока, государство не выделяет нам не копейки, но это временно. Думаю, пробьем и этот вопрос. Частично стрясём средства с церкви. Патриарх Адриан, очень обеспокоился таким положением дел. Паства без поводыря! Частично с Петра I. Кому нужны чиновники, ученые, врачи? Вот и плати. Ну а мы будем добавлять на пряники. Кстати вопрос с трудоустройством, отставных военных и людей, получивших инвалидность в армии, тоже не последнее дело. Пока вопрос ещё не решён, но одобрен самой матушкой Натальей Кирилловной и патриархом. Да и оба царя вроде не против. Просто никому не хочется возиться. Придётся нам. Это готовые управляющие в деревни и сёла, чиновники мелкого ранга. Только подучить маленько грамоте.

Закруглившись с делами в Камышине, 10 ноября убыл в Москву. Недавно пущенная телеграфная линия приносила из столицы, противоречивые сведения. На днях выпал снег и стоял небольшой морозец. Ехал почти без остановок, меняя постоянно кучеров и лошадей. 21 ноября въехал в Москву. Только разместился на отдых в доме Харитона, как прибыл посыльный от Петра I, который приглашал меня, вечером, во дворец Натальи Кирилловны. Вот с кем не очень хотелось общаться, так это с ней. Женщина, да ещё умная, наделённая властью, это что-то. Мужчина рационален и сентиментален, женщина живёт эмоциями и одновременно расчётлива. Часто совершает поступки противоречащие логике, просто из эмоциональных побуждений, но делает это расчётливо и даже цинично. Вот этого я и боялся в матери царей Петра I и Ивана V. Она могла отвергнуть любую хорошую идею во благо России и её семьи, только из-за того, что Вы не отвесили ей комплимент. В тоже время защищала воров и предателей, только из-за того, что те умели «строить глазки». Но делать было нечего, выслушал доклад Матвея, курирующего всю нашу тайную деятельность в Москве. Потом привел себя в порядок и поехал к Наталье Кирилловне.

Всё было не так плохо, как я думал. Меня ожидал не долгий вечер с придворными сплетнями, а деловой разговор. Перед совещанием я успел переговорить с Шейном, на интересующий меня вопрос. От него зависело, в каком русле вести разговор с матерью Петра I. Вопрос касался Нарышкина Льва Кирилловича, брата Натальи Кирилловны. Ему принадлежало огромное количество земель, в том числе и Тульские железные заводы. Человек ума весьма посредственного, почти алкоголик, он всячески препятствовал нашим новшествам. Мало того, что запретил производить любые изменения на его землях, но ещё настраивал Наталью Кирилловну против нас из-за Тульских заводов. Нашей помощи по модернизации производств он не принял, зато затаил на нас злобу. Причина была проста — наше железо было дешевле и лучше. С этим надо было кончать. Похоже, Льву Кирилловичу придётся раньше покинуть службу в посольстве.

На совещании были Иван V, Пётр I, Алексей Семёнович Шейн, Иван Михайлович Кольцов-Мосальский и Наталья Кирилловна. Совещание открыл Алексей Семёнович Шейн.

— С момента попытки поднять стрельцов на бунт, род Милославских противостоящий роду Нарышкиных в борьбе за власть, сильно оскудел. Почти 2\3 их земель отошли в царскую казну. Они лишились многих государственных постов. Попыток поднять новый бунт больше не предпринимается, так как большая часть стрелецких полков расформированы, и стрельцы теперь несут службу на окраинах России. Их заменили полки нового строя, сформированные в Царицынском уезде.

Вместе с тем, появилась другая опасность. Сам род Нарышкиных. Многие из царского рода решили, что это их победа и начали растаскивать конфискованные земли и заводы. Подделываются грамоты, оформляются купчие, задним числом. В ход идёт всё. Борьба с воровством затрудняется тем, что они все так или иначе состоят в родстве с Натальей Кирилловной, а значит и с царями Петром I и Иваном V. Надо, что-то делать, иначе царская семья окажется у разбитого корыта.

Тайная полиция собрала сведения о большинстве таких нарушений, но ничего не может предпринять. Ждём распоряжений свыше. Вот вроде и всё. От себя хочу добавить. Конечно, мы не предлагаем поступать с Нарышкиными также как и с Милославскими, но рычагов управления их надо лишить. Пусть управлением занимаются люди, которые полностью подчиняются царю. С родственниками такое не возможно. И ещё. Надо всё украденное вернуть в казну, а в назидание конфисковать часть имущества казнокрадов. Будет двойная польза. Накажем воров и пополним государственную казну. Пусть в следующий раз поостерегутся, что-то воровать у царя. Я закончил.

Пётр I спокойно постукивал пальцем по краю стола. Всё это ему было известно, и своё решение он принял. Иван с интересом поглядывал на мать. Вмешиваться в решение этого вопроса он не собирался. Наталья Кирилловна оказалась между двух огней. С одной стороны её дети, с другой многочисленная родня. Родня, роднёй, но когда их это коснется, могут и не пожалеть её детей. Она сделала робкую попытку:

— Петя, может можно решить этот вопрос как-то мягче. Ведь это всё твои родственники. Позовём их ко мне во дворец, я с ними поговорю. Думаю, большинство вернёт то, что взяли незаконно.

Царь не вскипел, как это у него бывало раньше в таких случаях, а ответил почти спокойно:

— Возможно они и вернут часть, того что украли у меня. Возможно. Но только после этого они постараются убрать тех, кто их разоблачил и снова украдут. В два, три раза больше, чем сейчас. Их уже не исправишь. Если бы они не были родственниками, то отправились на плаху. А так я просто отстраняю их от управления страной. Их, а не род Нарышкиных. Как говорили герои сказки из Беловодья — Они плохие люди, но у них могут быть прекрасные дети! Пусть Нарышкины отправляют своих детей учиться, может они действительно окажутся хорошими управленцами. Займут высокие посты в государстве. Но их родителям, доверия больше нет. Или выполнят мою волю, или пусть пеняют на себя. На корабле может быть только один капитан.

Разговор продолжался ещё 2 часа, но всё остальное было только повторениями и уточнениями сказанного. Единственной новостью было заявление царя Ивана V. Он изъявил желание возглавить колонию в Африке. Это было неожиданно для Петра I и Натальи Кирилловны, но не для меня. Впрочем, такой расклад устраивал всех. После некоторых уточнений, вопрос был решён положительно.

22 ноября в Москве начались аресты. Через некоторое время арестованные выпускались на свободу с чистой совестью и почти пустым кошельком. За одну неделю, самые богатые из рода Нарышкиных, стали просто богатыми. Все конфискованные земли отходили государству. Из царской канцелярии сыпались указы один за другим. Вышел запрет на курение табака, что для народа было безразлично — Русь ещё не курила.

Закон коснулся и импортного чая. Сейчас в России пили Копорский чай. Напиток из кипрея известен с 12-ого века и называется «Копорский чай». Название произошло от села Копорье, что вблизи Петербурга. Копорский чай экспортировался в Европу, где был известен как «русский чай» и ценился весьма высоко. По объему продаж он превосходил пеньку и мед. По новому указу, Китайский чай и какао облагалось большим налогом, а кофе разрешалось продавать только в аптеках.

Такие указы сыпались как горох, видно Пётр I, всё время, что был с нами, делал себе пометки в дневнике. Пожалуй, самым трудным был указ об отчуждении земель у церкви. С патриархом, на эту тему были долгие беседы. Не все, но очень много земель из рук церкви отошло государству.

К 30 декабря мы полностью вымотались. Хотели расслабиться мужской компанией, но прибыли Михаил и Дмитрий. Прибыли не одни, а со своими жёнами, прихватив и мою благоверную. Новый год в Москве 1691 года это круто. Правда Россия об этом только узнала. Указ о праздновании Нового года с 31 декабря на 1 января, подписан всего месяц назад.

Глава 23

Крым, Москва. Октябрь-декабрь 1691 года

Михаил. Дмитрий.

Михаил.

Все уехали, остался только Рон. Но он занят военными делами, его почти не видно на берегу. Из тех, кого набрал ранее, для проживания в Крыму, на руководящие посты, годилось только 36 человек. Это слишком мало. Достал из багажа, свой ноутбук с педальным генератором и зарядил чудо 21 века, покрутив часок педали. Сначала проверил, на детекторе лжи, всех управленцев, что на данный момент были в Бахчисарае. Потом проверил тех, кто прибыл с Мадагаскара. Они, по крайней мере, знают грамоту и умеют считать. Выбрал 42 человека. 36+42 это мало. У меня на полуострове 14 городов, не считая селений. Города это по нынешним меркам, но на районные центры вполне тянут. Как быть с людьми? Пошёл в госпиталь. Он на весь Крым один. В нём сейчас около 300 человек. Легкораненые давно выписались. Остались получившие увечья и с тяжёлыми травмами. Русских инвалидов насчитал 147 человек. Беру всех, работа найдётся. Проверил их на честность своим хитрым приборчиком и набрал для работы управленцами 46 человек. 46+42+36= 124, уже лучше. Значит, основные управленцы есть, а мясом они обрастут. Остальные инвалиды будут писарями, кладовщиками, контролёрами, вахтёрами, работниками на маяках и так далее.

Про набор на работы, узнали остальные инвалиды — поляки, казаки, калмыки и татары. Кабинет в госпитале, который я занял, под свои опросы, практически блокировали сотни калек. Ну что тут сделаешь? Подумал, сколько у меня вакантных должностей в Крыму, где можно работать без руки или ноги. Оказалось много. Даже для слепых работа есть. Проверил остальных на детекторе лжи и набрал ещё 44 человека, годных для управленческой работы. Всем не русскоязычным инвалидам поставил условие. За три месяца научится русскому языку, а также писать и считать. Потом экзамен и ещё 3 месяца учиться грамоте, арифметике, русскому языку и будущей специальности. Если через полгода, кто-то не сдаст экзамен, тот будет отчислен и передан на содержание в монастырь. За церковью закреплено такая обязанность, содержать сирых и убогих.

За две недели создал скелет управленческой структуры в Крыму. За это время, пленные татары восстановили основные разрушения. Пока они работали, среди них шла агитационная работа. Мы добились, чего хотели. Воины по природе и по натуре, они не желали всю жизнь работать на трудовом фронте. Им предложили — отработать 2 года на строительстве дорог. Работа оплачивалась, чтобы можно было прокормить семью. Одновременно будет проходить обучение языку, грамоте и счёту. Потом на выбор — служба в царских войсках, переселение на Дальний Восток, Африку или Америку. Служба хорошо оплачивалась, особенно в колониях. Последний вариант — высылка в Османскую империю. Без денег и оружия, без ясных перспектив. Отбыть в Османскую империю, решились единицы. Колонии и Дальний Восток выбрали семейные. Таких было 8 тысяч человек, плюс их семьи. Там гарантировалось жильё и более высокая оплата, но главное это проживание дома, а не в казарме. Службу в царских войсках выбрали более молодые и горячие. Здесь была перспектива карьерного роста. Таких набралось 9 тысяч.

Я сказал — с Богом! И будущие защитники, новой Родины начали убывать на места трудовой повинности.

Города и посёлки подверглись модернизации. В первую очередь это касалось канализации, мусора и водоснабжения. Строились общественные туалеты и мусороприёмники в каждом квартале. Всё это вывозилось за город, где превращалось в удобрение. Строительство было отложено на следующий год, а пока с Дона завозился цемент, керамзит и кирпич, который шёл на восстановление крепостей и портов. В каменоломнях заготавливали камень. Туда сослали команды бывших работорговцев. В Крыму есть газ, нефть, но они залегают довольно глубоко для наших технологий. Но бурение всё равно начали. Есть мергель, для цемента. Если доберёмся до нефти или газа, то вопрос со строительными материалами снимется сам собой. Есть железные руды, но мы решили не открывать никаких промышленных производств на полуострове.

Когда-то здесь всё было в зелени, но такое количество человеческих особей, уже в 17 веке превратило Крым, в большей части, в степной район. Пришлось тщательно изучить рельеф и разметить его на участки для садов и лесных посадок. На немногочисленных речках начали строить запруды и плотины. Весной на полуострове будет много новых водоёмов, а на плотинах и запрудах установят мельницы. На полуострове более 50 озёр и все солённые. Сейчас идёт изучение возможности их опреснения. Весной, учитывая опыт Мадагаскара, почти всё детское население займётся лесными посадками, а взрослые будут высаживать сады.

В Крыму развито садоводство, но мы хотим сделать из него сад для всей России. Виноград, абрикосы, гранаты, черешня, хурма и многие другие фрукты, и овощи, которые не произрастают севернее.

* * *

Как-то сам по себе стал решаться вопрос с татарами. Часть татарских семей покинуло полуостров. У татар ощущался явный перекос в сторону женского населения, а среди бывших рабов преобладали мужчины. Нетрудно догадаться к чему это приведёт. Такой вариант нас вполне устраивает. Вопрос не в самих татарах, а в том, что в случае войны с Османской империей, это потенциальные шпионы и диверсанты. Должно народиться новое поколение, а лучше два, чтобы этот вопрос не был таким острым. Но война не за горами, нет времени на убеждения и увещевания. Это не национальный вопрос и не религиозный. Это вопрос сохранение завоеванных территорий. В первую очередь поэтому, с полуострова, так спешно выводят татар, заменяя их на русских. В нашей действительности, такое решение вопроса, позволило сохранить за Россией Калининград. Если бы после войны оттуда не переселили население вглубь СССР, заменив его русскими людьми, то в 90-х мы бы имели там референдум и отделение города от России.

Казалось, делам не будет конца, но бюрократическая машина уже заработала, а население получило ясное представление о своём будущем. Можно было покинуть этот райский уголок, тем более что в Крыму появился телеграф. С войсками и флотом прекрасно управляется Рон, которому в помощь прибыли помощники Сергея, Силантий и Филимон. 5 ноября я покинул полуостров, через Керченский пролив. От пролива до будущего Геленджика работали мои помощники. Задача их была аналогичная Крымской. Вдоль всего побережья развить садоводство и восстановить лесные насаждения. Только с трудовыми ресурсами у них было похуже. Вот сюда мы отправим 20 тысяч русских из освобождённых рабов. Крым удобен тем, что ограждён от набегов морем. Здесь таких удобств нет. Хотя места удобные для садов и виноградников, но развитие этого края будет значительно медленнее. Когда границы Российской империи отодвинутся дальше будущего Сухуми, только тогда сюда будут вложены значительные средства. Надо было спешить и 10 ноября, на лошадях, мы отправились в Азов, чтобы по Дону добраться до Камышина.

В Иловле, по телеграфу, меня догнала весть из Крыма — скважина дала первую нефть. Отправили на полуостров бригаду специалистов с комплектом оборудования для нефтепереработки. 5 дней ушло на инспекцию лабораторий, ещё 5, на посещение учебного центра в Жирновском районе. Получили пригласительную телеграмму от Петра I. За 2 дня собрались и 10 декабря, вместе с жёнами, отправились в Москву.

* * *

Дмитрий.

Два месяца бился над получением чистого ацетилена. Пока безрезультатно. Явно надо строить более сложную установку. Сам по себе ацетилен взрывоопасен, но он нам нужен. Нужен именно в промышленном количестве. Это пластмассы, искусственный каучук и многое другое. Конечно, натурального каучука нам пока хватает, но это только пока. Год, другой и химики других стран, экспериментальным путём получат резину и многое другое, включая эбонит. Вот тогда резины точно не станет хватать. А сейчас организовалось целых три цепочки поставок каучука. Это из Индии, с Мадагаскара и Америки. Наверное, мы потребляем 80 % всего каучука в мире. Склады в Архангельске, под Москвой и здесь в Камышине забиты этим товаром. Общий запас каучука составляет более 2 тысяч тонн. Много? Если делать только презервативы, то много, если обувь, шины и многое другое — мало. Кстати, презервативы это наше оружие. Поставка в Европу и Османскую Империю превысила миллион штук. Считайте, что уже, потенциальный противник, через двадцать лет, недополучит 10–20 тысяч солдат, ремесленников, фермеров.

На ацетилене я не зациклился. Начал выпуск аммиачных холодильных агрегатов повышенной мощности. Проводим эксперименты с вихревыми холодильными установками. В обрывистых известковых берегах, реки Иловля, есть пещеры. Одну такую, мы расширили, удлинили, укрепили и вообще, оборудовали как надо. Там будет продуктовое хранилище с холодильными установками. Оно рассчитано на 100 000 тонн. Из них 5000 тонн продуктов можно держать охлаждёнными до -5 градусов. Это прекрасный способ заготовки мясной и рыбной продукции. Будем делать такие склады с холодильными помещениями в Москве, на Урале, в Перми и Архангельске. Заготовка рыбы летом и мяса осенью очень выгодна. Ловля рыбы зимой, то ещё удовольствие, а стоимость мяса к весне возрастает в 2–3 раза. Но главное — это стратегический запас. Церковь тоже присоединилась к нашему хомячеству. Она всегда любила делать запасы, а тут такой вариант. Пообещали делать для них как минимум по две холодильных установки в год, но с одним условием. Сохранение тайны.


В августе завершились строительство судна для перевозки нефтепродуктов. Теперь доставка бензина и керосина в Европу упростилась и стала дешевле. На верфях заложили ещё два таких судна и две плоскодонных баржи для рек. Октябрь стал месяцем круглых цифр. 2 октября выпущена тысячная сенокосилка. 4 октября сделали миллионную зажигалку. 10 октября закончена асфальтированная дорога Иловля — Камышин. В октябре, запущена линия по производству керосиновых ламп и керогазов, доставленная с Мадагаскара. Теперь мы их штампуем сотнями в день. К сожалению, не успели дотянуть, под землёй, телеграфный кабель до Москвы. Сначала дожди и грязь, потом морозы остановили продвижение землеройной техники. Но очень хотелось сделать сюрприз к Новому году, поэтому отдал приказ — последние 150 километров, прокинуть полёвым кабелем. Конечно, тянуть телеграфный кабель под землёй, на глубине 1,5–2 метра, дорого. Сам кабель стоит в 5 раз дороже, чем протянутый по телеграфным столбам. Но сейчас не те времена. Даже лихие девяностые не пойдут в сравнение. Металлический провод снимут со столбов, в одно мгновение. Железо и медь это хорошие деньги.

Зато ноябрь начался с неприятных новостей. Почти в два раза обесценились драгоценные камни. Видно много искусственных драгоценностей появилось на рынке, и рынок ответил снижением цен. Да такие расходы, которые мы себе позволили в этом году, не в какие ворота не лезут. Без преувеличения могу сказать — мы израсходовали больше годового бюджета России. Но плохую новость подсластили отчёты из Европы. Фаянсовые изделия, конфеты, парфюмерия, зажигалки, керосиновые лампы, парафиновые свечи и многое другое проданное в несколько раз дороже себестоимости, покрыло не только поставки различных руд в Россию. Элитные зажигалки продавались за 30 грамм золота, а бюджетные за 5 грамм благородного метала. Всего за год, продано 800 тысяч простых и 200 тысяч золочёных зажигалок. Только с этих продаж выручили 10 тонн золота. Надо не забывать о кирзовых сапожках с резиновыми подошвами, которые вошли в моду, особенно в Испании. Наши шоколадные конфеты, пока тоже вне конкуренции. Презервативы нам обходятся в 0,1, а покупаются по 50 копеек.

Есть малодоходная статья. Но это пока она малодоходная. Печатное дело. В Голландии, Испании, Англии, Италии и Франции стали выпускать гламурные журналы. В изданиях, немного новостей, больше сплетен, ещё больше рекламы наших товаров. А для завлечения романы или точнее сказки для взрослых. Везде герои крестоносцы пачками валят врагов, целуют ручки дамам и носят их на руках. Ну, прямо-таки принцы на белых лошадях. Журналы нарасхват. Читают дамы и кавалеры. Читают везде. Читайте, читайте. Вот подрастут ваши дети, воспитанные на этих соплях в романах, на неправдоподобных подвигах и получите Вы «потерянное» поколение. Дамы будут искать «принцев», мужчины «принцесс», и не находить годами. Многие так и не женятся или не выйдут замуж. Да ещё презерватив Вам в помощь. Кстати, надо ещё про толерантность в журналах поднажать, пусть у них появится больше Чернышевских, Герценых и Карамзиных. И про права ребёнка, хотя это не пройдёт — рано ещё. А как бы хотелось! Король, сынка по попе, а ему за это, два года тюрьмы и лишение родительских прав.

Так, что-то меня понесло. Собрал все отчёты в единый документ и получил балансовый отчёт за год по всей Европе. В чистой прибыли осталось 32 тонны золота. Не хило мы Европу обули, в прямом и переносном смысле. Ещё бы пару лет так.

* * *

Андрей загорает на Мадагаскаре, поэтому его обязанности, приходится исполнять мне. Металлургия тот ещё орешек. Делаю только самое необходимое. Пришёл прокатный стан и оборудование для мартеновской печи? Строим и запускаем. Дальше ни-ни. Пусть Андрей приезжает и сам изобретает. Мне сейчас не до этого. Пермские металлургические заводы работают на полную мощность. Рельсы, рельсы, рельсы. А теперь ещё и лопаты, кирки и прочий рабочий инструмент. От Перми до Тюмени, через Екатеринбург начата стройка века. Почти 700 километров железнодорожного пути. Почему там? От Перми до Каспийского и Чёрного моря, грузы можно отправлять по рекам. А вот Средний и Южный Урал, большими реками, похвастаться не может. Вдобавок, там далеко от зарубежных шпионов, а на строительстве мы хотим задействовать технику, присланную с Мадагаскара. Точнее с Мадагаскара прислали 100 дизелей и по два образца бульдозеров и экскаваторов. А ещё техническую документацию, штампы и мастеров.

На стройку направлено более 50 тысяч человек. Из них только 2,5 тысячи русских мастеров, остальные ногайцы, татары и как не странно калмыки. Последние сами изъявили желание поработать на стройке за жильё и небольшую оплату. Есть литовцы и поляки. Эти из разорившихся крестьян и ремесленников. Люди расчётливые они быстро посчитали, сколько заработают за 3 года. Получалось, что на новое хозяйство хватит. С этими всё ясно. Никуда они из России не уедут. Так и поселятся, возле железной дороги.

Сколько рубероида и фуфаек ушло с наших складов на эту стройку! Мы что одни страну поднимать будем? Как я понимаю, мы начинаем строительство Транссиба. Надо этот вопрос поднять на общем собрании.

Ещё в июле закончили сборку и отладку землеройной машины для углубления дна рек. Ещё та штучка, но надо признать гениальное решение, для данного времени. Стояла задача — углубить и расширить две речки — Иловля и Камышенка. Глубина фарватера, до поднятия уровня воды, должна быть не менее 4 метров, а ширина не менее 20. Конечно, это можно сделать с помощью лопат и чье-то матери, но как будешь копать на дне реки? Вот и изобрели это чудо-юдо. Выглядело оно так. Катамаран из двух больших ладей. Закреплялся за оба берега канатами. Сзади катамарана огромное водяное колесо, которое передавало крутящийся момент на транспортёр и цепной землеройный агрегат. Что это такое? Представьте себе цепную пилу «дружба», Представили? Теперь увеличьте это в десятки раз, а вместо зубьев повесьте миниатюрные ковши. Вот эти ковши-зубья берут со дна реки, до 5 килограмм грунта, поднимают наверх, где опрокидывают эту жижу на транспортёр. Транспортёр, длиной 15 метров, развёрнут в сторону берега. Вся грязь, добытая со дна реки, попадает на берег. Надо сказать, что после прохождения этой землеройной машины, берег представляет неприглядное зрелище. Но на следующий год, появится новая зелень, и берег приобретет нормальный вид. В этом году до морозов успели пройти только 10 километров, хотя работали круглосуточно. За зиму сделаем второй аппарат, который пустим по Камышинке. Думаю, к зиме 1692 года канал Волга-Дон будет готов. 8 декабря нас пригласили на Новый год, в Москву. Это Михалыч, был не готов к такому, а я не «первый год замужем». Ещё с сентября, наши пиротехники из химического цеха готовили разнообразные шутихи. Большая часть этих изделий уже в Москве. Поэтому прихватили только последние изделия, своих жён с детьми, уселись в подрессоренные, отапливаемые сани и отправились в путь.

Глава 24

Москва. 31 декабря 1691 года

Пётр I, Сергей, Михаил, Дмитрий.

Сергей.

— Итак, открываем третий годовой отчёт. К сожалению, по уважительным причинам на этом собрании отсутствует князь Андрей, зато появился новый член нашего маленького кружка по интересам.

С этими словами я поклонился в сторону Пётра I.

— Тема прежняя — Как сделать, чтобы нам было хорошо, а ворогам плохо.

При этих словах Пётр I хохотнул. За год общения, царь привык и даже приобщился к нашей шутливой форме общения.

— Прежде чем начать отчёт за прошедший год, хочу затронуть один важный вопрос. Это вопрос сохранения информации. Кто нам мешал сделать спиртовые светильники и керогазы? Жадность и леность. Теперь ждите в ближайшие 3–4 года изобретение «чеченского самовара». Сейчас в Европе находится почти 200 наших агентов. Помимо выполнения своих основных задач, по нашей просьбе, они сеют слухи о чудо скважине под Камышином, из которой добывают бензин и керосин. Но вряд ли это поможет надолго — 1–2 года и нашу афёру раскроют.

Другой вопрос. Зачем нанимали европейских купцов, для поставок каучука? Денежку захотелось быстро «срубить»? «Срубили», ну и? Ладно, мои агенты поработали, перевезли все семьи купцов и членов команды кораблей в Москву. Вы хотя бы представляете, во что это обошлось? Сколько стоит «уговорить» удачливого купца, поменять место жительства? Я умолчу, про то, что некоторые не согласились и про то, что с ними случилось. Здесь у нас есть чистоплюи, которые только гадить умеют, а убирать другим приходится.

При этих словах Сергей посмотрел на меня. Что сказать? Виноват. Трижды. Первое, не подумал о сохранности тайны. Второе, не подумал о какой-нибудь паршивой легенде. Третье и самое противное не убрал свои ошибки. Здесь он полностью прав. Да если учесть, что ему пришлось «подчищать», то я очень виноват. Сергей, похоже, понял мои переживания, поэтому продолжил более мягким тоном:

— Ладно, с каучуком не всё так плохо. Мы запустили вариант жевательная резинка. На первые пару лет, такая дезинформация сработает, а там видно будет. Кстати, именно создание жевательной резинки подвинуло нас на создание патентного права. Сейчас почти во всех европейских странах созданы патентные бюро. Это не столько защита авторских прав, как многие думают, а самый настоящий промышленный и научный шпионаж. Вы бы очень удивились, узнав, кто на самом деле открыл теорию относительности, или изобрёл первый бензиновый, а точнее спиртовой двигатель.

Глаза Петра I, стали узкими. Явный признак, что он нашёл ещё одну подсказку нашего происхождения. В то, что он не верит, в первоначальную версию нашего появления, было ясно. Сергей это тоже понял. Точнее понял, что сболтнул лишнее, поэтому перевёл стрелки:

— Очень большая просьба, прежде чем выпустить в продажу даже расческу, загляните в отдел безопасности. Ей-богу, дешевле выйдет. Я тут слышал, что некоторые хотят электрогенераторы крестьянам продавать? А в глаз? Вы что не понимаете, что через год это будет в Европе? Думайте не только задним местом.

Вот с ракетами как хорошо получилось. Такую дезинформацию в Европу слили! Там изобретатели десятками к праотцам отправляются. Всё пытаются китайские шутихи приспособить для военных нужд. Конечно у них, что-то получится, это надо учитывать при военных действиях. Только это будет оружие больше психологического воздействия. У них нет таких взрывчатых веществ, что есть у нас. К сожалению, про греческий огонь они сообразят быстро. Возможно, повторить рецепт его изготовления они не смогут, но что-то изобретут. Так, что металлические корабли это уже необходимость, как не печально об этом говорить. Иначе мы потеряем наше превосходство на море.

Не буду Вас долго мучить. Только повторюсь. Любое изобретение пропускайте через отдел безопасности. Всё не так просто как многие думают. Вот мы сделали телеграф. Согласен, нужен, но…. Это настолько просто, что он появится в Европе в течение 5-10 лет. Остаётся только взять под свой контроль. Другого варианта не вижу.

Здесь уже не выдержал Дмитрий:

— Сергей! Что ты о нас, да о нас. Расскажи о своих деяниях.

— А что о моих деяниях. Вы узколобые, которые строем ходить в туалет не умеют, что можете понять в армейской службе.

Тут он улыбнулся, чему-то своему и продолжил:

— Ладно, коротко об армии, разведке и контрразведке. Упрощённо это выглядит так. Благодаря общим усилиям, численность острогов на всём протяжении до Дальнего Востока выросла в 2 раза. Население тоже выросло в 1,5–2 раза. На данный момент там служит около 70 тысяч человек. Это не считая их семей и вольных людей. Служат на основе казацкого варианта — сам сею, сам охраняю. Кроме сбора ясака и охраны своих же поселений, других государственных обязанностей они не несут. Правда, это не совсем удовлетворяет Петра Алексеевича, но тут мы с ним пришли к общему консенсусу. Пока, в тех местах, солдат, пахарь и охотник, в одном лице, для государства выгодней. Они казне обходятся в 10 дешевле, чем регулярная армия.

Дальний Восток активно заселяется — русскими, поляками, степняками, литвинами. Через год там, будет проживать не менее 100 тысяч жителей. Плохо, что это люди разного вероисповедания. Здесь православной церкви надо особо постараться. Но пока, что имеем, то имеем.

Теперь по регулярной армии. Всего, на военной службе, находится 46 тысяч человек. 10 тысяч, это люди старой формации. Без необходимости, сокращать их не будем. Люди, в большей части семейные, среднего возраста, к другим ремёслам не приучены. Немного вправим мозги и оставим служить в крепостных гарнизонах. Почти 20 тысяч воинов, это наша головная боль. Татары, Казахи, Калмыки и Ногайцы. Почему головная боль? Они уже сформировались как воины, а переучивать их, бессмысленная трата времени. Использовать такую силу в современном бою затруднительно. Разве только на отвлекающих манёврах или в заключительном ударе по противнику. Утешает одно, они не находятся на полном коште. Обеспечение, как и у казаков.

Последняя категория. 18 тысяч человек. Это те, кого мы собрали с миру по нитке. Учатся охотно. В общем, это будущий костяк армии, главное, чтобы нам дали на него нарастить мясо.

Теперь о резервах. Есть ещё так называемые резервисты. Их 22 тысячи и проживают они либо в городах, либо рядом с ним. Это те, кто имеет военный опыт, а теперь периодически проходит военную подготовку. За это они имеют послабления в налогах. Есть ополченцы. Это в основном бедное дворянство. Со старыми кадрами уже ничего не поделаешь, просто зачислили желающих в резерв, дав послабление в налогах. Среди дворянских подростков и молодёжи сейчас ведётся кропотливая работа. Это тот контингент, который надо занять делом, иначе они станут декабристами. Что делаем? Создаём военно-спортивные лагеря, где они проходят обучение не только воинскому искусству. Ведём морально психологическую обработку. Для тех, кто имеет слабые школьные знания, проводим дополнительные занятия. Учитывая, что учились они по старой программе, то можно сказать переучиваем всех. Но это дело добровольное и с согласия родителей, если это подросток. Но желают практически все. Отказаться, это значит, перечеркнуть себе карьеру в будущем. Что ещё о дворянах? На воинском обучении, без малого, 12 тысяч молодых дворян. В отличие от других, они сами оплачивают прокорм и одежду.

По оружию докладывать нечего. Всё секретное, под замком у Михалыча. Ракетные установки используем сделанные в Московском ракетном заведении. Технологию их изготовления немного изменили. Подогнали под наши калибры, поменяли пороховые разгонные смеси, на карамельное топливо. Оно слабее, но стабильнее в процессе горения, что повышает точность. Вдобавок разгонные шашки отливаются в формы, а не набиваются вручную. Самое главное изменение, это запуск из разгонных труб, которые изготавливаются из кровельного железа. Боеголовки стоят простые — пороховые. Это на случай кражи. Для боевых действий, головные части ракет, изготовленные в Камышине, хранятся на секретных складах. Все пушки сделали с нарезными стволами, но их количественно стало меньше. Сняли с вооружения орудия, которые не попадают не под один калибр. Таких оказалось более половины. В замен добавили казнозарядные орудия, изготовленные на Тульском заводе. Прошу нервных не дёргаться, всё согласно регламенту. За основу были взяты уже существующие в России пищали с ввинчивающимся затвором, прообразом поршневого затвора.


Мадагаскар-Россия. Часть 2

Это первые пушки в Мире, которые рассчитаны на стрельбу продолговатыми снарядами. Увеличили калибр, немного доработали винтовой затвор, но главное это качество стали. К сожалению, использовать динамит, а тем более гремучий студень, в снарядах нельзя. Зато в ракетах это происходит без проблем. Со снарядами такая же песня, что и с ракетами. На вооружение пороховые снаряды, на складах с пироксилином.

На Камышинском сталелитейном заводе поместили заказ на 8 нарезных орудий 132 калибра. Пушки будут, для разрушения крепостных сооружений. Наладили выпуск мортир малого калибра. Это по местным меркам, мортира с диаметром ствола 150 миллиметров — мелкий калибр. Мы же выпускаем 82,133 и 150 миллиметров. Если стрелять обычными бомбами, то это действительно малоэффективное оружие. Но если заменить на миномётные мины, то мортира сразу становится грозным оружием. Главное, что если к врагу в руки попадёт такая мортира, то он не о чём не догадается. Дело в минах. По артиллерии, на ближайшее время, пожалуй, всё.

Фузеи, почти не отличаются от оружия данного времени. Технические решения уже все существуют. Мы только собрали все европейские ноу-хау в одном изделии. Для зарубежной армии это непозволительная роскошь, но мы, наши фузеи, штампуем как пирожки. Думаю, что к следующему лету у нас будет около 3 тысяч изделий. Всего планируется выпустить 40 тысяч таких винтовок. Главное достоинство этого оружия, это дальность боя и кучность. Если заграница, захочет вооружить свои войска таким оружием, то при их технологии она разорится. Решили сделать 1 тысячу скорострельных ружей по системе мастера Даниеля Лагатца, из немецкого города Данцига. Ствол ружья в казенной части пятигранный; канал ствола нарезной. В прикладе помещены два магазина — для пуль и для пороха. Они заполняются через отверстия, напротив каждого есть надпись «для пороха» и «для пуль». На замке находится отдельный магазин для затравочного пороха. Из ружья можно было произвести 30 выстрелов без перезарядки магазинов.

Чтобы Вы не считали, что я перегибаю палку, то скажу — во время войны между Швецией и Данией в 1658–1660 гг., магазинные ружья по системе П. Кальтхофа были изготовлены для вооружения датских военнослужащих.

Пистолеты предназначены для рукопашного боя Двухствольные, калибр 9 миллиметров. Стволы нарезные, короткие. Сами пистолеты облегчены до предела.

Конечно, мы могли бы сделать многозарядные пистолеты Флорентийского оружейника Микеле Лоренцони. Но решили, что в рукопашном бою, нет времени вращать пистоль туда-сюда. Хотя его скорострельность и достигает 15 выстрелов в минуту.

На вооружении, в армии, остаются арбалеты и луки. Луки у лёгкой кавалерии, то есть у степняков. Арбалеты состоят на вооружении крепостей. Это связано с тем, что в случае нападения, основной подмогой, гарнизону крепости, будут крестьяне.

От брони, в Европе отказались. Только тяжёлая кавалерия носит серьёзные доспехи. Наши фузеи с лёгкостью пробивают рыцарские панцири. На всякий случай, есть и арбалетные подразделения. Мало ли что может произойти. Вдобавок, для диверсионных вылазок самострел незаменимое оружие.

Самый болезненный вопрос, это дороги и средства передвижения. Если не сделаем основные дороги удобными для передвижения, а армию не посадим на коней, то при наших просторах, мы будем отставать от противника.

Сейчас разработаны три вида карет для войск. Офицерские — это усовершенствованные кареты, рассчитанные на 4 пассажира. Грузовые повозки до 1,5 тонн и транспортные для перевозки 12 солдат, скопированы с пассажирских дилижансов. Делаются они пока медленно, но делаются. Всем хороши. И вместительностью, и комфортностью, но имеют один недостаток. Для них требуются хорошие дороги. Тогда средняя скорость передвижения войскового соединения может достигать 200 километров в сутки. Но это при хороших дорогах и при своевременной смене лошадей.

Ну, вот вроде и всё. Про портянки, фуфайки, шинели и овчинные полушубки, говорить не будем. Всё это включая солдатский котелок и ложку, оговорено ещё на Мадагаскаре. Упомяну только про кеды. Отличный летний заменитель ботинок, особенно на юге страны. Себестоимость почти в два раза ниже кирзовых сапог. Сейчас делаем для армии, но уже через пару месяцев начнём выпускать для продажи.

Так, что прошу вопросы. Если их нет, то следующий оратор, может занять это место.

* * *

— Тебе задай вопрос, как разгрузочный жилет устроен, так до вечера просидим.

Это принял эстафету Дмитрий:

— Мне особо докладывать нечего. Всё что относится к нефтяной и химической промышленности, осталось на уровне прошлого года. Никаких серьёзных прорывов в этих областях. Разные виды взрывчатых веществ на основе нитроглицерина, так они ещё до отъезда с Мадагаскара были сделаны и опробованы. Резиновые изделия, на том же уровне. Короче, я здесь рабочей лошадкой был, а не изобретателем. Вот за это могу отчитаться. По Волге открыто и разрабатываются 3 месторождения нефти. Можно было открыть больше, но нет надобности. Открывали только те месторождения, которые были в непосредственной близости к месторождениям железа и меди.

У нас три крупных сталелитейных завода. Это рельсы и орудийные стволы. Это прокат железного листа и ряд других технологий. Все они в завязке с нефтепромыслами и имеют солидную охрану.

Заключено 28 контрактов на переоборудование металлургических заводов. Будут делать всю бытовую технику, освободив, таким образом, основные производства от рутинных заказов. Это косы, серпы и конечно чугунные изделия. Думаю, что за 3–4 года у нас вся Россия будет с русскими печками. Но работать эти производства будут на угле и древесине. Молоты и прессы есть и будут водяные или работающие от ветряков. Ничего из того, чего ещё не существует в Европе.

Что упустил? Выкупили 6 металлургических предприятий. Все расположены обособленно, вдали от городов и стоят на берегах рек. Эти предприятия будут переоборудованы основательно. Станки посерьёзнее, но не из новых разработок. Водяные и паровые приводы для станков. Со временем, после организации охранной структуры, чистки рядов и подбора кадров, будем завозить более современное оборудование. На эти заводы будем переводить изготовление транспортных средств и сложного сельхоз хозяйственного инвентаря. Изделия из пружинной стали, как и саму сталь, будем изготовлять только в Камышине. Все новые сплавы, в виде готовых изделий, на другие заводы, будут поступать только отсюда.

Забыл сказать, что основным поставщиком рельсов будут Демидовы. У них 40 % акций. По 30 % у нас и Петра Алексеевича. Указали Демидовым место, где рядом уголь, железо и река. Подсказали ряд технологических секретов. Теперь они там стройку века развернули. Кстати, вопрос к Петру Алексеевичу. Как там насчёт трудового кодекса?

— А я вот дождусь, когда Вы все отчитаетесь, и скажу своё слово. Кому-то даже пилюли пропишу, от тупоумия.

— Тогда закругляюсь. На все двигатели, Михаил наложил табу, поэтому судостроение замерло. Сейчас все двигатели используются на промежутке Пермь — Тюмень. Почему не до Нижнего Тагила, мне непонятно. Думаю, Михаил нам объяснит.

Что из нового? Мыло, сода, стекло, зеркала. Кстати могу порадовать по лекарствам. Список, если учитывать травяные вытяжки достиг 200 наименований. Самые главные это заменители стрептоцида и пенициллина. Это конечно слабые подобия, но даже раствор Календулы уже продвижение вперёд. Ну, вот вроде и всё, остальное по мелочам, типа мясорубка, стеклянная банка, крышка к ней и так далее. Выпуск консервированной продукции ещё не отлажен. Хотя технология разработана и промышленные возможности позволяют. Ага, про сахарный завод забыл. Запустили и отладили, но сырья в этом году почти не было. Всего сделали 127 тонн сахара. Это в 100 раз меньше плановой мощности. Всё я выдохся! Михалыч принимай эстафету.

* * *

— Принимаю, правда, не знаю, как за всё отчитываться. Разобью на 3 пункта — внешняя политика, сельское хозяйство и народонаселение.


Внешняя политика.

Европа.

Тут чёрт ногу сломит. С одной стороны успехи, с другой противодействие местной власти. Пока отделываемся взятками, но это временно. Хорошо только в Италии. Сказался прошлогодний спектакль с демонстрацией кнута и пряника. Теперь они получают свой процент с наших производств и не собираются рубить сук, на котором сидят.

По всей Европе строятся кафе «бистро». Они пока малоприбыльны, сказывается отсутствие полновесной рекламы. В «Бистро» расположены пункты продажи наших журналов. Снялась зависимость от книжных лавок и магазинов, сократились расходы. Андрей приспособился фотографировать страницы, создал отдел из 4 человек, который «правит» тексты. Единственный недостаток — замучились подгонять комиксы под современность. Зато кафе хорошие пункты не только распространения, но и сбора информации.

Сантехника идёт нарасхват. Самое прибыльное производство. Шпионов вылавливают, чуть ли не каждый день. Всех интересует технологический процесс производства. Понять их можно. Попробуйте сделать простой унитаз, Делают, конечно, но поштучно. Каждое изделие, это многодневный труд нескольких человек. Мы же их просто штампуем.

Возрос спрос на парафиновые свечи, потому что они в 2 раза дешевле восковых, а пахнут лучше. Жевательная резинка идёт на ура, но презервативы бьют все рекорды.

В общем, оборот сильно вырос, но Европа уже чувствует отток реального капитала и начинает инстинктивно сопротивляться. Выросли цены на продукты первой необходимости, а золото, серебро и драгоценные камни подешевели. Ещё пара лет и там поймут, в чём дело.


Османская империя.

Тут тоже не все просто. Но коротко обстановка выглядит так. Король умер! Да здравствует король! Сулейман II умер, теперь, с 22 июня 1691 года, правит его брат Ахмед II. Ему 48 лет. С 5 лет и до этого времени он просидел в клетке. Благодаря нашей подсказке Адиль помогал Ахмеду II ещё в заключении, что было очень опасно. Зато теперь он великий визирь. Чтобы было понятно — Великий визирь возглавляет правительство (Порту) и государственный совет (Диван); обнародует указы султана (ферманы), издаёт от имени султана указы (ираде), подписывает мирные договоры.

Перспективы у нас прекрасные, главное не зарваться. Для начала я посоветовал Адилю, а он правителю Османской империи, заняться сельским хозяйством. Торговать лучше, чем воевать. От чая с лимоном я лично не откажусь. Не откажусь и от восточных сладостей и мангового или апельсинового сока. Построить заводы по изготовлению концентратов сока мы им поможем. А за нашу помощь, получим некоторые территории, которые так и просятся присоединиться к России. Вдобавок, думаю теперь всем понятно, что за Крым нам ничего не будет. А то тут меня некоторые попрекали, что я столько денег вливаю в сундуки Адиля.


Теперь о наших грешных делах. Я имею в виду сельское хозяйство.

Сделано много, но надо в сто раз больше. Если считать все наши населённые пункты, вместе с царскими, то это 40 % населения России. Можем такую перестройку в сельском хозяйстве устроить! Можем, да не можем. Не хватает средств и самое главное опытных специалистов.

Отвели земли под кукурузу в будущем Краснодарском крае. Всё-таки для птицеводства, кукуруза очень удобный заменитель зерна. Этот край пока не спокойный, так что вместо зерна, кукурузу выращивать спокойней. Грабители просто не знают ей применения.

В следующем году будем с подсолнечным маслом. В этом году семена подсолнечника мы придержали, так, что посевы будут большими. Не плохо и с другими культурами. Кому интересно — вот отчёты. Более 70 сельскохозяйственных культур. Хотелось бы сказать отдельно по Крыму, но там пока всё в зачатке.

Сельские поселения имеют разную структуру. От хуторов до колхозов. Формы правления различные, но мы за общинное пользование землёй. Так для нас проще. С появлением сеялок, молотилок, сенокосилок и так далее, большинству крестьян стало ясно, что одному, всё это не купить. Общие стада скотины, проще содержать. В общем, при разумном подходе, выгода очевидна. Будем продолжать в том же духе.

Народонаселение.

Вопрос сложный. Сложность в том, что наши планы провести русификацию всей страны накрылись медным тазом. Такое, относительно безболезненно, можно сделать, когда инородного населения 5-10 %. Но уже приблизительный подсчёт показывает, что цифра колеблется между 20 и 30 %. Значит надо искать другой путь. Придётся пойти по пути естественной ассимиляции населения. Ну, почти естественной. Кое— где можно и подтолкнуть маленько.

Сейчас надо провести перепись населения. Пора водить паспорта и пусть церковь не отлынивает от переписи.

* * *

В этот момент Пётр I постучал по своей руке, где у него были часы Мадагаскарского производства. Тем самым, как бы говоря — время!

— Я на сегодня закончил. Подробности успеем ещё обсудить. Впереди 5 выходных дней. Слово передаю нашему Величеству — Петру Алексеевичу.

С этими словами я сел, а царь встал. Нет, он точно втягивается в наш коллектив! Ему это даже нравится!

— Ну, что ж, друзья я Вас тут внимательно выслушал, даже не перебил ни разу. А знаете почему? Новый год! Перед Новогодним балом, не хочется портить настроение. Как я догадываюсь, салют тоже будет?

Димка засиял улыбкой:

— И не только! Я тут ещё 3 тысячи китайских фонариков привёз!

Петр Алексеевич только крякнул от удовольствия и неожиданности.

— Вот и порадуем народ Московский. А чтобы не опоздать, я буду короток.

Вот, как обещал, указ о защите прав наёмных работников. 10 часовой рабочий день. Каждую неделю один выходной. Десять дней отпуск. В случае болезни выплата 1\3 заработка ну и так далее.

Я встрял в разговор:

— А почему не 8 часов и не два выходных?

— Михаил, не хамей, а то могу и переделать. Таких законов ни у одной Европейской страны нет. Может лет через двадцать и будет, но не сейчас. Вдобавок, нет запрета на более короткий день или ещё какое послабление. Запрет только в сторону увеличения.

Так, мы уже опаздываем. Поэтому вот Вам все указы, которые вступают в силу с Нового года. Здесь и про воинскую повинность и про земельные наделы.

Пётр I положил на столешницу солидную пачку бумаг, вышел из-за стола, подмигнул всем и сказал:

— Кто хочет пропустить праздник и тем самым огорчить своих родных и близких, тот может оставаться! Царь к себе дважды не приглашает!

При этих словах, все кинулись к вешалкам, за шубами. Пора погулять! Пора отдохнуть! Пора!


Конец 2 части.

Продолжение следует.


на главную | моя полка | | Мадагаскар-Россия. Часть 2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 2.4 из 5



Оцените эту книгу