Book: Железная корона



Железная корона

Рэйчел Мид

Железная корона

1

Не путайте королев фейри со сказочными принцессами фейри.

Там, откуда я родом, девушки, которые хотят быть сказочными принцессами, обычно мечтают о прозрачных крылышках и платьицах с рюшами. О розовых платьицах. И я совершенно уверена, что стразы являются неотъемлемой частью наряда волшебной принцессы, как и милые палочки со звездами на конце, исполняющие желания. Принцессы ожидают шикарную жизнь, полною роскоши и безделья, и лесных существ, прислуживающих при осуществлении каждой потребности.

Как королева фейри, могу признать, что причастность лесных существ немного больше, чем можно было бы ожидать. Но в остальном? Сплошной абсурд. У фейри — по крайней мере, с которыми я имею дело — очень редко бывают крылья. Моя палочка сделана из необработанных драгоценных камней, скрепленных вместе, и я использую ее, чтобы уничтожать обитателей Иного мира. А так же била ею нескольких человек по голове. Моя жизнь полна грязи, жестокости и смерти — к такой жизни не подходят платья с рюшами. Я ношу джинсы. И что самое главное, я ужасно выгляжу в розовом.

И я так же уверена, что принцессы фейри не имеют дел с такого рода дерьмом с самого утра.

— Я убил… Эжени Маркхэм.

Слова прозвучали громко и четко на всю столовую, в которой пировали за круглыми столами около тридцати человек. Из-за сводчатых потолков и стен из грубого камня, она напоминала часть средневекового замка, потому что... ну, потому что, в каком-то роде, так и было. Большую часть утренних посетителей составляют солдаты и стражники, но так же присутствовали несколько чиновников и высокопоставленные служащие, проживающие и работающие непосредственно в самом замке.

Дориан, Король Дубового Царства, и по совместительству мой любовник из Иного мира, сидел во главе стола и оторвался от тарелки с завтраком, чтобы увидеть того, кто произнес столь смелое заявление.

— Прощу прощения, ты что-то сказал?

Говорящий, стоя по другую сторону стола, повернулся весь багровый, как одежда, которую он носил. На вид ему было двадцать с небольшим, по человеческим меркам, что наверняка означало, что на самом деле, по меркам фейли — или джентри, как я люблю их называть — ему было сто или около того лет. Парень прикусил губу и выпрямился, делая попытку выглядеть достойно, в то время, как он смотрел на Дориана.

— Я сказал, что убил Эжени Маркхэм.

Человек — воин, я полагаю — всматривался в лица, окружающие его, и без сомнения надеялся, что слова его вызовут ужасную реакцию.

Дориан не сразу ответил и не выглядел очень обеспокоенным. Он деликатно промокнул рот парчовой салфеткой и положил её обратно на колени.

— Она мертва? Ты уверен?

Он взглянул на темноволосую женщину, сидящую рядом с ним.

— Шайя, разве мы не видели её только вчера?

— Да, милорд, — ответила Шайя, добавляя сливки в свой чай.

Дориан откинул свои по-осеннему красные волосы с лица и вернулся к нарезанию сладких пирожных с миндалевой глазурью, которые являлись наиболее важной частью приема пищи за день.

— Что ж, ты слышал. Она не может быть мертва.

Солдат из Рябинового Царства смотрел с недоверием, которое становилось с каждым разом все больше и больше, потому что люди по-прежнему либо относились к нему с любопытством, либо попросту игнорировали его. Единственным человеком, который выглядел весьма обеспокоенно, была пожилая женщина-джентри, сидевшая по другую сторону от Дориана. Её звали Ранелль, и она являлась послом Липового Царства. Она приехала только вчера, и явно не привыкла к дурацким происшествиям, царившим здесь кругом.

Солдат вновь переключил свое внимание на Дориана.

— Вы действительно такой ненормальный, как все говорят? Я убил Терновую Королеву! Смотрите.

Он бросил серебряное ожерелье с лунным камнем. Оно упало на твердый плиточный пол, и бледные, переливающиеся камушки были едва отличимы на утреннем свету.

— Я снял его с её трупа. Теперь вы мне верите?

Зал погрузился в тишину, и даже Дориан приостановился. Это и в самом деле было мое ожерелье, и я рассеянно коснулась обнаженного места на моей шее. У Дориана было его типично-скучающее выражение лица, но я знала его достаточно хорошо, чтобы понять, какой на самом деле водоворот мыслей завертелся за его зелеными глазами.

— Если это в самом деле так, — ответил Дориан наконец, — тогда почему ты не принес нам её труп?

— Он у моей королевы, — самодовольно ответил солдат, думая, что наконец-то добился успеха. — Она сохранит его в качестве трофея. Если вы будете сотрудничать, то, возможно, она отдаст его вам.

— Я не верю в это.

Взгляд Дориана метнулся к столу.

— Рюрик, не мог ли ты передать мне соль? О, благодарю.

— Король Дориан, — тревожно обратилась Ранелль, — возможно, стоит уделить больше внимания словам этого человека. Если королева мертва…

— Она не мертва, — прямо заявил Дориан. — И этот соус восхитителен.

— Почему вы мне не верите? — воскликнул солдат, голос его звучал странно по-детски. — Неужели вы думаете, что она непобедима? Неужели считаете, что никто не мог бы её убить?

— Нет, — признался Дориан. — Я просто думаю, что ты не смог бы убить ее.

Ранелль обратилась еще раз.

— Милорд, откуда вы знаете, что королева не…

— Так как она стоит прямо тут. А теперь не хотели бы вы все заткнутся, чтобы я смогла покушать в тишине?

Конец этому фарсу положила Жасмин, моя сестра-подросток. Как и я, она наполовину человек. Но в отличие от меня, она совершенно неконтролируема и поэтому во время завтрака на ней были свободные, но все же останавливающие рост волшебства, наручники. Так же у неё были наушники, но спор за завтраком должно быть перекрывал её музыку из плейлиста.

Тридцать лиц повернулись к дверному проему, у которого я стояла, и началась суматоха, практически каждый из присутствующих отодвинули свои стулья, пытаясь поспешно поклониться. Я вздохнула. Удобно прислонившись к стене, отдыхая от тяжелого ночного приключения, я наблюдала за всей этой нелепостью, разворачивающийся в моем доме, в Ином мире. Но шоу продолжалось. Я расправила плечи и шагнула в столовую, приняв самый царственный вид, на который только была способна.

— Сообщения о моей кончине слишком преувеличены, — заявила я.

У меня было чувство, что я переврала цитату Марка Твена, но в этой толпе все равно никто её не знал. Большинство думали, что я просто констатирую факт. Что, в прочем, так и было.

Багровое лицо Рябинового солдата резко побледнело, глаза полезли из орбит. Он сделал несколько шагов назад и с беспокойство озирался вокруг. Ему некуда было деваться.

Я жестом попросила тех, кто стоял и кланялся, сесть, а сама подошла к своему ожерелью. Подняв его с пола, я критически осмотрела его.

— Ты сломал застежку.

Я рассматривала ожерелье еще пару секунд, затем свирепо глянула на него.

— Ты сломал застежку, сорвав ожерелье с моей шеи, когда мы бились — но не вследствие моей смерти. Очевидно же.

Я едва вспомнила о схватке с этим парнем прошлой ночью. Он был одним из многих. Я потеряла его из виду в самый разгар хаоса, но вероятно, после захвата этого "доказательства", Катрис решила отправить его с историей.

— Ты выглядишь изумительно, чтобы быть мертвой, моя дорогая, — сказал Дориан. — Ты должна присоединиться к нам и попробовать соус, который принесла Ранелль.

Я проигнорировала Дориана по двум причинам: во-первых, потому что он ожидал этого от меня, и во-вторых, я знала, что не выгляжу изумительно. Моя одежда грязная и в клочьях, и я получила несколько ран от прошлой ночной схватки. Судя по рыжей дымке, которую я заметила краешком глаза, мои волосы вились и торчали, примерно, в ста различных направлениях. День грозился выдаться жарким, и в своем душном замке я обливалась потом.

— Нет, — выдохнул солдат. — Ты не можешь быть жива. Бэйлор поклялся, что сам видел как ты упала — он сказал королеве...

— Ребята, может вы прекратите это? — потребовала я, наклоняясь к его лицу.

После этого, моя стража подошла ближе, но я не беспокоилась. Этот неудачник ничего бы не сделал, и, кроме того, я смогу за себя постоять.

— Когда же твоя проклятая королева прекратит оборачивать каждый слух о Дориане или о моей кончине в официальные заявления? Неужели ты ничего не слышал о законодательном акте Хабеас корпус? А, ладно, не важно. Конечно, ты не слышал.

— Вообще-то, — встрял Дориан, — я знаю латынь.

— В любом случае, это не сработает, — огрызнулась я на Рябинового парня. — Даже, если я была бы мертва, это не помешало бы нашим Королевствам растоптать ваши.

Это вывело его из ступора. Ярость сковала его лицо - ярость с долей безумного рвения.

— Ты полукровная сука! Ты единственная, кто отравляет нам существование! Ты, Дубовый король, и все остальные, кто проживает на ваших проклятых землях. Наша королева могущественна и великолепна! Она уже ведет переговоры с Осиновым и Ивовым Царствами, чтобы объединиться против вас! Она растопчет вас и заберет землю, заберет и...

— Можно мне прикончить его? Пожалуйста?

Это была Жасмин. Взгляд её серых глаз умолял меня, и она наконец-то вытащила свои наушники. То, что могло оказаться подростковым сарказмом, сказано было на полном серьезе. В такие дни, как эти, я жалела, что оставила её в Ином мире, а не отправила обратно жить с людьми. Разумеется, еще не было слишком поздно для школьной реформы.

— Я не убила никого из твоих людей, Эжени. Ты же знаешь это. Позволь мне сделать что-нибудь с ним. Пожалуйста.

— Он парламентёр, — автоматически ответила Шайя.

Соблюдение протокола было её специальностью.

Дориан повернулся к ней.

— Наплюй на это, женщина! Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты перестала впускать их с дипломатическим иммунитетом. Будь прокляты военные правила.

Шайя лишь улыбнулась, равнодушно относясь к его насмешливому негодованию.

— Но он под защитой, — сказала я, внезапно почувствовав себя опустошенной.

Прошлой ночью сражение — больше напоминающее перестрелку — между моей армией и армией Катрис закончилось ничьей. Это настолько расстраивало, что гибель людей с обоих сторон казалась совершенно бессмысленной. Я подозвала некоторых из моих стражников вперед.

— Выпроводите его отсюда. Подсадите его на лошадь, и не давайте ему с собой никакой воды. Будем надеется, что дороги будут благосклонны к нему сегодня.

Стражники покорно поклонились, а я тем временем повернулась к человеку Катрис.

— А еще дай знать Катрис, что она тратит впустую свое время, независимо от того, как часто она хочет утверждать, что убила меня — даже если она управляет этим. Мы все еще собираемся довести эту войну до конца, и она будет той, кто потерпит поражение. Она в меньшинстве и ограничена запасами. Она начала эту борьбу в личных целях, и никто не придет к ней на помощь. Скажи ей, что если она беспрекословно сдастся, то тогда, возможно, мы будем милосердны.

Солдат Роуэн взглянул на меня, его злоба была вполне ощутима, но ответа не последовало. Лучшее, что он смог предпринять, так это плюнуть на землю до того, как стражники увели его прочь. С очередным вздохом, я повернулась и взглянула на обеденный стол. Они уже принесли стул для меня.

— Здесь есть тосты? — спросила я, устало опускаясь на стул.

Тосты не были обычным пунктом в меню джентри, но слуги уже привыкли к моим человеческим предпочтениям. Они все еще не могли сделать приличной текилы, а о Поп-Тартс и речи быть не могло. Но тосты? Тосты были в приделах их возможностей. Кто-то передал мне корзинку с тостами, и все продолжили есть спокойно. Ну, или почти все. Ранелль смотрела на нас, как на сумасшедших, и я могла её понять.

— Как вы можете быть настолько спокойными? — воскликнула она. — Еще бы чуть-чуть и этот человек… и вы…

Она взглянула на меня с изумлением.

— Прошу прощения, Ваше величество, но ваше одеяние... вы явно были в бою. И все же, вы здесь, сидите как ни в чем ни бывало, словно все это совершенно обыденно.

Я одарила её добродушным взглядом, не желая обидеть наших гостей или хотя бы показать намек на это. Я всего лишь сказала Рябиновому солдату, что его королева никогда не найдет никаких союзников, но его комментарий на счет её переговоров с Осиновым и Ивовым Царствами не остался незамеченным. Мы оба, я и Катрис, боролись за союзников на этой войне. Дориан был моим союзником, тем самым давая мне численное преимущество прямо сейчас, и мне не хотелось бы рисковать этим.

Дориан поймал мой взгляд и одарил меня одной из тех своих маленьких, кратких улыбок. Его улыбка согревала меня, облегчала то небольшое расстройство, которое я испытывала. Бывают дни, когда он был тем, на которого я могла положиться во всей этой войне, в которую я так неосторожно вляпалась. Я никогда не хотела этого. Я так же никогда не хотела быть королевой умирающего королевства, вынуждающего меня делить свое время между этим миром и моей человеческой жизнью в Тусоне. И конечно же, мне не хотелось быть в центре пророчества, которое гласит, что я рожу завоевателя человеческого, пророчества, из-за которого сын Катрис меня изнасиловал. Дориан убил его за это, и я ни капельки не жалею, пускай ненавижу каждый день войны, последовавший за этим убийством.

Разумеется, я не могла рассказать Ранелль ничего из этого. Я хотела отправить её обратно в её земли с представлениями о нашей силе и непоколебимости, чтобы её король думал, что объединение с нами достаточно разумный ход. Даже блестящий ход. Я не могла рассказать Ранелль о своих страхах. Я не могла рассказать ей, как больно видеть беженцев, появляющихся в моем замке, бедных просителей, чьи дома были разрушены войной. Я не могла рассказать ей, что мы с Дорианом по очереди посещали армии и сражались с ними — и как в те ночи, тот, кто не сражается, никогда не спит. И несмотря на его легкомысленность, я знала, что в Дориане зародилась капелька страха от заявления солдата из Рябинового Царства. Катрис всегда старалась подорвать в нас силу духа. Мы оба — и Дориан, и я — боялись, что однажды, один из ее герольдов скажет правду. От этого хотелось сбежать с ним прямо здесь и сейчас, убежать ото всего этого далеко-далеко и просто закутаться в его объятия.

Но вновь я напомнила себе, что надо отогнать эти мысль прочь. Наклонившись, я нежно поцеловала Дориана в щеку. Улыбка, которой я вознаградила Раннель, была победной и оптимистичной, как та, которой она обычно одаривала меня.

— На самом деле, — сказала я ей, — это довольно-таки обычный для нас день.

Пессимистично? Зато это правда.



2

Я ушла в спальню как только позволил этикет и сразу же рухнула на кровать, как только вошла.

— Как ты думаешь, эта демонстрация помогла нам привлечь Ранелль или это только отпугнуло её?

Я почувствовала, как Дориан присел на кровать рядом со мной.

— Трудно сказать. По крайней мере, я не думаю, что из-за этого её король обернется против нас. Мы тоже устрашающие и неконтролируемые.

Я улыбнулась и убрала руки с лица, чтобы взглянуть в эти зелено-золотистые глаза.

— Если б только эта репутация дошла и до остальных тоже. Прошел слух, что Королевство Жимолости, возможно, присоединится к Катрис. В самом деле, как кто-то смог назвать это королевством и сохранить при этом невозмутимый вид.

Дориан склонился надо мной, легонько откинул волосы с моего лица и провел пальцами по скуле.

— Вообще-то, это было довольно-таки мило. Почти тропики. Я имею в виду, что это не бесплодная пустошь пустынного королевства, оно не так уж и плохо.

Я так привыкла к его насмешкам над моим королевством, так что сейчас, в его словах было нечто утешительное. Пальцы его пробежали по моей шее, и вскоре их сменили губы.

— Честно говоря, я не волнуюсь о Королевстве Жимолости. А вот другие возможные союзники меня беспокоят. Эй, прекрати.

Его губы прокладывали дорожку к ключице, а рука его начала приподнимать мою рубашку. Я вывернулась.

— У меня нет времени.

Он поднял свою голову, выгибая бровь в удивлении.

— Тебе где-то надо быть?

— Да, фактически.

Я вздохнула.

— У меня есть работа в Тусоне. И кроме того, я грязная.

Дориан не испугался и вновь попытался снять с меня рубашку.

— Я помогу тебе вымыться.

Я шлепнула его по руке, но затем притянула его так, чтобы я смогла обнять его и чтобы он не возражал. Я знала, что ему хотелось большего, нежели объятия, но у меня совершенно не было сил. Учитывая его брезгливость, я была удивлена, когда он согласился положить голову на мою грудь, видя, насколько моя рубашка грязная и оборванная.

— Без обид, но я приму человеческий душ, после того, как слуги наберут мне ванну.

— Ты не можешь уехать, не поговорив с Ранелль, — подчеркнул он. — И ты не можешь видеть ее такой.

Я сгримасничала и пробежала рукой по его блестящим волосам.

— Черт подери.

Он был прав. Я все еще плохо разбираюсь в королевских штучках, но я достаточно знала об обычаях джентри, чтобы знать, что если мне действительно требуется помощь короля Липового Царства, то я должна создавать хорошее впечатление. Столько всего нужно сделать. И совершенно не хватает времени. Все это так утомительно. Дориан поднял голову и взглянул на меня сверху вниз.

— Всё было плохо?

Он подразумевал сражение прошлой ночью.

— Это всегда плохо. Я не могу быть в порядке, когда люди сражаются и умирают за меня. Особенно из-за одного оскорбления.

Эта война так же коснулась и проживания. Ко мне часто приходят беженцы за пищей и кровом.

— Их королевства поставлены на карту, — сказал он. — Их дома. И это важнее всяких обид. Если сдаться, то Терновое Королевство будет выглядеть слабым — как добыча. Это сделает тебя открытой для вторжения, всё равно, что сдаться Катрис. Твои люди не хотят этого. Они должны бороться.

— Но тогда почему и твои люди противостоят?

Дориан взглянул на меня так, словно я задала очень странный вопрос.

— Потому что я велел.

Я закончила на этом разговор и позвала слугу, чтобы наполнить ванну в комнате, примыкающей к моей спальне. Это было утомительной задачей, я терпеть не могла заставлять их делать это, хотя Дориан, без малейшего сомнения утверждал, что это их обязанность. Магия, которую я унаследовала от моего отца-тирана, давала мне контроль над элементами бури, так что я могла бы призвать воду прямо в ванну за то время, пока мои слуги тащат одно ведро. Однако, земля Тернового Королевства были настолько сухой, что вытянув слишком много воды с помощью магии, я сделала бы воздух замка еще более сухим и, возможно, могла убить окружающую растительность.

Слуги имели свой собственный вход в ванную комнату, и как только мы услышали, как они приносят и заполняют ванну водой, Дориан улыбнулся и потянул меня обратно в постель.

— Видишь? — сказал он. — Теперь у нас есть время.

Я перестала сопротивляться. И как только мы высвободились из одежды, и я почувствовала тепло его губ, то должна была себе признаться, что совсем не против секса. Эта война действительно все время подвергала наши жизни опасности, а он беспокоился обо мне. Обладая мной, сливаясь физически, он, казалось, убеждался, что со мной действительно всё в порядке. Я так же находила в нем утешение, бывая с этим мужчиной, я влюблялась вопреки всему. Когда-то я боялась и ненавидела джентри — и мне понадобилось много времени, чтобы начать доверять Дориану.

На этот раз, ко всему удивлению, наш секс оказался вполне нормальным. Обычно, мы ловим себя на мысли, что нам нравится доминантные игры в постели, извращенный секс, секс, являющимся совокупностью мощи и повиновения, который я так любила и из-за которого чувствовала себя дешевкой. Но сейчас, я села на него сверху, и обхватив ногами бедра, приняла его в себя. Вздох блаженства сорвался с его губ, и как только я начала медленно двигаться и скользить по нему, глаза его закрылись. Через мгновение он открыл глаза и посмотрел на меня с выражением такой любви и вожделения, что я задрожала.

Меня всегда поражало, что он находит меня такой желанной. Я видела его прошлых любовниц — сексуальные, роскошные женщины с аппетитными изгибами, так напоминающих классических голливудских звездочек. Мое тело было худым и спортивным из-за всей моей активности, грудь была очень красивой формы, хотя вряд ли дотягивала до уровня порно-звезды. Тем не менее, с тех пор как мы официально стали парой несколько месяцев назад, он ни разу не взглянул на другую женщину. Я была единственной, на кого он смотрел.

Его взгляд оставался голодным даже в самые неромантичные моменты.

Я ускорила темп, наклоняясь вперед и раскачиваясь так, чтобы большая часть моего тела соприкасалась с ним, и с каждым разом я все больше и больше ощущала приближение оргазма. Через несколько мгновений я кончила, мой рот открылся в беззвучном крике, когда сладкий экстаз охватил мое тело, и каждый нерв, казалось, воспламенился. Я наклонилась вперед, целуя его, позволяя его языку исследовать мой рот, в то время как его пальцы поглаживали мои соски.

Внезапно дверь в ванную приоткрылась, и я резко отстранилась, как раз в тот момент, когда прислуга заглянула в комнату.

— Ваше Величество? Ванна наполнена.

Она произнесла это вежливо, и поторопилась скрыться из виду так же быстро, как и появилась. Я, будучи голой на Дориане, казалось, не имела для неё большого значения — и возможно, так и было. У джентри были гораздо более свободные сексуальные нравы, нежели у людей, так что публичные демонстрации были вполне обыденным явлением. Вероятно, ей бы показалось странным, если бы она не нашла своих королевских особ немедленно собравшихся к её возвращению.

Эта сексуальная непринужденность не была тем, что я переняла у джентри, и Дориан знал это.

— Нет, нет, — сказал он, почувствовав моё замешательство.

Руки, обхватывающие мою грудь, опустились вниз на бедра.

— Давай закончим начатое.

Отведя взгляд от двери, я вернула ему свое внимание и обнаружила, что мое возвращение возбудило его. Он перевернул меня, не сдерживаясь теперь, когда я достигла пика. Он вогнал свое тело в мое, двигаясь так сильно и быстро, как мог. Спустя несколько мгновений, его тело содрогнулось, его пальцы впились туда, где он захватил мои руки. Я любила наблюдать, как это происходит, любила смотреть, как этот самодовольный, уверенный король теряет свой контроль между моими бедрами. Когда он кончил, я подарила ему еще один долгий, ленивый поцелуй и затем соскользнула с него, чтобы лечь рядом.

Он удовлетворенно вздохнул, рассматривая меня снова с той смесью голода и любви. Он не скажет этого, но я знала, что он всегда втайне мечтал, что так или иначе, каким-то образом, из-за наших любовных ласк я забеременею.

Я объясняла ему сто раз как действуют противозачаточные таблетки, но джентри имеют трудности с контрацепцией, и из-за чего они особенно одержимы идеей иметь детей. Дориан утверждает, что он хотел ребенка только ради того, что любит меня, но пророчество о моем первенце и завоевании человечества всегда было заманчивым. Очевидно, я была против этой идеи — отсюда и мой акцент на противозачаточные средства. Дориан был готов якобы отпустить эту мечту ради меня, но бывали дни, когда я подозревала, что он не возражал бы стать отцом такого завоевателя. Наш союз уже был для нас опасностью. Он любил меня, я была уверена, но он также жаждал власти. Если мы захотим, наши объединенные королевства сделают нас сильнее для завоевания других королевств.

Трудно было оставить его, но слишком много предстоит сделать. Я погрузилась в ванну, смывая запах секса и битвы. Жизнь и смерть. Ванна была достаточно большой для одного, а Дориан казался совершенно счастливым, наблюдая за мной и бездельничая. Он был не рад моему выбору гардероба. Как королева, мой шкаф заполнен сложными платьями, ему нравилось, как на мне выглядели платья. Как человеческий шаман, я так же уверена, что там найдется и человеческая одежда. Он взглянул на мои джинсы и майку с тревогой.

— Ранелль бы более впечатлило платье, — сказал он. — Особенно то, которое бы показало твою прекрасную ложбинку между грудей.

Я закатила глаза. Мы вернулись в мою спальню, и я нагрузила себя оружием: заколдованными драгоценностями и кинжал с железным лезвием, вместе с сумкой, в которой лежал пистолет, палочка и кинжал с серебряным лезвием.

— Все это произвело бы на тебя большее впечатление. Да и вообще, сейчас это было бы пустой тратой времени.

— Неправда.

Он встал с кровати, все еще голый, и мягко подтолкнул меня к стене, осторожно, но острым лезвием кинжала.

— Я готов еще раз.

Я видела, что он был возбуждён, и, честно говоря, я, вероятно, могла бы вернутся к нему в постель. Было ли это от похоти или от нежелания выполнять свои задачи, трудно было сказать.

— Позже, — сказала ему, слегка касаясь его губ поцелуем.

Он разглядывал меня с подозрением.

— Под "позже" ты подразумеваешь множества вещей. Час. День.

Я улыбнулась и поцеловала его вновь.

— Не более дня.

Я обдумала заново.

— Возможно два.

Я засмеялась над выражением его лица, которое преобразилось от моих слов.

— Посмотрю, что я могу сделать. Теперь надень какую-нибудь одежду прежде, чем женщины здесь будут впадать в безумство.

Он одарил меня жалобным взглядом.

— Я боюсь, что это произойдет и с одеждой, и без, моя дорогая.

Когда нам все-таки удалось расстаться, я отправилась в комнату Ранелль, мое пост-сексуальное хорошее настроение увядало. Небольшая магия воздуха оставила меня с полумокрыми волосами к тому времени, когда я пришла к ней. Я нашла ее пишущей письмо за письменным столом. Увидев меня, она подскочила и сделала реверанс.

— Ваше величество.

Я жестом попросила её присесть, и взяла соседний стул.

— Не стоит. Я просто хотела немного поговорить прежде, чем вернусь в человеческий мир.

Настолько странным показалось ей услышанное, что лицо её дернулось, но посол быстро вернула себе самообладание. Легкость, с которой я переселяюсь между мирами, не была чем-то обыденным для джентри.

— Я извиняюсь за ужасное представление сегодня утром. Я не располагала достаточным количеством времени, чтобы уделить его вам.

— Вы на войне, Ваше Величество. Такие вещи случаются. Кроме того, Король Дориан был весьма гостеприимен в Ваше отсутствие.

Я подавила улыбку. Ранелль вряд ли была в бешенстве, но было ясно, что Дориан очаровал её, как и множество других женщин.

— Я рада. Вы уже написали своему королю?

Она кивнула.

— Я хотела передать ему свой отчет сразу же, хотя я уеду сегодня позднее.

Магия наполняла Иной мир и джентри, и были среди них такие, в силах которых было ускорить отправку сообщений. Волшебный e-mail, своего рода. Это позволяло сплетням быстро распространяться и означало, что ее письмо доберется до ее родины прежде, чем это сделает она. Я посмотрела на стол.

— И что вы скажете ему?

Она колебалась.

— Могу я быть прямолинейной, Ваше Величество?

— Безусловно, — ответила я, улыбаясь. — Я человек. Эм, то есть наполовину человек.

— Сочувствую вам. Я понимаю ваше недовольство, и знаю, что король Дамос тоже осознает это.

Она тщательно подбирала слова, говоря о моем изнасиловании.

— Но какой бы ваша ситуация ни была трагичной... ну, в общем, она остается вашей ситуацией. Я не могла поверить, что только по этой причине нам следует рисковать своим жизнями... прошу прощения, Ваше Величество.

Очевидно, быть гонцом с плохими новостями — не доставляло ей никакого удовольствия. Мой отец, которого именовали, как Король Бурь, был известен своей силой и жестокостью.

Я не была известная своей жестокостью, но за мной так же числились несколько пугающих проявлений силы.

— Без обид, — уверила я её. — Но... если честно, то ваш король находится в довольно-таки шатком положении. Он стареет. Его сила, в конечном счете, исчезнет. Ваше королевство будет открыто для вторжений.

Ранелль выглядела совершенно невозмутимо. Земли Иного мира связывали себя с тем, у кого было достаточно силы, чтобы претендовать на них.

— Вы угрожаете нам, Ваш Величество? — спокойно спросила она.

— Нет. У меня нет никакого интереса к другому королевству... особенно к такому далекому.

Понятие расстояния было относительным в Ином мире, но до Липового Королевства добираться дольше, чем до некоторых других королевств, расположенных ближе ко мне, как, например, Рябиновое Королевство и Дубовое Королевство Дориана.

— Возможно и нет, — произнесла она неуверенно, — но не секрет, что Король Дориан хотел расширить свою территорию. Именно поэтому он взял вас в супруги, не так ли?

Теперь я напряглась.

— Нет. Вовсе не поэтому. Никто из нас не интересуется вашей землей. Но ваши соседи — или люди в приделах земель — возможно, подумывают об этом. Из того, что я слышала, Дамос хотел бы, чтобы его дочь была наследницей.

Ранелль медленно кивнула. Власть здесь захватывалась силой, а не переходила по крови, но большинство монархов по-прежнему мечтали о семейном порядке престолонаследия, если у них вообще были шансы иметь детей. Я одарила Ранелль понимающей улыбкой.

— Разумеется, её контроль над землей зависит от её собственных сил. Но если Дамос поможет нам сейчас, то мы, безусловно, сможем помочь потом в борьбе против любых узурпаторов, имеющих виды на Липовое Королевство.

Уничтожение, открытая война. Способы были менее важны, чем моё намерение. Ранелль молчала, без сомнения, прокручивая все это в своем уме. Стоило ли это обещание того, чтобы передать их армии нам? Не уверенна. Но оно безусловно имело значение для её короля.

— И, — небрежно добавила я, уходя подальше от этой рискованной темы, — я была бы счастлива договориться на счет очень благоприятных торговых соглашений с вашим королем.

Тем самым подразумевая, что мои уполномоченные будут договариваться об этом. Я ненавидела экономику и политические торговые отношения. Но, мое королевство, буквально и фигурально выражаясь, было лакомым кусочком. Кусочком, сформировавшимся благодаря моим представлениям об Аризоне, и из-за которых сложились жесткие условия — но так же, и вдоволь приносившие тонны меди, в качестве вкладов. Медь была основным металлом в мире, который не мог взаимодействовать с железом.

Ранелль вновь кивнула.

— Понимаю. Я доведу это до его сведения.

— Хорошо.

Я встала с кресла.

— Прошу прощения, мне нужно идти, но если вам что-нибудь понадобится, дайте знать об этом служащим. И передайте мои наилучшие пожелания Дамосу.

Ранелль сообщила мне, что передаст мои пожелания, и тогда я оставила её весьма довольная собой. Я не любила все эти дипломатические разговоры почти так же, как и экономические, главным образом потому, что не считала себя в них знатоком. Но одно из них прошло весьма успешно, и если даже Липовое Королевство не присоединится к нам, я почувствовала, что Дориан оказался совершенно прав — они не станут сражаться с нами.

Я направилась в сторону выхода из замка, намереваясь перейти через ближайшие врата в мир людей, когда очутилась в коридоре. Я колебалась, размышляя, как же поступить дальше. И в итоге, сгримасничав, я изменила своё направление и свернула за угол. Комнату, которую я искала, было легко заметить, так как её охраняли двое стражников. И они оба были солдатами Дориана, избранные, потому что, если кто-то и пытался стать отцом наследника Король Бурь, то они хотели бы, чтобы это был именно их господин. И каждый знал, что мать, а именно я, которую он хотел, явно не жительница этой комнаты.



Один из стражников постучал и слегка приоткрыл дверь.

— Королева здесь.

Я не нуждалась в разрешении войти в какую-либо комнату в своем собственном замке, но все же дожидалась ответа.

— Войдите.

Я вошла и обнаружила Жасмин, которая, скрестив ноги, сидела на своей кровати и занимаясь каким-то подобием вышивки. Увидев меня, она раздраженно отбросила её в сторону.

— Это самое тупое занятие. Желаю, чтобы у блистательных, как таковых, было больше развлекательных занятий. Желаю, чтобы я смогла заняться верховой ездой.

Последняя часть была произнесена уже знакомым тоном, и я проигнорировала это. Жасмин находилась под домашним арестом, и я не позволяла ей деятельность, которая, возможно, позволила бы ей ускользнуть от своих стражников. Я подняла зеленый бархат, на котором она работала, и изучила стежки.

— Золотая рыбка? — спросила я.

— Нарциссы! — воскликнула она.

Я торопливо положила вышивку. И в самом деле, рассматривая ослабленные железные цепи, которые она носила на своих запястьях, чтобы остановить рост магического использования, впечатляло, что она вообще могла вышивать.

— Я собираюсь вернуться в Тусон, — сообщила я. — Хотела проверить, как ты тут.

Она пожала плечами.

— Я в порядке.

Несмотря на свой юный возраст, Жасмин хотела — и до сих пор хочет — быть матерью наследника Короля Бурь. Пророчество не было точным. Оно просто гласило, что первый сын его дочери будет завоевателем. Это заставило нас соревноваться — при том, что я не участвовала. Её принудительное пребывание здесь гарантировало, что она так же не участвует. Изначально, она ненавидела меня за это, но выросла более благоразумной после того, как война началась. Она рассматривала действия Лейта, как оскорбление нашей семье. Странная логика, но учитывая, что такое положения дел усмирило её темпераментный характер, я приветствовала это.

— Тебе... тебе что-нибудь нужно? — спросила я.

Глупый вопрос для того, кто хочет свободы.

Она указала на iPod лежащий возле неё.

— Его нужно вновь подзарядить.

Его всегда нужно заряжать. Нормальная жизнь батареи по другую сторону, Иной мир мешал электронике.

— Книги, журналы или что-нибудь. Я убила бы за телевизор.

Я улыбнулась. Это было за пределами моих возможностей.

— Иногда, когда я здесь, я думаю о том же.

— Как все прошло с той липовой дамой? Она собирается нам помочь разбить Катрис?

Угрюмое лицо Жасмин внезапно ожесточилось. У неё были такие же силы, как у меня, и в тоже время, не такие устойчивые, но, тем не менее, они могли нанести огромный ущерб. Если бы я освободила её, то Жасмин, вероятно, направилась бы прямо к Рябиновому Королевству и постаралась бы сравнять их замок с землей.

— Я не знаю. Не могу дать никаких гарантий.

Серые глаза Жасмин были полны расчетливости, вынудив её казаться мудрее, чем в свои пятнадцать лет.

— Пока вы с Дорианом вместе, вы опасны — особенно ты.

Удивительно, но в том, как она это произнесла, не было никакой насмешки.

— Но вы можете быть уверенны, что Майвенн не присоединится к Катрис. Ты знаешь, что она подумывала над этим.

Н-да, несмотря на постоянную обидчивость и ребяческое отношение, Жасмин была достаточно сообразительной.

— Ты права, — согласилась я. — Но думать и делать — это совершенно две разные вещи. Ты говорила это себе. Мы с Дорианом опасны. Я не считаю, что она собирается конфликтовать с нами.

Было нечто уютное во всем этом, чтобы вести разговор с кем-то, кто не пользовался формальным языком джентри.

— Возможно и нет. Но она до смерти напугана тем, что у тебя появится ребенок, наследник нашего отца.

Жасмин взглянула на меня с опаской.

— Ты ведь не передумала, да? Вы с Дорианом сделали для этого достаточно.

— Ничего из этого, — сказала я, задаваясь вопросом — рассказала ли служанка об увиденном в кровати.

— Скажи это Дориану. Он все время этим хвастается.

Я застонала, зная, что это было правдой.

— Ну, независимо от этого, в ближайшее время я не собираюсь заводить детей.

— А следовало бы, — сказала Жасмин. — Или позволь мне. Тогда Катрис полностью отступила бы.

— И тогда Майвенн действительно появилась бы после нас.

Майвенн управляла Ивовым Королевством и полностью была против осуществления пророчества Короля Бурь. Так же у неё было несколько других причин, чтобы не одобрять мой союз с Дорианом — или скорее, это причины для её помощников.

— Ага, — сказала Жасмин. — Но ты еще могла надрать ей задницу.

Я встала и захватила iPod, попутно засовывая его в свою сумку.

— Давай будем надирать по одной заднице за раз

Нависла неловкая тишина. Как странно, что мы только что вели вполне нормальную беседу. Я выросла единственным ребенком в семье, иногда желая, чтобы у меня была сестра. Все эти детские грезы остались позади, и я до сих пор не знаю, как относиться к нынешнем обстоятельствам, но возможно я должна быть благодарна даже за это.

— Что ж, — произнесла я в конце концов. — До скорого.

Она кивнула и подняла бархат, хмуро поглядывая на него, словно он доставлял ей какой-то дискомфорт. Я была практически у двери, когда она неожиданно окликнула меня,

— Эжени?

Я оглянулась.

— Да?

— Ты принесешь мне немного пирожных Твинкис?

Я улыбнулась.

— Разумеется.

Она не отрываясь смотрела на свою вышивку, но я почти уверена, что она тоже улыбнулась.

3

Возможно, я наконец приняла тот факт, что я королева Тернового Королевства, но было трудно привыкнуть к тому, что у меня была духовная связь с этим местом. Тем не менее, ничто в Ином мире не могло бы заменить мне мой дом в Тусоне. Это был маленький домик, но в хорошем районе, недалеко от гор Каталина на севере города. Переходы между мирами осуществлялись отовсюду, облегчая путешествие, но для меня "якорем" служил мой дом, и это означало, что как только я переходила через врата Тернового королевства, так сразу материализовалась в своей спальне. Якорем может служить любой предмет, привязанный к вашей сущности.

Мой сожитель Тим, который не видел меня на протяжении нескольких дней, явно был в шоке, увидев меня, прогуливающейся по кухне.

— Господи Иисусе, Эж! — воскликнул он.

Тим пёк блины.

— В следующий раз повесим тебе колокольчик на шею, ну, или куда-нибудь еще.

Я усмехнулась и у меня появилось необъяснимое желание его обнять — хотя я знала, что этот порыв испугает его еще больше. После всего безумия Мира Иного, его нормальность была приятным зрелищем. Ну, "нормальность" было бы преувеличением. Тим — высокий, смуглый и красивый — выдавал себя за коренного американца для того, чтобы делать деньги, продавая свои ужасные стихи. Он чередовал различные племена, и в последний раз, насколько я знала, он возомнил себя Тлингитом, видя, что местные жители немного меньше злятся на него, когда он надевает одежду племени, живущего за сотни километров. Он жил в моем доме бесплатно в обмен на приготовление пищи и уборку по дому, и я была рада видеть, что он одет сегодня в обычные джинсы и футболку.

— Ты сделал достаточно для двоих? — спросила я, направляясь прямо к полному кофейнику.

— Я всегда делаю для двоих. Но большая часть из этого пропадает зря.

Последняя часть послышалась, как ворчание. Он когда-то жаловался на то, что является моим "рабом", но сейчас выпустил это из виду.

— Сообщения?

— На обычном месте.

Когда я в Ином мире, то оставляла свой телефон с Тимом. Это вынудило его играть в секретаря, он немного возмущался, что я фактически заставляла его общаться с Ларой. Действительно, большинство сообщений, которые он небрежно писал на белой дверце холодильника, было от нее.

Вторник — 11.00 — Лара: два предложения работы

Вторник — 14.30 — Лара: один возможный клиент нуждается в помощи.

Вторник — 17.15 — Лара: все еще хочет поговорить с тобой.

Вторник — 17.20 — Лара: ты нужна чтобы закончить налоговые документы.

Вторник — 22.30 — Лара: не прекращает звонить.

Среда — 8.00 — Лара: кто звонит так рано?

Среда — 11.15 — Сука.

Среда — 11.30 — Благоустройство дома Сэма: интересовалась сайдингом?

Я восхищалась как он записывает сообщения вплоть до мелочей — и с другой стороны негодовал из-за Лары — но сердце опустилось, когда я заметила, кто отсутствует в этом списке. Каждый раз, когда я возвращаюсь домой, то в тайне надеюсь, что увижу их имена там. Иногда, украдкой, моя мать проверяет меня. Но мой отчим, Роланд? Он больше никогда не позвонит мне, ни после того, как выяснил, что я принадлежу Иному Миру. Тим, озабоченный своей готовкой, не видел моего лица.

— Я не могу понять, почему она продолжает звонить. Она знает, что ты не можешь получить ни одного из её сообщений. Тогда для чего ей нужно названивать более одного раза? Не похоже, что миллиард из них магическим образом дойдут до тебя.

— Один из её методов, — сказала я. — И достаточно эффективных.

— В этом нет ничего эффективного, — возмутился он. — Это на грани психического расстройства.

Я вздохнула, не в первые задаваясь вопросом, а нужно ли мне, чтобы сообщения записывались на голосовую почту. Несмотря на то, что они никогда не встречались, Тим и Лара были смертельными врагами по телефону. Слышать, как они оскорбляют друг друга — весьма утомительно. Тем не менее, просматривая список её звонков, я уже почувствовала себя уставшей. Когда-то я работала шаманом по найму, раздавая тумаки призракам и другим надоедливым сверхъестественным существам, беспокоящих людей. Но сейчас, когда я по совместительству была еще и королевой фейри, мне следовало бы быть более требовательной к выбору клиентов. Я не могла больше поддерживать спрос, и из-за этого чувствовала себя не слишком хорошо. Я подозревала, что Роланд искал моё слабое место, но до конца не уверена.

Я решила связаться с Ларой после завтрака. Блинчики, сосиски и кофе придали мне сил, чтобы справится с последней партией записей. Несомненно, видя мой номер на своём определителе, Лара не стала прибегать к формальностям, когда я наконец позвонила.

— Как раз вовремя, — воскликнула она. — Он передал тебе мои сообщения?

— Только что. Меня не было три дня. Ты же знаешь, что тебе вовсе не обязательно вовлекать его во все это.

— Я просто хочу убедиться, что он сообщил тебе, что я звонила.

— Он записывал твои сообщения, все до одного. Кроме того, мой автоответчик говорит мне, что ты звонила... много раз.

— Пфф, — допустила она. — Ну, в последнее время ты получаешь слишком много заказов. Я сократила некоторые из них, но у тебя все равно большой выбор.

Почти наступил февраль. В ближайшее время не должно было быть никаких шабашей, когда паранормальная активность увеличивается. Иногда, правда, это происходит без причины. Полагаю, теперь было как раз такое время, пока я увязла посреди войны. Или, как я понимаю, это могло происходить потому, что обе мои сущности — и королевы и шамана — были хорошо известны среди большого числа других существ. Может быть, они надеялись, что смогут достичь большего, пока я отвлеклась. Половина, казалось, оказалась в нашем мире в корыстных целях; другая половина надеялись насильно стать отцами наследника Короля Бурь через меня.

— Ладно, — сказала я. — Что у нас в приоритете?

— Нам нужно разобраться со всеми твоими налоговыми документами.

— Это не важно. Продолжай.

— Одинокая женщина, которую преследуют дух.

— А вот это уже серьезно. Я посмотрю, что можно сделать.

— Древесный элементарь. В твоем районе.

— Ага, этот здесь из-за меня. Он никому не причинит вреда.

— Группа, кишащая фантомами.

— На кладбище?

— Ага.

— Включи в график, и возьми двойной тариф. За их собственные глупые ошибки.

— Сделаю. Потом у тебя в графике есть привычная странность. Огни в небе. Возможно НЛО.

— Это снова был тот Уилл?

— Да.

— Черт побери! Ты сообщила ему, что это всего лишь вооруженные силы?

— Да. Кроме того, он сказал, что несколько раз видел Снежного человека...

Я застыла.

— Снежный человек? Где?

— Он не сообщил подробностей. Я посчитала, что это еще одна из его сумасшедших идей. И разве ты не говорила, что они не живут в Аризоне?

— Они нет. Было ли что-то странное в этих новостях? Смерти?

Наступила пауза, и я услышал шелест бумаги.

— Двое туристов погибли в Коронадо, рядом с веревочном спуском. В рапорте говорится, что они упали. Прошло пару дней, прежде чем нашли их тела. Неприятная вещь. Какие-то животные добрались до них.

Я в мгновения ока встала со стула, с грохотом ставя посуду на кухонный стол. Тим, листая журнал, взглянул на меня с тревогой.

— Позвони Уиллу, — сказала я ей, одевая сапог, балансируя на одной ноге, и одновременно разговаривая по телефону. — Выясни, откуда он слышал об этих случаях, связанных со Снежным человеком. Если не в Коронадо, то перезвони мне. Если же да, то не звони.

Уилл был сводным братом Жасмин, и при случаях я сторонилась разговоров с ним. Одной из причин было то, что он постоянно расспрашивал меня о ней. А другой же было то, что он сумасшедший параноик, помешанный на теории заговора. В этом случае, он смог бы быть нам чем-нибудь полезен.

Удивление Лары было вполне обоснованным.

— Но ты же сказала, что Снежный человек..

— Это не Снежный человек.

— Не забудь про другую свою работу сегодня вечером!

— Не забуду.

Я положила трубку и наконец-то натянула второй ботинок. Тим смотрел на меня с опаской.

— Мне не нравится, когда у тебя вот такое выражение лица.

— Твое замечание касается нас обоих.

Он смотрел, как я направилась к шкафу в нашем коридоре и достала маленькую потертую кожаную куртку.

— Ты собираешься в Коронадо?

— Ага.

— Высоко?

— Ага.

Он вздохнул и махнул рукой туда, куда мы вешали свои дверные ключи.

— Возьми мою машину. Ею легче управлять, если ты попадешь в снег.

Я повесила сумку на плечо и одарила его благодарной улыбкой. Он попросил меня быть осторожной, но я была уже за дверью с ключами, направляясь к его субару.

Мои глаза еле различали дорогу, когда я направлялась к государственному парку Коронадо. Снежный человек. Неа, вы не найдете Снежного человека здесь, и даже не в Каталине. А теперь скажите мне, его успели заметить на северо-западе Тихого океана? Или где-нибудь в Канаде? Да, в это время Снежный человек охотится. Но это не настолько важно. В основном, они достаточно безобидны.

Здесь. Когда вы в последний раз слышали о Снежном человеке в Тусоне, то им оказался демонический медведь. Ну да, я знаю. У них забавное название, но на самом деле, в действительности, они отнюдь не забавные. Они родом из Иного мира, и смертельно опасны. Из-за высокого роста и повышенной волосатости не трудно понять, почему обычные люди, насмотревшись известных картинок, ошибочно принимают их за Снежного человека. Демонические медведи не перепихивались с каждым встречным. Если всего два человека были мертвы, значит один из медведей должен быть здесь неподалеку. Нам сопутствовала удача, а вот если туристам — нет. Никакие грызуны или лисы пока не покушались на те тела.

Как правило, в Тусоне, мы обычно довольствуемся достаточно мягкими зимами — и если прикинуть, то сегодня примерно 30 градусов по Фарингейту. Стоило мне заехать выше, как температура резко понизилась. Вскоре я увидела снег на земле и знаки горнолыжного курорта Lemmon. Другие указательные знаки направляли меня к пешим тропам и районам для восхождения, в том числе и к веревочному спуску. Само по себе это было место популярным среди отдыхающих. А из-за местоположения этого спуска в лыжных районах, в это время года, присутствие демонического медведя вело за собой вдвое больше неприятностей.

Наконец-то я доехала до туристической дорожки и припарковала машину на гравии. Слава богу, здесь была припаркована лишь пара других машин. Я вышла из машины, и была потрясена, почувствовав порыв ледяного ветра, ударившего мне в лицо. Я не привыкла к таким температурам. Да и вообще, я не создана для них. Справится с монстрами и приведениями? Без проблем. Но холодная погода? Это выше моих сил. Я могла бы использовать магию, чтобы прогреть воздух, но мне нужно сохранять свои силы. Вместо этого, я распихала весь свой арсенал за пояс — не очень удобно, но зато всегда под рукой, и использовала свою магию для призыва. Я проговорила ритуальные слова, и через мгновение маленькое существо, вроде чертёнка, появилось передо мной. У этого существа была гладкая, почти блестящая темная кожа, чуть заостряющиеся уши и узкие красные глаза, которые вечно меня слегка нервировали.

— Моя повелительница вызывает, — ровным голосом отчеканил он, — и я отвечаю, без сомнений, по поводу какой-то приземлённой задачи.

— Мы следуем за демоническим медведем, — сказала я, двигаясь вдоль туристической дорожки и пытаясь каким-то образом игнорировать холод.

Мой жакет совсем не подходил для этой погоды, но большим мне довольствоваться не приходилось.

— Это наиболее проблематичная задача, нежели большинство других, — заметил он.

Я проигнорировала его снисходительный тон прежде, чем остановиться перед знаком, указывающим на различные маршруты с разными уровнями сложности для восхождения и походов. Волузиан был проклятым духом, которого я подчинила и поработила. Благодаря его силе, он был очень полезен — и в тоже время, я рисковала. Он ненавидел меня и провел множество времени, планируя моё убийство, стоит мне только потерять контроль над ним.

Я закрыла глаза, пытаясь стать единым целым, скорее с воздухом, нежели с пострадавшим. В этом месте царила тишина, которую мир сохранял для ветра, шелестевшим в кронах сосен, и для щебетания птиц и маленьких зверушек. Я прислушалась к своим чувствам, ища что-нибудь странное. Мои способности не совершенны, но я часто могла ощутить присутствие существа не из нашего мира.

— Там.

Я вдруг открыла глаза и указала на тропу возле надписи "умеренная сложность".

— Ты чувствуешь что-нибудь?

Волузиан изучил местность, так же хорошо прислушиваясь к своим чувствам.

— Да. Но больше вон там.

Он указал не на тропу, а левее, в сторону леса.

Я сгримасничала, но знала, что он ощущал присутствие немного лучше, нежели я.

— Внедорожье. Замечательно.

Мы отправились в этом направлении. Волузиан изменил свой облик на более призрачный, который плыл наряду со мной, ему хотя бы не нужно было вышагивать по подлеску, в отличие от меня. Это не было какой-то трудновыполнимой задачей, но здорово замедлило движение. Но все же, чем дальше я заходила, тем всё больше возрастало моё магическое чутьё.

— Существо тоже вас почувствует, повелительница, — бросил непрошеный комментарий Волузиан.

Не сомневаюсь.

— Оно придет за мной? Или убежит?

— Убежит? Нет. Скроется? Возможно.

Затем последовала пауза.

— В любом случае, оно не попытается домогаться до вас. Кровь блестит слишком уж заманчиво. Оно просто попытается вас съесть.

— Как обнадеживающе, — пробормотала я. — Я проведу изгнание. А ты отвлечешь его.

Вскоре мне не понадобились никакие особенные ощущения, чтобы понять, что мы достигли своей цели. Лес встретил нас мертвой тишиной. Никаких птиц или других признаков жизни. Сильное чувство... неправильности наполнило воздух. Миров было несколько: человеческий, Иной мир, Царство Мертвых. С нашей близостью, потусторонние создания иногда могли беспрепятственно перемещаться повсюду, не вызывая у меня никаких ощущений. Кое-что из Другого мира было слишком странным. Оно маячило.

— Мы близко, — еле слышно проговорила я. — Мы практически... ууф!

Огромная рука показалась из-за деревьев и ударила меня в живот, с дикой болью отбросив назад. Я ничего не могла сделать, чтобы предотвратить падение на лесную подстилку из колких палок и камней, но мне удалось схватить свою палочку, как только я упала.

Гигантских размеров существо вырисовывалось передо мной, примерно восемь футов высотой. Долговязый, с когтистыми ногами и руками, его мускулистое тело можно было бы с легкостью принять за такое же, как и у Снежного человека. Его уши — определенно медвежьи — были прижаты к голове, добавляя ему гуманоидный вид. Он взревел, демонстрируя полный рот острых зубов. Чёрные глаза, в которых была только первобытная ярость, смотрели на меня сверху вниз.

Волузиан, вынужденный подчиняться моим приказам, бросился на медведя. Сила, пульсирующая вокруг Волузиана, придала его телу прочность тонны кирпичей. Существо отступило назад, устремив сердитый взгляд на моего помощника. Удивлял тот факт, что Волузиан еще не придавил его к земле. Или они оба были в хорошем состоянии, или демон был даже намного сильнее Волузиана. С последним пунктом возникла бы проблема, учитывая, что я не настолько сильна, чтобы изгнать Волузиана.

Ну, то есть, у меня не хватало сил, чтобы изгнать или защитить его. Если бы кто-нибудь еще подчинил его, я смогла бы отослать Волузиана. Если этот демонический медведь победит Волузиана, тогда я буду для него куском аппетитного пирога. Хотелось бы верить, что демонический медведь не сотрет Волузиана в порошок, в то время как кто-нибудь отвлечет его — например я. Я поднялась на ноги, держа свою палочку так, как требовалось, чтобы открыть дверь в Потусторонний мир. Волузиан с демоном сражались так, словно боролись не на жизнь, а на смерть.

Я собрала всю свою волю, выпуская часть своего сознания за пределы человеческого мира и через несколько секунд достигла перекрестков Мира Иного. Татуировка на моей руке в виде черно-белой бабочки, посвященной Персефоне, начала жечь, как только я её касалась. Воздух возле демона материализовался, плавно принимая формы портала в Царство Мертвых. Схватив свободной рукой свой серебряный кинжал, я приблизилась к сражению, держась на расстоянии, как от бойцов, так и от портала.

Волузиан навис над демоном, направив его голову вверх. Я подкралась незаметно. С хорошо отработанной скоростью, я проползла с кинжалом, и несколькими быстрыми движениями начертила символ смерти на груди демона. Как правило, изгнание демона в его мир, удерживало его от возвращения. Ко всему прочему, обязательная отметина на его груди гарантировала это. Я не хотела предоставлять никаких шансов.

Рев демона, полный безудержной ярости, отозвался эхом среди деревьев, и он повернулся ко мне. Я предвидела это, и уже отползла подальше, держась вне его досягаемости. Серьезно, мне сопутствовала удача. У него было достаточно силы, чтобы одним ударом убить меня. Волузиан вновь атаковал демона, чтобы отвлечь его внимание — вот только это не сработало. Демон признал исходящую от меня угрозу, и мог почувствовать открытые врата. Волузиан, нападая и нападая, был всего лишь помехой — хоть и болезненной — но, очевидно, демон мог с легкостью игнорировать нападки, раз он направился ко мне.

— Вот дерьмо, — выругалась я.

Я отходила все дальше и дальше, но демон быстро сокращал расстояние между нами. Одни его огромные ноги могли растоптать подлесок, который так меня затормаживал. Я старательно игнорировала то, насколько паршиво начала складываться моя ситуация, и вместо этого сосредоточилась на вратах. Эта дверь становилась все более и более существенной, и вскоре сила начала взывать к своей собственной, засасывая демона обратно. Существо прекратило атаковать. Проблема заключалась в том, что врата затягивали и Волузиана тоже. Желала я того или нет, он выходил из диапазона портала для самосохранения, чего я точно не ожидала от него. Только без моего помощника, демон смог выстоять перед вратами и продолжать двигаться ко мне. Он должно быть знал, что если сумеет достать до меня, то врата закроются.

Внезапно, я услышала что-то приближающееся к нам, потрескивание листьев и веток под сильными ногами — или, если быть точнее, лапами. Рыжая лиса — намного больше обычной — взобралась на спину демона, погружая зубы в меховой коричневый загривок. Демон издал еще один вопль — что дало мне фору. Я бросила все свои силы в врата и подтолкнула демона к ним. Демон крутился, не в состоянии бороться с силой, затягивающей его обратно, в его собственный мир. Для лиса имело смысл убраться с пути, в его услугах больше не нуждались. Демон издал последний жалобный крик, затем исчез. Я направила палочку в то место, где демон только что исчез, посылая свою энергию через драгоценные камни палочки, чтобы так же убрать и врата, запечатать этот мир.

Последовала тишина, за исключением моего собственного быстрого дыхания. Не спеша, птицы снова начали петь, и природа леса вновь возвращалась в прежнее русло. Я облокотилась на высокий, безлистый дуб. Изгнание не прошло так легко, как я ожидала, но все могло закончится гораздо хуже — например, моей смертью.

— Нам не нужна была помощь, — заявила я. — У нас все было под контролем.

Я знала, что там уже не было лисы. Она преображалась в высокого, мускулистого мужчину с золотисто-коричневым оттенком кожи и черными волосами, едва касающимися плеч. Он был кицунэ, японским лисом-оборотнем из Иного мира. Вообще-то, он наполовину кицунэ. Его мать была кицунэ; а его отец обычный смертный из Аризоны. Сочетание силы и хитрости играло свою роль.

— Ну да, — сказал Кийо, скрещивая руки на груди.

Ему совсем не нужно пальто, и он вполне мог обойтись обычной бордовой футболкой.

— Ты только выглядела так, словно у тебя было все под контролем.

— Мы были готовы, — парировала я.

— Вообще-то, повелительница, — невозмутимо обратился Волузиан, — ваша смерть была почти неизбежной.

— О, да заткнись ты, — прервала его я. — Можешь идти. Возвращайся в Иной мир.

Волузиан исчез.

Я повернулась обратно к Кийо.

— Что ты здесь вообще делаешь?

Он пожал плечами, а я упорно игнорировала эффект, с которым действовала на меня его внешность.

— То же самое, что и ты. Я в списке рассылки Уилла. Когда я услышал, что заметили Снежного человека…

Я вздохнула и направилась обратно по тому пути, откуда мы пришли.

— Мне не нужна твоя помощь.

— Я пришел не для того, чтобы помогать тебе.

Он с легкостью нагнал меня.

— Я пришел, чтобы убить демонического медведя. Ты всего лишь добралась сюда раньше.

Учитывая проблему, с которой мы с Волузианом столкнулись, я сомневалась, что Кийо смог бы справится с демоном исключительно с помощью грубой силы. Кийо силён, безусловно, но вряд ли он был всесильным. К сожалению, он был самым храбрым. Он бросался сломя голову в самые невообразимые ситуации, всегда готов защитить других — даже ценой собственной жизни.

И именно в этом заключались все проблемы.

Мы с Кийо привыкли встречаться, погрузившись в глубокие романтические и тесные отношения. Его постоянное неодобрение моей связи с Иным Миром положило начало разрыву между нами. Окончательный разрыв произошел после того, как Лейт меня изнасиловал. Кийо пришел вызволить меня, но отказался как-либо наказать Лейта за содеянное. Кийо посоветовал оставить все так, чтобы все шло своим чередом: позволяя правосудию Иного мира взять дело в свой оборот. Дориан, несмотря на это, выбрал самосуд: он побежал на Лейта с мечом наготове. Кийо и я расстались сразу же после этого.

— Твоя взяла, — сказала я Кийо. — Там миллиард других существ, спокойно прогуливающихся на свободе. Если ты хочешь помочь, то поспеши.

— Ах, да. Я забыл, — сказал он. — Прежняя смотрительница Тусона слишком занята, играя в королеву.

Я остановилась и сердито глянула на него.

— Я ни во что не играю! Управление Терновым королевством не было моим выбором, и ты это знаешь.

— Действительно. Это был выбор Дориана, который обманом вынудил тебя принять тот же выбор. Так или иначе, не имеет значения, и теперь, главное, что у вас все нормально — вы вместе живете и ведете войну.

Я продолжила двигаться дальше, продираясь через лес, охваченная гневом. Когда мы расстались, Кийо впал в депрессию и был крайне подавлен. Со временем, к нему вновь вернулась его дерзость и сейчас — каждый раз, когда мы сталкивались друг с другом — он без тени смущения высказывал свое мнение на счет Дориана, войны, или на счет чего-нибудь потустороннего, касающегося меня.

— Война тоже не была моим выбором, — сказала я наконец, спустя несколько минут.

— Прекращение войны тоже было не в твоих силах.

— И что ты хочешь этим сказать? Что я просто должна сейчас прекратить и сдаться?

— Нет.

Его спокойствие действовало мне на нервы.

— Но должен же быть и другой способ, например мирным путем. Договориться о чем-нибудь.

— Ты думаешь, мы не пытались? — воскликнула я. — Насколько кровожадной ты меня считаешь? Каждый дипломат, которого мы посылали, получал либо завышенные требование, либо угрозы.

— Мне нравится употребление слова "мы". Хотелось бы знать, насколько серьезен Дориан относительно мирных переговоров.

Я уже могла различить парковку меж деревьев впереди. Отлично. Мне нужно убраться подальше от Кийо. В его присутствии я задыхалась. Плюс, ко всему этому примешивалось слишком много чувств — слишком много чувств, с которыми я не хотела сталкиваться.

— Дориан не занимается этим в одиночку. Мы действуем вместе, и мы пытались урегулировать все проблемы с Катрис.

— И когда вы потерпели неудачу, то решили со своими союзниками, хотя вы явно имеет превосходство в силе, пересечь границу и захватить её землю, чтобы увеличить свои владения.

Мы уже дошли до гравийной дорожки, и я повернулась к Кийо, кипя гневом, уперев руки в бедра.

— У нас нет никаких союзников. И мне не нужно никакое другое королевство! И черт подери, я уверенна, что не хочу никакой империи.

Он пожал плечами.

— Что бы ты ни говорила, но все в курсе, что вы ищете людей, с которыми можно объединиться.

— И Катрис поступает так же, — спокойно прокомментировала я. — Я слышала, что она недавно посетила Ивовое королевство.

О да, это поставило его в замешательство. Все напускное самодовольство Кийо дрогнуло.

— Ничего не решено, — сказал он сухо.

— Но твоя подружка не в полном восторге от нас с Дорианом. Она боится нас. Как долго, Кийо? Как долго она и ты будете бороться против нас?

Теперь я наступала, а он оборонялся. Он и Майвенн, Ивовая королева, когда-то были любовниками; у них даже появилась дочь. Я никогда не верила в их объяснение "мы просто друзья", особенно после разрыва.

Кийо шагнул вперед, подходя ко мне вплотную, и устремил на меня этот взгляд своих темных, темных глаз.

— Она не моя подружка. И мы держим нейтралитет.

Я так же мастерски, небрежно пожала плечами, как и он раньше.

— Ну если ты так говоришь. Кстати, мне нравится, что ты используешь "мы". И, кроме того, ведь в действительности у тебя нет таких же прав в принятии решений, верно? Ты просто бегаешь и исполняешь её поручения.

— Черт возьми, Эжени!

Он сжал кулаки.

— Почему тебе нужно быть такой...

Он не смог договорить, и мы так и остались стоять здесь, так близко. Я вновь почувствовала тепло его тела, и воспоминания нахлынули все разом. Я вспомнила, что этим телом он мог вытворять в постели. Вспомнила, как мы смеялись, как легко находили общий язык. Иной мир занимает большую часть моего времени, но я все еще наполовину человек. Человеческая часть меня тянется к другим людям.

И как только он взглянул на меня сверху вниз, то гнев понемногу начал угасать, и я почувствовала, что он вспоминает о тех же самых вещах, что и я. Если даже у него и было какое-то влечение, то из-за своих животных инстинктов оно могло возрасти в несколько раз. Мой внешний вид мог вызвать сексуальное влечение намного быстрее. И даже мой запах мог возбудить его.

Он отвел взгляд.

— Что ж. Ничего из этого не имеет значения. Тебе следует пойти домой. Ты замерзла.

— Я в порядке, — сказала автоматически я, словно вовсе не дрожала и покрывалась мурашками.

— Конечно, ты в порядке.

Он вновь посмотрел на меня, на лице его появилась небольшая усмешка.

— Будь осторожна, Эжени.

— С чем конкретно? — спросила я.

— Со всем.

С этими словами, он снова обернулся в лису — в небольшую, обычного размера — и скрылся за деревьями. Естественно, он был в слишком подвешенном состоянии, чтобы сейчас садится за руль. Внезапно, почувствовав себя уставшей, я достала ключи Тима и направила к машине. Я сделала то, что должна, и именно на это и рассчитывала. Я не хотела думать о Кийо, или о войне, или о чем-нибудь подобном. Я хотела просто поехать домой и отдохнуть перед выполнением следующей работы.

Покалывание вдоль моего позвоночника вынудило меня бросить ключи, поскольку я почувствовала присутствие потустороннего гостя позади меня. Я осмотрелась вокруг, вновь выхватывая свою палочку, как я делала это раньше. Там, передо мной, был призрак. Женщина, выглядящая так, словно она умерла в возрасте слегка за тридцать. Её прозрачный облик придавал любому цвету расплывчатое состояние, но волосы у неё были вьющиеся и длинной, примерно, до плеч, а сама она была одета в повседневную одежду. Увидеть приведение здесь, на открытом пространстве, было крайне редким явлением; они предпочитали связывать себя с материальными вещами. Тем не менее, местоположение не играет роли. Призраки опасны. Я направила свою палочку на неё, изгоняющее заклинание практически сорвалось с моих губ.

— Подожди, не надо! — она заплакала, выставляя вперед руки.

Умоляющие призраки встречались постоянно.

— Извини. Это не твой мир. Тебе нужно двигаться дальше. Так будет лучше.

— Пожалуйста. Только не сейчас. Мне нужно поговорить с тобой, Эжени Маркхэм.

Я нахмурилась, все еще держа палочку наготове.

— Откуда ты знаешь мое имя?

— Я узнала его лишь для того, чтобы попросить тебя о помощи. Мне нужно, чтобы ты выяснила, кто меня убил.

4

Классический способ нападения — отвлечь врага тем, что ввело бы его в ступор. Если этот призрак хотел застать меня врасплох и напасть, так это был её шанс. Вместо этого, она все там же парила в воздухе, уставившись на меня. Я прикрыла рот, и очень захотела, чтобы Кийо задержался здесь где-нибудь поблизости и услышал этот странный разговор.

В конце концов, я произнесла:

— Это не входит в мои обязанности. И в любом случае... Ну, то есть, неужели ты не знаешь, кто тебя убил? Разве не видела?

— Нет, — мрачно ответила она. — Кто бы это ни был, он выстрелил мне в голову раньше, чем я смогла что-либо увидеть. Они подстроили все так, словно это было самоубийство.

Я сгримасничала. Слабые призраки часто появлялись в том виде, в котором они прибывали в момент смерти. Этот призрак силен, и выглядела она так, как запомнила себя, за что я была ей благодарна. Не хотелось бы видеть последствия того выстрела.

— Ну, я сожалею о твоей... потере, — сказала я ей, задаваясь вопросом, почему я до сих пор не изгнала её. — Но я не работаю частным детективом.

— Я не могу одна к нему обратится! — закричала она. — Или пойти в полицию. Только вы можете видеть меня. Все другие призраки сказали, что вы единственная, к кому можно обратится.

— Все остальные? У вас что, ребята, есть загородный клуб или что-то подобное?

— Пожалуйста, мисс Маркхэм, — умоляла она.

У неё был такой, такой грустный взгляд.

— Я должна выяснить. Если кто-то опасный ходит рядом, я должна знать. Моя семья должна знать.

Из того, что я знала, обычно семья стояла за большинством убийств.

— Взгляни на себя, безусловно, у тебя достаточно силы. Ты в хорошем состоянии, чтобы перемещаться и выходить во внешний мир. Если ты настолько расстроена тем, что случилось, тогда у тебя есть прочная связь с этим миром, которая сохранится до тех пор, пока, эм-м, убийство не будет раскрыто. И поэтому, как бы необычно это ни было, ты сможешь явиться кому-нибудь другому. Конечно, с большинством людей это не сработает, но ты сможешь найти кого-то близкого тебе, кто сможет увидеть и услышать тебя.

— А они мне поверят? — с горечью спросила она. — Они подумают, что у них разыгралось воображение. Ты единственная, кто знает, что это реально.

Я покачала головой.

— Извини. Я не занимаюсь расследованиями такого типа. Тем более для призраков. Я предложила тебе самый лучший вариант. Иначе...

Я направила палочку.

— Ты обретешь покой.

Она нахмурилась и исчезла. Безусловно, очень сильный призрак, которого следовало бы отправить в Подземное Царство.

Не следовало бы прекращать с ней говорить.

Но что мог сделать еще один призрак, когда я уже позволила стольким вещам ускользнуть от меня? Обвинительная речь Кийо вновь и вновь прокручивалась в моей голове. Я почувствовала, что выполняю свою работу в обоих мирах не до конца, слишком распыляла свое внимание на многие вещи.

Тем не менее, я использовала день в Тусоне по максимуму. Я отработала еще три заказа для Лары, по большей части для ее успокоения. Заказы означали деньги, значит, нам обеим заплатят. Она намекала в прошлом, что недостаток заказов создавал финансовые проблемы, достаточные для того, чтобы ей, возможно, понадобилась бы вторая работа. Меня это беспокоило, потому что вторая работа могла легко превратиться в ее единственную работу. Поиск помощника-администратора, который мог бы планировать и выставлять счета за сверхъестественные услуги, не был таким простым делом.

Наконец, я вернулась домой в пустой дом и заметила записку от Тима, в которой говорилось, что он сегодня вечером на концерте, и что в холодильнике феттучинни Альфредо, если я захочу. За едой перед телевизором я эгоистично злилась на то, что он ушел развлекаться в одну из тех немногих ночей, когда я дома. А почему бы ему этого не делать? У него определенно была жизнь, которая едва мне подходила. Что действительно меня расстраивало — так это то, что я могла скоротать такую ночь, как эта, за ужином у моей мамы. На секунду я уставилась на телефон и раздумывала сделать решающий шаг. Но, нет. Если бы она хотела тайно пойти на контакт, она бы это сделала. Позвонить сейчас, означало рискнуть наткнуться на Роланда, который мог повесить трубку. Или наиболее вероятно не ответить вовсе.

Расстроенная, я решила, что не хочу здесь больше оставаться. Это было странно, особенно потому, что я хотела вернуться домой очень рано. Я чувствовала, будто мне не рады в собственном доме.

Я смыла с себя остатки сегодняшних схваток, никаких мне ванн джентри, и засобиралась назад в Мир Иной. Я почти никогда не уходила и не возвращалась в один и тот же день, но вдруг мое королевство показалось мне единственным местом, где у меня на данный момент есть друзья.

Они удивились, увидев, что я вернулась так скоро. Я нашла Шайю и Рюрика, играющими в шахматы в гостиной для приемов, склонившимися друг к другу и смеющимися, пока она планировала следующий ход. Оба подскочили, когда увидели меня.

— Ваше Величество, — произнесла Шайя.

Они немедленно перешли от обычного к формальному общению.

— Сидите, вы оба. Вам следовало бы знать лучше.

С таким же успехом я села, опускаясь вниз на занятый двухместный диван, который я унаследовала от предыдущего владельца замка.

Шайя и Рюрик вернулись на свои места, слегка расслабляясь.

— Мы и не думали, что вы вернетесь так скоро, — сказал Рюрик, в своей вечно грубоватой манере.

Шайя нервничала, и явно хотела встать, несмотря на то, что я сказала.

— Может мне надо сказать на кухне, чтобы начали готовить обед?

— Нет, нет, не беспокойся.

Среди монархов джентри было обычным делом из каждого приема пищи устраивать полноценный банкет, особенно ужин, принимая у себя весь двор. Мой график и тот факт, что я не содержала полный двор, лишь самое необходимое, делали это здесь невозможным. Мой кухонный персонал воспринимал это с легкостью, да и я, конечно, не хотела, чтобы они, узнав что я прибуду, внезапно впадали в панику по поводу еды, которую по-хорошему надо было начинать готовить заранее за несколько часов.

Я пялилась на пустой камин, который не использовался с тех пор, как я стала королевой. Если бы в Терновом Царстве наступила зима, он возможно бы нам понадобился. Времена года в королевстве зависели от желания монарха, и, хотя в Тусоне сейчас была зима, мое подсознание, очевидно, думало, что лето было подходящим состоянием.

Шайя и Рюрик внимательно меня разглядывали, задаваясь вопросом, чего я такого хочу, если не ужин. Я сама не была уверенна. Я перебирала, что бы такое сказать.

— Новости или сообщения с фронта?

— Никаких, — сказал Рюрик.

Не удивительно. Ранелль, наверное, только что вернулась домой. Вероятнее всего, она прямо сейчас пировала с Липовым Королем.

Я встретилась взглядом с Шайей.

— Вероятно у Дориана сейчас обеденное время, да? Или около того.

Она склонила голову, задумавшись. В Мире Ином не было часов, но у нее было хорошее чувство времени.

— Полагаю да, Ваше Величество.

— Как ты думаешь, он не против нежданных гостей?

— Например, вас?

Она засмеялась.

— Вряд ли.

Я переглянулась с каждым из них, чувствуя, как улыбка расползается на моих губах.

— Да неужели? Не заявиться ли нам на его вечеринку без приглашения?

Выражение "заявиться на вечеринку без приглашения" вряд ли широко использовалось среди джентри, но Шайе и Рюрику не понадобилось много времени, чтобы выяснить, что я имею в виду. Оба пришли в движение. Я не могла путешествовать в одиночестве в военное время, таким образом, Рюрик должен был собрать эскорт военных для нас. Шайя ушла, чтобы привести в готовность гражданских лиц, которые пойдут с нами, и чтобы подготовиться к королевскому визиту. Я могла сказать, что они оба были взволнованы. Люди и джентри не так уж отличались в большинстве случаев. Раньше у Дориана, у Шайи и Рюрика было несколько служебных обязанностей. Это было эквивалентом ночи развлечений для Мира Иного.

В своих покоях я нашла мою горничную Нию, с нетерпением ожидающую меня. Волшебные умения джентри очень сильно варьировались. Дориан мог разрывать землю. А Ния? Ее талант был в украшении других, волос и одежды. Как и в случае с моими поварами, ее навыки зачастую использовались недостаточно.

— Собирайся, — сказала я ей.

Ее лицо осветилось, и она практически побежала к гардеробу.

— Какой наряд вы бы хотели надеть, Ваше Величество?

Ее рука зависла возле черного коктейльного платья из нашего человеческого мира, затем переместилась на прозрачный синий сарафан.

Затем, она заколебалась в нерешительности и вопросительно взглянула на меня. Заявится по государственным делам в джинсах, которые я уже надевала, не было бы нехарактерным для меня. Но после моего раннего всплеска одиночества, я была взволнована тем, что увижу Дориана — почти до отчаяния. Прямо сейчас он казался мне единственным близким человеком, и внезапно меня привлекла идея удивить его.

— Персиковое, — сказала я.

Она кивнула, а ее пальцы перебирали платья. Не найдя персиковое, она нахмурилась и перепроверила. Затем ее взгляд перешел на другую половину шкафа, где висели платья джентри, которые она и другие сшили для меня. Ее глаза расширились, когда она достала шелковое персиковое платье, которое, как она, вероятно, полагала, никогда не увидит свет.

— Ваше Величество! — вот и все, что она смогла выдохнуть.

Для нее это было похоже на рождественское утро.

Имея медные волосы, я должна быть осторожнее с цветами, которые ношу, но это платье было достаточно теплого оттенка персика, так что все получилось. Ткань была сияющей и струящейся, будто живой. Платье было длинным, облегало торс, а затем расширялось книзу и стекало от талии к полу словно вода. Золотые ленты были зашнурованы на спине, украшенной аквамаринами. Ленты, также сделанные из нитей аквамаринов, свободно свешивались вокруг плеч, замыкая струи шелка под рукой и создавая иллюзию рукавов. В общем и целом, это было платье без бретелек, оставляющее мои руки, плечи и добрую часть ложбинки между грудей обнаженными.

— Думаю, мне нужен бюстгальтер, — сказала я, глядя на то, как тонкий шелк обернут вокруг моей груди.

— Но так это и носят! — запротестовала Ния.

Джентри, в моде и других вещах, не всегда разделяли вкусы людей. Ния это знала, и я видела в ее лице страх, что я сделаю что-нибудь человеческое и разрушу этот ореол "мечты, ставшей реальностью" одеяния, в кои-то веки подобранного должным образом.

— Хорошо, — сказала я, — но оставь мои волосы распущенными. Надеюсь, они меня немного прикроют.

Из-за отсутствия стрижки в последнее время кончики моих волос слегка доставали до лопаток.

Ниа сочла это приемлемым компромиссом, и приступила за дело, превращая каждую прядь моих волос в гладкий и чуть завитый на конце локон. Заколки зелено-синеватого цвета (а джентри так же любили и украшения) в особом порядке были прикреплены к моим волосам, и Ния принуждала меня надеть еще больше украшений в этой цветовой гамме. Небольшой макияж и вуаля — она сочла, что я выгляжу подобающим образом. Я планировала захватить её с нами в гости к Дориану и уже хотела сказать, что нам пора, как вдруг странная и неожиданная мысль пришла мне на ум.

— Ния... ты не могла бы подготовить и мою сестру тоже?

— Вашу... вашу сестру, госпожа?

Она казалась крайне удивленной.

— Она поедет?

Я думала об этом, удивляясь той же самой вещи. Ведь я никогда не позволяла Жасмин покинуть территорию замка, ради всеобщей безопасности.

И все же, я не могла отделаться от мысли, какой скучающей и одинокой она казалась. Плюс, я совсем забыла о её печеньях Твинкис.

— Да, — решила я. — Она едет. Давайте побыстрее.

Ния кивнула и направилась прочь к двери к какому-то шкафу. Она всегда создавала бесчисленное множество нарядов и ювелирных украшений. Когда-то Жасмин была любовницей прежнего короля в этом замке. Насколько мне было известно, весь ее гардероб все еще был здесь.

— Ния? — позвала я.

Девушка-джентри остановилась.

— Длинные рукава.

Ния снова кивнула, сообразив, что я имела в виду. Для джентри не было секретом то, что Терновая королева держит сестру в заключении. Однако это не означало, что я хотела, чтобы ее цепи были выставлены напоказ. И когда вся моя свита встретилась, чтобы отбыть, я увидела, что Ния действительно была одарена магией красоты. Жасмин, которая выглядела крайне ошеломленной этой неожиданной экскурсионной поездкой, надела платье, сшитое из бледно-зеленого бархата. Оно доходило до пола, как и мое, но имело длинные колоколообразные рукава, которые прекрасно скрывали цепи. Платье было более скромным, нежели мое, но у меня было ощущение, что Ния сделала это не для того, чтобы защитить благопристойность пятнадцатилетней Жасмин. Наиболее вероятно, Ния просто не хотела, чтобы сестра королевы привлекла больше внимания, чем сама королева. Минимум драгоценностей на Жасмин скорее подтвердило это, а взгляды моих собственных людей показали, что я определенно притягивала внимание. Я сомневаюсь, что они когда-либо видели меня наряженной, как полноценная женщина джентри.

Поездка верхом в этом платье обернулась болью в заднице. Это был не первый раз, когда я это делала, и отрадно, что юбка была не такой обтягивающей, как топ. Так же я обрадовалась, что наш маршрут был короток сегодня вечером. Мир Иной изгибался весьма сложным образом, ведя путешественников путями, которые казались невозможными, но часто оказывались кратчайшими. К тому же, эти дороги пролегали через другие королевства, часто моих соседей. Зная это, наша сторона все время, пока мы ехали, находилась в состоянии повышенной готовности. К моему облегчению, дорога не повела нас через Рябиновую Землю, как это часто бывало. Единственный переход между моей и Дубовой землями находился на коротком участке Ивовой Земли. Не утешительно, но более безопасно, чем ехать по вражеской территории.

Как только замок Дориана возник в поле зрения, настроение моей группы поднялось, и хулиганский дух вернулся. Его дом был именно таким, каким вы и ожидаете увидеть замок, построенный из тяжелых темных камней, с множеством башенок и витражами. Как всегда, на Дубовой Земле была осень, и хотя ночь воспрепятствовала тому, чтобы я увидела деревья с оранжевыми листьями, но запах урожая и прикосновение холода к моей коже подтвердили, какое это было время года. Я заметила маленькие группы крестьян вокруг походных костров, рассеянные у основания замка и с любопытством наблюдающие за нами. Как и у меня, у Дориана были военные беженцы, ищущие помощи у своего монарха. От взгляда на их лица у меня скрутило живот, и я заставила себя отвести глаза.

Слуги забрали наших коней, и люди встрепенулись из-за нашего неожиданного прибытия. Гости постоянно прибывали к обеду — особенно к Дориану — но мы были VIP-гостями. Я быстро шла к банкетному залу, в то время как рядом сновали слуги, низко кланялись, и предлагая помещение для моей свиты, узнавая, что нам еще возможно понадобится. Я остановилась перед дверью в банкетный зал. Даже с моим плохим человеческим этикетом, я знала, что обо мне будет объявлено в первую очередь.

Герольд распахнул дверь, предоставляя нашему взгляду свет, цвет и шум. Сегодня у Дориана было около ста человек, собранных за разными столами на креслах и диванах. Большинство из них были местной знатью. Некоторые были его солдатами. Другие были существами Мира Иного, против которых я боролась, когда они пересекали границу и проходили человеческий мир. Как я и догадывалась, ужин уже был подан, вокруг суетились слуги, а гости общались и ели.

Все замерли, когда раздался голос герольда:

— Ее Королевское Величество, Королева Эжени Маркхэм, именованная Одиллией Черным Лебедем, дочь Тиригана, Короля Бурь, Защитница Тернового Королевства, Возлюбленная Трехликой богини Луны.

Я никогда не привыкну ко всем этим титулам. Разговор прервался, затем раздался звук отодвигаемых стульев, когда люди торопливо вставали. Когда-то это приводило меня в замешательство, но теперь я знала, как следует поступить. Я начала идти вперед, но через два шага остановилась. Большинство моих солдат оставалось у двери, и никто из свиты больше не будет объявлен, так как со мной не было высокопоставленных дворян. Почти. Я взглянула не герольда.

— Моя сестра, объявите мою сестру.

Он вытаращил глаза, и я догадывалась о его растерянности. Не только потому, что такой странный запрос исходит от меня, это было трудно для него еще и потому, что у Жасмин не было никаких официальных титулов. Парень, однако, быстро встал на ноги. Это была его работа.

— Леди Жасмин Делани, дочь Тиригана, Короля Бурь, сестра Эжени, Терновой королевы.

Что вызвало несколько удивленных взглядов. Я улыбнулась герольду.

— Спасибо, — тихо поблагодарила я. — Только в следующий раз, возвещай мое имя перед именем нашего отца.

Он побледнел.

— Д-да, Ваше Величество.

Я вошла в комнату во главе своей свиты, пораженная тем, что сказала герольду. Для чего это? Необходимость унизить Короля Бурь? Желание увеличить свою значимость? Что бы то ни было, но я пожалела о своих словах.

Длинная ковровая дорожка простилась через комнату, и на полпути Дориан вышел из толпы и ожидал меня. Я подошла к нему, и он взял меня за руку, одаривая протяжным и томным поцелуем. Среди джентри, поцелуй был вполне приемлем для встречи своего любовника или посещения монарха.

— Моя дорогая, — произнес он, приподнимая глаза.

Лучась той самой хитростью, эти глаза производили на меня наибольшее впечатление. Для всех остальных наблюдающих, он выглядел все таким же спокойным и уверенным, как и обычно, когда его губы были изогнуты в беззаботной улыбке, обычной для него. Тем не менее, я могла представить себе его удивление. Он не рассчитывал увидеть меня так скоро. И, разумеется, не ожидал увидеть меня при полном царском параде. Я, возможно, была Рождественским утром для Нии, но для Дориана я была десертом после обеда.

— Я приветствую тебя и твоих сопровождающих.

Это была формальность, которая позволила вернуться гостям за стол и объявляла о том, что мои сопровождающие находятся под гостеприимством Дориана, а, значит, никто не мог причинить вред нам, и наоборот.

— Я полагал, что "скоро" — значит все что угодно, — прошептал он, поглядывая на мою ложбинку. — Все что угодно.

— Эй.

Я говорила так же тихо, как и он.

— Ты осматриваешь мое платье?

— Моя дорогая, я хочу сделать гораздо больше, чем просто его осматривать. Гораздо, гораздо больше. И я хочу это сделать прямо сейчас. Я не думаю, — добавил он, — что твое преобразование произошло одновременно и по поводу других наших обычаев?

Разумеется, он имел в виду пары, рассредоточенные по комнате, которые незамедлительно вернулись к любовным утехам, после того, как обо мне было объявлено. Люди целовались, снимая одежду, с легкостью занимаясь сексом на публике. Некоторые гости наблюдали, но большинство продолжали есть, делая вид, что ничего необычного не происходит.

— Нет, — решительно заявила я.

— Ты уверена? — спросил он, наклоняясь ближе. — Никто не сочтет это неприемлемым.

И в самом деле, большинство сочтут это обнадеживающим фактом, что их король и королева подтверждают свои отношения. Это знак власти и силы.

— Я здесь, чтобы пообедать, — мягко ответила я.

При всем моем серьезном отношении, его слова и язык его тела уже произвели на меня должный эффект.

Можно было бы подумать, что мы занимались сексом год назад, а не сегодня утром. Я не могла согласиться на эксгибиционизм, но если бы я сказала, что хочу пойти в его спальню прямо сейчас, то он бы немедленно развернулся и ушел со мной.

— Обед, так обед, — произнес он с сожалением. — Возможно, я приготовлю для тебя что-нибудь особенное. И я уверен, что сегодня тебе крайне понравятся наши гости.

Он повел меня к передней части зала. Его трон стоял на высоком постаменте, ниже располагался стол, во главе которого он обедал. Мой взгляд упал на вышеупомянутых гостей, и я замедлила ход. Вместо этого, я оглянулась и окликнула,

— Рюрик?

Я проинструктировала Шайю и Рюрика (и нескольких стражников) на счет того, чтобы они не выпускали Жасмин из виду. Они были заняты поиском своего места за обеденном столом, но несмотря на то, что они находились в середине зала, Рюрик услышал и повернулся. Резко кивнув головой, я жестом приказала ему присоединиться к нам. Выгнув бровь, он стремительно пересек оставшуюся часть зала, а когда увидел ужинающих гостей, то понял, почему я хочу, чтобы один из моих людей был поблизости.

Там, во главе стола, сидела и смотрела на меня холодными голубыми глазами Изабель — бывшая любовница Дориана.

5

— Черт подери, — еле слышно сказала я Дориану.

Он просто крепче сжал мою руку, а его улыбка расползалась шире. Я не боялась Изабель, вовсе нет. На самом деле, я не думала, что она сможет отбить у меня Дориана, и по магическим способностям она не шла ни в какое сравнение со мной. Вообще-то Изабель учила меня контролировать воздух и ветер, ее специализации, и я быстро превзошла ее. Несмотря на это, она была остра на язык. Я была уверена, что ужин с ней выльется в поток подлых пассивно-агрессивных замечаний. Грубоватый характер Рюрика делал его прекрасным специалистом по метанию колкостей, так что я надеялась на его помощь.

Однако, как только мы сели, в скором времени я поняла, что Изабель не единственная, кого мне стоит опасаться. Прочие присутствующие здесь аристократы не имели значения, но новое лицо заслуживало внимания. Ее звали Эдрия, и она была матерью Изабель. Она выглядела как привлекательная достопочтенная дама. Причем ее волосы и глаза были темными. Изабель была голубоглазой с роскошными золотисто-каштановыми волосами, которые делали ее ошеломляюще красивой. Тело Изабель также внесло немалый вклад в ее привлекательность. То что действительно объединяло этих двоих женщин — это хитрость, коварные поступки. Это означало для меня, что обе не будут долго сомневаться, когда дело дойдет до защиты собственных интересов. И было ясно, что мои отношения с Дорианом не были в их интересах.

На публике же этикет был превыше всего, и Эдрия была образцом вежливости.

— Ваше Величество, какая честь.

— Благодарю, — сказала я, усаживаясь рядом с Дорианом на очень уютном и богато украшенном двухместном диване.

Нас прижало друг к другу, против чего, я знаю, он не возражал, а его глаза продолжали ощупывать мое тело. Наши ноги были так близко друг к другу, что я пошла на уступку и позволила моей ноге слегка повиснуть на его. Наш диван был плотно придвинут к столу, так что длинная тяжелая скатерть скрыла эту мою дерзость, так же как и его руку, которая покоилась на моем бедре.

— Я удивлена видеть вас здесь, Ваше Величество, — скромно сказала Изабель.

Глядя на ее грудь, фактически вываливающуюся из платья, я задавалась вопросом, как я могла чувствовать неловкость по поводу моего обтягивающего лифа.

— Я думала вы заняты управлением вашей страной и вашими... человеческими делами.

— Это вовсе не удивительно, — заметил Рюрик, прежде чем потянулся за гигантской куриной ножкой.

Он зверски откусил огромный кусок, но подождал, пока проглотит, прежде чем продолжить высказываться. Это был прогресс в его прежних манерах.

— Она и мой господин едва могут жить друг без друга.

Я улыбнулась над употреблением "мой господин". Даже после того как Дориан отправил Рюрика служить мне, солдат по-прежнему продолжал считать Дориана своим хозяином.

— Конечно, — сказала Эдрия, врываясь в разговор, когда выражение лица Изабель стало враждебным. — Но из того, что мы слышали, разве вы интересуетесь подобными обязанностями. Поистине, я не ожидала увидеть вас в столь... прекрасном одеянии.

— Очень милое, — сказал Дориан.

Он наконец оторвал от меня свой взгляд и подал знак, чтобы ему долили вина.

Мне совсем не обязательно любить обсуждения моей внешности, даже если обсуждение велось в позитивном русле, но похвала способствует укреплению моего социального статуса.

— А меня удивляет ваше удивление, — сказал Рюрик, на этот раз говоря с набитым ртом.

Что ж, мы могли лишь ожидать такой большой прогресс.

— Все слышали, как прекрасна моя госпожа. Мужчины повсюду хотят ее, но, конечно, она бы выбрала только лучшего себе в супруги. Как мой господин.

Слышать такое от Рюрика было почти очаровательно, но не для тандема матери и дочери.

— В моем понимании, — сказала Эдрия деликатно, — ваша притягательность представляет собой нечто большее, нежели ваша, хм, внешность. Вы и ваша благородная сестра ценны вашими будущими детьми. Я уже вижу, что у нее множество поклонников.

Я посмотрела через комнату на Жасмин, сидящую рядом с Шайей. На лице Жасмин была искренняя улыбка, но я не могла сказать, была ли она вызвана выходом в свет, обществом или собравшимися мужчинами, которые, казалось, осыпали ее комплиментами. Я заставила себя отвести хмурый взгляд.

— Ни у моей сестры, ни у меня нет намерения обзаводиться детьми, — сказала я, поворачиваясь к моим собеседникам.

— Как печально, — сказала Эдрия, слегка метнув взгляд на Дориана. — Как печально для всех нас.

— Ваше Величество, — обратилась Изабель, — вы встречались с моими детьми?

Я вздрогнула от удивления. Я и забыла, что у нее есть дети. Мать и дочь возможно намекали, что пророчество составляло половину моей привлекательности, но я знала, что Изабель, потеряв мужа, приехала ко двору Дориана в поисках влиятельного мужчины, используя как свою красоту, так и плодовитость.

Я проследила за ее взглядом в сторону столика у камина. Большинство его обитателей были молодыми. Это было похоже на детский столик на День благодарения. Я видела немногих детей джентри и могла лишь предположить, что потомство Изабель отличается рыжими волосами. Она сама подтвердила мою догадку.

— Это моя дочь, Ансония.

По человеческим меркам я определила бы возраст Ансонии около десяти или одиннадцати лет. Ее блестящие волосы были заплетены в косы на голове, и она хихикала над щенком, который продолжал подталкивать ее ноги, несомненно прося подачку.

— Рядом с ней мой сын, Пэгил.

Он был серьезного вида молодым человеком, резко контрастируя с его смеющейся сестрой. Собственно говоря, он выглядел немного старше Жасмин. Его рыжие волосы были темнее, чем волосы Ансонии, больше походя на Изабель, а его серо-голубые глаза критически оценивали выходки щенка, будто бы решая, одобряет ли он их. Наконец, крошечная улыбка появилась на лице, преображая его и заставляя нескольких ближайших девочек-ровесниц вздохнуть с обожанием.

Изабель четко представила своих детей как удар против меня, но я уловила искреннюю привязанность в ее глазах, когда она рассматривала их. Я всегда считала ее приезд ко двору с целью толкнуть себя в объятия какого-нибудь мужика граничащим с проституцией, но здесь надо смотреть на обстоятельства. Ее муж умер, оставив семью с финансовыми проблемами. Это делало ее действия более понятными, но я все равно считала ее сукой.

— Дети — это такая радость, — сказала Эдрия, вновь поглядывая на Дориана.

Я тоже посмотрела на него в то время, как он пристально разглядывал Ансонию и Пэгила. Изучение Дориана в течение долгого времени научило меня, что его глаза хранили тайну истинных чувств, в то время как он носил на лице то ленивое и таинственное выражение. И сейчас я увидела вспышку восхищения и тоски, скрытую в этих зеленых омутах. Странное ощущение вспыхнуло у меня в животе, и в первый раз я действительно могла поверить, что Дориан хотел от меня детей лишь потому, что хотел стать отцом, а не по причине наличия тайного плана. От всего этого я неожиданно ощутила чувство вины. И словно прочитав мои мысли, Дориан обратил свое внимание на меня. Его улыбка согрела, и вся тоска, которую выдавали глаза, теперь сменилась любовью, любовью, которая быстро смешалась со страстью, когда он снова осознал мое присутствие. В действительности, желание Дориана, казалось, усилилось по сравнению с тем, когда я впервые вошла, и я вдруг задалась вопросом, предпримет ли он в конце концов серьезную попытку эксгибиционизма. Но нет, сделав глубокий вздох, который, казалось, восстановил его контроль, он с уважением взглянул назад на своих гостей.

И все же, под столом я чувствовала руку, сжимающую мое бедро, его пальцы скользили по гладкому шелку платья.

Дрожь охватила мое тело, но я все так же вежливо сохраняла свое внимание на других собеседниках.

— Просто поразительно, насколько легко Изабель удалось зачать детей, — продолжила Эндрия. — Если бы бедный Марэт был жив, то без сомнений, у них сейчас была бы дюжина детишек.

Мне хотелось указать на тот факт, что если Изабель настолько плодовита, то она наверняка бы забеременела, когда они с Дорианом были любовниками. Но это было бы дурным тоном, поэтому я промолчала. Такие разговоры были не по части джентри, однако, Рюрик бросился защищать мою честь и указал на то, о чем я промолчала.

— Но с тех пор вы были и с другими, — сказал он. — И у вас больше нет никаких детей.

Рука Дориана умело начала собирать складки юбки на моей ноге таким образом, что вскоре собрал ткань в кучу и полностью оголил мое бедро, так что теперь пальцы касались голой кожи. У меня было чувство, что он больше не обращает особого внимания на разговор, несмотря на убедительное изображение интереса, удерживая свой взгляд на каждом, кроме меня.

Изабель сверлила взглядом Рюрика.

- У меня было немного любовников.

Распущенность не была оскорблением для джентри, но в данном случае, преуменьшение её сексуальной жизни объяснило, почему у неё еще не появился ребенок.

Тем временем, рука Дориана скользнула на внутреннюю поверхность моего бедра, двигаясь медленно и осторожно, чтобы никто из окружающих не заметил. Затем он добрался до моего нижнего белья, его пальцы остановились, словно обдумывая это препятствие. Я выбрала нечто тонкое и кружевное, главным образом, чтобы быть неотразимой позже, в спальне, но похоже это пригодилось и сейчас. Он ухватился за край, выбирая момент, а затем дернул так сильно, что ткань разорвалась. В шумной комнате никто этого не услышал, а я едва лишь смогла удержать судорожный вздох. Я одарила его пронзительным взглядом, но он либо проигнорировал, либо не заметил. Я полагаю первое.

— Иногда боги просто ждут удобного случая или скорее правильного человека.

Глаза Эдрии метнулись к Дориану, который победно ей улыбался. Он облокотился на стол и подпер рукой подбородок, пока другая была под столом.

— Очевидно, что брак с Марэтом был правильным, и я уверена, что боги одобрительно улыбнуться следующему мужу Изабель.

Ее тон и вид не оставляли вопросов по поводу того, кто им будет.

Рюрик фыркнул с отвращением.

— Я верю, что боги прикладывают руки к нашим романам, но их не интересуют подробности — и разумеется не то, что происходит под простынями.

Или под столом. Пальцы Дориана, теперь не имея преград, скользили по всем направлениям меж моих ног. Я хотела выразить свое неодобрение, но это противоречило бы тому, какой влажной он меня нашел. Бессмысленная улыбка, которую он одаривал Эдрию, изменилась в слегка самодовольную. С хорошо отработанным навыком, один из его пальцев начал гладить меня, сразу же найдя место, которое воспламенило меня и заставило гореть от удовольствия. Мой пульс ускорился, как от возбуждения, так и от страха, что кто-нибудь заметит.

Затем, словно выставляя напоказ свою наглость, он мастерски продолжал вести разговор, пока работал над тем, чтобы возбудить меня.

— Что ж, если Изабель хочет нового мужа, мы определенно можем это устроить. У меня есть на примете несколько лордов, которые будут счастливы взять ее в жены, или даже в супруги, если она не пожелает еще каких-нибудь обязательств.

Из-за дразнящих пальцев промеж ног, остальная часть моего тела продолжала наливаться огнем. Я чувствовала, что соски затвердели, и пожалела, что мое платье из столь тонкого шелка. К счастью, никто, кажется, не обращал на меня внимания, хотя это могло измениться, судя по тому как быстро я приближалась к оргазму.

Предложение Дориана было не тем, что хотела услышать Эдрия, и выражения благодарности на лице явно было натянутым.

— Вы слишком любезны, Ваше Величество. Но было бы столь расточительно отдать такую плодородную женщину каким-то незначительным лордам. Конечно же, такой подарок как Изабель заслуживает чего-то более... королевского.

Ноющий, дрожащий экстаз, вызванный его прикосновением, вот-вот должен был взорваться. И к моему огорчению, я хотела этого. Мне было нужно довести все до конца. Кончить. Поэтому, для меня было шоком, когда его палец переместился с клитора, проскальзывая в меня. Это тоже доставляло удовольствие, но так же приносило и разочарование, учитывая как близко я была к оргазму. Я слега развела ноги, позволяя ему вернуться, но он продолжал проникать своим пальцем в меня. Его движения были сильными и быстрыми, но лишь незначительное его телодвижение могло указать на то, чем он занимается, и казалось, никто не замечает этого. Было нечто захватывающее, нечто опасно эротичное в осознании того, что он делал со мной при таком количестве свидетелей.

— Вы правы, — сказал Дориан, принимая серьезное выражение лица, словно он действительно рассматривал слова Эндрии всерьез. — И я знаю парочку королей, которые могут заинтересоваться. Рюрик, ты не помнишь… у Короля Лотосов есть супруга?

— Не уверен, — ответил Рюрик, явно наслаждаясь игрой Дориана. — Это тот, у которого седая полоска посреди бороды, верно? А еще у него немного заостренные уши?

— Он самый, — подтвердил Дориан.

И затем, без предупреждения, палец Дориана — такой влажный — выскользнул и вернулся обратно на клитор, начав гладить его с такой силой, что я практически сразу кончила. Я была почти на пике, и этого прикосновения было достаточно, чтобы подтолкнуть меня к оргазму. Мое тело сводило судорогой, поскольку волны блаженства проходили через меня, а Дориан все продолжал гладить, гораздо дольше, чем это было нужно. Наконец, он оторвался, и даже натянул мою юбку обратно, прежде чем возвратить руку на свои колени. Его губы были растянуты в очень довольной улыбке, хотя все его внимание было обращено на Изабель.

— Желаете ли вы, чтобы я вас официально представил?

Выражение её лица было холодным, а ответ её был жестким.

— Вы слишком любезны, Ваше Величество. Я бы не хотела доставить вам неудобство.

Я не обращала на нее много внимания, но теперь поняла, что она обращала его на меня. И я была уверена, что она единственная за столом, кто понял, что произошло — и это не приносило ей счастья.

— Совсем никаких неудобств, — уверил он. — Я посмотрю, что можно сделать.

Эдрия изо всех сил старалась увести беседу прочь от темы союза ее дочери с кем-нибудь, кто не был Дорианом. Я едва слушала, и когда ужин, наконец, закончился, я вернулась с Дорианом в его спальню. Моя слабость после оргазма уступила дорогу гневу, практически в тот же момент, как он закрыл за нами дверь.

— Какого черта ты вытворяешь?! — воскликнула я. — Ты не имел права этого делать!

Дориан издал смешок, аккуратно снял и сложил тяжелый плащ.

— Непохоже, что ты была против. Кроме того, тебе вообще повезло, что я ограничился именно этим, особенно после того, как ты появилась без предупреждения в таком платье.

— Эй, я не обязана консультироваться с тобой по поводу выбора моих нарядов.

— Нет, но тебе следует ожидать последствий.

Он быстро подошел ко мне, переместив руки на мою талию.

— И только из-за уважения в твоему глупому человеческому предубеждению, я не взял тебя в открытую. Вообще-то, ты должна быть благодарна.

— Благодарна?! — воскликнула я.

Я возмущалась, но по правде, близость его тела вновь возбуждала меня. О боже. Словно мое тело все время жаждало его прикосновений.

— Благодарна, — повторил он со свирепым блеском в глазах. — Особенно после того, как я оказал тебе услугу. А за услугу тебе нужно сейчас заплатить.

Хватка на моей талии усилилась, и он толкнул меня на кровать. Я могла легко сопротивляться — мы оба знали кто победит в рукопашном бою. Но я была более чем готова играть в эту игру, особенно, когда он быстро стянул с себя штаны и выставил на показ длинную, твердую эрекцию, которая, без сомнений, была готова взорваться оргазмом в тот момент, когда он увидел меня в платье.

Я до сих пор была влажная, и отчаянно хотела почувствовать его в себе, входящего так же сильно, как до этого были его пальцы. Но к моему удивлению, он не направился к моим ногам. Вместо этого, он прошел вперед и встал на колени так, что моя голова оказалась между ног, и затем он протолкнул себя между моих губ. Я удивленно воскликнула, но звук получился приглушенный, так как он заполнил мой рот и начал скользить туда-обратно.

Он был такой большой, что я едва смогла вместить его. Дориан знал, и похоже, гордился этим, удерживая свой взгляд на мне, в то время как вынуждал меня доставлять ему удовольствие ртом.

— Ты можешь взять его, — сказал он, ритмично двигаясь. — Ты возьмешь его. Я же говорил тебе: ты принадлежишь мне.

Это было грубо и агрессивно, но мы оба знали, что я не возражаю, когда Дориан играл доминирующего. Кроме того, такое разнообразие в нашей сексуальной жизни было очень возбуждающим. Джентри не возражали против орального секса, но из-за своей навязчивой идеи завести детей, предпочитали традиционный секс. Так или иначе, мысль о том, что он кончит мне в рот, на мои губы, сводила меня с ума.

Я могла чувствовать, как он увеличивается, видеть признаки напряжения в момент приближения кульминации. Его губы приоткрылись, из них вырвался слабый стон. И тогда, когда я была уверена, что он сейчас кончит, он вышел из меня, опустился ниже и проворно стащил с меня платье. Крепко схватив мои ноги и раздвинув бедра, вошел в меня с такой силой, что я выкрикнула и выгнула тело. Это длилось всего пару секунд, сильно и быстро, а затем он кончил, все его тело содрогалось, и то что он все-таки излился в меня, доказывало, что он все еще придерживается обычных убеждений джентри.

Когда он наконец выдохся, то рухнул рядом со мной, покрываясь потом и задыхаясь. Я нашла его руку, моё собственное тело обессилело по иным причинам, нежели его. Я вновь перекатилась на него, целуя его шею и пробуя соль с его кожи.

— Я была уверена, что ты кончишь мне в рот, — прошептала я, позволяя своему пальцу играть с его соском.

— Расточительно, — шепнул он, пробежав рукой по моим волосам.

— Разве?

Я приподнялась, заглядывая ему в глаза. Я понизила свой голос до томной и рискованной интонации.

— Ты говоришь, что не хотел бы этого? Позволяя себе кончить в мой рот, заполняя его, заставляя меня попробовать тебя на вкус... сглотнуть? Или возможно ты хочешь кончить на меня? Покрыть собой меня всю?

Его глаза слегка расширились, разжигая в нем желание. Он одарил меня загадочной улыбкой.

— Возможно. Возможно как-нибудь в другой раз.

Я игриво его подтолкнула.

— Дразнишь.

Он зевнул и снял рубашку.

— Это тебя заинтересует, и ты будешь предвкушать чего-то более радостного, чем исход битвы.

— Какой битвы? — спросила я.

Я тоже чувствовала себя уставшей, но его слова заставили меня насторожиться.

— Завтрашней, — ответил он.

Дориан немного отстранился от меня, чтобы натянуть покрывало на нас, затем я вновь оказалась в кольце его рук.

— Немного раньше я получил известие о некотором передвижении Рябиновых сегодня ночью. Я отправил туда армию, чтобы встретить их, и присоединюсь к ним завтра утром. Это около деревни на изгибе реки. Полагаю, Катрис надеется застать их врасплох, но шпион предупредил меня.

— Какое войско ты туда отправил?

Мы разбили войска по подразделениям.

— Первое и третье.

— Оба?! — воскликнула я. — Слишком много.

Он пожал плечами.

— Так же, как и у нее. Мы должны ответить тем же. Кроме того, те деревни являются ключевыми. Они поставляют нам много еды — нам обоим.

Я подавила дрожь. В тех деревнях так же было множество жителей. Придворные Дориана, фермеры и рыбаки, которых могли ограбить и убить, если у Дориана не получится вовремя предупредить их. Мы были союзниками, но опять же, я не могла отделать от чувства вины перед моим народом, находящимся под угрозой все это время — не говоря уже о его.

— Мне тоже нужно пойти, — прошептала я. — Я должна помочь.

Дориан погладил меня по волосам.

— Нет необходимости рисковать нам обоим. Кроме того, разве у тебя нет более приземленных человеческих проблем?

Да, я пообещала Ларе, что завтра выполню больше заказов.

— Но они не так важны, не так, как это.

— Понадобится лишь один из нас, — решительно сказал он. — Честно говоря, вероятно даже это не обязательно. У нас прекрасные главнокомандующие, но факт, что появление одного из нас поднимает боевой настрой наших армий и подрывает силу духа её войск. Ведь она-то не ставит свою изящную ножку на поле боя. Так что перестань беспокоится. Мы захватим их. У нас численное превосходство.

Он поцеловал меня в макушку, и принял моё молчание за согласие. Вскоре, я почувствовала, что он уснул, с той же легкостью, как и многие мужчины после секса. Но не я. Я уже давно страдаю бессонницей, из-за которой не могла заснуть всю ночь. Я устала от армий, подвергающих себя опасности. Я устала от выходок Дориана, подвергающих его опасности. Я хотела, чтобы убийства прекратились. Кийо думает, что остановить все это просто. Ох, если бы только это было правдой.

Через некоторое время, я оставила попытку уснуть. Выскользнув из объятий Дориана, я встала с кровати. Зная, что останусь здесь на ночь, я бы взяла с собой повседневную одежду, но ничего больше. Обыскивая его гардероб — который в два раза больше моего — я отыскала плотный атласный халат. Он был слишком большим, но зато отлично все прикрывал. Я вышла из комнаты в попытке убежать от ненужных мыслей.

В залах замка сейчас стояла тишина, все гуляки уже отправились по своим постелям. Я шла босиком по каменному полу, стараясь не споткнуться о чересчур длинный подол халата. Несколько стражников на посту поклонились, бормоча "Ваше Величество", как только я прошла.

Я давно уже усвоила, что в то время, как некоторые из моих человеческих повадок ставили джентри в тупик, большинство действий монарха — какими бы странными они ни были — не вызывали вопросов. Никто особо бы не задумывался над тем, что я брожу в халате Дориана.

Я дошла до пары стеклянных дверей, которые вели в один из прекрасных внутренних двориков Дориана. Я знала, что там прохладно, но идея посидеть снаружи показалась мне заманчивой. Там стояли на посту другие бдительные стражники, которые распахнули двери при моем появлении. Я знала этот дворик и знала, что в углу стоит потрясающе украшенный разноцветной мозаикой стол. Эту красоту было не различить ночью, но когда я села в кресло, мне открылся прекрасный вид на сад и многочисленные звезды. Мерцания факелов, развешенных на столбах вокруг, было достаточно лишь для освещения, и недостаточно, чтобы разрушить очарование ночи.

Красота и умиротворенность местности успокоили меня немного, но я все равно не могла отделаться от беспокойных мыслей о войне. Большая часть моей жизни проходила в постоянной борьбе, и мне казалось, что я застрахована от крови и убийства. Теперь я знала, что существует огромная разница между отдельным убийством и массовой гибелью. Одно, обычно, имело цель. Отдельное убийство наказывало виновного. Множество смертей на поле боя не наказали никого, кроме невинных.

— Миледи Терновая Королева?

Я подскочила, услышав шепчущий голос, обратившийся ко мне из темноты. Сперва, я ничего не заметила, и подумала, а не имеем ли мы дело с призраком. Затем, появился темный силуэт меж некоторых деревьев. Он приближался все ближе, открывая взгляду иссохшую фигуру женщины-джентри. Она была небольшой, меньше Жасмин, но её белые волосы были густыми и блестящими, а одежда — дорогой. Она остановилась передо мной.

— Кто... кто вы такая? — спросила я.

Мои слова прозвучали грубо, в большей степени из-за моего удивления.

Она не обиделась. И опять же, манеры королевы не обсуждались.

— Меня зовут Мастэра.

Я вздрогнула, и отнюдь не из-за ночного холода. В ней было нечто беспокоящее меня.

— Что вы здесь делаете?

— Я пришла поговорить с вами, Ваше Величество. Вы беспокоитесь из-за войны. Вы хотите остановить ее.

— Как вы узнали?

Она развела руками.

— Я прорицательница. Я чувствую события, некоторые из них в дальнейшем произойдут. А еще я так же помогаю советом.

Мой страх немного улетучился. "Прорицательница" еще одно причудливое название "экстрасенсов", насколько я знала. Когда вы имеете дело со сверхъестественным так же часто, как и я, вы сталкиваетесь и с так называемыми экстрасенсами. Большинство из них мошенники, и я подозреваю, что среди джентри такие тоже встречаются.

— Вы пришли, чтобы дать мне совет? — с усмешкой спросила я.

Мастэра кивнула, с серьезным выражением лица.

— Да, Ваше Величество. Я пришла, чтобы рассказать вам, как остановить войну — без пролития крови.

6

Я беспокойно оглянулась. Я знала, что стража должна быть на посту у входа в сад, и спрашивала себя, что они предпримут в отношении чокнутой старухи. У меня появилось чувство, что если она открыто прыгнет на меня, или предпримет что-то еще, я окажусь сама по себе.

— Если ваша сила не распространяется на контроль разума Катрис, я не знаю, как это сделать, — ответила я наконец.

Она усмехнулась.

— Нет, этим даром боги решили одарить не каждого джентри. Даже они знают пределы смертных.

Я плотнее завернулась в халат. Так как я не могла уснуть, я могла бы поднять ей настроение.

— Тогда в чем ваш план?

— Вам нужно отыскать Железную Корону.

— Отыскать что?!

— Железную Корону.

Она говорила величественным и зловещим тоном... действительно заслуживающим того, чтобы прозвучать в резонирующей комнате для полноты эффекта.

— Ладно, — произнесла я. — Спросим по-другому. Что из себя представляет Железная Корона?

— Древний артефакт. Ее носил один из величайших и наиболее влиятельных правителей в истории джентри. Все бояться лидеров, которые правили многими королевствами.

— У меня есть корона. Даже несколько.

Только одна из них была моей официальной "венцом государства", но дизайнеры придумали для меня и другие, гармонирующие с моей одеждой.

— Не такие, как эта, — сказала она.

— Позвольте мне угадать. Она сделана из железа.

Она кивнула и посмотрела так, будто ждала, что это меня впечатлит.

— Сожалею. Как я уже сказала, за исключением контроля над разумом, я не собираюсь на поиски магического объекта. Моя жизнь и так, как игра "Подземелье и Драконы".

Мастера нахмурилась.

— Драконы уже веками не живут в Мире Ином.

— Проехали. Спасибо за, э-э, совет, но меня это не интересует.

Я нарочито поежилась.

— Мне следует вернуться в постель.

Мастера бесстрашно наклонилась вперед.

— Я не понимаю, Терновая королева, — прошипела она. — Лишь немногие способны пройти испытания, необходимые для получения короны. Большинство даже не сможет ее носить.

Об этом было не трудно догадаться.

— Верно. Потому что она выкована из железа. Я не думаю, что способность которой, как все уже знают, я обладаю (потому что наполовину человек), кого-то впечатлит.

— Королева Катрис бы впечатлилась. Многие из ее людей тоже. Ее армия могла бы восстать. Она сама испугается и отступит.

— И все из-за репутации короны, которая не имеет силы? — спросила я скептически. — И где она?

— Далеко, в неизвестном месте.

— О, Боже мой! Если никто не знает, где она, то как я смогу ее получить?

— Это часть проблемы. Найдите ее, и вы окончите войну.

Я внимательно на нее посмотрела.

— Если это такая хорошая идея, то почему бы не донести ее до Дориана? Твоего короля?

— Он знает об этом, — согласилась она. — Он достаточно стар, чтобы помнить легенды. Но он не может носить ее. Только ты.

Теперь она посмотрела на меня внимательно:

— Твой отец искал ее, но не нашел.

Я напряглась. Тон моего голоса постепенно превращался в лед.

— Является ли это частью пророчества? Некий способ отметить меня как мать завоевателя? Это то, что я должна передать своему гипотетическому сыну?

— Нет, — ответила она.

Ее поведение стало скромным, но эти глаза все еще смотрели проницательно.

— Это лишь средство, чтобы помочь вам окончить войну.

— Я услышала достаточно нелепостей.

Я встала.

— Я иду спать.

Мастэра начала звать меня, когда я зашагала прочь, но резко замолчала. Я удивилась бы, если бы она приняла мой отказ, скорее просто испугалась ответа перед охраной за причинение мне беспокойства.

Я вернулась в комнату Дориана и скользнула к нему в постель. Его рука бессознательно обвилась вокруг меня и, хотя на это потребовалось некоторое время, мой взволнованный мозг, наконец, достаточно успокоился для того, чтобы я могла на короткое время уснуть.

Несколько часов спустя меня разбудили его движения. Я уселась на кровати, наблюдая, как он одевается. Через окно едва различалось розовато-фиолетовое небо.

— Ты уже готов для встречи с армией? — спросила я тихо.

Он поднял с кушетки нагрудник, выполненный из тонких медных цепочек. Обычно его одевает прислуга, и я знала, что сейчас он делал это сам, так как не хотел, чтобы куча народа разбудила меня, слоняясь по комнате. Заметив, как он возится с креплением, я поспешила помочь.

— Армия Катрис будет атаковать, как только станет достаточно светло. Возможно, они уже атакуют. Лишь незнакомая местность остановила их от того, чтобы напасть ночью.

Я закончила крепить кольчугу, стараясь не думать о том, как редко он носит какую-либо броню. Это было знаком опасности, даже если бы он не отправлялся на линию фронта.

— Я бы не хотела, чтобы ты уходил.

Он слегка улыбнулся и положил руки на мои голые бедра.

— Я тоже. Я предпочел бы отправиться с тобой в постель. Подожди пару часов. Я уверен, что скоро вернусь.

Я улыбнулась, хотя не чувствовала радости.

— Да, я уверена, что так и будет.

Он отпустил меня и повернулся к шкафу у стены. Открыв его, он показал ряд оружия. Одним из них был искусно выполненный из меди меч, созданный моим мастером по металлу по имени Жерар. Дориан коснулся его с благоговением, а затем вложил в ножны и прикрепил вокруг талии. Опасный сам по себе, меч обладал к тому же и дополнительной угрозой из-за связи Дориана с землей и ее элементами. Он мог наполнить его силой.

— Дориан...

Я слегка заколебалась, не решаясь задать следующий вопрос.

— Ты когда-нибудь слышал о Железной короне?

— Конечно, — он закончил прикреплять ножны и повернулся ко мне. — А что?

— Я столкнулась с женщиной по имени Мастэра, которая поведала мне о ней.

— Ах, Мастэра, — сказал он нежно. — В каждом дворе есть прорицатели. Ее предсказания правдивы в половине случаев... что довольно поразительно. Ты должна увидеть клоуна, который является прорицателем в Кленовом царстве. Я был бы унижен, если бы в моем окружении был кто-то подобный.

— Эй, сосредоточься, — отчитала я. — Железная корона. Мастэра утверждает, что с помощью этой короны можно окончить войну, победить, что докажет нашу ээ... мою силу. Я могла бы заставить Катрис отступить.

Улыбка исчезла. Дориан нахмурился, глядя в глубокой задумчивости.

— Это вполне реальная возможность. И ты можешь носить ее, не так ли? — в его голосе появились нотки озарения. — Железо не беспокоит тебя. В легендах некоторые из блистающих могли носить ее с помощью силы или силы воли. Но тебе не нужно ничего подобного. Это заложено в твоей природе.

Я с трудом верила, что он говорит серьезно.

— И ты думаешь, она права? Эта корона — только благодаря своей репутации, — может остановить войну?

— Ну, это не репутация короны вообще-то, — сказал он. — Это репутация, которую ты получишь в результате преодоления многих препятствий, чтобы добыть ее. Покажи, что ты можешь это сделать, и ты докажешь свою силу.

Это было похоже на то, что сказала Мастэра.

— Если другие владели ею...

— Не веками, — прервал он.

— Хорошо, даже если не веками... Почему я должна искать ее? Почему бы последнему владельцу не держать ее при себе? Не передать кому-то из семьи?

Его улыбка вернулась.

— Это не работает таким образом. Корона не останется с кем-либо недостойным ее. Как только владелец меняется, она возвращается в свой дом. Дом, который губит многих из тех, кто ищет его.

— Ты не ответил на предыдущий вопрос, — указала я. — Неужели это конец войны? Мирным путем?

Он вздохнул.

— Я не знаю. Может быть. Но насколько ты боишься отпускать меня сегодня... Я больше волнуюсь из-за твоего путешествия за этой безделушкой.

Я взяла его за руку.

— Ты бы мне помог? — поддразнивала я, не смотря на то, что еще не приняла какого-либо решения по этому поводу.

Свободной рукой он обхватил мое лицо.

— Если бы смог. А может, я могу. Если легенды правдивы, нужно пройти через железные поля, чтобы добраться до нее. Практически никто из сияющих не может это сделать. Я мог бы с моими способностями... У меня больше шансов, чем у большинства.

Мне не понравился тон его голоса. Прозвучало так, будто он действительно прикидывал свои возможности. И, хотя, он связан с силой элементов земли, железо по прежнему было за пределами его способностей.

— Я могла бы послать Волузиана, — сказала я, желая его отвлечь. — Если что-то с ним случиться, никто не пострадает, а?

— Нет, легенды вполне понятны. Обитель Железной короны закрыто для мертвых.

— Ну, это не имеет значения, — сказала я. — В целом идея смешна.

Его лицо просияло, и он прижался к моим губам в нежном поцелуе.

— Именно поэтому я и ухожу сейчас.

Мое сердце упало, зная о неизбежном отъезде. Я поспешно одела джинсы и рубашку, чтобы наблюдать, как он и сопровождающие его солдаты уезжают прочь. Я знала, что армия, которая присоединится, была огромной, но когда он ехал в сторону восходящего солнца, его отряд казался пугающе мал.

Когда он исчез с горизонта, я отправилась к собственному отряду, который сопровождал меня. Настало время и нам вернуться домой.

Большинство из них наслаждались этой "вылазкой", но мое настроение в это утро скоро задало тон нашему путешествию обратно. Единственным маленьким утешением этого мрачного утра было то, что Жасмин не была оплодотворена. Шайя заверила меня, что моя сестра не покидала поля ее зрения всю ночь, и что Жасмин даже не пыталась сделать что-нибудь зловещее. Она чувствовала себя легко вдали от моего замка. Глядя на надежные кандалы и цепи, соединяющие их, я почувствовала легкий укол вины. Но я быстро прогнала это чувство. Эти меры должны были остаться.

После этого настало время для возвращения в Тусон. Я впервые вызвала Волузиана и послала его в сторону Дориана, и для защиты и последующих докладов. Я знала, Дориану не понравился бы мой фаворит, но так я чувствовала себя лучше. Как только это и другие дела будут урегулированы, я обязательно присоединюсь к человечеству.

Все в моем доме было почти также как вчера. Тихое утро, приготовление завтрака с Тимом. Только сегодня он был наряжен в огромный костюм.

— Ты Лакота, — сказала я, как только он оправился от шока после моего внезапного появления. — Что случилось с Тлинкитами?

Он пожал плечами.

— Тлинкикиты это круто, но среднестатистический турист-любитель ожидает именно этого.

На нем были брюки из качественной оленьей кожи и головной убор из длинных перьев. Его голая загорелая грудь была, похоже, чем-то намазана, и на ней висели ожерелья из бисера. Изучая его, я передумала. Он не выглядел как настоящий Лакота. Скорее, некое смешение стереотипов, как он и сказал.

— Ты чего так рано принарядился? Утренние жители пригородной зоны не собираются останавливаться для поэзии.

— Сегодня суббота, Эж.

— Правда? — спросила я пораженно.

Мое время пошло наперекосяк с этой двойной жизнью.

— Там, возле университета, культурный фестиваль, и меня просто умоляли о том, чтобы услышать мое прекрасное понимание природы.

Он с размаху перевернул несколько золотистых яиц на тарелку.

— Культурный?

Я застонала.

— Тим, там будут местные племена. Ты же знаешь, они снова попытаются тебя побить.

Он сверкнул улыбкой.

— Будь другом, приходи меня защитить.

— Не могу. Слишком много вещей нужно сделать.

Стук в заднюю дверь удивил нас обоих. У нас не бывало много посетителей. Надеясь, что это не миссионеры, я открыла дверь и уставилась на того, кто пришел. Я не была бы более удивлена, если бы Катрис пришла с вызовом. Это оказалась Лара. Она улыбнулась, глядя на моё изумление. Мы практически не встречались с ней лично. Она работала на дому, обрабатывая телефонные звонки и почту.

— Входи, — сказала я, все еще крайне удивленная.

В кухню ступила маленькая и милая блондинка, такая какую я помнила. Большая стопка бумаг была у нее в руках.

— Мне это не нравится.

— Это твое…

Лара остановилась, увидев Тима. Ее глаза расширились. Он перевернул последнее яйцо на тарелку и посмотрел на нее. В его глазах сквозило такое же изумление. И в своем очаровательном, мошенническом наряде, он мгновенно влился в образ.

— Прекрасный цветок присоединился к нам, ее цветки распустились и искрятся в лучах утреннего солнца.

Он воспользовался ужасным голосом из категории "Хоу, белый человек". Он поспешно отодвинул стул.

— Присоединяйтесь к нам. Мы будем праздновать и наслаждаться милостью Матери Земли вместе.

Ошеломленная, Лара подошла к столу и села, не в силах оторвать от него взгляд — от груди в частности.

— Спасибо.

— Для меня большая честь... дерьмо! Булочки с корицей!

Тим метнулся назад, схватил рукавицу и открыл духовку, из которой валил дым. Лара заговорщически повернулась ко мне, пока он стонал над состоянием своей выпечки.

— Эжени, почему горячий вождь Американский индейцев готовит на твоей кухне? — прошептала она.

— Ну, — сказала я, внезапно осознав, что эти двое никогда не встречались. — Он не является ни поваром, ни коренным американцем. Это Тим.

— Это тот, что...

Ее наивные голубые глаза распахнулись еще шире.

— Ты уверена?

— Конечно.

Тем временем Тим очищал почерневшее основание булочек с корицей. Он поднес одну для моего осмотра.

— Пойдет, — одобрила я.

Он повернулся к Ларе, снова нацепив улыбку.

— Тысячу извинение за это недостойное пиршество, которое вынужден предложить столь нежному, прекрасному существу, как вы...

— О, ради Бога! — воскликнула я. — Не мог бы ты закончить эту фигню, Тим? Это Лара.

— Это...

Рулетик с корицей упал со шпателя обратно на противень.

— Ты уверена?

Я вздохнула. Оба, казалось, недоумевали, что сказать. Лара приоткрыла рот, но несколько мгновений она не говорила ни слова. Наконец, она выпалила:

— Я принесла налоговые документы.

Тим сглотнул.

— Я... Это довольно круто.

Я подавила вздохи и стоны. Теперь я боролась с желанием стукнуться головой о стол.

— Нет, это невозможно. Не могли бы мы продолжить завтрак?

— Я...

Тим, наконец, пришел в себя.

— Конечно, конечно.

Он посмотрел на Лару:

— Тебе нравятся яичница и булочки с корицей?

— Я люблю яйца и булочки с корицей.

Он быстро наложил еды на тарелку и передал ей.

— Эй! — возмутилась я.

Он стрельнул в меня взглядом.

— Потерпи секунду. У нас гость. Ты должна быть более вежливой... Тем более, что она взяла на себя труд разбираться с твоими налогами.

— Я плачу ей, чтобы она разбиралась с моими налогами.

Лара впилась зубами в рулетик с корицей. В своем оцепенении Тим забыл срезать основание.

— Это лучшее, что я когда-либо пробовала. Как это возможно?

Она послала ему застенчивую улыбку.

— Выглядят прекрасно и приготовлено мастерски.

Он улыбнулся в ответ и, почти роняя тарелку, передал ее мне.

— Я обладаю всеми видами навыков.

— Боже мой, — произнесла я.

До этого момента я думала, что нет ничего более раздражающего, чем их телефонные склоки. Я вдруг пожалела, что они не спорят сейчас.

— Кроме того, — добавил он, присоединяясь к нам со своей едой, — ты мастерски обращаешься с налогами. У меня никогда этого не получалось.

— Это потому, что ты не имеешь доходов или самих файлов налогов, — сказала я.

— Эй, — откликнулся он. — Не суди. Ты, очевидно, не можешь разобраться со своим собственными.

— Мне и не приходится! Вот для чего я плачу кому-то.

С большим усилием Ларе удалось перевести взгляд на меня и вспомнить о работе.

— Они все сделаны. Мне просто нужно, чтобы ты подписала их. Я не была уверена, что ты вернешь обратно, если я пришлю их.

Я кивнула. Насколько федеральное правительство и штат Аризона обеспокоены тем, что я наняла подрядчика для квалифицированного ремонта дома. Что было не так уж далеко от истины.

— Это было очень мило с твоей стороны, — сказал Тим. — Потратить время субботы на это.

— Я отношусь серьезно к своей работе, — ответила она. — Кроме того, у меня не было каких-либо других планов.

— Правда?

Он наклонился вперед.

— А хотите пойти со мной на культурный фестиваль в университет? Я буду читать там стихи.

Она ахнула.

— С удовольствием. Бьюсь об заклад, у вашего народа имеется несколько действительно удивительных идей о мире.

— Он не... — начала я.

Лара повернулась ко мне, выражение ее лица было деловым.

— Убедись, что подписала документы, когда мы уйдем. Ты знаешь свой план дел на сегодня, не так ли? Три задания.

— Нда-да. Пока вы, ребята, будете терпеть лишения среди студентов, я буду бороться за свою жизнь.

Тим встал и поставил практически нетронутую тарелку обратно.

— Мы можем отправиться, когда вы будете готовы.

Она протянула ему такую же нетронутую тарелку.

— Я уже готова. Только позволь мне для начала посетить ванную.

Она мгновенно исчезла. Тим повернулся ко мне.

— Почему ты не сказала мне, что она так хороша? Все это время ты давала мне понять, что она конкретная сука.

— Я тебе сто раз говорила, что она не сука. Это ты так решил после разговора с ней по телефону. И я думаю, что она хороша сейчас только потому, что ты увидел ее и хочешь затащить в постель!

Тим сделал серьезное лицо:

— Эжени, эта не та женщина, с которой можно провести одну ночь. Она богиня среди женщин.

— Невероятно, — ответила я.

Когда Лара вернулась, я заметила, что она нанесла помаду и привела в порядок волосы.

— Все готово.

Я хмуро посмотрела на грязные тарелки.

— Не забудь помыть посуду, когда вернешься! — окликнула я его, когда они направились к двери.

— Не забудь заработать на жизнь, пока нас не будет! — откликнулся он. — Эта ипотека не оплатит себя сама.

— И ни один из вас, — пробормотала я.

Но они уже ушли, потерялись в муках увлечения. Принимая во внимание все, что случилось в моей жизни, можно было решить, что ничто не удивит меня больше. Очевидно, я была не права.

Отвернувшись, я принялась мыть посуду сама, решив, что это именно то, что нужно моей сверхъестественной заднице.

7

Я подписала налоговую декларацию и оставила на проверку, прежде чем ушла. Подразумевалось: я обязана. Люди, работающие на себя, всегда обязаны. Заслугой Лары было то, что сумма оказалась небольшой, так как она тщательно вела мои документы. Но, увидев ее, убегающей с моим соседом, я решила: хорошо, что наши рабочие отношения не предполагают проверок.

Она также до отказа заполнила мой рабочий день, что оказалось полезным. Плотный рабочий график отвлекал мое внимание от Дориана (в основном) и происходящего в Мире Ином. Я дралась с таким ожесточением, будто вместо каждого монстра или призрака со мной боролась Катрис. Это делало меня более грубой. Это проявлялось не в действиях. Только в моих мыслях.

Мое последнее задание было самым сложным, несомненно запланированное так специально, чтобы я не выполняла легкие задания уставшая и раненая. Правда, я все же устала, но беспокойство о Дориане поддерживало во мне критический уровень адреналина, и только я знала, чего мне стоило выполнение последнего задания. Подходя к дому клиента, я не могла перестать задаваться вопросами — почему Волузиан еще не явился ко мне с докладом? Разве битва еще не закончилась?

Нервная девушка открыла дверь и представилась Дженной. Она была той, кто позвонил, хотя и не совсем от своего имени.

— Она в гостиной, — шепнула мне Дженна, впустив в фойе.

Ее глаза широко распахнулись от страха.

— Просто сидит там. Смотрит.

— Она говорит? — спросила я. — Отвечает на ваши вопросы?

— Я... но... это не она. Я знаю, что это кажется бессмыслицей. Люди на работе думают, что она просто чокнулась. Я единственная из всех, кто все еще разговаривает с ней. Она вот-вот потеряет работу, но...

Дженна покачала головой.

— Клянусь, это просто не она.

— Вы правы.

Я взяла свою палочку в левую руку и серебряный кинжал в правую.

— Она...

Голос Дженны стал еще тише.

— Она одержима?

— Не совсем.

Лара предупреждала меня об этом. Первоначально выглядело все, как одержимость, но после становилось ясно, что это не так.

— Это фетч. Это как... я не знаю. Ее клон. Подобие.

— Тогда... Что случилось с Реган?

Я заколебалась.

— Не знаю.

Мне не хотелось говорить, что, вероятнее всего, Реган была мертва. Это было обычной судьбой жертв фетчей. Как правило, они покидают полностью опустошенную жертву, высосав из чужой жизни всю энергию и великодушие. Если он был все еще здесь, шансы Реган остаться в живых немного увеличивались.

— Возможно... э-э, когда мы найдем Реган, она будет не в лучшем состоянии.

Я пошла по коридору на звук телевизора в гостиной. Я сжала в руках оружие и приготовилась.

— Что я должна делать? — спросила Дженна.

— Подожди снаружи. Не входи внутрь, пока я не скажу тебе — несмотря ни на что.

Когда она оказалась на безопасном расстоянии, я направилась дальше. В гостиной я обнаружила женщину, которая сидела совершенно прямо на диване и смотрела телевизор, аккуратно сложив руки на коленях. В ее карих глазах была пустота, что говорило о том, что она на самом деле ничего не видит. Она даже не заметила моего прихода. Оглядев гостиную, я оценила пространство и возможности для боя. Я так же заметила пару фоток на стене, групповые снимки улыбающейся Дженны и брюнетки, выглядевшей в точности, как та, что сидела на диване.

Сравнив их, я признала, что Дженна оказалась права. Это была не Реган.

— Где Реган? — спросила я.

Фэтч не смотрела на меня.

— Я — Реган.

— Где Реган? — повторила я строго. — Что ты сделала с ней?

Пожалуйста, пожалуйста, пусть она будет жива.

На этот раз фетч повернула голову, эти холодные глаза дюйм за дюймом оглядели меня и мое оружие.

— Я сказала вам. Я — Реган.

Я несколько мгновений рассуждала, что же делать. Убив фетча, не зная место нахождения Реган, я сделала бы следующую часть задания еще более сложной. Фетч продолжала наблюдать за мной. Было заметно, что она осознала исходящую от меня угрозу.

Я должна была отправить ее прямо сейчас, делая ставку на то, что фетчи обычно держали своих жертв поблизости.

Я вытянула свою палочку и начала произносить слова, которые отправили бы это существо обратно в Мир Иной. Эти слова достаточно сильны, чтобы изгнать фетча и, как правило, действенны для того, чтобы удержать его от возвращения обратно. Я только собралась наладить связь с Иным миром, как она напала.

Фетч не превратилась в свою истинную форму, когда набросилась на меня. Скорее, она стала чем-то средним. У неё по-прежнему было лицо Реган, но какого-то болезненно-зеленого оттенка. Ее глаза стали больше, темнее и выглядели более вытянутыми. Ее руки и ноги стали слишком большими... и с когтями.

Она бросилась ко мне со всех сил, прижимая к стене, к счастью, свободной от мебели. Я уперлась коленями ей в живот, чтобы отстраниться от ее когтей, которые пытались вцепиться мне в лицо и шею. Она отлетела немного назад, но мне этого оказалось достаточно для маневра. Я качнула серебряным лезвием, и она отпрянула. Железо смертельно для большинства джентри, но для всех остальных существ действеннее серебро.

— Скажи мне, где Реган, — сказала я, продвигаясь вперед. — Скажи, и я просто изгоню тебя в Мир Иной. Если будешь сопротивляться — умрешь.

Я всегда поддерживала равновесие: оружие готово к атаке, в то время как часть моего сознания сосредоточено на связи с Миром Иным. Татуировка Гекаты, змея на моем плече, начала покалывать.

Фетч решила, что моя угроза не серьезна, и бросилась ко мне. Я увернулась, ожидая повторной атаки. Фетчи могут копировать кого-то, но их стилем борьбы была в основном грубая сила. Мой кинжал поранил ей руку, и она зарычала от боли, оскалив клыки, с которых капала зеленая слюна. Он причинил ей боль, но не замедлил, и она опять бросилась ко мне. Я в очередной раз увернулась, но забыла, что было за моей спиной, и болезненно врезалась в застекленный шкаф.

Я вздрогнула, и она воспользовалась преимуществом, нацелив на меня эти когти. Я едва избежала их, сумев отклониться в сторону, и поспешила на другой конец комнаты. Изгоню, решила я.

Я просто держалась на расстоянии и проводила обряд изгнания. Мне требовалась всего пара минут... и остаться в живых. Я начала повторять слова, чтобы вышвырнуть ее из этого мира, слова, которые не следовали каким-то древним правилам, так как мои намерения были ясны. Она замерла ненадолго, понимая, что я делаю, и, казалось, просчитывала варианты.

Круг. Я должна была нарисовать круг защиты по всему дому. Существовала вполне реальная возможность, что она попытается сбежать. Это, а также мое убийство, были ее единственными вариантами. Первое, вероятно, будет легче, и позволит освободить Реган. Но я не хотела позволять этой фетч свободно разгуливать по миру. Мне необходимо было отправить ее обратно.

Сила возросла во мне, и через палочку потекла к ней. Это был ее последний шанс действовать... или, как выяснилось, бросить в меня журнальный столик.

Признаюсь, я не предвидела, что произойдет — буквально или фигурально. Однако, следовало бы. Мебель, обстановка, независимость... все являлось честным в бою. Фетчу не было никаких оснований рассчитывать только на рукопашный бой, а мой кинжал дал ей основание для атаки на расстоянии. Журнальный столик был простым гладким кругом на железных ножках. В обрамлении из древесины было бы лучше. Рама не дала бы стеклу так разлететься. У стола не было ничего, что бы остановило его, кроме меня. Я пыталась отпрыгнуть с его траектории, спасая голову и лицо. Я не была достаточно далеко, когда он врезался в стену и разбился. Жгучая, жалящая боль прошла через спину и левую руку, где прошло и, несомненно, осталось в теле стекло.

Мое чувство самосохранения удерживало меня от болезненного перемещения, но моя связь с Миром Иным прервалась.

Фетч поняла это и прыгнула вперед, рискуя напороться на кинжал, так как надеялась, что я слишком растерялась и пострадала от стекла, чтобы остановить ее.

Это было не так. Я никогда не опускала своего оружия, и мой кинжал был наготове и ждал, когда она подойдет. Я вонзила его ей в сердце и начала изгнание вновь. За все годы, что я обладала силой и провела в Мире Ином, проводить эти изгнания стало легче. Не легко, но легче. Были моменты, когда я не могла одновременно отталкивать фетча кинжалом и изгонять его.

Но теперь сила текла сквозь меня, отбрасывая фетча от моего ножа. У нее не осталось времени как-то среагировать — атаковать или бежать. Магия обхватила ее, и она исчезала на моих глазах, растворяясь в сиянии, пока не осталось ничего. Я не знала, какова степень ее ран от кинжала. Я могла запросто отправить ее обратно, чтобы умереть. Или, она могла остаться в живых и преследовать меня в Мире Ином, как пытались другие. Я не беспокоилась. Мои способности были одинаковыми в обоих мирах, но моя магия была чуть сильнее там, особенно в Терновом Царстве.

Я с облегчением вздохнула и, заткнув оружие обратно за пояс, поспешила к выходу. Дженна сидела на лужайке с бледным от волнения лицом. Она подскочила, едва увидев меня.

— Что случилось? Она в порядке?

— Я не уверена, — сказала я, вытирая пот со лба.

Моя рука окрасилась кровью.

— Мы должны найти ее. У нее есть подвал?

— Нет.

Дженна последовала за мной внутрь, а затем остановилась.

— Боже мой... Ваша спина...

— Ничего. Я займусь ею позже.

— По крайней мере...

Она потянулась к точке между моим плечом и лопаткой, и поморщилась. Я вскрикнула от боли, глядя как она достала огромный кусок неровного стекла.

— Кровотечение... действительно, плохо.

— Я в лучшей форме, нежели Реган, — сказала я резко, стараясь не обращать внимание на боль и то, что осколок, который она достала, был весь в крови. — Без подвала. Шкафы? Чердак?

— И то, и другое.

Мы проверили шкафы — бесполезно, Дженна просунула голову в крошечное пространство чердака. Тем не менее, ничего.

— Дерьмо, — выругалась я.

Мне не следовало позволять фетчу уйти, не узнав местоположение Реган. Что если Реган не было поблизости? Что если фетч нарушил свои привычки и спрятал свою жертву далеко от дома?

Дженна выглядела побежденной, как я и чувствовала, потом голова ее поднялась вверх.

— Сарай. Там сарай на заднем дворе.

Мы мигом вышли через заднюю дверь, дернули дверь маленького садового сарайчика, который, к счастью, оказался открыт. Там, свернувшись на земле в позе эмбриона, была Реган. Дженна испустила сдавленный крик, и мы обе бросились на землю. Дженна приподняла Реган, пока я осторожно ее трясла.

— Реган, Реган. Проснись. Пожалуйста, проснись.

Несколько мгновений я опасалась худшего. Потом глаза Реган распахнулись, выражение стало испуганным и растерянным. Ее дыхание перешло в короткие всхлипы, и она тщетно попыталась сесть самостоятельно. Ее неудача меня не удивила. Когда фетч завладевает чьей-либо жизнью, он погружает двойника в некую магическую кому. Для этого не требуются веревки или наручники, просто жертва становиться неподвижной и молчаливой. То, что Реган очнулась, подтверждало отсутствие фетча, но девушка провела дни без еды, воды и движения.

— Она обезвожена, — сказала я.

Изучив состояние Реган, я пришла к выводу, что здесь не ограничишься несколькими стаканами воды.

— Давай отвезем ее в больницу.

Дженна ехала с Реган, лежащей поперек заднего сиденья. Она практически не говорила, только изредка стонала. Между тем, сидя на пассажирском сиденье, я попыталась вытянуть битые стекла со своей спины и оттереться влажными детскими салфетками. Кровь с моего лица была стерта, как и с большинства тела, когда мы добрались до отделения скорой помощи, но мне не хотелось отвечать на вопросы о том, что со мной случилось. Я позаимствовала джинсовую куртку Дженны, полагая, что нескольких царапин на моем лице не достаточно для привлечения внимания.

Мы сказали сотрудникам, что Реган находилась в депрессии и морила себя голодом. Мы пошли еще дальше, сообщив, что не видели ее в течение нескольких дней, обнаружив лишь сегодня. Так как не было синяков или иных признаков насилия, они поверили нам на слово и поспешили подключить ее к капельницам. Мы бы, вероятно, также получили свою дозу терапии, но сейчас это было не так важно.

Мы с Дженной ждали за пределами палаты Реган, пока медсестра заканчивала крепить необходимые трубки, а врач проводил дальнейший осмотр. После того, как все было сделано, они разрешили нам войти и сообщили, что тело Реган нуждается в восстановлении после голодания. Я не собиралась возвращаться с Дженной. Теперь, когда Реган была в безопасности, моим планом было поймать такси, добраться до своей машины и отправиться домой, вымыться перед скачком в Мир Иной. Лара могла бы выставить счет этим девушкам позже.

— Подождите, — окликнула Дженна, прежде чем врач и медсестра ушли. — Моя подруга разбила окно, чтобы попасть в дом Реган, и получила порезы.

Я покачала головой.

— Нет, на самом деле, я в порядке...

Я закрыла рот, проследив за взглядами. Даже мне было видно, что левый рукав джинсовки весь пропитался кровью. Против такого аргументов не было. Дженна осталась с Реган, а меня провели в кабинет скорой помощи. Медсестра задернула штору, и я сняла с себя рубашку. Брови врача взлетели вверх.

— Разбили окно? Чем, своим телом?

Он позвал еще одну медсестру, которая стала помогать вытаскивать стекло и дезинфицировать порезы.

— Я швырнула камень, — ответила я. — Но отверстие оказалось маленьким, а времени сделать его больше не оставалось. Нужно было срочно добраться до Реган.

— Благородно, — сказал доктор, сосредоточив внимание на большой ране на плече. — Только глупо.

Кто-то с лучшим знанием физики понял бы, что мои раны не соответствуют тем, которые я могла получить, пролезая через зубчатое отверстие в окне. К счастью, таланты этой группы были в другом. Множественные царапины были обработаны болезненными антисептиками и перевязаны бинтами. На большую рану потребовалось наложить значительное количество швов.

Я беспокоилась все это время, желая поскорее вернуться и узнать, что случилось с Дорианом. Как бы то ни было, медперсонал был тщателен в своей работе. Я решила, что следует быть благодарной за то, что они позволили мне уйти, не оставив на более длительный срок. Я была ходячей больной — в плохой форме, но без угрозы для жизни.

— Вот, — сказал доктор, прежде чем отпустить меня.

Он нацарапал рецепт и передал мне его вместе с кипой бумажек с инструкциями по уходу и очищению ран.

— Антибиотики. Принять сегодня вечером.

— Сделаю, — сказала я бодро.

— Я именно это имею в виду. Я знаю ваш тип. Считаете, что непобедимы, но каждый может занести инфекцию. Получите лекарства. Чистые повязки на порезы.

Он был прав в том, что касалось моих мыслей о непобедимости. У меня и прежде были швы и раны, моя джентрийская кровь обычно ускоряла заживление. Но я смиренно кивнула, обещая повиноваться.

— Хорошо, — сказал он, проводив меня в комнату ожидания. — В следующий раз консультация у вашего врача через неделю. Я думаю, ваш водитель там.

— Мой водитель?..

Я осмотрела комнату и застыла, когда увидела знакомое лицо.

— Мама?

Прислонившись к стене, она тревожно оглядывалась, изучая всех в комнате. Заметив меня, она практически подбежала, панически поглядывая на мои бинты. У меня не было пальто, и майка открывала все мои боевые ранения.

— Эжени! Ты в порядке? Что на этот раз?

Из-за этого доктор деланно фыркнул, прежде чем уйти.

— Я в порядке, — ответила я автоматически. — Что ты здесь делаешь?

— Я в твоих экстренных контактах. И это не порядок.

Я все еще была ошеломлена от того, что увидела ее. Мне казалось, мы не виделись так долго. Века.

— Теперь, — изумленно сказала я, — все прошло. И у меня есть все эти... вещи.

Я махнула стопкой рецептов. Она откинула темные волосы с лица, выражение которого было усталым и растерянным, когда мы направились к машине.

— Это никогда не становится проще. Ни с тобой, ни с ним.

Я искоса на нее взглянула.

— Он знает, что ты здесь?

— Нет, — сказала она, доставая ключи. — Не то чтобы имело значение, даже если бы и знал. Ничто не могло остановить меня, когда они мне позвонили. Я думала... Ну, я никогда не знаю, что думать...

Я не могла взглянуть на нее, осторожно садясь в автомобиль. Мои глаза наполнились слезами. Я скучала по ней так сильно. Я скучала по ней, ну... безумно. Многие люди заботились обо мне, но это было не то же самое. Плюс ко всему, я чувствовала себя ужасно из-за того, что заставила ее волноваться. И из-за меня она подвергала себя неприятностям с Роландом.

Я поспешно провела рукой по глазами, обернулась к ней, когда мы вышли на автостоянку.

— Когда ты получила очки? — удивилась я.

Изящная проволочная оправа покоилась на лице, так похожем на мое. Это был наш особый колорит. Мои рыжие волосы и фиалковые глаза достались мне от короля Бурь

— Несколько недель назад. Они лишь для ночного вождения.

Я отвернулась в сторону, опасаясь, что слезы вернутся. Очки. Такая глупость. Но были времена, когда я знала о каждой мелочи в ее жизни. И так много разделяло нас сейчас. Мои спутанные, виноватые мысли зашли в тупик, когда она свернула к аптеке в нескольких кварталах от больницы.

— Мама, нет, я должна вернуться к своей машине и...

— Ты можешь достаточно скоро вернуться к своей опасной жизни. Но сейчас не мешай мне.

— Это не моя постоянная аптека, — сказала я раздраженно.

Она скользнула взглядом по инструкции.

— Да, хорошо, я уверена, парочку бинтов стоит взять про запас.

— Ты ТАКАЯ... мама!

Она подняла глаза, в которых сверкнул огонек. Это напомнило мне о том, как когда-то все было между нами.

— Я твоя мама.

Я угрюмо последовала за ней, пока мы ждали рецепт, и она заставила меня взять пакет с марлей, бинтами и другими средствами первой помощи. У меня уже было их предостаточно, но она не уснет спокойно, пока сама не увидит все это в моих руках.

— Я действительно ценю, что ты приехала, — призналась я, пока мы ждали. — Это... это так приятно, снова тебя видеть.

Выражение ее лица смягчилось.

— Здорово видеть тебя, детка. Я скучала по тебе.

— Полагаю, что Роланд не простил меня?

— Это чуть сложнее, — сказала она мне. — Он все еще любит тебя. В самом деле. Но он беспокоится. И ему не нравится твое нахождение... там. Мне тоже.

Я отвела глаза. Я знала, что и она тоже — имелись веские причины. Мое появление было результатом того, что ее пленили и изнасиловали в Мире Ином. Она годами скрывала эту информацию от меня, пытаясь уберечь от своих мучений и страданий, которые, как она считала, несло это место.

— Ну, это тоже сложно. Я должна быть там. Я знаю, вы, ребята, не одобряете это, но люди рассчитывают на меня. Они не все такие, как вы думаете. Я не могу подвести их. Они... Они умирают ради меня.

— Есть мужчина, который участвует в этом?

Я хотела ответить легкомысленно, но затем выбрала честность.

— Да.

— Очевидные проблемы в сторону... Он бы мне понравился?

Я пыталась представить мою маму, встречающуюся с Дорианом, и не смогла сдержать легкую улыбку.

— Вероятнее всего, нет.

— Ты больше не разговаривала с Кийо?

Я резко подняла глаза, и моя улыбка исчезла.

— Между нами все кончено. Он подвел меня. Ты знаешь это. Этот другой парень... он не подведет.

Я была спасена от продолжения разговора, когда в конце концов назвали мое имя. Я положила рецепты в мой аптечный пакет, и была рада, что моя мать не стала развивать тему моей личной жизни. Также, в равной степени я была благодарна, когда она подбросила меня к дому Реган. Меня бы не удивило, если бы она оставила меня небрежной заботе Тима. Предстоящий отъезд мамы оставлял во мне противоречивые эмоции. После продолжительного расставания, мне хотелось остаться и смотреть на нее, упиваясь родными чертами, которые я так любила. Я хотела, чтобы она обняла меня, чтобы моя мама позаботилась обо всем. И все же... всегда, всегда Мир Иной давил на меня. Я не могла позволить себе роскоши остаться маленькой девочкой прямо сейчас. Не могла позволить себе быть ее дочерью.

— Спасибо, — сказала я, дав ей осторожно себя обнять, как могла только она. — Спасибо тебе за... я не знаю. За все.

Она держала меня в объятиях несколько минут, и затем поцеловала в лоб.

— Нет ничего, за что ты должна благодарить меня. Лишь будь осторожна.

Она разомкнула объятия.

— Делай то, что сказал доктор. И, ради Бога, не попадай туда еще раз. Я не хочу повторного вызова.

— Постараюсь, — ответила я.

Это заставило нас обоих улыбнуться, в основном из-за того, что мы знали — мне было бесполезно пытаться держаться подальше от неприятностей.

— И скажи Роланду...

Я не смогла закончить, но она кивнула.

— Я знаю.

Я оставила ее, погрузив свою добычу в машину, и поехала домой. Реган жила недалеко, около десяти минут езды. Время пролетело быстро. У меня было столько вещей, о которых нужно было подумать, что когда я добралась домой, не могла вспомнить, как это произошло.

Автомобиль Тима был припаркован у входа — как и Лары. Я вышла из машины, издавая жалобные стоны, с беспокойством предполагая, что обнаружу внутри. Увидеть их обоих голыми на моем кухонном столе было бы совсем не круто.

Вместо этого они обнимались на диване в гостиной, глядя фильм. Все выглядело невинно, но некоторые вибрации заставили меня подозревать, что просмотрели они немного. Я в отчаянии покачала головой.

— И это моя жизнь? — пробормотала я, бросая сумку на стойку.

— Ты что-то сказала? — отозвался Тим.

Двери между гостиной и кухней в основном открыты. Он приглушил фильм.

— Ничего важного.

— Мы думали, тебя не будет целую ночь, — сказал он.

Я была уверена, что в его голосе были обвинительное нотки.

Я открыла буфетный шкафчик, осматривая еду. Я вдруг проголодалась.

— Ну, это просто. Я исчезну достаточно скоро, как только пообедаю.

Лара повернулась и взглянула через спинку кушетки.

— Крекеров Поп-Тартс не... Боже мой! Что с тобой произошло?!

Тим также заметил мои бинты. Но в отличие от Лары, он не был так потрясен — он много раз видел, в каком состоянии я возвращалась после схваток, — но волнение стало его идеей фикс.

— Что произошло?

— Погашение ипотеки.

Я положила два черничных Поп-Тартс в тостер.

— Разве это не то, что ты сказал мне делать?

— Иисусе, Эжени, я не...

— Забудь об этом, — сказала я ему. — Все в порядке. Но ты будешь должна отправить счет Дженне Бенсон, Лара. Я не смогла забрать.

Лара кивнула, не сказав ни слова, все еще ошеломленная тем, как выглядит моя жизнь в реальности. Я налила воды и запила антибиотик, пока ждала Поп-Тартс. Как только они приготовились, я ушла к себе в комнату, быстро перекусила и собрала сумку на ночь. Пока я паковалась, мой взгляд упал на полусобранный паззл на столе. Я вздохнула. Как давно я начала его складывать? Месяц назад? Я любила паззлы. И обычно тратила на складывание одну ночь.

Я практически закончила собираться — даже упаковала средства первой помощи из-за чувства вины перед мамой, — когда понизилась температура. Тревожное, еще невидимое присутствие, наполнило комнату, и вскоре передо мной появился Волузиан. Я едва не уронила сумку.

— Повелительница, — произнес он, изогнувшись в неком подобии поклона. — Я пришел доложить о битве.

8

Последовала долгая пауза, в течение которой я ждала с надеждой. Я поняла, что Волузиан наслаждался этим. Он не собирался усердствовать, пока я не спрошу, так как хотел насладиться моими мучениями.

— Черт побери! Скажи же мне, что произошло!

На лице Волузиана возник некий намек на удовольствие, что, как я подозревала, было наиболее похоже на улыбку, чем когда-либо.

— Дубовый король... — я затаила дыхание. — жив.

— Слава Богу.

Правда, вспомнив о своих ранах, я поняла, что "жив" может означать многое.

— Он пострадал?

— Он цел и невредим.

Я с благодарностью опустилась на кровать, зная, что все эмоции написаны на моем лице. Я ненавидела выказывать что-то подобное перед Волузианом. Хотелось поддерживать образ могущества. Но все же эта ситуация была слишком важной. Страх и беспокойство за Дориана и сражение скрутились во мне в тугой узел, который лишь сейчас начал ослабевать.

— Что насчет остальных? Кто победил?

— Ваши войска, госпожа.

Снова облегчение затопило меня. Мы победили. Дориан в порядке.

— Потери?

— Неизбежны, разумеется.

Волузиан казался не особенно обеспокоенным, правда, он никогда сильно ни о чем не беспокоился.

— Смерть и травмы с обеих сторон. Земли и города Дубового Царства остались нетронутыми.

Последнее было хорошей новостью. Но смерть и повреждения? Нет, я этого не любила. Я хотела знать конкретные цифры, но в данный момент это не имело значения. И одной смерти было слишком много. Всю статистику, что мне нужна, я получу достаточно скоро от Дориана. Я собиралась поблагодарить Волузиана, но наши отношения были не такими.

— Возвращайся в Дубовое Царство. Скажи Дориану, я скоро там буду.

Волузиан слегка кивнул в подтверждение. Я ожидала, что он немедленно исчезнет, но он задержался, его глаза слегка сузились.

— Моя повелительница также участвовала в битве сегодня.

Я немного передвинулась, и стали видны бинты, обхватывающие мое плечо и спину.

— Да, я сражалась с фетчем.

— Который нанес вам сильные повреждения.

— Похоже на то, не так ли?

— Но не достаточные, чтобы убить вас.

Взгляд, которым я его одарила, оказался красноречив.

— Жаль, — сказал он и исчез.

— Черт побери, — пробормотала я.

Я осталась, где была, уставившись в пространство. Мне нужно было перенестись на землю Дориана поскорее, но на несколько минут я позволила новостям рассортироваться в моей голове. Вот только меня снова отвлекли.

Иная магия захлестнула меня за несколько секунд до того, как прозвучал голос:

— Вы могли бы завершить это проще, знаете ли.

Я вскочила с постели, когда призрак из гор появился передо мной. Мысленно я проклинала себя, что уже убрала свое оружие, так как со времени начала моего царствования, нападения на дом уменьшились, давая ложное чувство защищенности. Это была моя лень. Глупость. Не заботясь о тщательно упакованных вещах, я перевернула сумку, все из нее вытряхивая. Схватила палочку, ожидая, что призрак бросится на меня.

Вместо этого она просто парила в воздухе, лицо пустое.

— Не нужно было возвращаться, — сказала я, приготовившись и направив палочку.

Уставшая, я все же ощутила, как изгоняющая магия покалывает внутри меня.

— Нужно было держаться подальше.

Она оставалась неподвижной и безразличной к угрозе, что я представляла.

— Я же сказала, я не могу. Мне нужна ваша помощь.

— И я ответила, что помочь не могу.

— Зато я могу вам помочь, — сказала она. — Я могу помочь найти Железную корону.

Магия внутри меня замерла, а потом и вовсе пропала. Я с опаской на нее посмотрела.

— Откуда ты знаешь об этом?

Она слегка пожала плечами.

— Я следила за вами.

Я снова начала изгнание, быстро осмыслив ее слова. Конечно, она могла следить за мной. Она была сильным призраком, из тех, кто может беспрепятственно переносится между этим и Миром Иным также легко, как я видела, она перемещается здесь. Магия Мира Иного, скрывающая множество духов, делала ее обнаружение там сложнее. Следить и шпионить будет легко.

— Мы покончим с этим, — сказала я.

Сила потекла в палочку, но она не шевельнулась.

— Железная корона, — повторила она. — Я знаю, где она находится. Я могу отвести вас.

Я снова прервала изгнание и вспомнила то, что сказал Дориан.

— Призракам туда путь закрыт.

— Да, — согласилась она. — Но я знаю отправную точку. Вы же не знаете даже этого. Я могу отвести вас туда, и вы можете продолжить остальной путь по собственному усмотрению.

— Я тебе не верю. У меня нет никаких оснований для этого. Ты можешь просто использовать меня в своем маленьком расследовании, а затем исчезнуть.

В конце концов это вызвало эмоции. Гнев мерцал в этих бледных глазах.

— Маленькое расследование? Это моя семья! Их жизнь! Они значат все для меня.

— Значили, — поправила я. — Нужно, чтобы ты порвала связи с этим миром.

Ее губы сжались в прямую линию, как если бы она боролась с собственными эмоциями.

— Сначала я отведу вас туда. После того, как вы добудете корону, вы поможете мне. Я поймаю вас на слове. Вы ничего не теряете.

— Ничего, кроме собственной жизни, — пробормотала я. — Корона ничего не даст мне, за исключением участия в большой смертельной авантюре. Я даже не верю сумасшедшей логике Мастэры.

— Другие духи говорят, что можно сделать то, что она говорит, — сказал призрак. — Они древние. Они помнят это.

Ну, по крайней мере, это был ответ на один из моих вопросов. Отвлекаясь от сомнительных свойств короны, я поняла, как призрак может знать о чем-то столь древнем. Печаль, которая связывала ее с этим миром, могла сделать ее сильной, но она показалась мне совсем молодым призраком, который вряд ли знает что-то о легендарных артефактах.

— Это все смешно, — сказала я. — Пришло время тебе уйти.

— Это так, — согласилась она. — Подумайте о моем предложении. Призовите, когда будете готовы. Мое имя Динна.

И так же легко, как она пришла, она исчезла, переборов изгнание. Правда, это в меньшей степени связано с моими умениями, чем с моими сомнениями. Её слова пробудили что-то во мне. Крошечные искры интереса, неужели может существовать какой-то дурацкий способ покончить с этой войной. Если легенды правдивы. Если Динна не солгала. Если я не умру в одиночестве в этом опасном путешествии.

Помотав головой, я еще раз отругала себя за то, что отпустила ее. В следующий раз. В следующий раз я отправлю ее в Потусторонний мир сразу же, как только увижу ее лицо. А сейчас я должна идти к Дориану. Я потратила впустую слишком много времени. Торопливо я собрала заново свою сумку и отправилась дальше.

Тим и Лара все еще сидели в гостиной. Поняв, что означает сумка, Тим снова убавил телевизор с нехарактерным для него видом озабоченности на лице.

— Эж… ты не думаешь, что поход в Волшебную страну плохая идея после того, как тебе надрали сегодня зад?

— Это ты не видел того парня.

Я осторожно перевесила сумку на здоровое плечо, подальше от спины.

— Более того, как бы печально это не было, я думаю, я в большей безопасности там, нежели здесь.

Он вздохнул, и я не могла не улыбнуться. Я взглянула на Лару.

— Я вернусь, как только смогу.

Ее лицо было таким же серьезным, как и у Тима.

— Я не думаю, что у нас хватит заряда.

Я рассмеялась.

— Наверное, нет.

Я покинула их через портал, который открывался возле Дориана. В его замке у меня тоже был якорь, и переход через ближайшие врата потянул меня к нему. Я появилась в небольшой пустой комнате, которую Дориан предоставил специально для якоря. Даже когда я ранена, у меня нет трудностей с переходом. Давным-давно, я даже не могла перейти в своей человеческой форме. Я приходила в качестве тотема моего духа — черного лебедя. Сейчас же, прийти сюда так же легко, как переступить через дверной проход. Моя сила на самом деле выросла, чего и боялись Кийо с моими родителями.

Не успела я отойти подальше от смежного зала, как меня отыскал слуга.

— Ваше Величество, — пробормотал он отвешивая неуклюжий поклон, — Король ожидает Вас.

— Тогда сопроводите меня к нему, — произнесла я

Ужин давно закончился, и Дориан был в одной из своих прекрасных гостиных, окруженный горсткой советников и генералов. К моему удивлению, Мастэра стояла в углу, наблюдая, а не участвуя в собрании. Лицо Дориана было спокойным и собранным, когда он разговаривал с другими, но выражение его немного изменилось, когда он увидел меня.

— Эжени!

Несколькими шагами он пересек комнату. Что-то прорвало внутри меня, что-то, что было так, так радо видеть его живым и здоровым. Невзирая на отчет Волузиана, мне нужно было самой увидеть Дориана живым. Мое сердце переполнилось чувствами, и я наплевала на свое неприятие обычаев джентри. Я бросила сумку и обвила руками шею Дориана, ища его губы, даже прежде, чем его руки едва коснулись меня. Он сжал мои бедра, пока мы целовались. Сила этого поцелуя охватила мое тело и заполнила его жаром, пока я прижималась к нему. Внезапно стало понятно, почему джентри иногда чувствовали потребность заняться сексом на публике.

Но такой возможности мне не представилось, потому что руки Дориана сдвинулись на мою талию и замерли, когда он нащупал повязки. Он резко отстранился, изучая меня с удивлением. На мне до сих пор была та же майка, дававшая полный обзор работы врачей.

— Черт возьми, женщина! — воскликнул он. — Что случилось?

Я беззаботно пожала плечами, как мог бы он.

— Вступила в схватку. С фетчем.

Он уставился на меня.

— Она бросила в меня стол.

Дориан посмотрел мимо меня на слугу, который сопровождал меня в комнату.

— Найди целителя.

— Нет, не надо, — сказала я.

Парень заколебался, глядя между нами, разрываемый между двумя командами.

— Тебе нужны целители для армий. Это выглядит хуже, чем есть на самом деле.

Это была не совсем правда. Действие болеутоляющего заканчивалось, заставляя раны болеть и чесаться. Я не могла выкинуть из головы слова Волузиана о ранах и смерти. Я не забрала бы ни одного целителя у армии. Я предупреждающе посмотрела на Дориана.

— Все в порядке.

Он вернул мне взгляд, удерживая нас в недолгом поединке сил воли.

— В порядке, — повторил он.

Он взглянул на слугу.

— Она говорит все в порядке. Не стану подвергать сомнению слова своей леди. Присоединяйся к нам, дорогая. Полагаю, твой мелкий жалкий любимец описал тебе общую картину?

Мне быстро принесли стул, и я присоединилась к собравшимся. Детали представляли для меня смазанное пятно. Я не была стратегом, не в такой войне. Поединки "один-на-один" были моей темой. По большей части я слушала группу, не всегда понимая, когда они изучали карты, обсуждали передвижения армий и стратегические цели. Границы и территории с ресурсами, такие, как мои медные рудники, казалось были приоритетными в вопросах защиты, что явилось единственной частью того, что я действительно поняла.

Часть, которая действительно привлекла мое внимание, — итоги битвы. Сражение длилось долго, даже не смотря на то, что наша превосходящая численность обеспечила нам победу с самого начала. Города и пища были в безопасности. Кратко было подсчитано число жертв. Дориан и его советники казались им довольны, рассматривая его как низкое. Полагаю, если учитывать обычные проценты, имеющие место в армии, таким оно и было. Однако.... люди погибли. Джентри или нет, не важно. У них были семьи, люди, которые их любили. Люди, которые будут скорбеть. У меня разболелся живот.

Собрание завершилось планированием нашего следующего шага, я автоматически согласилась с этими планами во время обсуждения. Все разошлись по кроватям, кроме меня, Дориана и Мастэры. Довольный, лаконичный взгляд Дориана, который он использовал для своей команды, разом исчез, как только последний человек исчез из нашего поля зрения. Он повернулся ко мне, в его красивых глазах полыхал гнев.

— О чем ты думала? Предполагалось, что только я должен был сегодня столкнуться с армией. Не ты.

— Я и не сталкивалась, — возразила я. — Это был всего лишь фетч. Я не упоминала стол?

— Ты превращаешь все это в шутку.

— Не больше, чем ты обычно.

Я нахмурилась.

— И это все мелочи... мелочи по сравнению с тем, с чем тебе и остальным пришлось столкнуться.

Его выражение изменилось.

— У нас была великая победа.

— У нас разные представления о победе, — с грустью сказала я.

Мой взгляд задержались на Мастэре, которая пристально наблюдала за нами.

— Что вы здесь делаете?

Она, казалось, расценила мой вопрос как приглашение и придвинула поближе стул.

— Ожидаю вас, Ваше Величество. Я чувствовала, что вы придете.

Я фыркнула.

— Волузиан доложил, что я иду.

Комментарий не беспокоил ее.

— Вы прибыли, чтобы обсудить Железную корону.

— Вряд ли.

Тем не менее, я поняла, что нахмурилась, пока сумасшедшие мысли кружились в моей голове. Дориан выгнул брови от удивления.

— Это правда? В последний раз ты ясно выразила свои чувства по этому поводу.

— Они действительно не изменились, — призналась я. — Я все еще не вижу смысла во всем этом. Кроме ну... сегодня ко мне приходил призрак.

— Призраки всегда к тебе приходят.

— Да, да. Но она одна утверждала, что может привести меня к короне. Или, вернее, к месту нахождения. Она нуждается в помощи и предложила это сделать в обмен.

Мастэра вытаращила глаза и наклонилась вперед.

— Вот оно! То, что я видела! Она приведет вас к короне.

— Если предположить, что этот призрак не является частью чьего-то замысловатого плана по убийству меня, — сказала я. — Это будет не в первый раз.

— Нет, нет, — сказала она. — Это реально, я чувствую. Я видела вас коронованной.

Дориан бросил на нее острый взгляд.

— Достаточно, не имеет значения, если этот призрак говорит правду. Я не отправлю Эжени в ужасное место.

— Эй, тебе не отослать меня куда-либо, — возразила я.

Он закатил глаза.

— Пожалуйста. Не начинай разыгрывать задетую гордость по поводу твоих способностей. Ты великий воин, я это признаю. Ты побеждаешь фетчей, и столы, и прочих разных злодеев. Но это... нет. Риск слишком велик, и я не смогу тебе помочь.

— Но Ваше Величество! — воскликнула Мастэра. — Вы же видите возможность. Конец войне. Могущество. Страх, который это пробудит в остальных.

— Моего собственного страха более, чем достаточно, спасибо, — сказал он сухо.

Конец войне. Удивительная мысль пронзила меня.

— Джентри страдали бы среди железных полей... но не только я одна наполовину человек. Я могла бы взять Жасмин с собой.

Жасмин была столь же нечувствительна к железу, сколь и я. Прикосновение к нему не вызывало у нее боли, и лишь плотно закрепленные кандалы подавляли ее магию. Однако, на сколько мне было известно, простого пребывания рядом с железом не было достаточно, чтобы заглушить ее магию.

— Нет, — сказал Дориан поспешно. — Абсолютно исключено. Я бы не допустил, чтобы твоя нестабильная сестра околачивалась где-нибудь поблизости с этой короной.

— Однако, королева права, — сказала Мастэра, — человеческая кровь младшей дочери Короля Бурь может защитить ее.

Я ждала очередного отрицания от Дориана, но он хранил молчание. Я поняла, что он действительно обдумывал это. Будет ли Жасмин надежным компаньоном, или нет.

— Нет, — повторил он наконец. — Если она каким-нибудь образом вернет контроль над короной... Ну, я бы не хотел это увидеть. Она слишком сильно жаждет власти.

— Я думала, что корона сама по себе не обладает властью, — сказала я подозрительно.

— Так и есть. Но если Жасмин завладеет короной, другие могут подумать, что она именно та дочь, которую стоит бояться. Сейчас ты удостоена этой чести. Я бы хотел, чтобы так и оставалось. Ты не можешь идти с таким опасным попутчиком.

— Ваше Величество, — снова попыталась Мастэра.

— Довольно, — сказал Дориан, поднимаясь. — Уже поздно. Дискуссия закончена, и я хочу спать. Ты свободна.

Мастэра выглядела расстроенной, но не стала перечить своему лорду. После краткого реверанса каждому из нас, она удалилась. Мы молча вышли и, также храня молчание, проследовали через залы мимо застывших стражей. И как только мы оказались наедине в комнате Дориана, я взвилась на него.

— Ты совсем обнаглел?! Никогда больше не говори со мной так в присутствии кого-нибудь, как будто у тебя здесь есть власть надо мной. В этом мы равны, не забыл?

Он улыбнулся и снял свой плащ и рубашку.

— Конечно, мы равны. И равны иногда в вопросах торговли. Но когда дело доходит до идиотских решений, которые ты принимаешь, властью обладаю я.

— Когда дело доходит до принятия идиотских решений, я... не важно. Слушай, если существует шанс покончить с этим путем наименьшего кровопролития, насколько это возможно, я этого хочу.

— Как и я.

Он встал передо мной и нежно провел пальцем вдоль моей шеи.

— Но не ценой твоей жизни или репутации. Найди лучший вариант и можешь идти.

Он переместил палец ниже и захватил края моей футболки, аккуратно стягивая ее через голову так, чтобы не побеспокоить повязки.

— Ну вот опять, — проворчала я. — Ты действуешь так, словно контролируешь это.

— Я и контролирую. Так же как контролирую это.

Он схватил меня за талию и притянул к себе, его губы обрушились на мои в жестком поцелуе, который заставил меня хватать ртом воздух, когда мне удалось высвободиться.

— Ты ничего не контролируешь, — сказала я.

Однако его поцелуй и его близость заставляли мое тело болеть от возбуждения.

Возможно, это был мой гнев или остаточное действие адреналина после всех сегодняшних поединков. Возможно, это было просто облегчение от возможности видеть его, неважно, насколько сильно он меня сейчас раздражал. Всякий раз, когда я возвращалась с поля боя, секс был его способом наверняка подтвердить, что я жива и цела. Сегодня я разделяла это. Он был жив. Я хотела его, и он об этом знал.

— Вот видишь?

Его губы переместились на шею, и я ощутила края его зубов.

— Здесь у меня власть... и тебе это нравится...

— Я... это...

Формулировать связные предложения было затруднительно по очевидным причинам. Его рот слишком сильно отвлекал, как и прочие его прикосновения.

Он переместил губы к моему уху, а руки накрыли мои груди. Я спустила его трусы, ощущая, каким твердым он был, пока моя рука скользила вдоль него.

— Я знаю тебя, Эжени. Я знаю, чего ты хочешь... и здесь? Ты хочешь, чтобы управлял я. На самом деле, эти раны, которые ты упорно получаешь, — единственное, что удерживает меня от того, чтобы припечатать тебя к стене или бросить на кровать.

Остатки одежды были сброшены один за другим в то время, как мы все еще пытались продолжать некое подобие дебатов.

— Полагаю, ты не настолько держишь ситуацию под контролем, насколько думаешь, — сказала я.

 Мы прижимались друг к другу, голая кожа к голой коже. Мы умудрились остаться обернутыми вокруг друг друга, пока направлялись к кровати.

Его руки скользнули по моей груди и слегка задержались на сосках. Затем, снова избегая раненных областей, Дориан сжал мои плечи, и я ожидала, что он все-таки бросит меня на постель. Вместо этого, он опустил меня на колени так, что моя спина оказалась лишь на расстоянии дюйма от кровати, а Дориан встал прямо передо мной. Головка его огромного набухшего достоинства оказалась как раз напротив моих губ, как и в прошлый раз, когда мы были вместе, за исключением того, что тогда я была на спине.

— Я до сих пор контролирую ситуацию. Я могу заставить тебя делать очень многие вещи, — промурлыкал он. — Так как? Ты собираешься сделать это сама? Или мне придется тебя заставить?

Принуждение не потребовалось. Я раскрыла губы и вобрала его в рот. Как и в прошлый раз, когда мы занимались сексом, он ощущался таким большим и длинным, что я едва могла вместить его, пока сосала и скользила губами вдоль его ствола. Он понял, что я сдерживаюсь и выразил неодобрение.

— Ты можешь лучше.

Он запустил руки мне в волосы и притянул голову ближе, вбивая себя глубже в меня, куда больше, чем я могла принять. Так я думала в тот момент, когда почувствовала, что он достал до задней части моей глотки.

— Еще... — выдохнул он. — Еще глубже... или я тебя заставлю....

Я увеличила скорость и темп, пока вбирала его в рот, снова и снова. И я делала это настолько сильно, насколько могла, и он об этом знал, но это не имело значения. Это была игра, игра в силу. Решать, куда мне идти и с кем сражаться? Нет. Этого он не мог. Но здесь? Он мог поиграть в хозяина.

— Все еще недостаточно хорошо, — сказал Дориан.

Он владел мной. И также, как и в прошлый раз, он упорно и сильно толкался в мой рот, как если бы это были мои бедра. Потянув за волосы, он запрокинул мою голову и заставил смотреть ему в глаза, в то время, как я была вынуждена вобрать в рот столько его плоти, сколько он решит.

— Жаль, что мы не сделали этого там внизу. Надо было взять тебя... сразу же, как только ты вошла в комнату...

Тон его голоса все еще был ровным и повелевающим, но он немного надломился, когда удовольствие начало брать верх.

— Хотел бы я, чтобы весь двор мог это видеть. Ты так прекрасна... так прекрасна с ртом, наполненным мной... будешь еще прекрасней, когда я пролью в тебя свое семя....

Я задрожала, делая маленький вздох желания. Теперь он толкался сильнее, причиняя мне почти что дискомфорт, однако это вызывало у меня самой прилив возбуждения.

— Это то... чего ты... хотела, не так ли? В прошлый раз?

Его голос был низким и напряженным, все тело внезапно напряглось.

— Это?

Он кончил, и теплая жидкость взорвалась в моем рту. Не смотря на то, что Дориан замедлился, он все еще продолжал плавно двигаться туда-обратно, пока высвобождался в меня. Затем Дориан вышел, заканчивая оргазм и проливаясь на мои губы и грудь. Я слегка закашлялась, и он провел пальцем по моим губам.

— Глотай, — сдавленно пророкотал он. — Проглоти без остатка.

Я проглотила, удивляясь, что он смог кончить так много: и в мой рот и на меня. Палец играл с моей губой, скользил вдоль лица и ниже к груди, размазывая семя. Когда палец Дориана вернулся к моим губам, я знала, чего он хочет. Я взяла палец в рот и облизала, обсасывая, пока на нем ничего не осталось.

Улыбаясь, он помог мне забраться на кровать, уложил на мою половину постели, где и продолжал массирование моей липкой груди.

— Расточительно, — произнес он наконец.

Я знала, что он шел на большую уступку, воздерживаясь от полового акта.

— Расточительно, но приятно.

— Если рассматривать произошедшее как то, чего хотелось мне, то может быть, в конце концов, властью здесь обладаю я, — поддразнила я.

— Угомонись, женщина! — отчитал он в своей легкомысленной манере.

Он вновь пододвинул меня так, чтобы моя голова расположилась у него на груди. Его рука переместилась вниз по моему телу, скользя своими пальцами меж моих бедер так же ловко, как до этого он делал и под столом. Он застонал, почувствовав какой влажной я была.

— Расточительно, я говорю.

Я засмеялась, пододвигаясь, чтобы поцеловать его.

Язвительные мысли исчезли, и вскоре единственным, что меня занимало, стали его пальцы, поглаживающие все сильнее и быстрее. Он снова прижался своими губами к моим так, что мы были заперты в поцелуе, когда я кончила. Мучительное удовольствие прошло через мое тело при прикосновении Дориана, и мои крики были поглощены его поцелуем. Он отпустил меня лишь тогда, когда я перестала содрогаться, и дыхание успокоилось, позволяя мне снова расположиться на его груди. Одна рука поглаживала мои волосы, пока та, которая только что довела меня до разрядки, расположилась на обнаженной пояснице.

Мы оба удовлетворенно вздохнули, и я прикрыла глаза, усталость от сражений окончательно сказалось на мне. Я практически заснула — полагая, что и он тоже — когда тихое произношение слов вернуло меня к происходящему.

— Мастэра права. Корона могла бы решить множества проблем.

Да, вот сейчас я окончательно проснулась.

— Я думала, что ты не веришь в это.

— О, нет. Я верю, что мы с её помощью смогли бы остановить войну. Я верю, что она вынудила бы Катрис забиться в угол.

Он вздохнул.

— Я просто не хочу подвергать тебя опасности. Я не смог бы смириться с твоей потерей.

Мое сердце сжалась от его слов. Я не знала, что сказать, поэтому просто вновь примкнула губами к его груди.

— И вы оба правы, — продолжил он. — Что если... если я не смогу сопровождать тебя, то тогда спутник с примесью человеческой крови — идеальный вариант для тебя.

Вот сейчас я была по-настоящему удивлена. Я вскинула голову, едва веря в услышанное.

— Так и что же ты предлагаешь? Мне следует, в конце концов, взять с собой Жасмин?

— Нет. Это все еще ужасная идея. Но не такая ужасная, как вот эта.

Он сделал еще один глубокий вздох, который, казалось, причинял ему боль.

— Тебе следует послать за кицуне.

9

Я приподнялась, чтобы видеть лицо Дориана. Даже в тусклом свете я видела, что он был серьезен.

— За кем послать? За Кийо? — спросила я в изумлении.

— Нет, за другим надоедливым кицунэ в твоей жизни.

— Тогда... для чего ты предлагаешь нечто подобное?

— Отличный вопрос, — пробормотал он.

Его лоб покрылся морщинками, затем расслабился.

— Потому что его человеческая кровь защитит его и — не считая моего личного мнения о нем — он хорош в бою. И самое важное то, что он не заинтересован короной. И ему от этого не будет никакой пользы.

Все это было правдой. Но существовала одна очевидная проблема.

— Кийо не станет мне помогать. Жасмин может быть более сговорчивой, и то только в надежде на попытку побега.

В моей голове все еще были свежи воспоминания о нашем с Кийо споре в горах.

Это вызвало улыбку на лице Дориана, и он провел кончиками пальцев вниз по моей руке.

— Ты сомневаешься в собственной привлекательности. Если ты хорошенько попросишь, кицуне тебе поможет. Он не настолько охладел к тебе, насколько ты думаешь. И он также ухватится за любую возможность любым авантюрным способом закончить эту войну.

— Безрассудно... Ты доказал и опроверг всю полезность короны для тебя. Теперь, ты готов, — я только что чуть не сказала "отпустить", но вспомнила мои ранние слова. Дориан не диктует мне мою жизнь, — принять, что я ухожу вместе с моим бывшим бойфрендом?

— Это подходящее решение. Все еще опасно... но надеюсь, вы вдвоем справитесь. И я верю тебе, — просто сказал Дориан. — Как и ты веришь мне.

Я изумленно уставилась в его глаза, темные в мерцании факелов, хотя поразительные черты его лица и светлая кожа светились, словно шедевр из мрамора.

— Я доверяю тебе, — он снова улыбнулся.

— Хорошо. Будем строить планы утром, а сейчас... — его улыбка сменилась на зевок. — Мне надо поспать. Это был очень долгий день.

Правда. Он участвовал в эпической битве, потом занимался любовью — называйте, как хотите это странное дерьмо — как профессионал. Мой день тоже был очень напряженный, хотя это еще мягко сказано. Я положила голову, перевернулась и вскоре уснула, не смотря на шокирующее заявление, которое он только что сделал.

Однако, когда мы проснулись, корона стала первоочередной темой за завтраком. Мы выбрали уединенный маленький столик в гостиной, смежной с его спальней. После выслушивания жалоб о моих долгих утомительных прогулках в его слишком длинном халате, Дориану для таких вечеринок с ночевкой сшили халат специально для меня, белый бархатный с золотой вышивкой. Он был более изысканным, чем предпочла бы я, но на голой коже ощущался прекрасно. Да и раны, конечно, тоже оценили свободную одежду.

— Пригласи его в свой замок, — посоветовал Дориан.

Полностью отдохнувший, он переключился на свою хитроумную манеру общения, едва притрагиваясь к искусно изготовленному печенью и мясу, которые расставила перед нами прислуга.

— Боги знают, что он ни за что сюда не придет.

— Или пригласить в Тусон, — предложила я, проглотив джентрийский вариант булочки с корицей.

Возможно, я смогла бы раздобыть рецепт для Тима.

— Скорее всего, он охотнее появится в моем доме, там.

Дориан задумался.

— Нет. Доставь его в этот мир, на свою территорию, так ты сможешь отправиться в путь так скоро, как только возможно. И самое главное, ты не должна — ни при каких обстоятельствах — позволять ему вернуться к Майвенн и проконсультироваться с ней.

Я проглотила еще кусочек и улыбнулась.

— Ты думаешь, она будет ревновать?

— Это наименьшая из причин.

Он начал считать, загибая пальцы.

— Помни — она боится тебя. Нас. Она не будет смотреть на это как на конец войны. Она будет рассматривать это как твою борьбу за власть. И, кто знает? Кицуне не обладает могуществом, чтобы использовать железную корону самому, но она может убедить его доставить корону ей.

— Она не претендует на власть, насколько я знаю. Кроме того, отыскать корону, большое дело, верно? Если она будет просто отдана ей, никто не будет уважать ее за это. Если корону вообще можно отдать... я думаю, что она возвращается домой, когда оказывается вдали от своего победителя.

Дориан, помедлив, ответил.

— Да это так. Но в этом случае, ее не будет и у тебя. И мы не должны забывать, что она может начать его отговаривать просто из-за беспокойства за его жизнь.

Тон Дориана подчеркивал насколько ничтожна такая забота.

— Нет, не дай ему возможности поговорить с ней. Пригласи его к себе и попроси, если надо умоляй, его о помощи. Приводи любые неопровержимые доводы. Это сработает. Необходимость положить конец войне. Придумай какой-нибудь ультиматум призрака

Я поставила свой стакан на салфетку и рассеяно постучала по нему пальцами. Это было то, что заставляло меня чувствовать себя странно.

— Так всегда бывает в политике. В войне. И даже в любви. Но это может помочь нам — больше, чем ты можешь себе представить. Мы должны верить старой пословице, что цель оправдывает средства.

Я вздохнула.

— Ладно. Я сделаю это. Когда?

— Так скоро, как только возможно. Катрис собирается с силами. Это нам на руку.

Эта спокойная, непринужденная атмосфера исчезла.

— Хотя мне ненавистна мысль терять тебя.

— Эй…

Я перегнулась через стол и накрыла его руку своей.

— Не думай об этом, словно ты "теряешь" меня. Это просто как если бы я собиралась в Тусон на несколько дней.

Он состроил гримасу.

— За исключением того, что твоя незначительная человеческая работа не подвержена рискам настолько сильно. Фетчи — исключение. Желаю, чтобы ты позволила моим целителям позаботится о твоих ранах перед тем, как ты уйдешь.

Швы чесались, хотя в остальном меня не беспокоили. Я проверила диапазон движений своей левой руки. Туго, но она двигалась.

— Оставь своих целителей работать здесь. Может, Шайа ее поправит.

Она не обладала способностями настоящего целителя, но могла быстро наложить повязку.

Дориану не нравилось происходящее, но он позволил событиям идти своим чередом. Мы закончили завтрак, освежили в памяти то немногое, что мы знали о пути к Железной Короне. Я сменила свою рубашку на нормальную одежду, после того, как первый попавшийся слуга промыл и перебинтовал мою спину. Моя мама бы гордилась, увидев, что я следую советам доктора.

Мы не знали точно, где находился Кийо, здесь или в мире людей, но Дориан послал сообщение во дворец Майвенн, приглашая его ко мне. Никто с нашей земли не будет встречен с распростертыми объятиями на своей территории, но она нам позволяла и, надеюсь, через посыльного даст знать, если он в настоящее время находится не в Другом Мире. Я также отправила Волузиана к Тиме и Ларе с предупреждением, что меня не будет какое-то время, чтобы она отменила все мои записи. Ларе это не понравится, но у меня было чувство, что это будет намного менее волнительно для нее, по сравнению с первой её встречей с Волузианом.

Когда настало время уходить, Дориан не мог скрыть своих противоречивых чувств. Другая часть, которая всегда стремилась к преимуществу и контролю, хотела корону. Та часть, которая любила меня, волновалась из-за того, во что я ввязываюсь.

— Все будет хорошо, — сказала я, сомкнув руки вокруг него. — Я же дочь Короля Бурь, помнишь? Это будет не трудно. И если приведение обманывает, я вернусь сегодня ночью.

— Не знаю, предпочел бы я это или нет.

Он размышлял. Он положил руку за мою шею и подарил мне долгий, затяжной поцелуй.

— Будь осторожна, Эжени. Сражайся отчаянно, но будь осторожна. И возьми это.

Из потайного кармана своей мантии он достал что-то блестящее и протянул мне.

Я взяла его. Это было кольцо, висящее на тонкой цепочке. И то и другое было сделано из золота. Бриллиант в окружении сапфиров, расположенные по центру кольца, были смоделированы как круг из листьев.

— Оно магическое? — спросила я.

Он покачал головой.

— Просто что-то, что напоминало бы обо мне. Что-то, чтобы задуматься.

Я осторожно на него посмотрела. Браки случались среди джентри, хотя и не так часто, как среди людей. Учитывая статистику разводов у нас, может быть, это было разумно. Они не дарили обручальных колец, как люди, но он знал обычаи моего мира. Кольцо внезапно поставило меня в затруднительное положение.

— Это символ красоты, — сказал он, видя мою реакцию, — для кого-то красивого. Я знал, что ты не будешь носить его на пальце, так что оставь его на цепочке.

Я кивнула. Иногда подарок — это просто подарок, особенно, когда кто-то боится, что его возлюбленная скоро будет убита. Я поцеловала его снова.

— Спасибо тебе.

Из мира людей я пришла одна, поэтому он послал свой эскорт для моего сопровождения в Терновое Королевство. Никто кроме Дориана и Мастэры не знал, что я собиралась сделать, но группа чувствовала, что впереди что-то серьезное. Напряженность витала в воздухе пока мы шли. Как и другие солдаты, эти подчинялись и мне, и Дориану. Они с трудом могли дождаться, чтобы увидеть, что произойдет дальше.

Кийо не ждал меня в Терновом Царстве, не то, чтобы я ожидала результат так быстро. Но также не было и отказа от Майвенн, что я приняла как хороший знак.

— Что вы и мой лорд задумали? — спросил Рюрик, когда увидел меня. — У вас этот взгляд.

— Какой взгляд? — спросила я удивленно.

Он напомнил мне Тима.

— Взгляд, который говорит о том, что вы что-то задумали.

Я закатила глаза.

— Красноречивый как всегда, Рюрик.

— Должен ли я собрать бойцов? — спросил он, игнорируя мой комментарий.

К нам присоединилась и Шайя, держа в руках свитки.

— Нет. Я сделаю это сама. Ну, вернее, не совсем. Со мной пойдет Кийо. Я надеюсь. Сегодня он должен здесь показаться.

Я говорила более уверенно, чем чувствовала. Несмотря на уверенность Дориана, я все еще не была уверена, поможет нам Кийо или нет. Рюрик и Шайа переглянулись.

— Перестаньте, — сказала я им. — Это только для дела. Дориан сам предложил.

Рюрик посмотрел так, словно ему было еще, что сказать на это, но Шайа прервала его.

— Король Лип ответил на письмо. Он к нам не присоединится, но он также и не будет воевать против нас.

— Не самые лучшие новости, но и не самые худшие. Посмотрим, как он приползет, когда его власть падет.

Слова вышли более ядовитыми, чем я ожидала. Казалось, Рюрик это одобрил. Шайа пролистала остальные документы.

— Однако, Кария, Лавровая Королева, хотела бы встретиться с вами, чтобы обсудить войну.

Я ничего не знала об этой земле.

— У нас имеется связь с ними?

— Нет, — сказала Шайя, бросив на меня многозначительный взгляд. — Но её царство граничит с землей Лип.

— Ах.

Я улыбнулась. Мои слова Раннель о том, что другие будут рассматривать её царство, как свои будущие владения оказались правдивыми. При отказе от моего предложения защитить от этого, они позволили кому-то со стороны ходатайствовать мне с другой стороны будущего спора.

— Он пожалеет о своем нейтралитете позже. Посмотрим если Кария встретиться с Дорианом во время моего отсутствия.

Дориан отлично разберется с ситуацией.

Я полагала, что это все, и направилась к выходу.

— Есть еще кое-что, — добавила Шайа, накручивая черную тесьму на палец, что свидетельствовало о том, что она нервничала. — Жеррар хотел бы тебя видеть.

Ее беспокойство заставила меня подумать о том, что надвигается что-то плохое, но Жеррар был одним из немногих людей, кто редко приносил дурные вести. Во всяком случае, обычно он приносил подарки, всегда приходя с каким-нибудь новым шедевром высшего мастерства. Некоторые из них — как меч Дориана и наручники Жасмин — я заказывала ему специально. Иногда на него находило вдохновение, и он приносил сложные ожерелья или диадемы, что, я уверена, было за пределами человеческого мастерства. Он мог даже дотрагиваться до железа в очень малых количествах.

— Уверена он сделал что-то великолепное, но я сегодня не в настроении, — сказала я ей. — Я хочу увидеть Жасмин.

— Он сегодня здесь не для демонстрации работы. Он хочет представить вам свою сестру.

Она выжидательно на меня смотрела и, казалось, была удивлена отсутствием реакции.

— Вы никогда о ней не слышали? Эммануэль Де Ла Коллин?

Я покачала головой.

— А должна была?

Шайа пожал плечами.

— Может и нет. Но я думаю, вы найдете её... интересной. Это займет только одну минуту.

По правде говоря я торопилась, но отношение Шайи меня заинтриговало. Мы пошли в мастерскую Жеррара, которую я выделила ему с внешнего края дворца в случае, если из-за его работы что-то загорится. Он склонился над столом, его пальцы как по волшебству работали с какой-то связкой металла и драгоценных камней.

— Еще одна корона? — весело спросила я.

Казалось, это было его любимым предметом для творчества.

Жеррар посмотрел удивленно, и поклонился.

— Нет, Ваше Величество. Это то, что попросил лорд Рюрик. Но если вы хотите еще одну корону...

Я махнула на него, приказывая замолчать.

— Нет, нет. У меня и так их много. Однако, это не похоже на стиль Рюрика.

Жеррар не стал комментировать.

— Я должен сохранять конфиденциальность.

Обернувшись, он посмотрел в сторону входа в мастерскую, я обернулась за ним. При входе стояла женщина, которую казалось нельзя не заметить. Она и её брат имели темную кожу, черные волосы и оба любили яркую одежду. Её платье было из ошеломляющего бирюзового шелка и было короче, чем большинство платьев джентри. Правда, у меня сложилось впечатление, что носила она его из-за удобства, а не сексуальности.

— Ваше Величество, — сказала она, делая реверанс.

Как и у Жеррара в её голосе звучал легкий французский акцент.

— Это моя сестра Эммануэль, — сказал он.

Как и Шайа он думал, что я знаю кто она.

— Приятно встретиться с вами, — сказала я ей.

Когда никто ничего не сказал, я беспокойно переступила, в нетерпении уйти. Увидела, что Эммануэль шагнула вперед, её изящные шаги переливались как жидкость.

— Ваше величество, — сказала она, — я пришла предложить вам свои услуги, может быть, вы бы хотели нанять меня.

Я посмотрела на окружающие меня лица, ища информацию, но её не было.

— Что вы делаете? — спросила я. — Вы работаете с металлом, как Жеррар?

Озорная улыбка скользнула по лицу Эммануэль. Она поймала меня на том, что я не знала кто она, и наслаждалась моим замешательством.

— Нет. Мой талант, лежит в другой области.

Я увидела небольшой жест рукой и через мгновение, бирюзовый шелк пожелтел. Через мгновение он изменил форму полностью и превратился в текучее, желтое бархатное платье. Теперь это была не Эммануэль. Передо мной стоял клон Шайи. Через минуту Эммануэль вернула свой истинный облик. Она поклонилась, точно только что провела шоу.

— Я иллюзионист, — сказала она. — Я могу заставлять людей видеть вещи, которых не существует. Самое главное, я могу принять любой облик.

Это была одна из способностей джентри, но я не видела как она может быть полезна для меня.

— Так что я теперь могу быть в двух местах одновременно? — пошутила я.

Это заставило всех улыбнуться.

— Я полагаю... но обычно я использую их не для этого. Я могу оказаться полезной многим монархам. Я могу избавить их от проблем.

Угадав мое замешательство, Шайа вздохнула и опустила все формальности.

— Ты лучше не танцуй вокруг этого вопроса. Моя королева предпочитает прямоту, — сказала она, поворачиваясь ко мне. — Эммануэль убийца, ваше высочество.

Улыбка Эммануэль стала меньше. Я думаю, она предпочла бы более красочное описание своей деятельности.

— Это уродливое слово для грозного набора навыков.

Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя.

— Итак, вы здесь... Подождите. Вы думаете, что я найму вас для убийства Катрис?

Эммануэль выразительно пожала плечами, и её брат заговорил за неё.

— Если я осмелюсь, то могу предположить, что это был бы самый быстрый способ покончить с войной.

Жеррар нервничал, поняв, что мне не нравится эта идея. Он ценил свою работу при дворе.

— Это грязный, подлый способ закончить войну! — воскликнула я. — Это делает меня не лучше Катрис и ее ублюдка сына.

— Это позволит устранить Катрис, — сказала Эммануэль. — Так как она является источником ваших проблем. Я могу превратиться в кого-нибудь из обитателей ее замка. Быстро, легко. Никто из невинных не пострадает.

На мгновение, равное одному удару сердца ее слова имели смысл. Затем я решительно покачала головой.

— Нет. Я не собираюсь опускаться до этого уровня.

Некоторые из манер Эммануэль исчезли.

— Есть монархи готовые отдать полцарства за мои услуги! Я очень придирчива. Я оказываю вам большую услугу.

Я сузила глаза.

— Вы оказываете мне услугу?

Она заколебалась, понимая, что обращается к одной из самых грозных королев Мира Иного. Опять Жеррар вскочил, что бы спасти её от меня.

— Простите нас за наше предложение, ваше величество. Мы лишь хотели предложить это как вариант.

— Это было предложено, — сказала я. — И отклонено. Спасибо за услугу. Вы можете погостить у вашего брата, но я бы предпочла, что бы вы оставались здесь не дольше, чем это будет необходимо.

Я резко отвернулась от них, поймав негодующий взгляд на лице Эммануэль, и вышла оттуда. Шайа поспешила за мной.

— Вы говорили как королева, — сказал она.

— Я должна беспокоится, что эта женщина убьет меня сейчас? — спросила я. — Имеешь ли ты в виду, что она превратится в меня и воткнет в вас нож?

— Я уверена, вы смогли бы отразить её нападение так же эффектно, как и другие нападения на вас, — сухо ответила Шайа. — Её иллюзии не надежны и действуют не на всех. Я полагаю, что Волузиан способен видеть сквозь них, что находится вокруг. Но если честно... её гордость была сильно уязвлена, она действительно имеет хорошую репутацию и не забудет оскорбление, оставив вас только ради брата.

— Хорошо, очень хорошо. На одного человека желающего меня убить меньше.

Я взлохматила рукой волосы.

— Что еще я должна иметь в виду?

Это был провокационный вопрос, конечно. Шайа имела ко мне еще несколько деловых вопросов, которые я просмотрела прежде, чем смогла увидеть Жасмин. Я не разговаривала с ней с момента обеда у Дориана и надеялась, что она сможет отвлечь меня от ожидания прихода Кийо. Я нашла её в одном из садов, сидящей в тени под мескитовым деревом, росшего все выше  солнцу и теплу. Её охранники стойко стояли рядом, а её тонкие цепи блестели на солнце. При моем подходе она оторвалась от книги и взглянула на меня. Раздражительный, властолюбивый подросток, что было ей еще делать, она была страстным читателем, используя фантазию, что бы избежать мирского существования, она делала так, когда еще жила среди людей. Эта книга, которую я привезла в последний раз была первой в модной серии.

— Хорошая книга? — спросила я, присаживаясь рядом с ней.

— Не плохая, — ответила она, — написано интересно.

Спустя несколько минут она оторвалась от книжки и спросила.

— Сколько книг в этой серии?

— Больше трех, я полагаю.

Больше она ничего не сказала, но улыбнулась и положила книгу рядом с собой.

— Тебе было весело у Дориана? — спросила я.

— Да. Было приятно сменить обстановку.

Ее взгляд блуждал, ни на чем конкретно не задерживаясь.

— Забавнее всего было наблюдать за тем, как Шайя отпугивает всех парней, осмелившихся положить на меня глаз.

Взгляд Жасмин сосредоточился на мне.

— Полагаю, для тебя она выполняет ту же функцию?

— Тот факт, что я встречаюсь с Дорианом, сократил число кавалеров и заметно охладил их пыл, а Шайя… она их не то чтобы отпугивает. Скорее, подстраховывает меня.

Жасмин снова улыбнулась.

— Дориан без ума от тебя. Одержим.

— Это своего рода экстремальное наблюдение.

— Это правда.

Она убрала волосы, которые лезли в глаза. Солнечный свет превращал их в золото, мне было завидно, так как у меня были истинно красные от отца, а не соломенно-светлые. Она могла носить розовое.

— Это хорошо, — продолжала она. — Его одержимость. Эта сука Изабель хочет его, ты знаешь. Она тебя ненавидит. Так же как и ее мать.

— Да, я вроде поняла.

Она пожала плечами.

— Ну что ж, тогда держи Дориана как можно ближе.

— Я не беспокоюсь.

— У Изабель есть дети, а ты не дашь ему никого.

Как же я устала от этих разговоров о продолжении рода.

— У многих женщин джентри есть дети. И что, по-твоему, я должна беспокоиться из-за каждой, Мисс Маленькая Лав Гуру?

— Но далеко не все так похожи на тебя. В смысле, внешне... думаю, что Дориан предпочитает рыжеволосых. Может, он полагает, что, таким образом, его дети унаследуют рыжий цвет волос. Не знаю. Да, что угодно. Я лишь хочу сказать, она ждет, когда ты допустишь ошибку в отношениях с Дорианом. И не забывай, после того как ты его отвергла, он стал встречаться с ней. К тому же у нее грудь больше, чем у тебя.

— Эй, — возмутилась я. — Это совершенно не важно. Кроме того, он сам расстался с ней — она его раздражала. И я не собираюсь "ошибаться". Никуда он не денется.

Я нахмурилась, удивляясь своему решению рассказать ей о более насущной проблеме.

— Кийо — вот кого мне нужно заполучить.

Серые глаза Жасмин распахнулись от изумления.

— Его? Но он же абсолютно бесполезен... если только, о, боже мой. Ребята, вы ведь не планируете некий трехсторонний альянс, не так ли? То есть, я понимаю, что вы с Дорианом уже немного освоились…

— Нет! — воскликнула я. — Ничего подобного. Я хочу попросить Кийо об услуге в одном деле, не более того. Очень важном и опасном. Но не уверена, что смогу убедить его помочь мне.

Я улыбнулась, вспомнив выражение лица Дориана, когда я предстала перед ним в обтягивающем джентри-платье.

— Если бы мне предстояло убедить Дориана, я бы знала, как действовать.

Жасмин усмехнулась и бросила на меня уничтожающий взгляд.

— Ты настолько глупа? Даже я знаю, что нужно делать, если ты хочешь заполучить Кайо. Быть человеком.

— Я человек. Кто из нас глуп?

Боже мой, мы уже начали переругиваться. Мы становились настоящими сестрами все больше и больше день ото дня

— Ты наполовину человек. Дориану это нравится, так как он думает, что может добиться твоей беременности... но в остальном? Он хочет, чтобы ты была королевой. Одной из блистающих. А Кийо нет. Он ненавидит все это. Он не хочет, чтобы ты была замешана в этом. Ты заполучила его еще до того, как была замешана во всех этих делах Иного мир. Будь вне этого.

Я пораженно уставилась на нее, потому что это была отличная подсказка.

— А сейчас я выгляжу как человек?

Жасмин критически меня осмотрела. Я была одета в джинсы и футболку, мои волосы были собраны в небрежный хвостик. У меня были крепкие ботинки, предназначенные для пешего туризма. Все просто и незатейливо.

— Да, — удивленно ответила она. — Неряшливо и по-человечески. На него это подействует. За исключением кольца. Это же Дориана? Повесь его под футболку.

Я дотронулась до кольца, висящего на груди, вылетевшего у меня из головы.

— Как ты узнала, что оно от него?

— Потому что сама бы ты его для себя не приобрела, так же не приняла его ни от кого другого. Да и на кольце дубовые листочки.

Я взглянула вниз на кольцо. Ну конечно же. А я сразу и не поняла что это листья. Я последовала ее совету и спрятала кольцо под футболку. Она посмотрела с одобрением, и теперь, кажется, действительно обратила внимание на мою футболку.

— Кто такой Мотли Крю?

Я была спасена от лекции на тему классического рока появлением слуги, который подошел сказать, что Кийо здесь. Я встала, заставляя себя успокоится, уже наполовину склоняясь к тому, а не следует ли мне взять Жасмин с собой. Нет. Кийо был правильный выбор.

— Удачи, — сказала Жасмин, поднимая свою книгу. — И помни: будь человеком.

Идя за слугой, я испытывала стыд от того, что последовала совету пятнадцатилетней ненормальной. И все же... Я знала, что она права. Я удостоверилась, что моя походка вполне обычна и в ней нет ничего царственного. Потом отослала слугу прочь, решив, что лучше войти одной без эскорта, каким бы незначительным он не был.

Он ждал, беспокойно ходя по гостиной. Я знала, в какое нелегкое положение я его поставила. Это приглашение, несомненно, поставило его в тупик. Будучи незамеченной, я мгновение наблюдала за ним, любуясь его мускулистым телом, зная, что это не правильно. Хотя, подкрасться к нему было невозможно. Он знал мой запах. Меня бы выдали только запах пота и кожа, не говоря уже о ванильном солнцезащитном креме и парфюме с запахом фиалок, которым я пользовалась.

— Эжени, — сказал он, обернувшись. — Рад тебя видеть.

Он казался бесстрастным, но его взгляд заставил меня подумать, что он действительно хотел видеть меня, — физически, по крайней мере.

— Извини за неожиданную просьбу, — сказала я. — Ты, наверное, навещал Луизу, да?

Упоминание о дочери на мгновение совсем чуть-чуть почти незаметно смягчило его голос.

— Да, она... она растет день ото дня. Это удивительно.

Но он тотчас вернул прежнюю настороженность.

— Но ты позвала меня не для этого.

— Нет.

Я опустилась в одно из кресел, скрестив ноги и надеясь, что выгляжу скромной и обычной.

— Мне нужна твоя помощь.

Он продолжал стоять.

— Это неожиданно.

— Ну, я получила неожиданное предложение. Ты все еще хочешь, чтобы я прекратила эту войну?

— Конечно.

Он поморщился.

— О, Эж, пожалуйста, не говори мне, что ты хочешь, чтобы я вел переговоры или что-то вроде этого.

Я улыбнулась, и на его предположение, и на использованное им прозвище.

— Нет, ты мне нужен для чего-то, что больше подходит твоей специализации. Я не думаю, что ты когда-либо слышал о Железной Короне?

Кийо не слышал. Я постаралась кратко изложить ему суть, объясняя, что человек, который найдет и сможет заполучить ее, вызовет страх и трепет.

— И этого достаточно, что бы заставить Катрис отступить? — спросил он недоверчиво.

— Так они говорят.

Я пожала плечами. Мне это тоже кажется странным, но все, с кем я говорила, утверждают, что она испугает Катрис и ее армию. Лучше было не уточнять, что под "все" я имела в виду Дориана, приведение и сумасшедшую провидицу.

— Это докажет, насколько я сильна. И если это заставит ее вести начать мирные переговоры...

Я дала ему возможность сделать собственные выводы.

— Это авантюра, — сказал Кийо.

В его голосе по прежнему, звучало сомнение, но там уже появилась трещина. Он хотел, чтобы война кончилась. Он хотел вытащить меня из нее.

— Но почему ты просишь меня? Почему не Дориана?

— Потому что он не сможет выдержать испытания. Путь предстоит через железо. Это сможет выдержать только очень сильный джентри, либо полукровка, как ты и я. Плюс ко всему, я тебе доверяю.

Не знаю, помог ли мне человеческий облик, но он определенно рассматривал эту затею все серьезнее и серьезнее. Я также подумала, что возможно высказанное доверие как-то повлияло на него. Частью причины нашего расставания было как раз то, что я обвиняла его в том, что его не заботила месть Лейту.

— Я бы хотел помочь, — в конце концов произнес Кийо. — Это сумасшествие, но не более чем половина вещей, окружающих нас здесь. Все же, я должен сначала переговорить с Майвенн.

"Ты не должна не при каких обстоятельствах позволить ему вернуться к Майвенн и посоветоваться с ней об этом".

— На это нет времени, — сказала я, торопливо вспоминая список предупреждений Дориана. — Мы должны идти сейчас. Призрак, который собирался мне помочь, предупреждал, что отступит, если мы не начнем действовать в ближайшее время. И в настоящее время у нас с ней прохладные отношения. Если я смогу вернуться с короной до следующей битвы, это будет... это будет великолепно. Больше никакого кровопролития.

Я видела, что он колебался, но не был до конца убежден. На самом деле, я его не обвиняла. Если бы у меня был союзник, который мог меня проконсультировать о загадочном походе, я бы сначала поговорила с ней, прежде чем ввязываться в это.

— Ты можешь поговорить с ней, если хочешь, — сказала я. — Но я должна уйти сейчас. Я не могу ждать. Я пойду одна.

Это все изменило. Независимо от здравой логики, независимо от того, насколько умным было бы посоветоваться с Майвенн... Страх от того, что я иду в неизвестную опасность был слишком велик. Он смотрел на меня несколько трудных мгновений, по выражению его лица невозможно было что-либо понять. Наконец, он вздохнул.

— Прямо сейчас? — спросил он.

— Прямо сейчас, — подтвердила я.

— Тогда в путь.

10

Динна без труда появилась, когда я вызвала ее, заставляя меня задаться вопросом — бродила ли она вокруг незримо, начиная с нашей последней беседы. Невзирая ни на что, она не упоминала фальшивую конечную цель, таким образом, позволяя Кийо продолжить полагать, что у нас была нехватка времени. Я также позвала Волузиана, полагая, что не помешает иметь его защиту при путешествии в призрачный предел. Эти два духа не влияли друг на друга, когда мы путешествовали, не удивительно, увидев, как у них было мало общего. Динна была привязана к жизни из-за незаконченного дела и любви к другим. Душа Волузиана была проклята навечно, вынужденная блуждать за его преступления, если я никогда не отошлю его в Подземное Царство.

Динна не могла знать сколько займет путь до обители короны (так я стала называть то место, куда мы направлялись). Всегда трудно оценить извилистость местности Мира Иного, да и призраки могут передвигаться намного быстрее чем мы. Я была бы не против идти пешком, но из-за неизвестности, что ожидала нас впереди, вынуждена была ехать верхом. Кийо из-за вежливости ко мне также ехал на лошади, хотя мог без устали пробежать мили, обернувшись лисой. Единственное что я знала наверняка, что наша поездка займет больше чем один день.

Как и призраки, мы с Кийо хранили молчание. Но как только мы пересекли границу принадлежащих мне земель, он периодически сообщал мне, где мы находимся. Я бы никогда не рискнула уйти так далеко в Мире Ином, и из-за этого мне было не по себе, хотя знание того, что мы не на территории Рябинового Царства приносило облегчение. Даже Кийо, который, как утверждал, хранил нейтралитет, чувствовал напряжение, находясь на территории Катрис.

— Это Царство Жимолости, — сказал он, когда дорога привела нас в жаркую, неимоверно живописную местность.

Цветы росли повсюду, и даже деревья были покрыты цветами. Аризона была известна своими колибри, но здесь они кишили, как мухи.

— Дориан был прав, — размышляла я. — Это красиво.

Было трудно вообразить это место, собирающее вооруженные силы. Это походило больше на мир, где люди резвились в откровенной одежде, бьющих в барабаны и участвующие в свободной любви. Ну, так как они были фейри, свободная любовь будет фактом.

— Дориан знал, — сказал Кийо натянуто, взгляд фокусировался прямо перед собой. — Я удивлен, что он позволил тебе идти со мной.

— Дориан не говорит, что я могу или не могу делать, — выкрикнула я. — Если ты собираешься продолжать делать это оставшееся время, я...

— Ты что? — спросил Кийо с развлечением, когда я не продолжила. — Отошлешь меня назад? Столкнешься с угрожающими смертью ситуациями в одиночку?

— Я с удовольствием сопроводил бы вас назад, если именно это вы выбираете, — сказал Волузиан Кийо.

Я вздохнула.

— Пожалуйста. Только не торопись к Дориану все время, хорошо? Он слишком хочет этого. Это была его идея получить твою помощь. Он волнуется, поверьте мне.

— В это, — сказал Кийо серьезно, — я могу поверить. Я не доверяю ему. Я не думаю, что его союз с тобой является столь же честным, как это кажется. Но я действительно полагаю, что он заботится о тебе.

Пейзаж внезапно переменился вокруг нас, становясь холмистой пустыней белого песка. Она растянулась под сверкающим солнцем, отражающимся у нас на пути, это тяжело было для глаз.

— Тьфу, — сказала я, сосредотачиваясь на дороге. — Что это?

— Царство Мирры, — сказал Кийо.

Даже с моими отвернутыми глазами я знала, что он улыбается.

— Образно говоря, тебе понравится это место. Ты должна пойти и подружится с их королем. У них есть некоторое количество крутых солдат.

— Большая разница между этим и Пустыней Соноры, — сказала я.

Несмотря на суровый жаркий климат, пустыня, в которой я выросла, была полна жизни. А это место было бедным и мертвым. К счастью, вскоре мы вышли из него на широкую пустошь, покрытую снегом. Я достала из сумки кожаную куртку. Я взяла ее с собой, понимая, что мы можем проходить через земли, в которых была зима.

Она не сильно помогала, и я подумала, что легко могла приказать одному из своих слуг, чтобы он собрал необходимое. Без сомнения это было бы что-то более подходящее для стиля джентри, возможно мантия. Выгляди как человек, говорила Жасмин. Сейчас я выглядела замерзшей. Кийо определил это место Березовым Царством.

Мы опять проехали через Царство Жимолости, земли которого были типичны для Мира Иного. Другие места также повторялись. Когда дорога привела нас на территорию, пейзаж которой напоминал мне северный Техас, Кийо промолчал.

— Это что? — спросила я.

— Я не знаю, — признался он.

— Земля Ореха пекана, — сказал Волузиан.

— Кажется восхитительным, — поддразнила я.

У нас было мало остановок и съедена большая часть провизии.

— Я могу пойти за пирогом из ореха-пекана прямо сейчас.

Кийо не отвечал. Он казался погруженным в мысли, его выражение все мрачнело, когда мы проходили через все большее количество территорий. Он, казалось, знал их названия и тем не менее не любил их.

— Ты ведешь нас к Невостребованным Землям, — сказал он Динне.

Наш день приближался к концу, небо было багровым.

— Я не знаю, — сказала она просто. — Я только иду там, где мне было показано.

— Волузиан? — спросила я.

— Конечно, мы идем к Невостребованным Землям, — сказал он, слегка раздраженный моей глупостью. — Где же еще может быть спрятана желанная всеми вещь?

Я взглянула на Кийо.

— Я думаю, что никто не задержит нас тут. И правда, что это королевство находится без контроля?

— "Королевство" даже не подходящее слово, — сказал он. — Никто здесь не живет.

— Почему нет? — спросила я.

Декорации снова изменились. Текстура земли была как недавно засохшая грязь, покрытая трещинами, которые напомнили мне один из моих пазлов. Неровные ямки были разбросаны тут и там. Этот жуткий пейзаж простирался далеко, далеко впереди, без видимого конца. Недалеко от нас, самое большее в десяти милях, земля резко выросла вдоль потрескавшейся дороги, образуя высокие, скалистые утесы, которые закручивались на вершинах, напоминая челюсти. Резкими порывами ветер дул через тоннель, который они образовывали. Заходящее солнце сделало все кроваво-красным.

— А ты догадайся, — сказал Кийо. — Потому что мы на месте.

Я осмотрелась, изучая удручающие земли. Внешний вид на самом деле мало о чем говорил. Любой джентри, захватив здесь контроль, мог сформировать эту землю по своему желанию, мгновенно делая ее красивым местом. У меня было странное чувство. Я не могла его понять. Это не заставляло меня плохо себя чувствовать и не дезориентировало. Просто я не чувствовала, что все в порядке. Я покосилась на скалы, отмечая их неровность. Хоть и через красный туман, я увидела много рыхлых пород, которые были скучного серого цвета, с прожилками оранжевого. Окисленный металл.

— Железо, — поняла я. — Мы окружены железом. А мы еще даже не в обители короны. Мы не сможем пройти в обитель, не проходя через железо.

— Ты чувствуешь это? — спросил Кийо.

— Да...

— Это джентри в тебе. Даже с твоей человеческой кровью, ты не сможешь избавиться от этого чувства. Здесь очень много железа.

— Я не чувствую слабость, — сказала я, удивленная, что железо вообще повлияло на меня. — Или недомогание, или боль.

Я видела, как кричат джентри даже от простого легкого прикосновения к железу. Я обратилась к своей внутренней магии, изучая воздух и невидимую влагу, но я их не использовала.

— Также не думаю, что это повредило моей магии.

— Хорошо, — сказал Кийо. — Ты сильная, так что я не удивлен. Просто знай это.

На мгновение я об этом задумалась и пришла к другому умозаключению.

— На тебя это вообще не действует, так?

Он покачал головой.

— Нет.

Я всегда думала, что мы с Кийо одинаковые, дети рожденные для обоих миров. Часть была правдой, наша человеческая наследственность. Но моя кровь Мира Иного происходила от джентри. Только на джентри действовало железо, а у кицуне была связь с магией. Как у демонического медведя и фетча, проклятием кицуне было серебро. В конце концов, у чистокровного кицуне. Я видела, как Кийо дотрагивался до серебра, его человеческая кровь защищала его, как и моя меня. Главным было то, что он оказался более полезным попутчиком здесь, чем я предполагала. Я гадала, знал ли Дориан об этом.

— Мы не пересечем больше никакие земли, пока вы не вернетесь, повелительница, — сказал Волузиан.

— Так это конец миров. Конец Мира Иного, по крайней мере.

Я обратилась к Динне, парящей рядом с нами.

— Достигнем ли мы входа до наступления ночи?

Она задумалась, и я приготовилась к очередному расплывчатому ответу.

— Нет. Если вы не остановитесь, вы доберетесь туда утром.

Кийо и я обменялись взглядами, мы оба подумали об одном и том же. Поскорее добраться до короны, или разбить здесь лагерь и передохнуть?

Я просмотрела на Волузиана.

— Ты сказал, что нет никаких других земель. Но будет изменение в этой местности?

— Нет.

— Что ты думаешь? — спросила я Кийо. — Я не хочу устать, когда мы столкнемся с тем, что охраняет корону, но это отнюдь не место для остановки.

— Нет, — согласился он.

Его глаза осмотрелись вокруг, способные видеть более чем мои в сумерках. Он указал.

— Там. Там есть небольшой выступ, это загородит большую часть ветра. Достаточно, чтобы поддержать костер. Я надеюсь.

Я не могла видеть местность, но доверяла ему.

— Раскинем лагерь.

Когда мы дошли, я увидела, что место действительно защищенное. Я привязала лошадей, пока Кийо разводил костер. Мы прилежно за ним следили, пока ветер то внезапно поднимался, то стихал. Огонь мерцал и дрожал, но казалось, продержится всю ночь.

— Я могу сдержать ветер немного, — сказала я.

— Не беспокойся, — сказал Кийо, успокаиваясь около пламени. — Береги свою силу. Костер выдержит.

Я гадала, он действительно беспокоился о сохранении моей магии, или просто не хотел, чтобы я вообще колдовала. Ему никогда это не нравилось. Я не стала его спрашивать, хотя и села, потому что холод наконец начал меня одолевать. Я застегнула куртку, хотя это мало что дало. Наш ужин состоял из походной пищи: вяленое мясо, мюсли и хлеб, который возможно завтра уже затвердел бы.

— Я думаю, ты не можешь использовать свои охотничьи навыки в пустыне, чтобы принести нам поесть чего-нибудь свежего? — спросила я.

Он улыбнулся, языки пламени отбрасывали странные тени на его лице, ночь уже полностью наступила.

— Я бы поохотился, если бы здесь был еще кто-нибудь живой, кроме нас.

Он посмотрел на меня, заметил, как я дрожу.

— У тебя нет плаща потеплее?

— Где я возьму пальто в Тусоне? — спросила я.

— В это время года? В любом магазине спортивных товаров, в магазине для лыжников. Лара могла бы тебе заказать, если ты сама не можешь этим заняться.

— Думаю, Лара и Тим влюблены, — резко сказала я, вспоминая развитие их отношений.

— Что? — спросил Кийо, такой же пораженный, какой была я, когда узнала. — Ты уверена?

— Ну, по крайней мере, они очень увлечены друг другом. Волузиан, они были вместе, когда ты вернулся?

Мой слуга был в тени, только красные глаза виднелись.

— Да, госпожа. Они были в постели, их тела были обнажены и...

— Хорошо, хорошо, хватит, — воскликнула я. — Я больше не хочу об этом слышать.

— Что ж, будь я проклят, — сказал Kийо.

Пока мы встречались, он был свидетелем их телефонных сражений.

— Но я думаю, произошли и более странные вещи.

— Да уж, — я согласилась. — Только посмотри на это. Мы сидим на железном ландшафте, приведенные призраком к мистическому предмету, который — если он хотя бы существует — может или не может сделать меня страшной для противника, чтобы прекратить войну.

— Справедливое наблюдение, — отметил Кийо, его улыбка вернулась.

Мы сидели в тишине. Это был хороший переход от вражды и напряженности, которые окружали нас так долго. Я поняла, что скучала по нему.

— Эжени?

— Ммм?

Я взглянула на него, смущаясь от собственных мыслей.

— Почему ты не взяла с собой Роланда? Он незаменим в бою. И Бог знает, что он не жаждет власти у джентри.

Я отвела взгляд от этих темных глаз вниз, к голубому сердцу огня.

— Он также и для меня не хочет власти среди джентри.

— Да, но он бы оставил свои принципы в стороне, если бы узнал во что ты ввязываешься.

— Он ничего не знает, — сказала я резко.

Потом мой голос смягчился.

— Мы больше не разговариваем.

— Как...

Кийо остановился, без сомнения, пытаясь переварить информацию.

— Как это возможно?

Я пожала плечами.

— Он отстранился от меня. Когда он узнал, что я скрывала правду от него о Терновом Царстве и все остальное... Ну, с тех пор, как все случилось с Лейтом, он отказался говорить и признавать меня.

— Но твоя мама...

— Иногда разговаривает со мной. Она разрывается пополам, и я не хочу делать ей больнее, чем сейчас. Ей не придется идти против своего мужа.

Замешательство Кийо перерастало в гнев.

— Да, но ты ее дочь! Она должна быть в состоянии...

— Просто забудем об этом, хорошо?

Я притянула колени к себе и обернула руки вокруг них, чтобы сохранить больше тепла.

— Я не хочу говорить об этом.

— Эж, извини.

Я сохраняла спокойствие. Нечего было сказать.

Он прокашлялся.

— Не думаю, что ты взяла с собой что-нибудь еще, чтобы согреться? Одеяла? Походное снаряжение?

— Я не думала о возможности ночевки, — сказала я, благодарная за смену темы. — У меня сменная одежда, вроде этой, еда, оружие и средства для первой медицинской помощи.

— Ты взяла средства для первой помощи?

Он был впечатлен.

— Это на тебя не похоже. Эж, я имею в виду, что ты обычно не беспокоишься о...

— Я знаю, что ты имеешь в виду, — сказала я с усталой улыбкой. — И не беспокойся, во вселенной все по-прежнему. Я ничего не планировала заранее. Просто это для моих нынешних травм.

— Травм?

—  В меня запульнули столом…

Могло быть миллион причин того, что Кийо и я были несправедливы к друг другу, но была одна хорошая его черта в том, что когда я сделала это утверждение, он просто не спрашивал как это произошло.

Я все еще мерзла, когда наступило время спать, Кийо сделал смелое предложение.

— Иди спать сюда, между мной и огнем, холод не причиняет мне значительного вреда, и я смогу защитить тебя от ветра.

— Кийо...

— Да, да. Я знаю. Дориан. Но если он захотел, чтобы я был здесь, защищая тебя, тогда вот отличный шанс. Кроме того, мы все знаем, что ты можешь надрать мою задницу, если я попробую что-нибудь лишнее.

Я ничего не ответила. Спустя минуту он вздохнул и лег на свой бок к ветру.

Не было никаких "я так сказал". Он просто соорудил убежище, но был удивлен, когда я легла лицом к нему.

— Я думал, ты захочешь отвернуться.

— Невозможно, — сказал я. — На той стороне травмы.

— От стола.

— Ага.

Он мог бы попытаться соблюдать приличия, отвернувшись от меня, но в таком случае он бы лежал лицом к ветру. Он этого не заслуживал. Я придвинулась ближе, сворачиваясь калачиком у его тела, и облокачиваясь головой на его грудь. Он был достаточно большим, чтобы полностью отгородить меня от ветра. Его тело не двигалось, пока я устраивалась комфортнее, либо от изумления, либо чтобы мне было удобнее. Когда я устроилась, он расслабился и попытался обнять меня. Неожиданно он что-то нащупал и одернул руку, дотронувшись до моей груди. Не знаю, заметил ли он, Я, конечно, да.

— Подожди. Где у тебя болит?

— Спина. Левое плечо

Предварительно, он протянул руку и снова обнял меня за талию.

— Так нормально?

— Мммммм...

Обнимая меня, он сдвинулся ближе, так что наши тела прижались друг к другу, согреваясь в тепле.

— А так?

— В самый раз.

Он вновь расслабился и вздохнул. Спрятанная за ним, я не могла видеть его лицо, но у меня было подозрение, что долго я сегодня ночью не посплю. Для выживания этот план имел смысл. Теперь я была теплой, защищенной и обогретой. Я была тесно прижата к телу, которое так близко знала, которое когда-то двигалось в одном такте с моим, с чувством собственности и жесткости. Дориан завоевал меня с помощью умных игр и изысканных актов господства. Кийо всегда делал это через силу и жесткость, животное брало верх над его инстинктами.

Я закусила губу и закрыла глаза, надеясь, что я усну, если буду мысленно перечислять причины, по которым мы расстались. Но в основном мне вспоминалось то, как его рука слегка поглаживала мою грудь. Наконец, сон завладел мной, но ждала я его долго. Когда я уже дремала, я задавалась вопросом, как он справляется. Возможно, все это вообще на него никак не повлияло. Если он действительно снова не спал с Майвенн, тогда у него возможно не было женщины все это время. У кицуне было своего рода сверхъестественное очарование, и Бог знает, он был довольно убедительным в ночь, когда мы познакомились.

Я была разбужена за пару часов до рассвета. Волузиан успел предупредить нас всего за несколько секунд до того, как поверхность под нами задрожала. В мгновение ока я оказалась на ногах, но, что неудивительно, Кийо опередил меня. Я спала с оружием, хотя, конечно, это было неудобно. Я не знала, что из него мне сейчас может понадобиться, но уж точно не железный кинжал, так как мы находились в землях свободных от блистающих. У меня был пистолет и серебряный кинжал. Вдвоем с Кийо мы встали спина к спине, оглядываясь вокруг.

Подземные толчки сотрясали землю, заставляя нас маневрировать, и создавая больше трещин, которые итак покрывали землю. Прошло несколько секунд, и потом все замерло.

— Землетрясение? — спросила я неуверенно.

— Нет, — ответил Волузиан.

Он был на двух ногах, и осматривался прищуренными глазами. В этом было немного толку. Он, похоже, не знал в чем дело.

— А что мы...

Земля под нами неожиданно раскололась. Освещенное только светом огня, мне было плохо видно, но мне показалось, что я увидела, что что-то вроде змеи возникло из земли. Нет, это была точно форма змеи, потому что через мгновение гигантская гребанная змея выскочила и приземлилась в идеальный завиток, ее голова нависла над Кийо и мной, рассматривая нас горящими зелеными глазами. Глаза светились, язык раздвоен, и громкое шипение, которое последовало, казалось самим собой разумеющимся.

— Волузиан! — закричала я.

Мой слуга начал действовать. Мертвое прикосновение его руки заставило змею дернуться от неожиданности. Рядом со мной Кийо трансформировался в обличие лиса, и я решила, что возможно от оружия здесь будет больше толку, чем от ножа с маленьким лезвием. Капля яда упала изо рта змеи, и зашипела когда упала на землю передо мной. Мило. Тем не менее, я была уверена, что трое из нас могли этим воспользоваться.

Наконец, земля сотряслась вновь, и выползла другая змея. За ней следовала третья.

— Сукин сын.

Я обдумывала, может нужно бросать все силы на каждую змею поочередно. Нет. Я предоставила Кийо и Волузиану первую. Я закричала Кийо, предупреждая его, что змеи ядовитые, но было трудно сказать, понял ли он меня. Я повернулась к двум новым змеям. Даже учитывая, что их тела закручивались в кольца, их головы возвышались надо мной на добрый десяток футов. Передо мной закапало больше яда. Решив не заигрывать с ними, я устремилась к пистолету и быстро выстрелила пару раз в каждую. У меня была мысль зарядить его серебряными пулями, но не было похоже, что пистолет мог убить змей в ближайшее время — по крайней мере, не без еще пятидесяти выстрелов. В основном, пули, казалось, больше их раздражали. Тем не менее, я продолжала стрелять пока это, вроде бы, заставляло змей держать дистанцию. Это казалось временным спасением, с учетом, что мои пули кончались. Я могла быстро перезарядить пистолет, но эта пауза открыла доступ ко мне для другой змеи. Ее голова извивалась передо мной, демонстрируя крупным планом свои длинные клыки. Я, чтобы защититься от таких атак отпрыгнула, только чтобы быть ударенной другим хвостом. Змея отбросила меня на несколько метров, в результате чего я выронила из рук обойму. Она пропала в ночи, а я жестко приземлилась на землю. Моя спина и плечи кричали от боли, но у меня не было времени жалеть их. У меня в поясе были еще две обоймы, но когда одна из змей снова поползла ко мне, моя рука потянулась за ножом. Змея, которая ударила меня, наклонилась, ее морда и слюнявая пасть была в сантиметрах от меня. Вместо того, чтобы снова отбежать, я прыгнула вперед и вонзила лезвие в ее глаза. Она вскрикнула от боли, страдая от серебра, как и любое существо в Мире Ином. Ну, вообще-то, любое существо с ножом в глазах будет вероятно страдать, независимо от того, магическое оно или нет. У меня было желание вырвать свой нож, я не хотела потерять его, и также не хотела, чтобы змея потянула меня за собой, когда попятится. Страдание приятельницы заставило других змей повременить. В это мгновение я сунула нож за пояс, и неожиданно закричала. Очевидно, глаза змеи были тоже ядовитыми, и яд, пропитав мои джинсы, сжег мне кожу. Тем не менее, мне удалось перезарядить пистолет. Без колебаний, я повернулась и опустошила всю обойму в голову змеи. Я не была достаточно меткой, чтобы попасть в глаза, но пули сделали свое дело. Змея дергалась в воздухе, кровь смешивалась с ядом на ее коже, и с последним шипением от боли, она упала и врезалась в землю. Гадая, почему следующая змея не пришла за мной, я повернулась и увидела, что ее атаковали Волузиан и Кийо. Я убедилась, что первая была мертва и загрузила в пистолет последнюю обойму. Прикосновение Волузиана обжигало кожу змеи, а Кийо просто разрывал ее зубами.

Поставив на то, что казалось верным, я снова выстрелила в голову змеи. Скоро, мы буквально уложили змею между нами троими. Я стояла напряженная и готовая. Пустой пистолет в одной руке и нож в другой. Мир молчал, за исключением ветра и случайных предсмертных подергиваний третьей змеи. Спустя несколько мгновений, Кийо перевоплотился из формы лисы, давая мне более четкое представление о каких-либо травмах, теперь когда он не был покрыт мехом. Он поморщился и плюнул на землю несколько раз, но укусы змей, видимо, не травмировали его рот или лицо. Пара красных пятен на руках заставили меня думать, что он тоже был забрызган ядом. В противном случае, он выглядел целым и невредимым. Он вздохнул и провел рукой по черным волосам, которые были слегка вьющиеся от пота.

— Знаешь, — произнес он, — я не думаю, что мне когда-нибудь захочется вновь взглянуть на дюны пустыни.

11

— Мило, — пробормотала я.

Кийо повернулся ко мне, давая мне такую же оценку, которую я только что дала ему.

— Все нормально?

— Не считая яда и избиений в ближайшем будущем, то да.

Он с облегчением кивнул, а затем вскрикнул:

— Да ты истекаешь кровью!

— Что, правда? — спросила я, удивленная не меньше его самого.

Он бросился ко мне.

— Твое плечо! — закричал он.

— О, дерьмо, — выругалась я, вытягивая шею, чтобы оглянуться назад. — Это незначительное повреждение.

— Сними свою рубашку. И даже не начинай с какой-нибудь нелепой глупой болтовни, — добавил он, увидев, как я начала выступать.

Я знала, что он был прав, и осторожно сняла рубашку. Он помог мне немного, спасая меня от поднимания моих рук слишком высоко. Исследуя рубашку, я увидела, что кровь впитывалась в нее.

— Плохо? — спросила я.

— Узнаю, когда сниму повязку. Пожалуйста, скажи мне, что у тебя есть еще, и нам не придется снова забинтовывать эту.

— У меня есть еще. Я же говорила тебе, что захватила запасы медикаментов с собой.

Он осторожно снял бинты с раны и бросил их на землю. При свете костра и тусклом свете восхода солнца, я видела, что бинты были полностью красными от крови.

— Порвалось несколько стежков, — сказал он устало. — У меня нет средств, чтобы зашить их.

 Я когда-то вроде испугалась, что он использовал свои навыки ветеринара, чтобы подлечить ранения от сражений, но теперь я воспользовалась бы ими.

— Болит на поверхности, это что-то означает? — спросила я.

— У тебя усилится кровотечение, даже если я забинтую так сильно, как смогу. Также есть риск, что останется шрам, если снова не наложить швы. Как только мы покончим с этим сумасшествием, я смогу сделать это для тебя в Тусоне, если ты не желаешь объясняться со своим доктором.

— Мой лечащий доктор уже привык к этому.

Он фыркнул.

— Полагаю.

Я собрала свои вещи, и мы оба присели на землю. Стало светать, облегчая ему работу по приведению в порядок моей спины. Старые бинты были выброшены, и я вздрогнула, когда он начал промывать раны антисептиком.

— Я думала мы в безопасности, пока мы не в обители короны, — проворчала я.

— Как это часто бывает, повелительница, вы сделали неверное предположение, — высказался Волузиан. — Легенды говорят, путь к короне является опасным. Мы находимся на пути. Препятствия уже начались.

— Фантастика. Ой!

— Я спасаю тебя от инфекции, — отчитал меня Кийо.

К счастью, это оказалось последнее санирование, и он начал накладывать слои марли и бинтов. То, что он делал, было далеко от эротического, но меня поразило, насколько нежными и спокойными могут быть его руки, после лицезрения его в бою, жестокого и рвущего все на части.

Я взглянула на Динну, которая просто наблюдала за сражением. Она ничего не сказала, но мне показалось, что я увидела проблеск облегчения на ее лице. Моя смерть была бы серьезной помехой для нашей сделки.

— Как далеко еще до входа? Когда мы избавимся от вас, ребята? — спросила я.

Раздражающего или нет, но Волузиана бы нам не хватало — особенно, если эти змеи были лишь разогревом.

— Еще несколько часов, — сказала Динна.

Я нахмурилась, неуверенная, следует мне бояться или нет. Мы потеряли наши припасы, но мы были гораздо ближе к завершению наших анти-каникул.

— Я полагаю, это было бы слишком, надеяться, что ты взяла какое-нибудь обезболивающее? — спросил Кийо, продолжая бинтовать меня.

Было такое чувство, что у меня на спине уже целое одеяло.

— Викодин, вероятно, не лучшее средство для предстоящего сражения.

— Я больше думал о чем-то вроде аспирина...

— Нету.

Но это напомнило мне, что я должна была принять очередную дозу антибиотиков. Я самонадеянно считала, что мне они не нужны, но сейчас я радовалась бдительности моей мамы. Не то чтобы я хотела признать это перед Кийо. Особенностью романа с доктором было то, что он всегда заботился обо мне лучше, чем я сама. Теперь я не хотела выслушивать никаких "Я же тебе говорил". И не удивительно, что посыпались новые советы.

Он закончил последний бинт и помог мне одеть чистую рубашку, которую я упаковывала в дорогу.

— Эжени, перебинтовка вещь неприятная, а любой целитель джентри мог исправить все с закрытыми глазами. У Дориана есть замечательные целители. Почему он не приказал одному из них об этом позаботиться? Он должен был лучше это знать.

Я взглянула ему в лицо.

— С какой это стати это ошибка Дориана? Почему он отвечает за все зло? Конечно, он предложил целителя. Я отказалась, потому что я поняла, что другие люди нуждаются в нем больше.

Я также совершенно забыла спросить Шайю.

Выражение лица Кийо расслабилось. Он отвел взгляд.

— Конечно, ты так и поступила. Мне очень жаль.

— Жаль, что обвинил Дориана, или что забыл, что я глупый альтруист?

Кийо обернулся с легкой улыбкой на губах.

— Ну а как ты думаешь? Я чувствую, что их очень мало, особенно когда дело доходит до Дориана, особенно когда я по-прежнему убежден, что он хочет стать отцом наследника короля Бурь.

Я улыбнулась в ответ.

— Я тоже уверена, что он хочет. Но это спорный вопрос. Я все еще принимаю противозачаточные таблетки. Я все еще не хочу детей. Моя жизнь полна стрессов.

С опозданием я вспомнила о том, как он обожал Луизу.

— Без обид.

— Не принято, — сказал он, продолжая улыбаться. — Действительно... Я должен больше доверять тебе. Просто я продолжаю думать...

Улыбка его померкла.

— О чем?

— Я не знаю. Что в один прекрасный день все это поглотит тебя. И я не говорю о Короле Бурь. Я просто имею в виду... всё. Ты полностью отдала себя этому миру. Я знаю, что потерял Эжени.

Я, не раздумывая, схватила его руку и сжала ее.

— Эй, хватит об этом. Запомни это: доверяй мне. Я все та же Эжени. Все еще разрывающаяся между двумя личностями... Но это ничто не изменит.

— Я знаю.

Он продолжал держать меня за руку. Прикосновение пальцев, которое несло чисто медицинский характер минуту назад, стало теплым. Это заставило мое тело чувствовать себя странно. Его темные глаза все еще были устремлены на меня. Я утонула в них, как раньше, в этих сексуальных дымчатых глубинах. Я резко встала, разрывая это опасное прикосновение.

— Ну, — сказала я неловко, — вижу, что светло и мы встали, мы могли бы продолжить путь. Завтрак в седле?

Кийо тоже поднялся, выглядя беспокойным.

— Конечно. Чем скорее мы тронемся, тем скорее мы пройдем все змеиные угрозы.

Когда мы упаковали вещи и вернулись на лошадей, я подумала, что мы, возможно, едем навстречу к чему-то более опасному, чем змеи. Не поймите меня не правильно: они были плохи. Но я сражалась со сверхъестественными созданиями все время. Вокруг этой короны было столько шумихи. Было ли это просто приманкой на шведский стол монстров?

Все эти мысли проносились у меня в голове пока мы не поехали, затем меня заняли множество других мыслей. Мой скудный завтрак. Присутствие Кийо. Боли в спине. Предназначение рассеянных по поверхности отверстий. Дорога шла также, как и в любой другой части Мира Иного. Я задумалась, как далеко она простиралась. До бесконечности? Или путешественник просто упадет с края, как в тех картах, которые были сделаны еще тогда, когда люди верили, что земля плоская?

— Вот оно.

Хоть и мягкий, голос Динны жестко врезался в тишину вокруг нас. Мы остановились, и я оглянулась, в поисках того, что она нашла. Наконец, я увидела маленькое темное отверстие в одной из железных гор.

— Это обитель? Она кажется такой... маленькой.

— Только внешне, — сказал Кийо. — А что внутри, мы не знаем... кроме того, что мы будем полностью окружены железом. Помни — это бы убило большинство джентри. Это тест, который тебе повезло пропустить. Надеюсь.

— Верно, — пробормотала я.

Я все еще не ощущала явного влияния этой земли, но что будет, когда мы окажемся внутри горы?

— Я не могу пойти внутрь, — сказала Динна. — Я буду ждать вас здесь.

— Я тоже буду ждать, — сказал Волузиан, и добавил: — В надежде, что вы встретите свою смерть и что ваш дух, который возникнет, я смогу мучить навеки вечные.

Я подавила желание приказать ему уйти. Несмотря на то, что он не может последовать за нами, мне будет спокойнее знать, что здесь нас ждет прикрытие, когда мы будем выходить. А мы выйдем, решила я твердо. Я оставила свою сумку и оружие снаружи, поскольку у меня не было запасных патронов. Гребаные змеи. Изучая оставшуюся часть моего арсенала, я оставила железный атаме за поясом, взяв серебряный атаме в правую руку и жезл в левую. Я взглянула на Кийо.

— Готов?

Он кивнул.

— Я пойду первым.

Это было очень мужественно. Я позволила ему возглавить нас и едва услышала, как Динна желает нам удачи. Пещера, в которую мы вышли, была черной как смоль и тесной. Я могла едва идти, не нагибаясь, и я знала, что Кийо пришлось идти сгорбившись. Мы проходили петли и повороты, выскоблившие тесные, грубые стены. Иногда мы разговаривали, чтобы определить местонахождение друг друга, и иногда я дотрагивалась до его спины. Чем глубже мы заходили, тем сильнее я чувствовала железо вокруг нас. И снова у меня не было признаков слабости... только осознание.

— Свет, — сказал Кийо внезапно.

Я моргнула. Он был прав. Я не видела источник света, но что-то дальше впереди проливало свет вниз по тоннелю. Он начинался, как слабое освещение, просто давая мне представление о его силуэте. Вскоре, свет усилился... также, как и тепло. Я услышала ревущий звук.

— У меня плохое предчувствие, — сказала я.

Мы завернули за угол, и у меня отвисла челюсть. Путь вперед был заблокирован огнем. Чтобы быть точной, он был заблокирован пластами, очень четко содержащими огонь, создавая впечатление огромных лопастей, тем более, что они свисали с потолка. Магически заключенный в пластах или нет, огонь горел сильно, и излучаемое тепло через коридор не оставляло сомнение, что эти ублюдки сожгут нас.

— Мне кажется, я видела это в видеоиграх, — пробормотала я.

Взгляд Кийо был безотрывно сосредоточен на огненных лопастях. Их было пять. Его лицо было непроницаемым, концентрация его глаз подсказала мне, что он делал. Он изучал синхронность их движений.

— Они в шахматном порядке таким образом, что это позволит нам пройти, — сказал он. — Мы просто должны смотреть на сроки.

— Ты сможешь пройти. Насчет себя, я не знаю.

Я не капитулировала, я просто констатировала факт. Кийо обладал рефлексами, которых не было у меня. Я могла сидеть здесь часами и, возможно, так и не понять их порядок движений, как мог он.

Он нахмурился.

— Может быть, я смогу просто держать тебя за руку. Или посадить тебя на свою спину.

— Что!? Нет. Это смешно. Я повлияю на твою скорость, замедляя тебя.

Я изучала пламя, загипнотизированная качающимися пластами. Между ними было пространство.

— Может, я смогу перепрыгивать через них, каждый за раз.

— Теперь это смешная идея.

Он тревожно наморщил лоб.

— Только подумать, я бы все отдала вчера ночью за тепло. Нам надо было разбивать лагерь здесь...

Мою шутку прервала внезапно посетившая меня идея.

— Я просто пройду через них.

Взгляд, которым он меня наградил, не требовал никаких слов, чтобы выразить его мнение.

— Серьезно, — сказала я.

Отложив оружие, я обратилась к магии внутри себя. Железо на меня не действовало. Я поиграла с элементами воздуха и воды, проверяя и связывая их, как шарф. Кийо мог чувствовать изменение температуры около нас.

— О чем ты думаешь?

— Я могу защитить себя, — сказала я. — В пещере достаточно влажности — в стороне отсюда — для меня, чтобы набрать воды. Я сделаю для себя щит и использую воздух, чтобы он дул на огонь.

— Воздух может питать огонь.

— Нет, если я все сделаю правильно.

Наши глаза встретились. Ему не нравилась эта идея, совсем не нравилась.

— Это сработает, — сказала я ему. — Я это знаю, как факт.

— Как факт, хм? Я все еще считаю, что мне следует перенести тебя.

— И я все еще думаю, что это идиотизм. Ты должен доверять мне, Kийо. Я могу это сделать. Я чувствую это.

Он не ответил сразу, но я знала, что добилась своего.

— Если я увижу, как ты горишь заживо, я не буду счастлив.

— Волузиан будет счастлив, — сказала я, — по крайней мере, хоть кто-то выйдет на первое место.

— Эжени!

— Прости.

Я дала Кийо то, на что он надеялся, ободряющую улыбку.

— Это сработает. Ты идешь первым.

Он колебался несколько мгновений, а затем трансформировался в лису. Для сражений он обычно выбирал сильный, более крупный вид. Сейчас же, он был маленьким и быстрым, как обычная рыжая лиса. Он повернулся к пламени, человеческая часть, и возможно, животная тоже, снова оценила ритм. Затем, он двинулся вперед. Я была в нем уверена, но мое собственное дыхание остановилось, когда я наблюдала за ним. Он бежал, не останавливаясь, гладкими и последовательными шагами, через пустые промежутки, которые образовывали качающиеся пласты в противоположную сторону пещеры. Через секунды он достиг конца, на другой стороне от пяти пластов. Я выдохнула. Он обратно трансформировался в Кийо и обеспокоенно смотрел на меня через появляющиеся пробелы между листами. Я одарила его очередной уверенной улыбкой, надеясь, что мои предыдущие аргументы окажутся правдивыми. Я уставилась на пламя, не для того чтобы уследить за их ритмом, а просто, чтобы собраться с духом. Магия потекла в меня, когда я собрала влагу вокруг своего тела, создавая вращение, практически циклон — как кокон, который сразу пропитал меня. Это была последняя из моих забот. Затем, я призвала воздух, притягивая к себе и отталкивая от себя в сторону пластов. Когда я шагнула вперед, мой разум вдруг прокрутил сотни других сценариев. Может, мне просто нужно было выкачать отсюда кислород и убить огонь. Конечно, это представилось в моем сознании. Будет ли обычная физика работать против магического огня? Этот вопрос пришел ко мне слишком поздно, вместе с осознанием, что магический огонь может не поддаваться воздействию воздуха и воды.

Хушш!

Я не попала в ритм Кийо. Первый огненный пласт полетел на меня — и обошел. Мой эффект фена сдул его в сторону и обжигающее тепло, которое все еще доставало меня, было смягчено водой. Я набрала темп, проходя через второй лист той же дорогой. Удачное попадание позволило мне пропустить третий. Четвертый достал меня — или достал бы — и потом я еле-еле обошла пятый.

Я достигла Кийо и отпустила магию.

— Обошла три из пяти, не плохо, — сказала я весело.

К моему удивлению он обнял меня, несмотря на то, что с моей одежды и волос капало.

— Иисусе, Эжени, это было страшно. Когда я увидел, как ты идешь через первую стену...

— ...ты подумал, что это классно?

Он отстранился и покачал головой, наблюдая, как я выжимала воду из своей рубашки.

— Ты всегда превращаешь в шутку довольно серьезные вещи.

— Эй, ты один из тех, кто обеспечил ссылку Дюна, — я вздохнула и позволила рукам упасть по обе стороны от тела. — Кроме того, если бы я не шутила, возможно, я бы дала волю чувствам и сбежала бы обратно в Терновое Царство.

Я привлекла к себе воздух, взяв часть тепла, направила дуновение на себя. Я остановилась, когда почти просохла, не желая переводить магию.

— Я понимаю, — сказал он.

Он нежно коснулся моей руки, слабо улыбнулся, а затем наклонил голову в сторону тьмы впереди.

— Готова к большему?

Я кивнула, снова следуя за ним. Мы уходили дальше и дальше от огня, оставаясь без света. Странное воспоминание посетило меня, путешествие в Мир Иной, в котором я шла по похожим пещерам и проходила испытания, чтобы вернуть душу Кийо. Как могла я даже немного об этом забыть? Я любила его так сильно, я видела Смерть собственной персоной. Как могла любовь вроде этой измениться? Дальше по тоннелю нужно было идти ползком, и я подумала, что возможно это был тест для джентри на клаустрофобию. Постепенно тоннель начал расширяться и расширяться, пока неожиданно не закончился тупиком в большой комнате-пещере. Как и тоннель, здесь все было просто каменное, с редкими проблесками железа. Несколько факелов освещали помещение, показывая ее центр: элегантный мраморный пьедестал с железной короной на нем.

— Серьезно? — сказала я.

Кийо и я находились рядом с открытой комнатой, опасаясь войти. Я смотрела на корону, по моему позвоночнику пробежал холодок, но не от потенциальных ловушек.

В моей памяти воспроизвелось другое испытание во время путешествия в Мир Иной: я была вынуждена носить корону моего отца, несмотря на мои протесты. Корона была платиновой. Но и она, и эта, что передо мной, имели одинаковое серебристое сияние. Обе были украшены фиолетовыми камнями. Обе были суровыми, в них чувствовалась воинственность. Та, что из видения, была немного тоньше, хотя и с большим дизайнерским вкусом. Дизайн был и в этой короне, с ее кругом из драгоценных шипов разного размера, но у меня было чувство, что это было сделано для того, чтобы произвести впечатление, а не для красоты.

— Это иллюзия, — сказала я Кийо. — Мы пока не можем ее достать. Едва ли мы что-то сделали.

Он говорил, не сводя глаз с короны.

— Змеи и прохождение через огонь — это ничего?

— Ну, нет. Но я ожидала большего, учитывая всю шумиху.

— Железо, — напомнил мне Кийо. — Ты использовала магию, чтобы пройти через огонь. Большинство джентри сделали бы это тоже, но представь, каково бы им было находиться среди всего этого железа. Если даже они пройдут так далеко. Ты... не мухлевала, точно, но ты миновала множество испытаний здесь.

— Если все это предназначено для джентри, тогда, возможно, и корона тоже. Может, я слишком человечна и не в состоянии претендовать на нее.

— Человек, который провалится.

— Есть только один способ выяснить это.

Я смотрела на корону, замечая, как мало света от нее отражалось. Было ли это так? Должна ли я действительно просто зайти и надеть ее? Время выяснить. Я сделала несколько шагов вперед... и в комнате внезапно стало холодно. Темное чувство, ощущение силы и чистого зла заполнило небольшое пространство. Как чувствуется зло? Ты просто знаешь. Я поспешно вернулась к Кийо, но было уже слишком поздно. Мужская фигура материализовалась перед нами, одетая в красивый фиолетовый бархатный халат, расшитый и скроенный таким образом, что Дориан мог бы позавидовать. Волосы этого парня был почти такими же красивыми, бледный белый блонд, который сиял в свете факелов и спадал на его плечи. Определенно впечатляюще выглядящая фигура. Единственная вещь, которая все портила, было то, что он являлся скелетом.

— Ох, черт, — сказала я.

— Что это такое? — спросил Кийо, двигаясь рядом со мной.

— Лич. Ну, как... я не знаю. Некромантская нежить или пользователь магии.

Мой разум отчаянно работал. Личи использовали магию перед смертью, чтобы намеренно держаться в стороне от Царства Мертвых. Это делает их изгнание очень трудным, как считал Роланд. Я слышала о них только в историях.

— Как зомби?

— Нет. Умнее. И они также хорошо могут увертываться!

Кийо всегда быстрее, чем я, уже кинулся на землю, увлекая меня за собой, когда лич бросил в нас голубой огненный шар. Он ударился в стену над нами, рассеиваясь и взрываясь жаром, но в остальном не причиняя вреда. Больший размером огонь уже формировался в руке скелета, и я знала, что он будет целиться ниже. Кийо трансформировался в его форму самой большой лисы и прыгнул на лича, атакуя самым отчаянным способом, каким только умел. Его челюсти стали смыкаться на одежде лича, захватывая ногу, но легким жестом лич отбросил Кийо. Он ударился о стену, встряхнулся и зарычал, метаясь в поисках решения, что делать дальше в связи с таким развитием событий. Во время их схватки — исчисляемой секундами, у меня было достаточно времени, чтобы направить свои чувства в жезл. Я дотронулась до Царства Мертвых и попыталась сформировать связь. Бабочка на моей руке горела как змеиный яд, но я не могла открыть портал. Это было словно биться о тяжелую закрытую дверь. Больше усилий, возможно, позволили бы мне прорваться, но у меня не было шанса попытаться до следующей атаки огненным шаром. Я увернулась и откатилась в сторону. Видя, что лич снова отвлекся на Кийо, заставило меня задуматься, что возможно нож также особо не поможет. Лич, похоже, узнал о моих проблемах и засмеялся, низким гортанным звуком, которое раскатилось неестественным эхом по помещению.

— Ты не будешь носить Железную Корону. Ты не обладаешь силой, чтобы носить Железную Корону.

Я была готова увернуться от еще одного огненного шара, но лич легким движением руки отбросил меня к стене. Я даже не успела почувствовать боль от моих ран, потому что невидимая сила, которая ударила меня туда, была слишком сильной. Это было похоже на миллион невидимых игл, которые проткнули мою кожу, проходя сквозь меня и приковывая к камню, чтобы удержать меня на месте. Я закричала от боли, и Кийо мгновенно бросился на лича снова. Чем больше была форма лисы, тем более животным он был, и у меня было чувство, что это была его инстинктивная реакция видя, что на меня напали. Лич снова отбросил его невидимой силой только на этот раз сильнее. Кийо ударился о стену и резко упал на пол пещеры. Слабый, он попытался встать на все четыре лапы, но он был слишком дезориентирован и ранен. Лич снова повернулся ко мне, и я увидела смерть в его глазах. Я действительно шутила, что это было легко? Единственное, для кого это было легко, это для лича. Она сделал нас всего лишь несколькими заклинаниями, и сейчас я умру. Вот почему все боялись тех, кто носил железную корону. Если ты выживешь здесь, то ты выживешь везде.

— Ты не будешь носить Железную Корону, — повторил он, подняв руки для последнего заклинания. — Ты не достойна.

Я вызвала свою магию, несмотря на боль. Штормовой ветер рванул на него, отбрасывая назад. Он не был совсем невосприимчив к физическому воздействию. Призывать магию было трудно, но когда Дориан впервые тренировал меня, мы практиковали заклинания в разных неудобных позах. Я увеличила силу ветра, толкая лича назад еще на пару шагов. Железная Корона не сдвинулась с места, тогда как Кийо ударило в стену, почти сплющивая. Я немного колебалась, опасаясь, что ранила его. Он был все еще жив после последнего удара. Уверена, он мог бы справиться и с этим. И это позволило вызвать больше силы. Это отвлекло лича поэтому, когда я мысленно отбила обратно его заклинание, он не смог с ним справиться. Невидимые контакты исчезли, и я сползла на пол, приземлившись неуверенно, но в вертикальном положении. Мне было все еще больно и я уже чувствовала себя изможденной, но все еще крепко держала свою магию. Я держала лича на расстоянии, но все еще не могла прибить его к стене, как он мог это делать с нами. На его костяном лице блуждала вечная улыбка, которая все больше раздражала.

— У тебя нет силы, — сказал он, видя, что я не могу усилить ветер. — Ты не достойна короны.

Белый свет засветился между его руками. На этот раз не огненные шары. Это была молния. Она вылетела из его рук с невероятной скоростью, вроде скорости света, но я уклонилась от нее, почти не задумываясь. Молнии были в моем арсенале навыков. Мое тело было настроено на них, предвидело их и избегало, несмотря на их скорость. Тем не менее, молнии взорвали половину стен пещеры и гром, который их сопровождал, почти оглушил меня. Скалы и мусор от разрушенных камней были сметены моей бурей, летая по комнате, как шрапнель. Некоторые из них ударили меня. Один порезал мне руку. Несмотря на все это, я рассмеялась, звуча немного сумасшедшей, даже для самой себя.

— Ты собираешься сражаться со мной молниями? — заорала я сквозь шквальный ветер, которым мне удалось после всего ударить. — Ты знаешь кто я?

— Я знаю, что у тебя никогда не будет короны, — ответил лич, создавая больше молний.

Его слова впились в меня, и не только потому, что моя жизнь была поставлена на карту. Это значило большее. Ты не достойна. Мой провал. Провал моей силы. Хотя, он действительно не знал, с кем имел дело. Он понятия не имел, какой силой я могла владеть, даже в этом железном подземелье. Никто не говорил об этом прямо, но я начала подозревать, что я была самым могущественным магом после моего отца. Этот ублюдок лич был близок к тому, чтобы узнать об этом. Он увидит мою силу. Я уничтожу его и заберу эту гребанную корону.

— Ты называешь это молнией? — заорала я, уклоняясь от следующей стрелы.

Мои магические чувства коснулись молекул в комнате, положительных и отрицательных зарядов. Запах озона был повсюду.

— Вот это МОЛНИЯ!

Мне не нужны были руки. Я могла создать молнию из воздуха. Она ударила лича и должна была разорвать его. К сожалению, он остался нетронутым, но то, как он зашатался и не сразу запустил новую молнию, подсказало мне, что я добилась успехов. Магия горела во мне, наполняя каждую унцию моего существа, когда я притянула окружающий воздух. Ветер все еще дул, ионы оставались готовыми. В центре всего этого была корона, корона, в которой я собиралась выйти отсюда. Я остановлю эту войну и покажу Катрис и всем остальным, что со мной шутки плохи. Но сначала я должна закончить это. Я решила безостановочно взрывать лича с помощью разрядов, но вдруг другая идея пришла в голову. Это позволит быстро со всем закончить. Ученые уже давно обсуждали существование шаровой молнии, но я знала, что это реально. Я действительно никогда не использовала ее серьезно, но экспериментировала с ней. Некоторые из принципов ее формирования были как у "обычных" молний, но одной из особенностей было то, что сделало его уникальной — и такой трудной, чтобы научиться. Я знала, как вызвать ее. Я знала, что она может сделать здесь. В то время как магически созданные разряды лича и мои были оформленными и контролируемыми, шаровая молния была огромной и радиационной. Я заполню эту пещеру, сжигания лича. Я не удивлюсь, если она разорвет стены. А корона? Корона уцелеет, как и я, как хозяйка магии. Сила вырвалась из меня, молния сформировалась в шар в пещере, которая взорвалась наружу, ослепляя даже глаза. Стены дрожали, тепло захлестнуло меня, и рев заполнил мои уши. Я услышала, как лич кричал, ужасный, скрипучий звук. Я не отпустила заклинание, пока его крик не исчез в тишине. Шаровая молния исчезла мгновенно, почти поразительно. Мой собственный контроль над такой силой меня немного удивил.

У меня в ушах звенела тишина. Корона стояла невредимой, как и ожидалось. Груды костей, которую я ожидала, там не было. Вместо этого, маленький, высохший человек стоял передо мной, одетый в те же лиловые одежды. Я протянула руку и приготовила свою магию для этой новой угрозы. Однако, он не двигался. К моему удивлению, он улыбнулся и сделал небольшой поклон.

— Мои поздравления, — сказал он.

Он указал на корону.

— Ты достойна, если ты сможешь ее носить, конечно. И что-то мне говорит, что ты можешь, раз ты выжила в таком количестве железа.

Я недоверчиво переводила взгляд с него на корону.

— Я сделала это... Я выиграла. Выиграла корону. Я уничтожила лича... тебя... или неважно.

— Конечно, лич был частью испытаний. Это требует великой магии, чтобы победить его. Но тест был на кое-что большее, чем твоя сила, — сказал старик хитро. — Речь шла о твоей решимости. Твоей воли. Твоей жестокости, чтобы добраться до короны не важно, какой ценой.

Он отошел в сторону, махнув рукой на другую сторону пещеры. Я ахнула. Киой в человеческом облике лежал у стены. Его темные глаза были открыты, и я не видела очевидных травм. Он просто наблюдал за происходящим. Я полетела в его сторону, став на колени.

— Боже мой. Ты в порядке? — спросила я, помогая ему сесть.

Его дыхание было ровным, хотя он выглядел немного потерянным.

— Пожалуйста... поговори со мной. Кийо. Ты в порядке?

— Да, да...

Он слегка дотронулся до своего лба и поморщился.

— Адская головная боль.

Я едва могла дышать. Я почувствовала онемение везде.

— Ты не должен быть жив, — прошептала я. — Ты должен был умереть.

Шаровая молния взорвала комнату. В конце концов, это я и планировала. Уничтожить все, кроме себя и короны, и все должно было быть уничтожено, включая Кийо. В этот момент я о нем забыла. Я забыла обо всем. Я была слишком зациклена на короне, на том, чтобы доказать личу кто здесь самый страшный. Кийо не имел значения в тот момент, он не имел ничего общего в наших нелегких разборках. У меня было ужасное, страшное чувство, что не имело вообще никакого значения, кто был в комнате.

— О, Боже, — снова сказала я, притянув его голову к своей груди.

Слезы заполнили глаза.

— О Боже, Боже. Мне так жаль. Я очень, очень сожалею. Я не знаю, что... я не знаю, о чем я думала...

Противный голос говорил в моей голове: «Не знаешь?»

— Эй, Эж, успокойся, — сказал Кийо, поглаживая мой затылок. — Я в порядке, не волнуйся. Ты сделала это. Ты победила.

Он не понял. Он не понял, что я сделала, или почти сделала. Очевидно, как бы безумно это не звучало, мощная магия, которая здесь была, защитила его ради теста. Но я нет...

— Серьезно, — сказал Кийо, не понимая мое отчаяние. — Я в порядке. Просто много раз покидало по сторонам. Теперь иди возьми корону. Он сказал, она твоя.

Я отстранилась и посмотрела в глаза Кийо, глаза, полные нежности и гордости. Я не заслуживала этот взгляд, но нам нужна была корона, и нам нужно было выбираться отсюда. Я встала, пошатываясь, подошла к пьедесталу. Корона лежала зловеще, и я посмотрела на старика. Он ободряюще кивнул. Если ты сможешь носить ее. Я должна была пройти еще один тест, я могла бы потерпеть неудачу. Когда мои пальцы коснулись короны, я ничего не почувствовала, только холодный металл. Я подняла ее осторожно, почти боясь того, что я сделала. Она была тяжелой, намного тяжелее, чем мой венец королевской короны или одна из модных вариантов. Она идеально села на мою голову, что было странным. Когда я ее впервые увидела, я была поражена ее размерами. Я была уверена, что она спадет с меня.

Старик просиял и снова поклонился.

— Теперь она твоя. Её сила твоя. Ты можешь заставить трепетать целые армии. Ты можешь стереть с лица земли королевства и подчинить их. Мир может быть твоим.

Надеясь, что я все себе доказала, я сняла корону.

— Я просто надеюсь, что смогу положить конец войне.

Кийо, шатаясь, встал на ноги. Он больше не улыбался.

— Что вы имели в виду, когда сказали, что она может стереть с лица земли королевства?

Старик развел руками.

— Такова сила короны.

— У короны нет силы, — сказала я, нахмурившись. — Это награда, символ статуса за все то, что здесь приходится пройти.

— Награда?

Брови старика взметнулись вверх и он звонко рассмеялся.

— Ты веришь, что это было ради приза? Как безделушка?

Кийо и я обменялись тяжелыми взглядами.

— И что она делает? — спросила я.

— Железная Корона позволяет разорвать связь между монархом и его королевством, тем самым освобождая его. Если у тебя есть сила, ты можешь претендовать на нее.

Старик пожал плечами.

— Что ж, с такой силой ты можешь контролировать половину королевств этого мира.

12

Настал момент ошеломительной тишины.

— Это невозможно, — сказал Кийо наконец. — Ты говоришь, она должна убить всех монархов?

— Нет необходимости, — ответил старик.

— Даже я знаю, как это работает, — заявила я. — Единственным способом претендовать на землю — это если его предыдущий монарх умирает или становится слишком слабым, чтобы удержать контроль. В противном случае, они связаны между собой. Монарх и земля едины.

— Ты не слушаешь? — спросил он. — Это Корона изменения. Корона нарушающая связь. Не важно насколько они сильные. Не убивать... если ты не хочешь. Земля освобождается, позволяя захватить ее, если ты сильна и достаточно честолюбива, и конечно, если будешь обладать короной.

Достаточно честолюбива.

Его слова напомнили мне о нашей борьбе, когда я чуть не убила Кийо в порыве ярости. Я уставилась на корону с отвращением.

— Я не хочу этого. Я не хочу такой власти. Это никогда не было моим намерением.

Хранитель короны теперь выглядел озадаченным, как несколько минут назад были я и Кийо.

— Тогда зачем ты пришла сюда?

— Эжени, — обеспокоенно обратился Кийо. — Я думаю, ты не должна отказываться. Независимо от того, что она действительно делает... Ведь первоначальный план остается в силе. Тебе на самом деле не нужно ее использовать. Только само присутствие короны может быть достаточным фактором, чтобы напугать Катрис... Особенно, если она знает ее истинную силу.

Я подняла глаза с короны, глядя рассеянно на выжженные стены пещеры.

— Конечно, она знает. И так же, как и Дориан. Он знал с самого начала.

Это было тактично со стороны Кийо и показывало его самоконтроль, то что он не сделал резких замечаний в адрес Дориана.

— Ты должна принять ее! — воскликнул старик, глядя на наши лица.

Он выглядел поистине удивленным, и даже обиделся из-за того, что я подумываю выйти отсюда без короны.

— Вы прошли испытание! Ни один человек, сделав это, не отказывался от короны!

Больное чувство накапливалось внутри. Он знал. Дориан знал.

— Ты не будешь использовать ее, — повторил Кийо. — Катрис необязательно знать об этом.

— Я была идиоткой, — пробормотала я. — Идиоткой, чтобы думать, что это просто трофей. Если я приму ее... Что произойдет, если кто-то другой возьмет ее? Если украдут ее?

Пережив столько попыток изнасилования, я была хорошо осведомлена об амбициях Мира Иного.

— Корона действует только для своего нынешнего владельца, — сказал смотритель. — Она будет оставаться только с тем, кто ее достоин... или, если ты умрешь, она вернется сюда, и мы будем ждать следующего претендента.

— Держись, — сказал Кийо. — Вы просто ожидаете претендента здесь? Все это время? Сколько вам лет?

Я не стала ждать ответа. У меня закружилась голова и я еле стояла на ногах, я так устала физически и морально. Я хотела выбраться из этого места.

— Пойдем, — сказала я. — Мы забираем корону.

Старик просиял.

— Отлично. Я с нетерпением ожидаю ваших побед.

Я нахмурилась и двинулась к выходу. Это была едва ли та ситуация для теплого прощания, поэтому Кийо и я продолжали обратный путь в молчании, хотя я чувствовала на своей спине обжигающий взгляд стража. Переход с горы был тихим, и мне казалось, что я иду гораздо быстрее. Противопожарные барьеры исчезли. Когда мы, наконец, вышли на свет и воздух, пустынный пейзаж казался самой сладкой и освежающей вещью. Волузиан и Динна были именно там, где мы их оставили. Глаза Динны предвкушающе загорелись. Волузиан не изменится, но я почувствовала определенную тревогу.

— Вы сделали это! — воскликнула Динна. — Теперь вы сможете мне помочь и выяснить...

— Нет, — прервала ее я, направляясь прямо к своей лошади. — Не сейчас. Мы не закончили еще с этим делом.

Ее бледные глаза расширились.

— Но вы же обещали...

— Не сейчас, — буркнула я.

Что-то в моем тоне и взгляде было очень пугающим, потому что она исчезла без комментариев. Я знала, что она вернется, и все же. Я взглянула на Кийо, он уже был на коне с обеспокоенным лицом.

— Как думаешь, эти змеи регулярные жители или только часть испытания? — спросила я.

Он огляделся, беря во внимание отверстия в земле.

— Не думаю, что мы можем считать, что они ушли.

Я надежно упаковала корону в мешок.

— Тогда давай выбираться отсюда. Мы не остановимся, пока не покинем эти земли.

Лицо Кийо выражало беспокойство.

— Эжени...

Но я уже поскакала в том направлении, откуда мы приехали. Наша поездка сюда была оживленной, но все еще сохраняя силы. Теперь я держала обратный путь. Я позволила лошади бежать так быстро, как только она могла, подозревая, что она тоже хотела выбраться быстрее с этого проклятого места, как и я. Скорость и поток воздуха был достаточным, чтобы отвлечь меня от того, что случилось и должно произойти. Почти. Кийо легко держал мой жесткий темп, и скорость сделала затруднительными какие-либо разговоры. Я потеряла счет времени, но у меня было чувство, что мы едем часами, судя по тому, как солнце движется по небу. Я хранила молчание, окруженная мрачным пейзажем, так что проезд на обратном пути в знакомых местностях Мира Иного был словно всплеск воды на лицо. Мы вышли в Царство Жимолости, неожиданно захваченные здешним теплом и цветом.

Кийо замедлил ход лошади.

— Эжени, мы должны остановиться.

Когда я не отреагировала, он крикнул более резко:

— Эжени!

Это оторвало меня от моих мыслей, и я замедлилась, в итоге моя лошадь остановилась. Он рысью последовал к нам.

— Эжени, уже почти ночь. Мы должны разбить лагерь. Мы теперь в безопасности, мы выбрались из того места.

— В безопасности? Я военный лидер. Это место не наш союзник. Они могут иметь большое преимущество, если обнаружат и захватят меня.

— Это лишь оправдание, — сказал он. — Этого не произойдет, и ты не можешь сохранить такой темп без отдыха. Лошади, конечно, тоже не могут.

Я не много знаю о животных, но Кийо знал. Эти двое, казалось, исчерпали все силы и дышали тяжелей, чем прежде. Я погладила голову лошади в знак извинения. Я не хотела останавливаться, но Кийо был прав. Пышная и красивая земля предоставляла множество точек для разбивания лагеря. Хитрость была в том, чтобы найти один скрытый участок, который позволял бы держаться близко к дороге. Если мы отклонимся слишком далеко, природа Мира Иного вполне могла переместить нас в другое место. И, несмотря на уверенные слова, я думаю, Кийо немного беспокоился о том, что Терновая Королева будет обнаружена в этом королевстве. По крайней мере, у нас был Волузиан для охраны. Мы наконец остановились на маленькой полянке, которую было почти невозможно увидеть через деревья, пока не выйдешь на нее. Не далеко была небольшая лагуна, обрамленная камнями. Я была грязная от борьбы, но у меня не было сил искупаться полностью, и я согласилась на мытье рук и лица. Тем не менее, вернувшись в лагерь, который действительно был местом для ночлега, так как мы не нуждались здесь в огне, Кийо настоял на том, чтобы поменять мои повязки снова.

— Ты разорвала больше швов после борьбы, — сказал он с тревогой. — Ты можешь потерять много крови, ты должна получить лечение в ближайшее время.

Я кивнула, не слушая его, мои мысли все еще крутились вокруг того, что я узнала. Как только он опустил мою рубашку вниз, я повернулась и столкнулась лицом к лицу с ним.

— Дориан знал, Kийо. Дориан знал, на что способна эта корона. Именно поэтому он хотел ее. Я не должна быть удивлена...

Мои следующие слова убили какую-то частичку внутри меня.

— Я не удивлюсь, если это все он подстроил с Мастэрой.

Я снова ожидала насмешек от Кийо, но его темные глаза были серьезными и полны сочувствия.

— Я тоже не удивлюсь. Я сожалею.

То, что я произнесла в пещере, было правдой: я была такой идиоткой. Я должна была прислушиваться к своим инстинктам, которые говорили, что приза за сражение недостаточно, чтобы прекратить войну. Приз, который может лишить Катрис ее королевства? Правда, это положит конец войне, но Дориану следовало рассказать мне, какую угрозу несет в себе корона.

«И тогда бы ты не сделала этого», — указал на это голос в моей голове. Я знала, это было правдой. Я не стала бы рисковать своей жизнью или жизнью Кийо, чтобы прибыть с артефактом, который делает меня на шаг ближе к тому, чтобы быть завоевателем, которым, по ожиданию остальных, я могу стать.

— Дориан знал, — повторила я. — Дориан позволил мне рисковать своей жизнью из-за нее.

Кийо стоял тихо, глядя на то, как быстро темнеют деревья вокруг нас.

— Ты говорила, что он сопротивлялся этой идее по началу. Пока не предложил меня в качестве сопровождающего.

— Это было подстроено, правда?

Я опустила лоб на свои руки, сомневаясь во всем, что я верила о Дориане. Я очень, очень хотела ему доверять.

— Притворялся ли он сомневающимся, зная, что я что-то заподозрю, если он будет слишком настаивать?

— Несмотря на все его недостатки... Я не знаю. Он действительно заботился о тебе, Эжени. Я не думаю, что он небрежно бросил бы тебя в опасность. Он, возможно, ожидал, пока не понял, что ты могла бы справится с этим.

Я вздохнула и подняла голову вверх.

— Ты проявляешь ужасно много веры в того, кого ненавидишь.

Маленькая улыбка появилась на губах Кийо.

— Я не ненавижу его, не совсем так. Я не доверяю ему. Мне он не нравиться. И... хорошо, я в обиде, что он забрал тебя у меня.

Я сузила глаза и во мне вспыхнула искра гнева.

— Никто меня не "забирал". Я не какой-то предмет, который вы, парни, можете только раздавать!

— Извини, извини, — быстро поправился он. — Я не это имел в виду. Я только подразумеваю то, что после того как мы расстались, было тяжело видеть тебя с ним. Это маленькая ревность, я признаю ее. Но я так же ненавижу его великие, дерзкие действия, что он выиграл тебя и сыграл заключительную часть в наших отношениях.

— Его «великие, дерзкие действия»? Ты имеете в виду убийство Лейта? Я никогда не буду сожалеть об этом, — сказала я отчаянно.

Не смотря на то, что смеркалось, я могла видеть глаза Кийо, смотрящие на меня.

— Ты именно это имеешь в виду, Эжени? Стоила ли твоя личная месть, жизней людей, которые умерли с тех пор?

Я отвела взгляд.

— Он заслужил это. Ты не понимаешь.

— Я прекрасно понимаю, что он сделал. И если была бы у меня возможность? Я сделал бы намного больше, чем проткнуть его мечем. На самом деле это было милосердным по сравнению с тем, чего он заслуживал. Но последствия...

— Я знаю, — я снова вздохнула. — Я знаю, что вызвала весь переворот в этом мире.

Внезапно странная мысль пришла мне в голову.

— Майвен...

Кийо напрягался, не прослеживая моего скачка в мыслях.

— Причем тут она?

— Дориан знал и об этом тоже! Она знает, что делает корона, я уверена в этом. Вот почему он продолжал мне говорить, чтобы я не позволяла тебе поговорить с ней!

Я подскочила, сейчас в полной ярости.

— Проклятье! Он играл со мной. Он всегда играл со мной! Не имеет значения, если он любит меня. Это его характер. Он не может любить, не используя в своих интересах. Проклятье!

Мой крик прозвучал в пустую ночь, пока я ходила раздраженно.

В считанные секунды Кийо слишком быстро схватил меня за руки.

— Эй, эй. Успокойся. Возможно, он обманул тебя, но он не сможет заставить тебя делать то, чего ты не хочешь, даже с короной. Ты контролируешь ситуацию. Никакого вреда не будет.

— Никакого вреда? — воскликнула я. — Кийо, я чуть не убила тебя! Ты понимаешь? Ты понимаешь, что я чуть не сделала? Я потеряла контроль! Как я могу простить себя за это?

Он обнял меня руками.

— Я прощаю тебя, и это все, о чем тебе стоит беспокоится. Не вини себя.

Я сжала кулаки.

— Самая сумасшедшая часть всего этого то, что поддельный лич — или как его там — думал, что то, что я сделала, было хорошо. Я отталкивающая в сторону друзей ради власти. Это то, что корона олицетворяет. Это то, кем я стану.

— Я не позволю, — яростно сказал Кийо.

— Это в моей крови, — сказала я слабо. — Я только сейчас это поняла.

— Возможно. Я не знаю. Раньше я думал... хорошо. Я думал, что есть несколько простых решений, которые ты смогла бы сделать. Сделать это, не сделать это. Это было глупостью с моей стороны, этот конфликт в тебе. И я не помог... не так, как нужно было. Теперь я помогу... если ты позволишь мне.

Я посмотрела на него в замешательстве.

— Почему? После всего, что я сделала?

— Потому что я...

Кийо оборвал себя. Я едва могла видеть его сейчас, но чувствовала тепло его рук на своей коже.

— Потому что это не имеет значения, потому что я сглупил. Потому что мы никогда не должны были расставаться. Я давно хотел сказать тебе кое-что. Мы должны...

Я вырвалась и зашагала прочь через поляну. Я не могла слышать этого. Я не могла слышать какие-либо признания в любви, не тогда, когда мое сердце по-прежнему разбито из-за предательства Дориана. Я доверяла ему. Я доверяла ему, несмотря на все доказательства того, что он пошел бы на большие крайности за власть. Я думала, что его любовь ко мне была сильнее, чем его амбиции. Я была неправа. Даже если он меня любит, его сердце всегда будет разделено между мной и его стремлением к власти. Это была его природа, как и моя собственная природа была разделена между человеком и джентри.

— Мне нужно поспать, Кийо, — резко сказала я. — Прямо сейчас я не могу услышать этого.

— Но, Эжени...

— Спокойной ночи.

Я отвернулась от него. Я знала, что он способен видеть в темноте, и свернулась калачиком на траве. Едва ли это можно было назвать комфортной кроватью, но по сравнению с неудобствами прошлой ночи, это было как в раю.

Кийо больше ничего не сказал, и я слышала, как он в конце концов успокоиться. Волузиан был поставлен на часы, то есть ни Kийо, ни я не бодрствовали. В моем случае это не имело значения. Сон не придет независимо от того насколько я хотела его. Я не спала почти всю ночь, глядя на ясное небо и блеск звезд. В Мире Ином были те же созвездия, что и в человеческом, которые, конечно, представляли своего рода затруднительное положение физики. Однако у меня не было времени, чтобы поразмыслить об этом сейчас.

Дориан знал.

Эта корона. Эта проклятая корона. Часть меня хотела подойти к моей сумке, вытащить корону, и выбросить ее в ночь, чтобы никогда больше не видеть. Что сказал старик? Она вернется к себе домой? Никакого вреда не будет. Никакого вреда, кроме потери возможности отобрать земли Катрис, — у нее и любого другого, кто выступит против меня. Это было то, чего хотел Дориан? Будет ли он пытаться убедить меня, что это был единственный способ выиграть войну? И я поверила бы в это? Может быть. Я была готова рискнуть многим для мира, приезжая с короной. Возможно, это было лишь "легким наркотиком" в возможном плане Дориана для завоевания.

В конце концов, не имеет значение, какой у него был план. Важно, что он предал меня. Я открыла себя для него, полюбила его. Сейчас этому конец.

Именно эта мысль и гнев, сжигающий меня изнутри, пробудил меня, когда вокруг стало рано рассветать. Кийо, который, видимо, спал, мгновенно проснулся, услышав, что я пошевелилась.

— Дай угадаю, — сказал он. — Ты не спала.

— Нет.

Я достала из сумки немного походных запасов еды, морщась, когда мои пальцы коснулись короны. Кийо встал и потянулся, потом побрел за листву. Он вернулся через несколько минут, с манго в руках.

— Дополнение к твоему завтраку, — сказал он, бросая мне один.

Он прислонился к дереву и укусил один из своих.

Я благодарно кивнула, но сладость фрукта не имела вкуса для меня. Ни у чего не было вкуса. На меня были устремлены глаза Кийо, но я игнорировала их.

— О чем ты думаешь? — спросил он наконец.

— Насколько я ненавижу Дориана.

— Что ты собираешься делать?

Это было тем, о чем я думала некоторое время тому назад, поэтому у меня был твердый ответ.

— Пойди к нему. Поговорить с ним. Сказать ему, что между нами все кончено... Все. Мы. Наш союз.

Брови Кийо взлетели.

— Ты, возможно, не хочешь быть настолько поспешной, особенно в последнем.

— Как я могу быть в партнерстве с таким, как он? — воскликнула я

— Ты можешь быть в бизнесе с людьми, которые тебе не нравится. Я бы не стал разбрасываться его военной поддержкой в середине этого беспорядка.

— Мне не нужна его помощь, — сказала я упрямо. — Особенно, если Катрис объявит перемирие из-за короны.

— А если она отклонит перемирие?

— Я не знаю.

Я встала и потерла липкие руки о мои джинсы. Кийо был последним человеком, с кем бы я хотела это обсуждать.

— К чему ты клонишь? Должна ли я простить его? Позволить всему этому уйти и прыгнуть обратно в постель?

— Нет. Ни в коем случае.

Кийо подошел ко мне, почти зеркальное отражение с прошлой ночи, когда он был на грани того, чтобы сообщить мне что-то романтичное. Только с тех пор у меня было много времени, чтобы прийти к соглашению с моим гневом, и я могла бы сосредоточиться сейчас на Кийо. Беспокойство в его глазах и в его теле всегда задевали мои чувства.

— Но я не думаю, что Дориан оставит войну, независимо от того, что еще произойдет между вами. И ты должна принять эту помощь.

— Я боюсь...

Пока эти слова не прозвучали из моих уст, я не осознавала, что думаю так.

— Я боюсь, что когда я вижу его, когда я поговорю с ним... он сделает это снова. Он убедит меня, я не знаю. Каким бы ни был его план. Он будет оправдываться и убедит меня передумать.

Кийо обхватил мое лицо обеими руками.

— Ты не должна делать того, чего не хочешь. Ты сильная. И я пойду с тобой, если ты захочешь.

Я посмотрела в глаза Кийо, чувствуя, что теряюсь в их глубинах и смущаясь от того, что я видела в них.

— Я хочу.

Наклоняясь, он притянул меня к себе и поцеловал прежде, чем я поняла, что произошло. Было тепло в его губах, жар и голод, и грубость, животная страсть, которая была присуща ему. Мое тело прижималось к его телу, и я была поражена от возбуждения, которое поцелуй зажег во мне, мне, которая двадцать четыре часа тому назад была предана и принадлежала Дориану. Теперь желание во мне было все для Кийо, желание, что, вероятно, было эквивалентно желанию отомстить Дориану, возрождением моих чувств к Кийо, и просто жаждой быть с тем, кого я находила столь привлекательным. Я отстранилась от него, и это было нелегко. Этот поцелуй погубил меня, уничтожая все мои рассуждения. У меня было чувство, что я была в нескольких секундах от того, чтобы начать срывать с него одежду и броситься к нему. Некоторая раздражающая часть меня говорила, что я не должна делать этого, пока я не знала наверняка, мне все еще не безразличен Кийо, или я хотела вернуться к Дориану.

— Нет, не надо. Я не могу, — сказала я, отходя на несколько шагов. — Я не... Я не готова.

Я знала, что он мог сказать, что это не было правдой. Он мог чувствовать запах желания во мне, ферромоны и другие физические признаки того, что говорит о том, что я хочу его. Но голова и сердце? Нет, я не была уверена в этом.

— Эжени...

Его голос был хриплым, каждая клеточка его тела несла первобытную сексуальность, которая всегда привлекала меня.

— Я не могу, — повторила я. — Пожалуйста... не делай этого снова...

Закрыв глаза, я побежала в лес, игнорируя ветки и листья, хлещущие меня. Мне не нужно было уходить слишком далеко, потому что что-то подсказывало мне, что Кийо не последует за мной. Сейчас он оставил меня в одиночестве. Я опустилась на землю, опершись головой о гладкий ствол дерева, вид которого я не узнала. Мое сердце колотилось в груди, в смятении от достижений Кийо.

Я подозревала, что я ему все еще не безразлична, особенно, учитывая, что наш разрыв был больше моей идеей, чем его. Он подтвердил свою мудрость, правда, но я всегда знала, что он хотел, чтобы вещи были иными. Ад, который настал для нас двоих. Я выдохнула и закрыла глаза. Что мне делать с этим? Что я сделала с чувствами Кийо? Что мне делать с моими собственными чувствами? Потому что в основе всего этого, мое сердце все еще бушевало по Дориану. Я имею в виду, что я сказала Кийо: я действительно собираюсь вернуться и сказать Дориану, что между нами все кончено. Я была разочарована в Кийо до сих пор, потому что он не предпринял никаких действий против Лейта. Также как это ранило меня, Кийо прямо и открыто сказал о своих причинах насчет этого. Это было лучше, чем когда кто-то говорит вам сладкую ложь. Довольно лжи. Дориан был полон ей — и это касалось не только короны. Внезапно я задалась вопросом, почему он предложил Кийо пойти со мной в этот поход, а не Жасмин. Может быть, Дориан думал, что это будет удобный способ избавиться от того, кого он всегда рассматривал в качестве потенциального соперника.

Я не знала. Единственное, в чем я была уверена, так это в том, что я все больше и больше загружалась, сидя здесь. Слабый всплеск поразил меня до глубины эмоциональных глубин, и я открыла глаза. Крик тревоги раздался от Волузиана из лагеря, и через минуту я поняла, что происходит. Поднимаясь, я увидела впереди бассейн в центре поляны. Конечно же, я обнаружила Кийо, наворачивающего круги вдоль и поперек. Лагуна была кристально чистой, блестела при утреннем свете солнца и она пела в моих магических чувствах. Я подумала, он был там вчера, чтобы очиститься от боя и смыть все разочарование из меня. Судя по линиям на его лице может быть, и другое. Я наблюдала за ним минуту, зная, что наблюдать за ним незамеченной — редкость. Вода и его настроение отвлекло его, он обычно учуял бы и услышал наблюдателя. Чуть позже я приняла решение. Я начала снимать с себя одежду. Кийо повернулся и заметил меня только тогда, когда я ступила в воду, облегчая себя, шла вниз по каменным краям.

— Эжени... что ты делаешь? Ты мочишь свои повязки.

Я подплыла к нему, на другую сторону бассейна.

— Я здесь с тобой, голая, и это твое самое большое беспокойство?

Он внимательно посмотрел на меня.

— Ну, это были наши последние бинты.

Я положила руки на его грудь.

— Мы скоро будем дома.

Когда я приблизила свои губы к его, соединяя нас в глубоком поцелуе, я почувствовала тот же ответ, как раньше. Он ответил мне голодно, руки обернулись вокруг моей талии, когда мы прижались друг к другу. Теперь, однако, это был Кийо, который отделил нас друг от друга, несмотря на возбуждение в его глазах. У меня было ощущение, что в нем шла борьба между человеком и животным.

— Подожди, — сказал он. — Раньше... ты сказала мне, что ты не можешь...

— Я передумала. Я могу это сделать, — сказала я. — Нужно ли сейчас большее, чем это?

Я все еще собиралась сказать Дориану, что у нас с ним все кончено, и мне необязательно нужно было расставаться с ним до этого. Я мысленно разорвала с ним. Я была свободна делать все, что хотела. Я снова приблизилась к Кийо, медленно двигая нас к кромке воды. Верхняя часть наших тел показалась из воды, и утренний воздух немного охладил мою мокрую кожу.

— Я не доверяю причине, по которой ты это делаешь, — сказал Кийо.

Но когда я приблизилась к нему, он не отступил.

— Я думаю, что ты вернешься к Дориану.

Я крепко его поцеловала, отрезая все логические доводы, которыми он может попытаться возразить.

— Может быть, и вернусь, — сказала я наконец.

У него замерло дыхание, немного удивленный моей интенсивностью. Я чувствовала свое превосходство, понимая жажду Кийо и гнев на Дориана.

— Но ты тот, с кем я делаю это. Это что-нибудь значит?

Возникла пауза, в которой темные дымчатые глаза Кийо внимательно меня изучали.

— Да.

Одним быстрым движением он развернул меня, прижимая свое тело к моему.

— Это значит. Это то, что в любом случае должно случится.

Я задержала дыхание, когда он целовал мою шею, задевая зубами кожу.

Мое тело горело, как от его прикосновений, так и от опасной нотки в интонации его голоса. Затем, полный смысл его слов дошел до меня. Я начала оборачиваться, но его руки были на мне, прижимая меня к выступу, окруженному водой.

— Эй, я не твоя, — буркнула я. — Я думала, что ясно дала это понять.

— Ты права, — сказал он. — Но ты также и не его. Больше нет. И никогда не должна была быть. Мы не должны были расставаться. И если ты хочешь этого, если ты хочешь это сделать, ты должна сказать, что что-то ко мне чувствуешь. Я не могу поверить, что это всего лишь просто секс ради мести.

— Кийо...

Руки, которые держали меня, скользнули вперед к моей груди, шероховатость его прикосновений отправлялась ударной волной через мое тело.

— Скажи мне.

Он дышал над ухом, руками скользя по моему животу и вниз между моих бедер.

— Скажи, что ты все еще что-то чувствуешь ко мне.

Его тело прижалось так близко, оставляя минимум пространства между нами, прижимая меня к камню. Я почувствовала его твердым и готовым.

— Я...

Я закрыла глаза, теряясь в его руках, которые прикасались ко мне, растапливая сексуальное напряжение, горевшее в нас в течение последних дней. Что я чувствовала? В настоящий момент, я чувствовала противоречие. Может, это было неправильным. Может, мне сначала надо было официально порвать с Дорианом, перед тем, как выпускать эмоции наружу.

— Я...

— Да?

Он наклонил меня, руками схватил за талию, и вдруг вошел в меня, низкий стон сорвался с его губ, когда он заполнил меня. Я слабо вскрикнула от неожиданности, крик перешел в стон удовольствия, когда он начал входить и выходить из меня.

— Скажи мне, что все еще питаешь ко мне чувства, хоть какие-нибудь… — пробормотал он. — Если нет, я остановлюсь или позволю продолжаться этому дальше. Просто скажи.

— Я...

Опять же, я не могла произнести эти слова. В этот момент это было легко, потому что я была потеряна в его чувствах. Я забыла, какого это быть с ним, то, как он всегда брал меня сзади, движимый инстинктом животного, сидящего в нем. Однако, с ним было связано большее. Изображения мелькнули в моей голове, как он боролся на моей стороне, его сострадание, когда он увидел, как больно мне было из-за обмана Дориана.

— Скажи мне, — прорычал он вновь, звериное неистовство и голод проскальзывали в его голосе. — Скажи мне, что ты хочешь меня. Скажи мне, что между нами все еще что-то есть. Что ты не хочешь меня останавливать.

Он ощущался так хорошо, такой сильный, такой жесткий.

— Нет...

— Что нет?

— Нет... не останавливайся... чувства... конечно, какие-то чувства все еще остались...

Я так считала. И после этого животное в нем было развязано. Я закричала, как он показал мне полную силу своего тела, я опиралась руками, чтобы не удариться о выступ. Наши тела издавали звук, раздававшийся эхом вокруг, когда он входил неустанно, беря меня снова и снова, будто бы снова заявляя права на мое тело.

— Я скучал по тебе, Эж, — успел он сказать. — Скучал по сексу с тобой. Скучал по занятиям любовью с тобой. Но особенно... особенно я скучал по тому, чтобы отыметь тебя.

Его слова прерывались отдельными резкими толчками, которыми он брал меня жестко и глубоко, когда он наклонил меня ниже. Я закричала снова, но это было от удовольствия, не от боли. Кийо всегда доводил меня таким образом, и сейчас не стало исключением. Я чувствовала, как нервы взрываются, каждая клеточка моего тела дрожала. Тем не менее, он продолжал двигаться во мне с этой первобытной потребностью, толкая меня в перегрузку чувств. Он проявлял себя на словах, просто издавая тихие стоны, когда наши тела соприкасались. Наконец его тело содрогнулось от накатывающего наслаждения, сопровождаемого резкими толчками в мое тело, на которые он был способен, пока дрожь оргазма не захлестнула его. Он крепко держал меня за талию. Крича и содрогаясь от нахлынувшего удовольствия, он протолкнулся в меня еще несколько раз, пока наконец силы не покинули его. Он вышел из меня, так что я смогла обернуться. Мое собственное дыхание было прерывистым и быстрым.

— Возможно... возможно нам не стоило этого делать...

Кийо обвил рукой мою талию и притянул меня ближе к себе. Его губы слегка касались моих.

— Напоминаешь оправдывающегося парня утренним днем. И ты первая напала на меня, не забыла?

— Правда, — призналась я.

Удовлетворив свои желания, я чувствовала себя немного более последовательной. Но лишь немного. Его обнаженное тело по-прежнему было прямо передо мной, и это отвлекало.

— Дай мне несколько минут, — пробормотал он. — Несколько минут, и мы сможем сделать это снова...

— Возможно, мы создаем больше проблем.

Он поцеловал мою шею.

— Какое значение имеет еще одна проблема, среди всех остальных, что у нас есть? Еще раз, Эжени. Я так скучал по тебе. Давай сделаем это еще только один раз.

Я чувствовала, что он действительно был почти снова готов. Я подняла одну ногу, наполовину обхватив его, когда мое тело решило, что оно готово тоже.

— А что потом?

— Потом?

Рот Кийо прижался к моему.

— Потом мы поедем в гости к Дориану.

13

Поездка назад была не богата событиями, самым примечательным было приятное чувство, которое теперь горело между Кийо и мной — что-то, что теперь я подвергла сомнению. Я всегда говорила правду: я никогда не прекращала заботиться о нем. Но он тоже был прав: то, что произошло между нами на поляне, произошло из-за моего собственного гнева и потребности отомстить Дориану, что не было по-настоящему серьезным основанием начать отношения. Это не было даже действительно серьезным основанием для случайного секса, и честно, я не была уверена, кем я теперь приходилась Кийо. Динна появилась и следовала за нами так тихо и послушно, что я, наконец, нарушила молчание и пообещала ей выполнить свою часть сделки. Ее серое лицо просияло, и мне пришлось выдвинуть условие не подгонять меня в этом вопросе, пока я не решу собственные проблемы. Кийо и я пошли прямиком к Дориану, когда вернулись на более знакомую территорию. Я планировала разобраться с ним, а затем перейти в человеческий мир. Я думала, что будет безопаснее хранить корону там. Охранники Дориана встретили меня с довольными улыбками, и, хотя они были удивлены, увидев Кийо, большинство, казалось, знали, что я выполняла какую-то секретную миссию. Мое возвращение живой было хорошим знаком.

Как только мы вошли в замок, я приказала послу идти к Катрис и сообщить ей, что теперь у меня Железная Корона, и что если она хочет поговорить о капитуляции, я вся во внимании. Как близкая Дориану, я имела право распоряжаться всей его прислугой, — но у меня было ощущение, что скоро все это закончится. Мы с Кийо были допущены в общество Дориана во внутреннем дворе, где он мучил придворного по имени Морен, заставляя его долго играть на арфе. Я точно знала, что Морен прошел один урок, и Дориан казался вполне довольным, наблюдая, какие парень испытывает затруднения. Это было одним из самых любимых времяпрепровождений Дориана, и обычно, даже при том, что Морен плохо себя чувствовал, это меня немного веселило. Сегодня такого не было. Когда мы вошли во двор, Дориан взглянул на наши лица и быстро приказал всем выйти — даже его охране. На его лице по-прежнему была легкая, беззаботная улыбка, но я видела некоторое изменение в выражении его лица. Он знал, что что-то происходит. Его проницательность была тем, что делало его таким хорошим правителем.

— Ну, вот, вы здесь, — сказал он, откидываясь назад в кресле, похожем на шезлонг.

Разве что, конечно, я никогда не видела, что Home Depot выпустил что-то так богато украшенное и такое позолоченное. Обычно, когда я входила, Дориан целовал меня, но его осмотрительность, должно быть, сдержала его.

— Красива как всегда, моя дорогая, но немного уставшая. Я предполагаю, что это означает, что вы оба достигли цели или еле-еле избежали смерти?

— Нам удалось, — сказала я. — Корона у меня.

Опять же его улыбка не изменилась, но нетерпеливый свет мерцал в глазах Дориана. Он наклонился вперед.

— Я знал это. Я знал, что ты сможешь это сделать.

Он изучил меня с ног до головы, его взгляд, наконец, замер на сумке на моем плече.

— Могу я взглянуть на нее?

— Нет, — отрезала я. — Никто ее не увидит. Она будет спрятана там, где никто не сможет ею воспользоваться, чтобы начать похищать земли людей.

Брови Дориана взметнулись вверх, и он начал говорить. Я уже могла представить сотни вариантов того, что выйдет из его уст, что-то в духе: «О чем ты говоришь, дорогая?» Я шагнула вперед, потеряв контроль, и оборвала его.

— Не начинай! Даже не начинай свои сладкие оправдания! Тебе было известно все, на что способна корона! Ты знал, что она напугает Катрис, потому что это означало, что я — и по умолчанию ты — можем забрать себе ее царство!

Дориан колебался, и снова, я могла догадаться, о чем он думает. Отрицать или идти на попятный? Он выбрал второе.

— И как лучше ее использовать в мирных отношениях? — сказал он наконец. — Главное, в войне как эта, бороться и, в конечном счете, подчинить кого-то так или иначе. Разве не намного легче и быстрее достичь той же самой цели другим путем?

— Способом, который отделяет ее землю от нее! — воскликнула я. — И связывает меня с другим гребаным королевством!

Я вышла вперед и должна была заставить себя не подходить ближе. Я была так сердита. Настолько сердитой тем, что человек, о котором я заботилась, мог сделать такое со мной. На него я была сердита почти так же, как на Катрис. От нее, по крайней мере, я ожидала предательства.

— И это то, что ты хотел бы сделать — не только напугать ее. Ты бы нашел любой способ, любое оправдание, только бы пойти на этот серьезный шаг, также как ты убедил меня пойти за ней в первую очередь.

Теперь юмор исчез с лица Дориана.

— А ты пошла бы за ней, если бы знала обо всем?

— Нет.

Он пожал плечами.

— Вот именно, а теперь она у тебя есть.

Я была поражена.

— Вот именно? Как, черт возьми, ты можешь так небрежно к этому относиться? Как ты можешь вести себя так, будто это нормально с самого начала меня обманывать — ты и та ведьма? Как ты можешь утверждать, что любишь меня и лгать мне?

— Я люблю тебя, — сказал он. — Больше, чем ты думаешь. Я сделал это для твоего же блага.

— Ты сделал это для своей же пользы, — огрызнулась я. — Я не могу поверить, что опять на это купилась. Ты делал это и раньше, но все хватит. Довольно. Мне больше не нужна твоя помощь. Я сама закончу эту гребаную войну.

— Эжени, — мягко предупреди Кийо.

Он не возражал мне, не перед Дорианом, но я понимала подтекст. Это был момент, на котором он настаивал ранее — не отворачиваться от военной помощи Дориана. Дориан усмехнулся, разделяя это мнение.

— Конечно, я тебе нужен. Если ты сможешь побороть свое ущемленное самолюбие, ты увидишь, что мы вместе замешаны в этом. Используй корону так, как тебе хочется, но будь в этом разумной, чтобы мы оба могли положить конец войне.

Когда я говорила, мой голос был низким и опасным. Я была в ярости, что он мог быть таким спокойным, что он полагал, что сможет все сгладить.

— Нет больше никаких "нас".

— Ты заходишь слишком далеко, — сказал он. — Нам необходимо закончить войну, и нам временно необходимо держаться вместе. Нам придется.

— Нет, — сказала я. — Между нами все кончено. Это конец.

Я видела по его лицу, что он не принял это. Он не понял. Его эго не позволило ему понять. Прежде чем он успел ответить, Кийо слегка коснулся моей руки.

— Будь осторожна. Смотри за тем, что ты делаешь.

Я огляделась вокруг. Ветер поднимался и затихал, в результате чего яблони качались из стороны в сторону. На небе начали собираться темные тучи. Это была не редкость для меня — эмоциями бессознательно влиять на погоду, но то, что я могла сделать это в стране, находящейся под чужим контролем было знаком того, насколько моя власть здесь возросла. Если Дориан хотел солнечную погоду, она должна была оставаться такой. Осознание того, что я могла это сделать, опьяняло меня. Тем не менее, я дала обратный ход, успокаивая воздух и рассеивая тучи.

Но Дориана ничего из этого не беспокоило. Все его внимание было приковано к одному небольшому жесту: Кийо дотронулся до моей руки. Я не знаю, как Дориан догадался, может видя, как близко мы с Кийо стояли друг к другу, но в этот момент Дориан понял, что произошло между Кийо и мной. И именно это, больше чем все прозвучавшие здесь аргументы, и положило конец непринужденной обстановке. Его лицо окаменело.

— О, — сказал он Кийо, голосом совершенно лишенным каких-либо эмоций, — я вижу. Теперь снова твоя очередь.

Гнев наполнил меня после его намека, что я могу передаваться по кругу — такое отношение Кийо никогда себе не позволял. Дориан не дал мне никакого шанса возразить.

— Ну, раз так, то пусть так и будет. Ты можешь быть права, что нет больше "нас", но в этой войне мы все еще вместе. Моя армия слишком вмешалась, и я не могу позволить Катрис думать, что я сдаюсь. Черта с два!

Голос Дориана прозвучал достаточно громко, так что один из его стражников, стоящий за стеклянной дверью, услышал. Он быстро открыл дверь и вошел.

— Ваше Величество?

— Пожалуйста, выпроводите Терновую Королеву и ее питомца из помещения. Они лишены гостеприимства. Не допускайте их вновь. Если кто-нибудь из ее приближенных явится сюда, они могут быть допущены только в моем присутствии.

Его глаза сверкнули в мою сторону.

— Посылай ко мне Рюрика как доверенное лицо по всем военным вопросам. Он и так проделывает всю работу сам.

Внимание Дориана снова переключилась на стражника.

— У тебя есть приказ.

У Дарета были трудности с тем, чтобы сдерживать выражение шока на лице. Я стала здесь постоянным обитателем, воспринимавшимся почти также, как Дориан. Через несколько мгновений Дарет, убрав выражение удивления с лица, проявил верность королю, отвергая любые недоверия, которые он мог почувствовать. Он повернулся ко мне с формальным выражением и указал мне на выход.

— Ваше Величество.

На его лице отражалось уважение, но взгляд был ясен. Я взглянула и могла видеть, как Дарет практически умоляет, чтобы я не сопротивлялась. Я не сделала это, и в то время как множество разделяющихся возражений к Дориану наполняли мою голову, я отбросила их в сторону. Ему нравилось такое внимание. Это только заставило бы его чувствовать себя важнее, а я хотела ему дать ясно понять, что с меня действительно довольно — даже при том, что холодная действительность того, что произошло, привела к сердечному разрыву. Мы с Кийо без возражений последовали за Даретом, но потом я остановилась. Дотянувшись до своей шеи, я сорвала ожерелье, которое носила, то с кольцом Дориана. Я бросила его к его ногам, встречая его пристальный взгляд, я надеялась, что он понял. Так и есть. Я встретилась с яростью в его зеленых глазах.

— Я сказал убирайтесь отсюда!

Я развернулась, позволяя Дарету проводить нас к парадным дверям замка. Как только мы оказались снаружи, я услышала, как он дает инструкции об отмене нашего гостеприимства. Я предполагала, что другие охранники были в шоке, как и он, но я шла дальше, не оглядываясь назад. Как только мы с Кийо ушли так далеко, что земля изменилась и мы попали в королевство Майвенн, он повернулся, чтобы посмотреть на меня.

— Ты в порядке? — спросил он, волнение было в этих темных глазах.

— Нормально, — сказала я решительно.

Я была уверена, что мой гнев был справедливым... но бросать Дориана было все еще больно. Он отпустил меня так легко, как только понял, что я спала с Кийо. Я ожидала чего-то... чего-то более эмоционального, я думаю. Какой-то признак того, что я значила для него больше, чем просто полезная партнерша. Мне следовало лучше знать.

— Давай вернемся в Тусон.

Я оставила Волузиана и Динну подальше, пока мы встречались с Дорианом, но теперь они были рядом. Я сказала Динне, чтобы она завтра пришла ко мне домой и тогда мы начнем работать над ее проблемой. А Волузиану я велела вернуться в Терновое Царство. Он должен был отправить Рюрика к Дориану, пока от Катрис не придет ответ.

Я не сомневалась, что слухи о том, что я поссорилась с Дорианом, распространятся достаточно быстро; я не хотела видеть реакцию своих людей, когда это произойдет. Мы с Кийо перенеслись обратно в Аризону с помощью соседних врат, отправляясь к нему, а не ко мне, чтобы он мог заново наложить мне швы. Он был таким же хорошим как любой другой «настоящий» доктор, и я не хотела объяснять, откуда появились мои новые порезы и ушибы кому-то еще. Масса кошек и собак приветствовали меня, когда я вошла в его квартиру, напоминая мне о прошлом.

— Ты уверена, что ты в порядке? — спросил Кийо позже.

Я лежала животом вниз на кровати, пока он работал иглой, сшивая мои порезы.

Я опиралась щекой на подушку, единственный в поле моего зрения был комод, так как я старалась оставаться неподвижной.

— Ты продолжаешь это повторять, но то, что ты сделала, было довольно серьезным.

Я могла представить, как хмурится его лицо.

— Я не ожидал, что он отзовет гостеприимство.

— Он знает, что мы переспали, — сказал я. — Мужчины обычно расстраиваются, когда их женщины такое делают.

Я разбила с Дорианом мысленно, как только узнала о его обмане, но он посчитал, что я изменила ему. Может быть, так и было. Но изменить тому, кто обманывал тебя, не такое уж большое предательство.

— Да, — сказал Кийо. — Обычно так они и поступают.

Он развязал бинт и перебинтовал раны снова.

— Пожалуйста, пожалуйста, не снимай их больше. Тот факт, что рана не инфицировалась, является чудом.

— Не буду, — сказала я, садясь и аккуратно одевая свою рубашку. — Я не планирую ввязываться в драки какое-то время. Я буду держаться подальше от Мира Иного, пока они во мне не нуждаются, и расследование убийства Динны породит лишь дополнительные вопросы. Вообще-то, я собираюсь передать это дело кому-нибудь другому.

— Ей это не понравится, — сказал он.

— Я сделаю так, что вопрос решится, — сказала я. — И это ей понравится. Возможно, даже быстрее, чем если бы я этим занималась.

Я начала вставать, но Кийо схватил меня за руку и посадил обратно. Выражение его лица стало хитрым.

— Ты не хочешь остаться на какое-то время?

Я покачала головой, слегка улыбаясь.

— У меня есть кое-какие дела. Кроме того, только потому, что мы сделали то, что мы сделали, не значит, что... ну, не значит, что теперь все как и прежде.

Его озорная улыбка исчезла.

— Ты права. Многое было совершено поспешно. Я полагаю, мы должны... я не знаю. Ты хочешь пойти на свидание?

— Свидание?

Несмотря на свое состояние, я рассмеялась. Это казалось таким неуместным, после того, через что нам пришлось пройти в эти последние несколько дней. Слишком обычным.

— Ужин и кино?

— Что-то вроде того. Я могу забрать тебя позже, после того, как ты закончишь свои дела. Или завтра, если тебе нужно больше времени.

Еще немного времени? Может быть, мне нужно еще много времени. Я действительно не знала. Я могла прыгнуть в кровать — образно говоря — сразу после того, как мои отношения с Дорианом рассыпались, но, как я сказала, это не означает, что я была готова создать что-то обязывающее с Кийо снова. Я занималась сексом с Кийо в муках гнева. Сейчас мне нужно было подумать, сейчас, когда я остыла и увидела лицо Дориана. Мой разум говорил мне, что с ним покончено, но мое сердце уже скучало по нему.

— Завтра, — сказала я.

Кийо кивнул.

— Ладно. В любом случае, мне, вероятно, надо отметиться в клинике.

Я честно не понимала смысла работы Кийо. С его постоянными визитами в Мир Иной, он, похоже, не имел регулярного графика в клинике первой ветеринарной помощи, в которой он работал. Казалось, он просто появлялся там всякий раз, когда хотел. Это было более удобно, чем моя собственная работа по поддержанию двойного существования между мирами. С запутанными чувствами или нет, я позволила ему поцеловать себя на прощание перед тем, как уйти. Часть меня желала просто остаться с ним, спрятаться в его кровати, и избегать остальной мир. Миры, даже. Но у меня было слишком много дел. Первое, надо было вернуться домой и переодеться в чистое.

Я приехала, на первый взгляд, в пустой дом, но машины на парковке разубедили меня. Конечно же, через минуту или около того после того как я вошла внутрь, я услышала, как открылась дверь спальни Тима. Он вышел, одетый только в джинсы, его черные волосы торчали во все направления.

— Эй, Эж, я не ожидал, что ты вернешься.

— По-видимому, нет. Я так понимаю, Лара здесь?

Он удосужился проявить смущение.

— А, ну...

— Привет, Энжи.

Лара появилась на кухне и встала около него, ее волосы были такими же спутанными, как и его. Ее одежда, включая футболку "West Coast Powwow 2002", указывала на то, что она быстро собралась. Она покраснела, но ее затруднение превратилось в удивление, пока она разглядывала меня. Она все еще не привыкла к тому, как я обычно выгляжу.

— Тяжелый день?

— Дни, — сказала я.

— О... Я не думаю… Я не думаю, что ты захотела бы услышать предложения о работе?

Это был первый раз, когда она была не уверена, чтобы говорить о работе. Я думаю, что она, наконец, начинала понимать изнурительную природу моей жизни и что моя работа не была такой же легкой, как проверка пунктов списка.

— Вообще-то нет. Не в ближайшие несколько дней.

— Несколько...

Она сдержала свои протесты и смиренно кивнула.

Я обошла их, направляясь к себе в комнату.

— У меня есть чем заняться.

Я обернулась к ним.

— Так что, вы можете вернуться к... тому, что вы там делали.

Честно, я не хотела браться за задание, которое стояло передо мной. Я хотела найти что-нибудь из выпечки, которую Тим закупил, и затем уснуть, что я так хотела сделать у Кийо. Но, нет. Я дала обещание Динне, и я должна его сдержать, независимо от того, насколько плохо было все остальное в моей жизни. Так что, приведя себя в порядок, я села на край кровати и подняла свой сотовый телефон. Я смотрела на него в течение долгого времени, водя своими пальцами по его краям, когда я откладывала его. Наконец, я набрала знакомый номер и стала ждать. Была большая вероятность, что никто не ответит. Я звонила маме на мобильный, что давало больше шансов на ответ, чем звонок на домашний номер. Я знала, что Роланд попросил ее держаться подальше от меня, но после того, как она увидела меня в больнице, моя мама, скорее всего, проигнорирует все запреты из страха, что я потеряла конечность или что-то в этом роде.

— Алло?

Я затаила дыхание и почти потеряла дар речи. Всего одно слово... звук ее голоса. Он создал наплыв эмоций во мне, и мне пришлось приложить усилия, чтобы вспомнить, зачем я позвонила.

— Мама?

— Эжени? Ты в порядке? — спросила она быстро.

Как и предполагалось, она опасалась потери конечностей.

— Да, да, нормально. Как ты?

— Хорошо. Беспокоилась о тебе, как всегда.

— Я в порядке, — сказала я. — Правда. Но мне нужно... мне, эм, надо поговорить с Роландом.

Долгое молчание.

— Эжени...

— Я знаю, знаю. Но мне нужна его помощь кое в чем. Это не займет много времени. Только один вопрос. Пожалуйста.

Она вздохнула.

— Ох, детка. Я бы хотела помочь, но он ясно дал понять... Ты знаешь, что он чувствует по поводу всего этого...

— Это человеческая проблема, — сказала я, соврав лишь отчасти. — Работа в этом мире. Пожалуйста, мама. Просто спроси у него, поговорит ли он со мной минутку?

Снова тишина, затем вздох.

— Подожди.

Я ждала, нервно теребя ткань одеяла. Что будет? Существовала два наиболее вероятных развития событий. Или моя мама озвучит его отказ, или они просто повесят трубку. Но, нет. Я услышала голос Роланда.

— Да?

Холодный. Настороженный.

После всего, что недавно произошло со мной в Мире Ином то, что я услышала его голос почти сломало меня. Мне хотелось рыдать и умолять его о прощении. Умолять его полюбить меня снова. Моя мама, несомненно, делала для этого, что могла. И ей, определенно, не везло. У меня не было причин полагать, что я заслуживала лучшего, так что я сделала тон своего голоса подобно ему, проглотив слезы. Я только по делу.

— Мне нужны рекомендация, — сказала я грубо, — частного детектива. Того, кто не сойдет с ума от той области, в которой мы работаем.

— Тебе нужен детектив для решения проблем с каким-нибудь монстром? — спросил он резко.

— Нет, нет. Вообще-то дело касается в основном нашего мира, все человеческое. Но относится к тому, чем мы занимаемся... Ну, я думала, что у меня должен быть кто-то подготовленный в том случае, если все станет странным и необычным.

Не было никакой причины, чтобы Динна обращалась непосредственно к частному детективу — или даже я, чтобы упомянуть ее, — но я хотела подстраховаться.

— Итак, — сказал Роланд. — Давай это проясним: мы не занимаемся одним и тем же.

С большим трудом я опустила реплики, которые были готовы сорваться с моих губ. Я хотела объяснить ему в сотый раз, что я никогда не ожидала, и не хотела достичь такого уровня причастности к Миру Иному. Снова я выбрала непосредственность.

— Пожалуйста, Роланд, — сказала я просто. — Это для человеческой семьи. Просто забудь обо мне на минуту.

Когда он не ответил, я ожидала, что он отключится.

— Энрике Вальдес, — сказал он наконец. — Ты сможешь посмотреть его номер. Я тоже ему позвоню, чтобы договориться.

— О, Роланд. Спасибо тебе бо...

Щелчок.

Так было. Я вытащила телефон держа его перед собой и уставилась на него, так если бы он был виноват во всех моих проблемах. Через несколько минут, я бросила его на пол. Гнев рос во мне, быстро исчезая в печали. Мой взгляд упал на пакет в углу от путешествия, пакет, содержащий Железную Корону. Это — и все, что представляло — было источником моих проблем.

Я упала на постель, глядя на светящиеся звезды в темноте, которые застряли на моем потолке. Роланд, Дориан... Я теряю мужчин в своей жизни. Почему, почему Дориан сделал это? Почему он позволил мне влюбиться в него, только чтобы играть со мной? Значила ли любовь для него что-нибудь? Это было то, как все его отношения работали? Он причинил мне боль, причинил такую ужасную боль, и мелкий, темный голос, который жил во мне, сказал, что я, спя с Kийо, причинила боль Дориану взамен, это было не больше, чем, он заслужил.

Кийо.

Кийо был всем, что у меня есть сейчас, и я не знала могу ли доверять ему тоже. Прежде, чем я смогла еще поразмышлять о том особом горе, холодное присутствие заполнило комнату. Я села быстро, откладывая всю мою жалость к себе, так как Волузиан материализовался передо мной.

— Повелительница, — сказал он.

— Волузиан, — ответила я. — Что происходит?

— Я пришел с посланием, как вы просили.

Как всегда, его слова были бесчувственными, но он каким-то образом передал ощущение, что его возмущал каждый из них.

— Королева Kатрис ответила на ваше известие о Железной Короне.

Это было быстро, даже для Мира Иного.

— И?

— И она согласилась на временное перемирие.

Я подскочила с кровати.

— Ты шутишь.

Волузиан не ответил. Я давно поняла, что любой мой комментарий о том, что он шутит или забавляется, истолковывался риторически. Волузиан не шутил и не забавлялся.

— Это работает, — пробормотала я, больше себе, чем ему. — Я не могу в это поверить. Дориан был прав.

— Действительно. Но я полагаю, моя повелительница не возобновит плотские отношения с ним.

Я поморщилась. Если существовал кто-то, с кем я очень не хотела обсуждать свою личную жизнь, помимо Жасмин, то это был Волузиан.

— Нет, это не имеет значения, даже если он был прав. Он мне лгал, чтобы это произошло. Он должен был рассказать мне всю историю. Он использовал полуправду для достижения своих целей.

Волузиан величественно кивнул.

— Я давно вам сказал, что собственные интересы Дубового Короля всегда будут на первом месте. Как и у кицунэ. Но, что неудивительно, моя госпожа предпочла проигнорировать единственный хороший совет, данный ей, а вместо этого слушает тех, кто использует чувства для достижений собственных целей.

Слово 'чувства' было сказано с особым ядом.

— Кийо и Дориан не... Слушай. Не вмешивайся в это, ладно? Я никогда не просила у тебя "хорошего совета". Возвращайся обратно к Катрис. Как точно работает это перемирие?

— Военные действия прекратятся, пока все стороны не будут в состоянии обсудить текущую ситуацию. Как сказанные доходы обсуждения будут улажены заранее посыльными. Вы и Дубовый король можете встретиться с нею непосредственно, или вы можете сделать так, чтобы представители вели переговоры.

Я представила картину: в комнате я, Дориан и Катрис. Мило.

— И где это произойдет? Уверена, что не в Рябиновом царстве.

— Об этом также договорятся во время этого перемирия, — сказал он. — Нейтральное королевство наиболее вероятный выбор. Шайя хотела бы обсудить это с вами при первой возможности.

— Я уверена, что она будет. Вернись и скажи ей, что я доверяю ей, чтобы создать все механизмы для приготовления переговоров. Если я должна идти сама... хорошо, тогда я иду. Я встречусь с нею в ближайшее время, но вернусь, если что-то случится в это время.

Волузиан ждал, и я жестом ему показала.

— Иди.

Он исчез, и я опустилась на свою кровать. Мой взгляд упал на скрытую Железную корону, и я задалась вопросом, может быть хорошая польза вышла от всей этой неразберихи.

14

— Я вовсе не это имел в виду, когда предложил тебе сходить на свидание!

Мне потребовалось несколько дней, чтобы попасть к Энрике Вальдесу, и Кийо решил сопровождать меня. В ожидании встречи я лишь однажды проверила Терновое Царство, только чтобы познать весь опыт разочарований. Хотя никто открыто и не сказал, ну, за исключением Жасмин, они все считали, что мой разрыв с Дорианом был самой плохой идеей. Я также узнала от Шайи, что встреча правителей для обсуждения войны отложилась. Дориан настаивал на личном присутствии всех трех монархов. Катрис хотела прислать своего племянника. Был также вопрос, в каком королевстве это будет происходить, потому что на эту роль претендовали несколько королевств, скорее всего, в надежде получить выгоду с кого-нибудь из нас, или со всех сразу. Я сказала Шайе, что меня не волнуют детали и просто сделать все, что требуется, лишь бы скорее закончить войну. Когда Кийо и я добрались до Энрике, оказалось, что это было небольшое, печально выглядящее офисное здании в одной из наиболее захудалых областей центра города Тусон. Я с подозрением рассматривала его, пока мы стояли снаружи и ждали, пока он откроет нам.

— Не понимаю, с какой стати мы ждали три дня, чтобы встретится с ним? — сказала я. — Не очень-то похоже, что у него клиентов под завал.

Дверь открылась, и Кийо распахнул ее.

— Может быть, это прикрытие, — предположил он.

Мы поднялись на второй этаж, где находился офис Энрике.

— Возможно он хочет скрыть, насколько он успешный детектив.

— Это смешно…

Я остановилась, когда офисная дверь открылась прежде, чем мы постучали. Хотя Энрике стоял в дверном проеме, я все равно смогла увидеть красивую, дорогую мебель.

— Будь я проклята, — пробормотала я, входя в гостиную Энрике.

Он был ниже меня, темные волосы с небольшой сединой и очень загорелый. По моим прикидкам, ему около 45. Его одежда не совсем соответствовала офисной роскоши. Фактически, он был как стереотип частного детектива, одетого так, будто он из какого-то старого мрачного детективного фильма, где все в мягких фетровых шляпах.

— Малышка Маркхема, да? — спросил он, в его голосе сквозил слабый испанский акцент.

Взгляд остановился на Кийо.

— И её телохранитель?

— Дружище, — резко сказала я, — я не нуждаюсь в телохранителе.

— Верно.

Не было похоже, что он поверил в это. Он указал нам на стулья, обтянутые плюшем и кожей, сам он сидел на еще большем стуле напротив. Между нами находился огромный стол из вишневого дерева. Он отсвечивал темно красным при полуденном свете и не был похож на вещь, которую вы бы нашли в икеа. Я осмотрела остальную часть офиса, все еще пораженная тем, как обстановка контрастировала с видом снаружи. Книги, стоящие от Моби Дика до законов штата Аризона, тянулись на полках, которые соответствовали столу, и маленькие предметы искусства — картинам, статуям, и тому подобному — украшали комнату.

— Итак, — начал он, — как его зовут, и почему ты думаешь, что он обманывает тебя?

— Я… хм?

Я резко отвернулась от скульптуры, похожей на какого-то бога племени майа и с удивлением уставилась на Энрике.

— О чем вы говорите? Это то, что вам сказал Роланд?

— Нет, он мне ничего не говорил. Я просто предположил, что ты здесь из-за этого. Это то, из-за чего обычно обращаются ко мне женщины.

Кийо около меня издал тихий звук, судя по всему приглушенный смешок.

— Что за чушь, — возмутилась я, неуверенная должна ли я быть оскорбленной или нет, — вы мне нужны, чтобы расследовать убийство.

Энрике выгнул бровь.

— Для этого существует полиция.

— Они уже расследовали его. И собственно говоря, они решили, что это было самоубийством.

— И ты пришла ко мне, потому что...

— Потому что я не думаю, что все на самом деле было так, — сказала я. — Я думаю, что это было убийство и семья жертвы может быть в опасности.

Энрики даже не потрудился скрыть свое недоверие.

— У тебя есть какие-нибудь доказательства этой... теории?

Я глубоко вздохнула, надеясь, что Роланд не ошибся насчет этого парня.

— Жертва, ммм, ее призрак, сказала, что она себя не убивала.

— Ее призрак, — повторил он.

Будто услышав нас, Динна материализовалась в комнате, хотя Энрике не мог ее видеть. Мы с Кийо из-за нашей связи с Миром Иным могли, но никто из нас никак не отреагировал на ее появление.

Я кивнула.

— Роланд сказал вам...

— Да, да, — сказал Энрике. — Я знаю о том фокусе-покусе, с которым он имеет дело. Также я предполагаю, что ее самоубийство было таким травмирующим, что позже призрак, может быть, забыла то, что она на самом деле сделала.

— Это неправда! — воскликнула Динна.

Я подумала, что, возможно, так и есть, но я сначала проверю все другие версии.

— Не думаю, что вы правы. Я считаю, что ее на самом деле убили. И если это правда, то мы должны быть уверены, что никто из ее семьи не пострадает.

— Если ее убили, — возразил Энрике, — то статистика говорит, что кто-то из ее семьи, вероятно, сделал это.

— Это тоже неправда!

Я проигнорировала вторую вспышку Динны и сосредоточилась на Энрике.

— Ну, так или иначе, я должна знать.

Он откинулся назад на своем стуле, положив свои ноги на столе и скрестив свои руки на затылке. Если бы он назвал меня "дамой", я бы не удивилась.

— Полиция обращает внимание на все это, вы же знаете. Что заставляет вас думать, что я найду что-то новое?

— Я думал, что парни как вы умнее полиции, — сказал Кийо, — учитывая ваши связи и каналы вне закона. И вы не играете по их правилам.

— Так и есть, — сказал Энрике, выглядя довольным из-за комплимента.

Я бы поклялась, он относится к Кийо намного серьезней, чем ко мне.

— Полагаю, я могу изучить это дело. Но я не сделаю это просто так, за бесплатно, только из-за вашей симпатичной мордашки.

Это было адресовано мне.

Я подавила свой угрюмый взгляд.

— Я и не ожидаю этого. Я могу заплатить.

Он обдумал это и наконец кивнул, выпрямляясь на своем стуле.

— Хорошо. Расскажите мне все, что вы знаете, и я возьмусь за это, когда смогу.

— Что!? — воскликнула Динна.

— Это очень срочное дело, — сказал я.

Главным образом, потому что я не была уверена, сколько еще смогу терпеть её присутствие.

Энрике указал на массу папок на столе.

— Вот. Я тону в бумагах. Не могу держать и половину из них в порядке.

— Мы заплатим вам, чтобы ускорить процесс, — сказал Кийо.

Я взглянула на него с удивлением, не волнуясь, что он говорит за меня, особенно учитывая, что мой доход сейчас был меньше, чем обычно. Тем не менее, это привлекло внимание Энрике.

— Ну что ж, ускорим это.

Я дала ему всю информацию, которую до этого получила от Динны, и к его чести, Энрике все это старательно записал, задавая подходящие вопросы, которые подтвердили мою веру в его способности. Цена, которую он назвал, не радовала меня, но я ничего не могла с этим сделать.

Когда Кийо и я, наконец, встали, чтобы уйти, я не могла удержаться, чтобы не спросить очевидное.

— Кажется, что дела у вас идут очень хорошо... почему же ваш офис находится на такой свалке, как эта?

Энрике не выглядел оскорбленным, скорее презрительным тем, что я задала такой смешной вопрос.

— Вы знаете, сколько составляет арендная плата за офис в последнее время? Я сохраняю кучу денег.

— Может, вам стоит пустить сэкономленное на найм секретаря, вместо статуи? — предложила я, кивнув в сторону башни из папок.

— Я никому не доверяю, — сказал он прямо. — Особенно, когда клиенты-призраки показываются.

Он открыл дверь.

— Я буду на связи.

— Очаровательно, — сказала я Кийо, когда мы снова были в дороге. — Единственное, в чем я убеждена, это в том, что парень может помочь в регрессии прав женщин.

Кийо попытался спрятать улыбку, но безуспешно.

— Однако, он был прав, что ты хорошенькая. И я не знаю... что-то подсказывает мне, что, несмотря на свое отношение, он довольно-таки компетентный. Опустим поганое здание, он не потянул бы этот офис, если бы не добивался результатов. Кроме того, Роланд бы не порекомендовал кого-нибудь некомпетентного.

— Только если он не пытался все испортить мне.

Улыбка Кийо померкла.

— Ты правда думаешь, что он бы тебе такое сделал?

Я смотрела из окна пассажирского сидения.

— Нет. Он не сделал бы такое.

— Мне жаль, ты знаешь. Очень. Насчет Роланда.

— Я не хочу об этом говорить, — сказала я.

Мое настроение падало каждый раз, когда произносилось имя Роланда.

— Тогда ладно. Ты хочешь спасти это "свидание" и пообедать со мной?

Смена темы на меня не подействовала. Я не думала, что что-нибудь сможет меня действительно отвлечь, и уж, конечно, не дрянной Мексиканский ресторан, в который привел нас Кийо.

— Ты серьезно? — спросила я.

Фиесталэнд Фелипе был самый сырный ресторан в городе, образно говоря. В таком месте, как Тусон, где можно попробовать настоящую удивительную Юго-Западную кухню, Фелипе был для туристов и жителей пригорода, которые не знают ничего лучшего.

— Ты хочешь сказать, маргарита не поднимет твое настроение? — спросил он, выходя из машины.

— Я никогда такое не скажу. Но есть места получше, с маргаритой получше.

— Они все еще добавляют в нее текилу. Разве это не имеет значение?

— Справедливо.

Нас встретил хостес, который говорил так, как будто учил испанский полгода в средней школе. Piatas свисали с потолка, и плохой мариачи вырывался из колонок. Я изучила коктейльное меню сразу же, как только мы сели, и была готова заказать, когда подошел официант.

— Я возьму вашу двойную платиновую экстра премиум маргариту, — сказала я ему.

— Большую или очень большую? — спросил официант.

— Очень большую.

Кийо выглядел впечатленным.

— Я возьму тоже самое.

Когда мы остались одни, он спросил:

— Что именно это такое?

Я оперлась локтями о стол, подперев подбородок ладонями.

— Я не уверена, но звучит так, будто в нем больше всего алкоголя. Места вроде этого, как правило, разбавляют свои напитки смесителями.

— Говоришь, как профи.

— Констатирую очевидное. Мы с тобой оба знаем, что у Розы лучшие маргариты.

Кийо улыбнулся, бросив на меня теплый и понимающий взгляд. У меня было чувство, что он думал о воспоминании, которое пришло и ко мне тоже, еще с того времени, когда мы встречались. Мы вышли из Розы, в которой действительно были лучшие маргариты в городе, — и были настолько пьяны, что ни один из нас не мог ехать домой. Таким образом, мы использовали машину для единственного, чего мы могли: секса. Дважды. Напитки прибыли и были размером с аквариумы. Также они были наполовину разбавленными, как и ожидалось, но, по крайней мере, в них все еще осталось значительное количество алкоголя. Я выпила свой быстро, пока мы ждали нашу еду. Алкоголь немного притуплял мою шаманскую силу и иногда позволял мне забыть проблемы. Не так много на сегодня.

— Думаешь, Энрике может быть прав? — спросила я. — Что Динна совершила самоубийство и заблокировала воспоминание?

Приведение покинуло нас, как только мы вышли из офиса.

— Я не знаю. Я не знаю, поверит ли она в это, даже если бы он показал ей запись или что-то в этом роде.

Я поморщилась и вновь пригубила свой напиток.

— Я надеюсь, что нет. Это то, что мне не хотелось бы смотреть. Я устала от кровопролития.

— Я знаю, — сказал он мягко. — И не имеет значения, что я до этого говорил... и как я был расстроен, когда началась эта война... ну, я должен признать. Ты сделала лучшее, что могла вообще сделать. Идут слухи. Я знаю, ты сделала тактические ходы, чтобы жертв было как можно меньше, и не только для своих людей.

"Тактические". "Жертвы". Я покачала головой, смотря на свою маргариту.

— Думаю, никогда бы не использовала эти условия. И если честно, мой вклад столь незначителен в разработке этого плана. Вот Рюрик — молодец.

— Но ты дала согласие, — указал Кийо. — Не многие правители поступили бы также. Многие сделали бы все, чтобы разгромить своих врагов.

— Мне, конечно, хотелось.

Дориан хотел того же, и у нас были некоторые разноглася в процессе нашего партнерства во время военных действий, по поводу потерей среди гражданского населения.

— Мы можем поговорить о чем-нибудь, не касающегося Мира Иного? И не о суициде?

— Конечно.

Внезапно возник наш официант с тарелкой начоса, который мы заказали. Кийо одарил его усмешкой.

— Ей нужна другая маргарита. Кроме того, сегодня ее День рождения.

Я кинула на Кийо полный ужаса взгляд, как только официант унесся прочь.

— Ты в своем уме? Не говори что-нибудь подобное в таких местах.

Но было слишком поздно, поскольку в течении минуты все официанты ресторана окружили наш столик. Кто-то надел на мою голову самберо и поставил передо мной кусочек пирога с зажженной свечей. Группа людей начала фальшиво петь "С Днем Рождения", остальные также невпопад хлопать. Я все это время смотрела на Кийо и только беззвучно произнесла губами: "Я тебя убью". Это только заставило улыбаться его шире.

— Ты выглядишь лучше, — сказал он мне, как только толпа рассеялась.

— Не могу поверить, что ты сделал это.

Я стеснялась сомбреро и погрузилась в новую маргариту.

— Ты знаешь, как ты меня унизил?

— Эй, твой ум освободился от всего остального, не так ли? И, посмотри на это. Бесплатный фруктовый пирог.

Я задула свечу и ткнула в студенистую массу.

— Он выглядит так, словно простоял какое-то время.

— Не беспокойся, — сказал он и перетащил тарелку на свой край стола. — Со всеми консервантами в нем, я уверен, что все хорошо.

— Я тебе припомню, — предупредила я, сузив глаза.

Взгляд, которым он меня одарил, был понимающим.

— Я надеюсь на это, — сказал он. — Я очень надеюсь.

Я могу винить только маргариту за то, что произошло дальше, потому что как только мы заплатили за счет и вернулись в машину, то сразу же набросились друг на друга.

— Видишь? — сказал он, пытаясь стащить с меня рубашку через голову. — Кому нужен бар Розы?

— Тогда было темно, — напомнила я ему, возясь с его штанами.

— Мы находимся на задней части участка, — заявил он. — И солнце садиться.

Он был прав, и когда он взял один из моих сосков в рот, я послушно прекратила обсуждать это дальше. Мы действительно были вне поля зрения, и были более важные вещи, о которых надо было позаботиться. Мы легли и опустили спинку сидения, насколько это было возможно, после этого наконец-то смогли заняться джинсами друг друга. Я опустила бедра вниз, приняв его в себя.

— Видишь, — выдохнула я, — теперь ты должен сожалеть.

— Очень, — успел сказать он.

Из-за нашей неудобной позы, моя грудь оказалась рядом с его лицом, и он сразу оценил преимущество, воспользовавшись руками и ртом. Что касается меня, то я была в восторге от ощущения, быть на нем сверху. После всех игр в подчинение с Дорианом, я внезапно возбудилась от этого ощущения власти, особенно из-за того, что в последний раз, когда мы занимались сексом, Кийо контролировал ситуацию. Теперь это была я, и я получала огромное удовольствие, когда дразнила его, то увеличивая скорость, то замедляясь и выжидая, когда он был почти готов.

— Эжени, — выдохнул он позже, — достаточно. Пожалуйста... сделай это...

Я наклонилась к нему, чтобы поцеловать и отстранилась, когда его губы нашли мои. С усмешкой, я выпрямилась насколько могла, и резко начала на нем двигаться, позволяя ему наконец-то получить то освобождение, которое он просил. Его тело дернулось, когда он кончил, руки так крепко держали мои бедра, как будто он боялся, что я уйду прежде, чем он закончит.

После этого, я полагаю, что мы были рады встретиться снова. Следующая неделя или около того, прошла также непринужденно. Я видела Кийо почти каждый день, и мы обратно вернулись к нашей старой рутине. Я начала брать больше работы с помощью Лары, а Кийо попеременно работал в ветеринарной клинике и бегал проверять дела в Мире Ином. Ночью он и я всегда были вместе, либо у меня, либо у него. Мое тело начало вспоминать, что значит быть в отношениях, и медленно мое сердце так же это вспоминало. Я только однажды перешла в Мир Иной, чтобы заняться выводом войск из Тернового Царства и поинтересоваться военными делами. Никаких продвижений с Катрис. Я радовалась отсутствию войны, но до желанных мирных переговоров было еще далеко. Это разочаровывало.

— Это будет трудно, — сказала Шайа, когда я спросила об этом.

Понятно, что она выглядела усталой.

— Это деликатный вопрос. Он требует времени.

Я оставила все это, чувствуя раздражение, но понимая, что она знает больше меня. Вернувшись в Тусон, я также получила несколько сообщений, но другого плана: от Энрике. К его чести, он названивал мне почти каждый день, чтобы сообщить, что он сделал или выяснил. Сначала, его отношение оставалось точно таким же, полным самонадеянности и раздражительности, в которых читалось, что он зря тратит свое время. Но однажды, все изменилось.

— Я думаю, — сказал он, — что ты можешь быть права.

Я не уверена, кого из нас это сильнее удивило — его или меня. Честно говоря, я начала верить, что он не сможет обнаружить вообще ничего свидетельствующего о самоубийстве или убийстве. Я плотно прижала телефон.

— В чем? Что кто-то убил ее?

— Ага... Я нашел пару вещей. Ты знала, что у ее мужа есть подружка?

— Динна сказала мне. Она, казалось, одобрила его, что он решил двигаться дальше.

Это произошло спустя несколько месяцев после ее смерти, слишком рано, чтобы начинать ходить на свидания, на мой взгляд, но все же почти приемлемый срок. По словам Динны, он начал с кем-то видеться несколько недель назад.

— Ага, отлично, только он начал двигаться вперед до того, как она умерла. Подружка? Его алиби.

Я нахмурилась

— Серьезно?

С мужа Динны были сняты все подозрения, потому что у него были веские доказательства того, где он был, когда она была убита. Он был в офисе агентства недвижимости, и агент помогал ему с выбором загородного дома для их семьи.

— Может быть, их отношения начались после смерти Динны...

— Нет, если доказательства, которые я нашел, надежны. У меня также есть указание на то, что не Динна была тем человеком, который купил тот роковой пистолет.

— Если это правда... если вы сможете это доказать... возможно, этим делом вновь займутся в полиции.

— Да, — сказал Энрике как ни в чем не бывало. — Да, это возможно. Я буду на связи.

Мы разъединились, и я вдруг захотела, чтобы он не оказался так хорош в своем деле. Если он прав во всем и получил все необходимые ему доказательства... отлично, кто-то должен донести до Динны новость, что ее убил ее же муж. И этим кем-то буду я. Сейчас она верит, что это сделал какой-то сумасшедший убийца, который теперь угрожает ее семье. Я подумала, что все это вызывает во мне отвращение. Я так и сидела в своей комнате, когда присутствие чего-то из Мира Иного вызвало покалывание на моей коже. Полсекунды я думала, что это явилась Динна без вызова. С этим я не готова была сейчас иметь дело. По сути, я дала ей указания типа "не звони мне — я тебе сама позвоню". Но, нет. Это была не она. Это был Волузиан, его красные глаза светились злобой как обычно. В последнее время его появление означало новости из Мира Иного. Я понадеялась, что они будут хорошими.

— Что случилось? — потребовала я.

— Шайя нуждается в вашем присутствии, немедленно.

Наконец-то хорошие новости.

— На счет перемирия?

— Нет. Нуждается, потому что Дубовый король там, в вашем замке, требует личной встречи с вами.

15

У меня было две одновременных реакции на это. Одна из них, что Дориан может ждать вечно, он не имел права что-либо требовать от меня. Моей другой реакцией было возмущение тем, что он может притащиться в мой дом, когда мне было запрещено приходить в его. Правда, это была моя вина. Я не отозвала любые права гостеприимства, чтобы он держался подальше. Таким образом, его приветствовали как и любого другого монарха-не врага, особенно мой народ. Я хотела, просто отправив Волузиана, отменить гостеприимство, но потом отбросила эту идею в сторону. Надо было бы позаботиться об этом самостоятельно. Я подъехала к близ располагающимся вратам для перехода, и затем использовала якорь, чтобы попасть внутрь замка. Оказавшись там, я поспешила по коридору, не обращая внимания на испуганные взгляды слуг. Я знала, где Дориан мог быть. Мои люди приняли бы его в одной из красивейших комнат, той, которая подобает при любом посещении монарха. Конечно же. Дориан сидел в гостиной, развалившись в центральном кресле с Шайей, Рюриком и другими, сидящими вокруг него. Он выглядел, как будто был при дворе в своем собственном замке. Мой гнев удвоился. Все, кроме него, вскочили от моего резкого появления, спешно сгибаясь в поклонах.

— Выйдите, — приказала я. — Все вы. И закройте за собой дверь.

Мои слова не оставили ни одного вопроса о том, кого именно я хотела выгнать. Дориан не двигался, но остальные вновь подчинились моим приказам. Я видела, как Шайя и Рюрик обмениваются взглядами друг с другом, без сомнения, беспокоясь о том, что случиться с двумя монархами, которых они любили.

Как только мы остались одни, я обратилась к Дориану.

— Какого черта ты здесь делаешь?

Он встретил меня холодно, лицо оставалось совершенно спокойным.

— Навещаю, поскольку это в моем праве. Ничего не говорилось о том, что я не могу этого делать. Если только ты не отозвала свое гостеприимство?

— А следовало бы, — сказала я, сделав несколько шагов навстречу с жатыми кулаками. — Следовало бы велеть своим стражам выставить твою задницу вон.

Он фыркнул и рассеянно пригласил часть своих длинных волос.

— Желаю удачи. Они наверняка сперва выставят тебя, если я отдам приказ.

— Тогда зачем ты здесь? Чтобы устроить восстание в моем собственном королевстве?

— Нет. Я здесь, чтобы напомнить тебе об ответственности за твое королевство... с некоторых пор ты о нем начисто забыла.

— Да неужели?

Я скрестила руки на груди по большей части потому, чтобы остановить себя от безрассудных действий.

— Я думаю, что ты забыл, что я сделала для своего королевства. Скажем, например, спасение от бедствия. Или рискуя своей жизнью из-за гребаной короны, чтобы у нас наконец-то воцарился мир.

— Если память не подводит, ты сама вызвала это бедствие, когда создавала неблагоприятную пустыню.

Его голос все еще оставался ужасно спокойным.

— И эта корона не делает из тебя хорошего правителя.

— Ты слышал меня? У нас мир. Кровопролитие остановлено.

— Боевые действия временно остановлены. Катрис играет с тобой, и ты позволяешь ей это. Она тянет время, используя эти переговоры, чтобы выяснить все пути выхода из этой ситуации. Если ты действительно хочешь, чтобы война закончилась раз и навсегда, тебе нужно вмешаться и дать ей знать, что ты серьезна. Расскажи всем вокруг о короне. Не бойся, блефуй. Покажи ей, что ты держишь все под контролем и можешь действительно все это остановить.

Я издала резкий смешок.

— Это так типично для тебя. Оттягивая сроки, как обычно. У тебя даже нет короны, но ты все равно говоришь мне как с ней поступить.

Дориан вскочил с кресла, спокойствие на лице резко сменилось раздражением.

— Я помню, что значит быть королем. Я никогда не сбегал и не переваливал на других дела, которые казались слишком трудными.

— Правильно, — сказала я, внимательно следя за дистанцией между нами. — Получить корону было легко. Именно поэтому, конечно, ты был прав, не пойдя туда со мной.

Он прищурился.

— Ты знаешь, что я бы пошел, если бы мог. Поэтому я сделал единственное, что мог — раскрыл все после.

— Солгав! — воскликнула я.

Пыталась сдерживать свой голос и говорить твердо, позволяя только одному гневу вырваться наружу, но горе немного сломило меня.

— Создавая тщательно продуманные комбинации с Мастэрой, в надежде, что я завоюю для тебя больше земель. Почему ты не видишь, как неправильно это было?

— Это?

Его голос звучал так же громко, как и мой. Я так редко видела, как его поглощают эмоции, и это было одновременно устрашающе и красиво.

— Ты думаешь, наши люди считают это неправильным? Те, чьи дома уже в безопасности? Те, кто остался жив благодаря этому? Корона искупила все, и ты все это разрушишь, если не заставишь Катрис силой вступить в переговоры! Мало того, не выступив, ты позволишь тому, что сделал Лейт, остаться безнаказанным.

— О, он был наказан, — сказала я.

— Да, — сказал Дориан холодно, — мной. Что ты, кажется, забыла, прыгнув в постель к этому животному.

— Кийо здесь не при чем. И того что ты сделал недостаточно, чтобы обязать меня быть с человеком, которым постоянно меня обманывает.

Дориан отвернулся, встав ко мне спиной. Почему-то это было оскорбительнее, чем все свирепые взгляды в мире.

— Я могу только предположить, что это и есть человеческая логика. Достижение мира путем сокрытия правды — это предательство. Самый страшный грех в мире. А измена высоконравственна и правильна.

— Это не так! Я не... Я не обманывала тебя. Насколько мне известно, я была заинтересована в этом, пока мы не расстались. И я стала свободна делать все, что хочу.

— Понятно.

Я не могла показать свои слабости перед ним, но дело в том, что меня до сих пор мучил вопрос, правильно ли было заниматься сексом в лесу с Кийо или нет. У меня были противоречивые чувства. Я позволила порывам победить логику, чтобы удовлетворить страсть и потребность в мести.

— Слушай, — сказала я, пытаясь успокоиться, — я не хотела тебя обидеть...

Он повернулся так резко, что я замолчала на полуслове. Я не боялась Дориана, не с моими силами и не в моем замке, но что-то в его глазах заставило меня отступить.

— Королева Эжени, — сказал он официально, — не беспокойтесь о моих "чувствах". Найти вам замену в постели было не так уж и трудно. Вы слишком высокого мнения о себе касательно этого.

Его слова были как пощечина, несмотря на все разумные доводы мозга, кричащего о том, что мне должно быть наплевать. У меня не было причин, чтобы беспокоиться о том, что он сделал. Не было причин беспокоиться о нем.

— Итак, — сказала я соответствующим тоном, — у Изабель есть место, чтобы вновь торговать своими способностями.

— Очень хорошими способностями, — согласился он. — Теперь вопрос в том, что ты будешь делать со своими. Поставь Катрис на место. Заставь ее вести переговоры так, чтобы мы получили все уступки, которых заслуживаем. Перестань вести себя как человек.

— Я человек. Ты постоянно забываешь об этом.

Он изучал меня сверху вниз, давая мне возможность сделать то же самое. "Тебе наплевать, тебе наплевать", говорила я сама себе, пытаясь оттолкнуть мысли о том, как сильно я любила это великолепное лицо.

— Нет, — сказал он наконец, с презрением в голосе, — об этом невозможно забыть. Ты ведешь себя как человек сейчас, отказываясь делать правильные вещи только потому, что я тебя попросил. Ты противоречишь назло.

Он шагнул к двери.

— Если ты не начнешь действовать в ближайшее время, то пожалеешь об этом.

Мне не понравилось, что последнее слово осталось за ним. А самое главное, это всегда давало ему власть.

— Ты мне угрожаешь?

Дориан взялся за дверную ручку и посмотрел на меня через плечо.

— Нет, я не угрожаю. Это Катрис. И пока ты продолжаешь пересчитывать, сколько раз я тебя обидел или обманул, я могу тебе сказать с полной уверенностью, что сейчас я сказал тебе чистую правду.

— Принято к сведению, — спешно я сделала попытку вести себя здесь как королева. — Ты можешь идти. И не возвращайся.

Это вызвало полуулыбку, хотя я не видела ничего смешного в этом.

— Ты отказываешь мне в гостеприимстве?

Я колебалась.

— Нет. Я выше этого. Просто я надеюсь, что ты сделаешь правильную вещь и будешь держаться подальше от меня.

— Принято к сведению, — ответил он, копируя мой тон.

Он открыл дверь и вышел, не обернувшись. Я уставилась на пустое место, где он только что был, недоумевая, кто же одержал верх в этом споре. К тому моменту, когда я вышла и нашла Шайю, Дориан уже покинул мой замок, чтобы отправиться в свои земли. Она ничего не спросила о том, что произошло с ним, но беспокойство было написано на ее лице.

— Насколько мы близки? — спросила я. — Насколько мы близки к тому, чтобы сесть с Катрис и подписать договор?

Шайя побледнела, и я поняла, что перенесла свою злость на Дориана на нее.

— Не так близки, как мне бы хотелось. Она согласилась... она согласилась прибыть лично, но только если переговоры пройдут в Ивовом Царстве. Королева Майвенн согласна, но Дор... Король Дориан говорит, что это неприемлемо. Он предложил Липовое или Кленовое Царства. Но Катрис отказалась.

Липовое или Кленовое. Оба королевства абсолютно нейтральны. Майвенн теоретически тоже. Она всегда предлагала это под видом дружбы, и я была уверенна, Кийо одобрил бы ее гостеприимство. Но что-то мне стало не по себе. Я не хотела поддерживать Дориана... но потом я осознала, что это желание происходит именно из того, что он мне сказал: желание противоречить ему назло. Надо отбросить наши личные разборки в сторону, он мой союзник. Нейтральная территория будет лучшей для нас.

— Подтверди позицию Дориана. Липовое или Кленовое. Я возвращаюсь в Тусон. Давай мне знать о том, что происходит.

Шайя открыла рот, протестовать или просить помощи, не могу сказать. Я вновь обратилась к словам Дориана. Принять активное участие. "Блистать короной" и заставить Катрис согласиться на наши условия. Нет. На это я не согласна. Я не хочу использовать корону, так как он говорит даже в случае опасности.

— Это все, — сказала я Шайе.

Она кивнула, как всегда слушаясь. Взгляд на ее лицо заставил меня почувствовать себя немного виноватой. Может быть, я могла бы облегчить все это для нее. Может быть, я могла бы ускорить все это. Но сейчас ничего совсем плохого не происходит. Зачем Катрис тянет время, чего она добьется? Если она снова начнет военные действия, то столкнется с короной, которую, очевидно, боится. Мои люди в безопасности. Ожидание раздражает, но оно скоро закончится. Я сказала Дориану, что я человек, и именно им я и собиралась быть. Я хотела вернуться домой, начать снова работать, и позволить джентри иметь дело с этой волокитой, пока я не была полностью необходима. И это было именно то, что я сделала. Я вернулась к моей прежней жизни. Кийо и я продолжили встречаться, и, будучи с ним, восстанавливая наши старые связи и сексуальную жизнь, я прошла долгий путь, чтобы избавиться от изображения красивой, сладострастной Изабель в постели Дориана. Количество моей работы выросло — как и мой доход — хотя я уставала сильнее, чем обычно. Это заставляло меня задумываться о том, что значит быть человеком и джентри. Я боролась, чтобы удержать мою человеческую сущность доминирующей. Побеждала ли часть джентри? Уменьшались ли мои шаманские способности? Я твердо решила, что нет. Это был стресс, все просто и ясно.

Так было в течение следующих двух недель, хотя периодически я уступала моей стороне джентри. Терновая земля звала меня, я должна была продолжать свои быстрые визиты туда, сохраняя землю сильной и независимо от того, насколько я это ненавидела, укреплять и себя. К сожалению, я радовалась отсутствию хороших новостей из Мира Иного. Катрис продолжала метаться туда-сюда. Да, она согласна на Кленовое царство. Нет, она передумала. Липовое. Но только если сначала поедут послы, а потом монархи. Нет теперь по-другому. Почему бы не вернуться в варианту с Ивовым царством. Или может быть какое-нибудь совсем другое место? Как насчет Пальмового? Дориан не пытался выйти на связь со мной, но в этом не было и необходимости. Когда я ложилась в кровать каждую ночь, я видела его лицо. Блистай короной, блистай короной. К счастью, мои безумные рабочие нагрузки позволяли мне уснуть очень быстро.

Хорошие новости наконец-то появились в тот день, когда Кийо и я возвращались из похода. Температура подскочила, предвещая весну, и я решила сделать перерыв в работе. Мы тащились по дикой местности, чего Дориан никогда бы не сделал, особенно по пустыне. Но как и я, Кийо ценил суровую красоту и тепло земли. Я скучала по этим прогулкам с ним.

Его брови поднялись, когда зазвонил мой телефон.

— Ты здесь получаешь сигнал?

— Видимо.

Я была так же удивлена, как и он. Посмотрев на автоответчик, я увидела имя Энрике, высветившееся на экране. Его последнее сообщение, после того краткого всплеска многообещающей новости, было скомканным и расплывчатым — простое напоминание, что он все еще работал над этим.

Я быстро ответила.

— Пожалуйста, скажи, что ты что-то нашел.

— Нашел, — сказал он.

У Энрике был тот же самодовольный тон, как когда мы познакомились. Тогда это раздражало, но сейчас было обнадеживающе.

— Я наконец-то нашел продавца оружия и...

Я не услышала, так как внезапно упала температура, и закололо в воздухе, что означало приход Волузиана. Видимо, я могла получать здесь и сигналы из Мира Иного тоже. Все новости моего слуги превосходили то, что Энрике мог сказать.

— Эй, — прервала я, — я тебе перезвоню.

— Что за...

Я отключилась, не дав ему возможности закончить свое возмущение. Он, наверное, не привык к тому, чтобы его сбрасывали. Я повернулась к Волузиану, который терпеливо и молчаливо ждал. Он был темным пятном в солнечный день, и казалось, что он высасывает свет из мира.

— Пожалуйста, — попросила я, — пожалуйста, скажи мне, что Катрис наконец-то уступила, и мы можем говорить.

Волузиан молчал некоторое время. Я клянусь, что это было ради драматичности момента, но я чувствовала, как будто он меня душит.

— Нет, — сказал он, — Рябиновая Королева так еще и не согласилась на переговоры, но... она тоже действовала.

Кийо и я обменялись взглядами. Это явно не было чем-то хорошим. И я уверена, что Волузиану доставило удовольствие сообщить эту новость.

— Она похитила вашу сестру. И у нее есть список требований, которые надо выполнить, если вы хотите увидеть Жасмин снова живой.

16

Кийо не задавал никаких вопросов, пока я звонила Энрике и сообщала, что на некоторое время я покидаю город и буду недоступна, но доверяю ему продолжать вести дело. Действительно, Кийо мало говорил в то время, пока мы спешили домой. За несколько минут, я собрала небольшую сумку, и затем мы отправились к перекрестку с вратами в Мир Иной. Независимо от всех взлетов и падений в наших отношениях, он знал меня хорошо. Он знал, что мне надо начать действовать немедленно. Вопросы начались, когда я добралась до замка.

— Как, черт возьми, это произошло? — начала я.

Я была в одном из приемных залов, Кийо стоял рядом со мной, когда я уставилась на Шайю и на некоторых солдат, служивших моему королевству. Рюрик был с ними, что дало мне смешанные чувства. Я была рада, что он вернулся от Дориана. Я доверяла ему больше, чем любому другому военному здесь. Было во мне что-то, что держало его ответственным. Как мог кто-то, настолько способный, как он, позволить этому случиться? Он поморщился, как будто угадав мои мысли.

— Небольшая группа прокралась на нашу территорию, одолев ее охранников... и выкрала ее.

Он колебался.

— Около нее было только двое стражников, Ваше Величество. Как вы помните, ее эскорт был уменьшен. Тем не менее. Этому нет оправдания.

Я ни разу не видела такого такта от Рюрика с тех пор... ну, вообще-то, я ни разу не была свидетелем этого. С Дорианом? Да. Но не со мной. Похищение Жасмин действительно ударило по Рюрику. Я была уверена, что провал он принял на свой счет. Но также я прочувствовала намек в его аккуратном комментарии насчет уменьшении количества ее стражников. Это было моей инициативой. Я сделала это в ответ на ее хорошее поведение и стала чаще ее выпускать на прогулки. Я знала, что это потенциальный риск для ее безопасности, но не учла возможности ее ухода против ее воли.

— Мы в состоянии войны, — сказала я. — Независимо от ее охраны, все это место должно строго охраняться.

Он кивнул с мрачным видом на лице.

— Как я уже сказал, нет никаких оправданий. Я полностью беру на себя ответственность.

Я махнула рукой.

— Слишком поздно. Я знаю, что ты делаешь свою работу. Не казни себя. Волузиан сказал, что была записка?

Шайя вручила мне скрученный лист пергамента. Кийо наклонился над моим плечом и я прочитала про это про себя:

"Для Эжени, Королевы-узурпатора Тернового царства, дочери Тиригана, Короля Бурь.

Как Вы, несомненно, уже знаете, ваша сестра находится у меня в заключении. Если вы желаете вернуть ее живой, Вы и Дубовый Король безоговорочно начнете капитуляцию. Вы немедленно прекращаете военные действия, отзываете свои армии, и уступаете мне свои земли. Кроме того, вы передаете предполагаемую Железную Корону мне. Если ты не выполнишь этого, то твоя сестра будет казнена в полдень, через три дня после получения письма. А пока она жива, и я отдала ее под опеку моего племянника Кассиуса. Я жду твоего ответа. Искренне, Катрис, Королева Рябинового царства, Любимая Богами".

Я посмотрела вверх, на обращенные на меня взгляды

— Отдала ее под опеку своего племянника Кассиуса. Это значит то, что я думаю?

Шайя поморщилась.

— Это тот племянник, которого она хотела на вас женить.

— Зачем казнить Жасмин? — спросила я. — Почему бы не выдать ее замуж за Кассиуса? Разве это не пустая трата одной из дочерей Короля Бурь?

— Катрис ненавидит тебя, — сказал мягко Кийо. — На данный момент, она должно быть, даже не думает о пророчестве. Она хочет только отомстить тебе, причинить боль, и если это означает убийство Жасмин, то это, вероятно, приемлемая потеря... особенно, если она собирается отдать тебя Кассиусу после "капитуляции".

— Таким образом, я останусь жива?

Кийо пожал плечами.

— Больше страданий.

— Но почему ее выбрали в качестве заложника?

Я не понимала зачем, пыталась найти здесь логику. Ничего не имело значение. Только результат.

— Все знают, что мы не ладим.

— Все так же знают, что твое отношение немного поменялось, — сказал Кийо, — ты взяла ее к Дориану.

— И, — добавила Шайя, — член королевской семьи всегда является лучшим вариантом в качестве заложника в таких ситуациях.

Такие ситуации. В этот момент я слегка качнулась, желая закрыть глаза и потерять сознание. Это не имело ничего общего с гневом. Все это. Такая ситуация всегда будет повторяться. Я и Жасмин, проклятые из-за нашей крови, нас всегда будут использовать и захватывать в качестве собственности в этих больших играх. Я ненавидела Эзона, но он, по крайней мере, заманил Жасмин под предлогом любви, прежде чем воспользоваться ей. А что с Кассиусом? Он не будет проявлять доброту. Это все было наказанием и местью, в конце концов. Он уже изнасиловал Жасмин? Или он это делает прямо сейчас? Тошнотворные воспоминания о Лейте пришли в голову, четки и ясные, несмотря на мое одурманенное состояние, в котором я находилась все время того испытания. Момент спустя мысль сменилась на картинку этого безликого Кассиуса, опускающегося над съежившейся Жасмин... Я оттолкнула слабость, держа себя в руках и пытаясь сфокусироваться. Я обратилась к Рюрику.

— Насколько далеко наши армии разбросаны? Как быстро мы сможем собрать их вместе и пойти на нее? Я хочу полностью уничтожить земли этой суки и сжечь ее замок до основания! Я хочу пролить гребаную ярость небесным дождем на нее и...

Я оборвала себя, испугавшись своих слов, как и остальные. Откуда пришла такая ярость? Что ж, из ситуации, очевидно. Я бы не хотела, чтобы кто-то пострадал. Но мне пришло в голову, что моя реакция была скорее... личной. Во время всех резких изменений в нашей ненормальной семейке, я осознала, что начала заботить о Жасмин. Мой гнев был вызван ее потерей.

— Полегче, Эж, — сказал Кийо, положив свою руку на мою.

Были нервные нотки в его голосе, отражающие настроение других. Мне однажды сказали, что когда я злюсь, я напоминаю своего отца. Я сделала глубокий вдох и подавила дальнейшие вспышки.

— Введение многочисленной армии — пусть и заслуженно — не будет...

Рюрик по-прежнему настаивал мягко, тщательно выбирая слова.

— В общем, Катрис итак находилась в военном режиме с хорошей охраной. А после этого? Территория вокруг ее дома, возможно, будет утроена, по сравнению с предыдущим количеством.

— Но если наши силы будут достаточно большими... — начала я.

Рюрик кивнул.

— Правда. Это возможно. Особенно, если... особенно, если будут вовлечены армии моего лорда Дориана.

Было видно, что ему непросто упоминать Дориана, но я могла видеть обдумывающий взгляд на лице Рюрика. У меня было чувство, что мы делим один и тот же пазл. Приложит ли Дориан усилия, чтобы помочь мне? Возможно, нет. Нет, если его гнев пересилил какую-либо преданность мне. С другой стороны, Дориан все еще был в этой войне, и я знала его достаточно, чтобы думать, что он может поддержать идею похода на нее замок. Рюрик знал это тоже.

— С его силой, это возможно, — сказал Рюрик, подводя итоги. — Но Катрис будет защищаться. Кровавая бойня.

Не было похоже, что он был против этого. Он был военным, ужасные битвы были путем к миру. Но все мы знали, что это не было идеальным. Мое сознание перемешалось. Часть меня хотела, чтобы крупные силы ударили по Катрис, потому что я считала, что она это заслужила. В любом случае, это было больше, чем месть. Речь шла о Жасмин. Скорее всего, мне нужно было следовать плану, чтобы вернуть ее, а вторжение армии было не тем, что нужно. Успеха добьется меньшая группа, как и та, которую она, несомненно, послала сюда, и она смогла везде проскользнуть. Мы были под усиленной охраной, но различные просители и беженцы всегда приходят и уходят, так что не удивительно, что похитители Жасмин проскользнули незамеченными. У Катрис, без сомнений, сейчас похожая ситуация с толпой людей, посещающих замок, но она, возможно, будет в состоянии повышенной готовности с ними тоже.

— Эммануэль, — сказала я, понимая, что молчание слишком затянулось. — Вы можете привести ко мне Эммануэль?

Это было то, что, наконец, заставило всю группу отвести от меня глаза, потому что они обменялись между собой изумленными взглядами. Беспокойство на лице Кийо возросло.

— Это твой план? — спросил Кийо. — Убить Катрис? Эжени, ты лучше этого.

Он явно был наслышал об Эммануэль.

— Да, лучше, — согласилась я. — И умнее. Приведите ее ко мне.

Шайя кивнула и быстро глянула на колеблющегося слугу. Он быстро кивнул и стремительно выбежал из комнаты.

— Готов повторить историю? — спросила я Кийо. — Это будет как захват Эзона снова.

— Ты собираешься... Нет. Эжени, ты не можешь пойти туда.

Я указала на Рюрика, направляясь к выходу.

— Ты слышал его. Мы не сможем пробраться с большой армией. Не так легко.

— Да, я понял это, — сказал Кийо, следуя за мной. — Но ты не можешь пойти.

— Мне надо идти, — возразила я.

Рюрик поспешил за нами.

— Он прав. Отправьте кого-нибудь еще. Я пойду. Мы проникнем в замок и заберем ее.

Я так резко остановилась, что мужчины чуть не врезались в меня.

— Я пойду. Это моя обязанность. Кроме того, кто еще тут может сравниться со мной в волшебстве?

Я по очереди посмотрела на них, отважившихся бросить мне вызов.

— Несмотря на это, — сказал Рюрик, — если вас обнаружат, то вы будете в меньшинстве. А вы вражеская королева. В военное время. Гуляющая прямо по территории врага. Я не могу допустить этого.

— Не в твое власти позволять мне что-то делать! — резко оборвала его я. — И не в твоей тоже.

Я повернулась к Кийо, предугадывая его слова.

— Мы не будем обнаружены. Не будем, если Эммануэль так хороша, как она утверждает. Я так устала от мужчин, которые говорят мне, что я могу делать, а что нет.

Я оставила их и зашагала прочь по коридору к своей спальне. Никто из них за мной не последовал, но я едва расслышала, как Рюрик пробормотал Кийо.

— Ну, если она будет поймана, она спровоцирует наступление огромной армии на Катрис, и это самое меньшее. Мой лорд Дориан не допустит чего-то меньшего.

Недостатком в моем плане оказалось ожидание Эммануэль. После нашей последней встречи она покинула мое королевство, и найти ее было нелегко. Ты не можешь просто открыто призывать знаменитого убийцу. Однако, Жеррар был в моем дворе, и по-видимому, у него был тайный способ отправки сообщений сестре. Я не задавала вопросов о его способах, так долго, пока она не появится. Ее ожидание позволило нам выкроить время для планирования стратегии. Когда мои советники неохотно приняли тот факт, что я пойду лично, и как только Рюрик принял то, что он не будет меня сопровождать, они выстроились в очередь, чтобы поделиться своими знаниями о замке Катрис. Ранее я шутила с Кийо, что это похоже на наш с ним поход к Эзону... и на самом деле, это было правдой. На этот раз у нас не было личного проводника, который бы впустил нас внутрь. Нам пришлось полагаться на случайные знания тех, кто там уже бывал и только догадываться, где могут держать Жасмин. Было предположение, что Катрис вообще держит ее при себе. Возможно, самым неожиданным во всем этом было согласие Кийо. Я ожидала протесты, касающиеся моей безопасности, или, может, предложение более дипломатического решения. Но, нет. Он осознал всю важность спасения Жасмин. И он также знал, что это, возможно, наш лучший ход в такой короткий срок.

— Вам следует знать, — сказал нам Рюрик позже, — что вы не можете взять с собой Волузиана.

Он, Кийо, Шайа и я находились в моей спальне, которую я сделала своим временным военным штабом.

— Почему нет? — спросил я.

Это было неожиданностью. Я рассчитывала на его силы, которыми, должна признать, мне не удалось воспользоваться в борьбе за корону. Какой был толк в бессмертном слуге, если я не могла извлечь из него выгоду?

— Он может пойти с нами будучи невидимым.

Рюрик покачал головой.

— Все знают о нем. Катрис в том числе. У нее среди приближенных есть люди, которые смогут его почувствовать. Возможно, у нее также есть люди, способные изгнать его. Их достаточно, чтобы объединить свои силы и сделать это.

— Ты слишком в нее веришь, — заметила я сухо.

Волузиана было трудно изгнать, я не могла этого сделать, но в словах Рюрика был смысл. Собери достаточно пользователей магии вместе, и они смогут в конечном итоге его изгнать.

Он криво мне улыбнулся.

— Она не глупая. И у нее есть советники. Не такие хорошие, как ваши, конечно, но они хорошо все продумали перед тем, как похитить Жасмин.

Стук в дверь прервал любые ответы, которые я могла дать, и после того, как я пригласила войти, слуга впустил Эммануэль.

— Наконец-то, — сказала я.

Она вошла, одетая в развивающиеся красные шелковые штаны и подходящий к ним топ, открывающий живот. Убийца изогнула бровь и посмотрела на меня довольным взглядом, положив руки на бедра.

— Я не нахожусь поблизости, в ожидании каждого вашего приказа, Терновая Королева. И когда мы говорили в последний раз, вы ясно дали понять, что не нуждаетесь в моих услугах. Вы, наконец, определились? Судя по тому, что я слышала, сейчас очень подходящее время, чтобы избавиться от Катрис.

Эммануэль сделала осторожную паузу.

— Несмотря на то, что избавиться от нее раньше было бы гораздо лучше. Это избавило бы вас и вашу сестру от многих неприятностей.

Я пресекла все ехидные замечания.

— Мы не можем убить Катрис. Я более чем уверена, что в момент, когда ее люди найдут ее мертвой, Жасмин станет следующей. Ты мне нужна, чтобы пробраться внутрь и вытащить Жасмин оттуда.

Дерзкая улыбка Эммануэль исчезла.

— Это не входит в мои планы. Я убиваю. Не спасаю.

— Спасать буду я. Тебе же надо устроить так, чтобы я и Кийо оказались внутри. Замаскируй нас своей, так называемой силой, которой ты так хвастаешься. Или маскировка более чем одного человека выходит за рамки твоих способностей?

— Я могу сделать это, — сказала она прищурившись. — Но тебе придется заплатить.

— Мы можем себе это позволить, — сказала я, стараясь не обращать внимание на страдальческий вид, перекосивший лицо Шайи, которая, несомненно, проводила в уме расчеты расходов.

Эммануэль ничего не говорила несколько мгновения, обдумывая все это.

— Только вы двое?

— Да. И ты, конечно, — добавила я.

— У вас вообще есть какие-нибудь идеи, куда вы там пойдете? — спросила она.

Кийо и я обменялись взглядами.

— Типа того.

— Типа того, — Эммануэль фыркнула. — Отлично. Я сделаю это. Но я буду там только для того, чтобы вас маскировать. Я не собираюсь драться, если вас поймают.

— Тебе не придется, — заверила ее я. — Мы защитим тебя.

Это привело к еще одному издевающемуся и надменному изгибу ее губ.

— Если они обнаружат нас, я смогу о себе позаботится. А вы будете предоставлены сами себе.

17

Мы узнали больше о степени возможностей Эммануэль, пока Кийо и я направлялись с ней верхом в Рябиновое Королевство. Ее иллюзии были так же хороши, как она продемонстрировала в первый день, и я наблюдала с невольным благоговением, как она превращала Кийо в Жеррара, Шайю и, ах, в Дориана. Иллюзии были прекрасными и опасными. Я начала в полной мере понимать, почему она была такой хорошей убийцей. Она действительно может быть тем, кем захочет, проскальзывая в хорошо охраняемые места так, что никто об этом не узнает. Я была немного шокирована, когда какая-то часть моего сознания, опустив то, что я ее нанимала, подсказывало арестовать ее. Эта часть моего мозга подсказывала, что избавиться от нее было бы безопаснее для меня в будущем, и я сразу отругала себя за эту идею. Заключение в тюрьму потенциальных врагов было то, что сделал бы Король Бурь.

— Это не вся сила, — сказала она в один момент.

Я думаю она поддерживала бесполезную беседу, не вызывая моего участия. Мы пересекли границу Рябинового Королевства, и она проделала свой трюк с Кийо, вызывая иллюзию растрепанного крестьянина для всех нас.

— Проделывать такое для трех человек требует больше силы. И даже я не могу удерживать маскировку постоянно.

Ее лицо выражало слабость.

— Если бы я могла, я бы уже была тайным агентом. Намного меньше грязи...

Я ничего не ответила, но переглянулась с Кийо за ее спиной. Он тоже анализировал значения ее способностей. Я думала о том же, когда мы в первый раз спасали Жасмин от Эзона, наш план провалился из-за шпиона, предавшего нас. Сейчас это было также возможно. Эммануэль может сделать тоже самое, и я бы удивилась, если бы так быстро доверилась такому количеству незнакомцев. Я могу только надеяться, что любовь к брату может сохранить ее верность его работодателю. Вопреки названию, в Рябиновом Королевстве преобладали вишневые деревья. Хотя, по крайней мере, это было мое впечатление всякий раз, когда я пересекала эти земли, когда путешествовала в другие царства. Чем дальше мы продвигались вдоль дорог, тем глубже погружались в Королевство Катрис, вишневые деревья сменяли другие растения и деревья, в том числе и рябины. Они были меньше, чем я ожидала и нагружены ягодами. Эти земли были действительно милыми, умеренными и приятно теплыми, с прекрасным зеленым ландшафтом. Будет обидно, если я сровняю их с землей. Мы увидели очертания дворца Катрис, задолго до его появления. Другие путешественники присоединились к нам по дороге те, чьи города были захвачены в перекрестном огне войны и которые сейчас были в поисках еды и пристанища у своего монарха. Большинство были босиком, и мы быстро их проезжали, что меня радовало. Я не хотела испытывать чувство вины в этом путешествии. Мы также начали видеть солдат, несомненно, из-за повышенной безопасности, которую предсказывал Рюрик. Некоторые ехали к замку, другие из него. Некоторые располагались вдоль дороги, внимательно наблюдая за теми, кто проезжал. Я затаивала дыхание каждый раз, ожидая, что иллюзии Эммануэль подведут нас. Наряду с признанием о пределах ее сил, она также рассказала, что некоторые джентри были чувствительны к ее типу магии и могли видеть через ее заклинания. Она рассказала нам это в середине пути. Эту информацию, было бы полезней узнать прежде, чем отправляться. Но, хотя мы были тщательно изучены, солдаты позволили нам пройти, и вскоре, сам дворец появился в поле зрения. Я замерла, восхищаясь им, вопреки самой себе. У нас с Дорианом, у обоих, были темные, блочные каменные замки, подобно норманнским крепостям, вышедшим на бесплодную английскую сельскую местность. Дом Майвенн был элегантным и причудливым, всегда напоминавший мне диснеевские фильмы. Дворец Катрис, однако, мог быть прямо с открыток Баварии. У него были четкие, прямые прямоугольные линии, белые по сторонам и покрытые окнами. Эта крепкая коробочка была смещена грациозными башнями, возвышавшимися от центра, с почти тонким видом с их заостренной черной крышей.

Мы шли в гору пока добирались, и меня ничуть не удивило, что замок был расположен на предгорье, ведущем в красивые, покрытые снегом горы. Это был захватывающий вид, пока мы приближались к крепким стенам окружающим непосредственное основание. Здесь мы остановились вместе с другими, ходатайствующими о допуске. Мы сформировали длинную, собранную линию, которая немного нервировала меня.

— Откуда пробка? Они отказываются пускать людей? — тихо спросила я. — У нас не бывает такого столпотворения перед воротами.

Кийо присмотрелся вперед, его зоркие глаза видели то, что мы не могли.

— Нет, они впускают их, просто производят изрядное количество допросов, которое замедляет работу. И ты права, к вам никогда не бывает такого, потому что ваши земли не подвергались нападениям в таком количестве.

Хорошо и плохо, подумала я. Я держала свой народ в безопасности, но война, которую я вела, разрушала дома. Мне пришло в голову, что мне можно так не беспокоиться о Катрис. Если эти люди обнаружат, кто среди них, я могу быть захвачена разъяренной толпой.

— Полегче, — пробормотала Эммануэль. — Не показывай, что ты нервничаешь. Я не могу скрыть твои эмоции.

Я сделала нейтральное выражение, надеясь, что выгляжу пустой и исчерпанной. После почти часа беспокойного ожидания, пришел наш черед. Четыре охранника допросили нас, и мы поспешили с ответами. Для нашей легенды мы выбрали деревню, которая была рядом с битвой между армиями Дориана и Катрис. Большинство жителей были выселены до начала боевых действий, но большая часть деревни была разрушена.

— Наш дом был сожжен дотла, — сказала Эммануэль.

Ей даже не понадобилась иллюзия старухи, одетой в тряпье, чтобы казаться жалкой. Ее поведение и голос были наполнены совершенным, убедительным отчаянием.

— Наши посевы были уничтожены.

После еще небольшого допроса они впустили нас, отправив нас к тому, что, по сути, олицетворяло бедность у джентри. Внутреннее основание замка Катрис было забито людьми, в большинстве своем солдатами, и мы должны были проложить путь через толпу, чтобы достичь угла, где ютились бедные. Многие, похоже, сделали этот двор своим временным домом. Это было похоже на хорошо используемый палаточный лагерь. Тем не менее, пища была под рукой, и я была рада, что об этих жертвах войны позаботились. Мы продвигались вблизи еды так, чтобы не вызывать подозрения, сосредоточенные на оценке местности. В частности наше внимание было сосредоточено на центральном входе в сам замок. Это было самое охраняемое место из всех, и я знала, что прямое нападение было бы действительно долгим и кровавым. Другие солдаты входили в дверь после небольшого опроса, который был тем, на что мы надеялись. Найдя относительно закрытый угол между высокой палаткой и стеной, мы нырнули в него и позволили Эммануэль поработать над следующим заклинанием. Она закрыла глаза и сделала глубокий вздох. Покалывание пробежало па мной и мир размыло. Когда я сфокусировалась на своих спутниках снова, я смотрела на охранников, которые пропускали нас.

— Эй, подожди, — сказала я, предполагая, что, кажется, я выгляжу как один из тех солдат у главных ворот. — Ты не думаешь, что у нас могут быть некоторые проблемы, если мы наткнемся на своих клонов? Почему ты не превратила нас в случайных незнакомцев?

— Потому что если другие военные не узнают нас, будет больше вопросов, — объяснила Эммануэль.

Она оценивающе изучила свои руки и с гордостью улыбнулась своей работе.

— Я не думаю, что те у ворот покинут свой пост в ближайшее время. Мы не должны с ними столкнуться.

Она говорила убедительно, но я чувствовала, что и в глубине души она так думает, я надеюсь. Каждый был слишком озабочен его или ее собственными делами, чтобы понять, что трое крестьян нырнуло в толпу, и появилось трое солдат. Правда, когда беженцы нас увидели, они быстро отошли с нашего пути. Не толкаясь на этот раз. Никому из нас не было необходимости объяснять, как себя вести. В то время как наш первоначальный вход был слабым и нерешительным, сейчас мы шли с уверенностью и силой как те, кто работает в этом месте.

Без колебаний, мы подошли ко входу в замок, и те, кто был на посту, отошли в сторону без комментариев. Находясь внутри, мы немного больше запутались. Мы получили некоторые сведения о планировке замка, но не знали точно, где держали Жасмин. Однако, мы не могли сделать паузу, чтобы это обсудить. Мы должны были двигаться дальше, как будто у нас была цель, или мы бы привлекли внимание. Солдаты и слуги крутились вокруг нас, и мы случайно попали в один из залов. Кийо, всегда быстро соображавший, остановил одиночного молодого солдата.

— Эй, — сказал Кийо грубо, — у нас есть доклад о том, что кто-то может попытаться спасти сестру Терновой Королевы.

Голубые глаза солдата расширились.

— Что? Мы должны предупредить...

— Нет, нет, — прервал Кийо. — Держи это при себе. Мы не хотим вызывать подозрения. Охранник снаружи уже в курсе, как и часовой. Нам необходимо знать, была ли она перемещена. Ходят слухи, что была.

Я старалась не кусать губы. Кийо говорил так, как будто был в курсе, но это был опасный момент. Как я волновалась прежде, Жасмин даже могли и не держать здесь. Также была вероятность, что охранник не знал ее местонахождения, и нам придется продолжать эту игру с другими. С чем большим количеством людей мы говорим, тем рискованней становится наша миссия.

— Я слышал другое, — сказал солдат. — Она все еще в темнице.

Я вздохнула с облегчением. Я почти ожидала, что он скажет, что она была в спальне Кассиуса. Подземелье тоже было не слишком хорошо, но... оно ничем не отличается от того, как я изначально ее держала. Я ждала, что Кийо потребует больше подробностей: сколько охранников были у нее, где подземелья находятся, и так далее. Вместо этого он коротко кивнул солдату и снова предупредил его, чтобы тот находился в состоянии боевой готовности, но при этом ни с кем не делился своими знаниями.

— Нам нужно больше информации, — прошептала я Кийо, когда мы продолжили идти по коридору.

Несмотря на ее недостатки, у Катрис был хороший дизайнерский вкус. Цветочные картины висели на стенах, и сложные растения свисали с ваз. Однако, красота от меня ускользнула.

— Почему ты отпустил его?

— Потому что настоящие охранники уже итак знают все то, что мы хотели бы спросить, — ответил он. — Вопрос о том, где находится подземелье, несомненно, даст понять, что что-то не так.

— А я уже знаю, где они, — прокомментировала Эммануэль.

Мы с Кийо с удивлением взглянули на нее.

— Внизу, — добавила она.

— Темницы всегда внизу, — указала я.

— Ты бывала в них? — спросил Кийо.

Она кивнула и усмехнулась нам.

— Могущественные лидеры не единственные, за чью голову назначена цена. Иногда важные заключенные тоже должны исчезнуть.

Я поморщилась в ответ на ее непосредственность, но была ей благодарна, когда она нас развернула. С четкой целью, я становилась все более и более напряженной. Вот оно. Что мы найдем? Никто здесь не удостаивал нас второго взгляда, но в подземелье мы привлечем внимание, особенно когда мы выйдем с одним из заключенных. Наши замки, может, и были разными, но и у Катрис, и у меня были одинаковые подземелья. Темные. Мрачные. Серые каменные стены и факелы. Это было очень предсказуемо, но я предполагала, что это лишает надежды всех заключенных. Эммануэль уверенно провела нас через лестничные пролеты в длинный, широкий коридор. Темницу Жасмин было легко определить, так как шесть охранников стояли перед ней, что снова напоминало о том, как она раньше жила у меня.

— Удачи, — сказала Эммануэль, отставая от нас.

Она осталась верна своему слову о том, что все остальное будет лежать на нас. Охранники на дежурстве внимательно за всем следили и, естественно, заметили наше появление, но никто из них не отреагировал насторожено или тревожно. Пара из них выразила любопытство, интересуясь не поменялся ли приказ, вот и все.

Кийо и я обсудили ряд стратегий по дороге и, наконец, решили, что быстрый и неожиданный удар силой будет лучше всего. Когда до них осталось несколько метров, я выпустила магию, втянув воздух, как при глубоком вдохе, и выдохнув его обратно на охранников в виде ураганного ветра. Он взъерошил наши волосы и освежил кожу, но охранников он буквально сбил с ног. Они начали кричать от шока, а двое отключились сразу же, ударившись о противоположную стену в коридоре. Другие четверо были на ногах, трое из них сжимали медные мечи. В руках четвертого появился огонь. Я должна была ожидать, что Катрис приставит кого-то с магическими силами к Жасмин, наряду с грубой силой. Не было времени все это обдумывать, хотя бы потому, что парень внезапно швырнул огненный шар в нас. Я инстинктивно втянула окружающий нас воздух снова, вместе с каплями воды, уничтожив огонь без малейших усилий. После этого Кийо рванул вперед, атакуя одного из стражей. Я побежала вперед, сосредоточив свое внимание на другом охраннике, я создала вакуум вокруг него, оттянув весь воздух. Его глаза расширились, он начал задыхаться и схватился за горло, пытаясь вдохнуть. Я не отпускала магию, пока его коллега пытался атаковать меня. Я уклонилась от меча, в основном из-за железного клинка в моей руке, который помогал держать его на расстоянии. Парень, находящийся в плену моей магии, наконец, потерял сознание из-за нехватки кислорода, и я освободила его, позволяя ему без сознания упасть на пол. Прежде чем я смогла заняться другим солдатом, Кийо выпрыгнул и пригвоздил его к полу. Я решила, что это значит, что первый противник Кийо был повержен и мне остался пользователь магии. Не поняв ничего с первого раза, он бросил в меня еще один огненный шар. Я восхитилась его способностью к контролю, слишком много можно было сжечь в холле. Но с моей магией пожара нечего бояться, мелькнула у меня запоздалая мысль. У него не было оружия, и я шагнула вперед, приставив кинжал к его горлу. Он закричал от прикосновения железа, не пытаясь бороться, так как я начала откачивать кислород и от него. Осознание мелькнуло в его глазах. Показалось или нет, но, кажется, что он понял кто может владеть силой воздуха и воды так легко, как и держать железо.

— Терновая Королева... — еле выдохнул он, так как воздух у него уже заканчивался.

Я видела, что он теряет сознание, но перед этим он успел сделать слабый взмах рукой. Никакого огня не появилось, но я чувствовала сильное тепло вокруг. Это не причинило мне боли, но в этом была какая-то материальная сила, так как воздух зарябил и стены немного задрожали, перед тем как он упал на пол. Кийо и я стояли среди тел — мертвых или живых, я не знала, — мы посмотрели друг на друга и внимательно огляделись вокруг. Эммануэль все еще стояла позади, но выглядела удивленной.

— Что, черт возьми, это было? — спросила я.

— Думаю, что тревога, — ответила она.

— Вот дерьмо.

Я повернулась к темнице Жасмин и увидела ее сжавшуюся в самом дальнем углу, смотрящую на меня широким, настороженным взглядом. Вода была ее основной специальностью, она могла только чуть-чуть контролировать воздух. Тем не менее, она чувствовала силу магии, которую я использовала. Как и стражник, она знала, что мало кто может делать то, что сделала я, но ее вид показывал, что она не видит меня здесь. Я все еще находилась под чарами Эммануэль. Кийо уже обыскивал тела и вскоре нашел ключ. Мы открыли дверь темницы, но Жасмин не двигалась. Она не выглядела слишком изможденной, но я знала, что самое страшно деяние редко оставляет след. Был небольшой разрыв на ее платье и синяк на руке, что, было похоже, появилось в результате борьбы во время ее похищения. Я заметила также, что они оставили на ней железные наручники, который сделал Жеррар, чтобы сдержать ее магию. Мои собственные деяния сослужили пользу для похитителей. Я указала на дверь, обеспокоенная тем, что Эммануэль сказала о тревоге.

— Жасмин, пошли. Это мы. Я и Кийо.

— И под "я", — добавил Кийо, указывая в мою сторону, — она имела в виду Эжени.

Жасмин колебалась, переводя взгляд между нашими лицами.

— Как такое возможно?

Эммануэль, которая наблюдала за входом в зал, поспешно повернулась к камере.

— А как вы думаете? С помощью магии. Посмотрите на себя.

Очертания Жасмин начали колебаться, и вскоре, мы увидели одного солдата из Рябинового войска. Жасмин с удивлением посмотрела на свои руки. Чары скрывали цепи, но она по-прежнему могла их чувствовать.

— Плейлист в твоем айподе отстойный, — сказала я, когда она продолжала колебаться. — Джентри бы тебе такое сказал?

— Давайте, — позвала Эммануэль.

Она была уверена, что сможет вытащить себя отсюда при любой опасности, но эти шансы были бы выше, если бы она не была в зале, который может быть легко перекрыт, если отряд примчится ко входу. Жасмин должно быть решила, что новое развитие событий не хуже, чем ситуация в настоящий момент. Она вскочила и покинула камеру, следуя за нами к лестнице. Мы спустились на первый этаж, не встретив сопротивления, но вот там творился хаос. Солдаты бежали по направлению к подземелью, и я задавалась вопросом, как быстро они поймут, что мы единственные, кто не собирается идти туда. За исключением... Оказалось, что дело было не в этом. В суматохе никто не останавливал нас от выхода из передней двери, но внутреннее основание двора было забито солдатами. Они загоняли испуганных беженцев в одну хорошо охраняемую часть, и ворота в наружной стене были закрыты.

— Твою мать, — снова сказала я.

Это казалось единственным способом резюмировать данную ситуацию.

— Мы могли бы перейти в человеческий мир, — сказал Кийо. — А Эммануэль может сбежать в свой.

Я уже думала об этом. Это была правда. Эммануэль могла бы превратиться в крестьянку или кого-нибудь еще и избежать обнаружения, пока есть возможность выйти, не засветившись. Способности Кийо позволяли ему относительно легко переходить через миры без врат. Я могла бы сделать это, но не без трудностей. И мне нужно для этого использовать якорь, который притянет меня. У меня была парочка дома, но вот у Жасмин не было ничего. Она, скорее всего, не смогла бы выйти из Мира Иного. Я даже не уверена, что она могла бы это сделать с якорем, ну и железные цепи делают все еще хуже. И, в конечном итоге, мы могли бы обе серьезно пострадать.

— Мы не можем, — сказала я. — Нам нужно спрятаться.

Я повернулась к Эммануэль.

— Ты как? Сможешь превратить нас опять в крестьян?

Она кивнула.

— Да, но нам нужно скрыться из виду.

По крайней мере, ее уверенность обнадеживала. Эммануэль держала теперь четыре иллюзии, и ее сила была на пределе из-за этого, и кто-нибудь, кто сможет видеть через них...

— Это она! Терновая Королева!

Визгливый голос, который неожиданно обратил на нас все взгляды, исходил не от солдат. Он принадлежал старой женщине из группы беженцев. Она напомнила мне Мастэру, с ее белыми волосами и диким взглядом. Она указывала на нас, и было что-то в ее взгляде... что-то пронизывающее, что заставило меня поверить в то, что она могла видеть нас сквозь чары.

— Черт, — сказала Эммануэль.

В ее голосе чувствовались и страх, и уязвленная гордость. Несмотря на то, что такое было возможным, я знала, что она считала свои силы слишком сильными для разоблачения. Может то, что нас четверо, ослабило ее магию. Честно говоря, я не думала, что крика будет достаточно, чтобы привлечь к нам внимание, не в таком хаосе. Голос женщины застал тишину среди окружающих. Они обернулись и уставились на нас, и вскоре те, кто не слышал ее замечания тоже отреагировали и замолчали.

— Довольно! — резко нарушил охранник непонятную тишину.

Он был одним из тех, кто держал гражданское население в стороне.

— У нас нет на это времени.

Старуха категорически затрясла головой.

— Ты не видишь? Ты не видишь их? Это Терновая королева и ее сестра! Они прямо там!

Лицо охранника помрачнело.

— Я же сказал тебе, мы...

У него отвисла челюсть, потому что подошли охранники, которые были ранее у ворот. Они остановились, глядя на нас в полном шоке. Если бы мы не запаниковали из-за сигнала тревоги, один из нас, возможно, подумал бы о том, что надо сменить иллюзию на неопределенных солдат, а не тех, через кого нам еще предстояло снова пройти. Это было плохой, очень-очень плохой оплошностью, и теперь все могли видеть нас и наши зеркальные отражения. Охранник, оравший на старуху, не мог знать, что происходит, но он знал, что что-то происходит.

— Взять их, — сказал он.

Он окинул тяжелым взглядом своих настоящих коллег и решил перестраховаться.

— Этих тоже взять.

Другие солдаты беспрекословно двинулись в нашу сторону. Я посчитала количество. Мы были хороши, но я не думала, что Кийо и я сможем одолеть их в схватке. Жасмин пришла к такому же выводу.

— Разнеси их, — сказала она. — Мы можем расчистить наш путь отсюда.

Под "мы" она подразумевала меня, и я знала, что она говорит о буре, а не о взрыве. Какая-то часть меня уже знала ответ. Едва осознавая это, я проявила всю свою магию, заставив прекрасный, солнечный день в Рябиновом Королевстве быстро исчезнуть. Черные и фиолетовые облака неслись по небу с невообразимой скоростью, молнии сверкали так близко к нам, что земля дрожала. Влажность и запах озона наполняли воздух, ветер поднимался и опускался. Все это появилось за считанные секунды, и приближающиеся солдаты остановились. Сумасшедшие заявления старухи уже не казались такими сумасшедшими в свете такой магии. Все они уже поняли, что независимо от того, что говорили их глаза то, что перед ними стояла Эжени Маркхэм, было очень хорошей возможностью. Я была врагом, которого они должны были схватить, но я так же была дочерью Короля Бурь, а к этому нельзя относиться легкомысленно. Они знали, что я могу делать, и этого было достаточно, чтобы забыть, чему их годами учили на тренировках.

— Дайте нам пройти, — сказала я.

Я начала медленно двигаться в сторону ворот, через мгновение трое моих сопровождающих последовали следом.

— Дайте нам пройти, или я позволю буре разразиться здесь. Один вдох, и я могу дать ей волю.

Гроза и молнии трещали над нами, усиливая значение моих слов. Послышались чьи-то негромкие крики из толпы.

— Вы представляете, что может сделать шторм на такой маленькой территории? Со всеми вами?

— Это убьет их, — сказал неожиданно голос. — Ужасно.

Я посмотрела в сторону входа в замок и увидела, что там стоит Катрис собственной персоной. Стража поспешила прикрыть ее, но она подняла руку, чтобы остановить их. Я давно не видела ее. Все наши враждебные контакты осуществлялись через послов и письма. Она выглядела также, как при нашей последней встрече, черные волосы с добавлением серебра и темные глаза, тщательно изучающие все вокруг нее. Она при полном царственном параде, из серебристо-серого атласа и с небольшими драгоценными диадемами. Но нет... когда я внимательно изучила ее, я увидела небольшое различие. Она выглядела старше, чем в прошлый раз, когда мы виделись. Смерть Лейта и эта война взяли свое. Я смотрела ей прямо в глаза, мой противник, причина такого большого количества последних несчастий в моей жизни. Я не нуждалась в буре вокруг меня, потому что она была итак, ветер ярости и гнева закручивал вихри в моей душе снова и снова.

— Сбрось заклинание, — сказала я Эммануэль, не глядя на нее.

Я хотела быть лицом к лицу к Катрис, и, честно говоря, моя личность больше не была секретом. Я почувствовала новое покалывание, и несколько вдохов подсказали мне, что я снова была собой. Небольшая улыбка проступила на губах Катрис. И она продолжила.

— Ты можешь устроить здесь шторм. Ты можешь разрушить большую часть этой стены, этого замка. Ты можешь наверняка разрушить все здесь, всех этих людей, в этом ты хороша, верно? Ты говоришь о высоких представлениях о защите жизней, но каким-то образом смерть всегда идет за тобой. Оставь здесь свой след, как бы сделал Тигиран. Но, по крайней мере, у него не было заблуждений относительно того, что он делал. Хотя бы из расчета. Жизни были потеряны из-за тебя. И им не будет границ.

Одна молния. Всего одна молния, и она мертва. Черт, я могла бы и Кассиуса задеть заодно.

— Эжени, — предостерег Кийо. — Не делай. Не делай этого.

— А что еще я могу сделать?

Я дышала бесшумно для окружающих.

— Я предупреждал тебя ранее, что будут последствия. Пожалуйста, послушай меня хоть на этот раз, — умолял он. — Они будут снова.

— Что, по твоему, я должна сделать?

Мой голос был громким. Мне было наплевать, что кто-то меня слышал.

— Это война. Я убиваю их лидера. Я побеждаю. В противном случае, я позволяю здесь устроить ад, и эти люди умрут. Что ты выберешь, Кийо?

Он не ответил, а прочная улыбка Катрис стала еще шире, видя несогласие в наших рядах.

— Нет больше вариантов, кроме смерти.

— Ты дочь Тигирана. Я рада сейчас, что Лейт не сделал тебе ребенка. Его план изначально казался мудрым, но это лучше, что мой возвышенный род не смешался с твоим. Хотя Бог знает, сколько раз Лейт пытался. Он рассказывал мне об этом. Часто. Ах, ладно. Я полагаю, скоро мы узнаем, насколько повезло Кассию...

Ее взгляд немного задержался на Жасмин, стоящей за мной. Эммануэль уронила все наши маскировки.

— Эжени...

Жасмин попыталась что-то сказать, но я не хотела слушать.

— Ты пытаешься заставить меня тебя убить? — спросила я Катрис.

Каждое слово звучало сурово, почти резко для слуха. Я передумала насчет молнии. Я вспомнила, как я убила Эзона, буквально взорвав его на части, вызывая воду из его тела. Существовало так много способов убить ее, так много способов добиться ее унижения. Катрис слегка пожала плечами, и, не смотря на самодовольное поведение, я увидела укол сожаления в ее глазах.

— У меня предчувствие, что, так или иначе, сегодня я умру. Я просто хочу, чтобы все узнали о тебе правду перед этим.

Я замерла. Я говорила Кийо подсказать мне альтернативный путь. Он не сказал. Но существовал еще выход из этой ситуации.

— Правда, — протянула я, дотягиваясь до своей сумки, — в том, что сегодня ты не умрешь. Но ты будешь желать смерти.

Я могу только предположить, что то, что произошло дальше, родилось из чистых эмоций, из гнева и отчаяния, которое вызвали ее слова обо мне и Жасмин. Ситуационный адреналин, вероятно, сыграли свою роль также и... ну, может, что-то в моих генах, в конце концов. Я достала Железную Корону из рюкзака. Катрис побледнела, вся ее дерзость исчезла. Те, кто узнал корону, отобразили тот же страх, звуками или внешним видом. Другие просто смотрели с любопытством.

— Нет, — взмолилась она, задыхаясь. — Нет! Пожалуйста, не надо!

Думаю, что до этого момента, она не верила до конца в то, что у меня была корона. Я также думаю, что если бы я потребовала, она бы выполнила все условия капитуляции, которые я выдвигала. Но я не хотела простой капитуляции. Я хотела страданий. Я хотела, чтобы она страдала так же, как когда-то я. Так много способов добиться ее унижения... Я одела корону на голову и как-то, может, это часть магии, я знала точно, что нужно делать. Железный нож все еще был в моих руках, и я с ним присела. Катрис тоже упала на колени, но её порыв скорее взывал о пощаде.

— Пожалуйста, — взмолилась вновь она, в ее глазах стояли слезы, — все, что угодно. Я сделаю все, что ты хочешь.

— Именно, — сказала я. — Да будет так.

Я опустилась, и пронзила лезвием сердце Рябиновой земли.

18

Я действительно чувствовала себя так, как будто убиваю живое существо. В общем-то, так это и было. Я уничтожала связь земли с Катрис. Земля и монарх едины. Достаточно странная концепция... но, в общем, это правда. Я определенно чувствовала связь с Терновым Королевством. Именно поэтому я не могла долго находится вне его. Оно меня звало. Оно было частью меня. И поэтому, я, по сути, разрезала живое существо надвое. Раскаленная до бела сила проходила волной через меня, обжигая. Магия короны соединилась с моей и потоком начала вливаться в землю. Я перестала ощущать, что происходит вокруг, крик Катрис исчез. Подо собой, в первую очередь, я начала ощущать сопротивление земли. Она не хотела разрушать связь. Но, в конце концов, у нее не было выбора. Магия короны крайне сильна. Секунда, минута, час... Я не знаю, сколько времени потребовалось, вероятно, его практически не было нужно. Но вдруг, все получилось. Сила короны внезапно исчезла, и земля теперь была открыта и не востребована. Беззащитная и израненная. Как только магическая дымка начала рассеиваться, остальной мир медленно начал возвращаться назад в центр моего внимания. Я смотрела на изумленные лица вокруг и на Катрис, съежившуюся и рыдающую. Я и до этого думала, что она уже в возрасте, но это было ничто по сравнению с тем, что стало сейчас. Разрыв с землей опустошил ее. Ее темные волосы стали теперь полностью серыми, а лицо изможденным и морщинистым. Земля была беспокойной. Я чувствовала ее энергию, взывающую... тянущуюся... стремящуюся к новому хозяину. Вряд ли кто-либо из собравшихся что-то понимал. Все они все еще наблюдали за драмой между мной и Катрис. Несколько зрителей выглядели озадаченными, как будто они могли слышать землю. Это было из-за того, что они не были достаточно сильны, чтобы претендовать на нее, поняла я. Земля уже искала того, кто обладает силой, чтобы объединиться, и посмотрев вверх, я увидела лицо Кассиуса, который тоже это чувствовал. Сын Катрис не обладал силой, чтобы претендовать на королевство, а вот племянник обладал. Итак, следующим моим спонтанным действием за этот день было то, что я сунула свободную руку в землю. Как и в прошлый раз, почва сначала была твердой и не поддавалась, но вскоре стала мягкой и теплой. Рука погрузилась в землю, и я почувствовала, как будто меня кто-то встретил, пожав руку в ответ. Тепло наполнило мое тело, успокаивающее тепло, сильно отличающееся от иссушающего жара короны. Я закрыла глаза, стараясь удержать эту связь, чтобы показать, что я достойна. Часть меня уже была предана Терновому Королевству. Я должна бороться, чтобы претендовать и на эту землю тоже. И тогда я почувствовала это... Я почувствовала, что земля принимает меня. И как это было, земля начала трястись. Сначала я подумала, что это лишь некоторые последствия магии, но потом я вспомнила, что то же самое происходило, когда Терновое Королевство связывало себя со мной. Земля приняла ту форму, которая была отражена в моей душе, которая была естественна и правильна для меня. Бывшее королевство Эзона приняло форму пустыни Сонара, места моего рождения. И Рябиновое Королевство пыталось сделать то же самое. Нет! Нет! Только не снова. Когда субтропическое королевство превращается в пустыню, это приводит к разорению его жителей. Мы бы столкнулись с голодом, засухой, нищетой... Только недавно королевство встало на ноги, стало процветающим и самодостаточным. Я не хочу проходить через это снова. В отчаянии, я старалась думать о какой-то другой форме. Но о какой? Я почти никогда не покидала юго-запад Соединенных Штатов. Быстрая картинка гор Каталины промелькнула у меня в голове, снежные склоны, покрытые соснами, как в тот день, когда мы с Кийо боролись с демоном. Я чувствовала, что земля начинает захватывать эту картину, и поэтому быстро убрала ее. Я не могла превратить это место в Швейцарию или Непал.

«Оставайся таким же, оставайся таким же», просила я землю. Ради ее жителей, мне надо, чтобы пейзаж остался неизменным. Это было трудно. Земля хотела связи со мной, чтобы укорениться в моей душе. Вспоминая путь сюда, я пыталась представить себе рябины и ряды вишневых деревьев вокруг и вдоль дороги. Я вспоминала солнечный свет, проникающий сквозь другие лиственные деревья, цветы, растущие на кустах. Я думала об участках рябиновых деревьев. «Оставайся таким же, оставайся таким же». Постепенно, земля вокруг меня начала трястись медленнее и, наконец, остановилась, за исключением одного места. Недалеко от того места, куда я опиралась рукой, земля раскрылась, и ветви с листьями вырвались наружу. Я отпрянула назад, наблюдая с таким же благоговением, как и в первый раз, когда волшебное дерево вырвалось, росло и разворачивало листья за секунды. Я затаила дыхание, пытаясь понять, что это было за дерево, появившееся из-за моей новой природы королевства. Это была... рябина.

Я была не единственной, кто подумал, что это странно.

— Ты не смогла связать себя с землей? — спросила Жасмин, удивленная.

Я поднялась на ноги рядом с ней, отряхивая пыль с джинсов.

— Я...

Что я? Это была рябина, делая это место по правилам Мира Иного Рябиновым Королевством. Чем оно уже и являлось. Может это не сработало. Может быть, корона не сделала то, чего я ожидала. Может быть Катрис почему-то получила его обратно. Но, нет. Там что-то было. Я чувствовала это. Королевство. Землю. Скалы. Каждый лист и цветок. Аромат, цвет... все они стали более острее и насыщеннее. Если бы я открылась, я бы чувствовала каждый кусочек этой земли. Она жужжала. Она гудела. Энергия была головокружительной, и я заставила себя закрыться на мгновение.

— Нет, — сказала я Жасмин с удивлением. — Она моя.

Я посмотрела на рябину, гораздо более совершенную, чем может быть реальная, ее ярко-оранжевые ягоды сверкали на фоне зеленых листьев, колеблющихся на ветру. Я протянула руку и погладила один из листьев, смутно понимая, что Катрис до сих пор рыдает. Покалывание от силы пробежало по мне.

— Это все еще Рябиновое Королевство... за исключением того, что это МОЕ Рябиновое Королевство.

После этого стало немного неловко. Солдаты больше не нападали на меня, но и не были готовы исполнять мои поручения. Мои компаньоны тоже были не очень полезны. Эммануэлль демонстрировала характер, расслабилась и наблюдала за беспорядком, который я натворила. Лицо Кийо выглядело не одобряюще и я испугалась, что позже мне предстоит выслушать лекцию. Жасмин все еще, казалось, была в шоке. Единственный раз, когда она, казалось, пришла в себя, было тогда, когда я рассуждала об участи Катрис и Кассиуса. Неудивительно, что предложением Жасмин было убить их.

— Заприте их в ее покоях, — приказала я, надеясь, что хоть кто-то повинуется мне. — Охраняйте их с...

Я была в затруднении. Теоретически, джентри знали, как это работает. Тот кто контролирует землю, тот и правит, но я не совсем уверена, что охранники способны посадить в тюрьму женщину, которая правила ими десять минут назад. Волузиан, подумала я. Теперь когда я контролировала ситуацию, я могла вызвать его без опаски. Теперь я поняла, что я нуждалась в нем для более важных вещей. Я умоляюще посмотрела на Кийо, взглядом не нуждающимся в дополнении. Он кивнул.

— Я присмотрю за ними.

Он резко повернулся, призывая старых правителей и нескольких охранников, которые бы решили подняться на борт вместе со мной прямо сейчас. Кийо, стоящий на страже, служил двум целям. Я могу доверять ему и сделать работу хорошо, и чем больше он делал, тем больше я была в безопасности от его неодобрения. Затем я призвала Волузина, его вид напугал еще больше всех тех, кто и так смотрел на меня с ужасом. Я позволила буре рассеяться, но казалось, что темнота, однако, сгустилась вокруг моего слуги, в то время как его красные глаза оценивали меня, Железную корону и дерево.

— Внезапно, — прокомментировал он.

— Ступай к Рюрику, — велела я ему, — объясни, что произошло и скажи, чтобы он привел сюда оккупационные войска незамедлительно.

Я не знала, что именно это значит, но понимала, что необходимо быстрее установить здесь военный контроль, если мы хотим сохранить землю. Рюрик наверняка знает, что надо делать. Управляющий должен прийти позже.

— И потом... — теперь я колебалась, — пусть Шайя свяжется с Дорианом и расскажет, что произошло. После этого вернись ко мне.

Волузиан замер, ожидая что-нибудь, что я могла еще добавить. Когда больше нечего было добавить, он исчез, и показалось, что солнце начало светить гораздо ярче. Теперь оставалось только ждать, и я оглянулась на все еще ошеломленных жителей Рябиновых земель.

— Ну... вот и все. Продолжайте в том же духе. Охраняйте ворота. Никого не выпускайте. А вы... идите берите свой суп или... ну что вы там едите.

Это было для мирных граждан. Когда никто не двинулся, я ужесточила свои слова и повторила приказ громче. Страх вспыхнул в глазах жителей Рябинового Королевство, и они начали двигаться. Этот внутренний двор был огромным, и я увидела незанятое пространство возле некоторых телег, которые должно быть доставлены поставками ранее. Я подошла к ним, Жасмин рядом, и мы присели на землю. Это было странное место для королевы, предположила я, но мне хотелось отдохнуть в ожидании Рюрика. Плюс, это все еще позволяло мне следить за этой деликатной и опасной ситуацией. Большая часть охранников была здесь, и я не думаю, что о мятеже идет хоть какая-то речь. Люди двигались после моей команды, но это были в основном собирающиеся группы, они обсуждали произошедшее.

Жасмин вздохнула и прислонилась головой к стене.

— Я хочу домой, — сказала она.

— Скоро будем дома. Как только Рюрик доберется сюда, мы возвратимся в замок, и позволим ему разобраться с этим.

— Нет.

Ее голос звучал тихо.

— Мой другой дом. Человеческий мир.

Я повернулась к ней в удивлении, убирая свой пристальный взгляд от некоторых крестьян, которые просили охрану, чтобы выпустили их.

— Что? Но ты ненавидишь этот мир. Ты всегда говорила, что здесь именно то место, которому ты соответствуешь.

— Так и есть, — согласилась она. — Но я просто хочу... Я хочу, убежать от всего этого на некоторое время. От магии. И замков. И... что угодно. Я хочу смотреть телевизор, может быть, увидеть Уилла. Я хочу зарядить мой айпод… И мой плейлист не отстой.

Я невольно засмеялась.

— Я вроде тоже хочу все эти вещи. Мы вернемся в ближайшее время. Мы... мы разрежем эти цепи. Извиняюсь, у меня нет ключа с собой.

Она пожала плечами.

— Все нормально.

— Кийо, должно быть, расстроился из-за всего этого, — пробормотала я, удивленная, что поделилась с ней секретом.

— Ты поступила правильно, — сказала Жасмин. — Я имею в виду, за исключением не убийства Kaтрис и Кассиуса. Но ты все еще можешь сделать это.

От улыбки не осталось и следа.

— Кассиус…

— Они лгали, — сказала она резко. — Он ничего не делал.

— Жасмин...

— Я серьезно.

Она посмотрела на меня, взгляд ее серо-голубых глаз был открытым и прямым.

— Он много болтал, когда приходил проведать меня... и прикоснулся ко мне легонько. Но это все. Я думаю, что они просто хотели напугать меня.

Она не уточнила про касание. Я не спрашивала. У меня словно камень с души свалился, что ей не пришлось проходить через то, что было со мной.

— Прости меня. Прости, что я не смогла защитить тебя лучше.

Теперь она улыбалась.

— Ты защищала замечательно. И, эй! Ты закончила войну, так? Ты выиграла.

Я отвернулась, глядя в пустоту.

— Предполагаю, что так.

Мы не разговаривали много после этого. Я была уставшая, истощенная всей этой магией. Видимо, использовать древний, могущественный артефакт было не так просто, как мне казалось. Как и доказать свое господство над большим куском земли. То же опустошение я испытала, когда захватила Терновое Королевство, но в прошлый раз я покинула захваченную землю так быстро, как было возможно.

Теперь, я застряла в Рябиновом Королевстве, по-прежнему остро ощущая его всеми своими чувствами. Такая интенсивность восприятия будет исчезать, как было и с Терновыми землями, но прямо сейчас, она была, как стук молота в голове, требующая внимания. Я практически подлетела к воротам, когда прибыл Рюрик. Как только их пустили, он и армия перед ним, замерли. Изучив обстановку, он отреагировал так же, как и Волузиан.

— Серьезно?

— Все произошло очень быстро, — призналась я.

— Хорошо сработано. Овладение этой землей намного лучшая идея, чем просто сразить Катрис в бою.

Я нахмурилась.

— Ладно, ты можешь этим теперь заняться?

Он усмехнулся.

— С удовольствием.

Отвернувшись от меня, он пристально оглядел собравшихся.

— Теперь вы все подданные Королевы Эжени, дочери Тиригана, Короля Бурь. На колени, — рявкнул он.

Я сделала надменный вид, так как они подчинились. Я знала, что все необходимо было основывать на нашем контроле. Никаких слабостей, никаких колебаний. Мы были завоевателями. Я бы давно сняла Железную корону, но, к сожалению, у меня не было моего обычного символа власти. Ну, хорошо, его не было, так как я не могла предвидеть такое, пока собиралась. Склонив головы, все пали ниц, оставаясь на коленях несколько секунд, в течение которых я чувствовала себя не в своей тарелке. Наконец им было позволено подняться, и Рюрик ввел полное военное положение, требуя оценки всех солдат и устанавливая новые правила для прислуги и беженцев. Так же у него нашлось несколько задач и для меня — несколько действий, позволяющих мне выглядеть царственной — прежде чем объявил, что я могу уехать.

— Я разберусь с насущными проблемами, — сказал он, понизив голос.

Мои собственные солдаты в настоящее время были вне досягаемости, занимаясь наведением порядка.

— Мы ограничим выход из крепости и проведем рекогносцировку этой области, выявляя тех, кому можно доверять.

Он сделал многозначительную паузу.

— Вероятно, мне придется перебросить значительную часть своих солдат на охрану темницы.

— Делай все, что тебе нужно, — сказала я.

Я предчувствовала, что в конечном итоге он заговорит о казни, но пока что сдерживается. Я предположила, что выглядела такой же уставшей, как себя чувствовала.

— И вы просто хотите заключить в тюрьму бывшую королеву, на данный момент?

— На данный момент.

Жасмин хмыкнула рядом со мной, и выражение лица Рюрика показывало, что он разделяет ее мнение.

— Ну, не оставайтесь в стороне надолго, — сказал он. — Вам нужно сделать свое присутствие ощутимым. Вам надо соединиться с землей.

— Знаю, знаю, — проворчала я.

Я прежде избегала Тернового Королевства. Но оно звало меня обратно.

— Я знаю, как это работает.

Его брови поднялись, и сардоническая улыбка вернулась.

— Знаете? А вы знаете, что произошло?

Я вскинула руки, показывая вокруг.

— Я застряла с еще одним королевством.

— Вы знаете, сколько монархов контролируют больше одного королевства?

Я покачала головой, предполагая, что кто бы это ни были, они находятся далеко от меня.

— Ни одного, — сказал Рюрик.

— Я... Что? Нет.

Дориан как-то упоминал о завоевании более чем одного королевства, и на основании его слов я решила, что такое происходит время от времени. Одно из предназначений Железной Короны предполагало именно это.

— Наверняка есть кто-нибудь еще.

— Ни одного, — повторил Рюрик. — Вы единственная. Единственная во все времена... ну, за исключением Короля Бурь.

Мир вновь покачнулся вокруг меня. Мне опять захотелось куда-нибудь пойти и прилечь. Моя реакция вызвала у Рюрика еще большую улыбку, но я клянусь, что в его глазах было очень мало сочувствия.

— Поздравляю! — воскликнул он. — Поздравляю, Эжени, — Рябиновая и Терновая Королева!

19

Потребовалось некоторое время, прежде чем Кийо, Жасмин, и я смогли вернуться в Тусон. Нам, конечно, пришлось заехать в Терновое Королевство, где Шайя и другие задавали мне всяческие вопросы о том, что случилось, и что я собиралась делать. Кийо, и даже Жасмин, ответили на большинство вопросов за меня, потому что, если честно, я не была уверена, чего теперь хотела. Единственное, что я точно должна была сделать — это потребовать ключ Жасмин и раскрыть ее цепи. Она удивленно смотрела на свои освобожденные руки, поглаживая запястья. Я чуть не оставила наручники и ключ в замке, но потом передумала, и взяла их с собой в человеческий мир.

Она никогда раньше не видела мой дом и когда мы вошли, рассматривала его с одобрением. Все было тихо, и пустой холл внушил мне уверенность, что я не найду Тима и Лару, прячущихся в его спальне снова. Однако, доказательства их "любви" были по-прежнему очевидны.

— Черт бы их побрал, — сказала я, осторожно убирая красный кружевной лифчик с дивана и бросая его дальше по коридору прямо к комнате Тима. — Я собираюсь это продезинфицировать. Возможно, и все остальные предметы мебели тоже.

— У тебя есть Поп-Тартс!

Жасмин не дошла до гостиной. Она остановилась на кухне, открывая каждый шкафчик, который могла найти.

— И "Эппл Джекс"! Арахисовое масло, соус ранч, соленые крекеры...

Я была удивлена, что последнее взволновало ее так сильно, но после пары лет питания исключительно джентрийской едой, даже самая обычная человеческая кухня была, вероятно, волнующей.

— О! — воскликнула она. — Можно взять один из твоих милки-вэй?

— Конечно. Бери все, что захочешь.

Ее глаза широко распахнулись, когда она вскрыла пакет, а мы с Кийо с улыбкой смотрели на нее, словно преисполненные гордости родители рождественским утром. Несмотря на то, что "милки-вэй" одни из самых моих любимых шоколадных батончиков, в данный момент я не разделяла восторгов Жасмин, но наблюдая за тем, как она уплетает их, не могла не отметить некоторого семейного сходства. Она закончила свой сахарный порыв банкой кока-колы и устроилась на кушетке. Заметив, с каким нетерпением она потянулась за пультом дистанционного управления, я решила не упоминать о любовных утехах, вероятно, произошедших, где сидела Жасмин. Она щелкала каналы, продолжая удивляться. Был вечер — прайм-тайм — и на ее лице читались все эмоции, когда она натыкалась на старые и новые шоу.

— Ты захочешь переодеться, если я найду тебе что-нибудь подходящее? — спросила я.

Она смогла с легкостью вернуться к обычному человеческому поведению, но она все еще носила длинные, струящиеся платья в стиле джентри.

— Конечно, — сказала она, не отрываясь от экрана.

Кийо последовал за мной в мою спальню.

— Ты считаешь, что ей находится там безопасно? — спросил он. — Одной?

— Вообще-то да.

У меня и Жасмин не одинаковый размер одежды, но я нашла одни шорты на шнурке, которые вроде подойдут ей.

— Я не знаю почему... но я чувствую, что могу доверять ей.

— Будь осторожна, — предупредил он, садясь на край кровати. — Потому что все мы знаем, что она была счастлива попасть в плен, и чтобы Кассиас набросился на нее.

— Он ничего не сделал.

Я нашла самую маленькую футболку, какую только могла. У нее было более миниатюрное телосложение, чем мое.

— Так она говорит.

Я вздохнула и посмотрела на него.

— Кийо, ты должен мне доверять. Я не могу это объяснить, но она говорит правду. Планирует ли она стать нормальным подростком и забыть о своих планах родить наследника Короля Бурь? Непохоже. Но сейчас она в шоке и не опасна.

— Если ты так считаешь. Просто будь осторожна, Эж. Тебя уже раньше обманывали люди, которым ты доверяла.

— Сюрприз-сюрприз. Оскорбление Дориана.

Я скрестила руки, прижав одежду к груди.

— Скоро последует лекция о захвате Рябинового Королевства.

Я готовила себя к этому с тех пор, как все произошло, но в течение последующей оценки ущерба, он сдерживался. Я оценила это, но по-прежнему боялась неизбежного.

— Вообще-то, — сказал он, — нет.

— Нет?

Я начала было идти к двери и замерла.

Он расхохотался, хотя тут не было ничего смешного.

— Нет.

— Но я просто подумала... ну, после того раза... Ты не был особо счастлив из-за Тернового Королевства...

Маленькая улыбка угасла.

— Нет. И не то, чтобы я был счастлив из-за этого. Но правда в том, что ты нашла — относительно, конечно, — решение без кровопролития, чтобы закончить все это. Когда мы были там, ты спросила меня есть ли другой путь, который может все решить. У меня не было ответа. У тебя был. Это не идеально... но это не убило Катрис или остальных людей. Это не позволило захватить тебя.

Он пожал плечами.

— Не идеально, но лучше, чем альтернативы.

Я прислонилась к стене, все еще шокированная его реакцией.

— Если это заставит тебя почувствовать себя немного лучше, я не хотела этого. Я хотела проникнуть туда и забрать Жасмин.

Он кивнул, но в его взгляде была резкость.

— И все же, ты взяла корону.

Я ему об этом не упоминала, когда мы только отправлялись в Рябиновое Королевство.

— По ее записке было понятно, что она не верит, что у меня она есть! Я надеялась, что буду ею размахивать вокруг, и это как-то сможет помочь нам.

Он промолчал.

— Не смотри на меня так! Ты не можешь думать, что я планировала ею воспользоваться.

— Я верю тебе.

Он подошел и положил руки на мои плечи.

— И я буду помогать тебе, в чем бы ты не нуждалась.

У меня в груди что-то отпустило, и я прижалась к нему, наслаждаясь комфортом от его тепла и чувством защищенности, которое от него исходило.

— Спасибо. Я определенно буду в тебе нуждаться.

Кийо запечатлел поцелуй на моем лбу.

— Я здесь.

Легкая улыбка заиграла у меня на губах, хотя, как и раньше, я не видела здесь ничего забавного.

— Я надеюсь, что здесь есть какой-то луч надежды, может быть я смогу править Рябиновым Королевством лучше, чем она. Своего рода общее благо.

К моему удивлению, его объятия застыли, и он отступил назад. Улыбка, с которой он на меня посмотрел, выглядела натянутой.

— Может быть.

Мы вернулись к Жасмин, которая словно приклеилась к телевизору. Единственную благодарность мы получили, когда я протянула ей одежду, и она ее осмотрела.

— Что значит The Clash?

Я проигнорировала это кощунство, и явные насмешки Кийо над моей злостью.

— Если ты хочешь принять душ, то все, что нужно, находится в ванной. Полотенца, шампунь.

Это тоже привлекло ее внимание.

— Душ... о, черт возьми. Я скучала по душу.

— С вами двоими все будет нормально? — спросил Кийо, все признаки его ранее проявившегося дискомфорта исчезли. — Мне нужно позаботиться о нескольких вещах.

Я кивнула.

— Мы в порядке. Скоро ли ты вернешься?

— Как только смогу.

Он снова поцеловал меня, на этот раз в губы. Должно быть, на моем лице снова отразилась боль, потому что он взял меня за подбородок, его глаза были полны любви и сострадания.

— Все будет хорошо, Эжени. Все будет хорошо.

Я кивнула и задумчиво наблюдала, как он уходит. Я хотела, чтобы он снова меня обнял, удержал и помог вырваться из этого бардака. Небольшая часть меня не возражала бы и против рук Дориана. Я села рядом с Жасмин, которая вновь обратила внимание на какое-то шоу.

— Он побежал к Майвенн, ты знаешь, — её взгляд не отрывался. — Чтобы доложить о том, что произошло.

Мой гнев начал подниматься на её обвинения, но... Я чувствовала, что она права. Даже если между ними больше не было романтических отношений, он все еще был предан ей. Последние события потрясли Мир Иной, и она хотела услышать историю прямо от него. Я представила, как она это воспримет; она всегда боялась, что я стану похожа на своего отца.

— Возможно, — призналась я.

Я протерла глаза.

— Боже, я так вымотана. Я чувствую, что сейчас упаду.

На этот раз Жасмин повернулась ко мне. В ее лице не было симпатии ко мне, но было что-то неожиданно близкое.

— Не удивительно. Ты только что украла королевство и забрала его себе.

— Это звучит настолько ужасно, когда ты так это произносишь.

Она пожала плечами и снова повернулась к телевизору.

— Ты, возможно, сделала хорошее дело.

Ее слова были эхом моего недавнего комментария Кийо.

— Ты знаешь, — добавила она доверительно, — все твердят, что наш отец был просто ублюдком, что он просто хотел больше власти. То есть, он хотел, но знаешь, что Эзон мне рассказал? Он сказал, что Король Бурь всегда рассуждал о том, что он может сделать хорошее, в чем остальные монархи не преуспевали. Он сказал, что он приносил людям пользу.

Я застыла, не в силах ответить. Именно поэтому Кийо недавно так отреагировал. Он слышал о "благих намерениях" Короля Бурь, поняла я. Я выразила те же чувства, что и мой отец. Жасмин не обратила внимание на эффект от ее слов и, вместо этого, перескочила на другую тему легко, как обычно не концентрируя внимание на чем-то.

— Эй, как ты думаешь, ты могла бы попросить Уилла приехать? Я хочу увидеть его.

— Конечно, — пробормотала я автоматически.

Мой разум все еще был потерян в ее предыдущих словах.

— Конечно.

Уилл был удивлен, услышав меня, но еще больше удивился, когда я назвала причину своего звонка. Он сказал, что будет через пять минут. Жасмин спросила, придет ли он один, после того, как я упомянула, что у него теперь есть подружка. Все же, она была заинтригована.

— Серьезно? И какая она?

Я вспомнила свою единственную встречу с возлюбленной Уилла. Однажды, я изгоняла монстров живущих в их доме, а она, не затыкаясь, говорила о теории заговора и различных уловках.

— Точно такая же, как он, — ответила я Жасмин.

Воссоединение брата и сестры было странным. Они неловко стояли, смотрели друг на друга и оценивали, насколько каждый из них изменился. Затем, без слов, они обняли друг друга. Лицо Жасмин выражало настоящие эмоции, и, на этот раз, Уилл не казался сумасшедшим параноиком, каким был.

— Ты в порядке? — спросил он, дрожащим голосом. — Я так сильно скучал по тебе.

Жасмин сглотнула, и я была уверена, что в ее глазах стояли слезы.

— Я... Я тоже по тебе скучала.

И это было правдой. Она сказала мне однажды, что ей плевать на этот мир и на сводного брата, который ее воспитал. Но это было не так. Все это время, несмотря на ее цель господствовать в Мире Ином, она любила его. Все стало еще более странно, когда стало понятно, что они не знают, что делать друг с другом. Уилл не отчитал ее за отсутствие, и наконец, она просто спросила, не хочет ли он потусоваться и посмотреть ТВ. Я думаю, что частично это было предложение конкретного действия, и частично, потому что она хотела наверстать упущенное время с телевизором. Я держалась на расстоянии, но это не мешало появиться небольшой зависти из-за того, как они сидели на диване. Жасмин склонила голову на плечо старшего брата, и я остро ощутила пустоту в своей семейной жизни. Я ничего не слышала от мамы и Роланда с тех пор, как он направил меня к Энрике. Сильнее любых семейных связей сейчас были эти два чертовых королевства, которыми я управляла. Так же как и Терновое Королевство всегда звало меня, Рябиновое делало сейчас то же самое, оставляя во мне такую боль, что меня практически тошнило. Рюрик был прав. Я не способна находиться далеко. Но обо всем по порядку. Мысли об Энрике напомнили мне, что я должна была узнать что-то новое. Удалившись к себе в спальню, я набрала его номер и надеялась, что он не спит так рано.

— Мисс Маркхэм, — сказал он всего после одного гудка.

Определитель номера ни оставлял больше никаких сюрпризов.

— Всегда рад.

— Я уверена. Что вы делаете сейчас по нашему делу?

— Ничего.

— Ничего!? — воскликнула я.

Раздражение всколыхнулось во мне. Я не собиралась платить ему за то, что он рассиживается без дела, особенно после того, как он был так близко.

— Неа, — сказал он весело. — Я перестал этим заниматься. Я нашел все, что нужно, доказал, что Динна Джонс не покупала пистолет. Из того, что я слышу, полиция ищет нору Кэла Джонса прямо сейчас, чтобы допросить. Предпочитаю не путаться у полицейских под ногами.

Наконец-то, какие-то хорошие новости... ну, по крайней мере, прогресс пошел. Динне будет нелегко узнать правду о своем муже.

— И женщины. Наверняка там есть и женщины-полицейские.

— Если вам так угодно.

— Спасибо, Энрике. Я действительно очень ценю это. Честно говоря, я не думала, что все получится.

— Не стоит волноваться, — сказал он в своей оживленной манере. — По крайней мере, пока не увидите счет.

Мы отключились. От чистого сердца или нет, Энрике был хорошей помощью со стороны Роланда, что в очередной раз привело меня к печальным мыслям об отношении ко мне родителей. Ладно. На данный момент с этим ничего нельзя сделать, не со всеми моими другими проблемами. И вообще, теперь настал конец расследованию, так что дело можно было сворачивать. Взяв жезл, я закрыла глаза и произнесла небольшое заклинание вызова, призывая Динну. У меня не было контроля над ней, но она отвечала на мой призыв раньше — вообще-то, она всегда была поблизости, ожидая его. Через нескольких минут без результатов, я не выдержала и, к сожалению, я подозревала, что она не придет, потому что она уже знает правду. Принимая во внимание то, как ей хотелось получить ответы, меня бы не удивило, если бы она постоянно околачивалась рядом с Энрике в то время, пока он работал. Она могла сама открыть, что ее муж сделал. Если это так, я надеялась, что она теперь перейдет в Царство Мертвых и будет искать покой, а не останется пребывать беспокойной и грустной в этом мире. Здесь у нее уже было достаточно страданий. Я пыталась изо всех сил держатся подальше от Мира Иного следующие несколько дней. Уилл приходил и уходил, а Жасмин и я наслаждались еще больше земной жизнью — смотрели фильмы и покупали одежду для нее. Тим с Ларой часто заглядывали, все еще влюбленные друг в друга, и Кийо вернулся с отчетом из Мира Иного, успокаивая меня, что контроль над Рябиновым королевством проходит гладко. А когда ночью он пришел ко мне, я поняла, что возвращение в нашу жестокую сексуальную жизнь, прошло долгий путь, перед тем, как убрать его с моего списка проблем. Но, в конце концов, я должна была сделать это. Зов моих земель был очень сильным, и даже Кийо признал, что с моей новой хрупкой связью с Рябиновым Королевством, мне надо было посетить его и соединиться, чтобы укрепить связь. К этому времени я не нуждалась в призыве. Мое собственно тело говорило очень красноречиво. Я все еще чувствовала себя вялой и истощенной, мне часто снились кактусы и вишневые деревья. Я взяла Жасмин с собой. Наши отношения еще не выглядели для меня достаточно крепкими, чтобы я оставила ее одну. Она сочла недопустимым ехать в Рябиновое Королевство, и как бы то ни было, настояла, что останется в Терновом Королевстве и дождется моего возвращения. Я не видела в этом проблемы, зная, что там она в безопасности. Кийо, однако, пошел со мной, и Шайя поймала нас, прежде, чем мы смогли уехать.

— Есть несколько вещей о которых вам следует знать, — сказала она тревожно.

Ее нервозность, похоже, была связана с тем, что она знала, как я ненавижу быть озабочена повседневным управлением королевством, в данном случае — королевствами. Страх в ее глазах так же говорил о том, что мне явно не понравится то, что она скажет.

Я вздохнула.

— Идем.

— Я... Я несколько раз получала известия от Короля Дориана.

Кийо неудобно придвинулся ко мне, и я почувствовала, что знакомое ощущение злости пробежало по спине. Все воспоминания о лжи Дориана и предательстве вернулись ко мне. Это задевало все хуже, потому что, в конце концов, он получил именно то, что он хотел: Железная Корона сделала свое дело. Наверняка он хотел, чтобы я имела больше земли.

— Чего он хочет? — спросила я. — Война закончена. Мы больше не союзники.

— Да, именно об этом. С тех пор как вы являетесь — являлись — союзниками в войне, он сказал, что имеет право на какие-либо трофеи от вашей победы.

— Он... что?

Мой гнев увеличился.

— Он не имеет права ни на что. Я единственная кто выиграла и использовала корону.

Она кивнула, все еще выглядя так, как будто хотела оказаться где-нибудь еще.

— Да... но он утверждает, что именно он отправил вас за короной, и что его армия потеряла столько же жизней, сколько и ваша.

Последний аргумент заставил меня замолчать. Его солдаты сражались вместе с моими. Семьи его людей оплакивали жертв столько же, сколько и мои... и ради чего? Для борьбы с тем, что не имело к ним никакого отношения, на самом деле. Я ничего не должна была Дориану, в этом я была уверена, но я была обязана его подданным.

Когда я не ответила, Шайя продолжила.

— Некоторые из его людей, кроме того, помогают сейчас удерживать Рябиновое Королевство.

— О, неужели?

Конечно, Дориан вмешался.

— Я никогда об этом не просила.

Она покачала головой.

— Тем не менее, это необходимо. У многих до сих пор проблемы с признанием вашей власти. Там очень много кипучей обиды. Пока еще без насилия... Но это в основном из-за присутствия значительного числа тех, кого Рюрик послал для сохранения контроля. Дориан в этом помогает.

Я соединилась с Терновым Королевством сразу же, как прибыла сюда, и это заставило меня почувствовать себя лучше, но давление и продолжение политических осложнений уже истощили меня. Я не была предназначена для этого.

— Чего он хочет? Половины королевства?

— Нет. Торговля. Подать. Рябиновое Королевство — это огромный производитель питания, и он хочет часть этого.

— Это звучит не так плохо, — сказала я осторожно.

— Я полагаю, что хочет это за низкие-низкие цены, — сказал Кийо, впервые заговорив в этот раз.

Шайя кивнула.

— Да. И он имеет на это право, в определенной степени. Но его текущие потребности велики настолько, что это может поставить под угрозу экономику Рябинового Королевства. Может быть, это не является проблемой. Все зависит от того, что вы от них хотите.

Я подумала о беженцах у ворот. Что я хочу для этих людей? Я хотела, чтобы они процветали. Я хотела, чтобы все вернулось к нормальной жизни.

— Ты можешь договориться с ним на что-то среднее? — спросила я Шайю.

— Вполне вероятно.

— Тогда сделай это.

Она наклонила голову в знак благодарности, и я догадывалась, что она уже знает, что нужно делать. Она просто дала мне время на мои королевские сборы, выполняя поручения и напоминая всем, что я была все еще при власти. Когда я и Кийо все же добрались до Рябинового царства, я почувствовала облегчение и приветствие земли. Ее энергия горела во мне, делала меня сильной. В замке, мы увидели небольшое количество войск Рябинового царства, но большинство из них были моими и Дориана. Они стояли повсюду, сохраняя порядок, как и говорила мне Шайя. Они низко поклонились при виде меня, их поведение отображалось на граждан царства. Только подчиненные Катрис не поклонились в знак уважения и почтения. В их глазах присутствовал страх, в некоторых растерянность, но было очевидно, что их реакция была принудительной.

Рюрик был еще в резиденции лично надзирающим за оккупацией. Я чувствовала себя в безопасности в его управление и слушала, как он объяснил, что нужно делать дальше. Я поняла это лишь немного лучше, чем экономика Шайи. Самое главное нужно быть руководящим органом здесь в ближайшее время. Подбор персонала — вот это будет проблемой. Шайя была одна на миллион, но даже она не может быть в двух местах одновременно. Видя мое разочарование, Рюрик нерешительно добавил, что Дориан предложил, чтобы обеспечить людьми для работы. Мое выражение лица на эти слова дало Рюрику все нужные ответы. Энергия Рябинового Королевства продолжала поступать в меня, когда я устроила свою медитативную сессию с ним. Суть связи была такой же, как и с Терновым Королевством, но ощущения от королевства были совершенно другими. Терновая земля была суровой, наполненной жизнью, да, но жизнь эта выступала против любых элементов выживания. Рябиновая земля была мягче, ее жизнь легко проявлялась и исходила от всех деревьев и растений.

— Эжени, — окликнул меня Кийо, следуя за мной из маленького сада позади замка. — Смотри.

Я остановилась и оглянулась назад. Там, где я шла, распускались цветы, маленькие, красные, они были разбросаны по траве. Я опустилась на колени, вдыхая их пьянящий аромат.

— Что произошло?

— Ты правитель. Ты даешь земле жизнь и энергию.

Я думала о том, что из-за пребывания здесь я чувствовала себя немного лучше.

— Это делает сильнее и меня тоже... но этого не происходит в Терновом Королевстве. Нет такого эффекта.

— Так ли? — поддразнил он, с озорной улыбкой на лице. — Ты устроила дождь...

Меня посетило воспоминание, как Терновое Королевство погибало от засухи. При соединении с землей, я занималась сексом с Кийо, а энергия от этого соединения перешла к королевству, разрушая заклинание сухости и посылая столь необходимый дождь, который позволил людям и растениям процветать. Я улыбнулась ему в ответ.

— Кажется, сегодня нам об этом не придется беспокоиться. Земле уже не нужно столько помощи.

Он обвил руку вокруг моей талии и притянул меня к себе, говоря хриплым голосом.

— Но представь себе результат, если мы это сделаем. Дополнительный запас.

Наклоняясь, он приблизил свои губы к моим, его язык вошел в мой рот с грубой страстью. Я почувствовала, что мое тело отвечает, и на мгновение предложение показалось заманчивым. Я представила, какого это будет заняться любовью среди всей этой зелени, здесь на солнце. Заполнит ли кровать из красных цветов землю под нами? Опять же... Как бы я хотела узнать, но мне также не было пока комфортно в этом царстве. Я не хотела рисковать, чтобы кто-то застукал мою сексуальную жизнь, даже если это и не является большим делом для джентри. Неохотно, я отстранилась от него.

— В другой раз.

После еще нескольких протестов, он отстал. Я сидела на земле, пока он ждал, закрыв глаза и открыв себя мир вокруг меня. Мы одно целое, уверяла я землю. Я здесь. Я чувствовала ее ответ, почувствовала, как тепло распространяется через меня, и потеряла счет времени. Когда я закончила, я была поражена, как далеко солнце переместилось в небе. Кийо сидел на земле, скрестив ноги, непринужденно наблюдая за мной.

— Дерьмо, — выругалась я, вскочив. — Прости. Я не думала, что тебе придется ждать так долго.

Он тоже встал.

— Нет проблем. Тебе это было нужно. Вам обоим это было нужно.

Я знала, что он прав. Я была гораздо энергичнее, и земля стала сильнее и плодотворнее. После очередной проверки с Рюриком, Кийо и я отправились обратно в Терновое Королевство. Здесь он отделился от меня, снова чтобы "позаботиться о некоторых вещах". Он заверил меня, что вернется в Тусон, как только сможет, но я увидела, каким взглядом одарила меня Жасмин, когда подслушала это. Я могла угадать ее мысли: больше отчетов для Майвенн. Жасмин не терпелось отправиться в Тусон, но перед отъездом я импульсивно отправилась в одиночку в то место, в котором я общалась с Терновой землей ранее. Это было на дальней части площадки, одно из моих любимых мест, в тени мескитового дерева. Его запах соперничал с ароматом рябинового цветения, а вокруг него стояли кактусы разных форм и размеров, некоторые из них небольшие и приземистые, а некоторые высокие и воспринимались как часовые. Почти все они цвели. Мороз пробежал по спине, когда я оглядела цветы кактусов. Они были ярко-окрашенными, точно вокруг того места, где я медитировала, лепестки всех форм и размеров. Цветы были красивыми. Изящными.

И ни одного из них здесь не было раньше.

20

Я не знала, что значат эти цветы. Такого никогда раньше не происходило, когда я сливалась воедино с Терновым Королевством. В течение нескольких следующих дней я просто думала о том, что сказал Рюрик, что ни один монарх, за исключением моего отца, не управлял больше чем одним государством за всю историю. Мне требовалось огромная сила и магия, чтобы доказывать свое господство над землями. Давали ли они мне что-то взамен? Я, конечно, чувствовала себя сильнее с ними, но никогда не ждала какого-то неосознанного физического проявления. На что я еще способна? Что я еще могу заставлять делать землю? Я ни с кем не обсуждала этот вопрос, даже с Кийо. Он видел красные цветы, но отмахнулся от этого. Если я начну говорить с ним о Терновом Королевстве, то боюсь, что он расстроится из-за того, что моя магия увеличилась. Он неохотно принял то, что я уже умела, но все еще боялся, что я превращусь в своего отца, и никакой наследник не нужен. И хотя физически я чувствовала себя лучше в Мире Ином, я вновь почувствовала себя измотанной через день после возвращения в Тусон. Я не говорила об этом с Кийо, но Жасмин была рядом достаточно, чтобы уловить мое состояние.

— Они снова тебя зовут? — спросила она однажды за завтраком.

Она поглощала Поп-Тартс, это, очевидно, еще одна наша общая любовь. Я была слишком взволнована, чтобы ощущать голод и просто смотрела.

— Ты дерьмово выглядишь.

— Я не знаю, — сказала я, барабаня пальцами по стакану с водой. — Там нет таких подобных случаев, по крайней мере, никто больше не знает. И никто не знает, чего ожидать от меня с моими двумя королевствами.

— Держу пари, Дориан знает.

Я так тоже считала, но покачала головой.

— Он не всезнающий, независимо от того, насколько он хочет таковым быть, — противостояла я. — И с ним покончено.

— Хорошо.

Она не стала спорить. Какое-то время она продолжала мне говорить, что я сделала ошибку, порвав с Дорианом, но постепенно она привыкла к Кийо. Я до сих пор не была уверена, одобряла ли она это, но, во всяком случае, я не собиралась слушать дальше советы подростка про мою личную жизни.

— Но ты могла бы вернуться туда скорее. Я имею в виду, подумай об этом. Ты связана с двумя землями в Мире Ином. Разве земли и монарх не едины? Часть тебя там. Может, имеет смысл бывать там в два раза чаще.

Я вздрогнула при этой мысли, хотя тоже думала об этом.

— Если я буду там еще больше, то я просто поселюсь там.

Она проглотила последний кусочек вафельной корочки.

— У тебя нет выбора.

Ее легкомысленный тон раздражал.

— Всегда есть выбор. Это я управляю ими. Не они мной.

Я встала, на секунду голова резко закружилась. Мне казалось, что земли насмехаются надо мной. Черт возьми! Вы не должны звать меня снова так быстро. Я останусь в этом мире на некоторое время. Я буду приходить и уходить, когда это нужно мне.

— Мне просто надо перестать думать об этом. Я собираюсь посмотреть нашла ли Лара для меня работу.

— Ага, — сказала Жасмин сухо. — Это, конечно, все исправит.

Лара нашла работу, даже несколько. Несмотря на то, что она жила с Тимом в моем доме, она продолжала вести тщательные записи и отвечала на мои звонки. Она выглядела разочарованной, что я выбрала только один пункт из растущего списка работы, самый незначительный, к тому же: простое преследование, которое заняло бы от силы пять минут. Она ничего не сказала, но я знала, что она переживает, так как если я не буду зарабатывать деньги, то и она не будет. Поэтому, вспомнив замечание Энрике, что ему нужна помощь, но он никому не может доверять, я дала ей его визитную карточку с предложением, что она договориться с ним на работу с частичной занятостью.

— Ты меня увольняешь? — спросила она.

Я улыбнулась, пока собирала все свое оружие.

— Нет, но я хочу, чтобы у тебя был запасной вариант на случай, если ты потеряешь работу.

Ее глаза расширились, она тревожно восприняла эту шутку. Или, я внезапно задалась вопросом, а была ли это шутка?

Я взяла Жасмин с собой на работу, потому что до сих пор чувствовала себя неловко, оставляя ее в одиночестве. Кроме того, она уже насытилась человеческим миром, и у меня было чувство, что ее настойчивость, с которой она отправляет меня в Мир Иной, была частично эгоизмом. Позже, после того как я закончила работу, я немного пожалела, что взяла свидетеля.

— Ничего себе, — сказала она, когда мы ехали домой. — Тебе надрали задницу.

— Нет.

— Надрали.

Итак. Вот что значит иметь сестру.

— Я изгнала его, не так ли? Ты видела, как он отправился в Подземное Царство.

— Ага, — признала она, — но без сомнений, это заняло много времени. Я чувствовала, что могла бы сделать это, но я никогда никого не изгоняла.

Я стиснула зубы, воздерживаясь от комментариев, что у меня все еще есть ее цепи. Тревожным было то, что меня, как бы, поимели. Я не была в реальной опасности — не с расстроенным призраком, — но он потрепал меня больше, чем следовало. Я была вне игры, немного медленнее, немного слабее. Я ушла с несколькими ушибами и сейчас заметила, пока мы ехали, что мое плечо чесалось. В какой-то момент я подумала, что призрак, должно быть, ранил меня там, но не было никакой боли. Швы. Я почти забыла о них, теперь, когда они, наконец, зажили. Моя кожа, вероятно, начала зарастать над нитками. Мне нужно было их удалить. У меня дома никого не было, к моему большому разочарованию. Я надеялась, что Кийо был там и сможет снять швы. Пытаясь быть оптимистом, я решила, что он, должен быть, подменял кого-то в ветеринарной больнице и не был с Майвенн. До сих пор я не слышала ни одного официального слова от нее о моем новом двойном статусе королевы. Хотя, другие монархи уже отметились. Некоторые отреагировали, прислав поздравительные дары с подхалимными речами. Другие дали мне понять любезным образом, что они являлись близкими друзьями других монархов с большими армиями. Оказалось, все боялись Железной Короны. Я позвонила своему лечащему врачу, надеясь записаться на прием на этой неделе на всякий случай, если Кийо еще не вернется. К моему приятному удивлению кто-то отменил прием сегодня днем, и врач мог снять стежки сразу же. Для меня это была хорошая новость, но Жасмин была раздосадована, так как она только что комфортно расселась на диване.

— О, пожалуйста, — сказала она, потягиваясь. — Мы только что пришли домой. Ты не можешь оставить меня здесь? Я обещаю не захватывать мир и не беременеть, пока тебя не будет.

— Ты знаешь, — сказала я, — Лара и Тим занимались сексом прямо там где ты лежишь.

Она подскочила.

Час спустя, мы прибыли в приемную врача. Я оставила Жасмин в комнате ожидания, считая, что она в достаточной безопасности с айподом и журналами на те пять минут, пока мне снимают швы. Может быть, она читала какие-то брошюры о контрацепции, чтобы скоротать время.

— Это сделали в скорой помощи? — спросила врач, когда я вошла в смотровую и сняла с себя рубашку.

Я лечилась у доктора Мур уже пару лет. Она была приятной женщиной средних лет, которая в конце концов научилась не задавать слишком много вопросов о моих травмах. Она думала, что я "подрядчик", который практиковал боевые искусства на стороне.

— Не совсем, — ответила я. — У меня порвались те, которые сделали там, поэтому моему парню пришлось переделать их.

Она взяла пинцет и крошечные ножницы, и наклонилась.

— Ну, его швы аккуратны, инфекции нет. Если бы я увидела, как все это произошло, то сразу же запихнула бы тебя в постель. Я предполагаю, что ты не сразу сорвала их.

— Да, на самом деле, мне вытащил их другой доктор.

Она издала небольшой смешок и продолжала вытаскивать швы. Болело в том месте, где она натягивала их, но это чувство было ничем, в сравнении с моими постоянными повреждениями.

— Вот так, — сказал она, отступив назад. — У тебя будет шрам.

Я одела свою рубашку и посмотрела ей в лицо:

— Боевой трофей.

Врач закатила глаза, прислонившись к стене, скрестив руки.

— Ты не должна шутить на счет этого.

— Прости.

Я достала свой кошелек, но ее выражение лица сказало мне, что мы еще не закончили.

— Эжени... Я не задаю много вопросов, не так много, как хотелось бы, но я волнуюсь из-за того, что ты так часто приходишь с подобными травмами.

Если бы она только знала, сколько раз я не приходила.

— Я...

— Нет-нет, — прервала она. — Я не обязана знать все детали твоей жизни. Я стараюсь не судить... но, наверное, мне следует делать это. Да, есть работы, в которых нужно применять физическую нагрузку. Это жизнь. Но, чем бы ты там не занималась... Может, тебе стоит пересмотреть ее. Прости за резкость, но ты ужасно выглядишь сегодня.

— О, это.

Дерьмо. Я едва могла объяснить, что это последствия битвы в Мире Ином, в котором я боролась за сказочное королевство, власть, то есть что это удвоило мою власть.

— Я просто, э-э, нехватка отдыха. Жутко устала, ты знаешь.

Она выгнула свою бровь.

Двойное дерьмо.

— Тогда давай быстро проверим твою кровь и мочу, — сказала она, выпрямляясь. — Проверим щитовидную железу, электролиты...

Я возилась с оправданием. У меня никогда не было неудобств с этим тестом, с тех пор, как я узнала, что внутри меня течет кровь джентри. Я была уверена, что человеческая медицина не способна обнаружить в крови что-либо, но я не хотела рисковать.

— У меня нет времени. Моя сестра ждет меня в холле.

— Я уверена, с ней будет все в порядке, — сказала доктор Мур. — Это займет всего пять минут.

— Отлично.

Я села на стол, побежденная.

— Не могли бы вы послать кого-то удостоверится, что она все еще там? Она одна из сердитых.

Медсестра доктора Мур отправила меня в туалет, а затем взяла кровь, когда я вернулась. Она почти рассказала, что они пошлют эти тесты в лабораторию, когда доктор Мур просунула голову в дверь.

— Не могли бы мы поговорить? — спросила она.

Медсестра незаметно ушла, и как только мы остались одни, я приготовилась к очередной лекции о моей жизни.

— Мне действительно нужно вернуться к моей сестре, — сказала я ей. — Вы не знаете, что она способна.

— Эжени.

Голос доктора Мур звучал добро, но в то же время, твердо.

— Чтобы узнать результаты большинства тестов, нам приходится ждать. Но один из них, с мочой, уже готов.

— И что?

— Ты беременна.

Я задумалась об этом буквально на секунду, а затем просветила ее.

— Нет, я не беременна.

Эти брови снова поднялись.

— Твой тест только что пришел, положительный. Сейчас, мы пока не можем сказать срок только по анализу мочи, но основываясь на...

— Ваш тест ошибочный!

Я спрыгнула со стола. Мой мир пошатнулся снова.

— Я не могу быть беременной!

К ее чести, она восприняла мой выпад спокойно, но это, возможно, было частью ее практики.

— Тест очень точный, и он объясняет, почему ты чувствуешь себя нехорошо.

— Я не могу быть беременной, — повторила я категорически.

Здесь была какая-то ошибка. Страшная, ужасная ошибка, и она должна была это понять. Пока она не поймет, я отказывалась даже обсуждать то, на чем она настаивает.

— Я принимаю противозачаточные таблетки. Каждый день. В одно и то же время. Так, как полагается. Я не буду лгать: я совершаю другое дерьмо все время. Но только не насчет таблеток. Я принимаю их четко. Как и принимала антибиотики. Я небрежна со швами, но не с назначениями.

Ее спокойное лицо стало удивленным.

— Антибиотики? Когда ты принимала антибиотики?

Я указала на свое плечо.

— Когда я получила это. Врач скорой помощи выписала мне рецепт.

Я нахмурилась.

— Что? Почему вы так смотрите на меня? Я же говорю вам: я принимала их правильно, все из них.

— Антибиотики могут повлиять негативно на противозачаточные, — ответила она. — Разве ты не знала?

— Я... что? Нет. Это не… Нет.

Ошибка. Ужасная, ужасная ошибка.

— Женщинам, принимающим и то и другое, необходимо использовать какой-нибудь другой способ контрацепции, пока идет курс приема антибиотиков.

Ужасное, холодное ощущение начало распространяться по моему телу.

— Откуда я могла это знать? — спросила я тихим голосом.

— Твой фармацевт должен был сказать тебе, когда ты получали антибиотики. Взаимодействие обозначено в инструкции.

Я вспомнила ту ночь, когда моя мама и я остановились в том месте, ближе к больнице.

— Я не ходила в свою постоянную аптеку...

И я убралась оттуда так быстро, как смогла, не утруждая себя разговорами с фармацевтом, потому что я принимала антибиотики много раз за свою жизнь. Я, конечно, не удосужилась прочитать инструкцию. Казалось, доктор Мур решила, что достучалась до меня.

— Итак, теперь мы можем выяснить, какой у тебя срок, если ты знаешь, когда был твой последний период...

— Нет, — воскликнула я. — Нет, нет, нет. Я не могу быть беременной. Как ты не понимаешь? Я не могу быть. Я не могу иметь ребенка. Я не могу!

Я вновь начала кричать, домысливая, нет ли здесь охраны.

— Успокойся, — сказала доктор Мур. — Все будет в порядке.

Нет, нет, не будет. Ничего не будет в порядке. Тошнота хлынула во мне, тошнота, которую я чувствовала в течение нескольких недель или около того — и это не имело ничего общего с завоеванием Рябинового Королевства. После всего этого, после всех планов и возвышенных разговоров, после всех моих опасениях по поводу Жасмин... это была я. Человеческая медицина сыграла со мной злую шутку. Нет, это я сама. Я облажалась. Моя собственная беспечность привела к этим последствиям. Все, что когда-либо говорили о наследнике Короля Бурь, пронеслось в моей голове. Первый внук короля. Вторжение в человеческий мир. Под руководством своей матери. Доминирование и кровь. И я, я несла его... Я была инструментом...

— Эжени!

Доктор Мур поддерживала меня, и у меня было чувство, что она произнесла мое имя несколько раз. Она посмотрела на дверь и открыла рот, собираясь позвать медсестру.

— Нет!

Я вцепилась в ее белый халат.

— Не надо. Послушай меня.

Мой голос был хриплым и отчаянным.

— Я не могу. Я не могу иметь ребенка. Неужели ты не понимаешь?

Она посмотрела на меня сквозь очки, вглядываясь с пониманием.

— Тогда тебе не придется. Есть варианты...

Это не обязательно должен быть мальчик, говорил голос во мне. Вдруг это девочка?

— Подожди, — прервала я ее. — Когда ты скажешь мне пол ребенка?

Это повергло ее в шок.

— Ты сделаешь аборт, основываясь на поле ребенка?

— Я... нет, подожди.

Проклятье. Я не могла думать. Я запаниковала, испугалась и запуталась. Мне нужно было собраться с мыслями. Что же мне делать? Я должна была избавиться от этого ребенка, чисто и просто. Люди делали это все время. В это время и в этом возрасте это легко, не так ли?

— Я имею в виду, как скоро можно будет сказать пол и, если... если не будет ничего плохого для ребенка.

Я придумывала что-нибудь разумное, то, что не выставит меня бессердечной женщиной, которая убивает своего сына.

— Ты можешь сделать эти тесты, не так ли? Как бы генетические тесты? Я... Я так боюсь, заводить ребенка и что с этим будет что-то не так. Моя семья имеет плохую историю. У моих кузин были дети с врожденными дефектами, и я не могу... Я не могу справиться с этим. Я должна знать. Я должна знать... сразу... как можно раньше, поскольку в противном случае я буду...

Ложь слетала легко с моих губ. Все что угодно. Все, лишь бы узнать пол.

Доктор Мур снова изучала меня. Я по-прежнему звучала безумно и рассеяно, но сейчас в меньшей степени, чем прежде, я знала это.

— Когда были твои последние месячные? — тихо спросила она.

Я повернула к ней настенный календарь. Число плавало передо мной. Я не могла сосредоточится. Как, черт возьми, я могу помнить это, когда судьба мира находилась на грани? Я думала о моих последних месячных, пытаясь связать их с каким-то событием, чтобы вспомнить дату.

— Вот, — показала я. — Они начались пятого.

Она кивнула, проводя в уме расчеты.

— Что совпадает с антибиотиками. Ты почти на девятой неделе, так идет расчет, хотя технически только на седьмой с момента зачатия.

Семь. Семь недель...

— Ты почти в диапазоне срока для биопсии хориона, — сказала она.

Хориона что?

— Хотя, они не любят делать это без необходимости. Это рискованно для плода. Они почти никогда этого не делают для кого-то твоего возраста, находящегося в добром здравии...

— Но это скажет мне? — сказала я нетерпеливо. — Это покажет то, что мне нужно знать?

— Это скажет тебе о многом. Не бывает такого теста, который бы показал тебе все, но он может тебя успокоить, особенно если у тебя плохая семейная наследственность.

Как будто такое было.

— Так и есть, — сказала я. — Пожалуйста.

Я затаила дыхание, зная, что она колеблется. Наконец, она повернулась к шкафу, просматривая все, пока она не нашла нужный бланк. Она нацарапала что-то врачебным почерком на нем и передала его.

— Здесь.

Это было направление в кабинет гинеколога-акушера, который находился рядом. У формы было мое имя, пару строчек я разобрала, но остальная часть была написана коряво. Меня направили на биопсию хориона (дородовой тест), с пометкой "чрезвычайная ситуация".

— Чрезвычайная ситуация? — спросила я.

Я имею в виду, что так и было, но меня удивило, что она написала это.

— Это значит, что ты запланировано получишь его прямо сейчас. Большинство из этих тестов имеют резервное копирование, потому что не сделали этого раньше. Позволь мне позаботится, несмотря на то, что не оставишь его.

Она писала что-то еще, пока говорила.

— Она будет называть их и назначит тебе, но ты должна знать, что они могут отказать, когда ты будешь там, основываясь на результате. Я хочу сказать: это не рутина...

Я нерешительно произнесла следующие слова.

— Тогда почему ты делаешь это?

— Потому что я считаю, что во время беременности, здоровье матери перевешивает все остальное.

Здоровье матери. Мне не нравилось думать о себе, как о матери. Черт. Это не должно было вообще быть вопросом! Мы должны были обсуждать аборт. Почему я забочусь о поле ребенка? Я не хотела ребенка. Я не была готова к ребенку. Конечно, не к такому, который выполнит пророчество о мировом завоевании.

— В этом случае, — сказал доктор Мур, — это особенно касается психического здоровья. Для которого нужно это.

Она вручила мне другой листок бумаги. Это было моё направление к психологу.

— Мне не надо...

— Эжени, шок от незапланированной беременности нормален. Ожидаем. Но это ясно... у тебя есть очень серьезные проблемы от этого.

Она понятия не имела.

— Позвони моей медсестре по поводу теста. Потом выбери график для посещений терапевта и согласуй со мной.

Я никак не могла сказать ей, что я не собиралась идти на лечение. И я даже не была уверена в последующей деятельности. Но во избежание неприятностей с этим я кивнула головой.

— Спасибо.

И я ушла прежде, чем она может изменить свое мнение.

Лицо Жасмн выражало раздражение и нетерпеливость, когда я, наконец, вернулась.

— Это заняло целую вечность, — возмутилась она, бросая журнал в сторону. — Как глубоко были эти стежки?

— Не так глубоко, — пробормотала я.

Я шла к машине на автомате, все еще ошеломленная.

— Она беспокоилась о том, какой я была усталой, вот и все.

— Ну, ты сможешь это исправить, когда мы вернемся в Мир Иной.

Я завела машину, глядя в пространство несколько тяжелых секунд, пока числа сплывали в моей голове. Девять недель, семь недель. Два дня. Это был срок до моего теста. Два дня.

Я вернулась к реальности, так как не хотела, чтобы мы попали в аварию.

— Мы не вернемся в Мир Иной в ближайшее время, — ответила я.

Жасмин бросила на меня короткий взгляд, дающий понять, что она по поводу этого думает, но видимо выражение моего лица заставило ее не огрызаться, потому что она больше не предпринимала боевых действий. Когда мы вернулись ко мне домой, я положила свой кошелек и документы в спальню, перед тем как сесть с Жасмин на свое обычное место на диване. Бессмысленное телевидение показалось хорошей идеей... за исключением того, что оно не отвлекало меня от моих проблем. Беременность. Покорение мира. Наследник Короля Бурь. Я. Это все было из-за меня: что произошло, и что должно было произойти. Мы были дома не долго, а затем пришел Кийо. Он одарил меня бодрой улыбкой; на нем был белый халат с работы, значит, он не заигрывал с Майвенн. Минутка счастья. Его улыбка даже заставила Жасмин улыбнутся в ответ, но я не могла сделать этого. Сейчас не было никакой причины, чтобы улыбаться. Ничего хорошего в этом мире. Ничего хорошего в другом мире. Он сел с нами на диване, между мной и Жасмин, и взял меня за руку.

— Эй, как дела? — спросил он.

Он посмотрел на мое лицо, хотя я специально не смотрела на него прямо.

— Ты в порядке?

— Нормально, — солгала я. — Устала.

Первый внук Короля Бурь завоюет человеческий мир.

— Она весь день такая, — сказала Жасмин. — Ей необходимо вернуться в Мир Иной, но она этого не делает.

— Это правда? — спросил он.

— Я не думала, что у тебя возникнут с этим проблемы, — сказала я. — Ты всегда хотел, чтобы я держалась в стороне.

— Да, но только если это не влияет на тебя так, как сейчас. Ты выглядишь действительно больной, Эж.

— А еще её потрепало приведение, — добавила заботливо Жасмин.

— Эй!

Я недовольно посмотрела.

— Не потрепало!

Кийо усмехнулся и притянул меня ближе.

— Хватит прикидываться крутой. Отправляйся завтра в Мир Иной. Я пойду с тобой, так что это не будет так уж плохо.

Он расслабился, и у него была интонация не терпящая возражений, чего я не любила. Мне не нравилась его самонадеянность. Я также не была уверена, что я должна возвращаться в Мир Иной в свете последних событий. Цветы. Они были везде, где я шла. Я — земля, а земля — это я. Где я приношу жизнь, земля делает то же самое... или смерть. Я могла приносить смерть. Это мой выбор. Снова и снова. Слова застряли в моей голове. Я не слышала телевизора, Кийо и Жасмин, которая вставляла комментарии. Я даже не слышала, когда Кийо сказал, что он намерен приготовить обед, и пошел положить свою офисную сумку у меня в комнате. Но я услышала, когда он вернулся, яростно размахивая моим бланком направления на дородовой тест.

— Эжени!

Его голос походил на рев, который заставил Жасмин съежиться и расширить глаза.

— Какого черта это значит?

Я смотрела на него снизу вверх, удивлённая, что я могла быть такой спокойной в лице, что возмущало, особенно после эмоциональных потрясений, что я прошла за весь день. Мое собственное отчаяние и шок никогда не покидали меня, но теперь я была в состоянии встретиться с Кийо и взглянуть в его глаза, так я позволила себе, наконец, признать другие мысли, которые были невероятными, на мой взгляд. Потому что наряду с выбором, у меня были и последствия, с которыми я столкнулась, и был один вопрос, который нужно рассмотреть. Я посмотрела на числа в календаре. Я бы учла даты, антибиотики, все, что было сделано... или, пожалуй, самое главное, что учтено не было. Все было довольно просто. Это не была мыльная опера. И не ток-шоу с тайной.

— Поздравляю, — сказала я Кийо. — Ты станешь отцом. Снова.

21

На краткое мгновение мы застыли во времени. Именно Жасмин, наконец, пришла в движение снова.

— О, — сказала она. — Ничего себе.

Хватка Кийо с виду усилилась, и в течение секунды, я боялась, что он сомнет или разорвет мое направление к врачу. Вместо этого, он позволил листку упасть на пол и зашагал ко мне так стремительно и отчаянно, как его хищная другая сущность. Я чувствовала, что Жасмин переместилась — не далеко, но ближе ко мне.

— Ты уверена? — спросил он низким, смертельным голосом.

— В чем именно? — выкрикнула я. — Что я беременна? Или что это от тебя?

— И в том, и в другом.

Я чувствовала, что мои глаза сужаются, и в тоже время я чувствовала себя злой и защищенной.

— Да. Я уверена.

Наступила тишина. Тогда он спросил:

— Когда ты избавишься от этого?

— Боже мой! Переходи полностью к сути дела!

— Ты знаешь суть! — воскликнул он. — Ты знаешь последствия! Ты уверена? Ты действительно уверена, что беременна?

У меня был такой же вопрос к доктору Мур и я повторила ее ответ.

— Да, этот тест очень точный. Кроме того, почему еще ты думаешь, они дали мне расписание для этого?

Я указала на направление, лежащее на полу. Он мог работать с животными, но он также знал, что такое CVS. Жасмин, тем не менее, не знала. Она отодвинулась подальше, давая ему больше пространства, и подняла листок.

— Что значит... хорионический... пос-пос...

— Это тест на нахождение отклонений, — сказала я.

Я бросила на Кийо резкий взгляд.

— И определение пола.

— Это лишняя трата времени, — утверждал он.

Он сглотнул и попытался говорить более мягко, наиболее соответствуя поведению со мной.

— Эжени, ты знаешь об опасности. Ты не можешь ждать еще день. Если кто-нибудь узнает... кто-нибудь в Мире Ином...

— Да знаю я! Думаешь, я настолько глупа? Думаешь, я как-то пропустила постоянные попытки изнасилования и фактическое изнасилование из-за этого пророчества? Черт, я лучше знаю, что это значит! Но я не могу... я не могу сделать аборт, пока не узнаю кто это. Вдруг это девочка, а не мальчик.

— И что затем? — спросил он. — Ты будешь рожать, если это будет девочка? Ты всегда говорила, что не была уверена, что хочешь иметь детей.

— Я еще не знаю, — призналась я, мой голос дрогнул.

Ребенок, завоеватель мира или нет, никогда не был в программе дня.

— Но я должна узнать.

Он помрачнел, уговаривания исчезли.

— Будет лучше, если ты не узнаешь. Лучше сохранить все в секрете, лучше не думать об этом, как человек. Оставайся в неведении. Сделай аборт и все будет кончено.

Жасмин не двинулась с места, ее глаза блуждали взад и вперед, в то время как мы спорили с Кийо.

— Боже... — вымолвила она. — Тебя, кажется, убийство собственного ребенка не слишком расстраивает.

Я тоже так думала. Его холодная расчетливость шокировала меня.

Он вздрогнул и стиснул зубы.

— Я никогда не говорил, что не расстроен.

— Но ты не просто расстроен по поводу пророчества, — заметила я.

Я тщательно изучала его, и меня осенило.

— Ты не вполне уверен, что он твой так или иначе.

— Ты обвиняешь меня? — спросил он.

— Он твой, — сказала я непреклонно.

Последнее время мы с Дорианом занимались оральным сексом. Может быть, я не знала о сочетании антибиотиков и противозачаточных таблеток, но я знала, где должен побывать парень, чтобы можно было забеременеть.

— Я это знаю без сомнений.

Кийо замешкался, как будто он действительно, по-настоящему, задумался над реальностью потерять ребенка.

— Я говорил тебе: я не сказал, что не расстроен по этому поводу. Но это тоже должно быть рассмотрено. Как ты могла допустить это?

— О, отлично, — сказала я. — Это моя ошибка. Если ты такой осторожный, то, может, не следовало трахать меня в гроте.

Глаза Жасмин расширились.

— Ладно, забудь об этом, — сказал он твердо. — И забудь о своем тесте хориона. Просто сделай аборт, пока это еще легко. Ты не можешь затягивать с ним.

Я взорвалась.

— Пока это еще легко? Можно подумать, ты знаешь! Не тебе предстоит пройти через это!

— Почему ты обвиняешь меня в этом? — воскликнул он с недоверием. — Ты всегда говорила, что не сделаешь этого. Ты хочешь, чтобы пророчество сбылось? Ты хочешь сына, который приведет армии сюда из Мира Иного, чтобы завоевывать и порабощать?

— Конечно, нет. Ты знаешь это.

— Тогда прекрати напрасно тратить время! Смотри, если ты боишься слухов о содеянном... ты не должна делать аборт здесь.

— О? Я могу зарегистрироваться в клинике Искусственного ограничения состава семьи Мира Иного?

— Нет, — сказал он устало. — Но есть микстуры. Майвенн может помочь. Наряду с исцелением, она может управлять всеми видами другого медицинского волшебства.

— Я уверена, что она может.

Я не могла скрыть горечь в своем голосе.

— И я уверена, что она была бы более чем счастлива.

— Эжени...

— Послушай-ка, — прервала я его. — Значит так. Мне не нравится твое отношение. Мне не нравится, что ты указываешь мне, как поступить, или, что я глупа и все такое. Я прекрасно осознаю последствия, тебе ясно? И ты знаешь о моем отношении к пророчеству. Но прежде, чем принять решение, я должна выяснить кого ношу. Два дня. Нужно подождать всего лишь два дня.

— А что потом, сколько времени понадобится, чтобы узнать результат? — спросил он. — Ты просто зря потратишь время, опасность возрастает с каждым днем.

— А если это девочка? — задала вопрос Жасмин, и мы с Кийо повернулись к ней. — Что, если у Эжени будет ребенок? Ты постоянно твердишь о том, как восхитительна Луиза. Неужели ты не хочешь еще одного, тем более, что его мать — твоя возлюбленная?

— Это не… — начал Кийо, умолк и посмотрел на меня.

Его темные глаза изучали мое лицо, и я почувствовала, что мой гнев улетучился, когда его взгляд смягчился. Я ощутила его любовь и осознала, что его поведение обусловлено паникой, страхом перед пророчеством, в конце концов, воплощающимся в жизнь.

— Два дня, — наконец произнес он.

— Два дня, — вторила я. — А затем я приму правильное решение.

Хотя не до конца понимала, в чем будет состоять это "правильное решение", если тест покажет, что у меня девочка, поскольку материнство все еще не входило в мои планы и при одной мысли об этом меня бросало в дрожь. Однако сейчас это не имело особого значения. Единственно важным было то, что у меня есть выбор. Неожиданно и резко Кийо привлек меня к себе, крепко прижал к своей груди.

— Я люблю тебя, — с дрожью в голосе промолвил он.

С тех пор как мы снова начали встречаться, он озвучил это впервые.

— Но я очень боюсь.

— Я тоже, — сказала я, чувствуя, как слезы застилают глаза.

Гребаные гормоны.

— Но все будет хорошо.

Выскользнув из объятий Кийо, я наконец заметила, что Жасмин внимательно наблюдает за разыгравшейся сценой. Очевидно драматический эффект достиг такого апогея, какого не встретишь ни на одном телевизионном канале. Ее лицо абсолютно ничего не выражало, и это очень встревожило меня. А что она об этом думает? Она так долго стремилась заполучить наследника, что полагаю, должна быть рада моему аборту. И все же... возможно, она настолько желает исполнения пророчества нашего отца, что ее не заботит, кто станет матерью внука, если она сможет воспользоваться нашей силой и властью.

— Мне понадобится твоя помощь завтра, чтобы присмотреть за Жасмин, — позже сказала я Кийо, когда мы уже легли в постель. — Как бы мне хотелось, чтобы она не знала о беременности. Возможно, я слишком остро реагирую, но меня беспокоит, как она поступит с полученной информацией. Конечно, я могла бы призвать Волузиана, как сейчас...

Обычно я вызывала своего миньона для дежурств в ночное время.

— Но мне было бы спокойнее, если бы с нею остался ты.

Кийо обнял меня.

— И куда ты собралась?

— А как ты думаешь?

Он застонал.

— Эжени, ты не можешь туда вернуться, пока все эти проблемы не будут урегулированы. Если они узнают... если кто-нибудь узнает — все. На нас обрушится ад из-за тех, кто за пророчество и тех, кто против него…

— Но я должна, — возразила я. — Теперь-то я, наконец, поняла, что связанные со мной земли и все живое ослаблены, потому что… ну, ты знаешь. Но помимо укрепления этих земель, эта связь также сказывается и на мне. Мне просто необходимо там появиться.

Хотя, провести полноценный сеанс медитации мне вряд ли удастся. Мне не хотелось рисковать, что в процессе моего интенсивного общения с землей, обнаружатся явные признаки моей беременности. Я лишь проведу короткую сессию.

— И дело не только в магической связи с землей. Мне еще нужно проследить за тем, что происходит в Рябиновом Королевстве.

Я очень боялась его реакции на свои слова, особенно после его предыдущей вспышки. Но он лишь поцеловал меня в губы.

— Будь осторожна и долго там не задерживайся.

— Конечно, — сказала я, возвращая ему долгий и страстный поцелуй.

Я придвинулась ближе, прильнув к нему всем телом и положив ногу ему на бедро. Я была в ужасе от происходящего, перепуганная тем, чья жизнь сейчас растет в моем теле. Но теперь, когда Кийо со мной, я чувствовала себя в безопасности. Мы пройдем через это вместе. И внезапно мне захотелось слиться с ним и укутаться его любовью. Он мгновенно ответил на поцелуй, рукой опрокинул мою голову назад, чтобы получить больше доступа к моим губам. Другой рукой он схватил меня за плечо, его ногти слегка почесывали мою кожу, животное вожделение начало брать верх. Затем, внезапно, он остановился и отстранился.

— Что случилось? — спросила я.

Я собиралась уже сказать, что ему не нужно волноваться о том, что я забеременею, но эта шутка показалась мне неуместной.

— Ничего... Я просто... Я просто устал.

Он поцеловал меня снова, но на этот раз в щеку.

— Это был долгий день. Просто не готов к этому сегодня ночью... даже несмотря на то, что ты сексуальна, как всегда.

Легкость этих последних слов казалась натянутой, и я была рада, что он не мог видеть в темноте мой хмурый взгляд. Я только что была отвергнута, потому что... почему? Заниматься сексом во время беременности не вредно, я знала это хорошо. Я была ему неприятна? Были ли у него мысли, что я носила наследника короля Бурь, выпуская его? Какой бы ни была причина, я не купилась на то, что он "не был готов для этого". Мы были прижаты друг к другу бедрами пару минут назад, и его тело, безусловно, было готово для этого. Ночь без секса была самой меньшей из моих проблем, и хотя никто из нас не говорил, я знала, что он спал также плохо, как и я. Мы метались и ворочались, наши движения беспокоили нас также, как и наши индивидуальные переживания. У нас обоих были налитые кровью глаза, когда мы проснулись. Я отправилась в Мир Иной, так скоро, как только смогла после завтрака... ну, того, что сошло для меня в качестве завтрака. Мой аппетит был еще плохим. Жасмин не была счастлива, когда я отказала ей в просьбе пойти со мной, но в присутствие Кийо и Волузиана было слишком сложным для нее настаивать. Когда я перешла, я почувствовала, как Терновая земля встречает меня энергией, но, к счастью, она ничего не раскрыла о моем материнском статусе. Мои подданные были одинаково рады меня видеть, в частности, Шайя, которая выглядела так, словно она считала, что я никогда не вернусь. Это не было полностью необоснованным страхом. Мы с ней сидели одни в одном из кабинетов, пока она вводила меня в курс дела.

— Рюрик считает, что Рябиновое Королевство уже достаточно стабильно и готово к правлению. Там все еще есть некоторые беспорядки, так что он останется на некоторое время, но большинство уже признало вашу власть. Так идут дела. Он также выбраковал часть военных Рябинового Королевства, и чувствует, что вы можете доверять тем, кто остался.

Я постаралась не морщиться при этом, представляя, что его «выбраковка» повлекла за собой.

— А Катрис и Кассиас?

Она пожала плечами.

— Все еще в заключении. Ожидают твоего вердикта.

— Я не хочу ничего с ними делать, — призналась я. — Я не знаю, что с ними делать.

— Честно? Хотите знать, как поступить с Катрис? Вы можете освободить ее, и она не будет иметь значения. Лишая её земли, вы лишили ее большей части магии. Ее причину, чтобы жить. Она безвредна. Без надежды. Но Кассиус...

Шайя нахмурилась.

— Он опасен. Он не может бороться с вами за землю, но у него достаточно сил, чтобы доставить неприятности. Дориан уже написал и посоветовал казнь.

Я усмехнулась.

— Уверена, он так и сделал.

— Он также предоставил список людей, которых он хотел бы видеть назначенными на должности в Рябиновом Королевстве. Мы урегулировали недостатки ресурсов, но он чувствует, что заслуживает часть вашего права на управление там.

— Право на управление? Это не корпорация! — воскликнула я. — Напиши ему и объясни очень, очень доходчиво, что его помощь нам там не нужна. Она не требуется. У него нет на это права. Скажи ему все это.

Шайя колебалась, беспокойно теребя одну из ее черных кос.

— Независимо от того, как дипломатично я выражу это... в общем, вражды все равно не избежать. Это разгневает его.

— Хорошо, — сказала я.

Дориан был безопасной мишенью для моих бушующих эмоции в данный момент, и Бог знает, как необходима мне была какая-то разрядка.

— Пусть он злится или дуется или что там еще. Я уверена, что он не собирается объявлять мне войну.

Это было то, что я недавно поняла. Дориан был сторонником использования Железной короны, чтобы напугать других монархов, но это было раньше, теперь, когда мы не были больше вместе, он должен был понимать, что она может быть использована против него тоже. Я, вообще-то, не обязана была делиться с ним "военными трофеями". Это было добротой с моей стороны, и он это знал. Мне не нужно бояться Дориана. Я больше в нем не нуждаюсь.

— Очень хорошо, — ответила Шайа.

Ее тон был послушным, но я знала, что она боялась этого письма. Она никогда не теряла свою преданность ему, и я заставила ее разделить ее преданность.

— Но нам нужен кто-то, кто бы мог управлять Рябиновым Королевством... если, конечно, вы не собираетесь сделать это лично.

— Нет, — сказала я быстро, — это не то, что мне сейчас было нужно.

Она уже знала, что меня это не заинтересует.

— У тебя есть кто-нибудь на примете?

— Да... Я.

Меня нисколько не удивило, что она предложила свою кандидатуру. Однако меня озадачило, что она не выглядит слишком расстроенной по данному поводу. Не исключено, что она расценивала ситуацию, как возможность проявить себя и просто наслаждалась предоставленной возможностью.

— Я думаю, это замечательно, — сказала я. — Черт, после того, что ты здесь сделала, я знаю, что ты можешь привести в форму Рябиновое Королевство. Но... кто тогда здесь будет всем заправлять?

— Я думаю, Ния смогла бы.

— Ния? — спросила я пораженно. — Мой парикмахер?

Шайя криво мне улыбнулась.

— А что, вы думаете, она делает, когда вас нет рядом? Она помогает мне и учится... Я думаю, она все сделает очень хорошо. Там будут другие, чтобы помочь ей, и, конечно, она всегда может связаться со мной.

Это был все еще неожиданный выбор, но Шайя казалась уверенной. И, я предполагала, мы привели Терновое Королевство в достаточно хорошую форму, так что в настоящее время оно функционировало довольно успешно.

— Хорошо, — сказала я наконец. — Пусть так и будет. Когда ты планируешь выдвигаться?

— Сегодня, — сказала она. — Я пойду, когда вы пойдете. Мои вещи уже собраны.

Я не смогла удержаться от смеха.

— Ты знала, что я соглашусь. И ты знала, что я откажу Дориану.

Шайя сделала серьезное лицо, но глаза ее блестели.

— Да, Ваше Величество.

Я прогулялась по Терновому Королевству перед отъездом, достаточно долго, чтобы успокоить землю и повысить боевой дух моих солдат. Не то, чтобы они в нем нуждались. Мы были победителями, и они все еще праздновали. Я надела свою золотую корону для поездки в Рябиновое Королевство, и мои люди смотрели на меня с обожанием, выкраивали "ура" своей храброй, всемогущей королеве. Что бы они сделали, если бы узнали? Я могла только догадываться.

Что они бы сделали, если бы знали, что я ношу потенциального завоевателя мира? Так или иначе, это не было большой тайной. Они будут восхвалять меня сильнее. Они будут поклоняться мне и наслаждаться возможностью расширить наши владения. Это заставило меня захотеть посетить Рябиновое Королевство, где меня больше боялись, чем обожали. Конечно, я не знала, что было лучше. Если бы эти люди знали, что я ношу внука Короля Бурь, это бы просто активизировало их страх и убедило их больше, чем когда-либо, что они были под контролем королевы-тирана. Кийо был прав, поняла я. Никто в Мире Ином не должен знать о моей беременности. Любая реакция на это будет мощной. Чем раньше я смогу уйти, тем лучше. Переведенные солдаты из Тернового Королевства по-прежнему составляли основную часть охраны замка Катрис, и их выражения отражали настроения их коллег дома. Я играла роль, улыбаясь и проходя среди них уверенно, не смея показать страх и неуверенность, которую я чувствовала. Как и в Терновом Королевстве, энергия земли Рябинового Королевства гудела вокруг меня. Только я это чувствовала, конечно, но один раз, когда я остановилась и поговорила с охранником в течение нескольких минут, я увидела небольшой красный цветок, растущий там, где я стояла. Никто этого не заметил, и я поспешно направилась к замку, полагая, что ничего не прорастает из каменных стен. Рюрик встретил нас с радостью, уже осведомленный о новой должности Шайи. Когда мы собирались вместе, я видела какую-то вспышку между ними, что меня удивило. Привязанность. Больше, чем просто дружеская привязанность. Именно тогда я заметила браслет, который носила Шайя, из изумрудов и жемчуга. Я видела его раньше. Жеррар работал над ним, когда я впервые познакомилась с Эммануэль. Это было то, что Рюрик ему поручил. Я постаралась не выдать удивление, когда правда дошла до меня. Шайя и Рюрик. Их отношения продолжались, некий роман, которой, возможно, зарождался прямо передо мной, но я была слишком рассеянной, чтобы заметить это. Именно поэтому она не возражала против принятия руководства королевством, завоеванным нетрадиционным путем. Никто, казалось, больше не замечал — или, может быть, все уже итак знали о них, — но когда я стояла там и слушала вопросы, я почувствовала острую боль в груди. Это было похоже на Тима и Лару, и не потому, что обе пары так странно подходили друг другу. Нет, сходство было в том, что для всех них это было так легко. Просто влюбиться и окунуться в это. Никакие политические махинации и мотивы. Никакие пророчества, меняющие мир, не портят жизнь. Я сама разобралась с интригами Дориана, — и не без изрядной головной боли, — но все с Кийо теперь безвозвратно изменилось. Независимо от того, какой резкой критике подверглась моя беременность, даже если все имело такой радостный конец, какой мог бы быть, я знала, что между ним и мной больше никогда не будет все по-прежнему. У меня никогда не будет таких легких отношений. Тошнота нахлынула на меня, и я не стала пытаться выяснить, какая из множества причин может быть причиной этого. Я прислонилась к стене, пока Рюрик продолжал говорить о размещении войск. Даже если это не было частью земли, стены и фундамент замка касались земли, и я чувствовала, что магия согревала и утешала меня. Я сделала глубокий вдох. Я могла это сделать. Все будет хорошо, как я и сказала Кийо. Скоро я узнаю пол моего ребенка. Тогда я буду знать, что делать. Моим намерением было остаться подольше и убедиться, что Шайя уже назначена, но вскоре я решила, что необходимо вернуться. Остальные выглядели так, будто хотели, чтобы я осталась немного подольше, но они уже привыкли к моим странностям — или, как они считают их "человеческим" — чудачествам. Я заверила, что верю в них, напомнила Шайе сделать выговор Дориану, а затем, как только смогла, отправилась обратно в Тусон. Когда я прибыла домой и проанализировала, как я себя сегодня чувствовала, мне пришло в голову, что переходы между мирами делали меня слабее. Переход вообще был нелегким делом, некоторые даже не могли этого сделать.

Я росла, обучаясь этому, но сейчас это взяло свое, несмотря на помощь якоря. Я понимала о беременности достаточно, чтобы знать, что эти досадные симптомы были временные, но это не отменяло раздражения из-за них. Я не хотела, чтобы что-то меня замедляло. Я не хочу быть в затруднении. Мое тело оборачивалось против меня, и настояния Кийо прекратить беременность начали казаться все лучшей и лучшей идеей. Какое значение имеет пол? Я не была готова к этому.

Он встретил меня с облегчением, так как я вернулась рано, и захватил меня в свои большие объятия.

— Все нормально? — спросил он тихим голосом. — Никто не узнал?

Я покачала головой.

— Нет. И я не собираюсь возвращаться, пока... пока это не урегулируется. И я уже начинаю думать...

— Что? — спросил он.

— Что ты был прав. Пол не имеет значения. Хотя, тест уже так скоро... Я все же сделаю его. Но. Ладно. Как я и сказала, это не имеет значения.

На его лице проступило облегчение.

— Я рад, Эж. Это правильное решение.

Он обнял меня снова, и объятие было более крепким.

— Ты можешь в любой момент отменить тест.

— Нет. Я сделаю его. Особенно после моего припадка перед моим бедным доктором.

— Я бы хотел пойти с тобой, — сказал он с сожалением. — Но я не уверен, что смогу. Я беру пару рабочих смен.

Правда? Или ты сбегаешь к Майвенн?

— Все нормально, — сказала я. — Ты все равно не сможешь ничего узнать в тот же день.

— Но ты дашь мне знать, когда ты узнаешь? — тревожно спросил он, глядя на меня.

— Сразу же.

Kийо, возможно, не смог пойти со мной... но Жасмин, пошла.

Я сказала себе, что беру ее с собой якобы потому, что ее нельзя оставлять одну. Но в душе, когда я обратилась к своему сердцу, я знала правду. Я не хотела проходить через это в одиночку. Я знала, что влечет за собой тест, и даже если мы не получим ответ сегодня, это все же сделает нас на шаг ближе к важному исходу.

— Ты можешь сделать это, ты знаешь, — сказала Жасмин.

Я позволила ей пройти со мной в смотровой кабинет. Он был тускло освещен для ультразвукового исследования, а доктор и технолог вышли, чтобы я могла переодеться. Раздеваться перед Жасмин казалось странным, так что я повернулась к ней спиной, пока надевала больничную одежду.

— Что? Этот тест?

— Нет. Я имею в виду, да, все будет в порядке. Но я хочу сказать, это ребенок. Как бы то ни было. Даже мальчик. Может выполнить пророчество нашего отца.

Существовало некое рвение в её голосе.

Одевшись, я обернулась.

— Нет, не может быть и речи. Если это мальчик... ну, я не могу. Конец истории. Девочка... я не знаю. Я, наверное, не сделаю это либо…

Я не договорила и добавила про себя: "Кроме того, я не думаю, что ты хотела бы быть матерью наследника".

Ее лицо было смертельно серьезное, когда она слушала мои слова.

— Я сделаю этот тест. Но, возможно, и не должна была.

Медицинский персонал вернулся, они расположили меня на столе для осмотров, пока Жасмин отошла в угол, после чего представились: Доктор Сартори и Вероника, технолог. Они объяснили мне ход процедуры, хотя я уже прочитала об этом несколько раз. Доктор собиралась... ох… ввести в меня гигантскую иглу, чтобы взять клетки и собиралась использовать ультразвук, чтобы дополнить исследование. Она убедилась, что я осознаю риск от подобного теста. У небольшого процента женщин бывает после него выкидыш. Я сухо ответила ей, что готова сделать это.

Вероника приподняла сорочку, чтобы обнажить мой живот. Когда она наносила на него гель, я смотрела на него с удивлением. Честно? Он выглядел также, как и раньше. Я всегда была худой, и с моим отсутствием аппетита, я, наверное, не набрала бы много веса. Если бы не мои симптомы и "очень точный" тест доктора Мур, я бы никогда не догадалась, что было внутри меня. А что было внутри меня? Мой желудок принял странный, зловещий облик. Опять же, у меня было чувство предательства моего тела. Оно делало вещи без моего контроля.

— Хорошо, — сказала Вероника, двигая приборчик к моему животу. — Давайте посмотрим.

И она, и доктор Сартори смотрели в черный монитор, в котором были мое имя, дата рождения, и несколько других статистик в нижней части экрана. Когда датчик вошел в контакт, экран ожил, показывая неразборчивую серо-белую путаницу, которую я всегда видела, когда люди делали ультразвук по телевизору. Я ничего в этом не понимала и не видела ничего похожего на ребенка, но звук сразу же присоединился к изображению, повторяющийся свистящий шум, похожий на волны. Я, по крайней мере, знала, что это значит.

— Это сердцебиение, не так ли? — спросила я, странное чувство пробежало по мне.

Сердцебиение. Ещё одно сердце у меня внутри. Ни один из врачей не ответил сразу. Доктор Сартори нахмурилась с интересом, и Вероника переместила прибор по моему животу, чтобы получить больше обзора.

— Хм... — произнес доктор.

— Что? — воскликнула я.

Две мысли пришло на ум. Одна из них, что моя кровь джентри смешиваясь с кровью кицунэ Кийо, создала своего рода монстра. Другая мысль, которая вдруг предложила миру безопасность, было то, что это ошибка. Тест не был точным, и я на самом деле не беременна.

— Это сердцебиение?

Улыбаясь, доктор Сартори взглянула на меня.

— Сердцебиения. У вас близнецы, Эжени.

22

Не сложно было догадаться, в какой геометрической прогрессии усложнились обстоятельства. Нехватка воздуха у Жасмин подтвердила все мои многочисленные опасения.

— Две плаценты, — сказала Вероника, делая паузу и печатая что-то одной рукой, все еще держась за инструмент.

— Что... что это означает? — спросила я.

— Это означает, что они могут являться идентичными или братскими, — объяснил доктор Сартори. — Одна плацента наверняка идентична.

Я сглотнула. Шум, подобный волновому звуку... Он затопил меня. Мое сердцебиение, другое сердцебиение, и еще одно... Как такое возможно? Как могло быть так много жизни в одном теле?

— Вы все еще можете сделать тест? — запинаясь, произнесла я.

Доктор Сартори держала иглу, но не сделала и шага, как ее глаза резко устремились к монитору.

— Я могу... но это не рекомендуется в такой ситуации. С близнецами риски увеличиваются.

— Мне все равно, — сказала я твердо. — Я все еще хочу этого. Я должна знать. С моей семейной историей...

Я понадеялась, что он не будет требовать слишком много подробностей сверх того, что послал доктор Мур. Он и Вероника обсуждали несколько вещей, используя медицинский язык, который я не понимала. Она использовала инструмент, чтобы проверить каждую сторону, проводя измерения на своем компьютере, поскольку она иногда указывала на детали. Наконец, после еще одного предупреждения против процедуры, она согласилась сделать это. Это так больно, как вы и ожидаете от гигантской иглы, застрявшей в вас. Ее руки были совершенно спокойны, поскольку ее глаза твердо придерживались монитора, таким образом, она могла наблюдать продвижение иглы. Я все еще не могла разобрать многое на изображениях, но знала, что проблема состояла в том, чтобы добраться до плаценты, не касаясь зародыша. Плацент, в этом случае. Они должны были получить другой исследовательский набор, используя другую иглу, по очереди беря образцы от обоих младенцев. Малыши. Я все еще не могла поверить этому. Они помогли мне, когда закончили тест, загружая Жасмин и меня последними рекомендациями по уходу, чтобы уменьшить членовредительство и риск ошибки. «Это имеет значение?» — подумала я безрадостно. Ошибка, вероятно, могла осуществить приговор без меня. Это не зависело от меня. На данный момент представлялась одна крошечная проблема: возвращение домой. Я была раздражена и не испытывала желание ехать обратно. Фактически, мне не рекомендуется нервничать. Жасмин любезно предложила свою помощь.

— На самом деле я знаю, у тебя нет прав, — сказала я ей.

Я прислонилась к своему автомобилю, обжигающему в приятном солнечном свете.

— Нет, но я могу водить. Давай, это не далеко. И ты, конечно, не можешь вести. Что ты хочешь сделать? Позвонить Тиму и сообщить ему, что происходит? — бросила она с вызовом в голосе.

Я хотела к своей маме, поняла я. Я хотела, чтобы моя мама приехала и увезла меня домой — в ее дом. Я хотела, чтобы она заботилась обо мне, и поговорила со мной, как она это делала. Я хотела, чтобы она разобралась со всем этим. Я быстро мигнула и повернула свою голову, не желая, чтобы Жасмин видела, что я разрываюсь.

— Прекрасно.

Я протянула ей ключи.

— Если нас остановят, штраф вычту из твоих карманных.

К ее чести она ездила ответственно, и она была права — это было не далеко. Я немного наклонила спинку своего сиденья, желая спать в течение следующих нескольких дней, несмотря на долгий срок получения моих результатов. Я не хотела выносить ожидание. Я не могла вынести ожидание. Тишина автомобиля и ритм почти поспособствовали желаемому, пока Жасмин не заговорила.

— Так, — сказала она с легкостью. — Если это мальчики, ты делаешь аборт. Если это девочки...

— Тогда я не сделаю.

Я не поняла, что приняла свое решение до этого момента. Когда я услышала те биения... черт возьми! Хорошо, не имело значения, если материнство и решительные изменения тела пугали. Если бы у меня было две дочери, дочери, не принадлежащие к какому-либо пророчеству, то у меня были бы они. Я планировала бы воспитание.

— Если это будут девочки, то я не отдам их.

Она кивнула и ничего больше не говорила, пока мы не повернули на знакомую улицу. Честно, я была удивлена, что она ждала так долго, потому что я уже знала то, что еще она умирала от нетерпения, чтобы спросить.

— Эжени?

— Да, Жасмин?

— Что ты собираешься делать, если у тебя будут мальчик и девочка?

Я смотрела вперед на свой дом. Внезапно, мне захотелось спать не только в течение следующих нескольких дней. Я хотела спать в течение следующих девяти месяцев. Или семи месяцев. Или что бы там ни было. Я не отвечала на ее вопрос.

— У меня не может быть сына, — ответила я наконец. — Ты знаешь это. Это все, больше мне нечего добавить.

23

Я решила, что будет лучше не посвящать Кийо в такие подробности, как близнецы. У меня и так было достаточно времени, чтобы как следует обдумать новость.

Близнецы...

Близнецы?!

Как говорится, "беда не приходит одна". Я забеременела из-за идиотской ошибки, подойдя к той самой запрещенной черте, прямо к пророчеству, которого я пыталась избежать так долго. И сейчас, как раз когда я умудрилась выпросить ранний тест и могла пресечь ситуацию в корне, я столкнулась с потенциальной ситуацией, в которую я никогда, никогда не должна была быть вовлечена. Кийо был прав. Я должна была прервать беременность сразу, как только это выяснилось, прежде чем я узнала о ней больше. Сейчас все это стало реальным. Каждая деталь, которую я узнала, сделало ее существенней, что делает более живым то, что я носила в себе. Еще не слишком поздно. Мне не обязательно ждать результатов. Может быть лучше этого не делать. Я смело сказала Жасмин, что я буду носить близнецов, если бы они были девочками, но в реальности все более жестоко. Каким образом я подниму двоих детей? Я не знала, смогу ли я обращаться с одним. Как можно управлять материнством, когда половина моей жизни прошла в Ином Мире? Как можно еще продолжать работать? Я наняла бы няню, или оставила бы своих детей на кого-то как Тим, или моя мама? Последнее, казалось очень маловероятным. И тогда бы я столкнулась с обычными проблемами как у всех. Деньги.

— У тебя будут серьёзные проблемы, если ты в ближайшее время не начнешь работать! — сказала мне Лара в тот день, когда я побывала у врача.

Она снова здесь ночевала и сидела со мной за моим кухонным столом.

— У тебя пока все хорошо... но так не будет длиться долго. Часть твоих денег входит в счет бизнеса, из которого мне выплачивают. Другая часть идет в твои сбережения. Первое работает довольно плохо... и если так пойдет и дальше, то просто...

— Мы будем распоряжаться моими сбережениями, — закончила я.

Она кивнула. Лицо у нее было мрачное по сравнению с головокружением, которое она устроила, когда она и Тим поднялись с кровати этим утром. Горькая часть меня подумала, что я могла бы получить дополнительные деньги, взимая арендную плату. Я отклонила это, конечно. Это все не ее вина.

— Я знаю, есть... проблемы… которые продолжаются, Эжени, но почему ты не можешь начать брать больше работы? Ты недавно сократила нагрузку, и у нас было все нормально, но сейчас... уже почти ничего. На твоих сбережениях долго не продержишься. И что на этой земле сделал такое Энрике, что повлекло за собой такой огромный счет?

Я не обращала внимания и попросту уставилась на цифры на экране, мое сердце ноет.

— У меня есть много акций в доме.

— Что?!

Ее челюсть чуть не отпала.

— Ты рискнешь своим домом, вместо того, чтобы взять на себя больше работы?

В голове возникла ужасная картина: я, запертая в какой-то маленькой комнатке с двумя орущими младенцами. Покончи с этим, просто покончи.

— Это только как вариант, — обратила я на это нее внимание. — Страховка. И кстати... Ты говорила с Энрике?

Лара кивнула.

— Да. Я собираюсь сделать немножко административной работы для него на стороне.

— Ладно.

Одной виной меньше.

— Тогда у тебя все будет в порядке.

— Но дело не во мне! Я не понимаю. Почему ты не хочешь немного поработать? У меня целая стопа заказов! Там есть и легкие, вроде изгнания призрака через день...

Я попыталась скрыть разочарование.

— Я не чувствую себя достаточно хорошо, вот и все. А вся эта работа связана с физическими нагрузками.

Синие глаза Лары несколько секунд пристально меня изучали.

— Может быть, тогда тебе нужно поискать другую работу.

— Нет! — воскликнул я. — Это то, что я делаю. Это единственное, что я делаю.

— Но если ты больна...

— Я в порядке. Завтра утром я иду на прием к врачу и потом...

Я замялась. И что потом?

— И потом у меня все наладится. Вернусь к работе. Мне назначено на полдень, так что, черт возьми, ты можешь наметить что-нибудь после обеда. Так что, найди мне тролля или банши.

Она вздохнула.

— Я не хотела расстраивать тебя.

— Я не расстроена.

Но это было неправдой. Я разговаривала на повышенных тонах, сама этого не замечая, и почувствовала, что щеки залило румянцем. Лара встала, закрыла ноутбук и забрала свою тарелку.

— Просто приведи себя в форму. Мы сможем тогда разобраться с этим. Тебя нужно завтра отвезти или что-то еще?

— Я не настолько больна, — сказала я ей.

И, конечно, меня всегда может подвезти моя сестра-подросток без прав.

— Мы скоро вернемся к делам, вот увидишь.

Лара натянуто мне улыбнулась, пытаясь скрыть беспокойство, но безуспешно. Она побрела в комнату Тима, а Жасмин сидела на диване и все слышала.

— Хорошая мысль, ты знаешь, — сказала она. — Продай это место. Просто переедешь в Иной Мир с детьми.

Я начала ее упрекать, но остановилась. Это был вариант. Там было бы всего достаточно для ребенка — целый замок нянь. Мои дочери будут расти, как королевские особы. Они и были королевскими особами. Но вырастить их там означало, что они, вероятно, потеряют всю человечность, которая в них будет. Они будут джентри и фактически, и по поведению. Это было то, что я хотела? Это уже происходит со мной.

— Они могут быть мальчиками, — напомнила я Жасмин. — И тогда я вновь вернусь к работе.

Кийо звонил в ту ночь, желая знать, есть ли результаты. Я сказала, что еще слишком рано для результатов, и я дам ему знать, когда меня пригласит доктор. Это была маленькая ложь. Когда я ускользнула от Лары, я собиралась обратно в офис за результатами. Близнецы попадали в категорию повышенного риска, по-видимому, и помимо оглашения результата лично, они хотели сделать еще и узи. Я не хотела, чтобы Кийо в этом участвовал, естественно, но я бы не возражала, если бы он пришел в эту ночь. Я хотела контакта, любви. И что более важно, я хотела почувствовать, что он не отталкивает меня в моем нынешнем состоянии. В полдень следующего дня я поехала с таким видом, словно на собственные похороны. Мой разум был пуст, не в состоянии сосредоточиться ни на чем, и Жасмин, наверное, будет более безопасным водителем. Она пошла со мной, это не обсуждалось. Всю дорогу никто из нас не разговаривал, и я видела, как она была напряжена. Что бы ни случилось, это будет грандиозное.

— Скоро, — пробормотала я, и мы вошли. — Скоро все это закончится, так или иначе.

Или не так скоро.

Офис показался в поле зрения, и это было похоже на продолжение большого розыгрыша. Я считала секунды до этого момента, ожидание было нескончаемо, пока Доктор Сартори не дойдет до моей очереди. Правда, я никогда не злилась на врачей, которые отставали от графика. Я считала, что это означает, что они отводят необходимое время и заботу каждому пациенту. Может, она была уставшей, так как какая-нибудь другая женщина обнаружила, что вынашивает монстра-завоевателя мира.

— Эжени?

Звук моего имени заставил меня вздрогнуть. Медсестра мне улыбнулась спокойно.

— Мы готовы принять тебя.

Как и в предыдущий раз, меня облачили в свободную рубашку и расположили на столе перед исследованием. Вот оно, начинается. Доктор Сартори стояла сзади, но работал сегодня другой техник. Ее звали Рут, с доброжелательным, почти по-матерински заботливым лицом, вызывающим доверие. Как будто она могла все исправить. У доктора Сартори была папка с бумагами, которые она начала листать, пока Рут смазывала мой живот. Опять же, я смотрела, все еще с трудом веря, что там было два живых существа.

— Отлично, — сказала она. — У меня хорошие новости.

Жасмин издала звук, похожий на смешок. Горький смешок. Как и я, она знала, что здесь было мало хорошего. На самом деле, все только ухудшалось. Раздался стук в дверь, и медсестра, которую я видела раньше, просунула голову в дверной проем.

— Извините, что отвлекаю вас, — сказала она.

Ее взгляд упал на меня.

— Здесь мужчина, который представился вашим женихом, и он опоздал на исследование.

У меня пересохло во рту.

— Кийо?!

— Это он. Пойду приведу его.

Она приняла тот факт, что я знакома с Кийо, за подтверждение и приглашение. Я только открыла рот, чтобы возразить, но она уже ушла. Я начала было просить кого-нибудь пойти остановить ее, но к тому моменту датчик в руке Рут вошел в прямой контакт. На экране монитора опять появились темные очертания и звук двух сердцебиений наполнил комнату.

— Ну вот и они, — сказала доктор Сартори. — Мы можем подождать твоего приятеля до того, как получим результаты.

— Нет, мы...

Медсестра вернулась вместе с Кийо, который был весь сплошное очарование и улыбка, когда он представлялся.

— Извините за опоздание. У меня было неверное время. Лара поправила меня.

Последняя часть предназначалась для меня, и, несмотря на радостное выражение его лица, я встретила жесткий взгляд его глаз. Он не любил обман. Я скрыла это от него, сказав неправду о том, когда иду за результатами. Как он нашел меня? Лара знала время, но не место. На мгновение я подумала, не играет ли Жасмин в свою игру, но она сама была шокирована и обеспокоена его появлением. Она была удивлена так же, как и я. Направление, я поняла. Он заранее прочитал его и знал, к какому доктору я иду.

— Ну, итак, — продолжила доктор Сартори. — Теперь, когда все в сборе, мы можем продолжить. Вы можете расслабиться по поводу вашей семейной наследственности. Никаких признаков какого-либо ненормального развития ни у одного. Результаты генетических тестов обоих плодов пришли нормальными.

То, что Кийо ничего не сказал, было знаком его самоконтроля, потому что я могла поклясться, что видела слово "оба", сказанное им одними губами. Его единственной реакцией было очередной острый взгляд в мою сторону. Его лицо потемнело, когда он осознал, что я от него скрывала. Доктор и технолог смотрели в монитор, так что они не видели то, что видели мы с Жасмин.

— А вы знаете... вы знаете пол?- спросила я.

Доктор Сартори кивнула.

— Мы не можем реально увидеть на УЗИ сейчас, но на милость получить крупный план... это девочка.

Я выдохнула с облегчением, ну и еще... так или иначе, я знала, что его следующие слова были бы, как сострадания, ослабленными аморфной каплей.

— И мальчик.

Молчание было таким холодным и таким тяжелым, что я не могла поверить, что ни один из сотрудников не обратил внимание на отсутствие радости, с которым эта новость была принята.

— Девочка, — подытожил Кийо, — и мальчик.

Доктор Сартори кивнула, пролистывая еще несколько страниц.

— Исходя из того, что вы сказали нам, и что мы видим, мы ставим вам срок примерно в конце октября. Хотя, с близнецами, вы находитесь в высоком риске преждевременных родов, поэтому мы будем видеться с вами чаще, чем при обычной беременности. И хотя этот тест дает нам много информации, он не показывает все, так что вам придется пройти и другие процедуры в ближайшее время. У вас не было никаких болей, после процедуры, не так ли? Какие-нибудь реакции?

— Нет, — отрезала я.

Мой взгляд был прикован к тем изображениям, весь мой мир сосредоточился в тех сердцебиениях.

— Хорошо. Вы, тем не менее, должны это сделать просто во избежание любого риска из-за ошибки.

Он вышел, решив несколько моментов: назначил мне следующий визит и поинтересовался, есть ли у нас какие-нибудь вопросы. Я почти ожидала, что Кийо спросит, когда и где я буду делать аборт, но он держал рот на замке. Будет дальнейший разговор, стало мне понятно. Рут вытерла меня и ушла вместе врачом. Они жестом пригласили Кийо с собой.

— Здесь нас многовато, — добродушно сказала Сартори. — Вы можете встретиться в зале ожидания и получить ваши очередные назначения.

— Да, — сказал Кийо, буравя меня взглядом. — Мы поговорим снаружи.

Я выдавила болезненную улыбку, и Жасмин с тревогой повернулась ко мне через мгновение, когда дверь закрылась.

— Эжени, да он просто в ярости, — сказала она.

— Я знаю. Тебе не обязательно мне это говорить.

Я достала свою одежду, мои конечности казались свинцовыми.

— О, Боже. Я не могу поверить, что это происходит. Почему? Почему мне не выпал удачный вариант? Это был один из трех шансов. Один из трех!

Мой голос перешел в истерический, когда я требовала ответы от девочки-подростка.

— Все девочки. Все мальчики. И то, и другое было более предпочтительным, чем это. Почему бы не могло получится так, почему мы не можем это легко исправить?

Жасмин стояла с торжествующим лицом.

— Но это так. Ты сказала, что если будет один мальчик, ты все равно сделаешь аборт. Ты сказала, ты сделаешь это.

В ее голосе был вызов.

Я закончила надевать ботинки и отвернулась от нее. Монитор был черный, в комнате было тихо, но я все еще могла слышать сердцебиения у меня в голове. Если бы мне пришлось сделать аборт, чтобы пророчество не было выполнено, я заберу жизнь невинных людей. Моя дочь — это понятие было все еще сумасшедшим для меня — не была в этом виновата. Не ее вина, что ее брат был предназначен для крови и разрушения. Действительно, а было ли это даже его виной? Он едва ли еще существовал. Просто тень. И сердцебиение. Как можно диктовать будущее человека, который даже еще не родился? Как можно узнать, во что он превратится? Был ли чей-нибудь потенциал на самом деле обозначен в камне? И как кто-то может убить этот потенциал? Как могу я заставить сердцебиение затихнуть? Оба сердцебиения?

— Эжени? — голос Жасмин был недоумевающим. — Ты собираешься сделать это, да?

Я подняла глаза от своих ног.

— Я... я не знаю.

— Ты должна.

Новый голос заговорил в комнате. Моя кожа покрылась мурашками, и вдруг, Динна материализовалась перед нами. Я вскочила. В свете всего того, что происходило в моей жизни, она как бы ушла на второй план. Я оставила ее Энрике и предполагалось, что все было улажено с ней, когда она не ответила на мой призыв.

— Какого черта?! — воскликнула я. — Что ты здесь делаешь?

Так много поводов для нее двигаться дальше. Динна выглядела как всегда, имея тот же пустой взгляд, какой бывает у всех призраков.

— Ты должна, — повторила она, не обращая внимания на мои протесты.

Ее облик помрачнел.

— Если ты не избавишься от своих детей, Кийо убьет тебя.

24

— Что?! — воскликнула Жасмин.

Я не разделила ее беспокойство.

— Проклятье. Я должна была изгнать тебя в первый же раз, как увидела. Сейчас у меня просто нет времени на это, не в этой ситуации. Прямо сейчас ты должна быть в Загробном мире. И Кийо не собирается меня убивать.

— Я серьезно! — заявила Динна так безумно, насколько может привидение. — Ты в опасности!

Я покачала головой.

— Послушай, мне жаль, что все так вышло с твоим мужем... серьезно, мне жаль. Но не каждый парень смертоносен. Не перекладывай это на меня.

— Я не об этом! Это правда. Я собиралась двигаться дальше после... после... ну, после того, как моего мужа арестовали...

Затем последовало жалобное молчание. Ее история закончилась, правда с плохим концом.

— Я хотела, фактически попрощаться и отправилась тебя искать... но вместо этого нашла Кийо...

Я положила руки на бедра с желанием достать свой магический жезл. Я не нуждалась в бредовых привидениях, только не прямо сейчас по уши во всех этих проблемах.

— А потом он сказал, что собирается меня убить?

— Нет. Он сказал другой королеве, что сделает это.

Это отрезвило мой сарказм, лишив меня дара речи на минуту.

— Что за другая королева? — потребовала ответа Жасмин.

— Светловолосая. Королева Ивовых земель.

Жасмин и я обменялись взглядами. Внезапно, безумные доводы Динны стали казаться менее безумными.

— Что именно ты услышала? — спросила я спокойно.

— Он сказал ей, что ты беременна и что ты сделаешь аборт, если это будет мальчик... Но он беспокоится. Он волновался из-за того, что ты еще этого не сделала.

Динна металась взглядом между нашими лицами, отчаянно желая, чтобы кто-нибудь из нас ей поверил.

— Он сказал, что ты, возможно, в шоке и что ты «поступишь правильно», но если ты не... тогда Майвенн сказала, что они заставят тебя потерять ребенка. В противном случае... если это не будет сделано... тогда Кийо убьет тебя.

— Это безумие, — не согласилась я. — Кийо не убьет меня.

— Кийо не хочет, чтобы пророчество воплотилось в жизнь, — сказала Жасмин. — Это вовсе не безумие.

Я обернулась к ней.

— Он любит меня. Все эта идея... просто смехотворна.

— С какой стати я стала бы лгать? — вопросила Динна. — Ты помогла мне. Я помогаю в ответ, предупреждая тебя о надвигающейся опасности перед тем, как двинусь дальше, в Загробный мир. Говорю же тебе, я слышала их. Кийо клялся, что удостоверится в том, чтобы пророчество не смогло осуществиться.

— Кийо. Любит. Меня.

— Дориан тоже любит тебя, — парировала Жасмин. — И смотри, что он сделал. А ты представь, что Кийо относится к тому типу людей, кто считает оправданным пожертвовать одной жизнью ради спасения многих. Ну или нечто похожее на это тупое утверждение.

— Отчасти, ты права.

Осознание этого поразило меня. И все же... в то время как слова Динны все глубже проникали в мое сознание, я вспомнила свою первую встречу с Кийо. Он нашел меня по приказу Майвенн. Они не знали, что я из себя представляю, хочу ли я исполнить пророчество или нет. Он никогда не говорил мне это прямо, но создалось такое впечатление, что они были готовы пойти на крайние меры, чтобы остановить наследника Короля Бурь, не дав ему родиться. Ясно было, что наши отношения из-за этого изменились, но может быть... может быть, что-то не...

— Но он не зайдет так далеко, — закончила я.

— Ты хочешь узнать такую вероятность? — мягко спросила Жасмин. — Может он на самом деле не убьет тебя, но ты слышала, что он сказал о «магическом аборте» от Майвенн.

Что там твердила Динна? Что Кийо и Майвенн планировали прервать мою беременность, если я буду упираться?

— Нам нужно просто поговорить, — произнесла, надеясь, что это прозвучало убедительно.

Следующая фраза меня выдала.

— Где-нибудь в безопасном месте.

— Кийо в комнате ожидания, — сказала Жасмин, видя, что я наконец-то осознала всю серьезность ситуации. — Это безопасное место?

— Вероятно, нет.

Я закончила одеваться.

— Должна быть еще дверь. В таких местах всегда должен быть запасной выход. Мы пойдем... мы пойдем домой. Я возьму оружие и отправимся в Иной Мир. Мы с ним можем разумно обсудить это в Терновом Королевстве. Там я буду в безопасности.

— Вы никогда не будете там в безопасности, — сказала Динна.

Я практически забыла о ней.

— Он может преследовать вас. Как только вы оставите это место, он узнает и отправится за вами.

— Как мог он...

Я легко коснулась плеча, места, где Кийо слегка поцарапал меня той ночью. Я глубоко с дрожью выдохнула.

— Он пометил меня, — произнесла я.

Он нанес мне глубокие, долго заживающие царапины сразу в первую же ночь, как мы встретились, по ним он мог отслеживать мое местонахождение. Эта была меньше, чем те, но работала так же хорошо. Жасмин почти двинулась к двери, вся напряженная и целеустремленная, так что стала казаться намного старше.

— Тогда сразу отправляемся в Иной Мир. Там мы будем вне опасности. Где ближайшие врата?

Я затаила дыхание, размышляя о нашем местонахождении.

— В Моррисвудском парке. Дальше, чем мне хотелось бы.

— Ладно, давай быстрее. Если мы еще здесь задержимся, доктор придет спросить, что случилось, — поторопила меня Жасмин. — И мы не можем позволить Кийо поймать нас на стоянке.

— Ты никогда не попадешь в парк вовремя, — стенала Динна.

Я нахмурилась, но она была права. Жасмин вопросительно посмотрела на меня. На мгновение я подумала вызвать Волузиана, но он мог с радостью убить Кийо, утверждая, что сделал это для моей же пользы. К такому я не была готова.

— Я знаю, куда мы можем отправится, — сказала я. — Пошли.

Мы покинули кабинет, выбегая в прихожую. Я двигалась в направлении, противоположном залу ожидания, откуда мы заходили. Это завело нас глубже внутрь здания, мимо кабинетов и здешней лаборатории. Мимо нас проходило много обслуживающего персонала, но мы шли довольно уверенно, так что никто нас не остановил. Возможно, они думали, что нас куда-то направили. Тем временем мои глаза разыскивали знак выхода. Должен быть запасной выход. Уверена, что лицемерно заботящиеся о здоровье специалисты где-нибудь выходят покурить.

— Там.

Я кивком указала на табличку выхода, мысленно взмолившись, чтобы не пришлось выносить дверь, что для нас было неприемлемо. Слава Богу, это была обычная дверь, используемая для обслуживания и поставок. Никто не обратил на нас внимания и не поинтересовался, что мы здесь делаем, а затем, мы вышли наружу за строением.

— Эжени, куда мы идем? — с тревогой спросила Жасмин.

Динна исчезла, возможно, теперь окончательно покинув этот мир, после того как исполнила то, что считала своим последним долгом. В то время как мы быстро шли к моей машине, какая-то часть меня хотела думать, что она лгала. Но почему? Если ей верить, у нее не было для этого причин. Раньше она была правдива передо мной. И с каждой секундой, я все больше и больше поражалась, как я могла в это поверить. Кийо любил меня. Он свернул со своего пути, чтобы опять завоевать меня... но он был буквально зациклен на защите человеческого мира. И какой ценой? Мы это увидели. Динна ошибалась, она должна была. Самое худшее, что мне грозило, так это намерение Кийо заболтать меня до смерти.

Мы забрались в машину, и я примерно прикинула маршрут рывка до парка Моррисвуд и его врат. И все же, что собирался предпринять Кийо? Преследовать нас с высокой скоростью? С этой моей меткой он был в состоянии отследить меня. Вероятно, сейчас он чувствовал, как я отдаляюсь от него. Если мы двигались где-то по направлению к парку, он мог это вычислить. Он мог либо попытаться перехватить нас где-то там, либо подловить на той стороне. Нет, надо двигаться куда-то еще. Туда, где была защита. Туда, где я могла быть уверена в своей безопасности до тех пор, пока все это сумасшествие не закончится. Лицо Жасмин становилось все более и более обеспокоенным в то время, как мы удалялись от офиса доктора. Она продолжала оборачиваться назад, словно ожидая увидеть Кийо прямо на нашем бампере. Когда мы свернули в пригородные окрестности, ее волнение сменилось замешательством.

— Что это?

— Дом, — ответила я, выруливая на дорогу между ухоженными домиками в окружении деревьев и цветов.

Окруженный забором задний двор, недостаточно высокий для того, чтобы скрыть усилия того, кто вознамерился превратить тусонский задний двор в нечто пышное и зеленое. Ворота в заборе были открыты, и я знала, что так и должно быть. Во дворе никого не было, не считая птиц и насекомых. На двери в патио стеклянная форточка была открыта и затянута тканью, для сквозняка. Сама дверь тоже должна быть открыта.

— На самом деле, Кийо этого не сделает, — бормотала я себе под нос, рывком открывая дверь. — Само собой, он расстроен... Но мы это дело проясним. Динна приняла это слишком близко к сердцу. Мы слишком это восприняли.

Мы прошли в небольшой уголок для завтрака и в смежную с ним кухню и увидели наклоненного мужчину. При виде его мое сердце подпрыгнуло. Знакомое доброе лицо. Седеющие волосы. Татуировки спиралей и рыб. Кажется, прошла целая жизнь с нашей последней встречи.

Роланд.

Я вернулась в родительский дом.

Реакция Роланда была как у человека, проведшего годы в борьбе и тренировках, но даже это не помогло ему справиться с собой при виде нас. На лице было написано удивление, быстро перешедшее в возмущение.

— Эжени! Что ты...

— Неси свое оружие, — скомандовала я, тревожно оглянувшись.

Жасмин не отставала от меня, пока я быстро приближалась к нему.

— Все, какое есть в доме.

Он не двигался.

— Ты же знаешь, ты не...

— Принеси оружие! — воскликнула я. — У нас нет на это времени!

Я не знала, что там у меня было написано на лице, но этого хватило, чтобы рухнули стены боли и гнева, которые он воздвиг между нами с тех пор, как он узнал о моем участии в событиях Мира Иного. Я рисковала, приходя сюда, поставив все на то, что когда Роланд узнает, что произошло, то защитит меня. И я оказалась права. Он изменился на глазах, внезапно опять став тем беспокойным и заботливым отчимом, который меня вырастил.

— Что случ...

Перед тем, как он смог закончить, дверь распахнулась. Там стоял Кийо, лицо его было мрачным и серьезным.

— Какого черта ты вытворяешь?! — потребовал он. — Зачем ты сбежала?

— Ты первый, — сказала я, отступая назад к Роланду. — Что ты творишь?

Жасмин переместилась по другую сторону от меня. Мой взгляд был устремлен на Кийо, но я смогла ощутить Роланда, готовящегося к сражению. Возможно, он не знал, что происходит, но кто угодно мог уловить опасность, исходящую от Кийо.

— Я хотел поговорить с тобой, но ты исчезла!

Кийо слегка придвинулся ко мне, но остановился, принимая во внимание единый фронт, включавший в себя Роланда, меня... и да, даже Жасмин.

— Поговорить? Это то, чего вы все хотите?

— Да. Разумеется.

Кийо переводил взгляд на каждого из нас.

— Ты пообещала, Эжени. Ты пообещала, что если будет мальчик, ты сделаешь аборт.

— Но там и девочка тоже! — воскликнула я. — Ты не можешь избавится от одного, не затронув другого.

— Не имеет значения, — сказал он. — Последствия слишком велики.

— Я не могу убить невинное дитя. Она ни в чем не виновата.

— Не совсем. Позволить жить ей, значит позволить и ему. И там нет невинных. Он не имеет права на жизнь, Эжени, ты это знаешь. Я не стараюсь быть жестоким. Пожалуйста. Сделай то, что необходимо.

Жасмин и Роланд хранили молчание, в то время как разыгрывалась эта драма. Тем временем, я поняла, насколько отвратителен разговор на эту тему, который меня все заставляли продолжать. Избавься от этого. Он не может жить.

— Ты так спешишь убить своих собственных детей, — сказала я в неверии, вторя словам Жасмин, сказанных несколько дней назад. — Ты не ощущаешь никакого раскаяния? Ты лучше меня знаешь, каково это быть родителем!

— Да, — сказал он, сжимая кулаки. — Я знаю. И это удивительно. Желаю, чтобы ты смогла познать, каково это…

— Но я не могу познать? Мне не доступно то, что имеете вы с Майвенн?

Кийо качнул головой.

— У тебя нет ничего общего с Майвенн. И не будет.

Это прозвучало, как пинок под дых. Я ошеломленно стояла в полном молчании, из-за чего небольшая часть его свирепости улетучилась. Думаю, он принял мою реакцию за смиренность.

— Послушай, я не могу понять, — сказал он. — Я не понимаю, почему ты так сопротивляешься всему этому после всего, что ты всегда говорила! Ты никогда не хотела ребенка, любого ребенка. Если ты изменила свое мнение, тогда… ладно, попробую еще раз. Их просто не должно у тебя быть.

— И что тогда? Я просто должна продолжать делать аборты до тех пор, пока не забеременею единственным ребенком — девочкой? Что же ты за ублюдок-то такой!?

Я направлялась вперед, не осознавая того, что делаю, мной руководил лишь бесконтрольный гнев. Роланд опустил свою руку на мою, притягивая меня обратно. Это вовсе не привязанность. Это предупреждение. Оборонительная стратегия, держаться всем вместе.

— Я пытаюсь защитить мир людской, — сказал Кийо.

Он не подходил ближе, но был так же готов к нападению, как и мы, его рефлексы были даже быстрее.

— И тебе следовало бы.

— И что произойдет, если я не сделаю того, чего вы хотите? — спросила я тихо.

Вот он, момент истины. Он вздохнул.

— Я не хотел, чтобы все сводилось к этому.

— К чему?! — повысила я голос, готовая взорваться наполнившей меня болью. — Как ты поступишь?

— Я отведу тебя к Майвен... насильно. И тогда... тогда она позаботится об этом.

— Черта с два, — произнесла я.

Проклятье, я желала, чтобы у меня было оружие, Я практически всегда брала его с собой, но не в офис доктора. Уголком глаза, я увидела, как Роланд опустил руку на стойку и что-то в нее берет. Магический жезл. Он пользовался своим жезлом на кухне. Но, конечно, он мог бы. В отличие от меня, он не стал беспечным.

— Я никогда не допущу, чтобы это произошло. И вы, ребята, не будете на мне эксперименты ставить!

На лице Кийо отражалась смесь эмоций. Горе и разочарование. Тревога. Он не хотел нашей ссоры, но также намерения у него были благие. Он верил в то, что должен остановить пророчество, и тогда я поняла, что Динна говорила правду. В идеале, он просто хотел, чтобы беременность прекратилась. Если же это становилось невозможным, тогда меня требовалось просто устранить.

— Как ты можешь так поступать? — спросил он, в его голосе прозвучала как угроза, так и отчаяние. — Как ты можешь рисковать всем этим... ради спасения одной жизни?

Только в тот момент, когда слова слетели с моих губ, я осознала правду о себе, которую хранила глубоко внутри. Не имеет значения, мальчик или девочка. Существовали только сердцебиения, эти крошечные быстрые сердцебиения, стучащие в моих ушах.

— Не ради одной, — сказала я ему. — Я спасаю две жизни.

Участь моя была решена. Кийо метнулся так быстро, что я не подготовилась к атаке. Он прыгнул ко мне, оборачиваясь, как он это делал, в свою гигантскую лисью форму, скалясь и рыча. Сильный порыв ветра замедлил, но не остановил, его прыжок, но обеспечил необходимое время для Роланда, чтобы оттолкнуть меня с дороги. Магия ветра шла не от меня. Это сделала Жасмин, которая доказала, что сила не в кулаках.

Непривычная магия оставила ее задыхающейся, но этого хватило для того, чтобы обеспечить нам небольшой побег. Роланд вытолкал меня из кухни в гостиную, там у нас было больше маневренного пространства. Кийо незамедлительно последовал за нами, полный грубой силы и быстроты.

— Его можно изгнать, — обратилась я к Роланду, задыхаясь. — Так же, как и джентри.

Роланд оживленно кивнул в знак подтверждения. Он и так это знал, но в этой суматохе у него не было необходимой паузы, чтобы провести полное изгнание. Кийо достиг нас, кидаясь на меня и отталкивая в сторону от Роланда. Я с силой ударилась о пол, а вес Кийо зафиксировал меня там. Также быстро, как он трансформировался в лису, он принял человеческое обличье. Все еще демонстрируя невероятную скорость, он поднял меня за руку. Я не знала, было ли его намерение просто вытащить меня из дома или совершить прыжок между мирами здесь и сейчас, но я не дала ему шанса. Я восстановила свои чувства и обратилась к своей магии. Воздух сгустился, и порыв ветра, достойный урагана, откинул его, вместе со значительной частью мебели моих родителей.

Кийо скривился, поднимаясь на ноги и мучительно медленно направляясь небольшими шажками в мою сторону.

— Черт подери! — послышался его крик над ревом ветра. — Останови это!

— Ты останови! — крикнула в ответ я.

Магия горела в моей крови, и не имело значения, насколько слабой стала я из-за беременности, моя мощь намного не уменьшилась.

— Мы даже не знаем, насколько истинно это пророчество! Я уже встречалась с одной такой липовой прорицательницей. Это все может быть напрасным.

Роланд с моей матерью как-то говорили мне, что эти пророчества всегда стоили в Ином Мире десять центов за дюжину, и в определенной степени я это поняла. До нынешнего момента, я никогда не стремилась к тому, чтобы мое не сбылось.

— Но мы этого тоже не знаем! — возразил Кийо.

Я могла видеть раздражение на его лице. Шторм бушевал вокруг меня, только это удерживало его в безвыходном положении, когда как я надеялась, Роланд начал изгнание.

— Мы не можем этим рисковать. Прошу. Прошу, вернись со мной к Майвенн. Мы решим эту проблему.

Я не отвечала и продолжала удерживать бурю. Я не отводила глаз, пристально смотрела на Кийо, но я чувствовала покалывание шаманской магии, человеческой магии, начиналось мерцание. Роланд действительно произносил заклинание изгнания. Кийо опять перекинулся в лисью форму, с этой сверхсилой, он смог протолкнуться через штормовой щит вокруг меня и опять опрокинул меня на пол. Он оставался лисой на этот раз, удерживая меня этой силой. Его зубы прокусили мою руку через рубашку и я заорала от боли. Моя магия дрогнула, и, к моему удивлению, он начал медленно тащить меня через гостиную. Его продвижение остановилось, когда маленький обеденный столик ударил его в спину. Говорю вам, эти столики смертельно опасны. Инстинктивно он обернулся к нападавшему — Жасмин. Он отпихнул ее и она оступилась назад. Рыча, Кийо вернулся ко мне, и у меня появилось неприятное чувство, что мои шансы уменьшились независимо от того, увезет ли он меня отсюда или сразу убьет. Он мог думать по-человечески в лисьей форме, но на мысли влияли животные инстинкты, тем больше, чем дольше он оставался в лисьей форме. Он внезапно отвернулся от меня и перевел свои золотые глаза на Роланда, который твердо стоял на другом конце комнаты с жезлом в руке. Я почувствовала изгнание раньше, благодаря моей подготовке. Теперь заклинание набрало полную силу, и Кийо мог чувствовать его тоже. Оставив меня из-за новой опасности, Кийо бросился прямо на Роланда. Я закричала, когда вся эта животная мощь врезалась в моего отчима, прижав его к стене. Жезл вылетел из руки Роланда. Изгоняющее заклинание распалось. Кийо снова перекинулся в человека, продолжая держать Роланда в захвате. Роланд был сильным, но он не мог сравниться с силой Кийо. Сопротивление было бесполезным.

— Остановите это! — закричал Кийо. — Вы обе!

Его рука давила на шею Роланда. Он начинал задыхаться, так как захват лишал его воздуха. Я немедленно отпустила штормовую магию от себя. Как только я это сделала, я почувствовала, что Жасмин ранее протянула свою силу ко мне без моего осознания этого. Она тоже прекратила владение силой и поднялась с того места, где упала, подошла ко мне и опять встала рядом. Комната выглядела просто ужасно.

— Отпусти его, — прорычала я, понемногу продвигаясь вперед.

Я знала, что не могла вновь победитель Кийо в рукопашном бою, но так же не могла позволить ему причинить вред Роланду.

— Это его не касается. Не делай ему больно.

— Верь мне, — уверил Кийо. — Я не хотел этого делать.

Его темные глаза были вновь человеческими, но в них еще остался дикий проблеск.

— Пойдем со мной, и я освобожу его.

— Пойти с тобой, — решительно произнесла я. — К Майвенн?

— Поблагодаришь меня позже, — сказал Кийо.

Мой разум отчаянно работал. Роланд задыхался. Сколько у него еще есть времени? Действительно ли Кийо убьет его? Я гадала, смогу ли я получить еще один взрыв магии? Еще одна атака ветром? Молнией? Я могла создать контролируемый разряд в помещении, но он, возможно, убьет их обоих. А если я уйду с Кийо... позволив ему отвести меня к Майвенн... все. Оттуда уже не получится сбежать. Роланд выглядел готовым упасть в обморок. Его голубые глаза были сфокусированы на мне, быстро, он бросил взгляд к моим ногам. Я решила, что это было из-за того, что он вот-вот потеряет сознание, но потом я увидела цель в его глазах. Его жезл был у моих ног, в пределах легкой досягаемости. Я не дала понять Кийо, что я заметила. Взгляд Роланда вернулся ко мне, в нем было какое-то сообщение.

— Пожалуйста, — умоляла я, отчаянно соображая, что же Роланд хотел, чтобы я сделала. — Отпусти его.

Я не могла провести заклинание изгнания. Для этого не было достаточно времени. Кийо отпустит Роланда, действительно, но потом я буду вновь атакована. Я честно не знала, как долго будет Кийо играть в пределах безопасных действий. Он пытался принимать "разумные" решения: заставить меня пойти к Майвенн, шантажировать Роландом, и так далее. Рано или поздно, если он действительно верит в угрозу пророчества, он просто избавится от меня. Роланд все еще смотрел на меня, он все еще хотел, чтобы я что-то сделала, что, по его мнению, спасет нас. Он тренировал меня. Конечно, я могу это понять. Я должна. Что может делать жезл? Он отпускает заклинания. Он изгоняет существа, отправляя их из этого мира... Я почувствовала, как округляются мои глаза. Я знала, что он хочет, чтобы я сделала. Это спасет его, я была уверена, Кийо отпустит его и бросится за мной... в Иной Мир. Роланд хотел, чтобы я открыла врата для себя. Я могла это сделать. Это было быстрое заклинание, на которое у меня хватило бы силы. Для вызывания других требовалось больше времени и усилий. Но открыть врата и пройти через них? Это делалось быстро. Допустим, я это сделаю. Осуществить не трудно. Пересечение границы миров без помощи было нелегким делом, я и раньше сталкивалась с проблемами при прохождении врат в последнее время при моей нынешней слабости. Переход вслепую, без помощи мог быть для меня неосуществим. Однажды я уже такое проделывала, и это потребовало уйму силы. И, Боже, как это было больно. Если бы я все же сумела бы это сделать... Я бы вышла из трудного положения и оторвалась от Кийо, а он вынужден был бы оставить Роланда в покое, чтобы дальше преследовать меня. Я бы выиграла время, чтобы сбежать в безопасное место. Единственным предметом, способным сделать это возможным, были якоря в Ином Мире, помогающие втащить меня туда. Если бы я прыгнула без точного пункта назначения, я могла бы попасть в ловушку между мирами и моя сущность раздробилась бы. Черт, это все еще может случиться, но якорь уменьшит эту вероятность. Я не знала свое местонахождение относительно Мира Иного, но ближайший якорь втащит меня, если он работал.

Время выяснить.

Соперничая по скорости с Кийо, одной рукой я схватила магический жезл, другой — руку Жасмин. Решение взять ее с собой только осложняло мою задачу, но бросить ее здесь с Кийо я тоже не могла. С помощью жезла я призвала необходимую магию и открыла врата в Иной Мир. Когда Кийо понял, что происходит и отпустил Роланда, пытаясь схватить меня, то было уже слишком поздно. Я бросилась в отверстие, не отпуская Жасмин, зная, что пространство за нами немедленно закроется, потому что я не могла долго держать личные врата открытыми. Это было настолько же больно, как и в предыдущий раз. Как будто я проламывала собою полы в здании. Ниже, ниже, ниже. Удар, удар, удар. Каждый следующий был мучительнее предыдущего, и с каждой вспышкой боли было чувство, что меня разносит на куски. Кроме себя я вынуждена была подвергнуть этому и Жасмин, вырывая наши души из тел. Позже я почувствовала притяжение. Моя душа направилась ему навстречу, и я почувствовала, как мои кусочки сами собой соединяются и становятся единым целым. И реальное столкновение. Жасмин и я упали на жесткий каменный пол. Настоящая физическая боль. Я уже была ранена при схватке с Кийо, а теперь, когда я пробилась через миры, моя боль перешла на новый уровень. Тошнота поднялась во мне, и я еле удержалась, чтобы меня не вырвало. Я могла слышать хныканье Жасмин, но вокруг все расплывалось, так как мой дезориентированный мозг старался прийти в порядок. Но вот зрение сфокусировалось, цвета и линии стали, наконец, отчетливыми. В воздухе слабо гудела магия, это всегда говорило мне о том, что я невредимой достигла Иного Мира.

И Дориан взирал сверху вниз на меня.

25

— Ох…

Я зажмурилась, когда очередная волна тошноты прокатилась через меня. Контроль, контроль. Через несколько глубоких вздохов, я открыла глаза и встретилась взглядом с Дориана.

— Неожиданно, — сказал он в своей любимой сухой манере. — И нежеланно.

Я сидела у подножия его трона в банкетном зале, который был переполнен. Было время трапезы, но на еду никто не обращал внимания. Они все были на ногах и смотрели вечернее развлекательное шоу, которое неожиданно на них свалилось. Я осмотрелась, размышляя о том, как я здесь оказалась и увидела пружинку, мой якорь в этом мире. Раньше она лежала в отдельной комнате, но теперь лежала на столе, рядом с троном Дориана, где он хранил всякие безделушки, которые могли развлечь его во время скуки. Неудачное место. Хотя у меня не было времени, чтобы размышлять об этом. Я взглянула на Жасмин, она выглядела дезориентированной, как и я, но, кажется, не имела никаких повреждений. Её тело и душа были целы, как я и рассчитывала. Я посмотрела на Дориана и попыталась встать, но мои ноги не послушались и подкосились подо мной. Я начала падать и инстинктивно ухватилась за его одежду. Жасмин с удивительной скоростью перехватила мою руку и поставила меня в вертикальное положение.

— Гостеприимство, — выдохнула я. — Пожалуйста.

Нежелательный комментарий Дориана был напоминанием того, что я не была желанным гостем и нарушала правила, а так же была уязвима для атак в этих стенах. Однако, тот факт, что меня еще не выгнали, был обнадеживающим, и хотя выражение его лица оставалось неизменным, в его глазах были искры любопытства. Он не мог проигнорировать меня в таком положении, просящей его о защите. Не сейчас. Не зависимо от того, как он был на меня сердит, такое положение было слишком непреодолимо для него. Он начал говорить, несомненно готовый добавить пару остроумных шуточек, но был прерван, когда Жасмин схватила его за руку и добавила к моей просьбе свою.

— Пожалуйста. Дайте нам защиту. Быстрей!

Дориан нахмурился не в силах скрыть свое удивление и любопытство.

— Дочери короля Бурь просят у меня защиты после того, как явно дали мне понять, что вовсе не всегда хотят меня видеть. Скажите, почему я не должен вас выгнать или бросить в тюрьму.

Он сделал паузу и задумался.

— Или может быть взять за вас выкуп у вашего народа? Это будет довольно прибыльно, я полагаю.

— Дориан... — начала я.

Вдруг у входа в зал начались волнения. Отряд охранников Дориана ввел Кийо между своими рядами. Я не была удивлена, что он добрался сюда так быстро. Мои царапины привели бы его прямо ко мне и, хотя он не мог перейти прямо в замок, он, вероятно, вышел прямо к воротам.

— Господин, — обратился один из охранников. — Он пытался войти...

Кийо имел ожесточенное, бушующие выражение лица, и никто в этой комнате не сомневался, что он был готов к бою. Охранники Дориана остановили его и сомкнулись вокруг, когда он сделал шаг вперед. У меня было ощущение, что он готов прорваться прямо сквозь них, но разум и страх пока еще сдерживали его. Между тем, взглянув на него, я заставила свои мышцы работать и вскочила на ноги. Жасмин схватила мою руку, помогая мне подняться, и, как один, мы продержались немного так, что бы стоять в одну линию с Дорианом. Мир пошатнулся немного, но я не позволила себе выглядеть слабой. Я не была слабой.

— Избавься от него, — сказала я, стараясь не казаться истеричкой. — Не давай ему гостеприимство, и вышвырни за врата.

— Она здесь изгой, — прорычал Кийо, сжимая кулаки. — И вас это не касается. Отпустите её.

Напряженность и тишина заполнили все пространство, все взгляды были устремлены на Дориана. Ни у Кийо, ни у меня с Жасмин, не было приглашения и защиты во владениях Дориана. У нас не было гарантий безопасности в данный момент. Черт, если Кийо нападет прямо сейчас, им даже не придется вмешиваться. Мы просто станем грандиозным шоу к ужину. Я задавалась вопросом, как хороша будет наша с Жасмин защита и сможем ли мы перейти в моё царство, если Дориан откажет нам в помощи.

Я могла догадываться о мыслях Дориана или скорее об их путанице. Мысль о том, что Кийо мог быть на грани моего убийства, представлялась бессмысленной. Спрашивая, почему не пойти против естественно всезнающего Дориана. Вдобавок, Кийо и я не относились сейчас к его любимым людям. Признание любого из нас означало уступку, на которую Дориан не хотел идти.

— Приветствую вас!

Неожиданно, скрипучий голос заставил меня подпрыгнуть, и даже Дориан вздрогнул немного. Из толпы появилась Мастэра, ее белые волосы извивались позади нее и глаза так велики, как никогда. Она вышла с целью — к моему удивлению и общему — и упала на колени передо мной. Она смотрела на меня, и я ожидала увидеть, обычный рассеянный и сумасшедший взгляд. Вместо этого, я видела страх и восторг. Поклонение, даже.

— Приветствую вас, Рябиновая и Терновая королева. Слава тебе, приносящая жизнь, приносящая жизнь. Я вижу... я вижу жизнь, растущую в тебе, ты мать, которая исполнит пророчество!

Она протянула свою костлявую руку к моему животу, и я отдернулась от её руки.

— Не прикасайся ко мне! — воскликнула я.

— Я вижу это, — заплакала она. — Вы светитесь, Рябиновая и Терновая королева. Вы несете наследника. Вы светитесь с ним.

— Дориан! — воскликнул Кийо, привлекая наше внимание обратно.

Его лицо омрачилось еще больше после слов Мастэры. Раскрытие информации было последним, чего он хотел.

— Отдай мне её! И держись подальше от всего этого!

Я умоляюще посмотрела на Дориана.

— Он убьет меня, — сказала я. — Если ты бросишь меня, он и Майвенн придут за мной. Пожалуйста, окажи нам гостеприимство.

Дориан, как и большинство собравшихся в зале, был потрясен новостью, провозглашенной Мастэрой. Выражение его лица вновь стало нейтральным, но взгляд его глаз был настолько тяжел и проницателен, что я поневоле чуть вновь не упала на колени.

— Это так? — спросил он, понизив голос так, что, вероятно, только Жасмин его расслышала. — Ты, в самом деле, беременна?

Уже не было смысла лгать или притворяться. Поэтому я ответила быстрым кивком. Его следующий вопрос чуть не разбил мне сердце. Он так старался сохранить свой голос ровным и сильным, но я слышала перепады, тоску и отчаяние.

— Есть ли шанс, что это...

Он не смог закончить, но и не нужно было. Он хотел знать, был ли он отцом. Миллион мыслей пронеслось в голове. Было бы все по-другому, если бы мы действительно имели половое сношение в последний раз, когда мы были вместе? Забеременела бы я от него, а не от Кийо? Может быть. Может быть, и нет. Секс не всегда приводит к беременности, особенно с джентри.

— Нет, — произнесла я тихо.

Дориан пытался вернуть свое спокойствие, и удивительная волна сожаления и скорби наполнила меня в ответ на кавалькаду эмоций, которые должны были идти через него. У него не было причины помочь мне, не после того как он узнал обо всех моих изменах. И конечно не той, которая носила ребенка от другого мужчины.

— Пожалуйста, — взмолилась Жасмин.

Её серо-голубые глаза были большими, и в них сквозило отчаяние. Я никогда не видела её такой кроткой и смирной. И я, конечно, не ожидала увидеть её говорящей от моего имени.

— Пожалуйста, помоги нам. Пожалуйста, дай нам гостеприимство. Ваше Величество.

Мои глаза по-прежнему были прикованы к Дориану, а сердце ныло от боли, которую я ему причинила. В стороне я слышала Кийо, снова предупреждающего Дориана.

— Это только между мной и Эжени. Отдай её мне и это закончится. Если ты этого не сделаешь, то сюда прибудет Майвенн, и бог знает кто еще.

— Мне жаль, — сказала я Дориану, мой голос был еле слышен. — Мне жаль.

— Пожалуйста, — овторила Жасмин, готовая заплакать. — Гостеприимство.

Весь мир зависел от Дориана. Все затаили дыхание. Затем, внезапно, он отвернулся от меня.

— Конечно, — сказал он решительно. — Дочери Короля Бурь находятся под моей защитой. Удалите кицуне, и больше не позволяйте ему входить.

Гвардейцы были в движении почти до последних слов Дориана. Множество их проскользнуло в комнату в последнюю минуту или около того, и это было положительным моментом. Они крепко держали Кийо, а он стремился вырваться из их рук. Стражники старались вытащить его назад из комнаты, но мало в этом преуспели, а он отбивался изо всех сил. Он был силен, просто безумно силен, и мне страшно было даже думать о том, что было бы, если бы он забрал меня с собой в таком ослабленном состоянии.

— Дориан! — заорал Кийо, до сих пор боровшийся с захватом охранников. — Не делай этого! Ты еще пожалеешь об этом!

Дориан вернулся к своему нормальному лаконичному образу.

— Ты будешь обращаться ко мне «король Дориан» или «Ваше Величество», — сказал он. — И не посмеешь ослушаться меня в моем доме.

Пол задрожал, и я услышала, как все присутствующие затаили дыхание. С тревогой я вспомнила праздный комментарий, сделанный Дорианом однажды, что он может разрушить замок рядом с нами, если он того захочет. Стены стояли неповрежденными, но большой кусок каменного пола разрезала трещина, это вызвало много воплей ужаса. На моих глазах каменная плита видоизменялась и растягивалась, а потом полетела по воздуху прямо к Кийо. Она обернулась вокруг его тела, прижимая к нему руки, в качестве магической смирительной рубашки. Неудивительно, что Кийо прекратил сопротивление, но его крики не прекращались.

— Эжени! Ты не знаешь, что ты делаешь! Это не конец! Эжени!

— Уведите его, — приказал Дориан бесстрастно. — Немедленно. Если он будет сопротивляться или трансформируется, убейте его.

Охранники поспешили подчиниться в то время, как Кийо кричал и продолжал возмущаться по поводу меня, Дориана и мира. Я надеялась, что они будут действовать быстро, потому что Дориан уже был на грани. Если Кийо превратится в лису, то он выскользнет из каменной клетки. Правда он должен был бы превратиться в небольшую лисицу, которая не могла бы принести много вреда, но все же. Было бы намного лучше для все нас, что бы Кийо находился вне стен замка. Охранники удалились и волнения улеглись. Жасмин обратилась к Дориану.

— Вам следует в любом случае убить его, — сказала она решительно.

Это была её обычная реакция.

Тень улыбки промелькнула по лицу Дориана, хотя глаза все еще оставались жесткими.

— Ты почти так же очаровательна, как и твоя сестра, — заметил он. — Не имеет значения, насколько я недоволен вами обеими прямо сейчас, но я признаю, что с вами определенно интересно. И вскоре станет еще забавнее.

Это уже относилось ко мне.

— И если ты думаешь, что выиграла войну ранее, то ты еще ничего не поняла, моя дорогая. Ты доставила мне совсем немного проблем.

Я едва слышала его. Адреналин в моем теле начал заканчиваться, и боль от борьбы с Кийо, а затем от вынужденного перехода, начала возвращаться. Я почувствовала себя больной, и все вокруг вновь начало вращаться.

— Прости, — успела сказать я Дориану до обморока.

26

— Итак, позволь мне убедиться, что я понял все правильно.

Я вздохнула и перешла на кровать, зная что Дориан затеял этот разговор лишь для того, чтобы поставить меня в неловкое положение, ему нравилось смотреть как я выкручиваюсь.

— Ваши технологии позволили тебе узнать, что у тебя будет мальчик и девочка, когда они еще не рождены, и позволили тебе услышать их сердцебиения, — продолжил он. — Но некоторые лекарства, необъяснимым образом полностью нейтрализовали другие, которые ты принимаешь, чтобы предотвратить беременность.

— Принимала, — пробормотала я.

Дориан откинулся на спинку бархатного стула, изображая на лице чрезмерно драматические размышления. После обморока меня проводили в гостевую комнату, приличествующую моему статусу — хороший признак, так как «гостеприимство» просто означало защиту, не обремененную никакими договоренностями. Она была, конечно, не так красива, как у Дориана, но матрац был таким же толстым и мягким, а зеленый бархат полога сочетался с тяжелым парчовым покрывалом на кровати. Мне было так плохо, что я, честно, была готова просто свернуться калачиком где-нибудь на полу. Я проснулась уже около часа назад, одна в огромной комнате, если не считать Дориана.

— Какой очаровательно сумасшедший поворот событий, — вслух размышлял он, потирая подбородок. — Если ты ожидала, что Железная Корона испугает людей, просто подожди, пока разлетятся слухи. Которые, без сомнения, уже имеют место.

Я накрыла лоб рукой.

— Разве уже не достаточно плохо то, что я ношу ребенка из пророчества, будущего завоевателя мира? А как же все политические последствия?

— Потому что ты носишь ребенка из пророчества, будущего завоевателя мира. Это в людской натуре — жаждать сильных ощущений.

— Я думала, что почти все хотят победить человеческий мир.

— Большинство, — согласился он. — Но не все. Особенно те, кто, увидев, как далеко ты зашла в своих достижениях, может бояться, что ты сначала завоюешь этот мир.

Я перевернулась на бок, чтобы лучше его видеть. После недавнего спектакля, Дориан замаскировал все свои чувства по поводу моей беременности, переключаясь в режим хитрого правителя.

— Но не ты, — сказала я. — Ты всегда бы благосклонен к этому — к исполнению пророчества.

— Я никогда не делал из этого секрет, — согласился он. — С того самого момента, как мы познакомились.

По крайней мере, это было правдой. Он испытывал это желание, когда мы встречались, но я не обращала на это внимание.

— Вместо этого, ты держал другие секреты, — выпалила я.

Он не ответил, но его зелено-золотые глаза все внимательно взвешивали.

— Да. Да, у меня были секреты. Секреты, о которых я сейчас сожалею.

Это заставило меня замолчать на несколько минут. Я не ожидала извинений. Что-то во мне смягчилось к нему.

— Правда?

— Если бы я не обманул тебя на счет Железной Короны, — объяснил он, — мы все еще были бы вместе.

Я просто смотрела. Та часть меня, что никогда не переставала любить его, оживилась. Было трудно слушать его исповедь в своих чувствах, признавая то, что между нами было что-то более важное, чем его план интриг. Это было новое понимание Дориана, которое удивляло... и нравилось мне.

— И если бы мы оставались вместе, — продолжал он, — я был бы счастливым обладателем последствий этой лекарственной неудачи.

Слишком много для осознания новых реалий. Со вздохом я развернулась.

— Конечно. Конечно, это подлинный источник твоих сожалений. Ты не хотел начинать революцию.

Я слышала, как он встал и сел рядом со мной на кровать. Несколько секунд спустя, он нагло лег рядом. Я передвинулась, чтобы освободить место.

— Это больше чем революция, — сказал он. — Я же говорил тебе во время нашей первой встречи, что я хочу иметь детей от тебя, несмотря ни на какое пророчество.

— Я не уверена, что часть "от меня" все еще актуальна.

Дориан дотронулся до моей щеки и повернул мое лицо к своему.

— Ты действительно веришь в это? Ты веришь, что мои чувства к тебе настолько малы, что то, что ты была бы матерью моего ребенка, было бы важнее мира?

Я начала поправлять его насчет миров, но мне показалось это мелким.

— Я не знаю, во что я верю, — честно ответила я. — Я не знаю есть ли у меня силы и мотивация, чтобы проанализировать наши отношения, чтобы понять что делать дальше.

Я положила руку на живот. Глаза Дориана проследили за движением и были очарованы.

— Несмотря на твой глупый выбор отца, это...

Он протянул руку к моему животу, но потом убрал ее.

— Это чудо. Это осуществление пророчества. Это жизнь. И на самом деле, Кийо больше не имеет к этому отношения. Он потерял какие-либо права на этих детей. Теперь они твои и только твои.

Мои пальцы, лежащие на животе, напряглись, не страдальчески, а скорее, в собственническим жесте. Мой взгляд расфокусировался.

— Я до сих пор не могу в это поверить. Я не могу поверить, что он так легко отказался от своих детей. Что он так легко отказался от меня...

— Я сомневаюсь, что это было легко. Тебя потерять не легко.

В этом была небольшая нотка горечи.

— Но его несогласие с пророчеством оказалось слишком велико. Тогда как моя поддержка достаточно сильна, чтобы защитить тебя, несмотря на твое предательство, и вступить в безумное будущее.

Предательство? Я начала было говорить ему, что он последний, кто может обвинять кого-либо в этом, но прикусила язык.

— Будут ли люди думать, что ты сумасшедший, чтобы сделать это?

— Едва ли, — он насмешливо фыркнул. — Большинство будет думать, что они мои дети, и этого, в любом случае, будет, как ни странно, достаточно.

Но никто в зале, кроме Жасмин, не слышал нашего краткого разговора с Дорианом об отцовстве. Я нахмурилась.

— Иногда мне кажется, что Кийо тоже так считает.

— Они и в самом деле могут быть моими детьми.

Сначала я подумала, что это была шутка, но весь юмор исчез с его лица.

— Я не думаю, что ты полностью понимаешь, что такое генетика.

— Я понимаю что воспитание детей больше, чем просто кровь, — сказал он, все еще всерьез. — И как я уже говорил, он отказался от них и осознает ситуацию. И если он, и остальные сомневаются в отцовстве детей, так это к лучшему. Просто объяви меня отцом. Сделай это поскорее, и, по нашим законам, дети, фактически, будут моими.

Что-то в этом заставило меня встревожиться.

— Что ты имеешь в виду под словом «фактически»?

Он пожал плечами немного более небрежно.

— Титулы. Престиж. Защита. Наследование, если кто-нибудь будет достаточно сильным, чтобы править королевством. Согласно пророчеству, твой сын таким будет.

— Я не знаю, — ответила я.

Возможно, была выгода действовать сообща в этом виде джентрийского «усыновления», но я чувствовала, что Дориан умолчал о некоторых вещах — о своей личной выгоде. Он был все еще расстроен из-за меня. Он не любил Кийо. Я не видела причин, по которым он сделал бы это.

— Я должна подумать.

— Думай поскорее, — сказал Дориан. — Вскоре все придет в движение, особенно, как только мы вернем тебя обратно в твои земли.

— Зачем? — спросила я его. — Зачем ты хочешь заявить о своих правах на чьих-то там детей? Я так понимаю, что осуществляю твое желание увидеть воплощение пророчества, но ты не обязан делать этот дополнительный шаг.

— Возможно, чужие дети лучше, чем никаких, — сказал он.

Это было еще одно необычное высказывание от него, опять неожиданное. Оба философские и трогательные. Почему-то я все еще искала здесь подвох. Это не было из-за любви ко мне. Уже нет. Он снова протянул руку к моему животу и на этот раз не отвел ее, хотя убедился, что моей не касается.

— Разреши мне задать тебе вопрос, — сказал он, когда я не ответила. — Почему ты предпочла сохранить этих детей? Ты побоялась дьявольской процедуры, используемой вашими людьми, чтобы убить жизнь? Или ты не смогла бы жить с кровью дочери на своих руках?

Мой ум перемотал обратно тот день у врача. Тот день? Вот черт. Это было сегодня в обед. Столько много всего случилось, что, кажется, прошли недели с тех пор. Мое ужасное испытание с Кийо затуманило память, но сейчас я вспомнила процедуру узи, картина увиденного и звуки стали такими живыми и реальными, как будто я испытывала их снова.

— Я слышала их сердцебиения, — выдала я наконец. — И я видела их.

Ну, в некотором роде. Эти пятна на мониторе до сих пор были для меня некоей абстракцией, но это мое мнение было в данный момент неуместно.

— И когда я...

Я попыталась объяснить свои чувства.

— Я только... Я просто их захотела. Обоих. Независимо от обстоятельств.

Медленная незнакомая улыбка скользнула по лицу Дориана:

— Это, — заявил он, — самая джентрийская вещь, которую я когда-либо от тебя слышал.

Обычно я дразнила его, говоря «джентри» вместо «сияющие». Сейчас это было одной из его ошибок, которые он допускал рядом со мной. Однако, смысл его слов был более важным.

— Это смешно.

— Это не так. Люди делают разные вещи. Они проживают жизнь беззаботно. Честно говоря, после всего этого времени я начинаю думать, что ты больше человек, чем джентри.

— Не хотелось говорить тебе, но так и есть, — сказала я.

Дориан разлегся более комфортно, переместил свою руку на моем животе так, чтобы она лежала поверх моей, слегка приобнял. Это было так по-собственнически, что в моих глазах было равноценно его падению на колени.

— А ты, моя дорогая? Твоя философия так похожа на мою. Ты носишь ребенка, который, как утверждают, поработит человеческий мир — мир, в который ты какое-то время не сможешь вернуться, понимая, что там кицунэ имеет преимущество. Тебе безопаснее будет в этом мире, где, я хочу добавить, ты правишь не одним, а двумя королевствами. Это, — произнес он торжественно, — делает тебя, по моему убеждению, больше джентри, нежели человеком.

Я отвернулась, не желая встречаться с ним взглядом из-за сводящего меня с ума ощущения, что он был прав.


home | my bookshelf | | Железная корона |     цвет текста   цвет фона