Book: Секрет волшебницы Виллины



Секрет волшебницы Виллины

Сергей Сухинов

Секрет волшебницы Виллины

Купить книгу "Секрет волшебницы Виллины" Сухинов Сергей

Награды

В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ.


5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу».

Дорогие дети всех возрастов!

Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский.

Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского.

Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь?

К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было.

Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя.

Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Л.Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым.

Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет!

А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце.

В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства!

До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем!

Сергей Сухинов
Секрет волшебницы Виллины

Часть первая

Монстры подземного царства

Секрет волшебницы Виллины

Глава первая

Летающая звезда

С замиранием сердца Элли следила за тем, как яркая звезда приближалась к Изумрудному городу. Вскоре она превратилась в облачко – но почему-то на этот раз оно было не розового, а золотистого цвета.

Король Гуд, обладающий более острым зрением, озадаченно пробормотал: «Это не Стелла…» – и инстинктивно сжал рукоять своего топора.

Элли облизала пересохшие губы. Неужели сейчас она увидит Виллину? Больше пятидесяти лет Элли не видела старую волшебницу. Не раз там, в Большом мире, она вспоминала мудрую правительницу Желтой страны. Несмотря на простоту и добродушие, Виллина казалась ей даже более загадочной, чем Стелла. Старая волшебница всегда появлялась в самый нужный момент, помогая своим молодым друзьям то чародейством, то разумным советом. Исчезала она также неожиданно, как и возникала. Умение Виллины мгновенно переноситься с места на место поражало даже видавших виды жителей края Торна. Еще более удивительным был ее дар предсказывать будущее. Именно Виллина некогда встретила Элли у пещеры Гингемы и посоветовала растерянной девочке направиться в Изумрудный город по дороге, выложенной желтым кирпичом. «Великий Гудвин вернет тебя в Канзас, если ты поможешь трем существам выполнить их заветные желания», – сказала старая женщина, ласково глядя на Элли. Так все и случилось – и Элли обрела трех замечательных друзей: Страшилу, Железного Дровосека и Льва.

Много позже, повзрослев, Элис Смит не раз задумывалась о многих вещах, на которые в детстве не обратила внимания. Почему Виллина послала ее в долгий и опасный путь? Вряд ли могущественная чародейка не знала о волшебных свойствах серебряных туфелек, найденных Элли в пещере Гингемы. А может, правительница Желтой страны просто не хотела, чтобы гостья сразу же улетела к себе домой в Канзас? Так или иначе, путешествие четырех друзей многое изменило в Волшебной стране. Великий обманщик Гудвин улетел за Кругосветные горы, злая Бастинда погибла, а Зеленая и Фиолетовая страны обрели новых правителей: Страшилу и Железного Дровосека. Не этого ли хотела Виллина?..

Не менее странным казалось и то, что Виллина никогда не приглашала друзей к себе в гости. Элли знала только, что в Желтой стране Мигуны, Жевуны, Болтуны и Марраны не живут. Но кто же?..

И вот сейчас, много-много лет спустя, все эти тайны могут быть раскрыты. «Но прежде, – решила Элли, – я обниму и расцелую старую женщину – ведь она дважды за последние дни спасала мне жизнь!»

Когда золотистое облачко подлетело еще ближе к стенам города, Элли не сдержала разочарованного восклицания.

Виллина не прилетела! На облаке стоял незнакомый мальчик с суровым, немного надменным лицом и большими серыми глазами. Он был плотного телосложения и явно обладал незаурядной силой. Одет он был в бронзовые доспехи и остроконечный шлем. С широких плеч свисала роскошная лисья шкура. На поясе висел меч.

Рядом с незнакомцем находились два необычных существа. Высокий куст с длинными, гибкими ветвями, густо усеянными острыми шипами, и толстый, приземистый пень. Как ни странно, оба они были живыми! Куст раскачивался из стороны в сторону, то сжимая, то распуская свои цепкие ветви. Пень же время от времени подпрыгивал вверх, отталкиваясь от облака короткими узловатыми корнями.

Элли не верила своим глазам. Много чудесного повидала она в краю Торна, но живых растений встречать не приходилось.

– А это еще кто? – удивленно спросил Страшила. – Дровосек, ты их знаешь?

Король недоуменно пожал плечами.

Толпа, собравшаяся на лужайке перед воротами замка, затихла. Все смотрели на медленно плывущее по небу облако. Сержант Понт на всякий случай подмигнул своим солдатам, и те побежали к стоявшей на опушке леса баллисте. Кто знает, что за гости их посетили?

Наконец облако снизилось к стене города. Мальчик в доспехах и лисьей шкуре окинул пытливым взглядом Страшилу и Дровосека. Чуть улыбнулся, заметив медвежонка Тома и крошечного Дрома, а затем перевел взгляд на фею Изумрудного города. Похоже, девочка в ослепительном платье и золотой короне поразила его, поскольку он внезапно покраснел. Запинаясь, он спросил басистым голосом:

– Что-то я не пойму… Ты Элли или королева Корина?

– Я – Элли, – ответила девочка.

– Странно… Виллина совсем иначе тебя описывала.

– Виллина?! – радостно воскликнула Элли. – Так это она послала тебя в Изумрудный город?

Мальчик кивнул и улыбнулся. Однако, спохватившись, вновь принял надменный вид. Горделиво подняв голову, он произнес:

– Меня зовут Алмар, я воин Желтой страны. Волшебница Виллина приветствует тебя, фея Элли, и приглашает в свой дворец.

– А почему же она сама не прилетела? – с подозрением спросил король Гуд. – Мы все были бы рады увидеть мудрую правительницу Желтой страны.

Мальчик помрачнел.

– Она… Она неважно себя чувствует.

– Виллина заболела? – с тревогой спросила Элли. Алмар нахмурился.

– Правительница нашей страны – не обычный человек и никогда не болеет, – резко возразил он. – Причина ее недомогания в другом…

Элли понимающе кивнула. Дважды за последние дни Виллина передавала ей часть своей волшебной силы. Это не могло не сказаться на состоянии пожилой женщины.

– Так ты летишь или нет, Элли? – нетерпеливо спросил Алмар.

Девочка без колебаний ступила на облако. Оно мягко прогнулось под ногами, словно Элли стояла на мягкой пуховой перине. Том немедленно последовал за ней. И сразу же упал, но вставать не стал – лежать на пушистом облаке было очень приятно.

Переглянувшись, Страшила и Дровосек также шагнули вперед. Алмар предостерегающе поднял руку, недобро поглядывая на механического человека. Живой куст сразу же пришел в движение. Быстро перебирая короткими корнями, он подбежал к краю облака и стал угрожающе размахивать шипастыми ветвями.

– В чем дело, Алмар? – недоуменно спросила Элли. – Это же давние друзья Виллины – Дровосек и Страшила! Она будет рада увидеть их.

– Может быть и так, – нехотя согласился мальчик, ревниво оглядывая могучую фигуру короля. – Только облако этого железного громилу не удержит. Страшила – еще ладно, он как-никак сделан из соломы. А Дровосек пусть останется!

Элли хотела было запротестовать, но передумала. Конечно же Алмар лукавил. Точно такое же облако Стеллы запросто удерживало огромного Льва, так что вес Дровосека здесь был ни при чем. Скорее всего, дело было в мощном облике короля-воина. Перед ним даже закованный в доспехи Алмар казался ребенком.

– Хорошо, пусть король Гуд останется, – согласилась она. – И Дром тоже. Дровосек, милый, не обижайся! Кому-то же надо остаться в Изумрудном городе, пока я буду отсутствовать! А вдруг Корина вздумает вернуться со стаей драконов? Не очень-то я доверяю этой колдунье. Король нехотя согласился:

– Ладно. Передай от меня привет правительнице Желтой страны. Скажи, что я буду рад ее увидеть в Фиолетовом дворце.

Страшила обнял друга и быстро перебрался на облако.

Толпа внизу загудела. Никто толком не расслышал, о чем шел разговор. Народ встревожился, особенно жители Зеленой страны. Только они обрели новую покровительницу, а она уже собралась куда-то улетать! А как же праздник по случаю победы? Кто устроит для них чудесный фейерверк? Кто исполнит все их желания, как это делала в дни карнавалов королева Корина? Хоть она была не очень-то доброй правительницей, но все же в такие дни не забывала о своих подданных.

Поняв, чем вызван недовольный ропот толпы, Элли подошла к краю облака и подняла руку. Шум тотчас стих.

– Простите, мои дорогие друзья, за то, что мы со Страшилой покидаем вас в этот радостный день! – звонко воскликнула она. – Нас ждет Виллина. Эта добрая и могущественная волшебница много сделала для нашей общей победы. Мы летим, чтобы поблагодарить ее. Но и не только за этим. Не забывайте о наших новых друзьях из Большого мира. Они до сих пор находятся в пустыне, в плену Черных камней! Надеюсь, Виллина поможет мне снять заклятие Гингемы.

– А фейерверк? – перебил ее кто-то из толпы. – А дождь из конфет и пирожных?

Элли улыбнулась. Она впервые ощущала себя настоящей феей и потому рискнула. Подняв руку, она мысленно представила, как небо зажглось водопадом разноцветных огней. Тотчас блеск солнца померк среди вспышек фейерверка. В голубом небе появились зеленые драконы, искрящиеся парусные корабли, фантастические деревья. Их радужные ветви были усеяны пирожными, конфетами и фруктами. Вскоре в воздухе начался настоящий конфетопад. Солдаты и горожане сразу же забыли обо всем бросились ловить сладости.

Праздник начался.

– Пусть этот фейерверк продлится до завтрашнего утра, – прошептала Элли. – Прошу тебя, Виллина, помоги мне еще раз. Ведь я знаю, что это ты творишь все мои чудеса.

Вскоре летающее облако покрыл слой конфет и леденцов. Том подобрал упавшее рядом бисквитное пирожное и попытался откусить от него кусочек. Увы, он не смог этого сделать – ведь Том был всего лишь игрушкой.

– Надо будет попросить Элли, чтобы она сделала меня настоящим медвежонком, – пробормотал он, с огорчением глядя на ковер из сладостей.

Алмар с презрением столкнул ногой вниз несколько конфет, хотя ему очень хотелось попробовать их. Но разве может воин вести себя, словно мальчишка!

– Пора лететь, пока облако еще держится в воздухе, – проворчал он. – Кустар и Пеняр, займитесь этим дурацким балластом!

Куст и пень тотчас стали очищать облако от сладкого груза. Страшила энергично принялся им помогать, не забывая украдкой наполнять карманы. Он знал, что Элли обожает сладости и намеревался вечером устроить ей сюрприз.

Золотистое облако медленно поднялось в небо. Провожаемое восторженными криками солдат и горожан, оно полетело на север, к Желтой стране. Но Элли сейчас смотрела в противоположную сторону, туда, где среди гор находился перевал. Где-то там, за Кругосветными горами, среди пустыни томились в ловушке сказочные существа. Как разомкнуть кольцо из Черных камней? Подействует ли там, за пределами Волшебной страны. Главное заклинание Торна?..

«Виллина обязательно посоветует что-нибудь, – подумала Элли. – Не может быть, чтобы добрая и мудрая чародейка не пришла нам на помощь!»



Глава вторая

Землетрясение

Облако быстро летело над Зеленой страной. Внизу проплывали возделанные поля, сады, рощи. Кое-где были видны дома с остроконечными зелеными крышами. Фермеры, работавшие на своих полях, провожали золотистый «корабль» изумленными взглядами. Деревенская ребятня неслась вслед за тенью облака, что-то восторженно крича и размахивая руками.

Страшила приветливо махал им шляпой и раскланивался.

– Мы летим к Виллине, граждане Зеленой страны! – кричал он, указывая тростью на север. – Да здравствует Элли, фея Изумрудного города! Ура-а-а!

Но его слова никто не слышал – облако летело слишком высоко.

Тому надоело лежать. Осторожно перебирая лапками, чтобы не упасть (в этом он был мастер), медвежонок пошел знакомиться со странными растениями.

– Привет, – дружески сказал он, протягивая мягкую лапку. – Я Том, меня сделал дядюшка Роберт из первосортных дубовых опилок и замечательного плюша, снятого со старого кресла.

Кустар презрительно сплел ветви, демонстративно не замечая протянутой к нему лапки. Пеняр же оказался более добродушным существом. Чуть ниже его плоского затылка кора внезапно раздвинулась. На медвежонка уставился желтый круглый глаз, похожий на сучок. Пеняр поднял один из своих узловатых корней и осторожно протянул Тому. Медвежонок с чувством потряс его.

– Рад познакомиться, – улыбаясь во весь рот, сказал он. – Вы случайно не дубовый пень? Давно, понимаете ли, ищу близких родственников.

Пеняр замигал, но ничего не ответил.

– Не дубовый, а сосновый, – холодно промолвил Алмар. – Неужели не видно? Кстати, ни Кустар, ни Пеняр разговаривать не умеют.

– Жаль, искренне жаль, – сказал подошедший к мальчику Страшила. – А ты не пытался нарисовать им рты? Алмар покачал головой.

– Вот еще! – возразил он. – Не хватало мне только с утра до вечера слушать их болтовню! Оба они – воины, а солдатам много разговаривать ни к чему.

– Не думала, что в Желтой стране есть армия, – заметила Элли, с любопытством глядя на сурового мальчика, – Интересно, откуда вы там появились?

– Это долгая история, – уклончиво ответил Алмар. – Виллина сама тебе все расскажет – если захочет. Смотри, мы уже над Желтой страной!

Элли посмотрела вниз. Между Зеленой и Желтой страной не было никаких четких границ, и все же даже невооруженным глазом было заметно, где начинаются Владения Виллины. Зеленое море полей, лесов и рощ внезапно перешло в такое же, но уже золотистое море. Казалось, северная часть края Торна находилась в плену у вечной осени. Зато цветы переливались всеми цветами радуги – таких Элли прежде нигде не видела. Яркое летнее солнце несколько потускнело, а небо из голубого стало мутно-зеленым.

Однако самым удивительным было другое – нигде не было видно ни деревень, ни отдельных хуторов. Леса сменялись бескрайними полями, и ни один клочок земли не был возделан. Порой внизу проплывали большие сады, но и они выглядели дикими и неухоженными. Приглядевшись, Элли заметила, что на траве между деревьями лежат целые груды зрелых яблок и груш. Ими лакомились бесчисленные птицы.

– А где же пшеничные поля? – недоуменно спросил Страшила. – Что-то я не вижу ни одного нашего брата-пугала. Вот небось здесь воронам раздолье! Клюй себе колосья с утра до вечера без забот и хлопот.

Алмар хотел что-то ответить, но промолчал. А простодушный Изумрудик продолжал болтать, не обращая внимания на укоризненные взгляды Элли.

– Сколько лет живу в этом краю, а в Желтой стране не бывал. Как-то раз мы с Дровосеком пытались навестить Виллину – так, по-свойски, по-соседски, да ничего у нас не вышло. Вроде шли все время на север, а оказывались почему-то то в Голубой стране, то в Фиолетовой. Один старик Мигун взялся провести нас в Желтую страну звериными тропами. Вместо этого мы очутились в каких-то болотах. Вокруг трясина, туманы, грибы огромные… Жуть! Дровосек в конце концов завяз по грудь – насилу его вытащили… Так и вернулись, несолоно хлебавши.

– Помолчи, Изумрудик, – не выдержав, прервала его Элли. – Разве ты не понимаешь, что в этой стране не любят непрошеных гостей?

– По-моему, здесь и прошеных не очень-то привечают, – проворчал Страшила, искоса поглядывая на невозмутимого Алмар. – Смотрите, дворец!

Впереди, за цепью округлых озер, появился огромный луг. Он был устлан ковром из голубых, розовых, фиолетовых и зеленых цветов. Посреди луга, в кольце из фруктовых деревьев, возвышался Желтый дворец. По размерам он хотя и несколько уступал Изумрудному, но был куда изящнее. Центральную часть здания венчал купол, выложенный янтарными черепицами, а оба боковых крыла – многоступенчатые башни из перламутра. Все три этажа были украшены множеством балконов с ажурными оградами. Лестница, ведущая к парадному входу, была закрыта аркой из вьющихся растений с крупными белыми цветами.

Сердце Элли взволнованно забилось. Скоро она увидит дорогое лицо и сможет поцеловать руки старой волшебницы!

Страшила был настроен менее сентиментально. Его очень озадачило то, что, пролетев почти полстраны, он не заметил ни единого пшеничного поля. «Неужели здесь нет ни одного пугала? – бормотал он, осуждающе качая головой. – Что же здесь тогда вообще есть?» Что касается Тома, то медвежонок ни о чем не думал, а только таращил на дворец свои разноцветные пуговичные глаза.

Алмар что-то тихо произнес. Облако повисло над центральной аллеей, ведущей к дворцу, а затем стало медленно опускаться. Лицо у мальчика сделалось озабоченным, и Элли заметила это.

– Что-то случилось? – спросила она. Алмар огляделся и пожал плечами.

– Не пойму, в чем дело, но что-то не так… Неожиданно ему на помощь пришел Страшила.

– А где же вороны? – недоуменно спросил он. – Когда я был правителем Изумрудного города, то покоя не знал от гомона этих дерзких птиц. Одна до того обнаглела, что залетела в Тронный зал и едва не утащила ключ от казны. Ну, я тогда и задал ей жару!

Алмар хлопнул себя по лбу.

– Точно! – воскликнул он. – Я не вижу ни одной птицы! Раньше их вокруг дворца было видимо-невидимо, а теперь все словно вымерли! И лесных зверей что-то незаметно, даже любимцев Виллины – ланей…

Элли почувствовала, как сердце ее тревожно сжалось. Нет, ничего особенного она не заметила. День был как день, солнце спокойно сияло на небесах, и его лишь изредка закрывали перистые облачка. Ничто не предвещало ни бури, ни сильной грозы – почему же тогда попрятались все птицы и животные?

Золотистое облако опустилось на землю и растаяло.

– Почему нас никто не встречает? – спросил Том. – Небось не каждый день сюда феи да говорящие игрушки прилетают.

Страшила поддержал его:

– Верно, а где народ? Я готов произнести речь – Элли знает, какой я крас-но-ре-чи-вый! Неужели у Виллины нет даже слуг?

Алмар слегка улыбнулся.

– Почему же? Есть, целых четыре. Только вряд ли их можно назвать слугами.

– Четыре? – удивился Страшила. – А сколько у нее придворных?

– Столько же, – ответил Алмар. – И это те же самые люди.

– А сколько у нее подданных? – спросил пораженный Страшила, но в этот момент парадная дверь медленно отворилась, словно сама собой.

Страшила подбоченился, взял Элли под руку и зашагал по аллее. Он уже забыл, что давным-давно вновь стал простым пугалом. Бывший хозяин Изумрудного города соскучился по роли мудрого правителя, а еще больше – по пышным балам и долгим, витиеватым речам. Долгие годы соломенный человечек простоял посреди пшеничного поля, в окружении ворон и сурков. Он не раз дарил им плоды своего несравненного красноречия – но что толку? Неблагодарные создания слушали его тирады и одновременно закусывали отборными зернами, не испытывая никаких угрызений совести. То ли дело Виллина! Это же самая настоящая чародейка. Разве один мудрый правитель не захочет выслушать другого мудрого правителя, пусть и бывшего?

Алмар шел чуть позади гостей, настороженно глядя по сторонам. Вдруг он крикнул:

– Стойте!

Элли и Страшила оглянулись. Том, которого девочка держала на руках, недовольно заворчал:

– Ну вот, начинается: то иди, то стой!

Алмар поднял повелительно руку, и медвежонок умолк.

– Кустар, Пеняр! Мне показалось, что земля чуть-чуть вздрогнула!

Живые растения тотчас зарылись корнями в землю и замерли на мгновение. Затем Пеняр пулей взлетел вверх, словно чего-то испугался, а Кустар замахал ветвями. Элли показалось, что колыхание веток напоминает движение рук глухонемых людей во время «разговора». Как бы там ни было, но Алмар явно понял, о чем хотел сказать Кустар. Брови его изумленно взметнулись.

– Не может быть! – воскликнул он. – Нужно немедленно предупредить Рохана! Виллина может попасть…

И тут земля дрогнула. Страшила упал, выронив трость. После второго, еще более сильного толчка за ним последовала и Элли. Она испуганно вскрикнула, не понимая, что происходит. Что же касается Тома, то медвежонку падать было не привыкать. Ударившись макушкой о дорогу, он покатился кувырком, не переставая болтать:

– Недурно, недурно, давно я так не падал. Ого, как трясется земля! Интересно, кто ее раскачивает?

– Бежим! – закричал Алмар, который сумел с помощью Кустара удержаться на ногах.

– Куда? – вопросил Страшила, безуспешно пытаясь подняться. – Во дворец?

– Ты что, нас там засыплет! Пеняр, помоги Элли! Мальчик заметался, не зная, что предпринять. Душа тянула его во дворец, где оставалась Виллина. Здравый смысл говорил другое: к зданию приближаться нельзя. Подземные толчки следовали один за другим, и сила их заметно возрастала. Только Пеняр и Кустар удерживали друзей на ногах – оба врылись корнями в почву так, что опрокинуть их было невозможно. Зато деревья в аллее и окружавших дворец садах не выдержали и с оглушительным стоном и треском стали валиться на землю. Возле Элли рухнула серебристая ель, больно поцарапав ей руку колючей веткой.

Желтый дворец выстоял, хотя почти все его окна лишились стекол и часть балконов обрушилась. Ведь он был Построен могущественной волшебницей и мог выдержать многое. Многое – но не все.

После очередного, самого сильного толчка земля как-то странно задрожала. И дорожку, ведущую к парадному входу, разрезала извилистая трещина. Алмар и гости Желтой страны едва успели отпрыгнуть, иначе они провалились бы в разверзнувшуюся пропасть. Расщелина, словно черная змея, стремительно подползла к дворцу и расколола его пополам, как бисквитное печенье. Обе части здания разошлись на несколько десятков футов, и тотчас из глубины расщелины поднялись клубы едких, белесых испарений. А по огромной поляне побежали трещины, раскалывая ее на множество радужных кусков.

Алмар мигом оценил ситуацию.

– Во дворец! – закричал он.

Схватив Элли на руки, мальчик бросился к двери левого крыла дворца. Кустар, изогнувшись, поднял на свои колючие ветви Страшилу и помчался вслед за мальчиком, быстро перебирая коротенькими корнями. Том тем временем догадался усесться верхом на Пеняра. Пень пригнулся и сделал длинный прыжок, за ним другой, третий…

Путь к дворцу перерезали три трещины. Они расширялись буквально на глазах, но Алмара и его друзей это не остановило. Мальчик и оба растения с ходу перепрыгивали через черные пропасти. Элли в ужасе закрыла глаза, ожидая, что мальчик вот-вот не выдержит напряжения и сорвется в расщелину. Но Алмар обладал незаурядной силой и даже с Элли на руках легко перепрыгивал через трещины.

Воздух сотрясался от чудовищного грохота. Казалось, весь мир встал на дыбы и вот-вот обрушится в бездонную пропасть. От облаков пыли было почти невозможно дышать. С отчаянным криком Алмар перепрыгнул через последнюю расщелину и стремительно взбежал по ступенькам лестницы. От сотрясений дверь распахнулась, и это спасло воина в лисьей шкуре и Элли. Следом за ними в здание ворвались и остальные. Расщелина возле лестницы стала быстро расширяться, исторгнув из своих глубин едкие клубы газовых испарений.

Алмар опустил обессилевшую девочку на пол и захлопнул дверь. Отдышавшись, он горько сказал:

– Ну вот мы и в ловушке.

Страшила, пронзенный в нескольких местах острыми шипами, едва высвободился из цепких объятий Кустара. Подойдя к двери, он привстал на цыпочки и заглянул в уцелевшее стекло.

– Ого! – воскликнул он. – Смотрите!

Глава третья

В осаде

Землетрясение неузнаваемо изменило окрестности Желтого дворца. Сады и тенистые аллеи были уничтожены, ковер из прекрасных цветов засыпало толстым слоем пыли. Вода из озер исчезла, словно испарилась. Немало разрушений было и внутри дворца: рухнула часть межэтажных перекрытий и стен, полы вздыбились, мебель лежала побитая и искореженная. Но это было еще не самым страшным.

Алмар первым заметил, как из-за края ближайшей трещины показалось какое-то чудовище. Оно напоминало гигантскую ящерицу с большой зубастой головой и радужным гребнем на спине. Оглядевшись, монстр издал вопль, полный угрозы и ненависти.

Вскоре ящер заметил мальчика и стал неуклюже выбираться из трещины, цепляясь за ее края сильными когтистыми лапами. Но очередной подземный толчок сбросил чудище обратно в пропасть.

Побледнев, Алмар обернулся к друзьям:

– Надо срочно забаррикадировать все окна, иначе нам несдобровать. Элли, у тебя нет никакого подходящего колдовства в запасе? Сможешь сдержать этих тварей?

– Каких тварей? – слабым голосом произнесла девочка и закашлялась. – Ох, сколько же здесь пыли…

Обычно словоохотливый, Страшила, казалось, потерял дар речи. Он поднял своими мягкими руками доску от разбитого шкафа и стал неуклюже прилаживать ее к проему ближайшего окна. Ему немедленно стали помогать Кустар и Пеняр. Оба растения оказались недурными плотниками. Кустар раздобыл в комнате одного из слуг молоток и гвозди и стал приколачивать к рамам доски от разбитой мебели. Пеняр не отставал от приятеля, ловко орудуя узловатыми сильными корнями. Но самую бурную активность развил Том, который ухитрился мешать буквально всем.

Элли не видела чудовища, появившегося из глубин Земли. Но ей достаточно было посмотреть на лицо Алмара, и желание задавать вопросы у нее отпало. Поднявшись на ноги, девочка отряхнула платье и опять закашлялась – внутри дворца кружились клубы пыли.

«Алмар просил меня использовать волшебную силу, – растерянно подумала Элли. – Но что я могу?»

Она прислушалась к себе и с огорчением почувствовала, что сила и уверенность покинули ее. Контакт с правительницей Желтой страны был потерян. Старая женщина находилась где-то рядом, но жива ли она?

Словно уловив ее мысли, Алмар грустно посмотрел на Элли и тихо произнес:

– Увы, покои Виллины находятся в правом крыле дворца. Утром она очень плохо себя чувствовала, а сейчас уж и не знаю… Хорошо еще, что все четверо слуг находятся там, они позаботятся о Виллине. Ты сможешь остановить чудовищ, фея?

Элли подошла к одному из незаколоченных окон и стала вглядываться в серые облака, клубящиеся над ближайшей, трещиной. Ничего не было видно. Толчки прекратились. Где же чудовища?

Спустя несколько минут девочка заметила какое-то движение в глубине серых облаков. Что-то огромное шагало по противоположному от дворца краю трещины, но разглядеть это «что-то» Элли не удалось. Внезапно из трещины с гортанным криком вырвалась крылатая тварь. Она очень напоминала огромную летучую мышь, только с длинным клювом и двумя рядами острых зубов. Следом за «летучей мышью» всплыли два пузыря – розовый и синий, каждый диаметром футов в пять. Казалось, это всего лишь воздушные шары, но вскоре девочка разглядела на них круглые черные глаза и узкие безгубые рты. Оба шара вращались, словно оглядывались вокруг. Заметив Элли, шары противно захихикали, широко распахнув зубастые пасти.

«Летучая мышь» первой бросилась в атаку, нацелившись в еще не закрытое окно. Элли предостерегающе вскрикнула, но Алмар был начеку. Подняв с пола увесистый обломок кирпича, он метнул его в голову ящера. Тварь ответила яростным визгом и быстро протиснулась внутрь дворца. И тут в бой вступили живые растения-воины. Кустар встретил ящера с распростертыми объятиями и мигом обхватил его мускулистую шею гибкими колючими ветвями. Шипы глубоко впились в кожу чудовища, и оно завопило от мучительной боли. Тут подоспел Пеняр и, подпрыгнув, ударил снизу в челюсть животного. Ящер дернулся и захлопал глазами. Пеняр нанес еще два боксерских удара. Чудовище рухнуло на пол и затихло, задрав вверх лапы.

Кустар победно вскинул вверх шипастые ветви и, выпрыгнув в окно, направился к двум зубастым шарам. Они продолжали носиться взад-вперед над дымящейся испарениями трещиной.

– Кустар, назад! – крикнул Алмар.

Шипастый воин нехотя вернулся к дворцу и залез обратно. Вскоре он уже вовсю орудовал молотком, прибивая доски к рамам.

«Может быть, землетрясение вызвала Корина?» – с надеждой подумала Элли и тихо произнесла заклинание Торна. Увы, оно ничего не изменило. Других же заклинаний Элли пока не знала.



Наконец друзьям удалось забаррикадировать комнату со всех сторон. Алмар оставил в одном из окон лишь небольшую смотровую щель и надолго прильнул к ней, наблюдая за происходящим снаружи. Рядом с юным воином стоял Том и теребил его за штанину.

– Дай посмотреть, – нудел медвежонок. – Ну что тебе, жалко, что ли? Другие тоже хотят посмотреть на всяких там чудищ. Ну дай посмотреть…

Страшила же вовсе не рвался полюбоваться на то, что происходит за плотно заколоченными окнами. Вид у него был жалкий. Соломенный человечек сейчас куда больше походил на пугало, чем на бывшего правителя Изумрудного города. Элли помогла ему отряхнуть зеленый камзол и водрузила на голову шляпу, увы, уже лишившуюся лихого пшеничного пера.

– Э-эх, жаль, мы не взяли с собой Дровосека, – вздохнул Страшила. – Он бы показал этим тварям, как безобразничать в чужой стране!

– Кто мог знать, Изумрудик, что так обернется? – грустно заметила Элли. – Ничего, мы что-нибудь придумаем. Но сначала надо попытаться добраться до Виллины. Быть может, она сейчас нуждается в помощи?

Элли вопросительно взглянула на Алмара. Мальчик покачал головой.

– Можно, конечно, попробовать перебраться через разлом в здании… – неуверенно сказал он. – Если центральная трещина не очень широкая, то мы соорудим мост и перейдем в правое крыло. Однако хорошо бы раздобыть оружие.

Алмар поднял голову и после некоторого раздумья подпрыгнул. Уцепившись сильными пальцами за край полуразбитой колонны, он взобрался на нее. Дотянувшись до остатков пола второго этажа, мальчик вскарабкался наверх и исчез.

Том опять запричитал:

– Элли, помоги мне поглядеть… Я же не дотянусь! Элли взяла медвежонка на руки и подошла к заколоченному окну. Прежде чем пустить Тома к щели, она решила посмотреть сама. То, что она увидела, наполнило сердце девочки ужасом.

Все пространство перед дворцом испещрили извилистые трещины. А по краям их бродили фантастические животные. Здесь было несколько ящеров, напоминавших доисторических стегозавров. По сравнению с этими закованными в панцири чудовищами даже Шестилапые показались бы безобидными щенками. Немало шастало тут и ящеров помельче – с шипастыми лапами. Большинство монстров было самого причудливого вида: и шагающие треножники, чем-то напоминающие ожившие подъемные краны, и многолапые огромные пауки, и человекообразные создания, сложенные из огромных кристаллов, и множество разноцветных зубастых шаров!

– Ну вот, теперь ты не даешь посмотреть, – заворчал Том.

Элли, побледнев, отшатнулась от окна, и Том наконец смог утолить свое любопытство. Много времени ему не понадобилось. Охнув, медвежонок вырвался из рук Элли и заполз под разбитый диван.

– Изумрудик, что же будет с нами? – прошептала Элли. Страшила развел руками.

– Может быть, этот парень в лисьей шкуре где-нибудь раздобудет летающее облако? – с надеждой сказал он. – Тогда мы могли бы позвать на помощь Дровосека и его армию. Уж если мы справились с черными драконами, неужто нам не под силу будет загнать назад в расщелины этих тварей?

Алмар спрыгнул на пол, подняв тучу пыли. За спиной у мальчика были лук и колчан со стрелами, а на поясе рядом с мечом висело несколько кинжалов.

– Это все, что мне удалось разыскать, – сказал Алмар. – Жаль, комната Рохана находится в правом крыле дворца. Это – настоящий арсенал, но как до него добраться?

– А кто такой Рохан? – с любопытством спросила Элли. Мальчик исподлобья взглянул на нее.

– Главный дворецкий Виллины, – коротко ответил он. – Некогда рассказывать. Надо попробовать сделать вылазку, пока чудовища не пошли на штурм.

Страшила прокашлялся и сказал:

– Вылазка – это хорошо. А еще лучше будет, если у нас вновь появится летающее облако. Помощь короля Гуда и его войска нам не помешает. У него есть замечательная баллиста…

– Я видел, – ответил Алмар, усмехнувшись. – Но армия вашего короля далеко, да и дороги по суше в Зеленую страну я не знаю. Что же касается облака, то его сотворила Виллина. Раз она никак не помогает нам сейчас, значит, не может. И хватит об этом. Кустар, Пеняр, откройте дверь в коридор! А вы, гости, ждите здесь. Только закройтесь, как следует.

Том немедленно запротестовал.

– Ну нет, я здесь не останусь! – заявил он. – Я уже однажды ходил в разведку в драконьем ущелье. Никакого вреда, кроме пользы, от этого не было. Правда, Элли? К тому же я маленький и пролезу в любую щель.

Подумав, Алмар кивнул. Кустар отодвинул тяжелый засов, и четверо разведчиков проскользнули в темный коридор. Элли тотчас закрыла дверь. Ей было как никогда страшно. «Увидели бы жители Изумрудного города сейчас свою фею! – огорченно подумала она. – Я вновь стала обычной, беспомощной девочкой».

Страшила, заложив руки за спину, расхаживал по полутемной комнате и рассуждал вслух:

– Откуда же взялись эти жуткие чудовища? В жизни ничего подобного не видел… А что, если там, глубоко под землей, находится ЕЩЕ ОДНА Волшебная страна? Так-так… А почему бы и нет? Так уж устроен мир, что есть добрые волшебницы, вроде Стеллы и Виллины, и есть злые колдуньи – такие, как Гингема, Бастинда и Корина. Самым же великим добрым волшебником был великан Торн. Но ведь может быть и так, что некогда в древности существовал и великий ЗЛОЙ КОЛДУН? Хм-м… Недурная мысль. Нет, не зря Гудвин подарил мне замечательные отборные мозги! Я много размышлял о Добре и Зле, сидя на шесте посреди пшеничного поля. По-моему, того и другого в мире поровну, и обе силы находятся в вечной борьбе. Может, и Торну кто-то противостоял. Например, колдун из подземной страны. Гм-м… А почему бы и нет, а? Всем известно, что Зло любит тьму, а Добро – свет. Вот он и прячется в подземных глубинах.

Элли с невольной улыбкой прислушивалась к размышлениям своего соломенного друга.

– А почему этот злой чародей устроил свою Колдовскую страну точно под Волшебной? Или это Торн его туда низверг?

– Именно это я и хотел сказать! – просиял Страшила.

– Видишь ли, Изумрудик, – помрачнев, сказала Элли, – в Большом мире случаются сильные землетрясения, и глубокие трещины там не редкость. И все же никто из людей никаких подземных чудовищ не видел! Правда, слухи о фантастических монстрах появлялись во все века. Говорили о морских змеях и драконах, снежном человеке и Лох-Несском чудовище… Но это только слухи, ни одного животного поймано так и не было.

Страшила кивнул с важным видом.

– Это чрез-вы-чай-но важное до-ка-за-тель-ство моих пред-по-ло-же-ний, – заявил он. – Эти ваши Лох… Нох… словом, всяческие неуловимые чудища, несомненно, выходцы из Колдовской страны. Они могли ненадолго появляться в Большом мире – скажем, по поручению правителя подземного царства, – а затем вновь возвращались назад. Понятно, что люди могли только случайно увидеть их!

Элли была ошеломлена. Получалась вполне разумная гипотеза.

– Что ж, может быть, ты и прав, – после долгой паузы признала она. – Я всегда удивлялась, откуда в стране Торна могли появиться саблезубые тигры. В Большом мире они вымерли десятки тысяч лет назад. Торн пришел в этот край намного позже…

– Большая трещина! – вытаращив глаза от возбуждения, воскликнул Страшила. – И как же я сам не догадался! Помнишь, много лет назад мы еле-еле перебрались через трещину? Дровосек свалил огромное дерево, и мы переправились по нему как по мосту на другую сторону. Тогда-то мы и увидели этих жутких тварей!

Элли кивнула.

– Верно, верно, – продолжал Страшила. – Незадолго до этого в Волшебной стране произошло сильное землетрясение. Оно-то и привело к появлению большой трещины. Наверное, из нее на поверхность и выбрались саблезубые тигры. А черные драконы могли вылететь из той огромной расщелины около башни Торна. Точно так же в подземной, стране рудокопов могли появиться могучие Шестилапые, – а это значит, что где-то в Пещере или рядом с ней тоже проходит глубокая трещина, – поразмыслив, добавил Страшила.

Элли пожала плечами:

– Не знаю, все может быть… Дровосек рассказывал, что рудокопы двадцать лет назад почему-то отгородились от Волшебной страны и засыпали все выходы на поверхность. Но почему они это сделали, мы, наверное, никогда не узнаем.

Страшила снисходительно улыбнулся.

– А по-моему, мы все узнаем, и очень скоро, – с загадочным видом произнес он.

– Это как же? – недоуменно спросила Элли.

– От Алмара, – объяснил Страшила. – Разве ты до сих пор не догадалась, кто он? Элли охнула:

– Господи, какая же я дура! Ну конечно же он из племени рудокопов! Но как он оказался в Желтой стране?

– Наберись терпения, – мудро сказал Страшила и уселся на обломок стены.

Элли устроилась на единственном уцелевшем стуле и замолчала.

Они стали ждать возвращения друзей.

Глава четвертая

Страна подземных рудокопов

Время тянулось невыносимо медленно. Несколько раз Элли казалось, что чудовища вновь пытаются приблизиться к дворцу, и сердце ее сжималось от страха. Однажды она рискнула подойти к заколоченному окну и взглянуть в щель между досок. Однако она почти ничего не увидела – только серо-бурые клубы тумана да несколько странных, колышащихся теней. Если это и были звери, то напасть они явно не спешили. Но почему? Странное затишье пугало ничуть не меньше, чем открытый бой.

Прошло часа два или три, когда в дверь, наконец, постучали. Элли и Страшила бегом помчались открывать тяжелый засов.

Первым в комнату ввалился Том. Медвежонка невозможно было узнать – казалось, им почистили не одну печную трубу. Незапачканными сажей и пылью остались лишь кончик носа да левое ухо.

– Ты что, побывал в бою? – с уважением спросил Страшила.

– Д-да… То есть н-нет, – слегка заикаясь, ответил Том. – Я все время куда-то проваливался. Понаделали дыр в полу, понимаешь…

– А где Алмар? – встревоженно спросила Элли.

– Думаю, он до сих пор меня ищет, – объяснил медвежонок. – Я в последний раз так здорово провалился, что он не успел меня поймать.

Том с огорчением стал разглядывать свою плюшевую шкуру. Сейчас она больше походила на старую сапожную щетку.

– Не нравятся мне такие приключения, – недовольно проворчал он. – Лучше уж сразиться с парочкой драконов, чем лазить по крысиным норам под полом. Развели, понимаешь, крыс во дворце…

Страшила поднял медвежонка и отнес его в сравнительно чистый угол комнаты. Там он ухватил медвежонка за правую ногу и, держа его вниз головой, стал хлопать по нему ладонью – словно пыль из подушки выбивал. Том ворчал, но не сопротивлялся. Элли вздохнула и хотела закрыть дверь, как в комнату вихрем ворвался Пеняр. Он был непривычно возбужден и то и дело подпрыгивал, смешно подергивая толстыми корнями и мигая единственным глазом. Следом за ним вошел и Кустар. Вид у бывалого бойца был неважным: одна из ветвей была сломана, остальные бессильно поникли, словно куст засыхал без воды. Последним появился Алмар. Мальчик был молчалив и хмур. Его лисья шкура запылилась, на грудном панцире зияла глубокая вмятина. Лоб рассекала длинная красная царапина.

– Да ты ранен! – всплеснула руками Элли. – Сейчас я перевяжу тебя.

Алмар пренебрежительно махнул рукой.

– Чепуха, – устало сказал он.

Не обращая внимания на вопрошающий взгляд Элли, мальчик первым делом подошел к Кустару и внимательно осмотрел его. Куст послушно протянул другу ветви и едва слышно скрипнул, словно жалуясь на боль.

Алмар, нахмурившись, вынул единственный из оставшихся у него за поясом кинжалов и осторожно обрезал сломанную ветвь у места перелома. Затем он достал из кармана небольшую баночку и смазал место среза какой-то мазью. Кустар еще раз скрипнул и пристроился у стены.

Пеняр немедленно подскочил к Алмару – словно собака ласкалась к хозяину. Мальчик осмотрел и его, а затем улыбнулся и дружелюбно хлопнул Пеняра по плоскому лбу.

– Все нормально, дружище, – сказал он. – Тебе повезло, не то что Кустару. Впрочем, нам всем сегодня повезло…

Алмар уселся на обломок стены, вытер рукой пот со лба, а затем поведал Элли и Страшиле о своих приключениях.

– Как мы пробирались через дворец – это целая история, – начал он. – Дважды через разбитые окна нас атаковали какие-то странные летающие пауки с длинными жалами – Кустар едва их поймал. Наконец мы подошли к разлому в здании и оказались на краю огромной расщелины. Какой она ширины, мне не удалось выяснить. Другой край не виден из-за серой пелены едкого тумана. Я швырнул через расщелину камень. Думал, по звуку удара смогу определить, сколько до него футов. Не тут-то было! Из серого облака вдруг высунулась морда какого-то чудища – похоже, я ему угодил камнем в глаз. Толком я его разглядеть не сумел. Увидел только, что башка у него зеленая, чешуйчатая, и половину ее занимает зубастая пасть. Жуть! Едва я пустил ему в глотку стрелу, как оно ринулось на меня, оглушительно ревя. Хорошо еще, друзья помогли! Пеняр нанес ему свой коронный удар снизу по челюсти, а Кустар догадался вцепиться в его длинный, раздвоенный, как у змеи, язык. Зверюге это не понравилось. Он щелкнул челюстями, обломал Кустару одну ветвь и с воплем ринулся в пропасть. Потом он еще раз пытался напасть на нас. Ну вот, а затем из расщелины выплыли два голубых шара – у них тоже зубы будь здоров! Еле отбились… – Мальчик устало опустил голову. – Ничего не понимаю, – признался он. – Откуда вся эта нечисть взялась? Почему она крутится здесь, у дворца? Если бы все эти твари решили уничтожить нас, то мы бы и часа не продержались. Так нет, они словно чего-то вынюхивают и высматривают. Но что? Чего им надо?

Элли повернулась к Страшиле:

– Изумрудик, расскажи о своей замечательной идее. Страшила пространно рассказал о злом чародее и его подземном Колдовском мире.

– Это, конечно, только наши с Элли фантазии, – закончил он. – Но очень-очень неглупые.

Алмар долго смотрел в пол, а затем кивнул.

– Что-то в этом есть. В одном вы точно правы – около Пещеры рудокопов есть бездонная трещина. Я ее видел.

– Не пора ли тебе рассказать о себе? – не выдержав, спросила Элли. – Тайн и без того вокруг хватает.

Много позднее гномы-летописцы занесли историю Алмара в очередной том грандиозной «Хроники Волшебной страны». Вот о чем она повествует…


Прошло двадцать лет с той поры, когда рудокопы, жители огромной Пещеры, перебрались в Голубую страну. Больше тысячи лет провело это племя вдали от солнечного света, во мгле подземелья, рассеиваемой лишь золотистыми облаками. Это наложило заметный отпечаток на бывших жителей Волшебной страны. Их кожа стала бледной, глаза – большими и непривычными к яркому свету. Но хуже всего было то, что долгие века пребывания под землей плохо сказались на здоровье новых поколений рудокопов. Дети все чаще рождались хилыми, люди часто болели. «Нам надо вернуться в наш бывший мир, на поверхность земли, – предложил однажды Хранитель времени Карам. – Жевуны – гостеприимный народ. Они с радостью примут нас, поделятся своими землями, помогут построить дома и возделать поля».

Увы, все оказалось не так просто. Жевуны действительно предоставили своим новым друзьям пустующие поля в восточной части Голубой страны. Но привыкнуть к жизни на поверхности земли для рудокопов было трудно. Свежий воздух вызывал у многих головокружение и обмороки. Их чувствительным глазам не помогли даже зеленые очки, которые заботливый Фарамант привез из Изумрудного города и раздал всем желающим. Но хуже всего рудокопы переносили климат Волшебной страны. Как известно, великан Торн подарил этому чудесному краю вечное лето. В Пещере же царила вечная осень, порой холодная и сырая. Как бы плохо рудокопы ни чувствовали себя глубоко под землей, на поверхности им было еще хуже. Им казалось, что здесь днем и ночью свирепствует невыносимая жара, от которой нет спасения.

Отношения с Жевунами тоже оказались совсем непростыми. Поначалу этот забавный, добродушный народ приветливо встретил своих новых соседей. Но вскоре выяснилось, что рудокопы своевольны, высокомерны, излишне суровы и молчаливы. Бывшие подземные жители, кроме того, оказались завзятыми охотниками. Все свободное время они проводили в лесах, истребляя оленей, медведей, зайцев и даже птиц. В стране Торна, как известно, животные и птицы обладают разумом и даром речи в придачу. Понятно, что вскоре даже насекомые поспешили покинуть эту страну, ища убежища в Розовой и Зеленой странах.

В это время Изумрудным городом правил Страшила. По просьбе Лога Родера, нового правителя Голубой страны, он созвал Большой совет. От рудокопов на него прибыл Тогнар, сменивший Карама на посту Хранителя времени. Прилетели на Совет и Стелла с Виллиной. «Прекратите истреблять животных и птиц, – обратилась к Тогнару Стелла. – Они – наши верные друзья и такие же граждане Волшебной страны, как и маленькие люди: Жевуны, Болтуны и прочие». «Ну нет! – возразил грубый и заносчивый Тогнар. – Не для того мы покинули родную Пещеру, чтобы менять свои обычаи! Нам и так Жевуны подсунули самые плохие, каменистые земли, на которых ничего не растет. А теперь вы еще хотите, чтобы мы из тигров превратились в ягнят. Сотни лет наши предки охотились на Шестилапых и даже сумели приручить этих могучих зверей. Здесь же нам не разрешают тронуть пальцем какого-то зайца! Почему? Только из-за того, что он умеет молоть языком всякую чушь? Но это не делает зайца человеком! Мы, рудокопы, не желаем питаться одними фруктами да хлебом, нам нужно мясо!»

Речи Тогнара возмутили всех членов Совета. В конце концов Дровосек не выдержал. Сурово сдвинув брови, он воскликнул: «Если вы не хотите подчиниться законам Волшебной страны, которые установил сам Торн, то возвращайтесь в свою Пещеру!»

Глаза Тогнара зло блеснули, и он процедил сквозь зубы:

«Хорошо, так мы и сделаем» – и вышел из зала, хлопнув дверью.

Мягкосердечный Дровосек тут же пожалел, что был так резок с Хранителем времени, но было уже поздно. Вернувшись в Голубую страну, Тогнар собрал свой народ и сказал:

«Братья! Правители этого края не хотят принимать нас в свою семью. Они считают нас слишком грубыми и жестокими. Какие-то жалкие зайцы и утки им дороже, чем мы. Жевунам не нравится также едкий дым наших заводов. Видите ли, он загрязняет воздух и их пшеничные поля. Как будто есть другой способ выплавлять железо и медь! Короче, нас изгоняют назад, в Пещеру. Конечно, мы могли бы ответить на оскорбление войной. Все эти трусливые Мигуны и Болтуны сразу же разбегутся, когда увидят наших могучих Шестилапых. Даже Марраны не сравнятся с нами, прирожденными воинами!»

Тогнар сделал паузу, и разгневанные рудокопы закричали: «Война, война! Мы покажем этим трусливым коротышкам, как командовать нами, рудокопами!»

Однако вождь поднял руку, и толпа успокоилась.

«Не надо горячиться, – сказал он. – Не забывайте, что в этом краю есть железный великан Дром, да еще две волшебницы – Стелла и Виллина. Да и захотят ли Шестилапые напасть на мирных фермеров?»

Рудокопы задумались. Они были не таким воинственным племенем, как Марраны, и, кроме того, побаивались чародеев – ведь в Пещере таких никогда не было.

«Нам придется уйти назад, в Пещеру, – продолжал Тогнар. – И вовсе не потому, что так решил Железный Дровосек. Наши предки давным-давно покинули поверхность земли, и за это время Пещера стала родиной для рудокопов. Нам надо вернуться в свои брошенные дома и зажить прежней жизнью. Мы будем, как и раньше, обменивать руду и драгоценные камни на пшеницу и фрукты. Конечно, там, под землей, жить нелегко. Зато нами никто не будет командовать и решать, что нам нужно делать, а что нет. Когда-нибудь мы еще вернемся сюда и будем намного сильнее, это я вам обещаю».

Рудокопы встретили слова своего вождя радостными криками, однако вскоре настроение у них сменилось. Многим было жаль бросать только что построенные деревни и заводы. Да и поля здесь, в Голубой стране, были куда более плодородными, чем пашни на берегу Срединного озера в Пещере. Но они привыкли верить своим Хранителям времени. Вождям виднее, как надо поступать, решили рудокопы.

На следующий день в Пещеру потянулся караван Шестилапых, запряженных в огромные повозки. За ними шли рудокопы, хмурые и молчаливые. У входа в туннель на откосе небольшой горы каждый оборачивался, чтобы в последний раз бросить взгляд на солнце, а затем снимал зеленые очки и складывал их в большой ящик.

Прошло еще двадцать лет. За это время рудокопы вновь привыкли жить на старом месте, в вечном полумраке, рассеиваемом лишь светом золотистых облаков. Никто больше не говорил о жизни в Голубой стране, и вовсе не потому, что у людей остались одни неприятные воспоминания, нет! Рудокопы помалкивали, опасаясь гнева Хранителя времени Тогнара. Этот человек оказался настоящим тираном. Он поселился в столице и вскоре занял Радужный дворец. Опасаясь бунта, он окружил себя гвардией из самых сильных и жестоких рудокопов. Тогнар вновь назначил надсмотрщиков, как было в прежние времена, и те, сидя на Шестилапых, следили за работой крестьян и шахтеров.

В конце концов придворные предложили избрать Тогнара королем, и тот милостиво согласился на титул: Великий и Мудрый Тогнар, Повелитель и Благодетель рудокопов. По случаю коронации во дворце был устроен роскошный бал. Простые люди в этот день должны были трудиться на два часа больше, но зато получили от щедрого повелителя по одному яблоку или груше.

Вскоре жители города Великого короля (так ныне называлась столица Пещеры) стали замечать кое-что странное. Около дворца появлялись какие-то существа в темных плащах – то ли люди, то ли нелюди – не поймешь. Король Тогнар стал еще угрюмее и злее, и балы во дворце прекратились. Затем по приказу правителя вокруг дворца была возведена высокая глухая стена, а у единственных ворот поставлена многочисленная, вооруженная до зубов охрана.

В жизни рудокопов начался самый мрачный период.

Глава пятая

Сын королевского ловчего

Однажды в семье Олдара, нового королевского ловчего, родился мальчик. Увы, после его появления на свет мать умерла, и воспитанием ребенка занялся сам Олдар. Король Тогнар любил охоту на Шестилапых больше всего на свете. И ловчему с помощниками пришлось поселиться в лабиринте из сотен туннелей, окружавших Пещеру. На берегу небольшого, но очень глубокого озера они построили каменный дом и ежедневно уходили на поиск диких Шестилапых. Поначалу кто-то оставался нянчиться с маленьким Алмаром (так назвал своего сына Олдар), но мальчик рос, что называется, не по дням, а по часам. Уже в четыре года он стал самостоятельным. Пока взрослые отсутствовали, он занимался хозяйством: убирал в доме, разжигал печь и готовил еду. Алмар приохотился ловить рыбу в озерце, так что на ужин ловчие могли полакомиться безглазыми карасями и щуками.

В пять лет Алмар впервые отправился на охоту. Отец сделал ему маленький лук и колчан со стрелами, и сын вскоре научился искусно стрелять, поражая всех своей меткостью. Однажды мальчик спас жизнь короля Тогнара, отогнав несколькими точными выстрелами вырвавшегося из сети огромного Шестилапого, за что удостоился щедрой награды – целой корзины фруктов.

По вечерам ловчие собирались у жарко натопленной печи и негромко разговаривали, потягивая горячий чай из оловянных кружек. Они часто вспоминали годы, проведенные на поверхности земли, в Голубой стране. «Глупцами мы были, когда поссорились с Жевунами, – с горечью говорил Олдар. – Мы вполне могли обойтись и без охоты на зайцев, оленей и уток. Если у кого-то чесались руки по лукам и сетям, то они могли в любой момент спуститься сюда, в лабиринт, и здесь отвести душу. А зачем было строить в Голубой стране заводы? Их хватало и здесь, в Пещере. Можно было наладить посменную работу шахтеров и металлургов, и все были бы довольны! А мы вместо этого вырубали леса в стране Жевунов, коптили небо дымом заводских труб, мучили бедных Шестилапых, заставляя возить руду из Пещеры…»

«Верно ты говоришь, Олдар, – соглашался старый ловчий по имени Локк. – С годами наши дети привыкли бы к жизни под открытым небом, и все бы наладилось. Жаль, умер мудрый Карам! Он не допустил бы того, что произошло с нашим многострадальным народом…»

«Тсс! – прервал его Гесс, ловчий помоложе, тревожно прислушиваясь. – Напрасно мы ведем такие разговоры… Если они дойдут до Тогнара, то не миновать нам пожизненной ссылки в изумрудном руднике».

Все в доме замолчали. В наступившей тишине явственно слышались чьи-то легкие шаги. Алмар первым успел выбежать наружу, но увидел лишь тень какого-то низкорослого существа.

«Наверное, это была лиса», – сказал Олдар.

Остальные ловчие переглянулись, но промолчали. На душе у всех стало неспокойно.

А на следующий день в лабиринт пришел взвод солдат. Олдара без слов заковали в цепи и увели.

Больше Алмар своего отца не видел.

Еще через неделю солдаты забрали остальных ловчих. Перед тем как их увели, Локк успел шепнуть Алмару: «Беги; мальчуган! Может быть, тебе удастся выбраться на поверхность через Бездонную пропасть. Там можно пройти, я знаю…»

Алмар не стал медлить. Тем же вечером он собрал в суму свои нехитрые пожитки, немного еды и направился в глубь лабиринта. Он долго бродил по туннелям, освещая путь фонарем из светящихся шариков, которые изготавливали из шерсти Шестилапых. Несколько раз он слышал позади эхо шагов и отдаленные голоса – похоже, солдаты искали его. Мальчику не оставалось ничего другого, как продолжать путь в глубь королевского лабиринта. Однажды он увидел впереди огромную косматую тень – это был дикий Шестилапый. Почуяв запах человека, зверь поднялся на дыбы и яростно заревел. Алмар опрометью бросился в соседний узкий туннель.

Отец научил его ориентироваться в лабиринте, но дорогу к Бездонной пропасти мальчик знал плохо. Алмар не знал, сколько времени блуждает по бесчисленным пещерам и туннелям. Запас пищи быстро подошел к концу, но воды было вдоволь. Дважды Алмару пришлось преодолевать неширокие подземные реки, перепрыгивая с одного влажного валуна на другой. Проголодавшись, мальчик зашел в очередной поток по пояс и стал ловить рыбу руками. Поймав трех крупных карасей, он собрал на берегу немного сушняка, расжег его огнивом и поджарил рыбу. Затем прилег, чтобы немного отдохнуть. И только тут он заметил, что находится рядом с развалинами древней крепости.

Алмар не раз слышал от отца о древних людях, некогда населявших подземелье. Большинство племен кануло в вечность. Одни Прыгуны сумели перебраться на поверхность и поселиться в горах на границе Зеленой и Розовой стран. Но о крепости в лабиринте отец ничего не рассказывал.

Забыв об усталости, мальчик несколько часов бродил среди исполинских стен. Похоже, здесь когда-то в древности жил самый настоящий великан. Алмар нашел огромный очаг, около которого валялись полуистлевшие кости Шестилапых. Рядом стояли вытесанные из камня стол и стул. Алмар достал из сумки веревку и ловко вскарабкался на них, словно на скалы. Поверхность стола показалась ему размером с небольшое пшеничное поле. Посередине лежал сломанный нож – его вряд ли смогли бы поднять даже шестеро самых сильных рудокопов.

«Может быть, в этом замке некогда жил сам Торн? – озадаченно подумал мальчик. – Отец рассказывал, что этот чародей был великаном… Но как он забрался сюда, глубоко под землю? И зачем?»

Так размышляя, Алмар продолжил свои странствия. Но на этот раз он твердо знал, куда идти. Из пещеры вело несколько туннелей, но лишь один был достаточно велик, чтобы по нему мог пройти великан.

Путь оказался долгим и утомительным. Мальчик едва держался на ногах, когда туннель внезапно кончился и он оказался на краю громадной расщелины. Из глубины поднимался белесый туман, такой едкий, что Алмар закашлялся.

Заглянув в черную бездну, он бросил вниз камень, затем второй, третий. Наконец снизу донесся тихий, едва слышный всплеск. Видимо, там, в сотнях футов под лабиринтом, располагалось огромное озеро или река.

Алмар осветил край расщелины и увидел вырубленные в почти отвесной каменной стене огромные ступени. Похоже, великан поднялся в лабиринт оттуда, из мрачной бездны! При мысли об этом у мальчика на голове волосы зашевелились от страха. Кто же это был и зачем он пытался пробраться через сплетение туннелей в Пещеру?

Но времени на размышление у мальчика было мало. Он очень устал, а пути наверх, на поверхность земли, не было видно. Подняв светящийся шарик, Алмар пошел вдоль края расщелины, разглядывая неровную каменную стену. Никакой лестницы Алмар не обнаружил, зато в одном месте заметил свисающую с потолка огромной пещеры веревку. Немало удивленный, мальчик сложил высокую пирамиду из камней и сумел дотянуться до нее. Оказалось, что это… корень какого-то растения!

Ловчий Олдар воспитал своего сына сильным и мужественным, и сейчас это спасло мальчику жизнь. Не задумываясь об опасности, он подпрыгнул, уцепился за корень и полез наверх. Казалось, до потолка пещеры недалеко, но время шло, а подъем не кончался. Мальчик понимал, что находится почти над бездонной пропастью. Если он сорвется или не выдержит корень… Но мальчик упорно лез вверх, обливаясь потом и хрипло дыша.

Наконец ему показалось, что наверху стало немного светлеть. Приглядевшись, он различил в нескольких десятках футов над собой темную громаду потолка исполинской пещеры. На нем чуть выделялась светлая полоска. Поднявшись еще выше, Алмар увидел узкую расщелину.

Он не помнил, как сумел протиснуться через трещину и выбраться на поверхность земли. Увидев склонившееся над горизонтом солнце, мальчик вскрикнул от ужаса, закрыл руками глаза и потерял сознание…

Так Алмар оказался в Желтой стране.

Первые дни на поверхности оказались для мальчика самым настоящим кошмаром. Он изнывал от непривычной жары, глаза его жгло от яркого света, голова кружилась от свежего воздуха. В первую же ночь он по привычке отправился на охоту, поймал зайца и обомлел, услышав возмущенное: «Ты чего дерешься, громила? Справился с маленьким!»

Алмар вспомнил рассказ отца о том, что в Волшебной стране звери и птицы обладают даром речи, и отпустил зайчишку. К счастью, рыба в соседнем озере была самой обыкновенной, только зрячей. Мальчику пришлось некоторое время питаться лишь ею да фруктами. Дни он проводил в шалаше, сделанном из лап ели, а по вечерам выходил на разведку.

Мальчик жил на опушке большого леса. У подножия горы мчался вниз бурный водный поток. Почти у самой земли он превращался в оглушительный водопад, от которого во все стороны разлетались облака разноцветных брызг. По берегам росли невысокие кусты с толстыми, мясистыми желтыми листьями – по корню одного из таких растений Алмар и выбрался из подземелья.

За лесом расстилалось большое поле. Дальше начиналась цепь озер, с небольшими рощами по берегам, а еще дальше поднималась стена серых скал. Ничего подобного Алмар прежде не видел и был поражен красотой этого края, в котором царствовали золотистые и коричневые цвета. Но больше всего его удивило, что страна была заселена лишь зверями и птицами. Нигде не было видно ни деревень, ни возделанных полей… Это показалось мальчику очень странным. Отец не раз ему рассказывал, что Голубая страна довольно плотно заселена Жевунами. Быть может, он оказался где-то в другом месте?

Поначалу Алмар пытался расспросить болтушек птиц, но узнал от них лишь одно: он находится в Желтой стране, где правит добрая волшебница Виллина.

Прошло несколько дней. Алмар отдохнул в своем шалаше, набрался сил и решил отправиться в путь. Быть может, добрая чародейка поможет спасти отца и вызволить его из тюрьмы города Великого короля?

Когда солнце стало спускаться за горы, Алмар поправил на плече лук и колчан со стрелами, взял суму с фруктами и жареной рыбой и пошел в сторону скал. Ему казалось, что он легко найдет проход между ними, но не тут-то было. Скалы вздымались сплошной отвесной стеной, и Алмару пришлось идти в обход.

После долгих часов пути мальчик с удивлением понял, что цепь скал была круговой. Ему страстно захотелось взглянуть, что же находится там, в кольце скал. Быть может, это Виллина своим волшебством отгородилась от окружающего мира?

Выбрав более или менее подходящее место для подъема, Алмар полез по почти отвесной стене, цепляясь за едва заметные неровности и трещины в камне. Немалых усилий стоило ему подняться на чуть ли не стофутовую высоту. Улегшись на вершине одной из скал, мальчик посмотрел вниз и едва сдержал крик разочарования. Никакого дворца волшебницы там не оказалось. Он увидел глубокую котловину, заросшую старым лесом, и невысокий зеленый холм. Никого, даже птиц, в долине, окруженной скалами, видно не было.

Алмар хотел уже было начать спуск обратно, когда его внимание привлекло какое-то движение на опушке леса. Поначалу ему показалось, что среди деревьев прыгает крупный заяц, но, приглядевшись, мальчик с изумлением понял, что это был пень! Обычный пень!

Пришлось спускаться в долину.

Путь к лесу вел через холм. Он густо зарос высокими растениями с толстыми, мясистыми листьями. Алмар едва продрался сквозь них, используя свой нож как топор. Выбравшись на опушку леса, он тут же полетел кувырком.

– Ты чего? – ошеломленно спросил Алмар, глядя на прыгающий пень и потирая ушибленный подбородок.

Мальчик поднялся на ноги, однако вновь оказался на земле. Пень был на редкость игривым. Высоко подпрыгивая на своих узловатых корнях, он носился вокруг мальчика, в притворной угрозе наклоняя свой плоский «лоб» и воинственно поскрипывая. Затем он внезапно остановился и стал ласкаться, словно щенок.

Не удержавшись, мальчик расхохотался.

Он дал своему новому другу имя – Пеняр.

Но на этом чудеса в долине не кончились. Оказалось, что не только пень, но и почти все деревья в лесу были живыми! Некоторые встретили мальчика дружелюбным колыханием ветвей. Другие же, особенно осины, со скрежетом наклонялись вперед, словно желая ухватить непрошеного гостя за воротник. Один из тополей все-таки ухитрился зацепить Алмара за рукав ветвью, и вскоре мальчик оказался схваченным тугой живой петлей. Закричав от страха, он попытался вырваться. Длинная ветвь все сильнее сжимала его туловище, а затем стала медленно поднимать свою жертву в воздух. Соседние деревья осуждающе шумели, но помочь мальчику не могли.

Он уже начал задыхаться, когда почувствовал, что за его ногу кто-то ухватился и тянет вниз. Ветвь тополя не желала выпускать жертву, но внезапно по ней хлестнуло что-то длинное и шипастое, и дерево со стоном освободило мальчика.

Придя в себя, он увидел рядом с собой куст, дружелюбно склонивший над ним свои гибкие ветви.

Так Алмар познакомился со своим будущим другом, которого назвал Кустаром.

Два дня мальчик провел в удивительной долине, пытаясь разгадать ее тайну. Никогда он не слышал от взрослых о живых растениях – откуда же они появились здесь, среди скал? И почему их не было рядом, за каменной стеной?

Кует неотступно бродил за мальчиком, всеми способами выказывая ему свою преданность. Вскоре к ним присоединился и пень, который оказался довольно дружелюбным существом. Словно собака, он любил, когда его гладили по плоскому «лбу» или чесали за сучком, торчавшим на месте «уха». Кустар подобных нежностей не признавал, зато охотно играл с новым хозяином в прятки и любил бороться (конечно же подобрав свои острые шипы).

Секрет долины Живых Растений мальчик разгадал совершенно случайно. Пробираясь в очередной раз через заросли на холме, он заметил, что растения, которые он срубил в первый день, высохли и превратились в бурую пыль. На глазах у Алмара порыв ветра бросил ее на лежащую невдалеке корягу. Внезапно та изогнулась, словно кот после сна, отряхнула с голых сучков песок и побежала в сторону леса.

Только тогда мальчик понял, что именно густые заросли «крапивы» и были причиной появления в долине среди скал живых растений.

Первой его мыслью было набрать побольше живительного порошка, но, поразмыслив, Алмар передумал. Его пугало все колдовское, и ничего хорошего от живительного порошка он не ждал. Мало ему было тополя, который едва не задушил зазевавшегося путника в своих объятиях? Нет уж, надо держаться подальше от всяческого волшебства, подумал мальчик. Лучше, как отец, полагаться на силу рук и зоркость глаз.

Глава шестая

Воин в волчьей шкуре

На следующее утро Алмар отправился в путь. К его удивлению, новые приятели, куст и пень, без колебаний полезли за ним на каменную стену. Мальчик возражать не стал. Втроем путешествовать куда веселее, да и болтливостью его спутники не отличались. Он помог Кустару и Пеняру перебраться через гряду скал и повел свой маленький отряд на восток.

Целый день они шли по полям, заросшим высокой травой, и по густым лесам с желтой и бурой листвой. Алмар был уверен, что рано или поздно они встретят какое-либо поселение или хотя бы выйдут на дорогу. Но час проходил за часом, а вокруг расстилалась лишь дикая, не тронутая руками людей местность. Мальчик начал тревожиться. Неужели Желтая страна необитаема?

К вечеру Алмар очень устал и проголодался. Его запасы еды подошли к концу, а по пути, как назло, ни разу не встретилось ни одного фруктового дерева. Ноги мальчика подкашивались от усталости. Кустар же с Пеняром чувствовали себя прекрасно. Оба растения носились взад-вперед, то и дело поглядывая на отставшего друга, словно говоря: ну что же ты идешь так медленно!

Нечего и говорить, что все животные и птицы со страхом поглядывали на странную компанию. Но с наступлением сумерек кое-кто стал посмелее.

Когда солнце скрылось за лесом, на опушку вышли почти два десятка волков и остановились, поджидая идущих полем друзей.

У Алмара сердце ушло в пятки. Отец много рассказывал об этих свирепых и опасных хищниках. Не каждому взрослому рудокопу было под силу справиться с серым зверем один на один, а что мог сделать усталый мальчик против целой стаи?! Но бежать было бессмысленно, и Алмар решил принять бой.

Он сдернул лук с плеча и вложил в тетиву стрелу. Один из волков помоложе, не раздумывая, бросился на Алмара, но тут же рухнул с пронзенным горлом.

Опытный вожак, стоявший впереди стаи, что-то глухо проворчал, и на мальчика бросились сразу три зверя. Алмар едва успел натянуть тетиву, – и один из нападавших кубарем покатился по траве. Двое других волков уже облизывались, предвкушая вкусный ужин, когда дорогу им неожиданно преградили Кустар и Пеняр. Пень, подпрыгнув, нанес своему противнику такой мощный удар в зубастую пасть, что бедный волк перекувырнулся в воздухе несколько раз и рухнул на спину. Второму зверю досталось еще больше – Кустар обхватил его своими цепкими ветвями и сжал с такой силой, что длинные шипы глубоко вонзились в шкуру нападавшего. Волк завизжал, пытаясь стряхнуть с себя куст, но Кустар держался крепко.

Стая попятилась. Даже вожак сделал шаг назад.

– Что это?.. – в страхе пробормотал он, – Никогда не видел, чтобы кусты и пни бегали, да еще и дрались. Но ничего, нас много, а их только трое… Эй вы, трусы, бросайтесь на мальчишку! Рвите его на части! – крикнул он перетрусившей стае.

В-з-з-з! – зазвенела стрела и вонзилась в шею вожака. Волк подпрыгнул, рухнул на землю, дернулся и затих.

Стая бросилась врассыпную.

Алмар удивленно опустил лук. Он действительно целился в вожака, но выстрелить не успел. Кто-то его опередил!

Из-за елей выступил невысокий, крепкий мужчина.

– Неплохо стреляешь, малыш, – произнес незнакомец. – Ты едва не пристрелил Шарга. Я охотился за этим разбойником почти две недели, но настиг только сегодня. Но кто ты? И как оказался в Желтой стране?

Алмар оробел. Незнакомец хоть и был невысок ростом, но выглядел весьма грозно. Его грудь защищал бронзовый панцирь, с плеч свисала волчья шкура, а на поясе висел короткий прямой меч. Голову защищал округлый ребристый шлем. Черты его мясистого лица были грубые, глаза—маленькие, цепкие, холодные. На рудокопа он был решительно не похож. Может быть, таковы жители этой таинственной Желтой страны?

Мальчик рассказал всю правду. В глазах незнакомца засветилось изумление. Он оглядел стоявших рядом с мальчиком Кустара и Пеняра и пожал плечами.

– Чудно! – наконец сказал он. – Никогда бы не поверил, что такой малец смог пробраться в нашу страну из Пещеры рудокопов. Я и не знал, что оттуда есть еще один выход… А этих живрастов ты напрасно взял с собой – хозяйка будет недовольна.

– Каких живрастов? – удивился Алмар. – А-а, понял, так вы называете живые растения из Скалистой долины… А хозяйка – это кто?

– Увидишь, – коротко сказал незнакомец. – Пойдем. Мальчик спросил:

– Но сначала нам, наверное, надо закопать убитых волков?

– Каких волков? – на этот раз удивился воин. Алмар огляделся и не увидел ни одного трупа. Убитые и раненые звери куда-то исчезли, словно растворились.

– Оборотни… – прошептал пораженный мальчик.


На небе уже высыпали звезды, когда они подошли к Желтому дворцу. По пути воин в волчьей шкуре кое-что рассказал. Его звали Рохан, он был главным дворецким волшебницы Виллины. Родители его были Марранами, или попросту – Прыгунами. Однажды они попали под сильный камнепад и погибли. В это время в стране Марранов гостила Виллина. Узнав, что трехлетний мальчуган остался сиротой, добрая волшебница взяла его с собой в Желтый дворец. Там же чуть позже оказалось еще трое сирот – Жевун по имени Логон, Болтун Твигл и Мигун Сакар. Поскольку в Желтом дворце никогда не было слуг, Виллина сама воспитала детей. Повзрослев, они могли вернуться в родные страны, но никто не захотел покидать свою «матушку» – как они между собой называли старую чародейку. Рохан, ставший за это время искусным воином, взял на себя охрану дворца. Логон стал замечательным фермером и садовником, Твигл – прекрасным поваром, а Сакар, как и положено Мигунам, поражал всех своим даром механика и кузнеца. Виллина была искренне рада, что воспитанники остались с ней – ведь прежде ей было так одиноко в огромном дворце.

– Но почему Виллина жила одна? – полюбопытствовал Алмар. – Неужели никто из жителей Желтой страны не захотел стать придворным? У нас, в Пещере, многие бы хотели служить Тогнару, да дворец не резиновый.

Рохан промолчал, словно не услышав вопроса.

С бьющимся от волнения сердцем Алмар поднялся вслед за Роханом по широкой лестнице, украшенной аркой из вьющихся растений. Он никогда не видел волшебников и представлял их могучими великанами ростом с дерево. Каково же было его изумление, когда, войдя в просторную, украшенную цветами комнату, он увидел сидящую около пылающего камина старушку со сморщенным лицом и подслеповатыми глазами. На ней было желтое просторное платье, седые волосы прикрывал белый чепец. Близоруко щурясь, Виллина листала большую книгу в кожаном переплете, лежащую на невысоком столике возле ее кресла.

Увидев гостей, волшебница ничуть не удивилась. Она захлопнула книгу и сказала с улыбкой:

– Здравствуй, Алмар. Долго же ты добирался до моего дворца! Я ждала тебя еще вчера днем.

Мальчик облизал пересохшие губы и едва слышно спросил:

– Вы знаете мое имя, великая волшебница? Старушка рассмеялась.

– Зови меня просто Виллиной, мальчик, – сказала она. – А что касается твоего имени… Как же мне его не знать, если оно записано в моей чародейской книге? Я знаю, что ты бежал от солдат короля Тогнара и должен был попасть в Желтую страну. Но погоди, кого ты с собой привел?

Виллина только сейчас разглядела Кустара и Пеняра, робко жавшихся за спинами Алмара и Рохана.

– Вот почему ты задержался… – задумчиво промолвила она. – Выходит, ты сумел пробраться в Скалистую долину. Надеюсь, ты не захватил с собою живительного порошка?

Алмар покачал головой.

– Очень хорошо, – вновь улыбнулась старушка. – Для своих лет ты очень не глуп и понимаешь, что обычным людям не стоит связываться с волшебством. Хочешь ли ты остаться жить во дворце? Мои друзья – Рохан и остальные – могут многому тебя научить.

Мальчик с радостью кивнул, а затем помрачнел и неуверенно произнес:

– Я хотел попросить вас, Виллина… то есть матушка Виллина, чтобы вы помогли моему отцу. Его посадили в тюрьму за то, что он и другие ловчие были недовольны королем Тогнаром. Может быть, ваше волшебство вызволит отца из неволи?

Виллина покачала головой.

– Увы, мои чары не действуют под поверхностью земли – там царствуют другие силы. Но я знаю, что твоего отца нет в Пещере.

– Он умер? – в ужасе воскликнул Алмар.

– Нет, – с грустным видом ответила волшебница. – Он… Но нет, еще не время… Когда-нибудь я расскажу тебе об этом. Однако сначала ты должен повзрослеть, многое узнать и многому научиться. Моя волшебная книга предрекает тебе великую судьбу, но сбудутся ли ее предсказания, зависит только от тебя самого. А теперь выбирай, кем бы ты хотел стать? Поваром, как Твигл, или садовником, как Ло-гон…

– Конечно, воином! – пылко воскликнул мальчик. – Когда я вырасту, я освобожу отца из рабства и отомщу его мучителям!

Виллина улыбнулась.

– Боюсь, это будет не просто. Но ты сделал правильный выбор, это – твой путь. Рохан, я поручаю тебе воспитание мальчика.

Суровый Марран молча поклонился.

Глава седьмая

Воин хоть куда!

С той поры Алмар стал жить во дворце Виллины. Рядом, в большом парке, поселились его друзья Пеняр с Кустаром. По вечерам они вместе уходили бродить по окрестностям. Алмар ловил рыбу в озерах, собирал в соседнем лесу грибы и ягоды. Он не переставал удивляться разнообразию зверей, птиц, насекомых и особенно растений Желтой страны – в его родной Пещере все это было намного скуднее.

Но самым удивительным было другое. Оказалось, что кроме Виллины, Рохана, Твигла, Сакара и Логона, в Желтой стране… других людей не было! Этого Алмар никак не мог понять. В его родной Пещере рудокопам было жить довольно тесно, а здесь, в стране Виллины обитали лишь звери да птицы! Необъятные золотистые поля так и просились, чтобы на них выращивали пшеницу и рожь, а бесчисленные грибы, ягоды и орехи в лесах и рощах пропадали, никем даже не тронутые. Вот бы все это богатство отдать рудокопам!

Алмар не решился предложить такое волшебнице Виллине, но однажды сказал о своей мечте Рохану. Суровый воин нахмурился.

– Ты говоришь, не подумав, мой мальчик, – ответил он. – Разве рудокопы не прожили несколько лет в Голубой стране, куда их пригласили гостеприимные и добрые Жевуны? И тебе прекрасно известно, что ничего хорошего из этого не вышло. Рудокопы стали охотится на зверей, несмотря на то, что в Волшебной стране они все разумны, как люди. А дым от труб их кузниц и мастерских был таким ядовитым, что стали погибать чудесные леса и рощи, и даже птицы. То же самое случится и в Желтой стране, если сюда переселятся твои сородичи. Да и не захотят они этого сделать! Ваш король Тогнар ни за что не разрешит рудокопам вновь переселиться на поверхность. Так что не стоит предаваться пустым фантазиям. Лучше подумай о том, как помочь рудокопам освободиться от щупалец Тьмы, которые тянутся в Пещеру из царства Пакира!

Алмар поморщился.

– А что тут готовится? Я и так умею стрелять из лука лучше всех на свете! И на мечах я легко побеждал своих сверстников, и камни из пращи метал точнее всех. И вообще я воин хоть куда!

Рохан только усмехнулся в густые усы.

– Хвастаться ты умеешь лучше всех на свете, это уж точно, – заметил он.

– Я? Хвастаться? – покраснел от обиды Алмар. – Да я, я… Я вам покажу, какой я замечательный воин!

– Что-то ты слишком часто повторяешь слово «я», – покачал головой Рохан. – Ну ладно, иди пообедай – Твигл уже тебя заждался. А потом мы пойдем парк. Сегодня будет тренироваться бросать аркан. Знаешь, что это такое?

Алмар хмыкнул.

– Конечно! Это такая длинная веревка со скользящей петлей, которая набрасывается на шею убегающего зверя. Все рудокопы умеют прекрасно бросать аркан. Мой отец мог делать это даже с закрытыми глазами, да еще получше вас!

Рохан осуждающе посмотрел на юного рудокопа, но на этот раз промолчал. Он надеялся, что Алмар рано или поздно отучится от пустого хвастовства.

Мальчик пошел в столовую. Там уже был накрыт стол. Возле него хлопотал толстенький, вечно улыбающийся Твигл. Он был очень добродушным человеком. Как и все Болтуны, он умел рассказывать самые невероятные истории. Но главное, он был прекрасным поваром. В саду Желтого дворца росли сотни видов фруктовых деревьев, из плодов которых можно было приготовить любое блюдо. Некоторые из фруктов имели вкус самого лучшего мяса, другие заменяли хлеб, третьи – картошку, четвертые – макароны, пятые – рыбу и так далее. Эти деревья вырастила для Виллины ее молодая подруга волшебница Стелла, царица всех растений. Твиглу было где проявить свое удивительное умение!

Алмар, чье суровое детство прошло в Пещере, даже и не слыхивал о таких вкусных блюдах, которые умел готовить Твигл. Вот и сегодня повар приготовил для него такую ароматную уху и такой вкусный плов, что мальчик поначалу даже хотел похвалить добродушного Болтуна. Но вместо этого только гордо задрал нос и высокомерно промолвил:

– А у нас в Пещере готовят и получше! И уха у моего отца получается в сто раз вкуснее. Да и хлеб у нас настоящий, а не эта кислятина, которая растет на ваших деревьев в виде дурацких желтых груш!

Конечно, Твиглу было обидно вместо благодарности выслушивать такие слова. Но он только вздыхал и улыбался в ответ. Мол, Алмар еще совсем мальчишка, ну что с него спросишь?

Вдруг воздух запылал ослепительным золотистым огнем. Алмар даже зажмурился от неожиданности. Открыв глаза, он увидел невесть откуда появившуюся Виллину. Она с укоризной смотрела на растерянного мальчика.

– Алмар, мальчик мой, я очень огорчена, – сказала она. – Вот уже неделю ты живешь во дворце, и за это время никому и слова доброго не сказал.

– Разве? – покраснел Алмар. – Вы ошибаетесь, матушка.

– К сожалению, не ошибаюсь, – вздохнула Виллина. – Вот например, ты позавчера гулял в саду и долго наблюдал, как работает Логон. Он замечательный садовод, его когда-то учила сама волшебница Стелла. С тех пор Логон выращивает такие чудесные фрукты, какие мне не сотворить с помощью волшебства. Помнишь, какой замечательный персик Логон подарил тебе? И что же ты ему сказал? Поблагодарил? Нет, ты презрительно наморщил нос и заявил: «А у нас в Пещере есть сады и почище вашего!» Признайся, разве это правда? Я никогда не была в стране рудокопов, но вряд ли во мгле подземелья могут расти чудесные деревья.

– Я… я это сказал случайно, – покраснел еще сильнее Алмар.

Волшебница укоризненно покачала головой.

– Боюсь, что нет, мой мальчик. Вспомни, как вчера вечером ты зашел в мастерскую к Сакару, где Мигун изготовлял для тебя оружие. Разве ты поблагодарил этого искусного мастера за прекрасную работу? Нет, только фыркнул: «Мы, рудокопы, умеем ковать мечи еще получше!» А потом схватил оружие и ушел. Разве так поступают воспитанные люди?

Алмар сидел за столом, пунцовый словно вареный рак.

– Простите, матушка, – тихо промолвил он. – Я и сам понимаю, что поступаю неправильно. Но каждый раз хочу сказать одно, а меня словно бы кто-то тянет за язык, чтобы я ляпнул очередную глупость. Наверное, это колдун Пакир строит мне всякие пакости!

Брови Виллины удивленно взметнулись:

– А причем здесь Пакир?

– А кто же еще? – простодушно округлил глаза Алмар. – У нас в Пещере все так говорят, если что-то не получается. Ведь Пакир – это злобный колдун, разве не так?

– Так-то оно так, – кивнула Виллина с задумчивым видом. – Но разве правильно винить его во всех своих ошибках?.. Теперь я, кажется, понимаю, почему племя рудокопов не ужилось в Голубой стране вместе с Жевунами. Вы очень гордый и самолюбивый народ, и не любите признаваться в своих ошибках. Куда проще их свалить на кого-то другого, скажем, на колдуна Пакира, верно? Это плохо, очень плохо…

Волшебница задумалась, опустив голову. Не выдержав, Алмар с любопытством спросил ее:

– А почему это плохо, матушка Виллина?

– Да потому, мой мальчик, что гордых и самолюбивых людей проще всего обмануть, – с грустной улыбкой ответила Виллина. – Боюсь, что Пакир давно понял это. Не удивлюсь, если ваш король Тогнар стал служить ему! Надо немедленно встретиться с волшебницей Стеллой и обсудить все это. До свидания, мой мальчик!

Виллина щелкнула пальцами и исчезла. Алмар от испуга едва не свалился со стула.

– Ох! – только и сумел вымолвить он.

Твигл добродушно усмехнулся.

– Хозяйка, небось, полетела в Розовую страну к Стелле, – заметил он, поставив на стол большой торт, украшенный цветами из разноцветного крема. – Они обе очень встревожены тем, что происходит в вашей Пещере. Чувствует мое сердце, рано или поздно нам придется воевать с темным воинством!

– Уж мы им покажем! – грозно воскликнул Алмар и так взмахнул рукой, что случайно смахнул торт со стола, да еще так, что тот полетел прямо в Твигла. Лицо Болтуна сразу стало напоминать цветочную клумбу.

– Ой, простите, дядя Твигл! – испугался Алмар. – Я не хотел, честное слово!

Болтун хохотнул. Он снял с лица красную кремовую розочку и с сожалением посмотрел на нее.

– Боюсь, тебе придется сегодня обойтись без торта, мой мальчик. Уж больно ты развоевался! Ну ладно, иди, Рохан ждет тебя. Покажи ему, как ты будешь бить воинов Тьмы!

Увы, в этот день у Алмара ничего не получалось. Поначалу он метал аркан, целившись в каменный столб, стоявший на берегу озера. Ну что могло быть проще? Но вот незадача: сколько бы не бросал Алмар аркан, петля то недолетала до столба, то падала в озеро. Однажды она попала на гуся, который чинно плавал возле берега и мирно пощипывал водоросли. Не успела птица и мигнуть, как очутилась на земле, с веревочной петлей на лапах.

– Г-г-где с-с-справедливость? – завопил гусь. – К-к-кто просил меня х-х-хватать? Эт-т-то оч-ч-чень невежливо!

Кустар тотчас подбежал к расстроенной птице и снял петлю с ее лап. Выразительно постучав крылом себя по лбу, гусь бросился назад в воду, подняв фонтан брызг.

– Случайно промахнулся, – буркнул Алмар, торопливо сматывая веревку. – Нет, не буду я сегодня бросать аркан! Настроение не то, да и веревка стала мокрой…

Рохан только руками развел.

– Ну, раз у тебя настроение… Что ж, тогда давай постреляем из лука. Видишь, щит с черным кругом, который я подвесил на ветке липы? Попробуй попасть в него с двадцати шагов.

Алмар презрительно хмыкнул. Взяв лук, он отмерил от мишени не двадцать, а тридцать шагов, причем старался делать шаги пошире.

– Сейчас я покажу, как стреляют рудокопы… – пробормотал Алмар и, вложив стрелу в лук, натянул тетиву.

Увы, он промахнулся. Промахнулся и во второй, и в третий раз. Рохан спокойно стоял рядом, сложив руки на груди. Неподалеку возле липы стояли Пеняр с Кустаром. Они с огорчением наблюдали за неудачами своего друга. А иногда им приходилось даже увертываться от стрел, которые почему-то вдруг летели в их сторону.

Расстреляв впустую весь колчан, Алмар огорчено опустил лук.

– Это… это яркий свет солнца виноват! – пробормотал он смущенно он. – У нас в Пещере всегда сумрачно, а здесь свет так и режет глаза. Попробуй тут прицелиться как следует!

Рохан пожал могучими плечами.

– При чем здесь свет? Разве Виллина не заколдовала твои глаза так, чтобы они больше не боялись яркого света? Нет, Алмар, дело здесь в другом. Ты промахивался потому, что не учитывал при стрельбе ветер! Сегодня он довольно силен, и относит все твои стрелы вправо.

– Но так меня учил стрелять отец! – гордо вскинул голову Алмар. – А он самый лучший лучник на свете!

Рохан усмехнулся.

– Может, и так. Но у вас в Пещере, наверное, никогда не бывает ветра, вот поэтому ваши стрелки и не умеют его учитывать. А это довольно хитрая наука. Хочешь, я научу тебя?

– Как-нибудь потом, – буркнул Алмар. – А сегодня давайте потренируемся биться на мечах. Уж здесь-то ваш противный ветер мне не помешает, верно?

Рохан кивнул. Он поднял с земли два железных меча с тупыми лезвиями и протянул тот, что поменьше, Алмару. Мальчик схватил меч и стал яростно размахивать им, наступая на Рохана. Воин поначалу даже отступил под этим напором, а потом двумя ловкими ударами выбил оружие Алмара так, что оно описало высокую дугу и вонзилось в цветочную клумбу.

Кустар тотчас побежал к клумбе и принес оружие своему другу.

– Это я случайно меч выронил, – насупился Алмар. – Уж больно у него ручка… того, скользкая!

Мальчик вновь набросился на Рохана, но пожилой воин опять легко выбил у него меч.

– Ты слишком горячишься, мой мальчик, – сказал наставник. – Рука у тебя крепкая, и удары хороши. Но битва на мечах – это еще большее искусство, чем стрельба из лука. Я могу сегодня показать тебе два-три хитрых приема. Если ты овладеешь ими, выбить меч у тебя будет совсем непросто. Хочешь?

– Как-нибудь в следующий раз, – самолюбиво отказался Алмар. – Давайте мне лучше пращу. Вы увидите, как я здорово умею метать камни. Именно так я запросто сбивал с ног самих Шестилапых!

Рохан вздохнул и протянул мальчику веревочную пращу.

– Смотри, не промахнись в мишень, – заметил он. – Щит все-таки малость поменьше, чем Шестилапый.

Алмар даже фыркнул от возмущения. Да Рохан просто насмехается над ним! Ну ладно, сейчас он покажет, как надо метать камни в цель!

Юный рудокоп вложил в кожаный мешочек пращи гладкий камень и крикнул:

– Эй, Кустар, сорви с дерева яблоко и положи его на лоб Пеняру. Я запросто попаду в него с тридцати шагов!

– В кого – в яблоко или в Пеняра? – усмехнулся в усы Рохан.

– Конечно, в яблоко!

Сдвинув брови, Алмар начал раскручивать пращу. Кустар потихоньку стал на всякий случай отходить от Пеняра в сторону. А сам пень смирно стоял с большим красным яблоком на лбу и озадаченно мигал своим единственным глазом.

– Фью-ю-ю! – камень со свистом вылетел из пращи и серой молнией помчался в Пеняра. Раздался треск, и бедный пень полетел в озеро вверх корнями.

Кустар горестно всплеснул ветвями, и прыгнул в воду, спасая друга. Вскоре оба живраста уже стояли на земле и отряхивались от воды. А потом Кустар подошел к расстроенному Алмару и протянул ему яблоко, которое осталось целым и невредимым.

Рохан успокаивающе похлопал мальчика по плечу.

– Съешь яблоко, Алмар, и не огорчайся. Теперь мы будем заниматься с тобой каждое утро. Ты же хочешь стать воином, а для этого надо очень многое знать и уметь. А сегодня запомни одно: хвастовство и самоуверенность к добру никогда не приводят!

Глава восьмая

Золотой лес

Но на следующее утро занятия с Роханом не состоялось. Когда Алмар проснулся и пошел завтракать, Твигл сообщил ему, что воин еще ночью отправился на запад, к далекой Дубовой роще.

– Знакомая ворона сообщила ему, что видела в роще какое-то странное животное, – объяснил Твигл, накладывая в тарелку дымящуюся пшенную кашу. – Вот твой наставник и направился туда, чтобы проверить, не прячется ли среди деревьев шпион Пакира. Силы Тьмы что-то в последнее время совсем не дают нам покоя! Небось, старый колдун задумал что-то недоброе.

– А где матушка Виллина? – спросил Алмар, кисло глядя на свою тарелку. Он терпеть не мог кашу, но на этот раз решил держать свое недовольство при себе, чтобы снова не обидеть доброго Болтуна.

– Хозяйка еще не вернулась из Стелларии. Так называется столица моей родной Розовой страны. Хочешь я расскажу тебе о ней? Это самая волшебная страна на свете!

– Небось, не лучше моей Пещеры… – буркнул было по привычке Алмар, но затем, спохватившись, поправился:

– И чем же она так чудесна, уважаемый Твигл?

Болтун широко улыбнулся.

– Ты ешь, мальчуган, ешь, а я тебе расскажу про Розовую страну. Древняя легенда гласит, что тысячу лет назад именно в Розовой стране остановился великий волшебник Торн, когда он приплыл на материк с острова Атлантида. Он очень устал с дороги, и решил отдохнуть. Выбрал поляну покрасивее и заснул. А когда проснулся, то увидел вокруг чудесные леса и луга. В воздухе порхали тысячи разноцветных бабочек и стрекоз, а от чудесного пения птиц даже кружилась голова. Торну так понравилось все это, что он воскликнул: «Да это же самая прекрасная страна на свете! Но ей, пожалуй, не хватает немного волшебства».

Торн произнес магическое заклинание: «Аннабел, марабел, твинти, квинти, винти!» – и Розовая страна преобразилась самым наичудеснейшим образом. На деревьях стали расти не только удивительные фрукты, но и пирожки, торты и даже мороженное! Все звери и птицы мигом научились разговаривать. А солнце в небе вдруг весело подмигнуло и пустилось в пляс. Ну, а ночью и вовсе начались чудеса. Звезды стали играть друг с другом в прятки, а Луна запела чудные романсы, играя на хвостах комет словно на струнах скрипки.

А на следующий день Торн встретил маленьких толстеньких человечков. Это были мои предки Болтуны. Великий волшебник очень удивился и промолвил:

«Странно, я и не подозревал, что в этой стране живут люди. Наверное, я напрасно здесь все перевернул вверх тормашками? Может быть, вы хотите, чтобы все вокруг стало, как прежде?»

Но Болтуны только руками замахали:

«Нет, нет, нам очень нравится, какой стала наша Розовая страна! Великий Торн, оставайтесь жить с нами! Мы хотим, чтобы вы стали нашим правителем».

Но Торн улыбнулся и покачал седой головой.

«Простите, уважаемые Болтуны, но у меня очень много дел. Ведь я только-только начал создавать Волшебный край! Мне еще надо побывать в соседних странах – Голубой, Фиолетовой, Зеленой и Желтой. Скоро сюда прибудут мои воины из Атлантиды, и я хочу встретить их как следует».

И Торн поднялся в небо и полетел в другие страны. Там он тоже сотворил немало чудес. Но без хвастовства скажу, что Розовая страна у него получилась лучше всех! Не случайно много веков спустя у нас поселилась Стелла, самая прекрасная волшебница на свете. К тому же она владеет секретом вечной молодости, и является царицей цветов и всех прочих растений.

Алмар ел кашу и с ехидной усмешкой слушал рассказ повара.

– Простите, уважаемый Твигл, но как же вы можете знать о том, что произошло тысячу лет назад? – не удержался он от колкого вопроса. – И разве на деревьях могут расти пирожки, а Луна играть на хвостах комет? Признайтесь, вы все это просто выдумали? Наверное, ваш народ не зря прозвали Болтунами!

Твигл обиженно поджал губы.

– Знай же, мой мальчик, что Болтунами нас прозвали не потому, что мы болтливы, а потому, что мы умеем рассказывать самые чудесные истории на свете! Ни у кого в краю Торна нет такой фантазии, как у нас, и мы этим очень гордимся. Но то, что ты услышал сейчас, вовсе не выдумки, а самая что ни на есть чистая правда. Когда-нибудь Виллина возьмет тебя в Розовую страну, и ты увидишь все эти чудеса своими собственными глазами!

Алмар хмыкнул, но спорить не стал. Звезды играют друг с другом в прятки? Солнце прыгает и весело подмигивает Болтунам? Ха-ха-ха, так он и поверил в эти сказочки! Что ж, и рудокопы умеют приврать, если захотят, да еще и получше, чем Твигл.

Позавтракав, он вежливо поблагодарил Твигла (у повара даже глаза на лоб полезли от удивления!), и пошел гулять в парк. Там его поджидали верные Кустар с Пеняром.

Алмар хотел было потренироваться в стрельбе из лука, но настроение у него было снова неподходящее.

– Здесь, во дворце, меня никто не принимает всерьез, – ворчал он, недовольным взглядом глядя на то, как разноцветные бабочки танцевали над гладью озера. – Будто я не сын главного королевского ловчего Олдара, а какой-нибудь сопливый мальчишка! Виллина полетела в Розовую страну, и почему-то не захотела меня взять с собой. И даже Рохан отправился ночью на поиски шпиона Пакира без меня. Почему такая несправедливость, а, ребята?

Кустар только ветвями развел, а Пеняр простодушно начал прыгать вокруг мальчика, озорно подмигивая ему своим единственным глазом. А потом повернулся и запрыгал по дорожке, ведущей вглубь парка.

Алмар недовольно посмотрел вслед ему, а затем вдруг радостно воскликнул:

– Отличная мысль, Пеняр! И как я сам об этом не додумался? Пока Виллины и Рохана нет во дворце, почему бы нам не отправиться в путешествие по Желтой стране? Пускай они потом меня поищут, ха-ха-ха! А если нам повезет, то мы сами поймаем шпиона Пакира. Вот будет здорово, если Рохан придет во дворец с пустыми руками, а мы приведем на веревке какое-нибудь чудище!

Услышав эти слова, простодушный Пеняр запрыгал еще веселее. Кустар же тревожно стал размахивать ветвями, а потом указал на дворец. Он словно бы хотел сказать: хозяин, надо сказать о твоем замысле Логону, или Твиглу или Сакару! Но Алмар в ответ только беспечно махнул рукой.

– Ничего, пускай они малость поволнуются. Будут знать потом, как со мной потом обращаться! А то ведь целыми днями зудят и зудят: и то я не так сделал, и то не так сказал. Тьфу, надоело! Я ведь почему плохо стрелял из лука или дрался на мечах? Потому что не привык делать все это понарошку. Вот попадется мне шпион Пакира, я ему покажу, кто такой Алмар – победитель Шестилапых!

Мальчик перекинул через плечо лук и колчан со стрелами, повесил на пояс меч и веревочную пращу, а потом торопливо пошел прочь из парка. Сердце его радостно билось. Скоро все узнают, какой он на самом деле замечательный воин и следопыт!

Выйдя из парка, Алмар хотел было повернуть на запад – туда, куда ушел Рохан. Но тут Пеняр высоко подпрыгнул и громко заскрипел корой. Кустар тоже заволновался и указал длинной ветвью в сторону одинокой березы.

Алмар повернулся – и не поверил своим глазам. Возле ствола березы сидело маленькое животное, похожее на куницу. Нет, это была не куница…

– Карряга! – выдохнул мальчик. – Так вот кто шпионит за Желтым дворцом! Ребята, ловите эту противную гнилушку!

Кустар и Пеняр помчались к березе. Чуть позади них бежал Алмар. Его глаза сияли от радости. Юный рудокоп не ожидал, что ему так быстро повезет. Ха-ха, пускай Рохан побегает по дубовой роще, поищет шпиона. А он, Алмар, тем временем уже притащит во дворец Каррягу! После этого матушка Виллина непременно похвалит его. Ну, а Рохан поймет свою ошибку и подойдет к нему, крепко пожмет руку и скажет: «Прости, Алмар, я и не знал, что ты такой замечательный следопыт!»

Размечтавшись, Алмар не заметил лежавший в траве камень и, споткнувшись, кувырком полетел на землю. Увидев это, Карряга визгливо захихикала:

– Поймал, поймал, хи-хи-хи! Глупец, глупец!

Кустар и Пеняром были уже рядом с Каррягой, когда с вершины березы вдруг слетела большая летучая мышь. Она подхватила Каррягу и, взмыв в воздух, полетела невысоко над землей на восток.

Алмар вскочил на ноги, вложил стрелу в тетиву лука и выстрелил. И конечно же, впопыхах промахнулся.

– Это солнце виновато – бъет мне прямо в глаза! – объяснил он свой промах друзьям. – Ну ничего, мы эту летучую мышь быстро догоним. Знаю я этих тварей, они света ужас как боятся. Небось, скоро она сядет на землю, и тогда мы Каррягу поймаем. Вперед, ребята!

И трое друзей помчались по холмистой равнине вслед за летучей мышью. Она летела небыстро, и к тому же время от времени садилась на землю, чтобы передохнуть. Видимо, летать при свете дня для нее было на самом деле нелегко. Алмар нередко слышал, как Карряга злобно визжала, подгоняя свою «лошадку», обвиняла ее в лени и трусости. Каждый раз Кустар с Пеняром почти настигали беглецов, но в самый последний момент летучая мышь вновь взмывала в воздух, ускользая от живрастов.

Не прошло и часа, как Алмар стал выдыхаться. Он с горечью вспомнил, как Рохан просил его по утрам делать пробежки вдоль берега озера. Мол, выносливость – это главное оружие воина. Э-эх, и почему он не слушался мудрого наставника?

Наконец он не выдержал и крикнул пню:

– Пеняр, давай-ка я тебя оседлаю! Что-то у меня правая нога болит. Наверное, из подошвы гвоздь вылез. Это Сакар виноват, он мне новые каблуки недавно прибил на сапоги!

Пеняр с готовностью подскочил к хозяину. Алмар уселся на него, подогнул ноги, а затем вцепился руками в сучок, торчавший изо «лба» живраста и крикнул:

– Вперед, моя лошадка!

Пеняр помчался вперед, делая большие прыжки. Он совершенно не ощущал усталости, так же как и Кустар, и был готов преследовать беглецов хоть целый день.

Увидев это, Карряга злобно завизжала и стала кусать бедную летучую мышь. Та вынуждена была вновь подняться в воздух и лететь вперед, несмотря на явную усталость.

Преследование продолжалось до самого вечера. Поначалу Алмар с любопытством глазел по сторонам. Но затем от постоянной тряски у него разболелась голова, и он перестал воспринимать то, что происходит рядом. Он смутно помнил, что однажды вдали показалось огромное синее озеро. На его берегу стоял лес из высоких серых скал. Летучая мышь поначалу хотела было лететь именно туда, но злобный окрик Карряги заставил ее продолжать полет на восток.

Смеркалось. Наконец, впереди появился громадный лес. В нем росли огромные деревья, и листва у них была не просто желтой или бурой, как в других лесах Желтой страны, а золотистой. Алмар вспомнил, что Рохан однажды рассказывал о далеком Золотом лесе. В лучах заходящего солнца кроны могучих деревьев сияли таким нестерпимым огнем, что Алмар не выдержал и закрыл глаза. И, на мгновение потеряв бдительность, тут же свалился с Пеняра и покатился кувырком по земле.

Когда мальчик поднялся на ноги, летучая мышь уже подлетала к опушке Золотого леса. Издали послышался хохот Карряги:

«Догнал! Догнал! Хвастун и глупец!»

Алмар сердито показал Карряге кулак.

– Ладно, мы еще посмотрим, кто из нас глупец, – проворчал он. – Если бы Пеняр не споткнулся, то я бы через минуту поймал тебя, дурацкая гнилушка! Ничего, я и в лесу тебя запросто разыщу. Ведь отец сделал из меня лучшего охотника на свете!

Мальчик запнулся и тихо поправил себя:

– Ну, конечно, лучшего после моего отца. Он-то на самом деле был лучшим охотником в мире! Но и я кое-что умею. Пошли, ребята. Я хорошо вижу в темноте, так что эта дурацкая Карряга никуда от нас не скроется. Мы ей покажем!

Но оба живраста вдруг остановились, словно вкопанные. Пеняр начал тревожно поскрипывать корой, а Кустар умоляюще протянул к мальчику свои шипастые ветви.

Алмар недовольно нахмурился.

– Вы чего, испугались? – презрительно промолвил он. – Подумаешь, Золотой лес, экая невидаль! У нас в Пещере растут леса и почище этого. Ну, может, чуть и поменьше, зато в них водятся много опасных зверей. Ни один рудокоп не боится леса. А вам уж и заикаться о таком стыдно – ведь вы оба родились среди деревьев, да не простых, а живых. Пошли!

И мальчик с самоуверенным видом зашагал к Золотому лесу. Оба живраста уныло поплелись за хозяином.

Войдя в лес, Алмар ощутил странную тревогу. Нет, вокруг не было злых тополей или осин, и никто не тянул к нему цепкие ветви. Деревья стояли неподвижно, и лишь легкий ветерок слегка раскачивал их далекие вершины.

Мальчик озадаченно огляделся. Он увидел под елью несколько больших фиолетовых грибов. Странно, таких грибов возле Желтого дворца он не встречал. И такого странного сумрака тоже нигде не было. Даже в Пещере свет облаков был более теплым и ласковым…

Вскоре Алмар заметил, что в лесу на удивление тихо. Не было слышно ни пения птиц, ни стрекота кузнечиков. Приглядевшись, он увидел, что вокруг нет вообще никаких насекомых, даже вездесущих муравьев. А где же звериные тропы? В любом лесу таких троп полным-полно. А в этом Золотом лесу, кажется, вообще никогда не ступала ничья нога – ни человека, ни даже зверя.

Юный рудокоп растерянно почесал затылок. Он начал понимать, почему оба живраста так не хотели входить в Золотой лес. Наверное, они почуяли, что здесь все не так, как должно быть. Но ведь этот лес находился в Желтой стране, а здесь правит добрая волшебница Виллина! А это значит, что опасаться здесь нечего. Подумаешь, муравьев нет. Ну и хорошо, потому что муравьи порой очень больно кусаются!

Из-за соседнего дерева вдруг выглянула Карряга.

– Что же ты меня не ловишь? – захихикала она. – Лови, лови, глупец!

Забыв обо всех своих тревогах, Алмар опрометью бросился за Каррягой. Но та проскользнула между его ног, больно укусила мальчика за лодыжку и юркнула в ближайшие кусты.

– Ах, ты хочешь поиграть? – бодро воскликнул Алмар. – Ладно, посмотрим, кто кого! Ребята, за мной!

Погоня в лесу оказалась еще более трудной, чем на открытом пространстве. Карряга умела прекрасно прятаться среди упавших ветвей и, особенно, среди своих собратьев-коряг. Даже Кустар с Пеняром не всегда могли ее найти, а уж Алмару и вовсе приходилось туго. Порой он чуть ли не наступал на хитрую «зверушку», и все равно не замечал ее, пока Карряга с визгом вдруг не кусала его за ноги.

Прошел час, другой. В небе высыпали первые звезды, но странное дело – в Золотом лесу было по-прежнему довольно светло. Алмар только головой качал от удивления. Наверное, решил он, этот лес не простой, а волшебный. А может, даже колдовской. Чем-то веет вокруг недобрым. Не зря же вокруг не видно ничего живого!

Наконец, усталый донельзя мальчик вышел на большую округлую поляну. Ее окружали вязы, да такие огромные, каких юных рудокоп прежде не видывал.

Поляну окутывал серый туман – словно с неба спустилось небольшая туча. Воздух был прохладным, и в нем ощущалась странная затхлость. Алмар вздрогнул. Ему показалось, что он словно бы оказался возле Бездонной расщелины – там пахло точно также.

Карряга выбежала в самый центр поляны и захихикала:

– Поймал, поймал, ха-ха-ха! Думаешь, ты молодец? Нет, ты наоборот, глупец! Что же ты меня не хватаешь?

Алмар и сам не понимал, почему не может сдвинуться с места. В сердце его поселилась тревога. «Что-то здесь не так, – промелькнуло у него в голове. – Почему проклятая коряга не убегает? Может, она хочет заманить меня в какую-то ловушку? Но в какую? Здесь же никого нет…»

Он растерянно оглянулся. Кустар с Пеняром стояли среди вязов, словно бы опасаясь войти в серое облако тумана.

– Ладно, я и сам поймаю эту гнилушку, – буркнул Алмар.

Едва он пошел вперед, как земля вдруг сильно затряслась. Вязы стали раскачиваться, угрожающе заскрипев.

Не удержавшись на ногах, Алмар упал на спину. А когда снова встал, то не поверил своим глазам.

Место, где находилась Карряга, вдруг начало вспухать, словно бы из глубин земли поднимался гигантский гриб. Вскоре земляной холмик стал трескаться, и юный рудокоп увидел, что гриб-то был не простым, а железным! И не гриб это был вовсе, а купол какого-то здания, похожего на округлую башню.

Поляна сотрясалась все сильнее и сильнее. Алмар как завороженный смотрел, как из глубин земли ввысь поднимается металлическая башня. Карряга сидела на верхушке ее конической крыши и довольно хихикала.

– Попалс-ся, глупец! Принцесса Ланга будет довольна!

Только сейчас Алмар осознал, что его на самом деле заманили в ловушку. Оказалось, что матушка Виллина была вовсе не такой всесильной, как он думал. В ее Желтой стране кое-где укоренились слуги Тьмы, и особенно сильны они были здесь, в Золотом лесу. И он, глупец, сам пришел сюда!

Дверь металлической башни медленно раскрылась. Из ее глубины пахнуло таким холодом, что мальчик отпрянул со сдавленным криком.

Из темноты показалась высокая фигура, закутанная в черный плащ. Голова незнакомца была закрыта глубоким капюшоном.

– Вот ты и пришел навстречу своей смерти, Белый рыцарь, – послышался скрипучий, жестокий голос.

Алмар облизнул пересохшие губы.

– Это какая-то ошибка… – забормотал он. – Я вовсе не Белый рыцарь, а простой мальчик. Меня зовут Алмар, я рудокоп…

Незнакомец поднял руки. Мальчик замолчал – ему показалось, что это были руки… скелета!

– Ты прав, глупый мальчишка, – вновь раздался ледяной голос. – Теперь ты уже никогда не станешь Белым рыцарем. Виллина просчиталась. Ты оказался слишком глуп и хвастлив, и потому сам сунул голову в петлю. Властелин Пакир будет рад узнать о твоей гибели! Он щедро наградит меня за то, что я уничтожил его главного будущего врага… Прощайся с жизнью, мальчишка!

Незнакомец в темном плаще поднял руки еще выше, и в них вдруг появился черный меч.

У Алмара даже мурашки побежали по спине от страха. Он понял, что с этим страшным воином Пакира ему ни за что не справиться. Он и на самом деле оказался глупцом! Наставник Рохан хотел обучить его искусству воина, а он, Алмар, только отмахивался да хвастался. А ведь отец предупреждал, что гордыня не приведет его к добру!

Вспомнив про отца, Алмар вздрогнул. Если он сейчас погибнет, то кто же спасет отца? И кто освободит рудокопов от власти злого короля Тогнара? Матушка Виллина говорила, что его ждет великое будущее. И даже этот жуткий воин Пакира сказал, что он, Алмар, должен был стать со временем Белым рыцарем – великим воином, которого опасался сам Властелин Тьмы Пакир!

– Я не сдамся без боя! – яростно закричал мальчик. – Иди ко мне, чучело гороховое!

Алмар сдернул лук с плеча и через секунду в темного воина полетела стрела, вторая, третья. На этот раз мальчик не промахнулся. Но незнакомец ловко отбил все стрелы мечом. А затем он мрачно расхохотался.

– Ну что ж, наша схватка будет не такой уж скучной, как я думал, – почти довольным тоном заявил он. – Ладно, давай поиграем, земляной червяк!

Алмар даже вздрогнул от такого оскорбления. Что, этот воин Пакира назвал рудокопов земляными червяками? Да как он посмел!

Мальчик схватил свою пращу. Наклонившись, он поднял небольшой камень размером с кулак, и стал бешено раскручивать веревку. Незнакомец не успел и оглянуться, как камень полетел ему прямо в голову. На этот раз он не успел взмахнуть мечом, и камень взрезался точно ему в голову, закрытую капюшоном.

С воплем незнакомец полетел вверх тормашками. Алмар восторженно завопил и, выхватив меч, помчался к нему. Но тут же остановился со сдавленным криком.

От удара камня капюшон слетел с головы воина Пакира, и мальчик впервые смог рассмотреть его лицо. Оно… напоминало череп, обтянутый серой кожей!

Алмар отпрянул с испуганным воплем. Столкнувшись о кочку, он полетел на землю.

Воин Пакира тотчас поднялся на ноги. Его глубоко посаженные черные глаза сверкнули ледяным блеском.

– Испугался? И правильно делаешь, земляной червяк. Когда-то все в Большом мире боялись Кощея Бессмертного, повелителя Скифии, Сарматии и Колхиды! Но затем армия Пакира разгромила мое войско, и я стал слугой Властелина Тьмы. Там, в Большом мире, обо мне уже стали забывать… Но скоро имя великого Кощея вновь загремит над миром, словно раскат грома!

Кощей горделиво поднял голову и затем пошел к Алмару, сживая черный меч в костянистых руках.

Мальчик торопливо встал, выхватил из-за пояса свой меч – и не смог сдержать горестного вздоха. Он совсем забыл, что этот меч был учебным, и потому оба его лезвия были тупыми. Разве таким мечом можно победить такого страшного врага? И опять во всем виновата его дурацкая самоуверенность…

Кощей был уже в нескольких шагах от него, когда со стороны леса ему навстречу ринулись Кустар и Пеняр. Оба живраста увидели, что их хозяин в опасности, и помчались ему на помощь.

Кощей замахал мечом, пытаясь отбиться от неожиданных противников, но это оказалось не так легко сделать. Ветки Кустара были крепкими и сильными, и даже меч не мог их перерубить. А Пеняр прыгал на него, словно бешенный бык, и норовил поддать под зад своим плоским «лбом».

Кощей забегал по поляне, пытаясь увернуться от живрастов.

Глядя на это, юный рудокоп вдруг расхохотался. От его былого страха не осталось и следа. Оказывается, и на Кощея можно найти управу. Как хорошо, что у него, Алмара, есть такие замечательные и верные друзья!

Сверху послышался злобный визг Карряги.

– На помощь! На помощь! Кощея бьют!

Вскоре из глубины башни появился еще один воин Пакира, за ним второй, третий… Сердце Алмара вновь сжалось от страха. Эти воины были высокими, кряжистыми, и напоминали больше диких кабанов, вставших на задние лапы, чем людей. Они были одеты в мохнатые шкуры. Головы воинов закрывали рогатые шлемы, а в руках они сжимали большие кривые мечи.

Алмар пришел в отчаяние.

– Матушка Виллина! – закричал он. – Помоги! Тьма хочет убить нас!

И почти сразу же где-то высоко в небе послышался громовой раскат, второй, третий… Воины Пакира задрали головы и испуганно посмотрели наверх.

В сером тумане начало разгораться розовое сияние. От него шло такое тепло, что Алмару сразу же стало жарко.

Звероподобные воины закрыли глаза и, повернувшись, с воплями ринулись назад в башню. Кощей злобно закричал им что-то на каком-то гортанном наречии. Видимо, он приказывал своим воинам вернуться, но безрезультатно.

Сияние в небе тем временем разгоралось все пуще и пуще. Наконец, Кощей закричал от страха и закрыл глаза дрожащей рукой.

– Хранительница, это летит Хранительница! – в отчаянии завыл он.

Изрыгая проклятия, он скрылся в металлической башне.

Дверь стала со скрипом закрываться.

– Меня з-забыли! – завопила Карряга. – Трусы, предатели!

Она спрыгнула на землю и едва успела юркнуть в закрывающуюся дверь.

– Я еще пос-считаюсь с-с тобой, мальчишка! – услышал Алмар ее приглушенный вопль.

Поляна вновь вздрогнула, и башня стала торопливо опускаться вглубь земли. Вскоре на месте, где она находилась, остался только широкий круг взрыхленной почвы.

Сияние стало настолько ярким, что мгла, окутывающая поляну, начала таять. И тогда Алмар с радостью увидел, как с неба к нему спускается золотистое облачко. На нем стояли Виллина и Рохан. Лица у обоих были встревоженными.

– Матушка! – восторженно закричал Алмар и замахал руками. – Я здесь, здесь!

Золотистое облачко плавно опустилось на поляну. Рохан спрыгнул на землю и, подбежав к мальчику, крепко обнял его.

– Слава Торну, на этот раз все обошлось, – вздохнул он с облегчением. – Ну что, перетрусил, непобедимый воин?

Алмар всхлипнул, прижимаясь к мощной груди наставника.

– Ну какой я воин… Я самый обыкновенный мальчишка, и притом очень глупый и самоуверенный. Только-то я и умею, что хвастаться… Но теперь все станет по другому! Я буду теперь учиться день и ночь, честное слово!

– Только ты больше не хвастайся, – с легкой укоризной промолвил Рохан.

Вскоре Алмар и его друзья уже поднимались на золотистом облачке в небо. Юный рудокоп пылко поблагодарил Виллину, и та ласково погладила его по голове.

– Ничего, мой мальчик, все мы когда-то делали ошибки, – с грустной улыбкой сказала Виллина. – Ты еще только начинаешь жить, и не раз еще будешь спотыкаться на своем пути и даже падать. Но каждый раз ты должен вновь подниматься, и идти вперед, как бы трудно это не было! Только тогда ты станешь настоящим мужчиной и воином.

– Я постараюсь, – тихо Алмар. – Ведь кроме меня, никто не спасет моего отца, верно?

– Да, это так, – кивнула Виллина. – И ты можешь помочь не только ему одному, а еще многим другим людям. Не зря слуги Тьмы охотятся за тобой. Но мы с Роханом тебе поможем. Теперь, надеюсь, ты понял, что не случайно оказался здесь, в Желтой стране?

– Конечно! – воскликнул Алмар. – Но мне еще очень многое непонятно. Например, почему этот гадкий Кощей назвал вас Хранительницей, матушка?

– Наберись терпения, и со временем ты узнаешь мой главный секрет, – ласково улыбнулась Виллина.

Глава девятая

В путь!

Алмар вдруг замолчал и внимательно оглядел комнату. Кустар и Пеняр все это время дежурили: первый – у одного из заколоченных окон, а второй – у забаррикадированной двери. Судя по их спокойному виду, никто из монстров к дворцу не приближался.

Том тоже не проявлял ни малейшего беспокойства. Приключения Алмара его не очень-то интересовали, и потому медвежонок занялся осмотром помещения.

Что касается Элли и Страшилы, то они слушали своего нового друга с огромным интересом. Когда Алмар неожиданно прервал свой рассказ, Страшила негодующе взмахнул рукой.

– Э-э, мы так не договаривались! – воскликнул он. – А что было потом?

– Много чего, – коротко ответил Алмар. – Хватит, я и так что-то разболтался. Дело надо делать, а не языком молоть.

– Но сейчас же ночь, – возразила Элли. – Что мы можем сделать в темноте?

– Верно, – поддержал ее Страшила. – Не зря говорится: утро вечера мудренее. Тем более что на нас вроде бы никто нападать не собирается. Посидим, поговорим еще часочков несколько…

– Поговорим… – недовольно пробурчал Алмар. – Вот вы и поговорите, а я послушаю. Но сначала надо поесть – у меня аж живот от голода сводит. Ты не возражаешь, Элли?

Девочка кивнула. За весь прошедший день она только позавтракала – еще перед битвой у стен Изумрудного города. Сколько всего произошло с тех пор! У Элли уже не хватало сил удивляться. Несмотря на голод, больше всего ей сейчас хотелось спать, пусть даже кроватью будет служить дверца от разбитого шкафа.

Страшила хлопнул себя по лбу.

– Ну конечно, моя дорогая Элли проголодалась! – воскликнул он. – До чего же неудобно порой быть человеком. Хорошо еще, что я захватил с собой кое-что съедобное.

Соломенный человечек достал из карманов две пригоршни конфет и протянул их Элли. Девочка с горькой улыбкой посмотрела на сладости. Ей не верилось, что прошлым утром она с помощью Виллины устроила целый дождь из всяческих вкусных вещей для армии Дровосека и жителей Изумрудного города. Увы, совсем немного ей довелось побыть настоящей феей… Впрочем, это сейчас не главное. Надо помочь Виллине и спасти Желтую страну от нашествия чудовищ!

При виде конфет Алмар презрительно улыбнулся, но все-таки взял несколько штук.

– Жаль, что кухня в другом крыле, – заявил он, шурша фантиками. – Иначе бы я мигом притащил сюда целый воз всякой вкуснятины. Твигл такой мастер по части супов и салатов! Э-эх…

Элли встревоженно спросила:

– Послушай, а вдруг чудовища оставили нас в покое потому, что решили напасть на Виллину? Ты говорил, она больна и не встает с постели…

Алмар кивнул:

– Это точно. Но этим зверюгам не так-то просто будет до нее добраться. У Виллины хватит сил остановить любое. войско. К тому же волшебницу охраняет Рохан. А вот нам они, похоже, помочь не смогут… и загнать чудищ обратно в трещины – тоже. Элли, ты можешь что-нибудь предложить?

– Почему только Элли? – обиделся Страшила. – Когда-то я был правителем Зеленой страны и меня многие называли Мудрым.

Алмар приложил руку к сердцу и слегка поклонился.

– Прости, я забыл об этом. Виллина много, рассказывала мне о тебе и Дровосеке.

– Дровосек! – воскликнул Страшила, – Ну конечно, нам надо позвать на помощь Дровосека и его войско.

– И как же до него добраться? – с иронией спросил Алмар. – Летающего облака у нас больше нет, а через трещины не перепрыгнешь. Да и что смогут сделать Мигуны и Жевуны против таких чудовищ? Нет, надо придумать что-то другое…

– Стелла, – сразу же предложил соломенный человечек. – Стелла – волшебница, и, кроме того, у нее отличные отношения с племенем Летучих Обезьян. Это такие драчуны – лучше не бывает! Помнишь, Элли, как нам от них досталось во время похода на Бастинду?

– Летучие Обезьяны – это кое-что, – оживился Алмар. – Я слышал о них от Рохана. Но… как пробраться в Розовую страну? Мы находимся на севере, а она – на юге, за Зеленой страной. И сейчас у нас остался только один путь – на запад, к Кругосветным горам.

– Вот как? – Лицо Элли просветлело. – Это же замечательно! Тогда мы можем позвать на помощь Сказочный народ.

Алмар вопросительно посмотрел на нее, и Элли коротко рассказала о своих приключениях.

– Так что великаны, джинны, водяные, лешие и прочие сказочные существа до сих пор находятся в пустыне у Черных камней, – закончила она свой рассказ, – Я летела сюда в надежде, что Виллина поможет спасти их.

Мальчик вскочил на ноги.

– Ты сказала – Черные камни? – воскликнул он, улыбнувшись впервые за долгое время. – Ну конечно, как я мог забыть! Подождите…

Он ловко вскарабкался по колонне, ухватился за край дыры в потолке и исчез. Минут через десять он вернулся, весь перепачканный в пыли, но ужасно довольный. В руках Алмар держал большой, плотно набитый рюкзак. Развязав его, мальчик запустил руку внутрь и показал друзьям горсть изюма.

– Это сушеный чудесный виноград из сада Логона! – торжествующе сказал он. – Его комната как раз над нами, на втором этаже. Логон – любитель изюма, и Виллина разрешала ему сушить на солнце виноград с волшебной лозы, когда ему не находилось другого применения. Этот изюм поможет Сказочному народу одолеть силу Черных камней! Да и нам в пути пригодится. Одной изюминки достаточно взрослому человеку на целый день, а нам-то с тобой и подавно хватит. Как здорово, что ты вспомнила об этом!

Мимо, словно снаряд, пролетел Том. В своих исследованиях он добрался только до потолка, откуда благополучно сорвался, крепко ударившись затылком о пол.

– Что такое «изюм»? – с интересом спросил он, поднимаясь и отряхиваясь. – Он полезен нам, медведям, или как? Алмар хохотнул, вновь закрывая рюкзак.

– Не знаю, как насчет медведей, но игрушкам он вряд ли пригодится. Том, ты темноты боишься?

Медвежонок настороженно повел круглыми ушами.

– Опять в крысиную нору лезть? – недовольным голосом произнес он. – Нет уж, сами, сами. И так моя шкура не знаю во что превратилась…

Страшила тоже нахмурился.

– Мы что, собираемся путешествовать под землей? – спросил он. – Ну нет, мы так не договаривались! Терпеть не могу все подземное. Нет, братцы, я по норам да туннелям не ходок. Уж слишком там сыро.

– Тогда оставайся, – пожал плечами Алмар. Страшиле это предложение тоже не понравилось.

– Как это – оставайся? – возмутился он. – Один-одинешенек? Среди всяких там злобных тварей? Нет уж, спасибо, я лучше полезу в крысиную нору.

– У тебя есть какой-то план? – с надеждой спросила Элли.

Алмар кивнул, но объяснять ничего не захотел.

– Дорога к Кругосветным горам есть, но такая, что о ней даже думать не хочется, – сказал он с гримасой отвращения на лице. – Подождем на всякий случай до утра. Может быть, дела не так уж и плохи, как нам кажется…

Увы, дела обстояли еще хуже, чем думал Алмар. Он проснулся рано утром и, не будя измученную Элли, пошел в разведку вместе с верными Кустаром и Пеняром. Пройдя без помех по коридору дворца, он остановился у края разлома в здании. Белесые облака едкого тумана, вырывавшиеся из трещины, немного рассеялись, и мальчик наконец-то сумел разглядеть другой край трещины. До него было не меньше трехсот футов! Нечего было и думать преодолеть эту страшную пропасть. К тому же на той стороне разлома, у другой части расколотого пополам Желтого дворца, мальчик увидел толпу монстров самого причудливого вида. Рыча, извиваясь, вся эта нечисть теснилась около невидимого кругового барьера, защищающего дворец, и не могла приблизиться к нему ни на дюйм. Алмар успел заметить, как из окон второго этажа вылетела огромная стрела и пронзила шею зеленого «треножника» высотой с дерево. Дернувшись, монстр завалился на бок, придавив топтавшегося рядом носорога с тремя бивнями. Больше ничего Алмар не разглядел – завеса тумана вновь задернулась.

Помрачневший мальчик вернулся в комнату, где его ожидали друзья. Только что проснувшаяся Элли вопросительно посмотрела на него. Алмар рассказал обо всем, что успел увидеть.

– Дело ясное – эти чудища хотят добраться до Виллины, – заключил он. – Мы им не нужны. Помешать этой дикой орде мы все равно не в состоянии. Разве что Сказочный народ придет на помощь… Э-эх, делать нечего, придется отправляться в путь! Очень не хочется, честно говоря.

– Виллина сумеет продержаться до нашего возвращения? – робко спросила Элли.

Мальчик только вздохнул в ответ.

– У тебя нет другой одежды? – спросил он, критически оглядев длинное зеленое платье девочки. – Для путешествия этот наряд не очень-то подходит… Впрочем, подожди.

Алмар опять полез наверх и вскоре вернулся с коричневым комбинезоном в руках.

– Это садовый костюм Логона, – объяснил он, оглядывая Элли с ног до головы. – Он приблизительно такого же роста и тоже худощавый… Переодевайся! И возьми его башмаки – в твоих туфельках далеко не уйдешь.

Элли зашла за один из полуразбитых шкафов и облачилась в комбинезон. Он в самом деле пришелся ей впору, а вот кожаные ботинки Логона были чуть великоваты.

Элли вышла на середину комнаты, держа в руках платье.

– Ну как? – неуверенно спросила она. Новый наряд понравился всем, кроме Тома.

– Пуговиц многовато, – высказался он. – По себе знаю: пуговицы – дело ненадежное. Сегодня она есть, завтра – нет. Кстати, я кое о чем вспомнил. Алмар, нагнись-ка, я хочу тебя о чем-то попросить.

Удивленный мальчик наклонился над маленьким медвежонком. Тот неожиданно подпрыгнул и оторвал пуговицу от рукава его кожаной рубашки.

– Она на одной ниточке держалась, – как ни в чем не бывало заявил Том. – Все равно бы ты ее скоро потерял, а так от нее хоть толк будет.

– Какой толк? – с любопытством спросил Алмар.

– А вот какой, – объяснил Том. – Я, знаете ли, не очень-то хорошо вижу в темноте, так что мне двух глаз маловато. Элли, пришей мне, пожалуйста, еще один глаз, на лбу!

Все рассмеялись. Алмар нашел в разбитом шкафу катушку ниток с иголкой, и Элли пришила третью, синюю пуговицу на плюшевом лбу. Теперь у Тома было три глаза, и все разного цвета.

– Совсем другое дело, – заявил довольный Том, крутя головой из стороны в сторону. – Гораздо лучше видно! Вообще-то неплохо иметь глаз и на затылке – для нас, разведчиков, это очень полезно.

Алмар инстинктивно схватился за уцелевшую пуговицу на правом рукаве, а затем рассмеялся.

– Нет уж, хватит с тебя и трех глаз, – сказал он.

– Элли, ты собираешься брать платье с собой?

Девочка кивнула. Аккуратно свернув платье, она обернула его в чистое полотенце, найденное в шкафу, и положила в рюкзак Алмара поверх изюма.

– Когда мы встретимся со Сказочным народом, я должна выглядеть как фея, а не как простая девочка в старом комбинезоне, – объяснила она.

Алмар согласно кивнул. Он достал из бокового кармана рюкзака три небольших светящихся шарика и вручил их Элли, Страшиле и Тому.

– Эти шарики делают из шерсти Шестилапых, – объяснил он. – Виллине когда-то давно подарил их сам Хранитель времени Карам… Ладно, пошли, пора…

Кустар открыл дверь, и небольшой отряд зашагал по коридору полуразрушенного дворца. Алмар привел своих друзей в один из многочисленных чуланов. С помощью Кустара он снял несколько половиц.

– Года два назад мы с Роханом перестилали пол и наткнулись на подземный ход, – сказал он. – Даже Виллина не знает, кто его вырыл. Я исследовал туннель и выяснил, что он ведет к берегу подземной реки. Мы с Роханом построили лодку и сделали вылазку – недалеко, мили на три от дворца.

Сердце Элли тревожно сжалось.

– А… а откуда ты знаешь, что эта река ведет именно на запад, к Кругосветным горам? – спросила она.

– Нам помогли птицы, – объяснил Алмар. – Мы с Роханом сделали пять небольших корабликов из коры, раскрасили их в красный цвет, а затем пустили в плавание. Наши друзья-птицы полетели ко всем рекам, которые вытекают из-под скал – а таких в Волшебной стране шесть. Через пять дней во дворец прилетела одна толковая сорока. Она доложила, что видела на западе Кругосветных гор три красных кораблика, плывущих по бурному потоку.

– Три? – озадаченно спросил Страшила. – Странная арифметика. А куда же делись еще два?

Алмар пожал плечами.

– Они могли где-нибудь застрять… – не очень уверенно ответил он. – Или…

– Или подземная река где-то раздваивается, – закончил за него Страшила. – И тот, второй поток наружу не выходит. Верно?

– Посмотрим, – ответил мальчик и первым полез в темное отверстие.

Глава десятая

Путешествие в глубь земли

Под полом дворца оказался наклонный туннель с вырубленными в нем ступеньками. Лестница круто уходила вниз, и у Элли скоро закружилась голова. К счастью, вокруг было темно, а свет шариков был довольно тусклым, и потому нельзя было определить, как глубоко туннель уходит в землю. Девочка шла вслед за Страшилой, опираясь рукой о холодные каменные стены. Соломенный человечек что-то недовольно бормотал себе под нос – предстоящее путешествие по подземной реке его нисколько не радовало. Медвежонок же уселся верхом на Пеняра и время от времени бодро выкрикивал: «Вперед! Ура-а!» Кустар замыкал небольшой отряд. Иногда, на самых крутых участках, он заботливо поддерживал Элли под руку, не забывая спрятать свои острые шипы.

Через два часа Алмар устроил привал на широкой террасе. Он разыскал на каменной нише два матраса, которые они с Роханом оставили здесь на всякий случай, и расстелил их на неровном полу. Элли с вздохом облегчения села, чувствуя дрожь в ногах. Помедлив, Алмар присоединился к ней. Остальные путешественники никакой усталости не испытывали. Медвежонок немедленно затеял веселую возню с Пеняром, а Страшила с глубокомысленным видом обошел террасу и спросил:

– Интересно, откуда под Желтым дворцом появился этот туннель? И кто вырубил эти ступеньки?

Алмар сказал:

– Рохан считает, что туннель имеет естественное происхождение, я с ним не согласен. Что же касается ступенек, то нам механик Сакар придумал хитроумную машину, которая вырубила лестницу сама, без нашей помощи. К сожалению, в самом низу она свалилась в подземную реку и утонула.

– И как это Виллина могла построить свой дворец прямо на каменной норе? – удивился Страшила.

– Матушка очень удивилась, когда узнала о ней, – ответил мальчик. – Я уже говорил, – чародейская сила Виллины велика, но не распространяется в глубь земли. Хотя я-то уверен, что туннель был пробит в каменной толще уже после появления дворца.

– И кто же его пробил? – насторожился Страшила.

– Да хотя бы твой злой колдун, – усмехнулся Алмар. – Или скорее, его слуги.

Элли и Страшила изумленно переглянулись.

– Ты… ты хочешь сказать, что фантазии Изумрудика – вовсе не фантазии? – дрожащим голосом спросила девочка.

– Ничего я не хочу сказать, – нахмурился Алмар. – Просто мне в голову тоже порой приходят всякие завиральные идеи… Кто-то же построил огромную крепость в королевском лабиринте рядом с Пещерой? И этот великан явно пытался пробиться на поверхность земли. И кроме того…

Он вдруг замолк и, несмотря на настойчивые расспросы друзей, не сказал больше ни слова.

Подкрепившись изюмом и выпив по нескольку глотков воды из фляжки, Алмар и Элли поднялись с матрасов. Виноград Виллины даже в сушеном виде сохранил свою чудодейственную силу, так что оба почувствовали себя отдохнувшими и полными сил. Зато Страшила пожаловался, что его левый глаз стал хуже видеть. К его удивлению, мальчик достал из кармана рюкзака коробочку с красками и кисть.

– От Виллины я наслышан о ваших с Элли приключениях, – улыбнулся он, – вот и захватил на всякий случай краски Сакара – он, между прочим, замечательный живописец. Элли, займись своим другом.

Девочка с удовольствием подрисовала Изумрудику расплывшийся левый глаз, а затем заодно подправила и остальные черты лица. Том немедленно слез с пня и потребовал, чтобы ему тоже что-нибудь нарисовали, например, второй рот. «У меня порой в голове теснится столько разных мыслей, что они через один рот просто не успевают выскакивать», – заявил он. Но друзья почему-то не поддержали его просьбу. Страшила даже проворчал, что, мол, некоторым не мешало бы сначала обзавестись мозгами из отрубей и иголок. Добродушный медвежонок не обиделся. Да и как обижаться на несчастного Изумрудика, у которого внутри какая-то солома вместо первосортных дубовых опилок?

Спуск по туннелю продолжался еще несколько часов. Элли больше не ощущала усталости. Но от мысли, что над ней находится огромная каменная масса, девочке было не по себе. Кроме того, у нее из головы не выходили туманные слова Алмара о колдуне-великане. А что, если он существует на самом деле? Тогда маленький отряд может встретиться там, в глубинах земли, с еще одной, возможно смертельной, опасностью. А что, если этот злой чародей задумал…

Элли замотала головой, стараясь отогнать неприятные мысли. Пусть будет, что будет, решила она.

Наконец туннель стал более пологим и вскоре вывел путников к берегу широкой подземной реки. В тусклом свете шариков было невозможно разглядеть противоположный берег. Похоже, река была очень широкой.

– И как же мы поплывем? – спросил Страшила. Он почувствовал себя заметно бодрее, когда узнал, что Алмар догадался захватить с собой коробочку с красками.

Алмар молча указал на большую лодку, стоявшую у берега. В ней лежали пара весел и несколько длинных шестов.

– Река здесь неглубокая, так что мы пойдем на шестах, – сказал он. – Садитесь, время не ждет.

Страшила первым уселся на скамью и тут же заявил:

– Чур, я буду грести веслами. Шест – это не для меня. Помнишь, Элли, как я однажды повис на шесте во время нашей переправы на плоту через Большую реку? Тогда меня спас аист, а кто поможет теперь?

– Не беспокойся, управлять лодкой будем мы с Кустаром, – снисходительно объяснил Алмар. – Ваша задача – сидеть и крепко держаться за борта. Течение здесь бывает довольно бурным. Поди, вылови вас потом из воды в такой тьме!

Страшила сразу же вцепился своими мягкими руками за борта. Элли последовала его примеру. Том пробурчал, что таких опытных разведчиков, как он, надо беречь, и сразу же полез под скамью. Пеняр присоединился к своему новому приятелю.

Алмар и Кустар взяли по шесту, отвязали лодку и оттолкнулись от берега. Течение подхватило суденышко и понесло его по огромному каменному туннелю.

Вскоре Элли перестала держаться за борт обеими руками. Она подняла светящийся шарик повыше, стараясь разглядеть своды подземного туннеля. Несколько раз ей казалось, наверху что-то блеснуло. Возможно, это были какие-нибудь драгоценные камни, но толком рассмотреть их не удалось. Наконец Элли надоело это занятие, она зевнула и лениво опустила пальцы в водный поток. И сразу же со сдавленным криком выдернула руку из воды, услышав громкий всплеск.

– Что это? – со страхом спросила она.

– Может быть, крупная рыба, – ответил Алмар, энергично работая шестом. – А может, и нет. Расслабляться здесь нельзя – так можно и без пальцев остаться. Кустар, проверь…

Куст, стоявший на корме, отложил в сторону шест, наклонился и запустил свои длинные цепкие ветки в воду. Не прошло и минуты, как он резко выпрямился. Обернувшись, Элли увидела, что живраст держит крупную рыбину, безглазую, но зубастую, словно пиранья.

– Ого – негромко промолвил Алмар. – Пожалуй, тут одними пальцами не отделаешься. Этакая тварь полруки запросто отхватит! Нам с Роханом такие не попадались…

Страшила спросил, крутя головой по сторонам:

– А отмели здесь есть?

– Не знаю, – ответил Алмар.

– А водопады? Или пороги? Или водовороты?

– Увидим, – коротко ответил мальчик, энергично работая шестом. И тут же воскликнул: – Смотрите!

Справа по борту промелькнул небольшой остров. На нем возвышался белый каменный обелиск.

– Похоже, чья-то могила, – тихо сказала Элли. – Ты не можешь повернуть назад, Алмар?

Мальчик буркнул что-то, однако энергично заработал шестом. Ему удалось развернуть лодку носом против течения. Алмар с Кустаром уселись на среднее сиденье, взялись за весла и повели лодку к острову. К счастью, течение подземной реки в этом месте было довольно плавное, и вскоре из тьмы вновь выплыл белый каменный обелиск. Друзья причалили у небольшого выступа. Алмар спрыгнул на берег и, ухватившись за нос лодки, подтянул ее поближе. Обмотав канат вокруг каменного выступа, он помог Элли и Страшиле сойти на остров. За ними последовал любопытный Том, а Кустар и Пеняр остались в лодке.

– Чего стоим? – осведомился медвежонок, крутя головой. – Ага, вижу какой-то камень. Белый камень. И на что он нам сдался?

Не слушая его, трое друзей подошли к квадратному основанию обелиска. На одной из его сторон была вырезана надпись на незнакомом всем языке.

– Мне кажется, это имя погребенного воина, – после долгого молчания сказала девочка, – Но кто он и в какой битве сложил голову?

Страшила развел руками.

– А я-то думал, что в «Хронике Волшебной страны» описаны все значительные события этого края! – раздосадованно сказал он, – Впрочем, гномы-летописцы прибыли сюда гораздо позже, чем здесь поселился Торн… Многое могло произойти до этого и на земле, и под землей. Об этом мы ничего не знаем и, возможно, не узнаем никогда.

– Надеюсь, узнаем, – негромко ответил Алмар. – Эй, Том, ты куда?

Медвежонок как раз взбирался по довольно толстому стержню, торчащему из основания обелиска. Внимание Тома привлек белый шар, венчавший стержень.

Алмар попытался поймать любопытную игрушку за заднюю лапу, но промахнулся и скользнул пальцами по стержню. Тотчас белый шар зажегся неярким розовым светом.

– О, да это какой-то факел! – воскликнул мальчик. – Удачно, очень удачно.

Он осторожно вынул факел из гнезда в постаменте.

– Это я нашел! – негодующе завопил Том. – Оставь эту штуку, она моя!

– Брось, глупыш, ты все равно его не удержишь… – отмахнулся Алмар. – А это еще что?

Мальчик обнаружил вблизи ручки «факела» маленький рычажок, который мог двигаться в узком пазу. Алмар слегка сдвинул его вперед к белому шару, и тот засиял сильнее.

Сдвинув рычажок до предела, мальчик едва сдержал изумленный крик.

Шар на конце «факела» лишь слегка порозовел, но почему-то его сияния теперь было достаточно, чтобы осветить высокие своды туннеля и реку на сотни футов в обе стороны. И тем не менее его блеск казался неярким, так что даже мальчик-рудокоп мог смотреть на него не жмурясь.

– Волшебство… – с благоговением прошептал Алмар. – Что по сравнению с этим «факелом» наши жалкие светящиеся шарики! Теперь нам будет куда удобнее путешествовать.

Постояв еще некоторое время в молчании у таинственного памятника, путники вернулись в лодку.

– Когда-нибудь мы разгадаем эту тайну, – негромко сказал Алмар, крепко сжимая в руках шест. – Кустар, отчаливай! Элли, а ты держи «факел».

Отныне плавание проходило не во тьме, а словно в сумеречный день. Держась левой рукой за борт, Элли подняла вверх «факел» и с любопытством огляделась. Подземная река оказалась не меньше трехсот футов в ширину. Потолок туннеля то уходил круто вверх, то вновь опускался, оставаясь при этом очень высоким. «Пожалуй, здесь мог бы проплыть и большой корабль», – подумала Элли.

Река сделала плавный поворот влево, и Алмар предостерегающе поднял руку. Впереди смутно вырисовывались какие-то огромные валуны, перегораживающие поток. Подплыв ближе, путники были потрясены открывшейся им картиной.

Когда-то давно в этих местах разгорелось большое сражение. Валуны оказались перевернутыми вверх днищами деревянными кораблями. Многие потеряли часть обшивки и теперь щетинились шпангоутами, делавшими их похожими на скелеты динозавров.

– Осторожнее, Кустар! – встревоженно крикнул Алмар, крепче сжимая шест.

Сравнительно спокойный до сих пор поток забурлил, петляя в обширном кладбище погибших кораблей. Элли не раз зажмуривалась от ужаса, когда лодка проскальзывала всего в нескольких дюймах от полузатонувших гигантов. Страшила тоже был напуган, – но не столько огромными размерами судов, сколько водопадами брызг, которые обрушивались на путников со всех сторон. «Промокну насквозь! – кричал он, не слыша собственного голоса из-за шума бурного потока. – Бедная моя голо…» Он замолчал, когда плеснувшая из-за борта волна окончательно смыла его рот.

Если бы не мужество Алмара и Кустара, лодка непременно разбилась бы в щепки, столкнувшись с каким-нибудь из остовов кораблей. Но наконец после дикой качки она вылетела на свободное пространство и вновь замедлила ход.

– Тону! – услышали путники вопли Тома. – Меня залило! Бедная моя шкурка, бедные мои опилки!..

Наклонившись, Элли извлекла из-под сиденья дрожащего медвежонка.

– Не кричи, – строго сказала она. – Мы все промокли до нитки. Смотри – бедный Изумрудик даже рот потерял… Алмар, как же мы теперь будем сушиться?

Мальчик обернулся и любопытным взглядом проводил скрывшееся за поворотом кладбище кораблей.

– Какой там был яростный бой! – с восхищением воскликнул он. – Я заметил, что корабли были двух типов: большие, широкие, и маленькие, узкие. Но что за воины бились здесь много веков назад? Э-эх, хорошо бы вернуться и порыскать среди обломков…

– Не вздумай! – испуганно возразила Элли. Подумав, Алмар неохотно согласился:

– Верно, это опасно. Да и течение не позволит нам повернуть. Ладно, поищем место, где можно обсохнуть… Вот то, что нужно!

Алмар указал рукой на широкую Отмель справа по борту. Вскоре лодка причалила к ней, и Элли с облегчением ступила на влажный песок. Она помогла выбраться на сушу насквозь промокшим Страшиле и Тому. Оба имели жалкий вид, но Элли не растерялась. Она заметила на песке немало обломков корабельных досок и сказала:

– Алмар, попытайся разжечь костер. А я займусь нашими бедными мокрецами.

Пока мальчик с помощью двух живрастов складывал в кучу доски посуше, Элли не теряла времени. Тома она попросту выжала, словно мокрую мочалку. Медвежонок бурно протестовал, опасаясь за целостность своей плюшевой шкурки, но затем смирился и даже стал командовать: «Правую ногу получше отожми! Да не крути так, оторвешь! Ух, сколько же воды в меня влезло…»

Над Страшилой предстояло потрудиться посерьезнее, но Элли было не привыкать. Она взяла у Алмара кинжал, осторожно распорола бывшего правителя по швам, а затем вытащила из него мокрую солому. Отжав ее как следует, Элли разложила солому на досках.

Затем девочка тщательно выжала зеленый костюм Изумрудика и повесила его сушиться на обломке корабельного шпангоута, торчащего из песка.

Устало вздохнув, она присела у костра рядом с Алмаром.

– Нам тоже не мешало бы побыстрее просохнуть, – сказала она, заметно дрожа. – Мне холодно.

Алмар хотел что-то сказать, но затем поднял с песка «факел» и внимательно осмотрел его.

– Удивительная штука, – заметил он. – Для тех, кто плавал в древности по подземным рекам, такие «факелы» были совершенно незаменимы… Так, а это что? – Он указал на второй, едва заметный рычажок, расположенный в средней части «факела». – Элли, на всякий случай закрой глаза.

Девочка так и сделала. Она не ощутила никакой яркой вспышки, но почувствовала, как на нее обрушилась волна теплого воздуха.

– Ого! – восторженно воскликнул Алмар. – Да это то, что нам нужно! Вот это факел – не только светит, но и греет, да еще как!

Элли осмотрела свой комбинезон и глазам не поверила: он был совершенно сухим.

Это заметил и стоявший неподалеку Том – к костру приближаться он по понятным причинам опасался.

– Меня тоже так посушите, – попросил он и на всякий случай закрыл лапками глаза-пуговицы.

Алмар вновь использовал чудесный «факел», и несколько мгновений спустя медвежонок стал сухим.

– Вот так-то лучше, – проворчал Том, укоризненно глядя на Элли. – А ты мне ноги да руки крутила. Правое ухо едва не оторвала! Еще хорошо, что не распорола, как беднягу Изумрудика.

Девочка смущенно улыбнулась.

– Но я же не знала, что этот «факел» может совершать подобные чудеса! Алмар, а теперь давай займемся Страшилой.

Это приятное открытие немного подбодрило путников. Когда соломенный человечек вновь обрел свеженарисованный рот, он тут же растянул его до ушей и сказал:

– Ну, братцы, теперь я почти спокоен! Темнота и вода нам не страшны, а все остальное – чепуха. Глядишь, скоро мы из этого подземелья выплывем. До чего же я соскучился по солнышку!

Алмар скептически усмехнулся, но разубеждать соломенного человека не стал. Он предложил немедленно продолжить путь, но Элли пожаловалась на усталость. Мальчик кивнул в знак согласия и стал прогуливаться вдоль длинной отмели взад-вперед. Неожиданно он остановился и, наклонившись, вынул из песка какой-то предмет. Осмотрев его, мальчик удивленно поднял брови и поспешил к костру.

– Странная штука, – сказал он. – Как ты думаешь, Элли, что это?

Девочка округлила глаза. Она увидела два бронзовых кольца, скованных цепью.

– Кандалы, вот что это такое… – взволнованным голосом ответила она. – Их надевали на руки заключенным или рабам. Откуда они взялись здесь, глубоко под землей?

Алмар нахмурился и что-то тихо сказал Кустару и Пеняру. Трое друзей обошли всю отмель, тщательно оглядывая песок, и вскоре нашли еще пять пар кандалов.

Эта находка очень обеспокоила Элли.

– Похоже, по этой реке когда-то плыл корабль с невольниками, – предположила она. – Но куда он мог направляться?

– Хотя бы к великану-колдуну, – ответил Алмар. – Меня больше беспокоит, ОТКУДА такие корабли могли плыть. А вдруг из Пещеры рудокопов?

Элли вспомнила о том, что отец Алмара был арестован солдатами короля рудокопов.

– Напрасно ты пугаешь сам себя! – поспешила возразить она. – Что может связывать рудокопа Тогнара и чародея из Подземной страны?

Алмар недобро сощурился и процедил сквозь зубы:

– Не знаю… Но клянусь Священным источником, я выясню это! И обязательно разыщу отца!

Вскоре лодка с путниками отправилась в дальнейшее плавание. Все, даже неунывающий обычно Том, угрюмо молчали. Медвежонку показалось, что его левая нога стала плохо слушаться. Он надулся, с обиженным видом поглядывая из-под скамейки на Элли. «Тебя бы так покрутили… – бурчал он. – Справились с маленьким… Я не половая тряпка, чтобы меня, понимаешь, выкручивали в разные стороны…»

Так, почти в полной тишине, они проплыли еще несколько часов. За это время река стала еще шире, а потолок пещеры заметно поднялся. Наконец поток сделал крутой поворот, и лодка закачалась на невысоких волнах. В лицо путникам ударил затхлый, едкий ветер. Элли подняла факел повыше и обнаружила, что больше не видит берегов.

Лодка плыла по огромному подземному морю.

Глава одиннадцатая

Подземное море

Алмар отложил в сторону бесполезный теперь шест и знаком приказал сделать то же самое Кустару.

– Дальше пойдем на веслах, – объявил он. – Элли, пересядь подальше к корме и возьми руль. И выключи «факел», он нам больше не нужен.

Действительно, мрак, окружавший путешественников, стал постепенно рассеиваться. Высоко под сводами гигантской пещеры появились светящиеся облака – но не золотистые, как в стране рудокопов, а лиловые. Время от времени между ними проскальзывали змеящиеся молнии, и в воздухе прокатывался оглушительный раскат грома. Страшила забеспокоился.

– Откуда здесь взялось море? – воскликнул он, со страхом глядя на необъятные просторы. – Мы не договаривались ни о каком море! Да мы же здесь перевернемся на такой хлипкой лодочке! И плыть неизвестно куда…

Алмар на секунду перестал грести и с иронией спросил:

– А что ты предлагаешь делать? Повернуть назад и идти против течения по реке? У нас попросту не хватит на это сил.

Элли согласно кивнула, но все же неуверенным голосом заметила:

– Это верно, но куда нам плыть? Море кажется таким большим…

Алмар снисходительно пояснил:

– Ты же видела, какая большая река в него впадает. Наверняка не меньше воды из моря и вытекает, иначе бы его уровень все время менялся. А плывем мы вдоль течения. Думаю, оно приведет нас к еще одной реке.

Приглядевшись, Элли увидела прямо по курсу несколько досок, плывущих среди волн. Это были обломки погибших кораблей, подхваченные морским течением. Лодка вскоре обогнала некоторые из них, но впереди показалась толстая балка, а за ней – две полуразбитые бочки.

Девочка немного успокоилась.

– Алмар знает, что делает, – сказала она сидящему рядом Страшиле. – Куда-нибудь это течение да приведет… Ой!

Она испуганно вскрикнула, заметив, как впереди среди волн промелькнула чья-то широкая, темная спина. Еще несколько секунд спустя слева по борту море вскипело от сильного удара. В фонтане брызг Элли разглядела широкий хвост.

Алмар, побледнев, энергично заработал веслом. Вскоре лодка развернулась и носом встретила высокие волны, образовавшиеся после мощного всплеска.

Мальчик передал свое весло Кустару, а сам схватил рюкзак и принялся лихорадочно рыться в одном из боковых карманов. Он достал большой металлический наконечник и моток тонкого шнура, а затем привязал наконечник к концу одного из шестов. Вскоре в его руках оказался длинный гарпун.

Темная спина морского чудовища вновь появилась неподалеку от лодки. Видимо, животное заметило непрошеных гостей и всерьез ими заинтересовалось.

Алмар встал на носу лодки, держа в руках гарпун. Несмотря на опасность, Элли невольно залюбовалась его крепкой, ладной фигурой. Он был не старше Дональда, но вел себя не как мальчишка, а словно взрослый воин. Сын ловчего Олдара был грубоват, порой излишне резок и прямолинеен, зато с ним Элли чувствовала себя как за каменной стеной.

Прошло несколько томительных минут и, наконец, среди волн слева по борту показалась голова монстра. Она походила на змеиную, только была увенчана радужным гребнем и двумя короткими белыми рогами.

– Морской змей! – выдохнула Элли, вцепившись руками в борта лодки.

Страшила онемел от страха. Том, услышав возглас девочки, вылез из-под лавки и высунул голову из-за борта.

– В чем дело? – спросил он. – Почему стоим? Ой, опять дракон…

Медвежонок свалился на дно лодки и закрыл лапками глаза, не подавая признаков жизни.

Некоторое время морской змей пристально разглядывал пассажиров лодки, а затем медленно поплыл к ним навстречу. Алмар сделал знак рукой Кустару, и тот развернул лодку носом к чудовищу.

Страшила прошептал:

– Э-эх, Дровосека бы сюда…

Он с трудом поднял мягкими руками один из запасных шестов, готовясь к бою.

Элли хотела сделать то же самое, но вдруг почувствовала, что какая-то странная сила стала наполнять ее тело. Нечто подобное было уже несколько раз, когда Виллина приходила ей на помощь в трудные минуты, но теперь все было иначе. Эта сила была холодной, злой и безжалостной. Закрыв глаза, девочка задрожала, едва сдерживая крик. «Что это и откуда пришло?» – в отчаянии подумала она.

Алмар тем временем поднял гарпун, предупреждая морского змея, что без боя он не сдастся. Но чудовище и не думало останавливаться. С шумом всплеснув короткими боковыми плавниками, оно опустило голову и ринулось вперед.

Мальчик метнул копье, и оно вонзилось в широкий лоб змея, точно между двумя рогами. Чудовище издало протяжный вопль боли и забилось, поднимая тучи брызг. Ударом хвоста ему удалось сбить гарпун. На глазах у потрясенных путников рана тотчас затянулась. Змей, разинув пасть с изогнутыми зубами, вновь бросился к лодке.

Алмар выхватил меч и, обернувшись, крикнул:

– Прощай, Элли! Ты должна…

Он не договорил, застыв от изумления.

Элли медленно поднялась со скамьи. Сейчас ее невозможно было узнать. Черты лица стали резкими, жесткими, обычно ласковые глаза светились ледяной яростью. От девочки исходил пурпурный, пульсирующий свет. Она подняла правую руку и негромко произнесла:

– Эдис родер рух!

Внезапно из плотно сжатых пальцев вылетела розовая молния и ударила в волны прямо перед змеем. Вода закипела, обдав голову чудища горячими брызгами.

– Торган мис ледер! – проговорила Элли, и еще одна молния врезалась в море в нескольких дюймах от широко разверстой пасти.

И змей дрогнул. С протяжным воем он нырнул и исчез, взмахнув напоследок костистым хвостом.

Сияние вокруг Элли тотчас исчезло. Она почувствовала, как страшная, чужая сила покидает ее. Со стоном девочка упала на скамью и потеряла сознание…

Очнувшись, она увидела над собой встревоженные лица Алмара и Страшилы, Том разместился на ее плече и осторожно водил влажной лапкой по лицу девочки, приговаривая:

– Открывай глаза, Элли, не бойся. Я прогнал дракона. Как только он увидел посреди моря медведя, так сразу со страху пошел ко дну. Ну вставай же, Элли, вставай, вставай…

Глубоко вздохнув, Элли потерла ладонями одеревеневшее лицо.

– Что со мной было? – спросила она слабым голосом.

Алмар пожал плечами.

– В тебя словно вселилась какая-то колдовская сила, – глухо сказал он. – Даже смотреть на тебя было страшно… Но как бы то ни было, ты нас всех спасла.

– Змей уплыл?

– Да.

– Сколько же времени я была без сознания?

– Дня два или около того.

– Что-о?

Элли с трудом уселась на скамейке и осмотрелась. Вокруг расстилалось безбрежное море, освещенное светом лиловых облаков. Волнение улеглось, и лишь легкая рябь морщила морскую гладь. Прямо по курсу девочка разглядела несколько обломков досок.

– И все эти два дня мы плыли по течению? – спросила Элли.

– Да, – ответил Алмар, улыбнувшись.

– И на нас больше никто не нападал?

– Нет. Хотя вдали мы не раз видели каких-то чудовищ. Но к лодке никто не приближался.

– Странно… – прошептала Элли, качая головой. – Очень странно. Кто же тогда пришел к нам на помощь? Не Виллина, это ясно, но кто же тогда? Ой, что это?

Только сейчас она заметила вдали, слева по борту, какое-то бледное свечение, исходящее словно бы из глубины моря. Посередине темнело большое пятно.

Страшила поднял руку, привлекая к себе внимание, а затем важно проговорил:

– Если хотите, я могу высказать свое пред-по-ло-же-ние. Последние часы я много размышлял на эту тему и пришел к кое-каким выводам.

Элли и Алмар кивнули и приготовились слушать соломенного человека. Том, напротив, насупился и полез под скамью.

– Ну вот, опять начнет речь произносить, – недовольно ворчал он. – Тебе было хорошо все это время, Элли, ты спала, а мы тут все намучились, слушая речи Изумрудика. Я сам, знаете ли, порассуждать люблю, но это чуче… то есть этот бывший правитель, кого хочешь переговорит.

– Том, Том! – укоризненно сказала Элли. – Ты не прав, Изумрудик порой высказывает очень толковые мысли. Страшила кивнул с довольным видом:

– Конечно. Зря, что ли, Гудвин подарил мне отборные, высшего сорта мозги? Правда, здесь очень сыро. Не будь у нас чудесного «факела», я давно бы превратился в груду мокрой соломы. Итак, пока Элли спала, я осмысливал разные факты. И вот что я надумал. Темное пятно среди облака света – это остров в море…

Алмар усмехнулся.

– Ну, это я давно понял.

– …и на этом острове как раз и живет колдун, не знаю уж как там его зовут, – продолжал Страшила. Мальчик не возражал.

– Я тоже так считаю, – сказал он. – Хоть я и не волшебник, но все равно чувствую: со стороны острова исходит какая-то злая сила.

– А еще на острове находятся поселения невольников, – невозмутимо продолжал Страшила. – Среди них немало и рудокопов, и твой отец Олдар – в их числе.

– Что-о? – воскликнул Алмар, вскакивая на ноги. – С чего это ты так решил?

– Все очень просто, – снисходительно объяснил Страшила. – Ты же сам рассказывал, что в короле рудокопов Тогнаре после возвращения в Пещеру произошли мрачные перемены. Он отгородил столицу высокой стеной, и люди с той поры не раз видели каких-то странных существ в темных плащах. Верно?

– Да, все так и было, – согласился мальчик.

– А потом шпионы и надсмотрщики стали свирепствовать и арестовали многих рудокопов, недовольных королем?

– Да…

– Бьюсь об заклад, что ваш Тогнар попал под влияние злого чародея! – воскликнул Страшила, очень довольный своей догадливостью. – Некогда, давным-давно, этот великан пытался выбраться на поверхность земли, но ему это не удалось. Кто-то заколдовал каменную толщу. Может, это был сам Торн? Но с той поры прошло очень много времени, и Торн давно умер. А колдун собрался с силами и вновь пытается завладеть Волшебной страной. Это он устроил землетрясение в стране Виллины, можете не сомневаться! Колдуну нужны сейчас рабы и новые воины, потому-то ему вновь понадобились рудокопы. Твой отец у него в плену, Алмар, ручаюсь своими замечательными мозгами!

Алмар опустил голову и задумался.

– Что ж, очень может быть, – наконец тихо ответил он. – Я не раз хотел отправиться в Пещеру, чтобы найти и освободить отца, но Виллина всегда удерживала меня. «Старый Олдар жив, не беспокойся, – говорила она, – но в Пещере его нет». «А где же он тогда?» – спрашивал я. «Со временем узнаешь», – уклончиво отвечала матушка Виллина. Теперь я понял – отец в плену у этого проклятого колдуна, чтобы ему сгореть!

Внезапно мальчик схватил весла и стал яростно грести в сторону далекого острова. Но течение словно бы не желало отпускать лодку. Несмотря на все усилия, Алмару не удалось выйти из невидимого, но мощного потока.

Со стоном отчаяния Алмар бросил весла и обхватил голову ладонями. Кустар наклонился и ласково положил ему свою ветвь на плечо.

– Нам надо спешить к перевалу, – сказала Элли, с сочувствием глядя на мальчика. – Все равно сейчас до острова не добраться, да и что мы можем там сделать? Мы должны стать сильнее, прежде чем начнем войну против подземного войска. К тому же надо провести разведку. Быть может, никакого злого мага нет, и все это – лишь фантазии Изумрудика?

– Нет, он существует, – процедил сквозь зубы Алмар. – И это он спас нас от морского змея. Наверное, ему не хотелось легкой победы… Не знаю. Но я вернусь сюда, обязательно вернусь!

Прошло еще немало времени, пока свечение в море стало уходить назад и постепенно погасло. Лодка продолжала плыть по течению. Алмар и Кустар работали бессменно на веслах, а Элли держала руль. Не раз путешественники видели вдали каких-то морских животных, замечали странные вспышки среди волн, слышали глухие, угрожающие звуки. Но их плаванию ничто не препятствовало.

Элли давно уже потеряла ощущение времени, но Алмар, как и всякий рудокоп, привык доверять своему чутью. По его словам, прошло пять дней с того часа, как они отправились в плавание по подземной реке.

Путники почти не разговаривали, погруженные в грустные мысли. Элли часто вспоминала о Виллине. Жива ли старая волшебница? Смогла ли она и ее верные друзья выдержать атаки монстров? А что сейчас происходит в пустыне у Черных камней? Сказочный народ оказался в тяжелом положении, без пищи и воды, под палящими лучами солнца… Правда, с ними были три эльфа. Не может быть, чтобы мудрая Логина ничего не придумала, не нашла никакого выхода…

На исходе пятого дня лиловые облака под сводами гигантской пещеры стали меркнуть. Вскоре по обеим сторонам появились едва заметные линии берега. Они быстро сближались, и еще несколько часов спустя лодка нырнула в низкий туннель. Течение резко убыстрилось, а Алмару с Кустаром пришлось вновь взяться за шесты. Только благодаря их мужеству и мастерству лодка сумела невредимой проскользнуть через несколько жутких перекатов, усыпанных крупными валунами.

Элли сидела, обхватив рукой Страшилу и закрыв глаза. Бешеная гонка по бурлящему потоку вызывала у нее головокружение. Ей казалось, что река уносит их куда-то в глубь земли, откуда им уже никогда не выбраться…

Но всему на свете однажды приходит конец. Внезапно Элли почувствовала дуновение свежего ветра. Она открыла глаза и сразу же крепко зажмурилась, ослепленная светом солнца.

Подземный поток вынес лодку из туннеля. Впереди простирались холмистые предгорья, заросшие низким кустарником. А еще дальше, у горизонта, была видна желтая полоса – там начиналась Великая пустыня.

Секрет волшебницы Виллины

Часть вторая

Желтая страна

Секрет волшебницы Виллины

Глава двенадцатая

Встреча со сказочным народом

Только перед закатом путники дошли до перевала. Им пришлось оставить лодку на берегу бурной реки и дальнейший путь пройти пешком. Дорога вдоль горного хребта оказалась нетрудной по сравнению с теми жуткими приключениями, что им довелось пережить под землей. Лишь один раз друзьям пришлось сделать солидный крюк в сторону Великой пустыни. Это случилось, когда они проходили мимо ущелья Черных драконов.

– Нам лучше не попадаться на глаза Корине и ее друзьям, – заявила Элли, помрачнев. – Пускай колдунья думает, что мы празднуем победу в Изумрудном городе.

Страшиле эта идея пришлась не по вкусу. Он, конечно, не знал усталости, но ходить по песку очень не любил – для этого его ногам не хватало твердости.

– А почему мы должны таиться? – возразил он. – Разве не мы неделю назад одержали блестящую победу над Кориной и ее войском? Вспомни, колдунья пообещала, что больше никогда не будет творить зло. К тому же с ней твой друг Дональд… Стойте, мне пришла в голову блестящая идея! Корина – могущественная колдунья, ей знакомы секреты волшебства самого Торна. Может быть, она поможет нам справиться с подземными монстрами и освободит бедную Виллину?

При упоминании о Дональде девочка еще больше помрачнела. Да, Изумрудик прав, Корина на самом деле может помочь им справиться с бедой. Но… но это значит, что она, Элли, должна будет просить свою недавнюю противницу о помощи! Нет, ни за что! И к тому же ей не хотелось появляться перед Дональдом в перепачканном комбинезоне и в больших неуклюжих башмаках вместо изящных туфель…

Нахмурившись, Элли упрямо покачала головой.

– Я не желаю ни о чем просить Корину, – заявила она. – Эта колдунья очень коварна, и я не верю в ее раскаяние. Если она обнаружит нас рядом с ущельем, усталых и беззащитных, то может не удержаться от соблазна захватить в плен. Нет, нам может помочь только Сказочный народ.

Алмар пристально посмотрел на спутницу.

– Не так уж мы и беззащитны, – возразил он, выразительно положив руку на эфес меча. – Да и стоит ли отказываться от помощи могущественной волшебницы? Возможно, нам вскоре придется иметь дело с мощью всей Колдовской страны! Чудовища, осадившие Желтый дворец, – это только цветочки. Ягодки же находятся там, в подземном мире.

– Я сказала – нет, – твердо произнесла Элли. – Мы не имеем права рисковать. От нас сейчас зависят жизни сотен сказочных существ и самой Виллины. Пойдем в обход ущелья – так, чтобы драконы нас не заметили.

Том не возражал. Он путешествовал, удобно устроившись верхом на Пеняре, и к тому же спешил поскорее по-видаться с Розой и Родни.

– Элли права: хватит с нас этих драконов, – сказал он. – Мне уже надоело с ними драться. Один-два чудовища в день – это ладно, это еще стерпеть можно. Но их в ущелье целая стая! В обход, Друг Пеняр. Ура-а-а!

Так и сделали. Путники обошли ущелье стороной. Они видели издалека широкий проход в горах, башню Торна и нескольких парящих высоко в небе чудовищ. К счастью, те не заметили небольшой отряд и не подняли тревоги.

Когда в потемневшем небе зажглись первые звезды, Элли и ее друзья добрались до места, где почти две недели назад оставили раненого тролля Дурбана вместе с Розой и лисом. Увы, никого у подножия крутого перевала не было. Путники обнаружили только следы костра да большую груду хвороста.

– А где же Роза? – завопил обиженно Том, спрыгивая с Пеняра. – Где Родни? Я по самую макушку набит самыми чудесными историями о наших с Элли приключениях, а этих двух лентяев нигде нет! Кому же я буду рассказывать о том, как мы с Элли победили колдунью Корину, драконов и прочих морских змеев?

– Расскажи все это Пеняру, – усмехнулся Алмар. – Только отойдите в сторону, я сейчас займусь костром.

С помощью Кустара он сложил из хвороста небольшую пирамиду, достал из рюкзака огниво – и вскоре неяркое пламя уже плясало в прохладном вечернем воздухе.

Элли тем временем сделала из того же хвороста два «кресла» и со вздохом облегчения уселась в одно из них.

Поужинав несколькими изюминками и запив еду холодной водой из фляжки, Элли и Алмар, утомленные длинным переходом, быстро уснули. Кустар же осторожно вынул из-за пояса мальчика меч и стал расхаживать вокруг лагеря, охраняя его от возможного нападения. А Том всю ночь очень подробно рассказывал добродушному Пеняру обо всем, что произошло с ним со дня рождения. Пень сидел рядом, мигая единственным глазом, и терпеливо слушал о том, как старый фермер Роберт однажды решил разобрать кресло с желтой плюшевой обивкой и что из этого получилось.

Когда небо на востоке окрасилось розовыми лучами восходящего солнца, Алмар разбудил девочку.

– Вставай, фея, – сказал он с легкой улыбкой. – Надо идти, пока не наступила жара.

Элли умылась у ручья и позавтракала несколькими сочными дынями, которые Алмар успел собрать на склонах гор. Затем она зашла за соседний валун и вскоре вышла оттуда в зеленом наряде феи. Волосы ее были аккуратно заплетены в косичку, а на голове вновь сияла золотая корона, украшенная изумрудами и алмазами.

Мальчик-воин посмотрел на свою подругу восхищенным взглядом. Однако, опустив глаза на ее ноги, он удивленно спросил:

– Ты что, собираешься дальше идти босиком?

– Конечно, – ответила девочка. – Башмаки слишком тяжелые, а туфли мне жалко.

Алмар покачал головой, но возражать не стал. Надев рюкзак, он перекинул через плечо роскошную лисью шкуру. Элли с любопытством посмотрела на нее и спросила:

– Откуда у тебя этот чудесный мех, Алмар? Неужели ты все-таки охотился на зверей в Желтой стране? Мальчик покачал головой.

– Нет, это подарок Рохана к моему совершеннолетию.

– Разве тебе уже исполнилось шестнадцать? – удивилась Элли.

Алмар ответил ей таким же удивленным взглядом.

– Нет, конечно. Разве ты не знаешь, что у нас, рудокопов: мальчик становится юношей в двенадцать лет?

Элли покачала головой. «Как же мало я знаю о стране Торна! – с огорчением подумала она. – Ну ничего, теперь у меня будет для этого вполне достаточно времени. Ведь путь в Большой мир отныне для меня закрыт, да и никто меня там не ждет…»

На глазах Элли появились неожиданные слезы. Алмар неверно истолковал их и утешающе улыбнулся:

– Не беспокойся, Элли, мы скоро спасем твоих друзей… А вот и они!

Элли повернулась в сторону пустыни и увидела вдалеке могучую фигуру великана, шагающего к Черным камням. На плечах он нес две огромные корзины, доверху нагруженные желтыми дынями.

– Это же Дурбан! – радостно вскричала она. – Дурбан, Дурбан!

Великан не услышал девочку и продолжал свой путь. Тогда Алмар сложил ладони рупором и закричал:

– Дурбан! Дурбан!

Вскоре к ребятам присоединились и Страшила с Томом. Медвежонок что-то шепнул Пеняру, и тот принялся высоко подпрыгивать в воздух – Том был уверен, что так его крик будет слышнее.

Гигант замедлил шаг и стал недоуменно оглядываться. Наконец он заметил машущих ему ребят. С громким воплем Дурбан сбросил с плеч корзины и побежал к перевалу.

Нет слов, чтобы описать радость друзей, встретившихся после долгой разлуки. Дурбан даже прослезился, подняв на ладонях Элли и Тома. Его лицо заметно осунулось. Левая нога чуть ниже колена была обмотана тряпкой, оторванной от нижнего края рубахи, но великан уже почти не хромал.

– Где же вы запропали? – укоризненно спросил он, – Я уж собирался идти вас разыскивать – да разве отсюда уйдешь?

– Ты кормил и поил своих товарищей из Сказочного народа, да? – со слезами на глазах спросила Элли.

– Ясное дело, – вздохнул великан. – Здорово они вляпались в эту ловушку проклятой ведьмы! Уж как ни пытались мои друзья-великаны сдвинуть Черный камень, ничего у них не вышло. Его словно железными цепями к песку приковало! А вокруг жарища, ни воды, ни еды… Хорошо еще, что великаны несли две бадьи с русалками. Их переселили в одну бадью, а из той воду выпили. Но разве на столько-то ртов этого хватит? Вот и пришлось мне по три раза в день носить им корзины с дынями. Роза с лисом, значит, их собирают, а я отношу. Не больно-то сытная еда, но все же ноги таскать можно… Ничего, живы все, и ладно. У вас-то как дела? Ведьме этой проклятущей шею свернули?

Элли покачала головой и коротко рассказала Дурбану о своих приключениях. Великан вытаращил глаза, слушая девочку.

– Славно, славно… – пробормотал он, дослушав рассказ до конца. – Веселые же дела творятся в благословенном краю Торна. Еще почище, чем в Большом мире. Выходит, мы зря сюда топали? Люди – это, конечно, не сахар, беспокойства от них много, но все же в колдовстве они не сильны и всяких там драконов и зубастых летающих шаров на нас не напускают. Мы топали сотни миль, чтобы отдохнуть и пожить в свое удовольствие, и что же получается? Придется за это удовольствие драться?

Том сердито крикнул:

– А ты как думал, Дурбан? Жить тебе, видите ли, сладко хочется! А драться за тебя должны девочки да плюшевые медведи? Пока ты здесь прохлаждался, мы с Элли и одного дня без драконов, злых колдуний или морских змеев не провели! Дрались так, что у меня даже правая нога чуть не отвалилась – а он еще не доволен! Конечно, лопать дыни лучше, чем плыть по подземному морю среди всяких там чудищ…

– Том, замолчи, – укоризненно сказала Элли.

– Замолчать-то я замолчу, – проворчал медвежонок, исподлобья глядя на великана. – Ладно, без этих громил обойдемся! По мне, лучше взять в разведку чистюлю Розу да трусливого лиса, чем этаких горе-воинов.

– Полегче, полегче, кроха, – ответил немного смущенный Дурбан. – Я разве против хорошей драки? Но остальные… Что толку в бою, скажем, от русалок или домовых? Да и Парцелиус воду здорово мутит…

– Кто такой Парцелиус? – поинтересовалась Элли.

– Да так, не поймешь кто… Сама увидишь, – уклончиво ответил великан. – А кто этот парень?

– Я же тебе говорила – это рудокоп Алмар, воспитанник волшебницы Виллины, – сказала Элли. – Он и его друзья Кустар и Пеняр – воины Желтой страны.

Дурбан с сомнением посмотрел сверху вниз на мальчика и двух живрастов.

– Воины? – хохотнул гигант. – Ну, раз в этом краю куст да пень – воины, то наши леший и гномы могут считать себя генералами… Ладно, пойдем, что ли? Может, ваш изюм и на самом деле поможет беднягам.

Великан усадил на плечи Элли с Томом, а затем и Страшилу. Алмар и его друзья отказались от такой чести и пошли пешком.

Минут через десять впереди показался Черный камень Гингемы, наполовину утопленный в волнистом песке. Возле него теснилось около сотни странных на вид существ. В этой толпе выделялись три великана, собратья Дурбана. Несколько ниже ростом, но куда шире в плечах были трое джиннов – обнаженных по пояс, черных как уголь, в пышных алых шароварах. На головах джиннов красовались белые тюрбаны, и у каждого на широком поясе, рядом с изогнутым мечом, висел глиняный кувшин. Под ногами у этих гигантов суетились бородатые гномы, одетые в разноцветные кафтанчики. Чуть поодаль, на гребне невысокой дюны, сидели рядышком несколько леших, одеждой которых служила высохшая дубовая кора. У их ног стояла большая бадья, из которой торчали головы двух русалок. В воздухе носились взад-вперед пять маленьких ведьм, кто в ступе, а кто на помеле. Прямо над камнем витало белое, полупрозрачное привидение, помахивающее тонкими руками и ухавшее, словно сова. Выше всех одиноко парило странное создание, похожее на морского ската, с длинных хвостом, украшенным костистым гребнем. Даже издали был заметен блеск его ужасного синего глаза.

Элли стало не по себе от мысли, что сейчас все эти фантастические существа обернутся и уставятся на нее вопрошающими глазами. Поверят ли они ей? Согласятся ли признать в ней фею?..

Однако никто из Сказочного народа даже не замечал Дурбана и его спутников. Пришельцы из Большого мира внимательно слушали невысокого горбатого человечка, стоявшего на вершине Черного камня. У него было смуглое морщинистое лицо, худощавое и горбоносое. Одет он был в просторный черный балахон, украшенный золотыми звездами и серебряными лунами. На голове чуть набекрень сидел высокий синий колпак, из-под которого свисали седые неопрятные волосы.

Голос незнакомца оказался под стать его внешности: скрипучий, противный, то и дело срывающийся в визг. Когда Дурбан подошел поближе к Черному камню, Элли смогла расслышать слова, обращенные к Сказочному народу.

– …Хватит морочить нам головы! – кричал горбун. – Две недели мы торчим в этой проклятой пустыне, в жаре и духоте, и чего дождались? Ничего! Нам всем обещали райскую страну, а вместо этого хотят уморить голодом и замучить жаждой! Зачем королева эльфов Логина завела нас в эти гибельные пески? Может быть, она, хи-хи-хи, заодно с нашими врагами-людьми?

Только сейчас Элли заметила стоявшую рядом с горбуном Логину. Расправив свои радужные крылышки, она что-то негромко сказала. Горбун выслушал ее и разразился дребезжащим смехом.

– Хи-хи-хи, ну конечно же нам надо ждать фею Элли! Ждать, пока наши тела высохнут до костей, а язык превратится в шершавый клочок кожи. И для этого я оставил свою лабораторию в Альпийских горах? Мне, может, всего один-два дня оставалось до открытия секрета вечной жизни. Но я все бросил и помчался сюда, через океан, бури и штормы. А почему? Да потому, что эта лживая Логина пообещала, что я смогу увидеть благословенную волшебную страну, созданную для нас великим Торном. И что же? Да, я ее увидел, но и только. Добраться до нее я не могу, возвратиться – тоже. Проклятый колдовской камень держит меня, словно цепями. И всех нас держит, и все мы скоро умрем! А я не хочу, не хочу, не хочу! Будь проклята ты, Логина, вместе со своей мерзкой обманщицей Элли!

Толпа сказочных существ зашумела. Раздались даже крики: «Казнить обманщицу! Сжечь, сжечь ее!»

Горбун выслушал эти крики с явным удовольствием. Он поднял правую руку, и все постепенно замолчали.

– Ну почему обязательно сжечь? – сказал он с приторной улыбкой. – Разве здесь и так недостаточно жарко? Нет, мы лучше попросим нашего друга Васила. Он посмотрит на обманщицу Логину своим светящимся взглядом, и – хи-хи-хи! – эта козявка уснет вечным сном! А потом мы подумаем, как унести отсюда свои ноги. Итак, кто за то, чтобы предать обманщицу Логину легкой, можно сказать, даже приятной смерти… Ой!

Только сейчас горбун заметил подошедшего к Черному камню Дурбана и даже позеленел от страха.

– Смотри, алхимишка презренный, как бы я тебя самого не предал легкой смерти! – рявкнул великан, сурово сдвинув брови. – Опять воду мутишь, опять честной народ подбиваешь на лихое дело? Да что же у тебя за змеиная душонка! А вы, братья-великаны, чего уши развесили?

Три гиганта смущенно переглянулись и дружно пожали крепкими, словно скалы, плечами.

– Посидел бы ты здесь, на жаре, две недели! Не только Парцелиуса, самого дьявола стал бы слушать… – проворчал великан помоложе, а затем запнулся и удивленно поднял брови:

– А кто это с тобой?

Десятки глаз уставились на Элли. Девочка покраснела от смущения, но затем вспомнила о своей роли феи и встала на плече Дурбана. Подняв приветственно руку, она звонко закричала:

– Приветствую вас, гости из Большого мира! Простите, что пришлось заставить вас так долго ждать здесь, в песках. Много удивительных и тревожных событий произошло в Волшебной стране после моего возвращения. Сейчас не время и не место рассказывать о них подробно. Скажу только, что мне и моим друзьям пришлось вступить в схватку с могущественной колдуньей Кориной, которая не хотела допускать нас за Кругосветные горы. Нам удалось взять верх в тяжелом бою и прогнать колдунью. После этого жители Зеленой страны провозгласили меня феей Изумрудного города. Я хотела сразу же лететь вам на помощь, но в Желтой стране случилось страшное землетрясение, и мне пришлось отправиться туда…

– Хватит болтовни! – визгливо закричал Парцелиус, уже успевший оправиться от испуга. – Что нам до какой-то там Желтой страны? Мы едва держимся на ногах от этой страшной жары. Если ты на самом деле фея, в чем я сильно сомневаюсь, то спаси нас поскорей!

Логина, увидев свою подругу, засмеялась от радости и взлетела в воздух. К ней присоединились Найта и Майра, и вот над Черным камнем закружился радужный хоровод.

Элли приветственно помахала им рукой, но затем вновь приняла горделивый вид и кивнула стоявшим позади Дурбана друзьям. И вскоре изумленные гости из Большого мира увидели, как из-за столбообразной ноги великана вышли Кустар и Пеняр. На пне лежал рюкзак с чудесным изюмом, а куст придерживал его за лямки, чтобы тот не свалился. Оба живраста неспешно направились к валуну.

Как вы, может, помните, Черные камни Гингемы работали по принципу: «Всех выпускать, никого не впускать». И потом их колдовская сила никак не действовала на жителей края Торна, но она непреодолимой стеной вставала на пути гостей из Большого мира, жаждущих попасть в Волшебную страну. Так что Кустар и Пеняр беспрепятственно подошли к огромному валуну. Затем куст снял рюкзак, развязал его и поставил на песок. После этого друзья вернулись к Дурбану.

– В этом мешке находится изюм, сделанный из чудесного винограда волшебницы Виллины! – закричала Элли. – Съешьте по изюминке и вы почувствуете, как голод и усталость покидают вас. После этого смело можете идти в нашу сторону – колдовская сила Черного камня больше не остановит вас!

Сказочный народ радостно зашумел. Несколько маленьких ведьм молниеносно спикировали к рюкзаку и схватили по изюминке. За ними подоспели джинны, опередив неповоротливых великанов и малышей-гномов.

– Стойте, безумцы! – завопил Парцелиус, потрясая в воздухе кулаками. – Изюм может быть отравлен!

Пришельцы из Большого мира замерли на месте, испуганно оглянувшись на горбуна.

Молчавший до сих пор Страшила даже подпрыгнул на плече великана от возмущения.

– Что за чушь! – закричал он. – И как вы можете верить этому глупцу в дурацком колпаке? Мы преодолели тяжелый и опасный путь, чтобы спасти вас! Спасти, а не отравить!

Губы Парцелиуса растянулись в широкой презрительной улыбке. Он достал из кармана своего просторного одеяния небольшую подзорную трубу, и некоторое время разглядывал Страшилу. Затем опустил трубу и противно захихикал:

– Вы знаете, кто взялся поучать вас, о мои дорогие друзья? Зеленый коротышка – не кто иной, как соломенное чучело, о котором нам недавно рассказывала Логина. Этот мешок с трухой – ближайший сообщник коварной девчонки. Неужели вы стерпите то, что вас взялось поучать какое-то зеленое пугало? Выбросьте подальше этот дурацкий изюм! Растопчите его, засыпьте песком, пока вы еще не умерли в страшных мучениях!

Сказочный народ растерялся, не зная, как поступить. Один джинн уже протянул было руку к рюкзаку, чтобы выбросить его содержимое в песок, но Логина опередила его. Быстро махая крылышками, она пролетела прямо над рюкзаком и ухватила одну изюминку. Джинн попытался поймать королеву эльфов, но не успел. Логина отлетела подальше и откусила кусочек от изюминки.

Раздался дружный испуганный вздох.

– Все, конец, – сказал Парцелиус, картинно закрыв ладонью глаза и всхлипнув. – Прощай, Логина. Я не любил тебя, это верно, но никогда не желал тебе такой ужасной гибели!

Однако с Логиной ничего не случилось. Она с удовольствием доела изюминку, взмыла в воздух и полетела к Элли и ее спутникам. И произошло то, что должно было произойти – Черный камень больше не удерживал ее!

Увидев это, сказочные существа радостно зашумели и вновь бросились к рюкзаку с чудесным изюмом, расталкивая друг друга. Напрасно Парцелиус кричал им, что, дескать, они все равно умрут в мучительных судорогах спустя несколько минут. На этот раз горбуна никто не слушал. Более того, великаны и джинны не ограничились одной изюминкой, а отправили в свои широченные рты по двадцать – тридцать штук, на всякий случай. Последним поспело к рюкзаку привидение. Оно долго копошилось внутри, вздыхая и ухая, а затем взлетело ввысь, держа в руке две изюминки. Одну привидение сунуло в свой узкий рот-прорезь, а другую вручило угрюмому Василу, который и не подумал спускаться вниз.

Вскоре Сказочный народ уже стоял за пределами действия Черного камня. Они приветствовали свою спасительницу восторженными криками. Элли, улыбаясь, махала им рукой, а Страшила вежливо раскланивался. Том тоже низко поклонился – и, соскользнув с плеча гиганта, полетел вниз головой. Но до песка он не долетел – его успел подхватить молодой великан по имени Дол. Двое других гигантов, Норт и старый Вап, в это время дружески похлопывали Дурбана.

Алмар вместе со своими друзьями отошли в сторону, чтобы не попасть под ноги великанам и джиннам. Лицо мальчика то озаряла улыбка, то омрачала тень разочарования. Он был рад, что удалось спасти гостей из Большого мира. Но его огорчало, что в этом чудесном действе он не сыграл никакой роли. На него вообще никто не обратил внимания.

Логина опустилась на сложенные лодочкой ладони девочки.

– Вот мы и встретились вновь, Элли, – сказала королева эльфов, улыбаясь. – Здравствуй, фея Изумрудного города!

Глава тринадцатая

Сон короля Гуда

Логине очень хотелось разузнать побольше о приключениях Элли и ее друзей в Волшебной стране, но сейчас было не до разговоров. Сказочный народ долго пробыл в плену у Черного камня, под палящим солнцем, и все, даже привычные к жаре джинны, мечтали о тени и прохладе.

– Вперед к перевалу! – крикнула королева эльфов. – Там мы сможем, наконец, отдохнуть!

Подгонять никого не пришлось. Толпа сказочных существ с радостными возгласами побежала по горячему песку в сторону гор, но вдруг как по команде остановилась. Все, даже привидение и Васил, повернулись и посмотрели на Парцелиуса. Покинутый всеми алхимик все еще стоял с задумчивым видом на Черном камне, сложив на груди руки.

– А как же наш предводитель? – растерянно сказал один из джиннов. – Неужели мы бросим его умирать в песках?

Все зашумели, крича каждый свое.

– И правильно, пускай остается! – мстительно вопил седобородый гном в оранжевой курточке и синей широкополой шляпе. – Всю дорогу он нас подзуживал против феи Элли, говорил, чтобы мы повернули обратно.

– Вот пусть сам и возвращается в свою пещеру! – поддержал его скрипучим голосом один из леших.

– Как же он вернется, если его держит Черный камень? – рассудительно возразил Дол, с сочувствием глядя на Парцелиуса. – Он же умрет через день без воды и еды. Жалко же его, хоть он и вздорный человечишка.

– Жаль ему, видите ли! – пропищала одна из маленьких ведьм и, пролетев над молодым великаном, стукнула его по голове метлой. – Думаешь, я не видела, как ты чуть ли не полмешка изюма слопал? Нет чтобы другим оставить!

Дол покраснел и отмахнулся от драчуньи ведьмы.

– Что ты мелешь, Ванда? Я съел совсем чуть-чуть. Сам Парцелиус виноват, нечего было зевать. У нас ведь как: кто успел, тот и съел.

Дурбан нахмурился, поднял руку и гаркнул:

– Хватит галдеть! Ни в чем у нас порядка нет, даже перед Элли и ее друзьями стыдно. Мы не на базар пришли, а в чужую страну, да еще Волшебную. Что о нас подумают все эти Мигуны, Жевуны и прочие местные жители?

Толпа приутихла – Дурбан пользовался у Сказочного народа большим авторитетом.

– Делать нечего, придется алхимика здесь оставить, – продолжил великан. – Я принесу ему побольше дынь, так что с голоду не помрет. Как только мы доберемся до Желтой страны, то сразу же пришлем ему ветку этого чудесного винограда с какой-нибудь умной птицей. Эй, горе-алхимик, потерпишь еще с недельку?

Парцелиус презрительно усмехнулся.

– Ну вот еще, – процедил он сквозь зубы. – Дождешься от вас помощи, как же!

Он засунул руку в карман и вынул… целую горсть изюма! Все дружно ахнули. Один из джиннов с уважением сказал:

– Ну и хитер!

Проглотив с брезгливым видом изюм, Парцелиус спрыгнул с камня на песок и чинно зашагал к толпе ожидавших его сказочных существ. Не дойдя нескольких шагов, алхимик вдруг захромал и упал, словно силы окончательно покинули его.

Дурбан хохотнул:

– Ты только погляди на него, Элли! Артист, да и только. Готов умирающим прикинуться, лишь бы ему своими ногами не идти!

– Напрасно ты так, Дурбан, – укоризненно сказал Дол. – У него же ноги простужены от жизни в сырой пещере! Почему бы не помочь человеку?

Молодой гигант подошел к лежащему на песке алхимику и осторожно водрузил его к себе на плечо. Парцелиус немедленно открыл глаза и ухмыльнулся с довольным видом. Встретившись глазами с Элли, он зло скривился и неожиданно показал ей длинный красный язык.

Толпа сказочных созданий вместе с Элли и ее друзьями дошла до перевала. Здесь Дурбан остановил своих спутников и сходил за Розой и лисом Родни, которые собирали дыни на соседнем склоне. Надо ли говорить, с какой радостью встретились друзья после разлуки! Том обнял их по очереди и, не дав даже рта раскрыть, начал долгое и очень подробное повествование о своих приключениях.

Больше не задерживаясь, Дурбан повел друзей вверх по заваленному камнями склону. Подъем был нелегким, но тролли и джинны помогали остальным, а в самых трудных местах даже переносили своих спутников по очереди на плечах. Единственными, кто отказался от всякой помощи, были Алмар и два его товарища-живраста.

На этот раз подъем обошелся без особых приключений. Правда, наверху гостей из Большого мира вновь встретил взвод Марранов, но никому из солдат и в голову не пришло бросать вниз камни. Они уже получили известие из Изумрудного города о том, что королева Корина оставила свой трон. Увидев Элли, которая сидела вместе со Страшилой, Логиной и тремя игрушками на плече Дурбана, Марраны радостно закричали:

– Да здравствует фея Элли! Ура новой правительнице Изумрудного города!

Сержант Уго – тот, которого две недели назад Корина тайно одарила брошью с изумрудами, – выстроил своих солдат в шеренгу. Четко отбивая шаг, он подошел к Дурбану. Запрокинув голову, сержант отдал честь Элли и крикнул:

– Взвод пограничников-Марранов под командованием сержанта Уго в вашем распоряжении, фея Элли!

Девочка улыбнулась в ответ. Она попросила Дурбана спустить ее на землю, а затем сказала Маррану:

– Дорогой сержант, я привела в Волшебную страну наших новых друзей из Большого мира. Они очень устали и проголодались. Если можно, раздобудьте в окрестных деревнях побольше еды. Мы устроимся здесь на отдых до завтрашнего утра.

– Слушаюсь! – рявкнул сержант, выпятив грудь.

– И вот еще что. Надо срочно передать королю Гуду, что я с друзьями и Сказочный народ находимся здесь. Нам нужно как можно быстрее встретиться!

Сержант Уго понимающе кивнул:

– Немедленно пошлю в Когиду донесение по птичьей почте.

– Как, король находится в Голубой стране? – обрадованно воскликнула Элли.

– Да. Мне сообщили, что завтра он должен прибыть сюда, на перевал, – доложил сержант.

– Тогда скорее посылайте птицу! Мне очень, очень нужно повидать короля!

Спустившись с перевала, путники, сопровождаемые Марранами, подошли к небольшому лесу. Вскоре на опушке запылали костры. Сержант разослал вестовых по всем окрестным деревням. Через час-другой к лесу стали подъезжать телеги, нагруженные всякой снедью. Изголодавшиеся, уставшие пришельцы из Большого мира впервые за долгие недели своего нелегкого путешествия поели досыта. Затем они завалились спать в теньке под деревьями. Фермеры Жевуны собрались неподалеку и с изумлением глядели на необычных гостей. Больше всего их поразило привидение, которое устроилось спать среди ветвей мохнатой ели, а также угрюмый Васил, без устали паривший над вершинами деревьев.

Элли и Алмар вздремнули на соломенных тюфяках. Когда ребята проснулись часа через два, то застали своих друзей-живрастов и Родни за игрой в прятки. Кустар и Пеняр искусно маскировались в лесу под обычные кусты и пни, но лис, обладавший великолепным нюхом, легко находил их. Деловитая Роза вместе с несколькими Жевунами мыла посуду. Оставшийся в одиночестве Том ходил по лесной тропинке, заложив лапки за спину, и сам себе рассказывал о плавании по подземному морю.

Когда солнце опустилось к вершинам деревьев, из-за соседней рощи показалась фигура бегущего короля Гуда. Его сопровождали верхом на пони несколько солдат.

Элли вскрикнула от радости и бросилась на шею Дровосеку.

– Что случилось? – взволнованно спросил король. – Как ты оказалась здесь? Почему ты не в Желтой стране?

Элли подозвала сидевших у костра Страшилу и Алмара. Они втроем рассказали королю Гуду обо всем, что с ними произошло за последние дни.

Дровосек только покачивал головой от удивления.

– Выходит, старая Виллина сейчас в опасности? – спросил он под конец. – Желтую страну захватили чудовища из Подземной страны? Да, невесело… Значит, это был не сон.

– Что за сон? – спросил заинтересованно Страшила.

– Видишь ли, Изумрудик, на следующий вечер после вашего отлета на облаке я почувствовал странную сонливость, – объяснил Дровосек. – Я зевнул раз, другой, а затем пошел в покои Гудвина. Там стояла большая и прочная кровать. Не раздумывая, я улегся на нее и закрыл глаза.

Страшила тотчас улегся на траве и тоже закрыл рукой свои нарисованные краской глаза.

– Ну и что? – разочарованно произнес он. – Ничего не чувствую. На что он похож, этот сон? Король Гуд только развел руками.

– Даже не знаю, как тебе объяснить, – виноватым голосом ответил он. – Это… ну, будто ты забываешь, что лежишь на кровати, а находишься в каком-то другом месте, и с тобой происходят всякие удивительные события… Элли, да объясни ты ему!

Девочка покачала головой.

– Не сейчас, – строго сказала она. – Изумрудик, встань, нам понадобятся твои замечательные мозги. Так что же тебе приснилось, Дровосек?

– Я… я увидел себя где-то глубоко под землей… Кажется, это был остров посреди подземного моря, точно не знаю… Помню только, что вокруг было сумрачно, с неба лился лиловый свет… Я был рудокопом, старым, измученным тяжелой работой. Вместе с сотнями таких же закованных в кандалы рабов я таскал гладко обтесанные другими невольниками камни. Из них мы складывали огромную гору… нет, скорее лестницу, уходящую прямо в лиловое небо… У нее были очень высокие ступени, почти в три моих роста. Лестницу окружали деревянные леса, на которых было установлено множество подъемных механизмов… Я складывал каменные блоки в корзины. Другие рабы, стоявшие высоко на лесах, поднимали их на свою площадку, затем перекладывали блоки в другие корзины. Их поднимали невольники, стоявшие еще выше. Таким образом, камни доставлялись на самый верх горы, где опытные каменщики выкладывали очередную ступеньку.

Я был уже стар, моя голова кружилась от высоты, потому мне досталась работа внизу. Множество Шестилапых и других причудливого вида животных подвозили к подножию лестницы повозки, груженные блоками. Мы с моими товарищами по беде разгружали камни и относили их к бесчисленным подъемным корзинам.

И вдруг, не знаю почему, я ощутил странное волнение. То и дело я поглядывал на море, окутанное вечной мглой. Изредка то там, то здесь появлялись жуткие морские животные. Я давно привык к ним, и они меня не интересовали. А потом я забрался в одну из корзин с блоками и дернул за веревку. Заскрипел ворот подъемного устройства, и корзина поплыла вверх. Я неотрывно смотрел на море и, наконец, разглядел вдали лодку. В ней я увидел тебя, Элли, Алмара и Страшилу. Я закричал и потерял сознание…

Мальчик побледнел, слушая этот странный сон короля Гуда.

– Ска… скажите… – запинаясь, спросил он. – У этого… этого рудокопа… у него не было на правой руке ничего странного?

Дровосек задумался. После паузы он кивнул.

– Да, на моей руке… вернее, руке этого несчастного рудокопа не хватало мизинца.

– Отец! – воскликнул Алмар, вскакивая на ноги. – Это же был мой отец!

Страшила улыбнулся и торжествующе сказал:

– Ну конечно же этот сон послала Виллина! Она хотела дать нам знать, что отец Алмара жив и находится в плену на подземном острове. И она показала Дровосеку нас, давая этим знать, что мы в беде!

Алмара, едва сдерживая слезы, убежал в лес, чтобы там без свидетелей дать волю своим чувствам. А король Гуд закончил свой удивительный рассказ:

– На следующую ночь этот сон повторился. Однако на этот раз я увидел еще и подземную реку, вытекающую из-под гор в сторону Великой пустыни. Мне это место было незнакомо, и я решил расспросить вездесущих и всезнающих птиц. Одна по моему описанию узнала берега и сказала, что эта речка протекает недалеко от перевала, в Голубой стране. Я не находил себе места от беспокойства – ведь от тебя, Элли, не было никаких вестей. Тогда я направился в Когиду…

– И очень хорошо сделал, дорогой мой Дровосек! – воскликнула Элли и пылко обняла старого друга за его мощную железную шею.

В потемневшем небе зажглись звезды, и лагерь на опушке леса стих. Сказочные существа разбрелись ночевать кто куда. У костров остались лишь теплолюбивые джинны, русалки в бадье да Элли. Страшила и Дровосек сели в сторонке и всю ночь о чем-то тихо проговорили. А высоко над ними медленно кружил Васил. Но даже он не заметил, как кусты рядом с двумя друзьями несколько раз колыхнулись, словно под ними прополз какой-то зверек.

Глава четырнадцатая

Военный совет

Наутро король Гуд созвал Военный совет. На него были приглашены Элли, Страшила, Алмар, Дурбан и Парцелиус. Алхимик минут за пятнадцать до начала заявил, что ему нужно поискать в лесу какие-то целебные травы, а вернулся только через час. Он страшно разобиделся, что Совет начали без него, и долго не хотел присоединяться к Элли и ее друзьям. Пришлось Сказочному народу чуть ли не хором его упрашивать. Только после этого, ворча и морщась, словно от зубной боли, маленький человечек сменил гнев на милость. Он уселся на пеньке в стороне от остальных – впрочем, так, чтобы все слышать.

– Боюсь, войско не годится для борьбы с этими чудовищами, – сказал король Гуд, внимательно выслушав рассказ Алмара. – Конечно, у нас есть баллиста, с помощью которой мы разогнали черных драконов Корины. Но как ее перевезти в Желтую страну, если никто не знает туда дороги? К тому же у нас всего двое Шестилапых – мы получили их в свое время в подарок от Хранителя времени Карама. Такой далекий путь им не одолеть.

– Это сильные животные, и они выдержат любую нагрузку, – слегка покраснев, сказал Алмар. – Что касается дороги, то всему причиной было волшебное заклинание Виллины. Она не хотела, чтобы до поры до времени в ее стране появлялись гости. Потому-то все дороги уводили путников обратно. Но сейчас Виллина наверняка сняла заклятие.

– На что нам ваши Шестилапые? – заговорил громыхающим голосом Дурбан. – Мы, великаны да джинны, запросто справимся и без них. Пусть Алмар только покажет дорогу, а деревья для дубинок мы наломаем рядом с Желтым дворцом. Ха, да разве для нас это противники – летающие ящерицы и пузыри?

Мальчик задумчиво посмотрел на великана, а затем покачал головой.

– На равнине вы бы еще могли что-то сделать, – с сомнением сказал он. – Но около дворца полно широких трещин, их даже вам не перепрыгнуть. И еще этот едкий туман… Там ничего не стоит свалиться в пропасть!

– Что же ты предлагаешь? – огорченно спросила Элли.

Мальчик поднял голову и указал рукой на Васила, парящего в небе.

– Это правда, что эта летающая… рыба или не знаю что может своим взглядом парализовать любое живое существо? – спросил он.

Дурбан крякнул от досады и шумно поскреб затылок.

– Верно, как же я сам не догадался? – проворчал он. – Васил, конечно, может парализовать ужасом кого хошь. Только убить он ваших подземных чудищ вряд ли сумеет. И потом…

– Что? – спросила Элли.

Великан покосился на ухмыляющегося алхимика.

– Я хочу сказать, что наш Васил – зверь угрюмый и нелюдимый, – объяснил он. – А каким ему еще быть, если его далекие предки были василисками – теми, кем люди издревле пугают детей? Васил на них мало походит, и все равно от него шарахаются, словно от чумы. Так что приятелей у Васила мало, можно сказать, два. Один – это летающее привидение по имени Мом. Но его пойти в бой не уговоришь – уж больно труслив.

– А кто второй приятель Васила? – с интересом спросил Страшила.

– Я, – прозвучал скрипучий голос Парцелиуса. – Васил слушается только меня одного. Потому что однажды я вылечил его заболевший глаз своими чудесными каплями, понятно? И потом, у меня в голове умные мозги, а не какая-то там солома или железные гайки, ясно?

Алмар вскочил на ноги, положив руку на эфес меча.

– Хоть вы и ученый, но поучить вас вежливости не помешает! – с угрозой воскликнул он.

Маленький человечек ничуть не испугался.

– Уж не ты ли, сын раба, будешь это делать? – сказал он с насмешкой.

Дурбан вмешался, видя, что назревает скандал.

– Да не обращайте вы на него внимания, – поспешно сказал он. – У этого алхимика язык, словно твой перец. А что правда, то правда – Васил слушается его одного.

Алмар сел с раздосадованным видом.

– Откуда вы узнали, что мой отец находится в плену? – спросил он.

– Я много чего знаю, – с загадочным видом заявил алхимик. – Потому что я ученый, а не какой-нибудь допотопный волшебник. Вот Элли знает, что такое ученый, верно?

Девочка кивнула, чувствуя себя неловко под цепким насмешливым взглядом Парцелиуса.

– И никогда не называйте Васила василиском, понятно? – продолжал алхимик, предостерегающе подняв палец. – Мой друг может обидеться и, не дай Бог, даже взглянуть на вас своим вторым, синим глазом. Конечно, испепелить Васил никого не может – силушка не та, что у его нелетающих предков, но парализует так, что вы простоите столбом день-два, а то и больше!

Страшила спросил:

– А что с ним такое случилось? Почему он не похож на тех древних василисков? Парцелиус усмехнулся:

– В том-то и дело, несчастное пуга… то есть уважаемый Страшила. Не один Васил – почти весь бывший Волшебный, а ныне Сказочный народ выродился! Лет тридцать я изучаю эту очень сложную и очень научную проблему. Возьмите хотя бы альпийских гномов. Сколько я просил их: разыщите в горах хотя бы самый завалящий самородок золота – не могут! Начисто потеряли чутье на драгоценные металлы, хоть кол у них на голове теши. А джинны? Настоящий джинн должен исполнить три любых ваших желания – конечно, если вы освободите его из заточения в кувшине. А эти черные здоровилы ни на что такое не способны. Они даже и летать не умеют, ха! О русалках я уже не говорю – плавают даже хуже меня. Да и остальные существа из Сказочного народа тоже хороши. Между нами, людьми, говоря – жалкое племя!

– Полегче, алхимишка! – сверкнув глазами, рявкнул Дурбан.

Парцелиус испуганно заморгал.

– Э-э… я не имею в виду вас, великанов, – поспешно ответил он. – Хотя я читал в древних летописях, что ваш брат-великан в давние времена был и повыше ростом, и посильнее…

Дурбан вздохнул.

– Это верно, – неохотно признал он. – Мой дед мог запросто поднять Орлиную скалу, что стоит возле нашей родовой пещеры, а я разве что вывернуть из земли ее сумею…

– И сказочные существа надеятся на то, что жизнь в Волшебной стране сделает их похожими на предков? – догадалась Элли, с жалостью глядя на великана.

– Ну конечно! – ответил за Дурбана алхимик. – А я собираюсь за этим наблюдать с научной точки зрения, ясно? Хотя лично я сомневаюсь, что Сказочному народу помогут какие-то там магические заклинания. Клянусь, через месяц-другой я создам чудодейственное средство, которое сделает джиннов – джиннами, а гномов – гномами!

– Слышали мы эти обещания и год, и десять лет назад, – сурово промолвил Дурбан. – И где твое чудесное лекарство? Нет его и, похоже, не будет. А уж как ты уговаривал нас подождать еще и не идти в край Торна!

Элли поспешно вмешалась.

– Не будем ссориться, – сказала она. – Виллине срочно нужна помощь, а все остальное не важно. Дорогой сэр Парцелиус, вы готовы полететь со мной на Василе в Желтую страну?

Худое смуглое лицо алхимика неожиданно зажглось обаятельной улыбкой.

– Вы слышали, как ко мне обратилась фея Элли? – торжествующе воскликнул он. – Сэр! И это правильно, это хорошо. Вы не поверите, дорогая леди, но во время нашего долгого путешествия я так и не научил называть себя сэром ни одного из этих сказочных болванов. Страшно сказать, они обращаются ко мне по имени, словно я какой-нибудь дремучий леший или гном! Но если ко мне относиться с почтением, то я могу ответить добром на добро. Вы хотите, чтобы я полетел в Желтую страну и спас волшебницу Виллину? Хорошо, я готов помочь.

Он встал с пенька, сунул два пальца в рот и пронзительно свистнул. Васил тотчас спустился вниз и сел на краю поляны. Он выглядел как большой округлый ковер, покрытый крупной синей чешуей и обрамленный по краям ворсистой бахромой. Впереди находилась брускообразная голова, а два глаза – обычный и тот, что мог поражать живых существ неописуемым ужасом, сейчас не были видны, так как находились снизу.

Парцелиус не спеша взошел на него и махнул рукой Элли.

– Леди, я приглашаю вас в полет, – сказал он со снисходительной улыбкой. – И ты, Страшила, тоже можешь присоединиться к нам. Ты легкий и не пострадаешь, если упадешь с большой высоты.

Изумрудик обиделся.

– Не очень-то лестно слышать такое приглашение, – сказал он. – К вашему сведению, Парцелиус, меня в этих краях называют Мудрым! Меня наделил отборными мозгами сам Великий и Ужасный Гудвин, и…

– Я знал одного Гудвина, – с ехидной ухмылкой прервал его алхимик. – Так звали собаку охотника, который любил промышлять в моих горах. Вы собираетесь лететь, моя дорогая леди?

Элли был неприятен этот задавака, но он действительно мог помочь Виллине, и она решила пропустить все обидные слова алхимика мимо ушей. Девочка поднялась на Васила и уселась на его прохладную спину. Предстоящий полет не очень пугал: ей уже приходилось странствовать на золотистом облачке. Страшила неохотно последовал за ней.

– А что будем делать мы? – с мрачным видом полюбопытствовал король Гуд.

– Вы с Алмаром можете сесть на плечи великанов и джиннов и отправиться в Желтую страну пешим порядком, – милостиво разрешил Парцелиус. – Возможно, нам с Элли понадобится ваша помощь. Мой друг Васил парализует ужасом подземных чудовищ, но затем их надо будет столкнуть в пропасть. Лично я этой грубой работой заниматься не намерен.

Он стукнул каблуком сапога по спине Васила, и живой ковер поднялся ввысь. Элли осторожно поглядела вниз и увидела, как со стороны леса к поляне катится крошечный желтый клубок. Это был медвежонок Том.

– Подождите! – кричал медвежонок, размахивая лапками. – Меня забыли! Меня нельзя забывать, я здесь самый главный медведь! Вам с чудищами без меня не справиться!

Увы, Элли его не услышала.

Король Гуд проводил Васила печальным взглядом, а затем встряхнул головой и сказал:

– Мое любящее сердце подсказывает, что мы напрасно доверились этому язвительному человечку. Да ладно, здесь уже ничего не поделаешь. Дурбан, поднимайте своих друзей-великанов и джиннов. Пусть они захватят побольше еды. Мы с Алмаром и его двумя живрастами поедем на ваших плечах. Сержант Понт!

К королю подбежал бравый воин, на груди которого сияла фиолетовая медаль. Как вы помните, именно Понт командовал баллистой во время боя с войском Корины у стен Изумрудного города и сумел одним удивительно точным выстрелом поразить сразу двух черных драконов.

– Слушаю, мой генерал! – гаркнул бравый сержант, вытянувшись в струнку и отдав честь.

– Ты назначаешься командиром резервного отряда, – сказал король Гуд. – Немедленно отправляйся в путь и иди по дороге из желтого кирпича до Изумрудного города. Затем сворачивай на север и ступай по нашим следам – я буду оставлять тебе метки в виде деревянных стрел. Захвати с собой самых лучших солдат из моей армии. Также с тобой пойдут наши друзья из Большого мира. Торопись, потому что предстоит большой бой. Наша благодетельница Виллина в опасности!

Понт даже покраснел от гордости. Он и не мечтал, что когда-нибудь ему предстоит командовать целой армией.

– Слушаюсь, мой генерал!

– Не забудь взять с собой баллисту. Может быть, она нам понадобится.

– Будет сделано, мой генерал!

Дровосек дружески обнял бравого сержанта, а сам пошел точить топор. Тем временем Алмар отправился искать в лесу своих заигравшихся друзей Пеняра и Кустара.

Когда Сказочный народ узнал, что предстоит дальний поход через всю Волшебную страну, да еще без могучих великанов и джиннов, то все недовольно зашумели. В конце концов король Гуд позволил старому Вапу следовать в Желтую страну вместе с сержантом Понтом.

Наконец все приготовления были закончены. Король, держа в руках топор, уселся на правое плечо Дурбана рядом с Алмаром. На левом устроились три закадычных приятеля:

Том, Кустар и Пеняр. Остальные два великана и четыре джинна захватили с собой огромные сумки с едой и бурдюки с водой.

– Куда идти, Дровосек? – спросил Дурбан. Король указал на желтую ленту, вьющуюся на горизонте от горного хребта в сторону далекого леса.

– Это дорога из желтого кирпича, – сказал он. – Она приведет нас в Зеленую страну. Только путь этот не близок.

– Ничего, дошагаем, – коротко ответил Дурбан. – Эй, пошли, что ли?

Понт, солдаты-Мигуны и Сказочный народ долго махали им вслед, а затем сами стали шумно собираться в дорогу.

Глава пятнадцатая

Фея и волшебница

Полет на север продолжался около трех часов. Все это время Элли сидела в небольшом углублении на спине Васила, дрожа от страха и обняв Страшилу. Удивительное животное не привыкло служить для кого-либо живым ковром-самолетом и потому не могло лететь плавно. Оно то и дело совершало резкие броски вверх-вниз за очередной бабочкой или стрекозой. В такие моменты сердце Элли, казалось, готово было выскочить из груди, у нее перехватывало дух и кружилась голова. Что касается Парцелиуса, то он не испытывал подобных неудобств. Алхимик сидел впереди, у самой шеи Васила. В руках он держал длинную уздечку, наброшенную на голову летающего животного. Элли он напоминал ворона – умную, но таинственную и немного мрачную птицу. Она уже начала сожалеть, что доверилась этому странному человеку.

Словно бы нарочно, Парцелиус, пролетая над Зеленой страной, направил Васила к Изумрудному городу. Сотни горожан высыпали на площадь, завидев на горизонте темное пятно. Они надеялись, что это летит их дорогая Элли, но так и не разглядели девочку. Поняв, что к ним приближается не летающее облако, а какое-то новое, прежде не виданное чудище, горожане разбежались по домам.

Парцелиусу это весьма понравилось. Он привстал, снял с головы свой синий колпак и приветственно помахал им. Встречный ветер сразу же рассыпал его длинные седые волосы.

– Привет вам, маленькие зеленые букашки! – кричал алхимик с довольной ухмылкой. – Это говорю я, великий ученый, знаток Черной и Белой магии, всех тайн природы и прочее, прочее, прочее! Что же вы разбегаетесь, словно кузнечики, а не кричите «ура!» своему славному гостю? Это очень невежливо с вашей стороны.

Когда город с десятками башен остался позади, алхимик вновь уселся на спину Васила и натянул поводья, поворачивая на север. Всю остальную дорогу он с довольным видом насвистывал какую-то песенку. На сидящих позади Элли и Страшилу он ни разу не взглянул.

Наконец внизу появились поля и леса, одетые в золотистый наряд вечной осени. Здесь Парцелиусу волей-неволей пришлось обратиться за помощью к Элли. Девочка не сразу сориентировалась – ведь она была в Желтой стране лишь один раз. Поразмыслив, она указала на северо-запад. Элли не была уверена, что они летят, куда следует. Но когда далеко впереди показалось огромное дымное облако, стелящееся по земле, она поняла: где-то там находится дворец Виллины.

Впрочем, нежданных гостей тоже заметили. Вскоре из серых клубов им навстречу вылетело семеро летучих тварей. Одни походили на крылатых ящеров, другие – на огромных четырехкрылых птиц с длинными клювами, третьи – на извивающихся змей с радужными плюмажами на плоских головах. Элли заметила, что головы чудищ прикрывали темные обручи. Похоже, это было что-то вроде очков, защищавших непривычные к солнечному свету глаза.

Васил, казалось, не обратил на своих противников никакого внимания. Он продолжал спокойно лететь.

Ухмылка стала сползать с худощавого лица Парцелиуса.

– Эй, Васил! – сказал он, дернув за уздечку. – Ты что, заснул? Эти же твари разорвут нас в клочья! Очнись, олух!

Когда до стаи чудовищ осталось футов тридцать, не больше, Элли закрыла глаза, ожидая неминуемой гибели.

Страшила гладил мягкой рукой ее по волосам, не зная, чем утешить.

Внезапно Васил поднял голову и открыл свой второй, синий глаз. Подземные чудовища бросились врассыпную, вопя от ужаса. Но далеко уйти им не удалось. Оцепенев, они перестали работать крыльями и, кувыркаясь в воздухе, посыпались на землю.

Элли вздохнула с огромным облегчением. Парцелиус с довольным видом потер руки, оглянулся и почему-то вновь показал девочке язык.

– Вот так-то! – заявил он, ухмыляясь. – Это не ваши колдовские штучки-дрючки, эта сила посерьезнее! Ну, кто там еще хочет потягаться с великим Парцелиусом?

Страшила поморщился.

– И чего этот коротышка так задается? – спросил он Элли. – Васил, не спорю, замечательный воин, но этот носатый болтун здесь при чем?

Элли пожала плечами. Парцелиус тоже расслышал эти слова, но даже ухом не повел.

Васил по плавной траектории вошел в серое облако. Элли немедленно закашляла. Алхимик же спешно достал из кармана плаща марлевую повязку и обвязал себе рот и нос. Зрелище, которое открылось перед ними, было поразительным. Огромное пространство возле дворца испещрили множество извилистых трещин, окутанных клубами газов. По краям разломов бродили толпы монстров, но основные силы собрались вокруг правого крыла расколотого пополам здания. Сотни самых причудливых чудовищ напирали своими массивными телами на невидимую округлую стену. Под их напором преграда постепенно сжималась, отступая к дворцу. Время от времени какая-нибудь летучая тварь пыталась усесться на крышу здания, но ее тотчас встречала длинная стрела или огненный шар. С воплем ярости чудовище поспешно убиралось восвояси. Некоторые все же успевали содрать с кровли несколько янтарных черепиц, так что больше трети крыши уже не хватало. Защитников Желтого дворца не было видно, но они были живы и сдерживали общими усилиями натиск врагов.

Элли смотрела на эту страшную картину глазами, полными слез.

– Виллина, милая Виллина… – шептала она. Страшиле тоже было не по себе. Он вспомнил о подземном море, о его жутких обитателях и пробормотал:

– Да, силен этот колдун… Разве нам с его войском справиться? Неужели придется просить помощи у Большого мира? Но тогда прости прощай Волшебная страна…

Васил сделал круг над дворцом. Парцелиус, склонив голову, внимательно разглядывал поле боя. Наконец он хмыкнул и дружески похлопал летающее животное по голове.

– Ну, Васил, давай, покажи этим тварям, кто сильнее всех на земле! Пускай дрожат даже при одном имени великого Парцелиуса!

Спустившись еще ниже, Васил издал громкий вопль, от которого у Элли даже уши заложило. Теснившиеся около невидимой преграды животные дружно подняли головы – и замерли, словно пораженные молнией. Несколько стоявших на краю трещины чудищ беззвучно свалились в пропасть.

Васил сделал пару кругов, окатывая жителей подземного царства своим ужасающим взглядом, словно мертвящим душем. Постепенно кольцо осаждавших дворец застыло, будто окаменев.

Элли увидела, как на один из уцелевших балконов вышел незнакомый человек, с луком в руках. Он недоуменно огляделся, а затем поднял голову – и замер, заметив Васила.

Девочка привстала на колени и, замахав рукой, закричала:

– Мы друзья Виллины, славный Рохан! Нас послал твой друг Алмар! Только не смотри в нашу сторону!

Рохан недоуменно пожал плечами и покинул балкон. Возможно, он просто не расслышал слов девочки.

Страшила радостно крикнул:

– Ур-р-ра, победа! Я и не думал, что мы так легко справимся с таким войском. Парцелиус, надо так же парализовать и остальных чудовищ.

Алхимик соизволил обернуться и состроил своим спутникам одну из своих самых кислых и презрительных гримас.

– Спасибо за совет, – буркнул он. – Вам хорошо там сидеть сложа руки, а нам с Вас илом приходится отдуваться за всех! Думаете, малыш не устал? – Он снисходительно похлопал животное по голове. – Еще как устал! Теперь до вечера от него толку не будет. Ему надо отдохнуть, пообедать бабочками да стрекозами. Есть у вашей Виллины бабочки и стрекозы?

Элли развела руками, а огорченный Страшила спросил:

– Выходит, Васил больше никого сегодня не может парализовать? А когда очнутся те, кто попал под его взгляд? В глазах алхимика впервые промелькнула растерянность.

– Откуда я знаю? – недовольно фыркнул он. – Уж больно они здоровы… Может, на неделю парализующего взгляда хватит, а может, и всего на день. Когда-то же должны прийти эти ваши короли-дровосеки да прыгуны-болтуны? Пускай и они повоюют, не все же нам с Василом взваливать на свои плечи! А теперь посмотрим на вашу волшебницу, ха-ха!

Он дернул три раза за уздечку, и Васил послушно стал спускаться, делая широкие круги. Наконец он приземлился рядом с правым крылом дворца. Дверь распахнулась, и навстречу гостям вышел Рохан. Его бронзовые доспехи ярко сияли в лучах солнца. На плечах воина лежала пышная шкура, но не лисья, как у Алмара, а волчья. Подойдя к Василу, воин скользнул по нему удивленным взглядом, а затем поклонился.

– Приветствую тебя, фея Элли, а также тебя, Страшила Мудрый. Рад видеть также тебя, незнакомец. Спасибо вам за помощь.

Алхимик встал, сложил руки на груди и надменно произнес:

– Я Парцелиус, знаменитый ученый, знаток Черной и Белой магии, а также всех тайн природы. Ты должен знать, воин, что победой обязан нам с Василом, а не всяким там феям и соломенным человечкам. Рохан усмехнулся в густые усы.

– Насколько я понимаю, до окончательной победы нам еще далеко, – сказал он, кивнув в сторону трещины, где в белесом тумане по-прежнему бродили десятки подземных монстров. Однако к дворцу приближаться они не спешили. Возможно, чудищ отпугивало кольцо из сотен парализованных Василом собратьев.

– Проходите, дорогие гости, – еще раз поклонившись, сказал Рохан и распахнул дверь. – Волшебница Виллина ждет вас.

С сильно бьющимся сердцем Элли поднялась по ступенькам, усыпанным обломками упавших со стен камней. Скоро, скоро она увидит свою дорогую Виллину! Как же долго они не виделись…

Элли вздохнула, оглядев свой скромный наряд. Перед полетом она вновь сменила зеленое платье на комбинезон и теперь пожалела об этом. Ей очень не хотелось появляться перед волшебницей в таком виде.

Страшила тоже вздохнул, снимая с головы шляпу. Ныне она напоминала грязно-зеленый блин, а от лихих пшеничных перьев-колосьев не осталось и следа.

Парцелиус ухмыльнулся, глядя на них.

– Тоже мне, волшебницы… – прошептал он. – Ничего-то вы не можете, только языком молоть здоровы… Ой!

Он увидел яркую вспышку и даже зажмурился от страха. Открыв же глаза, он просто остолбенел: пыльный наряд Элли исчез, его сменило белое, шитое золотом платье, с чудесным изумрудным ожерельем. Волосы девочки были аккуратно уложены, и на них красовалась небольшая золотая корона с множеством изумрудов. На ногах феи появились золотистые туфельки.

Страшила изменился не столь разительно. Его зеленый костюмчик и белое жабо, за время путешествия сильно поистрепавшиеся, теперь вновь оказались новыми. Шляпа бывшего правителя Изумрудного города также обрела прежний лихой вид. Зато простая, выструганная из дубовой ветви палка превратилась в изящную серебристую трость с набалдашником из крупного изумруда.

Парцелиус недовольно скривился. Впрочем, оглядев себя, он обнаружил еще один подарок Виллины – на его груди засверкал бриллиантовый орден в форме летучей мыши.

Элли и Страшила улыбнулись друг другу, взялись за руки и последовали за суровым Роханом. Алхимик шел позади и о чем-то сосредоточенно размышлял.

Они поднялись по лестнице, местами заваленной обломками и выбитыми рамами. Элли пришлось подобрать подол платья, чтобы не запачкать его в пыли. Землетрясение сурово обошлось с нижней частью дворца, но когда гости поднялись на третий этаж, то с удивлением заметили, что здесь все осталось нетронутым. В большой приемной стены украшали ковры такой искусной работы, что дух захватывало. На них были изображены различные эпизоды из истории Волшебной страны. В центре располагался ковер, на котором мастера выткали Кругосветные горы. На фоне гор на огромной голой равнине стоял великан в коричневом камзоле, широких штанах и в башмаках с серебряными пряжками. У него было худощавое лицо, длинная седая борода и мудрые, всеведущие глаза. Элли поняла, что это и есть таинственный Торн, основатель Волшебной страны. На соседнем ковре голая равнина уже превратилась в цветущий сад. Среди деревьев виднелись дома с остроконечными крышами. Элли невольно поискала глазами Зеленую страну, но не обнаружила там ни одного поселения, даже Изумрудного города не было. Это поначалу удивило девочку, но затем она вспомнила, что Гудвин построил город значительно позже. Обведя взглядом зал, Элли вдруг заметила ковер, на котором была изображена… она сама! Вместе со Страшилой, Железным Дровосеком и Львом Элли шла по дороге из желтого кирпича.

Больше ничего разглядеть она не успела, потому что распахнулись янтарные двери и в зал вошел небольшой круглолицый человечек, одетый во все голубое. В нем без труда можно было узнать Жевуна. Поклонившись, человек произнес:

– Правительница Виллина ждет вас.

Рохан ввел гостей в покои волшебницы и сразу же удалился, прикрыв за собой дверь.

Виллина сидела в большом кресле возле камина, в котором жарко пылали дрова. Она была одета точно так же, как и во время первой встречи с Элли возле пещеры Гингемы: в просторное платье, белый со звездами шарф и остроконечную шляпу с большим бантом, увенчанную золотистым бриллиантом. Лицо старушки почти не изменилось, разве что морщин на нем немного прибавилось. Хрустальные очки, как всегда, сидели на ее чуть вздернутом носу, а сквозь них на вошедших смотрели чуть подслеповатые добрые глаза.

– Вот ты и вернулась, Элли, – тихо промолвила волшебница и улыбнулась, хотя в глазах ее блестели слезы. – Я так ждала тебя, моя милая девочка!

Элли подбежала к старушке, опустилась перед ней на колени и поцеловала сморщенную, чуть вздрагивающую руку. Корона соскользнула с ее головы, упала на пол и со звоном покатилась к двери. Парцелиус ловко подхватил ее и стал рассматривать, уделяя особое внимание замечательным изумрудам.

Старушка погладила волосы Элли, уже не скрывая слез. Девочка же вовсю ревела.

Вздохнув, Виллина посмотрела на стоявших поодаль других гостей.

– Рада видеть тебя, Страшила, – сказала она. – Похоже, жизнь на пшеничном поле, с воронами пошла тебе на пользу. Надеюсь, ты не растерял там свои замечательные мозги – подарок Гудвина?

Страшила снял шляпу и низко поклонился.

– Я очень дорожу подарком Гудвина, – ответил он. – Правда, одно время от постоянных дождей булавки в моей голове стали ржаветь. Но когда фея Элли вновь вернулась в наш край, моим мозгам работы прибавилось, и я вновь начистил булавки до блеска.

– Знаю, – улыбнулась Виллина. – Ты не раз помогал Элли своими мудрыми советами, и я благодарна тебе за это. А кто вы, незнакомец?

Парцелиус попытался встать, как обычно, в горделивую позу, но почему-то под насмешливым взглядом волшебницы у него ничего не вышло.

– Я… я Парцелиус, вели… ученый из европейских Альп, – неуверенно произнес он, – Я вели… знаток Белой и Синей… то есть Черной магии, и это… как его… вели… знаток всех тайн породы. То есть не так: природы!

– Очень хорошо, – кивнула волшебница, не сводя с алхимика изучающих глаз. – Спасибо, что вы вместе со своим летающим зверем разогнали осаждавших мой дворец чудовищ. Надеюсь, у нас еще будет время поговорить с вами, а также с тобой, милый Страшила. Но вам надо отдохнуть с дороги.

Виллина позвонила в маленький колокольчик. Дверь снова распахнулась, и в комнату вошел человечек в голубом.

– Логон, проводи Страшилу и Парцелиуса в Розовый зал, – сказала она. – Позаботься, чтобы все их желания были выполнены.

Слуга поклонился и приглашающе кивнул в сторону двери. Алхимик вышел с недовольным видом, а Страшила, не нуждавшийся в отдыхе, улыбнулся Виллине. Он понимал, что волшебница и фея хотят остаться наедине.

Глава шестнадцатая

Среди снегов Гренландии

– Встань, девочка, – сказала Виллина. – Дай мне как следует тебя рассмотреть.

Элли встала, и волшебница залюбовалась ее стройной фигуркой, золотистыми волосами и милым лицом с чуть вздернутым носиком и большими голубыми глазами.

– Да ты почти девушка, – сказала Виллина, улыбаясь. – Даже не верится, что там, в Большом мире, ты прожила длинную жизнь и была почти такой же старой, как я теперь.

– Порой мне кажется, что это было сном, – призналась Элли. – Я помню все, что было в той прошлой жизни – свою учебу в колледже, свадьбу, преподавание в школе… Но это было словно не со мной. Иногда мне кажется, что я никогда не покидала Волшебной страны, что только здесь и прошла моя настоящая жизнь.

Виллина покачала головой.

– Нет, это не так. В том Большом мире у тебя были родители, муж – не забывай о них никогда! Только память и совесть делают нас людьми, как бы ни мучительны порой были воспоминания и как бы ни терзала нас совесть…

Волшебница, помрачнев, опустила голову, но затем вновь с улыбкой взглянула на Элли.

– Садись, моя дорогая, – сказала она, указывая на стоявшее рядом кресло. – Нам надо о многом поговорить. Я понимаю, сейчас для этого не очень подходящее время, но другого у нас может и не оказаться. Дело в том, что скоро я навсегда покину Волшебную страну.

– Что-о? – воскликнула Элли в ужасе, вскочив с кресла.

– Садись, садись, – с ласковой улыбкой сказала Виллина.

Девочка опять села, встревоженно глядя на старушку.

– Я стара, очень стара… – после долгой паузы заговорила волшебница, устремив неподвижный взгляд на пламя, пляшущее в камине. – Мои дни подходят к концу, и здесь уже ничего не поделаешь.

– Как… как подходят к концу?.. – прошептала Элли. – Но разве вы не…

Виллина грустно улыбнулась.

– Нет, девочка, я не прирожденная волшебница, как Стелла и какими были сестры Гингема и Бастинда. Я такой же обычный человек, как и ты. Судьба сделала меня чародейкой, но я вовсе к тому не стремилась.

Элли растерянно смотрела на старушку.

– Пусть так… – согласилась она. – Но ведь Стелла подарила мне вечную молодость – почему же она не предложила вам…

Волшебница покачала головой.

– Она предлагала мне это, и не раз, – сказала она. – Но я отказалась. Удивительный воздух этого края и так подарил мне почти триста лет жизни – с меня вполне достаточно. Я знаю, что здесь, в краю Торна, грядут большие перемены. Начинается новая эра, и для нее нужны другие люди и другие волшебницы. Например, ты…

– Я? – искренне удивилась Элли. – Но я же… Старушка успокаивающе погладила ее по руке.

– Я знаю, что ты хочешь сказать. Да, пока ты фея больше по молве, чем по сути. Но это дело поправимое. Корина тоже не родилась колдуньей, но сумела стать ею благодаря удаче и редкому упорству. Ей помогла в свое время Гингема, а тебе помогу я.

Глаза Элли изумленно расширились.

– Вы… хотите, чтобы я стала… правительницей Желтой страны? – выдавила она из себя.

– Нет, – спокойно ответила Виллина. – Я хотела бы, чтобы ты стала Хранительницей края Торна.

– Кем-кем?

– Выслушай мою историю, девочка, – сказала Виллина. – Тогда ты все поймешь…

Вот о чем рассказала волшебница под тихий треск пылающих в камине поленьев.

Давным-давно на большом острове – почти таком же большом, как материк, в племени эскимосов родилась девочка. Остров назывался Гренландией и располагался рядом с северной оконечностью Американского материка. В морях, окружающих остров, плавало множество айсбергов, а сама суша большую часть года была покрыта льдами и снегом. Это был суровый мир, со скудной растительностью и бедным животным миром. Зато моря кишели огромными китами, тюленями, котиками, на которых эскимосы искусно охотились. Немало было на острове птиц, которые любили гнездиться среди скал.

Девочку назвали Виллиной, в честь ее прабабки, известной на острове знахарки. Отцом будущей волшебницы был ангакок по имени Уманак. Ангакок – это вождь общины, он выбирался из числа самых работящих и толковых охотников, знакомых хоть немного с магией. Однако был в племени еще один колдун по имени Арнакун, и он тоже претендовал на честь стать вождем. Между двумя мужчинами на глазах всех жителей общины произошло соревнование в силе, ловкости и чародейском искусстве. Победил в нелегкой борьбе Уманак. Арнакун вынужден был смириться и занялся китобойным промыслом, но в душе затаил злобу на соперника и поклялся при первом же удобном случае отомстить.

Этого случая ему пришлось ждать много лет. Уманак рано женился на красавице Ольсур, но детей у них долго не было. Поговаривали, что виной тому было колдовство Арнакуна, который каждый вечер поднимался на склоны горы Коме и молился Торнарсу – правителю мира духов, верховному демону. Кое-кто из старух шептал подругам, что Арнакуна видели в скалах вместе с игаглидитами – злыми бесами, а еще с ведьмами и троллями. Так это было или не так, никто утверждать не мог, однако Уманак и Ольсур долго оставались бездетными и очень переживали из-за этого.

Однажды Арнакун вместе с другими китобоями отправился в море. Неожиданно начался сильный шторм, и лодку отнесло к далеким необитаемым островам. Больше месяца китобои добирались домой, а когда вернулись, то услышали радостную весть: Ольсур наконец-то ожидала первенца!

Арнакун стал с той поры еще более хмурым и нелюдимым. Он надолго исчезал из поселка и отмалчивался на все расспросы любопытных. Один охотник утверждал, что видел колдуна на берегу морского залива с атдлитом – безносым существом, похожим на русалку.

Прошло еще два месяца. Однажды Уманак отправился вместе с несколькими мужчинами на охоту. Прошла неделя, другая – а вождь и его спутники не возвращались. Долгие поиски ни к чему не привели. Наконец на берегу залива нашли куртку из оленьего меха, расшитую умелыми руками Ольсур. Люди решили, что вождь и его охотники утонули. Может, их утянули на дно коварные атдлиты…

Новым вождем избрали Арнакуна. И спустя месяц родилась Виллина. Ольсур недолго прожила после рождения дочки, и крошечная девочка осталась сиротой.

Женщины общины не оставили ее в беде. Она жила то в одной, то в другой юрте, училась и играла с другими детьми, но везде чувствовала на себе тяжелый, недобрый взгляд нового ангакока.

Эскимосы поначалу пожалели, что избрали себе такого вождя. Арнакун оказался злым, высокомерным и невероятно скаредным. Он забирал себе лучшие меха, добытые на охоте, лучшее мясо и рыбу. Не пожелав жить в обычной юрте, он заставил мужчин построить себе большой каменный дом. Самые искусные женщины поселка расшили узорами его штаны из тюленьей кожи и куртку из оленьего меха. В отличие от Уманака, он никогда не работал и не охотился, зато очень часто ходил на склон горы Коме, где молился Торнарсу и другим божествам. Его колдовская сила возросла настолько, что слава о могущественном ангакоке разнеслась по всему острову. Эскимосы верили, что он может вызывать штормы, снежные бури и дожди, да к тому же способен пригнать к берегам стада китов и тюленей, обеспечив хорошую охоту.

Прошло несколько сытных, благоприятных лет. Зимы были умеренно суровыми, лета – жаркими. На острове больше никто не умирал от голода, да и болезней стало меньше. Теперь все прославляли мудрого Арнакуна и желали ему долгих лет жизни.

Всем хорошо жилось на острове – кроме маленькой Виллины. Вождь открыто ненавидел ее, при встрече мог потаскать за волосы, а то и ударить. Постепенно все жители поселка на берегу моря отвернулись от дочери Уманака. Само имя бывшего ангакока стало под запретом; его упоминали только вместе с проклятиями в адрес прежней тяжелой жизни; виной которой якобы был плохой вождь.

От такого отношения Виллина замкнулась в себе. Другие дети больше не звали ее играть, наоборот, они награждали девочку тумаками и обидными прозвищами. Виллина стала молчаливой и нелюдимой. Она сама ловила рыбу, охотилась на морских котиков и тюленей. Для своих лет Виллина была высокой и сильной, и мало кто из мужчин умел лучше нее метать улу – изогнутый нож, ставить силки на зайцев и лисиц.

Прошло еще два года и на Гренландию обрушились одна невзгода за другой. Зимы стали настолько холодными, что олени замерзали на бегу, а людей не спасали даже теплые юрты. Летом житья не стало от мошкары. Киты редко появлялись на горизонте, и тюлени ушли от берегов. Но хуже всего были болезни, обрушившиеся на эскимосов. Их занесли на остров белые люди, приплывшие на больших кораблях из Скандинавии, но местные жители решили: во всем виноваты злые духи.

Вскоре племя Арнакуна настигла эпидемия оспы. Немногим посчастливилось выздороветь, да и те остались с изуродованными оспинами лицами. Среди них был и сам вождь. Поняв, что люди перестают верить в. его могущество, он собрал остаток племени на поляне около склонов горы Коме и сказал:

– Некоторые глупцы поговаривают, что Арнакун стал стар и слаб, что вождь потерял свою чародейскую силу и больше не может оберегать остров. А кое-кто даже поминает прежнего ангакока, говорит, мол, тот был умным и работящим вождем, и при нем все было хорошо. А я говорю вам: только выжившие из ума старухи могут болтать такое!

Арнакун обвел суровым взглядом своих соплеменников, и их охватил страх.

– Да, мы стали плохо и голодно жить. Наши охотники все чаще возвращаются с пустыми руками, а то и не возвращаются вовсе, – продолжил вождь. – Но почему? Нет ли здесь вмешательства злых духов? Я, который каждый день общаюсь с добрыми духами и самим Торнарсом, говорю: да, это дело злых сил! Кто-то, полный ненависти ко всем вам и вашему вождю, вызвал из глубин земли демонов, чтобы погубить вас и всех жителей нашего острова. Я спрашиваю: кто сделал это? Кто был в обиде на своих соплеменников, кто жил в угрюмом одиночестве, вынашивая коварные планы мести?

Люди невольно обернулись и посмотрели на Виллину, стоявшую поодаль.

– Да, это она! – злобно крикнул Арнакун и ткнул пальцем в хмурую девочку.

– Утопить колдунью! Забросать ее камнями! Сбросить со скалы в море! – послышались голоса разгневанных эскимосов, но вождь с довольной ухмылкой успокаивающе поднял руку.

– Послушайте меня, своего ангакока, – сказал он. – Разве рыба утонет, если ее бросить в воду, разве птица разобьется, если скинуть ее с высокой скалы? Даже глупцы скажут: нет! Не так-то легко разделаться с колдуньей. Если же нам все-таки удастся погубить ее, злые духи еще больше разгневаются на нас. Лучше прогнать девчонку из нашего племени. Скоро наступит зима, подуют ледяные ветры, глубокий снег покроет землю. Тогда никто и ничто не спасет колдунью!

Мужчины дружно зашумели, соглашаясь со своим вождем. Некоторым женщинам, напротив, было жаль бедную Виллину, но они не осмелились и рта раскрыть.

И Виллину изгнали из племени. Ей позволили взять с собой лишь немного еды да меховую одежду. Арнакун разослал в соседние селения гонцов с вестью, что колдунья Виллина – причина всех бед на острове. Отныне никто не должен давать ей приют и еду, если не хочет навлечь на себя гнев Верховного духа Торнарса.

Еда быстро подошла к концу, но девочка не осмеливалась приближаться к другим селениям, опасаясь гнева обманутых Арнакуном жителей. К счастью, она захватила с собой силки и несколько костяных крючков. С их помощью девочка ловила зайцев и птиц, удила рыбу во фьордах. Как и все охотники, она умела разжигать огонь, так что от голода Виллина не страдала. Однако недели через две ее скитаний подули холодные северные ветры. Короткое гренландское лето подошло к концу.

В поисках убежища, где можно было бы провести долгую зиму, Виллина прошла десятки миль. Она надеялась летом соорудить лодку и перебраться на какой-нибудь из далеких обитаемых островов или даже на Американский материк.

Увы, ничего подходящего ей не встречалось. Зима тем временем быстро наступала, и воцарилась долгая ночь. Посыпал мелкий снег, который спустя несколько дней перешел в пургу. Девочка шла против колючего ветра, спрятав лицо в воротник, и плакала, чувствуя свое полное бессилие. От усталости она едва передвигала ноги. Конец был близок, но маленькая Виллина продолжала упрямо идти, сама не зная куда.

Наконец пурга стала стихать. Оглядевшись, девочка увидела, что забрела в холмистую местность. Ветер доносил шум прибоя. Снег лежал толстым слоем, доходя ей до колен, так что идти было очень трудно.

Силы оставили измученную Виллину. Она опустилась на снег, желая только одного – согреться и уснуть вечным сном. И в этот момент темное небо загорелось разноцветными сполохами полярного сияния. При его переливчатом свете Виллина заметила в подножии ближайшего холма огромное темное пятно. Это был вход в гигантскую пещеру.

Глава семнадцатая

Пещера великана

Виллина сама не помнила, как сумела добраться до входа в пещеру. От слабости и голода у нее кружилась голова, ноги были словно ватными. Однако, оказавшись под высокими гранитными сводами, девочка приободрилась. Где-то в глубине теплился мягкий розовый свет, и в воздухе витали незнакомые, но очень вкусные запахи. Виллина чуть ли не бегом пустилась по туннелю. Ей чудилось, что она вот-вот встретит добрых духов, обитателей этого необычного жилища, и все ее беды наконец закончатся.

Оказавшись в огромном круглом зале, высеченном внутри каменного холма, девочка не смогла сдержать огорченного восклицания. Пещера была пуста. И судя по всему, пуста уже многие столетия. У дальней стены она увидела давно потухший очаг, каменный стул, кровать и стол. Все это было размерами под стать великану.

Сомнений у Виллины больше не оставалось – она забрела в жилище самого Торнарса, Верховного демона, правителя мира духов!

Ноги у девочки подкосились, и она упала на пол. Немедленно в очаге вспыхнул огонь, и до Виллины донесся запах жареного мяса.

Собрав последние силы, она поднялась, обошла гигантский стол и увидела на вертеле кусок оленины, которого вполне хватило бы пятерым мужчинам.

Утолив голод, Виллина захотела пить – и тотчас из пола забил фонтанчик холодной воды.

Пещера Торнарса оказалась очень гостеприимной, Виллина вскоре поняла, что пещера может выполнить любое ее желание. Стоило только подумать о копченой зайчатине или соленой рыбе, как все это появлялось в очаге или огромной плетеной корзине, стоявшей поблизости. В пещере было очень тепло, и пламя ни на миг не угасало, хотя в очаге лежало лишь три ствола неизвестного девочке дерева. Они жарко пылали – и не сгорали ни на дюйм.

Несколько раз Виллина пыталась выйти из пещеры, но снаружи царила полярная ночь и дул такой ледяной ветер, что перехватывало дыхание. Стало ясно, что она пробудет в гостеприимной пещере Торнарса до будущей весны, хочет она этого или нет.

Первые несколько дней девочка спала очень чутко, вскакивая при малейшем шорохе. Ей казалось, что вот-вот из темных углов пещеры появятся уродливые духи – слуги великого Торнарса. Но никто не появлялся, и со временем девочка осмелела.

Она обошла весь круглый зал, осмотрела стены и даже взобралась на высокий, словно скала, стол. И там она обнаружила огромную книгу, размером с китобойную лодку.

Как и все эскимоски, Виллина была неграмотной, и поначалу значки размером с ладонь показались ей странными картинками, на которых непонятно что было изображено. Но затем очаг у стены вновь ярко вспыхнул, на этот раз зеленым пламенем, и Виллина с изумлением осознала, что понимает каждое слово! С немалым трудом она перевернула тяжелые страницы и стала читать с самого начала.

Это был дневник Торнарса.

Виллина узнала, что он был не демон и не дух, а живой человек, только огромного роста. Его настоящее имя было Торн. Много тысяч лет назад он жил на материке, называемом Атлантидой. Атланты – обитатели материка – были мудры и знающи. Народ созидателей, они ведали магию и науки, ремесла и искусства. Атланты были мирными людьми и жили в дружбе со всеми жителями Земли, в том числе и с троллями, гномами, драконами, сиренами, кентаврами и прочими удивительными существами, с незапамятных времен населявшими нашу планету.

Однако были у них и недруги. На западе от Атлантиды находился большой остров Горн с тремя потухшими вулканами. Его населяло племя колдунов, чьи предки в далеком прошлом жили в глубинах земли. Горяне и атланты издревле враждовали. Первые поклонялись Тьме и были искусны в Черной магии, а вторые считали главным Свет и владели всеми секретами Белой магии.

До открытой войны между соседями дело не доходило до тех пор, пока вождем горян не был избран великан Пакир. Он вызвал на поединок в чародействе верховного мага атлантов Торна и потерпел поражение. Разъяренный неудачей, колдун сотворил гигантское землетрясение, и Атлантида погрузилась в пучину океана. Буйство подземных стихий оказалось настолько неукротимым, что сгинул и остров Гор, на котором разом ожили все три вулкана. Среди бушующих потоков лавы сошлись в последнем поединке Торн и Пакир. И Свет одолел Тьму. Колдун с воплем отчаяния рухнул в бездонную пропасть, расколовшую остров.

Немногие оставшиеся в живых атланты разбрелись по миру, обучая людей наукам и ремеслам. Торн построил большую лодку и пересек океан, стремясь попасть на огромный материк – тот, что мы с вами называем Америкой. Однако он попал в мощный шторм и был отнесен течением к острову Гренландия. Около его скалистых берегов лодка потерпела крушение, а сам Торн чудом спасся от гибели. Он едва сумел выбраться на сушу.

Здесь, в Гренландии, Торн поселился в огромной пещере. Он быстро сошелся с местными волшебными существами и был избран ими Верховным духом. Однако дружбы с эскимосами у него не получилось. И Торн стал готовиться к путешествию на соседний материк.

Он прожил в Гренландии более ста лет и написал за это время три книги. В них Торн собрал все известные на Земле магические заклинания, с помощью которых можно творить Добро. Когда работа была закончена, Торн построил новую лодку и отправился через пролив, разделяющий остров и материк.

О том, что произошло с Торном на Американском материке, в дневнике было сказано очень скупо. Волшебник кратко упомянул, что ему удалось передать правителям племен майя и ацтеков немало знаний, в частности о звездах и планетах. Однако эти народы оказались слишком воинственными, и Торн вскоре разочаровался и оставил людей в покое.

Именно тогда он решил основать на материке Волшебную страну. Людей здесь было немного, и ему без труда удалось найти необитаемую степь. Силой волшебства Торн воздвиг стену из высоких гор и стал первым жителем новой страны. Ему хотелось забыть о грустном прошлом и начать жизнь словно бы заново.

Долгие столетия великий чародей прожил в своем замке, который волшебник построил неподалеку от Кругосветных гор. За это время немало его друзей из волшебного народа перебралось в этот чудесный край. Но большинство все же предпочитало оставаться в родных местах. Троллям, гномам, лешим и прочим необыкновенным созданиям вовсе не хотелось пересекать океан, леса и пустыни, когда и дома жилось совсем неплохо.

Но вот настал день, когда Торн почувствовал себя старым и уставшим. Как и любому атланту, ему был известен секрет бессмертия, но великан не пожелал им воспользоваться. Да, Волшебная страна была прекрасной и молодой, ее ожидало большое будущее – но маг затосковал по навсегда утраченной Атлантиде.

И тогда он покинул чудесный край за Кругосветными горами. Ему хотелось оставить вместо себя какого-нибудь толкового чародея, но, увы, такового не нашлось. Великан оставил в своем замке все три волшебные книги в надежде на то, что когда-нибудь они попадут в достойные руки, а сам вернулся в Гренландию. На этом суровом острове он решил закончить свой жизненный путь.

Он вновь поселился в своей старой пещере на берегу океана. Слабеющей рукой Торн закончил дневник. Затем в который уже раз заглянул на его первую страницу, которая умела предсказывать будущее. И тогда он вскрикнул от радости. Оказалось, что через несколько сотен лет на этом острове родится девочка, которая будет обладать талантом великой волшебницы!

Остаток своих дней маг провел, готовясь к тому, что однажды в его пещеру придет одинокая растерянная девочка. Только книги могли стать ее учителями, и Торн написал особую книгу для будущей великой чародейки. Великан хотел передать ей хотя бы часть своего могущества и попросить заменить его в Волшебной стране.

Прочитав это, Виллина едва не свалилась со стола от удивления. Она не могла представить себя чародейкой, да еще Хранительницей какой-то далекой Волшебной страны! Наверное, Торн имел в виду совсем другую девочку…

Она вновь повернулась к дневнику – и вздрогнула от неожиданности. Каким-то чудесным образом он исчез, а на его месте лежала толстая книга в коричневом кожаном переплете. На книге был изображен высокий человек с длинной бородой. Конечно же это и был хозяин пещеры! Через мгновение рядом с тисненой фигурой великана засветились яркие золотистые буквы: «Книга для Виллины».

Девочка, волнуясь, открыла ее и начала внимательно читать…

Виллина замолчала, задумчиво глядя на пляшущее в камине пламя. Элли не сразу решилась задать вопрос.

– А что… что было дальше? – еле слышно спросила она. Старушка взглянула на нее и улыбнулась.

– О-о, это долгая история, Элли. Всю ту далекую зиму я провела в жилище Торна. Когда стало пригревать солнце, я наконец покинула пещеру. На золотистом облачке я прилетела в свое бывшее селение. Люди попадали на колени от страха, увидев меня в небе. Даже Арнакун позеленел, узнав меня. С этого дня его власть кончилась. Когда я все объяснила, жители селения избрали меня своим ангакоком, хотя раньше ими всегда становились только самые сильные из мужчин.

Мне надо было торопиться в Волшебную страну, но я не могла оставить своих бедных соплеменников в беде. Зима принесла им немало смертей, дети родились хилыми и болезненными, еды часто не хватало. Много-много лет я провела в селении на берегу моря. Я пустила в ход все, чему научилась из книг Торна, чтобы спасти племя эскимосов от вымирания. И со временем жизнь на острове вновь наладилась. Охотники стали все чаще возвращаться с богатой добычей, рыбаки приставали к берегу с полными лодками, китобои не знали промаха… Я повзрослела, стала мудрее и увереннее в своих силах. Наконец настал день, когда я поняла: теперь я могу принять обязанности Хранительницы Волшебной страны. Попрощавшись с жителями Гренландии, я поднялась в небо на облаке и направилась в глубь американского материка. Об остальном ты уже знаешь, девочка моя. Когда я перелетела через Кругосветные горы, то с удивлением увидела еще трех волшебниц: Стеллу, Гингему и Бастинду. Мы поделили между собой страны. Признаюсь, я немного схитрила во время жеребьевки. Из книги Торна я знала, что мне надо поселиться в единственной пустующей стране – Желтой. Так и получилось. С помощью волшебства я построила этот дворец и зажила здесь, за Кругосветными горами.

– Но почему вы выбрали именно Желтую страну? – с любопытством спросила Элли. – И почему она необитаема? Старушка ласково усмехнулась.

– Неужели ты не поняла? – сказала она. – Торн знал, что со временем многие из волшебных существ исчезнут с лица земли, а те, кому удастся выжить – ныне это, увы, уже не Волшебный, а Сказочный народ, – когда-нибудь захотят поселиться в этом чудесном краю. Чтобы гостям не пришлось спорить и ссориться с местными жителями. Торн заколдовал дороги, ведущие в Желтую страну от Жевунов, Мигунов и всех остальных. Я давно, очень давно ждала дня, когда в Желтую страну придут ее будущие хозяева, и наконец дождалась! Спасибо тебе, девочка. Ты помогла сбросить тяжкий груз с моих старческих плеч. Теперь я могу вернуться в Гренландию и со спокойной совестью провести там остаток своих дней. Но мне надо еще кое-что сделать. И прежде всего передать тебе всю мою волшебную силу. Пора тебе стать самой настоящей феей – да такой, какой свет прежде не видывал!

Элли была ошеломлена. Она не могла поверить, что Виллина может покинуть навсегда Волшебную страну, оставив ее, слабую девочку, вместо себя!

– Но… почему вы не предложите стать Хранительницей Стелле? – запинаясь, неуверенно спросила Элли. – Она так могущественна и опытна, а я…

Виллина покачала головой.

– Нет, Стелла не подходит на эту роль, – вздохнула старушка. – Она слишком занята своими делами и очень неохотно покидает Розовую страну… Придет время, Элли, ты узнаешь тайну Стеллы и все поймешь. Сейчас могу сказать только одно: Стелла – воплощенное Добро, она не способна дать отпор Злу. А Хранителю именно это и предстоит сделать. Увы, у Волшебной страны начинаются нелегкие дни…

– Пакир? – воскликнула Элли.

– Да, – спокойно сказала Виллина. – Ты своими глазами видела подземное царство этого колдуна. Он не смирился, потерпев некогда жестокое поражение в борьбе с атлантами. Поселившись в огромной пещере прямо под Волшебной страной, он собрал огромное воинство из Сказочного народа, а также самых фантастических и злых чудовищ, обитателей глубин. К счастью, ему самому пока не удается пробиться сюда, на поверхность. Но он руками рабов строит гигантскую каменную лестницу и вскоре вновь попытается завладеть краем Торна. Ему известен секрет вечной жизни, так что Пакир непременно добьется своего. Если, конечно, ты не помешаешь ему.

Элли нахмурилась, осмысливая услышанное.

– Вы забыли упомянуть о Корине… – тихо промолвила она.

Виллина ласково погладила девочку по руке.

– Я знаю, что вы заклятые враги, – сказала волшебница. – А мне хотелось, чтобы вы стали если не друзьями, то хотя бы союзницами!

Лицо Элли вспыхнуло.

– Вы забываете, матушка Виллина, что эта ведьма убила моих родителей! – с негодованием возразила она. Волшебница посмотрела в глаза девочки.

– Все не так просто, Элли… Да, Корина действительно очень хотела отомстить тебе или хотя бы выместить злобу на твоих близких. Но вспомни: после гибели Гингемы разве не тебя Жевуны прозвали феей Убивающего домика? И разве это не ты убила Бастинду?

Элли ошеломленно заморгала.

– Я… я… да… – пробормотала она. – Нет, нет! Вы же знаете, матушка Виллина, я не хотела этого! Конечно, я была очень рада избавиться от Бастинды, но я же не знала, что ведро воды окажется смертельным для колдуньи!

Виллина вновь вздохнула.

– Успокойся, девочка, конечно же ты здесь ни при чем. Вернее – почти ни при чем. Это я, не ты, хотела уничтожить Гингему, а вы с Тотошкой лишь по случайности оказались в фургоне. И ведро с водой во время ссоры с Бастиндой тебе случайно подвернулось под руку. Хочешь верь, хочешь не верь, но та же история произошла и с Кориной! Смерч, унесший жизни твоих родителей, был вызван не ею, а возник сам по себе. Вспомни свое детство: разве мало проносилось по канзасской степи ураганов и смерчей?

Девочка была вынуждена согласиться – да, такое случалось нередко и без всякого волшебства.

– Много лет я прожила здесь, в стране Торна, и, как могла, старалась оберегать этот край от всяческих бед, – продолжила Виллина. – Но кое-что я делала и там, в Большом мире.

Элли изумленно уставилась на старушку.

– Вы оберегали моих родных? – прошептала она.

– Да, – кивнула Виллина. – Мне удавалось противостоять колдовству Корины, хотя, признаюсь, сделать это было нелегко: ведь ей волей случая попали в руки две книги Торна. Но над обычными событиями в Большом мире я не властна. И смерч остановить я не могу… Подумай сама, если бы мне было под силу такое, разве я стала бы убивать Гингему? Нет, я просто погасила бы вызванный ею ураган и не дала ему причинить вред людям. Увы, это мне не дано…

Элли задумалась. То, что она услышала, звучало совершенно невероятно. Она никогда бы не поверила, если бы не услышала об этом из уст самой Виллины. Выходит, Корина ни в чем не виновата? А… Дональд? Разве не эта ведьма вскружила голову бедному мальчику и увела его с собой в ущелье драконов?

Виллина понимающе улыбнулась, словно читала все мысли девочки.

– Я знаю, ты вспомнила о своем друге Дональде, – сказала она. – Но такое встречается в жизни. У многих женщин бывают счастливые соперницы, и колдовство здесь ни при чем. Мне понятна ревность, но Хранительница не должна поддаваться подобным чувствам. Потому-то Корина и не подходит на роль моей преемницы, несмотря на все свое могущество. Она с детства привыкла думать только о себе – куда ей заботиться обо всей Волшебной стране! Корина сильнее тебя, Элли, однако ты мудрее, а это куда важнее. Я надеюсь…

Внезапно за окнами послышался глухой рев. Элли вскочила и подбежала к окну.

– Ой! – воскликнула она, побледнев. – Матушка Виллина, эти чудовища ожили и вновь идут в атаку!

Глава восемнадцатая

Схватка с чудовищами

Парцелиус оказался прав – Васил лишь ненадолго сумел парализовать подземных монстров. Постепенно они пришли в себя и с еще большей яростью обрушились на невидимую стену, окружавшую правое крыло расколотого пополам дворца.

Рохан первым заметил атаку. По его приказу механик-Мигун Сакар установил несколько больших самострелов, стреляющих двухметровыми стрелами. Ему помогали Жевун Логон и Болтун Твигл. Страшила суетился поблизости, пытаясь подносить стрелы к окнам, но толку от него было мало. Вздохнув, он вскоре оставил свои бесплодные попытки и уселся на одном из подоконников, наблюдая за происходящим у стен дворца. А Парцелиус и не подумал утруждать себя. Сунув в рот два пальца, алхимик пронзительно свистнул, и тотчас отдыхавший на травке Васил встрепенулся и плавно поднялся в воздух. Когда он уселся на крыше, алхимик пролез через щель между янтарными черепицами, торопливо взобрался на летающее животное и взял в руки уздечку. Теперь он мог в любой момент сбежать с поля боя и потому немного успокоился. Глядя на чудовищ, навалившихся на невидимую стену, горбатый человечек бормотал:

– Уф, какая мерзость! Ты посмотри, Васил, какие зубы у этих тварей! Бр-р-р, не хотел бы я попасть к ним на обед… И зачем я оставил свою уютную пещеру? Подумаешь, охотники! Да, они мешали мне своими выстрелами, а еще больше мне досаждали их противные-распротивные собаки. Триста лет я провел в Альпах, занимаясь своими опытами, но такого безобразия, как здесь, не видел. Тоже мне, феи да волшебницы, ха! Ничего-то они не могут и ничего-то они не умеют. Только скажи им, что я нашел секрет долголетия, так они все умрут от зависти! Но я им не скажу, нет. Не на такого напали! Благодарение Богу, здесь хоть нет собак. Может быть, со временем я стану королем или императором Волшебной страны? Запросто стану, потому что я самый умный. Одного я только не пойму – с чего это я бросил свою замечательную, уютную пещеру и связался с глупыми великанами и еще более глупыми джиннами? Меня словно кто-то в спину толкал и шептал на ухо днем и ночью: «Иди да иди, иди да иди…» Ну, я и пошел. И вот теперь эти проклятые зубастые и клыкастые твари рвутся, чтобы пообедать мной, самым умным и великим алхи… Ой, ой!

Невидимая стена неожиданно раскололась. В образовавшуюся трещину немедленно пролезли три шестилапых ящера. За ними последовал каменный рыцарь, состоящий из нескольких десятков огромных голубых кристаллов горного хрусталя. В одной из трех рук он держал плоский, остро отточенный, похожий на меч кристалл, а в остальных двух – по здоровенному валуну. Последними в трещину протиснулись два зубастых шара – синий и малиновый, а вот третьему, серому, не повезло. Разлом в стене закрылся и разрезал летающую тварь пополам. Серый шар с воплем лопнул, обрызгав теснившихся за ним чудовищ фонтаном едких брызг.

Рохан и его товарищи встретили врагов несколькими меткими выстрелами. Вскоре ящеры были пригвождены к земле, но рыцарь оказался крепким орешком. Стрелы отскакивали от него, не оставляя даже царапин. Гигант сделал несколько шагов своими мощными столбообразными ногами, а затем размахнулся и с силой швырнул валуны в сторону дворца. Один каменный снаряд врезался в крышу и разбил вдребезги несколько янтарных черепиц, а другой попал точно в арбалет, около которого стоял Логон. Жевун едва успел отскочить в сторону, но несколько осколков все же ударили его в грудь.

Довольно ухнув, кристаллический рыцарь тяжело затопал к дворцу, размахивая мечом. За ним с визгом неслись два зубастых шара. Но тут малиновый, вращая глазами, заметил сидящего на крыше Парцелиуса и резко взмыл вверх.

Алхимик ойкнул от страха и натянул поводья.

– Васил, дорогуша, бежим отсюда! – завопил он. Васил даже не шевельнулся. Он пригрелся на теплой янтарной крыше и задремал на солнышке.

– Да лети же ты, глупое животное! – кричал не на шутку перепуганный человечек, колотя кулаками по голове Васила. – Этот дурацкий шар меня слопает и даже не облизнется!

Васил продолжал спать.

Малиновый шар был уже рядом. Бешено вращая глазами, он широко раскрыл трехфутовой ширины пасть и ринулся на дрожащего алхимика. Завизжав, тот бросился наутек, прыгая по янтарным черепицам. Шар несся следом, щелкая челюстями. Ему удалось вцепиться в подошву правого сапога Парцелиуса – и острые зубы срезали каблук словно бритва. К счастью для горбуна, сильный порыв ветра внезапно сорвал плащ с его плеч и швырнул на малиновый шар. Животное на секунду ослепло. Дернувшись в сторону, оно врезалось в одну из перламутровых башенок и с громким звуком лопнуло, обрызгав алхимика с ног до головы.

Чихая и кашляя, Парцелиус стряхнул с себя малиновые капли.

– Что… чтобы она провалилась… апч-хи… эта… эта… апч-хи, апч-хи… Волшебная страна… – простонал он. – Назад, в Альпы!

Он побежал к Василу, но тот блаженно продолжал спать, ничего не замечая вокруг.

Тем временем кристаллический рыцарь дошагал до дворца. Он не стал утруждать себя поисками двери, а попросту ударил в стену двумя свободными руками. По каменной кладке прошла извилистая трещина. Кристаллическое создание продолжало методично молотить по стене, и вскоре в ней образовался широкий пролом.

Защитники дворца тоже не сидели, сложа руки. Вчетвером они докатили до одного из окон валун, разбивший арбалет, и сбросили его прямо на восьмигранную «голову» каменного воина. Сильный удар расколол голубой кристалл пополам и снес левую руку. Однако гиганта это отнюдь не смутило. Он отбросил бесполезный меч и попытался пролезть внутрь здания, но застрял. Все его старания сдвинуться с места закончились неудачей, и вскоре каменный гигант застыл без движения.

Логон вздохнул с облегчением и вытер пот с лица. Рохан усмехнулся, а затем вскинул лук и поразил последний, синий шар. Зубастая тварь лопнула каскадом маслянистых брызг.

– Все, сегодня они больше не сунутся, – спокойно сказал дворецкий, опуская лук. – Пошли, перекусим и отдохнем. Сакар, останься на страже.

Страшила слез с подоконника, подошел к Рохану и поклонился, сняв с головы шляпу.

– Мои поздравления, вы славно разделались с этими тварями, уважаемый Рохан! – прочувственно сказал он. – Давненько я не видел, чтобы воин так умело управлялся с различным оружием! Только мой старый друг Дин Гиор мог бы посоперничать с вами. Увы, бедняги уже давно нет в живых, иначе вы составили бы славную, непобедимую компанию!

Рохан вежливо поклонился в ответ.

– Благодарю, уважаемый Страшила, – ответил он. – Я бы тоже с удовольствием повидался со стариной Дином Гиором. Кстати, именно он обучил меня солдатскому искусству.

Страшила замер с разинутым ртом, не зная, что сказать. В этот момент где-то наверху послышался грохот, сдавленный крик, и в кучу пыли и хлама в углу комнаты упал алхимик. Когда пыль осела, все увидели чихающего и кашляющего маленького человечка, держащего в руках плащ, забрызганный малиновыми каплями.

Сакар бросился на помощь Парцелиусу, но тот отстранил его раздраженным жестом.

– Не надо… апч-хи! Я са-ам… апч-хи, апч-хи, апч-хи! С трудом поднявшись на ноги, алхимик отряхнулся и с недовольным видом уставился на Рохана.

– Славный вы нам оказали прием! – заявил он. – Апч-хи, апч-хи!

– Будьте здоровы, – сказали все дружно, но алхимик в ответ только состроил недовольную гримасу.

– Будешь тут здоров, апч-хи! Хватит, я устал воевать со всякими там чудищами и дурацкими цветными шарами. Из-за этого зубастого нахала я без каблука остался, к вашему сведению!

Мигун Сакар предложил:

– Если позволите, уважаемый Парцелиус, я наставлю новый каблук. А сейчас госпожа Виллина приглашает вас, а также уважаемого Страшилу в гостиную. Там для вас накрыт обед… э-э… я хотел сказать, для уважаемого господина Парцелиуса.

Алхимик немного смягчился.

– Ладно, – проворчал он. – После обеда я вздремну часок-другой, а там видно будет. И вот что еще: передай своей хозяйке, что вечером я хотел бы поговорить с ней. Наедине, ясно? И не забудьте покормить Васила, лучше всего бабочками-капустницами. Ему нужно на обед килограммов десять, не больше. Найдется у вас во дворце десять килограммов свежих, первосортных бабочек?

Повар Твигл кивнул со снисходительной улыбкой.

– В подвалах волшебницы Виллины есть все, уважаемый Парцелиус. Даже бабочки.

– Посмотрим… – пробормотал алхимик и, опершись на плечо Твигла (Болтун едва не упал), пошел к дверям.

Рохан проводил гостей с улыбкой, а затем обернулся к Изумрудику.

– А теперь расскажите, уважаемый Страшила, о ваших приключениях, – попросил он.

Прошло три дня. За это время чудовища еще несколько раз пробивали бреши в невидимой стене и сумели изрядно повредить фасад дворца. Монстры, напоминающие огромных летающих мышей, методично бомбардировали крышу и почти полностью разбили ее.

Алхимик каждое утро поднимался в воздух на спине Васила. Преодолевая страх, он направлял своего друга к разломам в стене. Васил поражал чудовищ своим парализующим взглядом, но толку от этого было немного. То ли бабочки из подвалов Виллины пришлись ему не по вкусу, то ли едкий туман разъедал его синий глаз, но факт оставался фактом: животные приходили в себя после очередных ударов все быстрее и быстрее. Была необходима подмога, но почему-то Алмар с великанами и джиннами не появлялся.

Все это время Элли провела в комнате Виллины. Старая волшебница вновь почувствовала себя неважно, и ее недомогание усиливалось с каждой новой атакой подземных тварей. Она не жаловалась, но девочка видела, с каким трудом Виллине удается восстанавливать пробоины в невидимом барьере.

Волшебнице пришлось отказаться от встречи со Страшилой и Парцелиусом, чем последний был весьма недоволен. По вечерам ей становилось чуть лучше. Старая чародейка тихим голосом рассказывала Элли о том, что предстоит делать новой Хранительнице. Только теперь девочка поняла, какая огромная тяжесть долгие десятилетия лежала на плечах этой хрупкой женщины. Ведь ее противником был сам Пакир, давний соперник великого Торна.

Не меньше поразил Элли рассказ Виллины о самой Волшебной стране. Раскрыв перед девочкой свою чудесную книгу, старушка показывала ей сотни картинок. На них были изображены совершенно неизвестные девочке места. Она впервые увидела Храм Семи Идолов, Озеро Снов, Летающий Мост, Скалу Забвения, Лес Мрака, Чародейское Озеро и многое, многое другое.

– Но почему же никто из Жевунов или Мигунов никогда не рассказывал мне об этом? – удивилась Элли, разглядывая картинку с изображением статуи Торна, полуразрушенной от времени и окутанной покрывалом из вьющихся растений.

– Как ни странно, жители Волшебной страны не очень-то любопытны и мало что знают о своей истории, – устало улыбнувшись, ответила Виллина. – Они зачастую не интересуются даже тем, что происходит в соседнем селении. Как они не похожи на моих сородичей! Эскимосам ничего не дается легко, они с детства приучаются бороться за существование, а также учат наизусть песни, легенды и сказания, чтобы потом передать их своим детям и внукам. Здесь же, в Волшебной стране, все иначе. Тебе предстоит заново открыть этот чудесный край, Элли, и он еще не раз тебя удивит. Но по-настоящему он раскроется только тому, кто пройдет его с севера на юг и с востока на запад, и притом избегая проторенных дорог. И знаешь, кто это сделает?

– Алмар? – предположила Элли. – Или… Дональд? Виллина улыбнулась и ничего не ответила. Она дунула на книгу, и та превратилась в крошечное зернышко, похожее на пшеничное.

– Возьми, – сказала она, протянув зернышко Элли. – Храни эту книгу в рукаве и не бойся потерять ее. Это и есть книга Торна. Именно ее я когда-то нашла в пещере на берегу моря и с тех пор ни на миг с ней не расставалась. Сейчас же этот миг настал.

Элли хотела запротестовать, но посмотрела в серьезные глаза Виллины и сдержалась. Зернышко затерялось в складках левого рукава ее платья, но не выпало на пол, а словно бы приклеилось к тонкой ткани.

Старушка закрыла глаза и заснула под треск пылающих в камине поленьев. Элли же всю ночь не сомкнула глаз. Ей до сих пор не верилось, что скоро, очень скоро она по-настоящему станет волшебницей. Но как это произойдет? Будет ли Виллина заниматься ее обучением или передаст свою чародейскую силу как-то иначе? Ответа она не знала.

Глава девятнадцатая

Ультиматум Корины

На следующее утро Элли разбудил дикий рев. Подбежав к окну, она увидела, что чудовищ вокруг полуразрушенного Желтого дворца стало в несколько раз больше. Из многочисленных трещин на поверхность выбирались все новые и новые полчища монстров: летающих, шагающих, прыгающих, ползающих. Невидимая стена заметно прогнулась под их натиском сразу в нескольких местах и была готова вот-вот развалиться. Если бы это произошло, дворец подвергся бы нападению сразу с нескольких сторон.

– Матушка Виллина! – закричала Элли. – Посмотрите, стена скоро может рухнуть!

Она обернулась – и слова застыли у нее на губах. Виллина продолжала спать, откинувшись на спинку кресла. Ее морщинистое лицо было непривычно бледным, веки налились синевой. Подбежав к старушке, Элли встала на колени и взяла ее за руку. Рука была непривычно холодна, но тонкие голубые жилки все же едва-едва пульсировали.

В окне потемнело – это спустился измученный Васил, повинуясь приказу насмерть перепуганного Парцелиуса.

– Бежим, фея! – закричал алхимик тонким, дрожащим голоском. – Мой бедный Васил окончательно выдохся и уже не может остановить даже осеннюю муху! Бежим из этой проклятой страны, пока не поздно!

Элли гневно взглянула на трясущегося от страха человечка.

– А как же Виллина? – возмутилась она. – А отважный Рохан и его друзья?

– Откуда я знаю? – завизжал Парцелиус, окончательно теряя самообладание. – Всех этих дурацких бездельников Васил спасти не сможет! Я даже вашего мудреца Страшилу брать не намерен. Ему опасаться нечего, он соломенный!

Элли нахмурилась и покачала головой.

– Нет, я не согласна, – резко ответила она. – Бросать товарищей в беде я не собираюсь.

– Ну, тогда большой привет! – с явным облегчением воскликнул алхимик и натянул поводья. Васил взмыл в небо и вскоре исчез за облаками. Вдогонку за ним бросилось несколько летающих шаров.

– Виллина… очнитесь, матушка… – шептала Элли, поглаживая холодную руку Виллины, но та пребывала в глубоком забытьи.

За окном раздался оглушительный вопль – это чудища, расколов стену в нескольких местах, бросились на штурм. Их встретил град стрел, десятки огненных шаров и даже залп небольшой пушки, сооруженной умелыми руками Сакара. Но подземных монстров это не остановило. С нескольких сторон они ринулись к дворцу. Не меньше дюжины кристаллических воинов обрушили тяжелые удары на стены, и те дрогнули, не выдержав бешеного напора. Ящеры буро-зеленым потоком хлынули в разбитые окна. Несколько десятков хищных шаров поднялись к верхним этажам, клацая акульими зубами и пытаясь разорвать на части Рохана и его друзей. Один зеленый шар ухитрился схватить Страшилу за плечо – и тут же отпрянул, плюясь соломой и раздраженно шипя.

– Алмар, где же ты, Алмар… – прошептала Элли. Она поднялась с колен, взяла в руки железную кочергу и подошла к окну, готовая защищаться до конца. Заметив девочку, к ней рванулись сразу два летающих змея с пышными плюмажами на плоских головах, но не рассчитали, столкнулись и полетели кувырком на землю.

Элли еще крепче сжала железный прут. Ей почему-то казалось, что он вот-вот превратится в меч, и с помощью волшебства она сумеет разогнать подземное войско. Но ничего такого не происходило. Виллина находилась в беспамятстве, утомленная многодневной осадой, и ничто не могло привести ее сейчас в чувство.

В окно проскользнул небольшой летающий ящер с собачьей головой и когтистыми лапами. Разинув пасть, он попытался укусить Элли за руку, но та угостила противника ударом кочерги. Взвизгнув, ящер развернулся и вылетел из окна, отчаянно махая крыльями. Элли ринулась за ним и выбежала на балкон. Чудовища, теснившиеся у стен дворца, заметили ее и подняли свои уродливые головы. Сердце девочки заколотилось. Она поняла, что пришел ее последний час.

Вдруг все стихло. Жители подземного царства подняли головы еще выше и дружно посмотрели на юго-восток. Элли тоже посмотрела и приоткрыла рот от удивления.

Среди редких облаков летел черный дракон. На его чешуйчатой спине стояла Корина в изящном фиолетовом платье и с золотой короной на голове. Рядом с ней стоял… Элли даже вздрогнула, но вскоре поняла, что это был не Дональд, а Железный Дровосек. Король опирался на рукоять своего топора и мрачно смотрел вниз, на полчища врагов.

Дракон сделал круг над развалинами Желтого дворца, а затем плавно спустился пониже и изрыгнул длинную струю алого пламени. Огонь опалил столпившихся возле здания хищников, и те с воплем отпрянули назад. Кристаллические воины неуклюже развернулись. Заметив нового могучего врага, они собрались метнуть в него обломки стен, но Корина мгновенно подняла обе руки, и в воздухе прокатился оглушительный раскат грома. Каменные исполины затряслись мелкой дрожью. Составляющие их голубые кристаллы подернулись паутиной трещин и стали рассыпаться, словно лед под ударом молота.

Черный дракон спустился еще ниже, выдыхая одну огненную струю за другой. Подземные монстры бросились наутек. Элли не верила своим глазам. Как не силен был Вараг, летающие твари из колдовской страны могли без труда одолеть его, но предпочли бою паническое бегство. Толкаясь и давя друг друга, они помчались к дымящимся трещинам и не задумываясь стали прыгать в пропасти. Лишь разноцветные шары с визгом еще носились в воздухе. Нет, они не рвались в бой с черным драконом – их просто мотал взад-вперед порывистый ветер.

Прошло минут десять, и от подземного войска не осталось и следа, если не считать нескольких раздавленных своими же сородичами животных. Страшила ликующе запрыгал по комнате, не обращая внимания на разодранное плечо.

Вараг опустился еще ниже и завис всего в нескольких футах от балкона, на котором стояла растерянная и счастливая Элли.

Увидев кочергу в ее руке, Корина расхохоталась.

– Славно ты повоевала, фея Элли! – с издевкой сказала она. – Где же твои огненные воины, летающий конь и сверкающий меч? Неужто ты решила одолеть всех этих чудовищ простой железной палкой?

Король Гуд с сочувствием посмотрел на девочку, но ничего не сказал.

Элли покраснела от досады и отбросила кочергу в сторону.

– Виллина очень плохо себя чувствует, – просто сказала она. – Мы надеялись на помощь Сказочного народа, но так и не дождались никого. Что случилось, король Гуд? Где Алмар? Где Дурбан и остальные великаны?

Дровосек тяжело вздохнул:

– На границе Желтой страны нас поджидала засада, – произнес он. – Не беспокойся, Элли, все живы, но нам пришлось несладко…

– Может быть, ты все-таки пригласишь нас во дворец? – насмешливо спросила Корина, бесцеремонно перебив короля.

Король Гуд встрепенулся и торопливо сошел по крылу дракона на балкон. Затем он повернулся и помог спуститься волшебнице. Вараг немедленно поднялся в небо и закружил над дворцом, внимательно наблюдая за окрестностями.

Элли посторонилась, позволяя гостям войти в комнату Виллины. Старушка все еще пребывала в глубоком забытьи. Рядом с ее креслом стоял озадаченный Страшила. Заметив вошедшую Корину, он поморщился, но при виде Дровосека тотчас расцвел улыбкой.

– Рад тебя видеть, дружище! – сказал он, вежливо поклонившись гостям. – Но, по правде говоря, лучше бы ты подоспел пораньше.

Король вновь вздохнул и виновато развел руками. Топор он оставил на балконе.

Холодно кивнув Изумрудику, Корина подошла к креслу и наклонилась над старой женщиной. Затем она взяла Виллину за руку и что-то тихо прошептала. Лицо хозяйки дворца слегка порозовело, дыхание ее стало ровней и глубже.

Выпрямившись, Корина с победной улыбкой взглянула на Элли.

– Не беспокойся, фея, – язвительно сказала она, – с Виллиной ничего серьезного не случилось. Она просто переутомилась. И потом, она стара, очень стара, и дни ее подходят к концу.

– Как ты можешь говорить такое! – с возмущением воскликнула Элли, покраснев еще сильнее.

Корина равнодушно пожала плечами – мол, что здесь такого? – а затем уселась в соседнее кресло.

– Садитесь, нам надо поговорить, – повелительным тоном сказала она.

– Куда же садиться-то? – недоуменно спросил Страшила, крутя головой. – На пол, что ли?

Корина подняла руку, небрежно щелкнула Пальцами, и тотчас посреди комнаты появились три деревянных стула. Друзья переглянулись и молча сели.

– Итак, дорогая фея, – после долгой паузы начала Корина, – этот бой ты проиграла. Будем считать, что я взяла реванш за свою нелепую неудачу у стен Изумрудного города. Ты согласна с этим?

– Я не просила тебя о помощи! – с вызовом возразила Элли.

– Верно, – охотно согласилась Корина. – Понимаю, что могущественной фее Изумрудного города, – она презрительно усмехнулась, – не пристало просить помощи у ведьмы. Я даже могу поверить, что ты скорее погибла бы в пасти одного из подземных чудовищ, чем попросила у меня защиты. Но неужели ты отдала бы на растерзание этим тварям свою дорогую Виллину? Или этого самонадеянного соломенного человечка? А ведь подземные монстры сразу же вернутся, как только мы с Варагом улетим. Я даже могу тебе оставить Железного Дровосека. Только это все равно ничего не изменит, его знаменитый топор не остановит разъяренных чудовищ.

– Что ты хочешь от меня? – прямо спросила Элли. Корина удовлетворенно улыбнулась.

– Как ни странно, только твоей дружбы, – мягко сказала она. – Мне удалось – не скажу как – подслушать твой разговор с Виллиной, и я на многое взглянула иначе. Теперь я понимаю, что причиной нашей взаимной неприязни послужило простое недоразумение. Не ты, Элли, убила Гингему, и не я стала причиной гибели твоих родных – хотя, признаюсь, хотела этого. Все эти печальные события произошли случайно. За что же нам ненавидеть друг друга?

– Я не верю тебе, – упрямо покачала головой Элли.

– И напрасно. Хотя я выгляжу лишь немногим старше тебя, но за моими плечами долгая жизнь. Да, я сделала много ошибок, мною часто двигала злость, алчность, высокомерие, но поражение у стен Изумрудного города кое-чему меня научило. Последние недели я о многом передумала там, в горах…

– Я не верю тебе! – со слезами на глазах выкрикнула Элли.

Корина пожала плечами. Улыбка на ее губах погасла.

– Как хочешь, – сухо продолжила она. – Посуди сама – если бы я хотела тебе зла, разве прилетела бы в Желтую страну? Через день-два дворец неизбежно бы пал, и я избавилась бы разом от двух конкуренток. Кто бы мог тогда помешать мне стать вновь королевой?

– Хотя бы Стелла, – возразила Элли. – И потом, ни в Зеленой, ни в Фиолетовой стране тебе больше никто не доверяет. Немного радости править народом, который боится и ненавидит тебя! Я уверена: ты ничего не делаешь без выгоды для себя. Об этом меня предупреждала и матушка Виллина.

Корина еще больше нахмурилась.

– Пусть так, – жестко сказала она. – Думай как хочешь, я не собираюсь тебя разубеждать. Но факт есть факт: ваши жизни находятся сейчас в моих руках. И не только ваши! Подумай: если подземные чудовища завоюют Желтую страну, Пакир на этом не остановится. Пока он еще не готов к решающему бою за Волшебную страну. Но если мы дрогнем… Тьма вырвется из глубин земли и закроет солнце! Погибнут все: Жевуны, Болтуны, Марраны – все до единого! Или, что еще хуже, попадут в рабство к этому злодею. Нас, волшебниц, здесь мало, и каждая намного слабее Пакира. Стоит ли сейчас вспоминать прежние обиды? Я знаю, что Виллина хочет оставить тебя своей преемницей, и не спорю с этим. Ты станешь могущественнее меня – но только здесь, на поверхности земли. Глубины тебе не будут подвластны.

– А тебе? – тихо спросила Элли.

– Мне известны заклинания Торна, с помощью которых он некогда низвергнул Пакира в бездонную пропасть, – ответила Корина. – Низвергнул – а затем замкнул ущелье. Понимаешь, Элли? Я могу не просто разогнать слуг этого колдуна, но и закрыть все трещины в земле, до единой! Никому это не под силу, только мне… Уверена, это остановит Пакира.

Элли задумалась. Сердце ее противилось такому союзу, но… Не зря же Виллина намеревалась сделать ее, простую девчонку. Хранительницей края Торна. «Корина сильнее тебя, Элли, однако ты мудрее и добрее, – вспомнила она слова волшебницы. – Я хотела бы, чтобы вы стали если не друзьями, то хотя бы союзницами».

– Хорошо… – еле слышно проговорила она. – Чего ты хочешь взамен? Неужели… Изумрудный город?

На красивом лице Корины промелькнула брезгливая гримаса.

– Нет, он мне не нужен! – воскликнула она. – Только вспомню, как мои верные подданные веселились при виде моего поражения… Эти неблагодарные ничтожества были рады моему изгнанию! Изумрудного города мне не нужно… Я предпочитаю вновь стать королевой Фиолетовой страны.

Элли изумленно посмотрела на нее, а затем перевела вопросительный взгляд на Дровосека.

Король Гуд вздохнул в который уже раз и сжал свои могучие кулаки.

– Я согласен, Элли, – сказал он. – Изумрудик был прав, когда отказался править в Зеленой стране. Он вернулся назад, на свое любимое пшеничное поле, а я, пожалуй, поселюсь где-нибудь в лесу. Ремесло дровосека я не забыл, и силушка еще есть в руках. Да и много ли мне надо? Полная масленка и крыша над головой во время дождя.

Страшила вскочил со стула и бросился обнимать старого Друга.

– Ура-а-а! – закричал он. – Я давно хотел предложить тебе это, дружище, да как-то не решался. Ведь тебя так любят в Фиолетовой стране! Но ты прав, тысячу раз прав. Хватит с нас. Правили мы долго и, кажется, неплохо, а теперь пора отдохнуть. Наша дорогая Элли вернулась, и это самое главное. А мы с тобой давай-ка отправимся в путешествие!

Король Гуд немедленно прослезился, и ему пришлось достать из-за пояса свою золотую масленку, чтобы веки не успели заржаветь.

– И куда же мы с тобой отправимся? – всхлипнув, спросил он.

– А куда глаза глядят, – весело подмигнул ему Изумрудик. – Мало ли в краю Торна нехоженых дорог и заросших травой тропинок? Помнится, как-то давно я хотел составить подробную карту Волшебной страны, да ничего не вышло. Кого ни расспросишь, никто дальше околицы ничего не знает. А путешественников здесь отродясь не водилось. Даже дорога из желтого кирпича давным-давно заброшена. Никто не помнит, кто и зачем ее построил и куда она ведет. Может, пойдем для начала странствовать по этой дороге, а?

Дровосек с улыбкой кивнул.

– Это ты здорово придумал, Изумрудик! – сказал он возбужденно. – Конечно, Элли может понадобиться карта Волшебной страны! Будь у нас с Алмаром такая карта, разве мы попались бы в ловушку прямо посреди болот? Хоть какая-то польза от нас будет, соломенный ты мой старичок.

Элли, не выдержав, разревелась.

– Неужели вы покинете меня? – сквозь слезы воскликнула она. Вскочив со стула, девочка бросилась в объятия друзей.

Корина смотрела на них с усмешкой, но в глазах ее промелькнула тень зависти. «С друзьями много хлопот, – подумала она. – Однако иногда они бывают просто необходимы…»

Страшила успокаивающе погладил Элли по щеке.

– Мы еще встретимся, и не раз, – сказал он, – Иначе мои замечательные мозги быстро заржавеют, а прекрасное шелковое сердце Дровосека попросту разорвется от горя. Мы всегда будем помнить о тебе, и от этого нам будет веселее в дороге. Правда, Дровосек? А еще я хочу взять с собой малыша Дрома.

Немного успокоившись, Элли повернула заплаканное лицо к Корине.

– Хорошо, я согласна на твои условия, – сказала она. – Но захочет ли народ Фиолетовой страны принять тебя?

– Это уже моя забота, – процедила сквозь зубы Корина.

Поднявшись с кресла, она вышла на балкон и подняла руку. Вараг немедленно спустился с неба и протянул левое крыло. Волшебница поднялась по нему, как по трапу, и дракон вновь взмыл к облакам.

Не удержавшись, Элли и ее друзья тоже вышли на балкон.

Вскоре они стали свидетелями поразительного зрелища.

Глава двадцатая

Прощание с Виллиной

По мановению руки Корины в небе стали сгущаться тучи. Вскоре солнце скрылось за черными кипящими клубами. Поднялся сильный ветер. Фигура волшебницы засияла пульсирующим розовым светом. Дракон, издав пронзительный вопль, поднял голову и выпустил струю пурпурного пламени. Тучи проглотили огонь и отозвались глухими раскатами грома. Приближалась страшная гроза.

Внезапно бурлящие сине-черные облака разразились сразу десятками огненных вспышек. Извилистые белые молнии ударили в землю, и тотчас воздух буквально раскололся от оглушительного грохота.

Огненная канонада продолжалась несколько минут. Все это время дракон с волшебницей на спине носился под самыми облаками. Казалось, Вараг наслаждался этой ужасной грозой. Его зычный вой был слышен даже среди пушечных ударов грома, от которых сотрясались стены полуразрушенного дворца.

Наконец небо стало проясняться. Тучи стремительно унеслись на север, к далеким Кругосветным горам. Солнце вновь воцарилось на небе, но сейчас оно источало малиновый, резкий свет, так что Элли пришлось сощуриться.

Несколько минут царила тишина. Дракон с Кориной поднялись еще выше в сине-зеленое небо. Наконец из глубин земли донесся глухой рокот. Он постепенно нарастал, как будто к поверхности несся могучий поток. Края трещин задрожали, белые газовые истечения стали гуще, обильнее, а затем почти исчезли. Земля вздрогнула, словно от боли, и зашевелилась.

Элли не сразу поверила своим глазам. Прошла минута, другая, и она перестала сомневаться – края трещин медленно смыкались!

– Зря мы здесь стоим, – озадаченно сказал король Гуд. – А вдруг балкон рухнет? Элли, может, стоит уйти из дворца?

Но никто не сделал и шага назад. Трое друзей стояли, пораженные фантастическим зрелищем.

Справа зияла огромная трещина, расколовшая дворец пополам. Она закрывалась особенно быстро. Оба крыла здания постепенно сближались, и минут через десять обе части раскола в стенах с глухим скрежетом соединились. Балкон дрогнул, но трое друзей устояли на ногах.

Вскоре закрылись все трещины до единой. На их месте остались лишь груды вздыбленной земли, словно шрамы.

Не выдержав, Элли восторженно зааплодировала. Как бы она ни относилась к Корине, но та была действительно могущественной волшебницей!

Дракон сделал в воздухе широкий круг почета, победно ревя.

Корина отметила свой успех дождем из белых и красных роз. Воздух буквально загустел от сладковатого, кружащего голову запаха свежих цветов.

Страшила подпрыгивал, пытаясь поймать самые крупные розы, и вдруг радостно вскрикнул:

– Посмотрите! Идут наши друзья!

В самом деле, вдали меж золотистых рощ появилось большое темное пятно. Приглядевшись, Элли поняла: это идет большой отряд во главе с Дурбаном.

Сказочный народ и армия Марранов, Мигунов и Жевунов опоздали к битве, но и для них нашлось немало работы. Строители во главе с Мигуном Сакаром принялись восстанавливать Желтый дворец. Жевун Логон с сотней добровольцев занялся чудесным садом и клумбами, от которых мало что осталось после землетрясения. Остальные принялись разбирать завалы, образовавшиеся на месте закрывшихся трещин. В этом деле незаменимыми оказались могучие великаны и джинны. Всем нашлась работа, даже русалкам, которые занялись расчисткой от мусора озер вокруг дворца. Один Парцелиус отказался от участия в общих работах. Он заявил, что целых три дня лично сдерживал орду подземных монстров и нуждается в отдыхе. Мягкосердечный великан Дол сложил для него небольшую беседку на берегу одного из озер. Хитрый алхимик проводил там все дни, лежа на кушетке и наслаждаясь плодами из сильно пострадавшего дворцового сада.

Рохан, Алмар и несколько Марранов отправились в поход на запад – птицы видели в лесах несколько монстров, явно из числа слуг Пакира. Вернулись воины только через неделю, неся шкуры пяти убитых чудовищ.

Все это время Элли и Корина провели у постели больной Виллины. Самочувствие старушки улучшалось очень медленно, и здесь ничего нельзя было поделать. Корина дважды улетала на Вараге на поиски целебных трав, но приготовленные ею настои не помогали.

Волей-неволей фея и волшебница разговорились. Нет, они не стали подругами, но теперь понимали друг друга лучше. Только на одну тему они избегали говорить – о Дональде. Корина лишь сказала, что ее друг не захотел лететь в Желтую страну. Он, мол, нашел что-то очень важное в башне и не хочет отвлекаться ни на что постороннее.

Элли очень обиделась и больше на эту тему не заговаривала.

Наконец настал радостный час, когда Виллина открыла глаза.

Солнце только-только взошло над далекой грядой холмов. Белесый туман поднялся над озерами и поплыл над землей, подгоняемый легким ветерком. Впервые за много дней он не нес с собой горького запаха дыма и пыли – он был напоен медовым ароматом распускающихся цветов.

Элли и Корина сидели в креслах по обе стороны от Виллины. Они проговорили почти всю ночь и заснули, только когда стали гаснуть первые звезды. Внезапно они дружно проснулись и увидели, что Виллина с ласковой улыбкой смотрит на них.

– Ой, матушка! – воскликнула Элли, вскакивая на ноги. – Какое счастье, что вы проснулись!

Она бросилась к старушке и встала перед ней на колени. Виллина улыбнулась и погладила ее чуть дрожащей рукой по золотистым волосам.

– Какой же это был длинный сон… – тихо сказала она. – Спасибо тебе, девочка… И не надо плакать – я уже лучше себя чувствую.

Всхлипывая, Элли сказала:

– Благодарите Корину, матушка. Это она прогнала подземных чудовищ и пеклась о вашем здоровье.

Корина с натянутой улыбкой кивнула, но с кресла вставать не стала.

Виллина понимающе глядела на молодую волшебницу.

– Спасибо и тебе, Корина, – сказала она. – Я знала, что зла в тебе немного, не то, что в Гингеме. Прости, если можешь, за то, что я погубила старую колдунью. Мне очень, очень не хотелось этого делать, но выбора у меня не было.

Корина вновь склонила голову, но ничего не ответила.

– А теперь, мои милые, я хочу выйти на балкон. Помогите мне встать, что-то я совсем ослабла.

Фея и волшебница взяли старушку под руки и повели ее к двери. Выйдя на балкон, еще пахнущий свежей краской, они были изумлены не меньше, чем Виллина. От ужасных разрушений не осталось и следа! Дворец был восстановлен и заново окрашен. Расколотые янтарные черепицы заменили, а начищенные башенки из перламутра сияли под лучами солнца пуще прежнего. Поломанные деревья в аллеях и саду стояли на своих местах и уже покрылись молодыми золотистыми листочками. На розовых, желтых, зеленых, голубых и фиолетовых цветочных клумбах благоухали только что распустившиеся цветы. От их густого запаха кружилась голова. Сейчас, в этот ранний час, около дворца никого не было, но из-за ближайшей рощи в небо поднимались несколько столбиков дыма – там расположились лагерем Сказочный народ и армия короля Гуда.

– Соберите в полдень всех наших друзей, – тихо промолвила Виллина. – Я хочу поблагодарить их и проститься.

– Как, уже? – испуганно воскликнула Элли.

– Да, пора лететь на родину, – сказала старушка. – Силы возвращаются ко мне, и я горю желанием увидеть дорогие берега Гренландии. Сейчас там царит лето, и у меня будет время подготовиться к долгой полярной ночи. Я еще успею побывать в Розовой стране и проститься со Стеллой. А сейчас пойдемте в комнату, девочки, нам надо поговорить.

Ровно в полдень Виллина вновь вышла на балкон, уже без чьей-либо помощи. Ее сопровождали Элли, Корина, Страшила, король Гуд и Алмар, Рохан и его друзья – Са-кар, Логон и Твигл – стояли на соседнем балконе. Судя по одежде и сложенным рядом тюкам, было ясно – они отправляются в далекое путешествие.

Виллина обвела взглядом огромную толпу на площади. Ее внимание привлекли могучие фигуры великанов и джиннов и, конечно же Парцелиус, паривший на спине Васила. Алхимик был очень обижен. Он так и не удостоился личной встречи с Виллиной, а потому глядел на все происходящее с надутым, недовольным видом.

– Здравствуйте, мои старые и новые друзья, – заговорила Виллина тихим голосом – но, странное дело, ее слышали все. – Здравствуйте и прощайте! Много, очень много лет я провела в этом благословенном краю, который некогда создал великий Торн. Он хотел, чтобы волшебные и гонимые людьми существа когда-нибудь собрались вместе и стали дружно жить здесь, вдали от бед и невзгод. И этот радостный час, наконец, настал!

Толпа зашумела, многие закричали «Ура-а-а!», в воздух взметнулись сотни шляп.

Виллина успокаивающе подняла руку, и все тут же смолкли.

– Так получилось, – продолжила она, – что сам Торн избрал меня своей преемницей и сделал Хранительницей своего края. Не скажу, что мне удалось выполнить его волю полностью. Даже мудрый чародей не мог предвидеть, что вместе со мной здесь, за Кругосветными горами, окажутся и три других волшебницы. Немало нелегких дней выпало на нашу долю из-за козней злых колдуний Гингемы и Бастинды. Что греха таить, даже стоящая здесь Корина доставила нам много хлопот. Но все это позади. Наступают другие времена, и отныне у вас будут другие радости и другие заботы.

Виллина взяла за руку пунцовую от волнения Элли и подвела ее к перилам балкона, чтобы девочку смогли увидеть все.

– Я покидаю край Торна, но не оставлю вас без Хранительницы, мои дорогие друзья. Ею станет Элли, фея Изумрудного города. Никто больше нее не заслужил права именоваться Хранительницей Волшебной страны. Я передала фее большую часть своей чародейской силы. И Элли сумеет достойно заменить меня.

Нет слов, чтобы передать, с каким восторгом выслушали это известие Жевуны, Мигуны и Марраны. Даже многие сказочные существа зааплодировали.

Виллина смотрела на них и улыбалась.

– Элли хочет жить в Изумрудном городе, – продолжила она. – Что ж, это ее право. Но Желтая страна не будет пустовать. Она ваша, друзья из Большого мира! Теперь вы здесь хозяева. Стройте дома, возделывайте землю, растите сады – словом, делайте, живите как хотите. Не сомневаюсь, что соседи из других наших стран с удовольствием помогут вам. Если захотите, выбирайте себе достойного правителя. Прошу только об одном: оставьте Желтый дворец для Элли. Как Хранительница, она нередко будет навещать вас. Я хотела бы, чтобы у нее была достойная резиденция.

И последнее. Я знаю, что многие из вас еще совсем недавно воевали с войском волшебницы Корины и потому не испытывают к бывшей королеве Зеленой страны дружеских чувств. Поверьте мне, причиной этой войны было самое обычное недоразумение. Корина доказала это, придя на помощь Желтой стране. Она спасла всех нас от нашествия подземных чудовищ и заслужила нашу благодарность.

Виллина обернулась и вопросительно взглянула на короля Гуда. Тот смущенно сдвинул брови, выступил вперед и зычным голосом произнес:

– Дорогие мои солдаты-Мигуны! Вы знаете, что я не раз хотел покинуть трон в Фиолетовой стране, но вы уговаривали меня остаться. Сейчас я окончательно принял решение уйти на покой. Мы с моим давним другом Страшилой отправляемся в большое путешествие по Волшебной стране. Я также знаю, что многие жители Фиолетовой страны добрым словом вспоминают свою прежнюю королеву Корину. Поэтому я оставляю ей трон и дворец.

Корина, бледная от волнения, встала рядом с Дровосеком. К ее радости, почти все Мигуны закричали «Ура-а-а!», хотя на глазах у многих были слезы. Все очень любили короля Гуда, но понимали: больше отговорить его не удастся.

– Вот и все, – с усталой улыбкой закончила Виллина. – Я отдохну еще несколько минут, а затем отправлюсь на свою родину, далеко на север. Но я не хочу видеть слез на ваших глазах. Сегодня праздник, большой праздник! Начинается новая эра в истории Волшебной страны.

К балкону медленно спустился Вараг. Элли и Корина, взявшись за руки, поднялись по широкому крылу на его спину и взмыли в небо. Вскоре желто-зеленый свод зажегся разноцветными фейерверками, вниз посыпались цветы, конфеты и даже мороженое в серебряных обертках. Все бросились ловить дары волшебниц, забыв о клумбах, но те от этого ничуть не пострадали – ведь цветы были тоже волшебными.

Виллина подняла руку, и в воздухе сгустилось золотистое облачко. Оно подплыло к соседнему балкону, и Рохан с товарищами принялись укладывать на него тюки.

– Перед отлетом я хочу поговорить с вами, Гуд и Страшила, – сказала старушка. – И с тобой, Алмар, тоже.

Мальчик был изрядно удивлен, но не подал вида.

Они вошли в комнату, и Дровосек тщательно закрыл за собой дверь.

Виллина с вздохом облегчения уселась в свое кресло, и тотчас в камине вспыхнул яркий огонь. Страшила отодвинулся от него подальше.

– Я знаю, что вы. Страшила и Дровосек, решили составить карту Волшебной страны, – сказала после долгой паузы Виллина. – Вы правы, такая карта очень нужна. И особенно она понадобится Элли, вашей новой Хранительнице.

Страшила кивнул и задал вопрос, который давно вертелся у него на языке:

– Конечно, дорогая Виллина, мы с Дровосеком сделаем все, что в наших силах. Но мне, честно говоря, странно, что такой карты у вас нет. Мне всегда казалось, что вы знаете этот край как свои пять пальцев.

Виллина покачала головой.

– Не так все просто, милый Изумрудик, – снисходительно улыбнулась она. – Конечно же, как Хранительница я просто была обязана знать все уголки этого чудесного края. Но дело в том, что по-настоящему Волшебную страну можно изучить, только путешествуя по ней пешком. Я многое увидела, летая на своем облачке, но еще больше осталось для меня тайной. Например, я так и не нашла лесное урочище, где Торн некогда схоронил свой меч.

– Меч? – удивленно переспросил Алмар. – Но зачем он нам? Торн был великаном, и его меч, должно быть, размером с дерево. Никто из нас все равно не сможет его поднять.

Виллина хитро улыбнулась.

– Ты ошибаешься, мой мальчик, – сказала она. – Меч Торна заколдован и придется по руке каждому достойному воину, кто найдет его. И я хочу, чтобы нашел его именно ты.

– Я? – удивился Алмар. – Но зачем?

Виллина пытливо взглянула на своего воспитанника.

– Я слишком давно тебя знаю, Алмар, и потому умею читать даже самые тайные твои мысли, – тихо сказала она. – Я знаю, что ты решил вместе с Пеняром и Кустаром вновь спуститься под землю и проплыть по туннелю к морю Пакира. Так?

Мальчик покраснел и опустил голову.

– Да, – признался он. – Теперь я точно знаю, что мой отец находится на острове посреди подземного моря. Он – раб проклятого колдуна. Разве я не имею права попытаться спасти его?

Старушка сочувственно вздохнула.

– Конечно же, ты принял правильное решение, мой мальчик, – ответила она. – Но время для этого еще не пришло. Ты должен сначала стать могучим воином, и тебе надо раздобыть меч Торна. С его помощью великий мудрец некогда победил Пакира и низвергнул врага в пропасть. Без такого оружия тебе нечего делать на острове Великого Колдуна.

Она взглянула на бывшего короля.

– Мой дорогой Гуд, поручаю вам Алмара, – сказала она. – Рохан воспитал его мужественным и отважным мальчиком, но воином он может стать только с вашей помощью. Я надеюсь также, что Страшила поделится с ним хотя бы частью своей знаменитой мудрости. Рано или поздно, но настанет час, когда Волшебная страна и колдовская Подземная страна сойдутся в тяжелой битве. И Алмар с оружием Торна поведет ваше войско.

Страшила спросил:

– Это вы прочитали в своей чудесной книге, предсказывающей будущее?

– Да, – ответила Виллина. – Я прочла там еще многое другое, но об этом я предпочту умолчать. Книга сейчас у Элли. Девочка будет изучать ее и постепенно обретет мою волшебную силу. Я научила фею, как это сделать. Но без вашей помощи, друзья, ни Элли, ни Корина, ни даже сама Стелла не смогут справиться со многими тяжелейшими проблемами. Они – всего лишь женщины, им необходимо опираться на плечи мужчин.

Гуд с серьезным видом кивнул.

– Мы понимаем, дорогая Виллина. Завтра же утром мы отправимся в путь.

Виллина подняла руку, что-то прошептала, и в воздухе появился свиток пергамента, перевязанный голубой лентой. Он упал прямо на раскрытую ладонь волшебницы.

Старушка протянула свиток Дровосеку.

– Это моя карта, – сказала она. – Вы сами увидите, сколько на ней белых пятен. Я даже не сумела узнать, откуда начинается дорога из желтого кирпича – хоть и догадываюсь, где она заканчивается. Начните именно с нее! А потом идите, куда вам захочется. Я не знаю, где находится меч Торна. Ясно только одно: в замке волшебника его нет и никогда не было. Там вообще нет ничего интересного. Многие вещи спрятаны в глухих лесах, на берегах рек и водопадов, и будет нелегко их найти. Но я уверена в вашем успехе.

Алмар со слезами на глазах встал на одно колено рядом с креслом Виллины и поцеловал ей руку.

– Прощайте, матушка, – сказал он. – Спасибо за все, что вы сделали для меня.

Вслед за мальчиком руку волшебницы поцеловали Дровосек и Страшила.

– Будьте счастливы, друзья мои, – тихо промолвила Виллина. – Ну, кажется, все… – Она взглянула на камин, и тот сразу же погас.

Виллина вновь вышла на балкон. Золотистое облачко ждало ее, прижавшись к узорной ограде. На тюках сидели Твигл, Сакар и Логон. Рохан не выдержал, спрыгнул на балкон и обнял Алмара.

– Желаю тебе счастья, малыш, – сказал он грустно. – Не забывай обо мне, ведь я люблю тебя как сына. – Воин снял с пояса меч и протянул его мальчику. – Возьми на память, Алмар. Надеюсь, тебе не часто придется обнажать его в бою.

Виллина с помощью Дровосека и Рохана поднялась на облачко. В небе замерцали тысячи радужных полос – это волшебница сотворила самое настоящее северное сияние.

– Прощайте, Виллина! Прощайте, Хранительница! – закричали разом сотни голосов, и в воздух взметнулся лес рук.

Золотистое облачко медленно поднялось в небо и поплыло на юг, к Розовой стране. Вслед за ним полетел и Ва-раг – Элли и Корина решили сопровождать Виллину до самых Кругосветных гор.

Дровосек обнял за плечи плачущего Алмара.

– Не плачь, мой мальчик, – сказал он. – Кто знает, быть может, вы еще когда-нибудь встретитесь?

Секрет волшебницы Виллины

Конец третьей книги


Купить книгу "Секрет волшебницы Виллины" Сухинов Сергей

home | my bookshelf | | Секрет волшебницы Виллины |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 25
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу