Book: Рыцари Света и Тьмы



Рыцари Света и Тьмы

Сергей Сухинов

Рыцари Света и Тьмы

Купить книгу "Рыцари Света и Тьмы" Сухинов Сергей

Награды

В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ.


5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу».

Дорогие дети всех возрастов!

Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский.

Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского.

Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь?

К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было.

Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя.

Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Л.Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым.

Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет!

А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце.

В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства!

До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем!

Сергей Сухинов
Рыцари Света и Тьмы

Часть первая

Мир облаков

Рыцари Света и Тьмы

Глава первая

Принц Баккар

Алмар сделал шаг вперед и вошел в другой, невероятно прекрасный мир…

Еще минуту назад он находился в Подземной стране, на берегу Туманов. Сюда, в гавань Надежды, Белого рыцаря привез могучий Кит. «Вскоре ты войдешь в стены Разрушенного замка, и встретишься с тенью древнего короля Мглы, – сказал напоследок хозяин Южного моря. – И в этой встрече – наша последняя надежда на разгадку тайны Врат Тьмы!»

В стене Разрушенного замка появилась длинная горизонтальная щель. И она произнесла голосом давно умершего короля Мглы: «Врата Тьмы находятся на острове, что расположен между островами Смерти и Рабов. Пакир закрыл великим колдовским заклинанием путь к острову Тьмы. Никто вопреки его воле не сможет попасть туда ни по воздуху, ни по морю, ни под землей. Но один путь к Вратам Тьмы все же остался. Смотри же и удивляйся, сын ловчего Олдара!»

Вот тогда-то юный воин набрался мужества, решительно вошел в Разрушенный замок и увидел другой мир. Но каким же странным он оказался!

Алмар столько пережил за последние годы, что казалось, его ничем уже нельзя было удивить. Он родился в Пещере рудокопов, в краю вечной мглы, рассеиваемой лишь тусклым светом золотистых облаков. Во время поисков меча Торна он вместе со Страшилой, Дровосеком, и другими своими друзьями побывал во всех странах чудесного края Торна. Несколько дней Алмар провел в опасных странствиях по Подземной стране, побывал на береге Скелетов, во дворце Пакира и на острове Смерти. А последние часы он плыл на спине Кита по мрачноватому, но по своему прекрасному Южному морю.

Но то, что он увидел сейчас, потрясло юношу до глубины души. Нет, всего этого не может быть! Наверное, он просто спит, и ему снится удивительный, фантастический сон…

Алмар стоял на самом краю белоснежной холмистой равнины. Она простиралась в бесконечную даль, словно горизонт в этом мире располагался несравненно дальше, чем на поверхности земли. Обрывистый берег круто уходил в глубину. Внизу расстилалось бесконечное белое море, покрытое рябью пушистых волн. В километре от берега море пересекала большая стая удивительных рыб, похожих на дельфинов, только с длинными тонкими клювами и широкими крыльями. Их тела переливались всеми цветами радуги. Рыбы то и дело выныривали из белой облачной воды и, совершая высокие прыжки, с шумом вновь падали в волны. Чуть дальше покачивалось на волнах огромное округлое животное, похожее на плавучий остров. Оно было покрыто белесыми деревьями, похожими на пальмы, но Алмар почему-то знал – нет, это не деревья, а щупальца опасного и хищного животного. И все море, до самого горизонта, кипело тысячами удивительных, фантастических рыб и животных, которых юный рудокоп никогда прежде не видел. А над всем этим удивительным царством висел купол синего неба, в зените которого ослепительно сияло золотое солнце. Оно почему-то казалось чуть больше и чуть ближе, чем обычно.

Не сразу, но юный воин все же понял, что находится… на облаках!

Семь лет назад он был вынужден покинуть Пещеру рудокопов. Спасаясь от преследования ищеек короля Тогнара, мальчик сумел выбраться на поверхность земли и оказался в Желтой стране. Тогда он впервые увидел небо, солнце и белые облака. Облака поразили воображение мальчика. Они показались ему огромными белыми островами, плывущими над землей. «Интересно, а кто живет там, в небе?» – подумал тогда Алмар. Но впоследствии волшебница Виллина объяснила ему, что облака на самом деле состоят из обычного водяного пара, и на них не смогла бы сесть даже стрекоза. Какое же разочарование испытал тогда юный рудокоп!

Но оказалось, что даже мудрая волшебница Виллина не знала секрета облаков. Многие тысячелетия назад они были совсем иными, плотными словно земля, но несравненно более красивыми. Лишь поначалу все вокруг – и холмистое плато, и море, – показались Алмару одинакового белого цвета. Очень скоро он начал различать множество цветовых оттенков в белом цвете. Их было даже не десятки, а сотни! Там, на Земле, где все предметы окрашивали семь цветов радуги, подобных оттенков было несравненно меньше. А какие вокруг плавали удивительные запахи! Казалось, где-то неподалеку рос сад из тысяч видов неземных цветов…

Почувствовав сильное головокружение, юноша закрыл глаза. Спустя несколько секунд он осторожно открыл их и не удержался от изумленного восклицания. Мир Облаков открылся перед ним таким прекрасным и удивительным, что у юноши сильно забилось сердце. Ему вдруг захотелось взмахнуть крыльями, взмыть в синеву неба и полететь над бескрайним облачным морем!

Крыльями?! Но разве у него есть крылья?

Алмар перевел взгляд на себя, и не удержался от изумленного восклицания. Оказалось, что он стал совсем иным человеком. Да и человеком ли?

Ему страстно захотелось увидеть свой новый облик, и тотчас в воздухе перед ним, словно по волшебству, появилось большое округлое зеркало. В нем отражался высокий, изящно сложенный юноша. Он несомненно был человеком, но в то же время очень походил на громадную птицу с короткими крыльями на спине. Все его тело покрывали серебристые чешуйчатые доспехи, переливающиеся жемчужным цветом. Сапоги из тонкой кожи тоже имели на голенищах по два маленьких крыла – они помогали совершать головокружительные кульбиты в воздухе. На поясе незнакомца висел длинный хрустальный меч, а его голову покрывал алмазный шлем. Его грудь закрывал алмазный панцирь, на котором был искусно вырезано косматое от протуберанцев солнце. Чуть ниже виднелась какая-то надпись. Быть может, это рыцарский девиз? Витиеватые буквы показались юноше незнакомы, и в тоже время он почему-то был уверен, что сможет легко прочитать короткие слова.

Но сейчас Алмару было не до чтения. Он с изумлением разглядывал свое лицо. Другое лицо…

На него смотрел, широко раскрыв большие, синие глаза, удивительно красивый юноша с изящным, словно бы девичьим лицом. Длинные черные кудри волнами спадали на его плечи.

– Кто это? – прошептал Алмар.

Он вновь ощутил сильное головокружение. Качнувшись, юноша невольно сделал шаг вперед, и сорвался с края берега! Закричав, он стал падать в пропасть. Далеко внизу, среди бушующих облачных волн, он увидел острые клыки подводных скал. «Матушка Виллина, неужели я разобьюсь?» – в ужасе подумал он.

Разобьется? Но ведь у него же есть крылья!

Алмар раскинул в сторону руки, и тотчас за его плечами расправились короткие белоснежные крылья. Восходящий поток воздуха подхватил его и понес ввысь, навстречу солнцу. Юноша попытался совершить разворот в воздухе, но вместо этого почему-то закрутился вокруг своей оси. И только потом вспомнил о маленьких крылышках на сапогах. Следуя его мысленному желанию, они тоже расправились, и остановили беспорядочное вращение.

Некоторое время Алмар парил в воздухе, стараясь не совершать резких движений. Он неуютно чувствовал себя в чужом теле, и ощущал неприятную робость от сознания, что может совершить еще какую-нибудь нелепую ошибку, и погибнуть. Но вскоре он успокоился. «Глупо бороться с самим собой, – подумал он. – Уж если я вдруг оказался в теле какого-то другого человека, то надо просто поверить, что я – это он. У меня слишком мало времени, меня ждут Кит и Чангар. А затем надо побыстрее вернуться в Изумрудный город, и рассказать Элли обо всем, что я узнал в Подземном царстве. Но прежде я должен разгадать тайну Врат Тьмы!»

«Принц Баккар, где вы? – услышал он чей-то мягкий, почтительный голос. – Император Морефей требует, чтобы вы немедленно вернулись во дворец! Вас разыскивают все слуги. Я пытался объяснить, что вы отправились на конную прогулку, но Владыка ничего слышать не хочет. Он так разгневан!»

Алмар хотел ответить, что не знает никакого Морефея, но вдруг вновь ощутил себя чужим в чужом теле.

«Что случилось, Эдгард?» – мысленно произнес принц.

«Скоро во дворец должна прибыть великий маг Пакир. Он хочет встретиться с императором. Владыка Морефей желает, чтобы вы присутствовали при этом разговоре. Он говорит, что от встречи с Пакиром, быть может, зависит вся дальнейшая судьба нашей империи!»

Баккар вздрогнул. Пакир? Это имя он не раз слышал от отца. Кажется, чародей Пакир некогда жил в мире Облаков, но десятки веков назад вместе с другими черными магами отправился на поверхность земли. Что ему нужно от отца?

Принц приложил ладони ко рту и издал громкий, гортанный крик. Спустя несколько секунд из-за ближайшего холма выбежал Ясф, его любимый крылатый конь. Он вдоволь попасся, пощипывая на северном склоне холма мохнатый лишайник. Серебристая грива развевалась на ветру, длинные тонкие ноги нетерпеливо стучали по облаку.

Алмар решился заявить о себе, и тихо промолвил:

«Принц…»

Баккар вздрогнул.

«Кто меня зовет? Это вы, Эдгард? Нет, голос совсем другой, незнакомый… Наверное, мне просто почудилось…»

Вскочив на верного Ясфа, принц резко натянул поводья. Конь взмыл в воздух и, расправив длинные крылья, словно огромная белая птица полетел высоко над облачным морем в сторону хрустального дворца.



Глава вторая

Ультиматум Пакира

После полудня в Хрустальный дворец начали прибывать сотни гостей, из разных концов необъятной Империи Солнца. Первым, как обычно, пришел король Северного царства Навараг – его апартаменты находились в одном из флигелей громадного дворца. Навараг был грузным мужчиной с приятным, улыбчивым лицом и манерами утонченного аристократа. Несмотря на свой солидный вид, Навараг был лишь номинальным королем, поскольку Северным царством фактически правил сам император Морефей.

На белом лебеде прилетела прекрасная Эстера, правительница графства Снежных Гор. Чуть позже в порт приплыла каравелла барона Миграна, правителя государства Золотых Радуг. Из далекого архипелага Сильверии, знаменитого своими удивительными серебряными облаками, прибыла на рубиновой карете королева Астара, старейшая из жительниц мира Облаков.

Когда солнце начало клониться к горизонту, стали прибывать правители дальних государств, чьи облачные земли сейчас плыли над южным полушарием Земли. Среди них было немало людей из Сказочного народа, внешне напоминавших фантастических птиц. Многие из них десятилетиями не появлялись в императорском дворце, и открыто игнорировали все указы Морефея. Своим правителем они признавали только великого волшебника и ясновидца Эверона, короля Южного царства.

Последним прибыл сам король Эверон. Он прилетел в виде огромного золотого змея, чье тело которого покрывала зеркальная чешуя, и большую голову украшал широкий костистый панцирь. Змей сделал широкий круг над дворцом, а затем грациозно обвился вокруг центральной башни и, закрыв глаза, заснул. Из правого глаза скатилась прозрачная слеза, которая тотчас обратилась в алмаз. Камешек скользнул по шпилю и, провалившись в узкое окошко, с огромной высоты стал падать на пол тронного зала. Ударившись о мраморный пол, алмаз вспыхнул ярким голубым светом, и превратился в крылатого оленя.

Многие аристократы из Сказочного народа встретили появление своего короля восторженными криками. Напротив, аристократы-люди с откровенной неприязнью смотрели на Эверона. Они считали главу Сказочного народа высокомерным и вздорным стариком, кичившимся своей удивительной чародейской силой. Эверон никогда не появлялся в одном и том же облике, и никто, даже его ближайшие друзья, не знали, был ли он человеком или каким-нибудь сказочным существом.

Но вдруг под высокими сводами прозвучали звуки горна, и шум в зале сразу же стих. В сопровождении пышно разодетой свиты в зал вошел император Морефей. Все аристократы почтительно склонились перед властелином Мира Облаков. Это был высокий, мощно сложенный мужчина, одетый в белый камзол и голубой плащ, на котором сияло вышитое золотыми нитями косматое солнце. Облик императора поражал своим благородством и властностью. Красивое, загорелое лицо обрамляла короткая черная борода, а на серебристых волосах лежала алмазная корона. Если бы Морефей был обычным человеком, то ему нельзя было бы дать более сорока лет. На самом деле император Солнца принадлежал в расе бессмертных магов, много тысяч лет назад прибывших на Землю со звезд.

Морефей поднялся на ступени, уселся на золотом троне и обвел зал задумчивым взглядом. Император славился своей приветливостью, но на этот раз в его синих глазах застыла тревога.

– Рад приветствовать вас, мои добрые друзья, – после долгой паузы произнес он глубоким бархатистым голосом. – Со многими из вас мы не виделись довольно давно – с тех пор, когда вы приезжали поздравить меня с рождением моего сына и единственного наследника принца Баккара. Как вы знаете, спустя два года внезапно умерла моя дорогая супруга, императрица Веренея. До сих пор не могу смириться с этой потерей – ведь Веренея была бессмертной, как и все мы! Но случилось страшное, непонятное чудо… После этого печального события свет радости словно бы ушел из стен Хрустального дворца. А недавно до меня дошли слухи, будто король Эверон предсказал скорый приход заката нашего Мира Облаков. Это так, Эверон?

В голосе императора прозвучали жесткие, металлические нотки. Сощурив глаза, он хмуро посмотрел на правителя Южного царства.

Крылатый олень встряхнул рогатой головой и с силой ударил копытами по полу.

– Тебя обманули, Морефей! – звонко воскликнул он. – Я видел в своих волшебных снах не гибель Мира Облаков, а всего лишь крах твоей Империи Солнца!

В зале повисла тишина. Аристократы-люди смотрели на Эверона с изумлением и негодованием. Даже представители Сказочного народа были ошеломлены дерзостью своего лидера. Многие из них стали постепенно отступать назад, и вскоре вокруг крылатого оленя образовался круг пустоты.

Аристократы-люди схватились за оружие и с угрожающим видом направились к Эверону. Но Морефей остановил их повелительным движением руки. Чуть наклонившись, он впился цепким взглядом в крылатого оленя.

– Король Эверон некогда был моим ближайшим другом, но сейчас я слышу слова совсем другого человека, – негромко произнес он. – Странно… Мои дорогие гости! Я призвал вас потому, что сегодня вечером в Мир Облаков прибудет великий маг Пакир. Как вы, наверное, знаете, Пакир вместе с другими Черными магами ныне обитает на поверхности Земли, на острове Гор, что находится неподалеку от материка Атлантида.

Барон Мигран, славящийся своей воинственностью, вскипел от негодования:

– Император, вот уже сто веков никто из Черных магов не ступал на облака! Тьма и солнце несовместимы! Мы не должны нарушать древний обычай и позволять проклятому Пакиру…

Эверон вдруг совершил головокружительный прыжок и, оказавшись рядом с Миграном, поднял его на рога. Испуганный вельможа замолчал, пораженный таким неслыханным поступком.

– Ничтожество, как ты смеешь оскорблять великого Пакира? – завопил он.

Император вскочил с трона:

– Эверон, ты сошел с ума! Вот уже три века ты настраиваешь Сказочный народ против своего императора, игнорируешь все мои указы, и тайно мечтаешь о гибели Империи Солнца. А сейчас ты напал на одного из моих гостей. Я вынужден наказать тебя!

Крылатый олень рассмеялся.

– Ну что ж, попробуй, жалкий старикашка!

Все гости императора испуганно переглянулись. Морефей был великим волшебником, и мало уступал в чародейской силе даже самому Торну. Он правил Миром Облаков сурово, но справедливо, и очень редко демонстрировал свою чародейскую силу. Но в гневе император был страшен, и потому Эверона ожидала страшная участь.

Морефей тихо произнес заклинание, и тотчас в его правой руке появился золотой жезл. Из конца жезла вылетела пурпурная молния и ударила в грудь крылатого оленя. Но тот не шелохнулся.

В зале послышались испуганные крики. Даже люди из Сказочного народа были объяты страхом. Конечно, король Эверон тоже был великим волшебником, но он не мог противостоять магии Морефея!

На лице императора появилось выражение огромного изумления.

– Не верю своим глазам… – пробормотал он. – Никто не может противостоять этому заклинанию, кроме Торна и… Нет, этого не может быть!

Крылатый олень вдруг поднялся на дыбы. Вокруг него появилось фиолетовое светящееся облако. Когда оно рассеялось, оказалось, что в центре зала стоит страшный великан. У него было могучее мускулистое тело человека, закрытое пятнистой шкурой. Голова великана напоминало тигриную, а из его лба росли изогнутые рога. Великан слегка мотнул головой, и Мигран взлетел к куполу тронного зала, словно былинка. Морефей едва успел сотворить маленькое облачко, которое помогло насмерть перепуганному барону плавно опуститься на пол.

– Пакир… – прошептал Морефей, мрачно глядя на великана. – Я ждал твоего прибытия только к вечеру.

Великан усмехнулся и сложил могучие руки на груди, глядя на императора желтыми тигриными глазами.

– Люблю устраивать сюрпризы для друзей и особенно для врагов, – произнес он громоподобным голосом. – Морефей, ты удивляешь меня. Разве ты не понял, что жалкий король Эверон давно уже служит Тьме? Когда в Южное царство приходит ночь и Сказочный народ засыпает, я вселяюсь в его тело, и диктую этому ничтожному чародею свою волю. А сейчас настало время объявить мою волю твоей Империи Солнца!

– Чего же ты хочешь? – процедил сквозь зубы Морефей.

Пакир указал пальцем вниз, и мраморный пол начал словно бы таять. Вскоре далеко внизу появилась голубая гладь океана и огромный материк Атлантида, покрытый лесами горами и равнинами. Даже с высоты облаков можно было разглядеть множество крупных поселений. В центре материка, возле горного хребта, находился огромный город – столица атлантов.

– Я хочу гибели Атлантиды! – грозно зарычал Пакир. – Вот уже тысячу веков Белые маги во главе с Торном пытаются защитить Землю от прихода Тьмы. Они растратили почти все свою волшебную силу, чтобы сделать из диких обитателей этой планеты разумных людей. Но мы, Черные маги, всегда успешно противостояли им. Девяносто веков назад мы сумели погубить Лемурию, величайшую цивилизацию в истории Земли. Как ни старались Торн и другие Белые маги, лемурийцы с нашей тайной помощью постепенно превратились в алчных, эгоистичных людей. Они разучились трудиться, и проводили все дни в празднествах и удовольствиях. И однажды Лемурия столкнулась с другим материком, раскололась на части и ушла в воды Тихого океана.

Тогда Торн и его помощники создали новых людей – атлантов. Они надеялись, что новая раса окажется более удачливой, чем обитатели Лемурии. Но мы, Черные маги, сумели погубить души атлантов. Эта некогда могущественная раса стала слабой, изнеженной и развращенной. Мать-Земля отозвалась на их греховный образ жизни страшными снегопадами, ураганами и землетрясениями. Скоро Атлантиду потрясут чудовищные извержения вулканов, и она уйдет на морское дно. И тогда мы, Черные маги, наконец-то станем хозяевами Земли!

Глаза Пакира сияли такой злобой, что Морефей невольно вздрогнул. Опустившись на трон, он глухо спросил:

– Что же ты хочешь от нас, людей облаков? Мы не собираемся воевать на твоей стороне.

Губы великана искривились в презрительной усмешке.

– На что нам, Черным магам, ваши крылатые воины? Они слишком слабы, и там, на поверхности земли, не способны сражаться с атлантами. Я требую иного. Откройте для меня путь к Вратам Тьмы, и тогда мы готовы оставить Мир Облаков в покое.

На бледном лице Морефея появилась слабая улыбка.

– Ах, вот в чем дело? Выходит, силы Черных магов не так уж и велики, раз вам нужна помощь звездного легиона! Даже не надейся на нашу помощь, Пакир. Врата Тьмы находятся в моей империи, и они навечно останутся закрытыми. Мы не хотим, чтобы на эту чудесную планету ринулись чудовища с далеких темных звезд!

Пакир наклонил рогатую голову, словно собирался броситься на императора.

– Это твое последнее слово, Морефей?

– Да!

– Но это же глупо! Ты прекрасно знаешь, что Врата Тьмы принадлежат нам, Черным магам! Через эти Врата мы пришли на Земли, так же как Белые маги попали на эту планету через Врата Света.

Морефей невесело рассмеялся.

– Да, так и было. Но разве ты забыл, что Совет высших магов принял решение навсегда закрыть Врата Света и Тьмы? Это было сделано для того, чтобы не мешать людям Земли со временем самим стать полноправными хозяевами своей планеты! Люди сами решат, на чью силу перейти – на сторону Света или Тьмы. Ты собственноручно подписал этот договор, Пакир. Почему же ты теперь пытаешься нарушить договор? Уж не потому ли, что земляне постепенно склоняются к Добру?

Пакир зарычал от злости и потряс в воздухе огромными кулаками.

– Рано радуешься, Морефей! Мы, Черные маги, погубили уже сотни планет в Галактике. Их обитатели склонились к Злу, и каждый раз сами помогали нам открыть Врата Тьмы. Только здесь, на Земле, нам никак не удается взять верх. Но наша победа неизбежна! Да и Врата не так уж плотно закрыты. Тьма проникает через них, разве не так? Сумеречная земля становится все больше и больше. Рано или поздно холодная мгла дойдет до твоего Хрустального дворца. И тогда Мир Облаков ждет гибель!

Лицо императора вспыхнуло от ярости.

– Ты ничего не сможешь сделать в нашем мире! Солнце сильнее тебя и всех других Черных магов!

Пакир угрюмо усмехнулся.

– А кто тебе сказал, Морефей, что мы будем воевать с тобой здесь, на облаках? Нет, мы поступим иначе. Когда мгла дойдет до Хрустального дворца, мы обрушим твою страну – но не на землю, а под землю! Я уже нашел для вас подходящую пещеру. Она довольно большая, в ней есть море и острова. Правда, там темновато и много мерзких подземных тварей вроде крыс. Твои прекрасные подданные и оглянуться не успеют, как сами превратятся в больших и уродливых крыс! Люди Мглы – вот как вы тогда будете зваться. Жалкая участь для народа, который привык жить на облаках, под теплыми солнечными лучами!.. Подумай еще раз, Морефей. Если ты откроешь путь к Вратам Тьмы, то я обещаю не трогать твой народ. Даю тебе на раздумье семь дней.

– Мне не нужно столько времени, чтобы ответить: нет, и еще раз нет!

Пакир улыбнулся, обнажив длинные желтые клыки.

– Не торопись с ответом, Морефей. Ты уже вдоволь пожил на свете, повидал много звезд и планет, правил десятками государств. Ты всего достиг, и потому готов все потерять. Да и о чем еще мечтать бессмертному, как не о смерти?

Но не забудь – у тебя на Земле родился юный наследник, принц Баккар. Его ждет великое будущее, но своим нелепым упрямством ты можешь все погубить. Там, в подземелье, Баккар станет смертным, так же как и все его подданные. Неужели ты хочешь, Морефей, чтобы твой сын правил жалким народом Мглы, и до самой смерти не увидел солнечного света? Баккар мог бы стать великим императором, а вместо этого станет крысиным королем, ха-ха-ха!

Морефей побледнел еще сильнее. Пакир попал в его больное место. Император очень любил своего сына и боялся за его будущее.

– Ты не посмеешь сделать такое, мерзкий колдун!

– Еще как посмею, – зло усмехнулся Пакир. – Мое могущество не имеет границ! Если я очень захочу, то даже вы, бессмертные, можете умереть. Вспомни про свою супругу, Морефей…О-о, кого я вижу в зале! Прекрасная Ириния, невеста блистательного принца Баккара! Разрешите мне поцеловать вашу прелестную руку…

Юная графиня, стоявшая в окружение своих родных, отшатнулась со сдавленным криком. Ее братья выхватили шпаги и попытались было остановить Пакира, но великан только повел бровью – и невидимая сила оттолкнула их в сторону. Пакир наклонился, взял Иринию за руку, и девушка тотчас превратилась в золотое кольцо с крупным алмазом. Гости Морефея закричали от ужаса. Не обращая на это внимание, Пакир надел кольцо на палец своей правой руки, и некоторое время любовался чудесными переливами драгоценного камня.

– Мне кажется, графиня Ириния рада, что вскоре станет почетной гостьей в моем дворце на острове Гор, – наконец произнес он. – Морефей, не надо так волноваться. Я не причиню твоей невестке ничего дурного. Но надеюсь, это сделает тебя посговорчивее! Настала пора делать выбор между Светом и Тьмой. На помощь Торна даже не рассчитывай – ему хватает хлопот со своей гибнущей Атлантидой. Лучше позаботься о себе, Морефей, и о своих подданных. Наверное, им не очень понравится жить в будущей Империи Тьмы, в вечной мгле, рассеиваемой лишь светом звезд – но что за важность? По-моему куда лучше быть ночной птицей, чем земляным червяком. Не так ли, император?

Пакир расхохотался и, обратившись в черный камень, провалился через невидимый пол дворца. Гости Морефея с ужасом проследили, как этот камень, словно огромный метеорит, стал падать на поверхность Земли, сияя ослепительным фиолетовым светом. А затем пол вновь стал мраморным.

Морефей вновь опустился на трон и, закрыв лицо руками, застонал от бессилия и отчаяния. Он словно бы забыл о своих гостях. Перепуганные правители Мира Облаков покинули Тронный зал, и поспешно разъехались по своим княжествам и графствам.

– Что же делать? – прошептал Морефей. – Как спасти людей облаков? Неужели придется принять ультиматум проклятого Пакира, и предать Торна и других Белых магов?

Глава третья

Наследство Морефея

Когда Баккар вбежал в Тронный зал, там уже не было никого, кроме Морефея. Император по-прежнему сидел в глубокой задумчивости на троне, и на его лице было написано отчаяние. Таким отца юный принц никогда прежде не видел. Он уже знал от слуг о неожиданном визите Пакира, и был очень встревожен. Но куда больше его испугала явная растерянность Морефея.

Подойдя к трону, он почтительно опустился на одно колено.

– Император, я прибыл по вашему приказу… Но кажется, я опоздал! Ириния…

Он запнулся, не зная, как продолжить. Сердце его бешено билось, на глаза навернулись слезы. Он не мог простить себе, что не уберег Иринию.

Император спустился с трона и ласково погладил сына по голове, а потом поднял его на ноги и, обняв, запечатлел на его лбу долгий поцелуй.

Баккар вздрогнул. Отец прежде ни разу не целовал его! Морефей считал, что подобные проявления нежности не к лицу императору. Странно… И вдруг юноша ощутил, как кровь бурно заструилась по его телу. Голова его закружилась, и он со сдавленным стоном отшатнулся и едва не упал. Но крепкие руки отца помогли ему устоять.



– Наверное, я слишком устал… – пробормотал Баккар. – Прости, отец, это я во всем виноват! Ты приказывал мне никогда не приближаться к Покинутым городам, но я ослушался тебя… Если бы я не отправился в эту нелепое путешествие, то был бы во дворце рядом с моей дорогой Иринией, и сумел бы защитить ее!

Морефей ласково погладил его по плечу.

– Не терзай себя, сын. Эта трагическая ошибка лежит на моей совести. Я готовился достойно встретить Пакира сегодня вечером, но колдун перехитрил меня. Он прилетел в виде огромного золотого змея, а потом превратился в крылатого оленя. Такие превращения в Мире Облаков может совершать только мой старый друг король Эверон, потому я поначалу не обеспокоился. И напрасно!

Баккар нахмурился и положил правую руку на эфес шпаги.

– Отец, я сейчас же отправляюсь на поверхность Земли, на остров Гор!

Морефей печально покачал головой, с сочувствием глядя на сына.

– Баккар, я понимаю твои чувства. Но ты не должен совершать этой трагической ошибки! Разве не понятно, что Пакир выкрал Иринию только для того, чтобы заманить тебя в ловушку? Если ты окажешься в его руках, то боюсь, мне придется принять его ультиматум.

Баккар вздрогнул.

– И что же требует этот мерзавец?

– Пакир хочет, чтобы я открыл для него путь в Сумеречные земли, к Вратам Тьмы.

– Но… но тогда на Землю может ворваться войско чудовищ с темных звезд!

Морефей грустно улыбнулся.

– Пакир этого и хочет. Он готовится к решающей схватке с Атлантидой, но опасается, что может проиграть войну Торну и другим Белым магам. Ради победы над Светом колдун Пакир готов решительно на все. Если мы не примем его условия, то он нападет на наш Мир Облаков, и низвергнет его в подземную пещеру!

Ярость принца тотчас угасла.

– Но… но люди Облаков не смогут жить под землей… Мы привыкли к солнцу, к свободе и необъятным просторам! Отец, нам надо обратиться за помощью к Торну и другим Белым магам. Только они могут спасти нас! Вспомни: ведь вы с Торном были когда-то друзьями!

Морефей покачал головой.

– Увы, это время давно прошло. Да, мы вместе пришли на Землю через Врата Света. Но затем наши пути разошлись. Белые маги спустились на поверхность Земли. Они хотели, чтобы на этой планете появилась разумная жизнь, и создали племя землян. Черные маги, как и прежде на сотнях других планет, пытались эту помешать. Ну а мы, люди облаков, старались ни во что не вмешиваться. Нас не интересовало, что происходило там, на поверхности Земли. И теперь придется за это расплачиваться! Мы не хотели прежде помогать Торну, а теперь он вряд ли захочет спасать нас от черной магии. Да и не стану я к нему обращаться…

Баккар кивнул, с жалостью глядя на отца. Он понимал, что такой гордый и сильный человек, как Морефей, никогда и ни перед кем не станет унижаться, умоляя о помощи.

– Что же делать? – растерянно спросил принц. – Отец, я должен спасти Иринию. Ради этого я готов на все, даже на смерть!

Император сурово сдвинул брови.

– Не много чести в бесполезной гибели! Сын, я понимаю твои чувства. Но сейчас ты должен наступить на свое сердце. Надо спасать Мир Облаков. А это можно сделать только одним путем. Надо отправиться в Сумеречные земли, и закрыть навсегда Врата Тьмы! Когда Пакир поймет, что даже его колдовство не поможет призвать на Землю страшный звездный легион, то быть может, он откажется от своих злодейских планов. И возможно, тогда он отпустит графиню Иринию.

Баккар понял, что отец попросту хочет обнадежить его. Сердце юного принца разрывалось от боли. Он готов был отдать все, чтобы тотчас же отправиться на поверхность Земли, на остров Гор – ну, а там будь что будет! Но он был сыном императора, и с детства знал, что в будущем ему часто придется поступаться своими желаниями ради блага Империи.

Тяжело вздохнув, Баккар склонил голову и прошептал:

– Я готов, отец…

В глазах Морефея блеснули слезы. Он обнял сына и тихо сказал:

– Клянусь, что ничего не пожалею для спасения твоей невесты! Выполни свой долг, а я исполню свой.

Отец и сын проговорили еще около часа. Морефей многое поведал юному Баккару о том, что того ожидает в Сумеречных землях. Потом он вынул из ножен свой хрустальный меч и вручил сыну. Баккар с трепетом принял славное оружие, и страстно поцеловал его сияющее лезвие.

– Когда я должен отправиться к Вратам Тьмы, отец?

– Сию же минуту, – ответил Морефей. – Тебе предстоит трудный путь. Не забудь, что я рассказывал о Покинутых городах и о Цитадели. А обо мне не беспокойся. Я прожил долгую и счастливую жизнь, и готов отдать все, чтобы спасти твою Иринию. Пора мне делить свое наследство между моим сыном и моей невесткой! Есть нечто, против чего бессилен даже Пакир.

Баккар не понял, что имел в виду отец, но не решился спрашивать. Он низко поклонился и, повернувшись, стремительно вышел из Тронного зала. Вскоре Морефей увидел в одном из окон, как в темнеющее небо взмыл летающий конь.

– Прощай, сын… – прошептал император. – Ты и не заметил, как я передал тебе половину своей волшебной силы. Надеюсь, она защитит тебя в Сумеречных землях!.. Ну, а теперь настало время помочь Иринии.

Он щелкнул пальцами, и перед ним словно из воздуха появилось большое черное зеркало. Оно постепенно стало наливаться сумеречным светом, и вскоре Морефей увидел с высоты птичьего полета остров Гор. Он был покрыт невысокими горами с плоскими вершинами. На каждой из них возвышались дворцы из черного гранита, один мрачнее другого. Дворец Пакира находился в центре острова, на самой высокой из гор. Он напоминал формой огромный черный шар, ощетинившийся в разные стороны десятками длинных шпилей, похожих на застывшие темные лучи.

– Черная звезда… – прошептал Морефей. – Пакир всегда строит свои дворцы в виде погасших солнц. Если он сумеет добраться до Врат Тьмы, то однажды из этих шпилей хлынет Тьма, и тогда Земля превратится в очередной холодный, застывший мир. Сколько таких мертвых планет оставили после себя Черные маги! Глупец, почему я никогда прежде не помогал Торну, и не противостоял приходу Тьмы?

В зеркале появился Пакир. Он стоял посреди своего огромного тронного зала, в центре которого переливалось лиловыми и фиолетовыми лучами озеро из топазов. Среди них кое-где виднелись белые пятна, похожие на черепа и кости.

Пакир ныне принял облик высокого, очень красивого мужчину, одетого в черный камзол и высокие черные сапоги. Он произнес магическое заклинание, а затем снял с руки золотое кольцо и швырнул его на мраморный пол. Последовала фиолетовая вспышка, и в зале появилась испуганная, дрожащая Ириния.

Колдун отвесил девушке низкий поклон.

– Не тревожьтесь, графиня, вы находитесь в моем дворце. Давно эти стены не видели такой чудесной гостьи!

Ириния с испугом огляделась. Увидев белые черепа, лежавшие среди сияющих топазов, она в ужасе воскликнула:

– Что это?

Пакир пожал плечами.

– Ничего особенного, всего лишь останки моих провинившихся слуг. Я не люблю никого убивать, графиня, но в гневе я страшен! Надеюсь, император Морефей сделает верный выбор, и выполнит мою маленькую просьбу. Иначе, боюсь, вас ждет весьма печальная участь… А вы ведь молоды и красивы, и принц Баккар вас очень любит!

Лицо Иринии вспыхнуло от негодования.

– Вы не посмеете тронуть меня даже пальцем, мерзкий колдун! И ваша приятная внешность не обманет меня. Я прекрасно вижу, что в глубине души вы остались тем же уродливым чудовищем!

Пакир зарычал от злости. Он протянул к Иринии руки, и они тотчас стали превращаться в лапы, с длинными изогнутыми когтями.

– Глупая девчонка! – прошипел он. – Я не хотел причинять тебе вреда, но ты сама подписала себе смертный приговор. Жаль убивать такую красоту, но ты не единственная прекрасная женщина на свете!

Ириния отшатнулась с испуганным возгласом.

– Милый Баккар, спаси меня! – закричала девушка.

Морефей даже заскрежетал зубами от ярости. Он понял, что ждать больше нельзя. В его руке вновь появился золотой посох. Император направил его на Иринию, и произнес самое главное магическое заклинание.

Посох растаял и превратился в золотистую молнию. Она ударила в зеркало, и спустя несколько мгновений тронный зал осветился ярким светом.

– Проклятье! – завопил Пакир и закрыл лицо руками, чтобы не ослепнуть.

Золотое облако окутало Иринию. Когда оно рассеялось, девушка изумленно взглянула на себя. Ее белое платье превратилось в розовое, белокурые волосы стали золотистыми. В правой руке появился маленький жезл, а в левой – букет красных роз. Ириния поднесла букет к лицу, вздохнула чудесный запах, и почувствовала сильное головокружение.

– Что это? – изумленно прошептала она.

Морефей вздохнул с большим облегчением.

– Кажется, получилось… Нет, нужно сделать еще кое-что, иначе девушка не сможет до конца воспринять мою магическую силу! Когда смертные люди становятся бессмертными волшебниками, они должны изменить свое имя. Новое имя Иринии должно начинаться с буквы «с», также как и великие слова «солнце», «свет» и «свобода». Пусть же Ириния отныне станет Стеллой!

Девушка вздрогнула и закрыла глаза. Когда она вновь их открыла, Пакир невольно сделал шаг назад. В глазах юной графини светилась удивительная твердость и уверенность в своих силах.

– Морефей передал мне свою магическую силу, – спокойно промолвила она.

– Вижу… – злобно пробормотал Пакир. – Вот уж чего я совсем не ожидал! Ни один волшебник добровольно не расстается со своей магией. Клянусь черными звездами, ты стала еще прекраснее, Ириния!

– Отныне меня зовут Стеллой, – улыбнулась новоявленная чародейка.

Пакир с ужасом и восхищением глядел на ее прекрасное лицо, а затем перевел взгляд на золотой жезл и букет роз.

– Проклятье! Морефей подарил тебе свои главные магические секреты: вечной жизни и вечной молодости… Ненавижу, ненавижу!

Пакир зарычал, словно зверь и ринулся на Стеллу. Но та со смехом взмыла в воздух и полетела в сторону распахнутого окна.

– Попробуй поймать меня, колдун!

Пакир превратился в огнедышащего дракона и ринулся вслед за Стеллой. Поднявшись над мглистым облаком, окутывающим остров Гор, колдун недоуменно оглянулся по сторонам. Он увидел хорошо знакомую панораму океана, стаю резвящихся среди волн дельфинов, восходящее над горизонтом солнце, легкие перистые облака в небе… Но Стеллы нигде не было!

– Где же эта девчонка? – зарычал дракон. – Я должен настичь ее и растерзать, пока она еще не освоилась со своей новой магической силой. Но ее нет, словно она растворилась в воздухе!

Растворилась?! Пакир вздрогнул от этого слова. Он повнимательней вгляделся в панораму океана, и даже застонал от бессильной ярости. Только сейчас он заметил, что все вокруг стало еще прекраснее, чем прежде, словно по морю, островам и небу прошелся невидимой кистью гениальный художник.

– Вот в чем дело… Морефей сделал Стеллу воплощением красоты мира! И она никуда не убегала, а просто растворилась в природе, сделав ее еще более прекрасной. Проклятье, против этого волшебства бессильна даже черная магия!.. Ну что ж, девчонку я упустил, здесь уже ничего не поделаешь. Но глупец Морефей стал теперь совсем беспомощным. Если он не откроет мне путь в Сумеречные земли, то глубоко пожалеет о своем безумном поступке!

Зеркало погасло. Морефей опустился на пол и закрыл лицо руками. Его била сильная дрожь, из глаз потекли слезы. Когда он вновь взглянул в зеркало, то увидел, что превратился в седого, дряхлого старика.

– Баккар, я выполнил свое обещание, – глухо промолвил он. – Надеюсь, и ты выполнишь свой сыновний долг!

Глава четвертая

Сумеречная земля

Уже стало вечереть, когда Баккар достиг Дальнего берега. Солнце висело над Синими горами, окутанное розовой дымкой. Усталый конь сложил крылья и опустился на берег моря. Баккар разрешил ему немного попастись на склоне ближайшего холма, а сам поднялся на вершину и, сложив руки на груди, в задумчивости стал оглядывать окружавшую его панораму.

Никогда прежде он не приближался так близко к Сумеречным землям, и сердце его невольно сжалось от тревоги. Сумеет ли он выполнить волю отца? Устоит ли он против леденящей мглы, не впадет ли в оцепенение? Даже здесь, на солидном расстоянии от границы, ощущался непривычный холод. Казалось, косые солнечные лучи здесь почти не греют…

Он хотел было взглянуть на развалины Таллара, ближайшего из Покинутых городов, но не смог оторвать зачарованного взгляда от заходящего солнца. Косые розовые лучи освещали удивительную панораму Мира Облаков: равнины, горы, озера, леса, реки… Как обычно, за прошедший день эта панорама немного изменилась. Облака жили своей собственной жизнью. Там, где облака пролили на землю дожди, образовались широкие впадины, быстро заполнявшиеся облачной водой. Одна из громадных гор заметно потемнела, изменила свою форму, и слегка содрогалась, словно ее раскачивал невидимый великан. Баккару показалось, будто оттуда доносятся глухие раскаты. Ну конечно же, в тех местах разразилась большая гроза. Наверное, сейчас на поверхность земли обрушились зигзаги громадных молний и свирепые ливни. Как же неуютно, наверное, оказаться под ударом небесных стихий! Бедная Ириния, она сейчас тоже находится там, на земле, да еще в лапах Пакира… Надо спешить, иначе все погибло!

Баккар устроился на ночевку возле одинокого разрушенного здания, похожего на древний храм. Ясф так устал, что улегся на облачную землю и почти тотчас заснул. А юному принцу не спалось. Он забрался на купол единственной уцелевшей башни храма и стал любоваться звездным небом.

Особенно ему хотелось увидеть созвездие Изумрудного города – то самое, откуда тысячи веков назад на Землю прилетели Белые маги. Кто знает, быть может он когда-нибудь сможет увидеть родину своих предков?

Аларм воспользовался ситуацией, и вновь попытался заговорить с Баккаром. Но тот был слишком погружен в свои мысли, и никак не отреагировал на его призывы.

Принц еще долго стоял на вершине купола и, сложив руки на груди, смотрел в бесконечное звездное небо. Его задумчивое лицо освещали отблески падающих метеоров.


С первыми лучами солнца Баккар снова двинулся в путь. Ясф прекрасно отдохнул за ночь, и теперь уверенно летел между высокими белоснежными холмами, невысоко над дорогой, что вела к Цитадели.

До полудня они миновали еще три Покинутых города. Когда– то в этих местах жили искусные ремесленники, чьи ювелирные украшения славились по всему Южному царству. Но сейчас здесь царили разруха и полное запустение. Облака мглы висели над развалинами чудесных зданий. Сердце Баккара невольно сжималось, когда он смотрел на эти грустные картины. Отец говорил, что за многие века из Врат Тьмы смогли выбраться всего лишь несколько воинов звездного легиона. И как же много разора они учинили! Нет, ни за что нельзя уступать ультиматуму проклятого Пакира!

Наконец, за грядой холмов появилась высокая гора, окутанная серой дымкой. Это была Цитадель.

В незапамятные времена, когда на Землю явились Белые маги, они получили весть, что сюда же хотят прибыть с Темных звезд Черные маги во главе с Пакиром. Никого эта весть не обрадовала, однако никто, даже великий Белый маг Торн не стали протестовать. Тысячи веков назад между двумя расами магов было заключено мирное соглашение. Согласному этому документу, Свет и Тьма, Добро и Зло признавались равноправными силами, которые в равной степени управляют жизнью в Галактике. Белые и Черные маги договорились, что они будут создавать на разных планетах новые разумные расы, и бороться между собой за их души, но никогда не станут уничтожать друг друга.

Так случилось и на Земле. Торн и другие великие Белые маги разрешили Пакиру открыть Врата Тьмы – но не на поверхности Земли, а в Мире Облаков. А затем Торн создал в нескольких милях от Врат Тьмы огромную крепость – Цитадель. Она должны была защищать Землю от коварства Черных магов, которые уже не раз, на других мирах, тайно призывали себе на помощь воинов звездного легиона.

Крепость выросла рядом с крутым изгибом облачного моря, и поднималась в небо, словно огромный кулак. Баккар не раз разглядывал ее изображение на роскошном гобелене, что украшал кабинет отца. Но когда он пролетел над очередной грядой холмов и увидел Цитадель вблизи, то его сердце затрепетало. Даже Хрустальный дворец не мог сравниться по размерам с титанической башней! Ее могучие стены были испещрены тысячами темных бойниц, за которыми скрывались мощные световые пушки.

После того, как Белые и Черные маги переселились на поверхность Земли, следить за Вратами Тьмы было поручено императору Морефею. В случае, если бы Пакир нарушил древний договор и попытался бы проникнуть в Сумеречные земли, Морефей должен был отдать приказ гарнизону Цитадели, и ее световые пушки могли бы разрушить до основания Врата Тьмы.

Но Морефей мог и сделать вид, что не заметил появление в Мире Облаков колдунов с острова Гор. Этого и хотел коварный Пакир.

Ясф заржал и полетел чуть влево. Крылатый конь явно пытался пролететь подальше от исполинской башни, и Баккар не стал одергивать его. Ему тоже было не по себе. Даже отсюда, с расстояния более мили, были отчетливо видны многочисленные выбоины в стенах и чудовищные обожженные рубцы. Это были следы боев гарнизона Цитадели со звездными легионерами.

Опустив голову, принц пристально посмотрел на хорошо укрепленную границу, которая отделяла Империю Солнца от Сумеречной земли. Когда-то они начиналась в непосредственной близи от Врат Тьмы, но, увы, ныне воинам Морефея пришлось отступить до самой Цитадели. Баккар надеялся увидеть там, на берегу моря, солдат имперской гвардии. Но с такой огромной высоты он не смог ничего разглядеть. Да и дымка быстро вновь сгустилась. Это уже были не отдельные островки мглы, а огромное облако. И от него веяло ледяным холодом.

Ясф заржал:

– Хозяин, я больше не могу лететь! – пожаловался он. – Крылья меня больше не слушаются…

Баккар хмуро кивнул.

– Хорошо, спускайся.

Вскоре летающий конь опустился возле зарослей каких-то огромных голых деревьев, похожих на дымчатые кристаллы.

Баккар спешился с коня и дружески похлопал его по шее.

– Оставайся здесь, Ясф. – сказал он. – Дальше я пойду один. Да, и возьми это… – и юноша отстегнул крылья и положил их на седло.

Конь возмущенно заржал. Он попытался было пойти вперед, но вдруг задрожал всем телом, и поник головой.

– Холодно… – пробормотал он. – Хозяин, ты погибнешь! Мы не можем жить без света! Если бы здесь сияли хотя бы звезды…

– Все будет хорошо, – через силу улыбнулся Баккар. – Жди меня, сколько сможешь. Но если я не вернусь до ночи, беги отсюда к Цитадели! Солдаты сумеют тебя накормить и обогреть.

И принц уверенно зашагал вперед, между мрачных, голых деревьев.

Вскоре из-за огромных стволов ему навстречу стали выплывать струи черного тумана. Они мягко покачивались, словно змеи перед смертоносным броском.

Лес мертвых деревьев становился все гуще и гуще. Среди громадных серых стволов стали попадаться черные валуны. Баккару они были знакомы. Один из таких камней висел на цепях в библиотеке Хрустального дворца. Это был огромный железный метеорит, упавший на одну из башен дворца много веков назад, и разрушивший ее до основания.

Наконец, ему преградил путь огромный черный метеорит, изъеденный бесчисленными мелкими и крупными впадинками. По обе стороны от него росли плотной стеной деревья, так что обойти метеорит было бы нелегко. Баккар хотел было вскарабкаться на железную глыбу, но силы окончательно покинули его. Руки заледенели, сердце заходилось от сильных ударов.

Принц упал на колени и простонал:

– Нет, не могу… Прости, отец, но я не могу идти дальше!

И тогда Алмар сказал:

«Чего ты испугался, друг? Да, вокруг немного темновато, и довольно прохладно. Но в Пещере Рудокопов, в которой я родился и вырос, еще темнее и холоднее!»

«Кто это говорит?» – опешил Баккар.

«Я Алмар, Белый рыцарь».

«Никогда не слышал о Белом рыцаре… Откуда ты взялся?»

«Из края Торна, что находится в центре огромного материка… Впрочем, об этом нет времени рассказывать. Баккар, так получилось, что я ненадолго поселился в твоем теле. Мы должны найти Врата Тьмы! От этого зависит судьба Волшебной страны».

«Выходит, ты на самом деле существуешь? Поначалу я подумал, что твой голос породило лишь мое распалившееся воображение!»

«Нет, я существую, принц. И твоими глазами любуюсь Миром Облаков. Прежде я даже не подозревал, что на Земле существует подобная красота! Только Розовая страна может сравниться с вашим удивительным миром».

«Розовая страна? Никогда не слышал про нее. Где она находится?»

«На юге земли Торна, за Большой рекой… Впрочем, о чем я говорю? Розовая страна будет создана волшебницей Стеллой много веков спустя. Боюсь, ты никогда ее не увидишь».

Алмар коротко рассказал про свое путешествие по Подземной стране, и о том, как призрак короля Мглы позволил ему войти в Разрушенный замок. Баккар выслушал его с огромным изумлением.

«Удивительная история! Никогда бы не поверил в нее, если бы ты не упомянул имена Торна и Пакира. Неужто борьба между ними вновь разгорится и в вашем, далеком будущем?»

«Еще какая борьба!.. Баккар, я слышал все, о чем ты разговаривал с императором Морефеем. Теперь я понимаю, почему вдруг перенесся через века, и оказался в твоем теле! Нам обоим нужно во чтобы то ни стало попасть к Вратам Тьмы!»

Баккар кивнул.

«Да, конечно… Но я замерзаю, и меня охватил страх! Наверное, если бы ты сейчас оказался на моей месте, то не испугался бы этого жуткого мрака… Но ведь идти-то приходится мне!»

«Так в чем же дело? Морефей передал тебе часть своей волшебной силы, и отныне ты – великий маг. Сделай так, чтобы мы поменялись местами, и оставшуюся часть пути проделал я!»

Баккар изумленно заморгал.

«Но разве это возможно? Хотя… Раз твой разум переселился в мое тело, почему бы моему разуму не поселиться в твоем теле? Облачная земля здесь очень твердая. Наверное, она легко выдержит твой вес. Ладно, попробую!»

Он долгое время подбирал подходящее заклинание. Холод с каждым мгновением проникал в его мышцы и, наконец, принц вдруг понял, что уже не сможет идти дальше. Но он все же нашел одно подходящее заклинание…

Напрягая последние силы, Баккар заставил непослушные губы произнести несколько слов на древнем, давно забытом языке. И тотчас ему показалось, будто он проваливается словно бы в глубокую пропасть.

– А-а-а! – хрипло закричал принц и потерял сознание.

Когда он очнулся, то почувствовал, что с ним что-то произошло, словно он сидел в тесной темной комнате, где трудно даже пошевелиться. Открыв глаза, Баккар увидел, что стал меньше ростом, но его тело теперь выглядело куда более мускулистым и сильным. Все его тело покрывали точно такие же серебристые доспехи, а в руке сиял слабым розовым светом длинный меч. Но не хрустальный, а другой меч!

«Это меч чародея Торна, – услышал он голос Алмара. – Я не раз пускал его в ход, сражаясь с воинами Пакира. Но теперь кажется, нас ждет самая важная битва!»

Алмар легко поднялся с колен. Прыгнув, он легко вскарабкался на огромный метеорит. И тогда он увидел, что далеко впереди, над мертвыми деревьями, в мглистом небе словно бы застыла крутая черная радуга. Это были Врата Тьмы.

Алмар прошел около мили, когда вдали послышались мерные тяжелые удары. Казалось, какой-то великан крушит гигантским молотом громадные камни.

«Что это?» – спросил он Баккара.

«Наверное, страж Ворот. Когда-то в детстве нянька рассказывала мне легенду об этом великане, пришедшем с холодных, давно остывших звезд. Железные люди давно подружились с Белыми магами, и взяли на себя роль стражей Врат Тьмы. Даже Пакир не может одолеть этих гигантов! Но я никогда не видел стража, и даже не знаю, как он выглядит. Знаю только одно: страж получил приказ от Торна убивать любое живое существо, которое посмеет приблизиться к Вратам».

«Убивать? На зачем же именно убивать? А вдруг бы к стражу, подошла, скажем, девушка!»

«Ха, ни одна девушка не сумела бы войти в Сумеречные земли. Зато сюда вполне мог проникнуть один из великих волшебников. Белые маги очень бы хотели разрушить Врата, а Черные маги – открыть их! Они легко могут принять любой облик, и старика, и ребенка, и прекрасной женщины. Страж предупрежден об этом. Мировая гармония состоит в единстве Света и Тьмы, и равновесии между Добром и Злом. Страж отвечает за то, чтобы это равновесие здесь, на Земле, никогда не было бы нарушено!»

«Выходит, как только мы выйдем из леса, страж тотчас нападет на нас?» «Да, он обязан это сделать. Но отец рассказал, как остановить его. Мы должны объяснить, что хотим всего лишь помочь стражу закрыть створки Врат еще плотнее. Когда Пакир узнает, что мы закрыли Врата Тьмы, то он, быть может, откажется от мысли напасть на Мир Облаков».

Алмар в сомнении покачал головой, но спорить не стал. Не обращая внимание на колышущиеся языки черно тумана, он торопливо зашагал вперед. «А ведь без меня принц не смог бы проделать этот путь, – вдруг подумал он. – Ему нужен был именно такой помощник, как я, выросший в вечной мгле Пещеры, и не боящийся ни холода, ни тьмы! Странно… Неужто именно я помог Баккару закрыть Врата Тьмы сейчас, за тысячи веков до моего рождения?»

Эта мысль ошеломила Белого рыцаря. Но вскоре он вышел из мертвого леса, и забыл обо всем на свете.

Он стоял на краю огромной поляны. В центре ее высоко в серое небо уходила черная арка. Внутри нее находились две громадные створки, украшенные надписями на незнакомом Алмару языке и барельефами из сотен небольших металлических фигурок. Казалось, они изображали хронологию каких-то важных исторических событий. В нескольких местах на железных плитах виднелись небольшие дыры, из которых истекала густой черный туман. Еще больше Тьмы вытекало сквозь щель между створок – они были неплотно закрыты.

Невдалеке от Врат стоял железный великан. На огромной наковальне перед ним лежал черный метеорит. Великан наносил по железной глыбе удары огромным молотом. Глыба постепенно меняла форму, расплющивалась и разогревалась. Наконец, она превратилась в толстый лист раскаленного железа.

Великан отложил в сторону свой молот, взял лист железа в руки и, подойдя к Вратам, приложил его к одной из самых больших дыр. Некоторое время лист остывал. Наконец, он как следует приварился к створке, и великан с удовлетворенным вздохом отошел в сторону.

Но в этом момент створка вздрогнула, словно по ней нанес кто-то сильный удар изнутри. Железный лист отлетел в сторону, и из дыры появился длинный черный коготь.

Зарычав от ярости, великан схватил молот, нанес мощный удар по когтю, и тот, отломившись, со звоном отлетел в сторону.

– Проклятые крысы… – пророкотал великан. – Покою от них нет!

Вздохнув, он положил на наковальню еще один железный метеорит и приготовился ковать очередной лист железа. Но вдруг застыл с поднятым над головой молотом.

– Кто-то здесь есть, – сказал он. – Давно мне не приходилось видеть людей… Эй ты, чего прячешься? Выходи, все равно от меня не убежишь!

Алмар вышел из-за дерева. Юный рудокоп озадаченно смотрел на металлического гиганта. Разумеется, он никогда не видел стража Врат Тьмы. И тем не менее он казался на удивление знакомым. Где-то Алмар уже видел эти широкие плоские ступни, округлые суставы ног и рук, широкие металлические плечи, круглую золотистую голову с довольно добродушным лицом и шишковатым носом, коническую шапку… Но где же он мог видеть такого механического человека? Страж был решительно не похож на Дровосека. А других железных людей в Волшебной стране вроде бы не было…

Страж нахмурился, пристально разглядывая Алмара.

– Напрасно ты пришел сюда, парень, – пророкотал он. – Прости, но мне придется тебя убить. Не хочется этого делать – но вдруг ты Черный маг? Колдуны давно добираются до Врат, да я никого не подпущу. Уж такая у меня работа!

«Ну, принц, настала твоя очередь!» – подумал Алмар.

Через несколько секунд он заговорил голосом Баккара:

– Страж, я – сын великого императора Морефея! Вспомни, ты хорошо знаешь его!

Гигант равнодушно пожал плечами.

– Мне все равно, кто ты такой, хоть сам Морефей. Только вряд ли император заявился бы сюда. Он не так глуп, чтобы погибнуть от моего молота!

Страж зашагал к непрошеному гостю. Несмотря на громадный рост, он двигался на удивление легко. Алмар инстинктивно понял: даже если он очень постарается, то все равно не сможет убежать от этого железного гиганта.

– Не спеши! – крикнул он голосом Баккара. – Меня прислал император Морефей только с одной целью – мы должны вместе окончательно закрыть Врата Тьмы! Разве не этим ты занимаешься вот уже много веков?

Металлические брови гиганта удивленно округлились.

Остановившись, он озадаченно почесал левой рукой затылок.

– Да, это мое постоянно занятие, – признался он. – Только и делаю, что латаю дыры в створках! Проклятые легионеры постоянно прибивают их своими бивнями и клыками. Покою мне не дают ни днем, ни ночью, крысы!

– Если хочешь, могу помочь, – сказал Баккар. Он поднял правую руку и прошептал длинное, витиеватое заклинание. И вскоре в руке его появился черный ключ. Он быстро стал увеличиваться в размерах, и вскоре стал таким тяжелым, что даже Алмару нелегко его стало удерживать.

Гигант удивленно покачал головой.

– Да, это ключ от Врат Тьмы, – после долго молчания признал он. – Давненько его не видел – с тех пор, как прилетел на эту планету! Великий Белый маг Торн поручил Морефею хранить этот ключ, и ни за что не отдавать ему ни Черным, ни Белым магам. Что ж, мне пригодится эта штука! Но прости, все равно я должен потом тебя убить.

– Сначала возьми ключ и закрой створки, – прозвучал спокойный голос Баккара. А потом принц мысленно добавил: «Ну, друг, теперь твоя очередь действовать!»

Алмар поднял тяжелый ключ и швырнул его Стражу.

Великан поймал ключ в воздухе, Некоторое время он крутил ключ в руках, пристально разглядывая, а затем направился к Вратам. На его лице постепенно появилась довольная усмешка.

– Ну, держитесь, крысы! – закричал он громоподобным голосом.

Подойдя ближе, он вставил ключ в округлую скважину. И в тот же момент из-за створок донесся ужасающий вопль.

– Кричите, кричите, – добродушно ухмыльнулся великан.

Он налег плечом на правую створку, которая немного выдавалась вперед. С протяжным скрипом сворка начала закрываться. Но в этот же момент изнутри послышались удары чудовищной силы.

Чтобы удержать створку, стражу пришлось налечь на нее обеими руками. Упершись в облачную землю, он боролся с невидимыми противниками, но никто не мог взять верх.

«Отец сказал, что я должен попытаться убежать, когда железный великан будет закрывать Врата, – тихо сказал Баккар. – Только в этом мой единственный шанс на спасение. Никакое волшебство не остановит стража! Алмар, что скажешь?»

Юный рудокоп не ответил. Несмотря на сильный холод, на его лице выступили капли пота. Он понимал, что сейчас решается очень многое. И в этот момент он должен бежать? Нет, ни что!

– Подожди, я помогу! – неожиданно для себя закричал он и, подбежав к Вратам, уперся плечом в приоткрытую створку.

Железный великан с удивлением взглянул на него сверху вниз.

– Чем ты можешь помочь, кроха? – промолвил он. – Вот если бы какой-то волшебник превратил тебя в великана, то от тебя был бы толк! А еще лучше, если бы кто-нибудь вдруг назвал меня по имени. Понимаешь, от этого проклятого серого тумана мои мозги здорово заржавели, и я почти потерял память. А без памяти о прошлом даже великан чувствует себя карликом!

«Баккар, тебе известно имя стража?» – сразу же спросил Алмар.

Принц застонал от ощущения полного бессилия.

«Прости, Алмар, но я не могу помочь тебе! Отец назвал мне имя стража, но я забыл его! Оно очень короткое… Нет, не могу вспомнить!»

Алмар помрачнел, но вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль:

– Страшила как-то рассказывал мне про железного великана, который однажды заявился в Изумрудный город. Этот громила нес на плече громадный молот. Почему-то он не помнил ничего о своем прошлом. А потом великан однажды исчез, и вернулся в виде железной крохи… Дром! Тебя зовут Дром!

Страж вздрогнул. В его глазах засветилась радость.

– Да, я Дром! Вспомнил, все вспомнил!

Он налег на створку ворот с удвоенной энергией. Как не сопротивлялись чудовища со звезд, она медленно закрылась. Но нужно было еще повернуть ключ, а этого сделать Дром не мог.

– Помоги, маленький друг! – попросил он.

Алмар подпрыгнул и, схватившись за его ногу, медленно полез верх. Это было сделать очень нелегко. Но к счастью, Алмар как и любой рудокоп, умел прекрасно лазить по скалам. Ему удалось добраться до туловища гиганта, а затем, встать на краю большой пряжки его широкого металлического ремня. Вытянув руки, юноша ухватился за ключ и стал поворачивать его направо. Но, видимо, замок за долгие века заржавел, и никак не хотел поддаваться.

– Быстрее, маленький друг! – крикнул Дром. – Я слышу, что через туннель бегут сотни звездных чудищ. Они могут сломать Врата, и тогда нам конец!

Алмар перевел дыхание и, мысленно сказал:

«Ну, помогай, Баккар! Неужели твое волшебство совсем бессильно перед каким-то ключом?»

Баккар произнес наудачу сразу несколько заклинаний, но ни ничего не произошло. И вдруг в его памяти всплыло еще одно заклинание… Оно могла подействовать даже здесь, в царстве вечной мглы. Но если он произнесет его, то отец… он умрет!

«Да, я могу повернуть этот ключ… – застонал Баккар в полном отчаянии. – Но я не могу этого сделать, не могу!»

И вдруг до него донесся, словно бы издалека, еле слышный голос отца:

«Сделай это, Баккар! Я слежу за тобой, и горжусь своим сыном! Если Мир Облаков уцелеет, ты станешь прекрасным императором. А я уже достаточно пожил на свете, и мне пора на покой. После того, как я передал тебе и Иринии свою магическую силу, я уже не один из бессмертных, а просто очень старый человек. Но все люди должны когда-то умирать. И я буду только счастлив, если моя смерть не окажется напрасной!»

«Торопись, Баккар!» – закричал Алмар, чувствуя, что створка ворот стала дрожать все сильнее и сильнее.

И тогда Баккар еле слышным голосом произнес роковое заклинание.

Алмар тотчас ощутил необычный прилив сил. Ключ начал медленно поворачиваться в замочной скважине.

И настала необычайная тишина. Врата закрылись.

Алмар закрыл глаза и провалился в глубокий сон.


Когда он очнулся, то увидел, что лежит на берегу Подземного моря. Жемчужные волны мерно накатывались на отмель, шурша бесчисленными мелкими камешками.

– Что со мной было? – пробормотал юноша.

Он медленно встал на ноги, а затем нагнулся и, зачерпнув пригоршню воды, обмыл свое разгоряченное лицо. В голове его царил полный хаос. Такое с ним порой бывало после тяжелого, кошмарного сна…

Сна? Но разве он спал? Неужели удивительное путешествие в Мир Облаков ему только приснилось?

Алмар повернулся и взглянул в сторону Разрушенного замка. Казалось, седые развалины давным-давно мертвы. Но это было не так. В каменных стенах жил дух древнего короля Мглы…

Неожиданная догадка заставила Алмара вздрогнуть. Он хотел было вновь подняться по склону холма, но вместо этого мысленно спросил:

«Баккар… так это ты живешь в развалинах замка?»

После долгой паузы послышался еле слышный голос:

«Да».

«Но как же так… Выходит, мне попросту причудилось все то, что произошло с нами в Мире Облаков?»

«Нет, все так и было на самом деле. Алмар, разве ты еще не понял, почему ты родился в Пещере рудокопов, и почему ты однажды пришел к волшебнице Виллине? Ты – один из вечных героев, которые в разные века воплощаются в разных людях, и всегда совершают самые важные для судеб человечества подвиги».

Алмар вздрогнул. Он – вечный герой? Чепуха, он обычный парень, среди рудокопов найдутся воины и получше. Но сейчас его занимали совсем другие мысли.

«Баккар, а что было потом – после того, как мы с Дромом закрыли Врата Тьмы?»

«Потом? Друг, мне тяжело об этом вспоминать… Пакир все равно затеял войну с Атлантидой, и погубил ее. Но в бушующие волны океана ушел и его остров Гор. Многие Белые и Черные маги погибли в буйстве стихий… Торн отправился на Американский материк и создал там Волшебную страну. Ну, а потом, много веков спустя, проклятый колдун Пакир пришел сюда, в эту пещеру… Мою пещеру!»

Алмар вздрогнул.

«Выходит, Пакир все-таки выполнил свою угрозу, и погубил ваш прекрасный Мир Облаков»?

«Да, так и было. Однажды неизвестно откуда пришел ураган чудовищной силы. Он облетел всю Империю Солнца, и облака превратились в простое скопления водяного пара! Очень многие мои подданные упали на поверхность земли и разбились. Я сумел отстоять только часть Северного царства. Но тогда на нас обрушился гигантский смерч и унес через громадную расщелину сюда, в это пещеру. Так люди Облаков превратились в людей Мглы… Прости, Алмар, мне тяжело об этом вспоминать. Да и нет у тебя сейчас времени оглядываться в прошлое! Я давно мертв, и живу лишь одними воспоминаниями. А ты – живой, и должен совершить еще немало подвигов! Теперь ты понял, кто поможет навсегда закрыть Врата Тьмы?»

«Дром?»

«Да. Разыщи его в Волшебной стране, и постарайся вновь превратить в великана. И если вы оба попадаете на остров Тьмы раньше, чем Пакир заполучит Черное пламя, то победа сил Света станет неизбежной!»

«Понял, – ответил Алмар. – Прощай, друг. Если я не погибну в бою, то еще не раз приду к тебе в гости. А еще сюда может прийти и волшебница Стелла. Ведь она была когда-то твоей невестой, верно?»

«Нет! – закричал король Мглы! – Прошу тебя, Алмар, не рассказывай обо мне Стелле! Мы ведь ни разу так больше и не встречались… Да и на что ей тень древнего короля, от которого не осталось даже горстки праха? Я счастлив знать, что она по-прежнему так же молода и прекрасна, как тысячу веков назад. Наверное, она не раз любила, и была счастлива. А мне остается только воспоминание о несбывшемся счастье. Мы с Иринией пожертвовали всем ради других людей. И поверь, если бы я мог вернуться в свою молодость, то поступил бы точно так, как и прежде. А мои душевные муки… в них есть своя сладость! Когда ты станешь стариком, то поймешь это. Впрочем, тебе, воину, такая участь вряд ли грозит».

Алмар молча поклонился, отдавая дань мужеству своего нового друга. Он не согласился с его словами, но понимал, что в этом самоотречении есть и глубокая мудрость.

– Прощай, великий король Баккар, – тихо промолвил он. – А вернее, до свидания. Я еще вернусь, обязательно вернусь!

Он повернулся и посмотрел в сторону моря. Вдали, между двух далеких островов, в небо поднимался фонтан радужных струй.

Кит возвращался в гавань Надежды.

Рыцари Света и Тьмы

Часть вторая

Война началась

Рыцари Света и Тьмы

Глава пятая

Последний Совет

После возвращения Элли, Страшилы и Тома из Невидимой земли не прошло и часа, как в Изумрудном дворце состоялся очередной военный Совет. В Тронном зале собрались Железный Дровосек и его любимая Веса, Лев, Фарамант и Дин Гиор. Юргод разместился на площади возле окон зала (грифон был слишком велик, и не мог пройти через дворцовые двери). За его массивным телом, словно за каменной стеной, спрятался Людушка. Бывший людоед заметно оробел, очутившись в Изумрудном городе. Ему казалось, что все арзалы тотчас начнут показывать на него пальцами и закричат: «Предатель! Прочь отсюда, проклятый прислужник Пакира!» Но еще больше Людушка опасался встретиться с королевой Элли.

Аргут и Эльг остались в Голубой стране. Армия Пакира во главе с полковником Шарком была разгромлена, но где-то в лесах еще прятались черные коротышки. Они могли натворить немало бед, и потому робкие Жевуны попросили у Аргута защиты.

Кустар тоже не захотел отправиться в Изумрудный город. Он стыдился того, что часть его веток, вылеченных садовником Тамизом, ныне обросла синими листьями. Живраст не выпускал из объятий безжизненного Пеняра, и то и дело посматривал на восток, в сторону Фиолетовой страны. Чутье подсказывало ему, что именно там должен появиться его старый друг Алмар. Но увы, юный рудокоп еще не вернулся из своего опасного путешествия в Подземную страну…

Наконец, под сводами Тронного зала послышалась чудесная хрустальная музыка. В воздухе закружились разноцветные огненные шары, и на мраморный пол посыпались тысячи лепестков ароматных роз. Двери медленно распахнулись, и под торжественные звуки марша в зал вошла Элли в чудесном зеленом платье. На ее голове сияла золотая корона, украшенная изумрудами. За королевой шествовал Страшила Мудрый в новом зеленом камзоле и незнакомый широкоплечий парень с копной каштановых волос и простодушным, добрым лицом. Он был одет в холщевую рубаху, зеленые штаны и кожаные ботинки.

Гуд и его друзья поклонились, приветствую свою королеву, а затем с недоумением посмотрели на незнакомца.

Элли промолвила с улыбкой: «Здравствуйте, мои дорогие друзья!», а затем уселась на троне, не сводя любопытных глаз со смущенной Весы. Они уже однажды встречались, и совсем недавно, но за это время бывшая невеста Дровосека заметно помолодела. «Неужели это дело рук принцессы Ланги?» – подумала Элли.

Страшила хотел было чинно встать рядом с троном, но затем не выдержал и закричал: «Ур-р-ра, мы наконец-то встретились!» и бросился обнимать друзей.

Первым, конечно же, он обнял своего дорогого Гуда. И тотчас раздался громкий хруст. На лице Дровосека появилось недоумение, но Страшила уже отпрянул.

– Тьфу, совсем забыл, что я теперь силач! – воскликнул он. – Прости, дружище, я кажется, малость помял тебе бока.

Брови Гуда изумленно взметнулись.

– О чем ты говоришь, Изумрудик?.. О-о, великий Торн!

На металлических, тщательно отполированных боках Гуда появились две довольно заметных вмятины. Это были следы рук Страшилы.

Лев подошел к Дровосеку и внимательно осмотрел вмятины на его теле, а затем почему-то лизнул их, словно пытаясь удостовериться, что глаза не обманывают его. Затем он повернулся к смущенному Страшиле:

– Изумрудик, неужто ты на самом деле встретился с Великим и Ужасным Гудвиным, и он подарил тебе силу?

Страшила мотнул головой.

– Нет, Гудвин здесь ни при чем… Силу мне подарил сам Торн! Элли, да расскажи же о нашем удивительном путешествии!

Соломенному человеку ужасно хотелось поведать друзьям про приключения в Невидимой земле, но он понимал: это должна сделать юная Хранительница.

Элли рассмеялась.

– Боюсь, наш рассказ был бы слишком длинным и звучал бы слишком невероятно. Поэтому я ничего не буду рассказывать, а просто сделаю так, что наши друзья все увидят своими глазами!

Дин Гиор озадаченно погладил бороду.

– Разве это возможно, моя королева? Ты никогда не говорила, что владеешь таким волшебством.

– А я раньше им и не владела, – промолвила Элли. – Во мне многое изменилось после того, как мы встретились с Торном. Но скоро вы все поймете сами… Пожалуйста, закройте глаза!

Фарамант и Дин Гиор удивленно переглянулись, но послушно закрыли глаза. Лев, Гуд и Веса тоже зажмурились. Том не выдержал и тоже последовал их примеру. Ему вдруг очень захотелось вновь пережить чудесное путешествие к морю Торна.

И случилось чудо – все вдруг увидели словно бы цветной фильм о приключениях Элли и ее друзей в Невидимой земле! Сначала они побывали на горе Гудвина, встретились с радужной птицей, а затем пошли по желтой дороге к замку Атлантов, где их встретил улыбающийся и немного постаревший Гудвин. А потом начались уж совсем невероятные вещи: встреча с друидами, путешествие по стране, где исполняются желания, и, наконец, встреча с самим Торном! Вскоре гости Изумрудного дворца вновь открыли глаза. Некоторое время никто не мог вымолвить ни единого слова – настолько все были поражены.

– Гудвин… Торн… – пробормотал Гуд, восхищенно глядя на Элли. – Неужто вам на самом деле удалось встретиться с этими великими волшебниками? А Том – я и думать не мог, что плюшевый медвежонок превратился в такого замечательного парня!

Том смущенно шмыгнул носом, а затем подошел к Дровосеку и протянул ему руку.

– Всегда мечтал стать таким же замечательным воином, как вы, дядя Гуд! А вы, дядя Дин Гиор, научите меня так же ловко фехтовать саблей?

Дин Гиор ласково обнял его.

– Том, отныне ты станешь для меня словно родной сын, – с волнением промолвил он.

Лев так расчувствовался, глядя на эту трогательную сцену, что слезы тотчас градом посыпались из его глаз. Пришлось вытирать их, как обычно, пышный кисточкой хвоста.

Вдруг откуда-то из-за трона донеслись странные звуки. Элли насторожилась.

– А это еще что такое? – недоуменно спросила она. – Похоже на лай… Но ведь Полкан остался у друидов. А других собак в крае Торна нет…

Сердце юной королевы сильно забилось. Она вскочила с трона и стала растерянно озираться по сторонам.

– Пора выпускать Тотошку, – прошептал Дин Гиор на ухо Фараманту.

Страж ворот кивнул. Он направился к потайной двери, что находилась за троном, а затем достал ключ и открыл замок.

Дверь распахнулась, и в зал ворвался маленький черный комочек. Бешено лая, он помчался к Элли и прыгнул ей на грудь. Девушка едва успела поймать странного зверька, и тотчас почувствовала, как горячий шершавый язык облизывает ее щеки и нос.

– Не может быть… – прошептала Элли. – Тотошка! Но ведь мой любимый песик давно…

Она хотела сказать: «ведь мой любимый песик давно умер!», но прикусила язык. Маленькая черная собачонка, без всякого сомнения, была Тотошкой!

– Милый мой дружок! – радостно воскликнула Элли. – Как же я скучала по тебе!

Она прижала к груди Тотошку и жарко поцеловала его в черный влажный нос. Песик тотчас притих и прижался к ее груди.

Том не выдержал и начал бешено аплодировать. И его примеру последовали все, кроме, конечно же, Льва, который просто начал с бешеной быстротой бить о пол своим длинным хвостом.

Страшила недоуменно взглянул на Дровосека:

– Гуд, дружище… Мы с Элли надеялись удивить вас, а получилось, что вы удивили нас еще больше! Где вы нашли нашего дорогого Тотошку? Неужели, вам помог какой-нибудь добрый волшебник?

Гуд рассмеялся.

– Можно сказать и так. Хотя этот волшебник нам давно знаком совсем другими, не очень-то добрыми поступками… Эй, трусишка, где ты прячешься?

Дровосек подошел к одному из окон и распахнул его. Людушка, обладавший отличный слухом, отлично слышал весь разговор в Тронном зале. Он осторожно высунул голову из-за крыла Юргода:

– Вовсе я и не прячусь! – с ухмылкой сообщил он. – Просто я с раннего детства скромный-прескромный. Папашка мне всегда втолковывал: «Сынок, скромность – это не пирожок с мясом, ей не пообедаешь! Будь нахальным, бесстыдным, беззастенчивым, бессовестным и развязным, только тогда из тебя выйдет настоящий людоед!» Но я таким так и не стал. Бывало, совершу сто добрых дел, а потом вместо того, чтобы радоваться и получать ото всех похвалы, готов от смущения хоть сквозь землю провалиться!

Юргод укоризненно посмотрел на людоеда.

– Что-то ты совсем заврался, Людушка. Небось, за всю жизнь ты не совершил и двух добрых дел! А Тотошку ты оживил случайно, разве не так?

Элли удивленно слушала этот разговор.

– Это правда, Людушка? – спросила она. – Ты смог оживить моего любимого Тотошку?

Людоед развел руками.

– Чистая-пречистая правда, моя королева… Но разрази меня гром, если я понял, как это случилось! Понимаете, однажды я уговорил принцессу Лангу подарить мне немного волшебства. Ну, а потом я отправился в путешествие по Голубой стране, и оказался в родных местах, возле двух больших оврагов…

Элли перебила его:

– Людушка, очень неудобно разговаривать, если твой собеседник находится за стенами дворца, да еще прячется за спиной грифона. Я буду очень рада видеть тебя здесь, в Тронном зале!

Людушка тревожно посмотрел на Дровосека и Льва. Бывший людоед их побаивался.

– Спасибо, миленькая королева, но мне здесь как-то удобнее, – вежливо ответил он. – К тому же мне не хочется покидать моего друга Юргода, а ему в окно ну никак не пролезть. Мы уж тут постоим вместе, на свежем воздухе.

Элли улыбнулась. Она прошептала коротенькое заклинание. Людушка и моргнуть не успел, как увидел, что оказался в Тронном зале. Туда же каким-то чудом перенесся даже громадный Юргод.

Людушка шумно вздохнул, испуганно глядя на могучего льва. Затем, набравшись храбрости, он подошел к трону и отвесил низкий поклон:

– Великая королева, я жутко счастлив, что вы не держите на меня зла! Клянусь, что теперь я стану добрым-предобрым! А Пакиру служить не стану даже под угрозой смерти. Спасибо, накушались этого добра вдоволь!

Элли еще раз чмокнула Тотошку в нос, а затем с удовлетворенным вздохом вновь уселась на троне.

– Теперь настала пора вам, мои дорогие друзья, рассказать о вашем походе в Голубую страну. Гуд, я горю желанием услышать о ваших приключениях!

Дровосек смущенно подал плечами.

– Ну, какой из меня рассказчик… Да и столько всего случилось после того, как мы расстались с тобой и Страшилой возле Бесконечной стены! Элли, а ты не можешь снова использовать свое новое волшебство?

Элли так и сделала. Закрыв глаза, она вместе со Страшилой и Томом увидела, как Гуд и его отряд бьются возле омута на Лунной реке, помогая витязю Фараху отразить нападением воинов Пакира. Затем она узнала, как Фарах обманул Бесконечную стену, как Гуд и его спутники встретились с Тотошкой, как они попали в Сосенки, а затем сражались с армией Тьмы на равнине возле Заколдованного леса. Многое в этой истории Элли осталось не совсем понятным, поэтому она вновь прибегла к своему новому волшебству, и извлекла из головы Людушки его воспоминания. И только тогда все стало на свои места.

Элли открыла глаза и изумленно покачала головой:

– Поразительно… А мы со Страшилой надеялись поразить всех вас! Но теперь я вижу, что ваши приключения в Голубой стране не менее удивительны, чем наш поход к морю Торна. Теперь я поняла, как верно мы сделали, что разделились на два отряда! Каждый из нас достиг своей цели. И если Алмару удастся…

Элли запнулась. Мысль о юном рудокопе, который сейчас странствовал где-то в Подземном царстве, причинила ей острую боль.

Страшила заметил тень, что набежала на лицо юной королевы, и сразу же понял, в чем тут дело.

– Не беспокойся, милая Элли, с Алмаром все будет хорошо! – бодро воскликнул он. – Мои замечательные мозги подсказывают, что Белый рыцарь обязательно скоро вернется. Если он разгадает тайну Врат Тьмы, то мы непременно победим!

– А мое любящее сердце подсказывает, что встретил в царстве Пакира не только врагов, но и друзей! – добавил Дровосек.

Элли кивнула. Ее сердце вдруг наполнилось странной, сладкой болью. Сколько раз за время путешествия по Невидимой земле она вспоминала об Алмаре! И каждый раз образ юного рудокопа становился все ярче и привлекательнее. Такого с ней никогда прежде не случалось. «Уж не влюбилась ли я, впервые в жизни? – растерянно подумала она. – Матушка Виллина, как же мне не хватает ваших мудрых советов и вашего знания жизни…»

Юная королева встряхнула головой, отгоняя нежданные мысли.

– Не сомневаюсь, что очень скоро мы увидим нашего дорогого Алмара, – промолвила она. – Чутье подсказывает мне, что он уже летит сюда… О-о, святой Торн!

За стенами дворца послышался глухой, нарастающий шум. Яркий свет тотчас померк, словно что-то огромное заслонило солнце.

– Алмар! – радостно закричала Элли.

Не выпуская из рук Тотошку, она вскочила с трона и подбежала к распахнутому окну. За ней последовали и все остальные. Каково же было их изумление, когда они увидели в синем небе две громадные черные тени.

На площадь опустились два дракона. Это были Вараг и Чангар, на спинах которых стояли Стелла и Алмар. Услышав шум, к дворцу начали сбегаться арзалы. Они решили, что на город напали крылатые воины Пакира, и потому вооружились кто чем: молотками, швабрами и кухонными ножами. Но к счастью оказалось, что тревога оказалась ложной.

Элли хотела было выбежать из дворца, чтобы встретить долгожданных гостей, но Стелла произнесла заклинание, и они с Алмаром перенеслись в Тронный зал. Лицо волшебницы было непривычно взволнованным. Она прошептала другое заклинание, и тотчас горожане стали спокойно расходиться по домам. Они мигом забыли, что их так взволновало, и не обращали на двух огромных драконов ни малейшего внимания, словно такие гости прилетали в Изумрудный город пять раз на день.

– Милая Стелла, почему вы лишили нас праздника? – с легким упреком спросила Элли, почему-то опасаясь глядеть на Алмара. – Для арзалов любое ваше появление в Зеленой стране – самый настоящий праздник. А мы все так истосковались по праздникам!

К тому же я встретила сегодня своего старинного друга…

Тотошка с лаем вырвался из ее рук. Подойдя к удивленной Стелле, он вежливо поклонился и, шаркнув по полу передней лапкой, промолвил:

– Привет, гав-гав! Я не раз слышал от Жевунов о великой чародейке Розовой страны, и давно мечтал увидеть вас хотя бы одним глазом. Гав-гав, вы на самом деле очень красивая! Но по-моему, моя дорогая хозяйка даже покрасивее вас!

Элли покраснела и укоризненно посмотрела на песика.

– Тотошка, ты говоришь глупости.

Но Стелла только рассмеялась. Она присела и протянула Тотошке руку. Песик вежливо положил в нее свою лапку.

– Да, конечно же, я помню тебя, – промолвила Стелла. – Много лет назад ты вместе с Элли приходил в Розовый дворец. Помнишь, как вы после этого вернулись в Канзас?

Тотошка мотнул головой.

– Нет, не помню, гав-гав! Я никогда не был в Розовом дворце. Как вам не стыдно обманывать меня, тетенька?

Стелла удивленно взглянула на Элли. Юная Хранительница поспешно сказала:

– Дорогая королева, я потом вам все объясню! Сейчас у нас есть более важные дела.

Элли наконец набралась храбрости и взглянула на Алмара. И едва сумела сдержать изумленное восклицание! Перед ней стоял хорошо знакомый, и с другой стороны совершенно незнакомый юноша. Что-то в Алмаре изменилось… и даже не что-то, а очень многое! Но что?

Алмар отвесил ей вежливый поклон.

– Рад вас видеть, королева, – промолвил он басистым, немного хриплым голосом.

Элли вздрогнула. Этот голос принадлежал уже не мальчику, а мужчине. И лицо его стало несколько другим – непривычно загорелым, обветренным. На лбу появились первые морщины, а на подбородке виднелась короткая щетина. Но главное, у Алмара появились совсем другие – не карие, а синие глаза! В них таилась такая глубина и затаенная грусть, что у Элли даже закружилась голова. Казалось, этот человек видел такое, чего не доводилось видеть никому из жителей Земли.

Растерянная Элли присела в почтительном реверансе.

– Я тоже очень рада видеть тебя, дорогой Белый рыцарь.

Простодушный Дровосек с недоумением наблюдал за этой странной сценой.

– Да что с вами обоими случилось? – воскликнул он. – Можно подумать, что вы никогда прежде не встречались. Алмар, дружище, я так рад снова увидеть тебя!

Гуд хотел было броситься к юноше и обнять его, но Страшила вцепился в его руку.

– Помолчи… – прошипел он. – Разве ты не видишь, что это совсем другой Алмар?

Элли еще больше смутилась, ощущая на себе пристальный взгляд Белого рыцаря.

– Ты… то есть, вы очень повзрослели, мой друг, – пробормотала она, не зная, как скрыть свою растерянность. – Наверное, вы очень многое пережили там, в Подземном царстве.

– И не только там, – юноша улыбнулся одними уголками губ. – Когда я спрыгнул с борта флагманского корабля, и вернулся на берег Подземного моря, то даже не подозревал, что мне предстоит пережить. Мир оказался куда больше, чем я думал! Но я ни о чем не жалею.

– Я могу сделать так, что все увидят ваше путешествие, – робко предложила Элли.

Но Алмар бросил задумчивый взгляд на Стеллу и покачал головой.

– Нет. Есть тайны, которые я не хочу раскрывать даже перед моими ближайшими друзьями. Все, что нужно, я расскажу сам.

И юноша рассказал о своем путешествии по Подземному царству. Но, сам не понимая почему, он и словом не обмолвился ни о Мире Облаков, ни о принце Баккаре.

– Древний король Мглы поведал мне, как закрыть Врата Тьмы, – закончил он свой рассказ. – И сделать это надо как можно быстрее! Парцелиус вот-вот может создать Черное пламя. Теперь я знаю, что Пакиру оно нужно не только для того, чтобы сжечь своды Пещеры и подняться на поверхность. Пакир прежде всего хочет открыть Врата Тьмы! Если ему на помощь придут воины звездного легиона, то мы можем проиграть последнюю битву.

– Нам надо срочно выступать в поход! – заволновался Дровосек. – Королева Стелла, чем закончились ваши переговоры с племенем Черных драконов?

Стелла не ответила. Она смотрела на Алмара и не могла понять, почему взгляд Белого рыцаря так ее волнует. Да, юноша очень сильно изменился, вернувшись из Подземного царства. От прежнего, простоватого и наивного юного рудокопа почти ничего не осталось. Казалось, Алмар во время путешествия пережил целую жизнь. У него появились странные, завораживающие синие глаза, словно бы принадлежащие совсем другому человеку. И этот человек, кажется, был ей чем-то знаком…

Дровосеку пришлось повторить свой вопрос, и только тогда Стелла ответила:

– Все хорошо, мой дорогой Гуд. Мне удалось уговорить Варага и старейшин племени Черных драконов. Они готовы хоть сейчас послать большой отряд в расщелину, чтобы напасть на войско Пакира в его же логове. Этот отряд возглавит молодой дракон Чангар, который совсем недавно вернулся вместе с Алмаром из Подземного царства.

– Очень хорошо! – радостно воскликнул Страшила. – Теперь осталось только дождаться маршала Магдара. Надеюсь, ему удастся уговорить Дурбана и весь Сказочный народ. Без их помощи нам не справиться с проклятым колдуном!

Элли вздохнула.

– Увы, Магдар еще не вернулся… Впрочем, я попытаюсь с ним поговорить.

Юная Хранительница зажмурилась. Ее лицо потемнело, словно она ощущала огромного внутреннее напряжение. Наконец, Элли шумно выдохнула, и вновь открыла глаза. В них светилась радость.

– Все хорошо! Магдар только что закончил переговоры с Дурбаном. Сказочный народ готов к битве! Все очень сожалеют, что отказались месяц назад отправиться в Подземную страну, и помочь нашей армии. Сейчас же все, особенно великаны и джинны и гномы, просто рвутся в бой!

– Ур-р-ра! – закричал Страшила и, подбросив вверх шляпу, бросился в пляс. Дровосек и Дин Гиор радостно обнялись, а Лев так грозно зарычал и ударил хвостом о пол, что Людушка затрясся от страха.

Стелла посмотрела на Элли с огромным удивлением.

– Девочка, ты меня удивляешь. Неужели ты научилась разговаривать с другими людьми на большом расстоянии? Даже великая Виллина не владела таким волшебством.

Элли улыбнулась.

– Наверное, это один из подарков великого Торна. Я сама еще не знаю, на что теперь способна… Кажется, что-то во мне изменилось. Но изменилась не я одна…

Она выразительно посмотрела на Алмара, но юноша ответил лишь спокойной улыбкой.

Гуд радостно потер могучие руки.

– А по-моему, все идет очень даже хорошо! Наконец-то мы сможем собрать в единый кулак все силы Волшебной страны. Но надеюсь, великие Гудвин и Торн подарили вам еще кое-что? Они, наверное, посоветовали вам, как можно победить войско проклятого колдуна?

Все устремили на Элли пристальные взгляды, но юная Хранительница ответила очень уклончиво:

– Не ждите от меня чудодейственных рецептов победы, друзья. Торн полагает, что победа над Пакиром будет стоить больших усилий и жертв. Сам он, к сожалению, не сможет принять участие в битве. Но быть может, в самый трудный момент нам на помощь придет его сын Асмарал. Торн поведал мне секрет, как можно остановить воинов звездных легиона. Простите, но больше ничего рассказать не могу…

Фарамант проворчал:

– До чего же вы с Алмаром стали таинственными! Раньше между нами секретов не было.

Дин Гиор кивнул, соглашаясь со стражем ворот. Дровосек тоже обнялись недоумевающими взглядами. И лишь один Людушка, казалось, остался довольным:

– А по-моему, секреты вещь очень даже полезная! Длинный язык хорош только для того, чтобы облизывать ириски – так они ярче блестят, и дольше едятся. Мой незабвенный папашка любил приговаривать: сынок, если хочешь почаще обедать, старайся держать рот на замке. И это святая правда: болтовня к добру не приводит. Бывает, наврешь какому-нибудь простаку—Жевуну с целый короб, а потом по случайности проронишь одно-единое словечко правды – и фьють, того как ветром сдует! А Пакир – это не Жевун, у него везде есть чуткие уши и зоркие глаза.

Элли горько вздохнула, вспомнив про Полкана. Что-то сейчас с бедным псом? Смогут ли друиды освободить его от колдовских чар Пакира?

Она хотела пригласить гостей в пиршественный зал, чтобы там продолжить обсуждение плана дальнейших действий, но где-то неподалеку послышался шум и крики. Двери распахнулись, и в зал буквально ворвался странный человек с сером, перепачканном глиной плаще. Двое солдат-арзалов буквально повисли у него на плечах, но незнакомец с легкостью отбросил их в разные стороны.

Элли вскрикнула, невольно шагнув назад, к трону. Ее тотчас заслонил Гуд. У него не было топора, но железный человек мог дать отпор любому врагу и голыми руками.

Однако до драки дело не дошло. Незнакомец откинул назад капюшон, и все увидели морщинистое, уродливое лицо гнома.

Гном низко поклонился и промолвил глухим, скрипучим голосом:

– Приветствую вас, королева Элли. Меня послал к тебе король Мглы, великий Тарган. Прошу прощения за мой неряшливый вид, но я двое суток шел по подземным туннелям.

Элли озадаченно взглянула на Юргода. Грифон успокаивающе кивнул:

– Да, я узнаю этого гнома. Это Сваргар, один из советников короля Таргана. Сваргар, что случилось?

– Увы, в нашу подземную страну пришла беда! Разведчики доложили, что по многим туннелям к поверхности земли движутся сотни воинов Пакира. Среди них много каббаров, которые отлично ориентируются под землей. Если их не остановить, через день они могут оказаться в Фиолетовой стране! Король Тарган готовится к битве. Но нас мало, слишком мало…

Юргод с силой взмахнул крыльями:

– Королева, позволь мне тотчас полететь в Фиолетовую страну! Я хочу биться вместе с моим народом.

Помрачневшая Элли кивнула:

– Конечно. Скоро вам на помощь придут отряды Мигунов. Гуд, войско Фиолетовой страны готово к бою?

– Я лично возглавлю армию! – воскликнул Дровосек. – Веса, милая, останься в Изумрудном городе, пока я не вернусь.

Но Веса покачала головой и обняла механического человека.

– Дорогой Гуд, теперь мы больше не расстанемся! После того, что я пережила в лесу Призраков, я больше ничего не боюсь.

– Нет, ты должна остаться, – настаивал Дровосек. – Война – это не женское дело!

Веса с вздохом опустила голову.

– Хорошо, милый… Но разреши по крайней мере проводить тебя!

Юргод распростер крыло по полу, и Дровосек с Весой торопливо поднялись на его спину. Сверкнула вспышка, и грифон мгновенно оказался в синем небе и исчез из виду. И тут же за стенами дворца послышался странный шум. Через несколько мгновений в распахнутое окно влетел василиск Васил. На его спине сидел леший Варх. На его лице был написан ужас.

Едва Васил отпустился на пол, как леший кубарем скатился на пол, а затем, встав на колени, завопил:

– Королева, помогите! Меня послали разведчики Сказочного народа. Со стороны Золотого леса к Большому озеру движется какое-то огромное темное облако. Кажется, оно закрывает большой отряд всяческих чудищ. Дворец Парцелиуса был обстрелян огромными каменными шарами. Уж не войско ли Пакира собирается напасть на Желтую страну? Дурбан уже послал на защиту города Всеобщего Счастья большой отряд своих воинов.

Стелла вдруг вздрогнула и схватилась рукой за сердце. Элли бросилась к ней:

– Что с вами? Вам плохо?

Стелла с грустной улыбкой покачала головой:

– Не беспокойся, милая, со мной все в порядке. Но Розовая страна… Там творится что-то страшное! Я слышу испуганные крики многих тысяч Болтунов… Элли, дорогая, я должна немедленно вернуться в мою страну!

– Понимаю, – кивнула встревоженная Элли. – Могу ли я чем-нибудь помочь? Быть может, мне стоит полететь в Стелларию вместе с вами?

Стелла покачала головой.

– Нет, дорогая, ты должна оставаться здесь, в Изумрудном городе. Сердце подсказывает мне, что нападение на мою страну – всего лишь отвлекающий маневр. Главная битва разыграется где-то в другом месте… А сейчас прими от меня подарок.

Стелла щелкнула пальцами, и в ее руках вдруг появилось овальное зеркало с красивой золотой оправе.

– Это волшебное зеркало я однажды подарила Гудвину, – сказала Стелла. – Стоит только произнести магическое заклинание, и зеркало покажет то, что происходит в любой части земли Торна. Сейчас такое зеркало очень тебе пригодится, дорогая Хранительница. Только ты можешь разгадать планы Пакира и узнать, где же он нанесет свой главный удар. Прощай, Элли – а вернее, до свидания!

Стелла вручила Элли зеркало, поцеловала ее, а затем выпорхнула в окно. Опустившись на спину Варага, она что-то ему сказала. Черный дракон издал гневный вопль и, тяжело взмахнув крыльями, поднялся над крышами города и полетел на юг. Чангар хотел было последовать за ним, но сдержался – ведь его друг Алмар еще оставался во дворце.

Тем временем Элли устало опустилась на трон и закрыла побледневшее лицо руками. Тотошка громко залаял и хотел было броситься к своей дорогой хозяйке, чтобы утешить ее, но Страшила успел поймать его и прижал к груди.

– Потерпи, малыш, – прошептал соломенный человек. – Королеве сейчас не до тебя.

Наконец, Элли вновь подняла голову и обвела тревожным взглядом притихших друзей.

– Затишье кончилось, и началась великая война с Пакиром, – тихо промолвила она.

Элли опустила голову и погрузилась в глубокую задумчивость. Фарамант хотел было о чем-то спросить ее, но Страшила приложил палец к губам:

– Тсс! Не станем мешать Хранительнице. У нас есть и свои важные дела. Дин Гиор, тебе надо возглавить оборону Изумрудного города. Лев, ты должен поскорее вернуться в свой лес, и поднять всех зверей на войну с Пакиром. Но лучше обо всем этом поговорить в другом месте. Разве вы не видите, что Элли хочется поговорить с…

Страшила выразительно посмотрел на молчаливого Алмара, а затем, прижав к груди Тотошку, на цыпочках вышел из Тронного зала. Песик растерянно моргал, но больше не лаял и не вырывался. За ними последовали Лев, Фарамант, Дин Гиор и Том. Последним к двери поплелся Людушка. Но, подойдя к двери, он встрепенулся, и торопливо побежал назад, к трону.

Услышав шум его шагов, Элли подняла голову:

– Что вы хотите, мой друг? – ласково спросила она.

– Друг? – встрепенулся Людушка и неожиданно покраснел. – Ты… то есть вы назвали меня другом, великая королева? Это после того зла, которое я причинил вам и всей Волшебной стране?

Элли улыбнулась.

– Мы все не без греха… Нужно уметь прощать, иначе все люди станут врагами, и никогда не будут счастливы. А вы сумели спасти Голубую страну от крылатых воинов Пакира!.. Кстати, я не поняла, как вы это сделали.

Людушка облизал пересохшие губы. Такого волнения он не ощущал никогда в своей жизни.

– Кольцо… – пробормотал он. – Я сумел выкрасть его у королевы Агнет. Думал, оно принесет мне власть, славу и богатство. Но куда там!.. Видно, не суждено мне стать королем.

Людушка сунул руку в карман камзола и протянул к Элли ладонь, на которой лежало золотое кольцо с крупным изумрудом.

Аларм радостно воскликнул:

– Кольцо Торна! Как же здорово, что оно нашлось!

Элли тихо спросила:

– Вы на самом деле хотите отдать мне кольцо, Людушка?

Бывший людоед задрожал. В его глазах засветилась алчность. Внезапно он с силой сжал руку и завопил:

– Нет, нет! Даром я ничего не отдам! Думаете, легко было перехитрить эту мерзавку Агнет? Она едва не отравила меня, чтобы занять трон правителя Голубой страны. Надо было придушить ее, честное-пречестное слово! Но это еще не поздно сделать. Сейчас я возьму да перенесусь в Голубую страну, в мой Серый замок, и тогда…

Смутившись, он замолчал. Блеск в его глазах погас. Помрачнев, Людушка попытался разжать кулак, в котором было спрятано кольцо, но у него не получилось. Пришлось другой рукой разгибать непослушные, дрожащие от жадности пальцы.

– Возьмите, королева! – завопил он и бросил кольцо.

Элли подняла правую руку, и кольцо само наделось на указательный палец. Юная Хранительница вздрогнула, ощутив прилив необычной силы.

– Наконец-то… – прошептала она. – Теперь все три книги Торна стали моими! Матушка Виллина, вы видите, как я счастлива?

Людушке вдруг жутко захотелось наброситься на Элли и силой отобрать у нее кольцо Торна. Взвыв, он повернулся и выбежал из Тронного зала.

– Папашка непременно отодрал бы меня розгами за такую глупость… – бормотал он, торопливо семеня по коридорам дворца. – Надо же, дожил: своими руками отдал такую драгоценную вещь, и притом совершенно даром! Просто не верится, честное-пречестное слово!

Алмар с понимающей улыбкой следил за Элли, которая, казалось, забыла о его присутствии. Поклонившись, он тоже хотел было уйти, но Элли вдруг вскочила с трона и бросилась к нему, распахнув руки.

– Подожди, Алмар!

Белый рыцарь и моргнуть не успел, как оказался в ее объятиях. Вся его самоуверенность куда-то испарилась. Сколько раз, блуждая по Подземной стране, он мечтал о встрече с юной королевой, и о том, как он наберется храбрости и признается ей в любви. Конечно, он надеялся на взаимность, но и думать не мог, что Элли сама сделает первый, самый трудный шаг. Да и девушкам вроде бы не пристало первыми признаваться в любви…

Словно бы прочитав его мысли, Элли рассмеялась:

– Разве ты забыл, что я не обычная девушка, а волшебница? Торн подарил мне многое, но главное, он научил меня читать сердца людей, словно открытую книгу. И едва вы со Стеллой вошли в Тронный зал, я поняла: ты любишь меня!

Алмар ошеломленно заморгал.

– Да, это правда… Но постой… разве ты тоже любишь меня?

Элли снисходительно улыбнулась.

– Какой же ты еще глупыш… А мне поначалу показалось, что ты сильно изменился и повзрослел. Неужели, ошиблась?

Элли посмотрела на Алмара с такой загадочной улыбкой, что тот смутился еще больше. Но затем набрался храбрости и поцеловал девушку.

В этот момент в Тронный зал заглянул Страшила. Он хотел сообщить королеве, что на всех площадях Изумрудного города собираются толпы возбужденных арзалов. Каким-то чудом они узнали о начале большой войны.

Увидев Элли в объятиях Алмара, соломенный человек изумленно вытаращил нарисованные глаза. А затем на его губах проскользнула добродушная усмешка.

– Кажется, сегодня арзалы услышат не только плохие новости, но и добрые, – прошептал он. – Да еще какие добрые! Наша дорогая Элли нашла свою любовь! Святой Торн, как же я рад за этих двух детей!

Страшила осторожно прикрыл дверь, а затем вприпрыжку побежал по коридору, размахивая руками и вопя во все горло:

– Ур-р-ра! Наша дорогая Элли полюбила нашего дорогого Алмара! Ур-р-ра, ур-р-ра, ур-р-ра!

Узнав эту поразительную новость, горожане поначалу опешили. А затем они побросали все свое оружие: скалки, кухонные ножи и молотки, и пустились в пляс. Никто и думать больше не желал о войне с Пакиром.

Очень скоро над башнями Изумрудного дворца засияли разноцветные огни фейерверков. На улицах появились большие столы, уставленные различными яствами и кувшинами с вином. Со всех сторон звучала веселая музыка. Такого праздника город не видел уже давно!

Страшила в это время стоял вместе с Дином Гиором и Томом на приворотной башне. Увидев, какой переполох поднялся в городе, соломенный человек озадаченно потеребил соломенную бороду.

– Тьфу, кажется, я малость перестарался… На нас то и дело могут напасть чудища Пакира, а горожане веселятся! Что делать, а?

Дин Гиор усмехнулся.

– А по-моему, это очень хорошо. Война боится праздников, словно чумы. Изумрудик, иди к арзалам! А мы с Томом пока подежурим. Может, сегодня на нас никто и не нападет…

Страшила так и сделал. Увидев своего бывшего правителя, горожане обрадовались еще больше. Собравшись толпой вокруг него, арзалы засыпали его вопросами, среди которых чаще всего звучало: а когда же поженятся Элли с Алмаром? Страшила в ответ только качал головой и советовал набраться терпения. Мол, сейчас время военное, не до свадеб. А вот когда мы все вместе разобьем армию проклятого колдуна, то тогда и свадьбу сыграем – да такую, какую в Волшебной стране никто и не видывал!

Наверное, вы бы очень хотели узнать, дорогие читатели – о чем же сейчас говорят влюбленные, оставшись наедине в Тронном зале Изумрудного дворца? Пусть это останется их секретом. Известно только что влюбленные проговорили больше часа. Затем Алмар уселся на спину верного Чангара и молодой дракон взмыл в воздух и отправился на север. Догадываетесь, куда он полетел? Ну конечно же, в город Дурбана. Алмар хотел как можно быстрее встретиться с малышом Дромом.

Элли очень не хотела расставаться со своим возлюбленным. Но она понимала, что должна остаться в центре Волшебной страны, в Изумрудном городе, и отсюда с помощью магического зеркала следить за всем, что происходит в разных частях края Торна. На ней лежала великая ответственность: она должна была разгадать хитроумный план Пакира. Ох, как же Элли желала, чтобы сейчас, в самый ответственный момент ее жизни, рядом оказалась мудрая Виллина! Увы, старая волшебница жила очень далеко отсюда, в холодной, покрытой льдами и снегами Гренландии, и давно не подавала о себе вестей…

Глава шестая

Битва в Желтой стране

Как ни торопился Алмар встретиться с Дромом, он все же попросил Чангара изменить курс и взять подальше на восток. И через некоторое время вдали появились очертания город Всеобщего Счастья, а за ним виднелось синее покрывало Большого озера.

На подступах к городу разгорелась битва. Воины Пакира, укрывшись от ярких солнечных лучей мглистым облаком, штурмовали дворец. Деревянные катапульты метали валуны, которые с грохотом врезались в каменные стены, оставляя в них пробоины. Главная башня была разрушена, в крыше виднелись большие прорехи.

Но защитники дворца не оставались в долгу. Обороной руководил великан Дол. С помощью джинна Пургана он разобрал свой дом, выложенный из больших камней, и метал их в серое облако. Судя по доносящимся оттуда воплям, каббары несли немалый урон. На подступах к городу стойко сражались големы во главе с офицером Шадом, а также тролли. Время от времени они отважно бросались в мглистое облако, и разили каббаров дубинами.

Но еще больше урон отряду Пакира наносил джинн Араджан. Словно большая птица он носился над серым облаком, и сбрасывал на головы врагов большие валуны. Наконец, каменная бомба удачно попала в одну из катапульт, и обстрел города тотчас ослабел.

Заметив это, леший Варх аж подпрыгнул от восторга. Его глаза загорелись воинственным огнем.

– Мы побеждаем! – завопил он, потрясая кулаками. – Васил, вперед!

Варх прыгнул на спину василиска и нетерпеливо топнул ногой. Васил взмахнул крыльями и полетел в сторону города.

Чангар было хотел последовать за ним, но Алмар приказал лететь прям к озеру.

– Хм-м, странно, – пробормотал он. – Такое большое облако мглы могло бы скрыть целую армию… А судя по плотности обстрела, у воинов Пакира осталось две, от силы три катапульты. Значит, атака на дворец Парцелиуса – все лишь отвлекающий маневр. Да и зачем Пакиру этот маленький город? Нет, ему нужно что-то другое…

Действительно, серое облако быстро продвигалось к озеру. И чем ближе клубы тумана приближались к берегу, тем сильнее становилось волнение на воде. Казалось, озеро ожило и боится чего-то ужасного.

Чангар находился всего в нескольких сотнях метрах от дворца, когда серое облако достигло берега. Тотчас из тумана стал выдвигаться корпус странного, полупрозрачного корабля. Его длинный, изогнутый нос украшало изображение драконьей головы с раскрытой зубастой пастью.

Корабль – а это была небольшая галера, – с шумом врезался в бушующие волны озера. И тотчас над его бортами поднялись фигуры призрачных воинов-каббаров. Они держали в лапах огромные секиры и трезубцы. За первым кораблем последовал второй, третий, четвертый…

Великан Дол заметил, что в озере происходит нечто странное. Он швырнул в сторону призрачных кораблей один из валунов, но тот пронзил корпус одной из галеры, не причинив ей ни малейшего вреда, и утонул.

Через несколько минут на озере уже находилось более трех десятков галер. Они расположились широкой дугой, а затем каббары спустили в воду огромную сеть. После этого галеры медленно поплыли к центру озера.

Чангар хотел было повернуть к дворцу, где продолжалась битва, но Алмар приказал ему следовать за галерами. Его сердце бешено билось.

«Элли, ты видишь все это в волшебном зеркале?» – спросил он, и тотчас в его голове зазвучал голос юной Хранительницы:

«Да, вижу. Но ничего не могу понять. Кого собираются ловить призрачные воины Пакира? Неужто, рыбу?»

«Конечно же, нет! Думаю, они хотят выловить лодку Торна – помнишь, я рассказывал, как однажды нашел ее на дне озера? Но зачем она понадобилась, понять не могу. Она же очень старая, и давно развалилась…»

«Странно… Уж не ради ли этой лодки Пакир и затеял нападение на город Парцелиуса? О-о, если бы я могла хоть на мгновенье заглянуть в мысли проклятого колдуна!»

Чангар, не выдержав, резко спикировал вниз. Он пролетел прямо над одной из галер и ударил крылом по головам призрачных каббаров. Но никакого вреда дракон им причинить не смог.

Вскоре огромная сеть натянулась, словно бы зацепившись за что-то большое и тяжелое. Призрачные каббары отложили в сторону свое оружие и начали тянуть сеть. Чувствовалось, что это им стоит немалых усилий.

Через несколько минут среди кипящих волн появился нос старой лодки. И странное дело, он тотчас начал меняться, покрываться золотистым узором. Прорехи в борту стремительно затягивались, словно соприкосновение с воздухом возвращало старой лодки молодость.

«Элли, что мне делать?» – взмолился Алмар.

«Не знаю… – тихо ответила юная Хранительница. – Торн ничего мне не рассказывал об этой лодке. Нет, я кажется, что-то начинаю вспоминать… Когда Торн тысячу лет прибыл в эти места, он пришел с севера. И первое место, которое его заинтересовало, было именно Большое озеро. Оно так понравилось чародею, что тот своими руками построил лодку и отправился в плавание. Через длинный канал он достиг реки, а затем поплыл на восток, к морю… Милый, я кажется, все поняла! Эта старая лодка и есть ключ к Невидимой земле! Если на ее борт взойдут воины Пакира, то все пути в страну Торна навсегда закроются. А это значит, что Асмарал и воины-атланты уже не смогут придти к нам на помощь!»

Элли замолчала, охваченная невыразимым волнением и страхом. Но Алмар уже и так все понял. Призрачным воинам во что бы ни стало надо помешать! Но как это сделать? Вот если бы рядом с ним был Фарах…

«Мост! – вдруг громко закричала Элли. – Сюда летит мост!»

Алмар повернул голову налево и едва устоял на ногах. Вдали над дальним берегом озера, действительно плыл хорошо знакомый ему летающий мост, закрытый мглистым облачком. Каким-то чудом Фарах узнал о надвигающейся беде, и поспешил на помощь.

– Но как же такое могло случиться? – недоуменно прошептал юноша. – Ведь мост может летать только над водой. Да, из Лунной реки легко можно попасть к Большой реке. Но как оттуда Фарах мог добраться до озера – ведь между ним и Большой рекой нет канала?

«Уже есть», – с радостным вздохом облегчения сказала Элли. – «Я вижу, что к озеру по широкому каналу плывут призрачные корабли… Это атланты!»

Алмар напряг зрение и увидел, что вдали, среди холмов плывут полупрозрачные мачты.

– Флот атлантов… – прошептал он. – А я и не знал, что он сохранился, пусть даже и призрачный. Ну, теперь мы еще посмотрим, кто завладеет лодкой!

Повинуясь наитию, он выхватил меч Торна, и тот зажегся ярким розовым пламенем.

«Элли, ты можешь меня на время превратить в призрака?»

«Конечно же нет!. Хотя… во второй книге Торна, кажется, есть подходящее заклинание… Но это очень опасно!»

«Элли, торопись! Уже половина лодки показалась над водой. А флот атлантов еще очень далеко!»

Фигуру Алмара вдруг окутало мглистое облачко. Когда оно растаяло, юноша посмотрел на себя и вскрикнул. Оказалось, что его тело и серебряные доспехи стали полупрозрачными.

– Чангар, снижайся! – крикнул он.

Дракон повиновался, и вскоре Алмар спрыгнул на борт одной из галер. Заметив его появление, каббары взвыли от ярости и, схватив свое оружие, набросились на нежданного противника.

Но Алмар с легкостью отразил все сыпавшиеся на него удары, и затем в свою очередь ринулся в наступление. Под ударами сверкающего меча призрачные каббары превращались в облачка темного дыма, которые тотчас рассеивались в воздухе.

Уничтожив всех врагов, юноша разрубил веревку, что крепилась к краю огромной сети. Тотчас натяжение сети ослабло, и лодка начала вновь погружаться в озеро.

Алмар издал победный вопль, но вдруг ощутил сильный удар в спину. Не удержавшись на ногах, он со сдавленным криком упал в воду. Оказалось, что рядом появилась еще одна галера. Каббары, вопя от злости, целились в него трезубцами.

Юноша едва успел нырнуть, но все же два трезубца очень больно ударили ему в бок. Хорошо, что серебряные доспехи были непробиваемы, иначе Алмара ждали бы большие неприятности.

Некоторое время он плыл под водой, но затем стал задыхаться. Волей-неволей пришлось всплыть. Но едва только голова юноши появилась над водой, как к нему с разных сторон ринулись сразу три галеры.

Ситуация стала критической. Алмар приготовился вновь нырнуть, но вдруг услышал крик Элли: «Посмотри вверх!»

Он поднял голову и увидел, что невысоко над его головой нависает какая-то веревка. Алмар уцепился за нее левой рукой, и тотчас веревка стала стремительно подниматься. Еще несколько мгновений – и он оказался на летающем мосту, в объятиях Фараха.

Со стороны галер донеслись гневные вопли. Каббары не могли поверить, что враг смог ускользнуть от них, и начали метать трезубцы в летающий мост, но он находился слишком высоко над водой.

Фарах усмехнулся в усы, глядя на растерянного юношу.

– Вовремя я подоспел, – добродушно промолвил он. – Эти каббары запросто могли бы утопить тебя, словно мышь. Но до чего ты изменился, Белый рыцарь! Кажется, повзрослел лет на двадцать… А как ты ухитрился превратиться в призрака?

– Мне помогло волшебство королевы Элли. Фарах, как же вы вовремя подоспели! А корабли вдалеке… неужели, это флот атлантов? Но где он скрывался? Ведь никто из жителей страны никогда не видел его.

Фарах усмехнулся.

– Потому что этот флот – призрачный. Долгие века невидимые корабли стояли на причале возле Большой реки, и никто из живых, даже птицы и букашки, не подозревал об их существовании. Лазутчики Пакира излазили всю Волшебную страну в поисках флота Атлантов, но так и ничего не нашли. Мудрый Торн знал, что накануне решающей битвы Пакир попытается поднять со дна озера его лодку, чтобы навсегда закрыть путь в Невидимую землю. И когда этот час настал, мои собратья, морские витязи, подняли паруса на своих кораблях!

Алмар изумленно заморгал.

– Вот как… Выходит, вы попросту заманили призрачных воинов Пакира в ловушку?

Фарах кивнул.

– Да, таков был наш план… Эти призрачные каббары – тайная армия Пакира. Они куда опаснее, чем их нынешние живые собратья. Вашему войску с ними ни за что ни справиться… Ну, Белый рыцарь, за дело! Нам нужно помешать каббарам поднять лодку, пока не подоспеет флот атлантов!

Фарах тихо произнес заклинание, и мост повис над одной из галер. Алмар перепрыгнул через перила и обрушился на призрачных воинов с такой яростью, что им пришлось защищаться. Тотчас им на помощь ринулась соседняя галера, но через секунду на нее спрыгнул Фарах с обнаженным мечом.

На флотилии через некоторое время воцарился полный хаос. Чтобы помочь товарищам, каббары вынуждены были бросить сеть, и лодка Торна тотчас начала вновь погружаться в воду. Фарах и Алмар быстро покончили с врагами и перепрыгнули на соседние галеры, благо они подошли очень близко.

Чангар носился в воздухе, издавая тревожные вопли. Он рвался на помощь друзьям, но, увы, ничем не мог им помочь. И тогда черный дракон сделал широкий круг и направился в сторону города Всеобщего Счастья. Битва на подступах к нему разразилась с новой силой. Дол и его товарищи начали уставать, и серое облако подступило совсем близко к стенам дворца. Из него то и дело вылетали каменные глыбы. Увы, справиться с невидимыми катапультами защитники города так и не смогли.

Но тут им на помощь пришел Чангар. Он спикировал в мглистое облако и вскоре поднялся ввысь, держа в лапах огромную катапульту. На ней, визжа от страха, повисли несколько каббаров.

Чангар поднял катапульту высоко над землей, а затем отлетел чуть в сторону, к скалам, и разжал лапы. От удара о землю орудие разлетелось на сотни обломков.

Отряд Пакира ответил залпом из единственной уцелевшей катапульты. Каменный снаряд попал в грудь Долу, и великан упал на спину, обливаясь кровью. И тут же, по роковой случайности, джинн Араджан приблизился слишком низко к серому облаку, и каббары осыпали его десятками арбалетных стрел. Закричав от боли, Араджан едва смог отлететь в сторону и приземлился на опушке леса. Он сумел вырвать стрелы, вонзившиеся в его тело, но явно больше не мог воевать.

Поняв это, каббары издали радостные вопли и ринулись на штурм. Они смяли отряд големов и ворвались во дворец.

Бой на озере тоже принял совсем другой, тревожный оборот. Призрачные каббары поняли, что с двумя людьми им так просто не справиться, и вдруг изменили тактику. Они отвели свои суда подальше от двух галер, на которых сейчас находились Алмар и Фарах, и начали обстреливать их издалека тяжелыми трезубцами.

Вскоре в бортах обоих галер появились большие пробоины, и оба судна начали тонуть.

Алмар понял, что гибель неизбежна. Как только они с Фарахом окажутся в воде, воины Пакира без труда могут их убить.

– Чангар! – закричал он, когда вода залила его ноги по щиколотки. – Чангар, на помощь!

Но черный дракон был слишком молод и неопытен. Он так увлекся битвой на суше, что на некоторое время забыл о том, что на озере сейчас идет не менее жаркое сражение.

«Элли, помоги!» – взмолился юноша, с тоской глядя, как борта его галеры почти уже соприкоснулись с водой.

«Алмар, милый, я пытаюсь связаться с Чангаром, но он совсем не слышит меня! Плыви к берегу, я попытаюсь что-нибудь сделать…»

Через секунду Фарах, а затем и Алмар оказались в воде. Витязю удалось подозвать свой летающий мост и спустить с него два каната, но призрачные каббары метнули в них секиры и обрубили высоко в воздухе.

Казалось, битва безнадежно проиграна. Но едва галеры ринулись к двум воинам, беспомощно барахтавшимся в воде, как рядом с судами взметнулся столб воды.

– Флот атлантов уже близко! – просиял Фарах. – Ну, держитесь, кабаньи выродки!

Действительно, первые суда атлантов уже вышли из канала в воды озера, и начали обстрел из пушек галер противника. Несколько минут спустя в воде плавали лишь тысячи обломков и тел убитых каббаров. Они быстро таяли, превращались в клочки темного тумана и растворялись в воздухе, оставляя после себя тяжелый затхлый запах.

Алмар с восторгом смотрел, как к нему приближается прекрасный бриг, с парусами, надутыми ветром. На его борту стояли десятки витязей, почти таких же могучих, как Фарах.

Через некоторое время юноша уже стоял на палубе, с любопытством глядя на своих спасителей. Капитан судна первым делом обнял Фараха, а затем крепко пожал руку юному воину.

– Так ты и есть Белый рыцарь? – спросил он. – Вот уж не думал, что ты так молод. Фарах, дружище, этому парню можно доверять?

Фарах рассмеялся и дружески похлопал Алмара по плечу.

– Как мне самому, и даже больше. В этом рудокопе таится великая сила духа! Он заслужил право повести войско Волшебной страны на последнюю битву с Пакиром. Ну, а мы с тобой, Мирлагар, до конца выполнили все, что нам было предначертано Торном. Судьба Волшебной страны отныне в руках Алмара и его бесчисленных друзей! Прощай, Белый рыцарь!

Фарах крепко обнял Алмара. На глазах юноши навернулись слезы – он чувствовал, что это их последняя встреча. Стараясь скрыть слезы, он закрыл глаза. А когда вновь открыл, то увидел, что стоит уже на берегу озера. И он уже больше не был призраком…

Алмар встрепенулся и посмотрел в сторону дворца Парцелиуса. Он был готов вновь вступить в бой, но с удивлением увидел, что каббары в панике выпрыгивают из окон и бегут в сторону далеких скал.

Оказалось, что к городу с запада приближается большое войско. Даже издалека можно было разглядеть могучую фигуру великана Дурбана, воинственно размахивающего огромной дубиной. Его сопровождали десятки сказочных существ, а также отряд Марранов.

– Кажется, эту битву мы выиграли, – с облегчением вздохнул юноша и вытер пот со лба.

Со стороны озера послышались залпы пушек. Это моряки-атланты салютовали войску Сказочного народа.

Разойдясь веером в разные стороны, корабли совершили круг и, вновь выстроившись в колонну, поплыли назад, к далекому порту на берегу Большой реки. Алмар долго следил за их белоснежными парусами, пока они окончательно не растаяли на горизонте.

– Прощай, Фарах, – тихо сказал он. – Спасибо за все. Я постараюсь не обмануть твои надежды!

Повернувшись, юноша торопливо зашагал навстречу войску Дурбана.

Глава седьмая

Битва в Голубой стране

Встреча Алмара с Дурбаном оказалась радостной, но непродолжительной. Пока Сказочный народ и Марраны приводили город Всеобщего Счастья в порядок (многие здания очень пострадали от обстрела из катапульт), они уселись на валунах, лежавших возле берега озера. Юноша поведал предводителю Сказочного народа о своих приключениях в Подземной стране и о том, как прошел последний военный Совет в Изумрудном городе.

– Враг напал на землю Торна сразу в нескольких местах, – заключил Алмар свой рассказ. – Понятно, что Пакир пытается рассеять наши силы по разным странам, чтобы потом нанести главный удар там, где мы его не ожидаем. Но откуда ждать беды, мы пока не знаем.

Дурбан хмыкнул:

– Понятное дело, беда придет оттуда, где колдун выйдет на поверхность! Разве трудно найти место, прямо под которым в глубине земли находится Лестница? Небось, оно находится где-то здесь, в Желтой стране.

Алмар грустно улыбнулся.

– Не все так просто, уважаемый Дурбан. Конечно же, люди Мглы нам помогут точно определить это место, но… Пакир очень коварен! Королева Элли полагает, что вся затея с Лестницей – всего лишь хитроумный, отвлекающий маневр. Если Пакир с помощью Парцелиуса раздобудет Черное пламя, то он может выйти на поверхность и в любом другом месте.

– Хм-м… как же он это сделает без Лестницы?

– У Пакира достаточно крылатых чудовищ, которые могут поднять его к сводам пещеры. Да и среди легионеров с черных звезд также немало летающих воинов. Они могут обрушиться на нас оттуда, где мы их и не будем ожидать!

Дурбан озадаченно почесал затылок.

– Мда-а… Об этом я и не подумал. Говоришь, что легионеры со звезд очень опасны? Значит, надо не дать им пройти через Врата Тьмы, и точка!

Алмар кивнул.

– Это я и собираюсь сделать. Но для этого мне нужна помощь.

Дурбан развел руками.

– Рад бы помочь тебе, парень, но уж больно я велик ростом! Вряд ли твой Чангар сумеет перенести меня в Подземную страну.

– Вы правы. Но я имел в виду не вас, а другого славного воина. Где Дром?

– Дром?! – удивлению великана не было предела. – Ну, и помощника ты нашел, парень! Конечно, Дром добрый и славный малыш, но вряд ли он сможет справиться с чудищами со звезд. Силенка не та!

– Ничего, как-нибудь Дром с ними справится… – улыбнулся Алмар. – Но где же он? Я хочу его поскорее увидеть.

Дурбан приложил ладони ко рту и закричал громоподобным голосом:

– Дром! Дро-о-ом! Эй, ребята, разыщите нашего малыша, да побыстрее!

Прошло несколько минут, но Дром так и не нашелся.

Дурбан смущенно развел руками.

– Где он – просто ума не приложу… Ведь малыш так рвался в поход, что мне пришлось его буквально силой удерживать… А-а, вспомнил!

И Дурбан засунул руку в карман курки и осторожно извлек оттуда крошечного железного человечка.

Дром вырвался из его пальцев, спрыгнул на землю и негодующе запищал:

– Что ты наделал, великанище? Я так хотел драться с чудищами Пакира, а ты засунул меня в карман, словно букашку! И вы победили врагов без меня, а-а-а!

Железный малыш горько разрыдался, до того ему было обидно. Дурбан смущенно вздохнул. Виновато глядя на Дрома, он хотел было попросить прощения за свою промашку, но Алмар опередил его:

– Не огорчайся, Дром, твоя битва еще впереди!

Железный малыш зарыдал еще сильнее:

– Ну да, вы все так говорите… А когда идете на войну, то меня всегда забываете… Уж лучше бы я остался с моим другом Изумрудиком. Уж он-то бы про меня не забыл, а-а-а!

– Не плачь, ты же воин! – неожиданно жестко промолвил Алмар. Его голос звучал так сурово, что Дром тотчас перестал всхлипывать.

– Да, конечно, я воин… Но уж больно маленький! А ведь когда-то я был великаном, да еще побольше Дурбана, и раз в сто его сильнее! Но злая колдунья Корина превратила меня в малыша-а-а… Знаете, что я сделаю? Я пойду в Изумрудный город к королеве Элли и попрошу ее, чтобы она снова превратила меня в великана!

«Элли, ты слышишь?» – мысленно спросил юноша.

«Да, милый. Но… но я не могу расколдовать Дрома! Видимо, Корина превратила его в малыша, использовав одно из заклинаний Гингемы».

«Понимаю… Где можно разыскать Корину? Милая, посмотри в магическое зеркало!»

На этот раз Элли ответила не сразу:

«Я вижу в зеркале какой-то темный и сырой подвал… Из щелей в стенах течет вода, она уже покрыла пол… А на столе стоит золотая клетка, и в ней сидит мышь и плачет… Да это же Корина! Она находится в Сером замке! Торопись, милый, ее еще можно спасти!»

Алмар вскочил с валуна. Схватив Дрома, он громко позвал:

– Чангар!

Вскоре рядом с берегом приземлился молодой дракон. Вид у него был виноватый – Чангар до сих пор не мог простить себе, что из-за его невнимательности Белый рыцарь едва не утонул в озере.

– Дурбан, оставайтесь здесь, у озера, и ждите вести от королевы Элли! – крикнул юноша. – Она следит за всем, что происходит сейчас в крае Торна и должна определить, где же Пакир даст нам решающую битву. Прощайте!

Алмар взобрался на спину Чангара. Вскоре черный дракон отправился на юго-запад, держа путь в Голубую страну.


Отправимся туда и мы, мои дорогие читатели. Как вы помните, еще недавно в стране Жевунов происходили бурные и тревожные события. И самые главные из них развернулись в самом центре страны, возле леса Призраков. Там, на равнине, неподалеку от деревни Сосенки, произошла жаркая битва. Дровосек, Лев и их друзья сумели нанести поражение большому отряду темных коротышек, и те в панике разбежались по окрестным лесам. А затем Людушка, используя кольцо Торна, сумел обрушить жерло Конической горы, и тем самым закрыл путь в Подземную страну.

На следующий день, на рассвете, Жевуны из деревни Рогоза, как обычно направились на опушку соседнего леса. Увы, сейчас здесь торчали лишь одни пни – по приказу короля Людушки, сельчане срубили все деревья, свезли их на большую поляну и сожгли.

Едва только Жевуны начали сажать рассаду синих растений, как вдруг в небе послышались оглушительные раскаты грома. От страха все попадали на землю и закрыли головы руками. И только любопытные мальчишки осмелились взглянуть наверх. То, что они увидели, было поразительно.

В небе появилась огромное летающее кольцо. Она стремительно сжималось, и вскоре стало ясно, что это та самая Бесконечная стена, которая месяц назад огородила всю Голубую страну. Ух, сколько же страху она нагнала на робких коротышек!

Сейчас же вид у Бесконечный стены был весьма жалкий. Сжавшись в небольшой круг, она начала метаться по небу, словно не знала, куда лететь.

Один из мальчишек вскочил на ноги и, засунув пальцы в рот, восторженно засвистел:

– Ага, испугалась, дылда каменная! Глядите – да она же боится нас!

Жевуны медленно поднялись с земли. Поняв, что мальчишка прав, все расхохотались. А потом парни и даже некоторые мужчины тоже начали издевательски свистеть, осыпая перепуганную стену ехидными насмешками.

Услышав их крики, стена так струсила, что с перепуга решила полететь сразу в две противоположные стороны. И вдруг с грохотом разрушилась!

На землю посыпались водопады обломков. К счастью, они упали на пустынную равнину, и не задели никого из сельчан. С той поры неподалеку от Рогозы образовались многочисленные каменные холмы.

Вскоре жители Голубой страны услышали от вездесущих птиц весть о победе отряда Железного Дровосека над Темными коротышками. Ох, как же обрадовались Жевуны! Они всего лишь два месяца прожили под властью сначала короля Людушки, а потом и Агнет Прекрасной, но были сыты Тьмой, что называется, по самое горло. Они ужасно переживали, что под страхом сурового наказания им пришлось вырубить многие чудесные сады, рощи и леса, и вместо них посадить десятки тысяч синих растений, от которых так и веяло холодом. Но больше всего Жевунов пугала мгла, которая медленно, но верно распространялась от Конической горы, и грозила затопить всю страну.

После крушения Бесконечной стены, казалось, даже солнышко в небе засияло ярче и веселее, чем прежде. Облака мглы начали понемногу рассеиваться. Жевунам стало казаться, что все самое страшное уже позади.

Весть о поражении отряда Пакира дошла и до жителей Когиды. Наутро они и вооружились косами, молотками и прочим «оружием», и двинулись к Серому замку.

Услышав шум, на балкон вышла Агнет Прекрасная. Вид у нее был утомленный – узнав о поражении своего отряда возле Конической горы, королева не смогла сомкнуть глаза всю ночь. Но сдаваться бывшая фрейлина не собиралась. Не для того она столько лет мечтала о королевском троне, чтобы так просто его отдать!

– Что за шум? – нахмурившись, спросила она. – Почему вы бросили работу, мои глупые и нерадивые подданные? Разве вы забыли, что вы должны сажать ростки новых деревьев день и ночь?

Жевуны озадаченно переглянулись. Наконец, из толпы вышел седобородый Фандол. Увидев его, королева ахнула – она и не знала, что прежний правитель Голубой страны бежал из тюрьмы!

– Разве вы не знаете, Агнет, что ваша армия разбита? – воскликнул он. – Ваша власть кончилась. Народ Жевунов не хочет больше вас видеть в Голубой стране. Убирайтесь туда, откуда явились!

– Правильно! – закричали сотни Жевунов, потрясая своим оружием. – Прочь отсюда! Долой Агнет! Да здравствует свобода!

Агнет зло сощурилась.

– Ах, так это бунт в моей стране? Но ничего, скоро вы пожалеете об этом, мерзавцы! Слуги, прогоните этих неотесанных болванов!

Распахнулись двери Серого замка, и наружу высыпали десятки коротышек в темных плащах. В руках они держали кинжалы. За ними последовали трое огромных воинов-скелетов. Издавая жуткие вопли, они бросились на Жевунов, размахивая длинными мечами.

Толпа дрогнула и попятилась. Конечно же, Жевунов было намного больше, чем воинов Тьмы. Но как побороть страх перед силами Зла?

Не испугались лишь мальчишки. Они взобрались на крыши соседних домов и, пронзительно свистя и улюлюкая, стали обстреливать темных коротышек из рогаток. Слуги Пакира дрогнули, но на ступени Серого замка вышел полковник Шарк.

– Чего испугались, трусы? – крикнул он, с презрением глядя на солдат. – Клянусь великим Пакиром, я своими руками убью того, кто посмеет отступить хоть на шаг. Бейте бунтарей, и не щадите никого, даже стариков и детей!

Темные коротышки затряслись от страха. Своего жестокого полковника они боялись даже больше, чем королеву Агнет. И тогда, выстроившись в ряд, они двинулись на толпу, угрожающе размахивая кинжалами.

Мальчишки ответили дружным залпом из десятков рогаток. Однако взрослые Жевуны продолжали пятиться. Кое-кто даже побросал свое оружие и бросился наутек. Еще со времен Гингемы в Жевунах был силен страх перед силами Зла.

Но вдруг одна из пожилых женщин по имени Ульвира негодующе воскликнула:

– Что же вы, мужчины, испугались каких-то жалких уродцев? Почему мы должны отдавать им свою родную землю? Нельзя вечно надеяться на помощь Железного Дровосека и добрых волшебниц. А ну-ка, подружки, покажем нашим мужьям пример!

И Ульвира, подняв сковородку, с воинственным криком бросилась вперед. Ей наперерез ринулся один и темных коротышек, но, получив сильный удар сковородкой по лбу, тотчас полетел вверх тормашками.

– Ур-р-ра! – восторженно завопили мальчишки.

Мужчины Жевуны смущенно переглянулись. Фандол закричал:

– Ну, что же вы, друзья? Неужто вы слабее и трусливее, чем ваши дети и жены? Бейте этих негодяев!

Слова Фандола не пропали втуне. Мужчинам стало стыдно, и они дружно бросились на помощь Ульвире, размахивая косами, пилами и молотками.

Под этим яростным напором темные коротышки вынуждены были отступить к стенам Серого замка. Как ни кричал на них Шарк, солдаты отказались ему повиноваться.

Агнет смотрела на отступление своей маленькой армии со смешанным чувством ненависти и страха.

– Как же жаль, что мерзавец Людушка украл у меня кольцо Торна! Второй раз я пыталась стать волшебницей, но снова у меня ничего не получилось… Сначала восставшие Болтуны прогнали меня из Стелларии, а теперь и Жевуны гонят меня прочь. Ну, почему я такая невезучая?

На глаза Агнет закипели слезы. И все же она не собиралась сдаваться без боя.

– Эй, воины-скелеты, вперед! – закричала королева. – Уничтожьте этих трусливых Жевунов, всех до единого!

Скелеты подняли огромные кривые мечи и твердой поступью зашагали вперед. Они так громко клацали зубами и гремели костями, что у Жевунов даже мороз пошел по коже.

Ряды восставших заколебались. Но тут откуда-то позади послышался суровый басистый голос:

– А ну-ка, разойдитесь, друзья. Дайте я побеседую с этими трухлявыми костяшками!

Жевуны расступились, освобождая проход для могучего человека с молотом в руках. Это был Аргут. Чуть позже рядом с ним встал Кустар. Он осторожно поставил на землю безжизненного Пеняра, и начал воинственно размахивать колючими сине-зелеными ветвями.

– Бейте их, бейте! – завопил Шарк, потрясая кулаками.

Скелеты зашипели, словно стая змей, и набросились на Аргута и Кустара.

Завязалась отчаянная схватка. Аргут наносил могучие удары направо и налево, круша кости скелетов. Кустару приходилось труднее, но он вскоре наловчился прыгать на скелеты и откручивать у них черепа. Один из черепов Кустар метнул в Агнет, да так ловко, что королева едва успела увернуться.

В диком испуге она рухнула на колени и, прижав руки к груди, взмолилась:

– Великий властелин Пакир! Прошу, помогите мне! Клянусь, что буду верой и правдой служить вам и Тьме! Я не хочу снова оказаться в изгнании, и жить в противной пещере на склонах горы Отшельника!

Спустя некоторое время в ее голове зазвучал чей-то тихий женский голос:

«Я… слышу… тебя».

Агнет вздрогнула. Увы, вместо Пакира ее услышала Ланга! Хуже и придумать было нельзя. Принцесса Тьмы уже не раз показывала, что относиться к ней, Агнет, с явным презрением. Конечно, это высокомерная гордячка попросту завидовала ее красоте! Но ситуация слишком серьезная, придется смирить свою гордыню и просить мерзавку Лангу о помощи…

«Принцесса, я должна сообщить вам неприятные известия! Мой отряд потерпел поражение возле Конической горы. А затем восстали Жевуны, и я…»

«Кольцо Торна – оно у тебя?»

Агнет вздрогнула.

«Оно было у меня… Но подлец Людушка проник ко мне ночью в спальню и выкрал его. Боюсь, что кольцо Торна уже в руках у наших врагов».

«О-о, так ты потеряла кольцо? – в голосе Ланги послышалась нескрываемая радость. – Властелин Пакир будет страшно разгневан, когда узнает об этом. Он готовится к решающей битве за Волшебную страну, и в этот момент ты так подвела его! Не завидую тебе, Агнет. Думаешь я не знаю, что ты хотела с помощью полковника Шарка оболгать меня перед Пакиром, чтобы самой стать принцессой Тьмы? Но теперь ты попалась в свою же ловушку. Властелин очень скоро узнает о твоей измене. Не жди легкой смерти, мерзавка!»

Агнет задрожала от страха. Она надеялась на милость Пакира, но на снисхождение Ланги надеяться не приходилось.

– Тамиз! – в панике закричала королева. – Где ты, мой верный и единственный друг! Спаси меня!

Садовник не услышал ее призыва. Он стоял на краю Когиды, возле телег с синими ростками, и с тоской наблюдал за битвой возле стен Серого замка. Воины-скелеты были раза в два выше Жевунов и намного сильнее, но сомнений в исходе схватки не было.

Опустив голову, Тамиз с горечью прошептал:

– Кажется, все кончено… Сколько лет я готовился к приходу Тьмы, и теперь, когда уже почти треть Голубой страны засеяно моими растениями, все вдруг рухнуло… Неужели, я ошибся тогда, много лет назад, когда ушел из Стелларии? Неужели силы Света могут победить надвигающуюся Тьму? Нет, нет, этого просто не может быть!

Тем временем Аргут, Кустар и мужчины Жевуны покончили с последним скелетом. Затем они окружили растерянных темных коротышек. Аргут с молотом в руке выглядел настолько грозно, что коротышки сложили оружие.

Увидев это, Шарк взвыл от злобы. Он опрометью влетел в замок и закрыл дверь на засов.

– Пускай попробуют взять меня здесь, за этими толстыми стенами, – пробормотал он. Но как только дверь задрожала от ударов молота, Шарк взвизгнул и помчался в Тронный зал, который Людушка превратил в жуткое кладбище. Увидев разверстую могилу, Шарк прыгнул в нее, а затем дрожащими от страха руками закрыл себя сверху тяжелой каменной плитой.

Ободренные победой Жевуны колотили по стенам крепости палками и швыряли камни в окна-бойницы. Аргут методично бил молотом по двери, и та понемногу стала поддаваться.

И в этот момент случилось нечто совершенно неожиданное. Серый замок задрожал, а затем стал с протяжным скрипом раскачиваться из стороны в сторону. Он вытянул из земли одну за другой свои столбообразные ноги и, неуклюже повернувшись, бросился в бегство!

Аргут и Жевуны застыли в изумлении. А мальчишки со свистом и хохотом помчались за трусливым замком, стреляя в него из рогаток и швыряя камни.

– Лови, лови его! – вопили они, подпрыгивая на бегу и пронзительно свистя.

Серый замок мчался по полю в сторону леса, не разбирая дороги. По пути он едва не раздавил зазевавшуюся свинью и стаю гусей, которые чинно направлялись к речке на водопой.

Вломившись в лес, Серый замок еще некоторое время бежал вперед, с грохотом ломая встречные деревья. На пути появилось большое болото, и Серый замок бросился в него, разбрасывая в стороны водопады мутных брызг. Наконец, он забрел в трясину так, что вода хлынула в узкие подвальные окошки. А затем замок замер на месте, притворившись огромной серой поганкой.

Агнет вышла на балкон и опасливо посмотрела вниз. Увидев болото, покрытое зеленой ряской, она закричала от страха и закрыла руками лицо.

– Все, теперь я пропала… – прошептала она. – И все меня покинули, абсолютно все!

Вокруг повисла напряженная тишина. И тогда до Агнет донесся тонкий, еле слышный писк.

Бывшая королева вздрогнула:

– А это еще что? Неужели, на болоте живут мыши? А-а, да это же пищит Корина! Я совсем забыла, что она сидит в клетке там, в подвале. Похоже, в подвал стала проникать вода… Ну что ж, так этой мерзавке и надо! Все мои беды из-за нее.

И Агнет с рыданиями вернулась в свои покои и, забравшись на кровать, закрылась с головой атласным одеялом. Она не могла понять, почему судьба так жестоко насмеялась над ней.


Тем временем вдали над лесом появилось темное пятно. Оно быстро приближалось, и вскоре над покосившимися башнями Серого замка пролетал Чангар.

Алмар удивленно глядел вниз. Элли рассказала ему про восстание Жевунов (она видела битву у стен замка в магическом зеркале), но все равно юный рыцарь не мог поверить своим глазам.

– Ха-ха, вот это здорово! – расхохотался он. – Никогда не видел, чтобы замки бегали от людей, словно трусливые зайцы! Наверное, этому каменному громиле уже никогда не выбраться из болота.

«Алмар, спеши! – в его голове зазвучал встревоженный голос Элли. – Корина гибнет! Подвал уже наполовину затоплен водой!»

Юноша нахмурился и приказал Чангару спускаться. Черный дракон едва уместился на крыше замка. Алмар осторожно вынул Дрома из кармана и поставил на одну из уцелевших башенок.

– Подожди здесь, дружище. Я скоро вернусь.

Возмущению Дрома не было предела.

– Что-о? Опять меня не хотят брать на войну?

Юноша ласково усмехнулся.

– Твоя война еще впереди, Дром. А сейчас я всего лишь пойду, немного искупаюсь. Ты же не хочешь поплавать в болотной жиже и заржаветь?

Механический человечек промолчал и обиженно отвернулся.

Алмар лег на крышу и начал осторожно спускаться, пытаясь добраться до ближайшего окна. Наконец, ему это удалось. Не теряя времени, юноша помчался вниз по лестнице.

Добравшись до двери, ведущей в подвал, юноша мощным ударом меча разбил замок. Дверь распахнулась, и поток мутной воды едва не сбил его с ног.

«Наверное, Корина уже утонула!» – с тревогой подумал он.

«Нет, она еще жива!» – возразила Элли. – «Стол, на котором стоит ее клетка, плавает под самым потолком. Но торопись, вода быстро прибывает!»

Алмар без раздумий прыгнул в воду. Она уже находилась всего в метре от потолка. Вокруг было темно, и почти ничего не было видно. Но глаза рудокопа были привычны к мгле, и вскоре он начал кое-что различать.

Юноша поплыл вглубь подвала. Вода постоянно прибывала, и ему стало по-настоящему страшно. Но отступать он не собирался.

Если бы не помощь Элли, он бы никогда не смог найти в кромешной темноте стол, на котором стояла золотая клетка. Она была уже наполовину наполнена водой. Бедная мышь висела на верхних прутьях клетки и отчаянно пищала.

Алмар выломал дверцу, и мышь прыгнула на его раскрытую ладонь.

– Ничего, Корина, как-нибудь мы выберемся, – задыхаясь от усталости, вымолвил юноша.

Он осторожно посадил мышь себе на голову. Корина тотчас вцепилась в его волосы всеми лапками.

Повернувшись, Алмар поплыл к выходу. Вода уже находилась всего лишь в нескольких сантиметрах от потолка.

Но он успел добраться до двери.


Спустя несколько минут он вновь взобрался на крышу Серого замка. Там, возле Чангара, стояла Агнет. Она упала на колени и притянула к нему руки.

– Белый рыцарь, пощадите меня! – рыдая, воскликнула она. – Я была большой дурой, когда связалась с Людушкой и другими слугами Тьмы. Спасите меня и тогда, клянусь, я стану вашей преданной рабой!

Алмар стряхнул с серебристых доспехов воду, и с усмешкой покачал головой:

– Мне не нужны рабы… А бросать вас на погибель не собираюсь. Хотя вы сами едва не погубили несчастную Корину!

И он осторожно извлек из спутанных волос мокрую, дрожащую мышь.

Агнет с вздохом опустила глаза, якобы от смущения. На самом деле, она не хотела, чтобы юноша заметил светившуюся в них ненависть:

– Каюсь, я совсем забыла об этой мерзавке… то есть, об этом славном мохнатом создании! Но клянусь, это не я превратила Корину в мышь, а принцесса Ланга! Жаль, что я не волшебница, не то бы тотчас превратила Коринушку в жабу… то есть тьфу, в человека! Увы, подлец Людушка украл у меня кольцо Торна. Боюсь, бедняжка навсегда останется мышкой…

Вздохи Агнет не обманули Белого рыцаря.

– К счастью, кольцо Торна наконец-то попало в хорошие и добрые руки, – сказал он, с негодованием глядя на юную красавицу. – Элли, ты можешь расколдовать Корину?

Мышь внезапно окутало золотистое сияние. Когда оно погасло, на крыше Серого замка появилась Корина в мокром, грязном платье. Она с изумлением осмотрела себя с головы до ног, а затем разразилась нервным смехом.

– О, святой Торн… Неужели мне снился долгий, кошмарный сон?

Она перевела взгляд на Агнет и даже затряслась от злости. Подняв руки, она шагнула к своей сопернице, но Алмар встал на ее пути.

– Сейчас не время для мелочной мести, – сказал он. – Корина, мне очень нужна ваша помощь!

Корина вздрогнула и провела руками по лицу, словно пытаясь стряхнуть с себя наваждение.

– Да, конечно… Спасибо, Алмар, я всегда восхищалась вашей удивительной смелостью. Но что я могу сделать?

– Вы должны полететь со мной в Подземное царство!

Глаза Корины расширились от страха.

– Нет, нет, ни за что! Я едва выбралась из царства Пакира, и больше ни за что не хочу туда возвращаться. Да и что я могу сделать? У меня больше не осталось волшебной силы Торна. Я владею отныне только кое-какими колдовскими заклинаниями моей матери Гингемы, вот и все.

– Это мне и нужно! Корина, вы можете превратить малыша Дрома снова в великана?

Корина с удивлением взглянула на него.

– Да, пожалуй, смогу… Это нужно сделать прямо сейчас?

– Нет. Нам вместе придется полететь в Подземную страну.

Лицо волшебницы исказилось от страха, но она послушно кивнула.

– Если это так необходимо, то я согласна. Но зачем вам Дром? Разве железный громила на что-то пригоден?

– Еще как… Поднимайтесь на спину Чангара, нам пора лететь.

Алмар снял Дрома с башни (малыш буквально онемел от негодования, увидев Корину) и снова спрятал его в карман.

Через несколько минут молодой дракон перелетел через лес и опустился посреди равнины.

– Дальше мы полетим одни, – сказал юноша, обращаясь к молчаливой, мрачной Агнет. – В Голубой стране вам ничего не грозит. Жевуны – очень добрый народ, и они не помнят зла. Вы можете пойти в любую сторону, и везде вам будут рады. Но постарайтесь на этот раз выбрать дорогу, что ведет к Свету!

Бывшая королева молча спустилась на землю, и Чангар полетел на запад, держа курс на ущелье Черных драконов.

Глава восьмая

Черное пламя

А теперь, мои дорогие читатели, вернемся в Подземную страну, на остров Горн. После того, как Алмар спрыгнул с Лестницы, спасаясь от преследования каббаров, и уплыл на могучем Ките в Южное море, в логове Пакира произошло немало перемен.

Бунт рабов-рудокопов, строивших Лестницу, был жестоко подавлен. По приказу Карряги, солдаты-каббары арестовали старого Олдара и Куртиса, и их бросили в дворцовую тюрьму. Разгневанный маршал Хорал решил устроить показательную казнь бунтарей. Но сначала он хотел подвергнуть их мучительным пыткам.

К счастью Варгаш и многие другие заговорщики остались вне подозрений. И они продолжали тайно готовить восстание рабов, к которому готовились присоединиться и многие солдаты-люди.

Пакир был страшно раздосадован тем, что его флот потерпел сокрушительное поражение в битве с Китом. Многих моряков, чудом спавшихся после морского побоища, сурово наказали плетями, и больше сотни офицеров сослали на остров Смерти. Ну, а рабам было приказано вдвое ускорить строительство Лестницы. Надсмотрщики, которые и раньше не давали пленным рудокопам спуска, теперь и вовсе озверели, и жестоко наказывали их за малейшую провинность.

Отныне огромная Лестница прибавляла каждый день на две ступени. До свода Пещеры оставалось совсем немного…

Но тяжелее всех в эти дни пришлось нашему старому знакомому Парцелиусу. Пакир потребовал, чтобы алхимик любой ценою сотворил Черное пламя, и дал ученому срок в три дня. С того момента в лаборатории поселился Кощей, который следовал за Парцелиусом словно тень. Правую руку он выразительно держал на рукояти меча. Едва бедный алхимик пытался присесть и передохнуть, Кощей тотчас вынимал меч из ножен и начинал со скрежетом точить клинок о край каменного стола, зловеще приговаривая: «Посиди, отдохни, дружок. Скоро ты отдохнешь в могиле! Но сначала я разрублю тебя на тысячу кусков, а затем оболью мертвой водой. И каждый кусочек твоего тела будет мучаться еще тысячу лет!»

Попробуй тут сосредоточиться, когда рядом с тобой словно тень следует такой «помощник»! Мерзкая Карряга тоже не давала бедному алхимику спуску. Она то и дело выпрыгивала из-под разных столов и больно щипала беднягу за ноги. Злобная тварь шипела, казалось, из всех углов, и вскоре у Парцелиуса появился нервный тик.

Ну, а хуже всего было, когда к концу дня в лабораторию приходил маршал Хорал. Он так громко вопил и топал ногами, что хрупкие стеклянные колбы раскалывались, а огонь в печи гас. Все, сделанное за день шло насмарку. Парцелиус чуть не плакал, глядя на разруху, которую учинял на его столах Хорал, но что он мог поделать?

«Я сам во всем виноват, – тоскливо думал алхимик, размалывая в медной ступке очередную порцию различных минералов. – Надо было с самого начала встать на сторону Света, и поселиться в Изумрудном городе. Мог бы делать чудесные фейерверки, показывал бы ребятишкам разные веселые химические опыты. А меня сдуру потянуло в короли! Но сел я не на трон, а в большую лужу…»

От постоянного недосыпания и усталости Парцелиус уже и сам не вполне понимал, что делает. Он наугад смешивал в фарфоровых чашах самые разные минералы и металлы, не глядя, бросал туда пригоршни размолотых костей, кусочков дерева и янтаря, а затем ссыпал образовавшуюся смесь в колбу с темно-красной жидкостью. Порой она начинала бурлить, издавая едкие запахи, и вроде бы слегка темнела. Но увы, стоило алхимику выпарить очередную порцию жидкости, как он в лучшем случае получал один и тот же темно-красный порошок Пурпурного пламени. Оно могло сжечь все, что угодно, даже железо и камень, но увы, быстро затухало. Конечно же, таким пламенем нельзя сжечь мощный каменный свод огромной пещеры!

И вот наконец настал третий, последний день. С утра в лабораторию пришел Хорал и поставил на столе рядом с колбами большие песочные часы.

– Это не песок течет, а твоя жизнь, – злобно буркнул он, и ушел.

Парцелиус вздрогнул и словно завороженный посмотрел на часы. Тонкая струйка песка, как ему показалось, с огромной скоростью начала перетекать из верхнего стеклянного конуса в нижний.

– Не успею… – тоскливо пробормотал он. – Э-эх, если бы властелин Пакир дал бы мне еще два дня… ну, хотя бы день…

Кощей тихо подкрался сзади и с такой силой ударил по плечу, что алхимик аж присел на пол.

– Даже не надейся на это, ничтожный обманщик! – прошипел он, сверкая из-под капюшона красными огоньками глаз. – Властелин больше не намерен ждать! Знаешь ли ты, ученый червяк, что Пакир уже отдал приказ своим отрядам напасть на Волшебную страну? Великая война наконец-то начинается! И только ты, мерзавец, мешаешь нам открыть Врата…

Кощей замолчал, поняв, что проговорился. И действительно, Парцелиус тотчас насторожился.

– Что, что? – удивленно заморгал он. – Какие Врата? Разве Черное пламя нужно Пакиру не только для того, чтобы расколоть своды пещеры?

Кощей задрожал от страха и гнева. Он выхватил меч и уже хотел обрушить его на голову перепуганного алхимика, но с огромным трудом удержался.

– Пакир уничтожит меня, когда узнает, что я выболтал его тайну… – пробормотал он. – А впрочем, какая теперь разница? Все равно ты, червяк, скоро найдешь смерть в страшных мучениях. Так знай же, что завтра утром Пакир намеревается отправиться на соседний остров, чтобы с помощью Черного пламени открыть Врата Тьмы! За ними скрывается туннель, что ведет к далеким темным звездам. Стоит открыть створки, как на остров хлынут сотни, тысячи ужасных монстров! И никакое войско Света их не остановит.

Парцелиус в ужасе схватился за голову.

– Вот в чем дело… – пробормотал он. – Меня обманули! Чудища со звезд… да что же они сделают с чудесной Волшебной страной? Как они поступят с бедными Жевунами, Мигунами, Болтунами и арзалами?

Кощей расхохотался.

– Наверное, растопчут, словно букашек. Да что за важность?

Если Волшебная страна погрузиться во тьму, то конец и всей Земле. Знаешь ли ты, червяк, что главное дело легионеров – гасить звезды?

Но пока возле Солнца есть планета, где живет доброе волшебство, Солнце никогда не погаснет. Вот почему испокон веков так борются силы Света и Тьмы, и вот какова цена будущей великой битвы!

Парцелиус вытаращил глаза.

– Что-о-о? Выходит, я своими руками могу погубить и Землю, и само Солнце? Господи, в какое же жуткое болото я вляпался! Нет, ни за что не стану создавать Черного пламени! Режьте меня на куски, но отныне я даже пальцем не пошевелю!

Из-под стола выскочила Карряга и набросилась на Кощея словно злобная собачонка:

– Глуп-пец, что ты наделал? Как ты с-смел выболтать великую тайну Пакира? Теперь этот мерзкий Парцелиушка на самом деле откажется р-р-работать. И во всем виноват твой длинный к-костлявый язык!

Кощей от испуга выронил меч и схватился руками за голову.

– И верно, с чего это я так разговорился? – простонал он. – Взял да и выболтал великую тайну Врат Тьмы… Тьфу, клянусь своим бессмертием, что я и не слыхивал до сегодняшнего дня про эти самые Врата! Откуда же я мог тогда узнать про их тайну?.. Ланга! Наверное, эта она, принцесса Тьмы, заставила меня рассказать Парцелиушке о том, чего я и вовсе не ведал! Я давно подозревал, что эта чертовка – предательница!

– Глуп-пец, глуп-пец! – зашипела Карряга. Затем она повернулась и прыгнув на грудь ошеломленному алхимику, больно ущипнула его в щеку. – Р-р-работай, Парцелиушка, иначе я з-задушу тебя!

И злобный живраст вцепился в нос алхимику, да так, что тот завопил от боли.

Волей-неволей ему пришлось встать с пола. Почти ничего не видя от острой боли, он побрел к столу, где стояли чашки с разными смесями минералов и металлов. Кощей сзади колол его в спину мечом и злобно ругал Лангу.

Не глядя, Парцелиус ссыпал порошок из разных чашки в чугунный котелок, налил туда жидкости из первых же попавшихся под руку колб, а затем понес котелок к печи. Подвесив его над огнем, Парцелиус рухнул на колени и, прижав руки к груди, взмолился:

– Господи, спаси! Пусть сегодня мне повезет, и наконец-то создам это проклятое Черное пламя! Или нет, что за чушь я несу? Уж лучше пусть оно никогда не появится, ибо оно будет использовано на погибель людям!

Карряга завыла от злобы и вцепилась Парцелиусу в горло, да так сильно, что тот начал задыхаться. Упав на пол, он пытался оторвать от себя злобного живраста, но куда там!

Кощей поначалу старался ему помочь – он сам мечтал прикончить строптивого алхимика. Но потом, вспомнив, что Пакир может сурово наказать его за болтливость, взвыл и, подняв меч, приготовился обрушить его на поверженного человека.

И в этот момент со стороны печи потянуло тяжелым, металлическим запахом. Полумрак, царивший в лаборатории, стал еще гуще, словно кто-то разом потушил почти все светильники.

Парцелиус вздрогнул. Он сразу же забыл обо всем, даже о дикой боли в горле.

– Чер… чер… черное пламя! – сипло промолвил он. – Неужели… получилось?

Карряга тоже почуяла что-то странное, и спрыгнула с груди поверженного алхимика.

– Гор-рим! – завопила она. – Кар-раул!

Парцелиус с трудом привстал и посмотрел в сторону печи.

То, что он увидел, заставило его затрепетать. В чугунном котелке поднимались языки темного огня. Оно извивалось будто восточная танцовщица. В воздухе рассыпались черные искры. Стоило одной такой искре упасть на пламя светильника, как тот тотчас гас.

– Черное пламя… – прошептал Парцелиус, вытаращив глаза. – Все-таки я сумел создать его… Господи, что же теперь будет?

Пламя остановило свой изящный, завораживающий танец, словно услышав его слова. А затем языки пламени задрожали и поникли.

– Глупец, да я же обидел его… то есть нет, ее! – застонал Парцелиус. – Звездный дракон Крейг предупреждал, что цветы Черного пламени нежны и умеют любить… Но в гневе они ужасны, и могут сжечь целые миры, превратив их в пепел! Кощей, неси хрустальный сосуд! Да быстрее же, олух!

Кощей засуетился, поняв, что сейчас решается его судьба. Он схватил хрустальный сосуд, который стоял на полке одного из шкафов, и помчался к печи. Там уже стоял Парцелиус. Лицо его было на удивлением спокойным, на нем светилась довольная, умиротворенная улыбка. Он не сводил восхищенных глаз с цветка Черного пламени.

– Вы прекрасны, леди, – галантно поклонившись, промолвил алхимик. – Я счастлив, что вы почтили своим высоким вниманием мою жалкую каморку… Простите, что по неведению я поместил вас в этот уродливый котелок. Этот хрустальный сосуд куда более подходит для такой поразительной красавицы. Соблаговолите перейти в этот другой дом, где ваша поразительная, несравненная красота сможет заблистать еще ярче!

Кощей даже крякнул от удивления.

– А ты не такой дурак, Парцелиушка, как я думал… – прошептал он, заворожено глядя на Черное пламя. – Так ловко разговаривать мало кто умеет…

Алхимик ответил негодующим взглядом. Он осторожно нагнулся и приблизил хрустальный сосуд к чугунному котелку так, что его широкое горлышко почти коснулось языков пламени.

Черная красавица вытянула свои языки, заглядывая внутрь сосуда. После долгого раздумья она медленно перетекла в сосуд, а затем расправила еще несколько своих тонких, изящных языков. Судя по всему, юной красавице очень понравилось ее новое жилище.

– Я восхищен! – искренне сказал Парцелиус. – О-о, какой счастливый сегодня день. Всю свою долгую жизнь я любил только науку, и пренебрегал женщинами. Ни одна из них не заставила трепетать мое сердце. Но сейчас я покорен… Вы прекрасны и созданы для любви! Клянусь, что отныне я буду поклоняться вам, словно богине…

От этих льстивых слов Черное пламя расцвело, словно роза под лучами летнего солнца. Десятки тонких язычков заплясали в удивительном, грациозном танце.

Даже Кощей на некоторое время замер, ощутив прилив давно забытых чувств. Когда-то очень давно и он был молод и красив, и он тоже знал, что такое любовь…

Но вдруг Кощей встрепенулся. Издав сдавленный вопль, он подскочил к Парцелиусу, вырвал у него из рук хрустальный сосуд, и помчался к двери.

– Спасен, спасен! – шептал Кощей. – Пакир теперь помилует меня, и не станет наказывать за болтливость!

Парцелиус вздрогнул, а затем побежал за ним следом.

– Отдай! Это мой цветок, мой!

Но на пороге лаборатории путь ему преградили двое каббаров с алебардами в руках. Как ни бился Парцелиус, солдаты не пропустили его в коридор. Получив весомую оплеуху, алхимик полетел на пол и больно ударился головой о ножку стола.

– Милая, милая… – шептал он, обливаясь слезами. – Ты скоро окажешься в лапах этого чудовища Пакира… Что же я наделал?

Глава девятая

Последний бой маршала Лоота

Этой ночью Дональду приснилось, что он вновь превратился в уродливого калеку с костылями. Вместе с друзьями – конем Джерданом и псом Полканом, он шел по пустынной канзасской степи. Небо покрывали серые бурлящие облака, в лицо дул сильный ветер, а в воздухе словно пули летели первые крупные капли, предвещая страшный ливень. Он давно уже потерял направление пути, и почти не надеялся до ночи найти убежище от надвигающейся стихии…

Глухой шорох в дальнем углу камеры заставил его проснуться. Странно… Обычно здесь, в подземелье, царит полная тишина.

Шорох становился все громче и громче, а затем вдруг послышался грохот, словно на пол обрушились несколько камней.

Дональд вскочил на ноги, дрожа от волнения. Он напрягал зрение, пытаясь увидеть, что происходит в дальнем углу камеры, но ничего не мог разглядеть. Хотя…

– Кто здесь? – срывающимся от волнения голосом спросил он.

Долгое время никто не отвечал, Наконец, послышался глухой, хриплый голос:

– Я – твой собрат по несчастью.

– Вы… вы выкопали подземный ход? – поразился Дональд. – Но почва здесь очень твердая, почти одни камни. Сколько же лет вы копали этот туннель?

Незнакомец мрачно усмехнулся:

– Наверное, ты хотел спросить: сколько веков? Без двух недель – десять.

– Десять веков?! Но это же тысяча лет… Тысяча! Разве такое может быть? Ни один человек не может прожить так долго… О-о, я, кажется, все понял. Вы – маршал Лоот!

– Откуда ты знаешь мое имя, несчастный? – в голосе беглеца послышалось удивление. – И кто вообще может сейчас помнить имя человека, опозорившего тысячу лет назад свое имя низким предательством?

Дональд горько улыбнулся:

– Увы, я тоже предатель… А ваше имя я узнал от Эльга.

– Нет, нет, этого не может быть! – закричал беглец в диком исступлении. – Мой несчастный сын… неужели, он еще жив? Как же ему не повезло…

В углу вновь загремели осыпающиеся камни, и тогда Дональд наконец увидел, что в его камеру проник человек. Он был высок ростом, имел худую, сгорбленную фигуру и длинную, почти до пола бороду.

Лоот, с трудом передвигая ногами, подошел к Дональду и прикоснулся к его лицу дрожащими, скрюченными пальцами.

– Ты молод, очень молод… – вновь зазвучал его скрипучий голос. – Неужели, ты видел моего сына?

– Да.

– И где он сейчас?

– Не знаю.

Дональд рассказал старику о том, как несколько месяцев назад вместе с Эльгом, Людушкой, Аргутом, Полканом, Джерданом и Каррягой он совершил путешествие в Фиолетовую страну, надеясь найти меч Торна.

– Я проиграл схватку Белому рыцарю Алмару на берегу Красного озера, – закончил он свой рассказ. – Пакир решил сурово наказать меня. Так я и оказался в этом подземелье…

Лоот опустил голову.

– Выходит, мой сын воевал в Темном отряде… – печально промолвил он. – Злой рок преследует меня даже здесь, в тюрьме! Мой единственный сын по воле Пакира вырос не человеком, а крылатым ящером, и воюет на его стороне… Да будь навеки проклят этот отвратительный колдун!

Лоот внезапно схватил Дональда за руку и сжал ее с такой силой, что юноша едва сдержал крик.

– Рыцарь, на чей стороне ты бился бы, если бы сейчас оказался на свободе?

– На стороне Света! – не колеблясь, твердо ответил Дональд.

– Хорошо. Я тоже мечтал об этом все десять веков, но увы, растратил все силы на то, чтобы вырыть туннель под землей, Ты молод и полон сил, и можешь вырваться из этой проклятой тюрьмы. Но что дальше? На этом острове тебя будут окружать одни только враги…

Дональд твердо сказал:

– Клянусь, что я доберусь до Пакира, и попытаюсь его убить!

– Уж скорее колдун уничтожит тебя!

– Что ж, пусть так. Я вырос сиротой там, в Большом мире, и никогда ни от кого не слышал даже ласкового слова. В Волшебной стране поначалу я нашел настоящих друзей, но по собственной глупости растерял всех до единого. Если я погибну, то никто даже слезинки не проронит… Ни мне ужасно не хочется умирать здесь, в этой крысиной норе!

Лоот дружески погладил его по плечу.

– Слышу слова не мальчика, а мужа… Я тоже был когда-то рыцарем, и тоже мечтал умереть в бою. Пожалуй, я помогу тебе…

В коридоре послышались чьи-то шаги. Дональд встрепенулся:

– Сюда идут тюремщики! – торопливо зашептал он. – Лоот, вам надо уходить!

Лоот покачал головой. Он взял в руки один из камней, тихо подошел к двери и встал рядом. Дональд поспешно лег на землю и притворился спящим.

Загремел засов, и дверь со скрипом распахнулась. В камеру вошли двое каббаров. Один из них держал в руках пылающий фиолетовым огнем факел, второй – котелок с едой и флягу с водой.

– Эй, мозгляк, ты еще жив? – грубым голосом спросил один из тюремщиков. – Ха, да он спит… Болван, он даже не подозревает, что завтра маршал Хорал собирается лично допрашивать его. Вот будет потеха, ха-ха!

Второй тюремщик поднял факел повыше.

– Что-то сегодня этот мозгляк разоспался… А вдруг он того, взял да и помер? Начальник тюрьмы нас за это по головке не погладит. Еще решит, что мы уморили этого пленника голодом. А он, кажись, важная птица. Пойдем, посмотрим!

Оба каббара подошли ближе к Дональду. Тюремщик с факелом нагнулся, освещая неподвижно лежавшего юношу.

Дональд этого и ждал. Внезапно он вскочил на ноги и, обмотав цепями шею каббара, стал его душить.

Второй тюремщик от неожиданности выронил котелок с едой. Выхватив из-за пояса кинжал, он размахнулся – но вдруг получил сильный удар по затылку, и рухнул на пол.

Лоот бросился на помощь Дональду. Вдвоем им с большим трудом удалось одолеть могучего каббара.

Отдышавшись, Лоот снял с его пояса связку ключей и вскоре сумел открыть замки на кандалах, сковывавших руки и ноги Дональда.

– Спасибо! – горячо произнес юноша, разминая онемевшие руки. – Теперь мы можем…

Вдруг первый из тюремщиков внезапно зашевелился и, выхватив из-за пояса кинжал, метнул его в сторону Лоота. Старик вздрогнул – лезвие впилось ему в спину, чуть пониже сердца.

– О-ох! – выдохнул он и медленно опустился на колени.

– Нет, нет, не умирайте! – в отчаянии закричал Дональд. Бросившись на пол, он обхватил старика за плечи.

Губы Лоота дрогнули:

– Не надо… плакать… – с трудом вымолвил он, дрожа всем телом. – Я давно… мечтал о смерти… как об избавлении… Вечная жизнь… это самая страшная пытка… Я прожил… напрасную жизнь… но слава Торну, умру… не напрасно… Жаль только, что… Эльг… мне хотелось хоть один раз обнять сына… Я хотел… попросить у него… прощения…

Лоот закрыл глаза. Его голова безвольно опустилась на грудь.

Дональд одним движением руки выдернул кинжал у него из спины, а затем поднял на руки безжизненное тело и перенес на груду соломы.

– Прощайте, маршал Лоот, – поклонившись, тихо сказал он.

– Вы искупили свою вину перед Светом, и умерли, как воин. Теперь настала моя очередь…

Дональд взял в обе руки по кинжалу и торопливо вышел в коридор.

Здесь царила мгла, рассеиваемая лишь колеблющимся светом нескольких фиолетовых факелов, торчащих из стен. Вдали, в другом конце коридора, виднелась слегка приоткрытая дверь. Наверняка за ней дежурили другие тюремщики. Ну что ж, им же хуже…

Дональд уже хотел направиться к двери, как услышал на противоположной стороне коридора какой-то шорох. Он вынул факел из гнезда в стене и поднял его над головой:

– Эй, здесь есть кто-то? – спросил он.

– Да. Я Олдар, раб. А в соседней камере сидит мой друг Куртис, бывший офицер Пакира. А ты кто такой, парень?

– Я – Дональд.

– А-а, что-то я слышал про тебя. Уж не ты ли тот самый Черный рыцарь, который предал Пакира, и за это обречен на страшную казнь?

– Уже не обречен… Олдар, ты готов идти на прорыв?

– Спрашиваешь!

Вскоре в коридоре уже стояли трое бунтовщиков. Куртис не мог поверить, что у него появился шанс на спасение. Во время ареста он был сильно избит каббарами, но был готов драться до последней капли крови.

Дональд отдал ему один из кинжалов. Олдар взял в руки два факела – за неимением лучшего они тоже годились в качестве оружия.

– Ну что ж, на прорыв! – крикнул Куртис, обнажив зубы в широкой улыбке. – Вперед!

Но едва трое пленников направились к двери, как та внезапно распахнулась. В коридор вошел отряд из почти двух десятков до зубов вооруженных каббаров. Они были посланы за Куртисом и Олдаром.

Увидев беглецов, каббары поначалу опешили. А затем взревели от ярости и бросились вперед, размахивая мечами и алебардами.

Дональд отважно бился, но долгое пребывание в тюрьме заметно подорвали его силы. Если бы не Куртис, то юноша быстро бы погиб. Однако бывший офицер армии Тьмы оказался умелым и опытным воином. Ему удалось вырвать алебарду у одного из каббаров. Яростно размахивая ею, Куртис сумел удерживать врагов на безопасном расставании. Но все равно троим беглецам приходилось постепенно отступать. Наконец, они подошли к глухой стене тюремного коридора. Дальше отступать было некуда. Вскоре старый Олдар получил скользящий удар алебардой по правой ноге, и со стоном выронил факел. Больше драться он не мог.

«Все погибло!» – с тоской подумал Дональд.

Но тут из мглы вылетел крылатый человек с мечом в руке. Он стал летать над головами тюремщиков, нанося точными и разящие удары. Не ожидавшие этого каббары дрогнули. Они попытались сбить летающего воина алебардами, но тот оказался быстр и ловок.

Воспользовавшись растерянностью тюремщиков, Куртис смог выбить меч из рук одного из каббаров. Дональд поднял его, и сразу почувствовал прилив сил.

– Вперед! – радостно закричал он.

Каббары дрогнули и, повернувшись, бросились в беспорядочное бегство. Им удалось выбежать из коридора. Дверь стала закрываться. Дональд, Куртис и крылатый воин уперлись в нее плечами и отчаянно пытались этому препятствовать, но безуспешно.

«Элли, помоги! – с тоской воззвал юноша. – Хоть кто-нибудь – помогите нам!»

И вдруг он ощутил невероятный прилив сил, словно в него вселился сказочный великан. Издав могучий рык, он налег на дверь, и толкнул ее вперед с такой мощью, что каббары полетели вверх тормашками.

Вырвавшись из коридора, беглецы набросились на тюремщиков и вскоре связали им руки шнурками их же собственных ботинок. Каббары были так напуганы, что почти не сопротивлялись.

И только тогда Дональд смог как следует разглядеть крылатого воина.

– Эльг! – в изумлении воскликнул он. – Как ты здесь оказался?

Крылатый человек улыбнулся.

– Долго рассказывать, Черный рыцарь.

– Сам видишь, я уже не слуга Тьмы. Да и ты, похоже, перешел на сторону Света!

– Верно. Прости, что когда-то именно я притащил тебя в это жуткое подземелье. Но с той поры утекло много воды, и я поумнел… Но сейчас нет времени для долгих разговоров! Пакир вчера сразу в нескольких местах напал на Волшебную страну, и готовится выйти вместе с армией Тьмы на поверхность. Тюремные пленники ему уже не нужны и, скорее всего, всех вас попросту собираются уничтожить. Я проник во дворец, чтобы наконец-то освободить отца!

Эльг повернулся и хотел было уже вернуться в тюрьму, но Дональд схватил его за руку.

– Подожди…

В глазах Эльга промелькнула тень тревоги.

– Что-то случилось? – глухо спросил он.

Дональд опустил голову.

– Да. Твой отец… он спас меня ценою своей жизни… Так получилось…

Эльг застонал и закрыл лицо дрожащими руками. Дональд взглянул на озадаченных Куртиса и Олдара.

– Бегите, друзья, – тихо промолвил он. – Мы еще встретимся там, на свободе!

Куртис торопливо рассказал, где на побережье находится его убежище. Затем он засунул за пояс длинный кинжал, взял за руку едва держащегося на ногах Олдара, и повел его к лестнице, ведущей на первый этаж дворца. А Дональд и Эльг торопливо вернулись в тюрьму. Когда крылатый человек увидел Лоота, неподвижно лежавшего на подстилке из соломы, он издал сдавленный вопль и с рыданиями упал на колени.

– Прости, отец… – еле слышно прошептал он. – Я давно мечтал освободить тебя, но опоздал…

Дональд опустился на колени рядом с крылатым воином. Когда Эльг немного успокоился, юноша рассказал о последних минутах жизни старого маршала и его последних словах.

Эльг долго молчал, погруженный в свое горе. Дональд не выдержал и ласково прикоснулся к его плечу:

– Надо спешить, друг. Скоро во дворце поднимется тревога, и тогда нам не уйти.

Крылатый человек кивнул.

– Да… Но я не оставлю отца здесь, в этой крысиной норе. Он должен хотя бы после смерти увидеть солнце!

Эльг бережно взял отца на руки и вынес из камеры. Выйдя за пределы тюрьмы, он пролетел над связанными каббарами и прыгнул в раскрытое окно. Быстро размахивая крыльями, Эльг стал подниматься в сумрачное небо.

– Хотел бы я знать, куда он полетел… – пробормотал Дональд, глядя ему вслед.

– Думаю, на остров Солнца, – зазвучал рядом чей-то мелодичный голос.

Дональд вздрогнул и резко обернулся. В воздухе висело фиолетовое облачко. Когда оно рассеялось, рядом с ним появилась высокая девушка в длинном лиловом платье. Серебристые волосы красавицы были завиты в сотни тонких косичек. Во мгле трудно было разглядеть ее лицо, но Дональд быстро догадался, с кем имеет дело.

– Наверное, вы принцесса Ланга?

Сереброволосая девушка кивнула. Она прежде не встречалась с Дональдом, но слышала, будто тот красив и статен. Однако стоявший перед ней юноша выглядел очень жалко. Одежда его превратилась в лохмотья, длинные волосы свисали на грязное, давно не мытое лицо.

– Так вот ты каков, Черный рыцарь… – с презрительный улыбкой промолвила она. – Мне почему-то казалось, что ты не столь уродлив… Впрочем, это неважно. Дональд, ты мне нужен.

Юноша озадаченно нахмурился.

– Хм-м… значит, это вы подарили мне могучую силу?

– Конечно, я. Назавтра маршал Хорал намеревался подвергнуть тебя страшным пыткам, а затем казнить. Пакир до сих пор не может простить тебе, что ты упустил из рук меч Торна! Но у меня на твой счет есть другие планы. Пойдем!

В соседнем коридоре послышался шум.

– Сюда бегут солдаты, – недовольно нахмурившись, сказала Ланга. – Ну что ж, придется еще раз использовать мою волшебную силу!

Она взяла Дональда за руку и прошептала слова заклинания. И тотчас их окутало фиолетовое облачко.

Когда солдаты ворвались в комнату, они увидели только лежавших вповалку и громко храпящих тюремщиков.

Глава десятая

Восстание рабов

Дональд не успел и глазом моргнуть, как перенесся в покои принцессы Ланги. За окном царила глубокая ночь, и большую комнату лишь чуть-чуть освещали два светильника.

Ланга подбежала к окну и радостно воскликнула:

– Корабль Пакира еще стоит у причала! Значит, я не опоздала…

Она повернулась и пристально посмотрела на беглого пленника.

– Ты догадываешься, рыцарь, почему я рисковала, стараясь освободить тебя из тюрьмы? – властно спросила она.

Дональд усмехнулся.

– Нетрудно догадаться… Наверное, у принцессы Тьмы есть во дворце враги, от которых она хочет избавиться чужими руками. Кто это – наверное, маршал Хорал?

Ланга озадаченно сдвинула брови.

– А ты догадлив, рыцарь… Да, мы с Хоралом давние соперники и враги, но не он мне сейчас нужен. Знаешь ли ты, что Пакир еще два дня назад отдал приказ своим отрядам нанести сразу несколько ударов по различными странам земли Торна? Великая война началась! Но главное произошло час назад. Пакир с помощью алхимика Парцелиуса наконец-то добыл Черное пламя! Это самое страшное оружие, какое только существует на свете. Оно может легко разрушить любую преграду, даже из камня. Поднявшись по Лестнице, Пакир сможет сжечь Черным пламенем своды Пещеры и выйти на поверхность.

Дональд издал горестный стон:

– Мерзкий Парцелиус… Теперь Волшебная страна неминуемо погибнет!

Ланга нетерпеливо перебила его:

– Молчи! Ты ничего не понимаешь… Черное пламя нужно Пакиру прежде всего для того, чтобы окончательно открыть Врата Тьмы! Когда ему на помощь придут чудовищные воины звездного легиона, армия Пакира станет во сто крат сильнее. Вот чего надо опасаться! Теперь ты понял, что я хочу от тебя?

Дональд изумленно посмотрел на сереброволосую девушку.

– Простите, принцесса, но я ничего не понимаю… Неужели вы хотите, чтобы я помешал Пакиру открыть Врата Тьмы?

– Да. Ты должен проникнуть на корабль, который вскоре отвезет Пакира на соседний остров. Там находятся Врата Тьмы. Когда Властелин приблизится к ним, держа в руках хрустальный сосуд с Черным пламенем, ты должен любой ценой разбить сосуд, а затем так разозлить живой огонь, чтобы он отказался повиноваться Пакиру… Ты все понял, рыцарь?

Дональд озадаченно кивнул.

– Конечно. Но… но зачем вам это? Разве вы – не ближайшая подруга Властелина? Или вы перешли на сторону сил Света?

Юная принцесса расхохоталась:

– Конечно же, нет! Какой же ты наивный, рыцарь-неудачник… Запомни: нет такой принцессы, что не хотела бы стать королевой. Но в Волшебной стране для меня нет места, я не могу соревноваться ни с чародейкой Стеллой, ни с королевой Элли. А здесь, в Подземном царстве, мое положение пока еще слишком шаткое. Все каббары, и особенно маршал Хорал, ненавидят меня, и желают моей погибели. Пакир – это другое дело, я ему чем-то нравлюсь. Или скорее, просто его забавляю…

Но великая война началась, и она принесет много перемен. Если на помощь Пакиру придет могущественный звездный легион, то проклятый колдун обо мне попросту забудет. Да, я жажду победы сил Тьмы. Но я не хочу, чтобы эти силы чрезмерно могущественными, иначе мне не найдется место возле будущего Властелина Земли Пакира!

Дональд презрительно усмехнулся:

– Так я и думал, что вы заботитесь только о себе, принцесса.

Глаза Ланги зло сверкнули.

– Глупец, ты ничего не понимаешь! Я стану королевой Тьмы, чтобы не дать Пакиру и чудищам со звезд окончательно растоптать Волшебную страну. Ни Элли, ни могучий Кит, ни все силы Света вместе взятые не смогут принести моим родным Жевунам больше пользы, чем королева Тьмы! Теперь ты понимаешь меня, рыцарь?

Дональд удивленно покачал головой.

– Просто не могу поверить! Вы хотите блага жителям Волшебной страны, и тем не менее служите их смертельным врагам… Нечто подобное я уже слышал однажды из уст садовника Тамиза – того, что вырастил рассаду синих деревьев. Тамиз хороший человек, он не любит Тьму, но считает ее приход неизбежным, и потому готов служить Пакиру.

Ланга усмехнулась:

– Что ж, это единственно разумный путь. Но не равняй меня с этим ничтожеством Тамизом. Да будет тебе известно, что я уже не раз тайно помогала силам Света! Я спасла от верной гибели Белого рыцаря Алмара и волшебницу Элли, а затем превратила в мышь колдунью Корину, которая могла причинить силам Света немало вреда. И только что я вызволила тебя из тюрьмы!.. Но хватит об этом. Закрой глаза!

Дональд зажмурился. Когда он вновь разжал веки, то увидел, что на нем надеты доспехи, которые обычно носят воины-люди из крепостей берега Скелетов, а на перевязи висит длинный меч. Юноша чувствовал себя на удивление свежим, словно отдыхал несколько дней. Грязь на его лице исчезла, волосы были аккуратно подстрижены и причесаны.

– Вот я и снова стал рыцарем… – пробормотал Дональд. – Ну что ж, на этот раз я постараюсь не проиграть. Прощайте, принцесса!

Он уже хотел было повернуться и выйти из комнаты, но Ланга остановила его:

– Я должна еще сотворить для тебя шлем. Не хочу, чтобы кто-либо увидел твое лицо, и особенно Пакир. Учти: шлем волшебный, и снять его ты уже не сможешь!

Ланга произнесла еще одно заклинание, и в ее руке появился черный ребристый шлем. Но она не торопилась его отдавать. Что-то в облике юноши вдруг заинтересовало принцессу.

– Подожди… В спешке я даже не успела тебя толком разглядеть. Хочу увидеть твое лицо, в первый и в последний раз.

Ланга взяла со стола светильник, подошла к юноше и осветила его лицо. И вдруг вскрикнув, отшатнулась.

Дональд горько усмехнулся.

– Я испугал вас, принцесса? Что ж, я довольно долго пробыл в тюрьме, а это не улучшает цвет лица.

Ланга не ответила. Расширенными глазами она заворожено смотрела на Дональда. Сердце ее забилось горячо, дыхание перехватило от невыразимого волнения. Это лицо ей было знакомо! Несколько раз ей снились чудесные сны, в которых красивый белокурый принц прилетал к ней во дворец на крылатом коне, нежно брал ее за руку, становился на колени и объяснялся в пылкой любви. Но она и думать не могла, что этот принц существует не только в ее мечтах, но и в реальности!

Дональд поклонился и ушел.

Принцесса ошеломленно смотрела ему вслед.

– Что же я наделала… – прошептала Ланга. – Ведь это он, он!

Со сдавленным криком она выбежала из комнаты, надеясь догнать Дональда. Но дворец буквально кишел воинами Тьмы. Как ни старалась принцесса, она так и не смогла найти разыскать юного рыцаря.

Вернувшись в свои покои, Ланга ничком упала на постель и разрыдалась:

– Святой Торн, зачем ты так наказал меня? Я совершила много недобрых поступков, но не заслужила такой суровой кары. Ведь только что я обрекла на верную смерть принца моей мечты!


Покинув подземную тюрьму, Куртис и Олдар поднялись по лестнице на первый этаж и оказались в длинном коридоре, освещенном лишь редкими фиолетовыми факелами. Нервы у Куртиса были напряжены до предела. Еще в свою бытность капитаном береговой охраны, он не раз бывал во дворце и прекрасно знал, что патрули здесь встречаются буквально на каждом шагу. Благодаря чудесной случайности, им удалось бежать из подземелья. Но что делать дальше?

Старый Олдар едва держался на ногах. Удар, полученный во время схватки с каббарами, окончательно лишил его сил.

Некоторое время он шел вслед за своим молодым другом, но затем опустился на пол.

– Не могу… идти дальше… – горько промолвил он. – Беги один… Вдвоем нам… не выбраться…

Куртис нахмурился:

– Не смей так говорить, старик! Самое главное только-только начинается. Ты сам слышал слова Эльга: Пакир наконец-то начал войну с Волшебной страной! Нам нужно поднять восстание рабов, и помешать его планам.

Олдар грустно улыбнулся.

– Неужели мечта моей жизни исполнится, и все пленные рудокопы вновь станут свободными?.. Жаль, мне этого уже не увидеть. Но мне грех жаловаться: недавно я наконец-то встретился с сыном. Теперь и умереть не страшно…

Куртис возмутился:

– Хорошо, что Алмар не слышит твоих слов, старик! Он бы очень огорчился. Не о смерти сейчас надо думать, а о нашей победе!

Куртис подхватил старого рудокопа под мышки и помог тому подняться на ноги. И в этот момент из-за поворота коридора появились трое патрульных каббаров. Заметив беглецов, они радостно завопили и побежали, выставив вперед алебарды.

– Спасайся, капитан! – потребовал Олдар. – Я постараюсь их задержать!

Но Куртис понимал – бежать уже поздно. Он выхватил из-за пояса кинжал и приготовился недаром отдать свою жизнь.

Однако случилось чудо. Подбежав ближе, все трое каббаров сняли шлемы – и оказалось, что за масками скрывались лица людей. – Святой Торн! – воскликнул пораженный Куртис, узнав своих друзей-офицеров – тех, что Алмар спас на острове Смерти. – Варгар, Савраш, Дигон! Друзья, как вы здесь оказались? Мы же договорились, что вы будете прятаться в пещерах возле берега моря.

Савраш усмехнулся:

– Разве мы пришли не вовремя, капитан? А прятаться уже нет смысла. Остров кипит, словно муравейник! Только что от главного причала отплыл флагманский корабль. Мы видели издалека, как к нему прошествовала огромная процессия. Во главе на звероконе ехал Пакир, закованный в железные лапы. В руках он держал нечто, закрытое черным покрывалом. За ним следовали придворные и министры, маршал Хорал и другие высшие офицеры. А потом, уже возле причала, рядом с Пакиром словно из воздуха появилась Ланга.

– О чем они говорили? – спросил Куртис.

Дигон пожал плечами.

– Не знаем – уж слишком далеко от причала мы стояли. Видели только, что Пакир взошел на борт корабля, и тот сразу же отплыл и направился на север. А потом мы сразу же побежали сюда, во дворец. Слава Торну, здесь царит такой хаос, что мы сумели без труда проникнуть сюда, на первый этаж. Если нам повезет, то мы постараемся вас вывести.

И трое бывших офицеров вновь надели маски каббаров и шлемы. А затем они связали руки Куртису и Олдару, и повели к выходу.

По пути им встретились еще несколько патрулей. Варгар, обладавший басистым, грубым голосом, искусно имитировал косноязычную речь каббаров. Он объяснил, что маршал Хорал приказал привести пленников в нему в кабинет. К счастью, никто из стражей не заподозрил обмана.

Дойдя до выхода, лже-стражники развязали руки Куртису и Олдару, и вручили им кинжалы. Охрана попыталась помешать им выйти из дворца (для этого требовались особые документы под подписью самого Хорала). Завязалась схватка, в которой взяли верх Куртис и его друзья.

Наконец-то они вновь оказались на свободе! Но желания прятаться в пещерах ни у кого уже не было. Не теряя времени, бунтовщики направились к лагерю рабов.

Еще издалека было слышно, что в лагере творится нечто странное. Обычно рабы, вернувшиеся со строительства Лестницы, сразу же должны были расходиться по казармам. Выходить оттуда без разрешения стражников строго запрещалось.

Но сейчас на улицах между бараками находилось несколько сотен рабов. Они что-то громко выкрикивали и потрясали в воздухе кулаками. Надсмотрщики, каббары и ящеры нещадно осыпали их ударами кнутов, но это ни к чему не приводило. Рабы пока еще не бунтовали, но и слушаться приказов надсмотрщиков уже не желали.

Оказалось, что рабы выкрикивают имя Олдара и других арестованных строителей Лестницы.

– Свободу Олдару! Свободу Олдару! – кричали сотни пленных рудокопов.

Куртис радостно улыбнулся:

– Все идет отлично! – воскликнул он. – Рудокопы уже готовы к восстанию. Ну, а мы им немного поможем…

Он обменялся несколькими словами со своими друзьями. А потом трое переодетых офицеров торопливо направились к воротам лагеря. Их остановили стражники, вооруженные арбалетами.

– Что вам нужно? – злобно воскликнул командир стражи.

– Маршал Хорал послал нас к коменданту лагеря со срочным посланием, – ответил Варгар.

– Покажите документ! – недоверчиво потребовал командир стражи.

Варгар поначалу растерялся – ведь никакого приказа у него, конечно же, не было. Но он быстро нашел выход из положения.

– Маршал Хорал так торопился, что приказал нам передать приказ коменданту лагеря на словах.

Стражники озадаченно переглянулись. Но Варгар торопливо добавил:

– И знаете, парни, что приказывает Хорал? Он хочет, чтобы мы перебили всех рабов до единого! Великая война началась, и Властелину уже не нужно это жалкое отребье. Мы сбросим их всех в море рыбам на закуску!

Варгар все рассчитал верно. Каббары ненавидели людей, а уж пленных рудокопов – тем более. Если бы не страх перед Пакиром, рабы давно бы уже были бы уничтожены. И вот сам Хорал приказал начать бойню!

– Слава Пакиру, он все-таки услышал наши мольбы! – радостно завопил капитан стражи. – Всю жизнь мечтал перебить этих жалких тварей!

Он отдал приказ свои солдатам, и те открыли ворота.

Увидев трех каббаров с алебардами в руках, рабы замолчали. Они словно почувствовали, что сейчас произойдет нечто очень важное.

Капитан стражи выхватил из-за пояса кинжал и закричал во все кабанье горло:

– Братья каббары! Наконец-то настал день, о котором мы все давно мечтали. Властелин отдал приказ перебить…

Внезапно Варгар поднял алебарду и метнул ее в спину стражника. Тот рухнул на землю.

Варгар сбросил с головы шлем и маску, и закричал:

– Пакир только что уплыл с острова! Братья, пора браться за оружие! Бейте этих боровов!

И выхватив кинжал, он бросился на ближайшего стражника. За ним последовали Савраш и Дигон. Чуть позже к ним присоединился и Куртис.

Стражников в лагере было не меньше сотни, но под яростным натиском четверых опытных воинов они невольно дрогнули и начали отступить к зданию коменданта.

Увидев все это, пленные рудокопы сразу же вышли из оцепенения. С громкими криками они бросились на своих мучителей. Несколько восставших стразу же погибли, но их товарищи успели вырвали оружие у нескольких каббаров. И разгорелся смертельный бой…

Олдар наблюдал за восстанием со слезами на глазах.

– Неужели, все это мне не снится? – пробормотал он. – Какое же счастливо настало время… Сначала я встретил своего сына Аларма, которого уже и не чаял увидеть, а сейчас мои собратья бьют этих жирных боровов… Эх, жаль, в моих руках нет прежней силы!

Но он вдруг увидел, что на земле валяется арбалет – его выронил один из стражников. Олдар, прихрамывая на правую ногу, торопливо направился к оружию.

Неожиданно со стороны порта показались несколько звероподобных коней. На них восседали комендант лагеря и его телохранители. Они только что проводили Пакира, и сейчас возвращались в лагерь.

Олдар прикусив губы и побежал к арбалету. Он понимал, что если всадники ворвутся в дерущуюся толпу, то могут склонить чашу весов на сторону каббаров.

К счастью, рядом с арбалетом лежал полный колчан стрел.

Старый рудокоп дрожащими руками погладил приклад оружия.

– Давненько я не держал в руках арбалета… – прошептал он. – А ведь когда-то я был лучшим стрелком в стране Рудокопов! Ну что ж, посмотрим, на что я еще способен…

Он вложил первую стрелу в арбалет, натянул тетиву и, опустившись на правое колено, прицелился в первого из всадников. Комендант лагеря был закован с ног до головы в стальные доспехи, а его огромную кабанью голову закрывал ребристый шлем. Оставалось лишь одно уязвимое место – верхняя часть горла. Но попасть туда издалека казалось почти невозможным.

Увидев, что творится во вверенном ему лагере, комендант издал яростный рык и, выхватив меч, пришпорил своего звероконя.

Олдар хладнокровно ждал, приложив приклад арбалета к плечу. И когда до всадника осталось метров тридцать, старый рудокоп выстрелил. Короткая стрела описала невысокую дугу и вонзилась прямо в горло каббару. Не издав и звука, комендант рухнул на землю.

Увидев гибель своего командира, остальные всадники злобно завопили, и понеслись на одинокого противника. Казалось, они неминуемо растопчут его.

Олдар спокойно вложил в арбалет очередную стрелу и с помощью специального механизма натянул тетиву. И вновь рука бывшего королевского ловчего не дрогнула – один из каббаров полетел на землю.

Остальные трое каббаров явно струсили. Развернув своих звероконей, они помчались прочь.

Этот эпизод решил исход всей битвы. Поняв, что помощи извне ждать больше не приходится, солдаты лагеря бросились в паническое бегство, бросая на бегу свое оружие. Восставшие гнали их до самого моря. Солдаты Пакира успели сесть в несколько больших лодок и торопливо отплыли от берега.

Рабы встретили бегство врагов восторженными криками. Но Куртис не разделял их радость. Он понимал, что битва за остров Горн еще только начиналась. Поднявшись на невысокую скалу, он обратился к восставшим:

– Друзья, свобода еще не завоевана! Прежде нам надо захватить дворец Пакира!

– На штурм! – подхватили его слова рабы. – Даешь дворец!

Подобрав оружие каббаров, сотни восставших побежали к центру острова, где на вершине громадного холма возвышался черный, шарообразный дворец, ощетинившийся слово еж во все стороны длинными коническими башнями.

Куртис бежал впереди всех, держа в руках алебарду. Он очень боялся, что в любую минуту из конических башен может повалить клубы смертоносной Тьмы. Тогда восставшие неминуемо погибнут…

К счастью, его опасения не оправдались. По-видимому, Пакир был сейчас занят чем-то очень важным, и даже его волшебная сила не помогла ему увидеть, что творится на острове Горн.

– Как же нам везет… – прошептал Куртис на бегу. – Странно! И тихо вокруг, словно в могиле. Не нравится мне эта тишина!

Действительно, по пути к дворцу восставшие рабы встретились лишь с несколькими патрулями каббаров, и без труда уничтожили их. Куртис решил, что коварный маршал Хорал собрал свою армию во дворце, и нападет на бунтарей внезапно, когда те уже будут праздновать победу.

Но когда восставшие достигли западных ворот, их не встретил ни один воин Тьмы. Более того, ворота были распахнуты, словно все каббары недавно покинули цитадель Пакира.

Сердце Куртиса сжалось от неприятного предчувствия. Он первым ворвался во дворец. Совсем недавно в коридорах первого этажа кипела жизнь, но сейчас здесь было пустынно и тихо.

Восставшие быстро заполонили весь дворец. Правда, в покои Пакира им проникнуть не удалось – двери, ведущие туда, были заколдованы, и взломать их оказалось невозможно. Но остальные комнаты, где жили придворные, маршал Хорал, принцесса Ланга и другие высшие сановники Подземного царства, были обысканы вдоль и поперек.

Как ни удивительно, но дворец был совершенно пуст!

Впрочем, восставших рудокопов это ничуть не огорчило. Они взломали двери, ведущие в кладовые, и вскоре начался пир победителей. Отовсюду звучали веселые песни и громкие крики: «Ура, наша взяла! Пакир и его вонючее войско бежали! Да здравствуют наши вожди Олдар и Куртис! Братья, скоро мы вернемся на родину, в Пещеру рудокопов, и увидим свои семьи! Ура, ура, ура!»

Куртис поднялся на верхнюю галерею, что опоясывала шарообразный дворец. Отсюда открывался прекрасный вид на море.

Вскоре он почувствовал, что кто-то рядом стоит. Оказалось, это был Олдар.

– Пакир все-таки перехитрил нас, – горько усмехнувшись, сказал старик. – Столько лет мы строили Лестницу, и были уверены, что именно по ней колдун поднимется на поверхность! А у Пакира, как оказалось, было что-то другое на уме…

Куртис кивнул.

– Похоже, что так… Пакир наконец-то раздобыл Черное пламя, и теперь сделает нечто такое, что мы и вообразить не можем. Я думаю, он надеется открыть Врата Тьмы, и впустить оттуда звездных легионеров.

Олдар озадаченно потер подбородок.

– Наверное, ты прав. Но почему он отказался от Лестницы? Даже если он сумеет расколоть своды пещеры в другом месте, как же его армия может подняться на поверхность?

– Хм-м… Кто знает, на какое колдовство способен Пакир? Да и легионеры с темных звезд могут ему помочь. Ты сам много раз видело их каменные статуи, что стоят вдоль Лестницы. Среди этих чудищ немало крылатых созданий. А если звездные легионеры возьмут да перевезут на поверхность всех каббаров? Кроме того, у Пакира есть множество крылатых змеев…

– Но как же Лестница… – пробормотал озадаченный Олдар.

– Зачем она была нужна Пакиру?

– Все очень просто. Пакир надеялся, что разведчики Волшебной страны никогда не сумеют добраться до острова Горн и не узнают, где же там, на поверхности, можно ожидать нашествия армии Тьмы. В этом случае Пакир и его войско торжественно поднялись бы по Лестнице до свода пещеры, и вышли бы на поверхность. Но случилось непредвиденное: на остров сумел проникнуть твой сын Алмар. И тогда колдун решил выйти на поверхность в каком-то другом месте, где его никто не ждет!

Олдар печально опустил голову.

– Бедный мальчик… Я так надеялся помочь ему и армии Света! Но еще не все потеряно. На причалах еще осталось немало лодок и малых кораблей. Мы можем направиться вслед за флотом Пакира, и тогда…

Куртис вдруг вскрикнул и указал рукой вдаль. Олдар присмотрелся, и даже не поверил своим глазам.

Неподалеку от острова из воды вдруг начали подниматься огромные белые акулы и громадные осьминоги. Их были десятки, сотни…

Спустя несколько минут стало ясно, что возле острова появился кордон из морских чудищ. Конечно же, Пакир специально послал их, чтобы не дать восставшим рудокопам уплыть с острова Горн!

Куртис тихо сказал:

– Теперь наша жизнь зависит от того, сумеет ли Пакир открыть Врата. Если Тьмы хлынет через башни на остров, то затопит его полностью. И тогда…

В это мгновение из нижних башен потекли тонкие струйки Тьмы. Вскоре они превратились в черные ручьи.

Олдар издал горестное восклицание. Они с Куртисом побежали по кольцевой галерее и увидели, что Тьмы вытекает из всех башен дворца.

– Мы погибли! – в отчаянии простонал Олдар. – Проклятый Пакир, он все-таки перехитрил нас!

Но Куртис вдруг поднял руку и указал на юг. Там, на самом горизонте, появился маленький фонтан.

Кит и его войско плыли к острову Горн, на выручку к восставшим рудокопам.

Рыцари Света и Тьмы

Часть третья

Последняя битва

Глава одиннадцатая

Волшебная страна в огне

Элли сидела в кабинете Гудвина, за рабочим столом бывшего Великого и Ужасного правителя Изумрудного города. Рядом с ней возле стены находилась большая, немного недоделанная кукла рогатого ящера, а слева – верстак, на котором по-прежнему стояли рубанок и баночки с клеем и красками. Окно в комнате было распахнуто, и из него открывался чудесный вид на восточные окрестности Изумрудного города.

Но юной Хранительнице сейчас было не до любования пейзажами. Она неотрывно смотрела на волшебное зеркало. То, что оно показывало, ввергало Элли в трепет.

В разных странах земли Торна кипели бои. Великая война началась!

Поначалу самые бурные события развернулись в Желтой стране, возле Большого озера. Там Сказочный народ пытался защитить город Всеобщего Счастья от атак большого отряда каббаров. Вскоре к ним на помощь подоспели Алмар и Чангар.

Элли удалось мысленно связаться с возлюбленным и немного помочь Белому рыцарю во время схватки на озере. А потом со стороны Большой реки в озеро неожиданно вошли корабли атлантов. Элли с восхищением наблюдала за сражением на воде и на суше. Алмар не раз оказывался на волоске от гибели, и сердце юной королевы не раз сжималось от страха. К счастью, все закончилось благополучно. На помощь великану Долу и другим сказочным существам вовремя подоспела армия Дурбана, и отряд каббаров бросился в паническое бегство.

Алмар вместе с крошкой Дурбаном полетел на Чангаре в Голубую страну, надеясь разыскать чародейку Корину. Там также происходили весьма бурные события. Жители Когиды, возглавляемые кузнецом Аргутом, взбунтовались и принялись осаждать Серый замок, где укрылись Агнет Прекрасная и черные коротышки. На центральной площади произошла жаркая схватка, и Жевуны одержали победу. Элли не смогла сдержать смеха, когда увидела, как трусливо бежал с поля боя Серый замок.

Но когда зеркало показало события, происходившие в Розовой стране, смех тотчас замер на устах юной Хранительницы. Она повидала в краю Торна всякое, но такого даже она не ожидала!

Пакир уже нападал на страну Болтунов, но тогда он напустил на нее из-под земли сизый едкий дым, который уничтожал волшебство. И Розовая страна едва не лишилась своих чудес, которые встречались здесь буквально на каждом шагу, и казались Болтунам самым обычными вещами, вроде деревьев с растущими на них булочками и пирожными, или цветов, оживающих по вечерам и порхающих в воздухе как бабочки.

На этот же раз Властелин Тьмы решил действовать еще более коварно и жестоко. В небе над Розовой стране появились темные кучевые облака. Они выглядели, словно огромные летающие крепости, и один их вид вызывал у робких Болтунов дрожь в коленках. Поневоле они начали воображать всякие ужасы, которые могут присниться разве что в кошмарном сне.

Коварный Пакир на это и рассчитывал! Он прекрасно знал, что Болтуны – невероятные фантазеры и выдумщики. И колдун не стал себя утруждать, чтобы создать облака пострашнее. Они сами изменяли свою форму, улавливая те образы, которые возникали в головах насмерть перепуганных Болтунов. Вскоре в небе появились сотни дымчатых монстров, один страшнее другого! Видя их, Болтуны пугались еще сильнее – а из-за этого еще ужасней становился облик облачных монстров.

Солнце недовольно нахмурилось, увидев над своей любимой Розовой страной такие жуткие облака. У светила испортилось настроение, и от этого яркий солнечный свет тотчас угас. Над страной воцарилась серая мгла. Болтуны, конечно же, перепугались еще пуще. Самые робкие коротышки завопили: «Смотрите, наше солнышко гаснет! Наверное, колдун Пакир погубил его!»

Увидев все это, Элли даже застонала от отчаяния:

– Проклятый Пакир, как же он все хитро придумал! Коварный колдун хочет покорить жителей Розовой страны не силой, а их же собственными страхами! И богатое воображение Болтунов на этот раз стало их самым опасным врагом… Что же делать?

Элли мысленно связалась со Стеллой (в этом ей вновь помогло волшебство, подаренное Торном). Правительница Розовой страны стояла на ступенях своего дворца, и неотрывно глядела на небо.

«Что делать, Хранительница? – в отчаянии спросила она. – Я готовилась отразить наступление любой армии, но Пакир перехитрил меня. Как заставить Болтунов избавиться от своих же страхов? Ума не приложу…»

«Быть может, всем им нужно лечь ничком на землю и закрыть глаза, чтобы не видеть неба?» – предложила Элли.

«Нет, только не это! Пакир уже заразил Болтунов ужасом. Если они не смогут перебороть свои страхи, то они встанут с земли уже не свободными людьми, а рабами. Этого и жаждет больше всего на свете проклятый колдун!»

Поразмыслив, Элли согласилась:

«Да, вы правы. Нельзя показывать врагам, что мы их боимся! Отец не раз мне говорил в детстве: „Дочка, страх лучше всего побеждать смехом!“ А если на помощь призвать юных Болтунов из вашей Школы Сказочников?»

Стелла сразу же поняла, о чем идет речь.

«Прекрасная мысль, дорогая Элли! Юные Болтуны смелее, чем их родители. Да и воображение у моих маленьких сказочников куда сильнее. А сказки они любят сочинять не только страшные, но и веселые. Посмотрим, как это понравится Пакиру!»

Вскоре Стеллу окружили несколько десятков ребят – это были ученики Школы Сказочников. Они быстро поняли, что от них требуется. Посмотрев на небо, где бесконечной чередой летели огромные облака-монстры, они поначалу здорово перепугались. А затем одна маленькая девочка по имени Черрина вдруг подняла руку и указала на голову одного из огромных чудищ:

– Посмотрите, ребята – кончик этого облака здорово смахивает на горбатый нос Вика! А космы у тучки очень похожи на волосы моего дяди Пругана. Дядя с детства очень не любит стричься, и ходит по нашей деревне, словно пугало!

Юные сказочники расхохотались. Ободренная этим Черрина представила, что в небе летит не чудище, а ее дядя Пруган. И случилось чудо – облако вдруг закипело, и приняло облик огромного человека! Он летел по небу, смешно размахивая руками, и дрыгая ногами, словно плыл по воде.

Ребята от смеха аж схватились за животики. А потом все стали представлять, что в небе плывут их родные и знакомые люди, и даже звери. И в небе началась невероятная кутерьма! Облака стали превращаться в таких забавных многоголовых созданий, что на них нельзя было смотреть без смеха.

Это увидели и взрослые Болтуны, жители Стелларии. Их страх тотчас пропал.

– Глядите, что напридумывали ребятишки! – закричал мэр Данор, стоявший на балконе своего дома. – Вот потеха! А мы чем хуже? Давайте соревноваться: кто придумает облако посмешнее!

Вскоре небо над Стелларией выглядело, словно летающий Парк Смеха. Забавные облака были видны издалека, и Болтуны из окрестных деревень тоже поняли, что надо делать.

Спустя несколько часов облачная армия Пакира бросилась в бесславное бегство. Ей вслед со всех сторон несся хохот многих тысяч Болтунов. А мальчишки пронзительно свистели и улюлюкали, и показывали дымчатым уродам длинные носы.

– Ну, и славно мы повеселились! – говорили Болтуны, вытирая слезящиеся от смеха глаза. – Такая война нам по нраву. Пускай Пакир присылает нам побольше облачных воинов, мы из них тоже сделаем шутов гороховых!

Волшебница Стелла вздохнула с огромным облегчением. Она ласково погладила по головам юных сказочников, которые теснились вокруг нее, словно галчата:

– Спасибо вам, ребята! Будем считать, что сегодня вы сдали очень важный экзамен в Школе Сказочников. Этот экзамен был несколько необычным, но вы все сдали его на пятерки!

– Ур-р-ра! – закричали юные Болтуны и устроили на ступенях Розового дворца веселый праздник победы. Они так громко пели и так энергично плясали, что к Стеллы вновь вернулась ее обычная беззаботная улыбка.

Тем временем в небе над Стелларией осталось лишь несколько серых облаков. Они вдруг слились в одно огромную темную тучу. Из нее вылетели несколько десятков крылатых змеев и ринулись на город, изрыгая факелы лилового пламени.

Крыши многих домов тотчас вспыхнули. Болтуны схватили ведра и бросились за водой и песком. Но пожар разгорался так быстро, что потушить его было очень трудно.

Стелла побледнела. Как она ни старалась, ее волшебство не помогло в борьбе с лиловым пламенем. И тогда жители Стелларии поняли, что веселой войны не получится.

Но Стелла не собиралась сдаваться. Она подняла руки и произнесла самое сильное свое заклинание. Солнце, которое с угрюмым видом наблюдало за всем происходящим в Розовой стране, вдруг улыбнулось. Яркие лучи ослепили крылатых змеев, и они с воплями разлетелись от Стелларии в разные стороны. А огромное темное облако торопливо полетело на северо-восток.

Болтуны во главе с мэром Данором вновь принялись тушить многочисленные пожары. А Стелла, немного успокоившись, спросила:

«Элли, где армия Магдара? Чувствую, что главная битва в моей стране еще впереди…»

«Армия Магдара уже покинуло страну Марранов и находится недалеко от Кленового леса. Через три часа она прибудет в Стелларию… О-ох! Кленовый лес… оттуда только что выбежали сотни воинов Тьмы! И в небе появились множество крылатых змеев. Я пытаюсь их остановить, но у меня ничего не получается… Облако! В небо появилось огромное темное облако – то самое, что недавно висело над Стелларией!»

Только сейчас Стелла поняла, что задумал Пакир. Конечно же, облако опустится на землю и погрузит окрестности Кленового леса во мглу. И тогда Марранам будет очень трудно справиться с воинами подземного царства!

– Ах, до чего же я беспомощна перед Злом, – опустив голову, горько прошептала Стелла. – Боюсь, моим милым Болтунам не справиться с врагами. Как же мне не хватает могучих и отважных Летучих Обезьян!..

Едва волшебница произнесла эту фразу, как в небе появилась большая стая Летучих Обезьян. Увидев их, жители Стелларии побросали свои ведра и лопаты, и разбежались кто куда.

Вождь Уорра опустился на ступени дворца. Подойдя к растерянной Стелле, громадный зверь низко поклонился.

– Приветствую вас, хозяйка!

Стелла грустно улыбнулась.

– Вы ошиблись, мой друг, я вам больше не хозяйка. Несколько месяцев назад королева Элли навсегда вернула вам Золотую Шапку. А затем она даже превратила ее в золотой шар, чтобы никто и никогда больше не мог воспользоваться ей в дурных целях. Отныне ни я, ни кто-нибудь другой не может вам ничего приказывать!

Уорра покачал головой:

– Вы были всегда очень добры к нам, повелительница Стелла. Поэтому наша стая решила: отныне мы будем повиноваться вам без всякой Золотой Шапки! Ныне на Розовую страну напали враги. Мы много лет прожили здесь, и не хотим оставаться в стороне, когда с воинами Пакира дерутся маленькие и слабые люди!

Стелла вздохнула с огромным облегчением.

– Спасибо, дорогой Уорра! Возьмите меня с собой – я постараюсь помочь нашей доблестной армии.

Уорра осторожно взял Стеллу на руки, взлетел в небо и направился в сторону Кленового леса. За ним со свистом и хохотом полетела вся стая Летучих Обезьян.

Увидев это, мэр Данор приободрился. Когда Болтуны вновь вышли на улицы, он приказал всем заняться тушением пожара. А затем разослал вестников во все концы Розовой страны. Они должны были сообщить Болтунам в самых отдаленных селах, чтобы те брали косы, вилы и молоты, и направлялись к Кленовому лесу. Там решается судьба Розовой страны!

Элли наблюдала за всем этим по волшебному зеркалу. Вздохнув, она вытерла платком пот с лица.

– Кажется, в Розовой стране Пакиру уже не одержать победу, – прошептала она. – Но хватит ли поддержки со стороны Летучих Обезьян? Вот если бы на помощь милым Болтунам прилетели Черные драконы! Кстати, как у них дела?

Повинуясь ее просьбе, зеркало показало ущелье Черных Драконов. Увы, здесь тоже кипел бой!

Из огромной расщелины то и дело вылетали крылатые змеи и ящеры. Они заметно уступали Варагу и его воинам в размерах и силе, но на их спинах восседали каббары в меховых шкурах. В руках они держали что-то похожее на короткие черные копья.

Поначалу Элли это не очень обеспокоило. Но вдруг один из всадников поднял свое оружие и, прицелившись, выстрелил в брюхо одному из стражей ущелья. Из конца «копья» ударил тонкий черный луч. Страж дернулся всем телом, словно от невыносимой боли и, бросившись в сторону, торопливо приземлился невдалеке от края расщелины. Судя по судорогам, что сотрясали его огромное тело, дракон получил мощный болевой шок.

Элли еще больше помрачнела. Оказалось, что каббары вооружены необычными ружьями, стреляющие парализующими лучами!

– Я даже не знала, что у Пакира есть такое оружие… – прошептала она. – Проклятый колдун, сколько же он еще приготовил для нас неприятных сюрпризов?

Лучевые ружья оказались страшным оружием. Правда, они не могли пробить толстую чешую драконов на спине и боках, но их подбрюшья оказались весьма уязвимыми. К тому же, крылатые змеи и ящеры оказались очень подвижными и быстрыми, и стражам ущелья очень нелегко было за ними угнаться.

Бой кипел с переменным успехом. Наконец, одному из крылатых змеев удалось ускользнуть от преследователей. Он полетел в сторону башни Торна. Его всадник каббар спрыгнул на крышу башни и, потрясая лучевым ружьем, громко завопил:

– Слава Властелину Пакиру! Волшебная страна будет нашей!

И все же Черные драконы были очень серьезным соперником. Крылатым воинам Тьмы не удавалось захватить ущелье. Элли даже показалось, что они и не очень к этому стремились.

– Наверное, Пакир попросту пытается удержать Черных драконов подальше от места будущей главной битвы, – прошептала она. – Но где она произойдет, эта битва? Только я могу решить эту задачу. Но если я ошибусь… даже подумать об этом страшно! Матушка Виллина, как же мне не хватает ваших мудрых советов!

В дверь постучали. Элли повернулась и увидела, что на пороге стоит Дровосек.

– Я собрал всю свою армию у стен Изумрудного города, – гордо сообщил железный человек. – Мигуны, Жевуны, Марраны и арзалы просто горят желанием броситься в бой! Но куда нам идти? Вроде бы, на Изумрудный город никто нападать пока не собирается.

Элли встала и дунула на свою правую ладонь. Вскоре в ее руках появилась огромная книга Виллины. Осторожно поставив ее на пол, юная королева попросила:

– Прошу тебя, книга, ответь на вопрос генерала Гуда! Куда нужно направится его армии? Где может появиться самое большое войско подземного колдуна Пакира?

Страницы книги начали медленно переворачиваться. Наконец, на очередной странице появилась надпись:

«Армия Гуда должна направиться в Лунную страну, к Мертвому лесу».

Дровосек радостно воскликнул:

– Мне знакомо это место! Однажды, во время поисков меча Торна, мы заночевали на опушке Мертвого леса. Элли, я готов хоть сейчас выступить в поход! Со мной пойдет и Том. Этот парень пожелал стать моим оруженосцем и адъютантом. Страшила и Лев тоже жаждут отправиться с нами. Ты не против?

Элли улыбнулась:

– Конечно же, нет! Мне почему-то кажется, что Пакир вряд ли нападет на Изумрудный город. Думаю, его отпугивает близость Невидимой земли. А что касается похода… у вас просто нет для этого времени! Я сотворю много волшебных облаков, и они донесут вас до Лунной страны меньше чем за час. И еще я попрошу Варага, чтобы он прислал хотя бы нескольких своих стражей вам на помощь.

Гуд кивнул. Он хотел было уйти, но вдруг шагнул к юной Хранительнице и заключил ее в нежные объятия.

– Элли, милая… Если бы ты знала, как бешено бьется сейчас мое сердце! Мне кажется, что никогда больше не встретимся.

Девушка вздрогнула.

– О чем ты говоришь, мой дорогой друг! Разве в первый раз вы отправляетесь на войну? Конечно, эта битва будет посерьезнее, чем прежде, но..

Гуд горько усмехнулся.

– Во всем виновато мое шелковое сердце! Гудвин сделал его уж слишком мягким и чутким. И сейчас я предчувствую, что битва возле Мертвого леса может стать последней в моей жизни! Я старый воин, и смерть мне не страшна. Но я только совсем недавно вновь обрел мою любимую Весу – как ее оставить снова одной? И на вашей свадьбе с Алмаром мне страсть как хочется погулять. Мы со Страшилой уже старики, своих детей и нас нет и никогда не будет. Вот мы бы и стали нянчить ваших ребятишек… Но видно, не суждено.

Железный человек смахнул рукой слезы с лица и, повернувшись, торопливо вышел из комнаты.

Элли с криком бросилась за ним вслед:

– Постой, милый Гуд! Я клянусь, с тобой ничего не случится!

На пороге Дровосек обернулся и с грустной улыбкой посмотрел на девушку.

– На войне всякое бывает. Но если со мной случится беда, позаботься о Весе, ладно?

И железный человек ушел.

Элли хотела было побежать вслед за ним, но сдержала свой порыв. Она и сама предчувствовала, что битва в Лунной стране окажется очень тяжелой. И она понимала, что Дровосеку не нужны ее слова сочувствия и утешения. Он был настоящим мужчиной и воином, и знал, на что идет.

Через несколько минут в небе над Изумрудным городом появились белые облака. Они нескончаемой чередой полетели на северо-запад, к Лунной стране.

– Успеха вам, друзья, – тихо сказала Элли, наблюдая за войском Гуда в зеркало. – Сердце подсказывает мне, что вскоре случится что-то страшное и непоправимое. Кто-то из моих давних друзей погибнет. Неужели, это будет Гуд? Или… Алмар? Нет, нет! Милый мой, я готова отдать все на свете, чтобы ты остался жив!

Элли вновь посмотрела в волшебное зеркало и умоляюще попросила, чтобы оно хоть на мгновение показало ее возлюбленного. Но зеркало вместо этого подернулось молочным туманом. Увы, его волшебная сила не распространялась на Подземную страну Пакира.

Глава двенадцатая

Битва на болотах

Армия Волшебной страны приземлилась в Лунной стране, невдалеке от облака синего тумана. По приказу командиров, солдаты выстроились в четыре полка из Марранов, Мигунов, Жевунов и арзалов. Командиры полков держали разноцветные знамена своих стран.

Рядом с Гудом и Страшилом стоял Лев. Он чувствовал себя в прекрасной боевой форме, словно в молодые годы. Нещадно хлеща себя хвостом по бокам, он то и дело издавал оглушительные рыки. Чуть позади стоял Том в доспехах рыцаря. В руках он держал длинное копье, а на его плече висел боевой топор, точная копия топора Гуда. Парень сиял от гордости. Шутка ли – сам прославленный генерал Железный Дровосек назначил его своим адъютантом и оруженосцем!

Неожиданно из толпы солдат вышел… Людушка! В руках он держал большой кухонный нож, за поясом висели деревянная скалка и длинная поварешка, а вместо шлема на голову была надета большая кастрюля.

Увидев его, солдаты не удержались от смеха. Гуд удивленно покачал головой.

– Вот уж не ожидал увидеть тебя здесь, Людушка! Думал, что ты всю войну просидишь в какой-нибудь харчевне, где будешь с утра до вечера рассказывать простодушным арзалам всякие враки про свои подвиги!

Бывший людоед обиженно поджал губы.

– Очень горько слышать такое, честное-пречестное слово! Хотя признаюсь: были у меня мыслишки отсидеться во время войны в каком-нибудь теплом местечке. Ведь папашка мне не раз внушал простую истину: «Сынок, запомни: воевать надо только за то, чтобы твое брюхо было сытым, карман – полным, и голова – целой. А на всех остальных наплюй – пускай сами о себе заботятся!» Но королева Элли так по-доброму ко мне отнеслась, что мне просто ужас как стыдно нынче прятаться под лавкой. Да и с Пакиром мне надо малость поквитаться! – и в выпуклых глазах Людушки промелькнула ненависть.

Страшила понимающе кивнул:

– Верно говоришь, толстяк: доверие нашей дорогой Элли нужно оправдывать. Гуд, давай возьмем этого громилу в наше войско! Только вот оружие у него больше годится для того, чтобы варить на кухне суп!

Солдаты снова покатились от хохота. Но Людушка только ухмыльнулся:

– А по-моему, оружие у меня самое что ни на есть подходящее! Из этих хряков-каббаров я сделаю окрошку, пюре и гуляш!

Когда мы летели сюда, я даже маленький стишок сочинил про это:

Ох, надоело Людушке быть травоедом,

Кушать ветки за завтраком и за обедом.

Лучше сварю из каббаров похлебку мясную, И сотворю из Пакира свиную отбивную!

Солдаты снова закатились от хохота – все, кроме Жевунов. Воины из Голубой страны не понаслышке знали, кто такой сын людоеда, и смотрели на него с нескрываемым подозрением. «Предаст нас этот весельчак, точно предаст! – перешептывались они. – Братья, надо глядеть за ним в оба, чтобы Людушка не сотворил очередную коварную измену!»

Гуд тоже улыбнулся. От шуток Людушки на его душе чуть-чуть полегчало.

– Солдаты! – воскликнул он, подняв над головой сверкающий топор. – Нас всех ждет трудное испытание! В разных концах земли Торна наши братья сейчас бьются с отрядами воинов Тьмы. Королева Элли прочитала в своей волшебной книге, что главный удар Пакир нанесет здесь, в Лунной стране. Эта страна вот уже много лет закрыта синим туманом. Там холодно, в небе днем и ночью светят звезды, а солнце никогда не восходит над горизонтом. Зло давно уже поселилось в этих землях, но у него здесь есть и могучие противники. Мы с друзьями уже дважды бились с врагами на берегах Лунной реки, и дважды побеждали. Разобьем же полчища врага и на этот раз! Да здравствует великий Торн и мудрая королева Элли!

– Ур-р-ра! – закричали солдаты, потрясая над головами оружием. – Слава Торну и королеве Элли!

А потом Гуд решительно зашагал к синему облаку. Вскоре холодный туман поглотил все войско Волшебной страны.

Солдаты невольно приутихли. Только что они стояли на зеленом лугу, и над их головами сияло яркое летнее солнце. Сейчас же они шли по холмистой равнине, покрытой пожухлой травой и редким голым кустарником. Казалось, здесь царила вечная осень. Холодный ветер бил солдатам в лицо, и в нем ощущались запахи гари, словно где-то впереди пылал огромный пожар. Постепенно наверху зажглись мелкие дрожащие звезды.

Вскоре над войском запорхали маленькие белые точки.

– Да это же снег! – изумленно воскликнул Страшила. – Вот тебе и раз. Не помню, чтобы в Лунной стране прежде шел снег.

Дровосек мрачно кивнул. Он и сам ощущал, что в этих краях что-то переменилось. Особенно его беспокоили черные ленты тумана, что колыхались возле самой земли, словно огромные змеи.

Наконец, впереди показались большие, совершенно голые деревья. Это был Мертвый лес. Слева от него виднелась сияющая серебром лента Лунной реки. А справа располагалось большое болото. На нем расположились множество островков, заросших редкими кривыми деревьями и колючими кустарниками.

Гуд озадаченно остановился. Мертвый лес был ему знаком. Но такого большого болота рядом с ним прежде не было!

Вдруг земля содрогнулась с такой силой, что многие солдаты не удержались на ногах и упали. Деревья в Мертвом лесу со скрипом начали раскачиваться. А затем часть из них с оглушительным грохотом провалилась во внезапно раскрывшуюся бездну!

Из образовавшейся пропасти вырвались огромные языки черного огня. Они набросились на оставшиеся деревья, и жадно поглотили их. А затем Черное пламя начало странный, завораживающий танец, словно торжествуя, что наконец-то оказалось на свободе.

Гуд и его войско следили за этим фантастическим танцем как завороженные. Но затем языки Черного пламени вдруг свились в длинный вертикальный столб. Он медленно поднялся ввысь, а затем стремительно полетел к звездам.

Воины армии Света с изумлением глядели в небо.

Дровосек первым пришел в себя.

– Солдаты, готовьтесь к бою! – зычно крикнул он и взял топор наперевес.

Том, стоявший рядом, тихо спросил:

– Дядя Гуд, а славный витязь Фарах придет нам на помощь? Помните, как он помог нам победить врагов возле омута?

Гуд кивнул, и перебросил топор с руки на руку.

– Фарах обязательно прилетит сюда! Жаль, что с нами нет Эльга. Крылатый человек прекрасно знает Лунную страну, и мог бы здорово помочь нам… Ну, кажется, началось!

Из пропасти стали вылетать воины в мохнатых шкурах, сидевшие на крылатых звероконях. Их было несколько сотен. Поднявшись ввысь, всадники темным облаком закружились над армией Гуда, издавая громкие воинственные вопли и завывания.

– Закройтесь сверху щитами! – закричал Гуд. Солдаты тотчас выполнили его приказ, и вовремя, поскольку воины Тьмы начали осыпать их сверху стрелами и копьями.

Гуд с беспокойством наблюдал за этим обстрелом. В него самого попало два копья, но, конечно же, они ни причинили железному человеку ни малейшего вреда.

Одна стрела вонзилась и в грудь Страшиле. Разумеется, соломенный человек не почувствовал боли, но все равно очень огорчился. Вынув стрелу, он стал разглядывать дыру в своем новом зеленом камзоле.

– Э-эх, какой наряд испортили! – сокрушался он. – Ну, держитесь, летающие твари!

Страшила поднял с земли одно из копий и, прицелившись, метнул его в воздух. Копье взлетело вверх на несколько десятков метров и поразило точно в шею одного из звероконей. Животное дернулось, и кувырком полетело на землю вместе со всадником.

Солдаты встретили этот маленький успех радостными криками. А Гуд с огромным удивлением взглянул на своего друга.

– Тьфу, никак не могу привыкнуть к тому, что ты, Изумрудик, по воле Торна стал силачом не хуже меня! Но так точно метнуть копье даже я не смогу.

Страшила ухмыльнулся.

– Великий Торн подарил мне не только силу, но и воинский опыт! Э-эх, побыстрее бы встретиться с этими каббарами лицом к лицу. Уж я бы показал, на что способно соломенное пугало!

Но каббары отнюдь не спешили спускаться вниз, и продолжить бой на земле. Они продолжали кружить над армией Света, и осыпали солдат градом стрел и копий. Казалось, их запас должен был быстро иссякнуть, но этого почему-то не случалось. Как ни закрывались солдаты щитами, все равно с каждой минутой появлялось все больше и больше раненых.

«Элли, где же Черные драконы? – с тоской воззвал Гуд. – Пакир, похоже, дал своим воинам волшебные копья и стрелы. Мы не сможем долго обороняться от бесконечных воздушных атак!»

«Драконы уже близко! – после паузы еле слышно ответила Элли. – Продержитесь хотя бы еще несколько минут! Гуд, я слышу тебя все хуже и хуже… Кажется, вокруг вас появилась стена из Тьмы. Я уже почти не вижу вас в зеркале Стеллы. Оно темнеет…»

Это были последние слова Хранительницы, что услышал Гуд. Присмотревшись, он понял, что вокруг поля боя синяя мгла на самом деле стала сгущаться. Проклятый Пакир все-таки заманил их в огромную ловушку!

Тогда Гуд поднял одно из валявшихся на земле копий и зычно закричал:

– Солдаты, по моей команде открывайте огонь по всадникам!

Раз, два, три!

Солдаты дружно бросили щиты на землю и, сняв луки с плеч, начали стрелять ввысь. Больше десяти стрел нашло свои цели, и сразу несколько всадников, кувыркаясь, полетели на землю.

И в этот же момент среди дрожащих звезд появилось три громадные тени.

– Черные драконы! – в восторге закричал Страшила. – Ура Варагу! Теперь мы покажем этим мохнатым уродам, кто хозяин в Лунной стране!

Он поднял с земли сразу два копья и обоими руками метнул их в небо. Вслед за ними снизу полетели и сотни стрел. Они внесли еще больший хаос в ряды летающих всадников. Но затем Гуд приказал прекратить огонь, поскольку стрелы могли принести вред не только врагам, но и драконам.

Три молодых стража ущелья (увы, больше Вараг не мог послать на помощь армии Гуда – у него и так не хватало сил сдерживать атаки крылатых монстров) ринулись на воинов Пакира, словно орлы на воробьев. Издавая вопли ужаса, каббары начали яростно хлестать по бокам своих крылатых коней, чтобы те быстрее опустились на землю.

Казалось, в битве произошел решающий перелом. Но тут из провала в земле стали один за другим вылетать ужасные монстры, похожие на огромных черных жуков.

– Гуд, а это еще кто такие? – испуганно вымолвил Страшила. – Таких чудищ я еще не видел! Где же проклятый колдун до сих пор их прятал?

Дровосек мрачно ответил:

– Думаю, это звездные легионеры. Наверное, Пакиру все-таки удалось не только раздобыть Черное пламя, но и открыть Врата Тьмы.

Страшила охнул:

– Не может быть! А как же Алмар?

Гуд не ответил. Его сердце сжалось от боли. Неужели Алмар погиб? Бедная Элли…

Но времени для размышлений не было. Вслед за жукообразными легионерами из провала в земле стали вылетать каббары на крылатых звероконях. Их было так много, что у Гуда даже голова закружилась. На этот раз каббары уже не пытались обстреливать противников сверху. Они приземлялись в нескольких десятков метров от армии Света, и вскоре солдатам стало ясно, что каббары хотят взять их в кольцо.

В небе разразилась жуткая схватка. Драконы были атакованы сразу со всех сторон звездными легионерами и всадниками-каббарами. Воины Тьмы первым делом пустили в ход парализующие ружья. Драконы в свою очередь выпустили по врагам факелы огня. Несколько легионеров получили серьезные ожоги и были вынуждены спасаться бегством.

А тем временем Гуд выстроил свою армию клином и бросился на прорыв из кольца, которое все сильнее и сильнее сжималось вокруг его войска. И воины Света и Тьмы наконец-то вступили в рукопашный бой.

Каббары намного превосходили жителей Волшебной страны в силе и росте, но Жевуны, Мигуны и арзалы были куда более ловкими и быстрыми. Долгие месяцы военных учений под руководством Дина Гиора не прошли для них даром: солдаты умело обращались с любыми видами оружия и успешно противостояли бешеному натиску каббаров. Но все же они в основном только оборонялись.

А вот Марраны сразу же задали каббарам жару. Разящие удары их мечей наносили войску Тьмы большой урон. Даже если кто-то из Марранов терял оружие, то не отчаивался, а высоко попрыгивая, начинал наносить мощные удары кулаками точно в головы каббаров. И почти каждый такой удар кончался нокаутом!

Особый ужас у каббаров вызывали Дровосек и Лев. Железный человек с такой силой размахивал своим огромным топором, что враги отлетали от него, словно кегли. А Лев со страшным рыком бросался на каббаров, как кот на мышей. И хотя отважный царь зверей получил несколько болезненных ран, его отвага повергала воинов Тьмы в ужас.

Страшила тоже не терял времени даром. Он сломал небольшое дерево и стал охаживать им врагов. Каббары с поросячьим визгом врассыпную бросались от него. Они не могли понять, как соломенный человек мог оказаться таким невероятным силачом, К тому же он был неуязвим. Через час после начала битвы Страшила стал напоминал подушечку для иголок – так много в его груди и спине сидело стрел и кинжалов. Но Изумрудик, казалось, даже не замечал этого.

– Это вам гостинец от Элли! – кричал он, нанося очередной сокрушительный удар. – А это от Великого и Ужасного Гудвина! А это лично от меня, Страшилы Мудрого!

Рядом с ним дрался Людушка. Бывший Людоед как всегда не мог удержаться от шуток и прибауток. Дерясь с каббарами, он заодно рассказывал массу веселых историй из своего детства, читал только что сочиненные издевательские стишки и всячески насмехался над уродливостью каббаров. Воины Тьмы были настолько взбешены, что не могли ни разу попасть стрелами в огромного Людушку.

Но постепенно стало сказываться огромное количественное преимущество армии Тьмы. Каббарам удалось оттеснить воинов Света к болоту. Многие Жевуны, Мигуны и арзалы, не выдержав натиска, вступили в болотную жижу и побрели к ближайшим островкам. Каббары пытались их преследовать, но они были слишком тяжелы и мгновенно проваливались по пояс.

Гуд с тревогой наблюдал за отступлением своего войска. Каббары перестали прибывать из Подземной страны, но их все равно было слишком много. Еще больше Гуда тревожило, что нигде он не видел ни Пакира, ни маршала Хорала. Это было очень странно. Если именно здесь, в Лунной стране, должна была произойти решающая битва между силами Света и Тьмы, Пакир бы непременно принял в ней самое активное участие. Но он так и не появился. Неужто, Элли ошиблась, и проклятый колдун нанесет главный удар где-то в другом месте?

Каббары сомкнули ряды, словно повинуясь какой-то неслышной команде и, выставив вперед копья и алебарды, медленными шажками стали теснить армию Света к болотам. Как ни сопротивлялись Гуд, Лев, Страшила и отряд Марранов, устоять под эти натиском оказалось невозможно.

– Уходим на острова! – наконец, вынужден был отдать приказ Гуд. Он взглянул наверх и увидел, что ни драконов, ни крылатых легионеров там больше нет – видимо, воздушный бой переместился в какое-то другое место.

Повинуясь приказу командира, все солдаты повернулись и побежали к болоту. Как ни странно, каббары их особенно не преследовали. Это встревожило Гуда. Какой же еще сюрприз подготовил для них коварный Пакир?

Гуд последним ступил в жирную болотистую жижу. Под его ногами мягкое дно заметно прогнулось, но все же выдержало вес железного человека.

Том шагал рядом. Лицо юноши было усталым, но довольным. Торн подарил ему не только облик человека, но и опыт умелого бойца. И Том как следует воспользовался этим опытом! Он сражался так умело, что успел поразить более двадцати каббаров. Сам он тоже получил несколько ран, к счастью, не опасных.

– Дядя Гуд, а почему каббары нас не преследуют? – простодушно спросил юноша, бредя по колено в густой жиже.

– Сам удивляюсь, – ответил Дровосек. – Мы ведь можем пройти все болото, и выйти к берегу Лунной реки! В ее водах всегда отражается яркая Луна, и при ее свете сражаться нам будет намного проще. Наверное, каббары просто не знают про это…

Едва Гуд и Том добрались до ближайшего острова, как поверхность болота вдруг вздрогнула. То там, то здесь в бурой жиже начали всплывать большие темные пузыри. А чуть позже на поверхности появились десятки, сотни извивающихся щупальцев!

– Осьминоги! – ахнул Дровосек. – Глазам свои не верю… Как же они попали из подземного моря сюда, в болото? Теперь я понимаю, почему каббары нас не преследовали…

Действительно, каббары выстроились в нескольких десятках метрах от края болота. Они знали жестокий нрав осьминогов, и откровенно побаивалась попасть им под горячее щупальце. Взяв луки, каббары стали обстреливать острова, где находились солдаты Света.

Гуд сразу оценил опасность создавшегося положения.

– Вперед, солдаты! – закричал он. – Нам надо быстрее достичь берега Лунной реки, иначе мы погибли!

Воины Света вновь бросились в мутную жижу и побрели к противоположному краю болота. Осьминоги поплыли за ними вслед, но они были слишком громоздки и неповоротливы, да и болото оказалось слишком мелким.

Гуд шел в арьергарде своей армии. Он шел по пояс в жиже, но это не мешало могучему воину уверенно орудовать своим страшным топором. Осьминоги плыли за ним вслед, но никак не могли подобраться к могучему воину.

Постепенно Гуд начал вязнуть в болоте. Сначала он погрузился по пояс, потом вода дошла до груди. Это не мешало ему наносить мощные удары по осьминогам, и отрубать одно щупальце за другим. Но все же с каждым шагом идти становилось все труднее.

«Выходит, предчувствие не обмануло меня, – с тоской подумал он. – Неужели я утону в этих проклятых болотах? Кто поведет тогда мою армию к победе? А Веса? Что будет с ней?»

До ближайшего острова оставалось десятка два метров, но Гуд уже погрузился в болото по самое горло. Идти становилось все труднее – видимо, суставы его ног понемногу стали ржаветь.

И вдруг рядом в болото рухнуло дерево, подняв фонтаны брызг.

– Дядя Гуд, хватайтесь за дерево! – послышался голос Тома.

Железный человек так и сделал. Ему удалось вскарабкаться на дерево, и по нему добраться до большого острова, заросшего низкими кривыми деревьями и кустарником.

Том вздохнул с облегчением и смахнул пот с лица.

Осьминоги остановились невдалеке от острова. Почему-то они не спешили идти на штурм. Неожиданно они стали перестраивать свои ряды так, что вскоре образовали длинный живой мост, ведущий к берегу. По нему к острову побежали каббары.

– Вот что задумал Пакир, – прошептал Гуд. – Он хочет захватить меня живьем! Осьминогам он не доверяет – уж больно это злобные и неуправляемые существа. А каббары умрут, но выполнят его приказ. Ну что ж, пускай попробуют! Том, уходи, пока не поздно.

И Гуд поднял свой топор, приготовившись к своему последнему бою.

Расстроенный Том запротестовал:

– Нехорошо получается, дядя Гуд! Уж лучше я останусь здесь, на острове, и постараюсь задержать каббаров. А вы идите к реке, да поскорее!

Брови Дровосека сурово сдвинулись.

– Что? Ты отказываешься выполнять мой приказ?

Том упрямо наклонил голову, и сразу же вновь стал напоминать плюшевого медвежонка.

– Это плохой приказ, дядя Гуд! Вы – командующий армией, а я – простой оруженосец. Кто из нас важнее? Обоим нам не уйти, а стало быть, должны уйти вы.

Дровосек не хотел сдаваться, хотя понимал, что Том прав.

– Плох тот генерал, что бросает в бою своих солдат! – негодовал он.

Но Том только мотнул головой.

– А по-моему, плох тот генерал, что проигрывает битву. Дядя Гуд, не забудьте, что королева Элли надеется на вас! Если наша армия потерпит здесь поражение, то вся эта темная сила двинется на Изумрудный город. Кто защитит его от поганых чудищ? Идите, каббары уже близко!

Гуд застонал от отчаяния. Он был бы готов отдать все на свете, чтобы остаться сейчас рядом с Томом и биться до тех пор, пока каббары не навалятся на него со всех сторон. Но что тогда будет с его армией? Страшила и Лев хорошие воины, но командующий армией – он и только он.

– Прощай, малыш! – тихо сказал Гуд и, обняв, поцеловал Тома в лоб железными устами. – Я никогда не забуду тебя.

Повернувшись, он зашагал через заросли кустарника, с трудом передвигая непослушные ноги. Из глаз старого воина ручьями лились слезы. Вскоре его веки заржавели и перестали двигаться, но Гуд даже не заметил этого. Так тяжело ему еще никогда не было в жизни!

А Том поднял щит и взял копье наперевес. Его лицо от волнения покрылось густым румянцем, сердце бешено билось. Он понимал, что настал его последний час.

– Ну, идите сюда, поганки болотные! – закричал он. – Э-эх, до чего неохота погибать в этих вонючих болотах. Я мечтал хоть несколько лет пожить не плюшевой куклой, а человеком, да вот не довелось. Но хоть умру, как человек!

Увидев, что им противостоит всего один воин, каббары издали радостные вопли. Перепрыгивая с одного осьминога на другой, они, наконец, добрались до острова.

Но Том оказался крепким орешком. Он поразил копьем нескольких врагов, а когда копье переломилось, снял с плеча топор – тот самый, что был как две капли воды похож на топор Дровосека. И вскоре в его руках засверкал серебристый круг, неся врагам смерть.

Каббары невольно отступили назад. Несколько из них даже свалились в болото, и тотчас были схвачены и растерзаны злобными осьминогами.

– Ну, что же вы, кабанье отродье! – кричал Том, крутя вокруг головы огромным топором – так, как это делал Дровосек. – Идите ближе, чего трусите? Ведь я один, а вас вон сколько на одного бывшего плюшевого медвежонка! Эх, видели бы меня сейчас мои друзья кукла Роза и лисенок Родни!

Каббары долго не решались приблизиться к одинокому воину.

Даже в их черствых, жестоких душах появилось нечто вроде чувства восхищения перед этим светловолосым юношей с простодушным лицом.

Но затем они опомнились. Трое каббаров сняли с плеч арбалеты и, прицелившись, дружно выстрелили. Короткие стрелы со звоном ударились о металлический панцирь и пробили его. Том пошатнулся. И тотчас последовала вторая серия выстрелов.

Том упал спиной на землю, так и не выпустив из рук топора.

– Дядя Гуд… был бы мной доволен… – с трудом вымолвил он непослушными губами. – Элли…

И он замолк навсегда.

Каббары стояли вокруг него, с удивлением глядя на юношу, который так долго и отважно сражался один против целого отряда. Потом, словно получив чей-то мысленный приказ, они встрепенулись и побежали к противоположному краю острова. Достигнув его, они завопили от злобы. За время, пока они сражались с Томом, Гуд уже выбрался из болота и теперь выстраивал свою армию вдоль берега Лунной реки, готовясь к новой битве.

Войско каббаров обогнуло Мертвый лес с левой стороны, и тоже вышло к берегу реки. Несмотря на огромные потери, армия Тьмы выглядела куда более многочисленной, чем войско Гуда.

Но вдруг поверхность Лунной реки запылала ярким серебристым светом. Вдали, из-за поворота, показались паруса какого-то корабля. За ним следовал второй, третий, четвертый…

Гуд не мог поверить своим глазам. Кто-то пришел к ним на помощь – но кто? Таких чудесных кораблей он прежде не видел!

Когда первый корабль приблизился, оказалось, что на его борту стоят могучие воины в золотистых доспехах и с длинными копьями в руках. И среди них был Фарах! А рядом с ним стоял стройный белокурый юноша и красивая девушка в изящном рыцарском облачении.

– Это войско атлантов… – прошептал пораженный до глубины души Страшила. – Великий Торн все-таки пришел нам на помощь! Гуд, ты видишь нашего старого друга Фараха? А рядом с ним стоят Асмарал, сын Торна, и его жена, юная красавица Дарина. Просто глазам своим не верю!

Солдаты армии Света встретили появление своих нежданных союзников громкими восторженными криками. А каббары, напротив, поняли, что победа ускользает от них, и пришли в бешенство. Они побежали к реке, надеясь не дать атлантам высадиться на берег.

Вскоре на берегу разгорелось жаркое сражение. Каббары словно бы забыли, что такое страх и трусость, и на этот раз бились не щадя ни врага, ни самих себя.

Но атланты были им не по зубам. Отряды витязей один за другим высаживались на берег и бросались в бой с такой яростью, что никто их не смог бы остановить. Гуд, Страшила и Лев ничем не уступали славным витязям. И даже Людушка проявлял чудеса храбрости, чего за ним отродясь не водилось. Он получил немало мелких ран и множество синяков, но даже не замечал этого.

Битва продолжалась несколько часов. Каббары не желали ни отступать, ни сдаваться в плен. Победа была достигнута лишь тогда, когда на землю упал последний воин в мохнатой шкуре.

И тогда над берегами Лунной реки раздалось дружные крики «Ур-р-ра!» Жевуны, Мигуны, Марраны, арзалы и атланты бросились обнимать друг друга.

Страшила взобрался на спину Льва, и могучий зверь носился по полю взад – вперед, издавая оглушительные победные рыки. Из его многочисленных ран сочилась кровь, но Лев не обращал на это внимания.

Фарах, Асмарал и Дарина подошли к Гуду, Страшиле и Льву. Они хотели поздравить генерала с победой, и были весьма удивлены, увидев слезы на глазах железного человека.

– Друзья… благодарю вас за все… – прошептал Дровосек и по очереди обнял трех атлантов. – Сегодня великий день, о котором будут долго вспоминать наши потомки! Но сегодня и самый печальный день… Ведь столько замечательных воинов погибло, защищая Волшебную страну! И Том… Мой славный оруженосец отдал свою жизнь, спасая меня от верной гибели!

Он запнулся, опустив голову.

Асмарал понимающе кивнул, с жалостью глядя на генерала.

– Да, ваши потери ужасны. Боюсь, что никто не сможет помочь вашему горю – ведь здесь, в Лунной стране, не действует чары Белой магии!

Дарина прижала руки к груди, умоляюще глядя на супруга.

– Милый, а если мы перенесем погибших воинов на наши корабли и привезем их в Невидимую землю? Волшебство Торна может их оживить.

Лицо юноши исказила гримаса отчаяния.

– Да, это так… Но ты сама знаешь, Дарина, каких огромных усилий отцу стоил наш поход! Он разом постарел на много лет… Никто из нас не должен был переходить границу между странами Живых и Мертвых, это противоречит законам природы! Отец очень сильно рисковал, когда послал свой флот сначала в Большое озеро, а затем сюда, в Лунную страну… Если мы, вопреки его запрету, привезем погибших воинов в Невидимую землю, то больше никогда не сможем сюда вернуться. Двери в Волшебную страну навсегда закроются!

Дарина печально опустила голову. А Фарах удивленно воскликнул:

– Вот как? Этого я не знал… Нет, такого допускать нельзя! Я ошибся, решив, что решающая битва произойдет здесь, в моей Лунной стране. Но ни Пакира, ни маршала Хорала здесь не было. Значит, главный удар будет нанесен в каком-то другом месте! И если мы заберем с собой погибших воинов…

Он запнулся, но Гуд закончил за него:

– То войску Волшебной страны придется самому биться с армией Пакира, уже не надеясь на вашу помощь?

– Да, это так, – кивнул Фарах, с жалостью глядя на расстроенного Дровосека. – Генерал, решайте сами, как нам поступить. Судьба Волшебной страны в ваших руках!

Гуд умоляюще взглянул на Страшилу. Соломенный человек до сих пор не проронил ни единого слова, что было удивительно. Обычно он всегда торопился высказать свое суждение по любому поводу.

– Что скажешь, Изумрудик? – растерянно спросил Гуд. – Ты самый мудрый из всех нас, тебе и решать.

Страшила по давней привычке приложил палец ко лбу. Из него тотчас показались иголки и булавки – так напряженно размышлял соломенный человек.

– Мудрость подсказывает мне, что нельзя отказываться от помощи атлантов, – наконец, сказал он. – Ведь речь идет о судьбе не только нашей Волшебной страны, но и всего мира! Если Пакир одержит победу, то вскоре Тьма покроет всю Землю, и погибнут миллионы людей. Если бы Алмар был с нами… Увы, боюсь, что Белый рыцарь погиб, так и не сумев закрыть Врата Тьмы. Разве без него мы одни сумеем справиться с ордой звездных чудовищ?

Дровосек еще больше помрачнел. Слова Страшилы показались ему весьма разумными. И все же…

Но Страшила вдруг широко улыбнулся.

– Повторяю – так подсказывают мои замечательные мозги, подаренные самим волшебником Гудвином! Но Великий и Ужасный сделал нам еще два чудесных подарка. Тебе, Гуд, он вложил в грудь любящее сердце, а тебе, Лев – дал испить безграничную смелость. Вопрос такой трудный, что решать должны мы все вместе.

Лев с силой ударил хвостом о землю и зарычал:

– Моя смелость подсказывает, что мы обязательно одержим победу в последней битве! Но мы не должны достигать этого ценою предательства тех из наших братьев, кто остался лежать на этой земле. Знаете, однажды волшебница Стелла подарила нам с Фарамантом и Дином Гиором вечную жизнь, хотя мы этот вовсе и не просили. По-моему, те из воинов, кто сегодня показал чудеса отваги и погиб, куда больше заслужили право жить вечно!

Гуд вздохнул с огромным облегчением. Приложив руку к сердцу, он промолвил:

– Ты слышишь, Изумрудик, как от слов Льва бурно и радостно забилось мое сердце? Вот и весь мой ответ! Мы должны отдать дань благодарности тем, кто сегодня так славно сражался. Честное слово, я буду биться в два раза лучше, если буду знать, что там, в далекой и чудесной Невидимой земле, мой дорогой Том обретет вторую жизнь!

Страшила улыбнулся во весь рот:

– Ну конечно же вы правы, друзья! Разум всегда должен прислушиваться к сердцу и смелости, и важные решения они должны принимать только сообща. Что было бы толку в нашей победе над Пакиром, если бы мы ничуть не жалели своих воинов, и бросали их в бой, словно дрова в огонь? Глядишь, после такой «победы» в наших сердцах поселилось бы Зло, и мы сами стали бы маленькими пакирами. Нет уж, увольте!

Дарина улыбнулась сквозь слезы и обняла Асмарала. Молодой воин тоже не скрывал своей радости. Он в тайне мечтал, чтобы Гуд, Страшила и Лев произнесли именно эти слова!

Больше часа атланты и солдаты армии Гуда осторожно переносили на палубы кораблей тела погибших воинов. Последним на борт флагманского судна взошел Гуд, держа на руках Тома.

Прежде чем положить его на палубу, Гуд поцеловал отважного юношу.

– Прощай, Том, – прошептал он. – Ты был для меня словно сын. Надеюсь, настанет день, когда мы еще встретимся там, в стране Мертвых. Хоть я и сделан из железа, но не собираюсь жить вечно!

Прощание с атлантами было коротким – витязям нужно было как можно быстрее вернуться в море Торна. Гуд, Страшила и Лев долго стояли на берегу и смотрели, как паруса кораблей исчезают за поворотом реки.

А затем Гуд крикнул, обращаясь к своей изрядно поредевшей армии:

– Пора возвращаться к нашим летающим облакам! Мы выиграли очень важную битву, но главный бой еще впереди. И отныне нам надо будет сражаться не только за себя, но и за тех наших товарищей, что сейчас плывут к морю Торна!

Часа через два с зеленой равнины в небо поднялись десятки белых облаков. На них стояли воины Света, усталые, с наспех перевязанными ранами, но со счастливыми улыбками на лицах.

Гуд мысленно связался с Элли и рассказал королеве обо всем, что произошло возле Мертвого леса. Затем спросил:

«Куда нам теперь лететь?»

«В Фиолетовую страну, к дороге Героев! – зазвучал в его голове взволнованный голос юной Хранительницы. – Теперь я твердо знаю – решающая битва состоится именно там!»

«Вот как? – изумился Дровосек. – Выходит, Пакир все-таки решил испытать судьбу, и готов дать главное сражение там, где однажды уже проиграл силам Света? Ну что ж, посмотрим, кто теперь возьмет верх! Элли… Не знаю, как и спросить… Тебе что-нибудь известно про Алмара?»

Но Элли так и не ответила.

Глава тринадцатая

Врата Тьмы

А теперь, мои дорогие друзья, вернемся на несколько часов назад, когда в Подземной стране происходили не менее важные и драматические события.

… Флагманский корабль флота Пакира причалил к острову Тьмы. Остальные корабли бросили якоря в нескольких сотнях метрах от берега. Их капитаны получили от маршала Хорала приказ ни при каких обстоятельствах не трогаться с рейда. И даже известие от крылатых разведчиков о том, что со стороны Южного моря к острову Горн движется Кит и его морское войско, ничего не изменило.

Пакир сошел на причал, держа в руках хрустальный сосуд с Черным пламенем. На этот раз Властелин Тьмы принял облик высокого человека лет сорока, одетого в длинный синий камзол, расшитый золотыми узорами. У него были короткие темные волосы, густые брови и аккуратная бородка. Черты его лица были резкими, но довольно приятными, хотя их немного портил длинный горбатый нос.

Никто не сопровождал Властелина. Маршал Хорал получил приказ оставаться на борту корабля, и в любой момент быть готовым к отплытию. Пакир предупредил его, что как только Врата Тьмы будут открыты, половина флота направится на северо-запад, чтобы принять участие в битве за Лунную страну. Но главный удар Пакир намеревался нанести в другом месте. Где – об этом не знал даже Хорал.

Пройдя через лес серых скал, Пакир подошел к невысокой горе с плоской вершиной. Поднявшись по каменным ступеням, вырубленным в склоне горы, Пакир произнес торжественным голосом:

– Веструм аррам веду! Врата Тьмы, явитесь!

Гора вздрогнула. На ее гладкой поверхности появилась рябь, словно камень превратился в темную воду. А затем из озера ввысь медленно поднялась огромная черная дуга. Внутри нее находились железные створки гигантских ворот, со следами многочисленных металлических заплаток. Створки были слегка приоткрыты, из них вытекала тонкие струйки Тьмы. Рядом с Вратами лежали несколько огромных метеоритов, покрытых рыжими пятнами ржавчины.

– Алларга меграна дашшар! – громогласно произнес Пакир. И тотчас рябь на темном озере застыла, и вода вновь превратилось в гладкий камень.

Пакир не мог скрыть волнения. Настал решающий момент в его жизни! Много тысяч лет назад он сокрушил Мир Облаков, и разрушил великую империю Морефея. По его приказу огромная вихревая воронка втянула сюда, в эту пещеру, Врата Тьмы, а заодно сотни людей Мглы. Там, за титаническими железными створками, начинался туннель, что вел к далеким темным звездам. Через щель между створками постоянно сочились струйки Тьмы, которые накапливались в гигантских подземных резервуарах. Они были соединены с подвалами дворца специальным туннелем. В любой момент Пакир мог открыть заслонки, и Тьма устремлялась в башни дворца. Двумя другими туннелями резервуары были связаны с жерлом Конической горы, что находилась в Волшебной стране, в лесу Призраков, а также с вертикальной шахтой, уходившей к Лунной стране.

Но резервуары наполнялись слишком медленно, и запасов Тьмы не хватало для того, чтобы погрузить во мрак всю Волшебную страну, и тем более – всю Землю. И еще Пакиру очень нужны были звездные легионеры – сотни, тысячи могучих и беспощадных бойцов! А для этого любой ценою нужно раскрыть створки, иначе нет смысла затевать войну.

И вот теперь настал час, который должен был все решить. В руках Пакира наконец-то оказалось Черное пламя. Оно могло сжечь все что угодно – и каменные своды Подземной страны, заколдованные Торном, и сворки Врат Тьмы, выкованные из звездного железа. Теперь нужно лишь уговорить капризное пламя, обладавшее мягким, но в то время и весьма подозрительным и капризным женским характером.

Пакир поднял хрустальный сосуд так, чтобы Ясфирь (так звалось Черное пламя) могло рассмотреть как следует Врата, а затем промолвил мягким бархатистым голосом:

– Милая Ясфирь! Я привез вас на этот остров, чтобы поведать о своем горе.

Языка черного огня сочувственно затрепетали:

– Что же вас так огорчает, милый рыцарь?

Пакир глубоко вздохнул и опустил голову:

– Только вы, с вашей чуткой душою и необычайной добротой, можете понять одинокого и бедного мага. Так случилось, что судьба жестоко насмеялась надо мной! Я родился далеко отсюда, на холодной планете в созвездии Орион. Вот уже многие тысячелетия там обитает племя Черных магов, верой и правдой служащих великой космической Тьме.

– О, как это романтично! – воскликнула Ясфирь. – Я тоже люблю Тьму. А Свет меня раздражает. Он так назойлив и глуп!

– Святые слова! – прочувственно воскликнул Пакир. – Мы, Черные маги тоже не любим свет, особенно тот, который излучает горячий огонь. К счастью, в Галактике горячего огня очень мало, он в основном живет на зеленых, желтых, голубых и белых звездах. Черные маги обладают искусством гасить звезды, и превращать их в темные, красивые и совершенные миры. На одной из таких погасших звезд и появилось ваше племя живого Черного пламени. Ничего прекраснее природа еще не создавала!

Ясфирь затанцевала – настолько ей были приятны слова Пакира.

– Но что же вы, мой друг, делаете здесь, в этом жарком и уродливом мире? – спросила она.

Пакир изобразил на лице вселенскую скорбь.

– Увы, горячий огонь обитает не только на звездах. Он живет и недрах многих твердых мирах, называемых планетами. Обычно он скрыт в глубинах планет, и вырывается наружу только во время извержений вулканов. Мы, Черные маги, проявляем к таким явлениям природы снисходительность. Обычно подземный огонь планет умирает сам собой – так, например, он умер тысячи лет назад на спутнике этой планеты, называемой Луной.

Но существует еще один, самый страшный вид горячего огня! Его создают по своей воле различные разумные существа, которых, увы, немало в нашей Галактике. Поначалу, на заре своих цивилизаций, они создают горячий огонь только для согревания своих тел, приготовления пищи и убийства себе подобных. С этим еще можно примириться. Но затем, с развитием культуры, разумные существа начинают творить горячий огонь и для других целей. Нередко они препятствуют остыванию своих планет и солнц, а порою даже начинают зажигать остывшие черные звезды!

Ясфирь затрепетала.

– Но это ужасно! Неужели разумные существа не понимают, что такими поступками они нарушают гармонию в Галактике?

Пакир горько усмехнулся:

– Увы, для этого разумные расы недостаточно мудры. Они любой ценой пытаются выжить, и ради этого готовы выступить против законов природы! К тому же, им вот уже многие миллионы лет помогает раса Белых магов, наших извечных противников. Белые маги говорят: раз горячий Свет порождает разумные расы на планетах, то он есть жизнь, а Тьма есть смерть!

Ясфирь негодующе воскликнула:

– Но это же нелепо! Тьма породила мою расу, а это значит, что она есть величайшее благо! Хорошо лишь то, что полезно и приятно мне и моим братьям и сестрам. А все остальные разумные расы – всего лишь нелепая ошибка природы.

Пакир поклонился, пряча довольную улыбку на устах.

– Святые слова, дорогая Ясфирь! В них заключена высшая мудрость. Вселенная должны принадлежать лишь избранным, самым мудрым и могущественным существам: нам, звездным магам и вашей прекрасной расе Черного пламени. Вместе мы образуем «золотую элиту» Галактики. А всем остальным, низшим расам, мы в лучшем случае можем лишь милостиво позволить служить нам.

– А в худшем? – тихо спросила Ясфирь.

– А в худшем – мы просто уничтожим этих уродов, – жестко ответил Пакир. – Они никогда не смогут войти в элиту Галактики – зачем же им тогда жить? Любой сад станет прекрасным только тогда, когда в нем останутся лишь чудесные цветы. Все сорняки должны быть безжалостно вырваны с корнем, а трава – ровно подстрижена. Обычные люди всех рас и есть трава Галактики!

Но Белые маги не хотят примириться с этой очевидной истиной. Они называют идею превосходства одних рас над другими глупым словечком фашизм. Они утверждают, что все разумные расы имеют равные права на жизнь. Более того, они хотят, чтобы разумных рас стало как можно больше, и чтобы они жили в мире и согласии между собой! Но для этого нужно, чтобы в Галактике как можно больше зажигалось горячих звезд, и как можно меньше солнц остывало. Вот почему Белые маги – ярые сторонники Света, а мы, Черные маги, напротив, сторонники Тьмы!

– И кто же из вас одерживает победу в этой битве за Галактику? – с тревогой спросила Ясфирь.

– Увы, пока Черные и Белые маги одержали равное количество побед, и потерпели равное количество поражений, – нехотя признался Пакир. – Поэтому так важно, кто же выиграет битву за Землю! Вот уже тысячи веков мы боремся за человечество этой планеты, и никто не может одержать окончательной победы. Четыре раза Белые маги помогали возникновению на Земле могучих рас людей, и четыре раза мы, Черные маги, приводили эти расы к гибели. Самой страшной была война за Атлантиду, в которой погибли все прибывшие на эту планету маги кроме меня и величайшего Белого мага Торна.

Торн и другие Белые маги много сделали для того, чтобы человечества Земли не погибло. Предвидя конец Четвертой расы, они построили три Цитадели Культуры: Вавилонскую башню на Евразийском материке, Александрийскую библиотеку в Африке и Храм Солнца в Южной Америке. Мы, Черные маги, с помощью варваров уничтожили эти сооружения. Но увы, семена Культуры все-таки дали свои бурные всходы, и Пятая раса людей быстро стала подниматься вверх по ступеням цивилизации.

Но прошли десятки веков, и Пятая раса также стала клониться к упадку. Планету Земля потрясали все новые и все более страшные войны. Людьми вновь правила алчность, эгоизм и звериная жестокость к своим более слабым собратьям. Самые сильные и богатые создали свою собственную «золотую элиту», а всех остальных обрекли на жалкое прозябание и гибель. Элита Земли перестала думать о будущем, стала равнодушны к чужим детям и превратила культуру в средство для удовлетворения своим самых низменных страстей. Мы, Черные маги, всегда предсказывали именно такой ход событий!

– Вот как… – озадаченно померкла Ясфирь. – Мне почему-то даже стало жаль этих несчастных людей. Может быть, нужно оставить их в покое? Если их расе суждено умереть, то пускай все происходит естественным путем!

Пакир недовольно нахмурился. «А это Черное пламя не так уж глупо, – с раздражением подумал он. – Нужно быть с ним осторожнее…»

– Увы, есть еще одно, очень важное обстоятельство, милая Ясфирь! Торн предвидел неизбежный конец Пятой расы. И потому он построил новую, неприступную Цитадель! Это – Волшебная страна, в которой вечно живет Свет и Добро. Чтобы варвары никогда не смогли разрушить ее, Торн закрыл ее для людей великой пустыней и Кругосветными горами. А еще Торн помог построить обитателям этой страны чудесный Изумрудный город, похожий на то огромное скопление горячих зеленых звезд в центре Галактики, где живут Белые маги.

Пока существует Изумрудный город, разумная жизнь на планете Земля не погибнет! Добро, живущее в Волшебной стране, создает такое мощное излучение, что оно постоянно воздействует в разных частях Земли на души миллионов детей, и не дает им превратиться в невежественных и жестоких варваров. Когда эти дети вырастут, они превратятся в новую, Шестую расу людей, более совершенных, чем нынешние. Если мы, Черные маги, сумеем уничтожить и эту расу, то ей на смену непременно придет Седьмая раса, и так далее. А это значит, что окончательная победа в Галактике все-таки окажется за Белыми магами!

Вот почему так важно сокрушить Волшебную страну и разрушить Изумрудный город. Но мое войско слишком слабое и трусливое. Я не могу никому доверять, даже своим ближайшим помощникам! В этом и заключается мое горе. Судьба Галактики в моих руках, но ныне я один, совершенно один! Только вы, дорогая Ясфирь, можете склонить чашу весов в этой борьбе на нашу сторону!

– Но чем же я могу помочь? – удивилась простодушная Ясфирь. – Я такая маленькая и слабая…

– О-о, вы куда могущественней, чем вам кажется! Перед нами находятся Врата Тьмы. Много тысяч веков назад я вместе с другими Черными магами именно через эти Врата пришел сюда, на Землю. Но затем наши враги, волшебники Света, сумели с помощью коварного обмана закрыть Врата. Если бы их удалось вновь открыть, сюда бы хлынула чудесная, хрустальной чистоты Тьма! И тогда я бы смог наконец-то выполнить свою миссию, и очистить Землю от скверны. Но открыть створки из звездного железа мне не под силу. Только вы, мой темный ангел, способны сотворить такое чудо!

Языки Черного пламени нежно затрепетали. Как все женщины, Ясфирь было очень тщеславно.

– Что ж, я попробую сотворить для вас это чудо, мой друг, – нежно промолвила она. – Поднесите, пожалуйста, меня поближе к створкам. Думаю, одного моего прикосновения хватит, чтобы звездное железо запылало и превратилось в прах!

Пакир мысленно возликовал. Оказалось, что обмануть Черное пламя совсем нетрудно. Ясфирь еще очень молода, и к счастью, ничего не знает о коварстве Черных магах. А когда узнает, будет слишком поздно…

С довольной улыбкой он зашагал к Вратам. Но вдруг из-за огромного метеорита вышел воин в рыцарских доспехах и преградил ему путь.

Пакир нахмурился. Его глаза стали наливаться бешеной злобой.

– Кто ты такой? – едва сдерживаясь, спросил Властелин. – И как ты здесь оказался? Разве тебе не известно, что я под страхом смерти запретил кому-либо вступать на этот остров?

– Я приехал на твоем корабле, – спокойно ответил незнакомец.

– Разумеется, тайно.

– Ах, вот как… Предатель, неужто ты перешел на сторону бунтовщиков?

Рыцарь покачал головой.

– Нет, это прежде я был предателем… А теперь я выбрал другой, верный путь, и буду идти по нему до конца.

И рыцарь обнажил меч.

Пакир затрясся от злобы. Поставив на соседний метеорит сосуд с Черным пламенем, он закричал:

– Ну что ж, глупец, я позабочусь, чтобы твой путь оказался очень коротким!

Он щелкнул пальцами, и тотчас начал расти. Через несколько секунд Пакир превратился в великана. Он вновь щелкнул пальцами, и в одной его руке появилась чудовищных размеров шипастая булава, а в другой – столь же громадная секира.

Дональд вздрогнул. Он был готов к смертельному бою, но в битве с таким великаном у него не было ни единого шанса на победу!

Вдруг Черное пламя взволнованно затанцевало:

– Подойдите ко мне, незнакомец, – неожиданно попросило оно.

Пакир злобно взглянул на Ясфирь. Он хотел было грубо одернуть ее и приказать замолчать, но вовремя сдержаться. Черное пламя не было его слугой, и ссориться с ним сейчас было весьма некстати. Кто знает, что может выкинуть это капризное, и очень опасное существо?

Дональд заколебался. Он боялся Черного пламени, но что-то подсказало ему: странное создание настроено к нему дружелюбно.

Он подошел к железной глыбе и осторожно взял в руки хрустальный сосуд.

Ясфирь подняла над краем сосуда три тонких черных языка и осторожно провела им вдоль шлема. Дональд вздрогнул, но все же удержался и не отшатнулся.

– Вижу под этой железной маской твое лицо… – едва слышно прошептала Ясфирь. – Мне кажется, что ты красив и лицом, и душою… Не думала, что люди могут такими! Там, во дворце Пакира, я встречала только уродов. Но ты совсем другой… Пожалуй, я помогу тебе, смелый юноша.

Ясфирь высоко взметнула языки своего пламени и промолвила:

– Мне жаль этого рыцаря. Пакир, ты не имеешь права использовать свое колдовство против того, кто лишен магической силы. Я хочу, чтобы ваш поединок был честным!

Пакир взвыл от ярости. Вот уже много тысяч лет никто не смел ему так нагло противоречить! Но обижать Черное пламя было нельзя. Скрежеща зубами, Пакир вновь принял свой прежний облик. Уменьшилось и его оружие, булава и секира.

– Хорошо, пусть будет по-твоему, – процедил колдун сквозь зубы. – Я и так легко разделаюсь с этим мерзавцем! А потом сниму с него шлем и посмотрю, кто же таков этот безумец, осмелившийся бросить вызов самому Властелину Тьмы!

Пакир ринулся на Дональда, готовясь сокрушить его первыми же ударами. Но колдун очень спешил, и эта спешка мешала ему проявить все свое боевое искусство.

К огромному изумлению Пакира, его неведомый противник оказался очень умелым бойцом. Рыцарь умело отражал все сыпавшиеся не него удары, а затем изловчился и нанес колющий удар Пакиру прямо в сердце!

С диким воплем Властелин отпрыгнул в сторону. Бросив булаву, он осторожно прижал правую руку к груди, а затем взглянул на окровавленную ладонь.

– Ты посмел меня ранить? – хрипло вымолвил он с огромным изумлением. – Просто не могу поверить своим глазам… Клянусь, твоя смерть будет ужасной, незнакомец! Но не надейся – твой меч не причинил мне большого вреда. Ведь у меня нет сердца, ха-ха!

И Пакир набросился на противника с новой силой.

Постепенно Дональд стал уставать, и начал отступать к краю горы. Ясфирь тревожно танцевала, с жалостью глядя на юношу. Он нравился ей куда больше, чем Пакир. Но поединок был честным, и она не знала, как помочь смелому рыцарю.

Наконец, Дональд оказался на самом краю горы. Улучив момент, он взглянул вниз и содрогнулся. Перед ним открылась глубокая пропасть, на дне которой виднелись остроконечные скалы, возле которых бушевал прибой.

«Неужели я погибну так бесславно? – с тоской подумал Дональд. – Что скажет Элли, когда узнает о том, что я так и не сумел помешать Пакиру открыть Врата Тьмы? Увы, я прожил бесполезную жизнь, и умру так же бесполезно!»

Эта мысль вызвала у юноши такую тоску, что он набросился на противника с небывалой яростью. Пакир поневоле вынужден был отступить. Меч незнакомца еще дважды вонзился в его грудь, и хотя Пакиру это не грозило смертью, сильная боль привела его в дикое исступление. Конечно же, рано или поздно он прикончит незнакомца, но сейчас была дорога каждая минута!

Наконец Пакир зарычал от злости, и опустил зазубренную секиру.

– Ну все, хватит, – процедил он сквозь зубы, с ненавистью глядя на противника. – Надоело притворяться благородным рыцарем, у меня просто нет времени на эти дурацкие игры!

Он достал из кармана камзола маленькую коробочку и швырнул ее под ноги незнакомцу. И внезапно на каменной поверхности загорелся яркий костер.

Увидев его, Ясфирь негодующе воскликнула:

– Что я вижу? Это же пурпурный огонь! Ненавижу это дикое, злобное создание. Пакир, как ты посмел в моем присутствии выпустить на свободу эту дрянь?

Пакир расхохотался.

– Я – Властелин, и сам решаю, что делать. А с тобой, дерзкая девчонка, церемонится я больше не намерен!

Схватив хрустальный сосуд, он решительно зашагал к Вратам Тьмы.

Дональд хотел было броситься вслед за ним, но Пурпурный огонь преградил ему путь. Он поднялся выше головы, и расползся по сторонам так, что обойти его стороной оказалось совершенно невозможно. Выбрасывая в небо снопы ослепительных брызг, Пурпурный огонь двинулся на юношу.

Дональд вынужден был отступить. Вскоре он стоял на самом краю горы, Жар, излучаемый пламенем, был настолько сильным, что шлем раскалился и стал жечь ему лицо.

– Ну, вот и конец… – пробормотал он, жадно ловя ртом горячий воздух.

Огонь быстро приближался. Несколько искр уже попали в грудной панцирь, и с легкостью прожгли его насквозь.

Но Дональд вовсе не желал погибнуть в огне. Он повернулся и посмотрел вниз, на остроконечные пики скал, между которых бушевало море.

Настала пора прощаться с жизнью. Чье же имя он произнесет в эти, последние мгновения? Мама? Увы, он ее не помнил… Элли? Он восхищался этой милой и доброй девушкой, но испытывал к ней чисто дружеские чувства. Корина? Да, эта красавица сыграла в его жизни важную роль. Она подарила ему все: здоровье, красоту, воинскую доблесть, власть… Не смогла подарить только счастья – наверное, потому что не любила его. А может быть, это он не любил Корину?

Но совсем недавно он встретил и другую, таинственную и прекрасную девушку. В ее душе царила мгла – так же как и в его душе, и они оба тайно тосковали по Свету! Наверное, она-то и могла стать его единственной любовью…

– Прощай, Ланга! – прошептал Дональд и прыгнул вниз.

Скалы стремительно приближались. Еще мгновение – и всем его мучениям настанет конец…

Рядом внезапно появилась большая черная птица. Она поднырнула под него так, что юноша упал прямо на ее спину. А затем, плавно размахивая крыльями, птица полетела прочь от острова. Вскоре она уже пролетала над кораблями флота Пакира, что стояли на рейде невдалеке от берега.

Дональд хотел спросить: «Кто ты?», но тут кто-то из каббаров заметил странную птицу, и на всякий случай выстрелил ей вслед из арбалета. И стрела впилась в бок юного рыцаря!

Юноша вскрикнул от резкой боли и потерял сознание. Птица, на заметив этого, поднялась высоко в небо и полетела в сторону далеких Хрустальных гор.


Если бы Пакир повернул голову назад, то он увидел бы черную птицу и тотчас понял, что принцесса Ланга спасла его противника от верной гибели. Но сейчас колдуну было не до этого. Он подошел к Вратам Тьмы шагов на тридцать (ближе подходить было опасно), и подняв хрустальный сосуд, злобно закричал:

– Больше не собираюсь церемониться с тобой, наглая девчонка! Хотел вести с тобой по-хорошему, но ты посмела диктовать условия мне, великому Властелину! Теперь я буду разговаривать с тобой по-другому. Ты хочешь полететь к темным звездам, и встретиться со своим племенем?

– Да, конечно! – обрадовалась Ясфирь.

– Что ж, я готов подарить тебе свободу, но для этого ты должны беспрекословно выполнять все мои приказы! Учти: если ты откажешься, я спущусь через глубокие подземные туннели и брошу тебя в расплавленное ядро центра Земли. Ты сильна, спору нет, но даже тебе не справиться с миллиардами тонн расплавленной магмы. Горячий огонь Земли проглотит тебя, словно пылинку! Ну, теперь ты готова повиноваться?

Ясфирь тревожно заметалась в хрустальном сосуде. Она поняла, что попала в ловушку, и вскоре тихо прошептала:

– Да, согласна…

– Вот так-то лучше, ха-ха! А теперь слушай мой первый приказ: сожги створки этих Врат!

Пакир поднял из-под ног небольшой камень и осторожно сунул его в сосуд. Камень тотчас вспыхнул.

Подняв горящий камень над головой, Пакир швырнул его в левую створку. Но внезапно из-за Врат появился огромный человек с гигантским молотом на плече.

Гигант стремительно выбросил левую руку и поймал пылающий камень на лету.

– Ну вот, мы и встретились, Пакир, – зазвучал его громоподобный голос.

Колдун застыл на месте, не веря своим глазам.

– Дром? – едва вымолвил он побелевшими губами. – Откуда ты взялся? И почему…

Он запнулся, но Дром все понял.

– И почему я помню, кто я такой? – губы железного великана раздвинулись в широкой улыбке. – Просто мне помогли друзья. И я вернулся сюда, чтобы по-прежнему исполнять роль стража. Помнишь, маг, что грозит тому, кто осмелится приблизиться к Вратам?

И железный гигант поднял правой рукой молот.

Пакир со сдавленным криком сделал несколько шагов назад. Все его колдовство не помогло бы ему справиться с Дромом – ведь страж сейчас находился при исполнении своих служебных обязанностях, порученных ему тысячи веков назад Советом Белых и Черных магов!

Но вдруг губы Пакира раздвинулись в ехидной усмешке.

– Вряд ли сможешь причинить мне вред, железный чурбан, – сказал он. – Посмотри на свою левую руку!

И на самом деле, левая рука Дрома уже пылала. Даже его тело, выкованное из самого крепкого железа, не могло устоять перед Черным пламенем!

– Проклятье… – пробормотал растерянно Дром. – Напав на стража Врат, ты нарушил закон, который установил Совет Высших магов!

Властелин Тьмы расхохотался.

– Глупец, Совет Высших магов давно уже превратился в пыль и прах! На Земле остались только два мага – я и Торн. Но Торн заперт в своей Невидимой земле, и считай, что мертв. Кто мне может помешать открыть Врата?

– Мы! – вдруг зазвучал чей-то голос.

В небе послышался шум крыльев, и на вершину горы опустился Чангар. На его спине стояли Аларм и Корина. Белый рыцарь сжимал меч Торна, сияющий ослепительным розовым племенем.

Пакир взвыл от бешенства. Он не боялся никого на свете, и не сомневался в своей победе и на этот раз, хотя ему противостояли сразу трое противников: Белый рыцарь, волшебница и дракон. Но драгоценное время уходило, и с каждой ушедшей минутой шансы на завоевание Подземной страны уменьшались.

Он поднял хрустальный сосуд с Черным пламенем и произнес одно из своих самых сильных заклинаний. И сосуд разделился на два меньших сосуда!

Ясфирь издала крик боли, но Пакир не обратил на это ни малейшего внимания. Размахнувшись, он метнул один из сосудов во Врата. Дром пытался поймать его левой рукой, совсем упустив из виду, что эта рука уже расплавилась.

Сосуд раскололся от удара о железную створку. Черное пламя мгновенно охватило железные створки.

Корина в страхе закричала:

– Мы должны бежать, иначе погибнем!

Алмар сдвинул брови.

– Что? Бежать? Пакир, я прилетел сюда, чтобы в честном поединке сразиться с тобой!

Колдун ответил язвительным смехом:

– Ты хочешь битвы, дерзкий мальчишка? Что ж, сейчас твое желание исполнится! Но мне некогда с тобой сражаться – это сделают мои верные слуги с темных звезд!

Черное пламя быстро охватило все Врата, и жадно стало пожирать в первую очередь все его замки и запоры. Наконец, правая створка со страшным скрипом начала приоткрываться. Изнутри повалили клубы Тьмы.

Чангар едва успел взлететь в небо, спасаясь от темного облака. Но чуть позже оттуда стали вылетать огромные жукообразные существа – это были звездные легионеры.

Пакир издал гортанное восклицание, и тотчас с палубы флагманского корабля взлетел его любимый боевой скакун, похожий и на коня, и на ящера. Спустя минуту он опустился возле своего хозяина.

– За мной, моя доблестная армия! – закричал Пакир и, вскочив на коня, полетел на северо-запад. Колдун ни разу не обернулся, словно считал судьбу Алмара и его друзей уже предрешенной.

Звездные легионеры один за другими помчались вслед за своим властелином. Чангар пытался остановить их, но это было невозможно.

Юноша застонал и опустился на одно колено.

– Святой Торн, что же делать? Корина, твое волшебство чем-нибудь может сейчас помочь нам?

Бывшая королева Изумрудного города с усмешкой покачала головой.

– Прости, Белый рыцарь, но сейчас я бессильна. К тому же, я сполна расплатилась с тобой за то, что ты спас меня от гибели в Сером замке. Я вновь превратила Дрома из коротышки в великана – да только что толку от этого?

Услышав ее слова, железный великан встрепенулся. Черное пламя уже расползлось по всему ему телу, которое постепенно начинало размягчаться и терять свою форму.

– Что же стою как столб? – пробормотал Дром. – Страж должен следить за тем, чтобы Врата были всегда закрытыми. И я их закрою, чтобы это мне не стоило! А-а…

Подняв пылающей правой рукой молот, Дром бросился к Вратам. Оттуда все продолжали вылетать легионеры. Дром сбил молотом несколько крылатых чудовищ, а затем нырнул в бурлящие клубы Тьмы и навалился на правую створку. Она начала медленно закрываться.

Легионеры тотчас атаковали Дрома. Но гигант весь был покрыт языками Черного пламени. Оно было настолько разъярено, что тотчас перекидывалось на чудовищ, и они сгорали, словно свечки.

Дром напрягал все силы. Тело уже плохо слушалось его, ноги начинали терять форму. Железный великан понемногу превращался в кусок расплавленного железа. И как он ни старался, не смог закрыть ни один из замков.

На раскаленном лице Дрома вдруг промелькнула усмешка.

– А… зачем мне… замки? – пробормотал он. – Я сам… могу стать… замком!

И в тот момент, когда правая створка наконец-то закрылась, Дром с криком отчаяния прислонился к обеим створкам.

Тьма еще некоторое время клубилась возле Врат, а потом понемногу растаяла. И тогда Алмар, Корина и Чангар увидели, что Врата и их страж отныне превратились в единое целое. Дром погиб, став самым надежным замком на свете!

Изнутри звездного туннеля доносились грохот и оглушительные злобные вопли. Тысячи и тысячи легионеров пытались выйти из туннеля на свободу, но тщетно.

Врата Тьмы были закрыты навсегда.

Глава четырнадцатая

Гора Трех Братьев

По бесчисленным подземным туннелям войско Тьмы текло к поверхности Фиолетовой страны, туда, где через густой лес вот уже десять веков пролегала дорога Героев. Впереди шли отряды людей. Их предки вот уже много веков верой и правдой служили Пакиру, но в сердцах людей все равно жила тайная мечта хотя бы однажды оказаться на поверхности земли и увидеть над головой синее небо и сияющее солнце. И ради исполнения этой мечты они были готовы смести со своего пути любое препятствие.

Маршал Хорал знал это, а потому и решил использовать отряды воинов-людей для атаки на подземное царство короля Таргана. Хорал опасался, что воины-люди могут дрогнуть, если им придется воевать с Жевунами, Мигунами и другими жителями Волшебной страны. Но обитатели царства Мглы не были людьми, внешне многие из них выглядели даже уродливее и страшнее, чем каббары. А потому воины-люди без тени сомнения вступали с подданными Таргана в смертельный бой, даже не догадываясь, что люди Мглы на самом деле могли бы стать для них верными и добрыми друзьями. Увы, коварный замысел Хорала удался на славу! После нескольких часов отчаянной битвы в подземных туннелях полегли почти все воины-люди. Они так и не поняли, как их низко и подло обманули.

По телам воинов-людей словно по мягкому ковру двинулись полчища каббаров. Они с такой яростью напали на подданных Таргана, что изрядно поредевшие ряды людей Мглы поневоле начали отходить ближе к поверхности. И наконец, они оказались в огромной пещере, там, где располагался дворец Таргана.

Сам седовласый повелитель Мглы дрался наравне с простыми воинами. Его могучее тело покрывали многочисленные раны, длинный крысиный хвост был наполовину обрублен. Но руки, похожие на лапы крота, по-прежнему крепко держали меч и боевой топор, а в больших выпуклых глазах светился дух неукротимого воина.

Он стоял на ступенях своего дворца, сложенного из грубо обтесанных каменных глыб, и мрачно наблюдал за битвой. Из всех пяти туннелей, ведущих в пещеру, непрерывным потоком выбегали каббары. Люди Мглы защищались, как могли. Крысоподобные создания рвали каббаров своими острыми, как бритвы зубами, ящеры поражали их глаза плевками ядовитой слюны, черепахи пронзали врагов острыми шипами своих панцирей, пауки метали в них сети из толстой и прочной паутины. Но силы, увы, были слишком неравны. С каждой минутой ряды защитников пещеры таяли, а приток все новых и новых каббаров не уменьшался.

Тарган тихо промолвил:

– Вот и настал конец моему царству… Третий раз мы проигрываем битву проклятому колдуну! Сначала Пакир погубил Облачную Империю, и низвергнул моих далеких предков с неба в темное подземелье. Затем тот же Пакир разбил войско царя Вельтгана, потомка славного императора Баккара, и изгнал людей Мглы из Подземной страны. А теперь Пакир нас достал и здесь, в этих пещерах… За что он так ненавидит наше племя? Ведь мы уже ничем не напоминаем наших предков, что некогда жили в Мире Облаков, словно прекрасные, светлые ангелы. Мы же давно превратились в племя жалких уродцев, которым ненавистна Тьмы, но недоступен и Свет. Похоже, Пакир не успокоится, пока последний из нас не ляжет в землю… Ну что ж, настал и мой черед!

Повелитель Мглы издал воинственный клич и бросился в самое пекло битвы. Его тотчас стали окружать каббары. По-видимому, они получили приказ захватить Таргана живьем, и потому постепенно приближались к королю, не обращая внимания на потери в своих рядах.

Наконец, Тарган остался один против нескольких десятков каббаров. Он отбросил в сторону сломанный меч, и исступленно размахивал своим огромным топором. Каббары старались выбить оружие из его рук, но безуспешно.

Наконец, силы стали покидать старого короля. Задыхаясь, он опустил топор и прошептал:

– Юргод… мальчик мой! Как жаль, что умру, так и увидев тебя напоследок! Я хотел сделать тебя моим преемником, да не успел… Ну, подходите, жалкие твари!

Он вновь поднял топор, готовясь к своей последней схватке. Каббары издали победные вопли и бросились на повелителя Мглы сразу со всех сторон. Один их воинов стал размахивать над головой сетью, намереваясь набросить ее на повелителя Мглы.

Внезапно над ним промелькнула чья-то большая тень. Сверкнуло лезвие меча, и каббар с воплем выронил сеть и упал на колени.

Тарган почувствовал, что кто-то схватил его за плечи и поднимает в воздух. Каббары поначалу опешили, а затем злобно завопили и торопливо стали снимать с плеч арбалеты. Но какое-то крылатое создание стремительно несло Таргана к выходу из пещеры. Пролетев через лабиринт подземных туннелей, оно опустилось на землю перед вертикальной шахтой – той самой, что вела на поверхность.

Только здесь повелитель Мглы сумел разглядеть своего спасителя. Это было крылатый человек, покрытый чешуй, с большими немигающими глазами и плоским, почти незаметным носом.

– Кто ты такой? – хрипло спросил Тарган.

Крылатый человек вместо ответа выхватил из-за пояса длинный мерцающий меч. Повелитель Тьмы отшатнулся со сдавленным криком, но Эльг (а это, конечно же, был он) внезапно улыбнулся:

– Не бойся, король. Я просто хочу приложить меч Мглы к твоим глазам. Там, наверху, солнце еще только клонится к закату. И ты можешь ослепнуть.

Тарган нахмурился. Взяв в руки меч Мглы, он внимательно осмотрел его. Постепенно на лице седовласого старика проявилось удивление.

– Хм-м… я видел в своей жизни десятки мечей Мглы. Но это оружие выглядит очень необычно… О, святое небо, я вижу на его лезвии изображение солнца, и буквы «Б» и «К»! Неужто, это меч когда-то принадлежал моему славному предку, императору Баккару?

Эльг пожал плечами.

– Не знаю! Этот меч я однажды нашел на острове, что находится в подземном море, неподалеку от кораллового архипелага… Но сейчас нет времени рассказывать об этом. Каббары уже близко!

Тарган послушно приложил лезвие к своим глазам. А потом Эльг вновь схватил его за плечи и вынес на поверхность земли.

Первое, что увидел там повелитель Мглы, был Юргод. Могучий грифон только что опустился на землю рядом с дорогой Героев. Вылетев из Изумрудного города, он отвез Гуда и Весу к лагерю возле Большой реки, где располагалась армия Изумрудного города. А затем по настоятельной просьбе Гуда он направился в Розовую страну. К счастью, помощь грифона там не понадобилась: волшебница Стелла вместе с Болтунами, Марранами и Летучими Обезьянами успешно воевали с воинами Пакира. Юргод недолго побеседовал со Стеллой и с Магдаром, и только потом смог наконец-то помчаться в Фиолетовую страну.

Увидев короля Таргана, покрытого многочисленного ранами, Юргод вздрогнул:

– Повелитель… неужели я опоздал? Где же мои братья, люди Мглы?

Тарган мрачно ответил:

– Увы, их больше нет! Мои подданные погибли, как герои. Но ничто не может остановить полчища каббаров! Как только солнце зайдет, они будут здесь.

Юргод с тревогой посмотрел на запад. Солнце уже коснулось зубчатого края леса. Скоро настанут сумерки, и тогда армия Пакира может беспрепятственно овладеть всей восточной частью Фиолетовой страны.

– Выходит, главная битва состоится все-таки здесь? – тихо спросил грифон.

Тарган кивнул:

– Вся затея с Пакира со строительством Лестницы оказалась лишь хитроумным обманом. Не сомневаюсь, что проклятый колдун выйдет на поверхность где-то возле горы Трех Братьев!


Ночь Тагран, Юргод и Эльг провели возле стати Торна. Едва первые лучи солнца позолотили вершины деревьев, как все вокруг внезапно ожило. В северо-западной части неба появилась гряда белых облаков. Они летели против ветра, и потому Эльг понял, что это не обычные облака, а волшебные. Приглядевшись, он увидел, что облака сверху покрыты многочисленными черными точками.

– Это летит армия Гуда! – радостно промолвил Эльг. – Прекрасно! Значит, им удалось разбить войско Пакира в Лунной стране!

Он повернул голову и увидел, что на юго-западе тоже появились облака, но только розового цвета.

– А вот и армия Магдара! Рядом летят какие-то птицы… Нет, это Летучие Обезьяны!

Чуть позже на севере появились облака золотистого цвета. На них к месту будущей битвы летели воины Сказочного народа во главе с Дурбаном.

На сердце Эльга отлегло. Он с надеждой взглянул на запад – туда, откуда должны были прилететь Вараг и его Черные драконы, но ничего там не увидел.

Эльг нахмурился.

– Жаль, очень жаль, – пробормотал он. – Похоже, битва возле ущелья еще продолжается.

Вдруг тишину нарушили глухие раскаты грома. Прислушавшись, Эльг понял, что они доносятся не с неба, а из-под земли, со стороны горы Трех Братьев. Все три ее вершины слегка задрожали, и по склонам потекли первые, пока еще небольшие потоки камней.

Юргод и Тарган сразу же проснулись. Повелитель Мглы взобрался на спину могучему зверю, и грифон, взмахнув крыльями, взмыл в воздух.

– Летим к горе Трех Братьев! – крикнул им Эльг.

Едва он взлетел с земли, как статуя начала раскалываться, и вскоре она с оглушительным грохотом рухнула на землю, подняв тучи пыли. А чуть позже с шумом стали падать и огромные вязы, что широким кольцом опоясывали статую.

Пролетев над лесным массивом, трое воинов стали свидетелем необычайной картины. Невдалеке от Красного озера поверхность земли вдруг заколыхалась и стала подниматься вверх, словно снизу на нее что-то напирало с огромной силой. А затем ввысь со страшным грохотом взлетели глыбы земли и камня. Из образовавшегося провала ввысь взметнулись языки черного пламени. Они мигом поглотили глыбы и превратили их в серый пар.

Эльг в ужасе прошептал:

– Черное пламя… Неужели проклятый колдун все-таки сумел открыть Врата Тьмы? Но если это так, то Аларм погиб, а вместе с каббарами на поверхность могут выбраться…

Крылатый человек запнулся, боясь вымолвить слова «звездные легионеры». Он не раз видел статуи монстров, что стояли по обеим сторонам гигантской лестницы. Страшно было даже представить, сто случится, если орда обитателей темных звезд, хлынет на Волшебную страну. Остановить тысячи чудовищ не сможет никто и никогда!

Черное пламя поднималось все выше и выше. Языки темного огня затеяли странный, завораживающий танец. А затем они свились в длинную колонну, и та медленно поднялась под поверхностью земли и ринулась в сторону восходящего солнца.

Лучи солнца начали гаснуть. Небо затянула серая дымка.

Но это было только началом страшных событий. Из провала в земле бурными клубами повалила Тьма. От нее веяло таких холодом, что Эльг и Юргод вынуждены были облететь столб темного дыма далеко стороной. Они приземлились на горе Трех Братьев, на плоском широком уступе, что поднимался над землей на несколько сотен метров. И почти в это же мгновение там словно бы из воздуха материализовалась Элли. Юная Хранительница использовала дар мгновенного перемещения в пространстве, которым так славилась некогда Виллина.

– Какой ужас… – прошептала Элли, неотрывно глядя на темные клубы, поднимавшихся к небу. – Неужто Врата Тьмы открыты?

Эльг и Юргод озадаченно переглянулись. Они не знали, что сказать. Но Тарган вдруг тихо рассмеялся:

– Вряд ли все так плохо, уважаемая королева. Если бы Пакиру удалось открыть Врата до конца, он бы прожег Черным пламенем много дыр в земле, и мы везде видели бы извержения Тьмы. Но темный фонтан только один! Думаю, что у Пакира не все идет ладно, и он просто пытается запугать нас. Смотрите, извержение прекращается!

Действительно, столб темного дыма стал уменьшаться и вскоре превратился в тонкие извивающиеся струйки. Но Тьма сделала свое дело – все место будущей битвы теперь окутывала серая дымка.

И тогда из провала вдруг поднялся водяной столб. Он с грохотом обрушился на землю и широким потоком понесся в сторону Красного озера. Мутная река поначалу несла только валуны, но потом из глубины водяного столба стали выплывать большие корабли с носами, вырезанными из дерева в форме голов чудовищ. На бортах кораблей стояли сотни каббаров с оружием в руках.

Элли опомнилась от оцепенения, и попыталась заморозить фонтан уводы. Увы, это ей не удалось. Серая дымка сделал свое дело – заклинания Торна здесь не действовали.

Юная Хранительница растерянно посмотрела на небо. Волшебные облака, на которых летели три армии Света, сейчас уже не были видны. Наверное, облакам пришлось спуститься на землю. Дальнейший путь к горе Трех Братьев отряды Гуда, Магдара и Дурбана вынуждены были совершать пешком.

Но вдруг в сером небе появилось небольшое золотистое облачко.

– Это, наверное, летит Стелла, – прошептала Элли. – Нет, это кто-то другой…

Сердце девушки неожиданно бурно забилось. Она издала сдавленный крик и прижала руки к груди.

Эльг встревожено посмотрел на нее, но увидел, что в глазах девушки сквозь слезы просвечивает радостная улыбка.

– Виллина… – шептала Элли. – Сбылась моя мечта – матушка Виллина возвратилась в Волшебную страну!

Через несколько минут золотистое облачко опустилось на каменную террасу. На нем стояла старая волшебница и воин Рохан.

Элли с радостным криком бросилась навстречу старой волшебницы. Виллины с улыбкой обняла свою воспитанницу.

– Матушка… – шептала Элли, не сдерживая светлых слез. – Я уже и не чаяла когда-нибудь увидеть вас!

Бывшая повелительница Желтой страны нежно погладила девушку по вздрагивающим плечам.

– Я и сама не надеялась на это… – тихо промолвила она. – Мне казалось, что я успею умереть в моей родной Гренландии, прежде чем в земле Торна начнется великая война. Но я ошиблась! Плохие вещи случаются куда быстрее, чем мы рассчитываем… Элли, а где Алмар?

Юная Хранительница смущенно взглянула на старушку.

– Не знаю… Он отправился в Подземную страну и, наверное…

Элли запнулась, не решаясь произнести страшные слова: «Алмар погиб». А тем временем фонтан воды стал опадать и, наконец, с шумом вновь ушел под землю. Но свое дело он сделал: почти все зеркало Красного озера было заполнено десятками кораблей. Они приблизились к берегу, и тогда по многочисленным трапам на землю стали сбегать сотни, тысячи вооруженных каббаров. Они быстро выстроились в несколько полков.

– А вот и крылатое войско, – спокойно сказал Эльг и выхватил из-за пояса меч Мглы.

Действительно, на горизонте появилось крылатое чудовище, которое направлялось к горе Трех Братьев. За ним следовали десятки летающих змеев. Хотя…

– Да это же Чангар! – не веря своим глазам, прошептала Элли. – И на нем стоит… Алмар, мой милый Алмар!

Летающие змеи стремительно нагоняли беглецов. Эльг и Юргод переглянулись и тотчас взмыли в воздух и полетели навстречу Чангару.

Черный дракон летел непривычно медленно. На его боках виднелись многочисленные кровоточащие раны. Белый рыцарь стоял, держа в руках арбалет, и стрелял по преследователям. Один из летающих змеев вдруг завопил и, перевернувшись на спину, стал падать на землю.

Его товарищи рванулись вперед, пытаясь достать зубами Черного дракона. Но им наперерез уже летел Юргод. Грифон схватил могучими лапами одного из змеев и разорвал его пополам.

В воздухе закипела яростная схватка. Юргод рвал своих противников клыками и когтями лап, а Эльг ловко поражал их ударами меча. И хотя преимущество в количестве было на стороне летающих змеев, они были обречены.

В это время Чангар с огромным трудом смог приземлиться на каменную террасу. Алмар спрыгнул с его спины и побежал к Элли. Но, увидев стоявших рядом двух людей, остановился словно вкопанный.

– Не может быть… – пробормотал он. – Матушка Виллина! Рохан!

Встреча старых друзей оказалась на редкость трогательной. Виллина нежно поцеловала юного воина, и с гордостью осмотрела его с ног до головы.

– Как же ты возмужал, мой мальчик! И как ты изменился… У тебя появились совсем другие, синие глаза. В них таится такая глубина, что у меня даже голова начинает кружиться… Сколько же ты повидал за эти месяцы?

Губы Алмара искривились в грустной усмешке.

– Мне кажется, я прожил после нашего расставания не месяцы, а века…

Он дружески обнялся с Роханом, а потом повернулся к Элли.

Юная Хранительница с радостным возгласом бросилась ему в объятия. А затем стыдливо отстранилась и смущенно взглянула на старую волшебницу:

– Матушка, я хотела вам сказать…

Виллина понимающе улыбнулась.

– Кажется, я знаю, о чем ты хочешь мне поведать. Что ж, я с самого начала знала, что ваши сердца когда-нибудь соединяться. Жаль только, что сегодня не лучший день для любовных признаний!

Алмар встрепенулся:

– Да, вы правы, матушка… От радости я совсем потерял голову!

Он коротко рассказал друзьям о том, что произошло на острове Тьмы.

– Дром ценою своей жизни закрыл Врата, – закончил он. – Но увы, из туннеля все же успели вырваться более сотни звездных легионеров. Они летят сюда вслед за Пакиром.

Виллина вздохнула.

– Печальные вести… А где же Корина? Я так надеялась на эту чародейку!

– И вы оказались правы, матушка – она нам очень помогла, – промолвил юноша. – Корина сумела превратить Дрома из малыша в великана, и это решило исход схватки за Врата Тьмы. Но потом она наотрез отказалась лететь сюда, в Фиолетовую страну. Корина сказала, что хочет вернуться в ущелье Черных драконов и помочь Варагу и его стражам в борьбе с крылатым воинством Пакира. Пришлось выполнить ее просьбу, хотя это было нелегко. Сами видели, какая стая крылатых змеев за мной гналась от самого ущелья!

– Жаль, – покачала головой Виллина. – Чародейская сила Корины по-прежнему велика, и она могла бы сейчас нам очень помочь!

Элли усмехнулась, но промолчала. Она до сих пор не очень доверяла Корине.

В этот момент на дальнем берегу Красного озера появились сотни воинов. Это была армия Гуда.

Два полка каббаров по приказу маршала Хорала бегом направились к горе Трех Братьев, а остальные выстроились в несколько шеренг и двинулись навстречу воинам Света. Их численное преимущество было подавляющим.

Вскоре на берегу озера вспыхнуло сражение. Впереди как всегда бились Гуд, Страшила и Лев. Людушка на этот раз предпочел оставаться в тылу – его здорово напугала серая мгла, затопившая все небо.

– Э-э, кажется, дела идут плохо… – пробормотал он, дрожа всем телом. – Сколько же здесь каббаров – аж в глазах рябит! А нас – раз, два и обчелся. Где же Магдар и его армия? А где Сказочный народ? И где Черные драконы? Неужто, все погибли? Это плохо, очень плохо! Папашка не раз мне втолковывал: «Сынок, всегда бей более слабых, и беги, когда на тебя нападает более сильный. Запомни: лучше быть трусливой, но живою мышью, чем смелым, но мертвым львом!» Может, и мне пора уносить ноги? Но куда? Может, в горы?

Он посмотрел в стороны горы Трех Братьев и вздрогнул. Людушка обладал отличным зрением, и сумел разглядеть, что высоко над землей, на широкой каменной террасе, стоят несколько человек. И двоих из них он сразу же узнал:

– Тьфу, да это же Элли, честное-пречестное слово! А рядом стоит Белый рыцарь. Выходит, он все-таки жив? А это значит, что Врата Тьмы закрыты. Это меняет дело, клянусь памятью своей любимой мамашки!

Людушка поднял с земли оброненный кем-то меч, и завопил во все горло:

– Ур-р-ра! Белый рыцарь с нами!

Гуд, Страшила и Лев услышали этот крик и взглянули в сторону горы. Поняв, что Людушка не ошибся, они дружно закричали от радости. А затем с удвоенной энергией ринулись на каббаров.

Солдаты тоже приободрились. «Белый рыцарь с нами! – кричали они. – Теперь мы зададим жару эти жирным кабанам!»

Армия Гуда бросилась вперед с таким напором, что полки каббаров дрогнули и начали отступать. Но их численное превосходство было настолько велико, что маршалу Хоралу удалось быстро восстановить порядок. Он взмахнул мечом, и безжалостно зарубил двоих паникеров, а потом, бешено вращая налитыми кровью глазами, рявкнул:

– Вперед, грязные скоты! Я убью любого, кто посмеет отступить хоть на шаг!

Слова маршала возымели свое действие. Перестроив ряды, каббары сумели остановить армию Гуда, а потом перешли в контрнаступление.

Казалось, силам Света не избежать жестокого разгрома. Но тут из клубящегося серого тумана в тыл войску каббаров ударил большой отряд. Это была армия Магдара.

Положение сразу же выровнялось. Сотни хорошо обученных и прекрасно вооруженных Марранов были крепким орешком, и сумели потеснить войско Хорала в сторону Красного озера.

В это время закончилась воздушная битва. Юргод и Эльг получили несколько ранений, но все же сумели разделаться со всеми летающими змеями.

Рохан вздохнул с огромным облегчением:

– Кажется, дела идут неплохо… Алмар, мальчик мой, не пора ли и нам вступить в бой? У меня просто руки чешутся.

Алмар покачал головой и посмотрел на Элли. Лицо юной Хранительницы было непривычно суровым. Это она сумела вопреки всему связаться с Магдаром и вывести его армию сквозь серый туман к месту боя. Сейчас она пыталась связаться с Дурбаном, но это удавалось плохо. И к тому же она ощущала, что со стороны провала в Земле движется нечто страшное…

– Подожди, Рохан, – тихо промолвила Виллина. – Ваша с Алмаром битва еще впереди. А вот и сам Пакир!

Из провала в земле вылетело жуткое крылатое чудовище, напоминающее одновременно и коня, и ящера. На его спине сидел Пакир, закованный с ног до головы в черные железные доспехи. В его овальном шлеме ребристом светились два красных огонька. В одной руке колдун держал длинный черный меч, а в другой – секиру.

Сделав круг над землей, Пакир посмотрел на север – туда, где находилась Невидимая земля. Подняв над головой меч, он закричал:

– Я пришел, Торн! Настал час расплаты! Где же твое непобедимое войско? Неужто эти жалкие коротышки, похожие на улиток, и есть нынешняя армия Света, ха-ха-ха!

Внезапно откуда-то из клубящегося тумана вылетел каменный снаряд. Он врезался в бок крылатому коню, и тот, дернувшись всем телом, едва не сбросил своего всадника на землю.

Пакир наградил бедное животное сильным ударом шпор. И тут же второй каменный снаряд просвистел буквально в нескольких сантиметрах от его шлема.

Рассвирепев, Пакир закричал:

– Кто смеет нападать на меня, Властелина Тьмы?

Из леса, что кольцом опоясывал подножия горы, вышел большой отряд Сказочного народа. Впереди шли великаны Дурбан, Дол, Норт и Вап. Они катили две огромные катапульты. Установив их на ровной площадке, великаны зарядили орудия огромными валунами, и по команде Дурбана выстрелили.

Крылатый скакун сумел уклониться от очередного снаряда, но следующая каменная глыба со страшной силой ударила его в бок. Издав тонкий визг, ящерообразный конь взмыл ввысь и исчез в клубящихся серых облаках, унеся с собой Пакира.

Алмар радостно вскрикнул. Но тут из недр земли начали вылетать крылатые чудовища, один страшнее другого. Это были звездные легионеры.

Виллина посмотрела на побледневшую Элли.

– Настал наш час, Хранительница. Только волшебство может остановить этих монстров!

Элли кивнула, но в глаза ее светилась растерянность.

– Все верно, но мгла… Она не дает магии Торна проявить свою мощь!

Виллина улыбнулась.

– Верно. Но я думаю, Стелла нам поможет…

И действительно, в сером небе вдруг вспыхнул яркий луч. Он ударил прямо на то место, где стояли две волшебницы.

Элли подняла правую руку, на среднем пальце которой сияло золотое кольцо Торна:

– Аннавер веррис мерн! – крикнула она слова старинного заклинания.

Легионеры вдруг почувствовали, что их словно бы окружила стена горячего воздуха. Они попытались преодолеть эту стену и обрушиться на армию Сказочного народа, но стена оказалась непроницаемой. С пронзительными воплями они летали по кругу, словно бы внутри огромного стеклянного конуса, и не могли вырваться за его пределы.

Воины Света встретили этот успех радостными криками:

– Волшебницы сильнее Пакира! – кричали они. – Да здравствует Элли! Да здравствует Стелла!

Бой на берегу Красного озера закипел с новой силой. Каббары некоторое время продолжали отступать, но затем, получив взбучку от разгневанного Хорала, снова бросились в атаку.

Даже отважные Марраны не сумели устоять и стали постепенно отступать к подножию горы. К счастью, вскоре им на помощь подоспел Сказочный народ. Великаны выломали в лесу огромные деревья и обрушивали страшные удары на врагов, уничтожая их десятками. Не меньше паники в рядах врагов вызывали джинны, Они носились над головами каббаров и сбрасывали им на головы камни. Лешие умело метали камни из пращей, а гномы по старой традиции воевали топорами и кинжалами.

Бой шел с переменным успехом. Поняв, что дело плохо, каббары принялись сражаться с невиданным исступлением. Армия Гуда, в основном состоявшая из Жевунов, Мигунов и арзалов, несла большие потери. И только ярость трех неутомимых бойцов – Дровосека, Страшилы и Льва, спасала войско от разгрома.

Но такое положение вещей не могло продолжаться долго. Элли с ужасом ощущала, что ее силы быстро тают. Все труднее и труднее было удерживать звездных легионеров в непроницаемом конусе. От страшного напряжения ее лицо побелело, на лбу выступил пот.

Алмар с тоской посмотрел на Виллину. Старая волшебница улыбнулась:

– Не беспокойся, Белый рыцарь, я помогу Хранительнице.

А вам с Роханом следует спешить к восточному склону. Два взвода каббаров сейчас поднимаются по горный тропам, надеясь напасть на нас с тыла. Настала ваша пора, рыцари!

Алмар и Рохан низко поклонились старой волшебнице, а потом побежали вдоль террасы. А Виллина подошла к Элли.

– Давай возьмемся за руки, девочка, – сказала она. – Вдвоем нам будет легче.

И Элли сразу же ощутила, что ее магическая сила вдруг резко прибыла. Лицо Виллины посерело от огромного напряжения, но все же она нашла в себе силы прошептать:

– Кажется, кое на что я еще гожусь…

Глава пятнадцатая

Рыцари и волшебницы

Алмар с Роханом подбежали к горной тропе, когда первые из каббаров уже почти достигли края каменной террасы. Увидев, что им противостоят всего двое противников, солдаты Тьмы с воинственными криками ринулись в атаку.

Меч Торна сверкал словно молния, и поражал громоздких и неуклюжих каббаров. Солдаты Тьмы скатывались по обрывистому склону и падали в пропасть. Но на их месте тотчас появлялись все новые и новые воины.

Рохан бился с обычным для него хладнокровием. Однажды он успел бросить взгляд на своего юного напарника, и восхищенно покачал головой.

– А ты многому научился, Алмар! – воскликнул он. – Только не стоит так горячиться! Экономь силы, мальчик.

Действительно, вереница поднимающихся по тропе каббаров, казалась, никогда не иссякнет. К тому же, воины Тьмы вскоре изменили свою тактику. Они уже не лезли напролом, пытаясь просто задавить двоих противников своей массой, а делали лишь короткие вылазки. Все остальное время они осыпали противников арбалетными стрелами.

Серебряная кольчуга Алмара несколько раз спасала его от верной гибели. Рохан же искусно закрывался длинным щитом. Но все же спустя некоторое время он был трижды ранен в икры ног, и едва удерживался, чтобы не упасть. Его окружили несколько воинов Тьмы и стали теснить вверх по склону горы.

– Алмар, берегись! – вдруг крикнул Рохан.

Из-за соседнего валуна вдруг выскочил огромный каббар и набросился с топором на юношу. Тот едва успел оборониться мечом, но от могучего удара оружие вылетело из его рук и упало на самом краю пропасти. Каббар расхохотался.

– Хорал! – изумленно воскликнул юноша. – Но как же ты оказался…

– Оказался здесь? – с кривой усмешкой подхватил его фразу Хорал. – Разумеется, мне сейчас положено находиться среди моего войска, что отважно бьется на берегу Красного озера. Но Властелин посчитал нужным перенести меня сюда, на склон горы. Я должен уничтожить двух волшебниц, что сдерживают звездных легионеров. Но прежде я уничтожу тебя, мальчишка!

Подняв окровавленный топор, Хорал шагнул вперед. Алмар бросился к краю горы, но маршал опередил его. Он с неожиданной силой метнул один за другими в юношу сразу пять кинжалов, целясь в незащищенное лицо.

Алмар был на волоске от гибели. Но вдруг перед ним появилось странное существо. Стремительно двигая своими многочисленными тонкими руками, оно сумело поймать все кинжалы!

– Кустар… – пробормотал юноша, не веря своим глазам. – Откуда ты взялся, дружище? А это… неужто это Пеняр?

Живой пень подскочил почти на метр над землей и радостно задрыгал коротенькими ножками. Его тело пересекал длинный вертикальный рубец, но он вновь был живым! Ох, как же Пеняру хотелось рассказать Алмару о том, как Кустар принес его в Розовую страну, где волшебница Стелла сумела вернуть его к жизни! Но увы, Пеняр был лишен дара речи. За то он мог драться за своего дорогого Алмара, да еще как!

Высоко подпрыгнув, Пеняр с силой врезался прямо в живот маршалу Хоралу. Тот даже согнулся от боли.

– Прочь отсюда… – прошипел он, злобно глядя на живрастов. – Это… не ваш бой!

Алмар кивнул.

– Да, вам лучше не вмешиваться, друзья. Мы сами разберемся с Хоралом. А вы помогите Рохану – ему одному трудно бороться с каббарами!

Живрастам очень не хотелось оставлять своего друга, но положение Рохана на самом деле становилось угрожающим. Еще окружили более десятка каббаров, а по склону гору вверх поднимались все новые и новые воины.

Воинственно заверещав, Пеняр бросился на помощь Рохану. А Кустар поднял с земли несколько оброненных врагами мечей, и занял позицию на самой вершине горной тропы. Каббары тотчас осыпали его градом арбалетных стрел, но они не принесли живрасту особого вреда. Стремительно размахивая мечами, он сразил сразу трех противников, и столкнул их в пропасть. Каббары ответили криками злобы и страха. Они поняли, что вверх по тропе им так и не подняться.

– Хорошие у тебя друзья, – процедил сквозь зубы Хорал, поднимая топор. – Ну а теперь посмотрим, насколько хорош ты сам!

Внезапно он метнул топор, метясь не в противника, а в его лежащее на земле оружие. Топор со звоном ударился о меч Торна, и тот упал в пропасть.

Алмар застыл на месте – такого поворота событий он не ожидал. А Хорал тем временем выхватил из-за пояса два длинных кинжала.

– Лучше сам прыгай в пропасть, – угрожающий тоном приказал он.

Алмар сделал еще шаг назад. В бою он использовал все свои кинжалы, и сейчас остался совершенно безоружным. Конечно, серебряная кольчуга Фараха способна выдержать любой удар, но каббар может попросту спихнуть его в пропасть. А потом Хорал вместе с десятками других каббаров может напасть на двух волшебниц. Что же делать?

Хорал неумолимо надвигался, свирепо сверкая налитыми кровью глазами. Юноша отступил еще на шаг, и вдруг почувствовал, что его правая нога повисла в пустоте!

Но неожиданно кто-то поддержал его сзади.

– Ты обронил меч, друг, – послышался знакомый голос.

Алмар обернулся и увидел… Эльга! Крылатый человек держал в руках два меча – меч Мглы и меч Торна. Как же вовремя он подоспел!

Увидев Эльга, Хорал издал бешеный вопль.

– Опять ты мешаешься у меня под ногами, летающая ящерица… С тобою у меня давние счеты. Ну что ж, настала пора поквитаться!

Эльг спокойно кивнул. Он опустился на краю горы, холодно глядя на своего смертельного врага.

– Давно я мечтал об этом дне… Алмар, ты должен как можно быстрее подняться на вершину горы! Пакир находится там.

– Но как же волшебницы? – спросил юноша. – Каббары могут напасть на них!

Вместо ответа Эльг указал своим мечом вдаль. И тогда Алмар увидел, что к горе приближаются три огромных летающих человека. Это были джинны!

– Вместе мы сумеем остановить каббаров, – сказал Эльг. – Белый рыцарь, торопись!

Алмар кивнул. Он взял меч Торна, поцеловал его лезвие и побежал вверх по склону горы.

Хорал даже не взглянул на него. Трясясь от ненависти, он смотрел только на Эльга. Внезапно он метнул оба кинжала, в цель, но крылатый человек ловко увернулся. Тогда Хорал выхватил длинный черный меч. Это был подарок Пакира, обладавший страшной магической силой. Но древний меч Мглы ни в чем не уступал оружию маршала.

Схватка оказалась очень короткой. Оба меча сломались от первого же соударения. И тогда Эльг с пронзительным криком обхватил руками Хорала и спрыгнул вместе с ним в пропасть.


Силы Элли и Виллины таяли с каждым мгновением. И наконец, звездные легионеры сумели вырваться из невидимой ловушки. С пронзительными криками большая часть их понеслась к Красному озеру, на помощь армии каббаров, а два самых уродливых монстра ринулись к горе Трех Братьев – туда, где стояли две волшебницы Света.

Но с высоты им навстречу камнем упал громадный дракон. Это был Вараг! На его спине сидела Корина. Она держала в руке длинный посох. Из него вылетали одна за другой голубые молнии, которые с удивительной точностью поражали легионеров.

На глазах Элли появились слезы радости.

– Матушка, Черные драконы прилетели! – закричала она.

Вскоре в воздухе разразился фантастический бой. Более сотни Черных драконов схлестнулись со звездными легионерами.

И тогда откуда-то с вершины горы послышался дикий вой, полный ярости и боли.

– Пакир! – прошептала Элли. Ее лицо внезапно покрылась смертельной бледностью. – Матушка… Алмар сейчас бьется с Пакиром!

Виллина кивнула. Силы окончательно покинули ее, и она устало опустилась на большой валун. Когда она немного пришла в себя, то Элли рядом уже не было.


Властелин Тьмы стоял на перевале между двумя вершинами горы Трех Братьев, и с мрачным видом наблюдал за ходом грандиозного сражения. Невдалеке издыхал его чудовищный конь. Точное попадание каменного снаряда сломало его ребра и повредило жизненно важные органы. Конь бился в предсмертных судорогах, умоляюще глядя на своего хозяина, но Пакир не удостоил своего старого боевого товарища даже взглядом. Он сам был ранен в бок, и одна мысль об этом приводила Властелина Тьмы в ярость.

Но еще больше Пакира бесило то, что происходило сейчас на берегу Красного озера. Его армия превосходила войско Света по численности почти в два раза, но никак не могла добиться решающего успеха. Более того, противник постепенно окружал воинов Тьмы и теснил их к Красному озеру!

Положение могло спасти только вмешательство звездных легионеров. Но более сотни могучих бойцов беспомощно кружились внутри гигантского невидимого конуса, созданного волшебством трех чародеек Света, и никак не могли из него вырваться. Как ни старался Пакир, ему никак не удавалось погасить луч солнечного света, пробивающий серый купол неба и падающий на каменную террасу.

– Проклятье… – процедил сквозь зубы колдун, трясясь от бессильной ярости. – Вот уж не думал, что жалкие коротышки смогут противостоять свирепым каббарам! Прежде я этих Жевунов, Мигунов, арзалов и прочих жителей Волшебной страны и за людей-то не считал. Простые люди – это трава, по ней можно ходить, даже не замечая ее. Но эта трава оказалась колючей и на удивление гибкой… Смять ее можно, а вот сломать пока никак не удается! Во всем виноват проклятый Дром. Если бы он не закрыл наглухо Врата, то Тьма бы заполнила все поле битвы, и здесь царствовало только мое колдовство! А ныне я не могу уничтожить волшебниц Света… Но кое-что я все-таки могу сделать!

Он поднял руки и произнес одно из самых сильных своих заклинаний. И тогда из темного провала в земле вновь начал подниматься голубой столб воды. – У меня еще есть три десятка кораблей с каббарами… – прошептал Пакир. – Пора пускать в действие мой последний резерв. Варгара тирас модерр!

И вновь по земле потек бурный мутный поток. Заметив это, каббары издали радостные крики. «Подмога, сейчас придет подмога!» – вопили они.

Гуд и Страшила мрачно переглянулись. Они были покрыты многочисленными ранами, и спасала их только полная нечувствительность к боли. А вот Лев уже едва стоял на ногах. Марраны из армии Магдара понесли большие потери – что уж тут говорить о воинах из Волшебной страны? Их ряды таяли с каждой минутой. И если сейчас в воды Красного озера войдут новые корабли с воинами Тьмы, то исход битвы будет предрешен!

Из бурлящего потока воды появился нос первого корабля. Каббары встретили его появление еще более радостными криками. Но вскоре они разом замолкли.

Нос корабля медленно перевернулся на бок, и тогда стало ясно, что самого-то корабля нет! Вместо него в мутном потоке плыли сотни деревянных обломков. А затем из водяного фонтана выплыл второй полуразбитый корабль, третий, четвертый…

Пакир взвыл от ярости, потрясая в воздухе кулаками.

– Проклятье! Кит уничтожил последний резерв моей армии!

Этот эпизод и решил исход битвы. Поняв, что подмоги не будет, каббары растерялись и начали беспорядочно отступать к Красному озеру.

Сознание Пакира помутнело от бессильной ярости. Он напряг все свои силы, чтобы противодействовать силе волшебниц Света. Ему удалось немного пригасить луч солнечного света, и вскоре легионеры смогли наконец-то вырваться из невидимого плена. Но радость Властелина Тьмы оказалась недолгой – на звездное войско с неба вдруг посыпались Черные драконы во главе с Варагом!

Лицо Пакира окаменело. Он понял, что исход битвы висит на волоске. Но не все еще было потеряно…

Выхватив меч, выкованный тысячи веков назад из железа огромной черной звезды, он крикнул во весь голос:

– Белый рыцарь! Я жду тебя!

Из-за гряды камней вышел Алмар. В его руке сиял меч Торна.

– Я здесь, темный Властелин, – сдерживая волнение, промолвил юноша.

Пакир молча бросился на него.

Несколько минут на перевале кипел страшный поединок. Властелин Подземного царства был искусным бойцом, но уроки Рохана и Фараха не прошли для юного рудокопа даром. Он успевал отражать все сыпавшие на него удары, и в свою очередь успевал совершать опасные выпады. Изловчившись, юный рыцарь взмахнул мечом – и левая рука Властелина оказалась перерубленной возле локтя!

Пакир взвыл от боли и отшатнулся. Он произнес колдовское заклинание, которое должно было мгновенно отрастить отрубленную руку, но этого не произошло. Мгла над горой Трех Братьев постепенно рассеивалась, и его магическая сила таяла с каждой минутой.

Завыв от бешенства, Пакир ринулся в новую атаку. Белый рыцарь невольно шагнул назад – и, споткнувшись обо что-то, упал на спину. Меч вылетел из его руки и скатился далеко вниз по обрывистому краю горы.

– Поп-пался! – послышался чей-то злобный шипящий голос. – Теп-перь тебе к-конец, хи-хи!

На грудь Алмару вскочила Карряга – это она коварно поднырнула ему под ноги. Злобное маленькое существо разинуло свою пасть и попыталось укусить юношу в нос, но тот одним движением руки смахнул Каррягу далеко в сторону.

Живая коряга покатилась по земле. Но она быстро вскочила на свои маленькие лапки-корни, и зашипела:

– Уб-бейте его, великий Влас-стелин!

Пакир поднял меч, готовясь нанести решающий удар. Алмар вскочил на ноги, но добраться до меча он не успевал.

И тут рядом с ним вспыхнуло зеленое облачко. Когда оно рассеялось, рядом с Алмаром оказалась Элли. Она решительно загнула вперед и заслонила собой Белого рыцаря.

– Что ты делаешь? – в отчаянии воскликнул юноша. – Уходи, пока не поздно!

Пакир расхохотался. Красные глаза на его шлеме засветились торжеством:

– Поздно, слишком поздно! Да, я проиграл битву, но зато смогу одним ударом покончить с двумя моими главными врагами!

Он вновь поднял меч. Элли прошептала самое сильное охранительное заклинание Торна, но он не подействовало.

Алмар молча взял его за руку. Он понимал, что от смерти им не уйти.

Но вдруг в шлем Пакиру ударил солнечный луч. Колдун закричал от боли и отшатнулся.

По солнечному лучу, словно по ледяной дорожке, стремительно скользила крошечная фигурка в развевающемся розовом платье. Это была Стелла. Спустя несколько секунд она оказалась на склоне горы. Лицо волшебницы были непривычно суровым, глаза пылали от тревоги.

– Не трогай этих детей, Пакир! – закричала она, подняв руки. – Ты уже причинил много горя Волшебной стране, но клянусь Светом, ты не сможешь погубить Элли и Алмара! Если тебе нужна чья-то жизнь – возьми мою!

Пакир некоторое время стоял, ошеломленно глядя на прекрасную чародейку.

– Ириния… – пробормотал он. – Вот наконец-то мы и встретились! Когда-то ты отказалась принять мою любовь, и сумела сбежать из моего дворца. Но сегодня ты сама отдаешься мне в руки. И пусть я проиграл битву, все равно этот день великой мести станет самым счастливым в моей жизни!

Алмар и Элли в ужасе закричали. Они хотели было броситься на помощь Стелле, но не смогли даже двинуться с места.

Пакир размахнулся, готовясь нанести смертельный удар. Никто и ничто уже не могло ему помешать! Но вдруг колдун опустил меч и издал горестный стон.

– Нет, нет, только не это… Столько лет я мечтал убить женщину, оттолкнувшую мою любовь – но я не могу уничтожить всю красоту мира! Я ненавижу Свет, но ведь Тьма бывает еще более прекрасной. Если черные звезды перестанут украшать Вселенную, и превратятся в уродливые, мертвые миры, то зачем тогда жить на свете? Проклятье, я все-таки проиграл!

Отшвырнув меч, он вдруг подпрыгнул и с оглушительным грохотом взлетел в серое небо.

Стелла обернулась. Ее лицо было смертельно бледно, но глаза сияли:

– Тьма уходит с Земли! – помолвила она.


Каббары тоже услышали раскаты грома над горою Трех Братьев и увидели, как черный луч взметнулся к небу и погас. Они сразу же поняли, что это означает, и потому тотчас прекратили борьбу. Провернувшись, он с паническими криками побежали к озеру и стали прыгать в воду. Тяжелые доспехи тотчас увлекли всех на дно.

Через несколько минут все было кончено. Только крылатые легионеры все еще продолжали битву в воздухе, упрямо не желая сдаваться на милость стражам ущелья. Но когда серая мгла начала таять, уступая место свету дня, чудовища с темных звезд не выдержали. Один за другим взмыли ввысь и исчезли среди клубящихся облаков.

Элли тихо сказала, глядя счастливыми глазами на Алмара:

– Ну вот и все…

Эпилог

Прошло пять лет. Однажды, в теплое солнечное утро Страшила подошел к воротам Изумрудного города, держа за руки прелестную маленькую девочку с золотистыми волосами и голубыми глазами. Рядом важно шел Смелый Лев. На его спине восседал темноволосый мальчуган. У него был очень важный и гордый вид, но на всякий случай мальчик крепко держался за гриву могучего зверя.

Возле ворот стоял Фарамант, держа в руках связку крошечных ключей.

– Привет, старые друзья! – улыбнулся Страж ворот и ласково посмотрел на детей. – И вам привет, Аннушка и Том. Собрались погулять?

Лицо Страшилы расплылось в широкой улыбке.

– Уж больно хорошее сегодня утро! Ребятишкам надо подышать свежим воздухом и вдоволь побегать по траве, но их родители очень заняты. Надеюсь, ты не забыл, какой сегодня день, дружище?

Фарамант усмехнулся.

– Ну конечно, помню! Сегодня исполняется пять лет со дня свадьбы наших дорогих Элли и Алмара. Ох, ну и славно же мы погуляли тогда! А сегодня, как я слышал, будет праздник почище прежнего.

Лев рыкнул:

– Еще бы! Ведь тогда, пять лет назад, мы еще никак не могли опомниться от страшной войны с Пакиром. Волшебницы Элли, Стелла и Виллина днями напролет оживляли и лечили наших воинов – до праздников ли тогда было? Но сегодня вечером мы повеселимся на славу. А сколько гостей съедется в город – не сосчитаешь! Из Фиолетовой страны придет делегация зверей во главе с моим сыном Савром. Давненько я с ним не видался!

Фарамант снял со всех зеленые очки, и Страшила вместе с друзьями прошел через ворота и оказался на дороге из желтого кирпича. Слева и справа от дороги расстилалось пшеничное поле, а вдали виднелась зеленая волна леса.

– Вперед, дядя Лев! – закричал Том и выхватил из-за пояса деревянную саблю. Лев грозно рыкнул и неторопливо побежал по полю, следя за тем, чтобы мальчик не свалился с его спины.

Страшила и маленькая Анна пошли за ними вслед. Девочка сначала стала гоняться за разноцветными бабочками, а затем увидела среди колосьев пшеницы синие словно небо васильки, и с радостным смехом стала собирать букет.

Соломенный человек взглянул на восходящее солнце и весело подмигнул ему:

– Славные ребятишки, верно? Я всегда мечтал о детях, но разве они могут быть у простого пугала? А вот моему другу Гуду повезло больше. Они с Весой взяли сразу шестерых приемных детей из Подземного царства: троих ребятишек и троих маленьких каббарчиков. Их родители погибли во время войны. Э-эх, жаль у меня нет такой чудесной и любящей жены, как Веса… Но ничего, зато я стану для Аннушки с Томом самой мудрой и самой заботливой нянькой на свете!

В небе появилось пушистое облачко. Вскоре оно опустилось на пшеничном поле. На облачке стоял Дровосек, держа возле груди Тотошку.

Песик соскочил с его рук и, радостно лая, помчался к своей любимице Анне. Девочка поцеловала его во влажный черный нос, быстро сделала маленький венок из васильков и надела песику на голову. А потом они побежали по полю следом за Львом.

Гуд подошел к Страшиле и нежно обнял старого друга.

– Почему же Веса не прилетела вместе с тобой из Фиолетовой страны? – недоуменно спросил соломенный человек. – Разве она не хочет участвовать в сегодняшнем празднике?

Дровосек рассмеялся:

– Конечно же, Веса прилетит, но чуть попозже. Сейчас она слишком занята – прибирается в Фиолетовом дворце. Сам знаешь, какие шалуны мои ребятишки, особенно каббарчики. Ну, а когда я привез к ним в гости Тотошку, то во дворце воцарился настоящий бедлам! Веса до сих пор не может найти свое лучшее платье и шкатулки с украшениями. Она чуть не плачет из-за этого. Странный все-таки народ эти женщины!

Страшила кивнул. На его лицо вдруг набежала тень грусти.

– Что с тобой? – удивился Гуд. – Ведь сегодня такой замечательный день!

– Да так… Ты упомянул про слезы, и я вспомнил кое о чем. Помнишь, как мы однажды плыли на лодке по озеру Снов? Тогда мне приснился очень странный сон. Будто бы я иду по пшеничному полю вместе с Томом и Аннушкой, но вместо радости в моей душе царит грусть. А потом я увидел в небе белое облачко… Мне очень хотелось, чтобы на нем прилетела наша дорогая Элли, но почему-то я знал, что это невозможно. Наверное, там, в том сне, Элли погибла!

Дровосек успокаивающе погладил друга по плечу.

– Слава Торну, она жива! Все жители земли Торна сделали немало, чтобы твой страшный сон не сбылся, дорогой Изумрудик. Я часто вспоминаю тех, кто отдал свои жизни за свободу Волшебной страны: славного сержанта Понта и его отряд, нашего верного друга Тома, великана Дрома и тех многих воинов, кто сложил головы на берегу Лунной реки. Мы никогда не забудем их!

Страшила кивнул:

– Да, конечно, их имена никогда не забудутся, уж мы об этом позаботимся! Когда Анна и Том подрастут, мы обязательно расскажем ребятишкам историю многолетней войны с Властелином Тьмы. Они будут очень гордиться своими родителями и, наверное, немножко завидовать им.

Дровосек улыбнулся:

– Конечно, будут завидовать, да еще как! Но кто знает – быть может, их жизнь сложится еще интереснее? Ведь в земле Торна так много чудес! И дорогу из желтого кирпича никто и никогда не сможет пройти до самого конца.

Страшила поразмыслил и согласился со своим мудрым другом.

Они пошли вслед за детьми, но тут до них донесся праздничный колокольный звон. Обернувшись, Страшила и Дровосек посмотрели назад – туда, где над золотистым полем пшеницы ослепительно сияли в лучах восходящего солнца вечные башни Изумрудного города.


Рыцари Света и Тьмы

Конец десятой книги

От автора

Ну вот, вы, дорогие читатели, и перевернули последнюю страницу большой истории в двенадцати книгах про Изумрудный город. Конечно же, у всех вас осталось немало вопросов. Как сложилась дальнейшая судьба Дональда, Корины, Ланги, Людушки, Дарины, Асмарала, Парцелиуса и многих других персонажей новой саги о Волшебной стране? Встретится ли Стелла со своим бывшим возлюбленным принцем Баккаром, давно превратившемся в тень, и чем все это закончится? Сможет ли Элли снова повидаться со своими родителями – ведь отныне путь в страну Мертвых для нее навсегда закрыт?

Для того, чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, мало одного эпилога – потребуется еще одна, одиннадцатая книга! Наверное, когда-нибудь я напишу ее, но это будет очень нескоро. Так что наберитесь терпения, а еще лучше, напрягите свою фантазию и придумайте все сами. И тогда вы поймете: Волшебная страна слишком велика, чтобы в ее истории можно было когда-нибудь поставить последнюю точку!

Наверное, каждый из вас нашел в этом сказочном сериале что-то свое. Дети младшего возраста, без сомнения, в первую очередь увлекутся волшебными приключениями старых и новых героев Волшебной страны. Далеко не все им покажется поначалу простым и понятным – ну что ж, надеюсь, эти ребята еще не раз вернутся к книгам о новых приключениях Элли и ее друзей!

Подросткам, возможно, покажется интересным то, что в отличие от чисто детских сказок Л.Ф. Баума и А.Волкова, в моих книгах немало сложных и неоднозначных людей и сказочных существ, в душах которых живут и добро, и зло. Наверное, ребятам будет полезно поразмышлять вместе с Дональдом, Кориной, Лангой и многими другими «о дорогах, которые мы выбираем». И уж конечно, подростки не один час проведут возле карты Волшебной страны. Ведь на ней осталось очень много «белых пятен» – сколько же о них можно придумать еще никем не рассказанных историй! Не сомневаюсь, что среди тысяч и тысяч юных фантазеров и сказочников когда-нибудь обязательно появится новый летописец Волшебной страны.

Ну, а самым большим детям – тем, кому уже за тридцать лет, – наверное, будет любопытно вернуться в чудесную страну своего детства, и увидеть ее по-новому. Наверняка, кто-то с удивлением отметит, насколько книги сериала «Изумрудный город», несмотря на их американские корни, пронизаны чисто русским космизмом, идеями В.Вернадского, чуждыми для эгоцентрического Запада мыслями о тщетности извечной погони за богатством и успехом, о соборности, о судьбе как служении…

Впрочем, разве какому-либо автору дано заглянуть в души и разумы своих читателей, настоящих и будущих? Но я твердо верю, что когда-то на Земле будет построен прекрасный Изумрудный город – главная Цитадель Культуры нового, Третьего тысячелетия, символ Света и Добра. А затем в разных странах появятся множество маленьких сказочных городков. Каждый из них сумеет по-своему согреть сердца тысячам детей. И тогда сбудется предсказание Властелина Тьмы Пакира: пока в небе будут сиять башни Изумрудного города, разумная жизнь на Земле никогда не угаснет!

Надеюсь, что среди моих читателей окажется немало строителей будущей всемирной Волшебной страны детства. Ну а пока открою сокровенный секрет: каждый из вас может хоть завтра отправиться в сказочное путешествие! Когда вам придется совершать очередной полет в самолете, постарайтесь не думать со страхом о террористах и прочих слугах Тьмы. Слишком много чести для подобной мерзости! Лучше поменяйтесь местами с соседями (те, наверное, уже давно не верят в сказки) и, усевшись рядом с иллюминатором, не отрываясь, разглядывайте чудесную панораму Мира Облаков. Клянусь, что однажды сердце ваше сладко вздрогнет, и вы увидите страну, в которой когда-то вы жили тысячи лет назад, в своих предыдущих воплощениях! Со мной однажды такое случилось на пути из США в Россию – не сомневаюсь, что рано или поздно повезет и вам.

И тогда уже никто и никогда не сможет заставить вас сойти с чудесной дороги из желтого кирпича, которая ведет к Изумрудному городу вечного счастья и добра.

Сергей Сухинов

P.S.


1. Выражаю особую благодарность за помощь в работе по созданию и переработке этого сериала заслуженному деятелю искусств России, художнику Леониду Викторовичу Владимирскому; автору сайта EmeraldCity.ru Анюте Кругловой; энциклопедисту Волшебной страны Дмитрию Пелагейченко, а также моим американским друзьям из Международного Клуба волшебника Оз: вице-президенту Клуба Питеру Ханфу (штат Калифорния), переводчику всех моих книг о Волшебной стране Питеру Блайстоуну (Нью-Йорк), автору саттей о моем творчестве профессору Стивену Теллеру (Питсбург), моему издателю Маркусу Мебесу (штат Пенсильвания).


2. Вот уже несколько лет я работаю над последней, одиннадцатой книгой сериала «Хроники Волшебной страны» (рабочее название), которая расскажет о дальнейшей судьбе многих главных персонажей: Корины, Дональда, Эльга, Людушки-Голубушки, Агнет Прекрасной, принца Баккара, грифа Юргода, принцессы Тьмы Ланги, Парцелиуса – и самого Пакира!

Также я недавно написал первую книгу из нового, детского сериала о Волшебной стране «Приключения Простика, или Радужный мост». Она называется «Замок нашего двора».


До новой встречи в Волшебной стране!


Купить книгу "Рыцари Света и Тьмы" Сухинов Сергей

home | my bookshelf | | Рыцари Света и Тьмы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу