Book: Король Людушка



Король Людушка

Сергей Сухинов

Король Людушка

Купить книгу "Король Людушка" Сухинов Сергей

Награды

В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ.


5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу».

Дорогие дети всех возрастов!

Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский.

Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского.

Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь?

К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было.

Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя.

Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Л.Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым.

Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет!

А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце.

В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства!

До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем!

Сергей Сухинов
Король Людушка

Часть первая

Ответный удар

Король Людушка

Глава первая

Владыка приказывает

Людушка проснулся от дикого шума и грохота. Вскочив со своей постели, он босиком побежал по каменному полу к окну. Выбежав на балкон, он задрожал от страха.

На Подземном море бушевал шторм. Огромные пенные волны ударялись о береговые скалы с такой силой, что каменные исполины дрожали под их яростным напором. В мглистом воздухе то и дело взметались мириады холодных брызг. Некоторые долетали даже сюда, до подножья дворца Пакира, расположенного более чем в миле от береговой линии.

Людушка побледнел от вида этого буйства стихии. Однажды он уже побывал здесь, на острове Горн после неудачной битвы с Белым отрядом, и ничего похожего не наблюдал. Тогда с ним встретилась принцесса Ланга и приказала неудачливому людоеду поселиться в Сером замке, что находился в лесу Призраков. Людушка согласился – а что ему оставалось делать? Он и не подозревал, что хитроумная принцесса Тьмы сумеет хитростью заманить туда саму Элли, нынешнюю правительницу края Торна! А затем в лес Призраков прилетела сама Ланга и унесла Элли через жерло вулкана сюда, в Подземную страну. Может быть, Владыка недоволен этим, и потому поднял на Подземном море такую жуткую бурю? Или, тьфу, тьфу, даже страшно подумать – Пакир недоволен им, Людушкой, и дал выход своему гневу там, на море?

Где-то над головой Людушки послышалось хлопанье крыльев. Бывший людоед поднял голову, и увидел, как прямо над ним, на одном из длинных черных «шипов», торчащих в разные стороны из огромного шарообразного дворца, уселась длиннохвостая тварь. Она свесила вниз зубастую голову и что-то прошипела, сверкая большими красными глазами.

– Что-что? – струсив, спросил Людушка. – Простите, уважаемая тва…, то есть, милый, замечательный дракончик, но я ничего не понял. Вы чего-то хотите от меня?

Драконообразная тварь зашипела еще громче и раздраженно захлопала крыльями.

– Не понимаю, – пожал плечами Людушка. – Переведите, пожалуйста!

Вместо этого зубастая тварь вместо этого внезапно ринулась вниз, вцепилась когтями в куртку бестолкового толстяка и подняла его в воздух.

– Ой, ой, ой! – завопил Людушка, отчаянно замахав руками и ногами. Но летающая тварь не обратила на это внимание. Она поднялась к верхней части огромного черного дворца, и опустила Людушку на большой роскошный балкон.

Людоед изрядно струсил. Он решил, что вот-вот ему предстоит новая встреча с Лангой. Наверное, принцесса Тьмы разгневалась на него. Но почему? Что он сделал плохого? Ну, разве что разрешил этой девчонке Элли встретиться со старухой Весой в лесу Призраков. И когда слуги Тьмы попытались помешать ему, слегка тряхнул кое-кого из этих черных коротышек за шиворот. Может, кто-то из них нажаловался Ланге?

Распахнулась резная дверь, и на балкон вышел звероподобный маршал Хорал, похожий на кабана, вставшего на задние лапы. Он так свирепо поглядел на Людушку, что людоед рухнул на колени и, весь дрожа, прижал руки к груди.

– Пощадите меня, миленький Хорал! – взвизгнул Людушка. – Я не хотел сделать ничего плохого, честное-пречестное слово! Эта девчонка Элли – самая настоящая колдунья. Она каким-то образом замутила мне голову, и заставила пригласить ее на прогулку по лесу Призраков. Но принцесса Ланга не запрещала мне…

– Замолчи, глупец! – рявкнул Хорал. – Не Ланга, а сам великий Пакир приказал привести тебя во дворец. Соберись с мужеством, ничтожество, сейчас тебе предстоит предстать перед самим Властелином Тьмы!

Людушка аж рот раскрыл от изумления. Что? Он увидит самого Пакира?

Хоралу пришлось схватить толстяка за шиворот и поставить на ноги. Но колени у Людушки тотчас подогнулись от страха. Хорал забеспокоился: что же делать? Властелин не любил ждать. Пакир и так был разгневан до крайности тем, как плохо воевала его армия с пришельцами из Волшебной страны. Сам Хорал, просто чудом избежал сурового наказания за бездарную оборону острова от вражеского флота. Даже самоуверенная Ланга и та затряслась от страха, когда Властелин сурово поглядел на нее с высоты своего трона. Нет, под горячую руку ему сейчас лучше не попадаться!

Хорал до того растерялся, что не нашел ничего лучшего, как взять Людушку на руки. С такой огромной ношей он и вошел в покои Пакира напоминавшие огромную сумрачную пещеру, с потолка которой свисали длинные хрустальные сталагмиты. С них стекали фиолетовые капли. На лету они превращались в топазы, с тихим звоном падали на неровный пол, а затем скатывались в округлую впадину, и наполняли ее, словно самоцветное озеро.

Трон Пакира был вырезан из огромного пурпурного сталактита, росшего из дна пещеры невдалеке от берега топазового озера.

Трон поднимался метров на пять в вышину, что было под стать росту великана-колдуна. Но Властелин очень редко представал перед подданными в своем истинном виде. Куда чаще он менял свою внешность, превращаясь то в молодого рыцаря-красавца, то в хищного зверя, то в огнедышащего дракона. И никто, даже Хорал, знавший Пакира вот уже более тысячи лет, не мог предвидеть, какой лик примет Властелин через мгновение, и каким будет его настроение.

Еще минуту назад Хорал разговаривал с мохнатым чудовищем, похожим на громадного медведя, но только рогатого и с клыками метровой длины. Но сейчас на высоком троне восседал благообразный лысый старик с морщинистым бледным лицом, длинным горбатым носом и умными карими глазами. Он был одет в поношенную холщовую тунику, а в руках держал горшочек с маленьким синим растением.

– А вот и любезный Людушка, – произнес Пакир мягким, добродушным голосом. – Что же ты его несешь на руках, Хорал? Разве у нашего дорогого гостя болят ноги? Быть может, ему лучше будут служить волчьи лапы, или, скажем, щупальца, как у осьминога?

Догадавшись, что за добродушным тоном Пакира скрывается угроза, Людушка живо спрыгнул на пол и, низко поклонившись, пролепетал:

– С вашего разрешения, Властелин, я бы предпочел остаться простым людоедом. Хотя и людоед я, честно говоря, нынче стал никудышный.

– Слышал, слышал, – усмехнулся Пакир и дал знак Хоралу, чтобы тот вышел. – Говорят, что по милости Черного рыцаря отныне ты предпочитаешь любому мясу свежую травку да листья деревьев. Но, кажется, тебя это вовсе не радует?

– Совсем не радует, – задрав голову вверх, ответил Людушка. Он немного приободрился. Лысый старичок казался совсем не злым. Даже не верилось, что Пакир мог выглядеть таким образом. Наверное, здесь не обошлось без колдовства! Хотя, этот старичок кое-кого напоминал ему… Но кого?

– Я кого-то напоминаю, не так ли? – тотчас спросил Пакир.

– Еще как напоминаете! Но знаете, память у меня того, не очень… Может, я когда-то съел вашего брата-близнеца?

– Нет, ну что ты! У меня никогда не было братьев, – усмехнувшись, ответил Пакир. – Но я не случайно принял облик этого человека. Вам обоим вскоре предстоит выполнить мою волю. И я хочу…

– Тамиз! – завопил Людушка. – Вы как две капли похожи на отшельника Тамиза! Наш Темный отряд однажды посетил его в пещере на склоне большой горы.

Старик нахмурился. Он вдруг начал расти, одновременно меняя облик. Людушка отпрянул с испуганным воплем и, поскользнувшись на фиолетовых камушках, полетел в озеро из топазов. Он не успел и мигнуть, как оказался погруженным в самоцветы по пояс. Как ни старался неуклюжий людоед, но выбраться на берег ему не удавалось. Наоборот, чем больше он барахтался, тем глубже и глубже его затягивало в фиолетовую глубь.

– Помо… Помогите! – просипел Людушка, выбиваясь из сил. – Тону!

Он поднял глаза вверх – и даже икнул от страха. Благообразный старик на троне исчез, и сейчас на его месте восседал великан. Он казался вырубленным из черной скалы. Его голый безволосый череп украшали пара изогнутых рогов. Под массивным, бугристым лбом сверкали пурпурным огнем огромные глаза. Длинный хищный нос был похож на клюв орла, а изо рта торчали острые прямые клыки.

– Ой, ой! – взвизгнул Людушка, поняв, что всерьез рассердил Пакира, и что его жизнь ныне висит на волоске. – Прошу прощения, что осмелился перебить вас, великий Властелин! От этой вегетарианской пищи я здорово поглупел. Раньше, когда я жил в своем замке, и ел Жевунов на завтрак, обед и ужин, то был куда сообразительней. Я сочинил поучительный стишок об этом…

Людушка хотел было прочитать свой любимый стишок, но едва только открыл пошире рот, как в него сразу же закатилось несколько топазов. Он и не заметил, погрузился в фиолетовое озеро до самого подбородка. Еще минута-другая, и ему конец!

Молодой людоед попытался сделать последнее усилие, чтобы выбраться на поверхность озера самоцветов, но куда там! Даже шевельнуться ему не удалось.

На лице гиганта промелькнула мрачная усмешка. Слегка наклонив голову, он наблюдал за мучениями Людушки.

– Что же ты не читаешь мне свой стишок? – спросил Пакир.

– Я… тьфу-тьфу, эти камни так и лезут в рот!

– Что поделать! Очень скоро ты последуешь вслед за многими неразумными слугами, которые вызвали мое неудовольствие. Дно у этого озера топазов глубокое, места для всех хватит…

– Нет, нет! – завопил Людушка. – Прошу прощения за свою глупость! Я выполню любой ваш приказ, великий Властелин!

– Ты уверен в этом, презренный червь?

– Да, да, да!

– Ну что ж, посмотрим. Но надеюсь, что ты очень хорошо запомнишь этот урок. Учти – с неразумными слугами у меня разговор короткий! И смерть на дне озера топазов считается самой легкой для тех, кто имел несчастие вызвать мой гнев.

Людушка начал задыхаться. Он боялся открыть рот, чтобы топазы не потекли смертоносным ручейком в его горло. Но вдруг какая-то невидимая сила стала приподнимать его. Через минуту он уже стоял на берегу, дрожа от пережитого ужаса. И все же он нашел в себе силы низко поклониться.

– Приказывайте, великий Властелин! Я выполню любую вашу волю!

Пакир улыбнулся, и эта улыбка была еще страшнее, чем его гнев.

– Не бойся, толстяк. Твой смертный час еще не пришел. Сегодня утром я казнил более ста моих офицеров, из-за трусости которых враг сумел высадиться на берег моего острова. Я был настолько разгневан, что едва не убил принцессу Лангу, которая упустила новую Хранительницу Элли, и мстительно разделалась с моей любимицей Кориной, превратив ее в мышь. Но тебе повезло – ты не успел сотворить много глупостей. И пожалуй, я готов тебя наградить.

Людушка вновь задрожал, но на этот раз уже от радости.

– О, великий Властелин, неужели вы снова сделаете меня настоящим людоедом?

Пакир нахмурился и покачал своей ужасной головой.

– Нет. У меня совсем иные виды на тебя, толстяк. Все людоеды очень глупы, и только и думают, как бы набить мясом свое ненасытное брюхо. Так что тебе пока придется по-прежнему питаться фруктами да листьями деревьев… Кажется, ты родом из Голубой страны?

Людушка уныло кивнул.

– Да, великий Властелин.

– Знай же, что ты покинул замок своего отца по моей воле. Это я пожелал, чтобы ты присоединился к Темному отряду, и отправился на поиски меча Торна. (Глаза Пакира мрачно блеснули). Но теперь я желаю, чтобы ты вернулся на свою родину. Настал момент отомстить наглецам из Волшебной страны за то, что они осмелились напасть на мой остров! Я давно намеревался начать захват края Торна, и теперь больше не хочу откладывать это ни на день. Очень скоро Голубая страна станет моей! А ты, ничтожный червяк, станешь ее королем!

Людушка упал на колени, прижав к груди дрожащие руки.

– О, как я благодарен вам, Властелин! Клянусь, что полностью оправдаю ваше высокое доверие! Я, знаете ли, всегда мечтал стать правителем. Однажды я даже сочинил стишок об этом:

Нет короля приятнее, полезнее на свете,

Чем людоед, кого боятся взрослые и дети.

Речами мудрыми он подданных не мучит,

И от правленья славного живот его не пучит.

Умом страну, ее народ, бывает, не понять,

Но людоед-правитель умеет все и всех глотать!

В глазах Пакира зажегся огонек интереса.

– Стишок вышел у тебя неважный, толстяк. Но не столь уж и глупый. Действительно, зачем королю иметь острый ум, когда у него есть острые зубы и хороший аппетит? Я знаю, что в Голубой стране тебе будет, чем поживиться. Мои шпионы доносят, что народ там очень робкий и на редкость работящий. Если ты прикажешь, то эти коротышки выстроят тебе хоть десять дворцов, засыплют тебя драгоценными камнями и золотом, а также с утра до вечера станут кормить самыми чудесными фруктами. Что ж, потешься вволю, покуражься над Жевунами, я разрешаю! Чем хуже им станет от правления короля Людушки, тем меньше они будут обращать внимание на приход Тьмы.



– Тьмы? – вздрогнул Людушка.

– Да, настало время, о котором я мечтал почти тысячу лет, – гордо произнес Пакир, выпрямившись на своем гигантском троне. – Скоро, очень скоро, я сумею наконец-то расквитаться с Торном! Солнце померкнет, и Волшебная страна станет Колдовской. И это будет только начало моего триумфального возвращения на поверхность земли…

Пакир замолчал, видимо, посчитав ниже своего достоинства раскрывать свои планы перед каким-то ничтожным людоедом.

– Итак, этой же ночью ты отправляешься в Голубую страну, – сурово продолжил он после длительной паузы. – Я даю тебе три месяца сроку. За это время ты должен подготовить эту страну к приходу Тьмы. Жевуны должны трудиться не покладая рук, вырубая леса и свои сады. С приходом Тьмы всяческая зелень все равно умрут, и потому надо очистить от нее землю, чтобы дать место для других, синих растений. – И Пакир, наклонившись, протянул Людушке глиняный горшок с синим ростком.

Людушка с трепетом принял горшок из огромных темных рук.

– Я все сделаю, как вы прикажете, великий Властелин, – пробормотал он. – Но… одного ростка мало!

– До чего же ты туп! – презрительно поморщился Пакир. – Я же сказал, что отныне ты будешь работать вместе с бывшим садовником Розового дворца Тамизом. В его пещере выращены сотни видов ростков синих деревьев и кустарников, цветов и трав. Об остальном позаботится Ланга. Прощай, людоед. Помни – через три месяца ты будешь держать ответ передо мной! И горе будет тебе, если Голубая страна за это время не превратится в Синюю страну.

Я попросту проглочу тебя живьем. Интересно, какие вы, людоеды, на вкус?

И гигант расхохотался так, что стены пещеры задрожали.

Людушка поплелся на негнущихся ногах в сторону двери, прижимая к груди глиняный горшок. Сердце его трепетало, в глазах застыл ужас. И угораздило же его оказаться на стороне темных сил! Уж лучше бы он никогда не встречал Корину и Дональда, и тихо-мирно жил в старом папашкином замке в лесу, возле дороги из желтого кирпича…

Оказавшись на балконе, он вновь увидел Хорала. К огромному удивлению Людушки, маршал почтительно склонил перед ним свою кабанью голову.

– Приветствую вас, король, – произнес Хорал. – Прикажете прямо сейчас доставить вас в Голубую страну?

– Да, да! – воскликнул Людушка, сразу же приободрившись.

– И немедленно! Властелин поручил мне очень, очень важное дело! И я выполню его самым наилучшим образом, честное-пречестное слово!

Глава вторая

Тьма над Голубой страной

Ранним утром на пшеничное поле неподалеку от деревни Васильки вышли несколько десятков Жевунов. Мужчины несли на плечах остро отточенные косы, женщины – деревянные грабли и вилы, ну а вездесущие мальчишки успевали мешаться под ногами решительно у всех. Но никто из взрослых особенно на них не ворчал. Напротив, настроение у всех Жевунов было превосходное. И тому была веская причина – ведь сегодня наступил день очередной уборки урожая (а в Голубой стране с ее благодатным климатом такое случалось четыре раз в год). По дороге к полю две женщины затянули озорную песню, и ее тотчас подхватили все васильковцы. Солнце только что поднялось над далеким лесом, в небе плыли легкие облачка. Погода обещала быть замечательной, в меру жаркой, без дождей – что еще надо для крестьянина во время уборки пшеницы?

И тут, откуда не возьмись, поднялся сильный ветер, да такой, что даже дубы, росшие вдоль дороги, заскрипели и согнулись. Васильковцы мигом улеглись на землю, закрыв голову руками. Только урагана сегодня не хватало! Но откуда же он мог взяться?

Прошло несколько минут, и среди редких облаков появилось нечто совсем невообразимое. Казалось, высоко над землей плыла огромная каменная стена, да такая, что ни конца, ни края ее не было видать. За считанные секунды она пролетела над пшеничным полем и исчезла из виду. И сразу же ураган стих, только воздух стал чуть сумрачнее и прохладнее, и в нем стала ощущаться какая-то затхлость.

Первым опомнился деревенский староста по имени Тыкварик.

Он сел на землю, очумело крутя головой и вытирая пыль с лица.

– Тьфу, что за дела? – сипло промолвил он, растерянно глядя по сторонам. – Что это было, а?

Его жена, высокая худая как жердь Минга, хмыкнула.

– Какая-то каменная стена, разве не видел? Никогда прежде такие здоровенные штуки не летали по воздуху, словно птицы! Наверное, здесь не обошлось без колдовства.

Все сельчане поднялись на ноги и стали отряхиваться. Почти у всех бешенный ветер вырвал из рук косы, вилы и грабли, и унес куда-то в сторону речки. Но никто из Жевунов даже не обратил на это внимание. Все никак не могли опомниться после пережитого страха.

– Ясное дело, всему причиной колдовство, – поддержала Мингу ее соседка, дородная Васара. – Но кто из волшебников мог такое сотворить? Была бы жива Гингема, тут было бы все ясно. Я еще девчонкой навидалась на ее фокусы. Вот была злодейка так злодейка, никому из Жевунов жить спокойно не давал! Помню, как заставляла нас чуть ли не каждый день бродить по лесам и болотам, ловить лягушек да пауков. А я с детства боялась до смерти и тех, и других! Но Гингему, слава Торну, раздавил домик феи Элли. А потом пришел конец и Бастинде из страны Мигунов. Вроде, злых волшебниц с тех пор у нас больше не осталось. Разве что Корина шалит… Но про эту скверную девчонку что-то давненько не слышно, куда-то она сгинула… Ой, ой, ой!

Васара задрожала всем телом и указала в сторону леса. Все сельчане тоже повернули туда головы – и дружно охнули. Они услышали нарастающий треск и мерный грохот, словно бы через лес шел какой-то великан. Вскоре деревья на опушке леса задрожали, и с грохотом стали падать в разные стороны. Из чащи появилось необычное серое чудовище… нет, не чудовище, а огромный каменный замок! Живо переступая огромными толстыми ногами, он вышел из леса и направился прямо через пшеничное поле.

Земля так затряслась, что сельчане вновь не устояли на ногах. На этот раз они испугались еще больше, чем во время странного урагана. Никто из них никогда не видел гуляющих замков!

В окнах каменной громады виднелись головы каких-то людей в темных капюшонах. А на крыше замка, в большом кресле восседал здоровенный толстяк. Он с аппетитом ел огромный арбуз, и то и дело ловко выстреливал пальцами его зернышками в разные стороны. Заметив сидящих на дороге сельчан, он тотчас выстрелил в них арбузным семечком, но промахнулся.

– Привет вам, мои миленькие подданные! – закричал толстяк и дружески махнул васильковцам рукой. – Это я, Людушка-голубушка, помните, небось? Отныне я ваш новый король и великий повелитель! Всем Жевунам теперь станет очень хорошо жить, потому что я очень добрый и справедливый! А кто не поверит, тому я…

Но никто так и не услышал, чем грозил Людушка за неверие в его доброту, потому что замок уже был довольно далеко. Пройдя через пшеничное поле, он перешагнул через неширокую речку, и направился в сторону березовой рощи. Последнее, что сумели разглядеть сельчане – это как один из черных коротышек вышел на балкон и почему-то погрозил им кулаком.

Васильковцы растерянно поглядели на своего старосту. Тыкварик озадаченно поскреб затылок.

– Вот, оказывается, кто нынче шалит, – вздохнул он. – Проклятый людоед Людушка опять откуда-то свалился на нашу голову! Мало он нашего брата-Жевуна мучил? Ведь ел же поедом всех, кто мимо его замка проходил по желтой дороге. А нынче Людушка и вовсе снюхался с черным колдовством. Ну, теперь держитесь! Чует мое сердце, мы еще помянем добрым словом и Гингему, и людоеда-старшего, которого когда-то зарубил Железный Дровосек. Людушка-голубушка всем им нос утрет. Так что если Элли и ее друзья нам не помогут, то…

Не закончив фразу, Тыкварик только огорченно махнул рукой. Поднявшись на ноги, он приказал сельчанам заняться поисками инструментов. Людушка Людушкой, а пшеницу сегодня косить все равно надо!


Этим же вечером Серый замок притопал в Когиду. Жители столицы Голубой страны дружно высыпали из своих домов, заслышав грохот чьих-то приближавшихся шагов. Еще днем они наблюдали в небе странную летящую стену, и точно также, как и васильковцы, ровным счетом ничего не поняли. Бешенным ветром с доброго десятка домов снесло крыши, так что Жевуны немедленно принялись за ремонт, оживленно обсуждая происшедшее. А правитель Голубой страны, пожилой Жевун по имени Фандол, немедленно созвал Совет. Посовещавшись, старейшины Голубой страны пришли к выводу, что не иначе, как колдун Пакир перешел в наступление после неудавшегося похода войска Магдара в Подземную страну. Фандол немедленно послал вестников в Изумрудный город, чтобы сообщить Хранительнице Элли о тревожных событиях.

Услышав далекий грохот, Фандол вместе с членами Совета вышел на центральную улицу Когиды. Там уже толпились сотни встревоженных горожан. Многие из них держали в руках ножи и вилки, а кое-кто из женщин вооружились даже тазами и скалками.

Фандол поднял руку, привлекая к себе внимание. Шум сразу же стих, и на правителя Голубой страны обратились сотни испуганных глаз.

– Дорогие сограждане! – громко произнес Фандол. – Сохраняйте спокойствие! Для жителей Голубой страны, кажется, снова наступают трудные дни. Мы с членами Совета пришли к выводу, что подземный великан Пакир решил нанести по нашей стране свой первый удар. Со всех концов страны к нам в Когиду прибывают вестники, и сообщают, что наша страна огорожена вдоль границ непроходимой каменной стеной! По-видимому, это та самая Бесконечная стена, которая прежде огораживала лес Призраков. С помощью колдовства она поднялась в воздух, расширилась и закрыла нашу страну от остального края Торна непроходимой преградой! А это значит, что все мы оказались поневоле новыми подданными Пакира.

Толпа на улице недоуменно молчала. Лишь немногие Жевуны слышали о Бесконечной стене. И совсем мало кто знал, что за ней, в лесу Призраков, находились владения Пакира. Правители Когиды нарочно умалчивали об этом, чтобы не пугать робких Жевунов. Но теперь молчать больше не имело смысла.

– Что же нам теперь делать? – спросила молодая девушка, прижимая к груди медный таз для варки варенья. – Многие наши молодые парни ушли в армию Магдара, и еще не вернулись из похода. Кто же наш защитит?

Толпа зашумела. Фандол горестно глядел на своих сограждан, не зная, как их утешить. Его очень тревожила мысль о том, что вестники могут не добраться до Изумрудного города. Конечно, Хранительница Элли и волшебница Стелла скоро узнают о нападении Пакира на Голубую страну. Но сумеют ли они помочь Жевунам, вот в чем вопрос. Поражение войска Магдара показало, что Пакир еще более могущественен, чем казалось прежде. Даже Алмар и его волшебный меч не помогли сокрушить Тьму. Что же будет теперь?

Фандол было открыл рот, чтобы обратиться к жителям Когиды со словами ободрения, но тут увидел, что в конце центральной улицы появился шагающий замок.

Жевуны дружно обернулись, услышав грохот приближающихся шагов. Увидев Серый замок, они и думать забыли о сражении и, побросав свои ножи, вилки и тазы, разбежались кто куда.

На улице остались только Фандол и шестеро других членов Совета. Правитель Голубой страны сложил руки на груди, спокойно глядя на каменную громаду.

Серый замок остановился в нескольких шагах от мужественных Жевунов. Людушка нагнулся, глядя сверху вниз на правителя Фандола. Оттуда, с крыши замка, пожилой Жевун казался крошечным, словно муха. Такого запросто можно было прихлопнуть одной рукой. Но с этим торопится, пожалуй, не стоило.

– Это тебя зовут Фандолом? – крикнул Людушка, с ухмылкой глядя на правителя Голубой страны.

– Да, – ответил старик, гордо подняв голову. – Я – правитель Голубой страны!

– Бывший правитель, – ухмыльнулся Людушка. – Отныне королем стану я! Так повелел великий Пакир, властелин Подземного царства. Он хочет, чтобы добрым Жевунам стало бы так же весело и хорошо, как его подземным подданным, всяким там ящерам и осьминогам. Ты готов признать мою власть, старик?

Фандол покачал головой.

– Нет! В Голубой стране никогда не было королей. Наших правителей всегда выбирал народ. Если Жевуны посчитают, что я недостоин чести быть их правителем, то я тотчас покину Когиду. Но слугам Пакира я не подчинюсь!

Людушка с удивлением смотрел на пожилого Жевуна. В его душе шевельнулось нечто вроде сочувствия и уважения. А ведь и он мог бы сказать нечто подобное Пакиру там, на подземном острове! Но нет, струсил… А какой-то жалкий старик не испугался. Что делается с Жевунами, просто ужас какой-то! А ведь раньше был такой робкий и доверчивый народец, сам в рот лез – только успевай кушать да похваливать…

– Тебе же хуже, старик, – пожал плечами Людушка. – Эй, слуги, схватить этих глупцов и запереть в тюрьме! Завтра я решу, что с ними делать.

Тотчас из дверей замка высыпали сотни три коротышек в черных капюшонах, с длинными кинжалами в руках. Они молча окружили Фандола и остальных членов Совета, связали их и увели в подземелье замка.

Людушка шумно потер руки, довольно улыбаясь. Все началось совсем неплохо! Конечно же, робкие Жевуны не посмели вступить с ним в бой. Спасибо папашке-людоеду и старой карге Гингеме за то, что они сумели раз и навсегда напугать этих карапузов до смерти! Таким народцем управлять – одно удовольствие! Пакир будет доволен новым королем, тут никаких сомнений нет. И может быть, в награду он вернет ему, Людушке, способность лопать людей на завтрак, обед и ужин. А уж тогда он развернется по-настоящему, по-королевски, будьте уверены!

По приказу Людушки, слуги Тьмы начали сгонять жителей Когиды в центр поселка. А тем временем Серый замок расширял улицу. Растоптав своими чудовищными ногами несколько соседних домов, замок создал большую круглую площадь.

Когда на площади собралось не меньше трех сотен Жевунов, Людушка обратился к ним с речью. Он сказал, что Бесконечная стена с сегодняшнего утра отгораживает Голубую страну от остального края Торна. Отныне страна Жевунов стала частью владений властелина Пакира.

А затем Людушка встал с кресла и указал рукой на север.

– Вы видите, мои вкуснень… то есть тьфу, замечательные подданные, что небо стало меркнуть там, над далеким лесом? С самого утра из жерла Конической горы, что расположена в лесу Призраков, стал подниматься в небо темный столб дыма. Старый вулкан проснулся, но на этот раз он извергает не огненную лаву, а Тьму! И она постепенно начнет заполнять мои владения. Пройдет три месяца, и солнце навсегда погаснет над бывшей Голубой страной. Но не плачьте, дорогие Жевуны, и не расстраиваетесь! Все вы останетесь живы и здоровы, и даже станете еще веселее и счастливее, чем прежде!

– Почему это? – неожиданно крикнул из толпы какой-то мальчишка. – Я боюсь темноты, и все мои друзья – тоже!

Людушка снисходительно поглядел на мальчика с крыши своего замка.

– Тьма гораздо приятнее, чем просто темнота, – объяснил он с широкой улыбкой. – Уж я-то знаю, можете поверить! Только вчера я побывал на острове Пакира, и вовсю там наслаждался самой замечательной, самой чудесной в мире Тьмой! Скоро и вам привалит такое счастье, вдоволь нахлебаетесь! Но учтите – даром такое чудо не дается никому. Отныне вы все будете очень, очень много работать! Кузнецы сегодня же начнут ковать топоры и пилы, чтобы хватило на всех взрослых. Вы должны будете вырубать все деревья и кустарники в Когиде и ее окрестностях, чтобы освободить место для новых, синих растений, которые прекрасно растут во Тьме! А детям достанется легкая работа – они будут рвать зеленые цветы и косить зеленую траву. Ну, а потом все вместе мы будет сажать синие ростки – тысячи, десятки тысяч, миллионы! Работы будет очень много, а времени на все про все нам дано лишь три месяца. Отвлекаться будем только на еду и на короткий сон. Надеюсь, у запасливых Жевунов хватить еды в погребах и на кухнях на три месяца, а? А потом, когда синие растения примутся, то еды у всех будет хоть отбавляй. И она будет в сто раз вкуснее прежней, честное-пречестное слово! И тогда все вы станете совсем счастливые, и будете день и ночь славить великого Властелина Пакира и меня, скромного, но тоже очень замечательного короля Людушку!

Людоед замолчал, утомленный длинной речью. Ему казалось, что так много он не врал никогда за свою жизнь. Ну как же, будут Жевуны наслаждаться синей едой, держи карман шире! Даже он, Людушка, и то едва смог проглотить во дворце Пакира с десяток синих яблок, а от синих груш его и вовсе стошнило. Но ничего, Жевуны народ привычный, сжуют все, что им дадут, да еще и похвалят!

Людушка махнул рукой, и тотчас темные слуги стали шнырять по толпе, выбирая самых сильных мужчин, и отводя их в сторону. Всех их Людушка намеревался назначить десятниками, которые будут управлять ходом работ. Остальным Жевунам было приказано разойтись по домам, наскоро перекусить и, взяв топоры и пилы, приниматься за дело. Первым делом всем жителям Когиды приказали уничтожить сады возле своих домов и сжечь все срубленные деревья до единого. Ну, а назавтра, с самого утра, десятники поведут Жевунов к ближайшему лесу.



– Приятной вам работы, мои миленькие подданные! – передохнув, вновь крикнул Людушка. – Но я попрошу вас еще об одном маленьком одолженьице. Сегодня же снимите со своих остроконечных шляп колокольчики, и спрячьте их подальше, а еще лучше, совсем выбросите! Звон колокольчиков будет отвлекать вас от работы, и мешать мне спать… то есть, тьфу, заниматься важными-преважными государственными делами!

Когда толпа на площади поредела, Людушка утер с лица пот и, насвистывая веселую мелодию, спустился с крыши и отправился в столовую, чтобы подкрепиться после удачно проделанной работы. Ему понравилось быть королем.

А Жевуны, шагая по улицам Когиды, вздыхали и тихо говорили друг другу почти одно и тоже «Ладно, что уж тут поделаешь? Наверное, хуже чем нашим отцам и матерям было в прежние времена при колдунье Гингеме, нам не станет. Лишь бы Людушка не ел нас поедом, как его папаша-людоед. А потом, глядишь, Элли нам снова поможет выпутаться из беды!»

Глава третья

Людушка становится волшебником

Работа в Когиде закипела. Вздыхая, а кое-кто и плача, жители города начали вырубать чудесные деревья в своих садах. Под топорами погибли тысячи яблонь, груш, слив. А ребятня тем временем уничтожала ягодные кустарники и клумбы с прекрасными цветами. По улицам разгуливали черные коротышки, внимательно приглядывая за тем, как идут дела. И робкие Жевуны при их виде так размахивали топорами, что аж щепки летели во все стороны. Правда, в душе каждый Жевун надеялся, что скоро в Когиду прилетят Элли, Стелла и Железный Дровосек. Они, конечно же, прогонят Людушку и его темных слуг, а затем с помощью волшебства сады вновь возродятся. Многие горожане даже смотрели время от времени на восток – не появилось ли в небе розовое облачко? Но небо оставалось чистым до самого вечера.

Наутро во все концы Голубой страны на маленьких пони направились более сотни вестников. Всем им Людушка вручил свои послания Жевунам. Они начинались с восхвалений мудрого и доброго Пакира, который милостиво взял под свою опеку несчастную Голубую страну, а кончались приказами вырубать все сады и все окрестные леса, и угрозами примерно наказать всех лентяев и саботажников.

А днем в Когиду прибыла важная гостья.

Жевуны, работавшие в окрестных лесах возле желтой дороги, услышали звуки странной музыки, похожей на бравурный марш. Они побросали свои топоры и пилы, и поспешили к дороге из желтого кирпича. По ней двигалось странное мглистое облачко. Оно было полупрозрачным, и вскоре робкие коротышки увидели, что внутри облачка скачет страшный звероконь, с зубастой пастью, костистым гребнем на холке и длинным шипастым хвостом. На звероконе гордо восседала красивая девушка с длинными серебристыми волосами, завитыми в сотни тонких косичек и украшенными черной короной. Девушка была одета в фиолетовое платье, по фасону больше напоминающее рыцарские доспехи. Одной рукой всадница сжимала поводья, а в другой держала длинный хлыст.

За странной гостью двигалась многочисленная свита, также закрытая от лучей солнца мглистым облачком. Ее возглавляли семь могучих воинов в мохнатых шкурах, восседающих на крылатых драконоподобных конях. Один из них вез большой ларь из черного дерева, скованный цепями. За ними шагали сотни две коротышек в темных плащах и с кинжалами за поясами. Замыкали процессию два небольших дракончика, запряженные в две большие телеги. На первой из них сидели лысый старик в коричневой тунике, и очень красивая белокурая девушка с удивительными оранжевыми глазами. Вокруг них стояли десятки горшков и ящиков с синими растениями. Такие же горшки и ящики находились и на второй телеге.

Когда процессия приблизилась к Когиде, один из всадников достал из-за пояса изогнутый рог и подул в него. Бравурная музыка сразу же замолкла, и воздух задрожал от громоподобного звука. Он был настолько сильным, что во многих домах Когиды с треском раскололись стекла.

Жевуны побросали свою работу и побежали к центру города. А Людушка, сладко спавший в своей спальне после сытого обеда, вскочил на ноги и помчался к выходу из замка, да так поспешно, что споткнулся на ступенях. В результате этого он кубарем выкатился наружу, подняв на площади тучу пыли.

Поспешно встав, он начал отряхиваться, но не тут-то было! Незадолго до прибытия гостей над Когидой прошел бурный летний дождик, и поэтому синий кафтан нового короля оказался безнадежно испачкан.

Людушка даже застонал от досады. Только этой неприятности ему сейчас не хватало! Мало того, что Жевуны увидят его таким неряхой, но и принцесса Ланга получит очередной повод посмеяться над ним, новым королем Голубой страны!

Но тут Людушку окутал рой лиловых искр. Грязь с одежды короля мигом исчезла, и даже шнурки на ботинках оказались красиво зашнурованными.

Король приободрился. Видимо, Ланга пожалела его. И это был хороший знак!

Вскоре процессия приблизилась к Серому замку. Тотчас на площади стала собираться толпа Жевунов.

Ланга привстала на своем звероконе, вытянула вверх правую руку и произнесла какое-то заклинание на странном, гортанном наречии. Серое облачко медленно поднялось над площадью и поплыло ввысь, да так, что все время закрывало ярко сияющее солнце. Вскоре всю Когиду окутала легкая мгла.

Многие Жевуны задрожали от страха, а кое-кто из женщин даже закрыл лица руками. Затмить солнце – такое колдовство не умела делать даже Гингема!

Людушка же напротив, широко улыбнулся и поспешил прекрасной гостье навстречу.

– Приветствую вас, дорогая Ланга! – громко закричал он. – Я очень рад, что вы нашли время навестить мою страну.

Опираясь на его руку, Ланга спрыгнула со звероконя и пошла к замку. А всадники Тьмы даже не шевельнулись, и их молчание и суровый вид до дрожи пугали бедных Жевунов.

Не доходя до замка, Ланга щелкнула пальцами. Тотчас из-под земли вынырнул гриб-боровик. Он стремительно рос, и вскоре поднялся над землей на добрые три метра. Ланга вновь щелкнула пальцами, и гриб превратился в высокую трибуну из чистого золота.

Ланга приподнялась в воздух и опустилась на вершину этой трибуны. Горожане дружно ахнули.

– Приветствую вас, дорогие Жевуны! – серебристым, мелодичным голосом произнесла Ланга. И странное дело, хотя Ланга говорила совсем негромко, ее слышали не только все собравшиеся на площади, но и все жители Голубой страны. – Я принцесса Тьмы Ланга. Когда-то я родилась в этой стране в семье самых обыкновенных плотников. Но великий Властелин Пакир заметил меня и пригласил в свое Подземной царство. Я сумела понравится ему, и со временем получила титул принцессы. И только тогда узнала, что такое настоящее счастье и покой.

Очень скоро и вы, мои бывшие земляки, сможете ощутить такую же благодать. Великий Пакир отныне взял вашу страну под свою опеку. Он решил сделать вашим королем Людушку, также уроженца Голубой страны. Я вижу, новый король уже объяснил вам, что надо делать, для того, чтобы ускорить неизбежный приход Тьмы. Чем быстрее и чем лучше вы будете работать, тем приятнее вам будет жить в вашей новой стране! Помните: с приходом Тьмы все зеленые растения все равно умрут. А вот синие растения прекрасно растут в темноте. Смотрите, сколько ростков синих деревьев, кустарников и цветов привезла я вам в подарок! А с ними приехал и садовник Тамиз. Он поможет вам сажать эти ростки и научит, как за ними надо ухаживать.

Учтите – отныне не только король Людушка, но и я, принцесса Ланга, буду следить за каждым из вас. Все не покорившиеся и все лентяи будут строго наказаны. Знайте, что с этого дня в подвале замке нового короля появятся темницы, где найдется место для всех противников Тьмы. А следить за ними будет одна ваша старая знакомая. Посмотрите, какой сюрприз я припасла для вас, дорогие Жевуны!

Ланга щелкнула пальцами. К ней немедленно подъехал всадник с черным ларем в руках. Внезапно цепи со звоном опали, и крышка ларя распахнулась. Из нее выплыло темное облачко – и вместе с ним в воздухе появилась старая женщины с длинными носом, косматыми волосами и злобным взглядом.

Толпа ахнула. А пожилые Жевуны дружно схватились за сердце. Нет, этого не может быть!

– Да это же Гингема! – воскликнул седой старик с длинными усами. – Святой Торн, глазам своим не верю!

Гингема расхохоталась, погрозила Жевунам костлявым кулаком и, сделав над площадью широкий круг, влетела в одно из окон Серого Замка.

Ланга усмехнулась, довольная произведенным эффектом. Разумеется, она не стала говорить, что жители Когиды увидели не саму Гингемы, погибшую много лет назад, а всего лишь ее призрак.

– Ну, а теперь пора начинать праздник по случаю воцарения на престоле вашего нового короля! – воскликнула она. – Ваше величество, подойдите ко мне.

Людушка стоял у подножия трибуны и только хлопал глазами. Он не сразу сообразил, что «вашим величеством» был не кто иной, как он сам. А когда понял, то все равно не знал, что делать. Трибуна располагалась очень высоко, не допрыгнешь. А лестницы-то нет!

Ланга чуть нагнулась и презрительно поглядела на растерянного короля.

– Как же ты глуп, людоед, – сказала она (на этот раз ее никто, кроме самого Людушки, не услышал). – Сделай вид, что ты колдуешь, я тебе помогу.

Людушка тотчас замахал руками и стал бормотать какие-то первые пришедшие в голову слова, похожие на заклинание:

– Булапу, трикапу, мурапу! Бур, мур, шур!

И случилось чудо. Он медленно поднялся в воздух и опустился на трибуне рядом с Лангой.

Толпа ахнула. Выходит, людоед Людушка стал колдуном? Только этого еще не хватало!

Ланга протянула вперед обе руки, и в них из воздуха сконденсировалась большая темно-синяя корона, словно бы свитая из ветвей и листьев. Девушка немного поднялась в воздух и с торжественной улыбкой водрузила корону на голову Людушки. А затем в воздухе вновь поплыли невесть откуда взявшиеся звуки бравурного марша. Небо еще больше потемнело, и в нем стали рассыпаться вспышки салюта, черного, фиолетового, лилового и пурпурного цветов. Жевуны вопреки своему желанию зааплодировали и дружно закричали слова, которые вовсе не хотели произносить:

– Ура Людушке-голубушке! Ура нашему новому королю! Да здравствует великий Властелин Пакир!

Между тем искры салюта стали падать на площадь, и мигом превратились в столы, уставленные различными яствами. Рядом со столами появились бочки с синим, очень вкусным вином.

Жевуны вдруг разом ощутили страшный аппетит. Забыв о своих недавних страхах, они дружно бросились к столам и бочкам. От голода у них буквально сводило животы, и поэтому никто даже не поморщился, когда ел жаренное пурпурное мясо, черный хлеб, мелкие синие фрукты, и запивал все это шипучим синим вином.

Ланга обернулась и с улыбкой посмотрела на растерянного Людушку. Тот осторожно ощупывал корону, словно до сих пор не верил своему счастью.

– Ну что, ты доволен, король? – спросила Ланга. – Кажется, о таком ты давно мечтал? Ну, а теперь пойдем, нам надо кое-что обсудить.

Вскоре в пиршественном зале Серого замка за большим столом напротив друг друга сидели Людушка и Ланга. В углу зала, за приземистым столиком, разместились Тамиз и Агнет. Бывший садовник Розового дворца сразу же с аппетитом принялся за еду, а Агнет несмотря на голод, лишь слегка прикоснулась к явствам. По ее лицу было заметно, что она очень обижена откровенным пренебрежением со стороны Ланги. Принцесса Тьмы демонстративно не замечала бывшую самозваную королеву Розовой страны. К тому же, эта колдунья сделала так, что они с Тамизом даже не могли слышать ее разговор с Людушкой!

– Я довольна тем, как ты начал исполнять приказ Властелина, – сказала Ланга, пригубив бокал с пурпурным вином. – Мои соглядатаи докладывают, что почти по всей стране Жевуны принялись вырубать зеленые деревья и кустарники. Плачут, а вырубают! Хорошо для любого короля, особенно людоеда, иметь такой послушный народ. Это Гингема приучила их к беспрекословному послушанию. Но избавится от зеленый растений – это полдела. Через месяц Тьма заполнить всю центральную часть страны, и Тамиз поможет тебе заняться посадкой новых, синих растений.

Людушка облизал пересохшие губы. Он давно ждал этого разговора, и намеревался выторговать для себя как можно больше.

– Я готов сделать все, что в моих силах, честное-пречестное слово, – торжественно заявил он. – Клянусь аппетитом моего покойного папашки, великий Пакир будет мною очень доволен! Вчера вечером я сочинил об этом маленький стишок:

Велик Пакир, он выше гор и шире моря,

Не будут Жевуны отныне знать с ним горя!

С утра до вечера начнут они трудиться,

Чтоб в жителей Тьмы быстрее превратиться!

Ланга поморщилась.

– Никогда в жизни не слышала столь дурных стихов, – строго заметила она. – Что значит: «Пакир шире моря»? Чепуха какая-то!

Людушка сладко улыбнулся.

– Конечно, чепуха, – охотно согласился он. – Думаете, легко писать заздравные стишки? Очень нелегко, честное-пречестное слово! Но разве я в чем-то ошибся по сути дела?

Принцесса бросила на него озадаченный взгляд. На лице Людушки цвела такая добродушная улыбка, что девушке стало не по себе. «А ведь этот толстяк совсем не так прост, – подумала она. – Еще не хватало, чтобы он стал собирать на меня доносы. Пакир и так зол на меня из-за того, что я превратил его новую любимицу Корину в мышь, и изгнала из Подземного царства! Нет, с этим новым королем надо быть поосторожнее. Он только рад будет подставить мне ножку.»

– Нет, почему же, по сути этот стишок правильный, – согласилась Ланга. – Особенно мне понравилось то место, где говорится, будто Жевуны начнут трудиться с утра до вечера. Но не лучше было бы сказать: «с раннего утра до ночи»?

– Нет, нет, ну что вы, дорогая принцесса! – возмущенно замахал руками Людушка. – Этого никак нельзя делать, потому что тогда стишок получится совсем нескладным. Уж поверьте, я в стихах разбираюсь самым наипрекраснейшим образом!

Ланга ответила ехидной улыбкой.

– Зато я прекрасно разбираюсь в характере нашего великого Властелина. «С раннего утра до ночи» – эта строчка ему понравится куда лучше твоей, толстяк. И запомни: складно только, то, что прославляет Властелина, и нескладно все остальное. Понятно?

Людушка погрустнел и послушно кивнул.

Одержав эту маленькую победу в словесном поединке, Ланга чуть смягчилась.

– Сегодня же я возвращаюсь в Подземную страну, – заявила она. – После коварного нападения войска наших врагов, там появилось очень много важных и неотложных дел. У меня попросту не будет времени следить за тобой, король. Да и зачем это делать?

Сам Пакир посадил тебя на трон этой страны, значит, с тебя и весь спрос. Но я готова перед отъездом помочь тебе. Тамиз привез с собой тысячи ростков синих растений. Это достаточно для Когиды, но, конечно же, не хватит для всей будущей Синей страны. Поэтому отныне ты, король, сможешь совершать кое-какое волшебство. Например, стоит тебе только посмотреть на синие растения и произнести любые слова, как этих растений станет в сто раз больше! И так далее – понял? На всю страну хватит!

Людушка расцвел от широкой улыбки. От мысли, что он станет отныне не только королем, но и чародеем, у него радостно забилось сердце.

– Прекрасно! – бодро воскликнул он. – Огромное вам спасибо за это, дорога принцесса! Но… Жевуны – народ не такой уж и простой. Вы сами Жевунья, и должны это знать не хуже меня. Многие старики еще помнят правление Гингемы, а все остальные наслышаны про колдунью Корину. Я уже не говорю об этой дерзкой девчонке Элли и о волшебнице Стелле. Кое-кто из моих подданных станет говорить, что их новый король – совсем плохой волшебник, раз умеет только размножать синие растения. Очень прошу, научите меня делать еще хотя бы самое малюсенькое-размалюсенькое колдовство!

Ланга задумалась. Она помнила, сколько неприятностей она получила недавно от хитрого Парцелиуса. Тот тоже попросил немножко волшебства для общей пользы дела, а чем все кончилось? Этот проклятый алхимик так и не раздобыл Черного пламени. Как бы и людоед не обманул ее ожидания!

Но круглое лицо Людушки светилось таким рвением, что Ланга неохотно кивнула.

– Ладно. Ты получишь еще кое-что. Скажем, я научу тебя управлять облаками. Ты сможешь при необходимости закрывать ими солнце. Жевуны наверняка будут этим очень напуганы.

– Очень хорошо, но очень мало, – вздохнул Людушка. – Мало! Вспомните, моя дорогая Ланга, слова великого Пакира: «Я хочу, чтобы ты, Людушка, вдоволь покуражился да поиздевался над Жевунами. Тогда они спокойнее воспримут приход Тьмы». Вот так приказал мне сделать наш дорогой Властелин. Вы обязаны сделать так, чтобы я смог выполнить его приказ!

– Хм-м… Ладно. Пусть будет так: как только тебе захочется попугать Жевунов, то у тебя будет получаться все, чтобы ты не придумал. Понял – все!

Ланга поднялась из-за стола и, милостиво кивнув Людушке, вышла из зала.

Новый король поспешно засеменил за ней, бормоча слова благодарности.

Когда Ланга и ее свита из всадников Тьмы покинули Когиду, Людушка вздохнул с огромным облегчением.

– Ну, теперь я развернусь! – восторженно прошептал он, потирая руки. – Король-людоед – это дело обычное, наверное, других королей и правителей на свете и не бывает. Но вот людоед-волшебник – это другое дело, это что-то новенькое. Мои дорогие папашка и мамашка не умели сотворить даже самое простенькое колдовство. А я – могу! Ну, теперь держитесь, Жевуны!

Глава четыре

Великий и Ужасный, ха-ха-ха!

Едва проводив Лангу и ее свиту, Людушка засучил рукава и горячо принялся за работу. Нет, его вовсе не интересовали синие деревья и подготовка Голубой страны к приходу Тьмы. Ему страшно хотелось совсем другого – поразить Жевунов своим колдовством.

Два дня он просидел, запершись, в Тронном зале. Встревоженные темные слуги не раз стучали в дверь нового короля, но тот ни разу не отозвался. Наконец, Шарку, половнику темной гвардии, повезло. Едва он собирался в очередной раз постучать в дубовую дверь, как та внезапно распахнулась. Шарк с радостным воплем вбежал в зал, и тут же остановился, изумленно глядя по сторонам.

Тронный зал неузнаваемо изменился. Тщеславный король не зря провел два дня, упражняясь в колдовстве. Он очень хотел, чтобы Жевуны страшились его до икоты, сильнее, чем когда-то боялись его папашу-людоеда и колдунью Гингему вместе взятых. А кто будет бояться короля, если замок у него самый что ни на есть обычный? Пакир сделал из своего Тронного зала жуткую пещеру с самоцветным озером. Почему бы и ему, Людушке, не сотворить что-нибудь этакое, от чего у любого Жевуна мороз бы шел по коже?

И Людушка сотворил – да такое, что даже у Шарка челюсть отвисла!

Тронный зал был превращен… в кладбище! На округлом холме вкривь-вкось стояли древние каменные кресты и обелиски. Под потолком светила мертвенным светом луна, которую то и дело закрывали рваные облака. Откуда-то издалека глухо доносился вой волков.

– Мой король, – неровным голосом произнес Шарк, ошарашено моргая. – Где вы? Я вас не вижу…

Раздался протяжный скрип, и одна из могильных плит сдвинулась. Из-под нее вылез Людушка, облаченный в белый саван мертвеца. И тотчас несколько соседних крестов и обелисков зашатались, и из-под земли выбрались семь скелетов с кинжалами в зубах.

Шарк даже сел на пол от удивления. Он родился и вырос на подземном острове Горн, и навидался за свою жизнь всякого. Но такого кошмара не видел ни разу!

Людушка снял с соседнего креста свою черную корону, водрузил на голову и небрежно щелкнул пальцами. Тотчас могильная плита поднялась в воздухе. Людушка уселся на нее и взмыл вверх. Немного не рассчитав, он больно ударился головой о луну.

– Тьфу, совсем забыл про эту дурацкую штуку! – воскликнул он, потирая ушибленную макушку. – Нет, не все еще доработано как следует… А мне мешают. Чего тебе надо, Шарк? Ты разве не видишь, что я занят самым важным-преважным государственным делом – перестраиваю свой Тронный зал?

– Кхе-кхе… – закашлялся Шарк. – Ваше величество, короли иногда должны заниматься и другими делами.

Людушка недовольно поморщился, глядя на темного слугу сверху вниз.

– Это еще какими такими делами? – строго спросил он.

– Например, управлением страной. Разве вы забыли, что Властелин приказал вам за три месяца подготовить эту страну к приходу Тьмы?

– Тьфу, совсем забыл! – в сердцах воскликнул Людушка. – Ну что за жизнь! Только сядешь на трон да займешься как следует устройством своей резиденции, как всякие олухи приходят и теребят своего повелителя. То им сделай, и это! Разве ты не понимаешь, глупый-преглупый слуга, что я только и делаю, что занимаюсь королевскими делами? Мне папашка-людоед внушал: люди только тогда будут тебя уважать, только если ты сам себя будешь любить да лелеять! Раньше, когда я был простым Людушкой-голубушкой, у меня до себя, любимого, все руки не доходили. Вот и жил в старом-престаром замке папашки-людоеда. Крыша вот-вот грозила обвалиться, полы сгнили, в подвалах мышей просто пропасть развелась. А мне все было некогда свое людоедское хозяйство в порядок привести, да и средств не хватало! И вот теперь, когда я стал королем да волшебником, мне собственные слуги мешают. Жаль, что Дональд сделал меня вегетарианцем, а то бы взял и съел тебя прямо сейчас, честное-пречестное слово!

Шарк вздрогнул, но все же вновь встал, упрямо наклонил голову и пробурчал:

– Воля ваша, король, но принцесса Ланга будет вами очень недовольна.

При звуке этого имени Людушка вздрогнул. Он щелкнул толстыми словно сосиски пальцами, и могильная плита медленно опустилась.

– Ладно уж, – примирительно промолвил он. – Так и быть, отвлекусь на минутку-другую на всякие пустяки. Что случилось-то? Разве Жевуны плохо работают?

– Очень плохо, – подтвердил Шарк. – И чем дальше от Когиды, тем хуже. Жалко им, видите ли, зеленые деревья! Мои шпионы доносят, что в некоторых деревнях Жевуны сговорились вырубать в садах только самые старые деревья, а в лесу и вовсе уничтожают лишь один кустарник да сухостой! Шума и треска много, а толку от такой работы никакого. Но самое тревожное – это их разговоры. Шпионы доносят, что многие Жевуны недовольны своим новым королем. Многие старики еще помнят вашего папашу-людоеда. Да и о вас тоже в этой стране ходит дурная слава. Жевуны говорят: мол, давайте только будет делать вид, что мы готовимся к приходу Тьмы, а сами будем ждать, когда нас освободит Хранительница Элли. Как вам это нравится, король?

Людушка задумался.

– Пожалуй, надо этими Жевунам как следует заняться, – решил он. – До чего разбаловался народ! Как только его перестаешь есть поедом, то он сразу норовит поднять бунт. Вот так-то быть добрым и веселым людоедом. Не дают даже Тронный зал как следует обставить! Ну да ладно. Сделаем так: с сегодняшнего дня приводи ко мне в замок Жевунов, штук по десять разом, а я с ними тут поговорю. Да так поговорю, что они у меня не только с утра до ночи, но и по ночам работать будут, да еще и меня похваливать! Уж я напугаю их так, что Жевуны превратятся в Трясунов и Заикал!

Шарк в сомнении покачал головой.

– Ваше величество, Голубая страна очень велика, в ней живут многие тысячи Жевунов. Мы и за год не сумеем всех провести через Тронный зал. А работа стоит!

Людушка душераздирающе вздохнул. Очень уж ему не хотелось покидать свой замок. Только-только он начал наводить в нем уют и всяческую приятность, и на тебе – все бросай! Но что делать?

– Ладно, – кивнул он. – Завтра утром я отправлюсь в путешествие по Голубой стране. И Жевуны еще пожалеют о том, что я оставил Когиду!.. А теперь иди, Шарк, и готовься к моему походу. И позови ко мне садовника Тамиза! Или нет, гм-м… лучше пригласи его помощницу Агнет.

Полковник поклонился и вышел из Тронного зала. Его трясло от злости. Почему Властелин не назначил его, Шарка, королем этой страны? Уж он-то мигом заставил бы Жевунов работать, как следует! А этот ничтожный толстяк слишком глуп и тщеславен, чтобы стать хорошим помощником Пакира. Ну что ж, Властелин скоро разберется, какое ничтожество посадил на трон…

Спустя несколько минут в Тронный зал вошла Агнет. Бывшая королева, некогда самозвано захватившая трон в Розовой стране с помощью волшебной Золотой шапки, была очень взволнована. Несколько недель она провела в изгнании, в пещере Тамиза, куда перенесли ее по приказу Элли разгневанные Летучие Обезьяны. Агнет быстро сумела завоевать доверие у старого отшельника, но ей этого было слишком мало. Все это время Агнет мечтала о том, как однажды вернется из изгнания, и жестоко отомстит своим врагам: Элли, Стелле, да и всем Болтунам заодно. Жалкие, неблагодарные создания, как они посмели восстать против нее!

Но даже в своих самых сладких мечтах Агнет не подозревала, что ее возвращение из изгнания произойдет так быстро. По-видимому, ничтожный Тамиз, день и ночь лелеявший синие ростки, оказался не столь уж ничтожен. Он нужен самому Пакиру! А значит, и она, Агнет, может оказаться полезной Властелину Тьмы. И этот чудесный шанс надо обязательно использовать! Людушка был хитер, но не умен и очень, очень тщеславен. А значит, его можно будет обкрутить вокруг пальца.

Помня об этом, Агнет вошла в Тронный зал с чарующей улыбкой на устах. И тут же едва не упала в обморок, увидев грустного людоеда, сидящего на могильной плите посреди жуткого кладбища, словно огромная нахохлившаяся ворона.

Но Агнет была слишком умна, чтобы поддаться своим чувствам. Собрав все свое мужество, она изобразила на лице восхищенную улыбку и порывисто прижала руки к груди.

– Ах, как здесь замечательно! – воскликнула она, обводя Тронный зал изумленным взглядом. – Ваше величество, только вы, с вашим утонченным вкусом и богатой фантазией, могли создать такое чудо!

Людушка встрепенулся и недоверчиво взглянул на девушку.

– Ты это честно-пречестно говоришь? – подозрительно спросил он.

– Ну конечно же! Здесь так мило… Какие чудесные крестики и могилки, никогда такой прелести не видела! А это луна, этот холодный промозглый ветер, это далекое завывание волков… Особенно хорошо у вас получились те семь скелетиков с кинжаликами в зубах. Даже мороз по коже идет от восхищения! Не сомневаюсь, что все ваши подданные будут в восторге от этого зрелища. Из вас без сомнения получится самый великий король на свете, ваше величество!

И Агнет церемонно присела в глубоком реверансе.

Людушка сразу же воспрянул духом. Он вскочил с каменной плиты и поспешил навстречу такой вежливой гостье. И в темноте споткнулся о кочку и едва не упал в разверстую могилу. Хорошо, что двое из скелетов бросились ему вовремя на помощь.

– Ты очень мила, – сказал Людушка, отряхивая колени от сырой земли. – Давно не встречал таких обаятельных девушек! – И вспомнив о своей давней встрече с Кориной в своем родовом замке, поспешил уточнить: – Надеюсь, ты не умеешь колдовать?

– Нет, ваше величество, – поспешила успокоить его Агнет.

– Очень хорошо! От этих волшебниц одни только неприятности.

– Ваша правда, – вздохнула Агнет.

– А почему ты так грустно вздохнула, милая Агнетушка?

– Это долгая и грустная история… Но если хотите, я расскажу ее.

И Агнет рассказала о том, как обманом стала королевой Розовой страны, и как Элли и Стелла сумели взять над ней верх.

Людушка только головой качал, слушая удивительный рассказ о недавних событиях в Розовой стране. Коварство Агнет ничуть не удивило и не возмутило его. Наоборот, он только восхитился догадливости и хитрости Агнет, которая сумела выкрасть Золотую Шапку у Стеллы, и с помощью нее справилась сразу с тремя волшебницами.

– Ты все замечательно придумала, Агнетушка, – ласково сказал король. – Даже я не сумел бы придумать такую наихитрейшую хитрость! Тебе просто немножко не повезло, иначе бы до сих оставалась королевой Розовой страны. Великий Пакир очень скоро без сомнения завоюет ее, и тогда мы бы могли бы дружить, как говорится, королевствами!

Агнет еще раз присела в глубоком реверансе. На ее лице появилась легкая усмешка. Людушка оказался еще более прост и глуп, чем она думала, и это было очень хорошо.

– Больше того, мы могли бы со временем пожениться, – сказала она чарующим голосом. – Вы такой большой и сильный, Людушка! Любая королева сочла бы за честь стать вашей женой. Но увы, я уже больше не королева…

Людушка заморгал. Неужели он мог понравиться такой красавице? Какая удача!

Он милостиво протянул Агнет руку, и та с пылом поцеловала ее. Людушка был просто на седьмом небе от счастья.

– Бывает, что короли женятся на простых девушках, – важно сообщил он. – И те потом сразу же становятся королевами. А Розовая страна… Никуда она от нас не денется! Но для этого надо немножко поработать. Не хочешь ли ты, Агнетушка, отправиться со мной в путешествие по Голубой стране? Мне очень было бы приятно путешествовать в твоем наиприятнейшем обществе.

Агнет вспыхнула от радости.

– А как же Тамиз? – спросила она. – Я – его помощница, а у садовника скоро будет очень много работы.

Людушка беспечно махнул рукой.

– Ничего, как-нибудь справится! И потом, не вечность же мы будем путешествовать? Я по натуре домосед, и постараюсь побыстрее вернуться сюда, в свой замок. В Тронном зале столько еще надо усовершенствовать!..

На следующее утро из Когиды в далекий путь отправилась длинная процессия, окутанная облачком прозрачной мглы. Возглавляли ее семеро скелетов с мечами в руках, которые ехали на скелетах ящероподобных коней. За ними ехала большая золотая карета, запряженная в тройку синих существ, похожих на птиц, с пурпурными плюмажами на головах. На козлах сидел кучер-ящер. Он нещадно хлестал «коней» своим длинным хвостом, словно хлыстом. А замыкали процессию три десятка темных слуг, ехавших на маленьких мохнатых пони.

Услышав шум на центральной улице, многие жители Когиды побросали работу и побежали посмотреть, что же происходит. И чуть не попадали на землю от страха.

Людушка был очень доволен произведенным впечатлением. Он высунулся из окна кареты и закричал:

– До свидания, мои дорогие подданные! Я отправляюсь в путешествие по стране. Заодно погляжу, как миленькие Жевуны выполняют мои приказы. А если кто-то работает плохо, без души, и жалеет зеленые растения, то мои слуги займутся этими предателями. Надеюсь, что вы, жители Когиды, не захотите огорчать своего добренького Людушку? Полковник Шарк проследит, чтобы вы не ленились. А теперь кричите ура!

Жевуны дружно закричали «ура!» – а что им еще оставалось делать? А потом вернулись к своим топорам и пилам. Они уже знали, какой скверный характер у коротышки Шарка, и никто не хотел попасться полковнику под горячую руку. Но время от времени то один, то другой Жевун поглядывал в сторону востока. Когда же им на помощь прилетят Элли и Стелла? Когда в Голубую страну войдет армия Магдара, и прогонит слуг Пакира?


По приказу Людушки, процессия выехала на дорогу из желтого кирпича, и свернула налево.

– Я хочу сначала посетить северную часть своей страны, – важно объяснил король Агнет, которая ехала вместе с ним в золотой карете. – И для начала навещу свой родовой замок. Ты увидишь, Агнетушка, места, где я провел свое расчудесное детство, а также горестную и одинокую молодость.

Агнет радостно всплеснула руками.

– Ох, как интересно, ваше величество! Но почему же ваша молодость была одинокой? Разве Жевуны не приходили к вам в гости?

– Еще как приходили! – ухмыльнулся Людушка. – Но понимаешь, Агнетушка, я всегда бывал настолько голоден, что у меня просто не было времени как следует с ними познакомиться. Бывало, только разговоришься с хорошим человеком по душам, как хлоп – и сам не заметишь, как проглотишь его. Просто обидно до слез иногда бывало, честное-пречестное слово!

Агнет вздрогнула, представив такой милый разговор Людушки с его гостями. Слава Торну, что этот толстяк теперь питается одними фруктами да зелеными листьями!

Людушка стал с увлечением рассказывать, как хитро он умел в молодые годы обманывать своих доверчивых гостей. Агнет делала вид, что внимательно слушает, а сама все больше смотрела в окно кареты. Она лишь недавно впервые оказалась в Голубой стране, и потому была очень удивлена тем, что видела. По сравнению с чудесной Розовой страной, здесь буквально не на что было посмотреть. Цветы не порхали в воздухе словно бабочки, на деревьях не росло ничего вкусного, и даже грибы под темными елями не снимали шапки, приветствуя путешественников. Выходит, это правда, что Розовая страна – самая волшебная и самая чудесная во всем крае Торна! Но ничего, и Голубая страна для начала сгодится для нее. А потом, когда она сумеет понравиться этому таинственному Пакиру, вот тогда она развернется как следует!

Пройдя несколько километров, процессия свернула на проселочную дорогу, и вскоре въехала в небольшую деревушку. Все ее жители работали в соседней березовой роще. Мужчины валили деревья, женщины обрубали топорами их ветви, а молодежь жгла костры. Все работали нехотя, без души, и Людушке это очень не понравилось.

Когда Жевуны завидели странную процессию, то здорово перепугались. Но Людушка решил преподать им хороший урок.

Он выплыл из кареты, словно большая птица и, широко раскинув руки словно крылья, сделал над рощей круг.

– У-у-у! – завыл он зловещим голосом. – Лентяи, лежебоки, саботажники! Разве так надо работать, когда приказываю я, ваш король Людушка? Ну что ж, вы поплатитесь за это! Отныне я стану не просто королем, а таким же, каким бы когда Гудвин, то есть Великим и Ужасным! И стану съедать на месте всех, кто будет плохо работать! И особенно тех, кто осмелится поминать недобрым словом своего короля, и особенно великого Властелина Пакира!

Людушка завыл еще громче, а затем щелкнул пальцами. Тотчас в небе сконденсировалось небольшое черное облачко и закрыло солнце.

Сельчане попадали на колени от страха. «Наш король – великий волшебник! – стали перешептываться они. – Мало того, что он людоед, а теперь, оказывается, стал еще и чародеем! Ну, теперь он задаст нам жару!»

И тут случилось нечто совершенно неожиданное. Дело в том, что в этой березовой роще много лет жила стая ворон. Птицы были очень недовольны тем, что Жевуны уничтожают их жилища. И вот, завидев парящего в небе Людушку, вороны с воинственным клекотом бросились на короля!

От Людушки, что называется, полетели во все стороны пух и перья. У ворон длинные клювы и острые когти, а уж воинственности им не занимать.

Летающий король взвыл от боли, и попытался было спуститься на землю, но куда там! Вороны окружили его темным облаком, нанося болезненные удары со всех сторон.

– Спасите! – взвизгнул король. – Слуги, на помощь!

Воины-скелеты стали размахивать мечами в воздухе, но вороны летали слишком высоко. А темные слуги бестолково бегали по земле и злобно шипели, беспомощно глядя в небо. Некоторые пытались даже подпрыгивать, пытаясь добраться до ворон, да куда там этим коротышкам!

Жевуны ошеломленно наблюдали за избиением Людушки. Наконец, один мальчишка не выдержал, и фыркнул.

– Вот тебе и «Великий и Ужасный!» Наш новый король что-то мало похож на Гудвина. Скорее, он больше смахивает на толстую жирную курицу. Смехота, и только!

И сельчане один за другим расхохотались. Даже Агнет не выдержала и фыркнула в кулак. Уж больно смешон был толстяк, отбивающийся от наседавших на него со всех сторон ворон.

В конце-концов Людушка попросту рухнул на землю, подняв кучу пыли. Вороны было попытались атаковать его с воздуха, но воины-скелеты защитили своего повелители, размахивая длинными мечами. А потом они помогли королю забраться в карету.

С ахами и охами Людушка рухнул на бархатное сидение. Все его тело болело так, словно его искололи острыми гвоздями. А пышный синий кафтан превратился в решето.

Агнет изобразила сочувственную улыбку.

– Вам очень больно, мой господин? – участливо спросила она, и достав носовой платок, вытерла пыль и пот со лба короля.

– Да! – простонал Людушка. – Мне очень, очень больно, и причем везде! Проклятые вороны… Я никогда не любил этих наглых, дерзких птиц. Они так досаждали мне в родовой замке: вечно каркали, не давали спокойно спать после трудового людоедского дня, норовили стащить пироги да булки со стола… Но как я не пытался, не сумел поймать ни одну из этих наглых созданий! Что же делать? Как я стану дальше путешествовать, в таком растерзанном виде? Да меня Жевуны просто засмеют!

– Но вы же волшебник, ваше величество, – подавив смешок, напомнила ему Агнет.

– Ах, да, совсем забыл!

Людушка пробормотал первые пришедшие ему на ум слова, и тотчас его окутало фиолетовое облачко. Когда оно рассеялось, одежда на короле приняла свой прежний вид, а ссадины и грязь исчезли.

– Слава Пакиру! – приободрившись, воскликнул Людушка, глядясь в зеркальце. – Ну ладно, вороны, я с вами еще посчитаюсь! Кучер – вперед! Не хочу ни минуты больше оставаться в этом проклятом-распроклятом месте!

Кучер яростно взмахнул своим хвостом, и скакуны рванули с места. Людушка высунулся из окна и со зверской гримасой погрозил сельчанам громадным кулаком. Те дружно поклонились, а затем переглянулись – и не выдержав, весело расхохотались. И, взвалив на плечи топоры и пилы, покинули березовую рощу. Ветер скоро прогнал черную тучку, и в небе по-прежнему засияло солнышко.

А вороны, очень довольные своей победой над королем, разлетелись по окрестностям. Очень скоро весть о позорном поражении Людушки разнеслась по всей Голубой стране.

Глава пятая

Светлая мысль в темном подвале

Происшествие в березовой роще здорово напугало Людушку. Оказалось, что не такой уж он хороший волшебник, чтобы справиться даже с простыми воронами! Да и на его слуг, как выяснилось, полагаться полностью нельзя. Выглядят-то они очень страшно, но толку-то что?

На всякий случай Людушка решил больше не летать в воздухе, а лучше пугать Жевунов на земле. Так оно, может, и не очень эффектно, зато как-то спокойнее.

Процессия продолжила свое неспешное движение по желтой дороге. Она еще несколько раз сворачивала на проселочные дороги и наведывалась в деревни Жевунов. Людушка действовал очень просто. Его слуги сгоняли всех сельчан на край деревни, и там Людушка обзывал всех лентяями, саботажниками и предателями, обещал всех нерадивых съесть, а потом устраивал небольшое, но оч-чень страшное представление. Он превращался то в многоголовое чудище, то в осьминога, то в крокодила, и всячески демонстрировал свою свирепость.

Но увы, каждый раз с ним случалась какая-то незадача. И виной тому были… птицы!

Пернатые жители Голубой страны, прослышав о подвиге своих товарок-ворон из березовой рощи, решили испортить королю его путешествие. Стоило Людушке остановиться возле какой-нибудь деревни, как все окрестные пернатые слетались в большое шумное облако, и начинали, пардон, гадить на голову Людушки!

Тот был вне себя от бешенства, но поделать ничего не мог. Однажды он превратился в зубастого крылатого дракона, взмыл в воздух и помчался за своими мучителями. Поначалу птицы бросились от него врассыпную – поди, догони! Но потом они разгадали один важный секрет.

Дело в том, что принцесса Ланга, помня о своей неудаче с алхимиком Парцелиусом, одарила короля Людушку самой простенькой магической силой. Чтобы людоед смог как следует напугать робких Жевунов, он получил возможность по своему желанию принять вид любого существа, даже самого громадного и ужасного. Но только принять вид, и не больше того! На самом деле, он оставался все тем же толстым и неуклюжим Людушкой. А значит, с ним мог потягаться любой ловкий и дерзкий птенец, кто не испугался бы его грозного вида.

Так и случилось. Крылатый дракон так страшно выл и так клацал своими острыми зубами, что один юный воробышек перепугался и не успел увернуться от пасти чудовища. Он закрыл глаза от ужаса и приготовился к смерти. Но вместо этого вдруг наткнулся на что-то мягкое.

Открыв глаза, воробышек увидел, что сидит на носу людоеда, который летел в воздухе, раскинув руки в стороны словно крылья.

– Кыш, – прошипел Людушка, вытаращив глаза. – Кыш, гаденыш! Иначе проглочу-у-у!

Воробышек задрожал и снова закрыл глаза. Но ничего не случилось. Людушка даже застонал от горя – в былые времена он бы проглотил эту нахальную пичугу, и даже не облизнулся бы! А сейчас не мог, ну хоть убей. Проклятый Дональд, что он сделал с ним, какое страшное изуверство!

Людоед хотел было поймать воробышка, но едва шевельнул рукой, как начал заваливаться на бок. Ведь руки-то ему заменяли в полете крылья!

Поняв это, воробышек осмелел. Он взял да и клюнул летающего толстяка прямо в нос.

– Ой! – воскликнул Людушка, свирепо вращая глазами. – Ты чего дерешься! Вот сейчас возьму, да откручу тебе голову!

– Ничего ты мне не сделаешь, – рассмеялся воробышек и начал бить по носу своим маленьким, но очень острым клювом. Это было очень больно, и наконец Людушка не выдержал и помчался к земле.

Стая птиц была очень удивлена, когда воробышек вдруг вылетел как бы изнутри крылатого чудовища и завопил: «Бей его, бей! Этот дракон не настоящий!»

Услышав это, стая птиц набросилась на «дракона» со всех сторон с такой яростью, что Людушка едва унес ноги. Рухнув на землю под защиту своих слуг, людоед чуть не разревелся от обиды. Он даже не подозревал, что проклятая Ланга так обманула его!

Агнет как могла утешала своего короля. Но очень скоро постаралась под благовидным предлогом убраться из золотой кареты, чтобы продолжить путешествие на мохнатом пони. Как Людушка не отмывался каждый раз в ручьях и озерках, все же от него все сильнее разило птичьим пометом. И этого брезгливая Агнет выдержать не могла.

Людушка погрустнел. Триумфального путешествия по Голубой стране что-то не получалось. Он старался изо всех сил, но птицы портили все дело. Жевуны поначалу пугались до смерти, глядя на его чудесные превращения в самых страшных и невероятных существ, а затем, когда на него нападали птицы, начинали весело хохотать. Так недолго и весь авторитет короля растерять!

Через три дня процессия въехала в особо мрачный и темный еловый лес. И здесь Людушка вновь воспрянул духом. Он высунулся из кареты и крикнул, обращаясь к мирно ехавшей на пони Агнет:

– Ура! Наконец-то пошли мои родные-преродные места! Во-он за тем поворот растет здоровенный дуб – я однажды в детстве залез на него, и упал с ветки прямо задницей на ежа. Вот больно-то было! А вон там, за зарослями орешника, находится маленькое озерцо. Однажды мне захотелось поесть рыбки, и я прыгнул в него с берега – да так, что застрял головой в толстом слое ила! Хорошо еще, что мамашка рядом гуляла и вытащила меня, а то бы задохнулся, честное-пречестное слово! А во-он в тот овраг я однажды после дождя упал и чуть не сломал шею… Здорово-то как! Нет, понимаешь, ничего лучше, чем родные места! Я только что сочинил стишок об этом:

Вот мой замок, вот мой кров родной,

Лес еловый окружил его стеной.

Под окном знакомым вижу я болото,

До чего ж домой мне попасть охота!

Желтая дорога повернула налево, и Людушка, не выдержав, выскочил из кареты и с радостным воплем подбежал к какой-то доске, лежавшей на обочине. Агнет слезла с пони и подошла поглядеть, что же так взволновало короля. На старой полусгнившей доске было что-то коряво написано. Но дожди смыли большую часть надписи, так что Агнет смогла прочитать только несколько слов: «Эй, путникъ! Захходи… бальному прибальному… енваллидду!»

– Это что за галиматья? – не очень вежливо спросила девушка.

Людоед со слезами на глазах прижал доску к своей груди.

– Понимаешь, Агнетушка, эта доска кормила меня с той поры, когда моя мамашка утопла в болоте, а моего папашку-людоеда зарубил проклятый Железный Дровосек! Остался я тогда один-одинешенек. Мог и с голоду запросто помереть! Пробовал я, конечно, охотится в лесу за дикими зверями, да куда там гоняться за зайцами да за лисами с моей комплекцией. А как написал это приглашеньице, так от дураков-Жевунов просто отбою не стало. Всем было любопытно поглядеть на маленького людоеденыша, а мне только того и нужно было! Э-эх, ну и житуха была, приятно вспомнить… И чего это меня потянуло в большую политику? Только желудок испортил, честное-пречестное слово!

Спустя несколько минут, процессия проехала по мосту, переброшенному через широкий ров, и въехала во двор старого каменного замка. Он выглядел так, словно ему было по меньшей мере тысяча лет. Кровля почти полностью обвалилась, стены заросли вьющимися растениями, входная дверь валялась на земле. Агнет с ужасом глядела на эту развалину и думала: «Святой Торн! Да разве можно жить в таком ужасном месте?»

Даже всадники-скелеты и темные слуги и те опасливо глядели по сторонам, словно опасаясь, что древний замок вот-вот рухнет, и завалит их. Но Людушка, напротив, был счастлив до невозможности. Он бегал по двору, взахлеб рассказывая истории из своего детства, и даже плакал от умиления. А затем ринулся в замок с радостным воплем: «Ура! Я наконец-то дома!»

Спустя некоторое время изнутри замка раздался жуткий грохот и вопли Людушки. Агнет огорченно вздохнула и взглянула на растерянных слуг.

– Ну, что стоите? – хмуро промолвила она. – Разве не слышите, что пол в замке все-таки обвалился? Бегите, спасайте своего короля! А я пока здесь посижу, на камушке.

Только часа два спустя, темным слугам и воинам-скелетам удалось-таки вытащить короля из подвала. Людушка был весь окутан паутиной, на лбу его вспухла здоровенная шишка. Но тем не менее вид у него был очень бодрый и довольный.

Отряхнувшись кое-как, людоед с радостной улыбкой сообщил:

– Что значит – родные места! Не зря говорится, что дома и стены помогают. А мне вот помог, не поверишь, Агнетушка, пол подвала! Когда я врезался в него головой, аж искры из глаз посыпались. И в мозгу что-то защелкало. Когда я очнулся, то сразу все понял!

– Что же поняли, ваше величество? – едва скрывая ехидную усмешку, спросила Агнет.

– А то понял, как мне с Жевунами себя вести. Такой светлой мысли, как в том темном подвале, мне давно в голову не приходило! Уж теперь они узнают, почет фунт лиха, и никакие проклятые-распроклятые птицы им не помогут! Мы еще поглядим, кто кого… Агнетушка, хочешь я покажу тебе мой замок? Ты легкая, небось сквозь пол не провалишься.

– Нет, нет! – поспешила отказаться Анет. – Я и так вижу, как здесь мило и приятно. Но вы уверены, ваше величество, что стены вот-вот не рухнут?

Людушка обиделся.

– Да ты что, Агнетушка? Ведь этот замок построил мой папашка, а он людоед был не только зубастый, но и рукастый! Замок еще сто лет простоит, и будет как новенький. Гляди!

И Людушка подошел к стене замка и, лихо размахнувшись, врезал по ней своим огромным кулаком. И – пробил каменную кладку насквозь!

От сотрясения остатки крыши с грохотом рухнули вниз. С одной из башенок слетел медный колпак и, кружась, опустился прямо на голову людоеда. Тот даже сел от неожиданности.

Агнет не выдержала и закатилась от хохота.

Но Людушку это происшествие ничуть не смутило. Когда он пришел в сознание, то некоторое время радостно гукал, указывая пальцем на медный колпак.

– Что? – пожала плечами Агнет. – Не понимаю, ваше величество.

Вскоре к Людушке вернулся дар речи, и он объяснил свой хитрый замысел. Агнет не стала с ним спорить. Она помнила мудрую поговорку Болтунов: чем бы король не тешился, лишь бы народ не плакал!

С этого дня путешествие стало для нового короля куда приятнее. Подъезжая к очередной деревне, он вылезал из кареты и сразу же надевал на голову, словно шляпу, медный колпак. Людоед выглядел очень смешно, но его это ничуть не смущало. Как птицы не старались гадить на короля, большой колпак прекрасно защищал Людушку сверху.

А с Жевунами он теперь разговаривал по-другому. Конечно же, птицы разнесли по всей Голубой стране весть о том, что король только делает вид, что превращается в жутких чудовищ, а на самом деле всегда оставался самим собой. Понятно, что взрослых Жевунов такие фокусы больше не могли бы напугать. Но Людушка не зря говорил о том, что в подвале замка ему в ушибленную голову пришла светлая мысль!

По его приказу, во всех деревнях темные слуги сразу же разделяли жителей на две группы – взрослых и детей. Взрослых отгоняли в сторонку, а для детей Людушка устраивал свои страшные представления.

Нечего и говорить, что детишки пугались до смерти. В отличие от взрослых, они искренне верили в то, что Людушка в самом деле превращается в чудовищ, и начинали громко плакать. А взрослые Жевуны им ничем не могли помочь. Они кричали изо всех сил, что все это обман, но разве детишкам втолкуешь такое? И взрослые Жевуны тоже пугались и переживали – но не за себя, а за своих детей.

Птицы выходили из себя, пытаясь помешать злому королю. Но что они могли поделать? Даже самые крепкие клювы не могли пробить медный колпак на голове людоеда. А напасть на него снизу было совершенно невозможно – воины-скелеты и темные слуги защищали своего властителя со всех сторон.

По Голубой стране поползли совсем другие слухи. Никто уже не издевался и не насмехался над новым королем. А кое-кто даже стал называть его Великим и Ужасным, как когда-то называли самого великого Гудвина!

Многие мужчины-Жевуны вооружались косами, граблями и дубинками, и выходили на желтую дорогу, надеясь дать отпор Людушке. Но, заметив его чудовищных слуг, разбегались в разные стороны.

Так прошло еще несколько дней. От Элли и ее друзей не было никаких вестей, и жители Голубой страны постепенно начали падать духом. Они больше не рисковали вырубать леса и рощи, что называется, со спущенными рукавами. Кто знает, быть может шпионы Людушки следят за ними, и доложат об их нерадивости новому королю? Еще только не хватало, чтобы этот проклятый людоед приехал в их деревню и начал до смерти пугать бедных детишек! Уж лучше вырубать зеленые деревья, что уж тут поделаешь. Плетью обуха не перешибешь, придется покориться новому королю…

Вскоре те из Жевунов, кто жил неподалеку от леса Призраков, стали замечать, что небо стало постепенно темнеть. Со стороны Конической горы в разные стороны растекалась тьма, и от нее даже в разгар дня солнце сияло не так ярко, как прежде. Воздух стал заметно холоднее, в нем начала ощущаться какая-то неприятная затхлость.

Некоторые из Жевунов не выдержали и переехали жить к своим родственникам в соседние деревни. Но и там вскоре начинали происходить все те же неприятные перемены.

Тьма постепенно овладевала Голубой страной. И Жевуны все чаще спрашивали друг друга – кто же поможет нам справиться с этой напастью? Неужели среди них не найдется героя, который мог бы поставить распоясавшегося короля на место?

И вскоре с востока донеслись радостные вести. У Жевунов все-таки нашелся могучий и смелый защитник!

Глава шестая

Я – Тотошка!

Новые неприятности у короля Людушки начались после того, как его процессия перешла через мосты, переброшенные через две большие трещины. Как вы помните, дорогие читатели, именно здесь когда-то давно Элли и ее друзья встретились со страшными саблезубыми тиграми. И если бы не смелость Трусливого Льва, то неизвестно, смогли бы они перебраться через глубокие пропасти, попасть в Изумрудный город и встретиться там с Гудвином.

Едва процессия короля проехала через второй мост, как вдруг все вокруг затряслось. Земля вздрогнула, и огромные ели и сосны, растущие на краю трещины, с протяжным грохотом рухнули в темную бездну.

Подземные толчки были настолько сильными, что карета с Людушкой опрокинулась. Скелеты-всадники тоже не удержались на своих конях, и попадали на желтую дорогу. От ударов трое из них раскололись на множество частей, а их кони-скелеты со страху рванулись в лес и исчезли в чаще.

Агнет и темные слуги кое-как сумели удержаться на своих маленьких пони. Когда землетрясение закончилось, они бросились на помощь королю.

Людушку едва удалось вытащить из-под кареты. Вид у него был ошарашенный.

– Это еще что за шутки? – пробормотал он, горестно глядя на останки воинов-скелетов. – Кто посмел устроить в моей стране это дурацкие землетрясение? А вдруг бы я взял да свалился в пропасть?

Он осторожно подошел к краю трещины и увидел, что от второго моста ничего не осталось. Похоже, такая же участь постигла и первый мост…

– А как же мы вернемся в Когиду? – горестно вопросил Людушка. – Я же говорил, что лучше бы мне остаться во дворце, и заниматься устройством своего Тронного зала. А этот дурацкий Шарк пристал ко мне: мол, Жевунов надо напугать до икоты, чтобы они лучше работали! Вот и напугал, теперь и сам не рад.

Агнет с презрением посмотрела на растерянного короля.

– Но вы же волшебник, ваше величество, – жестко усмехнулась она. – Сколько раз об этом можно напоминать? Поколдуйте немного, и мосты вновь вернутся на свое место!

– Да уж, вернутся, как же, держи карман шире, – пробормотал Людушка, опасливо заглядывая в темную пропасть трещины. – Я же вне стен моего замка только одну видимость могу создавать! По такому призрачному мосту разве пройдешь? Во всем эта Ланга виновата… Эй, ваше высочество! – крикнул он в пропасть. – Вы слышите меня? Если слышите, то сделайте так, чтобы я хоть разок смог совершать самое настоящее чудо, а не всякие там фокусы-покусы!

Людушка приложил ладонь к уху и прислушался. Но из глубины бездонной расщелины доносился только мерный шум.

– Вот глухая тетеря, – пробормотал он и даже в сердцах плюнул в пропасть. – Я говорю: помогите мне сотворить хотя бы одно настоящее колдовство! Иначе мне в Когиду никогда не вернутся!

Но ответа из глубины пропасти он так и не услышал.

Людушка попробовал на всякий случай немного поколдовать. Но какие бы он не произносил слова, как бы не размахивал руками, толку от этого не было. Мосты над расщелинами так и не восстановились.

«Что за дела? – удивился Людушка. – Может быть, принцессе Ланге не хочется возвращать рухнувшие мосты на прежние места потому, что их заново построили при королеве Корине? А что, очень может быть! Кажется, Ланга терпеть не может Корину, и наверняка завидует ее красоте да могуществу».

– Ну ладно, не хотите возвращать мосты, и не надо, – смирился Людушка. – Но помнится, что в мои молодые годы кто-то перебросил через эти расщелины два здоровенных дерева. Может, хотя бы вернете те деревья, а? Как-нибудь я через них переберусь. Что вам, жалко двух старых деревьев?

И тут солнце в небе немного померкло. Людушка поднял в голову и с досады звонко хлопнул себя ладонью по лбу.

– Тьфу, совсем забыл, что черная магия не действует при свете солнца… Эй, тучка, не спеши, дай мне произнести заклинание! Лопапу, мубапу, дурапу! Хочу, чтобы время повернулось вспять, и чтобы над пропастью появились только что поваленные деревья!

В воздухе тотчас вспыхнуло прозрачное лиловое облачко. Людушка с огромной радостью увидел, как над трещиной появился мост из огромного срубленного дерева. Более того, по нему в этот момент переходила какая-то девочка, держащая на руках маленького черного зверька. Едва девочка ступила на землю, как зверек с громким лаем спрыгнул с ее рук и помчался по желтой дороге в сторону леса.

Лиловое облачко растаяло, и девочка мгновенно исчезла.

Агнет не на шутку испугалась. Лицо девочки показалось ей очень знакомым.

– Кто это был? – дрожащим голосом спросила она.

– Гм-м… думаю, что это была не кто иная, как Элли, – озадаченно ответил Людушка. – По-моему, принцесса Ланга немного не рассчитала. Или солнце помешало ей сотворить черное колдовство как следует? Она вернула мост из поваленного дерева из далекого прошлого, и притом в тот самый момент, когда по нему переходила Элли. Как же такое могло случиться, а?

Людоед вновь с горестным криком хлопнул себя ладонью по лбу.

– Тьфу, ну как же я мог забыть? Ведь эти деревья свалил над трещинами не кто иной, как проклятый Железный Дровосек!

Агнет вздрогнула пр звуке этого имени и укоризненно взглянула на людоеда.

– Ваше величество, вы очень рассеяны, – сухо заметила она. – Так недолго и беду себе наколдовать.

Людушка обиженно пожал широкими плечами.

– Мой папашка поговаривал: костями не давится только тот, кто ест одну только травку. Подумаешь, ошибся малость! А ведь интересно: если бы Элли успела выйти из лилового облачка, она исчезла бы или осталась? Представь, Агнетушка, что из-за глупой ошибки Ланги в Волшебной стране могло бы появиться сразу две Элли!

Агнет вздрогнула.

– Ну уж нет, хватит с нас одной Элли! – испуганно воскликнула она. – И с одной-то сладу нет, а если бы их стало сразу две… А что за черный зверек был у нее на руках?

Людушка пожал широкими плечами.

– Не знаю. Но мне кажется, я уже где-то слышал подобный лай. Но где и когда? От испуга у меня всю память отбило. Ну да ладно, поехали дальше!

– А мост? – напомнила ему Агнет. – Неужели обратно нам придется перебираться через это ужасное дерево?

– Ничего не поделаешь! Конечно, можно еще раз попросить Лангу сотворить для нас чудо, но… Но что-то мне сегодня больше неохота колдовать!

Людушка хитрил. На самом деле он просто опасался, что Ланга опять что-нибудь напутает. Он и так здорово напугался, увидев Элли. А если в следующий раз по поваленному дереву будет проходить, скажем, Железный Дровосек, и он никуда не исчезнет? Нет уж, спасибо большое, как-нибудь и по бревнышку переберемся!

На всякий случай Людушка послал одного из темных слуг проверить, настоящее ли дерево лежит над трещиной, или нет. Ствол оказался настоящим. Повеселевший Людушка собственноручно поднял поваленную карету, демонстрируя Агнет свою недюжинную силу, и помог трем похожим на птиц скакунам вывезти ее снова на желтую дорогу. А затем процессия снова отправилась в путь через темный лес.

Людушка был так взволнован происшедшим, что у него здорово разгулялся аппетит. Он то и дело высовывался из окна, срывал молодые ветви елей, берез и дубов, что росли вдоль дороги, и запихивал их в рот. Ему казалось, что на этом приключении сегодняшние неприятности закончились. Но не тут-то было!

Днем процессия короля въехала в очередную деревушку. Людушка даже не стал интересоваться ее названием. Едва темные слуги начали сгонять местных жителей на окраину деревни, людоед выбрался из кареты, снял с ее крыши медный колпак, нахлобучил его на голову и широким шагом направился к Жевунам.

Сегодня он был особенно в ударе, и так ловко превращался в чудовищных зверей, что деревенские ребятишки очень перепугались. Людушка был очень доволен. Окрестные птицы с отчаянным клекотом носились в воздухе, но четверо воинов-скелетов не давали им напасть на короля.

Людушка разошелся не на шутку. Под конец своего страшного представления он превратился в огнедышащего ящера и, изрыгая из пасти пурпурное пламя, грозно зашагал к ребятам. Детишки заплакали еще сильнее. Их родители с мольбой протягивали руки к королю, призывая его прекратить издевательство над детьми, но людоед не обращал на них внимания. Уж сейчас он покажет этим Жевунам, кто в их стране хозяин!

И тут он вдруг ощутил острую боль в правой ноге. Подпрыгнув, толстяк закружился на месте, пытаясь понять, на что же такое он наступил. Быть может, на какую-нибудь колючку?

Но через секунду что-то кольнуло его в левую ногу. Людушка сразу же перестал изображать из себя страшного дракона, и поглядел вниз. И он увидел маленького черного зверька, который с урчанием впился зубами в его левую лодыжку.

– Ой, а ты чего дерешься? – ойкнул от удивления король. – Больно же, честное-пречестное слово!

– Р-р-р, я тебе покажу, как пугать маленьких детей! – тоненько прорычал странный черный зверек и, подпрыгнув, пребольно укусил Людушка в левую икру.

Надо сказать, что Людушка очень боялся всякой боли, и был как все людоеды немного трусоват. Он очень любил, когда его боялись, но терпеть не мог, когда ему пытались давать отпор. Правда, среди робких Жевунов такие храбрецы встречались очень редко. Но этот черный зверек, хотя и был очень мал, но оказался на редкость смелым и свирепым!

Не выдержав, Людушка рухнул на землю и задергал руками и ногами, пытаясь отмахнуться от нападавшего на него зверька.

Воины-скелеты бросились было ему на помощь, бешено размахивая мечами, но зверек ловко увертывался от их ударов. В результате скелеты едва не зарубили своего повелителя. Тогда на мохнатого защитника детей ринулись темные слуги, но черный зверек быстро перекусал всех их за ноги, пока те не бросились врассыпную.

Деревенские жители ошеломленно наблюдали за этой битвой. А потом начали хохотать – и взрослые, и особенно дети. Всем очень понравился смелый черный зверек со смешным хвостиком колечком. Но кто он такой, и откуда взялся?

Прогнав темных слуг, мохнатый защитник взобрался на поверженного Людушку и защелкал острыми зубами перед его толстым носом.

– Ну что, будешь еще обижать детей?

– Нет, нет, ни за что на свете, миленький зверечек! – воскликнул перепуганный Людушка. – Наоборот, я буду очень-преочень любить этих замечательных ребятишек!

– Смотри, толстяк, гав, гав, гав! – залаял черный зверек. – Отныне я буду следить за тобой. И если ты вновь возьмешься за старое, то берегись, гав, гав, гав!

– Клянусь аппетитом своего папашки, что больше не буду пугать этих миленьких и веселеньких Жевунов! Но скажи мне, смелый воин, кто ты такой?

Черный зверек гордо поднял голову.

– Я – Тотошка, лучший друг Элли! А также Страшилы, Железного Дровосека и Льва!

И вдруг в его маленьких глазках появилось выражение растерянности.

– Но… куда они все подевались? Только утром мы переходили вместе с Элли через трещину по поваленному Дровосеком дереву, и вдруг… Вдруг вокруг что-то вспыхнуло, я испугался и бросился в лес. А когда вернулся на желтую дорогу, то там уже никого больше не было. Ничего не понимаю, гав, гав, гав!

Людушка задумался. В детстве он слышал от Жевунов, что приходили на свою беду из любопытства в его замок, историю первого посещения Элли Волшебной страны. Девочку принес в маленьком домике из Большого мира страшный ураган. Домик по воле волшебницы Виллины упал прямо на голову колдунье Гингеме, и раздавил ее. Элли вместе с друзьями дошла до Изумрудного города, встретилась там с Гудвином, победила в Фиолетовой стране колдунью Бастинду, а затем волшебница Стелла вернула ее домой, куда-то далеко за Кругосветные горы. Кажется, вместе с ней вернулся и маленький черный зверек. Так что Тотошка, скорее всего, благодаря ошибке Ланги как бы раздвоился. Тот, первый Тотошка, наверное живет где-нибудь в Большом мире, а может быть, уже и помер. Ведь Элли впервые прилетела в край Торна так давно, больше полувека назад!.. А этот, прежний Тотошка, разгуливает по нему, Людушке, словно по гнилому бревну, да еще больно-пребольно кусается. Нет, так не пойдет!

Заметив растерянность Тотошки, Людушка хлоп – и схватил песика правой рукой! Но тот извернулся, больно укусил короля в ладонь, а затем вырвался и исчез в соседней роще.

С помощью воинов-скелетов Людушка с охами и ахами поднялся на ноги. Отряхнувшись, он озадаченно посмотрел в сторону рощи, откуда раздавался бурный лай возмущенного Тотошки.

– Только этого лучшего друга Элли мне не хватало в Голубой стране, – пробормотал Людушка. – Теперь уже не пошалишь, как прежде, с детишками-Жевунами. Маленький ведь, как таракашка, а кусается, словно стая рассерженных ос! Нет уж, лучше с ним не связываться…

Повернувшись к своей свите, Людушка объявил:

– Ну все, попутешествовали, и хватит! Пора мне возвращаться в Когиду. Все важные государственные дела стоят, пока я здесь прохлаждаюсь. В моем Тронном зале, небось, все кресты уже обвалились!

– А как же Жевуны? – с легкой усмешкой спросила его Агнет.

Людушка небрежно махнул рукой.

– Эти Жевуны теперь настолько напуганы моим колдовством и могуществом, что станут работать еще лучше. Эй, вы, деревенщина неотесанная! Помните – приход Тьмы неизбежен, честное-пречестное слово!

Деревенские жители обменялись ехидными улыбками, но тут солнце в небе на минуту померкло. Жевуны посмотрели в небо, и увидели плывущую с севера странную тучку. Да и тучка ли это была? Уж больно она черна. И воздух почему-то стал холоднее, и запахло какой-то затхлостью, словно из сырого подвала…

– Вот то-то и оно, – ухмыльнулся Людушка. – Скоро небо над всей страной покроют такие черные тучи, и они не рассеяться ни днем, ни ночью. Да и не будет больше дня… Смотрите, у меня не больно-то пошалишь! Я – Людушка, Великий и Ужасный! А этого черного нахального зверька я прикажу изловить, и съем его на завтрак вместо котлетки. До свидания, мои миленькие подданные, всего вам хорошего! И помните мой людоедский завет: работать, работать и еще раз работать! Иначе вам же хуже будет.

И Людушка забрался в карету и приказал кучеру поворачивать в сторону Когиды. Потирая укушенные ноги, король размышлял. Ему то и дело вспоминались гордые слова, произнесенные черным зверьком:

– Я – Тотошка, лучший друг Элли!

Король Людушка

Часть вторая

Волшебное кольцо

Король Людушка

Глава седьмая

Возвращение Аргута

После неудачной битвы возле Красного озера, кузнец Аргут бежал с поля боя. Никогда в жизни ему не было так страшно, как во время схватки с Железным Дровосеком. Могучий Мигун только чудом остался жив, и если бы не черное колдовство, то ему бы ни за что не удалось бы уйти от бывшего короля Фиолетовой страны.

Пробираясь по звериным тропам через лесные чащи к себе домой, на север Голубой страны, кузнец имел возможность как следует поразмышлять. Он вспомнил, как попал в Темный отряд, как стал подручным рыцаря Дональда вместе с людоедом Людушкой, псом Полканом, конем Джерданом, человеком-ящером Эльгом и злобной маленькой Каррягой. Теперь Аргут уже не сомневался – здесь не обошлось без колдовства! Иначе бы он ни за что бы не оставил свой Железный замок и не отправился бы в далекое и опасное путешествие за мечом Торна. Да и сам Дональд, похоже, тоже был лишь рабом Пакира, и действовал отнюдь не по своей воле.

Но почему же темные силы обратились за помощью именно к нему, Аргуту? Почему Дональд стал рыцарем Тьмы? Почему в Темном отряде оказались толстяк Людушка и крылатый Эльг?

Не сразу, но Аргут разгадал эту загадку. По-видимому, в душе каждого из воинов Темного отряда давно уже гнездилась Тьма, и Пакир не случайно выбрал именно их в качестве своих новых слуг. Разве он, Аргут, не пылал долгие годы завистью к Железному Дровосеку, которого так любили и уважали все Мигуны? Разве он не оставил однажды свою деревню и не отправился в Голубую страну, чтобы там, в самой глухой чаще, построить для себя громадный Железный замок – такой, какого не было ни у кого на свете? Значит, в его душе давно жило тщеславие. И ведь он собирался жить в Железном замке совершенно один. Но такое мог придумать только самый угрюмый и нелюдимый Мигун. Все эти пороки – зависть, тщеславие и нелюдимость, и привлекли внимание темных сил. А значит, во всех своих бедах виноват только он сам!

Путь домой оказался для Аргута и долгим, и трудным. Особенно нелегко ему было, когда он проходил мимо деревень Мигунов. Кузнецу страсть как хотелось заглянуть к своим бывшим землякам в гости, посидеть в таверне за кружкой пива и потолковать с деревенскими мужиками о том о сем. А затем заглянуть в деревенскую кузницу, чтобы хотя на часок-другой заняться своим любимым делом, о котором уже истосковалась его душа.

Но Аргут вместо этого старался обходить все поселения стороной. Кто знает, быть может Мигуны уже прослышали от тех же всеведущих птиц о его «подвигах»? Если они узнают, что в темном отряде слуг Пакира был и Мигун, и что этот предатель поднял руку на самого их бывшего короля Гуда, прозванного Железным Дровосеком… Страшно подумать, как посмотрят на незваного гостя сельчане!

И все же могучему кузнецу очень захотелось вернуться когда-нибудь в свой родной край. Но это право надо еще заслужить! Надо смыть со своего имени позорное темное пятно какими-нибудь добрыми и славными подвигами. Но как это сделать? Аргут безуспешно ломал над этим голову, но так и не смог ничего придумать.

Странствия Аргута продолжались несколько недель. Он несколько раз едва не утонул в лесных болотах. Не раз блуждал в темных чащах, сбившись с пути, зачастую голодал, не найдя пригодных для еды грибов и ягод. Особенно трудной оказалась для него переправа через Большую реку.

Но вот, в один прекрасный день, кузнец, едва держась на ногах, выбрел на большую поляну, вырубленную прямо посреди леса. И даже не поверил своим глазам, увидев свой Железный замок!

Рухнув на колени, Аргут произнес со слезами на глазах:

– Спасибо тебе, святой Торн! Ты разрешил мне вернуться домой, простил мою глупость и мое предательство, и я никогда этого не забуду!

С этого дня жизнь Аргута вернулась в свое привычное русло. Он отдохнул как следует после долгих странствований, а затем привычно взялся за дело. Руки его истосковались по работе, и вскоре над кузницей вновь стал виться серый дымок, а на все окрестности стал разноситься звон молота. Железный замок был далеко еще не достроен, и работы было предостаточно. А что еще нужно Мигуну?

Но через некоторое время Аргут почувствовал, что тоска вновь закрадывается в его душу. От птиц он услышал о том, что в Желтой стране собралась большая армия из Марранов, Жевунов и Мигунов, и что она отправилась в поход на Подземную страну. Во главе этой армии стояли маршал Магдар, Белый рыцарь Алмар и Гуд.

Аргут с той поры совсем потерял покой. Вот ему бы присоединиться к этому войску! Слуги проклятого колдуна Пакира вдоволь бы вкусили его молота – только берегись!.. Но увы, это было совершенно невозможно. Кто-кто, а Гуд и Алмар отлично знали, на чьей стороне недавно бился кузнец Аргут…

Проходили день за днем, а вестей о ходе подземной битвы не было. Аргут совсем забросил работу. Целыми днями он бродил по окрестным лесам, пытаясь придумать, как же ему лучше поступить. Может быть, попросту придти в Изумрудный город, упасть на колени перед Хранительницей Элли, и попросить у нее прощения? Говорят, эта юная волшебница очень добра, и наверное, сможет замолвить за него словечко перед Гудом и Алмаром…

Однажды кузнец выбрел на берег какой-то маленькой речушки. Было жарко, яркое солнце висело в самом зените. Аргут ополоснул потное лицо в прохладной чистой воде, а затем оглянулся в поисках тени. В лес ему идти не хотелось, а на берегу как назло рос лишь один, да к тому же обломанный куст, а рядом с ним лежал треснувший пополам пень. Не раздумывая, Аргут уселся на пеньке – и вдруг почувствовал, что в его плечи впились острые шипы.

Кузнец аж подпрыгнул от испуга.

– Что за дела? – воскликнул он, удивленно глядя на обломанный куст. – Ты что, живой, что ли? Или все дело в ветре?

Куст зашевелил своими ветвями так, что сразу стало ясно – ветер здесь ни при чем. Зеленое растение было на самом деле живым!

Кузнец нахмурился и, опустившись на колени, стал разглядывать лежавший на траве пень.

– А я тебя знаю, пень – сказал он. – Ты был воином в отряде Белого рыцаря! Помню, как здорово ты наподдал толстяку Людушке, когда тот напал на соломенного человечка… Ох, да ты же разрублен пополам! Неужто, это дело рук Дональда?

Аргут поднял голову и увидел, что куст пришел в неописуемое волнение. Он так умоляюще протягивал к Мигуну свои обломанные ветви, что тот все понял и без слов.

– А ты, куст, выходит, приятель этого пня? В юности я что-то слышал о живрастах, обитающих в какой-то долине на окраине Желтой страны… Вы оба оттуда родом, верно?

Куст закивал всеми своими ветвями. Затем он подошел к берегу реки, нагнулся и стал старательно царапать одной из своих ветвей что-то на песчаной отмели.

Аргут вскоре смог разобрать два слова: Кустар и Пеняр.

– Что такое? – недоумевал он. – На каком это языке написано, что-то не пойму… Ах, наверное, так вас звать? Ты, конечно же, Кустар, а твой дружок – Пеняр. Верно?

Кустар вновь закивал, а затем отошел чуть в сторонку и вновь что-то начал писать на отмели.

«Где Аларм?» – прочитал кузнец. – Хм-м… Выходит, вы оба – друзья Белого рыцаря? Ваш Алмар сейчас далеко, он воюет в подземной стране с войском колдуна Пакира… Но как же вы оказались здесь? Чего ветвями-то машешь, лучше напиши.

Но едва куст вывел на песке первую букву, как откуда-то с севера-востока донесся глухой раскат грома. Аргут удивился – небо-то было ясное, и ничто не предвещало надвигавшуюся грозу.

Вскоре поднялся сильный ветер, перераставший в самый настоящий ураган. Деревья в лесу заскрипели и начали сгибаться под бешеным напором ветра. Кустар мигом запустил в землю свои корешки, и схватил двумя ветвями беднягу Пеняра, пока его не унесло. Артут поневоле стал пятиться. Мигуну пришлось бы поневоле искупаться в реке, не ухватись он за Кустара.

И тут высоко в небе появилось что-то невообразимое. Аргут не поверил своим глазам. Казалось, куда-то на запад летит огромная каменная стена!

Через несколько минут она исчезла из виду, и ветер постепенно стал стихать.

Аргут ошалело сел на землю и замотал головой.

– Чудеса, да и только… – хрипло промолвил он. – Никогда не видел, чтобы этакие каменные громадины летали в воздухе! Да и откуда она взялась? Я слушал только про одну каменную стену – ту, что окружает лес Призраков. Неужто, это она?

Кузнец нахмурился. Он ничего не понимал. Про лес Призраков и Бесконечную стену он слышал, будто бы они принадлежат Пакиру. Но раз стена стала расширяться, то это значит…

И тут на Кустара уселся серый воробышек. Вытаращив маленькие круглые глазки, он зачирикал:

– Чью-ви, чью-ви, чью-ви! Уж-жжасная весть!

– Что за весть?

– Ар-рмия Магдар-ра вер-рнулась!

– Но это же замечательно! – обрадовался Аргут. – Наконец-то!

– Нич-чего замеч-чательного! Они потер-рпели пор-ражение! Уж-жасно, уж-жасно! Славный сер-ржант Понт погиб! Алмар остался в Подземной стр-ране! Пор-ражение, чью-ви, пор-ражение!

И воробей, взмахнув крылышками, умчался ввысь.

На Кустара было страшно глядеть. Он так бурно выражал свое горе, что одна из его наполовину обломанных веток отвалилась.

Аргут нахмурился. Теперь ему стало понятно, откуда в небе взялась каменная стена. Наверное, колдун Пакир был так разгневан внезапным нападением армии Магдара, что сам решил перейти в наступление.

– Ладно, разберемся, – сказал Аргут и осторожно поднял с земли обе половинки бедного Пеняра. – Пошли, Кустар! Не переживай, твой Алмар нигде не пропадет. Воин он хоть куда, я сам видел его в бою! А вот тебя бы стоило как следует подлечить. Пошли, поживешь некоторое время в моем Железном замке. Садовод я неважный, но как-нибудь тебе помогу. Может быть, и Пеняра как-нибудь оживлю. А потом решим, что делать дальше.

Кустар опустил ветви и понуро побрел вслед за Аргутом.

Забросив свою бесконечную стройку, кузнец занялся Кустаром. Он перевязал все его треснувшие ветки, а затем посадил живраста в самой лучшей части своего огорода, в самую мягкую и жирную землю, и начал обильно поливать родниковой водой. Кустар немного успокоился и запустил в почву свои ноги-корни. Несколько дней спустя на его ветвях появились новые листочки, ранки на коре стали затягиваться. Аргут заботливо ухаживал за ним, словно за живым человеком. А затем садился рядом на табурет и рассказывал всякие истории из своей жизни. Кустар его внимательно слушал, покачивая ветвями, и казалось, все понимал.

Но вот бедному пню кузнец так и не смог помочь. Поначалу он соединил две расколотые половинки двумя стальными обручами, а затем тоже посадил в землю. Но чуда не произошло. Пеняр не оживал, и это страшно огорчало его друга Кустара.

Аргут только руками разводил. «Я же говорил, что садовник из меня никудышный. Вот если бы королева Стелла взялась бы за твоего друга, или ее бывший садовник Тамиз – тогда бы все было в порядке. Тамиз хоть и не волшебник, но мастер хоть куда, хотя и не без причуд. Чего придумал – выращивает в своей пещере синие растения! Говорит, что с приходом тьмы такие растения сменят зеленые, и со временем заполнят весь край Торна. Чудак, да и только!»

Но спустя пару дней в гости к Аргуту прилетел уже знакомый воробей. То, что услышал кузнец, повергло его в смятение.

Он узнал, что отныне Голубая страна перешла во владение подземного колдуна Пакира. А еще он услышал, что новым королем стал людоед Людушка, который с помощью садовника Тамиза намеревается засадить всю страну синими растениями.

Аргут весь вечер расхаживал по комнатам своего замка, сурово сдвинув брови. А наутро заперся в своей кузнице, и не выходил оттуда три дня. Звон от его молота несся такой, что было слышно на всю округу.

И вот, наконец, звон молота стих. Через некоторое время изнутри кузницы послышалось какое-то странное рычание. Широкие створки ворот распахнулись, и наружу выехало какое-то металлическое зеленое чудовище, сверкающее на солнце многочисленными заклепками. Даже смелый Кустар вздрогнул, увидев зверя, у которого вместо лап было три пары железных шипастых колес, а из трубы на «голове» валил дым. Сзади чудища находилась кузов, доверху наполненный какими-то черными камнями.

Железное чудище лихо развернулось на месте и покатило к Кустару. Живраст вытащил корни из почвы и намеревался было дать деру, когда заметил, что сразу же за головой чудища сидит ухмыляющийся Аргут, держа в руках два длинных рычага.

Надо сказать, что Мигун уже давно начал сооружать совершенно необычную для края Торна штуку – самодвижущуюся телегу. Как и любой Мигун, он был прирожденным механиком, и мог сотворить своими руками многие сложные механизмы. Но вот до того, как сделать самодвижущую телегу, он додумался первым в Волшебной стране. Самым сложным было соорудить ее мотор. После долгих раздумий Аргут сделал паровой двигатель. Для печи своей кузницы он еще два года назад заготовил целую гору угля – его залежи находились неподалеку, на склонах лесного холма. Загрузив в кузов телеги почти сотню ведер угля, кузнец был уверен, что этого вполне хватит для того, чтобы пересечь всю Голубую страну. А не хватит, так паровой двигатель мог при необходимости работать и на простых дровах.

Аргут слез со своей удивительной машины, взял на руки бедного Пеняра и крикнул Кустару:

– Чего испугался-то? Не бойся, это самодвижущаяся телега, а не железное чудище. Давай-ка, друг, отправимся в Когиду! Надо разобраться, что же все-таки там произошло. Этого Людушку я хорошо знаю, и ничего хорошего от него не жду. Да и какой из него король? Лентяй, враль и дурак, каких свет не видывал! Ну и помощничка себе нашел Пакир…А вот садовник Тамиз может здорово помочь твоему дружку Пеняру. Ну как, поедешь?

Кустар несколько раз опасливо обошел машину. Ему очень не нравилось, что из трубы на ее голове все время валит столб дыма. А там где дым, там есть и огонь – самый страшный враг для всех растений!

Но делать было нечего, и Кустар наконец решился и забрался в кузов на кучу угля. В ветвях он крепко держал безжизненного Пеняра, скованного стальными обручами.

Аргут открыл створки топки парового двигателя и бросил в огонь несколько лопат угля. Затем он уселся на мягком сидении, лихо развернул машину и поехал в сторону дороги из желтого кирпича, распевая любимую песню Мигунов о сметливом кузнеце.

Глава восьмая

Двое из Темного отряда

Путешествие на самодвижущейся телеге по лесным тропинкам оказалось делом совсем нелегким. Не раз и не два машина заезжала в такие чащи, что Аргуту приходилось брать в руки топор и расчищать дальнейший путь. Кустар как мог помогал ему, но у него мало что получалось – ведь почти половина ветвей живраста была обломана, и он не смог восстановить свои прежние силы.

К сожалению, живраст не умел говорить, и потому историю его злоключений не знал никто, даже Аргут. Несколько недель назад, во время путешествия Алмара и его отряда за мечом Торна, Кустар свалился в лесную реку. Бурный поток сразу же затащил его на дно, где лежали острые камни. Получив множество чувствительных ударов, Кустар перестал сопротивляться. Он смог выбраться на берег только тогда, когда стремительный поток влился в Большую реку. Бедный живраст, едва передвигая корни-ноги, направился на поиски друзей. Лишь спустя несколько дней он выбрел на поляну возле Красного озера, где лежали останки бедного Пеняра.

Если бы Кустар подождал на той поляне хотя бы несколько часов, то он встретился бы с гвардейцами, посланными Элли на поле битвы за Гудом и Пеняром, и тогда его злоключениям пришел бы конец. Вместо этого живраст поднял останки своего друга и, пошатываясь, отправился в далекий путь до Изумрудного города. Но силы то и дело покидали его, и Кустар понял, что вряд ли сумеет добраться до цели. Тогда он вновь вышел на берег Большой реки, столкнул в воду бревно и, используя свои ветви словно весла, поплыл верхом на бревне против течения. Река должна была привести его в Зеленую страну, но вдруг началась гроза. Сильный ветер прибил бревно к другому берегу. Кустар едва сумел выбраться на крутой берег, держа в ветвях обломки бедного Пеняра. С той поры живраст опасался воды как огня, и полагался только на свои крепкие корни-ноги. Он надеялся, что рано или поздно выйдет в какую-нибудь деревню, и ее жители помогут ему попасть в Изумрудный город.

Однако все вышло по-другому. Вопреки своему желанию, Кустар оказался не в Зеленой, а в Голубой стране. Завидев странное шагающее растения с длинными шипами на ветвях, робкие Жевуны разбегались кто куда. А те, кто был посмелее, брались за топоры, приняв Кустара за какие-то чудище. Если бы живраст умел говорить! Но увы, он мог объясняться с людьми только языком жестов, а его понимал лишь один Алмар. Кустару просто повезло, что после долгих странствий он вышел к Железному замку, и встретился с Аргутом!..

Однажды путешественники случайно въехали в болото. Самодвижущая телега завязла там четырьмя передними колесами, и начала потихоньку тонуть. Хорошо еще, что она зацепилась за корень сосны задним колесом.

Аргут разразился проклятиями и, спрыгнув в топь, попытался вытолкнуть машину на берег. Но прошло несколько часов, прежде чем Аргут и Кустар, выбиваясь из сил, сумели сдвинуть железную махину с места и выкатить ее из болота.

Мигун после этого настолько выбился из сил, что долго лежал на зеленой травке, приходя в себя после тяжелой работы. «А вот Железный Дровосек запросто бы справился с этим делом, – подумал он. – Даром, что он бывший король, а посильнее меня раза в три будет! Старина Гуд одной рукой смог бы вытащить машину из топи. И после этого не лежал бы, отдыхая да отдуваясь, а как ни в чем не бывало продолжил бы путь. Ведь он даже не знает, что такое усталость! И как я мог раньше завидовать такому славному и могучему воину? Где был мой разум? Ну ладно, теперь-то я буду умнее, и больше не пущу зло в свое душу!»

И вот, в один прекрасный момент, самодвижущаяся телега наконец-то выехала из леса на желтую дорогу. Аргут повеселел. Он то и дело подбрасывал в топку уголь, и машина набрала вполне приличную скорость.

Проезжая деревни Жевунов, Аргут включал гудок, который тоже работал от пара. Он ожидал, что все окрестные жители сразу же сбегутся, чтобы поглазеть на железное чудо, подобного которому никто еще не видал в крае Торна. Но вместо этого сельчане наоборот разбегались по лесам. «Неужто это Людушка их так напугал? – удивлялся кузнец. – Ну, покажу я этому королю, будет знать, как над Жевунами изгаляться!»

Наконец, впереди показались голубые здания Когиды. В центре города возвышался громадный каменный замок.

Подкатив к нему, Аргут включил гудок во всю мощь. Вскоре из Серого замка высыпали десятка три маленьких человечка в темных плащах с капюшонами, низко надвинутыми на головы. Размахивая кинжалами, коротышки окружили самодвижущую телегу.

Аргут потешался, глядя на слуг Тьмы.

– Эй вы, карапузы! – крикнул он. – Зовите сюда вашего толстопузого короля! Мне надо с ним потолковать по-приятельски.

Наконец, из замка вышел еще один коротышка в темном плаще. Он сложил руки на груди и спросил:

– А ты кто еще такой?

– Я – Аргут, кузнец. Живу на севере, в своем Железном замке. И хотя я не Жевун, а Мигун, но все равно считаю Голубую страну своей. И не собираюсь терпеть здесь всяческие беспорядки!

Шарк – а это был полковник гвардии Пакира, – спокойно выслушал нежданного гостя.

– Нет никаких беспорядков, – высокомерно заявил он. – Отныне эта страна принадлежит Пакиру, и все ее жители должны подчиняться приказам Властелина. А те, кто не захочет, живо окажутся в подземелье, закованные в кандалы!

Аргут усмехнулся. Он поднял свой молот и, спрыгнув на землю, с угрозой крикнул:

– А ну-ка, попробуй меня взять, плюгавый коротышка!

Шарк что-то повелительно крикнул, и тотчас темные слуги ринулись со всех сторон на кузнеца, выставив вперед кинжалы. Но тот так взмахнул молотом, что коротышки сразу же бросились врассыпную.

– Я вам покажу, черное вороньё, как над Жевунами измываться! – рявкнул Аргут.

Повинуясь приказу своего полковника, коротышки внезапно метнули в Мигуна свои кинжалы. Кузнец поднял молот, но он явно не сумел бы отбить все кинжалы сразу. И тут ему на помощь пришел Кустар. Живраст спрыгнул с угольной кучи и, стремительно двигая ветвями, отразил все кинжалы, которые летели в спину Мигуна.

Шарк злобно завизжал. Он что-то громко выкрикнул, отдавая своим воинам новый приказ. Но тут на балкон замка вышел лысый старик. Подслеповато мигая, он взглянул сверху вниз на все происходящее на площади, и даже руками всплеснул от удивления.

– Да это же кузнец Аргут! Дорогой Шарк, что же вы желаете? Аргут – друг короля Людушки! Этот смелый Мигун тоже был воином Темного отряда, и заходил с визитом в мою пещеру вместе с Темным рыцарем Дональдом. А вы на него напали, словно на врага!

Шарк растерялся.

– Ты – друг короля? – спросил он, изумленно глядя на Мигуна. – Тогда прошу прощения. Будем считать, что здесь произошло маленькое недоразумение.

Полковник что-то выкрикнул на своем гортанном наречии, и темные слуги тотчас спрятали кинжалы и вернулись в замок.

Тамиз поспешил навстречу гостю. Выйдя на площадь, он дважды обошел зеленую машину, и удивленно покачал головой.

– Неужели, такая железная махина может сама двигаться по дорогам? Удивительно! Это – настоящее чудо! Друг мой Аргут, неужели вы тоже стали волшебником?

Аргут усмехнулся.

– Чудеса здесь ни при чем, эту штуку я соорудил собственными руками. Мы, Мигуны, изобретательный народ! Но я не для того проехал полстраны, чтобы похвастаться своей самодвижущейся телегой. Где Людушка? Пускай выйдет, я хочу с ним по-дружески потолковать.

Тамиз развел руками.

– Увы, короля в Когиде нет. Он отправился странствовать по своей стране. Но я не сомневаюсь, что вернувшись в столицу, он будет рад увидеть своего старинного приятеля… А этот странный куст… неужели, это живраст?

– Он самый. Но сам видишь, недавно Кустар попал в суровый переплет, и едва уцелел. А его приятель Пеняр и вовсе стал словно неживой. Может быть, ты сможешь им помочь? Ведь эти оба живраста – лучшие друзья…

Аргут вовремя прикусил язык. Он хотел сказать, что Кустар и Пеняр – лучшие друзья Белого рыцаря Алмара, но вовремя догадался, что это вряд ли понравится слугам Тьмы. Даже хорошо получилось, что толстяка Людушки сейчас нет в Когиде. Уж он наверняка не захотел бы помогать Пеняру, от которого на поляне возле Красного озера получил несколько славных ударов в живот!

Тамиз подошел к Кустару и внимательно осмотрел его со всех сторон.

– Что ж, возможно, кое-что я и смогу сделать, хотя прежде мне не приходилось иметь дела с живрастами. Но видите ли, за долгие годы своей отшельничьей жизни я разучился лечить зеленые растения! Так что если мне и удастся восстановить обломанные ветви, то они станут наполовину синими.

Кузнец недоуменно поджал плечами.

– Ну что ж, синими так синими, какая разница… А Пеняра ты сумеешь вернуть к жизни? Кустар просто покоя себе не находит, так переживает за друга!

Тамиз вздохнул.

– Боюсь, здесь не обойтись без живительного порошка. Я слышал, будто его можно раздобыть только в долине живрастов, которая находится где-то на западе Желтой страны. Но мы теперь отгорожены от нее Бесконечной стеной… Ладно, постараюсь сделать все, что смогу.

Аргут повеселел. Выходит, он не зря проделал такой длинный путь!

Несколько дней он прожил в Сером замке. Тамиз выполнил свое обещание, и всерьез занялся обоими живрастами. Он посадил Кустара в землю, и начал поливать разными изобретенными им удобрениями. И это принесло свои результаты. Аргут только диву давался, как быстро обломанные ветви стали оживать. На их концах появились синие побеги, которые росли не по дням, а по часам.

Пеняра же Тамиз поместил в большой чан с резко пахнущей синей жидкостью. Бедный пень не подавал ни малейшего признака жизни. Но спустя день Тамиз извлек Пеняра из чана и попросил Аргута снять стальные обручи. Кузнец так и сделал. Каково же было его удивление, когда он увидел, что обе перерубленные половинки сраслись! Остался лишь синий шрам, и только.

Тамиз посадил Пеняра в землю рядом с Кустаром. Вскоре на пне появились робкие синие побеги с маленькими листочками. Но живраст пока не оживал.

Аргут все время проводил рядом со своей машиной. После долгой и трудной дороги она нуждалась в починке, да и кое-что кузнец собрался усовершенствовать. Нечего и говорить, что появление в городе чудесной самодвижущейся телеги не осталось незамеченным. Сначала взрослые Жевуны приходили по вечерам на центральную площадь, чтобы поглазеть на железное чудо. А потом сюда же потянулись и мальчишки. Аргут охотно катал их по улицам города, вызывая раздражение Шарка. Полковнику не нравилось, что Жевуны явно повеселели с появлением Аргута. Быть может, они надеялись на его помощь и защиту? Но ведь Тамиз утверждал, будто Аргут был некогда членом Темного отряда!

И вот, спустя три дня после приезда Аргута, в Когиду вернулся Людушка со своей свитой. Завидев приближение процессии, Шарк выбежал из замка. Когда карета остановилась, полковник низко поклонился. Он был очень удивлен тем, что из семи всадников-скелетов вернулось лишь четверо, и что на крыше кареты почему-то лежал здоровенный медный колпак, обгаженный пометом птиц.

Но еще больше полковник изумился, когда увидел короля. Обе ноги и правая рука Людушки были обмотаны бинтами. Едва толстяк выбрался из кареты, как он тотчас поспешил надеть на голову медный колпак.

Агнет спустилась со своего пони на землю и звонко расхохоталась.

– Дорогой король, не смешите своих подданных! Вы в Когиде, и здесь птицы не осмелятся напасть.

Людушка смутился и тотчас снял колпак.

– Тьфу ты, совсем забыл! – в сердцах воскликнул он. – Слава Тор… то есть, слава Пакиру, что я наконец вернулся в свою столицу! Устал от государственных забот, просто сил нет… Шарк, что глаза вылупил? Неужто не видишь, что из дальних странствий возвратился твой любимый-разлюбимый правитель? Расскажи, как идут дела. А потом прикажи принести в мой пиршественный зал тонны две самых отборных фруктов. Тяжело быть правителем. Я похудел так, что скоро стану тоньше соломинки…

Король вдруг замолчал и прислушался. Откуда-то донеслось странное гудение. Поначалу Людушка подумал, что это урчит в его пустом животе, но оказалось, что шум доносится с соседней улицы.

Вскоре на центральную площадь выехала самодвижущаяся телега. На ней гордо восседал Аргут. А в кузове, освобожденном от угля, ехали несколько десятков мальчишек и девчонок и визжали от радости.

Людушка вытаращил глаза от удивления. Он никогда не видел подобных железных чудищ. Но еще больше его удивило, что маленькие Жевунчики смеются и распевают веселые песни. Да как они смеют радоваться без его королевского разрешения?

Заметив людоеда, Аргут остановил машину.

– Привет, толстяк! – крикнул он, насмешливо оглядывая своего старого знакомого. – Да на тебе и живого места нет… Кто это тебя так славно отделал, а?

Людушка обиженно насупился.

– Никто меня не отделывал, – буркнул он. – Просто я случайно споткнулся в лесу о корень, вот и все, честное-пречестное слово! А ты откуда взялся?

– Из своего Железного замка, – объяснил кузнец. Он слез с машины и подойдя к королю, протянул ему руку.

– Ну, здравствуй, толстяк! Давненько тебя не видел – с той самой поры, как ты драпанул с поля боя. Но ты, как я вижу, неплохо устроился! Только пахнет от тебя… того… как из нужника.

Маленькие Жевунчики захихикали.

Людушка побагровел. Как смеет этот кузнец так непочтительно разговаривать с ним, королем? Да его мало посадить за это в тюрьму!.. Впрочем, в тюрьму посадить Аргута никогда не поздно.

– Наверное, у тебя просто насморк, – натужно улыбнулся король. – И запомни: мы, короли, всегда пахнем, словно майские розы!.. А сейчас пойдем в мой замок. Перекусим, вспомнил былые деньки…

Аргут кивнул. Ему тоже было о чем поговорить с новоявленным королем.

Вскоре бывшие приятели уже сидели в пиршественном зале. Большой стол был заставлен блюдами с самыми отборными фруктами и кувшинами с виноградным вином.

Перекусив и выпив кружку с вином, Аргут сурово сдвинул брови и заявил:

– Вот что, королек. Не знаю, почему Пакир посадил тебя на трон в Голубой стране, да и не очень меня чужие дела волнуют. Но мои дела меня волнуют даже очень!.. Словом, живи в Когиде как хочешь. Но в моем Железном замке – я хозяин! И мне не нравится, что ты его отгородил от других стран Бесконечной стеной. Я человек свободный, мне стены мешают, даже если они находятся в ста милях от моего дома! Да и Тьма мне даром не нужна, я солнце больше люблю. Говорят, будто Тьма расползается от Конической горы во все стороны. Это что же, выходит, скоро она и до моего Железного замка доберется?

Людушка добродушно кивнул, жуя огромную желтую грушу.

– Обязательно доберется! И ничего ты с этим поделать не сможешь. Отныне ты, как и все Жевуны – подданный Пакира! Тьма скоро заполнит всю Голубую страну, и это хорошо. От солнца только глаза болят да прыщи образуются. А темнота она для нас, людоедов, словно мать родная. Мой папашка говорил…

– Хватит мне рассказывать про своего папашку, надоело! – рявкнул Аргут и стукнул кулаком по столу. – И стишков я твоих наслушался аж до икоты. Ты лучше о деле говори!

Людушка ответил злой улыбкой.

– О деле, так о деле. Поступай-ка ты ко мне на службу, Аргут! Человек ты сильный да смелый. В моей гвардии такие очень даже нужны. Станешь для начала сержантом, а дальше посмотрим. Хорошо служить будешь, я тебя даже генералом сделаю, честное-пречестное слово!

Аргут упрямо наклонил голову.

– Ни за что! Хватит, послужил я Тьме, даже вспомнить тошно. Теперь служить больше никому не хочу! Я сам по себе, а вы – как хотите. Но солнце над Железным замком не трогай, понял?

– Понял, – весело улыбнулся Людушка. – Да что ты злишься то? Я же добряк, каких свет не видывал. Для старого друга на все готов, честное-пречестное слово! Ты кушай, Аргутушка, кушай. Хочешь этот персик? Он вкусный-превкусный!

– Не хочу, – мотнул головой Аргут.

– Тогда давай выпьем вина из другого кувшина! Это мое любимое, крепкое-прекрепкое! Выпьем, да вспомним наш поход за мечом Торна. Ведь столько пережили вместе, просто страшно вспомнить! Помнишь, как мы едва не подрались на горе Трех братьев? А как бились в лесу со слугами правителя Мглы? Вот досталось нам тогда, по первое число!

Людушка так растрогался от воспоминаний, что из его круглых рачьих глаз градом полились слезы.

Аргут смягчился. Он взял из рук Людушки наполненный до краев бокал, и промолвил:

– За что будем пить, толстяк?

– Конечно, за дружбу! – пылко воскликнул Людушка. – Что может быть лучше на свете, кроме дружбы?

– Это ты верно говоришь, – кивнул Аргут и опустошил кубок несколькими большими глотками. А затем внезапно рухнул лицом на стол.

Людушка хлопнул в ладоши. Тотчас в зал вошел Шарк.

– Связать этого строптивца самыми крепкими-прекрепкими цепями, и посадить в самое темное подземелье, – приказал Людушка. – Пускай посидит там недельку-другую. Может, потом укротит свой упрямый нрав. А не укротит, так ему же хуже. Вздумал меня, короля, поучать! Ничего, на каждого строптивца у меня найдется отравленное винцо по старинному папашкиному рецепту!

Шарк низко поклонился. «А этот толстяк не так уж и прост, – подумал полковник. – Не зря же он столько лет ел поедом Жевунов! Надо быть с ним поосторожнее. А то он и мне подсыплет какую-нибудь отраву…»

Глава девятая

Мышь по имени «К»

Победа над Аргутом не очень-то обрадовала Людушку. Он понимал, что Жевуны после такого коварного поступка станут не столько бояться его, сколько еще больше ненавидеть. А это было совсем не то, чего хотелось новоиспеченному королю.

Он занялся вновь своим Тронным залом, и доколдовался до того, что даже Шарк не мог входить туда без икоты. Людушка пригласил в свой замок самых знатных граждан Когиды, но те разом попадали в обморок, увидев все эти ужасные кресты да могилы, на которых плясали скелеты. После этого по городу поползли слухи, что новый правитель, кажется, совсем спятил.

Людушка совсем затосковал. Он часто выходил на балкон своего замка и глядел в сторону Конической горы. Ему казалось, что небо там, на северо-востоке, начинает понемногу темнеть. А это значит, что через месяц-два на Когиду нахлынет Тьмы. И тогда он займется вместе с Тамизом посадкой синих растений, которые окончательно заменят растения зеленые. Наверное, Пакир будет доволен своим слугой! Но почему-то мысль об этом вовсе не радовала Людушку.

Не сразу, но он понял, в чем причина его грусти. Оказалось, что он был очень тщеславным, и хотел, чтобы Жевуны и боялись, и любили его! Но кто может бояться волшебника, который может лишь создавать видимость, что превращается в самых разных чудовищ? И кто станет любить короля, который заставляет всех работать не покладая рук, вырубая все зеленые растения в окрестностях Когиды? Вот если бы он был настоящим волшебником вроде Корины… Тогда он бы показал Жевунам, кто такой Людушка!

Стараясь привлечь к себе внимание, Людушка устроил на центральной площади большой «праздник» для Жевунов. Он превращался в самых жутких чудищ, но никто особенно не испугался, даже детишки. Все уже прознали от птиц, что Людушка не настоящий чародей, а простой обманщик.

Отчаявшись, Людушка неожиданно для всех взобрался на самодвижущуюся телегу. Он еще перед «праздником» приказал темным слугам засыпать в топку угля и зажечь его. Из трубы сразу же повалил дым.

Только взгромоздившись на железную телегу, Людушка понял, что не знает, как ею управлять. Самоуверенность вновь подвела короля. Но что теперь делать, не слезать же на землю? Э-эх, была не была!

И Людушка рванул правый рычаг вверх так, что он даже согнулся. Но машина не сдвинулась с места.

В толпе Жевунов послышались смешки. А Шарк, стоявший на пороге замка, процедил сквозь зубы:

– До чего же глуп этот людоед… Почему он берется за дела, в которых ничего не смыслит? Тоже мне, Великий и Ужасный… дурак!

– Дяденька, сначала надо на педаль нажать, и снять машину с тормоза, – послышался из толпы звонкий детский голос. – Хотите, покажу?

Людушка побагровел и тотчас нажал ногой на педаль. Машина рванулась с места и с огромной скоростью понеслась на отряд темных слуг. Те от испуга застыли на месте.

– Бегите! – закричал Людушка. – Задавлю-ю-ю!

Он в отчаянии задергал рычагами, и самодвижущаяся телега, не доехав всего несколько метров до насмерть перепуганных коротышек, резко свернула налево. Она быстро пересекла площадь и врезалась в ограду соседнего дома. Раздался треск и в небо взметнулись обломки штакетника.

– Помогите! – завопил Людушка, с ужасом глядя, как навстречу ему мчится большой голубой дом с башенкой на крыше. – Разобью-ю-юсь!

От испуга он дернул вверх оба рычага одновременно, да так сильно, что они разом сломались. Машина задергалась вправо– влево, и в результате на большой скорости врезалась точно в крыльцо. Дом рухнул от сильного удара и завалил машину и ее беспутного водителя.

Темные слуги ринулись на помощь своего властелину. Но Людушка вскоре и сам выбрался на четвереньках из-под обломков. На его шее болталось круглое окно, а на лбу вспухал огромный синяк.

– Страшно-то как, – послышался в толпе уже знакомый детский голос. – Ха-ха-ха!

И Жевуны залились хохотом. Шарк, даже подпрыгивая от злости, приказал темным слугами разогнать толпу.

– Идите работать! – орал полковник, сотрясая в воздухе кулаками. – Приказываю сегодня работать весь вечер и всю ночь! Рубите леса и рощи, да так, чтобы только щепки летели в разные стороны! А не то я за вас возьмусь, как следует! Совсем распустились, лентяи, лежебоки, саботажники!

Похохатывая и весело обсуждая так неожиданно закончившееся представление, Жевуны покинули площадь. А Людушка, кряхтя и издавая душераздирающие стоны, едва добрался с помощью воинов-скелетов до своей спальни. Синяк на его голове вспух так, что на него было страшно смотреть.

На следующий день в Когиде было объявлено, что король заболел легким бронхитом, и потому будет лечиться недели две или три. А правление страной Людушка на время передал полковнику Шарку.

На самом деле, конечно же, никакого бронхита у Людушки не было. Ему просто стыдно было появляться перед своими подданными после такого конфуза, да еще со здоровенным синяком на лбу. Но хуже всего было то, что людоед упал духом. Он уже совсем не верил свои силы. Ну какой из него король, а? Чтобы он не затеял, все заканчивалось крахом. Никто из Жевунов его не боялся, никто не уважал, и никто не восхищался его колдовской силой. Да и что за колдовство подарила ему принцесса Ланга? Так, одна видимость, и ничего больше…

Людушка находил отдохновение только в одном – в еде. Лежа в постели, он поглощал огромное количество фруктов, овощей и вина. Особенно он любил сыр. По его приказу в сыроварне Когиды изготавливали огромные круги сыра размером с колеса телеги. Людушка их лопал на завтрак, обед и ужин, и все никак не мог наесться. Его живот стал понемногу округляться, и это радовало короля.

Но однажды на ужин ему принесли очередной круг сыра. Людушка хотел было откусить от него большой кусок, как вдруг с воплем отбросил сыр в сторону.

– Это еще что? – завопил он. – Немедленно позвать Шарка!

Когда полковник явился в спальню короля, Людушка с возмущением показал ему на круг сыра.

– Это заговор! Смотри, что Жевуны сделали с моей любимой едой!

Оказалось, что бок у круга сыра был здорово испорчен. Шарк внимательно осмотрел его и покачал головой.

– Здесь нет никакого заговора, ваше величество. Просто в нашей кладовке завелась мышь.

– Мышь? – возмутился Людушка. – А куда же смотрит моя гвардия? Приказываю всем заняться поимкой этой нахальной мерзавки!

Шарк поклонился и вышел из спальни. На его лице светилась ехидная улыбка.

В тот же вечер в подвальной кладовке, где на полках хранились круги сыра, были поставлены многочисленные мышеловки.

Ночью Людушки не спалось. Он то и дело вставал с постели и прислушивался. Ему казалось, что из угла комнаты доносится какой-то легкий скрип. Неужели нахальная мышь добралась даже до королевских покоев?

Надо сказать, что все людоеды почему-то очень боятся мышей. Наверное потому, что поймать и съесть ловких крохотных созданий еще не удалось никому из этих неповоротливых громил. В родовом людоедском замке мыши отравляли Людушке всю жизнь. Они съедали добрую половину припасов, которые юному людоеду приносили в качестве откупного жители соседних деревень, и поделать с эти было ничего нельзя. Но теперь-то он стал королем! Просто обидно, честное-пречестное слово!

Людушка тихонько поднял с пола свой шлепанец и стал ждать. Наконец, в темном углу послышался тонкий писк.

Король сразу же запустил туда шлепанцем.

– На, получай! – закричал он, потрясая кулаком.

Писк умолк. Людушка хотел было поднять шлепанец, но потом раздумал. А вдруг мышь укусит его за пятку?

Только наутро король решился слезть с кровати. Когда Людушка поднял шлепанец, то обнаружил в его кожаной подошве здоровенную дыру.

– Ну ладно, берегись, – прошипел король. – Я с тобой разделаюсь по-людоедски, мерзавка!

Он снял со стены остро отточенную алебарду (спать с оружием ему было как-то спокойнее), вышел из спальни и на цыпочках направился по коридору к лестнице, ведущей в подвал.

Через несколько минут весь замок проснулся от диких воплей. Темные слуги схватили кинжалы и помчались вниз по лестнице. Они были уверены, что на замок напали враги.

Но у входа в подвал они увидели Людушку. Король был с головы до ног облеплен мышеловками. Одна каким-то образом даже ухитрилась прищемить королю нос, а еще две висели на его ушах, словно серьги.

Когда с короля сняли мышеловки, он даже потряс кулаками в воздухе от злости.

– Дурачье! Как вы посмели поставить ловушки на короля? Мышей надо ловить, простофили, а не меня!

Темные слуги снова поставили мышеловки в кладовой. И это принесло свои плоды. Правда, мышь им так и не удалось поймать, но и сыр она перестала грызть.

Людушка постепенно успокоился. В конце концов, у него были государственные дела поважнее, чем какая-то жалкая мышь! Тем более, что синяк на его лбу постепенно стал проходить. Еще несколько дней, и можно будет вновь появиться перед Жевунами. Ну, теперь он им задаст!

Как-то утром королю принесли на завтрак очередной круг желтого сыра. Тот только раскрыл было рот, чтобы откусить кусок побольше, как вдруг заметил, что весь сыр был изъеден!

– Тьфу, опять проклятая мышь появилась! – закричал Людушка, с отвращением бросив сыр на стол. – И как она не лопнет? Скоро, наверное, в лошадь превратится… Стой, а это еще что?

Людушка посмотрел внимательнее на круг сыра, и даже глаза на всякий случай потер. Может быть, то ему просто показалось?

Но нет, не показалось. На сыре было выгрызено нечто, очень напоминающее букву «К».

– Что за «К» такое? – недоумевал Людушка. – Может, так зовут эту зловредную мышь?

Он ломал над этой загадкой целый день. С грамотными мышами ему еще не приходилось иметь дела.

На всякий случай он приказал Шарку снять все мышеловки из кладовки, а на пол положить самый большой круг сыра.

На следующее утро слуги принесли королю этот сыр.

Людушка не поверил своим глазам. На сыре было отчетливо выгрызено: «Я – Корина!»

– Корина…. – пробормотал Людушка. – Я знаю только одну Корину, волшебницу. Но она живет в Подземной стране, во дворце Пакира… Хотя, хм-м… Что-то не видел я там в последний раз эту чародейку. Тьфу, и как я мог забыть? Ведь сам же Пакир мне сказал, что принцесса Ланга превратила свою соперницу Корину в мышь!

Людушка расхохотался. Вот в чем секрет! Оказывается, мышь-Корина каким-то образом выбралась из Подземной страны и добралась до Когиды. И теперь хочет что-то сообщить ему, Людушке!

Поначалу король хотел во что бы то ни стало поймать дерзкую мышь и самолично разделаться с ней. Он был злопамятен, и не забыл, как Корина однажды заставила его простоять целую ночь по пояс в воде возле стен родового людоедского замка, на радость комарам и пиявкам. Но поразмыслив, Людушка изменил свои намерения.

«Как бы там не было, Корина – великая волшебница, – размышлял он. – Но почему она не может превратиться снова в человека? Хм-м… Ну конечно, потому, что она стала мышью в Подземной стране, а там животные не умеют разговаривать! А как произнести заклинание, если ты умеешь только пищать?.. Пожалуй, без меня Корине не справиться со своей бедой. А если я смогу ей помочь, то глядишь, она поможет и мне!»

Людушка взял в руку нож, перевернул круг сыра, и нацарапал на его обратной стороне: «Приходи, я тебе помогу!» А затем приказал отнести сыр обратно в кладовку.

На следующий день сразу же после завтрака на стол короля взобралась крупная серая мышь. Людушка поначалу испугался, но затем взял себя в руки.

– Здравствуй, Коринушка! – ласково промолвил он. – Наслышан о твоем горе. До чего же коварной оказалась принцесса Ланга! Поверишь ли, но я тоже немало натерпелся от этой чертовки, и тоже очень ее не люблю. Давай отныне будем дружить, а? Вместе нам будет куда легче отомстить Ланге!

Мышь что-то запищала и стала в волнении бегать по столу, словно пытаясь что-то сказать.

Людушка ухмыльнулся. Он еще утром приказал принести в столовую сразу десять самых больших кругов сыра. Один из них король положил на стол и, широко зевнув, сказал:

– Очень жаль, что ты не умеешь разговаривать, Коринушка. Но кушать-то ты, надеюсь, можешь? Только смотри, не лопни! Сыр – это очень плотная и сытная еда, а ты такая маленькая… Ну ладно, кушай на здоровье. А я пойду вздремну после завтрака.

К обеду на круге сыра появилась надпись. Людушка прочитал:

«Сделай меня человеком!»

Король пожал плечами.

– Я бы сделал это с превеликим удовольствием, Коринушка. Но как? Чародей, надо признаться, из меня неважный. И все виновата эта проклятая Ланга! Может быть, ты подскажешь, как мне стать настоящим волшебником? Вот тогда бы я тебе помог со всем моим удовольствием, честное-пречестное слово!

Прошло несколько дней, прежде чем Корина сумела объяснить Людушке, что надо делать. Она располнела еще больше от сытной еды, и едва ползала по столу. Корину теперь запросто можно было поймать. Но Людушка уже расстался со своими мстительными планами. То, что он узнал, было поразительно!

Оказывается, все свое волшебство Корина почерпнула из двух книг Торна. Они могли по приказу Корины становиться совсем крохотными, и прятаться в изумруд, что украшал старинное золотое кольцо. И это кольцо могло дать ему, Людушке, великую чародейскую силу!

Но где оно, это кольцо? Прошло еще несколько дней, прежде чем Корина сумела объяснить и это. Оказалось, что после их встречи в городе Теней колдун Пакир послал Корину в Фиолетовую страну, чтобы она выкрала любым способом меч Торна у Белого рыцаря Алмара. И Корине это почти удалось. Она превратилась в Элли, но в самый последний момент Алмар разгадал ее обман. И тогда Корина, поняв, что вот-вот слуги Тьмы утащат ее в Подземную страну на расправу к Властелину Тьмы, сделала непоправимую глупость. Ее сердце дрогнуло от раскаяния, и она взяла да и бросила кольцо Торна на траву, и крикнула, чтобы мальчик отдал это кольцо новой Хранительнице Элли!

Людушка задумался. Поднял Алмар кольцо или нет? Корина этого не видела. Хм-м… Что же случилось потом? Алмар полетел в город Теней на выручку к Элли и Стелле. И там, кажется, был серьезно ранен…

Ранен?! Но разве обладатель книг Торна мог быть ранен? Вряд ли. А это значило, что кольцо Торна могло так и остаться лежать в траве на поляне вблизи Красного озера! В любом случае, это надо проверить. Но как попасть в Фиолетовую страну? Ясно, что Бесконечная стена ни за что не выпустит его! И вообще, она ни за что не пропустит ни одного человека. Что же делать? Ответа Людушка не находил.

Глава десятая

Как обманули Кустара

Однажды Людушка задумчиво бродил в окрестности Серого замка и увидел, что на большой клумбе Тамиз возится с каким-то странным кустом. Людушка подошел поближе и узнал, что садовник ухаживает за живрастом по имени Кустар. Рядом на той же клумбе глубоко в рыхлой земле сидел… Пеняр, проклятый Пеняр!

Увидев своего недруга, Людушка рассвирепел. Он уже собрался отдать приказ темным слугам, чтобы они уничтожили обоих живрастов. Мало того, что Пеняр когда-то здорово наподдал ему в живот, но он был к тому же еще и другом Белого рыцаря! И наверняка живой куст – тоже. Сжечь их обоих, сжечь!

Но затем Людушка внезапно передумал. Он подошел к Тамизу и, широко улыбнувшись, спросил:

– А откуда же в моей стране появился этот странный-престранный куст? Ты ничего не докладывал мне об этом.

Тамиз замялся, не зная, что ответить.

– Молчишь? Ну ладно, иди погуляй. А я хочу поговорить с этими кустом и пнем.

– Увы, куст не умеет разговаривать, – вздохнул Тамиз. – А пня мне даже не удалось оживить. Я их обоих сумел только немного подлечить. Но я уж давно разучился работать с зелеными растениями. Потому-то на них теперь появились новые, синие побеги.

– Ах, пень неживой? – обрадовался Людушка. – Оч-чень приятно! То есть тьфу, наоборот, очень даже жаль. Ничего, поговорю с кустом. Кстати, как его зовут?

– Кустар, ваше величество.

Тамиз ушел, с тревогой оглядываясь. Что королю понадобилось от живраста?

Людушка обошел Кустара со всех сторон и остался доволен.

– Я вижу, мой садовник сумел залечить все твои раны, – ласковым голосом произнес он. – И мне очень-преочень жаль, что Тамиз не смог оживить твоего друга-пня. Но я знаю, как ему помочь!

Кустар пришел в неописуемое волнение. Он так умоляюще стал протягивать ветви к Людушке, что король стал улыбаться еще шире. Куст выглядел могучим бойцом – одни шипы его чего стоили! Но притом живраст был очень наивен и доверчив. Такого простака нетрудно будет обмануть!

– Я знаю, где находится одна маленькая штучка, которая поможет ожить пню, – продолжил Людушка. – Но она находится очень далеко, в Фиолетовой стране, недалеко от горы Трех братьев. Тебе знакомы те места?

Кустар энергично закивал.

– К сожалению, я сам не знаю точно, где находится то самое место, – вздохнул Людушка. – Но его отлично знает одна моя знакомая мышка. Она тоже не умеет разговаривать, зато умеет больно-пребольно кусаться. Ты возьмешь ее двумя ветвями и направишься в Фиолетовую страну. Если ты свернешь с пути к поляне слишком далеко налево, то она укусит тебя в левую ветку. Если излишне заберешь направо, то она укусит тебя в правую ветвь. Так вы обязательно доберетесь до места, где лежит волшебное кольцо. Помоги мышке разыскать его, и принеси ко мне во дворец. А уж с помощью этого кольца я запросто смогу оживить твоего дружка-пня, честное-пречестное слово! Ну как, согласен?

Кустар вновь кивнул.

– Отлично! – засиял Людушка и даже потер руки от удовольствия. – Самым трудным для вас обоих будет преодолеть Бесконечную стену, которая закрывает границы Голубой страны. Людей она не пропускает, это я точно знаю. Но вот ветер и пыль она же пропускает! Я думаю, вам надо подойти к стене и подождать, когда поднимется сильный ветер. Притворись, будто ветер катит тебя по земле, словно сушняк. Вряд ли стена захочет, чтобы у ее подножия валялся всякий мусор. Таким же путем можно пройти стену и на обратном пути. Ну, а маленькую мышку, которая спрячется в твоих ветвях, стена просто не заметит. Но помни: стена не должна заподозрить, что ты живой! Иначе наша хитрость не удастся, и слуги Пакира схватят тебя.

Кустар вытащил корни из мягкой земли и направился прочь из Когиды.

– Стой! – закричал Людушка. – А Кори… то есть тьфу, мышку, забыл? Без нее ты никогда не разыщешь волшебное кольцо! Подожди, сейчас я принесу этого чудесного серого зверька!

Людушка поспешил во дворец. Корина, как обычно, трудилась над очередным кругом сыра. На нем было выгрызено: «Придумай же что-нибудь, дура…»

Король поначалу нахмурился, но потом взял себя в руки.

– Не злись, Коринушка, я уже придумал хитрую-прехитрую штуку! Тебя отнесет в Фиолетовую страну один мой знакомый живраст.

И Людушка рассказал о своем разговоре с Кустаром.

– Принесите кольцо Торна, и тогда я смогу превратить тебя снова в человека, – пообещал Людушка. – Ты снова станешь волшебницей, и мы вместе запросто справимся с проклятой Лангой! А потом возьмемся и за Жевунов. Эти мерзавцы совсем распустились, не хотят даже бояться Великого и Ужасного Людушку! А что толку от подданных, которые не боятся своего правителя?

Корина взволнованно забегала по столу, что-то пища. Но Людушка только добродушно развел руками.

– Ничего не понимаю! Да и сыр у меня кончился. Вот когда вернешься с кольцом Торна, тогда мы и поговорим. А теперь в путь!

Он положил на стол раскрытую ладонь. Мышь долго смотрела на нее, словно не доверяя королю, но затем все-таки забралась в его руку.

– Вот так-то лучше, – ухмыльнулся Людушка.

Вскоре Кустар отправился в далекий путь. Он осторожно держал в ветвях мышь Корину.

Людушка вышел на балкон и долго махал им рукой. А затем вернулся в пиршественный зал и задумчиво стал жевать большой сочный персик. Сумеет ли живраст преодолеть Бесконечную стену? Найдет ли Корина ту поляну, где так необдуманно рассталась с кольцом Торна? Или это кольцо уже подобрал кто-то другой?

Королю не оставалось ничего другого, как только ждать. От волнения у него разгулялся аппетит, и он усиленно налег на сыр. А тот круг, на котором Корина начала было выгрызать обидное слово «дурак», Людушка приказал закопать на окраине города, да так, чтобы никто из Жевунов этого не видел.


Но один человек все-таки это увидел. И этим человеком была бывшая фрейлина Агнет. Вернувшись из путешествия по Голубой стране, она настолько устала, что несколько дней не выходила из своей спальни. Но она наблюдала со своего балкона за тем, как Людушка врезался на самодвижущей телеге в дом, и набил себе здоровенную шишку. Она слышала о том переполохе, который поднялся в Сером замке из-за одной-единственной мышки. Все это доказывало, что король Людушка безнадежно глуп. А это значило, что служить ему не было никакого смысла. Уж лучше поселиться в какой-нибудь деревне Жевунов, подальше от Когиды!

Агнет уже собиралась было тайно покинуть Серый замок, но тут вдруг обратила внимание, как темные слуги катят по коридору к пиршественному залу сразу десять огромных кругов сыра. Это было очень странно, и Агнет тихонько проследовала за ними. И, стоя у дверей, подслушала, как Людушка вслух читал рассказ мыши Корины о кольце Торна.

С той поры Агнет потеряла покой. Она поняла, что Людушка попытается любым путем раздобыть это кольцо. Но… но тогда его можно будет выкрасть! Почему чародеем должен стать толстый и глупый людоед? Она, Агнет Прекрасная, куда лучше годится для этой роли! Если бы она была волшебницей, то до сих пор бы оставалась королевой Розовой страны!

Агнет старалась не попадаться Людушке на глаза, но все время тайно следила за ним. Она видела, как он разговаривал с живым кустом, и то, как куст побежал прочь из Когиды, держа в ветвях мышь. Наверняка, они направились за кольцом Торна! Ну что ж, пускай только принесут – а уж тогда она, Агнет, приготовит для короля Людушки маленький сюрприз.


Прошла неделя, другая. Жевуны по всей стране по-прежнему вырубали зеленые леса. И наконец, настал день, когда темные слуги доложили королю о том, что центральная часть страны уже окутана Тьмой.

Людушка и сам это видел, когда выходил на балкон. Небо на северо-востоке стало сумрачным, и этот сумрак не могло рассеять даже яркое солнце.

И тогда он приказал Тамизу браться за дело.

Темные слуги согнали на центральную площадь всех жителей Когиды. Там уже стояли две телеги, загруженные ящиками и горшками с синими ростками деревьев и кустарников, а также мешками с семенами цветов и травы. Телеги были запряжены в похожих на птиц скакунов – тех, что прежде возили королевскую карету. Ими управляли возчики-ящеры.

Сам Людушка стоял на балконе, с гордым видом поглядывая на Жевунов. Скоро, очень скоро Кустар вернется с кольцом Торна, и тогда эти коротышки узнают, кто таков Людушка! Но а пока он будет послушно выполнять приказы Пакира.

– Любезные-разлюбезные мои подданные! – обратился король с речью к Жевунам. – Прошел месяц с той поры, когда я соизволил стать вашим правителем. За это время вы неплохо поработали, и очистили Когиду и окрестности от зеленых деревьев и кустарников. Но зеленой травы еще много, да и цветы еще кое-где встречаются! Значит, работать придется еще больше!

А теперь посмотрите туда, – и Людушка указал на северо-восток. – Видите, будто бы далеко в небе зависла большая-пребольшая туча? На самом деле это Тьма, которую день и ночь изрыгает Коническая гора. Она уже затопила всю центральную часть страны. А это значит, что настала пора сажать синие растения. Они прекрасно себя чувствуют в темноте, и через некоторое время заполнят всю Голубую страну! И тогда наша страна сможет по праву именоваться Синей!

Но вы можете спросить: а как же засадить всю страну рассадой, которая помещается всего лишь на двух телегах? Отвечу: сейчас вы удивите великое чудо! Знаю, что кое-кто из смутьянов поговаривает, будто бы ваш король никакой не чародей, а только притворяется. Смотрите же, и восхищайтесь!

Людушка поднял обе руки и пробормотал первые же попавшиеся слова. А про себя попросил принцессу Лангу, чтобы она ненадолго закрыла солнце.

Тотчас в ясном небе появилась темная тучка, и свет солнца померк.

Толпа ахнула. Людушка удовлетворенно улыбнулся. То ли еще Жевуны скоро увидят!

– Тамиз, я желаю тебе удачи! – крикнул он, обращаясь к садовнику, который сидел на первой телеге вместе с пятью вооруженными темными слугами. – Работайте, не покладая рук! Пускай все Жевуны вам помогают, а кто будет отлынивать, тому несдобровать!

Король махнул рукой, и процессия из двух телег двинулась в путь. Но тут произошло нечто совершенно неожиданное. Едва вторая телега стронулась с места, как на ее месте, словно из воздуха появилась еще одна точно такая же, тоже заставленная ящиками с синими ростками, и тоже запряженная в скакуна, похожим на огромную птицу, и возчиком-ящером. Новая телега тоже двинулась в путь, и на ее месте появилась третья, четвертая, пятая…

Жевуны изумленно моргали, наблюдая за этим чудом. Выходит, Людушка на самом деле великий волшебник? Теперь стало понятно, каким образом он собирался засадить всю страну синими растениями!

Прошло больше часа, а телеги с синими ростками все еще продолжали появляться из воздуха. Процессия, возглавляемая Тамизом, растянулась за это время почти на целый километр.

Людушка сделал вид, что очень устал, и махнул рукой. Тотчас темная тучка исчезла, и последняя телега покинула центральную площадь.

– Сегодня великий день, дорогие Жевунчики! – крикнул король. – Я объявляю большой праздник! Поэтому можете работать сегодня только до восьми…. нет, девяти часов вечера, а потом можете веселиться и плясать, сколько вашей душе угодно! И я разрешаю вам вновь надеть колокольчики на свои остроконечные шляпы. Пускай звенят повеселее в мою честь!

Жевуны угрюмо переглянулись между собой, и молча покинули центральную площадь. Разумеется, никто из них не собирался устраивать праздник. Да и чему радоваться-то? Вот если бы войско Магдара одержало победу в Подземной стране, то ничего бы такого не случилось. Но оно потерпело поражение. И от волшебниц Элли и Стеллы тоже вот уже целый месяц не было никаких вестей. Неужели, проклятый Пакир и на самом деле скоро завоюет весь край Торна?

Глава одиннадцатая

Кольцо Торна

Прошла еще неделя, и Людушка начал терять терпение. Ежедневно из центральных областей страны на мохнатых пони в Когиду прибывали темные слуги. Вестники докладывали королю, что посадка синих растений идет очень успешно. Стоило их только посадить в землю, как они сразу же начинали впитывать Тьму, и росли не по дням, а по часам. На месте многих вырубленных зеленых лесов и рощ появились заросли молодых синих деревьев. С синей травой и цветами тоже не было проблем. Стоило только рассыпать их семена на землю, как синяя трава не только быстро начинала расти, но и заодно уничтожала траву зеленую.

Людушка с удовольствием выслушивал эти сообщения. Ему очень хотелось лично посмотреть на работу Тамиза, но он боялся покинуть Когиду. А вдруг завтра наконец-то вернется Кустар с кольцом Торна? Хитрая Корина может что-нибудь придумать, и завладеть им. Попробуй потом, отбери!

И вот однажды поздно вечером, когда Людушка уже надел шелковую рубашку и ночной колпак, и собирался было ложиться спать, в его дверь кто-то тихонько постучался.

– Ну, заходите! – буркнул король. – Чего еще надо от вашего усталого-преусталого короля?

Дверь распахнулась. На пороге стоял измученный, покрытый пылью и грязью Кустар. В ветвях он держал заметно похудевшую мышь Корину. А на ее шее сияло золотое кольцо с крупным изумрудом!

Людушка ойкнул от неожиданности. Свершилось!

Он горячо поблагодарил Кустара, пообещал, что скоро займется его другом-пнем, и выпроводил живраста из комнаты. А затем запер на железный засов дверь и осторожно положил на стол мышь и золотое кольцо.

– Ну вот, ты и вернулась, Коринушка! – ласково промолвил Людушка. – Я так и знал, что вы с Кустарчиком справитесь с этим делом! Очень хотелось бы узнать подробности вашего путешествия, но, увы, ты же не умеешь говорить! А сыра у меня в кладовке совсем не осталось. Все съел, вас ожидаючи. Может, хочешь яблок? Или слив?

Мышь покачала головой и указала лапкой на кольцо.

Людушка взял его в руку и задумчиво повертел.

– Уж больно оно маленькое, Коринушка. Такое ни на один мой палец не наденется! Впрочем, попробуем.

Людушка попытался натянуть кольцо на мизинец правой руки – и чудо, оно мгновенно расширилось и легко наделось.

– Отлично! – радостно воскликнул Людушка. – А что же делать дальше? Ты рассказывала, будто бы в этом маленьком изумрудике спрятаны аж целых две волшебные книги Торна. Очень бы хотелось на них взглянуть! Но как это сделать?

Неожиданно кольцо налилось ярким светом. Людушка отшатнулся и закрыл глаза левой рукой. Когда сияние погасло, он увидел, что на его раскрытой ладони лежат две маленькие книжечки в коричневых кожаных переплетах.

– Книги Торна… – прошептал изумленный Людушка. – Чудеса, да и только! Но уж больно они крошечные. Я такие прочитать не смогу. Вот если бы они вдруг стали побольше!

Немедленно обе книги стали расти. Через несколько минут они стали такими большими, что даже Людушке было нелегко удержать их в руках. Он положил книги на стол, и едва не придавил мышь. Корина обиженно запищала, но Людушка не обратил на нее внимания.

Он увидел, что на обложках обоих книг был нарисован высокий старик с длинной бородой и мудрыми глазами.

– Торн… – прошептал то ли в ужасе, то ли в благоговении Людушка.

Он открыл одну из книг. Ее листы были сделаны из пергамента, то есть из тонко выделанной овечьей кожи. На каждой странице находилось по одному единственному заклинанию, написанному красивыми узорчатыми буквами. А внизу было объяснено, какой жест надо одновременно сделать, чтобы заклинание начало действовать.

– «Как вызывать грозу», – прочитал Людушка. – Что ж, попробуем! Хорошо, что моя дорогая мамашка научила меня читать. А то бы ведь так и помер бы неграмотным людоедом!

Людушка торжественно произнес:

«Аргало, моргало, мотало, брантапало! Урган, барган, ювенал! Приди, гроза, пролейся теплым дожем, но только не причини никому вреда!»

Одновременно король растопырил пальцы левой руки, а правую прижал к сердцу. И тотчас где-то вдали послышались глухие раскаты грома. Сильный порыв ветра ударил в окно и распахнул его ставни.

– Как просто быть волшебником! – восхитился Людушка. – Интересно, а без книг Торна это заклинание подействовало бы?

Мышь покачала головой.

– Значит, волшебником может быть лишь тот, кто носит кольцо Торна, и у кого есть его книги, – подытожил Людушка. – Но до чего же длинные заклинания придумал Торн! А память у меня очень даже короткая. Боюсь, ничего запомнить не смогу, придется так и ходить с книгами под мышкой… Мышкой? Тьфу, совсем забыл, что обещал превратить тебя из мыши снова в красивую-прекрасивую девушку!

Корина в сильном волнении забегала по столу. Она забралась на раскрытую книгу и, поднявшись на задние лапки, умоляюще протянула передние лапки к королю.

Людушка расцвел от улыбки:

– Ну конечно же, я обещал! А раз обещал, то… Вот послушай, Коринушка, мой любимый стишок:

Дружок, не верь никогда людоеду,

Ни после завтрака, ни после обеда,

Ну, а вечер когда на землю придет,

Людоед уж точно либо обманет, либо соврет!

– Хороший стишок, верно? Сейчас, кстати, вечер. Поэтому мне самое время либо обмануть тебя, глупышка Коринушка, либо просто соврать. Но я лучше обману, честное-пречестное слово! А это значит, что кольцо Торна я оставлю у себя. И превращать тебя снова в человека не буду, дорогуша, не обессудь. Уж больно скверный у тебя характер! Много я от тебя натерпелся всяких издевательств, теперь пора настала отыграться. Вот посмотри, какой я для тебя припас подарочек!

И Людушка нагнулся и достал из-под стола маленькую золотую клетку, на конической крыше которой было прикреплено золотое кольцо.

Мышь в ужасе бросилась бежать, но она настолько ослабела после долгого и трудного путешествия, что Людушка без труда поймал ее и посадил в клетку. Закрыв крошечную дверцу на крошечный засов, он поднял клетку за кольцо и с ухмылкой посмотрел на пленницу.

– Вот такой ты мне больше нравишься, дорогая Коринушка, – с издевкой промолвил он. – Когда-то ты была волшебницей, королевой и красавицей, и все завидовали тебе. А теперь стала маленькой, серой, хвостатой и совершенно беспомощной. Даже самые могущественные правители почему-то всегда забывают, что их век когда-нибудь да кончится! Ну, кому ты теперь нужна? Разве у тебя есть друзья? Разве твои бывшие подданные Мигуны станут проливать по тебе слезы? Нет, потому что ты всегда заботилась только о самой себе. Но не бойся, никто тебя и пальцем не тронет, потому что я добрый-предобрый. Я буду очень вкусно кормить тебя и даже иногда разговаривать. Но из клетки ты больше никогда не выйдешь, понятно?.. Тьфу, даже в горле пересохло от этакой радости!

Людушка подошел в шкафу, достал оттуда кувшин с вином и наполнил им бокал.

– Пью за твое здоровье, Коринушка! – воскликнул он.

Он двумя глотками опорожнил большой золотой кубок, а затем внезапно осел на пол и, привалившись спиной к стене, громко захрапел.

Дверь открылась, и в спальню проскользнула Агнет. Глаза ее сияли от восторга. Она подбежала к столу и коснулась дрожащими руками книг Торна.

– Сбылась моя мечта… – прошептала девушка. – Отныне я – самая могущественная волшебница на свете!

Король Людушка

Часть третья

Огонь и тьма

Король Людушка

Глава двенадцатая

Возвращение армии Света из Подземной страны оказалось грустным. Галеры на веслах поднялись по реке и через некоторое время пристали к берегу. Плавание вверх по течению обещало быть нелегким, и воинам требовался хотя бы небольшой отдых. По команде Гуда, солдаты по трапам спустились на берег. Вид у всех был усталый и удрученный. А когда вдруг выяснилось, что Алмар исчез, солдаты заволновались. Неужели, Белый рыцарь собирается в одиночку воевать против войска Тьмы?

Больше всех переживали Гуд и Страшила. Как они могли прозевать тот момент, когда мальчик спрыгнул с корабля? Ведь они-то в отличие от воинов ничуть не устали в битве и не нуждались во сне. И все же проворонили Алмара!

Эльг был очень удивлен, узнав о странном поступке Алмара.

– Белый рыцарь рискует попасть в лапы слуг Пакира, – встревожено промолвил он. – Пожалуй, я попытаюсь его разыскать на берегу моря, хотя это будет нелегко.

– А вдруг он уже приплыл на остров Горн? – горестно вздохнул Страшила.

Эльг пожал плечами, а затем взмахнул крыльями и полетел вдоль реки в сторону моря.

Солдаты, гревшиеся возле костров, неодобрительно посмотрели ему вслед. Далеко не все доверяли Эльгу. Один молодой Мигун даже негромко пробормотал: «Напрасно Гуд со Страшилой отпустили эту крылатую ящерицу. А вдруг Эльг – тайный соглядатай Пакира? Еще только не хватало, чтобы он привел сюда войско Тьмы!»

Прошло несколько часов, но Эльг не возвращался. Гуд со Страшилой стали нервничать. Конечно же, они ничуть не сомневались в Эльге – ведь он спас их дорогую Элли! Но каждая минута задержки здесь, в Подземной стране, грозила их войску большими неприятностями. Пакир мог в любую минуту вернуться на остров Горн, и послать вслед за ними погоню. Еще одну битву измученное войско Света не выдержит!

Наконец, вдали над рекой появилось темное пятно. Солдаты вскочили на ноги и схватились за оружие. Но Железный Дровосек, у которого зрение было очень острым, успокаивающе поднял руку:

– Это летит наш друг Эльг. Кажется, он несет в руках что-то очень тяжелое… Может, это Алмар?

Страшила всплеснул руками.

– Неужели, мальчик ранен?

Наконец, Эльг опустился на берегу рядом с кораблями. Вид у крылатого человека был до крайности усталым. Опустив свою ношу, он, шатаясь, отошел в сторону и рухнул без сил на песок.

– Да это же наш маршал! – закричал кто-то из воинов.

Действительно, Эльг принес Магдара! Вернее, его застывшую, ледяную, черную статую.

Все оцепенели. Никто из солдат уже и не чаял увидеть своего командующего, который попал возле дворца Пакира под смертоносный поток абсолютной тьмы. Но как помочь Магдару, как справиться с колдовством подземного владыки?

Гуд первым опомнился и побежал на флагманский корабль. Элли беспробудно спала в его каюте. Проснувшись от прикосновения железной руки, она сладко зевнула и, не открывая глаз, пробормотала:

– Дорогой Гуд, я так хочу спать… Разбудите меня чуть попозже, ладно?

Дровосек умоляюще сложил руки.

– Элли, милая… Прости, но нам необходима твоя помощь! Эльг принес с острова Горн застывшую статую Магдара, и мы не знаем, как оживить его.

Со сдавленным криком Элли вскочила на ноги. Вскоре она уже стояла на берегу возле черного изваяния, которое еще недавно было маршалом войска Света.

– Я не знаю, как расколдовать Магдара… – растерянно пробормотала юная Хранительница. – Мое волшебство не действует здесь, под землей. Может быть, пока мы окажемся на поверхности, то мы вместе со Стеллой…

Страшила испуганно замахал руками.

– Тогда может оказаться слишком поздно! Сделай что-нибудь, Элли!

– Магдара заморозила абсолютная Тьма, – задумчиво молвила Элли. – Быть может, его сможет оживить яркий свет?

– Верно! – закричал Гуд.

Элли произнесла несколько заклинаний, но, увы, у нее ничего не получилось.

Вдруг Страшила издал радостный крик и указал рукой на флагманский корабль.

– А что если использовать оружие Гудвина?

Элли испуганно взглянула на соломенного человека.

– Изумрудик, что ты говоришь? Луч пушки такой яркий, что может попросту сжечь Магдара!

– Но мы же не будем направлять оружие прямо на него! – возразил Страшила. – Эй, Планар, займи место на башне!

Солдаты заволновались, поняв, каким путем Страшила предлагает оживить Магдара. Но никто не стал возражать. Все верили в мудрость бывшего правителя Изумрудного города.

Труднее всех оказалось Планару, канониру флагманского корабля. Молодой Жевун очень волновался, когда поднялся на оружейную башню и взялся за рычаги управления огромной рубиновой линзой. Стоило ему чуть—чуть ошибиться, и маршал мог погибнуть безвозвратно!

Наконец, во мгле пещеры ослепительно засиял розовый луч. Он ударил в берег, и песок тотчас начал плавиться. По приказу Гуда все солдаты поспешно отошли в сторону, чтобы самим случайно не попасть под смертоносный огонь.

Луч все ближе и ближе подходил к черной статуе Магдара. И произошло чудо – черный лед стал постепенно таять!

– Ближе! – кричал Страшила. – Еще ближе! Как только я махну рукой, немедленно выключай пушку!

Планар кивнул. Руки его дрожали он напряжения, но он уверенно подводил луч все ближе и ближе к темной статуе своего командира.

Наконец, Магдар ожил. Со сдавленным криком он отшатнулся и закрыл лицо ладонями, спасаясь от ослепительного света. Страшила тотчас махнул рукой, и луч немедленно погас.

Магдар с удивлением осмотрелся.

– Где я? – недоуменно пробормотал он.

Воины дружно закричали: «ура!» и бросились к своему командиру. Насилу Гуд удалось остановить возбужденную толпу, иначе Магдару пришлось бы несладко от дружеских объятий сотен солдат.

Через некоторое время Магдар уже стоял на палубе флагмана. Он с удивлением выслушал историю своего чудесного спасения, а затем крепко обнял Эльга.

– Спасибо, друг, – прочувственно сказал он. – Прости, что поначалу я не очень-то доверял тебе. Но как тебе удалось спасти меня из облака Тьмы?

– Мне просто повезло, – смущенно ответил Эльг. – Я несколько часов безуспешно искал Алмара на берегу моря, а потом решил, что он направился на остров Горн. Едва я подлетел к дворцу Пакира, как поднялся чудовищный ветер. Так всегда бывает перед возвращением Властелина. Ветер был настолько силен, что сумел всколыхнуть Тьму, которая окутала ваш отряд. Я улучил удобный момент, и сумел вас поднять в воздух. Остальное вы знаете.

Магдар с надеждой спросил:

– А мои воины… Их можно спасти таким же образом? Я понимаю, Эльг, что ты очень устал, но может быть…

Крылатый человек покачал головой.

– Увы, я ничем не могу им помочь. Пакир наверняка уже вернулся на остров Горн. Нам надо спешить, пока колдун не послал за нами вдогонку армию своих крылатых чудовищ!

Гуд сурово сдвинул брови.

– А как же Алмар? Неужели мы оставим его одного в этом проклятом Подземелье?

Страшила горячо поддержал его. Но Магдар, в отличие от них, воспринял известие об исчезновении Алмара довольно спокойно. «Белый рыцарь знает, что делает, – заметил он. – Иногда один воин стоит в бою больше, чем целый полк. Наверняка, он попытается освободить своего отца из плена, воспользовавшись тем, что воины Тьмы будут праздновать победу. Я бы на его месте поступил точно так же. Да хранит его святой Торн!»

Все взоры обратились на Элли. Та опустила голову и надолго задумалась. А затем тихо промолвила:

– Да, Алмар поступил правильно. Отныне его путь – это путь одинокого воина. Надеюсь, ему удастся освободить своего отца. Но все равно, победить Пакира и его чудовищное войско можно, только собрав все силы Света!

Магдар, Гуд и Страшила грустно переглянулись. Конечно же, юная Хранительница была права.

Элли вновь почувствовала приступ слабости, и вернулась в каюту. Приключения в Подземном царстве очень утомили ее. Едва прикоснувшись головой к подушке, она вновь провалилась в глубокий сон. Ей приснился мрачный зал, похожий на пещеру. На высоком троне, вытесанном из огромного сталактита, восседало рогатое чудовище. Перед ним на коленях стояли несколько десятков воинов с кабаньими головами и людей в офицерской форме.

Чудовище выдохнуло изо рта лиловый факел и прорычало:

«Жалкие трусы! Как вы, воины моей славной армии, могли позволить войску Света уйти из Подземного моря? За это вас ждут долгие муки на острове Смерти! Прочь с моих глаз, мерзавцы!»

Затем Пакир повернул свою страшную голову и посмотрел, казалось, прямо в глаза Элли.

«Тебе повезло на этот раз, Хранительница. Но мы скоро встретимся лицом к лицу и с тобой, и с твоей подругой Стеллой. И этот день будет последним для двух последних волшебниц Света, ха-ха-ха!»

Элли вздрогнула от ужаса, но нашла в себе силы мысленно ответить:

«Нет, этот день станет последним для тебя, мерзкий колдун! Мы теперь знаем, что ты вовсе не всесилен. Мы знаем, что воины Тьмы боятся и ненавидят тебя. Ты никогда не выйдешь из Подземелья, никогда!»

Пакир зарычал от злобы, привстал с трона, и в этот момент Элли провалилась в глубокий, без сновидений сон. Она так и не узнала, что хотел сказать ей Властелин Тьмы.


Флот тем временем двинулся в дальнейший путь. Без особых приключений несколько часов спустя корабли достигли причала, откуда несколько дней назад войско Света двинулось в поход.

Магдар оставил для охраны кораблей полк под командованием Мигуна Вингана, а остальным приказал подниматься на поверхность. Сам маршал ступил на крутую лестницу, ведущую в подвал Желтого дворца, последним. На руках он держал спящую Элли – это право Магдар не захотел уступать никому, даже Гуду.

Прошло около часа, и Магдар наконец-то вышел из Желтого дворца. Впервые за время странствия в царстве Тьмы он увидел солнце, только что поднявшееся над горизонтом. На глаза предводителя Марранов навернулись слезы, и вряд ли тому причиной был лишь яркий розовый свет, от которого он уже успел отвыкнуть.

Вскоре с неба на землю спустилось золотистое облачко. На нем стояла… нет, увы, это была не Стелла, а ее призрачное изображение. Призрак Стеллы указывал рукой в сторону Изумрудного города. Все было ясно – Стелла ждала новостей. Но вряд ли повелительница Розовой страны подозревала, что эти новости окажутся столь печальными…

Маршал передал командование армии одному из полковников-Марранов, а сам с Элли на руках взошел на облачко. За ним последовали Гуд и Страшила. Эльг хотел было остаться в Желтом дворце – как и все подземные жители, он плохо переносил свет. Однако Магдар настоятельно попросил крылатого человека отправиться вместе с ними на заседание военного совета. Эльг кивнул и, вынув из ножен меч Мглы, приложил его к своим глазам. Тотчас они обрели способность видеть даже при ярком свете солнца.

Облачко поднялось ввысь и направилось на юг.

Весь путь Магдар, Гуд и Страшила провели в тихой беседе. Они подытожили итоги первой военной кампании, и пришли к весьма неутешительным выводам. О них Магдару и предстояло сообщить на военном совете.

Наконец, далеко впереди показались сияющие башни Изумрудного города. Страшила сразу же встрепенулся. Он подошел к краю облачка и радостно посмотрел на свой самый любимый город на свете.

– Вы только поглядите, какая красотища! – воскликнул он. – Великий Гудвин был больше, чем просто волшебник – он был чудесным строителем. Что волшебство – раз, и его нет. А этот город будет стоять многие-многие века, а значит, вечно будет жива память и о самом Гудвине!

– Если Пакир сумеет выбраться на поверхность, то эта вечность окажется очень короткой, – горько усмехнулся Магдар.

– Не сумеет, – убежденно заявил Страшила. – Да, он очень силен, слов нет. Даже сильнее, чем я прежде думал. Но такого чудесного города у него нет! А значит, Гудвин был куда более великим правителем, чем этот Властелин Тьмы.

Гуд удивленно воззрился на друга.

– Да что ты заладил, Изумрудик: «Гудвин, Гудвин…» Гудвин улетел в Большой мир на воздушном шаре. С той поры прошло больше полсотни лет, так что Гудвин, наверное, уже давно умер.

Страшила загадочно усмехнулся.

– Ну, это еще неизвестно… Мне кажется, что волшебники не умирают. Разве ты забыл, что мы видели призрак Гудвина там, на горе рядом с Изумрудным городом?

Гуд пожал железными плечами.

– Но этот призрак ведь даже не шевельнулся, тогда Том подошел к нему здороваться… По-моему, он такой же неживой, как и этот призрак Стеллы!

– Может быть и так, – кивнул Страшила. – А может, и нет. Перед тем, как отправиться в поход, я видел загадочные зеленые огни на горе Гудвина! Обязательно надо снова сходить туда и посмотреть. Нет, братцы, не стоит вешать головы! Мы проиграли, но не зря у Мигунов есть поговорка: один битый двух небитых стоит. Это только в сказочках для малышей рассказывается, как легко и просто победить Зло. А на самом деле это чре-звы-чай-но трудное дело! И увы, без жертв в этой борьбе не обойтись… Просто ужас, как жалко славного сержанта Понта и его солдат, погибших в замке Пакира! Но мы поняли, в чем наши ошибки, и больше постараемся их не повторить.

– И потерь было бы гораздо больше, если бы наша милая Элли вовремя не пришла к нам на помощь, – кивнул Гуд. – Просто диву даюсь, как она ухитрилась использовать свое волшебство там, в царстве Тьмы!

Он вопросительно посмотрел на Эльга, который летел рядом с облачком, мерно взмахивая сильными крыльями. Но тот, похоже, не расслышал его слов.

– И все же мы провели разведку боем, – продолжил размышлять вслух Страшила. – Теперь мы знаем, каковы истинные силы нашего противника, и что от него можно ожидать. И нам удалось главное – сохранить свою армию.

– Вот ты и скажи это Стелле, – буркнул Магдар, хмуро глядя на призрачную волшебницу, что продолжала указывать рукой на башни Изумрудного города. – Мне, воину, такое говорить не к лицу: мол, мы проиграли, но в следующий раз непременно победим! Стелла еще может посчитать меня безответственным хвастуном.

Эти слова были не очень справедливы, но Гуд со Страшилой промолчали. Они понимали, как тяжело переживал поражение правитель Марранов, как больно задето его самолюбие.

Наконец, золотистое облачко, а чуть позже и Эльг медленно опустились на центральной площади Изумрудного города. Там собралась огромная толпа горожан, а также Мигунов, Жевунов и Марранов, гостивших в это время в столице. Все носили зеленые очки, по традиции, заведенной когда-то еще самим Гудвином.

В центре площади, чуть в стороне от остальных, стояли Стелла, Лев, Дин Гиор и Фарамант. Страж ворот держал в руках ящичек с зелеными очками.

Магдар с надеждой взглянул на Элли, но юная Хранительница продолжала спать. И тогда Марран первым сошел с облачка и поднял руку, привлекая к себе внимание.

– Дорогие друзья! – собравшись с духом, начал он. – К большому сожалению, мне нечем вас порадовать. Мы славно бились, но…

Он запнулся, не зная, как продолжить. Стелла подошла к нему и, ласково положив руку на плечо Маррану, с грустной улыбкой промолвила:

– Мы уже знаем, что поход окончился неудачно. Знаем и о гибели славного Понта и его солдат, а также о том, что Алмар остался в Подземной стране. Но мы не отступим перед Тьмой, каких бы усилий и жертв это нам не стоило!

Площадь словно бы взорвалась от дружных криков. «Мы победим!» – этот клич разнесся по улицам всего Изумрудного города.

Магдар со слезами на глазах обнял Стеллу. Он просто не находил слов, чтобы сказать, как благодарен всем за понимание и поддержку в этот самый трудный час своей жизни.

Фарамант подошел к предводителю Марранов и протянул ему зеленые очки:

– Наденьте эти очки, уважаемый маршал, – попросил он. – Мы все должны выполнять обычай, заведенный еще великим Гудвиным!

Магдар улыбнулся и надел очки. И сразу же все вокруг стало выглядеть вокруг в совсем ином свете. «А ведь здорово, что Гудвин придумал эти зеленые очки, – растроганно подумал Магдар. – В них все вокруг смотрится как-то повеселее. И главное, никто не видит слезы на моих глазах…»

А тем временем Лев, Фарамант и Дин Гиор бросились обнимать своих друзей Страшилу и Гуда. Лев, как всегда так растрогался, что не успевал вытирать слезы кисточкой своего хвоста.

Он очень переживал, что не участвовал в походе. Но ведь кто-то же должен был защищать Изумрудный город!

Эльг растерянно стоял в сторонке. Горожане с любопытством разглядывали удивительного жителя Подземного мира, но и сам крылатый человек был поражен ничуть не меньше. Он впервые видел Изумрудный город, и был поражен его красотой. Изумруды на башнях дворца сверкали так ярко, что Эльг не мог даже на них смотреть.

Стелла подошла к нему и дружески протянула руку. Эльг вздрогнул и, опустившись на одно колено, с трепетом поцеловал руку волшебницы.

– Встаньте, мой дорогой друг, – ласково промолвила Стелла. – Я так рада вас видеть! Надеюсь, вы уже оправились от тех ран, которые получили в городе Теней?

– Да, – кивнул Эльг, не отводя завороженного взгляда от прекрасной волшебницы. Сердце его бешено билось. Как он ждал этого часа!

– Еще раз хочу сказать вам большое спасибо, – продолжила Стелла, немного смутившись. – Вы спасли нас с Элли и Изумрудиком от верной гибели. До сих пор не могу забыть, как мужественно вы бились с воинами Тьмы!

На лице крылатого человека появилась горькая усмешка.

– Не забывайте, прекрасная королева, что я тоже был воином Тьмы, пусть и не по своей воле!

– Все это уже позади, – убежденно сказала Стелла. – Теперь вы – наш!

Гуд вновь ступил на облачко. Он осторожно поднял на руки Элли и подошел к Стелле.

– Что-то наша дорогая Хранительница долго не просыпается, – встревожено сказал Гуд.

Стелла коснулась рукой лица девочки. Веки Элли слегка дрогнули, но она продолжала спать.

– Элли очень утомилась, – нахмурившись, сказала Стелла. – Ее надо немедленно перенести во дворец. Не беспокойтесь, друзья. По-видимому, Хранительница израсходовала очень много сил на какое-то большое волшебство!

– Да! – кивнул Страшила, сочувственно глядя на спящую девочку. – Элли всех нас спасла, когда открылись Врата Тьмы… Друзья, расступитесь, дайте путь Гуду!

Толпа расступилась, и Железный Дровосек с Элли на руках прошествовал к Изумрудному дворцу. Арзалы, Жевуны, Мигуны и Марраны теснились, чтобы хоть краешком глаза увидеть юную волшебницу, которую все они очень любили.

Войдя во дворец, Стелла вместе с Гудом сразу же направились в королевскую спальню. А все остальные собрались в Тронном зале. Негромко переговариваясь, они ждали. Наконец, в зал вошли Стелла и Гуд. Вид у правительницы Розовой страны был усталым, но на ее губах цвела улыбка.

– Все будет хорошо, – убежденно сказала Стелла. – Элли скоро проснется!

В зале послышался дружный вздох облегчения. Даже на угрюмом лице Магдара появилась легкая улыбка.

Военный совет начался. Магдар подробно рассказал о походе в Подземную страну, объяснил причины неудачи.

– Войско Пакира оказалось еще сильнее, чем мы могли представить, – заключил он. – Хорошо еще, что самого колдуна не было на острове! Но главное его оружие – это Врата Тьмы, которые находятся в Черном дворце. Тьма способна превратить любого человека в ледышку! Я почувствовал это на себе. Бр-р-р, даже вспомнить страшно, какие я испытывал при этом мучения! Спасибо Страшиле за то, что он сумел каким-то чудом спасти меня от жуткой смерти!

– Я просто научился хорошо использовать замечательные мозги, которые мне подарил Великий Гудвин, – смущенно ответил соломенный человек.

– Не скромничайте, мой дорогой друг! – улыбнулась Стелла. – Гудвин был бы очень доволен, узнав о том, какой у него замечательный преемник!

Все зааплодировали. Страшила встал со стула и вежливо раскланялся.

– К сожалению, я никак не могу придумать, как закрыть Врата Тьмы, – вздохнул он. – Если бы нам удалось это сделать, то все остальные преграды там, в Подземном царстве, вполне можно преодолеть!

– Да, – кивнул Магдар. – И еще я считаю, что победить Пакира можно, что называется, только всем миром! Как нам помог, скажем, славный дракон Чангар, который неожиданно появился над морем в самый разгар битвы! Он сумел отвлечь на себя всех крылатых тварей. Очень надеюсь, что смелому Чангару удалось спастись. А если бы он был не один… Надо полететь к Варагу и рассказать ему о подвиге молодого Чангара. Надеюсь, вожак Черных драконов сделает из этого правильные выводы.

– А еще надо обязательно побывать у Дурбана! – сказал Гуд. – Я хочу поблагодарить Сказочный народ за помощь в постройке галер. Корабли прекрасно показали себя в морской битве. Но Сказочный народ мог бы помочь нам еще больше… Кстати, грифон Юргод так и не вернулся из Фиолетовой страны?

– Нет, – покачала головой Стелла. – И это меня очень тревожит. К сожалению, моя магия не позволяет следить за тем, что происходит в царстве повелителя Мглы. Думаю, что туда нужно послать делегацию. Но кто сможет войти в подземелье и не заплутаться в нем?

Эльг поднялся и сказал:

– Если позволите, к повелителю Мглы отправлюсь я. Надеюсь, Тарган выслушает меня.

– Мы будем вам очень благодарны, дорогой друг, – улыбнулась крылатому воину Стелла. – Меня также очень беспокоит то, что сейчас происходит в Пещере рудокопов. Не ожидала, что король рудокопов Тогнар выступит на стороны Тьмы, и пошлет свои корабли в погоню за флотом Магдара! Ах, если бы Аларм был сейчас здесь… Ведь он тоже рудокоп! Впрочем, мне почему-то кажется, что Белый рыцарь рано или поздно окажется на своей родине, и сумеет освободить ее от Тьмы…

Вдруг Стелла побледнела, прижала руку к груди и пошатнулась.

Сидевший рядом Гуд едва успел поддержать волшебницу.

– Что с вами, дорогая Стелла? – встревожено спросил он.

– Не знаю…. – прошептала Стелла, с трудом приподнимая веки. – Что-то произошло… но не здесь, не в Изумрудном городе…

– Где же? В вашей чудесной Розовой стране? – встревожился Страшила.

– Нет… где-то на западе… в Голубой стране…

Наконец, на лицо Стеллы вернулся румянец. Она поблагодарила за помощь Железного Дровосека и отпила из бокала немного вина. Но в ее глазах темнела тревога.

И в этот момент дверь распахнулась и в Тронный зал вошла Элли. Она была одета в белое платье, а на ее красиво уложенных волосах сияла золотая с изумрудами корона. На лице юной Хранительницы светилась улыбка.

– Как я рада вновь увидеть вас, дорогие друзья! – воскликнула Элли. – И особенно тебя, мой милый Гуд! У меня есть для тебя очень приятная весть.

Железный Дровосек вскочил со своего места и, подбежав к девочке, ласково обнял ее.

– Наконец-то проснулась! – воскликнул он. – Мы все так беспокоились… Но о какой приятной вести ты говоришь?

Элли загадочно улыбнулась.

– Даже в самые темные дни жизни можно увидеть хотя бы один лучик солнца. Сегодня такой, не самый лучший день.

Мы все очень переживаем поражение, но… Но один светлый лучик все же пробился сквозь тучи!

И Элли рассказала о том, как встретилась в лесу Призраков со старой Весой, бывшей невестой Гуда Керли.

Железный Дровосек ахнул и схватился руками за сердце.

– Но как же… – растерянно пробормотал он. – Ведь Корина утверждала, что Веса умерла!

Элли сочувственно погладила Гуда по руке.

– Корина тебя обманула, мой доверчивый друг. И мы со Стеллой не смогли разгадать ее обман потому, что бедная Веса находилась в лесу Призраков, который входит во владенья Пакира. И мы могли бы никогда не узнать об этом, если бы принцесса Ланга хитростью не заманила меня в лес Призраков. Я пережила много ужасных минут, но зато встретилась с Весой. Она тебя помнит и ждет, мой дорогой Гуд!

Из глаз Железного Дровосека посыпались крупные слезы. Но он даже не вспомнил о своей масленке, с которой никогда не расставался.

– Спасибо, милая Элли! – растроганно промолвил он. – Лучше вести я еще не получал в жизни! Веса жива – какое счастье! Я немедленно отправляюсь в Голубую страну!

Гуд побежал к выходу из Тронного зала. Но в дверях столкнулся с молодым Жевуном. Тот выглядел так, словно преодолел дальний и трудный путь. Вся его одежда была в пыли, лицо было усталым и растерянным.

Войдя в зал, гость снял остроконечную шляпу и растерянно огляделся. Заметив Элли, он несмело улыбнулся.

– Дорогая Хранительница! – звонко воскликнул он. – Я прибыл с тревожными вестями.

Все взоры обратились на молодого Жевуна. Тот покраснел от волнения и, поклонившись всем находившимся в зале высоким особам, продолжил:

– Я живу в деревне Родничок, что находится на самой границе Голубой и Зеленых стран. Вчера утром отправился в гости к моим друзьям-арзалам в деревню Овражек. Сегодня хотел было возвратиться домой, и вдруг вижу – на краю Липового леса стоит здоровенная каменная стена! Ни обойти, ни перелезть через нее мне не удалось. Я сразу же сел на пони и помчался в Изумрудный город. Но не проехал и двух километров, как увидел в небе золотистое облачко с гвардейцами-арзалами. Они и привезли меня во дворец.

Правительница Розовой страны обвела всех встревоженным взглядом:

– Кажется, Пакир не стал медлить с ответным ударом…

С громким криком отчаяния Гуд выбежал из Тронного зала. Поднявшись по спиральной лестнице, он через несколько минут оказался в центральной башне Изумрудного дворца. Из ее окошек открывался чудесный вид на всю Зеленую страну.

И Гуд увидел, что далеко на западе голубое небо стало немного темнеть.

Глава тринадцатая

Четыре пути к победе

Некоторое время спустя над башнями Изумрудного дворца поднялось большое облачко. Все участники военного совета, кроме Фараманта и Дина Гиора (те не захотели оставлять в это тревожное время Изумрудный город) направились на запад. Через некоторое время они увидели впереди невысокую каменную стену, тянувшуюся вдоль дальнего берега Большой реки.

– Это Бесконечная стена! – расстроено воскликнула Элли. – Но как же она могла перенестись сюда из леса Призраков?

Стелла вздохнула.

– Пакир использовал какое-то свое особое волшебство. Вот уж не ожидала, что он способен на такое!

Гуд горестно глядел на стену.

– Бедные Жевуны… – пробормотал он. – Бедная Веса… Неужели вам, могущественным волшебницам, не удастся преодолеть эту стену? Вы только на секунду откройте ее, а уж все остальное я сделаю сам. Пакир еще пожалеет о том, что сотворил!

Стелла и Элли молча переглянулись. Они прекрасно знали, что с Бесконечной стеной им не справиться. И все же обе волшебницы потратили некоторое время на то, чтобы использовать свои самые сильные заклинания. Но все было бесполезно. Бесконечная стена даже не дрогнула.

– Когда волшебство бывает бессильно, может помочь либо сила, либо мудрость, – заметил Лев. – Силой здесь, боюсь, тоже ничего не сделаешь. Может быть, нам поможет мудрость?

И тогда все с надеждой посмотрели на Страшилу. Соломенный человек молчал весь путь, словно воды в рот набрал. Иголки торчали из его головы во все стороны, а это значило, что он пытался что-то придумать.

– По-моему, нам не следует забывать о своих планах из-за того, что появилась эта дурацкая стена, – наконец, промолвил соломенный человек. – Нужно только внести в эти планы необходимые кор-рек-ти-вы.

– Что, что внести? – удивился Гуд.

– Я имею в виду: надо немного изменить наши планы, – пояснил Страшила, обожавший всякие умные слова. – Понимаю, как ты расстроен, мой дорогой друг. Ведь Веса так ждет тебя!.. И Жевунам наверняка придется несладко. Но все же, по-моему, Пакир совершил очень большую ошибку!

Элли удивленно посмотрела на соломенного человека.

– Почему же, Изумрудик?

– А потому, что вряд ли этот колдун намеревался захватить только одну Голубую страну, – пояснил тот с самодовольным видом. – Наверняка, он долго копил свои силы, чтобы однажды – ра-аз! – и огородить весь край Торна этой самой Бесконечной стеной! И нам всем пришлось бы очень и очень плохо. Ведь тогда волшебство Света было бы совершенно бессильно против колдовства Тьмы! Но мы своей атакой на Подземный остров очень рассердили Пакира, и тот поспешил нанести ответный удар. Да, очень жаль Голубую страну. Но остальные-то страны по-прежнему наши! И мы обязательно придем на помощь Жевунам. Вряд ли теперь Черные драконы или Сказочный народ станут раздумывать, стоит им вступать в армию нашего дорогого Магдара или нет. Наверное, и Повелитель Мглы на этот раз не останется в стороне. И тогда мы наконец-то сможем собрать все силы в один кулак!

Магдар с восхищением глядел на Страшилу.

– Ты – настоящий мудрец, дорогой Изумрудик! – прочувственно сказал он. – Конечно же, Пакир сделал ошибку, ты совершенно прав. А это значит, что наш поход в Подземную страну оказался не только не напрасным, а очень даже полезным!

Элли молча обняла соломенного человека. Как хорошо, когда рядом с тобой такие друзья! С ними и тяжелый груз Хранительницы не кажется таким уж тяжелым.

Крылатый Эльг почтительно склонил голову.

– Думаю, что вы правы, уважаемый Страшила, – сказал он. – Мне неведомы планы Властелина, но я не раз слышал разные странные истории о Вратах Тьмы. Не сомневаюсь, что Пакир без труда мог бы и сейчас расширить Бесконечную стену до самых Кругосветных гор. Но за Вратами пока еще недостаточно накопилось Тьмы, чтобы закрыть весь огромный край Торна. Даже одну Голубую страну Пакиру не так-то просто будет закрыть от солнца. А там, где светит солнце, не действует и его колдовская сила. Так что мы можем еще помочь Жевунам, время у нас на это есть!

Все повеселели. Действительно, отсюда, с высоты были отлично видно, что Тьма пока заняла лишь небольшую область в самом центре Голубой страны.

– Это, конечно, очень хорошо, – вновь вздохнул Гуд. – Но как же все-таки преодолеть проклятую стену?

Страшила развел руками. Этого он еще не придумал.

Неожиданно Эльг предложил:

– Я бы на вашем месте обратился за помощью к славному витязю Фараху. Он – призрак, и в то же время способен сражаться лучше любого живого воина. А Бесконечная стена прежде окружала лес Призраков, и давно привыкла к призрачным существам. Быть может, она пропустит Фараха?

Страшила даже хлопнул себя по лбу.

– Какая замечательная идея! Фарах однажды помог Алмару и подарил ему чудесные серебряные доспехи. Но… ведь Лунная река тоже находится в Голубой стране! Как же мы туда попадем?

Эльг с улыбкой покачал головой.

– Вряд ли это так. Лунную реку давным-давно окутала мгла. Я не знаю, когда и почему это случилось, хотя прожил в тех местах много лет. Но это именно мгла, а не Тьма! Фарах совсем не случайно вот уже много веков несет свою вахту в тех местах, и не дает воинам Пакира стать хозяевами на берегах Лунной реки. Я отлично это знаю, поскольку сам был одним из таких воинов, и дважды потерпел поражения в схватках с Фарахом.

Лев удивился.

– Выходит, в краю Торна есть еще одна страна? Но почему я раньше про нее ничего не слышал?

Все обратили недоуменные взгляды на Элли. Девочка смутилась и покраснела. Она, Хранительница, должна была знать такие вещи. Но она не знала!

Пришлось Элли прибегнуть к помощи книги Виллины. И она с удивлением обнаружила, что Эльг был прав. Голубая страна простиралась далеко на север, уходя за гору отшельника Тамиза и гору, где находился вход в пещеру рудокопов. Но окрестности Лунной реки были покрыты темным цветом. Это была словно бы маленькая, но совершенно другая земля. В книге Виллины она называлась очень странно – Лунная страна.

Элли окончательно смутилась. Как же так? Ведь Виллина передала ей очень много знаний о крае Торна. Почему же она только сегодня впервые узнала о Лунной стране? Какой позор…

Стелла пришла к юной Хранительнице на помощь.

– Не огорчайся, девочка. Волшебная страна полна тайн и чудес. Даже Виллина и та не успела разгадать все ее секреты. А ты еще только начинаешь свой долгий путь! Таких открытый, как сегодня, у тебя будет еще немало.

– У нас, львов, есть поговорка: век живи в лесу, век учись в нем охотиться, – кивнул мохнатой головой Лев и ласково прикоснулся к Элли кисточкой своего хвоста.

– А по-моему, это прекрасно! – бодро воскликнул Гуд. – Что хорошего, когда в жизни тебя не ждет больше никаких сюрпризов? Вот я прожил немало лет с тех пор, как прокинул свою родную деревню Сосенки, а только сегодня узнал, что моя дорогая Веса жива, и не забыла своего бывшего незадачливого жениха!

– Ну, а я считаю, что самые главные наши открытия еще впереди, – весело подмигнул Страшила смущенной Элли. – Кто знает, быть может в крае Торна есть еще одна страна?

Все удивленно посмотрели на соломенного человека. Тот пояснил:

– Крылатый человек очень вовремя напомнил нам о витязе-призраке Фарахе. Но во время путешествия за мечом Торна мы встретили еще один призрак! Я имею в виду призрак великого Гудвина, которого мы видели на горе возле Изумрудного города. По-моему, настало время навестить его. Если Фарах нам не поможет, то уж Гудвин точно сможет помочь!

– Но ведь этот призрак неживой, – возразил Гуд. – Помнишь, как Том подошел к нему, протянул лапку, а Гудвин даже не шевельнулся?

– Кто знает, как будет на этот раз? – пожал плечами соломенный человек. – Не так давно я видел какие-то странные зеленые огни на вершине горы Гудвина. Нет, братцы, здесь наверняка кроется какая-то тайна! Мне кажется, что настало время ее разгадать.

Друзья еще немного посовещались. Было решено, что Эльг отправится в Фиолетовую страну, к повелителю Мглы, чуть позже. Главное сейчас – выручить Жевунов!

А затем большое облачко разделилось на четыре небольших золотистых тучки, которые разлетелись в разные стороны.

Гуд, Лев и Эльг полетели вдоль берега Большой реки на север. Они намеревались достичь устья Лунной реки. А затем, если на их пути не встанет Бесконечная стена, то они надеялись встретиться с Фарахом и попросить его о помощи.

Стелла отправилась в противоположную сторону. Она собиралась лететь в обход Бесконечной стены, до самого ущелья Черных драконов.

Магдар полетел в Желтую страну. Он хотел встретиться со Сказочным народом и его предводителем Дурбаном, а потом вернуться в свою армию.

А Элли вместе со Страшилой решили возвратиться в Изумрудный город. Страшила загорелся идеей встретиться с призраком бывшего правителя Изумрудного города. Мол, Великий и Ужасный Гудвин наверняка поможет им одолеть Тьму! Элли скептически относилась к его плану. Но она подумала: а вдруг там, за горой Гудвина, действительно начинается какая-то другая страна? Ведь должна же куда-то вести та, вторая часть дороги из желтого кирпича! Интересно, куда? Быть может, она на самом деле ведет к победе над Пакиром?

Стелла проводила Элли грустным взглядом.

У правительницы Розовой страны вдруг появилось странное ощущение, будто бы они расстаются надолго.

Глава четырнадцатая

Схватка над омутом

Путешествие до Лунной реки прошло без особых приключений. Как и предполагал Эльг, в нескольких километрах от устья реки Бесконечная стена вдруг резко ушла в сторону, обходя обширную область, над которой нависла вечная мгла.

– Я же говорил, что Пакир пока не властен над этими местами! – воскликнул крылатый человек. – А это значит, что Фарах по-прежнему на своем посту. Но Властелин обязательно постарается сокрушить последнюю крепость Торна – Летающий мост. Быть может, Фараху очень скоро понадобится наша помощь.

Лев встрепенулся. Он еще не совсем привык к тому, что благодаря волшебству Стеллы заметно помолодел, и вновь обрел прежнюю силу и ловкость. Долгие годы он не участвовал в сражениях, и вдруг почувствовал, как в его сердце вновь запылал воинственный дух. Ведь великий Гудвин когда-то подарил ему смелость! Неужели, скоро ему опять удастся ощутить радость сражения?

На глаза Льва навернулись слезы. Заметив это, Эльг с удивлением спросил:

– Что с вами, уважаемый Лев? Вам плохо?

– Нет, ему хорошо, – промолвил Гуд и ласково погладил бывшего царя зверей по мохнатой голове. – Мы еще с тобой повоюем, дружище! Элли не раз еще понадобятся твоя смелость, мудрость Изумрудика, моя крепкая рука, и главное, наши любящие и верные сердца. А значит, стареть нам никак нельзя!

Лев кивнул.

– Да, пока Пакир не побежден – нельзя. Но мы с Фарамантом и Дином Гиором до сих пор переживаем, что вынуждены были принять в дар от прекрасной Стеллы вечную жизнь. Наверное, это не совсем правильно.

Эльг в изумлении воззрился на могучего зверя.

– Вам подарена вечная жизнь? Да это же величайшее чудо на свете! Не знал, что прекрасная Стелла столь могущественна!

Лев вздохнул.

– Да, это так. Но даже Стелла не может одарить вечной жизнью всех обитателей края Торна. А быть избранным не столь уж сладко, как вам кажется, дорогой Эльг. Настанет время, и я стану выглядеть моложе, чем царь зверей Савр, мой сын и единственный наследник. Возможно, это произошло уже сейчас. Честно говоря, я даже боюсь из-за этого встречаться с Савром. А вдруг, я буду выглядеть рядом с ним юнцом? Думаете, это хорошо, это правильно?.. По-моему – нет. Вот поэтому я вот уже месяц назад перестал вдыхать аромат чудодейственных фиалок Стеллы. Кажется, Фарамант с Дином Гиором поступают точно так же, хотя мы об этом ни разу не говорили. Нам не на что жаловаться, судьба нам отпустила долгую и интересную жизнь, и мы дожили до глубокой старости. Раз уж так надо, мы готовы еще послужить Волшебной стране и нашей дорогой Элли. Но я вовсе не хочу жить вечно!

Гуд сочувственно посмотрел на старого друга.

– Я очень хорошо понимаю тебя, – промолвил он. – Мне тоже вовсе не сладко было много-много лет жить в облике машины, прозванной Железным Дровосеком. Я же человек!.. И потому я так рад, что однажды набрался мужества, и вновь назвался Гудом Керли. А теперь скоро увижусь со своей дорогой Весой! Наверное, она уже совсем старая. Хорошо, что я выковал себе новое лицо, и больше не выгляжу безусым мальчишкой… Но прошу, Лев, не говори о своих мыслях Элли. Она добрая девочка, и очень расстроится, когда узнает, что ты отказался от вечной жизни. И все же ты прав, дружище. Даже великий Торн и тот не захотел бессмертия. Вечными должны быть лишь перемены – и конечно, наш прекрасный Изумрудный город!

Эльг изумленно смотрел на своих новых друзей. Никогда прежде он не слышал подобных разговоров. Сердца воинов Подземного царства наполняли совсем другие чувства: алчность, эгоизм, властолюбие, зависть и страх, очень много страха. Никто из них добровольно не отказался бы от бессмертия!

– Я рад, что судьба подарила мне таких друзей, – взволнованно промолвил крылатый человек. – Ну что ж, вперед!

Золотистое облачко медленно спустилось на землю. Дальше путь предстояло совершить пешком. Гуд взвалил топор на свое плечо, а Эльг вынул из ножен меч Мглы и приложил к своим глазам. После этого он уверенно вошел в темное облако, словно бы висящее над землей. Лев нетерпеливо взмахнул хвостом и последовал за ним. Как и все звери, он хорошо видел во тьме. Но вскоре он поежился, вдруг ощутив непривычную прохладу. Прошел час пути, другой. Лев поднял вверх голову, то увидел еле заметные, слабые мигающие звездочки. Это сейчас-то, в разгаре дня!

Эльг заметил растерянность Льва и заметил:

– В Лунной стране время идет совершенно иначе, чем в крае Торна или Подземной стране. Нам кажется, что мы в пути всего несколько часов, а в Волшебной стране могло пройти много дней!

– Дней? – изумился Лев. – Но ведь слуги Пакира могли за это время натворить в Голубой стране много бед!

Эльг развел крыльями:

– Что поделаешь? Здесь действуют свои законы. Мы сами избрали этот путь. К тому же, в Лунной стране царят вечные сумерки. Но как же мне приятны эта мгла и эта прохлада!

И он взмыл над землей, наслаждаясь полетом.

Миновав холмистую, совершенно безжизненную равнину, путники вышли к реке. В ее мертвенной глади как всегда отражалась серебристая луна. Над берегами слался синий туман.

Эльг стал проявлять признаки беспокойства. Он носился над рекой, порой выделывая головокружительные кульбиты. Казалось, Эльга раздражало, что его спутники идут так медленно. Наконец, он указал рукой вперед:

– Я вижу вдали пурпурные вспышки! Кажется, возле летающего моста идет бой. Неужели, воины Пакира все-таки напали на Фараха? Поспешите, моим друзья, иначе может оказаться поздно!

Лев издал воинственный рык и понесся вдоль берега большими прыжками. Гуд бежал рядом, сжимая в руках тяжелый топор. Он не ощущал никакой усталости, но сердце его взволнованно билось, готовое, казалось, вырваться из лючка на груди. Железный Дровосек так мечтал увидеть когда-либо свою дорогую Весу, и сейчас, когда его мечта вот-вот могла осуществиться, на его пути словно назло стали появляться одно препятствие за другим. Ну что ж, если надо воевать за Весу, он будет биться изо всех сил!

Наконец, река свернула направо, и вдали показался Летающий мост, зависший прямо посреди широкого омута. Вокруг него с гортанными кличами носились несколько всадников в мохнатых шкурах, восседающих на крылатых драконоподобных конях. Они пытались приблизиться к мосту, но стоявший на нем могучий витязь в темных доспехах уверенно отбивался длинным мечом.

А на берегу тем временем столпилось около сотни приземистых, широкоплечих солдат Тьмы. Они подтаскивали к воде несколько плотов. Один из таких плотов уже находился прямо под мостом. Некоторые из воинов Пакира стреляли в Фараха из длинных луков, а другие бросали ввысь канаты с крюками на концах. Один из таких крюков зацепился за перила моста, и тотчас по канату полезли солдаты, держа в зубах короткие мечи.

Положение Фараха стало угрожающим. Чувствовалось, что ему совсем нелегко сдерживать противников. Наверное, причиной тому было то, что он подарил Алмару свои чудодейственные серебряные латы, удесятеряющие силы воина. Да и меч его не приносил всадникам Тьмы особого вреда.

Но тут на всадников Пакира с неба обрушился Эльг, стремительно размахивая мечом Мглы. А Гуд и Лев бросились на солдат, уже готовых было забраться на плоты.

Ситуация в бою сразу же изменилось. Гуд наносил противникам такие могучие удары своим страшным топором, что солдаты Пакира стали пятиться к реке. Многие из них попадали с берега в воду, и быстрый поток унес их прочь.

Но еще больше, чем железного человека, солдаты Тьмы испугались Льва. Наверное, они никогда не видели такого могучего и свирепого зверя. От его рева, казалось, даже задрожала земля. Не обращая внимания на стрелы и копья противника, Лев ринулся в самую гущу боя, нанося своими острыми зубами и тяжелыми лапами огромный урон противнику. Солдаты Пакира не выдержали и позорно бежали прочь.

Эльг тем временем сумел поразить своим мечом двух всадников в мохнатых шкурах. Но остальные трое бросились на него со всех сторон. Спасаясь от гибели, Эльг взмыл в холодное синее небо и исчез среди звезд. Воины Пакира с воинственными кличами подстегнули своих крылатых коней и понеслись вслед за ним.

Фарах устало вытер пот с лица и побежал к середине моста, на который уже успели вскарабкаться почти с десяток солдат. После короткой, но яростной рубки солдаты Тьмы с воплями страха попрыгали в воду. Их также унесло быстрым течением.

На этом битва закончилась. Но прошло еще несколько минут, прежде чем с неба на мост спустился Эльг. Его правое плечо было окровавлено, но рана быстро затягивалась.

Фарах опустил меч, с удивлением глядя на крылатого человека.

– Вот уж не ожидал от тебя помощи, сын Лоота! – воскликнул он. – Плохи, видно дела у Пакира, раз даже самые лучшие его воины переходят на сторону Света… Но кто так славно бился на берегу? Мои глаза что-то стали совсем плохо видеть…

Летающая крепость медленно поплыла к берегу и плавно опустилась на землю. Гуд и Лев поднялись на мост.

Фарах с удивлением разглядывал их.

– Я уже однажды уже видел тебя, железный человек, – глухо произнес витязь. – Ты приходил сюда, к омуту, вместе с мальчишкой-рудокопом Алмаром. А вот этого могучего зверя я вижу впервые!

– Я – Лев! – гордо сказал Лев, возбужденно взмахнув хвостом.

Гуд подошел к витязю и протянул ему руку. Два воина обменялись крепкими рукопожатиями.

– Кажется, мы вовремя подоспели, – добродушно произнес Железный Дровосек.

– Еще бы! Я очень вам благодарен, друзья. Без серебряных доспехов я стал куда слабее, чем прежде… Но надеюсь, они послужили мальчишке Алмару на пользу?

– Да, – ответил Гуд. – Мы нашли меч Торна, и отныне он в руках у Белого рыцаря.

– Слава Торну! – с облегчением воскликнул Фарах. – Значит, не зря я провел столько веков, ожидая прихода Белого рыцаря… Но почему же тогда здесь оказалось это воронье Пакира?

Гуд коротко рассказал о событиях последних месяцев. Узнав о поражении армии Магдара, Фарах даже крякнул от огорчения. А когда он услышал, что Голубая страна отныне огорожена со всех сторон Бесконечной стеной, то еще больше помрачнел.

– Вот оно как… – пробормотал витязь, задумчиво теребя длинные усы. – То-то я чувствую, что вокруг стало словно бы темнее… Выходит, моя Лунная страна огорожена стеной этого проклятого колдуна!

– Пока только с трех сторон, – уточнил Гуд. – Но понятно, что Пакир на этом не остановится, и попытается обязательно захватить вашу страну. Нам нужно остановить приход Тьмы! А для этого надо каким-то образом преодолеть Бесконечную стену, и попасть в Голубую страну. Мастер Фарах, вы не могли бы нам помочь?

Фарах надолго задумался, время от времен бросая недоверчивые взгляды на стоявшего чуть поодаль Эльга. Наконец, он сказал:

– Бесконечную стену я знаю с очень давних пор. Это – живое существо, недоверчивое, злое, тщеславное и очень упрямое. Но оно довольно-таки глупое, а значит, его можно обмануть. Стоит мне сойти с моста, как я сразу стану призраком. И тогда я могу принять любой облик! Меня-то стена запросто пропустит, а вот вас… Впрочем, попробуем. Мастер Гуд, и ты, Эльг, наденьте-ка шкуры тех двух всадников, что лежат на мосту! Та-ак… Может быть, стена и обманется вашим видом. А вот что делать с тобой, могучий зверь? Ладно, зайди в мою беседку. Там царит особая темнота, в нее не может проникнуть даже взор проклятого Пакира!

Спустя несколько часов вблизи от Бесконечной стены появилась странная процессия. Двое всадников Пакира в мохнатых шкурах и капюшонах, надвинутых глубоко на головы, шли, ведя перед собой связанного по рукам Фараха. Один из них держал в руках длинную веревку, которая была привязана к Летающему мосту, уныло плывущему невысоко над землей.

В каменной стене появились огромные губы. Они раздвинулись в презрительной усмешке.

– Это ты, Фарах, – гулко произнесла Стена. – Давненько мы не виделись! Кажется, за это время превратился из могучего витязя в жалкого призрака, ха-ха-ха! А вот я, как видишь, стала куда крепче и больше, чем прежде! Ныне аж целую страну огораживаю. И Пакир обещает, что это только начало…

– Хватит болтать! – сурово рявкнул Эльг хриплым голосом. – Пропускай нас быстрее! Властелин давно ждет, когда мы приведем Фараха ему на съедение.

– А где капитан Разган? – подозрительно спросила Стена. – И где остальные солдаты? Когда я пропускала вас прошлой ночью в Лунную страну, вас было очень много!

Фарах усмехнулся.

– Поищи их на дне Лунной реки, каменная дылда!

– А мост… зачем вы притащили за собой мост? – продолжала упрямиться Стена. – Я получила приказ пропустить только воинов с пленником, но насчет Летающего моста мне маршал Хорал ничего не говорил!

Казалось, Эльг растерялся. Но тут Гуд неожиданно расхохотался глубоким басом:

– А он нам и не нужен! Мост нужен этому слабаку Фараху. Вдруг, твои друзья из леса Призраков захотят его поколотить по-свойски? Вот пускай старичок и спрячется в своей беседке под лавкой. А не спрячется, пускай дальше эту развалину Летающий мост и везет. Мы-то его тащить на руках не собираемся, невелика птица!

Стена расхохоталась – шутка Гуда ей понравилась. Затем она широко раскрыла рот – так, чтобы через него можно было пройти, а также провести Летающий мост.

Спустя несколько секунд друзья оказались в Голубой стране.

Глава пятнадцатая

Витязь против призраков

Вдоль Бесконечной стены шла широкая полоса мглистого тумана. Войдя в нее, Фарах с усмешкой сбросил с рук призрачную веревку, но затем нахмурился.

– Э-э, да границы царства Пакира, похоже, здорово охраняются, – негромко произнес он, пристально вглядываясь в клубящийся серый туман. – Пожалуй, нам легко здесь не пройти…

Он словно в воду глядел. Вскоре из мглы им навстречу выехали три всадника Пакира. Они едва сдерживали своих скакунов, которые шумно хлопали крыльями, явно желая быстрее подняться в небо.

Один из всадников заметил Фараха и злорадно расхохотался. Но затем замолчал и стал пристально разглядывать двоих воинов, сопровождавших «пленного» витязя.

– Где ваши зверокони? – свистящим голосом произнес он. – Разве вы забыли, что те, кто теряет в бою оружие или коня, достоин смерти? И где капитан Лонгар?

Эльг понял, что дальше притворяться воинами Пакира бессмысленно. Он скинул с плеч темную шкуру и выхватил из ножен меч Мглы.

– Что-о? – закричал всадник. – Измена!

Он хлестнул плеткой своего скакуна, и тот разинул зубастую пасть и ринулся на Эльга. Но тут со стороны Летающего моста раздался мощный рык. Драконоподобный конь остановился, словно вкопанный, и его всадник полетел на землю кувырком и остался лежать без движения.

Тем временем Лев спрыгнул из беседки на землю и, бешено хлеща себя по бокам хвостом, пошел навстречу врагам. Чудовищные скакуны поднялись на дыбы при виде нежданного соперника и тоже сбросили своих всадников. Не обращая внимания на ругань воинов Пакира, они ринулись на странного зверя, забыв о Фарахе и его спутниках.

Гуд тоже сбросил с себя ненужный теперь меховой плащ, бросил Фараху меч, а затем поднял свой топор. Но Фарах положил ему руку на плечо.

– Не стоит мешать Льву. Это его бой.

Зверокони обладали мощными челюстями, и лапы их были усеяны серпообразными когтями. Они с трех сторон ринулись на Льва, надеясь быстро растерзать неведомого им зверя. Но Лев не зря прослыл еще в молодые годы царем зверей. Он неожиданно присел на задние лапы, и прыгнул на одного из крылатых скакунов. Не дав тому опомниться, Лев впился в его длинную чешуйчатую шею своими клыками. Раздался предсмертный вопль.

Со вторым противником Лев расправился не менее быстро. А третий, поняв, что на земле его ждет верная гибель, взмыл в воздух и попытался напасть на Льва сверху.

Лев посмотрел вверх, и вдруг ощутил, что в его сердце вдруг заползает страх. Однажды, много лет назад, на него вот так же напали Летучие Обезьяны, и он оказался перед ними совершенно беспомощным!

Еще мгновение – и Лев мог бы броситься в бесславное бегство. Но он вспомнил, что давно уже благодаря Гудвину превратился из Трусливого Льва в Смелого Льва. А раз так, он не имеет права отступать!

Лев дождался, когда летающая тварь зависла над ним, выпустив когти. Вот-вот они могли впиться в его спину, и тогда прости, прощай! Но в этот момент Лев внезапно высоко подпрыгнул и вцепился зубами в правое крыло чудища. То отчаянно забилось, пытаясь удержаться в воздухе, но вскоре рухнуло на землю. Через мгновение с летающей тварью было покончено.

Лев сильно ушибся при падении, и на его боку кровоточили глубокие рубцы. Но глаза его сияли. Он победил сразу трех сильных противников!

Только теперь по-настоящему Лев понял, что молодость вернулась к нему. Кровь бурлила в его жилах, и тогда, присев на задние лапы, зверь издал оглушительный победный рык.

Гуд и Эльг с восхищением глядели на Льва. А Фарах осуждающе покачал головой и вынул из ножен меч.

– Напрасно вы это сделали, дорогой Лев. Стена немного глуховата, и могла и не услышать шума боя. А вот теперь она поймет, что ее надули.

Действительно, задремавшая было Стена встрепенулась, услышав незнакомый рык. Открыв глаза, она вгляделась как следует во мглу, и завопила:

– Измена! Эй, мои слуги, убейте этих мерзавцев, убейте!

Вскоре откуда-то издали послышался странный гул. Железный Дровосек поднял топор, но Фарах покачал головой.

– А вот это будет уже мой бой, мастер Гуд. А вам лучше бы взойти на мост и подняться в воздух. С призраками вам все равно не справится!

Ни Лев, ни Гуд не хотели уходить с поля боя. Но Эльг все же упросил их последовать совету Фараха. И как оказалось, не напрасно.

Несколько минут спустя из мглы появились… огромные валуны! С гортанными воплями их катили перед собой странные, чудовищные создания. Они были полупрозрачными, как и положено призракам, но вот каменные глыбы были самыми что ни на есть настоящими.

Гуд только покачал головой, глядя на них с парящего в воздухе моста. Если бы он со Львом остались рядом с Фарахом, то им бы вряд ли удалось спастись от этой жуткой каменной лавины!

Но Фарах спокойно стоял, сжимая в руках длинный меч. Одна из громадных глыб быстро надвигалась на него. Лев даже зажмурился, не желая видеть, как погибнет его новый друг. Но через мгновение услышал чьи-то негодующие вопли.

Оказалось, что глыба прокатилась через Фараха, не причинив ему ни малейшего вреда. Ведь он тоже был призраком! Но вот его меч мог наносить удары как по живым, так и по неживым врагам. И призрачные чудовища быстро ощутили это, что называется, на своей шкуре.

Фарах издал воинственный клич и бросился на слуг Стены, бешено размахивая мечом. Стоило ему попасть клинком по призрачному чудовищу, как тот вдруг начинал таять и разваливаться на клочья мглистого тумана.

Но и слуги Стены не оставались в долгу. Они поняли, что Фарах такой же призрак, как и они сами, и окружили его со всех сторон, пытаясь достать отважного воина клыками и когтями. Лев горестно рычал, глядя на то, как тяжело приходится Фараху. Ему так хотелось помочь славному витязю! Но что могли поделать его зубы против призрачных созданий?

Положение Фараха стало угрожающим. И тогда Эльг вынул меч Мглы, поцеловал его лезвие и что-то прошептал. Меч внезапно засиял тусклым зеленым светом. И тогда крылатый человек спрыгнул с моста и словно хищная птица ринулся на чудовищ, окруживших Фараха. Оказалось, что его меч стал легко поражать призраков! Поняв, что против двух могучих воинов им не устоять, слуги Стены с испуганными воплями бросились врассыпную.

Вскоре они исчезли в бурлящем сером тумане. Фарах вытер пот с разгоряченного лица и посмотрел на парящего в воздухе Эльга.

– Напрасно ты вмешался, сын Лоота, – проворчал он. – Я бы и сам разогнал этих тварей… Но все же – спасибо!

Эльг усмехнулся и молча спрятал меч Мглы в ножны.

Друзья поспешили прочь из этих опасных мест. Им в спины неслись вопли и угрозы вконец разобиженной Стены.

Наконец, серый туман стал постепенно рассеиваться. В небе стало проглядывать тусклое солнце. Эльг опять приложил к глазам лезвие своего меча.

– Скоро мы снова увидим солнце, – сказал он. – Славный Фарах, настала пора прощаться. Дальше вам идти нельзя.

– Как нельзя? – забеспокоился Лев. – Мы только успели подружиться, и уже надо прощаться?

– Ничего не поделаешь, – вздохнул Фарах, пряча меч в ножны. – Будь я хотя бы на тысячу лет помоложе, я бы с радостью отправился с вами в дальнейший путь. Но увы, я уже давно всего лишь призрачный страж Лунной страны…

– Но как вы туда попадете? – спросил Гуд. – Ведь Стена вас ни за что не пропустит!

Фарах усмехнулся в густые усы.

– Пусть попробует остановить призрака, ха-ха! Но поспешить мне стоит. Слуги Стены довольно трусливы, но очень многочисленны. Если они все сбегутся в эти места, то мне несдобровать. Прощайте, друзья, желаю вам удачи! И помните: когда настанет последний бой, то я буду биться с вами плечо к плечу. Для этого великий Торн и оставил меня на вечной вахте на берегах Лунной реки!

Фарах протянул Гуду руку в металлической перчатке, и два воина смогли обменяться крепкими рукопожатиями.

– Никогда еще не видел бойца лучше, чем вы, славный Фарах! – прочувственно сказал Гуд. – Для меня было большой честью сражаться рядом с вами.

– Белый рыцарь станет еще более лучшим бойцом, – уверенно ответил Фарах. – Дайте ему только время!

И витязь взошел на Летающий мост и, на прощанье махнув друзьям рукой, исчез в сером тумане.

Глава шестнадцатая

Встреча старых друзей

Спустя несколько дней путники наконец-то добрались до центральных областей Голубой страны. За это время от птиц они узнали много новостей о том, что сейчас происходит на этой некогда процветающей земле. Весть о том, что Тьма беспрерывно извергается из жерла Конической горы, очень обеспокоила их, и особенно, Гуда. Что случилось с его любимой Весой? Удастся ли ее разыскать в лесу Призраков?

А вот известие о том, что королем Голубой страны стал бывший людоед Людушка, никого не огорчило. Напротив, Эльг даже обрадовался. «Я хорошо знаю этого толстяка, – сказал крылатый человек. – Мы вместе прошли немалый путь в составе Темного отряда. Людушка глуп, труслив и вовсе не такой злодей, каким хочет казаться. Пакир мог бы найти себе слугу и получше!»

Не раз друзья порывались зайти в гости в хотя бы одну из деревень Жевунов, что попадались им на пути. Но каждый раз, наоборот, старались обойти их подальше стороной. Им не хотелось, чтобы Людушка и его темные слуги раньше времени разузнали об их маршруте. Гуд даже попросил птиц, чтобы они помалкивали до поры до времени о появлении отряда освободителей. И птицы выполнили свое обещание.

Наконец, после долгих странствий, трое друзей наконец-то выбрели на дорогу из желтого кирпича.

Гуд радостно воскликнул:

– Кажется, я узнаю эти места! Когда я был молодым дровосеком, то не раз приходил в этот лес за сушняком. Нигде в округе больше нет таких могучих елей, лиственниц и пихт. Бывало, свалишь только одно засохшее дерево, и потом только знай, пили ствол да руби дрова – на десять дворов хватит! Отсюда до моих родных Сосенок полдня пути. А оттуда и до леса Призраков недалеко.

Эльг поднялся в воздух и вскоре уже описывал широкие круги над вершинами деревьев. Затем он вновь спустился на дорогу.

– Никакой деревни я впереди не видел, – сообщил он. – Зато совсем рядом небо затянуто словно бы темными тучами. Но это не тучи, а Тьма!

Железный Дровосек вздрогнул.

– Как? Неужели Тьма успела распространиться за эти несколько дней так далеко от Конической горы?

Эльг усмехнулся.

– Вы вновь забыли, уважаемый Гуд, что мы побывали в Лунной стране, где время течет куда медленней, чем в крае Торна. Возможно, что в Голубой стране уже прошло не несколько дней, а несколько недель!

Гуд нахмурился. Да, Эльг уже говорил однажды об этом, но он тогда не придал этим словам большого значения. Но если это правда… великий Торн, что же за это время случилось с Весой?

И тут откуда-то сзади донесся странный шум. Лев насторожился.

– Кажется, кто-то едет по желтой дороге, – сообщил он. – Давайте спрячемся и посмотрим, кто это!

Путники скрылись за стволами огромных елей. Прошло несколько минут, и из-за поворота выехала повозка, запряженная в похожего на птицу скакуна. На ней восседали шестеро коротышек в темных плащах и с капюшонами, низко надвинутыми на головы. Коротышки о чем-то весело переговаривались на своем шипящем наречии. Без всякого сомнения, это были слуги Тьмы.

Лев вышел из-за дерева на дорогу и, подняв голову, грозно зарычал. Скакун со страху поднялся на дыбы и опрокинул телегу. Коротышки покатились на желтую дорогу кубарем. Трое из них поспешили скрыться в придорожных кустах, а трое – те, что были посмелее, выхватили кинжалы и мелкими шажками двинулись навстречу неведомому зверю. Но тут на дорогу вышел Гуд с топором в руках. Брови его были сурово сдвинуты.

Этого темные коротышки выдержать уже не смогли. Они с воплями ужаса бросились в лес и исчезли из виду.

– Тьфу на них, – расстроился Лев. – Даже подраться не удалось!

И тут из-под телеги донеслись странные звуки.

Лев недоуменно переглянулся с Гудом.

– Странно… – пробормотал Железный Дровосек. – Давно я не слышал ничего подобного, но эти звуки мне хорошо знакомы. Очень странно…

Эльг обхватил скакуна за шею и что-то прошептал ему. Скакун немедленно успокоился, хотя еще продолжал встревожено коситься на Льва. Гуд тем временем подошел к телеге и одним движением своих могучих рук вновь поставил ее на колеса. На дороге осталась лежать небольшая железная клетка. В ней сидел какой-то маленький черный зверек, и заливался лаем.

Лаем?!

Лев от изумления даже присел.

– Тотошка? – выдавил он, не веря своим глазам. – Тотошка?

– Ну, понятное дело, это я, – прекратив лаять, сказал песик и дружески вильнул хвостом. – А где вы так долго пропадали? Я искал вас по всей Голубой стране!

Железный Дровосек раскрыл от изумления рот, и так замер, не в силах даже шевельнуться. Заметив это, Тотошка забеспокоился:

– Ты, наверное, недавно попал под дождь? Надо немедленно смазать тебя из масленки! Надо позвать Элли! Где же она, моя любимая хозяйка? И где славный Страшила? Ну, освободите же меня из этой дурацкой клетки, гав, гав, гав!

Тотошка повернул голову и, увидев стоявшего неподалеку Эльга, даже задрожал от страха. Такого крылатого создания он никогда не видел у себя в Канзасе!

Прошло несколько минут, прежде чем Железный Дровосек наконец, опомнился. Он подбежал к клетке, выломал ее дверцу, и Тотошка сам прыгнул ему на руки. А затем лизнул в длинный железный нос.

– Как славно, что я наконец-то встретил своих друзей, гав, гав, гав! Но где же Элли и Страшила? Они что, уже раньше нас пришли в Изумрудный город? Ну что ты молчишь, Лев?

Лев не мог ответить. Он плакал, и из его глаз катились крупные, словно яблоки, слезы. Гуд тоже не скрывал слез. И это возмутило Тотошку.

– Чего вы плачете, гав, гав, гав! Радоваться надо, что вы наконец-то нашлись! Почти месяц вас разыскиваю, гав, гав, гав!

– Дорогой Тотошка, боюсь, но с той поры прошло куда больше, чем месяц, – едва смог выдавить из себя растроганный Гуд.

– Больше? – удивился Тотошка и вдруг насторожился. – А откуда у тебя взялась эта железная борода? И зачем ты снял воронку со своей головы? Как теперь смазывать твои железные веки, а?

Лев наконец-то нашел в себе силы, поднялся на лапы и, подойдя поближе, ласково уткнулся носом в Тотошку. Тот опять залился удивленным лаем, а потом затих. До песика стало доходить, что здесь что-то не то. Он еще и раньше пытался расспросить Жевунов, где Элли, Страшила, Дровосек и Лев, но робкие Жевуны почему-то разбегались при одном его виде. Это очень обижало песика. Ведь он защищал их от противного Людушки, а Жевуны его все равно почему-то боялись. А еще больше его боялись птицы, и разлетались в разные стороны, когда он начинал приветственно лаять. Поди найди своих друзей, когда и поговорить-то толком не с кем!

Прошло немало времени, прежде чем Гуд и Лев вновь обрели дар речи. Они начали наперебой расспрашивать Тотошку, откуда он взялся. Но песик никак их не мог понять. Что значит – откуда? Разве они не переходили вместе неделю назад через две большие трещины? Вот там-то он, Тотошка, и потерялся. А теперь снова нашелся!

Наконец, Гуд промолвил:

– Кажется, я понял. Здесь не обошлось без колдовства! Наверное, это король Людушка случайно перенес тебя, Тотошенька, из далекого прошлого! Но какая же эта замечательная случайность! Еще сегодня утром я мечтал зарубить этого проклятого Людушку, который издевается над Жевунами и пугает их. Но теперь я оставлю его в живых. Ведь он подарил нам тебя, Тотошка!

Лев опять заплакал. Он очень любил славного песика, и за прошедшие годы много раз вспоминал о нем. Конечно же, Тотошка давно должен был умереть у себя на родине, в далеком Канзасе…

Но вот теперь вдруг выяснилось, что песик снова ожил! Чудеса, да и только.

Сам же Тотошка из сбивчивых рассказов Железного Дровосека и Льва ничего толком не понял. Он уяснил только одно – что Элли и Страшила сейчас на пути в Изумрудный город.

– Ну и хорошо, – славно зевнув, сказал Тотошка. – А мы скоро туда придем?

– Не очень скоро, но обязательно придем, – пообещал ему Гуд.

– Тогда я посплю немного, – еще раз зевнул Тотошка. – Признаться, ни одной ночи в лесу я так и не спал, как следует. Все боялся, что на меня саблезубые тигры нападут. А потом еще за мной черные коротышки стали охотиться. Три дня от них бегал, пока меня, наконец, не поймали и не посадили в клетку. Ну, а теперь, когда вы наконец-то нашлись, можно и вздремнуть…

И Тотошка закрыл глаза и крепко заснул.

Гуд прижал его к груди и тихо сказал Льву:

– Какое счастье, дружище, что мы с тобой отправились в Голубую страну! Вот Элли и Изумрудик будут рады, узнав, что наш дорогой Тотошка чудесным образом ожил! Теперь мне нужно поскорее разыскать свою дорогую Весу, и тогда я буду полностью счастлив.

Лев кивнул большой мохнатой головой, растроганно глядя на маленького черного зверька.

– Поистине, мы живем в удивительной стране! – прочувственно сказал он. – Еще несколько лет назад я почувствовал себя настолько старым и дряхлым, что собрался было умирать. Даже вспомнить странно! Да как же можно умирать, когда в нашем краю сбываются самые несбыточные мечты?

Эльг задумчиво опустил голову, услышав эти слова. У него тоже была одна несбыточная мечта. Но она, конечно же, так и останется навсегда несбыточной, и никакие чудеса ему не помогут…

Глава семнадцатая

Секрет заколдованного топора

Вскоре друзья продолжили путь по желтой дороге. Лев очень хотел везти на себе Тотошку, так что Гуд осторожно положил спящего песика ему на загривок. А сам вновь взял в руки топор. Он опасался, что темные слуги быстро сумеют позвать на помощь войско Людушки.

Несмотря на то, что день был в разгаре, небо начало понемногу темнеть. Лев все время принюхивался – ему не нравился невесть откуда появившийся затхлый запах. А Эльг то и дело взлетал над вершинами деревьев, осматривая окрестности. Его глаза прекрасно видели во мгле, и он надеялся, что сумеет заметить приближение врагов.

Наконец, Гуд остановился возле заросшей травой тропинки, ведущей прочь от желтой дороги.

– Этот путь ведет в мою родную деревню Сосенки, – взволнованно сказал он. – Неужели, Элли права, и моя деревня однажды взяла да сама ушла в лес Призраков? Просто не верится…

Пройдя несколько километров, друзья оказались на большой поляне. Гуд только развел руками. Он отлично помнил, что именно здесь находились Сосенки. Но их не было! Зато на земле были видны глубокие борозды, ведущие куда-то на север.

Гуд нахмурился и переложил топор на другое плечо.

– Ну что ж, теперь нам осталось идти совсем немного, – сказал он. – Вот за тем березовым леском начинается холмистая равнина. А на ее краю находится древний лес. Он-то и стал теперь лесом Призраков! А посреди того леса стоит старый вулкан. Элли говорила, что где-то рядом с ним теперь и располагаются мои Сосенки. Веса, милая, подожди еще немного!

– Кто тут вспомнил Весу? – послышался с соседнего дерева чей-то скрипучий голос.

Гуд поднял голову. Он увидел наверху, на сухой ветке, старого ворона.

– Неужели, это ты, Гай? – изумленно спросил он. – Я узнаю тебя по перьям, которых не хватает в твоем хвосте. Ведь это я вырвал их, когда был мальчишкой!

– А вот я что-то тебя не узнаю, – глухо отозвался ворон. – С годами мои глаза стали плохо видеть, а тут еще и эта проклятая мгла невесть откуда взялась… Но мальчишку, который вырвал мне перья из хвоста, я помню. Это был Гуд Керли, самый озорной и непоседливый парнишка в Сосенках!

Гуд улыбнулся.

– Это я и есть, уважаемый Гай. Только у меня за эти годы появилось другое имя, вернее, прозвище – Железный Дровосек.

Ворон от удивления едва не упал с ветки.

– Ты – Железный Дровосек? Вот уж не думал, что увижу тебя когда-нибудь снова… Полвека ты не навещал свои родные места. И зачем ты сюда явился? Сосенок-то давным-давно уже на этой поляне нет!

– Я знаю, – горестно вздохнул Гуд. – Вернее, я узнал об этом совсем недавно. Понимаешь, много лет назад мне сказали, что моя дорогая Веса умерла, и я…

– И ты поверил? – возмутился Гай. – Уж не та ли девчонка тебя обманула, что когда-то давно забрела в эти места? Кажется, ее звали… Нет, не помню. Совсем плох стал! Да и шутка ли, ведь мне уже перевалило за двести лет…

– Наверное, это была волшебница Корина, – еще горше вздохнул Гуд.

– Точно, Корина. Потом я слышал от балаболок-сорок, будто она стала королевой в Фиолетовой стране. Наверное, ей колдовство Гингемы помогло – ведь Корина была ее воспитанницей. Помнишь Гингему, Гуд Керли?

– Еще бы не помнить, – мрачно ответил Железный Дровосек. – Ведь это Гингема заколдовала мой топор так, что тот сначала отрубил мне руку, потом ногу… ну, и все остальное. Если бы не наш кузнец Струг, то я бы так и погиб от своего же топора! Но Струг был Мигуном, и потому смог сделать из меня механического человека. Хороший был мастер! Он потом куда-то исчез, то ли в лесу заблудился, то ли в болоте утонул…

– Струг? – удивился Эльг, отдыхавший на ветви соседнего дерева. – Я знаю этого Мигуна. Он главный механик острова Горн. Это он придумал подъемные устройства, с помощью которых рабы строят огромную лестницу для Пакира.

Ворон удивленно повернул голову.

– А это еще кто? – спросил он. – Птица? Да нет, что-то ты великоват для птицы…

– Я Эльг, бывший воин Пакира.

– А я – Лев, – негромко рыкнул Лев, лежавший неподалеку на травке со спящим Тотошкой на спине.

Ворон удивленно покачал головой.

– Странные дела творятся, странные… Гуд Керли спустя полвека вернулся в родные места! Значит, и Сосенки сюда могут вернуться.

– Обязательно вернутся! – уверенно воскликнул Гуд. – Ты еще побегаешь от деревенских ребятишек, это я тебе обещаю!.. Мне вот только бы найти мою дорогую Весу, а потом мы уж с Пакиром как-нибудь разберемся. И все в Голубой стране пойдет по-прежнему!

– Это хорошо, – кивнул Гай. – Не дело, когда солнце не выходит из-за туч уже три недели подряд. Да и холодно стало, а меня, старика, кровь уже не греет… Ну что ж, прощай, Гуд Керли! Напоследок дам тебе один совет. Раз кузнец Струг еще жив, то обязательно разыщи его.

– Обязательно разыщу, – кивнул Гуд. – Ведь я обязан ему жизнью!

– Ну, а когда разыщешь, то может, Струг вспомнит, где спрятал твой топор – ну тот, что разрубил тебя на куски по приказу Гингемы.

– А зачем он мне? – недоумевал Гуд.

– Ты лучше слушай, мальчишка, когда старшие говорят! – каркнул ворон, раздраженно хлопнув крыльями. – Ведь я своими глазами видел, как твоя злая тетка Магда приходила к Гингеме, и как старая ведьма заколдовывала твой топор. А под конец, как сейчас помню, Гингема сказала твоей тетке: «Если не хочешь, чтобы твой дорогой племянничек Гуд снова не стал человеком, обязательно укради его топор и зарой глубоко в землю. А не то вдруг Гуд узнает мое главное колдовское заклинание! Тогда стоит ему ударить своим топором по ноге, как та станет снова живая. Ударит по руке – та то же оживет. Не успеешь оглянуться, как Гуд снова станет человеком!.. А без заколдованного топора ему ничего не поможет». Вот что сказала Гингема твоей тетке.

Гуд не верил своим ушам. Что, он может снова стать человеком?

– Почему же ты раньше мне всего этого не рассказал, Гай? – горестно спросил он.

– Как же я мог рассказать, если ты исчез из Сосенок сразу после того, как окончательно стал механическим человеком? – рассудительно ответил Гай. – Да и потом столько лет ни разу здесь не появлялся… Сам вини себя, Гуд Керли, что ни разу не навестил свою бывшую невесту Весу! Пришел бы в Сосенки – я бы все тебе рассказал. Впрочем, что толку было бы от моих слов? Ведь я-то считал, что кузнец Струг давно умер, и что колдовская сила Гингема исчезла после смерти этой ведьмы… А оказалось, все совсем не так! И Струг жив, и колдовство Гингемы перешло к девчонке Корине… Может, она захочет тебе помочь? Но без заколдованного топора даже у нее ничего не получится.

– Но его же, наверное, закопала в землю моя тетка! – в отчаянии воскликнул Гуд.

– Нет, – сказал Гай. – Я опередил ее! Как услышал тот разговор Магды с Гингемой, то сразу полетел к кузнецу Стругу и все рассказал ему. Ну, Струг взял да и спрятал твой топор где-то в лесу, а вместо него выковал для тебя новый, железный. Ведь и ты уже стал к тому времени железным, и для тебя нужен был топор покрепче да потяжелее!

Гуд растерянно опустил голову. Неужели, он снова когда-нибудь сможет стать настоящим человеком? Как он мечтал об этом многие-многие годы! Но сейчас…

Ворон взмахнул крыльями и полетел в сторону леса.

– Прощай, Гуд Керли! – крикнул он.

– Нам пора идти, – сказал Эльг, с сочувствием глядя на растерянного железного человека. – Сегодня удивительный день для вас, дорогой Гуд! Надеюсь, что он так же замечательно закончится, и вы скоро встретитесь со своей невестой Весой!

Гуд молча взвалил топор на плечо и зашагал вдаль глубоких борозд в земле. Рассказ ворона потряс его до глубины души. Но он и сам не мог пока разобраться в своих чувствах. За столько лет он привык быть железным человеком. И таким его знали и любили во всех странах края Торна. Обрадуются ли, скажем, Мигуны, когда их бывший правитель станет обычным Жевуном? Но Веса… Главное, что скажет Веса! Пускай она-то и решит его дальнейшую судьбу!

Решив таким образом эту головоломку, Гуд заметно повеселел. Эльг был прав, сегодня у него был самый счастливый день в жизни! Он встретил своего любимого Тотошку, узнал секрет заколдованного топора, и скоро, очень скоро увидит свою любимую Весу!

Пройдя через редкий березовый лесок, путники вышли на обширную волнистую равнину. Она была окутана густой мглой. Вдали, у самого горизонта, смутно виднелась высокая Коническая гора. Из ее жерла поднимался черный столб Тьмы.

Лев поежился, ощутив непривычный холод. Ему не очень-то хотелось идти в лес Призраков. А вдруг, Тотошка там напугается, или, не дай Торн, потеряется? Но ведь Гуду могла очень понадобится помощь, как его оставить одного?

Не успели друзья одолеть и треть пути до леса Призраков, как где-то позади послышался странный шум. Они оглянулись, и увидели, как со стороны леса за ними бежит целая толпа коротышек с кинжалами в руках. Над ними на драконоподобных конях летели всадники Пакира. А далеко впереди них неслись двое здоровяков, размахивающих дубинами.

Эльг, который прекрасно видел во мгле, сразу же их узнал.

– Я вижу своих старых приятелей по Темному отряду, Людушку и кузнеца Аргута, – взволнованно сказал он. – Ну держитесь, друзья, сейчас начнется тяжелая битва!

Глава восемнадцатая

Бегство из Серого замка

Но как же Людушка и Аргут оказались здесь, в самом центре Голубой страны? Перенесемся, мои дорогие друзья, в Когиду и узнаем, что же там произошло с той поры, когда Агнет обманом завладела волшебным кольцом и книгами Торна.

… Увидев, что Людушка заснул, выпив вино с усыпительным порошком, Агнет подбежала к столу, на котором лежали две книги Торна. Глаза девушки сияли от счастья.

– Сбылась моя мечта… – прошептала Агнет. – Отныне я самая могущественная волшебница на свете!

Она зажгла еще одну свечу, и в комнате посветлело. А за окнами еще царила темнота. Агнет облизнула пересохшие губы. У нее была в распоряжении лишь одна ночь. Если наутро она не овладеет волшебством Торна, то Шарк и другие темные слуги схватят ее и посадят в темницу, как изменницу. Однажды она уже проиграла там, в Розовой стране, когда Элли сумела ее перехитрить и отнять Золотую Шапку. Больше таких ошибок она не допустит!

Рассвет застал Агнет за чтением второй книги Торна. Наконец, она встала из-за стола, потянулась, зевнула и удовлетворено прошептала:

– Ну что ж, теперь посмотрим, чья возьмет верх! Пакир будет только счастлив, что ему будет служить не какой-то дурачок Людушка, а умная и преданная Агнет Прекрасная!

Она посмотрела в угол комнаты. Там, привалившись спиной к стене, продолжал храпеть Людушка. А на полу, в золотой клетке, вовсю пищала серая мышка. Она ухватилась передними лапками за золотые прутья, словно бы пытаясь их сломать.

– А-а, это вы, дорогая волшебница, – с улыбкой промолвила Агнет. – По-моему, вам очень идет ваша новая шубка, ха-ха-ха! Наверное, вы очень хотите, чтобы я превратила вас опять в женщину. Да, я могу это сделать. Но… не хочу! Без вас, дорогая Корина, мне будет как-то спокойнее. Но не беспокойтесь, я прикажу вас кормить самыми отборными сухарями, ха-ха-ха!

В дверь тихонько постучались.

– Это я, Шарк, ваше величество, – послышалось из коридора. – Пора вставать, вас ждут великие дела!

Агнет вздрогнула и сурово сдвинула брови. Ну, сейчас начнется самое трудное!

Она быстро надела на указательный палец волшебное кольцо, прошептала что-то, и книги Торна стали уменьшаться, а затем, став совсем крошечными, сами спрятались в рубиновый камень кольца.

– Войдите! – нервно произнесла Агнет.

Полковник темной гвардии вошел в кабинет Людушки, почтительно склонился, а затем изумленно уставился на девушку.

– Вы? А где же наш король?

Агнет презрительно усмехнулась и указала в угол комнаты.

– Король Людушка занят своим любимым делом – спит, – пояснила она.

– Спит? – изумился Шарк. – А-а, понимаю… Ты усыпила его, мерзавка!

Шарк выхватил из-под плаща кинжал и с угрозой шагнул было к Агнет. Но та что-то прошептала, и темные шторы на окнах сами собой поднялись. В комнату ворвались лучи яркого солнечного света. Шарк со сдавленным криком отшатнулся и закрыл глаза ладонью.

– Вот так-то лучше, – уже чуть более спокойно промолвила Агнет. – Что с вами, Шарк! Разве вы так уж огорчены, что наш король заснул? Я давно наблюдаю за вами и знаю, что вы считаете Людушку круглым дураком, и очень недовольны его правлением. Вспомните наше путешествие по Голубой стране – разве это был не позор для вас, верного слуги Пакира?

Шарк изумленно смотрел на девушку. А затем его губы неожиданно раздвинулись в ехидной улыбке.

– Вы очень рискуете, дорогая Агнет. Принцесса Ланга время от времени обращает свой взор на Голубую страну. Она очень не любит, когда кто-то перечит ее решениям. И потом, между нами говоря, она вообще не очень-то любит других женщин, особенно красивых.

Агнет кивнула.

– Я знаю. Одну красивую женщину Ланга уже сделала не очень красивой, и совсем не женщиной, – и она указала на пол, где стояла клетка с мышкой Кориной.

– Да, принцесса мастерица на такие шутки, – ухмыльнулся Шарк. – Вас она может превратить для разнообразия во что-нибудь другое. Например, в лягушку.

– Пускай попробует! – с неожиданной яростью воскликнула Агнет. – Корину она смогла победить потому, что волшебница оказалась в Подземном царстве, где чары Торна не действует. Но мы-то находимся в Голубой стране! А здесь я сильнее Ланги!

Шарк вздрогнул.

– Вы хотите сказать, дорогая Агнет, что стали волшебницей Света?

Агнет тихо промолвила несколько слов, и на столе появились две огромные книги в кожаных переплетах. Полковник робко подошел к ним и вскрикнул то ли от ужаса, то ли от восторга:

– Это же книги Торна!

– Да, – гордо кивнула Агнет. – Я готова преподнести их Пакиру в качестве своего дара. Как вы считаете, Шарк, Властелин тогда простит мне маленькую шалость с Людушкой?

Шарк опустился на колено и прикоснулся бледными губами к краю платья Корины.

– О, моя королева, лучшего дара для Пакира и найти нельзя! Кажется, я знаю, кто станет новой принцессой Тьмы…

– А как же Ланга? – победно улыбнувшись, спросила Агнет.

Шарк равнодушно пожал плечами.

– Во дворце Пакира придворные только и занимаются разными хитроумными интригами, – сказал он. – По-моему, Властелину это даже нравится. Во-первых, в этих интригах побеждают только самые хитрые и сильные. А во-вторых, пока придворные враждуют, они никогда не смогут объединиться против своего владыки! Потом, вы так красивы… Я не видел ни у кого таких прекрасных оранжевых глаз!

Агнет дружески протянула ему руку.

– Вставайте, мой милый полковник. Обещаю, что со временем сделаю вас генералом! Давайте немедля займемся делами. Этот дурак Людушка только и делал, что ничего не делал. А мы должны выполнить приказ Пакира, и подготовиться как следует к приходу Тьмы!

Шарк встал и вновь склонился, на этот раз еще ниже.

– А что делать с… этим? – спросил он, указывая на храпящего Людушку.

– Отведите его в тюрьму, – приказала Агнет. – И повесьте на двери самый крепкий замок!

Через некоторое время в комнату вошли десять темных коротышек. Они вцепились в Людушку, и потащили его словно куль с мукой по полу к подвальной лестнице.

На следующий день жители Когиды с удивлением узнали, что король Людушка оставил трон по собственному желанию, и отныне будет заниматься другой важной работой. А новой королевой стала Агнет Прекрасная. И она приказывает свои подданным отныне вырубать зеленые деревья не с утра до ночи, как прежде, а круглые сутки и без выходных дней. А в свободное от работы время всем Жевунам надлежит перекрашивать свои дома в темно-синий цвет.

Шарк только головой покачал, услышав эти первые приказы новой королевы. «А эта Агнет не так уж и умна, – подумал он. – Но все же она лучше, чем толстяк Людушка. И главное, она обещала сделать меня генералом!»


Людушка проснулся от какого-то шума. Открыв глаза, он сразу понял, что бурчит у него в животе.

«Ну вот, дожил! – огорченно подумал он. – До того доработался, что и поесть-то толком на ночь не успел. Глядишь, так совсем похудеешь! А еще говорят, что королем быть очень приятно. Как же, приятно, держи карман шире! Вот-вот с голоду помрешь, и никто из лентяев-слуг этого даже не заметит…»

– Эй, Шарк! – закричал Людушка, протирая заспанные глаза. – Где ты бродишь, бездельник?

Но ему ответило только гулкое эхо. Людушка насторожился. Он сел и осмотрелся.

Глаза Людушки быстро привыкли к темноте. Оказалось, что он находился в каком-то мрачном и холодном каменном помещении, очень похожим на тюремную камеру.

– Э-э, да я и на самом деле в тюрьме… – ошеломленно пробормотал Людушка. – В моей же собственной подземной тюрьме! Но как я сюда попал?

Людушка поднялся на ноги и проворно подбежал к металлической двери. Она оказалась заперта снаружи. Сколько Людушка не колотил по ней кулаками, сколько не звал на помощь, никто так и не отозвался.

От огорчения Людушка даже заплакал. Как же так? Ведь вчера вечером все шло так прекрасно! Глупец Кустар принес ему кольцо с книгами Торна, и он, Людушка, стал учить волшебные заклинания. А потом… что же случилось потом? Кажется, у него пересохло в горле, и он выпил бокал вина.

– Тьфу ты! – в сердцах воскликнул Людушка. – Ну конечно же, в вино был подмешан сонный порошок! Мой же собственный порошок еще из папашкиных запасов! Я такие шутки с детства люблю, честное-пречестное слово… Но кто же решил пошутить со мной?

Поразмыслив, Людушка решил, что все дело в Шарке. Этот заносчивый черный коротышка давно уже недоволен своим новым королем. То и дело презрительно фыркает, выслушав самый наиразумнейший приказ! Наверное, Шарк сам задумал сесть на трон. Ну что ж, посмотрим, как к этому отнесется Владыка!

Людушка повеселел. Конечно, Пакир живо разделается со своим коварным слугой, и снова сделает его, Людушку, королем!

Но проходил час за часом, и ничего не происходило. И лишь когда Людушка стал уже совсем терять терпение, лязгнул засов, и дверь распахнулась. Людушка с радостным воплем бросился вперед, но остановился, увидев наставленное на него копье.

В камеру, согнувшись, вошел один из скелетов с копьем наперевес. А за ним двое темных коротышек вкатили большую тележку, доверху наполненную зелеными яблоками.

– Эй, вы чего делаете? – дрожащим голосом спросил Людушка. – Это же я, ваш король!

Один из коротышек хмыкнул.

– Был король, да весь вышел. Теперь у нас новая королева, Агнет Прекрасная.

Людушка даже ахнул от возмущения.

– Так вот кто напоил меня сонным зельем? Арестуйте изменницу, немедленно арестуйте! А потом я лично отвезу ее в железной клетке к Пакиру. Владыка разделается с ней, как и положено разделываться с изменниками!

Темные слуги в ответ расхохотались.

– Правду говорит полковник Шарк – ты на самом деле очень глуп, – сказал второй коротышка. – Да если бы Властелину не понравилась шутка, которую с тобой выкинула Агнет, то не ты, а она сидела бы в этой камере! Но она – во дворце, а ты – в каменной яме. Значит, все идет как надо.

– Как надо?! – взвизгнул от возмущения Людушка.

– Конечно! Ты думаешь, служить Тьме так просто? Мы-то давно ей служим, с самого рождения, и давно знаем поговорку: на каждого окуня найдется своя щука. Ну, лопай свои яблоки, толстяк, а то еще похудеешь от огорчения!

Расхохотавшись еще громче, коротышки вывалили яблоки на сырой каменный пол и ушли. Воин-скелет запер засов, и Людушка вновь остался один.

Он стал меланхолично грызть твердые как камень яблоки и горько размышлять. Что ж, во всем виноват он сам! Ведь уже не раз зарекался больше не иметь дела с темными силами, так нет, опять вляпался в болото по самое горло. И все почему? Потому что он только на вид такой большой, сильный и злой. А на самом деле, везде находятся люди похуже него. Но кто бы мог подумать, что красотка Агнет окажется той самой щукой, которая его слопала и даже не облизнулась? Ведь на вид такая тихоня, такая цыпочка… И какая неблагодарная! Если бы не он, Людушка, то она бы до сих пор сидела в пещере Тамиза и поливала синие растения из лейки. И как она отблагодарила его за добро?.. Нет, решено: если он сумеет выбраться из тюрьмы, то больше со Злом дела иметь не будет!

Людушка даже вздрогнул, придя к этой мысли. Именно об этом говорил ему кузнец Аргут! Но оказался в этой же тюрьме… Как же все по-дурацки получилось! Ему бы, Людушке, послушаться мудрых слов кузнеца, и убежать вместе с Мигуном из Серого замка. А теперь… э-эх!

С той минуты Людушка думал уже только об одном – о побеге. Он попытался было рыть землю руками, чтобы сделать подкоп, да куда там! Он стучал в стены, надеясь, что его услышит Аргут, но никто не отозвался.

И тогда Людушка придумал одну хитрость. Как не хотелось ему есть, он все же удержался, и оставил полтележки самых крепких и зеленых яблок нетронутыми. Когда тюремщики в очередной раз навестили его, Людушка уже поджидал их.

Едва воин-скелет вошел в темницу, держа в руках длинное копье, как в него вдруг полетел целый град из яблок. Скелет отшатнулся, наступил на что-то мягкое – это были специально раздавленные Людушкой самые сочные яблоки, – и поскользнувшись, с грохотом упал. Людоед тотчас прыгнул на него обоими ногами. Послышался треск костей, скелет дернулся и замер.

Двое темных слуг оторопели. Едва они потянулись за своими кинжалами, как Людушка уже поднял с земли копье и угостил одного коротышку славным ударом по голове. А на второго наставил острие копья.

– Мой папашка учил меня: если у тебя нет дубинки, отбери ее у врага, – ухмыльнувшись, сказал бывший король. – А еще лучше – копье. Хочешь, я насажу тебя на копье, словно на вертел?

– Нет, не хочу, – шипящим голосом произнес коротышка.

– Тогда бросай свой кинжальчик, и достань свои ключики! Что-то я засиделся в этом подвале, даже кости от сырости ломит.

– Хорошо, – кивнул коротышка. – Все равно из тюрьмы никуда не убежишь. Одного тебя быстро поймают!

– А кто тебе сказал, что я собираюсь бежать один? – удивился Людушка. – Ну-ка, проводи меня к кузнецу Аргуту. Мы с ним давние приятели, и я оч-чень по нем соскучился, честное-пречестное слово!

Выйдя в темный коридор, Людушка замер с приподнятой ногой. Он увидел, что в дальнем конце коридора, на открытой крышке большого ларя, сидит призрак Гингемы. Бывшая колдунья болтала ногами в воздухе и что-то негромко напевала себе под нос.

Людушка задрожал от страха. Конечно, никакой призрак не мог остановить его. Но проклятая старуха, едва завидев его, наверняка поднимает такой шум, что в тюрьму мигом сбегутся все темные коротышки во главе с Шарком! Что же делать?

От напряженных размышлений у беглеца вдруг разыгрался аппетит. Он машинально сунул левую руку в карман штанов, и с радостью обнаружил там большое яблоко. Давняя привычка таскать с собой еду в карманах на этот раз могла спасти его.

Людушка вынул яблоко и, как следует прицелившись, швырнул яблоко в крышку ларя. И попал! От сотрясения Гингема свалилась в ларь, и крышка сама собой захлопнулась.

Толстяк торопливо подбежал к ларю и обвязал его цепями так, чтобы призрак колдуньи не смог бы вновь выбраться наружу. Затем он вытер со лба пот и перевел дух.

– Хорошо, что я не привез в Когиду еще и призрак Бастинды, – пробормотал Людушка. – Ну что за радость иметь таких неверных слуг, которые мигом переметнулись на сторону коварной Агнет? Лучше уж иметь не сто слуг, а одного друга… Эй, коротышка, что глаза выпучил? Показывай, где Аргут!

Кузнец сидел в самой дальней камере, прикованный к стене тяжелыми цепями. Увидев вошедшего Людушку, он смерил его гневным взглядом. Но бывший король ответил широкой улыбкой.

– Как хорошо, что ты еще жив, дружище! – воскликнул он. – Ну-ка, коротышка, сними с нашего дорогого Аргута цепи. И не мешкай, не то я рассержусь!

Освободившись от цепей, Аргут удивленно посмотрел на Людушку. Тот горестно вздохнул и рассказал о том, как его коварно обманула Агнет.

– Отныне я не хочу больше служить этому проклятому Пакиру, – закончил Людушка. – Ты был прав, служить надо только самому себе! А Злу служить просто невыгодно. Здесь мягко стелят, но уж больно жестко спать! Все время боишься, что можно однажды взять и не проснуться. Еще хорошо, что Агнет подсыпала мне сонный порошок, а не яд!

– То-то, толстяк, – усмехнулся кузнец, с трудом вставая. – Что я тебе говорил? Видно, наш поход за мечом Торна не научил тебя уму-разуму. Может, сейчас в твоей башке просветлеет? Ну ладно, надо уносить из этого замка ноги, пока не поздно.

Людушка подтолкнул коротышку в спину острием копья, и тот неохотно направился к выходу из тюрьмы. Когда он открыл наружную дверь, Людушка хотел было пронзить темного слугу копьем, но Аргут удержал его за руку.

– Опять берешься за старое, толстяк?

– А что я такого хотел сделать? – обиженно пожал плечами Людушка. – Просто хотел убить этого слугу Пакира, и все. Даже смешно, честное-пречестное слово!

Аргут сурово сдвинул брови.

– Видно, ты еще недостаточно поумнел, толстяк. Убив человека, ты совершил бы Зло! И сам стал бы вместо него слугой Пакира. А мы с тобой решили перейти на сторону Добра и Света. Забыл?

– Тьфу ты, верно, забыл, – признался Людушка.

Он легонько стукнул коротышку по голове, и тот потерял сознание и упал.

– Так-то оно лучше, – кивнул Аргут.

Они на цыпочках поднялись по ступеням подвальной лестницы. Во дворце царила тишина. В окнах первого этажа светились звезды, и Людушка облегченно вздохнул. Им повезло – уже настала глубокая ночь, а значит, скрыться из Когиды будет чуть полегче.

– Подожди немножко, – шепнул Людушка. – Мне надо попрощаться с Агнетушкой. Не бойся, убивать ее я не собираюсь.

Не успел Аргут запротестовать, как Людушка уже направился к лестнице.

К счастью, стражи, охраняющие покои Агнет, крепко спали. Людушка на цыпочках вошел в свою бывшую спальню. Ее освещал трепетный свет звезд. Новая королева тоже спала. Из-под атласного одеяла свешивалась ее рука, едва не касаясь пола. На среднем пальце тускло сияло кольцо Торна.

Людушка задрожал от радости. Какая удача!

Он опустился на колени и медленно двинулся к огромной кровати. Неожиданно Агнет вздохнула и чуть приподняла веки.

Людушка затрепетал от страха. Если Агнет проснется и увидит его в своей спальне, то может превратить в лягушку или даже паука!

Но Агнет закрыла глаза и снова погрузилась в сон. Людушка пополз дальше, обмирая от страха.

Наконец, он протянул руку и осторожно стянул кольцо с пальца королевы.

Сердце его даже подпрыгнуло от острой радости. Все, дорогая Агнетушка, кончилось твое время! Стоит мне только захотеть, и ты можешь в одно мгновение превратиться в лягушку или паучиху. А я, Людушка-голубушка, вновь стану королем!

От этой мысли голова у Людушки пошла кругом. Он встал во весь рост и скалой навис над безмятежно спящей девушкой. Но тут в углу комнаты послышался легкий шорох, словно бы там скреблась мышь, и Людушка опомнился.

Да, конечно же, он мог теперь снова стать королем Голубой страны. Но много ли радости он получил оттого, что стал слугой Тьмы? Да и можно ли вообще получить от Пакира что-либо хорошее? К примеру, волшебница Корина дослужилась Тьме аж до того, что и вовсе превратилась в мышь. Нет уж, лучше уносить из дворца ноги побыстрее, пока стража не подняла тревогу.

Но Агнет… что делать с ней? Все-таки стоит превратить ее во что-нибудь мерзкое и гадкое, скажем, в гусеницу. И поделом ей!

Но вскоре на лице Людушке появилась широкая улыбка. Он решил, что лучшим наказанием для Агнет будет, если он оставит все, как есть. Завтра утром Агнет проснутся, и увидит, что кольца Торна на ее руке нет. Вот тогда-то ей станет по-настоящему весело! Пускай она сама получит от Пакира награду, которую заслуживает.

– До свидания, дорогуша, – прошептал бывший король, глядя на безмятежно спящую девушку. – Мы еще свидимся, честное-пречестное слово…


Едва Людушка с Аргутом покинули Когиду, как крутобокая луна вышла из-за облаков и осветила окрестности. Увы, вокруг не было видно ни леса, ни рощи, ни даже отдельных деревьев.

– Тьфу, и спрятаться-то негде! – воскликнул горестно Людушка. – А ведь еще недавно рядом с Когидой росли такие замечательные леса!

– Так ты же сам приказал их вырубить, забыл? – усмехнулся Аргут. – Теперь нам так просто не убежать… А где моя самодвижущаяся телега?

– Я ее… того… разбил, – еще горше вздохнул Людушка. – Понимаешь, хотел прокатиться, да как-то неловко это у меня получилось… Сломал я там что-то!

– Молодец, нечего сказать. А что сломал-то?

– Откуда я знаю? По-моему, все.

– Ну, моли Торна, чтобы я смог починить машину. Иначе нам не убежать. Пошли, покажешь, где она стоит!

Тележка находилась там, где ее Людушка и разбил – под обломками одного из городских домов. Жевуны хотели было разобрать завал из досок, чтобы освободить машину Аргута, но Людушка на всякий случай запретил. И вот сейчас пришлось разбирать завал ему самому, да еще почти в полной темноте. До Серого замка было рукой подать – а вдруг, кто-то из слуг услышит шум?

Но к счастью для беглецов, все обошлось. После долгих усилий им удалось-таки выкатить самодвижущуюся телегу на улицу. Ремонтировать ее здесь было опасно, так что Людушка и Аргут попросту покатили машину на окраину города. Никто из Жевунов, измученных тяжелой ежедневной работой, не проснулся.

Откатив железную телегу подальше от города, Людушка сел на землю, шумно отдуваясь и вытирая пот с разгоряченного лица. Аргут же дождался, когда из-за туч вновь появилась луна, и немедля взялся за работу. Он достал из специального ящика инструменты и починил сломанные рычаги, а потом залез под машину и долго стучал там молотком, что-то выправляя. Наконец, кузнец выбрался из-под машины и сказал:

– Кажется, все обошлось. Нам повезло, толстяк! Попробую теперь разжечь топку мотора.

Вскоре из трубы машины повалил дым. Мотор заурчал, и железная телега сдвинулась с места.

– Стой! – закричал Людушка, встрепенувшись. – А меня, меня забыл?

Он попытался было устроиться на втором сидении рядом с Аргутом, да куда– там! Пришлось бывшему королю усесться на переднюю часть машины верхом, словно на коня. От работы парового мотора она быстро нагрелись, так что Людушке стало казаться, будто он едет верхом на печке. Аргут только посмеивался, глядя на то, как Людушка подпрыгивает и ругается.

– Ничего, в следующий раз умнее будешь, – говорил Аргут. – Что надумал, голова королевская, садовая – управлять машиной, ни бельмеса не понимая в механике!


Только наутро Агнет узнала о побеге. Она хотела превратиться в птицу и броситься за беглецами в погоню, но едва взглянула на свою правую руку, как едва не упала в обморок от испуга.

Кольцо Торна исчезло!

Трясясь от страха, Агнет облазила всю свою спальню и даже заглянула под кровать. Но кольца нигде не было. Куда же оно исчезло? Быть может, его выкрал мерзавец Людушка? Но почему тогда этот проклятый людоед не разделался с ней?.. Нет, конечно же, кольцо просто где-то потерялось во дворце. И надо его потихоньку искать – так, чтобы не заметили темные слуги.

Немного успокоившись, Агнет позвала Шарка и приказала ему немедленно нагнать обоих беглецов. Полковник озадаченно почесал голову.

– Боюсь, они уехали на самодвижущейся телеге, ваше величество.

– А мне какое дело? – надменно вздернула носик Агнет. – Посылайте им вдогонку своих дурацких всадников-скелетов. А если те не настигнут Людушку, то бегите за ним сами. Еще не хватало, что бы эти бандиты подняли в моей стране восстание! Жевуны и так не хотят работать, как следует. Мне доложили, что многие жители ропщут и недовольны жизнью. Все это надо немедленно прекратить! Да, и еще немедленно займитесь Тронным залом. Надо выкинуть оттуда все эти могилы, кресты и прочую дрянь. Я хочу, чтобы мой Тронный зал был самым роскошным на всем свете!

Шарк поклонился и торопливо вышел из комнаты. Он уже начал жалеть, что Агнет стала королевой. Хлопот с ней еще больше, чем с Людушкой! И к тому же она в последнее время заметно поглупела. И что только не делает власть с людьми!

Вдогонку за беглецами были посланы два воина-скелета и три десятка темных слуг.

А на следующую ночь, на площадь возле Серого замка, неожиданно опустились шестеро всадников на драконоподобных конях. Они были посланы принцессой Лангой. Агнет с ужасом узнала от них, что в Голубую страну проник Железный Дровосек! Вдогонку за ними Ланга послала всех воинов, которые до сих пор охраняли Стену.

Агнет вытаращила глаза. Что, к Когиде идет страшный Дровосек? И как назло, именно сейчас она потеряла волшебное кольцо! Что же делать, что?

От страха Агнет неожиданно упала в глубокий обморок. Шарк с презрением посмотрел на нее.

– Королева заболела… э-э, насморком, – суровым тоном произнес он. – Эй, слуги, отнесите ее в спальню. Всадники, за мной! Мы должны остановить Дровосека!

Вскоре над Когидой поднялся отряд всадников Пакира. На одном из летающих коней гордо восседал полковник Шарк. Он приказал своим спутникам лететь на восток – туда, где собирались все воины Тьмы, находившиеся сейчас в Голубой стране.


Поначалу самодвижущая телега ехала довольно быстро, и Аргут даже стал напевать веселую песенку. Машина вскоре выехала на желтую дорогу, и бодро покатила в северную часть страну. Кузнец надеялся добраться до своего Железного замка до того, как их настигнет погоня. А в Железном замке попробуй, возьми его!

Но скоро улыбка на лице Аргута исчезла. За время, которое он просидел в подземной тюрьме, окрестности Когиды неузнаваемо изменились. Леса были начисто вырублены, и стволы деревьев сожжены, так что по обе стороны дороги виднелись только бесчисленные пни да груды пепла.

– Ну, и наделал ты дел, ваше бывшее величество! – воскликнул Аргут, мрачно сдвинув брови. – Поцарствовал на славу! Ты только посмотри, что сделал с Голубой страной? Как говорится у нас, Мигунов: ломать – не строить, тут большого ума не надо.

Людушка только горько вздыхал. Но еще горше он стал вздыхать, когда увидел вдали свой старый родовой замок, торчащий посреди тысяч пней словно огромный гнилой зуб.

– Глазам своим не верю! – воскликнул он. – Папашка бы здорово огрел меня по башке, если бы увидел, во что превратились наши замечательные дремучие леса! Понимаешь, я даже как-то не подумал, что Жевуны будут вырубать лес и здесь, возле моего родового замка. А ведь какие здесь были ели! В три обхвата толщиной, честное-пречестное слово!

– Так тебе и надо, – наставительно заметил Аргут. – Как говорится, не рой яму другому, сам в нее и упадешь.

Он подбросил угля в топку, и машина еще быстрее покатила по желтой дороге.

Но прошло еще несколько часов, и выяснилось, что запасы угля катастрофически быстро тают. Наверное, от удара мотор все-таки повредился, так что теперь он требовал гораздо больше топлива, чем прежде.

Аргут было достал топор, чтобы нарубить дров, а затем с проклятиями положил его на место. Дров-то взять было негде!

– Вот наказанье! – в сердцах воскликнул кузнец. – Пожалуй, мы так и не доедем до моего замка. Как бы нас не догнали слуги проклятого колдуна!

Людушка встревожился. Машина ехала все медленней и медленней. Наконец, она встала. И в этот момент бывшему королю показалось, что он слышит шум погони.

С перепуга Людушка живо спрыгнул на землю. Увидев, что поблизости никакого подходящего убежища, толстяк с перепуга попытался залезть под машину, и едва не перевернул ее.

– Ты что делаешь? – рассердился Аргут. – Да ты не людоед, а самый настоящий осел! Слушай, но ты вроде бы теперь стал волшебником? Может, ты сможешь что-нибудь сделать с моей машиной с помощью чародейства?

Людушка вытаращил глаза. От волнения он начисто забыл, что кольцо Торна теперь вновь принадлежит ему!

– Сейчас что-нибудь наколдую! – бодро сказал Людушка. – Но ты того, лучше отойди в сторону и отвернись. А не то как бы чего с тобой не вышло! Колдовство – дело тонкое, понимать надо!

Аргут пожал плечами, но все же спрыгнул на землю и отошел в сторонку.

– Книги Торна, появитесь! – прошептал Людушка и вытянул вперед правую руку, на мизинце которой сияло золотое кольцо.

Но ничего не произошло! Волшебное кольцо не желало действовать, как Людушка не старался.

– Ну что же это такое! – горестно прошептал Людушка. – До чего же мне не везет… Наверное, мы близко подошли к Конической горе, и вокруг уже слишком много Тьмы. То-то я гляжу, что в небе очень мало звезд… Что же делать, как уйти от погони?

От отчаяния он уперся в машину плечом и покатил ее по желтой дороге. Аргут оглянулся и изумленно вытаращил глаза.

– Что ты делаешь, волшебник липовый? Вижу, ты совсем поглупел на своей королевской работе. Ладно, придется нам дальше топать на своих двоих.

Кузнец нежно погладил самодвижущуюся телегу.

– Прощай, дружище! – сказал он огорченно. – Может, когда-нибудь я вернусь и починю тебя. Пошли, толстяк! Скоро начнет светать.

Аргут взял с собой топор и засунул его себе за ремень. Они прошли по желтой дороге несколько километров, но рассвет так и не наступал. Аргут посмотрел в небо и даже крякнул от расстройства.

– Тьфу, да мы же попали в царство Тьмы!

– Это верно, – вздохнул Людушка. – Отсюда рукой подать до леса Призраков. А там стоит вулкан, из которого так и прет Тьма. Напрасно мы поехали в эту сторону, дорогой Аргутушка!

– Откуда я мог знать, что мотор моей телеги сломается? – огрызнулся Аргут. – Да и спастись от слуг Пакира мы можем только в моем Железном замке… Смотри, лес!

Действительно, впереди налево от желтой дороги появился негустой лес – его Жевуны еще не успели свести.

Аргут обрадовался и, едва войдя в лес, сразу же вырубил себе две дубины – для себя и для своего спутника. И едва он закончил эту работу, как Людушка вскрикнул и указал куда-то назад.

Оказалось, что за ними мчится погоня. Невысоко в воздухе летели несколько всадников Пакира на своих драконоподобных конях, а по земле темной тучей неслась целая армия коротышек, воинственно размахивающих кинжалами.

Аргут разразился проклятиями, а затем побежал вглубь леса. Людушка последовал за ними.

Но лес оказался совсем небольшим. Вскоре оба беглеца выбежали на обширную волнистую равнину. И далеко впереди увидели дымящийся вулкан.

– Ну, теперь мы пропали… – выдохнул Аргут. – Нет, постой! Кто это там, впереди? Уж не Железный ли Дровосек?

Людушка пригляделся – и даже взвизгнул от восторга.

– Он, это он! Слава Торну, нам наконец-то повезло!

И оба беглеца понеслись по равнине, радостно размахивая дубинами и приветственно крича.

Глава девятнадцатая

Сердце Дровосека

Гуд взял топор наперевес, готовясь встретить Людушку и Аргута, которых хорошо помнил как бойцов Темного отряда. Эльг тоже поднялся в воздух, выхватив меч Мглы. А Лев не знал, что и делать. Ему очень не хотелось будить сладко спавшего Тотошку. Но разве можно биться, когда у тебя на спине кто-то сладко спит?

Но тут Тотошка и сам проснулся. Открыв глазки, он потянулся и – внезапно свалился на землю со спины Льва.

– Ой! – воскликнул песик, больно ушибив правую лапку.

Но когда он увидел, что к нему несется Людушка с дубиной в руке, Тотошка снова воскликнул «Ой-ой-ой!»

– Отойди в сторонку, Тотоша, – сказал Лев, яростно хлестнув себя хвостом по боку. – Сейчас будет большая драка, как бы тебя ненароком не задавили!

– Еще чего! – обиженно залаял песик и, выгнув спину, стал скрести передними лапами землю – Я тоже буду драться, гав-гав-гав! Этот Людушка уже однажды получил от меня, получит и еще!

Но вскоре Тотошка увидел, что вслед за Людушкой несется целое войско, и даже присел на землю от страха. А затем поджал хвостик и спрятался за спину Льва.

Еще издали Людушка закричал:

– Не бойтесь нас! Мы теперь ваши самые лучшие-прелучшие друзья!

Гуд грозно сдвинул брови.

– С каких это пор людоеды становятся нашими друзьями? Небось, опять задумал какой-то коварный обман?

Людушка и Аргут остановились в нескольких шагах от Гуда. Отдышавшись, кузнец сказал:

– Людоед не врет. Мы и на самом деле сыты Тьмой по горло. Слуги Пакира засадили нас обоих в тюрьму, но мы сумели бежать. И сам видишь, какую за нами выслали погоню!

Гуд недоверчиво смотрел на нежданных союзников. Давно ли они бились друг с другом на берегу Красного озера? Но… но Эльг тоже когда-то был их врагом! К тому же, сердце подсказывало Гуду, что его не обманывают.

– Ладно, посмотрим, – сказал Дровосек. – Бой покажет, кто чего стоит… А это еще к нам кто спешит?

Действительно, по равнине наперерез темному войску бежало какое-то странное существо. Парящий в воздухе Эльг лучше всех видел во мгле, и сразу узнал его.

– Да это же тот самый куст, который странствовал вместе с вами, уважаемый Гуд, на берегах Лунной реки! – воскликнул крылатый человек.

– Кустар? – изумился Гуд. – Поистине сегодня день удивительных встреч! Вот уже не думал когда-нибудь увидеть этого отважного живраста!

Вскоре Кустар подбежал к ним. В ветвях он держал безжизненного Пеняра. Положив его бережно на землю, Кустар сразу же принял боевую стойку. И вовремя, поскольку спустя несколько мгновений всадники Пакира черной тучей обрушились на них.

Бой оказался очень тяжелым. Наверное, истекающая из Конической горы Тьма придавала воинам Пакира особую силу, так что даже Железному Дровосеку пришлось нелегко. Он без устали отбивался от противников своим огромным топором, но всадники нередко ускользали от ударов, и метали в Гуда копья и дротики.

Два таких дротика попали в бок Льву. Бывший царь зверей настолько рассвирепел, что набросился на темных слуг с необычайной яростью. Ему помогли Аргут, Людушка и Кустар. И хотя темных коротышек было очень много, они не выдержали этого яростного напора и постепенно начали отступать назад, к далекому лесу.

Но труднее всего пришлось Эльгу. На него с разных сторон сразу же набросилось сразу шестеро всадников Тьмы. Крылатому человеку приходилось проявлять чудеса ловкости, чтобы отражать бесчисленные удары. Даже драконоподобные кони пытались укусить его своими острыми зубами. Вскоре Эльг получил несколько ранений. Ему удалось поразить двух всадников, но остальные еще больше усилили натиск.

И тут откуда-то с неба ему пришел на помощь огромный зверь с туловищем льва и головой орла. Он схватил своими мощными когтями одного из всадников и швырнул на землю, и тут же поразил другого воина ударом длинного изогнутого клюва.

– Это Юргод! – радостно закричал Гуд. – Ура, наша взяла!

И на самом деле, появление грифона резко изменило ход битвы. Войско Тьмы сразу же потеряло преимущество в воздухе. Всадники Пакира безуспешно пытались поразить крылатого зверя копьями, а затем, поняв, что их гибель неизбежна, дружно бросились в бегство по направлению к Конической горе.

– Стойте! Стойте, предатели! – кричал Шарк, наблюдавший за битвой с вершины небольшого холма.

Но всадники, охваченные ужасом, уже не думали ни о чем, кроме бегства. Увидев это, темные коротышки побросали свои кинжалы и побежали назад, к желтой дороге. Шарк пытался было остановить их паническое бегство, но куда– там! Поняв, что спасти проигранную битву уже невозможно, полковник темной гвардии вскочил на своего летающего коня, взмыл в небо и помчался в Когиду.

Их никто не преследовал. Все бойцы Света получили ранения, а на железном теле Гуда появилось несколько глубоких вмятин.

Но он даже не обратил на них внимание. Обернувшись, Дровосек указал рукой на Коническую гору:

– Кажется, столб Тьмы стал еще толще и выше. Что это значит, уважаемый Эльг?

– Похоже, Пакир очень разозлен поражением своего войска, и открыл еще шире Врата Тьмы, – встревожено сказал крылатый человек. – Думаю, вскоре через жерло горы смогут подняться его летающие чудовища. И тогда мы погибнем!

– Что же делать? – мрачно сказал Лев, зализывая раны на боку.

– Как что – позвать Элли! – несмело предложил Тотошка. Песик все еще дрожал от пережитого страха. Во время битвы он кусал темных слуг за ноги, и дважды получил чувствительные удары.

Гуд вздохнул.

– Боюсь, Элли не сможет нам помочь. Бесконечная стена не пропустит ее в Голубую страну. Надо что-то сделать самим… Вот если бы как-то закрыть жерло вулкана!

– Как же его закроешь? – вздохнул Лев. – Такой пробки в мире нет, чтобы ею заткнуть вулкан! Это можно сделать только с помощью чародейства. Но увы, среди нас нет волшебников…

Людушка хотел что-то сказать, но закашлялся. Все удивленно посмотрели на бывшего короля.

– Понимаете… – начал было тот, а затем вынул из кармана золотое кольцо с изумрудом, которое предусмотрительно снял с руки перед битвой.

Гуд даже ахнул от удивления.

– Это кольцо я когда-то видел на пальце Корины! Где ты раздобыл его?

– Долго рассказывать, миленький Гуд, – дрожащим голосом промолвил Людушка. – Это кольцо Торна, в нем спрятаны две волшебные книги великого чародея. Если бы Тьма хоть на мгновение рассеялась, то я мог бы попытаться использовать одно из заклинаний Торна.

Все очень обрадовались. Но Людушка уныло указал на небо.

– Но для этого мне нужен хотя бы малюсенький лучик света! Если бы тучи хотя бы на секунду разошлись… Миленький Юргод, вы не могли бы их разогнать своими сильными крыльями?

Грифон покачал головой, с удивлением глядя на Людушку, Аргута и Эльга. Он все еще не мог поверить, что недавние враги перешли на сторону Света.

– Боюсь, такое мне не под силу. Но я постараюсь!

И Юргод взмыл высоко в темное небо.

Гуд посмотрел ему вслед и сказал:

– Друзья, нам остается надеяться только на чудо. Людушка, я надеюсь, что ты не подведешь нас!.. Но у меня есть еще одно очень важное дело. Ждите здесь, я скоро вернусь!

И, положив на землю топор, он побежал в сторону леса Призраков.

Неугомонный Тотошка хотел было последовать за ним, но Лев остановил друга.

– Не нужно мешать Дровосеку, – негромко промолвил он. – Этого дня наш дорогой друг ждал так долго! Будет надеяться, что ему повезет. И нам тоже везенье бы не помешало!

Лев поднял голову и с надеждой посмотрел на небо. Юргод уже поднялся к темным, бурлящим облакам и с силой замахал крыльями, пытаясь хоть на мгновение разогнать Тьму.

Наверное, никогда в жизни Гуд так не волновался, как на пути в лес Призраков. Ждет ли его по-прежнему Веса, или уже отчаялась свидеться со своим бывшим женихом? А вдруг, с приходом Тьмы изменилась и ее судьба? Может быть, проклятый Пакир унес ее в свое подземное логово?

Гуд бежал во всю прыть своих стальных мускулов. Наконец, впереди показалась опушка леса. Деревья стояли, погруженные во тьму, словно в огромное чернильное озеро. Сердце Гуда забилось еще сильнее и тревожнее. Разве в такой темноте может выжить кто-нибудь, тем более пожилая, одинокая женщина?

Деревья сомкнули над Гудом свои густые, тесно переплетенные кроны. Они вдруг ожили, закачались и громко заскрипели, словно негодуя при появлении нежданного гостя. Высокие кусты протянули к железному человеку свои длинные ветви, пытаясь задержать его, но Гуд походя ломал их, словно соломинки. Вскоре ему удалось найти хорошо утоптанную тропинку. Она-то и привела Гуда к большой поляне, на которой стояло несколько десятков темных домов с заколоченными ставнями.

Гуд некоторое время стоял, не веря своим глазам. Неужели, это были его родные Сосенки? Во что же они превратились за эти долгие годы… Проклятый Пакир! Судя по заколоченным ставням, в деревне уже никого не осталось в живых.

Никого?!

Гуд заметил на краю деревни знакомый домик под черепичной крышей, и пошел к нему на негнущихся от волнения ногах. Дом Весы наполовину был покрыт седым лишайником, у крыльца росли огромные лиловые поганки. Нет, конечно же, в доме пусто… Приход Тьмы окончательно погубил бедную Весу!

Железный человек поднялся на крыльцо, взялся за ручку – но дверь не открылась. Тогда Гуд робко постучался.

– Веса! – в отчаянии крикнул он, уже ни на что не надеясь. – Веса, дорогая, открой, это я, твой Гуд Керли!

Внезапно лязгнул засов, и дверь распахнулась. В глаза Гуда хлынул поток золотистого света. Железный человек отшатнулся и закрыл рукой лицо. Когда он вновь открыл глаза, то увидел, что на пороге стоит… молодая черноволосая Веса!

– Не может быть… – прошептал Гуд. – Не может быть!

– Гуд, милый, наконец-то ты пришел! – крикнула девушка и бросилась к нему в объятия.

И тогда Железный Дровосек впервые в жизни лишился чувств.

Когда он очнулся, то увидел, что лежит на пороге большой, красиво обставленной комнаты с изящной мебелью. Стены словно бы излучали золотистый свет.

Веса стояла на коленях и плакала, гладя Гуда по лицу. Увидев, что он пришел в себя, девушка радостно вскрикнула.

Гуд вскочил на ноги и поднял Весу на руки. И она, всхлипнув, внезапно обхватила его за шею и пылко поцеловала.

– Что ты делаешь… – пробормотал ошеломленный Гуд. – Я же не человек… Посмотри – ведь я весь железный!

Веса покачала головой, не сводя с Гуда влюбленных глаз.

– Разве сердце у тебя тоже железное?

– Нет.

– Вот видишь! Гуд, милый Гуд… Как же долго я тебя ждала!

– Я очень боялся, что ты прогонишь меня, – вздохнул Дровосек. – Кому нужен механический человек?

Веса вздохнула с ласковой улыбкой.

– Какой же ты глупый… Разве став железным, ты перестал быть тем Гудом Керли, которого я так любила и люблю, и которого ждала все эти годы?

Гуд понуро опустил голову.

– Прости, – прошептал он. – Прости…

Веса вместо ответа еще раз пылко поцеловала его.

Гуд вздохнул с огромным облегчением. На его лице появилась робкая улыбка. И тогда он с изумлением вновь посмотрел на Весу.

– Но как же так… Ведь Элли мне сказала, будто бы ты…

– Будто я стала совсем древней старухой? – усмехнулась Веса. – Что ж, так и было. Годы, они никого не молодят. Вот и ты, как я вижу, обзавелся бородой… Ну, а я уже и не помню, когда поседела. А в последние годы к тому почти совсем ослепла. Все мои соседи умерли, одна я осталась в Сосенках. Тяжко в вечной мгле, среди проклятых слуг Пакира! А еще горше жить без моей дочери Ланги и без тебя, мой милый Гуд… Но недавно я вдруг почувствовала, что спина мой стала распрямляться, и кровь снова побежала по жилам. Это Ланга помогла своим чародейством, и подарила мне вторую молодость! А недавно в лес Призраков попала твоя подруга Элли. Она-то и зажгла золотой свет в моем доме, который и согрел меня после прихода Тьмы. И вот я дождалась тебя!

Гуд слегка склонил голову и коснулся губ Весы своими железными губами. Из его глаз брызнули слезы. Таким счастливым он не был еще никогда в жизни!

За окнами послышался раскатистый грохот. Пол в доме сильно затрясся. Веса с испугом взглянула на Гуда.

– Что это? – спросила она.

Гуд выскочил на улицу с Весой на руках, и увидел, что из Конической горы в темное небо ударил столб лилового света. Глаза Весы округлились от ужаса.

– Сейчас прилетят чудища Пакира, – горестно прошептала она. – Проклятый колдун все-таки добрался до Голубой страны… Но теперь, когда я дождалась тебя, мне и умирать не страшно!

Гуд сурово сдвинул брови.

– Нет, ты умрешь! – крикнул он яростно.

Повернувшись, он побежал прочь от Конической горы. Земля сотрясалась все сильнее и сильнее под его ногами. Деревья тревожно закачали ветвями. Наконец, они стали падать со страшным грохотом. Гуду пришлось проявить чудеса ловкости, чтобы не погибнуть под огромными стволами. Веса обхватила его за шею и испуганно закрыла глаза. Но на ее губах теплилась счастливая улыбка.


Юргод, устав от бесплодных попыток разогнать своими крыльями темные облака, медленно спустился на землю. Тяжело дыша, он горестно сказал:

– Простите, друзья, но я не могу рассеять тучи! Нам может помочь только чудо, но я не знаком с чародейством…

Лев повернул голову и посмотрел на северо-восток.

– Элли, милая Элли! Дорогая Стелла! – крикнул он во всю мощь своих легких. – Помогите нам! Подарите нам хотя бы один лучик света!

– Гав, гав, гав! – залаял Тотошка. – Элли, ты слышишь меня? Это я, Тотошка! Помоги, здесь так темно и холодно! Мне очень страшно!

Темные облака забурлили еще яростней. Казалось, там, в небесах, происходит какая-то страшная борьба. И наконец, тучи стали неохотно расступаться. Вокруг стало чуть светлее.

– Волшебницы помогли нам! – восторженно закричал Эльг и совершил в воздухе головокружительный пирует. – Ну, готовься, король!

Людушка вздрогнул и облизнул внезапно пересохшие губы. Он лихорадочно вспоминал заклинания Торна. Одно из них могло сейчас спасти не только их, но и всю Голубую страну. Только вот сумеет ли он вспомнить заветные волшебные слова? Ведь времени искать это заклинание в книгах Торна у него, скорее всего, не будет…

Наконец, через плотную темную завесу пробился тонкий свет солнца. Кустар радостно подпрыгнул, Лев рыкнул во все горло, а Тотошка залился громким лаем.

– Слава Торну… – прошептал Аргут, глядя на золотистый луч. – Кажется, у нас появился шанс на спасение! Ну, толстяк, давай, не медли!

Людушка нервно сглотнул и, вытянув вперед правую руку с кольцом Торна на указательном пальце, прошептал заветное заклинание. Едва он произнес последнее слово, как золотой луч исчез.

– Опоздал… – горестно прошептал Людушка. – Опять опоздал!

Коническая гора вдруг вздрогнула, и ее плоская вершина закачалась из стороны в сторону. Земля затряслась так сильно, что Тотошка упал, не удержавшись на ногах.

– Смотрите! – воскликнул Эльг, указывая на вулкан.

Над горой, рядом с темным столбом, поднялся луч тусклого лилового света. Он стал постепенно расширяться, и вскоре в нем стали появляться крылатые чудовища Пакира – один, два, пять, десять… Стремительно вращаясь в столбе лилового света, они поднимались все выше и выше.

– Ну что ж, мы будем драться! – рыкнул Лев.

Юргод подпрыгнул ввысь и, тяжело взмахнув крыльями, полетел к Конической горе. Вслед за ним понесся Эльг, держа в руках меч Мглы. Они собирались принять первый удар летучей армии Пакира на себя.

Но гора внезапно затряслась еще сильнее. И вдруг из ее жерла выплеснулся красно-золотистый огонь.

– Извержение! – крикнул Юргод. – Началось извержение!

Людушка шумно вздохнул и, опустившись на землю, устало опустил голову. Ему не верилось, что впервые в жизни он смог что-то сделать хорошее!

Извержение стремительно нарастало. Фонтан малинового огня со страшным грохотом поднялся в темное небо. Крылатые чудовища Пакира в ужасе пытались разлететься в разные стороны, но огонь настиг их и сжег, словно мотыльков.

А затем подземный огонь ударил во Тьму, заполонившую небо. И случилось чудо – Тьма запылала! Темные облака забурлили еще сильнее и понеслись со всех сторон к вулкану, исчезая в его огненном жерле.

– Смотрите, лес горит! – крикнул Эльг.

Действительно, поток лавы выплеснулся из жерла вулкана и потек по склонам Конической горы прямо на лес Призраков. Деревья стали вспыхивать, словно спички.

Лев издал тревожный рык и большими прыжками понесся к лесу. Он боялся, что огонь может застигнуть в лесу Гуда и Весу, и погубить их.

Могучий зверь уже был неподалеку от опушки, когда из пылающего леса вышел, пошатываясь, Гуд. На руках он держал темноволосую девушку. Веса была без сознания, да и сам железный человек едва держался на ногах. На его плечах виднелись глубокие вмятины, левая нога была искалечена.

Лев опустился на землю рядом с ним. Гуд с трудом уселся на спине могучего зверя, нежно прижимая к своей груди Весу. И в это же мгновение на опушку леса стали вытекать потоки огненной лавы.

Лев большими прыжками понесся прочь от пылающего леса. И вовремя, потому что в этот момент вулкан стал изрыгать мириады раскаленных камней и клубы серого дыма.


Прошел час, другой, и извержение стало потихоньку затихать. Лава перестала течь по склонам горы.

Друзья наблюдали за этим, стоя на вершине высокого холма. Вся местность вокруг была засыпала серым пеплом. Вдали, у подножия горы, догорали последние поваленные стволы. Лес Призраков прекратил свое существование.

А в небе тем временем рассеивались последние клочья тьмы. И наконец, вдали, над самым горизонтом, проявилось восходящее солнце, и осветило все вокруг розовым теплым светом.

Железный Дровосек нежно обнимал за плечи Весу. Девушка пыталась отыскать взглядом среди груд пепла остатки Сосенок, но от ее родной деревни не осталось и следа. Она сгорела вместе с лесом Призраков.

– Ну что ж, прощайте, Сосенки! – встряхнув головой, вздохнула она.

Гуд улыбнулся.

– Ничего, мы отстроим новые Сосенки, еще краше прежних! – уверенно сказал он. – К прошлому нет возврата, тут уж ничего не поделаешь. Зато впереди нас ждет столько хорошего!

– Верно, гав-гав-гав! – залаял Тотошка. – И самое хорошее – это то, что я скоро-скоро увижусь со своей дорогой Элли. Мы вместе дойдем до Изумрудного города, и попросим волшебника Гудвина, чтобы он вернул нас домой, в Канзас. Мне обязательно надо проучить этого хвастунишку Гектора с соседней фермы. Будет знать, кто из нас самый сильный и смелый, гав-гав-гав!

Все рассмеялись, глядя на маленького песика. Лев нагнулся и лизнул мордочку Тотошки своим шершавым языком.

– А разве ты не хотел бы остаться навсегда здесь, в Волшебной стране? – спросил могучий зверь.

Тотошка задумался.

– Ну… Если бы вместе с Элли, то тогда, пожалуй, и остался бы. Ведь здесь у меня столько друзей! А друзья – это самое главное на свете!

Эльг сделал изящный пирует в воздухе.

– Смотрите, к нам летит золотистое облачко! – крикнул он и указал на северо-восток – туда, где далеко-далеко, за голубой лентой Большой реки и обширными лесами, под лучами восходящего солнца ярко сияли башни Изумрудного города.

Король Людушка

Конец восьмой книги


Купить книгу "Король Людушка" Сухинов Сергей

home | my bookshelf | | Король Людушка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу