Книга: Кто мы? Об обманах и самообманах в РФ



Кто мы? Об обманах и самообманах в РФ

Кто мы? Об обманах и самообманах в РФ

Кто мы? Об обманах и самообманах в РФ

Вячеслав Викторович Васильев

   Русскому Белому движению посвящается...



                                                                                         "Наши дети, наши внуки не будут в состоянии


                                                                                          даже представить себе ту Россию,


                                                                                          в которой мы когда-то жили, которую мы


                                                                                          не ценили, не понимали – всю эту мощь,


                                                                                          сложность, богатство, счастье…"


                                                                                                                   /И.А.Бунин "Окаянные дни"/



                                                                       Вступление



     …Когда-то давно в среде русских изгнанников-эмигрантов взращивалось и распространялось (через агентов ОГПУ-НКВД-МГБ) абсурдное умонастроение, будто их Родину восстановили под новым именем – "СССР". Тогда же очень хороший русский писатель Иван Шмелёв ответил на это так: "… И нечего утешаться, что Россия собрана: всё может разлететься! – дымом удушливым. <…>… ещё одно поколение… – и что останется! Такой России мне не надо. Что толку! Земля-то? Мне важно, кто на ней, и – как на ней".



     И вот сегодня мы имеем на ней российский геополитический обрубок "РФ". А в ней: реальную лже-Россию, фальшивый русский народ (не являющийся даже народом по требуемым для того условиям) и поддельную, не-русскую, псевдоправославную Церковь МП. И что теперь со всем этим делать и как из этого всего выбираться (а пробовать нужно) – никто, будучи в здравом уме, наверняка не скажет. Можно лишь обозначить спасительный вектор движения и предложить некие тождественные ситуации варианты. Да и то преимущественно сугубо индивидуального плана.



     А для начала не повредило бы разобраться в отношении живущего в Эрэфии русскоязычного населения. Если всё его рассматривать "скопом", как "просто людей" (со всем их ядовитым советским шлейфом, неотделимо волочащимся за ними) – это одно. Но если среди них отчётливо просматриваются поставившие себе целью заново стать русскими – по итогам личной адекватной самоидентификации – это совсем другое.



     В первом случае мы находим критически кризисное и почти безысходное положение социума, глухого и невосприимчивого ко всяким благим вразумлениям и призывам. К вящему сожалению, сегодняшняя картина действительного состояния общества в РФ подводит именно к такому выводу. Как резковато, но справедливо охарактеризовал его наш современник, "лохоросс" (т.н. "россиянин") нынешней Эрэфии – существо в силу своего безбожия боязливое, порабощённое малодушием и "страхом иудейским", поелику подвержен колдовским волхованиям и наваждениям, смертельно боится нарушить неправый государственный закон, пойти в меньшинстве на заведомо безнадёжное дело против течения (всего "общества"). "Один в поле не воин" – уныло любит оправдывать себя потомок подсоветского гражданина. На митинге, в толпе он может драть глотку за какие-то материальные "ценности", когда чувствует себя обманутым (не проходящее 90 лет стойкое ощущение). Только так проявляется чувство "локтя" – солидарность среди совков и никак иначе – совместно пошуметь – всё само рассосется, все глобальные проблемы – без его участия…



     И зачарованного совка ничему не учит правдивая собственная история. Точнее, он её не знает. Он не ищет правды, не живёт, а влачится в коконе лжи по жизни, как вошь по гребешку… Россовок одержим Каиновой завистью, отсюда его злоба и недовольство всем и вся… Душевные раны рабского существования приходится врачевать спортивными страстишками, алко-, теле-, ностальгией, рыбалкой… можно потешиться воспоминаниями былых героических похождений юности… да ещё праздничками: советскими, международными, русскими, православными, языческими и… не работать (опротивело всё до ч…). Ещё более страшно терять свой (сомнительный) покой. Лишь бы ещё хуже не было. Только бы не было войны"…



     Увы, общее психологическое состояние коренного населения Российской Федерации и впрямь таково. И оно, по сути, нежизнеспособно, а потому и обречено на своего рода утилизацию, всерьёз рискуя стать "удобрением" "для произрастания других народов"… А ещё стоило бы взглянуть на него в свете развития современной цивилизации, безудержно уничтожающей невосполнимые природные ресурсы Земли. Она поставила себя нынче в опаснейшую зависимость от собственного материального комфорта, обеспечиваемого безоглядной хищнической эксплуатацией естественных запасов планеты. Причем где-то 1,5 млрд. живет "на уровне", а более 5,5 млрд. явно обделены, однако изо всех сил тянутся за первыми и берут с тех "потребительский" пример. А это фатальный ориентир на скорейшее глобальное исчерпание природных ресурсов (прежде всего горючего топлива, углеводородов) и вселенский конец самой земной цивилизации.



     Да плюс сюда же перманентные угрозы техногенных катастроф. Элементарное масштабное отключение света, аналогичное постигшему некоторые районы Москвы в 2005 году, и вся жизнь мгновенно стопорится и замирает. В столице РФ, в аномальную для мая жару, остановились станции метро (с десятками тысяч людей), лифты (в т.ч. с пассажирами), обесточились морозильные камеры (со скоропортящимися продуктами), прервались сложнейшие операции, неосуществимые без соответствующего энергоснабжения и т.д. и т.п. Этакий мини Конец света!.. Все это весьма наглядно показывает,  что путь рационально-материалистического подхода к жизни есть путь в никуда для всего человечества.



     Выход здесь представляется один. Мы должны сделать ставку на экологичность и сохранение натуральных (естественных) человеческих навыков рачительного обустройства бытия. И именно через разумное сочетание "консерватизма традиций" и "прогресса новаций" (по формуле дореволюционного российского политика К.Победоносцева). Да беспременно на православную религиозность, как необходимейшую нам духовную подпитку и залог обретения нами внутренней и внешней гармонии – в каждом человеке и в его отношениях с миром (включая органическую и неорганическую природу). А тут уже ничего иного не остается, кроме как обтолковывать вышеозначенный "второй случай", предполагающий наличие в РФ подлинно национально ориентированных людей.



     И в данной связи неплохо бы иметь в виду следующее. В наши дни русскость в нас ещё, конечно, может выражаться. Но только у тех, кто себя на неё поистине настроил. А её отображение нами возможно в силу  генетической памяти (включение т.н. "аварийного гена"), какой-то наследственной передачи, проявляющейся подчас избирательно и атипично, а  также благодаря чудом сохранившемуся традиционному воспитанию. К тому же, на то могут повлиять имеющиеся в роду русские праведники и святые, обусловившие и задавшие ему, на несколько поколений вперед, национальную психологическую направленность, поддерживаемую даже безотчётно.



     Но главным образом этого удается добиться при целенаправленной осмысленной работе этнически русского человека над собой и своим характером. Когда он и вправду (эмпирически) восстанавливает своё национально-религиозное самосознание: намеренно или интуитивно активируя собственный, до нельзя заглушённый, либо вовсе отключённый, культурно-генетический код (задействуя наше национальное культурное бессознательное), распознавая и пробуждая в себе нашу внутреннюю, глубоко сидящую в нас природу наших русских предков. При счастливом стечении обстоятельств происходит одновременное воздействие и всех указанных факторов. Ну а далее уже не обойтись без национально осознанной психогигиены и строгого духовного бдения в себе, за счет неуклонной, беспрестанной внутренней опоры на "несоветизированное", истинное православие. Тогда, пожалуй, можно будет рассчитывать и на способность чёткого различения добра и зла с последующим должным отделением существенных (настоящих) ценностей от мнимых. Обеспечив себя такого рода духовной защитой, мы получим надёжную гарантию от заражения нас бациллами всевозможного чужебесия, подобного некогда случившемуся с Россией, в которую злонамеренно внедрили тлетворные западные идеи нигилизма, материализма, социал-дарвинизма, евгеники, социализма, коммунизма и т.п. И в этом смысле пример русской дореволюционной интеллигенции очень показателен и крайне поучителен. О том следует сказать подробнее.



                                                                            I. Интеллигенция



     Русская интеллигенция в Российской Империи, конечно же, не была вся "однородна", как нам сегодня внушают многие историки. Но та её часть, которая утратила национальный духовно-культурный иммунитет, сделалась воистину "иностранной", олицетворив собой сущее "варварство России" (дефиниция М.Каткова). Любопытен набор свойственных ей черт, и по сей день актуальный. Прежде всего тут стоит выделить её мировоззренческую беспочвенность и неукоренённый в Боге морализм, явленный в постоянном осуждении социальной несправедливости. Причём такому моралисту жизненно важно было чувствовать себя праведным не ради чего-то, но ради самого этого чувства, в котором он испытывал внутреннюю потребность. Из этой черты прямо вытекала вторая, – поза "героического вызова" по отношению к любой власти, проще говоря, фрондирование (Л.Тростников). Проявлялось оно в неизменно подчёркнутой и обязательной оппозиционности к существующим российским властям. При этом данная интеллигенция отличалась умопомрачительной безответственностью и неуёмной тягой к водительству, самочинно присвоив себе право и обязанность разработки планов национального развития страны, а заодно и роль главного инициатора их реализации. И добавим сюда же, подмеченную Бердяевым, её "любовь к уравнительной справедливости, к общественному добру, к народному благу" (весьма фривольно истолкованному), "парализовавшую любовь к истине, почти уничтожившую интерес к истине".



     Неудивительно, что такая "прогрессивная", европеизированная интеллигенция легко подпала под влияние агентов Интернационала, довольно быстро "полевела", и из "оппозиционной" превратилась в "революционную". После чего начала планомерно раскачивать, якобы отжившие своё, священные основы Русской жизни (Бог – Царь – Отечество), стремясь отречь от них и сам русский народ. Вот чем обернулся добровольный отказ представителей этого новоявленного "внесословного класса" от русского национально-религиозного самосознания, в отсутствие коего и все составлявшие данную группу люди ("передовая и либеральная общественность", "соль земли", как они сами себя называли) с неотвратимостью оказывались управляемым дьяволовым орудием методичного разрушения их собственной страны изнутри. Дотоле в российской истории ничего аналогичного тому не наблюдалось.



     Ничего похожего не было и ни в одной из "наиболее развитых" мировых держав, перед которыми самозабвенно преклонялись эти претенциозные горе-интеллигенты, безрассудно отвергшие всякие нормы национального приличия. Как позже хлестко высказался о них российский военный историк Антон Керсновский, эта "интеллигенция вырывала из себя, втаптывала в грязь всё, что было в ней как раз самого ценного и сильного – своё национальное лицо, свою национальную совесть, своё русское естество. Вырвав, вытравив из себя всё своё, природное, русское, более того – прокляв его, русская интеллигенция сама себя обезоружила, сама лишила свой организм сопротивляемости. И семена убогого псевдонаучного материализма дали бурные всходы на этой морально опустошённой ниве…"



     О тех "всходах" тоже уместно напомнить. Означенный разряд людей не должен оставлять никаких иллюзий относительно их национального и человеческого качества. По солидному мнению этого же автора: "…считая своим отечеством вселенную, русская передовая общественность не дорожила своей государственностью, более того – ненавидела её и всю свою страстную ненависть переносила на защитников этой государственности – "на палачей народа", ставивших интересы своей страны выше своих личных. Этого последнего  чувства русская радикальная интеллигенция, воспитанная на эгоизме и партийности, оказалась органически не способна воспринять. Чрезвычайно высоко расценивая себя, она с презрением относилась ко всем, не разделявшим её партийной окраски… Во всеоружии своих теоретических познаний передовая русская общественность сгорала властолюбием. Она рвалась к власти на смену "отжившему самодержавию", дабы применить эти теории на деле. Никто из этих самонадеянных доктринёров не сомневался в возможности и даже лёгкости управления громадной страной по самоучителю, к тому же заграничному…" (Керсновский А.).



     Ну а что у них из всего этого вышло, теперь уже хорошо известно. Согласно тезису И.А.Ильина - "идеология русской интеллигенции в 19 веке подожгла Россию, а во вспыхнувшем в 20 веке пожаре эта интеллигенция сама и сгорела!". И сразу же уточним, что тут дан, разумеется, общий вердикт. Притом подразумевается, прежде всего, невменяемо радикальная, негативно наполненная часть интеллигенции, о которой и шла речь выше. А её почти всю использовали "втемную". Действительно могущественные и непримиримо враждебные к Русскому государству мировые силы расценивали таковую не более как расходный материал в процессе реализации собственных и поистине ужасающих замыслов о России…



     С русской позиции дня сегодняшнего, рассмотренное явление не представляется подлежащим забвению. А породившие его и продолжавшие оное люди, следует откровенно признать, не заслуживают ни доброй о них памяти, ни какого-либо к ним пиетета. Но могли бы послужить наглядным пособием и веским назиданием в прояснении вопроса о тяжёлых формах болезни русского национального самосознания.



     Кстати, именно от обрисованного здесь типа интеллигентов распространился и сугубо порочный взгляд на Россию и её великое прошлое, культивировавшийся ими до 1917 года, а позднее старательно насажденный в "общественном сознании" СССР и перешедший затем в РФ. А ныне духовные потомки той интеллигенции, славящие её и недугующие уже теперь наследственной русофобией и цареборчеством, исправно развивают ту же генеральную линию очернения Русской истории, но только гораздо изощрённее и подлее.



     И до сих пор официально так и не развенчан миф о "9 января" (1905 года), хотя вся правдивая, документальная информация о нём общедоступна. Однако в массовом сознании преобладает и поддерживается именно клеветническое измышление о том дне, направленное на дискредитацию традиционной (монархической) Русской власти. То же самое и с "Ленским расстрелом" (1912г.), беспрецедентным для старой России случаем, оставшимся на совести большевиков-провокаторов и администрации сданного в иностранную концессию прииска. Причем, когда весть о случившемся там дошла до Государя, он незамедлительно и адекватно отреагировал на ситуацию…



     А вот теперь спросить бы нынешних совпатриотов и всех наивно усвоивших злостную подачу тех неприглядных  событий, а знают ли они о вполне "будничном" для довоенного СССР массовом убийстве неповинных совграждан в том же Ленском золотоносном районе (1938 год), проведённом сталинским НКВД в рамках "чистки общества" от "социально чуждого элемента" и "врагов народа"? А убито-то было тогда свыше 900 человек. В разы больше, нежели в двух указанных, исключительных для Царской России, случаях. Или напомнить о кровавых подавлениях рабочих волнений в Темиртау (1959г.), в Краснодаре (1961г.) и Новочеркасске (1962г.). Во всех этих городах люди выражали совершенно справедливый протест против антинародной социально-экономической политики Советского государства.



     Но ведь она и не могла быть другой, учитывая цель и задачи, с которыми уничтожали Законную Русскую Власть. И как раз вследствие осуществления большинства из них сейчас так трудно добиться её заслуженной  реабилитации в глазах населяющих Эрэфию совроссиян, духовно прокажённых Совком, но бессовестно выдающих себя за русских. Они обычно от души смеются (гомерическим смехом), когда пытаешься объяснить им, что при Государе Императоре Николае Втором Россия переживала бурный экономический подъём и имела самые высокие на планете темпы роста промышленной продукции. А к середине 20 века должна была стоять выше всех в Европе как в политическом отношении, так и в финансово-экономической области (это прогнозировали и ведущие западные экономисты, в частности, Э.Тери). Что социальное законодательство Российской Империи было самым совершенным в мире. Притом именно Русский Царь создал оптимальное для тех лет рабочее законодательство, превзошедшее все действующие в "передовых" государствах Запада (о чём публично заявил в 1912 году президент США В.Тафт). Да и мало кого трогает открытое признание венгерского канцлера Бетлена, констатировавшего, что при сохранении старой России Восточная Европа с неизбежностью стала бы губерниями Российской Империи. Всё это отнюдь не вымысел…





     И вновь приходится подчеркивать огромный вклад космополитически мыслящей, денационализированной интеллигентской прослойки в сегодняшнюю, чуть ли не поголовную, невосприимчивость жителей Эрэфии к означенной ранее информации. В добольшевистский период Русская монархическая власть являла собой невиданную для западноевропейских стран лояльность к собственным подданным, а также необычайную "мягкость" российского судопроизводства и всей национальной правовой системы. Но тогдашняя "либеральная общественность" упрямо и безмозгло игнорировала этот факт, предпочитая замечать и отыскивать лишь негативные моменты, дабы потом сладострастно, идиотически вопить о "несостоятельности царизма" и его "обскурантизме". Тогда как по факту: "реакционная" Царская власть в России, в отличие от западноевропейских стран, предусматривала смертную казнь только в исключительных случаях. И даже без "смягчающих вину обстоятельств" осуждённых миловали и Цари, и ещё больше российское "общественное мнение"... (Советская юриспруденция такими "милостями" себя не обременяла. Для наглядности. За один лишь "благополучный" 1964 год в СССР за одни только "экономические преступления" было вынесено и исполнено около 3000 смертных приговоров – во много крат больше, чем в Российской Империи по всем уголовным и политическим делам за всё XIX столетие.)



     Тут полезно привести кое-какое познавательное сопоставление, проделанное вышецитированным Керсновским. Как он отметил, "в 1920 году в демократически-парламентской Англии при подавлении (пулеметами и танками) рабочих беспорядков в Манчестере было перебито свыше 200 чел., и никто не кричал о зверствах. В феврале 1934 года при расстреле манифестации бывших участников войны в Париже было убито и ранено около 800 чел., но ни один француз не унизился до агитации против своей страны за границей". А ещё раньше, в 1916 году, Англия подавила в море крови вполне обоснованное Ирландское восстание… Казалось бы, даже этих трёх примеров достаточно, чтобы пересмотреть устоявшийся национально недопустимый взгляд на историческую Россию. Ан нет. Нам по-прежнему втюхивают либерально-большевистские инсинуации о ней и то её видение, которое освоила ещё дореволюционная "прогрессивная интеллигенция".



     Всё-таки необходимо прямо сказать, что те, кого нам столько лет безапелляционно выдавали за "русскую интеллигенцию", таковой не являлись вовсе. Сам термин "интеллигенция" (введенный в 19 веке писателем П.Боборыкиным) был призван его зачинателем к определению русских, обладающих именно "высокой умственной и этической культурой", а не просто "работников умственного труда". Соответственно, эта дефиниция включала в себя действительно разумных и правильно мыслящих российских людей, способных по-настоящему понимать (сообразно значению самого латинского слова "intelligentia") и имеющих общую национальную духовно-нравственную основу. Позднее рамки данного понятия расширились и в целом оно закрепилось за всеми, кто развивал в России науку, технику, культуру, здравоохранение и образование.



     Там были лица разных политических убеждений, но далеко не многие из них примкнули к лагерю т.н. "радикальной интеллигенции", противостоящей традиционной Русской власти. Теперь нам вбивают в голову, будто все они находились в непреклонной оппозиции к российской православно-монархической государственности. Это неправда. То не могло быть так хотя бы потому, что тогда некому было бы созидать Россию национальную, уверенно догоняющую (и в чём-то опережающую) "самые развитые" и "наиболее цивилизованные" государства планеты. А именно такую её выстраивали.



     И занятые этим русские люди, даже если и относили себя к "передовой общественности", то, как правило, отнюдь не в смысле личного участия в какой-либо "революционной работе". По обыкновению, "передовые взгляды" увлекали их на уровне некоего социального поветрия (наносной дани своеобычной общественной моде) и легковесного (поверхностного) следования некритично воспринятым "прогрессивным идеям", довольно популярным в образованных кругах. Но никакими "врагами царизма" они близко не были. Максимум, чего иные из них легкомысленно желали, это замены "подустаревшей" Самодержавной формы правления Конституционной монархией по британскому лекалу, "дабы идти в ногу со временем".



     На самом деле "революционный настрой" российской интеллигенции исходил от кучки национальных отчепенцев, её антипримера, всяких там Белинских, Герценых, Чернышевских и подобных им, бесцеремонно вещавших, ораторствующих от имени её всей. Процент русских политических баламутов был совсем незначителен. Российский публицист К.Зыбин (раскаявшийся "народоволец") даже провел в связи с этим своеобразный мониторинг (в 1902 году), квалифицировав таковыми, т.е. "мутившими воду", не более 1/10 всего слоя отечественных интеллигентов.



     И здесь не лишне упомянуть т.н. философов "серебряного века", стараниями которых, после 1909 года, интеллигенцию начали определять в первую очередь через её явное противопоставление официальной государственной власти. То есть к ней стали относить только тех, кто яростно критиковал "отсталое" царское правительство. Иначе говоря, доморощенную надклассовую прослойку беспочвенных и национально невежественных псевдоинтеллигентов.



     А к ним тогда добавилась и полуинтеллигенция, не получившие законченного образования недоучки, любители "умственной словесности", не умеющие думать самостоятельно, но напичканные "чужими,  штампованными формулами", каковыми и оказалось большинство революционеров. Ну и туда же вошли обитатели "черты оседлости", с особым тщанием вложившиеся в "революционную борьбу" и вскоре подменившие собой нашу действительно национальную интеллигенцию, а попутно и навязавшие "новому обществу" своё разумение всей Русской истории (включая понимание исторической роли и значения отечественной интеллигенции).



     Сегодня, ввиду многих открывшихся обстоятельств крушения Государства Российского, уже вполне очевидно, что дореволюционный русский интеллигентский слой не вносил приписанного ему "решающего вклада" в его уничтожение. Да, там хватало своих серьёзных заблуждений, генерировались крайне спорные (подчас еретические), неприемлемые для страны мысли и замыслы её социального переустройства, но там же рождались и оттуда претворялись в жизнь благотворнейшие идеи утверждения России национально-исторической, духовно-самобытной и культурно-творческой, какой она оставалась до 1917 года. И не гоже ставить в один ряд суррогатных "революционных" интеллигентов и тех, кто ими поистине были, да к тому же сделались российским национальным достоянием. Таких, к примеру, как великие русские мыслители К.Леонтьев и Н.Данилевский, выдающиеся государственные деятели А.Горчаков и К.Победоносцев, великий хирург и анатом (основоположник русской военно-полевой хирургии) Н.Пирогов, равно как и его не менее блистательный коллега и ученик Н.Склифосовский (тоже превосходный хирург, да еще и генерал Русской Императорской Армии, инициатор использования местной анестезии, введший в российскую хирургическую практику методы антисептики и асептики, а также внесший решающий вклад в строительство новых клиник на Девичьем поле, использованных в СССР под клиники 1-го Московского медицинского института), и выдающиеся химики Д.Менделеев и В.Марковников, или блестящие публицисты М.Катков и И.Аксаков.  Таковых русских людей тут напрашивается нескончаемый список.



     Разумеется, указанные проблемы российского общества вызвали для страны определенные угрозы и риски. Но данная ситуация не являлась необратимой. Уже по фактически обеспеченным победным результатам I мировой войны, которые к марту 1917 года ясно обозначились для Российской Империи(когда,по признанию премьер-министра Великобритании У.Черчилля, "фронт был обеспечен и победа бесспорна"; Русский Царь и "тот строй,который в нём воплощался", "выиграл войну для России"), она логично обретала ранг супердержавы и статус мирового политического гегемона, со всеми вытекающими отсюда, самыми позитивными для неё последствиями (в т.ч. внутренними). Сложившаяся на тот момент упёртая оппозиция традиционной власти тогда автоматически теряла в России всякую актуальность и какую-либо действенную опору… Да и реализованный в Империи антимонархический Заговор тёмных сил, инспирированный извне, осуществила вовсе не интеллигенция. А потому и незачем приплетать её к тому, что и впрямь привело страну к катастрофе.



     Первостепенно другое. Та часть образованного общества, которая с убеждённостью отступила от русских национально-религиозных начал, следом закономерно изменила и своему исходному призванию правильно мыслить и понимать, а также направлять к этому окружающих её соотечественников. Оказала на них значительное обезоруживающее, разлагающее и развращающее духовное, моральное и нравственное воздействие, создав тем существенную дисгармонию во всем общественном российском организме и значимо ослабив его перед лицом уготованной России вселенской проверки на прочность.



     Для нагляднейшей иллюстрации дореволюционного духовно-нравственного растления российских людей достаточно привести Льва Толстого, буквально увековечившего себя на сём поприще. "Эта глыба, этот матёрый человечище" (не случайно прозванный Лениным ещё и "зеркалом русской революции") в одиночку добился того, чего не осилил бы и целый  легион агитаторов-марксистов. Как отозвался о нём, воочию узривший постыдные итоги его проповедей, доблестный офицер-корниловец А.Яремчук 2-ой: "Толстой – величайший разрушитель России, развратил четыре поколения молодёжи своим учением о непротивлении злу, и когда настал решительный час, то шли воевать против мирового зла лишь молодые люди и юноши. У Толстого два лица – мыслитель и художник-писатель. Лучше было бы, если бы он не "мыслил"!".



     Сейчас мало кому известно, что он был к тому же отпетым христоненавистником, законченным, заклятым врагом Церкви Христовой. Современный автор Н.Ставров посвятил данной теме специальное исследование, где убедительно, документально подтверждает этот факт. Однако в то время сие не нуждалось в доказательствах. К примеру, живший тогда генерал П.Н.Краснов прямо засвидетельствовал: "Толстой осмеял литургию и на неё стали смотреть как на забавную комедию"…



     Нынешние культуртрегеры Эрэфии ("эстетствующие" совроссиянские снобы, заправляющие культурой РФ) посильно мешают обнародованию означенной информации и таких вот оценок, якобы порочащих сего пресловутого гения (обратившего себя в общероссийский рупор анархии и безверия). Вероятно, в благодарность за его "труды". И равно так же препятствуют распространению соответствующих выводов по адресу великой русской литературы, не просто впавшей в "самообличение и самооплевание",  но в основном своём проявлении сделавшейся "кривым зеркалом" русской жизни. Из самых знаменитых российских "классиков" (творивших в 19-20 веках), наипаче преуспевших в этом занятии, правомерно выделить (помимо Л.Толстого) Н.Некрасова, М.Салтыкова-Щедрина, А.Чехова и особенно М.Горького, "влезшего" в отечественную литературу на волне революционных брожений и благодаря тем неложным свободам, которые существовали в Российской Империи даже и для подобных ему типов, откровенно её ненавидевших.



     Опять же, нужно акцентировать на том, что та Россия была поистине свободной страной. Её базовые и неписанные православные, моральные начала Русского жизнеустроения неукоснительно оставляли каждому человеку право на реальную свободу личного духовного и мировоззренческого выбора, подкреплённую возможностью практического осуществления оного. Сегодняшние жители РФ с их национально размытым миропониманием и всем своим советским "генетическим багажом" за душой, уразуметь этого обычно не в состоянии. А объясняется то примерно тем же, чем и возобладавшее в нашем "массовом сознании" отношение к последнему Российскому Государю. По нехитрому и правдивому заключению Л.Решетникова, современные "люди часто не понимают Николая II, потому что он действовал в православном поле, а они не в православном"…



     До 1917 года в данном духовном поле (русского православия) жила вся коренная Россия. При этом в ней, безусловно, присутствовали свои изъяны и "социальные язвы", того никто не оспаривает. Принципиальным здесь является: какого происхождения они были и в каком количестве и качестве выражались (по сравнению с "ведущими цивилизованными странами",  на которые обыкновенно ссылаются), но краеугольный вопрос – насколько успешно их изживали в пользу благоприятного пути национального развития? Все проверенные фактические сведения о предреволюционном периоде отражают именно планомерное и неудержимое движение Российской Империи в сторону максимального общенационального процветания! Причем тут непременно надо учитывать саму Историю (в её постоянной и вынужденной борьбе за национальные интересы страны), Географию (с её очень сложными природно-климатическими условиями) и традиционную (национальную) Психологию исторической России, собственно, и предопределившие её внутреннюю и внешнюю политику, которую со столь смехотворной лёгкостью поносят нынче всякие кабинетные и дворовые "умники" из "общества победившего шопинга" РФ.



     А центральным во всём этом видится то, что после революции и гибели православно-монархической государственности России существовавшие в её исторических границах люди уже более не могли рассчитывать на действительно достойную и свободную человеческую жизнь. Потеряв Богом данную Власть Законную, они потом понуждены были чтить власть преступную, антинацианальную и антисоциальную – "диктатуру сволочи" (по меткому выражению И.Л.Солоневича), приучившую их довольствоваться её официальными объяснениями сложившегося государственного порядка. И возможности нормального выбора у них там вообще не осталось. Пришлось адаптироваться к персистентным советским реалиям (от коих некуда было укрыться), а искать и находить радости, во что-то верить и кого-то любить - только лишь в чётко очерченных всем пределах коммунистического эрзац-бытия…



     Как ныне иной раз представляется, безвозвратно ушедшая добольшевистская Россия Царей казалась пребывающим под её монархическим скипетром такой гигантской, необоримой махиной, такой впечатляющей,  незыблемой громадиной, преисполненной фантастической силищи, что многие даже утрачивали чувство реальности по отношению к ней и впадали в какое-то неизъяснимое обыденное прекраснодушие, в какую-то расслабляющую повседневную самоуспокоенность относительно безопасности своей страны, отчего не смогли ни своевременно распознать своих врагов, ни надлежаще отреагировать на их происки и чинимые ими козни. Ну а здесь необходимо учесть общую доверчивость, простоту и неискушённость того русского народа во зле, на чём очень грамотно сыграли режиссёры и исполнители затеянной всероссийской Смуты.



     Это сейчас мы обозреваем Российскую Империю с позиции полученного к сему дню, но неслыханного в те годы, небывалого отрицательного опыта и в свете свершившихся, немыслимых для "старого мира", национальных катаклизмов и социальных пертурбаций. Да ещё цинично судим о ней и с апломбом филистеров "вымеряем" (собственной ущербной меркой) степень "вины" тогдашних русских в уничтожении их Державы. Однако сами-то уже давно не являемся таковыми (разве что нарицательно, по закрепившемуся, привычному самоназванию, да как "русскоязычные"; не считая унаследованного нами антропологического облика и сохранённых русских имён и фамилий). Но никак в толк не возьмём, кто же мы взаправду есть и в какой действительности прозябаем втуне…



                                                   II. Россия и Церковь в 1917 году. Почему Белые не были февралистами



     А между тем все мы, хоть умозрительно, могли бы обратиться к не слишком далёким временам российской истории и воспользоваться выданным ею достойнейшим примером русского национального поведения. Ведь в ретроспекции катастрофы 1917 года и вызванных ею апокалипсических событий явственно просматриваются люди, не только с потрясающей убедительностью отобразившие свою собственную русскость, но и отстоявшие само славное имя и национальный престиж своего народа.



     Тут следует озвучить тот непреложный постулат, согласно которому, изменившие Русскому пути и поправшие его национальные идеалы безоговорочно теряют и какое-либо право именоваться "русскими". В их число попадает, в частности, рассмотренная одиозная прослойка российских интеллигентов, не оказавшихся ни воистину разумными и мыслящими (учитывая последствия их деяний, банально убившие или неизгладимо оконфузившие оных), ни тем паче русскими (ввиду несомненного антинационального характера своей деятельности). Те, кто сделал свой естественный и осознанный национально ориентированный выбор, – вот они и остались настоящими русскими людьми, в т.ч. и подлинно отечественной интеллигенцией, думающей и действующей по-русски.





     Таковых оказалось немало. К примеру, поистине российские интеллигенты Иван Беляев (великолепный артиллерийский генерал Белой Армии, а также талантливый географ, этнолог, антрополог и лингвист; переехав в Парагвай, по сути, обеспечил ему  победу в войне с Боливией) или Евгений Месснер (последний начштаба легендарной Корниловской дивизии, а в дальнейшем профессор военных наук и выдающийся аналитик; автор актуальнейшей концепции "мятеж-войны", изучаемой во всех военных академиях мира). Или даже этнический полунемец Клавдий Фосс (офицер-дроздовец, интеллектуал и полиглот, создавший эффективную контрразведку РОВС; без остатка посвятивший себя бескомпромиссной борьбе с большевизмом). Все трое, кстати, были неподдельными православными христианами и непоколебимыми монархистами.



     Да, далее без обиняков скажем о "людях воли и поступка" (дефинированных так И.А.Ильиным), о тех русских,  которые беззаветно "вели борьбу против великого разложения души и тела" (по определению И.С.Шмелёва). То есть о Белых офицерах и солдатах, защищавших истинную, необолганную, непридуманную Россию. О них теперь в РФ составляют представление в основном по ангажированным, тенденциозным и заведомо лживым большевистско-либеральным источникам, либо по очевидно предвзятым "свидетельствам" откровенно сомнительных личностей, нагло сопрягающих себя с Белым Делом или открыто его предавших. В этом списке генералы Я.Слащев, Ю.Гравицкий, Е.Достовалов и проч., поплатившиеся за свою измену собственной жизнью, уехав в Совдепию. Там же и сменовеховцы (много чего понаписавшие), призвавшие эмиграцию к примирению и сотрудничеству с коммунистическим режимом,  без церемоний воздавшем им за то прагматичным уничтожением их лидеров, да и почти всех, приехавших тогда в Советский Союз "приносить пользу Родине". Ну и в одном с ними ряду вся зарубежная "либеральная помойка" старой России, представители которой тем или иным образом были связаны с революционерами-"февралистами", так или иначе поучаствовали в преступном развале страны "временщиками", а потом, избежав большевистского террора и оказавшись на Западе, писали "воспоминания", в суетных потугах выгораживания себя и в оправдание своей идейной приверженности, столь несмываемо опозорившей их в глазах подлинной Русской нации.



     Но магистральное направление злостных наветов и беззастенчивой клеветы на Белых российских защитников освоено сейчас ближайшими потомками твердокаменных большевиков и выведенной ими в СССР породы убеждённых "гомосоветикусов". И они с энтузиазмом поддержаны всякими борзописцами из разряда "необратимо контуженных" Совком  (фигурально выражаясь) и просоветски настроенных духовных вырожденцев Эрэфии. Означенные люди стараются все запутать и перемешать истинную картину происходящего в период активной военной фазы антисоветского сопротивления 1918-1922 гг. Причём какой только гнуси и бредового вранья (включая соответствующие инвективы) на него не изрыгают. Вероятно, ещё и в объяснение собственной, неистребимой привязанности к Совку. Заручившись и прикрывшись вывеской "русские", они понаплодили всевозможных "проектов", "народных линий", "версий" и т.д. А прицельно бьют именно по самым что ни есть русским, которые жили тогда на земле – по Белым воинам!



     На сегодня уже проделан намеренный вброс в "общественное сознание" РФ отвратительно ложной мысли, будто бы они все были "февралистами". Данная чушь исходит по большей части от советско-русских "патриотов" и аналогичных оным деятелей РПЦ МП (рядящихся в одежды "традиционалистов-ортодоксов"). А для последних Белое движение есть зримый укор их Церкви, эталонный пример не пошедших на национально-религиозное отступничество и соглашательство с Красным злом. Однако и тем, и другим непростительно не знать, что в марте 1917 года никакого "отречения" Царя не было, а его подданных спланированно и беспрецедентно обманули. И никто из нормальных русских в то время даже представить себе не мог, какой масштабный Заговор реализовали в России антирусские силы. Что скрытое от людей лже-отречение ударило в самое сердце народной души. И почти никому из них не довелось выяснить наиважнейшей сущностной правды о происшедшем (а такие непревзойдённые апологеты Белого дела, как П.Врангель и И.Ильин, до самой смерти оставались в неведении относительно решающих обстоятельств и участников февральского "беспредела").



     Указанные путаники также обязаны соображать, насколько ошарашила, огорошила и деморализовала народные массы весть об "отречении" Русского Царя, парализовав у многих волю к адекватному противодействию злоумышленникам, а заодно и лишив их надлежайшей решимости к борьбе с врагами России. Тем паче Церковь, в лице наиболее влиятельной части епископата, приняла и утвердила случившееся как должное. А люди ведь оглядывались на него (епископат), ждали от авторитетных церковных владык правильного назидания. Но те повели себя, если корректно оценивать, недопустимо гадко.



     Учитывая же сногсшибательный посыл однозначной подачи, дескать, "Царь добровольно отрёкся", то бишь сам изменил России и всему Русскому делу (притом безосновательно и в ответственейший для страны момент), впору искренне изумляться, что монархисты в России вообще тогда не перевелись. То есть мы имеем нешуточные поводы для вящего удивления тому, каким образом, в условиях той подлейшей и чрезвычайно обескураживающей дезинформации российских людей, еще сохранилось столько верных Русской монархической идее. Парадоксально!.. Так, а впридачу, Императору Николаю Второму приписывают несуразный приказ к Российской Армии, призывающий её войти в повиновение Временному Правительству, окончательно предрешивший будущую аховую участь Империи.



     Вот эти два вопроса (о т.н. "отречении" Царя и об упомянутом "приказе по Армии") надо полагать ключевыми. Их прояснение не только помогает разобраться в импульсах поведения тогдашних, неподложных россиян, но прежде всего – чётко изобличает цареборческую, русофобскую подоплёку всех злопыхательских диффамаций по адресу Русской монархии и вносит кардинальную поправку в устоявшееся воззрение на весь революционный перелом исторической России.



     Не претендуя на оригинальность, тут достаточно ограничиться констатацией уже накопленных, исчерпывающих разоблачений двух вышеобозначенных фальшивок. А такую работу с огромным успехом проделало значительное количество людей (напр. А.Разумов, А.Савельев, Е.Холмогоров, М.Бабкин и мн.др.).



     Обобщая их старания, сошлёмся хотя бы на А.Кузнецова, изрядно потрудившегося в данной связи. В одной из своих публикаций он весьма кстати апеллирует к И.Солоневичу, по безукорному замечанию коего, "Февральская революция явилась одной сплошной фальшивкой. В этой революции фальшиво и поддельно всё, начиная от её якобы безкровного характера и будто бы вызванного ею всенародного энтузиазма и кончая её официальными документами, состряпанными творцами революции для прикрытия собственного преступления и оболванивания доверившихся им "народных масс".



     И сразу коснёмся фальсификации "Манифеста об отречении". Напомним, в феврале 1917 года Русский Император Николай II попал в расставленную для него безвыходную ловушку, продуманную предательской, масонской кликой представителей генералитета (Рузский, Алексеев, Лукомский и т.д.), а также думскими масонами (Гучковым, Милюковым, Родзянко и пр.). Будучи блокированным в поезде под Псковом, полностью отрезанным от внешнего мира и фактически пленённым своими же генералами-изменниками, требовавшими, вырывавшими у него отказ от Трона в пользу Наследника, Царь якобы подписал карандашом (!) телеграмму с лапидарным адресатом "начальнику штаба". В её тексте сообщалось о передаче Государем Престола своему брату Михаилу, в обход законного наследника царевича Алексея, да ещё и в "согласии с Государственной Думой". После этого текст сего послания, под видом Манифеста, заговорщики разослали в войска, а затем и подали всей России как именно Манифест об отречении от Престола.



     Само собой, Император отлично сознавал всю нелегитимность этой бумаги, чьё содержимое вступало в абсолютное противоречие со Сводом Законов Российской Империи. Но реально повлиять на события в те роковые для России дни он уже никак не мог... (О том, кстати сказать, красноречивейше свидетельствует и печально известный Приказ №1, датированный первым днём марта, ещё до обнародования пресловутого лжеманифеста от имени Царя. Явно направленный на развал  Русской Императорской Армии. Составленный и изданный без ведома Государя Императора, бывшего легитимным и полновластным Главой Российского государства; что недвусмысленно указывает на уверенность заговорщиков в однозначном отстранении Русского Царя от власти в России.) А в итоге стране выдали за "Манифест" странный телеграфный бланк, олицетворяющий собой мнимое "отречение" от имени Государя, не бывшее таковым ни по содержанию, ни по форме. Впрочем, по расхожей в РФ "патриотической" версии, та телеграмма Царя генералу Алексееву была последней возможностью спасти монархию. Дескать, Государь пошел на этот шаг в расчёте на верных Присяге генералов, офицеров и солдат, составлявших, за мизерным исключением, всю Русскую Армию. А уж они, безусловно, вернули бы Николая Александровича на Трон, восстановив тем самым Законную Русскую Власть. Тем не менее на поверку российский народ не дождался правдивой информации о случившемся в феврале-марте 1917 года. Ему пришлось довольствоваться лишь только той его подачей, какую напористо всучили русским людям изменники-февралисты.



     А теперь прикинем, – чего они (русские) должны были думать и как им следовало поступать, когда всё в России было завязано на церковно-православной вере и монархической власти, которая официально сама себя аннулировала (обставив это сомнительнейшей передачей вопроса о грядущей форме государственного правления на волю какого-то непонятного, чуждого всем Учредительного Собрания), а иерархи Российской Церкви в свою очередь принялись единодушно убеждать народ в "целесообразности" утверждённого в стране положения дел? Очевидно, у нас ныне нет ни малейшего права судить их, учитывая всю подноготную нашего "россиянского" происхождения. А к сущему пониманию той ситуации надобно приложить основополагающий факт, недавно установленный исследователем Андреем Разумовым. Он неопровержимо доказывает (документально, фактологически безупречно), что  ВсеРоссийский Государь Николай II никакого отношения к собственному отречению не имел и никогда не составлял отречения от Трона, не писал его от руки и не подписывал…



     Вторая фальшивка – так называемый "прощальный приказ по Армии" Государя Императора Николая Второго с призывом повиноваться Временному Правительству – тоже на сей день разоблачена без всяческих сомнений на этот счёт. Например, А.Кузнецовым, давшим последовательную и весомую аргументацию. Как он с резонностью тотчас же отмечает, "уже то странно, что Государь Император, и формально, и фактически лишенный не только Верховного Главнокомандования, но и вообще Верховной Власти, пытается обращаться к Армии с какими-то приказами, а генерал Алексеев к тому же услужливо передаёт эти приказы в войска". А следом предлагается внятная, логически выверенная цепь рассуждений, доходчиво убеждающая, что "Приказ" был сочинён штабными дельцами Ставки путём "творческого" редактирования незаконченного обращения Государя к войскам, написанного им собственноручно, а потом изъятого Алексеевым. Ну а в качестве неоспоримейшего довода Кузнецов выставляет фотокопию подлинника неоконченного черновика (использованного мошенниками из Ставки в виде заготовки для сочинения "Приказа"), который совершенно случайно обнаружил в Государственном архиве Российской Федерации историк Бабкин М. (ГАРФ, фонд 601 ("Николай II"), опись 1-я, дело 2415-ое; фонд находится в открытом доступе). И там нет ни слова о Временном правительстве, а тем паче намёка на требование повиноваться ему. Но выражен "настоятельный призыв" к Армии "отстоять нашу родную землю от злого противника".



      Таким образом, прощальный "Приказ" Государя по Армии есть столь же мерзопакостная фальшивка, как и "Манифест" об "отречении".



     Но это мы теперь такие "осведомлённые", а в ту пору в головах обычных русских людей подобная, невообразимо изощрённая подлость и недюжинная эквилибристика революционных политиканов совсем не укладывались. Мало того, их (русских) всех загнали в исключительные, какие-то непостижимо треклятые условия, не позволявшие никому из них правильно сориентироваться и действовать. И даже спустя десятилетия выжившие в горниле Русского холокоста продолжали отталкиваться в своём его осмыслении от навязанной им в 1917 году политической данности. Истинной правды о ней они не смогли выяснить, хотя стремились к тому изо всех сил.



     Так, в книге отменного белого офицера Левитова М. "Корниловский Ударный полк" предоставлены сведения ушедших в изгнание  русских патриотов, абсолютно искренне уяснённые ими именно как "историческая правда". Сегодняшним ретивым "судьям" Белого движения, называющим себя в Эрэфии "православными монархистами" (навроде П.Мультатули, Т.Мироновой и пр.), очень не помешало бы с этим ознакомиться. А там высказываются весьма известные и достойные российские люди: профессора Ильин и Месснер, генералы Драгомиров и Головин, сенатор Корево и тот же полковник Левитов (все, к слову, монархисты). И вот показательные выдержки оттуда, хорошо отражающие степень тогдашней информированности Русского сопротивления (притом через 50 лет после революции!), а попутно во многом объясняющие позицию и поведение всего русского народа в зачатой врагами антироссийской Смуте.



     Для начала об "отречении". Иван Ильин: "Царствующая русская Династия покинула свой престол тогда, в 1917 году, не вступая в борьбу за него; а борьба за него была бы борьбой за спасение национальной России". Сенатор Корево: "В российских основных законах отречение царствующего Императора вовсе не предусматривается"… По мнению Ильина, "Государь передал право на престол Великому Князю Михаилу Александровичу, не удостоверяясь в его на то согласии. Право отречения за наследника Корево, по справедливости, отрицает совершенно…



     В действительности дело обстояло так, что Государь и Великий Князь отреклись не просто от права на престол, но от своей религиозно освящённой, монархической и династической обязанности блюсти престол, властно править, спасать свой народ в час величайшей опасности и возвращать его на путь верности, ответственности и повиновения своему законному Государю. В труднейшие часы исторической жизни Монарх блюдёт свою власть и властью ищет национального спасения. "Народ был освобождён от присяги и предоставлен на волю своих соблазнителей"…



     "Династия не стала бороться за свой трон… Честных, и храбрых, и верных было не мало, но воля у них была как бы в параличе, и кадры их были рассеяны по всей стране. И началась отчаянная и гибельная авантюра, длящаяся и до сего дня и конца ей не видно ещё… Крушение Монархии было крушением самой России… развернулось российское бесчестье… и оскудение духа; а на этом духовном оскудении, на этом бесчестьи и разложении вырос Анчар большевизма, – больное и противоестественное древо зла, рассыпающее по ветру свой яд всему миру на погибель…".



     Наконец, здесь надлежит процитировать, пожалуй, стержневую разъяснительную мысль Ивана Ильина. Сообразно утверждению этого вернейшего монархиста и незаменимого Белого идеолога, "если бы Государь Император предвидел неизбежный хаос, яд большевизма и дальнейшую судьбу России, то он не отрёкся бы, а если бы и отрёкся, то обеспечил бы сначала законно престолонаследие и не отдал бы народ в подчинение тому государственно беспомощному и заранее "обойдённому слева" тому месту, которое назвали "временным правительством". И в русских обывателях проснулось бы гражданственное начало; и русское крестьянство держалось бы иначе. Но предвидения не было, и государственное начало проснулось сразу лишь в героическом меньшинстве, решившем сопротивляться до конца. Из него и образовались Белые Армии"…



     И не менее важно высветить тамошнюю же реакцию русских на вышерассмотренный "приказ по Армии". Но прежде несколько слов из помещённого полковником М.Левитовым в своей книге письма, писанного одним из первейших думских заговорщиков и отъявленных негодяев П.Милюковым кн. Долгорукову, где он неожиданно проливает яркий свет на государственный Переворот 1917 года. В частности, Милюков свидетельствует: "если бы Армии позволили перейти в запланированное наступление, его результаты сразу в корне прекратили бы всякие намёки на неудовольствие и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования…". А вместе с тем признаёт: "масса населения, не участвующая в митингах и съездах, была настроена монархически… многие и многие, голосующие за республику, делали это из страха".



     Далее констатация Михаила Левитова: "Отречение Государя Николая Второго за себя и за сына престолонаследника, с прощальным призывом к Армии "во имя счастья России верой и правдой служить временному правительству" – поставило бывших на фронте в тупик… Это был первый надлом в Действующей Армии, а приказ Временного правительства №1 (полностью её дезорганизующий) его расширил и узаконил…". Причём подчёркивается, что "даже когда революция уже стала свершившимся фактом, желающих расписываться в присяге Временному правительству, после прощального обращения к Армии Государя Императора, оказалось немного!"…



     Заодно мы получаем ответ на вопрос, почему Армия, а особенно гвардия, тесно связанная с монархией, не двинулась на защиту Трона, хотя бы самовольно. По озвученному, немудрёному ответу самих гвардейцев, "боязнь нарушить дисциплину во время войны лишила инициативы всех начальников, от мала до велика, все считали за лучшее воздержаться, подождать приказа, ну и дождались!". А объясняя в целом, "Действующая Армия представляла собой лучшую часть Русского народа и являлась основной силой в защите страны от врагов внешних и внутренних. Но она была крепко скована дисциплиной, помимо прощального приказа Государя служить временному правительству"…



     Тем самым надлежит оправдать действия в тех условиях российских (верноподданных) людей, даже отдалённо не представлявших себе подоплёки свершившегося в России. А одновременно и должно быть ясно, почему Верховный Главнокомандующий Русской Армии генерал Лавр Корнилов, всецело воспротивившийся "приказу №1", стал "истинным сыном Отечества", спасавшим Россию, а также национальным героем и Вождём в глазах искренних русских патриотов (опять же, ничего не знавших об антимонархических выходках этого человека).



     Тут же можно смело ответствовать современным либеральным и большевистским мифоплётам (принципиально схожим в своей клокочущей ненависти к Российской Империи): "Бездарность Временного правительства развязала руки большевикам, они уже открыто разлагали Действующую Армию и в октябре "подобрали валявшуюся на улицах власть". А также: "Не надо никогда забывать, что всё же Красную Армию сформировали офицеры Императорской Армии, раздавленные позором революции и террором, но и бумажки с "приказами" заставили тысячи малодушных служить врагам России"…



     А в оконцовке вновь сошлёмся на Левитова: "Весь ужас революции заключался в том, что её вожаки воспользовались самым трудным временем для России, когда после поражения в 1915 году Армия была готова вместе с союзниками нанести последний удар Германии. Они правильно оценили обстановку: победа над врагом внешним означала славу и величие России, её небывалый подъём и, конечно, укрепление Самодержавной Монархии. Всё это Керенским и Лениным не улыбалось, и они в полном сознании мерзости своего поступка и дьявольски умело вонзили своей Армии нож в спину во имя торжества революции. Всё это вылилось в бунт рабов, принесших позор национальной России и трёхлетнюю кровопролитную гражданскую войну… Пусть ведают потомки наши, что братоубийственную войну начали не Вожди Белых Армий, а революционеры своим бунтом, физически уничтожая всех национально мыслящих. Первые добровольцы генерала Корнилова подняли своё Знамя борьбы не только за честь национальной России, но и за то, чтобы показать всему миру, что они – не навоз для укрепления "пролетарской диктатуры"…



     Итак, выявлены узловые пункты отправного революционного этапа, определившие собой последующий ход Русской истории. Хотя она, конечно, ещё не была предопределена окончательно. В годину ожесточённейших сражений гражданской войны исторический маятник мог твёрдо склониться в пользу Белой Армии и всего Русского Сопротивления. Даже несмотря на систематическое его предательство и судьбоносные "подставы" некогда союзными России державами, сделавшими принципиальную ставку на Красных. И даже невзирая на исходное стратегическое преимущество и гораздо больший общий потенциал завладевших Россией, прагматичнейших большевиков-"беспредельщиков" (никогда не брезговавших никакими средствами), вместе с их хвалёной РККА, созданной и качественно усиленной "военспецами" из кадровых царских офицеров. Между прочим, в зачёте у этой армии попросту нет действительно впечатляющих побед над Белыми войсками, которым, в отличие от неё, реально есть чем гордиться. Взять хоть блистательный разгром недоукомплектованной Корниловской Ударной  дивизией отборного Конного корпуса Жлобы в Северной Таврии летом 1920 года. И данный случай далеко не единственный.



     По неложному свидетельству превосходного русского офицера-дроздовца Антона Туркула, красные постоянно давили белых своим "безличным числом", "человеческой икрой", совершенно не считаясь с людскими потерями. А Белые части их били, будучи нередко в десятикратном меньшинстве, а то и поболе. Фактических подтверждений тому множество. Например, в 1919 году, под Дмитриевом, Первый Дроздовский полк "в дежурном порядке" успешно отбился от 14-ти (!) советских полков, каждый из которых по численности как минимум не уступал белогвардейскому. То же самое не раз проделывали и Корниловцы, и Марковцы. И в Армиях Юденича и Колчака такое регулярно случалось. Вспомним тех же "талабцев" Б.Пермикина, "каппелевцев" или Ижевскую дивизию.



     А эпический бой под Канделем зимой 1920 года, когда рота одесских мальчиков-кадет дерзновенно приняла на себя и выдержала удар многократно превосходивших её красных соединений (куда входила и кавбригада мифологизированного совками Котовского, столь распиаренного в СССР)! Ныне же сей военный эпизод по праву назван "Русскими Фермопилами". И знаменательно следующее. Все эти Белые (русские) герои тогда буквально претворяли в жизнь свою национальную пословицу: "И один в поле воин, коль по-русски ладно скроен". Впрочем, они и против Совдепии изначально пошли в соответствии с другим традиционным русским наставлением: "По течению плывёт только дохлая рыба"…



     Да, они всё-таки могли одолеть врага и повернуть вспять Колесо истории!.. В данном случае позволительно отставить в сторону расхожие историософские и религиозные интерпретации – почему этого не произошло. Достаточно, однако, принять во внимание такое хрестоматийное понятие, как личный выбор человека: духовный, нравственный, национальный и исторический. Собственно говоря, от него-то всегда зависит главное. Он может стать поистине спасительным или оказаться воистину роковым.



     К примеру, адмирал А.В.Колчак в июне 1919 года отверг предложение регента Финляндии генерала К.Г.Маннергейма двинуть 100-тысячное финское войско на Петроград, в обмен на признание "Верховным правителем" Колчаком её независимости (по существу, и без него ей гарантированной - самим ходом глобальных политических изменений). Тем самым упустили изумительный шанс почти без труда овладеть этой "колыбелью революции". А тогда в красно-белом противоборстве всё поменялось бы радикально! Кстати, осенью того же года Юденич с горсткой бойцов едва не взял этот город. Но в последний момент за Красных сыграла вероломная политика англичан, фатально подставивших всю Армию Юденича… (И это конкретный пример того – кому в самом деле помогали бывшие союзники павшей Российской Империи. Деятельность Антанты имела мало общего с "антибольшевистской". Парировать данный тезис – пустой номер, когда и сам главарь РКП(б) В.И.Ульянов, по кличке "Ленин", открыто удостоверил: "В продолжении трёх лет на территории России были армии английская, французская, японская. Нет сомнения, что самого ничтожного напряжения этих сил этих трёх держав было бы вполне достаточно, чтобы в несколько месяцев, если не недель, одержать победу над нами".)



     Генерал Антон Деникин всегда имел возможность уйти от политического диктата Британии (практически не скрывавшей своей просоветской ориентации) и хотя бы попытаться действовать "по обстановке", о чём его настоятельно просили генералы Врангель и Юзефович. По крайней мере не было бы самоубийственной для ВСЮР Директивы "На Москву!", навязанной Деникину британцами. А ещё ранее непременно соединились бы с Колчаком… Но даже если и так, выстави он лозунг пусть и не "за Царя", а "за народ, за землю и волю" (о том пишет атаман П.Краснов), "за ним хлынули бы массы". Однако он "не пошёл ни за то, ни за другое". А в результате сменивший Деникина барон Пётр Николаевич Врангель очутился в крайне неблагоприятных условиях. Да и прежние, наличествующие при его предшественнике, объективные предпосылки для суммарной победы разрозненных Белых армий над врагами отсутствовали. И хотя Врангель энергично и эффектно исполнил то важное, чего не удосужился сделать Деникин, этого оказалось уже недостаточно. Оставалось одно – "спасать русскую честь". Вот её и спасли…



     А как использовал свой выбор епископат Российской Церкви – тоже хорошо известно. От иерархов в то время требовалось именно национально-религиозное "опамятование" и возвращение в лоно истинной Православной Церкви, т.е. на путь вменённого им Богом подлинного религиозного служения. Они ведь (безо всякого преувеличения) в состоянии были подобающе изменить тогдашнее умонастроение и поведение народа, достодолжно встряхнуть его, ещё не отошедший от ошеломившего всех (вплоть до прострации) и толком не понятого всеми устранения Русского Царя. А вместо этого, в решительный момент Красного надрыва, вышла "Декларация" патриарха Тихона о "невмешательстве" Церкви в политическую борьбу (от 25.09.1919г), лишь усугубившая ту социальную апатию и ту близоруко-гибельную, шкурную позицию ("моя хата с краю"), которые овладели массами простого люда, но который обязан был и смог бы отстоять свою Отчизну.



     И снова приходится акцентировать на несделанном отечественной Церковью в 1917 году. Обратись она тогда к народу и внятно скажи ему, что Государь вовсе не "отрекался", но его опорочили и свергли на погибель Отечества, и что Временное правительство – это незаконная, чужеродная власть, которую нужно стереть с лица земли – февральская революция на том бы и закончилась. Но была бы ещё всеобщая контрреволюция, с возобновлением Законной Русской монархии и триумфальным возвратом Царя. Соответственно, и у большевиков в Российской Державе уже не было бы никаких радужных перспектив. Разве только в чьих-то фантасмагориях…



     Ну и отдельных слов заслуживают сознательно вставшие на сторону Советской власти. Именно их эпохальнейший выбор позволил в итоге перечеркнуть национальную историю России. А вот и подходящие ёмкие слова, вполне обоснованно найденные для них, например, М.Назаровым: "С русской точки зрения, Родину в трудную минуту предали те, кто поддержал антирусскую революцию, а затем пошёл в красную армию Троцкого подавлять крестьянские и рабочие восстания, проводил коллективизацию и безбожную пятилетку, опозорил Россию в глазах христианских сил Европы и довёл нашу страну до краха вместе со своим марксизмом. На счету этих предателей десятки миллионов жизней наших соотечественников и десятки миллионов манкуртов с искореженной психикой и извращёнными понятиями о добре и зле"…



     А теперь о том, о чём не стоит забывать, рассматривая эту гражданскую войну. Надо бы помнить, что после случившегося в России в 1917 году, там резко упал престиж монархии и церкви, двух взаимосвязанных и фундаментальных опор русской жизни. Вместе с тем необходимо учитывать именно повальное незнание русским народом того, как было на самом деле, кто за всем этим стоял и для чего это делалось. Поэтому и безоговорочно обвинять его в измене Царю и Православию, тем паче огульно, чохом (чем обыкновенно страдают в Эрэфии сегодняшние моспатриархийные "патриоты"), вряд ли приемлемо и допустимо.



     Примечательна мотивация людей, участвующих в противостоянии Белых и Красных. Если в Белой гвардии почти все сражались по национально осмысленному убеждению, спасая Россию, защищая народ свой, то в Красной армии все обстояло совсем иначе. Львиная доля красногвардейцев воевала или по принуждению, или за деньги (как т.н. "красные конкистадоры": латыши, австрийцы, мадьяры, китайцы и проч.). Притом "противников в Гражданской войне разделяла вовсе не "классовая принадлежность", а именно отношение к вопросу: "Великая Россия или Мировая Революция". Ядром антибольшевистского движения стали, естественно, образованные круги, прежде всего служилые, всегда бывшие носителями государственного сознания. Советскому человеку было положено считать, что белые армии состояли из помещиков и капиталистов, которые воевали за свои поместья и фабрики, "одержимые классовой ненавистью к победившему пролетариату". Но в годы самой гражданской войны и сразу после неё сами большевистские деятели иллюзий на этот счёт себе не строили, а из их высказываний (не предназначенных для агитплакатов) совершенно ясно, что они хорошо представляли себе состав своих противников ("офицеры, учителя, студенчество и вся учащаяся молодежь", "мелкий интеллигент-прапорщик")". Это утверждение историка С.Волкова, одного из наиболее компетентных современных исследователей Белого движения.



     И надобно разобраться с участием в той войне российских офицеров. Данная тема служит нынче предметом самых непотребных спекуляций, особенно со стороны просоветски настроенных "знатоков" Российской истории. Обобщая фактические сведения Волкова и подобных ему непредубеждённых историков (включая туда и белых мемуаристов), правомерно выделить следующие моменты.



     Общее число носивших в России офицерские погоны с 1914 по 1922 год можно смело обозначить не менее чем в 350 тыс. человек (хотя генерал Алексеев в 1918 году называл даже цифру 400 тыс., состоящих при Русском офицерском корпусе; однако такая его численность выглядит несколько завышенной). Из них, кстати отметим, в Мировую войну погибло, по проверенным данным, 24 тысячи(а к ним прибавим и никем не подсчитанные сотни кадровых офицеров, ставших безвинными жертвами взбунтовавшейся, ополоумевшей черни, в "великую и бескровную" Февральскую революцию 1917 года... ). Показательно социальное происхождение тогдашнего русского офицерства. До 70% его происходило из крестьян, около 25% – из мещан, и лишь очень незначительный процент остальных составили выходцы из дворян.



     Всего в Белом сопротивлении активно участвовало свыше 170 тыс. офицеров. Сюда вошла элита российского офицерского корпуса и лучшие представители образованной молодёжи России, не считавшие для себя возможным примириться с властью антинациональных сил. Более 55 тыс. из этих людей сложили свои головы в борьбе с большевизмом, до 60 тыс. оказались в эмиграции, а иные остались на советской территории (либо в качестве попавших в плен, либо "растворившись" среди "советского" населения). Подавляющее их большинство погибло, будучи расстрелянными сразу, как в Крыму или на Севере, где они были истреблены за считанные месяцы почти полностью, или в последующие годы.



     Примерно 30 тыс. служили в армиях возникших на окраинах бывшей Российской империи национальных государств (грузинской, литовской, финляндской и т.д.). Красный террор унес жизни не менее 50 тыс. лиц, имевших офицерские звания, но не успевших тогда по-настоящему проявить себя. Добрая половина их просто физически не смогла вступить в Белую армию, а была уничтожена революционным плебсом и карательными акциями ЧК. Например, при попытке пробраться к белым, в госпиталях для раненых в Великой войне (так погиб родной брат начальника Дроздовской дивизии Антона Туркула, достойный офицер и герой войны, изуверски убитый в госпитале с группой таких же офицеров озверелыми красными матросами в Ялте, в 1918г.), или же они гибли по ходу выявления чекистами подпольных офицерских организаций, повсеместно создаваемых на подконтрольной Советам территории. Но были ещё офицеры (всех рангов) вовсе не участвовавшие в гражданской войне, отъехавшие за границу (вроде генералов М.Д.Нечволодова, В.И.Гурко, В.Н.Воейкова и др.) либо отсидевшиеся в тылу всех воюющих сторон, чудесным образом избежав мобилизаций и каких-то репрессий. Точно их подсчитать нереально, но где-то 1,5 – 2 тыс. таковых могло быть.



                                                                         III. Кто пошел за красными. Количество и качество



     Наконец, о тех из них, кто выступил за Советскую власть. По оценке Волкова, большевикам досталось менее 20% всего офицерства. Из кадрового офицерского состава до 10%. В общей сложности в Красной армии служило 60 - 65 тыс. российских офицеров. При этом добровольно в неё вступило 9 - 11 тыс. А остальные попали туда по мобилизации (как правило, семьи оных находились в заложниках у ЧК) или из числа пленных белогвардейцев – примерно 10 тысяч. Причём  сюда входят и все сбежавшие при первой возможности к Белым – тоже приблизительно 10 тыс. (подобно царскому генштабисту, начальнику Главного штаба А.Архангельскому, генералам Г.Христиани, Н.Ливенцеву, Д.Мельникову, Н. Всеволодову или будущим белым генералам С.Булак-Балаховичу, И.Павличенко, Б.Пермикину, уведшим с собой подчинённые им красные части), а также все "ликвидированные" из-за "нелояльности" к Совдепии (как генералы Н.Оболешев, К.Рыльский, Л.Савченко-Маценко, В.Ильинский и мн.др.).



     Кстати, от белых начали переходить на советскую сторону в основном лишь тогда, когда обозначился явный военный крах их Дела. Да и то, на это шли только неисправимые шкурники либо наиболее слабые духом, совершенно отчаявшиеся и разуверившиеся в финальной Белой победе. К примеру, таким образом поступил колчаковский подпоручик Л.Говоров, в будущем – знаменитый советский маршал. Однако этот случай всё же из разряда исключительных. Другим в этом смысле повезло куда меньше. Так, несколько сот пленных офицеров из армии Колчака красные отправили в 1920 году на советско-польский фронт "защищать Родину от внешнего врага", т.е. сыграв на неизбывных патриотических чувствах этих людей. Но ко времени их прибытия на советский Западный фронт большевики уже заключили перемирие с поляками. И все те офицеры были цинично расстреляны "за ненадобностью".



     Впрочем, та же участь постигла и абсолютное большинство представлявших русское офицерство, оставшееся в СССР. От 70 до 80 тысяч из них расстреляли или они погибли в тюрьмах и лагерях в 20-е – 30-е годы. То же самое произошло и с 3 тыс. офицеров, кои вернулись из эмиграции за всё время с 1921 года. Заплатили, как говорится, по гамбургскому счёту…



     К несказанному сожалению, в современной РФ (притязающей на преемство с исторической Россией) правдиво рассуждать о Гражданской войне становится откровенно неблагодарным занятием. Казалось бы, парадокс. Но так видится лишь, когда оцениваешь ситуацию через псевдопатриотический флёр и пропагандистскую марь информационного пространства Эрэфии, в которой оно прилежно контролируется людьми с нескрываемо советской и просоветской сущностной ориентацией. Они же не склонны допускать здоровой, национально осознанной ревизии привычных проагитпроповских подходов, стереотипов и клише в рассмотрении истории России! Прежде всего её переломных этапов. А гражданская война в ней ведь и является одним из них. Поэтому нам упорно продолжают далдонить о "патриотизме" бывших царских генералов, перешедших под знамя Интернационала, об их "любви" к Родине (которую на практике они предали и помогали убивать). Их общую цифру обычно старательно завышают, а о них самих рассказывают как о едва ли не самых лучших, "элитарных" кадрах русского генералитета. Особенно о генштабистах прежней Императорской Армии.



     Однако историческая правда такова. Всего у Красных служило, по самым смелым подсчётам, не более 38% офицеров Генштаба Российской Империи. А с учётом ушедших к белым (откуда в свою очередь переметнулось к большевикам ничтожное число) выходит уж никак не больше 30%. Качество их тоже премного переоценивают. И проведём такое красноречивое сравнение. В отличие от них генерал Михаил Дитерихс остался верен присяге - служить Отечеству. Стал последним главнокомандующим Русских войск на территории исторической России. Именно он, а не прогнувшийся под красных А.Брусилов, был главным и истинным разработчиком самого грандиозного успеха союзников в I Мировой войне – Луцкого прорыва (уяснённого в СССР под прозванием "Брусиловского").



     А возьмём выдающегося русского полководца Николая Юденича, вероятно, лучшего стратега и тактика Великой войны! Его Кавказская армия, поставленная в наименее выгодные условия среди прочих, нанесла сокрушительные поражения далеко не слабым турецким войскам под Сарыкамышем, Эрзрумом, Трапезундом, Эрзинджаном и в Огнотской операции, фактически разгромив Турцию (чьей армии, разбившей британцев при Дарданеллах и в Месопотамии, многие почему-то приписывают невысокую боеспособность). В гражданскую же войну генерал Юденич возглавил малочисленную Северо-Западную армию белых и беспременно решил бы исход всей Белой борьбы в её пользу, если бы не целая череда не зависящих от него отрицательных факторов, не позволивших ему этого добиться.



     Здесь же кстати упомянуть и генерала Павла Ренненкампфа, до смерти не изменившего Царю и Присяге (оклеветанного советскими историками, но, по мнению независимых военных экспертов, "одержавшего единственную в ту войну безусловную победу над хорошо подготовленными германцами" под Гумбинненом в 1914 году; и в 1918г. казнённого красными за отказ служить им), а также ещё двух героев Мировой войны и прекрасных кавалерийских начальников - генерала Алексея Каледина (избранного Донским Войсковым Атаманом и трагически погибшего в начале 1918г.) и, конечно же, графа Фёдора Артуровича Келлера (ревностного монархиста и предполагаемого возглавителя Северной Белой Армии, подло убитого петлюровцами в Киеве, в конце 1918г.). Без сомнения, такие генералы, каковых имеется приличный список, смогли бы придать всему Белому движению существенное кадровое усиление…



     Но вот наиболее заметные (по внесённому вкладу в победу большевиков) персоны тех генштабистов-изменников: Бонч-Бруевич В.Д., Верховский В.И., Маниковский А.А., Черемисов В.А., Игнатьев А.А., Одинцов С.И., Парский Д.П., Самойло А.А., Егорьев В.Н., Брусилов А.А., Потапов Н.М., Снесарев А.Е., Сытин П.П., Каменев С.С. Таковых, "отличившихся", в общей сложности набирается около двух десятков. Всех их роднит, как и фигуры аналогичного им, но менее значимого ряда – именно стойкое помрачение собственного национально-религиозного самосознания. Они-то себя русскими считали…



     Конечно, кто-то из данных лиц, наподобие генералов Самойло и Одинцова, ушли к большевикам охотно и сразу, усмотрев в них подходящую альтернативу никчемному Временному правительству, а себе – более "достойное", рядом с ними, применение. Возможно, и "в интересах России", весьма специфично ими толкуемых. Опять же, не следует забывать, в каком экстраординарном, не имевшем аналогов, неведении (относительно поистине случившегося с Царём и в стране) находились в ту пору едва ли не все российские люди.



     При всём том, тут просматривается своя закономерность. Бонч-Бруевич с пониманием относился к идейному бзику своего родного брата – известного революционера, ярого "толстовца", а также личного друга и секретаря Ленина (одновременно симпатизируя "главному казначею" РСДРП тов. Красину). Генерал Игнатьев состоял в масонской ложе. Об этом мало кто вспоминает. Зато любят приводить его пафосное обоснование личного служения советской власти: "Цари приходят и уходят, но Россия остаётся!". А, скажем, Брусилов придерживался прочно усвоенных им в молодые лета теософских взглядов и отнюдь не чурался эзотерики… Наверняка и у остальных их соработников, добровольных клевретов большевизма, было за душой нечто похожее. То есть люди такого типа, чего бы они сами о себе не мнили, ещё до революции сбились с национального Русского пути. А уже определённое стечение исторических обстоятельств и вызванные ими претексты логично обусловили соответствующий выбор у этих фигур. Тот же гвардейский поручик М.Тухачевский, сделавший у коммунистов головокружительнейшую карьеру, увенчанную званием советского маршала, всегда оставался сознательным язычником, ценил оккультизм и серьёзно им увлекался. Просто до времени (при "старом режиме") он этого особо не выказывал и о том не распространялся. Но после Октября 1917 года вполне естественным для себя образом отправился к тем, которые были ему реально близки по сути и по духу. К слову, в 20-е гг. Тухачевский обращался к СНК и большевистской верхушке с предложением превратить Россию в чисто языческое государство, исповедающее махровое язычество древних культов…



     Нынешние поклонники означенного красного генералитета вообще-то должны бы знать приводимые здесь факты. Тем не менее ему по-прежнему поют оды и именуют "русским офицерством", "правильно разглядевшим" в советской власти (с её химерами коммунизма) "спасительное для России начало". Что называется, советская природа берет своё. Право, чего тут удивляться, если таковым и нынче – дьявольский, античеловечный коммунистический строй кажется "самым гуманным в мире". Судя по всему, указанные "русские" офицеры-генштабисты обладали столь же извращённым видением. Ведь им никто не мешал "прозреть". Они же не могли не замечать, какой всеобъемлющий зверский погром России творится вокруг. Однако его якобы не приметили. А может, как раз это их и устраивало? Получается, они были в сущности швалью, отребьем русского народа, ибо даже видя остервенелое поругание, изничтожение собственной страны и всех её извечных, безотменимых ценностей, а главное – самых воистину преданных и полезных ей людей, они продолжали разглагольствовать о какой-то "России" и своём "служении" ей, в реальной жизни всецело уничтожаемой, в т.ч. при их непосредственном участии. И кем нужно было быть, чтобы уже при большевиках брякнуть, как бывший императорский генштабист Одинцов: "Царь позорно отрёкся и предал Родину, отныне народ сам будет Хозяином на своей земле!"?.. Очевидно, о русскости данного, явно сомнительного, офицерского контингента можно говорить лишь с внушительными оговорками.



                                              IV. Народ, Церковь и большевизм. Кто виноват в поражении белых



     А касательно самого русского народа, чьей фиктивной "властью" и чьим именем он так свирепо, осатанело истреблялся большевиками-коммунистами, надо чётко признать, что сопротивлялся он им весьма отчаянно. Утверждать, будто русский народ и впрямь поддержал Советы, равносильно упрёку его в поголовном кретинизме и мазохизме!.. Да примем в расчёт хотя бы количество дезертиров РККА – неплохой индикатор всамделишного отношения русских людей к навязанной их стране ленинской "диктатуре пролетариата". Например, только за один год гражданской войны, с июня 1919 по июнь 1920г., из Красной Армии дезертировало до 2,6 млн. человек… И, как веско подчёркивает С.Волков, "большинство в белых рядах составляли всё-таки не офицеры, а как раз "рабочие и крестьяне", причём, что очень важно – пленные из бывших красноармейцев. Лучшие части белых армий на Юге – корниловцы, марковцы, дроздовцы уже к лету 1919г. в большинстве состояли из этого элемента, а в 1920 году – на 80-90%. Все белые мемуаристы единодушно утверждают, что именно эти люди, уже побывавшие под властью большевиков, были гораздо более надёжным элементом, чем мобилизованные в районах, где советской власти не было или она держалась недолго. На Востоке же и Севере России белые армии были практически полностью "рабоче-крестьянскими", целые дивизии состояли даже сплошь из самых натуральных "пролетариев" – ижевских и воткинских рабочих, одними из первых восставших против большевиков. Эти рабочие полки прошли при отступлении через всю Сибирь, вынося в тайге на руках свои пушки, и боролись в Приморье до самого конца 1922г."



     Между прочим, во Владивостоке тогда (летом 1922 года) произошло важнейшее, с русской православной точки зрения, событие – состоялся последний в исторической России (и по сей день) Русский Земский Собор, высветивший все национальные грехи народа, приведшие к падению Державы Российской. И где от имени всей Русской нации покаялись в них, наметив и пути выхода из создавшегося положения. На этом Соборе всеми собравшимися там людьми овладела "единая мысль и единая вера", с ясностью выраженная в Указе "единоличного правителя и воеводы Земской рати" генерала М.Дитерихса: "России великой не быть без Государя, не быть без преемственно наследственного Помазанника Божия".



     Была предложена и конкретная программа возрождения России, формулируемая тремя основными принципами: свержение советской власти, проведение на освобожденной русской земле Земского Собора, и последующее исповедание в свободной Руси православно-монархической идеологии, обеспечивающей неуклонный возврат страны "к России Христа, России – Помазанника Божия", сделав себя достойными "этой милости Всевышнего Творца".



     Таким образом, неотвратимо сложилась бы вновь Россия национальная – правдивая и праведная, где понятия Добра и Чести определяли бы всё её бытие, в котором правда, добро, честь и национальные обычаи стали б естественной нормой повседневной жизни людей. И эта Россия поистине стоила бы сотен СССР, вместе взятых!.. В то время сбыться тому не было суждено. Приамурский Земский Край пал. Красные попросту задавили белых своим числом. Тем не менее Дитерихсу удалось молниеносно эвакуировать Владивосток и спасти десятки тысяч беженцев из Приморья, не пожелавших идти под Советы.



     Уже на одном этом показательнейшем примере отлично видно, насколько реальный русский народ отличался в ту гражданскую войну от того, каким рисовали нам его советские идеологи. Отсюда также должна быть понятна и лживость укоренившихся обвинений всего Белого воинства в "измене Присяге", "немонархичности" и борьбе "за Учредительное собрание". Для этого достаточно помнить, какой небывалый подлог с "отречением Царя" провернули в России заинтересованные круги и сколь нестерпимо больно, сколь разрушительно это сказалось на традиционном монархическом правосознании русских.



     В означенного рода поношениях неизменно всплывает личность главнокомандующего ВСЮР Антона Деникина, имевшего наилучшие из всех Белых Вождей возможности и предпосылки победить красных. Как известно, доверенные ему войска сражались, его Верховной волей, под абстрактным лозунгом "единой и неделимой". Можно с огромной долей вероятности предположить причины данной позиции. Наверное, "непредрешенчество" Деникина и вся его неприемлемая для тогдашней России политика (угробившая Белое дело на Юге) определялись его личными предпочтениями (западноевропейскими политическими ориентирами), собственной принадлежностью к "демократически мыслящему кругу" европеизированного генералитета (генералы Лукомский, Романовский, Эрдели, Плющевский-Плющик и др.) и тесной связью с изменником-цареборцем генералом Алексеевым.



     Разумеется, свою негативную роль сыграл сам "февральский синдром", вызванный столь удачно для заговорщиков осуществленным свержением Государя, обставленным в самом выгодном для них свете. Многое указывает на незнание Деникиным ключевой сути произошедшего. Но факт остаётся фактом. Он несёт громадную ответственность за постигшую Вооружённые Силы Юга России итоговую катастрофу (и в особой мере за провал Новороссийской эвакуации 1920 года). Чего уж никак нельзя навесить на подчинённых ему белых ратников, честных российских офицеров и солдат, бывших неотъемлемой частью подлинного русского народа.



     Сейчас мы всё-таки можем с уверенностью распространять, что сложись на территории ВСЮР условия, идентичные возникшим в Приморье в 1922 году, ситуация обернулась бы тем же самым образом, да ещё со всеобщим, уже положительным для Белых и всей страны, конечным результатом. Внутренние предпосылки к тому присутствовали. Первейшая из них – люди те являлись именно русскими, каковыми оставалась и наибольшая часть с толку сбитых, злонамеренно дезориентированных и пассивно выжидавших. И не их вина, но сущая беда, что им так и не был даден тот самый спасительный толчок, тотально мобилизующий и правильно направляющий нуждавшийся в этом российский народ.



     В нынешней РПЦ его заученно обвиняют в "измене Царю и вероотступничестве", якобы и предрешившим фиаско Белого движения. Словно и не подозревают, какими первостатейными изменниками показали себя, в 1917г. и далее, призванные к духовному окормлению Русской нации, на поверку преданной своими же архипастырями. Но в РПЦ МП проповедуют совсем иную трактовку. Ей принципиально нужно выгородить именно то духовенство, с которым у неё "правопреемство". А посему и обвиняют народ в том, в чём повинны в первую голову те иерархи, кои в революцию решительно отринули Царя (яко заправские подонки), потащив за собой вверенный им клир и массы доверившихся ему людей. Ну а с другой стороны, раз уж там начали пылко развивать идею "нераскаянной" в гражданскую войну "общенародной вины" (известную степень которой тоже неразумно отрицать), то рассуждающим в данном ключе не мешало бы это делать последовательно и точнее, а не заниматься откровенной демагогией. При нелицемерном подходе - едва ли не вся духовная ответственность за поражение Русской Белой Армии ложится на санкционировавший ликвидацию монархии российский цареборческий епископат, чьими устами (на знаменитом и возмутительном своим обнажённым цинизмом Поместном Соборе 1917 года) кощунственно изрыгалось: "Зачем нам Царь, он нам не нужен. У нас теперь будет Патриарх!"…



     Вот нам ныне вдалбливают чрезвычайно двусмысленное положение (бездумно принимаемое на веру, пожалуй, всеми правоверными адептами РПЦ МП) о "клятвопреступном февральском бунте", когда "Россия отреклась от своего Царя". Насколько вся она "отреклась" и какая, наглядно явствует, например, из обращений и писем к означенному пресловутому Собору, коими его буквально завалили вменяемые русские люди, не желавшие мириться с творимыми в стране беззакониями. Иные из них даже самообъединились в "русское Христианское Православное Всероссийское Общество для борьбы с горящей Россией". И в своём обращении к тем "духовным отцам" они прямо обличают их в открытой измене Государю и "предательской роли в Российском позоре 1917 года", справедливо указав им на "продолжение гнусного дела, принятого от поджигателей и могильщиков величайшего в мире государства Российского".



     Там упоминают, в частности, и "огульные обвинения русского народа в грешной жизни", за которую и Бог, мол, наслал на страну "внутреннюю смуту, повальную резню и убийства". Отмечаются также "трусость, сочувствие и подхалимство" клира "перед социализмом – непримиримым врагом Христианства", его утверждения, "что социализм не противен Христианству". Выражая свой стыд за таких пастырей, эти истинные россияне молят своё духовенство стать "Исповедниками Правды Христовой", внять "воплю и стону всех коренных русских православных людей; собрать под знаменами Креста Господня миллионную воинскую рать на борьбу с безбожниками и социалистами", умоляя: "встать с крестом в руках пока не поздно, призвав народ русский к защите веры нашей, нашей национальной самобытности" (Из обращения Одесского отдела Всероссийского общества по борьбе с ГОРЯЩЕЙ РОССИЕЙ, 23/IX-1917г.; находится: ГАРФ.Ф.3431. Оп.1.Е.х.286.Л. 224-226 об.).



     Обратим внимание, данное отношение к февральской революции выказали благочестивые жители отнюдь не типичного российского города Одессы. И, естественно, излишне доказывать совершенно схожую с ними позицию, занятую мириадами их соотечественников в традиционных русских городах. Подсчитывать оных отнюдь не к чему. Очевидно, таковых были миллионы… Тут абсолютно логично напрашивается здравое историческое сопоставление, отчего-то не приходящее на ум эмпэшным любителям вспоминать приснопамятного Патриарха Гермогена.



     В ту, прославившую его, показательную Русскую Смуту (начало 17 века), по слову Патриарха Иова, "сволочь гнусная, тати, разбойники, беглые холопы… ужасно возмущали отечество". А другой очевидец, келарь Сергиевой Лавры Авраам Палицын, сообщает, что "наши изменники были первые и последние в кровавых сечах: ляхи, с оружием в руках, только смотрели и смеялись безумному междоусобию". А заодно он засвидетельствовал неслыханное предательство русскими своих же… А также как "там, где стыла тёплая кровь, где лежали трупы убиенных, там гнусное любострастие искало одра для своих мерзостных наслаждений… Сердца окаменели, умы омрачились: вблизи свирепствовало злодейство, а мы думали оно минует нас, или искали в нём личных для себя выгод. В общем кружении голов все хотели быть выше своего звания: рабы хотели быть господами, чернь – дворянством, дворяне – вельможами. Не только простые простых, но и знатные знатных и разумные разумных обольщали изменою в домах и в самих битвах; говорили: "Мы блаженствуем, идите к нам от скорби к утехам!.." Гибли Отечество и Церковь; храмы истинного Бога разорялись, подобно капищам Владимирова времени; скот и псы жили в алтарях; воздухами и пеленами украшались кони; злодеи пили из святых потиров, на иконах играли в кости; в ризах иерейских плясали блудницы. Иноков, священников палили огнём, допытываясь сокровищ; отшельников, схимников заставляли петь срамные песни, а безмолвствующих убивали…


     Люди уступили свои жилища зверям; медведи и волки, оставив леса, витали в пустых городах и весях; враны плотоядные сидели станицами на телах человеческих; малые птицы гнездились в черепах. Могилы, как горы, везде возвышались. Граждане и земледельцы жили в дебрях, в лесах и пещерах неведомых, или в болотах, только ночью выходя из них обсушиться. И леса не спасали: люди, уже покинув звероловство, ходили туда с чуткими псами на ловлю людей; матери, укрываясь в густоте древесной, страшились вопля своих младенцев, зажимали им рот и душили до смерти. Не светом луны, а пожарами озарялись ночи; ибо грабили, жгли, чего не могли взять с собою – дома и скирды, да будет Россия пустынею необитаемою…"



     Из этих правдивых свидетельств отчетливо видно, какая вакханалия насилия и откровенно сатанинских страстей захлестнула Русь, какой разгул святотатства, безбожия и богоборчества в ней воцарился, а вместе с тем – в какой грандиозный кровавый бунт против богоустановленного порядка ввергли страну изуверы-христопродавцы. В 1917 году Россия ничего такого не знавала. И даже в Гражданскую войну народ русский в общем и целом не изведал той глубины духовного и нравственного падения, которая постигла его предков и ту Московскую Русь, едва не сгоревшую в пламени братоубийственной бойни.



     Тогда российский народ сумел выжить и обезопасить страну, смог восстановить утерянную ею православно-монархическую государственность, обеспечившую затем России невиданное величие. Но благодаря чему, или вернее, благодаря кому удалось спасти Россию? А обязана она была своим спасением прежде всего "русскому священству, удержавшему Отчизну от распада в лютую годину Смуты". Именно стойкие и ревностные российские пастыри в описанных, тяжелейших, условиях сберегли свою паству, "подвигнув Козьму Минина и Димитрия Пожарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения на борьбу до победы". Но в первую очередь русский патриарх Гермоген, пожертвовавший собой, но упасший "малое стадо" Христово.



     И на фоне этих событий прошлого нам невозмутимо рассказывают об "ужасах духовного падения" российского народа в революцию 1917-го и после, якобы не позволившем ничего изменить!.. А первосвятителя Тихона подают как "величайшего радетеля о Русской земле", заверяя нас, будто бы он побудил таки народ к покаянию в "грехах гордыни и вероотступничества, тщеславия и властолюбия", приведших-де к трагедии гражданской войны. Тем самым, мол, "сохранили страну, удержали национальную самобытность". Об этом писал "создатель идеологии современного русского возрождения" митрополит МП Иоанн (Снычёв), бесколебательно "уравнявший" сугубых антагонистов – красных и белых,  приписав этим "двум головам одного дракона" (по его собственной квалификации) одинаковую "степень содействия" "крушению исторической России".



     Притом данный архиерей замечательно разобрался в перипетиях Смутного времени и чётко указал на центральную, исходную точку выхода из него. Как он здорово обозначил, "это священномученик патриарх Гермоген – седой, немощный, умирающий от голода в польском застенке старик – своим властным архипастырским призывом поднял с колен погибающую от склок и междоусобиц страну, устыдил малодушных, ободрил растерянных, совокупил воедино всех, жаждущих вызволить Русскую Землю из иноземного, иноверческого плена".



     Заметим, в гражданскую войну, особенно в 1918-1919 годах, когда всё и решалось, ситуация в России всё-таки не была столь запущенной, как в Смуту 1612 года. И с "жаждущими вызволить Русскую Землю" тоже проблем не имелось. Но только вот, если Патриарх Гермоген "сумел разбудить в Русском народе здравый смысл и сознание содеянного", позволившие проявиться "соборной энергии воссоединения, обретшей в провинциях особый размах", то при патриархе Тихоне сделать подобное было уже, увы, некому. Церковь, акцентируем, оказалась вовсе не на должной высоте…



     Но даже несмотря на вопиющую аномалию Русской Церкви периода революции и начавшейся потом Белой борьбы, в определяющей её стадии, пришедшейся на 1919 год, Деникину для общей победы вполне могло хватить и тех мер, которые принял позднее в Крыму генерал П.Н.Врангель. Убеждать в обратном весьма проблематично, ибо придётся тужиться опровергать упрямейшие факты. Всё это к тому, что настаивать на некой мистической "предопределённости" поражения Белых опрометчиво и неверно. Выше неоднократно приводились резонные доводы в пользу этого суждения. К ним же не повредит добавить ещё пару взаимодополняющих аргументов, почерпнутых из очень содержательных воспоминаний русского полковника Белой Армии, корниловца Константина Капнина.



     Он внятно пишет о недопущении Верховным командованием ВСЮР насущнейшего тогда, приличествующего укрупнения именитых "цветных" белых формирований: Корниловской, Марковской и Дроздовской дивизий, каждая из которых в боевом отношении (особливо Корниловская и Дроздовская, ни разу по-настоящему не разбитая большевиками) стоила, минимум, трёх кадровых дивизий Красной армии.



     А к тому же, все эти лучшие белые соединения использовались порознь и нередко раздерганными по частям. Кстати сказать, их реальное феноменальное воинское умение и явленная непревзойдённая боевитость должны бы войти в анналы мировой военной истории. Например, то, как показали себя несгибаемые Корниловцы в тяжелейших боях под Курском (в 1919 году) или удалые Дроздовцы – дважды в прямом столкновении со всей, вознесённой до небес агитпропом, Первой Конной Армией, от коей они не просто отбились (выдержав, одним лишь полком, неравнейший бой под станицей Славянской в 1919г.), но кою также и порядком отколошматили в сражении под Отрадой 1920 года (дивизией против усиленной Конармии Будённого)…



     Кроме того, Капнин выделяет и гораздо более судьбоносный фактор, не использованный генералом Деникиным. В пору нахождения Корниловской дивизии под Курском (а это было время максимальных успехов ВСЮР), к корниловцам ежедневно обращались ходоки из окрестных русских деревень с настойчивыми "просьбами объявить мобилизацию, на которую крестьяне откликнутся тысячами, чтобы поскорее свалить ненавистных большевиков, властвовавших в этом районе почти два года". Мобилизация же нужна была крестьянам "как страховка семей и себя в случае неудачи" (нечеловеческая мстительность коммунистов уже тогда стала притчей во языцех).



     Причём из всех других частей тоже сообщали об аналогичном настроении крестьянства. По предположению Капнина (имевшему на то основания), "в Ставке Деникина по-видимому не доверяли крестьянам", а во-вторых, "там боялись дальнейшего развёртывания "цветных" войск, занимаясь формированием полков старой русской армии"…



     Размышляя сегодня о причинах конечного неуспеха Русского Белого сопротивления, крайне желательно держать в уме и эти два высвеченных обстоятельства. Но краеугольным во всем этом видится само отношение к тем людям, наперекор всему и до конца боровшимся с Красным злом. Причём именно за Россию!.. Бесспорно, здесь ещё долго будут мешать пропагандистские совково-либеральные штампы, от которых необходимо решительно избавляться тем, кто неподдельно радеет о возрождении действительно русского в РФ.



     К примеру, кинопродукция СССР этому ещё долго будет препятствовать. Ведь очень многие продолжат составлять себе образы Белого офицерства по популярным советским "киношедеврам", абсолютно необоснованно претендовавшим на отражение глубокой "жизненной правды". Хотя, разве что лишь советской… А это весьма существенная оговорка. В широко полюбившихся зрителям СССР фильмах: "Бег", "Служили два товарища", "Свой среди чужих…", а особенно "Адъютант его превосходительства" – всё важное намеренно перевёрнуто с ног на голову, беззастенчиво утрировано и баснословно переврано. А распределение смысловых акцентов там, похоже, вообще рассчитано на национально дремучих недотёп.



     Конкретно так обстоит с последней из упомянутых картин, где реальный прототип основного героя, проходимец Макаров, не был "штабс-капитаном" (самозванно объявив себя им) и никогда не делал ничего из приписанного ему. Вся его "заслуга" перед большевиками на практике свелась к тому, что он каким-то чудом втёрся в доверие к генералу Май-Маевскому, а после использовал природную слабость этого человека, усердно его спаивая. И, конечно, сам персонаж Кольцова, со всеми ему присущими (по киноленте) человеческими качествами, уж никак, однозначно не мог оказаться тем "идейным", за кого его выдали создатели сего "телебестселлера"… Подобных же нелицеприятных отзывов заслуживают и персонажи других указанных фильмов: Лемке, Брусенцов, Хлудов (булгаковская гротескная аллюзия на экстравагантного белого генерала Слащева). В том же списке и отвратительно извративший истинную картину гражданской войны х/ф "Хождение по мукам" (обе версии)… Тут значимо однажды просто понять – советский (да и либеральный) ущербный, порочный взгляд на российскую историю априори не может быть правдивым!..



     Но нам, вне всяких сомнений, будут и дальше неумолчно лгать о белых воинах, обдуманно подтасовывая и ехидно передёргивая всю соответствующую фактологию, да вдобавок фабрикуя о них какие-то "новые разоблачающие сведения". А из уже привычной завиральщины и умышленных недомолвок можно коснуться красных баек о едва не поголовном уходе представителей древнейших и знатнейших русских дворянских родов под Красные знамёна. При этом бесстыже добавляют, будто за белых пошли "только" носители "нерусских" дворянских фамилий. Избирательно понадёргали имена сообразных сей гаденькой клевете родовитых русских ренегатов и, поди, довольно потирали ручки от столь "удачно" состряпанной (по апробированным "фирменным рецептам" агитпроповской "красной плесени") очередной своей информационной пакости.



     Наличия поддержавших тогда советскую власть потомственных дворян с аристократическими фамилиями никто не отрицает. Однако о том, сколько таковых имелось всего, да в контексте полного объективного сопоставления, красные прыткие врали ожидаемо помалкивают. Но ведь и проверенных окончательных данных на сей счёт тоже нет. А меж тем внимательный и бесстрастный разбор хотя бы доступных сведений даёт недвусмысленное понимание деятельного фронтового участия подавляющего числа лиц из титулованной и исконно русской элитарной знати (старой русской аристократии) как раз на Белой стороне (не считая уехавших целыми семьями за границу вследствие установления Советской власти). И здесь на одного "выродка", вставшего под Серп и Молот, обычно приходится трое и более выступивших против. Это относится к таким славным дворянским родам России, как Оболенские, Трубецкие, Голицыны, Лобановы-Ростовские, Белосельские-Белозерские, Святополк-Мирские, Ухтомские,Татищевы, Шаховские, Долгоруковы, Елецкие, Горчаковы, Тучковы, Гагарины, Воронцовы, Орловы, Новосильцовы  и мн.др.



     И довольно занятно лицезреть как людям подсовывают одного из князей Оболенских, оставшегося, по неведомым никому причинам, под Советами (большевики его не убили, но выселили за "101 км", где он вёл незавидную жизнь этакого "реликта" в советской глубинке; и якобы послужил прообразом знаменитого персонажа актёра Евстигнеева, сыгравшего роль виртуоза чечётки в известном советском фильме), а о четырёх других этих князьях, бывших в составе Белой Армии (скорее всего, их туда вступило и поболе), обыкновенно молчок. Двое из них погибли, воюя в восстановленных у белых гвардейских частях, но два князя уцелели (сражаясь, один в рядах дроздовцев, другой в армии Юденича) и ушли со своими в изгнание.



     И так у совпатриотов практически всегда и везде. То есть принципиально схожая пропорция прослеживается с выразительным постоянством. Они регулярно выпячивают именно требуемые, выгодные им случаи ухода людей из элитного слоя Российской империи к большевикам, одновременно начисто игнорируя обратное. Берут, скажем, подходящего им прилежного красного службиста (а ранее царского генерала) фон Таубе, якобы "умученного" в гражданскую Колчаком за свою приверженность "идеалам революции", и торжественно возглашают: вот, мол, какая прежняя российская элита за власть Советов себя не пожалела!.. И ни слова о трёх баронах Таубе (а может их больше было, то неизвестно), которые самоотверженно боролись с красными. Двоим, генералу-генштабисту и гвардейскому полковнику, довелось выжить в пекле боёв и выбраться "за кордон"…



     Здесь уместна познавательная маленькая вставка о литературном наследии русской эмиграции первой волны. Соотношение "белых" и "красных" русских аристократов старой России недурно помогают выстроить белоэмигрантские мемуары. Достаточно посильно суммировать упоминаемых в них "родовитых" белогвардейцев и сопоставить полученную цифру с числом супротивных, выставляемым красными панегиристами, чьи данные, кстати, надлежит исправно перепроверять, ибо означенные "товарищи", как правило, беспардонно врут… Впрочем, могут и не врать в открытую, но будут упрямо отрицать неугодные им неоспоримые свидетельства – даже отмеченные в советской историографии. А в ее недрах можно отыскать и не предназначенные для совкового агитпропа безобманные прояснения причин – почему все же победили красные. Одна из них выведрилась на IX съезде Советов, 24 дек. 1921г., где говорилось: "ЧеКа – это основа большевистской власти, и если мы вышли победителями в борьбе с Белыми Армиями, то исключительно потому, что ЧеКа сделала невозможным восстания внутри. Если мы уничтожим ЧеКа, то власть Советов сама подрубит сук, на котором сидит…" (а наряду с чекистами подавлением внутренних восстаний, исчисляемых многими сотнями, занималось до 80% Красной Армии, о чём и в теперешней, официальной "истории России" – ничего не сообщается).



                                                   V. О Георгиевских кавалерах ...



     Из той же агитпроповской серии и рассказы нам о кавалерах Георгиевского креста, голословно подаваемых так, чтобы сложилось впечатление об их превалирующем участии в гражданской войне на стороне красных (или, на худой конец, что таковых было ничуть не меньше, нежели воевавших за Белых). Подобающе ответствовать на сии россказни, конечно же, нужно, опираясь хоть на общедоступные сведения. Общее число награждённых Георгиевскими крестами в Великую (II Отечественную) войну составляет примерно 1 млн. 200 тыс. человек (из них полных Георгиевских кавалеров свыше 30 тыс.). До гражданской войны, учитывая погибших и умерших к её началу, дожило где-то около 1 миллиона. Само собой разумеется, определённое их количество, осознанно либо "запутавшись", пошло за Советскую власть (то объяснимо, поскольку даже явный подлец вполне может оказаться фактическим героем, выразив свой героизм конкретным воинским подвигом; тут ничего удивительного).



     Но взглянем на предоставляемое нам красными число имевших Георгиевский бант и защищавших Советы. Таких набирается не более жалкого десятка, о ком это известно и чьи имена используют для советской пропаганды ( всего же в СССР полных Георгиевских кавалеров, которые приняли Красное жизнеустройство, да поддержали его, сражаясь не только в Гражданскую, но и после, за уже свой Совок, в т.ч. во время Советско-Германской, "Великой Отечественной войны", было, судя по имеющимся сведениям, не больше ста человек). Из них самыми "раскрученными" (в красной апологетике тех же 90-ых) являются советский маршал Будённый и два бывших казака – некто Недорубов и некто Куркин (удостоенные в СССР за свои деяния в т.н. ВОВ – "Великой Отечественной" войне интернационального "советского народа" – звания "героев Советского Союза"). А теперь глянем на то с иного ракурса.



     Первый русский Георгиевский кавалер той Мировой, донской казак Козьма Крючков, получивший все четыре креста и имевший самую добрую моральную репутацию среди сослуживцев и у своих станичников, геройски погиб в бою с красными летом 1919 года. А всего полных Георгиевских кавалеров, бившихся с Красной нечистью, выявляются многие тысячи. От неподражаемых марковских офицеров Образцова Д.В., Моллера М.Н., Веснина В.К. и др. чинов их достославного подразделения до нескольких сотен (в пределах 300-от), прошедших через один только белогвардейский казачий Гундоровский полк, "специализировавшийся" именно на награждённых Георгиевскими крестами. Сей вопрос в своё время кропотливо и скрупулезно изучал страстный энтузиаст реабилитации Белого дела, историк и краевед Э.Криницын, успевший встретиться с зарубежными ветеранами Белого антибольшевистского сопротивления в России 1918-1922 гг. Укажем к тому же, что казаков, переметнувшихся к большевикам, а следовательно, переставших быть и русскими, и казаками, реально насчитывалось не более 20%...



     Но сегодня мы слышим, будто казачество вовсе к Русской нации не относится. Однако в старой России подобного противопоставления никогда всерьёз не возникало. Там всем хватало места и возможностей "быть собой" и никто никому жить не мешал. Все основные народности мозаичного и монолитного русского этноса (народа), все его субэтносы, составные части и ветви, – при всём различии их этнографических черт, – прочно объединяло понимание единства общей судьбы под названием "Россия". А её выдающийся, уникальный историк Евграф Савельев, досконально, предельно разобравший и прояснивший вопрос о генезисе казачества, хоть и выделяет, но отнюдь не вычеркивает казаков из состава Русской нации. Да и героический, "до мозга костей" казак, незабвенный Донской Атаман Пётр Краснов, в то же самое время считал себя русским человеком и, по всей видимости, опешил бы, услышь он, как два эти понятия разводятся в "антиподы". Причём этот достопамятный человек безоговорочно лишал своим указом казачьего звания за переход к красным.



     Мы также можем уверенно заключить – российскими (русскими) остались те из казаков, которые сохранили верность православно-монархической традиции своих предков и не разменяли свою Мать-Россию на миражи коммунистических посулов "рая на земле". Таковых нашлось вдосталь, от легендарных казачьих генералов Николая Бабиева, Михаила Гетманова, Адриана Гусельщикова и Ивана Павличенко, войскового старшины Фёдора Елисеева и хорунжия Ивана Назарова до необозримого множества беззвестных казаков, не щадя живота своего боровшихся с сатанинской властью в России большевистских катов.



     И несколько слов в честь Ивана Ивановича Назарова, личности и вправду неординарнейшей. После гражданской войны он руководил в эмиграции лагерем (где был и инструктором) по спецподготовке людей к отправке в Советский Союз для антибольшевистской работы, куда не единожды направлялся сам, по заданию РОВСа (выбравшись оттуда как-то с тяжёлой пулевой раной). Назаров реально владел джиу-джицу, являлся мастером бокса и великолепным стрелком. А погиб он воистину "за други своя", в бою с коммунистами, прикрывая из пулемёта, будучи смертельно раненным, отход своих…



     Современные прожжённые "неосовки" (густопсовые, непрошибаемые сторонники СССР) слушать об этом решительно не хотят. Для оных вышеобозначенные люди – необычайный раздражитель и "навечный враг". Поэтому тут обычная злоречивая реакция на них идёт сообразно с фанатично усвоенной ими клинической "мантрой": "Целились в СССР, а попали в Россию". И здесь же существенно подчеркнуть такой момент. Красные (просоветские) кураторы сегодняшнего "информационного фронта" РФ тщательно маскируют, извращают и недоговаривают любую информацию, которая работает против их убеждений и взглядов – патологически антирусских, но параноически выдаваемых ими за "национальные"…



                                                    VI. Оболганное Белое Дело или снова о феврализме



     В своих контраргументах против Белого движения завзятые совпатриоты любят муссировать наличествующие данные о "беспредельном бардаке, беззакониях и бесчинствах", творящихся, мол, в тылу белых армий. И сардонически указывают на воспоминания белых же эмигрантов, навроде профессора К.Соколова и барона А.Будберга, вплоть до самого генерала А.Деникина.



     Тыловые проблемы Русской Белой Армии никто никогда не скрывал. Но они-то закономерно вытекали из февраля 1917-го!.. Правильно смотреть на эту гражданскую войну можно лишь через призму лже-отречения Государя и навязанного Армии "приказа" от его имени о необходимости присяги Временному правительству, воспринятых в России (стараниями контролируемой врагами прессы, а также благодаря лукавым разъяснениям пользующихся людским доверием политиканов, соучастников Заговора) именно так, как это требовалось заговорщикам-революционерам. Россию в одночасье коварно вышибли с её естественного исторического пути. Да ещё в определяющий момент Великой войны. Легальный порядок вещей, обеспечивающий стране должную внутреннюю и внешнюю стабильность, непоправимо нарушили. А утвердившаяся незаконная власть "февралистов" преднамеренно разваливала национальную инфраструктуру, возбудив и стимулировав центробежные силы государственного распада, да создав искомый простор для деятельности разномастной политической шушеры и всевозможной антирусской сволочи, обильно повылазившей изо всех щелей.



     Между тем здоровые силы в России были разобщены, сбиты с толку, дезорганизованы и действенно повлиять на события не могли (тем более почти весь 1917 год лучшие офицерские кадры ещё оставались привязаны к фронту I мировой, а также напрямую зависели от обстановки в своих частях, сплошь нацеленно разлагаемых красными агитаторами и "советизируемых"). И разогнанное большевиками похабнейшее Учредительное собрание тоже внесло премногую лепту в общий умопомрачающий кавардак. На прошедших в него выборах (при отсутствии в стране на политической арене правых, промонархических сил, исчезнувших с неё именно благодаря позиции Синода в отношении к свержению монархии) победили прямые конкуренты ВКП(б) – эсеры, по существу, "одного поля ягоды" с коммунистами. И они, заодно с бежавшей из Совдепии либеральной слякотью (в т.ч. убеждёнными деятельными февралистами), осели позже в тылу всех белых армий, где (за спиной у верных долгу, бескорыстных фронтовых офицеров и солдат) беспрепятственно развили кипучую деструктивную активность, в полном соответствии со своим идейным кредо. А кроме как энергично вредить и гадить России (да ещё под некими "благовидными" предлогами) у них ничего другого не получалось. Однако отметим, стоило появиться у руля управления Белой борьбой настоящему русскому Вождю и Патриоту Петру Врангелю – толковому организатору и трезвомыслящему монархисту – казавшиеся неразрешимыми проблемы (обусловленные ещё и Деникинским правлением) максимально разрешились, а вся тыловая дрянь моментально затихла, "поджав хвосты". Аналогичное произошло в 1922 году на Востоке страны при генерале Дитерихсе…



     И с этого же ракурса надлежит рассматривать имевшие место проявления недостойного поведения в Белой Армии, прежде всего пресловутые грабежи т.н. мирного населения, используемые хулителями белогвардейцев для подходящих вердиктов и филиппик, развернутых в целые демагогические трактаты. Однако фактическая сторона данного вопроса неопровержимо показывает, что случаи такого рода уж никак не носили системный характер и отнюдь не поощрялись Белым командованием. А попутно изобличается зловредная красная пропаганда, непринуждённо выдаваемая нам за "документальные свидетельства истории".



     Например, из дошедшей до наших дней подобной информации наиболее "громкая" и противоречивая сопряжена со знаменитым рейдом корпуса Мамантова по советским тылам лета 1919 года. Красные историки дружно заклеймили этот эффективный кавалерийский набег как именно "грабительский", "разбойный", ссылаясь и на сообщения с белой стороны о прихваченном казаками у красных "добре". Но посмотрим на то реалистично. А перво-наперво через некий психологический аспект. Мамантовские донцы шли на Совдепию после жесточайших репрессий и садистских надругательств, которым подвергли их станицы и хутора изверги-большевики во время красной оккупации Верхне-Донского округа в 1918-1919гг. Из не самых шокирующих, но исчерпывающе показательных зверств, явленных красными изуверами на Дону, можно привести происшедшее в ст. Каргинской, о чём казачьи бойцы Мамантова, несомненно, хорошо помнили. Там комиссары забрали 1000 девиц для рытья окопов. Изнасиловали их и, когда к станице подходили восставшие казаки, выгнали девушек вперед окопов и всех поубивали… Но помимо прочего, теми казаками небезосновательно усматривалась в подсоветском населении России (а пуще всего в безучастном слое крестьянства), – которое не восстало против советской власти, не попыталось самостоятельно освободиться от неё, – фактическая лояльность к большевикам-коммунистам…



     Тем не менее массового грабежа людей и мародёрства на советской территории за донцами не наблюдалось. Неоспоримо доказаны только единичные проявления того, по большей части вынужденные. Казаки, знамо дело, регулярно захватывали брошенные красными сырьевые базы, воинские и продуктовые склады, многочисленные обозы с различным скарбом. Но это всё-таки из разряда заслуженных военных трофеев. О грабежах здесь рассуждать несерьёзно. За них нам обычно выдают казачью "экспроприацию" у комиссарских прихвостней (в свой черёд вдоволь награбивших у народа) и соответствующие изъятия у определённых крестьян, нажившихся на разграблении помещичьих усадеб.



     Ну а в теме мамантовского удара (удачного в боевом плане) у нас есть железные основания не верить в приписанные казакам грабежи. Зато наверняка известно как люди бурно радовались приходу белых, с каким общим воодушевлением их встречали (цветами и колокольным звоном), восторженно связывая с появлением казаков воплощение своих чаяний на освобождение от советского ярма. И имеются точно установленные факты раздачи ими голодающему народу продуктов со взятых у большевиков переполненных продовольственных складов. В Тамбове все запасы большевистского продовольствия и все материальные ценности, с избытком накопленные в нём по ходу планомерного ограбления красными Русской земли, мамантовцы отдали жителям города и окрестных сел, подчистую обчищенных продотрядами. Тем самым спасли от голода десятки тысяч людей, накормив детей и стариков. Но вот ещё красноречивый аргумент в пользу тех донцов. С корпусом Мамантова ушли тысячи россиян и сформированная за короткий срок рейда Тульская пехотная дивизия добровольцев, всё дальнейшее время сражавшаяся на стороне Белого движения…



     Однако же грабежи населения там случались. В том числе в Добровольческой армии. Даже и у первоклассных, по воинским качествам, корниловцев. К примеру, в Курске осенью 1919 года, где чины одного из полков, лихо взявших город, позволили себе (избирательно) пограбить его жителей (вероятно, и по запальчивости, на инерции ожесточённого боя)… В Малороссии зафиксировали эпизодическое мародёрство со стороны чинов нескольких белогвардейских батарей, приданных Первой кавдивизии… Бывало, что тут поделать. И в армиях Колчака то случалось. А у Юденича (из рук вон плохо снабженного) и у Миллера (на Севере) такого почти не было…



     Впрочем, все данные эксцессы зависели от конкретных условий, возникали по инициативе отдельных лиц, имели локальный характер и совершенно не одобрялись истыми и порядочными русскими людьми, этими верными белыми офицерами и солдатами, кои преимущественно и составляли Белую гвардию. Для примера. В тех же "цветных" частях дроздовцев, за всю гражданскую, о грабежах мирных поселян слышать вообще не приходилось. Отмечен прецедент в начале похода отряда полковника Дроздовского из Ясс (1918 года, когда за попытку мародёрства расстреляли своего же офицера), а ещё в Крыму (в 1920 году; тогда военно-полевой суд приговорил к расстрелу двоих "хороших солдат", укравших "золотые часики и медальон", предположительно "на выпивку"). В марковских соединениях за мародёрство карали безотлагательно и с предельной строгостью. Благо, там и желавших пограбить особо не выказывалось. Чистопробный русский (белый) генерал Александр Кутепов вспоминал как марковские офицеры подвергли "суду чести" сослуживца, похитившего брегет. Ему оставили револьвер для приведения приговора над собой…



     Кстати, с неменьшей суровостью судили у них за "обиды, чинимые гражданскому населению". Так, летом 1919 года, по трибуналу, смертной казни подвергли марковца, отважного капитана Пузанкова, якобы побившего "мирного жителя" (хотя, по свидетельству очевидцев, тот капитан разглядел в этом штатском кадрового офицера, спасавшего свою шкуру под видом тихого обывателя, и в словесной перепалке, не сдержавшись, ударил того)…



     Но при всём этом не будем забывать также о первоочередной гибели в постоянных боях наиболее достойных во всех отношениях людей, о непрестанной вынужденной перемене состава (обновлении и ротации) признанно стойких и добротных формирований Русской Белой Армии. Скажем, в "цветных" войсках (включая Алексеевцев) общая убыль одними убитыми, в т.ч. умершими от ран и болезней, составила около 17 тыс. офицеров и до 25 тыс. рядовых. Вдобавок надо надлежаще взирать на те события, категорически не сбрасывая со счетов психологию, очень многое определяющую и объясняющую.



     Под какой невыносимый событийный прессинг попали тогда русские люди – почему-то крайне редко учитывают. А именно - степень их ажитации и потрясения (до "состояния грогги"), когда на глазах у всех, непостижимо, "в мгновенье ока" обрушилась 1000-летняя Россия. Когда русский народ вдруг потерял свой государственно-исторический путь, в миг оказавшись на каком-то невообразимом, противоестественном распутье. И некому было указать ему спасительную дорогу…



     В столь экстремальных условиях твёрдо сохранить нормальное самообладание и моральную устойчивость могли, со всех точек зрения, лишь исключительные натуры. От не слишком же морально устойчивых, да ещё пустивших свой нравственный облик на "самотёк", ждать адекватного поведения не следовало вовсе. Тем паче в обстановке безнаказанного разгула (неукротимого шабаша) тьмы революционных бесов, деловито и целенаправленно реализующих собственные вожделения. Они же всемерно растлили и буквально "взволчили" Россию, лишённую "удерживающего" Царя и не шибко-то поддержанную Церковью, отошедшей от своей традиционной "удерживающей" роли. Понятно, какие весомые предпосылки создали, чтобы народ воистину распоясался, ошалел и одичал. И впору зело удивляться тому, сколь многие, оказывается, предпочли и смогли остаться людьми, не посрамив своего человеческого образа.



     В полной мере это касается тех русских белых воинов, о которых здесь говорится. А ведь у большинства из них красные нелюди убили самых близких и дорогих им людей. С каким настроем и чувством они должны были сражаться с большевиками и их подельниками да относиться к тем, кому хоть даже на йоту импонировали эти одержимые распинатели горячо любимой ими Родины-России? Однако же Белые никогда, в отличие от красных, не бросали тех живыми в доменную печь (как они поступили в Таганроге с десятками доверившихся им, по заключению перемирия, офицеров и юнкеров Третьей Киевской школы прапорщиков), да нигде не практиковали сожжение раненых красноармейцев (белогвардейцев же большевики сжигали нередко и без особых церемоний, подобно захваченной ими группе раненых корниловцев, сожжённой заживо красными в избе хутора Куркулак летом 1920-го), и не варили их в асфальте (аналогично сваренному в нём колчаковскому генералу Ромерову И.Ф., попавшему в плен к красным и столь "изобретательно" ими казнённому)…



     А сколь люто расправились "товарищи" с полковником Белой Армии Виктором Враштилем, с поистине достойным восхищения, образцовым (во всех смыслах) русским офицером!.. Ещё на фронтах II Отечественной (Первой мировой) он, будучи ротмистром, снискал славу человека беспримерного мужества и доблести (при том, что тогда Русская Императорская Армия вовсе не испытывала дефицита неподдельных героев в этой войне). В гражданскую Враштиль здорово воевал с красными в Забайкалье и Приморье. Причём они же о нём отзывались как о "в высшей степени гуманном и честном человеке" (и то была именно его репутация у них). В 1920 году, в безысходных обстоятельствах, он пытался вывести остатки своего полка за кордон. Но всех их предательски выдали большевикам после разоружения, в обмен на обещание ("честное слово") пропуска за границу со стороны перекрывших её бывших "своих". Враштиля подвергли медленной мучительной смерти, исполосовав всё его тело кнутом, выломав суставы и вырезав половые органы. А потом добили выстрелом в голову…



     Это весьма типичные примеры выражения красной сущности, теперь стыдливо и усиленно "замазываемые", "лакируемые" апологетами Совка. Вот только Белых паладинов России ни перед кем выгораживать не надо. И если не эти люди стопроцентные русские, то – кто? Уж не те ли, которые сидели и хоронились по своим норам в течение всей гражданской войны, в тупом или своекорыстном ожидании какой-то "манны небесной"?!.. Но нынче нам настойчиво внушают (авантажного вида "аналитики" при РПЦ МП, изображающие из себя этаких "зилотов" – строгих ревнителей национально-религиозной ортодоксии), будто бы всё крестьянство, по причине своей нерастраченной "русскости", "ждало Царя", коего белые "февралисты", "учредиловцы" и "непредрешенцы", дескать, совершенно не желали! ( Однако с таким же успехом в этом же можно обвинять и тот самый "простой народ", на чьём имени столь нахально проделывают всевозможные идейные и политические спекуляции. Ну, например, грандиозное антисоветское Тамбовское восстание крестьян,1920-1921гг., не несло в себе никаких упоминаний о Царе и его лозунги были отнюдь не монархические. Открыто провозгласили лозунг "Демократической республики Тамбовского партизанского края" с правами до созыва того же самого Учредительного собрания. И такой пример тогдашней "идейной ориентации народа" далеко не единственный... )  Так Белых ещё винят и в православно-церковном нигилизме…



     Конечно, лучшего способа разом охаять и запятнать всё Русское национально-освободительное Белое движение придумать сложно. Но только – неправда это. Главнокомандующий ВСЮР Антон Деникин (чью персону тут доходчиво разобрали и на кого ссылаются как на явного сторонника "февралистов"), а также ему уподобившиеся (чья общая позиция здесь тоже была внятно объяснена), не могут служить резонным основанием для указанного пачканья истинно русских, спасавших подъяремный народ свой и захваченную Чужаками страну. Точно так же нельзя судить о них, русских белогвардейцах, по отдельным негодяям и какой-то шелупони, случайно к ним прибившейся. При тех ненормальных условиях, которые сложились тогда для борьбы с красной заразой, то было неизбежно. Реальное  нравственное состояние Белой Армии определял (в общем и целом) служивший там цвет Русской нации. И оно, в своём качественном отношении, в разы превосходило нравственный уровень Красной армии(куда добровольно пошли воистину самые тупые и самые подлые)...


Ну а учитывая ловко провёрнутую операцию с "отречением" Государя, а особливо весьма странные, мягко говоря, пастырские действия и волеизъявления Церкви, принявшей на себя звание "Российской", сама означенная обвинительная постановка выглядит довольно нелепо!.. Сверх того, её ведь можно и вполне переиначить. Допустим, так (обозначив существенное).



     Самоочевидно, что историческая Россия держалась на "трёх китах" – III истинно русских нераздельных и взаимозависимых началах: Православие, Самодержавие, Народность, составлявших (по слову Уварова С.С.) "последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия Отечества". Данная формула оптимально выражала идеал подлинного устройства земного бытия России. Причём Самодержавие являлось главным условием её политического существования. "Русский колосс упирался на нём как на краеугольном камне" своего могущества… "Россия жила и охранялась духом самодержавия, сильного, человеколюбивого и просвещённого". Соответственно, Церковь здесь была естественно призвана усердно поддерживать и культивировать эту идею в народном сознании, упрочивая тем самым нерасторжимое триединство веры, власти и народа в России.



     Но в 1917 году российские архиереи непререкаемо вычленили и бестрепетно удалили из этой национальной духовно-политической триады её 2-ой компонент – Русскую Монархию. Да ещё присягнули заведомо незаконному, преступному Временному правительству и привели к присяге ему Российский народ. То есть, по существу, Российская Церковь открыто противопоставила себя богоустановленной власти (противление которой равнозначно противлению Богу). Таким образом, Русскую нацию на поверку выставили перед своеобразной дилеммой: ратуя за реставрацию "отменённой" монархии, русский человек, получается, ещё и шёл вразрез с официальной церковной линией и в ослушание т.н. духовной власти, упразднившей власть Царскую и предполагавшей именно подмену сакральной личности Царя фигурой своего Патриарха.



     А с учётом ранее внедрённого в российское общество и народные массы тезиса о "богоданном Временном правительстве нашем" (тоже преданном теми же архипастырями), картина вырисовывается совсем уж неоднозначная. Какие духовные и нравственные противоречия должны были буквально раздирать думающих и совестливых православных людей в России!.. С этой стороны, современные "православные монархисты" не имеют ни малейшего права на какие-либо обвинения белогвардейцев в "феврализме" и "учредиловщине". Но ответить на них всё равно следует.



     В Белой Армии, невзирая на все вражеские козни, препоны и объективные нестроения, сохранилось внушительное число верных русской монархической идее и эта армия вовсе не отошла от национальной религиозной традиции. Истовых монархистов в войсках Белого воинства не нужно выдумывать. Из наиболее видных его представителей таковыми являлись (помимо множества уже перечисленных), например, генералы Александр Кутепов, Михаил Дроздовский, Пётр Краснов, Владимир Каппель, Роман Унгерн, Николай Лохвицкий, Викторин Молчанов, Антон Туркул, Иван Барбович и мн.др. Монархистами были командующий Северо-Западной армией Николай Юденич и возглавивший Северный фронт Евгений-Людвиг Миллер. Да и один из самых "знаковых" деятелей начального ("корниловского") этапа антибольшевистской борьбы генерал Сергей Марков никогда не скрывал своих строго монархических предпочтений, о чём чаще всего умалчивают. Такую же позицию занимали тысячи и тысячи белогвардейских офицеров и солдат. К примеру, в Дроздовских частях монархический настрой своего шефа разделяло до 90% личного состава. И в восстановленных полках Императорской Армии (особенно гвардейских) таковые решительно преобладали…



     А уж религиозность белых воинов (в их совокупности) ставить под сомнение могут лишь откровенные профаны и верхогляды либо заведомые провокаторы и плуты. Для вящего понимания стоит сказать о Марковцах, когда их ряды ещё составляли преимущественно офицеры (в основном из интеллигенции, кою так безоглядно шельмуют сегодня деланные "обличители пороков" дореволюционной России). Православная молитва для них была непринуждённой, неотменимой и каждодневной, что чётко зафиксировал в своих воспоминаниях храбрый и грамотный их командир В.Е.Павлов. Да и во всех белых войсках православие всегда оставалось неотъемлемой духовной составляющей их повседневного бытия. Тот же Антон Туркул явственно засвидетельствовал в им же написанной (совершенно замечательной) книге, что Белая Армия боролась именно за Христианскую Россию. И веские резоны утверждать обратное отсутствуют начисто!..



     Перестанем же лукавить и признаем, наконец, историческую правду (без чего все усилия по национальному возрождению страны, со всеми на то упованиями – нонсенс и дым иллюзий). В Белое движение пошли самые порядочные и харизматичные русские люди, именно сущие российские патриоты. И с точки зрения национальных интересов России, её исторических перспектив, они-то и были её подлинным генофондом. Прежде всего офицеры. В них органично соединялись скромность и мужество, выдержка и душевное благородство – вкупе с незаурядным воинским мастерством…



     И здесь невозможно не вспомнить уже упомянутого полковника Виктора Враштиля, а с ним – корниловских полковников Митрофана Неженцева и Николая Бялковского, марковского подполковника Эраста Гиацинтова или корниловских капитанов Владимира Морозова и Макара Редько, дроздовских капитанов Петра Иванова и Исаакия Потапова (а именно их, пожалуй, впору назвать национальными архетипами русского офицерства)… Всех, подобных им, не перечислить. Тут генералы В.Каппель, Н.Тимановский, Б.Пермикин, А.Туркул, Н.Сахаров; марковцы Д.Образцов, А.Булаткин, М.Папков; дроздовцы В.Туцевич, П.Трофимов и М.Димитраш… Таковых в Белых армиях оказалось очень много. Всё это были офицеры высшей пробы, настоящие люди, как и десятки тысяч нижних чинов, простых и честных русских белых солдат. И с этим легко согласиться, если только "красные" шоры не мешают…



     Впрочем, кто в Эрэфии вправе судить их – современные нераскаянные отпрыски красных палачей, активных богоборцев и советских покорных рабов?! А в данной стране мы, практически без исключения, относимся как раз к ним. Причём, кроме закоренелых апологетов СССР, Белых "судят" все, кому не лень. От разношерстных светских интеллектуальных снобов (всех этих высокоумных эстетов, убеждённых рационалистов, скептиков и прагматиков; сибаритов и гедонистов…) до суровых моспатриархийных "российских патриотов", рьяно уверовавших в некую свою национально-религиозную "миссию", с высот которой они безустанно "выявляют" и взыскательно "осмысляют" дореволюционные "духовные грехи" русского народа, якобы и обусловившие крах исторической России…



     Может, на этом и не следовало бы заострять внимание… Но, кто огульно и лживо обвиняет участников Белого движения в каких-то "антинациональных взглядах" (коих не было, но которых у самих этих горе-обличителей хоть отбавляй), вопиюще грешат против истины, кощунственно силясь умолить их безусловную, действенную любовь к России, выраженную в том бесподобном, неповторимом Белом самопожертвовании, на которое и близко не осмелилось абсолютно доминирующее большинство наших осовеченных предков! И непотребно запамятовать, что Белые воины той русско-советской войны реально сознавали, что они дерутся за Россию, за саму душу народа, и что драться надо (по непреложному убеждению Антона Туркула). "Мы, – свидетельствует А.Туркул, – уже тогда понимали, какими казнями, каким мучительством и душегубством обернётся окаянный коммунизм для нашего обманутого народа. Мы точно уже тогда предвидели Соловки, Архангельские лагеря для рабов, Волжский голод, террор, разорение, колхозную каторгу, все бесчеловечные советские злодеяния над русским народом. Пусть он сам еще шёл за большевистским отребьем, но мы дрались за его душу и за его свободу"…



     И дополним. Те белые (русские) офицеры и солдаты, как и русский народ в целом, не были, аналогично сегодняшним его мнимым продолжателям в РФ, ни столь же развращены и расхлябаны, ни на столько же испорчены и демонизированы. А навязанную нам легализацию пороков и уже обыденную эстетизацию всевозможных извращений при наличии таких людей – невозможно даже представить. Мы-то теперь, в кардинальное отличие от тех своих пращуров, неостановимо духовно и физически деградируем, низводя себя до уровня банальной шантрапы и откровенной "биомассы", наглухо утратившей всякое здравое понимание собственного национального лица, ну и совершенно индифферентной к какому-то там "Белому движению", вместе с защищаемой им "той" Россией. Да плюс беспрерывный и неослабевающий поток либерально-большевистского вранья о ней, изливаемый через масс медийные "средства массовой дезинформации" (первым делом, посредством ТВ). А если та (старая и сущая) Россия не вызывает в сознании людей никаких положительных ассоциаций и не отождествляется с чем-то поистине стоящим и востребованным, то уж кому будут интересны её защитники, эдакие "обскуранты" и "чудаки", да наивные поборники "отжившего своё" социально-политического устройства, то бишь "исторического хлама"?!



                                           VII. Обманы и самообманы нашего времени. Умножение лжи



     Увы, сегодняшним людям в РФ, ищущим правду об утраченном Отечестве, необычайно сложно пробиться к той необолганной России и неложно ощутить её. Ведь, в силу разных соображений и по мере заинтересованности, о той стране лгут (в большей или меньшей степени) едва ли не все общедоступные и привычные источники сведений. Злостно врут красные и просоветские. Там вообще все их толки о России, со всеми "доказательствами" и "разъяснениями" о ней, отравлены ложью (вольной или невольной), ибо ложь есть неустранимая первооснова их жизнедеятельности. Это принципиальный и важнейший объясняющий момент в понимании идущей от них оболванивающей красной апологетики.


Иного рода вранье исходит от внешне благонамеренных и оппозиционных оголтелому советизму ресурсов, т.н. "традиционно и национально ориентированных", но под эгидой РПЦ МП. А там, вестимо, свой интерес лукавить, о чём-то недоговаривать и превратно истолковывать ключевые события Российской истории, которые менторски подаются так, чтобы эта "духовная организация" смотрелась в наиболее выгодном для неё свете и не закрадывалось сомнений в её религиозной легитимности.



     Есть ещё третья разновидность дезинформаторов – рассматривающие Российскую историю с позиции западнических "либерально-демократических" личных пристрастий. У этих субъектов русская православно-монархическая государственность отнюдь не в фаворе, т.к. они обычно "февралистского толка". Большевики же им неприятны в первую очередь, поскольку "сорвали" якобы уже начатый (с февраля 1917 года) "европейский путь российского развития"…



     В сумме указанные основные поставщики "знаний" о России образуют неразрешимо противоречивую "гремучую смесь", употребляя которую этнически русский человек сильно рискует так никогда и не стать подлинно русским. И её даже "избирательно" потреблять небезопасно, поелику с лёгкостью можешь глотнуть приличную дозу информационной отравы. К примеру,  много ли полезного стоит ждать от нынешних "православных социалистов" – этого логичного порождения Сергианской церкви? Или же от "православных сталинистов"?!. Вследствие цареборческой деятельности иерархов-февралистов, категорически противопоставивших себя русской монархии и предрешивших появление ныне здравствующей РПЦ МП, при данной Церкви возник целый "мыслящий слой" этаких совроссиян-"традиционалистов", получивших "духовный" карт-бланш для проповедей угодных им взглядов на Царскую Россию. А те весьма тенденциозно их излагают. Они не хотят замечать истинных (победительных) тенденций её жизни. Они и настоящей России не видят. Но отмечают лишь то, чего можно использовать для пропаганды своих квазирусских идей, уверенно выдаваемых ими за "национальные". Потому что натура-то у них советская. Ничего тут не поделаешь…



     Яркий пример одного из таких "критиков" выражает маститый "православный экономист" В.Катасонов (уважаемый в моспатриархийной среде "верующий патриот"), который исправно трудится, дабы Российская Империя Николая II представлялась не в лучшем виде. В ход идёт и обстоятельное осуждение прежнего российского золотого рубля, с докторальными ссылками на тогдашних "светил экономической мысли" (навроде Шарапова С.Ф.), и обличение "финансового и экономического удушения" страны "международным финансовым капиталом", подкрепляемое апелляцией к известным общественным деятелям той поры (типа генерала Нечволодова А.Д.). Взгляды этих людей Катасонов и ему подобные интерпретируют довольно произвольно (волюнтаристски), а самих их выставляют в качестве ненавязчивого "аргумента" для обоснования "бесперспективности" бывшей в предреволюционной России Царей социально-политической модели.



     Вот только запамятовали, болезные, что те люди были горячими и неподложными патриотами своей Великой России, существовавшей в реальности, а не на словах. Некоторые из них (как очень своеобычный Нечволодов) отличались гипертрофированной честностью и повышенной нетерпимостью  ко всему, мешавшему (по их мнению) неограниченному процветанию обожаемой ими Родины. И они могли в чём-то искренне заблуждаться… К тому же, хватающиеся за генерала Нечволодова (а по обыкновению, "взывают" к нему, со всеми его критическими суждениями о национальной экономике), не видят чего-то другого. Он был неколебимым и пламенным монархистом. Резко воспротивился февральской революции и сугубо негативно отреагировал на захват власти большевиками (коих Нечволодов на дух не переносил, будучи заклятым противником марксизма). Такую Россию он вовсе не принял и покинул её навсегда…



     Но главное - исходящее от тех русских патриотов неодобрение каких-то сторон и составляющих российского бытия являлось (и остаётся) исключительно внутренним, "семейным" делом той страны, которая давно уже канула в лету и с которой живущие в РФ ничего общего не имеют. Паче того, теперешние "российские" критиканы погибшей Русской державы есть прямые и побочные наследники её непосредственных убийц либо пособников и раболепных прислужников таковых, упрямо не желающие сознавать сего печального факта, однако возомнившие себя "современными продолжателями" славной истории Российской. Им бы со своим отвратительным и позорным советским прошлым вдумчиво разобраться, они же с вызывающей наглостью лезут рассуждать о том, о чём у них нет никакого морального права даже заикаться…



     Помимо прочего, сейчас отчего-то не берутся в расчёт специально уничтоженные большевиками (в контексте целенаправленной борьбы с русской исторической памятью) национальные архивы. В них-то содержалось и множество непредвзятых, достоверных исторических свидетельств, формирующих истинные понятия о дореволюционной жизни России. А сохранившиеся сведения далеко не всем доступны и нередко перевираются предубеждёнными историками; часть же фактов до сих пор намертво засекречена. Вдобавок коммунисты истребили миллионы самих (живых) носителей исторической памяти (часто уникальной) и очевидцев реального обстояния дел в стране, ничего по себе не оставивших. А сколько в её революционном пожаре бесследно сгинуло достойных русских семей и целых родов, именно созидавших величие Российского государства! Кто их считал?..



     Тем не менее, несмотря на перечисленные сложности в обретении неискажённой картины русского государственного бытия предреволюционной эпохи, на сегодня с точностью установлены такие достижения Российского монархического строя, о которых в СССР могли лишь мечтать, да и в РФ могут только грезить. Так, в объективной исторической данности – успехи национальной промышленности и сельского хозяйства привели к беспрецедентной экономической независимости России, её вящей самодостаточности. Она имела бездефицитный бюджет, самые низкие в мире налоги и неуклонно повышающийся жизненный уровень населения (с его непрерывно увеличивающимся естественным приростом, в особенности у государствообразующего русского народа). Ещё в конце 19 века это констатировал и почитаемый Катасоновым "классик русской экономической мысли" С.Ф.Шарапов, отметивший, что Россия есть "самостоятельная экономическая страна", а её "исторический хозяйственный процесс далеко выдвинул нашу Родину впереди других цивилизованных народов".



     А вот строки из монографии О.А.Платонова (сподвижника Катасонова и тоже "верующего экономиста", а впридачу ещё и заядлого сталиниста, чем лишь усиливается вескость данного признания, полностью соответствующего реальной фактологии): "Россия была единственной страной в мире, которая приближалась к автаркии, то есть имела такой хозяйственный уклад, который позволял ей самостоятельно и полнокровно существовать независимо от иностранного ввоза и вывоза. По отношению к внешнему миру Россия была автономна, обеспечивая себя всеми необходимыми товарами, и сама потребляла почти всё, что производила. Высокие заградительные пошлины на многие товары стимулировали внутреннее хозяйство"…



     И сколь здорово согласуются все эти сведения с завещанным нам Иваном Буниным (не терпящим вранья, отличным русским писателем), его эпохиальным определением добольшевистской России: "Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба, дом, населённый огромным и во всех смыслах могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освящённый богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культом и культурою…



     Россия цвела, росла, со сказочной быстротой развивалась и видоизменялась во всех отношениях… Жила жизнью необыкновенно широкой и деятельной, число людей работающих, здоровых, крепких всё возрастало в ней…"(О сегодняшней "правопреемнице СССР" такого не скажешь.Напротив, по убийственной для неё статистике, неумолимой и никем не опровергнутой, на 2010 год в РФ на 100 000 её жителей выявлено 5598 психически больных людей, тогда как в Российской Империи предвоенного 1913 года количество таковых, на те же 100 тыс., составило 187 чел.)



     Ну а ко всему этому так и напрашивается бесхитростное замечание. Будь РФ и вправду Россией, тогда и цитированные фактические выкладки о ней, равно как и засвидетельствованный Буниным её образ, были бы давно уже обнародованы (став полноправным достоянием гласности) и чётко отпечатались бы в "общественном сознании" страны. Но этого, конечно, не будет. Широкомасштабное восстановление правдивой информации о той русской действительности, несомненно, вызовет у многих справедливый риторический вопрос: зачем же и кому городили у нас, невесть что, коммунисты, а ныне "лепят" наследовавшие им "демократы-государственники"? И для кого-то все пореволюционные "свершения" Совка и Совроссиянии могут вовсе померкнуть и морально обесцениться… (И вот доходчивая иллюстрация. Вопреки общераспространённым историческим мифологемам в Императорской России шла целенаправленная индустриализация страны. Но она проводилась благопотребно и безболезненно, да без той уродливой урбанизации, которая сопутствовала "зубодробильной", кровавой сталинской индустриализации – форсированной, безоглядной и сверхнадрывной.)



     Поэтому люди скорее услышат о "40% крестьянах-новобранцах в Российской Империи, пробовавших мясо в армии впервые в жизни". Эту абсолютную чушь особенно любят муссировать совпатриоты (они вообще большие охотники смаковать любые недостатки Императорской России, безбожно их раздувая и одновременно обеляя свое "кровное", советское, неимоверно превозносимое ими; таков уж "красный мир" неизлечимо извращённого, патологического восприятия и перевёрнутых ценностей…).



     Но, по сути. Что сие есть безусловный фейк – явствует из всех более-менее солидных фактических источников о жизни русской деревни. Саму же ту дутую информацию запустил в массы знаменитый российский публицист, записной националист и патриот Меньшиков М.О. А это личность всё же неоднозначная, не всегда адекватная и позволявшая себе (возможно, ради пущего эффекта и по причине не чуждой ему журналистской тяги к сенсации, фурору) не только сгущать краски, но и использовать непроверенные, сомнительные данные. А узнал он о том, дескать, от генерала И.Гурко, якобы "мониторившего" эту тему с 1871 по 1900гг. По другой версии Меньшиков выудил данные цифры из частного письма командира "Дикой дивизии" князя Багратиона Д.П. (будущего красного генерала).



     Но, как бы то ни было, доподлинно известно, что у русских крестьян (практически у всех) имелось личное хозяйство с какой-то живностью и указанная Меньшиковым "обделённость" новобранцев из деревни исключалась в принципе. Такого и у крепостных-то отродясь не бывало, а уж после 1861 года и подавно не могло быть. В конце концов, вокруг сёл и деревень в изобилии обитала разного вида лесная, болотная, луговая, полевая дичь, которую русские люди легко добывали исстари, повсеместно пополняя свой пищевой рацион. Уже одним этим выявляется анекдотичность меньшиковского сообщения…



     И совершенно определённо выяснено потребление мяса и мясных продуктов в России к 1913 году. По этому показателю страна занимала 2-е место в мире вслед за США – 70,4 кг в год на человека (в САСШ – 71,8). Но там-то поста не придерживались. А вычтем-ка теперь, применительно к русским, все дни постов, усердно соблюдаемых большинством тогдашнего российского населения. Это более половины дней в году. Так, выходит, потребление этого самого мяса было не ниже, нежели в США…



     Странно, однако, что приходится прибегать к такого рода доказательствам. Впрочем, то лишнее подтверждение тому, в какой поддельной России мы живём. Но тогда и уместно напомнить, какую страну с абсурдным упорством противопоставляют Российской Империи рафинированные совки и "фанаты СССР". Глянем на расхваливаемый ими (на все лады) Советский Союз хоть с позиции приписываемой ему "передовой науки". И далее довольно беспристрастная оценка, сделанная бывшим сотрудником одного из советских НИИ.



     "Страна, не могшая наладить производство ни труб большого диаметра (сделка "газ-трубы" с ФРГ), ни искусственного меха (соответствующую технику закупали во Франции и опохабили технологию), ни бытовых аккумуляторов АА (соответствующую линию закупали в Швейцарии, само аккумуляторное НПО "Источник" разработать что аккумулятор, что линию не смогло), ни совместимого с человеческими генами инсулина (только сейчас на основе американских разработок и на частные деньги пытаются построить производство) – есть ОТСТАЛАЯ СТРАНА.



     Могу продолжить по поводу прикладной науки. Вырождающиеся на корню многолетние сельхозкультуры – скажем клубника, сорт "Фестивальная"… А про однолетние укажу напр. на пшеницу сорта "Лениградская". Кожи такой отвратительной выделки (+ с недокормленного скота), что приличное кожсырьё приходилось импортировать из стран Вост. Европы (та же питерская обувная фабрика "Скороход" работала во многом на импортном сырье).



     Страшно канцерогенный и нестойкий изо-нейлон, называемый "Лавсан" (Лаборатория Высоко-молекулярных Соединений Академии Наук), производство коего пришлось срочно сворачивать.



     Неспособность сов.науки построить для себя любимой (ладно, не станем брать серийное производство – возьмём штучное!) электронных микроскопов – Сумское НПО им. Ленина десятки лет гнало ДРЯНЬ, для реальной нужды приходилось обзаводиться электронными микроскопами чешской, а лучше японской постройки.



     А про фундаментальную науку хотите? Можно и про фундаментальную. Можете назвать хотя бы одну приличную советскую палеонтологическую экспедицию за пределы СССР и соцлагеря, которая бы чего-нибудь обстоятельное нашла и описать смогла? Или ладно: история со сфабрикованными Новгородскими берестяными смс-ками… как, кстати, и сам тот факт, что почти полностью расхайдаканный по итогам МВ2 Новгород так и не смогли полностью раскопать, бесконечно затягивая процесс. Или: упорное цепляние сов. научников за такую фейковую штуку, как дарвинизм – при том, что с позиций хромосомного числа (уже хромосомного числа, про генный код не говорю) и мутагенеза он просто НЕ доказуем…".



     А ведь прелюбопытное сопоставление получилось. Так это всего лишь один из аспектов для понимания – какую Россию мы потеряли! Она (до 1917 года и накануне революции) была именно самодостаточной страной, предоставлявшей людям истинные свободы для здорового творчества и труда. И они там себя беззапретно и нормально реализовывали. Притом не просто не отрываясь от своей национальной традиции, но прежде всего благодаря ей. Именно на её основе шло полноценное человеческое развитие не только обычного народа, но и подавляющего большинства действительно образованных россиян, бывших в самом хорошем смысле современными людьми, открытыми всему, что выдавала мировая научно-культурная мысль. Не случайно же молодой русский генерал Владимир Манштейн, охарактеризованный Туркулом как "доблестнейший из доблестных", предсказал в 1920 году, по сути точно, полёт, через 50 лет, человека на Луну(но а всем, уверовавшим в советские сказочки о "поддерживаемой царизмом неграмотности народа", не худо бы знать об инициированной Государем и последовательно выполняемой в России программе народного образования, согласно которой к 1923 году Россия становилась страной всеобщей грамотности)…



     У тогдашних русских, наряду с их правильным образованием, не был атрофирован национальный инстинкт и присутствовал тот самый духовно-культурный иммунитет, коего мы лишены из-за пропитавшей нас (даже генетически), душевно и умственно "обнуляющей", да ещё и одуряющей, заразы советизма(с его плебейской гордыней и безумным, позорным самовосхвалением). Ведь по этой же причине у нас (в РФ) принято акцентировать не на самих благодатных условиях подлинной свободы в Российской Империи, а на тех немногих людях, которые данной им свободой решительно злоупотребляли, вставая на путь революционного разрушения собственной страны. То есть то, что надо приводить в заслугу Царской России, ставится ей в укор, да ещё и не оценивших её благ подают в качестве "страдальцев" от "ретроградного тиранического режима". Уму непостижимо!.. А посмотреть с другой стороны многим и невдомёк.



     Например, блестящая военная карьера крестьянских детей Алексеева М.В. и Деникина А.И. (а его отец происходил из крепостных) очень наглядно демонстрирует наличие в Империи невиданных в СССР "социальных лифтов". Или крестьянский сын Иван Озеров, невозбранно ставший там поистине выдающимся экономистом и ученым-практиком, прозванный "трубадуром русской промышленности" (он был ревнителем модернизации российского социально-экономического строя). А можно назвать, также беспрепонно вышедших из низов, известного экономиста Николая Кондратьева (основоположника теории экономических циклов) и именитейшего учёного Питирима Сорокина (одного из основателей современной научной социологии).



     Двое последних, кстати, состояли в партии эсеров (социалистов-революционеров), на что противники старой России частенько и указывают, изображая этих людей этакими бескомпромиссными "врагами царизма". Дескать, при хорошей жизни в стране они бы в эсеры не подались. А какие-то иные объяснения таковым на ум не приходят. К примеру, некая сугубая психологическая мотивация и всё тот же элементарный личный выбор собственных предпочтений, нередко иррациональный и противоречащий простому здравому смыслу… А между тем оба они категорически не поддержали Октябрьскую революцию и не приняли большевизм. "Марксиста" и "экономического пророка" Кондратьева, оставшегося в СССР, объявили "врагом народа" и расстреляли в 1938г. Сорокину грозило то же самое, не вышли его большевики из Совдепии с "пароходом философов" в 1922 году…



     Да и Ивана Озерова пытаются преподносить как "убеждённого противника" Монархической России, едко изобличавшего её "отсталость" и "косность", ратующего за "радикальные перемены" в ней. Но он-то был русским человеком, пассионарным и весьма своеобразным, где-то и чересчур рьяно желавшим использовать свои необычайные познания и оригинальные новаторские разработки исключительно во благо своей Родины. Заметим, его не всегда обоснованная, а иногда и запальчивая критика дореволюционной российской экономической системы не вызывала никакого официального противодействия (это при "деспотичном"-то режиме!). Примечательно, что Озеров принципиально и осознанно не принял ни Временное правительство, ни советскую власть. Ленин же окрестил его "самым беспощадным её врагом". А в 1930 году Озерова арестовали за "подпольную антисоветскую деятельность и связь с монархистами", приговорив к 10 годам заключения на Соловках. Показательнейший факт!.. И нет сомнений в том, что при сохранении исторической России его замечательные и сверхполезные идеи – там осуществили бы. Однако их, после гибели Державы Российской, использовали в других странах. В Испании реализовали его идею кооперации (практически имевшую мощную положительную отдачу), а в США воплотили озеровскую идею "народного капитализма", заметно улучшив благосостояние американцев…



     Важно отметить, что все трое (Сорокин, Кондратьев и особенно Озеров), не поддавшиеся на советскую "перековку", избежали этого всего прежде из-за своей неразрывной связи с русской культурной традицией, да и по собственной внутренней приверженности к русскому воспитанию и национальному началу, всё-таки пересилившему в них (Кондратьев, так вообще многое успел переосмыслить в сторону старой России). Очевидно, что подобного рода русских было предостаточно. Будучи разными по своему душевно-умственному складу, они, безусловно, роднились в своём твёрдом неприятии революционных перемен в России. И, надо думать, не только писатель-эмигрант Александр Иванович Куприн (некогда добровольцем вступивший в Белую Северо-Западную армию Юденича), один из миллионов людей российских, покинувших тогда свою Родину, вспоминал о былой "милой, уютной и беспечной русской жизни", потерянной навсегда. Ныне у нас не часто задумываются о сонме великих русских имен (в самых разных областях человеческой деятельности: науке, культуре, искусстве и т.д.), порождённых умерщвлённой большевиками Россией и не пожелавших принять её социалистический антипод. А о них не мешало бы помнить, дабы разуметь, какой необъятный и качественный заряд скопила в себе Россия Царская. И вот они, люди прежней (и неизвращённой) русской культуры и здорового национального жизненного уклада, предпочевшие чужеземщину новоявленной советской анти-Отчизне.



    Это, конечно, Игорь Иванович Сикорский – всемирно известный авиаконструктор, ученый, изобретатель и философ – подлинный отец авиации и основатель мирового вертолётостроения. Здесь же и Александр Николаевич Прокофьев-Северский, выдающийся боевой лётчик-ас Первой мировой войны (сбил 13 вражеских самолетов, причём, воевал без правой ноги, ампутированной после тяжелого ранения), консультант ВВС США, признанный авторитет в делах военной стратегии, авиаконструктор, писатель и военный аналитик. Тут бывший колчаковский офицер, электроинженер Александр Понятов (изобрел первый в мире видеомагнитофон, основав и возглавив американскую компанию Ampex), и талантливейший инженер-кораблестроитель Владимир Юркевич (разработал самый быстроходный в мире, и самый большой, океанский лайнер "Нормандия"), и изобретатель телевизора Владимир Зворыкин. Там же генерал-лейтенант Русской Императорской армии, российский академик и русско-американский химик Владимир Ипатьев (один из основателей нефтехимической промышленности США, изобретший высокооктановый бензин для американских самолётов во Вторую мировую войну). Назовём ещё и одного из крупнейших ученых-механиков XX столетия Степана Тимошенко (российского и американского ученого, академика, "отца современной механики сплошных сред").


  И далее целая россыпь досточтимых имён: неповторимый оперный и камерный певец Фёдор Шаляпин, писатели Иван Бунин и Иван Шмелёв, Борис Зайцев и Аркадий Аверченко, композиторы Игорь Стравинский и Сергей Рахманинов, создатель популярной на Западе актерской школы Михаил Чехов, гениальный аниматор Владислав Старевич, несравненные театральные художники Сергей Судейкин и Павел Челищев, великие живописцы Илья Репин и Константин Коровин, историки Михаил Ростовцев (до сего дня никем не превзойдённый знаток античной истории, снискавший всемирное признание) и Георгий Вернадский, этнограф и правовед Александр Башмаков (получивший мировую известность как "выдающийся антрополог" своего времени), а также "один из самых авторитетных дизайнеров и фотографов в Европе" (а позднее и в США) Алексей Бродович. Упомянем и уникального российского атлета Александра Засса, прозванного, за свою силу, Самсоном; осевшего в Англии и удостоенного там титула "сильнейшего человека Земли". Можно продолжать ещё и ещё...



      Но, кажется, этого более чем довольно для уяснения означенного вопроса. Не хватает только одной ремарки. Множество "неучтённых" русских людей, поистине высокой квалификации и недюжинного таланта, погибло в революционном аду без всяких шансов на спасение!.. Так сколько же их, в таком случае, фактически должно было быть в той якобы "отсталой" России, которую таковой и поныне оценивают сегодняшние "специалисты" по её истории?! А это при том, что в Совдепии уцелел небольшой процент научно-культурных кадров исторической России (меньше половины). Однако их всё же хватило для того, чтобы заложить спасительнейший для Совка базис всей его последующей жизнедеятельности. Это еще и к распространённым нынче спорам, какой та Россия обещала быть воистину...




                                         VIII. Российская Империя и СССР – есть ли связь?



     И пора предоставить здесь необходимую обобщающую квинтэссенцию. Она же видится таковой. Российская Империя была стабильно развивающейся страной, органично аккумулирующей в себе невероятный творческий потенциал и неугасимую энергию созидания, оплодотворяемые именно русскими национальными устоями в ней, этими первейшими гарантами оптимального национального развития и надлежащего социально-экономического прогресса Русского государства. А когда их вместе с ним повергли в прах, оккупировавший Россию Советский Союз удержался и выжил только лишь на её прежней (переиначенной большевиками) инерции и на всех её колоссальных накоплениях, ибо сам по себе он изначально был не способен произвести чего-либо по-настоящему ценное, именно в силу имманентной своей духовной безблагодатности, созидательной бесплодности и творческого бессилия. По иному быть не могло, учитывая неизменную инфернальную природу СССР. Поэтому и все его "достижения" и "успехи", основанные на бессметных костях, безмерно пролитой крови и неописуемых муках людских, обернулись для него неумолимым общим регрессом, и обусловившим неприглядный, тихий и бесславный конец Совка.



     Вот этой-то страной ещё берутся уничижать историческую Россию! А теперь уже Советский Союз даже зачислили в её "живые преемники"… Впрочем, пусть это остаётся на совести всех настаивающих на таком "преемстве". Одно лишь замечание. Если предреволюционная Российская Держава развивалась интенсивно, самобытно и творчески, на основе своего родного, то мертворожденный СССР "выезжал" и "спасался" только на базе чужого, имевшего не советские истоки. Всё мало-мальски путное, стоящее и привлекательное там, стало результатом использования (эксплуатации) в первую очередь русского наследия, а во вторую – мирового (прежде всего западного) опыта. И это касается всех жизненных сфер СССР, в которых за что-либо было более или менее не стыдно. Тут как раз к месту напомнить и о российском учителе-практике Андрее Киселёве, разработавшем в Российской Империи эффективнейшую образовательную методику (учебники математики), "наиболее согласованную с психолого-генетическими законами и формами юного интеллекта". Коммунисты вспомнили о ней и внедрили её в 30-е гг. ввиду удручающего психологического (умственного) состояния советской молодёжи. А в итоге педагогическая методика Киселёва "мгновенно подняла качество знаний социалистических детей и оздоровила их психику. И, может быть, помогла одержать победу в Великой Отечественной войне" (это по признанию советских  же людей, в т.ч. педагогов)…



     Пожалуй, безнадобно здесь дедуцировать, что "оздоровлённая психика социалистических детей", вкупе с победой СССР в ВОВ (во-первых, действительно пирровой, с невосполнимыми генетическими потерями, а во-вторых, одержанной не русским, а денационализированным "советским народом", защищавшим "свою советскую Родину" и власть сталинской партийной номенклатуры, принимая её интересы за свои собственные и веря, будто "защищает Россию"), есть чрезвычайно слабое утешение для той невыдуманной России, которую коммунисты сперва подвергли полномасштабной вивисекции, форменному всестороннему геноциду(умыв её кровью, напустив на неё голод, разруху и мор), а потом жестоковыйно гнобили в "исправительно-трудовых" лагерях или в кабальных колхозах, да "довели до ручки" народ, заставив его жить в Совдепии на положении безгласного и бесправного человеческого стада. Познавший на себе эту "социалистическую законность", русский консервативный мыслитель Иван Солоневич оставил нам сильнейшую автобиографическую книгу "Россия в концлагере". В ней он, без каких-либо придумок и отсебятины, документально фиксирует происходившее за "фасадом" пафосного коммунистического строительства.



     Там приводится одна совершенно потрясающая сцена – "Девочка со льдом", когда ему пришлось узреть маленькую изголодавшуюся девочку с кастрюлей льда (мороженных помоев), которую та, полуживая, безуспешно пыталась отогреть своим до нельзя измождённым и почти замёрзшим тельцем. И пережитое Солоневичем озарение, постигший его "инсайт" от увиденного, он выразил, в частности, такими словами: "Как это мы, взрослые люди России, тридцать миллионов взрослых мужчин, могли допустить до этого детей нашей страны?.. Как это мы все поголовно не взялись за винтовки? В какой-то очень короткий миг – вся проблема гражданской войны и революции осветилась с беспощадной яркостью…



     О всех этих безымянных мальчиках и девочках мы должны были помнить прежде всего – ибо они будущее нашей страны… – А вот – не вспомнили. И вот, на костях этого маленького скелетика – миллионов таких скелетиков – будет строиться социалистический рай. Вспомнился карамазовский вопрос о билете в жизнь…



     Нет, ежели бы им и удалось построить этот рай – на этих скелетиках, – я такого рая не хочу. Вспомнилась и фотография Ленина в позе Христа, окружённого детьми: "не мешайте детям приходить ко мне"…



     Какая подлость! Какая лицемерная подлость!.."…



     Но если для кого-то и данные строки не служат прямым и безошибочным свидетельством неизгладимого советского надругательства над Россией, то это как раз и является безусловным подтверждением их заматерелой совковости, или же (что не намного лучше) какой-нибудь тривиальной человеческой мутации, в любом случае антирусского свойства. Не может, не должен русский человек хоть как-либо оправдывать социалистический строй! Ведь чего бы там кто ни плёл о "достоинствах советской системы", она во веки вечные останется предприятием дьяволовым и его же палачом Русской истории. И можно ли, мыслимо ли, как ни в чём не бывало, продолжать клеймить подлинную, христианскую Россию, невозмутимо сопоставляя её с безбожным и насквозь фальшивым СССР, в котором именно "ложь стала законом жизни" (оценка прожившего в нём, добросовестного писателя В.Солоухина)?!



     Но даже сегодня многочисленные печальники и обожатели Советского Союза весьма смутно представляют себе, какой ужасающий глобальный эксперимент проводили в нём большевики над захваченной ими Россией и порабощённым русским народом. Да и не догадываются вовсе, что социализм как таковой ни в теории, ни на практике никогда не предполагал построения действительно справедливого общества и никакого "человеческого лица" не может иметь в принципе, по самой своей богопротивной сердцевине. И это совершенно ясно продемонстрировала советская социалистическая система: унификация общественного бытия, принудительный труд,  строжайший учёт и контроль всего и вся, а также повальная "социализация" людей, их полнейшая зависимость от государства, регламентирующего абсолютно всё в жизни каждого человека, превращаемого (вполне по Марксу) в духовно обездоленного и "обезличенного робота", подчинённого государству. Социализм, – отмечает в своей основательной работе историк Н.Ставров, – есть "тотальный контроль и полное рабство. Социализм – это сверхдиктатура и полное насилие над личностью и обществом, осуществляемое для создания нового человека – человека-животного и нового общества – общества-стада"…



     Вот поэтому и - высочайшая честь и неизреченная хвала российским Белым героям, этим последним (на сей момент) настоящим русским, которые не колеблясь сделали всё, чтобы спасти своё, именно Русское Отечество! Причём менее всего думая о себе, даже будучи инвалидами, подобно отчётливым бойцам – дроздовскому генералу Владимиру Манштейну (ему ампутировали руку вместе с лопаткой) и его сослуживцу полковнику Вячеславу Мельникову (тоже расставшемуся с рукой), или одноруким бравым поручикам: каппелевцу Илье Баринову и марковцу Павлу Фёдорову (беззазорно воюя в пехоте без правой руки, он управлялся с карабином при помощи левой руки и зубов). Такого рода белогвардейцев зафиксированы многие десятки… Тем, кто пошёл тогда за Отчизну, не требовались объяснения – против чего они сражаются. Те хорошо сознавали, что это "борьба против истребления в России Бога, человека и его свободы" (по бесспорному утверждению А.Туркула).



     Да, Белые отстаивали Россию свободных людей, ибо о том, чего это такое, знали не понаслышке. И к тому же, ими двигало христианское отношение к жизни (РПЦ МП, претендующая в Эрэфии на духовное водительство, неустанно трубит о насущности её православного наполнения, одновременно совмещая свои благие наставления с национально-религиозно неприемлемой позицией и недопустимым поведением; а общественно-деятельная её часть продолжает умствовать на предмет "соответствия" Белого сопротивления "интересам исторической России", игнорируя то обстоятельство, что её церковные предшественники и "учителя", начиная с патриарха Тихона, были "февралистами" и в непримиримой Русско-Советской коллизии проявили себя отнюдь не с самой похвальной стороны)… Антон Туркул недаром отмечает в своей глубоко русской книге ("Дроздовцы в огне") "веру в человека, его совесть и свободу", которая "была конечной надеждой" всего Белого воинства. И не напрасно! У тех же Дроздовцев не произошло ни единого случая выдачи офицеров своими из бывших красноармейцев, угодившими вместе с офицерами в советский плен…



     Но есть и ещё один сверхважный момент, какой мало кто выделяет, но который встаёт в громадную историческую заслугу Русскому Белому Делу. Воевавшие за него офицеры и солдаты всё же сдержали и существенно ослабили яростный сатанинский порыв мирового зла, сконцентрировавшегося в России вслед за Октябрём 1917 года и действовавшего под флагом коммунистического Интернационала. Они сумели уничтожить несметное число его "активных боевых единиц", представлявших собой воинствующий преступный, социопатический и аморальный элемент (из иноземного и отечественного дегенеративного сброда – расчеловеченных отбросов). И не встань на пути Красного дьяволизма Русская Белая сила – фатальных последствий большевистских деяний для России и мира оказалось бы значительно больше…



                                              IX. Русские или постсоветские? Недочитанный И.А.Ильин



     Сегодня в РФ полно рассуждений о необходимости национальной самоидентификации "русского этноса". Но на кого официально призывают равняться? Да в основном-то на советских "героев"! А если же и на русских, то, как правило, преподносимых в совроссиянском осмыслении и подобающей ему "стилизации" под эту карикатурную Россию-Эрэфию (Королевство Кривых Зеркал). Подлинные же национальные призывы старательно гасятся и "технично" блокируются… Но опускать руки в этой связи всё-таки неверно.



     Коли мы действительно хотим быть (а не казаться) русскими и жить в России, тогда единственно возможный образец страны для нас – это настоящая, историческая Россия (в её лучших проявлениях). А человеческим примером должны служить её истинные герои, прежде всего очищенные от клеветы Белые воины (эти ближайшие к нам неподдельные русские). Как подлинно оценил их безызвестный российский публицист: "Белой Русской Армии по духу, выдержке и самопожертвованию не было равной за всю историю человечества, вот была сила и безстрашие…". Почему на них и нужно равняться, а следом и на предшествовавших им Русских героев, от Евпатия Коловрата до Михаила Скобелева, к примеру. Но этого уж наверняка не следует делать применительно к "красным героям". Тех из них, кто явно не "осатанел", вероятно, надо бы отмаливать. За иных же усердно просить у Бога прощения (ежели по-христиански)…



     Конечно, здесь нам понадобится не обманчивая опора на соответствующую Русскую идеологию. Она же не представляется иначе, нежели как православного толка, а следственно, это идеология вдохновляющая, духоподъёмная и жизнеутверждающая. И наипаче серьёзным и правильным её выразителем на сегодня, бесспорно, надлежит признать высокочтимого Ивана Александровича Ильина, крупнейшего русского национального мыслителя, религиозного философа, ученого, правоведа и государствоведа. Вот его-то как раз и можно смело брать за национальный образчик эрудиции и интеллигентности. Не так давно прах этого достопамятнейшего русского человека перенесли из Швейцарии в РФ, торжественно перезахоронив в некрополе Донского монастыря. О нём теперь много говорят и всё вроде бы указывает на популярность его идей и у РПЦ, и у "национально-патриотических" движений в Эрэфии, нашедших в нём "идеологическую опору" для пропаганды своих взглядов. И выглядит это так, будто мысли Ильина чуть ли не идеально сообразуются с нынешними реалиями РФ: её "возрожденной Церковью и монашеством", с "освободившимся от коммунистического плена русским народом", да и с самой теперешней "Россией".



          Однако на поверку его цитатами "жонглируют" все, кому вздумается (в т.ч. "демократы" и просоветские), да на удобный им манер, подтверждая и обосновывая ими, подчас, взаимоисключающие выводы. Для совпатриотов же он, понятное дело, преимущественно "фашист" и "враг". А получается, по существу, что его читают и используют по принципу: "тут вижу, тут не вижу"… Ведь совсем пренебрегать такой значимой величиной несолидно и довольно не практично, особенно с учётом предоставляемого ею неиссякаемого кладезя уже готовых и безупречно сформулированных положений (едва не на все случаи жизни), беспроигрышно избавляющих от сходственной рутинной ("черновой") и непосильной (для очень многих) аналитической работы. А потому сплошь и рядом спокойно выдергивают его цитаты и "подкрепляют" оными даже весьма спорную или вовсе лукавую позицию.



     Вот, в своё время, авторитетный в эрпэцэшной среде митрополит Иоанн (Снычёв) постоянно обращался в своих статьях к Ильину, назвав его "гласом народного самосознания", притом соединил того "воедино" с "гласом церковным" в лице патриарха Тихона, создав тем самым "стартовый" прецедент для широкого задействования столь "подходящего" мыслителя в интересах и к выгоде РПЦ МП. А потом началась его нещадная эксплуатация, в чём преуспели как моспатриархийные клирики, так и "национально мыслящие" миряне РПЦ…



     В действительности же через него пытаются увести от понимания истинных причин сегодняшней духовной катастрофы в РФ, переключая на "непреодолимый" предреволюционный "религиозный кризис, объявший Россию", и на её "обезверившийся народ", объясняя тем некую "закономерность" нынешней ситуации в стране. Ну и, разумеется, сама РПЦ здесь предстаёт "мученицей за веру" и "законной преемницей" исторически сложившейся ортодоксальной Российской Церкви…



     Не углубляясь далее во все произвольные трактовки идейного наследия Ивана Ильина, следует акцентировать на чём-то очевидном и важном в нём, применительно ко дню сегодняшнему. Сразу же подчеркнём, что никаким "фашистом" он никогда не был. Напротив, последовательно и чётко высвечивал тоталитаризм и языческую, антихристианскую суть и направленность фашизма(отождествляемого с нацизмом), его неприемлемость для России. И со всей полнотой видел (и предвидел в будущем) практическую несовместимость с ней демократии: "Если что-нибудь может нанести России, после коммунизма, новые, тягчайшие удары, то это именно упорные попытки водворить в ней после тоталитарной тирании – демократический строй"…



     Очевидно, что всё написанное Ильиным о родной стране писалось воистину любящим сердцем, искренне страдающим о "временно падшей и униженной Родине-России". Причём, размышляя о русском народе, адресуя ему собственные предложения и проекты, Ильин явно не мог вообразить себе повальную "перековку" русских в совков. По его убеждению, Россия должна была всё же устоять под оккупацией СССР. И он, без сомнения, не предполагал степень грядущего национального перерождения своих соотечественников (и не допускал этого в первую очередь по большой любви к ним). В Советском Союзе-то ему жить не пришлось!



     Однако случилось худшее. Оставшихся в Совдепии великороссов подвергли методичной этнической перелицовке, обстоятельной большевистской селекции, максимально их осоветив. Можно сказать, там произошла целенаправленная подмена  русского культурного типа – "советским человеком", в котором прежние, национальные, архетипические черты русского человека проявлялись уже в каком-то жалком остатке, искажённо или вовсе пародийно. Иными словами, в Советском Союзе большевики не только свели на нет, "выбраковали", здоровое национальное ядро русского этноса, но изменили (переформатировали), всем имеющим к нему отношение, саму русскую ментальную матрицу. Притом, по-видимому, даже на генном уровне, как это ни печально.


Спорить с этим крайне проблематично. Да хотя бы по элементарным и поверхностным (прозрачным) причинам. Например, о какой национальной принадлежности уместно думать применительно к тем, кто Русскую историю своих дореволюционных предков преспокойно и "естественно" увязывает и согласует с абсолютно полярной ей советской, вступившей с ней не просто в "противоречие", но строившейся на её агрессивном отрицании и глумливом противопоставлении ей!.. А таковых в Эрэфии свыше 90%, чуть ли не все 100. Или всего проще взять происходящий на наших глазах в РФ, очень не слабый, рецидив советизма – при полном попустительстве со стороны её жителей ("граждан Российской Федерации"), в основном даже тому сочувствующих.



     И, судя по всему, та Россия, о которой печаловался Иван Александрович Ильин, этому населению без надобности. Да и неизвестно вообще-то, захочет ли оно ещё менять к ней своё, уже сложившееся у него, привычное отношение, при котором никакие реальные сдвиги в её направлении – немыслимы. Вряд ли тут чего-либо "вдруг" изменится. Но если каким-то образом такое окажется возможным, тогда и вопрос нужно ставить о том, чтобы для начала наново стать русскими, обусловив благопотребный национальный (этнический) субстрат российской государственности, и хоть попытаться воскресить неподложную Россию, т.е. хотя бы фрагментарно вернуть её действительно значимое православное и национальное содержание, коего сейчас, по сути, близко не наблюдается (одна лишь проформа).



     Да и здесь, похоже, возникнет закавыка. Ведь означенный процесс национального оздоровления подразумевает в первый черёд – тотальную безоговорочную десоветизацию, обдуманную и тщательную. А в данных политических условиях РФ, официальной правопреемницы СССР, на подобное свершение никто не отважится, не пойдёт. Осуществить это нет даже тени шанса. Да и добрая половина (как минимум) т.н. этнических русских Эрэфии решительно сему воспротивится!..



     В общем, сейчас в этой стране налицо едва ли разрешимая комплексная национально-религиозная проблема, требующая к себе правильного подхода. И ничегошеньки тут не сдвинется с места, покуда не приучимся, прежде всего, "честно смотреть в глаза тому, что есть". А в частности, через Ивана Ильина, давшего ясные национальные критерии и ориентиры, без которых в сегодняшнем советско-русском (шизофреническом) смешении РФ, выдаваемом нам за "норму", разобраться совершенно невозможно.



     Согласно же этим российским критериям русский человек должен неукоснительно встать на позицию безусловного осуждения февральско-октябрьской революции 1917 года и последующего явления большевизма в России, а также непременно осознанного неприятия для неё социализма и коммунизма. Ильин однозначно настаивал на том, что Советский Союз – это не Россия, но анти-Россия, а советские есть люди не русские (особенно примечательна в этой связи его статья "Как русские люди превращаются в советских патриотов?"). И отчётливо обозначил Сергианскую Церковь в СССР – "советской церковью" (которая, т.е. РПЦ МП, в своей изначальной "февралистской" сущности ничуть не изменилась). В 1947 году он даже посвятил ей специальную статью "О советской Церкви", где констатирует, что "советская церковь" осуществляет во всех своих выступлениях – не волю Церкви, а волю советчины. А слепцы и лицемеры спешат ей навстречу". Притом прямо пишет: "советская церковь" есть на самом деле – учреждение советского противохристианского, тоталитарного государства, исполняющее его поручения, служащее его целям, не могущее ни свободно судить, ни свободно молиться, ни свободно блюсти тайну исповеди"…



     А вот каково русское понимание государства, в кое никак не укладываются его современные определения, утверждаемые в Эрэфии. По непогрешимой формулировке Ильина, "государство не есть механизм состязающихся корыстей, но организм братского служения, единение веры, чести и жертвенности; такова историко-политическая основа России".



     Сейчас лишь немногие знают о созданном Иваном Ильиным монументальном "Проекте Конституции" новой постбольшевистской и посткоммунистической России. И мало кому ведомы разработанные им её Основы Государственного Устройства, а также Основные Законы. Всё это обсуждалось на женевских съездах и совещаниях 1937-1939гг. (и позднее). Кстати, в них самое живое участие приняли представители русской национальной элиты (правой и монархической части российской эмиграции): братья Лодыженские, Никольский Б.А., Тверской С.Д., Мельников Н.А., князья А.М.Куракин и М.А.Горчаков, митр. Анастасий (Грибановский), прот. Сергий (Орлов) и мн.др.



     Важно заметить, что Ильин категорически исключал "мечтательно-доктринёрские, рассудочно-формальные и отвлечённо-сверхнациональные" подходы и "самые способы" такой "постановки политических вопросов". Он был именно эмпириком "духовно-правового опыта и исторически-политической данности". А потому и в своём капитальном докладе об Основах Государственного Устройства будущей России предваряет его указанием на отсутствие конкретных сведений о ней – её пространстве, времени, размере государства, состоянии народного правосознания, на незнание политических, социальных, экономических и международных условий. Вследствие чего полагает единственно возможным "тезирование принципиальных основ", включающих в себя "не только общие принципы права и государства, но основы русского права и русского государства в частности".



     Причём рассматривается именно "конкретная задача воссоздания России; не формальное, а живое, органически-историческое, русско-наследственное понимание Государства", при котором "искать и хотеть мы должны своего, русского, независимо от <…> эвентуальных давлений, предулавливать которые нам отнюдь не подобает". Соответственно, здесь строго оговаривается и главное руководящее требование. "Мы должны считаться, – формулирует Иван Александрович, – только с двумя великими реальностями:


     1. С исторически данной Россией, её целями и интересами.


     2. С верно понятыми и усвоенными аксиомами правосознания и государственности, взращенными в нас двухтысячелетним Христианским опытом. Будущее русское государственное устройство должно быть живой и верной функцией русской истории и этих христианских бесспорных аксиом, воплощая эти аксиомы не в меру утопического максимализма, но в меру исторической вместимости их ныне в живую ткань русской народной жизни"…



     А теперь задумаемся, – как это всё применимо к стране, которая вовсе не помышляет о национально-осмысленном и радикальном пересмотре оставленного ей большевиками-коммунистами их идейно-культурного наследства. И даже не предвидится полноценная ревизия либерально-большевистской "исторической науки", антирусской по сути и направленности (она же продолжает безвозбранно отравлять и портить умы и души потенциально русских людей). И вот тут с очевидностью приходится констатировать, что написанное Ильиным применительно к Русскому государству полностью расходится со всей нынешней данностью в РФ, безнадёжно расхлёбывающей последствия своего осознанного преемства с СССР.



     Больше того. Все проблемы современности Российской Федерации – это прямое наследие нераскаянного ею советского прошлого. Вся эта крайне неестественная и лживая, реально не свободная и страшно не удобная в ней жизнь, со всем её бездушным, наплевательским и циничным отношением государства к людям, а также и тем, как они сами привычно хамски, по-скотски друг к другу относятся, – есть именно закономерное следствие продолжения Эрэфией советской истории (коей она и живёт), официально узаконенной и оправданной в сознании населения этой страны, которое в целом вполне устраивает её советский фундамент (и у которого даже злокачественная красная оккультно-каббалистическая символика, принятая РФ, не вызывает сколь-либо заметного отторжения). Так о какой же России и о каких русских здесь можно заикаться да ещё и пафосно рассуждать! И кто тут кого обманывает?..



     Эрэфия, по самому существу своему и по собственной природе своей, укоренена в Совке! И чего бы там кто ни рассказывал о её "прямой связи" и "живом преемстве" со старой Россией, то всё – лукавые и ни к чему не обязывающие словеса, ибо они никак не подтверждаются фактически. Хотя связь и преемственность с ней (пусть даже номинальная) РФ и впрямь жизненно необходима – для создания ей надлежащего "имиджа" и приличного реноме, для придания должного политического веса и подобающей значительности, для обоснования её исторической легитимности, наконец. А иначе будет вульгарнейшая несуразица и какой-то постыдный фарс. Ведь с одной лишь, по-настоящему родственной и "своей", советской историей – куцей и фальшивой, одиозной и окончательно изжившей себя – Эрэфия уподобится тому самому, хрестоматийному, "свиному рылу в калашном ряду"…



     Зато примазавшись к Русской истории, да "убедив" всех вокруг, будто изначально "так оно и было", потом можно уже, морально не напрягаясь, приводить своё советское в искомое "соответствие" с тем русским, которое себе присвоили и невозмутимо объявили своей "неотъемлемой частью". И немудрено, что сами в то свято верят. Без этого тут никак не обойтись, ибо в противном случае даже банальнейшая имитация "нормальной жизни" в стране окажется чрезвычайно затруднительной. С другой стороны, такая вера не добавляет всему этому никакой правоты. Как водится, "и бесы веруют и трепещут", однако же остаются бесами…



     А доказательства абсурдности той веры здесь на поверхности. Одного только вполне легально культивируемого смешения русской исторической правды и советской антиисторической кривды более чем достаточно. И эта государственная линия принимается, одобряется, поддерживается т.н. "патриотическими силами РФ", бодро выдающими себя за "поборников монархии" и "русского традиционализма". А взять их "духовный оплот" – РПЦ МП, якобы радеющую (чистое словоблудие) о "возобновлении традиционных начал российского бытия"! Ей в заслугу теперь приводят "вчинение" в лик святых Благоверного Государя Императора Николая II, показавшее, дескать, её "национально-духовный характер". Но как это было исполнено?



     Под нажимом пресловутой "антидиффамационной лиги" – Царя канонизировали не в лике мученика, но причислили к "страстотерпцам". Да и вовсе не за его беззаветное служение России и жертву во имя её, но в первую очередь "за благочестивую личную и семейную жизнь". На саму же канонизацию пошли без особого энтузиазма и вынужденно (когда около половины постсовковых иерархов вообще выступило против того). Просто дальше с этим затягивать уже нельзя было. Во-первых, РПЦЗ его прославила ещё в 1981г. (именно в лике мученика). А во-вторых, сами-то знали о предательстве Государя иерархами в 1917 году, что по-любому давило на "православную совесть" некоторых архипастырей РПЦ МП (ведь отлично в душе сознавали, в т.ч. патриарх Алексий II, сколь неправы были те церковники). Кроме того, к тому сподвигли и весьма понятные указующие знаменья (коих хватало). Да ещё люди начали тянуться к монархии и дореволюционной российской истории. РПЦ тут прям-таки обязана была "не упустить инициативу", возглавить этот процесс и ввести его в свою орбиту "духовного окормления народа".



     Вместе с тем оставили массу вопросов. На тему клятвопреступления и цареборчества клира наложено неафишируемое табу (церковному исследователю М.Бабкину, документально осветившему участие Церкви в революции, устроили обструкцию и по существу бойкотировали оного). И взгляд РПЦ на историю Отечества XX века целиком выстроен под собственное обеление и выгораживание (притом экстраполируется на всё Российское прошлое). А упорное очернение личности Григория Ефимовича Распутина? Он-то для Московской Патриархии по-прежнему отрицательная фигура. По её подачам выходит, будто канонизированный Церковью Царь с "бесом" якшался…



     И частное несогласие с этим всем, довольно робко выражаемое в среде РПЦ МП, погоды отнюдь не делает. Решающие, ключевые посты там занимают люди совсем иного толка. Поэтому её общее движение и внутреннее содержание останется принципиально далёким от декларируемого ими русского и национально-религиозного. Тем паче то будет так на сугубо светском уровне, где спорадические усилия восстановления российской исторической истины не в состоянии изменить её магистральных искажений и извращений, утверждённых государством в Эрэфии.



     В столь вздорных обстоятельствах несведующий человек невольно примет установленные "правила игры", заведомо работающие на апологию советского. А сообразно им "хорошего и плохого в дореволюционный и советский периоды отечественной истории примерно одинаково"… И недаром наше внимание ныне нарочно фокусируют на второстепенных и сомнительных людях да на негативных явлениях или деталях жизни старой России, ненавязчиво подаваемых нам как нечто важное и даже глубоко ей присущее. Этим же и грамотно оттеняют в ней что-то положительное, поистине существенное и показательное. Однако какие некорректные приёмы используют и каков сам ракурс подачи!..



     Это можно сравнить с тем, как если бы чьё-то симпатичное (даже красивое) лицо оценивали исключительно вокруг не слишком приметной бородавки на нём, либо родимого пятна, напрочь игнорируя его явно привлекательные черты, но выпячивая сей относительный изъян, стараясь перечеркнуть им все значимые и несомненные достоинства образа. Но только вот, если так оценивать СССР, то этот мнимый продолжатель Российской истории был одной сплошной "бородавкой" и всезатмивающим "пятнищем" на теле России!.. А что дураки и мерзавцы существовали всегда и везде, с этим никто не спорит. Однако же здесь надо смотреть в правильном сопоставлении, верно учитывая: какие именно они были, откуда брались и почему, да на что, как и насколько влияли? К тому же, соотношение оных (их количество и качество) совсем не в пользу Советского Союза.



     Ну а вдобавок СМИ и кинематограф РФ энергично взялись сейчас за одухотворение, облагораживание и эстетизацию всевозможных советских деятелей (от совершенно осовеченных до не очень), "положенцев" и "рядовых", реальных и мифических, придавая им эдакий а-ля голливудский лоск и подобающий шарм (чего они, за очень малым исключением, в действительности были начисто лишены). В свете официального "вживления" советского в русское – это весьма насущно. Они же ни в коем разе не должны выглядеть "бледно", особенно по сравнению с "аналогичными" дореволюционными людьми. То есть советскую историю искусственно, но усердно подтягивают "до уровня" русской, которую в свой черёд старательно "подвёрстывают" под СССР и Эрэфию…



     Само собой разумеется, при таком психологическом "раскладе" в РФ на приличествующую реабилитацию Белых её официозом рассчитывать бессмысленно. Реабилитировав их, и восстановив в стране доброе Белое имя, придётся официально признать тогда, что они-то как раз и отстаивали Русское Отечество, где (по слову Антона Туркула) "подняли борьбу не за одну свободную русскую жизнь, но и за самого человека", защищая именно "свободу и душу русского народа, величие, справедливость и достоинство России". И что (по его же правдивым словам) "белые были отбором российской нации и стали жертвой за Россию". Эти фундаментальные положения, с ясностью выраженные подлинным русским патриотом, настолько не вписываются в сегодняшний социально-политический контекст Эрэфии, словно являются принадлежностью какой-то иной, абсолютно эпической России, никогда не бывшей на Земле. Столь разительно они контрастируют с общедоступной и расхожей информацией о российской гражданской войне и Белом сопротивлении в ней…



     Вот точно так же "не вписывается" в РФ и убеждённый Белый идеолог Иван Ильин, творец блестящей парадигмы Русского государственного устройства, создатель "ПРОЕКТА ОСНОВНОГО ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ", предназначенного для освобождённой от коммунизма России. И то, насколько нелепо считать ею эту зыбкую страну (Эрэфию), лишний раз и со всей определённостью явствует из означенного документа. Будет вовсе не лишним кое-чего оттуда процитировать, заодно показав нормальное и должное национальное понимание России (его стоит сравнить с тем, что нам  сегодня за него выдают, одновременно прикинув, какой возможности мы теперь лишены и сколь животрепещуще написанное Ильиным). Начнём с раздела "О Российском Государстве", его первых строк и т.д.



     "В порядке Божьего изволения возникшее, Божиим Промыслом в веках ведомое, Российское Государство утверждается как установление по духу своему христианское и национальное, призванное ко хранению и осуществлению закона правды в жизни российских народов.


      Российское Государство есть правовое единство, – священное, исторически преемственное, властное и действенное. Оно покоится на братском единении русских людей, на их верности Богу, отечеству, государственной власти и закону…


      Российское государство есть единство священное, ибо оно объединяет людей не токмо внешне, но и внутренне, не токмо за страх, но и за совесть, не токмо перед лицом всех людей, но и перед лицом Божиим". Оно "служит делу Божьему на земле; оно ограждает и обслуживает жизнь русского национального духа в его единстве и в его всенародной и общенародной совокупности…


      Российское государство есть единство исторически-преемственное. Оно основано нашими предками; оно утверждено всенародными жертвами, приносившимися отечеству под водительством русских Князей и Государей; оно не может прекратится и не прекращается никакими временными смутами, восстаниями, вторжениями и засилиями".



     А это о том, чего в социально-атомизированной РФ не хватает практически всем (и о чём в ней нам даже помыслить сложно): "Российское государство связывает людей в братский союз. Русский русскому есть брат и помощник, всегда, везде и во всём. Всякая взаимная неправда возбраняется. Всякое взаимное притеснение преступно. Всякая злостная эксплуатация наказуема по закону. Всякое оставление в беде предосудительно и позорно. Все за одного – один за всех".



     Или же такая, более чем злободневная мысль: "Российский суд призван быть правым, справедливым, милостивым, скорым и равным. Русский судья, всегда укрепляя себя в законе Божием, ведает в решениях своих два источника: закон Российского государства и своё совестное правосознание. Он не может ни кривить душою, ни угождать предержащим властям".



     А вот не менее актуальное из раздела "О вере и религии". Например, "российские граждане, принадлежащие к православной вере, обязаны воспитывать в ней своих детей…". "Государство и церковно оформленные религиозные союзы – служат единой высшей цели: делу Божьему на земле, но разными способами и средствами… Посему они призваны не к борьбе и соревнованию, но ко взаимной поддержке и творческому сотрудничеству. Этим устанавливается не отделение церкви от государства, а разделение сфер и творческое согласование целей и усилий, обоюдное уважение, обоюдная жизненная независимость при взаимном сотрудничестве, непосягании и невторжении. Это относится не только к Христианской Православной церкви, но и ко всем иным, христианским и нехристианским церковно-оформленным религиозным союзам. Посему все церковные общины и их члены повинны соблюдать законы государства. Никакие религиозные учения и никакие постановления церковной власти не освобождают ни религиозные союзы, ни верующих граждан от повиновения государству и его законам, доколе законы сии не посягают на заповеди Божии" (а тут уже совершенно чёткое указание на то, как должны формироваться законы России).



     И очень познавательно сказанное о российской власти (раздел "О Главе Российского Государства"): "Единство, мощь и процветание Российского государства требует единой и сильной государственной власти в центре, национальной по духу, внеклассовой и сверхсословной по направлению воли, доступной каждому гражданину во всех его справедливых притязаниях и нуждах.



          Таковой может быть только власть единоличная, соединённая с народом живыми, отзывчивыми установлениями, а также должностными лицами, отобранными из лучших людей страны" (и оглянемся на Эрэфию – какие люди в ней на властных должностях!)…



     Вообще же этот проект Ильина поражает своей отчётливой всеохватывающей продуманностью и необычайной практической разумностью изложенного в нём гипотетического варианта будущего преображения России. Так, безотменно предусматривается "переходное время", в которое Русская национальная диктатура во главе страны неукоснительно создаёт все необходимые условия, обеспечивающие её реальное преобращение в Россию. В ней же предполагается именно "восшествие на Престол законно избранного Государя". Но до того – "Главою Государства является его временный заместитель в звании Верховного Правителя", "единоличный и персональный", которому принадлежит Верховная власть и "от лица коего исходит законодательство, управление, суд, командование и контроль". Причём законодательную власть он осуществляет "в единении с Земским Собором и Государственным Советом", ежегодного созыва (оба эти законодательных учреждения призваны к "единению с Главою Государства" и к объединению вокруг него "всей России без различия национальности, класса и сословия").



     Кроме того, предусмотрено такое высшее государственное учреждение, как Сенат – "состоящее при Главе Государства, ведающее правом и законом, а также верховным правосудием в пределах Российского Государства", "призванное беречь, укреплять, углублять и насаждать русское национальное правосознание", строго соблюдая "достоинство, справедливость и законность российского суда, его беспристрастие и нелицемерность". Ну и остаётся ещё упомянуть предполагаемый Совет Старейшин, "ведающий всем надзором и контролем в Российском Государстве" и тоже состоящий при его Главе. Оба эти учреждения (будучи также причастными к законодательному делу) наделялись "правом законодательного почина в издании обыкновенных законов".


Пользуясь случаем, и для вящей наглядности, надо-таки дать более подробный обзор тех приоритетных идей Ивана Ильина, которые он положил в основу своих "Основных Законов России". В замысленной им грядущей Российской Державе они все подлежали реализации, ибо именно таким образом подобало выстраиваться всему величественному зданию новой Русской государственности. Это может представляться вдвойне любопытным, поскольку РФ ничего подобного не светит вовсе.



     Там изначально подразумевалась "свобода государственного строительства", при которой навязанная Эрэфии "демократия" отметалась в принципе:


     "От нас потребуют "демократии".


     Свобода от демократии и присяги ей.


     Свобода от демократических трафаретов в особенности".



     По Ильину, "государство строится не силою и не принуждением. Сила и принуждение только заполняют пробелы и дефекты правосознания. Государство строится правосознанием граждан – их волею, их подчинением закону, их дисциплиной, их преданностью родине и Государю.



     Посему Русский Государственный строй должен базироваться на правосознании граждан и в то же время воспитывать его и вовлекать его в строительство.



     Государство строится автономным правосознанием, т.е. именно их любовью, их верою, их подвигом, их жертвенностью, их самодеятельностью…



     Аксиома правосознания требует, чтобы субъекты права были не рабами, а личностями и притом христианскими личностями. Эта аксиома утверждает чувство собст.дух.достоинства за гражданином и воспитывает его к нему. Отсюда неотъемлемые права личности, законность в управлении, гарантии правопорядка, принцип самоуправления и т.д.".



     В этой России претворялась в жизнь и популярная нынче идея меритократии (элитократии). "Государство может и должно строиться  на выделении лучших людей. И сверху, и снизу. Сначала это должно совершиться наверху, тогда совершится и внизу. Внизу этот процесс должен идти непрерывно. Это должно быть обеспечено структурой избирательного права. Именно на этом – на общем осязании лучшести искомого и находимого человеческого состава должна покоиться и авторитетность государства. Качеством и только качеством спасём Россию.



     Власть и народ не должны делиться и противостоять друг другу. Власть должна корениться в народе, народ должен врастать во власть. Не должно быть избрания и назначения в высшие государственные органы. Избрание и назначение должно сплетаться, срастаться, превращаться в единую функцию…



     Это не демократия. Но все сильные и здоровые стороны демократии должны быть отняты у неё и органически включены в процесс аристократизации государства. Лучшее должно выделяться кверху и под руководством единоличного главы государства строить Россию…".



     В соответствии с продуманной Ильиным "Политической директивой спасения России" – "должен быть сосредоточен и выделен сконцентрированный волевой клубок-диктатура".



     Потом:


     "Политически направо" (к консерватизму, опирающемуся на русские традиционные ценности) и "социально налево" (т.е. к социально-экономическим и политическим преобразованиям в пользу широких масс трудящегося люда; причём "дотоле, доколе это будет строить национально-государственное бытие: собственность, расцвет производства" и т.д.). "Так, чтобы социальное благо (строй, обновление, возрождение) не опасаясь и не отчуждаясь никакой социальной левизны (мера!) струилось с политического права до тех пор, пока народ не уверует в политическую правизну.


     Тогда всякие (временно допущенные) демагогические оттенки социальной левизны должны быть твёрдо, властно и окончательно сняты – и протрезвившийся народ благословит всё это.


     Итак: направо – без опасения левизны и ни шагу налево за пределы государственности".



     Всем этим обусловливалась подготовка страны к установлению в ней монархической формы правления. Сегодня в РФ (благодаря злонамеренному "промыванию мозгов" у её насельников) она воспринимается большинством как нечто безоговорочно архаичное и абсолютно непригодное в современных условия жизни. Для данной Эрэфии Русская монархия и вправду обратилась бы, если не комичной экзотикой, то сущей ахинеей. А вот для той России приходилась весьма кстати. По замыслу Ильина там требовалось "организовать:


     одним – радость монархического бытия


     другим – удобопроглатимость монархизма".



     При этом всё время "открыто подчёркивалась" бы "новизна грядущей монархии, её древляя насыщенность и государственность (не реставрация, не реакция, а возрождение)". А попутно народу помогали осознать и усвоить, "что была ликвидирующая катастрофа – и что впредь будет многое совсем новое" – дабы приняв это, он "строил волю и программу". А соответствующей порукой тому становились реально воплощаемые лозунги:


     "Призвание и годность;


     Дорогу таланту;


     Личная годность как принцип нац. спасения;


     Поднятие низов;


     Облегчение кач. отбора;


     Справедливость, а не равенство".



     И постепенно, но неуклонно этот новый строй Русского государства олицетворял собой: "все справедливые интересы граждан", надлежаще ориентируемых на христианскую заповедь "возлюби ближнего как самого себя", "культ справедливости, щедрости, братства", "воспитание чувства ранга из религии и христианства(ранг гражданственной качественности, ранг таланта и доблести)" и "перемещение центра тяжести из политики в дух, в культуру, в качество жизни".



     Культивировались бы принципы: "не живём, чтобы заниматься политикой, но занимаемся политикой чтобы жить"; "политика требует опытного, умелого, сведующего, знающего человека" (тем самым уносили её с улицы, от уличной черни).



     Людям той страны прививался бы "христианский дух любви (боголюбие и человеколюбие), созерцания, ответственности, цельности-искренности"…



     Здесь ещё нужно добавить одно немаловажное пояснение. В таком Российском государстве успешно работала бы знаменитая формула К.Победоносцева – "консерватизм традиций" + "прогресс новаций" (полностью оправдавшая себя в эпоху Государя Александра III), несомненно положенная в основу поступательного и самодостаточного развития данной страны. И она ни в коем случае не отставала б ни от современных научно-технических (технологических) инноваций (о которых так много говорят в РФ и за которыми едва ли поспевают), ни от вполне конкретных мировых трендов (нормальных и имеющих практические резоны). Ведь её полноценную социально-экономическую динамику надёжно обеспечивала именно духовно-созидающая, сильная, национально-ориентированная и консервативно-настроенная Русская государственная власть, отнюдь не ретроградная и действительно адекватная. Зато она наверняка бы стояла на позиции разумного и здорового изоляционизма России – именно ограждая её от всякого рода губительного чужебесия. И в ней точно возобладало бы, столь недостающее Эрэфии, святое и благотворное сознание единства судьбы, единства истинного дела, за которое не жаль умереть. Имеется в виду тот самый общественный императив, общезначимая социально-культурная доминанта-символ, ради чего воистину стоит страдать и умирать…



     Однако всё это, бесспорно, не для Российской Федерации и её советизированного народа. К тому же, прообразом и предтечами обрисованного выше будущего Русского государства Иван Ильин полагал прежде всего людей Белого дела. И проектировал он его как раз от Белой России. Да вот его собственная мысль: "Говоря о Белой идее, мы разумеем идею религиозно-фундированного патриотического служения на жизнь и смерть. Это есть идея волевой, героической государственности; идея характера и рыцарственной борьбы со злом; идея самообладания, чести, достоинства, дисциплины; идея свободного повиновения, жизненного добровольчества, любви и жертвы. Эта идея есть центральная для нас. <…> Она может развиваться и целиком и частями; освящаться исторически и углубляться – религиозно, нравственно и политически".



     А ведь таково же и идейное наполнение грядущей России Ильина. РФ к этому не готова совсем. Но что тогда остаётся?.. И.А.Ильин и его соратники крепко верили "в государственную одарённость русского народа" и знали, "что Россия восстановится на путях религиозного очищения и самобытного творчества". Сегодня в РФ её официоз и присные его пытаются создать впечатление, будто так оно и идёт. Но то, конечно, полный блеф, учитывая прочную, бесповоротную подмену Эрэфией собственно России, совроссиянами – самого русского народа, а РПЦ МП – настоящей Российской Православной Церкви. Откуда же тут взяться "религиозному очищению" и "самобытному творчеству"!.. И далеко не второстепенную функцию в продлении такого подлога выполняет именно РПЦ.



     Вопрос этот рассматривался по ходу всего текущего повествования, но всё же следует уделить ему более предметное внимание.



     По общеобозримому факту, епископат РПЦ МП довольно некорректно пользуется своим необыкновенно выгодным (в смысле религиозного влияния) стратегическим положением, достигнутом вследствие известных событий Отечественной истории, сделавших эту Церковь эдаким "духовным монополистом" православия в РФ. Она бестрепетно спекулирует на двух основополагающих и неоспоримых, для каждого нормального христианина, православных максимах: "Без Церкви нет христианства" и – "Без должного соблюдения церковных таинств невозможна правильная религиозная жизнь" (со всей её непреложной духовной работой человека над собой). То есть уверенно спекулируют на главных условиях Спасения в христианстве, а попутно играют на национально-религиозном невежестве людей и их естественном влечении к Богу. Согласно неустранимому православному догмату (христианской аксиоме) верующий во Христа идёт к Нему через Его Церковь, основанную Им для продолжения ею на земле Христова дела – спасения человеков от диавола и вечной погибели души. А насколько и как исполняет сей Завет Божий РПЦ МП – это и есть, пожалуй, определяющий фактор подобающего к ней отношения.



                                                                           X. Церковь сегодня или Кто мы?



     Разговаривать на данную тему неприятно и тягостно, а особенно, когда заранее известна и легко предсказуема типичная реакция моспатриархийного клира и его паствы (искреннее возмущение и даже гнев – сказывается добровольное зомбирование лжецерковными установками), не готовых и не желающих слушать о принципиальном несоответствии их Церкви той, за которую её обычно принимают и за какую она сама себя столь непререкаемо выдаёт, прикрывшись своей внешней церковной сообразностью ей.



     Однако фактическая сторона этого вопроса неопровержимо выказывает другое. К примеру, историческое и неизжитое вероотступничество предместников теперешних иерархов РПЦ МП, беспристрастно и убедительно показанное в тех же документальных исследованиях церковного историка М.Бабкина (о чём в этом тексте уже немало сказано). А Московская Патриархия безуклонно ведёт свой "церковный корабль" как раз в проторенном ими русле вопиющих искажений Русского Православного (традиционного христианского) пути, затеянных синодальными клятвопреступниками и богопротивленцами. Означенная Церковь, по существу, ещё от патриарха Сергия (Страгородского) окончательно перестала быть Русской, хотя он в свою очередь "всего лишь" развил и усугубил "нейтрально-примиренческий" курс канонизированного патриарха Тихона (поставленного РПЦ во главе Собора Новомученников и Исповедников Российских) – активного соучастника предательства Помазанника Божиего, а заодно Православия и России, осуществлённого частью российского епископата в 1917 году и продолжаемого поныне (прямую измену российских иерархов Царю, предрешившую падение Империи, МП не признаёт и подавно молчит о необходимости покаяния в том).



     Ввиду этого и не кажется странной канонизация открытых предателей Государя, навроде "священномученика" митр. Владимира (Богоявленского), которых нынче подают, устами РПЦ, в качестве "верных монархистов". А между тем указанный архиерей имел когда-то решающий голос в Синоде и в феврале 1917-го отверг предложение своего обер-прокурора кн. Жевахова Н.Д. (сделанное после аналогичной неудачной попытки его предшественника Раева) обратиться от имени Церкви к русскому народу, дабы он поддержал Царя и помог ему пресечь всякие революционные поползновения в России. Зато чуть позже сей Владыка охотно признал и горячо поддержал Временное правительство. Кстати, 2-го марта на собрании членов Синода и церковной иерархии те единогласно решили срочно установить связь с заговорщиками-"временщиками", в то время как страной, де-юре, всё ещё управлял Государь Император, воплощавший собой Законную Русскую Власть (симптоматично, что даже царское кресло, убранное ими из синодального зала заседаний, они объявили "символом цезарепапизма в Церкви Русской")…



     Но вот и вовсе убедительная конкретика сегодняшнего дня РПЦ МП, весьма красноречивая. В последнем своём прижизненном интервью для ТВ патриарх Алексий II назидательно и чеканно выразил непреклонную позицию возглавляемой им Церкви (дословно): "Каждая власть от Бога!", тогда как церковнославянский перевод Нового Завета звучит: "Несть власть, аще не отъ Бога, сущия же власти отъ Бога учинены суть", т.е. буквально – не власть, если не от Бога, подлинные власти от Бога учреждены! Таков истинный взгляд Православия на власть. Нам же втолмачивают лишь: "Нет власти не от Бога" или "Вся власть от Бога". На каких дефективных дурачков подобное рассчитано?! Помимо грубейшего искажения церковнославянского первоисточника, тут налицо и возмутительная ересь!..



     А из неё-то логично вытекает вторая, освоенная духовенством РПЦ и культивируемая в умах её мирян: "Политический строй не влияет на спасение души". Под этот тезис там даже "приспособили" освещение мировой истории (начиная от ранних христиан), включая сюда же и понимание исторического развития российского православного суперэтноса, его Русской цивилизации. Идейное жульничество здесь, правда, у всех на виду. Не влияй политический строй на душевное спасение человека, не возникло б ни христианских государств Европы, ни православно-монархической России. Не было бы прока таковые создавать, а потом ещё и веками их подвижнически укреплять и отстаивать…



     Две эти лживейшие идеи, некогда усвоенные и взятые к руководству "продвинутыми" архипастырями предреволюционной Российской Церкви, закономерно привели к оформленному Сергианской церковью компромиссу с богоборчеством (т.е. с Советской властью), упроченном РПЦ МП (фактически возникшей по инициативе Сталина, в 1943 г., отнюдь не возлагавшего на неё миссии духовного спасения людей) и обернувшимся ныне уже откровенным духовным конформизмом как её клира, так и его "пасомых".



     Глянем на это с т.зр. незыблемого христианского постулата: "Православная вера решительно исключает равнодушие к истине!" Но здесь-то имеет место даже не равнодушие, а вопиющее презрение истины!.. В РПЦ не могут не знать о "закономерной наследственной связи", когда дети несут на себе последствия родительских грехов (генетические, психосоматические, духовные), не просто воздействующие на них, но зачастую и определяющие всю их жизнь. В Библии о том очень ясно сказано: "Я, Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящих Меня и соблюдающих заповеди мои" (Исх. 20, 5-6).



     "Сам Господь наш, Иисус Христос, совершенно однозначно указал человечеству: последствия грехов родителей ложатся на их детей и даже более далёких потомков. Оплакивая участь жителей Иерусалима, отвергнувших своего Царя и Мессию, Христос указал на страшные последствия этого греха, которые падут на ещё не родившихся сыновей и внуков тех, кто осознанно или пассивно одобрял Его распинателей: "О, если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; Ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами; и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего (Лк. 19, 42-44). В 70-м году по Р.Х. многих из иудеев, одобрявших распятие Спасителя, уже не было в живых, ведь минуло с того времени около 40 лет, но именно их дети и внуки, как о том предсказал Господь, испытали на себе духовные последствия тяжкого родительского греха" (игумен Ефрем).



     А беря во внимание практически тотальное согрешение смертным грехом отречения от Христа, на которое пошёл "советский народ", понятно, какой тяжкий груз тащат его прямые потомки (у коих к тому же более чем достаточно собственных, личных грехов). По свидетельству священника: "Как показывает пастырский опыт, любой смертный грех лишает человека Божественной благодати в такой огромной степени, что в человека чаще всего сразу после совершения греха входит один или несколько демонов. Он становится одержимым, хотя для него самого и для многих его окружающих духовно неопытных людей этот факт может остаться незамеченным. Фактически он становится порченым…" (игумен Ефрем).



     А РПЦ МП, вместо того чтобы настраивать и готовить социум на всеобщее покаяние за грехи осовеченных предков своих (в т.ч. и "церковно заблудших"), в целом поддерживает инициированные властью РФ бредовые россказни о "преемстве" бесолюбивой "советской общности людей" с христолюбивым русским народом. Причём нарочито обкорнали ортодоксальное русское православие, выхоластив его, нивелировав в нём традиционную национально-духовную составляющую, и сделали его тем самым принадлежностью какого-то "космополитического христианства". Но пытаются "наверстать", "компенсировать" это обязательными постами и молитвенными правилами (неумолчными призывами к строгому их соблюдению, подкрепляемыми святоотеческими сентенциями), усердием в "обрядоверии" и симуляцией возрождения национальной религиозной традиции (в её нелепом отрыве от повседневной действительности), когда обусловленное всем этим рвение и выработанные стереотипы вступают в почти неразрешимое противоречие с реальной жизнью, а само "сообщество воцерковлённых" в РПЦ больше походит на некую "секту своих", нежели на подлинную Русскую Церковь.



     И покуда сохраняется привязанность этих людей к "красной" Церкви, они не в состоянии до конца называть должное своими именами – абсолютно прямо и честно, без экивоков и околичностей, без той высокопарной и беззастенчивой лжи, которую транслирует, разносит по свету их церковный официоз. Там весьма любят ссылаться на "очень важные законы духовной жизни", неизменно апеллируя к православной святоотеческой традиции. Один из таких законов заключается в "сродстве между собой как добродетелей, так и пороков". Свт. Игнатий (Брянчанинов) растолковывал данную связь: "По причине этого сродства, произвольное подчинение одному благому помыслу влечёт за собой естественное подчинение другому благому помыслу; стяжание одной добродетели вводит в душу другую добродетель, сродную и неразлучную с первой. Напротив того, произвольное подчинение одному греховному помыслу влечёт невольное подчинение другому; стяжание одной греховной страсти влечёт в душу другую страсть, ей сродную; произвольное совершение одного греха влечёт к невольному впадению в другой грех, рождённый первым. Злоба, сказали отцы, не терпит пребывать бессупружною в сердце" (V, 351).



     Когда говоришь о том "правоверным" от РПЦ, имея в виду их религиозную организацию, они обыкновенно негодуют, демонстрируя "праведное исступление", либо начинают ответствовать заученной лжебогословской софистикой и дискутировать с ними об этом далее бесполезно… Но куда деться от того, что РПЦ МП, гордо величающая себя "святой Матерью-Церковью", нескрываемо похожа, в своих проявлениях, на советское государство? Оно всемерно играло на национально-патриотических чувствах русских людей, всячески направляя их в сторону СССР (в духе: "если любите Россию, тогда должны любить Советский Союз, это он Россия"; из той же серии расхожая фраза "перекованного" советского авиаконструктора Туполева: "Родину не выбирают, её любят такой, какая она есть"), а здесь беспардонно играют на православном чувстве верующих, типа: "Коли хотите быть христианами, так идите в Церковь. А она, это именно мы – РПЦ МП. Но если что кого не устраивает, то вас не касается. Вы лучше за собой следите, за своими грехами, безустанно молитесь, соблюдайте нормы церковной дисциплины; спасайтесь, одним словом…" Этого, мол, достаточно. На "остальное" же отвлекаться ни к чему, "Бог Сам всё управит"…



     Вот правоверные эрпэцэшные примерно так и живут, не смекая, что при данном понимании "спасения" традиционными русскими христианами Россия бесследно сгинула бы ещё задолго до революции 1917 года, вместе с такими её "верующими". Довольно упомянуть кошмарную Смуту на Руси 1612 года, которую преодолели только лишь после истового всенародного покаяния в измене законному царю, всеобщего раскаяния во всех совершенных тогда беззакониях – духовно объединённые и преисполненные стремления покончить с губительной междоусобной бранью, водворив на своей земле надлежащий богоустановленный порядок.



     Всё тот же, почитаемый РПЦ, святитель Игнатий (Брянчанинов) назидал: "Зрение греха своего и рождённое им покаяние суть делания, не имеющие окончания на земле". Однако по её официальному разумению, к совдеповскому наследию то вроде как не относится. Между тем нераскаянность греха советской истории будет и дальше отравлять и патогенно деформировать текущую жизнь людей в РФ, даже при отсутствии у них личных грехов. В том состоит и главная (детерминирующая) причина, почему в стране, вместо возможного "духа братской корпорации" (по бесподобному слогу Ильина), жизненное пространство наполнено миазмами непогребённого "трупа советского прошлого".



     Но не вызывает сомнений наиболее отталкивающее в означенной схожести РПЦ МП и советского государства – их дискредитирующая роль по отношению к аутентичной Православной Российской Церкви и к сущей России. Как некогда о ней судили по деятельности овладевшей ею узурпаторской и преступной советской государственности, так и сейчас по РПЦ (провозгласившей себя "законной наследницей" дореволюционной Поместной Русской Церкви) судят о Православии и его вере не только в самой РФ, но во всём мире. А насколько им реально соответствует моспатриархийная Церковь Эрэфии (притязающая вдобавок и на "вселенскость") есть резон поразмыслить хотя бы по той позиции, которую она заняла в связи со свержением с патриаршего престола Православного Первоиерарха Иринея, совершенно законного верховного иерарха Иерусалимского, к тому же непоколебимого "антиэкумениста" (коих, кроме него, на таком уровне больше никого нет).



     Уже семь лет он заключён в собственной келье, "замурованный" там греческими иереями-отступниками. МП по данному поводу встала на явно враждебную ему сторону и в РПЦ сей вопиющий факт не вызвал никакого должного резонанса. Впрочем, не потому ли ещё, что в преступном низвержении канонического Патриарха Иерусалимского принимал участие её нынешний "главный кормчий", патриарх Кирилл (Гундяев), бывший тогда митрополитом?! Об этом, кстати, известно доподлинно, но большинство эрпэцэшных клириков и мирян о том либо не знают, либо попросту не хотят ничего знать. Это всё к дополнительному пониманию того "христианского духа Истины и Любви", в коем якобы старается жить данное религиозное объединение…



     А в то же самое время, если кто-то внутри РПЦ осмеливается вдруг озвучивать аналогичное сказанному здесь о ней, с целью разобраться во всём этом, его там беспременно и тотчас же объявляют "раскольником", "царебожником", "смутьяном", посягающим на "церковное единство", и делают натуральным изгоем, чуть ли не парией, да впридачу исторгают из своей "церковной среды" (так сказать, в назидание другим). Притом обязательно воззовут к "братьям и сёстрам во Христе" – ещё теснее сплотиться вокруг своей "матери-церкви", в ограждение её от подобных "еретиков и врагов православной веры". Так или вроде того там в этих случаях с неизбежностью происходит. Отсюда-то и сторонние впечатления о них как о "секте", а также категорическое нежелание многих думающих людей иметь с ними чего-либо общее. Однако это их не особо смущает. Они слепо и ретиво позиционируют себя именно в русской православной ипостаси, самонадеянно применяя её к Эрэфии, с некритичной, неистовой убеждённостью принимаемой ими за Россию.



     При виде этого кажется очень сомнительным настоящее духовное вспоможение в РПЦ (действенная санация душ людских). На практике она не столько сохранила Христову Церковь (как пылко в том уверяют эрпэцэшные адепты и прозелиты), сколько духовно развратила её. Так тут ещё надо принять в расчёт разноплановое (непосредственное и побочное) воздействие духовенства на свою паству, когда весьма приноровившиеся, да и уже приохотившиеся к соглашательству со злом клирики МП машинально приобщают к этому же своих "чад", обычно берущих тех за некий религиозный, даже жизненный, образец. А с учётом несмолкающих там красивых и правильных слов, патетических "национально-патриотических" речей и канонически безукоризненных проповедей – на фоне изгаженного ложью и утверждённого в ней псевдонационального бытия Эрэфии (перенасыщенного информационной неправдой, всепроникающей и тлетворной, с коей бороться некому) – ситуация предстаёт совсем уж запущенной, при которой и все упования на радикальные перемены здесь, к неизвращённому православному и русскому, оказываются абсолютно эфемерными и беспочвенными.



     А вместе с тем РПЦ якобы "противостоит демонизации общества в России", громогласно заявляя о себе (ничтоже сумняшеся) как о "единственной силе", способной это сделать. Однако критически обесовлённому социуму РФ такая больная Церковь, сама изрядно заражённая бесами, вряд ли в состоянии помочь, а тем паче "духовно уврачевать" его. Ей сейчас впору бы вспомнить латинское крылатое выражение: "Врач, исцели себя сам!", и последовать этому мудрому наставлению, занявшись в первую очередь собой. А иначе она и впредь будет вызывать стойкий эффект отторжения у людей, продолжая невозмутимо валить всё на "больное апостасийное общество" из коего, дескать, и выходят все люди Эрэфии, в т.ч. и священники. И будут привычно врать (в своё оправдание), будто во все времена "подлинных христиан" было "в пределах 3-6%" (заверение одного из епископов от МП), сиречь "всё нормально"…



     Отсюда напрашивается очевидный неутешительный вывод. Епископату РПЦ МП не выгодна безраздельная десоветизация, ибо тогда неминуемо вскроются все беззакония и подлости тамошнего клира (прошлые и настоящие, от архипастырей до приходских иереев), разумеется, начиная с её "отцов-основателей" предреволюционного Синодального периода Российской Империи. И не нужно им восстановление Православной России (строго предусматривающее воссоздание правомочной Русской Царской власти), ибо такой Церкви там, в её теперешнем виде, места точно не найдётся. Или же придётся искренне и от всего сердца каяться (как её клирики требуют от мирян), взыскательно и самоотверженно перестраивая всё в неподдельном национально-религиозном духе. МП РПЦ к этому не подготовлена абсолютно, даже такого вопроса не ставит. Её устраивает и ей нужна лже-Россия, равно как устроит и лже-монархия, под видом истинной. А потому моспатриархийные иерархи сделают всё, дабы не уступить "ни пяди своего", добытого в буквальном смысле потом и кровью!..



     И посему патриархат РПЦ РФ зорко следит за тем, чтобы его "духовная монополия" на "православное окормление" в стране никем не была нарушена. Благо, её привилегированное положение в Эрэфии позволяет ему это делать. А в результате остальные православные юрисдикции РФ – ИПЦ (Истинно-Православная Церковь), РосПЦ, а также не пошедшая на поводу у МП часть РПЦЗ - находятся в своеобразном "загоне". Государство-то помогает "своей" Церкви, а не этим, вставшим в духовную оппозицию к нему. А между прочим, те Церкви заслуживают куда больше права, нежели РПЦ МП, именоваться Русской Церковью. И именно в силу своего посильного соответствия (помимо догматическому христианству) традиционным российским национально-религиозным принципам и по осознанию той исторической правды, от видения которой всячески уклоняется Моспатриархийная Церковь Эрэфии.



     В подтверждение обратимся, например, к Вероисповедальной концепции РосПЦ (Российской Православной  Церкви), "являющейся духовной и канонической преемницей дореволюционной поместной Православной Российской Церкви (ПРЦ) и возникших вследствие революционной смуты двух её канонических частей: Катакомбной Церкви и Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ)".



     Там твёрдо заявлено: "Бытие РосПЦ необходимо включает в себя национально-государственную составляющую и исповедует невозможность спасения человека при отвержении этой составляющей или хотя бы при безразличии к ней.


РосПЦ – хранительница и воспитательница правой веры во Христа-Спасителя и выразительница заветных идеалов русского народа – идеалов Святой Руси – и священных основ российской государственности – Православной Самодержавной монархии.



     Триединая формула "Православие, Самодержавие, Народность" является основополагающей в этом вопросе. РосПЦ воспитывает своих чад в верности этим трём началам, вне которых существование исторической России немыслимо.



     … "Отделение Церкви от государства" являлось самоубийственным шагом, поскольку речь шла не об абстрактном "государстве", а о Православной монархии – единственной из всех известных форм государственной власти, признававшей интересы Церкви своими собственными интересами. Отделение Церкви от монархического государства означало разрушение этого государства, а затем неизбежно и самой Церкви (предреволюционные церковные руководители наивно полагали, что с уничтожением государственной опеки начнётся небывалый расцвет во внутрицерковной жизни, тогда как в действительности ликвидация "цезарепапизма" явилась для Церкви началом непрерывных унижений, оскорблений, издевательств, кощунств, гонений, страшного разрушения практически всех форм церковной жизни"…



     И вот ещё кое-что из главенствующих и знаменательнейших положений данной концепции – в прояснение должного православного мировоззрения современного русского человека (находясь под омофором РПЦ МП, он получит, скорее, обратное):



     "Власть православных государей, сначала в лице Великих Князей, а потом Московских Царей, была для Поместной Русской Церкви безусловным и несомненным благом. Преимущества, которые доставляла Царская власть, были настолько велики и неоспоримы, что никакие притеснения, обиды и несправедливости в отношении Церкви (чинимые время от времени тем или иным монархом), не могли побудить Церковь отказаться от защиты и всесторонней поддержки этой власти. Противление власти самодержавного Государя всегда признавалось Церковью одним из наитягчайших грехов (отражено в 11-ом анафематизме)…



     Без сохранения монархии любые церковные реформы становятся пустым звуком, ибо не существует никакой другой формы государственной власти, которая была бы заинтересована в благоденствии Святой Христовой Церкви и распространении православной веры. Вне рамок православного Самодержавия православная Церковь нормально развиваться, строиться и жить не может, а обречена на гонения, скрытые или явные. Это непреложная истина и забвение её накануне Февраля 17-го привело к такому умонастроению подавляющего большинства иерархии, что она стала считать возможной проведение церковных реформ за счёт Самодержавия, а нередко рассматривала ликвидацию Самодержавия как один из способов расчистить дорогу церковным реформам.



     РосПЦ исповедует, что вся совокупность действий и бездействий русских людей в период времени с февраля 1917г. по июль 1918г., связанных со свержением с Престола и убиением Помазанника Божия, а также прямое или косвенное оправдание этих действий и бездействий последующими поколениями русского народа носит обобщённое название Февральского греха, который в должной мере до сих пор русскими людьми не раскаян, а большинством из них даже и не осознан.



     Действительность покаяния в этом грехе измерялась, измеряется и будет измеряться не красивыми словами, а прежде всего стремлением, поступками и делами ликвидировать последствия Февральского греха и исправить нанесённое им зло (верный признак, что этот грех изглажен из Книги Жизни – возстановление Престола Православных Царей)"…



     И сколь принципиально это разнится с будничной национально обезличенной фразеологией и "общехристианской" риторикой официозных проповедников РПЦ МП, объявившей себя "исторически сложившейся Русской Православной Церковью"! Но неплохо бы сравнить её и с другой, "недостойной" (по мнению РПЦ) "евхаристического общения", – российской Истинно-Православной Церковью (ИПЦ), поставившей перед собой "задачу духовного объединения православных на основе тщательного сохранения наследия святых предков". И отрадно дать пример той идеологии, которую она разделяет. Её неколебимо исповедовала в СССР Катакомбная Церковь. И сегодня в РФ исповедники оной вразумляюще напоминают нам: "Можно ли оставаться слепыми и глухими к голосу Правды Божией? Минул век, а мы всё там же с теми же заблуждениями в головах, наводящими на нас проклятие согласно церк. Канонам (34 Лаод.С.).



     Сказано: "овцы Мои слушают Мой голос". Выходит, став красно-православными, мы отреклись от Него и не хотим Его слушать?



     Надо признать… мы больны – духовным большевизмом. "Ленин в тебе и во мне!" и каждый сам за себя! Каждый сам себе бог! Необходима контрреволюция в душе – в сторону Бога! Ох, как необходима!



     Потому вопрос "что нам делать, чтобы освободиться от чужеродной власти??" входит в другую плоскость. С кем вы во вселенской брани, мои драгоценные? На чьей вы стороне? Бог за нас, а мы? Сохранить нейтралитет в битве между Христом и Сатаною нельзя! Невозможно! Многие хотели так, тот же патриарх Тихон… не вышло! В Евангелии сказано: кто не со Мною, тот против Меня. Сколько бы мы не закрывали глаза и не делали вид, что ничего такого особенного с нами не произошло, просто "старая Россия" перестала быть, а возсоздалась она под новым именем СССР – это сознательное "оправдание" повторного Распятия Христа в лице Святой Руси. Наше равнодушие к клятвопреступлению, изменникам, богоборцам, Интернационалу, чекистам и прочим нечестивцам делает нас сообщниками их преступлений, а пролитая кровь и искореженные судьбы миллионов ложатся духовно и на нас – чтителей и воздыхателей триэссэсэрии – и примем кару от Бога вместе с революционными богоотступниками. Поэтому и достойны мы полученной власти.



     Если мы русские и потому истинно-православные, то все достижения и успехи, победы, вожди, праздники, награды, герои, культура и "святые" кровавой и богохульной "социалистической родины" – для нас должны по-совести христианской звучать, как святотатство! Советская история это то, чего надо стыдиться, как собственной блевотины…".



     Оба вышецитированных взгляда с неоспоримостью выражают как раз ту позицию, которую и должна занимать истинно Русская и подлинно Православная Церковь Христова, от чего РПЦ бесконечно далека. Зато с её точки зрения, проповедующие эти идеи Церкви – "неканонические". На то там и фарисейски давят, не объясняя, в какие жуткие условия церковного выживания (несравнимые с условиями существования РПЦ МП) загнали в СССР священников, блюдущих верность русскому ортодоксальному христианству, сумевших сорганизоваться в Церковь и сохранить её в горниле красного богоборческого террора (когда всё было против них, в т.ч. Сергианская церковь). И они же послужили в РФ живой основой двух этих Церквей (РосПЦ и ИПЦ). Да и теперь у них более чем скромные, крайне ограниченные возможности. РПЦ же взросла именно на уже готовой и захваченной ею базе Православной Российской Церкви (ПРЦ). А к чему использует свои прерогативы и влияние – отлично видно! Да, она ныне выигрывает у всех тактически, но стратегически, перед лицом Правды Божией, – ей не позавидуешь! И здесь довольно даже того, как наряду со своей "богослужебной канонической" деятельностью она втюхала людям удобные для неё лживые оценки России (её истории, жизни народа и Церкви: до, во время и после революции 1917 года), а теперь без зазрения совести проецирует их на Эрэфию и живущих в ней совроссиян, проводя выгодные себе "исторические аналогии"…



     И в таком случае имеет смысл высказать по адресу этой Церкви некое субъективное впечатление. Оно тут видится в самый раз. А именно, что беспредвзятое и надлежащее рассмотрение её сегодняшнего бытия понуждает признать: клир РПЦ МП активно культивирует религиозное лже-послушание, лже-смирение и лже-любовь, а в целом – прямое и опосредованное богопротивление своих "пасомых", замешанное на их духовном единении с данной Церковью (не выказывающей даже намёка на стремление исправить ошибки своего национально-религиозного отступничества).



     А все начальственные призывы её иерархов к "сохранению церковного единства" тут неуместны, как недействительны и никакие ссылки на необходимость "братской любви" и "послушания". Чтоб убедиться в этом, достаточно обратиться к святоотеческой традиции, на которую, дескать, опирается РПЦ МП.



     Вспомним, к примеру, преподобного Максима Исповедника, завещавшего всем верующим во Христа: "нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резкими и непримиримыми. Я называю не любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви, когда кто-либо потакает еретикам в заблуждении на неминуемую погибель" (а чем, как не злейшей ересью, подобает считать устаканенный РПЦ МП её компромисс с богоборчеством!).



     Можно напомнить и слова священномученика Киприана, епископа Карфагенского, внятно наставлявшего: "да не обольщает себя народ мыслию, будто он может быть свободен от греховной заразы, имея общение со священником-грешником и своим согласием способствуя неправедному и незаконному епископству своего предстоятеля. Народ, повинующийся Божественным Заповедям и боящийся Бога, должен отделиться от грешника-предстоятеля… тем более что он имеет власть избирать священников достойных и низлагать недостойных"…



     И добавим к сему не менее значимые святоотеческие научения. Св. Афанасий Великий: "Если епископ или пресвитер, будучи очами Церкви, имеют недоброе поведение и соблазняют народ, то следует их изгонять. Лучше без них собираться в доме молитвы, чем вместе с ними, как с Анной и Каиафой, быть вверженными в геенну огненную".



    Святой Иоанн Златоуст: "Если кто-то лукав в вопросах веры, то беги от него, даже если это Ангел, сошедший с неба…".



    Святой Симеон: "Всякого священнослужителя, чья вера, слова и поступки не согласны с учениями Святых Отцов, не будем принимать в домах наших. Но отвратимся от него и возненавидим, как демона, даже если он воскрешает мертвых и делает другие бесчисленные чудеса"…



     Таковых суждений древних отцов Церкви, безгранично преданных незамутнённому истинному Православию, всю жизнь боровшихся за его чистоту против ересей, отыскивается достаточно, дабы усомниться в духовной правомерности установленного МП РПЦ религиозного порядка. Но есть же ещё и русские столпы Православия, великие духоносные отцы, которыми-де она "руководствуется". Например, Серафим Саровский ("В очах Божиих нет лучшей власти, чем власть Православного Царя."), Игнатий Брянчанинов ("У русского, по свойству восточного православного исповедания, мысль о верности Богу и Царю соединена воедино."), Феофан Затворник (с его давно уже сбывшимся пророчеством: "Коренные начала жизни русской выражаются тремя словами: Православие, Самодержавие, Народность… Вот что надо сохранять! И когда изменятся сии начала, народ русский перестанет быть русским. Он потеряет своё трехцветное знамя."), Иоанн Кронштадтский ("Невозможно изгнать из России Царя, не изгнав с ним и Бога."), святые оптинские старцы (РФ сейчас полностью соответствует прорицанию одного из них, Анатолия Оптинского: "Как человек с отрезанной головой уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим.")… Они что – попусту "воздух колебали", изрекая всё это?! И нет нужды говорить, сколь возмущены они были бы существующим положением дел в т.н. Русской Православной Церкви Эрэфии, поставившей к тому же христианское вероисповедание людей в зависимость от их отношения к сей духовной организации…



     Таким образом, коли мы хотим состояться действительно разумными людьми, верными Господу, то не вправе забывать, что "Истиной определяется сущность ума" (Максим Исповедник). Как безошибочно раскрыл эту мысль современный афонский монах: "и если духовные ценности в сознании заменены на ложные, то трансформируется деятельное проявление ума – разум, то есть человек теряет здравое, правильное мышление, соответственно изменяется ум, его сущностью становится ложь. То есть человек тогда подобен не Богу, а отцу лжи (Ин. 8.44)"…  (Тем самым сей чернец развил суждение русского святителя Филарета(Дроздова): "Истина религиозная и нравственная суть лучи одного света: где первая смешана с заблуждением,там не чиста и последняя".)



     Итак, РПЦ этой страны не ведёт к истинной России и не наставляет человека на национальный путь его личностного развития (на формирование русского образа мышления и жизни, искони выражаемого лаконично и ёмко: "С Богом против зла"), но больше уводит с этого пути. Впрочем, и желающих идти по нему скоро, похоже, совсем не останется (признаем вдобавок, что почти никто не готов и не в состоянии жить по исконным церковным предписаниям, уж больно то "тяжко"). Однако за само слово "Россия" и этноним "русские" будут цепляться до последней возможности. Конечно, в первую очередь из-за не осознанной обществом подмены русского советским, нераспознанной и принятой в РФ чуть ли не тотально. И, вероятно, тут также сказывается не убитая до конца и спонтанно проявляющаяся в нас наша внутренняя природа наших русских предков. Да плюс ещё пока действует сама православная метафизика некогда Русского пространства РФ, традиционная энергетика тысячелетнего Русского мира, подспудно влияющая на всех. Она-то поколе не исчезла вовсе.



     И это чудно! Только вот очень плохо и порой кажется безнадёжным то, что коммунисты вывели многомиллионную породу (продолженную "россиянами" РФ) номинально русских, но по сути каких-то иных людей, когда мы, при всех своих "общечеловеческих" достоинствах, в силу генетически переданной нам советской червоточины, ведём себя отнюдь не как русские люди и совершенно не видим наших ключевых с ними расхождений. Так ещё приучились снисходительно глаголить и пренебрежительно судить о старой России, которая однако, вопреки всяческой клевете о ней, навеки останется для Эрэфии (с её "первообразным" Совком) – на поистине недосягаемой духовной, нравственной и бытийной высоте.



     И беспристрастно вчитаемся в проникновенные строки дивного поэта и прозаика русского зарубежья Анатолия Величковского (юношей-офицером он бился с красными в рядах Добровольческой армии, а потом с пронзительной отчётливостью передал общее национальное чувство утраты своей Русской Родины):



         "Моей России больше нет.


         Россия может только сниться


         Как благотворный тихий свет,


         Который перестал струиться.



         Советским людям будет жаль


         Навек исчезнувшего света.


         Россия станет как Грааль


         Иль Атлантида для поэта.



         Мы проиграли не войну,


         Мы не сраженье проиграли,


         А ту чудесную страну,


         Что мы Россией называли"…



     Теперь же, когда и возможная в своё время, прекрасная животворящая Россия Ивана Ильина (изумительно и безупречно им разработанная) уже, без сомнения, ушла в область "альтернативной Российской истории" и представляется какой-то утопией, – неосуществимой, несбыточной мечтой, – резонней говорить о его куда менее масштабных идеях, ибо их можно реализовывать хотя бы на индивидуальном уровне. Но прежде всего тем, кто с должной решимостью ставит перед собой задачу действительного восстановления в себе русской национальной сущности. А в этом вопросе наилучшим подспорьем и служит незабываемое духовное наследие Ивана Александровича Ильина. Он же справедливо обосновывал и утверждал, что "без русского национального духовного характера России не быть!"; "жить, значит укорениться в главном и организовать из него свой характер, своё мировоззрение". О том, как этого добиться, И.А.Ильин разъясняет предельно доходчиво и с убедительной ясностью…



     Ну а тем, для кого всё это неприемлемо, кто намерен и дальше отстаивать собственную воображаемую "русскость" на основе мнимого советско-русского "родства", остаётся только посочувствовать и пожелать напоследок прислушаться к замечательным словам современного русского поэта Николая Боголюбова (в завершающее напутствие всем совроссиянам и совпатриотам):



                "Нельзя мертвечиной гордиться!


        Послушайте лучше Святых –


        Чтоб жить, надо в Боге родиться,


        А вас ещё нету в живых"…





на главную | моя полка | | Кто мы? Об обманах и самообманах в РФ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу