Book: Песочные часы



Майра МакЭнтайр

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

Купить книгу "Песочные часы" МакЭнтайр Майра

Посвящается Этану — потому что он мой лучший, друг и научил меня бросать страйки.

А также Эндрю и Чарли — смело идите к исполнению своей мечты. Это вполне реально!

Все, что у вас впереди, и все, что у вас позади, ничто в сравнении с тем, что у вас внутри.

Ральф Уолдо Эмерсон

Глава первая

Маленький южный городок, в котором я живу, обладает такой же призрачной красотой, как и немолодая дама, впервые выходящая в свет. Изящные черты, но подтяжка лица не помешала бы. Моего брата-архитектора можно назвать пластическим хирургом, который делает Айви Спрингс красивее.

Под неослабевающим ливнем, который так часто идет у нас в конце лета, я брела по направлению к дому, который он как раз недавно облагородил… в нем мы и жили. Меня такая погода не смущала. Я никуда не спешила. Возможно, мой братец и разбирается в фэншуй и аркбутанах, но знает ли он, что нужно мне? Да понятия не имеет.

Перед тем как я сбежала в спортзал, чтобы выплеснуть на беговой дорожке переполнявшее меня недовольство, мы с Томасом поругались по поводу приближавшегося последнего для меня года в школе. Я считала, что мне ее заканчивать необязательно. Но мой брат, придерживающийся консервативных взглядов, со мной не соглашался.

Добравшись до дома, я увидела, что вход мне перегородила красотка с Юга в голубом платье времен Гражданской войны. С шелковым зонтиком и в кринолине. Я как-то ходила в подобном костюме на маскарад. Но у нее все было настоящее. Снова вернулось плохое настроение, и причина его стояла прямо передо мной.

Вылитая Скарлетт О’Хара, будь она проклята.

Вздохнув, я сунула руку прямо ей в живот и взялась за дверную ручку — никакого сопротивления плоти я не почувствовала. Девушка взволнованно глотнула ртом воздух, захлопала ресницами и исчезла. Я демонстративно закатила глаза:

— Знаешь, Скарлетт, Ретту было на тебя плевать, и мне, честно говоря, тоже.

Ветер с грохотом захлопнул за мной дверь, и на улице тут же раздался громкий раскат грома. Я поплелась вверх по лестнице в наш лофт — точнее сказать, это был склад, переделанный в жилое помещение, — и предстала перед братом: мои длинные мокрые волосы налипли на лицо, а с розового плаща стекала вода. Брат сидел за кухонным столом, а перед ним лежали громадные поэтажные планы здания.

— Эмерсон. — Здороваясь, Томас посмотрел на меня. Он свернул чертежи, потом снова развернул. Его полная надежды улыбка сильно походила на мою — результат трехлетней работы первоклассного ортодонта, — только я на этот раз в ответ не улыбнулась. — Рад, что ты вернулась.

Ну, хоть кто-то.

— Я уж думала, что придется ждать ковчега, чтобы доплыть.

Не сказав ни слова насчет мисс О’Хары, я стряхнула воду с плаща. На полу образовалась лужица, и брат недовольно поморщился. У него самого наверняка имелся зонтик, подходящий под цвет костюма. Бойскаут Томас, вечно ко всему готовый. Мне от этой части семейного генофонда ни капли не перепало.

У нас были одинаковые светлые волосы и зеленые глаза цвета мха, но Томасу достался прямоугольный подбородок отца, а у меня лицо получилось сердечком, как у мамы. Ему еще посчастливилось вырасти таким же высоким, как и отец. А меня в этом отделе обсчитали. Недодали по-крупному.

Томас, выжидая, снова и снова разглаживал чертежи, хотя в этом уже не было необходимости.

— Мне жаль… что мы сегодня поругались.

— Все нормально. Выбора-то у меня, похоже, нет. — Я смотрела не на брата, а в пол. — Либо идти в школу, либо меня упекут в колонию для малолетних.

— Эм… можем попробовать новое лекарство. Может, так будет легче вернуться.

— Никаких новых лекарств. — То есть вообще никаких лекарств. Только Томасу об этом неизвестно. Я скрывала от брата этот факт и чувствовала себя настолько виноватой, что чуть все не рассказала. Признание едва не сорвалось у меня с языка, так что я открыла холодильник и взяла бутылку воды, чтобы не смотреть на него. — Я справлюсь.

— У тебя хотя бы Лили есть.

Лили — моя единственная подруга детства, которая еще не перестала со мной общаться, и, возможно, единственный повод порадоваться тому, что пришлось вернуться домой из Аризоны, где последние два года я училась в частном пансионе. А потом я официально осталась без стипендии в связи с «сокращением дотаций», но у меня закралось подозрение, что владельцам пансиона просто больше не хотелось держать у себя задаром оставшихся без родителей девочек, которые страдали галлюцинациями и доставляли всяческие неудобства одноклассникам. Деньги на мелкие расходы у меня имелись, потому что родители в свое время сделали целевой вклад на мое имя, но оплатить последний год обучения я не могла. Томас предлагал помочь, чтобы я могла доучиться в Седоне, но я отказалась. Не один раз и довольно категорично. Я согласилась с ним жить, потому что он был моим официальным опекуном, но вот деньги я у него брать решительно не хотела.

И вот я снова в Теннесси. Год я вытерплю даже в государственной школе.

— Я хотел еще кое о чем поговорить. — Томас снова разгладил чертежи. А я все ждала, что он сотрет чернила с бумаги. — Я… Я нашел еще одного специалиста. Он говорит, что сможет помочь.

Раз в несколько месяцев до Томаса доходят слухи об очередном умнике, который якобы может мне помочь. Потом все они оказывались маньяками или раздолбаями.

Я грохнула бутылкой по столу, скрестила на груди руки и смерила брата недовольным взглядом:

— Еще один?

— На этот раз все будет по-другому.

— И в прошлый раз все было по-другому.

Томас не сдавался:

— У него…

— Третий глаз на лбу?

— Эмерсон.

— Я в твоих специалистов особо не верю. — Я стояла на своем, еще крепче сжимая руки на груди, словно это могло защитить меня от усиленно навязываемой нежеланной помощи. — Ты наверняка берешь их телефоны с рекламных баннеров на эзотерических сайтах, на которых ты постоянно торчишь.

— Я так только… раза два делал. — Брат старался сдержать улыбку. Но не смог.

— А этого ты где подцепил? — Трудно было на него сердиться, ведь он искренне хотел помочь. — Он, поди, нарик бывший?

— Это сотрудник центра, который называется «Песочные часы». Его основатель работал на кафедре парапсихологии в Беннетском университете в Мемфисе.

— Которую прикрыли, потому что ее никто не хотел финансировать? Потрясно.

— А ты откуда знаешь? — удивленно спросил Томас.

Я бросила на него взгляд, который в вольном переводе означал: «Я уже школу заканчиваю. Знаю, как поисковиками пользоваться».

— У этого центра очень хорошая репутация, честно. Этот человек…

— Ладно, ладно… Можно мы покончим с этим разговором, если я скажу, что согласна с ним встретиться? — спросила я и манерно вскинула руки, показывая, что сдаюсь.

Томас знал, что победит. Ведь так было всегда.

— Эм, спасибо. Мной руководит лишь любовь к тебе. — Лицо брата стало серьезным. — Я действительно тебя люблю.

— Я знаю. — Это было правдой. И я, хоть и постоянно спорила с братом, тоже его любила. Но свои чувства мне демонстрировать не хотелось, так что я оглянулась в поисках своей невестки. — А жена твоя где?

В своем бизнесе Томас с Дрю были идеальной командой — их знания и навыки дополняли друг друга, как кусочки пазла. Я как-то видела, как Дрю орудовала кувалдой, когда работу надо было сдать побыстрее. В результате у нее даже маникюр не пострадал.

— Она в ресторане, общается с новым шеф-поваром. Он хотел посоветоваться, какое вино сегодня лучше подать.

— Да, это она должна знать… — Дрю отличалась безупречным вкусом.

Запищал мобильник Томаса.

Завидев возможность сбежать, я бросила пустую бутылку из-под воды в ведро:

— Уже поздно. Мне надо душ принять.

Дверь за мной закрылась, и я вдохнула запах краски. Дрю недавно наложила новый слой красной венецианской штукатурки в гостиной. Уютные кожаные кресла с шелковыми коричневатыми подушками в тон паркета. Одна стена была полностью стеклянная, вдоль другой стояли полки с книгами в кожаных и мягких переплетах. Я провела пальцем по корешкам — мне страстно хотелось взять что-нибудь, устроиться поуютнее и почитать. Но не сегодня. Томас с Дрю переделали бывшее здание телеграфа в шикарный ресторан и решили не продавать его, а оставить себе. И через несколько часов должно было состояться торжественное открытие. Они настояли на том, чтобы я на нем присутствовала, вроде как заново хотели ввести меня в общество нашего городка.

У моего брата был особый талант — он мог заставить старые сломанные вещи сверкать. И я была более чем уверена, он надеялся, что сегодня этот фокус сработает и со мной.

Мы с Томасом сблизились, потеряв родителей четыре года назад, хотя, когда я росла, мы особо не дружили. Я вообще появилась неожиданно, почти через двадцать лет после него. Он не был готов нести ответственность за младшую сестру, и я изо всех сил старалась скрывать от него своих тараканов. Бог откликнулся на мои молитвы и дал мне стипендию. Я мечтала уехать из родного городка, подальше ото всех связанных с ним воспоминаний и старых зданий, которые реставрировал мой брат. И мне не очень нравилось положение, в котором я оказалась, оставшись без стипендии. В основном из-за «моих сложностей».

— Здравствуй.

Незнакомый голос застал меня врасплох. Я резко развернулась и увидела, что у стеклянной стены стоит какой-то мужчина — он, похоже, чувствовал себя крайне уверенно и в то же время выглядел как-то не к месту. Он был невероятно красив, высокий и худой, в безупречном черном костюме. На лицо спадал локон светлых волос, но он не скрывал тонких черт лица незнакомца. Спрятав в карман брюк серебряные часы на цепочке, он убрал руки за спину.

— Я могу вам помочь? — Я изо всех сил старалась скрыть свою тревогу, но она все равно слышалась в голосе. Секунду назад этого человека еще не было.

— Меня зовут Джек.

Мужчина стоял на месте, оценивая меня взглядом ярких синих глаз. Я вздрогнула. И с ног до головы покрылась мурашками. Я изо всех сил надеялась, что это не новый специалист, которого нашел Томас. На мой взгляд, он производил довольно жуткое впечатление.

— Вы к моему брату?

— Нет, с твоим братом я не знаком. — Уголки губ незнакомца приподнялись в легкой улыбке, и у меня на миг замерло сердце. — Я пришел к тебе, Эмерсон.

Его костюм и часы, вероятно, не из нашего времени. Прическу же сложно отнести к какой-либо конкретной эпохе. Возможно, он — очередная галлюцинация, но если это так…

Откуда он знает, как меня зовут?

Глава вторая

— Томас! — вскрикнула я, задыхаясь от волнения.

Я повернула голову, услышав, что на кухне упал стул. Грохот, казалось, длился целую вечность. Когда я снова повернулась к окну, Джек исчез. В комнату влетел обеспокоенный Томас.

— Почему, почему, почему? — спрашивала я, рухнув возле боковой стенки книжного шкафа и ударяясь о нее головой с каждым «почему?». — Почему ты только реконструируешь старые здания? Ты не можешь построить новое?

У Томаса от неожиданности отвисла челюсть.

— Это опять произошло? Прямо здесь?

Этот вопрос касался моей способности видеть тех… кого уже не было в живых.

Назвать их мертвецами было бы неверно. Я не совсем понимала, что именно я вижу, но ни в одном из многочисленных чужих рассказов о привидениях они не лопались как шарики и не исчезали, когда в них ткнешь пальцем. Это началось, когда мне было тринадцать лет, незадолго до того, как погибли родители. Томас реконструировал старый завод по производству стекла — задачей брата было превратить его в офисное здание.

Оказавшись там впервые, я завела приятную беседу с пожилым мужчиной в каске. От него пахло табаком и потом. Его мясистый нос был слегка скособочен, и его красный цвет свидетельствовал о том, что он любил кирнуть. Но старик оказался довольно милым, даже пригласил меня пообедать с ним. Я отказалась, но он настойчиво предлагал попробовать пирог, который жена положила ему в старенький контейнер.

И тут я заметила, что что-то было не так. Старик положил мне в руки какой-то кусок, и я поняла, что его еда не имеет веса. Мой новый знакомый пришел к точно такому же заключению обо мне — он уронил коробку, и пирог и развопился, словно дама, забывшая снять трусики с веревки перед приходом священника. А потом он исчез. Пшик!

Добро пожаловать в мир безумия, Эмерсон. После этого случая я частенько стала видеть людей — мертвых людей, — которые появлялись в самых неожиданных местах и исчезали, только когда я до них дотрагивалась. Я могла встретить их где угодно — и в кабинке туалета в забегаловке «Деннис», и в раздевалке в универмаге «Мэйсис», — но я к ним так и не привыкла.

— Господи, как тебе только удалось уговорить меня поселиться здесь? Я должна была бы подумать о том, что в таком старом здании просто не может быть безопасно. Этот человек знал, как меня зовут.

Такого раньше не бывало.

Томас напрягся:

— Он знал, как тебя зовут?

Я кивнула, закрывая глаза. К тому же Джек сказал, что пришел ко мне. Но Томасу это было знать не обязательно.

— Эм, я думал, что все уже давно прекратилось.

Частная школа, в которой я училась последние годы, располагалась в Седоне, Аризона. Поселенцы добрались туда только к началу прошлого века, и разница между гончаром из племени явапаи и, скажем, моим учителем по физкультуре была очевидна.

Я считала, что мне стало лучше, но после событий того дня я начала сомневаться. Только в тех случаях, когда одежда была явно старомодной, удавалось догадаться, что человек — пришелец из прошлого, что он не стоит передо мной на самом деле — здесь и сейчас. Я уже стала специалистом по нарядам различных эпох, но не потому, что меня интересовала мода, а потому, что по этому признаку можно было распознавать людей. С женщинами дела обстояли проще, а вот классические мужские костюмы менялись довольно редко, исключение составляли лишь бабочки и голубые смокинги, которые носили в семидесятых годах прошлого века.

В музеи, где работники одевались в костюмы разных эпох, на маскарады и реконструкции исторических событий я старалась не ходить. Такого я вынести просто не могла. А еще я избегала физического контакта с людьми. Исключением были женщины в кринолине, которые стояли прямо у меня на пути.

— Прекратилось. По крайней мере, я так считала, — вздохнула я.

То есть так было до тех пор, пока я не спустила в унитаз таблетки.

Брату нелегко со мной пришлось. Я держала все свое горе в себе — и по поводу утраты родителей, и по поводу этих своих безумных видений, — а для душевного здоровья это оказалось не очень хорошо. В итоге меня увезли в больницу и прописали целый коктейль лекарств от моих «галлюцинаций» — который на время помог. Но прошлой зимой, когда мне окончательно надоело ходить все время зомбированной и жить как в тумане, я решилась на серьезный шаг и слезла с таблеток, никому не сказав.

Даже Томасу.

И видения потихоньку вернулись. Эм-зомби исчезла, но Эм — потенциальная психопатка все же не со всем справлялась. И теперь я снова была вынуждена задаваться вопросом, с настоящими ли людьми я разговариваю на улицах.

— Прости, Эм.

Я посмотрела на Томаса.

— Тебе не за что извиняться.

— Я же купил это здание. — Он свел брови так, что стало казаться, будто по его лбу ползет гусеница.

— Ну елки-палки, да, смени теперь работу, чтобы угодить своей чокнутой сестренке. — Я оттолкнулась от стены. — Как будто у тебя и без этого проблем из-за меня мало.

— Не говори так. Ты все же сможешь пойти на открытие ресторана? — спросил Томас, в его глазах явно читалось волнение. — Возьми Лили с собой.

Брат уже понял, что я чувствую себя виноватой, так что ему не стоило труда настоять на своем.

— Мы придем.


Чтобы ничего больше случайно не выкинуть, я пошла собираться к Лили.

Почти все ребята, с которыми я дружила в детстве, теперь избегали меня как наваждения. Это началось после одного случая, за который меня и упекли в больницу. Вкратце дело обстояло так: в школьной столовой у меня состоялся длительный разговор с одним мальчиком о том, как он, наглец, посмел занять мое место, пока я всего лишь за вилкой отошла. Я даже угрожала ткнуть ему этой вилкой в глаз.

Кроме меня, его никто не видел.

И если кого-то этот мой громкий спор с пустым местом в столовой еще не убедил в том, что я спятила, то после того, как я истерически расхохоталась, и у них не осталось никаких сомнений. Когда Лили обняла меня за талию и повела в туалет, смех перешел в рыдания.

Мы с ней были лучшими подругами с того самого дня, как познакомились в третьем классе. Она всегда принимала меня такой, какая я есть, что бы под этим ни подразумевалось. Когда я сказала Томасу, что только благодаря подруге мое возвращение в школу Айви Спрингс будет не таким страшным, я не преувеличивала.

Лили жила с бабушкой в квартирке, располагавшейся над их рестораном. Я вошла с черного хода. Я застала подругу в гостиной занимающейся пилатесом — она растягивала свои длинные ноги. Со стороны казалось, что это должно быть очень больно. Я же предпочитала бегать: наушники в уши — и вперед, смотришь в землю и стараешься не сбить с ног кого-нибудь. А еще спарринговаться. Надо было найти ближайший клуб по карате. Перед самым возвращением из Аризоны я получила коричневый пояс, так что мне не терпелось продолжить тренировки, чтобы дойти и до черного. К тому же, когда поколотишь кого-нибудь, на душе сразу становится спокойнее.



— Слушай, — поинтересовалась я, когда подружка повернулась ко мне, — ты уже решила, что сегодня наденешь?

— Только не злись.

— Если ты хочешь сказать, что не пойдешь, то поздно. Я уже злюсь.

— Прошу тебя! — Она упала на колени и сложила руки, как сиротка, выпрашивающая кусок хлеба. — Меня позвали на ночную съемку. Надо отснять какую-то пещеру для веб-сайта.

Лили так же легко управляется с фотоаппаратом, как некоторые с тостером. Благодаря этому таланту ей удалось устроиться на лето помощницей одного из самых успешных фотографов-натуралистов в Аппалачах.

— Скажи же, что ты понимаешь, что я не сбежала бы, если бы у меня была возможность отказаться от этого задания без риска потерять работу.

Я закатила глаза:

— Я понимаю, что ты не сбежала бы, если бы у тебя была возможность отказаться от этого задания без риска потерять работу.

— Спасибо, дорогая. — Лили быстро поползла через всю комнату на коленях и обняла меня. — О, смотри-ка, так мы почти одного роста.

Я рассмеялась и подтолкнула ее обратно к коврику, а сама пошла в ее комнату и принялась раскладывать вещи — я положила на кровать подружки платье, которое меня заставила надеть невестка, туфли, сумочку и украшения. Дрю выдала мне конкретные указания насчет наряда. Иногда я из-за нее чувствовала себя так, будто сама не способна одеться. Я могу, просто я в этом отношении всегда была минималисткой. Все эти аксессуары меня смущают.

Пока Лили продолжала заниматься своими изощренными растяжками, я приняла душ, а потом села за ее компьютер, чтобы разузнать что-нибудь о «Песочных часах». Я всегда готовилась к встречам с многочисленными врачами, терапевтами и знахарями, которых приводил мой брат, но на этот раз я ничего не нашла, кроме многочисленных ссылок на магазины и одного особенно смутившего меня сайта стрип-клуба. На более тщательный поиск у меня времени не было — я понимала, что Томас меня убьет, если я опоздаю.

У Дрю и в самом деле был утонченный вкус. Черное вельветовое платье с рюшами на талии, рукава три четверти и короткая юбка, которая при ходьбе покачивалась, как колокольчик.

Если только я смогу ходить в этих туфлях. Они были просто убийственные. Не в том смысле, что классно выглядели, хотя и это тоже. Но шпильки были очень высокие и острые, и хотя в целом с координацией у меня проблем нет, я полагала, что они вполне могут либо привести к моей смерти, либо нанести непоправимый вред кому-нибудь из окружающих.

Только я промокнула ярко-красную помаду на губах, в комнату вошла Лили: после тренировки она выглядела очень свеженькой, хотя если стоять по ветру, то пахло от нее отнюдь не свежестью.

— Ты выглядишь потрясающе и очень таинственно, — сказала она, втягивая щеки и хлопая ресницами, почти то же самое выражение лица я видела сегодня у Скарлетт. — Приятно видеть, что ты раскрыла свой потенциал.

— Ого, от тебя это серьезный комплимент.

Скосив глаза, Лили принялась поправлять мою прическу.

Лили — классическая красавица с кожей цвета карамели; мужчины, завидев ее, врезаются в рекламные стойки на улице и спотыкаются о стулья, потому что перестают смотреть под ноги. Не будь она так остроумна и предана мне, как сенбернар, я бы, наверное, ненавидела ее просто из принципа. Пока Лили укладывала и подкручивала мои локоны, я попыталась нащупать выбранное Дрю ожерелье — я была уверена, что уже надела его.

— Оно все еще лежит на комоде, — подсказала Лили, не сводя с меня глаз. — А сережки — в коробочке на кровати.

Я резко оттолкнула ее руки:

— Почему ты всегда знаешь, где что лежит? Ты точно не можешь пойти со мной? Может, ты там с парнем своей мечты познакомишься.

— Такого, о каком я мечтаю, нет, — пробормотала подруга; она бросила взгляд на комод, а потом снова протянула руку, чтобы поправить еще одну капризную прядь. — А с остальными слишком много проблем.

— Если бы он и существовал, с таким ароматом у тебя не было бы шансов. Бегом в душ, — пошутила я, игриво шлепнув ее по попе. — Не хочу, чтобы и от меня потом разило.

Лили рассмеялась и нарочито поспешно выбежала из комнаты, но потом снова просунула в дверь голову и ослепительно улыбнулась:

— Ты правда прекрасно выглядишь. Постарайся только не упасть в этих туфлях.

Я повернулась к зеркалу, чтобы оценить конечный результат. Побрызгавшись любимыми духами — аромат сирени с ноткой ванили, — я схватила шаль и сумочку. Уже у двери я вспомнила про зонтик. Но он не подходил к платью. Может, меня и не впустят.

Глава третья

Нет, насколько мне не повезло!

Когда я вошла в «Телеграф», Дрю подняла вверх большие пальцы на обеих руках, а братец как-то мерзко присвистнул. Объяснив, что я пришла одна-одинешенька, я вежливо поздоровалась со всеми «значимыми людьми», которым представил меня Томас. Из-за слепящих блесток, бус и бриллиантов — носить их в таком количестве можно бы разрешить только особо важным персонам — я совершенно не запоминала лица. Как только представилась возможность, я спряталась за площадкой, на которой играл джаз-банд, под спиральной лестницей, располагавшейся за барной стойкой. Я потягивала какой-то газированный фруктовый напиток и старалась слиться со стеной. И наблюдала за представлением.

Да еще и сняла эти убийственные туфли.

Я всегда была стеснительной девочкой, хотя до того момента, как я стала видеть людей из прошлого, назвать меня необщительной было нельзя. Не понимать, с настоящим ли человеком ты говоришь или с призраком, — довольно странное ощущение. Не знаешь, долго ли тебе осталось до нервного срыва. Когда призраки являлись довольно часто, я следила за окружающими: если на кого-то совсем никто не обращал внимания, я начинала подозревать, что его на самом деле и не было. Но конечно же мне часто становилось жаль этих людей, и я все же с ними разговаривала. Но только так, чтобы никто не видел.

На всякий случай.

Я давно уже приняла решение не трогать их, чтобы они не лопались, как воздушные шарики. Когда твоя рука, не встречая никакого сопротивления, проходит сквозь нечто, что только что казалось человеком… их это, похоже, пугало не меньше, чем меня. Так что я старалась призраков игнорировать, если только они не стояли прямо у меня на пути.

И в тот день все шло вроде бы нормально. Я уже почти расслабилась, но тут вдруг у ведущих во внутренний дворик дверей, расположенных в противоположном конце зала, увидела парня. Широкоплечего юношу в изысканном черном смокинге: костюм сидел отлично, но мне от этого было не легче. Я пробежалась по всем пунктам своего списка, проверяя, живой он или нет. Во-первых, одежда. По черному галстуку сложнее судить, чем по повседневной одежде. Не зря его называют классикой, а у этого парня вообще все было выдержано в классическом стиле.

Черные волосы, стрижка не слишком короткая — это тоже не о многом говорит. Ее можно назвать секси, но к конкретному стилю не отнесешь. Лицо. Он брился, но с утра уже появилась заметная щетина. Сильно выгнутые брови акцентировали внимание на темных глазах слегка навыкате. Судя по смуглой коже, у него имелись средиземноморские предки, а хорошо выраженные скулы выгодно подчеркивали черты его лица. Исключением были его полные губы. Они будили во мне беспокойные чувства.

Я очень надеялась, что он настоящий.

Тут я себя одернула. Что это я делаю? На губы же я обычно не смотрю. И вообще я никогда не таращусь на парней — даже на таких писаных красавчиков. Но если судить по появившейся на его лице ухмылочке, это все же случилось. Я снова влезла в свои туфли на высоченном каблуке и принялась искать взглядом Томаса с Дрю, но безуспешно.

Я снова посмотрела на парня в смокинге. Он направлялся прямо ко мне.

Пора бежать. Я протянула руку к пианино и поставила бокал: к моему огромному удивлению, он провалился сквозь инструмент и разбился — на полу засверкали тысячи крохотных бриллиантиков.

Немедленно материализовался мой брат:

— Ты в порядке?

— Нет. Хотя если ты тоже видишь джаз-банд…

— Не вижу.

— Тогда точно не в порядке.

Музыканты-призраки все играли. Я их трогать не пыталась — наверное, поэтому они и не испарялись.

Они. Сразу трое? Да еще и пианино? Декораций я раньше не видела. Я была не в состоянии вдохнуть.

— Мне нужно на воздух. На воздух!

— Простите нас. — Томас улыбался окружившим нас настоящим людям — любезный хозяин, помогающий сестренке, с которой случилась легкая истерика.

Он провел меня через всю залу к застекленной двери, выходящей на улицу. Это было ужасно. Я старалась делать вид, что не замечаю все эти провожавшие меня взгляды. Мы вышли во дворик, на улице после дождя похолодало, так что там никого не было.

Я набрала в легкие побольше воздуха, надеясь, что прилив адреналина поутихнет.

— Ты много старых зданий планируешь реконструировать? Чтобы я подготовилась.

Слава богу, я хоть не в Европе живу. Там же за века много мертвецов накопилось. А в Штатах пока всего несколько поколений людей, которых можно спутать с живыми. Когда Томас с Дрю захотели съездить в Северную Каролину на ежегодную ярмарку индейцев чероки, я отказалась наотрез. Никаких исторических реконструкций. Ни в коем случае.

— Невероятно, неужели все так серьезно? — спросил Томас, похлопывая меня по руке, чтобы успокоить.

Я лишь покачала головой. Сейчас не время признаваться насчет таблеток.

В том числе потому, что в раскрытых дверях показался тот самый парень в смокинге.

— Ты его видишь? — прошептала я, закрывая глаза руками и выглядывая в щелки между дрожащими пальцами — меня трясло от мысли, что музыканты могут оказаться не единственными видениями.

— Кого?

— Его. — Я подтолкнула Томаса, чтобы он оглянулся. Если парень в смокинге не живой, не настоящий человек, мне пора снова проситься в больницу.

— Его вижу, — с заметным облегчением ответил Томас. — Это Майкл.

— Что за Майкл?

— Это новый специалист, о котором я тебе рассказывал.

Глава четвертая

Чем ближе парень в смокинге приближался к нам, тем красивее он казался — высокий, широкоплечий, гладкая кожа, а эти губы… Сложно было поверить, что такой человек может работать в «Песочных часах». Я ожидала какого-нибудь пузатенького очкарика за пятьдесят. А такому прекрасному принцу среди крестьян нечего было делать. Да он и ненамного меня старше. Может, он всего лишь стажер. И согласился помочь Томасу задешево, потому что пока не представлял из себя ничего особенного.

— А ты собирался мне рассказать, что он здесь? — тихонько спросила я у брата, в моем голосе злость смешивалась с ужасом.

— Я хотел, чтобы он сначала за тобой понаблюдал.

— Как за каким-то редким зверьком? — прошипела я. — А где ж моя баночка?

Я уже чуть было не выпалила брату все, что я о нем думаю, но сдержалась, так как парень в смокинге стоял в полуметре от нас и смотрел на меня так, будто я могу внезапно вспыхнуть.

— Майкл Уивер, позвольте представить вам мою сестру, Эмерсон Коул. — Ладонь Томаса лежала у меня на спине, и он слегка подтолкнул меня вперед, считая, что мы с Майклом должны пожать друг другу руки.

Майкл перевел взгляд с Томаса на меня, потом нерешительно протянул руку. Вздрогнув, я отвернулась и уткнулась лицом брату в плечо. Хоть он и признал существование Майкла — значит, он точно был настоящим, — мне не хотелось до него дотрагиваться. Когда я снова повернулась к парню в смокинге, он уже убрал руку в карман.

Двери снова открылись — на этот раз это была Дрю. Я предположила, что брат был настолько занят подготовкой к открытию своего предприятия, что не рассказал ей о моей предыдущей галлюцинации. Я не хотела, чтобы она начала суетиться вокруг меня.

— Прости, я такая неловкая. — Я взмахнула рукой, как бы давая Дрю понять, что не стоит меня трогать, и этот жест помог мне скрыть нервную дрожь. — Ничего страшного, возвращайся к гостям.

Многие говорили, что голубые глаза Дрю похожи на лед, но я этого не понимала — лед же прозрачный. Сейчас в этих глазах читалось беспокойство.

— С координацией у тебя все в порядке, поэтому я и волнуюсь, — сказала Дрю, не обращая внимания на мои протесты, и положила руку мне на лоб, потом кисть скользнула по щеке. — Ты не заболела? Может, голова кружится? Хочешь поесть? Или присесть?

— Я себя прекрасно чувствую. Правда, — врала я, стиснув свои безупречные зубы.

Чего я хотела, так это убежать подальше от все еще игравшего джаз-банда и этого красавчика консультанта, стоявшего рядом. Я бы действительно предпочла, чтобы он больше походил на налогового инспектора, а не на модель. Меня это довольно сильно отвлекало.

— Ладно, Томас, лучше бы тебе, конечно, остаться с ней, но Брэд, человек из банка, хотел поговорить с тобой насчет того здания в Мейне. — Дрю так вскинула свои ухоженные брови, что стало ясно — это будет очень выгодная сделка. — А я побуду с Эмерсон.

По страдальческому лицу брата было видно, через какую внутреннюю борьбу ему приходится проходить. Я его отпустила:

— Иди. Да и ты, Дрю. Зарабатывайте.

— Нет, милая, я останусь с тобой. Хочу убедиться, что с тобой все в порядке. — Дрю обняла меня за талию.

— Да правда, Дрю. Иди. Со мной все в порядке, — настаивала я.

— Вы побудете с Эмерсон? — спросил Томас у Майкла таким серьезным голосом, словно речь шла о моем приданом. Или о покупке недвижимости. — Я не хочу, чтобы она оставалась одна.

Я метнула на Томаса недовольный взгляд. Ох уж он мне поплатится за это.

— Конечно, — ответил Майкл.

Услышав его голос, я подпрыгнула — каждая клеточка в моем теле пришла в состояние готовности. Он был густой и хрипловатый. Наверняка он поет. Я снова заверила Томаса с Дрю, что у меня все хорошо, и они ушли, единственные знакомые мне люди среди толпы собравшихся. И мне страшно захотелось оказаться где-нибудь в другом месте — где угодно, только не здесь… И желательно не в колониальном Вильямсбурге.

Я выдохнула весь воздух из легких, взглянула на Майкла и улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, и у меня перехватило дыхание. Улыбка была сладкая как мед.

— Я не такого человека ожидала увидеть, — призналась я; мой голос досадно дрогнул на средине предложения.

— Такое мне уже говорили, — признался он и проявил себя с лучшей стороны, сделав вид, будто не заметил.

— Хорошо, что мы почти ровесники. — Я так на это надеюсь. — Так что сможем играть на равных.

— Я не думал, что это игра. — Майкл слегка сощурился. Наверное, уже задумался, достаточно ли ему за меня платят. — Как тебя называть, Эм или Эмерсон?

Я нахмурила брови. Не припоминалось, чтобы кто-то меня при нем называл «Эм».

— Пока пусть будет Эмерсон. А тебя как, Майкл или Майк? Или Майки?

— Я что, похож на человека, которого можно звать Майки? — спросил он.

— М-м-м… Нет.

— Пусть будет Майкл. Пока, — добавил он, плотно сжимая губы. Но не жеманно. Наоборот, выглядело очень соблазнительно — он старался скрыть улыбку.

Майкл вытянул руку и провел ладонью по остриям кованого забора, обрамляющего внутренний дворик, а потом повернулся ко мне, стряхивая с пальцев дождевую воду.

— Твой брат очень талантливый, — улыбнулся он. — Никогда не видел, чтобы кто-то столько сил тратил, чтобы вернуть зданию былую красоту. Это тоже его работа?

Из внутреннего дворика как с высоты птичьего полета открывался вид на городскую площадь, которую украшали удостоенные наград реставрированные дома. Окна лофтов почти всех трех- и четырехэтажных зданий светились приятным теплым светом, в них жили либо молодые профессионалы, либо пожилые пары, чьи дети уже разъехались, хотя иногда там можно было найти и обычную среднестатистическую семью. Улицы с разнообразными заведениями, антикварными магазинчиками, кофейнями и галереями освещались точными копиями старинных газовых ламп. В ящиках и кашпо соответственно времени года цвели яркие цветы. И хотя сейчас Айви Спрингс считался одним из десяти красивейших маленьких городков Америки, вообразить, каким он был лет сто назад, было весьма несложно, что представляло определенную проблему для меня.

Например, вон тот запряженный экипаж точно не мог быть настоящим.

В воздухе пахло дождем и душистым горошком, обвивавшим забор, зазвучали первые ноты «Заколдованных» Роджерса и Харта. Я отвернулась от площади, на которой кипела жизнь, и снова посмотрела на Майкла.

— Да, Томас ко всем этим домам руку приложил. У него совершенно особое видение. И он всегда тратит на это кучу денег… Хотя все его проекты все равно оказываются выгодными.

— А у тебя какое видение?

Хитренький! Вопрос прозвучал ненавязчиво, но за словами крылось нечто большее. Интересно, что Томас ему обо мне рассказал?

Я схватилась за забор, стараясь не касаться мокрого душистого горошка.

— Майкл Уивер, зачем вы вообще сюда явились?

— Помочь тебе.

На его лице появилось сочувствие, и меня оно порадовало. Этим он отличался других. Казалось, что он искрение хотел понять, в чем же заключается моя проблема. И мне чуть было не захотелось с ним поделиться.



Чуть было.

Но я вместо этого иронично улыбнулась. Я наклонилась вбок, держась рукой за забор, и принялась легонько покачиваться, как в детстве на столбе, на котором висели качели.

— «Помочь тебе». Какая избитая фраза.

— Ты часто ее слышишь?

— Посчитаем. Сначала были две сестры, которые уверяли, что могут видеть мое прошлое и будущее, и, по их словам, я потомок Маты Хари, который почему-то должен взойти на престол в Финляндии.

— В Финляндии нет…

— Я знаю.

— Ох! — Между бровями Майкла пролегла морщинка — он мне сочувствовал.

— Я стребовала с Томаса компенсацию морального ущерба — и его кредитку, — чтобы пойти залечить раны в магазинах. Я как могла старалась его разорить. — Я ухмыльнулась, погрузившись в воспоминания, а Майкл улыбался со мной. Я чуть не забыла, о чем мы говорили. — Та-а-ак… Потом был некий шаман, уверявший, что из меня необходимо изгнать беса. Просто сказочный случай: он сказал, что сможет это сделать с помощью рассола с пеплом.

Майкл от удивления покачал головой:

— Где твой брат находит всех этих людей? Он же, несомненно, умный бизнесмен, почему он нанимал явных шарлатанов?

— От отчаяния? Последние годы я училась в Седоне, Аризона. Там недостатка в «духовных целителях» не было. Думаю, что слухи о моем обеспокоенном братце, готовом бросаться деньгами, лишь бы помочь своей тронутой сестренке, разлетелись довольно быстро. А традиционная медицина оказалась бессильна. Врачи могли лишь накачивать меня колесами до состояния овоща или предлагали полежать в клинике…

Я разжала руку и прикусила губу — я же чуть не проболталась Майклу, что лекарства вообще-то помогали. Я была зла на себя за то, что так разоткровенничалась. Если он такой же шарлатан, как и все остальные, может, ему станет стыдно, и он уйдет, не причинив мне никакого вреда.

— Печально, — сказал Майкл. Никакой жалости, только сочувствие. По его лицу все было хорошо видно, хотя, может, он просто отлично играл. Он напоминал старых голливудских актеров, очень походил, например, на Кэрри Гранта, хотя волосы были уложены не так аккуратно.

— А ты, Майкл, чем от них отличаешься? — поинтересовалась я, вдруг устав от нашей беседы. Я уже предвкушала, как он разочаруется. — Чего ты мне наобещаешь?

— Я не буду давать обещаний, которые не смогу сдержать. — Решительный подбородок, уверенный голос.

— А образование у тебя какое? Забрался на высокую гору и встретился там с каким-нибудь гуру? — не отставала я. Я ожидала какой-то реакции. — У тебя был внетелесный опыт, а теперь с тобой через зеркала и из луж говорят голоса?

— Послушай, я понимаю, что ты не склонна мне доверять, — он продолжал говорить тихо и ровно, но мне казалось, что чуточку я его все же рассердила, — но что, если я все же могу тебе помочь? Почему ты не хочешь дать мне такой шанс?

— А если я вообще думаю, что со мной все в порядке? — По крайней мере, Майкл, на мой взгляд, ничего не мог бы поправить.

— Я и не утверждал обратного.

— Предложение помощи подразумевает, что я в беде. А пока это не так.

— А десять минут назад, когда ты поставила бокал на несуществующее пианино?

— Это не беда. Это… — Меня как под дых ударили.

Он видел пианино.

Глава пятая

Я двинула ему в живот. А вот и кубики. Но даже несмотря на то, что Майкл оказался довольно мускулистым, он резко выдохнул и согнулся, обхватив себя руками.

— Прости, прости, — извинялась я, потрясая зудящей рукой. Мне показалось, что фонари на улице замигали, и я подумала о том, что, возможно, снова надвигается буря. — Мне надо было убедиться, что ты настоящий.

— А другого способа не было? — простонал Майкл.

Ему повезло, что я не пониже ударила. Сначала я хотела пнуть его ногой, но в последний момент вспомнила про свои убийственные туфли.

— Стрессовая реакция. — Я пожала плечами и снова разулась, пока мне не захотелось еще чего-нибудь натворить, и ощутила подошвами ног приятную прохладу бетона.

Майкл распрямился и оценивающе посмотрел на меня сверху вниз.

Не знаю, нравилось ли ему то, что он видел. Сама я была удивлена тому, что мне не все равно.

— А почему тебя так вдруг обеспокоило, настоящий я или нет? Несколько минут назад ты отказалась пожать мне руку, хотя твой брат и сказал, что видит меня.

— Сегодня непростой день. Все вывернулось наизнанку и перевернулось с ног на голову.

— Наверное, так даже лучше. — Майкл так ухмыльнулся, что я задумалась о том, о чем же он подумал про себя. — Ну, расскажи, что у тебя сегодня случилось такого особенного?

— Целой группы людей я раньше никогда не видела, это во-первых. Это сбило меня с толку. Наверное, правила меняются.

— А в чем заключаются эти правила?

— Я вижу людей из прошлого. — На площади громко били часы, но я говорила тихо. — Они не материальны, скорее похожи на кинопроекцию, и исчезают, когда пытаешься до них дотронуться. И я твердо уверена, что трех человек сразу, да еще и с пианино, я раньше не видела.

Впрочем, как и запряженного лошадьми экипажа.

— Но они хорошо играли. Бас был просто роскошный. — Майкл наклонил голову по направлению к дому — из открытых окон лилась музыка. — Да мне и до сих пор нравится.

— На тебя это, похоже, особого впечатления не производит. Раньше никто не видел и не слышал того же, что и я. Расскажи мне о себе, — попросила я, хотя и так все было ясно. Он такой же ненормальный, как и я.

— Скажем так, моя мама считала, что у меня много воображаемых друзей.

Я чуть подняла голову, чтобы получше рассмотреть лицо Майкла.

— Так это у тебя с детства?

Майкл кивнул.

— А у тебя?

— Началось четыре года назад. — После десятого удара часов стало очень тихо. Пора сменить тему. Отвлечь внимание. — Прости, что я тебя ударила.

— Прощаю. — Он подмигнул мне. — Думаю, с такой крошкой, как ты, я справлюсь.

Я прикусила язык. Так он и до шовинизма дойдет.

— Если я соглашусь принять твою помощь, как это будет выглядеть? Какие-нибудь… сеансы или типа того? Что ты со мной будешь делать? — Ого! Его глаза как-то опасно засветились. Я откашлялась. Надо бы повнимательнее подбирать выражения. — То есть для меня?

Майкл ответил, но огонь не погас.

— Для начала я бы хотел, чтобы ты рассказала мне о себе.

— Да, совсем несложный вопрос. — Как будто заново пережить все ужасные моменты моей жизни будет просто. И как будто я готова была раскрываться перед чужим человеком.

Шея у меня напряглась, и я попыталась ее растереть.

— Эмерсон. — Мне так понравилось, как в его устах прозвучало мое имя. А может, мне просто приятно было смотреть на его губы. — Я понимаю, что это будет непросто, но я хочу, чтобы ты была со мной честна. Ты можешь мне доверять.

Видимо, он не слышал правила «никогда не доверяй человеку, который говорит, что ты можешь ему доверять».

— Посмотрим, как пойдет. Когда начнем? — поинтересовалась я.

— Может, завтра?

Слишком быстро.

На следующее утро я надела свои любимые джинсы и черную обтягивающую футболку с черными кедами — так мне было удобно, — и я почувствовала себя увереннее. Эта одежда придавала мне мужества. Скрутив волосы и забрав их наверх, я выпустила несколько прядей, выгоревших на солнце, чтобы казаться светлее. Накрасилась я тщательнее обычного, выгодно подчеркнув свою чистую кожу. И все это ради завтрака с Майклом.

Хм.

Я медленно прошлась по центру городка, наслаждаясь тишиной. Влажность была еще не очень высокой, и в воздухе после вчерашнего дождя уже чувствовался едва заметный запах приближающейся осени. Я до жути обожала опавшие листья, сено, пугала и в особенности Хеллоуин. Если и так постоянно видишь призраков, этот праздник для тебя лишь повод наесться конфет и посмотреть на вырезанные из тыкв головы, главное, сидеть дома и открывать детишкам дверь. Призраки в дверь никогда не звонили, так что я смотрела мультики про Чарли Брауна по телику и поедала свои тайные запасы лакричных конфет.

Мы с Майклом договорились встретиться в «Законе Мерфи» — это одновременно кофейня, кафе и книжный магазин, принадлежавшие бабушке Лили. Эта женщина, во-первых, святая, а во-вторых, просто гениально варит кубинский эспрессо и делает такие яблочные эмпанадас, что даже монашки забывают, что обжорство — это грех. Недостаток у этого места был только один.

Когда я предложила Майклу встретиться именно там, я была страшно взволнована и не подумала о том, что в кафе может появиться Лили. Но я столкнулась с ней на улице, она куда-то спешила, так что я поняла, что мне не придется ей что-то плести. На плече у нее висела сумка с фотоаппаратом.

— Лили! Как прошла съемка?

Она повернулась ко мне лицом и пошла задом:

— Недурно. Но там были летучие мыши, о которых босс меня не предупредил. Да еще и съемочная группа. Но на меня только ассистент видеорежиссера запал.

— Ого, всего один? Ты, похоже, теряешь свою привлекательность.

Иногда к фотографу, с которым работала Лили, присоединялись люди, снимавшие документальные фильмы. Она рассказывала, что они любили качать права больше, чем вся английская монархия вместе взятая. И почти все они считали, что имеют право на нее.

— Теряю привлекательность? Ох, надеюсь. — Она порылась в сумке с фотоаппаратом, достала огромный черничный маффин, завернутый в салфетку, и откусила кусочек.

— Ты куда-то спешишь? — поинтересовалась я, стараясь говорить как можно беззаботнее. Наклонив голову, я указала на сумку: — Снова снимать?

— Слить вчерашнее, может, слегка отфотожопить. — Лили остановилась и посмотрела на меня. Она широко раскрыла глаза и рот, продемонстрировав мне пожеванный мякиш. — Смотрите-ка, только утро, а она уже вся такая сексапильная. Куда направляешься? И как прошла вечеринка?

Я задумалась о том, стоит ли рассказывать ей о Майкле. Утаить от нее часть истории не получилось бы, а о моих… видениях Лили почти ничего не знала.

— Да просто прогуливаюсь. И ничего интересного ты не пропустила. — Кроме джаз-банда, разбитого бокала и самого невероятного красавца на свете. — Иди. Я тебе потом позвоню.

Лили подняла руку с маффином и посмотрела на часы. Она ненавидела опаздывать, но по ее лицу я видела, что у нее еще остались вопросы. Я изо всех сил надеялась, что благовоспитанность победит любопытство.

— Не забудь смотри, — крикнула она через плечо, сворачивая в переулок, ведущий в студию.

Пронесло.

Подойдя к кофейне, я положила ладонь на живот, чтобы унять порхавших внутри бабочек. Я толком не понимала, волнуюсь ли я из-за темы предстоящей беседы или из-за самого собеседника. Я открыла дверь, зазвенел колокольчик, и я глубоко вдохнула, чтобы насладиться ароматом заваривающегося кофе. И немного успокоиться.

Майкл сидел в глубине кофейни и читал газету, по-моему, на испанском. Сделав заказ, я направилась к нему, сунула рюкзак под стол и отодвинула стул. Со вчера он не брился и был одет так же, почти как и я, в черной футболке и поношенных джинсах. Я отметила, насколько все на нем хорошо сидит. Он весь состоял из мускулов.

— Ты правда это читаешь или просто выпендриваешься? — спросила я и села.

Он посмотрел на меня поверх газеты, раскрыл рот и произнес тираду на иностранном языке.

— Извини, я просто так спросила. Погоди, или это все было матом?

Майкл рассмеялся, демонстрируя ровные белые зубы. Смех звучал приятно, естественно — наверное, он часто смеялся. Жаль, я так не умею. И снова, как и вчера, его улыбка отвлекла меня.

— Что это за язык?

— Итальянский.

— Откуда ты его знаешь?

— Бабушка научила. — Майкл положил газету, наклонился ко мне, и я увидела, что он вдруг напрягся. — Чего ты хочешь?

— Я уже заказала эспрессо, — ответила я, рефлекторно отодвигаясь.

— Нет, я имею в виду от жизни?

— И тебя с добрым утром. Не рановато ли для философствований? — Я убрала с лица непослушную прядь волос и принялась ерзать на стуле.

— Чем тебе не нравится этот вопрос?

— Я не рассказываю о своих глубинных желаниях непонятно кому. — Официантка принесла мне кофе и эмпанадас. Когда она отошла, я продолжила: — Тебя я, конечно, уже не первый раз вижу, но все равно мы познакомились только вчера.

— Не такой уж я непонятный. — И снова отвлекающая белоснежная улыбка. — Давай начнем с вопроса попроще. Чего ты хочешь от сегодняшнего дня?

Я обхватила руками чашку, подула, и пар от кофе поднялся к лицу. Может, он подумает, что мне просто… жарко… и не заметит, что я покраснела.

Казалось, что Майкл до скончания века может ждать моего ответа, это выглядело так искренне, что я смутилась. Бабочки в животе танцевали. К полной откровенности я еще не была готова. Может, никогда и не буду. Лгать я не очень хорошо умела. Но вот скрывать…

В этом я была профессионалом.

— Может, ты мне о себе расскажешь? Мне наверняка будет спокойнее, если я получше тебя узнаю.

С этим он поспорить не сможет. И мне действительно хотелось узнать о нем больше. Намного больше.

Майкл положил руки на стол. Длинные пальцы, ногти пострижены, но на правой руке они были длиннее, и я предположила, что он, возможно, играет на гитаре. На большом пальце левой руки он носил серебряное кольцо.

— У меня есть сестра, ее зовут Анна София. Мама работает в сфере недвижимости, с историческими зданиями топ-класса, она добилась большого успеха, как и Томас. Я ей восхищаюсь. Отец исчез, когда мне было лет восемь. — Майкл еле заметно улыбнулся. Мне хотелось бы услышать продолжение. — Я вырос в пригороде Атланты, в «Песочных часах» работаю уже почти год.

В Интернете я о них ничего не нашла, но в голове у меня зародился образ: Марлон Брандо сидит в подсобке итальянского ресторана, в дыму сигар и с двумя вооруженными до зубов мужиками, Паули и Вито, по бокам. По мне хотелось бы иметь более четкое представление. Или хотя бы не такое страшное.

— А чем в этих «Песочных часах» занимаются? — спросила я.

— Консультируют, наставляют.

— Как ты на них вышел? Или это они вышли на тебя?

— Они меня нашли. Мне дали наставника, который помог мне изучить свои возможности. В прошлом году я поступил тут в колледж и начал потихоньку консультировать сам. Беседовал с детьми, у которых не было друзей, собирал всякую информацию и все такое. А потом все изменилось. Когда мой наставник умер… — Майкл сделал паузу, глубоко вдохнув, — мне захотелось взять на себя более серьезную ответственность. Вернуть людям то, что я получил от него.

В глазах и изгибе губ читалась боль и что-то еще — возможно, злоба. О том, какие эмоции бушевали у него в душе, оставалось только догадываться.

— Мне жаль, что ты потерял друга.

— Жизнь — это потери и приобретения, — ответил Майкл, и я заметила, что боль взяла верх над злобой. — Ты это знаешь, как никто другой.

Потерь в моей жизни был переизбыток.

— А со мной ты что будешь делать? Консультировать или наставлять?

— Отчасти моя работа заключается в том, что я беседую с людьми, которым нелегко принять себя такими, какие они есть. Слушаю их. — Он пожал плечами.

— Как слушаешь меня.

— С тобой все иначе.

— Да?

— Ага. — Он ухмыльнулся, и у меня в животе смерчем закружились бабочки. — Тебя бы я все равно слушал.

Я снова опустила лицо в крошечную чашку. Отпив еще глоточек, я спросила:

— Так ты уже в колледже учишься?

— Перешел на второй курс. А ты?

— Мне остался год в школе, и Томас хочет записать меня в местную. Вообще-то, мне надо доучиться всего семестр, потому что последние два года я занималась без летних каникул. Я на самом деле хотела бы просто сдать экзамены и покончить с этим. Но Томас этого не допустит. — Я засмеялась, но как-то безрадостно. Меньше всего мне хотелось возвращаться в то место, где у меня сорвало крышу прямо на публике. — А жаль. Мне надо бы отдохнуть.

— Я тоже думаю, что если кто и заслужил отдых, так это ты, — понимающе улыбнулся Майкл. — Может, вы с Томасом сможете совместно найти какую-то альтернативу школе.

— Возможно. — Но вряд ли. — Ладно, я постараюсь исправиться поскорее. Чтобы ты мог вернуться к пиву, футболу и студенткам-активисткам.

— Я не пью, профессионально интересуюсь бейсболом, а активистки не в моем вкусе.

Их это наверняка очень расстраивает.

— И кстати, Эмерсон, — сказал Майкл, положив на стол руки и посмотрев мне в глаза. — Чтобы ты знала… С тобой все в порядке.

Мне тяжело было переносить такую близость и столько эмоций сразу, и я отвернулась.

— Спасибо за вотум доверия. Но я не согласна. Ты только не обижайся.

Он вздохнул:

— Я так понимаю, у тебя много вопросов. Так задавай их.

Затормозив, я принялась крутить салфетку под столом. Майкл видел то же самое, что и я, но относился к этому спокойно. Он казался очень уравновешенным, мог утешить. Когда я с ним говорила, у меня как-то меньше сдавливало грудь. Мне хотелось ему доверять. Хотелось расспросить его. Мне хотелось знать, почему он все иначе воспринимает, — это было очевидно.

— Расскажи о своем первом столкновении с призраком, — тихо попросила я.

— Моя мама нашла дом в районе Пичтри в Атланте. Времен Гражданской войны.

Я чуть не ахнула, вспоминая свою вчерашнюю встречу со Скарлетт. Вскоре после того, как у меня начались видения, мне пришлось поехать на реконструкцию военных событий Гражданской войны, у нас на Юге они часто организовываются. И я все разобрать не могла, кто там живой, а кто мертвый. Я потом неделю не выходила из своей комнаты.

— Эти видения… Что это такое? — Я посмотрела ему в глаза. — Не знаю почему, но я никогда не думала, что это привидения. Но что это такое, я не знаю. А ты?

Майкл наклонился ко мне:

— Я их называю временной рябью или просто рябчиками. Они — как временные оттиски людей, которые играли значимую роль и при жизни. Это простенькое определение.

— А это не то же самое, что привидения?

— Все немного сложнее.

— Расскажи.

— Объяснить сложно, — ответил Майкл. Он нахмурился и забарабанил пальцами по столу. — Это научные вопросы, но я с радостью…

Я вскинула руку:

— Нет уж, спасибо. Я просто поверю тебе на слово. Пока.

Я задумалась о данном им определении. И тут же вспомнила мужчину, которого видела вчера. Уверена, что он был неординарным человеком.

— Временная рябь. По крайней мере, понятно, почему они все из прошлого. Вроде есть какой-то смысл, насколько он вообще возможен в таком безумии. Извини.

— Не надо извиняться. — Майкл снова нахмурился. — Говори, о чем думаешь.

— Уж на этот счет не беспокойся. — Я сурово посмотрела на него. — Почти все, что я говорю, чистая правда. Фильтр у меня сломан.

— Хорошо. — Майкл откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и вытянул под столом свои длинные ноги. Рядом с моими крохотными кедами его черные байкерские сапоги казались просто огромными. — Я большой любитель правды. Мне не нравится, когда что-то скрывают.

А я скрывать умею.

— Кто знает правду о тебе? — спросила я.

— Семья, «Песочные часы». — Майкл откашлялся и покрутил кольцо на пальце. — Несколько хороших друзей. Избранные.

Мне стало интересно, есть ли среди избранных и его девушка. Я хотела поинтересоваться, но решила, что в личные дела, наверное, лезть не стоит.

— Это было трудно? Рассказывать о том, что мы видим?

— Не особенно. У некоторых из этих людей тоже есть свои особенности.

— Как и у нас? — Мне нравилось говорить о нас во множественном числе. И меня пугало мое настойчивое желание, чтобы это множественное число не включало больше никого.

— Нет.

— Значит, есть и другие люди, которые… могут… что-то особенное?

— Их больше, чем ты можешь себе представить, — ответил Майкл, пристально глядя на меня.

— Хм. — Я принялась обдумывать услышанное, сосредоточившись на эмпанадас.

Майкл, видимо, не хотел меня беспокоить и вернулся к газете.

Когда я начала видеть это… эту рябь, я стала как ходячий паноптикум. А потом — как осиротелый ходячий паноптикум. Бывает, что дети теряют родителей, какое-то время они страдают, а потом приходят в норму. А я так и не пришла. Я даже не выныривала на поверхность, чтобы набрать воздуху, пока не попала в больницу, в отделение интенсивной терапии, где меня стали накачивать термоядерными лекарствами.

А теперь напротив меня сидел Майкл, вполне себе нормальный, и заявлял, что он такой же, как я. И уверял в том, что существуют и другие «неординарные» личности. Мысль о том, что на свете есть люди с особенными способностями и что я смогу с ними общаться, меня одновременно пугала и успокаивала. Я даже была не против, чтобы с одним из них у меня сложились тесные отношения, а он сидел и бросал на меня взгляды поверх газеты. Я была почти уверена — он меня оценивал.

Но, возможно, Майкл просто ждал, когда у меня сорвет крышу, поскольку хотел быть к этому готовым.

— Ладно. — Я прервала наше молчание. — Что я должна делать?

— Мы возвращаемся к вопросу, который задал я. — Майкл сложил газету пополам и положил ее на стол. — Чего ты хочешь?

— Я хочу быть как все, но я понимаю, что это невозможно.

— Необходимость быть как все преувеличена.

Как же сладко он улыбается!

— Ну… — Я не сразу смогла ответить, так как меня снова отвлекли его губы. — Если быть как все — не вариант, я, наверное, просто хочу понять как можно больше о том, с чем я живу.

— С чем мы живем, — поправил меня он. — Может, поужинаем сегодня вместе? Ты пока составишь список вопросов, которые хочешь мне задать.

Поужинаем. Сегодня. О господи! Да!

— Я зарезервирую столик в «Телеграфе». У меня там свои люди. В семь?

— У нас будет свидание, — с улыбкой сказал Майкл, поднимаясь. Но улыбка исчезла так же быстро, как и появилась. — Ну, то есть не совсем. В «Песочных часах» не любят, когда сотрудники путают работу и… развлечения.

Я улыбнулась, глядя Майклу в спину, но все веселые бабочки, кружившие у меня в животе, умирали одна за одной и безжизненно падали вниз.

Разумеется.

Глава шестая

По пути домой я зашла в «Телеграф», чтобы зарезервировать столик. Все продолжали называть это место именно так, хотя Томас и пытался придумать новое название для ресторана, но потом сдался. Он даже оставил старую вывеску и кое-какое оборудование в качестве декораций. Получилось очень необычно, повсюду блестящее темное дерево и полированный металл. Красиво, если, конечно, вам вообще такое нравится.

А нравилось, по всей видимости, многим, потому что, если бы не мое положение, заказать столик мне бы не удалось. Я не стеснялась пользоваться своими связями и буквально вынудила девушку записать мое имя в самом верху списка. Свидание, то есть ужин, должно было состояться. Разнервничавшись, я чуть не хихикнула вслух, но сдержалась. Девушка посмотрела на меня краем глаза. Я осознавала, что лишь подкидывала дрова в костер городских сплетен. Ничего, пусть горит.

Уладив вопрос со столиком, я пошла через площадь в лофт, убеждая себя смотреть только под ноги и как бы плыть по течению. И у меня почти получилось, но, когда я шагнула с асфальтированной улицы на залитую бетоном пешеходную дорожку, я прошла сквозь хиппушку из семидесятых с фенечками. Она лопнула и испарилась, как и бывало всегда с временной рябью — теперь я хоть знаю, как это называется.

Я подумала о том, что, может, стоит вообще закрыть глаза и подняться на ощупь, но я не хотела упасть и сломать себе что-нибудь перед таким важным ужином. Войдя в лофт, я услышала тишину и обрадовалась возможности расслабиться и побыть одной.

Мою комнату Дрю отделала незадолго до моего возвращения, и она очень хорошо отражала мой характер. Темно-коричневые стены, всего лишь на несколько тонов светлее эспрессо, выпитого мной за завтраком. Белая мебель с плавными контурами, подчеркнутая мягким коралловым цветом обивки, оживляла комнату, а благодаря продуманно расставленным фотографиям в ней было еще и очень уютно. Между двумя эркерами стояли кожаное кресло и оттоманка. Над кроватью висели картины Джона Уильяма Уотерхауса в красивых рамах. Прямо по центру располагалась моя любимая «Леди из Шалот». Над комодом Дрю поместила большое зеркало с маленькой лампочкой наверху.

Дрю вошла без стука, и я вздрогнула.

— Извини, Эм. Я не знала, что ты дома. — Она положила на край кровати пушистое оранжевое одеяло — с него еще не были сняты бирки, — а потом вернулась к двери. — Я его только сегодня увидела и подумала, что тебе понравится… укрываться им. Оставлю тебя одну.

— Подожди… Знаешь, не обязательно мне постоянно что-то покупать, — мягко сказала я, сев на кровать и положив одеяло на колени. Я хотела сказать, что Дрю не стоит из-за меня так напрягаться. — Хотя оно мне очень нравится. Спасибо.

Дрю покраснела, ее нежная фарфоровая кожа сегодня светилась ярче, чем обычно. Она обрадовалась тому, что обрадовалась я. Я ей многим была обязана. Она приняла меня в свою семью как суррогатную дочь вскоре после того, как вышла за Томаса, и изо всех сил старалась сделать так, чтобы я в их доме чувствовала себя любимой, когда мне пришлось сюда вернуться. Благодаря ей я не считала себя неудачницей из-за того, что была вынуждена уехать из частной школы: Дрю постоянно напоминала мне о том, что не моя вина, что руководство решило сократить финансирование.

— Ну, — сказала она, усаживаясь в стоящее в углу кожаное кресло, — расскажешь о Майкле? Он вроде бы не такой, как другие, да?

Я старалась держать язык за зубами. Примерно полсекунды.

— Я не могу перестать думать о его губах.

Да, пора бы отремонтировать свой фильтр. Такую откровенность я не планировала. Глаза мои широко распахнулись, лицо вспыхнуло, и я цеплялась за надежду, что Дрю толком не расслышала.

Но тщетно.

— Что? Эмерсон Коул, ничего подобного я от тебя раньше не слышала!

Я прикусила губу, но все равно захихикала. То, что я сказала, было настолько по-человечески нормально… совсем не похоже на меня. Дрю тоже принялась смеяться.

— Ну, — она вытерла глаза рукавом, — я рада это слышать, хотя твой брат, возможно, в восторге не будет. Тебе за последние несколько лет многое пришлось пережить, — сказала она уже серьезно. — Некоторым и за всю жизнь столько бед не выпадает.

Мне совсем не хотелось говорить о прошлом, но в тот день оно постоянно всплывало. Пора было придумать какие-то новые способы от него отгораживаться. Я сбросила кеды и подтянула колени к груди, обняв ноги руками.

— Сегодня мы с Майклом ужинаем вместе.

— У вас же не свидание? — спросила Дрю, высоко вскинув бровь.

Я закатила глаза:

— Если бы. Он подчеркнул, что им в «Песочных часах» не разрешается уделять каким-либо клиентам особое внимание.

Теперь уже Дрю закатила глаза:

— Это я знаю. Томас несколько раз предупредил Майкла на этот счет, прежде чем его нанять. Но… Я же видела, как он на тебя вчера смотрел.

— Я уронила бокал и чуть не потеряла сознание во время открытия. На меня все смотрели.

— Нет, еще до этого.

Я и сама заметила.

Может, он просто был рад найти человека, похожего на него, или высказывание о том, что противоположности притягиваются, чистой воды бред… Не знаю. Я последние годы ото всех скрывалась и ни разу не была на нормальном свидании. Я ходила на встречи, на которых собиралось несколько пар — если кто-то из собравшихся был мне незнаком, чувствовала я себя просто адски, а вот на нормальном свидании никогда не была, и уж точно не на свидании с незнакомцем. Черт! Но не важно, даже если бы я и хотела на него пойти, сегодня у нас не свидание.

— Не свидание, — напомнила я себе вслух. — Это деловой ужин, ему за это платят. Томас его нанял. Майкл же не сам подошел ко мне познакомиться.

Дрю на меня не смотрела:

— Что наденешь?

У нее буквально руки тряслись от желания помочь мне выбрать наряд.

— Можно на тебя в этом положиться?

Через две минуты она уже вручила мне очередную пару убийственных туфель на высоких каблуках и блестящее платье цвета меди:

— Вот. Так мы подчеркнем твои зеленые глаза. Я сейчас позвоню… Чтобы вам досталось самое лучшее место. К тому же сегодня доставят вино, так что я буду в ресторане. Но клянусь, я буду вести себя так, словно мы с тобой незнакомы. Давай поторопись!

Я так сильно любила Дрю, что позволяла ей мной командовать.

Когда я училась в частной школе, я продала бы душу за такую ванную. Она была просто божественна. Я уже совсем забыла, как мне приходилось обходиться крохотной душевой кабинкой с полиэтиленовой занавесочкой, а иногда даже ждать, когда освободится раковина, чтобы почистить зубы. Я блаженствовала под душем — три головки, и все регулируемые. Полный восторг — после того, как я научилась направлять их так, чтобы не захлебнуться. Мне хотелось поплескаться подольше, но я сдержалась. Хоть душ и доставлял огромное удовольствие, все же с ожидающим меня ужином ему не сравниться.

Точнее, с тем, кто будет со мной.

Я вышла в комнату, завернутая в полотенце, и села перед Дрю даже прежде, чем она успела меня об этом попросить. Она вооружилась косметикой и различными приспособлениями для укладки волос. Для нее все это было искусством — одевать, подбирать макияж, отделывать дома. С художественным вкусом у нее проблем не было. А я, как никто другой, знала, что она еще и очень заботливая.

Когда Дрю закончила, я надела платье и посмотрела в зеркало. Глаза и вправду выглядели зеленее обычного. Лежавшие на голых плечах волосы казались шелковыми. Дрю нанесла на ключицы и грудь какую-то светящуюся пудру, от которой пахло сахарной ватой, и благодаря ей и отливающему металлом платью я просто заблестела. Макияж переливался нежными цветами, и я вся… сверкала. Как шарик на новогодней елке.

— Ты уверена? — поинтересовалась я.

— Верь мне. — Увидев сомнение в моем взгляде, Дрю добавила: — Нет, я серьезно. Свет в ресторане очень мягкий, почти одни свечи. Ты будешь светиться.

— Пришельцы светятся.

— Не так. Смотри.

Дрю включила маленькую лампу над комодом, выключила верхний свет и убрала с моего лица распрямленные светлые волосы. Я посмотрелась в зеркало. Из него на меня смотрела экстравагантная незнакомка.

— Он подумает, что я слишком ради него стараюсь.

— Он будет тобой только любоваться, думать у него просто не будет времени.

О да, я прямо резко перестала нервничать.

Глава седьмая

В ресторан я пришла пораньше, решив, что мне будет комфортнее, если я появлюсь первая и подожду Майкла. Метрдотель провел меня к уединенному столику для двоих, расположенному в уютном алькове. Освещался он двумя бра цвета металлик. Я чувствовала себя какой-то соблазнительницей и подумала даже о том, чтобы перебраться в другое место, но, заметив направляющегося ко мне Майкла, решила остаться.

Белоснежная рубашка идеально подчеркивала его смуглую кожу. В слаксах цвета хаки с низкой талией его мускулистая фигура смотрелась очень мужественно. В мягком свете ресторана он походил на некоего темного ангела, а глаза его казались почти такими же черными, как и волосы. Майкл встретился со мной взглядом, а потом посмотрел вниз, на шею. Поначалу я чувствовала себя неловко, но он тихонько присвистнул. Тогда мне стало неловко уже по-другому.

— Привет, — выдохнула я. Прозвучало это так, как будто я пыталась сымитировать Мэрилин Монро.

Майкл не ответил, лишь улыбнулся и сел за стол. Я уловила аромат его одеколона: легкий, свежий, с ноткой цитруса. Мне захотелось подвинуться к нему поближе.

Я чуть было не прикусила губу, но вспомнила о том, как старательно Дрю накладывала блеск для губ, и остановилась.

— Как провел день?

— Продуктивно, — ответил он, раскладывая на коленях салфетку. — А ты?

— Тоже.

— Я обсудил с Томасом возможность занять один из лофтов в вашем доме. Парень, с которым мы в прошлом году снимали квартиру, переехал, и я предпочту жить один, а не незнамо с кем.

Хорошо, что я еще не успела ничего положить в рот, потому что я бы непременно подавилась. Если бы, например, у меня из носа брызнул бы холодный чай, не очень красиво получилось бы.

— Лофт? В нашем доме? Правда? Здорово. — Я откашлялась. — Значит, ты планируешь обосноваться тут на какое-то время.

— Сколько потребуется. — Майкл внимательно смотрел на меня, задержав взгляд на губах на долю секунды дольше, чем следовало бы.

Я опять еле сдержалась, чтобы не прикусить губу.

Мне вообще огромного труда стоило не думать о том, чтобы впиться в него поцелуем.

— Итак, — начал Майкл, наклоняясь ко мне, — подготовила вопросы?

Пора переходить к делу. У меня в сумочке лежал список, но я не была уверена в том, что стоит его доставать. Нервничая, я протянула руку к розовому бутону, стоящему в вазе на столе:

— Я думала о вчерашнем. Мои видения набирают обороты. Это было целое трио! Да еще и с роялем! У тебя тоже ухудшения наступали постепенно?

Он немного помолчал.

— Я не могу объяснить того, что ты видела вчера. Подобные декорации для меня тоже в новинку. Но я бы не беспокоился из-за этого. Полагаю, это связано с тем, что с возрастом наши способности усиливаются.

— Ты полагаешь? Очень утешает. — Я рассмеялась, не веря своим ушам. — Ты это серьезно? Не волноваться, когда ты даже на первый мой вопрос как следует ответить не можешь?

Майкл смотрел на что-то позади меня. Голос его звучал твердо:

— Я найду ответ. Не волнуйся.

— Хорошо, — сказала я, хотя мое любопытство уже сменилось неуверенностью. — Бывало так, что кто-то из рябчиков что-то о тебе знал?

— Ты о чем? — Майкл снова посмотрел на меня.

— Ну, имя, например, или… — Я смолкла. Может, не стоит ему об этом случае рассказывать? Я постаралась припомнить другие вопросы из списка. — М-м-м, когда ты видишь рябчика, как правильно к нему подходить?

— Потихоньку. — Майкл ухмыльнулся, разряжая обстановку.

Я все еще крутила в руках розу. Его улыбка привела меня в смущение, я опрокинула вазу и пролила воду на стол.

Хорошо, что это не свидание. Иначе я бы смутилась.

Мы оба одновременно протянули руки к вазе, коснувшись друг друга. От пальцев Майкла к моим пробежал электрический импульс. Мне вдруг стало тесно в собственной коже, страстно захотелось увеличить контактную поверхность. В это же время я услышала какой-то писк, и вокруг потемнело.

Очень, очень странно.

Я медленно подняла взгляд на Майкла. Его лицо было напряжено, и совершенно нельзя было понять, о чем он думает. Смутившись, а может, испугавшись, я убрала руку. Но я все еще чувствовала силу тока, пронзившего меня насквозь. Освещение вернулось в норму.

Я поклясться была готова, что вся дрожу. Майкл убрал руку под стол и опустил взгляд на меню.

— М-м-м… Что это было? — снова выдохнула я. Вода впиталась в белую скатерть.

— Это сложно объяснить.

Значит, не померещилось.

— Это мы сделали?

Майкл кивнул. Лицо у него было такое же выразительное, как у игрока в покер.

— С тобой такое уже было?

— По большому счету, нет.

К нам подошла официантка. Но напряжения ее появление не рассеяло. Мне хотелось, чтобы она поскорее ушла и можно было снова дотронуться до Майкла. Я закрыла меню в надежде, что мое тело вскоре вернется в нормальное состояние. Майкл заказал блюдо дня, и я попросила то же самое, даже не выяснив, что это было.

— Сейчас подам, — пообещала официантка, забирая у нас меню. Она посмотрела на висевшие над столом бра, поджав соблазнительные розовые губки. — И принесу вам свечу… Как-то тут темновато, согласны?

Ни я, ни Майкл не ответили, и она ушла. За меню я прятаться больше не могла и чувствовала себя слишком уязвимой.

— Мы будем говорить о… о том… что только что случилось? — поинтересовалась я.

— Ты поверишь мне, если я скажу, что пока этот вопрос лучше отложить?

— А выбор у меня есть?

— Наверное, нет. — Уголки губ Майкла чуть приподнялись, обозначив улыбку, но взгляд его был очень серьезный. — Задавай, наверное, остальные вопросы.

— Как насчет «что за фигня только что произошла»?

Лицо его окаменело — Майкл был намерен пресечь любой разговор на эту тему.

— Отлично. — Я попыталась ухватиться за какую-нибудь из мельтешащих у меня в голове мыслей, чтобы сказать хоть что-то. Но не получалось, так что пришлось достать список. Развернув листок, я положила его на столе перед собой. — Как отличать рябь от настоящих людей?

— Ты не хочешь бить их всех в живот?

Я покраснела, но не потому, что я ударила Майкла, а потому, что вспомнила, какие у него на животе кубики.

— Меня интересуют другие способы.

— Они могут проходить сквозь материальные объекты. — Майкл постучал пальцем по губам. — А еще я… ну… я так давно их вижу, что уже нутром чувствую.

Да уж, это было бы полезно.

— А что сделать, чтобы они исчезли? — задала я следующий вопрос по списку. — Не совсем, а когда видишь кого-нибудь прямо у себя на пути, например?

— Я стараюсь не обращать на них внимание. Я теперь знаю, что это такое, и мне проще их избегать, но если почему-то хочется, чтобы конкретный человек исчез, я просто до него дотрагиваюсь. Хотя дотрагиваться там не до чего. А у тебя какие способы?

Я вздохнула, не в состоянии отвести взгляд от пальцев Майкла. И думала лишь о том, как хорошо было бы, если бы он снова до меня дотронулся.

Подали еду, которая отвлекла меня от этих мыслей. Я убрала список в сумку. Почувствовав запах, я захотела есть, это был глазированный в чем-то лосось и приготовленная на гриле спаржа. Майкл поклевал чуть-чуть и отодвинул тарелку в сторону. Он поставил локти на стол, сплел пальцы, подняв указательные вверх, и сказал:

— Со временем ладить с рябью становится проще. Ведь тебе уже, наверное, стало? С тех пор, как ты увидела их впервые?

Проще?

— Наверное.

— С чего у тебя все это началось?

Я вдруг как-то сникла и принялась гонять по тарелке кусочек спаржи.

— Что ты обо мне знаешь?

— Томас кое-что рассказал — о том, что ты начала видеть мертвых людей незадолго до того, как погибли ваши родители. И что дома, в которых он работает, провоцируют эти видения.

— А еще?

Майкл сделал большой глоток холодного чая, а потом заговорил, похоже, очень внимательно выбирая слова:

— Он сказал, что тебе многое пришлось пережить.

Я уставилась в тарелку, мне было слишком неловко, и смотреть на него я не могла.

— Он рассказывал о том, что я лежала в больнице?

— Да. Но не уточнил почему. Я сказал, что будет лучше, если об этом мне поведаешь ты сама. — Майкл говорил тихо, его голос успокаивал.

— Из-за депрессии. По большей части. — Не поднимая глаз, я схватила оставшуюся булочку и принялась отрывать от нее маленькие кусочки. — Я начала видеть рябчиков. Вскоре после этого мои мама с папой… умерли. И я слетела с катушек. Выглядело это ужасно. Меня положили в больницу и пичкали там лекарствами. Очень усердно. После чего все исчезло. Не только мои видения, то есть рябчики, но и моя личность, все желания… все пропало. От меня осталась лишь раковина…

И даже меньше, чем раковина.

— Какое-то время мне даже нравилась это пустота. Боль исчезла. Но шло время, и я как бы начала слышать собственный голос — он был очень далеким и просил разрешения вернуться. — Я принялась разламывать булочку на еще более мелкие кусочки. — После того как я вышла из больницы и уехала в частную школу, я нашла терапевта, Алисию. То, что я могла с кем-то поговорить, рассказать кому-то все, очень мне помогало…

Ну, почти все.

— В прошлое Рождество я перестала принимать таблетки. — Невероятно, что я призналась в этом Майклу, но слова так и лились из меня. Меня заставлял говорить его взгляд — Майкл смотрел на меня внимательно, без осуждения. — Томас с Дрю не в курсе. Я не хочу, чтобы они за меня волновались, а они обязательно начнут беспокоиться, если узнают, что я «отказалась от химии».

— Оставь ты булочку в покое. Или ты хочешь крошки на дорогу сыпать, чтобы потом вернуться домой? — В голосе Майкла слышалось едва скрываемое волнение. Мое сердце бешено заколотилось.

Я бросила на тарелку оставшийся кусочек хлеба и, скрестив руки на груди, продолжила:

— Когда воздействие лекарств прекратилось, вернулись видения. Но за последний семестр это случилось всего несколько раз. В начале лета я видела рябчика дома у моей подруги Лили. А вчера я встретила и южную красотку в кринолине, и мужчину у нас в гостиной, а вечером…

— Джаз-банд, я помню. — Майкл покрутил серебряное кольцо на пальце. — Ты рада, что слезла с лекарств?

— Было просто ужасно. Мне казалось, что у меня нет контроля над ситуацией, хотя не многие психи могут похвастаться его наличием.

— Прекрати. — Майкл произнес это тихо, но приказным тоном. — Ты не псих. Эмерсон, то, что ты видишь, реально. Это нормальное явление, и ты нормальная. То, что ты пережила, было ужасно — я имею в виду потерю родителей…

И потерю рассудка.

— Я лишь хочу сказать… не будь так строга к себе. — Он протянул руку, будто хотел дотронуться до меня, но потом отвел ее. — Расслабься.

От его слов на душе стало легче. Не только от того, что он сказал, но и от того, как он это сделал — словно не принимая отказа. Волнение отступило, и это доставляло такое удовольствие. У меня выступили слезы.

— Черт! Я не плакса, клянусь. Я никогда не плачу. Я это ненавижу. — Я вытерла глаза салфеткой, не дав ни одной слезинке упасть.

Майкл подозвал официантку и попросил счет, давая мне время прийти в себя.

— За счет заведения, — весело ответила девушка, бросила взгляд на меня, а потом нерешительно улыбнулась Майклу.

— Спасибо. — Он тоже ей улыбнулся.

Когда она ушла, он положил на стол двадцатку.

Щедрые чаевые. Это говорит о хорошем характере.

Через несколько секунд я снова посмотрела на него.

— Спасибо.

Майкл кивнул. Он понял, что благодарю я его не за ужин.

— Ну что, идем к тебе?

Глава восьмая

На какое-то время я оторопела.

А Майкл и не старался сдержать свою ехидную улыбку:

— Покажешь мне лофты?

— А, да, точно, лофты. Хорошо. Лофты. Идем? — Я почувствовала, как мои щеки стали пунцовыми.

Мы пошли через весь ресторан по направлению к бару, Майкл неожиданно коснулся моей поясницы — по сравнению с местом прикосновения казалось, что все остальное тело заледенело. Я краем глаза посмотрела на него. Он убрал руку в карман.

В баре Дрю пересчитывала бутылки с вином, а бармен раскладывал их на тиковую полку.

— Дрю? Майкл хочет посмотреть лофты. Можно ключ?

— Конечно.

Она достала связку, сняла с нее ключ, подходящий ко всем замкам, и отдала его мне. Дрю поспешно переводила взгляд с одного из нас на другого, в нем читалось удивление, даже беспокойство.

Я уверена, она заметила, что безупречно наложенный ей макияж размазался.

Через городскую площадь мы шли молча. Эмоции накалились до предела, меня словно вывернуло наизнанку, но меня это не пугало. Пока я показывала Майклу лофты, то ясно слышала, как между нами гудел электрический ток, мои чувства были на пределе. Несмотря на такую яркость переживаний, я заметила и кое-что новенькое. Впервые за долгое время я почувствовала себя… в безопасности.

Мы вышли в коридор, и я закрыла дверь последнего лофта, а потом повернулась к Майклу.

— Мне они оба понравились. Томас с Дрю могут сами выбрать.

Покачиваясь на пятках, он посмотрел на меня. Наши взгляды встретились на несколько секунд, которые показались мне часами, и Майкл протянул ко мне руку — наши пальцы разделяли всего несколько сантиметров.

— Ты уверен? — тихонько прошептала я.

— Оно не исчезнет, — также шепотом ответил Майкл. — Может, лучше к этому привыкнуть.

Подготовившись к удару током, я подала ему руку.

Это оказалось приятнее, чем по воспоминаниям.

Хорошо, что свет в коридоре был неяркий. Когда лампы замерцали, я не знала, куда отвести взгляд.

Майкл, казалось, был охвачен какой-то внутренней борьбой, на его лице читалась нерешительность. Я задрожала. Теперь электрический ток просто тихонько гудел, но все равно от нас так искрило, что мы, наверное, могли бы осветить все Южное полушарие.

— Прости, — тихо сказал Майкл. Его голос был полон раскаяния.

Я держала его за руку — она была теплой.

— За что? Ощущения непривычные, но ничего страшного я в этом не вижу.

В целом. Когда у тебя все тело накаляется, как электропровод, от контакта с парнем, с которым ты только что познакомилась, это не менее странно, чем встречи с мертвецами. Но зато куда приятнее.

— Не за то, что… дотронулся до тебя. А за эту ситуацию с рябью. Очень жаль, что тебе пришлось разбираться с этим самой.

— Спасибо, но я привыкла к самостоятельности. — Осторожно высвободив руку, я сделала шаг назад, медленно, так, как была не совсем уверена, что ноги не подогнутся и я не упаду.

— Не забывай, что моя задача — помогать тебе. — Майкл опустил руку. — И я собираюсь быть рядом, пока ты не попросишь меня уйти.

Или пока мой брат не перестанет ему платить.

— Мне, наверное, — я показала на свою дверь, — пора. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Проводив Майкла взглядом, я взялась за дверную ручку, стараясь не упасть, и почувствовала, как связующая нас нить дотянулась уже до входной двери.

Открыв дверь ключом, подходившим ко всем замкам, я положила его на холодный мраморный стол на кухне.

Я собиралась быстренько принять душ, чтобы смыть блестки с рук и груди, но теплая вода и тишина соблазнили меня. Я долго пробыла в ванной. Вышла вся розовая и со сморщенными пальцами. Я надела пижаму, откинула одеяло и провела рукой по белоснежным простыням — ткань была плотной и очень приятной на ощупь.

Потом я посмотрела на фотографии, стоявшие на тумбочке. На одной из них были Томас с Дрю, загорелые и улыбающиеся, а на другой — я сама. С пустым, отсутствующим взглядом. Это мы все вместе ездили куда-то отдыхать после смерти родителей: брат хотел, чтобы я отвлеклась от грустных мыслей. Мы много путешествовали, от Диснейленда до Багамских островов, но мне это не помогало.

Еще на одном снимке были наши родители, запечатленные в их последнее Рождество. Я взяла тяжелую серебряную рамку и вгляделась в знакомые лица — родителей я больше никогда не увижу, разве что в качестве ряби. Даже не знаю, боялась я этого или хотела.

Сегодняшний разговор погрузил меня в прошлое. Время наложило швы на огромную рану в душе, образовавшуюся после смерти родителей, но, затронув эту тему с Майклом, я ее снова разбередила. Взгляд на фотографию — и рана начала кровоточить.

Я еще никогда ни с кем не была так откровенна, как сегодня с Майклом. С ним я чувствовала себя в безопасности и могла быть самой собой — несчастной, встревоженной, неполноценной, хотя он сам представлял собой полную мне противоположность. Цельный, без изъянов, совершенный.

И абсолютно недоступный.

Я снова посмотрела на фотографию, погладила мамино лицо и подумала, что, если бы она сейчас была жива, я пришла бы к ней в комнату, свернулась калачиком у нее на кровати и попросила у нее совета.

Но вместо этого я легла в свою постель, выключила ночник и прижала фотографию к сердцу.

Прямо перед тем, как я заснула, мне показалось, что в комнате кто-то есть, но я была уже настолько охвачена дремой, что не могла отличить сон от реальности. Я совсем не понимала, ради чего за меня волноваться человеку, который давным-давно умер.

Но Джек, севший у меня в ногах, смотрел на меня с большим участием.

Я моргнула, и он исчез.

Глава девятая

Проснувшись на следующее утро, я почувствовала себя совершенно беззащитной, как будто я почему-то осталась без своей привычной брони. Пропал сарказм, защищавший меня и делавший мое существование комфортным. Мне хотелось любым путем справиться с тем, что я узнала за недавнее время. Что мне нужно, так это спарринг с Томасом. Это надежный способ привести себя в чувства. Препираться с ним — это все равно что размахивать нунчаками, и я наверняка снова стану самой собой.

Брат сидел за кухонным столом, закинув на плечо шелковый галстук, и спокойно завтракал. Сколько я себя помню, по утрам он всегда ел одно и то же: рисовые хлопья с фруктовым вкусом. В кухне стоял сладкий запах, тело Томаса насыщалось красителями и консервантами. Хороший повод начать свою игру.

— Здоровый завтрак солидного предпринимателя вдохновляет. — Я направилась к брату: хотелось опустить его галстук в чашку. — Будущее экономики нашего городка зависит от того, не понизится ли у тебя сахар в крови, прежде чем ты успеешь слопать свои хохошечки и юхушечки.

Рука Томаса метнулась и схватила меня за запястье — добраться до его галстука я не успела.

— Доброе утро, сестренка. Надеюсь, мы сердимся не из-за того, что нас на ночь не поцеловали?

Чтобы позлить брата, я взъерошила его ухоженные светлые волосы:

— А откуда ты знаешь, поцеловали меня или нет?

— У нас тут отличная система наблюдения. Охранники, камеры, разные программы установлены… — Томас повернул меня к себе лицом. — Чтобы я был уверен в том, что не случится того, чего не должно случиться. Ваши отношения должны оставаться строго профессиональными.

— Ты за нами следишь? Войны хочешь? — спросила я, выдергивая руку. Чашка с хлопьями стояла так близко, что чуть не стала орудием убийства. — Чего страшного, если мы сбежим в Вегас и поженимся — тебе же главное, чтобы он помог мне стать «нормальной», так?

— У нас с Майклом уговор. Никаких отношений между работником и клиентом. Я его нанял, и я хочу, чтобы он делал дело. Все вполне серьезно, Эм.

У меня задергалась верхняя губа, и я чуть не расплакалась. Что со мной не так? Я планировала излить весь свой негатив на Томаса, но его спасла вбежавшая в кухню Дрю — она чем-то размахивала и кричала.

Брат подскочил со стула, забыв о своих хлопьях, и схватил жену на руки. Она плакала и смеялась, и я не поняла ни слова из их разговора.

— Томас, отпусти!

Крепко чмокнув мужа, Дрю принялась извиваться, пока он аккуратненько не поставил ее на пол. Наконец я поняла, что было у нее в руке.

Тест на беременность.

Когда до меня дошло, меня охватили разнообразные чувства. Благодарность судьбе, поскольку я знала, как давно они этого хотели. Радость — ведь это было наиболее желанное пополнение семейства из всех возможных. И наконец, почти никогда не оставляющее меня беспокойство — где же буду жить я, когда у них появится свой ребенок?

Наверное, Дрю заметила мое волнение и крепко обняла меня:

— Не беспокойся! Мы как раз поэтому и не спешили сдавать третий лофт — на случай, если самим понадобится больше места. Хотя мы и боялись очередного разочарования — мы ведь ждем этого уже несколько лет, но все же… Тетя Эм далеко от нас не уедет. Только если сама не пожелает.

— Нет! Нет, я хочу остаться с вами. — Я говорила искренне. — Пока не выгоните.

— Мы хотели бы, чтобы ты осталась с нами.

Томас взял меня за руку и поспешно ее сжал. Давно я не видела его таким счастливым. И по тому, как он смотрел на Дрю, я поняла, что сейчас мне лучше исчезнуть.

— Я пойду пробегусь, оставлю вас наедине… мм… обсудить, в какой цветовой гамме отделать детскую. Поздравляю. Вы будете отличными родителями.

Я поспешно убежала в свою комнату, к глазам подступали слезы, угрожавшие разрушить мой имидж циника. Я быстренько надела спортивный бюстгальтер и шорты, схватила резинку для волос, кроссовки и айпод. Когда я прошла через гостиную к входной двери, Дрю с Томасом нигде не было видно. По тому, что дверь в их комнату оказалась закрытой, я поняла, что они решили отметить это событие именно так, как я и предполагала.

Хорошо, что я бегаю на большие дистанции.

Я врубила музыку погромче в надежде, что классический рок поможет отключить мозг. Я хотела лишь бежать и дышать, ни о чем не думая. Погода стояла отличная — конец лета; уже начавшие желтеть листья легонько трепетали на ветру. Мне так хотелось, чтобы они поскорее окрасились в желтый и красный цвет и чтобы в витринах магазинов появились огромные оранжевые тыквы и хризантемы с приятным ароматом.

Интересно, будет ли Майкл еще рядом.

На улицах было полно народу — люди гуляли с собаками, катали коляски, кто-то бегал, как и я. Я выбрала пешеходную дорожку, ведущую к парку Ривербенд, проложенную для местных жителей и туристов одним человеком, который приходился мне родственником. Бежала я не быстро.

В нашем городке очень многое было сделано Томасом и Дрю. Они познакомились, когда брат ушел из престижной архитектурной компании, поставив перед собой задачу реконструировать центр Айви Спрингс. Дрю тогда только начинала работать в области дизайна и была назначена консультантом. Поначалу их отношения были строго профессиональными, но вскоре положение изменилось. Они поженились за шесть месяцев до смерти наших родителей.

Я страшно обожала их обоих — и знала, что они ко мне относятся так же. И меня глодало чувство вины за то, что я не была с ними откровенна по поводу лекарств. Но я действительно не хотела, чтобы брат и его жена волновались, а теперь у них еще должен появиться малыш… вот так. Им надо заниматься своими делами, хотя, похоже, Томас решил взять на себя бразды правления моей личной жизнью. Хотя теперь он, может быть, займется выбором имени для своего будущего ребенка и начнет зарабатывать деньги на его образование, а меня оставит в покое. Прибавив скорость, я мчалась по дорожке, опустив взгляд, чтобы избежать случайных встреч.

И вдруг я налетела на твердую стену мышц и сильно ударилась, клацнув зубами. Я отпрыгнула подальше и сжала кулаки, защищая лицо от нападающего.

Майкл.

Крик застрял в горле, я резко вынула из ушей наушники.

— Какого… нельзя так людей пугать!

У Майкла удивленно округлились губы, а потом он согнулся от хохота. Я сердито смотрела на него сверху вниз и в то же время не могла сдержать восхищения его мускулистым загорелым телом. Когда Майкл поднял глаза на меня, в его взгляде читался определенный интерес. Я пожалела, что надела один бюстгальтер, без майки, и скрестила руки на груди, стараясь сделать вид, что я обиделась, а не застеснялась.

Майкл попробовал сделать серьезное лицо. Немного покорчив рожи, он вздохнул:

— Извини. Так на тебя наскочить было, наверное, не очень умно.

— Все нормально, — сказала я, хотя так не считала.

— Просто я не ожидал, что ты сразу примешь стойку, как ниндзя. — Майкл сдался и снова принялся хохотать.

Я уже пожалела о том, что не успела как следует врезать, прежде чем поняла, кто это. Я постояла еще немного, а потом побежала дальше.

Он отреагировал не сразу, однако вскоре догнал меня. Ему такой темп наверняка давался непросто, так как у него ноги были куда длиннее, чем у меня, но меня это не заботило. Он это заслужил. Какое-то время мы бежали молча, а потом я украдкой бросила на него взгляд. Майкл так и продолжал смеяться. Тогда я резко остановилась, и он пролетел дальше.

Резко развернувшись, он зажал рукой рот. Ему следовало бы еще закрыть другой глаза, потому что они все равно выдавали его с головой.

— Прекрати, Майкл.

Он протянул ко мне руку, обхватил меня за шею и прижал к себе. Я уже ждала, что он грубо взъерошит мне волосы, и в то же время старалась не слишком отдаваться чувствам.

— Я прошу прощения, — сказал он, но и по голосу я понимала, что он улыбается. — Серьезно. Просто ты чертовски милая.

— А ты чертовски потный, — сказала я, бросив на него взгляд искоса.

Может, дело было в том, что мы стояли, прижавшись друг к другу, или в том, что Майкл приобнял меня, но мы оба обливались потом и никак не могли отдышаться. Я вся горела, как на сковороде в аду, но как только наши глаза встретились, меня пронзил такой холод, что я содрогнулась. В течение секунды, кажущейся бесконечной, мы пристально смотрели друг на друга, а потом Майкл отпустил меня и даже легонько оттолкнул.

— Мир? — поспешно спросил он, протягивая руку.

Я постаралась восстановить дыхание и прогнать мурашки. Совладав наконец с собой, я мило улыбнулась и подала ему руку.

И перебросила его через плечо.

Майкл лежал на дорожке и тяжело дышал, а я подошла поближе и встала над ним, все еще улыбаясь:

— Ну что, до встречи?

Он моргнул один раз. Я расценила это как положительный ответ.

Глава десятая

Когда я вернулась домой, Томаса с Дрю там уже не было. Чувствовала я себя превосходно. Я обрела былую жесткость. Поразительно, насколько девушке бывает полезно перебросить мужика через плечо.

Приняв душ, я взяла ноутбук Дрю и устроилась в уютном кресле в своей комнате, наслаждаясь свежим запахом кожи. Хорошо, что я расположилась удобно — на поиск у меня ушел почти целый час. Я уже было собиралась все бросить, но тут вдруг на сайте «Беннет ревью» наткнулась на рекламку какой-то стипендии от основателя «Песочных часов», Лайема Балларда. Я попробовала поискать по этому имени.

И успешно.

Я разогнула спину, поставила ноутбук на диван и наклонилась к экрану, чтобы получше видеть. Кликнув по первой ссылке, я увидела огромную фотку заброшенного здания с подписью: «Пожар в лаборатории — ни на один вопрос нет ответов».

В статье обсуждалась смерть Лайема Балларда, ученого, погибшего при пожаре в его лаборатории. В ходе расследования не было найдено следов ни каких-либо горючих веществ, ни катализаторов. Незадолго до несчастного случая в здании побывала пожарная инспекция. От огня не пострадал ни его дом, ни расположенные рядом надворные строения. Других жертв не было.

Пока я читала, у меня мурашки бежали по коже. Расследование длилось довольно долго, но потом дело все же закрыли за недостатком улик. Причина возникновения пожара так и не была выявлена.

Вдруг в дверь постучали, и я подпрыгнула чуть не до потолка.

Я перешла на страницу с результатами поиска и побежала к двери, бросив быстрый взгляд в зеркало. Открыв дверь, я увидела Майкла — он стоял передо мной с робким видом и букетом благоухающих розовых цинний.

— Приношу свои извинения, — сказал он, протягивая цветы. — Ты должна рассказать, как ты это сделала. И поскорее.

Я взяла цветы, и наши пальцы снова соприкоснулись. Их опять обожгло, и я быстренько отдернула руку.

— Может, расскажу, а может, и нет…

Я весело посмотрела на Майкла, а потом повернулась на пятках и направилась в кухню. Хорошо, что он в этот момент не видел моего лица, потому что я раскраснелась. И поскольку я все равно была повернута к нему спиной, я уткнулась носом в букет и вдохнула его сладкий аромат, стараясь запомнить этот запах навсегда: впервые парень подарил мне цветы.

— Тут просто здорово, — сказал Майкл.

Он шел за мной по пятам, я слышала, как гулко звучали его шаги на паркете.

— Спасибо. У Дрю превосходный вкус. Она обожает свои проекты. Теперь у них с Томасом появился еще один. — Я изобразила жестом живот, а потом взяла с полки хрустальную вазу и направилась к крану. Как хорошо, что мне было чем занять руки.

— Передавай мои поздравления. — Майкл оперся спиной о столешницу рядом с раковиной. Он пристально смотрел на меня. — Это же отличные новости, они ведь, похоже, так любят друг друга.

— Да, им очень повезло, что они встретились, — ответила я, взглянув на Майкла.

— Ага.

Какое-то время мы молчали. В вазу набиралась вода, а мы смотрели друг на друга.

Я первая отвела взгляд — не хотелось, чтобы вода перелилась через край.

— А еще я должна сообщить тебе, что ты можешь занять лофт номер два. Но будет недешево. Надеюсь, я буду хоть как-то окупаться.

— С тобой я бы работал и на общественных началах.

— Со мной?

Я прикусила губу, закрыла кран и только потом снова посмотрела на своего гостя.

— Ты особенная.

— Это смотря что ты вкладываешь в это понятие.

В ответ Майкл делано улыбнулся. На пару секунд я снова уставилась на его губы, потом мысленно ущипнула себя и как-то небрежно сунула в вазу букет.

— Спасибо еще раз. Это мои любимые цветы, — сказала я, откашлявшись.

Дважды.

— Я рад, что тебе понравилось, — ответил Майкл, и его улыбка стала нежнее. — Увидев их, я подумал о тебе.

Я опять уставилась на его губы.

Бог ты мой!

Я взяла вазу с цветами, а Майкл пошел за мной в комнату и сел в кресло, в котором только что сидела я. Я освободила место на комоде, и тут он обратился ко мне по имени:

— Эмерсон?

— А? — рассеянно ответила я, переставляя благоухающие цветы так, чтобы те, что подлиннее, оказались сзади.

— Зачем тебе понадобилось искать информацию о Лайеме Балларде? — Майкл сказал это таким тоном, что у меня холодок по спине пробежал.

Я перестала расставлять цветы и настороженно ответила, глядя на него в зеркало:

— Потому что он основатель «Песочных часов».

Может, Майкл повредился рассудком, когда я бросила его через плечо. Он резко изменился в лице — как только я произнесла словосочетание «Песочные часы», его озабоченность мгновенно сменилась злобой.

— Майкл? — Я повернулась к нему. Смотреть прямо на него оказалось не менее страшно, чем на его отражение в зеркале: карие глаза стали почти черными, а полные губы вытянулись в тонкую полоску. — Что…

Но он перебил меня:

— Как ты узнала, что его так звали?

— В статье, посвященной «Песочным часам»…

— А что еще ты нашла? — Голос был холоден, и вопрос прозвучал больше как обвинение.

Такой Майкл был мне незнаком. И он мне не нравился.

— Что он… — я сделала паузу, чтобы голос не сорвался, — погиб при пожаре.

Майкл встал и в несколько шагов пересек комнату. Я неуверенно отошла назад и больно уперлась позвоночником в ручки комода.

Потом Майкл сказал, четко выговаривая слова и глядя мне прямо в глаза:

— Не лезла бы ты не в свое дело.

У меня образовался огромный ком в горле, и я тяжело сглотнула.

— Похоже на угрозу, — прошептала я.

— Это предупреждение. — Майкл сжал мои плечи. Я обрадовалась, что на мне майка, а не обтягивающий топик. Касаться его голой кожей в такой ситуации не хотелось бы. — Забудь про Лайема Балларда.

— Почему? — спросила я, не дыша. Я чувствовала себя как в клетке, его руки и пристальный взгляд не давали мне возможности пошевелиться.

— Просто забудь, — ответил Майкл безапелляционно, в его голосе звучал металл. — С «Песочными часами» я сам разберусь. Поверь мне.

— Простите, босс, — сказала я; мой испуг сменился злостью. — Я, как правило, не доверяю людям, которым приходится приказывать мне верить им.

— В этот раз надо бы.

Майкл не двигался, он придвинул свое лицо ко мне чуть не вплотную. Темно-карие глаза с золотистыми вкраплениями. Безупречная кожа, гладкая, крохотную щетину я бы и не заметила, если бы он не приблизился ко мне настолько. Вообще интересная была бы поза, если бы меня так безумно не трясло.

— Эмерсон? — На этот раз обращение прозвучало как мольба.

— Хорошо, — сказала я, стиснув зубы и приняв решение. — А теперь отойди.

Майкл отстранился, продолжая внимательно смотреть мне в лицо. Я все думала, мог ли он по вздувшимся на шее венам определить, как бешено колотится у меня сердце. Я чувствовала, как они пульсировали. Мне надо было подумать, а в условиях такой близости это оказалось невозможно.

— Прошу тебя, не пойми меня неправильно… Я лишь пытаюсь… — Все еще касаясь пальцами края комода, Майкл закрыл глаза, старательно подбирая слова.

Я увидела возможность сбежать и нырнула под его руку, в кои-то веки обрадовавшись тому, что я такая невысокая.

— Что пытаешься? Запугать меня? Вывести из себя?

— Ни то ни другое. Я не хотел… — Майкл оттолкнулся от комода и повернулся ко мне. — Мне так…

— Прекрати, — оборвала его я. — Хотел ты или нет, ты это сделал. Теперь, полагаю, тебе лучше уйти.

Выслушивать извинения я не желала. Я лишь хотела, чтобы он убрался.

Наши взгляды снова встретились, и в воздухе повисли невысказанные слова. Эмоции на лице Майкла пришли в противоречие — линия губ выдавала злобу, а глаза были полны раскаяния.

— Что-то еще? — спросила я и затаила дыхание.

Майкл покачал головой и молча вышел из комнаты.

Входная дверь закрылась, и только тогда я с облегчением выдохнула.

Глава одиннадцатая

На следующий день Майкл поселился в соседнем лофте.

Я слышала, как он переставляет мебель. Звукоизоляция в доме была хорошая, но на улице стояла такая чудесная солнечная погода, что мы оба открыли окна. Дрю выделила ему лофт, у которого была общая стена с моей спальней.

Прекрасно. Представляю себе, как я буду спать, зная, что Майкл лежит буквально рядом со мной. Хотя он вчера меня и взбесил, влечение к нему не пропало.

Я была такой идиоткой.

Из комнаты Майкла доносились голос и гитара Джона Ли Хукера. У нас столько общего — я тоже люблю блюз. Я села на кровать, слушая музыку и глядя на пол — на нем танцевали тени от листьев дуба, росшего напротив моего окна. Солнечные пятна формировали причудливые узоры. День выдался отличный, здорово было бы пойти на озеро и насладиться последним осенним теплом, пока не настали холода. Так делали все нормальные подростки. Но поскольку я давно перестала быть нормальной, я сидела дома, в плену собственных мыслей.

Хотя я и пообещала Майклу не лезть не в свое дело, мне очень хотелось поискать еще чего-нибудь на тему «Песочных часов». Лайем Баллард погиб при таинственных обстоятельствах, а Майкл не хотел, чтобы я задавала вопросы на эту тему. Почему? Что он скрывал?

Я посмотрела на ноутбук Дрю, он все еще стоял на диване и как будто с усмешкой смотрел на меня. Если я его включу и посмотрю на экран, будет ли считаться, что я нарушила обещание?

Я протянула к ноутбуку руку, и передо мной появился Джек. Я чуть не вскрикнула от удивления, но, вспомнив, что окно открыто и Майкл может меня услышать, сдержалась. Поскольку я осталась дома одна и мне было очень одиноко, я подумала, что побеседовать с мертвым — не такая ужасная идея.

— Здравствуй. — Его приветствие и на этот раз прозвучало довольно сдержанно.

— Чё как?

— Чё… как? — переспросил Джек.

— Не бери в голову. — Я направилась к окну и закрыла его. Развернувшись, я оперлась пятой точкой о подоконник. — Я хотела спросить, как поживаешь?

— Кажется, лучше, чем ты.

— Да. — Я глубоко вздохнула. — Но ты особо не обольщайся. Лучше, чем я, это не такое уж и достижение.

— Вот этому я совсем не верю. — Джек убрал руки за спину. — Не наговаривай на себя.

— Это что, шутка, что ли, какая-то? — спросила я. Потом вытянула руки и осмотрела себя снизу доверху.

Джек как-то тревожно запрокинул голову, а потом принялся смеяться, и очень заразительно. Я не удержалась и тоже захохотала.

— Ты такая миниатюрная и кажешься тоненькой, как паутинка. Но мудрая муха знает, что она тонкая, но прочная.

Я вдруг осознала, что Джек хоть и не живой, но все же мужчина и он находится у меня в спальне. И он только что сделал мне лучший в моей жизни комплимент.

— Итак… — я сделала паузу, после которой постаралась говорить потише, — ты появился с какой-то особой целью?

Джек пожал плечами:

— Я хотел воспользоваться возможностью насладиться обществом, пока она у меня есть, если ты, конечно, не находишь мое присутствие назойливым.

Я взвесила его слова и попыталась понять, нахожу ли я его таковым. Если бы Джек был живым, мне бы он показался каким-нибудь маньяком-преследователем. Но поскольку он уже умер, может, он теперь больше похож на ангела-хранителя?

— Нет, все в порядке. — Я села на край кровати, не доверяя больше собственным ногам.

Джек был взрослым мужчиной. И он уже умер. Мне надо было как-то примириться с этим.

— У меня так давно не было возможности с кем-либо поговорить, — сказал Джек настолько сладким голосом, что он мог бы превратить и уксус в сахар, — и как же мне повезло, что первым человеком, который мне встретился, оказалась ты!

Не ангел.

Я еле сдержалась, чтобы не обмахнуть лицо рукой.

— Э-э-э… Спасибо.

— Не за что. — Джек теребил цепочку карманных часов, пытаясь сдержать улыбку, лишь едва заметно приподнялись уголки его губ.

У меня даже не получалось нормальную светскую беседу с мертвым чуваком поддержать.

— Эм? — Дрю постучала в дверь.

Я подскочила с кровати, будто меня поймали за каким непристойным занятием:

— Да?

— Ты с кем там разговариваешь?

— Ни с кем, я просто… Э-э-э… — Я попятилась от Джека и умудрилась споткнуться об оттоманку. — Я читала вслух.

— Открой. Хочу показать тебе постельное белье, которое я купила для ребенка.

— Разумеется, секунду.

Уставившись на ручку, я поняла, что дверь не заперта. Вообще-то ничего страшного не случилось бы, если бы Дрю вошла — она бы Джека все равно не увидела. Но мысль о том, чтобы говорить с ней, пока он стоит рядом… ну уж нет.

Я поднялась на ноги и повернулась к нему, чтобы попросить его исчезнуть.

Но его уже не было.

* * *

Помимо постельного белья Дрю скупила, наверное, всю одежду для младенцев, которая подходила и для мальчиков, и для девочек. Она рассортировала ее по стопкам на их с Томасом огромной кровати с пологом, накрытой покрывалом с розовым кружевом, — кровать оказалась полностью завалена.

— Эмерсон, я хотела перед тобой извиниться, — начала Дрю, складывая крохотную маечку с надписью «МАЙКА-СЛЮНЯЙКА».

— За что?

— За то, что мы с Томасом сбежали от тебя отмечать эту радостную новость — лицо ее стало ярко-красным, как стены в их комнате. У меня вспыхнули щеки, и я тоже, наверное, покраснела. К счастью, из открытого окна дул ветерок, бледные занавески покачивались. Дрю откашлялась и продолжила: — Нам следовало бы быть посдержаннее.

— Ничего страшного, — пробормотала я, опускаясь на колени, чтобы поднять упавший на паркет носочек.

— Нет. Это и твой дом, и я хочу, чтобы тебе здесь было хорошо.

— Мне хорошо. — Я посмотрела на нее с улыбкой. — Вы с Томасом будете отличными родителями. Я знаю, как давно вы… хотели ребеночка.

Дрю погладила живот, и на глазах у нее выступили слезы. Я встала и сосредоточенно принялась искать среди разложенной одежды второй носок. Томас говорил, что речь о детях у них зашла уже во время медового месяца. В открытую это никогда не обсуждалось, но я знала, что долгие годы у них ничего не получалось.

— Знаешь, — сказала Дрю мягко, и голос ее дрогнул, — мы решили назвать ребенка именем кого-то из ваших родителей. Если будет девочка, то Кларисса, а если мальчик, то Шон.

Я не хотела разреветься при ней. Не хотела.

— Они будут счастливы, — прошептала я. — То есть уверена, что они были бы счастливы.

— Значит, ты не против? — спросила Дрю, убрав руку с живота и взяв одеяльце из синели.

— Почему я должна быть против?

Дрю принялась скручивать и раскручивать бахрому на одеяльце.

— У тебя же тоже когда-нибудь появятся дети. Не знаю, может, и тебе захочется… — улыбнулась она.

— У меня? Ни за что, — ответила я, попытавшись рассмеяться, но не смогла. Единственно возможные дети в моей жизни — это племянники, которые будут навещать свою одинокую тетушку, живущую в крохотном домике с тридцатью кошками. А возможно, еще и с мертвецами. Я попыталась улыбнуться, но у меня ничего не вышло. — Не думаю, что когда-нибудь выйду замуж, а уж дети… Хочу я их или нет? Это все… для нормальных людей. Не для таких, как я.

Дрю отложила одеяльце и сжала мою руку, пытаясь подбодрить меня:

— Томас сказал, что ты опять начала их видеть.

— Дурные вести быстро распространяются.

У меня скрутило живот. Я высвободила руку и снова повернулась к кровати, чтобы все-таки найти среди крошечных одежонок скрывающийся от меня носок с желтым цыпленком.

— Может, они не такие уж и дурные. Может, это просто счастливый случай, выпавший в самое нужное время. Томасу всерьез кажется, что Майкл сможет тебе помочь.

— А может, и окажется таким же шарлатаном, как и все остальные. — Или еще хуже. После нашего первого разговора я стала возлагать на него огромные надежды, а теперь я и не знала, что думать. — А как вы его нашли?

Дрю пожала плечами и достала из пакета еще одну стопку детских вещей:

— Тебе лучше спросить об этом у брата. И не надо менять тему.

— Какую тему?

— Мы говорили о твоем будущем. О твоем счастье. — Дрю яростно скомкала пакет из коричневой бумаги и бросила его на пол. — Ты умеешь сострадать, ты одна из самых щедрых женщин, которых я знаю, а значит, ты станешь прекрасной матерью, если только захочешь. Ты многое можешь дать. Не принижай себя, не зарывайся в землю, живи!

Я застыла, выжидая, когда рак на горе отсвистит. Раньше Дрю никогда не кричала.

— Прости. — Она прикрыла рот рукой. — Я не сдержалась. Прости.

— Все в порядке. Я… спасибо. Спасибо тебе за все. — Я замолчала, сжала губы и принялась отчаянно моргать. — Я знаю, что ты будешь великолепной мамой. Потому что ты была как мама и для меня. Спасибо тебе за это.

На этот раз слезы все же пролились. Я схватила майку-слюняйку и прижала ее к груди.

— По-моему, не налезет. Побольше у них не было? — Дрю рассмеялась, как я и рассчитывала, и я решила воспользоваться этой возможностью, чтобы сменить тему: — Похоже, ты уже достала все из пакетов. Все ли детские вещи ты сочла подходящими?

Она кивнула, поспешно стряхивая слезы со щек, и снова принялась за дело:

— Поможешь снять бирки, чтобы все можно было постирать?

— Конечно. Я даже не знала, что для детей отдельные моющие средства выпускают. — И я передала Дрю бутылку с изображением спящего младенца.

— Я тоже. — Она рассмеялась. — Еще многое предстоит узнать. Здорово, правда?

— Да.

К тому моменту, как мы закончили, на полу собралась целая гора бирок и крошечных пластиковых вешалок, я запихала все это в пустой пакет и отнесла в мусорный контейнер. Отряхнув руки, я побежала вверх по лестнице и уткнулась в мускулистую грудь Майкла, чуть не потеряв равновесие.

Но он не дал мне упасть, схватив меня за плечи. Я поспешно отстранилась. В тот момент даже не хотелось вспоминать о том, что происходит, когда мы касаемся друг друга.

— Привет, — поздоровался он, потом перевел взгляд с моего лица вниз и сунул большие пальцы рук в карманы джинсов.

Я скрестила руки на груди, обошла Майкла и пошла дальше вверх, злясь, что он испортил мне настроение.

— Эмерсон, погоди.

Я слышала, что он шел за мной, отставая на две ступеньки, потом я обернулась и облокотилась на перила. Наши глаза оказались практически на одном уровне.

— Что? — протянула я, стараясь сделать вид, будто мне скучно, но все же в конце мой голос дрогнул.

— Насчет вчерашнего… По поводу «Песочных часов»… Я, к сожалению, не могу объяснить.

— Почему не можешь?

Он потер ладонями лицо:

— Просто не могу.

Я раздраженно фыркнула, снова повернулась и пошла вверх. Майкл попытался схватить меня за руку, но я ее вырвала и резко развернулась к нему.

— Почему? Я не в курсе того, что происходит, поэтому я не должна лезть не в свое дело, так ты сказал? — Моя верхняя губа изогнулась в усмешке.

— Все намного сложнее.

Похоже, эта фраза у него собиралась стать коронной, отчего мне ужасно захотелось двинуть ему по ноге.

— Нет.

— Что?

— Нет. — Руки сжались в кулаки, хотелось уже не просто пнуть Майкла, а как следует отмутузить — я злилась на него, особенно из-за того, что до вчерашнего инцидента в спальне я ему доверяла. — Я буду лезть, куда захочу. Ты появляешься и заявляешь, что понимаешь меня и что я должна тебе доверять. А правду не говоришь.

— Эмерсон, я честен с тобой, насколько это возможно, поверь мне, — сказал он, поднимая руки вверх.

— Быть не полностью честным — это все равно что врать.

— Я не вру, — сказал он. На лбу у него начала пульсировать вена.

— А я думаю, врешь, — с вызовом произнесла я.

— Нет. Но я страшно расстроен.

Майкл протянул ко мне руки, подхватил под локти, развернул и поставил на ноги.

— А кто в этом виноват? — крикнула я, глядя на его удаляющуюся напряженную спину — он пошел наверх. — Не я. Может, тебе все же следует сказать мне о том, чего я, по твоему мнению, не вынесу? Об этом ты не думал?

Но тут хлопнула дверь — я разговаривала с пустотой.

Глава двенадцатая

На следующее утро я зашла в «Закон Мерфи», чтобы выпить немного бодрящего напитка и поболтать с Лили. Как-то я стала регулярно недосыпать, к сожалению. Я даже задумалась о том, чтобы выпить ромашкового чая. Он вроде как успокаивает, а мне это было необходимо.

За прилавком стояла сама Лили. Завидев меня, она озвучила мой стандартный набор:

— Двойной кубанский и самый огромный эмпанадас.

— Ромашковый чай?

— Ага.

Лили не дала мне заплатить, так что я сунула деньги в кувшинчик, предназначавшийся для чаевых, и направилась к низкому оранжевому креслу у окна. За окном мужчина в штанах цвета хаки и футболке с логотипом ландшафтной компании извлекал цветущие летом однолетние растения из расставленных на улице вазонов. Вместо них он вставлял горшки с анютиными глазками темно-малинового и пурпурного цвета двух разных оттенков. Рядом с ним стоял двойник Дэви Крокета, его ноги растворялись в кашпо. Рябчики не особо хорошо сочетались с объектами этого мира. Я была рада, что Дэви все же выходец из прошлого, а не человек со странной манерой одеваться.

Енотовая шапка — это было бы чересчур.

Наблюдая за ними, я заметила, что на окне кофейни наклеено объявление. Солнце светило так, что мне удалось разглядеть огромные черные буквы: ИЩЕМ ПОМОЩНИКА. Меня услышали на небесах. Я как раз хотела найти работу, чтобы не приходилось брать деньги на мелкие расходы у Томаса, а в самой лучшей кофейне на свете как раз нужен был человек. Неужели у меня появился шанс устроиться сюда, вдыхать аромат эликсира жизни и продавать его?

Лили принесла мне крошечную чашечку с кофе и эмпанадас и грациозно уселась на краешек кресла, стоявшего напротив.

— Почему ты не сказала мне, что у вас открылась вакансия? — спросила я.

Подружка нахмурила брови, и я показала на объявление. Я наблюдала за тем, как Лили пыталась прочесть буквы, которые видела в зеркальном отражении.

— Я и не знала, что Аби решила кого-то взять. Я думала, что она в целях экономии будет эксплуатировать меня до последнего.

— Меня удивляет твоя наблюдательность. Одна из твоих многочисленных суперспособностей. — Лили сердито посмотрела на меня. Мне надо было завоевать ее расположение, так что я решила сменить тему: — Как думаешь, твоя abuela[1] меня возьмет?

— С чего бы ей тебе отказывать. У тебя же кофе в жилах течет вместо крови. Думаю, поэтому ты и не выросла.

Я попыталась найти что-нибудь, чем можно было бы запустить в подружку, но под рукой ничего не оказалось, кроме моей эмпанадас, а от этого лакомства я отказываться не хотела.

— Она тут? — Я попыталась встать с кресла. Но оказалось, что я плотно в нем застряла. — Можно с ней поговорить?

— Она побежала в банк за мелкими деньгами. Да чего ты спрашиваешь? Ты же знаешь, что, если хочешь, работа твоя. — Лили приподняла свои темные длинные волосы и принялась обмахиваться другой рукой, в которой она держала блокнот для записи заказов. Она была больше похожа на Клеопатру на ладье, чем на бариста в кофейне. Выглядеть ослепительно красивой для нее было так же естественно, как для других — чистить зубы. — А прямо завтра ты сможешь начать? Мне надо бы передохнуть.

— Если ты высвободишь меня из пасти этого чудовищного кресла, — ответила я, извиваясь и пытаясь на что-нибудь опереться. — Чем вы его кормите? Клиентами?

— Расслабься. — Лили отпустила волосы, и они упали на плечи, а она ухмыльнулась: — Мне нравится быть уверенной в том, что мой собеседник никуда не денется. Как дела у Томаса и Дрю?

Я уже отчаялась встать самостоятельно, так что сделала глоточек кофе и вздохнула от удовольствия. Ходят слухи, что в «Законе Мерфи» подают лучший после Майами Кубано в Штатах — это вид эспрессо, в который сахар добавляется прямо во время варки.

— Лучше, чем я могла себе представить. Они ждут ребенка.

— Ребенка? Здорово, — обрадовалась Лили, но потом склонила голову, сощурила глаза и посмотрела на меня: — Или?

— Здорово. Дрю угрожала домашним арестом, если я попытаюсь от них съехать. Сказала, что в полиции у нее есть знакомые, которые помогут ей раздобыть кандалы для такого случая.

В голосе Лили послышалась тоска. Она откинулась на спинку кресла. Она-то в нем ни за что не застрянет.

— Семья — это очень важно.

Мы с ней обе остались без родителей. Хотя у Лили они были живы, но ее отец работал на правительство, так что ни он, ни мать девушки не могли уехать с Кубы вместе с ней и бабушкой. Если не считать каких-то совершенно далеких кузенов в южной Флориде, у нее родственников было еще меньше, чем у меня.

— А от твоих родителей есть новости? — поинтересовалась я.

— Нет. С прошлого Рождества ничего слышно не было. — Ее взгляд наполнился знакомой мне печалью. Лили быстро сменила тему — она всегда это делала, когда речь заходила о семье. — Ты так и не рассказала мне, что было на открытии ресторана. Давай… — Завязала какие-нибудь отношения?

— Не-а.

Ее взгляд напрямую говорил мне о том, что она мне не поверила.

— Слишком уж быстро ты стала отнекиваться.

— А когда это вы начали продавать кофе собственной марки? — попыталась отвертеться я, указывая на ценник на свежеобжаренные кофейные зерна.

— Прошлой весной. Колись. Сейчас же. — Лили снова села на край кресла и с нетерпением уставилась на меня. — Ты с кем-то познакомилась.

— Ты права. — Подруга знала меня слишком хорошо. И я понимала, что она не отстанет, пока не выпытает все. — Но обсуждать это смысла нет. Он не для меня.

— Почему? — Лили встревоженно откинула назад голову. — Только не говори, что у него есть подружка?

— Таковы условия Томаса — этот парень на нас работает. К тому же он старше меня, хотя всего года на два. Братец считает, что человеку, который уже закончил школу, прямая дорога в дом престарелых. Но когда мы вместе, все просто безумно… — Я не могла как следует описать, что же происходило между нами, поэтому лишь безмолвно размахивала руками в воздухе. Наверное, я могла бы сказать, что мы чуть не закоротили всю электросистему на «Телеграфе», но решила, что об этом лучше умолчать. — Меня так… тянет к нему.

И это до смерти меня пугает.

— Эм, с тобой происходит нечто важное, — тихо сказала Лили. Она знала, насколько мне тяжело строить отношения с другими людьми. — Как ты думаешь, если между вами действительно завяжется что-то серьезное, может, Томас поймет тебя и сделает исключение?

— Я вообще-то даже не знаю, взаимно ли это. К тому же я думаю, что Майкл согласен с политикой Томаса. Это он сказал мне о том, что нельзя смешивать работу с удовольствиями.

— Майкл, — сладострастно произнесла Лили и хихикнула. — Симпатичное имя. Если потребуется, вы можете пойти по стопам Ромео и Джульетты. Держать вашу любовь в тайне.

— Да уж, они-то хорошо кончили. Лили, о любви тут речь не идет.

А что касается меня, может, и вообще никогда не пойдет. Что бы ни говорила Дрю, я не думаю, что мне есть что дать другому человеку.

— Аби вернулась. Давай с ней поговорим. Я уверена, что тебе даже анкету заполнять не придется.

— Я ее не вижу. — Я вытянула шею и посмотрела на дверь, ведущую из кухни.

Бабушка Лили действительно появилась через пару секунд. Я снова повернулась к Лили:

— Хорошо.

Она как-то неловко засмеялась и встала, но остановилась, когда я ее позвала.

— Лили? — Она повернулась ко мне. Я показала на кресло. — Поможешь?

Глава тринадцатая

Томасу захотелось посмотреть «Крестного отца». В который раз. Я отказывалась наотрез.

— А я больше люблю «Филадельфийскую историю». — Врат принялся спорить, и я сменила тактику: — Твоя жена ждет ребенка, ты должен стараться угодить ей во всем.

— Томас, она права. — Дрю мудро кивнула. — Насилие для малыша плохо.

— У ребенка даже ногти еще не выросли, откуда ему знать, что мы смотрим тут кино про мафию?

— Она будет такой же чуткой, как и ее мама. — Дрю посмотрела на него, широко раскрыв глаза. — Ты же не хочешь так рисковать?

Как только заиграла вступительная мелодия «Филадельфийской истории», в дверь позвонили. Поскольку я как раз шла из кухни с миской попкорна, я крикнула, что открою, и потопала к двери. Я подумала, что доставили пиццу.

Открыв дверь, я увидела Майкла — руки засунуты глубоко в карманы, выражение лица несчастное.

— Привет. — Два дня от него не было ни слуху ни духу, так что мне стало жутко неловко. Я запахнула халат — под ним были фиолетовые полосатые пижамные штаны и топик, и чашка с попкорном оказалось между нами. — Тебе что-то нужно?

Он посмотрел на мои тапочки-зайчики:

— Ты. Мы можем поговорить? Эмерсон, прошу тебя.

— Подожди несколько минут, — ответила я, стараясь не выдать голосом свои эмоции. — Я спущусь.

Через десять минут я вышла — в маленьком вестибюле никого, кроме Майкла, не было. Я заменила халат на кофту, почистила зубы и в самую последнюю минуту решила побрызгаться духами.

Но я так и осталась в тапочках с зайчиками. Хотелось повредничать.

Я вышла во внутренний двор, Майкл за мной. Тут было так же, как в патио ресторана — тот же вид, такой же забор. Я села напротив Майкла за столик со стеклянной столешницей, ожидая.

— Я был не прав.

Не совсем то, на что я рассчитывала.

— Как благородно, что ты решил извиниться, — сказала я, и внутри у меня что-то сжалось от того сарказма, который я услышала в собственном голосе, хотя мой опыт подсказывал, что в таких случаях всегда лучше занять оборонительную позицию.

Майкл тяжело откинулся на спинку стула:

— Послушай, если ты не хочешь иметь дел со мной, я могу попытаться найти кого-нибудь еще, кто сможет тебе помочь.

— Нет. Нет, я хочу с тобой. — Слова вылетели, я не успела их остановить. Майкл так широко улыбнулся, что на левой щеке появилась ямочка, которой я раньше не замечала. — Я хочу работать с тобой.

— Хорошо. Я обещаю отныне держать все свои чувства при себе.

Чувства? Что еще за чувства?

— У меня была еще одна причина с тобой поговорить. — Майкл заколебался, глубоко вдохнул. — Ты сказала, что хочешь знать правду, и я попробую рассказать тебе все, что смогу. Видеть рябь прошлого — это лишь часть твоего дара.

Называть это даром было очень субъективно.

— Значит, это не все? — спросила я.

— Тебе это покажется невероятным. Но слушай меня. Людей из прошлого ты видела. А видела ли ты когда-нибудь кого-нибудь… из будущего?

— Я вижу только тех, кто уже умер. Мертвецов из прошлого. Люди из будущего еще не умерли. Как в настоящем может появиться рябчик из будущего? Для него-то это вроде бы прошлое.

Майкл сморщил лоб, я списала это на то, что понять мою логику было не так-то просто. Ясное дело. Я и сама не могла.

— Дело не столько в прошлом, настоящем и будущем. — От попыток объяснить складки на его лбу стали еще глубже. — Это все не так линейно, скорее, параллельно.

— Значит, это неизбежно? — спросила я, и моя уверенность рухнула. — И мне придется иметь дело и с людьми из будущего?

Он кивнул. Мне словно пощечину отвесили.

— А ты уже видел кого-нибудь оттуда? — поинтересовалась я.

— Я начал видеть именно людей из будущего, но теперь стали появляться и из прошлого.

Отлично. Теперь еще и их вычислять придется.

— Никогда не слышала подобной чуши, — сказала я уже на грани истерики. — А как ты понял, что они из будущего? Они появляются на воздухолетах? За ними хвостиком ходят роботы?

— Нет. — Майкл покачал головой. По его лицу было видно, что он взволнован. — За ужином ты спрашивала, как я впервые увидел человека из прошлого. И я тебе рассказал. Но на самом деле впервые я увидел человека из будущего. Мы пошли на стадион Тернер-филд, в тот день играли «Брейвс» и «Ред сокс». Передо мной сидел парень в майке чемпионата. Но год на этой майке значился какой-то не тот, как и выигравшая команда…

Рассказывая эту историю, Майкл смотрел куда-то вдаль. Потом он перевел взгляд на меня.

— Две тысячи четвертый или седьмой? — поинтересовалась я.

— Две тысячи четвертый. — Он ухмыльнулся. — Я протянул руку, чтобы дотронуться до его рукава, коснулся его руки, и он исчез. Я распсиховался, и мама отвезла меня в больницу. Так меня нашли люди из «Песочных часов». У них есть специалисты, которые ведут поиск.

— Люди из будущего. Как странно. Я вижу рябчиков в чепцах и напудренных париках. А вот… люди из будущего. Очень странно, — повторила я. — А ты видел кого-нибудь знакомого?

— Не то чтобы… — Он отвернулся.

Я и без того была крайне напряжена, а когда заметила, что он избегает ответа на этот вопрос, я насторожилась еще больше:

— Майкл?

Он так ничего и не сказал, но снова посмотрел на меня.

— Майкл, кого ты видел? Скажи.

— Я думаю, что ошибся, — ответил он, подаваясь вперед, чтобы встать. — Забудь об этом. Тебе лучше не знать.

— Нет, я считаю, что мне нужно это знать. — В попытке остановить его я положила руку ему на плечо, но потом отдернула, потому что от прикосновения по телу пошла дрожь. Я мягко повторила: — Кого ты видел из будущего?

Майкл выдохнул, снова откинулся на спинку стула и признался:

— Тебя.

Глава четырнадцатая

Я пристально смотрела на Майкла, пытаясь понять, кто из нас спятил. Я попробовала применить метод глубокого дыхания, хотя на самом деле я не знала, как это делается по правилам. Но иначе я могла просто в обморок грохнуться.

Во взгляде Майкла появилась тревога.

— Эм, не переживай ты так.

— Не называй меня Эм. — Так ко мне обращались только те люди, которые знали меня близко, хотя, наверное, Майкл имел на это право, если он познакомился со мной раньше, чем я с ним.

Я положила голову на стеклянную столешницу и пару раз ударила по ней лбом, тихонько при этом бормоча.

Мне удалось сдержаться, не закричать и не сбежать в первую очередь благодаря тому, что я подумала, что рано или поздно все равно придется вернуться. Я ведь жила в этом доме. К тому же я была почти уверена, что бежать в таких тапочках будет трудновато. Майкл тоже видел джаз-банд, значит, его словам можно было верить. Хотя бы немножечко. Но теперь он заговорил о людях из будущего и, в частности, обо мне. Я подняла голову, изо всех сил стараясь не захныкать.

— Следовало как-то тебя к этому подготовить. Просто когда ты меня нашла, ты сказала мне…

— Стоп! Прошу, ни слова о том, что я тебе говорила, за исключением того, что я сказала за последние сутки. Конкретно я, — я показала на себя пальцем, чтобы он понял, о чем я, — вот эта я. Если это все правда, — я истерически хихикнула, — как ты узнал, кто я такая? Почему ты мне поверил?

— Ты смогла меня убедить. Ты знала обо мне такое… что-то вроде того, что я знаю о тебе сейчас.

— Например? — Меня настолько обуяло любопытство, что я даже забыла, что мы говорили о чем-то невозможном.

— Дай-ка подумать. Ты повернута на бейсболе, но пристрастия у тебя странные — ты, как и я, любишь «Ред сокс», но считаешь, что назначенный хиттер в команде не нужен, — рассказывал Майкл, глядя на меня в ожидании моей реакции, ему явно доставляло удовольствие то, что он контролирует ситуацию, хотя я и была уже на грани. — Оставшись наедине с собой, ты слушаешь блюграсс, скрывая ото всех это свое пристрастие. Ты вставила в пупок кольцо, а перед тем, как вернуться домой, сняла, но Томас об этом все равно узнал. — Майкл ухмыльнулся и перевел взгляд на мой живот. Я, как могла, постаралась скрыть свой стыд. — И…

До сих пор все было верно. Мне стало любопытно, почему он смолк.

— Что такое?

— Я пока не готов выдавать все свои секреты. Я хоть в чем-нибудь ошибся?

— Нет, — фыркнула я. — Хотя мнение насчет назначенного мистера у меня пока только формируется.

— Ну, больше можешь не колебаться. Теперь ты знаешь, на чем остановилась.

— Ладно. Значит, когда я из будущего тебя нашла… — это звучало просто дико — что я о тебе знала?

— С чего вдруг я буду тебе об этом рассказывать? — Как-то он чересчур развеселился.

— А что, если тебе другой возможности не представится? — отметила я. — Если только сейчас ты сможешь сообщить мне те факты о себе, с помощью которых я заставлю тебя мне поверить?

Я надеялась, что он ответит сразу, а не попросит меня расшифровать сказанное, потому что мне самой эта логика давалась с трудом.

Майкл ухмыльнулся еще шире, и мне показалось, что он клюнул.

— Ты сказала, что я люблю мороженое спумони, что в семь лет мне накладывали швы в очень интересном месте, и ты знала где именно, что у меня был игрушечный мишка по имени Руперт, с которым я в детстве просто не расставался, и что, когда я впервые увижу тебя в настоящем, у меня… просто перехватит дыханье.

— Ясно. — У меня потеплело в груди, загорелось лицо.

Майкл поднял взгляд вверх, к ночному небу, и признался так тихо, что я еле расслышала:

— И ты была права.

Эм, дыши глубоко и медленно. Глубоко и медленно.

— Когда я тебя нашла… я сама была временной рябью? — спросила я после минуты молчания.

— Все не так просто, — сказал он, снова забарабанив пальцами по стеклянной столешнице.

— Почему ты повторяешь это, что я ни спрошу?

Майкл не ответил.

Я так волновалась, что подергивала ногами под столом. И меня ужасно огорчало, что он прозрачный. Я сделала глубокий вздох, чтобы хоть немного успокоиться, понимая, что вопрос, который я собиралась задать, означал либо то, что я действительно сошла с ума, либо то, что мой мир сейчас перевернется вверх ногами.

— Ты сказал, что я пришла к тебе из будущего. Если я была не рябчиком, то мне на ум приходит только один вариант. — Очередной истерический смешок сорвался с моих губ, на этот раз не без повода. Хоть и печального. — Кристофер Риф. Самовнушение? Доктор Кто с его телефонной будкой? Гермиона с маховиком времени?

— У Доктора Кто была полицейская будка. — Майкл продолжал пристально смотреть на меня. — Но я рад, что тебе эти идеи знакомы.

— Бог ты мой. Неужели ты действительно думаешь, что я проглочу эту чушь?

Я наклонилась, чтобы положить голову на колени; меня так трясло, что даже стул ходил ходуном. Я даже попыталась вспомнить, все ли таблетки смыла в унитаз или что-то осталось. Майклу бы не помешало.

— Ты спросила…

— Помню! — Я поднялась, закрывая глаза. Через некоторое время я тихонько заговорила: — Сделай одолжение, выкладывай все, что знаешь, прямо сейчас. Не хочу, чтобы потом что-нибудь еще могло догнать и сбить меня с ног.

Толкнуть кубарем по лестнице или под автобус или обратно в психушку.

— Ладно. Я понимаю, что это кажется невозможным… — начал Майкл.

Я широко распахнула глаза:

— Путешествия во времени? Да, кажутся! Как это возможно? И почему я?

Майкл нахмурился:

— Это… заложено в генах.

— Как болезнь какая-то?

Я заметила, что это сравнение ему не понравилось.

— Если говорить о болезнях, то больше всего это похоже на всякие зависимости. Они наследуются генетически. Пристрастия все выбирают разные — например, один сын может стать алкоголиком, а другой — наркоманом, третий — азартный игрок и так далее. — Майкл прижал ладони ко лбу. — Звучит не очень обнадеживающе.

— Точно.

— Относись к этому вот как. Ты наделена особыми способностями. Видеть рябь — это симптом. — Он недовольно замычал. — То есть индикатор. То, что ты пока видела только людей из прошлого, говорит о том, что ты можешь путешествовать в этом направлении.

— Хм…. То есть я могу попасть в конкретный момент прошлого, если захочу? Что мне для этого надо сделать? Закрыть глаза и представить себе нужное время? Ударить каблуками три раза и сказать: «Неолит»?

— Все не так…

— Если ты сейчас скажешь «просто», я закричу. А ты сам? Ты можешь путешествовать в прошлое? — Неужели мы действительно об этом разговаривали? Я больно ущипнула себя за бедро. Да, это мне не приснилось. — Или ты можешь попасть в будущее, потому что видишь людей оттуда?

— Я могу попасть в будущее и вернуться в настоящее. Ты можешь попасть в прошлое и тоже вернуться в настоящее. Но вместе мы с тобой можем путешествовать куда угодно. Мы… две половинки одного целого.

— Две половинки одного целого? — Я дважды неторопливо моргнула, потом наклонилась к Майклу и внимательно посмотрела ему в лицо: — Ты на наркотиках? Травка? Кислота? Что ты принимаешь? Когда брат мне о тебе сказал, я предположила, что ты бывший нарик, но до сих пор я и не предполагала, что угадала.

— Я не принимаю наркотики, а ты не сумасшедшая. — Теперь пришла его очередь наклоняться ко мне, он положил руки на стол ладонями вниз. — После всего того, что ты уже пережила, неужели ты совершенно не в состоянии в это поверить?

Я смотрела на его пальцы — руки были такими теплыми, что стекло запотело. Могла ли я поверить? Приблизительно четыре года назад я начала видеть людей из других эпох, которые исчезали, когда я пыталась до них дотронуться. Так что поверить в путешествия во времени я могла. Но это не значит, что я хотела в это верить.

За исключением нашей особой связи с Майклом. Это меня привлекало.

— Эта наша связь, — сказала я, подняв на него взгляд, — из-за нее нас закорачивает, когда мы касаемся друг до друга?

— Наши способности дополняют друг друга. Благодаря этому между нами может возникнуть глубокая взаимосвязь. Именно поэтому… между нами проскакивают такие яркие искры. — Майкл поерзал на стуле, глядя на грязный пол во внутреннем дворике.

Меня захлестнуло долгожданное облегчение. Я обрадовалась тому, что мои чувства к Майклу можно было на что-то списать, даже если это объяснение научное. Искры. Я подумала о том, какая энергия зарождается, когда мы дотрагиваемся друг до друга, и на миг позволила себе представить, что же будет, если мы коснемся друг друга губами. Наверное, весь окружающий мир взорвется!

Когда Майкл снова заговорил, я отставила мысли об искрах и взрывах в сторону и заставила себя сконцентрироваться.

Майкл продолжал рассказывать, его смущение либо совсем прошло, либо ему удалось его успешно скрывать.

— У человека, про которого я тебе рассказывал, моего ментора из «Песочных часов», у него с женой тоже были такие же способности, такая же взаимосвязь.

Над словом «жена» я решила поразмыслить попозже и спросила:

— А в чем еще заключается эта связь, помимо физиологического аспекта?

— Она подразумевает очень сильные чувства друг к другу, глубинное влечение.

Это заявление не вызывало сомнений. С каждой встречей меня тянуло к Майклу все сильнее. Сильнее, чем я готова была признаться даже самой себе.

— А как все это связано с «Песочными часами»? Почему ты о них ничего не хочешь рассказывать?

— У меня есть на это причины, — ответил Майкл. — Кое-что тебе пока лучше не знать…

— Ты пообещал, что расскажешь мне все, — упрекнула его я. — Мне это необходимо.

— Я и рассказал тебе все. Что касается тебя. — Майкл встал, отвернулся от меня и принялся смотреть на улицу. — Ты видела фильмы про путешествия во времени. Кое-что в них правда. Событиями можно манипулировать, но, как правило, это вызывает определенные последствия.

Майкл снова повернулся ко мне и сел на корточки, балансируя на мысках. Его лицо оказалось на уровне моих глаз.

— Я тут не только для того, чтобы объяснить тебе, что ты видишь и почему. Я должен еще и присматривать за тобой и…

Он замолчал. Мне показалось, что он был близок к признанию, которого не хотел делать.

— Не останавливайся, — попросила я.

— Тут как раз время поговорить о глубинных чувствах. — Майкл взял меня за руки. — Ты мне либо доверяешь, либо нет.

Я не могла сказать, доверяю ли я ему. Я знала лишь то, что мне постоянно хотелось его касаться. Я уже начинала привыкать к этим ярким чувствам. Майкл наклонился еще ближе ко мне. Я не могла держать себя в руках, я тонула в его теплых карих глазах и думала только о том, что его губы наверняка такие же горячие…

Майкл потихоньку наклонялся ко мне, а потом потерял равновесие и завалился набок. Он тихонько выругался и сделал шаг назад.

— Ты… Ты правила нарушаешь! — У меня челюсть отвисла, я вскочила со стула и ткнула его в грудь. — Ты меня чуть не поцеловал!

Майкл попятился и уперся спиной в кованый забор:

— Нет.

Но говорил он неискренне. Я подошла к нему и прошептала:

— Врун.

Он закрыл лицо рукой и застонал от бессилия. Вдруг он резко развернулся, прижав меня спиной к холодному забору. К счастью, грудью я прижималась к Майклу.

Он наклонился, уткнувшись лицом в мою шею. Я отвела назад руку и схватилась за металлическую перекладину забора. Кофта соскользнула с плеч. Я была как в огне, но в тот момент мне казалось, что сгореть будет прекрасно.

Спиртного я никогда не пила — с таблетками оно не особенно хорошо сочетается, — но в этот миг я поняла, что такое опьянение. Весь мир перевернулся, и я готова была отдать все, лишь бы Майкл был моим. Не раздумывая.

Вдруг краем глаза я заметила красный огонек.

Камера слежения.

Глава пятнадцатая

— Если ты ее сломаешь, вряд ли это что-то изменит.

Я взяла зонт, висевший недалеко от стола, и довольно безуспешно попыталась сбить камеру.

— Серьезно, я уверен, что сама запись хранится где-то в компьютере. — Майкл прижал к губам два пальца, стараясь изо всех сил скрыть улыбку.

Я бросила зонт на землю, сжала руки в кулаки и уперла их в бедра, свирепо глядя на него.

Майкл безумно расхохотался. Хоть смех этот и был довольно заразительным, я все же была слишком зла. Мои эмоции были накалены до предела. Я чувствовала себя отвергнутой.

— Милая, послушай. — От такого нежного обращения я просто застыла. Мало что еще могло бы повергнуть меня в такой же шок. Я не могла найти простого объяснения тем чувствам, которые прочитала в его глазах, потому что и сама их испытывала. — Ситуация опасная.

— Опасность сейчас представляю только я сама, особенно когда доберусь до Томаса.

— Эмерсон…

Я склонила голову:

— Теперь тебе, наверное, разрешается называть меня Эм.

Когда он улыбнулся, я постаралась не думать о его губах.

— Эм, хорошо, что ты вовремя заметила камеру. — Казалось, что он сам себя пытается в этом убедить. — Иначе у нас были бы серьезные неприятности.

— Да пусть хоть весь мир рухнет, мне сейчас фиолетово.

Майкл посмотрел на мои обнаженные плечи и натянул на них кофту:

— Еще до того, как мы познакомились, я знал, что все так и будет. Но этого знания было недостаточно, я все равно оказался не готов ко встрече с тобой. Мне очень жаль.

— Жаль, что мне не жаль.

— У правил насчет… близких отношений… есть свое обоснование. — Майкл показал на забор и закрыл глаза. — Это не должно повториться.

У меня серьезных отношений никогда не было. Еще до того, как моя жизнь пошла прахом, я иногда мечтала о каких-нибудь актерах и певцах, как бывает, наверное, со всеми нормальными подростками, а в последние годы у меня был лишь то прекращающийся, то возобновляющийся роман с Джо Медикаментом. Я даже не знала, что это такое — нормальные отношения, а мы с Майклом были далеки от нормы сами по себе. А вы говорите про разгон от нуля до девяносто семи за восемь секунд или даже меньше. Я должна подать заявку в Книгу рекордов Гиннесса, чтобы там написали обо мне в категории «наверстываем упущенное».

Майкл снова провел ладонями по лицу:

— Перед нами стоит более серьезная задача, и не надо от нее отвлекаться.

— А я вовсе и не отвлекаюсь. Просто возбудилась. А в чем заключается эта более серьезная задача? Не мир же мы будем спасать?

Он промолчал.

— Майкл?


Я задумалась, не перебросить ли его через плечо еще разок, может, мне от этого стало бы легче. И я сообщила ему об этом.

— Мне кажется, тебе пора объяснить, как ты это делаешь.

Мы с Майклом сидели на крыше над нашими спальнями. Мы разошлись по своим лофтам, а потом снова встретились, ведь было уже поздно, и я не хотела отвечать на расспросы брата. Зная, что он за мной шпионит, я и так понимала, что он увидит запись и возьмется за меня. Я надеялась на то, что он поверит мне, когда я скажу, что ничего не было.

Ничего ведь и не было. И это меня расстраивало.

Мы держались друг от друга на безопасном расстоянии. Но как далеко я ни садилась от Майкла, меня все равно неумолимо тянуло к нему. Как магнитом, сила которого все увеличивалась. И из-за этого сложно было концентрироваться на чем-либо еще.

— А как ты стала ниндзя в таком юном возрасте? — Майкл поддразнивал меня в открытую.

— В школе я вместо обычной программы по физкультуре выбрала боевые искусства. И я была лучшей в группе. Когда учебный год закончился, я продолжила тренировки в частном клубе, потому что хотела получить черный пояс. Я сдала экзамен на коричневый незадолго до того, как вернулась сюда. — Я уловила сомнение во взгляде Майкла каким-то шестым чувством, даже не глядя на него. Свет уличных фонарей до нас почти не доходил, а полумесяц луны был еще совсем молодым. — Знаю. Я и сама очень удивилась, но мне это полезно: я таким способом вымещаю свои негативные эмоции.

— А вот мне это не пошло на пользу, — ответил он с тихим смешком.

— Я с тобой еще по-божески обошлась. Скажи, эти мои способности пригодятся, когда я буду «спасать мир»?

— Речь, в общем-то, не про весь мир идет.

— Только про основные сорок восемь штатов?

Он вздохнул:

— Я не про географию.

— Поточнее, пожалуйста.

Майкл подтянул ноги к груди, положил руки на колени, переплетя свои длинные пальцы:

— Эмерсон, я забочусь о том, чтобы ты не попала в беду. А для этого мне сейчас лучше помалкивать. Мне это нелегко дается, но так надо.

— Нелегко? — презрительно фыркнула я. — Может, ты же расскажешь мне все, а я сама позабочусь о себе?

Он посмотрел на висевшую в небе серебряную луну. Я тоже.

— Майкл, ты должен понять, что последние четыре года я только и делала, что задавала вопросы. Про себя, вслух… по-всякому, как только можно себе представить. И до тех пор, пока не появился ты, никаких ответов у меня не было.

— Мы за одну ночь не можем все четыре года компенсировать. — Его рука заскользила по крыше ко мне, ладонью вниз.

Моя заскользила к нему, ладонью вверх, по неприятно шершавой черепице. Мы едва коснулись друг друга пальцами, и, тем не менее, откликнулась каждая клеточка моего тела. Желание сократить дистанцию, прижаться к нему покрепче просто одолевало меня. У меня перехватило дыхание, и я посмотрела на Майкла.

Он убрал руку, не глядя на меня.

Я так и сидела, подставив ладонь ночному небу.

— Скоро ты мне все расскажешь?

— Да, честное слово. Ты сможешь подождать?

— А у меня есть выбор?

Майкл не ответил.

— Ты не представляешь, как мне трудно. — И поводов для этого было много.

— Дай мне время до завтра. Всего до завтра, честное слово. Я просто хочу быть уверен в том, что мы не совершим какую-нибудь ошибку. Ты мне веришь?

— Да, — ответила я, нарушив свое правило.

Глава шестнадцатая

— Подвезти тебя на работу? — спросил меня Томас, когда я схватила рюкзак.

На мне был мой вечный розовый плащ, так как на улице шел дождь. Опять.

— Не надо, тут недалеко.

Волосы все равно мокрые. Мне как-то с трудом удалось встать и принять душ, а голову я высушить не успела. Ночью, когда я влезла обратно в окно, я все еще ощущала близость Майкла, я, кажется, даже слышала, как он дышит за стеной. Уснула я далеко не сразу, мысли носились у меня в голове с безумной скоростью, я за ними не поспевала.

По пути в «Закон Мерфи» я думала о том, почему я ни разу не видела Майкла в машине. Как он перемещается? Может, он умел телепортироваться. А может, путешествовал во времени.

Или он вообще был галлюцинацией, в которую я уже почти верила.

Я фыркнула вслух, даже не обратив внимания на то, что смутила этим мужчину в форме конфедератов — он удивленно посмотрел на меня. Он, наверное, все равно не настоящий. Пнуть бы его ногой, чтобы проверить, но я не отважилась. Я не выспалась, так что в полицейский участок попасть не хотелось.

Путешествия во времени? Спасение человечества? Я попала в какое-то второсортное кино? Неужели то, о чем говорил Майкл, могло оказаться правдой? Это все казалось полным безумием. Если бы мне рассказали о временной ряби до того, как я сама ее увидела, я бы ни за что не поверила. Но невероятные события все же происходят. Постоянно. Возьмем, например, гравитацию.

Но путешествия во времени? Спасение человечества? В семнадцать-то лет?

Я с такой силой толкнула дверь кофейни, что чуть не оторвала колокольчик.

— Доброе утро, — буркнула я, проходя мимо Лили, и направилась прямиком к кофемашине.

Она облокотилась на стол, заглянула мне в глаза и проговорила с осуждением:

— По тебе как будто каток проехался.

— Ну, спасибо. Не всем дано выглядеть сногсшибательно всегда. Я уверена, что, даже если ты всю ночь глаз не сомкнешь, по тебе этого не будет видно.

Подружка оттолкнула меня в сторону:

— Тогда тебе лучше держаться подальше от серьезной техники, пока ты бед не натворила. Чего не спала-то?

— Причин слишком много. — Если Лили о них рассказать, она вызовет людей в белых халатах. — Скажем так, у меня есть определенные сложности.

— С Майклом это как-то связано?

Я схватила чашечку эспрессо, который она мне сварила, и выпила обжигающий, бодрящий кофе одним глотком. Когда к языку вернулась чувствительность, я протянула чашку, чтобы она налила мне еще порцию, и ответила:

— Типа того.

— Типа того.

— Я пока не готова об этом рассказывать.

Лили фыркнула. Она снова повернулась к машине, и, как будто день и без того начался не достаточно кошмарно, позади нее начала образовываться фигура.

Неподалеку от стойки появился стол, за которым сидела группа подростков в юбках-клеш с пуделями и свитерах с большими нашитыми буквами. Я поняла, что это рябь, потому что в «Законе Мерфи» была современная элегантная мебель, а не обтянутые кожей отсеки с пластиковыми столиками, за которыми сидели эти ребята. Они перешучивались с официанткой в розовом платье и клетчатом хлопчатобумажном фартуке.

Я уверена, что стандартная униформа сейчас не такая.

— Эм? Эмерсон? — резко окликнула меня Лили. — Ты где?

— Судя по обуви, в пятидесятых. — Это были оксфорды. Правда.

— Что?

Вот черт! Я сказала это вслух.

— Да так. Это из фильма, который я вчера смотрела. Вспомнился. Сэнди и Дэнни. Недоучки. Набриолиненная молния.

— Ясно.

Я принялась тихонько напевать «Шама-лама-дин-дон», и Лили крайне удивленно посмотрела на меня.

— Достану пироги из морозилки. Ты тут одна справишься? — спросила подруга.

Но я засмотрелась на парня, у которого волосы были так густо напомажены, что хватило бы на десятерых.

— Эм?

— Да. Да. Иди. — Я невозмутимо кивнула, и Лили ушла на кухню.

Как только подружка скрылась, я принялась рыться вокруг. Надо было найти что-нибудь длинное, чтобы ткнуть в рябчиков, — я хотела, чтобы они исчезли. Я бы весь день с полным составом «Бриолина» не выдержала.

Ура!

Я перегнулась через стойку и принялась тыкать в рябчиков, до которых могла достать, скалкой с длинной ручкой. Это оказалось непросто — как только я попала в самого напомаженного, они разбежались. Я боролась с рябчиками, как Дон Кихот с ветряными мельницами, и увлеклась настолько, что не заметила, как Лили вернулась с кухни — она пыталась открыть дверь, держа в руках металлический поднос с пирогами. Я успела ткнуть в последнего рябчика, слезть со стойки и бросить скалку через плечо буквально за тысячную долю секунды до того, как она взглянула на меня.

— Что это было? — Услышав шум, Лили так резко повернулась ко мне, что чуть не уронила круги из теста.

— Крысы. Мне кажется, у вас тут крысы. Причем большие. — Я развела руки на полметра, а потом оперлась на стойку, пытаясь отдышаться. — Просто огромные. Наверное, надо попросить abuela заняться этим вопросом.

Лили вскинула бровь, поставила поднос и вытерла руки о полотенце для посуды:

— С тобой явно не все в порядке. Сама расскажешь или из тебя клещами придется вытягивать?

Я собиралась все скрывать, поэтому, скрестив руки на груди, вздохнула:

— Мне нельзя ничего к нему чувствовать.

— Почему?

Причин было так много.

— Во-первых, я не создана для отношений с парнями. Я же психичка, у которой сорвало крышу в школьной столовой.

— Эм, это было давно. К твоей нынешней жизни это никакого отношения не имеет.

Еще как имеет.

— Во-вторых, он, кажется, тоже чокнутый.

— Ты имеешь в виду, серийный убийца? Или ходит на костюмированные сборища фанатов «Звездного пути»?

— На таких сборищах чокнутые только те, кто Клинтонами одевается, — отметила я.

Лили закатила глаза.

— Нет, ни то ни другое. — Оттолкнувшись от стойки, я взяла чашечку с кофе и медленно выпила глоточек. — Возможно, у него есть свои секреты, в которые невозможно поверить. Но секреты есть у всех, да?

— Не у всех. — Лили напряглась и принялась крутить в руках полотенце. — У меня вот нет. Моя жизнь — как открытая книга. В-третьих будет?

— Э-э-э… да. — Я взяла сахарницу и насыпала себе в чашку две ложки, краем глаза наблюдая за подружкой. — В-третьих, Томас запретил ему вступать в близкие отношения со мной, и Майкл с этим правилом абсолютно согласен.

Лили опустила плечи, прикусила нижнюю губу и ответила лишь через несколько секунд:

— Возможно, это и к лучшему. Так у тебя будет время узнать его получше, а потом уж разобраться в своих чувствах.

— Наверное.

— Воспользуйся этой возможностью, слишком не спеши, Эм. Если он сейчас хорош, будет хорош и через месяц. А пока можешь выместить все свое плохое настроение, раскатывая тесто для пирогов.

Лили вышла из-за стойки и направилась в угол кофейни за заброшенной мной скалкой. Она ее вымыла, вытерла и обсыпала мукой.

Я наблюдала за ней с отвисшей челюстью.

— Как ты ее отыскала?

— Что? — Э-э-э… Она у меня всегда там лежит. — Ее шея и лицо потихоньку залились краской. — А что?

Мы смотрели друг на друга, казалось, целую вечность.

— Да так.

Подруга протянула мне скалку.

Я закатала рукава и взялась за тесто.


Когда наш рабочий день закончился, мы с Лили вместе вышли из кофейни: облака, отражавшиеся в лужах на асфальте, уже рассеивались, светило солнце. Влажность повышалась, волосы стали казаться очень тяжелыми.

Я запихала плащ в рюкзак и достала из кармашка резинку для волос. Остановившись на последней ступеньке лестницы, я зажала рюкзак между ног, резинку взяла в зубы и принялась забирать волосы наверх, стараясь при этом еще и не упасть.

Заметив Майкла на другой стороне улицы, я так и замерла в этой нелепой позе. Он опирался на элегантный черный автомобиль с откинутым верхом, прижимая два пальца к губам, чтобы не рассмеяться. Уже знакомый жест. Я задумалась о том, делал ли он так и до того, как познакомился со мной.

Лили оценила его высоко:

— М-м-м. В этом году Санта прилетел рано, и какую прелесть он принес. — Она пригладила волосы и достала из сумочки мятную конфетку. — Adiós.[2]

— Погоди. — Я протянула руку, схватила ручку ее сумки и заставила подружку вернуться. — Эта прелесть не для всех.

Она повернулась ко мне и широко распахнула глаза.

— Это и есть причина твоей бессонницы?

— Недоступная причина. И источник многих других неприятностей. — Да еще и, возможно, сумасшедший.

— Вот это да. — Лили покачала головой и снова бросила на Майкла полный восхищения взгляд. — Плохо.

— А что ты собиралась делать? Ты же сама к парням не подходишь. Я понимаю, что он не такой, как все, но не настолько же?

Он, может, и источник неприятностей, но все же мой. Ну, типа того.

Лили посмотрела на меня и пожала плечами:

— «Не такой как все» — это еще слабо сказано.

— Пока, — пробормотала я, вспрыгнула на последнюю ступеньку и помчалась к Майклу, даже не глядя по сторонам.

— Привет. — У меня опять перехватило дыхание, но я уже не обращала на это внимания.

— Привет, — ответил Майкл.

Мне хотелось дотронуться до него, просто проверить, почувствую ли я что-то особенное посреди дня на оживленной улице. Я бесцеремонно коснулась пальцем его подбородка.

Он схватил меня за руку:

— Ты хочешь, чтобы меня уволили? Или смерти моей желаешь?

— Зачем ты мне мертвый?!

От его прикосновения у меня перехватило дыхание, и я подумала, что вопрос лишь в том, кто из нас первый протянет ноги. Майкл так и не выпустил мое запястье, в руке пульсировало электричество.

Я даже уже почти надеялась, что его рассказ про путешествия во времени — правда. Он слишком красив, жалко будет, если он окажется чокнутым.

— Садись. — Майкл отпустил мою руку, взял у меня рюкзак и открыл дверцу.

Я скользнула на обтянутое кожей сиденье. Когда он пошел к водительской дверце, я бросила взгляд на кофейню.

Лили так и стояла на месте, разинув рот.

Глава семнадцатая

— Теперь в твои обязанности входит возить меня от двери до двери?

Сиденья в миниатюрной импортной машинке Майкла были расположены так, что мы оказались в опасной близости друг к другу. Хотя верх был открыт, и небо создавало иллюзию свободного пространства. Майкл вывернул с площади и сделал радио потише.

— Мне надо уехать на денек-другой. И я подумал, что если мы оба будем пристегнуты, то нам удастся поговорить до моего отъезда. Это очень важно. Так что не притрагивайся ко мне. — Майкл издал какой-то звук, похожий на рык. — Не надо больше.

— О чем будем разговаривать? — Я уже была готова действовать. По крайней мере, можно было бы начать… учиться путешествовать во времени. Но я велела себе не говорить об этом вслух.

— Я хочу, чтобы ты кое-что прочла. — Майкл держал руль одной рукой, и ветер трепал его волосы. Другой рукой он достал с заднего сиденья книжку в твердом переплете, которая называлась «Пространственно-временной континуум и теории кротовых нор», плюс толстую распечатку, скрепленную тремя кольцами, довольно потрепанную и со следами кофе. — В первую очередь читай распечатку, книгу — если останется время. Там просто теория, без фактов. Факты в распечатке. И не спускай с нее глаз.

Одно желание исполнилось, даже если это всего лишь книги. Может, там даются какие-то научные обоснования, благодаря которым я смогу поверить Майклу. Если я хоть что-то пойму из того, что там написано.

Майкл свернул на одну из моих любимых дорог. Она шла параллельно озеру. Я распустила хвостик и откинулась на спинку сиденья, задрав голову вверх, чтобы видеть деревья, которые росли на берегу. Листья уже начали менять цвет. Меня всегда завораживала осень — в смерти столько красоты. Листья держались до самого последнего и красиво падали на землю, словно умоляя людей как-то продлить им жизнь.

Краем глаза я посмотрела на профиль Майкла. Мне хотелось понять, как обстоят дела на самом деле. Была ли между нами эта дикая связь или нет, но на него запала бы любая девчонка, особенно это стало понятно по реакции Лили. Прямой нос, волевой подбородок и мужественная челюсть, да еще эти невероятные губы. Я закрыла глаза, радуясь солнцу, пробивавшемуся сквозь листву, и ветру, игравшему в волосах. Я повторяла про себя таблицу умножения, чтобы хоть как-то контролировать свои мысли и руки.

Уж не знаю, в какой момент я отрубилась, но проснулась я, когда выключился двигатель. Машина стояла в переулке у нашего дома. Но солнце опустилось лишь немного — значит, спала я недолго. Я потянулась и посмотрела на Майкла — мне показалось, что у него что-то болит. Брови над темными глазами сомкнулись, губы были сжаты.

Я замерла.

— Что случилось?

— Ничего, — недовольно сказал Майкл.

Я вроде бы не могла сделать ничего недозволенного — после того, как мы сели в машину, я до него не дотрагивалась, да и мои соседи по комнате никогда не жаловались на то, что я разговариваю во сне.

— Прости, не стоило трогать тебя, когда мы встретились…

Он покачал головой:

— Дело не в этом.

— А что я сделала не так?

— Помимо того, что заснула?

— Извини. Дело не в том, что мне стало скучно, а в том, что мы вчера поздно легли, и меня разморило на солнышке. — Я смолкла.

Почему вдруг я начала оправдываться? Майкл на так уж часто предлагал мне какие-либо объяснения, так чего ради я так распинаюсь!

Он отвернулся от меня и уставился на стену дома:

— Во сне ты кажешься такой беззащитной. Такую тебя не часто видишь.

Я неловко поерзала на сиденье:

— Я же тогда за ужином чуть не расплакалась. Тогда моей беззащитности тебе было мало?

— Это чуть-чуть по-другому. Тогда тебе было очень грустно, а сейчас… ты казалась такой нежной. — Майкл снова посмотрел на меня. И от того, что я увидела в его глазах, у меня перехватило дыхание.

— Надеюсь, у меня слюни изо рта не текли.

Майкл улыбнулся:

— Мне очень жаль, что придется уехать.

— Так не уезжай.

— Надо. Может, это не так уж и плохо. Если то, что случилось вчера в патио, повторится… я не знаю, как с этим справляться, — негромко проговорил он.

— А когда ты вернешься?

Я потянулась за рюкзаком и за книгами, которые он мне дал. К тому же мне не хотелось, чтобы он видел, как я раскраснелась.

— Точно сказать не могу, но думаю, что завтра. Надеюсь, ты быстро читаешь.

Я открыла дверцу. Надо было выходить, держаться от него подальше.

— Я тебя умоляю. Со скоростью звука. Даже с учетом того, — я покрутила пальцем у виска, — что у меня не все дома, в начальных классах я была в пятерке лучших. — Хлопнув дверью, чтобы подчеркнуть свои слова, я добавила: — Даже в тройке.

— Смешная, прекрасная, да еще и гений. Ну и сочетание. — И, улыбаясь, Майкл уехал.

Мне очень понравилось, что в его перечне не было слова «сумасшедшая».

А еще больше мне нравилось то, что он никогда меня такой считать не будет.

Глава восемнадцатая

Распечатка, которую дал мне Майкл, оказалась такой заумной, что у меня просто шарики за ролики заехали.

Полчаса я внимательно читала, потом решила, что мне необходим сахар и кофеин, и пошла молоть зерна, которые я прихватила в «Законе Мерфи», чтобы заварить себе свежего кофе.

Ожидая, пока он будет готов, я решила сделать доброе дело и разобрать скопившиеся на столе бумаги. Маленькие белые карточки, на которых было записано время визита к гинекологу, я приколола на доску, старые газеты выбросила, а конверты со счетами сложила в отдельную стопку. Как только я протерла стол, кофемашина запищала, извещая меня о том, что мой напиток готов. Я наклонилась, чтобы убрать бутылку с чистящей жидкостью под раковину, и заметила, что из-под шкафчика что-то торчит.

Это оказались ключи Дрю.

Обычно она ничего не теряла, наверное, из-за беременности она теперь забыла обо всем остальном. Так у меня в руках оказались ее ключи, включая тот, что подходил ко всем замкам.

Чисто случайно.

Или же так судьба распорядилась.

Мне захотелось разузнать побольше о Майкле. Я подумала, что в ближайший час ни Томас, ни Дрю не вернутся, а сам Майкл уехал, так что же мешает мне воспользоваться ключом, проникнуть в его лофт и посмотреть, что там? Может, он не погасил свечу. Или забыл выключить утюг или плиту. Может, оставил включенной посудомоечную машину, и из нее уже полилась вода. Или какой-нибудь цветок надо срочно полить.

Или я совсем рехнулась.

Я схватилась за тот самый ключ, помахивая связкой у себя перед глазами. Идти или нет, идти или нет? Мои размышления на тему того, стоит ли вламываться в чужое жилище, прервал телефонный звонок. Я никогда не слышала, чтобы Дрю была настолько встревожена.

— Эм, слава богу, ты дома. Номера сотового Майкла у меня нет, а у меня просят ключ, потому что ему привезли диван. Я свою связку сегодня утром не нашла, а на домашний он не отвечает. Мне кажется, я оставила их…

— Успокойся, — со смехом сказала я. — Я их нашла.

— Слава богу. — Она глубоко вздохнула. Вот и выбирать не надо. — Ты впустишь грузчиков?

Я улыбалась шире Гринча:

— Конечно.

Диван занесли быстро. Чтобы как-то оправдать свое нежелание уходить из лофта Майкла, я принялась искать засыхающие растения.

Хотя Майкл жил тут всего несколько дней, в квартире уже стоял его запах. Аромат чистоты — так пахнет от только что снятого с веревки белья — плюс, наверное, его феромоны. Также я уловила запах его одеколона с цитрусовой ноткой и поймала себя на том, что уже забыла, зачем пришла. Я одернула себя. Сконцентрируйся. Ты же собиралась разнюхивать обстановку.

Дрю обставила лофт Майкла просто, использовав ту мебель, которая хранилась у нас на складе. Но ему этот стиль подходил. Только навороченный компьютер выбивался из общей картины. Я случайно задела столик, на котором он стоял, и мышка дернулась. Компьютер ожил, и я увидела, что он защищен паролем.

В лофте Майкла тоже имелись книжные полки, на них были расставлены декоративные аксессуары — тоже Дрю постаралась. Но две полки занимали его личные вещи. На одной стояли стихи Байрона, Курт Воннегут, Орсон Скотт Кард и «На дороге» Джека Керуака. Я вдруг поняла, что не спросила, по какой специальности он учится. Вряд ли же это путешествия во времени. Наш местный колледж был не настолько прогрессивный.

На второй полке я увидела фотографии. На одном из снимков он был маленький, наверное, с родственниками, но без отца. На другом — Майкл в подростковом возрасте с каким-то мужчиной постарше, они стояли у озера, а вокруг лежали рыболовные снасти. Я вгляделась. Никакого сходства между ними не наблюдалось.

Помимо этого там лежала стопка фотографий картинкой вниз. Я стала смотреть. Фото с выпускного, групповой снимок на горнолыжном курорте, чей-то восемнадцатый день рождения, а на самой последней фотке в стопке — девушка, одетая принцессой, с темными каштановыми волосами и широкой улыбкой. Сначала я подумала, что это сестра Майкла, но потом поняла, что она на него не похожа, то ли дело было в ее идеальном овале лица, то ли в красивой светлой коже. У меня живот скрутило от ревности. Она казалась такой таинственной, необычной и… высокой.

Потом я пошла в кухню, открыла пару ящиков и холодильник. Там почти ничего не было, если не считать энергетических напитков и замороженных обедов. На столе стояла упаковка хлопьев с фруктовым вкусом. Ох уж эти мужчины!

Перед входом в спальню я ненадолго остановилась. Там на виду могло оказаться много интимного. Я не знала, что именно я искала, но боялась того, что могла найти. Я глубоко вдохнула и сжала руки за спиной.

К счастью, я уже привыкла к запаху Майкла, иначе я просто уткнулась бы головой в его подушку и не смогла бы уйти из его спальни. Постель была заправлена, и, как я и предполагала, кровать стояла прямо у нашей с ним общей стены. Неудивительно, что я так плохо спала.

На столике у кровати лежали еще какие-то книги, стояла подставка с айподом. Я наклонилась к нему, чтобы посмотреть, какую музыку он слушает, и заметила блокнот с какими-то записями.

Вот оно.

Блокнот лежал передо мной, несколько секунд я просто смотрела на него, а потом разжала руки и взяла его, чтобы рассмотреть поближе. Из него выпало несколько визиток. Я взволнованно подняла их — я не заметила, выпали ли они из блокнота или лежали под ним на столе. Я быстро взглянула на карточки. На всех них было написано одно и то же:

Майкл Уивер

Консультант

«Песочные часы»

В правом нижнем углу значился адрес — это было недалеко от самого Айви Спрингс. Одну из визиток я засунула в карман, а остальные аккуратно сложила. Я попыталась разобрать написанное на бумаге, но это была какая-то стенограмма или шифр. Похоже, Майкл хорошо умел скрывать информацию.

— Что ты тут ищешь?

Я вскрикнула и подскочила, чуть не уронив блокнот. Рядом со мной стоял Джек с легкой улыбкой на губах.

— Ты меня напугал! — Я очень смутилась, что меня застукали, пусть это и был всего лишь Джек, который не мог никому об этом рассказать. Я опустила взгляд и заметила, что так и стою, вцепившись в блокнот. Я бросила его на столик и с ужасом поняла, что придется взять его снова, раскрыть на нужной странице и положить так, как он лежал. — Ты как сюда попал?

Джек поджал губы и ответил только после некоторой паузы:

— Я могу перемещаться из одной комнаты в другую.

Я подумала о том, что это может означать, и у меня мурашки по коже побежали.

— Значит, ты и в ванную мою попасть можешь?

— Нет, нет, — ответил он, покачав головой, прежде чем развеять мои сомнения. Он стоял от меня на почтительном расстоянии и сделал шаг вперед. — Хоть и очень хотелось бы, я так никогда не поступлю. Я слишком тебя уважаю.

Я не могла отвести от него глаз. Зрачки у него были не совсем черные, а радужки на этот раз показались не столько голубыми, сколько серыми.

— Ты не первый раз у Майкла?

— Не в первый, — согласился он.

Вот так.

— Ты с ним разговаривал?

У меня на лбу выступил пот. Может, Джеку и будет кому рассказать о том, что он застал меня здесь. Что, если Майкл его тоже видел?

— Нет, — сказал Джек, широко распахнув глаза. — Только с тобой.

— Хорошо. — Я не знала, что рябчики могут появляться, когда им того захочется. Я решила, что надо будет спросить об этом у Майкла. — Ты тут видел что-нибудь интересное?

— Например?

— Не знаю. — Я пожала плечами, будто ничего такого не имела в виду. — С кем он разговаривает, чем занимается?

— На этом много печатает. — Джек показал одной рукой на компьютер, а другую так и оставил за спиной. Потом он указал на радиотелефон, лежавший на столе: — И довольно часто говорит в эту штуку.

— А имена он какие-нибудь называл, не слышал?

— Несколько раз он упоминал тебя. — Джек говорил с большой осторожностью и наблюдал за мной, словно ему было очень важно, как я отреагирую.

— Меня? — спросила я. — В каком контексте?

— Просто сказал, что ты хорошая… нет… — он схватился за подбородок, — что дела с тобой продвигаются хорошо… И что все идет по плану.

Я развернулась, мне сразу захотелось уйти, я злилась на саму себя за то, что восприняла его слова так близко к сердцу.

— Ты куда? — Джек шел за мной по пятам.

— Не твое дело.

Я остановилась. Он не заслужил такой грубости. Я резко развернулась, чтобы извиниться, неожиданно для него. Джек сделал шаг в сторону, стараясь не наткнуться на прикроватный столик.

Я замерла.

— Что такое? — поинтересовался он.

Я нерешительно сделала шаг по направлению к нему:

— Почему ты стараешься не касаться предметов? Я и раньше заметила, но как-то особо не задумалась.

— Ничего подобного, — ответил Джек, плавно отходя от меня.

— Стараешься. Только вот той ночью, когда ты сел на мою кровать, я почувствовала, как матрас прогнулся под твоим весом. Как это получилось? И почему ты всегда так держишь руки, словно боишься дотронуться до чего-либо?

— Не боюсь я, — возразил он, поспешно развел руками, потом одну опустил, а вторую спрятал под жилет. — Просто привычка такая.

— Сомневаюсь.

Я подошла еще на шаг, подняла руку и осторожно протянула ее к груди Джека.

— Стой. Не приближайся, — предупредил он, в его голосе звучал страх.

Я крепко закрыла глаза, вдохнула поглубже, сделала шаг вперед и ткнула в него рукой.

Глава девятнадцатая

И я что-то почувствовала.

Но он был не совсем плотный, скорее как густая грязь или мокрый песок. Джек отскочил от меня, а я резко отдернула от него руку:

— Что за фигня? — И я посмотрела на оставшиеся на моей руке следы этого странного вещества. Что бы это ни было, оно как-то… светилось.

Когда я подняла взгляд, Джека уже не было. Я поспешно вышла из квартиры Майкла, даже не удосужившись запереть за собой дверь. Что делать дальше, я не знала. Разве что помыть руки.

И хотя полутвердая консистенция Джека меня напугала весьма и весьма сильно, визитка с адресом «Песочных часов» буквально прожгла в кармане дыру. Добраться до них можно меньше чем за двадцать минут.

Надо рискнуть.

Оттерев как следует руки в ванной, я собрала сумку: предметы первой необходимости плюс темная одежда, на случай, если надо будет слиться с окружающей обстановкой, и распечатка Майкла, с которой он велел мне не спускать глаз. Я забрала волосы наверх, чтобы не лезли в лицо, а потом направилась на кухню, чтобы налить кофе в термокружку. Быстренько написав Томасу и Дрю записку, я вышла из лофта, держа в руке визитку Майкла.

На день рождения Дрю Томас поставил джи-пи-эс в ее внедорожнике. Мне лишь нужно было ввести адрес с карточки. Я проверила, достаточно ли в баке бензина, вдохнула поглубже и двинулась задним ходом. Водила я прилично, но очень редко. Хорошо, что это было почти так же, как ездить на велосипеде.

Или что там еще бывает.

Джек. Если он не рябчик, то кто? Что, если он просуществовал так долго, что оброс по ходу дела материей? Но если это так, почему со Скарлетт не произошло того же самого?

Можно было бы спросить Майкла, но по непонятным мне самой причинам мне не хотелось рассказывать ему о Джеке. От одной мысли об этом у меня раскраснелись щеки.

Я ожидала, что «Песочные часы» будут располагаться в каком-нибудь офисном здании. Но прибор увел меня из центра города к зеленым полям и земельным участкам. Я открыла окно, чтобы насладиться свежим ветром, запахом скошенного сена и прочими земными радостями. Вскоре система джи-пи-эс объявила, что я на месте, и я остановилась около здания, обнесенного каменным забором с металлическими воротами. Они оказались открыты.

Но с дороги ничего не было видно из-за высоких дубов. Между ними петляла гравиевая дорога, но я не видела, куда она вела.

Приходилось ехать наугад.

Но когда один раз избежал смерти, рисковать становится уже не страшно. Что со мной могло случиться? Меня могли посадить в тюрьму за нарушение границ частной собственности. Наверняка там не хуже, чем в психушке. Или тот, кто жил за этим каменным забором, мог поймать меня, заточить в подвале и проводить надо мной опыты. Как и в психушке. Я колебалась, поворотник мигал очень ярко, и я воображала себе, что он наверняка уже созвал всех охранников и собак, поджидавших меня прямо у границы участка.

Но мне нужны были ответы.

Я хотела узнать, правду ли говорил Майкл и что еще он от меня скрывал.

Я вдохнула поглубже и въехала в ворота.

Глава двадцатая

Засомневавшись, что я правильно ввела адрес с визитки, я посмотрела на нее еще раз, чтобы убедиться, туда ли я приехала. Передо мной стоял деревенский особняк в стиле неогрек — огромное раскидистое здание из красного кирпича с высокими белыми колоннами по бокам широкой входной двери. Там не оказалось ни вооруженной охраны, ни собак, все было совсем не так, как я ожидала. Дорога заворачивала за угол дома, образуя небольшую парковочную площадку под немногочисленными деревьями.

Поставив машину, я решила, что буду, как и обычно, ориентироваться по обстоятельствам и в случае чего сделаю вид, что заблудилась. Я надеялась, что в машину никто заглядывать не будет. Наворочанный навигатор не дал бы мне заблудиться. Я твердо вознамерилась тут все разнюхать, раз уж я такая мегашпионка…

Я аккуратно вылезла из машины, окунувшись во влажный воздух, и побежала прятаться за деревьями. Солнце, уже готовое скрыться за горизонтом, было ярко-оранжевым, как апельсиновый шербет.

В приближавшихся сумерках на фоне темного леса стойло и остальные надворные постройки казались едва различимыми контурами.

Я попробовала подкрасться поближе.

Я скользила вдоль стены дома, ныряя под окнами, и буквально обливалась потом. Столько сил уходило на то, чтобы не издавать ни звука. Воздух был очень влажным, так что я порадовалась, что забрала волосы наверх. Добравшись до угла, я вытерла подолом майки лоб. Хоть листья уже начали менять цвет, ощущения, что скоро осень, не было.

Тыльная сторона здания напомнила мне о многочисленных помпезных телесериалах восьмидесятых. Вокруг ярко освещенного бассейна в каменных вазах росли вечнозеленые растения, по углам итальянского патио, выложенного керамической плиткой, стояли колонны. От дома вниз спускалась трехъярусная каменная терраса. То здесь, то там стояли крошечные кофейные столики со стульями, бархатная уличная мебель, фонари, и повсюду те же вечнозеленые растения. В общем, совершенно не было похоже на сверхсекретную штаб-квартиру путешественников во времени.

Вдруг я услышала голоса и нырнула за угол стены. На противоположном краю патио я заметила два едва различимых силуэта. Люди стояли, облокотившись о перила, до меня доносились их голоса. Явно мужские.

Один из них меня особенно заинтересовал.

Это был Майкл.


Я потихоньку приближалась к ним, прижимаясь спиной к каменной стене, потом опустилась на корточки. Нужно было поудобнее устроиться. Насколько это было возможно — камни больно давили в спину.

— Какая она? — спросил незнакомый мне голос.

— Одно расстройство. Она просто невероятная. — Майкл вздохнул. — Я даже не думал, что такое возможно.

Ненадолго воцарилось молчание.

— Что ей известно?

— Почти все, за исключением того, зачем она мне нужна.

— И как она это восприняла?

— А ты как думаешь? Ты бы как такое воспринял?

Я застыла. У меня возникло ощущение, что я знаю, о ком они говорят.

— Ты должен рассказать ей и все остальное, — настойчиво сказал незнакомый голос.

— Калеб, время пока неподходящее. Она только начинала мне доверять.

— Все же она должна все узнать, пока ничего не случилось. — У Калеба был сиплый голос. Мне так захотелось увидеть его лицо. Было любопытно, соответствует ли оно голосу. — Ей необходимо знать, что происходит. Нельзя ее вслепую в это втягивать.

— Я об этом позабочусь. — Казалось, что Майкл говорил, стиснув зубы.

— Позаботься, — сказал Калеб. Он хотя бы был за то, чтобы я все узнала и могла за себя постоять, а не пребывала в неведении. Мне он понравился. Кем бы он ни был. — Помни, что мы одна команда. Я беру на себя документы, ты — ее. Это очень важно для всех.

— Я дал слово, и я его сдержу. Я готов на все, чтобы вернуть его, на любую жертву.

— Ты думаешь, она согласится?

Ответил Майкл не сразу:

— Не могу сказать наверняка. Но сомневаюсь не сильно. Она потрясающая.

От каменной стены эхом отразился полный удивления смех.

— Майк! Ты что, запал на нее?

— Мне ведь нельзя. Ты же знаешь правила.

Калеб фыркнул:

— Меня бы это не остановило.

— Я знаю. Но я на нее не запал. — Прозвучало это довольно твердо. Но Калеб, наверное, посмотрел на него с сомнением, поскольку Майкл повторил: — Не запал. У меня есть на это свои причины.

У меня в животе немного похолодело.

— Брат, я же чувствую. Я знаю. Если она, как ты говоришь, «потрясающая», то ты просто дурак. Но я все забываю, ты же рыцарь и человек чести, — поддразнил его Калеб.

— Тебе бы тоже не помешало им стать, — тихо ответил Майкл.

— Только не говори мне, что это из-за Авы, умоляю.

— Калеб, — опечаленно сказал Майкл, — я тебе уже говорил, как обстоят дела с Авой…

В одном из окон на верхнем этаже зажегся свет, на террасе появился желтый прямоугольник.

— Пойду в дом, — поспешно сказал Калеб. — Расскажи ей все, не надо относиться к ней как к ребенку.

— Иди уже! — прошипел Майкл сквозь зубы, потом закрылась дверь.

Вскоре свет в окне погас.

Какое-то время я сидела неподвижно, переваривая услышанное. Я не могла знать наверняка, что говорили обо мне, ведь имени своего я не слышала. Но можете считать это навязчивой паранойей или небывалой интуицией, но я была уверена, что под местоимением «она» в разговоре подразумевалась я.

А кем был «он»?

Крадучись, я направилась обратно. Я не спешила, решив дать Майклу время уйти, чтобы не наткнуться на него. Добравшись до фасада здания, я дала волю своему любопытству и заглянула в одно из окон — они, к счастью, располагались довольно низко.

На одной из стен висело несколько фотографий. Хотя они освещались сверху, на лицах лежали блики, и разглядеть их не удавалось. Но я все же решила попытаться и медленно переводила взгляд с одной фотографии на другую, задержавшись на самой последней. Что-то в лице запечатленного на ней человека показалось мне знакомым. Но прежде чем я успела понять, кто это, зажегся свет в соседнем окне, и от меня на траве образовалась очень четкая тень. Я вжалась в стену и дождалась, когда погаснет свет, а потом направилась к машине и открыла дверцу.

Я вскрикнула.

В машине уже кто-то был.

Глава двадцать первая

— Тихо, — прошептал Майкл. — Ты и мертвого разбудишь!

— Что ты тут делаешь? — выдавила я, задыхаясь и прижимая руку к груди — сердце готово было выскочить.

Майкл выключил внутреннее освещение в машине, но я все же не разглядела, насколько он зол.

— Думаю, лучше будет спросить, что ты тут делаешь?

Я быстро отмела версию про то, что я заблудилась, и постаралась придумать что-нибудь еще. Но нет, ничего в голову не приходило. Я покачала головой, хватая ртом воздух.

— Как ты меня нашла?

— Я тебя не искала. Я искала «Песочные часы», — ответила я. — Адрес я взяла с твоей визитки, которую нашла на столике у кровати, а ключи — у Дрю. Они… валялись на полу… она попросила открыть дверь в твой лофт грузчикам, которые принесли диван. Прости.

Вообще-то, настоящие шпионы должны молчать даже под пытками. А из меня все мои тайны посыпались, как мелочь из разбитой копилки.

Майкл вздохнул и откинулся на спинку сиденья:

— Отлично. Что еще ты там нашла?

— Да ничего особого.

За исключением фотографии какой-то красотки и зашифрованных надписей.

— Тебе тут находиться небезопасно, — сообщил Майкл, протягивая руку к рулю. — Поехали отсюда, пока тебя никто не увидел.

— Ты имеешь в виду кого-нибудь вроде Калеба?

— О Калебе сейчас меньше всего стоит беспокоиться.

— Он, по крайней мере, тоже считает, что я должна знать, что происходит, — съязвила я. — Он меня ни разу не видел, но он более высокого мнения обо мне, чем ты.

Майкл с отвращением покачал головой и показал на соседнее сиденье:

— Садись. — Я и не пошевелилась, тогда он схватил меня и перетащил через себя на пассажирское место. — Это тебя в пансионе подслушивать научили?

— Почему ты решил, что меня можно хватать?

От его прикосновения по телу разлилось приятное тепло, и я разгорячилась еще больше.

Майкл завел двигатель. Когда засветилась приборная панель, я посмотрела ему в лицо:

— Подслушивать я тоже не собиралась. Я оказалась в нужном месте… ладно, — поправила я, заметив недовольный изгиб его бровей, — в ненужном месте в нужное время.

Он снова покачал головой.

Майкл медленно вел машину по длинной гравийной дорожке и включил фары, только когда мы выехали на главную дорогу. Он повернул руль в сторону, противоположную Айви Спрингс.

— А как же твоя машина? — спросила я.

— Заберем ее на обратном пути.

— На обратном пути откуда? — К коктейлю из ужаса и смущения добавилась тревога, моя старая подруга.

— Из моего дома, — сказал он, глядя исключительно на дорогу.

— А это не там же, где мой дом?

— Нет, — ответил он с напускным спокойствием. — Я имел в виду свой дом там, где я учусь. И ты едешь со мной. Хочу тебя кое с кем познакомить.

— А подождать это не может? Ты о ком? У тебя есть еще один дом?

— Ты не могла бы на секундочку остановиться и перестать задавать вопросы? Мне надо обдумать, как все устроить. — Он крепко сжал губы.

Я подождала ровно секунду.

— Почему, когда ты сегодня уезжал, не сказал, куда направляешься?

Майкл громко и недовольно простонал:

— Я же тебя попросил подождать с вопросами.

— Ты просил остановиться на секунду. Если тебе нужно было больше времени, следовало так и сказать. — Поскольку у меня имелся старший брат, я умела вести спор так, чтобы измочалить собеседника, как собака кусок мяса. — Почему ты не сказал мне, что едешь в «Песочные часы»?

— Эмерсон, я уж точно не хотел, чтобы ты поехала за мной. — Майкл включил радио — очевидно, для того, чтобы заткнуть мне рот.

— Я не за тобой поехала. Если быть точной, — возразила я, убавляя громкость.

— Нет, ты вломилась в мое жилище, а потом прикатила туда, откуда тебе лучше бы держаться подальше. — Майкл старался говорить спокойно, но раздражение было готово выплеснуться наружу. — Тебе не стоило в это лезть.

Я на миг задумалась — может, мне стоило бояться, а не злиться? Майкл ведь насильно посадил меня в машину и повез неизвестно куда против моей воли. Это все равно что похищение. Я прислушалась к себе повнимательнее, пытаясь понять, боюсь ли я.

Нет. Я была просто в бешенстве.

Сразу за кампусом мы свернули на маленькую улочку. Вокруг стояли очень аккуратные дома постройки начала двадцатого века. Мы подъехали к одному из самых красивых. У него были пологая щипцовая крыша, черные ставни и широкое крыльцо.

Майкл вышел из машины и открыл передо мной дверь. Он взял мой рюкзак и направился к дому, а я и не пошевелилась. Поняв, что я за ним не пошла, Майкл развернулся к машине и фыркнул, сдувая волосы со лба:

— Эмерсон? Не заставляй меня тащить тебя насильно.

И я пошла за ним в дом.

Следуя за Майклом на цыпочках, я вошла в дверь и после темной прихожей попала в комнату с высоким потолком со сложной лепниной и деревянным полом. В противоположном ее конце стоял стол красного дерева, на котором располагалось невероятное количество ноутбуков и чашек с кофе различной степени наполненности.

Майкл положил мой рюкзак на маленький столик и плюхнулся на один из кожаных диванов.

— Мне сесть? — поинтересовалась я, показывая на пустое место рядом с ним. Кожа на диване напоминала старую бейсбольную перчатку. — Или на крыльце подождать?

Майкл протянул ко мне руку, схватил за рукав и усадил меня рядом с собой. Чуть ближе, чем мне самой этого хотелось бы в тот момент, но я отодвигаться не стала.

— Ты, наверное, до сих пор злишься.

Майкл склонил голову набок, посмотрел на меня и недовольно скривил губы.

— Нечестно все это, — защищалась я. — Ты от меня что-то скрываешь. Причем то, что касается меня самой. И мне это известно, и тебе это известно, так почему же мы это не обсуждаем?

— Тебе разве не хватило информации о твоих способностях?

— Майкл, ее я уже переварила. И настолько хорошо переварила, что она скоро выйдет большим куском го…

— Не надо мне грубить. — Глаза его сверкнули, предупреждая меня о том, что он говорит всерьез.

— Я не грублю, я злюсь, — процедила я сквозь зубы. — А ты рискуешь здоровьем, если не расколешься.

— Я тебя серьезно недооценил.

— И что ты этим хочешь сказать?

Какое-то время Майкл смотрел на меня.

— Ты настолько смелая, что подвергаешь себя опасности. Ты и не представляешь, как ты сегодня рисковала. — Он встал и начал расхаживать перед диваном из стороны в сторону. — В том доме…

— Ты о чем? Давай без загадок, — резко сказала я.

Майкл, словно защищаясь, поднял плечи. Вся его злость моментально прошла.

— Если бы с тобой сегодня что-нибудь случилось, виноват в этом был бы я. Калеб предупреждал меня, что не стоит относиться к тебе как к ребенку, но я его не послушался. Прости.

Видно было, что он с трудом подбирал слова.

— Больше я без тебя ничего не могу сделать. — Майкл сжал руки за головой и закрыл глаза. — Ты сегодня подслушала наш с Калебом разговор о…

— Майкл? — раздался тихий голос из прихожей.

Он резко опустил руки и открыл глаза:

— Доктор Рукс?

В комнату вошла женщина. Офигенной красоты. Безупречная бронзовая кожа, очень коротко стриженные темные волосы. Возможно, с прической она просто не заморачивалась, потому что лицо у нее было несравненное. Я в изумлении вытаращила на нее глаза, надеясь, что челюсть у меня не очень сильно отвисла.

— Эмерсон, я хочу познакомить тебя с доктором Рукс. Она — физик-теоретик, преподает в колледже. Еще она в некотором роде глава семьи.

Я что-то сомневалась, что свет видывал физика-теоретика и главу семьи такой красоты. Мне показалось, что ей под тридцать, она была высокой, с тонкими чертами лица и большими выразительными глазами. Когда она повернулась ко мне и улыбнулась, я заметила у нее в носу крохотное колечко и совсем уж удивилась.

— Рада познакомиться. — Услышав ее голос, я подумала о теплых солнечных лучах и тропическом бризе. — Ты останешься у нас на ночь? — озадаченно спросила женщина.

Я и не знала, что ответить, и посмотрела на Майкла. Он бросил взгляд на висевшие в углу дедушкины часы.

— Уже почти полночь, — сказал он мне. — Наверное, тебе следует позвонить Томасу.

Я сидела неподвижно.

— Прошу тебя. Не хочу, чтобы у тебя или у меня были неприятности.

— Я позвоню, хотя мы еще не закончили. Я скажу ему, чтобы не ждал меня раньше завтрашнего утра. — И встала, чтобы достать из рюкзака мобильник. Пусть только Майкл попробует мне возразить. Я сама удивлялась собственной дерзости. — Или тебе такое решение не по вкусу?

— Это твоя жизнь.

Когда я направилась к двери, доктор Рукс улыбнулась.

А Майкл — нет.

Я вышла в прихожую, чтобы позвонить брату, и принялась трясущимися руками нажимать на кнопки. Томас не ответил. Я обрадовалась и оставила ему короткое голосовое сообщение. Лучше уж молить о прощении, чем просить разрешения и все такое. Когда я вернулась в комнату, доктор Рукс с Майклом о чем-то яростно перешептывались.

— Э… мы обсуждали, где ты будешь спать, — объяснил Майкл, и они разошлись в стороны. Но к его лицу подступила краска, и я поняла, что это не так. — Доктор Рукс надует тебе матрас у себя в комнате.

— Это на втором этаже. — Она указала на мой рюкзак: — Готова?

Я посмотрела на Майкла. Я не хотела устраивать сцену, но сдерживаться было выше моих сил.

— Ты иди, — сказал он ей. — А я приведу Эмерсон через некоторое время. Нам надо кое-что обсудить.

Глава двадцать вторая

— Держи. — Майкл подал мне высокий стакан с ледяной водой, который он принес с кухни, и сел рядом со мной на диван. — Есть точно не хочешь?

— Хватит время тянуть. Я хочу получить ответы на свои вопросы. — Я прижала дно стакана к ноге, наблюдая за тем, как по его стенкам стекают капли конденсата, вырисовывая у меня на джинсах мокрое и холодное кольцо. — Ты уже начал говорить что-то про Калеба.

— Да, про Калеба. — Он протяжно выдохнул. — Фамилия у него Баллард. Он сын Лайема Балларда.

Осмыслила услышанное я не сразу. Но когда до меня дошло, у меня просто челюсть отвисла.

— Того самого, который основал «Песочные часы»?

— Того самого. Лайем Баллард был моим ментором. Это он погиб полгода назад.

— Майкл, — выдохнула я. Я не стала говорить, как мне жаль. Мне кажется, нет смысла сожалеть о том, что тебе не подвластно.

В его взгляде снова появилась грусть вперемешку со злобой, которую я уже видела, когда он впервые сообщил мне о том, что потерял Лайема.

Запрокинув голову и уставившись в потолок, Майкл стал рассказывать о том, что тогда случилось, а не о своих чувствах.

— Несколько лет назад в Беннеттском университете закрылась кафедра парапсихологии, и Лайем организовал ее ответвление.

— Я читала об этом. — Я провела кончиком среднего пальца по краю стакана. — Их не хотели финансировать или просто не ценили.

— Лайем открыл «Песочные часы» для частных клиентов. Руководствуясь этическими соображениями. — Майкл опустил голову, но на меня так и не посмотрел. — И сотрудники центра действительно исповедовали определенную мораль — до тех пор, пока Лайем не умер. Ты и сама представляешь себе, что значит иметь особые способности, не понимая, что это такое, и не зная, как ими пользоваться. Лайем считал, что для таких, как мы, нужно какое-то прибежище, где нам помогут. И где нас научат приносить окружающим пользу, а не вред.

— И ты ушел. Ты больше не работаешь в «Песочных часах», — вдруг поняла я.

— Когда Лайем погиб, центром стал заправлять Джонатан Лендерс. — Я видела лишь профиль Майкла, но все равно поняла, насколько он был зол. — Я хотел бы оставаться верен «Песочным часам» и памяти Лайема, но я отказываюсь работать под началом Лендерса.

— Почему?

— Во-первых, он одержим желанием добраться до исследований Лайема. Калеб держит их под замком и пытается по возможности вынести материалы из дома, но Лендерс и его приспешники постоянно его караулят. У него есть какая-то корыстная цель. Какой-то план. Я это чувствую.

— А почему ты не остался там следить за ним?

— Передо мной стоят другие задачи. — Майкл наконец посмотрел на меня, и я почувствовала себя как гамбургер на тарелке. — К тому же у Калеба более веские причины там оставаться, чем у меня. Это же его дом.

— Как я поняла, вы с ним друзья. Почему же ты так боялся, что вас увидят вместе?

— Потому что Лендерс не в курсе ни где я, ни чем я занят, и я не хочу, чтобы ему это стало известно. Важно, чтобы он и о тебе ничего не узнал. — Майкл поднес пальцы к вискам и потер их так, словно у него заболела голова. — А ты пришла сама и чуть ли в дверь не постучала.

Я не стала признаваться в том, что действительно чуть не сделала это.

Майкл принялся крутить головой, потягивая шею. Я гадала, так же ли у него напряжены мышцы, как и у меня, и как бы он отреагировал, если бы я попыталась его помассировать. Но я решила терпеть и не стала его трогать, а вместо этого извинилась:

— Прости меня. За то, что приехала в «Песочные часы», и за то, что не доверяла тебе и начала за тобой шпионить. — Я протянула руки, демонстрируя, что сдаюсь. — Прости за все.

— И ты прости меня за то, что я слишком уж пытался тебя от всего оберегать и ничего не рассказывал. Но для Лендерса мы просто бесценны. Он, если мог бы, отправил бы меня в будущее с целью поменять настоящее — искать лекарства от болезней, решать экономические вопросы, проблемы с нехваткой электроэнергии.

— И поэтому ты так боишься, что он отыщет меня? Думаешь, что он пошлет меня в прошлое… перекупить Гугл или что-нибудь в этом духе? — Уж точно не из-за этого Майкл был таким скрытным. И обеспокоенным. — Ты считаешь, что я подписалась бы на это?

— Нет, дело не в этом. — Майкл поерзал на диване и наклонился ко мне. Очень близко, так что у меня на миг остановилось сердце. — Просто у меня такое чувство… Этот человек помешан на прошлом, и я боялся, что он сможет навязать тебе свою точку зрения. Я надеялся, что этого не произойдет, но до личного знакомства с тобой я не мог быть в этом уверен.

Я посмотрела Майклу в глаза, гадая, что же он видел в моем взгляде. Я отвернулась, пожевала нижнюю губу, а потом спросила:

— И каков вердикт?

— Я тебе доверяю, — ответил он. — Настолько, что буду просить тебя о помощи.

— Как же я могу тебе помочь?

— Я хочу, чтобы ты остановила Джонатана Лендерса.

— И в чем я ему помешаю?

— Убить Лайема.

Глава двадцать третья

— Повтори-ка, чего ты от меня хочешь?

— Мне нужна ты сама, я хочу воспользоваться твоей способностью путешествовать в прошлое, чтобы помешать Лендерсу убить Лайема. Без тебя я этого сделать не смогу.

Я откинулась на спинку дивана и взяла с него подушку, прижав ее к груди, словно щит. Дрожь появилась сначала в ногах, потом поднялась выше, добравшись до живота, до рук, до кончиков пальцев.

— Я не понимаю.

— Если мы не дадим Лайему умереть, Лендерс не сможет встать во главе «Песочных часов».

— Как? Это же уже произошло. Если мы попытаемся это изменить… мы же создадим какой-нибудь парадокс или типа того. — Я ничего о путешествиях во времени не знала, за исключением того, что отложилось у меня в голове после просмотров трилогии «Назад, в будущее» по кабельному и повторов «Остаться в живых». Парадоксы лежали в основе сюжетов этих фильмов. Но до сих пор все это казалось вымыслом. Я еще крепче вцепилась в подушку. — Как можно не дать человеку умереть? Особенно если он уже умер?

При мысли об этом у меня сдавило грудь.

— Есть одна теория, называется она принципом Новикова. Это научное объяснение лазейки, благодаря которой мы сможем спасти Лайема без каких-либо побочных эффектов. Никакого парадокса. Лайем погиб при пожаре в собственной лаборатории. Все сгорело дотла.

— Ты видел, что я искала в Интернете… — Я осеклась. Значимых фактов, конечно, там бы не опубликовали. — Я как раз об этом и прочитала.

— Там было о том, что в здании сгорело вообще все? — Майкл сжал руки так, что побелели пальцы. — Нашли лишь несколько обугленных костей.

Меня затошнило. Какая ужасная смерть.

— Нет, это я прочитать не успела.

— Согласно принципу Новикова, прошлого в целом мы не изменим, мы просто в некотором роде повлияем на него, не вызвав никаких противоречий.

— Я утеряла нить. Каких еще противоречий?

— Все считают, что Лайем умер. Мы вернемся назад во времени, чтобы не дать этому случиться. Мы выведем его из лаборатории, прежде чем с ним что-то случится. — Майкл объяснял мне это, и руки у него разжались. — Мы заменим его кем-нибудь другим, чтобы факт смерти все равно остался фактом. А он после этого будет скрываться.

Я усиленно сглатывала, но тошнота подкатывала к горлу. Я наверняка не расслышала.

— Ты хочешь, чтобы вместо него умер кто-то другой?

— Нет! — Майкл уставился на меня. — Доктор Рукс преподает теоретическую физику, работает на кафедре в колледже, у нее есть ключ, и мы сможем взять труп…

— Стой. — Мне надо было отдышаться. Уверившись в том, что содержимое моего желудка не вывернется наружу, я жестом велела ему продолжать. — А почему так важно, чтобы его считали мертвым?

— Чтобы ничего не изменилось. Будут кости, то есть доказательства. Потом Лайем будет прятаться в течение шести месяцев, до того самого момента, когда мы вернемся в прошлое и спасем его, и тогда временной континуум не будет поврежден. Скорее всего.

Я уловила в голосе Майкла надежду.

— То есть если и есть возможность изменить прошлое, не повлияв глобально на весь мир вообще, то вот она перед нами? — спросила я, стараясь не думать о трупе.

— Да, так и есть. Особенно потому, что стопроцентных доказательств того, что найденные в лаборатории кости принадлежали именно Лайему, нет.

Я взяла стакан и сделала несколько маленьких глоточков, переваривая информацию.

— Но спасти Лайема важно не только для того, чтобы остановить Лендерса. Так?

— Лайем был мне как отец. Настоящего-то я лишился.

— Я понимаю, почему тебе хочется, чтобы он был жив.

Родной отец Майкла бросил его маленьким, а Лайема убили. Я бы на его месте тоже боролась за справедливость.

— Это важно не только для меня. А еще для его жены, сына и всех членов «Песочных часов», кому он помогал, а также тех, кому он мог помочь. До того как я с ним познакомился, я и не знал, сколько добра может сделать один человек.

— Понимаю.

Майкл склонил голову и исподлобья посмотрел на меня:

— Я знаю — как и ты, из будущего. Как ты думаешь, кто рассказал мне о принципе Новикова?

Хотя я и понимала — и наверняка лучше многих, — почему Майклу хотелось спасти человека, которого он любил, все же то, о чем он говорил, у меня просто в голове не укладывалось. Я неровно выдохнула — я все еще дрожала.

— Тебе нужны были ответы. Вот ты их получила, — взволнованно сказал он, подавшись ко мне. Дышать от этого легче не стало. — Жалеешь, что спросила?

— Ты говоришь о том, чтобы вернуть человека из мертвых, — тихо проговорила я.

— Я понимаю, что звучит это невероятно. — Майкл взял меня за руки. — Но это правда.

— А меня еще сама идея путешествий во времени удивляла.

Я пыталась мыслить ясно, но пока он меня держал — это было невозможно. Во мне пульсировал электрический ток, я посмотрела на Майкла, и между нами хлынул поток несказанных вслух слов. И чем дольше он держал меня за руки, тем сильнее ощущалась эта связь.

— Мне надо будет об этом подумать.

Я высвободила руки и метнулась на противоположный край дивана, выдохнув из легких весь воздух и закрыв глаза. В последние дни мне так приходилось напрягать мозги, что они, казалось, были уже ни на что не способны.

Из ума не шла возможность изменения времени. О том, что можно вернуть из мертвых того, кого любишь. Я подумала о том, что сама эта идея наверняка бросает вызов мирозданию, провоцируя его на еще более жестокие удары судьбы.

Я так устала и запуталась во всем этом, что уснула.

Глава двадцать четвертая

Стеклянная вращающаяся дверь крутится быстрее и быстрее, принося арктический холод и запах сосен. Потом она, не останавливаясь, отделяется от самого здания, и превращается в сани, запряженные черными как смерть лошадьми. Только появившись, сани тут же взмывают на гору, оставляя позади душераздирающие крики и горчично-желтый запах серы. А рядом со мной оказывается некто, одно тело, без лица, а вместо глазу него горящие угли.


— Нет! Нет! — Я резко подскочила, ощутив внизу спины холодный пот.

Майкл все еще сидел рядом. Неистово дрожа, я заползла к нему на колени — мне было слишком страшно, так что о смущении я забыла. И снова возник электрический ток. На этот раз это меня не встревожило, а, наоборот, успокоило. Я постепенно перестала глотать ртом воздух, задышала спокойнее и наконец смогла говорить.

— Прости, — кашлянув, выдавила я. — Все в порядке.

— Врешь. — Майкл покачивал меня на руках, успокаивая. Я в кои-то веки не обращала внимания на нашу близость. Правда.

Я прижалась лбом к его плечу. Он потирал мне спину, а я старалась успокоить дыхание. Дедушкины часы пробили два, бой эхом отразился от стен комнаты.

В наступившей тишине страх наконец сменился неловкостью.

— Не надо.

— Чего не надо? — Я прижалась лицом к груди Майкла, пряча его.

— Я чувствую, что ты стесняешься, не надо этого. — Он приподнял мой подбородок. — Я уверен, что тебе этот сон уже не первый раз снится. О чем он?

— Дело не в том, что я не хочу тебе этого рассказывать, я просто… не могу.

— Эм? — Хвостик у меня на голове развязался. Майкл убрал волосы с моего плеча, а потом коснулся пальцами шеи. — Если хочешь поговорить, я выслушаю.

В глубине его глаз отражалась моя боль. Наша связь была настолько эмоциональной, что не давала мне вздохнуть. У меня было такое чувство, что Майкл уже знал, что я собиралась ему сказать.

— Мои родители. В тот день, когда их не стало…

Майкл обнял меня, я почувствовала себя защищенной, а сила тока утихла, осталось лишь тихое гудение.

Я вдохнула поглубже, а на выдохе вздрогнула.

— Это случилось, когда мы уехали отдыхать на горнолыжный курорт. Рябь я начала видеть за пару месяцев до этого, и родители не знали, что делать. Мне кажется, что они хотели вывезти меня из города, чтобы посмотреть, не прекратятся ли мои видения.

Майкл слушал, внимательно глядя на меня, — может быть, он предполагал, что я могу сломаться.

Я и сама о том же думала.

— Мы спешили на автобус, на котором собирались добраться до спуска для профи. А я никак не могла найти одну из палок. Я сказала маме, чтобы они с папой шли без меня, что я достаточно взрослая и приеду к ним потом сама. — Когда я вспомнила, каким тоном я это сказала, у меня защемило сердце. — С тех пор когда я начала утрачивать рассудок, она стала слишком уж меня опекать.

— Да, ты, похоже, не из тех, кто обрадуется чрезмерной заботе. — Майкл снова взял меня за руки.

— Мне это жутко не нравилось. Но мама не хотела ехать без меня. Мы вышли в коридор, продолжая спорить. Я была так увлечена, что не заметила, как на меня кто-то налетел. И я уронила рюкзак. Из него все высыпалось. Мама была очень недовольна, и я снова попросила ее не ждать меня. И они с отцом уехали.

От вращающейся двери дул холодный вечер, я чувствовала это, как будто все случилось только вчера. Я видела, как выходит мама и ветер бросает волосы прямо ей в лицо, на котором читается нечто среднее между сожалением и разочарованием.

— Причину так окончательно и не выяснили, предположительно это была либо ледяная глыба, хотя, может быть, что-то еще заставило автобус съехать с дороги. Автобус свалился с горы в наполовину замерзшее озеро. — У меня затряслись губы. — Люди провалились сквозь лед. Тела целых три дня собирали.

Майкл ничего не ответил, лишь крепче сжал мою руку. Я прижалась щекой к его плечу. Но не замолчала.

— И последнее, что я сказала… я сказала маме… что она мне не нужна. Я сказала, что не надо со мной тетешкаться, что я сама могу о себе позаботиться. Этого я никому не рассказывала. Даже Томасу.

Раньше я не отваживалась произнести этого вслух. Рассказывать о случившемся было все равно что переживать это заново.

— Ты ведь их любила, — утешал меня Майкл. — А они любили тебя.

— Я знаю.

Мы сидели неподвижно, единственными звуками в комнате были наше дыхание и тиканье часов. Я чувствовала дыхание Майкла.

— Нет, Эмерсон. — Он распрямил спину; заметно было даже, как побледнела его смуглая кожа. — Я такой идиот… Лайем… если кто и вправе изменить что-то в прошлом, так это ты.

— Прекрати. — Я покачала головой.

— Мы можем попробовать придумать, как сделать…

— А мы сможем? — Мой голос дрогнул. — Сможем?

— Я… не знаю. — Но по его глазам я поняла, что Майкл знал. Знал, что это невозможно.

Я тяжело сглотнула, прикусив щеку, чтобы не потекли слезы.

— Это изменение повлечет за собой другие. А парадоксов нельзя допускать, я права? К тому же были похороны.

Трупы.

— Или у тебя есть про запас еще какие теории? — Я постаралась сказать это как можно веселее, но ничего не вышло.

— Нет. — Майкл вытер большим пальцем выкатившуюся на мою щеку слезу. Такая забота меня чуть не прикончила. — Жаль, что дела обстоят так, а не иначе. Мне бы так хотелось, чтобы что-то можно было изменить.

— Я рассказала тебе об этом потому, что мне хотелось выговориться, а не потому, что я на что-то рассчитывала. — Я попыталась выдавить из себя улыбку. — К тому же я сама о себе могу позаботиться. Я уже несколько лет этим и занимаюсь.

— Эмерсон, ты поделилась со мной своим главным секретом. Я это очень ценю. Не надо делать вид, что это ничего не значит.

Я была готова вынуть сердце из груди и положить Майклу на ладонь, но он и так уже нежно держал его в своих руках.

Я закрыла глаза и вдохнула поглубже.

Да, мне тоже хотелось бы, чтобы все было иначе.

Глава двадцать пятая

Проснувшись, я увидела, что сквозь деревянные жалюзи пробивается солнце, и оно уже почти победило. Было уже довольно светло, и я поняла, что возвращение домой будет не таким уж и ранним.

Плохо.

Спала я в постели Майкла. Я пошевелила пальцами на ногах, радуясь тому, что он хотя бы разул меня, прежде чем накрыть одеялом. Я была в одежде. А он сам спустился на первый этаж и ночевал на диване. Как приличный мальчик. Я глубоко вдохнула, обратив внимание на то, что его подушка пахнет так же хорошо, как и он сам. Но я сдержалась и не уткнулась в нее лицом.

Когда глаза привыкли к свету, я осмотрела комнату. Обстановка не такая роскошная, как у нас, скорее студенческая, но видно было, что этот студент весьма аккуратный. Сине-зеленый плед хорошо сочетался с темно-синими стенами. На столе стояла серебристая лампа на длинной ножке — рядом с изящным ноутбуком, похожим на тот, что я видела в лофте. В углу, рядом с забитой книжной полкой, на специальной стойке располагалась акустическая гитара. Это все было так похоже на… самого Майкла.

Я все же поддалась своему желанию, повернула голову и вдохнула его запах. В дверь тихонько постучали. Смутившись, я раскраснелась и какое-то время обмахивала лицо рукой, прежде чем сказать:

— Войдите.

Майкл приоткрыл дверь. Его лицо озаряла улыбка.

— Привет.

Из-за того, что я увидела его лицо, только-только проснувшись, у меня зародилось ощущение особой близости. Может, это произошло потому, что вчера я впервые за последние четыре года открылась перед кем-то, кроме своих родственников. Или дело было в самом Майкле. Или в его подушке.

— Душ вон там. Полотенца под раковиной. А я пойду проверю, что у нас там с завтраком. — Майкл забросил в комнату мой рюкзак и вышел, я даже ничего ответить не успела.

Я быстренько приняла душ и оделась, порадовавшись тому, что всегда ношу с собой зубную щетку и косметичку. Вернувшись в комнату, я увидела, что Майкл сидит на кровати с двумя чашками кофе. Он оценил мой внешний вид — я была вся в черном.

— Ты успела стать эмо, пока я отвернулся? — спросил он, все так же широко улыбаясь.

Я провела рукой по рубашке и с напускной важностью ответила:

— Я не знала, с чем столкнусь в «Песочных часах». Так что взяла эту одежду на случай, если бы мне понадобилось стать незаметной в темноте.

— Ты похожа на маленького взломщика.

— Не забывай, что можешь получить как следует.

— Ой, прости. — Но прозвучало это не искренне.

— И ты меня — за то, что заняла твою ванную, — сказала я, садясь в пустое кресло за столом.

— Не страшно. Тут душевых много. — Майкл протянул мне кружку, и я заметила, что волосы у него мокрые. — Извини, но это не кубано.

— Переживу. Кофеин есть кофеин, — ответила я, обрадовавшись тому, что он помнит мои предпочтения, но все еще смущаясь из-за вчерашнего. Я не знала, что сказать.

Майкл нарушил тишину:

— На кухне можно поесть, когда будешь готова.

— Отлично. И надо, наверное, позвонить в «Закон Мерфи». Поверить не могу, я работаю первую неделю — и уже не вышла на работу…

Лили наверняка безумно волнуется. Или решила, что Майкл похитил меня, чтобы сделать своей наложницей. Эх, если бы все было так просто.

— Я уже позвонил. Сказал, что мы тут застряли. У тебя выходной, но это, видимо, благодаря какой-то девице, которая крикнула, что она выйдет за тебя, если ты все еще с этим «сладеньким».

— Спасибо. — Я сделала огромный глоток ужасно обжигающего кофе, глядя на ковер.

— Ты готова ехать домой? — поинтересовался Майкл. Я слышала любопытство в его голосе. — Или у тебя есть свободное время?

— Я вся в твоем распоряжении. — Слова вылетели прежде, чем я успела закрыть рот. — М-м-м… То есть полагаю, после того, как я провела с тобой ночь, у меня в любом случае будут неприятности… в том смысле, что я ночевала здесь, а не дома. — Я замолчала и вздохнула. — Да, время у меня есть.

Убейте меня.

— Хорошо. — Майкл встал. Он улыбнулся. — Надо рассказать доктору Рукс, кто ты на самом деле такая.

Глава двадцать шестая

Черная лестница привела меня на залитую солнцем кухню с дубовым полом и лимонно-желтыми стенами. Майкл пошел за обеденный стол, где уже сидели двое ребят, а я замерла у порога, увидев, что доктор Рукс стоит у кухонного стола с выложенной керамической плиткой столешницей и режет фрукты. Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь так ловко управлялся с жесткой коричневой кожицей ананаса. Она нарезала его большими кусками, и в кухне запахло, как в каком-нибудь прибрежном баре, так что у меня потекли слюнки.

— Доброе утро.

— И тебе тоже. — Голос ее звучал очень мелодично. Доктор Рукс взяла из стоявшей рядом чашки огромный апельсин. — Майкл сказал, что вы вчера допоздна разговаривали.

— Эм… прошу прощения за то, что вам пришлось надуть матрас, а я так и не появилась.

Женщина положила нож рядом с нарезанными фруктами и бросила на меня взгляд из-под ужасно длинных ресниц:

— Я его даже из коробки не достала. — Доктор Рукс рассмеялась, а я разинула рот. — На него это не похоже, я, должна признаться, весьма удивлена, учитывая обстоятельства. — Я подумала, что значит «учитывая обстоятельства». Доктор Рукс хитро улыбнулась и дала мне кусочек фрукта. — Он у нас особенный молодой человек.

Щеки у меня раскалились. Я наклонилась чуть вперед, чтобы не накапать сладкого ананасового сока на рубашку, и подставила под него другую руку. Вкус был даже богаче, чем запах. Я жевала, усиленно размышляя над тем, что же ответить.

— Это не… То есть мы не… У нас не… это.

— Прости. Зря я об этом подумала. — Она надрезала апельсин. — Мне показалось, что у вас довольно сильные чувства друг к другу. Я, наверное, ошиблась.

На столе я увидела держатель для бумажного полотенца в форме зайчика — сверху торчали уши, а сам рулон покоился на огромных лапах. Я оторвала полотенце, чтобы вытереть руки.

— Доктор Рукс, я извиняюсь, если доставила вам какие-то неудобства.

— Кэт. — Она улыбнулась и снова занялась апельсином. — Ничего страшного.

Она была такой классной, что я чуть было не задумалась о том, чтобы стать физиком. Чуть было.

За столом разразился спор.

— Бетмен круче всех. Никаких сверхъестественных способностей, чистая сила воли и желание бороться со злом. — Парень с дредами и теплым взглядом нанизал на вилку оладышек. На майке у него был какой-то гавайский принт. — Ему стоило только захотеть.

— Неубедительно, Дюн. Супермен, и без вопросов. Супермен. Разве кто может с ним сравниться? — Я никогда не видела такой огромной тарелки с омлетом, как у этого юноши с жесткими, торчащими во все стороны черными волосами и неоново-зеленым мелированием. Он поправил темные очки в толстой оправе. — Разве только если считать Людей Икс за одного человека, а не за целую команду…

— Ребята, — перебил их Майкл, заметив, что я смотрю на них. — Мне жутко неприятно прерывать вашу блестящую утреннюю дискуссию, но я хочу представить вам Эмерсон. Познакомься, это Нейт Ли и Дюн Га’аль.

— Привет.

Хорошо, что краска еще не сошла с моего лица после разговора с Кэт. Я чувствовала себя как на конкурсе красоты — на меня смотрели и оценивали.

У Нейта отвисла челюсть, и моему взору предстал отвратительный пожеванный омлет. Дюн передразнил Нейта, только у него во рту ничего не было. Но смотрели они не на меня, а куда-то мимо.

Что это с ними?

Услышав за спиной женский голос, я поняла.

— Так-так. Очень приятно познакомиться.

Я повернулась, чтобы посмотреть, кто так рано утром способен на подобный сарказм.

И увидела девушку с фотографии.

У меня сразу же возникла дилемма. Мне никак не удавалось придумать, за что ей можно дать пощечину.

А очень хотелось.

Ноги у нее были трехметровые. Худые, но с плавными линиями. Как по лекалу нарисованные. Лицо безупречное, словно над ним поработал один из лучших пластических хирургов, но у меня возникло такое ужасное ощущение, что у нее почти все было настоящее.

Или даже вообще все.

На ней были туфли на невозможно высоком каблуке и нереально короткая юбка, а голову венчали эксклюзивные солнечные очки, которые не дававшие ее темно-каштановым волосам падать на лицо.

Майкл встал между нами.

— Эмерсон, — сказал он настороженно, — это Ава.

Я улыбнулась, но уверена, что это было больше похоже на оскал.

— И мне крайне приятно.

Мы стояли, пристально глядя друг на друга, и я вдруг поняла, что веду себя как глупая маленькая девчонка, в которой не пойми с чего вдруг вспыхнула ревность, но я уверена, что каждая девушка, которой доводилось сражаться с кем-то за парня, знает, что чувствуешь в подобной ситуации.

И меня охватило ужасное чувство, что я проигрываю.

Чтобы хоть как-то прийти в себя, я развернулась и взяла дольку апельсина. Повернувшись обратно, я увидела, что Ава с Майклом сидят рядом вместе за столом и что она положила руку ему на коленку. Я снова отвернулась. И сжала апельсин так, что из него потек сок.

Я взяла у зайчика еще одно полотенце и вытерла капающий с пальцев липкий сок. Тишину нарушил низкий голос Дюна:

— Так что, Эмерсон переезжает в дом диссидентов?

— Нет, она всего на денек, — ответил Майкл. — Нейт, закрой уже рот.

— Мне показалось, что вы вчера приехали. Я слышал ночью голоса, — сказал Нейт, громко сглотнув.

Я снова развернулась, и вовремя: я заметила, как Майкл переложил руку Авы к ней на колени. Она выпятила нижнюю губку, и я задумалась о том, что же между ними происходит такого, чего я не могу понять.

— Кэт, мне надо с тобой поговорить, — сказал Майкл. — Наедине. У тебя сегодня будет свободное время?

— Да. — Кэт перевела взгляд с Майкла на меня, а потом на Аву, слегка нахмурив брови. — Мне надо кое-что сделать наверху, но я скоро спущусь.

Дюн встал, отодвинув стул. Он проехал по деревянному полу с таким неприятным звуком, что я напряглась. Еще больше.

— Пойду подготовлю оборудование. Вода ждет. — Дюн вышел, но через секунду его голова снова показалась в дверях. — Приятно познакомиться, Эмерсон. — Он посмотрел на Аву и снова исчез.

— Вода? — поинтересовалась я. — В каком смысле?

— Дюн мастер спорта, — ответил Нейт. — Легендарно известный.

— У него тоже есть особые способности. — Майкл показал на Нейта. — Нейт не только первый пожиратель протеинов, он еще…

— А, отложи этот рассказ до следующего раза. А что касается протеинов — я стараюсь набрать мышечную массу. Но не очень хорошо получается. — Нейт с ухмылкой показал на свою костлявую грудь.

Он поднялся со стула — кожа да кости — и вышел вслед за Дюном. А я осталась наедине с Майклом и Авой.

Она еще раз смерила меня холодным взглядом, перекинула волосы через плечо и снова повернулась к Майклу. На него она смотрела не такими ледяными глазами.

— Я хочу с тобой поговорить. В своей комнате.

Она тоже тут живет?

У меня скрутило живот. Теперь я поняла, что имела в виду Кэт. Она удивилась тому, что Майкл привел меня домой, учитывая, ведь здесь живет Ава. А я прошлой ночью лежала у него на коленях и изливала ему душу, пока Ава спала этажом выше.

А судя по тому, как она на него смотрела, они были не просто друзьями.

Глава двадцать седьмая

Майкл перевел взгляд с Авы на меня, задержав его на моем лице, — оценивал, наверное, возможные повреждения.

— Сейчас, я позабочусь об Эм… ерсон. Приду через секунду.

Позаботится? Это то, что он пытался сделать и прошлой ночью?

Когда Ава встала, он все еще смотрел на меня.

— Не задерживайся. — Она прошла мимо, даже не взглянув на меня.

Я вспомнила, как нашла ее фотографию у Майкла на полке, и пожалела, что не стащила ее.

С удовольствием бросала бы потом в нее дротики.

Я плюхнулась на пустой стул, скрестила ноги и руки и стала ждать, когда Майкл что-нибудь скажет.

— М-м-м… я, наверное, должен тебе все объяснить.

— Что объяснить? — Я старалась говорить беспечно, но прозвучало это скорее мрачно.

— Что это за люди. Я сказал тебе, что мы и «Песочных часах» занимаемся наставничеством и консультируем. — Майкл поставил рядом со мной еще один стул и чуть было не сел, но я так зло на него посмотрела, что он вместо этого поставил ногу на сиденье, положил на нее руку и продолжил свой рассказ. — Вчера ты видела, какой большой дом с участком мы занимаем.

— Видела.

— Дюн — с Самоа, Нейт — из Нью-Йорка, а Ава — из Калифорнии. Они живут здесь и учатся в школе, организованной Лайемом. — Майкл неотрывно смотрел мне в глаза. — Там есть и другие ученики, но многие приехали сюда с родственниками.

— При «Песочных часах» есть еще и школа? — спросила я, обрадовавшись такой новости, хотя она и оказалась весьма несвоевременной.

— Лайем подбирал преподавателей. Многие из нас вообще могли получить образование только у таких учителей, которые понимали наши особенности. Нейта с Дюном из школы попросили, поняв, что они не будут плясать под дудку Лендерса. И тогда они переехали сюда.

Я такого и представить себе не могла — чтобы ничего не приходилось объяснять, потому что у всех окружающих свои причуды, а не у тебя одной. Чтобы не надо было просить разрешения выйти из класса, потому что рядом с учителем во время лекции об особенностях размножения лягушек вдруг появилась девица-эмансипе из двадцатых и начала танцевать чарльстон.

— Там должно быть здорово.

— Да, в целом. Но столько людей с особыми талантами в одном помещении… — Майкл ухмыльнулся. — Расскажу тебе потом кое-что смешное.

После встречи с Авой я уже не думала, что Майкл в будущем сможет проводить со мной много времени. Хотя он, конечно, о будущем знал куда больше, чем я, но мне он ничего не рассказывал.

— Нейт назвал это место домом диссидентов. Почему?

— Так он зовет всех, кого вышвырнул Лендерс. Поскольку мы теперь против него, мы — диссиденты.

— А Аву же не вышвырнули? У вас с ней все завязалось до или после того, как вы поселились вместе?

— Стой! — Майкл удивленно покачал головой. — Все совсем не так. Я попросил ее сюда переехать всего две недели назад.

— А… — Я прикусила щеку, стараясь не выдавать свои чувства. — Ну, ясно.

— То есть, — Майкл пошел на попятную, — она жила в «Песочных часах» и пыталась помочь Калебу, а я не хотел, чтобы Лендерс мог за нее взяться. Надо беречь ее от него.

— А ты такой рыцарь в сияющих доспехах? — Мой голос был сладок, как сироп, а теплые, нежные чувства, зародившиеся у меня прошлой ночью, целиком растворились в вакууме. — Где твой конь? И кто за ним дерьмо убирает?

Майкл поспешно начал оправдываться:

— Нет, нет, нет, это не то же самое, что между нами…

— Прекрати. — Между нами ничего не было. — Майкл, в интимные подробности ты вдаваться не обязан. Правда.

— Но Эм…

— Не надо. Серьезно.

Я попыталась сдержать свои эмоции. Мне нечего было беситься. Если кто и имел право злиться, так это Ава. Это я была другой, я ворвалась на ее территорию.

В дверях показалась голова Кэт, и на этом наш разговор закончился.

— Майкл, ты готов?

— Готов. Я выйду.

Я встала и направилась к двери.

— Погоди, — поспешно сказал он.

Я остановилась, но не оглянулась:

— Что?

— То, что я тебе вчера дал… у тебя с собой? — спросил Майкл.

— Ты же приказал мне глаз с нее не спускать. — Я взглянула на Майкла через плечо. — Она лежит у меня в сумке.

— Принесешь? И… — Майкл замолчал, краем глаза глядя на Кэт, — не спеши.

— Хорошо.

Я быстро поднялась в комнату Майкла, но, взяв распечатку, спустилась по лестнице очень тихо и остановилась у кухонной двери.

— Значит, ты ее нашел?

— Скорее это она меня нашла, — тихо ответил Майкл.

Я прижалась к стене.

— И как она это восприняла? — В голосе Кэт сквозила тревога.

— Она узнала об этом всего дня два назад.

— У вас так же, как у Лайема с Грейс? Такой же накал?

Он промолчал.

— Я так и знала. Я это почувствовала. Майкл…

— Раньше я этого не понимал, но теперь, встретив ее…

— Она знает?

Майкл снова не ответил.

Я вдруг заметила, что затаила дыхание. Что я знала?

— Почему она так долго? — поинтересовалась Кэт.

До моих ушей донеслось какое-то царапанье. Я подпрыгнула и плотнее прижала распечатку к груди.

Я немного потопала, якобы я спускаюсь по лестнице, и пошла в кухню, делая вид, как будто я бежала и запыхалась. Стоявшая у стола Кэт буквально вырвала распечатку у меня из рук и прижала к себе так, словно она была инкрустирована драгоценными камнями. Она так ее держала, что я даже удивилась, что Майкл мне ее доверил. Я уже пожалела, что как следует не разобралась в том, что там было написано. Я повернулась обратно к двери.

— Эм, подожди. Присядешь? — Майкл указал на пустой стул рядом с собой. Я на несколько секунд уставилась на него. Он пододвинул стул ко мне. — Прошу тебя.

Я села, сцепила руки в замок и положила их на стол.

— Майкл рассказал мне о твоих способностях, — сообщила Кэт.

Мне показалось, будто Кэт меня в чем-то обвиняет, особенно после того, как она выхватила у меня распечатку, так что я волей-неволей принялась защищаться:

— Я бы извинилась, но сама этому не рада.

— Нет. — Кэт коснулась меня рукой, от удивления широко распахнув глаза. — Прости. Я… Меня просто переполняют эмоции. Это многое изменит. Откроет нам столько новых путей… мне трудно даже поверить в такое.

Я уже устала, что они постоянно говорят обиняками, поэтому спросила:

— Что за пути конкретно?

— Ты — половинка просто уникальной пары. Кроме Лайема с его женой я больше не видела людей, способных сделать то, что можете сделать вы с Майклом. Это открывает новые перспективы и для меня, для моего дара. — Кэт убрала ладонь с моей руки и положила ее на крышку ноутбука. Она села, и я заметила в ее глазах грусть. — Ты прочла о том, как вы с Майклом можете путешествовать во времени?

— Я пыталась, но почти ничего не поняла.

— Тогда попытаюсь объяснить попроще. Теория кротовых нор является одной из многих теорий путешествий во времени. Эти норы соединяют две точки пространства, подобно мосту. — Кэт с трепетом открыла распечатку и нашла диаграмму, которая с таким же успехом могла быть нарисована невидимыми чернилами. Она показала пальцем на несколько уравнений. Я подумала, что мне, может быть, стоило делать записи. — Видишь?

Глаза у меня стали как блюдца, и Кэт смолкла, закрыв папку.

— Прости, я не хотела перегружать тебя техническими подробностями, — продолжала она. — Расскажу основное. По мосту можно перейти в другое время, но для этого его надо стабилизировать. Это достигается с помощью негативной, или, как ее еще называют, экзотической, материи. Это несложно?

Ну конечно.

— А с твоими способностями это как связано? — поинтересовалась я.

Кэт чуть помолчала.

— Я генерирую эту экзотическую материю.

— В лаборатории или как-то так?

— Вот как.

Кэт закрыла глаза, а потом сложила ладони, словно набрав в них воды. В паре сантиметров над ее руками образовался круглый фиолетовый водоворот. Вещество не было твердым, оно больше походило на газ, оно пульсировало и вращалось, а вокруг него образовалась легкая дымка. В комнате при этом потемнело. Сфокусировать внимание удавалось лишь на энергетическом шарике, который держала в руках Кэт. Я наклонялась к ней все ближе и ближе — меня необъяснимо влекло к этому веществу.

Демонстрация прервалась, когда я свалилась со стула.

Кэт ахнула и сложила руки. Вихрь исчез, в кухне снова стало светло.

Майкл наклонился, помогая мне встать. Я пребывала в таком шоке, что даже не отреагировала на его прикосновение.

— Кэт, надо предупреждать, когда показываешь такое.

Теперь я поняла, почему ребята за завтраком обсуждали супергероев — между этими вымышленными персонажами и жителями дома было что-то общее.

Нормально.

— Как… — на секунду я смолкла, — ты это делаешь?

— У тела, наверное, своя химия? — Кэт говорила об этом так, словно это было чем-то обыденным. — Трудно объяснить. Наука меня всегда завораживала, особенно изучение отрицательной и положительной энергии, кротовьих нор, черных дыр…

Она на моих глазах генерировала материю. Материю. Руками. Мне сложно было в это поверить, но и предполагать, что это всего лишь какой-то фокус, я тоже не могла.

— Вообще считается, что создать настоящую экзотическую — или негативную — материю невозможно. Она слишком непостоянна. — Говорила Кэт так, словно в тысячный раз читала уже хорошо заученную лекцию. — Лайем рассказал мне, что мы сможем делать, объединив наши способности. Самыми простыми словами — я открывала для него мосты, а он по ним путешествовал.

— Я верю в твои научные объяснения. — Я махнула рукой, отгоняя собственную мысль. Хоть мне и было любопытно, как они с Лайемом Баллардом додумались до всего этого, в данный момент меня больше интересовала ее личная история. — А как ты поняла, что можешь это делать — создавать материю?

— Я выросла на острове. В детстве я часто по ночам сбегала из кровати и устраивалась в гамаке, висевшем между двумя пальмами на нашем участке. — Глаза Кэт приобрели мечтательное выражение, и я словно перенеслась туда вместе с ней, я слышала, как набегают на берег волны, чувствовала, как я качаюсь в гамаке, а меня обдувает свежий ветер. — Я смотрела на звезды и думала, как хорошо было бы уметь плавать среди них. Однажды мне приснилась целая галактика, я держала ее в руках. Я видела, как она формируется, как кружится, и мне казалось, что я сама ее творю, вдыхаю в нее жизнь. А когда я проснулась, я увидела у себя в руках то, что только что показывала тебе. Словно так и должно было быть.

— Сколько тебе тогда было лет? — спросила я.

— Одиннадцать. Я поняла, что сотворила нечто необыкновенное, и это надо было исследовать. Я изучила все, что было можно, в школе, в шестнадцать лет ее закончила и, получив стипендию, сразу пошла в колледж — изучать физику. Я также вызвалась поработать ассистентом учителя, чтобы получить доступ в лабораторию. — Кэт смолкла, едва заметно улыбнувшись. — И там я встретилась с Лайемом.

— А как он узнал, что вы можете делать это вместе? В смысле, путешествовать во времени?

— У него были… внешние источники. — Улыбка сошла с губ Кэт. — Вы с Майклом о логистике таких путешествий еще совсем не говорили?

— Нет. — До того как я увидела в руках Кэт эту фиолетовую сферу, я вообще думала, что он все это выдумал, так что не задавала никаких вопросов. А теперь я стала надеяться, что это все правда, потому что если нет, то это значит, что мои галлюцинации вышли на новый виток. И ни о чем хорошем это не говорит.

— Дай ей кольцо, — сказала Кэт, указывая на руку Майкла.

Он снял его с большого пальца и передал мне. Чтобы рассмотреть его как следует, я повернула кольцо на свет и заметила, что на нем выгравированы крошечные восьмерки.

— Как восьмерки на серебряном кольце связаны с путешествиями во времени?

Майкл взял кольцо, стараясь при этом не коснуться моей руки:

— Это не восьмерки, а символ бесконечности, к тому же оно не серебряное. Оно из дюрониума, металла, которого нет в периодической системе Менделеева.

Я на миг задумалась.

— Так, если я правильно поняла… наши гены, плюс кольцо из дюрония, плюс экзотическая материя, которую производит Кэт, — и путешествия во времени становятся возможны?

Майкл кивнул.

— Проще некуда. И на дикий бред вообще не похоже. — Я довольно длительное время смотрела на кольцо. — А как такую прелесть можно купить? В интернет-магазинах, наверное, не найдешь?

— Мы об этом позаботимся, — ответил Майкл.

— Да, ты это любишь. — Я повернулась к Кэт: — Майкл рассказал мне, что есть и другие люди с особенными способностями. Какие они?

— Да разные. — Она слегка наклонила голову к Майклу и спросила: — Хочешь об этом рассказать?

По тону Кэт я поняла, что вопрос не столько в том, кто будет рассказывать, сколько в том, будут ли это делать вообще. Опять секреты.

— Да, — сказал Майкл, барабаня пальцами по столу. — Есть и другие центры, похожие на «Песочные часы». Не много, но есть. Некоторые из них… специализируются на конкретных областях. Например, привлекают людей, способных охотиться на духов или владеющих искусством трансформации…

Я резко вдохнула. Майкл же смолк и посмотрел на меня. Он сменил позу, и его нога под столом вытянулась вдоль моей. То, что я от такого близкого контакта не задохнулась, говорило о том, какое впечатление на меня произвело услышанное.

— Извини, — неуверенно проговорила я, потрясая головой, на случай если мне не лишним было прочистить уши, — еще раз, ты сказал: «Людей, способных охотиться на духов или владеющих искусством трансформации»?

— Я не очень удачные примеры привел. Не стоило об этом, — поспешно ответил Майкл и встал. Я не поняла, что вынудило его подняться — наше случайное прикосновение друг к другу или тема разговора. Он вышел из-за стола и начал ходить туда-сюда, крутя на пальце кольцо. — Я не хотел тебя настолько ошарашить.

— Жаль, — ответила я. — Бросок был таким точным, что мяч даже сетки не коснулся.

— Эмерсон, все, чем мы занимаемся, не так-то уж просто и ясно. — В голосе Кэт послышался намек на раздражение, отчего я почувствовала себя туповатой. — Ты слушай то, что мы считаем необходимым тебе рассказать, и хотя бы пытайся понять. Не настолько уж все и непостижимо.

Майкл резко повернулся к Кэт. Она выпрямила спину, и раздражение на ее лице пропало.

— Извини. Я уже давно со всем этим живу, так что забыла, насколько диким это может казаться со стороны.

Майкл продолжал смотреть на Кэт настолько пристально, что я занервничала. Потом он наконец повернулся ко мне:

— У «Песочных часов» тоже есть своя специфика. Все мы так или иначе можем управлять временем.

Я все еще пыталась понять, почему он так смотрел на Кэт, поэтому его слова дошли до меня не Сразу.

— Ты же вроде бы говорил, что только мы можем путешествовать?

— Да. — Майкл снова сел рядом со мной, отодвинув свой стул чуть подальше. — Время как явление похоже на жидкость. Его можно замедлить, ускорить, остановить.

Мне в голову пришел совершенно невероятный сценарий, как в кино.

— Например, если в меня кто-то выстрелит, а я обладаю способностью останавливать время, то я могу сделать так, чтобы пуля зависла в воздухе, не долетев до меня? — со смехом спросила я.

Но Майкл не улыбнулся:

— Тебя расстраивает то, что такое возможно?

— Не больше, чем все остальное, — буркнула я, и смех застрял у меня в горле. Я уронила голову на руки. — Интересно, почему мне вдруг начало казаться, что я среди чудиков самая нормальная?

— Я тебе уже говорил, что нормальный — понятие относительное, — улыбнулся Майкл. — Дать тебе минуточку?

Да мне надо лет так триста.

— А я могу… я могу это все? Пули останавливать?

— Пока все говорит о том, что ты можешь путешествовать в прошлое.

— Этого мне хватит, — сказала я, почувствовав себя чуть получше. Хотя уметь останавливать пули было бы тоже полезно. — Ну, а остальные?

— Нейт — это некая смесь Оливера Твиста с Дэвидом Блэйном. — Майкл пошевелил пальцами, словно пытался достать кролика из котелка. — У него способности вора и иллюзиониста. Он может замедлять и ускорять все, включая себя самого, как потребуется.

— А тут он как оказался? — спросила я, нахмурившись. — Не похоже, чтобы Лайем такое поощрял.

— Он и не поощрял. По крайней мере, ради материальной выгоды. Но такие способности могут пригодиться и для других целей.

— А остальные?

— Дюн может управлять водой. На самом деле это дает больше преимуществ, чем может показаться. Ава… ну… Она все еще пытается кое-что понять. — Майкл улыбнулся, словно прося его извинить, а потом перевел взгляд на лестницу, и его улыбка угасла. — Кстати, об Аве, мне надо с ней поговорить. А потом вернемся в Айви Спрингс.

— Я тут подожду.

Я спросила от зависти.

Майкл вышел из кухни и поспешил наверх. Казалось, что он бежал, перепрыгивая через ступеньку.

Я снова посмотрела на Кэт:

— А чем сегодня будут заниматься Нейт с Дюном?

— Я попросила их дать консультацию. Дюн, к примеру, может управлять приливом и направлением течения реки. Когда ищешь что-то, это может быть полезно, но делает он это не очень часто. Но он еще и хороший исследователь, что бывает полезно…

Кэт продолжала свой рассказ, и я пыталась ее слушать, но все равно мои мысли периодически возвращались к Майклу, отправившемуся к Аве. Что они там делают? Он сказал, что им надо поговорить. Я очень надеялась, что они именно этим и занимаются. Меня очень злило, что Ава выглядит как богиня. И очень хотелось пойти подслушать, о чем они там беседуют. Майклу я в этом не призналась, но в школе я действительно научилась подслушивать. У других учеников, естественно, а не у учителей.

Я вдруг поняла, что Кэт смолкла и ждала от меня ответа на какой-то вопрос.

— Что? Блин, прости меня. — Я в ужасе распрямила в спину и зажала ладонями рот.

— Ничего страшного, честно. Я не удивлена, что ты думаешь о своем.

— Что, так заметно? — Я закрыла лицо, чувствуя, что краснею.

— Я понимаю, что между вами происходит, — оживленно сказала она. — То же самое было и у Лайема с его женой.

— В смысле? Что было?

— Ураган. — Увидев мое лицо, Кэт хихикнула и нежно похлопала меня по плечу.

Я услышала тяжелые шаги на лестнице. Вниз Майкл шел медленнее, чем вверх. В комнату он вошел один, и с довольно мрачным лицом:

— Если мы сейчас же не выедем, твой брат пошлет спецотряд на твои поиски.

— Да уж, с учетом того, что мы с ним со вчерашнего дня не разговаривали, они, скорее всего, вооружатся факелами и вилами.

— Ты готова? — Майкл посмотрел на черный ход. — Я уже хочу ехать.

— Ну идем.

Похоже, в раю начались проблемы.

Ах, как я на это рассчитывала.

Глава двадцать восьмая

Мы расстались с Майклом, когда он пересел в свою машину, предварительно договорившись встретиться потом в «Законе Мерфи». Я все равно должна была объясниться с Лили. Но прежде чем направиться в кофейню, я прослушала голосовую почту. Там было семь сообщений от Томаса.

Вот задница, он же меня заживо похоронит.

Я припарковалась на площади, пытаясь сочинить, что же сказать Лили. У дверей «Закона Мерфи» я остановилась, все еще думая о том, как преподнести все подружке. Может быть, как-нибудь правдоподобно наврать?

Сквозь стекло витрины я увидела, что Лили стоит, облокотившись о стойку, и смотрит куда-то вдаль. А в руке она держала карандаш, который с дикой скоростью порхал по странице блокнота. Я открыла дверь, и звон колокольчика привлек внимание Лили. Она спрятала карандаш с рисунком в карман фартука и уперла руки в боки:

— Дорогая моя.

Сказала она это с таким чувством, что в этих двух словах мне послышались сотни вопросов.

— Это не то, что ты думаешь, — сказала я, обороняясь.

— Тогда я разочарована.

Да и я сама тоже.

— Мы расстались вскоре после того, как он за мной сюда приехал. Ночью мне понадобилось… кое-что, я вышла и встретила Майкла, мы не заметили, как пролетело время, было уже поздно, и…

— Ты не должна мне что-либо объяснять. — Лили сняла с плеча тряпку для посуды и принялась натирать стойку, хотя необходимости в этом не было. — Храни свои секреты при себе.

— Лили, не надо так. — Я протянула руку и взяла у нее тряпку. — Я не пытаюсь что-то от тебя скрыть. Просто… с Майклом… с ним все слишком сложно. Поверь мне, прошу тебя.

— Все нормально. Я понимаю. Хотя ты просто обязана подбросить дровишек в огонь и сказать — характер у него такой же крутой, как и «обертка»?

Мои губы медленно расплылись в улыбке, и я изобразила сердечный приступ — схватилась за грудь, сделала несколько шагов назад. Потом навалилась на стойку, соскользнула на пол, пару раз дернулась для пущего эффекта и захихикала.

— Ты ненормальная, — прокомментировала Лили и со смехом подняла меня на ноги.

Я отдала ей тряпку и протянула руку к кофемашине. После такой трудной ночи я уже еле держалась. Майкл заряжал меня энергией, а теперь, когда мы расстались, у меня начался отходняк после сильного прилива адреналина.

— Мы можем поговорить серьезно? — Я опустила рычаг кофемашины, чтобы налить себе крепкого кофе, и, когда ароматный напиток потек в чашку, я вдохнула поглубже.

— Что такое?

— Ты думаешь о том, как все было бы, если бы твои родители жили здесь, а не на Кубе?

— Да. — Лили выдвинула из-за стойки два барных стула, которые она там держала на случай, если клиентов будет немного и появится возможность присесть, и забралась на один из них. — Я все время об этом думаю. Ты тоже представляешь себе, как ты жила бы, если бы не потеряла своих?

— Да. — Я вскарабкалась на стул. У подружки-то с ее длиннющими ногами все получилось так легко, а мне бы приставная лестница не помешала. — Еще я думаю о своей депрессии. Если бы не было этого несчастного случая, если бы родители остались живы и я могла бы опереться на них в любой момент, жила бы я лучше, чем сейчас?

— Этого мы никогда не узнаем. В прошлое тебе вернуться не удастся. Это невозможно.

Я не видела смысла возражать подруге.

— Эм, ведь непонятно, отчего у тебя депрессия, от того, что ты их потеряла, или из-за препаратов. Возможно, все повторится. Так что тебе надо беречь себя, таблетки пить или ходить к терапевту… что потребуется. — Лили вскинула руки. — Или спортом заниматься побольше… не знаю.

Мы засмеялись. Лили знала, что я о своей депрессии разговаривать не люблю, но, когда мы все же затрагивали эту тему, подруга изо всех сил старалась поддержать меня и мой выбор. За это я ее тоже ценю.

— А как ты относишься к сверхъестественному?

Лили нахмурила лоб:

— Ты имеешь в виду всяких оборотней и привидения?

— Возможно, и их тоже, но в первую очередь я говорю про всякие свойства, которыми обладают супергерои, — сверхъестественные способности вроде умения читать мысли или предвидеть будущее.

Или управлять временем!

Подружка скептически вскинула бровь и спросила:

— Ты вчера что, напилась? Или тебе что посерьезней подсунули?

— Лили, я серьезно.

Она принялась грызть ноготь на своем розовом пальчике. Какое-то время подруга хмуро молчала.

— У меня нет мнения по этому вопросу.

— Должно быть, — не унималась я, — неужели ты хочешь сказать, что вообще никогда об этом не думала?

— Не думала. И сейчас не хочу, — твердо сказала она.

— Да не нервничай ты так. — Никогда не видела, чтобы Лили так реагировала на невинные вопросы. — Я просто спросила.

— А когда ты своего сладенького снова увидишь? — Лили поерзала на стуле, складывая тряпку пополам.

— Он должен заехать сюда, и мы пойдем объясняться с Томасом. Его совсем не обрадовало то, что сестренка дома не ночевала.

— А пистолет у твоего братца есть? Если да, надо раздобыть сладенькому бронежилет. Он слишком хорош, чтобы позволить Томасу его продырявить.

— Нет, — сказала я, рассмеявшись при мысли о том, что у моего брата, придерживающегося во всем весьма строгих взглядов, может оказаться огнестрельное оружие. — Нет у него пистолета. Я уверена, что он успокоится, когда мы все объясним.

По крайней мере, я на это надеялась.

— Объясните, как потеряли счет времени? — спросила Лили. — Да?

— Ну… да.

Долгие годы я многое скрывала. Я не знала, что это такое — полностью доверять другу, а вот теперь я жалею о том, что не могу рассказать Лили все. В моей жизни было слишком много тайн.

Снова зазвонил колокольчик — в кофейню кто-то вошел. Мой энергетический уровень резко подскочил, и я не глядя поняла, что это Майкл. Он подошел к стойке, улыбаясь Лили.

— Майкл, — сказала я, — это Лилиана Гарсия.

Лили, обычно очень правильная и уравновешенная, со всеми любезная, просто села на стул и хихикнула.

— Лилиана, приятно познакомиться.

— Зови меня Лили, — сказала она, подражая Мэрилин Монро, и я подумала, что на Майкла, наверное, все девушки так реагируют.

— Рад познакомиться, Лили. — Майкл снова ослепительно улыбнулся, и я услышала, как подружка тихонько заскулила. Потом он перевел взгляд на меня: — Ну что, Эм, готова предстать перед судом?

— Лучше я уже вряд ли подготовлюсь. — Лили смотрела на Майкла с таким видом, словно была готова взобраться на Эверест или переплыть Ла-Манш, если только он попросит. Я ее одернула. — Лили? Лили?

— Да? — Она неохотно отвела взгляд от Майкла и откашлялась. — Да? — хрипло повторила она.

— Если Томас меня не запрет дома, то завтра увидимся.

— Ну, удачи. — Подружка кокетливо помахала мне пальчиком. — Пока, Майкл.

Мы направились к двери, и я заметила, что Лили отчаянно жестикулирует, чтобы привлечь мое внимание за спиной у Майкла. Обернувшись, я увидела, что она изображает неприличные телодвижения. И, возможно, поцелуи с языком. Однако я закрыла глаза, не досмотрев ее пантомиму.

Я вытащила Майкла на раскаленную улицу, прежде чем Лили опозорилась бы сама или опозорила меня. Мы прошли прямо по центру площади, мимо журчащего фонтана и нескольких кованых садовых лавочек. Направлялись мы к машине Дрю. Я каким-то чудесным образом припарковалась там, где не было автомата для оплаты стоянки. Майкл встал рядом.

— А брата моего тебе не удастся заколдовать? — спросила я, пока мы ждали, пока перед нами проедет ржавый грузовик.

Выхлопные газы из его трубы рассеялись не сразу, и, проходя через это облако, я сморщила нос.

— Ты о чем это?

Я нажала на кнопку на брелоке, открывая дверь, машина пикнула.

— Не говори, что ты не заметил, как на тебя Лили отреагировала. Она так никогда себя в присутствии парней не ведет.

Майкл закатил глаза и открыл передо мной дверь машины.

— Насчет колдовства я вполне серьезно. — Сказав это я, залезла в джип и ощутила тепло нагретого кожаного сиденья.

— Мне кажется, ты мои способности несколько переоценила. Даже если я в Гудини превращусь, твой брат все равно не будет рад тому, что ты со мной ночь провела.

— Я не провела с тобой ночь. В том смысле, в котором обычно кто-то с кем-то проводит ночь. — Мое лицо раскрасилось. Несколько секунд я молчала и, глядя на руль, ждала, когда пройдет смущение. — Кстати… насчет спасения Лайема. Это же небезопасно, да?

— Да, риск определенно очень велик, — ответил Майкл, опираясь рукой на открытую дверцу машины. Его широкие плечи закрывали солнце.

Я откинулась на спинку, радуясь тому, что больше не надо щуриться, глядя на него. Мне нравилось смотреть на Майкла во все глаза.

— В «Песочных часах» о твоих способностях всем известно. А если они узнают, что ты нашел партнера, с которым многое сможешь изменить?

— Если ты помнишь, там живет Калеб, и даже он ничего не слышал. — Майкл постучал костяшками пальцев по стеклу водительской дверцы. — А Джонатан, наверное, слишком занят тем, чтобы замести свои следы, и слухами не интересуется.

— Занят. — Я почувствовала, что на лбу и верхней губе выступили крошечные капельки пота. — Но это не значит, что ему обо мне ничего не известно.

— Мы очень осторожны, — заверил меня Майкл. — Никто в «Песочных часах» не может о тебе знать, кроме Калеба, а он не проговорится.

Мне становилось все жарче и жарче, я завела двигатель и направила на себя поток холодного воздуха:

— А жена Лайема?

— Когда у людей такая связь, как у них… настолько тесная… Когда он умер, ей было очень плохо. — Майкл перевел взгляд на фонтан.

— Но с ней все в порядке? Или она умерла? — Я и представить себе не могла, каково это — выйти из укрытия и обнаружить, что человека, которого ты так любил, больше нет.

Майкл снова посмотрел на меня:

— Плохо не в этом смысле.

— А… — Значит, как мне.

— Если мы его вернем, она придет в себя, — уверял Майкл. До меня долетел ветерок, который разогнал облако выхлопных газов и принес аромат хризантем. — Многое наладится. Мне надо в это верить.

Я надеялась, что Майкл не ошибается.

— Ты действительно веришь, что, если мы спасем Лайема, то остановим Джонатана Лендерса?

— Нет. Он уже вкусил власть. Я думаю, что им руководит желание стать таким, как мы, хотя он и понимает, что у него ничего не получится. И я не могу тебе гарантировать, что, узнав о тебе, он не начнет на тебя охоту. — Майкл рассвирепел. — Но я могу поклясться, что сделаю все возможное, чтобы он до тебя не добрался.

Он так это сказал, что я задрожала. Уставившись на лобовое стекло, я принялась барабанить пальцами по рулю.

Взвешивать.

Если все, что сказали мне Майкл с Кэт, правда, то мои способности позволят мне спасти человека, у которого есть жена и сын. И который всю свою жизнь делал добро другим. Он не только организовал школу для людей вроде меня, но и помогал им устроиться в жизни. Фактически он гарантировал им будущее.

Но был еще и Джонатан Лендерс. Если верить Майклу, он эксплуатировал людей, наделенных особыми талантами, использовал их в своих интересах. Полагаю, он без зазрения совести давил на их слабые места, чтобы добиться своего. До того как я встретила Майкла, я могла оказаться для него идеальной добычей.

Значит, выбор очевиден.

Я посмотрела Майклу в глаза, коснувшись его руки, чтобы он точно меня услышал:

— Можешь на меня рассчитывать.

Майкл подскочил — то ли от того, что я его коснулась, то ли от того, что я сказала.

— Ты уверена?

— Разве я могу отказать, когда речь идет о жизни человека? — Я скрестила руки на груди. — Если я смогу помочь… хоть как-то мои отклонения будут оправданы.

— Эмерсон, у тебя нет…

— Есть, Майкл, есть. И у тебя, и у Кэт, и у Дюна с Нейтом, и у… у всех, кто оказался в «Песочных часах». — Аву я упоминать в этом разговоре не хотела. — Но я впервые в жизни не вижу в этом ничего страшного. Теперь у меня есть отклонения, которые могут помочь другим.

— Скажи — почему? Почему ты хочешь помочь?

Я заметила, как Майкл подчеркнул это «почему?». И у меня появилось ощущение, будто мои мотивы могут для него оказаться важнее непосредственной помощи.

— Не потому, что ты меня упрашивал, это вообще никак не связано с тем, что ты говорил. Может быть, из-за того, что Лайем был дорог многим людям. Он был такой же, как и я, и он что-то сумел изменить в этом мире.

Похоже, именно этого ответа ждал Майкл. Он очень внимательно смотрел на меня.

— Я хочу быть точно уверен, что ты не сомневаешься.

— Я сказала, что ты можешь на меня рассчитывать, так оно и есть. На сто процентов. И больше не спрашивай. Ладно?

— Слушаюсь, мэм. — Майкл, придуриваясь, отдал мне честь, но я за этой шуткой почувствовала его восторг. — Раз ты согласна, надо рассказать все твоему брату. Абсолютно все.

Я постучала пальцами по ноге:

— Это обязательно?

— Томас мне доверяет. И по многим причинам я не хочу его предавать. — Майкл положил ладонь на мою руку. Я тут же почувствовала жар. — Что он, по-твоему, скажет?

— Наверное, он сразу же и думать забудет о том, что я не ночевала дома. Ну, то есть тут и размышлять нечего. — Я ухмыльнулась. — А если серьезно, Томас не будет пытаться оспорить мое решение.

— Даже если оно потенциально опасно?

— Ну, думаю, это мы скоро узнаем.

Майкл сжал мою руку:

— Ладно. Готова?

— Не-а. — И я тоже сжала его руку. — Идем.

Глава двадцать девятая

Надо отдать Томасу должное. Может, он подумал, что у меня началось обострение и я своей женской хитростью заставила Майкла поверить в собственные бредовые вымыслы. Или он нарочно притворялся спокойным, чтобы не причинить мне еще больше вреда. Может, он был готов обрушить на меня весь свой гнев за то, что я провела ночь с Майклом, а мы своим заявлением сбили его с панталыку. Я уж и не знаю почему, но он как-то довольно легко воспринял мои слова о том, что «я, кажется, могу путешествовать во времени… и, кстати, лекарства больше не принимаю».

С Дрю все прошло не так гладко.

— Значит, вы утверждаете, — сказала она, переводя напряженный взгляд с меня на Майкла и обратно, — что вместе вы можете перейти временные границы? — Дрю старалась держать себя в руках, но голос ее звучал натянуто, как бывает, когда родители отчитывают своих непослушных малышей в общественных местах.

Я кивнула. Дрю знала, что я иногда вижу мертвецов, с тех самых пор, как это только началось, но даже тогда Томас поверил мне сразу, а ей на это потребовалось некоторое время.

К нам подошел официант — убрать со стола, и Дрю замолчала. Когда он задул свечу и пошел обратно на кухню, она продолжила:

— То есть ты хочешь сказать, что люди, которых ты видела, это не привидения и что они из прошлого?

— Типа того.

— Типа того? — Дрю повысила голос, теряя самообладание. Она вскинула руку. — Подождите-ка минуточку.

Майкл решил, что лучше будет рассказать правду в ресторане. Он рассчитывал на то, что в публичном месте никто слишком бурно не отреагирует на услышанное. Похоже, с Дрю это не сработало.

Дым от затухшей свечи повис над столиком, на некоторое время перебив доносящийся с кухни аромат пекущегося хлеба и свежеприготовленного томатного соуса. В животе у меня заурчало, и я решила попросить корзинку хлеба, когда его достанут из печи.

Но пришлось все же сконцентрироваться на нашем разговоре. Надеясь, что этой паузы Дрю хватило, я попыталась объяснить ей все хоть немного яснее, хоть и осознавала, насколько это невероятно звучит.

— Моя способность видеть временную рябь указывает на то, что я могу путешествовать во времени. Это такой индикатор.

Дрю резко перевела взгляд на Майкла:

— И ты тоже можешь?

— Да.

— Ага. — Она резко откинулась на спинку стула, как бы выпадая из разговора.

— А мог бы я или Дрю увидеть эту рябь? — поинтересовался Томас.

Я посмотрела на музыкантов и ответила за Майкла:

— Нет.

— А когда ты впервые встретился с Эмерсон, когда она появилась из будущего, как ты понял, что она путешественница во времени, а не временная рябь? — тихо спросил Томас, наклонившись к нам. Хотя складывалось такое ощущение, что он пытается во всем разобраться.

— Рябчики исчезают, если до них дотронуться. А путешественники во времени хорошо знают, кто они такие и где находятся. К тому же они плотные.

Я резко выпрямилась:

— Насколько плотные?

— Как и мы.

Мне в голову пришла непростая мысль. Если рябчики газообразные, а путешественники во времени плотные, то…

Кто же Джек?

Но тут Томас задал Майклу следующий вопрос, и эта мысль ушла.

— А что, если путешествовать во времени попытается человек, которому не дана такая способность? Если как-нибудь раздобыть экзотическую материю и дюрониум? У меня или у Дрю получится?

— Без серьезных последствий во времени могут путешествовать только люди с врожденными генетическими способностями к этому.

— Что за последствия? — спросил Томас.

Майкл помрачнел:

— Человек распадается на атомы и умирает.

— Ого! — Томас откинулся на спинку и ослабил узел галстука.

— А что ты видел? В каком будущем ты был? — вернулась к беседе Дрю. До этого она сидела так тихо, что я даже забыла, что она с нами. — В каком мире мы живем?

Я поняла, что она беспокоится за ребенка.

— Не могу сказать. Я обязан хранить то, что видел, в секрете. Но дети ежедневно продолжают рождаться, — Майкл улыбнулся ей, как бы говоря, что беспокоиться не стоит, — а потом живут очень достойно.

— И что вы будете делать дальше? — спросил Томас, взяв Дрю за руку. — План вы составили?

— Мне надо рассказать о том, что я задумал, доктору Рукс, — ответил Майкл, серьезно глядя на моего брата. — Если она согласится и если вы дадите Эмерсон разрешение, мы попытаемся спасти Лайема Балларда.

Томас озабоченно посмотрел на меня:

— Ты с этим согласна?

Я кивнула.

— Если это все правда, в чем я очень сильно сомневаюсь, — сказала Дрю с затуманенным от волнения взглядом, — я надеюсь, что ты как следует осознаешь все риски.

— Я все осознаю. — Я снова прислушалась к своему внутреннему голосу, чтобы убедиться, что говорю искренне. И получила тот же самый ответ. — Я знаю, что поступаю правильно.

Томас протянул ко мне руку и легонько меня коснулся:

— Мы можем с тобой остаться на несколько секунд наедине? Обсудить все еще раз.

— Дрю, — начал Майкл. Он встал, обошел мой стул и уперся руками в стол. — Я хотел тебя расспросить об одной из фотографий, что висит у меня в лофте. Я подумал, может, у тебя есть координаты этого фотографа. Пойдем, покажу.

— С удовольствием. Но если ты про фотографию, то я и так знаю, кто ее автор. Ты уже знаком с Лили, подружкой Эм? — спросила Дрю, выходя из-за стола.

Когда они шли к двери, Дрю обернулась и взволнованно посмотрела на нас. Хотя ее темные волосы закрывали пол-лица, все равно было видно, насколько она обеспокоена. Игра музыкантов-призраков незаметно перешла от классического репертуара Коула Портера к стилю Билли Холидея.

Когда за Майклом с Дрю закрылась тяжелая деревянная дверь, Томас пристально уставился на меня:

— А теперь давай начистоту.

— Томас, с тех пор, как мы сели за стол, я говорила только правду. Неужели ты считаешь, что я такое могла сама выдумать?

— Я не про это. — Брат взял со стола зеленый пакетик заменителя сахара. — Ты же знаешь, что я тебе доверяю, по крайней мере, я надеюсь, что знаешь. Я говорю про то, с каким видом вы обо всем этом говорили…

Я скрестила на груди руки, ожидая продолжения.

— Хоть я и являюсь твоим опекуном уже четыре года, ты сама решаешь, как тебе жить. Исключением было только время, когда тебя… — Томас смолк — видно было, как тщательно он подбирает слова, чтобы выразить свою мысль как можно деликатнее.

— Положили в больницу, — сказала за него я. — Все в порядке. Это же не непристойность какая-то.

Томас согласился со мной, но мысль свою продолжать не спешил, он лишь сворачивал и снова разворачивал крошечный зеленый пакетик.

— Ты почти взрослая. Я уже не могу указывать тебе, что делать.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Я про тебя с Майклом. — Томас надорвал пакетик и высыпал гранулы на стол кучкой. — Когда я вас слушаю, когда смотрю на вас двоих, мне неизменно кажется, что ваша связь не ограничивается тем, что вы обладаете сверхъестественными способностями.

— Мы не нарушили обещания, которое он тебе дал. — Я отвернулась и почувствовала, что краснею. — Все не так.

— Ты хочешь сказать, все пока не так. А что прошлой ночью было?

Я-то надеялась, что тему прошлой ночи мы уже проехали.

— Томас, прошу тебя. — Мне хотелось забраться под стол и спрятаться там. Что угодно, лишь бы не участвовать в этом разговоре. — Ничего такого не происходит.

— Да ты пыталась камеру слежения разбить. Ты явно кипишь вся внутри.

Я ждала, когда же он об этом скажет.

— Тебе не о чем беспокоиться. Правил мы не нарушали.

Томас нарисовал пальцем на рассыпанных на столе белых гранулах кружочек, а потом перевел взгляд на меня:

— Но у тебя же есть к нему чувства?

— Тут все очень сложно.

Правила. Доверие. Ава.

— Я предполагал, что может случиться нечто подобное. Поэтому и хотел быть уверенным в том, что Майкл не нарушит условий, поставленных мной, а также «Песочными часами». — Томас откинулся на спинку стула, глядя на меня так, словно он оценивал здание, прежде чем его купить. — Я не хочу, чтобы ты пострадала.

— Этого не произойдет, — улыбнулась я. — Наши с Майклом отношения строго профессиональные. Мы ни разу даже близки не были к тому…

Томас поджал губы, и я смолкла.

— Ну, то есть за исключением того случая в патио, мы даже близки не были к тому, чтобы сделать что-то недопустимое. — Я опустила взгляд на рассыпанный заменитель сахара, а потом рассеянно смела его на пол — и тут же почувствовала вину за то, что намусорила. — Хотя он и замечательный и очень рассудительный…

Губы брата сжились в такую тонкую полоску, что их почти совсем не стало видно.

— Но в любом случае ничего не происходит. — Я отряхнула руки и положила их на стол, пристально глядя Томасу в глаза. — Так нечего об этом и думать.

— Послушай, — начал брат, взяв меня за руки. — Я думаю, что это может быть важно. Эмерсон, будь откровенна. Твои к нему чувства как-то влияют на твое решение помочь ему?

— Нет. Не влияют, — возразила я, когда он посмотрел на меня с чувством собственного превосходства, как самый ответственный на свете старший брат. Я сжала его руки, чтобы подтвердить свои слова. — У Лайема Балларда есть семья, жена и сын. А я могу его спасти. После всего, что произошло, ты должен понимать…

— Я вижу, чем тебя это привлекло. Но я за тебя беспокоюсь, не в физическом смысле, хотя и за это тоже. — Лицо брата болезненно перекосилось, как и мое. — Как ты можешь спасать чьего-то чужого отца, не думая о собственных родителях?

— Это мы с Майклом уже обсудили. — Я уставилась на висевшую в центре потолка люстру, так как не хотела, чтобы Томас заметил мое отчаяние. И чтобы не потекли слезы. — Их вернуть нельзя. У нас есть только эта возможность, которая выпадает раз за всю жизнь. Прошлое менять нельзя. За исключением этого случая.

Какое-то время мы сидели молча, погрузившись каждый в свои собственные мысли: вспоминали о своей страшной потере. Томас откашлялся.

— Ты помнишь, что всегда говорил папа, когда предстояло принять ответственное решение?

Я едва не закатила глаза, когда мы произнесли хором:

— Выбирай то, что хотя бы было похоже на правильное решение.

— Точно. Эм, что бы ни казалось тебе похожим на правильный выбор, я тебя поддержу.

— Правильно будет помочь Майклу. А потом… — если будет какое-то «потом», — посмотрим.

Томас выпустил мои руки и посмотрел на дверь:

— Интересно, почему они так долго?

— Пойду проверю. — Я обрадовалась возможности закончить разговор, пока не сказала ничего лишнего, и я указала кивком на кухню: — Может, сходишь и раздобудешь мне хлеба и маринары? Тут же вроде все твое?

Направляясь через площадь, я вспоминала о том, что Майкл рассказывал Томасу и Дрю. На одной теме я зациклилась.

Майкл сказал, что путешественники плотные, а рябчики — газообразные.

Джек. Не плотный, не газообразный, серединка на половинку.

Майклу, Дрю и Томасу придется меня подождать. Мне понадобилось кое-что сделать. Срочно.

Глава тридцатая

— Выходи, выходи, где бы ты ни был! — тихонько позвала я, открыв дверь своей комнаты. — Джек? Не говори только, что ты вдруг начал меня стесняться.

Молчание.

Я открыла шкаф, дверь в ванную, заглянула под кровать.

Безуспешно.

Я села в кресло и задумалась. Оно казалось прохладным, в отличие от сиденья в машине Дрю.

Погоди, а если я напугала его, ткнув в него пальцем, и он больше не появится? Я накрутила на палец прядь волос, обдумывая такую возможность. Если так, то довольно серьезная проблема будет решена — я ведь еще не придумала, стоит ли рассказать о нем Майклу.

Да и что именно говорить? «Кстати, у меня в комнате тусуется полуплотный чувак, который светится в темноте?» Смогу ли я признаться Майклу, почему не рассказала об этом сразу? Мне льстило внимание Джека, то, что он мной интересуется. Если задуматься, у Майкла же имелась альтернатива в виде красавицы Авы, а у меня — никого, так что, может, и хорошо, что у меня был хоть Джек.

Только непонятно, кто он такой.

Как это объяснишь, не выглядя при этом полной дурой?

Если Джек исчез навсегда, проблема, считай, снята и можно беспокоиться о другом, например, о том, что я могу погибнуть во время этой попытки перенестись в прошлое, чтобы предотвратить убийство Лайема. С тех пор как я вернулась в Айви Спрингс, столько всего произошло. Я откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Казалось, что весь мир перевернулся с ног на голову. Еще месяц назад я не знала, что такое рябчики. Не знала о своих способностях. Не знала о существовании Майкла. И все было куда проще.

И скучнее.

Я подождала еще несколько минут. Решив, что Джек уже не явится, я постучалась к Майклу. Он не ответил.

Я вернулась в ресторан, Томас с Дрю сидели за столиком. Одни.

— А где Майкл? — спросила я, подняв взгляд на висевшие над барной стойкой часы.

Меня не было всего лишь пятнадцать минут. Он был человеком выдержанным, вряд ли в этом причина.

— Он ушел. — Дрю в растерянности посмотрела на Томаса, а потом на меня: — Эта… м-м-м… к нему пришла какая-то женщина. Она сказала, что дело срочное.

— Женщина? — Пожалуйста, пусть это будет Кэт. — Высокая красавица? Со сверхкороткой стрижкой?

— Нет, — как бы извиняясь, ответила Дрю. — Высокая красавица, но с длинными каштановыми волосами.

Ава.

— А что за срочное дело? Она сказала?

Дрю кивнула:

— Она назвала чье-то имя, прежде чем я вышла… Калеб.

— Майкл настоял на том, что ты должна остаться здесь. — Томас откашлялся и взял со стола мой телефон — я оставила его, когда пошла в лофт. Он положил его в карман своей рубашки. — Сказал, чтобы ты не пыталась с ним связаться и вообще не высовывалась. Он был очень настойчив, уверяя нас, что от этого зависит твоя безопасность, и просил остановить тебя, если ты попытаешься отправиться за ним.

— Ну, разумеется, — буркнула я.

Я плюхнулась на стул, сгорая от ревности. И волнения. Наверняка случилось что-то серьезное, если Ава приехала за Майклом в Айви Спрингс.

Я сложила руки на столе и опустила на них голову, борясь со слезами и дикой усталостью. Я приняла серьезное решение, согласившись помочь Майклу спасти Лайема, и мне уже хотелось перейти к действиям. Когда мы сели за стол, чтобы рассказать все Томасу и Дрю, я чувствовала, что мы с ним — вместе. А теперь он снова от меня что-то скрывает.

Я почувствовала, что Дрю активно жестикулирует, пытаясь что-то донести до Томаса. Когда я подняла голову, то увидела, что за столом брата уже нет.

— Майкл пообещал, что позвонит тебе, как только все разрешится. Уверена, что все будет хорошо.

Я кивнула.

— Если тебя это утешит, он, похоже, не был рад ее видеть.

Не утешило.

Мне было обидно, что он ушел, не попрощавшись, и я злилась на то, что Томас с Дрю согласились выполнять «распоряжения» Майкла. Но у меня уже не было сил спорить. Пока.

Дрю вздохнула и похлопала меня по руке:

— Когда ты последний раз ела?

Ананас в доме диссидентов.

— Я завтракала.

— Разрешишь мне о тебе позаботиться? — нежно спросила Дрю. — Я знаю, что ты этого не любишь, но мне надо тренироваться на ком-то, чтобы быть во всеоружии, когда появится маленький.

— Это не честно. — Манипулировать мной, упомянув ребенка!

Я позволила Дрю отвести меня домой и накормить хлебом с соусом маринара, аромат которых пленил меня еще в ресторане, и даже постелить мне на диване, хотя я понимала, что делает она это только для того, чтобы не упускать меня из виду.

Хотя физически я устала до смерти, у меня в мозгу крутились многочисленные мысли. Джек, кто он такой? И главное, что он такое на самом деле? Лили и тайны, которые я от нее храню… Майкл, где он? Что он делает? И с кем?

Я все прокручивала и прокручивала эти мысли в голове, так и не находя ответов, и гнала прочь сон, надеясь, что зазвонит телефон.


Проснулась я в растерянности. За последние несколько дней я спала в трех разных постелях. У Майкла мне, конечно, больше всего понравилось. Наверное, из-за подушки.

Он так и не позвонил. Хотя, может, и звонил, пока я спала, и Дрю или Томас ответили. Или они выключили звук. Я взяла с кофейного столика радиотелефон и проверила последние звонки.

Безрезультатно.

Может, я и не знала, где находится Майкл, но я хорошо себе представляла, как я могу его найти. Я сбросила одеяло и направилась прямиком в свою комнату, захватив на всякий случай с собой телефон.

— Стой. — Из кухни вышел Томас с коробкой рисовых хлопьев и преградил мне дорогу. — Ты куда?

— В душ.

Он повернулся так, чтобы я не могла его обойти:

— А потом?

— Зачем тебе это знать?

— Ты же не собираешься искать Майкла? — спросил брат таким голосом, словно уже знал ответ.

— Думаю, это будет зависеть от обстоятельств. — Я сжала руку в кулак. — Сколько вы планируете не пускать меня к нему?

— Он звонил? — Томас пристально посмотрел на меня.

Я покачала головой.

— Эм, он был серьезен. — Брат был настроен решительно. — Не могу сказать, знал ли он наверняка, что за проблема его ожидает, но он не хотел, чтобы ты лезла в это дело.

— Мне надо в кофейню, проверить график, — монотонно проговорила я, не глядя брату в глаза. — Можно?

— Не надо так, — взмолился Томас. Я знала, что он не любит давить на меня своим авторитетом. Но он, тем не менее, это делал.

— Я твоя сестра. А ты занял не мою сторону, а Майкла. Как ты мог? — Я решила, что сейчас лучше давить на чувство вины, чтобы потом легче было выпросить прощения.

— Я на твоей стороне. Как и Майкл, — возразил Томас, уверенный в своей правоте. — Он хочет, чтобы ты была в безопасности.

Я все еще держала в руке телефон. И мне очень захотелось запустить им брату в голову. Зарычав от негодования, я оттолкнула его и ушла в свою комнату, хлопнув дверью и заперев ее на замок.

Потом я быстренько приняла душ и решила, что сегодня не буду навязывать волосам свою волю, оставив их волнистыми и распущенными. Даже думать не хотелось, почему я это делаю, но я особенно тщательно оделась и накрасилась. Я остановилась на своих самых узких джинсах и зеленой майке в обтяжку, с глубоким круглым вырезом. Хотя у меня с аксессуарами обычно сложно, я все же выбрала подходящие к наряду сережки. Блестящая пудра Дрю так и лежала у меня на комоде, и я нанесла немного на… ключицы. Отгоняя мысли о том, что я похожа на девицу легкого поведения, я схватила босоножки на каблуке и стала надевать их на ходу, выскакивая из лофта.

Томаса я не видела, но, когда я поворачивала дверную ручку, я услышала, что у меня за спиной откашлялась Дрю.

— Что такое? — Я резко повернулась к ней, с такой силой навалившись на входную дверь, что она скрипнула. — Я в «Закон Мерфи». Я это уже обсудила с хозяйкой тюрьмы, хотя она, конечно, распсиховалась по этому поводу.

— На работу? Я знаю, как бы я на твоем месте поступила. — Дрю внимательно меня осмотрела, а потом отдала мне мой телефон и свои ключи: — Сделай так, чтобы я об этом не пожалела. И не оскорбляй больше моего мужа.

Я взяла ключи и поспешно ее обняла:

— Ты будешь просто отличной мамой.

— Если бы ты была моим ребенком, я тебя гвоздями к стене в твоей спальне прибила бы.

Я послала ей воздушный поцелуй и аккуратно закрыла за собой дверь.

Глава тридцать первая

Мне никак не удавалось связаться с Майклом — его мобильник сразу же переводил меня на голосовую почту. Я как безумная гнала в «Закон Мерфи». Припарковалась я на обочине, что было строжайше запрещено. Почти до самой двери тянулась очередь из грузовиков.

Когда я встала за прилавок, Лили бросила мне фартук, а потом с интересом посмотрела на меня:

— Ого! Да. Ничего себе. И куда ты собралась в таком виде? На собрание плейбойских зайчиков? Похоже, ты явно намерена не кофе варить.

— Я хочу застолбить территорию, показать, кто тут хозяин, заявить о своих намерениях. Знаешь, как… собака у пожарного крана лапу задирает.

— Я бы и без последнего сравнения прекрасно обошлась. — Лили оценивающе смотрела на то, как я завязываю фартук. — А почему тебе хочется выложить перед ним на прилавок все свои прелести?

— Тут дело скорее в конкуренции, — улыбнулась я, забирая наверх волосы и закалывая их карандашом.

Лили покачала головой и добавила эспрессо в латте.

Я вскинула руки:

— Что? Я настолько плохо выгляжу?

— Нет, настолько хорошо, — сказала она, собирая ложкой пену и сбрасывая ее в кружку. — Но я не хотела бы, чтобы пострадало твое чувство собственного достоинства. Полагаю, под пожарным краном ты подразумевала Майкла?

— Да. — Я взяла блокнот, в котором записывались заказы, чтобы посмотреть, что готовить дальше, налила в металлическую чашечку молока и поставила ее под паровой клапан. — Прости, что ушла вчера, — сказала я, перекрикивая шипение пара. — Ты же два утра подряд работала, да?

— Не беспокойся. Ванильное латте! — выкрикнула Лили в зал, а потом снова повернулась ко мне и начала готовить следующий напиток. — Помоги мне с этими заказами разобраться, и я тебя прощу.

Несколько минут мы работали в тишине, и толпа рассеялась. Лили взяла стакан ледяной воды, залпом выпила половину, а потом спросила:

— Так куда ты направляешься?

— Я сама точно не знаю. Есть несколько мест, в которых Майкл может оказаться. Хотя он может быть и где-нибудь еще. Поэтому я хотела поговорить с тобой. — С секретами я планировала покончить. Я хотела, чтобы моя лучшая подруга говорила мне только правду. А для этого мне и самой надо делать то же самое. — Я хочу попросить тебя о помощи.

— О помощи? — переспросила Лили, разгрызая кусочек льда.

— Помоги мне… его найти. — На попятный я идти не собиралась. Я хотела поговорить с подругой начистоту. — Ты же как-то моментально все находишь.

Лили подавилась льдом, а потом схватила меня за руку и потащила в подсобку. Она дернула меня так, что я буквально влетела в комнату, и потом она закрыла дверь.

— Лили, какого черта? — Я потерла руку в том месте, где она меня схватила.

— Откуда ты это знаешь? — Лили дышала неровно.

— Подробности мне неизвестны, — призналась я. — Просто обратила внимание.

— Я скрываю это изо всех сил. — Подружка уставилась на меня во все глаза. — И когда ты спросила про сверхъестественные способности, я решила, что ты меня заподозрила.

— Вообще-то, об этом я спросила из-за своих особенностей.

Я открыла дверь и высунулась — посмотреть, не пришел ли кто из посетителей. Только два человека сидели в оранжевых креслах у окна. Я убрала голову и закрыла дверь.

Лили сидела на краю письменного стола.

— Только прошу, не говори, что ты вампир. Их что-то чересчур развелось.

— Клянусь всеми кофейными бобами на свете, что я не вампир, — со смехом уверила ее я. — Но я… я типа… людей из прошлого вижу. И разговариваю с ними.

— Так вот что ты на днях в кафе увидела? Призрака?

— Да, хотя все немного сложнее. — Поняв, что я уже заразилась стандартным выражением Майкла, я ударила себя по лбу. — На объяснения потребуется время, а я сейчас спешу. Но я же не ошиблась? Насчет тебя?

— Эм, с тем, что я могу — чего я обещала бабушке ни в коем случае не делать, — столько всего связано. Это не лозоискательство. Я не использую ни волшебную палочку, ни маятник, хотя и ношу вот это. — Лили показала пальцем на кулон из тигрового глаза на серебряной цепочке, который всегда висел у нее на шее. Я-то думала, это просто потому, что он подходит к ее глазам. — Если коротко, то да, я умею находить.

— А почему ты держишь это в секрете?

— Я не до конца понимаю, как это происходит. — Уголки губ Лили опустились. — Но у бабушки очень строгие правила насчет того, что можно искать, а что нет. Разрешается использовать этот мой талант для всяких пустяков, например, чтобы найти ключи или рецепт, который она неизвестно куда положила. А живого человека? Ни за что.

— Но ведь в тот раз… ты знала, что она уже вернулась из банка еще до того, как она вошла.

— Я поняла это по сумке. Я знала, что Аби ее взяла. За все эти годы я придумала кое-какие лазейки.

— Ты с кем-нибудь об этом разговаривала? — Я думала о «Песочных часах». — С каким-нибудь профессионалом?

— Профессионалом в чем? Аби меня убьет, если узнает, что я тебе все рассказала. — Лили склонила голову в направлении двери. — Прости, но я не могу тебе помочь найти Майкла. Я понимаю, что ты спешишь. Так иди.

— Если ты все же хочешь это обсудить, я могу остаться.

Подружка покачала головой:

— Дай мне все обдумать. Осмыслить, о чем можно говорить, а о чем нет. Может, какие вопросы к тебе появятся.

— Я рада, что ты мне все рассказала. После всего, через что я прошла… всего, что ты видела… ты от меня не отвернулась. И я буду с тобой.

Лили взяла меня за руку, потянула к себе и обняла:

— Следовало сказать тебе раньше. Тогда ты бы не чувствовала себя такой одинокой.

— Нет, я понимаю, почему ты не могла об этом говорить. — Я тоже обняла ее. — Спасибо за доверие. Я никому про тебя не буду рассказывать.

— Аналогично.

Мы разомкнули объятия и довольно долго смотрели друг на друга, а потом я повернулась к двери.

— Эм? Погоди.

— Что?

Лили протянула руку, к ней вернулась ее обычная напористость.

— Фартук с твоим нарядом не очень сочетается.

Глава тридцать вторая

Я решила начать с дома диссидентов. Оказалось даже слишком просто. Там стояла машина Майкла. Телефон у него был, но он мне не позвонил.

Сейчас он поплатится за это.

Быстренько взглянув в зеркало заднего вида, я выдернула из прически карандаш и встряхнула волосы. Потом вылезла из машины и направилась к крыльцу. Но не успела я подняться на последнюю ступеньку, как дверь распахнулась.

— Почему ты не можешь делать то, о чем тебя просят?

На Майкле была та же самая одежда, в которой я видела его в последний раз. Она помялась — такое ощущение, что он в ней спал. Да и выглядел он так, как будто глаз не сомкнул. Глаза воспалены, лицо небритое. Я даже на миг задумалась, как он кололся бы, если бы поцеловал меня.

Тут я вспомнила, что я, вообще-то, злюсь.

— А почему ты не можешь позвонить, когда должен? — Я пихнула его обеими руками в грудь, и ток пробежал по моему телу до самых кончиков пальцев. — Брат меня чуть к мебели наручниками не приковал. Я всю ночь беспокоилась, гадая, что происходит.

— Тихо. Не кричи. — Майкл потер кулаком глаза. — Ночь была трудная. Прошу прощения, что не позвонил, но мы целую вечность не могли найти Калеба.

— Мы? — спросила я, и в моем голосе звучала ревность.

— Мы. Я, Дюн, Ава и Нейт. — Майкл откинулся спиной к стене и уперся в нее ногой. — Нам пришлось разделиться и обойти очень много мест. Оказалось, что он шатался по барам в центре Нэшвиля. Хорошо, он хоть без машины был.

— Ему возраст-то ходить по барам позволяет?

— Ему еще не исполнилось восемнадцать. У него поддельные документы. Он их часто использует, делая то, чего не следовало бы. Когда у Калеба случается очередной приступ, это довольно легко определить. Сюда позвонил его друг, к телефону подошла Ава. А мне на сотовый она дозвониться не смогла, так что ей пришлось ехать в Айви Спрингс…

Пришлось ей, бог ты мой!

— Заходи. — Майкл оттолкнулся от стены и показал на дверь с проволочной сеткой, а потом открыл ее. — Но я тебя сразу предупреждаю — зрелище не из приятных. Калеб — мой лучший друг. Так что, я надеюсь, ты его не осудишь по тому, что сейчас увидишь.

Майкл придержал дверь, и я вошла в гостиную. В первую очередь я обратила внимание на запах. Воняло, как на пивоварне и в душе на заправке одновременно.

— Ну и ну!

Хотя освещение в комнате было слабое, уже в дверях я заметила ногу, свисающую с дивана. Ступня была большая, а на лодыжке — вытатуированная колючая проволока. Я тихонько вошла в комнату и увидела развалившееся храпящее тело.

На огромном бицепсе красовалась еще одна татуировка — голова дракона, на другом — разветвленный хвост. Калеб оказался выше и шире Майкла, и у него был такой рельефный живот, какого мне видеть еще не доводилось. Вокруг талии было обмотано фланелевое одеяльце, мне бы этот размер подошел идеально, а на нем оно смотрелось как полотенце для рук.

— А почему на нем нет одежды? — шепотом спросила я у Майкла.

Он скорчил рожу и прошептал мне в ответ:

— Тебе лучше не знать.

Я наморщила нос и начала дышать ртом. Подойдя еще ближе, я обратила внимание на лицо Калеба — когда он не мучается похмельем, он, наверное, очень красив. Коротко стриженные черные волосы, маленькие колечки в обоих ушах — такой сексапильный пират. Он вдруг застонал и открыл один глаз, фиалково-голубой, и я подскочила.

Калеб попытался сфокусировать взгляд. Под глазами у него темнели круги, хотя это могла быть тень от его черных ресниц.

— Я умер? Ты ангел? Черт. Слишком ты секси для ангела. Иди сюда, — пробормотал он.

Это не похмелье.

Он все еще пьян.

Я поспешила спрятаться за спиной Майкла, когда Калеб потянулся ко мне. Точнее сказать, замахнулся рукой, ладонь у него была размером с добрую сковороду. Его габариты наводили ужас, к тому же он был почти совсем голым и напоминал беглого преступника.

— Ха, Майк. Я снова надрался. — Калеб оскалил зубы, его лицо озарилось.

Я могла себе представить, что трезвый и в одежде он, скорее всего, милый. Но… не в таком виде.

— Да, Калеб, ты надрался, — ответил Майкл голосом терпеливого, однако же рассерженного детсадовского воспитателя.

— А кто за мной ездил? Я уверен, что ее не было, — Калеб показал на меня и широко улыбнулся. — Ее бы я запомнил.

— Я, — ответила Майкл. — И Нейт с Авой.

Калеб положил руки за голову и закрыл глаза. Я старалась не смотреть на его грудь слишком пристально.

— Ава? Зачем надо было брать с собой Сияющую?

— Сияющую? — переспросила я.

— Как у Стивена Книга, — ответил мне Майкл. А Калебу он объяснил: — Потому что она подошла к телефону. И приехала за мной.

— Приехала за тобой? — Калеб нахмурил лоб, открыл глаза и искоса взглянул на нас. — А где ты был?

Майкл встал рядом со мной:

— С ангелом. Это Эмерсон.

Калеб вскочил, сразу позеленев, поплотнее закутал бедра и одеяло и побежал к двери.

Я посмотрела на Майкла:

— Да уж.

Мы пошли вверх по лестнице, я, насколько было возможно, старалась не обращать внимание на звуки, доносившиеся из туалета на первом этаже. Я обрадовалась, что не завтракала в тот день.

— Первое впечатление просто отличное.

— На самом деле он не такой ужасный. — Жалюзи в спальне Майкла были открыты, солнце заливало комнату. — Хотя вру. Иногда он бывает даже хуже.

— Я про себя, а не про него. Только ты назвал мое имя, как он убежал блевать. А за него ты ничего не должен объяснять. Кто я такая, чтобы судить?

— Он был хорошим парнем, но за последние полгода прямо на моих глазах превратился в отъявленного засранца. — Майкл сел за стол и положил голову на руки. — Все стало очень плохо, когда погиб Лайем, а потом и его мама…

— Заболела, — вставила я.

— Не просто. — После некоторых колебаний Майкл поднял голову. — После того как умер Лайем, она… попыталась покончить с собой.

Я сглотнула. Очень напряженно.

— Ого!

— К счастью, у нее это не вышло. Но с тех пор Грейс лежит в коме. Какое-то время с ней круглосуточно сидели сестры. Лендерс позволил ей остаться в «Песочных часах».

— Вот почему там остался Калеб, — сказала я, наконец поняв, почему он жил в доме с человеком, которого подозревал в убийстве своего отца. — За мамой присматривать.

— Ага. — Выражение лица у Майкла было обеспокоенное. — Но доктор сказал, что ее лучше перевести в лечебное учреждение для хронических больных. Сегодня ее перевозят.

— Хреново. — Я с такими заведениями была слишком хорошо знакома. Интересно, а Калеб? Знал бы он, с чем столкнется, когда будет к ней ходить.

— Хреново, — согласился Майкл. — Раньше Калеб был совсем другим, очень целеустремленным. Он чемпион по плаванию. Бассейн в «Песочных часах» был сооружен специально для него.

Да, у него же тело, как у пловца, особенно плечи. И шесть кубиков пресса.

Точнее, восемь.

В кои-то веки сработал фильтр, и я ничего не сказала. Подтянувшись на руках, я уселась на стол:

— Я еще не в курсе, что у него за способности. Можешь сказать?

— Я-то могу, — ответил Майкл. — А вот он сам этого бы не сделал. Ты в курсе, кто такие эмпаты?

— Я знаю, что такое эмпатия.

Майкл взял карандаш и начал ритмично стучать концом с резинкой по столу.

— Есть некоторая разница. Эмпат — это человек, который обостренно чувствует эмоции других людей, порой независимо от того, хочет он этого или нет. И эти способности не ограничены временем и пространством — эмпат может уловить, что чувствует любой другой человек в любое время и где бы он ни находился. Но талант Калеба в основном распространяется на тех людей, с которыми он и в жизни как-то общается. Например, он может узнать, что чувствую я, потому что он мне как брат.

— А почему он назвал Аву Сияющей?

— Ты книгу читала?

— Нет, только отзывы о ней и о фильме. — Я ужастиков избегала, особенно про призраков и психопатов. Меня спасал Интернет, в котором всегда можно было найти краткое содержание любого произведения — это позволяло мне познакомиться с поп-культурой в достаточном объеме, не слишком в нее углубляясь. — Надеюсь, она не держит в своей комнате топор и не пишет помадой на дверях?

Майкл выразительно посмотрел на меня:

— Калеб любит клички придумывать. Он говорит, что в голове у Авы такой же хаос, как и у отца в романе, и что она настолько же презирает власть. Она, как правило, делает все, что захочется и когда захочется.

— У него все прозвища такие навороченные?

— Нет. Просто у него к Аве своеобразное отношение. Может, это связано с тем, как она ведет себя при мне.

— Э-э… Калеб скоро закончит обниматься с унитазом, может, поговорим о нем, пока он не вернулся? — предложила я. Обсуждать соперницу не хотелось.

— Верно. — Майкл уронил карандаш на стол. — Я думаю, что вся его напускная грубость оттого, что он слишком ранимый в душе. Он все делает нарочито — одевается, ведет себя… Он старается держать с людьми дистанцию, потому что так ему не придется чувствовать то же, что и они. Ему хватило и того, что случилось с отцом, а мамин срыв чуть не прикончил его самого.

— А сейчас он ощущает ее эмоции?

— Нет. — Майкл покачал головой. — После ее попытки уйти больше нет. Он винит себя за то, что не предчувствовал того, что она собиралась сделать.

У меня сердце заныло от жалости к Калебу. Отец у него погиб, а мама хоть и жива, но общаться парень с ней не мог. Ему хотя бы не приходилось чувствовать то же, что и она. Наверняка ему и без этого было достаточно тяжело видеть ее в таком состоянии.

— Его проблема еще и в том, что он не всегда понимает, почему люди переживают конкретные эмоции. И он их не всегда правильно интерпретирует: Калеб может подумать, что чувства людей направлены на него, и лишь потом разберется, что это не так, — рассказывал Майкл, катая ладонью карандаш по столу. — Однажды он мне признался, что любит плавать, потому что сквозь воду эмоции не проходят. Это единственное место, где он может от них укрыться.

Да, в таком случае мне бы тоже хотелось иметь собственный бассейн.

— А почему он так себя повел, когда ты меня ему представил? Мне казалось, что ему обо мне уже известно.

— Известно. Но то, что ты оказалась здесь, среди нас, говорит о том, что ты согласилась попытаться спасти Лайема.

На лестнице послышались шаги, и Майкл поднес к губам палец. В открытую дверь вошел Калеб, прикрывая глаза от солнца рукой.

— Ты уже лучше выглядишь, — прокомментировал Майкл, вставая, чтобы закрыть жалюзи.

Намного лучше. Калеб принял душ и надел чистую одежду. То, что от него перестало так ужасно пахнуть, было уже супер. Какое-то время он переводил взгляд с меня на Майкла, а потом остановил его на мне.

У меня внутри потеплело.

— Извини за сцену внизу. Я еще не совсем в своем уме. Чего я, кстати, не понимаю, — сказал он, снова повернувшись к Майклу. — Клянусь, я всего два пива выпил.

Майкл молча поднял брови, а потом сел на край кровати.

— Скажи честно, — с напором спросил Калеб низким хриплым голосом, — ты помнишь… кто был со мной, когда ты меня нашел?

— Высокая девушка с темными волосами и безумными глазами. Ей, кажется, не хотелось, чтобы ты уходил.

— Эмми. Нет, Эинсли.

— Новая подружка? — поинтересовался Майкл.

— Нет. — Калеб снова перевел взгляд на меня.

— Просто снял?

— Майк. В комнате леди.

— Ей не помешает узнать, каков ты на самом деле. — Майкл пожал плечами.

— Мне не нравится подтекст, — выдавил Калеб, стиснув зубы.

— Переживешь. — Майкл схватил меня за рукав и потянул к себе, чтобы посадить рядом с собой на кровать. Потом он показал на стул и Калебу: — Садись.

Парень сел.

Но был не очень доволен.

Широкая улыбка сошла с его лица, и оно стало свирепым, закрытым. Вблизи его глаза оказались еще красивее, они делали его лицо несколько мягче, но все равно я бы не хотела столкнуться с ним в темном переулке. Майкл назвал его отъявленным засранцем, но мне казалось, что это было еще слабо сказано.

Меня он просто пугал.

— Тут не о чем волноваться, Майк. — Калеб попытался замять спор, но голос его звучал натянуто. — Ни забот, ни хлопот. Никаких привязанностей.

— Знаю. — Майкл встал, в его голосе слышался вызов. Мне хотелось закрыть ему рот руками. Что-то мне подсказывало, что, если между ними завяжется драка, в радиусе пятнадцати километров лучше не оказываться. — У тебя все отношения такие. Поматросил и бросил.

— Ты поосторожнее. — Калеб встал и сделал шаг по направлению к Майклу, поспешно бросив взгляд на меня. — Мне старший брат не нужен и нянька тоже не нужна.

— Вчера нужен был.

Встать между ними было так же глупо, как между соперниками в боях без правил, но я все равно это сделала, положив каждому из них руку на грудь. Даже в такой напряженный момент я не могла не обратить внимание на то, насколько они оба мускулисты. — Хватит! — Голос у меня сорвался, так что пришлось повторить еще раз: — Хватит! Вы же не хотите этого всерьез. Перестаньте вести себя как дети.

По опыту я знаю, что обвинить парня в том, что он ведет себя как ребенок, не менее эффективно, чем вылить ведро воды на Бастинду. Напряжение тут же тает, как растаяла злая ведьма после того, как ее окатил Страшила. Майкл опустился на кровать, а Калеб плюхнулся на стул. Положив руку на спинку стула, он посмотрел на меня:

— Слушай, брателло, удастся тебе Коротышку снова на цепь посадить?

Я сделала шаг вперед, уперев руки в боки, — то, что у нас глаза были на одном уровне, несмотря на то что я стояла, а он сидел, меня пугало лишь самую малость.

— Во-первых, я сама себе хозяйка. И только я. Во-вторых, если ты еще раз упомянешь цепь, получишь. — Я ткнула ему в грудь пальцем, чуть его не сломав. — И в-третьих, не называй меня Коротышкой.

Секунду Калеб сидел молча и смотрел на Майкла, широко распахнув глаза.

— Где ты ее нашел? Можно и мне такую же? — ухмыльнулся он.

Я громко и недовольно вздохнула и плюхнулась рядом с Майклом, даже не пытавшимся скрыть улыбку.

— Тебе, наверное, стоит перед Эмерсон извиниться.

— Прости меня. — Калеб хитро улыбнулся. — Жаль, что не я первый с тобой познакомился.

Глава тридцать третья

— Не хочу я ничего!

Мы все втроем переместились на кухню. Майкл изучал содержимое холодильника, пытаясь найти Калебу чего-нибудь поесть. Тот же положил голову на стол и закрыл ее руками, иногда поглядывая на меня и улыбаясь. Он определенно был очарователен.

Очень даже.

— Я уверен, что Нейт будет не прочь поделиться полудюжиной яиц. О, вот вкусняшка, как раз то, что нужно твоему желудку. Бекоооончик, — нараспев произнес Майкл, открывая упаковку с широкой улыбкой на лице.

Почувствовав запах, Калеб застонал. Майкл подмигнул мне так, словно я была его сообщницей. Я завидовала тому, что этим парням так легко друг с другом. Особенно после того, как они чуть не подрались.

И поняла, что мне в этом доме тоже комфортно. Я посмотрела на Майкла, который все еще рылся в холодильнике, а потом на сидящего рядом Калеба. Мне было хорошо! С ними. Хотя отправлялась я сюда без надежды влиться в компанию.

Команда Чокнутых. Интересно, может, нам свитера со своей символикой заказать.

Но эти теплые чувства поугасли, когда я вспомнила, как дела обстоят на самом деле. Майкл ведь не знал всего, не мог знать. Если бы он видел, что собой представляла моя жизнь четыре года назад… это и жизнью назвать нельзя было. Существованием — и то с натяжкой.

На лестнице послышались шаги, и в кухню вошла Ава, стуча по деревянном полу шпильками, словно молоточками. Она бросила на меня беглый взгляд, натянуто улыбнулась и быстро отвернулась.

— Майкл? — сказала она с нетерпением.

Он подскочил — его голова была еще в холодильнике, и он Аву не видел.

— Ава. Как себя чувствуешь?

— Нам надо окончательно определиться с планами на День благодарения. — С Калебом Ава не поздоровалась. — Я хочу уже заказать билеты в Лос-Анджелес. Ты же примешь мое приглашение?

Майкл напоминал испуганного оленя в свете фар огромного грузовика, везущего радиоактивные отходы.

— Мы же это уже обсудили.

— Нет. — Ава нахмурилась — она искрение недоумевала.

— Несколько дней назад. Я сказал тебе, что я не…

— Приходи в мою комнату, посмотрим на расписание рейсов. Если ты уже закончил с… — она махнула рукой в направлении стола, — этим…

Калеб ухмыльнулся:

— Ава, если он тебе нужен, то он со мной «закончил». Майкл, не забудь помыть руки, что бы мои вши не переползли на Си… Аву.

Ава бросила взгляд на Калеба, дерзко склонив голову:

— Напился.

— Мегера, — парировал он.

— Дети! — Майкл сложил руки буквой Т. — Тайм аут.

Ава зло посмотрела на Калеба и вышла. Майкл пошел за ней. Не оглядываясь.

— Почему ты ей не скажешь, как ты к ней на самом деле относишься? — спросила я Калеба, когда они ушли.

— Я говорил… с самого начала. — Калеб поставил руки на стол и положил на кулаки подбородок, глядя на меня. — Как вот, например, сейчас признаюсь тебе, что я, возможно, в тебя влюбился.

— Правда? — засмеялась я. — За наши глубокие разговоры и за то, как хорошо нам было вместе? Или это любовь с первого взгляда?

— Типа того, — поддразнил он.

Я задумалась.

На миг я окунулась в его глаза. Но осознав, что Калеб от меня чего-то ждет, я откашлялась.

— Так ты всем клички придумываешь? Коротышка, Майк… Сияющая?

— Про последнюю тебе Майк, полагаю, рассказал?

Я кивнула, и по лицу пария расплылась улыбка, как мед стекает по сотам. Наверняка Калеб уже привык к тому, что девчонки не могут отвести от него глаз. Интересно, всегда ли это доставляло ему такое удовольствие, как сейчас?

— Я даю клички тем, кого я люблю и кого я с удовольствием ненавижу.

Я задумалась о том, есть ли в Коротышке какой-то скрытый смысл.

— Ава, видимо, в числе тех, кого ты ненавидишь.

— Мы никогда не ладили. — Улыбка исчезла с лица Калеба. Разведя руки, он наклонился ко мне: — Наверное, я не могу воспринимать ее нормально из-за ее тараканов. Она зачастую сама не знает, что чувствует.

— А ты-то знаешь, да? — улыбнулась я. — Надеюсь, ты не рассердишься. Майкл мне рассказал. О твоих способностях.

— Не рассержусь. Ведь про тебя мне известно все. Так что это справедливо. — Он распрямил спину. Контакт был утрачен. — Ничего страшного.

— Вряд ли ты знаешь про меня все.

— Я с удовольствием выслушаю остальное. — Калеб старался придать разговору тон беспечного флирта.

Однако я не клюнула:

— Не знаю. Мой жизненный путь был… ухабист. Но я могу рассказать в подробностях. Если тебе интересно.

Настроение у Калеба изменилось, сомнение затуманило взгляд. Уставившись на окно у раковины, он сказал:

— Слушаю.

— Вскоре после того, как я начала видеть рябь, мои родители погибли в катастрофе. Меня упекли в больницу, потому что я проболталась психологу о том, что вижу умерших. А еще потому, что в какой-то момент я так распсиховалась в школьной столовой, что подружке пришлось оттащить меня в медкабинет. — Рассказывая о себе, я оценивала реакцию Калеба, пытаясь понять, что ему можно сообщить. — И никто не знал, что со мной делать, поэтому меня накачивали таблетками до бессознательного состояния.

— А как… все наладилось? — Калеб пристально смотрел на меня, ожидая ответа, которого я не могла ему дать, хотя и очень хотела.

— Из-за лекарств я перестала видеть рябчиков. Доктора постепенно снизили дозировку, а я научилась помалкивать о своих видениях. На прошлое Рождество я совсем перестала пить таблетки. После встречи с Майклом… все стало проще.

— Он тебе рассказал, как познакомились мои родители?

— Нет, — ответила я. — Но Кэт рассказала мне немного об их отношениях.

Калеб откинулся на спинку стула и уперся подошвой своего кеда в край стола:

— Мой папа… он был типичным ученым. Волосы всклокочены, одевался всегда абы как. У мамы же все всегда было честь по чести. Они встретились, когда папа работал техническим консультантом в фантастическом фильме, в котором она снималась.

— А как ее зовут?

— Грейс. Ее псевдоним был Грейс…

— Уолкер, — перебила я, уловив сходство. — Ты очень на нее похож.

— Да, в этом мне повезло. — Калеб ухмыльнулся. — Поженились они через полтора месяца после того, как познакомились.

— Потрясающе.

— Их связь была невероятной, очень глубокой. Папа видел рябчиков всю жизнь, а у мамы это началось только после их встречи.

— Она испугалась?

— У нее был он.

Я задумалась — неужели у нее все было настолько просто?

— А когда у тебя проявилась способность к эмпатии?

— Насколько известно, я с ней родился. В младенчестве я много плакал, но не из-за колик. Как только родители поняли, с чем это связано, мама перестала сниматься в кино, чтобы проводить все время со мной — она выполняла роль глушителя. Благодаря ее присутствию моя жизнь стала сносной. — Калеб смолк и уставился в пол. Мне даже показалось, что я заметила влагу на его темных ресницах. — Мне так ее не хватает. Их обоих.

— Калеб, не обязательно…

— Нет, все в порядке. — Он посмотрел на меня ясными глазами. Я, наверное, ошиблась. — Когда я стал старше, то нашел другие способы защищаться, например заметил, насколько тише становилось в голове под водой. И если ставить барьеры, тоже чувствуешь меньше.

Мне показалось, что шутка не помешала бы.

— Поэтому ты ведешь себя как свинья?

Калеб ухмыльнулся:

— Хорошо сказано.

— Я тоже от всего отгораживалась — после несчастного случая, даже после больницы, — призналась я. — Старалась не высовываться. И тоже училась защищаться, быть саркастичной, чтобы отталкивать от себя людей, держать дистанцию.

— Помогло?

— Какое-то время помогало. — Я улыбнулась. — Сейчас становится легче ближе подпускать людей к себе. Тебе тоже стоит попробовать.

— Доложу тебе о результатах, — засмеялся Калеб. Потом его лицо снова стало серьезным. — Кроме Майкла, об этом никто не знает, но отцу удалось синтезировать препарат, позволяющий мне фильтровать чужие эмоции, чтобы не чувствовать всё и за всех. Прямо перед смертью он изготовил очередную партию.

Калеб достал из кармана серебряную монету и начал перекатывать ее по костяшкам пальцев, внимательно следя за ее движением, а потом сжал ее в кулаке.

— Я знаю, что ты согласилась сделать для моего отца, — тихо сказал он.

Посмотрев прямо в его глаза, так похожие на глаза его знаменитой матери, я ответила:

— Для твоего отца. А также для тебя и твоей мамы. Никто не должен переживать то, что довелось пережить нам. Что-то изменить, сделать жизнь лучше — это все равно что помочь всему миру.

— Папа подарил мне это в шестнадцать лет. Я наконец принял самого себя таким, какой я есть. И решил научиться пользоваться своими способностями, а не убегать от них.

Калеб зажал монету между двумя пальцами, показывая мне. Это оказалась вовсе не монета, а серебряный кружочек, на котором было выгравировано какое-то слово. Я наклонилась, чтобы прочесть его.

«Надежда».

Он убрал кружочек в карман и потянулся ко мне, чтобы взять меня за руку. Я подала ее ему. Ладонь у Калеба оказалась сильная, с несколько загрубевшей кожей и очень теплая. Электрической искры, как от соприкосновения с Майклом, не возникло, но я почувствовала что-то еще.

Покой.

— Спасибо, — улыбнулся Калеб.

Я кивнула.

Тут в кухню вошел Майкл. Один. Я убрала руку, однако Майкл успел это заметить. Я увидела, какое впечатление это на него произвело.

Ему не понравилось.

— Ну что, билеты заказаны? — слащаво поинтересовался Калеб, к которому вернулся весь его цинизм. — Первым классом летите?

Я решила вступить в разговор, чтобы они снова не поругались.

— Кстати, о путешествиях… Когда мы отправляемся? — спросила я.

Познакомившись с Калебом, я укрепилась в своей уверенности, что поступаю правильно. Теперь у проблемы появилось человеческое лицо, она стала ощущаться как более реальная.

— Надеюсь, скоро, — ответил Майкл. — Надо еще рассказать обо всем Кэт и убедиться, что она с нами.

— Так чего мы ждем? — Я встала. — Идем.

— Погоди. Не слишком ли ты спешишь? — ухмыльнулся Калеб. — Ты о своих способностях только узнала. Ты уверена, что уже готова путешествовать?

Я посмотрела на него:

— Чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее к тебе вернется отец.

Калеб уставился на меня. Я поняла, что он пытается оценить, что я чувствую, — наверное, искал признаки страха.

Но он их не найдет.

Глава тридцать четвертая

Я села в машину Дрю и поехала за Майклом и Калебом. Мы пересекли кампус и остановились перед корпусом естественных наук. Когда Томас решал, что сделать с центром Айви Спрингс, он изучал классическую архитектуру хорошо сохранившихся каменных и кирпичных зданий. Как и другие дома в центре нашего городка, это массивное строение казалось удобным и уютным. И конечно, весьма старым.

А со старым у меня были плохие отношения.

По широкой лестнице мы поднялись на третий этаж. В коридорах пахло книжными переплетами и мелом. Из одного класса доносился низкий монотонный голос — читали лекцию о свойствах металлов. Мы прошли мимо доски объявлений, и пришпиленные к ней листки затрепетали. Я не сводила глаз с широкой спины Калеба.

Увидев нас, Кэт удивленно воскликнула. Мы вошли в лабораторию, там было полно трубок, мензурок, горелок, на стене висела белая доска, сплошь исписанная уравнениями. Впустив нас, Кэт закрыла за нами дверь:

— Калеб, я удивлена, что ты на ногах после вчерашнего. Я-то думала, тебе по крайней мере до завтра будет паршиво. — В ее глазах даже сквозь очки с камушками читалось волнение и в то же время облегчение.

Я подумала, что очки наверняка не ее и что она одолжила их у кого-нибудь из коллег-профессоров, какой-нибудь старушки с голубыми волосами и морщинистым, как у шарпея, лицом.

— Да, я прошу прощения за вчерашнее. — У Калеба вспыхнули щеки, и он принялся потирать шею. — Сам не понимаю, как такое со мной случилось.

Кэт одарила его натянутой улыбкой — она наверняка означала, что они еще вернутся к этому разговору позже, — а потом повернулась к нам с Майклом:

— И что привело вас в храм науки? Эмерсон, у тебя появились новые вопросы?

— Нет. — Майкл пришел мне на помощь. — Мне надо кое в чем признаться. И я не мог ждать.

Кэт подняла очки, опираясь спиной о лабораторный стол:

— Признаться?

У меня в предвкушении заколотилось сердце. Так много зависело от того, одобрит ли Кэт план Майкла. Он начал свой рассказ, а я мысленно скрестила пальцы.

— Пару месяцев назад я получил голосовое сообщение, незнакомый голос попросил меня встретиться в парке Ривер-бенд. — Майкл бросил на меня взгляд искоса. — В рощице, в стороне от дорожки. Это была Эм. На десять лет старше, чем сейчас. Она рассказала мне, как и когда связаться с Томасом, чтобы и предложить ему свои услуги, а также снабдила меня информацией, которая должна была убедить меня в том, что это все не подстава. И порекомендовала изучить принцип Новикова.

— Что? — выдохнула Кэт, хватаясь за стол.

Я внимательно смотрела на Майкла — его рассказ меня сильно заинтриговал.

— Правил путешествия она не нарушила, — поспешно заверил Майкл, стараясь не смотреть мне в глаза. Следующие слова он произнес очень отчетливо: — Эм сообщила мне, что мы с ней пара. И что она может помочь мне сделать то, что не сможет никто другой.

Кэт оттолкнулась от стола так резко, что он затрясся. Зазвенело стекло, на горелку пролилась какая-то жидкость и зашипела.

— Вы хотите спасти Лайема.

Майкл кивнул, но промолчал. Шли секунды, дыхание Кэт становилось все более напряженным.

— Нет. Ты же знаешь, что это невозможно. Такое вмешательство во время недопустимо. Они ни за что не одобрят… — Она замолчала и покачала головой. — Проблем хватает и когда мы просто замедляем или ускоряем его для собственных целей, а вернуться и воскресить мертвого? Нет.

— Ты не учитываешь имеющиеся возможности, — настаивал Майкл, с нетерпением шагнув к ней. — Ты хоть приняла во внимание принцип Новикова?

— Майкл, я никаких принципов принимать во внимание не буду. Ответ отрицательный. — Кэт поспешно скользнула в сторону, оказавшись по другую сторону стола. — Категорично и бесповоротно.

Стоявший рядом со мной Калеб до с их пор слушал молча. Его слова я скорее почувствовала, чем услышала: еле сдерживаемая ярость лавиной обрушилась на мои барабанные перепонки.

— Почему? Почему, черт возьми, ты не хочешь помочь моему отцу?

Я положила ладонь на руку парня, хотя глупо было надеяться, что я смогу его удержать, если он решит наброситься на Кэт. Я чувствовала, как напрягся его бицепс, я думала, что он меня оттолкнет. Но Калеб этого не сделал.

Кэт осмотрелась, словно ища ближайший выход:

— Дело не в твоем отце. Дело в правилах, в том, что мы можем и чего не можем делать.

Калеб огромным шагом резко сократил расстояние между собой и Кэт. Добравшись до нее, он принялся бить кулаком по столешнице из нержавейки, словно подчеркивая свои слова:

— К черту правила.

— Калеб, прошу тебя, — окликнул его Майкл.

В комнате стало тихо, лишь шипели бунзеновские горелки, в подвешенной трубке кипела какая-то жидкость. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Кэт снова заговорила:

— Эмерсон раньше не путешествовала. — Она перевела взгляд с Калеба на Майкла. — Вы что, хотите, чтобы она рисковала своей безопасностью, даже жизнью, отправляясь в прошлое спасать человека, которого даже не видела?

Майкл принялся защищаться:

— Это не опас…

— Опасно, — оборвала его Кэт. — Майкл, тебе известно, как погиб Лайем. Чтобы у тебя что-то получилось, расчет времени должен быть очень точным — до тысячной доли секунды.

— Это можно сделать, — не сдавался он. — Надо будет провести исследование…

— Исследование? Подумай, о чем ты говоришь. Один неверный шаг, и вы с Эмерсон можете погибнуть, от вас останется пара обгорелых костей, как и от Лайема. Вы этого хотите?

Калеб сжал зубы, зашипел и сделал шаг назад, вставая между мной и Кэт.

Меня все равно что ударили. Я обхватила руками живот — он резко заболел от желания убраться как можно дальше и прекратить этот разговор. Я повернулась и, не оглядываясь, вышла, пробравшись сквозь толпу развеселых студентов, которые к этому времени уже высыпали в коридор. Стараясь не касаться ни людей, ни рюкзаков, я вылетела из двустворчатых дверей и понеслась вниз по лестнице на первый этаж. Добравшись до тротуара, я бросила взгляд через плечо, чтобы убедиться, что за мной никто не пошел.

Это было ошибкой.

Перед зданием неистовствовали ребята, бросая друг другу старомодный мяч, сделанный из свиного мочевого пузыря. Им-то он казался вполне современным.

На них были короткие шорты, полосатые носки и бутсы с шипами; по униформе я решила, что они из начала сороковых двадцатого века. Да уж, денек и без того был отмечен безумием, а тут передо мной еще и выстроилась целая команда футболистов-призраков — они встали на ступеньки, позируя фотографу.

Я решила, что не буду даже пытаться тыкать пальцем во всех этих накачанных ребят, которых было больше дюжины, а вместо этого поищу менее людное местечко. Убежище я нашла за административным корпусом. Мемориальный сад молитв Уайтвуда. По бокам старинных бронзовых солнечных часов стояли две поросшие мхом лавочки. Живая зеленая стена, образованная раскидистыми ветвями ив, практически не пропускала звуков из кампуса, за ней прятался маленький прудик. Я опустилась на скамейку, запрокинула голову и закрыла глаза, радуясь вечернему солнцу, согревавшему мое лицо.

Но как я ни старалась, слова Кэт из головы выкинуть не удавалось.

Потеряв родителей, я постоянно проигрывала в уме собственную версию аварии, представляя себе, каково это было — упасть с горы в прозрачную, адски холодную воду озера. Я предпочитала думать, что родители умерли легко и спокойно. И понимала, что последние минуты жизни Лайема были совсем другими.

За спиной раздались тяжелые шаги. Я повернулась, думая, что это Майкл. И слегка ахнула от удивления, увидев перед собой голубые глаза Калеба.

— Майкл ест мозг Кэт за то, что она тебя напугала. Я решил, что это тебе пригодится. — Калеб сел, протянул мне бутылку с водой и положил на шею сзади влажное бумажное полотенце. Оно оказалось таким мокрым, что вода струйками потекла мне на майку. — Ты как?

— Я? А ты? Сам-то в порядке? Кэт сравнила твоего отца с… — Я смолкла, заканчивать фразу не хотелось.

Я сняла с шеи мокрое полотенце, скомкала его в маленький шарик и сжала так, что между пальцами стала сочиться вода, стекая по запястью. Я вздрогнула.

Калеб это заметил. Он поставил локти на спинку скамейки, чуть опустил руку, которая была ближе ко мне, и осторожно положил ее мне на плечи. Мне очень хотелось прижаться к нему и расслабиться, но я сдержалась.

Солнце, уже довольно низкое, светило как через желтое стеклышко, придавая окружающему миру теплый оттенок. Казалось, что мы жили на картинке в книге сказок, а не в мире, в котором возможны разговоры о смерти. И боли.

— Калеб, как она могла сказать такое при тебе?

— Она не нарочно, — ответил он, стерев с лица все эмоции. — Кэт хотела лишь донести свою точку зрения, и, судя по твоей реакции, ей это удалось.

— Я из-за тебя ушла… Я думала, что вы близки. Я заметила, как она на тебя посмотрела, когда интересовалась тем, что случилось вчера.

Калеб отвернулся, глядя на кувшинки, камыш и на противоположный берег пруда. Из воды выпрыгнула рыба, и у берега заплясали небольшие волны.

— У нас с Кэт необычные отношения. Они всегда такими были. Она — мой опекун.

— Но вы живете не вместе.

— Теперь, после того как маму заберут в больницу, будем вместе. Начну перевозить вещи уже сегодня.

— А… — Внутри у меня все сжалось от боли, которую я прочла в его глазах. — Но ты же не против?

— Сложно сказать. То есть я Кэт люблю, но последнее время она не знает, как ко мне подойти. Сейчас со мной очень непросто. А когда я пытаюсь понять, что она чувствует… в душе у нее настоящий кавардак. — По голосу казалось, что Калеб сейчас очень расстроен, что совсем не вязалось с его уверенным видом. — Страх, вина, злость, раскаяние. Думаю, это связано с моим отцом или с тем, что ей еще нет тридцати, а она обязана нести ответственность за почти совершеннолетнего подопечного.

— Я уверена, что она не воспринимает тебя как подопечного, — сказала я, пытаясь его подбодрить. Я катала в руках влажное полотенце, чтобы хоть чем-то их занять. — Думаю, она искренне за тебя переживает. Как давно вы знакомы?

— У меня такое ощущение, что мы с ней знали друг друга с самого раннего детства. Она всегда была рядом. Кэт мне как сестра. Но ее не обязательно было назначать моим опекуном.

— Ты ей небезразличен. Как и многим.

— А как насчет тебя, Коротышка? — Калеб посмотрел на меня с улыбкой. — Мог бы я стать небезразличен тебе?

Он не имел в виду дружбу. Вода из полотенца уже буквально начала испаряться сквозь мои пальцы.

— Калеб, я… дело в том… я хочу сказать, что время не подходящее…

Я услышала чей-то кашель и резко повернула голову. У нас за спиной стоял Майкл. Интересно, что он слышал? Я осознала, как все это выглядело с его точки зрения — Калеб сидит, приобняв меня, я смотрю ему в глаза. Я так поспешно вскочила, что чуть не упала. Сунув полотенце в карман джинсов, я посмотрела прямо на Майкла.

— Привет! — сказала я чересчур громко и жизнерадостно. — Как там Кэт?

— Хочет все обдумать. — Казалось, что Майкл чувствовал себя как-то неловко, переводя взгляд с Калеба на меня. — Мы договорились встретиться завтра в доме, и она даст нам окончательный ответ. И заодно извинится.

— Она признала, что не должна была говорить этого Эмерсон? — поинтересовался Калеб. Он тоже встал и расположился сзади меня. Встав прямо вплотную.

— Она признала, что не должна была говорить этого. Всем нам! Точка, — напряженно ответил Майкл.

Зазвонил сотовый, и Калеб поспешно полез в карман. На экране появилась фотография девчонки, ее блестящие губки были сложены для поцелуя. Калеб поднес телефон к уху и смущенно взмахнул рукой: — Наверное, лучше ответить. — Отвернувшись от нас, он тихонько сказал: — Привет, малышка.

Мне хотелось бы узнать о разговоре Кэт и Майкла подробнее, но желание сбежать почему-то было сильнее.

— Ладно. — Я достала ключи и принялась нервно крутить их на пальце. — Я… поеду. Майкл, я еще выйду на связь, чтобы узнать, как там завтра…

Я вяло помахала пальчиком стоящему ко мне спиной Калебу. А потом трусливо сбежала.

Так быстро, как только могла на таких каблуках.

Майкл закричал:

— Погоди, Эм!

Но я шла дальше, все так же крутя ключи на пальце. Майкл нагнал меня, но я и не повернулась. Снова меня подвели мои короткие ноги.

— Что такое?

— Я хотел поговорить о…

— Только не спрашивай, хочу ли я до сих пор спасти Лайема. Хочу. То, что сказала Кэт, ни на что не повлияло. Не надо во мне сомневаться. — Я непонятно почему была раздражена.

Мы дошли до машины, я развернулась и прижалась спиной к водительской дверце, готовясь с ним поспорить.

— Я сама способна принимать решения.

— Не сомневаюсь. — Майкл постучал кулаком по крыше джипа. — Но я не из-за этого за тобой побежал. Я хотел спросить… насколько… какой у тебя опыт с парнями?

Я замерла, связка ключей тяжело ударила по ладони. Склонив голову, я пристально смотрела на него:

— Что?

Майкл уставился и землю, активно жестикулируя, пока подбирал нужные слова:

— Я… м-м-м… не в этом смысле, то есть не про физическую близость…

Я не собиралась признаваться, что ближе нашего с ним несостоявшегося поцелуя у забора у меня ничего и не было. И не думаю, чтобы его заинтересовали кошмарные игры в бутылочку в средней школе. Осознав, что я так и стою с поднятой рукой, я ее опустила, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не использовать ключи как кастет.

— Мне это не послышалось?

— Я лишь хотел сказать… Я понимаю, что Калеб может казаться очень… обаятельным. — Майкл сказал это так, словно слова горчили. — Хоть мы с ним и спорим, он мой лучший друг, но…

— Но? — переспросила я.

— Он очень… что касается девушек… они иногда не очень хорошо… — Майкл сделал шаг назад и спрятал руки в карманы. — Забудь. Я не имею права говорить тебе, с кем встречаться, а с кем нет. Прости.

— Я ни с кем не встречаюсь. Уж не знаю, что ты подумал, когда увидел нас, но мы просто разговаривали. — Меня разрывало на части: с одной стороны, мне было приятно, что Майклу не все равно, а с другой — я злилась, что он лезет не в свое дело. — У нас с Калебом много общего. И мы разговаривали. И все.

— Понимаю. — Складки на лбу Майкла стали глубже. — Просто… Когда дело касается противоположного пола, Калеб не всегда головой думает.

— А кто-то из подростков думает головой?

Мне всегда говорили, что у ребят все мысли в другой части тела. Ну и денек выдался. Поругалась с братом, познакомилась с пьяным Калебом, потом мы рассказали Кэт о наших планах, а теперь… обсуждаем мою несуществующую половую жизнь?

Я чертовски от всего этого устала.

Но Майкл пристально посмотрел на меня:

— Я лишь хочу предупредить, что он… мутит с девчонками без разбору. Я не хочу, чтобы тебе потом было больно.

У меня вдруг резко разболелась голова, казалось, что черепушка сейчас расколется и мозг вывалится на асфальт.

— Спасибо, — ответила я, — запомню на случай, если мы с Калебом замутим.

— Нет, погоди… ты не так все поняла. Эмерсон, подожди!

Но я молча села в машину и, хлопнув дверью, заблокировала ее, а потом завела двигатель. Резко сорвавшись с места, я заметила полное ужаса лицо Майкла.

Глава тридцать пятая

Голова разболелась так, что скрутило живот. Мне хотелось в постель. И полной темноты.

И шоколаду.

Я с трудом поднялась по лестнице, открыла дверь и поняла, что дома никого нет. Слава тебе, Господи! Я схватила бутылку с водой, болеутоляющие и шоколадку из заначки Дрю и заметила, что всего лишь восемь. Можно и баиньки ложиться.

Если тебе семь лет.

Но мне было все равно. Я думала лишь о том, насколько мне повезло, что список сегодняшних поражений не пополнится очередным спором с братцем. Я оставила ключи Дрю на столе, написала записку, что слишком устала и уже ложусь спать. Чтобы хоть как-то успокоиться, я надолго закрылась в душе, а потом надела белье и нежную, как шелк, майку Томаса.

Проверив, закрыты ли окна, я упала в кровать. Мне не хотелось, чтобы Майкл, вернувшись домой, попытался вызвать меня на разговор. Я выключила свет, забралась под одеяло с головой и закрыла глаза в надежде, что сон придет, повинуясь моему желанию.

Недовольно ворча, я перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку. Может быть, выкидывать мысли из головы по одной окажется так же эффективно, как считать овец. Надо заставить их перепрыгивать через забор и прочь из моей головы.

Калеб действительно был настолько неразборчив в связях, как пытался убедить меня Майкл? Во время нашего разговора он казался очень искренним. Я не думала, что Калеб сможет рассказать любой незнакомке то, чем поделился со мной, особенно о родителях. Да, он, наверное, со мной заигрывал, но, думаю, в целом он был искренен. До тех пор, пока ему не позвонила девчонка с губками бантиком. Когда он ответил, у него на лбу буквально высветилось слово «игрок».

Плюс разговор с Майком…

Я положила подушку на голову и завопила.

— Эмерсон!

Прозвучало мое имя громко и прямо у самого уха. Крик застрял в горле, я подскочила, прижимая подушку к груди, и резко повернула голову на звук. И лишь через пару секунд я разглядела стоящий рядом с моей кроватью силуэт, а когда разглядела, мне снова захотелось кричать.

Джек.

— Только не это, — отчаянно промычала я, как можно плотнее сжимая глаза.

Через некоторое время я их медленно открыла, надеясь, что он исчез.

Не повезло.

— Ты в порядке?

Я вздохнула.

— Нашла своего молодого человека? Ответы на вопросы, которые ты искала?

— Своего молодого человека? Ах да, нашла, — проворчала я. — И как будто с одним дураком проблем было мало, я еще и его лучшего друга встретила.

— Дай угадаю, — сказал Джек, сочувственно улыбаясь. — Они теперь за тебя сражаются?

— Да. Нет! Не знаю. — Я уткнулась лицом в подушку и сдавленно проговорила: — Они начали… ну, вроде соперничать, только это совершенно ни к чему. Я бы просто хотела оказаться с ними в одной комнате, и… и…

— Что?

— Ударить их головами друг о друга так, чтобы они сознание потеряли.

Джек засмеялся льстивым гортанным смехом:

— Ну уж ладно. Ты наверняка привыкла к тому, что ребята за тебя дерутся.

— Вовсе нет, — сказала я, но его слова решила приберечь, как конфетку, чтобы достать впоследствии и насладиться. — Откуда ты взялся? Я думала, ты навсегда пропал.

Джек перестал смеяться, и тишина в комнате стала почти невыносимой.

— Я тебя вчера искала. Где ты был? Хотя забудь.

Я села, убрала с лица волосы. Глаза у Джека были все такого же странного голубого оттенка, разве что, может, чуть посветлее, и казалось, что он видел меня насквозь. Волосы тоже стали светлее. Я прижала к себе подушку, болезненно осознав, что я почти голая.

— Ты кто такой?

— Странный вопрос.

— Нормальный. — Я повыше натянула одеяло. — Когда я трогаю рябчиков, они пропадают. А ты нет.

— Кто такие рябчики? — поинтересовался Джек, с изумлением глядя на меня.

— Рябчик ты. Как я полагаю. — Я раздраженно покачала головой.

На нем был все тот же черный костюм с жилетом. Ничто не выдавало времени, в которое он жил, даже стрижка. Колец на пальцах не было. Вообще никаких видимых признаков какой-либо эпохи, за исключением карманных часов, которые говорили, что это человек из менее сурового времени.

— Ты же из прошлого. Верно?

Он кивнул.

— Джек, я не знаю, почему ты оказался здесь. — Я слегка подалась вперед, гадая, что произойдет, если я попытаюсь до него дотронуться. Он наверняка знал, о чем я думала, но и не пошевелился. — Почему ты тут появляешься?

— Я делаю это ради тебя.

— Что?

Внезапно включился кондиционер, подул холодный воздух, а у меня были голые руки, и я вздрогнула.

— Я… ощущаю с тобой связь. И мне известны все возможные таинственные повороты судьбы. Мне бы очень хотелось, чтобы в моих силах было тебя уберечь.

— Это невозможно. — Я принялась энергично растирать руки ладонями, стараясь согреться, пытаясь понять, от чего я дрожу — от охлажденного фреоном воздуха или от того, что говорит Джек.

— Тебе так кажется, да? Ты непохожа на других. Ты так невинна. — Джек так на меня смотрел, что невинной я себя вовсе не чувствовала. Я жалела о том, что Томаса с Дрю нет дома. — Жизнь… часто предлагает человеку выбор. Иногда он ясен, иногда не очень.

Я постаралась получше прикрыть подушкой грудь.

— Не вижу смысла в твоих словах. То, что ты говоришь, не…

— В свое время увидишь. — На долю секунды глаза Джека стали темнее. — И тогда ты поймешь, что я все это делал, чтобы… защитить тебя. Это все для тебя.

Я услышала, что дверь лофта открылась, но продолжала смотреть на Джека.

Он печально улыбнулся и сделал шаг назад.

Исчез.

Я надеялась, что может хоть на этот раз навсегда.

Глава тридцать шестая

Я не знаю, что Дрю сказала Томасу, но он не стал ругать меня за то, что я поехала искать Майкла. Я была очень ей благодарна. На следующее утро, когда я снова попросила у Дрю разрешения взять ее машину, брат даже не пикнул, и она без колебаний отдала мне ключи.

Я поспешила уйти, пока меня никто не удерживал, и поехала в кампус, открыв в машине окна. Воздух был уже очень влажным, и я порадовалась, что надела шорты с тоником, а не джинсы с майкой. Я включила радио на полную громкость, надеясь, что музыка поможет отключить мозги. Я не хотела думать о том, как буду разбираться с Майклом и Калебом. Когда я доехала до дома диссидентов, мне пришлось даже уговаривать себя вылезти из машины.

Я вошла без стука. Дверь с проволочной сеткой захлопнулась, возвещая о моем появлении. Я пошла на запах и застала у плиты Калеба. Он помешивал что-то в кастрюльке, в одной руке он держал деревянную ложку, в другой — огромный поварской нож. Аромат был просто восхитительным.

— Ты трезв? — спросила я еще в дверях.

Калеб повернулся ко мне, не сдерживая улыбку, которая повергла меня в трепет:

— Да.

— Хорошо. Иначе я бы забрала у тебя этот опасный инструмент. — Я подошла поближе и села на стол рядом с плитой. Зеленый перец и два стебля сельдерея на разделочной доске ждали ножа. В сотейнике шипело масло с кольцами лука. — Ты еще и готовишь?

Калеб был так красив, что мне стало завидно. Симпатичный, мускулистый, с красным драконом на торсе.

— Да, — ответил он, — готовлю.

— В майке-алкоголичке и… — я слегка толкнула его в плечо, — фартуке с надписью «поцелуй повара»?

Калеб наклонился ко мне, и у меня замерло сердце.

— Если ты согласишься, я буду его все время носить.

— Ха-ха! — Я решила поскорее сменить тему и показала на доску: — Что тут у тебя?

— Святая троица: лук, зеленый перец и сельдерей. Этуфе на подходе. Дюн с Нейтом возвращаются с консультирования с лангустами. Значит, — он стряхнул в сотейник последние кусочки овощей, — ждем окончательного решения.

При мысли об этом у меня скрутило желудок, так как я понимала, что все планы Майкла зависят от того, что скажет Кэт. Без нее мы ничего сделать не сможем.

— Не знаешь, что она думает?

— Понятия не имею, — ответил Калеб, вскидывая брови. — Ты точно этого хочешь?

— Точно.

— Я тебе не верю. — Калеб положил нож на доску и уперся в стол рядом со мной. — Вчера ты чувствовала себя нормально. А сегодня нервничаешь. Что изменилось?

— Ты уже знаешь, что я чувствую? Мы же только вчера познакомились. Как это возможно?

Калеб пожал одним плечом и улыбнулся.

— Мне не нравится, что ты делаешь это без разрешения.

— Оно само получается. — Он взял сотейник и пару раз встряхнул овощи. У меня бы обязательно половина разлетелась по полу или сгорела. — Это из-за того, что сказал Майкл, когда пошел за тобой к машине?

— Да нет. — Я полагала, что Майкл не стал говорить Калебу о своем опасении, что мы с ним «замутим».

— Знаешь, я уверен, что мог бы помочь тебе расслабиться.

— Да что ты? — поддразнила я.

Калеб вернул сотейник на плиту и поставил руки на стол по обе стороны от меня.

— Ага.

— О! — Прямо Шазам. Я закусила нижнюю губу.

Калеб поднял руки, собрал мои волосы в хвостик прямо у самой шеи, положив запястья на мои голые плечи.

— Я размышлял о том, что надо бы тебя отвлечь. Действительно много думал.

— Правда? — У меня перехватило дыхание. Я поспешно постаралась придумать что-нибудь, чтобы его остановить, но в голову совсем ничего не приходило.

— Правда. — Ладони Калеба скользнули вниз, он провел большими пальцами по внутренней стороне моих рук до самых запястий.

По телу побежали мурашки, меня всю раздирало от предвкушения. Я подалась назад, ударившись головой о шкафчик.

Прекрасно.

Калеб рассмеялся, но я не смутилась, наоборот, мне стало как-то теплее. И еще теплее, когда он взял мое лицо в свои руки, удерживая голову. Мне это понравилось. Я не хотела еще раз удариться о шкаф.

— Растерялась? — спросил Калеб.

Я совсем не знала, что сказать. Калеб начал медленно наклоняться ко мне, его губы уже почти коснулись моих, но я возражать не стала. Я закрыла глаза.

И увидела лицо Майкла.

Я Калеба не оттолкнула. Он сам остановился. Мы одновременно открыли глаза.

— Я этого боялся.

— Чего? — спросила я на выдохе.

— Майкла. И тебя.

— Как ты узнал? То есть ты о чем?

Калеб нахмурил лоб и, глядя мне в глаза, медленно провел пальцем по моему подбородку.

— Слушай. Если бы речь шла исключительно о физическом влечении, я бы отнес тебя на второй этаж и нашел бы пустую комнату. С твоего согласия, разумеется.

Мне показалось, что я пискнула. Калеб, хоть и был невероятно сексуален, он внушал страх. По крайней мере, мне.

Он рассмеялся:

— Но дело не только в нем, что само по себе непросто. Между вами с Майком что-то есть, хотя он в этом и не признается.

— Нет, ничего нет. Нет, — горячо возразила я.

— Ты ведь к нему что-то чувствуешь?

— Может быть. — Я ударилась головой о шкафчик — теперь уже нарочно. — Но я не понимаю, что это за чувство. Прости.

— Не извиняйся. Когда поймешь, скажи. — Калеб все еще держал мое лицо в своих ладонях. Он наклонился ко мне и нежно поцеловал меня в уголок рта, с нежностью глядя на меня. А потом прошептал, все еще касаясь губами моей кожи: — Ради возможности быть с тобой я могу подождать.

И Майкл выбрал именно этот момент, чтобы войти в кухню.

Калеб быстренько отстранился и занялся сотейником, словно ничего особенного и не произошло. По выражению лица Майкла ничего нельзя было понять. Я даже засомневалась, видел ли он то, что произошло. Хотя, может, ему было все равно.

— Эмерсон? — Эмоций в голосе Майкла не было никаких. Совсем никаких.

— Да, — откликнулась я, соскальзывая со стола.

Когда я коснулась пола ногами, они у меня чуть не подкосились; слава богу, Калеб меня подхватил.

— Извини, — тихонько пробормотал он.

— Что, слабость в коленях? — спросил Майкл.

Я пригладила волосы и поправила топик:

— Я в порядке. Все нормально.

— Кэт нет. Я ездил в лабораторию, разговор придется перенести на завтрашнее утро. Я хотел еще поговорить с тобой насчет того… что мы вчера обсуждали, но, кажется, ты нашла себе другое развлечение.

Майкл развернулся на пятках и вышел из кухни.

— Творится что-то неладное. — Калеб свел брови. — У него эмоций через край. Пойду, наверное, поговорю с ним…

— Нет, лучше я. — Я коснулась руки Калеба. — Вы и так много ссоритесь. Я должна все уладить.

Глава тридцать седьмая

— Майкл! — Я застала его на выходе из дома. И тоже вышла за дверь. — Ты куда? Ты же вроде поговорить хотел.

— Я не знал, когда ты освободишься. — Он пошел через крыльцо, широкие доски скрипели у него под ногами. — Надо же было дать вам возможность закончить.

— Погоди! — Я протянула руку и схватила Майкла за рукав. Я случайно коснулась его кожи, и он вздрогнул. — Мы закончили. Я закончила. Мы не…

Он вырвал руку и побежал по ступенькам:

— Ты о чем вообще думаешь — целоваться с Калебом?

— Я не целовалась с Калебом!

— Я видел вас вместе на кухне, — сказал Майкл, резко развернувшись. — Вы целовались!

Я попыталась объяснить:

— Все не так…

— Всегда все не так. — Майкл скрестил на груди руки и смотрел на меня с чувством морального превосходства. — По-моему, так все оправдываются, когда их застукают.

— Застукают? Ты говоришь так, как будто я сделала что-то плохое. — И добавила, защищаясь и чтобы стереть с его лица самодовольную ухмылку: — А тебе-то что за дело?

— Я просто хочу… а, забудь. — И Майкл отвернулся.

Я схватила парня обеими руками за левое плечо и резко развернула, чтобы крикнуть ему в лицо:

— Нет, Майкл Уивер. Ты не имеешь права слить на меня весь свой негатив, а потом уйти, ничего не объяснив.

— Ты можешь делать все, что захочешь, — ответил он холодно и отстранено, словно затыкая мне рот. И закрываясь от меня. — Я не имею права иметь по этому поводу собственное мнение.

А я все же хотела, чтобы оно у него было. И чтобы он его высказал. Мне хотелось его пнуть ногой, но я сдержалась, пытаясь воздействовать на него не физически, а психологически.

— Калеб действительно попытался меня поцеловать, — проговорила я с интонацией задиры на детской площадке.

Майкла передернуло, как будто я дала ему пощечину.

— Мне показалось, что у него получилось.

Есть!

— Он остановился. — Я подошла к Майклу настолько близко, насколько мне хватило смелости. — Не хочешь узнать почему?

Майкл закрыл лицо своими длинными пальцами, кольцо блестело на солнце.

— Не знаю, Эмерсон… Хочу ли я?

Я ответила как можно четче, чтобы произвести на него впечатление:

— Калеб остановился из-за тебя.

— Что? — тихо, с недоверием выдохнул Майкл и опустил руки.

— Твой лучший друг — эмпат. И он не стал меня целовать из-за тебя. — Я не смогла сдержаться. И почему я не могу держать рот на замке? Я недовольно зарычала и плюхнулась на верхнюю ступеньку.

— М-м-м… Я думал, что, может… Но Калеб… — Майкл смутился и замолчал. — Я не мог понять, не путаешь ли ты те ощущения… которые между нами возникают… с чувствами.

— Может, и путаю.

— Эм, между нами ничего не может быть, — наконец я услышала в голосе Майкла грусть по этому поводу.

— Знаю. — Я уставилась на ступеньки с облупившейся белой краской. Наклонилась и принялась ее отколупывать. — Пойду найду Калеба, воспользуюсь его предложением отвлечь меня.

— Не делай этого.

— Почему? Несмотря на вашу профессиональную этику, я на тебя чуть не набросилась. То мне кажется, что я тебе тоже нужна, а через секунду я уже в этом сомневаюсь. Я даже в зеркале себя не узнаю, потому что я никогда так себя не вела, а потом я знакомлюсь с Авой и…

У меня за спиной открылась дверь с проволочной сеткой, петли отчаянно нуждались в смазке. Я обрадовалась тому, что нас прервали, положив тем самым конец моему унижению, подскочила со ступеньки и наткнулась головой на что-то твердое, а потом почувствовала, как по моей спине потекла холодная слизь.

Я резко обернулась и увидела Дюна с контейнером, наполовину заполненным илом и головами лангустов.

Остальная половина была на мне.

Глава тридцать восьмая

На какую-то долю секунды все замерли. Я пугающе четко осознавала происходящее — ужас на лице Майкла, капающая с топика грязь, головы лангустов у меня в волосах.

Майкл быстро перешел к действию:

— Дюн, принеси бумажные полотенца. И пусть Калеб притащит лед. Она довольно сильно ударилась головой.

— Эмерсон, прости меня. — Дюн бросил контейнер на крыльцо и протянул ко мне руку.

Майкл махнул ему, чтобы он поскорее шел за полотенцами, и Дюн убежал на кухню.

— Ты в порядке? — спросил Майкл, глядя мне в глаза, и осторожно положил руки мне на плечи. Я не могла понять, чего он больше избегал: моей кожи или грязи. — У тебя зрачки расширены. Больно? Как тебя зовут?

— Конечно больно, — рявкнула я. — Еще раз спросишь, как меня зовут, и ты у меня фальцетом запоешь.

Майкл с облегчением убрал руки и сделал шаг в сторону:

— Хорошо, что ты в порядке.

Как он ошибался.

Я взялась за грязную прядь волос и скосила глаза, чтобы на нее посмотреть.

— А садового шланга у вас нет? Я не могу домой в таком виде ехать.

— Под садовым шлангом я тебе мыться не позволю, — сказал Майкл, качая головой. — Можешь принять душ наверху. А я вещи постираю.

— То есть я буду сидеть и ждать голой? — спросила я. И покраснела.

К счастью, в этот момент появился Дюн с рулоном полотенец. Он начал отрывать их одно за одним и промокать грязь с моих волос и майки, не переставая при этом бормотать извинения.

— Дюн, — сказала я, схватив его за запястье, когда он, вытирая меня, перешел грань дозволенного, — все в порядке. Я понимаю, что ты не нарочно. Всякое бывает.

Его серьезные глаза цвета моря все равно продолжали просить прощения.

— Мне, правда, очень стыдно.

— Она сильно ударилась? Надо позвонить в 911? — спросил Калеб, вылетая из двери со льдом в руках.

Увидев меня, он на несколько секунд замер, а потом разразился хохотом.

— Прекрати, — проворчал Майкл, — все могло кончиться плохо.

— Ты как? — спросил Калеб со слезами на глазах.

Я поджала губы и скрестила на груди руки, с удивлением заметив, что и у меня в груди зародился смешок.

— Превосходно.

Калеб снова засмеялся.

Я заподозрила, что все же довольно сильно ударилась головой, потому что тоже расхохоталась.

— Вообще-то это не… смешно. — Пытаясь отдышаться, я села, но приземлилась на илистую горку лангустовых голов и съехала по лестнице, икая на каждой ступеньке.

Дюн тоже сдался, его беспокойство сменилось смехом, он согнулся от хохота, а потом опустился на землю рядом с Калебом. Майкл стоял неподвижно и смотрел на нас с тоской.

Я вытерла выступившие от смеха слезы и убрала мокрые волосы за плечо, стряхнув при этом парочку ракушек, которые полетели в Калеба.

Они с Дюном снова начали хихикать, как огромного размера дошколята, объевшиеся сахарной ваты. Я прикрыла рот, чтобы не засмеяться опять, и посмотрела на Майкла:

— Что такое?

— Ничего, — он покачал головой, — совсем ничего.


Приняв душ, я уселась на кровати Майкла и ждала, когда мне принесут высушенную одежду. Белье я не отдала, выстирала его в раковине и высушила феном.

Я слишком надолго осталась наедине со своими мыслями. Я все вспоминала выражение лица Майкла, с которым он ушел, оставив Дюна, Калеба и меня на улице. Как будто бы он решил от чего-то отказаться.

Раздался стук, и я понеслась к двери, слегка приоткрыла ее и высунула голову:

— Ава.

На ней были крошечные пижамные шортики и топик с узкими бретельками. Я открыла дверь шире и показалась ей. На мне была Майклова футболка с эмблемой «Ред Сокс».

Ава смотрела на меня — мокрые волосы, футболка Майкла, голые до колена ноги, розовый лак на ногтях. А я тут же задумалась о том, часто ли она заходит к нему в комнату по вечерам в почти ничего не прикрывающей пижаме.

— Где Майкл?

— Внизу, — ответила я, решив не вдаваться в подробности, почему я здесь. Он сам скажет. И они посмеются вместе.

— А ты что тут делаешь?

Я не знала, как объяснить эту катастрофу с лангустами.

— М-м-м…

— Неважно. — Ава покачала головой и махнула рукой, предлагая забыть и о моем ответе, и о своем вопросе, а потом наклонилась ко мне и заговорщически проговорила: — Дать тебе небольшой дружеский совет?

— Конечно.

— Мы с Майклом очень давно близки. Тебе лучше не делать ничего такого, чтобы потом… от стыда не мучиться, надеюсь, ты понимаешь, о чем я. — Она посмотрела на меня со значением, а потом ее взгляд сместился на край футболки Майкла.

Как я жалела, что приходится об этом разговаривать в одних трусах.

— Я ничего и не делаю… Я просто… Я приехала сюда, чтобы помочь.

— Кому помочь? — Ава смотрела мне в глаза, но я чувствовала, что она оценивает меня целиком. — Конкретно!

— Помочь… помочь… — Осознание происходящего обрушилось на меня, как удар кувалдой, я даже сделала шаг назад. Ава не знала о наших намерениях спасти Лайема. Я попыталась придумать какую-нибудь отговорку, но продолжала ловить мух. — Я Кэт помогаю по одному вопросу. Только и всего.

— А… — Губы девушки изогнулись в двусмысленной улыбке. — Тогда тебе, наверное, лучше сидеть у нее, а не у Майкла. Ему его комната может еще понадобиться для других целей. Через некоторое время.

Я тут же представила, как от бешеной ревности начинаю душить Аву. И поняла, что надо как-то решать проблему с собственной агрессией.

— Ну хорошо. — Я выдавила улыбку. — Успехов в этом деле.

Я захлопнула дверь, пока не натворила глупостей, потом навалилась на нее и попыталась успокоить дыхание.

Мне надо записаться на занятия по управлению гневом.

И убраться из этого дома.

И вообще мне были крайне необходимы мои штаны.

Глава тридцать девятая

Я держалась за край футболки, изо всех сил оттягивая его вниз. Хорошо, что я уже была знакома с обстановкой в доме. Я на цыпочках спустилась по лестнице, а потом замерла.

Я услышала беседу Авы с Майклом. Она говорила громко, он — тихо. Я сделала пару шагов назад и прижалась к стене. Ощутив не холодную штукатурку, а теплое тело, я еле сдержала крик.

Калеб. Хотя и было темно, я заметила, как он осмотрел меня с головы до пят, оценил мои босые ноги, футболку не по размеру, потом его взгляд снова скользнул вниз. Он тихонько присвистнул:

— Хочу сказать две вещи. Во-первых, у тебя великолепные ноги. Во-вторых, если бы ты была в таком виде в моей комнате… Черт, я бы точно не трепался с ней.

Я жестом попросила его замолчать, прижалась плечом к стене и наклонила голову, чтобы послушать. Калеб подошел ко мне так близко, что я чувствовала его дыхание на волосах.

— Я застала ее в твоей комнате. — В голосе слышалась ее обычное хладнокровие. Я уверена, что на нее ни разу рыбьи головы не вываливали. — Без штанов.

Я нутром чувствовала, что Калеб пялился на мои ноги. Я пихнула его локтем.

— Дюн вылил на нее ил с головами лангустов. — Я еле слышала его голос, заглушаемый телерепортажем бейсбольного матча. — Что ей оставалась делать?

— Домой поехать!

— Она приняла у меня душ. И ждет, когда высохнет ее одежда.

Выдержка Авы дала сбой.

— А мне ты собирался сказать, что она в твоей комнате, да еще и полуголая?

Я решила еще раз пихнуть Калеба.

— Ава. — Голос у Майкла был грустный. — Ты тут только потому, что я пытаюсь тебя защитить.

Казалось, что Аву это смутило.

— От чего?

— От кого. Лендерс…

— Ты опять эту тему пытаешься поднять? — сказала девушка, на этот раз раздраженно. — Я знаю, что он за человек. Я давно с ним знакома.

— Если это так, тогда ты должна понимать, почему я не хотел, чтобы ты жила в одном доме с ним. У тебя не прекращало отключаться сознание…

— Сознание? Это что, единственная причина, по которой ты попросил меня сюда переселиться? — Майкл не ответил. Спортивные комментаторы принялись обсуждать игру защитников высшей лиги, и тут снова вступила Ава: — Это больше не повторяется.

— Ава, я не уверен.

— Я не хочу об этом говорить.

— А я не хочу с тобой ссориться.

— Знаешь что? Иди к своей фанаточке, уж она-то тебя «вниманием» не обделит. — Я по голосу слышала, как Ава закавычила это слово. — Кто я такая, чтобы мешать ей подкреплять твой комплекс героя? У вас все пойдет как по маслу, особенно если учесть, что она уже голая ниже пояса.

Как-то мне не понравилось, что Ава обо мне сказала. Категорически.

Белье-то на мне было.

Я поспешно вскочила, ударив Калеба головой по подбородку, и бросилась вниз по лестнице, но он схватил меня за талию и приподнял. Если бы он этого не сделал, я бы натолкнулась прямо на Аву, которая вылетела из комнаты и, громко топая, побежала вверх. Услышав, что за ней захлопнулась дверь ее спальни, я начала брыкаться — я хотела, чтобы Калеб меня отпустил. Мне показалось, что ему этот процесс доставил удовольствие.

— Ты куда собралась? — разъяренно прошептал он.

— Туда, — беззвучно проговорила я, показывая в направлении общей комнаты.

— Лучше не делай этого. — Я вскинула брови, и он тихо продолжил: — Эм, подумай. Он не единственный мужчина на свете.

Я сделала шаг назад:

— Дело не в этом.

Калеб едва заметно улыбнулся и покачал головой:

— Не забывай, что я тебе сказал. — Потом он развернулся и тоже пошел наверх.

Я не поняла, когда стала призом в соревновании между Майклом и Калебом по поводу того, у кого струя мощнее, но смотреть на эти состязания я не планировала. Я лишь хотела найти свои штаны.

Я вошла в комнату:

— Привет.

Майкл посмотрел на меня, изо всех сил стараясь не опускать взгляд ниже шеи.

— Я уверен, что все уже почти высохло. Когда будет готово, я принесу.

Я выдохнула:

— А сейчас нельзя?

— Ты спешишь? — Майкл буквально прожег во мне дыру взглядом.

— Я в последние дни мало времени дома провожу. Не хочу, чтобы Дрю с Томасом волновались. — Я теребила край футболки, стараясь понять, догадался ли Майкл, что я вру.

— Попробую угадать. Ты подслушала мой разговор с Авой.

— Возможно. — Я подняла взгляд на него. — Да.

— Плохо. — Он потер руками лицо, словно стараясь избавиться от воспоминаний об их споре.

— Она сказала правду? У тебя комплекс героя? — Я невольно сделала шаг к нему.

— Как там у тебя с фильтром? — Я почувствовала, что краснею, а Майкл взял со столика пульт и выключил телевизор в разгаре игры. Комната погрузилась во мрак, горели лишь две небольшие лампочки на буфетном столике. — Ава склонна доверять не тем людям. Лендерс запудрил ей мозги.

— Почти как ты мне? — Я постаралась рассердиться, но прозвучало не очень убедительно. Меня слишком уж отвлекало его лицо, погруженное в тень. Он казался таким таинственным. Опасным. Соблазнительный.

— Ты о чем?

Я сымитировала его голос:

— «Нет, Эмерсон, целовать тебя будет неправильно». Почему, Майкл? Потому, что ты боялся повлиять на мое решение помочь спасти Лайема, или потому, что не хотел делать выбор между мной и Авой?

Он бросился ко мне. Обхватил мое лицо ладонями, наклонился и едва не коснулся меня губами. Кровь пульсировала в моих венах, я дрожала и кипела одновременно. Я оказалась даже почти готова к тому, что розетки заискрили. Над буфетным столиком перегорела одна из лампочек, тихонько щелкнула и потемнела.

Я закрыла глаза, готовясь отдаться этому поцелую.

Но Майкл опустил меня так же поспешно, как и схватил.

— Это… было… нечестно. — Я открыла глаза.

— Да, — ответил он. — Нечестно. Но теперь ты знаешь. Если бы я хотел играть твоими чувствами с целью заручиться твоей помощью, труда бы мне это не составило. Но моим желаниям тут вообще не место. И эмоциям тоже. Они просто недопустимы.

Жар, который я ощутила, рассеялся, у меня от удивления отвисла челюсть.

— Не могу поверить, что ты так со мной поступил. Какой же ты урод!

— Может, и так. Но я не хочу, чтобы ты делала это только ради меня или потому, что тебе кажется, будто ты испытываешь ко мне какие-то чувства. Не хочу, чтобы тобой руководили ложные побуждения.

— Неужели для спасения чьей-то жизни могут быть ложные побуждения?

— Нет, но потом, возможно, ты начнешь сожалеть.

— Я сожалею лишь о том, что вообразила, будто между нами может что-то быть. Скажи, где моя одежда. Сама найду.

Майкл показал большим пальцем в направлении кухни.

— Я приеду завтра после обеда — узнать, что скажет Кэт. Если она согласится, я помогу спасти Лайема. Но после этого встречи со мной не ищи. И я не буду.

Мне показалось, что я заметила в его глазах сожаление.

Наверное, просто свет так падал.


Спала я допоздна. Дрю заходила ко мне в комнату, прежде чем отправиться на работу, но встала я, когда солнце поднялось уже высоко. Чувствовала я себя так, как будто марафонскую дистанцию накануне пробежала или на меня наехал грузовик. Ощущение было знакомое, и оно нагоняло ужас.

Что я наделала?

Я поплелась в ванную, включила душ, чтобы вода стекла, и принялась раздеваться. Я четыре года отгораживалась ото всех, держала все свои мысли и чувства себе, и меньше чем за одни последние сутки Томас, Дрю и Лили узнали все мои страшные тайны.

Майкл тоже уже знал больше, чем следовало. И Калеб.

Я стояла под струями воды неподвижно, стараясь примириться с тем, что наделала.

Где в это время была моя голова? Как я могла рассказать всю правду другому человеку? Слишком много я выложила из того, о чем не намеревалась рассказывать. Дрю с Томасом мне хотя бы родня. Они в любом случае от меня не отвернутся. Они уже не отвернулись.

Лили со мной дружит несколько лет. А другие все меня отвергли.

Я оделась. Как бы мне хотелось отключить мысли, перестать прокручивать в голове ситуацию, в которой я оказалась. Отношения — это ведь такой риск. В пансионе мое общение с соученицами было поверхностным, неглубоким. Я всегда была веселушкой, но когда дело доходило до чего-то серьезного, я превращалась в интроверта. И я понимала, зачем Калеб воздвигает вокруг себя защитную стену, ведь за последние годы и сама выстроила достаточно надежное заграждение.

Пока не появился Майкл и не снес его к чертям собачьим.

Я уставилась на свое отражение в зеркале. Правда была написана у меня на лице.

Я втрескалась в Майкла, всерьез втрескалась, и поняла это лишь тогда, когда все было кончено.

Я взяла с комода ключи Дрю и надела кеды. Я смогу все остановить. Еще не поздно. Стену можно выстроить заново, кирпичик за кирпичиком. Любить Майкла — не вариант для меня. Я еще все в состоянии изменить.

Даже если кажется, что это может меня уничтожить.

Глава сороковая

— А где Калеб? Я-то думала, что он тоже захочет принять участие в разговоре. — Кэт была удивлена.

— Он уехал в «Песочные часы», чтобы забрать все, что у него там осталось.

Когда я постучала, Майкл молча открыл дверь. Все так же в тишине я последовала за ним на кухню, и с каждым шагом у меня все больше ныло сердце.

— Он просил начинать без него.

Мы сидели за кухонным столом. Между мной и Майклом стоял пустой стул.

На кончике носа у Кэт были все те же старушечьи очки, которые я видела на ней в колледже. Она достала крошечный блокнотик на спирали и, раскрыв, положила его перед собой:

— Я провела исследование, изучив все нюансы принципа Новикова. Должна сказать, ты, Майкл, хорошо изучил мат-часть. Кажется, возможность действительно есть…

Победа.

— По не спешите слишком радоваться, — предупредила Кэт, качая головой и постукивая ногтем по блокноту. Страницы его были исписаны цифрами и формулами. — Работы еще много предстоит. Надо просчитать все до мелочей и без ошибок, много…

Вдруг со стуком хлопнула дверь, и мы все подскочили. В комнату ворвался Калеб:

— Кэт, Майкл, вы ни за что… дом… Лендерс… — Он наклонился, упер руки в колени, плечи его ходили ходуном.

— Ты что, бежал всю дорогу? — Кэт бросилась к холодильнику, чтобы достать воды, открыла бутылку и подала Калебу.

Он сделал несколько больших глотков, а потом вытер губы тыльной стороной ладони.

— Нет. У меня бензин кончился. В двух кварталах отсюда. Я не мог остановиться… — Он тяжело дышал. — Лендерс. Пропал.

Майкл распрямил спину:

— Куда он делся?

— Что? — одновременно воскликнула Кэт.

— Никто не знает. Я подслушал разговор. — Калеб допил воду и закрыл бутылку крышкой. — Они ругались из-за того, что уже месяцами зарплату никому не платят.

— Как такое возможно? — удивился Майкл. — После смерти Лайема Лендерс подписал больше контрактов, чем «Песочные часы» в состоянии выполнить.

— Все это так странно. — Калеб не переставая крутил крышку на бутылке и смотрел вниз, на свои теннисные туфли. — Как будто они все одновременно осознали, что Лендерс исчез.

— А не надо было ему вообще помогать, — прокомментировал Майкл.

— Нет, ты самого главного не понял. — Калеб казался очень взволнованным. — Он сбежал, прихватив с собой все материалы.

Атмосфера накалилась до предела.

— Они же у тебя. — В голосе Майкла звучала ярость. Я уже видела его таким разгневанным у себя дома, когда он велел мне не лезть не в свое дело. — Калеб, ты же сказал, что вынесешь их.

— Я собирался. Вчера они были еще в сейфе, я видел их, когда брал мамины документы, понадобившиеся для того, чтобы положить ее в больницу. — Калеб на секунду замолчал, на его лице мелькнула боль. — В кабинете был охранник Лендерса, так что я их взять не смог. А сегодня я обнаружил, что в сейфе просверлили дыру. Драгоценности и акции остались на месте. Забрали только наличные и документы.

В комнате воцарилась мертвая тишина. Страх сжал мое сердце цепкими щупальцами. Я закрыла глаза, думая лишь о том, что, когда я их открою, все будут смотреть на меня.

Я оказалась права.

— Что такое?

— Мой отец вел архив, — ответил Калеб. Голос его мне совсем не понравился. — Кое-что он записывал на компьютерные диски, но эти данные… была только жесткая копия. Он хранил их в сейфе. Настолько тщательно прятал.

Я сконцентрировала все внимание на Калебе:

— А ко мне это какое отношение имеет?

— Когда до отца доходили сведения о человеке с какими-либо способностями, пусть даже только с намеком на них, он все записывал. Он фиксировал каждый случай… в мельчайших подробностях… Обо всех…

Калеб с треском сжал пластиковую бутылку, но все равно было слышно, как я ахнула:

— Писал обо всех.

— Значит, и про меня тоже. — Я повернулась к Майклу: — И ты об этом знал, ты видел.

— После того, как впервые с тобой встретился. Мне нужно было убедиться, что ты настоящая. Я попросил Калеба открыть сейф. Не надо было мне оставлять там эту папку, — с горечью сказал он.

— Дело не только в Эмерсон. Подумайте об остальных — Лендерс теперь узнает обо всех, — вздохнула Кэт. — Надо его отыскать.

— В «Песочных часах» никто не смог его найти, с чего ты взяла, что у нас это получится? — возразил Калеб.

— Надо. Мы все понимаем, кто станет его первой мишенью. — Лицо Майкла превратилось в маску, не выдававшую никаких эмоций. — Люди, способные путешествовать в прошлое, встречаются редко. Очень редко. Некоторые физики считают, что рано или поздно человек сможет попадать в будущее даже без генетической предрасположенности. Но не в прошлое.

— Именно поэтому вы с Грейс — очень необычные люди. А поскольку от нее он уже ничего не сможет добиться, — сказала Кэт, — Лендерсу остается только искать другого человека, наделенного той же способностью.

— Раньше он о тебе не знал, но скоро выяснит. И вычислит, что ты где-то рядом. Тебе угрожает опасность. Если уж Лендерс украл папки, — уверенно сказал Майкл, — у него теперь есть вся информация: все записи Лайема, личные сведения о тебе, домашний адрес. Полагаю, он и направится к тебе домой, это лишь вопрос времени.

Меня охватил страх, подступила тошнота.

— Майкл, нет. Томас с Дрю… ребенок.

Я остановила взгляд на висевшем на стене телефоне, поспешно вскочила, чуть не опрокинув стул, и в ужасе схватила трубку. Телефон был старомодный, дисковый; длинный спиралевидный провод скручен узлами.

— У вас есть доступ к технологиям покруче НАСОвских, и вы продолжаете пользоваться таким телефоном? — спросила я у Майкла, потрясая трубкой.

Кэт и Калеб вышли с кухни, дверь за ними закрылась.

— Он надежный, поэтому… — Майкл попытался ответить, но, увидев выражение на моем лице, смолк.

Я заставила себя собраться, стараясь попадать пальцем в нужные дырки.

В голове стучала одна-единственная мысль. Если Лендерс убил Лайема с целью захватить «Песочные часы», то что он сделает с моими родными, чтобы добраться до меня и воспользоваться моей способностью путешествовать в прошлое?

Я позвонила Томасу на сотовый. Грохот каких-то машин заглушал его голос.

— Эм, погоди, я выйду туда, где потише.

Я мысленно поторапливала брата, параллельно пытаясь придумать, как скажу ему, что у одного безумца сорвало крышу и теперь из-за моих чертовых способностей у них все равно что мишени нарисовали на спинах. И на животах.

— Что такое?

— Ты мне веришь?

Брат ответил осторожно:

— В чем?

Я принялась крутить телефонный провод.

— На днях в ресторане ты сказал, что я почти взрослая и ты больше не можешь указывать мне, что делать.

— Мне как-то не нравится направление, которое принимает наша беседа.

— Мне некогда объяснять причины, но вам с Дрю надо уехать в какое-нибудь безопасное место. Туда, где вас никто не сможет найти. Всего на несколько дней, пока мы с вами не свяжемся: Майкл или я. — Тишина на другом конце провода. — Томас?

— Я думаю.

— У нас нет времени…

— У тебя, может, и нет, — вдруг сказал Томас вдруг точно так же, как это сделал бы наш отец, — а я никуда не поеду, пока ты все не объяснишь.

— Лендерс, который убил Лайема… Майкл считает, что у него есть нешуточный интерес в том, чтобы найти человека с такими способностями, как у меня. И ему стало известно обо мне. О том, что я могу. И где я живу.

— Поезжай домой. Встретимся там. И вместе уедем.

— Если я поеду домой, то не смогу спасти Лайема. Майкл считает, что другого способа остановить Лендерса нет.

— Пойми… — Из голоса Томас ушли отцовские интонации, а вместо них появилась паника. — Я люблю тебя не меньше, чем Дрю и нашего ребенка. Я понимаю твои мотивы, но…

— Томас, — перебила его я и хотела попросить Майкла выйти, чтобы иметь возможность быть совершенно откровенной с братом. Однако я просто отвернулась и заговорила тише: — Мои мотивы заключаются не только в спасении чьей-то жизни или семьи. Дело в том… что я должна быть здесь. Я нашла свое место в мире. Если я уйду сейчас, то это навсегда, и я просто не могу этого сделать.

— Майкл с тобой? — спросил Томас. — Вы в безопасном месте?

— Да. — Насколько это возможно! — Он тут.

— Дай ему трубку.

Майкл слушал моего брата очень сосредоточенно, где-то посреди разговора он взял меня за руку. Хорошо, что телефон не был подключен к электросети.

— Слушаюсь, сэр. Все, что потребуется. Сразу выезжайте с Дрю в аэропорт, чтобы сэкономить время, а мы закажем билеты, — сказал Майкл. — Вам позвонит парень по имени Дюн. — Еще с минуту он слушал молча. — Хорошо. Передаю.

— Все мое естество против этого, — услышала я голос брата.

— А все мое — за это. — Я была настроена очень решительно.

— Знаю. — Он говорил напряженно, взволнованно, но в то же время сдержанно. — Я тебя люблю. Береги себя.

— Я тоже тебя люблю. Буду беречь.

Я отдала трубку Майклу, и он ее повесил.

— Ты знаешь, что надо делать, — сказала я. Да уж, когда за тобой гонится ненормальный, мыслить начинаешь очень ясно. — Надо отправляться за Лайемом. Сейчас же.

— Ты не готова. Мы не можем рисковать…

— Мы не можем рисковать тем, что меня найдет Лендерс, прежде чем мы спасем Лайема. И не можем рисковать Томасом, Дрю и их ребенком. — Я обхватила себя руками, пытаясь успокоиться. — Мы многим не можем рисковать.

Майкл прижал ладони ко лбу:

— Какой я дурак, что оставил все сведения о тебе там, где их мог найти Лендерс.

— Теперь уже ничего не поделаешь.

— Если нам удастся снасти Лайема, он сможет все исправить. — Майкл опустил руки. — Главное, чтобы до этого никто не пострадал.

— А Лили? — спросила я. — Она тоже в опасности?

— Лендерс может попробовать добраться до тебя через нее. Хочешь, позовем ее сюда?

Я бы хотела, но я не была уверена в том, что она согласится.

— Нет. Я ей позвоню.

— Пойду найду Дюна. Пусть он займется отъездом Томаса и Дрю.

Я набрала номер подруги:

— Лили, это я. Тут кое-что произошло, и я хочу тебя попросить…

— Говори, что нужно, дорогая. — Да, Лили умеет сохранять спокойствие и обходиться без лишних вопросов. Недаром же она моя лучшая подруга.

— Самое главное, береги себя. Пусть бейсбольная бита, которая лежит у черного хода, всегда будет под рукой.

Лили выругалась.

— И если вдруг кто-нибудь будет спрашивать, ты не знаешь, где мы с Майклом.

Она какое-то время молчала.

— Я не знаю, где вы.

— Вот, пусть так и будет, что бы ни случилось. — Меня пугало то, что Лендерс мог прочитать в тех папках не только обо мне, но и о моей лучшей подруге. — Понимаешь?

После секундной паузы Лили ответила:

— Понимаю.

Я сдерживала слезы до тех пор, пока не повесила трубку.

Глава сорок первая

Майкл сидел за кухонным столом со своим ноутбуком и внимательно просматривал газетные статьи и материалы о том, что случилось полгода назад. Он составил расписание и пытался найти лазейки. Перед Дюном тоже стоял компьютер, он изучал информацию о заторах на дорогах и авариях, поскольку важно было добраться до нужного места без пробок. Нейт стоял у стола с картой Айви Спрингс в руках.

Я держала запасное расписание, распечатанное на всякий случай, и старалась сдержать рвоту.

Кэт нервничала, как мать, впервые собирающая ребенка в садик. Может, даже больше, что было неудивительно, ведь место, куда мы собирались отправиться, было куда опаснее детского сада.

— Так, Майкл, ключи от машины у тебя? — Нейт поднял брелок и потом снова положил его рядом с компьютером; Кэт сделала пометку на листочке. — А у меня ключи от дверей факультета.

— Еще нужен номер трупа, который ты украдешь, — напомнил Дюн.

Я невольно вздрогнула.

— Я узнаю и запишу, — сказал Майкл. — Что еще?

— Ключи, труп… а еще… — Кэт бродила по кухне и что-то тихонько бормотала.

Дюн повернулся ко мне:

— Я посмотрю, когда Томас с Дрю прилетят. Наверняка ты захочешь с ними поговорить перед путешествием, убедиться, что они без проблем добрались до острова.

— Спасибо, Дюн.

Я закрыла глаза и несколько раз вдохнула. Мысли упорно возвращались к Лендерсу и его коварным планам. Мы теперь хоть когда-нибудь будем в безопасности? Если его жажда власти достигала тех масштабов, о которых все говорят, каково же будет его возмездие, если нам удастся воскресить Лайема?

— Стойте. А деньги? — Когда заговорил Калеб, я открыла глаза. — На что отец будет жить полгода?

Кэт постучала карандашом по блокноту:

— Я могу реализовать некоторые активы, наличные будут, главное, чтобы там не было банкнот, выпущенных после даты его смерти.

— Да, ему надо залечь на дно — арест его как фальшивомонетчика будет совсем не в тему. Могу сгонять в банк, — вызвался Нейт, положив карту на стол. — Прокрадусь в хранилище и раздобуду то, что нам нужно. Чтобы не приходилось объяснять, почему нам потребовались только старые банкноты.

— Нейт, — возмутилась Кэт, — Лайем ни за что не одобрит воровства…

— Знаю, знаю. — Нейт поднял руки, делая вид, что сдается. — Но разве у нас есть выбор? К тому же мы все вернем.

Кэт неохотно покачала головой. Нейт воспринял это как знак согласия и в мгновение ока исчез.

— Быстрый малый, — прокомментировал Майкл. Место на столе, где лежали ключи от его машины, опустело. — Надеюсь, водит он поспокойнее.

— Ладно, что еще? — Кэт смотрела на список. — Хотелось бы понять, где Лайем будет прятаться, но я не вижу такой возможности.

— Перестань так волноваться. Он выживет. — Майкл сел на стул, посмотрел мне в глаза. — Это самое главное.

— Погоди! — У Кэт загорелись глаза. — Ты сможешь его получить!

— Ты о чем? — не понял Майкл.

— Об исследовании Лайема. Можно спасти от огня и его. Это настоящее чудо, — сказала Кэт, хлопая в ладоши, заметно было, как это ее воодушевило. — Просто возьмете диск. Он был всего один. В прозрачном кармашке, он всегда лежал рядом с главным компьютером в лаборатории Лайема.

— Конечно, — ответила я.

— Отлично. — Кэт щелкнула пальцами и показала в направлении гостиной. — И наденьте куртки. Если память меня не подводит, в те выходные шел снег. Майкл, идем со мной. Поможешь мне.

Они вышли из комнаты в тот самый момент, когда Дюн опустил крышку ноутбука:

— Томас с Дрю в Шарлотте. У них там пересадка, можешь позвонить.

— Спасибо. — Я вышла, достала из кармана сотовый и села на ступеньки черной лестницы.

Томас ответил даже раньше, чем закончился первый гудок.

Поговорив с братом, я уставилась на расписание, которое держала в руках, пытаясь осмыслить то, что должно было произойти. Когда из-за угла вышел Калеб, я подскочила от неожиданности.

— Прости, — улыбнулся он.

— За что? — Я отпустила расписание.

— За то, что не вынес вовремя папки. За то, что сказал тебе вчера вечером. Я прощен?

Я вздохнула:

— Конечно.

— Ты в порядке? — Калеб сел на ступеньку ниже меня, потом опустился еще на одну, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. — Скажи мне правду.

— Ты же знаешь, что скажу. Если я и могу быть с кем-то самой собой, то этот человек ты, и не только потому, что у тебя встроенный детектор брехни. — Я положила подбородок на руки. — По правде говоря, я не знаю. Я думала, у меня будет больше времени на подготовку.

— Ты уверена, что хочешь это сделать?

— А что говорит твой встроенный детектор?

— Что хочешь.

Я кивнула.

— Поскольку уж ты решилась, тот диск, о котором говорила Кэт…

— Да?

— Формула моего лекарства тоже сгорела.

Я посмотрела на Калеба. Очень внимательно посмотрела. Вокруг его глаз залегли мелкие, но отчетливые морщинки, линии в уголках губ стали глубже, чем всего два дня назад.

— Ты сказал, что отец сделал тебе запас лекарств перед смертью. Сколько ты уже без них держишься?

— Сокращать дозировку я начал уже давно. А несколько недель назад все закончилось. Но плохо стало только сегодня… во всей этой суете.

За последние несколько часов мы все многое пережили, и для Калеба это стало последней каплей.

— Почему ты никому не сказал? — упрекнула его я.

Калеб пожал плечами:

— Никто не мог ничего поделать.

— Я его достану. Где искать?

— В нижнем правом ящике стола. Там в вертикальном держателе есть папка с моим именем. Там то же, что и на диске.

— Еще что-нибудь нужно?

— Только сам отец.

Я посмотрела Калебу в глаза и увидела там муку. Я могла лишь догадываться, как тяжело ему все это давалось.

— Поэтому ты сразу так точно улавливал мои эмоции? Потому что остался без фильтра?

— Да. Но… — Калеб посмотрел на дверь, от его длинных ресниц на щеку падала темная тень. Легкомысленный, склонный к флирту Калеб исчез. — Я уверен, что и без этого быстро нашел бы с тобой контакт.

Я не знала, что на это можно ответить. Похоже, он так на меня действовал. Старательно подбирая слова, я спросила:

— М-м-м… все уверены в том, что это Лендерс убил твоего отца?

— Других подозреваемых нет, — ответил Калеб, и мне показалось, что он обрадовался тому, что я сменила тему. — Полицейские допросили нескольких человек, но логического объяснения возникновению пожара не нашли, поэтому в итоге назвали произошедшее несчастным случаем.

— Лендерса тоже допрашивали?

— Недолго, — усмехнулся Калеб. — У него было железное алиби.

— Я на криминальных расследованиях собаку съела. Алиби можно сфабриковать.

— Но следственные органы не смогли доказать, что это было именно так. Они о таком месте, как «Песочные часы», даже не знают, и мы не в состоянии объяснить им его мотивы.

— Я волнуюсь.

— Знаю, — сказал Калеб, даже не попытавшись скрыть усмешку.

Я хлопнула по его гигантскому бицепсу:

— Только не говори мне, что, когда мы вернемся, Майкл не попытается найти доказательства того, что твоего отца убили.

— Ладно, — сказал Калеб, и его брови поползли вверх. — Не скажу.

— Но… — Я показала на лежавшее у меня на коленях расписание. Ошибке места нет.

— Он не сделает ничего, что может подвергнуть тебя опасности. Я не буду отрицать, что, если у него появится шанс выяснить, кто это сделал, Майкл им воспользуется. Но тобой рисковать он не будет. — Калеб взял меня за руку. — Он о тебе позаботится. Такой он человек.

— Я о себе не беспокоюсь.

— А я беспокоюсь. — Калеб убрал прядь моих волос за ухо, и я замерла. Нежность его прикосновения выбила меня из колеи. — Я хочу, чтобы ты вернулась целая.

Мне было интересно, какие эмоции он во мне в этот момент ощущал. Может, он помог бы мне разобраться в своих чувствах.

— Эм? — позвал Майкл, и напряжение рассеялось.

Я выпустила руку Калеба и подскочила, чуть не упав с лестницы. Потом сделала вид, что не услышала смех Калеба за спиной.

— Майкл, — улыбнулась я, зайдя в кухню. Я нисколько не сомневалась в том, что лицо у меня было пунцовое. — Ты меня звал?

— Можешь подойти на секундочку? Хочу с тобой кое о чем поговорить, прежде чем мы отправимся.

— Конечно. — Я пошла за Майклом вверх по той же самой лестнице, на которой только что сидела с Калебом, но он уже исчез. Ноги у меня были как ватные — такое обилие поводов для беспокойства плохо сказывалось на моей нервной системе.

Майкл зашел в свою комнату, не закрыв за собой дверь, и сел на край кровати. Я прислонилась к столу. Я не знала, о чем мы с ним еще можем говорить. Надеялась, что он больше не будет читать мне нотаций по поводу Калеба. Майкл рассеянно смотрел на свои лежавшие на коленях руки, то сжимая их, то разжимая.

— Тебе страшно?

— Чуть-чуть.

Еще как страшно.

— Мне важно не только спасти Лайема, мне очень важно, чтобы ты была в безопасности. Ты ведь это знаешь?

— Знаю. Но я хочу, чтобы мы оба были в безопасности. Слушай, — поспешно добавила я, — пообещай мне, что не будешь делать глупостей, когда мы вернемся, например, расследовать, кто убил Лайема. Если мы его спасем, это будет уже не важно.

— Это будет важно в любом случае.

— Я это понимаю, но с этим можно будет разобраться позже, когда наши жизни не будут висеть на волоске. Пообещай мне это.

— Хорошо, я не буду заниматься расследованием смерти Лайема.

— Ты еще не пообещал, что не будешь делать глупостей.

Майкл натянуто улыбнулся в ответ. На меня давил груз всего того, о чем мы с ним поговорить не могли. Я понимала, что не двинусь дальше, пока не проясню одну вещь.

— Майкл…

— Эм, я…

— Давай ты первый, — сказала я.

Верхние пуговицы его светло-голубой рубашки были расстегнуты. Под ней виднелась белая майка с настолько глубоким вырезом, что она даже не прикрывала ключицы. Майкл показался мне таким уязвимым в этот момент.

— Насчет вчерашнего, — начал он. — Я не должен был тебя так хватать. И не должен был говорить всего того, что сказал.

— Нет, все было верно.

Майкл удивленно уставился на меня.

А я — на вырез его майки.

— Мне, наверное, стоит тебя поблагодарить за то, что ты не воспользовался тем, что я к тебе чувствовала, чтобы повлиять на мое решение.

— Чувствовала? А теперь уже нет?

— Это не имеет значения. — Я не была уверена, что говорю громче, чем колотится мое сердце. Неужели все мое волнение отображалось на лице? — Ты свои границы очень четко обозначил. И у тебя есть Ава.

— Ава?

— Ну, ваши отношения…

Майкл встал и сделал шаг по направлению ко мне:

— У нас с ней ничего особенного нет. Она, может, и хотела бы этого, а я нет.

Я уставилась на него, сердце неистово колотилось о ребра, и я была готова к тому, что оно в любой момент может остановиться.

— Нет? Но ты же… она вчера вечером пришла в твою комнату…

— Она ведет эту игру с тех пор, как переехала сюда. Пытается убедить меня в том, что идеально мне подходит.

— Веселая игра. — Я испытывала одновременно облегчение и ярость, вспоминая все то, что видела. Я поняла, сколько всего нафантазировала из-за своей ревности. И чувствовала себя полной идиоткой.

— Ава ни разу в нее не выиграла. — Майкл сделал еще один шаг. — С тех пор, как я получил то голосовое сообщение и встретился в парке с женщиной постарше, звание «моей девушки» было забронировано.

— Так тебе нравятся женщины постарше?

Майкл поднял руку и изо всех сил толкнул дверь. По тихому щелчку за спиной я поняла, что она закрылась.

— Мне нравишься ты. И теперь я понимаю, что должен был сказать об этом давным-давно.

— Не уверена, что это была бы хорошая идея, — прошептала я, не полагаясь на собственный голос. Я словно застыла. Я боялась дотронуться до Майкла. И боялась того, что будет, если я этого не сделаю.

Медленно, болезненно медленно он коснулся рукой моей шеи, провел большим пальцем по скуле. Я задрожала.

— Прости. Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя со мной неловко.

— Я и не чувствую.

— Тогда почему ты дрожишь?

Я собрала всю свою смелость и коснулась его нижней губы. Глаза Майкла потемнели от желания. Я опустила палец к ямочке на его подбородке, не совсем понимая, почему у меня покалывает пальцы, виновата ли в этом его щетина или постоянно текущий между нами ток.

Ответом была перегоревшая у него на столе лампа.

— Но у нас есть одна проблема, — сказал Майкл хрипло, как будто только что проснулся. — Я все еще работаю на твоего брата.

— Всего одна? — Я провела пальцем по контуру его нижней губы. Очень хотелось коснуться ее своими губами.

— По меньшей мере. Мне бы очень не хотелось обмануть его доверие. А тебе?

Я прижала ладони к груди Майкла, стараясь не дрожать — они, наверное, были похожи на заряженный дефибриллятор.

— Мне тоже.

Секунду Майкл колебался. Это была решающая секунда, когда все висело на волоске. Потом он наклонился, и мои руки сжались в кулаки. Он спешно коснулся меня губами.

Один раз.

Я резко вдохнула.

Второй раз.

Я не отреагировала. Разве что тихонько пискнула.

Третий раз.

— Майкл? — раздался мой шепот. По его дыханию я чувствовала, что он скоро потеряет контроль над собой. Я встала на цыпочки и запустила пальцы в его волосы. — Считай, что ты уволен.

Как только его касание стало ощутимее легкого бриза, все скопившееся между нами электрическое напряжение разлилось по моему телу тепловой волной. Майкл взял мое лицо в ладони, контролируя силу и глубину нашего поцелуя, который довольно быстро превратился из нежного в безрассудный. Но мне нравился этот напор.

Он целовал меня так, словно я была ему нужнее кислорода, а потом все вдруг прекратилось. Майкл с загнанным видом сделал шаг назад.

— Я сделала что-то не так? — Я была обеспокоена.

— Нет. — Майкл покачал головой и сунул руки в карманы джинсов.

Мне это не понравилось. Я хотела, чтобы его ладони касались меня.

— Почему ты…

— Не потому, что мне расхотелось тебя целовать. — Майкл посмотрел на мои губы. У меня участился пульс, и казалось, что кровь в венах у меня раскалена, как лава. — Время. Я всегда очень плохо выбираю время.

Виноваты обстоятельства, а не я. Я расплылась в ухмылке.

— Значит, в другой раз еще попробуем?

— Я буду очень рад… в другой раз. — Майкл тоже улыбнулся, но вышло это как-то грустно. — Дам тебе несколько минут, чтобы поправить прическу.

— Поправить прическу мне или тебе?

— Чтобы поправить прическу тебе и мне… То есть у тебя есть несколько минут, пока я буду поправлять свою. — Майкл вздохнул. — Я хочу сказать, буду ждать тебя внизу.

Он повернулся и попытался выйти из комнаты, только дверь забыл открыть.

Мне удалось сдерживать смех до тех пор, пока у него наконец не получилось.


Я пошла на кухню на запах попкорна с маслом. Выглянув из-за угла, я увидела, что все готовятся к предстоящему: Кэт все еще что-то отмечала в своем блокнотике, Дюн щелкал мышкой, а Калеб смотрел на всех с перекошенным лицом. Попкорн лопался, треск эхом рикошетил от стен. Нейт наклонился к микроволновке и принялся за ней присматривать, словно это входило в его обязанности.

Может, так оно и было.

— Мне нужно кольцо.

Услышав мой голос, Майкл выронил сумку с деньгами, которые он пересчитывал. Он посмотрел на меня, на его губах появилась легкая улыбка.

Я погнала мысли об этих губах прочь, старясь сконцентрироваться на ожидавшей нас задаче.

— Для путешествия. Дюраниум… или как его там.

— Дюрониум, — поправила меня Кэт.

— Да, он самый.

— Я подготовился. — Калеб достал из кармана кольцо и протянул его мне, держа его между большим и указательным пальцами. — Достал его утром из сейфа.

— Это я не возьму, — возразила я. — Это же кольцо твоей мамы. Я права?

Калеб поймал мою руку:

— Мама… она отца спасти не может. А ты можешь. Она бы сама его тебе отдала. Таким образом она сможет принять в этом участие, даже если она не здесь.

Из угла на нас смотрел Майкл. После того что случилось в его комнате, я думала, что он будет меня ревновать, но ни намека на это не заметила.

Я взяла кольцо, надела на указательный палец и посмотрела на Калеба:

— Отлично.

— Отлично.

Торжественность момента нарушил таймер микроволновки.

— Ладно, Эмерсон. — Кэт подскочила ко мне и положила руку на спину, приглашая сесть за стол. — Сейчас я прочту тебе суперкраткий курс по путешествиям во времени. К счастью, Майкл будет с тобой, так что тебе достаточно будет знать лишь основы. На большее у нас нет времени.

— Записывать надо? — Нейт поставил на стол чашку с дымящимся попкорном, и я зачерпнула полную пригоршню. Для успокоения. Но остановилась. — А есть можно? Или надо на пустой желудок?

— Это просто путешествие во времени, а не операция, — сказала Кэт.

— Просто, — тихонько пробормотала я, хватая попкорн и второй рукой.

— Оглянись. Замечаешь что-нибудь необычное? — спросила она.

Я послушно повернула голову и поперхнулась. После того как Дюн похлопал меня по спине и я откашлялась, я увидела в воздухе светящийся и мерцающий прямоугольник. Высотой до потолка и метра три в ширину.

— Ни фига… Как будто какое-то одеяло из воды. И вижу я его очень отчетливо.

— Это одно из преимуществ, которые дает дюрониум. Этот металл влияет на химические процессы в организме человека так, что он начинает замечать завесы. — Майкл достал из холодильника баночку газировки, открыл и пододвинул ко мне. — Они висят у подножий мостов, для путешественников это как бы точки перехода или камуфляж. Рябчики тоже станут четче. Когда на тебе кольцо из дюрония, ты можешь видеть у них по краям особый блеск.

— Почему ты не сказал мне этого в самом начале? Тогда, в кофейне? — Я надулась и взяла банку с газировкой.

— В тот момент я еще не был готов говорить про путешествия во времени. А ты не была готова об этом слушать.

— Это верно.

— Вы пройдете через эту завесу. — Кэт показала на прямоугольник, сияющий, как океан в солнечный день. — Согласно расследованию Дюна, в доме во время смерти Лайема никого не было.

— Я пока что не понимаю, как мы попадем туда, куда хотим.

Кэт нахмурилась:

— Просто задумываешь дату и точное время и входишь. Все остальное сделают моя экзотическая материя, твои гены и дюроний.

Я вспомнила тот вечер, когда я спросила Майкла: «Что, все настолько просто?», а он ответил: «Все сложно».

— Майкл, в самом деле?

— Это ты угадала. — Он пожал плечами, и в уголках его губ заиграла улыбка. — А в другом ошиблась.

— В чем другом?

— Не надо три раза стучать каблучками.

Я запустила в него попкорном, который оставался у меня в руке.

— А временные ограничения? Время здесь идти будет? А там?

Майкл встряхнул волосами, и попкорн полетел на стол огромными снежинками.

— В отношении два к одному. За каждые два часа, что мы проводим в прошлом или будущем, здесь проходит один. Хорошо это потому, что мы успеем больше сделать, и потому, что в таком случае от Кэт требуется меньше усилий. А плохо потому, что мы вернемся оттуда старше, чем должны бы быть.

— Ясно. — В какой-то мере. — Что еще?

— Это основное, — сказала Кэт, отряхнула руки, а потом вытерла их полотенцем. — Ты готова?

— Лучше уже не подготовлюсь.

Я вдруг пожалела, что съела столько попкорна. Пробовать его еще раз как-то не хотелось.


Кэт встала, у нее в руках появился фиолетовая энергетическая сфера.

Майкл взял небольшой брезентовый мешочек с деньгами. Ключи от его машины лежали в закрытом на молнию кармане выданного мне пуховика, а ключи от факультета были у него. Расписание мы выучили наизусть, но я все же сжимала в правой руке распечатку. Левой я держала за руку Майкла.

Калеб, Дюн и Нейт стояли рядом, вид у всех был напряженный. Особенно у Калеба, на него вообще было больно смотреть.

Кэт щелкнула запястьем.

Майкл шагнул за завесу.

Я за ним.


— Сконцентрируйся на дате и времени. — Голос Майкла эхом разносился в туннеле. Насколько хватало взгляда, вокруг простиралась похожая на воду завеса, подсвечиваемая легким серебристым сиянием. Сквозь жидкие округлые стены можно было смотреть наружу, как в окно, мимо которого пролетало время. — Концентрируешься?

Я резко повернула голову и стала думать о числе и времени, в которое мы должны были попасть.

— Да.

— Хорошо, потому что от меня сейчас толку нет. Все делаешь ты. Это шоу Эмерсон.

— Ничего получше придумать не мог?

— Эм, сосредоточься, — еще раз напомнил Майкл.

— А идти не надо или типа того?

— Нет. Мы стоим на месте. А время течет.

Я-то ждала, что на этом мосту будет шумно, как во время урагана или возле ревущей горной реки. Но было, наоборот, очень тихо. Иногда сквозь пульсирующие стены доносились приглушенный голос или музыка, но они всегда быстро исчезали. Я зажмурилась и, когда звуки стали более концентрированными, подумала, что мы приближаемся к заданной точке.

— Вот мы и на месте. — Майкл аккуратно взял меня за плечо. — У тебя получилось.

Я открыла глаза. Прямо перед нами все так же сверкала завеса, сквозь нее была видна комната, которую мы только что покинули, только теперь она была пустой и темной.

Глава сорок вторая

Мы шли по холодной улице, Майкл держал меня за руку. Наконец дошли до парковки, где стояла его машина.

— Когда Лайем умер, меня в городе не было, — рассказал он, потом поднес наши руки ко рту и подул на них. — Хорошо, что я не на машине уехал. Так до «Песочных часов» будет легче добраться.

Легче.

— А где ты был? — поинтересовалась я.

— Во Флориде. На весенних каникулах. Уверен, что это не просто совпадение.

На горизонте мерцали огни. А в кампусе света нигде не было. Все студенты разъехались, городок опустел, стало жутковато. Я подошла поближе к Майклу.

— Неудивительно, что весной все уезжают на пляж, а не сидят в горах. Что же мы скребок-то не взяли?

Майкл провел рукой по ледяной корке, налипшей на лобовое стекло, а потом открыл передо мной дверцу. Я пристегнулась, он завел двигатель, подпрыгнув, когда в динамиках заревел альтернативный рок.

Выключив радио, он осмотрелся вокруг, чтобы убедиться, что мы не привлекли ничьего внимания. Но стоянка была такой же пустой и заброшенной, как и две минуты назад. И такой же страшной.

Через пять минут назад Майкл уже припарковался у корпуса естественных наук:

— Я схожу за мистером Икс. Сиди на месте. — Он открыл дверцу прежде, чем я успела возразить.

Я все равно пошла за ним к черному входу. Эту часть плана мы предварительно не обсуждали.

— Стой, — шепотом возразила я, — ты сам не донесешь тело до машины.

— Конечно же донесу. — Майкл бросил на меня неодобрительный взгляд, выбирая нужный ключ. — Я понял, насколько тебя напугал разговор о трупе. Я не буду просить тебя помочь.

— Правильно, просить не надо. Мы же одна команда, верно? — Я подняла кулак.

— Эм…

— Верно? — повторила я, понимая, что на споры у нас времени нет.

Майкл это тоже понимал.

Мы стукнулись кулаками.

Через пятнадцать минут после того, как мы вынесли труп — Майкл завернул его в простыню так быстро, что я тела и не увидела, а потом он велел мне взять его за ноги, — мы остановились перед воротами у «Песочных часов». Они были заперты.

— Их никогда не закрывают. Значит, придется заезжать с другого места, подальше, чем хотелось. — Майкл съехал на обочину, а потом выключил фары, и нас окутала тьма. Я принялась было открывать дверцу, но он меня остановил: — Я хочу, чтобы ты осталась здесь.

У меня челюсть отвисла.

— Что?

— Я думаю, будет лучше, если ты останешься в машине.

Я повернулась к нему, хотя было темно, хоть глаз коли:

— Ты с ума сошел.

— Я думал об этом. Благодаря тебе мы сюда попали, это все, что от тебя требовалось. Ты можешь просто подождать здесь, не выключая двигатель…

— Заткнись! Майкл, я серьезно. — Сдаваться я не собиралась. — Закрой рот. Почему ты вечно оставляешь меня за скобками? Если ты вдруг подумал, что я позволю тебе пойти туда одному, то ты такой же чокнутый, как и я. Ой, извини, такой же чокнутый, какой я себя считала. И не мечтай.

Майкл предпринял еще одну попытку:

— Но…

— Нет. Ты меня тут сидеть не заставишь. Хочешь, я просто сделаю вид, что останусь. Но ты же знаешь, что я все равно пойду за тобой. Одна. Совсем беззащитная.

Майкл поражено вздохнул:

— Почему ты не даешь мне тебя оберегать?

— Майкл, мне герой не нужен. Я думала, ты уже понял, что я сама со всем справляюсь.

— На этот раз все по-другому. На кону стоит жизнь. Я тебя в это втянул, могу я хотя бы позаботиться о том, чтобы ты вернулась обратно целая и невредимая?

— Я приняла решение помогать тебе самостоятельно. И я знаю, что ты меня прикроешь. А я прикрою тебя.

Майкл протянул ко мне руку, обнял за шею и с силой прижал к себе:

— Я напуган до смерти. Если бы я был один, я бы так не боялся. А когда рядом ты — очень страшно.

— Это хорошо. Потому что полное бесстрашие — глупость.

— Я бы на твоем месте этого не говорил. Ты одна из самых бесстрашных людей среди всех, кого я знаю.

Я заворчала:

— Вылезай давай из машины.

Мы тихо закрыли дверцы, Майкл бросил мне ключи. Я сунула их в карман куртки и застегнула карман на молнию. Деревья были скованы льдом, и казалось, будто мы попали в какой-то волшебный лес, который очаровывал настолько, что ты совершенно забывал о том, что находишься на месте преступления. Я вздрогнула.

— Мерзнешь? — прошептал Майкл, обнимая меня за плечи.

— Нет.

Он легонько сжал мои плечи:

— Пойдем в обход. Хочу посмотреть, чьи машины стоят на парковке.

— Зачем?

— Хочу понять, здесь ли Лендерс. Но предпринимать ничего не буду.

Так я и поверила. Я пристально посмотрела на Майкла — в моем взгляде сквозило сомнение.

— Постараюсь ничего не предпринимать.

Ну, он хотя бы не врал.

— А мистер Икс? — Я показала пальцем на багажник.

— Пожар начался около полуночи. Еще будет время за ним вернуться. Все равно тащить с собой труп прежде, чем мы выясним, что тут происходит, неразумно.

У меня раздулись ноздри.

— Фу!

— Прости. — Майкл потопал ногами и спрятал в карманы руки. — Надо идти.

Под ногами хрустела замерзшая трава, в свежем ночном воздухе звуки разносились далеко. Мы быстро пересекли газон под прикрытием деревьев, земля под которыми была усыпана сосновыми иголками: шаги стали тише. Майкл пробежался взглядом по машинам, словно искал какую-то конкретную.

— Ну? — спросила я.

— Здесь, — прошептал Майкл.

Мы пошли дальше, буквально повторяя тот путь, который я проделала, когда приехала в «Песочные часы» впервые. Какое-то время мы сидели под деревьями и наблюдали, а потом осторожно пошли по газону к дому, чтобы поскорее прижаться к подпорной стене.

Майкл положил мне руку на плечо и прошептал:

— Последняя возможность. Ты уверена?

Я показала ему неприличный жест, и он еле сдержался, чтобы не засмеяться.

Мы опустились на колени и поползли вдоль дома, а потом стремглав пробежали через патио, в котором в прошлый раз Майкл разговаривал обо мне с Калебом. С поверхности бассейна поднимался пар, мы оказались окутаны дымкой.

Мы зашли за угол — незнакомая для меня территория. Было темнее, чем в ту ночь, когда я подслушивала беседу Калеба с Майклом, — фонари не горели, светился лишь бассейн.

Я доверилась Майклу, следуя за ним по пятам. Мы двигались короткими перебежками от одного надворного строения к другому. От страха, что нас кто-нибудь увидит и помешает нам спасти Лайема и вернуться в настоящее, у меня подкашивались колени и пересохло в горле. Когда мы добрались до последней постройки, я уже еле дышала и отнюдь не от бега.

Только в ней одной, казалось, кто-то был. Строение походило на конюшню, стены показались мне темно-красными. На крыше, поворачиваясь от легкого ветерка, скрипел флюгер в виде петуха.

Раньше я этой постройки не видела. И вдруг поняла, что ее в прошлый раз просто не было.

Лаборатория.

Глава сорок третья

— Я войду первым, — прошептал Майкл. — Тебя Лайем не знает, я не хочу, чтобы он перепугался. Беги налево, вон под то дерево. Рядом с ним старый сарай, он пустой. Он насквозь гнилой, так в нем точно никого нет. Отсидись там, пока я тебя не позову. Ты умеешь имитировать какие-нибудь звуки природы? Пение птиц?

— Птиц?

Майкл вздохнул:

— Если я тебе понадоблюсь…

— В психушке в свободное время мы только бусы из макарон делали, а в девчачьих пансионах у нас косметикой больше интересовались, чем охотой, — прошептала я. — Увы!

— Ладно, а свистеть умеешь?

Я кивнула.

— Тогда свисти, если понадоблюсь. — И Майкл направился в лабораторию.

— Майкл, — прошептала я, и он обернулся. — Удачи.


Я решила занять свои мысли нетривиальным способом. Сначала я перечислила все штаты с их столицами, потом прочла двадцать третий псалом, вспомнила все команды американской лиги. Перейдя к национальной лиге, я услышала голоса людей. Майкла среди них не было.

Я вытянулась вдоль ствола дерева. Какие-то мужчина с женщиной разговаривали тихо, но не шепотом. Я не могла понять, знаком ли мне хоть один из голосов.

— Ты сказала, что хочешь быть со мной, — вкрадчиво проговорил мужчина, — и сделаешь все, что потребуется.

— Сделаю… но такое… — В женском голосе сквозило отчаяние. — Я не уверена…

Женщина осеклась. Я ничего не видела, но услышала звук страстных поцелуев. Когда дыхание мужчины и женщины стало совсем уж частым, мне сделалось не по себе. Однако я поняла, что спасена, когда мужчина засмеялся:

— Скоро. Не трать пока силы.

— Почему ты постоянно мне отказываешь?

Я услышала, как расстегнулась молния, и подумала, что меня стошнит.

Мужчина опять засмеялся, и снова поехала молния. Судя по недовольному стону женщины, я поняла, что вверх. Аллилуйя.

— Всему свое место и свое время. А сейчас и не место и не время. — Он говорил уже жестче.

— Прости. — Голос у женщины дрожал, и, как я поняла, не от холода. Кем бы ни был этот человек, он явный урод.

— Ты плохо себя ведешь. Но я прощаю. Сделай все так, как надо, и я, возможно, тебя вознагражу.

— Как скажешь, все что угодно, — затаив дыхание, сказала женщина.

Ей не помешало бы немного уверенности в себе. Да и мужчину получше.

Они двинулись по направлению от лаборатории к лесу, под ногами у них хрустели листья. Я осторожно высунула голову из-за дерева, чтобы увидеть их, но они уже заворачивали за пустующее хранилище. И тут же дверь лаборатории скрипнула и открылась, высветив небольшой участок на земле так, что каждая замерзшая травинка засверкала.

Майкл позвал меня.

Я поспешила к нему и вошла в лабораторию. Там горел теплый желтый свет.

Глава сорок четвертая

Внешность Лайема Балларда оказалась до жути стереотипной. У него действительно была безумная шевелюра, как у Эйнштейна, заляпанная едой рубашка и… куча ручек в специальном чехле. Но если закрыть глаза на его пренебрежение собственным внешним видом, можно было заметить, что свою красоту Калеб унаследовал не только от матери. Крупный и мускулистый, Лайем, наверное, много времени проводил на природе. Я вспомнила фотографию с рыбалки, которую нашла в лофте Майкла, — это был он.

Лайем протянул мне руку, чтобы пожать ее, и отпустил не сразу. Я не удивилась, почувствовав легкий разряд тока. Это было не совсем то же самое ощущение, которое я испытывала, касаясь Майкла, но что-то определенно пробежало и между нами с Лайемом. Улыбка у него была очень теплой и дружелюбной, а глаза добрыми. Я поняла, почему Майкл любил его как отца, и задумалась: а не примет ли Лайем еще одного ребенка?

— Здравствуй, Эмерсон, — хрипло сказал он.

— Здравствуйте, Ла… Док… я и не знаю, как к вам обращаться. — Я засмеялась.

— Лайем вполне подойдет. — Он накрыл мою руку ладонью и внимательно заглянул мне в глаза. — Майкл сказал, что попал в прошлое благодаря тебе. Потрясающе. Спасибо тебе за то, что ты делаешь для меня и моей семьи.

Я готова была разрыдаться. А потом умолять Лайема удочерить меня.

— Тем не менее, когда мое удивление сойдет на нет, я буду очень зол на вас обоих. Майкл, как можно так рисковать своей жизнью?

— У меня не было выбора.

— Выбор есть всегда.

— Тогда скажу, что решил спасти тебя, потому что ты мне как отец. Мне этого хотелось. — Обычно такие слова говорят капризные дети. Но Майкл больше был похож на сломленного невзгодами взрослого.

— Нельзя менять прошлое только из-за того, что ты что-то потерял, или потому, что тебе больно. — Великодушие Лайема могли оценить только маленькие дети и самые высокоразвитые взрослые. — Не так мы должны распоряжаться нашими дарами.

— Дело не только во мне. Калеб и Грейс… без тебя всё не так. Все плохо.

Все эмоции Майкла были написаны у него на лице, у меня от волнения ком в горле встал.

Он продолжил:

— Папки попали к Лендерсу, а кроме тебя, никто не знает, что там было, чьи имена указаны. Мне известно лишь насчет Эмерсон, потому что… а, долго рассказывать.

Лайем посмотрел на меня. Я пожала плечами:

— Из-за меня, похоже, все законы преступаются.

— Дело в том, — продолжил Майкл, — что, кроме тебя, Лендерса никто не сможет остановить. Мы с Эм никаких правил не нарушили. Все согласно принципу Новикова.

Лайем нахмурился:

— Вы говорите… я полагаю, что от меня что-то да осталось. Как…

— Это мы предусмотрели. У нас в машине труп… кстати, пора за ним сходить. — Майкл протянул руку, я достала ключи из кармана и бросила ему. — После поговорим?

— На этот счет не сомневайся.

— Сколько времени? — поинтересовался Майкл.

Я уверена, что он сделал это с целью сдержать гнев Лайема.

Тот поднял часы, потряс. Стекло треснуло прямо по центру. Он показал на другие часы над дверью. Обе стрелки были на одиннадцати.

— Помощь нужна?

— Нет, рисковать нельзя, тебя никто не должен увидеть. Эм останется с тобой, расскажет вкратце, что творится.

Я недовольно посмотрела на Майкла:

— Как ты донесешь мистера Икс по…

— Доволоку. У меня в багажнике есть одеяло. Надо спешить, а Лайем должен знать все… — Майкл сжал мои плечи и крепко поцеловал в губы так, что я ахнула. — Я справлюсь. Скоро вернусь.

Когда дверь за ним захлопнулась, Лайем посмотрел на меня. А я пыталась понять, почему Майкл так поспешно ушел и что значил этот поцелуй.

— Принцип Новикова, м-м-м?

Я встряхнула головой, чтобы собраться с мыслями:

— Точно. Я поняла лишь то, что он работает, не давая нам возможности изменить прошлое, мы можем лишь повлиять на пего, не вызвав никаких несоответствий. Мы подложим вместо вас труп, потом вы спрячетесь, и континуум не будет поврежден, потому оси времени других людей не изменятся. Только ваша, наверное. Но у вас же она прервалась. Вы умерли. — Я вздрогнула и сконфуженно посмотрела на него: — Простите. Кэт с Майклом рассказали мне лишь краткое содержание.

— Насколько назад вы сместились? — Лайем опустился на стул возле длинного стола, на котором стояло лабораторное оборудование. — Как давно меня… не стало?

— Полгода.

— За полгода многое может произойти.

Я положила локти на стол:

— Что Майкл успел вам рассказать?

— Мало. И много. Мы почти все время говорили о Грейс.

— Мне очень жаль. — Мне хотелось утешить этого человека, но я не знала как.

— Мне тоже. И я удивлен. Грейс очень сильная. Я не думаю, что моя смерть могла подтолкнуть ее к такому отчаянному шагу. Она очень любит Калеба и подумала бы в первую очередь о нем. Все ее мысли всегда были только о нем. — Он покачал головой. — Непонятно как-то.

— У меня, к сожалению, объяснения нет.

Какое-то время мы молчали.

— Калеб рассказывал, какой замечательной парой вы были с вашей женой. Я ни разу не слышала, чтобы мои ровесники так говорили о родителях.

— У нас очень счастливая семья. То есть была.

— Майкл уверен в том, что все можно вернуть. И я верю, что он прав.

— Спасибо, Эмерсон. — Лайем излучал добродушие, но по его лицу было видно, насколько ему тяжело. — Расскажи, пожалуйста, о моем сыне, как он живет. Майкл выдал мне смягченную версию.

— Думаю, вам не стоит за него волноваться. Калеб мне близок. Я понимаю, что он пережил. Я тоже потеряла родителей, а когда думаешь о том, что у тебя никого не осталось, наверное, не самые лучшие решения принимаешь.

— Эти решения… как считаешь, они все непоправимы?

— Нет, не все. Татуировки, например, можно убрать.

— Татуировки?

— Вам не кажется, что Майкл уже должен был вернуться? — поинтересовалась я. — Мистер Икс, то есть труп, не такой-то тяжелый.

Лайем искоса посмотрел на часы, и я заметила, как страх исказил его черты.

Я резко повернулась.

Стрелки не сместились с тех пор, как Майкл вышел из лаборатории.

Глава сорок пятая

— У вас нет вообще ничего, по чему можно определить время? — Я принялась рыться на столе в поисках какого-нибудь прибора, показывающего точное время. — Может, сотовый? Какие-нибудь часы?

— Я такие вещи, как телефоны и часы, постоянно теряю. К тому же в ходе путешествий во времени они портятся. Я в последнее время как раз занимаюсь расследованиями на эту тему. — Лайем открыл ящик стола и продемонстрировал мне с полдюжины часов с надтреснутым циферблатом. — Толку от них никакого.

Расследования… Компьютер. В нем есть часы.

— Кэт говорила мне о вашем компьютере. Где он?

— Он сейчас не работает. Как раз этим я и занимался, когда появился Майкл, — пояснил Лайем, указывая в угол.

Машина совсем не походила на компьютеры, которые я видела раньше. У нее было несколько экранов и клавиатур со странными символами, а центральный процессор был размером с чемодан. Лайем наклонился и принялся нажимать на кнопки и дергать за провода.

У самого большого монитора лежал диск в прозрачном кармашке, который просила взять Кэт. Я спрятала его во внутренний карман куртки. После этого я открыла правый нижний ящик стола и нашла диск, на котором была формула лекарства Калеба. Именно там, где он и говорил. Его я тоже сунула во внутренний карман, поближе к сердцу. О том, что это значит, я не думала.

Лайем в это время занимался процессором.

— Я выгляну, посмотрю, не идет ли он. — Я открыла дверь.

И ничего. Тишина, все вокруг так же сверкало в лунном свете. Я поднялась на цыпочки и посмотрела на противоположный конец двора. На улице было холодно, но обратно в теплую лабораторию я не собиралась. Я решила отправиться на поиски Майкла, но тут он вынырнул из-за угла дома. Я облегченно выдохнула, дождалась, когда он пересечет патио, и побежала к нему.

— Я спешил, как мог. Что произошло? — спросил Майкл на пути к лаборатории.

— Часы. Они сломаны. Мы не знаем, сколько времени.

Майкл тихонько выругался, в этот же момент относилась дверь, и из нее вышел Лайем. Он попытался взяться за труп, но Майкл его остановил:

— Нет. Бери Эмерсон и идите к машине. Я все устрою и приду к вам. Давайте!

— Я тебя тут не оставлю, — возразила я.

— Эмерсон, иди, — настойчиво повторил Майкл. Он сунул мне в руку ключи от машины: — Возьми.

— Пошли со мной. — Я взяла ключи и, стиснув зубы, упрекнула Майкла: — Ты обещал, что мы не будем подвергать себя опасности.

— Я обещал, что я не буду подвергать тебя опасности, так что я хочу, чтобы ты отошла от лаборатории подальше. Идите с Лайемом в машину. — Майкл наклонился к трупу. У меня скрутило желудок. — Прошу тебя. Время на исходе.

Лайем взял меня за руку выше локтя и потащил к дому:

— Я уверен, что Майкл знает, что делает. Мы его лишь задерживаем.

— Иди. — Майкл смотрел на меня с мольбой. — Прошу, побереги себя.

Он понес мистера Икс в лабораторию, а мы с Лайемом поспешили к машине.

Мы почти достигли дома, когда я услышала короткий вскрик и последовавший за ним смех.

И тут раздался взрыв.

Глава сорок шестая

Когда я открыла глаза, все здание уже было охвачено огнем. От сильного жара изогнулись даже металлические балки, поддерживавшие крышу. Я легла на землю метрах в двух от находившегося ниже патио. Лайема не было видно.

Я хотела сесть, но земля перед глазами как-то неестественно покосилась. Надеясь, что хотя бы сотрясения мозга у меня нет, я снова попыталась подняться, на этот раз медленнее. Я смотрела на горящее здание, на безопасном расстоянии от него стояли два человека. Я встряхнула головой — нет, их было все же двое. Лайем с Майклом? Но мое сердце ушло в пятки так же быстро, как и вспыхнула надежда. Это были не те люди, кого я хотела увидеть.

Они стояли и смотрели на огонь. Что-то было не так. Эти двое не суетились, не кричали, не пытались что-либо предпринять. По их позам было видно, что они наслаждаются зрелищем, словно это был костер, а не пожар, при котором мог погибнуть человек.

Я с трудом поднялась на колени, проморгалась и снова посмотрела на эти лица, освещенные бушующим огнем.

К горлу подкатила тошнота.

Я знала эту женщину.

Но ее лицо казалось более растерянным, чем обычно. Она грызла ноготь, не сводя глаз со стоявшего рядом мужчины.

Я видела только его затылок, лицо разглядеть не удавалось, я лишь отметила, что он был высокого роста и широкоплечим.

Вскоре я услышала вой сирен вдалеке и постаралась унять взвинченные нервы. Нас же могли застукать на территории «Песочных часов». Надо было найти Майкла.

— Эмерсон. Эмерсон.

В патио раздался тихий голос, и у меня снова появилась надежда. Я вскарабкалась по ступенькам, стараясь держаться в тени. Взобравшись наверх, я принялась искать Майкла, но вместо него увидела Лайема.

— Где он? — спросила я. — Лайем, где он?

Лайем молчал, слышно было, лишь как огонь пожирает лабораторию. Я посмотрела на его лицо, освещенное пламенем. Глаза Лайема выдавали то, о чем он не хотел говорить.

— Нет. — Ноги подкосились, и я рухнула на землю. Лайем меня подхватил. — Он выпрыгнул из окна… или еще что. Он обещал, что все будет хорошо. Он должен быть цел.

— Милая девочка. — Лайем опустился на землю рядом со мной и обнял меня за плечи, поддерживая в вертикальном положении. — Как только я убедился, что ты дышишь, я проверил переднюю часть здания. С другой стороны Майкл выбраться не мог — именно там и произошел взрыв. Майкла я не нашел. Боюсь, что он не спасся.

Спазмы не давали мне дышать, воздух разрывал легкие, в горло все равно что всадили тысячу ножей.

— Он… он должен был… если он погиб здесь, в прошлом… я бы его никогда не встретила…

— Хотелось бы, чтобы так оно и было, но все происходит несколько иначе. — Лайем нежно взял меня за руки.

— Надо его найти. И увести. — Я постаралась высвободить руки, встать, но Лайем был так же силен, как и его сын. Даже моей ярости оказалось недостаточно, чтобы вырваться из его рук. — Пожалуйста… — Я заплакала. — Пожалуйста, отпустите.

— Эмерсон, ты ничего не найдешь, — прошептал мужчина.

— Нет. Нет! — не сдавалась я. — Полицейские обнаружили на пожарище лишь несколько костей. Если там остались и Майкл, и труп, костей будет больше.

— Это зависит от того, в каком месте произошел взрыв… от температуры. И от других свойств огня.

— Что? — Я не поняла. Я не хотела понимать.

Сирены приближались, Лайем поднялся, чтобы посмотреть через подпорную стену.

— Надо уходить на мост, пока нас никто не увидел. Мы не можем позволить себе нарушить континуум.

— Вы тоже возвращаетесь?

— Одну я тебя не пущу.

— Я не уйду. — Я принялась ощупывать каменную террасу, стараясь найти что-нибудь, за что можно было ухватиться. Слезы текли ручьем, и я ничего не видела. — Без Майкла я не уйду.

— Эмерсон, территорию сейчас окружат пожарные и полиция. Надо вернуться в машину, пока это еще возможно.

— Лайем, я не могу уйти без него. Не могу.

— Милая. Он уже ушел.

Глава сорок седьмая

Когда мы вышли, на кухне начался настоящий кошмар.

Кэт ахнула, неестественно побледнела и закрыла рот руками. Дюн с Калебом замерли. Первым заговорил Нейт:

— Доктор Баллард? Вы живы! — Изумленный Нейт кинулся к нам, неуверенно коснувшись руки Лайема.

— Так вот почему я не мог тебя почувствовать, — сказал Калеб, глядя на отца. — Я действительно думал, что ты умер, потому что не находил с тобой контакта. Но ты не был мертв. Ты не мертв. Тебя просто вообще не было. — Лицо его искривилось, на миг он стал похож на маленького мальчика. — Папа!

Калеб пошел к отцу, вытянув руки. Он пересек кухню в два шага, и Лайем обнял его.

А я тихонько направилась к двери. Я не знала, куда мне еще деться.

Кэт вышла из кухни вслед за мной, настороженно глядя на меня:

— Эмерсон?

— Майкла больше нет. — Я вся похолодела. — Он был в лаборатории, когда она…

Кэт отвернулась.

— Кэт? — Я-то думала, что уже вообще ни на что не смогу реагировать, но от ее нежелания смотреть мне в глаза у меня сердце разрывалось. Каждая минута, которую я могла бы провести с Майклом, отдавалась болью. — Кэт? Почему тебя это не удивляет? Поговори со мной.

Она глубоко выдохнула:

— На следующий день после того, как ты, Калеб и Майкл приходили ко мне в колледж, он был у меня один. И попросил меня открыть ему мост в будущее.

— Нет! — Это была скорее мольба — я просто не могла в это поверить.

— И Майкл узнал, что ты вернулась из этого путешествия. — Кэт наконец посмотрела на меня. — А сам он не смог.

— Нет! — Я обхватила саму себя руками, чтобы не разрыдаться. — Только не это!

— Майкл не говорил, что еще он увидел, только то, что не вернется с тобой. Я знаю, что он тебя очень ценил. И мечтал о том, чтобы ты стала частью его будущего.

— Не надо об этом. — Мне хотелось, чтобы все это скорее прошло. Исчезло, как рябчики, когда их трогаешь. — Почему он на это пошел, если знал… почему?

— Точно не могу сказать, но знаю, что Майкл свято верил в то, что Лайема надо спасти. Думаю, он выбрал то, что было важнее, поставил интересы других выше собственных. Ваш дар подразумевает большую ответственность, и он всегда это понимал.

— Это не дар, — рявкнула я. — Это проклятие.

— Эмерсон! — Кэт ахнула, заметив мои раны. — У тебя кровь!

— Все в порядке, — заверила ее я, стиснув зубы.

— Нет. Ты вся дрожишь, у тебя, наверное, шок. — Кэт схватила с дивана одеяло и обернула им мои плечи. — Надо отвезти тебя в пункт первой помощи.

— Нет, только не в больницу. Я не могу. Не хочу. — Я подняла глаза на Кэт, поскольку от ее ответа зависела моя жизнь. — Если Майкл все же был достаточно осторожен, если ему как-то удалось выжить, он сможет вернуться без тебя и твоей экзотической материи?

На лице Кэт читалась жалость.

— Эмерсон…

— Он сможет вернуться?

— Такая возможность есть. — Выражение лица Кэт не изменилось, она сказала мне то, что я хотела услышать.

Я повернулась и посмотрела на висевшие в углу старинные часы. Полпервого ночи.

— Я буду его ждать.

— Сядь хотя бы, пока не упала. — Кэт довела меня до дивана, положила под спину подушки. — Позволь мне осмотреть порезы…

— Не трогай меня. Хорошо? — Я изо всех сил старалась говорить нормальным тоном. — Все в порядке.

— Но…

— Прошу тебя! — Я чувствовала, что истерика подступает все ближе. Мне хотелось, чтобы Кэт ушла. — Все нормально. Оставь меня, пожалуйста.

— Не могу — ты ранена…

— Кэт? — Я не хотела разрыдаться у нее на глазах, но понимала, что это может произойти, если она не уйдет и не перестанет говорить о Майкле.

Она все же выполнила мою просьбу.

Я изо всех сил надеялась на то, что Майкл мог выжить, и истово молилась об этом. Я мечтала, чтобы каким-нибудь чудесным образом он вернулся ко мне.

Я сидела в темноте и ждала. Раздался бой старинных часов в прихожей.

Час.

Я едва заметила Дюна с Нейтом, когда они пошли наверх спать. Дюн открыл было рот, чтобы что-то сказать, но, увидев мое лицо, смолк.

Прошел час, часы пробили два.

Кэт зашла меня проведать. Я не обращала на нее внимания, сидела как каменная статуя и смотрела только на часы, на движение стрелок. Постепенно все стихло, лишь иногда раздавалось поскрипывание и слышались какие-то щелчки, как бывает в старых домах. Мне показалось, что мимо прошли и Калеб с Лайемом, но я не была в этом уверена, так как думала только о времени.

Рассвело. Но солнце не одарило меня надеждой.

Когда пробило семь, я встала, сбросила одеяло на пол и пошла в постель Майкла. Одна.

Он не вернется.

Глава сорок восьмая

Когда дверь открылась, я сразу поняла, кто это. Только один человек мог прийти сюда в поисках меня, отваживаясь войти без стука. Он не стал спрашивать разрешения, понимая, что я скажу «нет».

Калеб не принял бы моего отказа.

Он подошел к кровати, в которой, свернувшись клубочком, в обнимку с подушкой Майкла лежала я и вдыхала любимый запах. Калеб протянул ко мне руку и дотронулся до меня, но остановился, заметив, как я вздрогнула. Мне не удалось сдержаться. Последний раз меня в этой комнате трогал Майкл.

Калеб плюхнулся на стул.

— Ты же должен быть с отцом. — Мой голос все еще звучал сипло из-за вчерашнего дыма и сдерживаемых слез.

— Нет, я должен быть с тобой. И папа с этим согласен.

Возразить мне было нечего. На остроты у меня все равно не было сил.

— Эм. — Калеб помассировал себе шею.

Я осознавала, что он чувствует весь тот ужас, который испытывала я. Я хотела было сказать ему, что формула лекарства в кармане куртки, но поняла, что в этом нет необходимости, раз уж вернулся его отец.

Лайем был жив.

А Майкл — мертв.

Меня захлестнула боль, а Калеб наклонился ко мне и протянул руку:

— Это надо остановить. Иди сюда.

— Зачем?

— Просто… просто подойди.

Я села на край кровати, готовясь к долгому спору, тело напряглось, все мышцы болели. Калеб взял меня за руку и попытался пересадить к себе на колени, чем застал меня врасплох.

— Что ты делаешь?

Неужели он ко мне клинья подбивает? У меня чуть истерический смешок из горла не вырвался. Все, что произошло за последние несколько часов, казалось каким-то диким сюром.

— Не то, о чем ты подумала. — Калеб сдвинул меня на край коленей — так, что я его едва касалась. Он наклонился ко мне и сказал: — Посмотри на меня. Эмерсон, смотри мне в глаза.

Я сдалась.

И как только я это сделала, боль, как физическая, так и душевная, начала растворяться как в вакууме. В ушах звенело, и я ничего не видела, кроме насыщенного синего цвета глаз Калеба. Я неосознанно подалась к нему, прижалась лицом, мы дышали одним воздухом.

Мне стало легче, дышать было уже не так больно. Я приняла помощь Калеба, но вдруг до меня дошло, что именно происходит. И я тут же соскочила с его коленей, упав на пол, и конвульсивно сжалась. В комнате стало очень тихо.

— Что это было? — спросила я, хватая ртом воздух.

Во взгляде Калеба сквозила обреченность, голос был слаб, как будто он испытывал физическую боль.

— Я пытался тебе помочь. Взять часть твоих эмоций.

— И давно ты умеешь это делать?

Калеб покачал головой:

— Сколько себя помню. Хотя не всегда срабатывает. Например, маме помочь не удалось. Но тебе я смогу.

Я хотела прижаться к нему, найти утешение в его объятиях. Калеб готов был в лепешку расшибиться, чтобы дать то, что мне было необходимо. Я в этом нисколько не сомневалась. Мне достаточно было только попросить.

Исчезнувшая некоторое время назад боль снова появилась в груди и подобралось к горлу.

— Я не могу позволить тебе забирать мою боль, тебе и своей более чем достаточно. Вы ругались, как братья. Я понимаю, что вы и любили друг друга, как братья.

Калеб встал, и меня снова поразило, насколько он все же громадный.

— Я знаю, что ты это сделала — хотя бы отчасти — ради меня. Чтобы избавить меня от тех страданий, через которые прошла сама, потеряв родителей. А теперь тебе стало еще хуже, чем раньше. Я это знаю, потому что не могу фильтровать твои чувства, даже если захочу.

Я прикусила нижнюю губу — я не хотела расплакаться. Слезы надо было придержать до тех пор, пока я не останусь одна. Я не заплачу. Но глаза все равно налились влагой, и я старалась не моргать, понимая, что, если уроню хоть слезинку, борьба будет закончена.

И я проиграла.

Мой мир, который я так старалась сохранить, рассыпался на мелкие кусочки. Пришлось опереться о стул, чтобы не упасть. Я заметила вспышку собственной боли в глазах Калеба и закрыла лицо руками — я не хотела больше ничего не видеть.

Он упал на колени рядом со мной, обнял и принялся покачивать, а я дала волю слезам, не открывая глаз, потому что не хотела видеть боль в глазах Калеба. Я вспомнила, как меня обнимал Майкл в тот вечер, когда я рассказала ему о том, что стала сиротой. Он тоже покачивал меня, утешая. Но от этого воспоминания я разрыдалась еще сильнее. Калеб погладил меня по волосам и прижался губами к моему виску.

— Я не могу в это поверить, — шептала я. — Майкл должен вернуться. Это наверняка какая-то ошибка. — Слезы мне не повиновались. Как я ни старалась их удержать, они все текли и текли по щекам.

— Я могу облегчить твои страдания, если ты мне позволишь. — Калеб пристально посмотрел на меня.

— Нет, — ответила я. — Не такой ценой. Я не хочу, чтобы больно было тебе вместо меня.

— Даже если я этого хочу? — тихо спросил он.

Я покачала головой.

— Ты слишком много для него значила. Его чувство было очень похоже на любовь.

Рыдания сдавливали мне горло.

— Он мне этого так и не сказал.

— Но это не значит, что он этого не чувствовал.

— Возможно.

— Тебе надо быть сильной. Мы же не знаем, что произошло. Может, ему все же удалось выжить. А ты в таком кошмарном состоянии. Ты бы хотела, чтобы он застал тебя в таком виде?

— В нормальном я состоянии.

И он не вернется.

Калеб смотрел на меня, укачивая, а я сидела вся в слезах.

— В нормальном! — Я попыталась хоть как-то вытереть лицо рукавом. Потом я постаралась сесть и озвучила вопрос, которого больше всего боялась: — Ты его чувствуешь? Его эмоции?

В ответ Калеб печально улыбнулся.

Я уткнулась лицом ему в грудь и дала волю чувствам.

Какое-то время я не могла унять рыдания. Когда слезы наконец иссякли, Калеб встал и помог подняться мне:

— Умойся и спускайся вниз. Я попрошу Кэт найти тебе какую-нибудь одежду. Она должна осмотреть твои раны. — Он показал на мои руки и коленки. Я попробовала возразить, но Калеб меня перебил: — Либо позволь ей это сделать, либо я отвезу тебя в больницу.

— Я терпеть не могу больницы.

— Я знаю.

— Это подло с твоей стороны.

— Это я тоже знаю. Давай иди. — Он сунул руку в карман, вложил мне что-то в ладонь и сжал ее в кулак.

Когда Калеб вышел, я посмотрела, что там было. Его серебряный кружочек с выгравированным словом «надежда». Несколько секунд я смотрела на него, а потом положила в самый центр кровати Майкла.

Я сбросила куртку и услышала, что что-то ударилось о пол. Я подняла ее и расстегнула карманы, обнаружив в них диски, которые принесла из прошлого, и ключи от машины Майкла. Я сжала их так крепко, что насечки больно впились в пальцы. Глаза налились слезами, и я бросила ключи на тумбочку. Диски я доставать не стала.

Я машинально зашла в душ и включила такую горячую воду, какую только могла вынести. Прежде чем встать под струю, я посмотрела на свое отражение в зеркале.

Волосы стали серыми от пепла, на лице темные пятна сажи, размытые слезами. Глаза покраснели, а зрачки стали ярко-зелеными — так бывает, когда я плачу. На плече уже расплылся страшный фиолетовый синяк, я натянула кожу, и стало очень больно. Потом я перевела взгляд на колени, на ладони. Все было ободрано.

Выглядела я ужасно, а на душе было еще хуже.

Я залезла под душ и стояла там, пока горячая вода не кончилась.

Глава сорок девятая

Обмотавшись полотенцем, я осторожно приоткрыла дверь ванной комнаты и увидела на кровати чистую одежду — мягкие серые штаны для занятий йогой, которые можно закатать на талии, тоник и белый худи. Еще я нашла пару синих мохнатых носков и даже новое белье.

Увидев белье, я чуть было не засмеялась, но не смогла. Спасибо Кэт и ее шкафу.

После душа я как-то яснее осознала то, что увидела в «Песочных часах». Если я ничего не напутала, то мне требовалось получить ответы на некоторые вопросы.

И… Майкла не стало. Передо мной стоял выбор. Либо сломаться, как четыре года назад, когда я потеряла родителей, либо сделать все возможное, чтобы за него отомстить. Я знала, что будет проще. И что вернее.

Но не знала, какой из двух вариантов победит.

Я оделась, взяла серебряный кружочек с кровати и сунула его в карман худи. Я медленно пошла вниз по лестнице, морщась каждый раз, когда сгибалась коленка. Шаг за шагом я переставляла ноги, преодолевая по одной ступеньке, и с каждым движением нервничала все больше. Я прошла мимо общей комнаты, не желая смотреть ни на диван, ни на часы, и остановилась перед дверью на кухню.

Эмерсон, функционируй хоть как-нибудь. На дно ложиться пока нельзя. Есть кое-что, что обязательно нужно сделать.

Я несколько раз вдохнула поглубже, открыла дверь и просунула в нее голову. В кухне все еще пахло попкорном.

— Привет! — Кэт сидела за столом одна. Она встала, чтобы помочь мне сесть на стул. — Калеб сказал, что ты спустишься, чтобы я тебя осмотрела.

— Болит только плечо.

И сердце. Но с этим она вряд ли могла мне помочь.

— Которое? — спросила Кэт.

— Правое, — ответила я, засчитав себе крохотную победу — губы не задрожали.

Кэт осторожно приспустила худи и, увидев синяк, болезненно поморщилась.

— Лайем сказал, что толкнул тебя на землю, когда здание взорвалось. Это тогда ты его заработала?

Что-то в ее словах показалось мне странным и отвлекло меня от боли. Как от физической, так и от душевной.

— Взорвалось. — Лаборатория действительно взорвалась. Все писали и говорили только о пожаре, а не о взрыве.

Кэт смутилась:

— Я ошибаюсь? Я неправильно поняла Лайема?

На ее вопрос я не ответила.

— Где Ава?

— Не знаю. Ее никто не видел.

— Я ее видела. В прошлом. С каким-то мужчиной. Они смотрели, как горит лаборатория. — Тоска сдавила грудь, я постаралась справиться с накатившим чувством, чтобы связно продолжить рассказ. — Мне показалось, что я и его узнала.

— Как он выглядел?

— Высокий. Широкоплечий. Светловолосый.

Лицо Кэт ничего не выражало.

— И ты его узнала?

— Да. — Я подозревала, что ей не понравится то, что я скажу. — Я с ним встречалась.

— Что?

Я скрестила на столе руки и опустила на них голову.

Все думают, что Лендерс исчез, потому что он украл папки Лайема. Но это было не так.

Он жил в моем лофте.


На смену утру приходил день, но воздух был еще свеж. Где-то жгли листву. Калеб с Лайемом сидели во дворе под древним дубом в креслах-глайдерах. С веток дождем сыпались только недавно сменившие цвет листья, светясь в лучах яркого солнца.

Наверное, день был очень красивый.

— Лайем. — К мужчинам подошла Кэт, скрестив на груди руки, чтобы не мерзнуть. Или чтобы как-то защититься от реакции Лайема. — Прости, что перебиваю. Нам надо поговорить.

— Ничего страшного, Кэт. — Сегодня Лайем почему-то выглядел более старым, чем вчера. Он раскачивался в кресле, упираясь в землю ногой. — Доброе утро, Эмерсон.

— Доброе. — Хотя ничего доброго я в нем не видела.

Калеб предложил мне присесть на его место. Я начала было возражать, но он все равно взял меня за запястье, стараясь не дотронуться до оцарапанной ладони, и подвел к креслу.

Чтобы избавить Кэт от неловких размышлений на тему, как сообщить отцу с сыном шокирующие новости, я сказала обо всем сама.

— Джонатан Лендерс какое-то время жил у меня в спальне.

Все молчали. Лайем перестал раскачиваться. Калеб резко повернулся и уставился на меня.

— Только я не знала, что это он. Он представился Джеком.

— Его так звали в детстве, — пробормотала Кэт.

— Я увидела его вчера, но дошло до меня только сегодня утром. Раньше я думала, что он — рябчик, до тех пор, пока не ткнула в него пальцем. Он не исчез. Он оказался каким-то… наполовину твердым.

Лайем подался вперед, положив руки на колени. На его обручальном кольце были выгравированы знаки бесконечности. Наверное, именно оно позволило ему вчера попасть в настоящее вместе со мной.

— Когда ты увидела его впервые?

— В день открытия ресторана. Недели две назад.

С тех пор прошла целая вечность.

— Жил у тебя в спальне… все время? Как он к тебе являлся? — спокойно спросил Лайем.

— Он то показывался, то исчезал, — вздохнула я. — Собственное тело казалось мне тяжелым от стыда и раскаяния. — Теперь я понимаю, что в моей комнате, наверное, есть мост, которого я раньше не могла увидеть. Полагаю, он им и пользовался. И быстро скрывался за завесой.

— А при Майкле ты его видела? — поинтересовалась Кэт.

— Нет. Но один раз я встретила его, когда была одна в лофте Майкла. Джек сказал, что он за ним наблюдает. У моей спальни с комнатой Майкла общая стена… была. — Я опустила взгляд вниз и принялась считать желуди. Я старалась не думать о кровати, в которой он спал. И о том, как меня к нему тянуло даже через бетонную преграду. — Наверное, эта завеса в оба лофта попадает.

Лайем погладил бороду. Наверное, он всегда так делает, когда нервничает, как Майкл, например, крутил кольцо на пальце. Это воспоминание было как острый нож.

— Но как? — Лицо Кэт стало совсем серым. — У него нет гена, позволяющего путешествовать.

Лайем встал и принялся расхаживать туда-сюда.

— Ходят слухи, что путешествовать можно даже без специального гена, но это противоречит всем принципам, которых придерживаются «Песочные часы», то есть законам природным и человеческим. И расплата будет страшной.

— Лендерсу плевать на все законы. — Калеб ударил кулаком по стволу дерева, и на нас посыпались листья. — Им движут лишь корыстные интересы.

— Что за расплата? — спросила я у Лайема. — Кто заставит его платить?

Он остановился:

— Среди прочих сама Вселенная.

— Рябь меняется. Я раньше видела людей только поодиночке, а теперь целыми группами, да еще и с каким-то антуражем. Я думала, что и Джек из них, или что-то новенькое, еще непонятное.

— Ты видишь целые сцены? — Лайем посмотрел на меня так пристально, что у меня сжалось сердце. — По нескольку человек?

— И что это означает? — напряженно спросила я.

— Я не уверен, — ответил он, — но если рябь усиливается, просачиваясь сквозь ткань времени, то у нас есть более серьезные поводы для беспокойства, чем Джонатан Лендерс.

Я не представляла, как справлюсь с чем-то серьезнее Лендерса.

Даже с учетом того, что Лайем жив и готов снова взять бразды правления «Песочными часами» в свои руки, Джек все равно очень много знает, он слишком опасен. Ему известно все обо мне, о моей семье. У него папка с именами и адресами людей, наделенных особыми способностями. Независимо от того, была ли я лично для него мишенью или нет, я не сомневалась, что он попытается использовать всех, кто упомянут в списке Лайема.

— Надо его найти. — Калеб пнул ногой только что упавшие с дерева листья. — Идемте в лофт Эм, вытащим его с моста.

— Я думаю, его там уже нет. Он со мной попрощался. — Я перевела взгляд с Калеба на его отца: — Лайем, вы сказали Кэт, что лаборатория взорвалась. За секунду ее не стало. Вы видели тех, кого видела я? Кто наблюдал затем, как она горела?

Лайем кивнул:

— Я надеялся, что о ней никто не узнает.

— О ней? — перебил его Калеб. — У Лендерса была сообщница?

— Думаю, она не осознавала, что творит, — тихо сказал Лайем. — Я считаю, что ее использовали.

— Кто она? — взволнованно спросил Калеб. Все молчали, дав ему возможность методом исключения вычислить все самому. Он выругался — такие слова не каждый день услышишь — и в конце ядовито добавил: — Сука.

— Сын…

— Ава приехала сюда, якобы чтобы свести свой талант на нет, — возмущался Калеб. — И это уже выглядело довольно подозрительно. А теперь ты защищаешь ее, после того как она эти свои возможности использовала для того, чтобы взорвать тебя?

— Значит, она умеет разжигать огонь? — У меня перед глазами предстал образ маленькой Дрю Берримор. Личико светловолосой малышки с красивыми губками не имело ничего общего с образом гламурной красотки Авы. Калеб выбрал ей неправильную кличку из Кинга.

— У Авы многоуровневый дар, — ответил Лайем. — Нам кажется, что она может перемещать объекты во времени.

— Вам кажется? То есть точно вы не знаете? — удивилась я.

— Как и сказал Калеб, Ава обратилась в «Песочные часы», чтобы избавиться от своих способностей. Я ее решения никогда не оспаривал, я лишь пытался сделать ее жизнь легче, чем дома. А у Лендерса, как оказалось, были свои планы. И немалое влияние.

— И как выдумаете, где Ава сейчас? — спросила я.

Калеб застонал от боли и возмущения, и на нас снова обрушился дождь из листьев.

У Лендерса были помощница, деньги и список людей, наделенных особыми возможностями.

— Он говорил, что хочет защитить меня. И я чуть не купилась. — Я вспомнила, как Лендерс смотрел на меня в тот ужасный день, и мне стало страшно, я закрыла глаза и постаралась изгнать из памяти его лицо. — Наверное, то же было и с Авой.

— Он умеет убеждать, — сказал Лайем.

— Он за мной наблюдал. А теперь они с Авой пропали, а Майкл мертв.

Они так просто не уйдут. Я сделаю все, что потребуется, чтобы до них добраться. Я буду жить жаждой мести, а как только удовлетворю ее… тогда и посмотрю, что делать дальше. Я изо всех сил старалась держаться за остатки здравого смысла, но он от меня ускользал, а потом, наверное, мне даже Калеб уже не поможет. Мне надо было остаться одной и подумать.

Оставив Калеба и Лайема на улице, я поднялась в комнату Майкла. Через несколько секунд в дверном проеме показалась голова Кэт.

— Эмерсон, я…

Я подняла дрожащий палец, прося ее помолчать.

— Не делай этого. — Кэт нахмурилась, на лбу пролегли глубокие морщины. — Тебе нельзя замыкаться в себе — это вредно.

— Ты не представляешь, о чем говоришь. — Я горько усмехнулась.

— Расскажи мне, что ты чувствуешь. Поговори со мной. — Кэт очень за меня волновалась, почти как мать за свое дитя. — Прошу тебя.

Это «прошу тебя» меня и зацепило.

— Я его больше не увижу. Я столько всего не успела сказать, хотя после того, как мои родители… я клялась себе, что недосказанностей в моей жизни больше не будет. Но не получилось. А теперь его нет.

Могла бы между нами развиться такая же прочная связь, как между Лайемом и Грейс? Этого я уже никогда не узнаю. Но всю свою жизнь буду думать о том, было ли такое возможно.

Кэт начала потихоньку приближаться ко мне, вытянув руки, словно подходила к месту, где произошел несчастный случай.

Хотя в какой-то мере это так и было.

— Не трогай меня. — Я забралась на кровать и отползла подальше, чтобы Кэт не могла до меня дотянуться, подняла коленки к груди и обхватила ноги руками. И принялась покачиваться взад-вперед. — Ты знаешь, что, когда у человека случается какое-то горе, он проходит через семь различных стадий?

Я сказала об этом так буднично, что ей, наверное, показалось, что я помешалась. Кэт сделала шаг назад и тихо опустилась на стул.

— Я узнала об этом от терапевта. Семь стадий. И знаешь что? Четыре из них — поганые. Где равновесие? Почему их не восемь? Мне нужны какие-то ориентиры, чтобы я знала, что прошла уже полпути. — Из моего горла вырвался сухой смешок, я сделала паузу, вновь пытаясь обрести контроль над собой. Он был мне очень нужен.

Я сконцентрировала внимание на путине, висевшей в углу под потолком, — ничего не значащее напоминание о заботой жизни, — она дрожала на ветерке, постоянно менявшем направление.

— А их всего семь. С первыми из них — это шок, отрицание, боль и вина — я должна сама справиться. Опыт у меня уже есть, значит, будет легче, так? Я смогу найти для себя нужные слова, напоминать о механизмах адаптации… — Еле сдерживая желание встать и сорвать тонкую паутину, я прижала колени покрепче к груди. — Когда… когда я потеряла родителей, я подолгу застревала на всех стадиях. Месяцами. Я сама почти исчезла.

С тех пор как Кэт села, морщины у нее на лбу становились все глубже. С остальным лицом это как-то не сочеталось.

— Интересно, почему я из будущего не предупредила Майкла, что ему необходимо сделать все, чтобы выбраться из лаборатории, прежде чем она взлетит на воздух? — Я этого не понимала. — Как я могла позволить ему погибнуть? Как он сам мог пойти на это, зная, что ему грозит смерть?

— Ты просто не имела права это говорить — таковы правила, — особенно если ты и в будущем намереваешься продолжить сотрудничество с «Песочными часами». — Кэт пыталась меня утешить, но ее объяснение меня лишь рассердило.

— Кто придумывает эти правила?

— Ты узнаешь все довольно скоро. — Сказав это довольно сухо, она встала. — Полагаю, после сегодняшнего они скоро явятся.

Я тупо уставилась на нее:

— Ты о чем?

— А если я тебе скажу, — Кэт наклонилась ко мне и проницательно посмотрела в глаза, — ты в состоянии все изменить?

Я уставилась на нее, боясь поверить ей и в то же время отчаянно этого желая.

— Дело в том, что у меня уже достаточно проблем. — Кэт смолкла, крепко сжав губы, и я буквально видела, как у нее в голове крутятся шестеренки. — Если Лендерс пропал… и мы можем попасть в «Песочные часы»… там есть мост. Я тебя проведу.

— Проведешь?

— Чтобы ты могла все изменить? — В вопросе звучал намек.

Спасти Майкла. Она говорила о том, чтобы спасти его. Я встала на колени:

— Да, прошу тебя.

— Погоди. — Кэт подняла палец. — Все не так просто. Когда правящие силы проявят себя, ты, возможно, лишишься своих способностей.

— Мне плевать. — Я готова была нарушить любое правило и смириться с любыми последствиями, лишь бы вернуть Майкла. Я метнулась на край кровати. Мне казалось, что солнце взошло — в груди потеплело, я усматривала новые возможности. — Когда я смогу отправиться?

Поднимаясь, Кэт посмотрела на часы:

— Дай мне минут тридцать. У меня есть подозрение, что Лайем и остальные отправятся к тебе — искать Лендерса. Я скажу, что ты хочешь остаться здесь, а сама вызовусь посидеть с тобой. И, Эмерсон…

— Да?

— Никому не говори. Лайем правил никогда не нарушает. Я очень удивлена, что он вернулся с тобой. То, что мы собираемся сделать, очень опасно и считается крайне неэтичным. — Губы у Кэт вытянулись в струнку. — Понимаешь?

— Понимаю.

Глава пятидесятая

Мы ехали в «Песочные часы», в сумерках весело стрекотали цикады, и у меня почему-то совсем не было ощущения реальности происходящего — казалось, что я сейчас буду собирать светлячков в банку, чтобы сделать из нее фонарик, а не воскрешать мертвого.

Кэт уверенно поворачивала по изгибам подъездной дороги, внимательно глядя в зеркало заднего вида. Радуясь тому, что в нем никого не было видно, она остановилась около ивы, ветви которой свисали так низко, что машина оказалась почти не видна.

— Мы сразу отправимся в старый кабинет Лайема. Иди за мной и, если нам кто-нибудь встретится, веди себя так, будто ты тут по делу, что бы они ни говорили.

— Хорошо.

— Когда я открою тебе мост, сконцентрируйся на том времени, когда вы с Майклом вошли в лабораторию. И будь очень осторожна — тебя никто не должен увидеть… вообще никто, Эмерсон. Даже если тебе очень захочется окликнуть Майкла, это можно будет сделать только после того, как вы с Лайемом уйдете. До взрыва у тебя будет всего лишь несколько секунд.

Я осмотрела свою одежду, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы убедить Майкла в том, что это другая я. Мы как могли отчистили теплую куртку, в которой я спасала Лайема; я повязала яркий зеленый шарф. Хвостик я распустила. А еще сунула в карман серебряный кружочек Калеба — как талисман!

— Ты должна убедить его принять твою помощь. Если он откажется, если с тобой что-нибудь случится…

Заканчивать предложение Кэт не пришлось. Если что-то пойдет не так, спасать нас обоих уже никто не явится.

— Ты все время говоришь «если». Это уверенности не придает.

Кэт схватила меня за предплечье и сжала его:

— Ты должна осознать, насколько высок риск. Ты это понимаешь?

Я кивнула. И пошла за ней в дом, стараясь скрыть свой испуг. Мы обошлись без стука и без ключей — входная дверь была не заперта. Кэт потащила меня в темную комнату, я лишь мельком заметила, что дом был просторный и отделан в теплых тонах.

Кэт показала за дверь:

— По коридору ты выйдешь в гостиную. Застекленные двери ведут из нее во внутренний дворик. Там есть каменная стена, за которой можно скрыться. Как только выйдешь на газон, беги, чтобы тебя не увидели.

— А что, если…

Я не договорила, потому что где-то открылась, а потом снова закрылась дверь. Кэт схватила меня и толкнула за стол. Послышались приглушенные голоса, затем они вновь исчезли.

— Если собираешься идти, надо делать это прямо сейчас. — Кэт подняла руки, и в них появилась сфера, осветившая лицо девушки жутковатым светом. — Готова?

Я встала и шагнула за завесу.

Глава пятьдесят первая

Стены длинного коридора все так же походили на серебристую водную гладь, как и прошлой ночью. Только чувствовала я себя без Майкла совсем иначе — на этот раз я была не столько возбуждена, сколько напугана. Я покрутила кольцо и сконцентрировалась на дне смерти Лайема, удерживая в уме тот момент, когда мы с ним шли через газон к лаборатории. В голову лезли мысли о том, что мы тогда друг другу говорили, и о том, чего не сказали. Я заставила себя собраться. Я буквально слышала голос Майкла — он тоже велел мне сфокусироваться.

Вскоре неудержимый поток звуков и особое сияние известили меня о том, что путешествие подошло к концу. Когда вокруг снова стихло, я, оставаясь за завесой, осмотрела комнату, чтобы убедиться, что в ней никого нет. Я видела лишь слабую подсветку на книжной полке.

На ней оказалась коллекция песочных часов — от очень старинных до самых футуристичных. Когда Кэт была рядом, я их не заметила.

Я сошла с моста и на цыпочках направилась к двери, выглянула в коридор, как и пятнадцать минут назад, только время было совсем другое. Дом казался все таким же пустым. К тому же было настолько темно, что я упрекнула себя за то, что не взяла фонарик. Все так же на цыпочках я пошла к застекленным дверям, выходившим в патио, и осторожно надавила на изогнутую ручку.

Закрыто.

А за спиной послышались шаги.

Меня охватила паника, сжимавшая тисками грудь. Я еле сдержала уже готовый вырваться крик и посмотрела через плечо.

Я была одна.

Я вновь вернулась к дверям и попыталась нащупать кнопку. Однако нашла лишь засов, открыть который можно было только с помощью ключа.

«Так, думай, думай, думай». Я попыталась найти на стене крючок, пошарила на столике, надеясь на чудо. Но нет. Тут вдруг меня пронзило воспоминание, я подняла взгляд и заметила что-то на раме двери.

Есть!

Когда я была маленькой, родители держали ключ от ванной там же на случай, если я запрусь. Я потянулась за ним и выругалась про себя. Очень уж я маленькая. Прыгать я не отваживалась — если сразу не получится, я подниму слишком много шума и рискую вообще не выйти наружу.

К счастью, глаза привыкли к слабому свету, и я снова осмотрела комнату. Метрах в четырех-пяти от меня перед креслом стояла мягкая оттоманка, обитая темным бархатом. Я бросилась к ней, моля Бога, чтобы у нее были колесики. Наконец-то мне повезло.

Я подкатила оттоманку к двери, встала и столкнула ключ. Он со звоном ударился о деревянный пол. Расставлять вещи по местам у меня времени не было, и я поспешно открыла дверь.

На морозе у меня заслезились глаза. В лаборатории горел свет, огромный двор был пуст. Скрестив пальцы, я крадучись спустилась по ступенькам и бросилась бежать.

До границы леса я домчалась довольно быстро. Хорошо бы увидеть кого-нибудь или что-нибудь, по чему можно было бы определить, что я вышла в нужное время.

Желание исполнилось.

Я бросилась в укрытие, в тот самый заброшенный сарай с прогнившим полом, про который в прошлый раз говорил Майкл. Дверь еле держалась на петлях, но она все же закрылась со скрежетом, и в нос мне ударил запах преющей листвы и бензина. Мне показалось, что пол был в довольно неплохом состоянии. Но даже если я ошиблась, какая разница.

Других вариантов у меня все равно не было.

Лендерс с Авой уже шли по лесу, направляясь прямо ко мне.

Я приоткрыла дверь на сантиметр, чтобы можно было наблюдать за происходящим.

— Прости.

— Ты плохо себя ведешь. Но я прощаю. Сделай все как надо, и я, возможно, тебя вознагражу.

— Как скажешь, все что угодно.

Во второй раз этот диалог произвел на меня еще более кошмарное впечатление, если такое вообще возможно. Но теперь я знала, что Майкл с Лайемом в тот момент находились в лаборатории, а я сама пряталась за деревом всего лишь в нескольких метрах, слушая тот же самый разговор.

Все это казалось таким странным.

Я, насколько хватило смелости, прижалась к двери, выглядывая в щелку.

Джек на фоне зимней природы казался настоящим красавцем, он был совершенно невозмутим и уверен, что имеет право на то, что он собирается сделать. Я его за это еще больше возненавидела.

— Как ты думаешь, нас скоро начнут искать? — На этот раз голос Авы прозвучал как-то иначе. Может, потому, что теперь они подошли ближе ко мне. Или она испугалась.

— Вообще не начнут. Никто и не поймет, что пожар вызван воздействием на время. — Джек говорил об этом так, словно Ава волновалась совершенно на пустом месте, — и был прав. Судя по тому, что рассказывал мне Калеб, властям совершенно ничего не известно о существовании таких мест, как «Песочные часы». — Хватит уже думать о последствиях. Тебя как будто из полиции подослали капать мне на мозги.

Когда они проходили мимо сарая в сторону леса, я постаралась рассмотреть лицо Авы, но лишь мельком успела заметить длинное ожерелье на шее и голубой плащ. Потом злоумышленники скрылись из виду.

На замерзшей траве появился золотистый прямоугольник.

Майкл — живой, целый и невредимый — вышел из лаборатории, направляясь за лежавшим в машине мистером Икс.

Он поспешно добрался до дома; я наблюдала за ним до тех пор, пока он не скрылся из виду.

Хуже всего, когда заранее знаешь, что должно произойти, но вынужден ждать. Я попыталась разумно распорядиться временем и стала осторожно пробовать пол ногой. Нам с Майклом понадобится где-то укрыться, когда я выведу его из лаборатории, прежде чем она взлетит на воздух.

По периметру доски оказались крепче. Когда я осматривала комнату, выбирая место, где нам будет лучше спрятаться, случилось немыслимое.

Ветхие бревенчатые стены вдруг ожили, в сарае появилась рябь. В свете керосиновой лампы все быстрее и быстрее проступали образы, на вешалке у дровяной печи висело какое-то безумное стеганое одеяло, маленькая девочка с черной как смоль кожей пела колыбельную деревянной кукле, а в углу молодая мама укачивала младенца.

— Нет, нет, нет.

Я покрепче закрыла глаза, потом снова открыла. Но рябь не исчезла, наоборот, стала более детальной. Комната совершенно преобразилась. Я вспомнила слова Лайема о том, что рябь просачивается сквозь ткань времени. Сначала я видела рябчиков поодиночке, потом появился джаз-банд, запряженный лошадьми экипаж, а теперь — целый интерьер хижины с ее жителями. Насколько еще хватит красок, станут ли мои видения еще масштабнее?

Я выглянула из окна, на котором теперь висели домотканые занавески. Снаружи полукругом стояли и другие хижины.

Лаборатории видно не было.

Ткнуть в девчонку или в ее мать с новорожденным?

В кого-то надо было. Чтобы все это исчезло, да поскорее. Мне важно было видеть из окна настоящее, а не целую сцену из прошлого.

Ближе ко мне сидела маленькая девочка, поэтому она выиграла. Или проиграла, смотря как посмотреть. Я протянула руку и осторожно похлопала ее по плечу, не стала пронзать ее, как рапирой.

Исчезновение было очень странным, совсем не таким, как я ожидала.

Я думала, что девочка лопнет, как мыльный пузырь, но вместо этого вся сцена поблекла и оползла, подобно каплям дождя, сбегающим по стеклу.

Как-то мне это совсем не понравилось, но размышлять об этом не было времени. Картинка сменилась, наезжая сверху вниз, как в кино: снова появилась лаборатория. К двери как раз шел Майкл, таща мистера Икс.

У меня была, наверное, всего минута. Я бросилась бежать, не думая о том, что сама могу взорваться. Джек с Авой прятались где-то в лесу, готовясь к своему злодеянию, а Лайем, Майкл и я спорили у двери в лабораторию. Я добежала до ее стены и прижалась к ней, крепко закрыв глаза. Я не знала, можно ли мне смотреть на саму себя. Да и не была уверена в том, хочу ли я этого.

— Я тебя тут не оставлю.

— Эмерсон, иди. Возьми.

— Пошли со мной. Ты обещал, что мы не будем подвергать себя опасности.

Заметно было, что я в отчаянии. Я вдруг осознала, что я каким-то образом предчувствовала, что Майкл не выберется живым. Но это было тогда.

А теперь я не позволю этому случиться снова.

— Я обещал, что я не буду подвергать тебя опасности, так что я хочу, чтобы ты отошла от лаборатории подальше. Идите с Лайемом в машину. Прошу тебя. Время на исходе.

— Я уверен, что Майкл знает, что делает. Мы его лишь задерживаем.

— Иди. Прошу, побереги себя. Я тоже приду, как только смогу.

Убедившись, что путь свободен, я сразу же побежала в лабораторию.

Обреченный Майкл стоял без движения. Он вцепился в труп, как в спасательный канат.

— Майкл!

Он поднял голову, и глаза у него полезли на лоб от страха. Он принялся отчаянно качать головой, спрашивая:

— Что ты тут делаешь? Эм, уходи, беги отсюда!

— Нет.

Я схватила Майкла за запястье, изо всех сил пнув мистера Икс, так, что тело с глухим ударом упало на землю. Пакет, в который был упакован труп, порвался, и меня чуть не вырвало.

— Бежим вместе.

Все так же крепко держа Майкла за руку, я вытащила его на улицу и рванула со всех ног через лес, гулко топая по замерзшей земле. Майкл бежал за мной, я слышала его тяжелое дыхание за спиной. Мы спрятались в крошечном сарайчике.

Через две секунды после того, как мы закрыли дверь, лаборатория вспыхнула.

Глава пятьдесят вторая

— Эмерсон, что это было? Что ты наделала?

— Спасла тебя.

— Правила…

— Не говори мне о правилах, или умрешь уже от моих рук. Их никто, кроме тебя, не соблюдает, и будь я проклята, если твое гипертрофированное чувство долга заставит тебя сделать какую-нибудь глупость и сейчас. — У меня в душе боролись противоречивые чувства. С одной стороны, я мечтала обнять Майкла и никогда уже не выпускать. И в то же время мне хотелось выплеснуть на него всю свою ярость за то, что он знал, что погибнет, и согласился принять такую судьбу, не сделав ничего, чтобы предотвратить несчастье.

— Зачем ты за мной вернулась?

Ярость победила.

— Ты вообще хоть на миг задумался о том, что будет со мной, когда я тебя потеряю? А с твоей мамой и сестрой? С Калебом? Со всеми, кому ты не безразличен?

— Я только об этом и думал.

— Так почему ты на это пошел?

— Я не мог иначе. Так должно было случиться. Узнав, что ты вернешься… — Он смолк. — Я хотел убедиться, что в конечном счете с тобой все будет в порядке. И я это увидел.

— В порядке? Со мной?

Он поднял взгляд в потолок:

— Я видел, как о тебе заботятся. Любят.

— Кто обо мне заботился?

Майкл посмотрел мне в глаза:

— Калеб.

Я покачала головой.

— Я убедился, что ты будешь жить хорошо. Мне оставалось лишь смириться с фактом, что я не буду частью этой жизни.

— А если я не хочу никакой жизни без тебя? — Я облизала губы, стараясь успокоить нервы. Я что, совсем ненормальная? Почему-то разговор о моих чувствах повергал меня в больший ужас, чем горящее на улице здание. — Об этом ты не подумал?

— Я стоял перед лицом смерти. По идее, я должен был утратить способность думать о чем-либо вообще. Но, тем не менее нет, на первом месте оказалась ты.

Интересно, как мне это удалось.

Раздался очередной взрыв, от которого задрожали стекла, и мы оба подскочили.

— Надо убираться отсюда. — И Майкл показал на дверь.

— Пока еще рано. Там сейчас слишком оживленно. Лучше подождать, когда все уляжется. И поскольку нам пока надо как-то убить время, — я поморщилась от собственных слов, — я все равно должна тебе кое-что рассказать, прежде чем мы вернемся. За последние сутки очень многое произошло.

— Ты так быстро за мной вернулась?

— Поверь, мне эти двадцать четыре часа показались бесконечно долгими. Я даже не знаю, с каких новостей начать, с плохих… или с плохих. — Я вздохнула. — Ладно, во-первых. Ты был прав в том, что Джонатан Лендерс — убийца.

— Я знал.

— Но это не самое страшное. С того самого дня, как мы с тобой познакомились, он обретался в моем лофте. И в твоем тоже.

Майкл был ошарашен:

— Не понимаю.

— Никто не понимает. Он каким-то образом перемещался по мосту, попадающем и в твою и в мою комнаты. И бывал он там довольно часто. Сначала я принимала его за рябчика. Я как-то попыталась до него дотронуться, чтобы избавиться от него, а в итоге лишь перемазала руки в какой-то липкой светящейся гадости.

Майкл скривился:

— А почему я его не видел?

— Наверное, потому, что он этого не хотел. Думаю, что он и прятаться на этом мосту мог.

Майкл дернул головой, указывая на окно, из которого было видно, как Джек направляет едущую по газону пожарную машину.

— Почему ты мне о нем не сказала? — спросил он.

Я буквально раскалилась от стыда. Для меня это был непростой вопрос.

Разве я могла признаться Майклу в том, что мне хотелось, чтобы Джек, чье повышенное внимание и комплименты мне льстили, был только моим? Я принимала его за некоего ангела-хранителя, а кем он оказался? Убийцей! А ведь он жил в моем доме. Сидел рядом, когда я спала. Я была так глупа, что поверила его обещанию меня защищать.

— Поначалу я не отнеслась к его появлению серьезно. А потом уже стало казаться, будто я тебя обманываю. И что надо это скрывать. Я должна была бы осознать, что поступаю неправильно.

У Майкла был задумчивый взгляд.

— У нас обоих есть поводы сожалеть о том, что мы о чем-то решили умолчать.

— Тогда, в твоей комнате, когда мы поцеловались… — Я смолкла. — Ты сказал, что хотел бы поцеловать меня еще раз. Но ты знал, что уже не вернешься. Значит, это был прощальный поцелуй?

— А тебе как кажется?

Я понимала, что позже, наверное, буду очень злиться на себя за то, что позволила Майклу так легко отделаться, но мое горе уже сменилось опьяняющим чувством облегчения, быстро разлившимся по всему телу. Совершенно спонтанно и непроизвольно.

— Думаю, что прощальный. В таком случае теперь, наверное, полагается приветственный поцелуй. — Нервничая, я теребила узел на шарфе, то затягивая его, то ослабляя. — То есть я же тебя из лап смерти вырвала… В сущности-то…

Майкл пристально посмотрел на меня, потом сделал шаг вперед и обнял меня. Удар током на этот раз был настолько сильный, что я едва удержалась на ногах.

— Да, он был прощальный. Я думал, что больше тебя не увижу, и мне не хотелось умирать, не поцеловав тебя. — Майкл застонал. — Боже, все как в настоящей трагедии.

— А так оно и было. — Я вспомнила, как разрывалось мое сердце, когда я думала, что потеряла его навсегда. — Я чувствовала себя просто ужасно.

— Извини.

— Я тебя не простила. — У меня тряслись ноги, голос предательски дрожал — я была готова расплакаться. — Я не знаю, когда я это сделаю, если вообще смогу. Но я ужасно рада, что сейчас ты здесь.

— Эмерсон…

— Я не знаю, что все это значит, но, когда я думала, что тебя не стало, я буквально не могла дышать. Было такое ощущение, что от меня самой осталась только половина. — Из меня буквально лились слова, у меня не просто фильтр был сломан, у меня вообще кран прорвало. — Мне всего семнадцать. Кто так себя в семнадцать лет чувствует?

— Эм…

— И что касается Авы или Калеба… Я не хочу, чтобы кто-нибудь стоял между нами. Я…

— Эмерсон! — повторил Майкл с нетерпением.

— Что?

— Помолчи, пожалуйста. — Он наклонился ко мне, остановившись, когда его губы были уже совсем рядом с моими. — Я не могу тебя поцеловать, пока ты говоришь.

Радость, забурлившая у меня в крови, перечеркнула боль, испытанную в тот момент, когда Майкла не стало. На миг я вспомнила ту Эмерсон, которая тогда лежала на траве без сознания и которой предстояло очнуться и осознать свою утрату.

Но я отпустила эту мысль, целиком отдавшись ласкам Майкла, который вновь стоял передо мной целый и невредимый.


Мы опустились на колени, приоткрыв дверь так, чтобы можно было видеть, что происходит во дворе. Пламя уже почти погасло. Машины выезжали со двора, после них на траве оставались грязные следы. Их движением руководил начальник пожарной команды. Все его лицо было в саже, он отдавал команды водителям, из его рта валил пар.

— Нам надо добраться до кабинета Лайема, — сказала я. — Кэт ждет нас по другую сторону моста.

— Позволь мне пойти первым, — улыбнулся Майкл.

Я вскинула бровь.

— Я знаю, что ты можешь о себе позаботиться. И обо мне тоже.

Майкл выглянул наружу и посмотрел налево и направо, наблюдая за снующим прямо под самым носом Лендерсом:

— Надо принять меры предосторожности. Я хорошо знаю дом и людей, которые могут там оказаться. А ты нет.

— Ясно.

Я смотрела на его губы, совершенно не думая о мосте или о том, с чем нам придется столкнуться на другой его стороне. Все мои мысли были заняты Майклом, я радовалась, что он жив, хотела дотронуться до него. Хотела, чтобы он дотронулся до меня.

Он же продолжал наблюдать за тем, что творилось на улице.

— Эмерсон. Не смотри на меня так. Не сейчас.

— Откуда ты знаешь, как я на тебя смотрю?

— Чувствую. — Он улыбнулся. Я это не увидела, но поняла по голосу. Одной рукой он обнял меня за шею и осторожно прижал к себе. — Погоди. Ты мне всего одну плохую новость рассказала. Что там еще, помимо того, что Джонатан Лендерс за тобой следил?

— Рябь меняется. На открытии «Телеграфа» мы оба видели джаз-банд, но мне после этого еще много чего являлось. Самое худшее произошло прямо здесь перед тем, как я выбежала, чтобы спасти тебя. Вся комната преобразилась. Я выглянула из окна и увидела, как тут все было по меньшей мере сто пятьдесят лет назад.

— Что?

— Я не могу объяснить. У меня возникло такое ощущение, что я прилетела в прошлое.

— Скорее прошлое, прилетело к тебе. — Майкл задумчиво помолчал. — У меня рябь в последнее время отличается обилием деталей, но сюжеты попроще, чем у тебя. Ты Лайему говорила?

Я кивнула:

— Он обеспокоен.

— Значит, это всерьез. Объяснения у него какие-нибудь есть?

— Нет.

Майкл приоткрыл дверь еще на сантиметр:

— Похоже, все главные действующие лица разговаривают с начальником пожарной бригады.

— Рано еще выходить, — возразила я.

Может, народ и рассасывается, но все же нам еще вряд ли удалось бы пройти незамеченными.

— Мы не можем заставлять Кэт слишком долго ждать у открытой кротовой норы. Она сейчас на вражеской территории — в «Песочных часах» слишком много приспешников Лендерса.

— Подождем еще несколько минут.

— Но недолго.

Майкл встал и помог подняться мне.

— Пока мы ожидаем…

Я схватила воротник его куртки, встала на цыпочки и прижалась к нему губами. Поначалу его кожа была прохладной, но от моих прикосновений быстро накалилась. Я тоже моментально согрелась до самых кончиков пальцев рук и ног, и я была на сто процентов уверена, что волосы у меня наэлектризовались и излучали свет. Но открывать глаза, чтобы убедиться в этом, я не хотела.

Майкл притянул меня к себе, лаская губами мой подбородок, потом опустился к шее. Я еще крепче вцепилась в его куртку, прижимаясь к нему всем телом.

— Надо уходить отсюда, — шепнул он мне на ухо. — Отвести тебя куда-нибудь, где можно будет поцеловать тебя как следует.

— А это не как следует? — Я снова задрожала. И почему только он так на меня влияет? — Если нет, то выдержу ли я это как следует?

— Я постараюсь делать все так, чтобы выдержала. — Майкл покрыл поцелуями мою щеку, опускаясь к губам, и запустил руки мне под куртку; даже через майку я чувствовала, какие горячие у него были пальцы. Я не могла не думать о том, каково будет, когда он коснется моей кожи. — Или чтобы не выдержала. Как захочешь.

Я мечтала остаться с Майклом вдвоем. Только вдвоем.

— Может, стоит продолжить у меня дома.

Майкл поднял голову и посмотрел на меня, на его лице появилось какое-то странное выражение.

Я нервно хихикнула:

— В моем воображении это звучало лучше.

— Да оно и в реальности чертовски неплохо.


До дома мы добрались без приключений. Все прошло чуть ли не слишком гладко.

— Я тебе спасибо сказал? — спросил Майкл, когда мы нырнули в кабинет Лайема. — Если нет, то спасибо.

Он поднял руку, в которой держал мою, к губам и поцеловал внутреннюю сторону моего запястья.

— Не помню. — Я действительно ничего не могла вспомнить. Здравствуй, эрогенная зона. — И не за что.

Майкл лишь ухмыльнулся.

Так и держась за руки, мы шагнули за завесу.

Я сконцентрировалась, чтобы вернуться в кабинет Лайема. Нас снова подхватили серебристые вихри, и лишь время от времени доносились призрачные голоса и обрывки музыки.

Когда перед нами вновь возникла завеса, Майкл прошептал:

— Оставайся здесь. Я проверю, чтобы там все было чисто, и вернусь за тобой.

— Поторопись.

Он сжал мою руку и исчез.

А я осталась на мосту одна, силой мысли удерживая себя в настоящем и стараясь не переместиться ни назад, ни вперед. Это совсем не было похоже на путешествие. Меня как будто бы тянули и толкали, и вся моя жизнь зависела от того, смогу ли я удержать равновесие. Еще мне казалось, что эти серебристые вихри крутятся одновременно по часовой и против часовой стрелки. Иногда проступали лица, они моргали и шевелили губами, а потом снова расплывались.

Мне все это не нравилось.

Где там Майкл?

Чем дольше я ждала, тем тяжелее становилось давление, лица приближались все ближе к поверхности моста. Я видела их уже в мельчайших подробностях — могла разглядеть ресницы, брови, ямочки на щеках и усы. Наплывали лица волнами, и, хотя голосов я не слышала, по губам я поняла, что эти люди кричат, обращаясь ко мне по имени, словно пытаются о чем-то предупредить.

Я закрыла глаза. Даже три минуты спустя я все еще видела их перед собой.

Надо было идти.

Я вышла и открыла глаза.

И увидела Кэт.

Она целилась в Майкла из пистолета.

Глава пятьдесят третья

— Что тут происходит?

Кто-то ударил меня сзади. Майкл подхватил меня.

Я все же устояла на ногах, подняла взгляд и увидела Джека Лендерса.

Продолжая целиться прямо в нас, Кэт пошла к Джеку. Глаза у нее горели. Она обвилась вокруг Лендерса веем телом и так смачно облизала его, что у меня отвисла челюсть. Надеюсь, больше я такого ужаса за всю свою жизнь не увижу.

Хотя жить мне, видимо, осталось не так много.

— Кэт? — Майкл постарался спрятать меня за спину. Если удар Джека чуть не сшиб меня с ног, то предательство Кэт добило окончательно. — Ты что делаешь?

Она с благоговением погладила Джека по щеке, не думая, видимо, ни о чем, кроме него:

— Я боялась, что ты умер.

— Я был на грани. Но продержался благодаря препарату. — Джек взял Кэт за руку и прижал ее пальцы к своим губам. — Хотя он кончился раньше, чем я смог вернуться из последнего путешествия. Я думал, что застрял тут навсегда.

— Поэтому я и пришла. Я рассчитывала на то, что ты сможешь зацепиться за Эмерсон, и держала мост открытым. И это сработало!

— Спасибо, — с трепетом ответил Лендерс.

— Кэт? — снова взмолился Майкл.

Его она не слушала.

— Но зачем же? Зачем ты ушел, не оставив мне возможности тебе помочь? — Голос Кэт дрогнул, и она прижалась лбом ко лбу Лендерса. — Чтобы все шло гладко, тебе постоянно нужны раствор и я. Куда тебе так срочно потребовалось попасть, что ты отважился на такой риск?

— Не важно. Теперь же я здесь.

— Кэт, — настойчиво повторил Майкл, перебивая их разговор. — Что происходит?

— Черт, Майкл! Заткнись.

Когда Кэт повернулась к нам, мы вдвоем сделали шаг назад. Ее обычно спокойное лицо скривилось от лютой ненависти.

— Правила бойскаутов давно устарели.

— Я глазам своим поверить не могу. Неужели ты с ним? — недовольно спросил Майкл.

— Я понимаю, что ты молод и в тебе говорит юношеский максимализм, но уверена, что ты все поймешь потом.

Она обняла Джека за талию и положила голову ему на плечо.

Он же смотрел на меня. Теперь его глаза уже не казались бесцветными — они стали ярко-синими. И они меня пугали.

После нескольких секунд полной тишины снова заговорил Майкл:

— Почему?

— Потому что вместе мы с Джеком можем сделать больше, чем поодиночке. Потому что мне уже надоело сидеть на скамейке запасных. — Она замолчала и повернулась к Джеку.

Заметив, что он смотрит на меня, она откашлялась и еще крепче сжала рукоять пистолета. Я обхватила руку Майкла.

— Ты не сидела на скамейке запасных, — возразил Майкл. — Ты принимаешь непосредственное участие в том, что мы делаем. Без тебя мы не можем путешествовать.

— Раньше не могли, — поправила Кэт. — Лайему повезло по-крупному. Ему удалось вывести молекулярно точную формулу экзотической материи, на основе которой он изготовил раствор, употребляемый внутрь. К сожалению, это открытие вылетело в трубу, когда он умер.

Я почувствовала, как напряглись мышцы Майкла.

— Так вот почему ты согласилась его спасти. Вам нужна была формула.

— Когда ты понял, что не вернешься после этой своей спасательной операции, я осознала, что могу решить этим две проблемы одновременно. Я никак не ожидала, что вместе с Эмерсон появится и Лайем.

— Как ты могла пойти на это? — прошептал Майкл. — Лайем с Калебом тебя любят. Ты же для них как член семьи.

— Нет. Даже не бедный дальний родственник.

— Ты ошибаешься. — Майкл шагнул к ней. — Лайем тебе доверял

Кэт взвела курок. Пуля упала в патронник, и звук эхом отразился от стен кабинета.

— Чтобы вывести эту формулу, Лайем брал образец моего ДНК. Он даже не понял, что именно открыл, но отказался сообщить формулу мне. — Ни в глазах, ни в голосе Кэт не было ни намека на чувство вины за то, она убила человека. — Так что я решила использовать открытие против него. По какому-то недоразумению я не выкрала результаты исследований прежде, чем мы его взорвали. Всем нам известно, что скорость, которую экзотической материи может придать Ава, наделяет ее разрушительной энергией.

— Ава?

— Ты же не думаешь, что это был обычный пожар, Майкл, — презрительно фыркнула Кэт. — Вообще не понятно, насколько у тебя в порядке с головой, ведь Ава так старалась тебя отвлечь… Мы заставили ее тебя соблазнить. Бедная, несчастная отвергнутая девушка.

— Но зачем? — спросила я, глядя на них. Мне делалось дурно от мысли о том, как Кэт с Лендерсом использовали Аву. Интересно, хоть кто-нибудь из нас ее вообще знал? — Зачем вы это сделали?

Ответ я получила от Джека:

— Мне нужна была возможность перемещаться во времени. Рецепт препарата мы заполучить не смогли. Зато у нас имелась целая упаковка таблеток. И Кэт была готова экспериментировать.

Майкл с отвращением покачал головой:

— Вы оба ненормальные.

Несколько секунд Джек молчал, по глазам было видно, что он подсчитывал что-то в уме.

— Ты так думаешь? Разве не каждому человеку хочется изменить что-нибудь в прошлом? Исправить ошибки? Думаешь, люди не воспользовались бы возможностью изменить то, что причинило им боль, избежать страшных событий? Эмерсон, тебе же знакомы эти чувства?

Я не смогла ответить. Джек был слишком близок к истине.

Голубые глаза его немного потускнели, волосы казались уже не просто светлыми, но седыми на висках.

— Я был уверен в том, что смогу убедить Грейс отправиться в прошлое и изменить то, что мне нужно, если представится такая возможность. Калебу очень многое пришлось вынести, и я думал, что она проникнется ко мне сочувствием, войдет в положение.

— Но она отказала, — вздохнул Майкл.

— Поначалу она возражала. А потом решила, что я имею какое-то отношение к смерти Лайема. Пришлось предпринимать меры.

Я изо всех сил старалась сдержать рвоту, у меня даже лицо онемело.

— Так это был ты. А не попытка самоубийства… Ее бы Калеб предвидел. А он ничего не чувствовал. Ты хотел ее убить.

— Это не так, — вежливо возразил Джек. — Я просто воспользовался своими способностями.

— Способностями? — переспросил Майкл. — А они у тебя есть?

Джек согнулся, буквально надрываясь от хохота:

— Ты просто ни разу не видел, как я это делаю. По сути, ты этого даже помнить не можешь. Давным-давно я сделал неудачный выбор, после чего мне запретили пользоваться моим даром. Но у меня есть ген, дающий возможность влиять на время, как и у вас двоих. Только вот перемещаться я не могу.

— Что это за способность? — спросила я. Голос предательски дрогнул, я ненавидела себя за эту слабость. — Что ты можешь делать?

В ответ Джек широко улыбнулся. Мне показалось, что морщины на его лице стали глубже, чем при нашей последней встрече.

— Я могу красть время.

Глава пятьдесят четвертая

— Как это? — спросил Майкл. — Как ты его крадешь?

— Я забираю воспоминания.

— Не понимаю.

— Прогуляться по голове Грейс оказалось довольно легко. Она видела какие-то свои образы, а я их забирал — но только те, которые придавали ее жизни смысл. А когда у нее ничего не осталось, у нее под рукой оказалась упаковка снотворного. — Джек опять рассмеялся. — Я довольно легко сделал ее недееспособной. Просто талант свой на мелочи растрачиваю.

— Ты украл все светлые воспоминания Грейс? И над Авой ты тоже поработал? — Майкл показал на Лендерса пальцем. — Эти ее потери памяти — тоже твоих рук дело.

— Да. — Лендерс, казалось, был очень доволен собой, как будто его лучший ученик решил особенно сложную задачу. — Я забрал воспоминания и у Грейс, и у Авы. И у тебя, Эмерсон.

Тошнота сменилась холодным страхом, который тисками сжал мое горло.

— Мои? Какое отношение к этому имеют мои воспоминания?

— О, самое непосредственное. Грейс вышла из строя. Мне понадобился другой человек со способностью путешествовать в прошлое. В поисках нужных данных я наткнулся на архив Лайема. И так вышел на тебя.

Я смотрела на Лендерса, не веря своим ушам, и молчала: я просто не в силах была что-нибудь сказать.

— Дорогуша, когда я тебя нашел, ты была совсем не такой, как сейчас. Ты лишь влачила жалкое существование, дышала да пускала слюни и каждую ночь в мельчайших подробностях переживала свою страшную историю. — У Джека на лице появилось такое благосклонное выражение, словно он готовился услышать похвалу. — Я забрал у тебя воспоминания о том, что произошло в действительности, но оставил их на всякий случай при себе.

— Я не… ты о чем? Что произошло на самом деле?

— Ты не просто ехала в том же автобусе, что и твои родители, ты выжила — единственная из многих.

Пол под ногами как будто бы накренился, страх опустился из горла в живот.

— Горе, чувство вины, многочисленные и серьезные физические повреждения — они тебя сломили. — Джек покачал головой. — Ты так окончательно и не оправилась.

— Нет, это неправда. — Я попятилась и наткнулась на край стола Лайема.

— Какое-то время тебя подержали в больнице, а потом ты переехала к брату с его женой. Они, видишь ли, чувствовали себя виноватыми. И им это жить нормально не давало. — Лендерс посмотрел на меня с деланой жалостью. — В общем, всем очень не повезло. А я понял, что могу все изменить, и я это сделал. Отыскав тебя, я забрал все твои страшные воспоминания. Ты все равно была настолько не в себе, что никто этого и не заметил, а я понял, что мне это будет на руку. А потом я изменил и события в твоей жизни. Благодаря упаковке таблеток, Кэт, ее экзотической материи и парочке других важных вещей я перенесся в прошлое. Сбил тебя с ног в отеле, чтобы ты не села в тот автобус. Потом поспешил в горы, чтобы убедиться, что он потеряет управление в нужном месте. Важно было, чтобы он упал под воду и спасатели не успели ничего сделать. Чтобы все умерли. — Джек говорил об этом беззаботно, как будто не осознавал, что речь шла о многочисленных человеческих жизнях. — Я понимал, что рискую, но я ставил на то, что, если я избавлю тебя от физической боли и воспоминаний об этом несчастном случае — а он был поистине кошмарным, — завладевшая тобой депрессия и хандра отступят…

Я заметила, что у Майкла участилось дыхание. Но я на него не смотрела. Мой взгляд был прикован к Джеку.

— И в последующие годы я руководил развитием твоей жизни. Когда в Айви Спрингс дела усложнились до предела, я даже учредил стипендию в твоем пансионе, побуждая директора принять не совсем обычного ребенка. Когда тебе стало лучше, я ее отменил. — Лицо Джека сияло, он принялся хлопать в ладоши, как дитя. От него просто веяло безумием. — И ты вернулась сюда. Подумать только, благодаря Кэт я все это проделал, изменил всю твою жизнь всего за один день.

— Нет, нет, нет, нет. — У меня перед глазами поплыли темные круги, я изо всех сил старалась не разрыдаться, чувствуя, что легкие вот-вот лопнут. — Так значит… Ты виноват в смерти моих родителей.

— Ничего подобного. Это значит, что благодаря мне ты живешь как нормальный человек. Тебе недостает логики. Родителей тебя лишила судьба, а не я. А ты выжила потому, что я тебе помог. Вмешался в твою судьбу. Я тебя спас. — Джек сделал шаг по направлению ко мне, протягивая руку. — И это нас связывает.

— Нет между нами никакой связи. Из-за тебя вся моя жизнь — фальшивка.

— Эмерсон, дорогуша…

— Перестань меня так называть.

В моей груди родился стон, тихий, но настойчивый. Я зажала рот рукой.

— Ты мне уже почти поверила. Я мог бы рассказать тебе нашу историю в совсем другой обстановке. Но я путешествовал слишком часто, слишком быстро расходовал препарат. И он кончился раньше, чем я достиг своей цели. А я застрял на мосту.

Наконец заговорила Кэт, и ее голос дрожал от злобы.

— Так вот в чем было дело? Вот из-за чего ты застрял в этой дыре? Обеспечить девочке конфетно-леденцовую жизнь, чтобы потом она плясала под твою дудку?

— Вряд ли ее жизнь можно назвать конфетно-леденцовой…

— Но так рисковать было ни к чему. Она ведь тебе даже не нужна. Есть альтернатива, — с нажимом сказала Кэт. — Я хотела сказать тебе вчера, но влетел Калеб и объявил, что ты исчез. И я подумала, что ты умер.

Какое-то время Джек пристально смотрел на Кэт. Я заметила, что стоял он уже не ровно, а как-то сгорбившись — казалось, ему хотелось на что-нибудь опереться.

— Альтернатива?

Кэт кивнула, и Джек так обрадовался, что у меня внутри все похолодело.

— Так что разговоры заканчиваем. — Кэт продолжала целиться в нас с Майклом. — Ты говорила, что добыла диск. Где он?

— Точно не могу сказать, — уклончиво ответила я. — Слишком много всего произошло за последние…

— Не надо этих игр.

Кэт прицелилась и нажала на курок.

Стеклянные двери книжной полки Лайема разлетелись на мелкие кусочки. Майкл кинулся ко мне, пытаясь защитить. Я обняла его за талию, готовясь к очередному выстрелу, — мне так хотелось быть крупнее, чтобы я могла закрыть его телом, а не он меня.

Больше выстрелов не последовало, и я открыла глаза, чтобы оценить повреждения. Из груди чуть не вырвалось рыдание — сбоку на шее Майкла я увидела ранку, он был забрызган кровью.

— Вы, естественно, понимаете, насколько ситуация серьезная. — Голос Кэт заглушил звон обрушившихся на пол осколков. — Мне нужен диск с формулой экзотической материи, сейчас же! Где он?

— Кэтрин, спокойнее, — сказал Джек беспечно, как будто мы обсуждали, что у нас сегодня будет на ужин. Улыбка растеклась по его лицу, как медленно действующий яд. — Я уверен, что мне удастся убедить Эмерсон предоставить нам нужную информацию.

— И как ты собираешься это сделать? — требовательно спросила Кэт.

— Я вернул Эмерсон к жизни, и от этого нам всем стало лучше. Она же это понимает. Поэтому теперь, когда ей представилась такая возможность, и она поможет нам. — Джек отвечал на вопрос Кэт, но смотрел на меня. Говорил он с некоторым сладострастием. — А если нет, я ведь в любой момент могу вернуть ей всю ее боль.

К горлу подступила желчь, и я судорожно сглотнула. Как раз тот самый «всякий случай».

Майкл попытался взять меня за руку.

— Нет. — Мне хотелось упасть на колени и умолять, но я надеялась, что по моему голосу это не было понятно. — Я не просила тебя этого делать. И ты не можешь заставлять меня тебе помогать… только потому… что в твоих больных фантазиях я тебе чем-то обязана.

В ответ Джек улыбнулся, демонстрируя безграничное терпение, словно я не отказала ему, а всего лишь слегка покапризничала.

— Я сделал это, потому что так было нужно. И к черту последствия.

— Последствия, — тихонько сказал Майкл. — Все эти твои путешествия, все, что ты там натворил, поменял… Это же все не прошло бесследно? Пространственно-временной кон…

— Ладно. Мы сейчас о формуле разговариваем. — Это прозвучало безапелляционно. Джек направился в мою сторону, оставив Кэт. — Эмерсон, есть ли у тебя такие воспоминания, без которых ты не можешь жить? Например, о родителях, когда они еще были живы и здоровы. О том, кто ты такая. Или, может, ты хочешь, чтобы я вернул… все самое болезненное? Например, как ты лежала в больнице? Ту боль, то горе? Неужели ты думаешь, что тебя просто одурманили таблетками?

Я даже не могла себе представить, что боли может быть еще больше, чем я испытала. Майкл сжал мою руку, напоминая, что теперь мне не придется бороться с ней в одиночку.

— Мне все равно. — Я вдохнула поглубже и пристально посмотрела Джеку в глаза. — Диск я не отдам. Я не могу позволить тебе причинять страдания другим людям.

Джек подскочил ко мне с быстротой молнии.

Майкл попытался встать между нами, Кэт прижала дуло пистолета к его подбородку. Он выпустил мою руку, готовясь нанести удар, — было видно, что он намерен сражаться. Я вскрикнула:

— Не надо, Майкл. — Слезы провали плотину и потекли по щекам. Я посмотрела на него, умоляя: — Ты мне будешь нужен, когда все кончится.

Если я выживу.

Майкл замер. И появилась боль.

Я старалась удержать перед внутренним взором его лицо, когда в уши хлынул поток воздуха. То же самое я испытала, когда Калеб пытался забрать мою боль себе, только на этот раз звук впивался мне в мозг. Вскрикнув, я опустилась на пол, раздавленная тяжестью болезненных воспоминаний.

Автобус медленно падает с горы, налетая на дерево. Пожар, призывы на помощь, запах горелой плоти, металлический привкус крови во рту. Я кричала, я слышала собственный голос. Но остановиться не могла.

Поток видений не прекращался. Больничная каталка со скрипучими колесами, бесконечные подносы с едой, которые так и уносили нетронутыми. Собственные руки — обтянутые кожей кости. Мое крохотное, почти детское тельце под одеялом.

Убитый горем Томас.

Звук стих, я сжалась в комочек. Мне было холодно, я сунула руки в карманы куртки, укутываясь поплотнее. Я слышала тихие мольбы Майкла, и они причиняли мне больше боли, чем если бы он кричал мне на ухо. Ко мне возвращались обрывки собственной жизни. Я и надеяться не могла на то, что все это когда-нибудь прекратится.

Два гроба. Длинный черный катафалк. Бесконечные лекарства, запах больницы. День за днем я смотрю в одну и ту же точку на потолке. Дрю плачет. Шоковая терапия. Тысячи крошечных иголок вонзаются в спину — болеутоляющее не подействовало. Лицо психотерапевта, рассказывающего о чувстве вины, которое испытывают люди, выжившие в катастрофах. Я не могу даже закричать, лишь беспомощно поскуливаю.

— Хватит. — Голос Майкла стал громче. — Я отдам тебе все, что ты хочешь. Только оставь ее в покое. Прошу тебя.

Видения прекратились. В комнате было тихо, только мое сердце бешено колотилось.

Прежде чем воспоминания укоренились в моей голове, надо мной склонился Джек с выражением подлинного милосердия на лице. Я закрыла глаза, чтобы не видеть его. В ушах снова зашумело, на этот раз воздух опять засасывало в вакуум. Воспоминания уходили, оставляя за собой лишь легкую наэлектризованность. Я лежала на полу, дрожа и чувствуя такую усталость во всем теле, словно я бежала несколько дней без остановки.

— Видишь, дорогуша, — нежно сказал Джек, — я могу давать. А могу и забрать. Выбор за тобой. — И добавил шепотом: — Так что никогда не забывай, что ты передо мной в долгу.

Я прижималась мокрой щекой к деревянному полу. Я не могла поднять голову, потому что она казалась невыносимо тяжелой, открыть глаза тоже не было сил. После того как Джек вторгся в мой мозг, я лежала скрючившись, без движения. Он сломил мою волю.

— Давай, — сказала Кэт, — говори, где диск.

Я слегка повернулась, и что-то впилось мне в ребра.

Кэт нужен был диск. И он был у меня.

— Нет. — Ко мне вернулись силы, вселяющие надежду, и я села.

— Эмерсон, скажи, — умолял Майкл, — скажи им, где Джек. Не жди, когда Лендерс снова сделает тебе больно.

— Я думаю, надо пристрелить вас обоих прямо сейчас, — высказала свое мнение Кэт, и душевное уродство этой страшной женщины проступило в чертах ее лица. — Мы его и сами найдем. Ведь вариантов не так много.

В голове стучало с такой силой, что думать было практически невозможно.

— А если я скажу… где он… ты же все равно можешь меня убить?

Кэт вскинула брови, поворачиваясь к Джеку, который снова стоял возле нее.

— Зачем выбрасывать полезный инструмент, даже если есть другие варианты? — сказал Джек, крутя на пальце цепочку своих часов. В падающем из окон лунном свете его волосы казались серебристыми. — Эмерсон все поняла. Я уверен, что она будет послушна, если нам от нее что-нибудь понадобится.

Кэт покачала головой:

— Но…

— Хватит. — Это Джек. Всего одно слово, но эффект от него был, как от тысячи. Да, пистолет был у Кэт, но ее действиями руководил Джек. — Нас ждут дела. Дополнительные сложности нам ни к чему.

Отвернувшись от женщины, Джек взялся за спинку диванчика. Похоже, ему это было необходимо, чтобы устоять на ногах.

— Эмерсон. Где он?

Я медлила, покусывая нижнюю губу, хотя решение я уже приняла. Лицо Джека светилось блаженством, и я почувствовала, что могу позволить себе эту паузу.

— Только пойми одну вещь. Я делаю это не ради тебя, — твердо сказала я и встала. — Я делаю это ради себя.

Он улыбнулся.

Нервничая, я теребила молнию на куртке.

— Что вы будете с ним делать?

Кэт рассмеялась. Джек одним взглядом заставил ее смолкнуть.

— У меня есть некоторые планы, — улыбнулся он.

Я расстегнула молнию и вынула из внутреннего кармашка диск. Потом я протянула его Джеку, изо всех сил надеясь, что я достала именно тот, который хотела.

— Так он все это время был здесь? — спросил Лендерс, развалившись на диванчике.

Я кивнула.

— Умно. Неси его сюда, Эмерсон. Какая послушная девочка. — И он протянул ко мне открытую ладонь.

Когда я шла к Джеку, у меня неистово колотилось сердце — я боялась, что его планы, возможно, этим диском не ограничиваются. Я так крепко впилась пальцами в прозрачный конвертик, что чуть к нему не приклеилась.

Глаза Джека стали серо-голубыми. И более холодными, чем раньше. Они смотрели прямо мне в душу.

Он взял меня за руку и высвободил диск:

— До скорой встречи.

Теперь, когда мы стояли так близко друг к другу, я заметила, что волосы его совершенно побелели. Джек сделал шаг вперед и чуть не упал. К нему кинулась Кэт, положила его руку себе на плечи и повела к двери.

Они ушли, не сказав больше ни слова.

Как только закрылась входная дверь, Майкл кинулся ко мне и крепко обнял:

— Я испугался, что они и тебя с собой уведут. — Он покрыл мое лицо поцелуями. — От этой мысли мне стало страшнее, чем когда Кэт приставила ко мне дуло пистолета. Ты как, в порядке?

Я не помнила тех образов прошлого, которые показал мне Джек.

Я уткнулась лицом в грудь Майкла и кивнула. Надо держаться. Просто как-то держаться.

— Майкл, тебе необходимо в больницу. Эта рана…

— Ничего страшного. — Он обнял меня еще крепче. — Она несерьезная, больше не кровоточит. Но отсюда надо уходить. И рассказать Лайему, что Джек вырвался с моста и что у него диск с формулой.

— Не у него.

— Что?

Я подалась назад и посмотрела на него, торжествуя:

— Если я не ошиблась, формулы экзотической материи у них нет. Вместо этого там формула препарата, который пил Калеб, чтобы фильтровать чужие эмоции.

Глава пятьдесят пятая

Когда мы встретились, Томас объявил о моем пожизненном домашнем аресте.

То есть вру. Сначала он меня обнял. Но и о домашнем аресте речь зашла чуть ли не сразу.

Теперь моя рабочая база была на диванчике. С кольцом Грейс я расставаться не хотела, так что в своей комнате мне стало некомфортно — из-за завесы. Спать там я больше не могла. Еще я поставила книжную полку перед дверью и запретила всем входить в мою комнату. Томас: ничего не сказал по этому поводу. Но начал просматривать объявления по продаже недвижимости.

На шестой день моего заключения начались кошмары.

Пожар. Яркие и горячие языки пламени пожирали все вокруг, а я лежала, совершенно обессиленная, и была вынуждена созерцать весь этот кошмар. Родители с открытыми глазами — немигающими, холодными и мертвыми.

Я закричала и проснулась. К постели подошел Томас и сел рядом. Он держал меня за руку, пока я не успокоилась. Но больше я уснуть не смогла.

На следующий день я смотрела мультфильмы один за другим, мне нужны были сказки со счастливым концом. В начале всех диснеевских фильмов ключевые персонажи очень напоминали меня — одинокие несчастные сироты. А в конце они все праздновали победу.

К сожалению, я задремала вскоре после того, как Ариэль приняла вилку за расческу.

На этот раз сон состоял не только из визуальных образов. Я чувствовала запах горелой плоти, тошнотно-сладкий аромат цветов, которыми завалили гробы, острый больничный дух. Шоковые импульсы, пронзающие тело насквозь, до самого мозга… Столкновение с деревом… Слышала скрежет металла при ударе и когда автобус пополз вниз по заснеженному склону горы.

У меня не было ощущения, что я через все это прошла, но нутром я чувствовала, что именно так оно и было.

За ночь я выпила две упаковки кофе.

На следующее утро Дрю застала меня в кресле-качалке, когда я читала наизусть поэму «Кейси с битой» — задом наперед. И она приняла решение. Я слышала, как она спорила с моим братом в спальне:

— Томас, сейчас ей нельзя оставаться одной. Она рассказала нам о том, что произошло, вкратце, но далеко не все. Она что-то скрывает. Дай ей хоть Лили позвонить. Даже в тюрьме…

— В тюрьме люди сидят потому, что пошли по неправильному пути. Я, конечно, горжусь тем, что моя сестра спасла Лайема Балларда, но черт возьми! С учетом того, что с ней стало, стоило ли оно того? — Томас заговорил тише, так что мне пришлось подняться с качалки, на цыпочках подойти к двери, ведущей в их с Дрю спальню, и прижаться к ней ухом. — Мне тяжело видеть, как она превращается в тень. Она же только что вернулась.

— Тогда позволь ей с кем-нибудь пообщаться, — взмолилась Дрю. — Чтобы она могла выговориться, рассказать о том, что с ней случилось.

Несколько секунд брат молчал.

— Ты действительно считаешь, что это поможет?

— Попробовать стоит. — И снова тишина. — У меня есть номер Майкла. Я могу попросить его заехать.

Мне очень хотелось бы увидеться с Лили — пока я лишь позвонила ей, чтобы предупредить, что в ближайшее время на работу выйти не смогу. А уж от встречи с Майклом я была бы просто на седьмом небе.

С того самого дня, как он забрал свои вещи из лофта и отдал ключи Дрю, мне с ним общаться не разрешали. Да и в тот день он лишь быстро обнял меня, поцеловал в лоб и сообщил, что все, кто был в этом заинтересован, вернулись в «Песочные часы» и пытаются придумать, что делать дальше.

Даже Ава.

От мысли о том, что я смогу с ним увидеться, сердце у меня подпрыгнуло, да и ноги тоже. Когда Томас вышел в гостиную, я сидела, завернувшись в одеяло, и монотонно пела алфавит.

Я была готова на что угодно, лишь бы поговорить с Майклом. Если для этого надо было сделать вид, что у меня совсем съехала крыша, так тому и быть.

— Милая! — крикнул он Дрю, глядя на меня. Я продолжала петь, накручивая волосы на палец. — Поторопись.


Черный кабриолет Майкла только завернул за угол, а я уже неслась вниз по лестнице. Он не успел еще толком остановиться, как я открыла дверцу и бросилась к нему в объятия.

Раньше я даже представить не могла, что чье-то присутствие может так меня успокоить. Тот простой факт, что рядом появится кто-то, кого я знаю и кто знает меня, вселил в меня уверенность. Посмотрев Майклу в глаза, я обрела равновесие. Он обхватил мое лицо руками и притянул его к себе, губы к губам. Я перестала дышать, перестала думать, от бушевавшего внутри страха остался лишь дотлевающий уголек.

Майкл коснулся губами кожи под ухом, и я почувствовала, что он улыбнулся.

— Я по тебе скучал.

Я чуть не засмеялась, увидев, что стрелка счетчика на стоянке крутилась, как вентилятор на самой высокой скорости.

— И я по тебе. Но меня выпустили всего на два часа.

— Я не упущу ни секунды. — Майкл обнял меня, положив мою голову к себе на плечо. — Пока я сюда ехал, я, наверное, раз десять нарушил правила.

— А я волнуюсь о том, что там у вас происходит, как вы справляетесь с последствиями. О Кэт с Джеком что-нибудь слышно? — У меня сердце заныло, когда я произнесла его имя.

— Нет. Дюн взломал их почтовые ящики и получил доступ к банковским выпискам. Джек снял огромную сумму в Нью-Йорке. Купил два билета до аэропорта Хитроу по кредитке, и здесь мы его след потеряли. Лайем пытается его нащупать, но пока безрезультатно.

Джек с Кэт были неизвестно где. Эта мысль проникла в мое подсознание, породив новые кошмары.

— А как Балларды?

— Лайем выходит из кабинета только поговорить с Калебом. И сидит с Грейс.

Между бровей у Майкла пролегла морщинка.

Я попыталась ее разгладить.

— Все без изменений?

Он кивнул:

— Мы все надеялись, что, когда она вернется домой и услышит голос Лайема, ей станет лучше. Я не знаю, как он с этим справляется. Я не могу представить, что было бы со мной, если бы на ее месте оказалась ты. Так что у него и с этим проблем хватает, но, похоже, «Песочным часам» придется еще нести ответственность за то, что наделали Джек с Кэт.

— Перед кем?

— Перед пользующимися дурной славой силами.

— Кэт что-то о них говорила. — Я взяла Майкла за руки и прижала их к своей груди. — Но почему так? Ведь Лайем ни в чем не виноват. Его в это время даже в живых не было.

— Я не в курсе подробностей, знаю только, что все плохо. — Майкл обнял меня сильнее. — У меня такое ощущение, что Лайем не спал с тех самых пор, как мы его спасли, а Калеб ведет себя нормально.

— Как он? — спрашивать об этом было как-то неловко, но я хотела это знать. Мне это было необходимо.

— Ему сейчас тяжело. Никак не может понять, почему он не предчувствовал, что замышляли Кэт с Джеком.

Я подняла подбородок и посмотрела на Майкла:

— А Ава?

— Потихоньку. Дюн обнаружил переписку Джека с Кэт, и подозрения Лайема подтвердились. Они использовали Аву самым ужасным образом, и что хуже всего, обманом и угрозами они заставили ее поступать против собственной воли, а потом Лендерс изъял у нее воспоминания о том, что она сделала. — Майкл поджал губы, он был очень сердит. — Ава даже не знала, что это она взорвала лабораторию.

Меня передернуло. Я подумала о том, что же ей снится.

— Ты сама как, Эм? — Майкл погладил меня по щеке тыльной стороной ладони. — Всех мы за два часа обсудить не успеем. Дрю сказала, что ты не спишь. Почему?

— Ну. — Я уставилась на приборную панель, пришлось напоминать самой себе, что я, вообще-то, хотела поговорить с ним о том, что со мной творилось. — Мне снятся тяжелые сны.

— О Джеке?

— О том, что он мне показал. — Чем он меня пытал! — Майкл, мне кажется, что мои параллельные реальности начали проникать друг в друга. Я уже далеко не всегда понимаю, что со мной было на самом деле.

— Расскажи подробнее.

— Я видела во сне события, которых я не помню, но знаю наверняка, что я через них прошла. Эти сны кажутся такими реальными — там присутствуют и запахи, и тактильные ощущения. Наверняка все это произошло в другой реальности, которую Джек мне показывал. — Словно он оставил в моем сознании какие-то крупицы, работающие как яд медленного действия.

— А наяву эти воспоминания тебя не посещают?

— Нег.

— Хорошо. — Майкл кивнул, но беспокойство его не покинуло.

— Кроме одного куска из постоянно повторяющегося кошмара. Про Джека… Он все твердит шепотом, что… я перед ним в долгу.

— Ничего ты ему не должна.

— Да? — Я отстранилась от Майкла и распрямила спину. — Хоть Джек и страшный человек, но если бы он в мою судьбу не вмешался, жизни у меня бы не было.

— Это не…

— Что, если он снова вторгнется в наши жизни? У него папки Лайема — вдруг он найдет человека, который тоже может путешествовать, но пока не осознает своих способностей. И они с Кэт смогут им манипулировать. — Я пыталась сдерживать волнение, но, заговорив о том, чего я так боялась, остановиться уже не могла. — Мы не знаем, как он повлиял на континуум. Не знаем, что и кого он изменил. Мы — как воздушнее шарики, балансирующие на острие иголки. Надо ждать последствий. Я отдала ему не тот диск, и он вернется.

— Ты видела, в каком он состоянии. Может, он уже умер, — возразил Майкл. — И никому больше не сможет причинить вреда.

— Ты же знаешь, что это не так. Он столько зла уже сделал. Ава, Грейс… — Я наконец заговорила о том, что пугало меня больше всего. — Майкл, а если он каким-нибудь образом вернет мне все эти ужасные воспоминания — не только во сне! — да так и оставит?

— Эм…

— А ты… мы… Я знаю, что ты останешься с тем, кого приручил, чего бы тебе это ни стоило. Даже если…

Я остановилась, прежде чем слова сорвались с языка.

Майкл, смотревший на меня с сочувствием, напрягся:

— Почему ты не договорила?

— Ты не любишь, когда я называю себя сумасшедшей, — прошептала я, закрыв глаза.

— Это потому, что ты не сумасшедшая. Не могу поверить, что ты чуть снова не сказала это после всего, что узнала о себе.

Я отшатнулась от Майкла, прижавшись спиной к пассажирской дверце.

— Ты не знаешь, что я пережила, даже с учетом того, что Джек заменил настоящие события версией помягче. Как все было плохо… в каком тяжелом состоянии я находилась. А что, если у меня останутся обе версии воспоминаний?

— Моих чувств к тебе это не изменит. Черт, посмотри на меня. — Майкл взял меня за плечи и притянул к себе. Я широко распахнула глаза. — Я тебя люблю — надломленную, спокойную… всякую, — что бы ни случилось в будущем и несмотря на то что было в прошлом.

— Мне страшно. Я и не хочу бояться, но боюсь.

— Это нормально.

— Да? Разве я не должна быть храброй? Разве не этого все ждут? — Я вовсе не чувствовала себя супергероем из боевика. Я была растерянна и напугана.

— Наплюй ты на всех. Думай о том, что тебе пришлось пережить. Возможно, эти события тебя надломили, но не сломили до конца. Ты все еще можешь стоять на ногах. Я бы сказал, что это и есть проявление бесстрашия. Ты многое превозмогла.

— Это смотря о какой реальности ты говоришь. Об оригинальной или о версии Джека Лендерса? — с иронией спросила я. — Потому что разница есть, и в уровне здравомыслия, да и в жизнеспособности вообще.

— Да о любой. — Майкл наклонился, прижавшись лбом к моему лбу, и заговорил тише: — Не важно, в какой реальности ты живешь, в настоящий момент я тебя люблю, и буду любить завтра и в последующие дни. Не только за то, какая ты есть сейчас, но и за то, какой ты была.

Я больше не могла сдерживать слезы.

— Эм, все это — часть твоей жизни. И я тоже хочу быть ее частью.

Услышав это, я почувствовала робкую надежду.

— Бояться нормально, но поддаваться этому чувству не надо. Надо бороться с ним изо всех сил.

— Ты уверен?

— Да. — Майкл указал на мое сердце: — Все у тебя здесь. И здесь. — Он показал на висок. — И когда будет нужно, можешь рассчитывать на мою поддержку.

Он был прав.

И я вознамерилась победить страх.

У меня были «Песочные часы» и люди, которые там работали — Калеб, Лайем, Нейт, Дюн, — люди, которые понимали меня и знали о моих способностях. А также Лили, которая всегда оставалась мне верна, что бы в моей жизни ни творилось… Мои друзья.

У меня были Томас с Дрю, а скоро появится еще и племянник или племянница… Моя семья.

А еще у меня был Майкл, который хотел стать частью моей жизни… Моя любовь.

И не важно, что сделал Лайем, в тот момент потеряло значение даже то, что он мог сделать еще. Я думала лишь о том, кем я была и кем я стану.

У меня было все, что нужно.

Глава пятьдесят шестая

Мы сидели, обнявшись, на кованом стуле в патио и смотрели, как солнце садится за дома из красного кирпича на другой стороне городской площади. Часы на башне пробили восемь раз, звук прокатился эхом в прохладном осеннем воздухе, создавая ощущение покоя.

— Да, чуть не забыл. Хотел отдать тебе. — Майкл наклонился и достал что-то из кармана джинсов. — Дай руку, пожалуйста. И глаза закрой.

Я повиновалась. Он снял с моего пальца кольцо Грейс и надел вместо него другое. Потяжелее и пошире.

— Открывай.

Я увидела блестящее дюрониевое кольцо с выгравированными по кругу вручную знаками бесконечности.

— Майкл, какая красота. Мне очень нравится. — Я положила ладони ему на плечи; и над нами мерцали фонари. Я прошептала, смакуя каждое слово фразы, которую я произносила впервые: — Я тебя люблю.

— Помнишь, как мы сидели здесь в прошлый раз и я перечислял те факты, которые мне о тебе рассказала Эм из будущего, чтобы убедить тебя в том, что я говорю правду? Блюграсс, кольцо в пупке…

— Назначенный хиттер?

— Точно, — ухмыльнулся Майкл.

— Хм.

Он закатил глаза:

— Я говорил тебе о том, как я впервые тебя увидел?

Я смутилась, но все равно ответила:

— Я вроде как сказала, что когда ты меня увидишь, у тебя перехватит дыхание. — Я все еще обнимала Майкла, и он погладил меня по голове.

— Да, перехватило. И вот сейчас тоже.

Его поцелуй был сладок, нежен, поначалу Майкл едва касался меня губами. Я почувствовала нарастающее в глубине желание, но решила не торопить события, а насладиться моментом. Я не хотела упустить ни секунды.

У нас была еще вся жизнь впереди.

Из открытого окна раздался голос моего брата:

— Эмерсон!

Ну, у нас будет вся жизнь впереди, когда мой домашний арест закончится.

— Иду!

Я сорвала еще один поцелуй Майкла, а потом проводила его до машины. Когда он уехал, я пошла к дому, держа палец у рта и думая только о нем.

Я вовремя подняла взгляд — я снова чуть не налетела на девушку а-ля Скарлетт О’Хара с шелковым зонтиком.

Наверное, можно было бы пройти сквозь нее.

Но на этот раз я ее обошла.

Благодарности

Я как раз на днях говорила Этану (известному как Мой Муж), что у меня вся голова забита сюжетами и я даже не могу вспомнить, что в китайском ресторанчике поблизости можно взять навынос. Так что если я забыла кого-то поблагодарить, это не вы виноваты, а я. Наверное.


Я благодарю:

Холи Рут, своего агента. После ее комментария — «жидкая лава, просто ого-го» — игра началась по-новому. Ты изменила мою жизнь. За это я буду вечно тебе благодарна.

Редактора Регину Гриффин. Никогда не забуду нашего первого телефонного разговора, когда я поняла, что ты полюбила моих героев так же, как люблю их я, и что мы с тобой всегда читаем одну и ту же страницу. Мне с тобой не просто повезло, это благословение Господне.

Всех, кто работает в издательстве «Эгмонт ЮЭсЭй»: Элисон Вайс, Кэти Халату, Нико Медину, Мэри Альби, Элизабет Лоу, Грега Фергюсона, Роба Гузмана, Дага Покока. Мне ужасно повезло, что издавали мою книгу именно вы. Вас отличает любовь к первоклассным сюжетам и своим авторам. Спасибо вам.

Своего корректора Нору Райхард. Я, наверное, должна не благодарить тебя за кропотливую работу, а попросить прощения за свои ошибки. (Особое спасибо за смайлы в комментариях, они меня радовали больше всего.)

От обложки «Песочных часов» я до сих пор не могу глаз отвести, все это благодаря дизайнеру Элисон Чемберлен и мастеру совершенства Грегу Фергюсону. (Я бы добавила, что хочу от этой обложки детей, но это, наверное, неуместно.)

А есть еще и торговые представители, агенты и редакторы, с которыми я даже не встречусь. Спасибо вам за вашу работу, за то, что верили в «Песочные часы». Я также благодарю всех, кто работает в «Уоксман Литерари», особенно Линдси Кеннеди, которая всегда очень приветливо отвечала на мои звонки и помогала разбираться со всеми этими безумными бумагами!

А еще своих первых читателей, группу поддержки и друзей. Среди первых и лучших — Си-Джей Редвайн, Кимберли Поли, Эм-Джи Бюрлен, Бенте Галлахер. Си-Джей особая благодарность за то, что не убежала от меня, когда я в то воскресенье бросилась за ней в коридоре, чтобы спросить, действительно ли она писательница, и за рекомендации на тему ниндзя.

Кэти Бартоу, Софи Ригсби, Сондру Митчелл и Джен Ламурё. Ваши письма и дружба сильно меня поддерживали.

Рейчел Хокинс и Викторию Шуоб. Что бы я без вас двоих делала? И не знаю.

Бет Ревис. Ты много значишь. И не только для меня.

Джессику Катина, ЛиЭн Блеир и Амелию Мур. Вы так хорошо меня знаете и все равно любите. Как же мне повезло! (Улыбкой на фотографии, которую вы видите на обложке, я обязана именно им троим.)

Если бы я взялась перечислять все, за что я благодарна следующим людям, мы бы сидели здесь до тех пор, пока не выйдет продолжение. Скажу, что я очень многим обязана Салли Петерсон, Сэм Пулларе, Ли Меининджер, Кейт Харт, Шэннон Мессенджер, Лори Джофс, Корьелл Одальф, Тэмми Джоунс, Джен Корум, Джен Рут, Джен Филипс, Джоди Бойер, Чеду и Меган Скоттам, Трейси Картер, Лейн и Брайену Беннеттам, Карен Гаджен, Джессике Сендевич и Дайан Белбек.

Благодарю своих учителей, которые верили в меня всегда, даже когда не верила я сама. Доктор Сандра Баллард, я надеюсь, вам понравятся ваши тезки. Миссис Пеги Крэбтри, вы дважды терпели мои расспросы с улыбкой на лице. Или это была мученическая гримаса? Тренер Обри, мой капитан! Миссис ДжиДжи Хиллман, вы заметили в восьмилетней девочке что-то, чего она сама не замечала. Ваша черепашка наконец добралась до финиша.

Кейта и Дебору МакЭнтайр. Этой книги не было бы, если бы вы столько не помогали с внуками. Спасибо вам за то, что подарили мне своего сына, и за вашу любовь к моим сыновьям. Также благодарю Элтона и Мэнди МакЭнтайр, самых лучших на свете дядю с тетей.

Вейна и Марту Симмонс. Спасибо вам за книги Трикси Белден, которыми вы вознаградили меня за то, что я выучила таблицу умножения (хотя сейчас я умножить больше чем на три сама уже не могу), за то, что водили меня каждую пятницу в книжный магазин, за то, что не ограничивали мое воображение, но больше всего за то, что вы так сильно меня любили.

Эндрю и Чарли. Люблю вас всей душой. Никакие контракты с издательствами мне были бы не нужны, если бы не было возможности поделиться результатами своей работы с моими мальчиками.

Ну и, наконец, спасибо Этану. Вот это было путешествие, и я рада, что мы проделали его вместе с тобой. Я люблю тебя, Мэкидудл. (Заткнись. Ты знаешь, что я должна была это сказать.

Примечания

1

Бабушка (исп.).

2

Пока (исп.).


Купить книгу "Песочные часы" МакЭнтайр Майра

home | my bookshelf | | Песочные часы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу