Book: Посольство-2



Посольство-2

Михайлов Сергей Юрьевич


Посольство



ПОСОЛЬСТВО

  

Часть вторая

Посольство


- Не знаю, что со мной случилось, но я действительно потерял сознание, - Кротов на секунду запнулся. Ему не хотелось врать Глемасу, но и рассказывать, что произошло с ним на самом деле, не хотелось. - Не думаю, что это от усталости. Наверное, на Баррахе не мой климат. В любом случае медмашины нет, и определить, что было со мной, некому.

Сергей вообще бы скрыл факт своего "беспамятства", но он был в запретном лесу не один, и правда все равно всплывет.

- Больше суток я был в отключке. Зардерцы вынесли меня с вершины обратно в лес.

Он помнил все - никакого беспамятства не было. Наоборот, было слишком много памяти и своей, и чужой. Хотя, в том полусне он все воспринимал как свое, пережитое лично им.

Землянин прервался. В компании, сидевшей рядом, назревал скандал. Порядком нагрузившиеся уже вином мужчины с обветренными красными лицами заговорили на повышенных тонах. У некоторых руки потянулись к ножам, висевшим на поясе. Наконец, это произошло: двое схватились, отчаянно понося друг друга и стараясь нанести удар в лицо. Но разгореться конфликту не дали. К драчунам подбежали трое здоровяков-вышибал, не разбираясь, надавали тумаков дерущимся и тем, кто пытался вступиться. Потом обоих вытащили из-за стола и повели через зал.

- Деритесь на улице! - напутствовал драчунов один из охранников, выбрасывая в распахнутые двери. - Здесь вам не притон какой-нибудь, а приличное заведение!

Никто в шумящем зале не обратил внимания на происшедшее. Даже Глемас лишь обернулся, равнодушно глянул на свалку и опять повернулся к Сергею.

- Рассказывай!

Землянин впервые в жизни находился в таком месте. Он постоянно отвлекался, крутил головой, разглядывая особенно колоритных посетителей трактира. Похоже, по местным меркам, это было, действительно, "приличное заведение". Но даже по сравнению с земными подобными местами, не говоря уже про рестораны Империи, все выглядело убого: еду приносили на больших деревянных подносах; из приборов были только ложки. Зато кислое вино лилось рекой. Глемас похвалил его вкус.

- Всегда хожу сюда, здесь лучшее вино в округе.

Сергей же не мог отличить его от того, что они пару раз пили по пути из горной страны в Астару.

- Вторая часть путешествия была не так насыщена, как первая. Я уже говорил - после того, как у меня начался этот непонятный обморок, и никто не смог привести меня в чувство, зардерцы на руках вынесли меня в лес. Я этого, конечно, не помню - очнулся уже в лесу.

На самом же деле, с самого своего падения на вершине горы, когда он увидел Черный Корабль, сознание не покидало его - оно просто раздвоилось: одной своей частью Кротов находился на Баррахе, мерно покачивался в такт шагам, словно ребенок, свернувшись на руках сменявших друг друга 'мурзилок'; вторая его часть плыла в космосе. Он все слышал и понимал, но сил, чтобы пошевелиться или даже просто открыть глаза, не было. Он даже равнодушно подумал, что его парализовало, но и эта мысль не задела его. Кротов силой подавил нахлынувшие воспоминания: 'Нельзя опять начать переживать это. Глемас сразу заметит, от него не скроешь - агент не зря всю жизнь прослужил в Министерстве'.

- Путь к грегам, после случившегося, был для нас заказан. Для Ташии тоже, - после секундной паузы продолжил Сергей. - Бедная девушка. В одночасье лишилась и дома, и семьи.

- Что поделаешь, ты в этом не виноват, - попытался успокоить Гронберг.

- Дорога была одна, идти в Астару, в Посольство. Кстати, ты знаешь, что когда я был без сознания, заработала электроника?

Глемас кивнул.

- Конечно, знаю. Зардерцы в это время связались с нами.

Продолжать гронец не стал, но Кротов помнил ту связь. Своей половиной сознания он слышал приказ, который получил Парибо - в любом случае, даже ценой жизни отряда, спасти землянина и доставить в столицу под защиту алгатцев. Зубастики считали, что он ничего не слышит, поэтому как поступать с ним решали прямо здесь, возле его неподвижного тела. От участи быть примотанным к палке и провести остальную часть пути на плечах зардерцев его спасло только своевременное пробуждение.

- Плохо, что я очнулся, - пошутил Сергей. - Сразу перестала работать электроника.

Хотя он и шутил, но не мог отделаться от ощущения, что тут действительно есть связь. Он помнил свое "пробуждение". Первое, что он увидел, было лицо Ташии. Он знал, что она сидит рядом, чувствовал это. Но он не ожидал, что увидит это в её глазах и испугался. Слишком знакомо было это выражение - только недавно на него так смотрела Ранза. Увидев, что он открыл глаза, девушка вскрикнула. Она резко наклонилась к нему - Сергею даже на секунду показалось, что она сейчас поцелует его. Но в последний момент она остановилась.

- Смотрите! Он ожил! Я знала!

- Привет, Ташия...

Лица зардерцев, как всегда, были невозмутимы. Наклонившись над ним, Пассимуши спросил:

- Все нормально? Встать сможешь?

Однако в его голосе явно слышалась радость.

Сергей нашел руку сидевшей рядом девушки и легонько пожал её. Глаза той радостно распахнулись, и она быстро отодвинулась от землянина. Кротов попробовал встать. Все нормально - тело слушалось, даже наоборот, он словно побывал в медмашине - сил прибавилось, и в голове все было ясно. Он рвался в бой.

- Пока работали коммуникаторы, зардерцы выбрали путь к Астаре. Старались найти такой маршрут, чтобы не подходить к большим селениям. Кое-что подсказала Ташия.

- Я все знаю, принцесса заставила Ширана взять меня в группу, поэтому я в курсе тех переговоров. Ты лучше расскажи мне о том, что ты не написал в информационной записке. Её я тоже уже видел.

Сергей задумался.

- Слушай, тогда я не знаю, что тебе рассказывать.

В самом деле, не рассказывать же, как во время пути Ташия трогательно пыталась ухаживать за ним, считая, что он до сих пор слаб. Или то, как зардерцы пополняли запасы пищи. Особенно им понравилось местное копченое мясо, и при приближении к какому-нибудь селению они на пару часов исчезали. Возвращались всегда нагруженные вкусно пахнущими окороками. Как они их добывали, 'мурзилки' не рассказывали, но Сергей уже прошел не одну войну и прекрасно знал, как солдаты добывают такие трофеи. Наверняка, не один фермер на их пути недосчитался в кладовой своих запасов. Они, похоже, приняли Ташию в свой клан - как только отряд оказался в населенной местности, притащили девушке кучу одежды. Это и, правда, было необходимо - кожа отработала свой ресурс и начала исчезать, лучница стала пятнистой. Кроме того, из каждой экспедиции по экспроприации они приносили девушке какие-то диковинные фрукты и прочие деликатесы, до которых смогли добраться.

- Я не верю, что ты все написал в отчете. Я уже тебя знаю. Ладно, не хочешь рассказывать, не надо...

Глемас прервался и его лицо стало серьезным. Он подозвал слугу, пробегавшего мимо с подносом, что-то прошептал тому на ухо, и официант исчез.

- Подожди минутку. У нас, похоже, возникла проблема.

Глемас уже несколько раз посматривал в дальний угол заведения. Кротов тоже посмотрел туда. Ничего необычного. Такая же компания, как и за другими столами. Все пьют и болтают на повышенных тонах. Один - невзрачный мелкий мужичок - видимо, уже набрался. Он засыпал, клевал носом и лишь изредка встряхивался, оглядывал зал пьяным взглядом и опять задремывал.

- Не смотри туда, - почти не разжимая губ, предупредил Глемас.

Кротов поспешно отвернулся: "Чертов шпион, опять у него паранойя".

Из угла, где сидел пьяный, послышались возбужденные голоса. Скандал набирал силу, и даже равнодушные завсегдатаи начали оглядываться.

- Теперь можно смотреть? - раздраженно спросил Сергей.

Глемас примиряющее улыбнулся и кивнул.

В углу происходило непонятное: к дремавшему невзрачному посетителю пристал такой же нетрезвый тип, он нудно требовал от очнувшегося и глядевшего на него мутным взглядом посетителя немедленно выложить все из карманов. Кротов прислушался и понял в чем дело. Один из ссорившихся считал, что дремавший очистил его карманы. Он кричал о пропаже своих монет и обвинял невзрачного мужичка в краже.

- Ты до этого сидел за нашим столом! - голос кричавшего набирал силу. - Только ты это мог сделать!

К столу направились двое вышибал.

- Что тут?

Обокраденный начал объяснять. Амбал повернулся к мужичку.

- Покажи ему, что в карманах, и вопрос закрыт. Если он врет - выкинем его, если он прав, ну тогда сам знаешь...

Сидевший вдруг вскочил и что-то горячо зашептал на ухо охраннику. "Да он совсем не пьян", - поразился Сергей. Обвиняемый выдернул из кармана какой-то знак и ткнул им в лицо вышибале. Тот посмотрел и отступил.

- Простите, сейчас мы выбросим этого пьяницу, а вам принесут вина в счет извинения.

Однако мужичек больше не стал разводить дискуссию - отодвинув амбала, он поспешно покинул зал. Охранник повернулся к Глемасу и, к изумлению Кротова, кивнул ему. Жертва воровства тоже вдруг замолчала, и спокойно исчезла среди посетителей.

- Что это я сейчас видел?

- Пьяная ссора.

- Смеешься? Этот хлюпик был трезв как стеклышко. И чем он напугал охранников?

На самом деле Кротову очень хотелось узнать, почему вышибала кивнул Глемасу, и какая между ними связь?

- Не знаю, я не обращал внимания, - Гронберг явно хотел замять разговор. Потом вдруг передумал и ответил:

- Это был шпион Экзарха. Тайная служба Ревнителей.

Про Верховного Экзарха Крюгера и Ревнителей Веры Сергей уже слышал. За те две недели, пока группа пробиралась в Астару, Ташия рассказала ему все, что знала об Империи, и вообще все, кроме, наверное, своих девичьих тайн.

- За нами следили?

- Скорей всего, - Глемас понизил голос. - Крюгер следит за всеми. Его власть над умами людей в последние годы сильно пошатнулась. Баррахцы отходят от угара слепой веры, особенно здесь, в столице. Может где-то в глухих деревнях еще до сих пор считают, что они коренные жители этой планеты и воевали с пришлыми колдунами. А здесь, в обществе, большинство формально относится к вере. Фанатизм давно испарился.

Судя по Ташие и её соплеменникам в глухих селениях, неподконтрольных Империи Арсалгана, многие тоже уже не верят. Кротову очень хотелось узнать больше о жизни столицы, но еще в начале Глемас очертил круг беседы:

- Поговорим только о самом важном. Ты мне расскажешь о походе, я введу тебя в курс жизни в столице. Главное - наметим дальнейший план действий. Остальное по ходу дела.

Они прервались. Официант принес деревянный поднос с горой жареного мяса, осыпанного листьями местной пряности.

- Пробуй! Думаю, тебе понравится. Я помню, как ты рассказывал мне про что-то подобное из вашей кухни.

Кротов не заставил себя ждать. После путешествия, когда приходилось есть то, что смогли добыть за день, или вообще обходиться таблеткой концентрата, этот "шашлык" был царским блюдом.

- Блин, надо бы и остальных так накормить.

- Не волнуйся, накормят, - Глемас улыбнулся. - Ты, наверное, больше всего за девушку переживаешь?

Сергей не принял шутливый тон.

- За всех. И за неё тоже.

В отношениях с Ташией за время похода получилась такая путаница, что Кротов никого не хотел посвящать в это. Самому бы разобраться.

- Глемас, - Сергей вытер руки принесенным полотенцем. - Не тяни, рассказывай! Мы-то про вас совсем ничего не знаем.

- Сейчас. Только я тоже коротко, - Глемас отхлебнул горячий напиток из глиняной кружки, помолчал и начал рассказывать.



****

Путь в столицу оказался неблизким. Два раза караван останавливался на ночлег. Лишь на третий день, к наступлению ночи, вдали показались башни Астары. На самых высоких зданиях горели огни. Когда подошли ближе, выяснилось, что это огромные масляные светильники. Как позже оказалось, никакой практической пользы от них не было: огонь горел в честь богов, когда-то лишивших силы все колдовское оружие. После, уже находясь в городе, Гронберг не раз слышал, что пора перестать тратить столько земляного масла на эти факелы, однако, громко этого никто не требовал - власть Экзарха еще держалась.

Повозки направились не в саму Астару. Обойдя старый город, их привезли в пригород. Здесь на огромной огороженной территории находился дворец Императора и главная башня Веры - вотчина Экзарха Крюгера. По тому, что ни у кого не отобрали оружие, можно было считать, что они гости, но по тому, как их охраняли - с приближением к Императорскому Новому Городу количество войск все увеличивалось - они были больше похожи на пленников.

Оглядывая гарцующих вокруг многочисленных всадников, Глемас понимал, что шанса решить что-нибудь силой у них нет. Частенько мимо проходили колонны пеших войск; начищенная амуниция и острия копий поблескивали на солнце. "Регулярная армия. Значит, власть здесь держится крепко. Мы попали к тому, кому надо". Глемас еще не знал, что вся эта армия не властна в тех местах, где им больше всего нужна помощь.

В этот раз всех разделили. Дипломатов увели в одну сторону, а Алгатцам опять предоставили казарму. Но теперь условия были другие: всех разместили в комнатах на четырех человек; в здании были все необходимые удобства, можно было даже помыться; в столовой также стояли столики на четверых, и еда была соответствующей.

Сразу по прибытии, даже не ужиная, Алкези потребовал встречи с принцессой. Он построил на каменном плацу перед казармой всю роту и пригрозил, что никто не уйдет с места, пока он не увидит Алгалу живой и здоровой. В этот раз никто в спор с ним вступать не стал. Через полчаса стояния, когда в строю уже начинался недовольный шепот, прозвучало известие - идут!

В сопровождении генерала Ширана, лорда Керли и многочисленной свиты из местных, появилась принцесса. Алгала выглядела великолепно. Она была одета в женский наряд, стилизованный под местные мотивы. Величественный вид сразу отделил невидимой стеной принцессу от них, простых смертных. "Вот она - Императорская кровь! - восхитился гронец. -Это не тот полковник, с которым я пробирался через пещеры на Тарне". Он сам был потомственным гронским аристократом, но признал, что такое превращение ему не под силу. "Слишком долго я слоняюсь по различным войнам и клоакам Империи, чтобы сохранить такой лоск", - оправдал он себя.

Алгала встала перед строем. Все затихли. Она обвела взглядом застывшие ряды офицеров и вдруг улыбнулась:

- Наконец, мы вместе, - вместо приветствия сказала она.

"Дракон! Она прекрасно чувствует толпу!" - Глемас почувствовал тоже, что и стоявшие рядом. Лед отчуждения мгновенно растаял.

- Слава принцессе! - без команды, в едином порыве, рявкнул строй.

- Слава Империи! - ответила Алгала.

Речь она говорить не стала.

- Отдыхайте, Алгатцы! Нас ждут впереди большие дела. Теперь мы всегда будем рядом.

Воины преданными глазами провожали пышный кортеж. "Да, эта девушка далеко пойдет, - подумал Глемас, - если не сломает шею в дворцовых интригах. А завистников у неё, похоже, немало. Кто-то же засунул восходящую звезду политики Цессии сюда, на эту опасную планету, в дело с неизвестным исходом. А несправившихся нигде не любят, особенно при дворе".

В первый же вечер гронец начал знакомиться с обстановкой. Благо, полковник Алкези, несмотря на то, что формально МРОБовца приписали в штат, своим подчиненным его упорно не считал и совершенно игнорировал. Агента это устраивало. Он перезнакомился с офицерами, попавшими с ним в одну комнату, но на этом сближение с алгатцами закончилось. Здесь тоже сказывалась его принадлежность к МРОБ, но это было неплохо. Глемас привык работать, надеясь только на себя.

Он начистил парадную двухцветную форму, пристегнул к поясу меч (все местные мужчины ходили с оружием) и вышел прогуляться.

- Не позже вечернего построения, - предупредил офицер на уже организованном пункте дежурства, но, узнав гронца, только махнул рукой. Глемас понял жест - ты можешь хоть вообще не возвращаться.

Дворцовые постройки занимали целый квартал. Основной дворец был построен раньше, еще во времена расцвета. Это был загородный дом какого-нибудь богача или чиновника администрации, что, в общем-то, одно и тоже. Однако, многое было пристроено позже - это было видно невооруженным глазом - и материалы, и технология. Особенно убивали огромные горящие светильники, разбросанные по всей территории. Дворец правителя целой империи уступал многим поместьям на Гроне, не говоря уже про планеты богаче.

Несмотря на присутствие множества патрулей, никто его не остановил, видимо, их окончательно перевели в разряд гостей. На первый раз Глемас решил просто обойти территорию. Пройдя по площади мимо парадного входа, он, под пристальными взглядами охраны и любопытными взглядами женщин, свернул в аллею, ведущую за дворец, к техническим зданиям.



Неожиданно, шедший на встречу немолодой человек в форме слуги шагнул к гронцу.

- Вам привет от уважаемого Шусы, - склонил голову слуга. Глемас на секунду опешил, но быстро взял себя в руки. "Вот это да! "Уважаемые" времени не теряют! Даже во дворце у них свои люди".

- Ничего не говорите, - человек оглянулся. Убедившись, что никто не заинтересовался ими, быстро сказал: - Я Игрези, работаю на кухне. Если понадобится помощь, найдете меня там.

Слуга опять кивнул и отправился дальше. Гронберг тоже сделал вид, что ничего не случилось, но его мысли приняли новый оборот: "Похоже, это просто удача, что я вмешался тогда. У клана, действительно, немалая власть, если его люди есть даже во дворце Императора".

Идти дальше он раздумал: "Поздно уже, надо отдохнуть".

Началась та жизнь, к которой агент привык. Каждый день он знакомился с людьми, изучал обстановку и постепенно налаживал контакты с местными. При общении с любым человеком из обслуги или охраны он включал все свое обаяние. "Никогда не знаешь, кто тебе пригодится в деле - человек, имеющий все рычаги власти, или скромный клерк". Это дало свои плоды - через пару дней его стали узнавать. Сближению помогали и деньги - те, что перепали от Шусы. Глемас нисколько не сомневался, что эти монеты придется отрабатывать - слишком долго он был в разведке - но его это не смущало, за все надо платить. И сам он надеялся получить от новых знакомых ничуть не меньше, правда, не платя за это никаких денег. Среди кучи зданий, спрятавшихся за комплексом дворца, он нашел приличный ресторанчик, который облюбовали военные. Первый раз, увидев его там, все притихли. Но увидев, как он лихо опрокинул заказанную выпивку и заказал еще, вояки смягчились. Корпоративность - великая вещь, определив по форме, что он принадлежит к их классу, они ожидали и соответствующего поведения. Гронберг это прекрасно знал и сыграл на этом. Через пару часов он уже сидел за столом в окружении офицеров, поглощавших оплаченную им выпивку, рассказывая о достоинствах переходившего из рук в руки алгатского меча. Он ни разу не спросил о политике или о каких-нибудь дворцовых делах, так что вскоре все уверовали, что перед ними их брат, интересующийся только оружием, женщинами и деньгами. Глемас понял, что эти, последние, похоже, играют очень большую роль в местной жизни. Если в развитом технологическом мире деньги тоже были нужны, но и без них не пропал бы. Уровень жизни в Цивилизованных Мирах позволял жить и без источника дохода, просто на социальные программы. Особенно этим пользовались синие сампоро - инопланетники с планеты Сампо.

На третий день его вызвал генерал Ширан. Глемас впервые попал внутрь основного здания дворца. Встретив на входе, офицер-алгатец повел его по бесконечному коридору вглубь здания. Через каждые несколько шагов стояли строгие рослые охранники в начищенной блестящей форме. Наконец, они подошли к покоям, выделенным принцессе. Миновав небольшую прихожую, вошли в такой же небольшой зал. Глемас автоматически отметил выходы и окна.

- Садитесь, офицер, - гренадер показал на кресло у стены. - Я сейчас доложу.

"Все по-простому, - Глемас разглядывал обстановку. - Ненамного лучше, чем у нас в казарме. Для простого народа это, конечно, шикарно". Он вспомнил виденное на улицах города - водоносы, еда на тротуарах, трубы из окон домов.

Двери раскрылись, и в зал быстро вошла Алгала. Гронберг вскочил. Он шел на встречу с Шираном и не ожидал увидеть здесь принцессу.

- Это я приказала вызвать тебя, - она сразу разъяснила обстановку. - Дела требуют, чтобы в них вмешался человек с твоим опытом.

Она кинула недовольный взгляд на вошедшего следом генерала, но ничего не сказала. "Похоже, Управление обделалось, - Глемас против воли почувствовал удовлетворение. - Дракон, что я как маленький, работать все равно придется с ними - других здесь нет".

- Приветствую Вас, принцесса! - Глемас склонил голову в глубоком поклоне. "Это принцессе можно нарушать церемониал, а мы люди маленькие".

- Прекрати! - отмахнулась она. - Расшаркиваться будем в Цессии, если вернемся. Ты переходишь в мое непосредственное подчинение. Генерал уже дал распоряжения, чтобы все оформили. Потом решите, где будешь жить - во дворце или там же, в казарме.

Принцесса прошла к массивному столу и села в кресло.

- Присаживайтесь, - нетерпеливо махнула она рукой, показывая на кресла с другой стороны. - Надо заняться делами. Генерал, введите полковника в курс дела.

Ширан впервые подал голос.

- Полковник, в общих чертах вы все знаете про наши цели на этой планете. Официальная - посольство, установление дипломатических отношений с главной Империей Барраха, и неофициальная, но главная...

Глемас не дал ему закончить:

- Простите, генерал, вы уверены, что здесь чисто?

- В смысле прослушки? Уверен! Мои люди все проверили, никаких скрытых труб или глазков. Ну, технических средств, сами понимаете, у них нет.

- Итак, главная цель, - продолжил он. - Найти артефакт, после появления которого планета лишилась всех преимуществ развитого техногенного общества. Это сделано - спасибо нашей группе инопланетников. Но это только полдела, нам необходимо выяснить механизм произошедшего. А для этого, в первую очередь, нам надо найти находящегося здесь нифлянца. И потом, с его помощью, разобраться в случившемся. Вы уже, конечно, знаете, что происходит в секторе Гангли?

- Только совсем немного. Я по другим делам. Мой объект - люди.

- Много знать и не надо! - вступила в разговор принцесса. - Достаточно того, что там происходит то же самое, что здесь. Отказывает электроника, и планеты исчезают для Империи!

- Но это еще не все, - генерал дождался, когда принцесса остановится и продолжил. - Я надеюсь, у вас есть нулевой допуск к секретной информации?

- Перестаньте, Перес! - нетерпеливо прервала его Алгала. - Если нет, то я его ему даю.

- Спасибо, принцесса, генерал прекрасно знает, что у меня есть такой допуск. Но еще раз повторяю, я специалист по людям, а то, что сейчас там происходит - это, скорее, компетенция "семнадцатого" отдела и его батальона.

- Все! Хватит мусолить, вы и нужны тут как оперативный работник! Специалист по "человекам" и их слабостям. Хозяйственное Управление - это отличные специалисты, но как аналитики. Как оказалось, работа в поле - это не их конек.

Генерал хотел возразить, но принцесса так посмотрела на него, что он сразу сник.

- Вернемся на Цессию, я все сделаю, чтобы прекратилось это глупое соперничество. Иначе мы когда-нибудь просрем, простите за солдатский жаргон, свою Империю!

Глемас смотрел на Алгалу и радовался: "Она настоящая Блиц Голиеконе! Слава дракону, что она возглавила экспедицию. А ведь совсем девчонка, если по возрасту".

- Я готов приступить к работе! - склонил голову гронец. - Что надо делать?

- Мы знаем, что нифлянец находится здесь, и знаем, что он во власти Арсалгана. Но, все отказываются от этого. Твердят, что ни о каком зеленом инопланетнике не знают. В первую очередь надо выяснить его местонахождение. Раз по официальным путям не получается, и мои агенты тоже ничего пока не смогли найти, - генерал развел руками. - Остаетесь вы, Гронберг. Это первое, что нужно сделать.

- Я пойду, скоро обед с Арсалганом, - принцесса встала. - Остальное обсудите вдвоем. Полковник, будете докладывать не только генералу, но и мне! Удачи, офицеры!

Ширан и Глемас, вскочившие при прощании, дождались, когда она выйдет, и упали обратно в кресла.

- Итак, вернемся к обсуждению конкретных деталей...

  

Глемас, конечно, не рассказывал все это Кротову. Его рассказ уложился в несколько фраз. Он кратко сообщил, как шли дела после десантирования Кротова и его компании, и немного рассказал, какова обстановка сейчас.

- Самое главное, ты здесь, и я тебя вижу. Сергей, отдыхать некогда. То, что вы нашли Черный Корабль, это только полдела. Теперь придется поработать тут, в городе, ну а потом, скорей всего, еще раз вернуться к кораблю предтеч. Пока ты будешь жить там же, где и сейчас.

- Не понял - то есть я не вернусь к посольству? А зардерцы?

- Да, ты и зардерцы будете в резерве. Про вас никто из местных не знает, и на вас ляжет основная часть нового задания.

- А что делать с девушкой? Мне не хочется впутывать её в наши дела.

- Сергей, это решай сам. Но, я бы не отталкивал её. Я больше чем уверен, что она и её племя нам еще пригодится.

"Хорошо тебе, посоветовал и ушел, а мне опять глядеть в её глаза". То, что Кротов там видел, ему совсем не нравилось. После горького расставания с Ранзой, он твердо решил, что все - больше никаких амурных историй. Но и расстаться с Ташией пока было невозможно - девушка была в положении гораздо худшем, чем у них, в абсолютно незнакомом враждебном городе, без поддержки, без знакомых. Любой патруль, узнав кто она, сразу арестует её. "Ладно, решится как-нибудь". Как всегда, Кротов решительный в любых других ситуациях, в случаях с женщинами оставлял все на самотек - авось, само решится.

- Итак, твое задание самое главное: надо найти зеленокожих.

Сергей удивленно раскрыл глаза:

- Зеленокожих? Нифлянцев, что ли?

- Да, их самых.

- Тех, из-за сообщения которых принцесса и помчалась сюда?

Глемас кивнул.

- Но я считал, что они при дворе!

- Мы тоже так считали, но здесь какая-то мутная история. Официальные лица клянутся, что их здесь нет. Они бы никогда не стали иметь дела с инопланетниками - демонами по-ихнему. Но аналитики Ширана, проработав информацию, собранную во дворце, считают, что это ложь. А в этом деле им можно доверять. Я бы не стал с ними планировать силовую операцию, но собирать и обрабатывать информацию они умеют. Каждый слух, каждое случайное слово они используют в дело.

- Хрен с ними, с этими фокусниками! Где мне искать нифлянцев?

- Не знаю, - честно признался гронец. - Я уже попросил помочь мне одних моих знакомых.

При этих словах Кротов опять удивленно поднял бровь.

- Кто такие?

- Неважно. Главное - у них есть возможности. Может быть, они что-нибудь накопают. Но действовать, если что, придется вам. Я немного не доверяю этим своим знакомым.

  "Глемас спец, блин, уже кого-то нашел! А как я буду здесь действовать? Это не война, где все понятно". С самого начала этой операции, Кротов чувствовал себя не в своей тарелке. От всех его умений, приобретенных на войне в Афганистане, на Зорне и при учебе в Академии, здесь было мало толку. Даже то, чем он всегда гордился - умение выжить в лесу - померкло перед новыми знакомыми, зардерцами и грегами. Использование же только холодного оружия вообще превращало все его тактические навыки в никому не нужный, хлам. То, что он видел когда-то в кино, оказалось совсем не так красиво. Чего стоило таскать с собой вечно мешающий меч. Вместо того чтобы чувствовать себя мушкетером, он чувствовал себя идиотом.

- Для начала обживись, привыкни к городу. Тебе придется основную работу по поиску делать самому - Зардерцы слишком заметны. Хотя там, где вы сейчас живете, никто никогда не задает вопросов, но всех в этом городе можно купить. Те люди, что нашли тебя и привели сюда, это и есть мои новые друзья. Они мне кое-чем обязаны, поэтому отказать нам в помощи не могут. Пока контактируй только с ними, но обзаводись знакомыми. С твоим обаянием это будет легко.

"Обаянием? Что-то Глемас путает". Сам Кротов всегда считал себя нелюдимым.

- Особенно с женщинами, - улыбаясь, добавил гронец.

- Как мы будем встречаться?

- Передавай весточку через них же. Если будет очень нужно, на любом рынке найдешь "старшего", он там заправляет всеми делами. Передашь, что нужно - до меня дойдет. Но это - в крайнем случае! Чем меньше людей знают про тебя, тем лучше.

- Ты поел? Если нет, можешь еще посидеть. Вот тебе деньги.

Гронберг достал кожаный мешочек, отсчитал несколько монет и подал Сергею.

- Десять монет. Это много. Даже по меркам столицы, в тех краях, откуда ты пришел, это, вообще, целое состояние. Разменяй одну, вам на пропитание и прочие надобности.

Сергей с недоверием взял монеты. За время, проведенное в Цивилизованных Мирах, он совсем отвык от наличных денег.

- Спасибо. Деньги пригодятся. Зардерцы просят оружие. Да и у меня - только нож.

- Нисколько не сомневаюсь, - заулыбался Глемас. - Эти вояки без оружия себя неодетыми чувствуют. Кстати, про оружие - во время последнего включения электроники, это когда ты был в беспамятстве, на Баррах отправлено оружие, сделанное по образцу, данному тобой.

- Калаши! - обрадовался Кротов. - Значит, напекли все-таки? А я думал, поговорили и забыли. Где они?

Глемас замялся.

- Видишь ли, тут небольшая неувязка. Капсулу направили в район, где тогда находились вы.

- В запретный лес?

- Да.

- А почему не сообщили? Мы бы сейчас как нормальные люди были вооружены.

- Как всегда - не хватило времени. Сразу после выхода на орбиту, электроника снова отказала.

"Я очнулся", - подумал Кротов.

- И что?

- Не знаю. Наверное, где-то там сейчас лежит. Так что имей в виду.

- Хорошо. Но вы помните, почему тот лес запретный? Зардерец сказал, что вам сообщили.

- Ты про "мертвецов"?

- Да.

- Конечно, помним. И даже больше скажу, эти переродившиеся, похоже, именно то, что мы ищем. Но чтобы точно знать это, нам и нужен зеленый.

Глемас поднялся:

- Извини, хоть еще много о чем хотелось бы поговорить, но мне нельзя слишком задерживаться. Будем встречаться, еще обговорим. Если даже наелся, все равно посиди, подожди, когда я уйду. Скажешь официанту, что тебе нужен проводник - он в курсе. И не вздумай платить, все оплачено.

- Хорошо, - Кротов тоже поднялся. - Удачи тебе!

Глемас протянул руку. Сергей уже не удивлялся - когда-то он сам научил гронца этому жесту, и теперь, при встрече и расставании, Глемас всегда тянул руку для рукопожатия.

Агент ушел. Кротов снова сел. Есть он уже не хотел, но раз Глемас не хочет, чтобы на улице их видели вдвоем, надо посидеть. Он опять начал разглядывать посетителей, но мысли были уже далеко. О предстоящем задании он не думал - Гронберг прав, сначала надо хоть минимально внедриться в новую жизнь, потом зацепки сами появятся. Сейчас Кротов думал совсем о другом. Раз появились деньги, надо бы купить что-нибудь Ташие. Она обрадуется. А то подарки ей только зардерцы приносят. Как Сергей ни говорил себе, что больше он не попадется на удочку, как ни строил из себя неприступного сурового мужика, жизнь брала свое. За время похода, когда не опытная в этих делах Ташия неумело пыталась выразить ему свою симпатию, он понемногу привязывался к ней. Конечно, это была не любовь - теперь Сергей даже слова этого боялся - она просто стала для него Ташией, а не безликой лесной девушкой, невольным соратником по походу.

Подозвав пробегавшего мимо парня с подносом, Кротов попросил проводника. Через минуту к столу подошел невысокий разбитной парень с бегающими глазами и нагловатой улыбкой:

- Что, идем?

- Да, пора.

Они шли по городу, пробираясь среди толпящихся людей. Вся городская жизнь находилась на улице. Тут торговали, готовили, ели и творили еще кучу дел - тех, что обычно делают дома, не на виду у других. Кротов уже не удивлялся. Это сначала, когда они только добрались, и Астара встретила их месивом людей, нечистот, запахом пригоревшей еды, Сергей был потрясен. Неужели это столица? После чистенькой деревни грегов и такого же города Кузнеца, Астара показалась выгребной ямой. Теперь он знал, что есть разные кварталы. Есть всегда чистый, освещенный район богатых домов. Есть кварталы, такие как тот, где он сейчас находился, относительно чистые и контролируемые городской охраной. И есть городское дно - такое как там, где они остановились. Но все районы, кроме, пожалуй, самых богатых, прилегающих к дворцу Императора, объединяло одно - все жили только в нижних этажах зданий. Редко где был заселен второй, третий этаж. "Сколько же народу было в городе, - думал Сергей, разглядывая башни домов, - если даже сейчас по улице не пройти". Он забывал о том, что раньше люди где-то работали, служили и прочее, а сейчас редко кто удалялся от своего дома больше чем на пару кварталов.

Сергей быстро шагал за чернявым парнем, не обращая внимания на приставания торговцев и проституток. К его провожатому, почему-то, никто не приставал, наоборот - столкнувшись с ним, люди опускали голову и старались быстрей отойти в сторону. Кротов давно догадался кто такие эти "новые знакомые" Глемаса. Это были "уважаемые люди" - местные бандиты. Послушав рассказы словоохотливого хозяина гостиницы о городской жизни, землянин стал называть их мафией - это слово, вычитанное в романах об американской жизни, лучше всего подходило к названию местных бандитов. Для него, выросшего в Советском Союзе, вполне официальное существование преступных структур было удивительным вывертом государственности. Даже в Империи, хоть, может, и существовала какая-то преступность, но слышать о ней Кротову не приходилось. При этом, как оказалось, кроме такой - официальной - преступности, существовала еще и обычная, такая как в Союзе - уличные банды, воры, грабители. Но что было для Кротова самым удивительным - "мафия" следила за этой беспредельщиной и не давала разрастись ей дальше определенных границ. Бандиты, следящие за порядком - это для землянина, выдернутого из жизни, где символом порядка был милиционер в фуражке с красным околышем, казалось диким.



На одном из перекрестков толпа подростков окружила мужчину. Сергей прошел бы мимо, не обратив на это внимания, но в тот момент, когда он поравнялся с этой группой, мужчина получил удар и вывалился из толпы под ноги землянину. Кротов автоматически подал упавшему руку и подхватил его. Только сейчас он разглядел, что это был старик. Тот не ожидал помощи и весь съежился, ожидая удара.

- Брось его, - равнодушно посоветовал провожатый.

Но Кротов уже загорелся. Как когда-то в детстве, у него заныло в животе, и руки автоматически сжались в кулаки. Он поставил старика к стене, отряхнул ему с плеча повисшую длинную кожуру от какого-то плода и повернулся к толпе. Те уже переключились на него.

- Ты кто такой? Какого дракона лезешь не в свое дело? Жалко богатенького козла?

- Да мне плевать, богатенький он или нет. Нельзя толпой бить одного! Тем более старика!

Сергей чувствовал, что, в общем-то, парням было наплевать, кто он и что он думает. Толпа уже завелась предыдущим избиением и сейчас жаждала продолжения. И действительно, первый удар не заставил себя ждать. Из толпы выскочил пьяный длинноволосый парень с безумными глазами и попытался пнуть Сергея. Для Кротова этот удар был слишком явным. Он легко блокировал ногу, перехватил голень обеими руками и крутнулся в простой "вертушке". Парень хлестко приложился лицом к пластобетонной мостовой. Перед самым падением Сергей еще продернул ногу, чтобы тот пропахал плитку. Но добивать ногой, как было положено по спецназовской науке - для гарантированного вывода противника из боевого состояния - не стал. Быстро встав в стойку, он обежал противников взглядом - кто следующий?

Но что-то произошло - никто не нападал - недовольно ворча, подростки отворачивались и опускали кулаки.

- Все валите отсюда! Он под защитой "уважаемых" людей! - зло выкрикнул проводник.

"Вот в чем дело, - сообразил Сергей. - Уличная банда побаивается настоящих бандитов". Парни подхватили приходящего в себя длинноволосого, потом, оборачиваясь и кидая злые взгляды на Кротова, толпой побрели вдоль улицы. Остальные прохожие, собравшиеся поглазеть на драку, услышав голос черноволосого, тоже быстро исчезли. "Никто не хочет связываться с "мафией".

Сергей повернулся к старику:

- Как вы?

Тот, поняв, что спасен, распрямился и поблагодарил:

- Спасибо вам юноша! Если бы не вы и ваш товарищ, мне было бы очень плохо.

Кротов в этом тоже не сомневался. Старик - он действительно был не из этого района, слишком явно выделялась добротная одежда и ухоженное лицо - близоруко щурился, пытаясь разглядеть землянина.

- Брось ты его, - не обращая никакого внимания на спасенного, опять предложил молодой мафиози.

Сергей теперь и сам не знал, что делать со стариком. Тот в это время наклонился и начал что-то искать в уличном мусоре.

- Давай проводим его немного, - попросил Сергей. - А то, похоже, без приключений ему отсюда не выбраться.

- Хорошо, - с явной неохотой согласился парень.

Кротов заметил на той стороне улицы знакомое лицо. "Он откуда тут взялся?" Прислонившись к стене и приняв вид уличного бездельника, стоял "пьяница" из ресторана. "Следит за мной? Похоже, Глемас не зря затеял тот спектакль".

- Посмотри, узнаешь? - Сергей кивнул на шпика, старательно разглядывавшего носки своих ботинок.

Черноволосый ничего не ответил, но глаза его сразу сузились, и рот превратился в щелку. Он сорвался с места. Кротов даже не успел спросить, куда он. Старик нашел то, что искал. Он отряхнул от пыли и взгромоздил на нос необычное, но странно знакомое сооружение. Очки! Конечно, это были очки. Вместо дужек за ушами, он защелкнул тонкий металлический обод на переносице. Над глазами, на ободке, в изящной металлической оправе крепились две линзы. Старик сразу стал похож на какого-то древнего алхимика.

"Мафиози", тем временем, догнал уходивших подростков и о чем-то переговорил с ними. Вернувшись, он приказал:

- Все, уходим! С ним сейчас разберутся, но нам надо в это время скрыться.

- Идемте! - Сергей потянул старика за рукав.

Черноволосый опять бросил недовольный взгляд, но ничего не сказал. Втроем они быстро прошли за ближайший угол. Сергей обернулся. Толпа молодчиков уже окружила шпиона.

- Сделаем небольшой крюк, выведем этого, - парень кивнул на старика. - Там дальше сам уедет.

- Хорошо, - Кротов не стал больше злоупотреблять расположением мафиози.

Через полчаса ходьбы по каким-то совсем заброшенным проулкам, они вышли на широкую улицу. По сравнению с только что покинутыми местами, здесь было относительно чисто, и народ выглядел приличнее. Старик обрадовался, он узнал улицу.

- Спасибо! Спасибо вам! Меня зовут Гариш Камаг, я архивариус при библиотеке дворца. Простите, сейчас я ничем не могу вас отблагодарить, но приходите в Зеленый квартал, спросите меня - меня там все знают - и я напою вас настоящим вином с южных гор! - старик замолчал, попеременно заглядывая им в глаза.

Черноволосый промолчал, а Кротов дежурно ответил:

- Хорошо, Гариш. Когда будем в тех краях, обязательно зайдем.

Он поддался потянувшему его за рукав проводнику, и они расстались. Старик тоже повернулся и побрел по улице, ворча:

- Как я так заблудился?

  

Остальной путь они проделали без всяких приключений. У обшарпанных дверей их "гостиницы" черноволосый попрощался и немедленно исчез.

Дверь открыла Ташия.

- Я знала, что это ты! - обрадовалась она. - Заходи быстрей. Пассимуши с ребятами где-то раздобыли еды, сейчас накормлю!

- Спасибо, Ташия! Я сыт. И теперь у нас есть деньги. Можем ни в чем себе не отказывать!

Девушка подозрительно посмотрела на Сергея.

- Откуда?

- Я встречался с Имперцами из Посольства...

  

Кротов вслед за Ташией поднялся на второй этаж. После того, как их посетили друзья гронца - теперь Кротов знал, кто они - хозяин быстро переселил их в новые "апартаменты". Тут был отдельный вход с улицы и целых три комнаты. Да и обстановка была более комфортная. В комнате зардерцев было тихо. "Или ножи чистят, или спят". Сергей уже привык, что "мурзилки" использовали вынужденное безделье именно так. Кротов приоткрыл дверь и тихо произнес в темноту:

- Пассимуши, иди на кухню, поговорим. У нас новое задание.

На эти слова из комнаты появились все зубастики. Ташия заулыбалась:

- Засиделись? Надоело?

Кротов опять удивился, как инопланетники сошлись с девушкой. Ощущение такое, что они считают её сестрой.

- Нельзя так долго сидеть без дела.

'Ого, Пассимуши произносит целые речи!' - Сергей не мог вспомнить, чтобы в разговоре с ним зардерец произнес что-нибудь, не относящееся к делу.

- Рассказывай, - Парибо повернулся к Кротову. На кухне, один за другим, стали появляться зардерцы. Комната сразу стала маленькой. Невысокие крепыши привалились к стенам и уставились на Сергея глазами коалы.

- Встретился с Глемасом Гронбергом.

- МРОБ?

- Да. Он уже вовсю работает. Это его "друзья" нашли нас. Приказ такой - надо найти нифлянцев.

- Нифлянца, - поправил Пассимуши.

- Не понял. Вы что, все знаете лучше меня?

- Нифлянец всегда один, - ничего не объясняя, добавил зардерец.

Кротов решил сейчас пропустить непонятный момент, но позже выяснить, что это за странное пояснение. Он знал, что зардерцы недолюбливают зеленокожих, и решил не нагнетать обстановку.

- Один или несколько - наша задача попытаться найти их. МРОБовец считает, что его прячут где-то в городе.

- Сергей! - не выдержала Ташия. - А ты узнал что-нибудь про маму? Про Леалу?

- Прости, Ташия, пока ничего не известно. Но Глемас обещал узнать все, что можно, - увидев, как она сникла, добавил: - Если гронец обещает, значит сделает.

Сергей, действительно, перед расставанием, попросил агента об этом.

- План такой: мы с Ташией работаем днем, тремся на улицах, рынках и прочее, а вы, понятно, ночью. Как и что делать, не мне вас учить.

Парибо согласно кивнул. Они, даже при редком посещении хозяина, прятались или ходили закутанными в пастушьи плащи. Таким же образом они вошли в город. Тогда ночью они постучались в первые же двери с надписью на всеобщем: "Приют для путников". Ворчащий хозяин долго мялся, увидев одинаковых, спрятавшихся в плащах, гномов. Дело сделали только несколько мелких монет, имевшихся в запасе у Ташии. Вряд ли простые горожане знают про существование зардерцев и, вообще, инопланетников. Во всяком случае, те, что сегодня избивали старика, точно не знают. Кротов был в этом уверен. Они скорей поверят в то, что их посетили демоны - как кричал когда-то Краах Ксанг. А вот хитроватый их хозяин, может, и знает, но никогда не признается в этом. В людях еще сильно вбитое в головы прошлому поколению - все, что было до образования нынешней Империи, - неправильно и подлежит осуждению и забвению. А любые колдуны - читай: люди, хоть как-то связанные с наукой или техникой, должны быть сожжены.

Кротов очень хотел поговорить об этом с кем-нибудь из местных. Очень хотелось знать, как цивилизованная планета превратилась в почти первобытную. Ну, отказала электроника - в мире было полно ученых, можно перейти на простую механику. Но поговорить пока не с кем.

План был настолько прост и поверхностен, что и обсуждать было нечего. Найти, а как и где - думайте сами. Но, похоже, зардерцев простота плана не смутила. Они и так почти на всю ночь исчезали. Теперь будут искать нифлянцев.

- Кстати, командир, а ты не мог бы растолковать мне про то, что нифлянец всегда один?

- Ты видел сразу двух? - Ответил вопросом на вопрос Пассимуши.

Кротов задумался. А ведь он прав - никогда он не видел больше одного нифлянца зараз. А так как различить их он совершенно не мог, то можно даже подумать, что это всегда один и тот же. Сергей отмел эту мысль как абсурдную - это уже из области сказок.

Начать работать Сергей решил прямо сейчас. Перекусив приготовленной Ташией похлебкой, он с девушкой отправился на ближайший рынок. Все равно надо было разменять монету и купить еды, ну и подарок девушке - она заслужила. По молодости и небольшому опыту он не понимал, что это еще больше подстегнет то, что он не хотел в отношениях с Ташией - её симпатии к нему только возрастут.

За несколько ночей, проведенных здесь до того, как их нашли "друзья" Глемаса, зардерцы успели изучить все близлежащие кварталы. Пассимуши достал нож и начертил прямо на полу простую схему, объяснявшую, как найти ближний рынок.

  

Жизнь пошла однообразная - по утрам Кротов и Ташия уходили в город и начинали свой обход многочисленных рынков. Пришедшие с ночной вылазки зардерцы спали, а вечером все делились своими успехами, хотя похвастать нечем было ни тем, ни другим.

На третий день Кротов наметил огромный рынок в зажиточном районе. Теперь они с Ташией ничем не отличались от обычных средних горожан. Кротов прикупил себе длинную кожаную куртку, свитер и серые простые брюки. Сапоги он оставил от броника. Если специально не присматриваться, никто ничего не заметит, так одевалось большинство мужчин в городе. Ташия тоже выбрала себе подобный наряд: длинный приталенный плащ из тонкой кожи - похоже, это был основной материал для верхней одежды - свитер и вязаные же серые брюки. Шерсть была таким же распространенным материалом, как и кожа. Обувь она тоже сменила - вместо мягкой подошвы греговских сапожек, по мостовой теперь стучали каблучки.

Рынок встретил пару гомоном и плотной стеной запахов. Торговля начиналась еще на подступах. Задолго до первых рядов, к ним начали приставать с предложениями купить разные безделушки. В прошлые разы Кротов так ничего и не купил девушке в подарок. Хотя она посчитала подарком купленную одежду, он хотел найти что-нибудь, от чего у неё действительно загорятся глаза. Про главное свое задание Кротов уже думал не с таким оптимизмом, как при разговоре с Глемасом. Как ни крути, он не был шпионом. Курс разведки в Академии был нацелен совсем на иное; работать с людьми для сбора информации его никто не учил. Теперь он понимал то, что если кто-то случайно проговорится про какую-нибудь секретную тюрьму, это шанс из миллиона. "Значит, гронец дал это задание, чтобы мы не закисли без дела. Он то, наверняка, понимал всю безнадежность такого поиска. Ну и ладно! Делать нам все равно нечего, а так дни проходят быстро".

За пару часов они обошли только малую часть торговой площади. Кротов не давал себе расслабиться, ловя все, что болтали вокруг, но не забывал поглядывать и на реакцию девушки при взгляде на различные товары. Пока её ничего не привлекло. Она, конечно, с интересом разглядывала одежду и обувь, но ни разу, даже когда они проходили мимо женских украшений, глаза её не заблестели. Пора было пообедать. Даже на рынках их маргинального района кухня была многообразна, тут же глаза просто разбегались.

- Куда сегодня зайдем? - Сергей заговорил о еде, когда они проходили мимо круглой расписной палатки. Из её раскрытых дверей неслись умопомрачительные запахи жареного мяса. - Хочу шашлык!

- Это то, про что ты рассказывал - мясо на огне?

- Да, - вчера, когда они обедали, Кротов рассказал немного о земной кухне.

- Так пойдем, вот сюда и зайдем, - она показала на раскрытые двери. - Чувствуешь, какой запах?

Сергей сразу согласился. После солнечного дня в заведении показалось темно. Свет шел только от распахнутого полога и от круглой дыры в полотняном потолке. Прямо в середине, под дырой, стояла металлическая жаровня с углем. Мясо, нанизанное на шампуры, истекало жиром на золотые угли, и по помещению плыли запахи, живо напомнившие Сергею родину. Он посмотрел на стоявшего спиной мужчину, колдовавшего у очага. "Блин, сейчас он повернется и скажет: 'Заходи дорогой! Как здоровье? Как мать, отец?" Так всегда встречал Ашот в шашлычной в райцентре.

Они выбрали свободный столик подальше от выхода. К столу сразу подошла девушка и, поприветствовав, начала накрывать. Здесь, как и везде, никто не спрашивал заказа, на стол несли понемногу все сразу. Пока девушка заставляла скатерть с геометрическим узором различными плошками, Сергей огляделся. Зал был почти полон - время обеда. Здесь, в богатом районе, колоритных фигур, что встречались им вчера и позавчера, не было. Народ был степенный и тихий. 'Наверное, и цены здесь выше', - промелькнуло у Кротова в голове. По молодости лет, он еще не знал цену деньгам и никогда не считал их, вспоминал об этом зло, только когда в карманах уже было пусто.

Ташия, хотя за свою жизнь тоже ни разу не была в подобных заведениях, после первого посещения освоилась сразу. Она быстро окинула взглядом сидевших и приступила к еде. Начала пробовать похлебку из маленькой глиняной чашки. Кротов остановил её:

- Погоди, давай выпьем вина, - он вспомнил, как посещая с ребятами шашлычную Ашота, всегда брали пару бутылок портвейна.

Ташия вина почти не пила, за время дороги Кротов в этом убедился. Наверное, сказывалось горное лесное воспитание - вряд ли там был алкоголь. Но в этот раз она согласилась:

- Давай!

Им принесли кувшин с вином. Кротов уже взялся за ручку, чтобы разлить, когда из глубины зала прозвучал голос:

- Подождите-подождите, не пейте!

Голос был странно знаком, но в полумраке Кротов не смог узнать спешащего к ним человека - он поднялся от стола, находившегося с той стороны очага. Лишь когда в отсветах углей блеснули линзы, землянин узнал давешнего спасенного старика. Подходя ближе, тот обрадовался:

- Это действительно вы! Слава богам! Наконец, я могу поблагодарить вас!

На недоуменный взгляд Ташии, Кротов буркнул:

- Потом объясню, - он никому не рассказал о том случае.

Землянин поднялся навстречу старику и, не зная, что говорить в таких случаях, показал рукой на свободное место:

- Присаживайтесь, пожалуйста, - а про себя подумал, что все, обед испорчен. "Откуда он здесь взялся? Он же, вроде, какой-то дворцовый библиотекарь?"

- Простите меня за мою бесцеремонность, - подошедший склонил голову в поклоне. - Но я не мог не подойти. Ведь вы меня от смерти спасли!

- Да ладно, от какой смерти, - Кротову стало неудобно и он попытался замять разговор. Но старик не унимался:

- Молодой человек, не принижайте своих заслуг, меня бы там точно убили!

"Вообще-то он прав, - Сергей вспомнил лица дегенератов-подростков. - Но спасибо надо говорить тому черноволосому мафиози, если бы не он, неизвестно, что было бы и со мной".

- Молодой человек, простите - не знаю вашего имени - я прошу вас и вашу даму пройти к нашему столу! Не откажите! Не каждый день ты готовишься умереть, и вдруг тебя спасают!

Старик сложил руки на груди и умоляюще смотрел на них. Во время всей этой речи взгляд Ташии становился все более удивленным. Кротов, желая быстрей прервать это бурное выражение благодарности и перестать привлекать к себе внимание, согласился.

- Пойдем? - он страдальчески посмотрел на Ташию. - А то неудобно, все смотрят.

Девушка поднялась из-за стола.

- А как же все это? - она показала рукой на тарелочки.

- Не беспокойтесь, сейчас все устроим, - старик обрадовался их согласию и, подталкивая в спину, повел их к своему столу. На ходу он вызвал девушку, подававшую яства, и сделал необходимые распоряжения.

За столом сидели двое - пожилая женщина и юноша.

- Вот этот человек, который спас меня! - старик радовался как ребенок. - Шамари, и ты, сынок, поклонитесь этому бесстрашному молодому человеку! Если бы не он, я бы не сидел сейчас с вами!

На них уже начали оглядываться. Кротов хотел побыстрее все закончить - он никогда не любил находиться в центре внимания, а в данной ситуации тем более. Он притушил восторг спасенного:

- Извините, но я был не один, и тот человек сделал для вашего спасения гораздо больше.

- Нет-нет, я хоть и слепой, - возразил старик, - но не глухой. Я все слышал, тому парню на меня было наплевать!

- Гариш! - укоризненно выговорила женщина. - Что за выражения?

- Извини, Шамари, но в этой ситуации я другого слова и не найду. Да, что же вы до сих пор стоите?

Старик усадил, наконец, гостей и сам присел возле женщины. "Жена, а тот парень - сын. Надо же, так, блин, и спалиться недолго. Надо быстрей сворачивать этот обед". - Кротов повернулся к старику:

- Меня зовут Сергей, а это Ташия.

- Ой, позор мне! - старик смешно всплеснул руками и вскочил. - Представиться забыл!

- Это моя жена Шамари и сын, его зовут Аланг, он Ревнитель веры, - Кротову показалось, что в голосе послышалась досада. - На хорошем счету у самого Экзарха.

- Отец! Перестань немедленно!

Окружающие, услышав имя Экзарха, немедленно сделали вид, что никто ничего не слышал - все уставились в свои тарелки. "Похоже, это правда, - Кротов вспомнил, что говорили об Экзархе Крюгере Ташия и Глемас. - Все боятся этого человека".

- Все, успокойся. А меня зовут Гариш Камаг. Я архивариус и занимаюсь картами в государственном архиве.

- Отец, - опять прервал старика Аланг. - Не надо рассказывать незнакомым людям, чем ты занимаешься.

Он понизил голос и добавил: - Враг не дремлет.

Кротов едва удержался, чтобы не расхохотаться. "Еще бы сказал 'болтун находка для шпиона'. Блин, похоже, в каждом государстве есть ведомство, куда набирают только параноиков". Но больше всего его заинтересовало место работы нового знакомого. "Надо его расспросить. Карты и города, и Барраха нам пригодятся, а то работаем методом тыка". Без тех возможностей, что давал коммуникатор, работать приходилось вслепую.

Все тарелочки с их первого стола перенесли на новый. Старик, нахваливая, разлил вино. Кротов, по привычке, быстро выпил свою кружку. Все, кроме Ташии, удивленно посмотрели на него - та уже видела этот фокус. "Блин, опять я, - выругался про себя Сергей. - Сто раз уже решал, не глотать как алкаш, и все равно...".

Меж тем, разговор постепенно завязался. На вопросы о себе землянин ответил невнятно - сказал, что в городе недавно, приехал из предгорья найти работу. Про Ташию, под её удивленный взгляд, сообщил, что это сестра и тоже ищет работу. Обрадованный, что может помочь, Гариш Камаг пообещал пристроить их обоих.

- Во дворце, конечно, не удастся, но у меня много знакомых, которым нужны слуги.

"Вот еще только слугой я не был", - развеселился землянин. Чтобы избежать новых вопросов, Сергей начал расспрашивать сам. Старик охотно отвечал, иногда слово вставляла его жена. Как это обычно бывает, вино сделало свое дело, и после второй кружки атмосфера за столом стала непринужденней. К своему удивлению, Кротов заметил, что Ташия и сразу непонравившийся ему сын Гариша нашли общий язык и что-то оживленно обсуждали. "Интересно, о чем можно говорить с Ревнителем веры?" Сергей прислушался, но ничего крамольного в их разговоре не было. Парень рассказывал о жизни в столице. "Да, язык у него был подвешен как надо!" Аланг полностью завладел вниманием девушки, она раскраснелась и весело смеялась, слушая его истории. Кротова даже кольнула иголочка ревности, но он быстро прогнал это чувство. Рассеянно слушая старика, он разглядывал окружающих.

Здесь не было таких компаний, как в ресторации, где они сидели с Глемасом. Народ был более воспитан. Даже шум разговоров был на порядок тише. Ничего интересного. Самым выдающимся представителем местного общества был сын старика. Наслышавшись ужасов о ведомстве Экзарха, Сергей посматривал на Аланга, пытаясь разглядеть, что такого страшного может быть в Ревнителе веры. Пока, кроме того, что он ему не понравился при знакомстве, ничего особого он не заметил. Единственно, что еще не понравилось землянину, это его взгляд, который он изредка бросал на окружающих. Глаза его из веселых сразу становились стальными, люди, встретив его взор, быстро отворачивались, и улыбка покидала их лица. "Надо с ним не расслабляться, - решил Кротов. - Как бы Ташию предупредить?" Но все разрешилось само собой; парень начал прощаться:

- Прошу меня извинить, надо идти на службу.

- Ему всегда на службу, минутки не посидит с родителями, - с любовью глядя на сына, пояснила мать. - Но, что поделаешь, служба у него очень серьезная, он не какой-нибудь простой ревнитель с улицы.

Кротову показалось, что Аланг сейчас закричит на мать - таким взглядом он ожег женщину. Шамари испуганно замолчала.

- Извините еще раз, - постарался сгладить неловкость сын. - Убегаю, хотя очень хотел бы еще посидеть с вами.

Взгляд, брошенный на Ташию, был красноречив. "Охмуряет девку" - по-простому сделал вывод Сергей. Та в ответ засмущалась и бросила:

- Мне тоже очень жаль.

Когда сын ушел, мать и отец в два голоса стали расхваливать сына, однако больше никто не поднимал вопроса о должности Аланга. Сергею было интересно другое, и он постарался перевести разговор на работу Гариша. Тот с удовольствием начал рассказывать: он, действительно, составляет карты, работа очень важная, сам Император следит за этим; после темных годов все утрачено, и только сейчас, благодаря путешествиям, появились возможности создать карты мира.

- А карта города у вас есть?

- Да, её я сделал первой. Но Астара так велика, что я постоянно вношу что-нибудь новенькое. Для этого и хожу по разным нехорошим местам.

- Эх, вот бы мне такую карту, - вздохнул Сергей. - А то бродим, как в темноте, только по расспросам людей.

- Вы разбираетесь в картах? - удивился Гариш. - Даже здесь, в столице, немногие это умеют.

- Нет, конечно, - постарался оправдаться Сергей, сообразив, что парень из деревни вряд ли может читать карты. - Но вы бы меня подучили.

Старик сходу загорелся: он полез в карман и извлек сложенный кусок пластиковой пленки. Бесцеремонно отодвинув тарелки, Гариш развернул пленку. Она не очень гармонировала с окружением. Карта была тех времен - Сергей сразу понял это по похожим обозначениям и надписям на всеобщем языке. Дубликат голограммы для какой-то спецслужбы. На ней черной краской было добавлено множество надписей.

- Это я подкорректировал, - с гордостью похвастал Камаг. - Сама карта старая, многое уже не так.

- Зря вы заговорили о картах, - посетовала Шамари. - Он теперь до утра не успокоится.

- А где мы сейчас находимся?

- Тут! - ткнул пальцем старик. Кротов быстро сориентировался. Делая вид, что ничего не понимает, он продолжал расспрашивать:

- А где дворец Императора?

Гариш показал на обведенный двойным кружком район в углу карты. "Блин, большой город, - быстро просчитал Сергей, - день ходьбы". В другом углу был такой же круг, но обведенный тремя линиями.

- А это что?

Старик замялся, оглянулся вокруг и шепнул:

- Это нехорошее место. Замок Экзарха. Лучше не вспоминать.

Кротов мысленно определился с дорогой. И, чтобы не смущать старика, начал расспрашивать о рынках - где находятся ближайшие. Немного погодя, Сергей сделал вид, что пора уходить и стал прощаться. Гариш спрятал карту. Они договорились о встрече. К сожалению, завтра Камаг не мог - надо быть во дворце. Решили встретиться послезавтра у старика дома. Тот подробно рассказал, как туда добраться. Сергей решил обязательно сходить не потому, что тот обещал найти к тому времени подходящую работу, а именно из-за этого куска пластика. "Надо заново учиться работать в условиях отсутствия техники. С картой это будет намного легче".

По дороге домой Ташия несколько раз заговаривала об Аланге. "Вот дался ей этот прыщ!" Кротову не нравился этот разговор и он уходил от него. "Не нравится, а сам еще хуже, - винил он себя. - Подарок девчонке так и не купил. Даже не вспомнил. Уведет её этот поп". Сергей не хотел, чтобы между Алангом и Ташией возникло какое-нибудь чувство - слишком свежи были воспоминания о плачущей Ранзе. Но эгоистическое чувство самца не позволяло так вот просто смотреть, как из его стаи уводят девушку. Да и не нравился ему этот Ревнитель веры.

На завтра, когда они уже собирались в свой очередной поход, раздался стук в двери. Кротов насторожился - они никого не ждали. Если к хозяину, то стучать должны в другую дверь. Если "уважаемые друзья" с весточкой от Глемаса, то те постучали бы условным стуком. Сергей спустился по лестнице и встал у дверей. Гость не уходил. Он еще раз повторил свой стук.

- Кто там? - через дверь спросил землянин.

- Сергей, открывайте! Это я - Аланг!

"Черт! Ему еще что здесь надо?!"

- Это ко мне! - Ташия бегом спустилась с лестницы и сама открыла дверь. Из верхнего проема мгновенно исчезла голова Пассимуши. При стуке зардерцы сразу проснулись и были готовы к нападению.

- Добрый день! - ревнитель улыбался. Его взгляд не отрывался от лица девушки. Та тоже зацвела.

- Добрый! - ответил Сергей, недовольно взглянул на Ташию и пошел наверх.

Парочка прошла в комнату девушки. По пути Аланг заглянул в кухню, быстро оглядел и, как бы случайно, толкнул дверь комнаты зардерцев. Однако там было заперто. Кротов злился. В первую очередь на себя. "Сам же хотел, чтобы Ташия нашла кого-нибудь, что теперь не нравится? Нормальный парень. Плохой до высоких чинов не дослужится", - попытался уверить он себя, но не смог - большинство примеров из памяти говорило об обратном.

- Сергей, мы уходим! - радостно прощебетала Ташия. - Погуляем по городу.

- Приведу в целости и сохранности, - тоже улыбаясь, пообещал Аланг.

- Хорошо, сестренка, - попытался придать подобающую веселость голосу Сергей. - Только не задерживайся, я буду переживать.

Он надеялся, что она поняла скрытый смысл этой фразы - не расскажи чего-нибудь лишнего, я переживаю.

После их ухода в кухне появились зубастики. Все смотрели на Кротова. 'Ждут объяснений', - подумал Сергей.

- Я не знал, что она пригласила его и рассказала, где мы живем, - он вздохнул и задумался: "А ведь я не слышал, чтобы она рассказывала, как найти нас".

Зардерцы недовольно переглянулись, но промолчали и ушли в свою комнату. "Пойти проследить за парочкой? - подумал Кротов и совсем разозлился. - Что я, блин, с ума схожу. Нет здесь ничего. Просто понравились люди друг другу. А Ташия барышня взрослая. Тем более мне только 'сестра'".

Не став менять планы, Кротов оделся и отправился на очередной рынок. Толкотня среди торговцев, как всегда, ни к чему не привела. Сергей все больше убеждался, что задание Глемас ему дал, просто для того, чтобы они не кисли без дела. Но и совсем пропавшим день не стал - он выбрал себе меч. Пора обзаводиться оружием. Сергей обошел несколько оружейных лавок. Наконец, в одной, глаз зацепился за клинок. Продавец, улыбчивый мужик с черной подстриженной бородой, заметил, как Кротов смотрит на оружие. Молча сняв меч со стены, мужик махнул пару раз, показывая как легко с ним обращаться. Потом положил его на прилавок.

- Сразу видно опытного бойца. Видит только настоящее оружие!

Сергей усмехнулся: 'Да, я опытный боец, изрубил в куски не одно полено'. Он понимал, что это обычная уловка продавца - похвалить потенциального покупателя, но похвала все равно была приятна. Да и меч действительно ему понравился. Меч был не новым, но в хорошем состоянии. Ему, конечно, далеко было до того алгатского клинка, что остался в городе Кузнеца.

Кротов взял меч и попробовал взмахнуть. Тяжеловат, но рукоять влилась в руку. Как всегда при этом, сердце вбросило лишнюю партию крови: "Казачья кровь играет".

- Беру!

- Не пожалеешь, воин! - мужик снял со стены ножны и вложил туда клинок.

- Я не воин, - возразил Сергей. - Обычный человек.

- Да-да, верю, - заулыбался продавец и показал на висевшие с другой стороны новенькие блестящие клинки. - Обычный человек купил бы вон те! Они и дешевле.

- Возьмите еще что-нибудь, так редко видишь настоящего ценителя.

Кротов уже собрался уходить, но тут заметил разложенные на прилавке стрелы. "Вот что я подарю Ташие!"

- Да, пожалуй, куплю. Выберите мне десяток стрел, только самых лучших!

Продавец ушел в двери за прилавком. Через пять минут он вернулся, в руках был пучок стрел. Он добавил к ним пару штук с прилавка.

- Эти лучшие в моем магазине, - он понизил голос. - Наконечники из настоящего старого железа, сваренного еще при колдунах. Доспех "кожаных шлемов" пробивают. Завернуть или возьмете контейнер?

Выбирать колчан Сергей не рискнул. Если стрелы можно еще как-то оценить на взгляд, то про эту штуку он только в книгах читал, и каким он должен быть не представлял. Распрощавшись с продавцом, он направился прямо в гостиницу. Несмотря на удачную покупку, на душе было нехорошо. Кротов никак не мог разобраться из-за чего это. То ли из-за Ташии, то ли из-за бесплодных усилий узнать что-нибудь. Скорей всего, из-за того и другого вместе.

Дома он положил покупки на кровать и прошел в кухню. Ташии еще не было, а зардерцы уже встали и сидели за столом. Сегодня они хотели пойти на разведку к тюрьме Экзарха, замеченной на карте архивариуса. Многого от этой вылазки Сергей не ждал и решил - завтра надо просить хозяина, чтобы вызвал "уважаемых людей" - пора встретиться с Глемасом и обсудить изменение планов.

Девушка вернулась только вечером. Она вбежала по ступенькам и, увидев сидевшего за столом недовольного Кротова, попыталась прогнать улыбку со своего лица.

- Ты почему так долго?

- Прости, Сергей, как-то незаметно время пролетело. Посмотри лучше, что мне подарил Аланг!

Она сняла с шеи цепочку и положила на стол перед землянином. На цепочке из серого блестящего металла был закреплен бело-зеленый отполированный камешек в форме капли. Когда-то в детстве Сергей находил такие среди галечника на берегу речки.

- Красиво? Аланг сам выбрал. Мне очень нравится.

- Красиво, - Сергей попытался придать голосу радости. Но в голове упорно билась мысль: 'Вот какие подарки надо делать девушкам, а я, идиот, стрелы купил!' Появившиеся сразу после появления Ташии зардерцы тоже покрутились возле стола, посмотрели на камешек и молча исчезли.

- Где были, что делали? Есть будешь?

- Нет, что ты! Мы поели. Аланг водил меня в такое место! Там так красиво! И еще Аланг пообещал мне...

По мальчишески стараясь досадить девушке, Сергей не стал слушать желавшую выговориться Ташию.

- Ладно, уже поздно. Я спать. Ложись тоже. Завтра много дел.

Каких дел - он и сам не знал. Разве что при встрече с Глемасом появятся новые указания. Ташия все-таки почувствовала обиду Кротова.

- Сергей, что с тобой?

- Ничего. Просто уже столько дней прошло, а мы ничего не узнали ни про мои дела, ни про твои, - придумал он отговорку.

- Я и хотела сказать, Аланг поможет нам.

Кротов дернулся:

- Ты что?! Рассказала ему?!

- Да, я попросила помочь в поисках мамы.

Кротов хотел выругаться, но удержался. "Блин, она же еще совсем девчонка, да еще и из дикого леса. Научилась только из лука стрелять как убийца, а в остальном как ребенок. Конечно, этот сладкоголосый ей мозги и запудрил. Будем надеяться, что все будет нормально".

- Ладно, ничего, - Кротов успокаивал больше себя, чем Ташию. - Все равно, пора спать.

Несмотря на все это, Сергей заснул, как всегда, быстро и крепко. Но вот пробуждение оказалось совсем не таким, как всегда. Ему приснилось, что где-то гремит гром, но сон быстро прервался, и он вскочил. Внизу, у входной двери, грохотало - кто-то из всей силы стучал по ней. Среди грохота Кротов разобрал слова.

- Открывайте! Проверка Ревнителей веры!

У него не было окна, выходившего на ту сторону улицы, и Кротов помчался в комнату зардерцев. Те уже стояли у окна. На всех были броники, и даже маски закрыты. "Спали они в них, что ли?"

На улице было темно, лишь у их дверей колебались в руках несколько факелов. В их неверном свете можно было разглядеть небольшую толпу в поблескивающих доспехах.

- Открывайте! Или сейчас выбьем двери!

- Их много, - голос Пассимуши, как всегда, был спокоен. Он показал рукой в несколько мест за окном. Как Сергей ни вглядывался, он ничего не видел. "Хорошо вам с такими глазами".

- Ничего не вижу. Где?

- С той стороны улицы. Прячутся.

В комнате появилась Ташия, в ее руках был лук. Она тоже была спокойна, во всяком случае, внешне. Глядя на них, Сергей тоже собрался. "Отобьемся". Он прошел в свою комнату, открыл окно и позвал Парибо.

- Посмотри, сможете вы здесь уйти? Тут недалеко до соседней крыши.

Еще при заселении Кротов посмотрел, куда выходит его окно. Вниз, во внутренний двор, прыгать было высоко, а вот до соседней крыши добраться при достаточной сноровке было возможно. Он не сомневался, что "мурзилки" справятся даже в темноте. Им с Ташией будет сложнее.

 В это время дверь затрещала. Сергей схватил новый меч и кинулся туда. Пробегая мимо дверей комнаты зардерцев, увидел, как Ташия целится в открытое окно, а стоявший рядом зардерец показывает рукой цель.

Он появился внизу вовремя - дверь, рушившаяся под ударами топоров, наконец, сдалась. Пробив плечом отверстие, внутрь пролезал первый нападавший. Сергей не стал задумываться и, набегая с лестницы, сходу рубанул по руке с мечом. Человек закричал и выронил оружие. Меч не успел упасть на пол. Кто-то из-за спины Кротова подхватил его. 'Зардерец', - понял Сергей. Отвлекаться было некогда. Человека выдернули обратно, и дверь опять начали крошить, расширяя проход. "Хотят побольше места. Тогда рванут толпой". Так и оказалось. Еще секунда, и изломанная дверь упала внутрь. Тотчас вперед рванули воины, крича что-то о святом Гоноге.

Положение Кротова было гораздо выгодней. Ворвавшиеся ревнители оказывались в узком пространстве перед лестницей. Не успевали они замахнуться, как Сергей, стоявший на пару ступеней выше, наносил удар. Он даже не целился, главное - вложить больше силы.

Еще двоих вытащили за ноги назад, на улицу. Один раненый, обливающийся кровью, прижав разрубленную руку к груди, забился в угол площадки и стонал. Надо добить, но Кротов, ни раньше, ни сейчас, не мог заставить себя сделать это.

Нападавшие на время остановились. С улицы раздался знакомый голос.

- Сергей! Ташия! Лучше сдавайтесь, уйти вам некуда!

- Сука! - определил свое отношение к кричавшему Кротов.

Наверху вскрикнула Ташия.

- Аланг! - по голосу чувствовалось, что она не верит себе.

- Ты гад! Я сама убью тебя!

"Похоже, поняла, что за тип этот ревнитель. А родители нормальные люди".

Додумать ему не дали - тактика врага изменилась - из темноты проема резко ударило копье. Кротов не ожидал такого, и даже тренированное тело не успело среагировать. Сильный удар в плечо хоть и был компенсирован пластиком броника, все равно чуть не свалил его с ног. Пока он балансировал на ступеньке, в дверь прорвались двое, и лезли еще.

- Пригнись!

Кротов мгновенно среагировал на голос зардерца. На площадке перед Сергеем вспыхнуло пламя, и дико закричали баррахцы. Землянин понял, что сделал Пассимуши. Он разрубил горящую лампу и кинул её в нападавших. Разлившееся масло весело вспыхнуло. Обезумев от страха, пылавшие воины попытались вырваться обратно на улицу, но напиравшие оттуда не давали этого сделать. Тогда они рванули вверх, прямо на Сергея. Кротов воткнул меч первому прямо в раскрытый в крике рот. Потом уперся ногой в грудь и двумя руками выдернул меч. Замолчавший воин упал на спину, сбивая с ног следующего. Кротов быстро нагнулся и пригвоздил к полу ревнителя, выбиравшегося из-под горящего трупа.

Накопившиеся в горящем тамбуре тела затруднили задачу нападавших. Они опять остановились.

- Вы зря устроили это побоище! - голос Аланга был полон злости. - Теперь пощады вам не будет!

- Да пошел ты в жопу! - не выдержал Сергей. - Это ты, сука, все устроил, а не мы!

- Сергей, уходим!

Кротов обернулся. Наверху лестницы стоял Парибо.

- Где Ташия?

- На крыше. Мы помогли.

- Ты тварь! Я еще до тебя доберусь! - крикнул в темноту Кротов, чтобы показать, что он еще здесь, и, перепрыгивая ступени, помчался наверх.

- Вылазь. Сразу направо. Там схватишься. Дальше зардер поможет.

'Целая инструкция', - успел усмехнуться Сергей и, опершись на плечо стоявшего у окна Парибо, выполз в ночь. Сразу развернувшись к стене, он поискал руками опору. Еще раньше, разглядывая возможные пути побега, он заметил кронштейны, оставшиеся еще от той, цивилизованной, жизни; висела на них в свое время какая-то техника. Зацепившись за найденный кронштейн, он понял, что без второй руки не справится. "Почему не включается этот сраный дар предтеч? Сейчас бы самое время". Кротов с сожалением отправил меч вниз, на землю внутреннего дворика: "Мечи у меня совсем не держатся. Уже третий прое...л!" К его удивлению оружие не звякнуло по камню, а мягко чмокнуло. Снизу раздался крик боли. "Блин, их и тут полно, - понял Сергей. - Видно попал в кого-то".

Он ухватился второй рукой за створку окна и оторвал ноги от подоконника. Подтягиваясь на руках, уперся носками сапог в выступы на стене. В этот момент правую ногу зацепил крюк и его резко дернули вниз. Ноги оторвались от стены, и землянин повис на руках. Он опять попытался подтянуться, но ноги, сначала одну, потом другую, обхватили петли и потянули вниз. Он еще секунду побарахтался, пытаясь удержаться на стене, потом руки разжались, и он полетел.

Несмотря на то, что он был в броннике, удар спиной о мостовую был так силен, что на секунду он потерял сознание. Однако быстро очнулся и попытался вскочить, но подняться уже не смог - на него навалилась целая толпа воинов.

В какое-то мгновение лицо у него оказалось открытым, и он увидел, как из освещенного пожаром окна, прямо на кучу навалившихся на него ревнителей, прыгнул Пассимуши, в обеих руках у него поблескивали ножи. Раздались крики боли и атакующие возгласы. На пару секунд нападавшие ослабили хватку, и Кротов тоже выхватил нож. Не разбираясь куда, он тыкал лезвием вокруг себя, но освободиться не удалось. На него снова навалились и выкрутили нож из руки. К охране прибыло подкрепление. "Блин, еще и Парибо скрутят!"

- Зардер! Бегиии! Помогите Ташие!

В пространстве двора появились факелы. В их красном прыгающем свете Кротов увидел, как, крутанувшись, зардерец расчистил вокруг себя место и вдруг, подпрыгнув, зацепился за что-то на стене. Как обезьяна, в два приема, он взлетел на крышу и через миг исчез. Из темноты донесся гортанный голос Парибо:

- Кротов, мы придем за тобой!

Нападавшие взвыли. Кротов еще повозился для проформы и расслабился. "Пока разберутся, как меня раздеть, можно отдыхать', - но шутка была невеселой. 'Значит, все-таки, дар исчез". То, о чем он только подозревал, подтверждалось. Впервые мысль об этом пришла к нему по дороге из запретного леса. После того как он очнулся, он ни разу не почувствовал эмоций окружающих. Потом, в недавней драке, когда он заступился за старика-архивариуса, тоже никаких потерь цвета и замедления времени. Значит, то полное единение, что он чувствовал тогда на горе, у Черного Корабля, не прошло даром.

Его несли по темным улицам. За время схватки ни одно окно не осветилось. Услышав, кто атакует, жители этого мрачного угла затаились, боясь привлечь к себе внимание. Через какое-то время его забросили в ящик, закрыли крышку, и он потерял чувство дороги. Его погрузили в телегу и повезли - больше он не чувствовал покачиваний при ходьбе людей. Через какое-то время Кротов, к своему удивлению, задремал. Выброс адреналина рассосался, и организм взял паузу для восстановления.

  

- Удобная штука эта медмашина, - голос вошедшего никак не соответствовал его фигуре - тонкий и писклявый. - Кровь не надо убирать, все стекает куда надо.

Кротов молчал. Он разглядывал человека, порадовавшего его такой информацией. Только сейчас Сергей понял, почему комната показалась ему знакомой. Это был медицинский бокс, и лежал он на кушетке медмашины. Отличие от прежних посещений этой штуки было только в том, что медмашина не работала - даже крышка была отломана и стояла в углу - и лежал он, привязанный ремнями по рукам и ногам.

Человек тяжело опустился в кресло. Его огромное тело заполнило весь объем и, казалось, даже свешивалось с подлокотников. Свободная темно-красная мантия еще больше увеличивала это ощущение. "Центнера полтора, - подумал Сергей. - Хороший хряк". Он нарочно не позволял себе думать о том, что сказал толстяк. Также в Афганистане он всегда перебивал мысль, что может попасть в плен к "духам".

Толстяк тоже помолчал, разглядывая землянина. Потом рот его, спрятавшийся между пунцовых нездоровых щек, скривился, изображая улыбку, и он ласково продолжал.

- Хорошие у тебя друзья. Зардерцы. Никогда их не видел, - он поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, от чего все его тело заколыхалось. - Но, надеюсь, познакомлюсь. Будут еще тут лежать. Вот жизнь, интересная штука. Ловили мне одну пташку, а поймали совсем другую, гораздо важнее. Даже по сравнению с внучкой старой правительницы.

- Ведь я правильно понимаю, - толстяк наклонился в сторону Сергея и впился глазами в его лицо. - Ты, Сергей Кротов, не простой житель этого города?

"Все знает, сука. Даже как зовут".

- Да, о чем я говорю? - сидевший продолжал беседовать сам с собой. - Человек, имеющий в друзьях зардерцев, никак не может быть простым жителем Барраха! Я бы даже сказал, он вообще не житель Барраха. И думается мне, он имеет отношение к появившемуся здесь недавно звездному посольству.

Толстяк захихикал.

- Удача сама свалилась мне в руки! Я даже не жалею, что дочка Леалы сбежала. Конечно, хорошо бы и её сунуть в камеру к матери, тогда старая ведьма, наверняка, стала бы сговорчивее. Но о таком подарке, как ты, я и не мечтал. Пока этот старый дурень - Император - носится с посольством, не зная как лучше их использовать, они используют его.

Он опять хихикнул.

- Интересно, что он скажет, узнав, что со звезд прилетело не только официальное посольство, но еще и куча шпионов. Это ведь так? Я думаю, сейчас на Баррахе не одна ваша группа? Наверняка есть еще банды? Ничего, - он потер руки. - Раз не работают ваши колдовские штучки, мы сильнее и скоро выловим всех. Интересно, как выглядит кровь инопланетников?

В дверь постучали. Толстяк сразу выпрямился, лицо приняло надменное выражение.

- Что там?

- Высокочтимый Экзарх Барраха, - вошедший поклонился. - Пришел ревнитель Аланг. Вы приказали сразу отправить его к вам.

- Давай!

- Прости, Сергей, - издевательски извинился толстый. - Дела государственные, придется нам прервать нашу беседу...

В комнату быстро вошел старый знакомый. Сергей дернулся. "Тварь! Вот из-за кого все!" Аланг склонил голову и, глядя в пол, сообщил:

- Они ушли. Мы не смогли поймать Ташию. Эти волосатые карлики - настоящие демоны!

- Успокойся, ревнитель Аланг, - важно произнес Экзарх. - Можешь поднять голову. Я не буду тебя наказывать в этот раз, но помни, даже святой Гоног был терпим только до определенной черты. В следующий раз, если такое случится, ты не избежишь заслуженного наказания.

- Спасибо, ваше преподобие, - в голосе ревнителя прозвучало явное облегчение. - Я приказал всем моим людям искать гномов и девушку.

- Правильное решение. Но прикажи еще, чтобы искали не только их. Похоже, за последние дни в городе появилась не только эта банда. Пусть все подчиненные тебе спрятанные ревнители промоют уши и глаза - всем искать еще такие группы!

- Слушаюсь, Великий Экзарх!

- Да смотрите, чтобы ищейки Императора ничего не пронюхали. Все пока должно быть в тайне!

Когда Аланг ушел, Экзарх не смог сдержать смех.

- Волосатые карлики! Знал бы этот служака, кто они на самом деле! - он опять обратился к Сергею, словно они вели беседу.

Кротов, испуганный первым выражением об удобном ложе, с которого хорошо стекает кровь, постепенно успокоился. "Чему быть, того не миновать". После того, как его притащили в эту комнату и, повозившись, все-таки освободили от бронекостюма, он уже многое передумал. Он устал - не только от борьбы - пока ревнители раздевали его, он изо всех сил пытался сопротивляться. Даже когда его уже пристегнули и для острастки отходили кнутом, он все еще психовал и материл врагов. Теперь возбуждение сменилось равнодушным спокойствием. Сопротивляясь, он все ждал, что, наконец, сработает то, что он называл "даром предтеч". Но, похоже, это покинуло его навсегда. "Сами дали, сами забрали". А ведь все казалось наоборот. Во время "обморока" на горе, Кротов впервые получил такой крепкий контакт. Не считая, конечно, первого раза, на Тарне, когда он находился внутри Черного Корабля. Но тогда он полностью совместился с разумом существа по имени Шерхам. И в тот раз он ничего не понял из того, что подали ему на "блюдечке с голубой каемочкой". В этот раз Сергей уже почти полностью смог отделить свое я от разума, ворвавшегося в его мозг. Не все из мыслеобразов, пролетевших перед ним, он понял, но многое все-таки раскрылось.

- Что же ты, дружок, все молчишь? - притворная доброта полилась на Сергея. - Я ведь тоже хочу тебя послушать. А то твои друзья из посольства - они ведь твои друзья? - рассказывают мало и таким языком, что пока отделишь истину, уже забудешь, про что говорили.

- Говори! - вдруг закричал Экзарх.

"Оказывается, он умеет и орать, а не только пищать".

- Я хочу знать, кто ты? Зачем вы здесь появились после стольких лет забвения? Если бы не зеленый, мы бы уже считали, что Империя исчезла.

Кротова кольнуло - "зеленый!". Почему-то он не сомневался, что Экзарх имел в виду именно нифлянца. Это было первое упоминание о существовании инопланетника не из уст Имперцев. Сергей едва удержался, чтобы сразу не спросить о нифлянце. "Надо поддержать беседу - как-то ведь надо выкручиваться". Помирать он не собирался. Раз отказало то, на что он уже привык надеяться, придется обходиться своим мозгом и своими силами. Он раскрыл рот:

- Да пошел ты в жопу! Толстый козел!

"Что я говорю?!"

- Лучше освободи меня и тогда я договорюсь, чтобы ты остался жить! В противном случае ты покойник!

"Я идиот! Теперь точно крышка!" Кротов замолчал, ожидая, что толстяк начнет звать охрану. Но тот повел себя иначе. Он вдруг расхохотался.

- Ну, насмешил, дружочек! Напугал старого больного Крюгера до смерти! - и мгновенно становясь серьезным, задумчиво произнес: - Я не пойму - или ты туп, как все служаки, или слишком хитер и пытаешься ошеломить меня и заинтересовать, или действительно надеешься на какую-то помощь. Так вот, я хочу сразу предупредить - меня ты не напугаешь. Даже если в твоих угрозах что-то есть и на помощь придут силы, с которыми мне не совладать, ты все равно умрешь передо мной. А для моего извращенного ума этого достаточно! - опять хохотнул Экзарх.

"В этом есть логика, - решил Сергей. - Мне бы перед смертью, пожалуй, тоже хватило бы того, что конкретный враг, из-за которого я умираю, также сдыхает!"

В двери опять осторожно постучали.

- Чего там еще? - недовольно пропищал Крюгер, поворачивая голову к двери.

Створки распахнулись, вошел уже бывавший до этого слуга в балахоне. Он склонил голову:

- Высокочтимый Экзарх...

- Кончай! - нетерпеливо прервал его толстяк. - Говори, что стряслось!

- Император срочно требует, чтобы вы прибыли во дворец.

- Иди, - махнул рукой Верховный Ревнитель.

Слуга быстро вышел, так и не подняв головы. Экзарх начал выползать из кресла, ворча и поругиваясь.

- Срочно. Опять какую-нибудь ерунду придумал. Император сраный.

То, что он так говорит при Кротове, было плохим знаком. "То, что я услышу, нисколько не боится. Значит, считает, что я никогда не выйду отсюда. Или, может, и вправду, совсем не боится Императора?" Однако эту мысль пришлось откинуть - все, что Кротов слышал об устройстве главной Империи Барраха, говорило о том, что правитель Арсалган - настоящий монарх. И хотя все боятся Экзарха, Арсалгана боятся еще больше.

- Я ухожу, - Крюгер поправлял складки облепившего его фигуру сатанинского плаща. - Но, я обязательно вернусь! А ты подумай о более уважительном отношении к тому, кто может раздавить тебя одним пальцем как никому не нужное насекомое. И для этого я сейчас пришлю к тебе человечка, который постарается вбить тебе надлежащие мысли.

- Да пошел ты!

Толстяк не ответил, только нехорошо заулыбался.

"Блин, совсем как в детстве. Мой язык - враг мой!" Провожая взглядом Экзарха, Кротов вспомнил, сколько раз почти погашенная драка вспыхивала вновь из-за того, что он не мог вовремя остановиться и придержать язык.

Так и получилось. Почти сразу после ухода Крюгера в дверь вошли двое: один, в накинутом на голову капюшоне, нес в руках ведро с торчавшей оттуда палкой; второй, с оголенными по плечи руками, на которых бугрились мускулы, с густой черной бородой, показал на место, где поставить ведро, и повернулся к землянину.

- Говорят, ты непочтительно разговаривал с Великим Экзархом. Сейчас я объясню тебе, что ты не прав.

"Ну вот - допиз...ся!" Кротов обреченно смотрел, как бородатый вытащил из ведра палку. Это оказалась длинная рукоять плети, с хвоста которой сбегала какая-то жидкость. "Блин, в какой-то хрени еще вымачивают". Сергей непроизвольно напрягся, где-то в глубине сознания еще надеясь, что мир сейчас замедлится, краски исчезнут, и он легко порвет ремни. Плеть засвистела, и Кротов сжался, ожидая удара.

Экзекуция была недолгой - палач оказался мастером своего дела. Через несколько минут живот, грудь, руки и ноги землянина покрылись багровыми полосами. Боль, сначала огнем опоясавшая тело, притупилась и стала постоянной. Но все равно каждый новый свист плетки опять заставлял сжиматься, словно это могло помочь.

Бородатый экзекутор остановился, кинул плеть в ведро и позвал слугу. Потом повернулся к Кротову. Глаза его горели, лицо раскраснелось, рот растянулся в довольной улыбке:

- Жаль, что Экзарх решил только чуть-чуть поучить тебя. Я бы хотел тебе показать, что такое настоящая плеть, и как одной этой штукой с живого можно снять шкуру.

Даже затуманенный болью Сергей содрогнулся: "Сука, он получает от этого удовольствие".

- Да, так и хочется пройтись по всему телу по-настоящему! А то у тебя даже ни одного шрама нет.

Палач подтвердил мысль Кротова.

Сергей собрался и попытался ответить садисту. Но губы не слушались - один удар как бы случайно попал по лицу - они распухли и онемели. Вместо мата прозвучало только шипение.

- Не благодари! - захохотал палач. - Вот разрешит Великий Экзарх заняться тобой по-настоящему, тогда и скажешь спасибо.

Он подождал, когда слуга заберет ведро, и вышел. Через минуту дверь снова открылась. Вошли два охранника. По их лицам Сергей понял, что они уже привыкли к таким картинам. Один равнодушно заметил:

- Смотри, крови нет, хоть не уделаемся сегодня.

- Не торопись, - ответил второй. - День еще не кончился.

Больше они не сказали ни слова. Отвязав землянина, они подхватили его под руки и почти волоком потащили куда-то. Миновав несколько дверей и длинный круглый коридор, его подвели к помещению, отделенному от коридора решеткой. Не обращая внимания на его раны, охранники толкнули Сергея на тюфяк, лежавший в углу комнаты.

- Как думаешь, долго протянет? - спросил один.

- Сколько бы ни протянул, из этого блока выход один, - второй охранник сделал красноречивый жест, как будто затягивая петлю. - Если, конечно, Алиш его до смерти не забьет. Слишком он какой-то нежный, посмотри какая кожа. И зубы все на месте. Явно сынок кого-то из дворца.

- Ты! Давай поменьше про это болтай!

Они захлопнули камеру и собрались уходить.

- Стойте, - захрипел Сергей. - Дайте пить.

Охранники переглянулись. Потом один куда-то сходил и принес кувшин с водой.

- Не пей сразу все. Тут за тобой ухаживать некому. Потом хоть заорись.

Охранники ушли. Кротов первым делом отпил из кувшина - нестерпимо мучила жажда. Раны горели огнем. "Наверное, из-за рассола, в котором он держит плетку". Сергей сел на жестком ложе и огляделся. Возле изголовья лежала тряпка. Он протянул руку. Тряпка оказалась ветхим плащом. "Хоть накрыться чем будет". Он поднялся, набросил хламиду, не завязывая - побоялся беспокоить вспухшие рубцы, покрывавшие все тело спереди - и подошел к решетке. Две лампы, висевшие в разных концах коридора, давали немного света. Но, все равно, сразу было понятно, что место, где он находится, построено еще при цивилизации: решетка из толстых круглых прутьев была окрашена в белый цвет и до сих пор не потеряла своего блеска; полы и стены коридора были ровными и тоже поблескивали. "Пластик и металл, - подумал землянин. - Значит, ни сломать, ни подкопаться. Плохо дело. Интересно, кого держали здесь в те времена?" Он взялся за решетку и потряс. Она даже не шелохнулась. Сергей развернулся и пошел к лежаку.

- Кто ты?

Кротов застыл. Голос шел из камеры дальше по коридору. Слова прозвучали нежно, словно их пропели. "Ну, вот я и нашел то, что искал!" Он развернулся, прильнул к решетке и тихо спросил:

- Ты нифлянец?



****

Глемас спешил. Надо срочно найти принцессу. Новости были плохие. Сегодня "друзья" срочно пригласили на встречу. Кухонный мастер Игрези перехватил гронца в темном переходе жилой части дворца и предупредил, что его ждут там, где и всегда. Только в этот раз встретиться надо срочно. Важные новости.

Срочно его приглашали впервые, поэтому он не стал тянуть. Доложив дежурному Алгатцу, что он уходит в город, Глемас пристегнул меч и через несколько минут стоял за воротами дворца. Охрана уже привыкла к Имперцам и не обращала на него внимания. Выбрав маршрут - он всегда старался идти по новому пути - правила, вбитые в академии МРОБ, стали его натурой - Гронберг неторопливо пошагал к ближайшему отвороту с главной улицы, расслабленной походкой и, вообще, всем видом демонстрируя, что он вышел прогуляться и еще не решил, куда пойдет. Он часто озирался, словно выбирая где свернуть. Убедившись, что от дворца никто за ним не прилип, он свернул и начал набирать скорость. Сделав еще несколько стандартных маневров, чтобы определить слежку, он вышел на нужную улицу. Столица была городом развитым, и по центральным улицам курсировали длинные повозки общественного транспорта. Влекомые устрашающего вида зверями, они позволяли намного ускорить передвижение по городу. Пешком этот бывший мегаполис обойти невозможно. Неспешные, на первый взгляд, мягкие скачки гозаров из-за их огромного роста заставляли повозки двигаться очень быстро.

Спрыгнув на ходу под недовольный выкрик кучера, Глемас встал в небольшую очередь, собравшуюся у торговки снедью. Убедившись, что он чист - "хвоста" нет - быстро двинулся к месту встречи. Гронец почти не сомневался в том, кто ждет его в трактире - Чекра Горрах, она появилась в столице через два дня после прибытия посольства. Он хорошо помнил ту, первую, встречу, когда он вошел в заведение, его провели в отдельную комнату, где, к его немалому удивлению, из-за стола поднялась дочь "уважаемого человека" из Ара - сама Чекра Горрах! Она нетерпеливо махнула рукой, показывая, чтобы провожатый удалился, и с радостной улыбкой бросилась навстречу. Но еще больше было удивительным то, что и он очень обрадовался. Он, конечно, не позволил себе показать это - слишком глубоко въелась в душу шпионская натура - но Чекра не обратила никакого внимания на его бесстрастное лицо.

- Наконец-то! - она обняла его. - Я уже заждалась!

Глемас тоже прижал девушку к себе. По всем канонам МРОБ - это было прекрасная вербовка. Агент такого уровня и такого влияния - это всегда хорошо. Но, обнимая девушку и заглядывая ей в лицо, гронец думал совсем о другом. С некоторых пор он уже начал считать себя стариком и с женщинами встречался или когда требовала работа, или когда требовала физиология. В этот же раз он испытал радость просто от того, что увидел девушку. Он даже рассердился на себя за такую сентиментальность. Но переводить тон встречи на деловой лад ему совсем не хотелось. Да и не профессионально это - надо всегда использовать расположение агента - оправдал он себя. Та первая встреча быстро переросла в свидание. Чекра, как он понял еще при первой встрече, была девушка решительная и если чего захотела - добивалась этого упорно, и не обращая внимания на условности. Так что через час они уже оказались в постели.

С тех пор это повторялось довольно часто. Они договорились о встречах на определенное время, чтобы не использовать часто связь через мафиози с кухни. Все-таки это был человек из другого клана, хоть и родственного. Но сегодня его вызвали именно так - через Игрези.

Связь с дочерью главного уважаемого человека Ара, хоть он и пытался не афишировать это, не скрылась от местных гангстеров. Для них ценность Гронца выросла на порядок. Одно дело оказать услугу какому-то человеку со стороны, хотя о нем и просил уважаемый человек, и совсем другое - оказать ту же услугу человеку, который спит с самой Чакрой Горрах. Глемаса встретил сам хозяин заведения, поинтересовался здоровьем и состоянием дел, потом проводил в знакомую комнату.

- Девушка сегодня что-то очень серьезна, - шепнул он, исчезая.

Действительно, Чекра, хотя и как всегда вскочила, и подошла к нему с улыбкой, но Глемас заметил тревожный огонек в её глазах.

- Что случилось? - целуя, спросил агент.

Она села и, приняв деловой вид, спросила:

- Тебе очень важны те люди, которых ты просил устроить в нашем районе?

Глемас встревожился:

- Да, очень. Не тяни! Что с ними?

- Не переживай, с девушкой все нормально, - Чекра не удержалась, чтобы не уколоть - она была очень ревнива. Несколько раз она допытывала гронца о его отношении к спутнице Кротова.

- Чекра! - укоризненно прервал её Гронберг.

- Все, все! Рассказываю. На гостиницу, где мы устроили твоих друзей, напали ревнители Экзарха. Произошла схватка. По рассказу хозяина, всем, кроме одного человека, удалось скрыться. Это тот, с которым ты встречался.

- Дракон! Неужели Кротов?! Я не верю!

Глемас уже так привык к способности землянина выкручиваться из любых передряг, что просто не хотел верить, чтобы какие-то ревнители могли скрутить Сергея.

- Почему не веришь? Ревнители, если они решили кого-то арестовать, всегда берутся за дело основательно. Наоборот, удивительно, что кто-то смог от них уйти. Даже уважаемые люди стараются никогда не связываться с Экзархом.

- Рассказывай все, что знаешь, - Глемас уже успокоился. Надо думать, как выручать землянина, а для этого нужна информация.

 Знала Чекра немного, только то, что рассказал хозяин гостиницы. По её рассказу выходило, что взяли их ни с того ни с сего. Единственное, что было непонятно - роль того молодого человека, который сначала приходил, чтобы встретиться с девушкой, а потом ночью командовал захватом. 'Может это из-за неё? Нет, ерунда, не успокаивай себя, слишком серьезно организована операция, чтобы свести её к личной жизни молодого ревнителя'.

- Мне надо услышать этого человека - хозяина гостиницы.

- Я знала, что ты это захочешь, и приказала доставить его сюда. Скоро притащат.

  

И вот теперь гронец торопился найти Алгалу - надо срочно решать, что делать. Нифлянца они так и не нашли. Теперь и землянин исчез в темницах Экзарха. А для Империи они нужны, и нужны оба - как уже не раз заявляли зеленокожие. Похоже, придется поближе познакомиться с этим жирным боровом - Экзархом Империи и Главным Ревнителем веры - Крюгером Шерспаком. За то время, что агент находился во дворце, ему так и не удалось увидеть вблизи этого человека - он всегда старался меньше быть на виду; на официальных церемониях он прятался за толпой придворных, всегда в тени правителя Арсалгана. Ревнитель никогда не оставался до конца церемонии, исчезая, лишь отсидев главную часть - речь Императора.

Сразу по прибытии во дворец, Глемас первым делом занялся тем, без чего невозможна любая самая простая операция - сбором информации. Еще первый его наставник - незабвенный Рухас Даринг - учил, что любое дело на девяносто процентов состоит из сбора информации и её анализа, и лишь на десять - из активных действий. За свою карьеру Гронберг не раз убедился в правоте учителя - когда ты все знаешь об объекте, ты хозяин положения. Здесь, на планете, отброшенной в развитии на много веков назад, и работать приходилось по старинке. Главную часть любой подготовительной фазы - поиск информации во всех возможных виртуальных информаториях, официальных и частных - заменила работа по сбору информации из первых рук - разговоры с самыми разными людьми. И, конечно, вернейшее средство в любые времена - вербовка агентов в нужных местах. В свете этого, знакомство с "уважаемыми людьми" было просто подарком, но это была помощь за стенами дворца. Здесь же почти все пришлось делать самому, лишь некоторая часть информации приходила от агентов Хозуправления. Зато в деле анализа они были, явно, лучше. Глемас, скрепя сердце, признал это и теперь часто пользовался их мозгами. Алгала быстро разобралась в раскладе между двумя шпионскими ведомствами. Она ненавязчиво перекинула всю оперативную работу на МРОБовца, выдав ему при этом карт-бланш на все его действия в этом плане, но все стратегические решения принимались только после анализа сведений ведомством генерала Ширана.

В дворцовой жизни выросла роль Лорда Керли и, как ни странно, секретаря посольства Ника Бреге. Его мозг был похож на компьютер - он содержал столько информации, что даже Ширан иногда широко раскрывал глаза. Кроме того, этот нескладный пожилой человек частенько выдавал такие нетривиальные суждения, которые открывали вид на ситуацию с совершенно новой стороны.

Старый Император принял Алгалу не лучшим образом - весь дипломатический этикет был соблюден, но высокомерное холодное отношение сразу показало, что Арсалган недоволен. Позже выяснилось, что Император недоволен тем, что она женщина. Это был еще один просчет ведомства Ширана. В этом обществе все достижения Цивилизованных Миров оказались отброшены. Мужчины смогли лучше приспособиться к условиям отсутствия науки и техники. Грубая сила восторжествовала, и женщинам отвели место на кухне и в постели. И в силу как раз этих причин - мужчины были в первых рядах на войне и на тяжелой физической работе - их было гораздо меньше чем женщин. Однако, со временем Арсалган признал её ум и, к удивлению местной элиты, часто беседовал с ней один на один. Алгала рассказала, что умный старик хотел знать как можно больше о современном положении дел в Империи. Он абсолютно не верил в колдунов и то, что они повергли Баррах в то дерьмо, в котором сейчас находилась планета. Больше того, он знал, кем был его предок и всю историю превращения колонии в Империю трактовал очень трезво. Так что на планете было две истории - одна, настоящая - для малого круга лиц из самой верхушки социальной лестницы, и вторая, официальная - для всех остальных.

Окружение Императора толковало эти беседы по-своему - правитель решил взять еще одну жену. Экзарх - второе лицо в государстве - очень ревниво относился ко всему, что мешало ему оказывать влияние на Арсалгана. Здесь же была еще и прямая угроза его положению, так как власть ревнителей существовала только за счет поддержания мифа о "колдунах". Поэтому Крюгер возненавидел принцессу и в самом начале он несколько раз предлагал казнить Алгалу и все посольство, аргументируя это то тем, что они самые настоящие колдуны, то тем, что они прибыли для уничтожения Империи, то тем, что Императора оскорбили, прислав послом женщину. Так что было ясно, что Экзарх использует захват Кротова, как еще одну возможность настроить Императора против Имперцев.

О разведгруппе зардерцев и Кротова, выброшенной в неподконтрольные императору земли, Арсалган не знал. Но как бы это не было важно - это было не главное. Главное - категоричное желание нифлянцев в любом случае спасти землянина. Даже если не удастся найти их соплеменника, они требовали Кротова спасти. А теперь, когда все в Звездной Империи пляшут под дудку зеленокожих, можно считать их желание приказом Императора. Хотя, даже и без всех этих условий, Глемас не собирался бросать Сергея. За время, прожитое вместе, он стал считать этого землянина чуть ли не братом.

Поэтому гронец и нервничал, расхаживая в небольшой приемной у комнат принцессы. Дело нельзя затягивать. Никто не знает, что предпримет этот хитрый толстяк. Но то, что любое его действие будет во вред миссии - это точно!

Наконец послышались шаги. Первым вошел офицер алгатец. Бесстрастно глянув на Глемаса, кивнул, приветствуя, и отошел в сторону. Алгатцы так и не приняли быстрое возвышение МРОБовца, после того как они уже начали привыкать к тому, что он один из них. Так что демонстративно приветствовали его как равного. Гронбергу это было только на руку, и он старался поддерживать эту демократичность. Следом быстро вошла Алгала. Глемас вытянулся и попытался приветствовать, как положено по протоколу, но принцесса только раздраженно махнула рукой, прервав церемонию. Она была недовольна.

- Арсалган, похоже, действительно не знает, где находится зеленый, - вместо приветствия выдала она. - Опять выкручивался. Хорошо хоть перестал отпираться, что он здесь. Время тянет.

Агент тоже считал, что это так. Император просто не может найти нифлянца, и сейчас на время поиска затягивает переговоры.

- Принцесса, у меня тоже нехорошие новости.

Она вскинула на него глаза.

- Вы что, сговорились сегодня? Пойдем в кабинет.

Они дождались, пока алгатцы проверили кабинет, и вошли туда.

- Рассказывай, - принцесса скинула перчатки и прошла за рабочий стол.

Глемас, не вдаваясь в подробности, поведал о захвате землянина.

- Это, действительно, плохо! Мы не нашли нифлянца и при этом еще и потеряли Кротова. Ты помнишь, что он единственный человек, который нужен зеленокожим?

Она не стала ждать ответа на свой вопрос.

- Чем он может помочь в войне с "захватчиками тел", я не знаю, но и без этого не отдам Экзарху этого парня! Он когда-то в одиночку пошел спасать меня. Будет позор, если я не спасу его.

Она стукнула по стоявшему на столе камертону, раздался протяжный красивый звук, и в дверях тотчас возник офицер.

- Пригласите генерала Ширана! Передайте, пусть поторопится, дело срочное.

- Слушаюсь, принцесса! - офицер четко развернулся и вышел.

- Постойте офицер!

Тот быстро вернулся.

- Вызывайте сразу лорда Керли и секретаря посольства!

Она вопросительно глянула на Глемаса - правильно делаю? Он кивнул в ответ.

Приглашенные появились быстро, немного задержался только лорд. Принцесса приказала всем сесть.

- А теперь послушайте представителя Министерства.

Глемас повторил рассказ. Выслушав, все молча смотрели на принцессу. Никто не хотел говорить первым - Алгала не дала им времени на обдумывание.

- Полковник, вы принесли эту новость - вы и будете первым - что нам надо предпринять в свете такого оборота дел?

Глемас уже давно приготовил ответ, так что ответил сразу.

- Мы должны вытащить Кротова из лап Крюгера. Насколько я знаю Экзарха, уговорить его вряд ли удастся, поэтому предлагаю силовой вариант.

Лорд Керли скривился.

- Не слишком ли радикально?

Алгала повернулась к дипломату.

- Продолжайте! Послушаем ваш план.

- Мы должны активизировать работу в этом направлении. Во-первых, надо выделить группу дипломатов, которые будут заниматься только вопросами освобождения землянина. Во-вторых...

- С вами все понятно, лорд Керли, - остановила дипломата принцесса. - Вы что скажете, генерал?

- К сожалению, у нас слишком мало сил для проведения силовой операции. Лорд, в принципе, прав, но главный упор надо сделать не на дипломатию, а на разведку. И только если и так ничего не получится, подумать о силовом решении.

- Ясно! А что скажет нам секретарь?

Глемас разозлился - было понятно, что Бреге поддержит своего начальника. "Они что, не понимают, что с Экзархом методы дипломатии не работают?" Он не собирался сдаваться. "Пусть все уйдут, буду уговаривать принцессу. Она умница, все поймет".

Ник Бреге встал, немного помялся, крутя в руках какую-то папку и стараясь не смотреть на лорда Керли, тихо произнес:

- Я за силовую операцию.

Все с удивлением воззрились на секретаря - никто не ожидал такого ответа. Лорд даже хотел что-то сказать, но принцесса жестом остановила его.

- Итак, два 'за', и два 'против'. Остается мой голос...



****

Сосед-узник от такого вопроса затих. Лишь через полминуты через решетку выползла гибкая рука и покрутила длинными пальцами, без слов подтверждая догадку Сергея.

- Откуда ты знаешь про меня? И, вообще, про нифлянцев?

- Я из Звездной Империи. Император отправил на Баррах посольство.

Нифлянец опять замолчал, обдумывая услышанное.

- Что-то пошло не так? Почему ты здесь? Посольство провалилось?

"Не спросил, какое посольство, значит в курсе. Что ему можно рассказать? Хоть и союзник, но уже давно здесь, а Экзарх, похоже, умеет уговаривать".

- Нет, посольство работает. Просто я действовал отдельно. За что меня арестовали до сих пор не понимаю.

- Ты действовал втайне? Посольство официально о тебе не заявляло?

Кротов промолчал.

- Если это так, то именно за это тебя и взяли. Ладно, оставим политику. Я уже давно здесь и потерял представление о жизни за этими стенами и уж тем более о жизни в Империи. Расскажи об обстановке, что там сейчас? И скажи, как тебя зовут? Я тоже совсем одичал здесь и сразу не представился. Мое имя Кьюри.

- Я Сергей.

Нифлянец опять затих. Потом вдруг спросил:

- Сергей Кротов, с планеты Земля?

"Ахренеть! Меня знают во всем космосе!" - Кротов не знал даже радоваться или огорчаться такой известности.

- Значит, верно - ты землянин, - не дождался ответа зеленокожий. - И это очень плохо! Это самое плохое известие, что я узнал, сидя здесь.

- Откуда ты-то про меня знаешь? Сидя тут, в камере? - не выдержал Сергей.

- Я узнал о тебе, еще находясь на свободе, - певучий голос Кьюри набрал твердости. - Хотя, может быть, Великий Космос помогает нам, приведя тебя ко мне. Я все равно должен был встретиться с тобой. Теперь хочу все узнать подробно. Расскажи мне в деталях, все, что произошло после высадки. То, что было до этого, я знаю.

"Знает - значит, предположения Глемаса верны - зеленые могут связываться между собой сами без помощи людей".

- Я расскажу, но только в ответ на твой рассказ. Раз уж мы в равных условиях и одинаково можем загреметь на костер, я тоже хочу услышать все, что известно тебе. Иначе, ни слова не скажу. Слишком многое в этот раз я делаю, не понимая зачем. Хватит использовать меня втемную. И, первым делом, я хочу узнать, почему для тебя так плохо, что меня арестовали?

- Никто не отрицает твоего права знать все о деле, в котором ты можешь потерять жизнь. Я постараюсь ответить на твои вопросы. Я буду честен. Но и ты пойми, что мне очень нужно знать, что произошло с тобой на Баррахе. Это не праздное любопытство. Поэтому расскажу, чем ты важен для всех нас, а потом ты расскажешь то, о чем прошу я.

"Вроде о лживости нифлянцев никто ни разу не упоминал. Надо соглашаться. Похоже, он может что-то решать, даже находясь здесь". Но для начала Кротов спросил:

- Ты можешь связаться отсюда с нашими?

Ответ был хоть и не совсем тот, которого ждал Сергей, но тоже обнадеживал. Главное - это походило на правду.

- Нет, с посольством я связаться не могу. Могу с нифлянцем, с тем, что находится на корабле. И то, не всегда. Нужна энергия, а я сильно ослаб здесь.

Сергей не понял, как связана энергия и его слабость, но решил оставить пока этот вопрос. Он подтащил тюфяк ближе к решетке, лег и осторожно запахнул плащ.

- Я слушаю...

- Понимаешь, Сергей, во всем известном космосе только ты можешь противостоять жизни.

Кротов даже не сразу понял смысл фразы: "Что за бред?" Однако переспросить он не успел, разговор прервали. В коридоре появились двое - охранник с дубинкой и мечом, и второй, в серой хламиде с накинутым на голову капюшоном, такой же перед этим сопровождал палача. "Похоже, это тот же". В руках у него опять было ведро. Кротов вскочил. "Неужели опять плетка?" Но нет, от ведра несло запахом пищи.

- Что, демоны, хотите есть? - весело спросил громогласный охранник. - Тюремную похлебку будете? Если не захотите, вам сейчас принесут вина и жареного мяса!

Охранник захохотал собственной шутке.

- Вы каждый день обещаете это, досточтимый Сенгри. И каждый день я ем похлебку.

Надзиратель захохотал еще громче.

- Ну, зеленый, ну насмешил! Получишь за это двойную порцию.

Он показал рукой слуге, чтобы выполнял. Кротов, которого тюремный юмор совсем не рассмешил, молча стоял у решетки и разглядывал парочку. Он сразу заметил на поясе охранника связку ключей. "Наверняка, там есть и от моего замка". На белой ровной решетке чужеродным образованием висел грубый железный замок. Но возможности добраться до ключей Сергей пока не видел.

Охранник подошел к камере землянина.

- Чего таращишься? - он, в свою очередь, оглядел Сергея. - Вроде человек, а ребята сказали - ты тоже из этих.

Он кивнул в сторону нифлянца.

- У господина Экзарха нюх на колдунов. Так что скоро так согреешься, аж сгоришь!

Охранник опять захохотал. Ему очень нравились свои шутки.

- Корми его, и пойдем. Остальные тоже ждут свои разносолы.

Слуга подал Кротову железную миску и прямо через решетку вывалил в неё пару черпаков варева.

- Ложку дай, - Сергей поставил миску на пол.

- Тебе еще, может, женщину сюда привести? - снова заулыбался охранник. Потом улыбка исчезла с его лица, и он зло добавил. - Ешь из миски. И больше никогда не разговаривай со мной таким тоном, иначе вместо еды получишь вот это.

Он выразительно постучал дубинкой по ноге.

Когда охранник со слугой ушли, нифлянец заговорил:

- Зря вы так с ним. Человек он глупый и заносчивый и может отравить всю жизнь здесь.

- Да, черт с ним! Это все равно не жизнь. Кстати, ты видел? Ключи у охранника с собой. Судя по связке, там от всех камер.

- Сергей, выкиньте это из головы. Я уже давно здесь и понимаю, что без внешней помощи отсюда не уйти.

- Ладно, Кьюри, это я так, в порядке бреда.

Он уселся на тюфяк и, взяв миску, оглядел блюдо. Есть не хотелось, но он знал, что силы еще понадобятся. Стараясь не думать, что он ест, Сергей сначала выпил через край жидкость, а потом, помогая себе рукой, съел гущу.

- Кьюри, вы поели?

- Да.

- Тогда давайте дальше. И поподробнее, почему это я должен уничтожать жизнь? Или я что-то не так понял?

- Да, вы не так поняли. Вы не должны уничтожать жизнь. Её невозможно уничтожить. С этим не справились даже предтечи - те, кого вы называете "Черными Кораблями". Но и, конечно, это не та жизнь, о которой вы думаете. Я хотел рассказать все коротко, но сейчас вижу, что это не удастся - слишком многого вы не знаете.

- Времени у нас, похоже, будет сколько хочешь, так что рассказывайте, не сокращая. Так и до меня лучше дойдет.

  

- Космос велик, - начал Кьюри. - И многообразие жизни в нем не может представить ни ваш мозг, ни мой. Та ветвь жизни, к которой принадлежим мы - нифлянцы, вы - люди, зардерцы, сампоро и даже с некоторой натяжкой предтечи, основана на белковой основе. В данный момент времени и в данном участке великого космоса она превалирует.

- Кьюри, я хоть и с отсталой планеты, но не забывайте - я учился в Академии Спецназа, а на первом курсе там есть даже целый предмет о различных формах жизни.

- Да, конечно, но это я так, для ввода в историю. В общем, в нашем сегменте космоса однажды, в незапамятные времена, появилась еще одна форма жизни, самая приспособленная к выживанию. Можно сказать это её единственная цель - выжить любой ценой.

- Ну, а все остальные не так что ли? - удивился Кротов.

- Нет! У всех остальных есть моменты, когда мы считаем, что жизнь - это не самое главное. Мы сознательно готовы умереть за то, что считаем важным - за близких, за свою планету, да просто из злости! Хотя у всех нас есть инстинкт самосохранения, мы иногда забываем о нем. А те, о ком я говорю, никогда не будет рисковать своей жизнью. Выжить любой ценой! И они выживают! А мы проигрываем.

- Черт! Если все так, как вы рассказываете - почему я ничего никогда не слышал об этих чужих? И каким боком я к этому отношусь?

Кротов вскочил и, прислонившись к решетке, попытался увидеть собеседника.

- Слышали. Только не обращали внимания. И даже сталкивались. Я в курсе вашего приключения на Зорне.

" Я что - действительно так важен, что обо мне знают все нифлянцы?"

- Вы про Черный Корабль? Так я бы не сказал, что он стремился выжить - он умирал еще до меня и, в конце концов, умер.

- Вот мы и подошли к вашей первой встрече с "жизнью". Корабль был болен - он был заражен носителем жизни.

Кротов не знал этого, хотя все помнил. Последний контакт с Повелителем Звезд в запретном лесу разложил по полочкам многое, но слова зеленокожего добавили еще один кирпичик в знание. Ведь братья не считали, что они чем-то заражены. Все их системы постоянно сканировали состояние тела, и биологической составляющей, и механической. Оба считали, что умирают от повреждений и от старения. Однако если допустить, что прав нифлянец - тогда это все объясняет.

- Вы то откуда это можете знать? Ведь вам еще далеко до уровня развития Предтеч.

- Да, до их уровня мы не дошли, но и ваш уровень мы давно перешагнули.

- Что? Вы считаете, что ваша раса опередила уровень развития Цивилизованных Миров? Вы - у которых даже кораблей своих нет? Нет никакой своей техники? Я в упор не вижу вашего развития!

- Тише. Как бы сюда не пришли.

Нифлянец замолчал, прислушиваясь. Все было спокойно. "Какого черта я так раздухарился, - корил себя Сергей. - Стало обидно, что зеленые выше нас по развитию - так земляне хрен знает на сколько отстали даже от сампоро".

- К сожалению, мы тоже сдались под натиском "жизни". Мы сознательно бросили все и оставили наш мир. Но разговор не о нас.

Кротову показалось, что он уловил печаль в голосе инопланетника.

- Мы встретились с предтечами, когда их раса была еще в расцвете. Они были самодостаточны и относились к нам, как к детям. Но мы, все-таки, сумели наладить контакт, и они иногда давали нам кусочки своего знания. Пока не появилась "жизнь". Мы первыми почувствовали их удар. Но, в свете всего прошедшего, теперь мы считаем, что это именно предтечи принесли заразу на своих кораблях.

- Я был внутри яйца. Если вы говорите, что вступали с ними в контакт, то должны знать, что я был внутри самого предтечи. И я вступил с ним в контакт. Можно даже сказать, я был им. Ничего, никакой болезни, а тем более присутствия чужого, я не заметил!

- Вы опять слишком эмоциональны. Конечно, мы знаем, что Черный Корабль - это и есть отдельная особь их расы - расы Повелителей Звезд, как они себя называли. Вы не почувствовали чужого, потому что даже они - повелители - не смогли идентифицировать носитель жизни. Но я продолжу о первых встречах нашей расы с этой бедой. Это все задокументировано, и тут я опираюсь на факты.

Первыми начали изменяться окраинные колонии. Не было никакой войны, просто вдруг начали рушиться привычные социальные связи. Мы гораздо сильнее, чем вы, люди, а тем более предтечи, связаны друг с другом. Мы все как близкие родственники.

- Вы?! - опять не выдержал Сергей. Когда-то Пассимуши удивил его, сказав, что нифлянец всегда один. Но, после размышлений, Кротов понял, что зардерец прав - нифлянцы никогда не встречались компанией. - Да вы друг к другу на пушечный выстрел не подойдете!

- Да. Тут ты прав. Теперь мы не имеем права находиться рядом в пределах одной планеты или любой космической единицы. Это тоже последствия встречи с "жизнью". И ты даже представить себе не можешь, каково это. Раса, которая всегда чувствовала себя одним организмом, вынуждена разделиться на отдельных индивидов и ждать, когда найдется тот, кто справится с чумой. Это невыносимо. Жить одному - это хуже смерти.

"Ни хрена себе! Оказывается, им еще хуже, чем мне. Я-то считаю родственниками только действительно родных, и то все бы бросил, чтобы увидеть их".

- Кстати, так же поступили предтечи. Только они пошли еще дальше в своем самопожертвовании. Если мы сбежали, оставив зараженные миры жить своей жизнью, то Повелители Звезд попросту убили себя. Те, кто считал себя зараженным, прыгнул в звезду. Но это предтечи, существа почти равные богам, они могли сопротивляться. Мы же, всего лишь существа из плоти и крови, и "жизнь", или как вы их называете - "захватчики тел", быстро подчиняет нас своей воле.

- Скажи, наконец, что это за штука? - нетерпеливо спросил Кротов. - Кто они? Как выглядят?

Сергею очень не хватало глаз собеседника. Не привычно это - беседовать издалека, тем более обсуждать такую тему. Все, о чем говорил нифлянец, было для Сергея новым. Это переворачивало сложившийся взгляд на мир. Он считал, что Империя, да и вообще Цивилизованные Миры - это верх развития, и в обозримом будущем это так и будет. Были, конечно, предтечи, но это было так давно, и сейчас они почти легенда. Но то, что в Космосе есть кто-то сильнее рас Цивилизованных Миров и прямо сейчас он захватывает планеты Империи - этого Сергей никак не ожидал. Если эти "захватчики тел" победили даже Повелителей Звезд, то что для них планета по имени Земля? Даже не заметят. "Блин! Даже думать не хочу об этом!"

- Мы не знаем, что это. Мы так и не смогли работать с зараженными - для нифлянцев это выше их сил. Предтечи тоже не оставили нам указаний, что это. Мы даже не знаем, разумно ли оно. Из всего опыта теперь известно, что захватывая планету - "жизнь" начинает атаковать любое живое существо, подчиняя его себе, и лишь со временем адаптируется и начинает захватывать только доминирующую разумную расу. Но захватив тела, оно хоть и использует их мозг, но дальше уже не развивается. Использует только тот уровень технологии, который был до этого. Так что им очень повезло, когда заразился предтеча. Теперь они имеют технологии, которыми владели Повелители, и разум, вооруженный самым богатым знанием в обозримом космосе.

Сначала Кротов слушал все это, как сказку, но, постепенно, собственный опыт стал включаться в развернувшуюся перед ним картину мира. И особенно опыт Барраха. "Похоже, "мертвецы" четко встраиваются в этот мир. Значит, Черное яйцо в горах заражено? Ладно, надо дослушать". Он отошел от решетки, отхлебнул затхлой воды из жестяного кувшина и вернулся на прежнее место.

- Теперь они передвигаются по космосу через создаваемые ими самими червоточины. Это такие затраты энергии, что только Повелители Звезд обладали таким могуществом. И для захвата планеты они теперь тоже используют технологию предтеч - блокируют работу всей электроники. В подобном хаосе все расы, стоящие на вашем и нашем уровне развития, бессильны. Все их могущество заключается в технологии. А вернувшись в безтехнологичный мир, они проигрывают созданиям, вся цель которых - выживание.

"Это он точно про Баррах".

- Ладно, я почти верю тебе. Но теперь расскажи, где моя роль в этом бедламе?

- Да, сейчас мы подходим к тому, почему мы считаем тебя самой важной фигурой, которая, возможно, поможет нам всем выжить в этом противостоянии. Вернее, не выжить - выжить нам как раз помогают "захватчики тел". Нет, поможет вам сохранить себя, а нам - возродить былое величие.

Но продолжить он не смог. Хлопнула дверь в конце коридора, и в помещении появился давешний страж в сопровождении еще двоих. Один был младшим офицером охраны Ревнителей. Сергей уже разбирался в знаках, нашитых на форме. Как оказалось - смена.

- Вот он, новенький.

- Так это он кучу Ревнителей порубил? - офицер подошел поближе. - А на вид не скажешь, совсем не здоровяк.

- Да, он. Ребята с улиц, злые на него как гзунги, порвать готовы.

- Ничего, отведут еще душу, глядя на его мучения, натешатся, - засмеялся второй надзиратель.

- Хватит балагурить, - прикрикнул офицер. - Принимай заключенных и пошли отсюда. Не могу я уже смотреть на это чудо зеленое каждый день, как его Алиш уделал.

- А я ничего, присмотрелся, - заговорил охранник, сдающий смену. - Он тихий, и я его за мебель принимаю.

Он опять засмеялся своей шутке.

- Сосчитал? Надеюсь, до двух считать умеешь, - тоже пошутил офицер. - Пошли, еще другие коридоры принимать.

"Похоже, мы здесь не одни, - услышав последнюю фразу, сообразил Сергей. - "... другие коридоры..." - значит, тюрьма большая".

- Кормить еще будете? - в след уходящим спросил Кротов. Обеденная похлебка давно забылась.

- Ты уже ел сегодня, - отрезал офицер, и они скрылись в мертвом пространстве коридора. Немного погодя, хлопнула дверь.

- Кормят здесь один раз, - пояснил нифлянец.

- Ну, нет, так нет, - вздохнул Сергей. - Я слушаю. Рассказывай, что вы там про меня напридумали.

- Хорошо. Но не забывай, ты тоже должен мне рассказать о твоем пребывании на Баррахе. А время уходит.

- Я помню. Давай, не тяни, - Кротову очень хотелось услышать о себе. "Хорошо нифлянец разговорчивый, вот бы эту историю начал рассказывать зардерец - дня на три точно".

- Предтечи столкнулись с "жизнью" очень давно, если брать ваше понимание - в начале времен. Они экспериментировали, и одним из экспериментов было создание существ, не подверженных заражению. Они выяснили, что один из видов живых существ - рептилии - дольше прочих сопротивляется "инфекции". Они начали искать в космосе миры, где главенствовали драконы. Проводя направленные мутации, они пробовали усилить "иммунитет" этих рептилий. Эксперимент большого успеха не принес, но дал кое-где различные отклонения в развитии этих существ. Например, почти все стали обладать зачатками эмпатии. Наверное, знаешь про драконов с Рондо-4?

Сергей не встречался с драконами с Рондо, но вспомнил чувство узнавания, когда он разглядывал дракончиков на берегу озера, на Гроне. Но ведь подобное он испытал и при встрече со "снежным человеком" на Тарантосе.

- Знаю. А на других расах они опыты проводили? Я-то не дракон.

- Ты правильно ухватил направление. Да, я думаю, что проводили. Они не всё нам сообщали, но вот на вашей планете точно проводили. Там даже пришлось уничтожить всю популяцию драконов, что-то в мутации пошло совсем не так, как хотели Повелители.

"Блин! Это же он про динозавров рассказывает", - внезапно дошло до Сергея.

- Про Землю мы выясняли специально. После твоего появления. Так вот, теперь мы считаем, что хотя все носители экспериментальных генов были уничтожены, земляне-люди каким-то образом получили ген "иммунитета". Может, это произошло случайно, а, может, специально - мы не знаем. И, похоже, он развился в вас - все дальнейшие события говорят об этом.

- Какие события? Я ни разу не встречался с этой заразой. Я всегда был в окружении людей, так что про это могу говорить точно! Никто не заболел.

- Нет, встречался! Повелитель Звезд на Тарне был заражен. И ты не только не отдал свое тело, но и уничтожил Черный Корабль. Мы не знали всех подробностей о тебе, поэтому не забрали тебя сразу. Да и Империя не очень доверяла нам, пока не начала терять планеты десятками. Теперь мы знаем о твоих способностях, появившихся после посещения корабля.

Если все, что рассказал нифлянец, правда, то логика в его рассуждениях есть. "И все-таки, откуда он все знает, если уже давно находится на Баррахе?"

- Подожди! Ведь на корабле были люди до этого! Был такой Матиас, который потом устроил кавардак на Зорне.

- Ты сам и ответил на свой вопрос. Ты видел его, много в нем осталось от человека?

- Ну, на вид, вообще-то, ничем не отличался, - неуверенно возразил Кротов.

- Не сомневайся, отличался - он не человек.

Этот безапелляционный вывод поразил Сергея. "Так кто же тогда я? Тоже уже не человек?"

Голос зеленокожего не дал ему заняться самокопанием.

- Сергей, теперь ты узнал главное. Подробности не так важны. Ты должен осознать свою значимость. И мне надо знать все, что произошло с тобой на Баррахе. Мы должны получить всю информацию. Это нужно для полноты картины - только тогда мы сможем обдумать и решить, что делать дальше. Теперь мы знаем о твоих появившихся после посещения корабля способностях. Считаем, что это дал тебе умирающий Повелитель Звезд, и эти дары предтеч делают тебя главной надеждой в борьбе с чужим.

"Мы? Что это он про себя во множественном числе заговорил?"

- Ладно, слушай...



****

- Я тоже за самое быстрое освобождение землянина, - принцесса вышла из-за стола. Все вскочили.

- Сидите, - скомандовала она. - В данных условиях самый быстрый способ - это силовая операция. С этим, я думаю, все согласны. Но как сделать так, чтобы после неё нам не начать войну с Арсалганом, потому что мы, явно, проиграем. Поэтому будем действовать сразу по всем направлениям - разведка, дипломатия и прочее. Главная цель - освободить Кротова! Это была ошибка - приказ их группе идти в столицу. Надо было оставить их в лесу, там пользы от них было больше. Но, что сделано, то сделано. Поэтому сейчас расходимся, и через два часа я жду вас снова здесь. Но уже с планом действий. Каждый по своему профилю.

- Принцесса, разрешите пару слов, - Глемас встал.

- Говори!

- Надо привлечь полковника Алкези. Основная работа в случае штурма ляжет на них. Со мной он разговаривать не будет.

- Полковник, - Алгала укоризненно посмотрела на него. - Неужели вы считаете, я не подумала об Алгатцах? Просто это мои ребята, и с Сирусом я буду говорить отдельно. И если надо для дела, он не только будет разговаривать с тобой, но и подчиняться. Не забывай, он настоящий закаленный солдат.

- Простите, принцесса, - Гронберг склонил голову. - Виноват.

- Прекрати. Всё господа, через два часа жду вас!

  

Глемас использовал отпущенные два часа не только чтобы подготовить план своих действий. Он сходил на кухню, нашел Игрези и назначил встречу с Чекрой на вечер.

Когда все снова собрались, в приемной кроме Алгалы находился еще и командир гренадеров Сирус Алкези. В этот раз совещание тоже было коротким. Принцесса выслушала план каждого и задала несколько вопросов, уточняя. Не спрашивала она только полковника Алкези.

- Вы все профессионалы, так что учить мне вас нечему. Утром жду доклад по первым результатам. Надеюсь, к этому времени мы уже будем знать, где находится землянин. Все, кроме полковников Гронберга и Алкези, могут идти.

На выходе генерал Ширан одарил гронца ядовитой улыбкой, не предвещавшей ничего хорошего. "Считает, что я затеял "дворцовый переворот"? Пусть, лишь бы не мешал".

- Садитесь ближе, - пригласила Алгала, когда все ушли. - Пора расставить все по местам. Хватит мне распрей в посольстве. Я рассказала полковнику Алкези, откуда знаю вас, Глемас. То есть, рассказала немного о Тарне. И о Кротове. И я надеюсь, он понял, что вы не из тех МРОБовцев, которые козыряют своим всевластьем.

Полковник со шрамом кивнул.

- Раз человек не раз побывал под огнем, думаю, мы поймем друг друга.

- Вот и хорошо. Тогда вы свободны. Теперь можете обсуждать вопросы взаимодействия без меня, - она проницательно посмотрела на Гронберга. - Я знаю, ты о многом умолчал в своем плане, но я и не хочу знать всё, главное - результат.

"Это она про "уважаемых людей", - понял Глемас. - Все таки ведомство Ширана по слежке за своими обходит даже наше министерство".

Он хотел объяснить, но принцесса махнула рукой - не надо, иди.

- Так это правда, ты вытащил Алгалу из ада на Тарне? - спросил Алкези, как только они вышли в коридор.

- Почти. Она не сказала, что и сама воевала не хуже спецназовца?

Алгатец отрицательно мотнул головой.

- Вот это, действительно, правда, она действовала как настоящий профессионал.

Он вспомнил захват платформы с разведчиками в ледяной пещере. В двух словах он рассказал этот случай. Глаза Алкези округлились:

- Ты так рисковал принцессой?! Но она молодец!

Лицо полковника расплылось в довольной улыбке.

- Она ведь настоящая Алгатка! Мы за неё всю эту драную планетку порвем.

Гронец заметил, что в тоне полковника исчезла обычная отчужденность. "Вот и отлично! А то не очень-то хорошо участвовать в совместном деле, не чувствуя понимания. А ведь, возможно, и на мечи рядом лезть придется". Договорившись встретиться, они расстались.


В назначенный срок Глемас стоял в дверях заведения. Вышибала, застывший у входа, кивнул ему как старому знакомому и показал на дверь во внутренние помещения. Завсегдатаи уже привыкли к нему и не провожали взглядами, как в его первые посещения. Гронберг не сомневался, что в зале находится шпион Экзарха. За всеми Имперцами следили - это было не раз проверено. Из-за этой тотальной слежки агент не стал встречаться с Чекрой где-либо тайно. Риск, что их все равно вычислят, был очень большим. Поэтому он решил, что пусть лучше Крюгер удивляется, как это офицер из посольства смог завести себе такую подружку, чем считает, что Глемас ведет какую-то тайную игру. Ну а Чекре вообще было наплевать на мнение окружающих - единственная дочка подпольного короля привыкла делать то, что она захочет, безо всяких оглядок на кого бы то ни было.

Как всегда, при его входе она подбежала и бросилась ему на шею.

- Почему ты так долго не шел? Я соскучилась!

Глемас прижал девушку и заглянул ей в глаза.

- Я тоже очень соскучился.

Гронберг знал за собой эту слабость - быстро привязываться к женщине. Те, с кем он был близок в данное время, всегда казались ему самыми лучшими. Но в этот раз он чувствовал, что с ним происходит нечто совсем другое. Он, действительно, скучал по девушке. Сейчас, целуя её, гронец чувствовал, как в душе у него расцветает необъяснимая безотчетная радость. Теплая волна захлестнула его. Он пытался остановить себя, ибо прекрасно знал, чем грозят в работе слишком личные отношения: они всегда мешают трезвой оценке всего, что связано с партнером. Однако сколько он ни говорил себе, что между ними нет ничего серьезного - избалованная взбалмошная девочка нашла новую игрушку, а он просто старается наладить отношения с завербованным агентом - убедить себя не смог. В конце концов, он перестал бороться с собой и отдался чувству, стараясь не думать о том, что будет в конце операции, когда придет время улетать с Барраха.

- Пошли за стол, - потянула его Чекра. - Я приказала приготовить сегодня специальное блюдо, ты такого еще не пробовал.

- Пойдем, - заулыбался Глемас. Чекра каждый раз пыталась удивить его каким-нибудь гастрономическим чудом. - Хотя, самое вкусное, что я знаю на этой планете - это ты!

Она раскраснелась от этого банального комплимента, сразу превратившись из грозной дочери главаря бандитов в обычную влюбленную девушку. Вместо ответа, она снова поцеловала его и усадила за стол.

- Все! О делах потом, - она пододвинула к нему блестящее металлическое блюдо и убрала накрывавший кушанье колпак. Запах был действительно великолепный.

- Рыба из озерного края. Я давно хотела угостить тебя ей.

Или у них были сходные вкусы, или это так действовали чувства - все блюда, которыми Чекра угощала его, казались очень вкусными. Рыба не стала исключением.

Подчинившись, Глемас ел, не вспоминая о делах и нахваливая кушанье. Сама Чекра почти не ела, влюбленными глазами наблюдая за ним.

Как только он поел, она потащила его в спальню. Он, для вида, попытался остановить её.

- Может, сначала о делах поговорим?

- Замолчи! Все дела потом!

Он с удовольствием подчинился ей.

  

Через час они опять сидели за столом. Девушка стала серьезной. Глемаса удивляла эта её способность легко переключаться на дела. Сам он, после постели, с трудом настраивал себя на деловой тон. Как только он закончил рассказ о том, что просит для него сделать, Чекра неожиданно заулыбалась.

- Ты хочешь узнать, где Экзарх содержит самых важных своих пленников?

- Да! И что ты улыбаешься?

- Просто я это знаю уже сейчас.

- Рассказывай! - обрадовался Глемас.

- Всех самых важных для него людей Крюгер прячет у всех на виду - у себя дома, в замке.

- Откуда ты это знаешь? - улыбка Глемаса потухла. Вариант о тюрьме в поместье Экзарха рассматривался. После анализа всех данных и Ширан, и Гронберг пришли к выводу, что это не реально. Замок был почти в черте города и был всегда на виду. То, что он окружен стеной, ни о чем не говорило - доставить кого-то в замок незаметно вряд ли удастся. Агенты Императора, наверняка, постоянно наблюдают за жизнью этого поместья.

- Не сомневайся, это точная информация. Папе должен был солидную сумму один из ревнителей веры. Я думаю, ты понимаешь, что они только на словах бессребреники и духовники. Особенно на самом верху. Он долго не хотел отдавать долг, считая, что красная мантия спасет его от папиного гнева. Но "уважаемых людей" нельзя нагло обманывать. Это не позволяется никому. Так вот, этот высокопоставленный Ревнитель оказался у нас в подземелье. Там он, конечно, заговорил. У нас есть такие специалисты по развязыванию языков, что мертвый заговорит.

"Бедная девочка, она с детства варится в преступной среде, - подумал Глемас, видя, что тема пыток абсолютно не затрагивает Чекру. - Надо выдергивать её отсюда".

- Так вот, перед смертью он выложил кучу секретов, надеялся купить себе жизнь, идиот. Рассказал и о том, что, кроме известной всем тюрьмы, у Экзарха есть еще одна - секретная - в его поместье, под башней. Так что если твой друг очень важен для Ревнителей Веры, он сейчас там. На всякий случай я прикажу, чтобы узнали и в обычной тюрьме - там у нас свои люди - не привозили ли его туда. Это займет пару часов. Подожди здесь со мной, так будет быстрей, чем передавать тебе во дворец.

Глемас понял скрытый смысл приглашения остаться еще на пару часов. Он был не против, да и для дела будет лучше, если он быстрей узнает, где точно находится Кротов. Так что совместим полезное с приятным. Гронберг, еще идя сюда, нисколько не сомневался, что у "уважаемых людей" есть информаторы в тюрьмах. В связи с их "профессией" это просто необходимо. Но вот то, что Чекра знала про секретное узилище - было счастливой случайностью. Такие случайности редки в работе агента, но иногда, все же, бывают.

Время пролетело одним мгновением. На исходе второго часа в дверь спальни раздался осторожный стук. Чекра накинула плащ и вышла. Через минуту она вернулась.

- Дело плохо, его нет в городской тюрьме Ревнителей.

- Значит - в башне, - подвел итог Глемас.

Он начал собираться. Надо решать, что делать в свете открывшихся обстоятельств. Перед уходом, целуя девушку, он попросил еще об одном.

- Те люди, что жили с моим другом, они тоже пропали. Если "уважаемые" что-нибудь услышат о них, пожалуйста, подскажи мне.

- Милый, я уже большая девочка. Подумала и про это тоже: их уже ищут. Если арестуют такую толпу, это не скроешь.

"Да уж, если дойдет до ареста зардерцев, я думаю, весь город будет знать - они так просто не сдадутся".

- Когда мне тебя ждать? - лицо девушки изменилось. Она сразу превратилась в обиженную девчонку. - Я хочу, чтобы мы жили вместе! Почему мы не можем это сделать? Никто ни слова не скажет. А если скажет, я найду способ заткнуть этот рот.

"Сколько личностей в ней уживается? - подумал Гронберг, глядя на сжавшиеся в упрямую твердую полоску губы и засверкавшие глаза. - И все-таки я люблю её!"

Эта пришедшая сама собой мысль повергла его в шок. "Я что - совсем голову потерял? Полковник МРОБ, называется". Он спрятал глаза, чтобы Чекра не поняла его состояние. Однако, та все равно что-то почувствовала.

- Ну-ка, посмотри на меня, - приказала она отодвигаясь. - Что с тобой?

- Так, ничего, - соврал гронец. - Просто этот арестованный - мой хороший друг. Я очень переживаю за него.

- Это видно. Даже штурмовать замок Крюгера из-за него готов.

- С чего это ты взяла?

- Глемас, я уже сказала тебе - я большая девочка и могу сообразить кое-что сама. Ты думаешь, папа стал бы держать меня в организации только из-за того, что я его дочь? Нет, он бы просто купил мне замок, чтобы я развлекалась, как хотела. Так что, если будете готовиться к захвату замка, посоветуйся со мной.

С этими словами она оттолкнула гронца и притворно обиженно попрощалась:

- Уходи, раз я тебе совсем не интересна.

При этом она, словно случайно, оголила плечо.

- Прекрати, - засмеялся Глемас. - Мне, действительно, надо бежать. Встретимся завтра в это же время.

Она согласно кивнула.



****

- Ладно, слушай, - Кротов собрался с мыслями и начал: - Сразу скажу тебе, Кьюри - чтобы не было напрасных ожиданий - я ничем не отличаюсь от обычных людей. Совсем ничем. Ты прав, после того, как я побывал в Черном Корабле, кое-что со мной произошло, но это совсем не всемогущество и не сверхсилы, просто начал двигаться быстрее и физической силы добавилось. Это как у людей с боевым имплантатом. Но и то, это только, когда мне грозила опасность. Сам я включить это ускорение и силу не мог.

Про то, как он спасся при ядерном взрыве на Тарантосе, он умолчал. Понятно, что там тоже сработал дар предтеч, но это было вообще за гранью, так что теперь Кротову иногда казалось, что всего этого на самом деле не было.

- Но теперь, после того, как я побывал у корабля Предтеч здесь, на Баррахе, все мои способности исчезли.

- Нет. Я не верю, - голос нифлянца был совсем слабым. - Дар Предтеч нельзя просто так потерять - он встраивается в организм. Наоборот, он должен развиваться. Способности должны расти.

- Как знаешь. Хочешь - верь, хочешь не верь, но вряд ли я дал бы себя схватить, если бы у меня осталась хоть капля былой мощи.

- Давай не будем спорить, - нифлянец говорил еле слышно. - У нас мало времени.

"Что это с ним?"

- Времени-то у нас, как раз, куча, - возразил Сергей, - ночь только началась.

- Да, ночь еще впереди, но скоро нас прервут. Поэтому не останавливайся, рассказывай, - попросил Кьюри.

Кротов не стал уточнять, кто их прервет, и продолжил рассказ. При первом упоминании "мертвецов" зеленокожий снова подал голос:

- 'Жизнь' побеждает. Скоро Повелитель сдастся.

Сергей вздрогнул. Да, все так и есть, Черный Корабль держался из последних сил. Он умирал. Во время сна-яви, когда зардерцы несли его на руках, он опять стал Шерхамом. Но брат, который и разбудил его, не сказал, что болен, нет - он уходил, потому что пришла пора. Любая жизнь должна закончиться. Но, действительно, что-то было там тогда, во время контакта. Что-то, что ускользало от землянина Сергея Кротова, но было понятно Шерхаму. И он ведь так и не понял, зачем брат блокировал действие электроники. Надо собраться и вспомнить все. Может тогда придет решение всех проблем.

- Думаю, ты понял, что "мертвецы" - это эмиссары "жизни". На разных планетах с разными расами захват тел происходит тоже по-разному - здесь это "мертвецы". Очень слабый способ - легко можно бороться. Это потому, что корабль еще сопротивляется. Когда он сдастся - появятся более изощренные способы захвата.

В конце коридора хлопнула дверь. Нифлянец замолк и, как показалось Кротову, слабо застонал.

"Кто это, среди ночи?" Прибывшие вышли из мертвой зоны, и Сергей узнал их. Кулаки невольно сжались. Первым шел слуга в плаще, несущий ведро с торчавшей оттуда рукоятью плети. За ним еще двое. Палач, задрав бороду, с важным видом выслушивал заискивающе рассказывающего ему что-то охранника. На Кротова они взглянули лишь мельком. Вся компания направилась к камере нифлянца.

- Ну, тварь зеленая, заждался? - зло спросил палач. - Долго я из-за тебя спать не буду? Когда-нибудь мне это надоест, и я забью тебя до смерти.

Зазвенел замок. Кротов подскочил к решетке и попытался разглядеть, что там происходит.

- Не бейте меня, пожалуйста, - голос нифлянца дрожал.

Кротова ожгло злостью. "Так вот, кто нас прервет. Значит, они бьют его каждую ночь. Стоило сбежать от "жизни, пролететь хрен знает какие расстояния в космосе, прожить уйму лет, с одним желанием вернуться и, в конце, концов, быть забитым насмерть в какой-то сраной Баррахской тюрьме".

Охранник впустил палача со служкой в камеру, а сам отошел в коридор, поближе к решетке Кротова.

- Кто там? - Сергей сделал вид, что ничего не знает о соседе. - И за что его наказывают?

- Там демон, - охранник явно хотел отвлечься от предстоящей экзекуции и, поэтому, нарушая всякие правила, заговорил с землянином. - Не хочет что-то рассказывать.

- Демон?!

- Самый настоящий! Какие еще при колдунах бывали.

- Вот это да! - Кротов разыграл изумление. - И откуда он взялся?

- Да, дракон его знает. Где-то прятался. Но высокочтимый Экзарх всякую нечисть чует, от него не спрячешься.

Тут до тюремщика дошло, с кем он болтает, и он постарался исправить ситуацию.

- А ты тут чего разговорился? Тоже плетей хочешь? Быстро лег и молчи!

Из соседней камеры раздался свист плетки, хлесткий удар и затем сдавленный стон нифлянца. Охранник побелел и, забыв про свой приказ, снова обратился к Сергею.

- Ты, это... как кормят-то? Нет жалоб?

Сергей чуть не рассмеялся от проснувшейся заботы надзирателя. Тот и сам не понял, про что он спрашивает, настолько ему хотелось забыть о том, что происходит за спиной. "Новенький что ли? Или крови боится?"

Снова раздался свист плетки. Кьюри застонал громче. Из камеры донесся радостный смешок палача. "Садист, сука! - со злостью подумал Сергей. - Добраться бы мне только до тебя". Он оценил взглядом расстояние до охранника. "Нет, слишком далеко". Действовать надо наверняка, следующего случая не будет.

- Как там, на воле? - Кротов попытался поддержать разговор. - Погода какая?

- Ночь теплая, - быстро откликнулся охранник и даже немного подался к решетке. Однако, все равно, был еще далеко.

- А ты, с каких краев? Не с гор?

- Не, - охранник даже улыбнулся. - Я здешний, городской. Вообще, у нас горцев мало. Экзарх их не жалует. Дикие они, нецивилизованные.

"Да уж, вы-то цивилизованные".

- Родился тут и вырос?

- Да.

- Счастливый! - подыграл Кротов, тоже стараясь не слышать удары, сыпавшиеся один за другим. Стоны нифлянца перешли в тихий протяжный вой.

- О, дракон великий, - испуганно пробормотал тюремщик и невольно придвинулся к Кротову. - Что он там с ним делает?

Пора! Сергей мгновенно выбросил руку сквозь решетку и, поймав охранника за отворот куртки, со всей силы приложил лицом о толстые стальные прутья. Тот обмяк, лицо залила кровь из разбитой брови.

Не давая телу упасть, Сергей рванул другой рукой связку ключей с пояса надзирателя. Железное кольцо с ключами было пристегнуто к кожаной петле, пришитой к штанам охранника. Она затрещала и оторвалась вместе с куском ткани. Кротов осторожно положил потерявшего сознание тюремщика на пол и затих. Занятый любимым делом палач ничего не слышал. Сергей беззвучно перешел к замку на цепи и начал пробовать ключи. Хорошо, не все они были одинаковы. Он стал перебирать самые большие, потому что замки были просто огромные. Как сказали бы дома - "амбарные".

Удача была на его стороне. Второй ключ провернулся и массивная дужка откинулась. Сергей осторожно снял цепь и открыл решетчатую дверь. Скрип показался ему оглушительным. В это время зашевелился и застонал охранник. "Приходит в себя". Кротов больше не стараясь маскироваться, бросил замок на пол, а освободившуюся цепь зажал в руке. Получилось неплохое подспорье в драке. Когда-то в детстве, в драках со шпаной, ему приходилось пользоваться такой штукой. Шагая к камере нифлянца, он покрутил цепь в руке. Приятное ощущение оружия порадовало землянина.

- Что там у тебя? Уснул и упал? - крикнул палач, услышав стук упавшего замка.

- Упал, упал, - Сергей подскочил к открытой двери. - Сейчас и ты упадешь.

В первый момент он сконцентрировал внимание на главном враге. Лицо палача побелело, и черная борода от этого проступила еще резче. Он попытался что-то сказать, но от неожиданности поперхнулся и издал только хрип. Сергей не стал мудрить, применяя что-нибудь из арсенала спецназа, полученного в Академии. По рабоче-крестьянски он размахнулся и опустил на голову бородатому тяжелую цепь. "Убью, так убью, - мелькнуло в голове. - Туда ему и дорога!"

Палач попытался увернуться, но не смог, только немного присел, и тут цепь догнала его. Он рухнул, словно его подкосили. Выведя из строя главного противника, Сергей отскочил и огляделся. Слуга в накинутом капюшоне забился в угол и, свернувшись, опустил голову. На Сергея он так и не взглянул. "Этот не боец", - понял Кротов. И тут он разглядел это. Нифлянец. Но это был уже не нифлянец - это были его остатки. "Господи, что они с ним сделали?" Горло Сергея сжало. "Сука! Зверь!" - Кротов с ненавистью взглянул на бездыханное тело палача.

- Кьюри, - негромко позвал он.

Зеленое месиво, залитое темной кровью, едва напоминало грациозное гибкое тело нифлянца. Кожа висела лохмотьями. Видно было, что это не только свежие раны, некоторые были, явно, давнишними. "И такой истерзанный он спокойно беседовал со мной? Крепкий парень!" Разобрав где голова, Кротов наклонился.

- Кьюри, - опять позвал он. - Ты меня слышишь?

Тот застонал и медленно раскрыл свои бездонные глаза.

- Сергей? Что ты наделал?! Они убьют тебя.

- Вот хрен им! Я еще жив. А тебе точно пришла бы хана, если бы я не вмешался.

Но истерзанный зеленокожий словно забыл о себе.

- Сергей, не надо было этого делать, - едва слышно продолжал он. - Я крепкий, и он бы скоро ушел.

- Все! Хорош об этом! - Сергей подошел к решетке и выглянул в коридор. Приходивший в себя охранник шевелился. - Надо действовать дальше.

- Эй, ты! - позвал он испуганного служку. Тот впервые поднял голову и посмотрел на землянина. Испуганное бледное лицо с тонкими, почти девичьими, чертами. "На улицу, что ли, не выходит? Совсем мальчишка. Ни хрена, работа ему досталась".

- Иди сюда!

Парнишка вскочил и боком приблизился к Сергею.

- Кончай дрожать! Я тебя не трону. Пошли, притащим вон того, - он кивнул в сторону надзирателя.

Вдвоем, за руки, они волоком затащили охранника в камеру нифлянца. Сергей посмотрел на себя, покачал головой и показал на бездыханного палача.

- Раздевай!

Чернобородый был почти такого же роста, что и землянин. Слуга испуганно взглянул на Сергея, но раздевать труп не стал. Похоже, он боялся палача даже мертвого.

- Блин, я тебе сказал - кончай трястись! Никто тебя не тронет.

Плюнув, Сергей сам наклонился к трупу.

- Сергей, - тихо позвал Кьюри. Он показывал длинным пальцем на охранника - тот оживал. Он приподнялся и сел, открыл глаза и несколько секунд непонимающе смотрел на окружающее, потом попытался вскочить. Кротов опередил его - одним прыжком он оказался рядом. Прижав плечи надзирателя, прошипел ему в ухо:

- Пошевелишься - убью! Закричишь - убью!

Охранник словно ждал этого, быстро лег и даже скрестил руки на груди, показывая, что он не опасен. Сергей быстро расстегнул пояс тюремщика и выдернул его из штанов. На поясе висели ножны с неизменным Баррахским ножом, другого оружия у него не было. Короткая деревянная дубинка осталась валяться рядом с камерой Кротова. Сергей еще раз оглядел лежавшего охранника - опасен или нет? Решил, что нет - слишком деморализован. "Наверное, молится, что жив остался".

Кротов вернулся к палачу и продолжил начатое. Через несколько минут он был в черных кожаных штанах и кожаной жилетке палача. С сапогами вышла незадача - они никак не хотели налезать на ноги Кротова. Хотя роста палач был такого же, ножки оказались женскими. Сергей выругался. Ходить босиком он не умел. Взгляд упал на сапоги охранника. Через минуту он притопнул новой обувкой. Эти пришлись впору, даже были чуть великоваты, и Сергей оторвал от своего дерюжного плаща две портянки. Во время экспроприации охранник не пошевелился и даже закрыл глаза, делая вид, что его здесь нет. Он был готов на все, лишь бы остальные забыли о нем.

- Кьюри, пора в путь!

Он показал слуге, чтобы тот брал нифлянца за ноги, сам взял за плечи, и они вынесли зеленокожего из камеры. Напоследок Сергей еще раз осмотрел имущество - ничего, кроме цепи и ножа, в качестве оружия не пригодится. Он поднял плеть, посмотрел и с отвращением выбросил. Взяв ключи, замкнул камеру.

- Посиди теперь ты, - попрощался он с охранником. Тот так и не открыл глаз, лежа рядом с раздетым трупом.

- Рассказывай, - Кротов дернул за рукав опять опустившего голову слугу. - Как нам отсюда выбраться?

- Н-н-никак... - заикаясь, ответил тот.

Сергей впервые услышал его голос - тоненький и бесцветный - словно тоже выцветший, как его плащ.

- Что так? - усмехнулся Кротов. - Нет выхода?

- Есть... но везде охрана...

- Охрану я беру на себя, - Кротов зло оскалился. В животе заныло, совсем как в детстве, в ожидании первого удара драки. "Пожить в последний раз как настоящий человек! Без всяких даров Предтеч и плазмометов". Он покрутил в руке цепь, казалось, вся злость за сегодняшний день перелилась в руку. "Эх, и покрушу же я сегодня головы!"

Он сунул служке в дрожащую руку кольцо с ключами.

- Веди! Смотри не вздумай бежать - помрешь первым!

Тот испуганно замотал головой.

- Нет-нет, не убегу.

Кротов склонился к нифлянцу.

- Кьюри, ты идти сможешь?

- Сергей, я должен тебе кое-что сказать, - не ответил он на вопрос.

- Да ты итак сегодня мне всего наговорил. Остальное потом. Надо идти, попробовать выбраться. Если не выйдем, так хоть помрем в бою, а не от плетки!

- Да, ты прав, - при упоминании плетки, нифлянец страдальчески сморщился. - Я должен тебе кое-что передать. Я чувствую, что сегодня мой последний день.

- Прекращай! Я даже слушать ничего не буду. Выберемся и расскажешь.

Кротов решительно подхватил легкое тело за плечи и поднял на ноги. Однако зеленый упрямо продолжал.

- Скажи ему, чтобы отошел, - он показал на слугу.

- Отойди! - кивнул Кротов. - Вон туда.

Потом повернулся к нифлянцу.

- Ну, слушаю. Только быстро.

Покачивавшийся Кьюри вдруг показал фокус: откуда-то из израненного живота, прямо из тела, он вытащил крохотный серебряный шарик. "Ртуть что ли?" Очень уж шарик походил на капельку, появляющуюся, если разбить термометр.

- Здесь все последние исследования, которые я не успел передать. И, самое важное - про тебя. Я все вложил сюда. Ты должен передать это или людям - лучше Императору - или любому нифлянцу.

- Сам передашь.

- Нет! - твердо сказал зеленокожий. - Я сегодня умру. А ты выйдешь. Боги не зря привели тебя сюда.

- Я не верю в богов.

- Я тоже. Бери и спрячь.

- Куда? Я эту штуку через пять минут потеряю. И что это?

Кьюри молча взял руку Сергея и положил блестящую капельку на предплечье. К изумлению Кротова, шарик тут же провалился под кожу. Сергей дернулся, но нифлянец придержал руку.

- Всё. Местные не смогут его достать. А нифлянцы все знают. Это, по-вашему, коммуникатор - технология предтеч, их подарок нифлянцам. Теперь иди! Я буду умирать.

- Да ты охренел! Я для чего тебя из камеры вытаскивал?

Однако зеленокожий не слушал его. Он, пошатываясь и извиваясь всем телом, подошел к стене и сел, привалившись спиной. Глаза закрылись. Он уронил голову на грудь и затих.

"Да что это за дурдом! Вот так просто сесть и умереть? Не дам!" Кротов решительно направился к нифлянцу. Тот вдруг поднял голову, черные беззрачковые глаза потеряли блеск.

- Сергей, запомни - дар Предтеч никуда не исчез, он проснется, когда надо. Не блокируй его.

- Да хрен с ним, с даром! Ты вставай!

Но это были последние слова нифлянца - голова опять упала на грудь, и инопланетник затих. Сергей потряс его за плечо, но тело лишь заходило волнами, как холодец. "Блин! Помер!" Кротов ничего не понимал - выживать, бороться и вдруг сдаться, когда можно было еще биться. Не надеясь, он еще раз потряс тело, но оно просто завалилось.

Как бы там ни было, но смерть Кьюри освободила Кротова. Одному - без оглядки на раненого - действовать намного легче. Теперь можно было чуть задержаться, чтобы наметить, куда двигаться.

- Иди сюда!

Слуга быстро подошел и встал перед Сергеем, не поднимая головы.

- Да что ты такой зашуганный? Посмотри на меня! Как зовут?

Юноша поднял голову, на миг встретился с глазами Кротова и, не в силах удержаться, снова опустил взгляд. Едва слышно пробормотал:

- Шевиза.

- Но это ведь женское имя? - Кротов уже немного разбирался в местных именах. Внезапно, догадка пронзила его.

- Ты не парень?

Она кивнула.

- О, черт! - не удержался Сергей. "Еще этого не хватало, - и тут же мысль сменилась. - Бедная, что же они тут с ней творили, что она такая забитая?" Он по-новому оглядел служку. "Только не начинай, - одернул он себя. - Ты не обязан спасать всех на Баррахе. Даже если это девушка" Но было уже поздно. Землянин почувствовал себя ответственным за это замученное создание.

- Может, тебя запереть в мою камеру? - как можно приветливей спросил Кротов. - Когда найдут, увидят, что ты не причем, и наказывать не будут.

- Нет! - она вдруг подняла голову. - Ты убил Алиша, теперь мне тоже можно умереть.

Девушка быстро опустила глаза, сама испугавшись первой твердой фразы.

- Почему? Он был тебе так дорог?

- Нет, наоборот, - она затрясла головой. - Я поклялась убить его, иначе давно бы покончила с собой.

- Ну вот - теперь это сделано, и тебе умирать не надо. Так может все-таки закрою?

- А вы? Попробуете уйти?

- Конечно! Хватит гнить в камере, - немного рисуясь, ответил землянин. На самом деле, он трезво оценивал свои шансы - из охраняемой тюрьмы, с одним ножом и цепью, он вряд ли выйдет.

- Хоть вы и великий воин, но тут слишком много врагов. Могу я вам подсказать?

- Конечно, говори! И перестань мне выкать. Меня зовут Сергей.

Через силу Шевиза подняла голову, стараясь не отводить взгляда, заговорила.

- Здесь в других коридорах есть еще немало узников. Среди них много хороших воинов. Если их освободить, большинство согласятся участвовать в побеге.

- Молодец Шевиза! Так и сделаем!

Девушка неожиданно засмущалась. Бледное лицо чуть окрасило румянцем. "Похоже, давно никто не говорил ей доброго слова".

Кротов, действительно, был рад. Самому ему никакой план в голову не приходил, так что он хотел просто идти, докуда сможет, а там хорошенько побиться перед смертью. Теперь же вырисовывалось что-то вроде организованного восстания.

- На ключи. Веди!

Они вышли в коридор параллельный тому, в котором были до этого. Чуть шире, те же ярко горящие лампы по стенам. Девушка уверенно направилась к следующей двери. Замка здесь не было - к пластиковому полотну дверей на болтах был прикреплен грубый засов.

- Здесь много узников, - она обернулась к Сергею. - Но давай сначала освободим кое-кого другого, она нам поможет. Её послушаются.

- Действуй, как решила. Это ты здесь все знаешь, а не я. Главное быстрей, а то вдруг охрана появится.

- Не появится. Ночью только Алиша гоняли, чтобы мучить зеленого демона.

Они прошли еще и подошли к двери, которая находилась с той же стороны, что и та, откуда они появились. Как и на остальных, на двери красовался кованый засов. Кротов отодвинул девушку и взялся за скобу. К его удивлению, засов сдвинулся легко. "Следят. Масла не жалеют".

Девушка быстро проскользнула мимо Сергея и направилась к камере, находившейся слева по короткому коридору. Она позвенела ключами, и цепь упала на пол. Решетчатая дверь распахнулась. Служка подбежала к телу, лежавшему на тюфяке, на полу, и упала на колени.

- Мама!

Кротов застыл. "Вот это поворот! А ведь промолчала, ни слова не сказала". Пока родственники заняты собой, он решил проверить, кто сидит по соседству. Прутья решеток уже сжимали чьи-то руки, но самих обитателей разглядеть было невозможно. Сергей направился к ближайшей камере, но услышал стук открывшейся двери в коридоре.

- Шевиза, молчите, - негромко крикнул он. - Кто-то идет.

Быстрыми неслышными шагами он подскочил к входу. Встал слева и взвесил цепь в руке. "Дверь узкая, много не вломятся". Он затих, весь обратившись в слух. Судя по приближавшимся шагам, человек был один. Шевиза осторожно прикрыла дверь камеры. "Молодец, сообразила!" Шаги протопали мимо, но вдруг затихли. "Увидел открытый засов", - сообразил Сергей и напрягся. Дверь открылась, и оттуда послышался веселый голос:

- Алиш, садист ты проклятый, опять девку на глазах у матери мучаешь? Затрахал ты уже её...

Договорить не дал Кротов. Он выпустил цепь, поймал за руку шагнувшего в двери человека и, продернув вперед и на себя, сбил подсечкой. Толстый незнакомец даже не успел согнать улыбку с лица, как уже лежал на полу. Кротов запрыгнул ему на спину, обхватил рукой за шею и с силой потянул на себя. Человек захрипел. Для полноты ощущений, Сергей выдернул из сапога нож охранника и надавил острием в шею так, что даже появилась капля крови.

Подбежала Шевиза. Следом за ней шла женщина. Кротов мельком взглянул на неё - разглядывать было некогда - и отметил, что это, явно, не простая поселянка. Одежда, а главное твердый властный взгляд, говорили об этом.

- Начальник караула Гарец, - сообщила Шевиза.

- Тащи его в мою камеру, - приказала женщина, словно и не была только что узницей. В голосе Кротову показалось что-то знакомое, но разбираться было некогда. Он наклонился к самому уху жертвы и прошипел:

- Дернешься или заорешь - и нож войдет в горло.

Не в силах ответить, толстяк только моргал выпученными глазами. Сергей встал и поймал Гареца за плечи. Одним движением вздернул его, Толстяк с шумом втянул воздух. Не давая прийти в себя, землянин потащил его к камере.

- Какое приятное зрелище, - раздался дребезжащий старческий голос из камеры напротив. - Тюремщик становится узником. Дайте мне плюнуть на него, а то я буду думать, что это мне снится.

- Потише, Трено, - на ходу посоветовала женщина. - Подожди минуту, мы тебя освободим.

- А стоит ли? - горестно ответил старик. - Бежать все равно некуда.

Кротов привалил толстяка к стенке.

- Ну, - грозно посмотрел он на тюремщика. - Очухался?

Тот закивал головой - до него только сейчас стало доходить, в какую переделку он попал.

- Как вы смогли?

Судя по виду Гареца, он никак не мог поверить в происходящее, поэтому вопросы были бестолковые.

- Зачем вы это сделали? Где Алиш?

- Издох твой Алиш! - зло ответила Шевиза.

- Туда ему и дорога, - нисколько не расстроился Гарец. - Надеюсь, в нижнем мире ему придется несладко.

"Ты смотри - даже тюремщики палача не любили. Значит, не зря я его приговорил". Женщина, между тем, опять приказала Кротову:

- Ты обыщи его и свяжи, - потом обратилась к дочери. - Шевиза, ты иди открывай камеры. Посмотрим, кто тут у нас есть.

- Слушай, дамочка! - возмутился Сергей. - Ты мне не приказывай, что делать. Не забывай, это не ты меня освободила, а я тебя!

- Я помню, - усмехнулась женщина. - Просто времени нет на болтовню. Еще пару часов, и его пойдут искать, - она показала на начальника караула.

- Ладно, проехали, - примирительно подытожил Сергей.

- Руки вытяни и не дергайся, - приказал он толстяку. Быстро пробежался по карманам и снял с него ремень и перевязь с широкой саблей. На поясе к кожаной петле была прикреплено кольцо с ключами, еще больше, чем у первого тюремщика. Сергей снял и его.

В камере, тем временем, стал появляться народ. Кротов оглянулся. К нему подошел старик с длинными седыми космами и бородой. Трено - землянин узнал его по голосу, это он говорил из камеры напротив. Тот ткнул пальцем в жилетку Кротова.

- Похоже, это одежда палача? Так, значит, это вы его?

Сергей кивнул.

- Пришлось.

- Вы, молодец! - старик склонил голову в поклоне. - Как я мечтал сделать это!

Вокруг одобрительно зашумели.

- Кончайте галдеть! - прикрикнула женщина. - Встаньте все так, чтобы я могла разглядеть каждого.

- Леала как всегда командует, - дребезжаще хохотнул старик Трено. - Бедные греги, натерпелись же они от тебя. Сейчас, наверное, отдыхают.

- Ты мать Ташии?! - Сергей удивленно посмотрел на женщину. Точно, похожа. Но, что-то не сходилось - никто никогда не вспоминал о наличии еще одной дочери - Шевизы.

- Ты знаешь Ташию? - радостно воскликнула Шевиза, но тут же сникла, что-то вспомнив.

Леала тоже удивленно посмотрела на Сергея, но спрашивать не стала.

- Нам надо освободить всех, - обратилась она к собравшимся. - Чем больше народу, тем больше вероятность, что кто-то вырвется.

- Леала, ведь ты всегда была здравомыслящей, - заговорил вдруг пришедший в себя Гарец. - Ты же понимаешь, что никуда вы не выйдете. Разойдитесь по камерам, и я договорюсь, чтобы наказали только этого чужака. Вы же знаете, Арсалган справедлив и, со временем, со всеми разберутся. Кто не виновен или отсидел свой срок - выйдет на свободу. А так - умрете!

Голос тюремщика набирал силу. Заключенные замолчали и начали переглядываться. Сергей с разворота ударил правой по зубам Гареца. Зубы клацнули, голова откинулась, и тюремщик завалился.

- Молодец! - улыбнулась Леала. - Как я иногда жалею, что у меня кулаки не как у мужика.

- А ты - дурак, - обратилась она к отползшему к стене и вытиравшему кровь толстяку. - Мы все знаем, что здешней тюрьмой распоряжается Экзарх, а не Арсалган. Так что мы вперед сдохнем, чем выйдем.

Сергей осмотрел узников. Из двенадцати человек только трое были похожи на воинов, но и они вряд ли могли составить конкуренцию закормленным охранникам. Узники были исхудавшими, с потухшими глазами. Исключение составляла Леала - несмотря на то, что она была в таком же физическом состоянии, что и остальные, она кипела энергией. "Не зря племя грегов уважают. С такой предводительницей они всех под себя подомнут". И еще старик Трено - этот тоже, несмотря на плачевный вид, постоянно шутил.

- Леала, - Кротов решил, что глупо будет пренебрегать опытом и умом женщины. - Командуй этими, я пойду впереди.

Через плечо он повесил саблю начальника караула, цепь зажал в правой руке.

- Так не пойдет! - Леала смело посмотрела на него. - Отдай цепь или саблю. Тебе хватит чего-нибудь одного. Сейчас, пока ночь, и никто, кроме Гареца, ходить не будет, надо освободить всех. Потом толпой пробираемся до ближайшего поста и пытаемся прорваться.

- Нет, мама, - раздался негромкий голос Шевизы. - Пока вы там будете рваться через решетку, охрана вызовет подмогу и всё - выйти уже не удастся. Пойду я с этим человеком, - она показала на Кротова. - Он самый крепкий. Меня они выпустят. Сергей будет ждать за углом. Как только я окажусь возле поста - появится он. Сергей даст мне нож. Я не дам охране закрыть двери. Потом мы пойдем вперед, открывая двери, а вы следом.

"Молодец девчонка! Это может сработать".

Леала внимательно посмотрела на дочь.

- Ты выросла, - со вздохом сказала она. - И ты права, твой план лучше.

- Что ты хотела? - старик Трено улыбался. - Это же твоя кровь.

- Все, действуем! - подвел итог Кротов и подал Шевизе нож. - Пошли.

Он понимал, что девушка идет почти на смерть. На посту охранник, скорей всего, не один, и неизвестно, успеет ли добежать он до поста, прежде чем её убьют. Но ничего другого в голову не приходило. Сам-то он, вообще, хотел идти и просто умереть в драке с охраной. Теперь же был хоть какой-то план, и появилась небольшая надежда на спасение.

- Доченька, останься в живых, - голос Леалы дрогнул, она коротко обняла девушку и подтолкнула к Кротову. - Идите.

Потом повернулась к остальным.

- Все за мной, освободим оставшихся.

Шагая за девушкой по длинному главному коридору, Сергей спросил о том, что его тревожило:

- Почему вы уверены, что никто кроме Гареца, сейчас здесь не появится?

- Ночь. Охранники никогда не ходят ночью. Даже если будешь умирать и звать на помощь, никто не придет до утра. Ходит... ходил, - поправилась она, - только Алиш - у него приказ мучить зеленокожего, и Гарец, когда его дежурства. Он чтобы не спать ходит. Ну и еще он любит смотреть, как Алиш насилует заключенных.

Эти слова девушка произнесла спокойно и отстраненно, словно её это не касалось, но Кротов помнил фразу, с которой появился Гарец. Думать об этом было противно, и Сергей выкинул эти мысли из головы. Надо думать о предстоящем деле.

Первый пост, где сидели охранники, был наверху. Чтобы к нему выйти, надо было подняться по лестнице на два пролета. Потом лестница выводила в коридор на новом этаже. В коридоре, недалеко от выхода, опять стояла решетка. За ней сидели охранники. Обычно двое. Все это Шевиза на ходу рассказала Кротову. Что находится на этом этаже, она не знала - Алиш никогда не ходил туда.

До выхода на лестницу они добрались без приключений. На первых ступенях остановились.

- Пора, - Шевиза скинула плащ, оставшись лишь в драном подобии платья на голое тело. Дырки и прохудившаяся ткань оставляли на всеобщее обозрение девичьи прелести. Она взлохматила волосы, зажала в руке нож, спрятав лезвие под рукавом, и закричала.

- Помогите! Помогите!

Девушка сорвалась с места и побежала по ступеням вверх, не переставая кричать.

- Охрана! Там Алиш и Гарец дерутся! Алиш убьет начальника!

Кротов скользнул за ней. Встав так, чтобы его не было видно, он прислушался. Судя по звукам, девушке поверили. Зазвенели ключи, и мужской голос приказал:

- Не ори! Говори толком! Где они?

- В камере мамы! Леалы! - заливалась слезами Шевиза.

Вдруг раздался крик боли, и другой человек испуганно закричал:

- Ты что делаешь? Ты убила его!

В два прыжка Кротов преодолел оставшиеся ступеньки и выскочил в коридор, как раз вовремя. У стола, стоявшего за раскрытой дверью решётки, на полу корчился охранник. Под ним растекалась лужа крови. Рядом боролись Шевиза и еще один тюремщик. Мужчина бормотал ругательства и душил девушку. Та отбивалась, молотя кулачками по волосатым рукам, но силы были неравны, удары слабели. Охранник завалил Шевизу на стол и, удерживая одной рукой, размахнулся, чтобы нанести окончательный удар. "Не успеваю!" - мелькнуло в мозгу Кротова. Автоматически он размахнулся и запустил в надзирателя тяжелой цепью. К своему удивлению, он попал как раз туда, куда надо. Короткая металлическая змея ударила мужчину в ухо. Удар был так силен, что на мгновение оглушил его. Он зашатался и выпустил шею девушки. Придушенная Шевиза сползла на пол. Этих мгновений Кротову хватило. Он с ходу, не жалея кулака, длинным хуком правой размозжил охраннику нос. Голова дернулась, и мужик медленно присел на пол, рядом с Шевизой. Завершая дело, Сергей добавил сапогом в висок. Глаза противника потухли, и он распластался.

Кротов быстро огляделся. На звук битвы никто не среагировал. Коридор был пуст. Один охранник был без сознания, второй - порезанный девушкой - затихал, истекая кровью. "Видимо, она ему какую-то вену зацепила, - решил Сергей. - Кровищи, как с барана". Он наклонился и поднял Шевизу.

- Оживай, все прошло, - успокаивал он её, стараясь отвести взгляд от разорванного на груди платья. Во время схватки охранник разорвал серую хламиду почти до пупа. "Блин, как всегда у меня мысли об одном и том же, - разозлился Кротов, чувствуя шевеление в штанах. - Тут дело о жизни и смерти, а я о постели...".

Оставив девушку, он быстро осмотрел все, что лежало на столе, потом перешел к стене, на которой висело оружие. Две сабли, похожие на те, что он отобрал у Гареца, явно принадлежали поверженным охранникам. Дальше, закрепленные в прорезях досок, стояли с десяток коротких копий. "Эти тут зачем? Значит, все-таки, есть дежурное подразделение, которое должно прибегать по тревоге". Другого объяснения он не видел.

Кротов вернулся к столу. Девушка уже пришла в себя и прикрывала грудь, стараясь запахнуть разорванные половинки платья. "Твою медь! Она специально что ли?" При виде этой скромности у Кротова снова началась эрекция. "Похоже, дар Предтеч исчез не полностью", - попробовал пошутить он. Раньше он не замечал за собой такого, чтобы при каждом взгляде на женщину у него просыпалось желание. Он забывал о том, что повзрослел, и женщины у него бывают совсем не часто. А очень даже наоборот.

Сергей взял лежавшие на столе три кольца с ключами.

- Эти знаешь от чего?

- Вот эти две связки - это от тюрьмы снизу, откуда мы пришли. А вот про эту, - она показала на кольцо с ключами, явно изготовленными еще в прошлые технологические времена, - не знаю. Может, от камер на этом этаже.

Ключей в связке было всего четыре.

- Ладно, разберемся. Где выход?

- Вон там, - она показала в сторону открытой широкой двери, из которой они попали сюда. Рядом был еще один открытый проем.

- Опять наверх?

- Да. Еще этаж. Там живет охрана, и жили мы с Алишем.

При упоминании о палаче девчонку передернуло.

"Вот козел, - подумал Сергей. - Поиздевался же он над нею".

- С другой стороны коридора тоже есть вход. Там двери всегда закрыты, но один раз я видела, как оттуда вышел Экзарх.

- Тогда давай беги вниз, пусть кто-нибудь поздоровее идет сюда. Вдруг появятся непрошеные гости, а я один обе стороны не удержу.

Девушка дернулась, но Сергей придержал её.

- Подожди. Сейчас.

Он перевернул сначала зарезанного охранника, выдернул из ножен с пояса неизменный нож и подобрал второй - тот, что он дал Шевизе внизу.

- Держи. Твои.

Девчонка, не обращая внимания на кровь на лезвии, схватила оба ножа и хотела бежать, но Сергей опять придержал её.

- Еще вот это.

Он стянул с оглушенного охранника серую куртку из грубого сукна и протянул ей.

- Накинь, а то замерзнешь.

На самом деле ему было почему-то неприятно, что сейчас все увидят оголенную грудь девушки.

Когда каблучки Шевизы простучали по лестнице и исчезли, Кротов снял с оглушенного охранника ножны с ножом и повесил себе. Выдернув, он осмотрел лезвие - так себе, местное производство. Потом присел на что-то наподобие табурета, стоявшее возле стола. Надо оценить ситуацию. "Все сошлось, как в детском кино, - подумал он. - В одном месте оказались сразу все, кто нужны по сценарию: нифлянец, которого ищут Имперцы, и Леала, которую ищет Ташия. Но дальше все совсем не как в кино. Собрать-то кукловоды всех собрали, но вот как им выжить - не подумали. Так что, похоже, встреча предсмертная". Он совсем не надеялся, что им удастся прорваться в город. Но даже если это и получится, к тому времени все вокруг будет наводнено войсками. "Так что в этот раз, похоже, действительно, последний бой. Как там говорил Акела в мультике - это будет славная битва". Теперь, когда снова приходится действовать, надеясь только на свои силы, так, как в Афганистане или на Зорне, он чувствовал себя самим собой. "Не смогу я быть богом, не мое это. Хорошо, конечно, когда всех можешь валить одной левой - но человеком быть лучше". Но где-то в глубине души, где-то на самом донышке, шевелился червячок, который нашептывал совсем другое - вот бы сейчас вернулся дар Предтеч, шансы бы выросли неизмеримо. И выжил бы он тогда наверняка. "Твою медь! - рассердился он. - Что я как монах в келье, которого то бог, то дьявол соблазняют".

На лестнице зашумели. Сергей на всякий случай приготовил обе сабли, которые перед этим положил на стол. Но показалась голова поднимающейся Шевизы, и он расслабился. Следом появился мужик - крепкий, но тоже со следами плетки - рубцы пересекали обнаженный до пояса торс. Третьей шла Леала. Потом народ повалил просто толпой.

Шевиза кинулась к Сергею, хотела что-то сказать, но огляделась и промолчала, скромно отойдя в сторону. Кротов отдал саблю первому узнику. Тот схватил оружие, глаза его загорелись.

- Надо найти Крюгера! - хищно сказал он. - Эта толстая тварь почти всегда здесь. Я ему кишки выпущу!

Потом посмотрел на землянина и бесцеремонно спросил:

- Ты кто такой? Не из наших?

Мужчина сделал какой-то знак - показал два пальца правой руки, потом приложил их к левому плечу. Для Сергея этот знак был абсолютной загадкой. Он помотал головой:

- Нет, я сам по себе.

- Но и ладно, главное, сумел вырваться и нам помог. Уважаемые люди такое не забывают - сочтемся.

Сергей понял, что крепкий мужик - это человек из компании "друзей" Глемаса. Но почему он здесь? Как помнится, у власти и "мафии" негласный договор. Или Крюгеру на все договоры насрать?

- Кончайте болтать! - Леала привычно начала раздавать распоряжения. - Ты, ты и ты, - она ткнула пальцем в троих бывших узников, уже вооружившихся копьями. - Идите к той двери. Не дайте никому пробраться к нам за спину. Остальные берите все, что можете использовать как оружие. Будем прорываться наверх.

Сама она забрала вторую саблю, даже не спросив Сергея. "Прирожденная командирша, наверное, Ташия такой же станет". Но вслух сказал:

- Подожди минуту. Давай проверим эти двери, - он потряс кольцом с четырьмя плоскими блестящими ключами.

- Проверяй! - согласилась она. - Вы двое за ним!

Мафиози демонстративно не обращал внимания на Леалу, всем своим видом показывая, что не собирается ей подчиняться.

- Я тоже пойду с тобой, - обратился он к Сергею. - Посмотрим, что у толстомясого в кладовых.

Леала недобро посмотрела на "уважаемого", но ничего не сказала. Пошла инструктировать новых узников, подымавшихся снизу.

Пару раз сменив ключи, Кротов открыл первую дверь. Ничего особенного - раньше была медмашина. Теперь блока не было, на его месте в пластике зияла дыра, торчали обрезанные под корень шланги и энергетические шины. Шкафчики были пусты, кругом пыль. Кротов походил немного, освещая все снятой в коридоре лампой, но ничего интересного не нашел.

- Колдовское гнездо, - вполголоса пробормотал кто-то за спиной.

Вторая оказалась столовой, это была вся разница. Все остальное было так же, как и в предыдущей: все кухмашины разворочены и разбиты. Третья, как Сергей и ожидал, оказалась санузлом. Все тоже в запустении. Сначала он возмутился: "Блин, туалет и ванная-то чем не угодили?" Но потом до него дошло, что без централизованного водоснабжения эта комната бессмысленна. Четвертая дверь была почти на другом конце коридора. Кротов шел туда уже просто для проформы. "Наверное, раздевалка или что-то подобное", - подумал он, открывая двери.

- Твою медь! - выдал землянин любимое ругательство.

Такого увидеть он точно не ожидал. Комната оказалась огромной. Скорей не комната, а зал. Лампа здесь была не нужна - на стенах горели светильники. Так много светильников в одном месте Сергей видел на Баррахе в первый раз. Может, где-то в богатых домах или во дворце и светлее, но он там не бывал. За дверями лишь небольшое пространство было свободным. Дальше весь зал был разгорожен прозрачными бронепластиковыми перегородками. Внутри каждой прозрачной комнаты стоял операторский стол со стационарным коммуникатором. Прямые проходы между перегородками вели в вглубь зала. Сергей быстро прошел вперед. Спутники, никогда не видевшие подобное, отстали. Они испуганно озирались, опять поминая колдунов. "Нигде нет пыли, - отметил Сергей. - Зачем Крюгер содержит операторскую в идеальном состоянии? Хоть сейчас садись и работай"

За несколькими рядами индивидуальных мест подключения на открытом пространстве стоял круглый операторский пульт с кучей кресел вокруг. Все было устаревшим, но явно в работоспособном состоянии. 'Пункт управления колонией', -Кротов в этом не сомневался. Для пункта управления городом он был слишком велик. Вокруг главного операторского места теснились ряды прозрачных перегородок. "До хрена же тут народу работало. Наверняка, первыми на костер отправили. Почему же не сделали то, что натворили по всей планете, почему не разбили, не разрушили?"

Его мысли прервал шорох. Он шел откуда-то спереди. Сергей повернулся к спутникам и приложил палец к губам. Те поняли, тоже застыли и прислушались. Но звук больше не повторялся. Тогда Кротов показал, чтобы они подошли.

- Там кто-то есть. Идем по разным проходам к концу зала. Ему некуда деваться, если там нет двери, не сбежит, - прошептал он.

Когда до конца рядов с кабинками осталось совсем немного, темная тень метнулась дальше в конец зала. Сергей пробежал до конца коридора и застыл. Здесь, выделяя небольшой загон, зал перегораживала решетка, однако не такая, как в подвале, ровная и крашеная. Эта была явным продуктом современного Барраха - кованая черная. Перед ней, затравленно глядя на бывших узников, стоял охранник. Он держал в руке кнут. На поясе была прицеплена еще короткая деревянная дубинка.

- Брось все! - Скомандовал Сергей. И добавил. - Если жить хочешь.

Охранник поспешно выбросил кнут и начал дрожащими руками отстегивать дубинку. Сергей перевел взгляд дальше, за тюремщика. За решеткой светильников не было. Но света из зала хватало, чтобы разглядеть ряд тюфяков, лежавших прямо на полу. На них прикрытые тюремными одеялами лежали люди. Некоторые приподнялись и сидели. Все они испуганно наблюдали за разворачивающимся на их глазах спектаклем.

- Открывай! - приказал Кротов, заметив на поясе у охранника связку ключей.

Когда тот открыл двери, Сергей прошел туда, приказав спутникам обыскать и связать охранника. "Мафиози" сделал вид, что его приказы Кротова не касаются, и вошел следом. Люди вскочили. Некоторые отбежали к стенке и испуганно жались друг к другу. В углу Сергей заметил кучку женщин. Все люди были примерно одного возраста, для землянина они показались глубоко пожилыми.

- Кто вы?

Все промолчали. Кротов повернулся к надзирателю.

- Кто они?

Ответ ничего не прояснил.

- Колдуны.

- А вы кто? - послышался слабый голос от стены. Смелости набралась одна из женщин.

- Я из спецназа Империи, если вам о чем-то это говорит, а остальные - местные.

Сергей и сам не понял, зачем представился именно так. Но оказалось, что это правильно - его слова произвели ошеломляющее впечатление на присутствующих. Все просто качнулись к нему.

- Вы из спецназа? - недоверчиво переспросил стоявший рядом мужчина. Остальные стали подтягиваться поближе.

- Не врите! - раздалось из толпы. - Линза не отключалась, и техника не может работать!

- Он обманывает нас! - закричал тот же мужчина, что спрашивал про спецназ. Он оглядывал всех растерянным взглядом. - Вы посмотрите, как он одет.

- Я знаю, кто это, - выдвинулся вперед "уважаемый". - Это те колдуны, которые прилетели лет десять назад. А мы еще думали, куда правитель дел их? Почему не отправил на костер?

Кротов и сам уже начал догадываться, что это не баррахцы - слишком они были одинаковы для местных. Даже долгое заключение не может изменить людской рост. Эти все были высокими. "Точно - из Цивилизованных Миров". Сергей видел, что в душе узников борется желание поверить и природный человеческий скептицизм.

- Не обманывайте нас, пожалуйста, - так же тихо попросила женщина от стены.

- Хватит! Времени у нас нет! - Сергей решил, что объяснять что-то в данной ситуации - это только время тянуть. - Не хотите - не верьте, выбора у вас все равно нет. Мы хотим прорваться наверх, а потом в город. Вы с нами?

Узники минуту молчали, потом несколько человек подошли к Сергею, среди них та женщина с тихим голосом.

- Да, мы идем, - сказала она. - Лучше умереть так, чем сойти с ума здесь.

Услышав её слова, еще несколько человек, словно проснулись и тоже подошли к Сергею. Скептики остались в меньшинстве.

- Идиоты.

Это пробормотал привязанный к решетке надзиратель.

- А вот это мы сейчас увидим, - Сергей подошел к нему. - Ты нам поможешь! Если конечно жить хочешь.

Потом повернулся к вновь освобожденным.

- Солдаты среди вас есть?

Отозвался всего один.

- Мы все техники и ученые. Я имею отношение к оружию - отвечал за корабельное вооружение.

- Понятно, - усмехнулся Сергей. - Про корабельное вооружение пока вспоминать не будем. Что ж, раз нет умеющих драться, будете идти в арьергарде.

Он уже хотел уйти, но все-таки не удержался и задал мучивший его вопрос:

- Для чего вас держали здесь? И почему оборудование как будто вчера из работы?

- Иногда, когда линза искажения прекращала функционировать, мы работали на оборудовании, - ответил один из пленников. - Крюгер хотел, чтобы мы мониторили окрестный космос - он всегда боялся нападения Империи. И еще он хотел, чтобы мы придумали, как заставить наше оружие работать в условиях функционирования линзы искажения.

Кротов поморщился, услышав эту речь - на Баррахе он уже отвык от подобных фраз...

- Переводя на понятный язык, "линза искажения" - это то, что заставляет помереть всю электронику? То, что загнало Баррах в каменный век? Я правильно понял?

- Да. Вы поняли все совершенно верно. Теперь я верю, что вы из Империи. Только должен добавить, что линза не заставляет электронику отключиться, она лишь меняет некоторые параметры её работы. Но этого хватает, чтобы она перестала работать так, как при обычных условиях.

- Спасибо, что соблаговолили поверить мне, - Кротов шутливо поклонился. - Но диспут о физических принципах начинать не будем. Я все равно ни хрена не пойму. Главное - не работает. И еще - вы говорили об оружии. Здесь есть игольники?

- Да, в оружейной комнате обычный арсенал охраны колонии, - выступил вперед техник-оружейник.

- Но вы заставить его работать не смогли? - уточнил Сергей.

- Не смогли.

- Тогда последнее - как вы узнаёте, когда эта ваша линза отключится?

- Никак. Просто техника начинает работать. Вы же знаете, что аварийный режим будет поддерживать работу основных систем многие десятилетия.

- Понятно, - опять повторил Сергей. - Нам от всего этого никакой пользы. А в оружейку мы сейчас зайти сможем?

- Да! Им оказалось не под силу сломать бронепластик. Но они заблокировали открывшуюся плиту чугунной чушкой. Теперь туда можно пролезть.

Кротов загорелся.

- Так сейчас сможем войти? А виброножи там есть?

- Нет. Все, что хоть как-то можно использовать в жизни, оттуда забрали. Остались только игольники, плазмометы и гранаты.

- Да, - Сергей потух. - Это нам не пригодится. Все, хорош болтать, пошли!

Когда Сергей вернулся в коридор с новыми людьми, у Шевизы расширились глаза.

- Охрана никогда про них не говорила. Так значит это к ним ходил тогда Экзарх.

Леала же лишь окинула новеньких взглядом и спросила у Кротова:

- Воины есть?

- Нет.

Она сразу потеряла к ним интерес.

- Пусть идут с голыми руками. Надеюсь, наверху оружия на всех хватит.

Сергей осмотрел людей, застывших у входа на лестницу.

- Что ты придумала?

- Сами мы дверь вскрыть не сможем. Будем ждать, когда пойдет смена этим, - она показала на трупы у стола.

Оглушенного охранника тоже прикончили. "Задушили, - подумал Сергей, заметив синее лицо и вывалившийся язык. - Похоже, натерпелись от них. Теперь не жалеют". Сам он тоже не почувствовал никакого шевеления чувств. Заслужили.

- Я поставила там людей, у которых есть шанс справиться с охранниками. Если все получится, то ворвемся в открывшиеся двери и начнем громить.

- Я тоже пойду к двери, - Кротов решительно шагнул к лестнице. - У меня шансов больше.

Леала не стала его останавливать. Крепкий "мафиози", не говоря ни слова, направился за Сергеем.

Ждать пришлось долго. Сергей даже присел у дверей, как и остальные четверо, разместившиеся на площадке. План Леалы был прост, но, в то же время, давал надежду.

Наконец, за дверью заскрипел засов. Все вскочили. Сергей почувствовал знакомый холодок в животе. Сердце ускорилось, выбрасывая в кровь адреналин. Сидя на площадке, они заранее договорились, как действовать. Как только дверь начала открываться, двое изо всех сил дернули её на себя. Державшийся за ручку охранник не успел отпуститься и просто влетел на площадку. Сергей не стал тратить время на него и прыгнул в открывшийся проем, замахнувшись приготовленной саблей. Автоматически, не раздумывая, опустил клинок на голову выросшего перед ним тюремщика. Удар был так силен, что разрубил лобную кость. Правда, не до конца, но что она треснула, Кротов не сомневался.

Увернувшись от рухнувшего тела, он наотмашь рубанул второго по открытой шее. Кровь, полетевшая во все стороны, показала, что еще один не жилец. Опешившие в первый момент охранники, наконец, среагировали, но было уже поздно. "Уважаемый" напарник Кротова тоже свалил одного, загнав саблю в живот врага. Из коридора живой рекой хлынули бывшие узники, и все мгновенно закончилось. Оглянувшись, Сергей насчитал семь трупов. "Полноценная смена".

- Проверить все комнаты! - раздавала команды Леала. - Где-то еще должны быть люди.

Она оказалась права. В коридоре открылась дверь, и оттуда выскочил человек в незастегнутой куртке. 'Спал', - понял Кротов. Человек увидел толпу, заметался, как заяц, и попытался заскочить обратно в двери. Это ему удалось, но вот закрыться он уже не успел. Подбежавшие заключенные навалились на дверь, и она распахнулась. Народу там оказалось много. Когда туда подоспел Сергей, кровь лилась вовсю. Очнувшиеся охранники из спящей смены отошли в угол и, пользуясь преимуществом в силе и выучке, отбивались от обозленных узников. Потери были с обеих сторон. Кротов сходу врубился в драку.

Крича что-то нечленораздельное, он начал крушить защищавшихся охранников. В горячке битвы он впервые почувствовал, что уроки фехтования не прошли даром. Он легко парировал сабельные удары охраны, сам же доставал противника из любого положения. Когда все было кончено, к нему подошел "уважаемый".

- Ну, ты даешь! - похвалил он. - Где так научился?

Сергей, приходящий в себя после помутнения боя, коротко ответил:

- Я солдат. В армии и научили.

"Уважаемый" протянул окровавленную руку.

- Меня зовут Шаргич!

- Сергей, - землянин пожал руку. "Жест совсем земной, - отметил он мимоходом. - В Империи так не делают". Потом разглядел свои руки. "Твою медь! Как мясник с рынка!" Он схватил серое одеяло и, торопясь, постарался оттереть руки, лицо и тело. Шаргич удивленно глянул на него. Сам он как будто не замечал крови.

Торопя их, из коридора раздался крик Леалы:

- Вы закончили там? Идите сюда!

В коридоре Леала готовила штурмовую группу, отбирая в неё более крепких узников. Появившимся Сергею и Шаргичу она объявила:

- Вы у нас главная ударная сила. Пойдете в первом ряду.

"Мафиози" хотел что-то высказать, но Кротов остановил его.

- Она права, не тех же жмуриков вперед пускать, - он показал на толпящихся в стороне слабых изможденных заключенных, среди которых были почти все Имперцы. Леала отобрала у них все оружие и раздала тем, кто, по её мнению, мог им пользоваться. Таких набралось человек тридцать. "Толпа приличная, - подумал Сергей. - Если основная охрана находилась здесь, захватим поместье". Но делать это надо было не мешкая. Подкрепление вызовут в любом случае, поэтому надо справиться внутри замка до прибытия солдат. Те - не тюремная охрана - шансов победить нет. Кротов оглянулся на Леалу.

- Чего тянем? Пошли.

Незаметно для себя он признал в ней командира и уже не встречал в штыки её распоряжения. Судя по тому, что и Шаргич встал на свое место, он тоже смирился.

- Пошли! - согласилась предводительница грегов. И уже громче скомандовала: - Пошли! Вперед!

Услышав команду, стоявшие у дверей заключенные распахнули створки. Отряд бывших узников, ощетинившись разномастным вооружением, молча рванул в двери. Кротов с удивлением заметил, что Леала не осталась сзади, а пристроилась рядом. Размахивая саблей, она бежала вместе со всеми. Спрашивать было некогда, и Кротов забыл о ней.

Большой зал, куда вырвались заключенные, находился на первом этаже здания. Это стало понятно сразу - за окнами темноту разгоняли светильники, терявшиеся среди деревьев сада. В самом холле никого не было.

- Вперед, на улицу! - закричала Леала. - Надо захватить ворота! С людьми в здании разберемся потом.

Где-то наверху хлопнула дверь. "Похоже, наконец, обитатели проснулись". Кротов толкнул плечом дверь и выскочил на улицу. Свежий воздух с вкусным запахом древесного дыма наполнил легкие. "Свобода!" Умом он понимал, что до настоящей свободы еще далеко, но душа, вырвавшаяся из подземелья, уже пела. В темноте между кустами он заметил движение. Кто-то шел со светильником. Вдруг светильник полетел на землю, пламя вспыхнуло. "Разлилось масло, наверное, ночной патруль, - понял Сергей. - Или нас заметили, или наши на них напали".

Впереди из-за деревьев показались ворота. Горевшие возле них большие светильники освещали здание караулки и кусок стены. Охрана у ворот не спала. Услышав топот приближавшегося отряда, один из охраны выглянул в дверь, удивленно вскрикнул и быстро захлопнул дверь.

- Черт! - выругался землянин. - Хрен мы их теперь выкурим.

Так и получилось. Подбежав к зданию поста и подергав дверь, все остановились. Два небольших окна, выходившие во внутренний двор, оказались из бронепластика - удары саблей даже царапин не оставили.

- Что делаем? - озадаченно спросил так и не отставший от Сергея Шаргич.

- Ну-ка, подкиньте меня! - Кротов махнул рукой еще одному узнику. Сергей заметил, что стена над крышей караулки не очень высока, и её можно одолеть. - Посмотрю, что там с той стороны.

Пробежав по плоской крыше, он забросил на стену саблю, потом подпрыгнул, зацепился пальцами за край и подтянулся. Забросил одну ногу и через секунду лежал на стене. Свесив голову, посмотрел, что происходит внизу. Возле караулки стояли трое охранников и на высоких тонах обсуждали, что делать. Один требовал, чтобы все вернулись в помещение, двое других старались склонить его к тому, чтобы отступить и дождаться Ревнителей с улиц. "Первый, похоже, командир, - решил Кротов. - И раз говорят, что надо дожидаться, значит, за помощью уже послали".

Сергей прикинул высоту стены - метра четыре. В учебке на Тарантосе ему приходилось прыгать и с гораздо большей высоты, но тогда он был в бронекостюме, который компенсировал и удары, и растяжения. Не раздумывая долго, он поднялся - земля сразу ушла еще ниже - и прыгнул. Приземлился четко, как на экзаменах - на обе ноги, лишь присел до самой земли. Охранники среагировали, но поздно. Стоявший спиной к нему командир только начал поворачиваться, но тут же закричал и упал - Кротов воткнул саблю в открывшийся бок. Охранники, что тюремные внизу, что эти - не носили никакой брони, даже кожаной. "Не ожидали, что на дом самого Экзарха кто-нибудь посмеет напасть". Сабля застряла, Сергей дернул еще раз и выпустил рукоять. Двое оставшихся уже пришли в себя и, поняв, что он один, напали сразу с двух сторон. Все преимущество внезапности было потеряно, и теперь уже Кротов оказался в невыгодном положении: ни оружия, ни брони против двух кривых клинков.

Он уклонился от рубящего удара одного охранника и метнулся к открытой с этой стороны двери. Все-таки охрана замка была не из профессиональных военных. В азарте они оба кинулись за землянином и у самых дверей столкнулись. Эта задержка позволила Сергею заскочить в помещение. Он молил об одном - чтобы внутри не оказалось еще людей, тогда он сам загнал бы себя в ловушку. Но в этот раз удача была не на его стороне - у окна, выходившего во внутренний сад, спинами к нему стояли трое. "Твою медь! Попал!" Охранники оглянулись. От неожиданности глаза их округлились, они дернулись к Сергею, но, чтобы добраться до него, им надо было преодолеть перегородку, разделявшую комнату. Кротов крутнулся - куда?! И тут он заметил стойку с копьями. Она стояла сразу за дверью, и он проскочил её. В двери уже ломились снаружи. Сергей на ходу толкнул ногой дверь, она с силой ударила нападавшего. Выхватив из стойки короткое копье - "стандартные - такие же, как и внизу" - Кротов развернулся и обеими руками с силой воткнул его в перепрыгивавшего стойку охранника. Удар был мощный. Копье прошло насквозь и тоже застряло. Автоматически - тело действовало быстрее, чем он обдумывал движение - он отскочил к стойке и выдернул другое. Теперь он находился между двух противников. В дверь все-таки прорвался один с улицы, второй - внутри - обежал стойку и тоже рвался к Сергею.

Тупым концом копья Кротов ткнул ворвавшегося с улицы охранника, тот как раз сделал короткий замах саблей и в ярости закричал. Древко вошло прямо в рот, ломая горло. Боясь, что оружие опять застрянет, Сергей сделал только короткий тычок. Вырвав копье, он выставил его вперед, навстречу второму нападавшему. Охранник отпрянул, увидев перед глазами острый наконечник. Сзади раздался хрип и звук упавшего тела.

Сергей стоял у стойки с копьями и короткими уколами отгонял охранника, не давая ему приблизиться на нормальный удар, тот пытался рубануть по древку, чтобы лишить Кротова оружия, но реакция у землянина была быстрей. Третий охранник тоже зашел за стойку и пытался обойти Кротова сбоку. У него почему-то не было сабли, он держал в руках только короткую тюремную дубинку и тоже пытался ударить по копью. Финал был предрешен - Кротов понимал, что стоит зайти с улицы последнему охраннику, и ему конец, с тремя не справиться. Но тот почему-то медлил.

"Ну, вот и кранты!" Сзади хлопнула открывшаяся дверь. Сергей вжался в угол, ткнул в лицо охранника, отгоняя, и оглянулся.

- Черт! - облегченно выругался он - в дверь ворвался Шаргич. "Так вот почему не входил тюремщик с улицы".

Увидев окровавленного, разъяренного Шаргича, враги потеряли всю былую отвагу. Сергею теперь не надо было следить сразу за двумя. Он воспользовался секундным замешательством охранника и успел воткнуть копьё в плечо врага. Тот болезненно сморщился и, бросив саблю, схватился за рану. Крича что-то нечленораздельное, "мафиози" ожесточенно напал на охранника с дубинкой. Через минуту все было кончено - тюремщик упал с проткнутой грудью. Шаргич кинулся к раненному в плечо и уже занес саблю, чтобы прикончить и его, но Сергей успел остановить баррахца в последний момент.

- Подожди, надо допросить!

Шаргич обернулся. Злые, пьяные от схватки глаза непонимающе смотрели на землянина. Кротов перехватил занесенную руку.

- Очнись! Надо узнать обстановку.

"Уважаемый" стал приходить в себя. Он расслабился и, угрожающе замахнувшись саблей на зажавшегося на полу охранника, нехотя отошел.

- Добрый ты... - пробурчал он.

Сергей покрутил головой; ничего похожего на медаптечку рядом не наблюдалось. Тогда он сорвал со стены тряпку с какой-то надписью и, скомкав, приложил к плечу раненого. Стерев кровь, он осмотрел рану: ткани были пробиты полностью, но кость, белевшая внутри, была цела.

- Ерунда, зарастет. Кровь остановится, перебинтуешь и все.

Тем временем Шаргич прошел за загородку и открыл засов. В помещение ворвались еще несколько заключенных. Расталкивая всех, появилась Леала.

- Что тут?

- Язык.

- Что?!

- Пленный, который расскажет нам об обстановке вокруг, - пояснил Сергей.

- А, поняла. Давай, допрашивай.

- Сейчас. Что там, в здании?

Леала выругалась.

- Перекрыли вход на верхние этажи. Не можем пробиться.

"Это плохо. Если к охране прибудет помощь, окажемся запертыми внизу между двух огней".

Сергей посмотрел на сидевшего на полу караульного.

- За помощью отправляли? - задал он главный вопрос.

Охранник на секунду замешкался и нетвердо ответил:

- Нет.

'Врет', - понял Сергей. Леале, внимательно следившей за пленником, тоже не понравился ответ. Она, не раздумывая, ткнула острием сабли в рану на плече. Охранник дернулся и застонал.

- Ну-ка еще раз про помощь! - скомандовала она и опять ткнула.

"Блин, - Кротов и сам болезненно сморщился. - Похоже, она и убьет, не задумываясь". Он отодвинул руку Леалы.

- Говори!

Раненый со страхом посмотрел на Леалу, больше врать он не решился.

- Да, гонец убежал.

- Через сколько прибудет помощь?

- Специальный легион Императора находится недалеко и, с минуты на минуту, они могут быть здесь. Но солдаты не захотят торопиться, чтобы спасать охрану Экзарха, - боясь смерти, охранник перестал запираться. - Будут тянуть время. Если побежал в когорту Ревнителей, то еще час, а то и больше.

Сергей и Леала переглянулись.

- Будем надеяться, что солдаты по-настоящему не любят охранников Экзарха, - улыбнулся Кротов.

На улице начало светать. Окна посветлели. По опыту Сергей знал, что рассветет очень быстро. "Плохо, не успели по ночи вырваться в город". Он повернулся к Леале.

- Что нам еще надо узнать?

- Многое! - она наклонилась над раненным. - Как еще отсюда можно выбраться, кроме этих ворот?

"Она думает о том же, - понял Кротов. - Сидеть здесь нельзя".

Но рассказать что-нибудь еще пленный не успел - на улице, со стороны города, раздался странный шум, словно лавина накатывала. Выглянувший за дверь заключенный отпрянул назад, лицо его побелело.

- Нам конец, - прошептал он.

"Что за хрень!" Кротов, наперегонки с Леалой, выскочил на улицу. В свете начинающегося дня, справа, во всю ширину улицы - от домов до стены замка, неслась река баррахских всадников. Гзунги прыжками пытались вырваться вперед из общей кучи, они рыкали, всадники орали - и все это смешиваясь с топотом тяжелых лап, сливалось в страшный гул.

- Твою медь! Назад!

Кротов затолкнул Леалу в дверь, отпихнул рвущегося наружу Шаргича и задвинул засов.

- Значит, солдаты не настолько не любят охрану Экзарха, чтобы бросить их умирать.

Леала согласно кивнула. В глазах на секунду мелькнула обреченность.



****

Глемас проснулся с нехорошим предчувствием. Всю ночь ему снились сны. Это были редкие гости в его постели - обычно он спал словно в беспамятстве. Но иногда, очень редко, его одолевали красочные подробные сны. Как-то так пришлось, что видел он их перед большими переменами в жизни. Он понимал, что это все ерунда, и много раз серьезные события происходили без всяких предваряющих снов. Но, как человек, чья работа связана с постоянной возможностью расстаться с жизнью, он невольно верил в приметы.

- К дракону все! - выругался он и, как в детстве, скрестил особым образом пальцы обеих рук, оберегая себя от напастей. С таким настроением даже завтракать не хотелось, но он взял себя в руки - без полноценного завтрака день будет ущербным. Глемас давно приучил себя к тому, что, каким бы ни было настроение, организм должен функционировать исправно. А для этого надо получать положенные калории и высыпаться.

Шагая в офицерскую столовую, Глемас понял, что что-то происходит. Встречавшиеся знакомые офицеры лишь коротко кивали ему и бежали дальше. В дворцовой жизни - ленивой и медленной с утра - это было непривычно. Пустота в столовой, где в это время обычно полно армейцев и офицеров охраны, тоже говорила о многом. Те несколько, что ели, делали это очень быстро и убегали. Одеты они были по полной боевой выкладке, даже в кирасах. "В поход, что ли, собираются? Война? Скорее, наверное, учения". Глемас по своему опыту знал, как выглядят люди при известии о войне. Он решил после завтрака срочно узнать, что это за учения, но узнавать ничего не понадобилось - как только он присел, к нему, нарушая всю конспирацию, подошел Игрези.

- Человек, - едва разжимая губы, прошептал он, - про которого вы хотели узнать, в замке Экзарха. Сейчас там восстание заключенных. Они захватили замок. Но скоро начнется штурм.

Слуга поправил скатерть, сделав вид, что останавливался только для этого, и ушел, не дожидаясь ответа агента. Глемас заставил себя допить сок. Не показывая, что торопится, он направился к покоям принцессы. Как только он оказался в её коридоре, перестал маскироваться и бегом промчался до резных дверей. Два рослых алгатца у дверей с удивлением смотрели на гронца.

- Полковник, вы рано. Часы не приемные.

- Докладывайте, капитан! Скажите - срочные новости по вчерашнему вопросу.

Капитан пожал плечами - мол, я доложу, но ничего не обещаю. Через минуту он вышел.

- Входите. Подождите в зале. Принцесса сейчас подойдет.

Он закрыл створки дверей за Глемасом.

- Говори! - не здороваясь, приказала появившаяся Алгала.

- Кротов, как мы и предполагали, в замке Крюгера.

- И что?

- Там сейчас восстание заключенных. По моей информации - узники захватили замок, но их вот-вот будут штурмовать!

- Дракон! - выругалась принцесса. - Извините, полковник. Очень плохие новости.

Она замерла на мгновение, уставившись в одну точку. Потом встряхнулась и крикнула:

- Офицер! Срочно ко мне Алкези, генерала и канцлера! Срочно!

Раздался стук подков на сапогах. Алгатцы бросились выполнять приказ. То, что первым принцесса назвала полковника-силовика, говорило о характере будущей операции. Думая так, гронец не ошибся. Как только появился командир алгатцев, принцесса заявила:

- Полковник Алкези, пришло время показать свои клинки!

Полковник сделал вид, будто всю жизнь ждал этой команды.

- Мы готовы! Приказывайте!

- Сейчас, Алкези. Дождемся генерала и лорда. Надо предупредить и их.

Как только появились запыхавшиеся Ширан и Керли, принцесса показала всем на кресла у стола и сама села во главе.

- Рассказывай, полковник!

Глемас коротко пересказал то, что только что сообщил принцессе. Полковник Алкези не сдержался, он повторил выражение принцессы. Гронберг почувствовал, что оба высокопоставленных гостя тоже хотят выругаться, но они не позволили себе этого.

- Нас поставили в такие условия, что выход только один - попробовать в суматохе штурма отбить нужных нам людей.

Слова принцессы напугали лорд-канцлера. Он испуганно посмотрел на принцессу.

- Нас объявят врагами!

Никто не обратил на него внимания. Все понимали, что это единственный способ и действовать надо немедленно.

- Мы - самая боеспособная часть на этой планете, - немного самонадеянно заявил Алкези. - Я думаю, пробиться и освободить наших людей мы сможем. Но потом будет самое главное - надо еще и где-то отсидеться, пока не заработает техника, и нас не выдернут отсюда. Потому что - лорд Керли прав - мы, наверняка, станем врагами Империи. Ну, и главное - мы должны защищать вас, принцесса. Это самая важная задача Алгатцев. Поэтому я не могу послать много солдат, оторвав их от вашей охраны.

Глемас был полностью согласен с алгатцем. Судя по тому, что он видел, армия Императора хоть и самая мощная на Баррахе, но любой солдат её не устоит против самого последнего алгатца. Даже без привычного для них оружия, и в битве на мечах, и, тем более, в рукопашной схватке, тренированная закаленная охрана принцессы была наголову выше любого полка Императора, тем более Ревнителей веры. Но прав был Алкези и в том, что после штурма начнется совсем другая война, и тут уже будет играть роль численность войск. В длительном противостоянии им не выстоять.

- Я все понимаю, - нетерпеливо ответила принцесса. - Но и выхода другого у нас нет! Вы все должны понять - Кротов важнее всех нас, вместе взятых. Жаль, что зеленые сообразили это так поздно. Мы бы не брали его с собой. Так что разговор не о том, воюем ли мы - разговор о том, как это сделать быстрее и лучше. Командуйте Алкези. А вы, генерал, и вы, лорд - думайте, как и куда нам лучше скрыться после боя.

Алгала выразительно посмотрела на присутствующих. Поняв её взгляд, все вскочили.

- А обо мне можете не беспокоиться, полковник, людей делить не надо. Я иду с вами.

Алкези хотел было протестовать, но наткнувшись на взгляд принцессы, промолчал и только склонил в поклоне голову. Неожиданно в разговор вступил лорд Керли:

- Принцесса Алгала, я считаю, что мне и моим подчиненным надо остаться при дворе. Сейчас мы сможем замаскировать уход гренадеров, объяснив его по-своему. Кроме того, Император, увидев, что мы на месте, не сразу поверит в ваше нападение. Ну, а дальше - будем действовать по обстоятельствам.

Глемас никак не ожидал такого от трусоватого - как ему казалось - дипломата. Это ведь верное заключение, а то и смерть.

Следом высказался и генерал Ширан.

- Лорд Керли прав. Дипломатам надо до последнего заговаривать зубы Императору, тогда Алгатцам будет действовать легче. И еще - я считаю, что мой отдел тоже должен остаться здесь, так мы принесем больше пользы - воины из нас никакие.

Глемас как будто впервые увидел генерала и лорда - оказывается, у них тоже есть стержень! И они правы, в бою от них пользы мало, только обуза, а здесь, в своей кухне, они хоть чем-то помогут.

Алгала не стала долго раздумывать.

- Решено! Вы остаетесь!

Она повернулась к алгатцу.

- Как будем добираться?

- Разрешите, я скажу, - вмешался МРОБовец.

Принцесса кивнула.

- В стойлах всегда стоят готовые к отправке повозки. Возницы при них. Я думаю, мы можем их захватить так, чтобы никто ничего не услышал. Я сам пойду. Да, думаю, и люди полковника подготовлены.

- Конечно, справимся! - не выдержал Алкези. - И даже без вашей помощи.

- Полковник, - Алгала строго посмотрела на него. - Я не сомневаюсь в ваших людях, Гронберг говорит о том, что все должно пройти тихо, не привлекая ничьего внимания.

- Больше я вас не задерживаю! - она встала. - Я подойду прямо к стойлам, только одену броню.

Потом подошла к Ширану и Керли.

- Спасибо, господа! Даже не сомневайтесь, я вас на смерть не оставлю!

- Слава Империи! - словно новобранцы, гаркнули главы ведомств.

  

Глемас шел мимо ворот загона, где стояли дежурные повозки. Было слышно, как за решетчатыми воротами боксов рыкают гозары. Что-то покрикивали ухаживавшие за ними возницы. У небольшого помещения, где находился караул и комната для возниц, стоял скучающий охранник. Как все, служившие при дворе, он был высок и широкоплеч - император любил видеть рядом с собой здоровых и сильных людей.

Глемас делал вид, что просто прогуливается. Словно чем-то заинтересовавшись, он подошел к караульному. Солдат лениво ответил на приветствие МРОБовца, интереса Глемас уже не вызывал - имперцы примелькались при дворце. Весть о захвате тюрьмы Экзарха, никак не затронула рядовой персонал, они несли службу как обычно.

- А можно мне посмотреть на зверюг? Никогда вблизи не видел, - соврал гронец, ведь еще в первое путешествие он тщательно разглядел гозаров.

- Без сопровождающего нельзя. Сейчас позову старшего.

Солдат, не оборачиваясь, крикнул:

- Капрал Кареш! Выйдите!

Когда через минуту появился кряжистый капрал и недоуменно посмотрел на Глемаса, тот толкнул уже отключившегося охранника в сторону и вдавил острие алгатского длинного кинжала в живот капрала.

Мгновенно появились прятавшиеся за стеной алгатцы. Они проскочили мимо Глемаса и ворвались в караулку. Капрал побледнел, глаза его сузились, и он раскрыл рот, чтобы закричать. Но Гронберг не дал этого сделать: ребром левой ладони он резко ударил по горлу. Капрал захлебнулся и закашлялся. Не желая убивать служивого, Глемас рукояткой ножа ударил в точку на затылке охранника, тот рухнул. Гронец знал, что минимум полчаса тот теперь пролежит без сознания.

Из караулки выглянул алгатец и коротко свистнул; из-за стены посыпались остальные и быстро разбежались по боксам. Из караулки вели возниц.

"Начало хорошее, - подумал Глемас. - Посмотрим, что будет дальше".



****

- Кто как хочет, но я им живым не дамся! - землянин оглядел окружающих. - Если хотите спастись, идите по камерам, всех не казнят.

Перед караулкой собралась толпа бывших заключенных. Из рядов вышел старичок, сидевший в камере рядом с Леалой - Трено.

- Нет уж, я тоже лучше помру, чем вернусь обратно в камеру. Думаю, и остальные со мной согласны.

Выкрики и одобрительный гул подсказали, что он прав. Леала не стала терять времени. Как только стало понятно, что в подземелье вернуться никто не хочет, она опять начала командовать. Быстро разделив заключенных на группы, она отправила их патрулировать стены. Хотя ограждение поместья не было настоящей замковой стеной и для полноценной обороны не готовилось, но большая высота и острые штыри сверху не давали с ходу преодолеть её.

  - Убивайте тех, кто сможет перебраться! Если почувствуете, что уже невозможно сопротивляться - отступать в здание. Забаррикадируемся там.

"Да, теперь ничего другого не остается, - одобрил Кротов. - Жаль, чуть-чуть не успели, так бы вырвались в город".

В ворота начали стучать.

- Открывайте!

В это время из помещения охраны вышел возбужденный Шаргич. Он тащил за шиворот окровавленного охранника. В суматохе Сергей не заметил, что "мафиози" остался в караулке.

- Послушайте, что мне рассказал этот друг! Ну! - грозно прикрикнул он на охранника.

Тот испуганно глянул на "уважаемого" и выговорил, едва шевеля разбитыми губами:

- В замке находится Великий Экзарх.

- Смотрите - он его больше нас боится, - криво усмехнулся Шаргич.

- Где он сейчас?! - одновременно спросили Сергей и Леала.

- Я не знаю точно, но, наверное, у себя в башне...

- Если мы возьмем его в заложники - есть шанс поменять на свою жизнь.

Сергей подумал о том же.

- Точно! Надо предупредить этих, - он показал рукой на ворота. - Если будут сильно напирать, мы убьем Экзарха. Они ведь не знают, что он еще не в наших руках.

Леала сразу подошла к воротам и открыла смотровое окошко. Не приближаясь к проему, она крикнула:

- Эй, вы! У нас в руках Экзарх Крюгер! Начнете штурмовать - мы начнем отрезать от него кусочки!

С той стороны притихли. Раздавалось только злобное порыкивание зверей.

- Вы врете!

- А вы спросите того, кто вас предупредил!

Нападавшие не ответили, но удары в ворота прекратились. "Совещаются. Если сами побоятся принимать решение, будут ждать решения сверху - это только нам на руку". Сергей повернулся к предводительнице грегов.

- Лучше всего нам, действительно, найти его.

Та согласно кивнула. Она перевела взгляд на охранника:

- Как войти в башню?

- Я не знаю. Нас туда не пускали. Но есть двери из главного зала и есть двери из коридора охраны.

- Хреново, - подытожил Сергей. - И там, и там заперто.

- Подождите, - желание выжить заставляло охранника вспоминать. - Есть еще один вход, но он колдовской - там нет ступенек.

- Как нет ступенек? - нахмурилась Леала. - А как же по нему поднимались. На крыльях что ли?

Охранник пожал плечами.

- Не знаю. Но я сам случайно увидел, там голые стены и нет пола. Говорят, там передвигается целая комната.

"Лифт, что ли? - подумал землянин. - Тогда это нам не очень поможет. Но проверить стоит".

- Пошли! - он толкнул охранника. - Покажешь!

Рядом с входом в зал управления находилось два выхода: один вел наверх, а второй - закрытый - и был тем, о котором говорил охранник. Ключ оказался таким же, как и от всех дверей на этом этаже - затертый, оставшийся с технологических времен. Догадка Кротова оказалась верной - это была шахта лифта. "Черт! Хорошо, что решили заглянуть!" По стене в желобе, достаточном для свободного передвижения, опровергая сказанное охранником, вверх и вниз тянулась запыленная лестница. Отвод от желоба к площадке у двери позволял спокойно выходить. 'Безопасность, прежде всего', - вспомнил Сергей девиз производителей Империи. Лестница для эвакуации, на аварийный случай, хотя он не мог вспомнить за все свое пребывание в Цивилизованных мирах аварии в обслуживающих системах. "На Земле почему так не делают? Не надо сидеть и ждать, пока включат застрявший лифт".

Он взял из рук стоявшей рядом Шевизы светильник и заглянул в шахту. Сначала вниз, потом вверх. И там, и там лестница уходила в темноту.

- Надо проверять.

Он отдал девушке саблю, оставшись только с ножом и цепью на поясе.

- Подсвечивайте, я пошел.

Кротов шагнул на площадку. Крик, раздавшийся из коридора, заставил его остановиться.

- Прорвались! Атакуют!

Он хотел уже было вернуться, но тут снизу, из шахты, прозвучало:

- Кротов! Это ты?

Землянин вздрогнул. Этот гортанный голос не спутаешь ни с каким другим! Сергей быстро наклонился и крикнул в темноту:

- Парибо! Откуда ты взялся?!

Внизу тоже появился огонек.

- Быстро спускайся! - приказал зардерец. Объяснять что-нибудь он по своей привычке не стал.

Крик снизу остановил и хотевших бежать спутников Кротова. Леала тоже заглянула в шахту.

- Кто там?

- Свои! Надо звать людей и уходить! - Кротов дернулся в коридор. Но Леала выставила руку и остановила его.

- Не успеем! Дерутся уже у входов. Спускайся! Мы за тобой!

Чуть поколебавшись, Сергей подчинился и быстро пополз вниз. Не задерживаясь, один за другим, за ним последовали остальные. Метров через восемь появилась очередная площадка и дверь в стене. На площадке стоял зардерец. Подхватив Кротова могучими руками, он дернул его к себе. Сергей перескочил и невольно обнялся с Пассимуши. Этот земной жест растрогал Сергея, но для зардерца он, похоже, ничего не значил. Тот, повернувшись, сразу протолкнул Кротова дальше, а сам стал молча принимать остальных. Сергей выскочил на свободное пространство и огляделся: помещение было совсем небольшим: толстый слой пыли лежал на всем - на полу, на экранах оборудования в стене, на выступающем плоском шкафчике - везде. "Пыль - это то, что я видел во всех мирах, - мимоходом отметил Кротов. - Похоже, это вещество, что было всегда и будет всегда".

Из овального проема без двери выглядывал еще один зардерец. Он махнул рукой, приглашая Кротова лезть за ним. Сергей на секунду задержался, чтобы посмотреть, как там остальные. В зальчике по очереди появились: Леала, Шаргич, Шевиза и еще двое узников. Последним появился Парибо и молча толкнул последних в спину, показав на лаз. Разглядев, кто перед ними, бывшие узники опасливо косились на "мурзилку", но подчинились сразу.

Сергей предупредил:

- Ничего не бойтесь. Это мои друзья.

И, пригнувшись, первым шагнул в люк. Он так и не увидел, как, разметав спешившихся легионеров, алгатская рота прорвалась на территорию поместья и, не обращая внимания на пытавшихся сопротивляться узников, разбежалась по коридорам, разыскивая его.



****

Арсалган был в бешенстве - события последнего месяца никак не способствовали спокойствию. Появление гостей из космоса, разговор о которых все время вел пропавший недавно зеленокожий, перевернуло всю привычную жизнь Империи. Арсалган был реалистом и понимал, что Звездная Империя, рано или поздно, все равно вспомнит о них. Но в глубине души надеялся, что это произойдет не во время его правления. Если, молодым, он часто хотел, чтобы появились те, от кого судьба оторвала Баррах, то с возрастом остепенился и понял, что современный порядок вещей для него гораздо лучше. Потомок командира городской охраны колонии, вряд ли бы смог в том мире иметь такие привилегии, как сейчас - там такое было только у глав огромных миров. Арсалган достаточно покопался в истории, чтобы понимать это. Здесь он мог сказать только слово, и человека казнили или миловали.

Так что, когда зеленый заговорил о возможном появлении посольства Звездной Империи, Арсалган, понимая, что полностью отказаться от этого невозможно - тогда из космоса, в конце концов, прилетит не посольство, а экспедиционный корпус - начал всячески затягивать процесс, обставляя это рядом условий, вплоть до участия в посольстве родственника самого Императора. И в этом ему впервые не противодействовал, а помогал Экзарх. Тот тоже понимал, что, в случае полноценного сотрудничества с Империей люди, со временем, узнают правду, и власти Ревнителей придет конец. Конечно, Император и сам бы с удовольствием раздавил эту жирную тварь, а саму секту разогнал - но, политика! Слишком много в свое время сделал для спасения человечества первый Экзарх Барраха - Великий Гоног. Этот медийный король - владелец головизионной сети планеты, первым сориентировался в обстановке. Когда после отказа всей техники пришел великий хаос, казалось, наступил конец колонии Барраха. Люди, веками приучаемые к благам цивилизации, просто вымирали. Превратившись вдруг в Экзарха, Гоног начал проповедовать отказ от всего, что было до дня Великого Избавления. Всех, кто верил в могущество техники, он объявил колдунами. Жизнь - говорил он - должна быть чистой, от природы, без всяких дьявольских орудий, портящих окружающий мир, поэтому надо избавиться от всего, что связывало людей с прошлым миром, а тех, кто будет говорить обратное - уничтожить. Конечно, чтобы поверить в этот бред, человечеству пришлось опуститься на самое дно. Измученные голодом, холодом, бесконечными смертями близких, люди пошли за Гоногом.

Надо честно признать, что, хотя Ревнители и виноваты в тысячах смертей ученых и техников, в полном разрушении техники и всего, что хоть как-то напоминало прибор, но, по большому счету, они спасли Баррах. Получив идею, люди начали её воплощать, постепенно оживая. То, что жизнь скатилась до первобытного существования, считалось теперь за благо. Лишь позже предок Арсалгана, собравший отряд из бывших охранников, военных и промышлявших разбоем, объединился с новоявленным Экзархом, которому необходимы были силовики для удержания растущей власти. Вдвоем они создали Империю, сохранив свои структуры, как две ветви власти. Со временем они стали конкурировать, но избавиться друг от друга не могли. Для завоевания всей планеты необходима была армия, а для владения умами людей нужна была Вера. И лишь в последние годы, когда оживший, насытившийся народ стал задумываться, власть Экзарха пошатнулась. Арсалган, имеющий под рукой реальную армию, набирал все большую мощь, так что появление представителей Звездной Империи и их вхождение в жизнь Империи Барраха грозило окончательным крахом Ревнителей. Поэтому Крюгер всячески отговаривал от приема посольства. А когда Имперцы со звезд все-таки появились, начал уговаривать уничтожить их, мотивируя любым предлогом, вплоть до того, что во главе посольства прислали женщину, чтобы унизить Баррахцев. Про себя Арсалган посмеивался над доводами Крюгера, но вслух ничего не говорил, продолжая тянуть время.

И вот теперь, когда, казалось, все устоялось - посольство жило при дворе, ничего не предпринимая, все успокоились, и он решил, что все так и будет продолжаться, вдруг это непонятное нападение на замок Экзарха. Зачем это понадобилось принцессе Алгале - оставалось для Арсалгана великой тайной. Можно было бы как-то замять этот скандал, если бы в деле были замешены только ревнители. Но охрана принцессы вдребезги расколотила один из лучших его легионов, и вот этого Император Барраха никак не мог простить! Кроме того, что это грозило потерей веры в его абсолютную власть, его зудело и самое обычное чувство обиды. Как это - его элитный легион, который крушил всех, даже горцев, вдруг оказался не в силах справиться с каким-то парадным расчетом.

Арсалган нервно ходил по своему громадному кабинету. Ему было жарко. Раскаленные угли в расписной глиняной жаровне пылали, и ему хотелось схватить эту штуку и вывалить за окно. Он никого не позвал - нельзя, чтобы подчиненные увидели его в таком виде - Император всегда спокоен. Постарался расслабиться, но мысль о том, что, оказывается, у Экзарха есть еще одна тюрьма, кроме официальной, а он - правитель страны, об этом не знает, вызвала новый приступ бешенства. "Убью толстую тварь! - подумал он об Экзархе. - Обделывает делишки за моей спиной. Если бы не бунт заключенных, я о ней так бы и не узнал. Куда смотрит начальник разведки?"

Мысль о тюрьме вызвала еще одну догадку. "А не там ли спрятан пропавший зеленокожий демон? И не за ним ли бросились туда люди Алгалы?" То, что прилетевшие со звезд знают уже больше, чем он, разозлило еще больше. "Хватит! Надо ставить Крюгера на место. Кончились времена, когда без ревнителей жизнь была невозможна".

Тут его мысли потекли по новому руслу. То, что он, в конце концов, справится с засевшими в поместье Экзарха воинами Алгалы, он не сомневался. Но вот нужно ли это ему? Не лучше ли сделать виноватым во всем Крюгера? Ведь если погибнет принцесса, то Звездная Империя отомстит в любом случае. И при этом их не остановит неработающая техника, просто пришлют в короткое окно, когда она начинает работать, таких же воинов, но уже в тысячу раз больше. А так, он избавится от конкурента и сохранит отношения с посольством.

Наконец, Арсалган стал успокаиваться - план есть. Но, для нормального понимания событий, в первую очередь нужно узнать, какого дракона принцесса наплевала на все и кинулась воевать с Экзархом? Все-таки зеленый? Или нет?

- Начальника разведки! - крикнул он и, придав лицу обычное равнодушное выражение, уселся в кресло у окна.

Совещались долго. Правитель вызвал, по очереди, командующего армией, командующего специальными легионами и командующего гарнизоном Астары. Все они, включая начальника разведки, сначала получили свою порцию издевательств на тему боеспособности и подготовленности, как армии, так и шпионского ведомства. Итогом совещания стало то, что к блокированному поместью Верховного Экзарха выдвинулись еще полк пехоты и два легиона кавалерии. Воины со звезд были обречены, но никто никогда не узнает, что там же была решена судьба Экзарха. Он тоже был обречен. Вызванный после военных, главный министр должен был готовить суд над изменником. Однако ни Правитель, ни его подчиненные не знали, что сам толстый ревнитель находится в окруженном замке.



****

- Что будем делать, агент? - принцесса впервые назвала его так, с намеком на его принадлежность к Министерству. Глемас расшифровал это так - почему же мы так вляпались, ведь у нас есть целый полковник из шпионского ведомства.

- Простите, принцесса, слишком мало было времени. Действовать надо было без промедления.

- Да, я понимаю, - раздраженно ответила она. - Поэтому не обращай внимания и рассказывай - есть какие-то решения? Мне что-то в голову ничего не приходит.

Они сидели вдвоем в креслах за большим операторским столом. Полковник Алкези ушел на улицу проверить оборону.

"А как все хорошо началось", - думал гронец, вспоминая минувший день. До нужного района повозки с императорским гербом добрались быстро и без проблем. За квартал до замка спешились, разделились на три штурмовые группы и скрытно вышли в тыл войскам, окружившим поместье. Глемас всегда знал, что гренадеров учат не только ходить на параде, но и то, что все алгатцы участвовали в реальных боевых действиях. Но общее мнение о них, как о парадных солдатах, все-таки отложило свой след и в его сознании. Однако, именно тут, во время прохода по городу, он увидел, что охрана принцессы ничуть не хуже спецназа. Они просочились сквозь ряды домов без единой задержки. Часовые, находившиеся рядом с нервничавшими гозарами, не успели даже вскрикнуть. У страшных зверей отрезали поводья и пугнули. С диким воем и рычаньем те устремились вдоль улицы. После этого, не задерживаясь, ударили сразу со всех сторон. Опешившие легионеры растерялись. Алгатцы за десяток минут прорубились к воротам, забросили на стену нескольких солдат. Через минуту те раскрыли ворота, и путь к подземельям Экзарха был открыт.

И вот тут в замке их ждал сюрприз - нашли тело нифлянца. Одна часть их сверхзадачи оказалась невыполнимой - получить информацию от нифлянца теперь было невозможно. Оставался Кротов. При допросах узников выяснилось, что землянин сидел совсем рядом с зеленокожим, но Кротов исчез.

При мысли о землянине Гронберг не выдержал и заулыбался.

- Ты видишь что-то веселое в нашем положении? - принцесса тоже саркастически улыбнулась. - Расскажи, посмеемся вместе.

- А ведь я знал, что так будет!

Алгала удивленно приподняла брови.

- Это я про Кротова, - пояснил гронец. - Он всегда выкручивается, из всех переделок. Более везучего человека я еще не встречал.

Он вспомнил, как при первой встрече землянин вылетел из взорвавшейся летающей машины. Все остальные, бывшие с ним, оказались изорваны в клочья, а Кротов, которого Глемас посчитал трупом, вдруг поднялся и, пошатываясь, пошел воевать. Именно тогда гронца кольнуло, и он безоговорочно выбрал для изъятия этого везунчика.

- Если это только везение, то грош ему цена, - проворчала принцесса.

- Нет, конечно, и вы это прекрасно знаете. Вы видели его в деле. И я думаю, что нифлянцы правы - он, действительно, тот, кто может повернуть колесо истории.

"Дракон! Чего это меня в пафос занесло?" - удивился Глемас.

- Каким образом он исчез из этой тюрьмы?

На этот вопрос ответ нашелся быстро. Появился Алкенази, ходивший проверять подготовку к обороне, и сообщил:

- Там нашли место, куда ушел наш человек. Он выбрался через шахту лифта вниз в технологические тоннели здания. Я думаю, он уже где-то в городе. Кстати, по этой шахте можно попасть наверх и попробовать выйти на заблокированные этажи.

- А нам выбраться через них можно? - одновременно спросили Глемас и Алгала.

- Ребята сейчас проверяют. Но уже по предварительным данным понятно, что лаз слишком узкий. Уходить надо по одному. Так что если более широкий проход не найдут, уйдете только вы и еще несколько человек. Остальным придется сдерживать нападающих.

- Понятно, - принцесса задумалась.

- А следы, куда ушел Кротов, видно? - Глемас уже прикидывал дальнейший план действий.

- Нет, в тоннеле течет вода, так что куда они пошли, понять невозможно.

В помещение вбежал запыхавшийся солдат. Опустив маску, он доложил.

- Наши смогли пробиться наверх! Прошли по шахте. Сейчас открыли двери с той стороны.

- Обыщите здание! - приказала принцесса и обратилась к Алкенази. - Придумайте, каким образом можно увести с собой как можно больше солдат. Пусть люди будут готовы к отходу. Пока торопиться не будем. И что там с узниками этой тюрьмы? Что будем делать с ними?

- Как раз сейчас у дверей стоит несколько человек. Мои люди их не пустили к вам. Но они очень хотят увидеть принцессу Алгалу. Как только они про вас узнали?

- Пусть войдут!

Полковник встал.

- Я прикажу. Разрешите идти готовиться к эвакуации.

Алгала кивнула.

В зал вошли те, кого Сергей нашел в этом зале. Двенадцать человек.

Все вошедшие склонились в глубоком поклоне. Вперед шагнул мужчина.

- Мы приветствуем принцессу великого Дома и приносим свою благодарность за освобождение!

Алгала встала.

- Благодарю и я вас за помощь в бою. Кто вы?

- Мы из экипажа экспедиции, прорвавшейся сюда десять лет назад. Это все, кто остался. Сегодня погибли еще двое, и один ранен.

- И все это время вы провели здесь - в тюрьме?

- Да. Именно в этом зале. Иногда, когда линза теряла энергию, и техника оживала, Экзарх заставлял нас работать здесь.

- Подождите, - перебила принцесса. - Что за линза? Расскажите подробнее.

- Это мы так её назвали. На этой планете находится какой-то объект, который воздействует на базовые физические принципы нашего мира, - окунувшись в родную атмосферу, мужчина заговорил ровно и уверенно. - Я понимаю, что это звучит дико, для этого нужна такая энергия, которая сопоставима с энергией средней звезды, но это так! Но, как раз в связи с недостатком энергии, линза не может накрывать большой кусок пространства. Я думаю, что искажение захватывает только сам Баррах и прилегающий ближний космос.

Увидев, что принцесса с интересом слушает, мужчина продолжал.

- Объект явно искусственный, потому что воздействует он не на всё - он не нарушает основные законы, дабы не вызвать катастрофу. Он искажает действие электромагнитных полей, то есть тех, на использовании которых и построено могущество людей.

Алгала и Гронберг переглянулись. Это была удача!

- Полковник, распорядитесь, чтобы эти люди в любом случае были эвакуированы. Их обязательно надо доставить в Империю!

- Слушаюсь, принцесса!

Но дальнейший разговор пришлось отложить - их прервали. Из коридора послышались крики, и в зал втащили верещавшего и сыпавшего угрозами и оскорблениями толстого человека в красной мантии.

- Добрый день, Экзарх Крюгер! - принцесса Алгала Блиц Голиеконе шестнадцатая была убийственно вежлива. - Как спали?



****

По сырому вонючему коридору пришлось идти, согнувшись почти вполовину. Под ногами хлюпала вода. Светильник, который нес идущий впереди, освещал только небольшой круг, остальные брели уже в темноте. Зардерцы шагали молча. Остальным узникам тоже было не до разговоров. В тоннеле раздавалось только сопение и, изредка, земные ругательства. Это Кротов отмечал выбоины и перегородки. В его речи также часто встречались слова "...сраные подземелья...", "...Зорн..." и "...Тарн...".

Через полчаса впереди брякнуло. Опять пролезли через овальный люк и оказались в небольшом тамбуре. Места было мало, но стоять можно было в полный рост. Кротов с облегчением распрямился. Когда Кротов выбрался в помещение, первый зардерец уже поднимался по лестнице, закрепленной на стене в углу. Фонарь он поставил на запертый запылившийся шкафчик. За зардерцем последовали остальные. Появившийся последним Парибо забрал светильник и, подталкивая Сергея, тоже полез наверх.

Подъем оказался небольшим. Выбравшись уже через нормальную дверь в какой-то подвал, Кротов застал непонятную сцену. В углу, с растерянным лицом, стояла Ташия, рядом с ней, с такими же лицами, стояли Леала и Шевиза. Сергей впервые видел растерявшуюся предводительницу грегов. До этого казалось, что выбить её из равновесия не сможет никто и ничто. Все трое переглядывались, не решаясь сделать первый шаг.

- Вы что, - не выдержал Кротов. - Не узнаете друг друга?

Леала, решившись, шагнула к старшей дочери. Та, в испуге, отшатнулась. Кротов, все больше недоумевая, следил за этой сценой.

- Что с тобой дочка?

- Мама, я отверженная, - прерывающимся голосом ответила Ташия. - На меня напал мертвец. Прости.

Девушка опустила голову.

- Вы что с ума сходите? - Кротов больше не смог терпеть. Он зло взглянул на Ташию. - Что ты несешь? Какая ты отверженная? Подумаешь, напал мертвец - ты же не заразилась!

Леала обожгла Кротова взглядом.

- Не лезь, чужеземец, мы сами разберемся.

Она еще секунду помедлила и вдруг обняла Ташию.

- Ничего, дочка! Мы ведь теперь все отверженные, - она привлекла к себе еще и младшую. Все трое обнялись. Шевиза не выдержала и заплакала.

- Вот так-то лучше, - пробурчал себе под нос Сергей. Зардерцы тоже одобрительно крякнули. И лишь Шаргич и двое узников не обращали внимания на происходящее, они во все глаза рассматривали зардерцев. Кротов тоже не все понял: "Про Ташию понятно, а почему отверженные Леала и Шевиза? Ладно, разбираться будем потом".

- Как вы меня нашли? - он повернулся к Пассимуши.

- Надо идти, - вместо ответа сказал Парибо. - Здесь опасно.

Он тронул Ташию за плечо и показал на выход. Та сразу очнулась.

- Мама, надо идти. Отсиживаться будем в другом месте. Там все приготовлено.

Леала тоже мгновенно приобрела свой всегдашний решительный вид.

- Ведите!

Шаргич попробовал заартачиться.

- Пусть сначала расскажут, куда они нас ведут.

Парибо равнодушно ответил:

- Оставайся.

Он махнул рукой, приглашая всех за собой, и, надвинув маску, пошел вперед. Никто не остался.

Из подвала, через захламленные коридоры технического этажа, они выбрались на улицу. Утро было уже в разгаре. Солнце изредка проглядывало между обезображенных высоток. Воздух после тюремного подземелья и дурно пахнущего тоннеля казался чистейшим. Все бывшие узники невольно заулыбались. Даже эти безлюдные, заваленные всяческими отбросами, улицы казались прекрасными.

Парибо шел с группой, а второй зардерец выдвинулся вперед и осторожно шагал метрах в двадцати. Перед очередной улицей, перерезавшей путь, он останавливался и давал знак встать группе. Через несколько секунд он возвращался из-за угла и показывал, что все в порядке - можно идти. Несмотря на такие задержки, двигались они быстро и часа через два прибыли на место. За все время пути им только раз встретился человек. И то, заметив группу, он мгновенно скрылся обратно в подъезд с выбитой дверью, из которого только что вышел.

"Райончик еще похуже того, где мы жили", - подумал Сергей. Их привели к дому, ничем не отличавшемуся от стоявших вокруг - башня, уходящая на много этажей вверх. Когда-то на нижних этажах жили, стены были закопчены. Но теперь дом выглядел как забытый покойник - страшно и жалко. Пройдя через сорванную дверь парадного входа, они прошли по тропке, натоптанной в пыли между кучами мусора, поднялись на второй этаж. Единственная целая дверь на этаже распахнулась. Их ждали. Из проема выглядывал зардерец.

В большой комнате, куда их провели "мурзилки", стоял большой колченогий стол, и вокруг разномастные стулья и кресла. Кротов сразу упал в одно из них. Остальные последовали его примеру. Зардерцы собрались у стены и о чем-то быстро посовещались в своем стиле, перекинувшись парой коротких слов. После этого двое исчезли. Ташия повела себя как хозяйка. Она пошла в другую комнату и через несколько минут вернулась уже с поцарапанным подносом, на котором горкой высилось нарезанное вареное мясо. Сергей глянул на своих спутников - худые изможденные лица. Тяжелый день еще добавил своего. Немного лучше выглядел только Шаргич. "Похоже, он попал в подвал недавно". Сергей решительно отодвинул мясо от потянувшихся к нему бывших узников.

- Нельзя! - сказал он, глядя в голодные удивленные глаза. - Помрете! Желудок не справится.

Леала отвела глаза от подноса, сглотнула слюну и поддержала Кротова.

- Он прав. Дочка, ты принеси чего-нибудь жидкого, может, фрукты или каша.

Ташия сорвалась в кухню. На помощь ей поспешил один из зардерцев. Он принес огромный чан с теплым - над ним шел парок - варевом. "Вот так лучше". Сергей дождался, когда похлебку разлили в разномастные чашки, и узники начали есть. Землянин тоже попробовал: жидкая каша, какие-то злаки и овощи. Себя он посчитал абсолютно здоровым и поэтому налег на мясо.

- Ташия, рассказывай ты, - едва прожевав первый кусок, попросил он. - Как вы выбрались и как нашли меня? А то от Пассимуши не дождешься.

Стоявшая у стены девушка, с жалостью глядевшая на сестру, оторвала взгляд и заговорила.

- Меня ребята вытащили на крышу. Сама бы я не выбралась. Когда тебя потащили, двое сразу ушли за вами. Ты же знаешь, что для них что день, что ночь - все видят. Они и проследили, куда тебя спрятали. Когда вернулись, мы еще день просидели на крыше, а потом перебрались сюда. Ребята выловили какого-то местного нищего, он и рассказал о ходах между всеми зданиями. Это еще со времен колдунов осталось.

- Знаю, - отмахнулся Сергей. - Вентиляция, канализация...

Он повернулся к Парибо.

- Ну, что, "ребята", - он сразу отметил, как Ташия теперь называет зардерцев. - Что будем делать дальше?

Все тоже прислушались. Даже есть прекратили.

- Уйдем из города. Опасно.

Сергей засмеялся, глядя на Парибо:

- Ну, ты разговорился. Мог бы сказать только - уйдем.

Леала подозвала Ташию. Та присела рядом с сестрой и матерью, и они вполголоса начали обсуждать свои дела. "Чудеса, да и только, - подумал Сергей. - Наверное, никогда не думали, что встретятся таким образом".

- Я никуда не пойду, - подал голос Шаргич. Он единственный из бывших заключенных тоже ел мясо. - У меня много дел в городе, надо кое с кем поквитаться.

В голосе "уважаемого" зазвучала угроза.

- А вы, - Кротов повернулся к грегам. - С нами?

- Да! - ответила за всех Леала. - Мы тоже уходим в горы.

Сергей перевел взгляд на двух спутников, молча евших кашу. Они переглянулись. Было видно, что они ничего еще не решили.

- Я остаюсь, - наконец сказал один из них. - Постараюсь найти старые связи.

Второй поддержал:

- Я тоже. Я городской, всю жизнь в городе. В горах сгину.

Сергей развел руками:

- Здесь не тюрьма, каждый волен делать все, что хочет.

- Все уйдут, - быстро добавил Пассимуши, - только когда уйдем мы.

Никто не стал возражать.

После обеда пришедшие заснули. Кротова тоже клонило - давала о себе знать тяжелая бессонная ночь - но он героически переборол себя и прошел в комнату к зардерцам.

- Парибо, куда пойдем?

- Вам надо идти в горы, к нам, - из-за спины раздался голос предводительницы.

"Оказывается, я не один такой герой. Леала тоже не спит". Женщина прошла из дверей в комнату. Все смотрели на неё, ожидая объяснений.

- Вы не местные, поддержки у вас нет? - она обвела всех взглядом. - Правильно?

- Правильно, - кивнул Кротов.

- А я смогу вам помочь. Горные леса - мой дом! Там я хозяйка. Поживете, наберетесь сил, а потом направитесь туда, куда хотите. И я дам вам сопровождение, - добавила она последний аргумент.

- Надо обдумать, - Кротов не стал ждать, что скажет Пассимуши, и ответил сам. - Леала ты поспи, отдохни, а мы решим.

Женщина не стала больше ничего говорить, повернулась и ушла.

- Нам надо связаться с посольством. Только потом уходить. Парибо, сможем мы это сделать?

- Не знаю.

Он помолчал и добавил.

- Но отсюда надо уходить. Будет облава.

- Хорошо. Но пока недалеко. Мне обязательно надо выйти на связь. У меня есть сведения исключительной важности, - Сергей невольно потрогал место, где ушел под кожу серебристый шарик. - В тюрьме я встретил нифлянца.

Это известие всколыхнуло даже невозмутимых зубастиков. Они заговорили полновесными фразами.

- Где он? Почему сразу не сказал?

- Успокойтесь! Он умер. Неужели вы думаете, я бы бросил его?

Кротов вкратце рассказал, что произошло после его пленения.

- Все, больше не выдержу! - он чувствовал, что еще немного, и уснет прямо в кресле. - Я пошел спать. Покажите где упасть.

Проснулся Кротов от того, что кто-то тряс его за плечо. Будивший не говорил ни слова. Землянин открыл глаза. Зардерец, увидев, что он проснулся, поднялся и, показав, что надо идти в другую комнату, вышел. Сергей стряхнул остатки сна и вскочил. Крутя занемевшей шеей, вышел в зал. Все были уже в сборе. Люди выглядели встревоженно, зардерцы - как всегда. Их было пятеро, значит, вернулись разведчики.

- Что случилось?

- Уходим, - объявил Парибо.

- В городе творится что-то непонятное, - начала объяснять Ташия, уже знавшая, что нужного людям многословного рассказа от зардерцев не дождешься. - Везде войска. Все как с ума сошли. Как будто война началась. Наш район прочесывают Ревнители с улиц.

Кротов мгновенно собрался.

- Почему раньше не разбудили?

Не дожидаясь ответа, добавил:

- Я готов! Можем уходить.

Вернулся в комнату, где спал. Взял с тюфяка пояс с ножом и одел на себя. Выйдя обратно в зал, подошел к Шаргичу.

- Спасибо, здорово помог в тюрьме!

- Тебе спасибо! - ответил "мафиози". - Если бы не ты, наверное, так и сгнил бы в подвале. Если понадобится помощь, найдешь меня через любого "уважаемого". Я человек известный.

- Хорошо, Шаргич. Вы можете уйти сразу после нас.

Зардерцы, стоя у двери, и Леала с дочерьми нетерпеливо поглядывали на него. Коротко кивнув двоим спутникам, остающимся вместе с Шаргичем, он шагнул к двери.

- Идем!

Путь оказался неблизкий. Весь день они шли через город. Много раз встречались патрули, поэтому приходилось прятаться в подвалах или на верхних этажах. Зардерцы шли уверенно, словно всю жизнь провели в Астаре. Кротов еще раз убедился, что не зря они так ценятся, как наемники. Он уже видел, как они действуют в лесу, и сейчас понял, что в городе они будут воевать не хуже. Уже к вечеру вышли в полуразрушенный пригород. Парибо завел всех в подъезд обгоревшего дома.

- Ждем. Гозары, - объявил он.

- Надо дождаться темноты, - начала объяснять Ташия. - До леса идти еще не меньше часа, а на открытом пространстве мы не справимся с всадниками на гозарах.

"Как она стала понимать зубастиков, - удивился Сергей. - Лучше меня".

- Командир, ты не забыл, что нам надо связаться с посольством?

- Воин ушел.

"Так вот где еще один", - Кротов давно заметил отсутствие одного из малоросликов. Правда землянин посчитал, что тот, как обычно, идет где-то в стороне.

Ночь упала, как всегда, мгновенно.

- Пошли! - скомандовал Парибо и первым шагнул в темноту. Пройдя немного, свернули с твердой дороги и напрямую, через заросли высокой травы, пошли к лесу. Шли быстро, почти бежали. Пассимуши разрешил сбавить ход, только когда вошли в лес. Яркие звезды, хоть как-то освещавшие окрестности, исчезли за кронами деревьев. Людям идти стало невозможно, только наощупь. Сергея схватил за руку кто-то из зардерцев и потащил за собой. Еще минут через двадцать отряд остановился.

- Отдых!

В темноте вдруг вспыхнул свет. Хотя огонек был чуть виден, среди сплошной темноты он показался необычайно ярким. "Фонарик!" - обрадовался Сергей. Это был обычный химический фонарь спецназа. Такой же остался где-то в тюрьме Экзарха вместе с бронником Сергея. Пассимуши протянул фонарик Кротову.

- Устраивайтесь. Ночлег.



****

- Я всегда говорил Арсалгану, что вы враги! - неожиданно успокоившись, заявил Экзарх. - Только этот старый дурак никогда не верит мне.

Алгатцы отпустили его, и он бесцеремонно рухнул в ближайшее кресло. Алкези уже дернулся к Крюгеру, чтобы вытряхнуть его из кресла - никто не смеет садиться без разрешения его принцессы - но Алгала успокоила его:

- Пусть сидит.

- Зачем вы захватили замок? - заинтересованно спросил Экзарх. В его голосе совсем не было страха. - Я для вас так важен?

- Вы себе льстите, Крюгер, - усмехнулась Алгала. - Мы даже не знали, что вы здесь.

- Так я и думал. Значит, для вас так важен этот мальчишка, которого притащили прошлой ночью.

"Этот толстый церковник совсем не глуп, - констатировал гронец. - Сразу сообразил, кто такой Кротов. Впрочем, без мозгов он недолго продержался бы в этом кресле".

- Извините, принцесса, не могли бы вы приказать, чтобы этого, - гронец показал на толстяка, - спрятали пока где-нибудь?

- Уберите! - коротко скомандовала Алгала.

Когда Крюгера подхватили под руки и вытащили из кресла, он опять начал орать. Рослые гренадеры почти несли рвущегося из рук Экзарха. Он попытался обернуться к принцессе и прокричал:

- Вы зря это делаете, я знаю, как вам выкрутиться!

Гренадеры остановились, но принцесса показала, чтобы они выполняли приказание. События развивались стремительно. Едва утащили Верховного Ревнителя, как появился офицер с улицы.

- Нас приглашают на переговоры. Требуют кого-нибудь из высшего руководства.

- Требуют? - усмехнулась принцесса. - Ну, пусть требуют. Потяните минут десять, потом приведите парламентера сюда.

- Слушаюсь!

Когда офицер ушел, Алгала обратилась к заключенным - имперцам и вежливо попросила:

- Простите, оставьте нас, пожалуйста. Мы обязательно продолжим разговор, но чуть позже.

Ученые молча ретировались.

- Мне уйти? - полковник Алкези поднялся. Глемас тоже вскочил.

- Нет! Садитесь оба. Вы мне понадобитесь.

Она все-таки выругалась.

- Звездный дракон! Нифлянец мертв! Половина нашего задания провалена. Зеленокожий, наверняка, сохранил где-то информацию, но где?

  В это время в зал вошел офицер в форме личной охраны правителя. Его сопровождали двое алгатцев. Принцесса мгновенно преобразилась. Надменно откинувшись в кресле, она бесстрастно, словно на пустое место, посмотрела на парламентера. Вид был такой, словно это он пришел просить о милости, а не принес требования Императора. Но пришедший не растерялся. Словно зазубренный стих, он выговорил послание. Требования оказались на удивление мягкими: император требовал только одно - прислать во дворец переговорщика самого высокого ранга для переговоров.

- Это все? - принцесса не изменила голоса.

- Да!

- Выведите его, пусть подождет. Я дам ответ в ближайшее время.

Как только баррахца вывели, Алгала ожила:

- Что за дела? Никаких требований о сдаче и об освобождении Экзарха?

Глемас тоже недоумевал, но сейчас надо было думать не об этом. Переговоры - это прекрасный способ потянуть время а оно сейчас очень нужно.

- Я тоже ничего не понимаю, но считаю, что отправлять парламентера надо обязательно! И время потянем, и узнаем, что хочет Арсалган.

- Я тоже так думаю, - поддержал МРОБовца алгатец.

- Значит, мы все думаем одинаково, - подытожила Алгала. - Пойдешь ты! - она показала пальцем на гронца. - Как раз по твоей части.

Гронберг нисколько не сомневался в таком выборе. Понятно, что принцессе идти нельзя - это равнозначно сдаче - а Алкенази военный, а не дипломат.

- Я понимаю. Какие-нибудь указания по ведению переговоров?

- Указание одно - если предложения выгодны нам - принимаешь, если нет - отвергаешь, но в любом случае тянешь время. Кстати, ты понимаешь, на что идешь? Если мы сможем уйти отсюда, пока ты ведешь переговоры, знаешь, что произойдет с тобой?

- Принцесса Алгала, - усмехнулся Глемас. - Эти вопросы лишние. Я двадцать пять лет служу в Министерстве.

- Извини, полковник. Не хотела тебя обидеть.

Она поднялась.

- Не буду прощаться. Надеюсь, все закончится хорошо.

Оба полковника тоже вскочили.

- Может, я пойду? - неожиданно предложил Алкенази. - МРОБовец о спецоперациях в гражданском городе знает не понаслышке. Я, все-таки, обычный служака, мое дело - настоящая война, а если придется уходить через тоннели, он пригодится вам больше.

- Нет уж, старый друг, - пошутила принцесса. - Не выкрутишься. Так и будешь терпеть мое общество.

И становясь серьезной, добавила:

- Вопрос решен. Идет полковник Гронберг.

Она взглянула на Глемаса.

- Собирайтесь полковник. Приведите себя в порядок. Не опозорьте Империю. Вам пять минут.

Через отведенное время, гронец стоял причесанный и умытый, алгатский меч и кинжал украшали его пояс, сапоги блестели. Принцесса довольно кивнула.

- Одобряю! Приведите парламентера!

Через десять минут Глемас, сидя напротив офицера императорского легиона, трясся в небольшой повозке.

  

Встретившие их гвардейцы потребовали сдать меч и кинжал. Глемас не возражал - оружие его тут не спасет. Потом его вместе с офицером-парламентером провели через служебный вход и повели по незнакомым коридорам. Гронец никогда не бывал в этой части дворца. К его удивлению, они опять покинули здание. Большая беседка перед рукотворным прудом утопала в зелени. 'Внутренний сад', - догадался гронец.

- Подождите здесь.

Глемас присел в кресло и через огромное - во всю стену - окно рассматривал озерцо с красивыми цветами по берегам. Вокруг все дышало покоем. "Неплохо устроился здешний Император. В старости я бы тоже хотел сидеть в таком саду и ни о чем не думать. Хотя наш пруд на Гроне, пожалуй, лучше бы подошел для этого".

Ждать пришлось долго. "Дворцовые ритуалы. Как будто и нет никакой срочной проблемы". Но ему приходилось в своей жизни бывать и во дворцах, так что к подобному ожиданию он был готов. "Дворцы, как и хижины, похожи друг на друга, на какой бы планете это не было", - философски констатировал он.

Глемас вскочил - в проем широкой двустворчатой двери шагнул сам император. Он был без сопровождающих. "Доверяет? Или избавился от лишних ушей?"

Арсалган остановился на середине комнаты и внимательно посмотрел на полковника. Тот поклонился.

- Приветствую вас, Император Барраха!

Это звание было не совсем точным - Империя охватывала едва ли сотую часть Барраха, и даже в ближних горах многие не считали себя подданными Арсалгана. Но власть любит пышные титулы и названия.

Глемас несколько раз видел Арсалгана, но впервые он видел его так близко. Высокий седой старик, словно военный, был стрижен накоротко, хотя большинство придворных носило длинные волосы. Гронберг, еще готовясь к высадке, изучил все, что могло помочь в деле. Среди данных было и досье на Правителя Барраха. По понятным причинам оно было скудным, но из него гронец узнал, что нынешний император - потомок начальника городской охраны колонии на Баррахе. Гены военного передались и ему - Арсалган вел бесконечные войны, присоединяя к Империи все новые удельные княжества. Регулярная армия, созданная еще его отцом, не имела соперников на равнинах. Единственная заминка получилась с горными республиками и племенами. Но, было ясно, если не произойдет ничего экстраординарного, Арсалган подомнет под себя и горцев. Все эти мысли пролетели в голове Гронберга при виде одетого в мундир Императора. "Словно на войну приготовился".

- Приветствую, полковник, - просто ответил Арсалган. Потом осмотрелся и вдруг предложил:

- Давайте-ка лучше прогуляемся по саду. Погода хорошая, нечего киснуть под крышей.

- Как скажете, Император, - склонил голову МРОБовец. Но про себя решил: 'Хочет переговорить совсем без свидетелей, чтобы никто не слышал. Что же такое он хочет предложить?'

Арсалган вышел первым, чуть отстав - Глемас. На посыпанной разноцветным гравием дорожке император подождал гронца. Еще раз оглядевшись, он начал:

- Я человек военный и не люблю хитрить. Всегда стараюсь решить дело наиболее простым способом.

Глемас промолчал, всем своим видом показывая, что он весь внимание. Они шагали по аллее между невысоких цветущих деревьев. Впереди, за белым облаком, облепившим ветки, показалась высокая стена. "Садик-то, совсем невелик", - отметил агент. - Все-таки это не Цессия, а Баррах".

- Вы создали мне проблему, и я решу её в любом случае. Но я реалист и понимаю, что если я решу её радикально, то мне следует ждать гостей из космоса. Рано или поздно, они придут за моей головой. Это так?

Глемас с полуслова понял, о чем говорит правитель. Конечно, в случае гибели Алгалы Империя не оставит это без последствий. Гибель члена Императорского дома - пощечина самому Императору.

- Это, действительно, так. Принцесса неприкосновенна.

- Буду откровенным - мне дорога моя голова, и прожить я хочу еще долго. Поэтому у меня есть решение кризиса, вызванного вашим нападением на замок Крюгера.

При упоминании этого имени Арсалган скривился, словно съел что-то кислое.

Император снова огляделся, немного помолчал и, приглушив голос, выложил:

- Я хочу, чтобы Крюгер исчез. Он ведь в поместье? - на всякий случай переспросил Арсалган. Получив подтверждение, он продолжил: - Вы убираете Экзарха, я делаю так, что вы ни в чем не виноваты, во всем виноват Крюгер.

Глемас молчал. Когда ехал сюда, он даже в мыслях не допускал такого варианта развития событий. 'Пожалуй, это самый лучший выход. Судя по всему, мир не много потеряет, если Верховный Ревнитель исчезнет. Арсалган получит то, что хотел, мы тоже, но кроме этого, мы приобретем определенную власть над правителем. Ведь только мы будем знать, как и почему исчез Крюгер'.

Глемас раскрыл рот, чтобы сообщить о согласии - он на сто процентов был уверен, что принцесса тоже одобрит этот план. В это время что-то мелькнуло в кроне дерева за стеной сада. Еще не осознавая, что делает, Глемас кинулся прикрыть Императора, но было поздно. Тот захрипел и начал валиться, складываясь своим длинным телом - из горла торчала стрела. Вокруг древка на шее начали появляться кровавые пузыри.

- Охрана! - закричал Глемас.

Со всех сторон набегали люди в форме гвардейского легиона. Глемаса сбили на землю и скрутили руки. Он не сопротивлялся. Императора быстро унесли.

- Проклятый колдун! - выругался офицер и пнул Глемаса в бок. - Если Император умрет, я тебя на куски порежу.

- Вы что, очумели?! - Глемас попытался приподняться, но его опять придавили к земле. - Ловите убийцу. Он был на дереве за стеной.

Кто-то ответил:

- Ловят. Молись богу, чтобы это был не твой сообщник.



****

Генерал Соланх постоял у трупа Императора, пытаясь скрыть растерянность, строго посмотрел на сопровождавшую свиту и приказал:

- Взять это гнездо колдунов! Чтобы к вечеру замок Экзарха был захвачен.

Генерал был военным, поэтому действовал прямолинейно. Раз где-то бунт, его надо немедленно подавить. Волей случая, оставшись во главе государства, он принимал решения прямо противоположные тому, что хотел Арсалган. Захваченный полковник из посольства, бывший рядом с императором во время покушения, отрицал всякую связь между своим появлением и убийством, но начальник разведки, которому генерал доверял, убедил Соланха, что тот врет. Ведь не зря они захватили резиденцию Экзарха, захватив самого Крюгера, потом убили Императора, оставив Империю без управления. Генерал не задумывался над тем, какую выгоду это приносит Звездному Посольству. Его дело уничтожить врага Империи, кто бы это ни был. Теперь враг обозначен, и, значит, жизнь вступила в нормальную колею. Уже уходя, он приказал:

- Отправьте сообщение Руханосу. Пусть немедленно прибудет в Астару. Империи нужен правитель.

Генерал не знал, что этим своим приказанием ломал все планы Ширахса - начальника разведки имперского штаба. Этот маленький человечек на высоких каблуках - он всегда хотел казаться выше - при этих словах остался бесстрастен, но про себя выругался. Он давно был на крючке у Верховного Ревнителя - попался на своей любви к молоденьким девочкам - и Крюгер теперь крепко держал его на поводке. Поэтому Император не знал про многое, что касалось дел Экзарха, в том числе и про тайную тюрьму в замке. Сейчас Ширахс понял - наступил лучший момент для того, чтобы освободиться от власти Крюгера и расширить свою власть в Империи. В мечтах он заходил еще дальше, но пока на пути стоял сын Императора - Руханос. Поэтому Ширахс как можно дольше не хотел вызывать его в Астару. Но теперь, после прямого приказа, это могло выглядеть подозрительно, поэтому он промолчал. "Пусть приезжает, - решил Ширахс. - Погибли оба верховных правителя, почему не может погибнуть и наследник, ведь проклятые колдуны везде растянули свою паутину, а желающие получить много монет за один выстрел всегда найдутся".

Получив приказание, к замку Крюгера потянулись войска. Теперь это была не кавалерия, а тяжеловооруженная пехота, специально подготовленная для штурма крепостей.



****

Алгала невозмутимо выслушала доклад Алкенази. Вести были очень плохими, но принцесса все равно улыбнулась полковнику; родственница Императора не имеет права на страх. Она может выругаться, как старый солдат, может пошутить с рядовыми или наорать на командиров, но она никогда не может проявлять слабость. Это было привито ей с детства, и это вросло в неё. Это чувство когда-то гнало её на верную смерть в схватке на крейсере, несущем её в армию; это чувство бросало её первой в бой в ледяных пещерах Тарна; и это же чувство не давало ей склонить головы перед Матиасом - то ли человеком, то ли чужим - готовившим ей ужасную роль матки в своей непонятной религии.

- Значит, и тоннели перекрыли, - задумчиво повторила она фразу полковника.

- Так точно! И на улице, похоже, скоро пойдут на штурм. К ним прибыла пехота с устройствами для взятия стен. Пока накапливают силы, но думаю это недолго. Скоро будет приказ.

- Император сам запросил переговоры, а сейчас это... - она посмотрела на Алкенази. - Как ты думаешь, полковник, почему?

Тот пожал плечами.

- Или Глемас сказал что-то не то, или это с самого начала так и задумывалось - затея с переговорами только для того, чтобы потянуть время и накопить силы.

- Может быть. Скомандуй, пусть опять приведут Крюгера. Хочу еще раз поговорить.

В этот раз Экзарх не сопротивлялся. Он спокойно шел между двух рослых гренадеров, однако, взгляд, сверкнувший из-под густых бровей, ясно говорил, что он совсем не смирился.

- Кажется, Крюгер, - Алгала не предложила ему сесть. - Вы что-то говорили о возможности разрешения кризиса.

- Да, я знаю, как вам остаться в живых.

- Продолжайте.

- Вы освобождаете меня и формально сдаетесь мне в плен. Я приказываю воякам уйти, их место занимают ревнители. Всех заключенных отправляем обратно на свое место, а вы остаетесь здесь, как почетные гости. Арсалгану об этом, конечно, знать не обязательно. Дальнейшее наше сотрудничество обсудим позже.

- А, что будет с моими людьми? - не удержался Алкенази.

- Для начала посидят в подвале, а потом решим. Всех я спасти не в силах.

Принцесса развеселилась.

- Ну, вы и наглый тип, Крюгер. Вы забыли, что мы уже достаточно много знаем о вас и знаем, что доверять вам нельзя.

- Можно, - Экзарх тоже попытался изобразить улыбку. - В делах, в которых я заинтересован, я честен.

- Хорошо, мы услышали вас и подумаем над этим вариантом. А вы пока тоже подумайте, может, есть решение, которое заинтересует нас больше, - принцесса повернулась к конвойным. - Уведите его.

- Вы согласитесь, - уверенно предрек Верховный Ревнитель. Больше ничего не говоря, он, переваливаясь, покинул зал.

- Мы еще не настолько в дерьме, чтобы соглашаться на такое, - ответила Алгала на молчаливый вопрос, светившийся в глазах Алкенази.

В коридоре раздался шум. Крик боли взвился и смолк. Принцесса и полковник вскочили. Они выбежали в коридор и застыли, увидев кровавую сцену. Гренадеры держали старого заключенного с длинными седыми волосами. Тот стоял совершенно спокойно, лишь при взгляде на лежавшее перед ним тело его глаза загорались. На полу, уже не дергаясь, в луже крови лежал Крюгер. Он лежал на животе, и раны не было видно. Рядом с телом валялся форменный нож охранников.

- Как это произошло? - голос принцессы был бесстрастен.

- Он выскочил неожиданно, мы никак не ожидали подобного, - растерянно объяснил державший старика алгатец.

- Переверните его, - приказал полковник.

Алгатцы, прибежавшие на шум, выполнили приказание. Тело перевернули.

- Ничего себе! - полковник удивленно посмотрел на старика. Рана была сделана профессионально - удар вскрыл живот так, что в открывшийся карман вывались внутренности объемистого живота Экзарха. Принцесса поджала губы и отвернулась.

- Уберите его!

Потом посмотрела на старика.

- Зачем ты это сделал?

- Он загубил всю мою семью. Всех - родителей, братьев, жену и даже детей.

Голос старика задрожал, но он собрался и закончил:

- Боги справедливы, и я, Трено Оливш, заплатил свой долг. Теперь можно умереть.

Он плюнул на тело и спокойно посмотрел на принцессу.

- Можете меня казнить, если я разрушил ваши планы...

- Идите на стену, если хотите умереть, - Алгала повернулась к Алкенази. - Идемте, полковник, план Крюгера снят с повестки дня.

Великий Экзарх, при имени которого дрожала вся империя, лежал мертвый под деревом в собственном саду, а мертвый Император лежал, убранный цветами, в тронном зале. Империя была обезглавлена, но об этом еще никто не знал. При этом по иронии судьбы, рукой убийцы Арсалгана управлял Экзарх. Приказ на убийство Императора был отдан давно, но, по случайному совпадению, был выполнен только сегодня, когда из-за экстраординарных событий охрана не успела, как следует, проверить местность.



****

Когда Кротов открыл глаза, вокруг было уже светло. Секунду он приходил в себя, осознавая, где это он. Слишком часто менялось место, где он просыпался. Потянувшись, он вскочил. У небольшого бездымного костра сидел Пассимуши и еще один зардерец. Остальные спали вокруг. Сергей отошел в кусты. Выпала утренняя роса, и сапоги сразу заблестели. Вернувшись к костру, он присел рядом с Парибо, тот молча протянул ему кружку с горячим напитком.

- Надо идти в город, - отхлебнув, напомнил Сергей.

Парибо кивнул: - Помню.

- Пойду я и Ташия.

Зардерец опять кивнул, соглашаясь. "Содержательная беседа", - улыбнулся Сергей и пошел будить девушку. Вместе с Ташией поднялись и остальные. Все потянулись к костру. Не хватало одного воина Зардера. "На посту, - сообразил Кротов. - Парибо не оставит лагерь без часовых".

Когда Кротов объявил о своих планах, Леала вызвалась идти вместо Ташии, но Сергей отказался.

- Мы с Ташией уже сработались. Да и выглядим мы подходяще, как местные.

Больше никто не возражал. Выслушав короткий - из нескольких фраз - рассказ воина Зардера, вчера пытавшегося безуспешно пробраться в посольство, Сергей наметил путь. "Придется действовать обходными маневрами". Перекусив лепешкой и куском варенного холодного мяса, Кротов и девушка выдвинулись.

  

Пригород встретил обычным безлюдьем. По мере того, как они заходили глубже в город, начали попадаться люди, однако первые патрули они увидели, только добравшись до жилых улиц. Усевшись в первую же повозку, следующую в центр, они услышали потрясающую новость - убит Арсалган. Все только и говорили об этом. Упоминали еще и том, что войска штурмуют замок Экзарха. "Молодцы, заключенные, - порадовался Сергей. - До сих пор держатся". Они вылезли у очередного рынка послушать более свежие новости и купить Кротову куртку - в кожаной жилетке палача он слишком выделялся.

Тут, среди немногочисленной еще с утра толпы торговцев и покупателей, они и услышали новость, от которой у землянина округлились глаза - Арсалгана убил человек из звездного посольства. Часть посольства после этого арестовали, а часть успела скрыться и захватила замок Верховного Ревнителя. Пока все попытки выбить их оттуда бесполезны, но в город идут новые войска, и проклятых колдунов все равно истребят. Про судьбу Экзарха Крюгера ничего неизвестно, но если он был в своем поместье, то, наверное, разделил судьбу Правителя. Все это, в разных вариациях, повторялось в каждой кучке торгующихся.

"Вот это дурдом! - Кротов недоумевал. - Зачем захватывать замок Экзарха - еще можно объяснить, вероятно, наши узнали про нифлянца и меня". Но зачем убивать Императора - этого Сергей никак не мог понять. Он был в растерянности - что делать дальше: уходить или попробовать, все-таки, пробраться к дворцу. Однако Сергей решил действовать по-другому. До поместья Крюгера отсюда было гораздо ближе и он, несмотря на риск, сначала решил добраться туда, чтобы самому убедиться в верности фантастических слухов.

Но близко к поместью подойти не удалось - вся территория вокруг оказалась наводнена войсками и ревнителями. Тогда Сергей в первый раз решил воспользоваться помощью "уважаемых". Они вернулись к ближайшему рынку, долго искать старшего не пришлось. Кротов задал вопрос первому же торговцу. Тот испуганно посмотрел на них, но ничего не ответил. Раздосадованный Сергей подошел к другому, повторил свой вопрос. Продавец тоже обеспокоился, начал озираться и уже хотел что-то ответить, но в это время на плечо землянина опустилась рука. Кротов оглянулся.

- Ты ищешь Старшего?

Перед ним стояли двое. "Охрана, - сразу сообразил Сергей. Глаза без всякого проблеска интеллекта и мощные фигуры. - Эти морды во всех мирах одинаковы".

- Да.

- Пойдем!

Сергей сделал знак Ташие, чтобы она исчезла среди толпы, а сам, зажатый между двух громил, направился к крытым палаткам. Его завели в одну из них. Не останавливаясь, прошли через торговый зальчик и оказались в богато убранной комнате. За покрытым расписной тканью столом, развалившись в кресле, сидел старший. В том, что это был он, можно было не сомневаться - совсем не богатырская фигура, зато живые хитрые глаза, прятавшиеся за прищуренными веками, говорили сами за себя.

В остальном смотрящий был ничем не примечателен. Если бы не глаза, отвернувшись, сразу бы забыл о нем.

- Зачем тебе Старший по рынку? - вместо приветствия спросил сидевший. - На торговца ты не похож.

- Мне нужно кое-что узнать.

- И с какой стати я должен тебе что-то рассказывать?

- Я друг человека по имени Глемас из звездного посольства. Мне сказали, что вы должны быть в курсе.

При этих словах "мафиози" встрепенулся, интерес его сразу вырос, даже глаза расширились.

- Как ты вовремя ко мне зашел! Один человек очень хочет видеть тебя!

Он явно обрадовался. Кротов занервничал: "Откуда он знает про меня? И кто хочет меня увидеть?"

- Так ты поможешь мне?

- Конечно, помогу, - "уважаемый" даже вскочил. - Как тебя зовут? Меня - Ириваш.

- Сергей.

- Сергей, надо подождать! Недолго. Посиди со мной, поговори, а тем временем придет один человек. Очень важный человек. Он хочет поговорить с тобой.

Хозяин на минуту вышел. "Наверное, гонца отправляет". Сергею все больше не нравилось эта история. В свете происходящего, этим желающим поговорить могут оказаться Ревнители из охраны Экзарха или люди из разведки Императора. Вернулся "мафиози".

- Ты успокойся, Сергей, - Ириваш понял состояние гостя. - Кроме "уважаемых" никто про тебя не узнает. И ты правильно сделал, что пришел ко мне. Сегодня на улице говорить о знакомстве с людьми из звездного посольства очень опасно.

- Может, я тогда пойду? Раз говорить со мной опасно.

- Перестань, ты умный человек и понимаешь, что теперь уйти отсюда сможешь, только когда поговоришь с тем, с кем надо.

- Да кто это, в конце концов? Я здесь никого не знаю!

Однако Ириваш ничего так и не прояснил. В течение двух часов он потчевал гостя различными яствами и пустыми разговорами. Сергей переживал, как там Ташия, но говорить о ней не стал - в случае чего, пусть хоть девчонка спасется.

По ощущениям Кротова, два часа уже прошло, но никто так и не появился. Хозяин тоже стал кидать взгляды на дверь. "Похоже, не знает, что со мной делать, если этот человек так и не придет".

За стеной раздался шум, и в дверь стремительно ворвалась молодая женщина. Она лишь кивнула на почтительный поклон вскочившего Ириваша и бросилась к Сергею.

  - Говори! - она встала перед ним и уперлась взглядом в его глаза. - Что ты знаешь про него? Где он сейчас?

Сергей сообразил.

- Вы про Глемаса?

- Ну, конечно! Про кого еще?!

- Простите, но ведь и я хотел узнать о том же.

Девушка еще секунду смотрела на него, не веря, затем глаза её потухли, и она повернулась к хозяину.

- Что за дела? Зачем звал?

Холодный тон девушки испугал Ириваша.

- Чекра, но ведь был ваш приказ, каждого, кто спросит о звездном посольстве и, особенно, о человеке по имени Глемас, задерживать или отправлять к вам.

"Чекра - кто она такая? И почему она так переживает за гронца? Неужели?" - Сергей внимательней всмотрелся в лицо девушки. "Точно! Так переживают только за родного человека. Вот это дает шпион! И когда успел? Значит, про услугу "уважаемым" - это про неё".

- Чекра, извините, - Кротов решил идти напролом. - Если вы хотите найти Глемаса Гронберга, то нам по пути. Я тоже очень хочу встретиться с ним. Кроме всего прочего, он мой друг.

- Друг? - повторила Чекра. Она вгляделась в лицо Сергея. - Ты тот, кто пришел с гор? С гномами?

- Да!

"Она, действительно, все знает. Моя догадка верна. Глемас работал через неё".

- Я знаю, где Глемас, - девушка вздохнула, отошла к отдельному креслу в углу и присела. - Всё надеялась, что это не так, но теперь я уверена.

- Где? - перебил её Сергей.

- Арестован. Он был с Императором, когда того убили.

- Так это Глемаса обвиняют в его убийстве?!

Сергей нисколько не сомневался, что агент может убить Арсалгана, но для этого нужны были очень веские причины, пока он о таких не слышал. Однако постоянной связи не было, и за время, прошедшее после их последней встречи, многое могло поменяться.

- Он не убивал, - отмахнулась Чекра. - Это я точно знаю. Просто охрана обделалась и теперь хочет свалить вину на него. Тем более принцесса зачем-то захватила замок Крюгера.

- Если вы все знаете, почему посчитали, что я могу знать больше?

- Потому что после его ареста больше о нем ничего не слышно, и я надеялась, что он выкрутился и сбежал. Но раз это не так, я найду его! Никаких денег не пожалею! Если надо, возьму дворец штурмом!

При этих словах, хозяин осуждающе покачал головой, но возразить не решился.

- Чекра, может, вы и об остальном посольстве что-нибудь знаете?

- Конечно, знаю, - равнодушно ответила она. Судьба других имперцев её не интересовала.

- Расскажите, это нужно для того, чтобы определиться с планом спасения Глемаса.

Она встрепенулась:

- Ты хочешь спасать его? Как? У тебя нет людей. Все, кого еще не арестовали, сидят в замке Экзарха. Хотя взять замок быстрей, чем за месяц, не получится, но и выйти оттуда им не дадут.

- Не смогут взять за месяц?! Почему?

- Ты, действительно, со звезд. Замок Крюгера построен при колдунах, ни стены, ни окна сломать не удастся. Еще святой Гоног выбрал себе это укрытие специально на случай штурма, Ревнители люди предусмотрительные. С такими бойцами, как в охране принцессы, можно оборонять входа и дольше, но их ведь надо кормить. Я думаю, что больше чем на месяц, запасов замка не хватит.

От этих слов в голове Сергея понесся вихрь мыслей. "Месяц! Она не знает еще про комплект выживания. На "жареном мясе" они протянут еще месяц. Лишь бы вода была. Значит, у меня на все тоже есть месяц. Добраться до запретного леса и назад".

- Чекра, мы спасем Глемаса! Как вы думаете - его продержат месяц? Правосудие здесь работает быстро?

Глаза девушки начали оживать.

- Что произойдет через месяц?

Сергей показал взглядом на Ириваша. Чекра поняла его.

- Ириваш, прости меня, ты хозяин, но я прошу, оставь нас на несколько минут.

По голосу чувствовалось, что это скорее приказание, а не просьба.

- Что вы, Чекра, никаких проблем. Я пойду проверю рынок. Сами знаете, время такое, за всем нужен глаз.

После ухода Ириваша, Кротов с жаром начал излагать свой план.

  

Когда вечер уже готовился заменить день ночью, к месту, где отсиживался отряд зардерцев и грегов, подъехал караван верховых гозаров. Пассимуши, приказав всем укрыться при виде всадников, с облегчением вздохнул и вышел из кустов - на переднем гозаре сидел Кротов.

  

  

Конец второй части


home | my bookshelf | | Посольство-2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 26
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу