Book: Каникулы



Каникулы

Константин Сергиевский. Каникулы


Это будет рассказ о том, как прошли мои летние каникулы.

Это была незабываемая неделя!

Мы всей семьёй – папа, мама, моя младшая сестра Настя и я, ездили отдыхать к морю.

Ох, что это я, в самом деле? Я же не школьное сочинение на тему «Как я провёл лето» пишу. Это запись в дневник, чтобы я смог всё вспомнить, перечитав через некоторое время. Никто, кроме меня, никогда этого не прочитает. Родители в мой комп никогда не залезают, Настька пока не умеет пароли взламывать, а если вдруг залезет, когда как следует научится – получит по шее. Это я шучу, конечно. Я сестрёнку никогда не обижаю, наоборот. Просто это я к тому пишу, что читать это никто кроме меня не будет, так что незачем стараться, чтобы покрасивше получилось, буду писать нормальным языком, просто и понятно.

Итак, каникулы, Солнце, море…

Отель родители долго и тщательно выбирали. Всей семьёй в отпуск мы раз в два года ездим, так что они старались, чтобы всё прошло хорошо. Ну и выбрали в итоге – «пять звёзд», «всё включено».

Добрались без проблем. Дело уже к вечеру шло. Сразу на ресепшен – это зал такой огромный, больше нашего школьного спортзала, с мраморными колоннами и стеклянной крышей.

Там за стойкой была красивая улыбчивая девушка, она нас в компьютер занесла. Потом нам на запястья пластиковые браслетики надели с названием отеля. Это типа пропуска у них. Папе с мамой синие, нам с Настькой детские, красные. Ну, это чтобы бармены по ошибке нам чего-нибудь неположенного не налили – пива, например. Я вот не понимаю, неужели у них бармены такие глупые, что взрослого от ребёнка без браслетика отличить не могут? Да и нафига мне это пиво, я пробовал как-то, оно совсем невкусное. Фанта и кола – совсем другое дело, особенно вкусно, если со льдом и через соломинку. Но я, конечно, спорить не стал, раз уж правила тут такие. Даже Настя в свои три с половиной года прекрасно знает – правила для того и устанавливают, чтобы их соблюдать. Они для порядка нужны, и для безопасности. Тут никаких вопросов быть не должно.

Когда нас зарегистрировали, попросили немного подождать, должен был подойти специальный сотрудник, который нас отведёт в наш номер. Отель ведь огромный, с непривычки заблудиться можно.

Папа первым делом к банкомату, снял с кредитной карточки целую пачку денег в местной валюте. Здесь почему-то принято наличными рассчитываться, а не кредиткой. Наверное, местный обычай такой. Тут и носильщик подоспел – молодой парень, смуглый и кудрявый. Мне тогда даже смешно стало, у нас и вещей всего-то пластиковый пакет с документами. Но тут вроде как путешествующие налегке отдыхающие удивления не вызывали, оно и понятно. Проводил нас этот носильщик к нашему номеру – небольшой четырёхэтажный корпус чуть в стороне от остальных, номер на втором этаже.

Парень нам двери открыл, показал где что находится, как и что включать. Папа ему «на чай» дал, тут так заведено. У парня аж глаза на лоб чуть не вылезли при виде купюры. Потом папа стал с ним о чём-то договариваться и что-то спрашивать, но они не на русском и не на английском разговаривали, на каком-то незнакомом языке, так что я ничего не понял.

Номер у нас просто шикарный был, на мой взгляд. «Семейный» – большая прихожая, две комнаты, наша и родительская – с отдельными дверями из прихожей. Обе комнаты с большими балконами, две отдельных ванные с туалетом.

Ну, дома у нас тоже двухкомнатная квартира, только в детскую вход через родительскую спальню, она же гостиная. И, конечно, наша детская раз в пять меньше, чем тут в номере. Кровати отдельные, а не как у нас дома двухъярусная. Да и ванной у нас в квартире нет, только тесная душевая кабинка.

Пока я осматривался, вернулся носильщик, на этот раз с большой тележкой. «Идём за покупками», сказал папа, ну мы и пошли.

Идти оказалось совсем недалеко, мы просто спустились на лифте в первый подземный ярус (у них это называется подвальным или цокольным этажом). Там целый маленький городок оказался, множество всяких разных магазинов. Там столько всего было – глаза разбегаются.

Сначала мы одежду купили. Нам с папой – плавки, футболки, шорты. Маме и сестре – платья, это если куда соберёмся выйти, купальники (Настьке – с плоским лифчиком из двух треугольничков, вот умора!). Всем четверым – лёгкие тапки-шлёпанцы.

Там ещё целый магазин был со всякими принадлежностями для купания. Ну, тут в основном всё для Насти взяли – большой и яркий плавательный круг, смешного надувного дельфина с ручкой на спине, чтобы можно было держаться, ведёрко для игры в песочек со всякими формочками-совочками. Я хотел было себе акваланг выпросить, но тут их в продаже не было, пришлось ограничиться маской и ластами. К тому же я помнил, что папа обещал настоящий дайвинг, а там акваланги напрокат выдают. Я долго приглядывался к ружью для подводной охоты, но папа сказал, что охотиться будет не на кого, море спокойное, в нём даже акул нет. Вместо ружья мне камеру для подводной съёмки приобрели. Ещё я простенький планшет попросил мне купить, на случай если поиграть захочется.

Носильщик помог нам всё до номера довезти на своей тележке, и пакеты в прихожую занёс. Папа снова ему «на чай» банкноту выдал. Ну, чаю тому наверное теперь на год хватит.

Я сразу же в плавки переоделся и купаться побежал. Прямо с разбегу – в бассейн!

Благодать!

Потом мы ужинать пошли.

Питание в отеле называется «шведский стол». На самом деле, это не стол никакой, это множество выстроенных рядами всяких металлических ящичков с горячей едой (не знаю, как они правильно называются), а ещё на больших подносах всякие закуски, овощи и фрукты. Смысл в том, что ты сам ходишь и выбираешь, что будешь есть. Это почти как в нашей школьной столовой, только там с десяток разных блюд, а тут больше сотни, наверное. Ресторан очень большой, часть столиков в здании не поместилась и была выставлена прямо на улице, под солнцезащитным тентом. Ну, мы всей семьёй на открытом воздухе и разместились, за отдельным столиком на четыре человека.

Честно признаюсь – в первый вечер я просто объелся. Мы, разумеется, не с голодного острова приехали, но такого разнообразия еды у нас, конечно же, нет. Тем более тут всё так аппетитно выглядело и пахло, что хотелось непременно всё попробовать. Я старался по небольшому кусочку всё брать, но в итоге получилась огромная тарелка с верхом. Ну, а поскольку мы с детства приучены ничего в тарелках не оставлять, пришлось мне всё это съесть. Мне не всё понравилось – что-то слишком кислым показалось, а другое – слишком острым. К концу ужина живот у меня раздулся как барабан, так что взять кусок торта я не решился. А вот арбуза взял огромный ломоть, он в желудке места почти не занимает.

После ужина к морю ходили. Искупались, конечно. Хотя и вечер уже был, но вода тёплая, теплее даже чем в бассейне. Потом смотрели на закат. Наверное, это самое красивое зрелище в жизни – наблюдать, как Солнце в море садится.

Когда совсем стемнело, гуляли в парке возле отеля. Трава зелёная, кусты, пальмы, а ещё какие-то цветы, они только по ночам распускаются и пахнут очень приятно. Нагулявшись, мы в номер вернулись, и я почти сразу спать лёг, всё-таки разница в два с лишним часа во времени с нашим дала себя знать.

Так вот первый день и прошёл, начался следующий.

Отец с самого утра в тренажёрный зал пошёл. Я с ним, само собой. Отдых отдыхом, а форму надо поддерживать. Тренажёрный зал у них там был довольно неплохой, но у нас в школе всё равно лучше.

Потом завтрак – на этот раз старался не переедать, ел как дома – хлопья с молоком, бутерброд, какао.

После завтрака встречались с отельным гидом нашей турфирмы, он нам выдал пропуска – обычные, стандартные пластиковые карты, там наши фотографии и имена латинскими буквами. Nikolai Kuznetsov – у отца, Elena Kuznetsova – у мамы, Anastasia Kuznetsova – у сестрёнки, и Egor Kuznetsov – у меня. Теперь мы свободно могли покидать территорию отеля и отправляться куда захотим. Папа с мамой немного посовещались и накупили нам всяких туров и экскурсий на все последующие дни. Это правильно. Не понимаю людей, которые в отпуск ездят только затем, чтобы есть и на солнце целыми днями валяться. Каникулы должны быть такими, чтобы потом два следующих года вспоминать можно было.

Потом купались – в трёх бассейнах поочерёдно, а затем в море. У одного из бассейнов водные горки были – забираешься по лестнице наверх, скатываешься, набирая скорость – и с разгону в воду. Брызги во все стороны! Здорово!

Поиграли немного в водное поло, наша команда выиграла, само собой. Потом аниматор (это такой сотрудник, который для туристов всякие развлечения придумывает), объявил конкурс по стрельбе. Я сначала думал, что это будут привычные мне спортивные луки или пневматические винтовки, но всё намного круче оказалось. У них там для этого специальные гидропистолеты есть. Штуки такие, на отбойный молоток чем-то похожи, и довольно тяжёлые, килограммов шесть, наверное. Сзади гашетка, всей ладонью надо спуск нажимать, а сбоку к корпусу пластиковая ручка приделана, чтобы держаться за неё и менять угол прицела. Вода подаётся через пластиковый шланг, а стреляют они тонкой струйкой – далеко, метров на тридцать.

Взрослые отдельно соревновались, дети – отдельно. Ну, дети – это мальчишки, естественно, большинство намного старше меня, лет по тринадцать, наверное. Папа, конечно, всех обставил – взял в каждую руку по гидропистолету и все мишени в три секунды посбивал. Все восхищались и хлопали. Ну, я не стал как папа выпендриваться. Просто взял и спокойно, как на уроке в тире, перестрелял все мишени. Ни разу не промахнулся. Мне тоже хлопали.

А ещё мне приз вручили от отеля. Большого плюшевого зайца, да ещё и синего почему-то. Вот ведь придумали! Я, конечно же, сразу же его Насте отдал. Как она обрадовалась – не передать. Все последующие дни она с ним почти не расставалась, разве что в ресторан и на пляж не таскала.

На солнце я старался особо не лезть, за неделю загореть всё равно нормально не получится, а вот обгореть можно легко. Несмотря на солнцезащитный крем, кожа на плечах к вечеру всё-таки покраснела, и жгло немного.

Вечером родители отправились в ресторан «а-ля карт», а меня оставили присматривать за Настей. Честно говоря, я не понимаю, чего хорошего в таком времяпровождении. Ну, столик отдельный на двоих, свечка на нём горит, и еду не сам берёшь, а официант приносит. Так ведь и есть приходится не то, что выберешь, а что принесут. Впрочем, взрослые лучше знают, как им своё время тратить, да и от нас надо немного отдохнуть.

Нянчиться с сестрёнкой мне никогда проблем не доставляло. На телевизоре у нас в детской нашёл ей канал с мультиками. На английском, правда, но ей без разницы что смотреть. Сам я в это время на планшетке играл. Когда Настя клевать носом начала, я телевизор выключил и свет погасил, а сам ушёл в спальню к родителям. Тоже стал телевизор смотреть. Каналов около ста штук оказалось, но на русском только три, и все неинтересные, новостные. Наконец, я выбрал себе какой-то космический боевик, на тарабарском языке, наверное, местном, но с английскими субтитрами. Смотрел-смотрел, да и сам не заметил, как уснул.

Утром я проснулся в своей кровати, сам не знаю, как там очутился. Наверное, папа меня перенёс, когда вернулся, а я даже не разбудился, вот как умаялся за день.

Со следующего дня у нас началась «культурная программа». Первую половину дня мы провели как обычно, загорали и купались, а сразу же после обеда отправились на ресепшен. За нами вскоре подъехал большой двухэтажный автобус, внутри было прохладно, работал кондиционер, пассажиров было немного. Мы с Настей сели на сдвоенное мягкое кресло, родители на другое сидение позади нас. Места мы выбрали сразу за водителем, у него кресло немного ниже уровня салона располагалось, так что обзор у нас был очень хороший, можно было смотреть сразу во все стороны. Мы немного покружили по посёлку, который, мне так показалось, состоял сплошь из отелей и магазинов, собирали ещё экскурсантов. А потом вырулили на оживлённую скоростную трассу, и уже через полчаса были на месте.

Наш автобус остановился на парковочной площадке, где уже стояло несколько автобусов, таких же больших как наш. Мы выбрались из прохлады салона в уличную жару. Парк отдыха, куда мы прибыли, назывался «Доисторический Парк». Это был большой участок территории, огороженный невысоким забором. Вход в парк был сделан в виде зубастой головы гигантского хищника, и чтобы попасть вовнутрь, надо было пройти по тёмному туннелю, прямо сквозь его огромную глотку, не очень приятные ощущения. Настя очень боялась в эту пасть заходить, папе пришлось её на руках занести.

Территория внутри была обустроена наподобие древних доисторических джунглей, с учётом того, конечно, что травку на газонах раньше никто не стриг, разве что травоядные динозавры её обгрызали. Пальмы, папоротники, какие-то деревья с огромными листьями, разбегающиеся в разные стороны дорожки, по которым можно было ездить на бесплатном детском паровозике с тремя прицепными вагонами, или на взятом напрокат электромобиле.

А на полянках между этими зарослями фигуры динозавров в натуральную величину. Интерактивные, совсем как живые, когда к ним подходишь, реагируют датчики движения, и доисторические чудовища начинают шевелить лапами, крутить головами, открывают зубастые рты и издают громкий рык. Настя их очень боялась, постоянно у меня спрашивала, не кусаются ли они. Так везде и ходила, крепко уцепившись за край моей рубашки. Всё правильно делала, кто, как не старший брат, от любых чудовищ защитит. А я ходил, приглядывался к динозаврам, мне особенно хищники понравились – спинозавр и аллозавр. Интересно, смог бы я с ними справиться, если бы нам по-настоящему сразиться довелось? Полагаю, что да.

Сестрёнка постепенно успокоилась, когда поверила, что чудовища не настоящие, даже согласилась сфотографироваться с очень симпатичным троодоном. Вот только к трицератопсам и птеранодонам подходить категорически отказалась, оно и понятно, хотя, лично на мой взгляд, большого сходства нет.

По парку мы бродили не меньше двух часов, разглядывали динозавров, трогали, фотографировали. Затем, перед отправлением автобуса, успели посидеть в небольшом открытом кафе, поели мягкого мороженого – очень вкусное, гораздо лучше того, что в отеле дают. Потом отправились «домой», как раз на ужин успели.

Утром – самое главное для меня событие отпуска, дайвинг. Поехали только мы с папой, женщин с собой договорились не брать, им такое не интересно. Отправились рано, ещё до завтрака, специально за нами к причалу отеля прибыл небольшой быстроходный катер. Желающих позаниматься подводным плаванием оказалось немного, вместе с нами поехали с десяток человек, всё мужчины и мальчишки, пока плыли, я со всеми успел перезнакомиться.

База для дайвинга была на островке, не очень далеко, берег материка был виден в виде отчётливой, длинной серой полоски, над которой возвышались тёмные пики горных вершин. Причал был у самого берега, а оттуда по тропинке надо было идти на другую сторону острова, но это недалеко, остров маленький совсем. Там была небольшая бухта, на песчаном берегу стояло несколько домиков с крышами из листьев – кажется, они называются «бунгало». Это и была база дайвинга. Был лёгкий завтрак, потом нам выдали снаряжение, мне акваланг пришлось подгонять по размеру.

Про сам дайвинг я писать сейчас не буду, у меня множество впечатлений и одних только подводных съёмок почти два часа. Когда будет время, распишу всё подробно. Всё замечательно было. Вода тёплая и прозрачная, дно каменистое, водоросли, кораллы, рыбки разноцветные. Очень безопасно, мама зря накануне переживала, никаких акул и инструктор всё время рядом.

На следующий день мы уже всей семьёй поехали в путешествие на яхте. Ну, она только называется яхтой, у неё и парусов-то нет. Большая и широкая посудина, по форме баржу напоминает, трёхэтажная. Народу вмещает человек двести, наверное, но не тесно. Все члены команды были наряжены пиратами, они все загорелые и очень весёлые. Плавали целый день, три раза останавливались для купания. Под конец на верхней палубе была пенная дискотека, очень прикольно.

Потом ездили на рыбалку в горы. Ловили на удочку ленивую, сонную форель, купались в обжигающе холодной воде горной речки. Карабкались по заросшей с обеих сторон сухими колючими кустиками тропинке в гору, бродили там по пыльным, раскалённым солнцем развалинам древней крепости. Потом обедали в небольших домиках без стен, типа беседок, прямо над речкой расположенных, на сваях. Нам принесли запеченную форель, сказали, что именно ту, что мы выловили. Ага, так я им и поверил.

Ещё мы ездили в соседний город в Аквариум – там куча всяких рыб, и настоящие акулы, хоть и небольшие. Наблюдали за ними через толстое стекло. Потом ходили в дельфинарий на представление. Там не только дельфины были, ещё касатка и морские котики. Я всё представление на видео записал, потом фильм смонтирую.



В предпоследний день папа взял напрокат джип, мы ещё раз съездили в горы, на этот раз одни, без сопровождающих. Там, зажатая между двумя обрывистыми скалами, плотина электростанции, а на самом её верху смотровая площадка. Очень высоко, если вниз посмотреть, становится немного страшно, и в животе щекотно. А если приглядеться, вдали видно море.

Неделя каникул пролетела быстро и незаметно.

Но вот и последний вечер нашего отпуска. Завтра, в середине дня, мы отправимся домой. Готовиться к отбытию мы начали заранее. Собирали вещи, если можно так выразиться.

Мне и собирать-то было особо нечего. Всё, что я с собой возьму – флэшку, на которую я сбросил все сделанные мною фотографии и видео, туда же добавил кучу новых мультиков и компьютерных игр, которые до нашей глубинки ещё не добрались. Для флэшки я купил очень симпатичный футлярчик, в виде двухстворчатой морской ракушки, выглядевшей совсем как настоящая, из блестящего пластика и на тонком, очень крепком ремешке, чтобы её можно было вешать на шею наподобие медальона. Ну, ещё я солнцезащитные очки с собой прихвачу, они почти ничего не весят. Конечно, в нашем климате они мне не пригодятся, но оставлять жалко, они крутые, точно такие, как у Саймона Дрейка из второго сезона «Терраформеров».

Жальче всего было расставаться с подводной камерой, хотя я и понимал, что нет смысла тащить её с собой. В ледяной воде наших водоёмов всё равно не покупаешься. Камеру я ещё утром подарил парнишке из местных, с которым за эти дни успел подружиться. Планшетку я пока оставил при себе, завтра я её тоже кому-нибудь подарю, или просто оставлю на ресепшене.

В прихожей нашего номера потихоньку росла куча вещей, которые мы брать с собой не будем. Одежда, надувные круги и матрасы, Настины игрушки. Сестра угрюмо следила за этим процессом, но не возражала. О том, что приобретённые игрушки нельзя будет взять с собой, родители её предупреждали ещё при покупке.

Небольшой спор разгорелся вокруг собранной сестрёнкой коллекции морских камешков, с которыми она категорически отказывалась расставаться. Тут я решительно встал на сторону сестры, в результате чего ей разрешили взять с собой семь штук, самых красивых. Честно признаюсь, что у меня при этом были кое-какие собственные корыстные цели. Хорошо зная свою сестру, я понимал, что камнями она быстро наиграется, и про их существование позабудет. Ну, может быть, за исключением парочки самых любимых. А остальные я через некоторое время у неё выпрошу. Настя не жадина, она с радостью уступит часть своих сокровищ старшему брату. А вот потом на них можно будет выменять у моих приятелей что-то действительно ценное. Хотя нет, пожалуй, это будет неправильно и нечестно. Наверное, я просто подарю эти камешки своим друзьям, это же настоящее сокровище, камешек с берега Средиземного Моря.

Ну, оставался ещё и заяц. Большой, хотя и не очень тяжёлый. Настя сидела на родительской кровати, умудрившись обнять мой подарок одновременно руками и ногами, показывая тем самым, что без боя с ним не расстанется. Отец ходил с ничего не выражающим лицом, мама тихонько вздыхала, я дипломатично молчал. Конечно, родители могли бы не мучить сестру, и сразу сказать ей, что зайца у неё никто отбирать не собирается, но я понимал, почему они сохраняют молчание. Из педагогических соображений, так они это называют. Настя должна сама понять, почему, оставляя столько дорогостоящих вещей, мы разрешаем взять с собой эту игрушку.

Дело в том, что у папы есть определённые принципы. Он, конечно, мне о них не рассказывает, я должен делать выводы сам, обдумывая его поступки. Так вот, один из этих принципов можно сформулировать так: есть вещи, которые намного дороже денег. Этот вот нелепый синий заяц – моя законная добыча, завоёванный в честном поединке приз, подаренный потом младшей сестре. Такое нельзя не то что отобрать, но даже попросить оставить.

Наконец, всё было собрано, Настю с зайцем отправили спать, а я ещё около часа гулял в парке.

Утром я вскочил рано, Солнце только-только взошло, сестра и родители ещё спали. Я быстренько сбегал в тренажерный зал, сократив тренировку до получаса, принял душ и сразу поспешил к бассейну.

Купался я в тот день «до упора», пока мама меня звать не пришла. В номере я быстренько вытерся, отправил мокрые плавки прямиком в корзину для мусора, натянул футболку и шорты. Потом мы пошли на ресепшен, из отеля выписываться.

Когда мы отъезд наш оформили, «носильщик» проводил нас до ближайшего офиса транспортной компании, он тут совсем близко был, один на десяток отелей. Обратная дорога у нас была заранее оплачена, так что ждать пришлось недолго. Нас повели по коридору в специальную комнату для взвешивания. По дороге я тапки свои «потерял». Вообще, я бы свободно мог домой отправиться в одних трусах – не замёрзну, а семье всё ж таки меньше за лишний вес платить. Но – нельзя. Это опять папины принципы.

Служащий транспортной компании попросил нас вместе с вещами встать на электронные весы, это такая площадка металлическая, полтора на полтора метра примерно. Папа неодобрительно покосился на мои босые ноги, но ничего не сказал. Когда служащий попросил нас стоять неподвижно и повернулся к своим приборам, я одну штуку провернул, о которой пацаны в классе рассказывали. Надо приподняться на носочки, а потом опустится на всю ступню. Наш вес меряют в течение нескольких секунд, а потом компьютер вычисляет средний, по которому и берут оплату. По идее, мой фокус сработать не должен, но почему бы не попытаться?

Потом служащий проводил нас в узкую каморку, похожую на лифт в отеле, ввёл с карточки данные, дважды перепроверил, подтвердил ввод вручную. Тут дело такое – нельзя ни на цифру ошибиться, иначе последствия для нас будут катастрофические.

Потом он пожелал нам удачной поездки, вышел, за ним сомкнулись раздвижные створки дверей – ну точно, совсем как в лифте. Мама зачем-то обняла нас с Настей и крепко прижала к себе. Свет под потолком мигнул, и…

Про то, как телепорт работает, я тут писать ничего не буду, я об этом в своём дневнике подробно рассказал перед нашим отъездом в отпуск. Как и в предыдущий раз, перенеслись мгновенно, и ничего при этом не почувствовали. Хорошая штука – телепорт, надёжная. Вот только уж очень дорогая…

Двери телепорта разошлись, и вот знакомый коридор с бетонными стенами, полом и потолком. Прохладно после юга, нежилые помещения ведь не отапливаются, чего зря энергию тратить. Встречающих нет, только сотрудник транспортной компании, поинтересовавшийся, всё ли у нас в порядке и тут же снова скрывшийся в своём кабинете.

Мы быстро пробежали до комнаты, где наши вещи перед отпуском оставили, папа дверь электронным ключом открыл. Замёрзнуть я, как и предполагал, не успел, только пятки немного щипало от холода. Быстро оделись – сначала термокомбинезоны, потом лёгкие скафандры. Настька, как обычно, немного похныкала, когда ей респиратор натягивали. Сейчас наверху воздух уже почти пригоден для дыхания, достаточно респиратора с концентратором кислорода, да и тепло довольно-таки. А вот ещё десять лет назад выйти наружу можно было только в скафандре.

Потом я сразу проверил свой шотган. У меня «детская» модель; он немного короче взрослого и легче на шестьсот двадцать граммов, потому что в нём пластиковых деталей больше. Но по дальности выстрела и пробивной способности он взрослому почти не уступает. Череп трёхрогу разносит ничуть не хуже, если в упор стрелять. Это я, разумеется, не с чужих слов знаю.

Я привычно подсоединил магазин, дослал патрон в ствол, поставил на предохранитель. Надо, конечно, будет разобрать и почистить, но этим я дома займусь.

Мы немного на отшибе живём, к нашему блоку подземку ещё не провели. Можно было бы, конечно, флаер вызвать, только чего зря людей от дела отрывать. Тут ходу-то всего минут сорок. Обычная прогулка. Тем более что трёхрогов в наших краях уже с полгода не появлялось. Когда желание поохотиться возникает, надо на флаере к восточному побережью лететь, там их ещё целые стада бродят. А своих двух последних птеродраконов я три месяца назад подстрелил, как раз когда они Настьку слопать нацелились. Хорошо, что родители об этом ничего не узнали, а то бы мне так влетело! Я тогда сестру из садика забирал, вот она и уговорила меня коротким путём через верх идти, а не по туннелям пробираться. Ну, я тогда сильно не возражал, потому что сам больше люблю под открытым небом ходить, а не по бетонным коридорам пробираться.

Выдвинулись как обычно. Впереди мама с широкополосным лазером, за ней сестра, с зайцем своим в обнимку. Я следом за ней, моя задача – не пропустить нападения с воздуха. Замыкает отец со своим шотганом, у него шлем с панорамным обозрением, на случай, если кто по нашим следам увяжется. До дому добрались без происшествий, я уже написал, что в наших краях сейчас спокойно и тихо.

Вот такие у меня были каникулы. Следующие будут ещё не скоро. Нет, у меня-то конечно, каникулы часто – неделя зимой и целых две летом. Это у родителей недельный отпуск раз в два года. Разумеется, два наших года, они намного короче земных.

Жаль, конечно, что у них не каждый год отпуска. Мы вполне бы могли себе позволить на Землю каждый год ездить. У мамы зарплата большая, у папы – очень большая. Тут, на Периферии, маленьких зарплат почти не бывает. Большая часть папиной, правда, идёт на ипотеку. Родители к выходу на пенсию решили приобрести домик у моря, на полностью терраформированной планете, очень похожей на Землю. А мама со своей откладывает деньги на специальный счёт – мне и Насте на обучение. Хорошего же мнения обо мне мои собственные родители! У меня за третий класс одни пятёрки в аттестате, и школу я намерен окончить с красным дипломом, а это значит, что не только бесплатно буду в институте обучаться, но ещё и стипендию получать.

Я иногда просто не понимаю своих родителей. Вот только что услышал, как папа с мамой разговаривают. Я не подслушивал, честное слово, просто так случайно получилось. Так вот, папа очень переживал, что его дети вынуждены жить на планете с незавершённым терраформированием. Даже виноватым себя чувствовал, как мне показалось.

Ну вот не чудак ли? Замечательная у нас планета. И школа отличная, и вообще. Посёлки скоро все между собой подземкой соединят. Через три года в центральном посёлке бассейн планируют построить. Реконструкцию Центрального Зимнего Сада вот-вот закончат, он в несколько раз в размерах увеличится, много новых растений завезут, даже пальмы, наверное. Свои огурцы с помидорами у нас в теплицах давно уже выращивают, когда-нибудь и до арбузов очередь дойдёт. На протеиновой фабрике, где мама работает, мясо уже почти как настоящее делают. И конфеты даже. Ну чем не Земля?

 «План терраформирования и социально-экономического развития планеты» каждому школьнику известен. К тому времени, когда я вырасту, стану взрослым и у меня появится своя семья, на поверхности уже можно будет находиться без кислородных масок. Зимой температура редко когда будет опускаться ниже пятидесяти градусов, а летом в жаркие дни будет подниматься до одиннадцати градусов по Цельсию.

Так что никуда, дорогие мои родители, уезжать я отсюда не собираюсь. Я себе уже и будущую профессию выбрал. Папа с мамой, наверное, думают, что я, как все мальчишки, собираюсь быть космолётчиком или планетарным разведчиком. Но я уже не маленький.

Есть такая новая наука – геотектоника. Она совсем недавно появилась, и пока скорее из разряда теоретической науки, а не прикладной. Оказывается, можно управлять внутренней жизнью планеты. Управлять сдвигами тектонических плит, изменять течения подземных рек, разжигать и гасить вулканы, создавать, там где это нужно, озёра или острова, растапливать ледяные полярные шапки… и много, много чего ещё. Когда люди научатся управлять этими процессами, терраформирование планет будет занимать не долгие десятилетия, а всего несколько лет. Вот этому делу я и собираюсь посвятить свою жизнь.

Наверняка, когда терраформирование нашей планеты будет завершено, я двинусь дальше. В нашей Галактике ещё много мёртвых, пустынных планет, ждущих, когда люди придут и дадут им жизнь.

А отпуск со своими будущими детьми я, конечно же, буду проводить на Земле.

Обязательно!




home | my bookshelf | | Каникулы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу