Book: Дочь моего врага



Дочь моего врага

Моника Маккарти

Дочь моего врага

Хайлендская гвардия — 3

Пролог

Церковь Сент-Джон,

Эйр, Шотландия

20 апреля 1307 года


Артура Кемпбелла здесь не было — или по крайней мере считалось, что его здесь нет. Он рассказал королю Роберту, Брюсу о том, что нынче вечером в церкви слышался звон серебра, когда монеты переходили из рук в руки на пути странствия на север в английский гарнизон, расквартированный в замке Ботуэлл. Эта часть его миссии была окончена. Не более чем в пятидесяти ярдах отсюда среди деревьев скрывались люди Брюса, ожидая появления всадников. Артуру не следовало находиться здесь. По правде говоря, он и не должен был быть здесь. Гораздо важнее было сохранить тайну его личности и миссии. Более двух лет Артур притворно демонстрировал верность королю Эдуарду, он пожертвовал слишком многим, чтобы рисковать теперь на основании всего лишь дурного предчувствия. И дело было не только в том, что следовало объяснить англичанам причину своего беспокойства. Если бы его обнаружили люди короля Роберта, они бы сочли его как раз тем, кем он старался казаться, а именно — врагом. Только горстка людей Брюса знала о том, кому в действительности Артур хранит верность. И от этого зависела его жизнь. И все же он был здесь, за церковью, скрытый в тени деревьев на склоне лесистого холма, потому что не мог избавиться от дурного предчувствия, что случится что-то скверное. Он много лет полагался на эти внезапные, до боли острые мгновения прозрения и теперь не мог перестать обращать на них внимания.

Могильный мрак расколол звон церковного колокола. Шел последний час вечерней службы.

Пора.

Артур старался не производить никакого шума, и все его чувства были обострены и настроены на малейшие признаки приближения всадников. Он заранее обследовал все ближайшее пространство и понял, что люди Брюса укрылись на деревьях вдоль дороги, ведущей к церкви. Это обеспечивало им хороший обзор, и они не пропустили бы ничьего приближения и в то же время находились достаточно далеко от дороги, чтобы быстро скрыться, в случае если бы те, кто был в церкви, временно служившей госпиталем для английских солдат, поднялись по тревоге.

По общему признанию, церковь Сент-Джон не была идеальным местом, которое могло бы выдержать нападение. Находившиеся внутри раненые английские солдаты не представляли особую угрозу, а солдаты гарнизона, расквартированного в полумиле от замка Эйр, могли дать передышку людям Брюса, поскольку стояли в некоторой отдаленности от этого места.

Людям Брюса следовало действовать с осторожностью и умом. Артур знал о том, что в церкви кое-какие серебряные монеты перешли из рук в руки, но их дальнейший путь не был известен.

Серебро — его было не меньше пятидесяти фунтов — предназначалось в качестве платы солдатам английского гарнизона замка Ботуэлл, но на деле должно было обеспечить покупку съестных припасов для четырехсот воинов Брюса, скрывающихся в лесах Галлоуэя уже долгие месяцы. И, более того, захват этих денег означал не только благо для Брюса, но и его удар по англичанам, а эти внезапные рейды и были рассчитаны на деморализацию противника.

Стремительные яростные атаки были нацелены на то; чтобы держать врага в постоянном напряжении, на прорыв коммуникаций, сведение на нет численных преимуществ англичан, как и их превосходства в количестве оружия и доспехов, но превыше всего на то, чтобы наполнить ужасом их сердца. Иными словами, они предполагали сражаться точно так, как сражались всегда, а именно — как подобает горцам.

И это действовало. Трусливые англичане не любили передвигаться маленькими группами, не находясь под защитой армии, но Брюс и его люди доставляли им столько хлопот, что враг был вынужден прибегать к особой тактике, хитрить и тайно переправлять деньги, пользуясь услугами курьеров или священников.

Внезапно Артур замер. Хотя не было слышно ни звука, он почувствовал чье-то приближение. Взгляд его метнулся к дороге: он вглядывался в темноту, стараясь увидеть все, что могло быть и впереди, и сзади. Ничего. Ни малейших признаков приближения конных солдат. Однако волосы у него на затылке зашевелились, и все его инстинкты убеждали его в обратном.

И тут до его слуха донесся звук. Тихое, но безошибочно слышное потрескивание сучьев и шелест листьев под ногами за его спиной.

Они сзади!

Артур выругался.

Курьеры должны были двигаться по тропинке со стороны морского побережья, а не по дороге, ведущей от деревни. Люди Брюса напали бы на них ближе к церкви.

Артур напряг слух. Услышал шаги двух человек. Легкие шаги одного и потяжелее другого.

Хрустнула ветка, другая. Они приближались.

Минутой позже в поле зрения на тропинке внизу появилась первая из двух закутанных в плащи фигур. Высокий и плотный человек ступал по извилистой тропе тяжело, раздвигая ветви для солдата, следовавшего за ним. Когда он проходил мимо, Артур сумел разглядеть блеск стали и пеструю безрукавку под тяжелыми складками шерстяного плаща. Рыцарь.

Да, конечно, это были курьеры.

Приблизилась и вторая фигура. Этот человек был ниже и тоньше первого и двигался легче и грациознее. Сочтя, что он не представляет угрозы, Артур уже готов был двинуться за первым, когда что-то заставило его остановиться. Он изо всех сил вглядывался во вторую фигуру. Темнота и плащ с капюшоном не давали как следует рассмотреть человека, но Артур не мог избавиться от ощущения, что что-то было не так.

Солдат уже почти миновал его, скользя по тропе поддеревьями. Под мышкой он что-то нес. Это походило на корзинку…

И тут в животе Артура что-то оборвалось. Черт возьми! Да это не курьер. Это была девица. И появилась она крайне не ко времени.

Предчувствие не подвело его. Случилось что-то дурное. Если девица не уберется отсюда, воины Брюса, как и он, примут ее за курьера.

Черт, это может произойти в любую минуту.

Артур напрягся, когда девушка проскользнула мимо него, и в воздухе остался слабый аромат роз.

«Обернись!» — хотелось крикнуть Артуру. Но девушка продолжила свой путь, направляясь прямо в смертельную ловушку.

Господи! Ну что за чертова неразбериха! Все его старания полетели в тартарары. Сейчас люди Брюса, на мгновение впав в заблуждение, убьют ее.

Но он не должен вмешиваться. Его могут разоблачить. Он не должен ни во что ввязываться. Ему следует сохранить инкогнито.

Сердце Артура глухо забухало, когда девушка приблизилась. На лбу под тяжелым стальным шлемом выступила испарина. Оставалось меньше минуты на то, чтобы принять решение…

Ад и все черти!

Артур вышел из-за деревьев и осторожно направился следом, стараясь держаться в тени.

Одно ловкое движение — и он зажал девушке рот, прежде чем она успела закричать. Обхватив ее другой рукой за талию, он рванул ее на себя.

Пожалуй, он сделал это слишком резко и грубо, поскольку почувствовал каждый женственный изгиб ее тела, плотно прижатого к нему, особенно округлых ягодиц, оказавшихся возле паха.

И запах роз! Снова он ощутил запах роз. Теперь этот аромат обрел большую крепость и силу. И от этого голова у него стала до странности легкой. Он сделал глубокий вдох и заметил кое-что еще, почувствовал запах чего-то теплого и маслянистого, со слабым привкусом яблок. Конечно, это пироги, дошло до него. У нее в корзинке пироги.

Сопротивление девушки вывело Артура из мгновенной задумчивости и вернуло к действительности.

— Я не причиню тебе зла, — сказал он шепотом.

Телохранитель незнакомки, должно быть, услышал шорох и обернулся.

— Миледи?

Увидев ее в объятиях Артура, он потянулся за мечом.

— Тшш, — тихо предостерег его Артур. Он старался говорить шепотом, чтобы его не подслушали и чтобы голос не узнали. — Я пытаюсь помочь. Вам надо выбираться отсюда. Его рука, зажимавшая ее рот, чуть ослабила хватку. — Только не кричите, если не хотите навлечь на нас всех беду. Понятно?

Девушка кивнула, и Артур медленно выпустил ее из объятий. Незнакомка тотчас же повернулась к нему лицом. В лунном свете и под покровом деревьев ему удалось разглядеть ее глаза.

— Навлечь на нас беду? Кто вы?

Ее голос был нежным, и сладостным и, к счастью, негромким.

Взгляд скользнул по его фигуре. Сегодня ночью он был легко одет, как и всегда, когда ему предстояла работа. На нем была только черненая кольчуга без рукавов, наголовник и узкие кожаные штаны. Шлем, закрывавший лицо, и оружие изобличали в нем рыцаря.

— Вы не повстанец, — заметила она, подтверждая его догадку о том, что ее симпатии не на стороне Брюса.

— Ответьте леди, — сказал ее спутник, — а иначе узнаете вкус моего меча.

Артур с трудом подавил желание рассмеяться. Рыцарь был весь грубая сила и двигался с такой же ловкостью, как баржа. Но, сознавая, каково их положение, Артур решил не тратить время на споры. Ему нужно было как можно скорее вывести девушку и ее телохранителя из опасного места. Как можно скорее.

— Я друг, миледи, — сказал он. — Я рыцарь на службе короля Эдуарда.

По крайней мере сейчас.

Внезапно он замер. Что-то изменилось. Он не мог бы сказать, как узнал это, возникла ли тревога в его сознании или он почувствовал какое-то движение в воздухе.

Сюда направлялись люди Брюса, и они их вот-вот обнаружат.

Артур выругался. Времени на то, чтобы убеждать ее любезно, не оставалось.

— Вы должны немедленно уйти отсюда, — сказал Артур голосом, в котором прозвенела сталь, голосом, не допускающим возражений.

И тотчас же заметил тревогу в ее взгляде. Должно быть, она тоже почувствовала опасность.

Но было уже слишком поздно. Поздно для них всех.

Он грубо толкнул ее за ближайшее дерево, и в тот же миг ночной воздух прорезал тихий свист стрелы. Стрела, предназначенная для девушки, с глухим стуком вонзилась в дерево. Однако следующая попала в цель — телохранитель застонал и схватился за живот.

Артур успел уклониться, но другая стрела пронзила его плечо. Скрежеща зубами, он схватил ее за древко и обломил его. Он не думал, что наконечник проник глубоко, но опасался рисковать и извлекать его прямо сейчас.

Люди Брюса сочли его одним из курьеров. Их ошибка была понятна, но для него ужасна, потому что создала затруднительное положение и вынуждала вступить в битву со своими соратниками. Выбор был невелик: защищаться или раскрыть свое инкогнито.

У него все еще была возможность скрыться.

Может, они поймут, что перед ними девица? Хотя на это надежды мало.

Если бы он скрылся, она бы погибла.

Артур едва успел подумать об этом, как разверзлась преисподняя: люди Брюса налетели на них, выскочив из тьмы, как стая демонов ада. Телохранитель леди, все еще шатаясь от раны, был сражен еще и копьем, угодившим в бок.

Артур услышал испуганный крик за спиной и тотчас загородил своим телом девушку, предотвратив ее попытку броситься на помощь к поверженному воину. Однако ему уже нельзя было помочь.

— Спрячьтесь за дерево! — выкрикнул Артур и тотчас же повернулся, чтобы отразить удар меча, последовавший справа.

Нападавший воин предоставил ему возможность нанести удар, но Артур этим не воспользовался.

И тотчас же ему пришлось отражать новый удар меча. Он выругался. Что, черт побери, ему оставалось делать? Раскрыть свою тайну? Поверят ли ему? Он мог бы проложить себе дорогу к свободе и безопасности мечом, но оставалась девушка…

Минутой позже от него ускользнула возможность принимать решения.

Из-за деревьев послышался громкий мужской голос:

— Стойте!

Похоже было, что воины смешались, однако привычка подчиняться взяла верх, потому что они послушались и остановились. Несколькими секундами позже из-за кустов выступила знакомая фигура.

— Рейнджер, что, черт возьми, ты здесь делаешь?

Не веря своим глазам и качая головой, Артур сделал несколько шагов вперед, чтобы приветствовать появившегося из-за кустов воина в черном. Грегор Магрегор! Он был лучшим лучником на Северо-Шотландском нагорье и потому получил воинское прозвище Стрела, выбранное самим Брюсом, чтобы скрыть его подлинное имя как члена Хайлендской гвардии.

Они сжали друг друга в объятиях, и вопреки своим первоначальным колебаниям Артур осознал, что широко улыбается. Черт возьми! Как приятно было его видеть!

— Рад, что пока еще никто не испортил твоего хорошенького личика, — сказал он, зная, как Магрегора тревожит и раздражает молва о его красоте.

Магрегор рассмеялся:

— Они стараются это исправить. Чертовски приятно тебя видеть. Но что ты здесь делаешь?

Однажды Артур спас жизнь Магрегора точно таким же образом. И это было не так трудно, как выглядело, если преодолеть страх.

— Сожалею о стреле, — сказал Магрегор, указывая на плечо Артура.

Артур мотнул головой:

— Все в порядке.

Он бывал в передрягах и похуже.

— Вам знаком этот предатель, капитан? — спросил один из его людей.

— Да, — ответил Магрегор, прежде чем Артур успел его предостеречь. — Он не предатель. Он один из нас.

Черт возьми! А где девушка? Он совсем забыл о ней. Она могла расслышать Магрегора.

А тот уловил шорох за деревом и потянулся к луку, но Артур остановил его.

— Все в порядке, — сказал он, обращаясь к незнакомке. — Можете выйти из укрытия.

Она выступила вперед, и Артур взял ее за локоть. Девушка замерла, будто ее могло оскорбить его прикосновение. Ну конечно, она все слышала.

В этой потасовке капюшон ее плаща соскользнул назад, открыв длинные блестящие золотисто-каштановые локоны, ниспадающие на спину густыми тяжелыми волнами. Ее пронзительная красота на мгновение ошеломила Артура. А когда лунный луч упал ей на лицо, его сердце сделало яростный скачок.

Господи, как она хороша! Ее маленькое личико казалось еще меньше из-за огромных глаз, опушенных длинными густыми ресницами. Носик был маленький и слегка вздернутый, подбородок острый, а брови образовывали две четко очерченные дуги. Губы ее имели форму лука Купидона и были нежно-розовыми, а кожа… ее кожа была гладкой и бархатистой, как сливки. Она походила на нежного уязвимого пушистого зверька, котенка или крольчонка.

Увидеть в разгар войны невинное дыхание женственности было очень неожиданно.

Артур мог только пялиться на нее в изумленном молчании, в то время как этот сукин сын Магрегор выступил вперед, снял с головы шлем с наносником и галантно склонился над ее рукой.

— Прошу прощения, миледи, — сказал он с улыбкой, сразившей наповал половину женских сердец в горах, а другой половине еще предстояло испытать ту же участь. — Мы ожидали кое-кого другого.

Артур расслышал предсказуемый вздох девушки, когда перед ней предстал человек, мужчина, известный как самый красивый на Северо-Шотландском нагорье. Но, к его удивлению, она быстро овладела собой и теперь казалась безмятежно спокойной. Большинство женщин на ее месте способны были бы только невнятно что-то бормотать.

— Судя по всему, это так. Правда ли, что ваш король-разбойник охотится теперь на женщин? — спросила девушка презрительно. Она бросила взгляд на церковь впереди. — Или он предпочитает воевать со священниками?

Для девицы, окруженной врагами, она обнаружила поразительную отвагу. Богатый плащ, подбитый горностаем, выдавал ее высокое происхождение, а гордость и манера держаться говорили о том, что она отпрыск благородного рода.

— Как я уже сказал, произошла ошибка, — объяснил Магрегор. — Король Роберт ведет войну только с теми, кто не признает его законных прав.

— Можно ли привести сюда священника? — спросила девушка, и ее взгляд обратился к убитому телохранителю. — Для моего человека все кончено, но, возможно, священник еще сможет дать отпущение тем, кто ожидает его в замке.

Отпущение грехов в соответствии с ритуалом, подумал Артур. Вероятно, речь идет о раненных на прошлой неделе в битве при Глен-Трул.

Хотя лицо его было закрыто шлемом, он старался понизить голос, чтобы не выдать себя. И так уже его инкогнито было под угрозой, и он не хотел, чтобы оставалась хоть слабая возможность узнать его. Должно быть, девушка находилась в родстве с одним из дворян, призванных в Эйр выслеживать Брюса.

— Как ваше имя, миледи? И почему путешествуете со столь немногочисленной и жалкой свитой?

Она замерла и посмотрела на Артура с презрением.

— Не думала, что привести священника такое уж опасное дело. Полагаю, даже шпион со мной согласится.

Лицо Артура приняло угрюмое выражение. Ничего себе благодарность!

Вперед выступил Магрегор.

— Вы обязаны жизнью этому человеку, миледи. Не вмешайся он, — Магрегор кивнул в сторону поверженного воина-телохранителя, — вы оба лежали бы мертвыми.

Ее глаза округлились, и она прикусила губу.

— Прошу прощения, — сказала она тихо, поворачиваясь к Артуру. — Благодарю вас.

Легкая хрипотца в ее мелодичном голосе вызвала мысли о постели, обнаженной плоти и тихих стонах наслаждения.

— Ваше плечо… — Она взглянула на него с неуверенностью. — Вам очень больно?



Прежде чем Артур ответил, послышался шум. Его взгляд метнулся к деревьям и церкви, скрытой за ними, и он заметил движение.

Проклятие! Должно быть, шум приближающееся нападения привлек внимание тех, кто находился в церкви.

— Вам пора, — сказал он Магрегору. — Они приближаются.

Магрегор слишком много раз видел воинскую сноровку Артура, чтобы колебаться. Он дал своим людям знак выступить. Так же быстро, как появились, воины Брюса скользнули в темноту под деревьями.

— В следующий раз, — сказал Магрегор, прежде чем присоединиться к ним.

Артур встретил его взгляд с пониманием. Сегодня вечером не может идти речи ни о каком серебре. Через несколько минут церковь будет полна людей и ярко освещена, она будет маяком, предупреждающим об опасности тех, кто приближается. Из-за этой девчонки Брюс не получит серебро, которым мог бы заплатить за провизию для своих воинов, и теперь им придется довольствоваться тем, что удастся раздобыть охотой, и тем, что они соберут в местных селениях.

— Вам тоже лучше уйти, — сказала девушка смущенно.

Он поколебался, и это ее, видимо, смягчило.

— Со мной ничего не случится. Ступайте. — Она помолчала, потом добавила: — И примите мою благодарность.

В темноте их глаза встретились. Хоть Артур и понимал, что это нелепо, но на мгновение ему показалось, что он предстал перед ней будто обнаженным, лишенным прикрытия.

Впрочем, она ведь не могла его видеть. Забрало его шлема было опущено и прикрывало лицо, и только две узкие прорези в стали позволяли ему видеть.

И все же у него возникло странное чувство. Если бы он не знал, что это не так, он назвал бы это связью, взаимопониманием. У него никогда не возникало ничего подобного с незнакомыми женщинами. Да, черт возьми, и ни с кем другим!

Возле церкви уже загорелись огни факелов, и к ним направлялись священник и несколько раненых английских солдат.

— Не стоит благодарности, — сказал Артур и скрылся в темноте.

Девушка же зарыдала от радости и бросилась в объятия священника.

Артур знал, что еще будет сожалеть о том, что произошло сегодня. Он спас ее жизнь, принеся в жертву не только необходимые Брюсу деньги, но и свое инкогнито. Но нет, пока что он не мог сожалеть об этом. Будут еще деньги, будет серебро. И вряд ли их пути с этой девушкой снова пересекутся.

Глава 1

Замок Данстаффнэйдж,

Аргайлл, Шотландия

24 мая 1308 года


«Господи, пусть он умрет. Пусть это наконец кончится».

Анна Макдугалл поставила корзинку на пол и встала на колени у ног отца, моля о том, чтобы пришли вести об окончании войны.

Анна родилась в великий и знаменательный день в истории Шотландии: 19 марта 1286 года. В тот самый день, когда король Александр III пренебрег советами своих людей и помчался в бурную ночь в Кингхорн к молодой жене, но упал с утеса и нашел свою смерть.

Страсть короля оставила страну без прямого наследника, что и послужило причиной двадцатидвухлетней войны и распри за его трон и корону. В какой-то момент было четырнадцать претендентов на трон. Но настоящая ожесточенная война всегда шла между двумя группировками Бейлльол-Коминами и Брюсами. Когда два года назад Роберт Брюс взял дело в свои руки и убил главного соперника Джона Рыжего Комина, он навсегда стал кровным врагом Макдугаллов. С такой же силой, как Брюса, ненавидели и презирали только их родичей Макдональдов. Действия Брюса побудили Макдугаллов вступить в нежеланный союз с Англией, потому что видеть на троне даже Эдуарда Плантагенета было лучше, чем Брюса. И теперь Анна молила Господа о смерти Брюса. С тех пор как распространилась молва, что во время своей военной кампании на севере Брюса постигла некая таинственная хворь, Анна молилась, чтобы болезнь убила его.

Конечно, это тяжкий, смертный грех молить Бога о смерти человека. Любого человека. Даже такого убийцы и монстра, как Роберт Брюс, — монахини в аббатстве пришли бы в ужас, узнай они об этом, — но Анне было все равно. Если бы только его смерть положила конец этой кровавой богопротивной войне. Эта война уже унесла ее брата и жениха и потребовала не только такой жертвы, как ее престарелый дед Александр Макдугалл, лорд Аргайлл, но также угрожала жизни отца, Джона Макдугалла, лорда Лорна.

Трудно было поверить, что всего год назад этот король-разбойник бежал с горсточкой сподвижников и дело его казалось почти проигранным. Но беглый король вернулся и главным образом благодаря кончине короля Англии Эдуарда I теперь снова претендовал на трон Шотландии.

И, будь то греховным или нет, Анна молилась о смерти их врага. Она готова была нести наказание, принять епитимью за свои злые мысли, если это давало ей возможность защитить отца и клан от человека, готового их уничтожить. К тому же монахини говорили ей много раз, что она не годилась для монашеской жизни. Она слишком много пела и смеялась и, что было гораздо важнее, никогда не была так предана Господу, как своей семье.

Анна взглянула на отца, пытаясь понять его реакцию на письмо, которое он сейчас читал.

Судя по всему, новости скверные. Красивое лицо отца раскраснелось, глаза заблестели, как в лихорадке, а губы сжались в тонкую линию. Такое выражение лица лорда Лорна вселяло страх в сердца самых закаленных в боях воинов, но у Анны вызвало лишь беспокойство.

Она сжала подлокотник кресла, на котором сидел отец, и с беспокойством спросила:

— В чем дело, отец? Что случилось?

Он поднял на нее глаза. Ее охватил страх, когда она прочла в его взгляде признаки зарождающегося гнева. Близкая к апоплексической ярость отца всегда ее пугала. Он мог поспорить своим бурным темпераментом с королями Англии из анжуйской династии Плантагенетов, известными своими приступами гнева, но после недавней болезни такого с ним больше не случалось. Сильный приступ гнева вызвал у него в прошлый раз боль в руке и груди. От этой боли он замер, у него сперло дыхание, а после того, как приступ прошел, ему пришлось пролежать в постели около двух месяцев.

Отец смял пергамент и буркнул:

— Бьюкан бежал. Комины разбиты.

Анна была потрясена, и ей потребовалась минута, чтобы понять, что он сказал, потому что ей это показалось немыслимым. Джон Комин, граф Бьюкан, родич Джона Комина, павшего лорда Баденоха, был одним из самых могущественных людей в Шотландии.

— Но как? — спросила она. — Ведь Брюс на краю могилы.

Отец всегда поощрял своих детей задавать вопросы. Он осуждал невежество даже в женщинах и именно поэтому настоял, чтобы все его дочери получили образование в монастыре. Но, видя, как пылает гневом его лицо и как он будто оцепенел от ярости, она почти пожалела, что задала вопрос.

— Этот наш бич способен творить чудеса даже на смертном одре, — ответил он с отвращением. — Люди уже считают его героем вроде второго воплощения Артура из Камелота. Бьюкан загнал мерзавца в угол в битве при Инверари, но его люди спасовали, увидев Брюса во главе армии. — Он ударил кулаком по столу, и из кубка выплеснулось вино. — Комины бежали, как зайцы, при виде больного вождя, которого несли в бой на носилках. Они разбегались от этого чертова калеки!

Он раскраснелся, и на висках у него выступили набухшие вены.

У Анны от страха сжалось сердце. Но не потому, что она испугалась его гнева, а из-за опасения за его здоровье. Глаза ее были полны слез, однако она не позволила дать им пролиться, потому что ее гордый отец счел бы это за проявление слабости; Он был могучим воином и не нуждался в том, чтобы его жалели и нянчились с ним.

Но эта война его убивала так же безжалостно, как медленно действующий яд. Если бы Анна могла помочь ему пережить эти горести, связанные с Брюсом, все бы наладилось. Почему бы этому лжекоролю не поддаться болезни и не пасть ее жертвой? Тогда все было бы кончено.

Вместо того чтобы лить слезы, заламывать руки и умолять отца, Анна взяла его ладонь и лукаво улыбнулась:

— Лучше не говори так при матушке. Ты ведь знаешь, она не любит, когда кто-то ругается.

На мгновение Анне показалось, что отец не услышал ее слова, но гнев медленно стал улетучиваться. Когда лорд Лорн наконец посмотрел на дочь, будто только теперь по-настоящему увидел ее, она с невинным видом спросила:

— Может, мне позвать ее?

Он издал хриплый смех, похожий на лай, и ответил:

— Не смей этого делать. Она заставит меня пить какой-нибудь отвратительный отвар. Господу известно, что намерения у твоей матери благие, но она способна и святого угробить своим постоянным беспокойством. — Он покачал головой и с любовью посмотрел на дочь, давая понять, что разгадал ее намерения. — Тебе нечего опасаться. Ты знаешь, что я очень крепок. — Он прищурился. — А ты хитрюга, Анна, любовь моя! Ты похожа на меня больше остальных детей, я тебе это всегда говорил.

Анна улыбнулась, обрадованная комплиментом, и на щеках у нее появились ямочки.

— Да, отец.

Лорд Лорн вздохнул:

— Бьюкан пишет, что будет искать прибежища в Англии. Раз Комины разбиты, узурпатор обратит свои силы против нас.

«Против нас»? Анна с трудом сглотнула. Ее объял ужас.

— А как же перемирие?

Несколько месяцев назад, когда Брюс начал свой поход на север, он на некоторое время обратил свой взоры на людей Аргайлла и подумывал о том, чтобы вступить с ними в бой, угрожая им и с суши и с моря. Отец, будучи больным и испытывая недостаток в воинах, согласился на перемирие, как сделал на севере граф Росс. И Анна надеялась, что это перемирие положит конец кровопролитию.

— Его срок истекает на августовские Иды[1]. И днем позже мы можем ожидать неприятеля у ворот. Он вытеснил Макдауэллов из Галлоуэя, а раз уж Комины разбиты…

Отец снова поморщился от отвращения.

Чувствуя, что его гнев грозит вернуться, Анна напомнила ему:

— Граф Бьюкан никогда не был хорошим полководцем. Ты много раз это твердил. С тобой этому королю-разбойнику не повезет, и в этом в первую очередь причина, почему он пошел на перемирие. Битва при Дэл-Рай еще свежа в его памяти.

Отец принялся теребить увесистую серебряную брошь на шее. Большой овальный кристалл, окруженный крошечными жемчужинками, был талисманом, напоминавшим, насколько близка была возможность пленить беглого короля. Им почти удалось захватить Брюса, буквально сжать его в тисках, но брошь отстегнулась в момент схватки.

По едва заметной улыбке отца Анна могла помять, что ему были приятны ее слова.

— Ты права, но на этот раз наша недавняя победа его не остановит. Между ним и короной стоим мы все.

— А как насчет графа Росса? — спросила Анна. — Он, конечно, будет сражаться на нашей стороне?

Отец сжал губы:

— На Росса рассчитывать не приходится. Он не захочет оставить свои земли без защиты. Но я попытаюсь убедить его, что нам нужно объединить свои силы и раз и навсегда разбить короля-разбойника.

В речи отца не содержалось укора, и все же Анна почувствовала угрызения совести. Убедить Росса было бы легче, если бы в прошлом году она приняла предложение его сына Хью.

— Я созову своих баронов и рыцарей и пошлю письмо королю Эдуарду с просьбой о помощи. Он и вполовину не такой король, каким был его отец, но, возможно, поражение Комина в конце концов заставит его понять необходимость направить на север как можно больше людей.

Однако в его тоне Анна не расслышала надежды. Она знала так же хорошо, как ее отец, что не стоит особенно надеяться на помощь Эдуарда II. У нового короля Англии и без того хватало забот, чтобы еще беспокоиться и о Шотландии. Хотя английские солдаты и были расквартированы во многих ключевых точках и замках вокруг Шотландии, особенно вдоль ее границ, Эдуард отозвал многих своих полководцев, в том числе Эймераде Валенса, нового графа Пемброка.

Анна прикусила губу:

— А если помощь не придет?

Она понимала, что лучше не спрашивать отца, смирится ли он с этим. Он предпочел бы увидеть их всех мертвыми, чем если бы ему самому и его родичам пришлось преклонить колена перед Брюсом. Девиз Макдугаллов «Победить или умереть» не был для ее отца пустыми словами.

Несмотря на то что в соларе было тепло, Анну пробрал озноб.

— Тогда я сам, один, разобью ублюдка. В битве при Дэл-Рай я ведь почти сумел это сделать, чуть не убил его. Но на этот раз закончу задуманное. — Его глаза сурово прищурились. — К концу лета голова Роберта Брюса будет красоваться на моих воротах, и коршуны выклюют ему глаза.

Анна постаралась не обращать внимания на возникшее у нее неприятное, чувство. Она ненавидела, когда отец так говорил. Он ведь не был жестоким и беспощадным, для нее он был самым дорогим, и она его обожала.

Анна смотрела на него и видела мрачную решимость в его суровых чертах и ни на миг не усомнилась в нем. Отец был одним из величайших воинов и полководцев Шотландии. Возможно, судьба на них и ополчилась, но Джон из Лорна мог ее обуздать и повернуть войну в иное русло. Может быть, все-таки конец войны был близок. Неуверенность, смерть, разрушения, обман — со всем этим будет покончено. Для семьи наступят безопасные времена. Она выйдет замуж, обретет собственный дом, родит детей, и все станет восхитительно нормальным.

Анна не могла думать о неблагоприятным исходе, но иногда у нее возникало ощущение, что она пытается бороться с водоворотом, который готов увлечь под воду их всех: родителей, сестер, братьев, ее маленьких племянников и племянниц.

Она не могла этого допустить. Что бы ни случилось, она должна защищать свою семью.

— Что я могу сделать?

Отец улыбнулся и нежно ущипнул ее за щеку.

— Ты хорошая девочка, Анни, любовь моя.

— Как насчет того, чтобы навестить кузена-епископа?

Она кивнула.

Отец посмотрел на нее с улыбкой, когда она потянулась взять свою корзинку.

— Не забудь о пирогах, — сказал он. — Ты же знаешь, как он их любит.

Над древним каменным памятником повисла полная луна, но прозрачные перистые струйки дыма от ближайших костров смягчали свет, превращая его в призрачную дымку. Вкус победы казался Артуру горьким. Близилась полночь, но дымный ночной воздух гудел от отдаленных звуков шумных пирушек и грохота. Брюс использовал уроки Уильяма Уолеса: он сжигал все дотла, не оставляя после себя ничего, что мог бы использовать враг, Комин был изгнан из Шотландии, но и поражение Бьюкана было не за горами.

Артур смотрел на прогалину в тени деревьев, кольцом окружавших камень, и с непривычным для себя нетерпением ожидал появления людей. Он надеялся, что придет все-таки конец обману. Он устал жить во лжи. После долгих лет притворства иногда ему было трудно вспомнить, на чьей он стороне.

Если не считать встреч на поле боя, в первый раз за два с половиной года Артур должен был увидеть человека, за которого сражался все это время с того самого дня, как его силой заставили покинуть тренировочный лагерь Хайлендской гвардии и присоединиться к врагам. То, что король рискнул встретиться с ним лично, позволяло надеяться на то, что его жизнь шпиона подходит к концу.

Артур хорошо выполнил свою работу, предоставив важную и даже ключевую информацию накануне битвы при Инверари, что помогло Брюсу и его людям разбить графа Бьюкана, заставив его бежать в Англию с поджатым хвостом. Когда были побеждены Комины, Артур возымел надежду занять подобающее место среди других членов Хайлендской гвардии, тех, кто был лучшими из лучших, элитной группой воинов, тщательно отобранных Брюсом за их достижения и мастерство в избранной области воинского искусства.

Он замер, и взгляд его метнулся к деревьям. Первым признаком приближения людей был слабый шорох, оттого что они потревожили белку или кролика и те скользнули подальше в тень.

Не производя ни звука, Артур отступил в сторону, а потом срезал путь по диагонали между деревьями и приблизился к воинам сзади.

Убедившись в том, что это союзники, он дал им знать, поухав совой.

Трое мужчин мгновенно обернулись, обнажив мечи.

Первым пришел в себя брат Артура Нил.

— Мощи Господни! Это еще лучше, чем я предполагал. Мы по крайней мере в пятидесяти шагах от тропинки. — Он взглянул на высокого человека устрашающего вида. — Ты должен мне шиллинг, Вождь!

Тор Маклауд, капитан Хайлендской гвардии, которого воины между собой называли Вождем, пробормотал ругательство. Но Нил не обратил на это внимания и, не скрывая радости, шагнул к Артуру.

— Ты оказался еще лучше, чем я думал, брат. — Он бросил взгляд на Маклауда и пояснил: — Я поспорил с этим упрямым варваром, что ты найдешь нас, прежде чем мы дойдем до прогалины, как бы тихо ни двигались. И ты пробил брешь в этой его стальной горской гордыне.

Артур счел разумным скрыть улыбку. Тор Маклауд был величайшим воином в Северо-Шотландском нагорье и на Западных островах, и гордость его была несокрушимой, но, похоже, он произвел впечатление на своего капитана и старшего брата.

Нил был старше Артура на двадцать четыре года и во многих отношениях заменил ему отца. Теперь Артур примерно на полфута возвышался над Нилом, но все равно продолжал смотреть на него снизу вверх. Если кто и был ответственен за то, каким Артур стал теперь, то это был Нил. Именно он настаивал на том, чтобы Артур оттачивал свои таланты, а не зарывал их в землю.



Маклауд выступил вперед и пожал его руку.

— У меня не было случая отблагодарить тебя за то, что ты сделал, — сказал он. — Без твоего вмешательства моя жена… — Он не закончил. — Я твой должник.

Артур кивнул. За два года до того, как Брюс выдвинул претензии на корону, Артур предотвратил убийство жены Маклауда. Он оказался в нужное время в нужном месте.

— Я слышал, тебя можно поздравить, — сказал Артур.

Капитан Хайлендской гвардии сдержанно улыбнулся.

— Да, — сказал Маклауд, — у меня появилась дочь. Ее назвали Беатрикс в честь тетки.

Нил рассмеялся:

— Не думаю, что он хоть раз за неделю взял ее на руки, очень боялся покалечить малышку.

Тор хмуро посмотрел на него, но возражать не стал.

Вперед вышел третий человек. Он был ниже Маклауда и Нила, но имел широкие плечи и крепкие мускулы. На нем были полные доспехи и золоченый плащ поверх лат, украшенный геральдическим узором в виде красного льва, готового к прыжку. Хотя грубоватые черты воина не были видны под стальным шлемом, Артур узнал его. Он опустился на колено и склонил голову перед королем Робертом Брюсом.

— Государь, — промолвил он.

Король кивком признал его вассальную зависимость.

— Встань, сэр Артур. — Он сделал шаг вперед и пожал его руку. — Я должен поблагодарить тебя за твою службу и помощь, оказанную нам при Инверари. Без добытых тобой сведений мы не смогли бы прибегнуть к немедленной контратаке. Ты оказался прав. Бьюкан и его воины были плохо подготовлены, и их ряды дрогнули при первом же нашем броске.

Артур вглядывался в лицо короля, и от него не укрылись бледность, доходящая до серости, и морщины, появившиеся от забот и непосильного напряжения. Маклауд незаметно приблизился к королю и встал рядом с ним, чтобы осторожно поддержать его, а Артур был удивлен тем, что король вообще способен ходить. Он заподозрил, что недалеко были люди, готовые донести короля до лагеря на руках.

— Вы Е порядке, милорд?

Брюс кивнул:

— Наша победа над Комином стала для меня самым лучшим лекарством, лучше, чем любая настойка, которые приготовили для меня церковники. Мне сильно полегчало.

— Король настоял на том, чтобы лично поблагодарить тебя, — сказал Маклауд, и в тоне его послышалось неодобрение.

Но похоже было, что короля это не тронуло.

— Твой брат и Вождь кудахчут надо мной, как две наседки.

Маклауд подвел короля к низкому камню, чтобы тот мог сесть, и сказал, ничуть не раскаиваясь:

— Это моя работа.

Король, казалось, хотел возразить, однако, понимая бессмысленность этого, повернулся к Артуру.

— Вот почему мы здесь, — сказал он. — У меня для тебя есть новая работа.

Так вот в чем дело. Он ждал этой минуты.

— Вы хотите, чтобы я присоединился к Хайлендской гвардии? — спросил Артур.

Наступила неловкая пауза.

Король нахмурился. Похоже, он хотел сказать что-то другое.

— Нет. Пока еще нет. Твой таланты слишком драгоценны, когда ты работаешь на стороне врага. Но нам стало известно, что существует еще одна возможность.

Новая возможность! Значит, ему пока не суждено вернуться в Хайлендскую гвардию. Артур испытал разочарование от этой новости.

Хотя, может, это и к лучшему. Он отвык работать в отряде. Ему нравилась свобода и возможность принимать решения самостоятельно. Не отчитываться ни перед кем и не разъяснять свои действия. В качестве рыцаря в доме своего брата Дугалда он мог приходить и исчезать, когда ему было угодно.

Как и многие семьи Шотландии, семья Кемпбеллов была разъединена войной. Братья Артура Нил, Дональд и Данкан были на стороне Брюса, но остальные его братья — Дугалд и Гиллеспи — объединились с графом Россом и оказались на стороне англичан.

Раскол семьи облегчил ему проникновение в стан врага.

— И что это за новая возможность? — спросил он.

— Проникнуть в самое сердце врага.

Проникнуть. Это означало ограничение его свободы.

Именно этого Артур пытался избежать. Именно поэтому он никогда не связывал свою судьбу с титулованной аристократией, как делало большинство рыцарей.

— Мне лучше работается в одиночку, милорд. Когда я вне отряда. Когда я могу слиться с тенями и оказаться на периферии, где могу оставаться незамеченным.

Нил, знавший брата лучше всех, усмехнулся:

— Не думаю, что на этот раз ты станешь возражать.

Взгляд Артура метнулся к лицу брата. Удовлетворение, которое он прочел на нем, заставило его понять, что брат имел в виду.

— Лорн?

Одно это слово прозвучало, как удар кузнечного молота.

Нил кивнул. Его губы изогнулись в понимающей улыбке.

— Это тот самый случай, которого мы так долго ожидали.

Маклауд пояснил:

— Джон из Лорна бросил клич своим баронам и рыцарям. Твои братья откликнутся на него. Отправляйся с ними. Разузнай, что задумали Макдугаллы, численность их сторонников, кто к ним присоединится. Их курьеры проскальзывают мимо наших людей, и надо, чтобы ты их остановил. Мы хотим их задержать и изолировать, насколько возможнотна то время, пока не истечет срок перемирия. Я располагаю Ястребом, наблюдающим за морскими путями, но мне нужен кто-то и на суше.

Артур хорошо знал эти места, потому что Аргайлл был на землях Кемпбеллов. Сам он родился в Иннис-Хоннел, замке, стоящем посреди озера Лох-Эйв, и жил там до тех пор, пока Макдоннеллы не захватили эти земли.

Артур почувствовал радостное волнение. Он давно ожидал этой минуты, а чтобы быть точным, четырнадцать лет. С того момента, когда Джон из Лорна предательски заколол отца у него на глазах. Артур не ожидал этого, и это был единственный раз, когда его подвели чувства.

Даже если бы Нил не попросил его об этом, если бы Брюс не предложил ему земли и не обещал богатую невесту за то, что он станет сражаться на его стороне, Артур все равно присоединился бы к Брюсу ради возможности уничтожить Джона из Лорна и всех Макдугаллов.

Ошибочно истолковав его молчание и приняв его за отказ, Маклауд продолжал:

— С твоим знанием территории ты лучше всех подходишь для такой работы. Ты потратил два года на то, чтобы завоевать доверие именно ради этой миссии. Лорн, возможно, не хочет, чтобы рядом с ним оказался один из Кемпбеллов, но, принимая во внимание то, что Эдуард покончил с вашим феодом и твой брат Дугалд недавно примирился с ним, у него не будет оснований не доверять тебе.

— Черт возьми, дядя Лорна сражается на нашей стороне, — добавил Брюс, имея в виду Данкана Макдугалла из Данолли.

— Он кое-что знает о расколе в семьях.

— Джон из Лорна не знает, что ты видел, как он убил отца, — сказал Нил спокойно. — Делай все то, что делал всегда. Держись тише воды, ниже травы и наблюдай. Ради чего-то столь важного, — добавил он с нежной улыбкой, напоминая, что он не всегда был таким, как теперь, — ты подходишь, как никто другой, при твоих удивительных способностях уметь быть незамеченным. Старайся не привлекать внимания Лорна. И будь осторожен. Поначалу он может относиться к тебе с подозрением. Поэтому не поворачивайся к нему спиной.

Об этом Артур знал лучше других. Впрочем, убеждать его не стоило. Любая мысль о сопротивлении тому, чтобы внедриться в семью врага, мгновенно исчезла при упоминании о Лорне.

— Ну? — спросил Брюс.

Артур встретил его взгляд и зловеще улыбнулся:

— Когда мне отправляться?

Он увидит, как будет умирать Джон из Лорна, и насладится этим кровавым зрелищем.

Ничто не может его остановить.

Глава 2

Замок Данстаффнэйдж, Лорн

11 июня 1308 года


Менее чем через три недели после встречи с королем возле каменного памятника Артур Кемпбелл оказался здесь, во чреве зверя, в логове льва, в пасти дьявола, в замке Данстаффнэйдж, ужасной твердыне клана Макдугаллов.

Прибыв вместе с другими рыцарями и остальными военными людьми, откликнувшимися на призыв и ожидающими своей очереди перед помостом в большом зале замка, Артур пытался не думать о важности предстоящего. Если окажется, что он привлечет к себе внимание Джона из Лорна, так тому и быть.

Он оглядывал зал со свойственной ему дотошностью, Мысленно отмечая возможные пути проникновения и отхода. Разумеется, бегство было бы нежелательно. Если бы Лорн узнал, зачем он здесь, Артуру трудно было бы выбраться из замка живым. Но инстинкт, ставший его привычкой и второй натурой, повелевал ему быть ко всему готовым.

Разглядев все мелочи и особенности этого помещения, он был вынужден признать, что впечатлен им. Это был самый прекрасный замок, какой ему доводилось видеть. Построенный восемьдесят лет назад, Данстаффнэйдж был удачно расположен со стратегической точки зрения. Он находился на небольшом мысу, где Ферт-оф-Лорн, узкий морской залив Лорн, сливался с южной оконечностью берега озера Лох-Этайв и таким образом с запада охранял ключевой морской подход к Шотландии. Замок был возведен на подошве скалы. Его массивные, беленные известью стены возвышались над землей на пятьдесят футов и с трех углов имели круглые башни.

Планировка и архитектура замка отражали силу человека, построившего его, он вполне мог принадлежать королю. Большой зал занимал весь первый этаж восточной части и простирался в длину на добрых сто тридцать футов. Потолочные балки в высшей своей точке отстояли по меньшей мере на пятьдесят футов от пола. Деревянные панели, украшенные прихотливой резьбой, располагались на восточной стене возле входа. Остальные же стены были оштукатурены и украшены пестрыми цветными знаменами и гобеленами тонкой работы.

У длинной внутренней стены находился массивный камин, дававший тепло, а на противоположной, внешней, стене были два двойных стрельчатых окна, пропускавших в зал необычно много естественного света. Столы на козлах и скамьи располагались по всему полу, а в конце зала напротив входа возвышался помост. И в центре, напротив массивного деревянного стола, тянувшегося по всей длине возвышения, стояло кресло, похожее на большой деревянный трон.

Хотя этот трон все еще занимал Александр Макдугалл, лорд Аргайлл, вождь и глава клана Макдугаллов, справа от него сидел негодяй с холодным сердцем, пользовавшийся всей полнотой власти. Александр Макдугалл был старым человеком. По подсчетам Артура, ему было по крайней мере семьдесят, и много лет назад он передал свои полномочия старшему сыну и наследнику Джону, лорду Лорну.

Впервые за долгие годы Артур был так близок к человеку, убившему его отца, и яростная ненависть, охватившая его теперь, даже удивила его. Он не привык к таким бурным чувствам, но сейчас они сжигали его изнутри.

Он столько лет ждал этой минуты и думал, что она принесет ему облегчение, но этого не случилось. Однако, как бы то ни было, он был взволнован и удивлен силой собственных чувств. Было бы так легко неожиданно всадить Джону Лорну кинжал в спину, но, черт возьми, как ни велико было искушение это сделать, в отличие от своего врага он предпочитал встретиться с противником лицом к лицу, на поле боя.

И убийство Лорна не входило в его задачу. Пока не входило.

Он видел, что его враг постарел. В его черных волосах кое-где сверкала седина, на лице появились морщины и местами кожа обвисла. До Артура доходили слухи о его болезни, и теперь он гадал, была ли в них хоть крупица правды. Но глаза его были прежними, холодными и расчетливыми. Это были глаза деспота, которого ничто не могло бы остановить на пути к победе.

Артур силой воли заставил себя отвести взгляд от помоста. Ему следовало проявлять осторожность. Чертовскую осторожность, чтобы не выдать своих чувств.

— Я слышал, что дочери Лорна — редкостные красавицы, особенно средняя, прекрасная леди Мэри, — сказал стоявший рядом Дугалд.

Артур не отреагировал на слова другого брата. Он знал, что часто слухи о красоте женщин благородного происхождения были слишком преувеличены, к тому же он сомневался, что едва ли хоть одна из них могла соперничать с красотой жены Маклауда. Он видел Кристину Фрейзер только раз и никогда не встречал столь прекрасной женщины прежде.

Перед мысленным взором Артура мелькнуло другое лицо, не отличавшееся классической красотой, зато более милое и нежное, но он усилием воли отогнал этот образ. Странно было, что он до сих пор думал о девушке из церкви, хотя с тех пор прошел уже год. Король был в ярости из-за того, что потерял деньги, особенно когда узнал, что там было вдвое больше серебра, чем он полагал раньше, но он понял, почему Артур вмешался в это дело.

— У женщин Лорнов есть один серьезный и неисправимый недостаток, — заметил Артур.

Оруженосец брата, казалось, смутился, но Дугалд понял намек. Лицо его посуровело, а рот сжался в жесткую линию. Он любил Лорна не больше, чем Артур.

— Да, насчет этого ты прав, братец.

— И что за недостаток? — решился спросить оруженосец.

Дугалд наградил парня тумаком.

— Тебе лучше думать, что это слепота, на случай если ты надеешься, что одна из них бросит на тебя взгляд!

Прошел еще час, прежде чем наступила их очередь быть представленными хозяину замка.

Артур наконец последовал за братом и поклялся служить своим мечом Макдугаллам.

Как глава семьи, по крайней мере в том, что касалось отношений с Англией и графом Россом (три его старших брата были провозглашены мятежниками), Дугалд высказался за них всех. Александр Макдугалл ведал формальной стороной дела, но Артур ощутил мгновенный интерес Лорна.

— Сэр Дугалд из Торсы, — задумчиво протянул Лорн. — Один из сыновей Колина Мора, — добавил он, окидывая их долгим внимательным взглядом. — Но не старший.

Вспыльчивый и горячий брат Артура ответил с удивительным спокойствием:

— Нет, милорд. Три моих старших брата на стороне повстанцев.

Это было прекрасно известно Лорну.

— Как и ваш дядя, — добавил Дугалд с некоторой вполне оправданной долей сарказма.

Лорн сжал губы. Должно быть, ему не по нраву пришлось напоминание о его вероломном родиче.

— Я помню твоего брата Нила, — сказал он, глядя прямо в глаза Дугалду. — Он славно сражался в битве у Ред-Форд.

Ред-Форд. Битва между Макдугаллами и Кемпбеллами из-за земель в Лох-Эйв. Та самая битва, во время которой их отец был хладнокровно зарезан Лорном.

Этот ублюдок Лорн сейчас дразнил их. Проверял. Завлекал в ловушку. Дугалд знал это. Артур тоже это знал. Но один только Артур собирался убить его за это. Дугалд же не видел того, что видел Артур. Великий Колин Мор Кемпбелл пал, как воин, на поле брани, но один только Артур был свидетелем того, что он был убит предательски. И если бы он сказал об этом, то это было бы всего лишь его словом против слова Лорна. Ему никто бы не поверил.

— Думаю, ты тогда был еще слишком молод, — сказал Лорн небрежно.

Дугалд кивнул:

— В то время я был оруженосцем у Макнабов.

Его объяснение было принято. Напоминания Дугалда о связи с ближайшими союзниками Макдугаллов и соседним с ними кланом было достаточно. Казалось, Лорн был удовлетворен, и Артур почувствовал, как его напряжение спало.

Самая трудная часть дела была окончена. Они прошли поверхностную проверку и были приняты в братство. И при везении, возможно, это был последний раз, когда Лорн его заметил.

Они уже собирались удалиться, когда дверь распахнулась и по комнате разнесся смех. Девичий смех. Он был светлым и полным ничем не отягощенной радости. Он наполнил Артура каким-то странным томлением.

Зал был полон солдат, и сквозь толпу он не мог разглядеть, кто смеется. Но тут толпа расступилась, гул мужских голосов мгновенно стих, и в комнате воцарилось изумленное молчание.

К помосту подошли две девушки. Первая была самым прекрасным созданием, какое Артуру доводилось видеть, — светловолосая красавица, способная поспорить прелестью с женой Маклауда. Золотой обруч и бледно-голубая вуаль не могли сдержать и скрыть буйной массы светлых кудрей, падавших ей на спину. Со своей бледной кожей, совершенными чертами и ярко-синими глазами она являла собой образ настоящего ангела.

Артур услышал, как Дугалд судорожно вздохнул и пробормотал что-то среднее между молитвой и проклятием. Артур отлично понимал, какие чувства им овладели.

Но его внимание привлекла вторая девушка. В ней было что-то особенное…

Она снова рассмеялась, откинула назад голову, и под бледно-розовой вуалью сверкнули ее золотисто-каштановые волосы.

Взгляд Артура обратился к ее лицу.

И ему потребовалось одно мгновение, чтобы узнать ее.

Сердце его камнем покатилось вниз. Господи! Могло ли это быть?

И все же это была она. Девушка из церкви. Он услышал, как Лорн обратился к ним:

— Мэри, Анна, вы вернулись?

Артур был готов поклясться, что в жестком голосе этого негодяя прозвучала искренняя нежность.

Обе девушки шагнули вперед, но взгляд Артура был прикован только к одной из них. Она обвила руками шею Лорна и запечатлела на его щеке горячий поцелуй.

— Отец! — промолвила она радостно.

Отец?! У Артура возникло ощущение, будто в него вонзили кинжал.

Значит, он спас дочь Лорна?! Если бы это не было таким беспредельным несчастьем, он бы с горечью рассмеялся над иронией судьбы.

Если она узнает его, то уже к утру он лишится головы. Однако его угнетала не мысль о смерти, а неудача.

Артур попытался поторопить брата и уйти. Ему хотелось как можно скорее выбраться отсюда. Но Дугалд будто пребывал в трансе и продолжал неотрывно смотреть на леди Мэри Макдугалл, как если бы она спустилась на землю с облаков.

Артур уголком глаза следил за той, которую год назад спас у церкви. Она словно почувствовала его взгляд и вздрогнула. Она обвела зал глазами и заметила, что все на них смотрят.

— Мы прервали серьезный разговор, — сказала она, смутившись. — Пойдем, Мэри, расскажем отцу о нашем путешествии позже.

Лорн покачал головой:

— В этом нет нужды. Мы уже почти закончили.

Артур замер, но сердце его бешено заколотилось, когда он почувствовал, как взгляд девушки обежал толпу солдат, а потом (проклятие!) задержался на нем.

Его рука инстинктивно сжала рукоять меча. По спине у него заструился холодный пот. Неужели она его узнает? Но нет, он ведь был тогда в шлеме. Между бровей девушки прорезалась тонкая морщинка. На одно краткое мгновение Артуру показалось, что она разоблачит его. Он почти ждал этого: вот прозвучит ее голос, и то, что она произнесет, станет его смертным приговором… и провалом его миссии.

Артур медленно поднял на нее глаза и даже, кажется, перестал дышать.

Их взгляды встретились. Он никогда еще не видел таких прекрасных глаз.

Дочь Лорна поспешила опустить глаза, и по ее щекам разлился нежный румянец.

Артур вздохнул с облегчением: она его не узнала, просто смутилась. Однако его облегчению было не суждено продлиться. Возможно, она и не разоблачила его как шпиона, но невольно обратила на него внимание Лорна.

— А ты который из братьев? — спросил он.

Его темные глаза, похожие на бусинки, ничего не упустили из этой сцены.

За него ответил Дугалд:

— Он мой младший брат. Сэр Артур, милорд. А рядом с ним еще один мой брат — лорд Гиллеспи.

Они оба поклонились, но Лорн продолжал смотреть на Артура, как пес смотрит на кость с остатками мяса.

— Сэр Артур… — пробормотал он, будто пытался припомнить имя. — Тебя посвятил в рыцари сам король.

Артур впервые встретил взгляд своего врага, ничем не выдавая ненависти, которая кипела в нем.

— Да, милорд. Король Эдуард посвятил меня в рыцари после битвы при Метвене.

— Де Валенс, то есть Пемброк, хорошего мнения о тебе.

Артур снова отдал поклон, будто похвала была ему приятна, хотя и не чувствовал ничего подобного. Он отлично знал, что похвала английского полководца вредит его друзьям. Он делал все возможное, чтобы избежать схваток с людьми Брюса, но случалось, что это было невозможно. Чтобы остаться живым и не выдать себя, у него не оставалось иного выбора, кроме как защищаться, и иногда за счет смерти другого. Это входило в условия его миссии, и он не размышлял об этом, но все же не мог забыть.

Лорн смотрел на него долго, потом отвернулся.

Вперед выступила следующая группа людей, и Дугалд увел своих братьев. Но все время Артур ощущал тяжесть следившего за ним взгляда, и ему казалось, что это был взгляд девушки, а не ее отца. Но ни то ни другое не могло сказаться благотворно на его деле.

Одно ему было ясно: следовало держаться подальше от нее.

Анна Макдугалл. Его губы скривились от отвращения.

Ничто так не охлаждает страсть, как сознание того, что женщина, воспламенившая кровь, — дочь врага.

Глава 3

Анна не смотрела, куда идет. Она вернулась в замок, и времени у нее было в обрез, чтобы подготовиться к празднику: только умыться и переодеться. Устроить пир было ее идеей — так приветствовать баронов, рыцарей и прочих военных людей, которые откликнулись на призыв отца прибыть в Данстаффнэйдж, и оказать им честь.

Война подступила к самому порогу, и кое-кому этот праздник мог показаться странным, как, например, ее брату Алану, но Анна знала, насколько важно было забыть о роке и надвигающемся мраке хотя бы на одну ночь. Чтобы вспомнить, за что они сражаются. Чтобы хоть ненадолго почувствовать себя нормально или хотя бы сделать вид, что все обстоит нормально в самый разгар войны.

К счастью, отец согласился и счел праздник хорошей идеей. Анна подозревала, что он очень хотел показать своим людям, что полностью оправился от недуга. Но какова бы ни была причина, Анна испытывала радостное возбуждение. Будет более чем вволю еды, выпивки и музыки… А еще будут танцы. Как давно она не танцевала!

Анна с сестрами провели долгие часы, решая, что надеть, и обсуждая все до мелочей. И вот теперь она опаздывала. Но дело было не в том, что она об этом сожалела. Новорожденный младенец Бет был очарователен, и Анна знала, как нуждается в помощи ее недавно овдовевшая подруга. Она как боль ощущала сострадание к малышу, которому не было суждено узнать своего отца. А таких, как он, было много, и это вызывало у нее сердечную боль, И было еще одной причиной, почему она не могла дождаться, когда кончится эта проклятая война.

Анна услышала первые аккорды арфы и едва слышно пробормотала любимое ругательство отца. Рванувшись с яркого солнца в темный зал, она помчалась вдоль стены и врезалась во что-то головой.

Если бы чьи-то руки ее не поддержали, она бы неизбежно упала.

Но, слава Богу, все обошлось.

— С вами все в порядке?

Господи, что за голос! Он обволакивал точно так же, как обнимали руки. Он был глубоким, низким, богато модулированным и в меру хриплым. Это был голос, отдававшийся эхом от стен зала и, должно быть, от вершин холмов.

— Со мной все хорошо, — сказала Анна ошеломленно, хотя на самом деле ощущала легкое головокружение.

Она подняла глаза, желая рассмотреть того, с кем столкнулась.

Это был молодой рыцарь, которого она заметила несколько дней назад. Тот самый, что перехватил ее взгляд, когда она увидела его в толпе. Сэр Артур Кемпбелл.

Щеки ее запылали. Она не знала, почему в тот день он привлек ее внимание, но и на этот раз произошло то же самое. Пульс ее участился, по коже мгновенно разлилось тепло, тело охватила нервная дрожь.

Она не могла точно описать свои ощущения, но от этого мужчины будто исходило какое-то сильное излучение.

Вне всякого сомнения, он был красив, хотя сначала она этого не заметила. Спокойная непритязательно-скромная привлекательность этого человека была не так очевидна, как красота его брата. Его брат обладал вызывающей красотой, и не заметить этого было невозможно. Как тот прекрасный молодой рыцарь, что год назад возле церкви отозвал своих людей, предотвратил нападение и узнал ее спасителя. Даже с черными разводами от грязи на лице он был очень хорош. Но ведь он был мятежником, и в ее глазах это полностью лишало его привлекательности.

Странно, что она снова вспомнила о той ночи. На этой неделе такое случилось дважды.

Анна думала, что уже давно выкинула из головы то ужасное приключение, и перестала с подозрением смотреть на каждого встречного мужчину, опасаясь, что это он и есть. Предатель, оказавшийся ее спасителем. Рейнджер. И что это было за прозвище? Рейнджерами называли людей, скитавшихся по селениям и весям с целью установления законности и порядка, и едва ли такие занятия были уместными для шпиона.

Но может, она ошибалась? Может, и были? Судя по тому, как принял ее рассказ и описание этих людей отец, те двое мужчин, возможно, принадлежали к тайному отряду воинов-фантомов Брюса. Отчасти призраки, отчасти мифические герои, они приносили с собой ужас, вселяя его в англичан и их союзников-шотландцев.

Однако сейчас единственно о ком она могла думать, — этого мужчине, который держал ее в объятиях. От него пахло божественно. Должно быть, мылом и теплом после ванны, которую он недавно принял. Его темные волосы были еще влажными, курчавились и свободно ниспадали на шею и лоб. Он был чисто выбрит, хотя Анна могла заметить на его щеках и красиво вылепленном — а точнее сказать, высеченном, подбородке тень недавней щетины.

Слово «высеченный» как нельзя лучше подходило в этом случае, потому что черты его лица были угловатыми и грубоватыми. И все же в нем была мужественность, прежде никогда не привлекавшая ее. Она предпочитала мужчин более рафинированной внешности и с более отточенными манерами. На воинов она даже не смотрела. Они слишком сильно напоминали о войне. Но этот безусловно был воином. Он был сложен, как осадное орудие, если можно было судить об этом по его стальным мускулам. Забавно было то, что она не заметила, каким он был высоким и мускулистым, в первый раз, когда увидела его. Но впрочем, рыцари, одетые в кольчуги или латы, казались ей почти все на одно лицо.

Анна была не слишком маленького роста для женщины, но чтобы разглядеть его, ей пришлось запрокинуть голову. Господи! Да в нем было по крайней мере дюйма на четыре больше шести футов! И плечи у него были почти такими же широкими, как двери, ведущие в этот зал.

Их взгляды встретились. И она почувствовала, как тело ее содрогнулось, будто от удара. Никогда прежде ей не доводилось видеть глаз такого цвета. Они были как янтарь со вкраплениями золота. А вовсе не карими, как ей показалось сначала. К тому же их обрамляли неуместно длинные и нежные ресницы, которым позавидовали бы и женщины.

Прежде чем рыцарь выпустил её из объятий, Анна заметила по его взгляду, что он ее узнал.

Собственно, он даже не выпустил, а просто оттолкнул её. Так резко и внезапно, что она еле-еле избежала болезненного и непристойного падения прямо на ягодицы. Анна качнулась назад, взмахнула руками, едва не вскрикнув, но, к счастью, смогла восстановить равновесие.

Она могла бы весьма убедительно впечатлить рыцаря своей грацией, но, судя по выражению его лица, ничего подобного не произошло ни в малейшей степени. Никогда ни один молодой человек не смотрел на нее с… таким вопиющим равнодушием. Хорошо, что она не была тщеславной. Или по крайней мере не считала себя такой, и все же приходилось признать, что ее слегка уязвило его равнодушие.

Осознав, что она смотрит на него слишком долго, как какая-нибудь помешанная девица, только что выпущенная из монастыря, Анна потупила взор. Он не мог бы показать яснее, что она его ничуть не интересует. Он ведь чуть не уронил ее. О Господи! Возможно, в его кодексе рыцарского поведения не значилась такая мелочь, как галантность. Или этому его и не обучали?

Изобразив спокойствие, Анна улыбнулась и сказала:

— Прошу прощения. Я не видела, что вы здесь стоите.

Он окинул ее долгим взглядом, в котором, как ей показалось, была доля высокомерного нетерпения.

— По-видимому, да.

Ее улыбка увяла. Она еще никогда не испытывала такой неловкости. Похоже, рыцарь был не из разговорчивых.

— Я опаздываю, — пояснила Анна.

Он отступил, давая ей пройти.

— В таком случае не смею вас задерживать.

Хотя он старался сделать так, чтобы его голос звучал ровно, да и в словах его не было ничего необычного, она угадала подспудную холодность.

«Я ему не нравлюсь».

Вдруг почувствовав себя глупо, Анна поспешила пройти мимо. Не все ли ей равно, если она ему не нравится? Воины ее не интересовали. Она была сыта войной по горло, и ей хватило бы этого на всю жизнь.

Ей нужны мир, тишина, покой, счастливый дом и муж, разговор с которым не касался бы войны и оружия, дети — вот, чего она ждала от будущего.

Прежде чем Анну захлестнула волна толпившихся в большом зале людей, она бросила взгляд назад. Взгляд рыцаря скользил по сторонам, и все-таки он наблюдал за ней.

Артур считал мгновения до той минуты, когда сможет удалиться. Он не любил пиров и попоек, а сейчас благодаря присутствию Анны Макдугалл он не мог даже притвориться, что получает удовольствие.

Его задачей было наблюдать и замечать мелочи, а не наоборот. Ему вовсе не были нужны постоянная настороженность и обостренность чувств под ее взглядами. Он сел в самом дальнем углу зала, как можно дальше от помоста, но чувствовал ее внимание так же, как если бы сидел рядом. Женская заинтересованность и что-то еще более опасное… любопытство. И ему это не нравилось.

Почему она продолжает на него смотреть? И что еще хуже — почему ему самому так трудно сдержать себя и не оглядываться?

Она была хорошенькой, даже красивой. Но красивые женщины не такая уж редкость. Он с легкостью мог не смотреть на ее сестру Мэри, а она была одной из самых красивых женщин, какую ему случалось видеть, но на Анну не мог не оглядываться.

Было в ней что-то такое, что приковывало взгляд. И даже в зале, полном людей, она сверкала, как алмаз среди продетых стекляшек.

Однако в Анне привлекала не одна красота. Ее очарование крылось в чем-то более глубоком. И надо сказать, что за ней следили не только мужские взгляды. Артур заметил, что и женщины провожали ее глазами. Было нечто заразительное в ее смехе, обаятельной улыбке, пленительном блеске ярко-синих глаз и восхитительно-шаловливых ямочках на щеках. Ямочки. Конечно, у нее на щеках должны были быть ямочки. Какой прелестный эльф мог без них обойтись?

Артур позволил себе бросить на Анну всего лишь взгляд-другой, а в остальное время старательно избегал смотреть.

Сдержанность, умение себя обуздать, дисциплина — вот его главные качества. И он гордился ими.

Благодаря им он стал элитным воином.

Однако его гордость дала трещину, когда начались танцы. Хватило одного взгляда на ее разрумянившиеся щеки и смеющиеся глаза, и он был очарован, как и все остальные. Она была яркой и живой и искрилась юной силой и энергией.

Лицо ее сияло радостью жизни. Эта радость была написана на ее лице, и мужчин, не знавших ничего, кроме смерти, гибели, разрушений и хаоса войны, она завораживала.

Артур старался сосредоточить внимание на несовершенствах Анны. Но увы, не мог обнаружить никакого изъяна в ее внешности.

Артур взял кубок и сделал большой глоток эля, внезапно ощутив потребность выпить.

Он мог бы наблюдать за Анной часами, но заставил себя отвести от нее взгляд, сознавая, что играет с огнем. Он чертовски не хотел, чтобы она заметила, что он глазеет на нее. Ведь он понимал, кто она, и его рассердило то, что он подпал под чары этой девчонки. Его должно было оттолкнуть одно ее имя. Господи помилуй! Ведь она дочь Лорна!

Но когда чуть раньше она случайно оказалась в его объятиях, он почувствовал отнюдь не отвращение. Он почувствовал нечто совсем другое: возбуждение, жар во всем теле. Ему захотелось сжать ее в объятиях, почувствовать полноту ее груди, округлость бедер. Но сила такой реакции на нее его испугала, и он довольно грубо оттолкнул ее.

Но как бы Артура ни раздражало желание, он был способен с ним совладать. Это было ничто в сравнении с опасностью, которую представлял ее интерес к нему.

Он слишком давно занимался своим делом, чтобы понять, что единственное, что он должен был принимать в расчет, чтобы выполнить свою миссию, — это то, что что-то может пойти не так. Однако отбиваться от нежелательного внимания красивой девушки ему никогда не приходилось.

Артур покачал головой. Что, черт возьми, с ним твориться? Анна Макдугалл была последней женщиной на свете, которая должна была бы занимать его мысли. Несколько кратких слов, которыми они обменялись, были ничто по равнению с тем, ради чего он здесь находился. Ее мир должен был быть разрушен.

Но едва ли это предвещали ликующие улыбки на лицах собравшихся здесь людей. Неужели им не было известно, что удача переменчива, что в ней бывают приливы и отливы? Что самые могущественные союзники, Комины и Англия, покинули их, а Брюс начнет наступление, как только истечет срок перемирия?

Черт возьми! Даже брат вел себя так, словно у него не было никаких забот на свете: и он сам, и его люди смеялись и шутили также громко, как и остальные гости. Возможно, они были даже громогласнее.

— Вам не нравится эль, сэр Артур?

Он обернулся и увидел на скамье рядом с собой оруженосца Дугалда.

— Вполне сносный, — ответил Артур, скорчив недовольную гримасу. — В отличие от моего братца.

Юноша ответил улыбкой. Он подался ближе к Артуру и понизил голос:

—Я не мог не заметить леди, сэр.

Артуру не требовалось оборачиваться, чтобы понять, о ком речь.

— Она все время смотрит на вас. Не пригласите ли ее танцевать?

К несчастью, он не слишком понизил голос или брат Артура был не настолько пьян, как он полагал. Дугалд перебил оруженосца:

— Не теряй времени, Нед. Мой братец скорее станет танцевать с мечом, чем с молодой, незамужней леди.

Воины, сидевшие по соседству, рассмеялись его грубой солдатской шутке.

Дугалд оглядел зал. Артур догадался, кого брат ищет взглядом. Его внимание приковала к себе леди Мэри Макдугалл. Как и он сам, Дугалд заинтересовался дочерью врага.

— Черт возьми, до чего обидно, — проворчал он.

Артур кивнул:

— Да, братец, верно.

Дочери Джона Лорна были не для них.

Глава 4

В Анне было гораздо больше недостатков, чем она полагала. После сегодняшнего дня она могла бы добавить к своим грехам высокомерие и тщеславие, а список ее несовершенств уже включал хорошо известное упорство (ведь именно она грозила, хоть и делала это самым нежным образом, привязать отца к кровати, если он попытается встать), а также излишнюю прямоту и откровенность (предполагалось, что женщины не должны иметь собственного мнения, тем более выражать его вслух), но в этом случае вину нельзя было целиком и полностью приписывать ей. Именно отец грешил тем, что ободрял ее и потворствовал ей в этом отношении. К тому же ей была свойственна весьма неженственная склонность повторять любимые ругательства отца и братьев, что она вовсе не считала грехом.

Теперь же оказалась, что ей еще свойственно противоестественное желание нравиться.

Конечно, было верхом высокомерия считать, что ее должны любить все. Но ведь обычно так и бывало. Ее не должно было беспокоить, что молодой рыцарь ни разу не взглянул на нее. Ни разу. За весь вечер. И все же ей это было не безразлично. Особенно когда до нее дошло, что она-то не сводит с него глаз.

Что бы она ни делала: смеялась до колик, танцевала до упаду, ела и пила, — оказывалось, что взгляд ее блуждает по залу с притворным безразличием, высматривая красивого темноволосого рыцаря, который не мог бы яснее показать, чем делал это, что она его не интересует.

Анна помрачнела. Почему она ему не нравится?

Она вела себя дружески, улыбалась и пыталась завязать беседу. На ее лице не было бородавок, зубы, были белые и здоровые. На самом деле ей много раз говорили прежде, и не только мужчины, принадлежавшие к ее семье, что хотя она и не была так красива, как Мэри (а кто был так красив?), на нее было приятно смотреть.

Значит, она так низко пала, что ее поразило тщеславие? Возможно, виной тому была застарелая вражда между Кемпбеллами и Макдугаллами? В то время, когда она началась, Анна была ребенком и очень мало знала об этом. Однако она всегда могла спросить у отца. Хотя чего ради было приходить в такой раж и так отчаянно пытаться выяснить, почему этот рыцарь ею не интересуется?

Анна оперлась о каменный подоконник и вдохнула свежий воздух. Взгляд ее все еще блуждал по залу. В нем было невыносимо душно не от торфа, горящего в камине, а от живой энергии танцующих гостей. Насколько можно было судить по их улыбкам и смеху, праздник удался на славу.

Но ее улыбка увяла. Из-за этого человека.

«Не смотри на него…»

Однако она все равно продолжала смотреть.

В отличие от других мужчин сэр Артур не отдавал должного еде и питью Макдугалла. Он очень редко прикасался к стоявшей перед ним бутыли с вином.

Сидя спиной к стене и с ничего не выражающим лицом, Артур предоставлял возможность смотреть на себя всем присутствующим в зале. Анна гадала, сознает ли он это и не намеренно ли выбрал такое место. Хотя казалось, он чувствует себя совершенно свободно, время от времени улыбаясь собеседникам. И все же Анна ощущала в нем какую-то настороженность. Будто он постоянно оценивал присутствующих и был начеку.

Но эта его настороженность была настолько малозаметной, что сначала и она ее не почувствовала. И все же это чувствовалось в напряженности его взгляда и неподвижности позы.

Хотя он сидел с группой воинов, в том числе рядом с двумя своими братьями, с которыми был в этом зале в первый день, казалось, он больше наблюдает и слушает, чем принимает активное участие в разговоре. Он казался отрешенным, отдаленным от всех. Будто был сам по себе. И Анну что-то беспокоило в этой его отрешенности.

Она не любила, когда кто-то оставался без внимания. Может быть, ей следовало бы…

Но прежде чем она успела додумать эту мысль до конца, к ней приблизились сзади, заставили встать с места, подняли на руки и закружили.

— Ни с кем не танцуешь, постреленок? — поддразнивал Анну ее брат Алан. — Не приказать ли мне одному из моих людей, чтобы он пригласил тебя?

Анна рассмеялась.

— Не смей этого делать, Алан! Я сама выбираю партнеров. — Она попыталась оттолкнуть его мощную руку, попыталась вырваться из медвежьих объятий. — Пусти меня, ты, увалень!

Брат поставил ее на пол и повернул лицом к себе.

— Я увалень? Когда ты научишься проявлять уважение к старшим, малышка?

— Разве я сказала «увалень»? — Анна с невинным видом захлопала глазами, — Я хотела сказать «сэр увалень».

Алан хмыкнул, и в уголках его глаз, таких же синих, как у нее, образовались морщинки.

Сердце Анны переполнила радость при виде его улыбки. Впервые она увидела брата таким счастливым после того, как год назад умерла родами его жена, дав жизнь их третьему ребенку.

Хотя Алан был всего на десять лет старше ее, последние месяцы его состарили. И все же он еще оставался красивым мужчиной. Особенно когда улыбался, что нечасто случалось с наследником Лорна и Аргайлла.

— Почему ты сидишь одна? Где все твои поклонники?

— Они бросились врассыпную, как только увидели тебя, — пошутила Анна.

Алан посмотрел на сестру с укоризной и сказал:

— Если они такие трусы, то недостойны тебя. Тебе нужен мужчина, способный сражаться ради тебя с драконами и готовый ради тебя пробиться сквозь адский огонь.

Анна сжала брата в объятиях.

— А я думала, что для этого у меня есть ты, отец, Аластэр и Юэн.

Алан ответил объятием на объятие.

— Да, Анни, любовь моя, это так. — Он отстранил ее, чтобы лучше видеть. — А есть кто-нибудь, кроме Томаса Макнаба, кто тебя интересует?

Не задумываясь, Анна обежала взглядом весь зал и задержала его на сэре Артуре Кемпбелле. Она смотрела на него довольно долго, и наблюдательный Алан заметил это.

— На кого ты смотришь?

— Ни на кого, — поспешила она ответить.

Слишком поспешила. Брат подозрительно прищурился и проследил за взглядом сестры.

— На Кемпбелла?

Анна почувствовала, как румянец заливает ее щеки.

Брат казался удивленным.

— На сэра Дугалда? Он прекрасный воин. — И тотчас же помрачнел. — Хотя имеет слишком большой успех у девушек.

Анна не рискнула исправлять его ошибку. Это не имело значения. Ее слегка, только слегка, привлекал сэр Артур Кемпбелл. Вот и все. Его безразличие к ней только слегка задело ее, ущемило женское тщеславие.

— Будь осторожней, любовь моя. Если он попытается…

Анна отмахнулась от него:

— Я прекрасно знаю, кого звать на помощь. А теперь почему бы тебе не покинуть меня и не пригласить танцевать Мораг? Она весь вечер не сводит с тебя глаз.

Анна ожидала немедленного отказа и была удивлена, заметив задумчивый блеск в глазах брата.

— Неужели?

Его взор обратился к молодой хорошенькой вдовушке. Больше Алан не произнес ни слова, но проблеск интереса к Мораг подал Анне надежду на то, что брат снова начнет жить полной жизнью. Он долго и горячо оплакивал свою жену. Но хотя его печаль по ней была вроде проверки его любви к ней, сам он все же не умер вместе с Бет.

Анна попыталась отыскать в толпе Томаса Макнаба и продержалась по крайней мере тридцать секунд, не бросив ни одного взгляда на заветный угол, в котором сидел Артур Кемпбелл, и вдруг заметила трех хорошеньких девушек своего клана, привлекательных и веселых и самых кокетливых в замке, чья склонность к флирту стала притчей во языцех, как раз когда они приблизились к столу Кемпбеллов.

Пальцы Анны сжали мягкий бархат платья. Она ощутила слабый укол ревности и очень сильного раздражения. То, что она сознавала его бессмысленность и неуместность, ничуть не помогло. Конечно, молодые люди заинтересовали девушек. А почему бы и нет? Ведь эти незнакомцы, впервые здесь появившиеся, были рыцарями. Они были красивыми и, насколько известно Анне, не были женаты. И для любой юной девушки такое сочетание было неотразимым.

Она не была удивлена, когда рыцари приветствовали девушек и пригласили присоединиться к ним. Но когда одна из них, по имени Кристиан, красивая молодая особа с черными, как вороново крыло, волосами и синими глазами, дочь оруженосца и доверенного лица ее отца, села рядом с сэром Артуром, Анна почувствовала, как ее спина напряглась. Ей показалось, что в комнате стало еще жарче. Жаркая кровь бросилась ей в лицо, а сердце ее внезапно сделало скачок. Анна пыталась сказать себе, что это не ее дело, но так и не могла отвести от Кристиан глаз.

Ей не стоило беспокоиться. Несколько кокетливых слов и ужимок Кристиан не имели успеха: ни ее кокетливые улыбки, ни то, что она подалась вперед, чтобы дать сэру Артуру возможность созерцать ее пышную грудь. Поняв, что проиграла, Кристиан переключила внимание на одного из его приятелей.

Хотя Анна испытала большее облегчение, чем была способна признать, что-то в этой сцене ей не понравилось, и она помрачнела. Может быть, ее заключение было ошибочным? Может, сэр Артур вовсе не хотел быть грубым, а был просто воинственным и резким, как ее отец? Или был робок с женщинами, как ее брат Юэн?

Но как бы она ни убеждала себя в том, что это именно так, она не могла забыть о нем, не могла — и все тут. Прежде он не казался застенчивым. Скорее раздраженным. Возможно, даже сердитым. Будто она ему досаждала. Как летняя мошкара или непокорный и упрямый щенок, вертящийся под ногами.

Конечно, она налетела на него, но ведь это было ненамеренно. И уж, разумеется, он выглядел достаточно крепким, чтобы выдержать столкновение с женщиной. О Господи! Он выглядел таким сильным, что и удар кувалдой ему бы не нанес ущерба!

Сначала она не заметила его роста, зато разглядела его сейчас. Несмотря на его свободную шерстяную тунику и расслабленную позу, ясно было, что этот человек крепок, как скала. Он весь состоял из твердых стальных мускулов. Ведь он даже не пошатнулся, когда она изо всей силы налетела на него.

А когда он держал ее в объятиях, Анна почувствовала полную безопасность и защищенность, будто ничто больше не могло нанести ей ущерба, пока этот большой и сильный человек держал ее в объятиях.

До того момента, пока он не оттолкнул ее.

Артур Кемпбелл встал из-за стола и что-то сказал своему брату сэру Дугалду.

Сердце Анны снова сделало скачок. Сэр Артур направился к двери, он собирался уйти. Уйти! Но ведь еще даже не стемнело. Их пир должен был продлиться до самого утра. Он не мог уйти. Он ведь даже еще не потанцевал.

Анна бросила взгляд налево, заметила Томаса Макнаба, продирающегося к ней сквозь толпу, и снова посмотрела на Артура Кемпбелла.

И прежде чем осознала, что делает, решительно направилась к двери. Не побежала, нет, просто решительно пошла.

Артур уже был всего в нескольких футах от двери, когда Анна оказалась перед ним и преградила ему путь. При виде ее он, судя по всему, не испытал радости.

Суровое выражение его лица на мгновение смутило ее, но отступать было поздно. Она всегда предпочитала действовать прямо, хотя вынуждена была признать с запоздалым румянцем смущения, что обычно это не было связано с погоней за незнакомыми мужчинами.

Нет, она… не собиралась за ним гоняться. В ее обязанности входило позаботиться о том, чтобы все гости веселились. Разве нет? Более того, Анна не могла избавиться от мысли о том, что она могла неправильно его понять.

Не обращая внимания на его мрачное лицо, Анна улыбнулась:

— Надеюсь, не я виной тому, что вы покидаете пир так рано?

Если то, что он поднял брови, было каким-то знаком, она по крайней мере сумела его удивить.

Она лукаво улыбнулась и пояснила:

— Я опасалась, что у вас остались синяки от нашего столкновения, вызванного моей неуклюжестью.

В углах его рта на мгновение появилось подобие улыбки.

— Я надеюсь поправиться, — ответил он сухо.

Боже! Улыбка сделала его просто красивым, черт бы его побрал!.. Она ощутила уже знакомый трепет в животе, и пульс ее ускорился, но стоять рядом с ним было еще хуже. Она всю свою жизнь была окружена высокими мускулистыми мужчинами, но никогда еще не ощущала так остро мужскую силу.

Он беспокоил ее. Действовал ей на нервы. Вызывал головокружение. Источал импульсы, которых она не понимала. Ей хотелось приблизиться к нему. Положить руку на грудь, почувствовать упругие мускулы. Хотелось смотреть, не отводя глаза, ему в лицо и запоминать каждую линию, каждый шрам. И это было просто нелепо.

Случалось, что и прежде ее привлекали красивые мужчины, но это ничуть не походило на то, что она чувствовала теперь. Это не походило на привязанность, которую она испытывала к Роджеру, ее бывшему жениху. Это было глубже. Острее. Она ощущала это всем нутром, и эта сила влекла ее к нему и повелевала быть ближе.

Артур ждал, пока Анна что-нибудь скажет. И ясно было, что он не собирался облегчить ее задачу.

— В таком случае я надеюсь, что дело не в угощении и не в развлечениях?

Он покачал головой:

— Прекрасный праздник, миледи.

Его взгляд снова метнулся к двери.

Анна шагнула и оказалась рядом с Артуром, имея твердое намерение не дать ему уйти.

— Вы не любите танцевать?

Когда его брови снова изумленно взметнулись, Анна покраснела, понимая, как неуместно прозвучал ее вопрос. Он прозвучал так, будто она хотела, чтобы он пригласил ее на танец. Разумеется, так и было, но совсем не в духе леди было выражать свое желание так бесстыдно.

Но возможно, именно это и требовалось. Ей ненавистно было думать, что кому-то скучно на их празднике.

— Иногда.

Он колебался, и на мгновение Анна подумала, что он ее пригласит. Но тут его взгляд переместился куда-то за ее спину, и все его тело напряглось. Если бы она не всматривалась в него так внимательно, не заметила бы холодного стального блеска в его взгляде.

Он снова повернулся к ней, позволив себе оглядеть всю ее фигуру.

Она судорожно вздохнула. Никогда никто не смотрел на нее так дерзко. Возможно, это было бы волнующе, если бы взгляд его не был таким бесстрастным, будто он разглядывал лошадь на рынке. И не слишком высоко оценил ее.

— Но не сегодня.

Рыцарь не мог бы выразиться яснее. Он не хотел с ней танцевать. Анна оценила его поведение правильно, ошибки быть не могло.

Глаза Анны расширились, и в них появились растерянность и боль, отчего Артур почувствовал себя неуклюжим болваном.

— Конечно, — сказала она тихо, и щеки ее окрасил румянец смущения. — Сожалею, что я вас побеспокоила.

Она опустила глаза и отступила на шаг.

И он снова почувствовал это… нечто странное, что уже чувствовал тогда возле церкви. Невозможность дать ей уйти.

Он провел руками по волосам, стараясь прогнать это чувство, эту настоятельную потребность, и утихомирить внезапно возникшее беспокойство. Но это не помогло.

«Ах, черт возьми!»

Он потянулся к ней.

— Постойте, — сказал он, удерживая ее за руку.

При его прикосновении Анна замерла и осталась стоять, не глядя на него, а на щеках ее все еще горел румянец.

Он отпустил ее руку.

Анна вскинула подбородок и спросила:

— Да?

Их взгляды встретились, и Артур мысленно обругал себя.

Что, будь он проклят, он собирался сказать?

«Я польщен, но ничего не выйдет. Я здесь для того, чтобы уничтожить вашего отца».

Или: «Я не могу танцевать с вами, потому что опасаюсь, что вы можете узнать во мне шпиона Брюса, спасшего вас возле церкви».

Анна смотрела на него, ожидая объяснений.

— Меня ждет неотложное дело, — пробормотал он, понимая, что ведет себя как идиот.

Ему не следовало болтать. И с какой стати он должен ей что-то объяснять?

Он чувствовал на себе ее испытующий взгляд, чувствовал, как ее взгляд проникает в него, и у него появилось неприятное ощущение, будто она видит больше, чем он хотел ей показать.

— И ничего больше? — сказала она, заполняя паузу.

Он пожал плечами:

— Ни на что другое у меня не остается времени.

На губах ее появилась недоверчивая улыбка:

— Разве рыцари не имеют право хоть один день отдохнуть и повеселиться?

Ее ответ прозвучал непринужденно. Его же был тяжеловесным:

— Нет, не все. По крайней мере не я. Тем более когда впереди маячит война.

Он почти сожалел о своей честности, когда заметил тревогу в ее полных ожидания больших синих глазах. Было ясно, что ей не хотелось думать о тяжелой ситуации, в которой оказался отец. Неужели она могла быть такой наивной или, возможно, жила в каком-то фантастическом мире? В мире пиров и праздников, счастливо покоящаяся в лоне своей семьи, пока война заворотами ее дома правила бал и творила хаос.

Его слова произвели на нее именно такое впечатление, на которое он рассчитывал с самого начала. Когда она снова посмотрела на него, он не заметил в ее взгляде и намека на особый женский интерес. Она теперь смотрела на него, как на любого другого воина, явившегося служить отцу. Он только сейчас увидел разницу между прежним и теперешним ее взглядами.

— Ваша приверженность долгу достойна похвалы. Я не сомневаюсь в том, что отцу повезло, что у него на службе оказался такой рыцарь, как вы.

Артур испытал желание рассмеяться. Если бы она только знала! Едва ли его присутствие в доме Джона Лорна можно было счесть везением. Он не был рыцарем на службе у ее отца. Он только играл эту роль. Он был горцем, хайлендером. И единственным кодексом, которым руководствовался, было стремление победить. Убить или быть убитым.

Внезапно возле его собеседницы оказалась другая ипостась леди Мэри, только старше и полнее.

— Вот ты где, дорогая. А я везде ищу тебя.

— В чем дело, матушка?

Нотка беспокойства в голосе Анны взволновала его. Ее не следовало огорчать.

— Мужчины снова толкуют об этом ужасном Роберте Брюсе. А твой отец гневается. — В голосе матери звучал страх. — Ты должна что-то сделать.

— Не волнуйся, — сказала Анна, похлопав мать по руке. — Я обо всем позабочусь.

Артур заподозрил, что Анна слишком многое брала на себя.

Леди Мэри оглядела его и, по-видимому, поняла, что прервала их беседу. Она одарила его смущенной и извиняющейся улыбкой.

— Прошу прощения, сэр. Вам придется дождаться следующего танца.

— Речь не идет о танце, — сказала Анна твердо. — Сэр Артур уходит.

Хотя ее тон не был невежливым, Артур понял, что она сбросила его со счетов.

Не удостоив его прощального взгляда, Анна последовала за матерью и исчезла в толпе гостей.

Несколькими часами позже Анна постучала в дверь солара своего отца.

Он пригласил ее войти и отпустил свою охрану.

Анна дождалась, пока члены клана покинут комнату, и приблизилась к отцу.

— Ты хотел меня видеть, отец?

Джон Макдугалл, лорд Лорн, сделал дочери знак занять место напротив себя. После утомительного праздника она чувствовала себя измученной и охотно села. Была уже почти полночь.

Личный слуга отца нашел ее до того, как она удалилась на покой. Хотя ей с трудом удавалось держать глаза открытыми и каждая косточка в теле болела, Анна и не подумала отказаться. Вызовом отца невозможно было пренебречь.

Лорн окинул дочь долгим взглядом.

— Мне надо, чтобы ты кое-что сделала для меня.

— Конечно, — сказала Анна не колеблясь. — Ты хочешь, чтобы я снова навестила твоего кузена, епископа Аргайлла?

Он покачал головой, и рот его искривился в смущенной улыбке:

— Не в этот раз.

Лорн помолчал и бросил на Анну понимающий взгляд.

— Я заметил, что ты разговаривала вечером с одним рыцарем.

В нерешительности она прикусила губу.

— Я говорила со многими. Я сделала что-нибудь не так? Я думала, ты хотел, чтобы я помогла новоприбывшим почувствовать себя желанными гостями.

Он жестом отмел ее оправдания.

— Ты не сделала ничего дурного. Во всяком случае, до того, как твоя мать направила тебя ко мне отвлечь меня от мрачных мыслей своими глупыми вопросами…

Лорн окинул Анну суровым взглядом, а она в ответ только улыбнулась, не потрудившись отрицать очевидное. Вопросы, конечно, были глупыми, но она не могла придумать ничего другого и спрашивала только о еде, потому что в тот момент лишь это и пришло ей в голову.

— Я заметил, что ты говорила с одним из Кемпбеллов.

Улыбка Анны увяла.

— С сэром Артуром, — сказала она, стараясь говорить ровным тоном.

Но она почувствовала неловкость, заподозрив то, чего хотел от нее отец.

— Какого ты мнения о нем?

Вопрос отца не удивил ее. Он часто спрашивал ее мнение о гостях или вновь поступивших солдатах. Большинство вождей не снисходили до того, чтобы поинтересоваться мнением женщины, но отец не принадлежал к большинству. Он считал, что не стоит пренебрегать любым оружием, которым располагал. Он считал, что женщины восприимчивее мужчин, и готов был воспользоваться этим качеством.

Анна слегка пожала плечами:

— Я очень недолго говорила с ним. Он показался… — «Грубым. Замкнутым. Холодным». — Он показался мне очень преданным своему делу.

Отец кивнул, будто соглашаясь с ней:

— Да, он хороший рыцарь. Не такой прославленный, как его братья, но настоящий воин. И больше ничего ты не заметила?

Анна чувствовала на себе пристальный взгляд отца и изо всех сил старалась не покраснеть. Она заметила, что этот рыцарь красив и силен и крепок, как скала, но об этом решила не упоминать. И потому мысленно вернулась к празднику.

— Похоже, что он предпочитает держаться особняком.

В глазах отца вспыхнула искра интереса, будто Анна сказала что-то особенное.

— Что ты имеешь в виду?

— Я заметила на празднике, что он не слишком много разговаривал даже со своими братьями. Мне показалось, что у него нет оруженосца. Он почти не пил, не флиртовал и не танцевал ни с одной девушкой и ушел с пира очень рано.

Рот Лорна исказила гримаса.

— Похоже, ты многое заметила.

На этот раз она не смогла воспрепятствовать тому, чтобы румянец залил ее щеки.

— Возможно, — ответила Анна. — Но это не имеет значения.

— Почему же?

— Не думаю, что я ему понравилась.

Отец не мог скрыть, что его позабавили ее слова, и в настоящих обстоятельствах она сочла это неуместным.

— Именно поэтому я и позвал тебя сюда.

— Потому что я ему не понравилась?

— Нет, потому что я как раз противоположного мнения и не могу понять, зачем ему понадобилось притворяться, да еще ценой таких усилий.

Анна сочла, что отец неправильно истолковал ситуацию, но не стала спорить.

Как и большинство отцов, он считал невозможным, чтобы какой-нибудь мужчина посмел отвергнуть одну из его дочерей.

— Возможно, дело в застарелой вражде, — высказала она предположение. — Ведь его отец, кажется, пал в битве с нашим кланом. Разве я ошибаюсь?

На лице отца появилось странное выражение, прежде чем он отрицательно покачал головой, выражая несогласие:

— О, это было много лет назад. Возможно, что-то в этом есть, но не думаю, что этим все объясняется. Что-то в этом малом меня беспокоит, хотя я не мог бы с точностью сказать, что именно, Я хочу, чтобы ты присмотрела за ним. Хотя бы недолго. Возможно, за этим ничего не кроется, но, принимая во внимание то, что срок перемирия подходит к концу, я не хочу рисковать. И в то же время не хочу никого обижать. Кемпбеллы — замечательные воины, а мне нужны все люди, способные воевать.

В животе у Анны что-то оборвалось. Именно этого она и опасалась. После их более раннего разговора последнее, чего бы она хотела, — это присматривать за сэром Артуром Кемпбеллом.

— Отец, он ясно дал понять, что…

— Он ничего не дал понять ясно! — резко оборвал ее отец. — И ты ошиблась насчет того, что Кемпбелл тобой не заинтересовался. — Потом добавил более мягко: — Я же не прошу тебя соблазнять его, а только понаблюдать за ним. — Его взгляд обрел жесткость. — Не понимаю твоего нежелания. Я думал, ты готова мне помогать. Думал, что могу на тебя рассчитывать.

Смущенная и пристыженная, Анна поспешила успокоить отца:

— Конечно, можешь.

Его глаза подозрительно прищурились.

— Случилось что-то, о чем ты не хочешь мне сказать? Он дотронулся до тебя неподобающим образом?

— Нет! — решительно возразила она. — Я все тебе рассказала. Конечно, я сделаю все, что ты просишь. Просто я хотела дать тебе понять, что это, возможно, будет непросто.

Какую бы растерянность она ни испытывала, это меркло по сравнению с концом войны и победой Макдугаллов, Даже если бы это означало преследование человека, не желавшего, чтобы его преследовали. Даже если это могло нанести сокрушительный урон ее гордости.

Отец улыбнулся:

— Полагаю, это будет значительно легче, чем ты думаешь.

Анна надеялась, что он прав, но подозревала, что в сэре Артуре Кемпбелле нет ничего простого и что с ним будет непросто.

Глава 5

Артур почти сделал это. Ворота находились не более чем в пятидесяти футах от него. Еще минута, и он будет на пути к тому, чтобы собрать больше сведений для Брюса.

— Сэр Артур!

Нежный и сладостный женский голос заставил его замереть на месте, и каждый мускул его тела напрягся. Нет, только чтобы это не повторилось. Он измерил взглядом расстояние до ворот и подумал, успеет ли достигнуть их.

Артур уже мог слышать, как вокруг него посмеиваются мужчины, и ощутил болезненное напряжение, настолько болезненное, что даже зубы заломило, когда рядом с ним появилось знакомое женское лицо.

Анна улыбалась. Она всегда улыбалась.

Какого черта она так много и часто улыбается? И почему эта улыбка преображает и освещает все ее лицо — от нежного изгиба розовых губ до ярко сияющих темно-синих глаз? Если бы он был бардом, он сравнил бы ее глаза с темными сапфирами. Но у него было чертовски много более важных дел. Потому он счел ее глаза просто темно-синими.

Сапфиры…

Артур стремительно отвел от нее взгляд.

Если бы она принадлежала ему, он бы запер ее на неделю в комнате за то, что она прилюдно носит такое платье, а потом сорвал бы его с нее и сжег.

Он не мог припомнить, когда женщина в последний раз вызывала в нем такое… смятение.

Не подозревая о терзавших его бурных чувствах, Анна смотрела на него с волнением.

— Как хорошо, что я поймала вас, — сказала она.

Должно быть, она бежала от башни бегом, когда увидела, что он выезжает верхом из конюшен.

Он поступил неправильно, когда был резок с ней в ночь пира. Чертовски глупо. Потому что с тех пор, как бы то ни было, она удвоила свои усилия привлечь его внимание.

Всю неделю Артур жил в напряжении, не зная, когда появится Анна. Получалось: куда бы он ни пошел, она оказывалась у него на пути. Его братья и другие мужчины находили это забавным. Он же ничуть не разделял их мнения.

Он вовсе не был нечувствителен к ее вниманию, как ему бы хотелось.

Трудно было не поддаться очарованию этой девочки. Она была такой… свежей. Как весенний первоцвет.

Он чертыхнулся про себя. Что, черт возьми, с ним происходит?

—Если у вас найдется свободная минутка, я была бы рада кое о чем поговорить с вами, — добавила Анна.

Артур попытался улыбнуться:

— Я уезжаю на целый день. Придется с этим повременить.

Улыбка Анны увяла. Он вел себя как болван. Точно так же, как и всю неделю, и каким чувствовал себя. Похоже, если наступать на пушистый хвостик котенка, это не приносит облегчения.

— Конечно, я сожалею.

Она с таким невинным видом смотрела на него и хлопала ресницами, что он почувствовал, как эти кошачьи коготки вонзаются в его грудь.

— Я не хочу вас отвлекать, но дело в том, что это важно.

— Давай, Артур, — подзадорил его брат, не в силах скрыть ухмылки. — Леди же говорит, что это важно. Ты можешь с нами поехать в другой раз.

Артур готов был убить брата. Дугалд сделал это намеренно, загнал его в угол и лишил возможности отказаться, просто чтобы посмотреть, как он страдает.

За неделю, истекшую с праздника, отношение Дугалда к дочерям Лорна смягчилось. Но Артур знал, что Дугалд, этот чертов мерзавец, получал удовольствие, когда видел его смущение.

Эта неделя определенно показалась Артуру самой длинной в его жизни. Он предпочел бы две недели тренировок в воинских искусствах под началом Маклауда и даже нешуточные муки ада еще одному дню в обществе этой девушки.

Глаза Анны засияли, и на губах ее снова расцвела улыбка.

— Вы уверены, что все в порядке? — спросила она, не дожидаясь отрицательного ответа Артура. — Это будет чудесно. Куда мы пойдем?

— Не имеет значения, — солгал Артур, призывая на помощь свой гнев.

У него появилась первая возможность осмотреть территорию к северу от озера Лох-Этайв. А теперь ему надо было придумать какую-нибудь отговорку. За последнюю неделю эта девушка уже не в первый раз вставала между ним и его миссией.

Он уже успел последовать за несколькими священниками и бегло осмотреть часовню замка и расположенный поблизости приорат, но большей частью ему приходилось прибегать к уловкам, чтобы избежать встречи с Анной. Пора было положить этому конец.

— Развлекись, братец, — напутствовал его Дугалд, не позаботившись даже скрыть веселую насмешку. — Увидимся, когда вернемся.

Артур смотрел вслед отъезжающим. Обычно он не прибегал к мелочной мести своим родным братьям, но сейчас решил пересмотреть свои взгляды.

Он спрыгнул с коня и повел его обратно в конюшню.

Анна резво и радостно шла рядом. Он старался сохранять между ними порядочное расстояние и смотрел прямо перед собой, чтобы не замечать, ка к солнце высвечивает золотистые пряди ее длинных шелковистых волос, как восхитительно она пахнет. Должно быть, девчонка принимает ванну с розовыми лепестками.

Проклятие! Он не должен был думать о том, как она принимает ванну, потому что это неизбежно вызывало у него мысли о том, как она выглядит обнаженной.

Его взгляд переместился на ее грудь, на которую он заглядывался всю прошлую неделю. На эту нежную кремовую плоть, на эти холмы, выглядывающие из выреза корсажа.

Артур не мог не думать о том, каково было бы накрыть их ладонями, приподнять и прижаться к ним губами.

«Ах, черт возьми!»

Он поспешил отвести глаза, ощутив в паху жаркую волну возбуждения.

— Надеюсь, вас не очень огорчило то, что вы пропустили верховую прогулку? — заметила Анна как бы между прочим.

Он пожал плечами и пробормотал что-то невнятное.

Но похоже было, что она не заметила в нем отсутствия энтузиазма. И он не мог бы сказать, намеренно ли она не обращает внимания на очевидное отсутствие его интереса или просто настолько жизнерадостна, что не чувствует этого.

Он передал лошадь одному из мальчиков, прислуживавших при конюшне, и повернулся лицом к Анне:

— О чем вы хотели поговорить со мной?

Она немного нахмурилась:

— Не войти ли нам внутрь? Я могу приказать кому-нибудь из слуг подать нам прохладительные напитки.

— И здесь хорошо, — ответил Артур резко.

«Оборонительные военные действия», — напомнил он себе.

В это время дня в зале тихо и пусто, а двор полон людей и потому здесь намного безопаснее.

Какое счастье, что Магрегор и Максорли не могут этого видеть и слышать. Иначе он не вынес бы их насмешек.

Должно быть, в нем есть частица трусости. Надо рассказать об этом брату Нилу, когда они встретятся в следующий раз.

Анна сжала губы, стараясь выказать неодобрение. Но это не возымело желанного действия. А то, как она сморщила носик, выглядело очаровательно, черт бы ее побрал.

— Очень хорошо.

Но голос ее звучал не особенно радостно.

— Ваш брат упомянул, что вы отлично владеете копьем.

Дугалд не знал и половины того, чем он умел владеть на самом деле. Артур намеренно скрывал многое из того, в чем был искусен, опасаясь применить свои воинские искусства против друзей.

— Какое значение имеет то, как я владею копьем? — спросил он голосом, полным нетерпения.

— Я подумала, что вы могли бы организовать состязания в искусстве обращения с копьем на завтрашних играх.

Артур нахмурился:

— На каких играх?

— Так как в этом году мы не смогли провести горские игры, я решила, что будет славно разработать ряд соревнований для наших мужчин. Они могут состязаться друг с другом, а не с враждебными кланами. Отец счел это замечательной идеей.

Артур недоверчиво уставился на нее:

— И это так важно?

Поэтому она заставила его пропустить выезд верхом?

Он старался овладеть собой и не выдать гнева, но почувствовал, что он рассеивается сам собой. Девчонка жила в мире фантазий и понятия не имела о том, насколько шатко положение ее отца.

— Вы знаете, из-за чего в этом году отменили игры?

Ее глаза теперь сузились, но она не утратила своего покровительственного тона:

— Конечно, знаю. Из-за войны.

— И все же придумали какие-то игры, когда наши люди тренируются перед битвами?

Он заметил, как засверкали ее глаза. Хорошо. Он надеялся, что она разгневалась.

Возможно, ей не хотелось думать о войне, но не могла же она не знать об этом. Может быть, сейчас она поймет, насколько нелепо это ее предложение.

Как нелепо было и с его стороны замечать, насколько длинны и пушисты ее ресницы или то, как изящно очерчены брови.

— Но это и есть подготовка. Игры всего лишь способ придать этим тренировкам живость. Соревнования окажут на воинов благотворное действие. К тому же это будет весело.

— В войне и военных действиях нет ничего забавного и веселого! — возразил Артур запальчиво.

— Может быть, и нет, — ответила Анна тихо. — Но иногда война не означает только военные действия. Как насчет того, чтобы воодушевить людей? Разве это не важно?

Артур ничего не ответил. Он не вполне с ней согласился, но и не был полностью с ней не согласен.

Он чувствовал, как ее глаза впились в его лицо.

— Если вы не желаете мне помочь, я могу найти кого-нибудь другого.

Он стиснул зубы, понимая, что должен отказать ей. Пусть подвергает пыткам какого-нибудь другого несчастного болвана. Но эта мысль показалась ему еще более неприемлемой. Вместо того чтобы отказаться, он спросил:

— Что вы хотите, чтобы я сделал?

Анна просияла, и эта улыбка подействовала на него, как удар в грудь. Он с трудом удержался на ногах.

Слушая ее взволнованный голое и объяснения, касавшиеся его обязанностей, Артур понимал, что ему следует бежать, как только это окажется возможным.

Утро дня, на который были назначены игры, было ярким и солнечным. И это казалось хорошим предзнаменованием.

Анна была довольна собой и считала, что игры станут отличным стимулом для воинов.

Утром зрители собрались возле лодочного сарая, где отец держал свои суда, чтобы посмотреть на гонки в заливе позади замка. Позже они направились к barmkin[2], чтобы наблюдать за соревнованием на мечах и в стрельбе из луков, состязание, которое должно было состояться до обильной полуденной трапезы, и теперь они уселись группами на кочках, поросших травой, и на каменистом холме за воротами замка, ожидая последнего соревнования в метании копий.

— Вон твой рыцарь, — поддразнила Анну Мэри, указывая на Артура в числе воинов, выстроившихся внизу.

Анна вздрогнула. Если это заметила Мэри, то, должно быть, заметили все.

— Он не мой рыцарь, — ответила Анна.

Должно быть, это заявление прозвучало слишком резко, и Джулиана, другая сестра Анны, только покачала головой:

— А выглядит так, будто ты хочешь, чтобы он им стал. Выслушай мой совет.

Анне показалось, что Джулиана с трудом сдерживает смех.

— Тебе следует быть немного хитрее.

Анна вскинула подбородок, притворяясь, что не понимает, о чем толкует сестра.

— Я всего лишь хочу быть любезной и дружелюбной хозяйкой.

Ее слова вызвали у сестер взрыв хохота.

— Боже, надеюсь, ты не со всеми рыцарями так дружелюбна? — спросила Джулиана. — А только с Артуром Кемпбеллом? — Она подавила новый приступ смеха. — Хотя он и красив, но ты обычно избегаешь мужчин такого сорта.

— Из них двоих его брат намного красивее, — вмешалась Мэри, и взгляд ее задержался на импозантной фигуре сэра Дугалда.

Анна была не согласна, но не стала возражать, чтобы не давать сестрам повода продолжать дразнить ее.

— К тому же сэр Артур не пользуется таким успехом у женщин, — заметила Джулиана, будто предупреждая Мэри.

Она говорила со знанием дела. Джулиана овдовела несколько лет назад, но ее брак не был счастливым. Ее муж сэр Годфри де Клэр, английский барон, порицал ее за неспособность родить ему наследника и, по ее словам, не пропускал ни одной юбки, с тем чтобы доказать, что не он тому виной.

Анна от всего сердца желала, чтобы следующий муж Джулианы был человеком, которого сестра могла бы любить. Хотя, как правило, любовь не имела ничего общего с браком, заключенным по договору, сестры были счастливее многих других. Три дочери лорда Лорна были сокровищем для каждого дворянина, рассчитывающего на то, чтобы обогатиться и получить новые земли и связи, но их отец не был настолько неразумным, чтобы попасться на эту удочку. Он принимал в расчет их желания при выборе мужей.

Джулиана хотела выйти за сэра Годфри, по крайней мере вначале хотела. Точно так же, как Анна хотела замуж за Роджера.

Сэр Роджер де Амфревилл был третьим сыном младшего брата старого графа Ангуса. Они встретились несколько лет назад во время поездки в замок Стерлинг, куда Анна сопровождала отца для участия в заседаниях парламента. Ее тотчас же заинтересовал спокойный молодой ученый с обаятельной улыбкой и суховатым юмором. Получившему образование в Кембридже Роджеру прочили великое будущее, как многообещающему ученому и политику. Как третьему сыну ему не грозила военная служба и участие в войне. Но когда погибли двое его старших братьев, один при Фалкирке, а второй умер от лихорадки, Роджер счел своим долгом взять в руки меч. Когда он умер в Метвене от, как казалось сначала, пустяковой раны, загноившейся позже, сердце Анны было разбито.

В отличие от сестер Мэри еще только предстояло вы; брать мужа. То, что отец не неволил ее и не торопил, Анна объясняла тем, что он, должно быть, надеялся на важный для себя союз своей прекрасной дочери предпочтительно с англичанином. Как только им удалось бы разбить Брюса, отец позаботился бы найти мужей для всех трех сестер.

Грудь Анны сдавило. Скорее бы закончилась война.

— Я думала, отец собирается устроить твой брак с сэром Томасом или с каким-нибудь другим славным английским бароном, когда удастся прогнать короля-разбойника, — сказала Джулиана.

— Право же, это не имеет никакого отношения к браку! Я едва знакома с сэром Артуром, — сказала Анна искренне.

Он привлекал ее, заинтриговывал своим равнодушием, но воин-горец был для нее неподходящей парой.

У Анны возникло желание рассказать сестрам о том, почему она проявляет такое внимания к рыцарю, о том, что отец дал ей задание понаблюдать за ним. Вероятно, мать об этом и не догадывалась. Но сочтут ли сестры ее объяснение правдоподобным?

Со вздохом Анна переключила свое внимание на поле, предназначенное для соревнований.

Один за другим мужчины пустили своих лошадей в галоп, а потом стали метать копья в соломенные чучела, прикрепленные к столбу. Если бы это были настоящие горские игры, в них были бы включены метание копья и бой копьями.

Вместе с сестрами Анна приветствовала брата, когда его копье точно угодило в центр мишени. Только Александр Макнотон, смотритель королевского замка Фрехелан на Jlox-Эйв, был не хуже Алана.

Сэр Артур пустил своего скакуна, и Анна заерзала на камнях и подалась вперед. Как и на других состязающихся, на нем был стальной шлем, он был полностью закован в латы и одет в плащ с геральдическим узором под стать щиту.

Он держал копье в левой руке, а поводья в правой и в отличие от остальных участников соревнований должен был метать копье в цель не с той руки.

Когда он поднял копье, пульс Анны участился. Она сама была искусной наездницей и тотчас же заметила, что он был непревзойденным в искусстве верховой езды. Сильный и ловкий, он двигался удивительно плавно, будто был единым целым со своим конем.

Артур приближался к цели.

У нее перехватило дух, когда он, ни мгновения не колеблясь, плавным движением метнул копье. С глухим стуком оно вонзилось всего на несколько дюймов ниже центра мишени. Анна испустила вздох облегчения и присоединила свой восторженный крик к хору остальных зрителей. Это был блестящий бросок, не такой хороший, как у ее брата или Макнотона, но ведь это был всего только первый раунд.

С каждым раундом число соревнующихся уменьшалось.

Однако к концу третьего раунда результат оказался таким же. И хотя Анна знала, что гарантировать успех невозможно, ощутила укол разочарования. Непонятно почему она ожидала, что Артур окажется победителем. Это было глупо, потому что ее ожидания основывались только на чувстве.

Он показал отличный результат, придя третьим после Макнотона и Алана. И все же это было странно. Казалось, он промахивается намеренно — каждый раз на несколько дюймов ниже того места, куда попадало копье других участников.

Мужчины сняли шлемы и препоручили своих лошадей мальчикам, служащим при конюшнях. Но вместо того, чтобы стоять и принимать поздравления зрителей, сэр Артур, похоже, собирался последовать в конюшню за своим скакуном.

Анна поднялась с места, готовая броситься и перехватить его до того, как он скроется.

Однако Мэри ее остановила:

— Куда ты так спешишь?

Щеки Анны вспыхнули:

— Хочу поздравить Алана. А ты не собираешься?

—А ты уверена, что не собираешься поздравлять молодого Кемпбелла, Анна, любовь моя? — насмешливо спросила Джулиана. — Не оглядывайся, — добавила она шепотом, хотя понижать голос в центре шумной толпы не имело смысла. — Мне показалось, что он смотрит на тебя.

Конечно же, Анна обернулась, посмотрела вниз, и у нее перехватило дыхание. Джулиана оказалась права: сэр Артур и правда смотрел на нее.

Их взгляды встретились, и, как заметила Анна, впервые он смотрел на нее не равнодушно, а с тревогой.

Неужели ей удалось пробить крохотную брешь в его стальном фасаде? Неужели отец не ошибался, когда говорил, что сэр Артур ею заинтересовался?

Глава 6

Артур вздохнул полной грудью. Свобода, даже если к ней примешивался запах коровьего навоза, все-таки пахла сладко. Пять дней вдали от замка он патрулировал восточные берега земель Лорна (а точнее сказать, тайно изучал их), а теперь по милости доброго монаха смог купить еще пару дней воли.

Иными словами, у него появилась целая неделя свободы от этой синеглазой светловолосой волшебницы, пытавшей его своим невинным кокетством.

Что за узел завязался! Сначала он ее спас, а потом выяснилось, что она, к несчастью, дочь врага, да к тому же единственный человек, который мог его разоблачить. Дальше, только Господу известно почему, он привлек ее внимание. Она буквально преследовала его, мешая шпионить за людьми Лорна.

Однако, как он и думал, горские игры не были просто расточительством времени. Анна оказалась права: эти состязания подняли боевой дух воинов. Более того, Артур многое узнал о качестве и способностях вражеских солдат и мог передать эти сведения Брюсу.

Понимая, что ему следует быть осторожным с Анной, а еще лучше — оказаться подальше от нее, он воспользовался первым же удобным случаем, чтобы покинуть замок. К тому же это давало возможность изучить земли Лорна, что тоже могло послужить на пользу Брюсу.

Ему следовало сосредоточиться на своей миссии. Он был одним из избранных, лучшим, одним из самых подготовленных воинов в стране, к тому же выполнял самое важное дело в жизни, но временами чувствовал, будто играет роль в каком-то фарсе, достойном школьников. Никогда прежде у него не возникало подобных проблем. Потому-то он предпочитал работать один.

Полоса его везения продолжилась, когда на обратном пути в замок в обществе братьев и других воинов, патрулировавших территорию, Макнабов и Макнотонов, Артур набрел возле Триндрама на фриара Джона. Добрый монах шел из Сент-Эндрюса, пересек всю Шотландию и теперь проходил через Лорн по пути на остров Листмор. Листмор, маленький узенький островок близ побережья, был традиционным местом пребывания епископа Аргайлла, который по чистой случайности приходился родичем Лорну и носил имя Макдугалла.

Давно заподозрив, что Макдугаллы передавали письма через служителей церкви, Артур вызвался проводить фриара до Обана, расположенного к югу от замка, где тот мог попасть на паром. Артур настоял на том, чтобы они избрали именно этот путь. Фриар мог ехать следом за ним. Хотя им пришлось ехать медленнее других, Артур не сетовал и не спешил вернуться в замок.

Когда монах принялся отказываться от его компании, Артур еще больше уверился, что за этим что-то кроется. Может быть, ему удалось напасть на посредника, переправлявшего письма Макдугаллов?

Он помрачнел. Единственное, что вызывало у него опасения, — это то, что в последнюю минуту Дугалд решил ехать вместе с ними. Возможно, ради того, чтобы насмерть замучить его постоянными разговорами о соревнованиях на копьях.

— Если бы ты целился чуть повыше и чуть ниже опустил запястье, как я тебе советовал, ты мог бы выиграть.

Артур заскрежетал зубами и уставился на тропу.

— Я старался изо всех сил, — солгал он, не понимая, почему попытки Дугалда усовершенствовать его искусство так его раздражают.

Он мог бы обойти любого, если бы пожелал, но победа в этом состязании была ему не так уж и важна, он предпочел бы, чтобы его не разоблачили.

— Следующая церковь на другой стороне реки, — сказал монах, к счастью, поворачивая разговор в другое русло.

Они уже миновали Бен-Круахан, самые высокие горы в Аргайлле, и теперь двигались по узкому и крутому перевалу Брандеру или Браннрейду, «месту засады». Этот перевал недаром получил такое имя, подумал Артур. Напротив них на южном берегу озера Лох-Этайв простиралась относительно плоская пустошь, поросшая травой.

— Ты имеешь в виду Киллеспикерилл? — спросил Артур.

Древняя церковь в Тейнуилте когда-то была местом обитания епископа Аргайлла.

— Ах, так ты о ней знаешь?

Артур обменялся взглядами с Дугалдом. Должно быть, славному монаху была неизвестна история взаимоотношений между Кемпбеллами и Макдугаллами.

— Немного, — ответил Артур, несколько преуменьшая свои знания.

Маленькая деревушка Тейнуилт была расположена в Ключевом пункте, в месте соединения Лох-Этайв с рекой Эйв, связывавшей, в свою очередь, это озеро тремя милями ниже по течению с Лох-Эйв. Это были земли Лорна, но они соседствовали с угодьями Кемпбеллов.

Артур стиснул зубы.

С бывшими землями Кемпбеллов.

— Если хочешь добраться до Обена к ночи, следует поторопиться. Нам предстоит еще проехать добрых двадцать миль.

А в этом месте им пришлось бы остаться на два дня. Похоже, что они побывали во всех церквах между Тиндрамом и Лох-Этайв. Но на это Артуру не приходилось жаловаться. Это давало ему хорошую возможность как следует изучить окрестности. Когда Брюс со своей армией выступит на запад к Данстаффнэйджу, чтобы встретиться с Лорном, ему придется пройти по этим же местам. Их медленное продвижение давало Артуру возможность не так скоро возвратиться в замок, и он счел это удачей.

Но встреча с монахом не приблизила его к раскрытию тайны переписки между Лорном и его сторонниками. Посредниками, должно быть, были люди церкви, но пока что едва ли можно было сказать, что этот монах был одним из них. Артур не заметил, чтобы фриар что-нибудь тайком опускал в висевшую у него на поясе кожаную сумку-спорран или вынимал что-нибудь оттуда. Не заметил он ничего подозрительного и ночью, когда монах уснул и он смог сам проверить его сумку и убедиться в этом.

— Брат Рори готовит лучшую похлебку в Северо-Шотландском нагорье, — сказал монах. — Едва ли вы захотите лишиться возможности ее отведать.

В последней церкви, которую они посетили, их угощали пирогами с мясом. И Артур подозревал, что их столь частые остановки в разных церквах скорее преследовали гастрономические цели, чем связанные с религией.

Впрочем, едва ли это можно было сказать, глядя на тонкого, как копье, церковника. В нем было гораздо больше костей, чем мяса, а веселья и жизнерадостности больше, чем смирения и сдержанности.

Они переправились по мосту через реку Зив и двинулись по берегу, срезав край по лесу, а потом повернули на юг. Равнину усеивали коттеджи из простого серого камня, и по мере приближения к деревне их становилось все больше.

Несколькими минутами позже показалась старая каменная церквушка, расположенная в центре сонной деревни. Вокруг нее толпились люди, преимущественно женщины, и до всадников доносился звонкий смех женщин и играющих детей.

Артур замер, прислушиваясь к звукам песни. Женский голос. У него возникло ощущение, будто над ухом у него гудит пчела.

— Что-то не так?

Монах, сидевший на лошади позади него, заметил его реакцию. Артур подождал. Его взгляд метался туда-сюда, но он не увидел ничего необычного и не заметил безошибочно узнаваемых признаков опасности.

Он покачал головой:

— Нет, ничего.

Они продолжили свой путь: миновали кладбище, а потом подъехали к небольшому зданию за церковью, где спал и ел священник.

Брат Джон был прав: похлебка брата Рори оказалась чуть ли не лучшей, какую Артуру удалось попробовать в жизни. После двух мисок этой похлебки он был рад посидеть на скамье, в саду священника и насладиться свежим летним днем, но им надо было двигаться дальше.

Когда Артур встал из-за стола, он снова услышал пение, этот раз громче. Сладостные музыкальные ноты отличались необычайной красотой и наполнили его чувством благоговения, какое охватывает человека при виде чудес природы.

— Кто это? — спросил Артур с почти религиозным чувством.

Брат Рори бросил на него странный взгляд, й это вывело Артура из задумчивости.

Священник прислушался.

— Ах, это леди из замка. Она гостит здесь сегодня. Должно быть, поет для Данкана.

Артур замер. Его слух больше не терзало жужжание пчел, теперь в ушах у него гудело. Этого не может быть.

Не заметив реакции Артура, брат Рори продолжил:

— Тут все с нетерпением ждут ее приезда. Она вселяет во всех радость и бодрость. Леди никогда не забывает ни нас, ни людей, что служили ее отцу.

— Что за леди? — спросил Дугалд.

— Леди Анна. Младшая дочь лорда Лорна. Она просто ангел, посланный нам с небес.

«Скорее дьявол, посланный терзать меня», — подумал Артур.

Дугалд бросил на него всего один взгляд и рассмеялся:

— Похоже, девчонка тебя выследила.

Артур не мог в это поверить. Она не могла его найти…

Или могла? Остальные их спутники должны были вчера вернуться.

Он тряхнул головой, прогоняя наваждение. Нет, это невозможно. Это совпадение. Несчастное совпадение.

Брат Рори, казалось, был смущен шуткой Дугалда.

— Леди навещает нас по пятницам раз в две недели. Она так же обязательна, как туман на горных вершинах. Вы ее знаете?

— Немного, — ответил Артур, прежде чем Дугалд успел вмешаться.

Еще больше горя нетерпением уехать, чем прежде, он вышел и поспешил к столбу в саду, где они привязали лошадей. К сожалению, леди Анна как раз выбрала этот момент, чтобы выйти из маленького коттеджа, который посещала, и теперь прощалась с хозяйкой и ее двумя маленькими детьми. Сноп солнца упал на ее волосы, и вокруг ее головы образовалось золотистое сияние. Артур почувствовал, что его сердце остановилось. Будь он проклят, если, встретив ее здесь, он не обрадовался.

Неужели он и в самом деле тосковал по ней? Нет, разумеется, нет. Он не мог по ней тосковать. Она была для него помехой. Очаровательной, прелестной помехой.

Анна посмотрела в его сторону и вздрогнула. Артур понял, что она увидела его, однако притворилась, что не видит. Отвернулась и быстро пошла по тропинке к озеру. Телохранитель преданно последовал за ней.

Артур нахмурился. Не потому, что она не обратила на него внимания. Нет. Ему не понравилось, что у неё был только один телохранитель, и, не успев подумать, он закричал:

— Леди Анна!

Не обращая внимания на своего насмешника брата, Артур снова привязал свою лошадь к столбу и пошел за Анной.

Ему показалось, что она замерла, окаменела, черт бы ее побрал! Спина ее напряглась, и она прижала корзинку к себе, будто готовилась вступить в битву.

— Сэр Артур, — сказала она этим своим нежным голоском и посмотрела через плечо на его брата. — Сэр Дугалд! Какой сюрприз!

Судя по ее голосу, сюрприз был неприятным. Что с ней такое? Неужели ее интерес к нему уже иссяк? Но ведь он этого хотел, будь он проклят!

Артур остановился, глядя ей прямо в лицо, всего в одном шаге от нее. Если бы он не знал себя так хорошо, можно было бы сказать, что он пытается ее запугать, преграждая ей путь, но он не был варваром и никогда не делал ничего подобного.

— Где ваши остальные люди? — спросил он.

Анна нахмурила брови.

— Какие люди?

Артур старался говорить убедительно и прочувствованно, но у него не получилось.

— Я вижу только одного телохранителя, — кивнул он в сторону молодого солдата.

Анна улыбнулась:

— Робби всегда меня сопровождает по пятницам. Он вырос в деревне.

Артур нахмурился. Робби, хоть он и отличался высоким ростом, было не больше восемнадцати, и он наверняка не смог бы защитить ее от опасности.

Сатана и все черти ада! Ведь идет война, будь она неладна! О чем думает этот треклятый Лорн, позволяя дочери бродить где попало?

Артур повернулся к брату:

— Я отвезу брата Джона в Обан, а ты вернешься в замок с леди Анной.

О Господи! Он увидел, как брат прищурился, и понял, что снова совершил ошибку. Анна заставила его вести себя глупо, говорить, не думая о последствиях. Он только что отдал распоряжение старшему по званию, своему начальничку. Прежде он не совершал подобных ошибок.

— Я отвезу монаха, — сказал Дугалд, и в голосе его зазвенела сталь, — а ты можешь сопровождать леди Анну.

Упомянутая леди, похоже, почувствовала натянутость, возникшую между братьями.

— Никому не надо меня провожать. У меня прекрасная защита.

Артур снова почувствовал, что его загнали в угол. Он знал своего брата: Дугалд будет стоять на своем и нипочем не отступит. Артур усомнился в его авторитете, и он не мог уступить брату. Ни за что! Если кому-то предстояло ее сопровождать, то этим кем-то должен был стать он.

Но это лишит его возможности узнать, не может ли монах быть одним из посредников Лорна. И в то же время он не мог позволить Анне уйти. Весьма вероятно, что с ней все будет в порядке. Весьма вероятно!

Дни стояли длинные. Она вернется в замок еще засветло.

Артур сжал кулаки, потому что его охватило ощущение потери, проигрыша и разочарования.

— Не сомневаюсь, что вы прекрасно защищены, — сказал он, щадя юношескую гордость ее телохранителя. — Но я сочту за честь проводить вас обратно в замок миледи.

Анна вовсе не была рада его видеть. После долгих недель, когда он ее избегал и старался покинуть при первой возможности, теперь этот своевольный человек решил стать ее надежным защитником?

Она неосознанно прижала к себе корзинку. Сэр Артур был на диво наблюдателен, и ей следовало что-нибудь придумать, чтобы отвлечь его.

— Пойдемте, если настаиваете.

Она повернулась и направилась по тропинке.

Однако Артур остановил ее, удержав за локоть. Сердце Анны на мгновение остановилось, а потом забилось с новой силой. Он не слишком крепко сжимал ее локоть, но каждый из пяти пальцев будто прожигал кожу.

Анна сказала себе, что преувеличила свой интерес к нему и реакцию на его прикосновение. Но это было не так. Почему именно он? Ее тяга к нему была необъяснима.

— Где ваша лошадь? — спросил он. — Замок в другой стороне.

— Я не собираюсь возвращаться в замок. Мне надо посетить еще кое-кого из сельчан.

— Скоро стемнеет.

Лицо его стало мрачным.

Анна осторожно высвободила локоть.

— До темноты еще по крайней мере часа четыре. Полно f времени.

И прежде чем он успел возразить, она пошла по тропинке, кратким кивком попрощавшись с братом Рори, монахом и сэром Дугалдом.

Сэр Артур последовал за ней. И всю дорогу он был мрачен и суров.

Они посетили еще три дома. В первом жил Малколм, воин, потерявший в бою правую руку.

Следующий дом принадлежал деревенской целительнице Афрейг, которой Анна привозила целебные травы, собранные ею в лесу возле замка Данстаффнэйдж.

А самый важный визит к ее недавно овдовевшей подруге Бет, которая осталась с пятью детьми, Анна оставила напоследок.

Она надеялась, что сэру Артуру наскучит ее болтовня с подругой и он найдет себе другое занятие, но похоже, его удовлетворяло то, что он сидел возле двери в обществе Робби и ждал. Он наблюдал за ней слишком напряженно, слишком внимательно, будто подозревал о ее намерениях.

Анна видела, как старшие дети Бет играют в мяч, подбрасывая его ногами. Вдруг игра прекратилась, и Анна повернулась к сэру Артуру:

— Похоже, их мяч снова попал на крышу амбара и застрял там. Не станете возражать…

— Я его достану, — вмешался Робби, вскакивая с места, будто только и ждал сигнала, чтобы покинуть дом.

Анна подавила улыбку. Результат был ожидаемым, но за мячом она хотела отправить другого человека.

— Я думаю, нам пора в путь.

Она встала с места с намерением вернуть Бет ее спящую девочку. Но тотчас же ее посетила другая мысль, и Анна поспешила подавить улыбку, появившуюся на губах. Она придумала, как отвлечь сэра Артура.

— Я чуть не забыла, — сказала она Бет. — Я привезла тебе пироги.

— А у меня есть для тебя свежие сахарные булочки, — сказала Бет.

Прежде чем Артур догадался о ее намерениях, Анна положила спящую малютку ему на колени и взяла в руки корзинку.

Лицо Артура выразило такую крайнюю степень ужаса, что Анна едва не расхохоталась.

Он тотчас же сделал попытку вернуть ей младенца.

— Я ничего не понимаю в…

— Тут нет ничего сложного, — сказала Анна сладким голоском. — Одной рукой придерживайте головку, вот так, а другой — тельце. И все будет в порядке.

Доблестный рыцарь с мольбой посмотрел на Анну.

— Покачайте ее немного, — ободрила Анна Артура, испытывая к нему некоторое сочувствие. — Малышка это любит. Мы не задержимся.

И с этими словами она последовала за Бет в дальний конец комнаты, где находилась кухня.

И Кейт, да благословит Господь этого маленького ангела, отлично справилась со своей ролью. Ее слабые всхлипывания, за которыми послышались более громкие жалобы, отвлекли Артура, и подруги смогли произвести мгновенный обмен.

Ко времени, когда Бет вернулась, чтобы взять ребенка, сэр Артур выглядел так, будто его протащили через всю преисподнюю вслед за колесницей сатаны.

— Ну, все было не так уж скверно? Да? — сказала Анна, когда они выходили из маленького коттеджа.

Сэр Артур подозрительно прищурился. Вид у него был такой, будто ему очень хотелось ее задушить.

Анна попрощалась с детьми и пообещала скоро проведать их вновь. Робби привел лошадей, и вскоре они тронулись в путь.

Анна сознавала, что упускает удобный случай узнать о сэре Артуре как можно больше, но ее утомил долгий день, проведенный в деревне, и, если уж быть честной, она была не в том настроении, чтобы опять потерпеть поражение и у снова быть отвергнутой.

Эта странная минута в доме Бет заставила ее почувствовать себя… уязвимой. Она не хотела думать о нем таким образом. Ей не хотелось заблуждаться. Она решила всего лишь наблюдать, как просил ее отец, а вовсе не гоняться за ним.

Первые несколько миль они проехали гуськом, но дальше дорога расширялась, поэтому сэр Артур изменил свою позицию и оказался рядом с ней.

Когда он заговорил, она удивилась. Неужели он решил побеседовать с ней? Это было впервые.

— Почему вы это делаете?

Она посмотрела на него с недоумением и он продолжил:

— Окружаете себя всем этим…

Поколебавшись, чтобы выбрать нужное слово, он добавил:

— Всеми этими вещами.

— Вы имеете в виду «плоды войны»? — спросила Анна с вызовом.

Она не была удивлена, заметив, что он не знает, как заговорить о том, что видел.

— Для воинов главное — слава, честь, завоеванная на поле брани, а вовсе не то, что может последовать в случае поражения. Отсутствующие руки и ноги, дети, потерявшие отцов. Мужчины, отправляясь на битву, не думали об этом.

— Не ожидал, что вам это нравится, — сказал Артур, пожимая плечами.

— Я ненавижу войну! — отозвалась Анна резко. — Не могу дождаться, когда она закончится. Но это не значит, что я не хочу внести свою лепту в приближение мира. Это малое, что я могу сделать. Если несколько спетых мной песен и прочитанных притч или то, что я подержала на руках ребенка, пока его мать хоть чуть-чуть отдохнет и побудет в покое, принесет несколько мгновений облегчения и ободрит ее, то я охотно это сделаю.

Артур окинул ее оценивающим взглядом.

— У вас нежное сердце.

Это прозвучало так, будто он этого не одобрял.

— Старый солдат не заслуживает, чтобы вы тратили на него время. Он убивает себя пьянством.

Анна расслышала в его тоне отвращение и заподозрила, что он счел этого человека слабым.

— Возможно, — признала она. — Но Малколм сражался за моего отца с достоинством и преданностью и служил ему долгие годы.

— Это был его долг.

— А я, в свою очередь, исполняю свой долг.

— Вы сами сделали выбор.

На этот раз плечами пожала она.

Он снова помрачнел:

— Вы измучены.

Анна только рассмеялась в ответ:

— Нуда, немного.

— О чем вы шептались с подругой?

Внезапная перемена темы сбила ее с толку и заставила забыть об осторожности. Однако она быстро пришла в себя и поспешила сказать:

— О всяких женских делах.

— О каких же женских делах?

Анна посмотрела ему прямо в лицо.

— Вы и в самом деле хотите знать? — спросила она дерзко.

Артур отвел глаза.

— Пожалуй, нет.

Ему было неприятно то, что он узнал об Анне Макдугалл. Гораздо проще было сбросить ее со счетов, сочтя наивной избалованной принцессой, живущей в мире фантазий и мало что понимающей в окружающем мире. Но все оказалось совсем не так. Она понимала, что происходит вокруг, возможно, даже лучше, чём он. Артур старался дистанцироваться от отголосков войны. Он не хотел думать о ее последствиях, о том, что будет потом. Но увидеть войну ее глазами… Смерть. Разорение. Люди без конечностей, заглушающие боль выпивкой. Женщины, вынужденные сами о себе заботиться и кое-как перебиваться. Дети без отцов. Настоящая жизнь.

Он помрачнел. Сколько раз он проходил мимо всего этого, не замечая? Проезжал верхом мимо сожженного замка или фермы и никогда не думал о людях, живущих в них?

Всю свою жизнь он воевал и вдруг почувствовал, что устал, выдохся.

— Почему я вам не нравлюсь? — спросила Анна.

Прямота вопроса ошеломила Артура, обезоружила, хотя этого не должно было быть. Анна ни от чего не отгораживалась. Она высказывалась прямо и открыто, излагала свои мысли уверенно, основываясь только на своем жизненном опыте, хотя всю жизнь была любима, лелеема, и всю жизнь ее поддерживали. Эта ее черта была необычной и одной из тех, что поражали и пленяли в ней.

Он заколебался, не зная, что ответить.

— Это не так.

По выражению ее лица он понял, что она ему не поверила.

— Я уже прежде говорил вам, что я здесь затем, чтобы выполнять свою работу. У меня нет времени ни для чего другого.

— Из-за феода?

Он напрягся, не желая говорить на эту опасную тему. Такую беседу он не желал вести ни с кем, а с ней особенно.

— С этой враждой покончено много лет назад.

— Значит, все это в прошлом? И вы не питаете мстительных чувств из-за того, что лишились земель и замка на Лох-Эйв?

Артур почувствовал, как забурлила в нем кровь. Его охватил гнев, но не на нее.

— Эта земля должна была принадлежать моему брату Нилу, а не мне. Это должно было стать конфискацией за бой при Метвене. Король Эдуард компенсировал нам потери и вознаградил моих братьев и меня за нашу верность.

— Тогда из-за вашего отца?

Артур замер. Иисусе! Должно быть, это особенность Макдугаллов — инстинктивно метить в самое уязвимое место. Хотя Анна не имела никаких дурных намерений, слова ее разбередили старую рану.

— Мой отец погиб в бою.

— Но умер от руки моего отца, — возразила она спокойно. — Было бы понятно, что вы ненавидите меня за это.

Он хотел бы, чтобы это было так, но едва ли можно было винить Анну за прегрешения отца.

— У меня нет к вам ненависти.

Напротив, он очень далек от этого. Он желал ее. Больше любой другой женщины за всю свою жизнь.

— Все, что случилось, осталось в прошлом. — Он чувствовал на себе ее взгляд, но продолжал смотреть прямо вперед.

— Почему вы на самом деле здесь?

— Что вы имеете в виду?

— Чего вы хотите?

Справедливости. Отмщения. В данном случае это было одно и то же.

— Того же, что и большинство рыцарей, — земель и наград.

— В, этом случае Брюс обещал возвратить брату Иннис-Хоннел, а Артуру найти богатую невесту, самую богатую в Северо-Шотландском нагорье, Кристину Макруайри, Леди Островов.

— И больше ничего?

— Покончить с войной.

— В таком случае мы хотим одного и того же.

Она не знала, насколько ошибается. Концом войны для него было бы увидеть на троне Брюса, а Макдугаллов уничтожить.

Он искоса бросил на нее взгляд. Она была так прекрасна, что сердце заныло. Но эта красота предназначалась для того, чтобы ввести его в заблуждение. До сих пор он замечал в Анне только невинную свежесть ее лица и нежность улыбки, но не видел силу. Для человека, который гордился своей наблюдательностью и способностью понимать людей, это было непростительной ошибкой.

Сегодня он узнал Анну совсем с другой стороны. Праздник и пир, игры — все это приобрело новую окраску. Возможно, это была не фантазия, а просто средство защиты: делать все возможное, чтобы сохранить образ жизни, который мог рухнуть в любую минуту.

Хотя Артур и восхищался ею, он не мог не сочувствовать ей. Она вела битву, которая заведомо была обречена на поражение. И в этой ее силе крылась хрупкость, и он гадал, понимает ли это Анна так же, как и он.

Ему захотелось ее защитить, в чем на самом деле крылась ирония и нелепость положения. Ведь он прибыл сюда для того, чтобы уничтожить то, что Анна так отчаянно пыталась спасти.

Артур был удивлен, насколько это его обеспокоило. Нравилось ему это или нет, но Анна Макдугалл была его врагом.

Глава 7

Несколько миль они проехали в молчании, пока Артур не заговорил снова:

— Там впереди есть ручей, где мы сможем напоить лошадей и перекусить, если вы голодны. — Он вдохнул аппетитный аромат жженого сахара и сливочного масла. — От запаха ваших булочек у меня разыгрался аппетит.

Ему показалось, что она слегка побледнела, но вполне возможно, что причиной тому был убывающий свет дня.

— Пожалуйста, не останавливайтесь из-за меня. Лошади прекрасно обойдутся до…

Артур услышал приглушенный, но яростный лай. Он догадался, в чем дело, когда заметил нескольких подростков. Через плечо одного из них был перекинут мешок.

— Поедем, — сказал он. — Можно сделать остановку у следующего ручья.

Анна подозрительно прищурилась, а когда поняла, что случилось, направила свою лошадь к стайке мальчишек, готовых утопить мешок в ручье.

— Нет! — закричала она. — Остановитесь!

Мальчишки оцепенели от изумления.

— Что у вас там? — спросила Анна.

— Там всего лишь щенок, миледи. Это самый больной и слабый щенок из всего помета, — ответил старший.

— Дайте мне на него взглянуть, — потребовала она.

Один из младших мальчиков сказал:

— Вам он не понравится, миледи. От него отказалась собственная мать. Он умрет голодной смертью, если мы от него не избавимся.

— Покажи, — настаивала Анна.

Мальчишки принялись смущенно шаркать ногами, будто их поймали за какой-то позорной проделкой, хотя единственное, что они собирались сделать, — это проявить доброту к щенку.

Старший из них опустил мешок на землю, развязал его И представил на обозрение самого тощего и уродливого щенка, какого Артур когда-либо видел.

— Он очарователен! — воскликнула Анна и спрыгнула с лошади, прежде чем Артур или Робби смогли ей помочь.

Мальчики посмотрели на нее, как на слабоумную.

Анна опустилась на колени и взяла на руки трогательный комочек со свалявшейся серо-черной шерстью.

— Бедняжка напуган. — Она подняла глаза на Артура, ища его сочувствия. — Посмотрите, как он дрожит.

Артур тотчас же определил, что этому несчастному малютке, щенку шотландской борзой, недолго осталось жить. Он был очень мал и ужасно тощ. Должно быть, мать отказывалась его кормить с момента рождения.

— Мальчишки спасают его от еще худшей и более тяжелой смерти, — сказал он мягко. — Он не жилец.

Анна прищурилась и сжала губы, предоставив ему возможность видеть выражение железного упрямства, которое, как он заподозрил, было под стать его собственному.

— Я возьму его.

Ее благородное сердце не давало ей возможности видеть реальное положение вещей.

— Как вы собираетесь его кормить?

Анна вскинула подбородок и бросила на Артура укоризненный взгляд, порицая за то, что он посмел намекнуть ей на реальную жизнь.

— Что-нибудь придумаю!

В ее голосе он расслышал решимость и понял, что переубедить ее не удастся.

Для существа, выглядевшего не более опасным, чем котенок, она оказалась на удивление упрямой.

— Он не стоит того, миледи, — сказал один из мальчиков. — Из него никогда не выйдет хорошей гончей. Если вам нужна собака, можете взять любого из его братьев.

Будто почувствовав, что нашел свою покровительницу, щенок уткнулся мордочкой в руку Анны. Она покачала головой и улыбнулась:

— Я не хочу другого. Я хочу его.

«Я хочу его». Эти слова отдавались у Артура в ушах. На мгновение он почти позавидовал чертовой собачонке. Мальчик пожал плечами, будто хотел сказать: «Ну, что тут поделаешь?» Было ясно, что он счел эту леди глуповатой, но она была дочерью лорда, и потому он не мог с ней спорить.

Артуру достаточно было бросить один взгляд на Анну, воркующую с собачкой, которую она держала в руках, и он понял, что готов согласиться с мальчишкой главным образом потому, что не хотел видеть ее поражение и разочарование, когда ей не удастся вернуть к жизни это существо, но он не мог этого сделать.

Давным-давно он и сам был таким же заморышем и коротышкой.

Странно было, что он еще вспоминал об этом, потому что предпочитал не думать о прошлом. Борьба, которую ему пришлось вести в детстве, сделала из него сильного воина. Он старался изо всех сил. Тренировался, развивал и оттачивал свои природные способности — и стал наконец тем, кто он есть.

Он сам выковывал свою судьбу. Возможно, он не был рожден воином, но сумел сделать себя одним из лучших.

И эта цель так долго была в центре его внимания, что он не думал ни о чем другом.

Но так было не всегда.

Артур смотрел на суматоху, вызванную маленьким жалким существом, которое Анна держала в руках, и чувствовал, как в нем… что-то шевельнулось.

Он отвернулся, раздосадованный тем, что сострадание Анны к щенку вызвало у него поток воспоминаний и несвойственных ему чувств. Она враг, напомнил он себе, но даже для него это были всего лишь пустые слова.

Глава 8

Анна назвала щенка Сквайром. И он очень привязался к ней. Но и не только к ней, а к Артуру тоже. Был ли рыцарь во дворе замка, практикуясь в военных искусствах, находился ли в помещении, общем для всех, песик всюду следовал за ним. Если сэр Артур выезжал на весь день верхом, щенок сидел у ворот, подвывая и скуля до тех пор, пока рыцарь не возвращался.

Все было бы не слишком скверно, если бы несчастное крошечное существо так не возбуждалось при виде рыцаря, что мочилось возле него. В последний раз он чуть не оросил ногу сэра Артура.

Сказать, что щенок досаждал рыцарю, было бы преуменьшением. Сэр Артур не обращал на него внимания или отгонял его, а иногда рявкал на него, но, как бы ни был он суров с ним и как бы ни гнал его, щенка это не могло остановить.

Сквайр будто не мог удовлетвориться наказанием, как обжора, аппетит которого невозможно ничем умерить.

Анне это чувство было знакомо. Похоже, что и она, и щенок питали одинаковую слабость к грубоватой красоте рыцаря с вьющимися темно-каштановыми волосами и карими глазами, усеянными золотыми крапинками.

Ее тянуло к нему. Возможно, она, как и щенок, чувствовала, что сэр Артур очень одинок. Его отстраненность она воспринимала как панцирь, который вознамерилась пробить. Хотя она и сама не знала, Что надеется под этим панцирем найти.

Время шло, и у Анны не возникало оснований для каких-либо подозрений. Поэтому и причины продолжать следить за Артуром не было. Но если она теперь и следила за ним, то не ради отца. Тогда ради кого?

Она сама задавала себе этот вопрос, пока шла на вечернюю трапезу в большой зал замка. В ближайшее время отец ожидал ее отчета, но Анна не знала, что сказать отцу. Ей не удалось найти ничего подозрительного в сэре Артуре. Самым значительным проступком рыцаря была его склонность к уединению и умение не обращать на нее внимания.

Она понимала, что пора положить конец ее наблюдению за ним. Но почему ей так не хотелось с этим покончить?

Сэр, Артур не имел ничего общего с мужчинами, которые обычно привлекали ее. Но она не могла отрицать, что он ее привлекает, сильно привлекает. Больше чем какой-нибудь другой мужчина в жизни. Так сильно, что она была готова забыть, насколько он ей не подходит.

Да, пора было с этим покончить.

Она уже собиралась проследовать к выходу по спиральной лестнице донжона в коридор, ведущий к большому залу, когда пронзительно тявкающий пушистый серо-черный комок промчался мимо нее. Чуть не споткнувшись о него, Анна пробормотала ругательство и бросилась за щенком.

Когда она нагнала его, то обнаружила, что он стоит у двери, лает и возбужденно виляет хвостиком.

Анна взяла его на руки, и он лизнул ее в лицо.

— И куда это ты собрался? — спросила она. — О, дай-ка подумать! Должно быть, к сэру Артуру?

Он тявкнул, похоже, утвердительно, и она рассмеялась:

— Ты маленький дурачок! Когда же ты наконец примиришься с тем, что он не жаждет твоего общества?

Щенок заскулил, будто понял ее слова.

Анна вздохнула и покачала головой. Ей следовало бы и самой прислушаться к этому совету.

— Ладно, ладно, прошу прощения. — Она опустила его на пол и открыла дверь. — Но не говори, что я тебя не предупреждала.

Она полагала, что щенок устремится в большой зал, но вместо этого он устремился к ступенькам, ведущим во двор.

Со вздохом Анна последовала за ним. Было темно и пусто, если не считать часовых, расположившихся вдоль стен.

Должно быть, все удалились в замок на ужин. Все, кроме сэра Артура.

Сквайр промчался мимо колодца в центре двора, мимо кухонного здания и направился в северо-западный конец двора, туда, где располагалось стрельбище. Должно быть, рыцарь находился в казармах. Щенок остановился у двери, ожидая се.

Было тихо и жутковато. Здесь мужчинам еще предстояло зажечь факелы.

По мере приближения к казармам Анну охватило неприятное чувство, и внезапно она подумала, что прийти сюда было не самой лучшей мыслью. Следить за сэром Артуром всюду, в том числе возле казарм днем, было одним делом, но делать это в темноте было чем-то совсем другим. Похоже, что и щенком овладела нерешительность, потому что он перестал лаять и неуверенно посмотрел на нее.

— Ты втянул нас в эту авантюру, — пробормотала Анна, — но теперь слишком поздно пугаться.

Анна приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Темное помещение освещал только тлеющий в камине огонь.

Сквайр метнулся в комнату. Анна заколебалась: уйти или последовать за щенком?

— Сквайр, — позвала она негромко, хотя и сама не понимала, почему говорит шепотом.

В помещении никого не было.

Щенок не обратил на нее внимания и рванулся в дальний угол вытянутого узкого деревянного сооружения и вскочил на подстилку, которая, как она догадалась, принадлежала сэру Артуру.

Ее пульс снова участился по мере того, как она приближалась к груде пожитков, разбросанных по подстилке. Если Артур вышел, то ненадолго.

Она прикусила губу, споря с самой собой. Если она хотела использовать шанс узнать что-нибудь о сэре Артуре Кемпбелле, то надо сделать это сейчас.

Прогнав чувство вины, она принялась осторожно перебирать его вещи, не вполне понимая, что ищет. Если не считать его кольчуги, кожаных бриджей, нескольких комплектов одежды, дополнительного пледа и серебряной броши, которой Анна до сих пор на нем не видела, было кое-что еще, разумеется, никоим образом не раскрывающее его личности. Рыцари путешествовали налегке. Анна не знала, что надеялась найти. Возможно, нечто такое, что помогло бы раскрыть тайну сэра Артура.

Сквайр копался в его кольчуге, пытаясь добраться до чего-то, находившегося под соломенной подстилкой. У Анны не было времени на то, чтобы рассматривать, что это такое, потому что в этот момент она услышала звук, от которого кровь в ее жилах заледенела.

Дверь отворилась, и кто-то вошел в казарму.

Анна услышала чьи-то шаги и заметила мерцание свечи.

Гвозди с креста Господня! Он вернулся!

Чувство вины вызвало у нее приступ паники. Вместо того чтобы остаться на месте и придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение своего присутствия в казарме, Анна схватила щенка с подстилки и принялась оглядывать помещение в поисках укрытия. Увидев в конце казармы большой деревянный столб, она шмыгнула за него как раз тогда, когда круг света показался в поле ее зрения.

Анне казалось, что она перестала даже дышать. Но слишком поздно она осознала глупость своего поступка. Ей не следовало прятаться. Собака в любой момент могла выдать их присутствие. Но, как ни странно, Сквайр будто почувствовал ее панику и уткнулся мордочкой в сгиб ее локтя.

Сэр Артур поставил свечу возле своего соломенного матраса, давая Анне возможность видеть, что делает.

Ее глаза расширились, когда она увидела, что он бросил на постель тряпку, заменяющую полотенце. Его волосы и туника были мокрыми. Анна слишком поздно поняла, что он делает и почему его кольчуга и остальные вещи в беспорядке брошены на постели. Он мылся.

Анна подавила готовый вырваться испуганный вздох, когда он стянул с себя влажную рубашку и бросил рядом с полотенцем.

Во рту у нее пересохло, когда она увидела его обнаженное до пояса мускулистое тело.

Боже! В это трудно было поверить! Широкие плечи, тонкая талия, мощные руки и упругий живот. Никогда Анна не видела таких мужчин… Сэр Артур, казалось, был вырезан из камня. Тело его было совершенным, если не считать многочисленных шрамов на груди и руках. Одна большая отметина пересекала его бок, а на плече красовался уродливый шрам в форме звезды.

Анна нахмурилась. Под этим шрамом на предплечье был странный черный знак. Она старалась разглядеть его в полумраке, но ей так и не удалось понять, что изображала эта татуировка.

Анна подалась вперед, и Сквайр, похоже, воспринял это как приглашение к действию. Он спрыгнул с ее колен и бросился к полуобнаженному рыцарю.

Артур осознал, что не один, и встревожился. А поняв, кто ухитрился к нему прокрасться, просто позеленел от злости. Долгие годы никому это не удавалось делать, — никто за ним не следил, — но леди Анне это удалось.

Это было свидетельством того, насколько эта девица смогла отвлечь его от цели. Ее неиссякающий интерес к нему уже поставил его под удар, потому что это привлекло к нему слишком много внимания. Анна понятия не имела, во что она его втягивает.

Артур не обратил внимания на надоедливого щенка, вертевшегося у его ног, и внимательнее вгляделся в темноту, давая ей понять, что она разоблачена.

Минутой позже Анна вышла из-за столба, за которым скрывалась.

— Сэр Артур! — обратилась она к нему бодро, но руки ее, теребившие юбку, выдавали ее волнение. — Какой сюрприз! Мы со Сквайром прогуливались, и… дверь оказалась открытой, и, должно быть, он захотел найти вас, потому что забежал сюда прежде, чем я успела его остановить, и…

Она замолчала и подняла на него глаза. Сначала щеки ее побледнели, потом вспыхнули нервным румянцем.

До этого мгновения Артур не вспоминал, что на нем нет рубашки. Но эта глупая девица даже не отвернулась. Она бесстыдно уставилась на него, и он ясно читал ее мысли.

Господи Иисусе!

Воздух словно накалился, Артур ощущал ее волнение. Хотя более всего это напоминало эротическое возбуждение.

Анна наклонилась и взяла на руки щенка.

— В-в-вы заняты. Мы как раз собирались уйти.

Она смотрела на него с чертовски невинным видом. И он не знал, как ему поступить.

Артур схватил Анну за руку и притянул к себе.

— Что вы на самом деле здесь делаете, леди Анна?

— Ничего, я…

Ее виноватый взгляд упал на груду одежды на соломенном матрасе.

Его кровь похолодела. Он посмотрел на то место, где оставил карту, и почувствовал облегчение, убедившись, что она осталась нетронутой. Но кое-какие другие его вещи оказались сдвинутыми с места.

Внезапно к нему пришло прозрение. В чем дело? Возможно, ее интерес к нему был всего лишь предлогом, чтобы следить за ним? Чтобы шпионить? Кровь Господня! Сейчас все обрело смысл. Лорн использовал дочь, чтобы присматривать за ним. Если бы он не был в ярости, то рассмеялся бы.

— Вы следите за мной? — спросил он. — Вот почему вы следуете за мной повсюду с того момента, как я сюда прибыл? Ваш отец поручил вам шпионить за мной?

Анна покраснела, но было ли это из-за чувства вины или негодования, Артур не мог сказать. Она нервно сглотнула:

— Не понимаю, о чем вы говорите. Я не следую за вами и уж тем более не шпионю.

Она явно лгала. Будь дочь Лорна мужчиной, то давно бы лежала мертвой. Артур мог свернуть ей шею одной рукой. Господи! Неужели она считает это игрой? Если бы она каким-то образом узнала правду…

Он должен был любой ценой защитить себя, и потому ему не следовало выходить из себя.

Он привлек Анну к себе и почувствовал, что она дрожит. Даже сквозь туманящий сознание гнев он различал нежный, пьянящий аромат ее кожи. Желание охватило его и сжало будто тисками.

Анна и не подозревала, в какой опасности находится, и не только из-за того, что шпионила за ним. Она была полностью в его власти и зависела от его милости. Она и не подозревала, насколько близко он был к тому, чтобы воспользоваться ситуацией. Ведь они были одни.

В казарме неярко горела всего одна свеча. Анна была совсем рядом. Обнаженная грудь Артура касалась ее груди, а постель была совсем близко… чтобы принять их обоих, если бы они упали на нее. Если бы у Артура возникло искушение воспользоваться ею.

Впрочем, сейчас, по его мнению, и стена могла бы сдвинуться с места.

Его мускулы были напряжены. Сдерживаться было все труднее.

— Есть еще какая-нибудь причина тому, что я нашел вас здесь?

— Я… — пролепетала Анна. — Сквайру не терпелось увидеть вас, а мне было просто любопытно… — Она вскинула подбородок: — Возможно, если бы вы были общительнее, я не проявляла бы такого любопытства.

Артур был ошарашен. Неужели эта пигалица пыталась свалить на него вину за то, что рылась в его вещах?

— Вы удовлетворили свое любопытство?

Она не обратила внимания на его язвительный вопрос.

— Нет. — Ее взгляд упал на его руку. — У вас на плече татуировка? Что она означает?

Артур едва сдержался, чтобы не выругаться. Готовящийся к прыжку лев на его плече означал его тесную связь с Хайлендской гвардией, а по этой татуировке его товарищи-воины могли опознать его в случае необходимости. Он скрывал эту отметину, чтобы предотвратить неудобные вопросы, и потому предпочитал мыться и менять одежду и белье в одиночестве.

И последнее, чего он мог бы желать, — это чтобы Анна Макдугалл увидела татуировку. Но она ее увидела.

Понимая, что ущерб уже нанесен, Артур сказал:

— Это след того времени, когда я был оруженосцем.

— Никогда не видела прежде ничего подобного.

Прежде чем Анна успела разглядеть татуировку подробнее, он выпустил ее, наклонился, достал свежую рубашку и быстро надел ее.

То, что ему удалось прикрыть наготу, несколько сняло напряжение, но эта невинная девица не сумела скрыть своего разочарования, и кровь его снова забурлила.

— Вы не должны здесь быть, — сказал он грубо.

— Боюсь, что по моей вине вы оказались в неприятном положении, сэр Артур.

Он понимал, что она поддразнивает его, но у него не было настроения играть в игры. Должно быть, Анна нерушимо верила в его рыцарское чувство чести. Он был горцем и играл по собственным правилам. А сейчас делал все возможное, чтобы не преподать ей урока, касающегося пределов мужского терпения и сдержанности.

— Берегитесь, леди Анна. Не напрашивайтесь на неприятности, которые можете навлечь на свою голову. — Напряженность его взгляда не оставляла сомнений в смысле его мышления. — Ведь не я пришел без приглашения в вашу комнату.

Крошечная голубая жилка на ее шее забилась сильнее, а на щеках загорелся нежный румянец. Но в ее глазах, в ее прекрасных тёмно-синих глазах он все еще читал вызов.

— Думаете, я проявляю к вам большой интерес? — спросила Анна.

Артур замер.

— Не беспокойтесь. Я здесь ни при чем. Это Сквайр рвался к вам.

Она наклонилась приласкать щенка, игравшего на соломенном матрасе.

— Ведь так, малыш?

Щенок тявкнул и зарылся мордочкой в плед.

О, черт! Эта проклятая собака вовсе не играла: она пыталась что-то достать.

— Вон! — сказал Артур, пытаясь отогнать надоедливого маленького ублюдка.

Но было слишком поздно. Анна это увидела.

— Что у тебя там? — спросила она щенка.

Прежде чем Артур успел ей помешать, Анна вырвала из пасти щенка уголок пергамента, который зверек нашел под пледом.

Артур чертыхнулся. Как, скажите на милость, он объяснит наличие у него карты угодий ее отца? Он понимал, что должен срочно что-то придумать.

— Похоже на рисунок. — Анна подняла на него глаза. — Это сделали вы?

Артур ничего не ответил. Она снова посмотрела на чертеж, провела пальцами по его линиям.

— Это восхитительно. Изысканно.

Восхищение в ее голосе поразило его больше, чем ему хотелось бы признать. Но не станет же он, как щенок, купаться в ее похвалах.

— Это ерунда! — сказал он резко.

Она смотрела на него слишком внимательно, замечая больше, чем бы он хотел. Однако он ничего не выдал. Лицо его оставалось бесстрастным, и каким-то неведомым образом Анна почувствовала его смущение. Но, к счастью, поняла его неверно.

— Вам не стоит смущаться, — сказала она с нежной улыбкой.

Почему она, черт ее возьми, была такой милой и так улыбалась ему? Он не хотел привязаться к ней. Но невозможно было противостоять ее обаянию.

— Я считаю, что вы чудесно рисуете. Подумать только, как вам удалось запечатлеть сельский пейзаж… Вы видите вещи глазами художника. Вы разбираетесь в перспективе и умеете передать детали.

По-видимому, она приняла карту за обычный набросок, а его замешательство приписала смущению, оттого что уличила его в столь мирном занятии. Ему чертовски повезло, что он только начал зарисовывать эту карту. И именно поэтому она находилась в его спорране, обычной для шотландского воина сумке, где ей и полагалось быть, но если бы Анна перевернула карту… Ему было бы трудно объяснить заметки, в которых значилось число солдат, рыцарей, лошадей и запасов оружия.

Он проклинал свою беспечность, то, что не припрятал документ получше, прежде чем отправиться на озеро. Ему следовало проявить осторожность.

Похоже было, что в замке нет места, где он мог бы укрыться от Анны.

Лицо его было жестким и суровым, когда он протянул руку за картой.

Анна поколебалась, по-видимому, не желая возвращать ее, но потом положила на стол возле его постели.

— А что означают эти пометки?

Его сердце упало, потому что он понял, что она заметила просвечивающие сквозь пергамент надписи на обороте. Он схватил ее за запястья, не давая перевернуть лист пергамента.

— Оставьте это, Анна.

Это прозвучало так, словно бы он хотел сказать: «Оставь меня в покое!»

Анна подняла на него глаза, и в мерцании пламени сверчи их взгляды встретились.

— Не могу, — прошептала она.

По-видимому, ее слова ошеломили ее так же, как и его. Между ее бровями обозначилась морщинка.

— Разве вы не чувствуете?

Артур не хотел этого слышать, не хотел признавать того, что, по его разумению, было невозможно. Ведь она была дочерью Лорна. Они оказались во враждебных друг другу армиях. Черт бы ее побрал — он должен побороть это влечение.

В Артуре вспыхнула ярость, и он рванул Анну к себе.

— То, что вы чувствуете, Анна, только похоть.

Он крепко прижал ее к себе так, что она ощутила стальную мощь его грудной клетки.

— Вы этого хотите?

Она попыталась вырваться и затрепыхалась, как птичка в клетке, но Артур ее не выпустил. Она достаточно долго подвергала его искушению. Ей следовало узнать, что это не игра. Что ее интерес к нему чреват для нее опасностью во многих отношениях. И дело было не только в том, что она представляла угрозу для его миссии. Она была леди, а того, чего он хотел от нее, она не могла ему дать.

— Пустите меня. — Ее обезумевшие глаза искали ответа на его лице. — Вы меня пугаете.

Его рука скользнула к ее шее, и большой палец коснулся бурно бьющейся жилки.

— Пугаю? Что ж, это хорошо, — сказал Артур, наклонил голову и прижался губами к ее губам.

Глава 9

Артур целовал ее так, будто собирался наказать за то, что она сделала с ним. За то, что искушала его. За то, что отвлекала от дела. За то, что была такой прелестной и восхитительной. Он хотел преподать ей урок.

Но при первом же прикосновении к ее губам Артур почувствовал, будто его ударили молотом в грудь. Весь гнев прошел, и его тело наполнилось томлением.

Иисусе! У нее был божественный вкус. Ее губы были такими нежными. Ее кожа была такой благоуханной. А ее волосы… Господи! Ее сверкающие волосы… Он пропустил пряди сквозь пальцы… Ощущение было неземным.

Она была ангелом, ниспосланным, чтобы мучить его.

Артур застонал и ослабил объятия. Его поцелуй обрел большую нежность. Теперь он целовал ее нежно и медленно, баюкая в объятиях и стараясь сделать так, чтобы она тоже захотела ответить на поцелуй.

В это было невозможно поверить. Это превосходило его фантазии и ожидания, если бы он посмел представить себе такое. С первого мгновения, как его взгляд упал на Анну Макдугалл, он желал ее, но не мог даже думать о том, что такое возможно.

Но, черт возьми, это оказалось возможным, хоть и неправильным. Их влечение опасно.

Они обречены. Он не должен делать этого. Но и заставить себя остановиться он тоже не мог.

Артур убеждал себя в том, что это всего лишь поцелуй. Он целовался много раз, и в этом не было ничего непреодолимого, с чем он не мог бы справиться. Но поцелуй Анны ничуть не походил на прежние.

Ощущение было совершенно другим. Обычно ничего подобного не случалось. Раньше для него поцелуй был средством приближения к вожделенному свершению, чем-то, чего ожидают перед главным действом, а не тем, что может принести наслаждение само по себе. Но целовать Анну доставляло ему наслаждение, слишком сильное наслаждение. С ним происходило что-то странное. Его тело вело себя не так, как должно было бы вести. Ведь это был всего лишь обычный поцелуй. Он был в огне. И почему сердце у него билось так бешено?

Похоть можно было обуздать. Он мог бы с ней справиться. Другие женщины возбуждали в нем желание, но он всегда Мог контролировать себя. Сейчас же он испытывал мучительное, болезненное желание. Никогда в жизни с ним не происходило ничего подобного.

Похоть по крайней мере была понятна и объяснима, но он не мог понять другого чувства, ширящегося в его груди до такой степени, что ему казалось — он сейчас взорвется. И это чувство приводило к желанию защитить Анну, лелеять ее и беречь, как сокровище.

Но этой девушке было не суждено принадлежать ему…

На одно мгновение Анна испугалась. Она попыталась оттолкнуть Артура, потому что ее испугало выражение его глаз. Он предстал перед ней таким, каким она никогда его не видела. Не отстраненным, сдержанным рыцарем, умеющим управлять своими чувствами, но диким, неприрученным воином. Человеком, гораздо более опасным, чем она предполагала.

Его яростный поцелуй потряс ее. Будто вся темная энергия, которая, как ей казалось, всего лишь теплится под поверхностью, взорвалась и выплеснулась наружу от одного только объятия. Она смогла почувствовать его гнев в яростной жесткости его рта, будто он хотел ее за что-то наказать.

Возможно, она и была испугана, но, если даже его и охватил гнев, она понимала, что он никогда не сделает ей больно. Анна не знала, откуда у нее такая уверенность, но это было так.

И тогда, прежде чем она успела подумать и принять меры, прежде чем потрясение прошло и прежде чем она осознала, как приятен ей этот поцелуй, все изменилось. Она услышала его стон, будто весь гнев по капле вышел из него. Поцелуй, который сначала она восприняла как желание наказать, теперь обрел другой смысл, будто он умолял ее.

И все это было… совершенством. Он сам был совершенством.

Прикосновение его губ к ее губам вызывало огненный смерч неизведанных ощущений.

Краткие поцелуи, которыми она обменивалась когда-то с Роджером, были ничто по сравнению с этим. Поцелуи Роджера не приносили ей ощущения, будто она оказалась в огненной печи. Они не вызывали трепета в тех частях ее тела, о существовании которых она обычно не думала. Они не вызывали замирания сердца, и от них не слабели колени. И уж, конечно, те поцелуи не вызывали желания сорвать с Роджера рубашку и распластать ладони по обнаженной коже.

Артур был таким большим и могучим, его мускулистое тело было таким твердым…

Все было будто во сне…

Неужели это все тот же мужчина? Тот непреклонный воин, взиравший на нее с таким безразличием? Неужели это он целует ее так нежно?

Но это не было ни сном, ни мечтой. В снах и мечтах Анна не чувствовала себя так необычно. Она не понимала, что с ней происходит. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Каждый нерв ее был возбужден. Казалось, будто тело ей больше не принадлежит. Наслаждение заменило все и не хотело ее отпускать. Все, о чем она могла сейчас думать, — это о том, как ей хорошо.

Артур пытался действовать медленнее, но слабые стоны, исходившие от Анны, сводили его с ума. Он все сильнее желал погрузиться в нее и доставить ей наслаждение. И вместо того, чтобы грубо пробуждать ее чувства, он успокаивал ее медленными прикосновениями губ.

И она на них отвечала.

Господи! Она ему отвечала. Сначала неуверенно, но потом все смелее.

Наконец со слабым стоном Анна обвила его шею руками и прильнула к нему еще ближе.

Рычание, вызванное удовлетворением, вырвалось у Артура совершенно естественно и инстинктивно. Его язык снова вторгся в ее рот и на этот раз оставался там гораздо дольше, давая Анне привыкнуть к новым ощущениям. И тут, почувствовав, что она расслабилась, он показал ей, чего хочет. Описывая языком круги у нее во рту, он продвигался все глубже и глубже.

Ее страстный ответ поверг его в смятение. Артур застонал, ощущая тяжесть в паху.

Трудно было поверить, что это реальность.

Боже! Какой нежной и покорной была Анна! С какой готовностью отвечала на его ласки…

Он не мог ею насытиться. И быстро приближался к точке не возврата. Ему хотелось заставить ее испытать пик наслаждения. Хотелось дотронуться до нее руками, наполнить собой до краев.

Он хотел видеть и чувствовать ее ослабевшей и влажной. Он хотел сделать ее своей.

Но за него все решил Сквайр. Щенок, по-видимому заскучав, принялся скулить. И этого оказалось достаточно, чтобы волшебство, окутавшее Артура и Анну, рассеялось.

Возвращение к реальности подействовало как ушат холодной воды. Мгновенно Артур осознал безумие происходящего. Он оторвался от Анны и оттолкнул ее грубее, чем собирался.

Изумленная, она шумно выдохнула. Мгновение они просто не сводили взглядов друг с друга в мерцании свечи. Их тяжелое дыхание было доказательством того, что только что с ними происходило.

Иисусе! Что, черт возьми, случилось? Никогда в жизни он не терял головы.

Этот поцелуй, черт бы его побрал! Это был всего лишь поцелуй, которым он надеялся преподать ей урок. Он ничего не значил.

Артур был потрясен гораздо больше, чем был согласен признать. То, что он прикоснулся к Анне, было ошибкой. О чем он, черт возьми, думал?

Или он не думал вообще? Он просто был разгневан. Измучен. Ее поддразнивания и кокетство лишили его разума.

Но даже признавая свою глупость, кляня себя при виде ее припухших губ и раскрасневшихся щек, он думал только о том, чтобы повторить все снова.

И это потрясло его еще сильнее.

— Надеюсь, вам этого достаточно? — спросил он с досадой. — Теперь вы удовлетворили ваше любопытство, миледи?

Смущенная Анна недоуменно заморгала.

— Ч-Ч-что вы хотите сказать?

Артур с трудом перевел дыхание и попытался дышать ровно и глубоко, стараясь успокоиться и умерить яростное сердцебиение.

— Я хочу сказать, что вам следует поблагодарить этого щенка за то, что вы можете уйти отсюда, сохранив свою добродетель. — Он выдержал ее взгляд, и глаза его при этом были жесткими. — Но могу заверить вас, что, если вы будете продолжать свои игры, в следующий раз вам так не повезет.

Анна отшатнулась, будто он ее ударил.

— Как вы можете так говорить? Как можете так меня целовать и одновременно делать вид, будто ничего не произошло? Если вы ничего не чувствовали…

— То, что я чувствовал, называется похотью. Не стоит заблуждаться и считать это проявлением чего-то другого.

Он не мог и не должен был считать это чем-то другим.

Анна сделала шаг назад. В глазах ее заблестели слезы.

— Почему вы так поступаете? Почему намеренно проявляете такую жестокость?

Артур сжал кулаки, чтобы подавить почти непреодолимое желание утешить ее. Но он поступал так ради ее блага, ради них обоих, чтобы защитить ее от невыносимой и невозможной ситуации.

— Я всего лишь сделал вам предупреждение. Ваша маленькая игра закончена. Что бы вы здесь ни делали, теперь этому пришел конец.

Анна молча смотрела на него, надеясь увидеть то, что увидеть было невозможно.

— Заберите свою собаку, — сказал Артур необычно хриплым голосом. — И уходите.

Не сказав больше ни слова, Анна схватила Сквайра в охапку и убежала.

Едва она покинула казарму, как из ее глаз хлынули слезы боли и унижения. Она не могла допустить, чтобы Артур увидел, как жестоко уязвил ее. Уничтоженная не только его поцелуем, но и тем, что за ним последовало, тем, как он жестоко отверг ее, Анна нашла прибежище в своей спальне.

Ей повезло, что все ушли на вечернюю трапезу. Сейчас она была не в состоянии кого-либо видеть.

Господи! А ведь Артур был прав. Она была на волосок от… от несчастья.

Его поцелуй. Господи! Это было слишком прекрасно. И ей не хотелось, чтобы это кончалось. Желание сбило ее с ног, а противостоять ему она не смогла из-за недостатка опыта. Инстинкт победил осторожность, наслаждение отняло разум, первобытное побуждение соединиться с ним утопило все остальное, будто этого остального и не было. Она хотела Артура. Хотела, чтобы он прикасался к ней, целовал. Она ощутила томление в груди, а еще чувствовала, что когда он целовал ее, таинственное место между ног увлажнилось.

Артур мог воспользоваться ее невинностью, но она едва ли стада бы возражать. Она была рада отдаться ему!

Из глаз Анны покатились слезы. Господи, Да она бы вообще не стала протестовать!

При осознании этой ужасной правды сердце ее сжалось. Она хотела Артура. Достаточно сильно для того, чтобы совершить что-то непоправимое, немыслимое, что уже никогда нельзя было бы изменить.

Но дело не только в похоти. По крайней мере для нее. Когда Артур держал ее в объятиях и целовал, Анна была во власти эмоций. То, что она чувствовала к нему, было сильным… мощным… и чем-то совсем иным.

И все же этот поцелуй, значивший для нее так много, для него оказался всего лишь жестоким уроком, способом охладить ее пыл и заставить перестать следить за ним.

Это обвинение было очень унизительным, но ведь Артур был прав. Она охотилась за ним, гонялась, причем не только по просьбе отца. Ее интерес к Артуру был сугубо личным.

Жестокий урок Артура сработал. На следующее утро, высушив слезы, если и не излечившись от боли, Анна пришла доложить отцу о своих изысканиях. Сэр Артур Кемпбелл был именно тем, кем казался: способным, честолюбивым рыцарем, все помыслы которого были обращены к грядущим битвам. И любые сомнения, касавшиеся его возможных тайн, она полностью отмела.

Удовлетворенный ее оценкой, отец дал ей приказ прекратить наблюдать за ним. Ее внимание к молодому рыцарю было замечено другими, и отец не хотел возбудить подозрения сэра Артура.

Анна не стала ему сообщать, что он несколько запоздал со своими указаниями.

Освобожденная от своих обязанностей, весь день она оставалась в своей комнате. Хотя больше всего Анна любила находиться в кругу своей семьи и в зале, полном членов клана, сегодня выдался редкий случай, когда она предпочла уединение. К тому же она опасалась, что ее плохое настроение привлечет нежелательное внимание матери и сестер. Более того, она все еще чувствовала себя уязвимой и опасалась столкнуться с Артуром после их поцелуев.

Возможно, с ее стороны это было трусостью, но она нуждалась в передышке, чтобы подумать обо всем. В уме она снова и снова проигрывала случившееся и все больше убеждалась в том, что не ошиблась. Артур не мог ее целовать так, если ничего к ней не чувствовал. Он хотел заставить ее думать, что за поцелуем ничего нет, кроме грубого желания, кроме похоти, но в сердце своем она знала, что он лгал.

Почему он хотел оттолкнуть ее? Его холодные и жестокие слова были намеренными и рассчитанными на определенную реакцию. Но он не был бесчувственным. Скорее наоборот.

Никогда прежде Анну не привлекали воины, но в случае с Артуром происходило нечто прямо противоположное. Его закаленное в боях тело олицетворяло то, что она ненавидела: мощь, силу, войну, разрушение. Но в его объятиях она чувствовала себя в безопасности и совсем забывала о войне и битвах.

А его рисунок? Это было самым удивительным. То, что рука, которая так ловко владела мечом и копьем, могла так прекрасно рисовать…

Артур Кемпбелл нетипичный воин. В нем есть нечто большее. Она почувствовала это с самого начала. Не то, что он скрывал, но какую-то необычную напряженность, какое-то беспокойство, бурлящее под внешней безмятежностью, все это выделяло его из других.

Возможно, этот намек на одиночество и печаль и привлекали ее к нему. Даже со своим братом и другими воинами он казался вполне удовлетворенным своей отчужденностью.

Но каждый в ком-нибудь нуждается. Никому не хочется быть одному.

Анна почувствовала слабый проблеск надежды в своей боли. Она обняла и прижала к груди щенка, свернувшегося клубочком у нее на коленях, и поцеловала его головку, покрытую мягкой шерстью.

Может, как и Сквайр, он всего лишь нуждался, чтобы кто-нибудь дал ему шанс. Кто-нибудь, способный дать ему немного тепла.

К следующему утру Анна почувствовала себя гораздо лучше, почти самой собой. За завтраком она села на привычное место на помосте рядом с братом Аланом.

Каждый раз, когда кто-нибудь входил в комнату, сердце ее делало скачок. Она очень хотела увидеть Артура. Ей не терпелось убедиться в своей правоте. Она должна понять, равнодушен ли он к ней или только хочет таким казаться.

По мере продолжения трапезы Анна все больше волновалась, потому что Артур не появлялся. Когда собрались его братья и остальные Кемпбеллы, ее сердце, яростно бившееся в груди, вдруг болезненно сжалось.

К несчастью, ее странное поведение не осталось незамеченным.

— Его здесь нет, — сказал Алан, положив ей руку на плечо.

Анна вздрогнула и отвела взгляд от двери.

— Кого нет?

Но жаркий румянец, заливший щеки, выдал ее.

Брат нежно сжал ее руку.

— Кемпбелла.

По-видимому, его догадка была правильной.

Анна изобразила бледную улыбку, не позаботившись притвориться равнодушной. Ее интерес к этому рыцарю не прошел незамеченным.

— Я только хотела попросить его оказать мне услугу. Сквайр все утро хандрил и скулил, и я думала уговорить сэра Артура взять пса с собой, когда он поедет сегодня верхом.

Алан посмотрел на нее так, что она поняла: ее неубедительное объяснение не обмануло его.

—Ты можешь найти для этой цели кого-нибудь другого.

Голос Анны дрогнул.

— Что ты хочешь сказать?

Она пыталась овладеть собой, но уже догадалась, что имел в виду Алан.

— Кемпбелл отбыл с Юэном патрулировать южные границы между замками Глассери и Дантрун. Отец подозревает, что Макдональды опять что-то замышляют. Возможно, его здесь не будет несколько дней, а вероятно, и недель.

Уехал. Он уехал. Как он мог уехать, не сказав ей ни слова, после всего, что они испытали вместе?

Сердце сжимало все сильнее и сильнее, так, что стало казаться, что оно вот-вот разорвется.

— Понимаю, — ответила Анна шепотом.

Господи, как же глупо она себя ведет!

Глаза Алана, устремленные на нее, прищурились.

— Что-то случилось? Он что-нибудь сделал?

Она яростно тряхнула головой.

— Ничего. Ничего не случилось. Ничего существенного.

Она высвободила руку из ладони брата. Ей хотелось свернуться клубочком или исчезнуть совсем. Но она не могла этого сделать.

— Что он для тебя, Анни, любовь моя? Ты к нему неравнодушна? Я полагал, что ты просто оказываешь услугу отцу.

Она и не знала, что Алану известно о ее необычном задании, но, впрочем, это открытие ее не особенно удивило. По мере того как старел их дед и хворал отец, Алан брал на себя все большую и большую ответственность. Она гадала о том, как много ему было известно. Она подозревала, что не все, а иначе он не был бы так спокоен.

— Я этим и занималась, — заверила она брата. — И он для меня ничего не значит, — сказала она, веря, что в этот момент так и думает.

Ее первое впечатление было правильным: Артур Кемпбелл — человек, всегда готовый удалиться. Она никогда не имела бы с ним спокойной жизни, о которой мечтала.

Глава 10

— Ты неважно выглядишь. Что с тобой творится?

Артур старался сдерживать раздражение и не показывать его, но Максорли обладал сверхъестественной способностью задеть самое чувствительное место. Да ничего с ним не творится, черт возьми!

Однако за те десять дней, что он провел вдали от замка Данстаффнэйдж, он не знал ни одной ночи покоя. В его сны постоянно вторгалась девушка с огромными синими глазами и золотистыми, как мед, волосами. Девушка, образ которой продолжал преследовать его.

Анна всегда казалась такой счастливой. И именно это в первую очередь и привлекло Артура в ней, Но он сделал ее печальной. Сказать по правде, когда он так жестоко остудил ее пыл, она выглядела сокрушенной. Он надеялся, что Анна больше не питает к нему нежных чувств. Потому что это было бы глупо. Очень глупо.

Артур стиснул зубы. Похоже, Анна вторгалась не только в его сны, но и в мысли. Она стала его наваждением.

Артур не понимал, почему не может перестать думать о ней. Он уехал, что делал всегда, как только замечал, что женщина начинала питать на его счет какие-то надежды, но на этот раз лекарство не сработало. И это держало его в постоянном раздражении.

— Приятно тебя видеть, Ястреб.

Артур внимательно оглядывал в лунном свете крупного островитянина, отмечая про себя на его лице под черными отметинами, нанесенными углем, морщины, следы усталости и напряжения. В дополнение к черненым латам и темному пледу воины Хайлендской гвардии имели обыкновение чернить углем лица, что помогало им ночью слиться с темнотой и бесшумно и незаметно двигаться среди теней.

— Не задать ли мне такой же вопрос тебе?

Человек, стоявший рядом с Эриком Ястребом Максорли, издал резкий звук, напоминающий смех, но в этом смехе скорее слышалось презрение, чем веселье.

—Жена Ястреба держит его за причиндалы. Она вот-вот должна родить, и теперь он подпрыгивает от каждого звука, думая, что это прибыл чертов гонец. — Лахлан Макруайри, известный среди Хайлендской гвардии под воинским прозвищем Аспид, с отвращением покачал головой: — Это чертовски умилительно!

Ястреб усмехнулся:

— Моя жена может делать с моими причиндалами все, что угодно, когда ей заблагорассудится. Посмотрим, что будет с тобой, когда ты женишься.

По лицу Макруайри пробежала тень, а его узкие, но пронзительные глаза засверкали в лунном свете, как у дикой кошки. И всем, как и Артуру, почудилось в этом что-то жуткое.

— Скорее в аду наступит холод, чем придет этот день. У меня уже была жена, и больше я никогда не женюсь.

Из всех воинов Хайлендской гвардии Макруайри был единственным, кого Артур не любил и кому не доверял.

Выходец из западной части Северо-Шотландского нагорья, потомок могущественного Сомерледа, короля островов, он обладал злым сердцем, гнусным характером и язвительным языком. Как змея с холодной кровью, за сходство с которой он и получил свое военное прозвище, Макруайри отличался также способностью молча, смертоносно и без промаха наносить удар.

С самого начала чувства Артура обострились и диктовали ему осмотрительность и недоверие. Но в то время, как не требовалось сверхъестественных способностей, чтобы почувствовать гнев Макруайри, нет, не гнев, а скорее ярость, Артура беспокоили неведение и сомнения, становившиеся все мрачнее с тех пор, как жена короля, его дочь, сестра и Белла Макдафф были захвачены в плен англичанами как раз в ночь дежурства Макруайри. И король думал только о том, как их вызволить из плена. Несколько месяцев он пытался освободить Беллу из ее клетки, висящей высоко над замком Берик, но эта задача оказалась невыполнимой даже для элитных воинов Хайлендской гвардии. Недавно ее освободили из этой ужасной тюрьмы, но никто не знал, где она.

Однако Макруайри был по-своему полезен. Не считая того, что он отлично владел двумя мечами, которые носил перекрещенными за спиной, он умел проникать куда угодно и также незаметно выскальзывать отовсюду. А отсутствие совести в некоторых не очень почтенных делах даже помогало. Выиграть эту войну и сохранить руки чистыми было невозможно, и потому все они запятнали их. Но Макруайри запятнал их больше остальных.

Макруайри держался особняком в Хайлендской гвардии, и большинство членов этого братства не доверяли ему, и это было правильно. Предводитель гвардии Тор Маклауд кое-как терпел его, и только Уильям Гордон и Максорли, похоже, искренне ему симпатизировали.

— Никогда не говори «никогда», братец, — сказал Максорли. — Твое несчастье в том, что ты женился не на той женщине. Когда-нибудь появится та, какую тебе надо, и все будет хорошо. — Он помолчал и бросил лукавый взгляд на Макруайри: — Если уже не появилась.

Артур заподозрил, что Максорли намекает на Беллу Макдафф, графиню Бьюкан. Она с первого взгляда невзлюбила Макруайри, и Артур думал, что эта антипатия взаимна.

— Не знаю, о чем ты болтаешь, черт тебя возьми! — злобно сказал Макруайри.

Максорли только ухмыльнулся:

— Тогда почему так злишься? Не попал ли я в самую точку, братец?

У Макруайри был такой вид, будто он готовился нанести удар.

— Меня тошнит от этих дурацких разговоров. Можешь лить свой яд, распространяясь о радостях брака, где-нибудь в другом месте. Меня это не интересует.

Широкая ухмылка Максорли, казалось, еще больше взбесила его родича.

Артур не мог поверить в то, что этот развязный морской волк всерьез превозносит преимущества брака и достоинства подходящей женщины. Личность Максорли, отличавшаяся безмерной широтой, большей, чем сама жизнь, и его неотразимое обаяние привлекали женщин почти так же, как красивое лицо Магрегора. Ястреб любил женщин, а они любили его. И трудно было поверить, что однажды он удовлетворится единственной. Если такая и существовала, то она должна была бы быть сногсшибательной.

У этого огромного викинга всегда было много женщин.

Зная по опыту, что Максорли не прекратит задевать своего родича до тех пор, пока не начнется драка, Артур попытался повернуть разговор в другое русло.

— Зачем тебе понадобилось меня видеть? Надеюсь, это что-то действительно важное, ради чего стоило рисковать.

Король принял серьезные меры, чтобы сохранить инкогнито Артура. Встречи устраивались, только если в этом возникала острая необходимость, — ему оставляли зашифрованные записки возле многочисленных каменных памятников, рассеянных по всей местности, вроде того круга из камней, где они собрались сегодня ночью.

Король Роберт дорожил связью с древним прошлым Шотландии, и камни, имевшие особый мистический смысл, казалось, напоминали его тайной гвардии о величайших воинах Шотландии.

Большей частью связь держали с помощью гонцов, и очень редко Артур рисковал, встречаясь со своими товарищами, членами Хайлендской гвардии. А после его внедрения в стан Макдугаллов принимать участие в этих встречах стало еще труднее. Он утратил значительную часть свободы передвижений, Которой пользовался, когда жил сам по себе.

Сегодня в полночь ему удалось ускользнуть из замка Дантрун, и он отчаянно надеялся, что никто не обнаружил его исчезновения.

Максорли произнес:

— Да, мы получили на прошлой неделе известие о том, что ты отправился на юг, и я рад, что ты не пропустил нашего послания.

Артур старался проверять памятники как можно чаще. Когда он увидел три камня, составленные в виде треугольника, понял, что это закодированное послание, призывающее его явиться как можно скорее. Такое же сообщение он оставил, когда покидал пещеру к северу от замка Данолли, прежде чем отправиться на юг. Пещера с выходом к морю была самым безопасным местом для целей, преследуемых людьми Брюса, и находилась она всего в несколько милях к югу от Данстаффнэйджа.

— Думаю, раз вы знали, где оставить послание, то получили и мое?

Максорли кивнул:

— Мы удивились, когда узнали, что ты покинул Данстаффнэйдж.

Артур научился сохранять бесстрастное выражение лица и не выдавать своих чувств, особенно чувства вины, отягчавшего его совесть. Он, черт возьми, не забывал о своей миссии. Просто ему было необходимо держаться подальше от замка.

— Этого невозможно было избежать, — сказал он, не утруждая себя более подробными объяснениями. — Лорн опасается, что Ангус что-то затевает. Я сопровождаю его сына Юэна, который пытается разведать, в чем дело.

— Мой кузен всегда что-нибудь затевает, — сказал Максорли, имея в виду могущественного вождя Макдональда. — Он созывает флот для битвы против Макдугаллов.

— Я так и думал.

Нападение на Макдугаллов с моря было не менее важным, чем нападение с суши. Брюс будет теснить Лорна из двух точек. Это была одна из причин, почему так ценились таланты Максорли и его сноровка моряка. Предполагалось, что он будет руководить нападением с моря.

— Лорн хорошо информирован, — сказал Макруайри.

Артур поморщился:

— Да, это так. Но я не смог узнать, как это ему удается. Поблизости не было ни одного не известного мне церковника. Да и гонцов я не видел.

Максорли улыбнулся:

— Потому-то мы и послали за тобой. Я перехватил одного из посланцев Эдуарда, когда он направлялся на север с письмом для Лорна. Лорн как раз его ожидает, хотя в нем совсем не те новости, на которые он надеется. — Он усмехнулся: — Король Эдуард отклонил просьбу Лорна послать дополнительные войска на север. И благодаря моему кузену мы теперь знаем, куда направлялся посланец.

Артуру не надо было спрашивать, как Макруайри заставил гонца заговорить. Макруайри всегда был убедителен, и ему это неизменно удавалось.

— В приорат Ардхаттан, — сообщил Макруайри.

Артур ощутил привычное волнение. Приорат находился по соседству с Данстаффнэйджем, прямо в сердце владений Лорна. Вот он, удобный случай, которого все ожидали.

— Значит, они используют клириков, — сказал Артур. Впрочем, он давно это подозревал.

— Похоже на то, — согласился Максорли. — Все, что тебе требуется, — это приглядывать за церковью и заметить, кто заберет послание. В качестве одного из рыцарей Лорна твое присутствие, даже если тебя увидят, не вызовет подозрений и дознания. Как скоро ты сможешь уехать обратно?

— Я отбываю завтра утром.

— Ты сумеешь объяснить столь внезапную необходимость вернуться в замок? — спросил Макруайри.

— Но ведь кто-то должен привезти Лорну. Я вызовусь это сделать.

Раз задача была Артуру ясна, он торопился отправиться обратно, однако ему пришлось потратить несколько минут на то, чтобы догнать остальных членов гвардии.

Максорли и Макруайри были единственными членами Хайлендской гвардии на западе, патрулировавшими море. Макей, Гордон и Магрегор находились на севере и следили за тем, чтобы дороги были свободны и не было беспорядков в графстве Росс.

Роберт Бойд по прозвищу Налетчик и его партнер Алекс Сетон, которого все называли Драконом, недавно возвратились в лагерь после успешно завершенного дела на юго-западе с сэром Джеймсом Дагласом и сэром Эдуардом Брюсом, единственным остававшимся в живых братом короля. Король Роберт потерял трех братьев в один год, и два из них пали от рук Макдауэлла, человека, присланного из Галлоуэя. Сетон тоже потерял брата.

— Налетчик и Дракон поняли наконец, что сражаются на одной стороне? — спросил Артур.

Неудачное объединение в одну упряжку Сетона, английского рыцаря, и Бойда, человека, ненавидевшего все английское, было одним из серьезных просчетов в первые дни существования Хайлендской гвардии.

— Нет, их вражда еще усугубилась, — хмуро ответил Максорли, и Артур понял, что это серьезно. — Дракон сильно изменился после смерти брата. Он обозлен, и злоба его направлена главным образом на Налетчика. — Но тотчас же его лицо озарилось улыбкой: — Однако есть и добрые новости, Догадайся, кого они привезли, захватив в плен возле замка Керлаверок в Галлоуэе?

— Кого? — спросил Артур.

— Моего старого приятеля сэра Томаса Рэндолфа.

Артур чертыхнулся, не скрывая своего удивления:

— И что сделал король?

Новость о том, что год назад юный племянник Брюса перешел на сторону англичан, явилась жестоким ударом для короля, пытавшегося вновь завоевать свое королевство.

Переход с одной стороны на другую был прискорбно частым явлением. И сам король Роберт много раз делал это в начале войны, но измена Рэндолфа случилась в особенно трудное для короля время. В момент, когда он терпел горчайшие поражения.

Максорли покачал головой, выражая свое отвращение:

— Король его простил. По-моему, он сделал это слишком легко. Особенно после того, как этот щенок имел наглость критиковать своего дядю за то, что тот сражается не как рыцарь, а как пират.

— По-видимому, Ястреб не смог его должным образом впечатлить, — сухо заметил Макруайри.

— Возможно, что и так, — сказал Максорли. — Но мне еще представится счастливый случай. Король поклялся прислать его снова ко мне, чтобы потренировать в боевых искусствах.

Артур поднял бровь:

— Почему у меня такое чувство, что в конце концов молодой рыцарь не избежит наказания?

Максорли с самым невинным видом пожал плечами:

— Я сделаю из этого парня настоящего горца. — Он бросил на Артура лукавый взгляд: — Надеюсь, ты еще не забыл моей науки, сэр Артур? Ты отлично выглядишь в рыцарской одежде.

Шутка была слишком похожа на правду.

— Отвяжись, Ястреб. Хочешь, чтобы я показал тебе?

Максорли хмыкнул:

— В другой раз. Моя жена будет очень недовольна, если от нее явится посланец, а меня не окажется на месте. И тебе пора обратно в замок Дантрун, пока они не обнаружили, что ты улизнул.

Они уже попрощались, когда Артур кое о чем вспомнил.

— Вот, — сказал он, вытаскивая и передавая карту, которую закончил несколько дней назад. — Для короля.

Максорли взял ее и стал рассматривать в лунном свете.

— Черт возьми! Отличная карта. Король будет доволен. Она ему понадобится во время марша на запад. Я сейчас же отправлю ее с гонцом.

Артур кивнул:

— Я пришлю весточку, как только смогу.

— Айрсон ан Леомхан! — сказал Максорли, что означало «За Льва!».

Это было боевым кличем Хайлендской гвардии и символом королевства Шотландия.

Артур повторил этот клич и скользнул в темноту, не зная, когда увидит товарищей снова и увидит ли вообще. На войне ни в чем нельзя было быть уверенным.

Артур оказался на месте менее чем через сутки. С позиции позади поросшего травой холма к востоку от приората у него был хороший обзор подхода к церкви.

Основанный Данканом Макдауэллом, лордом Аргайлла, примерно семьдесят пять лет назад, приорат Ардхаттан был одним из трех монастырей в Шотландии. Он не очень много знал об уставе этого нечасто встречающегося ордена, кроме того, что, по слухам, кодекс их образа жизни был суровым.

Расположенный всего в шести милях от Данстаффнэйджа на северном берегу озера Лох-Этайв, Ардхаттан был идеальным местом для того, чтобы отправлять из него гонцов. И Артур сосредоточил на нем внимание сразу по прибытии сюда месяц назад. Однако несмотря на то, что он постоянно не выпускал приорат из поля зрения, кроме одной-двух женщин из деревни, у монахов не бывало посетителей.

Теперь же, когда западня была расставлена, Артуру оставалось только ждать, и он надеялся, что в конце концов получит ответы на все свои вопросы. Эти ответы должны были приблизить его к завершению миссии, возложенной на него королем Робертом, и увидеть, как Джон из Лорна заплатит за то, что сделал с его отцом.

Четырнадцать лет — большой срок, но Артур помнил все так, будто это произошло вчера. В двенадцать лет ему отчаянно хотелось произвести впечатление на человека, которого он почитал, как короля. Он помнил даже, как солнце играло на доспехах его отца и вокруг него образовалось ceребряное сияние, когда Кэлен Мор, Великий Колин, собрал своих телохранителей во дворе замка Иннис-Хоннел, готовясь к битве.

Колин посмотрел сверху вниз на сына, которого по большей части не замечал.

— Он слишком мал. Его убьют, и дело с концом.

Артур попытался было что-то сказать в свою защиту, но Нил взглядом заставил его замолчать.

— Позволь ему быть с нами, отец. Он уже достаточно взрослый.

Под пристальным отцовским взглядом Артур старался не ерзать, и все же ни разу за все двенадцать лет своей жизни Он не чувствовал себя таким ущербным: низкорослый, тощий, слабый и вдобавок ко всему еще не умевший держаться естественно.

«Я вовсе не уродец», — думал он.

Но в глазах отца видел недоверие и разочарование.

— Да он даже не удержит в руках меча, — сказал отец.

И стыд за него, который Артур уловил в его тоне, резал, как нож. Он будто видел его мысли: «Как случилось, что у меня родился этот странный тощий недоносок?»

— Я присмотрю за ним, — сказал Нил, опуская руку на плечо Артура. — К тому же он может оказаться полезным.

Отец нахмурился, не одобряя напоминание о странных способностях Артура, но все-таки кивнул. И намек на возможность его помощи во взгляде отца вселил в Артура надежду.

— Позаботься только о том, чтобы он не путался под ногами.

Артур был слишком взволнован, чтобы вслушиваться в его речь и сдерживаться. Возможно, это был счастливый случай. Может, он наконец сможет доказать отцу, что его особые способности помогут, как сказал Нил.

Но в тот раз этого не произошло. Он слишком нервничал. Был перевозбужден. Слишком старался и слишком многого хотел и ждал. И вкладывал в это дело слишком много эмоций. И его чувства на этот раз не сработали, как обычно.

Они приблизились к границе, разделявшей владения Кемпбеллов и Макдугаллов, миновали восточный берег Лох-Авих и оказались возле караванного пути, проходившего по холмам на территории Лорна, старого пути гуртовщиков и пилигримов, направлявшихся на остров Иона. Он и Нил ехали верхом впереди с разведчиком, предвидя внезапное нападение врагов на узкой дороге.

Они вброд переправились через небольшой ручей и остановились возле Лох-на-Срейнге.

— Чувствуешь что-нибудь? — спросил Нил.

Артур покачал головой, сердце его билось отчаянно, а по лбу струился пот. Ему предстояла его первая битва, и теперь, когда возбуждение слегка ослабло, накатили страх и беспокойство.

— Нет, ничего не чувствую.

И тут они услышали. За их спиной, не дальше чем в пятидесяти ярдах по другую сторону поросшего лесом склона долма раздались звуки приближающейся атаки.

Нил выругался и приказал Артуру укрыться за деревом.

— Стой здесь и не двигайся, пока я не приду за тобой.

К своему ужасу, Артур почувствовал, что глаза его наполнились слезами, и это только добавило отвращения к себе. Как он мог так оплошать? Почему его чутье подвело?

Все это произошло по его вине. Ему был предоставлен шанс показать себя, показать свои умения и навыки, а вместо этого он подвел людей, которые поверили в него.

— Я так сожалею, Нил.

Браг ободряюще улыбнулся:

— Твоей вины здесь нет, малый. Ведь это твой первый бой. В следующий раз будет лучше.

Казалось, прошли часы до того, как звуки битвы стаяли слабее, но Нил все еще не приходил за ним. Опасаясь, что что-то могло случиться с братом, Артур почувствовал, что больше не в силах ждать. Он осторожно направился к полю боя.

И тут вдруг остановился: его чувства снова обострились. Звон стали о сталь, как ему показалось, слышался со всех сторон, но слева от него раздался едва слышный звук. Артура охватила паника, и он бросился вперед. Его меч волочился по листьям и грязи, и он старался не споткнуться, огибая деревья и карабкаясь вверх по склону холма. Он нашел укромное место за большим валуном и спрятался.

И тут увидел их — двоих мужчин на некотором расстоянии от остальных, там, где дорога по холму была скрыта за поворотом. Они яростно дрались у устья небольшого водопада. Сражающимися были его отец и их враг Джон Макдугалл, лорд Лорн.

Артур затаил дыхание. Мужчины дрались яростно, но в конце концов победу начал одерживать отец Артура.

Когда Джон Макдугалл был почти повержен, отец Артура поднял меч, однако вместо того, чтобы опустить его на голову противника, приставил острие меча к его шее.

— Битва окончена, — сказал его отец. — Отзови своих людей. Сегодня выиграли Кемпбеллы.

Артур бросил взгляд на другую сторону холма, туда, где находился брод через ручей, и увидел, что слова отца справедливы. Тела врагов были рассеяны по траве на берегу ручья, а вода в ручье покраснела от крови.

— Сдавайся, — приказал отец, — и я подарю тебе жизнь.

Под забралом шлема Артур видел глаза Лорна. Его взгляд пылал ненавистью. Он долго молчал, но в конце концов кивнул и промолвил:

— Хорошо.

Кемпбеллы одержали победу!

Артур преисполнился гордости. Отец был самым великим воином из всех, кого он видел.

Великий Колин опустил меч и пошел прочь. Но в сердце Артура шевельнулось недоброе предчувствие, и все же его крик, предупреждающий об опасности, запоздал. Отец обернулся, и в это время Джон Лорн нанес ему кинжалом удар в живот.

Артур замер, оцепенев от ужаса. Отец зашатался, упал на колени и с устрашающей и мучительной медлительностью испустил последний вздох.

Когда воины Лорна бросились за Артуром, он успел убежать. Макдугал так и не узнал, кто из сыновей предупредил Колина об опасности.

Артур немногое помнил из того, что случилось потом. Почти неделю он прятался среди камней и деревьев, слишком испуганный, чтобы двинуться с места. Когда наконец он вернулся к замку, то был почти полумертвым.

Когда он немного поправился, то рассказал Нилу, как умер отец, но к тому времени было слишком поздно опровергать версию Макдугаллов, ведь они считали, что одержали победу, хотя никто не догадывался, что могущественный вождь Кемпбеллов был повержен предательским ударом.

Вскоре после этого Лорн осадил замок Иннис-Хоннел, Кемпбеллы были вынуждены сдаться. В тот день Артур дал себе клятву восстановить справедливость по отношению к отцу. Он поклялся уничтожить Макдугаллов за предательское убийство. Он поклялся, что чувства его никогда не возьмут верх над разумом. И четырнадцать лет он ждал своего часа и делал все, чтобы стать одним из самых сильных и великих воинов Северо-Шотландского нагорья, таким воином, каким бы смог гордиться его отец. И вот теперь ему представился счастливый случай. Он не мог допустить, чтобы что-нибудь могло помешать осуществить эту клятву. Он должен идти по избранному пути. Артур прислонился к стволу ближайшего дерева. До наступления темноты оставался еще час или около того, он мог расслабиться. После яростной скачки на север было приятно просто спокойно посидеть. Он всего лишь должен узнать, кто станет гонцом, и не вмешиваться, когда люди Брюса будут перехватывать посланцев и письма.

Однако Артур никак не мог расслабиться.

И не только западня, приготовленная для посланцев недруга, заставляла его мускулы завязаться тугим узлом, но и перспектива возвращения в замок.

Там ему предстояло снова увидеть ее, Анну…

Он не мог заставить себя не думать о ней. И было ясно, как день, что он тоскует по ней, что она проникла в самое его сердце.

Господи, какой же он болван! Ну почему он все время думает о ней?

Еще один месяц, уговаривал себя Артур. Побыть вдали от нее еще несколько недель, и с этим будет покончено. Как только он узнает, кто гонец, сразу поймет, в чем состоит план Макдугалла. А к тому времени, как начнется битва, его миссия будет завершена. Он уедет и никогда больше не вернется.

Осознав, что ничего не ел с утра, Артур вытащил из сумки кусок вяленой говядины и овсяную лепешку, съел их и запил водой из ручья, которую набрал в свою кожаную бутыль. С отсутствующим видом он оглядывал поросший травой холм. И вдруг его сердце сделало бешеный скачок. На мгновение он оцепенел. В душе возникло столь сильное томление, что ему стало даже трудно дышать. Как умирающий от голода смотрит на еду, он смотрел на девушку, о которой грезил всю прошлую неделю, будто она материализовалась из его снов. Хотя она была еще далеко и на ней был плащ с капюшоном, наброшенным поверх золотых волос, он ее узнал. И ощутил ее близость всем своим существом.

Нервы его были напряжены, пока он смотрел, как Анна выходит из лодочки и поднимается по травянистому склону от пристани к монастырю.

Он пытался разглядеть ее лицо в угасающем свете дня. Потребность ее видеть, уверял он себя, означала, что он хотел убедиться, что с ней все в порядке, и из-за этого он чуть было не забыл, где находится. Прежде чем осознать, что делает, он шагнул вперед.

И тотчас же с бранью спрятался за дерево, прежде чем кто-нибудь его заметил.

Что, черт возьми, она здесь делает?

При ней была ее обычная корзинка, и снова ее сопровождал всего один телохранитель. У Анны было удивительное свойство появляться не в то время и не в том месте. Точно так же, как возле церкви Эйр…

Он замер. Правда внезапно поразила его, как удар в лицо.

Нет, это невозможно!

Однако он не верил в совпадения. Или Анна Макдугалл обладала столь таинственным и опасным свойством появляться именно там, где не должна была быть, или она и была гонцом.

Она посланница Макдугалла!

И письма его были в ее корзинке под пирогами или где-то под ее одеждой.

Артур вспомнил, как она занервничала в деревне. Как сунула ему в руки младенца и унесла на кухню свою корзинку. Как побледнела, когда он упомянул, что аромат ее булочек напомнил ему о голоде.

И она же должна была взять серебро в церкви Эйра.

Все это время правда была совсем рядом, под самым носом. Как он мог быть так слеп?

Он сурово сжал губы. Теперь ему стало ясно, почему это произошло: он ее недооценивал. И это произошло дважды. Потому что она была хорошенькой, юной и невинной, потому что она казалась такой уязвимой и нежной, потому что она была девушкой, он так и не задался вопросом, почему она была там в ту ночь, даже после того, как понял, что она следит за ним.

Черт возьми, это было блестяще задумано! Использовать женщин в качестве курьеров. Он вспомнил о женщинах, сновавших к церкви. И ни разу не задумался о том, что Анна посредница.

Они ловко проскальзывали сквозь расставленную им сеть.

Он бы восхитился этим, если б его не потрясла более ужасная мысль. И кровь застыла у него в жилах, когда это пришло ему в голову, а по шее потекли струйки холодного пота.

Страсти Господни! Как отец мог ее использовать таким образом? Как он мог подвергать дочь такой опасности! Разве он не понимал, что могло произойти в ту ночь, когда только чудо спасло ее от смерти? Ведь ее сто раз могли убить! Сердце его яростно застучало, когда Анна приблизилась к двери. Он сжал кулаки, сдерживаясь, чтобы не броситься к ней из-за дерева, не перекинуть через плечо и не унести отсюда. Он испытывал первобытную потребность спрятать, укрыть ее в каком-нибудь безопасном месте, где он мог бы запереть ее и защитить.

«Это не твое дело, не твоя забота. Не твоя!»

На лбу Артура выступил холодный пот, когда он подумал об опасности, которой подвергается Анна. А поняв причину этого страха, содрогнулся.

Анна постучала в дверь. Минутой позже появился монах. Хотя Артур напрягал слух, он не мог расслышать, о чем они говорят, потому что они переговаривались тихо. Но, судя по смущенному и извиняющемуся выражению лица монаха, Артур понял, что тот сообщал ей, что у него ничего нет. Ему показалось, что ее плечи поникли. Они обменялись еще несколькими словами, и Анна поспешила вернуться к лодке и сесть в нее.

Артур смотрел, как она удаляется, и понимал, что теперь его задача многократно усложнилась.

Черт возьми, ну почему она?!

Все в нем противилось его задаче. Однако держаться теперь в стороне от Анны Макдугалл он не сможет. Он должен узнать о планах Макдугалла.

Скоро начнутся военные действия, и впервые Артур спрашивал себя, удастся ли ему остаться живым.

Глава 11

Войдя в солар отца, Анна откинула назад капюшон. Поставив на стол корзинку, она подошла к камину, в котором слабо потрескивал горящий торф. Даже летом от каменных стен замка веяло холодом, а внутри гуляли сквозняки.

Мать подняла глаза от нового шелкового знамени, которое вышивала, и хмуро посмотрела на дочь:

— Где ты была, Анни, любовь моя? Уже поздно.

Анна поцеловала ее.

— Относила пироги монахам в приорат.

Она встретила взгляд отца. Его лицо потемнело. Легкий наклон ее головы был ответом на незаданный вопрос.

— Ты наказала приготовить отвар из новой целебной травы, который порекомендовал мне отец Гилберт для лечения? — спросил отец, обращаясь к матери.

— Ох, совсем забыла! — воскликнула она и вскочила со своего кресла. — Сейчас же попрошу кухарку приготовить его.

Как только дверь за ней закрылась, отец повернулся к Анне:

— Король Эдуард не ответил?

Анна покачала головой:

— Иначе мы бы давно получили от него ответ.

Отец встал и принялся расхаживать по комнате, и с каждым шагом гнев его разгорался сильнее.

— Чертовы разбойники Брюса, должно быть, перехватили его письмо. Похоже, что больше половины наших писем не доходят до адресата, даже если нам помогают женщины. Но, раз мы не слышим ни слова о том, что солдаты уже на марше, думаю, можно считать, пока нам ничто не угрожает. Молодой Эдуард слишком занят, пытаясь спусти свою шкуру, и совершенно не думает о том, что нам нужна помощь.

После всего, что ее отец сделал для короля Эдуарда I, Анна не могла поверить, что новый король оставил его.

— Может, отправить еще одно послание?

— На это не остается времени, — раздраженно ответил отец. — Англичане действуют медленно. Они везут с собой весь свой скарб, включая посуду и мебель, и потому потратят недели на то, чтобы добраться до севера. Даже если бы Эдуард передумал, ему потребовалось бы время, чтобы поднять своих людей. Брюс и его свирепая банда мародеров будут здесь раньше, чем англичане погрузят свое добро на телеги.

Анна пыталась не принимать гнев отца на свой счет. У него были все основания для недовольства. Их враг насту пал на них, а на помощь им не спешил никто. Как и король Эдуард, граф Росс пока что не ответил на их мольбу о помощи и о том, чтобы объединить силы.

Становилось до боли ясно, что они один на один будут сражаться с Брюсом. И их будет восемьсот человек против трех тысяч.

От страха у Алны сдавило горло. Макдугаллы были отчаянными воинами, а ее отец одним из лучших полководцев в Шотландии, но смогут ли они победить врага при таком численном перевесе?

Их положение было мрачным, даже отчаянным. Но был способ, которым она могла хоть сколько-нибудь поправить дело.

Анна сжала складки плаща, будто цеплялась за канат, чтобы удержаться на ногах.

— А как насчет Росса? — спросила она тихо. — Еще есть время, чтобы он прибыл.

Отец бросил на нее пронизывающий взгляд.

— Да, но, как я уже сказал, он не появится.

Прочла ли она в его взгляде упрек? Сожалел ли он теперь, что предоставил ей право выбора?

Анна вздохнула, пытаясь унять бешеное сердцебиение. На ее коже выступили бисеринки холодного пота. Грудь ее так сильно сдавило, что ей стало трудно дышать. Все инстинкты восставали против того, что она собиралась предложить, но выбора не было. Муж был самой малой ценой за выживание клана. Если бы понадобилось, ради этого она вышла бы и за самого дьявола.

— Что, если я дам ему основание пересмотреть свои позиции?

Отец взглянул на нее. По задумчивому блеску его глаз она догадалась, что он и сам собирался предложить ей это.

— Может, мне лично обратиться к графу? — Анна помолчала, продолжая отчаянно сжимать край плаща, так, что кровь отхлынула от кончиков пальцев. В ушах у нее стучало. Она слышала бешеное биение своего сердца.

«Все будет хорошо. Я сделаю все, как надо».

Сэр Артур был высоким, мускулистым и по-своему мрачно-красивым, но возле него она не испытывала нервной дрожи. Возможно, она преодолела свою неприязнь к воинам.

Сэр Артур. Ее сердце сжалось. Перед глазами мелькнуло его лицо, но Анна постаралась изгнать этот образ. Он ничего для нее не значит. Если на мгновение при воспоминании о нем сердце ее затрепетало, то она могла его успокоить. Даже если бы все сложилось по-другому, сэр Артур довольно ясно сообщил ей о своих чувствах, точнее, об их отсутствии.

Но ей придется потратить всю жизнь на то, чтобы забыть его поцелуй.

Отец ждал, что она скажет дальше, однако слова не шли.

— Что, если… — Она замолчала и силой заставила свои губы разжаться: — Если сэр Хью все еще хочет жениться на мне, тогда я согласна принять его предложение. А в ответ, возможно, граф окажет нам милость и присоединится к нам.

С минуту отец ничего не говорил и только внимательно смотрел на нее. Под его взглядом она почувствовала беспокойство.

— Думаешь, он все еще захочет на тебе жениться? Его не обрадовал твой отказ.

Щеки Анны вспыхнули, потому что она не подумала о возможном осложнении. Отец был прав. Молодой рыцарь разозлился. Его гордость была уязвлена, когда она ему отказала.

— Не знаю, но стоит попытаться.

— Мать этого не одобрит, — ответил отец и бросил взгляд на дверь. — Сейчас, когда Брюс и его люди рыщут по дорогам, они стали небезопасны.

Анна уже подумала об этом.

— Если со мной будет Алан, беспокоиться не о чем. Мы возьмем с собой большую свиту телохранителей.

Отец кивнул и почесал подбородок.

— Хорошо, — сказал он наконец. — С Аланом ты будешь в безопасности.

Он улыбнулся, и Анна с трудом подавила разочарование. Какая-то часть ее надеялась, что он откажется от этой мысли. Отец наклонился и поцеловал ее в макушку.

— Ты добрая девочка, Анни, любовь моя.

Обычно Анна расцветала от его похвал, но сейчас испытала желание заплакать. Ее счастье не имело большой цены, и все-таки чего-то оно стоило.

Он приподнял ее лицо за подбородок и заставил ее посмотреть ему в глаза. Она моргала, стараясь видеть ясно сквозь застилавшую зрение жаркую влажную дымку.

— Ты знаешь, что я не стал бы просить об этом, если бы существовал другой способ.

По щеке Анны сползла одинокая слезинка, губы ее задрожали, но она заставила себя улыбнуться:

— Знаю.

Сейчас это было их единственной надеждой. И не важно, что ей этот ход казался неправильным. Она должна была это сделать. Потому что ничего другого не оставалось.

Когда Анна вышла из солара отца, сдерживаемые слезы хлынули из ее глаз бурным потоком. Эти слезы знаменовали утраченную надежду, надежду на то, чего она хотела, но не смогла осуществить…

Артур вернулся в замок поздним вечером и не видел леди Анну. Он хотел бы ее увидеть, но не знал, как пройдет их встреча, ведь после поцелуя в казарме они пока не говорили.

Артур не хотел подавать Анне несбыточных надежд. Он совершил ошибку, поцеловав ее, и (о Господи, что это была ша ошибка!) романтические отношения между ними невозможны.

Артур понимал, что ему придется нелегко. Возможно, Анна всю неделю думала об их поцелуе. И, Бог свидетель, он и сам не мог думать ни о чем другом. Но продолжения не будет.

Когда на следующее утро Анна вошла в большой зал, чувства Артура взыграли, как будто он увидел ее впервые. Они казались ярче, острее.

Он впитывал взглядом каждую мелочь в ее облике, начиная от золотистых прядей, выбившихся из-под бледно-голубой вуали и обрамлявших лоб и виски, до вышитого корсажа из тонкого шелка, облегавшего ее фигуру, полную соблазнительных изгибов.

«Не смей…»

Его взгляд спустился на ее грудь, и во рту у него пересохло. Он мог видеть (а возможно, только вообразил) слабо сметные очертания ее сосков под туго натянутой тканью. Воспоминания нахлынули на него, и жаркая кровь придала к его чреслам.

Он ощущал жар, возбуждение и телесный голод.

Как, черт возьми, он мог смотреть на нее и не вспоминать своих ощущений, когда прижимал ее тело к своему? Как не мог смотреть на ее чувственный розовый рот и не вспоминать сладостного вкуса и нежности ее губ?

Господи! Единственное, чего бы он хотел, — это бросить на постель и кануть в беспредельное забвение.

Иисусе! Он должен перестать думать об этом, он должен перестать терзать себя мыслями о невозможном. Артур чувствовал пристальный взгляд брата, но не мог отвести от Анны глаз. С каждым шагом, приближавшим ее нему, сердце его билось все отчаяннее, а каждый нерв вибрировал, пока он мысленно готовил себя к тому моменту, когда она его заметит, и старался сделаться нечувствительным к этому.

Но когда она приблизилась, он ощутил неловкость. Что-то было не так.

Она не улыбалась. Ее глаза не сверкали лукавством и радостью. А ее смех… этот светлый искрометный смех, который он готов был слушать часами, больше не был слышен. Он так привык к ее неиссякающей веселости, к неизменно хорошему настроению, к ее легкомысленному очарованию, которые, казалось, освещают весь зал, что в отсутствие всего этого в комнате будто потемнело.

Черт возьми, оказывается, он ранил ее гораздо больнее, чем полагал!

На мгновение ему показалось, что она просто пройдет мимо и не посмотрит на него. Но их глаза встретились.

Артур ждал ее реакции, ждал, что румянец вспыхнет на ее щеках, что она смутится.

Но вместо этого она замерла, будто окаменела.

Чувства и мысли леди Анны можно было прочесть у нее на лице. Именно это он находил пленительным и неотразимым. Детскую невинность и волнение, и эту бесценную ранимость. Но то, что раньше было открыто для него, теперь оказалось замкнутым и недоступным. Только на мгновение он почувствовал на себе ее холодный взгляд, потом она отвернулась. Будто он перестал существовать.

Он умел владеть своими чувствами. Умел сдерживаться и быть другим. И прежде у него не возникало подобных побуждений. Но хватило одного холодного взгляда Анны Макдугалл, и в нем пробудились первобытные инстинкты, варварские желания, бродившие в крови.

Он как будто достиг своей цели. Жестоко и грубо отверг ее, и это сработало. Но, как по иронии, теперь, когда он не хотел ее равнодушия, она охладела к нему.

— О! Здесь, по-моему, холодновато. Кажется, увлечение девушки прошло. Принимая во внимание то, как ты старался ее отвадить, ты должен быть счастлив, — сказал Дугалд.

Артур попытался изобразить беспечность, которой не чувствовал. Анна его уязвила, но будь он проклят, если признается в этом Дугалду.

— Она милая девушка, и ничего больше.

—И кажется еще милее, оттого что недосягаема для тебя.

Артур пожал плечами:

— Если я и хочу чего от нее, то вовсе не того, что может дать невинная молодая женщина высокого происхождения.

Дугалд хмыкнул и хлопнул брата по плечу.

— Я чувствую твою боль, братец. Мне и самому доводилось испытывать нечто подобное. Я знаю одну девицу, чей талантливый ротик может исцелить тебя. Я пришлю ее к тебе.

Взгляд Артура скользнул по возвышению, на котором сидела леди Анна.

Ни одна из женщин брата не интересовала его. Однако он приподнял уголок рта в кривой полуулыбке и спросил:

— Готов со мной поделиться, брат? Непохоже на тебя. Но в моем случае в этом нет надобности. Я сам могу найти для себя женщину.

Если бы он захотел, к его услугам было бы несколько женщин, из которых он мог бы выбирать. Сложность заключалась в том, что он этого не хотел.

Дугалд пожал плечами:

— Как угодно. — Он с ухмылкой подался вперед. — Но ты не знаешь, чего лишаешься!

Он вернулся.

Анна попыталась загнать подальше предательское томление в груди и заставила себя не смотреть в его сторону и е думать о нем.

Сэр Артур не для нее. Ее судьба предопределена. Она приняла решение. Отец рассчитывал на ее помощь. Для сожалений и раздумий не оставалось времени. Пусть даже появление сэра Артура вызвало в ней взрыв нежелательных чувств.

Гордый рыцарь с его мрачной красотой был привлекательнее всех остальных в этом зале. И вне всякого сомнения, он был самым сильным.

Щеки Анны запылали.

Он смотрел на нее с мрачной настойчивостью, и от этого ей хотелось бежать.

Нужно выдержать только один день. Завтра она уедет в замок Олдирн, королевскую твердыню на севере, удерживаемую графом Россом, а потом все изменится.

Где ее костюм?

Анна была готова забыть об утренней прохладе и отправиться в путь в любой одежде. Должно быть, служанка уже уложила костюм и плащ в дорожный сундук.

Анна откинула крышку деревянного сундука и с облегчением вздохнула, увидев сверху серо-сине-зеленый шерстяной костюм.

Набросив на плечи плащ, она взяла на руки Сквайра и поспешила вниз по лестнице.

Прежде чем выйти, она выглянула из-за двери, чтобы убедиться, что путь свободен и во дворе никого нет. Ей не хотелось столкнуться нос к носу с сэром Артуром. Она понимала, что ведет себя нелепо. Сэр Артур делал все возможное, чтобы избежать встречи с ней, но что-то в его взгляде вчера насторожило ее.

Анна пересекла двор и направилась к конюшне. Оказавшись в безопасности, она спустила с рук скулящую собачку и послала мальчика, обслуживавшего конюшни, за Робби.

Анна не знала, куда направится, когда окажется за стенами замка, но ей очень хотелось покинуть это массивное каменное сооружение с огромным двором.

Неожиданно отворилась дверь, и щенок разразился возбужденным лаем.

— Проклятие! — выругалась Анна.

Ей не нужно было даже смотреть на дверь, чтобы понять, кто вошел.

Анна закрыла глаза и прочитала молитву, моля Господа даровать ей стойкость. А открыв глаза, посмотрела на сэра Артура.

Их взгляды встретились.

—Вижу, вы вернулись, сэр Артур, — произнесла она холодно.

Но попытка царственного безразличия провалилась, потому что голос ее предательски дрожал. Одно дело было не обращать на сэра Артура внимания в заполненном людьми зале и совсем другое — в маленькой конюшне, где они оказались наедине.

Он смотрел на нее… внимательно и… сердито. Его лицо раскраснелось, и только линии вокруг рта побелели, да жилка на виске билась сильнее обычного.

Сердце Анны бешено заколотилось. Куда подевался Иен? Мальчик должен был уже вернуться.

Должно быть, Артур прочитал ее мысли. Его глаза потемнели, и это еще больше выбило ее из колеи. У него не было оснований гневаться на нее.

— Мальчик не придет. Я сказал, что провожу вас сам… куда пожелаете.

«О Господи! Нет!» Она не хотела никуда ехать в его обществе и вообще быть с ним рядом.

Анна вскинула подбородок, не желая показывать, что сэр Артур ее пугает.

— В этом нет необходимости.

Он сделал шаг к ней. Улыбка, зазмеившаяся на его губах, заставила Анну почувствовать себя мышью в когтях у кошки.

— Боюсь, вам требуется сопровождение. Если вы покинете замок, я поеду с вами. — Он окинул ее взглядом и произнес: — Думаю, вы кое-что забыли.

Совершенно сбитая с толку, она спросила, запинаясь:

— Ч-что?

— Вашу корзинку.

Она замерла. Глаза ее расширились. Едва ли он мог узнать…

Анна вздохнула чуть ли не с облегчением, когда он добавил:

— Еще ни разу не видел, чтобы вы покинули замок без этой корзинки.

Он очень наблюдательный.

Раздосадованная тем, что сэр Артур выбил ее своим вопросом из колеи, Анна постаралась поскорее успокоиться.

— Я собиралась только проехаться верхом, а вовсе не навещать кого-нибудь в деревне.

Артур бросил на нее внимательный взгляд, и снова Анне стало не по себе: неужели он что-то знает?

Возбужденное тявканье Сквайра отвлекло Артура, и он посмотрел на щенка, прыгающего у его ног.

— Сидеть, — сказал он голосом, не допускающим возражений.

Сквайр тотчас же сел и уставился на него взглядом, полным обожания.

— Вашего пса следует научить хорошим манерам.

Анна сжала губы.

— Сквайр любит вас, — промолвила она и тут же подумала: «Бог знает почему».

Артур прищурился:

— Обычно инстинкты животных безошибочны.

— Обычно, — согласилась Анна, стараясь, чтобы у него не осталось сомнений, что в этом случае все обстояло иначе.

В его глазах снова появился опасный блеск.

— А как насчет вас, Анна? Что говорят ваши инстинкты?

Бежать. Скрыться. Убежать от него как можно дальше, чтобы спастись от боли. Ей было больно даже смотреть на него, на его квадратный подбородок, на чувственные губы, темные, с янтарными вкраплениями глаза.

Она отвела взгляд, чувствуя, как к горлу подступает ком.

— Я не прислушиваюсь к своим инстинктам.

«По крайней мере больше не прислушиваюсь. Они лгут».

Она попыталась проскользнуть мимо сэра Артура, но наткнулась на беспощадную стену его груди, твердую, как щит.

— Так вы покончили со своей слежкой?

Анна окинула взглядом его лицо: так вот о чем он думал? Господи, какое значение это имеет?

Она с трудом отвела от него взгляд и посмотрела на дверь.

— Покончила, А теперь, надеюсь, вы меня извините, но я бы хотела уйти.

Она толкнула его рукой в грудь, но успех был такой же, как если бы она толкнула утес со множеством острых углов и краев.

— Я же сказал, что поеду с вами.

— Я больше не нуждаюсь в ваших услугах. И вообще я передумала и никуда не поеду.

По тому, как сверкнули его глаза, она могла бы сказать, что ему не понравились ее слова. Дело было совсем скверное, Он, похоже, назначил себя ее рыцарем.

Мускулы на его плечах напряглись, и она подумала, не слишком ли далеко зашла. Однако губы его искривились, он подчеркнуто поклонился и сделал шаг в сторону.

— Как пожелаете, миледи. Но если передумаете, вы знаете, где меня найти.

Она проскользнула мимо него, высоко вскинув подбородок.

— Не передумаю. У меня еще полно дел до отъезда.

Сэр Артур схватил ее за плечо.

— Вы куда-то уезжаете, леди Анна?

Она попыталась скинуть его руку и яростно сверкнула на него глазами, когда он не выпустил ее.

— Не ваше дело!

Его глаза загорелись, и он притянул ее ближе к себе. Его губы оказались слишком близко к ее лицу.

— Скажите.

«Он не может меня поцеловать, — думала Анна в панике. — Я не позволю!»

— Я собираюсь замуж! — выпалила она.

Глава 12

Артур резко отпустил ее плечо, будто она его ошпарила.

«Замуж!» Это слово обрушилось на него, как будто его ударили в живот. Ему показалось, что он не может двинуться с места.

— За кого? — спросил он не своим голосом.

Стараясь не встречаться с ним взглядом, Анна принялась нервно теребить складки своей шерстяной юбки.

— За сэра Хью Росса.

Нож, вонзенный между ребер, ранил бы его не так сильно. Сын и наследник графа Росса. Артур, конечно, знал его. Этот молодой рыцарь уже сделал себе имя. Он был сильным воином, тактиком и на поле боя, и вне его.

Он был достойным соперником.

Артур сам не понимал, почему в нем закипел гнев и появилось ощущение, будто его предали.

Но Анна не принадлежала ему, будь он проклят. И не могла принадлежать. Однако это не значит, что он забыл, что между ними было.

— Похоже, миледи, прошлая неделя у вас была богата событиями. Столько перемен.

Ее щеки залил жаркий румянец.

— Детали нашего союза пока не обсуждались.

Почувствовав неуверенность в ее голосе, он посмотрел ей в глаза.

— Что вы имеете в виду? Так вы обручены или нет?

Она вскинула подбородок: несмотря на румянец смущения на щеках, он заметил вызывающий блеск в ее глазах.

— Сэр Хью сделал мне предложение в прошлом году, вскоре после того, как умер мой жених.

— Если я не ошибаюсь, вы ему отказали.

— Да, отказала. Но теперь передумала.

Артур внезапно понял, что все это значит. Не надеясь на помощь короля Эдуарда, Макдугаллы решили обратиться за помощью к Россу, предложив леди Анну в качестве поощрительного приза и дополнительной гарантии союза.

Однако Артур не мог позволить им объединиться. Союз между Россом и Макдугаллами ослабит позицию Брюса и уменьшит его шансы на победу, а его прямая обязанность — помешать этому.

Артур бросил на нее суровый взгляд.

— А вы уверены, что сэр Хью примет внезапную перемену в ваших намерениях?

— Я вовсе в этом не уверена. — Она намеренно ответила язвительно. — Но сделаю все возможное, чтобы убедить его.

Артуру не нужно было гадать, чтобы понять, что она имела в виду, и реакция его была мгновенной. На долю секунды его захлестнула такая ярость, что он почти утратил контроль над собой. Однако смог взять себя в руки.

Анна оказалась в плену его цепкого пронизывающего взгляда.

— Так вы все это уже решили?

Она кивнула:

— Да. Это к лучшему.

То, что голос ее звучал так, будто она пыталась убедить себя, не утешило его.

— В вашем плане есть слабое место.

Анна неуверенно посмотрела на него:

— И что это за слабое место?

— Росс на севере. Дороги полны опасностей. Риск слишком велик. В любой момент Брюс и его люди могут выступить. Ваш отец этого не допустит.

Лорн был убийцей с холодным сердцем, но, похоже, он искренне любил свою дочь.

— Он уже одобрил мой план. Алан и десять телохранителей будут меня сопровождать. Брюс, возможно, и безжалостный бандит, но он не ведет войну с женщинами.

Артур сделал усилие, чтобы обуздать свой гнев. Должно быть, Лорн в отчаянии, если согласился на это. Подонок сделает что угодно ради победы. Он даже готов рискнуть благополучием дочери.

— Но вас могут ошибочно принять за гонца. В темноте ведь не так легко отличить мужчину от женщины.

Неужели она уже забыла, что чуть было не погибла в Эйре?

Иисусе, стоило Артуру подумать, какой опасности она подвергалась, как кровь застывала у него в жилах.

— Мой брат защитит меня. Я уверена, что все будет хорошо.

Кровь шумела у Артура в висках: и сто мужчин не смогут обеспечить ей безопасность.

— Это безрассудно. Вы не можете ехать. Это слишком опасно. Пошлите гонца вместо себя.

По тому, как упрямо она вздернула подбородок, он понял, что совершил ошибку. Для такой прелестной и нежной девушки она обладала удивительной решительностью.

— Я все обдумала. Вам меня не разубедить! — выпалила Анна и рванулась наружу.

Некоторые женщины могли быть податливыми и слабыми, черт возьми! Но Анна не из таких. Она готова отстаивать свое мнение до конца и ни на дюйм не уступит.

Однако если она проявляет такое безрассудство, то, может, хотя бы ее отец не окажется таким же упрямым?

Люди Брюса рассеяны по всему Аргайллу — они постоянно совершают внезапные вылазки, нападают на обозы с продовольствием и делают все возможное для того, чтобы посеять хаос и вызвать страх в сердцах врагов. Война велась не только на поле боя, но и в человеческом сознании.

Конечно, телохранителей Макдугалла будет нелегко победить, но какая-нибудь стрела угодит в грудь Анны гораздо раньше, чем они сообразят, что совершили ошибку.

Артур убеждал себя в том, что беспокоится прежде всего из-за угрозы делу, хочет предотвратить опасный союз Макдугаллов.

Но на самом деле он думал не о гонцах и не об альянсе. Больше всего его беспокоило то, что жизни Анны угрожает реальная опасность.

Он должен был отвратить Лорна от его глупого плана. А если ему это не удастся…

Нет такой адской кары, которая позволит ему бросить Анну в одиночестве. Если она сделает хоть один шаг за стены замка, он тотчас же окажется рядом, чтобы защищать ее.

И одну вещь он знал совершенно точно: ни за что на свете Анна не станет женой Хью Росса.

— Что-то не так, Анни? Похоже, ты огорчена.

Анна посмотрела на Алана, ехавшего рядом с ней.

Проделав этим утром часть пути по воде, им предстояла еще дальняя дорога.

Хорошо бы и оставшаяся часть путешествия оказалась такой же легкой.

По иронии судьбы они следовали той же дорогой, какой прошлой осенью пересекал Северо-Шотландское нагорье Брюс и где захватил четыре могучих замка, которые все еще находились в руках мятежников. Чтобы избежать столкновения с людьми Брюса, Анне и ее людям нужно было держаться подальше от лесов. Однако лес сейчас был бы желанным местом отдыха: солнце палило нещадно, а они ехали уже четыре часа, и хотя на Анне была вуаль, ей было жарко. Она была вея липкая и потная и, как верно заметил ее брат, хмурая.

Но на самом деле Анна была в ярости. И объяснялось ее необычно скверное настроение не одним только действием погоды. Анна злилась еще и на Артура.

Весь день она не хотела даже смотреть на него, однако это не означало, что она не чувствовала его присутствия. Он ехал во главе отряда, разведывая дорогу и стараясь заметить признаки возможных осложнений.

Осложнения. Он сам был главным осложнением ее жизни.

— Со мной всё прекрасно, — заверила Анна брата, улыбнувшись вымученной улыбкой. — Просто я устала и страдаю от жары, а в остальном все прекрасно.

Алан бросил на нее долгий взгляд.

— А я подумал, что это имеет отношение к Кемпбеллу. Ты не очень-то обрадовалась, услышав, что он поедет с нами.

Брат был слишком умен и проницателен. Эти качества когда-нибудь помогут ему стать хорошим вождем, но сейчас Анна не могла их оценить.

Несмотря на отчаянные усилия держать себя в руках, Анна с раздражением заметила:

— Он не должен был вмешиваться в наши дела.

Когда отец сообщил ей, что сэр Артур пытался уговорить его отказаться от путешествия, Анна с трудом в это поверила. Не добившись успеха, Кемпбелл попросил разрешения сопровождать их. Он утверждал, что его опыт лазутчика поможет обеспечить их безопасность. И к ужасу Анны, отец согласился.

Поэтому вместо того, чтобы не обращать на сэра Артура внимание всего один день, ей предстояло терпеть его присутствие много дней, а возможно, даже и несколько недель подряд.

Неужели он намеренно мучил ее? То, что она должна была сделать, было тяжело и без него.

— Он рыцарь, Анна. И разведчик. Ему полагается сообщать о позициях врага. И в отличие от тебя я не могу сказать, что не рад тому, что он присутствует в наших рядах. Если он так хорош, как утверждает, мы можем его использовать.

Анна в ужасе посмотрела на брата:

—Ты согласен с отцом?

Она заметила, что он сжал губы. Алан никогда, не критиковал отца открыто, даже если, как теперь, был не согласен с его решением.

— Я бы предпочел, чтобы ты оставалась в Данстаффнэйдже, хотя понимаю, почему отец настоял на твоей поездке. Росс будет сговорчивее, если ты сама к нему приедешь. — Он улыбнулся: — Ты ведь кокетка, Анни, любовь моя, притом обольстительная.

Губы Анны дрогнули.

— Ты слишком заботлив, брат, но я люблю тебя.

Алан рассмеялся, и Анна против воли тоже ответила смехом.

Услышав ее смех, сэр Артур обернулся, и на мгновение их взгляды встретились. Но Анна сделала резкое движение головой и отвернулась — она не могла на него смотреть, не испытывая острой боли в груди. Почему ей было так невыносимо больно?

От Алана не укрылся этот инцидент. Он мгновенно обрел трезвость чувств, и взгляд его снова стал пристальным и цепким.

— Ты уверена, что все закончилось, Анна? Мне кажется, между тобой и сэром Артуром что-то происходит. Ты к нему неравнодушна?

Трепет в груди подсказал Анне, что брат прав, как бы ей ни хотелось, чтобы все было иначе.

— Мы можем обратиться к Россу с просьбой о союзе и без обручения, — с нежностью сказал ее брат. — Ты не должна жертвовать своим счастьем ради сделки.

В груди Анны поднялась волна чувств. Как ей повезло с братом! Она сознавала, что немногие мужчины способны чувствовать, как он. Обычно при заключении брака между людьми благородного происхождения счастье во внимание не принималось. Власть, альянсы, богатство — это было важно. Но любовь, обретенная Аланом в браке, предоставила брату особую, уникальную, возможность. И все же у них была более надежная возможность заручиться поддержкой Росса и союза с их кланом. Алан знал это так же хорошо, как она.

К тому же помощь семье Анна никогда не рассматривала как жертву. Тем более что она совсем ничем не жертвовала, ведь сэр Артур ясно и недвусмысленно дал понять, что между ними ничего не может быть.

— Все в порядке, Алан. Ни о чем не волнуйся, — ответила Анна твердо.

Уверенность в ее голосе, должно быть, убедила его, поэтому некоторое время Алан еще ехал рядом с ней, а позже присоединился к своим людям.

В первый день они проехали довольно много и достигли Лох-Лохи, прежде чем решили остановиться на ночлег в гостинице, расположенной у южной оконечности озера. Маленькое каменное строение с соломенной крышей выглядело древним, но, принимая во внимание его расположение поблизости от Римской дороги, Анна решила, что так и должно быть.

Тело Анны затекло. Весь День, проведенный в седле, сказывался болью в ее ногах, ягодицах и спине, и ей казалось, что она чувствует последствия каждого часа этого долгого дня. Она была благодарна тому, что наконец-то обрела кров и постель, какой бы бедной ни казалась гостиница. Она вымылась, наскоро поужинала и без сил повалилась на кровать, рядом с которой на соломенной подстилке похрапывала Берта.

Однако их вторая ночь была не столь благополучной. В эту, следующую, ночь ее постелью стал соломенный матрас в лесу к югу от озера Лох-Несс.

Этот и без того долгий день показался ей еще длиннее.

Артур в течение всего пути постоянно сообщал о своих разведывательных операциях, и для того, чтобы избежать опасных столкновений, путешественники по временам удалялись от основной дороги, а это означало, что вместо двадцати пяти миль езды они ехали все тридцать пять, притом по густым лесам и пологим холмам Лохабера.

Анне казалось, что они проявляют слишком большую и неоправданную осторожность. До сих пор на пути не случилось ничего необычного. Они встречали крестьян, рыбаков, а случалось, и группу путешественников. Если люди Брюса и держали дорогу под наблюдением, то никак себя не проявляли.

Может, эти дополнительные мили пути были придуманы сэром Артуром специально, чтобы помучить ее?

Анна не привыкла к столь долгому путешествию верхом, и к вечеру, когда она спустилась с коня, у нее дрожали ноги. Она умылась прохладной водой из реки, но даже это не помогло ей избавиться от усталости.

Не спеша вернуться в лагерь, Анна улучила момент, чтобы насладиться уединением. Густой полог листьев над головой и мягкий мох под ногами, казалось, поглощали все звуки. Иногда до Анны доносились слабые отголоски разговора, но в остальном было удивительно тихо, и она испытала большое умиротворение с того момента, как они отправились в долгий путь.

Два дня, в течение которых Анна прилагала отчаянные усилия, принуждая себя не смотреть на сэра Артура, принесли свои плоды. Но, несмотря на то что она не обращала на него внимания и каждый раз, когда он смотрел в ее сторону, отворачивалась, она до боли явственно ощущала его присутствие рядом.

Анна не представляла, сколько еще это продлится и выдержит ли она дорогу. Зачем ему понадобилось их сопровождать?!

Испустив тяжелый вздох, Анна отвернулась от реки. Ее журчание немного успокаивало нервы, но все равно на сердце было тяжело. Если она не вернется через несколько минут, как обещала, Берта поднимет панику и пошлет за ней брата. К тому же стало смеркаться.

Анна сделала всего несколько шагов по лесу, когда из тени вышел какой-то человек и загородил ей дорогу.

Сердце ее отчаянно забилось, и она едва не закричала от страха, но крик замер, потому что она узнала Артура.

— Зачем вы за мной следите? — спросила она с возмущением. — Вы напугали меня до смерти!

— Вам нельзя ходить одной! — ответил он так же резко.

— Но я не была одна, — сказала Анна с натянутой улыбкой. — За мной шпионили вы.

Она испытала подлинное удовлетворение, когда увидела, что губы его сжались в недовольной гримасе. Было ужасно приятно осознавать, что она смогла хоть как-то задеть его.

Артур бросил на нее долгий проницательный взгляд.

— Я уверен, что вы хорошо разбираетесь в этом деле.

Теперь настал ее черед сжать губы.

Артур стоял слишком близко. Хотя брат и остальные мужчины были совсем рядом, в его обществе Анна чувствовала их обоюдное уединение гораздо сильнее, чем хотелось бы. Наедине с ним она не чувствовала себя в безопасности.

Она многое вспоминала — его поцелуи и привкус гвоздики на губах. Или то, как рябью перекатывались его мускулы в мерцании свечи, или как его влажные волосы ниспадали волнами на шею и вились вокруг лица, или как от него пахло…

Он не брился, и щетина на подбородке придавала ему грубоватый и опасный вид, который — черт бы его побрал! — только добавлял ему привлекательности.

Разозлившись на себя зато, что после всего произошедшего он все еще привлекает ее, Анна попыталась проскользнуть мимо него, однако он загородил ей дорогу.

— Вам нет причин беспокоиться, — сказала она. — Я уже собиралась вернуться.

Артур схватил ее за руку, чтобы удержать.

— Когда в следующий раз соберетесь покинуть лагерь, не делайте этого в одиночку.

Щеки Анны вспыхнули от гнева, вызванного его повелительным тоном. Сэр Артур Кемпбелл, рыцарь в услужении у ее отца, перешел все границы дозволенного!

— Не смейте давать мне указания! Если я не ошибаюсь, во главе нашего отряда мой брат, а не вы.

Его глаза сверкнули, а пальцы крепче сжали руку. Когда он заговорил, голос его был очень тихим, а от его рта Анна не могла оторвать глаз.

— Не перечьте мне, Анна. Если хотите, чтобы я привлек к этому вашего брата, я это сделаю. У меня нет желания обращаться с вами, как с неразумным ребенком, но я сделаю все, что потребуется, чтобы обеспечить вам безопасность.

В его голосе было что-то, от чего она почувствовала тревогу, и по коже ее побежали мурашки.

— В чем дело? Где-то поблизости мятежники? Вы что-то видели?

Сэр Артур покачал головой:

— Пока что нет.

— Но что-то почувствовали?

Взгляд Артура, полный мрачных подозрений, метнулся к Анне. Неужели она пытается завлечь его в ловушку, заставив признаться, что догадывается о его особых способностях? Но нет, кажется, она ничего не знает.

Артур пожал плечами и убрал руку с ее плеча.

— Я чувствую опасность. И вы должны быть осторожны. Не стоит впадать в заблуждение и полагать, что здесь никого нет, раз вы никого не увидели.

Смущенная тем, что в его словах чувствовалось подлинное беспокойство, Анна кивнула:

— Я буду поступать, как вы просите.

Они оба знали, что он не просил, но похоже было, что его удовлетворило ее согласие, и не было смысла придираться к тому, в какой форме это согласие было выражено.

Анна знала, что ей следует уйти, но все же помедлила и задала вопрос, который мучил ее всю дорогу:

— Почему вы здесь, сэр Артур? Почему настояли на том, чтобы сопровождать нас?

Он отвел глаза. Ее вопрос смутил его.

Артур сжал зубы и выпятил подбородок:

— Я подумал, что смогу пригодиться вашему брату.

— Это единственная причина?

Он посмотрел на нее сверху вниз, и его взгляд словно пронзил ее насквозь.

— Раз вы не послушались моего предостережения, у меня не было иного выбора, кроме как поехать самому и удостовериться, что вы доберетесь до места назначения благополучно.

Так он хочет благополучно доставить ее в объятия другого мужчины?

— О, я уверена, сэр Хью оценит ваши услуги.

Артур напрягся от ее слов, и глаза его засверкали, как огонь лесного пожара. На мгновение Анне показалось, что он прижмет ее к стволу дерева и поцелует, но он этого не сделал. Вместо этого он сжал кулаки и с яростью посмотрел на нее.

— Не испытывайте моего терпения, Анна.

Однако на нее больше не действовали увещевания.

— Не испытывать вашего терпения? А разве вам не все равно? В ту ночь в казарме вы высказались с полной ясностью. Вы приказали мне держаться подальше от вас. Не помните?

— Помню, — сказал Артур.

То, как вдруг охрип его голос, показало ей, что он помнил не только это.

Воспоминания, возникшие у обоих, будто наэлектризовали воздух между ними.

Анна не понимала, зачем она это делает, однако решилась задать очередной вопрос:

— Вы передумали?

В другое время Артура восхитила бы ее дерзость. Анне были присущи искренность и откровенность, и эти качества делали ее непохожей на других женщин. Но сейчас эти качества не казались Артуру привлекательными. Почему она не была застенчивой и робкой? Тогда бы он легче справился со своими чувствами.

Он знал, что ведет себя, как идиот, однако два дня пребывания рядом с Анной, два дня, когда он мог наблюдать за ней и видеть, что она отворачивается, встречая его взгляд, и вообще ведет себя с ним, как с наемным воином, довели его терпение до предела. Он не мог вынести еще одного вечера, не мог смотреть, как она порхает по лагерю, смеется, разговаривает с телохранителями… А ему она явно намеренно не улыбнулась ни разу.

Ему, черт возьми, нравилось оставаться в тени, но находясь вдалеке от Анны, он испытывал томление и голод по ее улыбке и смеху, по исходящему от нее свету. Он хотел, чтобы Анна обратила на него внимание, но он только еще больше раздразнил себя. Ему хотелось прижать ее к стволу дерева и овладеть ею. Он почти чувствовал, как ее руки обвиваются вокруг его шеи, как ее ноги обхватывают его бедра и как он входит в нее медленно и глубоко. Он чувствовал, как ее тело прижимается к нему, как ее возбужденные соски прижимаются к его груди, как они оба сливаются в экстазе.

Проклятие!

Артур заерзал, стараясь прийти в себя, но его возбужденное мужское естество не поддавалось уговорам.

«Соберись с силами. Думай о своей миссии. Стой достаточно близко, чтобы видеть ее, но не настолько близко, чтобы дотронуться».

На него рассчитывали слишком многие. Он должен думать о том, что для него важнее всего. А важным для него было увидеть Брюса на троне, позаботиться о том, чтобы он смог одолеть своих врагов. И Джона Лорна в том числе.

Это был шанс Артура увидеть своего врага поверженным, увидеть, как он расплачивается за то, что сделал с отцом.

Артур хотел справедливости, отмщения, восстановления прав.

Кровь за кровь. Именно это правило управляло им на протяжении многих лет. Он посвятил свою жизнь великой цели, стремился стать великим воином, величайшим, насколько это было для него возможно, и мысль о том, чтобы уничтожить Лорна, была главенствующей в его сознании.

В течение четырнадцати лет его подругой была холодная целеустремленность. Стальная решимость довести свое дело до конца во что бы то ни стало. Однако никогда еще ему не приходилось вести такую отчаянную борьбу, чтобы остаться верным своей цели.

Артур сделал шаг назад, пытаясь рассеять пелену желания, окутавшую его. Но тело сопротивлялось. Не обращать внимания на страсть становилось все труднее. Он дошел до самого края.

Артур не ответил сразу, и Анна сказала:

— Ну?

Неужели он передумал?

Артур покачал головой:

— Нет.

Ничего не изменилось. Она все еще оставалась дочерью человека, которого он собирался уничтожить. Единственное, что было для них в будущем, — предательство. И он не стал бы ухудшать дело.

Если ее и разочаровал его ответ, она этого не показала.

Похоже, она знала, что он так ответит.

— Тогда почему вы все это делаете? Почему ведете себя так, будто вас волнует, за кого я выхожу замуж? Вы не хотите меня, но и не хотите, чтобы я досталась кому-нибудь другому. Это так?

Артур выругался сквозь зубы.

— Мне и самому это не нравится.

На самом деле он говорил правду. Анна приперла его к стенке. Он ревновал, черт возьми. Хотя и не имел на это права. У них не было будущего. Но мысль о том, что Анна выйдет за другого, была для него невыносима.

Она встретила его взгляд.

— В таком случае объясните мне, — сказала она спокойно, — что вы чувствуете ко мне.

Иисусе! Это было последнее, о чем он хотел говорить. Только она могла задать такой вопрос. Анна Макдугалл была не робкого десятка. Она была прямой и бесхитростной. Не умела притворяться.

О Господи! Она была удивительной.

Никакие тренировки не могли заставить его стоять спокойно, не переминаясь с ноги на ногу. Никогда еще Артур не чувствовал себя до такой степени загнанным в угол.

— Это сложно, — промямлил он уклончиво.

Она продолжала смотреть на него, будто искала в его лице то, чего в нем не было.

— Это не ответ. — Анна опустила глаза. — Я не хочу, чтобы вы сопровождали меня к жениху.

Ее голос был таким же напряженным, как и плечи.

Артур тоже не хотел сопровождать ее, но у него не было выбора.

Она снова подняла на него глаза. Из этих ослепительно синих бездн на него изливалось тепло.

— Пожалуйста, оставьте меня в покое.

Нежная мольба в ее голосе взывала к его совести, однако его миссия оставалась на первом месте.

Она повернулась и удалилась царственной походкой, как королева.

Ради них двоих он хотел бы оставить ее в покое. Однако он не мог подвергнуть Анну опасности и не мог допустить, чтобы враги Брюса объединились. Оставалось потерпеть еще несколько недель. Через несколько недель все закончится. Ему удавалось преодолевать и более серьезные препятствия.

Все, что он должен сделать, — это выстроить линию обороны, смести со своего пути преграды и приготовиться к окончательной осаде.

Глава 13

Что-то было не так.

Артур почувствовал это, когда ехал с двумя воинами Макдугаллов чуть впереди остального отряда. Он насторожился, и все его нервы напряглись.

Опасность.

Третий день их путешествия клонился к вечеру. Езда вдоль западного берега озера Лох-Несс отняла больше времени, чем предполагалось, однако не оттого, что они старались избежать встречи с людьми Брюса, а оттого, что мост возле Инвермористона оказался смытым. Если бы с ними не было Анны, они могли бы попытаться переправиться по бурлящим водам, но вместо этого проехали еще пять миль до другой переправы, изменив первоначальный путь.

В результате они оказались у южной оконечности леса Кланмор намного позже, чем планировали. Из Кланмора они должны были повернуть на восток и удалиться с дороги, чтобы не столкнуться с мятежниками, занявшими замок Эркарт.

Хотя Артуру лучше работалось одному, Алан Макдугалл настоял на том, чтобы его сопровождали двое из его воинов.

Артур не мог сказать брату Анны, что его люди скорее станут помехой, чем подмогой, но ему пришлось скрепя сердце согласиться.

Как только Артур почувствовал первые признаки приближающейся опасности, он поднял руку и дал сопровождавшим его людям знак остановиться. Спрыгнув с лошади, он припал к земле и прислушался. Слабые колебания почвы подтвердили то, что он уже почувствовал.

Ричард, более крупный из двух воинов, обычно служивший разведчиком Макдугалла, нахмурился и спросил:

— Что там?

Артур понизил голос:

— Поезжайте назад. Скажите вашему лорду, чтобы немедленно сворачивал с дороги.

Алекс, еще только проходивший подготовку разведчика, бросил на него странный взгляд из-под стального шлема с наносником. В отличие от Артура, Алана и горсточки остальных рыцарей, носивших шлемы, полностью закрывавшие лицо, тяжелые латы и плащ, члены клана Макдугалла были в более легких латах и стеганых кожаных поддевах, любимых горцами. Эта одежда позволяла легко двигаться во время военных действий. Не впервые Артур пожелал сбросить свое тяжелое рыцарское обмундирование и покончить с этой показухой. Младший из его спутников огляделся и спросил:

— Ты что-то услышал?

Артур снова сел на лошадь.

— Прямо на нас движется большая группа всадников.

Ричард посмотрел на него, как на слабоумного.

— А ты не ошибся? Я ничего не слышу.

Эти болваны добьются того, что их всех убьют. Сейчас было неподходящее время для любезностей, поэтому Артур схватил великана за шиворот и, хорошенько тряхнув, сказал:

— Делай, как я говорю, черт возьми! Через несколько минут будет слишком поздно. Ты же не хочешь, чтобы леди убили из-за твоей глупости?

Испуганный переменой, произошедшей в Артуре, воин покачал головой.

Артур отпустил его.

— Я покружу по лесу и попытаюсь их отвлечь. Скажи сэру Алану, чтобы он съехал с дороги. Пусть направляется на восток и мчится как можно быстрее. Если потребуется, пусть бросит повозки. Встретимся у озера.

Внезапно Ричард насторожился: до них донесся слабый стук копыт. Ричард бессознательно попятился.

— Тело Христово! Ты прав. Теперь и я их слышу, они приближаются.

Артур даже бровью не повел.

— Я поеду с тобой, — сказал Алекс.

— Нет, — заявил Артур тоном, не допускающим возражений. — Я поеду один.

Так легче избежать пленения. К тому же всегда был шанс, что он кого-нибудь узнает — Магрегора, Гордона или Макея, которые должны были находиться на севере.

— Отправляйтесь, — приказал спутникам Артур.

И те без дальнейших возражений подчинились.

Некоторое время Артур двигался между деревьев параллельно со всадниками Хайлендской гвардии, а потом метнулся к ним.

Теперь начиналась самая сложная часть плана, как увести их от отряда Макдугалла, но не оказаться слишком близко к ним, чтобы его не смогли взять в плен.

Он подъехал довольно близко и теперь мог разглядеть всадников. Судя по виду, это был боевой отряд, состоявший из десяти человек. Все они были вооружены до зубов, в пледах темных цветов, черных шлемах и воинских плащах, подчерненных смолой. Такая одежда помогала слиться с ночью, и это практиковалось Хайлендской гвардией, а позже стало применяться многими другими воинами Брюса. Обычно при виде столь устрашающей военной силы у Артура появлялось сомнение в своих силах. Его готовили к самым худшим условиям, но в данном случае эти люди знали местность лучше, чем он, и потому обладали преимуществом. Один неверный шаг, и он мог оказаться в ловушке.

И все же он тоже имел некоторые таланты, которых не было у них. У него было чутье, острое, как лезвие бритвы, а также он обладал огромной силой и хорошо умел сливаться с тенями.

Впереди Артур увидел просвет между деревьями. Вот оно!

Стиснув зубы, он опустил голову и рванулся к этому просвету. Претворившись, что не замечает воинов, он круто свернул влево, делая вид, что хочет остаться незамеченным.

Когда до него донесся боевой клич, он понял, что они его увидели. Он не стал замедлять движение, чтобы убедиться, что они клюнули на приманку. Услышав стук копыт за спиной, он улыбнулся и пришпорил коня — охота началась.

Анна старалась не думать о времени, о том, что уже становилось поздно. Но по мере того как сгущались сумерки и луна все выше поднималась в небо, ей становилось труднее убедить себя, что все обстоит хорошо.

Страх, несколько сдерживаемый, пока царила суматоха, вызванная усилиями избежать встречи с вражескими солдатами, теперь, когда они оказались в безопасности, вернулся с удвоенной силой. И с каждым истекающим часом он усугублялся, потому что Артура до сих пор не было.

Он мог мучить ее сколько угодно — ей было все равно. Только бы он вернулся целым и невредимым. Она плотнее запахнула плащ и сказала себе, что не должна волноваться. Артур уведет врагов в сторону, устроив веселую гонку, а чтобы вернуться назад, ему понадобится много времени.

Но как долго это будет продолжаться?

Анна прикусила губу, пытаясь подавить растущую панику.

Его не поймают и не убьют. Но он один против целого отряда, а случиться может всякое. Но если бы с ним произошло что-то плохое, она бы знала. Сердце наверняка подсказало бы ей.

— Рагу восхитительно, миледи. Пожалуйста. — Берта протягивала ей ложку. — Попробуйте хоть чуть-чуть, — добавила служанка, уговаривая Анну, как пятилетнюю девочку.

Анна покачала головой и выдавила слабую улыбку:

— Я не голодна.

Берта нахмурилась, и в уголках ее добрых карих глаз образовались тонкие морщинки. Она могла быть упрямой и раздражительной, как старая коза.

— Вам нужно что-нибудь съесть, а иначе вы не выдержите дорогу.

Анна и без того чувствовала себя больной от беспокойства. А при мысли о пище ее начинало тошнить.

Она с трудом проглотила поднявшуюся к горлу желчь и сказала:

— Хорошо, я поем. Но попозже.

Берта похлопала ее по руке и ласково заметила:

— От того, что вы будете морить себя голодом, он не вернется быстрее.

Анна была слишком встревожена, чтобы притворяться, что не поняла намека.

— Думаешь, с ним что-то случилось?

Берта сжала ее руку и печально покачала головой:

— Не знаю, моя девочка. Право, не знаю.

Сердце Анны мучительно сжалось: раз Берта даже не пытается ей солгать, значит, дело действительно обстоит плохо. Они погрузились в молчание: Анна невидящим взглядом уставилась на пламя костра, а Берта доедала свое рагу.

Услышав за спиной треск ветки, Анна вздрогнула. Сердце ее подскочило и забилось быстрее. Она обернулась, рассчитывая увидеть рыцаря на коне. Так и случилось. Она увидела рыцаря и подумала, что это Артур. Но сердце тотчас же упало от разочарования, потому что это был всего лишь ее брат.

Алан спрыгнул с коня и привязал его к ближайшему дереву. Лицо его было мрачным, когда он приблизился к ней, и от этого сердце Анны наполнилось паническим ужасом.

— Ты что-нибудь нашел? — спросила она.

Он покачал головой:

— Нет. Никаких следов.

— Думаешь… — забормотала она, но не смогла закончить фразу.

Алан посмотрел на нее долгим взглядом.

— К этому времени он уже должен был вернуться.

Правда обрушилась на Анну, как удар молота, и из ее глаз брызнули слезы. Неожиданно ночной воздух пронзил резкий свист.

— Это часовой, — пояснил Алан. — Кто-то приближается.

Тревога произвела некоторую суету. Анна вскочила на ноги и услышала радостные возгласы.

Минутой позже сердце ее взмыло вверх, потому что в круге света появился Артур. Он был цел и невредим, и если не считать следов усталости на его красивом лице, он выглядел полным сил и совершенно здоровым.

На Анну обрушился шквал эмоций, однако ей удалось вовремя обуздать себя. Поборов желание броситься к Артуру, она осталась на месте, дожидаясь, когда он ее увидит.

На какой-то момент ей показалось, что он ищет ее взглядом.

А когда их глаза встретились, сердце ее словно остановилось и сжалось от тоски и томления.

Если бы он отвернулся от нее, холодно отверг, она смогла бы спокойно смотреть в будущее, но вместо этого, словно чувствуя ее отчаяние, он коротко кивнул, давая понять, что все в порядке.

Это было хоть и малым знаком, но все же знаком и подтверждением того, что между ними существует связь. Больше он не мог этого отрицать. Это означало, что она что-то значит для него.

Бросив на Анну последний взгляд, он отвернулся и зашагал к ее брату.

Она слышала, о чем они говорили. Артур рассказывал, что им на пути встретился большой отряд Брюса — двадцать пять человек, — и ему пришлось увести его на десять миль к северу от замка Эркарт.

Алан поблагодарил Артура за услугу, оказанную им всем, потом усадил и приказал подать ему еды и выпивки.

Они еще немного поговорили, и Алан предоставил Артуру возможность отдохнуть и поесть в одиночестве.

С возвращением Артура лагерь словно ожил: мужчины явно почувствовали облегчение от того, что Артур избежал пленения, а вот Анна, наоборот, помрачнела. Происходило что-то странное. Никто не подошел к Артуру, кроме ее брата. Вместо похлопывания по плечу, грубоватых шуток и обычных поздравлений, мужчины бросали на него смущенные взгляды. А Артур, казалось, не замечал этого. Он покончил с едой, опорожнил кожаный рог с элем, который ему поднесли, и удалился от остальных под покров и уединение леса.

Анна смотрела ему вслед и чувствовала непреодолимую потребность что-нибудь сделать. Она бросила взгляд на членов клана: что с ними всеми? Почему они себя так ведут?

Не в силах выносить это и дальше, она встала и пошла на поиски брата. Алан разговаривал со своими людьми, однако, заметив ее приближение, отослал их.

— Я подумал, тебе полегчало, — сказал он.

Анна не стала притворяться, что не поняла его.

— Это так.

— Тогда чем ты недовольна, малышка?

— Я недовольна тем, как ведут себя твои люди. Почему они не благодарили его? Почему они его сторонятся?

На губах брата появилась кривая улыбка.

— А ты уверена, сестрица, что дело в них? Кемпбелл не отличается общительностью. Он предпочитает держаться в стороне.

Алан был прав, но на этот раз ее смущало что-то большее. Мужчины чувствовали себя не в своей тарелке. Они казались даже испуганными. Когда она высказала это брату, он вздохнул и покачал головой.

— Сегодня, когда наши люди поехали вместе с ним на разведку, произошло что-то странное. Ричард рассказал об этом мне и, возможно, кое-кому еще. Похоже, что Кемпбелл услышал всадников задолго до того, как они появились. Ричард сказал, что это что-то нереальное. У сэра Артура очень чуткий слух.

Восторг, который Анна могла бы испытать, поняв, что ее собственные подозрения о том, что Артур каким-то непостижимым образом узнавал о приближении опасности, подтвердились, померк, однако сейчас ее занимало другое.

Разве это главное?

От возмущения ее щеки запылали ярким румянцем.

— Но это же нелепо! Неужели неясно, что он спас нас всех? Они должны испытывать благодарность, а не заниматься клеветническими измышлениями. Разве он виноват, что у него так хорошо развито чувство опасности?

— Согласен, но ты ведь знаешь, какими суеверными могут быть горцы.

Это их не извиняет.

— Верно. И я поговорю с Ричардом и попытаюсь положить этому конец.

Анна выпрямилась, что прибавило ей роста на целую ладонь по сравнению с ее обычными пятью футами.

— Сделай это, а не то я сама поговорю с ним. Сэр Артур стал изгоем из-за того, что помог нам. Кровь Господня, Алан! Без его «противоестественных» способностей мы бы все были мертвы!

Алан надолго задержал на ней взгляд, и то, что он увидел, взволновало ее. Он помрачнел, однако вместо того, чтобы отчитать сестру, только кивнул.

Анна уже собралась уйти, но Алан остановил ее:

— Завтра вечером мы прибываем в Олдирн, Анна.

Она повернулась и ответила ему вопросительным взглядом.

— И что?

— Если ты не раздумала заключать брак, тебе лучше оставить сэра Артура в покое.

Она заколебалась, понимая правильность его слов, однако не могла не поступить так, как уже решила, — ей необходимо поблагодарить сэра Артура, даже если их люди не хотели этого делать.

Она нашла его возле озера. Он сидел на низком валуне и смотрел на воду. Должно быть, он только что искупался, потому что волосы его были влажными, а одет он был лишь в простую льняную рубаху, тунику и кожаные штаны. Он сидел, склонившись над своей кольчугой, и полировал ее тряпицей, смоченной в оливковом масле. Лицо у него было довольно мрачное.

Анна знала, что он услышал, как она приближается. Однако он даже не повернул головы. Подойдя ближе, Анна смогла рассмотреть, что он счищает с кольчуги… кровь.

Не задумываясь, она бросилась вперед, опустилась возле него на колени и положила руку ему на плечо.

— Вы ранены?

Лунный свет упал на его лицо.

— Кровь не моя, — сказал Артур.

Анна испытала облегчение и испустила радостный вздох. Его лицо не выдало ничего, но в голосе она расслышала сожаление: казалось, он был расстроен тем, что остался жив. Неужели его взволновала смерть одного из врагов? Может, воинам не так легко убивать, как она предполагала? По крайней мере сэру Артуру это было нелегко, с Значит, сэр Артур Кемпбелл уязвимый?

— У вас не было выбора, — сказала Анна тихо.

Он мгновением дольше удерживал ее взгляд, потом посмотрел на руку, которая все еще лежала на его плече. И тотчас же Анна почувствовала интимность этого прикосновения и поспешила убрать руку.

Артур продолжил оттирать кровь с кольчуги, и Анна привела рядом с ним на низкий камень.

Несколько минут она молча наблюдала за ним.

— Зачем вы здесь, Анна?

— Хотела поблагодарить вас за то, что вы сделали сегодня.

В ответ он только пожал плечами:

— Я выполнял свою работу.

Анна прикусила губу, припоминая, как гневалась на то, что Артур вмешивался в ее дела.

— Похоже, вы были правы, — согласилась она. — Я благодарна вам за то, что вы принимаете участие в нашем путешествии. Мы все благодарны. — Она с раздражением сжала губы. — Хотя кое-кто из наших людей имеет обыкновение выражать свою благодарность странным образом.

Плечи Артура заметно напряглись.

— Что вы имеете в виду?

— Воины, что были вместе с вами, говорят, что вы почувствовали присутствие всадников прежде, чем это заменили остальные. Похоже, их напугало то, что вы знаете наперед о том, что должно, случиться.

Артур так долго молчал, что Анна подумала, что не дождется ответа.

— Все это не так, — сказал он наконец. — Это всего лишь ощущение, предчувствие. Мои чувства острее, чем у других. Вот и все.

— Острее? — переспросила она. — Да они необыкновенные.

Ей показалось, что от ее похвалы ему стало не по себе.

— Вы спасли нас всех!

Артур бросил на нее пронзительный взгляд.

— Оставьте это, Анна. Это не важно.

По-видимому, он и в самом деле не придавал этому значения, и это только усугубляло дело.

— Как вы можете так говорить? Вас это не беспокоит? Наши люди должны быть вам благодарны за то, что вы сделали, они должны восхищаться вашими необыкновенными способностями, а не вести себя, как дети, испуганные гоблинами, которые скрываются под кроватью.

Ее гнев, вызванный несправедливостью, проявленной на его счет, похоже, не был оценен должным образом. И снова Анна почувствовала, что этот разговор его смущает. Артур сурово посмотрел на нее.

— Меня это не волнует, и не стоит осложнять дело, превознося мои действия. Я не хочу, чтобы ваши люди говорили о том, чего не было. Забудем это, иначе все станет только хуже.

Он поднялся. Надел через голову изящную, тонкую кольчугу и принялся пристегивать оружие. Несмотря на интимность момента, Анну это не смутило. Напротив, ей казалось это естественным. Будто она всю свою жизнь наблюдала за тем, как он одевается, как готовится идти на войну.

— Что вы будете делать, когда война закончится? — спросила Анна.

Вопрос смутил Артура. Он замер и прервал свое занятие.

По правде говоря, он никогда не задумывался об этом. Война много лет заполняла его жизнь, и все, что он умел делать, — это сражаться. Сначала рядом с братом Нилом, позже — как член Хайлендской гвардии. Он был профессиональным воином. Одним из лучших.

Но разве он хотел только этого? Разве он стал бы воевать, если бы у него был выбор?

Когда отец будет отмщен, а Брюс прочно утвердится на троне, что он будет делать тогда?

Его наградой станут земли и богатая невеста. И этого будет вполне достаточно.

Внезапно Артур ощутил странную тяжесть в груди. Он хотел бы получить Анну. Но это желание невыполнимо…

— Думаю, все будет зависеть от исхода войны, — сказал он наконец.

Даже в полумраке Артур мог различить ее бледность, но Анна быстро оправилась.

— Есть единственный исход. Вы не знаете моего отца — он никогда не проигрывает.

Артур замер. Он знал это лучше других, потому и был здесь.

— Брюс и мятежники будут побеждены, а правосудие восторжествует, — сказала Анна.

И хотя она говорила, как добрый и верный солдат Макдугалла, Артур ощутил за этой бравадой ее хрупкость и уязвимость. Анна цеплялась за иллюзии. Но должно быть, и она понимала мрачные перспективы, а иначе ее бы здесь не было.

— И все же вы направляетесь к Россу, чтобы заключить сделку в обмен на его помощь.

Глаза ее засверкали в лунном свете.

— Это не так!

Нет, это было именно так, и его задачей было обеспечить провал этой сделки. Он не хотел быть жестоким, но ей следовало трезво посмотреть в лицо реальности.

Маятник склонялся не в пользу Макдугаллов. Брюс выигрывает войну.

— А что, если вы проиграете, Анна? Что, если Росс не согласится послать людей вам на помощь? Что тогда?

— Отец что-нибудь придумает. — В ее голосе зазвучало отчаяние, и Артур уже готов был потянуться к ней, чтобы тешить, но вовремя сдержался; — Почему вы так говорите? — спросила она. — Вы говорите как мятежник. Зачем вы здесь, если не верите в нашу победу?

Артур едва не выругался. Анна была права. И скоро она и cam узнает, насколько права.

Его внутренности стянуло в тугой узел, когда он подумал о том, что будет, если Анна узнает правду. Он хотел бы смягчить удар. Но удастся ли ему?

— Именно поэтому я здесь, Анна. Потому что верю и наше дело. Верю, что победа будет на стороне правых. Но в жизни не всегда бывает так, как мы рассчитываем. Я не хочу, чтобы вы страдали.

Он помолчал и вернулся к вопросу, который она задала минуту назад:

— Когда война окончится, я рассчитываю получить обещанное — земли и другие награды.

Анна склонила голову, и между ее бровями залегла тонкая морщинка:

— Другие награды? О каких наградах вы говорите?

Он молчал, и внезапно Анна поняла, о чем он говорил. Она едва не задохнулась от потрясения, Ее лицо выразило слишком много.

— Вы говорите о невесте? Вам обещана невеста?

Артур коротко кивнул.

— Кто она?

— Одна из богатейших невест западной части Северо-Шотландского нагорья, сводная сестра Лахлана Макруайри, Кристина, Леди Островов.

— Не знаю, — солгал Артур. — Найдется кто-нибудь подходящий, когда война закончится.

И снова он пожалел о том, что Анна не умеет скрывать своих чувств. Боль, отразившаяся на ее лице, вызвала у него желание совершить что-нибудь стремительное и необдуманное, например, заключить ее в объятия и дать обещания, которые он никогда не сможет сдержать.

— Понимаю, — произнесла она слабым голосом. — Почему вы мне сразу не сказали?

Он ответил долгим взглядом.

— Но вы же мне тоже не сказали.

Анна вздрогнула. Должно быть, она забыла, куда они направляются. Но Артур не забыл.

С каждой милей, приближавшей их к замку Олдирн и к Россу, Артур чувствовал все большее беспокойство. Оно все е нарастало и нарастало. Он знал, что должен что-то сделать, чтобы предотвратить этот альянс, сделать что-то ради успеха своей миссии. Но что?

Возможно, ему ничего и не придется делать. Возможно, Росс откажется возобновить разговор о помолвке. Нет, тут он ошибается! Одного взгляда на прелестное лицо Анны достаточно, чтобы понять несбыточность этих надежд. Сэр Хью никогда от нее не откажется. Он мгновенно схватит свою добычу.

— Идемте. Нам пора возвращаться, — сказал Артур. — Уже поздно, а завтра нам предстоит долгий путь.

Анна взяла его за руку, и по его телу разлилось тепло.

Артур ощутил… удовлетворение. Будто и не было ничего более естественного, чем чувствовать эту маленькую ладонь в своей руке.

Все его инстинкты требовали, чтобы он держал эту ладонь и не отпускал, но вместо этого он разжал пальцы, и ладонь выскользнула из его руки.

Они молча вернулись в лагерь.

Они сказали друг другу достаточно. А возможно, и слишком много.

Глава 14

— Вам не нравится еда?

Звук голоса сэра Хью вывел Анну из задумчивости. Как давно она смотрела отсутствующим взглядом на свой поднос с едой, отщипывая крошечные кусочки от корки хлеба ничего не произнося?

На щеках Анны вспыхнул румянец смущения, и она попыталась улыбкой замаскировать свою оплошность.

— Нет, еда восхитительная. — Чтобы доказать это, Анна положила в рот кусочек говядины и сделала вид, что наслаждается едой, хотя не ощущала ее вкуса. Когда она закончила жевать, извинилась: — Боюсь, я слишком устала от нашего путешествия и сегодня вечером едва ли смогу составить приятную компанию.

Они прибыли в замок Олдирн две ночи назад. Последний день путешествия оказался изматывающим, но, к счастью, обошелся без приключений. Анна втайне надеялась, что до прибытия сюда ей еще раз удается поговорить с сэром Артуром наедине, однако была разочарована — он не избегал ее, но и не искал ее общества.

В ту ночь у озера что-то изменилось. По крайней мере для нее. Он позволил ей заглянуть в укромный уголок своей души, который приоткрывал нечасто. Должно быть, какая-то его часть нуждалась в ней. И что было важнее, он не оттолкнул ее.

О, почему он ее не оттолкнул? Если бы он это сделал, ей было бы намного легче.

В ней росло ощущение несчастья. Она кое-как сдерживалась, чтобы не заплакать.

Не хватало еще, если она разрыдается посреди трапезы. Уж это бы точно впечатлило сэра Хью.

Сэр Хью Росс был крупным мужчиной и выглядел намного старше своих двадцати трех лет. У него был холодный безжалостный взгляд, и держался он очень уверенно.

Хью ответил Анне понимающей улыбкой, однако эта улыбка почти не смягчила его суровых черт.

— Вас очень утомила дорога, да еще вы чуть не столкнулись с мятежниками. — Его лицо помрачнело. — Брюса следовало бы лишить рыцарского звания зато, что он стал предводителем этой шайки отъявленных разбойников. Вам очень повезло, что вас вовремя предостерегли и посоветовали свернуть с пути.

Продолжая смотреть на нее, Хью погладил свою остроконечную бородку. Анна не могла отвести взгляда от его сильных рук. Эти руки могли с такой же легкостью раздавить или убить человека, с какой она переломила бы ветку.

— Говорят, сэр Артур Кемпбелл отличился? Младший брат мятежного Нила Кемпбелла?

Анна кивнула. Обычно она очень нервничала в обществе сэра Хью, во многом именно из-за этого и отказалась от помолвки с ним. Теперь же чувство неловкости усилилось. Улыбаться и отвечать на его вопросы было для Анны чистой мукой. Сэр Хью всегда смотрел на нее так, будто читал ее мысли. Неужели и сейчас она не смогла скрыть своих чувств?

Она не видела сэра Артура с момента их прибытия сюда, но ей все время казалось, что он за ней наблюдает. И в известной степени это объясняло ее беспокойство.

Любезничать с одним мужчиной под свирепым взглядом другого было нелегко. Однако ей следовало быть обворожительной с сэром Хью, даже если ей не очень-то этого и хотелось.

— Нам очень повезло, что мы добрались до вас живыми и невредимыми, — сказала Анна, чувствуя, что сэр Хью ловит каждое ее слово.

Она не понимала, что с ней творится, потому что никогда прежде не испытывала трудностей подобного рода. Ей всегда легко было разговаривать с людьми, а сейчас она очень волновалась.

— Почему вы так нервничаете? — спросил сэр Хью.

Щеки Анны вспыхнули.

— Вам нечего бояться, леди Анна, — сказал он, по-видимому, усмотрев в этом повод позабавиться. — Я совершенно безобиден.

Должно быть, на ее лице появилось выражение недоверия, потому что сэр Хью бросил на нее взгляд и тихонько хмыкнул:

— Ну, может быть, не совсем безобиден.

Анна улыбнулась шутке и впервые за все время почувствовала себя непринужденно.

Она бросила на Хью взгляд из-под ресниц.

— Вы несколько… подавляете, милорд.

Он рассмеялся:

— Я принимаю это как комплимент. — Он подался к ней и прошептал: — Но с вами я буду совсем ручным, и это будет нашей тайной.

Анна улыбнулась, не в силах противиться его обаянию, и на ее щеках появились ямочки.

Сэр Хью Росс обаятелен, и у него есть чувство юмора. Этих качеств она раньше никогда не замечала в нем.

— Думаю, милорд, мне это придется по нраву. — Она почувствовала, как к ней возвращается прежняя отвага. — А если вы будете почаще улыбаться, то это во многом облегчит дело.

Она подняла на него глаза: да, когда он улыбался, он не казался таким устрашающим.

Сэр Хью усмехнулся:

— Я так и сделаю. — Он помолчал. Анна смотрела на его пальцы, ласкающие резную ножку кубка мягкими, ленивыми движениями, почти чувственными. И ее смущение и неловкость отчасти вернулись. — Я очень счастлив, леди Анна, что вы решили предпринять это путешествие на север.

Ее румянец стал гуще. Анна поняла, на что он намекал — сэр Хью был склонен возобновить разговор о помолвке.

Казалось бы, после этого она должна была испытывать облегчение: ведь для этого она и приехала сюда. Помолвка могла спасти ее семью. Но почему у нее возникло ощущение ужасной тяжести в груди?

Анна застенчиво кивнула, внезапно осознав, что не может посмотреть ему в глаза, опасаясь, что во взгляде прочтет слишком многое. Скоро, скоро уже все свершится, и она ничего не сможет изменить. Скоро она будет принадлежать другому.

Но ее личные чувства не имели значения. Она должна была быть счастлива тем, что внесет свою лепту в дело спасения семьи. Это и станет ее наградой. Разве не так?

Когда Хью обернулся, чтобы сделать знак служанке снова наполнить вином их кубки, ее взгляд неосознанно скользнул к сэру Артуру.

Их глаза встретились на одно мгновение, но и этого было достаточно, чтобы она смогла почувствовать его злость. Обычно он держал свои чувства под замком, но сегодня он выглядел как человек, с трудом сдерживающий себя.

Анна отвернулась, потрясенная силой его чувств, которые восприняла, как свои собственные.

К несчастью, она не слишком быстро отвела глаза, и сэр Хью, должно быть, заметил, как они обменялись взглядами. Она почувствовала, как он замер, сидя рядом с ней, и посмотрел на сэра Артура.

— Похоже, Кемпбелл не очень рад нашему союзу. Мне не нравится, как он на вас смотрит.

Сэр Хью взглянул на нее, чуть подняв бровь, и теперь в выражении его лица не было ленивой грации.

— Нет ли чего-то, что мне следовало знать, леди Анна?

Она мысленно прокляла Артура за его безрассудство. Он мог все испортить. И ради чего? Ему не раз представлялся случай сказать о своих чувствах, однако он этого не сделал. Теперь же было поздно что-либо менять. Да и отец рассчитывал на нее.

И все же Анна колебалась. Может, еще не поздно передумать? Сердце тянуло ее в одну сторону, а чувство долга и преданность семье — в другую. Она снова вспомнила свой разговор с сэром Артуром. То, что он говорил о возможности проиграть войну, потрясло ее. Она глубоко вздохнула и отринула все сомнения. Ее предпочтения не имели никакого значения. Она должна выполнить свой долг. Когда придет Брюс, у них будет больше шансов на победу, если Росс и его люди станут драться на их стороне.

Анна покачала головой:

— Ничего такого нет, о чем вам следовало бы знать.

Уверенность в ее голосе убедила его.

— Хорошо. — Он снова протянул к ней руку. — Пойдемте. Я хочу вам кое-что показать. И, думаю, нам надо кое-что обсудить.

Анна старалась не обращать внимания на боль в сердце и улыбнулась, хотя улыбка ее была неуверенной. Она взяла его под руку, и они вышли из большого зала.

Артуру хотелось убить Хью Росса. Ему хотелось убить его за то, что он смотрел на Анну, за то, что прикасался к ней. За те похотливые мысли, которые наверняка бродили в голове негодяя.

Сегодняшний вечер довел его до последней черты. Когда Артур увидел, как рука Хью прикрыла руку Анны, он едва не набросился на него, чтобы задушить.

Черт бы побрал его ухищрения!

Они, черт бы их побрал, смеялись. Смеялись!

Когда Росс подался вперед, чтобы что-то прошептать Анне на ухо, Артур сжал кулаки. Хорошо еще, что чаша, которую он держал в руке, была деревянная, иначе бы он раздавил ее.

Артур выругался, сознавая, что должен что-то сделать. Он должен думать о своей миссии. Сэр Хью не терял времени даром, и он не мог винить его за это. Если же он не предпримет никаких действий, чтобы предотвратить альянс, будет слишком поздно.

Артур одним глотком допил виски. Янтарный напиток обжег его горло, но ничуть не умерил беспокойства.

— Что, черт возьми, с тобой происходит, Кемпбелл? У тебя такой вид, будто ты собираешься кого-то убить.

Взгляд Алана Макдугалла многозначительно скользнул по хозяйскому помосту. Он перегнулся через стол к сэру Артуру.

— Берегись. Думаю, наш хозяин заметил твой интерес к моей сестре.

Артур не стал опровергать его слова. Возможно, Алан Макдугалл и был сыном хладнокровного деспота, но не был дураком.

— А ты здесь для того, чтобы приказывать мне держаться тише воды, ниже травы?

Слишком опытный, чтобы выдать свои мысли, Алан бросил на него ничего не выражающий взгляд.

— А ты хочешь, чтобы я тебе приказал?

Алана явно забавляло поведение Артура.

— Я просто хотел предупредить: если ты навредишь моей сестре, Кемпбелл, я тебя убью.

Хотя Алан говорил спокойно, тоном, каким говорят о Погоде, Артур понимал, что он серьезен, как никогда.

Черт возьми! Если бы Алан Макдугалл не был его врагом и сыном деспота, он мог бы быть ему другом — он ему нравился.

Артур встретил взгляд Алана и кивнул. Что ж, он все поднимает. Если он не даст осуществиться этой помолвке и подмешает альянсу Макдугаллов и Россов, то он неминуемо нанесет ущерб интересам Анны…

Анна думала, что сэр Хью поведет ее на прогулку по двору замка, но он повел ее по коридору в башню, где помещался донжон.

Королевский замок Олдирн был построен Уильямом Львом более ста лет назад. Донжон и примыкающий к нему большой зал располагались поверх массивной круглой глыбы, окруженной деревянными защитными сооружениями. Каменная стена вокруг двора замка служила дополнительной линией защиты.

По контрасту с шумом, царившим в большом зале, коридор, местами освещенный укрепленными в стенах факелами, казался особенно пустынным и тихим, и Анна испытала неловкость, оттого что оказалась наедине с сэром Хью. И хотя на горизонте еще можно было различить слабые отсветы угасавшего дня, в каменной башне было уже темно, а мерцание факелов на стенах не внушало особой уверенности.

— К-куда мы идем? — спросила Анна, стыдясь дрожи в своем голосе.

Сэр Хью ответил загадочной улыбкой, заставившей ее гадать, чувствует ли он, какое действие оказывает на нее его общество.

— Мы почти пришли.

Он остановился перед дверью в личный солар графа. Открыв дверь, Анна испытала облегчение, потому что комната была ярко освещена свечами, укрепленными в круглом железном канделябре над головой.

К сожалению, когда Хью повел ее через комнату к другой двери, она поняла, что это еще не конечный пункт их прогулки. Вторая комната утопала во мраке. Анна оставалась в безопасности освещенного солара, пока Хью зажигал свечи.

И тут у нее захватило дух. Она шумно вздохнула и, забыв о своем беспокойстве, ринулась в маленькую комнатку и стала с изумлением ее оглядывать. Посреди комнаты, как часовые, стояли стол и скамья, но именно стены вызвали восторг Анны. От пола до потолка они были уставлены многочисленными книгами на полках. Это была настоящая сокровищница. Никогда в жизни Анна не видела столько книг, собранных в одном месте.

Сэр Хью наблюдал за ней и видел, как недоверие, а потом удивление изменили ее лицо.

— Я подумал, что это может вас заинтересовать.

Анна в восторге захлопала в ладоши. Ей не терпелось прикоснуться к книгам и посмотреть их заглавия. Боже милосердный! Да здесь, кажется, были все четыре тома Кретьена де Труа!

— Это великолепно! — Она повернулась к сэру Хью. — Как вы узнали?

Он пожал плечами:

— Однажды вы как-то обмолвились, что любите читать.

Анна посмотрела на него снизу вверх и снова осознала, что неверно судила о нем.

— И вы запомнили?

Он не ответил, однако его взгляд, проникновенный и чувственный, вызвал у нее смущение, и по спине Анны побежали мурашки.

Внезапно эта маленькая комната показалась ей западней. Она посмотрела на дверь, но, намеренно или нет, он сделал движение и загородил выход.

— Почему вы привели меня сюда? — спросила Анна.

Он сделал к ней шаг. В полутьме глаза его опасно поблескивали. Приподняв ее лицо за подбородок, сэр Хью склонился к ней.

Сердце Анны бешено забилось, и ее охватила паника. Он был ниже сэра Артура, но не более чем на дюйм или два, и все же его внушительная фигура казалась угрожающей. Он занял столько пространства, что она не могла ни убежать, ни уклониться.

— Я хотел показать вам, что вы обретете, став моей женой. Эта комната будет в вашем распоряжении. Вы станете одной из самых важных дам в королевстве. Вы ведь поэтому здесь, леди Анна? Чтобы возобновить переговоры о помолвке?

—Да, — ответила она шепотом, стараясь побороть дрожь в голосе.

Он смотрел на нее вызывающе.

— Вы в самом деле этого хотите?

Сердце ее бешено забилось, и Анна заставила себя кивнуть:

— Да.

— Тогда докажите это, — потребовал Хью.

Она вопросительно посмотрела на него.

— Поцелуйте меня.

Ее глаза округлились от потрясения.

— Я… я…

Она не знала, что сказать, и отчаянно искала ответа. О Господи! Она не может его поцеловать!

Он прочел ее мысли, и взгляд его стал жестким.

— Вы играете со мной в игры, леди Анна? Уверяю вас, я не хочу, чтобы другой мужчина сделал меня рогоносцем. Вспомните, что на этот раз вы приехали ко мне, а не наоборот.

Его большой палец скользнул по ее нижней губе, и она в страхе замерла и глубоко, со всхлипом, вздохнула.

— Лучше сейчас решить, чего вы хотите. Пока не совершили ничего непоправимого. Могу вас заверить, что как только мы обручимся, я не стану терпеть эти глупости.

Щеки Анны залил жаркий румянец. Ей стало стыдно, оттого что его обвинения были справедливыми.

Она отбросила свой страх и попыталась вспомнить, зачем приехала сюда. Ей необходим этот союз. Это их последний шанс на победу. Так почему же она ведет себя так глупо?! Ведь это всего лишь поцелуй.

— Милорд, я сожа…

Он убрал руку от ее лица, и она с облегчением вздохнула.

— Нам надо вернуться в зал, — сказал сэр Хью сурово и холодно. — Ваш брат будет беспокоиться и недоумевать, куда я повел вас.

Анна кивнула, чувствуя свою беспомощность и понимая, что должна что-то сделать, но не знала что.

— Если у вас нет возражений, милорд, я вернусь в свою комнату. Я устала.

Он кивнул:

— Хорошо. Можете пока не спешить с ответом. Хотите взять почитать какую-нибудь книгу?

Ее взгляд метнулся к его лицу, потому что она поняла, что он ее искушает.

— Мы обсудим это утром.

Он повернулся к выходу, но потом, казалось, изменил свои намерения. Прежде чем Анна поняла, что он собирается сделать, Хью заключил ее в объятия и прижался губами к ее губам. Анна замерла, слишком испуганная, чтобы сопротивляться.

Его губы были холодными и жесткими, и в этом не было ничего необычного. Ведь он был мужчиной. Она уловила слабый запах вина, но поцелуй окончился скорее, чем она успела заметить что-то еще.

Хью улыбнулся, глядя на нее сверху вниз.

— У вас есть одна ночь, чтобы принять решение. Если вы согласитесь обручиться со мной, то милости просим. Завтра я ожидаю ответа. И более теплого, чем этот.

Росс понятия не имел, насколько близок был к смерти. Артур сжимал в одной руке длинный шотландский кинжал, и каждый мускул в его теле был напряжен и жаждал кровопролития. Он мог бы сделать всего несколько шагов, выскользнуть из своего укромного места в тени за дверью и вонзить кинжал в живот негодяю.

Он поцеловал ее! Он обнял Анну и поцеловал ее.

Что-то внутри у Артура оборвалось. Инстинкты требовали убить этого человека. Но в последнюю минуту что-то держало его. Если он убьет Росса, его миссии придет конец. Тогда ему придется бежать, и он потеряет возможность уничтожить Лорна.

Артуру стоило огромного напряжения воли, чтобы не двинуться с места. Он позволил Россу выйти из комнаты, позволил ему жить. На этот раз. Но Анна не отделается от него так легко. Он сделает все для того, чтобы утром она не смогла дать Россу положительный ответ. Они ни за что не обручатся. Он не позволит.

Шаги Росса стихли, и Анна вышла из библиотеки. Артур выскользнул из тени и встал у нее на пути.

— Вы шпионите за мной?! — воскликнула Анна.

Она попыталась оттолкнуть его, но он сжал ее запястья.

— Отпустите меня! Вы не имеете права!

Он втолкнул ее назад в комнату и закрыл за собой дверь.

— У меня есть все права! — прошипел он. — Вы не выйдете за него замуж!

Он видел, как вспыхнули ее щеки. Ее грудь, ее восхитительная высокая и полная грудь, о которой он не переставал мечтать, вздымалась от искреннего негодования. Упрямый подбородок был вздернут.

— Я выйду за него.

Артуру не понравился ее тон. Совсем не понравился.

— Вы не смогли его даже поцеловать. — Он склонился, вдыхая ее аромат. — Вы понимаете, как это будет, когда придется делить с ним постель?

Анна издала резкий возглас ярости. Если бы в руке у нее оказался кинжал, она бы вонзила его в сердце Артура.

— Полагаю, я привыкну к этому. Возможно, даже научусь получать удовольствие, — сказала она, чеканя слова. — Сэр Хью — красивый мужчина. И он настроен решительно. Вы так не думаете? — Ее взгляд был насмешливым. Вызывающим. Сводил его с ума. — Мне понравилось, как он целуется. Думаю, что и постель с ним я буду делить с удовольствием.

Артур схватил ее за руку и рванул к себе.

— Замолчите!

Ему казалось, что он вот-вот взорвется. Он сознавал, что слишком долго сдерживал свои чувства и теперь они завладели им целиком. Голова его закружилась. Грудь горела. Господи! Как ему было больно! Он должен остановить ее.

— Почему я должна отказаться от него? — спросила Анна, подаваясь вперед.

Ее грудь касалась его груди, и Артур вздрогнул всем телом. Его затягивало в водоворот страсти и желания.

Ему захотелось раздавить Анну в объятиях. Целовать ее. Довести до безумия, чтобы она выкрикивала его имя и ничье больше!

— Почему я должна отступиться? Сэр Хью производит впечатление человека, который знает, чего хочет, и он не допустит, чтобы кто-то помешал ему получить желаемое.

Артур понял, что она провоцирует его, но ему это было все равно.

Он тоже знал, чего хочет, будь оно все проклято. Он хочет ее!

Понимая, что битва проиграна, Артур выругался и сжал Анну в объятиях. Его губы прижались к губам Анны, и он вложил в этот поцелуй всю свою страсть.

Он целовал ее так, как никогда не целовал ни одну женщину. Он целовал ее, стараясь заставить отказаться от своих планов. Целовал, чтобы стереть ненавистные воспоминания, выжженные ею в его памяти. Он целовал ее так, чтобы она забыла о другом мужчине.

Но когда ее тело обмякло в его объятиях, молча и безусловно сдаваясь, когда ее губы раскрылись, отвечая на поцелуй, Артур забыл и о своей миссии, и об альянсе, и обо всех враждебных кланах, и о мести. Он думал только о том, что хочет, чтобы она принадлежала ему…

Глава 15

Анна знала, что сама спровоцировала его, но ей уже было рее равно. Гнев сделал ее слепой ко всему, кроме потребности проявить характер.

Она ненавидела Артура за то, что он вмешивался в ее дела, за то, что заставил колебаться, за то, что оказался у нее на пути и помешал осуществлению планов.

Она хотела защитить свою семью, и теперь, когда ей представился шанс это сделать, Артур Кемпбелл мешал ей.

Желал ли он ее? Была ли она ему нужна?

Он должен был оставить ее в покое. Потому что для них обоих время вышло.

И вот теперь он сдался. Она наконец получила свою награду. Оказалась в его объятиях, и его губы прижимались к ее губам. Он целовал ее со всей страстью и с такими чувствами, о которых она могла только мечтать.

Он пожирал ее своим ртом. Она стонала, все более глубоко и страстно отвечая на его поцелуи, и ей хотелось ощущать его всем телом, каждой клеточкой.

Руки Артура властно скользили по ее спине, бедрам, груди. Она ощущала его ответные стоны.

О Боже! Это было прекрасно! Грудь возле груди. Бедра возле бедер. Анна чувствовала, что возбуждение его нарастает. Чувствовала, как бешено бьется сердце и горит кожа.

Они были прижаты друг к другу, и все же Анне казалось, что они еще недостаточно близко.

С каждым восхитительным движением его языка и с каждым прикосновением его властных ласкающих рук в ней нарастало беспокойство. Ее отвага была не слабее его дерзости. Она хотела чувствовать его тело, и ее все сильнее охватывало хмельное желание.

Никогда еще не испытывала она ничего подобного! Словно ее тело проснулось, и она чувствовала себя более живой, чем всегда. Она с полной естественностью отвечала на его ласки, будто знала, что делает. Все происходило слишком быстро. Не было времени подумать. Желание захватило ее и не отпускало.

Анна была такой разгоряченной, такой слабой, такой томной и отяжелевшей. Казалось, ноги ее ослабели и не держали. Она упала ему на грудь, а он толкнул ее к столу, чтобы она не упала, а возможно, чтобы не упасть самому. Этот рыцарь, умевший так виртуозно владеть собой, теперь казался таким же отчаянным и обезумевшим от желания, как и она.

Его темные шелковистые волосы рассыпались по ее груди. Не в силах сопротивляться, она погрузила пальцы в мягкие волны его волос, нежно прижимая его к себе. Сквозь ткань платья она чувствовала его рот на своей груди, а его руки сжимали ее грудь.

Но и этого было мало…

Будто почувствовав ее разочарование и неудовлетворенность, он позволил своему языку нырнуть в вырез ее корсажа.

Анна вскрикнула от яростного мучительного наслаждения, сотрясшего все ее тело. Его рот был таким теплым! Языком он делал круговые движения, пока ей не показалось, что больше она не вынесет. Она извивалась в его объятиях и молила, сама не зная о чем.

Наконец Артур высвободил ее грудь из корсажа, и кожу овеял прохладный ветерок.

— Иисусе! — стонал Артур, и звук этот был таким, будто он страдал от боли. — Ты так прекрасна!

Звук его голоса, должно быть, проник сквозь окутывавший ее сознание туман, но прежде чем наступил момент прояснения, Артур прижался губами к ее соску и втянул его в рот.

Анна вскрикнула.

Наслаждение было столь острым, что это походило на боль. Артур прикусывал сосок зубами, проводил по нему языком и втягивал глубже в рот.

Анна ощутила жар и влагу между ног. Артур заставил ее обвить ногой его бедро и склонился над ее грудью.

Анна чувствовала, как его сердце бьется возле ее собственного, как его мускулы напряжены от желания. Она вся горела. Горела, как никогда прежде, и была возбуждена настолько, что уже не могла повернуть назад.

Его рот снова завладел ее губами, а его руки — о Господи! — скользнули между ее бедер.

Смущенная Анна попыталась сжать колени, но Артур не позволил ей сделать это. Он отвлекал ее, лаская губы медленными и долгими прикосновениями языка, в то время как его палец проник в интимную влагу ее лона и усилил наслаждение.

Тело Анны затрепетало от его прикосновений, а ее протест потонул в волне сотрясшего все тело облегчения. Это было так восхитительно, так удивительно прекрасно!

— Господи, ты такая влажная!..

Их глаза встретились, и он удерживал ее взгляд, пока его палец с нежной настойчивостью скользил внутри ее тела. Этот момент был самым порочным и эротичным в ее жизни.

Анна с шумом вздохнула, пытаясь умерить свои ощущения, но волны экстаза обрушивались на нее с неправдоподобной скоростью одна задругой, и казалось, сердце разорвется от переполнявшего ее наслаждения.

Лицо Артура походило на маску боли. На лбу у него выступила испарина. Его взгляд все еще удерживал ее взгляд; темный и проникновенный, он приковывал ее к себе и заставлял сердце сжиматься от счастья. Она читала в его глазах признание, и это было правдой, давно известной ей. Связь между ними оказалась чем-то особенным. И он тоже чувствовал и сознавал это.

Анна не понимала, что с ней происходит, но происходящее было прекрасно.

Каждое движение его руки все ближе подводило ее к последней черте, к пику наслаждения, о котором она не подозревала. Она беспомощно извивалась в его объятиях, и тело ее молило о большем…

— Не сдерживайся, дай себе волю, — шептал он. — Я хочу видеть трепет твоего тела.

Его охрипший голос проник сквозь последние рубежи ее девической сдержанности. Ее дыхание на мгновение прервалось, потом воздух вырвался из груди вместе с криком, а тело, казалось, разрывает на части отчаянный спазм наслаждения.

Это был самый удивительный и прекрасный момент в ее жизни, но, глядя в темные глубины его удивительных глаз, Анна поняла, что этого недостаточно. Ее страсть была удовлетворена, однако сердце требовало большего — полного завершения. Она жаждала более глубокой связи. Ей хотелось почувствовать его внутри. Всего и навсегда.

«Я люблю его». Конечно. Ей это было ясно. Она была в этом уверена. И теперь она могла только гадать и удивляться, что могла думать иначе.

В сердце своем Анна знала, что нашла человека, с которым хотела бы разделить всю жизнь.

Сквозь окутывавшую их дымку наслаждения проник какой-то звук.

Артур замер, почувствовав что-то ужасное. Едва заметное дуновение воздуха…

Он выбранился и отпрянул от Анны, хотя все его тело протестовало.

— Прикройся, — сказал он, оправляя ее платье.

Дверь со скрежетом открылась.

В двери стоял сэр Хью Росс, и его стальной взгляд впитывал каждую мелочь происходящего.

Хотя Анне удалось прикрыться, невозможно было скрыть то, что только что происходило. Щеки Анны пылали, глаза были затуманены.

Но едва она увидела Хью, как ужас стер с ее лица всякие признаки недавно испытанного наслаждения.

Артур инстинктивно встал так, чтобы загородить ее своим телом.

Повисла мертвая тишина.

Сэр Хью стоял безмолвный, как камень. Слишком безмолвный. Он будто выжидал момента, когда удобнее прыгнуть на добычу.

— Я услышал крик, — сказал наконец сэр Хью. — И подумал, что вам, возможно, плохо. — Лицо его исказилось от отвращения, а голос источал презрение. — Но, как я понял, вас не следует спасать?

Анна издала мучительный звук, отозвавшийся болью в сердце Артура. Понимая, что должен защитить ее от гнева сэра Хью, он повернулся к ней и обнял за плечи.

— Идите в свою комнату! — сказал он резко.

Она попыталась протестовать, но он заставил ее замолчать.

— Поговорим об этом позже. Сейчас мне нужно кое-что выяснить с сэром Хью. Доверьтесь мне.

Он посмотрел ей в глаза. Она выглядела сконфуженной, потрясенной и испуганной, готовой в любой момент разрыдаться. Ему стало трудно дышать. В сердце его будто повернули нож. Это была его вина. И его ошибка.

Он осторожно тряхнул ее, стараясь привести в чувство.

— Анна, вы понимаете?

И тогда она посмотрела на него, казалось, не осознавая, что он снова держит ее в объятиях.

— Все будет хорошо, — пообещал он, понимая, что это неправда.

Как могло быть все хорошо? Он не только лгал ей, но и расстроил ее планы и надежды на альянс с Россом.

Анна кивнула и вышла.

Артур чувствовал себя негодяем. Негодяем с холодным сердцем. И знал, что никогда не простит себе того, что сделал с ней. Анна этого не заслуживала.

Счастливый дом, любящий муж, полудюжина детишек — вот о чем она мечтает.

Но он никогда не сможет ей этого дать. Все, что он мог, — это оставить ее с разбитым сердцем…

Он, конечно, не лишил ее девственности, но когда она узнает правду о нем, это будет все равно что лишиться невинности. Да нет, это убьет ее.

— Я должен вас убить, — сказал Росс, когда дверь за Анной закрылась.

Рыцарь пытался пригвоздить его взглядом к полу, но Артур встретил этот взгляд с вызовом.

— Так сделайте это!

Взгляд Росса стал еще жестче.

— Не могу, потому что тогда придется объяснять, почему я это сделал.

Уверенность в его голосе вызвала у Артура улыбку. Они были примерно одного возраста и даже примерно одинакового роста и сложения. Но у Росса не было такой сноровки. Потому умереть было суждено не Артуру. Но, судя по всему, сэр Хью этого не знал.

Тогда почему…

Внезапно он понял причину.

— Вы не хотите, чтобы все узнали, что девушка вас унизила. Дважды. Сначала она не приняла вашего предложения, а потом, приехав в ваш дом, нашла наслаждение в объятиях другого мужчины.

Правдивость этого открытия подтвердило выражение лица Росса.

Он вспыхнул от гнева, и вокруг его рта обозначились белые линии по контрасту с румянцем щек.

— Вы ее осквернили?

Артур сжал зубы. Это не его собачье дело! Ему хотелось предъявить на Анну права, но чтобы спасти то, что еще оставалось от ее репутации, он сказал:

— Нет.

Глаза сэра Хью оставались холодными.

— Но это случилось бы, если бы я не помешал вам.

Артур пожал плечами, будто ответ не имел для него значения.

Росс сделал шаг и положил ладонь на рукоять меча.

— Вы негодяй! Вы ведь рыцарь. Неужели у вас нет чувства чести? Она была обручена…

Артур сделал мгновенное движение. Воспользовавшись маневром, который перенял от Бойда, он ударил Росса по руке, заставив его выпустить меч, а потом завел эту руку ему за спину и налег на него всем телом.

— Нет. Она не успела обручиться с вами.

Росс сделал инстинктивное движение, пытаясь высвободиться, но только усугубил положение и боль в руке.

— Мы почти обручились, — процедил он сквозь зубы. — Я убью вас за это! Отпустите меня.

— Нет, пока мы не придем к согласию относительно случившегося здесь. Я не хочу, чтобы Анна пострадала. Ее не за что винить.

Росс благоразумно решил не спорить, но Артур читал в его глазах ярость. Он рванул его руку сильнее, и полный гнева рыцарь издал стон боли.

— Почему ты вернулся? — спросил Артур.

— Я услышал крик.

— Чушь! — перебил его Артур.

Если Росс не обладал таким исключительным слухом, как он, он не мог ничего услышать.

Глаза Росса яростно сверкнули. От боли на лбу у него выступил холодный пот.

— Я заметил, как ты пялился на нее, а она пыталась изо всех сил не смотреть на тебя. Я знал, что ты последуешь за нами.

Артур выругался.

— Так это было своего рода испытание?

— Я не хотел оказаться в дураках. Я не женюсь на женщине, если она любит другого, даже если очень хочу ее…

Он готов был употребить грязное слово, но Артур еще сильнее рванул его руку.

— Не говори этого, — предупредил он. — Не произноси этого слова.

Сознавая, что он очень близок к тому, чтобы сломать Россу руку, Артур грубо оттолкнул его.

Росс выдохнул с облегчением и принялся растирать руку от плеча. Но что-то в его глазах подсказало Артуру, что он снова подвергается испытанию. Не было ли грубое замечание Росса попыткой вызвать его реакцию? Если так, то она удалась.

— Она тебе не безразлична, — сказал Артур, осознавая правду. — Значит, тебя не интересует политический альянс.

Росс не ответил, однако Артур понял, что его догадка верна.

Черт возьми, ему было почти жалко этого негодяя.

— Но ведь ты понимаешь, что привело ее сюда?

Росс повернулся и с подозрением посмотрел на Артура:

— Да. Ради того, чтобы я поддержал их в войне против Брюса. Я надеялся завоевать ее руку и без этого.

Взгляд Артура встретил его взгляд, и в его сознании забрезжило понимание.

— Твой отец не собирается посылать людей на помощь Лорну, независимо оттого, состоится помолвка или нет? Это верно?

Россу было не обязательно отвечать.

Проклятие! Артур снова ощутил желание убить его.

— И ты позволил ей надеяться…

Росс пожал плечами.

Лукавый ублюдок! Черт возьми, Артур был готов восхищаться его решимостью, если бы речь не шла об Анне.

— Мы уедем, как только все будет улажено. После того как ты сообщишь Анне и сэру Алану то, что только что сказал мне.

Соперник фыркнул:

— А зачем мне это делать?

Артур с угрожающим видом шагнул к нему. К чести Росса, следует сказать, что он не дрогнул. Но Артур заметил признаки беспокойства в его взгляде.

— Потому что я не хочу видеть ее разочарованной. И вопреки тому, что произошло здесь, не думаю, что и ты этого хочешь.

С минуту они смотрели друг на друга, потом Росс кивнул.

Входя наутро в зал и направляясь к своему месту на помосте рядом с человеком, которому причинила зло, Анна почти ожидала услышать язвительные смешки. Но ее появление не вызвало никаких замечаний. Граф и графиня Росс встретили ее со своей обычной любезностью, как и их сын, когда она заняла место рядом с ним.

Она заставила себя есть, хотя ее едва ли не тошнило от угощений.

По мере того как длилась трапеза, беспокойство Анны усиливалось. Хорошее настроение сэра Хью, столь недолго продлившееся вчера, вконец испарилось, и это было неудивительно. Он сидел рядом с ней скованный, и хотя рыцарская галантность не позволяла ему совсем не обращать на нее внимания, он не старался быть особенно любезным. Она была рада присутствию сёстры сэра Хью по другую сторону от него, а рядом с ней его пажа, что позволяло заполнять беседой неловкие паузы.

Анна понимала, что должна что-то сказать, но не знала, как начать беседу. Она все еще ждала удобного случая, когда сэр Хью поднялся из-за стола и попросил позволения удалиться.

— Постойте!

Она вспыхнула, почувствовав на себе взгляды собравшихся.

Сэр Хью посмотрел на нее сверху вниз, но не произнес ни слова.

— Я… — Она сказала первое, что пришло ей в голову, сожалея, что не заговорила с ним раньше, когда остальные сотрапезники не прислушивались к их разговору. — Прекрасное утро. Если вы не слишком заняты, я подумала, что вы могли бы показать мне замок, как обещали.

Он не давал подобного обещания, и Анна бы получила по заслугам, если бы он вывел ее на чистую воду.

Его взгляд скользнул по ее лицу, и на мгновение ей показалось, что он откажет. Но, по-видимому, рыцарская галантность перевесила обиду. Он поклонился и предложил ей руку.

— Мне это будет приятно, миледи.

На этот раз, когда они достигли конца коридора, Хью повел ее во двор.

— Вы хотели бы посмотреть что-нибудь конкретное? — спросил он.

Анна бросила на него взгляд из-под ресниц и покачала головой:

— Мне жаль, что я вынуждена говорить об этом. — Она, остановилась и посмотрела ему прямо в лицо. — Я должна извиниться за вчерашнее.

Он сжал губы в жесткую линию, и Анна почувствовала, что храбрость покидает ее.

Но она должна это сделать.

— Я не могу принести вам большего извинения, чем сказать, что ужасно сожалею о произошедшем.

Мгновение Хью удерживал ее взгляд, потом кивнул. Она думала, что он повернется и уйдет, но, как ни странно, он повел ее в уединенное и тихое место под укрепленным валом, обращенное ко двору замка и городу Найрн, расположенному ниже.

Было ветрено, но после долгой темной ночи Анне приятно было чувствовать на лице яркий солнечный свет и ветерок.

— Вы его любите? — спросил Хью.

Она вздрогнула, так как не рассчитывала услышать от него такой вопрос.

И все же он заслуживал услышать правду.

— Да, — ответила Анна тихо.

— И несмотря на это, вы вышли бы за меня замуж, только чтобы обеспечить помощь своему отцу?

В его устах внезапно это прозвучало как нечто ужасное, хотя обычно брак и долг шли рука об руку, а любовь не значила почти ничего.

— Да. — Она осознала отчаянность своего положения. Она молила его, пыталась заставить понять. — Разве вы не видите? Единственный способ победить мятежников — объединиться. Если наши кланы объединят свои силы, мы сможем победить Брюса. А в одиночку есть риск потерпеть поражение.

Если ее слова и поколебали его, он этого не показал. Выражение его лица оставалось суровым и неумолимым, пока он разглядывал ее.

Это было странно. Теперь, когда не оставалось надежды на помолвку, ее страх и нервозность исчезли.

— Можете не мучиться чувством вины, леди Анна.

Она посмотрела на него с непониманием.

Его губы странно искривились.

— У моего отца не было намерения посылать своих людей в Лорн.

— Но помолвка… Вы дали мне понять.

Хью пожал плечами без всяких признаков раскаяния. К ее чувству вины примешался гнев.

— И когда вы собирались мне это сообщить?

— Вы бы узнали довольно скоро.

— После того как объявили бы о нашей помолвке?

Он, не дрогнув, встретил ее укоризненный взгляд.

— Возможно.

— Но почему?

Он, казалось, намеренно не понял вопроса.

— У нас нет лишних людей. Брюс нападет и на нас, а когда это случится… — Конец его фразы унес ветер. — Король Роберт стал слишком могущественным. Наши союзники покинули нас. Комины, Макдауэллы, англичане. Моему отцу есть что терять.

Он посмотрел на свое мини-королевство, простиравшееся под стенами замка.

Это был убедительный знак, и Анна поняла его и с трудом перевела дух. Есть что терять! Слишком многое. Его отец не хотел рисковать.

— Нет, — сказала Анна, делая шаг назад. — Вы не можете так поступить! Ваш отец не может покориться. Брюс убьет его за то, что он сделал с его женой и дочерью.

Она говорила бездумно и могла бы понять, поразмыслив, что напоминание об осквернении святилища и передаче женщин Брюса англичанам было неприятным и неуместным и вовсе не тем, что хотелось бы помнить сэру Хью. И впервые она уловила в выражении его гордого лица что-то похожее на стыд.

— Брюс поклялся простить всех дворян, выступавших против него, если они покорятся ему.

— И вы поверили клятве предателя?! Конечно, вы не можете думать, что король-разбойник простит вашего отца и всех повстанцев Росса и Морэя, ведь пожары после набегов на Бьюкена и его разорения едва успели погаснуть.

— А какой у нас выбор? Теперь благоприятный ветер дует в паруса Брюса. Народ считает его героем, королем-воином, победившим англичан. Единственный способ выжить — покориться. Отец готов умереть, если это даст клану надежду уцелеть.

У Анны закружилась голова. Никогда даже в тайных мыслях она не допускала, что Росс готов покориться.

Что это означало для ее клана? Неужели и ее отец сделает то же самое?

Нет. Отец никогда не капитулирует. И впервые Анна осознала, что это могло значить для них и во что могло обойтись.

Отрезвевшая от исповеди сэра Хью, Анна все же испытала некоторое облегчение, поняв, что не она виновата.

— Благодарю вас за то, что вы мне об этом рассказали, — промолвила она.

Хью окинул ее долгим взглядом.

— Что вы будете делать?

—Сражаться, — ответила она.

Даже в одиночку. А что еще они могли сделать?

— Вы выйдете за Кемпбелла?

Ее щеки вспыхнули. После всего случившегося прошлым вечером было бы естественно предположить… Но пока что им не представилось возможности обсудить будущее.

Хью, казалось, понял ее молчание.

— Насколько хорошо вы его знаете?

Намек на предостережение в его тоне вызвал бурю в ее голове и какой-то язвительный голосок, который она пыталась заглушить.

— Сэр Артур и его брат прибыли в Данстаффнэйдж в прошлом месяце. Их позвал мой отец в числе других рыцарей, готовых сражаться.

Казалось, это подтвердило какие-то его подозрения.

— Он немного странно себя ведет. Вам не показалось? Вам не приходило в голову, что он не тот, за кого себя выдает?

Анна тотчас же бросилась на его защиту, подумав, что сэр Хью намекает на необычные дарования Артура.

— Просто он молчаливый, — сказала она. — Он предпочитает уединение.

Сэр Хью смотрел на нее оценивающе, будто хотел что-то добавить, но только кивнул.

Она испытала облегчение, когда он сказал ей, что объяснит все своим братьям и родителям и не станет упоминать то, в каких компрометирующих обстоятельствах он нашел ее, а просто скажет, что они решили отказаться от помолвки, потому что не подходят друг другу.

К тому времени, когда Хью отвел ее обратно в башню, Анна испытывала огромное облегчение. Избавившись от чувства вины, она позволила себе порадоваться счастью, выпавшему на ее долю. Она не могла дождаться момента, когда увидит Артура и поговорит с ним.

Как ни странно, несмотря на те интимные ласки, которыми они обменивались, она не чувствовала ни малейшего смущения. Даже теперь, после всего случившегося, она чувствовала, что это было правильно.

Она уже собиралась сделать первый шаг по лестнице, ведущей со двора наверх, когда, бросив взгляд налево, увидела сэра Артура, выходящего из казарм.

Сердце ее сделало скачок. Она улыбнулась и инстинктивно шагнула ему навстречу, но тут же обуздала себя и остановилась.

Она не надеялась, что он бросится к ней через двор, по крайней мере когда сэр Хью все еще неподалеку. Но ей было бы достаточно одного его нежного взгляда. Все бы сошло, но только не выражение раскаяния и сожаления и — о! — даже стыда, промелькнувшего на его красивом лице.

Радость, бурлившая в ее сердце, мгновенно сменилась потрясением, пригвоздившим ее к земле.

Хорошо, они поговорят позже. Наедине. И то, что она увидела в его глазах, всего лишь плод ее воображения.

Но то, что сказал ей сэр Хью, было реальностью.

— Если не все получится, как вы планируете, я всегда к вашим услугам, леди Анна. Я буду рядом.

Он был надежным человеком, на которого можно рассчитывать.

И она молча начала молиться, чтобы Артур оказался таким же.

Глава 16

Пребывание в замке Олдирн заняло гораздо больше времени, чем ожидал Артур. Алан Макдугалл провел более трех дней, запершись в соларе с графом, его советником и сэром Хью, пытаясь, как предположил Артур, склонить Росса объединить силы, несмотря на то что обручение не состоялось. К счастью, усилия Алана не принесли плодов.

Так как Артур не присутствовал на этих встречах, он не мог знать точно о резонах графа, но его отказ от альянса был на руку королю Роберту. Артуру предстояло передать эти сведения как можно скорее, как только появится такой удобный случай. Он не думал, что Алану или Анне удалось передать послания своим, но на всякий случай решил проверить вещи, принадлежавшие Анне и Алану, чтобы быть полностью уверенным.

Они выехали из замка Олдирн на рассвете и проделали тот же путь, что и неделю назад, стараясь проявлять осторожность, чтобы миновать без потерь замок Эркарт. Люди чувствовали настроение господина и госпожи и понимали, что не все прошло так, как они надеялись. Ощущение неудачи тяжким бременем давило на путешественников. Настроение было подавленным, если не совсем уж безнадежным.

Артур знал, что должен испытывать облегчение, оттого что его миссия оказалась столь успешной. Россу и Лорну не суждено было объединить силы.

Неудача Макдугаллов на один шаг приблизила Брюса к победе, а Артура на один шаг к гибели его врага. Больше всего на свете он хотел увидеть, как Джон из Лорна заплатит за то, что сделал с его отцом. Разве не так?

Когда лицо Артура было скрыто забралом, он время от времени посматривал на Анну. Он не мог на нее не смотреть, потому что чувствовал острую, жгучую потребность видеть ее.

К концу первого дня путешествия они приблизились к замку Эркарт. Здесь следовало проявлять особую осторожность, и им снова пришлось сделать крюк и свернуть на западную дорогу, чтобы избежать столкновения с людьми Брюса.

— Ну вот, миледи, — услышал Артур голос служанки, обращавшейся к Анне, — леди Юфимия попросила кухарку приготовить это специально для вас. Она заметила, что вам это особенно понравилось.

Служанка пыталась соблазнить Анну сладостями, но та только покачала головой и с усилием улыбнулась:

— Нет, благодарю тебя, я не голодна.

Тогда служанка сделала новую попытку, вынула из мешка небольшой пирог с мясом и предложила госпоже:

— Как насчет баранины с ячменем? — Она подчеркнуто выразительно понюхала его. — Пахнет восхитительно, и он еще теплый!

Анна снова покачала головой:

— Поезжай дальше. Когда мы сделаем остановку; я что-нибудь съем.

— Вы должны что-нибудь съесть, миледи, — проворчала служанка, бросив гневный взгляд на Артура.

Он сжал зубы, догадавшись, что женщина винит его за отсутствие аппетита у своей госпожи.

— Поем, — ответила Анна примирительным тоном. Она обратилась к брату, ехавшему впереди: — Когда мы остановимся на ночлег, Алан?

— Надеюсь, скоро.

Алан оглянулся, ища глазами Артура, а увидев его рядом, поманил к себе.

— Есть что-нибудь подозрительное? — спросил он.

Артур покачал головой:

— Пока что нет. Когда вернутся Ричард и Алекс, мы будем знать точно, но если не будет никаких признаков опасности, можем сделать привал у водопадов, как и собирались.

— Мы не вернемся к озеру, где останавливались в прошлый раз? — спросила Анна.

Не в силах и дальше избегать ее взгляда, Артур медленно перевел на нее глаза.

Анна показалась ему усталой и ужасно хрупкой. Вокруг ее глаз залегли темные тени, а лицо казалось бледнее обычного.

Артур заскрежетал зубами, борясь с отчаянным желанием дать ей то, чего она так жаждала, — предложить выйти за него. Но, черт бы его побрал, он не мог этого сделать! Это только ухудшило бы их положение.

— Нет, миледи, — ответил он ровным тоном. — Безопаснее не приближаться к своим собственным следам. Каждую ночь мы будем менять место ночлега. В лесу возле Дайваха есть водопад, к юго-востоку от замка. Сегодня мы переночуем там.

Анна кивнула. Казалось, она хотела сказать что-то еще, но сдержалась.

— Это намного дальше?

— На три или четыре мили. Мы будем там до наступления темноты.

— Я… — Она замолчала, но от ее взгляда у него все перевернулось внутри. — Благодарю вас.

— Почему вы избегаете меня?

Артур вздрогнул и вскочил на ноги, уронив полотнище палатки, которую собирался устанавливать.

Она испугала его. Женщины, способные пойти на риск, как Анна, встречались нечасто. Возможно, она не представляла прежде, какое смятение вызвал в нем ее вопрос, но увидела его сейчас в его глазах. Он смотрел на нее, с трудом скрывая томление, но что-то его сдерживало.

Разочарование, испытываемое ею, становилось все острее, а Артур так и не попытался объясниться с ней, не говоря уж о том, чтобы сделать предложение.

Анна пыталась убедить себя, что он просто ждет момента, когда сможет переговорить с ее отцом, но это все равно не давало ответа на вопрос, почему он ее избегает.

— Вы снова преследуете меня, Анна?

— Едва ли это можно так назвать — наш лагерь расположен всего в нескольких ярдах отсюда. — Она жестом указала на бечевки и палочки в его руках. — Я видела, как вы вынули из мешка это снаряжение, и поняла, что вы не собираетесь удаляться.

Хотя оставался по крайней мере еще час дневного света, под пологом густого леса ночь казалась совсем близко. Анна сделала шаг к Артуру, сократив разделявшее их расстояние. Он сжал зубы, и все его тело напряглось. Она могла видеть, как раздулись его ноздри, будто ее близость обеспокоила его.

Из глаз ее уже были готовы брызнуть слезы. Почему он так обращался с ней? Неужели она повела себя недостойно и это его обидело?

— Вы собираетесь мне ответить? — Она хотела положить руку ему на грудь, чтобы успокоиться, но опасалась, что, если он отпрянет, это окончательно лишит ее самообладания. — Неужели я не заслуживаю объяснения?

Артур со вздохом отступил на шаг и в замешательстве запустил пальцы в волосы. Хотя на нем все еще оставалась кольчуга, шлем он уже успел снять. Его темно-каштановые волосы мягкими волнами спадали на плечи.

— Нет, Анна, заслуживаете. Я собирался поговорить с вами…

Она не знала, верить ли ему, и ждала продолжения. Она сказала уже достаточно. Теперь наступила его очередь говорить.

— То, что случилось… было…

Прекрасно? Удивительно? Совершенно?

—…неправильно.

Сердце Анны камнем упало вниз. Она надеялась услышать совсем не это.

— Я стыжусь своего поведения, — сказал он, и она узнала в нем прежнего светского рыцаря, вежливого, но неловкого и скованного. — Я не должен был заходить так далеко…

Анна перебила его:

— Почему вы так говорите? Почему вы ведете себя так, будто то, что между нами произошло, не имеет никакого значения?

Артур попытался отвернуться, но Анна схватила его за руку.

— Это что-нибудь значило, Артур?

Его взгляд впился в нее, прожигая насквозь. Она с трудом сделала вздох, чувствуя, что ей не хватает воздуха.

— Для меня имело.

— Анна…

Казалось, внутри его происходила борьба противоречивых чувств. Мускулы на его руке под пальцами Анны казались каменными, а его мощное тело источало напряжение.

— Зачем вы все осложняете?

— Я? Это вы все осложняете. Вопрос вполне простой. Значит это для вас что-то или нет?

Она удерживала его взгляд, не позволяя ему отвернуться и ожидая, что он что-нибудь скажет. Его лицо было страдальческим и напряженным, будто она подвергала его пытке.

— Вы не понимаете.

— Вы правы, не понимаю. Почему же вы мне не объясните?

— Не могу. — Он посмотрел на нее сурово. — Разве вы не видите, что у нас никогда ничего не получится?

Боже милостивый! Сердце Анны едва не остановилось, когда она осознала значение этих слов: он и не собирался делать ей предложение. Как она могла так ошибаться, заблуждаться до такой степени?

Нет, она не ошибалась. Было что-то еще.

— Почему же?

— Мы совершенно не подходим друг другу. Для вас семья — это все. А для меня… Мои родители умерли, когда я был мальчишкой. Братья уже несколько лет сражаются за разные воюющие стороны. Я понятия не имею о том, что такое семья.

— Я могу вам показать…

Он сердито оборвал ее:

— Я не хочу, чтобы вы мне показывали. Я предпочитаю быть один. А вы… — Он взмахнул рукой. — Держу пари, что вы и дня в своей жизни не были одна. Вы заслуживаете того, чтобы быть в окружении родных и друзей, чтобы иметь любящего мужа, детей. Не говорите мне, что вы этого не хотите, потому что я знаю, что это так.

Она и в самом деле хотела всего этого, но только вместе с ним.

— А вы не хотите детей?

Его губы побелели, будто этот вопрос и сама мысль причинили ему боль.

— Вы говорите не о том.

— Разве? Вам не приходило в голову, что, возможно, дело не в том, что вы хотите оставаться один, а в том, что вас всегда окружали не те люди? — Анна помолчала, ожидая, что ее слова дойдут до него. Она понимала, почему Артур держится особняком, но подозревала, что в окружении любящей семьи он чувствовал бы себя иначе. — Если я вам не безразлична, все остальное не имеет значения.

На его лице, казалось, не дрогнул ни один мускул. Но она продолжала наседать:

— Я вам не безразлична, Артур?

Она не отпускала его взгляда, вынуждая его говорить правду.

В конце концов он признался:

— Да. Но это не имеет значения.

Он питал к ней чувства. Она не ошиблась.

Анна покачала головой:

— Только это и имеет значение.

— Нет, Анна. Верьте мне, когда я говорю, что ничего не выйдет. Я никогда не смогу вам дать то, чего вы хотите. Я никогда не сделаю вас счастливой.

В ней поднялись разочарование и гнев.

— Как вы можете лучше меня знать, что у меня в мыслях?! Я точно знаю, чего хочу! После всего случившегося вы должны понимать, что только вы можете сделать меня счастливой. Неужели вам не ясно, что я люблю вас?

Ее объяснение в любви было столь же неожиданным для нее самой, сколь и для него. Она стремительно закрыла рот, но было уже поздно. Ее слова эхом отразились в мгновенно наступившей полной тишине.

Артур молчал, а выражение его лица было как у человека, сраженного стрелой в грудь. И едва ли Анна рассчитывала на такую реакцию, но она и не ожидала, что в ответ на ее слова он тоже объяснится в любви. Право, не ожидала. Но не ожидала она и молчания. Это молчание медленно и жестоко разбивало ей сердце.

«Я люблю вас». Эти слова отдавались у него в ушах. Они гудели. Звенели. Искушали. Черт возьми! Они искушали!

Артур стоял молчаливый и неподвижный, как камень, не смея позволить себе поверить ей. Он не мог ей поверить. Потому что, если бы поверил, почувствовал бы себя счастливым. Счастливее, чем когда-либо в жизни.

Она не могла так считать.

Анна Макдугалл готова отдать сердце каждому. Именно в этом состояла часть ее неотразимого очарования.

Артур покачал головой, будто пытался убедить себя.

— Вы сами не знаете, что говорите. Вы не можете меня любить. Вы даже меня не знаете.

— Как вы можете это говорить?! Конечно, я вас знаю!

— Есть кое-что, чего вы не знаете, а если бы узнали…

Он не мог сказать ей больше. Он уже сказал слишком много. Она была слишком проницательна.

Анна сжала губы, и он узнал этот упрямый блеск в ее глазах.

— Я думала, что мы с этим покончили. Вы имеете в виду ваши способности, ваш дар, который не раз оказывался очень кстати?

Но он говорил не о своем даре и не о своей сноровке, а о том, что был шпионом Брюса, и о том, что никого на свете не ненавидел так сильно, как ее отца. Но едва ли он мог открыть ей эту правду.

— Я знаю о вас все, что имеет для меня значение, — продолжала Анна. — Я знаю, что вы предпочитаете наблюдать и слушать, а не говорить. Я знаю, что вы не любите привлекать к себе внимание, держитесь все время в тени. Я знаю, что вы обладаете поразительной ловкостью и навыками и пытаетесь их скрывать, потому что считаете, что они делают вас иным, непохожим на других. Знаю, что большую часть жизни вы провели на поле боя, но что владеете пером так же хорошо, как и клинком. — Она замолчала, чтобы передохнуть. Артур мог бы перебить ее, но для этого он был слишком потрясен и выбит из колеи. — Я знаю, что вы умны и что у вас столь же сильный характер, как и тело. Знаю, что, когда я с вами, я чувствую себя в безопасности. Знаю, что вы притворяетесь, будто вам все равно, но будете защищать меня до последнего вздоха. И еще знаю, что вы человек, способный осторожно и нежно держать на руках младенца и проявлять терпимость к щенку, причиняющему одни неприятности. Я убеждена, что у вас доброе сердце. — Теперь она понизила голос до шепота, потому что гнев ее истощился и угас. — Я знаю, что с того самого первого раза, когда вы меня поцеловали, для меня не существует других мужчин. И я хотела бы быть с вами до конца жизни. — Ее глаза, полные непролитых слез, встретились с его глазами. — Я знаю, что вы верный и честный человек и что вы любите меня, но вас что-то удерживает.

Иисусе! У него было такое чувство, что его посадили на кол. Никогда никто не говорил ему ничего подобного.

Он испытывал смирение. Ее слова растрогали его. Ее слова чертовски, до умопомрачения, напугали его.

Анна видела слишком много. Она представляла угрозу не только для его миссии, но и для него.

Он стиснул зубы и попытался ожесточить свое сердце.

— Вы видите то, что хотите видеть, Анна, а не то, что есть на самом деле.

Война. Ее отец. Он. Она была слепа, не воспринимала недостатки того, кого, как утверждала, любит.

— Но маленькие девочки, верящие в волшебные сказки, вырастают и сталкиваются с разочарованиями.

— Не делайте этого, — прошептала Анна. — Не отталкивайте меня.

Однако он делал именно это. Делал то, что всегда. Даже если в первый раз и не хотел этого делать, он должен был. Ради собственного блага.

Он схватил ее за руку, намереваясь вколотить в нее немного здравого смысла, но это оказалось ошибкой. Как только он дотронулся до нее, чувства в нем забурлили жарче и сильнее. Внутренний голос зазвучал громче. Все в нем перевернулось, и он потерял власть над собой.

— Тогда не ведите себя, как наивная девочка. Мы в центре событий, грозящих проклятой войной. Брюс вот-вот обрушит все свои силы на вас, а вы пытаетесь строить планы на будущее. Будущего нет, Анна. Черт возьми, с нами может случиться самое страшное. И уже в следующем месяце у вас, возможно, не будет дома.

Она отшатнулась, как от удара.

— Думаете, я не знаю этого?

Ее прекрасные синие глаза затуманило слезами.

— Как вы думаете, почему я отправилась к Россу? Я понимала, что на карте наша жизнь, но я отказалась от сделки. Из-за вас.

— Ваш отец не должен был просить вас об этом! — взорвался Артур.

Но тут же он пожалел о своих словах. У Анны было свое видение отца: безупречного рыцаря, неспособного вершить зло и несправедливость. И это была еще одна иллюзия, которую предстояло разрушить.

— Он не просил меня это делать. Это была моя идея. Вы говорите о войне и неопределенности, но я могу вам сказать нечто определенное. Если вы никогда не станете рисковать, если всегда будете отталкивать людей, вы несомненно останетесь в одиночестве. Неужели вы этого хотите?

Он так крепко сжал челюсти, что заболели зубы.

Да! Черт бы ее побрал!

— И отлично, потому что случится именно это! — По ее щекам покатились слезы. — Не понимаю, почему вы так поступаете, но вы ведете себя как трус, Артур Кемпбелл.

По нему огненной бурей прокатился гнев. Он не трус.

Он просто пытался поступать правильно. Но Анна не позволяет ему этого. Она подначивает, толкает и тянет его к пропасти, она сводит его с ума своими чувствами. Из-за них он не мог мыслить ясно. Все, что он хотел сделать, — это схватить ее в объятия и целовать, пока не прекратится гудение в его голове и жжение в груди.

— Что, черт возьми, здесь происходит?

Артур резко повернулся. Голова у него еще кружилась, когда на прогалину вышел Алан Макдугалл.

Артур выругался. Он был слишком увлечен Анной, чтобы услышать его приближение.

— Отпусти ее! — прогремел голос Алана совсем близко от Анны, и тут же его кулак врезался в челюсть Артура.

Анна в ужасе закричала:

— Алан, пожалуйста! Это не то, что ты подумал!

Но брат не слушал. Теперь он работал уже обоими кулаками: следующий удар он нанес Артурус другой стороны, а потом ударил в живот.

— Я велел тебе охранять ее! А ты заставляешь ее плакать. Что, черт возьми, ты с ней сделал?

Артур не пытался защищаться. Он не сопротивлялся, потому что заслужил это. Черт! Он заслужил это и еще худшее за то, что сделал.

— Прекрати! Перестань! — рыдала Анна в отчаянии. — Ты покалечишь его!

Алан схватил Артура за грудки и притиснул к стволу дерева.

— Что ты сделал? — Его взгляд метнулся к сестре. — Лучше расскажите мне, что происходит.

Алан переводил взгляд с Артура на сестру. Лицо его пылало гневом.

— Не держите меня за дурака! Не думайте, что я поверю, что Росс внезапно отказался от помолвки! — Он посмотрел на Анну. Рука его все еще сжимала горло Артура. — Что случилось в Олдирне? Этот подонок прикасался к тебе, Анна? — Он сжал руку в кулак. — Он тебя трогал? — Он сильнее стиснул горло Артура. — Трогал?

Артур чувствовал, как горло его сжимает тугая петля, но дело было не в руке Макдугалла.

Нет, он знал, что придется отвечать за случившееся или за то, что чуть было не случилось в Олдирне.

— Отпусти его!

Он расслышал панику в голосе Анны. Она пыталась оттащить от него брата, но у нее ничего не получалось.

— Это было не то, что ты думаешь.

Вообще-то это было именно то, о чем он думал.

— Ах ты, гнусный мерзавец! — воскликнул Макдугалл и снова ударил его. — Я убью тебя за это!

Артур не сомневался в его намерениях, как и в способностях, однако не мог ему позволить сделать это. Он как раз собирался вырваться, когда услышал щелчок, за которым последовало негромкое жужжание.

Стрела!

Его чувства обрели остроту и прозрачную ясность. Его взгляд метнулся за плечо Макдугалла, и он увидел железный наконечник стрелы, летящей по воздуху. За долю секунды она могла угодить в затылок Макдугалла.

Артур не раздумывал — его действия были мгновенными. Одним безошибочным движением он нанес удар локтем в руку Макдугалла, тем самым заставив его ослабить хватку, и тотчас же обвил ногой его лодыжку и сбил с ног. Макдугалл оказался на земле как раз в тот момент, когда стрела с глухим стуком вонзилась в дерево, а вслед за этим послышались воинственные крики нападающих.

Он услышал, как Анна в ужасе с шумом вздохнула, но не мог повернуться и успокоить ее. Первый нападающий уже рванулся из-за деревьев с поднятым мечом. И снова реакция Артура оказалась молниеносной. Он вырвал кинжал из ножен и метнул его. Лезвие нашло свою цель, угодив в незащищенную шею, и враг захрипел, зашатайся и упал.

К моменту, когда на них бросился второй, в голове Макдугалла достаточно прояснилось, чтобы он смог понять, что происходит. Он поднялся на ноги, схватил меч и обнажил его как раз вовремя, чтобы отразить удар, который несомненно снес бы ему голову.

Анна. Артур отвел взгляд от следующего нападающего, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Она спряталась за деревом, и глаза ее были полны страха.

Он не мог допустить, чтобы с ней что-то случилось. Он должен ее защитить.

На секунду их взгляды встретились.

— Прижмись к земле, — приказал он.

Встав впереди Анны и закрывая ее своим телом, плечом к плечу с Макдугаллом, все еще сражавшимся со своим противником, он принялся мечом отражать удары нападавших. Их было не менее двух десятков. Возможно, и больше.

Впервые за два года с того момента, когда его вынудили покинуть Хайлендекую гвардию, и с тех пор, как он влился в отряды врага и оказался во вражеском лагере, Артур позволил себе сражаться с обычными для него сноровкой, силой, ловкостью и яростью, которые до сих пор старался скрывать. Яростным ударом меча он уложил на землю первого воина, потом повернулся и сразил второго. Они теснили его изо всех сил. Но это не имело значения. Он походил на осадную машину и крушил всех, кто оказывался на пути. Троих. Четверых.

Звон стали о сталь пронзал своим звуком темный ночной воздух, смешиваясь с хрипами и боевыми криками. Эти звуки разбудили и подняли на ноги лагерь, разбитый, к счастью, всего в двух шагах от места сражения, и люди Макдугалла начали прибывать на поляну, теперь почти полностью окутанную мраком.

Но нападавшие ожидали подмоги. И в самом деле, они планировали это нападение и сидели в засаде. На головы ни о чем не подозревавших людей Макдугалла с деревьев посыпались вооруженные люди, будто просеиваясь сквозь сито ветвей.

— Берегитесь! — закричал Артур, делая попытку предостеречь людей. — Держитесь врассыпную.

Если бы они этого не сделали, их бы с легкостью перебили.

Но это было единственное предостережение, которое он успел выкрикнуть, потому что на него напала новая группа воинов. На них были шлемы с опущенными забралами. Они были в темных пледах и с лицами, вымазанными сажей.

Артура охватил ужас — нападающие были людьми Брюса.

Господи! О чем он думал? Или он не думал вообще? Он убивал своих! И это произошло потому, что им владело одно желание — защитить Анну.

Однако все оказалось хуже, чем он ожидал.

Пока он пытался обезвредить двух мужчин, напавших на него, к потасовке присоединился третий. Этот воин орудовал двумя мечами сразу. Он двигался со скоростью молнии и набросился на Артура с яростью, не идущей ни в какое сравнение с напором двух других.

Артур выругался. Его противником оказался Лахлан Макруайри.

Глава 17

Все произошло очень быстро. Только что она пыталась воспрепятствовать брату убить Артура, как в следующую минуту они подверглись нападению.

Враги набросились на них, как стая саранчи. Казалось, воинов была сотня против двоих.

Артур так легко справился с первым из нападавших, что Анна готова была счесть это обманом зрения. Потом наступила очередь следующего. И следующего.

Его умение владеть оружием было неподражаемым. Ей даже показалось, что она видит другого человека. Она достаточно долго наблюдала за ним, когда он тренировался, так что без труда могла заметить разницу. По сравнению с Артуром ее брат, славившийся в Северо-Шотландском нагорье своим воинским искусством, выглядел как недоучка-оруженосец.

Артур был быстрее, двигался стремительнее, и техника его была просто умопомрачительная. Он был значительно сильнее.

Анна чувствовала, как от ударов его меча под ногами вибрирует земля. Когда один, из противников ухитрился за махнуться на него мечом, Артур, казалось, едва шевельнул рукой, отведя удар.

Ее глаза широко распахнулись. Его правая рука.

Она не могла поверить. Артур всегда дрался как левша. По крайней мере все полагали, что он левша. Теперь же, наблюдая за ним, она поняла, что он притворялся.

Почему он скрывал свое искусство? И почему никогда прежде она не видела, чтобы он так сражался? Это было странно.

Она могла понять, почему он скрывал свои необычайно острые зрение и слух, но во владении мечом не было ничего сверхъестественного. Господи! Он мог бы стать одним из самых почитаемых рыцарей в королевстве, если б захотел.

Но все эти вопросы, которые роились у нее в голове, пришлось оставить без ответов, потому что из-за деревьев на них уже катилась новая волна нападающих.

Анна подавила крик. Сердце ее подпрыгнуло к горлу и сжалось. На Артура напали двое, а третий маячил чуть позади.

И вдруг ей показалось, что что-то изменилось в поведении Артура. Вместо того чтобы биться холодно и безжалостно, он теперь работал мечом менее уверенно. Будто теперь его целью стала не жажда разить насмерть, а всего лишь отразить нападение.

Анна не видела в этом никакого смысла.

Она попыталась отделаться от этой необычной мысли. Может, эти воины просто лучше подготовлены?

Она вгляделась в темноту и увидела, что нападавшие в черной одежде, а лица их вымазаны сажей…

Кровь заледенела в ее жилах. Она вспомнила прошлогоднее столкновение. У тех лица тоже были вымазаны черным. Неужели это люди Брюса? Воины, вселявшие страх в сердца людей по всей Шотландии и даже Англии?

Ее худшие опасения оправдались, когда на Артура бросился третий с яростью адской гончей. В дополнение к одному широкому и длинному двуручному палашу, используемому горцами, он орудовал еще двумя короткими мечами. Он держал их по одному в обеих руках.

Но трепет ужаса, распространившийся по всему ее телу и проникшему даже в кости, вызвала его одежда. На нем, как и на остальных нападавших, был темный шлем, закрывавший нос, и кожа его была запачкана черным, то ли глиной, то ли пеплом, но леденящую память вызвало в ней нечто другое. С головы до ног он был в черном, а вместо кольчуги носил кожаную военную одежду, унизанную металлическими пластинами, кожаные штаны и темный плед, в который был обернут необычным образом. Точно как тот человек, тот самый неправдоподобно красивый мятежник, напавший на нее год назад.

Этот человек был одним из них. Она это знала. Ее опасения усилились до ужаса. Эти воины, по слухам, обладали выдающимися способностями и сражались, как одержимые демонами. О Господи! Артур!

Дыхание ее прервалось, воздух застрял в груди, когда она увидела, как противник набросился на Артура и поднял свой мечи по обе стороны от его головы. Казалось, время остановилось. Занятый боем с другими нападающими, Артур не мог бы защитить себя.

В груди Анны образовался ком. Кровь заледенела. Артуру предстояло умереть.

Она уже открыла рот, собираясь крикнуть, но в последнюю минуту Артур ударил рукоятью меча по носу одного из противников и резко отбил удар двух лезвий, прежде чем они коснулись его шеи.

Он и его адский противник встретились лицом к лицу, и лезвия их мечей скрестились над их головами. У нападавшего было преимущество — инерция размаха, но Артур ухитрился отбить удар.

Артур стоял к Анне спиной, но в слабом свете луны она сумела разглядеть и узнать лицо его противника. У него были самые странные и зловещие глаза, какие только ей доводилось видеть. Она содрогнулась. Его глаза, казалось, светятся в темноте.

Его мрачные черты искажала ярость. Он казался демоном, явившимся из ада.

Анну охватило… странное чувство. Воспоминание забрезжило на периферии ее сознания. Боже! Могло ли это быть?..

Ее глаза расширились. Он был похож на Лахлана Макруайри, мужа покойной тетушки Джулианы. Она не видела его много лет, но слышала, что он примкнул к мятежникам.

Ее тетя Джулиана, в честь которой назвали сестру Анны, была примерно на двадцать лет моложе отца. Макруайри был вероятно, одного возраста с ее братом Аланом.

Он уже подобрался совсем близко к Артуру, и вдруг выражение его лица изменилось. Если бы Анна не вглядывалась в них так пристально, не заметила бы этого. Было ли это удивление? Узнавание?

Человек, в котором, как ей показалось, она узнала дядю, отступил. Или ей это показалось?

Противники обменялись еще несколькими ударами, но, похоже, их ярость иссякла. По сравнению с тем, что было раньше, это теперь казалось скорее тренировкой, а не боем насмерть.

Анна вглядывалась в темноту, пытаясь осмыслить увиденное. И тут краем глаза она заметила брата, который, шатаясь, отступал, выронив меч и держась обеими руками за голову. Потом он качнулся и упал на колени…

Не в силах сдержаться, Анна вскрикнула. Она бы бросилась к нему, но Артур преградил ей путь.

— Черт возьми! Оставайтесь на месте. Не двигайтесь.

Она беспомощно смотрела, как воин, нападавший на ее брата, поднял меч, собираясь покончить с ним.

Ее душераздирающий крик пронзил тишину ночи.

Артур, как ей показалось, заколебался, но только на мгновение. Каким-то образом он ухитрился отразить удар Макруайри, потом круто обернулся и отбил удар человека, грозившего покончить с ее братом. Воин не был готов к нападению Артура. Его рука бессильно повисла, и он упал вперед, на меч Артура. Прежде чем его глаза закрылись, его взгляд выразил безмерное удивление.

Это зрелище потрясло Анну, и она с рыданием отвернулась.

В следующий момент тишину ночи пронзил отчаянный свист. Анна повернулась к полю сражения и в изумлении замерла, увидев, что атакующие отступают. Макруайри или человек, очень похожий на него, по-видимому, приказал отходить.

Теперь поляну заполнили люди ее брата. И прежде чем последний повстанец исчез в лесу, Анна бросилась к Алану.

Он пытался подняться с земли, но держался на ногах неуверенно.

— О Господи! Алан, ты в порядке?

Даже в темноте Анна поняла, что ему трудно сфокусировать взгляд. Он потряс головой, будто пытался сбросить с глаз пелену.

— Получил удар по темени, — промолвил он. — Я оправлюсь. — Он ущипнул ее за щеку и нежно улыбнулся. — Не вздумай плакать.

Анна кивнула и отерла слезы ладонью.

Она повернулась, инстинктивно ища глазами Артура. Он стоял в нескольких футах от них и смотрел на нее. Ей хотелось броситься к нему. Броситься в его объятия, припасть к его груди и забыть обо всем. Но рядом стоял брат.

Лицо Артура было мрачным.

— Вы не ранены? — спросил он.

Она отрицательно покачала головой.

— А вы?

Он тоже покачал головой. Алан же весь ощетинился. Он шагнул к Артуру, и Анна замерла, ожидая, что за этим последует. Алан остановился перед Артуром. Они молча стояли в темноте друг против друга.

Наконец брат сказал:

— Похоже, я у тебя в долгу. Ты дважды спас меня от смерти.

Артур помолчал. Потом коротко кивнул.

— Я не могу видеть свою сестру расстроенной, — добавил Алан.

Анна восприняла это как извинение.

— Я тоже, — ответил Артур.

С минуту Алан всматривался в его лицо, потом кивнул, будто в нем созрело какое-то решение.

—Ты славно сражался, — сказал он, спеша сменить тему.

По-видимому, не одна Анна заметила необыкновенную сноровку Артура.

— Вам надо вернуться в лагерь, — сказал Артур, обращаясь к Анне.

— Да, — согласился Алан. — Один из моих людей отведет тебя. А мы должны…

Он замолчал.

И она мысленно закончила его фразу: «Похоронить павших».

Артур не спал. Он почти ожидал, что Макруайри проскользнет к нему в темноте и перережет ему горло или воткнет в спину кинжал в отместку за случившееся. И это был бы не первый случай. Макруайри получил прозвище Аспид не только за свою злобность и коварство, но еще и за то, что умел наносить смертоносные удары исподтишка.

И едва ли Артур мог его за это осуждать.

Всю ночь он смотрел на гору тел, снесенных на обочину прогалины и оставленных недругам, чтобы они могли забрать своих павших.

Пало девять людей Брюса. И более половины из них были убиты Артуром.

Он совершил ошибку. Роковую ошибку. Во многих отношениях. Было уже достаточно скверно, что его чувства подвели его, что он не заметил признаков приближающегося нападения, но главное, что забыл, на чьей он стороне. Он так долго находился во вражеском стане, что начал верить в собственную ложь.

Господи! Он закрывал глаза, пытаясь вытеснить из сознания все произошедшее. Он убивал своих людей и прежде, но не так, как сегодня. Он не только защищался сам. Он был в какой-то лихорадке. Он так стремился защитить Анну и убить всякого, кто ей угрожает, что не думал ни о чем другом.

И даже поняв, что происходит, не остановился. Он спас жизнь Макдугалла ценой жизней своих товарищей.

Когда сквозь деревья начали пробиваться первые розовые проблески наступающего дня, Артур удалился со своего одинокого поста возле дерева и направился в лагерь как раз в то время, когда часовые стали сменяться. Он бросил взгляд на палатку Анны и заметил, что ее полотняные лопасти еще задернуты. Хорошо. Пусть поспит. Она это заслужила. Ночью он довольно часто проверял, все ли с ней в порядке, и уверял себя, что она в безопасности. Он знал, как испугало и потрясло ее это нападение, но ему приходилось сражаться с собственными демонами, и он был не в состоянии утешать ее, даже если бы такое было возможно.

К тому времени, когда он вернулся, проверив, в порядке ли лошади, он заметил, что одна из лопастей палатки отвернута. Артур быстро оглядел лагерь и помрачнел. Однако минутой позже он заметил Анну: она разговаривала с братом.

Ее взгляд остановился на нем. Она поколебалась, потом направилась к нему. Он заметил, что в руках у нее узел с одеждой.

Она остановилась и посмотрела на него. Грудь его сжалась от волнения. По-видимому, она тоже всю ночь не спала.

— Так как вы взяли себе это за правило, а мой брат слишком занят, боюсь, вам придется сопровождать меня.

Он посмотрел на нее с недоумением.

— Вы сами просили меня не покидать лагеря без вас или моего брата.

Его губы дрогнули в улыбке.

— Да.

— Мне надо отлучиться к ручью, чтобы умыться.

Ручей находился в двух шагах от лагеря, и его было видно отсюда, однако Артур не стал возражать, поняв, насколько это нападение выбило ее из колеи. Он поклонился подчеркнуто вежливо и сделал насмешливый жест рукой.

— Следую за вами.

Похоже, она не очень-то стремилась разговаривать, и для него так было лучше. Он ждал возле дерева, делая вид, что не смотрит на нее, пока она умывается.

Расчесав волосы влажным гребнем и почистив зубы порошком, она вытерлась куском полотна.

Покончив с умыванием, Анна направилась к нему.

— В чем дело? — спросила она, встретив его взгляд.

— Ни в чем, — ответил Артур смущенно.

— Вы выглядите так, будто страдаете от боли.

Их глаза встретились.

Она потянулась и дотронулась до ссадины у него на подбородке.

Все его мускулы напряглись от этого прикосновения.

— Все дело в вашем лице? Мой глупый брат вам ничего не сломал?

Господи, какими нежными были ее руки! Пальцы ласкали подбородок.

— Можно я осмотрю ваши синяки и кровоподтеки? Должно быть, они болят. — Она дотронулась большим пальцем до его рта. — И губа у вас рассечена.

Ему и в самом деле было больно. Этот невинно-эротический жест вызвал бурный ток крови во всем его теле, и оно запылало пожаром. Ему приходилось изо всех сил сдерживаться, чтобы не забрать ее пальчик в рот и не пососать его.

Она и понятия не имела, какое действие оказывает на него. Или о том, как ему трудно сдерживаться, чтобы не дотронуться до нее.

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, полными беспокойства.

— Очень больно?

Он посмотрел на нее так выразительно, что источник его боли не мог вызвать сомнений.

Нежный румянец залил ее щеки. Будто этого было недостаточно, она прикусила нижнюю губу.

— О! Я и не знала…

— Нам надо возвращаться. Ваш брат скоро отдаст приказ выезжать.

Она кивнула, и Артуру показалось, что она вздрогнула.

— Мне не жаль покидать это место.

Он не мог больше сдерживаться: приподнял ее лицо за подбородок и заглянул в огромные синие глаза.

— С вами все в порядке?

Она попыталась улыбнуться, но губы ее задрожали.

— Нет, но я справлюсь.

Он опустил руку. Губы его сжались, образовав прямую линию.

— То, что случилось вчера вечером, не повторится.

Ее красиво очерченные брови сдвинулись.

— Почему вы так уверены?

— Потому что я этого не допущу.

Глаза Анны расширились, потому что к ней пришло понимание.

— Боже милостивый, так вот почему вы расстроены! Вы вините себя в случившемся? Но это нелепо! Вы не могли знать…

— Должен был. Если бы я не отвлекся, я бы заметил их приближение.

— Значит, виновата я?

— Конечно, нет. Нам пора возвращаться.

Артур вел ее по тропе, идущей от ручья. Когда они достигли лагеря, Анна бросила на него взгляд и сказала:

— Вчера в числе нападавших я узнала своего дядю Макруайри. Вы никогда с ним не встречались? У него был такой вид, будто он узнал вас.

Это замечание застало Артура врасплох. На этот счет у Анны определенно был особый талант. Он замедлил шаг.

— Вы уверены, что это ваш дядя? Было темно. Я не мог его как следует разглядеть, потому что его нос был закрыт забралом, а он был гораздо ближе ко мне, чем к вам.

Анна сморщила носик.

— Я не видела его много лет, но уверена — это был он. Я узнала его глаза. — Она вздрогнула. — Их невозможно забыть.

Если Артур пытался отвлечь ее от вопроса, то уловка не сработала.

— И, как я уже сказала, похоже, он вас узнал.

— Разве? — Артур пожал плечами. — Возможно, когда-то в прошлом наши пути пересекались.

Она ничего не ответила. Но к сожалению, эта тема слишком занимала ее, чтобы закончить разговор.

— Значит, вы с ним не знакомы?

Артур попытался подавить естественную тревогу.

— Лично я не знаком с ним.

— Мне показалось, что ему была неприятна встреча с вами.

Анна была проницательна, и это становилось опасным.

— Неприятна? Насколько я слышал, Лахлан Макруайри — злобный, грязный него… — Он замолчал на полуслове, вспомнив, с кем говорит. — Должно быть, его разъярило то, что я убил так много его людей.

Казалось, Анна приняла его объяснение, но следующий ее вопрос убедил его, что она не удовлетворена.

— Почему они отступили?

Мысленно он выругался, и тревога его возросла.

— Как я уже говорил, появились люди вашего брата и прорвали ряды неприятеля. Их было больше.

Анна нахмурилась:

— Но похоже, неприятель выигрывал.

Артур вопреки себе улыбнулся краем рта.

— Ваш брат был в опасности, — напомнил он ей. — Поэтому вам так показалось.

Она подняла на него глаза и сказала с полуулыбкой:

— Возможно, вы правы. Все мое внимание было обращено на брата. Мне еще следует вас поблагодарить за то, что вы сделали.

И тотчас же тень пережитого ужаса затуманила ее лицо.

— Если бы вы не помешали этому человеку…

— Не думайте об этом, Анна. С этим покончено.

Она кивнула и снова бросила на него взгляд.

— И все равно я вам благодарна. Алан тоже, если даже у него необычный способ выражать свою благодарность.

Макдугалл не делал тайны из своего особого интереса к нему. Артур все время чувствовал на себе его взгляд. Он встречал его и понимал, что разговор, который они вели накануне, не окончен.

— Он прав, если гневается, Анна. То, что я сделал, плохо. И все, что я могу, — это пообещать, что подобное не повторится.

Он услышал, как она порывисто вздохнула, и этот громкий вздох был для него будто удар кинжала в грудь. Она была потрясена. Ошарашена. Будто ждала чего-то другого.

— Но…

— Они нас ждут, — сказал он, перебивая ее и указывая на людей, седлавших в дорогу лошадей. Он не мог бы вынести нового разговора с ней, подобного вчерашнему.

— Пора отправляться.

Он произнес эти слова больше для себя, чем для нее.

Тупик. Слабое место. Не важно, как она это назвала. Но его отношение к Анне и ощущения, касавшиеся всего, связанного с ней, накладывали определенные обязательства.

Он позволил ей подойти слишком близко, и теперь в любой момент его могли разоблачить.

Глава 18

Через два ничем не примечательных дня Анна въезжала в ворота замка Данстаффнэйдж. Один из телохранителей поехал вперед, поэтому их ожидали. По тому, как отец с трудом скрывал свой гнев, Анна догадалась: он уже знает, что их путешествие не увенчалось успехом.

Она надеялась, что сможет хорошенько выспаться, прежде чем отец начнет задавать ей вопросы, но, несмотря на поздний час, он потребовал немедленного отчета. У нее и Алана едва хватило времени на то, чтобы вымыть лицо и руки и наскоро перекусить, когда их пригласили в солар лорда.

Джон Лорн стоял посреди комнаты, а за его спиной толпились самые важные и уважаемые из его приближенных. У всех у них лица были суровыми и мрачными, и у Анны возникло ощущение, что она попала в погребальную камеру. Так как никто из них не сидел, Анна и Алан смущенно и неуклюже остановились перед отцом. Она чувствовала себя ребенком, вызванным отвечать за какую-то шалость. Не успела дверь за ними закрыться, как отец заговорил:

— Значит, Росс отказал.

Это был не вопрос. Слова звучали как обвинение. Расслышав укоризну в его тоне, Анна захотела объяснить, но Алан ответил за них обоих:

— Да. Росс отказал. Он сказал, что в любом случае Брюс направит свои войска на его замок, и потому он не хочет губить своих людей понапрасну.

— А как же насчет обручения? Он не изменил своих намерений?

Анна почувствовала на себе взгляды всех мужчин, и кровь прилила к ее щекам. Она опустила глаза, не желая, чтобы отец увидел ее смущение. Привело бы это к перемене позиции Росса или нет, но вышло так, что она не смогла выполнить поручение отца.

Она не могла вынести его разочарования.

— Помолвка не состоялась, — пояснил Алан. — Они пришли к обоюдному мнению, что не подходят друг для друга.

— Хочешь сказать, что он не простил тебе того, что ты отказала ему в первый раз? — обратился Лорн к Анне.

Она с трудом осмелилась посмотреть ему в лицо и увидела, что он в ярости.

Сердце ее упало. Отцу вредно гневаться и волноваться. Анна не знала, что сказать. Ей не хотелось лгать ему, но и правду сказать она не могла.

— Я… — начала Анна, запинаясь.

— Лад, но, — нетерпеливо перебил отец. — Я думал, ты сумеешь убедить его.

Щеки Анны запылали от стыда.

— Я пыталась, но боюсь, что он… гм… что я не свободна в своих чувствах.

— Что ты хочешь этим сказать? Что значит «не свободна в своих чувствах»? — Отец прищурился. — Тебе нравится другой? Кемпбелл? — сказал он решительно, отвечая сам на свой вопрос. Он выбранился, и взгляд его остался непреклонным. — И как он это воспринял? Что ты сделала?

Никогда еще Анна не чувствовала, чтобы отец был так разгневан. Впервые в жизни она была напугана его яростью.

Что ей было сказать?

Она была благодарна Алану, сжалившемуся над ней. Брат заявил:

— Обручение ничего бы не изменило. Росс уже принял решение. Боюсь, ты не слышал самого худшего.

Анна собралась с силами, чтобы выдержать реакцию отца. Она боялась, что это известие вызовет у него новый сердечный приступ.

По-видимому, Алан решил, что лучше говорить всю правду сразу, какой бы неприятной она ни была.

— Росс думает о том, чтобы смириться и покориться.

Отец не произнес ни слова, но Анна видела, что гнев нарастал в нем и вот-вот мог прорваться. Он сжал кулаки, лицо побагровело, на лбу набухли и выступили вены, глаза засверкали, как адский огонь.

Она сделала шаг к нему, но Алан остановил ее.

— Росс — чертов болван! — с возмущением воскликнул отец. — Брюс никогда не простит ему того, что он сделал с его женщинами. Его сестра и графиня были подвешены в клетке. О Господи! Если он покорится, то подпишет себе смертный приговор. — Он ударил кулаком по столу. — Как он может даже думать о том, чтобы склониться перед этим предателем и убийцей?

Алан попытался успокоить его:

— За Брюсом стоят люди. Он повсюду вызвал подъем патриотических чувств, неслыханный со времен Уолеса. Они видят в нем спасителя, второе пришествие короля Артура, освободившего их от английской тирании. Росс думает о своих людях и будущем своего клана. Он думает о том, что лучше для Шотландии.

Анна попыталась скрыть свое потрясение. К счастью, отец был слишком разгневан, чтобы слушать сына.

Неужели Алан согласен с Россом? Неужели он поверил, что выбор Брюса был для Шотландии наилучшим? Господи, что, если ее отец ошибается?

Анна не могла поверить, что в ее голове появилась предательская мысль. Однако Макдугаллы, некогда страстные патриоты, предпочли обратиться за помощью к англичанам.

— Я скорее умру, чем соглашусь видеть на троне убийцу, — сказал отец.

В его глазах больше не сверкала ярость, но они были холодными как лед.

Анна испытала облегчение, услышав, что люди отца единодушно выразили свое одобрение его словам. Отец знал, что делает. Он был одним из величайших людей Шотландии.

Конечно, и у него были слабости. У какого великого человека их нет? Но он видел людей насквозь.

Доложив о самых важных эпизодах их путешествия, Алан принялся излагать отцу остальное, вкратце коснувшись неприятного сюрприза, подстерегавшего их на обратном пути.

Отец слушал его с возрастающим беспокойством и заметно побледнел, когда узнал, что его наследник дважды чудом избежал гибели; Его глаза сузились, когда Алан поведал о подозрении Анны насчет участия в этом нападении Макруайри, а потом возбужденно заблестели, когда он осознал связь этих людей с таинственной, призрачной Хайлендской гвардией Брюса.

— Славная работа, — сказал он Анне, просиявшей от этой похвалы.

Алан передал отцу версию Артура относительно отступления врагов, но, похоже, и это вызвало у него беспокойство.

Наконец отец встал, подошел к Анне и взял ее за руку.

— Ты не пострадала, дочь?

Она покачала головой, и он заключил ее в объятия.

На мгновение Анна снова почувствовала себя ребенком, и у нее возникло желание выплакать свою печаль на его груди.

Отец отстранился и взглянул на нее:

— Ты устала? Иди отдыхай, остальное обсудим завтра.

Она с облегчением кивнула. Худшее уже было позади.

— Алан, — обратился он к сыну, — пусть завтра Кемпбелл и его брат присоединятся к нам. — Он посмотрел на Анну так, что у нее по спине прошла дрожь. — Похоже, сэру Артуру придется ответить на многие вопросы.

Артур был готов явиться к лорду Лорну, когда его вызвали. Правда, он не ожидал, что брат пойдет вместе с ним.

— Что, черт возьми, ты такое сделал? — спросил его Дугалд, когда они шли через двор замка к башне донжона. — Почему это Лорну приспичило тебя видеть?

Артур поднимался по лестнице бок о бок с братом. Сталь их доспехов и оружия звенела, пока они шли наверх.

— Подозреваю, что он хочет спросить меня о людях, которые напали на нас ночью.

— И что ты о них знаешь?

— Ничего, — ответил Артур, открывая тяжелую деревянную дверь в башню.

— А я какое отношение имею ко всему этому?

Артур посмотрел на Дугалда. Лицо его брата выражало горечь, которую чувствовали они оба. Дугалду не больше, чем Артуру, понравилось, что его вызвали к Лорну. Несмотря на то что его брат был в другом, враждебном военном лагере, в одном по крайней мере они были едины: в ненависти к Лорну.

— Разрази меня гром, если я знаю, — сказал Артур.

Телохранители Лорна постучали в дверь, сообщая об их приходе.

Когда их пригласили войти, Артур повернулся к брату и сказал:

— Сейчас узнаем.

Он окинул мгновенным взглядом присутствующих в комнате: Лорн, как король, сидел в высоком кресле, похожем на трон. Его лицо было непроницаемым. Алан Макдугалл стоял сбоку у стены и казался слегка озадаченным, но Анна, сидевшая на скамье у камина, выглядела очень взволнованной. Если не считать впустившего их телохранителя, в комнате не было никого из свиты. Что бы здесь ни происходило, это носило личный характер.

Беспокойство, не дававшее покоя Артуру, теперь достигло апогея.

Лорн, этот царственный негодяй, не пригласил их сесть, и теперь они стояли перед ним.

— Вы хотели нас видеть, милорд? — спросил Дугалд, и тон его вовсе не был почтительным.

Лорн не спеша положил перо, которое держал в руке, потом удобнее уселся в кресле и посмотрел на вошедших. Он принялся барабанить по столешнице пальцами.

— Я слышал, что ваше путешествие было полно приключений? — спросил он, обращаясь к Артуру.

Что-то в его тоне насторожило, и он с трудом поборол потребность посмотреть на Анну. Что она рассказала отцу?

— Да, — кивнул Артур. — Нам посчастливилось избежать встречи с первой бандой разбойников, но не со второй. И все же нам довольно скоро удалось заставить их уйти.

Лорн уставился на него и долго не отводил взгляда.

— Я об этом слышал. Сын похвалил твою воинскую доблесть.

— Сэр Алан очень благороден и щедр на похвалы, милорд, — заметил Артур.

Алан выступил вперед.

— Сэр Артур старался победить мятежников, отец, и спасти наши жизни. В частности, мою. И мы обязаны проявлять к нему благодарность.

— Да, конечно, — согласился Лорн. — Я весьма признателен. И все же кое-что мне неясно, — сказал он. — Мне было бы интересно, если бы ты пролил свет на остальную часть сражения.

— Конечно, — согласился Артур, обеспокоенный этим поворотом в разговоре.

Лорн — хитрый и лукавый негодяй, человек, любивший держать в напряжении всех окружающих. Неужели он что-то подозревает?

— Дочь говорит, что в одном из бандитов узнала моего бывшего зятя Лахлана Макруайри. Не исключено, что он один из когорты тайных воинов, слухи о которых до нас доходили.

— Я встречался с этим человеком раз или два, но не знаю его достаточно хорошо, чтобы сказать о нем что-то определенное. Если у леди Анны возникли сомнения, я не в силах их рассеять.

— Макруайри — предатель и хладнокровный убийца. Он готов продать мать за серебряную монету, но есть одна вещь, которой он делать не станет, — он никогда не сдастся. Никогда я не видел его отступающим во время битвы.

«Bas roimh Geill». — «Лучше смерть, чем поражение». Таков был девиз Хайлендской гвардии.

Артур ступал по очень тонкому льду, и этот лед каждую секунду мог проломиться. Тем не менее он уклончиво пожал плечами:

— Так, может быть, это был не Макруайри?

Взгляд Лорна снова обратился к дочери. Прежде чем ответить, Анна бросила взгляд на Артура.

— Не могу быть уверена, отец. Было очень темно. Я видела его лицо отчетливо всего мгновение. К тому же я не встречалась с ним много лет.

Артур почувствовал стеснение в груди. Она пыталась его защитить. Понял ли это Лорн?

Дугалд начал проявлять нетерпение.

— Я вам зачем-то нужен, милорд?

Иными словами: какого черта я здесь? Этот вопрос очень заинтересовал и Артура.

— Сейчас наступит и ваш черед, — ответил Лорн и снова забарабанил пальцами по столешнице.

— Не знаю, что тебе известно о цели путешествия моего сына и моей дочери на север к Россу, — заговорил Лорн, обращаясь к Дугалду. — Но речь шла о том, чтобы обсудить возможность обручения Анны с сэром Хью Россом. Мы надеялись, что альянс между нашими семьями подвигнет графа на то, чтобы послать свои войска против Брюса. К сожалению, все пошло не так, как было запланировано.

Дугалд бросил косой взгляд на Артура.

— Похоже, сэр Хью узнал, что сердце моей дочери уже отдано другому. Вы об этом что-нибудь знаете, сэр Артур?

Уголком глаза Артур видел, как побледнела Анна и как сжала она руки, лежавшие на коленях.

Какого черта она рассказала об этом отцу?

Чувствуя, что его загнали в угол, Артур сжал зубы.

— Знаю.

— Я так и думал, — сказал Лорн.

Артур понял, что, вероятнее всего, Лорн сам догадался о том, что произошло. Он напряженно ждал, стараясь собраться с силами и подготовиться к предстоящему. Петля вокруг его шеи затягивалась все туже.

Лорн снова повернулся к Дугалду. Теперь стадо ясно, зачем сюда вызвали его брата.

— Принимая во внимание все случившееся, я предлагаю другой альянс. Такой, что упрочит связи между нашими семьями и убедит сэра Артура в том, что мы благодарны ему за его заслуги.

Каждый мускул в теле Артура напрягся: он ждал продолжения и гадал, имеет ли к этому отношение Анна.

— Я хотел бы предложить сэру Артуру обручиться с моей дочерью.

Дугалд чуть не задохнулся:

— Обручиться?!

— Я, кажется, так это и назвал. Мы можем выработать условия позже, но можете быть уверены, что приданое моей дочери будет более чем щедрым. В него входит некий замок, и, думаю, это может представлять для вас интерес.

Артур и его брат молчали. В конце концов Дугалд спросил:

— Как называется замок, Иннис-Хоннел?

На губах Лорна заиграла лукавая улыбка:

— Да.

Артур не мог поверить. Твердыня Кемпбеллов на Лох-Эйв, украденная у его клана много лет назад, возвращается в его семью за то, что он женится на женщине, которую желал больше всего на свете. Подлинно дьявольская сделка.

Он колебался не больше мгновения, испытывая огромное искушение согласиться. Менять соратников и союзников в этой войне было обычным делом. Но Артур не мог этого сделать. Даже если бы он согласился стать союзником человека, убившего его отца, на него рассчитывало слишком много людей. Нил, король Роберт, Маклауд и другие члены Хайлендской гвардии. К тому же он не мог пренебречь и собственной совестью. Он верил в дело, которому служил.

Возвращение замка Кемпбеллов пусть даже младшему отпрыску вполне устраивало Дугалда. Он повернулся к брату:

— У меня нет возражении, Артур…

Все лица обратились к нему, но он чувствовал только взгляды Анны и Лорна. Последний наблюдал за ним с подозрением.

Артур знал, что ему придется согласиться. Эта помолвка была задумана как испытание его лояльности. И одновременно это касалось в такой же степени и счастья Анны.

Совесть его вступила в единоборство с чувством долга, но борьба продлилась недолго.

У него не было выбора. Ставки были слишком высоки. Он не мог думать о том, как Анна возненавидит его, когда узнает правду.

— Я почту за честь взять в жены леди Анну.

И возможно, самым худшим в этом спектакле было то, что он и в самом деле был намерен это сделать.

Глава 19

Анна получила то, что хотела. Тогда почему она чувствовала себя такой несчастной?

Прошла неделя с тех пор, как отец в своем соларе неожиданно предложил им помолвку. Как только прошел первый шок, Анна почувствовала ликование. Выйти замуж за любимого человека!.. Ничто не могло с этим сравниться и сделать ее счастливее, кроме, может быть, известия о том, что Брюс решил отказаться от Шотландии.

В то время как Анна была беспредельно счастлива, у Артура был такой вид будто он проглотил пригоршню гвоздей.

В последовавшие за обручением дни он был неизменно вежлив, внимателен к ней за трапезой, и несколько раз за день их пути пересекались. Он даже безропотно позволял Сквайру следовать за ним.

Внешне он выглядел как безупречный жених, но в этом-то и была загвоздка. Его формальное обращение с ней, его постоянно растущее отчуждение омрачали ее счастье, и оно стало убывать. Каждый раз, когда Артур обращался к ней с вопросом: «Вы приятно провели день, леди Анна?» или «Не угодно ли еще одну чашу вина, леди Анна?» — сердце ее болезненно сжималось.

Она не понимала, что происходит. Он не был к ней равнодушен и не раз это доказал. Так почему он был так холоден и отстранен?

Однако дни шли, и ей становилось все труднее убеждать себя, что Артур желал их помолвки. Он все больше отдалялся от нее. Что-то его угнетало.

Она хотела бы, чтобы он доверился ей, но он пресекал все ее попытки поговорить. Разумеется, и удобный случай для беседы представлялся нечасто.

Однажды Анна выглянула из окна своей комнаты в башне и увидела, как в главной бухте замка к берегу причалила лодка. Это было обычным делом и не привлекло бы ее внимания, если бы не скорость, с какой из нее выпрыгнули люди и помчались к воротам замка.

Сердце Анны сделало скачок. Она поняла: что-то случилось.

Не позаботившись надеть вуаль, Анна помчалась вниз по лестнице и вбежала во двор замка, как раз когда приветствовали прибывших на лодке.

— Какие новости ты привез? — спросил отец Макнаба.

Лицо капитана было мрачным:

— Король-разбойник выступил, милорд.

Анна задохнулась. Страх превратил ее кровь в лед. День, которого она так боялась и одновременно ждала, наступил. Предстоящая битва должна была стать окончанием войны.

Замок гудел, как улей. Воины, казалось, ощетинились от возбуждения и нетерпения уничтожить врагов. Однако в толпе было несколько женщин, и их реакция была иной: беспокойство и такой же, как у Анны, страх.

Инстинктивно она перевела взгляд на Артура. Эта новость касалась и его. Он смотрел на нее горящими глазами и с таким напряжением, какого она в нем не видела с момента, как на них напали по пути домой. На мгновение их взгляды встретились. Потом он перевел взгляд на Макнаба.

Отец пригласил прибывших в большой зал. Анна последовала за ними. Ей не терпелось узнать подробности.

К сожалению, информация Макнаба этим и ограничивалась. Один из его разведчиков предупредил их о наступлении Брюса: о том, что он покинул замок графа Гариоха в Инверари и с армией примерно в три тысячи человек — три тысячи против восьмисот воинов отца — двинулся маршем на запад. Решил ли он направиться в замок Лорна или Росса — этого гонцы не знали.

Брюс времени не терял. Он был готов напасть на них, как только истечет срок перемирия. Господи, возможно, уже нa следующей неделе варвары будут стучаться в ворота их замка!

Ее сестры и мать, услышав возбужденные голоса и шум, тоже поспешили в зал. Найдя Анну, они принялись расспрашивать ее о случившемся. Она тотчас же ответила на все вопросы и увидела, как на их лицах отразился страх. Наступал день, которого все боялись. Война совсем близко.

Как только речь зашла о разведывательных операциях, Анна заметила, что Артур направился к помосту, где сидел отец.

Сердце у нее замерло, потому что она догадалась о том, что будет. Ей хотелось окликнуть его, позвать обратно, сказать, что не нужно этого делать. Однако она не посмела.

— Я пойду, милорд, — сказал Артур.

Отец посмотрел на него и кивнул, по-видимому, довольный тем, что нашелся волонтер.

Алан тоже вызвался идти на задание, однако отец отказал ему, сославшись на то, что он нужен здесь, в замке. В конце концов было решено, что небольшую поисковую партию, в числе которой будут и братья Артура, возглавит Юэн — брат Анны.

Мужчины решили не терять времени. Менее чем через час отряд собрался во дворе замка, откуда и должен был отбыть. Анна молча стояла рядом с матерью, и у нее возникло ощущение, будто ее подхватил вихрь и она кружится, а ухватиться ей не за что.

Артур закончил приторачивать свои пожитки к седлу, взял в руку поводья и теперь готовился сесть на лошадь.

Сердце у Анны упало: неужели он собирается уехать, не попрощавшись с ней?

Если он и собирался так поступить, то передумал. Передав поводья одному из юных грумов, Артур повернулся и зашагал к ней.

— Леди Анна, — сказал он, коротко поклонившись.

Мать и сестры Анны повернулись к ним спиной и сделали это не таясь, явно, чтобы скрыть их от глаз присутствующих и предоставить им некую видимость уединения. Но она все еще остро ощущала, что они не одни.

— Вы должны уехать?

Она готова была проклинать себя за то, что спросила, но не смогла удержаться от вопроса. Она понимала, что это его работа, но не хотела, чтобы он уезжал. Неужели так будет всегда?

— Да.

Наступила долгая пауза. Его слова звучали так решительно.

— Надолго?

В его глазах что-то сверкнуло, но тотчас же исчезло, прежде чем Анна смогла понять, что это было.

— Зависит от того, насколько быстро будет двигаться армия. На несколько дней. Возможно, больше.

Она не сводила глаз с его красивого лица, стараясь запомнить и удержать в памяти его черты.

— Вы будете осторожны?

Это был глупый вопрос, и все же она не могла не задать его.

В уголке его рта затрепетала улыбка.

— Конечно.

Он чуть дольше удерживал ее взгляд, будто тоже пытался запомнить ее черты.

Артур взял ее руку и поднес к губам, и от теплого прикосновения его губ по всей ее коже распространилось тепло.

— Прощайте, леди Анна.

Почему ее не оставляла мысль, что все это выглядело как окончательное прощание?

И тут, будто не в силах заставить себя остановиться, он круто повернулся, подошел к ней и, обхватив ладонями ее лицо, поцеловал Анну в губы.

Сердце ее бешено забилось. В этом поцелуе она почувствовала его томление, боль, раскаяние. Но больше всего в нем ощущалось прощание. Ей хотелось удержать его, продлить это мгновение, но она едва успела перевести дух, как все кончилось.

Он опустил руку и одну пронзительную секунду удерживал ее взгляд. Потом ушел и ни разу не оглянулся.

Анна смотрела ему вслед, потрясенная, окаменевшая, не вполне понимающая, что случилось. Она прижала пальцы к губам и старалась сохранить жар и вкус его поцелуя как можно дольше…

Артур искал выход и нашел его. Путешествие поискового отряда на восток давало ему шанс сделать то, что всего несколько месяцев назад казалось немыслимым, — вернуться к своей миссии.

Он должен был действовать. Он не мог стоять неподвижно и ждать, пока все не станет еще хуже. Дни, последовавшие за обручением, были невыносимыми. Притворство убивало его. Анна была счастлива. Она была так рада выйти за него замуж, а он… он собирался ее предать. Каждая робкая улыбка, каждый взгляд, который она бросала на него, ища заверений в реальности происходящего, были как капли кислоты, разъедавшие его совесть.

Он не мог так обойтись с ней. Даже если это означало, что он пожертвует своей миссией. Ирония заключалась в том, что он не мог выбрать более действенное средство проникнуть в стан Макдугаллов, чем обручиться с дочерью лорда. Обручение вкупе с тем фактом, что он спас жизнь Алана, дало ему доступ к самому центру власти, к совету лорда.

Он говорил себе, что вовсе не жертвует своим долгом. Он уже сделал достаточно: выяснил, кто передает послания, узнал численность и готовность войск Макдугаллов, представил карту стратегически важного участка и даже предотвратил союз Макдугаллов с Россом.

С момента его злополучного расставания с Анной прошло три дня. Артур не предполагал, что сказать ей «прощай» окажется так тяжело. Но уехать от нее, понимая, что, возможно, они никогда больше не увидятся… было еще тяжелее.

Артур посмотрел по сторонам. Убедившись, что за ним не следят, он привязал лошадь к дереву. Он был примерно на расстоянии мили от места, где армия Брюса разбила лагерь на ночь. Остальную часть пути он мог проделать пешком. Часовые готовы были убить любого, кто в это время ночи приблизится к лагерю.

Артур рисковал, направляясь к лагерю без предупреждения, но выбора у него не было. И не было времени на то, чтобы устроить встречу со стражами или передать им послание — поисковый отряд Макдугалла готовился завтра вернуться в замок Данстаффнэйдж.

Артур вызвался патрулировать лагерь ночью, понимая, что это его единственный шанс встретиться с Брюсом.

Артур знал, что каждую ночь вождь назначает в качестве дозорного кого-нибудь из Хайлендской гвардии, и потому решил сначала установить контакт с кем-либо из воинов гвардии, но он никак не ожидал, что в дозоре будет стоять Лахлан Макруайри.

Макруайри замер, направив на Артура стрелу.

— Кто там?

— Рейнджер, — ответил Артур, выходя из-за дерева и поднимая стальное забрало шлема.

Даже в темноте он мог видеть, как прищурился Макруайри и как в его глазах появился противоестественный блеск.

Он переместил руку с луком чуть влево и нацелился Артуру прямо между глаз. У Макруайри была особая способность видеть в темноте, и Артур как раз вовремя вспомнил об этом.

— Собираешься воспользоваться оружием? — спросил он.

— Я еще не решил. Одна смерть ничто по сравнению с девятью другими. Должен признать, я подумал, что только предатель способен на такое, и полагаю, предположение это недалеко от правды.

Артур удержался от грубого ответа. Он понимал, что заслужил презрение Макруайри, и все же слышать это было неприятно. Не обращая внимания на стрелу, нацеленную ему в лицо, он шагнул вперед.

— Думаешь, я не жалею о том, что случилось?

— А ты сожалеешь? Я готов поклясться, что это не так. Мне показалось, ты получаешь удовольствие от того, что сражаешься рядом с Аланом Макдугаллом, не говоря уж о том, что ты старался изо всех сил спасти ему жизнь.

Их разделяло пространство всего в несколько футов, но Макруайри не промахнулся бы и со ста.

— На этот вопрос я отвечу королю, Аспид, а не тебе. Мне надо с ним поговорить.

— Он спит.

Артур заскрипел зубами и сжал кулаки. Он не мог сейчас вступать в спор с Макруайри, — у него совсем не оставалось времени на объяснения.

— В таком случае разбуди его. А заодно и моего брата.

Наконец Макруайри опустил лук.

— Лучше будет, если ты скажешь королю что-нибудь приятное. — Он сурово посмотрел на Артура. — И еще лучше, если твои сведения будут достойны его внимания.

Менее чем через пятнадцать минут Артура провели в шатер короля. Если Брюс и спал, то по его виду нельзя было сказать, что его только что разбудили. Его темные волосы были причесаны, глаза казались ясными и проницательными, как всегда, и одет он был в богато расшитый темный плащ и штаны.

Король сидел на поваленном стволе дерева. Отсутствие мебели и всего лишнего объясняло легкость и скорость, с которой продвигалась его армия. Король Эдуард никогда бы и не подумал о том, чтобы отправиться на войну без повозок, нагруженных всевозможным скарбом, одеждой и посудой. Но, живя больше года в походе, Роберт Брюс привык обходиться и малым.

Нил стоял слева от Брюса и выглядел немного взъерошенным, а Тор Маклауд, вождь Хайлендской гвардии — справа, и выражение его лица было таким же мрачным, как у короля.

Вопрос во взгляде брата пронзил Артура, словно нож. Конечно, Нил не мог усомниться в его лояльности.

— Что, черт возьми, случилось, рейнджер? — спросил король.

Насколько возможно кратко, Артур отчитался о событиях, приведших к неожиданной разведывательной операции и путешествию на север и предполагаемой помолвке дочери Лорна с сэром Хью Россом, о надеждах Лорна на объединение сил и намерении Артура предотвратить альянс.

— И тебе все это удалось? — спросил Брюс.

Артур старался сохранить спокойное выражение лица.

— Да, ваше величество.

Король с довольным видом кивнул. Если кто-нибудь из присутствующих и хотел задать Артуру вопрос, как ему это удалось, то никто этого не сделал.

Артур продолжал свои объяснения о том, как увел патруль от группы Макдугалла, когда они двигалась на север, но ему пришлось защищаться, чтобы сохранить свое инкогнито.

— Так это был ты? — сказал Маклауд. — Наши люди в замке Эркарт пришли в ярость, оттого что одинокий всадник ухитрился ускользнуть от них.

— Не совсем. Я хотел бы, чтобы это было так. Но ваши люди загнали меня в угол, прижали к утесу, а я не мог им открыть свое имя.

Никто из присутствующих не сказал ни слова. Как и Артур, они понимали, что такие ситуации могут возникать и что без жертв не обойтись.

Артур продолжил свой рассказ, поведав, как Макруайри застал его врасплох на пути следования в замок Данстаффнэйдж.

Нил сдвинул брови:

— Ты не услышал их приближения?

Артур покачал головой, предпочитая не давать подробных объяснений. Он сказал, что как только понял, кто на них напал, сразу попытался прекратить бой. Но когда дело дошло до угрозы жизни Алана Макдугалла, он спас его.

Нил задал вопрос, по-видимому, мучивший всех:

— Но зачем вообще понадобилось его спасать? Защищать наследника Лорна не входило в условия твоей миссии. Убить его так же важно, как убить самого Лорна.

Артур встретил взгляд брата и ответил, не скрывая правды.

— Я не пытался его защищать.

— Ты сделал это из-за его сестры, — сказал Маклауд, ставя все на свои места. — Ты к ней неравнодушен.

Артур повернулся к капитану гвардейцев и не стал отрицать правды:

— Да.

— Но это дочь Лорна! — возмутился Нил. — Господи Иисусе, брат, о чем ты думаешь?

У Артура не было ответа на этот вопрос. Ответа просто не существовало.

— Что я слышу? — спросил король, и его темные глаза стали жесткими, как камень. — Неужели девушка заставила тебя забыть о том, на чьей ты стороне?

— Я по-прежнему предан вам, милорд, — ответил Артур смущенно.

Нил не сводил с него глаз.

— Может, ты изменил мнение о Лорне? Неужели забыл, что он убил нашего отца?

Артур сжал губы, и рот его превратился в тонкую линию.

— Конечно, нет. Но мое желание сокрушить Джона Лорна не распространяется на его дочь. Поэтому я здесь. Мне надо покинуть Данстаффнэйдж.

В комнате наступила мертвая тишина. Артур чувствовал на себе обжигающий взгляд брата, однако не осмеливался посмотреть на него. Он подвел его. Подвел человека, который заменил ему отца.

— Ты скомпрометировал себя? — спросил король. — Ты опасаешься, что тебя раскроют?

Он покачал головой:

— Девушка чувствует, что я что-то скрываю, но не думаю, что она догадалась.

— Так это из-за нее ты хочешь бросить свое дело незавершенным?

— Все осложнилось.

Понимая, что его слова звучат неубедительно, Артур объяснил, что для того, чтобы отвести от себя подозрения, он вынужден был обручиться с дочерью Лорна.

— Фантастическая новость! — воскликнул король. Впервые с того момента, как Артур вошел в его шатер, он казался довольным. — Ты подобрался к Лорну даже ближе, чем я мог мечтать. Мне жаль, что девушка вовлечена в это дело, но с ней не случится ничего дурного. Сердце ее быстро излечится.

Артур не был готов согласиться с Брюсом. Анна любила слишком сильно. Если она узнает, что он ее предал, это убьет ее.

— Я не могу позволить тебе отказаться от твоей миссии, — закончил король. — Пока не могу. На носу военные действия; ты нужен мне там, чтобы наблюдать изнутри и узнавать об их намерениях. Информация, которую ты добываешь, слишком ценна. Победа близка, и мы не можем позволить ей ускользнуть от нас в последнюю минуту. Джон Лорн — дьявол с черным сердцем, но я не могу недооценивать его воинские достоинства и особую стратегию или его способность к неожиданным действиям.

Артур понимал, что переубедить короля невозможно. Роберт Брюс стремился взять реванш за временное поражение. Однажды Лорн одержал над ним победу. И на этот раз он не мог допустить, чтобы что-нибудь помешало ему отомстить.

Сердце и чувства одной женщины ничего для него не значили.

— Мы нападем на замок шестнадцатого утром, — сказал Маклауд, должно быть, почувствовав бессилие и разочарование Артура. — Осталось всего несколько дней, так что потерпи.

Но Маклауд не знал Анну Макдугалл. Артур предпочел бы встретиться лицом к лицу с воинами короля Эдуарда, чем пытаться противостоять Анне еще несколько дней…

Глава 20

— Они вернулись!

Возбужденный голос сестры заставил Анну броситься к окну спальни. Она лихорадочно оглядывала ряды воинов в доспехах, въезжавших в ворота замка. Когда наконец она увидела знакомый разворот широких плеч, то испустила глубокий вздох облегчения.

Артур вернулся! Он не оставил ее. Как глупо было даже думать о нем такое. Но она не хотела признаваться себе, что очень волновалась.

Анна бросила вышивание и выбежала из комнаты следом за сестрой.

Они вбежали в зал как раз в то время, когда мужчин пригласили пройти в солар и представить отчет о своих успехах.

Пока воины разговаривали с отцом, Анна и Мэри приказали подать на столы еду и вино для прибывших.

Ожидание затянулось, казалось, до бесконечности. Наконец мужчины покинули отцовский солар и вошли в зал. Сначала братья, потом сэр Дугалд и наконец, последний, Артур.

Он был покрыт пылью, лицо его загорело, а на щеках и подбородке виднелась четырехдневная щетина. Артур пах лошадьми и солнцем, но Анне показалось, что никогда он еще не выглядел таким красивым. Если бы они не были окружены людьми, она бы бросилась в его объятия.

Им удалось улучить минутку и побыть вдвоем в стороне от всех.

— Вы в порядке? — спросила Анна.

Его взгляд потеплел, потому что он почувствовал ее беспокойство.

— Да, милая, со мной все в порядке. Мне только нужно хорошенько помыться, а в остальном же я цел и вполне здоров.

— Я рада это слышать. — Она прикусила губу и нерешительно посмотрела на него. — Я… мне не хватало вас.

Его лицо выразило смятение.

— Анна…

Она с трудом сглотнула, горло сдавило от волнения.

— Вы думали обо мне хоть немного?

— У меня многое было на уме. Но и о вас я не забывал.

Это признание должно было ее обрадовать, однако оно было высказано так неохотно.

Мужчины сели за столы, и Артур бросил взгляд на них, желая присоединиться к товарищам.

Анна не могла дольше сдерживаться, ее мучил вопрос, который она не могла не задать:

— Вы не хотите этой помолвки? — Анна смотрела на Артура, чувствуя, как усиливается жжение в груди. — Если нет, то…

Ей с трудом удавалось произносить слова — они не шли с языка.

Он ведь как-то говорил ей о невесте, которая была ему обещана в награду.

— Может, есть кто-то еще, на ком вы хотели бы жениться?

Артур бросил на нее суровый взгляд.

— О чем вы говорите? Я ведь сказал вам, что у меня никого нет.

— В таком случае… вы не хотите именно меня?

Лицо его исказила боль.

— Анна… — Он откашлялся. — Сейчас не время об этом говорить.

Несмотря на то, что зал был полон народа, Анна не могла сдержать своего разочарования.

— Но для этого никогда нет времени. Вас или нет, или вы заняты на каких-то встречах, или практикуетесь в воинском искусстве. Умоляю вас, скажите, когда для этого будет время?

Артур был расстроен и сбит с толку. Он потер ладонью лоб и с тяжелым вздохом ответил:

— Право, не знаю, но сейчас я хочу поесть, смыть с себя грязь и хоть несколько часов поспать.

Должно быть, он устал до изнеможения. Анна почувствовала себя виноватой из-за того, что пристает к нему, однако решила идти до конца.

— В таком случае отложим это назавтра. Поговорим завтра. — Она посмотрела на него со значением: — Поговорим, когда останемся наедине.

Ей показалось, что он встревожился. Неужели он боится ее? Судя по всему, остаться с ней наедине было для него страшнее, чем оказаться один на один с добрым десятком врагов. Анна не знала, смеяться ей или плакать.

— Я не могу. Я должен выехать…

— Тогда поговорим, когда вы вернетесь.

Казалось, он искал новый предлог, но она опередила его:

— Я знаю, что вы заняты подготовкой к войне, но я имею право отнять у вас немного времени.

Он выдержал ее испытующий взгляд и наконец ответил:

— Конечно, имеете.

— Хорошо. Тогда идите и поешьте. — Она знаком указала на один из столов: — Ваши братья вас ждут.

На следующий день вечером Анна ждала Артура в маленькой комнатке под лестницей. Обычно она выбирала это укромное место, чтобы почитать, и от взглядов посторонних ее скрывала бархатная занавеска. Во всяком случае, это место было более уединенным, чем зал, заполненный людьми. Она захватила свечу для чтения, но по мере того, как темнело, глаза ее утомились, и она отложила книгу.

Наконец из солара отца начали появляться мужчины. Время приближалось к полуночи. Артур вышел одним из последних и теперь шел вместе с братьями по коридору. Когда он приблизился, Анна отдернула занавес и сделала несколько шагов ему навстречу.

Артур обернулся и увидел ее. Лицо его приняло скорее решительное, чем удивлённое выражение.

Он подошел к Анне, а братья открыли дверь и вышли во двор.

— Вам не следовало меня ждать, — сказал Артур.

Анна помрачнела.

— Вы забыли, что мы договорились встретиться?

— Нет, — вздохнул он. — Не забыл.

По коридору прошло еще несколько мужчин.

— Идемте, — сказала Анна и нырнула в маленькую комнатушку, где хранились запасы вина.

Здесь их никто не потревожит.

Поставив свечу на один из бочонков, Анна повернулась лицом к Артуру. Каменная кладовая была маленькой, и, как сразу же поняла Анна, в ней установилась интимная атмосфера. Очень интимная.

Артур остановился у двери. В мерцании свечи лицо его казалось жестким и напряженным. Она опустила взгляд на его руки и с удивлением заметила, что они сжаты в кулаки.

— Это не очень хорошая мысль, — сказал Артур смущенно.

— Почему же?

Он посмотрел на нее сурово.

— Помните, что произошло, когда мы остались вдвоем в маленькой комнате?

Анна вспыхнула. Она прекрасно все помнила. Но она привела его сюда не за этим.

— Разговор займет всего несколько минут. Мне надо знать…

Она подняла на него глаза, вглядываясь в красивое лицо.

— Мне необходимо знать, хотите ли вы этого обручения.

Ее искренность его уже не удивляла.

— Анна, — сказал Артур, — все очень сложно.

— Вы говорили это и раньше. Вы что-то скрываете, Артур? Почему вы не хотите мне рассказать?

— Есть кое-какие проблемы… — Он замолчал и сурово посмотрел на нее. — Я не тот человек, каким вы меня считаете.

— Я ясно представляю, какой вы человек.

— Вы не знаете всего.

Она услышала в его тоне и словах предостережение.

— Так расскажите мне.

Он не ответил, и Анна сказала:

— Я знаю, самое главное — то, что я люблю вас.

Ее слова, казалось, причиняют ему боль. Он погладил ее щеку. Печаль в ее глазах была такой, что у него сжалось сердце.

— Вы, конечно, можете так считать, но скоро все изменится.

Его покровительственный тон и загадочные предостережения разозлили ее.

— Но своего мнения о вас я не изменю, — ответила Анна. — Все очень просто, Артур. Вы хотите на мне жениться или нет?

— Не имеет значения, чего я хочу. Я думаю о вас, Анна. Возможно, сейчас вы мне не верите, но доверьтесь мне, когда я говорю, что пытаюсь поступить правильно. Я не хочу причинить вам боль. За следующие несколько дней многое может измениться. Война изменит все.

Он был прав. Казалось, все ее мечты висят на волоске. Война надвигалась на них, и все могло измениться в мгновение ока. Власть Макдугаллов в Северо-Шотландском нагорье балансировала на острие меча, но было нечто такое, за что стоило держаться.

— Но мои чувства к вам не изменятся. Только ваши чувства под вопросом. — Она помолчала. — Вы так и не ответили на мой вопрос.

Он выругался и сделал несколько шагов от двери, намереваясь подойти к Анне. Его голова почти упиралась в потолок. Он походил на льва в тесной клетке. Он был весь напряжен.

Наконец он сделал рывок и схватил Анну за руку.

— Да, черт возьми, я люблю вас и хочу на вас жениться!

Окутывавшее ее черное облако рассеялось. Это объяснение в любви и предложение были не самыми романтичными, но и этого было достаточно.

По всему ее телу распространилось тепло, и она улыбнулась:

— Кроме этого, больше ничего не имеет значения.

Она подалась к нему, инстинктивно пытаясь быть ближе. Он вздрогнул, но на сей раз Анна истолковала это правильно: он желал ее. Отчаянно желал. Хотя и старался не поддаваться желанию. Анна чувствовала, как от его тела волнами распространяется напряжение.

Его взгляд коснулся ее губ и потемнел от желания.

— Что, если я не вернусь, Анна? Что тогда?

Ее кровь превратилась в лед. Значит, это он имел в виду? Он пытался подготовить ее к тому, что может пасть на поле боя?

Она не могла вынести этой мысли, но знала, что такое возможно. Он мог умереть.

Она привлекла его к себе и вцепилась в крепкие плечи так, будто решила никогда не отпускать.

Бог не мог быть настолько жестоким, чтобы отнять его у нее.

Сердце ее сжалось.

Но если бы он…

Она знала, чего хочет. Не в ее власти было изменить то, что может случиться завтра, но она могла взять под свою власть этот миг. И возможно, она потому и привела его сюда.

Кровь с ревом неслась по жилам Артура, на лбу выступила испарина.

Анна была слишком близко. А его потребность в ней стала почти мучительной.

Они были одни. И это было слишком опасно.

— Я не хочу думать о войне и о завтрашнем дне. Я хочу думать о том, что сейчас. Если сегодня последний день, когда мы можем быть вместе, чего бы ты хотел?

Артур почувствовал, что Анна тянет его к себе. Больше всего на свете он желал того, что она предлагала.

Сердце его бешено застучало, когда Анна приподнялась на цыпочки и прижалась губами к его губам. Он застонал, стараясь побороть потребность ответить на ее страсть. Он знал, что, начав эту игру, уже не остановится.

Ее губы были такими теплыми и такими нежными и шелковистыми. Такими сладостными. У нее был вкус меда и аромат…

Господа! У нее был аромат свежего летнего сада под солнцем.

Губы Артура скользнули по щеке Анны, и его охватила дрожь. Он не мог больше сдерживаться. И молча молился, чтобы она перестала подвергать его пыткам. Но все становилось только хуже.

— В прошлый раз, — прошептала Анна, прижимаясь губами к его шее, — мы были так близко… Я хочу узнать и остальное.

По его виску стекла бисеринка пота. В холодной комнате быстро становилось тепло и душно.

Анна обвила руками его шею. Ее глаза поймали его взгляд.

— Научи меня этому, Артур.

Это дерзкое предложение стало последней каплей, переполнившей чашу его терпения и сокрушившей решимость. Со стоном, похожим на рычание, он прижал ее к двери. Он целовал ее. Нет, скорее пожирал поцелуями. Он наслаждался прикосновением ее губ и языка и целовал ее так, будто не мог ею насытиться.

Ее пыл был равен его страсти, она встретила его язык своим, повторяя его действия.

Шум в его голове превратился в рев. Тело напряглось. Но этого было недостаточно. Он склонился к ней, укачивая ее в своих объятиях. Сначала нежно, потом все более настойчиво. Ему хотелось поднять ее юбки и войти в нее. Почувствовать содрогание ее плоти. И повторять это снова и снова, утверждая свое право на нее. Но она была такой покорной, такой отзывчивой и такой чистой в своей жажде наслаждения, что и в нем поднялась волна нежности к ней.

Он отпрянул, и Анна посмотрела на него с недоумением. Глаза ее туманились страстью, губы были полуоткрыты и припухли от поцелуев.

— Пожалуйста, не останавливайся…

— Тсс. — Он отмел ее протест нежным поцелуем. — Я не останавливаюсь.

Теперь было слишком поздно. Он обычный мужчина, а не святой.

Он так сильно желал ее, а она его поощряет. Он знал, что сожаления и раскаяние придут позже.

Однако он не мог овладеть Анной, прижимая ее к двери. Он не станет вести себя, как дикий зверь.

Он отстегнул брошь Кемпбеллов, которой закалывал плед, и расстелил его на каменном полу. Сел на него и протянул ей руку.

Анна не колебалась. Ее рука скользнула в его ладонь, и улыбка ее чуть не разорвала его сердце. Она позволила ему осторожно опустить ее на плед. Там хватило места, чтобы расположиться между бочонками с вином.

Его рука скользнула по ее волосам, он притянул ее лицо к себе и начал целовать со всей кипевшей в нем страстью. Он целовал ее так, будто важнее ее для него не было ничего на свете.

И Анна отдалась сладостной властности его поцелуев.

Она чувствовала умиротворение. В его объятиях ее охватило блаженное ощущение покоя, недоступное прежде.

Его рука скользила по ее волосам: он баюкал ее в своих больших огрубевших ладонях. Его большой палец ласкал круговыми движениями ее затылок и шею.

Она могла бы без конца целовать его так, лежа рядом с ним, сливаясь с ним, ощущая близость его тела, его тепло. Долгие томные прикосновения его языка сделали ее горячей. И это было прекрасно. Но поцелуй его становился все жарче и требовательнее, руки сжимали ее так сильно, что она чувствовала стальной стержень возле своего живота, и теперь поцелуев ей было недостаточно.

В ней нарастало непривычное и странное ощущение. Это походило на пробуждение.

Его пальцы оказались внутри ее, и она ощутила спазм острого наслаждения и облегчение.

Анна застонала и обвила его бедрами, желая получить наслаждение и освобождение, какое может дать только близость. Ее тело горело, соски отвердели и были напряжены и чувствительны.

Ее руки блуждали по его широким плечам, по жестким мускулам предплечий и спины, но ей хотелось дотронуться и до его жезла, ощутить жар его плоти, пульсирующей под ее пальцами.

Должно быть, он почувствовал ее нерешительность и разочарование. Оторвавшись от нее, он отстегнул пояс, снял тунику и отбросил ее.

Его грудь оказалось такой же фантастически широкой, как ей запомнилось. Широкие плечи, мускулистые мощные руки, плоский живот, пересеченный стальными мышцами, гладкая загорелая кожа, покрытая многочисленными шрамами. Теперь она смогла яснее разглядеть татуировку на его руке: готовый к прыжку лев, символ королевства Шотландии.

Она не могла отвести от него глаз. Господи! Он был так прекрасен.

— Не смотри так на меня, милая.

Звук его голоса вызвал в ней дрожь нового желания, по спине пробежали мурашки. Анна вспыхнула:

— Мне приятно на тебя смотреть.

Глаза Артура потемнели.

— Ты великолепен!

И не в силах ждать дольше ни минуты, она положила руки ему на грудь, и у нее перехватило дух от ощущения остроты этого контакта, будто она обожглась.

Из его горла вырвался низкий гортанный звук, и он снова схватил ее в объятия. Больше они не могли сдерживаться. Анна ощущала вкус его желания. По нетерпеливым движениям языка она чувствовала, что он нуждается в ней.

Теперь все происходило быстро, однако каждое мгновение запечатлелось в ее памяти, будто его выжгли там каленым железом. Ей хотелось запомнить все. Его вкус. Ощущение его губ на губах. Грубую щетину на его подбородке, царапавшую кожу. Жар его кожи. Силу его сокращающихся мышц под ее ладонями. Бурное биение его сердца. Ей хотелось запомнить все свои ощущения. Все запахи. Каждое прикосновение.

Она была такой разгоряченной, что кожа ее лихорадочно пылала. Она смутно чувствовала, как его руки расшнуровывают ее верхнее платье и спускают с плеч. Потом его ладони охватили ее груди и принялись ласкать и массировать их сквозь ткань, в то время как губы ласкали ее шею.

Она застонала — ей хотелось избавиться от одежды, чтобы чувствовать его своим обнаженным телом.

Так и случилось. Сначала Артур снял с нее сорочку, потом нижнюю юбку.

Когда Артур поднял голову и взгляд его скользнул по ее обнаженному телу, Анна покраснела и попыталась прикрыться. Однако он схватил ее за запястья и покачал головой.

— Не надо, — сказал он хрипло. Голос его вдруг стал густым и резким. — Ты прекрасна.

Он лег на бок и провел пальцем сверху вниз по ее руке так осторожно, будто она была хрупкой, как стекло, и могла сломаться от его прикосновения. Его глаза ласкали ее грудь, и от его взгляда ее соски еще больше отвердели.

Он провел пальцем по соску, потом обвел его круговым движением.

— Иисусе, — пробормотал он хрипло. — Твои груди прекрасны.

Он застонал и опустился ниже, чтобы обхватить их ладонями и прижаться к ним губами.

Артур никогда не видел женщины прекраснее ее.

Стройная и нежная от макушки до крошечных стоп, она походила на ангела.

Артуру хотелось продлить предвкушение, растянуть каждый момент наслаждения, но они слишком желали друг друга.

Он провел ладонью у нее между ног, пальцами пробуя, насколько она готова.

Сам он был до предела тверд, но ощущение ее влажной плоти, понимание, что это ради него, еще больше его возбудило. Он целовал ее грудь, ласкал ее ладонями, пока ее дыхание не стало неровным.

Когда он понял, что Анна готова, он стремительно сорвал с себя кожаные штаны и нижнее белье и лег между ее ног.

Их глаза встретились.

Он хотел бы сказать, что колеблется, но это было бы неправдой. Все, о чем он мог сейчас думать, — это о том, что она будет принадлежать ему. И что он должен удержать ее для себя. В ее глазах он видел готовность принять его и любовь, на которую никогда не рассчитывал, Господь свидетель, но желал получить больше всего на свете.

— Пожалуйста, — взмолилась Анна.

И только это ему и требовалось.

Сжимая зубы и обуздывая себя, он принялся осторожно продвигаться вперед. Хотя слово «осторожно», вероятно, было неточным и неправильным. Анна была очень тугой и узкой, а он очень большим.

По его лбу катился пот.

Она была тугой. Господи! Невероятно тугой!

Ее тело противилось вторжению, но не отвергало его. Артур сделал еще небольшое усилие и продвинулся чуть глубже.

Анна отпрянула и резко вскрикнула.

«Господи! Не спешить…» — приказал себе Артур.

— Я н-не уверена, что это сработает, — сказала она с беспокойством. — М-может быть, когда ты станешь чуть меньше?

Из его груди вырвался легкий смешок. Он решил, что кое-какие частности объяснит ей позже.

— Верь мне, любовь моя. Мы прекрасно подходим друг другу.

Никогда прежде ему не приходилось иметь дело с девственницей.

— На какое-то мгновение ты почувствуешь боль… — Он заглянул ей в глаза. — Ты готова к этому?

Анна кивнула, однако выглядела не такой уверенной, как прежде.

Он некоторое время удерживал ее взгляд, стараясь молча подбодрить ее, в то же время проникая в нее чуть глубже, дюйм за дюймом, как это ни было болезненно и трудно.

Вот оно. Точка не возврата. Заглянув Анне в глаза, Артур сделал последнее усилие.

Анна задохнулась, подавилась воздухом, глаза ее расширились от боли, но она не издала ни звука. Стоическое выражение ее лица вызвало у него желание улыбнуться.

— Обещаю, что сейчас будет лучше, любовь моя. Попытайся расслабиться.

Она бросила на него такой взгляд, будто считала его безумцем.

— Не думаю, что это возможно.

Но он поцеловал ее и доказал, что она ошибается.

Анна расслабилась, и боль постепенно сошла на нет. Теперь она чувствовала его. Он был твердым, горячим и заполнял ее всю.

Артур начал двигаться. Сначала очень медленно, плавно и неторопливо, проникая, опускаясь в нее и выходя. Всякий раз при новом его толчке у Анны перехватывало дыхание, и каждый толчок отдавался во всем ее теле. Движения Артура становились все сильнее и жестче. Потом еще ускорились.

Анна вцепилась в его плечи, стараясь привлечь его к себе еще ближе. Ей хотелось ощутить на себе вес его тела. Казалось, их тела слились воедино. Кожа льнула к коже.

Страсть захватила их в свой сверкающий водоворот. Эти ощущения все больше распаляли Анну. Нарастали, пробегали по ней огненными кольцами. Сгущались на одном самом чувствительном, самом женственном участке тела. Артур тоже это ощутил.

Между ними происходило нечто таинственное и могучее. Это была связь, ничуть не похожая на то, что бывало в ее жизни прежде, и никоим образом не походило на то, что она рисовала в своем воображении.

Ее дыхание было неровным. По мере нарастания ощущений у Анны перехватывало дух. На мгновение ей показалось, что все прекратилось. Тело старалось удержать каждое мгновение наслаждения на пике экстаза.

Анна испустила громкий крик, когда первый спазм самого острого наслаждения опрокинул ее во всепоглощающее бездумное забвение.

— Вот так, любовь моя, будь со мной.

Его движения возобновились и теперь становились все более яростными и самозабвенными.

— О Господи! Ты так хороша. Я не могу…

С тихим стоном удовлетворения, казалось, вырвавшимся из глубины его существа, он сделал последний рывок. Его тело замерло, потом содрогнулось, когда отхлынула последняя волна наслаждения. Лицо его казалось яростным и прекрасным, примитивным в своей безыскусной страсти.

Когда отголоски наслаждения замерли, Артур опустился на Анну. Он все еще сжимал ее в объятиях, и она слышала его тяжелое дыхание и яростное биение сердца.

Она хотела бы, чтобы они так и оставались в объятиях друг друга, но он отстранился и откатился от нее слишком быстро, разорвав их объятия.

Артур лежал, уставившись в потолок, все еще неровно дыша, но казался мрачно-спокойным.

Не следовало ли ему что-нибудь сказать?

Анна прикусила губу, гадая, о чем он думает. Все происшедшее казалось ей восхитительным, но что, если… — и тут она ощутила укол тревоги, — что, если она разочаровала его?

Наконец он повернул голову и посмотрел на нее. Поднял руку к ее лицу, нежно отвел волосы со лба. Заметив ее неуверенность, улыбнулся. Это была мальчишеская улыбка, коснувшаяся только одного уголка его рта, но она проникла в самое сердце и поселилась в нем навсегда. Анна понимала, что никогда не забудет, как он посмотрел на нее.

— Прошу прощения. Не знаю, что сказать. Я никогда… никогда не испытывал ничего подобного.

Она ответила сияющим взглядом, не в силах скрыть свою радость.

— Неужели? А мне вообще не с чем это сравнивать. Но я думаю, это было чудесно.

— Да, именно так.

Он склонился к ней и нежно поцеловал. Но когда он поднял голову и снова посмотрел на нее, лицо его было озабоченным.

— Я никогда не буду жалеть о том, что произошло, Анна, но ради тебя хотел бы, чтобы этого не было.

В Анне зашевелилось беспокойство. Она расслышала безошибочное предостережение, однако попыталась не поддаться ему.

Инстинктивно она сделала движение и прижалась к Артуру.

— Я рада, что это случилось, — сказала она.

Теперь они были прочно связаны, и ничто не могло расторгнуть их связи.

Анна посмотрела на него из-под ресниц.

— Я уверена, что мы не первые обрученные, опередившие события брачной ночи.

Чувство вины в сердце Артура усугубилось. В этом-то и была проблема: им не суждено было провести брачную ночь.

Он был негодяем. Бесчестным мерзавцем. О чем он только думал?

Артур точно знал, о чем. Он хотел ее больше всего на свете и сделал бы что угодно для того, чтобы закрепить ее за собой. Сознательно или нет, но он хотел привязать Анну к себе. Так, чтобы эти узы стали нерасторжимыми. Даже несмотря на обман и предательство.

Это был отчаянный поступок. Эгоистичный. Это было неправильно. И давало Анне основания возненавидеть его. Но что сделано, то сделано, и он не смог бы ничего изменить, даже если бы очень захотел.

— Нет, — сказал Артур, — не первые, но при настоящих обстоятельствах нам следовало подождать.

Он привлек ее к себе, и, пока держал в объятиях, голос его стал более жестким. Он поступил как эгоистичный негодяй, но он клянется, что, когда война закончится, он будет бороться за Анну, за ее любовь, если она позволит.

— Я вернусь к тебе, Анна. Если ты будешь ждать меня, я вернусь.

Она ответила невинной и бесхитростной улыбкой. Такой доверчивой!

— Конечно, я буду тебя ждать. Я люблю тебя, и ничто никогда этого не изменит.

Артуру хотелось верить в это. Больше всего на свете он хотел бы верить ей. Но скоро, очень скоро ее слова пройдут проверку жизненной правдой…

Глава 21

— Что с тобой, Анна? Ты сегодня какая-то очень молчаливая. Хорошо ли ты спала?

Анна ответила сестре испытующим взглядом, гадая, не заподозрила ли что-нибудь Мэри.

Она очень поздно вернулась в комнату, которую разделяла с сестрами. А возможно, напротив, слишком рано — все зависело от того, как на это посмотреть.

Часы, которые она провела в объятиях Артура, были самыми счастливыми в ее жизни. Она чувствовала себя так, будто не существовало ни войны, ни хаоса, ни неуверенности в справедливом устройстве мира. Но в холодном свете дня все вернулось на круги своя.

Сегодня был двенадцатый день августа, и через три дня истекал срок перемирия.

Анна убеждала себя, что ее беспокоит война. Если Артур казался необычно задумчивым или если в его словах звучало предостережение, она говорила себе, что это из-за войны.

По сравнению с тем, что предстояло в следующие несколько дней, утрата ее невинности до свадьбы была наименьшим из зол. Но почему он говорил, что не вернется?

Ей следовало перестать думать об этом.

— Все в порядке, — ответила Анна твердо. — Я спала хорошо.

Они немного отстали от остальных членов семьи, когда возвращались из часовни в большой зал, где их ждал завтрак. Большинство мужчин уже тренировались во дворе. Анна оглядела воинов, ища глазами Артура, и сердце ее рванулось, как только она заметила его. Возлюбленный стоял спиной к ней по другую сторону конюшен, возле места, где они установили соломенные чучела и практиковались в метании копий.

Его брат Дугалд стоял рядом. Но в отличие от Артура сэр Дугалд был не один. Он подбрасывал короткое копье вверх, заставляя его кружиться в воздухе, а три хорошенькие служанки окружили его и смотрели на него так, будто он был волшебником, и ловили каждое его слово.

Одна из девушек стояла перед ним, а он пытался показать ей, как ловить копье, но у нее, естественно, ничего не получалось.

Двое братьев не могли быть более непохожими. Дугалд был шумным хвастуном, человеком, который не чувствовал себя счастливым, если не оказывался в центре внимания и не был окружен многочисленными женщинами. Артур был сдержанным и молчаливым, более уравновешенным. Он вполне довольствовался тем, что оставался на заднем плане.

Сэр Дугалд засмеялся чему-то, сказанному девушкой. Анна не смогла расслышать его ответа, но готова была поклясться, что он сказал:

— Смотри сюда. — Он поднял копье, будто готовился его метнуть, и закричал Артуру: — Артур, лови!

Прежде чем Анна сообразила, что произойдет, прежде чем из ее горла вырвался крик, копье, вертясь в воздухе, полетело прямо в Артура.

Они стояли слишком близко друг к другу: у Артура едва хватило времени на то, чтобы услышать Дугалда и заметить копье. В последнюю секунду он поймал его налету, одним ловким движением опустил его на колено и переломил. Обломки копья он бросил брату, и лицо его при этом потемнело от ярости.

И тут Анна вспомнила, что когда-то уже видела это.

Кровь отхлынула от ее лица, будто ледяной ветер овеял кожу. Только раз в жизни она видела нечто подобное.

Анна зажала рот ладонью и бессильно прислонилась к стене.

Такое же она видела той ночью в Эйре. Той ночью, когда ее отправили доставить серебро отцу и она нарвалась на засаду. Рыцарь, который спас ее, проделал то же самое.

«Шпион!» — сказала она себе, а по спине ее поползли мурашки, потому что ее охватил ужас. Этого не может быть. Должно быть, это совпадение.

Но в памяти роились воспоминания, смущая и сбивая Анну с толку.

Тогда было темно, и она не видела лица рыцаря. Он говорил тихо, стараясь сделать свой голос незапоминающимся. Но его рост, фигура — все было точно таким же.

Нет, нет, этого не может быть! Она зажала уши и закрыла глаза, не желая ничего видеть.

Она не хотела думать о причинах, почему это могло случиться. Постоянные загадочные предостережения Артура. Ощущение, что он что-то скрывает. Его попытки держаться в стороне. Выражение лица ее дяди Лахлана Макруайри, когда он узнал его.

Ее сердце пронизала такая боль, будто в нее вонзили нож.

«Шрам!»

Господи, эта отметина в форме звезды от попавшей ему в предплечье стрелы точно совпадала по форме с тем следом, который должен был остаться после такого ранения.

К горлу Анны поднялась желчь.

— В чем дело, Анни? Ты выглядишь так, будто увидела привидение, — встревожилась Мэри.

Но так оно и было. Господи, она и впрямь увидела привидение! Анна покачала головой, отказываясь верить очевидному.

— Я н-неважно себя чувствую.

Не говоря больше ни слова, она вошла в дом и помчалась вверх по лестнице в свою комнату.

Артур по пути в солар Лорна, куда был призван на ночной военный совет, оглядел большой зал и, не увидев Анну, нахмурился. Где, черт возьми, она была? Охватившее его беспокойство, когда ее не оказалось за завтраком, усилилось после того, как он ни разу за день не встретился с ней.

Алан сказал, что сестра нездорова, что у нее что-то с желудком. Однако принимая во внимание то, что случилось прошлой ночью, Артур не знал, верить его словам или нет.

Может, она чем-то расстроена? Может, сожалеет о произошедшем? Его мучило чувство вины.

Он силой воли заставил себя отвлечься от мыслей об Анне и думать о возложенной на него обязанности. Время истекало. Король Роберт и его люди собирались нанести удар менее чем через четыре дня, а он все еще не разведал ничего существенного.

Он вошел в комнату вслед за Дугалдом, который был в самом скверном настроении, в каком только Артуру доводилось его видеть, и они присоединились к рыцарям высокого ранга, собравшимся вокруг стола, и к членам свиты Лорна.

Через несколько минут после того, как все собрались, появился Лорн. Но на этот раз он пришел не один. С ним был его отец, немощный и больной Александр Макдугалл.

Пульс Артура участился. Если старый Макдугалл здесь, значит, должно было произойти что-то важное.

Лорд Аргайлл занял деревянное кресло, похожее на трон, где обычно сидел его сын, а Джон Лорн сел рядом в кресло меньшего размера.

Когда в комнате воцарилась тишина, Лорн извлек из своего споррана сложенный лист пергамента и расстелил его на столе.

Артур замер, потому что немедленно узнал его. Он проглотил готовое вырваться проклятие. Карта! А точнее, его карта. Одна из тех, что он начертил для короля и передал гонцу. Должно быть, она была перехвачена до того, как ее успели передать Брюсу. Черт возьми, ему следовало упомянуть о ней в тот последний раз, когда он с ним встречался.

Мужчины сгрудились вокруг стола.

— Что это? — спросил один из воинов.

— Карта местности вокруг Данстаффнэйджа, — сказал Лорн. — Он перевернул ее. — Здесь указано число наших людей и единицы оружия, которыми мы располагаем.

Послышалось невнятное, но гневное бормотание, ропот тех, кто понял, что это значит.

Дугалд подался вперед и изучал карту с таким вниманием, что волосы на затылке Артура зашевелились.

В этом документе не было ничего, что указывало бы на него. Надписей было мало, и по ним было трудно судить о почерке автора. Что же касалось чертежа… Дугалд никогда не обращал особого внимания на каракули Артура. Разве только чтобы подразнить его. Ему было нечего опасаться. И все же ему стало не по себе от интереса брата к карте.

— Откуда она? — спросил Дугалд.

— Ее нашли у вражеского посланца. Наши люди перехватили его несколько недель назад, — ответил Лорн. — Но, судя по точности цифр, думаю, в наши ряды затесался предатель.

Раздался ропот возмущения и гнева.

— К сожалению, — добавил Лорн, — гонец не смог назвать человека, от которого получил карту.

— Вы в этом уверены, милорд? — спросил Артур.

На губах Лорна заиграла многозначительная усмешка:

— Уверен.

Это означало, что гонца пытали. Лорн оглядывал лица собравшихся вокруг него воинов.

— Держите глаза раскрытыми и замечайте все необычное. Я хочу, чтобы его нашли. — Он разгладил карту ладонью. — Однако эта карта оказалась полезной. У меня план побить узурпатора его же оружием.

Артур замер, стараясь не показать волнения. Возможно, сейчас у него появятся важные сведения и он сможет сообщить их королю.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Алан.

— То, что мы можем применить его тактику против него самого. Брюс одерживал победы с гораздо меньшими силами, чем у противника, ведя военные действия на своих условиях, выбирая благоприятное место, чтобы напасть, разя твердо и безжалостно из укрытий, используя тактику, проверенную поколениями наших предков. Военную тактику горцев, хайлендеров. Будь я проклят, если позволю жителю равнин, лоулендеру, побить меня, если я буду вести войну таким образом. — Он помолчал, прислушиваясь к хору одобрительных возгласов. — Мы не станем сидеть здесь и ждать, пока он пойдет на замок. Мы первыми нападем на него.

Все заговорили сразу. Артур усилием воли заставил себя не вмешиваться в этот хор, выжидая, что еще будет сказано. Но он узнал главное, самое существенное, Лорн был прав: король не ожидал его нападения. Особенно принимая во внимание, что он мог скрываться в такой твердыне, как замок Данстаффнэйдж.

Лорн призвал собравшихся к тишине.

— Воздержитесь от вопросов, пока я не скажу остального. — Он передвинул карту на столе так, чтобы его люди смогли ее лучше видеть. — Брюс и его люди наступают с востока, идут по дороге от Тиндрума.

Он указал на дальний край карты. Артур ощутил покалывание в коже, понимая, что сейчас последует нечто важное. Лорн провел пальцем по линиям на карте, обозначающим дорогу, и остановился на перевале Брандер.

— Для того чтобы добраться до Данстаффнэйджа, им придется пересечь горы вот здесь. Через длинный и узкий перевал Брандер. Здесь мы и нападем на него. Расставим своих людей здесь, здесь и здесь, — сказал он, указывая на три высокие горные гряды, видеть которые было почти невозможно из-за того, что дорога в этих местах делала поворот.

Артур проглотил готовое вырваться проклятие, услышав взрыв возбужденных и довольных голосов. Это было отличное место, чтобы совершить внезапное нападение.

Макдугаллы внезапно нападут на Брюса сверху: их армия скатится вниз через узкий проход, где король не сможет воспользоваться перевесом в численности своей армии.

— Когда? — громко спросил Дугалд.

— По нашим расчетам, Брюс будет на Брандере рано утром четырнадцатого.

«Проклятый предатель!»

В комнате стало тихо.

— Но перемирие заканчивается только пятнадцатого, — осторожно сказал Алан.

Лорн прищурился:

— Раз узурпатор не считается с кодексом ведения войны, то и я не буду. Брюс шествует по нашим землям. И этим он уже нарушил перемирие.

«Очень удобное логическое обоснование», — подумал Артур.

— Алан, — продолжал Лорн, — ты отправишься завтра с главными силами армии, к ночи будешь на месте и для полной уверенности займешь позицию.

Артура не удивило то, что Алан был назначен командовать войсками.

— А вы будете охранять замок, милорд? — спросил он.

Лорн бросил на него яростный взгляд.

— Замок будет охранять отец, — поправил Лорн Артура. — Я буду командовать отсюда флотилией галер с остальной частью армии.

Он указал на место на карте, где река Эйв впадала в озеро Лох-Эйв.

— Итак, после того как мы нападем на них внезапно с гор и нанесем удар первыми, мы также нападем и спереди.

Значит, он собирался напасть на Брюса сразу из двух точек по двум направлениям.

Это был блестящий план. При этом не только блестяще было выбрано место нападения, но и то, что Лорн собирался опередить Брюса и нанести удар до истечения срока перемирия.

На стороне Лорна было преимущество внезапности.

Последовал поток вопросов, но Артур уже понял, какова его задача. Ему надо было как можно скорее предупредить короля, не возбудив подозрений Лорна. Ему придется рискнуть и попытаться передать сообщение сегодня же вечером. А позже, воспользовавшись всеобщим возбуждением и хаосом, предшествующими атаке, тихонько улизнуть.

Навсегда.

В его желудке завязался тугой узел. Он страшился этой минуты, однако знал, что она неизбежно наступит. Пора было прощаться.

Наступило время, когда ему следовало ускользнуть в тень, исчезнуть без единого слова. Он делал это постоянно. Просто сейчас это будет сделать очень тяжело.

Он чувствовал себя трусом, оттого что собирался улизнуть без объяснений. Нужно дать возможность Анне узнать правду. Нужно подготовить ее…

Однако ничего этого он не сделает. Завтра он уедет, и… все изменится. А когда она узнает, кто он на самом деле, то возненавидит его.

«Это не может быть правдой. Это не может быть правдой». Анна отказывалась поверить в то, что Артур предатель. И все же не могла отделаться от сомнения, точившего ее и не дававшего ей покоя. То, что она сказалась больной, не было притворством.

Весь день она искала предлога уединиться в тишине своей спальни и пыталась убедить себя, что это невозможно. Артур не мог обманывать ее. Но у нее возникло слишком много вопросов. И вопросы эти не могли подождать до утра. Завтра могло уже быть слишком поздно.

Анна поспешила выйти во двор замка. Холодный ночной ветерок овеял ее лицо и принес некоторое облегчение. Она глубоко вдохнула воздух, наполняя им легкие, и попыталась умерить учащенное сердцебиение.

На нее уставились несколько мужчин, расположившихся на стене и патрулировавших двор замка. Однако Анна была слишком расстроена и не обратила на это внимания.

Она была раздавлена. Объята ужасом.

Г олова ее кружилась, она не хотела верить.

Ей нужно было пройти через двор, постучать в дверь казармы и потребовать, чтобы позвали Артура. К черту условности…

Когда она приблизилась к казарме, из нее вышли несколько воинов в полном обмундировании и в кольчугах. Анна заметила в числе их Артура, и сердце ее упало.

Они направлялись к конюшням, К конюшням! Он собирался уехать. Уехать!

Анна не сводила с него глаз, а грудь ее жгла боль: она пока еще отказывалась верить, но все подозрения подтверждались.

Будто почувствовав жар ее взгляда, Артур поднял голову и замер. Их глаза встретились.

Он что-то сказал одному из мужчин и пошел к Анне.

Тяжело и неровно дыша, Анна поспешила вниз по ступенькам и встретила Артура у подножия лестницы.

«Это не может быть правдой», — снова подумала она. Как он может смотреть на нее с такой заботой и беспокойством, в то время как собирается ее предать?

— В чем дело? — спросил Артур. — Я не видел тебя сегодня целый день.

Он потянулся к ней, но она увернулась. Она не могла позволить ему дотронуться до нее. Это привело бы ее в еще большее смятение.

— Мне надо поговорить с тобой.

Его встревожило то, что она говорила так скованно. Его взгляд скользнул к конюшне, где исчезли остальные мужчины.

— У меня нет времени, меня ждут.

— Ты уезжаешь… не попрощавшись?

— Я всего лишь выхожу в ночной патруль. Я вернусь через пару часов.

— Ты уверен? Помню, ты как-то предупредил меня, что однажды можешь не вернуться.

Артур всматривался в ее лицо. Кажется, он начал понимать, что происходит что-то, чего он боялся.

Артур повел ее в сад, туда, где их не могли подслушать.

Укрывшись под тенью деревьев, Артур повернул девушку к себе лицом и спросил:

— В чем дело, Анна?

Она вскинула подбородок, ненавидя себя за то, что ведет себя как капризный ребенок.

— Я знаю.

— Что ты знаешь?

К горлу ее поднялось рыдание, но она смогла его подавить.

— Я знаю правду. Знаю, зачем ты здесь. Знаю, что ты тот, кто спас меня в Эйре. Но ты на стороне врагов.

Последние слова Анна скорее выплюнула, чем произнесла.

Лицо Артура оставалось спокойным, слишком спокойным. Черты застыли в полной неподвижности.

Сердце Анны упало. Отсутствие реакции было хуже отрицания.

— Ты слишком взволнована, — сказал Артур спокойно. — Ты перевозбуждена. Не знаешь, о чем говоришь.

— Как ты смеешь?! — Ее голос дрогнул. Чувства, сжигавшие грудь, выплеснулись вспышкой гнева. — Не смей мне лгать! Я видела, как ты поймал на лету копье нынче утром и переломил его через колено. Я видела это раньше. Конечно же, ты помнишь, как спас меня той ночью? Мятежник и шпион, притворившийся рыцарем? Ты получил тогда удар стрелы в плечо. — Ей хотелось сорвать с него кольчугу и показать отметину. — Именно на этом месте у тебя шрам.

Она помолчала, ожидая, что он будет отрицать и оправдываться, почти надеясь получить объяснение, но его молчание создавало между ними мертвую зону.

Она посмотрела на него вызывающе.

— Может, мне следует позвать отца и позволить ему принять решение?

Рот Артура сжался в тонкую линию.

— Говори тише, — наконец сказал он. — Достаточно одного голословного обвинения, чтобы мне вынесли смертный приговор.

Это отрезвило Анну, гнев ее поубавился. Она понимала, что Артур говорит правду.

Он повел ее к каменной скамье и усадил.

— Не двигайся.

При этом приказании она вся ощетинилась:

— Куда ты идешь?

Он посмотрел на нее сурово, без улыбки:

— Сказать, что задержусь.

Глава 22

«Думай! Думай, черт возьми!»

Артур медлил в конюшне, сообщая своим товарищам о том, что задерживается, и пытаясь в то же время унять волнение. Все его инстинкты самосохранения проснулись в ответ на опасность.

Случилось худшее. Он был раскрыт. Анна узнала правду.

Он проклинал своего болвана-брата за то, что тот бросил ему копье, чуть не пронзившее ему голову, и самого себя за то, что проявил беспечность с картой.

Его миссии грозит провал, если он не сможет придумать достойного объяснения.

Он не мог даже думать, во что обойдется Брюсу его провал. Если он не предупредит его, Брюс и его люди угодят прямо в ловушку. А победа Макдугалла изменит ход войны.

Хотя Артур ничего не чувствовал, его руки сжимали оружие, когда он выходил из конюшен, почти уверенный, что солдаты Лорна будут его поджидать. Но Анна не пошла к отцу. Пока не пошла. Она ждала его на скамье, где он ее оставил.

Он вздохнул с некоторым облегчением, когда увидел ее, однако он еще не придумал, что скажет ей.

На карту были поставлены его миссия и его жизнь. Если для них с Анной и есть надежда на будущее, то он должен попытаться ей все объяснить.

Она не смотрела на него, пока он приближался к ней, а молча уставилась в темноту, и лицо ее представляло собой бледную маску страдания.

Артур сел рядом с ней, чувствуя себя беспомощным, как никогда прежде. Ему хотелось заключить ее в объятия и сказать, что все будет хорошо, но он знал, что этого не будет. Он предал ее. И не важно, что он не мог поступить иначе.

— Это не то, что ты думаешь, — сказал Артур тихо.

Ее голос был глухим от наплыва чувств:

— Ты и представления не имеешь, о чем я думаю.

Она повернулась лицом к нему: ее огромные синие глаза заполнили слезы, и Артур ощутил боль в сердце, такую острую, что содрогнулся.

— Скажи мне, что это неправда, Артур. Скажи, что я ошиблась. Скажи мне, что ты не тот, кем я тебя считаю.

Он должен это сказать. Что значит еще одна ложь по сравнению с тем нагромождением лжи, в которой он уже повинен? Он мог попытаться отрицать свою вину. Возможно, даже сумел бы убедить Анну. Но сам так не считал. Она знала правду. Он читал это знание в ее глазах. И если бы солгал сейчас, то навсегда потерял бы ее доверие.

Он заглянул ей в глаза.

— Я никогда не хотел причинять тебе боль.

Из груди Анны вырвался жалобный стон, полный боли. Она была как раненое животное: как маленький пушистый котенок, попавший в лапы к медведю.

Артур не мог этого вынести. Он потянулся, чтобы дотронуться до нее, но она отшатнулась от него.

— Как ты можешь так говорить? Ты использовал меня. Ты лгал мне в главном, в том, что важно. По ее щекам покатились слезы. — Было хоть что-нибудь настоящим? Или то, что ты заставил меня полюбить тебя, — тоже часть плана?

— То, что произошло между нами, Анна, настоящее. И ты никогда не была частью моего плана. Я вообще не рассчитывал втягивать тебя в эту историю. Она тебя не касается.

— В таком случае кого она касается? Роберта Брюса? Вражды между кланами? Твоего отца?

Артур стиснул зубы.

— Это касается твоего отца. Он повинен в смерти моего.

Анна отпрянула:

— Это ужасная, изощренная месть. Но почему?! Твой отец погиб в бою, его никто не предавал. Почему ты хочешь уничтожить мою семью? И что ты собираешься сделать: убить моего отца, чтобы отомстить за смерть своего? — Она в ужасе отшатнулась. — Господи! Это так!

Артур заскрежетал зубами. В устах Анны все это звучало мелочно. И слишком упрощенно. Ему было ненавистно то, что приходилось открывать ей глаза на правду, но выбора не было.

— Именно твой отец пытается разрушить ваш клан, Анна, а не я. Роберт Брюс совершил то, что никто не считал возможным. Он олицетворяет подлинную и единственную надежду на освобождение Шотландии от англичан. Он завоевал сердце народа. Но ненависть и гордость твоего отца не позволяют ему это видеть. Он предпочитает видеть на троне английскую марионетку. Но Макдугаллы оказались в одиночестве, Анна. Даже Росс готов смириться…

Анна выпрямилась, и спина ее обрела каменную неподвижность.

— Мой отец делает то, что считает правильным.

— Нет, твой отец делает то, что может. Но он проиграет. Не заблуждайся на этот счет, Анна. Твой отец предпочитает увидеть, как погибнет его семья. Но лучше ему принять поражение.

Он увидел, как щеки Анны вспыхнули от возмущения.

— Ты ничего не знаешь о моем отце!

Она попыталась встать, однако Артур схватил ее за запястье и удержал.

— Я многое знаю о твоем отце. И точно знаю, что он готов сделать, чтобы выиграть.

Она попыталась вырвать руку.

— Пусти меня!

— Ты должна услышать все.

Он чертовски не хотел быть причиной ее разочарования, но знал, что не может больше защищать ее от правды.

— Я не сказал тебе всего: я видел, как был убит мой отец.

— Я не хочу…

— Тебе придется, — перебил он. — Даже если ты и не хочешь этого слышать. Я стоял на холме и все видел. Мой отец держал острие меча у горла твоего отца. Он мог его убить, но пощадил. Твой отец принял условия капитуляции, согласился сдаться, но как только мой отец повернулся к нему спиной, он убил его.

Анна замерла, и глаза ее расширились от недоверия и ужаса.

— Это неправда. Мой отец никогда бы не совершил бесчестного поступка.

Артур привлек ее к себе и заставил посмотреть себе в глаза.

— Я там был, Анна. Я видел и слышал все, но ничего не мог сделать. Я пытался предупредить отца, но опоздал. Лорн услышал мой крик и послал людей за мной, однако я скрывался в лесах целую неделю. К тому времени, когда я оттуда вышел, было поздно менять историю. Мне бы не поверили.

Артур видел ее ужас, чувствовал, как бешено бьется сердце. Анна старалась сохранить свои иллюзии относительно отца.

— Должно быть, ты неправильно истолковал случившееся. Ты был далеко.

— Я истолковал все верно, Анна. Ничего не исказил. Я слышал каждое слово.

Артур ошибался. Или нет? У отца был бурный нрав, скверный характер, но Анна знала, какой он человек.

Она резко рванулась от Артура.

— Я тебе не верю!

Жалость в его глазах резала глубже, чем стекло.

— Спроси его сама.

Она ничего не ответила и не хотела больше ничего слушать.

— Твой отец ни перед чем не остановится ради победы, Анна, ни перед чем. Черт возьми, он даже использовал собственную дочь.

Она замерла, потому что это обвинение больно задело ее.

— Я уже говорила тебе, что мысль об альянсе с Россом пришла в голову мне.

— Я говорю не об этом. Я говорю о том, что он использовал тебя как гонца.

Она шумно вздохнула. Артур знал об этом? О Господи! А она бездумно предоставляла ему сведения?

— Когда? — выдохнула Анна. — Когда ты это узнал?

— К сожалению, всего несколько недель назад.

Его лицо приобрело свирепое выражение.

— Черт возьми! Ты понимаешь, Анна, какой опасности подвергалась?

— Да, но я никогда не думала, что источник опасности — это ты.

Он был врагом, шпионил за ней и делал все возможное, чтобы…

Она уставилась на него, как если бы ей в голову пришла ужасная мысль.

Внезапно она с ужасом отшатнулась. Нет, только не это!

— Почему ты решил сопровождать меня на север, Артур?

— Чтобы охранять.

— А не для того, чтобы предотвратить наш альянс с Россом?

Он смело встретил ее взгляд.

— Да, и для этого тоже.

Боль с такой силой пронзила ее сердце, что она захлебнулась рыданием.

— Это не то, что ты думаешь. Я вовсе не планировал того, что случилось.

Боль не отпускала Анну, она чувствовала, что внутри у нее все сочится кровью.

— Думаешь, я тебе поверю?

Он стиснул зубы.

— Но это правда. То, что случилось в маленькой комнате, произошло, потому что я обезумел от ревности и почти лишился рассудка из страха тебя потерять. Я не горжусь собой, но клянусь, что это не входило в мой план.

— Это просто случилось? Не так ли? А как насчет прошлой ночи? Это тоже просто случилось? — Ее голос дрогнул и пресекся. — Как ты мог, Артур? Ты знал, что в конце концов произойдет, и все же продолжал убеждать меня, что любишь и что собираешься жениться на мне. Все это было ложью!

Как она могла быть такой дурой, что отдалась человеку, собиравшемуся ее предать? Предать всех?

— Нет! — ответил он грубо, заставляя ее смотреть прямо себе в лицо. — Это не было ложью. Ничто не было ложью. Я… — Он поколебался, будто слова не шли у него с языка. — Я люблю тебя, Анна. Ничто не сделает меня счастливее, чем брак с тобой.

На одно глупое мимолетное мгновение сердце ее сделало скачок, потому что она услышала слова, которые мечтала услышать. Слова, которые все сделали бы прекрасным, но на самом деле все стало еще хуже.

Он был жесток, говоря ей то, чему она отчаянно желала поверить. Вероятно, он пытался манипулировать ею, чтобы она не могла его выдать.

О Господи, что же ей делать?!

Ее долг рассказать отцу обо всем, что она узнала. Но если она это сделает, Артура убьют. А если не сделает, он воспользуется полученными сведениями и предаст их.

Выбор был ужасен, но даже после всего, что Артур сделал, она не могла набросить ему петлю на шею и затянуть ее. Один человек не может победить армию.

— Ты в самом деле хочешь, чтобы я поверила в то, что ты меня любишь?

Он сжался, но выдержал ее испытующий взгляд.

— Да. Может быть, у меня нет права на это, но это так. Я никогда никому не говорил таких слов и не думал что скажу. Но с первой минуты, как мы встретились, я почувствовал, что это что-то особенное. Знаю, что и ты это почувствовала.

— То, что почувствовал ты, называется похотью, — сказала она, презрительно бросая его слова ему в лицо.

Его губы сжались. Она понимала, что провоцирует его, но была слишком уязвлена и разгневана, чтобы это имело значение.

— Как я могу поверить в то, что ты меня любишь, когда ты с первой нашей встречи лгал мне?

— А что я, по-твоему, должен был делать? Не мог же я сказать тебе правду. Думаешь, я хотел, чтобы это случилось? Дьявол и вся преисподняя! Да ты была последней, кого я хотел полюбить! Я пытался держаться в стороне, — заметил он, и в голосе его прозвучала безнадежность. — Но ты мне этого не позволила.

— Так, значит, это моя вина?

Он вздохнул и снова провел рукой по волосам.

— Нет, конечно, нет. Даже если бы ты избегала меня, я все равно полюбил бы тебя. В первый же раз, как я тебя увидел, меня потянуло к тебе. Твоя теплота, твоя живость, твоя доброта. В тебе есть все, чего недоставало мне в моей жизни и что мне казалось невозможным и недостижимым. Я никогда не желал такой близости ни с кем, пока не встретил тебя. — Он приподнял ее лицо за подбородок и привлек к себе. — Знаю, вряд ли ты мне поверишь, но я делал все возможное в сложившихся обстоятельствах. Я был обречен предать тебя еще до того, как мы встретились.

Она вглядывалась в его лицо, пытаясь увидеть признаки лукавства и обмана, но видела только искренность. Ей хотелось верить ему, но как она могла верить, если знала, что он собирается сделать? Даже если его чувства были искренними, он все равно собирался предать ее. Он был в одном лагере, она в другом. Он хотел убить ее отца.

Она рванулась от него, опасаясь собственной слабости. Когда он смотрел на нее так, все, о чем она могла думать, — это о том, что хотела бы поцеловать его, и о том, как хорошо было бы, если бы его руки обвились вокруг ее талии и они бы притворились, что все в порядке.

— Как я могу поверить в твою любовь, когда ты шпионишь за нами и хочешь уничтожить мою семью, чтобы свершить месть над моим отцом? Если бы ты в самом деле любил меня, ты бы не делал этого.

Его глаза блеснули в темноте, будто он собирался возразить, но понял тщетность этой попытки.

— А что бы сделала ты на моем месте?

— Я бы отказалось от мести. — Она заглянула в его глаза, понимая, что просит о невозможном. — Я бы на твоем месте выбрала человека, которого люблю.

Артур замер.

Она просила его о том единственном, чего он не мог сделать. Он не мог поступиться своей честью и преданностью даже ради нее.

Его лицо обрело твердость гранита.

— Я дал клятву, Анна, и мой долг — служить Брюсу. И Хайлендской гвардии. Идти против него означало бы идти против своей совести и всего, во что я верю. Несмотря на все то, что ты обо мне думаешь, я человек чести. Долг, верность и честь — вот что привело меня сюда.

— Но ведь речь идет не только о чести, — сказала Анна с вызовом. — Речь идет о мести. Ты хочешь погубить моего отца.

Артур сжал зубы.

— Я хочу справедливости.

Она смотрела на него своими огромными глазами, сияющими и умоляющими, и ее взгляд будто проникал в его совесть. Она положила руку ему на плечо, но ему показалось, что эта рука сжала его сердце.

— Он мой отец, Артур.

Артур почувствовал, как внутри у него все сжалось. Ее нежная мольба оказалась более проникновенной, чем могло бы быть. Как она могла творить с ним такое? Вить из него веревки одной только просьбой сделать для нее то, чего она хотела.

Но он не мог. Только не это.

— Думаешь, я не знаю, что он твой отец? Думаешь, последние два месяца я не пытался заставить себя желать, чтобы все было иначе? Черт возьми, я не хотел этого! Но я должен добиться справедливости. Я слишком долго этого ждал.

Ее глаза засверкали слезами.

— Думаю, ты все объяснил. Твои чувства ко мне неубедительны.

Он сжал кулаки.

— Я имел в виду вовсе не это.

— Не стоит ничего объяснять. Можешь мне поверить: я поняла.

Горечь ее тона ясно показывала, что она чувствует. Анна встала со скамьи и сделала несколько шагов по двору, бесцельно глядя в темноту.

— Ступай, — сказала она безжизненным тоном. — Оставь меня, пока я не передумала.

Он не мог этому поверить: она собиралась позволить ему уйти. На мгновение в нем шевельнулся проблеск надежды. Это означало, что она все еще любит его. Он был для нее важнее семьи. И должен был уйти. Ему не хотелось покидать ее так, но его долгом было передать новости королю.

Он подошел к Анне, взял ее за локоть и нежно повернул лицом к себе. Она выглядела такой юной и хрупкой в лунном свете. Лицо ее казалось бледным овалом из алебастра.

— Клянусь, я вернусь к тебе, как только смогу.

Она покачала головой, и взгляд ее оставался таким, будто она все еще была в трансе.

— Ты сделал выбор. Если ты уйдешь сейчас, я не хочу, чтобы ты возвращался. — Наконец она посмотрела на него. Взгляд ее был тверд. — Я никогда не захочу увидеть тебя снова.

Решительность ее тона отдалась болью в его сердце.

— Ты не можешь так думать.

Она не могла говорить этого всерьез. Говорила не она, а ее гнев.

Артур привлек ее к себе, понимая, что должен заставить ее передумать.

— Не говори того, о чем позже пожалеешь.

Она задохнулась от его прикосновения.

— Что ты делаешь? Пусти меня!

Она толкала его в грудь, пытаясь высвободиться из его объятий.

Но ее попытка освободиться только усилила его панику. Он должен был открыть ей глаза. Как она могла отрицать свои чувства? Разве ей не было ясно их взаимное притяжение? Они были созданы друг для друга.

Он не находил слов и забыл о времени. И принялся целовать ее отчаянно, страстно, стараясь заставить забыть обо всем. Она не противилась, но была в его объятиях вялой и безжизненной.

Нет, черт возьми! Нет!

Отсутствие реакции с ее стороны только усиливало ощущение необходимости пробудить ее чувства. Он стал целовать ее крепче, сильнее, горячее, заставил ее губы раскрыться, ища то, что, как он опасался, исчезло навсегда.

Ее губы были теплыми и нежными, и у них был вкус меда, но все было напрасно.

Она не желала этого.

Он перестал ее целовать.

«Что, черт возьми, я делаю?!»

С проклятием он выпустил ее из объятий и теперь в ужасе смотрел на нее.

Никогда в жизни с ним не было ничего подобного. Мысль о том, чтобы потерять ее, казалась равноценной тому, чтобы потерять разум.

— Господи, Анна, мне очень жаль.

Его голос был грубым и хриплым, дыхание неровным.

Он заслужил этот ее взгляд: она смотрела на него, как на грязь под ногами.

— Я никогда не считала тебя негодяем. Но похоже, ты, как твой король-узурпатор, просто берешь что хочешь.

— Анна, я…

— Ступай! Просто уходи, — сказала она с горечью. — Самое лучшее, что ты можешь сделать, — это уйти. Ты уже и так принес достаточно горя. — Ее глаза встретили его взгляд. Она смотрела на него с вызовом. — Неужели ты и в самом деле думаешь, что я смогу простить тебя?

Это было подтверждением его худших страхов. Он позволил своим чувствам исказить представление о реальности, потому что отчаянно желал ее. Он позволил себе поверить в невозможное, но для них никогда не существовало будущего.

Анна никогда не простит, не поймет, что заставило его так поступить.

Он не отводил от нее взгляда, стараясь заметить в выражении лица слабость, нерешительность, но она встретила его взгляд, и ее глаза были холодными, а взгляд твердым. Не было ни слез, ни чувств, ни сомнений. Все было кончено. Господи, и в самом деле кончено!

Он всегда знал, что эта минута наступит, но не ожидал, что будет испытывать такую беспомощность и отчаяние. Он не ожидал, что это будет так больно.

— Я люблю тебя, Анна, и всегда буду любить. Ничто никогда этого не изменит. Надеюсь, однажды ты поймешь, что я никогда не хотел причинять тебе боль.

Будучи не в силах противостоять этому побуждению, он протянул к ней руку, чтобы дотронуться до ее щеки последний раз, но она отшатнулась от него, как от прокаженного.

— Прощай, — сказал он и, бросив на нее последний взгляд, будто хотел сохранить ее образ в памяти навсегда, повернулся и зашагал прочь.

Никогда он не сможет забыть, как она выглядела в эту минуту. Маленькая, одинокая. До боли прекрасная со своими длинными золотыми волосами, струящимися по плечам, с нежными чертами лица. Она казалась такой хрупкой, будто могла разбиться, как стекло.

Но она была и решительной, решительной до боли.

В груди у него разгорался пожар, и это жжение усиливалось с каждым шагом. У него было ощущение, что он ступает по горящим адским угольям и каждый шаг причиняет жестокую боль. Ему казалось, что если он оставит ее сейчас, то это будет неправильно.

Он уже был на полпути к конюшням, когда обернулся.

Но опоздал: она уже ушла. Он бросил взгляд на площадку лестницы, ведущей в башню донжона, и поймал лишь отблеск золотых волос, прежде чем она исчезла за дверью.

Когда дверь за Анной закрылась, у Артура возникло ощущение, что и внутри у него что-то закрылось. Навсегда. Закрылся доступ в ту часть его существа, которая никогда и ни для кого не открывалась.

Вот что получилось оттого, что он позволил вовлечь себя в личные отношения. Ему было предназначено судьбой оставаться в одиночестве. Ему никогда не следовало забывать об этом.

Он вошел в конюшни и оседлал лошадь. Вызваться принять участие в ночном патрулировании было двойной удачей — это не только могло послужить причиной его отъезда из замка, но означало также, что он мог не тратить время на возвращение в казармы. Все, что было важно, Артур имел при себе: кольчугу и оружие. Смену одежды и другие немногие личные вещи он мог оставить.

Его план претерпел изменения. Теперь ему надо было покинуть замок навсегда.

В конюшнях он провел не более пяти минут. Все, о чем он мог сейчас думать, — это о том, чтобы выбраться отсюда и оказаться как можно дальше. Так лучше, говорил себе Артур. Прежде ему всегда было лучше одному, И снова будет лучше.

Он не успел выйти из конюшен. Его чувства снова подвели его, не предупредили об опасности вовремя. Хотя теперь это было не так важно.

Он открыл дверь конюшни и оказался окруженным со всех сторон. Джон Лорн, его сын Алан и еще по крайней мере два десятка телохранителей с обнаженными мечами столпились возле конюшни.

Артур стиснул зубы, ощутив отчаянную боль в груди. Он не мог этому поверить. Анна предала его.

Возможно, ему следовало предвидеть это, но ему казалось такое невозможным. Он считал ее неспособной на это: недооценил ее любовь к отцу и переоценил любовь к себе.

Он не должен был воспринимать это как предательство. И все же это было предательством.

Лорн поднял бровь.

— Куда-то собрался, Кемпбелл?

— Да, — ответил Артур непринужденно, будто его не окружали вооруженные люди. — Собираюсь присоединиться к ночному патрулю. — Он многозначительно огляделся, стараясь не выдать своего негодования. — Что это значит?

Лорн усмехнулся, хотя выражение его лица не оставляло места для шуток.

— Боюсь, тебе придется немного задержаться. Нам надо кое-что прояснить.

Артур сделал шаг вперед. Он услышал звон металла, пока телохранители перегруппировывались вокруг него, отвечая на возможную угрозу, — они подняли мечи и теснее сомкнули кольцо вокруг него.

Но в этом не было смысла. Он и так оказался в ловушке. Он мог попытаться пробиться сквозь строй из дюжины воинов с мечами, нацеленными на его шею, но ворота уже заперли на ночь. Он не мог бы выбраться из замка, не перебудив всех его обитателей.

Выхода не было. Его взгляд метнулся к Алану, но с этой стороны помощи ждать не приходилось. Его взгляд был таким же жестким, как у отца, хотя в нем не было злорадного стального блеска.

Все инстинкты убеждали его сражаться. Вырвать меч из ножен и убить хоть нескольких людей Лорна. Но он заставил себя оставаться спокойным, не совершить глупости. Сейчас речь шла об успехе его миссии, и это было первостепенным. Если был хоть крошечный шанс бежать и предупредить Брюса, его следовало использовать. Может, ему удастся переубедить их? Он не знал, что именно Анна рассказала отцу.

— Это не может подождать? — спросил он. — Меня ждут люди.

— Боюсь, что нет, — сказал Лорн.

Он сделал знак своим людям, и двое самых сильных выступили вперед, чтобы схватить Артура за руки.

— Отведите его в кордегардию и обыщите.

Ах, черт возьми! Переубедить их было невозможно. Он забыл о записке. О послании, которое собирался оставить сегодня вечером для короля в пещере. Это был маленький клочок бумаги в его спорране, сложенный в несколько раз, стремя словами, означавшими решение судьбы: «Атака 14, Брандер».

Хотя, возможно, его судьба была решена два месяца назад. В ту минуту, когда он столкнулся лицом к лицу с девушкой, которую спас во время неудавшегося нападения на церковь. С девушкой, способной разоблачить его.

С отчаянным боевым кличем, разорвавшим тишину ночи, Артур позволил своим инстинктам вырваться на свободу.

«Лучше умереть, чем сдаться!»

Он принялся разить, как бешеный, и положил пятерых, прежде чем упал от удара рукоятки меча Алана Макдугалла.

Артура окутала тьма, но он знал, что это еще не конец и что его ждет худшее. Он нужен им живым.

Глава 23

Ее сердце не должно было разрываться от боли.

Он лгал ей. Он предал ее. Использовал. Он хотел уничтожить все, что было для нее важно. И как он мог после этого думать, что для них есть надежда?

Артур пытался использовать даже их страсть. Будто поцелуй мог заставить Анну забыть, что он совершил. В этот момент она его ненавидела. Ненавидела за то, что он осквернил их любовь.

Анна убеждала себя в том, что хотела этого. Но когда Артур повернулся спиной и пошел, лед в ее сердце треснул.

Он уходил. Уходил! И это значило, что она никогда больше его не увидит.

Господи! Она заставила себя стоять неподвижно, как изваяние, но внутри у нее все дрожало и рушилось. По виду она казалась сильной, но на самом деле хватило одного мощного удара, чтобы она раскололась на тысячу крошечных осколков.

После всего, что он сделал, она не должна была чувствовать ничего подобного. Она не должна была так страдать, испытывать такую боль. Но ей казалось, будто ее сердце вырвали из груди. Силу своих чувств она принимала за слабость. Она была сильной, но куда подевалась ее гордость? Ведь она была одной из Макдугаллов.

Не в силах переносить дольше эту муку и опасаясь, что Артур увидит ее страдания, если обернется, Анна побежала. Побежала так быстро, как только могла. А ворвавшись в дом, поднялась по лестнице и укрылась в безопасности своей комнаты.

Снова и снова она проигрывала в уме случившееся, вспоминая каждое слово из объяснений и оправданий Артура.

То, что они оказались в двух враждебных лагерях, уже было скверно, но неужели он и вправду ожидал, что она поймет его? Позволит уничтожить их клан? Убить отца, человека, которым она восхищалась больше всех на свете? И все это ради какой-то мести?

Он называл это справедливостью.

Но она не верила этой ужасной лжи, касавшейся отца. Она не поверила этому ни на одну минуту. Отец никогда не смог бы так бесчестно убить человека.

«Он пойдет на все, лишь бы победить». Она легла на кровать, свернулась калачиком и сильнее натянула подушку на уши, желая отгородиться от всего мира.

«Спроси его», — сказал Артур с вызовом.

Но ей не надо спрашивать отца, она и так знала правду.

Однако Артур был так уверен насчет того, что видел…

Анна выскользнула из постели с первыми лучами солнца и, быстро умывшись, вышла из комнаты.

Она точно знала, что сделает. Она спросит отца и тогда наверняка будет знать, что Артур был не прав.

Когда она прошмыгнула в солар отца, столы в большом зале еще не были накрыты, но кое-кто из мужчин уже вставал со своих соломенных матрасов. Хотя после рассвета еще не прошло и часа, она знала, что отец на ногах, он всегда спал мало, когда готовился к битве.

Подойдя к двери солара, Анна услышала его голос:

— Мне все равно, сколько времени это займет. Я хочу знать имена.

Заметив Анну, входящую в комнату, Алан резко остановился. Ей достаточно было бросить один взгляд на его лицо, чтобы понять, что что-то не так.

Отец сидел за столом, а перед ним стояли Алан, капитан гвардии и палач. При виде Анны отец сурово прищурился.

— Прошу прощения, — смутилась Анна. — Я вернусь, когда вы закончите.

— Нет, — возразил отец. — Мне нужно с тобой поговорить. Мы уже закончили. — Он повернулся к Алану — Больше никаких отговорок. Раздобудь мне то, что я хочу. Чего бы это ни стоило.

Губы Алаца сжались в тонкую линию, но он кивнул. Анна почувствовала смущение и беспокойство, когда брат, не сказав ни слова и даже не взглянув на нее, вышел из комнаты.

Она села на скамью напротив отца, сложив руки на коленях. Напряженность и пристальность его взгляда слегка смущали ее. Отец был разгневан, но не ее вторжением.

— Если ты хочешь мне что-то рассказать, то уже слишком поздно.

— Слишком позд… но?

Он вытащил сложенный листок пергамента из своего споррана и бросил на стол перед ней. По спине Анны пробежал холодок, потому что она его узнала. Это была карта.

— Да, — сказал отец. — Ты ведь ее видела раньше?

Щеки Анны вспыхнули от стыда. Как он узнал?

Он ответил на ее немой вопрос:

— Я внимательно следил за тобой, Анна.

Что?! Отец все время следил за ними? Нет, может быть, во дворе, но он не мог видеть их в саду. Из зала сад не виден. Но похоже, он увидел достаточно.

— Я ожидал от тебя большего, Анна.

Анна склонила голову. Разочарование отца больно уязвило ее. Ей не было оправдания.

— Мне жаль, отец. Я хотела дать ему шанс объяснить.

Голос отца стегал как бич:

— И он дал тебе удовлетворительное объяснение?

Анна покачала головой. Теперь, конечно, ничего не исправишь, ведь Артур ушел.

— Он верен Брюсу. — Она помолчала и нерешительно взглянула на отца. — Он сказал, что Брюс добился любви народа, что он единственный, кто может навсегда освободить Шотландию от английской тирании. И еще сказал, что мы все равно проиграем, а потому должны покориться.

Лицо отца покраснело от ярости:

— И ты ему поверила? Артур Кемпбелл сказал бы что угодно, лишь бы завоевать твое сочувствие. Ты глупая девчонка! Он просто воспользовался тобой. Мы ни за что не покоримся и не проиграем.

Анну удивила уверенность отца, и она прикусила губу, не зная, стоит ли продолжать. Отец и так на нее гневается.

Но она должна сказать все.

— Артур утверждает, что видел, как ты убил его отца.

Во взгляде Лорна что-то дрогнуло, и сердце Анны остановилось.

— Он не мог ничего видеть, — возразил отец. — Колин Мор и я, мы отделились от своих отрядов. Мы были одни, когда между нами произошла последняя схватка. И я никогда не отрицал, что он пал от моего меча. Я одержал победу. И из-за этого Кемпбеллы потеряли свои земли на Лох-Эйв. Если Артур Кемпбелл из-за этого лелеет мысль о мести, то ничего не поделаешь. Но это не может являться смягчающим обстоятельством.

Анна заставила себя посмотреть отцу в глаза, хотя почти ненавидела себя за то, что вынуждена повторить обвинение Артура.

— Он сказал, что его отец уже держал острие меча у твоего горла и что он предложил тебе признать поражение. Ты принял его условия, но, как только он повернулся к тебе спиной, убил его.

На этот раз смятение во взгляде отца нельзя было спутать ни с чем. Как и то, что он сжал зубы, а вокруг рта обозначились белые линии. Он был разгневан.

Разгневан, но не возмущен, как если бы услышал неправду.

Кровь отхлынула от лица Анны. «О Господи, значит, это правда!»

Ужас в ее взгляде, по-видимому, вызвал у него досаду.

— Это было давным-давно, и я сделал то, что сделал. Колин Мор становился слишком могущественным. Он покушался на наши земли. Его надо было остановить.

Анна смотрела на него, как на незнакомца, чьи черты она знала, но впервые увидела человека, каким он был в действительности. Он все еще оставался отцом, которого она любила, но больше не был непогрешимым. Больше не был великим воином, которому она не смела задавать вопросы. Он перестал быть богом. Нет, он стал ужасно, пугающе похожим на всех. Человеком, полным недостатков, способным совершать ошибки. Серьезные ошибки. Ужасные, чудовищные ошибки.

Артур был прав. Отец не остановится ни перед чем ради победы. Его не могли остановить даже мысли о благе клана.

— Ты не имеешь права судить меня, Анна. Разве ты не дала уйти предателю? — Его голос стал жестким до дрожи. — Ты понимаешь, какой ущерб он мог нам нанести?

— Я не хотела стать свидетельницей его страданий. Я… Я… он мне небезразличен.

Она замолчала. Внезапно напряжение отца передалось ей. Сердце Анны глухо забилось, и до нее дошел смысл его последних слов.

— Ты сказал — мог? — спросила она.

Губы отца были плотно сжаты.

— Тебе повезло, что я сумел вовремя вмешаться. Мои люди окружили Кемпбелла, когда прошлой ночью он пытался бежать. При нем было послание, изобличающее его. — Глаза отца загорелись опасным блеском. — Это послание могло разрушить все наши планы.

У Анны перехватило дух от ужаса. Страх сжал ее сердце.

— Что ты с ним сделал?

— Его судьба больше тебя не касается.

Слезы обжигали ее горло. Паника сдавила легкие. Она с трудом смогла произнести несколько слов:

— Отец, пожалуйста, скажи мне… Он жив?

Он ответил не сразу и смотрел на нее некоторое время холодным оценивающим взглядом.

— Пока жив, — сказал он наконец. — Мне надо задать ему несколько вопросов.

Она закрыла глаза и выдохнула воздух с чувством облегчения.

— Что ты с ним сделаешь?

Он ответил нетерпеливым взглядом. Ему явно не нравились ее расспросы.

— Все зависит от него.

— Пожалуйста… Я должна его увидеть.

Она должна убедиться, что с ним все в порядке.

Отец был возмущен ее просьбой.

— Чтобы снова его отпустить? Не думаю, что стоит это делать. — Он гневно сжал губы. — Это ничего не даст. Этот человек опасен и не заслуживает доверия.

— Артур никогда бы не причинил мне боли, — сказала Анна, не задумываясь, и вдруг поняла, что это правда.

Он любил ее. В глубине души она это знала. Это не могло изменить прошлого, но могло повлиять на будущее. Сердце ее сжалось.

— Пожалуйста!

Но ее мольбы отца не интересовали, он их и не слышал. Он смотрел на нее темным, жестким, неуступчивым взглядом.

— Артур Кемпбелл больше не твоя забота. Ты уже принесла достаточно вреда. Как я могу быть уверенным, что ты не попытаешься найти способ помочь ему?

Слова протеста замерли у нее в горле. Страх сжал ее сердце, когда она подумала о том, что Артур, только оказавшись в темнице, заставил ее понять: их взаимной любовью нельзя было пренебрегать.

— Я не ожидал от тебя этого, Анна.

Разочарование в голосе отца проникало в нее глубоко, до самого нутра. Но что было еще хуже — она понимала, что это разочарование заслуженное.

Отец отпустил ее, сделав презрительный жест рукой.

— Будь готова в путь через час.

— В путь? Но куда?

— Твой брат Юэн отправляется в авангарде армии с большой группой людей, чтобы обеспечить подкрепление в обороне Иннис-Хоннел. Ты поедешь с ним. Как только мы отправим в ад короля-разбойника, навестишь моего кузена епископа Аргайлла в Лисморе. Там у тебя будет время подумать о том, что ты сделала и кому ты должна хранить верность.

Анна кивнула, и из глаз ее потекли слезы. Ясно, что отец ей не доверял и хотел, чтобы она оказалась подальше от замка.

Она знала, что легко отделалась. Наказание отца могло быть более суровым. Но ей была невыносима мысль о том, что она оставит Артура, не узнав, что с ним будет дальше.

— Пожалуйста! Я сделаю все, чего ты потребуешь. Обещай мне только, что не убьешь его, пока меня здесь не будет. — Она подавилась рыданием. — Я люблю его…

— Довольно! Ты испытываешь мое терпение, Анна. Твои нежные чувства к человеку, заставившему тебя забыть твой долг… Тебя избавляет от более сурового наказания только то, что я несу некоторую ответственность зато, что попросил тебя последить за ним. Артур Кемпбелл — шпион. Он понимал, что рискует. И теперь получит по заслугам.

Артур больше ничего не чувствовал. Несколько часов назад он уже перешел черту, за которой ощущают боль. Его били, пороли, и каждый палец на его руках был сломан тисками. Но он все еще ощущал вкус крови. Кисловатый тошнотворный металлический запах заполнял его рот и нос, будто он тонул в крови.

Голова его свесилась на грудь, а волосы, слипшиеся от крови и пота, не позволяли ясно видеть окружавших его людей. Их было не меньше дюжины, и их целью было всю ночь стараться сломить его. Теперь же, когда солнце проникло в узкое окошко кордегардии, рядом с ним осталось только трое.

Он был прикован цепями к стулу, но в этом не было необходимости. Он больше ни для кого не представлял угрозы. Его правая рука была вывернута с такой силой, что выскочила из плечевого сустава. Левая, бессильная и бесполезная, свисала вдоль тела, а все ее пальцы были медленно и методично раздавлены.

Подумать только! Когда он впервые увидел это орудие пытки, рассмеялся. Маленькие стальные тисочки выглядели так безобидно — конечно, ничто не могло его заставить сказать то, чего от него добивались. Но он быстро узнал, как нечто столь простое может причинить столь невыносимую боль. Гораздо большую, чем он мог представить. И он был всего в одном повороте винта тисков оттого, чтобы рассказать все, что ему было известно и что они хотели узнать. Он готов был рассказать им все, только бы они прекратили пытку.

— Черт тебя возьми, Кемпбелл, скажи им, что они хотят знать!

Артур посмотрел на Алана Макдугалла сквозь слипшиеся от крови спутанные волосы.

Брат Анны стоял у двери, будто не мог дождаться, когда сможет отсюда убраться. Лицо его было напряженным, в нем не было ни кровинки. Он выглядел так, будто пытали его. У наследника Лорна не хватало для этого силы духа.

Однако у его палача хватало. У Артура возникло такое чувство, что этот негодяй и садист готов продолжать пытку много дней подряд.

Артур не мог больше говорить, а издал только карканье и сделал движение головой, будто попытался ею тряхнуть.

Пока еще нет. Пока что он ничего им не скажет. Но больше он не мог повторять слово «Никогда».

Его голова откинулась назад, когда палач ударил его кулаком, обернутым цепью.

— Их имена, — потребовал он. — Назови людей, которые состоят в тайной гвардии.

Артур больше не притворялся, делая вид, что не знает. Они ему не верили.

Анна ненамеренно обрекла его на пытки, но он не мог осуждать ее за это. Нет, похоже, он ни за что не мог ее осуждать. В эту ночь он понял, что что-то было не так. Если бы она предала его, то рассказала бы гораздо больше.

Он снова почувствовал, что палач заносит кулак для удара. Он увидел его краем глаза как черное пятно и отметил это своим замутненным сознанием. Инстинктивно он весь подобрался в ожидании удара, хотя сознавал, что это не поможет. Судя по размеру кулака и силе удара, палач был из династии кузнецов.

Однако стук в дверь предоставил Артуру момент передышки, потому что палача отозвали к Лорну.

— Они убьют тебя, если ты не скажешь им, — предупредил Артура Алан, пока они оставались наедине.

Артур не сразу смог собраться с силами ответить и попытаться заговорить.

— Они убьют меня в любом случае, — прокаркал он.

Алан не отвел взгляда, хотя по тому, как он вздрогнул, Артур понял, что его лицо было ужасно.

— Да, но это будет не так мучительно.

Но Артур уже очень много проиграл и потому решил спасти хоть какую-то часть своей обреченной миссии. Если бы ему удалось умереть, не назвав имен своих братьев, его смерть с натяжкой можно было бы назвать почетной.

И все же это была бы пиррова победа в самом лучшем случае, раз его неудача оказалась такой катастрофической. Он потерял все: Анну, надежду уничтожить Лорна и отомстить за отца, а также предупредить короля об угрозе. Брюс и его люди направятся прямо в расставленную ловушку, а он не сможет их предостеречь. Он подвел их.

— Как Анна? — выдавил из себя Артур.

Алан ответил ему печальным и торжественным взглядом.

— Ее здесь нет. Но она в безопасности. Отец счел за лучшее удалить ее из замка на то время, пока…

«Пока я не умру», — мысленно закончил за Алана Артур.

Его легкие снова наполнились воздухом. Ее всего лишь отослали из замка. Но потом он вспомнил…

— Она не… в безопасности, — с трудом пробормотал он. — Отряды Брюса будут рыскать повсюду, кружа возле замка, и в любой момент могут ее схватить.

Мрачное лицо Алана сказало ему, что тот понимает серьезность его опасений, но, как и Артур, он был бессилен сделать что-либо.

— А мои братья? — спросил Артур.

Дугалд и Гиллеспи могли быть его врагами на поле боя, но он не хотел, чтобы они пострадали из-за него.

— У отца нет причин считать, что они участвовали в заговоре. Их кратко допросили, и было видно, что они так же удивлены, как и мы все. — Он помолчал. Взгляд его выразил смущение. — Почему ты спас мне жизнь? Ты не должен был этого делать.

Артур тряхнул волосами, стараясь отбросить их от лица и встретить его взгляд.

— Нет, должен.

Алан кивнул с пониманием:

— Ты в самом деле любишь ее?

Артур ничего не ответил. Что он мог сказать? Теперь это уже не имело значения.

Дверь отворилась, и палач Лорна вернулся в комнату с веревкой в руке.

Сердце Артура инстинктивно рванулось в ответ на опасность.

— Пора идти, — сказал Алан. — Люди собираются выступить.

Артур собрал последние силы, понимая, что его время истекло. Сейчас его убьют.

— Его повесят? — спросил Алан.

Палач усмехнулся, и это было первым проявлением каких-либо чувств. Артур смотрел на его безобразное мрачное лицо.

— Пока еще нет. Веревка для ямы.

Артур почувствовал некоторое облегчение. Он еще не умрет. После всего, через что он прошел, сырая нора подземной тюрьмы покажется ему раем.

— Думаю, крысы развяжут ему язык, — усмехнулся палач.

А возможно, и адом при жизни.

Ужас, охвативший его, придал ему сил. Он принялся вырываться из своих пут, как безумный. Его избитое тело и израненная кожа покрылись мурашками при мысли о том, что по нему будут ползать крысы.

Он должен этого избежать.

Однако закованный в цепи и израненный, он не мог сопротивляться своим палачам, потащившим его из кордегардии в соседнюю комнату. В конце концов они не стали его связывать, а просто сбросили в яму.

Глава 24

— Юэн, боюсь, мне нужно на минуту уединиться, — сказала Анна, притворно краснея.

— Уже?

Он смотрел на нее так, будто ей было пять лет. Они оказались в густом лесу, поблизости от погребальной пирамиды из камней, в двух милях от замка.

— Почему ты не воспользовалась минутой до того, как мы выехали?

Она бросила на него яростный взгляд, означавший, что не признает его власти над ней и права говорить так, будто он ее мать.

— Потому что тогда у меня не было такой нужды.

Он нахмурился:

— Сделаем остановку возле Обена. Это всего лишь в миле отсюда.

Анна покачала головой:

— Я не могу ждать так долго. Пожалуйста…

Она произнесла это отчаянным голосом и заерзала в седле, не в силах терпеть.

Брат тихо выругался и повернулся к десятку телохранителей, сопровождавших их в этом тридцатимильном путешествии в Иннис-Хоннел. Весь путь гораздо быстрее можно было бы проделать на лодке, но отец решил, что это слишком опасно.

— Хорошо, иди, только закончи все свои дела побыстрее, — сказал Юэн нетерпеливо. — Один из моих людей тебя проводит…

— В этом нет необходимости, — перебила его Анна. — Я… — Тут ей не пришлось притворно краснеть. — Боюсь, что сегодня утром я съела что-то не то, и поэтому мне потребуется некоторое время.

Брат был смущен тем, что ему пришлось выслушать столь интимные подробности. А Анну нисколько не смутила ее ложь — ей непременно нужно было вернуться в замок. Она не знала, что собирается сделать, но знала, что должна что-то предпринять.

Возможно, у них с Артуром не было будущего, но она не желала его смерти.

Отец покинул замок раньше, и это давало Анне надежду на успех.

Стараясь сохранить максимум достоинства, насколько это было возможно в настоящих унизительных обстоятельствах, потому что за ней наблюдали примерно двадцать мужчин, Анна вручила поводья оруженосцу брата и с царственным видом удалилась под полог густых деревьев и папоротника. Едва только она скрылась из виду, как подхватила юбки и бросилась бежать. Отсюда она могла добраться до замка за десять минут, а вот сколько времени потребуется на то, чтобы проникнуть в кордегардию, где держали узников, она не знала. Но все же Анна надеялась добраться туда до того, как брат обнаружит, что она исчезла. Юэну не потребуется много времени, чтобы понять, что она сбежала. А догонит он ее быстро — ведь он на лошади.

Она бежала, продираясь сквозь ветви деревьев и стараясь держаться параллельно дороге. Она старалась производить как можно меньше шума, но сухие листья и ветки, устилавшие землю в лесу, шуршали и трещали, не говоря о том, что затрудняли движение.

Вдруг она услышала какой-то звук за спиной, и ей захотелось взвыть от негодования. Как они смогли так быстро понять, что она скрылась? Она нырнула за большой камень, надеясь укрыться за ним, но не прошло и мгновения, как кто-то подкрался к ней сзади и схватил.

— Отпустите меня! — завизжала Анна, извиваясь и пытаясь высвободиться.

Так как Анна ожидала, что это брат или один из его людей, то при виде незнакомого воина сильно испугалась и закричала. Однако незнакомец зажал ей рот рукой и велел молчать:

— Тсс, девочка. Я не причиню тебе зла.

Однако его грозное лицо не внушало доверия. Воин был сложен, как гора. Черты его лица были грубыми и резкими и вполне дополняли могучее телосложение.

Анна затихла, и воин ослабил хватку. В его облике Анне показалось что-то знакомое. Не в нем самом, а в его одежде. Черненый шлем, черные кожаные доспехи, утыканные металлическими шипами, плед странного фасона… На нем был точно такой же костюм, как на красивом воине в Эйре и как на ее дяде. Этот человек был членом Хайлендской гвардии Брюса.

Секундой позже ее предположение подтвердилось.

— Не думаю, что моя племянница поверит тебе, Святой.

Анна в изумлении уставилась на Лахлана Макруайри, появившегося из-за деревьев и оказавшегося рядом с человеком, который ее поймал.

— Святой, Тамплиер, — сказал Макруайри, указывая на нее своим товарищам, — разрешите представить вам леди Анну Макдугалл. — Он взмахнул рукой, делая знак, чтобы Анну отпустили. — Можешь ее выпустить. Она не станет кричать, если не желает смерти своему брату и его людям.

Воин выпустил Анну, и она огляделась.

— Вас только трое?

Похоже, их искренне позабавило ее замечание.

— Вдвое больше, чем требуется, — сказал третий воин.

Он был чуть меньше ростом и стройнее двух других, а она было уже начала думать, что все члены тайной армии Брюса великаны. Под прикрывавшим нос забралом она разглядела улыбку воина. Он показался ей дружелюбным и добродушным. Дядя назвал его Тамплиером. Какое странное имя. Он был слишком молод, чтобы участвовать в крестовом походе против неверных. Последний крестовый поход состоялся тридцать пять лет назад.

А человека, поймавшего ее, он назвал Святым. «Должно быть, это их воинские прозвища», — подумала Анна.

Рейнджер! Так назвал Артура тот красивый человек в лесу. Это имя было его боевым прозвищем…

— Что ты здесь делаешь, дядя?

Было странно называть дядей человека, который был старше ее не более чем на десять лет. Он выглядел не намного старше Артура, хотя, возможно, ему было тридцать три или тридцать четыре года.

— Может, мне стоит задать тебе такой же вопрос? Почему ты убежала от брата и его людей?

Анна не была удивлена его вопросом. Наверняка он разведывал обстановку или наблюдал за замком. Они были очень близко от берега, и Анна подумала, что, возможно, прибыли по воде. Лахлан Макруайри был моряком и пиратом.

— Когда Брюс нападет на отца, ты будешь поддерживать его с моря? — спросила она, догадавшись о его целях.

Он уклончиво пожал плечами.

— Я так и не услышал, леди Анна, почему ты убежала от брата?

— Мне надо вернуться в замок.

— Зачем?

Она закусила губу, не зная, сказать ли им правду. Но Анна понимала, что времени у нее немного. Они уже и так надолго задержали ее. Ей придется очень спешить, чтобы вернуться в замок до того, как брат поймет, что она сбежала, и нагонит ее. Может, они подвезут ее?

— Вы на лошадях? — спросила Анна.

Макруайри нахмурился:

— Допустим.

Она облегченно вздохнула:

— Хорошо. Мне понадобится ваша помощь, чтобы добраться до замка. Мне надо убедиться, что с Артуром все в порядке.

Ни один из мужчин не подал виду, что удивлен. Но она предположила, что они и не должны были показать свою заинтересованность. Они ведь не знали, что ей известна правда.

— Вы называете его Рейнджером.

Макруайри выругался:

— Это он тебе сказал?

Она покачала головой:

— Нет, это долгая история. Я догадалась. К сожалению, не я одна. Отец тоже знает. Он следил за ним.

Макруайри снова выбранился, и брань его была такой изощренной, что даже от отца Анна не слышала ничего подобного.

— В таком случае ему конец.

— Нет, — возразила она. — Его заключили под стражу. Отец его допрашивал.

Макруайри сплюнул, и его темные черты окрасила жгучая ненависть.

— Значит, сейчас он мечтает о смерти.

— Что вы хотите этим сказать?

Видя недоумение Анны, Макруайри объяснил:

— Однажды мне доводилось видеть и слышать, как допрашивает пленников твой отец. В его распоряжении есть очень убедительные методы, с помощью которых он получает информацию. И он крайне изобретателен. Ебли Рейнджер еще жив, то скоро умрет.

Внутренности Анны сжались от страха — она поняла, о чем говорит дядя.

— Отец никогда не стал бы…

Но не мрачное выражение его лица заставило ее замолчать на полуслове, а воспоминание об обрывке разговора отца с Аланом, когда она вошла в его солар. Теперь этот обрывок всплыл в ее памяти и обрел смысл. «Узнайте от него то, что мне нужно. Любой ценой».

О Господи! Анна чуть не согнулась пополам, почувствовав себя совсем больной.

Отец пытал его! Она, конечно, знала, что такое случается, но это была уродливая сторона войны, о которой ей не хотелось думать. Не хотелось ей думать и о том, что отец способен на подобную жестокость.

— Ему надо помочь! — воскликнула Анна с отчаянием, и слезы обожгли ее глаза.

Когда из дали до нее донесся крик «Анна!», сердце ее бешено забилось. Она в ужасе посмотрела на троих мужчин.

— Меня зовут. Нам надо отправляться сейчас же.

Макруайри покачал головой:

— Тебе незачем возвращаться. Мы сами обо всем позаботимся.

— Но…

Он отмел ее протест:

— Если ты поедешь с нами, они за нами последуют. Нам будет легче помочь ему, если они ни о чем не догадаются. Возвращайся к брату, и продолжайте свой путь.

— Но вам может понадобиться моя помощь. — Она хотела сама убедиться, что с Артуром все в порядке. — Как вы проникнете в замок? Как найдете его?

Рот Макруайри сжался в суровую тонкую линию.

— Я знаю, где он.

Она вздрогнула, поняв, что он сам там побывал. Но гораздо больше ее испугало выражение его глаз: будто он увидел призрак. От этого взгляда у нее заледенела кровь.

Господи, что же отец сделал дяде? И что сделал Артуру?

— Ты потрудилась достаточно, — сказал Макруайри. — Если Рейнджер останется в живых, он должен будет благодарить за это тебя.

Если останется в живых. Анна подавила слезы и кивнула, понимая, что они правы.

Лучшим способом помочь Артуру было предоставить им выполнять свое дело без нее. Но от этой мысли она не чувствовала себя лучше. Когда они исчезли за деревьями, Анна большим усилием воли заставила себя не поехать с ними.

«Он жив!» — твердила она себе. Должен быть жив. Она бы почувствовала, если бы он умер.

Как только воины скрылись из виду, она помчалась обратно. Оказавшись возле небольшого ручья, она ответила на зов брата. Ей надо было дать какое-то объяснение, но, принимая во внимание обстоятельства, она не думала, что он будет задавать ей много вопросов. И единственное, что она могла сейчас сделать, — это молиться о чуде. Потому что только чудо могло спасти Артура.

Артур подпустил их поближе. Его чувства были обострены, и он улавливал каждый шорох и каждый писк, поэтому позволил крысам приблизиться настолько, что мог их схватить и свернуть им головы одной рукой. К счастью, одна его рука еще работала.

Быть съеденным заживо крысами — не о такой смерти мечтал Артур, но он не знал, как долго сможет их отгонять. Каждый раз, когда ему удавалось задремать, он просыпался от их укусов. Но он потерял много крови и с каждым истекающим часом становился слабее, а чувства его притуплялись. Скоро он вообще не проснется.

Артур полагал, что убил уже не менее пятидесяти крыс, но в яме их были сотни.

Его глаза стали закрываться. Он был таким усталым, что ему хотелось только расслабиться и…

— Ах!

Он испустил громкий крик боли и вновь очнулся.

Проклятие! Он проиграл. Проиграл…

Артур закрыл глаза, стараясь отгородиться от горькой правды. Тяжесть произошедшего придавливала его к земле. Сопротивляться усталости становилось все труднее, и его все сильнее тянуло к блаженному мраку беспамятства. Он страшно устал.

На этот раз его глаза так и остались закрытыми. Ничто не могло его разбудить. Ни крысы, ни удары грома, отбросившие его стражей к воротам несколько минут назад.

Кто-то тряс его.

— Рейнджер! Рейнджер! Проснись же, черт возьми! У нас мало времени!

Кто такой Рейнджер?

Артур открыл глаза, но тотчас же снова закрыл: его ослепил свет от факела.

Ведь Рейнджер — это он! Но как?..

Он снова открыл глаза. На этот раз медленно, давая им время привыкнуть к свету.

Макруайри.

Он заметил облегчение на лице соратника.

— Я уж не был уверен, что ты жив.

— Я тоже не был уверен… — прошептал Артур.

Макруайри содрогнулся, Артура трудно было узнать: лицо его было все в кровоподтеках, а глаза возбужденно блестели.

— Давай, черт возьми, выбираться отсюда. Ты сможешь идти?

Артур кивнул и попытался собраться с силами и сесть.

— Думаю, смогу.

— Хорошо. Мне не улыбалась перспектива вытаскивать тебя отсюда на себе.

Макруайри протянул руку, но Артур ухитрился подняться без его помощи.

— Ты один? — спросил он.

— Нет. Со мной Святой и Тамплиер. Хотел еще присоединиться к нам Ястреб, но ведь кто-то должен был остаться при наших лодках… Ты не слышал взрыва?

Артур покачал головой.

— Вы именно так сюда проникли?

Макруайри закрепил веревку на теле Артура и, выбравшись из ямы, стал поднимать Артура. Это было нелегко, потому что Aptyp висел мертвым грузом.

Когда Артур оказался на свободе, радость его была ни с чем не сравнима.

Макруайри развернул свой плед и передал ему. Артур и забыл, что был совершенно голым.

Он с благодарностью принял его и закрепил на талии и плечах, как сумел, своей искалеченной рукой.

— Как ты меня нашел?

— Нам рассказала Анна. Это она сообщила нам, что тебя схватили и заточили. Остальное я понял сам. Нам просто посчастливилось, что мы ее встретили.

Макруайри рассказал, как они прочесывали окрестности и заметили Анну, убегающую от брата.

Артур был ошеломлен и потрясен.

— Она пыталась бежать?

— По-видимому, хотела тебя спасти.

Артур пробормотал проклятие. Слава Богу, что это не она его нашла. Он бы не хотел, чтобы она узнала, что с ним сделал ее отец. Это было бы для нее слишком тяжело. Артур предпочитал, чтобы Анна сохранила какие-то иллюзии. Однако он был счастлив узнать, что это Анне он обязан жизнью. Получается, он что-то для нее значил.

— Черт возьми! — пробормотал Макруайри. — У нас сейчас мало времени. Пора уходить. Остальное расскажу позже.

Макруайри обхватил Артура одной рукой за талию и помог ему дойти до двери. Он постучал в дверь условным стуком, и ему открыли.

— Черт возьми, Аспид! Я уже собирался последовать за тобой! — воскликнул Магнус.

— Святой!

Макей бросил взгляд на Артура и вздрогнул.

— Господи, во что они тебя превратили?! Ты в порядке?

Артур попытался улыбнуться, но ему помешала острая боль.

— Мне случалось бывать и в лучшем состоянии, но я чертовски рад тебя видеть. Как ты?..

В ночном воздухе послышался оглушительный грохот.

— Который час? — спросил Артур.

— Чуть за полночь, — сказал Макей.

— У меня срочные новости для короля.

— Хорошо, будем спешить. Не то мы не сможем отсюда выбраться.

Макей поддерживал Артура с одной стороны, Макруайри с другой, и так они дотащили его до кордегардии. Стражники были убиты, но, к сожалению, ни одно из трех мертвых тел не принадлежало его палачу. Видимо, он сопровождал Лорна.

Они вышли из башни, где располагалась кордегардия, и прошли во двор замка. Он был пуст, хотя возле ворот слышались возня и шум. Вместо того чтобы идти к воротам, они направились к укрепленному валу.

Артур понял план Макруайри: он хотел переправиться через стену замка. Обычно часовые ходили ночью по периметру укреплений, но взрыв отвлек их и заставил броситься к воротам.

Артур посмотрел вниз, в темноту, и поморщился.

— Сначала надо вправить твое плечо, — сказал Макруайри.

Он повернулся к Артуру и схватил его за предплечье.

— Готов? — спросил он.

Артур сжал зубами деревянную рукоять кинжала и кивнул. Боль была ужасной, но прошла мгновенно. Через минуту он уже мог свободно поворачивать руку в плечевом суставе.

— Тебе приходилось делать это прежде? — спросил Артур.

— Нет, — ответил Макруайри; и на лице его появилась улыбка. — Но я видел, как это делают. Думаю, тебе повезло, что я так быстро учусь.

Теперь, когда его рука была вправлена, Артур мог спуститься по веревке.

Когда они оказались в безопасности, Макруайри повел их к темной части внешней стены. Несколько камней из нее было вынуто, а под землей зияла дыра. Они прорыли путь в замок под стеной.

— Это самый старый участок стены, — пояснил Макруайри. — В этом месте камни почти раскрошились.

Артур понял, что он и прежде это проделывал. Гордон ждал их на другой стороне хода.

— Что вас так задержало?.. — Он посмотрел на Артура и умолк. — Ах, черт возьми, Рейнджер, ты выглядишь дерьмово!

— Я уже это слышал, — сухо ответил Артур.

Оказавшись примерно в полумиле от замка, они нашли маленький скиф, спрятанный Макруайри в бухте.

— Нужно, чтобы вы срочно доставили меня к королю, — сказал Артур.

Над землей уже занимался рассвет. Им пришлось ехать верхом, потому что путь морем к Брандеру был заблокирован флотилией Лорна.

— Надеюсь, мы поспеем вовремя.

— А в чем дело? — спросил Макруайри. — Тебе что-то удалось разнюхать?

Артур постарался вкратце объяснить предательский план Лорна — предупредив о засаде и предполагаемом нападении до истечения срока перемирия.

Гордон выругался:

—Вот коварный сын шлюхи!

Макей эхом отозвался на это высказывание, полностью разделяя его чувства. Только выразил свое негодование более красочно и добавил:

— Король не ждет этого.

— Да, — согласился Артур. — Лорн хорошо выбрал место для засады.

— Я знаю это место, — заметил Макруайри. — Лазутчикам будет трудно их найти.

— Поэтому нам надо спешить, чтобы успеть предупредить их.

Макруайри мрачно покачал головой:

— Они выступят на рассвете. Даже если мы окажемся там до того, как они доберутся до узкого места перевала, нелегко будет повернуть армию обратно. Вся эта территория опасна.

— Им не надо будет поворачивать назад, — сказал Артур. — У меня есть план.

Трое его товарищей обменялись взглядами.

— У тебя неподходящее состояние, чтобы сражаться. Мы сможем передать весть королю.

Артур со скрежетом стиснул зубы.

— Я поеду!

Ничто не могло ему помешать принять участие в сражении. Если у него был хоть один чертов шанс встретиться с Дорном на поле боя, он собирался его использовать.

— Ты только замедлишь наши действия, — упрямо возразил Макруайри. — Ты выглядишь не настолько сильным, даже чтобы усидеть в седле, не говоря уже о том, чтобы выдержать нашу скачку. И как, черт возьми, ты собираешься держать поводья больной рукой?

Артур ответил свирепым взглядом:

— Позволь мне самому решать, смогу я или не смогу.

Макруайри выдержал взгляд друга, а через минуту кивнул:

— Тогда нам нужно найти для тебя одежду и доспехи, чтобы ты мог сражаться.

Они успели вовремя, и Артур не упал с лошади, хоть и был к этому очень близок.

Принимая во внимание то, что Макдугалл и его люди уже заняли боевую позицию, Артуру и его товарищам пришлось обойти их с юга. Они нагнали Брюса на расстоянии менее мили от перевала. Король Роберт редко позволял себе выходить из себя, но когда Артур рассказал ему о плане Лорна, он вспылил. Он бранился и обзывал Лорна самыми грязными словами.

— Клянусь распятием, как мы это упустили из виду?! — повторял он, не обращаясь ни к кому в особенности.

— Они скрываются на крутых склонах холма, — сказал Артур. — Если специально не высматривать, то их там трудно заметить.

Судя по тому, какие взгляды Маклауд бросал на своих разведчиков, Артур понял, что им придется дорого заплатить за это.

— Ты сказал, у тебя есть план? — спросил король.

— Да.

Артур начертил на земле карту.

— Мы можем побить Лорна его же оружием. Здесь расположилось несколько сотен человек. — Артур показал на карте позицию на середине пути по склону холма. — Остальная часть его армии совершит нападение из устья перевала и, как только вы попытаетесь бежать, обрушится на вас и сверху, и снизу: — Он указал на позицию выше места, где должны были расположиться люди Лорна. — Если вы пошлете группу своих людей наверх и они окажутся выше, люди Лорна будут в ловушке. И когда выяснится, что план с засадой не сработал, Лорну придет конец.

Брюс нахмурился:

— Ты уверен, что нам стоит направить туда людей? Если ты правильно описываешь это место, там крутые скалы. Если люди Лорна обнаружат нас до того, как мы займем позицию, твой план не сработает.

— Мои воины справятся с этим, — вступил в разговор брат Артура Нил. — Они знают эти места.

— Ты уверен? — спросил Брюс.

— Да, — заверил его Нил. — Они дерутся, как львы, но крадутся, как кошки.

— Я сам поведу их, — сказал Артур. — Я хорошо знаю эти места.

Брюс оглядел Артура, и тот понял причину его нерешительности. Он все еще выглядел очень плохо — руки перевязаны, лицо в синяках и ссадинах. Однако после того, как он смыл с себя кровь и хорошенько поел, к нему вернулись силы. Он чувствовал себя значительно лучше.

Прежде чем король собрался возразить, Артур сказал:

— Я правда могу это сделать, сэр. Я выгляжу еще неважно, но чувствую себя отлично.

Это было ложью, но не слишком серьезной. Его воодушевляло предвкушение битвы, — он с нетерпением ждал, когда сможет посчитаться с Лорном.

— Ты заслужил это право, сэр Артур, — сказал король. — Без информации, которую ты сумел раздобыть, нас ждало бы несчастье.

— Даглас, — сказал король, — я хочу, чтобы ты был рядом с сэром Артуром. — Он сделал знак другому воину, Грегору Магрегору, постоянному партнеру Артура по Хайлендской гвардии. — Стрела, а ты будешь командовать лучниками. Возьмите как можно больше людей — столько, сколько понадобится.

Глава 25

План Артура сработал. Вместе с Дагласом, Магрегором и небольшим военным отрядом брата он повел людей на высокое место на склоне горы Бен-Круахан над позицией, где расположились соплеменники и родичи Лорна. Армия Брюса направилась маршем через узкий перешеек на горном перевале, и Макдугаллы выпустили тучу стрел и принялись скатывать валуны на воинов короля.

Однако внезапная атака Макдугалла была встречена другой, не менее яростной. Воины Макдугалла в ужасе смотрели, как на них сыплется град стрел, а сверху, с гор, на них летят воины-фантомы.

Утратив момент внезапности и стратегически выгодную позицию, Макдугаллы поняли, что их затея провалилась и они потерпели поражение. Оказавшись в ловушке, потому что люди Брюса атаковали их и сверху, и снизу, они были разбиты. Когда Лорн начал свою лобовую атаку у устья перевала, вместо беспорядочной, хаотически передвигавшейся армии он столкнулся с армией Брюса, могущественной и организованной.

Узкая воронка горного перевала несколько ослабила преимущество Брюса, и все же этот перешеек оказался не настолько длинным, чтобы помешать ему, и атака Лорна захлебнулась. Артур уже добрался до передних рядов сражающихся, когда авангард воинов Макдугалла начал терпеть поражение и распадаться.

Сражаясь во главе своей армии, рядом с самыми близкими к нему рыцарями и членами Хайлендской гвардии, король Роберт приказал своим людям преследовать бегущих членов клана Лорна. В отчаянной попытке вернуться в Данстаффнэйдж многие из Макдугаллов оказались отрезанными от своей цели или утонули в реке, пытаясь прорваться по мосту.

Люди Брюса победили! Попытка Макдугаллов обойти Брюса провалилась, и король взял реванш за свое поражение при Дэл-Рай. Сила самого могущественного клана в Шотландии была сломлена.

Победа оказалась сладостной, но была бы неполной, если бы Артур не нашел Лорна.

В хаотическом отступлении врага он высматривал ряды бегущих воинов, чтобы найти среди них своего врага. Он обрадовался, когда увидел, что Алан Макдугалл ведет своих людей в безопасное место. Заметив Макруайри возле моста, Артур начал пробиваться к нему.

— Где Лорн? — спросил Артур, понимая, что уточнять, о ком идет речь, не имеет смысла.

Макруайри указал на юг, на устье озера Лох-Эйв.

— Этот мерзавец так и не покинул своей галеры: чертов трус командовал сражением, оставаясь на воде. Как только его люди начали отступать, он обратился в бегство по озеру.

Артур выругался, не желая верить, что проделал столь долгий и сложный путь только для того, чтобы в последний момент лишиться надежды на справедливое возмездие.

— Как давно?

— Не более пяти минут назад.

Значит, у Артура еще оставалась надежда. Если он надеялся перехватить его, то ему потребовалось бы искусство моряка, которым обладал Макруайри. У Лорна было три замка на Лох-Эйв, а новейшим и самым укрепленным из них был Иннис-Хоннел, бывшая твердыня Кемпбеллов. Туда он и направился.

Взгляд Артура обратился к Макруайри:

— Хочешь поучаствовать в погоне?

Аспид усмехнулся:

— Конечно! Я соберу людей, а ты найди лодку.

Замок Иннис-Хоннел был возведен в одно время с Данстаффнэйджем. Хотя он и не был таким огромным и величественным, архитектура и укрепления его были внушительными.

Квадратная крепость была построена на скальном основании на юго-западной оконечности острова. Небольшой двор окружали высокие и мощные каменные стены. По углам располагались две квадратные башни, главная служила донжоном, та, что поменьше, была предназначена для кордегардии. Между ними находился большой зал. Другие, меньшие, деревянные строения служили в качестве казарм, оружейных, конюшен и кухонь и были выстроены вдоль стен. Странно было думать, что когда-то этот замок был домом Артура. Анне всегда нравилось посещать его с отцом и братьями, но теперь ее не покидало странное чувство, будто она не должна здесь находиться, будто вторглась сюда незаконно.

Анна понимала, что это нелепо. Во время войны замки переходили из рук в руки, но принимая во внимание то, что сказал ей Артур…

Анну раздирали противоречивые чувства: она разрывалась между привязанностью к отцу, которого все еще любила, хотя и перестала ему поклоняться, и любовью к человеку, которого должна была бы ненавидеть, но не могла.

Ей не хотелось разбираться в том, почему Артур сделал то, что сделал, ей казалось, она и так его понимает.

Артур был горцем. А для горца существовал один закон: кровь за кровь. Он чувствовал, что его долг — отомстить за смерть отца. Но Анна понимала, что дело не только в мести.

На поверхности озера все еще мерцал яркий солнечный свет.

Анна увидела Юэна, выходящего из квадратного донжона, и окликнула его.

— Есть новости? — спросила она.

Брат покачал головой:

— Пока нет.

Анна понимала, что и брату ожидание давалось тяжело, хотя и по другой причине.

Он хотел принимать участие в битве, но вынужден был находиться в замке Иннис-Хоннел и ждать исхода сражения за его стенами.

Анна прикусила губу.

— Хотела бы я знать, как там у них дела.

Юэн усмехнулся:

— Я бы тоже хотел. Но как только будет что сообщать…

— Сэр, корабли! — послышался крик одного из часовых с самой высокой башни.

Анна последовала за братом, пустившимся бежать вверх по лестнице на стену замка. Ей удалось разглядеть три квадратных паруса, приближавшихся к замку с севера. Они двигались очень быстро.

— Это отец, — сказал Юэн упавшим голосом.

По спине Анны пробежал холодок тягостного предчувствия.

— Как думаешь, что это значит? — спросила она.

Юэн даже не сделал попытки скрыть от нее правду.

— Отец вернулся бы сюда только в случае острой необходимости.

Сердце Анны упало. Это значит — в случае отступления. Они проиграли!

Она качнулась, почувствовав, что ноги ее ослабели, и ухватилась рукой за стену, чтобы не упасть.

Она смотрела на приближающиеся суда и молилась, чтобы объяснение брата оказалось неверным. Что угодно, только не победа Брюса.

Анна прищурилась от солнечного света и увидела кое-что еще.

— А это кто? — спросила она, указывая на что-то позади приближающихся судов. — Вон там, за ними?

Но Юэн уже кричал:

— Атака! Все по местам!

Анна в ужасе и оцепенении смотрела на приближающиеся суда.

Похоже, люди ее отца даже не подозревали, что их преследуют.

— Позади! За вашей спиной! — закричала Анна, пытаясь их предупредить, но слова ее унес ветер.

Юэн крикнул ей:

— Анна, уходи отсюда! Здесь небезопасно. Ступай на башню и забаррикадируй дверь.

Она молча кивнула и подчинилась. Оказавшись внутри, она взбежала на второй этаж в свою комнату, чтобы посмотреть из маленького оконца на приближающуюся флотилию. Так как башня донжона находилась в южном углу замка, она не могла отсюда видеть лодки, пока те не приблизились к причалу.

Чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди, Анна смотрела на сражение, завязавшееся внизу.

Она смогла разглядеть отца в задних рядах людей; в то время как он отдавал приказания, лодка с вражескими воинами…

Анна замерла, и сердце ее сжалось с отчаянной силой, а потом снова рванулось вскачь.

Нет, это не могло быть ни сном, ни иллюзией. Ее сердце снова сжалось, и тут же она расслабилась, испытав огромное облегчение.

Артур жив!

Он был одет в незнакомую ей боевую одежду и доспехи. Его волосы и лицо закрывал шлем с опущенным забралом, и при поверхностном взгляде он ничем не отличался от других воинов. Но она узнала его.

Слава Богу!

И тут на нее обрушился весь ужас происходящего. Ужас омыл ее холодной волной и сжал в ледяных объятиях. Если Артур преследует ее отца, значит, армия Брюса одержала победу.

Анна бросилась к двери в надежде, что может еще что-то сделать. Она должна остановить его. Она не позволит ему убить отца.

Наступил момент, которого Артур ждал очень долго. Почему-то ему казалось правильным, что финал должен наступить именно в этом месте, на маленьком островке Иннис-Хоннел, в его родовом замке.

Гонка была окончена, Лахлан Макруайри доказал, что его репутация хорошего моряка была вполне заслуженной. Скрываясь в тени от яркого солнечного света, он сумел преследовать корабли Лорна и оставаться незамеченным и нагнать их как раз в тот момент, когда они приближались к пристани.

Едва корабли причалили, Артур выпустил на ничего не подозревавших Макдугаллов град стрел, и его воины стали покидать суда. Они легко прорвались сквозь цепь солдат Макдугалла, и на скалистых берегах острова завязалась битва.

Владея всего одной рукой, не говоря уж об общей слабости, Артур не имел никаких преимуществ. Но будучи далек от своего обычного боевого состояния, тем не менее ухитрялся держаться. Решительно пробиваясь сквозь ряды членов клана Макдугалла, он все время не терял из виду Лорна.

Старик находился в задних рядах сражающихся под защитой окружавших его воинов и тоже дрался изо всех сил, хотя чувствовалось, что он уже слабеет.

Макдугаллов оттесняли назад, и скоро стало ясно, что превосходящие силы Лорна в этот день потерпят поражение.

Оказавшись в яростной схватке с одним из родичей Макдугалла, человеком, которого он, к несчастью, знал, Артур услышал сигнал к отступлению.

Он выругался, понимая, что должен убить Лорна до того, как тот укроется за воротами замка, и с удвоенной энергией стал отражать удары противников.

Артур пробивался к Лорну, а его люди следовали за ним.

И наконец он нагнал его в десяти футах от ворот. Люди Лорна защищались сами, и потому никто не смог прийти на помощь своему лэрду.

Артур увидел ярость в глазах врага, когда Лорн поднял меч, чтобы сразиться с ним.

— Как тебе удалось сбежать? — спросил он недоверчиво.

— Удивлен тем, что видишь меня?

Глаза Лорна сверкнули смертельной ненавистью и яростью.

— Мне следовало убить тебя!

— Да, следовало.

— Ты — причина нашего несчастья. Ты предал меня и открыл мои планы врагу.

— Королю Роберту, — поддел его Артур, кружа вокруг него, как хищник. — Я сказал бы, что ты привык поносить его, но тебе недолго осталось это делать.

С этими словами он сделал выпад.

Лорн был готов к удару и ухитрился его отразить, хотя было заметно, что все его тело содрогнулось от этого усилия. Джон из Лорна, когда-то один из самых могучих воинов в Северо-Шотландском нагорье, больше не представлял угрозы. Возраст и болезни взяли свое. На озере его держала не трусость, а немощи, и потому он оставался на периферии сражения. Гордость не позволяла Лорнам признавать себя немощными.

Второй удар поверг Лорна на колени. Артур держал острие меча у горла своего врага, и даже стальные кольца не смогли бы защитить его.

Солнце отражалось от шлема старика, как и в тот памятный день четырнадцать лет назад, когда Артур смотрел издали, как отец вот так же держал меч у горла Джона Лорна и проявил к нему милосердие.

Он так долго ждал этой минуты! Он предчувствовал возможность свершить месть. Вкус победы должен был показаться ему сладким.

Но он не испытывал ничего подобного.

Все, о чем он мог сейчас думать, — это об Анне.

Если он убьет ее отца, то навсегда потеряет ее.

Да и что за честь убить больного старика, слишком слабого, чтобы он мог достойно сражаться? Отец и без этого был отомщен. С Лорном покончено. Его поражение при Брандере сокрушило его последние надежды одолеть Брюса.

Анна была права. Убить его теперь означало бы всего лишь отомстить. Анна ему нужна больше, чем краткий миг удовлетворения, которое принесет смерть Лорна.

Из-под стального забрала шлема взгляд Лорна обжигал его.

— Чего же ты ждешь? Сделай это!

Милосердие. Последний урок отца, хотя до этой минуты он не помнил о нем.

— Покорись королю, и я оставлю тебя жить.

Лицо Лорна исказила ярость.

— Я предпочитаю умереть.

— А как насчет твоей семьи? Как насчет твоего клана? Ты хочешь, чтобы они тоже умерли?

В глазах Лорна сверкнула неукротимая ярость.

— Это лучше, чем покориться убийце!

— Хочешь видеть, как из-за твоей чертовой гордости умрут твои дочери?

Артур чувствовал, как в нем разгорается гнев. Он знал Анну. Она никогда не пойдет против воли отца. Семья для нее значит все.

— Дай свое благословение Анне, и я защищу ее. Ты так же хорошо, как и я, знаешь, что с тобой покончено, но твой клан будет жить в наших детях, твоих внуках.

Теперь ярость Лорна превратилась в лихорадочное безумие. Вены на его висках вздулись, глаза остекленели, а лицо стало свекольно-красным. Он изрыгнул поток грязных ругательств, в углах его рта выступила пена.

— Ты никогда не получишь Анну! Я скорее готов увидеть ее мертвой.

— Отец!

Артур услышал позади этот отчаянный, полный страдания крик. Анна. Он инстинктивно обернулся.

Подставил Лорну спину. Точно так же, как это сделал его отец…

Глава 26

Анна достигла двора замка как раз в тот момент, когда Артур поверг ее отца на колени.

О Господи, она опоздала!

Она помчалась быстрее.

Стражи у ворот не заметили, как она проскользнула мимо них.

— Миледи! — успел крикнуть один из них. — Вы не можете…

Но Анна уже метнулась вперед и оказалась за воротами. И все же ей не удалось уйти далеко. Вражеские солдаты сформировали цепь, отделив Артура и ее отца от остальных участников сражения, и когда Анна попыталась прорваться сквозь эту цепь, один из воинов удержал ее.

— Кровь Господня! — воскликнул он, поднимая ее так, что ноги оторвались от земли. — Ты с ума сошла, девочка?

Анна открыла было рот, чтобы потребовать, чтобы этот ужасный разбойник отпустил ее, но тут услышала речь Артура и замерла в руках воина.

Она не могла поверить своим ушам.

Артур держал меч у горла отца и в момент своего торжества, своего отмщения и искупления предлагал, ему милосердие. Он предлагал отцу возможность спасти их всех. Но этого шанса отец не заслуживал.

«Артур любит меня, — поняла Анна. — Любит достаточно, чтобы забыть о мести».

Но если слова Артура наполнили ее сердце радостью, то слова отца опустошили ее.

«Я предпочитаю увидеть ее мертвой».

Анна вырвалась из рук державшего ее воина. Потрясение и ярость заставили ее закричать.

«Он так не думает!»

Но она понимала, что отец думал именно так. Он скорее готов увидеть ее мертвой, чем выдаст замуж за врага, даже, если она его любит. Его грубый отказ Артуру окончательно разбил все ее иллюзии.

Но ее крик был ошибкой. Более ужасной, чем она могла предположить.

Голос затерялся в ужасном шуме брани. Никто не мог его услышать. Кроме Артура.

Он обернулся на звук ее голоса, и, казалось, мир замер.

«Боже милостивый, на небесах!» В тени шлема вид его покрытого кровоподтеками измученного лица поверг Анну в ужас и свел судорогой желудок так, что к горлу поднялась желчь.

Но худшее было впереди. Уголком глаза она увидела, как сверкнул меч отца.

— Нет!

Она сделала шаг вперед, однако воин схватил и удержал ее, прежде чем она смогла прорваться дальше.

— Берегись! — крикнула Анна.

«Ахиллесова пята!» Она была его ахиллесовой пятой. Но не могла позволить ему из-за этого умереть.

Артур сделал резкое движение, обернулся и отразил смертоносный удар Лорна с такой силой, что выбил меч из его руки и тот отлетел в сторону.

Артур поднял меч над головой. Анна отвернулась и зажмурилась, чтобы не видеть этого ужаса. Он убьет его.

Анна ждала тошнотворного глухого звука.

Но тишина казалась нескончаемой. Было так тихо, что Анна поняла: бушевавшее вокруг них сражение закончилось.

— Ступай, — услышала она голос Артура. — У тебя есть пять минут, чтобы забрать из замка своих людей и дочь.

Взгляд Анны метнулся к отцу — он все еще был жив. Артур опустил меч и отошел от него.

Отец поднялся на ноги — лицо его было маской ярости и вызова.

— Ты дурак!

— А тебе повезло, что твоя дочь значит для меня больше твоей поганой грязной жизни. Но уверяю тебя, что у короля совсем другие чувства. Уходи сам или тебе придется уйти закованным в цепи. Мне все равно, но уйти тебе придется.

И как бы в подкрепление его слов сверху раздался крик:

— Корабли, милорд! Сюда направляется с полдюжины кораблей!

Брюс.

Лорн больше не колебался. Он позвал своих людей и приказал Юэну покинуть замок и собрать оружие, каким они располагали и сколько смогли бы унести.

Державший Анну человек выпустил ее. Она бросилась вперед, но Артур уже ушел.

Он и другие воины Брюса (в этой группе она узнала дядю) отошли, чтобы дать пройти Макдугаллам и их людям.

Дядя был явно недоволен происходящим, но все же позволил Лорну и его людям покинуть замок.

Артур не смотрел на Анну. Ей хотелось подойти к нему, но он казался таким отстраненным, таким далеким.

Сердце ее сжималось от сомнений.

Она всегда опасалась, что он покинет ее.

Но Артур стоял, как часовой: надежный и верный. Человек, на которого можно было положиться. Человек, способный повергнуть дракона и пройти сквозь огонь.

— Идем, Анна. Пора, — сказал Юэн и взял ее за локоть.

— Я… — заколебалась она, и ее неуверенный взгляд обратился к Артуру.

Отец заметил ее колебание:

— Не делай этого, дочь. Даже не думай об этом.

Анна посмотрела на отца. На человека, которого любила всю жизнь, и на мгновение ей захотелось вернуться в прошлое, стать маленькой девочкой, которая сидела у него на коленях и которая всегда взирала на него, как на бога. Если бы она могла вернуться в те времена, когда все было просто!

Если когда-нибудь она и сомневалась в любви Артура, то не сейчас. После того, что он сделал ради нее.

— Я люблю его, отец. Пожалуйста!

Анна увидела боль в глазах отца, но в ту же минуту его лицо стало жестким.

— Я не хочу больше об этом слышать. Можешь сделать выбор. Но не ошибись. Иди к нему, и я больше не захочу тебя видеть. Ты будешь для меня все равно что мертвая.!

Из глаз Анны брызнули слезы, горло обожгла боль.

— Ты не можешь так говорить!

— Выбирай! — гневно потребовал Лорн.

Она сделала несколько шагов к лодке, Артур отвернулся, не в силах смотреть, как она покидает его.

Он слышал ее разговор с отцом. Черт бы побрал Лорна за то, что заставил ее выбирать между ними. Артур уже почти жалел, что не убил его. Почти. Но все-таки Анна сказала, что любит его, значит, он поступил правильно. Даже если она покинет его навсегда.

К несчастью, боль расставания ни на секунду не ослабевала.

Оттого что приходилось сдерживаться, каждый мускул в его теле вибрировал.

Артур хотел бы остановить Анну на пути к этой проклятой лодке. Сказать, что она принадлежит ему, сказать, что он любит ее.

Но он не хотел усугублять ее страдания. Он не будет вынуждать ее рваться на части. Одного взгляда на ее несчастное потрясенное лицо, когда отец предъявил ей ультиматум, было достаточно, чтобы понять, насколько это для нее ужасно.

— Мне жаль, Юэн. Скажи матушке… — Голос Анны дрогнул. — Скажи ей, что я сожалею, но я принадлежу Артуру.

Он повернулся и увидел, что Анна обнимает брата. Обнимает на прощание.

У Артура перехватило дыхание.

Выпустив брата из объятий, она повернулась и посмотрела на него. Неуверенность в ее взгляде вызвала у Артура боль в сердце, потому что на него нахлынули смешанные чувства.

— Ты уверена? Тебе незачем это делать. Я и так стану защищать тебя и твою семью, даже если ты уйдешь.

Анна улыбнулась сквозь слезы:

— Дело в том, что ты сделал то, что дало мне полную уверенность, Я люблю тебя, и если ты еще хочешь меня, я твоя.

О Боже, как он ее желал! Артур бросился к Анне и заключил ее в объятия. Он прижался щекой к ее волосам, слишком взволнованный, чтобы заговорить.

Впрочем, этого и не требовалось. То, как она скользнула в его объятия и прижалась к его груди, обтянутой кольчугой, сказало ему все.

Она выбрала его. Он не мог этому поверить. Он никогда не думал, что способен на такую бурю чувств. Никогда не надеялся, что ему может быть уготовано такое счастье. Но его радость портила мысль о том, насколько тяжело переживает Анна.

Он неохотно выпустил ее из объятий, и она подняла на него глаза.

Догадавшись, что она все еще ждет ответа, он сказал:

— Конечно, да.

От ее улыбки у Артура сжалось сердце.

Он считал, что создан для того, чтобы оставаться одиноким, но теперь понял: все эти годы он ждал ее. Вместе они смогут выдержать все испытания.

Артур все еще прижимал Анну к себе, когда Лорн прошел мимо них к пристани и занял место среди своих людей. Ублюдок разбивал ей сердце.

— Отец! — крикнула она ему вслед.

Лорн повернулся и окинул ее ледяные взглядом. Но на самом деле он не остался таким непоколебимым, каким хотел казаться. В глазах старика Артур заметил боль.

— Больше нам не о чем говорить. Ты сделала свой выбор.

Она покачала головой:

— Я выбираю любовь к вам обоим. Но мое будущее с Артуром.

Лорн ответил долгим взглядом, и на мгновение Артуру показалось, что он дрогнул. Но тотчас же его губы сжались, и он повернулся, не сказав больше ни слова, потому что гордость стала его роком и судьбой. Он ранил и себя, отторгая дочь. Анна была светом и радостью его жизни, и связующим звеном между всеми членами их семьи, Артур не мог этого не знать: ведь он был среди них.

Он хотел бы избавить Анну от этой боли, но все, что мог сделать, — это оставаться рядом с ней в то время, как отец и все члены ее клана отвернулись от нее и теперь уплывали.

Когда они скрылись из виду за излучиной, Артур приподнял ее лицо за подбородок и заглянул в глаза.

— Клянусь, что сделаю все, чтобы ты никогда об этом не пожалела.

Сквозь застилавшие ее глаза слезы Анна ответила трепетной улыбкой:

— Не пожалею. Это единственное решение, которое можно было принять. Я люблю тебя.

Артур наклонился и нежно поцеловал ее.

— Я тоже тебя люблю.

Эпилог

Замок Данстаффнэйдж

10 октября 1308 года


Ощущение мира было прекрасно и для Шотландии, и для Анны. Менее чем через два месяца после поражения отца при Брандере Брюс одержал победу в битве с шотландским дворянством. Ее дед Александр Макдугалл сдался после короткой осады замка Данстаффнэйдж, а граф Росс капитулировал за несколько дней до этого.

То, что Брюс даровал жизнь Россу, отказавшись наказывать человека, ответственного за пленение и последовавшее за ним заключение в темницу его жены, дочери и сестры, а также графини Бьюкан, было данью его завету видеть Шотландию и ее дворян объединенными.

«Ради блага Шотландии». Анна была вынуждена признать, что подобная философия впечатлила ее. Этот человек прав…

Она пыталась судить о нем непредвзято. Годы преданности одному господину нельзя было сбросить со счетов за несколько недель. Но то, что Брюс собирался сделать теперь, способствовало тому, что мнение ее о нем изменилось. Она понимала, что это значило для Артура.

Она окинула взглядом большой зал. Некоторые из собравшихся на праздник были ей знакомы, но в основном здесь были чужаки. Анна знала, что потребуется время, чтобы познакомиться со всеми, но была уверена, что справится с этим.

Этот дом должен был стать ее домом. За преданность и службу Брюсу Артур был назначен хранителем замка Данстаффнэйдж и должен был следить за тем, чтобы графства Лорн и Аргайлл оставались единым целым.

Рука Артура скользнула поверх руки Анны, и он нежно сжал ее.

— Ты счастлива, любовь моя?

Анна подняла глаза на человека, сидевшего рядом с ней за высоким столом, человека, который нынче утром стал ее мужем. Ее глаза наполнились слезами радости, когда она снова окинула взглядом его красивые черты, теперь хранившие слабые следы мучений.

— Да, разве могло быть иначе? Ты сделал меня своей женой.

Артур рассмеялся и, наградив Анну долгим жарким взглядом, спросил:

— Как ты думаешь, гости заметят, если мы улизнем сейчас же?

Его рука властно и решительно скользнула вниз по ее бедру.

Но Анна оттолкнула руку и шлепнула по ней ладонью, в надежде на то, что на них никто не смотрит.

— Мы не можем удалиться до тех пор, пока… — Анна замолчала. — Ведь мы почетные гости…

Она посмотрела на другой конец стола, где сидел Грегор Магрегор. Он едва заметно кивнул, и она снова повернулась к мужу.

Тот нахмурился:

— Ты, наверное, скучаешь по своей семье?

На губах Анны появилась улыбка.

— Немного скучаю, но это не значит, что я несчастна. К тому же здесь мой дед.

Она кивнула в сторону вождя Макдугалла, сидевшего недалеко от короля.

После падения замка матери и сестрам Анны было разрешено последовать за отцом и братьями в изгнание, но Брюс нуждался в поддержке ее деда. И теперь она радовалась тому, что хоть один член ее семьи находится здесь в день ее свадьбы.

— А как насчет тебя, Артур? Знаю, ты, должно быть, разочарован тем, что не все твои сподвижники, члены Хайлендской гвардии, здесь?

Артур пожал плечами:

— Ты же знаешь, у границ все еще неспокойно. Уверен, мои товарищи были бы здесь, если бы могли. Возможно, я скоро увижу всех. — Он помолчал. — Еще многое предстоит сделать до того, как весной король созовет парламент. — Его взгляд обратился к столу ниже их помоста. — Но я рад, что здесь мои братья. Впервые за много лет мы собрались вместе.

Сэр Дугалд и сэр Гиллеспи капитулировали вместе с ее дедом и графом Россом и, как ни странно, похоже, не питали ненависти к Артуру.

Анна заметила, что Артур снова оглядывает зал.

— Ну что, ты готов танцевать? — спросила она.

Он поднял бровь:

— Я готов лечь в постель.

Бессознательно ее взгляд обратился к Грегору Магрегору. И, к ее облегчению, он одобрительно кивнул.

Однако когда Анна снова повернулась к Артуру, то заметила, что он подозрительно щурится.

— Не можешь мне сказать, почему каждый раз, когда я говорю о постели, ты смотришь на Магрегора?

Анна вспыхнула.

— Скажешь ты мне наконец, в чем дело? — спросил Артур сердито. — Ты что-то замышляешь. Не пытайся меня разуверять. Я чувствую.

Анна бросила на него самодовольный взгляд.

— Ты ревнуешь?

Ее многозначительный взгляд снова скользнул через стол и надолго задержался на лице Магрегора.

— Он и в самом деле красив, твой друг.

Мрачность Артура усугубилась.

— Но, если ты будешь так на него пялиться, ему недолго оставаться таким. Ты что-то скрываешь?

Она фыркнула:

— Я хотела, чтобы это было для тебя сюрпризом.

— Что за сюрприз?

Позже во время краткой прогулки к воротам замка Артуру стала ясна причина ее уловок и отговорок. На лужайке возле одинокого камня, в оранжевом ореоле заходящего солнца король Роберт Брюс вручил Артуру меч с надписью «Стойкий» и отметил его как самого смелого и отважного воина, которому во многом обязан победой.

Примечания

1

Иды по римскому календарю — примерно середина месяца. В августе Иды приходятся на 13-е число.

2

Barmkin (валлийск.) — высокая стена, защищающая двор замка.


home | my bookshelf | | Дочь моего врага |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу