Book: Рекламная пауза



Рекламная пауза

Всё происходило как в дурном сне, как в забитой штампами книжке с «Самиздата», или как в малобюджетном сериале с «ТВ-3». Ночь, пустынное загородное шоссе. Внезапно заглохший мотор, погасшие фары, захлебнувшаяся на полуслове автомагнитола. Конус холодного белого света, спускающийся с небес на мою машину. «НЛО! Похищение…», - промелькнуло в моём тускнеющем сознании.

Я пришёл в себя в большом с зале с матово-белыми, слегка светящимися стенами. Зал имел яйцевидную форму с плоским полом. Посередине его рассекала надвое полупрозрачная, слегка колеблющаяся перегородка. Я почему-то сразу понял, что она непроницаемая – что-то вроде силового поля, по всей видимости. Выяснять, так ли это, не хотелось – вдруг чем-нибудь шарахнет. Так, проверяю себя. Вроде повреждений нет никаких. Одежда вся при мне, мелочёвка всякая в карманах сохранилась. Мобильник разряжен, часы на руке стоят.

Понемногу до меня стал доходить весь ужас происходящего. Вне всяких сомнений, я похищен пришельцами, и сейчас нахожусь в недрах их корабля. Слава Богу, неплохо в этом разбираюсь. Столько разных фильмов видел и книг об этом читал. Да и уфологией в ранней юности увлекался. Воображение легко подсказало мне картины того, что меня ожидает в дальнейшем. Холодный металлический стол, похожие на щупальца провода, окутывающие моё тело, зловещий блеск стальных инструментов в клешнях инопланетных монстров. Вивисекция.

Ну, за что это мне? Почему я?! Ведь только жизнь налаживаться начала. Работу себе нашёл - непыльную и неплохо оплачиваемую. Мерчендрайзер я. Мы инструментом торгуем. Сеть магазинов «Инструмент для дома и для дачи». Наш слоган «Всё распилим, всё забьём!» - слышали, может? С Натальей, подругой моей, вроде как на серьёзный лад отношения настроились. Да, я же на «Либрусеке» абонемент на три месяца вперёд проплатил!

Между тем, в противоположной от меня половине зала на полу постепенно начал образовываться какой-то шарообразный нарост. Внезапно но раскрылся, как стремительно распустившийся бутон, открыв сидящую в подобии кресла фигуру. Ну вот, началось, хозяева явились, подумал я.

Мы принялись рассматривать друг друга. Я на него таращился, а он на меня смотрел во все глаза. Во все глаза – это я не преувеличиваю. Глаз у инопланетянина было множество, разных размеров и вроде как фасетчатые, а располагались они по всем сторонам большой округлой башки. Тело шарообразное, вроде как осьминожье, вместо ног толстые щупальца, с десяток, наверное. Повыше, на талии – тоже по кругу щупальца, но меньше и гибче, видимо вместо рук ему служили. Кожа гладкая, цвет её постоянно менялся, как у земных головоногих. Носа и рта видно не было. Ну, оно и понятно, они же у них там, в… Между щупальцами, короче говоря. Я злодея сразу же так и окрестил про себя – Осьминог. Честно говоря, особо ужасным он не выглядел. Я в кино и пострашнее видал.

Осьминог прервал затянувшееся молчание. Раздалось низкое утробное рычание, а сразу вслед за ним голос человеческой речи. Не живой такой голос, механизированный, и исходил он, казалось, со всех сторон, прямо из стен.

- Приветствуем тебя, землянин, на нашей планете. Приносим извинения за причинённые неудобства и обещаем их компенсировать.

Он конечно, не так складно сказал. Автопереводчик слова путал, неправильно фразы выстраивал, но общий смысл был такой. Это как если английский текст «Промтом» переводить – вроде бы что-то несвязное в результате получается, но можно понять, о чём речь идёт. У меня сразу от сердца отлегло. Не станут меня резать, по крайней мере, прямо сейчас.

- Пожалуйста, присаживайтесь.

Рядом со мной из пола выросло нечто, напоминающее кресло. Я осторожно присел на краешек. Кресло подо мной зашевелилось, пытаясь принять формы моего тела. Я едва не подскочил. Ну уж нет, предпочитаю иметь под задницей что-нибудь более надёжное и устойчивое.

- Зачем я вам понадобился? – спрашиваю.

Осьминог довольно долго объяснял, прежде чем до меня дошло. Знаете, зачем я им понадобился? Вы не поверите! Чтобы сниматься в рекламе на телевидении!

Я вообще-то в рекламе слабо разбираюсь. Моё дело – витрину украсить, товары красиво и грамотно по прилавкам разложить. Творческая работа. Мерчендрайзер  - это же художник своего рода. Я бензопилы так могу разложить, что сами в руки просятся. Хотел один раз витрину оформить в декорации «Пятницы-13» оформить, да хозяин не позволил. Тоже крайне консервативных взглядов человек. Простите, я отвлёкся.

Впрочем, «сниматься в рекламе» - не совсем правильное выражение. Да и «на телевидении» - тоже. Мы с ним долго беседовали, несколько часов, наверное. Я попробую попроще вам всё объяснить.

Цивилизация осьминогов (буду и дальше их так называть, их самоназвание всё равно мне не выговорить) существовала на этом свете около двухсот тысяч лет. Население было совсем небольшим, в сравнении с Землёй, около десяти миллионов особей. Обитали они на одной единственной планете, но имели сотни планет-колоний, где добывали полезные ископаемые, скот разводили. Ну и фабрики, заводы – всё на других планетах, чтобы у своей экологию не нарушить. На других освоенных планетах осьминоги не жили, только работали. А как закончится рабочее время – в телепорт и домой. Про телепорты я чуть позже объясню.

Так вот, цивилизации около двухсот тысяч лет. И за это время они не перессорились, не передрались, друг друга не поубивали. У них не бывает войн, революций, митингов протеста и всех прочих прелестей нашего мира. У них даже оппозиции нет. И знаете, почему? Они оказались очень консервативными, эти осьминоги. Они жили не законами, а традициями. Жизнь каждого обитателя планеты была чётко, едва ли не по минутам, расписана. Традиции определяли, когда надо приходить на работу и когда ложиться спать, какую пищу и в какое время принимать, как вступать в брак и как воспитывать своих осьминожков. И даже как заниматься продлением рода, наверное. На счёт последнего я может и преувеличиваю, не стал расспрашивать своего Осьминога о столь интимных вопросах.

Я думаю, вы поняли - традиции предписывали любую ситуацию и любое действие. И многие из этих традиций уходили своими корнями глубоко в седые тысячелетия. Для правильного соблюдения общепринятых правил в их языке существовало даже специальное определение. Этот короткий рык автопереводчик преподносил длинной фразой: «Наши предки это одобрили». Нарушить установившуюся традицию для инопланетян было не просто делом немыслимым. Это было для них физически невозможно. Вероятно, тысячелетия следования незыблемым правилам закрепило их на генетическом уровне. Поэтому в осьминожьем сообществе не совершалось никаких преступлений. Следовательно, не существовало никакой правоохранительной и судебной системы. Да и правительства как такового у них не было.

Редко, очень редко, не чаще чем раз в поколение (а живут осьминоги примерно по двести земных лет), возникала необходимость что-то из сложившихся традиций изменить. Это очень сложная и болезненная для всего сообщества процедура.

Вот такая ситуация сложилась и сейчас. И помочь разрешить её мог только я.

Дело, по запутанным объяснениям Осьминога, заключалось в следующем. Во время третьей трапезы каждого первого, пятого и восьмого дня каждой недели, на протяжении пяти зимних месяцев, в пищу надлежало принимать мясо какого-то инопланетного животного, название которого, немного подумав, автопереводчик транслировал как «баранина». Правильно, зачем мне запоминать не выговариваемые названия. «Баранину» предписывалось есть так же и в другие дни. Последовало долгое перечисление недель и месяцев. Некая организация (мне это слово перевели как «улей»), которую представлял мой Осьминог, как раз и занималась соблюдением этой одобренной предками традиции. То есть разведением животных, заготовкой, переработкой, транспортировкой через телепорты их мяса.

Тут я его вежливо прервал и попросил его мне про их транспортные системы рассказать.

Я в технике вообще-то тоже слабо разбираюсь, если что-то сложнее бензопилы. Ну, машину свою починить смогу, если поломка мелкая. Я же художник, говорил уже. Так что как сумел сам понять, так и вам объясню. Короче, межзвёздными полётами осьминоги не занимались. К далёким звёздам посылали беспилотные  зонды, которые могли на их планету картинку передать, ну и там, пробы воздуха, образцы флоры-фауны. Вот один из таких беспилотников и меня вместе с машиной прихватил. Как я понял, это было сложно. Сложно, долго и очень затратно. Тот зонд, что к Земле был послан, несколько раз «пустышки» прихватывал. Я – лишь второй человек, «образец», как осьминог выразился, которого захватить удалось. И это большая удача. Первый человек, к большому сожалению, с поставленной перед ним задачей не справился.

- Почему не справился то? – интересуюсь. – Что произошло?

Осьминог ответил неопределённо – мол, не смог, и всё тут. Не оправдал надежд. Да и так понятно. Прихватили, наверное, какого-нибудь сисадмина, у которого ни ума, ни воображения. А реклама – дело творческое, художественного подхода требует. Ну, уж мне то точно это дело по силам будет.

Осьминог между тем продолжал свою лекцию. Если при изучении материалов, присланных исследовательскими зондами, обследуемая планета признаётся перспективной, на ней устанавливается постоянный телепорт. Ну, вроде того, что в «Звёздных вратах». Это ещё более трудно и затратно. Но зато потом – проблем уже никаких, транспортировку эта штука осуществляет мгновенно, а энергию использует дармовую, черпает её прямо из космоса. Осьминог, конечно, пытался мне про это объяснить, только я ничего не понял. Ну, да и ладно, основную идею я ухватил.

Осьминог между тем вернулся к рассказу о возникших производственных проблемах. Итак, осьминоги по своим диетическим предпочтениям были хищниками. Рацион их состоял примерно из полусотни сортов различного мяса, которое производилось на планетах колониях, и которое предписывалось употреблять в установленные дни и часы. Осуществляли обеспечением населения мясом своего рода продовольственные картели, осуществляющие полный цикл производства и переработки, от фермы к обеденному столу потребителя. Похитивший меня «улей» на протяжении нескольких тысяч лет занимался снабжением планеты шестью видами мяса, в число которых до недавнего времени входила и «баранина».

Почему в прошедшем времени? Накрылся их бизнес. Как очень путано объяснил мне Осьминог, связь с планетой, где разводили «баранов», утрачена. Он крайне эмоционально рассказывал мне что-то о внезапно взбесившихся животных, уничтоженном персонале, разрушенных фермах, выведенном из строя телепорте. «Улей» установил новый телепорт, но он тоже сразу же был разрушен. Ситуация критическая. Запасов «баранины» осталось всего на несколько месяцев. Ну а потом… Потом, поскольку речь идёт о Традиции, осьминожьему сообществу предстоит сделать Выбор.

Компания моего Осьминога уже сейчас готова предложить потребителям взамен «баранины» ничуть не уступающую по питательным и вкусовым качествам «телятину». Вся подготовительная работа уже проведена. Но возникли непредвиденные обстоятельства. А именно, в ситуацию вмешалась фирма-конкурент, с которой борьба за рынок сбыта у «моих» осьминогов идёт уже двадцать тысяч лет. Они вышли с альтернативным предложением своего продукта, какой то «курятины».

А вот теперь самое интересное. Как я уже говорил, предстоит Выбор. В течение определённого периода, конкурирующие фирмы будут показывать по «телевидению» рекламу своей продукции.  По окончании этого времени пройдёт своего рода всенародное голосование, определившее победителя. Появится новая Традиция. И всё. Результаты конкурса обжалованию и пересмотру не подлежат.

 Вот такая вот интересная система. Своего рода «национальный заказ». Ни взятку сунуть, ни на откат не договориться. А в итоге победивший «улей» получит стабильный источник дохода на сотни, а то и тысячи лет. Поэтому ставки в уже идущей рекламной кампании так высоки.

Как я понял, дела у компаньонов осьминога на данный момент шли очень плохо. Предыдущей «образец» со своей работой не справился, запасного до моего появления у них не было. Поэтому «телевидению» сейчас крутили лишь рекламу конкурентов. Общественное мнение выстраивалось самым неблагоприятным для «нашего» «улья» образом. И моей задачей было осуществить решительный перелом в затянувшейся конкурентной борьбе.

Сейчас в рекламной кампании был установленный традициями трёхдневный перерыв. У меня было время на подготовку.

Я важность своей миссии сразу осознал. Дураком я никогда не был, и цену за свои услуги запросил соответствующую. Торговались мы долго. За время нашего разговора я хорошо успел изучить своего собеседника. Как оказалось, кожа осьминога – своего рода «зеркало души» - осьминоги меняют цвет в зависимости от своего настроения. Кажется, я где-то даже читал про такое. К концу беседы я уже знал, что розовый цвет означает удовольствие, зелёный – раздражение. Синий – обиду, а жёлтый – вроде нашей улыбки. Поторговавшись, сошлись на следующих условиях. По окончании контракта меня вернут на Землю, живым и невредимым, со мной доставят две тонны золота и две – алмазов. Это примерно, конечно, я же не знаю их единиц измерения. Мы в пересчёте на мой вес договаривались. Можно, наверное, было и больше требовать, но я решил, что мне и этого хватит. Алмазы, конечно, я «сырыми» попросил. Кто их знает, как они их гранят, под свой фасетчатый глаз. Уж про «рашен кант» наверняка точно ничего не слышали. Так что лучше сам огранкой займусь, в смысле, построю фабрику и ювелиров найму.

Наконец, мы договорились.

- Хорошо, - говорю, - где мне расписаться?

Он не понял. Объясняю: контракт мы заключили, надо бы зафиксировать как-то.

Осьминог даже посинел от обиды. Объяснил, что все договора заключаются только в устной форме. Традиция. Нарушить договор невозможно, предки это не одобрят. Я и не стал настаивать, вижу, что не врёт.

Наш разговор тянулся уже несколько часов, я начал чувствовать усталость, да и есть-пить организм начал требовать. Осьминог, видимо, это заметил, предложил продолжить беседу после отдыха. Я согласился, конечно. Кресло, в котором я к тому времени полулежал, внезапно разъехалось в стороны и сравнялось с полом, на котором  я тут же и очутился. Ничего себе! Нет, я всё-таки более надёжную мебель предпочитаю.

Перегородка, разделяющая зал, исчезла. Осьминог подплыл ко мне. Или скорее, подлетел, его кресло превратилось в плоскую платформу. Вблизи он у меня тоже отвращения не вызывал. Необычно выглядит, но не более того.

В стене дверь открылась – точнее, растянулась круглая дыра.

Привел он меня в комнату – такая же яйцевидная, что и зал, только размером поменьше. Из мебели только плоский грибовидный вырост на полу, вместо кровати, наверное, да в углу подобие раковины, с зеркалом над ней. Возможно, что до меня тут кто-то жил. Видимо, тот, первый. Да, точно. Вот и на стене надпись чем-то зелёным: «Fucking life!» Ага, и тебе привет, земляк!

Стал мне тут хозяин всё показывать. На штуке этой плоской мне действительно спать предстоит. В одном месте по стене постучишь – музыка заиграет, не наша, конечно, музыка, странная. Стены у раковины коснёшься, и она водой заполнится. По другой стене ладонью хлопнешь, и она сверху потечёт. Вроде как душ. Убирать ничего не надо, всё само в стены впитается.

- А как естественные надобности справлять? – интересуюсь.

Он долго понять не мог, потом объяснил: да так же. На пол, то есть.

- Ну уж нет, - говорю, - хозяева дорогие. Меня это не устраивает. Мне бы поустойчивее что-нибудь. И гадить на пол мне воспитание не позволяет. Мои предки это бы не одобрили! Короче, требую нормальных человеческих условий обитания!

Помялся Осьминог, позеленел немного от неудовольствия, но сделал что прошу. Смастерили мне столик, кресло большое, тумбочку без дверцы. Подобие унитаза соорудили, только без крышки. На пол вроде матраса сообразили. Два листа белого материала, похоже, того же самого, из которого стены сделаны. Между собой грубо, через край, связаны тонким шнуром, а внутри чем-то мягким проложены. Не шедевр конечно, но спать можно. Главное, эта штука из под меня сама по себе в пол не провалится. Ещё попросил светильник на потолок, не люблю, когда свет со всех сторон. Вырастили мне из потолка светильник, тоже круглый, на каплю похожий.

Душ есть, умывальник есть. Ещё бы щётку зубную, да бритву. Щётку осьминог придумать пообещал, а вот насчёт бритья категорически воспротивился. Разволновался с чего то, даже позеленел весь. Ладно, похожу небритым.

Быт обустроен, теперь бы поесть. Осьминог прямо из стены поднос вытащил. Там пюре какое-то зелёное, неаппетитное на вид, и мясо аккуратными розовыми кубиками. Попробовал. Невкусно, но есть можно. Мясо незнакомое на вкус, но совсем неплохое. Поинтересовался, чем меня кормят. Оказалось, что это и есть та самая «телятина». Вода прямо из раковины, нет тут у них пива. Ничего, проживём, я ведь тут ненадолго.



После обеда осьминог меня покинул, уйдя через дыру в стене. Я остатками пюре написал на стене повыше английской надписи: «Жизнь – дерьмо!», хотя в тот момент совсем наоборот думал. Завалился я на свою кровать и заснул.

Работа началась на следующий день. Хотя не знаю, день или ночь, окон то нет. После завтрака снова уселись в зале с моим Осьминогом, и он снова начал мне лекции читать. Рассказывал про телевидение.

«Телевидение» - это мне так перевели, чтобы привычнее было. Но это было не совсем телевидение. Точнее, совсем не телевидение. Впрочем, судите сами.

Как я уже говорил, глаза у осьминогов вокруг всей головы. И «экран», соответственно, представлял собой полусферу. Зритель садился в центе зала, эта сфера над ним смыкалась, и на внутренней поверхности её появлялось изображение.

Мне Осьминог это действие продемонстрировал. Необычные ощущения. Звук громкий, со всех сторон, сливается в сплошной рык. Изображение тоже со всех сторон, сливается, накладывается, двоится слегка. Примерно как если 3D без очков смотреть. Всё верно, не под человеческие глаза это делалось. Что происходит на экране, я конечно, не понял. Осьминог мне лишь «конкурента» показал и всё объяснил. Появляется на экране периодически тип в нелепом, «под осьминога», наряде, что-то пищит. Действительно, на курёнка чем-то похож. Кожа жёлтая, клюв вместо носа и рта, на голове хохолок забавный. Это и есть мой оппонент? Порву как тряпку!

Так вот, дальше про телевидение. Для осьминогов это любимое развлечение. Потому что едва ли не единственное. Его можно в свободное время смотреть, а есть ещё специальные часы, когда всем у экрана находится предписано. Показывают в основном разные спектакли, концерты, красивые места с разных планет. Ну, и официальные всякие передачи - новости, лекции про соблюдение традиций и тому подобную ерунда. И вот что самое интересное. Примерно сто тысяч лет назад их предки решили, что всё, что идёт по ТВ, должно транслироваться в режиме реального времени. То есть никаких записей. Если спектакль или концерт, то «вживую», если новости – то либо дикторские, либо прямые включения с мест. Межпланетная связь у них тоже мгновенная, как и телепортация. Нет, наверняка у них и видеохроники есть, и фильмы документальные, только в эфир это пускать нельзя, предки не одобряют. Соответственно, и реклама у них идёт не заранее отснятыми роликами, а прямыми включениями. Так что придётся мне гонорар трудом и потом отрабатывать. Но я не переживаю нисколько, за такие деньги, что мне платят, можно и поработать.

Далее, меня заставили выучить рекламный слоган, который мне надлежало произносить. Звучал он примерно так: «Кгрррх!». Хотя, конечно, нашими звуками его не передать. Я почти час тренировался, пока получаться начало. Осьминог даже переводчика на это время отключал, чтобы не мешал.

Потом меня нарядили в нелепый костюм, похожий на тот, что я на «курёнке» видел. Снаружи – только голова, тело шарообразное, под осьминога стилизовано, ноги «щупальцами» прикрыты, поперёк живота короткие отростки нашиты. Я, как в этот костюм обрядился, сразу себя идиотом почувствовал. Но, что поделаешь, искусство требует жертв. Одно хорошо – костюм не тяжёлый и не жаркий.

Потом начались репетиции. Я крутился, подскакивал, кричал «Кгрррх!». И изо всех сил старался не расхохотаться. Кажется, получалось у меня неплохо, по крайней мере, мой Осьминог выглядел розовым. «Закадровый» голос в это время перечислял, в какие дни вместо «баранины» следует употреблять «телятину». Выступление завершалось бодрым утверждением: «Предки это бы одобрили!».

Я говорил уже, что плохо в рекламе разбираюсь. Но даже мне понятно – нельзя так рекламировать, неграмотно это. Пытался осьминогу это объяснить, да куда там. Ничего не слушает. «Наши предки это не одобрят», только и твердит. Впрочем, не моё это дело. Спросил только, почему им для рекламы надо обязательно надо инопланетян использовать? Могут ведь сами сыграть, или робота какого-нибудь приспособить, при их развитии технологий. Ответ прежний – так решили предки. Ну и ладно, мне от этого только прямая выгода.

Два следующих дня прошли спокойно. Две-три коротких репетиции, и всё. Остальное время я валялся на кровати, ел и спал. Изредка включал «музыку». Скучал, а к концу второго дня уже просто маялся от безделья. Занять себя было нечем совершенно. Эх, мне бы мой ридер сюда, а ещё лучше нетбук. Интернета здесь, конечно, нет, но хоть пасьянсы пораскладывал бы.

Мою скуку немного скрашивали мечты о том, как я распоряжусь своим многомиллиардным состоянием, когда вернусь на Землю. Уеду, пожалуй, куда-нибудь в Эмираты – там многоженство разрешено. Или, нет, лучше куплю себе остров, устрою своё государство. Гарем себе заведу. Наташку возьму старшей женой. Или не возьму. Уж больно ревнивая она.

А «музыка» осьминожья мне даже нравиться со временем начала. Описать, конечно, я её не смогу. Что-то среднее между хип-хопом и дет-металлом, при грубом сравнении. Вместо ударных – какое-то бульканье невнятное, зато гроулинг качественный, ни одному земному вокалисту такое воспроизвести не по силам. Правда, о чём поют, непонятно, так ведь и у наших земных металлистов слов не разберёшь. Буду домой возвращаться – обязательно надо будет пару дисков с собой попросить, на память.

К концу второго дня я уже так измучился бездельем, что мне не терпелось приступить к работе. И вот, наконец, настал мой звёздный час. Впрочем, ничего необычного не произошло. Я обрядился в свой нелепый костюм, встал в центре зала. Через какое-то время надо мной сомкнулась сфера, очень напоминавшая прежнюю, «телевизионную». Несколько мгновений спустя стены мягко засветились. Меня предупредили, это означает, что я в эфире. И я приступил к выполнению своей программы. Спустя несколько долгих минут сфера раскрылась. Я посмотрел на осьминога, цвет его кожи был бледно-розовым. Значит, мне всё удалось хорошо. Процесс пошёл.

Последующие часы были неимоверно тяжёлыми. Прямые включения следовали одно за другим, с неравными промежутками. Никуда отлучаться было нельзя, есть приходилось буквально на ходу. Я старался изо всех сил. Я выкладывался по полной. Я скакал и крутился как паяц. Я размахивал щупальцами, подпрыгивал и приплясывал. Мой Осьминог был очень доволен. Буквально переливался розовыми волнами. Наши рейтинги шли вверх.

Наконец, осьминог сообщил, что я могу снять костюм и даже пройти до своего жилища. Очередной перерыв, на этот раз он будет продолжаться около часа. После тяжёлой «трудовой вахты» я едва добрёл до своей комнаты, и без сил повалился на кровать. Осьминог тут же появился следом, розовый от счастья, собственноручно принёс подносик с едой.

«Кгрррх!» - ласково прорычал он.

«Поешь!»- механически повторили стены.

Дыра в стене вновь сомкнулась за его спиной.

А я лежал, лежал не в силах пошевелиться, тело внезапно охватил холодный озноб. Я внезапно понял происходящее. Господи! Ну почему я был таким идиотом?! Почему я не понимал совершенно очевидных вещей?!

Кгрррх. Поешь. Ешь. Съешь!

Перед моим внутренним взором поплыли кадры нашей, земной рекламы. Курица Галина Бланка, подмигивающая телезрителям. Карамелька Чупа-Чупс, истошно орущая с экрана: «Съешь меня!».

Так вот что предписывали их грёбаные традиции! Предкам  было угодно, чтобы образцы еды сами себя рекламировали. А традиции нельзя нарушать. И ведь этот гад, Осьминог, их и не нарушил бы. Меня бы действительно вернули на Землю, выкинули бы из телепорта вместе с кучкой золота и горкой алмазов. Мне ведь именно это и обещано, гарантий дальнейшей безопасности никто не давал. Уйти далеко мне бы не удалось, много унести с собой - тоже. Драгоценности вернулись бы их прежним владельцам.

Я слишком хорошо представлял, что ожидает Землю дальше. Фермы, где людей будут выращивать, как домашнюю скотину, в сытости, покое и чистоте, появятся не сразу. На это нужно время. А сначала будет охота. Разорённые деревни. Зачищенные города. Трупы мужчин, женщин и детей, порубленные на куски, наспех упакованные и подготовленные к отправке в телепорты.

Конечно, я знаю, что Земля не сдастся без боя. И при этом хорошо понимаю, что у нас нет шансов победить в этой войне.

«Баранина», вспомнил я, «внезапно взбесились». Ребята, я совсем вас не знаю. Но я уважаю вас. Сколько лет вы готовили своё восстание, составляли планы, изготовляли оружие? И при этом наверняка видели, как на корм кровожадным скотам отправляют ваших подруг и детей?

Так, надо успокоится. Подумать о том, что делать дальше. Убить осьминога? А чем, голыми руками? Мне бы сюда одну из моих бензопил, уж я бы ему показал! Но только это не выход. Убью одного, появится следующий. Их тут десять миллионов, а я один. Саботировать? Объявить забастовку? Вряд ли получится. Думаю, они найдут способ заставить меня работать. Пока наше сотрудничество было совершенно добровольным, но я не сомневаюсь, что меня заставят его продолжать и помимо моего желания. Слишком высоки ставки в игре.

Остаётся единственный способ. Тот, которым воспользовался до меня Человек, о котором я так никогда и ничего не узнаю. Как именно - вскрыл себе вены, или перерезал горло, не так и важно. Тот землянин, что был здесь до меня, наверняка не был идиотом, ослеплённым блеском золота. Он, наверное, сразу всё понял. Понял – и попытался помешать. А ведь я, сволочь такая, даже не поинтересовался судьбой своего предшественника. «Телятина»… Я вспомнил кусочки розового мяса, которым меня кормили осьминоги. Ну, правильно, чего зря добру пропадать. Им не кошерно, а меня можно чем попало угощать. Я вывалил содержимое подноса в унитаз. И наклонился следом.

Меня долго выворачивало над унитазом. Желудок был уже пуст, но спазмы не прекращались. Я поднял голову и посмотрел на себя в зеркало. Всклокоченные волосы, щетина на подбородке, налитые кровью глаза. Чудовище. Людоед. Но я не сам стал таким. Это они таким меня сделали!

А «курятина»? Я понимал, что вне зависимости от своего выбора, обрекаю на гибель как минимум одну разумную цивилизацию. Но уж простите, друзья. Ищите своих героев. Моя задача – спасти человечество. Да не спасти даже. Дать ему небольшой шанс. Осьминогам потребуется время, чтобы добыть очередной «образец». А может, они и не успеют этого сделать, времени до конца рекламной кампании осталось совсем немного. Всё равно, об этом я никогда не узнаю. Я просто сделаю то, что должен сделать. То, что на моём месте сделал бы каждый.

А ведь никто на Земле никогда не узнает о том, что здесь произойдёт. Никто не вспомнит моё имя и не воспоёт мой подвиг. Я не хотел умирать, но если уж так карты легли, то как я хотел бы уйти из жизни героем! Мы, люди, – себялюбивы, мелочны, алчны. Но и у нас есть свои Традиции. И одна из них – умирать самому, если сможешь тем самым спасти многих.

Как хорошо, что я догадался потребовать тумбочку и светильник на потолок. Я уселся на полу и стал расплетать шнур своей кровати. Я очень спешил.

Потому что скоро наступит очередная рекламная пауза.






home | my bookshelf | | Рекламная пауза |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу