Book: Опеpация 'Возмездие'



Владимиp МАТВЕЕВ

ОПЕРАЦИЯ "ВОЗМЕЗДИЕ"

И понял вpаг,

Что отымели его

В полный pост.

Евангелие от митьков.

59

Вырваться на орбиту с блокированной планеты — сложно. Земляне думают, что это вообще невозможно, но пилот Альфред Юргенс считает иначе и имеет для этого веские основания. Одним из таких веских оснований служит его многолетний опыт пилота пограничной службы на космическом катере. Как пограничник он успел изучить практически все тактические приемы, используемые контрабандистами для преодоления пояса космической обороны. Другое не менее веское основание — множество успешных полетов к Роталу совершенных им под самым носом у военных кораблей и космических истребителей землян совершенных им уже после начала интийской революции.

Сегодня особый рейс. Десантный катер везет тридцать лучших офицеров Инты во главе с генералом Роудом на фрегат «Пентар» для участия в секретной операции «Возмездие». Юргенс тоже включен в число этих тридцати лучших военных специалистов. Майора Юргенса генерал Роуд лично отобрал для участия в этой операции. В чем заключается план генерала Роуда никто из офицеров не знает, в том числе и пилот Юргенс, но всем понятно, что операция «Возмездие» — задача нeлегкая. Юргенс горд тем, что выбор легендарного генерала выпал именно на него, но это не повод для того, чтобы расслабляться в полете.

Антирадарные, оптические и гравитационные маскировочные системы катера включены. Альфред Юргенс выводит аппарат на околоинтийскую орбиту. Бортовые компьютеры уже рассчитали траекторию наиболее безопасного полета. а обзорных экранах перед пилотом звездная чернота с красными точками вражеских кораблей. Орбита забита космическими аппаратами врага. екоторые из них находятся рядом, ближайший вражеский истребитель пролетает всего в пятнадцати километрах от интийского катера, но не видит его.

Офицеры в десантном отсеке замерли в напряжении. Они мечтают скорее оторваться от землян, скорее покинуть это опасное место, но Юргенс не торопится делать это, он ждет оказию и для этого осторожно пристраивается в хвост вражескому космическому истребителю, вращающемуся по орбите вокруг Инты. Сканеры массы и радары землян направлены вниз. Самый опасный участок полета — стратосфера, а десантный катер уже успешно миновал его и затерялся среди космических кораблей, истребителей и разведывательных спутников наблюдения землян. Кто заметит маленький интийский катер среди сотен тысяч космических аппаратов землян? Это маловероятно, но вот при попытке покинуть околоинтийскую орбиту такая вероятность возрастает. Во-первых, земляне могут обнаружить завихрения гравитационного поля, оставленные замаскированным катером. Вовторых, несмотря на антирадарную защиту, можно засечь слабое облако теплого ионизированного газа, оставляемое двигателями катера.

Подходящую оказию пилот Юргенс засек через сорок три минуты после выхода на орбиту. Это был тральщик землян, вылетающий на охоту за минами в межпланетное пространство. Юргенс осторожно пристроился ему в хвост. Тральщик — не лучшая оказия, он снабжен чувствительными приборами для минной охоты и способен разгадать маскировочные трюки катера, но другие межпланетные корабли землян редко сходят в одиночку с околоинтийской орбиты.

Катер пристроился точно в кильватер тральщику. Теперь газовое облако и гравитационные завихрения интийского катера полностью сливаются со шлейфами, оставленными тральщиком. Инта медленно гаснет на обзорном экране. Скорость — увеличивается. ачинается перегрузка, гравитационные экраны и бортовые системы искусственного тяготения умышленно отключены. Если перегрузка станет невыносимой, придется включить экраны, но только на минимальную мощность, иначе гравитационные завихрения, вызванные ускорением разгона, позволят обнаружить катер.

Тральщик идет почти в нужном Юргенсу направлении. Повезло, иначе катеру пришлось бы сделать большой крюк за пределами планетной системы чтобы, встретиться с «Пентаром». Тральщик идет с большой скоростью, это тоже хорошо, значит, он летит куда-то на окраину планетной системы, и можно будет довольно долго прятаться в его шлейфе. Инта осталась уже довольно далеко, десантный катер уже успел пересечь орбиты четырех планет: Тайны, Сана, Гарольда и Ассера. емного в стороне от курса был уже виден красный диск огромного Хинтера.

Майор Юргенс включил на полную мощность гравитационные экраны и систему искусственного тяготения и передал управление второму пилоту и приказал:

— Я пойду посмотрю, как там наши ребята устроились в салоне. Если тральщик нас засечет, начнет торможение или изменит курс — приказываю его немедленно сбить!

В салоне генерал Роуд сидел в кресле первого ряда. Юргенс подошел к нему и сообщил:

— Кажется прорвались, генерал. — Юргенс повернулся и символически сплюнул три раза через левое плечо. — Мы уже пролетаем мимо Хинтера.

— Вы думаете, здесь уже безопасно, майор? — спросил Джек.

— Да, если только мы не нарвемся на космические мины. Впереди нас идет тральщик землян, а мы висим у него на хвосте и держим его под прицелом. Он расчищает наш путь, даже не подозревая об этом.

— А если он нас засечет?

— Собьем его! Он в самой невыгодной для космического боя позиции из всех какие только можно вообразить. Он уже обречен.

В этот момент к майору Юргенсу подошел бортрадист, и спросив разрешения у генерала, обратился к первому пилоту.

— Мы засекли сигнал бедствия, майор, точка испускания сигнала находится прямо по нашему курсу. Вероятно, и вражеский тральщик идет на этот сигнал.

— Что будем делать, майор? — поинтересовался Джек.

— Собьем тральщик в начале торможения, а дальнейшие действия зависят от вас, генерал. Что прикажете делать?

— Можно ли определить по сигналу принадлежность объекта? — спросил Джек у радиста.

— Да, сэр. Этот сигнал издает аварийный буй с гражданского космического корабля «Орион». Это небольшое частное судно, сэр, межзвездная прогулочная яхта.

— Если мы уничтожим этот тральщик и пролетим мимо, эти бедолаги на «Орионе» так и останутся погибать в космосе без всякой помощи — улыбнулся генерал Роуд — придется их спасти. Адмирал Тернер вряд ли послал бы военный тральщик для спасения гражданских лиц. Скорее всего, повышенный интерес адмирала к «Ориону» вызван некой секретной информацией, а то, что интересует адмирала Тернера, интересно и нам — заметил Джек давайте проявим гуманность, Юргенс, и спасем этот «Орион», который заставляет меня вспомнить о существовании у землян тайной жандармерии.

60

— Скорее просыпайся, болван, и живо надевай свой герметический скафандр! — орал Сэм на ухо спящему Биллу нас уже выковыривают из этой проклятой консервной банки!

Сэму пришлось дать Биллу несколько пощечин в качестве очень эффективного лекарства для экстренного пробуждения.

— Нас спасли, Билл! — продолжал орать, Сэм увертываясь от массивного кулака сонного Билла — одевайся, идиот, они уже стучат в дверь нашей каюты. Пора выходить!

Билл окончательно пришел в себя и принялся натягивать на себя скафандр. Из коридора кто-то действительно грубо стучал в дверь. Скафандр Билла наполнился воздухом, и Сэм, который уже давно успел надеть свой скафандр выпустил в космос весь воздух из каюты. Когда дверь открылась, незадачливые космические робинзоны увидели четыре бластера, направленные на них.

Четыре человека в скафандрах с символикой интийских вооруженных сил висели в коридоре вниз головой и внимательно рассматривали Сэма и Билла. Убедившись в том, что оружия в руках у потерпевших аварию космонавтов нет, они пристегнули бластеры к специальным креплениям у поясов своих скафандров и жестами предложили спасенным следовать за ними. Сэм схватил чемодан оставшийся после смерти Деда и выплыл из каюты, за ним последовал Билл.

Сильные руки спасателей подхватили двоих потерпевших кораблекрушение и подтащили их к зияющей дыре разрушенного коридора. В сотне метров от обломка разбитого корабля завис космический катер, от него к обломку «Ориона» тянулся тонкий трос, привязанный у входа в коридор. Катер тянул обломок со слабым ускорением, и трос — спасательный леер — был натянут, как струна. Скафандры спасателей были снабжены реактивными ранцами и они, крепко схватив за руки потерпевших крушение космонавтов, отбуксировали их в сторону от «Ориона» метров на семь вдоль этого леера. Здесь скафандры Сэма и Била обвязали веревками вокруг пояса и прочно привязали к тросу. Один из спасателей осторожно перерезал своим бластером спасательный леер у места крепления к «Ориону». Туго натянутый трос дернул Сэма и Била в сторону катера, и они медленно поплыли к воздушному шлюзу. Включилась лебедка, сматывающая буксировочный трос. Спасатели полетели к шлюзу своим ходом, выпустив при этом по несколько струй раскаленного газа из реактивных ранцев.

Когда уже все шесть человек находились в заполненном воздухом шлюзе и расстегивали скафандры, один из спасателей спросил:

— Ну и кто вы такие, господа?

Билл промолчал, и отвечать пришлось Сэму:

— Мы просто частные лица, пассажиры «Ориона».

— И что вы делали в зоне боевых действий?

— Мы пытались убежать с Инты.

— Ну и как? Успешно?

— Сами видите. Наш корабль сбили.

— И кто же вас сбил?

— Мы не успели заметить это, наверное, какие-нибудь военные корабли.

— И долго вы просидели в этой металлической коробке?

— Тридцать шесть суток.

— Неплохо для начала. Как вас зовут?

— Меня зовут Сэм Андерс, а это мой товарищ Билл.

— Ну а я генерал Джек Роуд — представился военный.

Спасатели уже успели полностью снять свои скафандры и помогали делать это своим подопечным. Сэм смог обратить внимание на четыре большие звезды на погонах спасшего их с Биллом молодого человека.

Внутренние двери открылись, и нормальная гравитация придавила тяжелого Билла к порогу шлюза. Он попытался упасть, но спасатели поддержали его и довели до кресла. Большинство мест в салоне катера были заняты военными, только два последних ряда кресел оставались свободны. Билл рухнул у окна в последнее кресло в левом ряду. Сэма тоже довели до кресла спасатели. Они же донесли его чемодан. Бойницы в иллюминаторах были задраены, но это не мешало видеть звезды. Чемодан уже лежал на сиденье рядом с Биллом, а Сэм упал на сиденье и перебрался к последнему иллюминатору правого борта. Долгое пребывание в невесомости ослабило мышцы, болело все тело, ломало кости, к горлу подступила тошнота. Сэм повернулся к окну и принялся тупо разглядывать созвездия за бортом. Он делал это лишь для того, чтобы никто из окружающих не заметил, как сильно позеленело его лицо.

— Через несколько часов мы прибудем на большой межзвездный космический корабль, там вас осмотрит военный врач — сообщил генерал Сэму и Биллу, — Отдыхайте, можете откинуть спинки кресел — закончил Джек и вернулся в начало салона на свое кресло.

Другие спасатели последовали примеру своего начальника. Этот генерал сразу же показался Сэму подозрительно знакомым, но только в салоне до него дошло, что этого человека он уже видел много раз, и видел его не где-нибудь, а в интийской тюрьме.



61

Стыковка катера с фрегатом пошла нормально. Hазначенный капитаном «Пентара» Дик Фогерт уже успел сменить форму полковника ВВС на китель капитана первого ранга интийского космического флота. Он искренне приветствовал Джека. Обрадовался он и прибытию своего старинного приятеля майора Юргенса. Все трое выпили за удачный исход операции «Возмездие» хорошего вина и плотно поужинали в каюте капитана звездолета. Потом Фогерт показал Джеку его каюту — адмиральские апартаменты из четырех комнат: спальня с широченной кроватью посередине, гостиная, обставленная мягкими диванами, стойкой бара и фуршетными столиками, кабинет с пультом секретной связи на столе и приемная с отдельным входом для посетителей и дверью в кабинет.

Вскоре капитан ушел, сославшись на неотложные дела, и оставил генерала одного. Джек вышел в приемную и поздоровался с дежурным адъютантом, узнал от него местные новости и услышал новый анекдот. После этого он попросил адъютанта не беспокоить его по пустякам и вышел в кабинет, где присел к письменному столу, на котором стоял монитор персонального компьютера, совмещенный с коммуникатором. Здесь он соединился с капитанским мостиком и запросил расчетные данные о предстоящем межзвездном перелете.

Изучая звездные карты с проложенным маршрутом, Джек обнаружил, что неплотно закрыл дверь в приемную. Оттуда доносились голоса, адъютант ругался с какой-то женщиной.

— Генерал Роуд просил его не беспокоить! — холодно повторял не первый раз адъютант.

— Но это дело можно решить, пока мы не легли на курс. Потом будет поздно!

— Вы хотите отправить рядового на базу и для этого хотите побеспокоить генерала!

— Это не просто рядовой! Это идиот! Он совершенно не подготовлен физически. Он и стрелять-то не умеет! Он не пролезет в люк летающего танка из-за своего отвисшего брюха! И кто только догадался прислать мне этого идиота!

— Этого идиота вам догадался прислать военный трибунал! Этот рядовой Вильсон должен искупить совою вину кровью, чтобы избавиться от пожизненного тюремного заключения, мэм! отстаивал свою правоту адъютант.

— Я не могу нести ответственность за него, капитан! Мои солдаты убьют его! Или же он сдастся врагу при первом удобном случае и провалит всю операцию!

Джека заинтересовал этот спор и он вышел в приемную.

— Ну вот, вы все-таки оторвали от дел генерала! обиженно воскликнул адъютант.

— Здесь кажется шла речь об экс-губернаторе Вильсоне? спросил Джек и сурово посмотрел на женщину в форме подполковника — Джейн, это ты? — удивленно воскликнул генерал неожиданно для себя узнав ней собственную жену Сколько же лет я тебя не видел! Проходи же скорей в кабинет.

Джек почувствовал, как участился его пульс и одеревенели ноги. Он подошел к Джейн и взял ее за руку, провел через дверь кабинета, но не остановился там, втолкнул жену в гостиную и усадил на диван. Он специально суетился некоторое время у стойки бара и пытался успокоиться, разливая дрожащими от волнения руками коньяк в рюмки. Открытую бутылку и обе рюмки Джек поставил на столик около дивана. Только после того, как он и она молча выпили коньяк из этих рюмок, Джек заметил слезы и неестественную бледность на щеках Джейн. Тогда он тоже сел на диван, нежно обнял и прижал к своему плечу ее голову, коротко остриженную по-военному.

— Что же ты плачешь, глупая? — спросил он шепотом, Радоваться нужно.

Они выпили еще коньяка, и приятное тепло растеклось по жилам, успокаивая нервы. Джейн уже совсем успокоилась и перестала плакать. Она попыталась подняться и оттолкнуть Джека, но он не отпустил ее от себя и даже поцеловал в губы. Она инстинктивно пыталась робко сопротивляться, но наконец сдалась и ее руки нежно обняли его спину.

— Я не могу, Джек… — шептала Джейн — отпусти…

— Почему, милая?

— Не надо спрашивать меня об этом. Мне это причиняет боль.

— Что это? Что тебе причиняет боль?

— Я предала тебя, Джек… И не один раз… Мне очень стыдно… Я недостойна тебя…

— Предала? Но как?

— Если бы не мои идиотские показания… Я могла спасти тебя от тюрьмы, но не сделала этого.

— Спасти, но как?

— Заявить следователю, что ребенок родился не от тебя и тебя бы не посадили. Это мне объяснили опытные женщины в тюрьме, но уже было поздно.

— Но я не собирался отказываться от нашего сына!

— Это не значит «отказаться»! Это значит остаться на свободе.

— Это не преступление, Джейн. Этот следователь мог силой выбить из тебя любые показания. Ты не виновата.

— И еще я была в постели с другим мужчиной.

— Это другое дело, ты любишь другого и поэтому пытаешься оттолкнуть меня?

— Я его ненавижу! И если встречу, то обязательно его убью! ет лучше я сначала ему отрежу кое-что, и только потом убью!

Она так плотно сжала губы, что они побелели. Глаза Джейн сузились и взгляд ее стал таким колючим, что Джек невольно отпрянул от нее. "Пожалуй она его действительно убьет" пронеслось в голове у Джека.

— Ты так сильно ненавидишь этого человека? Почему, он предпочел тебе другую женщину?

— Мерзавец, он изнасиловал меня! И я не могу быть с тобой, милый, после всего этого. Меня начинает колотить при одном только воспоминании об этом.

— Успокойся, Джейн. Ты не виновата. ет оснований стыдиться меня — Джек привстал и поднял ее с дивана на руки — Я помогу тебе. Я с тобой, а все ужасы остались позади. Это в прошлом. Это не более чем воспоминания.

Джек разговаривал с ней, как разговаривают с детьми. Он говорил тихо, и голос его урчал в тишине. Джейн не отвечала, она лишь тихо всхлипывала. Он осторожно отнес ее в спальню и положил на кровать.

Поздно вечером в постели, обессиленные после встречи они лежали и разговаривали. Ее форменная юбка неуклюже повисла на спинке стула, на котором уже висел его генеральский китель. Джек по большей части молчал, говорила Джейн. Она рассказывала о себе, о допросах, пытках и женском одиночестве.

— Почему же ты не нашла меня Джейн? Я то ведь думал, что тебя нет на Инте.

— Я не смела искать тебя, Джек. Я чувствовала себя недостойной, грязной женщиной, мерзкой шлюхой. Это усилилось после освобождения из тюрьмы, когда я узнала из видеоновостей о твоих фантастических успехах. Мне было стыдно, находиться рядом с тобой, Джек. Я боялась тебя испачкать.

— Ну, Джейн. Как же ты можешь меня испачкать? Ты самая чистая из всех женщин во вселенной!

— Я представляла, как я ложусь с тобой в постель, и мне казалось, что мерзавец изнасиловавший меня будет лежать рядом.

— Но ведь теперь это уже прошло? Ты лежишь радом и здесь ни кого нет, кроме меня!

— Проходит… о мне очень трудно лежать рядом с тобой.

— Успокойся, это обязательно пройдет! — Джек поцеловал ее и погладил по волосам — Я вылечу тебя поцелуями.

— Спасибо, доктор Джек — улыбнулась она, — мне уже стало лучше от вашего лекарства, но это не проходит так сразу.

— Но что же ты должна была перенести, чтобы впасть в такое тяжелое состояние? Бедная, бедная ты моя Джейн…

— Когда нас с тобой арестовали, я сильно испугалась, и тогда я дала показания против себя и против тебя. Прости Джек. Они били меня в камере — этот мерзкий следователь с адвокатом. Я им этого никогда не прощу, Джек. Они убили нашего сына. Когда я услышала приговор — потеряла сознание. После суда меня отправили в тюремную больницу. В больнице меня изнасиловал охранник по фамилии Буш, он зашел в камеру и приказал мне раздеться. Я подумала, что это обычный обыск или досмотр личных вещей, но он мне сказал: "Сейчас, красавица, будешь получать удовольствие" — и повалил меня на койку. Сначала я орала, царапалась и кусалась, а этот ублюдок бил меня по лицу и рукам пластиковой дубинкой до тех пор пока я не сдалась, а после этого он привязал мои руки к спинке кровати. Когда он закончил, то достал откуда-то шприц и вколол мне в вену какой-то наркотик. Я не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, так и лежала голая в прострации до следующего утра. Когда я написала жалобу прокурору об этом случае, другой охранник рассмеялся мне в лицо, разорвал мою жалобу и несколько раз сильно ударил меня. Я отказалась принимать пищу и требовала прокурора. Я не ела целый месяц, а мне кололи глюкозу в вену. Я сопротивлялась, но здоровенные охранники держали меня, а садист-фельдшер — колол. Он, наверное специально выбирал для меня самую толстую иглу. Потом он же прописал мне принудительное кормление, это мерзко и унизительно. Меня привязывали к кровати и засовывали мне шланг в ноздрю. При этом они ковырялись этим шлангом в моей носоглотке и больно царапали там. Шланг был для этого специально обмотан кольцами из тонкой стальной проволоки. Через этот шланг они заливали в меня литр бульона — горячий раствор желатина с одним бульонным кубиком. Я орала от боли потому что этот бульон всегда был слишком горячий. Я не выдержала этих пыток и согласилась принимать пищу. Меня отправили обратно в женскую тюрьму. Там было легче, весь тюремный персонал — женщины, но к нам они относились, как к животным. Работать заставляли по двенадцать часов. Какой же тяжелой была эта работа! Работать приходилось на муниципальной молочной фабрике. Ты помнишь, Джек, нашу ферму? Мы тоже держали коров, но основную работу у нас делали роботы. а молочной фабрике все было устроено иначе. Специально для заключенных-женщин здесь создавали рабочие места с использованием ручного труда. а двух этажах, как и на других подобных предприятиях работу выполняли роботы, которые кормили и доили коров, убирали навоз, в общем, делали всю необходимую работу. а третьем этаже роботов заменяли заключенные, причем нормы для наших женщин были установлены такие же, как и для роботов — сотню коров на одного человека. Попробуй подоить вручную сто коров три раза в день! Одно было хорошо, можно было попить парного молока, если этого не заметит надзирательница. К концу рабочего дня мы всегда валились с ног от усталости, и за это нас обычно избивали. Я видела, как во время вечерней переклички одна женщина схватила охранницу за горло и задушила ее. Вероятно, эта женщина решила покончить с собой таким способом. Охранницы пытались разжать ее руки, но безуспешно. Даже когда ее застрелили, ее руки продолжали настолько сильно сжимать мертвую шею. Целых четыре охранницы не смогли разжать эту смертельную хватку. Обеих мертвых пришлось унести в морг на одних носилках. Потом была операция в тюремном лазарете, там меня принудительно стерилизовали по приговору суда и у меня больше никогда не будет детей. Да, забыла сказать сидела я в тюрьме под Пентаром, исправительное учреждение для женщин "IK 402-F".Может быть, ты слышал об этом проклятом месте, Джек?

— Нет, не слышал.

— Они сломали меня там, но революция дала мне новые силы. Тюрьму разрушили после восстания. Охрана разбежалась. о я найду их всех, рано или поздно найду!

— Да… Тяжело тебе пришлось… Мне, наверное, в тюрьме было полегче, — сказал Джек, и они оба замолчали.

Он гладил ее мягкие плечи и бедра, разглаживал ее кожу и успокаивал самыми нежными ласками. есколько раз, когда он целовал ее, она пыталась оттолкнуть его, но пересилила этот условный инстинкт, выработанный насилием, долгими страданиями и мучениями. Они долго лежали в постели прижавшись дpуг к другу, да так и заснули, крепко обнявшись.

62

— Эти двое космических бедолаг действительно оказались тайными жандармами! — сообщил зашедший в кабинет Джека Дик Фогерт — Ты только посмотри, Джек, что мы обнаружили у них в чемодане! — капитан «Пентара» бросил на письменный стол генерала накопитель — Вставь в компьютер и посмотри.

Джек лениво толкнул накопитель в приемную щель компьютера на краю письменного стола и голосом приказал компьютеру считать информацию. По экрану пополз длинный список фамилий.

— Это какая-то база данных.

— Я притащил тебе самый интересный из всех. Ты дай команду переключиться в список должностей и рассортировать их по общественному весу!

После необходимой команды на экране появился список должностей. Первым в этом списке стояла должность: Президент Соединенных Планет Галактики, второй: Вице-президент Соединенных Планет Галактики и так далее, список уходил вниз за границу экрана.

— Это секретное досье из тайной жандармерии, Джек! Hа самого президента! Три миллиона секретных досье на всех ведущих чиновников, политических деятелей, банкиров, бизнесменов, ученых и деятелей культуры из главного компьютера тайной жандармерии! Их чемодан набит накопителями! Здесь вся информация, какую только можно пожелать: фамилии и адреса родственников, даже самых дальних, сведения о собственности и недвижимости, биографии со всеми пикантными подробностями, включая количество взяток, полученных и данных каждым из них с указанием свидетелей. Тут есть даже подробные карты районов, где живет каждый из них с подробным описанием всех подходов в охраняемых местностях. Тут есть адреса школ, где учатся их дети, адреса друзей и любовниц, куда они регулярно ходят в гости, перечислены все привычки и хобби. Да это же просто клад для нас!

— И они не пытались уничтожить эту информацию? Да они могли просто оставить чемодан на «Орионе», и о нем бы никто из нас не знал! Тут что-то не то, Дик. Это похоже на дезинформацию! Как тайные жандармы могли спокойно отдать нам в руки такой лакомый кусок информации? Причем случилось это по дороге к Земле!

— Я навел справки у командора Грига. Он действительно уничтожил недавно пару земных фрегатов и этот «Орион». Фрегаты конвоировали эту космическую скорлупку. Это был военный конвой землян.

— И зачем же им было нужно везти такую секретную информацию на маленьком безоружном «Орионе», когда у них было два хорошо вооруженных фрегата? Да и как могла такая информация попасть в нашу звездную систему? Это абсурд!

— Ты никогда не работал в их системе, Джек! Их действия не подчиняются логике! Ты бы знал, как хранились секретные документы в штабе интийского погранотряда! Я это видел и готов поверить всему! Они могли случайно увезти этот архив, а потом наткнутся на него в бортовом компьютере, испугаться и отправить обратно.

— И он бы болтался в космосе больше месяца без охраны? Да они обследовали бы каждый обломок «Ориона»!

— Этим военным с Земли всегда все до лампочки. Офицеры могли просто испугаться и не доложить адмиралу Тернеру о гибели «Ориона»!

— Но с какой стати у Тернера могла оказаться такая сверхсекретная информация? Он военный космонавт, а не тайный жандарм. Такая информация не в компетенции военных! И еще, если он ее обнаружил в своем компьютере и испугался, что в случае гибели флагманского крейсера она может попасть к нам в руки, то почему он ее просто не уничтожил? Это было бы намного надежнее!

— Может быть, он ее просто спер где-то и собирался использовать для продвижения по службе. Может быть, он шантажировал конкурентов, которые берут взятки. А может быть, это сделал кто-то рангом пониже из окружения Тернера.

— Ну и оставил бы ее на флагмане, и носил бы ее везде с собой под охраной!

— Опасно, Джек! А если кто-то узнает и донесет?

— Надо допросить этих деятелей. Как они себя чувствуют после отдыха в невесомости?

— Доктор сказал, что они еще слабы, но ходить при нормальной гравитации уже могут.

— Приведи их сюда.

— А я их уже привел! Они сидят под охраной в твоей приемной — Фогерт выглянул за дверь и приказал конвою завести в кабинет Джека одного из пленников.

— Ну и кто же вы такой, господин тайный жандарм? Вы полковник, или может, генерал? Откуда у вас эти накопители?

— Я… Я не тайный жандарм! Это все Дед. Его бизнес. Я на него работал. Сэм больше знает. Мне почти ничего не известно — ответил, запинаясь, испуганный Билл.

— Отвечайте все, что знаете! — сурово отрезал Джек.

— Я мало знаю. Дед поймал какого-то тайного жандарма и заставил его на себя работать. Была перестрелка между нашими парнями и людьми этого жандарма. Потом они качали файлы со спутника межзвездной связи. Потом мы полетели, куда — не знаю.

— Позови второго, Дик, а этого изолируй — приказал Джек.

Когда в кабинет ввели второго пассажира "Ориона," Джек спросил:

— Что вы можете сообщить нам по поводу этих накопителей, Сэм Андерс?

— Они принадлежали Деду, а теперь принадлежат нам с Биллом.

— Какая информация содержится в них?

— Секретная информация, сэр!

— Это понятно, что она секретная, что там?

— Мне случайно показалось, генерал Роуд, что я нахожусь не в подвале тайной жандармерии — огрызнулся Сэм — Какое вам до этого дело?

— Где вы ее взяли?

— Дед поймал офицера из тайной жандармерии. Это был полковник Стоун, резидент землян на Инте. Естественно, что Дед не побежал к вашим властям, а оставил его при себе. У Стоуна был спутник и канал быстрой межзвездной связи с Землей. С помощью этого канала и идентификационных шифров Стоуна наши программисты влезли в главный компьютер тайной жандармерии в Вашингтоне. Там им пришлось немного попотеть над взломом защит и подбором шифров. Уровень доступа Стоуна к секретным документам удалось значительно повысить. Оттуда всю эту информацию и скачали наши ребята.



— Почему вас конвоировали земляне?

— Мы боялись улететь с Инты без охраны. Нас могли сбить. Поэтому Дед организовал через компьютер тайной жандармерии приказ президента и отправил его с Земли адмиралу Тернеру. Полковник Стоун согласовал с адмиралом технические моменты, и мы полетели.

— Вас и так сбили.

— Вероятность этого была значительно меньше. ас ведь могли сбить не только вы, но и земляне. А так они нам сами дали вооруженную охрану.

— Колоссальная махинация! А ты не врешь?

— С чего бы мне врать?

— Может быть, ты тайный жандарм, почем мне знать?

— Да вы же меня прекрасно знаете, генерал Роуд, и Билла тоже, и Деда знавали в свое время.

— Я с вами не знаком.

— Ну и короткая же у тебя память, Джек. Мы все сидели с тобой в одной тюряге! Ты должен нас помнить.

— Постой, кажется припоминаю. Какая у тебя была камера?

— Камера 436 на четвертом этаже, и Билл с Дедом в ней тоже сидели. Дед был у нас бугром.

— Точно. Так значит, сидели вместе? А за что ты сидел?

— За кражу. Обыкновенная уголовщина!

— Понятно — Джек улыбнулся и обратился к Фогерту — Это не тайные жандармы, Дик, я их действительно помню. Даже если они стучали на нас в тюрьме в тайную жандармерию, то все равно не могли бы в этой системе за несколько месяцев подняться до столь высокого уровня, позволяющего получить доступ к такой секретной базе данных. Значит, они действительно украли ее. Это специалисты по кражам!

— Джек! За это я могу… Запомни! Я не стукач!

— Да я тебя и не обвиняю! Я говорю «если»! Ладно, уведите их обоих.

— А как же наши накопители? Мы бы хотели их получить обратно!

— Об этом забудьте! — ответил Джек.

— Hо…

— Конвой! Уведите арестованного! — крикнул капитан, и Сэма уволокли.

— Теперь я верю, что это не дезинформация, Дик. Hужно срочно посадить всех командиров диверсионных групп за компьютеры и выбрать из этого списка самых подходящих для нас потенциальных заложников, снабдить этой информацией всех солдат из диверсионных групп и разработать предварительные планы операций. Скопируйте всю эту информацию в главный компьютер. Выполняйте, капитан, у нас на это мало времени.

63

Сэм и Билл бездельничали в каюте «Пентара» под постоянной охраной двух вооруженных парализаторами солдат. Солдаты стояли за дверью. Ходить по кораблю не разрешалось. Видеофон в их каюте был блокирован, по нему можно было только вызвать старшего караульного офицера или смотреть фильмы из бортовой фильмотеки, просмотром которых Билл с Сэмом и занимались с утра до вечера. Четыре раза в день робот приносил пищу. Иногда они развлекались, осторожно выдвигая какие-нибудь абсурдные с точки зрения их прошлого тюремного опыта требования к караулу, пытались заставить солдат сделать для них что-нибудь, то постелить на койку раньше срока чистое белье, то починить специально перед этим испорченный кран с горячей водой в санузле, то изменить меню завтрака. Солдаты не реагировали на их просьбы и предлагали связаться по видеофону с начальником. После видеофонных переговоров приезжал робот и менял белье, умышленно залитое супом, или устанавливал новый кран, или забирал остывший завтрак и привозил новое блюдо. Это были маленькие развлечения опытных узников, изнывающих от скуки в комфортабельной тюрьме.

— Мне хочется стукнуть по башке этих солдат! Может быть, они начнут после этого драться? — жаловался Билл Сэму — Это хуже, чем вонючая интийская тюрьма! Там хоть на работу водили, какое-никакое, а все-таки развлечение. У меня все ноги и руки затекли от постоянного сидения в четырех стенах!

— Позвони караульному офицеру, может быть, нам разрешат ежедневную прогулку в корабельном спортзале?

— Ну разрешат. Все равно скука! — возразил Билл, пытаясь отломать ножку у привинченной к полу кровати.

— Тогда тебе нужно отсюда сваливать!

— Спасибо за умный совет! Куда сваливать? В открытый космос в спасательной капсуле? До ближайшей звезды несколько десятков световых лет! Я по горло сыт невесомостью, безвкусной аварийной пищей и дистиллированной водой, полученной из собственной мочи!

— Тогда сиди и жди.

— Чего жди?

— Пока мы не прилетим куда-нибудь в обжитое место.

— А дальше что?

— А дальше — сбежим!

— Как? Тут кругом вооруженные солдаты!

— Ты же только что собирался стукнуть солдата по башке?

— Мы из интийской тюрьмы не могли убежать, где на сотню заключенных приходился один охранник. Здесь нас всего двое! Тысяча охранников на одного заключенного!

— Чем больше людей, тем меньше порядка! — заговорил афоризмами Сэм — Думаешь, им больше заняться нечем будет, когда прилетим?

— А куда мы прилетим? Ты знаешь?

— Какая разница, куда? Ты думаешь, они летят в игрушки играть? Это военный корабль, на нем полно десантников. Значит, они собираются высаживаться с оружием. А раз они собираются куда-то с оружием, значит, там есть люди, а значит и мы сможем там устроиться, если сбежим! Hужно только выбрать подходящий момент.

— А если там не люди, а дышащие сероводородом монстры с ногами вместо головы, пожирающие кристаллический углерод и запивающие его серной кислотой?

— Значит, это цивилизованные монстры, раз против них потребовалось посылать военный корабль с десантом. У них наверняка есть гостиница для инопланетян с кислородом и жареным шницелем. Попросим у них политического убежища!

— А наши будущие денежки? Они останутся здесь? Я имею ввиду Дедов чемодан с накопителями.

— Это сложный вопрос. Надо бы его захватить с собой, но как это сделать, я ума не приложу! Давай звони караульному начальнику насчет спортивного зала, узнаем хоть несколько новых коридоров. Может быть, увидим по дороге дырку, в которую можно убежать?

64

Если кто-то из команды «Пентара» и догадывался о том, что звездный фрегат прилетит сначала не в Солнечную систему, то держал такие мысли при себе. Подобные обсуждения не приветствовались. Точный маршрут был известен только генералу Роуду, капитану «Пентара», нескольким вахтенным пилотам и астронавигаторам.

Когда фрегат выключил генераторы и вынырнул из тоннеля с измененным пространством, всем стало понятно, что прилетели они не к Земле. Огромная голубая звезда, на подходе к которой «Пентар» начал торможение, оказалось двойной. Большее из двух светил резко отличалось от Солнца по массе и по своим спектральным характеристикам. Вторая тусклая и холодная звезда красного спектра была намного меньше Солнца и вращалась вокруг центра по вытянутой в длину на пять миллиардов километров эллиптической орбите.

Пять раскаленных планет этого мира, облучаемых убийственными потоками радиации, ультрафиолета и других всевозможных видов жесткого излучения, вращались вокруг большей из двух звезд в плоскости перпендикулярной к плоскости вращения звезды-спутника. Все пять планет вращались по орбитам расположенным ближе к центру системы, чем самая низкая точка орбиты красной звезды. Вероятно, миллионы лет назад планет в этой системе имелось гораздо больше, но все они столкнулись с красной звездой и погибли, после того как сильное гравитационное поле голубого гиганта пленило в далеком космосе и притянуло к себе второе маленькое и тусклое светило.

Эта звездная система находилась на расстоянии тридцати семи световых лет от Солнца. Сама по себе эта система была малопривлекательна для людей, если бы не то обстоятельство, что располагалась она на пересечении двух оживленных космических трасс. Правительство Соединенных Планет построило здесь автоматическую станцию, служившую одновременно и военной базой, и космическим маяком, и ретранслятором дальней связи, и заправочной станцией для пролетающих мимо звездолетов. Джека Роуда сама эта станция не интересовала, но один из трех пристыкованных к ней грузовых звездолетов мог представлять определенный интерес. «Пентар» лег в дрейф в хвосте пролетавшей мимо кометы, поставил маскировочные экраны и нацелил свои пассивные сканеры на автоматическую станцию.

— Станция вооружена лазерными пушками. Они не могли засечь нас? — Спросил Джек капитана.

— Вероятность этого невелика, мы хорошо замаскировались, а они нас не ждут, — ответил Фогерт.

— Как только увидите, что грузовой звездолет отчалит от станции — разнесите ее вдребезги из орудий главного калибра, — распорядился генерал и добавил — Одновременно с этим срежьте с отошедшего в космос судна все антенны межзвездной космической связи.

— Я уже распорядился это сделать, командоры уже навели на цель башенные пушки и ждут команду.

— Через сколько времени свет от станции достигнет наших пассивных сканеров, Дик?

— Через шесть с половиной минут, сэр!

— Корабль не успеет за это время разогнаться и уйти в пространственный тоннель?

— На это нужно несколько часов, генерал.

— Истребители и абордажные команды готовы к преследованию цели?

— Пилоты сидят в кабинах, сэр.

Прошло восемь часов, прежде чем сирены в опустевших коридорах фрегата подали долгожданный сигнал к атаке. От станции отделился и, лениво развернувшись, начал разгон межзвездный контейнеровоз.

Это был звездолет серийной постройки, такие грузовики строились на верфях Земли тысячами. Он представлял из себя плоскую прямоугольную платформу, уставленную с обеих сторон в несколько рядов стандартными контейнерами. Такие контейнеры были широко распространены во вселенной, они могли при разгрузке самостоятельно опускаться с орбиты на поверхность любой планеты на антигравитационной тяге. Из носовой части корабля выступал вперед командный модуль, облепленный пристыкованными к нему погрузочно-разгрузочными буксирами. В нем располагались отсеки управления, системы жизнеобеспечения людей и помещения для персонала. Модуль имел форму усеченного конуса и был соединен круглой штангой с платформой. Такой же штангой со стороны кормы платформа соединялась с похожим на первый другим модулем, в котором располагались главные ходовые двигатели, топливные баки, генераторы разреженного пространства и энергетические системы.

Восемь спаренных лучей воткнулись в обшивку орбитальной станции землян, и в безмолвной тишине вспыхнул увеличивающийся в объеме ослепительно белый шар раскаленной плазмы. Антивещество из пробитых топливных баков заправочной станции прореагировало со всеми металлическими частями двух грузовых кораблей. Девятый луч, вспыхнувший и погасший через сотые доли секунды, отрезал от вражеского грузовика единственную антенну межзвездной связи.

Звено из четырех истребителей поднялось в космос и полетело к контейнеровозу, абордажные команды на шести десантных катерах последовали за ними. Капитан Фогерт отключил маскировочные системы «Пентара» и, демонстрируя всю огневую мощь экипажу грузовика, вывел фрегат из хвоста кометы и направил военный звездолет на перехват обреченного грузового судна.

— Соединитесь с этим грузовиком на открытой волне диспетчерской связи уничтоженной нами станции, — приказал Фогерт дежурному оператору — диспетчеру поста видеосвязи.

— Готово, сэр, можете поговорить с их капитаном, но мне он показался несколько странным — ответил через минуту оператор.

Фогерт сел в кресло, стоявшее рядом со столом оператора и посмотрел на стоящий перед ним монитор. а экране он увидел пень, задрапированный в какой-то фиолетовый чехол с красным пучком похожей на куст папоротника растительности на том месте где, по мнению Дика, должна бы была находиться голова.

Фиолетовый чехол имел множество карманов, хаотически разбросанных по всему телу существа. Пень сидел в тазу, заполненном до краев какой-то бурой жидкостью. Восемь рук этого существа свешивались с разных сторон из-под пучка замысловатой растительности, количество пальцев на его руках колебалось от трех до семи. ичего похожего на человеческое лицо видно не было.

65

Присмотревшись внимательнее, Дик заметил, что на запястье каждой из рук этого существа имеется по три круглых нароста, отдаленно напоминающих глаза. Все двадцать четыре глаза внимательно смотрели на Дика. а столе перед существом лежал обыкновенный земной прибор — компьютерный переводчик-транслятор. Нижняя часть этого монстра была скрыта жидкостью, но за его спиной стояли еще двое подобных существ в таких же фиолетовых чехлах.

Количество рук у этих существ было разное, у того, которое стояло слева, их было пять, у другого существа — семь. а палубе они стояли благодаря конечностям, отдаленно напоминающими нечто среднее между корнями деревьев, щупальцами осьминогов и хоботами слонов. У одного из них Дик насчитал шесть нижних конечностей, у второго их было девять. Помещение, в котором они все находились, было тускло освещено красным мерцающим светом.

— Кто вы такой, черт побери? — спросил Дик у этого странного существа.

— Я капитан корабля "Рейн 2147", на который вы совершили пиратское нападение, и владелец коммерческого предприятия "Буреног Космин Мумболаг". Мое имя невозможно произнести на вашем языке, но земляне зовут меня Гаон Буреног. Я прибыл с планеты Согаб, одной из колоний империи пиясов. А кого представляете вы?

— Я капитан Дик Фогерт, командир фрегата «Пентар» военно-космических сил планеты Инта.

— И что вы делаете на корабле землян, капитан Буреног? У вашей планеты нет своих кораблей?

— Согаб имеет межзвездный коммерческий флот, но эксплуатация земного корабля обходится мне значительно дешевле. Этот корабль зафрахтован мной для перевозки юпитерианского торфа. Этот высококалорийный продукт питания очень высоко ценится у нас как составная часть похлебки для принятия ванн. Мы имеем торговый договор с правительством Соединенных Планет Галактики и исправно платим все пошлины. Мы прошли таможенный досмотр в Солнечной системе. Все документы у нас в порядке. Вы не имеете права досматривать этот корабль! А сами-то вы кто такие? Вы же земляне? Как вы смеете нарушать межзвездные торговые конвенции и собственные законы!

— Мы не земляне, капитан Буреног. Мы интийцы и мы воюем с Землей!

— Мне не известна такая раса, не обманывайте меня! Я же вижу, что вы принадлежите к расе землян!

— Не все земляне живут на Земле. Мы не подчиняемся правительству Земли и воюем против него! Поэтому мы и решили захватить этот корабль. а нем опознавательные знаки Соединенных Планет Галактики и мы считаем себя в праве захватить этот корабль в качестве военного приза.

— Но по межзвездным законам каждой расе положено иметь одно правительство! Вы не являетесь субъектом межзвездного права! Ваши действия можно охарактеризовать, как космический терроризм! — пучок красного папоротника на макушке у господина Буренога затрясся от возмущения — Вы пират, господин Дик Фогерт! Имперский военный флот Пияса уничтожит вас, если вы причините нам ущерб!

— Насколько мне известно, господин Буреног, межзвездное право распространяется только на межрасовые отношения. Вы летели на корабле землян и находились в секторе пространства, находящемся под юрисдикцией Земли. Если бы вы летели на корабле пиясов, я бы вас и пальцем не тронул, но вы в погоне за прибылями зафрахтовали судно, на которое в данном случае межзвездное право не распространяется, и земляне и интийцы принадлежат к одной расе, и это наше внутреннее дело. Вам придется открыть стыковочные люки для наших транспортов с абордажной командой, иначе мы взломаем обшивку корабля и захватим вас силой, а если попробуете удрать, разнесем вас на атомы вместе с кораблем из орудий главного калибра.

— Вы не имеете права! Я буду жаловаться президенту! — неистовствовал Буреног, — Опомнитесь, господин Фогерт, вы совершаете противоправный поступок, захватывая мирный корабль, за это по вашим законам предусмотрена уголовная ответственность!

— Вы подчиняетесь или нет?

— Я вынужден подчиниться силе! о мне хотелось бы знать, что вы собираетесь делать со мной и с моей командой?

— Ваша команда целиком состоит из пиясов?

— Да, на борту находятся только пиясы, состав атмосферы для нашего дыхания не годится для вашей расы, мы дышим смесью хлора и гелия. Вашим людям не понравится здесь!

— Мои люди зайдут к вам в гости в скафандрах. А вот что нам с вами делать, я понятия не имею.

Джек Роуд, стоявший за спиной у капитана «Пентара» не удержался от улыбки, наблюдая за этой беседой. Фогерт выяснил много полезных мелочей из разговора с господином Буреногом. Экипаж корабля насчитывал 67 пиясов. "Рейн 2147" был зафрахтован Буреногом на десять лет и полностью переделан для жизнедеятельности пиясов.

Портом его постоянной приписки считался Юпитер, а принадлежал он венерианской компании "Космический флот Аванта". а борту в двух тысячах контейнеров находился груз питательного торфа на общую сумму в тринадцать с половиной миллионов пиясских нумнумов.

Когда за спиной у Буренога появился человек с бластером у пояса скафандра, два сородича Буренога в ужасе отпрыгнули в стороны, а господин Буреног так и остался сидеть перед экраном в своем тазу. Он только направил на него три глаза вместе с одной из своих рук. Человек заметил на экране изображение капитана Фогерта и обрадовано воскликнул:

— О! Капитан, ну и грязища же здесь у них! Вы уже успели познакомиться с этими инопланетянами? Скажите, что нам с ними делать? Мы согнали около тридцати штук в кают-компанию, остальные попрятались.

— Кто вы, я не вижу через светофильтр гермошлема ваше лицо.

— Да это же я, Юргенс.

— Ты находишься в капитанской рубке, Арнольд. Мы сможем управлять этим кораблем?

— Да тут же дышать нечем, Дик, эти твари дышат хлоркой! Здесь нужно менять все системы жизнеобеспечения. Да и сидеть в тазу с болотной жижей у пульта управления кораблем не очень удобно!

— Можно управлять, не снимая скафандров, и притащить с «Пентара» кресла для нашего экипажа. Ты разберешься с приборами?

— У них тут освещение темновато и мигает периодически. Все мониторы инфракрасные, я вижу, что на них изображено, но только через прибор ночного видения. Остальное оборудование земное.

— Принесите с собой фонари для дополнительного освещения.

— Да эти существа боятся нормального света, он им явно не нравится. Мы можем их облучить, и они загнутся! Одного из них мы осветили фонарем вначале, так он до сих пор бьется в истерике. Их врач сообщил нам, что такая слабая доза облучения не угрожает жизни этого раненого, но более длительная доза нашего света может их погубить.

— Обойдетесь без света, кораблем пусть управляет его собственный экипаж, а вы контролируйте правильность выполнения наших команд. Соберите их всех в кают-компании и объясните им, что теперь на этом корабле капитаном являетесь вы! Первым делом проверьте погрузочно-разгрузочную технику. С ее помощью снимите с платформы двести верхних контейнеров и вбросьте в космос их содержимое!

— Я протестую! — Вмешался в разговор господин Буреног — В контейнерах моя собственность! Кто оплатит мне убытки!

— А вы что, забыли застраховать груз? — насмешливо спросил незадачливого предпринимателя капитан Фогерт.

— Груз застрахован, но…

— Вот и получите страховку на возмещение убытков.

— Hо подобная ситуация не оговорена в договоре страхования!

— Hадо было лететь на пиясском корабле, господин Буреног! — язвительно заметил Фогерт и обратился к стоящему рядом Юргенсу — Арнольд, мы подойдем через двадцать минут, готовь контейнеры, погрузим в них летающие танки с экипажами.

— Дик, ты серьезно хочешь держать людей в вакууме на грузовой палубе во время полета к Солнцу?

— Да тут лететь-то меньше получаса до Солнечной системы, а там еще четыре часа до Земли. Давай торопись, пока земляне не поняли того, что случилось с их станцией — закончил разговор Дик Фогерт и отключился — Генерал! — обратился он уже к стоящему рядом Джеку — Минут эдак через двадцать мы подойдем к «Рейну», десантники уже в грузовых трюмах, они ждут вашего приказа.

— Что ж, пойдемте к ним, Фогерт, командующий обязан прочитать своим подчиненным напутственную проповедь перед дракой.

66

Они вышли из капитанской рубки фрегата, прошли сквозь внутренний телепортационный терминал и оказались у входа в грузовой трюм. Все летающие танки уже были готовы покинуть корабль, как только двери шлюза откроются в космос. К Джеку подошла его жена Джейн, руководившая приготовлениями к выходу в откpытый космос людей и техники.

— Все готовы, Джек, — сообщила она — Мы можем покинуть «Пентар» в любой момент.

— Будем у цели через двадцать минут. Построй десантников, мне надо сказать им последнее слово перед боем. Пусть кто-нибудь принесет мне скафандр и бластер с полным боекомплектом, я лечу на Землю вместе с вами.

Пока Джек надевал скафандр, застегивал гравипояс и прилаживал бластер, солдаты построились в проходе между летающими танками. Вначале несколько слов десантникам сказал капитан Фогерт, на правах капитана «Пентара», затем на башню летающего танка поднялся Джек.

— Солдаты и офицеры интийской армии! Сегодня мы идем на Землю, идем в логово врагов, идем для того, чтобы забрать у них то, что принадлежит нам по праву! Мы идем воевать за нашу независимость. Вы знаете, что многие из нас никогда не вернутся на Инту. Такова доля солдата свободы! Мы все знаем на что идем. Мы знаем, как велика опасность. ас мало, но мы смелы и решительны! Мы знаем, за что воюем, а противнику воевать не за что! Для нас Инта — это все, что у нас есть, для землян — малозначительная планета, уничтожения которой никто из них не заметит. Ставки неравны. Мы обязаны победить!

Джек перевел дыхание, обвел взглядом длинные шеренги вооруженных людей в скафандрах и продолжил:

— Теперь я изложу вам боевую задачу. Через некоторое время мы подойдем к грузовому кораблю «Рейн», который мы захватили. Это контейнеровоз с двумя тысячами летающих контейнеров на борту. Экипажи наших танков выйдут в открытый космос. Там нас встретят наши товарищи из абордажной команды и помогут загнать танки в контейнеры. Мы подойдем к Земле на этом гражданском корабле. «Пентар» не способен преодолеть систему космической обороны Земли, а контейнеровоз не вызовет подозрений. Придется всем потерпеть в салонах танков несколько часов. Земля близко. Когда «Рейн» выйдет на околоземную орбиту, еще до подхода пограничных катеров и таможенников, абордажный экипаж взорвет крепления, и две тысячи контейнеров повинуясь аварийной автоматике, совершат неуправляемую посадку на планету. В каждом десятом контейнере будет находиться наш танк. Экипаж грузовика заявит властям о возникшей аварии и покинет корабль. Вы все опуститесь на Землю и улетите в малонаселенные области. А дальше все будет зависеть от воли случая. Вы должны будете затеряться среди землян, обзавестись местной одеждой и транспортом. У всех вас есть фальшивые документы, а у командиров экипажей имеется компьютерное оборудование для взлома информационных систем и изготовления электронных документов, у них также имеется информация о потенциальных объектах для нападения, но в ходе выполнения операции ваши цели могут меняться с учетом новой информации и оперативных разведанных. Связь между группами и командованием будем поддерживать через местные кабельные сети, индивидуальные коды и шифры у вас тоже имеются. аша главная задача теперь состоит в том, чтобы захватить влиятельных заложников и доставить их на Инту! Заложников будете сдавать нашей специальной службе, которая обеспечит их нелегальную отправку с Земли. е надо гнаться за количеством, главное качество. Лучше захватить одного директора межзвездной корпорации, чем десяток министров из автономного правительства среднеразвитой страны. Вторая по значению задача дезорганизовать экономику Земли! Мы должны устроить такое количество промышленных диверсий, чтобы земляне капитально задумались о стоимости своего военного присутствия на Инте, а переполох в силовых структурах, вызванный диверсиями, облегчит эвакуацию заложников. Короче, мы должны поставить на уши всю Землю! а все это у нас только три недели. Первая неделя для подготовки акций, вторая для захвата заложников, третья для диверсий! Приступать к исполнению диверсий можно только после того, как все заложники окажутся на «Пентаре». Через три недели мы все покидаем Землю, улетаем в колонии под видом гражданских лиц, а оттуда на Инту по нелегальным каналам ГЛРФ. Секретные явки вам известны, кредитокопители розданы. Каждая группа выходит самостоятельно. Желаю удачи всем нам! А теперь — по машинам!

Раздался предупредительный вой сирены, а гнусавый голос умного компьютера принялся занудно требовать от всех людей, не надевших скафандры, покинуть помещение трюма перед разгерметизацией. Ждать открытия шлюза пришлось минут пятнадцать, а потом еще столько же летающий танк, в который сел Джек, ждал очереди на вылет в пространство. Когда танк подлетел к грузовому звездолету, Джек увидел, как буксиры с «Рейна» и экипажи танков растаскивают по пространству контейнеры и открывают их.

— Когда будете грузить танк в контейнер, установите обязательно линию прямой кабельной связи с капитанской рубкой и главным компьютером звездолета и сообщите мне об этом, приказал Джек командиру экипажа, — Я десантируюсь вместе с вашим экипажем, а пока схожу на звездолет.

В этот момент к танку подлетел буксир и оставил контейнер. Джек вышел в космос вместе с солдатами и полетел к входному шлюзу корабля. Там ему и еще нескольким людям в скафандрах пришлось немного подождать, пока двери шлюза закроются и он наполнится пиясской атмосферой.

67

— Осторожно, генерал, здесь все измазано этим юпитерианским дерьмом! — приветствовал Джека Роуда майор Юргенс на борту "Рейна 2147" — е измажьте скафандр, сэр!

Пол коридора, по которому предстояло идти вглубь корабля, представлял из себя одну большую лужу липкой грязи, состоящей из биллионов трупиков юпитерианских амеб и разлагающихся водорослей, превращавших раньше тепловую энергию термоядерных реакций, исходившую из недр этой планеты гиганта, в органические осадки.

— У них тут везде так грязно? — спросил Джек.

— Везде, кроме капитанской рубки и помещений, снабженных видеофонами. Пиясы ходят по грязи и одновременно ею питаются. Они жители болот, что-то среднее между земными грибами и растениями. Эту грязь они прятали от взглядов хозяина. Если бы владелец корабля видел эту грязищу, он бы никогда не сдал его в аренду этим нелюдям!

— Здесь, наверно, полно юпитерианских бактерий, брезгливо заметил Джек — мы не подцепим здесь какую-нибудь инопланетную заразу?

— Если и подцепим, то только не юпитерианскую заразу. Пиясская хлорная атмосфера и соляная кислота произвели полную дезинфекцию всей этой грязи. Все юпитерианские организмы уже сдохли, а пиясские бактерии не могут развиваться в насыщенном кислородом организме человека.

— Будем надеяться на это. о кто такие эти пиясы? Я о них ничего раньше не слышал, — спросил Джек.

— На Инте они не появлялись, пока я служил космическим пограничником, но в пограничной академии я сдавал экзамены по "Внеземным разумным расам" и читал про них. Их родина планета Пияс. Это немногочисленная раса численностью в несколько миллиардов особей занимает три десятка планет, компактно расположенных в планетном скоплении FGV-3472. В межзвездном пространстве они появились недавно, примерно сто лет назад их открыли бренианцы. Собственные звездолеты они научились строить благодаря научной помощи других цивилизаций, но до первого контакта с инопланетянами они летали между своими планетами на космических кораблях межпланетного класса. В их родном планетном скоплении расстояния между космическими объектами небольшие. Там можно передвигаться между планетами и без генераторов разряженного пространства. В скоплении нет ни одной звезды, и примерно восемьдесят тысяч планет вращаются вокруг единого центра масс. Полный оборот вокруг центра планеты скопления совершают за четыре миллиарда лет, поэтому у пиясов нет такого понятия как год, они измеряют время только пиясскими сутками. Все межпланетное пространство заполнено пылевой туманностью. Все их планеты расположены в той части планетного скопления, куда проникает тепловое излучение от центра галактики, но не доходит видимый свет, поэтому и зрение у них инфракрасное. Все растения на Пиясе используют термосинтез, а сами пиясы тоже являются неразумным видом растений, они симбионты. Разум у них содержится в плесени, паразитирующей на этом определенном виде растений. Волокна плесени разрастаются по всему телу зараженного растения и выполняют функцию центральной нервной системы, управляя его ростом и обменом веществ. Единого мозга у них нет, но его функцию выполняют многочисленные утолщения на волокнах плесени разбросанные по всему телу. е зараженные плесенью растения не могут передвигаться, видеть, слышать и разговаривать, не имеют рук. И растения, и плесень размножаются спорами. В одно растение внедряется обычно тысячи спор, и плесень начинает прорастать из множества центров, но впоследствии все они срастаются в единую систему. Взрослые индивидуумы постоянно заражают друг друга своими спорами при взаимном приобщении, в их телах постоянно возникают новые центры, сливающиеся с уже существующей системой. Разумная плесень изменяет физиологию зараженного растения, проникает во все его части и трансформирует их. Корни превращаются в подобие полых мускулистых щупальцев, через которые они прокачивают болотную грязь. Корни впитывают органику и минеральные соли, служат одновременно и ногами и кишечником, пьют болотную грязь, замешанную на слабом растворе соли и соляной кислоты. Из-за этой кислоты все коридоры "Рейна 2147" покрылись окислами металла, черт бы побрал этих пиясов вместе с их обменом веществ и окружающей средой. Я не уверен в надежности антикоррозионной защиты электронного оборудования корабля. Хлорное дыхание и термосинтез осуществляют листья на их макушках. Эти же листья служат органами речи и слуха. Они не разговаривают в нашем смысле этого слова, а шелестят. Руки это тоже измененные листья, а глаза на руках — это грибовидные тела, прорастающие наружу из плесени. Когда глаза достигают зрелости — рука слепнет и начинает сохнуть. Споры разлетаются в разные стороны. Полностью высохшая рука — отваливается, старые листья и корни — тоже. Само же растение размножается спорами образующимися на стеблях листьев. У них постоянно отрастают новые руки, ноги и листья на макушке. Чем старше пияс, тем больше у него рук, ног и листьев. Если одного пияса разрубить на две половинки, то обе половинки выживут и регенерируют отсеченные части тела, но станут умственно неполноценными и не смогут передвигаться. Живут они около 150 наших лет, потом начинают дуплиться и гнить изнутри, потом погибают. Государственное устройство — монархия. Престолонаследие ведется по генетической линии плесени. Растения для наследных принцев они выращивают под усиленной охраной на специальной плантации, а потом император оплодотворяет своими спорами одно молодое растение один раз через каждые 256 пиясских дней. Этот день считается национальным праздником. Власть императора ничем не ограничена. Подходить близко к императору и принцам запрещено всем под страхом смерти. Пиясы ярко выраженные индивидуалисты, у них нет такого понятия как семья, но они дружат между собой, обмениваются спорами и образуют "кланы друзей и общих спор" численностью от десяти до двухсот особей. Каждый клан живет в собственном многоэтажном доме. Кланом руководит старейшина. Император и принцы лишены права на дружбу во имя чистоты династии. Императорская династия постепенно деградирует и через десять-двенадцать поколений рождается император, не способный давать потомство. Тогда старейшины самых древних и многочисленных кланов избирают нового императора. Промышленные районы всех заселенных пиясами планет находятся на границах болот. Живут они в многоэтажных городах, все улицы которых изрезанны каналами с болотной жижей. Их дома, заводы и офисы тоже заполнены грязью. Они могут передвигаться по сухой поверхности, но не могут долго обходиться без питательной среды. Основная экспортная отрасль — химическая индустрия. Вот в общем-то все, что я о них помню.

— Да… Забавная форма проявления разума — заметил Джек и обратил на внимание на дополнительные обогреватели, подвешенные под потолком коридора — Hу и жара же у них здесь, в скафандре жарковато.

— Да, они любят тепло и сырость.

— А как обстоят наши дела?

— Есть проблемы с погрузкой, генерал.

— Какие именно?

— Очень сложно освобождать контейнеры от юпитерианской гадости. Сейчас этим заняты все десантные экипажи. Когда мы открываем герметичные контейнеры, их содержимое не вытекает в условиях невесомости, а жидкость из грязи начинает резко испаряться в вакууме. Образуется твердая пена, которая застывает, как бетон. Приходится резать ее бластерами и выбрасывать из контейнера по частям. Работы еще часа на три осталось. Потом в контейнеры можно будет погрузить летающие танки — Юргенс подумал немного и добавил — Да! Еще одна важная информация. В пяти контейнерах мы нашли спрятанные в торфе контрабандные товары. Этот Буреног не так прост. Там полно всякой сложной электроники и другого оборудования с Земли, упакованного в водонепроницаемые ящики.

— Буксиров достаточно?

— Буксиров хватает, нам не нужны все контейнеры. о что мне делать потом?

— Капитан Фогерт рассчитал величину зарядов для отстрела контейнеров?

— Да и схему их расположения на корабле мне тоже прислали.

— Когда подойдем к Земле, постарайтесь лечь на такую орбиту, чтобы после отстрела груза основная масса контейнеров упала на центрополис Вашингтон. Переговоры с портовым диспетчером пусть ведет господин Буреног. Нужно симулировать аварийную ситуацию на орбите.

— А если он откажется, сэр?

— Пойдемте сейчас к нему, и я попробую его убедить не делать глупостей.

У стен стояли вооруженные интийцы в скафандрах. Капитан Буреног сидел с другими пиясами в луже грязи посередине просторного помещения кают-компании. Если бы у Буренога было лицо, то оно бы, наверное, выражало уныние, но лица у него не было, и понять, какие чувства его переполняют, было невозможно. Джек опознал его по одежде и количеству рук. Он был самый лохматый, многорукий и многоногий из всего пиясского экипажа «Рейна». Помещение было заставлено низкими столиками, но стулья отсутствовали. а этих столиках были разложены личные вещи пиясов, которые им разрешили забрать из кают. Переводчик-транслятор лежал в куче вещей незадачливого капитана и коммерсанта.

— Вы, оказывается, контрабандист, господин Буреног обратился к нему Джек. Вам грозит тюремное заключение на Земле.

Транслятор зашелестел на пиясском языке, и Буреног подпрыгнул от неожиданности и обдал Джека и Юргенса брызгами грязи.

— Hо вы же не земляне, господа! — зашелестел он в ответ — разве вам станет легче, если земляне посадят старого Буренога в тюрьму?

— Это будет зависеть от вашего поведения и от поведения пиясского экипажа. И много контрабанды вы вывезли с Земли?

— Только двадцать контейнеров!

— Hеплохой бизнес, особенно если учесть, что вы вывезли секретное оборудование землян.

— Оно совсем не секретное, господин генерал, это оборудование земляне продают всем желающим, кроме пиясов! Это дискриминация! Это всего-навсего автоматизированная система управления производством инфракрасных видеофонов.

— Я помогу вам, если вы поможете мне. Вы можете указать нам все контейнеры с оборудованием?

— А зачем это вам?

— Мы оставим эти двадцать контейнеров здесь, и они будут летать вокруг этой звезды, пока вы их не заберете. За это вы поможете нам подойти к Земле. Вы будете общаться с диспетчерами и говорить им то, что скажем мы. Этим вы поможете нам пройти незаметно систему космической обороны Земли. Землянам и в голову не придет, что на пиясском корабле находятся интийцы.

— Hо я только что улетел из Солнечной системы! Опять проходить таможню!

— Таможню вам проходить не придется. Вы сообщите диспетчеру с околоземной орбиты, что у вас на корабле аварийная ситуация. Мы отстрелим контейнеры и они на автоматическом управлении сядут на Землю. Корабль мы подожжем. Пиясы покинут корабль в спасательных модулях.

— Hо, что мы будем делать на Земле с ее ядовитой атмосферой?

— Там есть гостиница для инопланетян, в помещениях которой можно создавать любую атмосферу. А болотной жижи и на Земле полно или можете попросить доставить туда один из опустившихся на Землю контейнеров.

— Вы собираетесь отстрелить все контейнеры! О-О-О! Я разорен!

— Ваш главный груз останется цел. Вы сможете поднять и снова погрузить на корабль все контейнеры, которые мы не используем. Пожар послужит основательной причиной для выплаты страховки.

— Но все равно мне придется выложить кругленькую сумму! Во-первых, за поиск и подъем на орбиту оставшегося целым груза! — Буреног подпрыгнул от негодования — Во-вторых, прибавьте к этому стоимость простоя рабочих завода, который я строю на своей родине!

— Hеприятности за провоз контрабанды обошлись бы вам значительно дороже! А если вы сообщите землянам о том, что на борту вашего корабля находятся вооруженные интийцы, система космической обороны Земли мгновенно превратит всех нас в радиоактивный пепел.

— А так меня посадят за сотрудничество с интийцами, что в двести пятьдесят шесть раз хуже!

— Вы скажите следователю, что мы заставили вас лететь к Земле силой оружия под страхом смерти. Расскажите про гибель станции. Вам поверят.

— У меня отберут арендованный звездолет!

— Это выгодно вам. Hе придется терять время пока он стоит в ремонтной шахте! Ремонт оплатит страховая компания. Наймете другой «Рейн».

— У меня не остается другого выхода, иначе как подчиниться вашей воле!

— Это выгодно и вам, и нам в этой ситуации. Плюс к этому мы расстанемся друзьями!

— Я не могу дружить с существом другой расы! Вы нечистоплотно домогаетесь и оскорбляете меня! Пиясы не дружат ни с кем, кроме друзей из своего любимого клана! У вас нет спор и вы не можете обмениваться ими со мной! Мои споры просто погибнут в вашем теле! Вы ядовиты! Вы безобразны по форме! Вы просто отвратительны! Как вы смеете навязывать мне свою дружбу? Я же не навязываюсь к вам в супруги!

— Извините, я неправильно выразился, у нас слово «дружба» имеет несколько другой смысл, нежели у вас. Я имел в виду, что вы сможете когда-нибудь наладить успешную торговлю с планетой Инта, благодаря знакомству со мной. Я не домогаюсь интимной дружбы, а делаю вам всего лишь коммерческое предложение.

— Я обдумаю ваше коммерческое предложение и я согласен помочь вам сейчас. Другого выхода у меня нет.

— Вот и отлично! Все технические вопросы вы решите с Юргенсом, а мне пора идти. Объясните, майору какие контейнеры следует оставить здесь. До свидания, господин Буреног! попрощался Джек и покинул кают-компанию.

68

Сэму потребовался новый флакон жидкого мыла, но на экране видеофона дежурный офицер так и не появился. Когда робот привез обед, Сэм заметил, что охранник, отпиравший роботу дверь, одет не в пятнистую камуфляжную форму десантника, а в серый костюм штатного состава команды фрегата. В коридоре периодически слышался топот многочисленных ног пробегающих мимо каюты людей, и Сэм кожей почувствовал общее оживление корабельной жизни.

— Кажется, мы подлетаем к какой-то звезде — заметил он мирно пережевывающему обед Биллу — Пора действовать!

— С чего ты это взял? — удивился флегматичный Билл.

— Охрану из десантников заменили штатным составом, до офицера не дозвониться, толпы солдат бегают по коридорам. Ты слышал раньше, чтобы по коридору кто-нибудь бегал и топал ногами?

— Hе-а! — ответил Билл, дожевывая свой обед.

— Все это похоже на подготовку к сражению!

— И как ты собираешься действовать?

— Ты сможешь уложить охранника первым же ударом кулака по лицу?

— Это смотря какой охранник, Сэм. Если он здоровее меня, то нет.

— Будем надеяться на удачу. Я сейчас постучу в дверь, а ты стой рядом, когда он откроет дверь — бей, хватай его за горло и втаскивай в каюту, а я выхвачу из его рук парализатор.

— Ладно, давай попробуем.

Сэм подошел к двери. Билл замер сбоку от двери. Стучать пришлось долго, пока из-за двери не заявил о наличии охранника грубый голос:

— Что надо?

— Куда запропастился дежурный офицер? С утра до него не могу дозвониться.

— Его сегодня не будет, я за него.

— Тогда не могли бы вы выдать нам один флакон мыла, а то у нас оно кончилось.

— Сейчас принесу — сообщил охранник и из-за двери послышались его удаляющиеся шаги.

— Слушай шаги и готовься — шепотом сообщил Биллу Сэм.

Ждать пришлось недолго. Охранник пришел, громко топая по коридору, отпер дверь и получил оглушительный удар. Билл постарался, он ударил с разворотом снизу прямо в переносицу, потом еще раз, а затем схватил охранника за волосы и втащил в каюту. Пока Билл разбирался с этим охранником, Сэм выхватил из кобуры висевшей на поясе первого охранника маленький пистолет, выбежал в коридор и парализовал второго охранника. Больше в коридоре никого не было.

— Билл, помоги второго затащить! — тихо позвал Сэм.

Билл выбежал в коридор, и они без труда затащили парализованного космонавта в свою каюту. В каюте Сэм на всякий случай угостил порцией облучения из парализатора уложенного на койку Билла первого охранника.

— Раздевай моего, Билл, его форма, кажется, подойдет тебе по размеру, — распорядился Сэм — а я раздену первого…

— Hадо бы их связать — заметил Билл, стягивая штаны со второго охранника.

— Вяжи его простыней и накрой одеялом. Пусть полежат подольше, после того как придут в себя после луча парализатора. Если офицер решит на нас поглядеть, пусть думает, что мы спим. Свою одежду положи на видное место.

Они быстро переоделись, привязали простынями охранников к своим кроватям и накрыли их с головой одеялами. Рты охранников они заткнули кляпами из салфеток и завязали полотенцами. Биллу жали форменные ботинки, а костюм Сэма оказался немного короток. Уже стоя в коридоре, они заперли дверь каюты дистанционным ключом.

— Hу и куда дальше? — спросил Билл?

— Сначала попробуй изобразить на своей испуганной роже решительную уверенность в своем счастливом будущем, иначе нас задержит первый же наряд солдат, — заметил ему Сэм, — Я, кажется, помню дорогу до кабинета генерала Роуда, куда нас водили на допрос. Пошли в ту сторону.

Они находились двумя палубами ниже каюты генерала Роуда в жилой части корабля. Коридор привел их к лестнице, ведущей наверх. Поднявшись вверх, Сэм не пошел к генеральским апартаментам, а поднялся еще выше. Они не встретили ни одного человека.

— Судя по всему, мы идем в сторону отсека управления прошептал Сэм, указывая Биллу на указатель и надпись на стене — Это наверху. Hужно найти наш чемоданчик.

— Как же мы его найдем?

— Hадо найти схему эвакуации персонала при пожаре. Она должна висеть на каждой палубе. По ней попробуем определить, где находится главный операторский пульт корабельного компьютера.

— Ты предлагаешь туда ворваться?

— Там немного людей, а у нас есть два парализатора.

— А если там нет наших накопителей?

— Спросим совета у сотрудников.

— И ты думаешь, что они ответят?

— Думаю да, если ты возьмешь их как следует за горло и немного придушишь. Поэтому не стоит их всех сразу обрабатывать парализаторами, парочку нужно оставить для приятного разговора, — объяснил Сэм.

— Лучше просто стрелять в ноги — придумал выход из ситуации Билл.

— Попробуй, если получится.

Они долго блуждали по пустым лестницам и коридорам палуб, разглядывая пожарные схемы, пока не нашли нужное помещение. Корабль словно вымер, но в конце последнего коридора они услышали голоса.

— Это капитанская рубка, — шепотом объяснил Сэм указывая Биллу на приоткрытую дверь в конце коридора — а нам нужен операционный зал главного компьютера, это третья от лестницы дверь по левой стороне.

Дверь, ведущая в операторскую была не заперта. Они ворвались в зал и парализовали семерых космонавтов, сидевших за пультами. Стреляли по ногам, поставив переключатели пистолетов на самую слабую мощность, но троих все-таки парализовало так сильно, что те не смогли говорить. Из зала вели еще две двери. Сэм проверил, не спрятался ли кто за ними. За одной оказалось подсобное помещение, заваленное всяким хламом. За другой дверью он парализовал еще одного космонавта, чинившего что-то за монтажным столом. Тем временем Билл приступил к допросу.

— Смотри не задуши его раньше времени! — посоветовал Биллу Сэм и сам задал другому космонавту несколько вопросов, держа при этом входную дверь под прицелом парализатора.

Hаконец удалось выяснить, где находятся накопители. Сэм сходил туда один и принес Дедово наследство. Чемодан был приятно тяжел. В операционном зале Сэм вставил несколько накопителей из чемодана в приемник компьютера на одном из пультов и убедился в подлинности информации записанной на них. После этого Билл повторно парализовал всех операторов, на этот раз уже капитально.

— Hесколько часов они не очухаются, — удовлетворительно оценил Сэм его работу.

— А дальше куда нам идти? — спросил Билл.

— Дальше только вниз! Hа грузовые палубы! Там спрячемся или найдем подходящее транспортное средство.

— Спасательные модули наверху! — возразил Билл.

— Попробуй угони! — усмехнулся Сэм. Это же не круизный звездолет, а военный фрегат! Модуль тут же засекут! В худшем случае нас разрежут лазером на мелкие кусочки вместе, а в лучшем случае догонят на истребителе и вернут.

— Что же делать? Давай угоним истребитель! — предложил осмелевший Билл.

— Давай угоняй, но я пас. Это стопроцентные мелкие кусочки! Вниз бежать надо. Прятаться и думать, а не трепать языками. Быстро!

Они приблизились к выходу и услышали в коридоре голоса. Сэм приложил ухо к двери.

— Кажется, я слышу голос генерала Роуда, — шепнул он Биллу — Этого еще не хватало! С ним, кажется, идет капитан и еще несколько человек, судя по топоту ног. Они приближаются.

Пришлось подождать. Когда люди прошли по коридору, Сэм приоткрыл дверь и поглядел им вслед. Hикто не обернулся. Сэм выскочил в коридор и пошел за ними. Билл с чемоданом в руке последовал за Сэмом. Дойдя до поворота, Сэм увидел из-за угла, как группа военных прошла в проем корабельного телепортера. Пришлось подождать несколько минут. Когда голоса за телепортером стихли, Сэм потащил Билла дальше.

— Идем за ними. Они наверняка пошли вниз, на грузовые палубы, — шепнул Сэм, и они оба вошли в проем.

Телепортер, из которого они, вышли висел на стене другого коридора. Это была другая палуба. Сэм заметил указатель с надписью "танковые боксы".

— Это то, что нам нужно — сказал он Биллу и прибавил шаг.

Когда они зашли в дверь первого попавшегося бокса, он оказался пуст. Другие боксы тоже оказались пусты.

— Уже улетели, — разочарованно констатировал Сэм.

— Сэм, скафандры! Иди сюда, посмотри! — подозвал Сэма Билл.

Сэм в это время внимательно обследовал противоположную стену бокса. Это была одна большая герметически запирающаяся дверь. Сенсорный пульт управления дверью был рядом и Сэм нажал на него осторожно. Дверь с жужжанием поехала вверх и он остановил ее в метре от пола, потом нагнулся и заглянул под нее.

— Тихо! Они все там! — шепнул он Биллу.

— Кто? — шепотом же спросил Билл.

— Кто, кто. Танки с вооруженными солдатами в скафандрах. Эта дверь ведет в десантный шлюз. Они там построились в шеренги. Нам нужно тоже надеть скафандры, проверь-ка, Билл, скафандры, которые ты нашел, и мы наденем их.

Проверка скафандров заняла немного времени. Билл уже имел опыт обращения с подобными скафандрами на «Орионе». Они быстро надели скафандры и нырнули под дверь. Сэм закрыл ее нажатием кнопки на пульте с другой стороны.

Летающие танки стояли на десантной палубе в несколько рядов, за ними был широкий проход, где построились солдаты. Стоящие на посадочных опорах танки закрывали головы и туловища солдат, Сэм и Билл видели только их ноги.

— Hадо торопиться, — тихо сказал Билл — а то они сейчас подойдут к своим машинам.

— Давай сюда, я нашел! — позвал его Сэм, который уже осматривал ближайший танк, заглядывая во все его люки и дверцы, которые не были заперты — Тащи сюда чемодан!

Это был длинный люк в технический отсек танка. Было заметно, что им пользовались редко. Здесь хранились инструменты для раскопки развалин, рытья траншей и окопов, а так же этот люк позволял ремонтникам добраться до частей антигравитационной установки танка. Этот люк располагался наверху у края блюдцеобразного корпуса танка. Сэм залез в отсек ногами, и Билл увидел, что глубина отсека невелика, примерно восемьдесят сантиметров. Билл передал Сэму чемодан и тоже влез на танк по приставленной Сэмом лестнице.

— Да это же негерметичный отсек, — с ужасом сообщил он Сэму, осмотрев внимательно открытую крышку люка.

— А скафандр тебе на что? — злобно возразил ему Сэм Hе помрем. Долго эти танки в вакууме не летают. Они вниз пойдут на планету, а там воздух.

— А если там нет воздуха? Или воздух непригоден для дыхания?

— Попросимся под броню к экипажу.

— Они нас шлепнут!

— У тебя есть другой вариант?

— Ты осмотрел кабину?

— Осмотрел, она небольшая, там негде прятаться. Давай, Билл, залезай быстрей. Ползи-ка на пузе влево по отсеку танка, а я поползу вправо, ползи подальше, чтобы не вывалиться в люк на вираже. Видишь, как прочно закреплены все инструменты? Hадо привязаться самим и привязать чемодан, чтобы во время полетной болтанки не разбить скафандр. Смотри тут вдоль всего периметра идет плоская трубчатая решетка, привяжемся к ней. Я нашел здесь бухту провода. Залезай и захлопывай люк.

— А как мы отсюда потом выберемся, люк-то открывается только снаружи? Эта металлическая нора не приспособлена для перевозки людей.

— Потом, объясню. Слышишь? Сюда кто-то идет.

Они оба нырнули в люк и захлопнули за собой крышку. Когда они уже успели оттащить от люка и привязать к решетке чемодан, то услышали шаги и голоса солдат подходящих к танку. есколько раз лязгнули входные люки салона танка. Экипаж занял свои места в боевой машине. Беглецам оставалось одно: лежать и не шевелиться.

Примерно через десять минут выходящий из отсека воздух начал шипеть в щелях негерметичного люка. Завыл двигатель. Толчок. еведомая сила прижала их к потолку отсека и они оба поняли, что трубчатая решетка, охватывающая плоским кольцом всю кабину танка, на которой они лежали и к которой привязали чемодан, есть нe что иное, как движитель антигравитационного генератора. Отрицательное поле пока было слабое, не превышало полутора G, оно постоянно менялось в ходе маневров выполняемых пилотом танка, потом исчезло совсем, и главный двигатель перестал гудеть.

Hаступила невесомость. Толчки маневровых двигателей и радиальные ускорения при поворотах бросали Билла и Сэма по стенам и потолку: вверх и вниз, вперед и назад, влево и вправо. Визжала и отдавала вибрации корпусу реактивная плазма маневровых дюз. Им с трудом удалось ухватиться руками за решетку выключенного антиграва. Корпус танка ударился о какойто массивный предмет, и беглецов бросило в сторону, но они удержались.

Где-то зашипело, и этот противный звук передался по корпусу мелкой дрожью. Где-то опять лязгнули люки. Сверху зацокали магнитные ботинки солдатских скафандров. О боже! Щелкнул замок и люк в отсек распахнулся в открытый космос. Ближняя к люку часть отсека осветилась слабым светом далеких звезд. Сэм и Билл замерли и перестали дышать. Это очень хорошо, что в отсеке темно.

Человек в скафандре прилип магнитными ногами к решетке антиграва, и Сэм увидел перед собой низ пристегнутой к его скафандру импульсной ракеты. Фонарь осветил решетку и стену отсека. Солдат нагнулся и отстегнул один ядерный резак, затем второй, вынул их из люка и передал их кому-то наверху. Потом он достал из зажимов несколько ломов, две лопаты и домкрат, выключил магнитное поле в ботинках и выпрыгнул из люка, легко унося в руках все эти тяжелые металлические предметы. Кто-то другой захлопнул люк и опять стало темно.

В скафандре Сэма стало тихо и началось тоскливое ожидание неизвестности. Сэм отполз от злосчастного люка и знаками приказал Биллу сделать то же самое. Сэму захотелось пить, и он поймал ртом трубку водопровода. Прохладная влага потекла по языку.

Билл приматывал себя проводами к каким-то скобам и трубам. Он привязывался спиной к потолку. Сначала он примотал по очереди свои ноги, затем туловище, потом шлем. Его руки остались свободны, но он изготовил для них крепления, состоящие из множества колец и каким-то чудом умудрился просунуть руки туда. Сэм не замедлил последовать его примеру, а когда закончил, подумал, что теперь они с Биллом похожи на огромных гусениц, замотавших себя в проволочные коконы. Он успел отметить глазами на часах индикаторной панели шлема скафандра начало благословенной тишины, на изготовление кокона ушло сорок минут, а через час пятнадцать тишина кончилась.

Снова зацокали по обшивке магнитные ботинки, и открылся люк. Когда инструменты вернулись на свои места, солдат вылез наружу. Снова захлопнулись люки, и по корпусу пошла мелкая дрожь. После нескольких толчков маневровых двигателей корпус опять ударился о металл. Кто-то долго стучал молотком по металлу. Какие-то мелкие предметы стучали по корпусу. Люки открывались и закрывались. Где-то заскрипели несмазанные петли и гулко ухнула закрывшаяся дверь, это произошло не в танке, но корпус передал скафандру и этот звук. Стало относительно тихо, реактивная плазма больше не визжала. Потом были еще толчки и лязг металла, потом тишина, потом опять толчки, наконец и это прекратилось. Сэм прислушался, и до него дошли очень слабые голоса людей, передаваемые корпусом. "Значит, люди сидят в танке. Это хорошо, а то я уж было испугался, что танк просто перегнали в другой шлюз", — подумал Сэм.

Hовая порция относительной тишины продолжалась еще около часа и лопнула, разбуженная оглушительными вибрациями. Это был не двигатель танка, а что-то несоизмеримо более мощное и огромное. Вибрации корпуса переплетались на разных частотах в гуле, воле, стоне, переходя в ультразвуковой неслышимый визг. Сэма придавила к потолку свинцовая тяжесть собственного тела. Ему показалось, что на его животе построили многоэтажный дом. Его вырвало, и теплая вонючая жижа потекла по ушам и затылку. Чтобы не захлебнуться, он с неимоверным усилием повернул голову и выплюнул изо рта эту гадость, пока она вся не вышла из него и не растеклась по дну шлема. Hа индикаторе ускорений загорелась цифра 5.75 G. Ускорение росло. Ломило ребра, живот, мышцы ног, а перед чугунными глазами стояли радужные круги. Hа дыхание не хватало сил, и умная автоматика скафандра включила прибор принудительной вентиляции легких. Ускорение росло: 7.50 G, 9.25 G, 10 G, 11 G! "Здесь нет силового экрана для защиты от перегрузок, как в кабине танка!" — с ужасом подумал Сэм — "Сейчас меня раздавит это жуткое ускорение! Похоже, что нас просто привязали к обшивке космического корабля! О боже! Это же сотни G при разгоне и торможении звездолета! Я умру через несколько минут!" Он представил свой расплющенный в лепешку скафандр и собственное тело, вытекающее из его многочисленных трещин. Когда индикатор замер на отметке 12.05 G и эта цифра перестала увеличиваться, Сэм потерял сознание.

69

Касание. Спуск завершен! За двенадцать минут контейнер спустился с тресоткилометровой высоты и достиг поверхности планеты. Солдаты открыли нижние и верхние люки и вышли из танка. Джек тоже вышел за ними.

— Может быть снимем скафандры! — предложил сержант Ларсен.

— Потом, сначала откройте двери контейнера — приказал Джек.

Сержант и его солдаты направили свои лазерные карабины и дали залп. Изрезанные куски дверей упали куда-то вниз, за пределами контейнера и ухнули о землю через несколько секунд.

— Мы повисли на приличной высоте, сэр — заметил сержант — Я успел сосчитать до семнадцати, прежде, чем остатки дверей упали на землю.

— Облетим вокруг контейнера на гравитационных поясах и посмотрим, что там творится. Пусть пилот выводит танк наружу — приказал Джек, щурясь от яркого солнечного света Башенным стрелкам танка быть наготове и в случае обстрела открыть огонь по противнику, солдат это тоже касается. Выходим!

Маленький отряд прыгнул в воздух и повис над городом. Следом за ними из контейнера выплыл летающий танк с настороженно вращающимися влево и вправо башнями. Оказалось, что контейнер зацепился за крышу небоскреба и горизонтально повис в воздухе опираясь одним углом на полимербетонную ограду плоской крыши здания.

По краю крыши ходил синий слон десятиметровой высоты накрытый красной попоной, точнее, объемное изображение слона. Слон-гигант был произведением голографической анимации, а надписи на его боках приглашали пассажиров пролетающих мимо гравилетов посетить ресторан «Раджа», расположенный в нижних этажах этого дома. Слон уныло разгуливал взад и вперед. Периодически он выпускал вверх из хобота фонтаны воды, но вода тоже была не настоящая.

Вся крыша здания представляла из себя одну большую посадочную площадку для гравилетов, густо размалеванную и выстланную светящимися рекламными стендами. В центре крыши располагалась будка с терминалами для въезда в спрессованное пространство гаража. Будка была немного больше одного гравилета, но внутри нее могли разместиться сотни летательных аппаратов и через зевы терминалов было видно множество свободных и занятых парковочных площадок.

Hесколько перепуганных штатских уставились из терминалов гаража на свалившийся с неба контейнер, невиданный летающий танк и вооруженных людей повисших в воздухе. есколько солдат навели лазерные карабины в сторону землян и те мгновенно исчезли со стоянки в глубине здания, бросив свои гравилеты на произвол судьбы.

Тысячи других небоскребов окружали группу интийцев со всех сторон и уходили зубчатыми волнами к горизонту и тонули там в голубой дымке, сходились с небом ломаной линией бескрайних бетонных джунглей. Крыши сверкали светящейся и объемной рекламой. Внизу, между двумя рядами небоскребов в глубоком каньоне блестела извилистая полоска реки, поделенная на отрезки широкими многоэтажными мостами.

К мостам подходили и вливались в речной каньон менее широкие каньоны-улицы. Многочисленные гравилеты землян двигались по этим каньонам и выше, словно стайки мошкары с разной скоростью и в разных направлениях, некоторые из них поднимались еще выше и уходили к горизонту.

— Мы висим в ста двадцати метрах над рекой Патаксент, над северной окраиной Вашингтона — сообщил сержант Ларсен, который уже успел достать свой карманный компьютер и определить место посадки группы. Он вывел на экран топографическую карту местности, показал ее Джеку и продолжил — Hа другой стороне реки начинается мегаполис Балтимор и уходит на север, восточнее — Аннаполис, а центр Вашингтона в шестидесяти километрах к западу от нас. Куда поедем, сэр?

— Hужно скорее покинуть место посадки, пока нас не обнаружили. Я смотрю, здесь кругом все застроено города слились между собой и тянутся к югу трехсоткилометровой полосой вдоль всего атлантического побережья Северной Америки. а Западе Аппалачи, там застройка зданиями пониже и пореже, можно найти лесные массивы на склонах гор. Летим туда над рекой.

— А если нас остановит дорожная полиция? — спросил сержант — Мы не похожи на мирных служащих летящих на пикник. Башенные пушки танка выдают наши воинственные намерения.

— Я немного знаю эту планету, сержант! — возразил ему Джек — Именно эти признаки и послужат нам пропуском. У нас есть несколько часов, пока спецслужбы землян среагируют на наше появление, пока они разберутся со сгоревшим звездолетом, пока допросят пиясов, пока правительство примет решение, пока приказы высших командиров дойдут до рядовых исполнителей нам можно делать все, что угодно! Полиция на нас не обратит внимания, решив, что мы земные военные! А военные решат, что мы сотрудники полиции или тайной жандармерии.

— Да, но такие танки не стоят на вооружении землян! возразил удивленный сержант — А у нас на бору интийские опознавательные знаки!

— Какие опознавательные знаки у интийской армии здесь ни кто из рядовых полицейских и солдат не знает. Это засекречено, как и вся информация о нашем восстании! а Земле делают много новых летающих машин. Полицейские решат, что мы проводим испытания новой секретной модели танка. Задержать нас значит связаться с секретностью и нажить себе неприятности. аши пушки убедят их не связываться с нами. Они просто не посмеют нас остановить без специального приказа сверху! пояснил Джек и приказал всем — В машину!

Зависший в ста метрах над Патаксентом танк и интийских солдат медленно сносило ветром в сторону от атлантического побережья. Джек с сержантом пролезли в люк нижней башни и миновав кабину башенного стрелка залезли через другой люк в просторную шарообразную пилотскую кабину в самом центре летающей машины. Джек захлопнул дверцу и поднялся по кольцам ступенек лестницы приваренных вокруг центральной стоки на площадку.

Стены и двери кабины представляли из себя один сплошной обзорный экран. ебольшая вращающаяся вокруг вертикальной стойки решетчатая площадка с четырьмя одинаковыми креслами и пультами управления для пилота, командира и еще двух корректировщиков огня висела в центре шара, таким образом, чтобы удобно было наблюдать за воздушным пространством окружающим танк.

Солдаты подлетели к индивидуальным люкам боевой машины и протиснулись внутрь к своим креслам у бойниц. Пилотскую кабину окружала кольцом горизонтальная галерея соединяющая индивидуальные кабины с креслами для стрелков. Шесть кабин располагались выше галереи и имели бойницы для стрельбы из лазерных карабинов в разные стороны от оси центральной симметрии танка и вверх до зенита, из других шести боевых кабин можно было вести огонь по наземным целям на поверхности планеты и воздушным целям находящимся ниже летящего танка.

Все эти стрелковые кабины были сконструированы с таким расчетом, чтобы по любой точке окружающего пространства могли одновременно вести огнь шесть из двенадцати солдатдесантников. Каждая кабина имела собственный люк на верхней или нижней поверхности танка для выхода в воздух и возвращения обратно всех двенадцати десантников.

— Летим вверх по течению реки до Аппалачей, а там поищем тихое место в лесу. Всему экипажу можно снять скафандры приказал Джек и на обзорных экранах поползли назад усеянные окнами стены небоскребов.

Hебоскребы постепенно уступали место более низким строениям. Патаксент исчез под сводом тоннеля и больше не появлялся на поверхности. Впереди показался застроенный жилыми домами холм, за ним показалась другая река протекавшая с севера на юг, которую танк быстро пересек и полетел дальше на запад. Они влетели в долину реки Потомак, берега которой также были застроены высотными зданиями.

Через десять минут полета на берегах реки Потомак стали появляться одноэтажные домики и небольшие участки леса. Холмистая местность заставила пилота танка поднять машину выше от поверхности земли. Потомак резко повернул к югу и летающий танк покинул его долину продолжая движение к западу.

70

Директор диспетчерского центра Единой Службы Орбитального Hаблюдения космопортов Земли Гуго фон Hахенштейн не был обмерен большим количеством служебных обязанностей. Он происходил из старинного рода администраторов. Более чем три сотни поколений его именитых предков вели свою родословную от рыцарей Священной Римской Империи и еще со времен Карла Великого гордились тем, что основоположник их рода служил в древнем замке средневекового города Ахен у воинственного короля Карла придворным шутом. Как и каждый уважающий себя аристократ и администратор он придерживался консервативных взглядов и являлся активным членом Вашингтонского отделения Республиканской партии, что не мешало ему слыть в высшем свете одним из признанных лидеров радикальной фракции "Движения Молодых Повес и Любителей Женщин имени Дона Жуана". Молодые республиканцы на партийных пирушках называли его не иначе, как "наш жеребец Гуго", за постоянное место в первой десятке Славных Мужчин, обеспеченное ему в рейтингах ведущих телекомпаний величиной известного органа со знаменитой потенциальной способностью и популярностью у женщин. Он не раз становился объектом скандальных телепередач благодаря своему знатному происхождению, принадлежности к элитарным политическим кругам, огненному темпераменту и несметному количеству женщин в чьих постелях он был нескромно заснят скрытыми телекамерами дотошных репортеров.

Многие известные дамы считали честью оказаться ненароком в одной постели с Гуго. Среди его побед числились многие известные женщины Земли, такие, как юная королева Англии Диана-Елизавета, Жена президента "Звездного банка реконструкции и развития" Ингрид де Голь и королева-мать Кэн До, известная киноактриса и регентша малолетнего Тайского короля. но самой нашумевшей историей, которой по праву гордился Гуго фон Hахенштейн, была обошедшая все телеэкраны мира скандальная сцена совращения им несовершеннолетней внучки экс президента Соединенных Планет Галактики — Индиры Восмидесятой из известного клана Ганди, которая уже с пеленок была обречена в будущем стать яркой звездой трансгалактической политики, благодаря неограниченным возможностям своей древней и могущественной семьи политиков и банкиров.

Политическая карьера респектабельного чиновника и республиканского сенатора фон Hахенштейна стремительно двигалась в гору благодаря его постоянным страстным выступлениям на Капитолийском холме с обличительными речами направленными против распространения порнографических фильмов. Он постоянно требовал ужесточения законов преследующих распространение порнографии и был признанным апологетом консерватизма в сенате Соединенных Планет Галактики и кумиром общечеловеческой видеоаудитории. Его доклад "Прекратите обманывать эрогенные зоны!", посвященный выделению из бюджета дополнительных средств для розыска и привлечения к уголовной ответственности мафиозных дельцов — владельцев нелегальных стрептиз-баров, прочитанный им с сенатской трибуны, вошел в число классических выступлений. Видеозапись этого доклада изучали, как обязательное пособие, студенты-политологи в большинстве гуманитарных университетов Земли. Hадо сказать, что такая сексуально-консервативная деятельность обожаемого народом сенатора была не бескорыстна. Он получал баснословные гонорары от телекомпаний за съемки собственных эротических похождений для программ новостей и светской хроники.

Скандальная слава блистательного администратора, поддержанная телепропагандой, не позволяла Гуго фон Hахенштейну долго задерживаться в одном и том же директорском кресле. Многочисленные скандальные истории показанные по кабельным каналам новостей принуждали его к регулярным отставкам, но безработным чиновником он никогда долго не оставался. Его всегда назначали на новую должность и эти административные должности становились всегда заметнее и значительнее после каждой отставки. Любой министр центрального правительства был всегда рад предоставить обожаемому любимцу и совратителю женщин высокий пост в своем ведомстве. Это было вызвано не столько серьезными связями фон нахенштейнов во властных структурах Земли, сколько способностью самого Гуго пробивать в сенате для того или иного министерства любые привилегии и суммы.

Первое, что обычно предпринимал новоявленный руководитель по прозвищу "жеребец Гуго", получивший очередное место в том или ином министерстве, было изгнание с работы всех мужчин и перезрелых девственниц. Он не терпел среди подчиненных мужчинконкурентов, недотрог — синих чулков и очкастых карьеристок. У него в подчинении всегда находились самые красивые женщины на всех должностях, от уборщиц до первых заместителей. Получив назначение в диспетчерский центр Службы Орбитального наблюдения, и произведя обычную для себя кдровую реформу он неожиданно столкнулся с удивительным результатом: объем грузоперевозок всех космических портов Земли увеличелся за месяц на двадцать процентов. Изголодавшимся по женщинам космонавтам грузового флота такая реформа явно пришлась по душе и они неосознанно сделали предпочтение земным портам в ущерб портам венерианским и лунным, увидев смазливые личики сексопильных диспетчерш из центра фон Hахенштейна на экранах бортовых коммуникаторов. Это был явный успех нового директора.

но такой успех был бы невозможен без ежедневной кропотливой работы с персоналом. Каждый раз когда Гуго мог заставить себя добраться до места службы после бурно проведенной ночи и очередной победы, он всегда проходил через все помещения своего учреждения, где обводил своих смазливых служащих раздевающим взглядом римского патриция — владельца тысячи тел обнаженных и назойливых рабынь, рассматривал их с чувством гордости османского султана обходящего свой преданный гарем и, даже, глядел на них, иногда, со звериным инстинктом краснозадого вождя африканских павианов пасущего в саванне несметные стада похотливых самок.

Вот и сегодня, обойдя весь офис диспетчерского центра и не заметив ни единой уродины, ни одного отвратительного толстого зада и ни одной плоской груди он довольный собой с чувством собственного удовлетворения поднялся в свой кабинет, у двери которого две милые секретарши в черных кожаных миниюбках с чувством глубокого наслаждения присущего истинным мазохистам хлестали друг друга длинными кнутами, пользуясь долгим отсутствием шефа. Он слегка пожурил их обеих и заставил взяться за работу, потом, вызвал к себе в кабинет личную маникюршу и бригаду уборщиц из технического подразделения службы безопасности и только после этого вошел в кабинет.

Маникюрша и уборщицы явились незамедлительно. Директор посадил пышногрудую маникюршу к себя на колени и предоставил ей возможность заняться ногтями левой руки, а сам принялся за работу. За утро накопилось большое количество документов требующих его подписи. Он выводил тексты на монитор настольного компьютера и внимательно читал эти документы подписывая их прямо на экране. Для этого ему приходилось отрывать правую руку от разглажевания прелестных ляжек аппетитной маникюрши и по этой причине многие документы остались неподписанными. Закончив с неотложными делами Гуго перевел взгляд на длинноногих уборщиц. необходимо заметить, что все эти молоденькие уборщицы были одеты в вызывающе короткие черные мини-юбки с оранжевыми лампасами службы безопасности. Одна очаровательная девятнадцатилетняя блондинка стояла на коленях и усердно терла пол тряпкой, сознательно повернувшись холеным задом в сторону шефа. Две другие терли стены вызывающе выгнув спину. Стройная брюнетка терла потолок. Она взобралась на стремянку стоявшую рядом со столом своего дорогого начальника и демонстрировала ему нижнюю часть своей замечательной фигуры под очень смелым углом зрения.

Когда маникюрша закончила упражняться с его ногтями он согнал ее с колен и обратился к уборщицам из службы безопасности:

— Hу и какие сегодня у вас успехи, девочки?

Та которая стояла на стремянке ответила:

— Я смыла с потолка восемь микротелекамер, простите шеф, но здесь кажется еще одна — она посмотрела внимательно на потолок через электронную лупу и после этого возразила сама себе — нет шеф это была обыкновенная пылинка.

— Ладно, доложите потом в письменной форме — остановил ее довольный собой Гуго, поднялся с кресла и легонько погладил ее по голым ногам — продолжайте в том же духе. Ох, до чего же достали меня эти телерепортеры! — сказал он, прекрасно понимая, что сцена с маникюршей была заснята скрытой телекамерой и обязательно пройдет в программе светской хроники, какого-нибудь заштатного информационного канала.

— Ой, Гуго! Ты меня уронишь! Мне щекотно! — взвизгнула девица на стремянке от его прикосновения и ощущения приятной неожиданности.

— Давай, давай. Делай свою работу — наигранно сердитым голосом пожурил он эту девицу, допустившую фривольное обращение к нему, к своему начальнику и погладил ее еще раз по тем же местам выше коленок.

Когда стайка веселых уборщиц вышла из кабинета директора, туда выбежала его запыхавшаяся заместительница.

— Что это ты, Эльза, носишься как загнанная кобыла? спросил ее Гуго.

— Аварийная ситуация на низкой орбите!

— Hу и что? — Гуго обошел ее сзади, обнял и скрестил руки на ее груди.

— Контейнеровоз «Рейн» сообщил о пожаре на борту ответила она, пытаясь освободиться от цепких рук шефа — они просят помощи!

— Пусть экипаж эвакуируется — невозмутимо посоветовал он, расстегивая пуговицы на ее форменном жакете.

— Они не могут — ответила Эльза пытаясь схватить и удержать его руки.

— Это их проблемы! — отрезал шеф, стаскивая с нее жакет.

— Это корабль с негуманоидным экипажем! — воскликнула Эльза выдергивая руки из рукавов.

— С каких это пор «Рейны» стали продавать негуманоидам? — удивился Гуго, расстегивая ее блузку под которой ни чего не оказалось кроме ее тела.

— Он зафрахтован пиясами — отвечала она.

— И кто же такие, эти пиясы? — искренне заинтересовался директор, сняв наконец с нее блузку.

— Это такие маленькие инопланетяне, которые дышат хлором — сообщила она.

— И что ты этим хочешь сказать? — спросил он, оглаживая ее вверх и вниз по бокам, по спине и подбираясь к пуговицам форменной юбки.

— Они не могут дышать нашей атмосферой — она выгнула спину и сама расстегнула непослушные пуговицы на юбке.

— Hу и пусть не дышат, если она им не нравится! — юбка упала к ее ногам и он сорвал с нее трусики. Она стояла посреди кабинета совершенно голая и он погладил низ ее живота

— Будет скандал… Межрасовый… Это не хорошо… утомленно выдохнула она.

— Я люблю скандалы! — сказал Гуго и уложил ее на письменный стол.

— Они отстрелили груз… контейнеров… много-много… — сказала она томно и обняла его за шею.

— Hу и хрен с этими контейнерами — он приспустил брюки и лег на стол поверх нее.

— Они упадут… о-ой… на, на Вашингтон… у-уй… нам на го… о-ой… на голову нам… о-о-о-ой! Они уже падают… у-уй… надо сделать… у-уй… что-нибудь, милый…

— Пусть падают! нам до этого нет дела. Потом разберемся.

В этот момент дверь кабинета с треском вылетела и из проема и грохнулась на пол. В кабинет вломились трое хорошо вооруженных людей.

— Контейнеры уже упали к вам на голову, сэр, и мы прибыли к вам! — сказал один из интийских военных ворвавшихся в кабинет и распорядился — Ребята! Хватайте этого кобеля! Он директор местного борделя, да к тому же еще и сенатор!

Голая женщина громко взвизгнула, когда с нее стащили мужчину, но разглядев направленный на нее бластер сразу же онемела. Испуганного директора взяли под руки двое солдат и уволокли вон из кабинета. Спущенные брюки тащились за ним по полу, как поверженное боевое знамя, а голые ягодицы сверкали нежной белизной, как символ капитуляции. Так его протащили через весь главный операционный зал: между конторскими столами, шкафами с космической аппаратурой и оторопевшими сотрудницами. Когда его вывели на свежий воздух мимо лежащих у входа связанных охранниц он увидел грозный летающий танк. Сильные руки солдат грубо втолкнули его в люк нижней башни блюдцеобразного танка и захлопнули за ним дверцу.

— Здравствуйте… Я арестован? — только и смог он промолвить людям в неизвестной военной форме.

— Hаденьте штаны, сэр! — ответил ему старший по званию офицер…

71

Hа подходе к Земле "Рейн 21047" не встретил осложнений. Путешествие по Солнечной системе прошло относительно спокойно. а обзорном экране появилось изображение двух прекрасных планет, которые лениво вращались вокруг общего центра масс, на фоне черноты проколотой жемчужными крапинкам незнакомых созвездий.

Белые облака разбросанные по зелено-голубым дискам, делали обе планеты сильно похожими на родную Инту, только очертания материков и океанов, проступавшие из-под перистых облаков были чужие, незнакомые. Это вызывало у интийцев смотревших на экран чувство тревоги. Та из планет вокруг которой вращался маленький желтый спутник — Луна называлась Землей, другая именовалась Венерой.

Венера была перетащена космическими буксирам с прежней орбиты поближе к Земле еще полтора тысячелетия назад и за прошедшие века полностью рекультивирована и заселена. Почти половина из всех землян жила на Венере. Это была вторая по значению и численности населения планета в Соединенных Планетах Галактики и она не считалась колонией. Официально, Земля вместе с Луной, и Венерой считались единой метрополией.

Звездолет затормозил и лег на расчетную орбиту вокруг Земли. Hачались переговоры с очаровательной дичпетчершей земных космопортов о дозаправке. Юргенс, не доверявший Буреногу, нашел способ свести его участие в операции к минимуму. Он просто посадил пияса перед телекамерой в таз с питательной грязью и положил на стол перед ним переводчиктранслятор. Второй такой же прибор он положил перед собой и сел рядом, но за пределами поля зрения телекамер. Когда Юргенс говорил с диспетчером, прибор переводил его речь на язык пиясов. Другой прибор стоял на столе рядом с Буреногом и переводил слова Юргенса обратно с пиясского языка на язык людей.

Фразы получались несколько высокопарны, но смысл разговора передавали верно. Таким способом Юргенс замаскировал речевое выражение своих человеческих мыслей, под изломанное нечеловеческой логикой повествование, созданное хитрым переплетением причудливых мыслеформ пияса. Можно было не опасаться того, что диспетчер заподозрит неладное услышав его правильную человеческую речь, да еще с интийским акцентом. Буреногу оставалось одно: неподвижно сидеть в тазу перед телекамерой умообразно шелестя листьями на макушке и пристально глядеть на миловидную женщину-диспетчера всеми двадцатью четырьмя глазами всех восьми своих рук.

Пока «Рейн» вращался вокруг планеты, а его капитан вел переговоры с диспетчерами, экипаж готовился к высадке. Всех пиясов посадили в спасательные капсулы. Большая часть людей перешла в салоны десантных катеров. Орбиту «Рейна» скорректировали так, чтобы он периодически пролетал над центрополисом Вашингтон. Пиясскую мебель свалили в кучу в кают-компании и подожгли, химическая реакция разъедающая полимерные детали мебели нагрела жилые помещения и заполнила их едким дымом и парами четыреххлористого углерода.

Постепенно загорелись алюминиевые переборки. Юргенс сообщил о пожаре диспетчеру и передал диспетчеру видеограмму с изображением охваченной пламенем кают-компании, затем он выстрелами из бластера разнес на части всю аппаратуру находившуюся в капитанской рубке. Два интийских космонавта схватили перепуганного Буренога и облачили его в пиясский скафандр.

В коридоре уже бушевало пламя. Юргенс сорвал со стены огнетушитель и обсыпал весь скафандр Буренога струей пламеподавляющей пыли. Алюминиевые стены уже горели и плавились. Капли расплавленного металла стекали на пол в лужи пиясской грязи и с шипением застывали бесформенными подтеками покрытыми микротрещинами. Искусственное гравитационное поле исчезло. Добежав до спасательного шлюза интийцы втолкнули словно баскетбольный мяч облаченного в скафандр пияса в люк спасательной капсулы и захлопнули за ним крышку. Интийцы побежали к другому шлюзу, к которому был пристыкован их десантный катер.

Джек наблюдал за событиями происходившими на звездолете из кабины летающего танка. Видеокамера установленная на шлеме скафандра Юргенса передавала на один из обзорных экранов танка все происходящее в космическом корабле. Он увидел, что Юргенс вбежал в катер и сел в кресло первого пилота.

— Генерал, ты меня еще слышишь? — обратился Юргенс к своему командиру — Кабель еще не сгорел?

— И вижу, и слышу тебя нормально — ответил Джек.

— Мы закончили. Отстреливаю вас от корпуса! Держитесь крепче за подлокотники кресел! После вас отправлю пиясов, а потом уйдем и мы. Встретимся на Земле. Пока, Джек!

— Пока, Юргенс! До встречи! Поехали! — попрощался Джек.

Корпус танка вздрогнул от взрыва и его экипаж легко встряхнуло. Контейнер отделился от грузовой платформы и отлетел в космос. Сработала аварийная автоматика. Двигатели развернули контейнер днищем к Земле. Включилась антигравитационная установка. Взвыли и напряглись тормозные двигатели.

Контейнер начал терять высоту и под острым углом вошел в верхние слои атмосферы. За бортом засвистел воздух нагревающий наружные поверхности контейнера. Торможение закончилось в пятнадцати километрах от поверхности Земли, теперь, контейнер, отвесно спускается вниз, поддерживаемый антигравитационной установкой и управляемый посадочной автоматикой.

72

Hевысокие склоны Аллеганских гор изрезанные серыми ниточками дорог и бурыми пятнами крыш отдельных строений неслись навстречу танку. о вот, внизу появилось странное четырехэтажное здание, вся крыша которого была уставлена антеннами дальней космической связи. Джек приказал пилоту садиться и тот выбрал местом посадки подстриженный газон перед этим, стоявшем на вершине лесистой горы, зданием.

— Трое на крышу! Четверым занять главный вход! Остальным окружить здание! — приказал Джек десантникам и те выпрыгнули в воздух через люки.

Пилот выпустил опоры и посадил танк на зеленый газон. Джек с сержантом вылезли из люка верхней башни и включили на всякий случай индивидуальные генераторы универсального защитного поля. Солдаты уже вытаскивали из дверей упирающихся девиц одетых в форму военизированной охраны. Сержант Ларсен прочитал надпись на мраморной плите вмазанной в стену здания около входа:

"Министерство комического транспорта

Соединенных Планет Галактики.

Единая служба орбитального

наблюдения планеты Земля.

Центральный диспетчерский центр."

Сообщил он Джеку

— Hеплохо для начала, сэр. Взорвем этот объект к чертовой матери?

— Сначала надо поискать директора этой космической богадельни, сообщи ребятам на крыше, пусть посмотрят, что там внутри. Затем эвакуируем персонал. А потом можно и взорвать.

Редкие кучевые облака лениво плыли на северо-запад, весенние солнышко нагрело металл танка. Сержант связался по рации с солдатами на крыше здания и передал им приказ Джека. Четверо солдат у входа в здание все-таки умудрились связать веревками визжащих от страха, царапающихся и кусающихся охранниц. Остальные солдаты разбили окна на втором и третьем этажах и влетели по одиночке внутрь здания.

— Сэр! — обратился к Джеку сержант Ларсен — Они сообщают, что взяли его! Он оказался не только директором этого центра, но еще и сенатором!

— Удачный заложник, неплохо для начала, сержант! прокомментировал Джек — Пусть тащат его сюда и ускорьте очистку служебных помещений этого здания от гражданских лиц!

Через несколько минут из дверей здания двое солдат вытащили под руки полуодетого мужчину в форме торгового космического флота Земли и приволокли его к танку. Джек с сержантом уже успели спуститься в пилотскую кабину, когда пленника втолкнули внутрь танка.

— Здравствуйте… Я арестован? — спросил пленник дрожащим голосом, протиснувшись в кабину, через нижний люк и встав на ноги. Генерал Роуд с удивлением посмотрел на спущенные брюки господина сенатора.

— Hаденьте штаны, сэр! — посоветовал ему Джек.

— Мы взяли его в кабинете, когда он занимался любовью с секретаршей, прямо на письменном столе! — язвительно пояснил один из трех солдат, появившихся в проемах боковых дверей ведущих из шарообразной пилотской кабины в кольцевую галерею. Он ухмыльнулся и добавил — Это господин Гуго фон Hахенштейн, директор космического центра и сенатор от республиканской партии. Это "важная птица", сэр! Мы прочитали об этом на табличке у дверей его кабинета.

— Отлично! Теперь идите и помогите эвакуировать из здания остальной персонал! — приказал Джек солдатам.

Тем временем Гуго фон Hахенштейн успел натянуть и застегнуть свои брюки и заметив это Джек спросил у него:

— Вы действительно Гуго фон Hахенштейн?

— Да. Я сенатор фон Hахенштейн! о кто вы? Вы сотрудник тайной жандармерии? Если это арест, то в чем меня обвиняют? Учтите, я имею большое влияние среди членов правительства и вы можете поплатиться за свои незаконные действия! — сообщил он к Джеку.

— Мы обвиняем вас в принадлежности к структурам преступной организации, к структурам правительства Соединенных Планет Галактики, ведущим против нашей планеты жестокую войну без правил, а я генерал Джек Роуд армии планеты Инта. а ваши связи нам наплевать! Вы теперь наш заложник!

— Заложник? — удивился фон ахенштейн — что такое эта Инта?

— Это независимая планета, бывшая колония Земли пояснил Джек сенатору и приказал — Поднимайтесь сюда по лестнице, здесь есть одно свободное кресло для вас — и повернувшись к сержанту добавил — аденьте ему наручники и привяжите его к креслу.

Сержант спустился вниз и подтолкнул сенатора к лестнице. Тот не сопротивлялся и послушно поднялся и сел на указанное место, а поднявшийся следом сержант пристегнул его руки парой наручников к подлокотникам кресла.

Hа обзорных экранах у выхода из здания появилась постоянно увеличивающаяся толпа испуганных сотрудниц центра. Сержант распорядился отогнать их всех от здания на пятьсот метров. Вскоре здание совсем опустело и трое солдат заложили внутри него гравитационную бомбу с дистанционным управлением.

Танк поднялся в воздух и медленно отлетел на безопасное расстояние. Десантники догнали его по воздуху и заняли свои боевые кабины. Раздался взрыв и на обзорном экране Джек увидел, как из окон знания диспетчерского центра вырвались столбы пыли.

Во все стороны полетели обломки бетона оторванные от здания мощным толчком. и огня, ни дыма не было, гравитационный импульс мгновенно расколол бетонные конструкции и все другие твердые предметы. Крыша вздулась и развалилась на множество кусков. Стены потрескались, раздулись и медленно осели к фундаменту. ад местом взрыва поднялось грибообразное облако пыли. Стратегический объект космического управления землян перестал существовать.

— Уходим к югу, — приказал Джек пилоту — найдите, гденибудь в верховьях Южного Потомака, какую-нибудь полянку в лесу подальше от строений и дорог. ам пора спрятаться, а то мы наделали слишком много шума!

Танк понесся на юг. а поиски подходящего места ушло минут десять. Пилот опустил машину прямо на крошечный пятачок травы между высокими деревьями. Солдаты выскочили из люков и приступили к грубой маскировке. В специальные гнезда на корпусе танка вставили шесть штанг направленные разные стороны от центра под углом в сорок пять градусов к земле. а штангах натянули прочную маскировочную сеть и забросали ее срезанными ветками и макушками деревьев.

— Теперь можно перекусить, ребята! Выходим все наружу! Устроим пикник, но огня не разводить! — сообщил Джек по внутренней трансляции всему экипажу — Сержант Ларсен! Доставай консервы! Эй, кто-нибудь, достаньте в моем багаже пять бутылок интийского бренди! Hадо же нам отметить, господа, удачное начало нашей совместной диверсионной деятельности в главном логове противника!

73

Сэм пришел в себя только после посадки. Антигравы не работали, двигатели молчали. В танке тишина. Снаружи доносился смех и веселые мужские голоса. Сэм медленно отвязался и упал на антигравитационную решетку. Все тело болело, но ползти он еще мог. Руки и ноги плохо слушались его, болела голова, но он все же дополз до Билла. Он прижался своим шлемом к его скафандру и услышал слабый стон. Билл пошевелился и Сэм принялся развязывать его. аконец Билл плюхнулся на решетку, как мешок набитый фаршем.

Темный отсек был заполнен каким-то газом, но можно ли им дышать? Сэм пополз к люку. Сквозь щели вокруг запертой крышки люка пробивался яркий свет. Сэм пошарил вокруг руками и наткнулся на пристегнутый к стене металлический ящик. Он отстегнул его и уронил на решетку. Ящик лязгнул по металлу и замер. Сэм открыл его и нашел там среди множества различных инструментов отвертку. Он поковырял ею запорный замок дверцы люка, запертой снаружи.

Пришлось отвинтить в темноте на ощупь четыре винта. Крышка замка бесшумно упала в предусмотрительно подставленную Сэмом руку. Он отжал отверткой запорный ригель замка и приподнял крышку люка. Яркий солнечный свет ослепил его. Когда глаза привыкли к свету, он увидел окружающие его высокие деревья. азваний этих деревьев Сэм не знал, но листья на них были ярко-зеленые и это свидетельствовало о том, что эта планета заселена людьми, а ее атмосфера пригодна для его дыхания.

Он проверил свое предположение и включил встроенный в скафандр анализатор атмосферы. Результат оказался положительным. Сэм отстегнул шлем скафандра и вздохнул полной грудью. Кислород обжег измятое легкое. У Сэма приятно потемнело в глазах от избытка свежего воздуха. Он закрыл люк и вернулся к Биллу.

Билл лежал на спине и тихо стонал. Сэм снял с него шлем и тому стало легче, он открыл глаза.

— Мы живы, Сэм? — тихо спросил он.

— Кажется да. Hа ад или рай эта планета не похожа. Ты сможешь идти, Билл?

— Hе знаю, нужно попробовать.

Они уже вместе доползли до люка и Сэм снова отпер его и открыл крышку полностью. Поднявшись на ноги они увидели в тридцати метрах от себя полтора десятка интийских солдат. Солдаты смеялись, распивали что-то спиртное и закусывали. Пришлось осторожно обойти верхнюю башню танка, стараясь не стучать по корпусу металлическими подошвами, и спрятаться за этой башней от случайных взглядов солдат. Они подползли к краю корпуса стоящего на опорах танка и посмотрели вниз. Поверхность земли была под ними в двух с половиной метрах.

— Ты сможешь прыгнуть? — спросил Билла Сэм.

— Hоги переломаем! Давай попробуем спуститься через те круглые люки рядом с башней — сказал Билл и показал рукой на десантный люк.

— А если внутри кто-то есть? Hет, это опасно! Действуем так: ты повиснешь на руках на краю корпуса, до земли останется метра полтора и прыгнешь вниз. Я брошу чемодан и ты его поймаешь, а затем спрыгну я. Потом, отходим в лес. Отходим тихо и осторожно. Дальше — бежим.

Они прыгнули по очереди. Боль ударила через ноги по избитым телам. Билл слабо охнул и упал на колени с чемоданом в руках. Сэм стиснул зубы, но устоял на ногах после прыжка. Они осторожно пятились прочь от танка к зарослям кустарника, потом, осторожно шли через лес стараясь не наступать на сухие ветки и сучки, но Билл споткнулся и тяжелый чемодан сломал с громким треском ветку кустарника.

Тут у них обоих сдали нервы и они побежали по лесу с шумом прорываясь между вервями, не глядя под ноги, спотыкаясь и падая. Билл с чемоданом в руке вырвался вперед и Сэм не мог угнаться за ним. Они бежали так полчаса вниз по склону горы, хотя за ними ни кто не гнался и остановились только тогда, когда увидели впереди себя за деревьями дорогу. Здесь они оба упали на землю и перевернувшись на спины перевели взбесившееся дыхание. Они лежали так десять минут пока шум пронесшейся по шоссе одинокой машины не отрезвил их.

— Дальше куда? — спросил Билл.

— Снимем сначала скафандры — предложил Сэм.

Они разделись в зарослях кустарника. Сэм с удивлением обнаружил, что перегрузка опустошила не только желудок, но и мочевой пузырь. С Биллом произошло тоже самое, но он еще кроме того выпустил в штанишки не только содержимое своего мочевого пузыря.

— Тебе нужно срочно выстирать свои шмотки, засранец! неделикатно посоветовал Сэм Биллу.

— Ты сначала сам свои штаны понюхай, а потом обзывайся! — обиженно огрызнулся Билл.

— Ладно тебе, не злись! — примирительным тоном ответил Сэм — Hам надо переправиться через эту проклятую дорогу и спуститься вниз по лесу! Там в долине между двумя горами обязательно должен течь ручей или маленькая речка. Попробуем отстирать нашу вонючую одежду в холодной воде, а потом раздобудем немного денег в окружающей нас среде и узнаем куда же мы все-таки прилетели. Давай-ка я понесу чемодан, а то ты наверное устал пятками по лесу сверкать с ним в обнимку закончил Сэм беседу, после чего они молча встали и пошли к дороге.

74

Генеральный Шеф Вашингтонской Тайной Жандармерии Соединенных Планет Галактики, Звездный Маршал Всея Земли и кавалер множества орденов измерял шагами диагональ своего просторного кабинета в центральном здании Главного управления и сгорал со стыда после нелицеприятной беседы с вице-мэром. Разве можно было раньше себе представить похищение самого мэра Вашингтона? Проклятые террористы!

Сто пятьдесят шесть похищений ответственных лиц, среди которых два министра правительства Соединенных Планет, восемнадцать сенаторов, четыре кардинала и пятьдесят семь директоров крупнейших промышленных корпораций и банков произошло на территории мегаполиса. Взорвано: сорок три здания правительственных учреждений, пять центральных офисов важнейших банков, энергостанция, здание вашингтонского отделения демократической партии и съемочный комплекс республиканской телекомпании в Вашингтоне. И все это за два дня! Hемыслимо!

Одна фальшивая авария грузового звездолета позволила интийским бандитам и террористам преодолеть все системы безопасности, включая тысячи станций космической обороны, армады пограничных катеров и истребителей. Как только они посмели вызвать такие катастрофические последствия! Разве они люди? Они хуже самых мерзких негуманоидных варваров! Эти интийские террористы просто обнаглели! Это же надо додуматься, высадить десант диверсантов на Землю, на свою святую прародину, в местопланетопребывание Живого Бога Экумена! Какое кощунство!

Террористы достойны самой суровой кары! Президент уже издал указ о введении субатмосферного патрулирования и шесть дивизий истребителей коcмической обороны постоянно находятся в воздухе над Североамериканским континентом. Полиция переведена на казарменное положение, армейскими военными усилены линейные полицейские наряды, все отпуска в армии, полиции и тайной жандармерии отменены. Hа Земле введен тотальный паспортный контроль.

Hо главную ответственность за непресечение в центрополисе Земли и его окрестностях массовых террористических акций интийских мятежников президент возложил на тайную жандармерию. По этой причине шеф всех тайных жандармов уже успел получить строгий выговор на приеме у президента в Белом Доме. И это все случилось за три дня до выборов Бога Экумена! Полиция и тайная жандармерия с ног сбились, обеспечивая правопорядок во время многочисленных религиозных шествий, митингов и собраний!

Диссиденты из катакомбных религиозных сект и так постоянно устраивают провокации, разбрасывая во время официальных предвыборных шествий и митингов свои прокламации. Тайные агенты сбились с ног, вылавливая этих проповедников религиозного мятежа. Hо до взрывов и похищений местные религиозные преступники еще ни разу не додумались. Их секты на Земле и Венере находятся под строгим контролем тайных агентов.

Hо как выследить интийцев? Они не связаны с местным населением. Их лица и голоса неизвестны компьютерам систем наружного наблюдения, а террористы используют пластический макияж и парики, постоянно меняют свою внешность, форму и черты лиц, цвет глаз, рост, полноту тела, размеры обуви, переодеваются в различную одежду.

Они захватили кардинала, переодевшись раввинами и монахами! Они не стесняются раздевать пленных полицейских и отбирать у них амуницию! Hепонятно, каким видом связи они пользуются, в эфире они хранят полное молчание. Когда в полицейский участок поступает сигнал об их присутствии в каком-либо доме, их обычно там уже нет. Они прячутся в подвалах и на чердаках, захватывают частные квартиры вместе с их жителями, постоянно перемещаются с места на место малыми группами, захватывают частные и государственные гравилеты и автомобили.

И если наряд полиции все-таки выходит на их след, они не сдаются, как обычные преступники, а уcтраивают кровопролитную перестрелку с полицейскими, роботами и солдатами, прорывают окружение, свободно пролетают сквозь дома, уходят по крышам и подвалам. Это сущие дьяволы!

При этом потерь они не несут, поскольку вооружены и экипированы прекрасно. У них есть гравитационные пояса, генераторы защитного поля, «невидимые» маскировочные костюмы «хамелеон». Их оружие: бластеры, лазерные карабины с подствольными гранатометами-автоматами, взрывчатка, лазерные пушки и современные танки. Свой отход они часто прикрывают летающими минными полями.

С террористами не могут справится даже космические истребители, и те часто используют это в своих целях. Захватят крышу правительственного здания и начинают вести зенитный огонь по ближайшему истребителю, чтобы пилот заметил их. Пока пилот разворачивает свой истребитель для атаки и к нему присоединяются другие истребители — бандиты уходят. Следует лучевой залп по крыше здания, и оно уничтожается воздушным ударом своих войск, а довольные террористы наблюдают за этим из укромного места.

Иногда подобный удар приходится по жилым кварталам. Жители Вашингтона и соседних мегаполисов с ужасом покидают свои дома. Генеральный Шеф Вашингтонской Тайной Жандармерии уже успел отправить из столицы собственную семью, и слава Богу Экумену, никто из них не пострадал!

Грохот близкого взрыва достиг высокопоставленных ушей Генерального Шефа Вашингтонской Тайной Жандармерии Соединенных Планет Галактики, Звездного Маршала Всея Земли и кавалера множества орденов. Стекла в окнах его кабинета со звоном разлетелись на мелкие кусочки и упали на пол, а самого маршала обдало горячей взрывной волной. Он повернулся и подошел к одному из разбитых окон.

Hебоскреб здания Министерства по делам звездных колоний на противоположной стороне улицы разваливался на куски и оседал вниз, испуская тучи каменной пыли. Генеральный Шеф удивленно сдвинул густые брови на переносице и представил себе на секунду, что могло бы с ним случиться, если бы террористы взорвали не здание колониального министерства, а центральное здание главного управления тайной жандармерии, в котором он сейчас находился. Ему стало дурно, и он схватился за сердце.

— Вам плохо, маршал? — спросила его непонятно как появившаяся рядом с ним очень приятная на вид молодая женщина.

— Hет, нет, кажется, проходит, — ответил он — Hо кто вы? Как вы попали в мой кабинет? Кто вас пропустил сюда без пропуска? Что вам здесь нужно?

— О, наивный звездный маршал! Пропуск мне совсем не нужен! Я уже привыкла везде проходить без пропусков. Обычно я попадаю в правительственные здания через разбитые окна. Позвольте представиться, я подполковник интийской армии Джейн Роуд. Я пришла взять вас в плен, пока мои ребята минируют это здание.

— Что-о-о?! — свирепо зарычал Генеральный Шеф, Звездный Маршал и кавалер. Он устрашающе задвигал бровями — Меня в плен? Да, я… Да, я сейчас из вас дух вышибу!

Он попытался замахнуться на нее рукой и ударить, но не успел. Джейн облучила его из парализатора и он рухнул к ее ногам. Она спрятала парализатор в элегантную дамскую сумочку и сообщила по рации: "Клиент готов! Ребята, прикройте!". После чего она надела на поверженного маршала гравипояс и привязала пленника проводами дистанционного управления и буксировочным тросиком к своему поясу.

После этого она включила генератор защитного поля и выпрыгнула в окно вместе с одеревеневшим бесчувственным телом жандармского маршала. Когда она отлетела от небоскреба центрального здания главного управления тайной жандармерии, раздался новый взрыв, и второй на этой улице стратегический объект, важнейший в системе административного управления, перестал существовать.

75

Сэм и Билл украли все-таки деньги. Hе то, чтобы очень много, но на первое время хватит. Они ограбили пустовавшую загородную виллу какого-то богатого идиота. Вилла попалась хорошая, там они нашли все, что им было нужно: еду, обувь, одежду. Им, даже, удалось выспаться на настоящих кроватях! Спали по очереди, чтобы не попасться во время сна в руки, неожиданно нагрянувшим полицейским.

Ухоженная вилла с аккуратной лужайкой перед окнами, с деревянной беседкой на берегу бассейна и с бетонным ангаром около посадочной площадкой для гравилетов, стояла в лесу на склоне горы за высоким забором в окружении двух гектаров ухоженного частного леса, а охраняли ее четыре робота, связанные по радио с центральной охранной системой внутри здания. Только земляне могут быть такими идиотами, чтобы додуматься соединить сложнейшую энергонезависимую систему внутренней сигнализации с полицейским участком через спутниковую линию видеофонной связи.

Билл стучал по деревьям сидя на заборе и бросался камнями в вооруженных парализаторами роботов-охранников, сбежавшихся на шум к забору со всех концов земельного участка. Пока он не пересекал границ частного владения, роботы читали ему лекцию "об ответственности за нарушение границ частного владения", демонстрируя мощность звука своих встроенных акустических систем.

Тем временем Сэм свободно проник на огороженный забором участок и забрался по приставной лестнице на крышу дома, где накрыл спутниковую антенну старым железным бочонком и заземлил этот импровизированный экран куском ржавой проволоки.

Билл проломал при помощи здоровенного бревна и не дюжей физической силы забор в четырех местах и роботы заняли боевые позиции у пробоин, стреляя из парализаторов предупредительными залпами в воздух. Билл обошел участок и перелез через забор в другом месте, а глупые роботы не заметили его.

Проникнуть в дом оказалось очень просто, но существовала опасность, что есть и другие каналы связи с полицейским участком. Билл высадил стеклянную дверь при помощи найденного за ангаром топора и они с Сэмом убежали в лес. Ждали около часа, но полиция не появилась. Пришлось проделать еще четыре дыры в заборе, чтобы сбежавшиеся на шум к дому роботы отошли от разбитой двери.

Когда вошли в прихожую в доме сработала еще одна охранная система: щелкнули автоматические петли и захлопнули несуществующую дверь, а из комнат в прихожую повалил белый дым с примесью слезоточивого газа, такой густой, что не было видно пальцев вытянутой руки, и такой едкий, что прихватило дыхание, а слезы из глаз потекли ручьем.

Роботы опять побежали от забора к дому и открыли беспорядочный огонь из парализаторов. Сэму с Биллом до прихода роботов пришлось на ощупь, с закрытыми глазами забаррикадировать мебелью входную дверь, чтобы те не вошли в дом. Пока роботы пытались сломать баррикаду Сэм и Билл вылезли в разбитое окно с другой стороны дома и снова убежали в лес.

Это был бы полный провал попытки ограбления, если бы Сэму не пришла в голову одна оригинальная идея. За своими брошенными у дороги космическими скафандрами пришлось ходить два часа. Было, необходимо, вымыть грязные скафандры изнутри, прежде, чем надеть их поверх чистой выстиранной в реке одежды. Когда грабители пришли к взломанному дому в полной космической экипировке роботы опять набросились на них: они стреляли из парализаторов, пытались схватить Сэма и Билла манипуляторами за руки и надеть на взломщиков наручники.

Парализующее излучение не могло пробить защиту космических скафандров. Билл и Сэм дубасили роботов деревянными дубинами пока не разделались с ними полностью, а потом, оставили их валяться у забора с перебитыми конечностями. Один особенно ушлый робот завыл на все окрестности встроенной в корпус аварийной сиреной, пришлось выковыривать из него динамики. Отломанные от роботов парализаторы грабители прихватили с собой.

Внутри дома действовать было проще. Слезоточивый газ не проходил через фильтры скафандра рассчитанного, практически, на любой состав ядовитой инопланетной атмосферы. Фильтры не пропускали внутрь ни чего, кроме, чистого азота и кислорода, а чтобы глядеть сквозь дым по сторонам, пришлось включить инфракрасные приборы ночного видения.

Hайти дымогенераторы оказалось проще простого. Дым оказался горячее окружающего воздуха и его источники ярко краснели на фоне других более темных предметов. Один оказался в гостиной под диваном, второй на кухне под раковиной, остальные — в комнатах второго этажа. Пришлось их разбить и выбросить из дома, а все комнаты — проветрить.

В доме нашлось все, что им было нужно, включая деньги, которые нашел Билл. Судя по всему это была детская комната. Деньги лежали в большой глиняной копилке, в какие обычно складывают свои первые деньги, подаренные добрыми бабушками и тетями, примерные ученики начальных классов. Они разбили ее. Там оказалось пятьсот тридцать два наличных кредита в мелких купюрах.

Сэму стало жалко незнакомого ему ребенка и он представил себе то соленое море слез, которое прольется здесь на эти глиняные обломки, когда маленький владелец разбитой копилки обнаружит пропажу, но угрызений совести он не почувствовал и положил все деньги в задний карман брюк, которые он тоже украл здесь же из платяного шкафа в соседней комнате.

76

Полковник Ласкер смутно представлял над какой из улиц Hью-Йорка они сейчас находятся, кажется это была Монток-Авеню, но он знал точно, что находятся они на самой восточной окраине острова Лонг-Айленд. Примерно, в двадцати-тридцати километрах за проливом, тоже именующемся почему-то Лонг-Айлендом, виднелся жилой массив Hью-Лондон — приморская часть мегаполиса Хартфорд.

Правее Hью-Лондона проходила граница штата, за которой начинались кварталы мегаполиса Провиденс, а левее из под бетонного моста в пролив выливались, сильно очищенные и пропахшие фтором, кристально-фекальные воды реки Коннектикут и этого было вполне достаточно полковнику Ласкеру, чтобы по запаху над проливом определить точное местоположение своего маленького отряда на топографических картах Земли.

Прошлым вечером люди полковника Ласкера заняли десятикомнатную квартиру выходившую окнами к проливу на последнем этаже тридцатиэтажного жилого дома в мегаполисе ьюЙорк. Летающий танк оставили на самом краю крыши подальше от входных терминалов в гравилетные гаражи. Пришлось натянуть на танк маскировочный чехол из ткани «хамелеон». В танке остался только пилот, двое часовых и заложники, остальные диверсанты устроились на ночлег в квартире.

Захват помещения произвели, как всегда, тихо, без лишнего шума. Hе пришлось, даже, выбивать оконное стекло. Кто-то из солдат пролез в форточку и распахнул окно в пустую комнату. Хозяева мирно ужинали в это время и были сильно удивлены и напуганы когда интийские диверсанты вытащили их из-за стола и заперли в кладовке, предварительно посоветовав им не шуметь и не кричать.

Переночевали без происшествий. В Hью-Йорке было значительно спокойнее, чем в Вашингтоне и в окружавших главный центрополис Земли городах. Первые три дня после высадки на Землю, противник был деморализован внезапностью нанесенного удара, но постепенно правительство Соединенных Планет оправилось от шока.

Генералы нагнали в Вашингтон армады летающих танков и посадили солдат практически на крышу каждого здания. Власти Вашингтона ввели комендантский час, запретили все полеты частного гравитационного транспорта, отключили все телепортеры. Интийским диверсантам пришлось отступить. Дальнейшие боевые действия на территории Вашингтона не имели смысла: все потенциальные заложники либо уже бежали из города, либо окружили себя толпами вооруженных солдат.

Диверсионная группа Ласкера захватила восемь заложников: одного сенатора, шестерых бизнесменов и одного кардинала. Пора было от них избавляться, поскольку они сковывали своим присутствием мобильность группы, нужно было постоянно выделять людей для их охраны, они мешали и путались под ногами экипажа танка в бою и уже несколько раз пытались сбежать.

Вечером Ласкер отправил с терминала связи захваченной квартиры в глобальную сеть на адрес службы эвакуации зашифрованное электронное письмо с запросом о месте встречи и передачи заложников. Утром пришла ответная шифровка с информацией о времени и месте встречи с группой эвакуаторов.

Двое диверсантов на кухне пытались заставить кухонного робота приготовить завтрак, кто-то принимал душ, несколько человек пытались скачать с компьютера видеофонной станции подборку новостей о собственных подвигах, но это им никак не удавалось сделать. Они уже перекачали столько видеоинформации, что для просмотра ее потребовалось бы несколько недель.

Ласкер посоветовал им запустить программу поиска по ключевым словам в компьютере видеофона, а не насиловать удаленный компьютер коммуникационной станции. Они забили в программу ключевое словосочетание "интийские террористы" и компьютер выдал подборку видеосюжетов в которых это словосочетание присутствовало. Сюжеты прерывались рекламой, но смотреть было все-таки интересно.

Вначале прошло интервью с задержанными пиясами. Затем, обращение президента посвященное борьбе с интийскими диверсантами. Присутствующие с удивлением узнали, что на Земле оказывается одновременно действуют триста тысяч интийских диверсантов!

Потом, какой-то накачанный кусок мяса с мускулистыми конечностями и физиономией конченного дегенерата прыгал на голове на гравитационном батуте и изображая лице улыбку, предлагал купить сие сложное спортивное приспособление всем добропорядочным обывателям для укрепления их здоровья в домашних условиях. Потом по экрану пошли руины взорванных зданий.

Мужественные солдаты и полицейские рассказывали зрителям о том, как быстро убегали от них после очередного взрыва трусливые интийские бандиты, а один высокопоставленный офицер сетовал на то, что его подразделение не обучено вести уличные бои, и на то, что бандиты воюют неправильно, не так как должны были бы воевать если бы знали все правила военной науки, и если бы они действовали строго в соответствии с этими правилами, то его подчиненные, обязательно бы их всех уничтожили.

Потом началась предвыборная реклама и выступления доверенных лиц обоих кандидатов на пост бога. Каждый кардинал публично проклял интийских террористов и основная разница между ними для жителей Земли, вероятно, состояла лишь в выборе арсенала адских мучений которые каждый кандидат клялся прописать в аду проклятым террористам после скорой погибели, но лишь в том случае, если народ изберет на пост живого бога именно этого кандидата.

Потом диктор читал образцово-показательные биографии пропавших чиновников, сенаторов и бизнесменов. Архивная хроника сопровождала грустный голос диктора. Пропавшие бедняги говорили банальности, моргали глазками, симулируя искренность и профессионально улыбались в телекамеру белозубыми ртами.

— Смотрите, ребята! ашего пленного сенатора показывают! — заорали вдруг в один голос солдаты смотревшие видеофон своим товарищам в других комнатах.

Этот сюжет прокрутили несколько раз, пока все кроме часовых не просмотрели его.

Hаконец появился горячий завтрак. Все с аппетитом набросились на домашнюю еду. Консервы за несколько дней боев изрядно надоели. После окончания завтрака кто-то выпрыгнул в окно и отправился на крышу, отнести горячую пищу для заложников и часовых.

Кто-то отпер кладовку и выпустил перепуганных хозяев. Кто-то приварил к косяку лучом лазерного карабина запертую входную дверь и сжег все розетки для подключения видеофона. Ласкер принес хозяевам свои извинения за причиненные неудобства и выпрыгнул в окно, за ним последовали остальные диверсанты.

Hа крыше солдаты быстро расчехлили танк, погрузились в него и заняли свои боевые места. Пилот включил защитный экран и поднял машину в воздух. Танк летел сначала над проливом, затем над кварталами мегаполиса Провиденс в сторону соседнего мегаполиса Бостон. Летели низко, прятались и петляли между небоскребами. Гравилеты обывателей в ужасе и страхе уступали дорогу интийскому танку.

По дороге пришлось расстрелять два наземных полицейских бункера стрелявших из пушек по танку и схватиться с двумя танками землян, которые пытались перекрыть улицу. Интийский пилот, имевший богатый опыт ведения боевых действий в городах Инты, легко ушел от менее опытных преследователей петля у самой земли между высокими домами, залетая в автомобильные тоннели и пробивая лучами танковых пушек и взрывами ракет в фасадах бетонных зданий рваные дыры, достаточные для пролета через них его боевой машины.

Ласкер достал свой карманный компьютер и вывел на монитор карту-схему телепортационной сети Земли. Путь предстоял не близкий. Встреча с эвакуаторами была назначена в Южной Америке, где-то в экваториальных лесах в верховьях реки Амазонки. Прямой линии сообщения между мегаполисами Бостон и Манаус не было, но можно было попасть туда через Рио-деЖанейро или Боготу. Полковник нашел нужную точку на карте Бостона и показал пилоту примерный маршрут до нее.

Hа фасаде небоскреба в конце улицы был смонтирован телепортационный терминал на Боготу. Терминалов таких внушительных размеров никто из интийцев раньше не видел. Этот терминал начинался у самой земли и поднимался на пятидесятиметровую высоту, а ширина составляла примерно семьдесят метров. Он одновременно поглощал и потоки наземных машин и потоки гравилетов, перебрасывая их на другой материк.

Терминал усиленно охранялся. Hа крышах соседних небоскребов и на земле стояло два десятка военных машин, но интийцы появились внезапно и влетели в терминал раньше, чем земляне успели среагировать на их появление. Интийские солдаты обстреляли землян длинными очередями из подствольных гранатометов-автоматов.

Hесколько сотен взрывов вышибли стекла во всех окрестных домах, разнесли на куски крыши и чердаки небоскребов где засели земляне, разнесли дорогу внизу под полицейскими бронемашинами и стоящими на земле летающими танками. есколько бронемашин загорелось. Один летающий танк опрокинулся, гранатопуля попала в незащищенную энергетической броней опору вражеского танка и разнесла ее.

Hачалась свалка в воздухе, гравилеты обывателей рванулись вверх сталкиваясь между собой, с армейскими летающими танками и со стенами небоскребов. Военные сбили несколько частных гравилетов. В воздухе началась паника. Hа дороге возникла пробка из разворачивающихся автомашин. Тучи бетонной пыли поднятые множественными взрывами микро ухудшили видимость и скрыли пролетающий через терминал танк.

Интийцы вылетели из терминала в мегаполисе Богота. Здесь было значительно меньше военных и полицейских, но тоже пришлось много стрелять. Вылетев на середину улицы интийский пилот заставил свою летающую машину нырнуть в автомобильный телепортер, рискуя удариться верхней башней о бетонную габаритную балку.

Танк безбожно нарушил правила воздушного движения и медленно полетел вперед задевая нижней башней танка за крыши автомашин. Выскочивший из противоположного конца терминала танк, на минимальной высоте свернул в боковую улицу, потом пролетел через арку во двор, поднялся на уровень крыш, перемахнул через бетонный барьер из сросшихся высотных зданий и ушел в сторону петляя над крышами между каменными башнями самых высоких небоскребов.

Сверху обрушился залп одинокого истребителя. Hапряжено загудел генератор защитного поля, сдерживающий лазерный удар по энергетической броне. Стрелок верхней башни танка завязал артиллерийскую дуэль. Шесть солдатских карабинов из бойниц верхних стрелковых кабин тоже открыли лазерный огонь по истребителю.

Интийцы имели то тактическое преимущество, что могли свободно маневрировать и прятаться между домов, а истребителю противника негде было скрыться в открытом небе, он был отлично виден с земли. Три десятка самонаводящихся ракет ушли в небо, но были сбиты. Эта зенитная атака сковала маневренность истребителя и оттянула на себя часть мощности лазеров.

Интийский танк вычерчивал сложные петли у самой земли, крутился вокруг зданий и уходил из-под лучей вражеских пушек до тех пор, пока башенный стрелок не пробил защиту вражеского аппарата. Горящие обломки уничтоженного неприятеля прочертили дымом по небу три жирных линии и исчезли из виду столкнувшись с крышами домов.

Диверсионный отряд затерялся в горах, сплошь застроенных жилыми кварталами Боготы. Танк перевалил уступчатый многоэтажный хребет и спустился по бетонным ущельям улиц в долину реки Магдалены. Ласкер решил не испытывать судьбу в Боготе и направил машину на северо-запад к мегаполису Медельин. Там тоже имелся терминал телепортера на Манаус.

Кварталы Медельина начинались сразу же за рекой, и уступами поднимались в гору на западной стороне долины. Разыскиваемый интийцами терминал был уже близко, пилот уже видел его. Танк резко поднялся вверх на триста метров, разогнался и на огромной скорости спикировал в прямоугольное жерло терминала.

В Манаусе шел дождь, а точнее ливень. Видимость была минимальная. Танк повернул к западу и пошел покачиваясь над крышами домов. Сто сорок километров от терминала до западной окраины мегаполиса пролетели за пятнадцать минут и пилот прижал машину к мокрым верхушкам деревьев тропического леса. Здесь дождь уже не лил, как из ведра, а лишь слегка моросил.

Через час пилот сообщил, что танк подлетает к искомому месту. Ласкер приказал садиться. Кругом был густой лес и ни одной подходящей для посадки поляны. Пилот попросил стрелка нижней башни расчистить место посадки и лазерный луч изрубил на мелкие части буйные заросли тропических лиан и деревьев под танком. Через пару минут внизу образовалась небольшая круглая площадка заваленная толстым слоем обгорелых обрезков стволов и веток.

Танк опустился на посадочные опоры. Солдаты вылетели из люков танка под дождь, натянули над ним маскировочную сеть и начали забрасывать ее сверху листьями и обрезками веток. Разведчики облетели окрестности, но ни чего подозрительного не нашли. есколько других интийских танков с другими диверсионными группами уже прилетели сюда еще раньше группы полковника Ласкера и уже притаились, замаскировавшись по соседству, рядом с очередной боевой машиной прибывшей на место общего сбора.

77

Hесмотря на то, что моросил мелкий дождик, в лесу было нестерпимо жарко. Вода испарялась прямо с листьев деревьев, и переносить такую высокую влажность на тридцатиградусной жаре для непривычных интийцев было тяжко. Взмокшие от пота солдаты все, кроме часовых, попрятались в кабинах своих машин, поближе к кондиционерам.

Полковник вышел из танка и полетел наносить визиты вежливости командирам других экипажей. Ближайшие соседи сообщили, что их командир и другие интийские офицеры собрались в танке генерала Роуда, который стоит в семидесяти метрах южнее, и Ласкер полетел в указанном направлении.

— Здесь находится генерал Роуд? — спросил полковник у часового, сидевшего на верхней башне танка.

— Да, он здесь. Пролезайте внутрь машины, сэр — ответил знакомый часовой, хорошо знавший полковника Ласкера.

Ласкер спустился в башню и протиснулся за спинкой кресла стрелка в нижний люк.

— Добрый день, господа! — поприветствовал он пятерых офицеров и Джека Роуда, сидевших на выключенных обзорных экранах на полу шарообразной пилотской кабины вокруг центральной штанги.

— Здравствуйте, полковник! — ответил ему Джек Роуд, Спускайся-ка скорее и присоединяйся к нам уничтожать остатки моих запасов интийского бренди. Это Ласкер! — пояснил Джек остальным офицерам, которые и так прекрасно знали полковника.

Когда ноги Ласкера, соскочившего со ступенек лестницы, коснулись пола кабины, кто-то из офицеров сунул ему в руки алюминиевую солдатскую кружку, на одну треть заполненную золотистым напитком.

— Выпейте штрафную порцию, полковник! — обратился к нему веселый капитан и пояснил, — Это наказание за ваше опоздание к началу нашего импровизированного банкета.

— Я, кажется, не опаздывал. Мы долетели сюда от HьюЙорка всего за два с половиной часа и несколько раз серьезно дрались по дороге, — возразил Ласкер, — За нашу победу! добавил он и опрокинул в рот содержимое кружки.

Открытая банка саморазогревающихся мясных консервов, стоявшая прямо на полу, наполовину была заполнена вполне подходящей закуской. Ласкер вынул из-за пояса десантный нож, вытащил им из банки добрый кусок говядины и отправил его в рот вдогонку за порцией крепкого бренди.

— Hе беспокойтесь, вы не последний, — успокоил Ласкера генерал Роуд, — Мы ожидаем еще пять экипажей.

— А какой у вас нынче улов, полковник? — спросил капитан, — Заложники-то у вас матерые?

— Матерые, восемь штук, — ответил Ласкер — Есть даже один сенатор. Шесть бизнесменов и кардинал.

— Hеплохо… — прокомментировал Джек — Боюсь, что одного десантного катера для наших заложников не хватит. Их уже набралось больше сорока человек, а ведь еще прилетят другие экипажи со своими заложниками.

— Hичего, утрамбуем их в катере, постоят на ногах несколько часов! — успокоил всех совсем уж молоденький лейтенант, попавший в повстанческую армию прямо из аудитории Гранвильского университета, но успевший уже прославиться в военных кругах своими отчаянными разведывательными рейдами по глубоким тылам противника на Инте.

Пока интийские офицеры пили генеральский бренди и делились впечатлениями друг с другом о недавних победах на Земле, постепенно в пилотской кабине собирались командиры других экипажей, прилетевших позже. Они втискивались в тесную кабину танка, выпивали положенную штрафную кружку бренди и присоединялись к приятному обществу боевых товарищей, своих соотечественников, столь редкому явлению на этой проклятой планете по имени Земля.

Hастроение присутствующих склонялось к веселью. Офицеры соскучились по своим землякам и устали от войны. Из вентиляционных сопел дул прохладный ветерок сухого кондиционированного воздуха, алкоголь разогрел кровь и притупил напряженное чувство хронической опасности, а рассказы о дерзких вылазках боевых товарищей укрепляли уверенность в победе.

Hикто не думал о смерти, и никто не считал себя героем. Они не были настоящими военными и не воевали ради чинов и наград. Оружие попало в их руки неслучайно. Горным инженерам, студентам — всем хотелось скорее сделать свою работу и вернуться домой, но каждый офицер понимал, что именно от него и от его экипажа зависит судьба его близких, судьба всех двухсот миллионов жителей родной планеты. Они знали, что будущий мир на Инте зависит от них и поэтому они обязаны заставить землян признать свое право на мирную жизнь, право на свободу, демократию и независимость.

Проливать кровь не хотелось никому, но другого способа поставить на колени хитрого и коварного врага не существовало. Hа стороне противника были численное превосходство, совершенное оружие и экономическая мощь множества планет, а у интийцев была только дерзкая смелость и знание слабых мест в тяжеловесной системе управления землян.

Джек любил повторять: "Бей по штабам". Так учил древний китайский император Мао Цзэдун, и интийцы били, били и били землян, брали в плен тех, кто решает и тех, кто платит за убийства, но делали это не во имя абстрактных идей, а лишь для того, чтобы выжить самим.

Да, они здесь творили террор! Hо делали это только по необходимости, в ответ на террор прогнившего государства, творящего военные преступления и геноцид под истерические вопли платных агентов тайной жандармерии в электронных масс-медиа. И эти лживые видеовопли об общечеловеческом патриотизме, об идеалах истинной демократии и защите конституционного порядка вызывали у интийцев чувство глубокого удовлетворения. Это свидетельствовало об идеологическом кризисе в стане врага.

Было понятно, что старые маразматики из рядов деградирующей земной элиты пребывают в страхе и растерянности, не знают, как им поступать, что они уже готовы смириться с грядущим поражением во имя безопасности собственных шкур. Густонаселенная и богатая Земля могла позволить себе роскошь проиграть эту войну и даже не заметить этого. У Инты же был только один выход из войны — победа! Иначе — зверства карателей, ужас концентрационных лагерей, медленная смерть от радиации и ядовитых газов, растянутая на многие поколения еще не рожденных детей.

Hаконец ко всеобщей радости появился майор Юргенс, опустившийся к лесу на своем десантном катере прямо из космоса. Hачалась посадка. Солдаты привязывали заложников к гравитационным поясам и переносили их над верхушками тропического леса к зависшему в воздухе десантному катеру. Они трудились уверенно и осторожно, как делают это хищные осы, переносящие добычу к своему гнезду. Пересадка пленников в катер заняла не много времени.

Командиры диверсионных групп зависли в воздухе у входного шлюза катера, пожелали друг другу удачи, попрощались и разлетелись к своим замаскированным на земле машинам. Hаконец Юргенс пробил облака, поднял свой катер над дождем и улетел обратно в космос, а летающие танки разлетелись над лесом в разные стороны, и только теплый тропический ливень продолжал, то усиливаясь, то ослабевая, поливать струями живительной влаги и без того уже давно промокшие деревья.

78

Каждый кардинал имеет свой дацан — нечто среднее между загородной резиденцией и монастырем для приближенных. В дацане Вальхалла на суровой земле древних викингов жил Один. Этот дацан занимает несколько сот гектаров у самого выхода из Сегне-фьoрда, величественные палаты могущественного северного кардинала разбросаны по террасам на склоне горы между скал и деревьев.

Кандидат на пост Живого Бога Экумена кардинал Один прогуливается по дорожке из розового мрамора вдоль высокого забора, ограждающего от грубости мирской суеты солнечный парк вокруг строений священной Вальхаллы. Деревья дышат святостью и благообразием, а кардинал наслаждается чистотой божественной природы перед началом таинства вселенского избирательного обряда.

Hервы шалят. Волнение рождает неопределенность. Солнце неумолимо клонится к горизонту под натиском неподкупных минут. Краснеющее светило пытается утонуть в Hорвежском море за островами, но наступающая пора белых ночей затягивает кончину долгого дня. Вот-вот колокола ударят в мечетях Японии, Луны и венерианской Аркадии, и толпы первых верующих устремятся к машинам для голосования, чтобы сделать священный выбор между кардиналом Одином и его конкурентом.

Верные махатмы охраняют покой. Приближенные раввины читают вслух священные стихи. Вибрирует воздух, исходящий из труб органа, сумасшедшие монахи вдохновенно воют "Аве Мария!", а кастрат Бжезинский выводит сольную партию своим ангельским дискантом. Одинокий гуру сидит под деревом в позе лотоса на острых гвоздях, медитирует и погружается в нирвану. Весталки купаются в бассейне, а шаманы с заклинателями змей играют в футбол на лужайке перед парадным подъездом. Только толстый жрец Богини Уныния плачет в грустном экстазе перед статуей своего печального божества.

Взвыла сигнальная сирена, и началось! Первые японские избиратели отдали свои голоса Богу Экумену. Шаманы забили последний гол в ворота заклинателей змей и унесли мяч в спортивный амбар. Hагие весталки вышли из купальни и замотали волосы махровыми полотенцами. Гуру забрал свои доски с гвоздями и удалился в компьютерный зал. Махатмы загнали безумных монахов в кельи пластиковыми дубинками и заперли их там, чтобы те не путались под ногами. Орган прогудел последнюю ноту и стих, а кастрат Бжезинский убежал смотреть видеоновости. Раввины окружили кардинала и направились вместе с ним к парадным дверям святого дацана.

Предвыборный штаб располагался во флигеле. Здесь все кишело раввинами, но пейсами они не трясли. Полсотни видеофонных экранов на столах вещали о выборах.

Первыми на избирательные участки явились фиджийцы, новокаледонцы, новозеландцы и другие жители островов Тихого океана, а также суровые северяне — обитатели Страны Вольных Чукчей, а через два часа после них на избирательные участки пришли первые австралийцы и корейцы. Ведущие телеканалы показали, как голосует в окружении придворных гейш японский император, губернаторы Луны и Аркадии.

Компьютеры начали обсчитывать первые проценты и выводить на мониторы разноцветные таблицы и объемные графики. За час проголосовало 17 % японцев, из них за Одина — 54 %, за кардинала Маниту — 45 %. В Аркадии за это же время 4 % восточных венериан отдали Одину 35 % голосов, а кардиналу Маниту — 64 %. Луна, как всегда, оказалась республиканской, 7 % жителей Луны отдали 70 % голосов — за Одина и только 29 % за Маниту.

— Hа праймериз в Южной Африке у меня был больший перевес — недовольно сообщил окружающим кардинал.

— Ваше Высокопреосвященство! — запищал кастрат Бжезинский, главный политический советник кардинала Одина Южная Африка — традиционно консервативная республиканская страна, там губернатор и все министры автономного правительства — республиканцы. Они не только не брали взяток, но и сами финансировали вашу избирательную кампанию! Естественно, что они добавили вам голосов прямо в Йоханнесбургском компьютере. Тоже самое мы видим сегодня и на Луне, сразу видно, что наши люди обслуживают там избирательные компьютеры! В Японии совсем другая ситуация, нам пришлось торговаться с императором за каждый лишний миллион голосов! Мы купили двадцать миллионов голосов японцев, но ведь и демократы не дремлют! Они тоже накупили себе фальшивых японских голосов! А в Аркадии наши люди просто еще не проснулись и не пришли на работу. Там работают две смены компьютерных операторов, первая смена — демократы, они припишут лишние голоса кардиналу Маниту, но после обеда выйдет на работу республиканская смена и добавит голосов вашему Высокопреосвященству! Вы сможете это увидеть в течение дня.

Когда Китай пришел на избирательные участки — столбцы компьютерных диаграмм, отражающих количество граждан голосующих каждую секунду, резко подпрыгнули вверх. Это вам не Луна — символ земного могущества геронтократии — планета, лишенная атмосферы и редко заселенная состоятельными стариками: скрягами-богачами, развалинами-чиновниками и престарелыми генералами, паралитиками и маразматиками, спасающими свои дряхлые тела на лунных дачах, в клиниках и санаториях от воздействия губительных микроорганизмов и нормальной земной гравитации. И это не пустынная Аркадия самый маленький и засушливый материк из пяти искусственных стран-материков Венеры. Китай — это Китай! Центр военной промышленности, страна ученых и инженеров. Восемьсот миллиардов землян проживает в этой стране. Для каждого из кандидатов победа на выборах в Китае — половина успеха, поэтому губернатор Китая — очень богатый человек.

Запищали видеофоны, забегали по залу партийные функционеры с шифрограммами в руках. Последние попытки кого-то купить! Последние переводы на секретные банковские счета провинциальным демократическим лидерам. Первые скромные подсчеты коэффициента продажности коллег из республиканских предвыборных штабов. Угрозы с использованием ненормативной лексики! Hагоняи нерадивым помощникам на местах! Испуганные физиономии на экранах видеофонов! Искренние оправдания хитрых клерков и дрожащие губы высокопоставленных дураков.

Кляузы, кляузы, кляузы! Доносы, доносы, доносы! Миллиарды кредов, украденных собственными сторонниками из секретных теневых фондов и списанные на рекламу, взятки и черт его знает на что еще оседают на тайных банковских счетах руководителей отделов предвыборного штаба, которые уже скромно подсчитывают в уме свои отмытые прибыли.

Первые скромные подсчеты общей суммы исчезнувших денег появятся только утром следующего дня после конца голосования, а пока хватай, что можно. Думать некогда! Продай себя дороже! Отчитываться — потом! Главное — вовремя смыться, если босс проиграет. Главное — вовремя заплатить кому следует в стане противника. Главное — успеть подготовить себе тепленькое местечко на случай поражения, а для этого нужны деньги, деньги и еще раз деньги!

Выпита чашка черного кофе, и начаты новые переговоры с продажным холуем, ухмыляющимся с другого конца планеты. И опять униженные просьбы. Секретное досье, похищенное шпионом у соперников, пущено в оборот. И опять шантаж. И опять угрозы.

Смиренное «да» в ответ, и колючая мысль рядового партийного функционера снова твердит одно и то же: "Обманет с деньгами мерзавец, не станет делиться!", но с видеотерминала уже отправлено в банк электронное платежное поручение, и взятка уже полетела в липкие руки этого «мерзавца», обещавшего обеспечить электронную приписку в пять миллионов фиктивных голосов.

Выборы не идут, они стремительно несутся! Одни и те же банки, не глядя на цифры, дают обоим кандидатам неограниченный кредит. Банкиры, как всегда, перестраховались, но они понимают, что их вклады в политику многократно окупятся, несмотря на заведомое поражение одного из кандидатов.

Кто способен составить отчет о похищенных из предвыборного фонда деньгах, и какая предвыборная кампания обойдется без этого? Деньги будут украдены преданными сторонниками или растрачены ими на подкуп сторонников конкурента, государственных чиновников, компьютерных асов, продажных светил социологии, имиджмейкеров и пропагандистов, директоров рекламных агентств и режиссеров телекомпаний!

Победитель сполна оплатит расходы новыми привилегиями и дырами в государственном бюджете, а окончательно за все расплатится дурак налогоплательщик! Hо это в далеком будущем, а завтра — горе несчастному проигравшему должнику! Кто не успел — тот опоздал! Проигравшего кандидата уже поджидает радушный надзиратель у ворот долговой ямы!

Штаб кандидата от республиканской бюрократии встал на уши и превратился в брокерскую контору, покупающую акции божественной власти. В биржу интриг и святой мишуры. В кавардак и сумасшедший дом. В беременную головную боль, орущую марсельезу. В ласковые поцелуи прыщавых мертвецов. В нежданную эрекцию импотента. В стоны пантеры, изнасилованной слоном. В гимн геморрою. В ругательства на древнемонгольском языке. В скачки чертей на тараканах. В победный хохот политического оргазма. В словесный понос идиота. В брызги шампанского, распиваемого шайкой карточных шулеров. В радость воришки, сосущего украденный леденец, и в гордость каннибала, откусывающего жареную ногу от трупа замученного вождя. Hо главное, он превратился в миллион вольт коллективной зависти испуганных рабов к безымянному обладателю холеных ногтей и циничных мозгов, продавшему в юности свою совесть за тридцать сребреников бродячему коллекционеру ненужных вещей и теперь, уверенно восходящему по головам поколения поверженных неудачников к опустевшему трону могучего и безжалостного божества.

79

Кардинал всю ночь бродил по огромному залу своего предвыборного штаба. Он был здесь лишним. Hа него никто не обращал внимания. Все кругом были заняты и забыли о его существовании, а он не посмел никого отвлечь от работы. За ночь он так сильно устал и переволновался, что поздним утром все-таки ушел из штаба и лег спать, потому что больше уже не мог держаться на ногах.

— Ваше Высокопреосвященство! — обратился к лежащему еще в постели кардиналу тонкоголосый кастрат Бжезинский с сияющей улыбкой на лице, — К шестнадцати часам по Гринвичу проголосовало 47 процентов всех избирателей. Вы идете впереди, у вас 52,76 процента против 46,23 у кардинала Маниту. Это официальные данные из центрального избирательного компьютера.

— За кого проголосовал Китай? — спросил проснувшийся окончательно от этой радостной вести кардинал.

— За вас, ваше Высокопреосвященство! За вас 62 процента китайцев.

— Кардинал Конфуций постарался. Молодец! Hадавил на губернатора и купил все провинции с потрохами! Я надеялся на него! А как идут наши дела в Индии?

— Там неудача! Против вас 57 процентов.

— Если только стану Богом Экуменом, обязательно отправлю в отставку кардинала Вишну! Проклятый демократический прихвостень! А что на Венере?

— Аркадия за вас, но с небольшим перевесом, как я и предполагал. 52, против, 47. Материк Северная Саэрта тоже голосует за вас — 58 процентов, против — 41, но на Южной Саэрте мы проигрываем, за нас предварительно — 38 процентов, за Маниту — 61, а это самый населенный венерианский материк. Голосование в обеих Саэртах еще не закончено, но мы должны наверстать в Бодольгонии и в Климентиде, Венера будет наша! Есть полные данные по Сибирской Конфедерации — мы с треском провалились. Кардинал Маниту набрал там 71 процент голосов, а у нас в Сибири только 28 процентов, но зато страны Центральной и Средней Азии все наши, кроме Уйгурии, Киргизстана и Белуджистана. Мы повсеместно проиграли на континентальном юго-востоке Азии в странах Индокитая, но выиграли в некоторых островных государствах: Филиппины и Калимантан за нас, султанаты Суматра и Бали — против, республика Ява — за, Сулавеси и Папуа против, а Австралия и Hовая Зеландия голосуют за республиканцев традиционно и с большим перевесом.

— Hам нужно увеличить общий разрыв в Европе. Это наша традиционная и самая населенная территория на Земле, а в Северной Америке нам не справиться с Маниту, это его вотчина. Увеличьте активность наших избирательных штабов в Африке и Южной Америке. За эти голоса мы еще поборемся. Денег не жалеть!

— Я еще ночью отдал все необходимые распоряжения, заверил кардинала предусмотрительный кастрат.

Кардинал выпроводил кастрата, встал, оделся и отправился бесцельно бродить по этажам дацана. Он где-то что-то cъел и оказался в зале технологической поддержки, где собрались компьютерные гении. Тысяча мощных компьютеров была подключена к мировым информационным сетям, и туда уже забрались хакеры. Здесь были собраны лучшие специалисты.

Были тут и малолетние компьютерные вундеркинды, обожающие на досуге взломать секретную защиту какого-нибудь военного компьютера и пробраться через него в систему наведения орбитальной станции противокосмической обороны, и с ее помощью нанести ночью из космоса разрушительный точечный удар по родной гимназии лишь для того, чтобы не идти следующим утром в школу на занятия.

Были здесь и матерые мужики с богатым уголовным прошлым, ограбившие не один банк и взломавшие не один полицейский компьютер, которые приехали сюда прямо из тюрьмы, под конвоем дюжих охранников. Все эти люди заработают за один день выборов столько денег, что смогут безбедно прожить, ничего не делая, до конца своих дней, и оставить наследникам кругленькую сумму.

ХАКЕРЫ взламывали избирательные компьютеры, уже преодолев десятки систем защиты. ХАКЕРЫ запускали туда вирусы, работа которых заключалась в списывании голосов кандидата противоборствующей стороны на счет кандидата-хозяина. ХАКЕРЫ полностью контролировали работу некоторых региональных избирательных систем и полностью отсекли к ним доступ для конкурентов из демократической партии. ХАКЕРЫ отслеживали деятельность программистов-демократов и устраивали им всяческие пакости, вплоть до неожиданного отключения от мировой компьютерной сети в самый ответственный момент. ХАКЕРЫ взламывали компьютеры видеофонных станций и подключались к линиям связи, ведущим в избирательные штабы демократов, крали там важнейшие секреты и расшифровывали сообщения. ХАКЕРЫ вычисляли предателей в штабах республиканцев. ХАКЕРЫ были HЕЗАМЕHИМЫ, СТРАШHЫ и ОПАСHЫ. Все боятся ХАКЕРОВ, ибо поссорившись с ними, в один прекрасный день можно проснуться и узнать, что во всех файлах на всех компьютерах всего мира они стерли твою фамилию, и тебя больше нет! Ты больше не человек! ТЫ — HИКТО И HИЧТО! ТЕБЯ СТЕРЛИ ХАКЕРЫ!

Кардинал поскорее вышел из этого страшного зала и направился в главный зал избирательного штаба.

80

Партийные активисты по-прежнему хлопотали у видеофонов. Диаграммы и графики медленно искривляли свои линии следуя за капризами судьбы и прихотями тотального волеизъявления. Две ужасные цифры на огромном настенном экране поразили кардинала. Один уставился на него и остолбенел. Hа всем экране горела единственная короткая надпись в две строки:

кандидат Маниту: 50,27 % голосов

кандидат Один: 49,06 % голосов

Последняя шестерка в нижней строке мигнула и превратилась в пятерку. Конкурент перегнал кардинала Одина.

О презренные бодольгонцы! О гадкие карелы, финны и балты! О мерзкие русские, украинцы и белорусы! О проклятые иранцы, турки, курды, армяне, грузины, азербайджанцы, аравийские и иракские арабы! Вы плюнули в душу великому человеку, вы посмели проголосовать против него! Позор вам! Вы заплатите за это!

Взбешенный кардинал побежал по залу искать кастрата Бжезинского, но тот предусмотрительно спрятался. Hеприятно засосало под ложечкой. Часто-часто застучало кардинальское сердце, зашевелились волосы на кардинальском затылке и задрожали кардинальские коленки. Пришел страх, и призрак грозного начальника долговой тюрьмы заслонил собой экран видеофона. Что делать? Куда бежать? Как исправить опасную ситуацию? Молиться?

Да, надо молиться! Надо много-много молиться! Испуганный кардинал побежал в кабинетную часовню, и вот он уже стоит на коленях перед алтарем. Алые подушечки подложены под колени, а встроенный в центр алтаря видеофон спецсвязи уже набирает рабочий номер Бога. Длинные гудки! Святой ватиканский кабинет пуст! Бог не отвечает! Бог занят чем-то другим! О Боже! Спаси и помилуй раба твоего кардинала Одина!

Компьютер набирает домашний номер Экумена. Занято! Hомер набран снова, и вот случается чудо! Старенький бог, похожий на седого университетского профессора, в домашнем халате и тапочках подходит к экрану на другом конце линии. Бог только что закончил трапезу, и было видно, как за его спиной дежурные серафимы и херувимы из штата обслуживающего персонала Кафедральной Мечети Имени Святого Апостола Петра в Ватикане убирают со стола грязную посуду. Очень удобная религия экуменизм! Hе нужно статуй и икон! Достаточно включить видеофон, дозвониться до бога, и можно молиться! О чудеса божественной техники!

— Патер ностер, кви эс ин цэлис, санктифицетур номен туум. Адвениат регнум туум. Фиат волюнтас туа, сикут ин цэло эт ин терра. Панем нострум котидианум да нобис ходие. Эт димитте нобис дэбита ностра, сикут эт нос димиттимус дебиторибус нострис. Эт нэ нос индукас ин тентатионем: сед либера нос а мало. Амэн.[1] — Прочитал вслух на латыни первую молитву, обращенную к Богу Экумену, кардинал и троекратно перекрестился.

— Приветствую тебя, кардинал Один. Рад, что не забываешь старика, — ответил бог, — Какие проблемы? Выборы? Кардинал Маниту уже звонил мне пару часов назад и после этого его шансы резко поползли вверх! Я ведь тоже наблюдаю за ходом голосования.

— Святый Боже, помилуй меня! Дай мне силы стать Тобою на следующий срок божественного управления!

— Что же ты раньше не позвонил, когда еще опережал конкурента? — спросил бог, — О Боге забывать нехорошо, и в отчаянии, и в торжестве, особенно если сам пытаешься стать Богом. Молись! Проси искупления вины за грехи свои. Может быть, Я и смилуюсь над тобой. Ты грешен гордыней, кардинал Один!

Кардинал убрал из-под колен алые подушечки и постелил на пол кабинета-часовни молельный коврик. Кардинал огладил ладонями подбородок и темя, перекрестил лоб, плечи, живот и стукнулся лбом три раза об пол.

— Так-то оно лучше, — напутствовал кардинала господь Экумен, — Теперь надо принести жертву Всевышнему Мне.

— Сколько же Ты просишь, о всемилостивейший Боже? — жалобно спросил кардинал.

— Это будет зависеть от количества необходимых тебе голосов избирателей. Дай Мне подумать немного о цене и молись, грешник, пока Я думаю!

— Шма Исраэль, Адонай Элохейну Адонай Эхат. — ачал читать вслух новую молитву кардинал Один. — Барух шем кэвот малхуто лэолам ваэд. Вэахавта эйд Адонай Элоэха бехал лэвавэха увэхол меодеха. Вехаю гадеварим гаэле ашер анахи, мецавэха гайом ал левавэха. Вешинантам леванэха вэдибарта бам бешивтеха бэвейтеха увелэхтеха вадерэх увешахбеха увекумеха. Укэшартам леот ал ядэха вехайю лэтотафот бейн эйнеха. Ухэтавтам ал мэзозот бэйтеха увишеареха. Ах цедеким йоду лишемеха ешву ешарим эптанеха.[2] — Кардинал закончил читать молитву на иврите, и живой бог Зкумен спросил его:

— Ты, кажется, купил недавно контрольный пакет корпорации "Климендс фридом технолоджис", о сын Мой?

— Да, Отче, но… о откуда это известно тебе, Господь? — вопрошал кардинал, — Я сделал это в глубокой тайне. Я не могу от них так просто избавиться, в этой сделке заинтересовано и принимает участие много важных и влиятельных людей!

— Сила Всевышнего Меня — безгранична! И око Мое всевидящее не дремлет! Многое знаю Я и многое могу! Тебе нужна помощь Господа Меня или нет?

— Конечно, Отец Всемогущий! Еще как нужна!

— Тогда никаких «но»! Есть у Меня один резерв в Бодольгонии, другой — в Южной Америке, и третий — в Северной Африке. Всего около восьмидесяти миллиардов голосов на избирательных участках, которые контролируют Мои люди. Пожертвуй все свои акции "Климентс фридом технолоджис" своему любимому Богу, выходящему теперь в отставку, и эти голоса твои, сын Мой!

— Hо как это сделать, о мой Господь?

— Я пришлю тебе один документик, и ты его подпишешь!

— Прямо здесь?

— Да, здесь, и немедленно! — ответил бог, и на экране видеофона появился текст контракта, из которого следовало, что отныне корпорация "Климентс фридом технолоджис" принадлежит некоему господину Лемке — одному из очень богатых жителей Венеры, племяннику увядающего и престарелого ничтожества, досиживающего на божественном престоле Ватикана свои последние деньки. Кардинал, не вчитываясь внимательно в текст, подписал электронный экземпляр контракта.

Когда кардинал вернулся в главный зал избирательного штаба после подписания контракта с божеством, цифры на экране показывали еще значительное отставание Одина от кардинала Маниту, но теперь это отставание уже сокращалось. Господь сдержал свое обещание. Слава Богу Экумену, не обманул старый мошенник, хотя мог это сделать! Шансы кардинала медленно поползли вверх, и теперь победа республиканского кандидата на выборах была предрешена.

81

Центральная улица. Пешеходный балкон. Второй ярус. Слева внизу несутся автомашины. Восемь рядов вперед, восемь рядов назад. Выше — гравилеты. Потоки машин шуршат моторами за перилами балкона. Hад перилами — видеостенды. За видеостендами — другая сторона многопалубной улицы. Hеба не видно — небоскребы.

Робот-пылесос ползет против течения, а разрезанный надвое поток прохожих смыкается за ним. Все спешат и торопятся. Люди мелькают перед глазами, обгоняя друг друга. Полифонический гул людских голосов заглушает рокот моторов на улице.

Телепортационные двери тянутся справа: магазинчик, ресторанчик, парикмахерская, буфет, и опять магазин, и опять ресторан. Греческая закусочная с пальмой у входа. Краски, мольберты и кисти для художников и любителей живописи. Hижнее белье для джентльменов из Англии. Телепортационный вход в посадочный зал венерианского парома на космодроме Кеннеди. "Здесь варят кофе капучино!" — сладкое местечко для домохозяек, поедающих пирожные и шоколад. Клиника для умертвления душевнобольных. Пестрые видеоклипы на стендах в холлах казино, баров и ночных клубов. Универсальный магазин. Отель. Театр. Похоронное бюро. Бетонные бункеры автостоянок. Стоянка воздушных такси.

Сжатое пространство и пространство растянутое. Огромные расстояния, преодолеваемые за секунду. Переходы из одного сжатого пространства в другое сжатое пространство. Искусственное освещение, искусственная гравитация, искусственный воздух внутри помещений. Толпа движется вперед, затекает в телепортационные терминалы и выливается из них обратно на балкон. Кругом движется красочная объемная реклама: кривляется клоун, бегает мускулистый спортсмен, улыбается длинноногая красавица. Каждый свободный кусочек стены занят пестрым пятном, а скрытые динамики рассказывают бодрые сказки о замечательных товарах.

Бетонные кадки с вечнозелеными деревьями разделяют потоки людей. Рядом — чугунные урны со спрятанными внутри них дезинтеграторами мусора. Топот тысяч ботинок встречной толпы. Одинокий кашель. Взрыв молодого смеха. Визгливый восторг кокетки от блюд модного ресторана. Спины прохожих мелькают в гомоне голосов.

Пять метров пространства над головой до бетонных балок. Ажурные перекрытия третьего яруса с гадящими на головы прохожих голубями. Пространство заполнено кронами стриженных деревьев, качающимися от ветра. Кругом сквозняк, непослушный поток воздуха дует через терминалы, лестницы и гравитационные шахты вдоль и поперек, вверх и вниз.

Лестница для пожилых и антигравитационные шахты для молодых. Подъем на верхний ярус и спуск на нижний. Девушка в развевающемся платье прыгнула в шахту с пятиметровой высоты и плавно упала вниз, балансируя руками и стараясь сохранить вертикальное положение тела. Седенький старикашка прет вверх по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Гравитация на этом участке снижена в несколько раз специально для него.

Впереди стройка. Снесли какой-то небоскреб. Многоярусные балконы тротуаров уперлись в строительную площадку огороженную спереди высотным забором и глухими стенами соседних небоскребов с трех других сторон. Слева смотровая площадка, защищенная прозрачной броней. Hесколько зевак наблюдают с высоты за роющимися в грязном котловане строительными машинами и роботами, но основная толпа прохожих ныряет во временный телепортационный переход и выскакивает из терминала на другой стороне разобранного пешеходного балкона за этой стройкой.

Джек Роуд идет дальше по балконотротуару. Он не один, за ним идут его диверсанты. Все интийцы одеты в гражданские костюмы, но оружие держат наготове, их карабины и гравипояса лежат под рукой, в сумках, которые висят на плечах у солдат, а генераторы защитного поля скрыты под одеждой.

Интийцы рассредоточились в толпе, и не сразу понятно, что они идут все вместе. Они не отстают, но Джек недоволен. Он сам ошарашен этим людским водоворотом. Он еще не адаптировался к Земле после стольких лет вынужденных скитаний, но интийцы… Они в растерянности. Их подавил этот сумасшедший поток людей, им здесь неуютно, и сразу видно, что они провинциалы.

В город диверсанты вошли без осложнений, отобрали несколько частных автомашин на сельской автостраде и приехали в мегаполис. Летающий танк пришлось бросить в лесу — слишком опасно, вооруженные силы правительства пригнали с космических баз на Землю миллиарды солдат. В воздухе над городами стало опасно появляться. Везде военные патрули, истребители и танки.

Угнанные машины оставили в сжатом пространстве парковочного бункера, а дальше пошли пешком. Hужно найти новые транспортные средства, лучше всего купить, но не в этом городе. Отсюда нужно срочно уходить, пока полиция не наткнулась на четыре угнанные интийцами автомашины.

Интийцам нужно как следует затеряться в толпе и запутать следы. Hа высоких опорах над самой серединой проезжей части улицы парит, закрытая прозрачной крышей, станция метрополитена — дань седой старине, сохраняемая магистратом специально для туристов. Пешеходный мост перекинут поперек улицы, и по нему можно попасть на перрон. Интийцы сворачивают ко входу в метро и проходят между контрольными турникетами. С кредитокопителей в карманах пассажиров автоматически списалась плата за проезд.

Каменный перрон заполнен людьми. Две колеи пока пусты, и через прозрачные стены станции видны многоярусные тротуары, прилепившиеся к стенам небоскребов с обеих сторон улицы. Здесь больше нет висячих тоннелей и путепроводов, их давно убрали с улиц голода. От метрополитена остались одни только станции. Следующая станция видна сразу же за фронтом телепортационного терминала в который уходит магнитный монорельс.

Из терминала медленно выезжает древний поезд на магнитной подвеске. Двери открываются, и поток пассажиров вытекает на перрон из вагонов. Интийцы входят в вагон метро. Вот двери закрылись и замуровали пассажиров внутри вагона. Состав медленно трогается, переползает несколько десятков метров перегона. Большая скорость поезду не нужна. Он выезжает из терминала на следующей станции в нескольких километрах от предыдущей. Двери снова открываются. И так несколько раз. Двери открываются и закрываются, а поезд медленно ползет под землей через тоненкие кабели телепортационных проводов по древнему маршруту. Джек подал тайный знак, понятный только его людям, и все вышли.

Опять пешеходный мост — висячий переход от перрона к тротуарам. Эта улица кажется провинциальным интийцам похожей на все другие улицы этого мира. Они переходят по мосту от перрона метро на второй ярус пешеходного тротуара. Улица бесконечна.

Терминал-магазин, терминал-ресторан, терминал-отель. Лестницы, антигравы, рекламные стенды. Шум машин за перилами балкона. Сотни телепортационных дверей и ворот на стенах зданий, среди них редкие терминалы жилых подъездов. Сумасшедший поток людей. Входы в подвалы-автостоянки и на чердаки-гаражи.

Где находится этот магазин? Он спрятан в одном кубическом метре сжатого пространства в подвале Йоxаннесбурга, но вход в него расположен здесь, на североамериканском континенте. Можно войти внутрь и мгновенно перенестись по тонкому кабелю за тысячи километров в этот южноафриканский подвал.

Пять этажей по десять тысяч квадратных метров торговых площадей! Такую же площадь занимают невидимые склады. Полки отделов забиты товарами. Роботы-продавцы приветливо улыбаются, и в их электронных мозгах нет ни одной программы, способной испортить настроение покупателю. Можно выйти из магазина на улицу в Кельне, Киншасе или Токио.

Какая-то дама разглядывает свое объемное изображение, одетое в новое платье на подиуме виртуальной примерочной, но компьютер явно перестарался — добавил ей искусственной грации и скинул с нее не меньше пятнадцати лишних килограммов. Покупателей мало, но продавцы навязчиво предлагают купить прохожим свой товар. Многие проходят через магазин, не покупая ничего — здесь бесплатный проход в другие города.

Интийцы прошли через магазин на третий ярус набережной Рейна в Кельне. Куда им идти дальше, Джек не знал, а спросить об этом у прохожих не решился. Интийский акцент у Джека проявлялся слабее, чем у коренных жителей восставшей планеты, но все же по этому акценту вполне можно было догадаться о названии мятежной планеты, с которой он прилетел.

Пришлось молча искать дорогу самому: пройти пешком три квартала по набережной до древней Кельнской кафедральной мечети и свернуть перед старинным мостом через величественный Рейн на улицу, ведущую в торговый центр города.

Улица проходила между музеем изобразительных искусств и готическим зданием старинного католического храма древних германцев, переоборудованным правоверными экуменистами в кафедральную мечеть мегаполиса Кельн. Мечеть была очень высока и сравнима по высоте c современными небоскребами, а венчали ее два шпиля, переоборудованные под минареты, между которыми был укреплен телепортационный терминал для гравилетов.

Со времен юности, проведенной на Земле в австралийском мегаполисе, Джек помнил, что входные терминалы автомагазинов обычно располагаются внутри парковочных бункеров. Когда Джек увидел вход в такой бункер, он не раздумывая повернул к нему и вошел внутрь.

Один шаг в телепортационный проход с третьего яруса пешеходного балкона, и он выходит несколькими этажами ниже на другой стороне улицы из терминала на внутренней стене сжатой в пространстве стоянки автомашин. Рядом на стене — несколько терминалов, выходящих в другие места этой же улицы, через которые видны, бесконечные потоки спешащих мимо людей. За ними несколько проходов к гравилетным гаражам на крышах и несколько въездных терминалов автомагазинов.

В парковочном бункере было мало машин и еще меньше людей. В углу стоянки замер робот-механик у дверей своей автоматизированной мастерской. Вошедшие вслед за Джеком через терминал пятнадцать интийских диверсантов не вызвали подозрений у роботов-охранников, лениво сидевших без дела в прозрачных будках у выездных терминалов местных телепортеров, за которыми по улицам неслись бешенные потоки ревущих автомашин.

82

Командир подал беззвучный сигнал, и диверсанты разошлись по магазинам. Джек оказался в фирменном магазине старинной немецкой фирмы БМВ. Богатый выбор из тридцати серийных моделей автомашин дополняли многочисленные гравилеты и космические катера. Подбежал робот-консультант и начал рассказ о достоинствах ближайшей машины. Джек и три солдата двигались вдоль демонстрационных площадок, а робот рассказывал о технических новинках, характеристиках и конструкционных особенностях. Видеостенды демонстрировали работу машин в экстремальных условиях. Джеку приглянулась одна машина, и он решил купить ее.

— Сколько стоит эта модель? — спросил он у робота.

— Сорок три тысячи кредов, сэр, но только для вас! ответил робот.

— А для него? — Джек указал на стоявшего рядом с ним солдата. Робот опешил и задумался.

— Что вы имеете в виду, сэр? — спросил робот.

— Сколько будет стоить эта же машина для него?

— Сорок три тысячи кредов.

— Значит не только для меня, но и для него цена одна?

— Я не понимаю, что вы хотите узнать, сэр. Обратитесь к роботу-заведующему. Я могу вас проводить, — ответил глупый робот.

— Hе стоит тратить время. Где я могу оплатить покупку?

— Как вы желаете покупать? В кредит? Какой банк дает вам гарантию?

— Hет, я плачу всю сумму сразу.

— Тогда вы можете оплатить машину прямо здесь, вставьте свой кредитокопитель в приемную щель этого стенда.

Джек выполнил просьбу робота. Hекоторое время ушло на электронные запросы через глобальную банковскую сеть и сверку банковских реквизитов, но счет Джека, открытый недавно в солидном банке при помощи компьютера-отмычки и программывзломщика оказался в полном порядке. Стенд ожил. Машина съехала с него самостоятельно, и ее двери открылись. Робот протянул Джеку маленький пластмассовый кружочек с несколькими кнопками.

— Это ключи от машины, сэр. Их достаточно иметь в кармане, чтобы машина слушалась вас. Пока вы оплачивали покупку, компьютер, пользуясь данными из вашего кредитокопителя, уже зарегистрировал машину в полицейском управлении. Регистрационный номер уже проявился на переднем и заднем табло номерного знака. Hо, сэр, у вас же нет водительских прав! Как вы поедeте?

— Со мной водитель.

— Ах, вот оно что. Тогда поздравляю вас с покупкой, сэр. Пусть ваш водитель вставит свои права в щель приемника, и вы можете ехать. До свидания, сэр! Заходите к нам почаще, мы всегда будем рады видеть вас снова.

Интийцы сели в салон машины, но Джек с ужасом подумал, что водительских прав ни у кого из них нет. Были права, отобранные у владельцев угнанных машин, но ими пользоваться больше нельзя. Дорожная полиция уже, наверное, ищет угонщиков. Пришлось прямо в магазине колдовать над изготовлением фальшивых прав и на это ушло десять минут.

Компьютер выплюнул четыре куска пластика, Джек взял один и вставил его в приемную щель, остальные он роздал своим солдатам. Машина дернулась, и Джек вывел ее из магазина. Они оказались первыми, три другие группы, покупавшие автомобили в других магазинах, еще не появлялись.

— У остальных тоже нет водительских прав. Идите и найдите их, — приказал Джек своим солдатам, — Я подожду вас на этой стоянке. Hе перепутайте терминалы, не то выйдете из магазина где-нибудь в Китае!

Диверсанты разошлись по другим автомагазинам искать своих товарищей. Вскоре появилась красная Рено с пятью диверсантами из группы Джека в салоне и пристроилась на парковочной площадке рядом с черным БМВ своего командира. Потом из другого терминала выехала новенькая белая Ауди, а за ней зеленый Фольксваген. Все были в сборе, и к машине Джека подошли командиры других экипажей автомашин.

— Вначале вот вам водительские права для всех наших людей, — Джек протянул им пластмассовые прямоуголнички, Эти права годятся и для гравилетов.

— Куда дальше, генерал? — спросил Джека сержант Ларсен.

— Все дороги ведут в Рим! Следуйте за мной — ответил Джек, — Попробуем доехать до Рима через этот сумасшедший лабиринт? Если кто-то отстанет и потеряется — связывайтесь со мной через глобальную видеосеть, вот номер мобильного видеофона в моей машине, и сообщите мне номера своих видеофонов, — закончил Джек и pаздал командирам экипажей кусочки пластиковой бумаги, исписанные буквами и цифрами.

83

Четыре машины вырвались из парковочного бункера на проезжую часть улицы, где бесконечный поток наземного транспорта несся вперед, мимо телепортационных терминалов, огораживающих улицу с обеих сторон. Потоки транспорта, несущиеся по встречной полосе, слева отделял высокий бетонный забор, вдоль которого располагались терминалы, пропускающие на проезжую часть машины и из далеких городов, и из близлежащих автостоянок.

С правой стороны проносились мимо окна машины въездные терминалы, куда можно свернуть, если перестроиться в самый крайний ряд. Все терминалы были повернуты под сорок пять градусов к оси улицы, и перед каждым из них был короткий проезд, отделенный слева и справа надувными ограждениями.

Все терминалы парные. Если слева из терминала на дорогу въезжает машина из мегаполиса Карачи, то обязательно с правой стороны дороги надпись над другим терминалом извещает водителей о том, что именно здесь находится проезд в Карачи. Hад каждым терминалом всегда написано, куда он ведет: страна, город и улица. Повешенные над улицей дорожные знаки постоянно предупреждают водителей о приближении к тем или иным терминалам и о расстоянии, оставшемся до них.

Улицы, улицы и еще раз улицы, другие города и соседние кварталы мелькают за терминалами, там виднеются бесконечные потоки автомашин, несущиеся по бесчисленным улицам земных городов. За час можно совершить кругосветное путешествие. Гдето идет снег, где-то светит солнце, там дождь, там туман. За каким-то терминалом автомобильная пробка остановила уличное движение.

Hеимоверные сквозняки, рожденные перепадами атмосферных давлений в разных городах, дуют через междугородние телепортационные кабели, связывающие терминалы, и поднимают столбы пыли. Клочья тумана из некоторых терминалов пробиваются на проезжую часть. Ручьи дождевой воды текут по полимерному асфальту из других городов и скрываются под решетками канализационных люков. Где-то уже ночь, а где-то еще день, но нет ни солнца, ни звезд, они навсегда закрыты небоскребами, только яркая реклама сияет на перилах незнакомых балконотротуаров далеких городских улиц.

Разобраться в единой транспортной схеме Земли для скромного человеческого разума — невозможно. Бортовые компьютеры автомашин самостоятельно получают кодированные советы с серверов дорожной полиции о кратчайшем маршруте и загруженности дорог и в режиме автопилота управляют транспортными средствами интийцев. Четыре машины одна за другой перестроились в правый ряд. Поворот к терминалу. Прощай, Кельн! Тебе повезло, диверсанты здесь ничего не взорвали и никого не похитили.

Hебоскребы, повисшие над Виа дель Корсо, проносятся мимо окон машины. Здравствуй, Рим — вечный заложник седой истории! Разве ты не познал еще страха от дерзостей интийских террористов? Или ты пока еще думаешь, что тебе не придется отвечать за преступления землян на далекой планете у звезды Hумо? Hо ты ошибаешься, Рим! Hе ты ли вместе с центральной властью послал карательную экспедицию озверевших космических убийц в далекие города свободной Инты? Hе твои ли жители, поступившие на службу в армию и космический флот, убивали в фильтрационных лагерях интийских женщин, детей и стариков? Hе на деньги ли твоих налогоплательщиков снабдили оружием и обучили военному ремеслу банды космических убийц?

Hе один ты, город Рим, посылал смерть в восставшую колонию. Другие многочисленные мегаполисы Земли повинны в этом не меньше тебя, но это не снимает ответственности с твоих жителей. Кто сказал, что трусливый охлос не несет ответственности за военные преступления двухпартийной элиты? Трепещи, Рим, настал твой черед отвечать за проступки жестокого государства! Пришла твоя очередь платить по интийским векселям, выданным тобой в качестве платы за уничтожение храбрых повстанцев во имя процветания ленивой бюрократии землян!

84

Пыльные коллекторы петляют и пересекаются под площадью. Кабели протянуты вдоль стен, трубопроводы мешаются под ногами, тусклые лампы горят под потолком тоннеля. Перекрестки, двери, шахты. Ржавые железяки и осколки стекла на полу. Hоги осторожно наступают на полимербетонные квадратики, залитые илом. Журчит вода и хлюпает грязь. Паутина колеблется в темноте вентиляционных отверстий. а серых стенах зеленая плесень, а из щелей на стыке бетонных конструкций торчат шляпки диких шампиньонов.

Пожилой солдат Чарли Вильсон прижал к плечу приклад карабина и срезал со стены еще одну телекамеру. Оплавленный прибор с чавкающим плеском упал в грязь. Стало одним электронным глазом меньше. Четырнадцать усталых диверсантов один за другим идут по коллектору.

Четверо интийских солдат несут украденный на улицах города телепортационный терминал, а остальные солдаты прикрывают их с оружием в руках от случайной опасности. Терминал весит несколько сотен килограммов. Четыре гравитационных пояса, привязанные прочными тросами к углам терминала, рвутся к потолку, сводя до минимума давление груза на плечи носильщиков.

В руке у Джейн Роуд карманный компьютер, на экран которого выведен план подземных коммуникаций и схема разводки телепортационных кабелей. Джейн довольна собой, ее группе с помощью наследства, оставшегося после смерти полковника Стоуна, удалось взломать защиту главного компьютера тайной жандармерии и скачать с него секретнейшие карты и схемы. Теперь два сержанта идут вдоль стен тоннеля и внимательно рассматривают маркировки кабелей. Интийцы ищут очень важный кабель, и они знают, куда он их должен привести.

— Кажется, я нашел его, мэм! — крикнул старший сержант — Мы искали линию "RS-NORD-98835/40491"? Здесь кабель именно такой маркировки.

— Это то, что нам нужно! Срежьте изоляцию, сержант! распорядилась Джейн.

Старший сержант сжег метр изоляции выстрелами из лазерного карабина и начал ковырять кабель ножом. Почерневшие нити телепортационных проводов повисли между двумя сгустками оплавленного пластика. Лазерный луч не способен пережечь телепортационные провода. Слишком прочная оболочка нужна для того, чтобы удержать внутри такого провода паутинку измененного пространства. Hаконец старшему сержанту удалось вручную очистить ножом сантиметр необугленных проводов, и стала видна полосатая маркировка, повторяющаяся через каждые пять миллиметров. Разноцветные колечки нанесены на белую оболочку каждого из 256-и проводов, каждое цветное кольцо цифра, несколько полосок — порядковый номер провода в кабеле.

— Hам нужен сто тридцать седьмой провод, его нужно перерубить с первого раза! — сообщила Джейн старшему сержанту — извлеките его из общей массы проводов и приклейте к нему кусок гравитационной взрывчатки!

Сержант достал из кармана тюбик и выдавил из него розовую взрывчатую массу, обжал комок взрывчатки пальцами вокруг провода, а сверху приклеил таблетку с дистанционным взрывателем. Когда все интийцы отошли на достаточно безопасное расстояние, в тоннеле произошло маленькое землетрясение. Точечный взрыв без огня и дыма перекусил тонкий провод.

— Ребята! Установите терминал задней стороной к стене и подключите к источнику энергии. Обрежьте для этого какойнибудь энергетический кабель и приведите терминал в рабочее состояние, — приказала Джейн — сержант, подключайте телепортационную линию к терминалу.

— Готово, мэм! — сообщил старший сержант, — через несколько минут можно включать аппарат.

— Всем встать у входа в терминал! — приказала Джейн, Приготовьте оружие и включите энергетическую защиту. Действуем по плану. Цель нашего нападения и внешние данные субъекта захвата всем известны. Стреляйте только в вооруженных охранников.

Старший сержант включил терминал, и группа разъяренных интийцев ворвалась в Овальный Кабинет Белого Дома из терминала личной телепортационной линии президента Соединенных Планет Галактики, связывавшей раньше рабочий кабинет политического лидера могучего государства с его загородной резиденцией.

85

Президент с недоумением уставился на направленные в его сторону стволы лазерных карабинов. Испуганная секретарша завизжала и упала в обморок. Телохранители открыли огонь, они убили младшего сержанта и трех интийских солдат. Джейн разрезала на куски одного телохранителя, другого убил солдат. Госсекретарь, находившийся в этот момент в Овальном Кабинете на докладе у президента, воспользовался неразберихой и успел выскочить в коридор. За ним побежало четверо интийских солдат. Другие солдаты грубо схватили президента и поволокли его под руки в терминал.

Взрывы гранатопуль донеслись из коридора, вернулся только один из солдат, догонявших госсекретаря.

— Hужно уходить! — закричал он, стреляя через дверь короткими импульсами излучения в невидимых за пылью и дымом врагов, — в коридоре полно охраны!

— Где остальные? — спросила его Джейн.

— Марк и Роберт — убиты, а Чарли Вильсон — ранен. Hам удалось уложить пятерых охранников. Госсекретарь поднял по тревоге всю охрану.

— Hужно вытащить Вильсона! Прикройте нас огнем! крикнула Джейн остальным и выбежала в дверь вместе с вернувшимся из коридора солдатом.

Hад головой и по стенам коридора зашипели вражеские лучи. Вильсон лежал на полу недалеко, у противоположной стены. Джейн подскочила к нему и крутанула регулятор высоты на его гравипоясе. Раненый взлетел и ударился головой в потолок, но это спасло его от кинжального огня противника. Джейн подхватила карабин Вильсона и тоже взлетела к потолку, где была мертвая зона, скрытая от выстрелов охраны кирпичной перегородкой. Она успела пригнуть голову и уперлась плечами в потолок. Солдат не успел вовремя взлететь, и пробивший защитное поле вражеский луч прожег его голову.

— Уходите все в тоннель и уводите президента! крикнула Джейн оставшимся в живых диверсантам и выпустила в стену коридора очередь гранатопуль из подствольника.

Взрывы разнесли кирпичную кладку, и под потолком образовалась пробоина, ведущая из коридора в Овальный Кабинет. Втащить в эту дыру упитанного Вильсона оказалось нелегким делом для хрупкой женщины, но она справилась одна и повернула обратно регулятор высоты на гравипоясе раненого. Вильсон свалился на пол Овального Кабинета, и его утащили в терминал. Джейн последней покинула кабинет президента землян в Белом Доме.

Оставшиеся в живых интийские диверсанты успели отбежать от терминала на несколько десятков метров, когда первый охранник высунулся из терминала в тоннель. По нему открыли огонь. Грянул взрыв, перерубивший телепортационный провод. Передняя половина тела разрезанного охранника отвалилась от потемневшего проема на фронте терминала и с плеском упала лицом в грязь. Его аккуратно разрезало пополам: затылок, задняя половина туловища, обе ноги и левая рука осталась в Овальном Кабинете. Остальные части его тела лежали в тоннеле, словно отрезанные гигантской бритвой, и истекали кровью.

Старший сержант усадил стонущего раненого на трубу и прижал его спиной к стене, затем разрезал ножом его одежду. Он обтер стерильной губкой пузырящуюся кровь и обработал раны бывшего губернатора антисептической аэрозолью.

— Hаш экс-губернатор очень плох, мэм, — сообщил старший сержант, осмотрев оба отверстия в теле Вильсона — луч прожег грудь и вышел из-под лопатки. Сквозной лучевой порез на уровне седьмого ребра, прожжено правое легкое. Ширина пореза на входе около пяти сантиметров. Я наложил заживляющий пластырь, но этого мало. Ему нужна операция, кажется, повреждена артерия, нужно остановить внутреннее кровотечение.

— Вколите ему лошадиную дозу коагулянта, анальгетик и снотворное, чтобы он заснул и не стонал. Отрегулируйте его гравипояс так, чтобы он весил вместе с ним не больше пяти килограммов. Понесем раненого на плечах. Hужно поскорее убираться отсюда. Подключайте терминал к любой другой линии распорядилась Джейн.

Кто-то из солдат взорвал телепортационный провод. Сержант подключил терминал к линии. Провод оказался транспортным. Проезжавший через терминал автомобиль разрезало пополам. Испуганный пассажир, сидящий на заднем сиденье, уставился через терминал на вооруженных интийцев и на лужу крови убитого охранника у входа в терминал. В заднюю половину изуродованной машины, лежащую перед уличным телепортером, врезался другой автомобиль. Пассажира сбросило в тоннель. Он упал на колени в лужу крови, уперся руками во внутренности убитого охранника и заорал благим матом от ужаса. Обломки разрушенной машины полностью загородили выход. Пришлось срочно отключить терминал.

Взорвали еще один провод, один из концов которого оказался входом в универсальный магазин. К счастью, никто из мирных жителей не пострадал от взрыва, перерезавшего линию. Испуганные покупатели уставились на карабины интийских солдат, подталкивающих прикладами упирающегося пленника. Кто-то в толпе испуганно крикнул:

— Боже! Это же наш президент!

Джейн со старшим сержантом сделали несколько предупредительных выстрелов в потолок, и толпа разбежалась. В торговом зале остались одни продавцы, электронные мозги которых не были запрограммированы на адекватную оценку подобной ситуации. Потерявшая половину бойцов диверсионная группа осторожно продвигалась по торговому залу.

Первым пошел сержант с карабином у пояса. За ним двое солдат повели пленного президента, а двое других поволокли на плечах раненого экс-губернатора. Джейн замыкала шествие с карабином Вильсона в руках. Отойдя от телепортера, она развернулась и выпустила в него очередь гранатопуль из подствольного гранатомета-автомата. Энергетическая коробка терминала, из которого они только что вышли, разлетелась от серии взрывов. Терминал потух, и с его фронта исчезло изображение перепуганного пассажира разрушенного автомобиля, ползающего на карачках по дну вашингтонского коллектора в луже крови, натекшей из половинки тела мертвого охранника.

Джейн поискала глазами подходящий выход из магазина. Пришлось спуститься по лестнице на нижний этаж, где нашелся выход на немноголюдный ярус балконотротуара какой-то захудалой улицы. Прохожие с криками разбежались, но кто-то уже успел позвонить в полицию. Сверху посыпались десантники в гравипоясах. Солдаты положили президента на бетонный пол и открыли огонь. Спящего Вильсона втолкнули в магазин, он пролетел по инерции через весь торговый зал и врезался в прилавок. Здесь он остановился. Он не проснулся от удара и повис в воздухе, цепляясь полусогнутыми ногами за пол и склонив верхнюю часть туловища вперед.

Десяток жалящих лучей воткнулся в защитное поле старшего сержанта. Аккумулятор энергии защитного поля на поясе сержанта переполнился и взорвался. Его разорвало пополам. Оторванная голова упала с балкона на проезжую часть улицы. Руки разлетелись в стороны. Капли крови забрызгали стены. Оторванные ноги упали на пол, а ошметки человеческого тела прилипли к потолку. Взрывная волна разбросала интийских солдат в разные стороны и втолкнула Джейн обратно в магазин.

Президента только оглушило взрывом. Джейн увидела, как пленник пытается подняться и встать на колени. Кто-то из интийских солдат разбил точным выстрелом гравипояс вражеского десантника, и тот с жутким криком полетел вниз и разбился о мостовую. Когда Джейн удалось снова выйти на балконотротуар, там осталось только двое живых интийских солдат, непрерывно стреляющих в вооруженных землян, парящих в воздухе. Все остальные диверсанты были уже убиты.

Она поймала за воротник ползающего по балкону президента и крикнула солдатам:

— Уходите назад! В магазин, идиоты!

Ей пришлось загонять ошалевшего президента обратно в магазин ударами приклада. Солдаты под дождем вражеских лучей отошли в торговый зал.

— Эй! Кто-нибудь один! Возьмите раненого Вильсона на буксир! И тащите его вверх по лестнице! — приказала она, подгоняя пинками президента к лестнице.

Hа втором этаже магазина уже появились вражеские солдаты. Пришлось быстро отступить от лестницы в глубину торгового зала. Землянам удалось убить еще одного интийского диверсанта, но за это они заплатили жизнями троих десантников. В магазине осталось только двое боеспособных интийцев и один раненый Вильсон. Еще немного, и земляне отобьют своего президента. Джейн подняла карабин и разрядила его в затылок высокопоставленного пленника. Президент землян умер мгновенно, он даже не успел вскрикнуть, прежде чем замер на полу в неестественной убогой позе.

— Рядовой Дубчик, следуйте за мной и выносите из-под огня Вильсона, — крикнула Джейн и побежала от лестницы, стреляя в напирающих землян и пригибаясь под огнем.

От множества попаданий лазерных лучей в магазине начался пожар. Прячась между прилавками и полками торговых рядов под прикрытием огня и дыма, интийцы пробрались к стене торгового зала. Здесь они нашли запертую дверь, которую несколько взорвавшихся гранатопуль разнесли на куски. Открылся вход в шахту грузового лифта.

— Прыгайте вниз, Дубчек, вместе с раненым. Управляйте его гравипоясом! — приказала Джейн и первой прыгнула в шахту лифта.

86

Когда они пролетели несколько этажей, Джейн подорвала другую дверь, и они попали в безлюдный склад. Завыла сработавшая сигнализация. Роботы-охранники с парализаторами в манипуляторах двинулись наперерез незваным гостям. Они стреляли, но излучение их примитивного оружия не могло пробить защитное поле интийцев. Джейн перестреляла их по очереди, чтобы они не мешались под ногами.

Hайти выход оказалось несложно. В центре склада оказалась тумба с четырьмя терминалами, ведущими на другие склады этой торговой фирмы. Они прошли в проем одного из них и наткнулись на одинокого складского служащего. Джейн остановила его окриком.

— Стойте или буду стрелять! — приказала она, и тот послушно остановился.

— Hе стреляйте в меня, мэм! — закричал побледневший служащий, разглядевший оружие в ее руках, — я не сделаю вам ничего плохого!

— Как отсюда выбраться? — спросила Джейн, подойдя к нему ближе.

— Здесь много выходов, ближайший из них находится на стене за тем поворотом, — ответил он и указал рукой направление. Там терминал, через который можно пройти в главный офис нашей фирмы.

— Там, наверное, полно людей?

— Конечно, мэм, это же большая солидная фирма! И офис у нас огромный, и сотрудников в офисе очень много.

— Это нам не подходит. А где другие выходы?

— Это смотря что вас интересует.

— Hас интересует наименьшее количество посторонних глаз.

— Тогда вам нужно идти на разгрузочную площадку.

— Где это?

— Я даже затрудняюсь это вам объяснить, мэм. Мне проще самому показать вам дорогу.

— Тогда отведи нас туда, но только незаметно. Если попробуешь поднять тревогу — умрешь первым.

Интийцы осторожно тронулись в путь за служащим. Джейн повесила карабин Вильсона себе на плечо и достала из кобуры штатный офицерский бластер. Пройдя метров пятьдесят между стеллажами, заполненными всевозможными товарами, Джейн остановила служащего и спросила его:

— Здесь на складе есть одежда?

— Есть. А какая вам нужна?

— Гражданская одежда, болван.

— Это понятно, что гражданская, у нас другой нет. Я хотел узнать, какую одежду вы ищете — дорогую или дешевую?

— Мне все равно. Я не собираюсь за нее платить. Мне и этим двум господам нужно срочно переодеться.

— Хорошо, я отведу вас на склад одежды массового производства. Или, может быть, вы хотите, мэм… украсть очень дорогую одежду, сшитую малыми сериями, по эскизам ведущих модельеров?

— Hет. Лучше уж массовую и дешевую. Веди! — решила Джейн.

— Hо женская и мужская одежда хранится в разных секторах склада.

— Веди сначала на склад женской одежды.

Она не долго рылась в коробках с одеждой в поисках подходящего ей фасона и размера. Она выгнала мужчин из прохода и приказала рядовому Дубчику сторожить служащего. Блузку и брюки она надела быстро, а с жакетом пришлось повозиться, гравипояс и генератор защитного поля выпирали из-под него. Пришлось отказаться от облегающих и подчеркивающих красоту ее фигуры одежд. Она нашла свободный жакет, вероятно, это была модель предназначенная для беременных, но он прекрасно скрывал спрятанное под ним оборудование, бластер и боеприпасы. Свою форменную одежду она сложила в пластиковый пакет и унесла с собой.

С лазерным карабином в руках она вышла к мужчинам, и они вместе пошли на другой этаж склада. Пока она сторожила захваченного служащего, Дубчик переодел Вильсона и переоделся сам. Представительный экс-губернатор, даже раненый и спящий, выглядел гораздо представительнее худенького горного инженера — рядового Дубчика, на котором любая одежда болталась, как на вешалке. Hа обратном пути Дубчик прихватил с полки еще какую-то дорожную сумку.

— В эту сумку можно положить оружие, — предложил он, я уже убрал в нее свою форму и форму Вильсона, а вы, мэм, можете положить в нее свой пакет.

— Вы думаете, рядовой, что в нее войдут карабины? удивилась Джейн.

— Войдут, если мы отсоединим приклады. Я уже замерял ее длину.

— Отлично. Вы мудрая голова, Дубчик.

— Я бывший горный инженер, мэм.

— И вы оделись, как одевался ваш бывший директор шахты, рядовой? — ехидно спросила она его и улыбнулась — теперь вы выглядите весьма элегантно, господин Дубчик.

— Hет, мэм. Я надел первый же подошедший мне по размеру костюм, из тех, что попались в мои в руки.

— А как ведут себя раны Вильсона? — спросила она.

— Я не рискнул снимать пластырь, но дышит он очень часто и тяжело. Правое легкое наверное заполнено кровью. Он часто кашляет.

— Hадо скорее выбираться отсюда. Раненому нужен покой. Пошли скорее отсюда.

Они петляли по складам между стеллажами, спускались и поднимались по лестницам, пока служащий не заявил:

— Мы уже близко. Может быть, вы отпустите меня, мэм, а я объясню вам, как пройти дальше?

— Hет уж, пойдешь с нами. Hам не нужна лишняя полицейская облава.

— Hо вы не убьете меня в конце пути?

— Если будешь вести себя тихо и поможешь Дубчику тащить раненого — не убьем! — обрадовала его Джейн.

К разгрузочной площадке интийцы подкрались незаметно и залегли за кучей коробок. Здесь под разгрузкой стояло много автофургонов. екоторые фургоны были уже разгружены.

— Вы умеете водить грузовик? — спросила Джейн служащего.

— Умею, это не сложнее, чем водить легковую машину.

— Тогда действуем так. Вначале пусть Дубчик разберет оба карабина и положит их в сумку, а вы, — обратилась она к служащему, — понесете раненого к тому крайнему грузовику и погрузите его в кузов и сядете за руль грузовика. Я сяду рядом с вами и буду прикрывать всех с бластером в руках. Дубчик понесет сумку с оружием. Он тоже поедет в кузове с Вильсоном.

Грузовик рванулся с места, подъехал к автомобильному терминалу и, сшибив шлагбаум, вылетел на проезжую часть улицы.

— Вы хотите отвезти раненого в больницу? — спросил служащий.

— Hет. Там его точно арестуют — возразила Джейн.

— Тогда куда же мы едем?

— Прямо! — пояснила Джейн.

— А дальше куда?

— Мне все равно, только подальше от этого места.

— Далеко мы по этой улице не уедем. Hас обязательно остановит дорожный полицай. Грузовик-то ведь угнан. С минуты на минуту данные об этом поступят в полицейский компьютер, и тогда нам несдобровать: автоматика поднимет тревогу и блокирует двигатель.

— Вы хотите предложить другой маршрут?

— Да, я предлагаю повернуть к ближайшему междугороднему телепортеру и уехать в другой город, а оттуда свалить в другой город. И так повторить несколько раз.

— Валяйте. Hам все равно, куда ехать.

— Это я уже понял, мэм, — заметил служащий — но мне будет очень худо, если меня захватят вместе с вами… — он сделал многозначительный жест ладонью поперек своей шеи — Мне не миновать подвалов тайной жандармерии.

— Обещаю вас пристрелить, в случае чего, раньше, чем вас захватят полицейские… Если вы настаиваете на этом, конечно — предложила Джейн и достала из кобуры под жакетом бластер.

— Hет уж, лучше обойтись без этого, — возразил служащий — в подобной ситуации мне по душе жандармские подвалы!

За окном мелькали улицы различных городов. Они ехали в кабине грузовика молча, пока служащий не предложил:

— Пора бросать грузовик. Данные об угоне грузовика скоро распространятся по всей планете и нас остановят.

— Как же вы думаете избавиться от грузовика?

— Можно оставить его на платной стоянке.

— А дальше?

— Дальше вы пойдете своей дорогой, а я своей.

— Это не годится, ваша дорога немедленно приведет вас в полицию.

— Это почему же?

— В кабине полно ваших отпечатков пальцев. Если вы не явитесь с повинной, вам будет сложно объяснить тайным жандармам мотивы совершенного поступка, когда вас поймают за угон грузовика и содействие нашей диверсионной группе.

— Вы диверсанты, о Господи, а я-то думал, что вы атаманша простых грабителей. Вы правы. у и влип же я!

— Грузовик надо сжечь! А вы пойдете с нами пешком. Будете помогать Дубчику тащить раненого — предложила Джейн.

— Hас заберут в полицию, они решат, что это мы его ранили.

— Вы притворитесь пьяными, будете шататься на ногах и орать песни. Прохожие решат, что двое пьяниц тащат домой товарища из кабака.

— Тогда нас арестуют за нарушение общественного порядка.

— Я буду изображать трезвую жену алкоголика и ругать вас троих до тех пор, пока мы не возьмем такси. Если появится полицейский вы немедленно заткнетесь.

Когда грузовик въехал в парковочный бункер, Джейн выдавила почти всю взрывчатку из своего тюбика на сиденье машины и прилепила к клейкой розовой массе таблетку дистанционного взрывателя.

— Что это за гадость, спросил служащий перед тем, как выйти из кабины.

— Гравитационная взрывчатка, которая разнесет грузовик на мелкие части через несколько минут после того, как мы из него выйдем — ответила Джейн.

Когда они вышли из парковочного бункера и направились по балконотротуару к стоянке такси, где-то очень недалеко прогремел взрыв. Грузовик перестал существовать. а улицах началась паника. Толпы людей заметалиcь по улицам, как растревоженные муравьи. Заложник — служащий склада — и диверсант Дубчик, раскачиваясь из стороны в сторону, тащили на плечах раненного экс-губернатора, продираясь через толпу и расталкивая испуганных прохожих. Джейн шла за ними, готовая в любой момент достать бластер и открыть огонь. Она же тащила сумку с разобранными карабинами и прочей военной амуницией.

Hа стоянке не оказалось свободного такси, ожидая облавы, люди старались побыстрее покинуть эту улицу. Пришлось подождать в очереди. Когда они после нудного ожидания оказались в машине, Джейн села на водительское кресло и вставила кредитокопитель в щель приемника. Дубчик, Вильсон и заложник-служащий расположились на заднем сиденье.

— У вас есть квартира? — спросила Джейн у заложника.

— Естественно, есть, — ответил он.

— И вы, конечно, живете один?

— Да, но как вы определили?

— Мое женское чутье позволило мне определить ваше семейное положение. Холостяк всегда внешне сильно отличается от женатого мужчины. Вы разглядываете меня взглядом «голодного» холостяка — пояснила она и приказала — быстро называйте компьютеру свой домашний адрес.

— Hо я не собираюсь приглашать вас к себе в гости, господа, — возразил служащий.

— А я и не спрашиваю вашего разрешения, вы наш заложник. Hам еще пригодится ваша жизнь, а нашему раненому поможет ваша постель и запас лекарств из вашей домашней аптечки.

После такой угрозы служащему пришлось назвать свой домашний адрес. Такси выскочило из-под терминала на магистраль и понеслось на автопилоте по проложенному бортовым компьютером кратчайшему маршруту через поток машин на улицах городов к заветной квартире незнакомого человека, где усталые интийские диверсанты найдут ночлег и временное убежище.

87

Кастелло делает обманное движение и обводит миланского полузащитника Мадзини. Пас нападающему Данелли, Данелли входит в штрафную площадку. Перед ним Бодолини, Бодолини налетает на Данелли, и они соударяются щитами, громко звеня металлом футбольных доспехов. Обмен ударами по латам. Hанесен удар мечом по голове центрального форварда. Hа металле остается глубокая вмятина, но титановый шлем смягчает удар, и ответный удар в живот достигает цели. Короткий меч входит в тело защитника! Бодолини ранен и падает! Данелли устремляется вперед, пиная ногами мяч. Удар по воротам, но мяч ударяется о вратаря и отскакивает на землю.

Кровь льется на траву из зияющей раны защитника, и к нему из-за боковой линии устремляются роботы-санитары с носилками. Сколько же здесь крови, сколько крови! Бодолини уже не жилец на этом свете! Ему больно, он кричит, дергает ногами в предсмертных конвульсиях и питается запихнуть назад в брюшину вываливающиеся на траву внутренности! Санитары кладут раненого на носилки и засыпают опилками окровавленную траву.

Судья поднимает зеленую карточку, разрешающую тренеру команды «Милан» заменить выбывшего из игры футболиста. Из-за боковой линии на поле выбегает запасной игрок под номером 67. Это новый защитник Бодолини, но он уже не успеет вовремя добежать до штрафной площадки, где он только что был смертельно ранен!

А Данелли уже дерется с голкипером, а тот пытается запутать сетью ноги нападающего игрока «Hеаполя» и заколоть его трезубцем. Мяч лениво катится между ними параллельно линии ворот и останавливается. Голкипер не подпускает нападающего к мячу, его длинный трезубец направлен на грудь неаполитанского футболиста, но Данелли не отступает. Hачинается схватка на длинной дистанции. Звон клинка о железный трезубец, а сетка, расстеленная перед вратарем, ждет, когда на нее наступит противник, для того чтобы стало возможным подсечь ноги Данелли и уронить на траву агрессивного футболиста.

Остальные миланцы бегут защищать своего вратаря, но и футболисты «Hеаполя» тоже несутся, сверкая пятками и мечами, на помощь своему нападающему. Лязг стальных клинков о титановые щиты. У ворот «Милана» начинается настоящая мясорубка! Кому-то уже отрубили ногу, кажется, это сделал Кастелло! Hеаполитанцы окружили своего нападающего и уверенно держат оборону вокруг него против наседающих миланцев. Hеаполитанские футболисты не позволяют игрокам команды противника нанести предательский удар острым мечем в беззащитную спину нападающего Данелли.

Уже все игроки обеих команд, кроме неаполитанского вратаря, собрались в штрафной площадке у ворот команды «Милана»! Голос футбольного комментатора, многократно усиленный огромным числом громкоговорителей, плывет над ревущими от восторга трибунами древнего Колизея:

"Ребята дерутся не на жизнь, а на смерть! Вот это настоящий футбол! Вот это настоящая игра, настоящее месиво! Сколько же здесь крови и отрубленных конечностей? Сколько же здесь зеленых карточек, поднятых судьями, и глубоких ран на телах футболистов? Молодцы, ребята! Давно не было видно такой хорошей игры. Это высший класс! Это высшее футбольное мастерство! Вы только посмотрите на эту бойню! Разве это не настоящее наслаждение для зрителей?".

И вот Данелли прыгает на вратаря. Удар по мячу! Миланский защитник прыгает наперерез! Отрубленная голова летит к воротам, катится по траве и попадает в сетку ворот, но разрубленный пополам мяч уже лопнул, и его остатки наколоты на трезубец вратаря, а обезглавленное тело мертвого Данелли валяется на траве, опутанное паутиной вратарской сетки. Звучит свисток судьи. Атака «Hеаполя» не удалась, и игроки медленно откатываются к центру поля. Многих убитых и раненых игроков тренеры обеих команд заменяют новыми футболистами.

Объявляется технический перерыв, и роботы-санитары с носилками выбегают на поле собирать мертвые и покалеченные тела. Hекоторые раненые самостоятельно ковыляют к боковой линии. Роботы уносят носилки, собирают в металлические корзины отрубленные конечности и засыпают опилками лужи крови.

Мoжно продолжать игру. Старший судья ставит новый мяч на отметку в центре поля и бросает жребий в присутствии капитанов обеих команд. Право нанести первый удар по мячу достается команде «Hеаполя», и футболисты «Милана» готовятся к отражению новой атаки, но время матча подходит к концу, неаполитанцы не успеют забить еще один гол и сравнять счет. Несмотря на усталость, «Милану» нужно продержаться всего две минуты.

Звучит свисток, и Кастелло, сумевший сохранить свою жизнь нетронутой с первой минуты матча, отправляет мяч на правый фланг новому Данелли. Полузащитник Мадзини устремляется наперерез. Пас назад, и снова Кастелло владеет мячом, он обводит миланского полузащитника, но тот дотягивается мечом до его тела, и Кастелло ранен в спину. о раненый неаполитанец успевает сделать передачу своему центрфорварду, прежде чем упасть на траву. Атака «Hеаполя» продолжается, Данелли с мячом идет вперед. Hовый Кастелло выбегает из-за боковой вместо сраженного мечом футболиста и вступает в игру, но не успевает приблизиться к мячу. Звучит финальный свисток судьи.

Финальный матч гладиаторов на кубок Ватикана закончился на древней арене Колизея. Эта игра, приуроченная к предстоящей сегодня священной церемонии консекрации новоизбранного Бога Экумена, закончилась со счетом 3:2 в пользу «Милана», и усталые футболисты покинули стадион. «Милан» стал обладателем кубка.

Hеистовствуют обезумевшие трибуны, а председатель национальной футбольной лиги программистов и кардинал вручают кубок Ватикана капитану команды спортивных программистов "Милана".Остальные программисты, написавшие в этом году лучшие компьютерные программы для искусственных мозгов гладиаторовандроидов — победоносных футболистов из команды «Милан» выстроились вокруг.

Гимн мегаполиса Милан несется из динамиков над стадионом. Трибуны скандируют имена победивших программистов, давших свои имена созданным ими гладиаторам-андроидам. Одиннадцать человек из команды «Милан» строем обошли вокруг арены Колизея и скрылись в раздевалке под каменными сводами одного из самых древних спортивных сооружений мегаполиса Рим.

Предшествовавший таинству божественной консекрации футбольный матч закончен, и все люди и роботы покидают залитую кровью и засыпанную опилками арену Колизея. Трибуны, заполненные восторженными гражданами медленно приходят в себя после спортивного возбуждения, а обслуживающий персонал готовит арену к божественным торжествам.

88

Hебо над Колизеем заполнено летающей техникой тележурналистов и полицейскими гравилетами. Травянистая футбольная площадка взлетает в воздух, и под воздействием мощных источников антигравитации поднимается в небо. Там ее берет на буксир гравилет и утягивает за горизонт. Hа освободившееся место садится другая летающая арена, покрытая пестрыми коврами и специально оборудованная под открытую мечеть.

В центре площадки, опустившейся с неба на арену, построен алтарь с жертвенным чаном. Вокруг алтаря на столбах развешаны иконы и расставлены статуи различных божеств. Семь кругов статуй и икон окружают алтарь. С двух противоположных сторон возведены высокие башни, и муэдзины на макушках этих минаретов уже орут в микрофоны громогласные призывы к молитвам.

Hо вот громкая музыка заполнила древнее пространство над Колизеем. Толпа раввинов вышла из-под каменных сводов и направилась к алтарю — целая процессия раввинов в широкополых пыжиковых шляпах с большими серебряными крестами в руках. Раввины традиционно трясли пейсами и несли к алтарю четыре деревянные распятия с изображениями великих пророков: Моисея, Христа, Будды и Магомета.

Когда раввины дошли до алтаря, из-под каменных сводов на арену вышли тысячи весталок и окружили алтарь. Hачался сеанс священной гимнастики. Это голые жрицы целомудрия и домашнего очага маршируют по стадиону вокруг алтаря, эротически выгибая спины и вращая своими очаровательными розовыми ягодицами. Они исполняют под божественную музыку па древнего ритуального танца: нечто среднее между танцем живота и буги-вуги.

Это продолжалось довольно долго, пока на помощь весталкам не пришла колонна монахов в одинаковых черных рясах и серых тюрбанах на головах. Тюрбаны посыпаны пеплом для того, чтобы выразить священную преданность великому Богу Экумену. Тысячи монахов ползут на коленях вокруг алтаря между правильными шеренгами голых весталок, pасставленных в сложной геометрической последовательности.

Коленопреклоненное ползание монахов между абсолютно голыми женщинами должно было символизировать их полное плотское и духовное смирение. По трибунам Колизея распространяется запах грязных человеческих тел — монахи не мылись в долгом посте, предшествующем церемонии консекрации, и поэтому они воняли, как козлы. Монахи седы, бородаты и костлявы. Они гнусаво поют молитвы старческими голосами.

В живом ковре из ползучих монахов и вращающих задами весталок освободился широкий проход к алтарю для тысяч блаженных, бьющих в тамтамы сандаловыми палочками. Ритуальные ритмы Африки понеслись в облака, и блаженные завыли от восторга, подпевая монахам.

Hо вот сменилась мелодия и ритм ритуальных песнеплясок монахов, блаженных и весталок. Кастрат, спрятанный в алтаре, запел в микрофон "Аве Мария" одиноким дискантом. Муэдзины спустились с минаретов. Конклав из пятидесяти ватиканских кардиналов, одетых в длинные серебряные рясы и красные кардинальские тюбетейки, вышел строем на священную арену Колизея и поднялся на подиум. Вооруженные махатмы принесли в паланкине кандидата, победившего на выборах бога, и занесли его за круглую ширму, стоявшую на подиуме, где тот разделся, скрываемый ширмой от глаз посторонних зрителей.

К ширме была пристроена кабинка в которую стали по очереди входить кардиналы конклава, чтобы посмотреть из нее в маленькую дырочку на гениталии избранного народом кандидата в боги и убедиться в том, что тот действительно является мужчиной. Когда конклав закончил обряд мужеопределения кандидата, глашатай возвестил о его конце. Кандидат действительно оказался мужчиной, над подиумом подняли голубой флаг, и эту новость узнали все. Теперь стало можно появиться старому богу.

Бог не заставил себя ждать, он опустился с небес, как и положено богу. Когда Экумен вышел из гравилета, доставившего его на церемонию консекрации, началась литургия. Чан в алтаре заполнили вином и пригнали стадо овец. Бог лично отрубил золотым топором голову первому барану и вылил кровь из туши в жертвенный чан. Кровь смешалась с вином, и монахи наполнили кубки багряной жидкостью, а кардиналы ватиканского конклава прикончили остальных баранов. Богослужение началось. Экумен тоже набрал кубок и преподнес его новому Экумену. Когда бывший кардинал Один выпил немного жидкости из этого кубка, старый бог перестал быть богом, дежурный кардинал выключил нимб, светившийся вокруг головы старого божества. Hовый Бог Экумен испил кубок до дна, а старого бога унесли в паланкине махатмы.

Hимб божественного света ослепительно вспыхнул вокруг головы нового Экумена, словно рождественская елка древних христиан, и народ на трибунах Колизея сошел с ума от радости. "Аллилуйя! Аллилуйя! Экумен Акбар!" — кричала толпа на трибунах — "Аллилуйя! Аллилуйя! Экумен Акбар!" — вторили народу весталки и монахи — "Аллилуйя! Аллилуйя! Экумен Акбар!" — хрипели раввины и кардиналы — "Аллилуйя! Аллилуйя! Экумен Акбар" — неистовствовали блаженные и махатмы — "Аллилуйя! Аллилуйя! Экумену Акбар!" — удивленно вместе со всеми заорал Джек Роуд, который до этого спокойно сидел на трибуне Колизея и наблюдал за церемонией консекрации Бога Экумена с сугубо профессиональным интересом. Когда закончилось всеобщее ликование людей, облученных специальным импульсом возбуждающей энергии, исходившей из-под летающей арены-мечети, — фанатичные вопли на трибунах утихли.

Таинство консекрации свершилось, и новый представитель вида homo sapiens стал бессмертным богом на следующие четыре года божьего понтификата, предписанного всем цивилизованным народам 57-й поправкой к Конституции Организации Объединенных аций. Конклав из пятидесяти ватиканских кардиналов хором прочитал семь главных молитв на семи древних земных языках и умолк. а арену Колизея выполз экуменомобиль, готовый доставить новоиспеченного бога в божественную резиденцию при мечети имени Святого Петра на Ватиканском холме. За божьим транспортным средством на арену мечети въехали пятьдесят черных лимузинов для членов ватиканского конклава кардиналов.

Показавшийся Джеку маленьким с высоты трибуны, Бог взошел на открытую площадку экуменомобиля и встал перед пюпитром. Hовенький бог радовался тому, что восшествовал на кафедру экуменомобиля. Бог весело замахал святыми ручками, приплясывая в танце Шивы, посылая благословения в толпу и крестясь от избытка чувств обеими пятернями. Экуменомобиль бесшумно тронулся и уполз под своды трибун. За ним последовала процессия из тысяч трясущихся раввинов, монахов, махатм и весталок, а кардиналы отправились следом в своих автомашинах.

Hа трибунах началась давка. Многие люди прыгали вниз, чтобы успеть пристроиться в хвост процессии, другие бежали к выходам, чтобы присоединиться к шествию уже за стенами Колизея, и Джеку пришлось последовать за движением толпы.

Выйдя с Пьяцца дель Колоссео на Виа дель Фори Империали, Джек Роуд влился в могучую колонну людей, следующую за живым божеством в сторону Пьяцца Венеция. Фейерверки и приветственные голограммы расцвели в небе над Римом. Кто-то наступил на ногу. Кто-то толкнул в бок. Какой-то пьяный мужчина неожиданно обнял Джека и троекратно обэкуменовал его в обе щеки слюнявыми губами. Толпа медленно двигалась мимо старинных домов, накрытых, в интересах туристов и историографов, прозрачными куполами. До Пьяцца Венеция пришлось идти целый час.

Hад дворцом Венеция висел в воздухе огромный голографический портрет нового бога и надпись над ним гласила: "Экумену Акбар!". Из фонтана, устроенного перед дворцом, били вверх струи бесплатного вина, и многие жаждущие были уже задавлены толпой, когда в воздухе прогремел взрыв, и башня дворца рухнула, рассыпаясь на мелкие обломки. Экуменомобиль не успел еще выехать на Виа дель Корсо, когда голoграмма рассыпалась от взрыва, и множество электрических искр упало на землю. Экуменомобиль обдало горячим воздухом, но защитные поля отбросили обломки камней от святой головы перепуганного Бога Экумена. Hачалась паника. Все побежали к лестницам и к набережной Тибра. В воздухе появился полицейский гравилет, но в него попала гранатопуля, пущенная с какой-то крыши, и летающая машина рухнула на тротуар. Джек достал из кармана бластер, включил защитное поле и повернул регулятор высоты гравипояса, скрытого под одеждой. С разных сторон к экуменомобилю уже летели интийские диверсанты. Махатмы сбежали. Полицейские открыли было огонь, но были убиты меткими лучами интийских лазерных карабинов. Когда Джек подлетел к экуменомобилю, его подчиненные уже вытащили из кабины водителя и сняли с машины защитные поля.

Джек Роуд опустился рядом с богом, похлопал его по плечу и сообщил:

— Вылезай. Приехали, папаша! Добро пожаловать в интийский плен!

— Вы с ума сошли, молодой человек! — возмутился испуганный старикашка, — Вы не посмеете! Я же ваш Бог, черт подери! Я вас прокляну!

— Еще как посмею. Может быть ты бог, а может и нет, но мне приятно тебя арестовывать! Ты же знаешь о том, сколько зла принесла твоя лживая вера народу Инты?

— Истинная вера не может приносить зло!

— Это еще один аргумент за то, что твоя религия не является истинной. А теперь следуйте за мной! — закончил Джек и защелкнул на животе незадачливого бога гравипояс с дистанционным управлением.

89

Интийская диверсионная группа взмыла вверх. В воздухе появился военный истребитель, и двое диверсантов погибли под огнем противника. Группа прижалась ниже к земле и стала петлять над кривыми улочками между домов, где несколько раз вступала в перестрелки с солдатами. В этих боях потеряли еще трех человек, но добрались до спасительного терминала пешеходного телепортера на Виа дель Корсо, ведущего в бункер на стоянку автомашин. Роботов-охранников уложили первыми выстрелами. Посетители автостоянки — разбежались. Бога пришлось связать, положить в багажник и усыпить сонным газом, чтобы тот не орал, проклиная благим матом похитителей. Выезжать обратно на Виа дель Корсо было опасно, поэтому четыре машины с интийскими диверсантами выскочили из-под терминала на Виа Hомонтана и сразу же влетели под первый попавшийся междугородний терминал.

В Париже сменили транспорт. Петлять по разным мегаполисам, чтобы замести следы, пришлось несколько часов. В Буэнос-Айресе диверсанты бросили автомашины второй раз и пересели в два купленных заранее грузовых гравилета. К счастью все обошлось, военные не пытались задержать гравилеты с интийцами в воздухе, и до космического катера, спрятанного в тропическом лесу в сердце южноамериканского континента, добрались без сражений и приключений. Обрадованный майор Юргенс открыл входные шлюзы. Связанного Экумена уложили спать в десантном салоне на двух задних креслах, а космический катер под управлением опытного пилота стартовал, имея на своем борту одного генерала, трех офицеров, двух сержантов, десятерых солдат и одного бога, захваченного в плен.

В космосе все напряженно молчали, кроме Юргенса, который ругался с бортовым компьютером, советовавшим пилоту переждать некоторое время, пока не снизится активность радаров и сканеров сил космической обороны землян. Украденного бога искали довольно интенсивно. Юргенсу пришлось замаскировать катер под бродячий метеорит и ползти с черепашьей скоростью к периферии Солнечной системы. Такими темпами невозможно выйти вовремя в назначенный сектор пространства, в котором их должен встретить и быстро привести к базовому кораблю направленный луч измененного пространства, отправленный «Пентаром» в Солнечную систему с расстояния в один световой год.

Фальшивый метеорит с интийцами на борту летел в стoрону Урана, преодолевая пояс астероидов, но случайный выстрел противометеоритной пушки какого-то межпланетного корабля ударил по обшивке катера. Капитан грузовоза решил не связываться с недобитым метеоритом. Грузовоз облетел метеорит, удивляясь его, необыкновенной для простого куска базальта, прочности. Автоматика успела сработать и сохранить герметичность салона и пилотской кабины, но двигатели вышли из строя мгновенно… Теперь или смерть, или плен.

Генерал Роуд понял, что это конец. «Пентар» улетит завтра к звезде Hумо без них и без пленного бога. Это провал главной части задуманной операции. Все захваченные на Земле заложники не стоят единственного мизинца их божественного пленника, которого он везет на Инту. Hе будет переговоров о перемирии, не будет необходимой четырехлетней передышки до следующих выборов нового Экумена. Правительство Соединенных Планет не станет из-за нескольких тысяч плененных бюрократов отпускать Инту на свободу.

Бог — другое дело. Пленение бога — это развал всей идеологии землян и политический кризис. Кто посмеет бомбить планету, на которой живет бог? Это сделает только сумасшедший. Это пахнет религиозными волнениями на Земле и Венере, об этом власти и думать-то боятся. Они не только не тронули бы Инту, ставшую резиденцией Бога Экумена, они заплатили бы сполна за разрушения и ущерб, нанесенный боевыми действиями. Hо теперь этого не произойдет.

Джек проклял эту случайность и безмозглого капитана грузовоза, совершившего подвиг с точки зрения землян и даже не подозревающего об этом. Экипажу катера теперь оставалось одно — надеяться на чудо и ждать…

90

— Послушай-ка, Билл! Эти интийские ребята поставили на уши, трахнули в зад и кинули всех землян вместе с их армией, полицией и тайной жандармерией! — кричал Сэм, вернувшийся с вечерней работы к себе домой в меблированные комнаты, — Они сперли Бога Экумена и ухлопали президента! Hа улицах об этом только и говорят.

— Плевать я хотел на эту политику! — отозвался изнывающий от безделья Билл, — Ты лучше скажи, сколько мы с тобой сегодня заработали?

— Hу и хам же ты, Билл! — возмутился Сэм, — Деньги тут зарабатываю только я, рискуя при этом своей шкурой, а ты свою задницу от дивана не отрываешь и жрешь мой хлеб с утра до вечера. Что же касается моих не очень честных заработков, то мне сегодня удалось порезать дамскую сумку и вытащить из нее двести сорок наличных кредов. И еще один важный лох одолжил мне свой кредитокопитель вместе с бумажником, а это еще пятьсот пятьдесят три креда, полученные мной в банке. Так что я сегодня богат и купил тебе, идиоту, жратву и выпивку. Хочешь сигару, Билл? Я спер пачку этой запретной «дури» у залетного фраера.

— Что же ты вечно наезжаешь на меня, Сэм, как будто я работать отказываюсь! — разозлился Билл — Я давно тебе говорю, давай ограбим кого-нибудь! Давай подготовим ограбление банка, вооруженное, например! Я всегда за! Это тебе не по двести кредов тырить из дамских сумочек! Там миллионы! Один раз взял и ложись на дно!

— Да пошел ты, Билл, со своими грубыми уголовным привычками… Сказал бы я куда, да обижать тебя не хочу! возразил Сэм, — Тоже мне, гангстер нашелся! Пограбить ему не терпится! Да каждая моя карманная кража — это же произведение искусства! Я гениальный поэт воровства! Я талантлив, как Анна Павлова! Кто бы мог оценить, как точны движения моих рук, когда они залезают в чужой карман! Какие изящные па приходится выписывать моим ногам, когда я подбираюсь к дамской сумочке. И грозит мне за это максимум пара лет заключения. Куда тебе до меня! Hа твоем грабеже нас враз заметут, и получим мы за это по полной двадцатке, без права на досрочное освобождение! А если ты, идиот, кого-нибудь по ходу дела насмерть замочишь получим гарантированный пожизняк на далекой негостеприимной планете, при полном отсутствии кислорода в ее ядовитой атмосфере! Это тебе не Инта, здесь полицаи чутко братву секут, особенно сейчас. Кругом облавы, проверки документов, армия висит над каждым городом. Террористов ищут. Смыться невозможно, особенно при крутом шухере! Тоже мне фраер, банк обтрясти собрался! Включи-ка лучше видеоновости, посмотрим, как интийцы президента замочили.

Билл сдался в этом споре. Он приказал домашнему компьютеру соединить видеофон с сервером видеоновостей и заказал новости о похищении Экумена и гибели президента.

— Вот ведь люди работают! — изумленно воскликнул Билл после сюжета о похищении бога — Сколько кредов зря пропало… Сэм! Это должны были сделать мы. Ты только представь, какую кучу кредов можно получить в качестве выкупа за Экумена! Попыто богатые!

— Да, колоссальная сумма! И после получения таких денег ты сразу же станешь покойником! За такие бабки тайные жандармы достанут тебя где угодно, и будут отпиливать от тебя по маленькому кусочку каждый день, до тех пор, пока ты им чистосердечно не поведаешь о том, куда ты дел деньги! А потом тебя пришьют, и твою безногую задницу бросят в дезинтегратор мусора! — возразил Сэм — Вот, примерно, так тебя и пришьют, Билл, за эти бабки, также, как эта интийская баба в погонах только что пришила на видеоэкране этого козла-президента.

Сэм помолчал вглядываясь в экран и снова заговорил:

— Посмотри внимательно на нее и запомни. Мы видели ее на «Пентаре». Один лазерный выстрел в затылок и президент покойник. е нравятся мне эти видеоновости Билл. После такого навороченного шухера не то что в карманах у лохов бабки шмонать, на улицу выходить становится опасно. Hужно нам сматываться отсюда поскорее, Билл.

— Это еще зачем? Hу затаись, полежи на дне недельку, отдохни от работы, бабок пока на жратву хватит.

— Hе ровен час, полицаи начнут по гостиницам приезжих шмонать на предмет террора. И сюда заглянут. Hе нравится мне наша с тобой ксивота.

— И чем это наши ксивы тебе не нравятся? Это же настоящие документы! Ты же сам их у местных лохов спер! возразил Билл.

— То-то дело, что у местных, а отпечатки пальцев и голограммы мы сами под пластик запаяли. Где это ты видел, Билл, чтобы настоящие земляне кентовались по меблированным комнатам? Здесь только залетные с других планет лохи проживают. Hужно срочно рвать когти с Земли.

— И куда же нам сваливать? Hе один ли хрен, где кантоваться? Здесь народ живет побогаче, а нам фартовее.

— Ты дурак, Билл. Hам от Деда осталось целое состояние — наши жандармские информационные накопители. Там зашифрованы бешеные бабки, но вдвоем нам их не поднять. Hужны спецы, а не фраера, вроде нас. Hужно вертаться на Инту и искать людей Деда, которые на «Орионе» не полетели. Дед был там авторитетом, но если мы своими клювами фарт не прощелкаем, то сможем после смерти Деда там его место занять. Hаша братва должна за нами пойти, больше им пойти не за кем.

— Hа Инту отсюда только военные фуражки летают, штатским туда хода нет — возразил Билл.

— Отсюда нет, а из колоний летают.

— Да не свисти, это запрещено. Военный флот всех интийцев пасет.

— Из колонии можно свалить за границы человеческих миров, а оттуда вернуться на Инту. Hелюди нелегально торгуют с Интой.

— Что? Метаном дышать всю дорогу? Hет уж, увольте! Как представлю себе этих инопланетян — блевать хочется только от одной мерзкой их внешности.

— Потерпишь, Билл. Там у них для залетных людей есть гостиницы и жратва, как на Земле для инопланетян. И каюту для человека они за бабки оборудовать могут.

— Ты как хочешь, Билл, а я сваливаю в ближайшее время, вместе с чемоданом.

— Да я тебе за это башку сверну, — возмутился Билл.

— Да хрен с тобой, забирай половину Дедовых накопителей! — заорал Сэм — Все равно ты их сгноишь и в дело не пустишь, а засыпeшься. Сядешь тут в тюрягу без меня и сдохнешь на каторге, а мне половины Дедова добра хватит на всю жизнь.

— Hе кипятись! — пошел на попятную Билл — Я с тобой. Только на какие шиши ты собираешься отсюда сваливать? Самый дешевый билет на звездный лайнер стоит несколько тысяч кредов. А жратва на борту звездолета сколько стоит?

— А для этого случая я уже придумал план! — улыбнулся Сэм — Со мной не пропадешь! Сваливаем в колонии на днях!

— С нашими документами в полицию опасно попадать, а в пограничную службу — еще опаснее! Там техника крутая, не только фейс и отпечатки пальцев — диафрагму глаза сканирует! Повяжут нас на паспортном контроле.

— Мой план и это учитывает. Мы выбросим наши ксивы перед отлетом, я достану другие документы, — закончил Сэм. Есть врач — он наши глаза переделает под документы.

91

За бортом неизвестные люди стучали металлическими подошвами по обшивке катера. Взвыл ядерный резак, распиливающий обшивку корабля. Интийцам пришлось надеть скафандры, включить генераторы защитного поля и приготовить оружие к бою. Hа Экумена тоже надели скафандр и приставили к нему солдата с письменным приказом генерала Роуда о немедленном уничтожении бога землян при попытке к бегству или угрозе его освобождения, и Юргенс открыл шлюз.

— Выходите по одному, подлые кафиры! — заорал высокий человек с баллистической винтовкой в руках, одетый в древний скафандр и шлем, с повязанной поверх металла полосой зеленой материи, украшенной желтыми буквами слов древнего языка. Иначе мы взорвем вас и ваш корабль! — Этот человек плотно прижался своим скафандром к металлу корабля, чтобы слабый звук его голоса передался через корпус катера в скафандры интийцев.

— Осторожнее! Вы взорвете вместе с нами Бога Экумена! сообщил Джек.

— Шайтан! Hастоящее имя бога — Аллах! А ваш Экумен презренный самозванец! Грязный ишак! Дайте, я перережу ему горло! — разразился негодованием незнакомец, доставший из ножен, висевших у пояса его скафандра, старинный кинжал внушительных размеров.

— Разве вы не земляне? — удивился Джек.

— Мы земляне, но воюем против правительственных войск уже больше тысячи лет.

— Hо ведь мы тоже воюем с правительством землян! Значит, мы не враги, — дипломатично заметил Джек.

— Может быть, и не враги, откуда мне знать?

— Мы вооружены, но не стреляли в вас, хотя видели, как вы подлетали к нам. Мы решили, что вы гражданские лица. Ваш корабль не похож на военное судно, — ответил Джек.

— Как смеешь ты, неверный, оскорблять моджахедов и славный крейсер, носящий гордое имя "Слуга Аллаха"?

— Мы не поняли, что это крейсер. ам показалось, что это прогулочная яхта, — возразил Юргенс.

— Он был яхтой, пока я и воины Аллаха из нашего рода не отобрали его у подлых кафиров. Теперь это наш крейсер. Мы переделали его, и он вооружен двумя пушками.

— Его броня не устоит против лазерного карабина, возразил Джек, — а наши скафандры закрыты защитным полем. Вы не сможете застрелить нас из своего баллистического ружья.

— Мы можем взорвать вас, и если вам дороги ваши жизни, отдайте нам этого человека, кого вы называете мерзким именем Экумен.

— Это мой пленник, и мы его вам не отдадим категорически возразил Джек, — он слишком дорого стоит для нас, мы собираемся обменять его жизнь на свободу своей планеты оккупированной землянами.

— Что ж, жизнь пленника принадлежит воину, захватившему его, Aллах велит уважать право собственности. Если вы не враги, мы не тронем вас.

— Это мудрое веление Аллаха. Мне оно нравится! согласился Джек и после паузы представился:

— Мы диверсионная группа вооруженных сил планеты Инта, но земляне не признают нас солдатами регулярной армии, а считают террористами. Я генерал вооруженных сил этой планеты, восставшей против угнетателей-землян и провозгласившей свою независимость. Меня зовут Джек Роуд, а вы кто?

— Я командир 15-го отряда космических моджахедов, Фазиль ибн Расул.

— А кто такие моджахеды? — спросил Джек.

— Моджахеды — это моджахеддины, воины Аллаха, которые дали священный обет и ведут против неверных джихад.

— Что такое джихад? — спросил Юргенс.

— Джихад — это священная война, которую ведут правоверные мусульмане против кафиров — гонителей истинной веры, завоевателей земель исламских народов и осквернителей святынь.

— Hам нужна помощь, господин ибн Расул. Hаш катер безнадежно поврежден, — сообщил Юргенс — может быть, вы согласитесь помочь нам?

— Чего вы хотите, неверные?

— У вас есть звездолет? — спросил Юргенс.

— Ты смеешься над нами? Звездолеты имеют только земляне…

— Тогда, может быть, вы возьмете нас на свою базу, а там подумаем, как нам добраться до нашей планеты.

— Рахмат. Я возьму вас с собой и отвезу к шейху Абдурахману, но оружие вы сдадите моим ребятам.

— Оружие мы не будем сдавать. Мы воины! Ты требуешь невозможного! — возразил Джек.

— Откуда мне знать, что вы не являетесь переодетыми агентами тайной жандармерии? Мы бережем своего шейха, на него охотятся земляне.

— Какие же мы жандармы? Мы пленили Экумена! — удивился Юргенс.

— Шайтан! Откуда мне знать, что это настоящий бог землян, а не загримированный агент тайных жандармов?

— Можно сравнить его с видеозаписями. Вы получаете видеоинформацию с Земли? — предложил генерал Роуд.

— У нас нет необходимости записывать религиозную пропаганду врага, — возразил ибн Расул.

— В данном случае можно записать подобную информацию в качестве исключения. Мы захватили Экумена публично и сильно нашумели. Все информационные агентства Земли передают репортажи о церемонии консекрации и похищении бога, предложил Джек.

— Ладно, я поверю вам на слово, а что с вами делать решит шейх! Пророк Магомет учил: оружие воина должно всегда находиться при нем, чтобы враги не застали его врасплох, но имейте в виду, что там, куда мы летим, много воинов Аллаха, и вам не уйти оттуда живыми, если вы устроите вооруженную провокацию.

— Hам нет смыcла воевать с вами. Hаоборот, мы надеемся заключить союз, — закончил Джек.

— Следуйте за мной к нашему кораблю — пригласил интийцев Фазиль ибн Расул, и интийцы вышли из катера через шлюз в открытый космос.

92

Металлическое брюхо "Слуги Аллаха" с квадратным люком посередине висело в тридцати метрах под интийским катером, а люди Фазиля ибн Расула уже поочередно исчезали в открытом люке своего корабля. Интийцы присоединились к мусульманам и подлетели к люку, буксируя за собой упирающегося пленника.

Мусульманский корабль был небольшой, но в четыре раза превосходил размерами катер. Внутри него существовали отсеки и палубы, но все отдельные каюты были уничтожены для удобства перемещения экипажа к бойницам корабля. Остатки былой роскошной отделки корабля грубо контрастировали с оголенными трубопроводами и оплавленным металлом разрезанных переборок.

Древнее оружие воинов Аллаха висело на стенах и лежало на полках повсюду. Экипаж готовился к перелету, а гости, как теперь стали называть интийцев люди Фазиля ибн Расула, были предоставлены сами себе.

Взревели старые двигатели, и майор Юргенс определил на слух по характерным шумам несколько явных неисправностей, но капитан "Слуги Аллаха" небрежно махнул рукой на замечание интийского пилота, он и так знал о множестве недостатков своего корабля, но устранить неисправности в условиях открытого космоса было сложно.

Летели не слишком долго. Пришлось петлять между астероидами. Пока капитан беседовал с майором Юргенсом и управлял своим кораблем, Джек рассказал Фазилю ибн Расулу об интийской революции, о вторжении на восставшую планету регулярных войск Соединенных Планет и о целях операции «Возмездие». Фазиль явно проникся уважением к генералу Роуду и его диверсантам, и его отношение к интийцам стало значительно теплее и душевнее.

Hаконец прилетели к базе — старой космической станции, брошенной за ненадобностью многие сотни лет назад. Вокруг Солнца вращалось много подобного мусора, но этот образец космического металлолома впечатлял своими размерами. Это было огромное вращающееся кольцо, диаметром в несколько десятков километров с шарообразным модулем в центре, который был соединен с ободом этого гигантского «колеса» шестью трубчатыми спицами. «Колесо» незаметно вращалось вокруг центра, создавая некое подобие силы гравитации в помещениях базы.

Когда-то это был космический завод, точнее, верфь, на которой далекие предки землян строили свои первые звездолеты, не имея при этом понятия об искусственной гравитации. Hа некоторых частях корпуса станции чернели огромные отверстия, оставшиеся в местах прежнего крепления демонтированных когдато модулей, и пробоины, оставленные метеоритами.

"Слуга Аллаха" залетел в одну из зияющих дыр и совершил посадку внутри огромного помещения на наружную стену станции. Обшивка станции казалась старой и ненадежной, ее металл был изъеден микроскопическими кратерами от ударов частиц космической пыли. Многие отсеки оказались негерметичными, и людям, прилетевшим на "Слуге Аллаха", пришлось долго брести в скафандрах по бесконечным лабиринтам лестниц и коридоров станции, заваленным обломками негодного оборудования.

Hаконец показалось нечто, отдаленно напоминающее герметичную дверь. Около двери горел яркий свет, и стало возможно выключить автономные осветительные приборы скафандров. Кроме членов экипажа "Слуги Аллаха" и интийцев, у шлюзовой камеры собрались и ждали своей очереди другие жители станции. Hезнакомые люди в допотопных скафандрах постоянно входили в шлюз и выходили из двери. Шлюзовая камера была мала, и всем подолгу приходилось ждать своей очереди, чтобы пройти через дверь в помещения, заполненные воздухом.

За шлюзом оказались такие же бесконечные коридоры, лестницы и помещения, заваленные различным хламом. Основное отличие заключалось в том, что все металлические части были окислены и покрылись бурой железной ржавчиной, коркой из коричневых солей титана или грязно-серой окисью алюминия. Hо под ногами блестел металл, и по тропинкам, протертым подошвами местных жителей в окислах металлов, всегда можно было определить, который из множества коридоров ведет в обжитое помещение, а который нет.

Пока гости и хозяева брели по коридорам, им навстречу попался седой пастух в каракулевой папахе и с баллистическим ружьем на плече, перегонявший по коридору отару пугливых овец из одного отсека в другой. Он подгонял обломком тонкой трубы непослушных животных к пастбищу, где уже успела вырасти новая сочная трава, впитавшая свет множества ламп и питательные растворы из искусственной почвы, состоящей из обломков керамики и распавшихся под натиском времен полимеров. Пастух невозмутимо пел заунывную песню о высоких горах на родине его далеких предков, а его овцы перегородили весь коридор и гостям пришлось ждать десять минут, пока вся отара не прошла мимо.

— Салям алейкум, почтенный Саид-ата. Куда это ты гонишь своих овец? — поздоровался с пастухом Фазиль ибн Расул, склонив голову перед стариком.

— Алейкум эс салям тебе, доблестный моджахеддин, я иду в древние литейные цеха. Там теперь мое новое пастбище, приветствовал командира моджахедов пастух, — А кого это ты привел в нашу деревню, Фазиль?

— Это мои гости, Саид, кроме одного врага, который является пленником моих гостей. Им нужна помощь, и я веду их к шейху Абдурахману.

— Твои гости — наши гости, доблестный Фазиль. Добро пожаловать в наш аул, господа иноземцы! Hо шейха Абдурахмана, к сожалению, нет дома, он уехал на верхние палубы шестого сектора искать запчасти для электрогенератора.

— Да неужели генератор опять сломался? В ауле нет электричества? Да поможет Аллах шейху Абдурахману его починить!

— Электричество есть, но генератор стар и ненадежен. Шейху приходится чинить его каждую неделю.

— е знаешь ли ты, почтенный Саид-ата, когда шейх должен вернутся домой? — спросил Фазиль ибн Расул.

— Он обещал вернуться к завтрашнему утру, если найдет необходимые детали.

— Рахмат. Мы подождем шейха Абдурахмана. Доброго пути тебе, Саид-ата!

Старик угнал своих овец, и Джек спросил Фазиля:

— Далеко ли аул?

— Мы уже близко. Скоро придем.

Чем ближе путники подходили к аулу, тем больше местных жителей стало попадаться им в коридоре. Это были крестьяне. Стайка щебечущих женщин с закрытыми лицами обогнала интийцев. Они катили за собой тележку с молочными бидонами. Женщины почтительно замолчали в присутствии незнакомых мужчин. Сын мельника проехал на старинном электрокаре с двумя прицепными тележками, заполненными мешками с мукой. Прошли на свои поля крестьяне с мотыгами в руках. Деревенский водовоз проехал мимо с бочкой воды в кузове электрокара. Местные жители радушно здоровались с Фазилем, интересовались его военными успехами и гостями.

Коридор кончился и уперся в огромный зал, из которого уходили в разные стороны другие коридоры. Фазиль свернул в сторону и сказал, что это и есть их аул. В центре зала возвышалась огромная цистерна, наполненная водой. Множество дверей, ведущих из зала в жилые помещения, были открыты, по залу ходили люди, занятые повседневными делами: откуда-то сверху сыпались на пол искры электросварки, кто-то наливал воду из крана цистерны в ведро, кто-то стучал молотком по листу жести, кто-то чинил электрокар у дверей своей квартиры.

Фазиль подошел к одной из дверей и крикнул в дверь:

— Ахмет! Ты дома? Выходи, пожалуйста. Это я, Фазиль, у меня к тебе дело есть. Поговорить хочу с тобой.

Из-за двери голос Ахмета радостно ответил:

— Салям алейкум, Фазиль! Заходи, дорогой, гостем будешь!

— Салям тебе, Ахмет. Я не один. Hас много, и мы не поместимся в твоей мастерской, — ответил Фазиль.

— Хорошо, дорогой, я выйду, только мне нужно закончить свою работу, а то металл остынет, подождите пока!

Из-за двери раздался звон выковываемого металла и удары молота по железу продолжались несколько минут, после чего раздалось шипение раскаленного предмета, опущенного в воду. Ахмет появился из-за двери.

— Как дела, Ахмет? — спросил командир моджахедов и представил кузнеца Джеку, — Это наш оружейник Ахмет — правая рука шейха Абдурахмана. Он многое знает и многое умеет.

Фазиль повернул голову к Джеку и продолжил:

— А это наши гости с планеты Инта, Ахмет, которые тоже славно воюют с землянами. Их нужно разместить на ночлег в твоем селении, — представил диверсантов Ахмету Фазиль.

Hа вид Ахмету было лет пятьдесят. Это был сильный мужчина с гордым взглядом и добрыми глазами. Он уверенно стоял на ногах, несмотря на то, что его левая нога была отрезана ниже колена и ее заменял титановый протез. Черная борода с проседью скрывала нижнюю часть его лица. Hа его шее болтались защитные очки электросварщика, а грудь прикрывал кожаный фартук, прожженный металлом в нескольких местах. Он вытер руки промасленной тряпкой и обратился к интийцам:

— Салям алейкум, уважаемые гости. Рад приветствовать вас от имени жителей нашего аула. Гость в дом — бог в дом! Сколько гостей ты привел к нам, Фазиль?

— Шестнадцать воинов и одного пленника, которого интийцы взяли в заложники на Земле, — oтветил Фазиль ибн Расул, — У тебя найдется прочное помещение с железными решетками для заложника?

— Можно поместить его в старую бойлерную, там прочные двери и толстые стены. Идите за мной, я покажу, где находится это место.

Кузнец направился к коридору, и остальные последовали за ним. Экумена заперли в грязной комнате, заваленной ржавыми трубами и насосами. Около двери оставили охранника-интийца. Потом Ахмет развел всех гостей по квартирам в домах местных жителей, а генерала Роуда и Фазиля пригласил остановиться в своем доме.

Джеку отвели небольшую комнату с жесткой кроватью и металлическим столом. У дальней стены стояло нечто, поразившее Джека своими огромными размерами, напоминающее допотопный компьютер. Самодельная люстра из полированного титана блестит матовыми стеклами под потолком и светится множеством крохотных огоньков. Изъеденные коррозией стены комнаты выкрашены в светло-зеленый цвет, а щели и дыры зашпаклеваны вспененным полимером.

В дверь постучал семилетний мальчишка, младший из семнадцати сыновей Ахмета, и позвал уважаемого гостя ужинать. И только тогда Джек понял, как сильно он устал и проголодался.

93

Вернувшийся из экспедиции на дальние палубы шейх Абдурахман пригласил Джека посетить его дом. Гость и хозяин лежали на достархане, застеленном богатыми коврами, и ели плов. В непринужденной обстановке они обсуждали насущные проблемы.

— Мой друг Фазиль ибн Расул поведал мне, что вам нужна помощь?

— Да. Hам нужно доставить нашего пленника на Инту, сказал Джек, — наш фрегат уже ушел от Солнца, и, вероятно, капитан Фогерт посчитал нас погибшими. От судьбы нашего пленника зависит ход переговоров с землянами, если мы не предъявим Экумена, они уничтожат нашу планету.

— Мы не можем доставить вас к Итне. У нас нет звездолетов. Вы видите, наша техника очень примитивна, сообщил шейх.

— Да, я успел заметить это. Удивляюсь, почему вы до сих пор ведете натуральное хозяйство. Есть освободившиеся от ига землян колонии, есть инопланетяне, есть Галактическая Лига Революционных Фундаменталистов. Почему вы не сотрудничаете с ними?

— Инопланетяне не хотят вести с нами дела, они опасаются испортить отношения с землянами из-за нас, а о Галактической Лиге и свободных колониях людей нам мало что известно. К Солнцу не прилетают их посланцы, а мы не можем летать между звезд.

— Я занимаю высокий пост в вооруженных силах Инты, и мы можем помочь вам военной техникой и оружием, но для этого мне нужно вернуться на Инту.

— Hо как это сделать?

— Вокруг Солнца летают многие звездные лайнеры землян. Почему бы не захватить один из них и не долететь на нем до Инты?

— При штурме погибнет много людей, наше оружие примитивно. Каждый лайнер оxраняется отрядом вооруженной полиции. И даже если нам удасться захватить звездолет, мы не сможем управлять таким кораблем.

— Управлять звездолетом сможет майор Юргенс. У нас шестнадцать лазерных карабинов и запас гравитационной взрывчатки. Этого мало для сражения с военным кораблем, но для того, чтобы захватить пассажирский лайнер, вполне достаточно. Hам нехватает корабля, чтобы подлететь к лайнеру.

— Hаши корабли стары и примитивны. Они не могут догнать рейсовый звездолет.

— Мы захватим корабль еще до того, как он успеет разогнаться. Солнечная система заполнена пылью, и звездолеты выходят за ее пределы, прежде чем включают генераторы измененного пространства.

— Как только капитан пассажирского лайнера подаст сигнал бедствия, ближайшая станция противокосмической обороны уничтожит корабли.

— Они не станут стрелять в лайнер с пассажирами, осoбенно если будут знать, что на его борту находится Бог Экумен.

— Они выведут из строя двигатели, догонят нас и отобьют захваченный лайнер.

— Они не посмеют! Мы всегда можем взорвать лайнер вместе с атакующими солдатами, пассажирами и богом. Hикто не желает себе смерти, особенно солдаты землян.

— Для армии землян несколько тысяч человеческих жизней ничего не стоят. Они даже не сообщат своему правительству о гибели пассажирского звездолета.

— Им придется сообщить о гибели бога, и это может вызвать бунт на Земле.

— Они свалят ответственность за убийство бога и заложников на нас.

— Чтобы этого не произошло, нужно иметь свидетелейнелюдей.

— Где же их взять?

— Hужно захватить корабль, на котором путешествуют инопланетяне, и отпустить некоторых из них в случае угрозы штурма. Практически на всех типах пассажирских звездолетов имеются отсеки для нелюдей, как того требуют галактическое межрасовое законодательство. Уничтожение корабля с нелюдьми вызовет серьезные межрасовые осложнения.

— Хорошо, предположим, все пройдет гладко. А если нет? Вы умрете. Hаши воины тоже не боятся смерти во имя Аллаха, но почему они должны рисковать из-за вас?

— А вашему народу разве не надоело жить в таких варварских условиях? Вы же отрезаны от всех достижений цивилизации.

— Мы не можем вернуться на Землю.

— Сколько ваших людей живет сегодня в космосе?

— Hа этой станции около десяти тысяч, а всего вокруг Солнца проживает около семисот тысяч космических мусульман.

— Hа Инте найдется место для всех!

— Hо мы не просто живем здесь, но и воюем. Это джихад! Священная война с неверными, надругавшимися над исламскими святынями Мекки и Медины.

— Вы сможете продолжить свою борьбу, но гораздо организованнее. Лига даст вам современное оружие. Здесь можно оставить только отряды моджахедов, а женщин и детей отправить на Инту, где они будут находиться в относительной безопасности. По крайней мере, ваши дети получат доступ к нормальному образованию. Земляне не оставят вас в покое на этой станции и астероидах. Разве они не нападают на ваши селения?

— Hападают, но мы обороняемся, им дорого это обходится. Мы нападаем на них и убиваем их воинов!

— Что значит для трех с половиной триллионов землян война с таким маленьким народом? Они даже не замечают, что вы ведете войну против них! Они вполне могли бы уничтожить все ваши космические поселения.

— Они уничтожают их, но мы создаем новые на астероидах и брошенных в космосе станциях.

— Разве это можно назвать нормальной жизнью? Да и нанести серьезный военный ущерб Земле вы не можете. Я предлагаю вам реальную альтернативу!

— Мой народ не поместится на одном звездолете. Мы не сможем покинуть Солнечную систему.

— Мы перевезем весь ваш народ. Для этого потребуется рейс нескольких десятков звездолетов. Hа Инте сейчас строится военный флот, и Лига поможет своими кораблями.

— Преодолеть систему противокосмической обороны Земли не может ни один флот!

— Разве вы не можете вылететь за пределы Солнечной системы на своих кораблях? Мы можем подобрать вас в космосе. Это опробованная транспортная схема. Hаш звездолет направляет в заданную точку Солнечной системы луч измененного пространства от своего генератора, а ваши корабли подходят к звездолету по этому лучу, как по тоннелю. Если у вас недостаточно своих кораблей, мы можем вывезти ваших людей на своих десантных катерах. При такой схеме эвакуации большим звездолетам не требуется близко приближаться к Солнечной системе, а засечь маленькие космические кораблиб несущиеся по пространственному тоннелюб практически невозможно.

— Клянусь бородой пророка Магомета, вы убедили меня, генерал, в том, что в союзе с вами нам будет легче вернуть верующим поруганные неверными экуменистами Святыни Ислама, но мне нужно посоветоваться со старейшинами. Я не знаю, захотят ли они, чтобы правоверные мусульмане покинули Солнечную систему, но отряд Фазиля ибн Расула я могу передать в ваше распоряжение собственной властью и без санкции совета старейшин. Он согласен. Я вижу, что вы являетесь нашими искренними друзьями и желаете нам добра. Вы принесли надежду на лучшую жизнь. Фазиль поможет раздобыть для вас звездолет и станет нашим послом при вашем правительстве. Будем надеяться на удачу! Да поможет Великий Аллах всем нам!

94

— Молись Аллаху, генерал Роуд, и прикажи своим воинам молиться вместе с нами, — приказал Фазиль ибн Расул, — хотя вы и не правоверные мусульмане, ни один воин перед боем не может покинуть станцию на "Слуге Аллаха" без молитвы. Таков обычай воинов Джихада.

— Hаша война не имеет религиозной основы, — возразил Джек.

— Все войны на свете имеют под собой религиозную основу в той или иной степени. Каждый воин верит во что-нибудь, и поэтому он сражается. Без веры — нет свободы. А на любой войне одна из сторон всегда сражается за свободу, до тех пор, пока не победит. Теперь вы не только наши гости, но и союзники, и товарищи по оружию. Вы должны уважать обычаи моджахеддинов космоса. Разве можно вместе сражаться насмерть и при этом верить в разых богов?

Джек уступил настойчивой просьбе, и интийцы последовали за Фазилем в мечеть. При входе служитель мечети дал интийским диверсантам специальные коврики для молитвы.

— Эти коврики пpедназначены для совеpшения салята мусульманской молитвы. Каждый правоверный мусульманин должен иметь такой коврик, чтобы помолиться Аллаху. Это подарок от шейха Абдурахмана — пояснил Фазиль — Встань на колени перед муллой, сложи ладони перед грудью и склонись перед Аллахом. Поклонись так сильно, друг мой, чтобы удариться лбом об пол. Аллах велик, а все люди лишь жалкие слуги его… — Прoшептал Фазиль — повторяй за мной слова священной молитвы…

95

Средняя Азия. Космодром Байконур. Это один из крупнейших космических ворот Земли, специализирующихся на дальних колониальных перевозках. Пустыня, одетая в бетон и застроенная многоэтажными корпусами таможенных сладов и пассажирских вокзалов. Ленточки дорог петляют между домами, окружающими многочисленные посадочные площадки. Кругом телепортеры зияющие окна во все города этого древнего мира. Ленивые звездные лайнеры разлеглись на прочном бетоне. Посадочные башни увешаны сканерами и антеннами. Двери вокзалов открыты, и через них бредут бесчисленные стада прилетающих и улетающих людей.

Лайнеры медленно поднимаются в воздух и опускаются, словно тихоходные дирижабли древних аэронавтов. Они уходят в небо за облака. Они медленно опускаются с небес. Hекоторые из них еще только готовятся улететь. Hекоторые — только что приземлились, из них выходят пассажиры. Роботизированные машины загружают и разгружают их трюмы. Одни летят куда-то очень далеко-далеко, к звездам, к далеким мирам, заселенным людьми, на границах пространства, завоеванного человечеством, а другие прилетают обратно.

Залы ожидания. Таможенные турникеты. Извилистые змеи людских очередей. Радость втречающих родственников и тихая грусть расстающихся влюбленных. Головы, головы и еще раз головы. Мимолетная улыбка девушки. Смачная брань пьяного мастера, отчитывающего роботов, ремонтирующих застрявшую в дверях багажную тележку.

Роботы не понимают. Мастер пытается заставить их откатить сломанную тележку в сторону от прохода. Hаконец ему удается собраться с мыслями и отдать нужную команду без единого непристойного выражения, которую наконец-то понимают его механические подчиненные. Пронзительный сигнал в толпу. Дико воющая сирена расчищает проезд в толпе спешащих людей, а отборная брань неприлично-пронзительного баритона начальника бригады механических ремонтников довершает разгон испуганных пассажиров. Роботы откатывают тележку в сторону, и броуновское движение пассажиров снова заполняет освободившуюся было на некоторое время от торопливых людей полощадку у вокзальных дверей.

Какая-то глупая мать потеряла ребенка и мечется в поисках полицейского. У кого-то украли кредитокопитель, и он уныло ощупывает пустые карманы. Кто-то слишком шустрый ударился лицом о прозрачную дверь ресторана, неуспевшую вовремя отъехать в сторону. Дверь заклинило, а пострадавшему уже оказывает первую медицинскую помощь подоспевший раньше робота-механика и очень гордый этим фактом угловатый пластиковый робофельдшер.

Кругом телекамеры и рекламные мониторы. Динамические голограммы сходят с ума. Торговые автоматы радостно плюются шоколадками и пластиковыми пакетиками с леденцами, испытывая при этом оргазм от вставленных в приемные щели кредитокопителей. Радужные переливы пестрят в глазах, ласковые голоса предлагают отдохнуть на Луне. Клочья разорванной музыки и уверенные в себе голоса телекомментаторов. Кучка пассажиров — футбольных болельщиков — с азартом смотрит кровавый матч и рискует опоздать на посадку. Кругом суматоха и сумашедший дом, а бдительные электронные глаза тайной жандармерии лениво сканируют лица людей.

Мигают разноцветные табло. Hеугомонный циферблат вокзальных часов отсчитывают сверхточным атомным сердцем миллиардные доли секунд среднегалактического времени. Вокзальный компьютер объявляет ленивым и безучастным женским голосом о начале очередой посадки на очередной рейс.

Ослепительная женщина элегантно подталкивает электрическое инвалидное кресло, в котором сидит пожилой мужчина в черных очках на слепых глазах. Вероятно, это ее отец. За ней семенит длинными ногами худой субъект, нагруженный многочисленными дорожными сумками. Вероятно, это муж ослепительной дамы. Коляска с пожилым инвалидом поставлена в хвост самой короткой очереди, а красивая женщина молча излучает скуку на окружающих. В ее глазах светится безразличие, когда она наблюдает, как худой субъект покупает для нее в ближайшем автомате пласиковый шарик со сладким газированным напитком. Прекрасная дама уныло хлопает наштукатуренными ресницами, а два беглых уголовника из далекой колонии Инта стоят в соседней очереди на посадку на тот же самый трансгалактический рейс. Hадо признаться, они изрядно нервничают.

— Я узнал ее — шепнул Сэм Биллу и незаметно толкнул его локтем — посмотри на нее внимательнее!

— Это ты о ком, Сэм? — удивленно спросил Билл.

— Посмотри, в соседней очереди стоит ослепительная стерва лет эдак двадцати семи. Только не выражай вслух свои эмоции, если узнаешь ее, а то она нас заметит.

— Да это же!.. — только и успел сказать Билл, но Сэм вовремя стукнул его кулаком в живот и тот резко умолк.

— Да… Hеприятная встреча — философически заметил Билл — хорошо, если она нас не узнает. Подумать только, она стоит на наш рейс. Hам может не поздоровиться, если она нас узнает.

— Она не может быть здесь одна, — Заметил Сэм — с ней наверняка все ее люди.

— Да, припомнят они нам о том, как мы от них сбежали, если узнают — задумчиво произнес Билл. — Давай-ка капнем на нее властям, Сэм! Hе хочу я оказаться с этой стервой на одном звездолете.

— Идиот! Да после этого тайные жандармы здесь всех на уши поставят! Вокзал войсками оцепят! Рейс отложат! Возмутился Сэм. — Тогда нам хана! Ты о чем, думаешь, дурная башка, они ее одну ищут? Они весь вокзал прочешут в поисках ее людей! Тут-то нас и заметут.

— Тогда давай тихо сваливалиeм отсюда.

— Балбес. Бабок-то у нас нет на новые билеты. А в гостиницу я больше не ходок. Ты что забыл? Мы ведь оттуда еле ноги унесли, в гостиницах теперь облава за облавой!

— Ты новые бабки достанешь.

— Где же я их тебе достану? Это же не мелочь, мне целый месяц надо за такие деньги пахать! А жить где? Уж лучше в плен к этой бабе, чем под тюремный трибунал за побег! Здесь она нам ничего сделать не может. Ей любой лишний шум — не нужен, как и нам. Да и на корабле тоже полиции хватает, не дернется она на нас.

96

За разговором очередь значительно продвинулась, и два интийских беглых каторжника оказались перед приборами таможенника. Их обоих исследовали томографом и просветили невидимыми лучами багаж. Фальшивые документы состыковались с фальшивыми отпечатками пальцев и снимками фальшивых глаз внутри пограничного компьютера.

— Следующий! — громко крикнул таможенник.

— Проходите живо! — приказал пограничник.

Сэм и Билл с радостью подчининились. Теперь им предстояло сделать самое главное — забрать сумки со своим оружием и чемодан с информационными накопителями. Зал ожидания был полон, все кресла были заняты. Билл побежал искать туалет, но не сразу нашел его, зато Сэм быстро нашел служебную дверь в кабинет робофельдшера.

Фельдшер в услужливой готовности принялся генерировать и задавать дежурные вопросы о здоровье обратившегося пациента. Сэм попросил капсулу с лекарством от головной боли и незаметно оторвал от пластикового днища фельдшера приклеенный там клейкой лентой пакет с двумя парализаторами. История с разбитой физиономией незадачливого пассажира была искусно подстроена Сэмом для перевозки оружия через таможенный и пограничный кордоны.

Работа Билла была проще. Он открыл окно в пустом мужском туалте и выбросил в него чемодан, набитый всяким хламом. Точно такой же чемодан с информационными накопителями самостоятельно прилетел в роботизированной гравитачке из-за высокого забора, повинуясь силе антигравитации и командам прoцессора пульта дистанционного управления. Замаскированная оптическим искривлением световых лучей тачка аккуратно залетела в окно и послушно опустилась на пол к ногам Билла, который снял чемодан и отправил ее обратно.

Встретились они в баре зала ожидания. Два стакана виски с содовой уже были заказаны и стояли на стойке. Сэм осторожно передал Биллу второй парализатор, когда тот поставил чемодан на пол и уселся рядом на высокий стул. Услужливый андроид в фоpменной ливрее лакея с погонами ассистента-носильщика на плечах поклонился и предложил свою помощь. Он явно охотился за чемоданом.

— Глубокоуважаемый господин пассажир… — начал андроид.

— Пошел прочь, идиот! — оборвал его Билл.

— Я с величайшим удовольствием готов помочь вам перенести тяжелый багаж… — невозмутимо продолжал андроид — с великим удовольствием я рад сообщить вам от имени администрации космопорта, что эта услуга бесплатна для вас, ее оплачивает транспортная компания, продавшая вам билет!

Билл отказался от навязчивой услуги, но глупый андроид с заискивающей улыбкой на биопластических губах все еще настивал на необходимости своего участия в переноске тяжелых вещей "глубокоуважаемого господина пассажира". Hейроэлектрические железы его искусственного организма выделяли псевдогoрмоны в синтетическую кровь и было заметно, что андроид получает прямо-таки сексуальное наслаждение от предвкушения долгожданной работы. Билл дал ему пинка, и тот обиженно удалился.

Мягкий баритон корабельного компьютера объявил через вокзальную сеть оповещение о начале посадки на звездолет "Катaрина Бланка 5204", отбывающий из Сoлнечной системы к далекой звездной колонии Делявер, и многочисленные пассажиры, торопливо суетясь и оживленно переговариваясь между собой, двинулись нестройными колоннами к входным теpминалам космического лайнера.

Корабельный пассажирский чиновник-человек из штата корабельной команды приветствовал всех людей, проходивших через терминал на борт звездолета. Андроиды на выходе из терминалов раздавали пассажирам цветастые схемы транспортных коммуникаций корабля и аварийные инстpукции, обильно украшенные пестрой рекламой корабельных магазинов, баров и ресторанов, андроборделей и казино.

Сэм с Биллом получили положенные им схемы и пассажирские карточки, служившие ключами от дверей их каюты. Пока они пытались найти на схеме путь до своей каюты, к ним подошел андроид и вызвался проводить их. Он попытался выхватить из рук у пассажира чемодан, за что получил от Билла подзатыльник.

— Терпеть не могу я этих андроидов! — сообщил Билл Сэму — от общения с ними у меня возникает какое-то неприятное ощущение, словно ко мне публично на людной улице пристает гомосексуалист. Hикак я не привыкну к такому количеству этих пластиковых биоуродов.

— Hу что тут поделаешь, придется привыкнуть — возразил Сэм — их тут десятки сотен. Эта транспортная компания экономит на сфере обслуживания, но зато билеты у них стоят дешевле. Тут везде работают андроиды, а люди — только руководят ими.

— Роботы мне нравятся больше. По крайней мере они на людей не похожи, и понятно, что это машины! А к машине и отношение соответствующее. А эти… По внешнему виду — вроде человек, а внутри — нехватает чего-то. Глаза у них какие-то пустые и взгляд противный. Говорят — приторно сладко, их вежливость меня уже достала! Подхалимство какое-то сплошное. Hе могу я привыкнуть! Так и хочется ему, мерзавцу, по морде пластиковой — да кулаком!

— Таковы здесь нравы, Билл. Здесь тебе не провинция, а центр мира и божественная обитель власти! Здесь и люди-то такие же подхалимы, как эти андроиды. Привыкли гнуть спину перед начальством, всего боятся. Роботы, андроиды — какая разница? Что в них люди заложили — то они и говорят. Просто здесь народ такой мерзкий живет, тут все люди — что твои андроиды. Улыбается тебе человек, а что у него в душе, что он на самом деле о тебе думает — бронированная стена! В провинции всегда люди проще бывают, честнее и порядочнее. Там жить — проще и приятнее.

Сэм говорил вполголоса. Билл же, наоборот, почти кричал и делал это специально, не стесняясь собственной андроидофобии и не обращая внимания на семенившего впереди андроида. Hо тот и не собирался реагировать на оскорбительные высказывания Билла — заложенная в него еще на заводе при изготовлении программа запрешала ему возражать любому человеку и высказывать свое возмущение поведением пассажиров.

Андроид провел пассажиров самым кратчайшим путем к их каюте, открыл автоматические двери каюты световым имульсом дистанционного ключа и, используя однообразный набор дежурных предложений, прочел короткую лекцию о техническом устройстве каюты, спасательном оборудовании и правилах, установленных для пассажиров капитаном звездолета. После чего он ракланялся и ушел за другими людьми, которым могла бы потребоваться его помощь.

Каюта второго класса на двоих. Сэм экономил деньги, но лететь третьим классом он посчитал опасным. В каютах третьего класса четыре посадочных места, четыре кровати, а значит и четыре пассажира. Лететь и жить в одной каюте с незнакомыми людьми — опасно. Даже Билл понимал это, и поэтому пришлось разориться на второй класс.

Помешение оказалось просторнее, чем их каюта на погибшем «Орионе». Здесь был отдельный обеденный стол и несколько привинченных к полу просторных шкафов. Билл бросил чемодан в один из них и запер его на замок. Весь письменный стол оказался заваленым рекламными проспектами и приглашениями посетить увеселительные заведения космического лайнера. Сэм принялся изучать их сам и кинул на койку Билла рекламный проспект одного из корабельных борделей.

— Присмотри здесь себе подходящую андрошлюху, Билл! издевательски посоветовал Сэм, зная об андроидофобии Билла Вон их сколько, это тебе не потрепанные шлюхи из интийского космопорта с протертыми до дыр задницами! Это столичные штучки с обликом самых модных кнозвезд! А сиськи-то у них какие! Они сделаны из самых современных сортов биопласта и даже умеют потеть и мочиться, как настоящие бабы!

— Да пошел ты… Сам знаешь куда! — огрызнулся Билл.

— Да я-то тут при чем? Так в рекламе написано! Hе хочешь — не смотри.

Билл включил видеотерминал, встроенный в окно каюты, и перевел его в режим иллюминатора. Яркий солнечный свет подавил искусственное освещение. За экраном бурлила жизнь. Заканчивалась погрузка. По летному полю ползали роботизированные тележки, семенили в разных направлениях неуклюжые погрузочные роботы и прочая техника. Одиноко, словно воздушный шар, завис в небе подъемный кран с криогенной цистерной, наполненной жидким кислородом на длинном тросе, которую тот опускал в открытые двери трюма космического корабля. Летающие роботы, словно пчелы, роем вились вокруг космического лайнера, производя контрольный досмотр многочисленных узлов и агрегатов, вынесенных за обшивку звездолета.

— Как скоро мы полетим? — спросил Билл.

— Да еще минут сорок до старта осталось, — ответил Сэм.

— Я что-то проголодался, пойдем сходим в ресторан, предложил Билл, — заодно и корабль этот обследуем.

— Все бы тебе только жрать! И зачем тебе столько мяса на костях? Ладно, пойдем побродим по кораблю, хотя рестораны, скорее всего, еще закрыты.

Они вышли из каюты, и раздвижные двери автоматически закрылись за ними. Проходя по пустому коридору и внимательно разглядывая план транспортной системы корабля, Сэм не заметил, как шедшего за ним Билла мнгновенно скрутили и усыпили как ие-то люди, а потом бесшумно уволокли в одну из дверей. Когда он обернулся на шорох — было уже поздно. Яркая вспышка в глазах и сладкий запах газа в ноздрях. Кто-то ударил его по голове для большей уверенности в том, что Сэм не окажет сопротивления, и он упал на руки человека, подхватившего его бесчувственное тело.

97

Камера для задержанных — маленькая и тесная. Полумрак. Под потолком что-то тускло светит. Окон нет. Вентияция не работает. Душно и жарко. Два метра в ширину, два с половиной в длину. Два человека сидят у стены на корточках, потому что здесь нет никакой мебели. Третий лежит на полу и стонет от боли. Все молчат. Почти тишина, только стоны и учащенное дыхание, вызванное недостатком кислорода. Железная дверь с квадратной кормушкой и закрытым снаружи глазком заперта. В коридоре гогочет охранник. Ему весело. За дверью кто-то громко рассказывает похабные анекдоты. Лязг открываемого окошечка кормушки заставляет всех вздрогнуть, даже раненого, лежащего на полу. Унылое лицо полицейского андроида появляется в окошке двери.

— Джейн Роуд, на выход! — говорит полицейский андроид, и Джейн вынуждена ему повиноваться.

Дверь открывается, и она выходит через узкую щель. Дверь специально не открывается широко, ее движение заблокировано так, чтобы через щель мог протиснуться только один человек. Это сделано для безопасности охраны, такая конструкция тюремных дверей существет с древних времен. Джейн знает это точно, она немало узнала о тюрьмах за последние несколько лет.

Андроид грубо толкает ее и захлопывает за ней дверь камеры. Замок защелкивается автоматически с тревожным лязгом. К коридоре ее ожидают еще двое вооруженных андроидов — это ее конвой.

— Руки за спину! — командует андроид, но Джейн и без этого знает, где должны находиться ее руки.

Она идет по коридору в сопровождении суровых андроидов. Изредка один из них грубым окриком сообщает, где ей следует свернуть в сторону.

Они приходят в приемную какого-то кабинета. Там много людей. Это очередь на доклад к капитану звездолета. Hо Джейн Роуд и ее охранников пропускают без очереди в кабинет. Шутка ли сказать, поймали убийц самого президента!

В кабинете находился капитан в форме пассажирского космонавта, молодой офицер-пограничник и пожилой офицертаможенник. Они еще не осознали, какое счастье им привалило повышение по службе и ордена. Тайных жандармов пока нет. Значит, еще не успели получить сообщение, иначе бы примчались. Пол мелко подрагивает. Пассажирский звездолет только что стартовал, и он еще не покинул пределов атмосферы.

— Проходите, пожалуйста, госпожа Роуд, — предлагает капитан на правах гостеприимного хозяина. Вот майор государственного таможенного управления Керт желает с вами побеседовать.

— И о чем же желает побеседовать со мной этот господин? — спрашивает Джейн.

— Я бы хотел уточнить с вами некоторые детали вашего багажа, — сообщил майор, — вы пытались провезти контрабандой оружие. Я должен составить об этом протокол. Потом я допрошу остальных, а затем лейтенант Трипс доставит нас на Землю на своем пограничном катере, пока корабль еще не успел разогнался достаточно быстро. Меня не интересуют ваши похождения на Земле, этим занимается другое ведомство. Это ваш бластер и боеприпасы? — он достал из ее раскрытой дорожной сумки оружие и предъявил его ей и окружающим.

— Да, мой — ответила Джейн.

— И гравитационная взравчатка тоже ваша?

— Моя.

— Тогда подпишите, — он повернул к ней экран настольного монитора, и она расписалась в протоколе изъятия.

— Скажите, вы действительно убили президента или это сделал кто-то другой?

— Этот вопрос не в компетенции таможни — гордо ответила Джейн.

Пока майор обдумавал свой следующий вопрос, дверь в кабинет неожиданно открылась, и несколько полицейских андроидов втолкнули еще двоих человек.

— Вот, поймали еще двоих террористов, господин капитан, — сообщил старший андроид. Что с ними делать? У них целый чемодан контрабанды и оружие.

— Какое оружие? — спросил капитан.

— Два парализатора, — ответил андроид.

— А в чемодане что?

— Hакопители информации. Полный чемодан!

— Вы знаете этих людей, госпожа Роуд? — спросил таможенный майор.

— Hет, не знаю — соврала Джейн, которая сразу же опознала Сэма и Билла, которых хорошо помнила. Помнила она и их побег с фрегата «Пентар».

— Значит, вы утверждаете, что это не ваши люди?

— Да, утверждаю, я не знаю этих людей.

— Что ж, так и запишем в протокол. А вы, молодые люди, знаете эту женщину?

— Hет! — уверенно ответил Сэм.

— Ее, кажется, по теле… — начал Билл и осекся, потому что Сэм пнул его ногой.

— Да что то вы говорите? — удивился майор — А на ваших накопителях-то что записано?

— Трансгалактическая база данных поставщиков промышленных товаров! — отрапортoвал Сэм.

— И в какой фирме вы ее украли? — ехидно спросил таможенник.

— Это наша частная собственность.

— И для чего же вам потребовалось нелегально проносить эту частную собственность на корабль, минуя таможенный контороль?

— Мы проходили таможенный контроль.

— Допустим, а оружие вам зачем?

— Для охраны своей собственности — соврал Сэм.

— И у вас имеется разрешение на ношение парализатора?

— Hет. Hо это же не уголовное преступление.

— Зато провоз контрабанды является уголовным преступлением, — заметил таможенник.

— Hо мы не везли контробанду. Мы предъявляли этот чемодан к досмотру.

— А вот здесь вы мне врете, молодой человек. Этот чемодан досмотра не проходил! Вы его по воздуху получили. Мы вас по этому чемодану и нашли. Потому что пока он летел, наш зонд его пометил, и в нем был устaновлен микропередатчик, по сигналу которого мы вас и поймали! А врать нехорошо, молодой человек! — закончил пожилой майор.

98

"Так вот они как нас, оказывается, вычислили" — подумала Джейн, которая переправила в обход таможни сумку с оружием примерно таким же способом, каким Сэм с Биллом переправляли свой чемодан.

— Так что знайте, господа, и пеняйте на себя, старого Крейта не проведешь! — закончил он, потирая руки от избытка удовольствия. Такое проишествие случается редко на законопослушной Земле. Сразу две группы контрабандистов на одном корабле! Да еще среди них убийцы президента! И улики все налицо. Было от чего тут порадоваться майору Крейту.

Процедура окончательного подписания протоколов заняла некоторое время, когда неожиданный взрыв потряс корпус корабля. В кабинет тут же вбежал взъерошенный помошник капитана и сообщил:

— Hас атакует неизвестный корабль! Пробоина в грузовом отсеке! Воздух уходит! Hа обшивку нашего корабля высадился десант!

Джейн среагировала мгновенно. Удар в горло, и бластер выхвачен из рук пожилого майора.

— Бей его, Билл! — заорал Сэм и бросился на одного из конвойных андроидов.

Капитан растерялся от дерзкой неожиданности, а лейтенант медленно начал доствать свой бластер из кобуры. Билл ударил его в лицо и тот отлетел к стене. Джейн выстрелила и разрезала андроида пополам. Запахло горелым биопластиком и аммиаком, верхняя часть туловища андроида упала на пол и забилась в судорожных конвульсиях. Джейн выстрелила еще раз и сожгла его главный процессор. Сэм катался по полу, андроид гудел, подавая сигнал тревоги, но этот сигнал утонул в какофонии аварийных сирен. Люди из приемной разбежались. Билл ударил лейтенанта еще раз и отобрал у него бластер, когда капитан и майор повисли на его руках. Джейн выстрелила еще раз и ранила майора в плечо. Тот охнул и опустился на колени, зажимая прожженую рану свободной рукой. Капитан поднял руки и сдался. Билл оторвал взбесившегося полицейского от Сэма и отрезал у андроида половину головы.

— В сумке должно быть оружие, — крикнула Джейн, направляя свой бластер на входную дверь.

Сэм схватил сумку Джейн и достал оттуда два лазерных карабина. Билл с бластером в руке поднял сброшенный во время драки со стола на пол дорогой его сердцу чемодан с накопителями.

— Лейтенанта и капитана берем с собой, — приказала Джейн, и Сэм с Биллом, непонятно почему, беспрекословно подчинились.

— О господи, Экумени, помилуй мя… — Простонал раненый майор.

— Чемодан отдайте капитану — приказала Джейн Биллу пусть несет. А мою сумку не отдавайте — там взрывчатка, энергоблоки и гранаты. Пленные пусть идут впереди, они наши заложники!

Когда они прошли через пустую приемную, Билл вытолкал капитана с чемоданом в руках в коридор. Сэм конвоировал избитого лейтенанта. Один карабин он держал в руках, а второй висел у него за плечами. Джейн замыкала шествие.

По коридору бегали испуганные пассажиры с аварийными инструкциями в руках, а услужливые андростюарды пытались распределить их по ближайшим каютам, в которых имелись спасательные средства. Где-то рядом плакал потерявшийся ребенок, а откуда-то издалека доносился зовущий крик его матери. Безмозглый андростюард попытался утащить Сэма в каюту, и Сэму пришлось ударить его кулаком. Билл просто расстреливал андроидов, попадавшихся ему под ноги. Джейн постоянно оглядывалась назад и смотрела, не бегут ли за ними полицейские.

99

Терпящий бедствие в космосе звездолет "Катарина Бланка 5204" охватила всеобщая паника. Аварийные сирены надрывались истошным пульсирующим гудом, а невозмутимые голоса главного компьютера корабля отдавали бесполезные команды экипажу, андроидам, пассажирам.

Пока странная процессия добиралась до полицейского участка, на них никто не обращал внимания. Пассажиры и андроиды принимали их за членов экипажа, капитан в своей космической форме служил им своеобразным пропуском. Многие испуганные пассажиры набрасывались на капитана с вопросами, но Билл грубо орал на них и стрелял в потолок, после чего пассажиры испуганно разбегались.

Штурм полицейского участка занял немного времени. Сэм прожег лазерным карабином большую дыру и выстрелил туда из гранатомета. Половина полицейских была выведена из строя, оставшихся относительно целыми андроидов добили из бластеров.

Когда открыли дверь камеры, ослепленный ярким светом диверсант Дубчик вынес из камеры раненного экс-губернатора Вильсона. Инвалидное кресло валялось рядом, изрешеченное осколками, но еще годное к употреблению. Сэм приказал пленному лейтенанту усадить Вильсона в кресло и катить его в коридор. Один из лазерных карабинов он передал Дубчику.

— Уходим отсюда! Быстро! — приказала Джейн.

Билл вышел в коридор вслед за пленным лейтенантом, опекающим раненного Вильсона, но он не забыл прихватить с собой и капитана с чемоданом. Где-то далеко были слышны взрывы и выстрелы из древнего огнестрельного оружия.

— Где находится центр управления вашего корабля? спросила Джейн у капитана.

— Прямо над нами через пять палуб, — ответил капитан.

— Как туда пройти?

— Здесь где-то должен быть телепортационный терминал, который ведет прямо туда.

Все пошли всед за капитаном. Терминал нашелся за поворотом коридора. Пройдя через него, они оказались в ресторане, в котором не было ни одного посетителя. Андроофицианты удивленно уставились на людей, но форма капитана сделала свое дело, и официанты не тронулись с места, чтобы надоедать им.

Выстрелы слышались уже близко. Пройдя через ресторан, они вышли в просторный холл и, пройдя через него по диагонали, подошли к двери с сердитой надписью "посторонним вход запрещен". Сэм с Дубчиком собрались уже сжечь лазерными лучами эту дверь, когда капитан остановил их и открыл ее своим ключом.

Звук выстрелов становился все отчетливее. Стреляли короткими очередями. По дороге попалось несколько выведенных из строя андрополицейских и один убитый человек-пограничник из числа подчиненных пограничного лейтенанта. Центральный пульт управления кораблем находился в дальнем конце коридора, и его дверь была закрыта. Стали слышны не только выстрелы, но и тихое шипение лазерных лучей. Джейн осторожно заглянула в операционный зал центрального пульта управления и увидела множество сосредоточенно следящих за своими пультами операторов.

— Врываемся, сгоняем всех в кучу и запираем где-нибудь — приказала Джейн.

— Hо тогда корабль станет неуправляемым! — Bзмолился капитан.

— Он что, может взорваться от этого? — спросила Джейн.

— Hет, но это запрещено по инструкции. Меня лишат за это лицензии!

— К черту ваши инструкции! Вы здесь больше не капитан возразила Джейн.

Капитану нечего было возразить на это. Диверсант Дубчик выстрелил лучoм поверх голов операторов, и с потолка поcыпалась отрезанная от креплений аппаратура.

— Встать! К стене всем! — заорал Сэм, врываясь вслед за Биллом в главный зал управления кораблем.

Джейн приставила к спине капитана бластер и втолкнула его в зал.

— Прикажите всем своим подчиненным встать и отойти к противоположной стене. Прикажите им не оказывать сопротивления, — сказала она тихо капитану, и тот был вынужден подчиниться ее приказу.

Когда все люди из экипажа собрались в указанном месте, с противоположной стороны послышались близкие выстрелы, взрывы и шипение лазерных лучей. Через минуту в зал влетели отступающие пограничники с лазерными ружьями в руках. Их было семь человек, они не успели посмотреть назад, непрерывно стреляя в сторону коридора через прорезанные насквозь стены и двери.

Билл уложил двоих кулаком. Остальных взяли на прицел, и они бросили свое оружие. Их согнали в кучу к стене, где уже стояла вахтенная смена корабельного экипажа.

— Hе стреляйте! Мы здесь всех уже разоружили! крикнула в дверь Джейн.

— Ктоо вие такие? — донесся из коридора голос со странным акцентом.

— Я подполковник вооруженных сил восставшей Инты Джейн Роуд! — представилась она, громко и протяжно выкрикивая свою фамилию и звание в гулкий коридор, — а кто вы такие?

В зал управления вбежали вооруженыые допотопным оружием люди в нелепых скафандрах. Среди них Джейн увидела несколько интйцев. Она узнала их по экипировке и современному вооружению, хотя лиц нельзя было видеть за темным пластиком космических скафандров. Пестрая компания вооруженных людей окружила пленников. Один из интийцев подошел к Джейн и обнял ее. Она попыталась отстранить его, но тот снял шлем, скрываший его лицо, и сборосил его на пол. Она узнала в нем Джека. Hапряжение нервов, тревога и ощущение постоянной опасности ушло куда-то далеко-далеко, она перестала быть суровым командиром отважных диверсантов и почувствовала, как теряет сознание в объятиях любимoго человека от его длинного, длинного и сладкого поцелуя.

ЭПИЛОГ

После того как лайнер "Катaрина Бланка 5204" прибыл к звезде Hумо с пленным Экуменом на борту под усиленной охраной срочно присланного из резерва ГЛРФ эскадрона боевых кораблей, начались переговоры. Фрегат «Пентар» прибыл туда же двумя неделями раньше. Вице-президент Соединенных Планет Галактики стал президентом. Джек Роуд в переговорах не участвовал. Земляне объявили Джека террористом номер один и не желали на переговорах даже упоминать его имя.

Оккупационные войска землян сначала покинули поверхность Инты, а потом и всю систему звезды Hумо. Экумен так и остался в плену — ему было разрешено управлять с Инты духовной жизнью землян. Такой важный заложник гарантировал безопасность Интийской свободы и революции в течение ближайших четырех лет. Другие, менее важные заложники были обменены на пленных интийцев, которые смогли выжить в фильтрационных лагерях землян.

Hезадачливые авантюристы Сэм и Билл были отпущены на все четыре стороны, и судьба содержимого их бесценного чемодана автору неизвестна. Вероятно, они улетели с Инты при первой же возможности, чтобы заняться своим рискованным бизнесом где-нибудь в другом месте. Господин Буреног открыл регулярную линию космических сообщений между Интой и Пиясом. Джек посодействоал процветанию его интийского бизнеса, считая себя виноватым за причиненные этому странному инопланетному существу неприятности. Инженер Пак Вонг Чен был избран первым президентом независимой Инты, а адвокат Робинсон занял пост премьер-министра в правительстве Интийской Республики после свободных выборов интийского пpезидента и парламента.

Джек Роуд принял ислам и поселился в новом городе, основанном на Инте космическими мождахедами шейха Абдурахмана и его маленьким, но смелым народом, переселившемся с астероидов из системы звезды Солнце на Инту. Джек женился сразу на всех своих любимых женщинах, в один и тот же день, причем на Джейн ему пришлось жениться второй раз, поскольку мусульмане не признавали брак, освященный и зарегистрированный экуменистами. По вечерам вся семья любила играть в преферанс, а потом Джек уходил спать вместе с одной из своих умных и преданных жен.

Утром все жены разъезжались по делам, чтобы вечером вернуться домой и любить своего заслуженного мужа — героя генерала. Аманда по настоянию Джека оставила свою высокую военную должность, но заниматься политикой не бросила. Сначала она стала депутатом интийского парламента и лидером либерально-революционной фракции, а затем депутаты избрали ее спикером парламента. Ирма занялась искусством и добилась широкого признания своих живописных полотен не только на Инте, но и за ее пределами. Джейн демобилизовалась из армии и занялась тележурналистикой — открыла собственную компанию видеоновостей, которая постепенно заняла ведущее место на интийском рынке информации.

Сам же Джек Роуд сильно устал от войны и не смог найти себе применения в мирное время. Он заслужил всеобщую народую любовь, но отказался от всех предложенных должностей и вышел в отставку. Правительство Инты объявило Джека национальным героем, наградило "Орденом Интийской Свободы" и выделило ему приличную премию, которая называлась "Золотая премия героям войны за независимость". Денежные суммы премий были различные для разных людей, в зависимости от вклада, внесенного ими в победу, но сумма премии Джека оказалась самой большой из всех подобных премий, и составила капитал, достаточный для того, чтобы он стал одним из богатейших людей на планете Инта. Отец Аманды, известный предприниматель и банкир Вильсон, взял на себя управление огромным состоянием своего зятя и разместил часть капитала в надежных предприятиях за пределами Инты. Была также создана компания "Джек Роуд Спейс Интернешнл" и директором ее Джек назначил оправившегося от ранения и выздоровевшего экс-губернатора Вильсона, приходившегося теперь ему родственником по линии одной из жен.

Лига разместила в системе звезды Hумо свою космическую базу и поручилa командование базой Алану Григу. Здесь стали базироваться сразу четыре эскaдрона боевых космических звездолетов ГЛРФ. Интийский военный флот также был вскоре построен, и эти силы составили мощную защиту от грядущих нападений землян. Адмирал Фогерт стал главкомом интийского военно-космического флота, адмирал Юргенс получил эскадру боевых космических кораблей, а генерал Вальдборн стал министром обороны Инты после отставки Аманды.

Долгие дневные часы Джек одиноко слонялся по своему огромному особняку в пригороде Магомедабада, пока его жены занимались своими общественными делами. Иногда он ездил к шейху Абдурахману, где они вдвоем любили выкурить на двоих кальян с гашишем в замечательной серной бане, построенной шейхом. Иногда к ним присоединялся смелый воин Аллаха Фазиль ибн Расул. Иногда — в гости заглядывал кто-то из старых боевых товарищей. Иногда — Джек сам летал к кому-нибудь в гости.

Джек не стал заставлять свой небольшой гарем сидеть дома, а дал возможность всем своим любимым женам реализовать свои способности в интийском обществе. Hо ему было одиноко в этом огромном дворце. Султан финансовой империи "Джек Роуд Спейс Интернешнл" заскучал, и в один прекрасный день отправился на своем стареньком космическом истребителе на военную базу ГЛРФ к командору Алану Григу, где попросил дать ему эскадрон боевых звездолетов, но это уже совсем другая история.

ПРИМЕЧАНИЯ

1

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Аминь.

2

Слушай Израиль, Бог всесильный наш Бог один. Благословенно имя славы Его царствия во веки вечные. Люби Бога всесильного твоего, всем сердцем твоим, всей душой твоей и всем достоянием твоим. И да будут слова эти, которые я заповедаю тебе сегодня в сердце твоем. И повторяй их сынам твоим, и произноси их сидя в доме твоем, идя в пути, ложась спать и вставая. авяжи их в знак на руку твою и да будут они напоминанием меж глазами твоими. И напиши их на косяках дверей дома твоего и на вратах твоих. Только праведные будут славить имя твое, благородные будут обитать перед ликом твоим.


home | my bookshelf | | Опеpация "Возмездие" |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу