Книга: '19 штук'. Сборник верлибров



'19 штук'. Сборник верлибров

19 ШТУК

Сборник верлибров

Украина-Черногория

ДК Строителей

38

Видеосалоны

22

Регина Гренер

Главный ди-джей

Рамка

Яхт-клуб

Оля Тенякова

Ванишко

Первая

Киря

Учитель

Пивные

Парикмахер

Боксер

Маша Горикова

Старая Богдановка


Украина-Черногория


Помню

Как испугался я

Когда Ваня

Сосед мой по дому

Сказал

Я сейчас уже ехать буду

Мне на Левый берег надо

А мы на стадионе

На Олимпийском

Матч Украина-Черногория

Уж полночь близится

А я так рассчитывал

Что на огромном Ванином джипе мы сразу после матча

Домой

В наш Вышгород умчимся

Теперь же я досматривал почти проигранный нами матч

И представлял

Как придется сейчас с тысячами болельщиков штурмовать метро

Станцию Дворец Спорта

Или Льва Толстого

Как из метро на Героев Днепра

Мне нужно будет стремглав выбегать и нестись

На конечную 397-й маршрутки

Единственную едущую в мой Вышгород

И не факт, что я застану последнюю

Брать такси

Идти пешком

Что делать было мне?

Но мы досмотрели матч

И Ваня сказал-таки спасительную фразу

Если хочешь поехали со мной

Но сначала мне надо на Левый берег заехать

О да Ванька!

И мы вышли из стадиона

Из огромной тарелки

С тысячами болельщиков

Прошли по ночному Киеву

По Рогнединской

По Шота Руставели

Я удивился сколько шикарных баров здесь

Сколько в них яркого и спокойного народу

Сколько красивых томных женщин

Никуда не спешащих в первом часу ночи

Какой-то пьяный

Вышел из очередного бара

Что-то проорал безадресное

Что-то проорал на этой залитой разного цвета огнями улице

На этой праздничной киевской улице

Мне на мгновенье показалось

Что это и есть настоящий Киев

Теплый тихий и шикарный

Мы прыгнули в Ванин Поджеро

И помчались

Ваня здорово водит и знает Киев еще лучше чем я

Хотя он и советовался со мной

Как нам лучше добраться до Левобережной

Всю дорогу мы ругали наших футболистов

Ваня повторял одну и ту же фразу семь раз

Нет рисунка игры!

На Русановском острове мы ждали его коллегу

Несколько компаний расположились у дороги

Все конечно пили

Конечно пиво

Никто не шумел

Подошел Ванин коллега

Они решили свои вопросы

Я сидел в большом джипе и чувствовал себя в безопасности

Я был спокоен

А как мы потом гнали!

Через Генерала Ватутина

Мимо ярких огней Скай Молла

По мосту Московскому

Как мы гнали

Я рассказывал Ване об украинской политике

То что знал разумеется

И оказалось что Ваня не знает элементарных вещей и

Я рад был ему кое-что объяснить

Мы въезжали в Вышгород

По совершенно пустой Набережной

Остановились возле моего подъезда

Я попрощался с Ваней

Поднялся в лифте

Вошел в свою квартиру

Сжимая в руке два использованных белых билетика

НСК Олимпийский


ДК Строителей


Когда нам было по 19

По-настоящему важными были

возможность выпить

И сама выпивка

Приняв на грудь мы отправлялись в Стройку

ДК Строителей на Спасской

Есть еще такие кто помнит то место в Николаеве?

Да а через дорогу школа в которой я преподавал

Українську мову та літературу

Старшеклассникам

Чё Одуван дрючишь там наверное школьниц

Спрашивали пацаны

Лишая мое прозвище суффикса

Ага конечно

Школа была вечерней

Девки были старше меня и я боялся их как огня

Девки и правда были огонь

Стайка их самых ярких и смелых тоже ходили в Стройку

Евгений Владиславович, здравствуйте

Орали они завидев меня на дискотеке

Я как всегда был там с Кравой и Пашей

В самый первый вечер

Втроем мы зашли в ресторан в том же здании

На столах скатерти

В зале официантки

Мы заказали триста водки

Выпили

И снова заказали

Пятьсот

Паша отлучился

Через минуту меня тронул кто-то за плечо

Официантка попросила забрать нашего друга из холла

Потому что он заблевал стены

Потом мы ходили на дискотеку

Я врезался в дверной косяк и не мог зайти в зал

Наконец я взял чуть правее и вошел

Чтобы врезаться в локоть Димы Панфилова

Чемпиона мира в супертяжелом весе по чему-то там

Тогда еще мы не были знакомы

Поэтому Дима нейтрально обратился ко мне

«Аккуратнее»

Потом мы бежали на последний трамвай

Паша упал расцарапав себе

Колени

Руки которыми тормозил чтобы не упасть лицом на асфальт

И наконец лицо

Крава проснулся в шесть утра на остановке общественного транспорта

Рядом с заводом «Дормашина»

Поскольку люди ехавшие на работу

Попросили его уступить место на общей лавочке

Я проснулся дома

Я спал на полу на своей грязной куртке


Вечером мы снова встретились

«Только давайте сегодня по-нормальному»

Попросил я

«Конечно» ответил Крава и заказал

Пятьсот


38


Я был в третьем классе

И любимым развлечением у меня

И соседних пацанов

Были драки на палках

С пацанами с улицы Лягина

Местом побоищ была стройка

На углу Декабристов и Чигрина

После шести строители шли домой

Вернее сначала в пивные потом домой

И мы сменяли их

Не такие же умелые

Но такие же отчаянные

У каждого в руке был деревянный дрын

Мы с ором и гиканьем бросались на врага

Враг с таким же гиканьем бросался на нас

Среди куч белого кирпича

Оббегая ваганы с застывшим раствором

Мы лупили друг друга

Я почему-то бежал впереди всех

Кричал громче всех

Бросался на самых здоровых

Размахивая кривым дрыном

Мне льстило что обо мне лягинские

Говорили тихонько

«Этот психованный»

Славное защуковское детство

Я был непобедим

И я был бесстрашен

Сражался на кураже

И без оглядки на то

Сколько стояло за моей спиной

Я пишу эти строки

И губы растягиваются в улыбке

Что еще нужно

Спрашиваю я себя

Что еще нужно

Детский кураж

И сладкие воспоминания о нем

В 38


Видеосалоны


В нашем детстве

В городе работали видеосалоны

Такие маленькие точки

С другим миром

Кися Макс и я

Проникали туда бесплатно

С каждым бесплатным заходом

Мы оттачивали мастерство

Незаметного проникновения

Самыми сложными точками были

Дворец судостроителей

Кинотеатр Родина

Во дворце на входе

В маленький зал на первом этаже

Стоял мужик

Открыта была только одна половинка дверей

Но популярность фильмов

С участием Брюса Ли

Рождала очередь

Маленькую на пару минут

Толпёнку

С первыми людьми лучше было

Не заходить

В это время мужик на входе был максимально внимателен

Но когда толпа начинала напирать

Когда мужик плохо успевал посмотреть билет

И оторвать контрольную полоску

Вот тогда приходил наш час

Ты втирался в толпу

И медленно она сама подхватывала тебя

И заносила

В маленький зал

С коричневыми креслами

С двумя телевизорами Электрон

Стоявшими на настенных полках

Ты заходил с дрожащим

Выпрыгивающим сердцем

Проходил

Садился поглубже в зал

Подальше от входа

Но пока не погашен свет

Рано радоваться

Пока не погашен свет

Ты поглядываешь на Кисю

На Макса

Расположившихся неподалеку

Нервно теребишь вчерашний билетик

Найденный на улице

Но

Вот

Свет

Гаснет

И всё

Ты сделал это

Ты сделал это

Можно спокойно было

Откинуться на спинку кресла

Вытянуть ноги

И наслаждаться

Очередным боевичком


22


В 22 я перестал пить

Все конечно происходило постепенно

Сначала в общем кругу

Я говорил тихое

Не

я пас

Первая разливалась мимо моей рюмки

Перед второй бутылка зависала снова над

Как бы спрашивала

Ну ты не пас уже

Я брал бутылку за горлышко

И аккуратно отводил

Перед третьей

Разливающий снова обращался ко мне

Та шо ты как девочка

Я говорил

Не хочу пацаны

Не хочу

После пар я шел в читальный зал

Института

Читал там дневники Чехова

Это было прекрасное сумасшествие

От пьянки к пьянке я шел с тихим упорством

Приятным упорством

Мне уже не ставили рюмку

И это была победа

Хотя конечно это было поражение

Из библиотеки я уже брал домой

Переписку Чехова

Еще через месяц я принес домой

Евангелие

В такой голубой обложке

И тоже начал читать

Странное время

Я почти не виделся с собутыльниками

Я стал сам пробовать писать

Пока не прочитал о том

Что есть два американца

Буковски и Миллер

Кто-то в статье

Упоминал их через запятую

Запятая скорее не объединяла их

А наоборот

Мне дали толстую папку с распечатанными стихами Чарльза Буковски

Потом тому же человеку

Я вернул папку

А взамен получил зеленую книгу

На обложке было написано

Тропик Рака

Я читал ее ночами

И мне казалось я схожу с ума

Хотелось

Чтобы книжка не заканчивалась

Потом я уехал из родного города

А за несколько дней до

Успел влюбиться

Славно так крепко

В отъезде я не знал за кем тосковать

За городом или за своей любовью

Но одно уже было понятно

Теперь я мог сам стать Буковски


Регина Гренер


Регина Гренер сидела рядом со мной за первой партой

За самой первой партой

В которую упирался стол учительский

За этой партой не позажимаешься

Не развалишься расслабленный

И Регина не давала мне расслабиться

Да она была старательной еврейской девочкой

Лучшей в классе

Потому она и сидела за первой партой

Но почему меня посадили с ней

Я был ей ровня?

Нет

Хотели чтобы я тоже стал лучшим?

Но в 11-м классе

Я плевал на учебу

Мне важно было дальше учиться играть на гитаре

Важно изобрести новую прическу

Важно задешево купить новую шмотку

Важно овладеть девушкой

Впервые овладеть и стать мужчиной

Да нас кто-то видел хорошей парой

И мы даже однажды умудрились пойти вместе

Гулять по Советской

Главной улице Николаева

Помню как сильно в волнении

Сжала ладонь мою Регина

Когда навстречу нам шла подвыпившая компания

Задиравшая всех прохожих

Нет она не за себя боялась

Она-то как раз разбиралась очень хорошо

Кого надо действительно бояться

Она переживала

Что я слабый худенький маленький

Могу быть избит в ее присутствии

Она не знала тогда что я как раз и хотел бы подраться

Именно в ее присутствии

Но пьянь оказалась не такая пьянь

И предусмотрительно убрала плечо

Дабы не задетым быть моим плечом

У Регины был неистовый папа

Ревностный еврей

В советское время

В ебнутое советское время

Все старались скрыть свое еврейское происхождение

Но у папы Регины в комнате висел календарь с еврейскими религиозными праздниками

Может оттуда из того советского времени у меня и идет

Симпатия к евреям

Наш класс полнился ими

Могильнер Гимпель Гренер

Как писал Миллер

«Я усыпан евреями, как снегом»

Но мне никто из них не причинил вреда

Скорей наоборот

Когда мы все разбежались по разным вузам сдавать

Вступительные

Мы снова встретились с Региной

У нее дома

С товарищем я зашел к ней

Я сидел в кресле

Я уже тогда умел испытывать голод

И шутя ухватил ее проходившую рядом своими ногами

Регина как бы падая уселась мне на колени

И не собиралась вставать

Я понял что голод испытывает и она

И на следующий день пришел к ней

Чтобы пригласить погулять

«Женя, ты в следующий раз предупреждай, что хочешь пойти гулять со мной»

Сказала воспитанная Регина

Да и вот тогда мы ходили по Советcкой и

Я мечтал чтобы к нам пристали какие-нибудь босяки

Но босяки не пристали

И дальше поцелуя у нас дело не пошло

Я не хотел показаться

Наглецом

А Регина была-таки скромной девочкой

Потом она уехала в лагерь работать вожатой

И приехала из него с женихом

Большим толстым евреем

С кучерявыми волосами и серьезными намерениями

Что точно понравилось папе Регины

Тем более у жениха были красивые очки

Говорят они потом уехали в Германию

Там у них родились дети

А что было дальше с Региной я не знаю

Но наверное у нее все хорошо

А я

Я бы не смог сделать счастливой маленькую еврейскую девочку

Она вряд ли бы перенесла

Бедность занятия музыкой пьянки литературные искания

Хотя что я говорю

Она бы с легкостью перенесла

Бедность занятия музыкой пьянки литературные искания

Но ее выбор вряд ли бы пришелся по вкусу ее папе

И мы бы долго спорили какими именами называть наших детей


Главный ди-джей


Из окна своего кабинета я вижу небо

Серое киевское небо

Я представляю его голубым

Представляю белые облака на нем

Из окна небо кажется очень близким

Таким вот что протяни руку

Нет швабру в руке

и постучишь

По серому его свинцу

Нет не свинцу

Это же штамп

Небо это газетная бумага

Серая недорогая

Я думаю как хорошо если бы

Газетные статьи печатать в небе

Представляете передовицу

Надо всем Киевом

«Киевлянам разрешили платить за коммуналку до конца октября»

И на фотографии черно-белой

Старушка с квитанцией в руках

И ты сидишь в кабинете мышкой клацаешь

Курсором по небу водишь

Закрываешь сайт новостей и

Включаешь фильм на все небо

«Антихриста» например

Незабвенного и живого фон Триера

И звук на всю делаешь

Чтобы даже в Вышгороде слышали

А сам в окно выглядываешь с десятого этажа

Смотришь на кучку алкашей возле гастронома

Где разливающий задрав голову

Внимательно изучает первые кадры

В правой руке его бутылка

В левой белый пластмассовый стаканчик

Наполнив который тычет его собутыльнику

Не отрывая взгляда от неба

Бабушки забирают внуков с площадки

Молодые мамочки качая младенцев в колясках

Косят на небо и молча наблюдают акт главных героев

В руке одной мамочки тонкая белая сигаретка с красной полоской на конце

Впрочем я вру

Как я могу увидеть с десятого этажа след помады на фильтре

Я закрываю файл с фильмом

Открываю список песен Вертинского

Включаю первую композицию

Откидываюсь в кресле

И над Киевом летит его картавый и прекрасный голос

«В бананово-лимонном Сингапуре…»

Здравствуйте мои маленькие друзья

Сегодня по Киеву я главный ди-джей


Рамка


Были мы славными людьми

Еще каких-то тридцать лет назад

Похоти бесполезной не было

Врали родителям только про то

Что домашку не задали

Новостей не читали

И до хрипоты про политику

Не спорили

Славные были денечки

Смотрю на себя

Десятилетнего

Образца 1986-го

В рваных штанах коричневых

С монеткой двадцатикопеечной

Зажатой в кулачке

Стоящего в очереди за мороженым

Продавщица открывает стол-холодильник

Достает колдовство

В вафельной чашечке

Снимает квадратный листочек

С мороженого

Наваленного с горкой

Продавщица знает моих родителей

Она живет на той же улице

За мной стоят мои друзья

Им также выдают по мороженому

Взамен монетки

Мы бежим прочь

Машем мороженым в руке

Садимся на высокий гранитный бордюр

Солнышко светит в лица нам

Мороженое не успевает растаять

Вытираем руки о штаны

«Погнали на Рамку?»

Предлагает кто-то

Срываемся с места

Бежим в сторону вокзала

Где на огромной площади

Зелеными гробами

Застыли

израненные

Раскуроченные

бэтээры


Яхт-клуб


В детстве мы любили

Купаться в старинном яхт-клубе

Наступало лето

Мы прыгали на велосипеды

И ехали к воде

Узенькая полосочка пляжа

Мостики

С них мы с утра до вечера

Прыгали в теплый Буг

В тот день я был не на велосипеде

Накупавшись мы вышли на берег

И я не нашел своей одежды

Штанов футболки сандалий

Наступил вечер

Подул ветерок

Стало холодно

Друзья на велосипедах

Ехали где-то по дороге

И везли моим родителям весточку

От их сына

Пляж был почти пуст

Одинокие пенсионеры

Делали нехитрые упражнения

Стоя на песке

Потрясая дряблыми кожами

Я смотрел на реку

На заходящее красноватое солнце

Прошел наверное час

Рядом задребезжал велосипед

Я обернулся

Сосед Вадим

Улыбаясь держал в руке

Пакет

Из него я вынул одежду

Переданную мамой

Оделся

Сел на багажник к Вадиму

И мы тронулись


Оля Тенякова


Ее звали Оля Тенякова

Училась в моей школе

И была на год старше

Участвовала даже в школьном конкурсе красоты

Но пересеклись мы только год спустя

Когда я домучивался в 11-м классе

А она уже была первокурсницей

Сошлись на том что я хотел послушать Гражданскую Оборону

У Оли было несколько их альбомов

Так сказал наш общий знакомый Вадик

Влюбленный в Олю

Бывший ее одноклассник и сосед

На дискотеке «Голубые дали»

Он и познакомил нас

Не помню

Как все перешло в роман

Да поцелуи да хождения вместе за ручку

Но Оля мне не нравилась

У нее была железная уздечка во рту

И обезьяньи глазки

Однажды она сказала что готова пропустить лекции

Отличница и правильная девочка готова пропустить лекции

И ждет меня дома с утра

Я знал что пришел час стать мужчиной

И сильно испугался

Для преодоления страха

Прихватил с собой 0,7 портвейна

Сам его весь выпил но страх почему-то не прошел

Я что-то начал плести что не готов

Что у меня неприятности

Придумал что пацаны из ее двора наезжали на меня

Только бы оттянуть тот момент

Но момент все не оттягивался

Оля даже пообещала разобраться с пацанами

И мои оправдания закончились

Надо было начинать

Но я не начал

Начала Оля

Конечно она была девочкой

И

О Боже

Она

Доверила именно мне

Мне сделать ее женщиной

Помню как мы пыхтели вдвоем

Как что-то твердое не давало мне прорваться внутрь

Как мы замучились

Мне уже совсем ничего не хотелось

Оля говорила

Что ей очень больно

И мы остановились на пол-пути

Отложили до следующего раза

Но она уже умела делать ртом

И мы потушили мой пожар

Это был первый раз

Она повела меня на кухню

И спросила что я люблю больше всего

Я ответил

Жареную картошку

Она сказала что сейчас приготовит

И встала на колени передо мной

Обхватила руками за талию и так застыла



Я видел как ей было хорошо

Но смутился и попытался поднять ее

Просто я делаю то что мне хочется

Ответила она

А я уже хотел домой

Потому что не мог ответить взаимностью

Славной девочке студентке Оле Теняковой


Мы снова договорились

Что я прийду к Оле домой утром

Родителей ее не будет

И лекции она снова готова пропустить

У меня не хватило духу сказать ей

Ты мне не нравишься

Я выдавил из себя

Хорошо прийду

И конечно же не пришел

Через несколько дней

Мы увидели друг друга на дискотеке

Женя ты свинья

Сказала мне Оля

Да свинья

С равнодушной улыбкой ответил я

После дискотеки она спросила

Иду ли я домой

Ответил что иду

Нам было по пути

И она предложила пойти вместе

Но моя подлость

Моя милая и безграничная подлость

Шепнула что по пути будет девятиэтажка и в нее можно заглянуть

И я предложил

Один из подъездов был открыт

Темно полночь

Мы поднялись на лестничную площадку 2 или 3 этажа

И снова попытались сделать то

Что не смогли в первый раз

Я не могу

Сказала Оля

И встала на колени передо мной

Чтобы сделать то что она точно умела

Я не могу

Снова сказала она

Он грязный

Я вспомнил что не мыт и что совсем не рассчитывал на встречу с девушкой

Мы вышли из подъезда

Дошли до перекрестка

И остановились в круге света уличного фонаря

Мне совсем не хотелось топать еще пять кварталов до Олиного дома

Ну пока

Сказал я ей улыбаясь

Она молча смотрела на меня

Ты если что свисти

Я услышу

Добавил и пошел оставив Олю

Одну


Я окончательно отвалил

Хотя какие-то попытки со стороны Оли еще были

Как-то продолжить наши отношения

Но я отвалил

И два года

Я ни с кем не мог толком познакомиться

Чтобы решить

Главную тогда для меня проблему

Стать мужиком

Устав бегать и сильно изголодавшись

Я позвонил Оле

Я ничего не мог придумать

Кроме как

Дай послушать Гражданскую Оборону

Ведь только у тебя есть

Мы говорили по телефону

И голос ее изменился

Похолодел

Но за кассетой пригласила прийти

Я пришел

Мы вошли к ней в комнату

Я сел в кресле

Она напротив в другом конце комнаты

Я вспомнил как пару лет назад

Мог только шепнуть

Иди ко мне

И она бы приползла

Но теперь я понимал

Она и так делает одолжение

Что принимает меня у себя дома

Разговор не клеился и я

Взяв кассету удалился

В этот же день я позвонил

Я пытался хоть как-то вернуть прошлое

Соврал что друзья мне уже переписали кассету

И завтра я готов занести ее обратно

Заноси

Согласилась она

Утром я уже был у ее дверей

Она открыла с улыбкой на лице

Я даже подумал

Что прощен

Но Оля не отошла как вчера от двери

Чтобы пропустить меня в квартиру

А стоя на пороге приняла у меня кассету

Я слышал как из ее комнаты доносилась музыка

А внизу рядом с дверью стояли мужские ботинки

Как раз на том месте где всегда разувался я


Ванишко


Самый классный препод был конечно Ванишко

Он и пригласил меня с Олегом строить второй этаж его дачи

На дворе ноябрь

Воскресенье

И мы в семь утра на автовокзале

Усатый очкарик Ванишко

Олег и я

В наших небольших сумках еда и сменная одежда

Препод уже помог сдать нам несколько зачетов

Мы в ожидании новой помощи едем оказывать ему свою

О боги науки

выдели бы вы нас хитрых студентов

Дачей оказался недострой в котором были только стены первого этажа

«Вот думаю второй этаж выгнать и тогда окна ставить»

Говорил хозяин обводя рукой хоромы

Мы переоделись

Решили что Ванишко будет замешивать раствор в корыте

А мы с Олегом поднимать на второй этаж и лить опалубку

Дачный кооператив старый

И у всех соседей были уже построены уютные домики

Но в ноябре по такому холоду кто сюда приедет

Кроме нас

Мы замесили первое корыто

Утро было безветренным но холодным

Я понес ведро

Олег стоя наверху поднимал раствор на веревке

На втором корыте Олег спросил Ванишко

«Сергеич, по-моему зябковато?»

Тот согласился и предложил пообедать

Обед пришелся аккуратно на 9 утра

Закуска была простая

Вареная картошка жареное мясо лук и хлеб

Когда стол был накрыт

Ну как стол на улицу мы вытянули деревянные козлы и накрыли газетой

Так вот когда стол был накрыт

Из большой туристической сумки

Сергеич достал литровую бутылку водки

Да тогда много продавали литровых

«Но так – по чуть-чуть»

Строго напомнил он

Мы кивнули с самым серьезным видом

Первая пошла хорошо

Мы принялись за закуску

И осмотр деревьев на участке

«Че-то не согрело, да?»

Вопрос Олега не был обращен к кому-то конкретно

Он был брошен куда-то в небо

В какие-то вселенские дали

Но Вселенная услышала

Как ей и подобает

Вторая пошла еще лучше

И разговор перешел на коллег Сергеича по институту

Мы вскользь прошлись по его врагам

И перешли к его любимой теме

Кем бы он мог стать если бы не

Мы уверенно говорили

Что запросто он уже мог быть ректором

Сергеич смущался и пытался остановить полет нашей мысли

Где-то на уровне проректора

Он разлил по третьей

Теперь мы с Олегом предположили

что не будь у Сергеича столько врагов

он бы запросто мог быть министром образования

это была только третья

Ванишко такие дозы сломить не могли

поэтому он уже откровенно смеялся

Опрокинув третью нам вдруг захотелось поработать

Сергеич показался нам в тот момент самым лучшим преподом

И мы решили что Бог с ними с зачетами

Мы и так поможем

Просто как хорошему человеку

Стаканы из которых мы пили были самые обычные столовские

А Ванишко всегда наливал от души

Поэтому поднявшись на второй этаж

Мне вдруг захотелось лечь на бетонные блоки

И полежать под низким ноябрьским солнцем

Я лег

И посмотрел в небо

Я плыл в легкой лодке

Узенькой деревянной лодке

Лодку приятно покачивало

«Жека, вставай, а то я уже третье ведро сам поднимаю»

Олег не наседал

Он понимал что такое в 17 лет принять на грудь

«Или ты носить будешь?»

Спросил он

Мне уже ничего не хотелось

Так хорошо было на бетонном блоке

Так мило улыбалось мне солнце с близкого неба


Я проснулся наверное часа через два

Болела голова

Я слышал как у козлов

Душевно спорили Олег с Сергеичем

Бутылка была пуста

Работа стояла

Тот метр опалубки что успели залить мы с Олегом

Оказался последним в тот день

Я тихо подошел к столу

Увидев меня Сергеич и Олег улыбнулись

Как улыбаются сильно пьяные люди и одновременно попытались обнять меня

А Сергеич даже потянулся губами к моей щеке

Продолжить решили уже в городе


Первая


И первая девушка случилась у меня в 19

Общага педина самое место для таких событий

У Оксаны имелся шрам на лице

Отличный распознавательный знак

Лучше чем фамилия

Мы немного знали друг друга

Учились на одном факультете

А тут встретились на дискотеке

В яхт-клубе

Она с подругой

Я с товарищем

Провожания шутки

Подруга исчезла с моим товарищем

Где-то на перекрестке

Никольской и Потемкинской

И вот я в комнате на втором этаже

Туалет в конце коридора

Спящая общага

Четыре кровати

Окно и стол

Оксана пригласила выпить кофе

Кофе выпит

Мне 19 и я рвусь в бой

Бью копытом

Фыркаю от нетерпения

«Стоп. О сервисе мы не договаривались»

Девичьи руки выставлены вперед

Но выставлены мягко и картинно

Вдобавок я сильнее

Тогда я делаю свой ход

«Мне уйти?»

«Ладно. Хорошо»

Сил в тот вечер было так много что я переусердствовал

Порвал себе уздечку

Но даже не заметил этого

Только потом оказавшись в конце коридора в туалете

Увидел свое белье в крови

«Я такое первый раз вижу», -

Оксана показала на кровавое пятнышко

на ее белой простыне, -

«Это у тебя впервые?»

Домой я шел пешком

Большая Морская

Пушкинская

Город красив ночью

Город красив потому что безлюден

Я шел весело вразвалочку

Грудь вперед плечи расправлены

Красавчик

Если не сказать герой

Вздумавший использовать ключ

Для уже открытой двери


Киря


Помню дружка своего школьного Кирю

Сосед и одноклассник

Он слыл слабаком никчемой дистрофиком

Моя дружба была скорее жалостью

Была протестом

Ах вы с ним не дружите?

А я буду дружить

Бирю постоянно избивал

Нита

Унижал

Собирался поставить его при всех

На колени

Что было модно тогда

В нашей школе

Киря плакал

Детскими слезинками

Украшая свое несчастное личико

Кирина мама

Просила меня защищать

Ее сына от Ниты

Но она не знала

Наших глупых детских законов

Наших злых детских законов

И я учил Кирю драться

Чтобы он дал отпор Ните

Однажды Киря в буфете

Объявил мне

Что подсыпал отраву

В кашу Ниты когда тот отошел от своего стола

Киря назвал какой-то химический термин

Похолодевший я прошел рядом с Нитыным столом

Пытаясь боковым зрением рассмотреть

На каше ту самую отраву

Видимо это и было убийство

И наверное поэтому уже став взрослым

Я видел сны

В которых в отчаянии

Сначала собирался бежать от правосудия

А потом идти и признаваться

В том что я

убийца

Тогда я мог

Тогда я должен был

Подойти к Ните и предупредить

Тогда я должен был сказать Кире

Чтобы он остановил все

Но какой-то странный страх

Сковал меня

Чита съел всю кашу

И не умер в ближайший час

Не умер и на следующий день

И вообще не умер

А был всегда здоров и весел

Я недооценил Кирю

Я переоценил себя

И я только сейчас в 37 вспомнил

О Кире о Ните

О себе странном и пугливом третьекласснике

Страшные сны где я был убийцей

Долго преследовали меня

И теперь слава Богу

Их нет

И я надеюсь

Что прощен


Учитель


Обычно рассказываю что в первый день

Было страшно что ученики вдвое старше меня

С наколками почти все рецидивисты

Стояли у окна в коридоре возле класса

И ждали меня

Конечно же преувеличиваю

Да парни года на три меня младше

Стояли у входа в класс

Но не рецидивисты

У одного была наколка ниже локтя

Но выглядели они незло

Да на первом моем уроке была молодая мамаша с ребенком

Ученица

Но так вышло видимо что девочке не с кем было оставить его

Я подошел к классу

Все приняли меня за ученика

Я сказал тем кто был в коридоре

«Заходите»

Нехотя мне повиновались

Я представился

По классу пошел гул

Меня трясло от страха

Но голос от этого становился тверже

Я объявил что будем сейчас же писать диктант

Диагностический диктант

Их было около сорока

Полный класс

Нормальных в принципе ребят

Но меня трясло

И я не понтовался

Я честно хотел навести порядок на своем первом уроке

И меня простили

Я раздал листочки

И начал диктовать

Наступила тишина

Все записали

Появилось время перевести дух и оглядеться

Нормальные ребята

Послушные даже

Я ходил между рядами пока диктовал

Но чаще останавливался возле последней парты в ряду у окна

У парнишки сидевшего за этой партой была фамилия Гордеев

Он писал и засыпал

Строчка его плыла вниз

Периодически он просыпался и поднимал строку выше

После уроков он подошел ко мне

Когда в учительской никого не было

«Есть классная трава"

Сказал он

Я с перепуганной улыбкой

Что-то отвечал невразумительно-строгое «Так!»

И легонько подталкивал его к выходу

После все собрались в учительской

Накрывали стол

Все готовились выпить за нового члена педколлектива

Я был пацан даже ремня еще не носил на штанах

Но вовсю выставлял грудь вперед от такого внимания

Пожилые женщины мои коллеги

Поздравляли чокаясь-приговаривая

«Наконец-то у нас появился мужчина!»

Я знакомился со всеми

Коллектив в этом филиале нашей вечерней школы был небольшим

Пара молодых девочек

Пара средних

Пара пожилых

Я пришел и был седьмым по счету


Пивные


Олег

Мой товарищ институтский

На семь лет старше

Приучал меня ко взрослой жизни

После лекций он вел меня

17-летнего первокурсника

В пивную

Мы можем себе позволить после лекций расслабиться

Говорил он

Я не смел возражать

Я так хотел быть взрослым

Обычно мы шли к окошку на углу Наваринской и Спасской

Да в стене было крохотное окно

Заглянув в которое вы увидели бы

Женщину лет 50-ти

Всегда с улыбкой встречающую своих клиентов

«А

мальчики в джинсовых куртках»

Улыбалась она нам и привычно подавала

Две пол-литровые банки светлого с пенкой

В таких банках обычно хранят консервацию порядочные хозяйки

«Разбавляет»

Говорил о пиве Олег

Но тут же возражал себе

«Так положено»

Мы отходили куда-нибудь в сторонку

Обычно заходили за угол и мостились

На ступеньках у черного входа в продовольственный магазин

Однажды мы с Олегом уже сбились со счета

В который раз мы подходим к окошку

Я не помню как мы разошлись

Но я четко запомнил, как по пути домой

Зашел в первый попавшийся двор

Сел на лавочку и меня стошнило

Для меня это оказалось открытием

Что от пива может стошнить

Иногда мы меняли локацию и оказывались

На Спасском спуске

Вся алкашня Николаева

Начала 90-х конечно же знала эту точку

Милая кирпичная будочка

С окошком в котором также выдавали

Пол-литровые банки со светлым

Но здесь уже был простор

За будкой был пологий спуск к речвокзалу

Спуск был зеленой лужайкой на которой и располагались пьющие

Были там и приличные вполне граждане

С портфелями и в очках

Были даже наши институтские преподаватели

Иногда с нами на лужайке располагались и девушки

Сокурсницы

Кто-то из них отказывался от желтого напитка

Брезгливо косясь на пол-литровую посуду

Кто-то наоборот жадно припадал к банке

Но так или иначе

Девушкам неинтересно было пиво

Им интересны были мы

Частенько Олег брался кого-то из спутниц наших

Провожать домой

Он был татарином

Красивым и наглым

Жуткая смесь для первокурсниц физмата

Они с удовольствием наклонялись стоя спиной к нему

В своих малолюдных подъездах

Ухватившись за перила

Так вот

К чему это я?

Был я недавно в родном Николаеве

И пройдя по местам боевой славы

Не увидел прежних милых пивнушек

Теперь все сидят в барах с дивным интерьером

С обязательным телевизором на стене

С официанточками в красивых передниках

С тяжелыми бокалами в которых подают

Пиво

В меню пишут что оно

Натуральное

Друзья мои

Да что вы знаете о натуральном?

Что вы видели кроме красивых передников и длинного списка всех видов пива доступных

в этом баре?

О том что действительно должно быть в пивной

Об этом точно не напишут в меню


Парикмахер


Не так уж и важно как ее звали

Мой товарищ Виталька свел меня с ней

Ну как свел

Так

Он был со своей девушкой

У девушки была подруга

А у Виталика был я

Хрестоматийный вариант

Первая встреча в каком-то баре

Нелепый конфликт наш с заносчивой официанткой

Потом лихорадочный и тайный подстольный подсчет наших с Виталиком денег

Чтобы хватило расплатиться

И присматривание друг к другу

Наверное она сразу все для себя решила

Да она была взрослой девочкой

И красивой

Вторая красивая девушка в моей жизни

Мы конечно же продолжили

У нее была своя квартира

Где-то на 6-й Слободской

В девятиэтажке

Ночные переезды

И вот мы у нее

В баре была так себе

Разминка

Изысканные коньяки маленькие дозы

Дома же вчетвером мы браво взялись за дело

Она пила водочку не хуже нас с Виталькой

Здорово пила и почти не закусывала

Мой папа был алкоголиком

Сказала она просто

Наверное я полюбил ее в тот момент

Или нет раньше

Когда она с удовольствием выставляла на стол все чем была богата

О щедрость женская всегда покоряла меня

Кем ты работаешь

Спросил я

Парикмахером

Ответила

Она не была похожа на парикмахеров

Хотя что я в этом понимаю

Потом решено было поделить территорию однокомнатного королевства

Виталик со своей девушкой оставшись в кухне благородно уступили нам единственную

комнату

Я вошел туда несколько погодя

Чтобы дать время

И войдя увидел

Прекрасную нагую

Спящую

Я присел рядом услышал легкое посапывание

Чуть подумал и уехал домой

В следующую пятницу

Решено было встретиться в том же составе

Но уже по-простому

Без баров-ресторанов

А сразу прийти к ней

Она не пила ни капли за столом

Ни капли

Я же малость самую принял для настроения

Виталик снова уступил кухню

О благородный товарищ мой

Мы просто и спокойно зашли в комнату

Разделись

Она почему-то вспомнила о каком-то парне

Сидящем в зоне

Который влюблен в нее

Я сразу почувствовал что это правда

Потом было то что должно было быть

Потом она спросила

Мы еще повторим

Я сказал

Конечно

Мы долго разговаривали и не засыпали

А потом все-таки заснули

Утром я позволил себе лишнее

Наверное лишнее

Поскольку она еще не привыкла ко мне

И не все готова была принять

Это несколько охладило нас

Мы попрощались в прихожей и даже не поцеловались

Я подумал что

Я не помню что подумал

Но почувствовал ее почти разочарование

И свое

Лишь спустя пол-года

А может и больше

Мы встретились на Советской

Я издали заметил ее

Красивую и немного растерянную

Идущую навстречу

Помня наше немногословное расставание

Не готов был разговаривать

Только поздороваться

Поднял голову

Сдержанно выплюнул положенное «привет»

Она расплылась в улыбке

Остановилась

Немного развела руками от удивления встречей

Как дела

А как Виталик

Немногословный

Я попрощался и пошел дальше

Краем глаза увидев

Как она ошеломленная стоит на тротуаре

Красивая блондинка

Парикмахер по профессии


Боксер


Первый бой я проиграл

Обычному пареньку

Который за час до боя

Подошел ко мне



Уточнил фамилию

И сказал

«Мы с тобой будем драться»

Его лицо было спокойным

Обращение было вежливым

Движения скупыми

В 12 лет таких почти нет

Но он был именно таким

Я конечно же принял его за робкого или неуверенного

В тот момент я и проиграл бой

А он выиграл

Просто подойдя ко мне во время разминки

Ну и волнение

Куда его деть?

Чтобы вы мне не рассказывали

Но волнение девать

Некуда

Оно переполняет тебя

Вызывает дрожь в коленях

Нетерпение

Оно тоже погубило меня

Как только я услышал гонг

Ринулся на соперника

Не столько чтобы атаковать

Сколько чтобы хоть что-то уже начать делать

В первом раунде паренек полетел на пол

Но уже на второй минуте

Я пропустил его прямой

Потом пропустил еще

И еще

Как потом сказал мой папа

«Он собрал волю в кулак, а ты разнервничался»

Остальные раунды я беспорядочно молотил руками

И на разу

Ни разу

Не попал

Его же удары приходились

Мне четко в подбородок и нос

То был страшный сон

Когда у тебя есть злоба руки и сила

Но соперник легко ускользает

Соперник встречает тебя двоечками троечками

А ты летаешь по рингу и ничего

Ничего

Не можешь сделать

Я спускался с ринга

Тренер накинул на шею мне полотенце

«Ничего, Женя, … тоже проиграл свой первый бой»

Я не разобрал имени того известного боксера

Который тоже проиграл свой первый бой

И который был кумиром моего тренера

Это уже потом перед вторым боем

Наш второй тренер обнял меня сзади за плечи

Показал на соперника

Уже зашедшего в ринг

«Запомни, Женя, ты хозяин этого ринга. Ты – хозяин»

Я вышел и победил

Легко победил

Ведь я мстил тому первому сопернику

И это давало мне двойную силу

Но дальше в боксе я не пошел

И слава Богу

Моя детская лень стала бессознательным советчиком

Теперь я знаю что к ней стоит прислушиваться

Да и вряд ли меня ожидали сладостные мгновения на ринге

Импульсивных людей бокс не терпит

Ты мог в моменты вдохновения написать на ринге пару хороших стихотворений

На лицах соперников

Но остальную литературу будут писать уже на твоем лице

Известный боксер

Имени которого я не разобрал

Кумир моего тренера

Тоже проиграл свой первый бой

Но вряд ли в том парне было так мало злости

Вряд ли он так истово тянулся к музыке и литературе

И вряд ли с упоением придумывал новые поводы пропустить тренировку

И как же

Как же звали его?


Маша Горикова


Девочку звали Маша Горикова

Да такая простая русская фамилия

Она жила в квартале от меня

На Фалеевской в большом и бедном частном дворе

С двухэтажными столетними домами

За день до нашей поездки на речку в Богдановку

Нита и я встретили Машу на улице

«Маша красивая девочка хочу с ней гулять»

Сказал Нита

Мы договорились втроем увидеться на следующий день

На перекрестке Буденного и Декабристов

И поехать покупаться

Нита не пришел

А я пришел

И Маша пришла

Она вообще была очень обязательной девочкой

Я подумал что она ради Ниты и пришла

И даже спросил

«Может ты не хочешь ехать?»

Но Маша завертела головой

Мы прыгнули в трамвай

Доехали до 1-й Слободской

Нужно было пробежать несколько кварталов

Чтобы успеть на катер

Мы бежали

В руках у нас были целлофановые пакетики с едой

«Женя, стой!»

Вдруг закричала Маша

«Сережка!»

И мы стали искать в придорожной пыли ее большую серебряную сережку

Маша была спокойна

На удивление спокойна

«Мы должны ее найти»

Сказала

Времени до отхода катера оставалось совсем немного

И тут я увидел сережку

«Молодец!»

Похвалила

Мы ринулись к причалу

В 16 лет всем хочется казаться взрослыми

Особенно перед красивыми девушками

В Богдановке на причале я сказал Маше

Что хочу купить самогона в селе

Она снова была спокойна

Мы взошли на гору

Богатый дом с открытыми воротами

Молодая хозяйка

Она вынесла грушевую водку

Я расплатился

На пляже Маша достала свои аккуратные и тоненькие бутерброды с сыром

«Женя, закусывай!»

Прикрикнула на меня она

Когда увидела как залихватски я выпил самогон из чашки

И не собирался закусывать

Чтобы произвести впечатление


Я съел все бутерброды

Выпил самогон

И побежал в реку

Долго плескался в прохладной воде

Хмель вышел

Пацаны спросят потом

«Ну, что? Как с Машей? Что было?»

Я понимал что должен делать что-то

Но боялся прикоснуться к девушке

Маша тоже наверное все понимала

Поэтому затихла когда я вышел из воды

И улегся рядом на покрывале

Она замерла

Я замер тоже

И так и не решился что-то предпринять

Помнится как бы в шутку

Пытался класть руку ей на плечо

Она легонько водила им

Как и полагается приличной девушке

И я отступал

Мы или молчали или вспоминали наших знакомых

А еще Маша

Рассказала про парня который признался ей в любви

Как он клал ей голову на колени

И что он ей не нравился

Мы ходили вместе купаться

Алкоголь совсем не придавал мне смелости

Так развязывался язык но не более

Потом мы стали собираться

И появилась вдруг на пустом берегу компания местных пацанов

Человек пять

Я сразу весь собрался разозлился

Это был повод проявить себя

И я впился дерзким взглядом в самого здорового

«Женя, я тебя прошу – не надо драки по поводу и без»

Да я запомнил это

По поводу и без

Сказал она тихо

На берегу никого не было

А компания вид имела самый похабный

Но они прошли мимо

И я чувствовал себя победителем

Маша с облегчением вздохнула

Потом мы пошли к причалу

Уставшие и загоревшие ехали домой

«Ну пока, увидимся»

Сказал я не придумав ничего лучше

Когда пришли к ее дому

Маша посмотрела на меня

И после паузы ответила

«Ну пока»

И такая же спокойная и серьезная пошла к себе домой

Я постоял еще немного

Посмотрел как она идет к калитке

Развернулся и тоже пошел


Старая Богдановка


Это Олег предложил

Поехать в Старую Богдановку

Покупаться

«Мочалку возьмем, она куму свою»

Мне было 17

Олегу 24

И он говорил только дело

Встать нужно было пораньше

И быть к восьми на причале

Девушки пришли раньше нас

Обе ровесницы Олега

Старый теплоход тихо шел

К Старой Богдановке

Я впервые увидел

Огромный крейсер Варяг

Самый большой в мире тогда

Он тихо стоял на воде

Десятиэтажной громадиной возвышаясь над миром

Кума Мочалки

Тоже Наташа

Сидела на противоположной стороне лавочки

И смеялась шуткам Олега

Приехали быстро

Мы с Олегом поднялись в село

Купили у знакомой нам хозяйки грушевый самогон

И вернулись к девушкам

На берегу было пусто

Жарко и пусто

Буг в этом месте

Широк

Берег напротив

Невнятно виднелся

Вода в Буге

Была тихой

Села над нами не слышно

Я подошел к воде

«У меня рука легкая»

Олег разливал

Ароматную домашнюю водку

Девушки не кокетничая пили

Из маленьких походных стаканчиков

После третьей мы пошли в воду

Это было мое первое купание в году

Я нырнул

Выплыл

Покачивало

Приятно так покачивало

Мочалка привычно повисла на Олеге

И радостно кричала

Июньский Буг

Он такой всегда

Тихий и теплый

Выходя из воды

Я взял Наташу за руку

Она крепче сжала мою ладонь

Самогон был выпит почти сразу

Мы с Олегом пошли снова

К нашей знакомой хозяйке

Она улыбаясь

Вышла к воротам

В руках у нее была пол-литровая банка

С грушевым колдовством

Не закрывая мы понесли банку вниз

К реке

Наташи загорали

Нарезанные бутерброды

Прикрыты салфеткой

Олег снова был на разливе

А потом с Мочалкой удалился за глинистый мысок

Мы с Наташей поднялись

Выше по крутому берегу

Я не умел ничего

И не знал тоже почти ничего

Но полез целоваться

Наташа ответила

Вдруг сзади мы услышали

Звон колокольчика

Обернулись и увидели

Морду коровы

Высунувшуюся из кустов

Потом еще одну

И еще

Коровы не торопясь пошли по пляжу

Наташа побежала к нашей постилке

Защитить еду

Но коровы были равнодушны

К Наташе

К еде

Ко мне

Они шли вперед

Замыкала шествие загорелая

Пожилая женщина

Пастух

Вернулись Олег с Мочалкой

У них все было хорошо

«Через 20 минут катер, и он последний сегодня»

Сказал Олег и разлил остатки самогона по стаканчикам

На катере теперь Наташа сидела рядом

Оперевшись на меня

Ее лицо загорело

Плечи загорели

Волосы были еще мокрыми от воды

Все молчали

Даже Олег

Когда подплывали к порту еще раз посмотрели на Варяг

Одинокий и тяжелый он лежал

На вечерней воде



на главную | моя полка | | "19 штук". Сборник верлибров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу