Book: Целого мира мало



Целого мира мало

Катерина Полянская

ЦЕЛОГО МИРА МАЛО

Купить книгу "Целого мира мало" Полянская Катерина

Целого мира мало
Целого мира мало

Пролог

КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

В пещере было темно и сыро. Ни свечи, ни горящий ровно по центру огонь погоды не делали.

— Вот и умница, — закатил маленькие глазки сухопарый мужичок и, запутавшись в слишком длинном балахоне, едва не бултыхнулся в котел. — Славная девчушка. Так и знал, что ты не станешь возражать. Я чувствовал!

Прикованная к каменной стене тяжеленными цепями бледная особа явно не разделяла его чувств, но сообщать об этом радостно скачущему вокруг котла колдуну поленилась. А смысл?

— Ты обязательно полюбишь меня, — ворковал мучимый балахоном воздыхатель, едва не макая носом в ароматное варево. — Как только будет готово зелье.

Карие глаза придирчиво прогулялись по будущему предмету трепетных мечтаний. Зачарованные цепи недоверчиво звякнули.

— А после мы убьем твоего темного и вместе будем править Угодьями. Нет… Миром!!!

Вот тут прикованная не утерпела.

— Ладно. Допустим, ты будешь править. А мне что с того достанется?

На бледном лице отразился сложный мыслительный процесс, тонкие пальцы с не слишком чистыми ногтями поскребли затылок.

— Ну… А чего твоя душенька желает?

Из груди, скрытой лазурного цвета шелком, вырвался тяжкий вздох. Мужчины! Разве от них дождешься понимания!

— Цветы, сласти, прогулки под луной. Засыпать в теплых объятиях, а не дожидаясь, пока с делами закончишь. Чтобы, как раньше, лягушечкой своей называл. Свадебный бал и много гостей. Еще к родителям съездить, и к другим тоже — на маленькую сестричку поглядеть.

С каждым требованием лицо будущего жениха вытягивалось все больше. Видно, не говорили ему, что невесты — существа прихотливые, им так просто не угодишь. И за осознанием совершенно нового для себя факта как-то не заметил, что слова девушки предназначались вовсе не ему.

— А, будет тебе! — порывисто махнул костлявой рукой колдунишка. — Что захочешь — то и будет. Ты, главное, зелье приворотное выпей.

Тем временем булькающее варево как раз дошло до нужной кондиции и приобрело нежно-зеленый оттенок. Почти жених повел носом, одобрительно кивнул и наполнил золоченый кубок.

— Царевна?

Прохладный край коснулся аккуратно подкрашенных губ.

— Терпеть не могу золота. В серебряный налей! И сахару положить не забудь, — подтвердила свое звание пленница. Царской дочери ведь положено быть капризной? А невесте? Вот то-то же!

Зубовный скрежет на всю пещеру слышался. И тем не менее все требования были исполнены беспрекословно. И вот когда приоткрытого рта девушки вновь коснулся холодок…

— Руки от нее убрал, — пронеслось по подземельям яростное шипение. — Живо!

И в пределах видимости появились трое. Высокий брюнет с перекошенным от бешенства лицом, светловолосая женщина с медовой улыбкой и мужчина в алом плаще с парными клинками.

— Господин? — Несостоявшийся герой-любовник вздрогнул всем тщедушным телом и попытался всочиться в стену. Без видимого, впрочем, результата. — Это вовсе не то, что вы поду… ма… ли…

Последние звуки жалкими хрипами вырвались из внезапно пересохшего горла. Колдун всхлипнул и медленно осел к ногам спасенной жертвы приворота.

— Вечно ты все удовольствие испортишь, — проворчал обладатель плаща и клинков, убирая последние в ножны.

На что блондинка только плечами пожала.

— Не обижайся, любимый. Следующий будет твой.

Брюнет, а по совместительству и господин, шепнул пару слов и замер словно бы в ожидании. И было чего! До этого сырое помещение (если можно так назвать каменный мешок) только что инеем не покрылось. Несколько смазанных теней стремительно заскользили к царевне… и цепи с грохотом осыпались на каменный пол, заодно мстительно приложив бесчувственного властолюбца по лбу.

— Цела, — выдохнул мужчина и порывисто прижал освобожденную к груди. — Лизонька… Лягушечка моя.

Девушка трепыхнулась, но тот факт, что недавно высказанные ею пожелания не только услышали, но и учли, все же отметила. Внимательный!

— Почему так долго? — В голосе Лизы звенели льдинки. — У меня руки затекли и ноги замерзли. Обычно ты куда быстрее приходил!

Мужчина мягко отстранился и принялся растирать пестреющие красными следами запястья суженой.

— Прости, сокровище мое. Раньше было никак, о посольстве с твоим отцом договаривался. Первое официальное представительство в Темных Угодьях. Видишь, я держу слово!

ГЛАВА 1

Как Лизка в Темных Землях обживалась

— …И тогда все народы объединились, чтобы дать достойный отпор тирану, — монотонно вещал домашний учитель, колобком перекатываясь вдоль стеллажей с ровными рядами томов.

Единственная ученица изо всех сил старалась не зевать слишком заметно.

Нет, она правда хотела получить нормальное образование! Высшее, то, которое дипломом обычно заканчивается. В привычном мире, в настоящем институте… Это же вообще пародия какая-то!

Круглопузый мужичок в расшитом золотой тесьмой сюртуке битый час рассказывал об истории далекого Марианского царства. Лизка честно вслушивалась и даже пыталась воспринять новую информацию. Первые минут пять. После чего махнула на это совершенно ненужное дело рукой и позволила мыслям умчаться в неизведанные дали.

Как же много за год изменилось! Из вполне обыкновенной жительницы провинциального городка Лизавета нежданно-негаданно превратилась в обитательницу параллельного мира, царевну, суженую самого жуткого из местных темных колдунов. И имя здесь у нее соответствующее — Лизанда.

Правда, жених вовсе не такой кошмарный, как принято считать, но этой тайне за пределы их уже общего дома выйти не суждено. Пускай боятся, так оно надежнее! А еще в новой жизни имелись счастливо обретенные родители и прочие представители иномирного семейства, новые друзья, немного волшебства и хвост! Самый настоящий русалочий хвост. А как на солнце блестит — залюбуешься…

— Царевна?

Маленькие внимательные глазки устремили свой взгляд на девушку. Та аж вздрогнула, да так, что стол едва не развернула.

— Вы что-то спросили? — чуть пристыженно уточнила Лизанда. Ругать ее не посмеют — все же невеста правителя, — только все равно жуть как неловко.

— Урок окончен, — степенно склонился пожилой учитель. Наверное, во второй раз. — Я могу идти?

Ах вот в чем дело было! Лизка тоже поднялась, потянулась, разминаясь.

— Угу. В смысле да, конечно.

И, дождавшись, когда шарканье шагов за дверью стихнет, почти бегом устремилась прочь из обители знаний и занудства. За прошедший год Лиза хорошо изучила свои владения. Поэтому больше не удивлялась ни призрачной кошке, живущей возле кухни и повадившейся в последнее время играть с собаками, ни то и дело срабатывающим магическим ловушкам. Вот и сейчас только губы поджала, наблюдая, как у самого кончика носа тает голубоватый шар заклинания. Ох и настырный же народ эти колдуны!

Но со свадьбой стоило бы поторопиться, иначе Крейр совсем без подданных останется.

Резные двустворчатые двери привычно были заперты, еще и парой вооруженных до зубов существ потусторонней наружности щетинились. Плечистых стражей в строгой форме можно было бы принять за колдунов, кабы не лица, мутной дымкой подрагивающие под надвинутыми на лбы капюшонами.

— Господин велел не беспокоить. — Летящей на всех парах царевне попытались заступить дорогу.

Но не зря она столько времени бок о бок с темным народом прожила!

— Спокойно, Мердок, свои. — Лизавета притормозила и потрепала стража по плечу. Видно, посетители и в самом деле важные, раз колдун решил выпендриться и призвать из-за Грани подвластных ему духов.

— Госпожа… — Обитатели потустороннего мира склонились перед девушкой в коротких поклонах.

Огромная честь, учитывая, что темного дара у нее так до сих пор и нет. Да и не заслужила она ничем такого к себе отношения… Но думать об этом сейчас не хотелось. Лизанда пожала плечами, отгоняя роящиеся в голове вопросы, и толкнула дверь.

— Милый, пора сделать перерыв! — Надо же, всего несколько часов не видела, а уже соскучилась до мурашек…

И только потом сподобилась оглядеть собравшихся.

Во главе чинно восседал правитель Угодий, мрачный и собранный. По обеим сторонам от него — Тенька и Крис, палачи. Здесь же толпилось еще несколько смутно знакомых колдунов. Но большинство мужчин, рассевшихся вокруг длинного прямоугольного стола, заваленного свитками, были Лизанде незнакомы. Больше того, колдунами они не являлись.

— Как же ты вовремя, лягушонок, — скривился Крейр. Но все же поднялся и сердито чмокнул нареченную в лоб.

Любопытные взгляды гостей десятком отравленных стрел вонзились в девушку.

— Я прервала что-то важное?

Ответить Крейр не успел. Один из гостей академически кашлянул, привлекая к себе внимание, поднялся и облек всеобщее любопытство в слова:

— Что же вы, уважаемый правитель, не представите нам прекрасную девушку? Должен полагать, это ваша названая сестра сделалась такой красавицей? — И взгляд до того оценивающий, будто бы незнакомец в мыслях уже не только подсчитал приданое Ялиссы, но и распланировал, как им распорядится.

Только с невестой прогадал.

За что и удостоился прожигающего насквозь взгляда от Крейра и мимолетного — от Лизки. И ничего в нем особенного! Рост средний, внешность вполне заурядная, наверняка царевна завтра даже и не вспомнит смельчака. Ободренная такими мыслями, Лиза уже открыла было рот, чтобы разъяснить ситуацию, но напоролась на предостерегающий взгляд жениха и затихла в недоумении.

Что-то здесь явно происходит…

— Лизанда Заресская, моя невеста, — холодно изрек колдун, по-хозяйски приобняв нареченную за плечи. Выждал недолго, вглядываясь в лица собравшихся, после чего повернулся к девушке и совсем другим тоном продолжил: — Ничего ты не помешала, мы уже закончили.

— Слышали? Аудиенция окончена. — Крис прошелестел алой мантией в сторону выхода и широко распахнул двери. — Правитель объявил свое решение.

Вереница недовольных посетителей потянулась прочь с глаз правителя Темных Земель.

— Тень, Крис, позаботьтесь, чтобы они сегодня же покинули Угодья, — озадачил подчиненных колдун, после чего устало опустился в кресло и усадил Лизу к себе на колени. — И не создавали проблем.

Муж и жена отрывисто кивнули и тихонько прикрыли дверь с другой стороны.

— Кто это был? — полюбопытствовала царевна, обняла жениха и принялась успокаивающе поглаживать напряженную спину.

Мужчина скривился так выразительно, что без слов сделалось понятно — очередные неприятности. Давненько их не было!

— Срочное посольство из Мариании, — соизволил раскрыть тайну государственной важности темный. — Совсем эти феерики страх потеряли! Их правитель и без того характер гадостный имел, а как женился, вообще с катушек слетел. А все потому что жена стерва попалась.

— Ну а мы-то здесь при чем? — вполне резонно поинтересовалась Лизавета. А то его в нужное русло не направь — до вечера будешь слушать, что женщину допускать к власти нельзя. Так ведь и поссориться недолго!

Не то чтобы Лизанда к этой самой власти стремилась… Но где были консервативные мысли Крейра, когда он составлял план обучения для будущей супруги?! История, международные и межрасовые отношения, несколько иностранных языков, тонкости этикета… Брр!

— Совершенно ни при чем, — тряхнул темноволосой головой колдун. — Были, пока его драгоценная половина не положила глаз на Спящее озеро и несколько замков вокруг него. Теперь вот предлагают отдать по-хорошему. Продать в смысле или дать за Ялой в приданое. Их первый министр даже согласен на ней жениться.

Это тот, который невзрачный весь? Лизка попыталась представить «жениха» рядом с красавицей Ялиссой и рассмеялась в голос.

— А что, — Крейр верно уловил причину бурного веселья, — Ялка даже согласна. Обещала отравить сразу после обряда. Темные мы или погулять вышли?!


Неслышной тенью царевна скользила по хитросплетению коридоров. В этот раз даже без магических ловушек обошлись. И хорошо! До свадьбы всего неделя осталась, глядишь, и не поредеет поголовье темных колдунов. Если глупостей делать не станут — у Крейра с этим строго.

Изначально сие эпохальное событие еще на прошлую осень назначалось. Но провалилось с треском. Лизка до сих пор как вспомнит черное подвенечное платье, почему-то подозрительно похожее на саван, так нервным иканием и заходится. Да и колдуны оказались категорически не готовы несколько часов просидеть за одним столом с нормальными людьми и не напакостить. Бедных гостей потом с месяц по болотам и лесам отлавливали да местным аналогом валерьянки отпаивали.

Короче, первый блин вышел комом.

И только небо знает, каких трудов стоило Крейру заманить шокированных гостей на второй заход! Теперь часть дел Лизка взяла в свои руки, чтобы уж наверняка. Платье, меню, внешний вид духов, коим предстояло изображать прислугу и охрану, и даже воспитание отдельно взятых колдунов. Дел невпроворот! Хорошо, Тень и Ялисса помощь предложили, одной Лизавете в жизни бы не управиться.

Наконец извилистый коридор уткнулся в тяжелую дубовую дверь.

Лизка замедлила шаг, прислушиваясь, но ничего необычного не уловила и смело сунула нос внутрь.

— Не помешаю?

Картина, открывшаяся взгляду, казалась пугающей. Мрачный зал тускло освещают мерцающие свечи, в выдолбленном в каменном полу углублении горит огонь, а на огне весело булькает содержимым здоровенный котел. Только запах выбивается из общего антуража: вместо кисловатого зловония — пахнет мелиссой и еще чем-то терпким.

— Входи скорее, — призывно махнула рукой Ялисса, словно фея крылышками, шелестя бледно-розовым платьем. Подняла взгляд от потрепанной книги, отбросила на спину надоедливую прядь иссиня-черных волос и сверкнула глазами-угольками.

Как же, фея! Ведьма она и есть! Колдунья то есть.

Лизанда мышкой проскользнула в лабораторию и плотно затворила за собой дверь.

— Надеюсь, ты в курсе, что за тобой только что дух шел? — Яла чуть заметно сморщила нос.

— Мердок… Наверное, Крейр приказал. — К осторожности суженого девушка давно привыкла, даже злиться не стала. Толку? Знает ведь, с кем живет.

Колдунья пожала плечами, покосилась на дверь недобро, но продолжать разговор не стала.

— Напитки к торжеству я отобрала. Попробуешь?

На небольшом столике у дальней стены и впрямь толпились кувшины всех мастей.

— Ага, — кивнула Лизка, даже шаг в указанную сторону сделала, но не заглянуть в призывно булькающий котел не смогла. — А это что? Свежий яд?

— Ну тебя, почему сразу яд?! — Яла вроде бы даже обиделась. — Приворотное зелье!

Глаза царевны весьма выразительно округлились.

— И кто жертва?

— Пока не определилась. — Почти родственница легкомысленно пожала плечами и наполнила два кубка пурпурного цвета жидкостью.

А Лизка все продолжала принюхиваться к вареву. И ведь знала, с кем дело имеет! Но мысль о том, что Яла действительно вознамерилась кого-то опоить, укладываться в голове не желала категорически.

— Тебя же совесть замучает!

Аргумент вроде как. Особенно когда имеешь дело с темными, у которых совести нет по определению. Но попробовать-то стоило!

— А совесть в доле, — весело хихикнула Яла и протянула гостье подземелья кубок. — Ей тоже внимания и ласки хочется. И вообще вы с Крейром меня вдохновили.

Что тут возразишь! Вот и Лизка не нашлась. Да и пристроить Ялиссу в надежные руки было бы неплохо. Только где найти эти самые руки, которые надежны, когда кругом одни зловредные колдуны околачиваются?

Проблема…

— Это мне нравится… И вон то тоже. А в хрустальном графине что у нас?

— А то, темно-красное, с добавлением моллиума, лучше в конце подавать. Уже через час даже самых крепких колдунов срубит. И никаких проблем!

Дегустация в общем и целом прошла успешно. Ядов Лиза не выявила, несанкционированно добавленных ингредиентов — тоже. Да и идея усыпить гостей в конце торжества невесте определенно пришлась по душе. Никаких проблем — это очень даже хорошо. Жаль только в случае с колдунами почти нереализуемо…

— Ты главное Крейру его не наливай, — хихикнула колдунья, — не то первая брачная ночь накроется!

Лизанда ответила смущенной улыбкой и, как и полагается приличной девице местного розлива, немного зарделась. Сама-то царевна совсем не горела желанием соблюдать дедовские заветы — все же в другом мире воспитывалась, на идеях равенства полов, эмансипации и свободных отношений. Но вот Крейр… В общем, на грядущую первую брачную ночь Лизка возлагала большие надежды.

— Ой, чуть не забыла… Я же посоветоваться с тобой хотела!

— Та-а-ак… — Яла отставила кубок и заинтересованно подалась вперед. — Не можешь определиться с тем, что под платьем будет? Тут особо не заморачивайся, Крейр и без того на тебя как кот на сливки смотрит. Думаю, даже не заметит красоты.



Теперь Лиза краснела от возмущения. Ага, как же! Разве что кот слишком воспитанный попался. Потому что в большинстве таких случаев если очень хочется, а нельзя, то автоматически становится можно!

— Яла! — с притворной строгостью одернула подругу Лизавета. — Нет, тебе точно замуж надо, все мысли об одном. Я насчет подарка посоветоваться хотела.

Колдунья заметно поскучнела, даже вновь заинтересовалась булькающим варевом.

— А-а-а… Ну давай, советуйся.

В прошлый раз оказалось вообще не до подобных мелочей. Времени было в обрез, свадьба готовилась впопыхах, подданные пакостили, гости истерили — какие уж тут подарки? Жених отделался комплектом фамильных драгоценностей, которые и без того должны были перейти во владение Лизаветы, невеста — сделанным на заказ кинжалом. На том и разошлись. В смысле пошли на второй заход.

Но сейчас… Сейчас Лизанда всерьез вознамерилась наверстать упущенное. Да и идея подходящая в голову пришла.

— Крейр не в ладах с наддами, — принялась разъяснять свою задумку царевна. — А призывать духов для каждого путешествия — это как-то слишком. Вот я и подумала, что неплохо бы перетащить сюда нескольких лошадей из мира, где я росла. Сама понимаешь, одной мне с таким не справиться…

Несколько мгновений Яла молчала, задумчиво разглядывая Лизавету, после чего с опаской кивнула:

— Могу попробовать, только сперва объясни, кто такие эти твои… лошади?

Ближайшие несколько минут Лиза путано рассказывала колдунье про четвероногий транспорт, заодно и планами относительно разведения скакунов поделилась. В конце концов, как правительница Угодий, она должна заботиться о процветании своих земель. И вообще! Собак же Крейр разводит. А тут еще и прибыль неплохая, если все сложится хорошо.

Ялисса слушала внимательно, под конец воодушевленной речи в темных глазах колдуньи даже заинтересованный блеск появился.

— Ладно, так и быть, я в деле, — хлопнула в ладоши темная и принялась нервно кружить по лаборатории. — Только с Крейром сама договариваешься. И в качестве платы за услугу устраиваешь мне экскурсию по параллельному миру — я ведь в жизни, кроме этого дома и ближайших окрестностей, и не видела ничего. Согласна?

— Заметано! — И Лизка с радостным визгом повисла на шее помощницы.


— Госпожа?

Девушка резко остановилась и вскинула руки, приготовившись нейтрализовать очередное летящее в нее проклятие. Благо за минувший год она наловчилась делать это осознанно и без последствий в виде полного энергетического истощения.

Но ожидаемой вспышки не последовало. Из тьмы коридора выскользнула высокая фигура в свободном одеянии. И никому из колдунов она явно не принадлежала.

— Мердок! Фу, напугал. Я же так поседею, а мне нельзя, у меня свадьба на носу!

Видеть колеблющееся лицо духа царевна не могла, но готова была поклясться, что по тонким и почти незримым чертам пробежала улыбка. И сейчас же растаяла, сменившись привычным отстраненным выражением.

— Вам пойдет быть блондинкой.

— Скажешь тоже, — отмахнулась Лизавета и подавила зевок. Время уже позднее, а на завтра у нее великие дела запланированы. А еще Крейра уговаривать…

Сонные мысли разогнала рука темного духа, холодом окутавшая узкую ладошку царевны.

— Идемте, я провожу вас до покоев, — галантно предложил поименованный Мердоком. — Опасно здесь впотьмах бродить. Я пока ждал, троих колдунов обезвредил.

Стоп! Лизка удивленно округлила глаза. Призванный дух? Обезвредил колдунов? Это что-то новенькое.

Хотя… Его же сам Крейр подчинил. Наверное, естественно, что этот Мердок на порядок сильнее других духов. Во всяком случае, именно этим успокаивала себя Лизанда.

— А я думала, он тебя уже освободил. — Лизка потянулась сонно и спрятала еще один зевок.

Странно, но держать за руку духа оказалось даже приятно. Прохладная и чуть пульсирующая ладонь крепко сжимала ее собственную руку, а на особенно темных поворотах Мердок неизменно выбивался вперед, дабы заслонить собой, в случае надобности, будущую правительницу Угодий.

В общем, пока шли до заветной двери, Лизка сделала для себя один вывод: завтра же велит не экономить на освещении! Им-то, колдунам, что, а она девушка беззащитная, любой обидеть может.

— Кто? — не сразу понял дух.

— Да Крейр же!

Последовала короткая пауза…

— А… Так он и освободил, еще когда посольство отбыло. Вот сейчас удостоверюсь в вашей сохранности — и сразу в родное измерение.

На этом они как раз уткнулись в дверь хозяйской спальни, и Лизка, коротко кивнув на прощание, поспешила скрыться за оной. Приятно, конечно, когда тебя оберегают. Так, глядишь, и с обретением темного дара проблем не возникнет. Давно бы уже пора…

И прямо с ходу очутилась в крепких объятиях.

— Наконец-то. — Шею обожгло горячим дыханием, а следом за ним — поцелуем. — Я уж думал идти отбивать тебя у очередного ненормального.

Ненадолго прижалась щекой к груди жениха и замерла, наслаждаясь близостью. Тепло, спокойно, и по телу растекается сладкая истома… Так бы и простояла всю жизнь!

Что ж, очень скоро это желание осуществится. Осталось совсем немного потерпеть.

— Мы с Ялой завтра собираемся на Землю. — Пришлось все же отстраниться и начать раздеваться. Глаза просто слипались, а голову так и клонило к подушке. — Она экскурсию хочет, да и засиделась я что-то. Пора бы развеяться.

Вот, и почти даже не соврала! А капелька недосказанности ей сейчас простительна: подарок ведь должен стать сюрпризом.

— Нет.

Голос колдуна прозвучал до того холодно и резко, что руки царевны, как раз сражающиеся с завязками коротенькой ночнушки, замерли в воздухе. Лиза уже и забыла, каким категоричным может быть ее суженый.

— Крейр!!!

Нет, ну правда! Она ведь не терьер на поводке, дрессировке поддается плохо, команды и вовсе не исполняет. Ладно, одну, ту, которая горизонтальная, воплотила бы с удовольствием, так от него же не дождешься…

— Я всю жизнь Крейр, и что? — Мужчина приблизился к ней почти вплотную и насмешливо сверкнул темными глазами, отчего Лизанда окончательно запуталась в желаниях. Не то обнять, не то сорочку натянуть так, чтобы коленки закрывала? Хотя последнее трудновоплотимо, есть риск выставить напоказ кое-что другое…

— Злыдень ты! — обиделась царевна. Правда, в основном из-за того, что прийти к консенсусу с неразумной собой не удалось.

Колдун скептически хмыкнул:

— Это подразумевалось, но в данном конкретном случае о тебе же забочусь. — Теплые пальцы мягко подцепили подбородок девушки, вынуждая ее посмотреть в любимые глаза. — Пойми, лягушонок, сейчас не лучшее время для прогулок по мирам. Пока обряд не проведен и с даром ничего не ясно, ты особенно уязвима.

И взгляд такой серьезный-серьезный.

Выбора не осталось. Девушка вздохнула разочарованно и нехотя кивнула. По всему видно, подарок будет еще большим сюрпризом, чем изначально планировалось. Лизка себя даже сказочной героиней почувствовала, коей надобно пойти за тридевять земель, дабы раздобыть что-то очень ценное и нужное.

— Вот и умница. — Темный легко поцеловал будущую жену в макушку, после чего подхватил ее на руки и устроил среди подушек и одеял.

Легкое дуновение ветерка — и свечи погасли, погрузив спальню в бархатистый мрак.

— Какие планы на завтра? — как бы между прочим поинтересовалась коварная злоумышленница, пока ничего не подозревающий колдун забирался под одеяло.

Игра теней, или он действительно выглядит усталым и озабоченным? Лизка внимательно вглядывалась в смуглое лицо, борясь с желанием коснуться его и разгладить морщинки недовольства. Не одной ей предстоящее торжество всю душу вымотало!

— Переход, — выдал правитель Угодий ничего не значащее для иномирной невесты слово. — На ритуал уйдет весь день, так что будь предельно осторожна и не скучай, ладно?

Ундина покладисто кивнула, хотя осторожность уже предполагала тоску смертную, и спрятала улыбку в темноте. Вот и расчудесненько, задуманной хитрости ничто не помешает!

Поддавшись порыву и хорошему настроению, придвинулась ближе и потянулась к жениху за поцелуем. Вдохнула терпкий мужской запах, зарылась пальцами в короткие темные пряди и… вместо губ коснулась ртом холодного уха.

— Вот зар-р-раза! — в это самое ухо и зарычала, даже легонько кусанула от обиды.

Всегда он так!

— Спи уже, квакушечка, — посмеиваясь, отстранился непробиваемый жених. — Потерпи, ждать всего несколько дней осталось.

Ну вот что на это возразишь?

— Ква! — окончательно оскорбилась девушка и показала язык ехидно подмигивающей звездами темноте.

ГЛАВА 2

Прогулка в параллельный мир

Заловили беглянок у самого портала.

— Подчинить не смогу, все силы на двойной телепорт ушли, — с тоской констатировала Ялисса, обозревая Мердока.

Воплощенный в человеческое обличье дух лениво подпирал плечом дверной косяк и вроде бы даже улыбался. За последнее никто из девушек ручаться не мог: капюшон мешал.

Лизка удрученно вздохнула и обратила на темную фигуру полный мольбы взгляд.

— Опять в охране?

Если так, то с мечтами о побеге можно сразу прощаться. А как все хорошо начиналось! Соскучившаяся по привычным с детства местам девушка весь день распланировала. А Яла? Столько хотелось ей показать-рассказать! Ради такого случая привычная к платьям колдунья даже влезла в Лизкины джинсы, долго кривила нос, глядя на желтую майку с мультяшным котенком, но в итоге согласилась и на нее. Правда, битый час не понимала, на кой ей нужна сумочка и почему нести ее нужно самой и нельзя тому же духу отдать.

И тут такой красивый облом!

Только зареветь с досады и осталось.

— Не поверите, госпожа, — в голосе призванного слышались по-доброму насмешливые нотки, — чисто случайно мимо проходил.

Царевна и в самом деле не поверила. Но спорить не стала, предпочтя дождаться, что же дальше скажет дух.

— А тут, гляжу, такой симпатичный портал. Дай, думаю, внутрь загляну… И что же я там вижу? Параллельный мир! — Непроницаемый капюшон опустился на плечи, открывая смуглое, сияющее детским возбуждением лицо.

Лизавете даже пришлось себе напомнить, что оно, скорее всего, лишь копия кого-то, виденного Мердоком прежде. И Яле тоже — уж слишком живой интерес отразился в глазах темной.

— Духи приворотных зелий не пьют, — не смогла удержаться и не подколоть подругу счастливая невеста, на что та только гневно поджала пухлые губки.

А воплощенный меж тем дошел до основного.

— Крейр не в курсе, ведь так? — Насупленное молчание было принято за знак согласия. — Тогда решено: я иду с вами! Должен же кто-то отвечать за безопасность первых дам Темных Земель.

Если не придираться, все сказанное духом смотрелось более чем логично. Исключая разве что отсутствие приказа охранять… Так что, пошептавшись минутку для приличия, девушки дружно кивнули, потребовали от спутника обещания молчать и не выдавать, и, подхватив его с обеих сторон под руки, все вместе шагнули в переливающийся портал.

— Ух ты! — взвизгнула Яла восторженно и тут же ткнула пальцем с длинным заостренным ноготком в ближайшую многоэтажку. — А кто там живет?

Пришлось Лизке подробно разъяснять подруге азы иномирного существования.

До конезавода добирались на обычной маршрутке, от которой колдунья пришла в такой восторг, что уже на второй остановке предложила Лизке вытолкать на фиг всех пассажиров вместе с водителем и запихнуть «эту дивную карету» в портал. Вот Крейр обрадуется!

А потом еще долго не понимала, почему ее саму едва не высадили и к какому такому психиатру они как раз едут, по словам Лизанды. В общем, это путешествие надолго запомнить должны не только сами девушки, но и водитель, и основная масса попутчиков, имевших неосторожность толкнуть или наступить на ногу странного вида черноглазой девушке.

— Прокляну! — рыкнула колдунья на дородную тетку, пытавшуюся через нее передать деньги за проезд. Та вся как-то скукожилась, кажется, даже похудела, но моментально отстала.

— Вставай, ведьма, выходим, — хихикнула Лизка и выбралась вслед за подругой из душного нутра чуть было не угнанной в параллельный мир маршрутки.

Позади раздался слаженный вздох теток, обставленных пухлыми торбами. Судя по размерам последних, с утра их владелицы уже успели смотаться на рынок и теперь, обсуждая сплетни и изредка переругиваясь, разъезжались по близлежащим селам и деревням. В чьей-то корзине радостно взмяукнул большой черный кот, тоже счастливый избавиться от общества колдуньи.

— Интересно тут у вас, — заключила темная. — Только в пространстве совсем не чувствуется силы.

— Откуда бы ей здесь взяться? Мир-то технический! — пожал плечами Мердок и уверенно увлек девушек на тропинку, уходящую от остановки в глубь призывно шелестящего листвой леса.

К слову сказать, на его собственный облик отсутствие так необходимой магическим существам энергии не влияло никоим образом. Яла с непривычки ходила вся бледная, будто бы это она являлась духом и теперь теряла осязаемую оболочку, а этому хоть бы хны!

На то, чтобы разжиться свадебным подарком, ушло добрых полдня. Приобрести его Лиза решила самым надежным и честным способом — купить. А для этого требовались деньги, и немалые, ради чего вся троица и отправилась в ближайший ломбард.

Нет, грабить его никто не собирался, хоть Яла и предлагала! Тут очень кстати оказалось присутствие Мердока, который попросту заморочил еще сонного с утра работника. Рыжеватый паренек как ни в чем не бывало принял кожаный мешочек с крупными золотыми монетами, скользнул по странным посетителям невидящим взглядом и отсчитал нужную сумму. Полдела сделано!

С заводчиками тоже договаривался дух, и если верить их деревянным лицам, методы Мердок использовал те же. Но никто особо и не возражал — обе девушки так хотели поскорее перейти к развлекательной части вылазки в параллельный мир, что готовы были спустить темному спутнику что угодно. Ну почти что угодно…

В итоге собственностью Лизанды стала пара почти еще жеребят неприметной коричневой масти. На самом деле девушке жутко понравились совсем другие, белоснежный и черная как смоль, но это было уже слишком. Разве что потом, когда эти обживутся, для собственного удовольствия можно будет купить кого-нибудь… умопомрачительного!

— Ты хоть ездить-то умеешь? — шепотом спросила Яла, недоверчиво поглядывая на пегую изящную лошадку. Животное отвечало колдунье полной взаимностью.

— В детстве пару лет занималась, — пожала плечами Лизавета. Притом чувство у нее было такое, словно целая вечность минула с тех пор. — Думаю, справлюсь как-нибудь.

Уговорились с заводчиками о дне, когда нужно будет забрать «товар», отдали залог и с чистой совестью отправились покорять незнакомый мир. Для большей части компании незнакомый.

На обратном пути в город Яла вела себя на удивление мирно и умудрилась не шокировать никого из окружающих, даже не проклясть. Да что там, даже не угрожала! Выбравшись из маршрутки, Лиза первым делом свернула в знакомый с детства двор и минут десять, стоя под кустом белой сирени, наблюдала, как прогуливается с коляской мама Галя.

Быть узнанной царевна не боялась, золотая рыбка знает свое дело хорошо. Да и изменилась Лизка сильно, с тех пор как полноценной ундиной сделалась.

— Куда пойдем? — Колдунья дернула ее за рукав, возвращая в реальность.

— В парк, потом поедим где-нибудь, пробежимся по магазинам, а вечером — в клуб. — Не то чтобы Лизавете самой очень хотелось всего этого, но разочаровывать подругу было жалко. Да и соскучилась она по родным местам, чего уж греха таить!

На том и порешили.

Ближайшие часа два гуляли в парке и катались на каруселях. Лизку переполнял знакомый с детства восторг, Яла от подруги не отставала, и только дух, которого девушки неизменно таскали с собой на каждый аттракцион, едва из физической оболочки не выпал от их слаженного визга.

— И чего орать, я же поймаю, если вдруг оборвется что, — на полном серьезе сообщил он, когда неразлучная троица выбралась из-за очередного красочного ограждения.

Девушки переглянулись и понимающе хихикнули.

— Ничего-то ты не смыслишь в развлечениях, — вынесла воплощенному приговор колдунья.

Комнаты смеха и страха, планетарий и тир Мердока тоже вдохновили мало. Правда, галантный дух все же «пристрелил» для подуставшей уже царевны плюшевого щенка, но на этом подвиги его и закончились.

— Помнится, кто-то там заикался о еде? — окинул спутниц непроницаемым взором Мердок и сформулировал вопрос более понятно: — Что у нас на обед?

Лизка заозиралась по сторонам в поисках подходящей кафешки.

— Ты хочешь есть?! — А вот Яла вытаращилась на воплощенного так, будто видела его впервые.

Только тот ничего и никому разъяснять даже не подумал.

— А чего тут такого? — Мердок пожал плечами, улыбнулся чуть смущенно и сам увлек девушек в сторону открытого кафе под желтым навесом.



Во избежание конфуза выбирала и заказывала еду сама Лизавета. Сперва глаз упал на красочные коробочки с лапшой и морепродуктами под каким-то там соусом (вредно, но вкусно же!), но сущность ундины изволила воспротивиться. В итоге девушку так скрутило, что добрых десять минут отдышаться не могла.

А когда оклемалась, четко поняла, что в происшедшем есть своя логика. И в самом деле, ненормальная она, что ли, есть собственных подданных!

Посему пришлось остановиться на пицце и охлажденной газировке.

Потом гуляли по городу, Лизка рассказывала спутникам о самых интересных местах да и просто забавные истории из своей прошлой жизни. Было так странно разъяснять удивленно таращащей глаза Яле вещи, которые, казалось, знаешь всю жизнь. Про светофоры и подземные переходы, виды транспорта, бумажные деньги и прочее, прочее, прочее. Наверное, точно так же чувствовал себя Крейр, когда она только-только появилась в его жизни и совершенно не ориентировалась в реалиях полусказочного мира.

Вечером Лизка потащила вяло сопротивляющегося Мердока и воодушевленную Ялу знакомиться с ночной жизнью немагического города. Клуб специально выбрала самый пафосный из всех, что знала!

— А эти почему под дверью стоят? — Колдунья покосилась на галдящую толпу у входа.

— Фейс-контроль не прошли… Идем!

— Что-о?.. — Яла встала как вкопанная и с еще большим интересом стала разглядывать неудачливых искателей развлечений.

— Чуда ждут, говорю, — отмахнулась Лизавета и, крепко ухватив подругу за руку, уверенно врезалась в толпу.

Только иномирная гостья сдаваться не собиралась…

— Чуда? — блеснула глазами Ялисса. — Да легко! Сейчас устрою, — и, вырвавшись из Лизкиной хватки, подняла руки для какого-то своего темноколдовского пасса.

Но сей благой порыв был на корню задушен Мердоком, который в мгновение ока оказался рядом и сгреб не в меру активную девушку в охапку. Будто в распахнутые объятия бросился, даже поцеловать исхитрился.

— Ух ты! — тут же отреагировала темная. — Никогда раньше не целовалась с духами… А ты ничего!

Оцененный по достоинству обитатель оборотной стороны Грани особой радости по поводу ее замечания не проявил.

— Полегче, госпожа Ялисса, не забывайте, что меня вроде как не существует, — холодно улыбнулся дух. — А одно только ваше появление — уже достаточное чудо для этих. Идемте!

И Лиза, облегченно выдохнув, вновь устремилась ко входу.

— Думаешь, нас пустят? — догнала ее Яла.

Царевна гордо расправила плечи.

— Абсолютная удача, еще ни разу не подводила, — и весело подмигнула без нескольких дней родственнице. — Эти двое со мной. — Последнее высказывание уже было адресовано шкафоподобному охраннику у двери.

Но сегодня, видимо, везучесть взяла выходной.

Нет, пропустили всех троих без вопросов, будто бы даже не заметили. А в блестящем хромированной мебелью холле…

— Лизок, ты, что ли?!

Оборачивалась царевна медленно… чтобы тут же закружиться в пищаще-обнимающем вихре двух подружек-студенток.

— Поговаривали, ты без вести пропала…

— Правда? — И вид максимально невинный.

— Из института отчислилась, даже не попрощалась.

— А Верка замуж вышла!

— А Лерка с Витькой встречается, веришь?

Под непринужденный щебет двух первых сплетниц Лизкиной давно уже бывшей группы вся компания перезнакомилась (причем Ялисса внезапно превратилась в Алису, а Мердок — в Макса) и отправилась на танцпол.

Звучало что-то жутко модное, как водится, о любви. И тем не менее композиция на удивление плавная и приятная. Поэтому когда Мердок протянул Лизке руку, спасая ее (и себя заодно) от пристального внимания двух любопытных, царевна приняла приглашение с радостью.

И закружилась в танце, заключенная в кольцо сильных рук.

В какой-то момент девушке даже пришлось напомнить себе, что руки эти ненастоящие, воплощенные, как и все остальное. Помог нарисованный в воображении образ жениха. Сердце тут же дрогнуло, по спине пробежали трепетные мурашки, и жуть как захотелось поскорее перенестись в Угодья. Обнять, прижаться…

— Любишь его? — Потусторонний словно прочитал мысли девушки.

— Да, — без всяких сомнений отозвалась Лиза.

Вот когда с тоской вспомнишь иномирные танцы с их хитрыми движениями, резкими поворотами и сменой партнеров. Здесь же приходилось практически топтаться, обнявшись, в группе точно таких же танцующих. Разноцветные огни играли на лице духа яркими бликами, делая его слишком земным и реальным.

— Каково это? — не желал отставать Мердок.

— Что именно?

Порождение тьмы затихло на время, мучительно подбирая слова.

— Чувствовать. Когда тебе не все равно. Любить… И бояться потерять.

Поддавшись порыву, Лизанда приподнялась на цыпочки и коснулась прохладной и неестественно гладкой щеки. И очень четко поняла: он не понимает, что значит быть живым.

Разве такое объяснишь?

— Тепло, — улыбнулась девушка и отняла руку.

Вроде бы Мердок хотел сказать что-то еще, но рядом появилась Яла, на которой буквально висел незнакомый светловолосый парень. А за ней, буравя колдунью завистливыми взглядами, маячили Машка с Дашкой, те самые институтские подружки Лизаветы.

— Что грустим? — перекрикивая музыку, вопросила Ялисса и послала обворожительную улыбку внезапно образовавшемуся кавалеру.

На оценку ситуации Лизке хватило нескольких секунд.

— Признавайся — что он пил?

Темная моментально сделала самый честный вид, на который только оказалась способна. Даже обиженный слегка.

— Всего-то пару коктейлей! И я вместе с ним.

Последнее, кстати, было очень даже заметно.

— А в коктейле? — заломила бровь царевна.

Устоять под ее напором Яла не смогла.

— То самое…

Дальше последовала шипящая нотация на тему поведения в чужом мире, еще несколько зажигательных танцев, болтовня с девчонками и пара коктейлей для самой Лизаветы. Уходить не хотелось, но мимолетный взгляд на часы живо напомнил, что все хорошее и веселое имеет свойство заканчиваться в самый неподходящий момент.

— Пора. — Лиза осторожно тронула подругу за руку, вынуждая ее оторваться от очередного воздыхателя.

Это сколько же она приворотного с собой приволокла?!

Сопротивляться Яла не стала и покорно побрела на выход.

— Как думаешь, Крейр нас хватился?

Вряд ли. Лиза с почти полной уверенностью покачала головой и увлекла спутников к ближайшему темному закоулку.

— Крейр занят, у него какой-то там Переход.

— Что-о?! — Яла резко остановилась и с негодованием взглянула на довольную и уставшую подругу. — Переход! И ты покинула Угодья в такой момент?!

Лизавета на всякий случай заблаговременно устыдилась, но все же спросила:

— А что, нельзя было?

— И она еще спрашивает! — От негодования у Ялиссы даже коктейли выветрились.

Вид царевны сделался еще более пришибленным. Это гадостное чувство, когда вроде бы и понимаешь, что виноват, а вот в чем — ни в зуб ногой.

С трудностями перевода помог справиться Мердок.

— Госпожа Ялисса, не будем забывать, что царевна не так давно среди колдунов. Соответственно многие тонкости вашей жизни ей пока еще неизвестны.

Что, кстати, было чистой правдой, и Яла не могла этого не признать.

— Ладно, идем уже, по дороге растолкую.

Безлюдный темный двор нашелся быстро. Внимательно огляделись, не смотрит ли кто из окна, но вроде бы кругом было тихо. Яла подцепила утренний след и легко восстановила портал.

Все трое скрылись в сияющей вспышке и уже мгновение спустя обнаружили себя в подземелье дома Крейра. Третий уровень, если уж совсем точно.

— Ты уже знаешь, что темный дар в нашем мире самый сильный, — начала колдунья.

Лизка скептично хмыкнула и скрыла улыбку. Естественно, кто же тебя еще похвалит, если не сам!

О том же думал и воплощенный.

— Только воинам этого не говори, не то обидятся, — и весело подмигнул спутницам.

Но его замечание темная проигнорировала.

— Так вот, есть у нас одно большое и очень гадостное «но». Этот дар время от времени приходится подтверждать.

— Как это? — заинтересовалась Лизанда. И очень вовремя — ей ведь тоже в скором времени предстоит стать колдуньей. Вот и хорошо бы выяснить кой-какие подробности.

— Очень просто, — скривилась Яла. — Нужно отправиться за Грань и подчинить одного из духов. Справишься — будешь жить и станешь сильнее, а на нет и суда нет. Понимаешь теперь, почему темный народ в нашем мире самый малочисленный?

Царевна поняла. И очень живо себе представила…

— Крейр!!!

Объятая ужасом, хотела было рвануть со всех ног к жениху, но вовремя сообразила, что понятия не имеет, где у них эти самые Переходы проводят. Может быть, в одном из бесконечных подземелий Угодий есть дверь, которая ведет прямо за Грань?

Лизка вцепилась затравленным взглядом в Ялу.

— Да не трясись ты так, он колдун опытный, не раз к духам ходил. Другое дело, что в прежние разы с ним Дирсен был… Но думаю, все прошло хорошо. Главная опасность состояла в том, чтобы подданные наши ничего не начудили в отсутствие правителя. Однако вроде пока тихо.

Под успокаивающую болтовню подруги Лиза даже не заметила, как испарился в неизвестном направлении дух, а сама она оказалась у двери покоев, которые уже год делила с суженым.

— Крейр!

Царевна напрочь забыла и про подругу, и про всяческие развлечения и рванула к жениху. Только об одном думать могла: хоть бы с ним все было в порядке!

— По какому поводу паника?

Колдун — целый и невредимый! — обнаружился в кресле. Серый от усталости, он склонился вбок, водрузил локоть на мягкий подлокотник и подпер им подбородок. В мутных глазах сквозило опустошение. Разве что бледные губы дрогнули в улыбке при появлении суженой.

— Смысла спрашивать, как все прошло, нет?

— Ну я же здесь…

— Это да, — протянула девушка многозначительно и, не справившись с чувствами, напала на жениха с объятиями.

Колдун благодарно засопел ей в шею, а через пару минут и вовсе усадил к себе на колени и обнял в ответ.

— Лягушечка моя… Хм. Лиз, а чем это от тебя пахнет?

Другим миром?

Царевна настороженно затихла, судорожно прикидывая про себя, чем бы его отвлечь. Как назло, в голову лезло исключительно неприличное. И провальное!

— Без понятия, целый день у Ялы в лаборатории проторчала. Мы варили приворотное зелье и дегустировали напитки к свадебному банкету.

Черные брови заинтересованно приподнялись.

— Надеюсь, в исполнении моей названой сестры это не одно и то же?

Но можно смело выдыхать, он позволил увести разговор в сторону.

— Обижаешь! Я там все попробовала!

— Вот это меня и настораживает.

Во избежание дальнейших пререканий Крейр сгреб руку суженой, перевернул ладошкой кверху. Теплый, немного шершавый палец ласково обвел линию жизни… линию сердца… Губы мягко коснулись каждого пальчика.

Царевна таяла. Закрыла глаза и полностью отдалась пьянящим ощущениям. Откинула голову к нему на плечо, когда по шее заскользили мягкие губы, оставляя за собой вереницу мурашек. Вцепилась в короткие гладкие пряди, притягивая его ближе, не желая отпускать.

Забыла! Про твердолобость упрямого жениха и старомодные правила, которым уже даже в этом мире никто не следовал. Знала, что все будет как обычно: раздразнит только. Но и об этом с радостью забыла.

Только выгибалась соблазнительно и прижималась все теснее.

Все оборвалось как обычно.

— Лизка! — перекрывая сладостный звон в ушах, до сознания долетел резкий голос. — Я ведь тоже не железный!

Ундина подавила разочарованный вздох. Повезло с женихом, ничего не скажешь…

Теперь бы еще дрожь как-то унять.

— А какой? Деревянный?

Ответом было нечто среднее между рычанием и шипением. Уже кое-что. Лизка даже подумала, что надо бы чаще его к духам отправлять, он тогда такой… неуравновешенный… И, улыбаясь своим исключительно неприличным мыслям, демонстративно скрылась в купальне.

ГЛАВА 3

Темная свадьба, или О приворотах и их последствиях

Хорошо ночью в Угодьях, тихо.

Рядом размеренно дышит суженый, прижимаясь несильно, в окно тихо скребется кривая ветка. Зловеще немного, да Лизка успела привыкнуть, даже полюбить звуки спящего дома.

Где-то далеко провыл одинокий волк. Оборотень? Еще дальше, у самого океана, наверное, что-то плеснуло. И серебристый свет, бледной дымкой разлившийся по спальне, испуганно дрогнул.

А встать и задернуть шторы было попросту лень.

Ш-ш-ш-ш-ш… По каменным плитам пола прошелестели тяжелые юбки. Кому там не спится в поздний час? Показалось?

— Лизка? Ли-и-изочка!

Царевна осторожно сняла тяжелую руку колдуна со своей талии и, стараясь шуметь как можно меньше, на цыпочках прокралась к двери. Только бы не заскрипела!

— Яла? Ты чего не спишь?

Дверь не подвела.

Лизанда оглянулась на спящего колдуна, умиленно улыбнулась расслабленному выражению лица суженого и выпала в коридор.

— У меня там… проблема… — Ялисса выглядела испуганной и почему-то виноватой.

Ох, не к добру… У царевны даже под ложечкой засосало от дурного предчувствия.

— Что случилось?

— Идем покажу. — И, не дожидаясь согласия, колдунья подхватила ундину под руку и увлекла в сплетение коридоров, уводя на нижний уровень.

Шли быстро и потому совсем недолго. Только босые ноги Лизки все равно успели замерзнуть, что, само собой, хорошего настроения царевне не добавляло.

И очень скоро очутились у двери покоев колдуньи.

— Ты только не сердись, ладно? — Ялисса просительно посмотрела на Лизанду и распахнула дверь.

О, это было трудно!

— Ялка, ты что наделала?! — задохнулась от негодования Лиза.

Светловолосый парень — тот самый, из клуба — в розовом интерьере, изобилующем рюшами и подушечками всех форм и размеров, смотрелся комично. В голову Лизаветы невольно закрались крамольные мысли. Еще и напомаженные мужчины в женских одеждах почему-то вспомнились…

— Это не я! — пискнула в свое оправдание любительница приворотного зелья.

— Ми-и-и-илая… — с блаженной улыбкой протянул иномирец. Но глаза его оставались совершенно безучастными.

Девушки испуганно переглянулись. Яла так и вовсе придушенно пискнула, сжатая в крепких объятиях.

— Вот как знала, что добром это не кончится, — посетовала Лиза.

Щеки колдуньи залил румянец, что для нее уже являлось событием из ряда вон выходящим.

— Мое зелье должно было подействовать совсем не так! Не так сильно… И обратимо! А в итоге он за нами пролез в портал и… вот. — Яла развела руками и на всякий случай уточнила: — Уже несколько часов!

Дела… Лизка еще раз оглядела обнявшуюся парочку и в задумчивости поджала губы.

— А сколько, говоришь, действует твое зелье?

Вид у колдуньи сделался совсем жалким.

— Две недели!

— Поздравляю, подруга, ты их запомнишь надолго!

Дальше дружно искали ответ на сакраментальный вопрос: что делать? То есть девушки искали, а иномирный гость восхищался объектом внезапно проснувшегося чувства. То здесь обнимет, то там поцелует и на скрип зубов злобной колдуньи не обращает совершенно никакого внимания.

Лизавете была очень по душе идея пойти и честно рассказать все Крейру. Влетит, конечно, но он умный и сильный и наверняка знает, как надо поступить. То есть надо было вообще никуда не ходить, но теперь уже поздно. И срочно требуется подходящий выход из щекотливой ситуации.

— А может, его обратно в портал?

Принудительно влюбленный сделал вид до того обиженный, что Лизка чуть не расхохоталась.

— Нельзя, — покачала головой царевна. — Он же теперь от нас не отвяжется.

— Правильно, не отвяжусь, — подхватил блондин. — Ялочка, я же люблю тебя, — и подтвердил свои слова фанатичным блеском в глазах.

Девушки слаженно вздохнули. Похоже, дело серьезно!

— Вот именно, — склонила голову набок Лиза. — А нам через три дня за подарком возвращаться. Да и бесчеловечно это…

Мастерица приворотов засопела протестующе, но с возражениями не нашлась.

— И что ты предлагаешь?

Ундина задумалась:

— А есть у вас маги с таким даром, чтобы память стереть могли? И вообще навести порядок в голове?

— Есть, но не у нас. Сама понимаешь…

Лизка понимала отлично. Кто же согласится с темными бок о бок жить! Вон даже менталисты сбежали!

И сама она сейчас очень хотела последовать их примеру.

— Тогда план такой: до свадьбы ты его прячешь, а потом я с Жаном поговорю, он теперь почти царь, должен что-нибудь придумать. И не смотри на меня так, сама виновата! Продержишься три дня?

Ялисса вздохнула мученически и кивнула.

— Поздравляю, милый, — обернулась Лизка к блондину. — Ты попал! Смотри, не обижай мне его. — Это она уже подруге. Хихикнула и направилась к двери. Теперь ей здесь делать нечего.

— Использую по максимуму! — в тон ей отозвалась колдунья.

А Лизке почему-то подумалось, что использовать парня будут совсем не так, как ему мечтается.


Предсвадебные дни прошли в суете. Рано утром царевна отправлялась в забег по учителям, модисткам, поварам и прочим очень нужным в праздничных делах личностям и только поздней ночью возвращалась обратно в покои. Сил доставало разве только на то, чтобы суженого поцеловать и улечься поудобнее.

Зато к вечеру последнего дня столько дел переделала! Манеры и правила поведения на свадьбе усвоила, клятву зазубрила, меню проверила и лично продегустировала, десять ядов нейтрализовала, напитки еще раз попробовала, план рассадки гостей утвердила. И прочее, прочее, прочее.

И сейчас с восторгом в глазах взирала на роскошное платье цвета бирюзы с золотыми нитями. Красота! Без слов ясно, что она ундина.

— Госпожа, вы нарушите все существующие традиции, — пискнула миниатюрная фея-портниха и недовольно взмахнула прозрачными крылышками.

Ах да, традиции… Лизанда окинула взглядом строгое черное платье, сохранившееся еще с первой попытки, и кисло скривилась. Подумаешь!

— Крейр в курсе.

Точнее, завтра будет, когда все собственными глазами увидит. Но этого лучше вслух не говорить, иначе феечек коллективный инфаркт хватит.

Царевну одарили несколькими изумленными взглядами, но от комментариев воздержались. Не посмели. Невеста правителя темных колдунов многим внушала трепетный ужас, и феи не были исключением.

Дальше последовала примерка, щедро сдобренная восхищенными вздохами портних. Лизавета и сама с замиранием сердца вглядывалась в большое зеркало в бронзовой оправе, силясь отыскать в отражении черты той прежней себя. Но тщетно. В молодой ундине от земной студентки разве что воспоминания остались, да их обычным глазом не увидишь.

Странно, как девчонки по ту сторону портала узнали? С пробуждением силы, доставшейся от матери, изменилось все — от фигуры, которая вдруг обзавелась аппетитными формами, до цвета глаз, сверкавших синими искрами. И на коже теперь золотистый загар красовался, несмотря на то что солнце не желало посещать колдовские Угодья даже летом.

— Просто чудо как хороша! — раздалось позади восхищенное.

Лизка согласно кивнула и только потом обернулась.

— Лули! Ты что здесь делаешь?!

Золотая рыбка обиженно сморщила носик.

— Я — твоя сваха. Как можно было забыть?!

Действительно, такое не забывают. Лиза приветственно обняла подругу матери и, отстранившись, принялась выпутываться из платья.

— Да помню я, помню. А три желания подаришь?

Лицо Луилит сделалось серьезным и золотистые глаза глубокими-глубокими.

— А надо?

— Спрашиваешь! Забыла, с кем я живу?

Рыбка-сваха опять скривилась — колдунов она не жаловала. Один Крейр являлся счастливым исключением и постоянно подвергался «ненавязчивым» таким уговорам перебраться в Подводное царство. Ради такого дела бабка с дедом Лизанды даже одно из морей будущему зятю предлагали, но темный держался, аки кремень.

— Будешь жаловаться — к вам перееду!

Угроза выглядела более чем серьезно.

— Опасно. Темные — народ ушлый, зажарят еще.

По известным причинам гости в Угодьях случались редко, поэтому по случаю приезда Лули организовали совместный ужин для всех обитателей дома. Кого-то со стороны позвать Крейр не рискнул: будет чудо, если темные хотя бы день свадьбы без пакостей продержатся, а вот собрать домочадцев виделось вполне безопасным.

Лизанда проводила гостью к ее месту, неуловимо коснулась губами щеки суженого, кивнула невесть как затесавшимся в ближайший круг Теньке с Крисом и удивленно воззрилась на Мердока.

— А он что здесь делает?! — Вопрос все-таки был адресован колдуну.

Не то чтобы царевна возражала, просто странно это все…

— Сейчас или вообще? — уточнил темный.

Девушка выразительно зарычала. Духи знают с кем жить приходится!

— Сейчас — ужинает, а вообще — ближайшие два дня играет роль начальника стражи.

Что же, это вполне разумно. Чтобы справиться с ошалевшими колдунами, одних палачей недостаточно, тут сильный дух нужен. Придя к такому выводу, Лизка заметно успокоилась и наконец заняла свое место по левую руку от жениха.

— А эти приборы для кого? — заинтересованно кивнула в сторону двух пока еще свободных мест, снабженных всем необходимым.

То есть понятно, что один для Ялы, а второй…

— А это Ялисса себе даму-компаньонку завела, — пояснил Крейр.

Показалось или Мердок действительно подмигнул? Пока Лизавета обдумывала этот вопрос, в столовой изволила появиться колдунья с… кхм, компаньонкой. Вот тут Лизка искренне возрадовалась, что еще не успела начать жевать, не то точно бы подавилась!

— Это что такое? — выдохнула ошарашенно, даже о присутствующих свидетелях в нехилом таком количестве забыла.

Спору нет, владеть силой колдовской хорошо, просто замечательно. Один только вопрос терзал царевну: почему, ну вот почему столь ценный ресурс достается личностям, у которых мозги с рождения набекрень?!

Приворожила. Ладно уж, сделанного не воротишь. О том, как это недоразумение влюбленное в портал пролезло, — вообще отдельный разговор. Но ведь попросила же сидеть и не высовываться! Зачем было обряжать это чудо в женское платье, мазюкать косметикой и тащить за стол?!

Или, думает, не заметно, как на нее «дама» пялится?

— Что-что… — пожала плечами темная. — Дань моде!

Лизке в срочном порядке захотелось схватиться за голову, а лучше постучаться оной об стол.

— Милая, не расстраивайся, — не пропустил перемены в состоянии невесты Крейр. — Хочешь, мы и тебе такую наймем? Только недели через две, потому что в самое ближайшее время нам никто третий не понадобится.

Тенфьяль с Крисом обменялись понимающими взглядами. Лули так и вовсе просияла. Ну вот как тут не покраснеть?!

На языке вертелось колкое замечание, что, мол, найми, милый, и вместо короны рога будешь носить, но Лиза его стоически проглотила. Не тот у нее милый, чтобы такими угрозами разбрасываться. Тут без жертв не обойдется.

Первое время ужин тек своим чередом. Крейр с Мердоком и палачами обсуждал оставшиеся приготовления к торжеству, Лизка расспрашивала сваху, как там мать с отцом, да и о других узнать было интересно. Порталы Крейр, конечно, открыл, верный своему слову, да только времени, чтобы воспользоваться одним из них и перенестись в Заресье или в Подводное, у Лизы почти не было. То учителя обучают, то колдуны похищают!

— Да нормально все, — махнула вилкой рыбка. — У Алиссы с Константином дело к свадьбе идет, только эти два барана упертых все никак решить не могут, в чьем царстве жить. Льяна с Вьяриком у матери гостят, там тоже, кажется, порядок. Рус отбывает ссылку, а Мьянти его ждет. Вот такие дела, — и отправила в рот кусочек золотистой оленины.

И вот тут произошло страшное.

Захваченная новостями, девушка не сразу заметила, что над столом уже которую минуту висит напряженная тишина. А когда сориентировалась…

— Яла, — правитель Угодий вонзил в родственницу острый взгляд, — а что это твоя дама на тебя такими влюбленными глазами смотрит?

Темная аж поперхнулась!

— Тебе кажется!

Но в Крейре уже проснулся блюститель нравов.

— А тебя как звать, недоразумение?

Иномирец затравленно огляделся в поисках какого-нибудь другого недоразумения, но, увы, обломалось. А вот Яла решила взять огонь на себя и уже открыла рот, чтобы ответить, но…

— Молчать! — осадил ее грозный рык.

Пришлось послушно захлопнуть рот.

— Итак? Я все еще жду ответа…

— Вася… — проблеяла «дама» совсем не женским голоском.

— В следующий раз выберу немого, — печально вздохнула темная.

Царевна с рыбкой, духом и палачами честно пытались сохранять серьезные лица. Получалось плохо.

— Следующего раза не будет, — холодно бросил колдун. — Лули, проверь, как далеко все зашло. Боюсь, другую сваху прямо сейчас мне взять неоткуда. И сразу же после торжества займусь поиском подходящего зятя!

Это было слишком даже на Лизкин любящий взгляд, о чем она и попыталась сообщить колдуну. Кто бы еще послушал!

— А меня ты спросил?! — взвилась названая сестра.

— Это не требуется. Как брат и опекун, я имею право принять любое решение. — Темный остался непреклонен.

— Тиран! Деспот! Сатрап!

И это не подействовало.

— Любящий брат.

Не найдя что возразить, Ялисса зашипела разъяренной коброй и, шурша юбками, унеслась в подземелья.

— И с ним разберитесь, — непонятно кому бросил колдун, после чего тоже удалился.


Свадебное утро отличалось от всех предыдущих разве что шириной зевков да нервной дрожью, которая начала бить Лизку, стоило только той выбраться из-под одеяла. Вот и настал заветный день!

Вспомнив одну из земных традиций, Лиза отправила суженого ночевать в кабинет, а сама полночи ворочалась с боку на бок. Отвыкла за год спать в одиночестве. Предыдущая же половина темного времени суток ушла на то, чтобы проконтролировать, как именно Лули расколдует и вернет в родное измерение несчастного Васю, которого злой колдун поминутно порывался отдать Теньке с Крисом на растерзание.

После чего Лизавета обзавелась в памяти зарубкой: никогда, ни при каких обстоятельствах, ни для каких целей даже не пытаться вызвать в колдуне ревность. Чревато!

Стук в дверь раздался как раз тогда, когда девушка допивала вторую чашку кофе.

— Открыто! — крикнула Лизка, ожидая увидеть феечек с платьем.

Но пред заспанные очи будущей правительницы предстал кое-кто другой.

— Позволите, госпожа?

— Мердок?!

Дух, воплощенный в привычное уже обличье, осторожно прикрыл за собой дверь.

— Ты уверена?

И Лизка замерла, утонула в черных омутах-провалах его глаз. Точно в ледяную бездну ухнула!

«Не существует! Его даже не существует!!!» — билась на краю сознания испуганная мысль.

— Да.

Наваждение рассеялось, будто бы и не было его.

Крейр проверял невесту?

— А ты имеешь что-то против? — Слова слетели с языка прежде, чем Лиза успела сообразить, что именно она несет. Мердок — дух! Осязаемый, невероятно сильный, почти живой, но… всегда останется это «почти». Ему нет дела до человеческих судеб. Не должно быть!

Но воплощенный молчал. Долго, напряженно. Лиза уже решила, что он вообще не собирается отвечать, когда потусторонний все же заговорил:

— Если бы не Крейр…

— Меня бы вообще не было в этом мире! — порывисто выпалила царевна и яростно сверкнула глазами в подтверждение своих слов.

— Понятно. Тогда возражений не имею. Вот, возьми, — и протянул девушке плоскую бархатную коробочку, в каких обычно хранят драгоценности. — Будь счастлива!

Вот он был — а вот его и след простыл! Только в воздухе сизая дымка витает, но и она скоро рассеялась.

Лиза осторожно приподняла крышку и улыбнулась водяному надду. Тот сверкнул в ответ сапфировым глазом. Полное взаимопонимание! Царевна поразмыслила минутку и решила прикрепить подаренную брошь к подвенечному платью.

— Луилит собирается проводить обряд при всех гостях, — пропыхтела Яла, врываясь к невесте. — Прямо в бальном зале, ты представляешь?!

Царевна представила. И равнодушно пожала плечами. Ну и что?

— Главное, чтобы в результате ее манипуляций мы с Крейром стали мужем и женой. А то знаю я эту оторву!

— И не говори! Сказала, если зрителей будет мало, даже плавником не пошевелит.

Угроза будущую правительницу Угодий не впечатлила совершенно. Как же, отвертится она! Крейр ей тогда так чем-нибудь пошевелит, что даже повышенная везучесть не убережет!

Как и обещала, Яла взяла на себя заботу о том, что должно находиться под платьем невесты. И теперь счастливица задумчиво обозревала крошечный полупрозрачный комплект.

— Даже немного жаль, что никто, кроме Крейра, красоты не увидит, — опечалилась колдунья, пока Лизанда впихивала вышеозначенную красоту в полупрозрачные лоскутки.

— Предлагаешь устроить дефиле перед гостями?

— Убьет. Точно убьет! Но идея хорошая…

На что Лизка только головой покачала. Прав Крейр, кое-кому пора замуж. Срочно!

Появились портнихи с результатом трудов своих, и следующие часа два погрязли в бесконечных охах и вздохах, перемежающихся с редким попискиванием мучаемой царевны. Лизка уже десять раз пожалеть успела, что затеяла масштабное торжество. Да тони оно все в тихом омуте! Надо было провести обряд в узком кругу да жить себе спокойно. Так нет же, веселья ей захотелось! Или приключений на одну из выпуклых частей тела.

Время от времени раздавался стук в дверь. Сперва Славка вихрем залетела, закружила подругу в объятиях, осыпала золотистой пылью и, счастливая, ускакала делиться хорошим настроением с остальными гостями. Потом дед с бабкой пожаловали с поздравлениями и наставлениями, а следом за ними тетка. В общем, к тому светлому мигу, когда настала пора выходить, Лизка уже удивлялась, что до сих пор жива и цела, а не задушена в очередных объятиях и не разорвана на части любящими родственниками и друзьями.

— Крейр только что спустился, — заглянула в покои невесты Тенфьяль. — Можно выходить.

Лизка отрывисто кивнула и бросила контрольный взгляд в зеркало. Хороша! Просто чудо как хороша! Правда, образ разодетой ундины, окутанной облачком прозрачной вуали, у воспитанной в техническом мире девушки больше ассоциировался с маскарадом, но главное ведь настроение! А оно было самое что ни на есть бракосочетательное. Вот как глаза блестят!

Только что хвост от волнения не отрастает.

Взгляд помимо воли углубился в зазеркалье, туда, где горкой были сложены подарки. Картина от Славки с Жаном, набор ядов с подробной инструкцией, кого чем не травить (ибо все равно не подействует), от Ялы, подвесная люлька от родителей, какой-то прожорливый цветок с труднопроизносимым названием, который как раз дожевал простыню и перешел к занавеске, — это от Кариши. Еще были дротики, смоченные снотворным, от Теньки, разного рода книги от учителей — и так, по мелочи.

Как донесла разведка в лице снующих туда-обратно дам, в покоях, где ночевал Крейр, высится точно такая же горка. А в холле сложены подарки от подданных, но их Мердок закрыл силовым полем и запретил приближаться к этому месту даже колдунам. Мало ли чего они там надарили!

— Ну идем уже, хватит любоваться! — Яла при активной поддержке фей оттащила Лизавету от зеркала и направила к двери.

Дрожа от волнения, Лизка даже не заметила, как промелькнули многочисленные коридоры. Только в начале лестницы опомнилась.

— Тиш-ш-ш!

Феечки мгновенно замерли, казалось, даже дышать перестали.

— Что? — удивленно оглянулась на подругу Ялисса.

Пришлось схватить ее за платье, потому что колдунья уже начала спускаться.

— Вниз посмотри.

У подножия лестницы, в холле, сверкающем черным мрамором, происходила встреча века. Константин и Алисса медленно двигались навстречу друг другу с разных концов огромного помещения. Впившись один в другого взглядами и вроде бы даже не дыша. Словно невидимая нить натянулась между мужчиной и женщиной, с каждым мигом становилась все короче и влекла пару друг к другу.

Завораживающее зрелище…

— Мы опаздываем, — шипяще напомнила Яла.

— Не порть момента!

Само собой, это далеко не первая встреча родителей за год, но присутствовать при других Лизке не довелось. А тут все так красиво… Волшебно. Вот так бы и любовалась до вечера.

Царевне даже подумалось — а не попросить ли Лули под шумок и их соединить? Глядишь, и с вопросом совместного проживания быстрее определятся.

Сошлись ровно по центру, даже слаженного вздоха восторженных зрительниц не услышали. С нежностью взялись за руки и…

— Где же это видано, совсем засмущали ребенка! — золотистым облаком выплыла в холл рыбка. — Немедленно прекратить разврат! Вот поженитесь — тогда и будете обжиматься. А то знаю я вас, потом новую дочь по мирам искать придется…

Влюбленные, словно ошпаренные, отскочили друг от друга. Потом спешно вспомнили о своем возрасте, напустили на себя степенно-царственные виды и устремились к дочери с распростертыми объятиями.

Под свахино ворчание все перездоровались, переобнимались и прошли в бальный зал.

— Удачи, — шепнула Алисса и ласково поправила волосы дочери, черным покрывалом укутавшие блестящие золотистой пыльцой плечи. — Берегите друг друга.

Лизка кивнула, всхлипнула и в сопровождении отца приблизилась к жениху.

Колдун выглядел взбудораженным. Лизанда скользнула сияющим взглядом по черному бархату костюма, идеально сидящего на худощавой фигуре, и улыбнулась самыми уголками губ. Суженый ответил ей тем же и протянул букетик серебристо-фиолетовых цветов.

Несколько коротких шажков — и впереди возвышается золоченый алтарь. Сейчас начнется! Лизка инстинктивно вцепилась в руку Крейра, переплетя свои дрожащие пальцы с его.

— Думай о том, что случится вечером, — дразняще шепнул Крейр, щекоча дыханием ухо девушки.

Гости затаили дыхание. Луилит с мерцающим золотым покрывалом в руках медленно приближалась к алтарю.

Откуда взялись ароматные свечи и тихая, приятная музыка, никто так и не понял. И слова, которые мурлыкала себе под нос золотая рыбка, вряд ли кто разобрал. Но краем глаза Лизка заприметила, что некоторые из гостей взялись за руки и обменялись полными трепетной нежности улыбками.

Ох и прибавится же у кого-то работы после этой церемонии!

Рука Крейра бережно сжала ладошку Лизанды, и пара двинулась вслед за свахой вокруг алтаря. Тепло близости суженого действовало успокаивающе, сознание того, что злой и страшный колдун волнуется не меньше нее самой, — пьянило. Лизавета даже задумала подразнить жениха, но подходящих слов подыскать не успела.

Сознание заволок густой золотистый туман.

И в тот же миг Луилит прикрыла головы жениха и невесты покрывалом.

Царевне уже доводилось присутствовать на обрядах соединения половинок, поэтому она знала, что покрывало волшебное. Сейчас гости увидят сияние, золотыми лучиками пробивающееся из-под полотна, рыбка освободит их, украсит запястья золотыми браслетами, и все дружно усядутся за праздничные столы.

Но, как оказалось, с обратной стороны сверкающего полога все видится немного иначе.

Никакого света — только непроглядная темнота. Сердце сжалось от страха и… одиночества? Крошечной искоркой девушка стремилась вперед, разрывая мрак. Летела, искала, пока далеко впереди не забрезжил точно такой же огонек. Он!

Теплые губы мягко коснулись виска.

— Солнышко мое… Лягушонок!

— Я тоже тебя люблю, — чуть слышно прошептала царевна, щурясь от яркого света.

Скрывающее нареченных покрывало соскользнуло, позволяя почти супругам обозреть умиленные лица гостей.

Запястья коснулся холодок, щелкнул крошечный замочек, Лули шепнула заветные, только свахе ведомые слова. И хоть в этом мире и не была традиционной фраза «Поцелуйте невесту!», Крейр сгреб новоиспеченную правительницу Угодий в объятия и припал к ее губам.

Зрители испустили слаженный вздох, а кое-кто даже последовал примеру новобрачных.

— Немедленно прекратить безобразие! — вознегодовала сваха. Но ее никто не послушал. — Люди… и все остальные… мне же завидно!!!

Вот на этой высокой во всех смыслах ноте празднество и переместилось за богато накрытые столы.

Градом посыпались тосты и поздравления с пожеланиями долгих лет счастливой жизни, скорейшего прибавления в темном семействе и дальше по списку. Знакомые с земными традициями, Жан со Славкой дружно вопили «Горько!». Остальные поначалу не понимали, но потом тоже вошли в раж.

Атмосфера в бальном зале воцарилась самая что ни на есть безумная.

Только к вечеру стало чуть спокойнее. Гости частично умаялись, частично упились, а третьей частью расползлись в неизвестном направлении. Вот повезет кому-то ближайшие несколько дней их по Угодьям отлавливать и по родным пенатам депортировать! Лизавета до сих пор содрогалась, вспоминая прошлый опыт.

Впрочем, ей-то что? Крейр обещал, что ближайшую неделю они оба будут недоступны для окружающего мира. И девушка даже могла предположить, что послужит тому причиной…

— Кто это? — Лизка уложила гудящую голову на плечо к жениху и указала взглядом на первого же неизвестного гостя. То есть проскальзывало в облике худощавого блондина что-то знакомое, но царевна готова была поклясться, что прежде парня не встречала. А вот соседствующий с предметом интереса мужчинка как-то заходил к Крейру. Только когда и зачем, Лизка припомнить не могла.

Темный проследил за взглядом жены.

— Правитель Мариании. Брат твоего Жана, кстати.

Ундина так и подпрыгнула.

— Ты его пригласил?!

— А что? Помнится, это ты настаивала на добрососедских отношениях.

Было дело. Только Лизка имела в виду не подлого обидчика друзей, а нормальных соседей.

— А этот? — перевела взгляд на обрюзгшего мужика в деловом костюме с маленькой, подозрительно похожей на лягушачью, головой.

— Президент Жабьего Банка. И по слухам, сердечный друг твоей тетки. — Крейр весело подмигнул прильнувшей к нему жене.

Таким макаром Лизка со всеми гостями перезнакомилась. Крейр мягко обнимал ее за плечи и ласково нашептывал в ушко забавные истории из жизни правителей и их ближайшего окружения. Еще и целовать успевал, и обещать неприличное. Лизка так и лучилась счастьем.

— Свадебный торт везут! — заорал кто-то глазастый.

Лизка мгновенно оживилась, залпом допила оставшееся в бокале шампанское и устремила взгляд к распахнутой двери.

— Вот мрак, сбежать не успели! — Реакция колдуна оказалась прямо противоположной. — Пошли, пока не поздно!

Но Лизанда даже не подумала шелохнуться.

— Куда? Я люблю сладкое!

— Это тебе не понравится. Идем!

— Почему?!

— Просто поверь мне. Идем же!

Поздно! В поле зрения медленно, точно смущаясь, появился обсуждаемый шедевр кондитерской мысли. Нет, совсем не трехэтажное великолепие, щедро украшенное кремовыми цветочками. А глыба, облитая черным шоколадом, на вершине которой красовались жених с невестой. То есть, наверное, уже муж с женой, судя по полному отсутствию на фигурках одежды.

Рассматривать подробности Лизавета постеснялась. И без того щеки огнем горят!

— Старинная традиция, — смущенно пожал плечами Крейр.

— Но я заказывала совсем другой! — вознегодовала Лизка. Впрочем, быстро сориентировалась в ситуации. — А, к черту! Милый, скажи, что знаешь способ слинять отсюда прямо сейчас.

Конечно же, как истинный темный, Крейр такой способ знал.

— В спальню? — уточнил на всякий случай, предвкушающе сверкая черными глазами.

— Нет, на псарню, — обломала все надежды любимого Лизавета.


— Закрой глаза. И не подглядывай!

— Как ты себе это представляешь? — вяло отбивался колдун.

Ладонь царевны проворно пробралась под бархатный камзол и мягко погладила обтянутую рубашкой грудь.

— Прекрасно представляю! Я же только что вышла замуж за самого сильного мага Темных Земель.

Редко Крейр удостаивался подобного комплимента — все больше его колдуном величали. Ради такого стоило постараться.

Ослепительная вспышка — и начищенная до блеска обувь ступила на усыпанный соломой земляной пол.

— Теперь можно смотреть?

— Рано, — таинственно мурлыкнула девушка.

Колдун забеспокоился:

— Что ты задумала?

Царевна спрятала хитрую улыбку и взяла суженого за руку. Первый же беглый огляд помещения показал, что Мердок с возложенной на него секретной миссией по доставке свадебного подарка жениху из одного мира в другой справился безукоризненно. Жеребята были на месте, выглядели спокойными и даже сытыми. Ай да дух!

— Можешь открыть глаза, — разрешила новоиспеченная повелительница Угодий, и муж осторожно последовал ее совету.

Прищурился недоверчиво, окинул настороженным взором переминающийся с копыта на копыто транспорт.

— Лиз, это то, о чем я подумал?

Ундина на всякий случай попятилась. Что это вдруг так неуютно сделалось? Кем-кем, а грозной властительницей колдунов она себя в тот момент уж точно не чувствовала.

— Свадебный подарок! Ты ведь подумал о нем, так?

По губам темного расползлась нехорошая усмешка. Судя по всему, это значит «нет». Крейр шагнул в сторону молодой супруги — Лизка вновь попятилась.

— Куда же ты, лягушонок? — невинно осведомился мужчина. Еще шаг. — Неужто не хочешь узнать, какие мысли посетили мою голову?

Царевна энергично затрясла головой. Как ни странно, подобного желания она не ощущала. Да и природное любопытство куда-то запропастилось в самый неподходящий момент…

— Лучше скажи: «Спасибо, милая, замечательные лошадки!» — и перейдем к следующей части программы.

Спина прижалась к холодной брусчатой стене. Лизка оглянулась затравленно, грозно сверкнула на злосчастную помеху очами и замерла, прерывисто дыша.

Крейр тоже остановился.

— Той, что брачной ночью называется?

— Вообще-то я имела в виду подарок невесте, — честно призналась Лизавета. Но, заприметив, как вновь сузились темные глаза, спешно пошла на попятный: — Но твой вариант тоже ничего.

Оставшееся расстояние Крейр преодолел одним прыжком. Лизанда тихо айкнула и уже в следующий миг обнаружила себя висящей на плече мужа.

— В общем-то идея неплоха, — сообщил правитель Угодий, открывая портал. — Может, что и получится. Но исполнение… Лиз, ты когда успела?

Пришлось каяться.

Лица благоверного Лизавета видеть не могла, но, судя по тому, как придерживающая ее конечность сжалась, буквально пригвоздив ношу к плечу, колдун был в шоке. Еще и портал кривой вышел — их буквально вышвырнуло в Лизкину кучу подарков. Да болезненно так! Провинившаяся кое-как приняла сидячее положение, отфыркалась и, обнаружив перед собой перекошенное лицо колдуна, пришла к выводу, что первая брачная ночь уже не задалась.

Что же дальше-то будет?!

— Надзирателя приставлю, — рыкнул Крейр и властно притянул к себе суженую. Отказываться от долгожданного удовольствия лишь потому, что царевна набедокурить изволила, он явно не собирался.

И Лиза с энтузиазмом поддержала его порыв.

Выгнулась, обнимая, прильнула всем телом, стремясь оказаться как можно ближе, запрокинула голову, жадно ловя ставший вдруг раскаленным воздух. Руки колдуна настойчиво скользили по девичьему телу, пока через ткань подвенечного платья.

— И когда только переодеться успела? — без особого интереса вопросил Крейр, обозрел разваленную кучу подарков, на которых они изволили возлежать, после чего подхватил жену на руки и шагнул к кровати.

Поначалу Лизка всерьез собиралась сказать про платье, но близость любимого дурманила, тело звенело от возбуждения, а вероятность очередного облома в самый интересный момент волей-неволей заставляла быть осторожной. Да и замутненный проснувшейся страстью взгляд выхватил аккуратно разложенное на кресле черное платье. То самое, традиционное.

Вот и ладненько. Имеет же девушка право на маленький секрет!

Меж тем царевну опустили на прохладные простыни, да так и оставили.

— Имей в виду, если ты сейчас сбежишь — я за себя не ручаюсь! — предупредила Лиза колдуна, который как раз уверенно зашагал к двери.

— Ни за что, лягушечка моя, — усмехнулся Крейр и щелкнул замком. Еще и щеколду опустил на всякий случай: от этих темных ведь всего ожидать можно.

Лизавета блаженно откинулась на подушки и улыбнулась. Жена… Даже не верится как-то.

Наконец-то свершилось! А сейчас и еще кое-что произойдет, не менее желанное и долгожданное. Если говорить начистоту, воспитанная в техногенном мире Лиза довольно легко относилась к близости между мужчиной и женщиной, если двое влюблены и счастливы. А тут даже не влюбленность, а самая что ни на есть настоящая любовь, которая большая и светлая. Так стоило ли целый год тянуть? Но Крейр посчитал, что так надо, и сейчас Лизавета даже была ему благодарна за волшебство момента.

Жена… Как странно и непривычно. Но чудесно и… правильно?

— Иди ко мне. — Лиза протянула руки, не желая дольше ждать.

Камзол составил компанию черному платью. Крейр ослабил ворот рубахи, закатал рукава, взял с каминной полки бутылку шампанского и бокалы и присоединился к Лизавете.

— За правящую пару Темных Угодий, да не ослушаются нас духи! — выдал пафосное и отсалютовал дражайшей половине бокалом.

Лизка чуть шампанским не подавилась. Нашел за что пить, перед тем как…

— За то, чтобы мой любимый супруг ничего не напутал ввиду долгого… хм, активного сопротивления, — свредничала новоявленная властительница колдунов (а что, ей теперь по статусу положено!) и сделала щедрый глоток.

— Вот же нахалка, — умилился темный и с самым зверским видом рванулся к ехидно улыбающейся женушке, но та опять все по-своему сделала. Поймала мужчину в объятия, коснулась легким поцелуем и прошептала на ухо:

— Разожги камин, а то меня уже трясти начинает.

— Поверь, лягушонок, это не от холода, — заметил Крейр, но просьбу суженой выполнил.

Из-под полуопущенных век Лизанда наблюдала за действиями нареченного. Почему-то вдруг захотелось на минутку-другую отсрочить заветный момент, насладиться предвкушением, прочувствовать. Ведь после этой ночи все будет совсем по-другому!

Голова, тяжелая от взбудораженных мыслей и выпитого шампанского, сама собой склонилась к подушке. Веки смежились окончательно.

«Пожалуй, последний бокал был уже лишним. Он меня убьет!» — пронеслись в голове заполошные думки, быстро сменившиеся желанием, чтобы кто-нибудь добрый ослабил корсет, а лучше вообще избавил ее от ставшего вдруг тесным платья. А потом и вовсе уставшее за день сознание вернуло царевну в ту ночь, когда она впервые очутилась в родном мире.

Только теперь это было всего лишь приятным сном.


Раннее утро сизой дымкой проникало в покои. Лиза нехотя шевельнулась, потерлась щекой о плечо спящего рядом мужа, нахмурилась, проснулась. Моргнула недоуменно… А почему это плечо новобрачного все еще обтянуто рубашкой?!

На всякий случай сунула нос под тонкое летнее одеяло и заинтересованно обозрела прозрачный итог Ялкиных поисков. Перевела взгляд на хмурое лицо колдуна, будто бы мужчина полночи не спал. Зато сама Лизавета ощущала себя бодрой и выспавшейся…

И о-очень виноватой!

— Это же надо было собственную брачную ночь проспать!

Царевна стрелой вылетела из-под одеяла, метнулась в купальню и принялась спешно наводить марафет. Мужья же народ нервный, еще испугается с утра пораньше — и все, первое брачное утро можно будет смело вычеркивать из памяти вместе с предшествующей ему ночью! А у Лизки на оставшиеся пару часов до завтрака большие планы.

Осторожно притворив за собой дверь, вернулась в спальню и вновь забралась в постель. Колдун дышал ровно, из чего можно сделать единственный вывод — спит. Губы девушки тронула умиленная улыбка.

— Счастье мое…

Отказать себе в удовольствии оказалось выше Лизкиных сил, и ундина потянулась к мужу. Зарылась пальцами в растрепанные со сна волосы, которые заметно отросли за год и делали Крейра еще больше похожим на деда, осыпала легкими поцелуями лицо и толкнула любимого на спину.

А сама беззастенчиво устроилась на его груди, продолжая ласкаться к сонному колдуну.

— Бесстыжая, — проворчал темный, помогая Лизке устроиться поудобнее, и крепко обхватил за талию, дабы не возникло соблазна никуда деться. — Что ты делаешь?

Это руки царевны справились с рубашкой и уплыли под одеяло.

— Мм? — не пожелала прерывать увлекательного исследования Лизавета. — Не даю пропасть зря первому брачному утру, а заодно заглаживаю вину.

Идея мужу определенно пришлась по душе. Темный согласно хмыкнул, резко перевернулся, подминая девушку под себя, и прижался губами к ее шее, ловя бьющуюся голубую жилку.

— Приготовься раскаиваться долго и с удовольствием…

Лиза блаженно растеклась по подушкам и прошептала что-то настолько же многообещающее. И мир потонул в черных глазах потянувшегося за поцелуем колдуна.

ГЛАВА 4

Свадебное путешествие

— А ты мне что подаришь? — жадно сверкнула глазками Лизка, обводя тонким пальчиком чуть проступающие кубики на животе мужа. Воином Крейр не был, потому царевна немало удивилась, когда пару часов назад обнаружила, что у худощавого на вид колдуна, оказывается, есть на что посмотреть. И что пощупать тоже имеется. И как это она раньше не сделала сего занимательного открытия?

Темный шумно сглотнул и перехватил наглую конечность. Разговаривать на отвлеченные темы при таком отвлекающем факторе было весьма затруднительно.

— Вариант «себя в бессрочное пользование» не рассматривается?

— Дудки! — возмутилась счастливая супруга и, когда колдун страдальчески вздохнул (мол, так я и знал), добавила: — У-у, жадина!

Теперь уже Крейру пришлось в срочном порядке переключать внимание драгоценной половины на что-то другое.

— Скоро тебя ждет первый Переход. — Он ласково погладил ундину по волосам, после чего ладонь как бы невзначай соскользнула на обнаженную спину да там и обосновалась. — Я сделал все, что от меня зависело, и очень вероятно, что отцовский дар удастся сохранить.

Новость правда была важной и приятной, так что Лиза порывисто поцеловала колдуна в щеку и сменила гнев на милость.

— Так и быть, засчитаю за подарок. А когда точно?

— Ну этого тебе никакой прорицатель не предскажет.

Особенно если учесть, что этих прорицателей, как и прочих магически одаренных и очень нужных в быту личностей, в Темных Угодьях отродясь не водилось.

— Все у вас, колдунов, не как у людей!

На что Крейр согласно хмыкнул и весело щелкнул суженую по носу.

— Ну что, квакушечка моя, позавтракаем — и в путь?

И прежде чем Лизавета начнет возражать, выскользнул из-под одеяла и утопал в купальню. — М? Ну и что это было? — вопросила царевна в пустоту.


Пустота отреагировала полным пофигизмом, что уже радовало. Значит, домашние о существовании новобрачных на этот день забыли, и срочные дела государственной важности в ворота Столицы не ломятся. Уже хорошо.

Царевна моргнула раз, другой и, сообразив, что единственный человек, который может ей хоть что-нибудь объяснить, только что бессовестно дезертировал, понеслась догонять наглеца.

Притом в самом буквальном смысле: вплавь, еще и с хвостом. Только брызги в стороны полетели!

— Ай! Утопишь ведь! — взмолился наконец колдун, уворачиваясь от очередного захвата плавучей супруги.

— Темный ты человек! Мы, ундины, так размножаемся, — и плеснула сверкающим в свете волшебных светильников хвостом по воде.

С первого же дня в доме правителя Угодий купальня с внушительных размеров бассейном, сделанным под небольшое озеро, стала любимым Лизкиным местом во всех Темных Землях. Фиолетовый и сиреневый цвета придавали комнате совершенно волшебный вид. Плавающие над головой светильники походили на особенно крупные звезды. А личное озеро, в котором можно отрастить хвост и подурачиться вволю, — вообще предел мечтаний каждой уважающей себя ундины!

— Лиз, вы так слугами обзаводитесь, а я тебе муж.

И то правда.

В общем, ловить беглеца Лизанда не раздумала, но энтузиазма как-то поубавилось. Или это колдун проворнее оказался?

— Немедленно признавайся, куда лыжи навострил, и, может быть, я тебя пощажу… — Как всякая женщина, Лизка решила оставить последнее слово за собой.

Крейр на всякий случай отплыл подальше и довольно улыбнулся, любуясь на плещущуюся в воде и жутко счастливую жену.

— Не я, а мы, Лизонька. Заканчивай с водными процедурами, мы едем в свадебное путешествие!

Избавление от переливающегося всеми цветами радуги хвоста заняло некоторое время, поэтому Лиза догнала мужа уже в столовой. Подозрительно пустынной, учитывая, сколько народу должно ошиваться где-то поблизости.

— А где все? — поинтересовалась на всякий случай царевна.

Не то чтобы ей не хватало компании одного Крейра. Хватало, и с лихвой, да и видеть никого не хотелось. И вообще еще неделю имеет полное право! Но вокруг темные шастают, а для них, как известно, ничего святого нет. Вдруг уже прибили кого? Похитили с целью выкупа? Или себе, для опытов?

В общем, на душе было волнительно.

— Крис с Тенью и Яла с Мердоком уже занимаются транспортировкой гостей по домам, — поделился новостями колдун, поглощая яичницу с беконом и потягивая носом в сторону испускающего дивный аромат кофейника. — Расслабься, Лиз, все в порядке!

В такое чудо верилось с трудом, но Крейр в обмане еще ни разу замечен не был. Посему Лизка радостно чмокнула мужа в нос и тоже принялась за завтрак.

— Ты уже передумал насчет жениха?

Темный недоуменно моргнул:

— Какого?

Вот тут царевна прикусила язык. Подставлять подругу, напоминая ее официальному опекуну о данном сгоряча обещании, не хотелось. А Крейр и забыл уже! С другой стороны, он Ялу искренне любит и зла названой сестре не сделает. А ту давно пора в надежные руки пристраивать, она сама об этом в последнее время частенько заговаривает…

— Ты собирался сегодня утром найти Ялке мужа, — хихикнула Лизавета и скосила на суженого веселый взгляд.

— Ах это… Вот вернусь — тогда и займусь поиском подходящей кандидатуры. В темном семействе ведь не каждый приживется, сама знаешь.

Теперь странное чувство под названием «Я не поняла, что это вообще было?!» посетило саму Лизавету.

— А что тут искать? Поговорил бы с Лули…

— Если бы все было так просто! — вздохнул правитель Угодий. — У Ялы нет истинной пары, это еще Дирсен проверял.

Лизавета поджала губы и надолго ушла в свои мысли. Что же за мир-то такой?! Волшебный! На первый взгляд просто сказка. У каждого какой-то талант особый имеется, свой собственный, уникальный. Магия кругом, чудеса сплошные. Половинки опять же. Никаких тебе браков по расчету или родительскому указу. Красота, живи и радуйся.

А на поверку что? С даром все сложно. Лизка как подумает, что ей придется с духами общаться, — хоть сейчас готова в самый глубокий омут нырнуть и хвостом прикрыться. Аж жуть берет! Идеально подходящие друг другу пары вообще в последнее время смотрятся скорее исключением из правил…

И Ялиссу жалко, вот просто до слез.

— Ну что ты, лягушонок. — Заметив ее состояние, Крейр придвинулся ближе и внимательно вгляделся в дорогие глаза. Теплые, карие, а в последнее время еще и с сине-зелеными искрами, точно брызги морские. — Помнишь, я тебе рассказывал, как один из моих предков на свахе женился? С тех пор мы вообще народ проклятый и собственными парами обладаем редко. Не вешай нос, прорвемся! Лучше спроси меня — куда мы на медовый месяц поедем?

Царевна тягостно вздохнула и заставила себя все-таки вспомнить, что она только первый день жена. И пресловутая половинка, в которые Лизка и не верила никогда, не мечтала даже, у нее есть. Радоваться надо!

— И куда же? — заинтересованно заломила бровь.

Крейр таинственно улыбнулся:

— Пункта в программе всего три: Ледяной океан, мир, где ты выросла, и замок, доставшийся тебе в наследство.

Первой реакцией стала отпавшая челюсть. А когда все же удалось вернуть ее на законное место, Лизанда с визгом повисла на шее любимого. Чуть оба со стульев не попадали!

— Тише-тише, — притормозил разошедшуюся супругу темный. И, ввиду отсутствия должной реакции, добавил в ожидающую новобрачных сказку ложку дегтя: — Но освободить мне удалось всего неделю, так что на каждое место у нас будет где-то по два дня.


Серые волны накатывали на каменистый берег, оставляя за собой клочья белесой пены. Лизанда вдохнула полной грудью напоенный прохладой воздух и звонко рассмеялась. Давно же она здесь не была!

— Я знал, что тебе понравится. — Крейр неслышно подошел сзади и обнял жену за плечи.

— Шутишь?! Я в восторге!

Лизка вынырнула из рук колдуна и закружилась.

Долгие месяцы ей строго-настрого запрещалось даже на берег океана ступать, не то что нырять в серую бездну. То есть без Крейра запрещалось, а разве его из дома вытащишь? Все в делах да заботах. Вот царевне и приходилось обрастать хвостом только в любимой купальне. Соскучилась — жуть!

А тут простор, глубина и целый неизведанный мир там, внизу. Правда, мало кто верит в его существование, но Лизка-то точно знает. Ундина она или кто?

— Это еще не все, — вклинился в безудержное веселье царевны темный. — Вот, возьми.

На раскрытой ладони льдинкой блеснуло кольцо, найденное некогда Лизаветой в ледяных глубинах. Девушка замерла и неверяще воззрилась на супруга.

— Ты отдаешь его мне?

Тот согласно склонил темноволосую голову.

— Я тщательнейшим образом все проверил — нет в этом кольце ничего опасного. Так, красивая побрякушка. Можешь забирать и владеть.

Новоявленная правительница колдунов протянула мужу ладошку с растопыренными пальчиками, предлагая ему самому надеть кольцо. А все-таки замужем хорошо! И Крейр разом таким покладистым стал… То все нельзя да нельзя по поводу и без, а тут и к океану отвез, и колечко отдал, и сам рядом, ни на шаг не отходит. Чего еще не хватает для счастья?

Кожи коснулся прохладный ободок. И сердце пропустило удар! Померещилось?

Лиза затаила дыхание, вслушиваясь в себя, но ничего подозрительного так и не обнаружила. А тут еще и суженый отвлек:

— Так и знал, что путь к сердцу девушки через побрякушки лежит.

Ехидина! Но такая любимая… Лизавета вздохнула мечтательно и приклонила голову к широкому плечу.

— Два дня?

— Ни больше ни меньше, — согласился колдун.

Ледяной кристаллик в кольце загадочно блеснул.

— Тогда надо было палатку захватить, что ли…

Хоть Лизка в мир, где выросла, только единственный раз за минувшее время перенеслась, да и то нагоняй получила, земные вещи давно стали в Угодьях обыденными. Особенно кофе, одинаковую нежность к которому питали оба темных супруга.

Так почему бы колдуну не послать кого-нибудь из своих питомцев за палаткой? Климат в Угодьях неласковый, и спать на холодном берегу Лизавете совсем не улыбалось.

— Она не понадобится, — качнул головой Крейр. — Здесь недалеко домик есть, в нем и заночуем.

— Вместе с проклятием в наследство достался? — умиленно сверкнула глазами ундина.

Темные! Лизка по сей день удивлялась, как это ей удается относительно спокойно воспринимать эдакое соседство. И это не говоря о семейных связях! И сердечных… Вот что с воспитанными в иномирье девушками черноглазые колдуны делают! Любая из местных давно бы бежала без оглядки.

— Только от другого родственника.

А царевна и не сомневалась! Пообвыклась уже, даже удивляться с некоторых пор перестала.

— Лично я — плавать, — проинформировала округлившего глаза супруга и, на ходу избавляясь от длинной туники, потопала к воде.

Крейр русалом не был, посему единственное, что он мог сделать, — это наблюдать за неприлично счастливой супругой, прикидывая в уме, как именно он поможет согреться ундине, когда выудит ее из глубин.

Плавно повел ладонями, шепнул пару слов и скептично оглядел явившуюся на зов темную сущность.

— Пригляди там за ней.

А сам устроился на берегу, ждать.

Лизка, которая как раз избавлялась от нижней части своего облачения, краем глаза проводила расплывчатую фигуру, принявшую очертания приплюснутой рыбины, и улыбнулась. Все же Крейр неисправим, и от этого в груди порой становится тепло-тепло. Колдун, и этим все сказано!

Вылезла из штанов, послала мужу (звучит-то как, до сих пор не привыкнет!) воздушный поцелуй и с разбегу сиганула в ледяную воду.

На миг дыхание сперло, словно в солнечное сплетение кулаком ударили. Перед глазами поплыли малиновые круги, кожу обожгло холодом. Вот когда довелось вспомнить, что во владениях северных ундин она чужая… Но хвост появился точно по расписанию, принеся с собой тепло и чувство относительного комфорта. Не в гостях у матушки, конечно, но терпеть можно.

Найдя наконец взаимопонимание со своим телом, Лизка огляделась. Все как было. Царевне даже почудилось, будто и камешки на прежних местах лежат, и ракушки. Вот уж правда замерзшее место! Лизавета отфыркнулась от бредовых мыслей, тряхнула головой и стрелой врезалась в толщу воды. Раз уж выпала столь дивная возможность полноценно поплавать, глупо было бы ее игнорировать!

И время растаяло, растворилось в крошечных пузырьках, окруживших ундину, счастливом визге и задорном плескании. Царевна носилась наперегонки с собой, за неимением других кандидатов в товарищи для игр, с любопытством исследовала безжизненное, но такое прекрасное подводье, даже в парочку пещер заглянуть осмелилась. Но и там ничего сверхъестественного не обнаружила, посему разочарованно вздохнула и, напомнив себе о Крейре, скучающем на берегу, начала всплывать.

Совсем недалеко промелькнул вездесущий солнечный лучик, и до поверхности осталось всего ничего, когда Лиза почувствовала, что что-то ей мешает. Обвилось вокруг лодыжки и не дает добраться до поверхности.

Лодыжки?!

Уже от этого открытия ундина едва не захлебнулась. А где же хвост?

— Мамочки… — булькнула царевна и на всякий случай глянула вниз, но искомой конечности так и не обнаружила. Как и причины, почему бы могла отказать магия, дарованная ей рыбкой.

Ну да жизнь дороже, так что Лизка отложила на потом выяснение обстоятельств более чем странного происшествия и старательно забилась, силясь вырваться на свободу. Дышать под водой ей кое-как удавалось, но слишком велика была враждебность этого места. Северные воды не желали принимать чужачку, но и отпускать ее невредимой тоже не собирались.

Да кто же их спросит! Уж точно не недавно связавший себя узами брака колдун.

События разворачивались молниеносно. У самого носа насмерть перепуганной Лизанды мелькнула одна из многочисленных конечностей здоровенного осьминога, а вслед за ней — смазанная тень. И путы, тянущие вниз, испарились. Однако холод успел сковать тело настолько, что всплыть не нашлось сил. Но не успела царевна начать тонуть, как прямо над ней раздался до дрожи знакомый голос, и мощная волна силы вышвырнула правительницу темного народа прямо в руки взволнованного мужа.

Спасена!

Всеми силами вцепилась в суженого, обвилась вокруг него, аки настоящая морская змея, и судорожно всхлипнула. Пережитые волнения настоятельно требовали выхода и в конце концов нашли его в мелкой противной дрожи. Даже зубы застучали.

— Наддочка моя. — Колдун неловко погладил жмущуюся к нему Лизку по спине. — Цела?

Царевна судорожно кивнула и ухватилась за темного еще крепче, всем своим видом показывая, что отпустит еще не скоро. Не раньше, чем они окажутся в тепле и безопасности. Посему все заботы по транспортировке пребывающей в шоке супруги легли на плечи колдуна.

Путь до дома, где паре предстояло провести без малого двое суток, потонул в девичьих всхлипах, шепоте колдуна и чавканье мокрой одежды.

— Вроде ничего, только испугалась сильно, — оценила свое состояние Лизавета.

Растянувшись у пылающего камина на чем-то мохнатом и завернувшись в сухой халат, царевна почувствовала себя куда лучше, даже успокоилась. Пляшущее пламя разбросало по комнате загадочные блики. Казалось, вот-вот и из шкафа или из-под кровати вылезет какое-нибудь любопытное сказочное существо… Но самыми сказочными в небольшом домике были они с Крейром, и от этого понимания Лизка с трудом сдерживала улыбку. Как же все-таки хорошо замужем!

— Вот, выпей. — Крейр протянул жене кубок, над которым вилась дымка пара, и сам с точно таким же устроился рядом. — Это подогретое вино с пряностями.

— Решил меня напоить и соблазнить? — заинтересовалась Лизанда. Судя по довольному блеску в глазах, идея ей понравилась.

Темный насмешливо хмыкнул.

— Положение главного злодея близлежащих царств обязывает быть коварным. Хотя… могу сначала соблазнить, а потом уже… Ай! — Это Лизка со смехом подзатыльник мужу отвесила и, пока он опять не выдал чего-нибудь эдакого, облокотилась на него.

Обжигающе-терпкий напиток окончательно прогнал страхи, теперь на поверхность царевниной души выползло любопытство. Что же это было-то? Откуда взялась неведомая тварь в океане, где, казалось бы, не осталось ничего живого? И что ей понадобилось от нее, Лизы? Обед? Маловероятно. Тогда…

— Ты ведь понимаешь, — прервал напряженные раздумья голос колдуна, — что купания в Ледяном океане с этого дня под строжайшим запретом?

Первым порывом было обернуться и показать занудствующему мужу язык. Уж как Лизка ни любила Крейра, а эту его черту порой просто ненавидела. Страстно! Но вместо этого послушно угукнула и прижалась к нареченному теснее. Женская хитрость с замужеством проснулась, не иначе.

Все равно по-своему поступит! Но не сейчас.

— А как твой предок использовал этот дом?

Только теперь Лиза сподобилась оценить окружающую обстановку. Просто, удобно и спокойно как-то. Так бывало в детстве, когда приемные родители отвозили ее к бабушке. Та же деревянная мебель, разве что резьба искусная, узорчатая, повсюду ковры мягкие, лоскутные одеяла, кружевные салфетки и милые статуэтки.

— Никак. — Крейр потерся подбородком об ее макушку. — Это место принадлежало его жене-ундине, которая приезжала сюда с родней повидаться. Потом дом долго пустовал — наверное, мы первые, кто остановился здесь за последние несколько веков.

— Звучит романтично!

— Даже не думай, больше я тебя к океану не повезу. И не отпущу!

Содержимое кубка как-то незаметно подошло к концу, связные мысли тоже залегли на дно до лучших времен. Сильные руки подхватили ундину и устроили на мягком ложе. А обжигающий поцелуй заставил ее утонуть во второй раз за день, но спасаться из этого омута у Лизанды не было ни малейшего желания.


За потемневшим окном одна за другой вспыхивали звезды.

Лиза уютно прижалась щекой к теплой груди колдуна, вслушивалась в размеренное биение его сердца и представляла, как где-то совсем близко небесные светила отражаются в замершем зеркале водной глади. И в сравнении с этим никакая магия уже не казалась чудом.

Живое воображение мгновенно погрузило царевну под воду, заставило в мельчайших подробностях вспомнить посыпанное пылью инея дно. А потом отправило еще ниже, туда, где, наверное, спрятался подводный город изо льда со своими таинственными обитательницами. Как здорово было бы там побывать!

Разве с такими думами уснешь? Вот и Лизка не смогла. Вздохнула глубоко, отпихивая подальше настырное любопытство вместе с вдруг проснувшейся тягой к приключениям, и осторожно, чтобы не потревожить спящего мужа, встала.

— Не прямо сейчас, но однажды… — шепнула, вглядываясь в посеребренный лунным светом сад, и улыбнулась шевельнувшемуся в груди предвкушению.

Оно и понятно, заскучала за суетой прошедшего года. Какие с колдунами развлечения? Пакости — это да, проблемы да заботы, а вот с весельем туго. Даже гостей не пригласишь без риска для чьей-нибудь жизни. А скоро дети пойдут — не напрасно ведь колдун без конца талдычит, что темному престолу без наследника никак. Да Лизка и сама не против, но как же хочется напоследок ввязаться в какую-нибудь авантюру! Наподобие той, благодаря которой она в родной мир вернулась…

Вздохнула еще разок, силясь успокоить девичью душу, и устроилась перед камином. Разворошила тлеющие угли, подбросила поленце и от нечего делать стала разглядывать каменную кладь стены — единственной не отделанной деревянными панелями. Вот разгорится огонь — можно будет вернуться под бок к суженому. Пора бы уже, ночь на дворе.

Пальцы неспешно скользили по теплым камням, огонь потрескивал, убаюкивая. Глаза и в самом деле начали нещадно слипаться, и Лизка имела все шансы отправиться в объятия Морфея прямо на этом месте, но тут ее угораздило неловко нажать на один из камней. А тот взял да и поддался…

Ундина до боли закусила губу, но нет, не проснулась. Значит, происходящее не сон. А это в свою очередь значит, что тайник в стене самый что ни на есть настоящий. И сверкающий венец, обнаруженный в нем, тоже плодом расшалившегося воображения не является.

Тетрадка в темной обложке, найденная под сияющим великолепием, и вовсе мелочью показалась.

— Крейр!!!

Колдун от неожиданности не только проснулся, но и кубарем с кровати скатился.

— Где? — вопросил грозно и для внушительности полыхнул парочкой готовых заклинаний.

Нарушительнице спокойствия только и осталось, что невинно ресничками хлопать.

— Кто?

— Ринда, — вздохнул темный и поспешил убрать свое грозное оружие. — Прости, лягушонок, никак не отвыкну.

Девушка светло улыбнулась и приглашающе похлопала по свободному месту рядом с собой. В этом он весь.

— Да забудь ты о ней уже! Не стоит эта ненормальная наших воспоминаний. Лучше посмотри, что я нашла.

Правитель Угодий завернулся в тонкий халат и опустился рядом с супругой. И если тайник в стене удостоился лишь вздернутой брови, то при виде его содержимого в черных глазах поселился азартный блеск.

— Нет, я тебя к океану больше и на расстояние выпущенного заклинания не подпущу!

— Почему это?! — обиделась Лизка.

Вот всегда он так: она найдет что-нибудь интересное (и плевать, что к нему очередные приключения прилагаются!), а он отнимет — и давай исследовать!

Нечестно!!!

— Потому что его тайны будто бы сами ходят за тобой по пятам.

С этим утверждением поспорить было трудно, потому царевна скромно потупила глазки и передала находку во владение мужа. Чуть не квакнула с досады! Но не спросить все же не смогла:

— Про венец хоть расскажешь? Откуда такая красота здесь взялась?

Крейр с укором взглянул на суженую, вздохнул, видно окончательно прощаясь с недосмотренным сном, после чего вернул шедевр ювелирного искусства обратно в тайник и притянул Лизку к себе. И начал рассказ:

— Очередная семейная реликвия. Слушай, Лиз, может, пустить тебя по нижнему ярусу подземелий погулять? Вдруг легендарные сокровища темных найдешь? — А в глазах такая надежда!

— Вот еще! — Ундина совершенно не вдохновилась оказанным ей доверием. Нашел тоже ищейку!

— Ну как знаешь… Могла бы и позаботиться о семейном достоянии.

— Милый, тема дня — не прагматичность твоей натуры, а венец! Я слушаю.

Пришлось колдуну мысленно проститься с так и не обретенными сокровищами.

— Как ты, надеюсь, уже догадалась, он принадлежал все той же ундине из Ледяного океана. По преданию, она была старшей дочерью их царицы, даже в права наследования успела вступить, но тут любовь пришла. Никто не смог запретить ей выйти замуж за темного, а вот потом начались проблемы. Сестер не устраивала вечно отсутствующая правительница, и то средняя, то младшая поочередно пытались захватить ледяной трон.

Лизанда понимающе хмыкнула и потерлась щекой о прохладную ткань халата. Тут же возникло настойчивое желание поскорей избавиться от явно лишнего предмета одежды и касаться теплой кожи, вновь вслушиваться в биение сердца… Что довелось пережить легендарной ундине, царевна понимала. За минувший год Крейр целых три переворота предотвратил. А ее саму сколько раз похищали? О пакостях, которые без лишнего шума нейтрализовывал до сих пор живущий в ней дар заресских царей, и говорить не стоит.

— И? — Лизка дернула мужчину за рукав, торопясь дослушать увлекательную историю.

— Что — «и»?

— Смогла она дать отпор родственницам?

Потомок древнего семейства неопределенно пожал плечами и подавил зевок.

— Понятия не имею. Как и о том, что с ней и ее мужем стало впоследствии. В семейных хрониках даже их имен не сохранилось.

На этом экскурс в преданья старины глубокой благополучно завершился. Колдун поднялся и, подхватив Лизку на руки, переместился в сторону кровати. А царевна и не противилась, у самой глаза из чистого упрямства до сих пор открытыми оставались.


— Крейр…

— Нет. — На губах темного не мелькнуло и тени улыбки, а значит, канючить бесполезно.

Но царевны легко не сдаются!

— Ну пожа-а-а-а-алуйста…

— Нет.

Лизка запыхтела обиженным ежиком и принялась нарезать круги возле кровати, на которой изволил возлежать непреклонный колдун.

— Я только издали погляжу.

— Нет, Лиза, и не проси!

В глазах стали собираться невольные слезы. Вот всегда он так: то нельзя, сюда не ходи, мужа слушайся! А если девичьей душе свободы хочется? Да и разве еще представится возможность прогуляться по привычному с детства городу?

Но всю бессмысленность своего нытья Лизка оценила еще раньше, чем озвучила просьбу посетить ставшие родными места. Попробовала, конечно, на всякий случай, но, нарвавшись на несколько строгих «нет», продолжать упрашивать темного передумала. В конце концов, она отпустила прошлое. Вот и не стоит ссориться с любимым мужем из-за остатков воспоминаний!

Чтобы скрыть набежавшие слезы, отошла к окну и вгляделась в огни ночного города и стремительно несущийся поток машин. Ну и ладно, ну и пожалуйста… Переживет.

И вот тут сердце колдуна дрогнуло.

— Ладно, так и быть. Но учти: никаких контактов со знакомыми.

Видно, для Крейра отказывать новоиспеченной супруге было не многим легче, чем свободолюбивой Лизке соглашаться с его категоричными «нельзя».

— Спасибо! — Окрыленная внезапно свалившимся на нее счастьем ундина попыталась повиснуть на шее любимого. Но так как он все еще лежал, просто рухнула на него и обняла. — Я люблю тебя!

— Я помню, — самодовольно кивнул Крейр и за поджатыми губами скрыл счастливую улыбку.

— У-у, колдуняка зловредный!

— Осторожно, радость моя, я ведь и передумать могу…

Справедливо говоря, медовый месяц проходил замечательно. Со скидкой на его быстротечность, конечно, но об этом Лизавета старалась не думать. В конце концов, в Угодьях они тоже будут вместе. Это ли не главное?

Утром, которое для парочки наступило в районе обеда, темные супруги перенеслись порталом в параллельный мир. Лизка добрый час разглядывала карту, пока наконец не отметила на ней несколько мест, в которых всю жизнь мечтала побывать. Оставшийся день им и отдали, благо заряд в амулете перехода был достаточным, чтобы из одного конца земного шара в другой перемещаться свободно.

А вечером был номер в отеле (Лизка подозревала, что Крейру тоже пришла ее недавняя идея с ломбардом), ванна с пеной и совершенно не романтический разговор, закончившийся счастливыми объятиями.

— А еще — никаких вылазок в соседние миры и поездок к океану без моего разрешения, — продолжил выставлять условия строгий муж.

Тяжкий вздох был ему ответом. Но спорить Лизанда не решилась. Передумает еще! К тому же, если сильно прижмет, всегда можно поступить по-своему.

— Как скажешь, любимый. Слушаюсь и повинуюсь!

— И с порталами поосторожнее, пока с даром не решится.

Что, и к родственникам нельзя?! Этого Лиза уже не стерпела.

— Милый, — мурлыкнула царевна и предостерегающе заглянула в темные глаза, — еще несколько пунктов в списке запретов, и я вообще никакого дара не захочу. И мужа тоже!

Хоть темный виду и не подал, но, судя по его следующим словам, угрозой впечатлялся:

— Лизонька, в нашем мире разводы не приняты.

На что молодая жена только фыркнула. Напугал!

— И? Приглашать гостей в Темные Земли тоже до недавнего времени было не заведено. И кстати, цвет свадебного платья я тоже изменила, просто ты не заметил. Только с тортом недоработка вышла… Собственно, это я к тому, что традиции хоть с трудом, но меняются, а золотая рыбка давно мечтает попробовать себя в чем-нибудь необычном. Намек понятен?

Несколько мгновений длилась мучительная тишина. Лизка всерьез испугалась, уж не перегнула ли она с угрозами, даже наиболее действенные способы примирения в уме прикидывала, но Крейр очнулся первым. Шевельнулся под ней, устраиваясь удобнее, и неуловимо коснулся губами подбородка ундины.

— Ладно, уговорила, к отцу с матерью можно. — После чего стремительно перевернулся, подмял суженую под себя и гневно прошипел: — И чтобы я не слышал больше про такие новшества!


Портал за спиной сверкнул в последний раз и исчез. Лизка крепче перехватила руку мужа.

— Помнишь это место?

Колдун повел взглядом, больше внимания уделяя сияющим от счастья глазам супруги, нежели длинной улице, утыкающейся в кованый забор парка.

— А должен?

Счастье в Лизкиных глазах щедро разбавилось негодованием.

— Мы здесь познакомились!

Темные глаза недоверчиво сузились.

— А, так это здесь ты в лужу шмякнулась? Я-то думал, девушки предпочитают не вспоминать таких моментов…

Лизка насупилась и потащила мужа прочь с памятного места.

— Не романтичная ты душа!

Саму же царевну кружил вихрь воспоминаний. Кто бы ей тогда сказал, что через год она станет женой незнакомца, которого приняла за промышляющего в ночи маньяка, — на смех бы подняла! А сейчас что? За руку держит и даже на излишнюю практичность благоверного почти не сердится. Вот уж правда, время чудеса творит!

— Зато прагматичный, — как ни в чем не бывало откликнулся Крейр. — Не грусти, царевна, со мной не пропадешь.

На этом перепалка закончилась, и началась обзорная экскурсия для колдуна по привычным для его жены местам. Совсем недавно Лизка проводила точно такую же для Ялы, так что вопроса, куда идти, не стояло.

Начали опять же с парка, каруселей и мороженого. Темный подвига подвластного ему духа не повторил и плюшевого зверя для драгоценной половины не подстрелил, зато земные развлечения воспринял нормально и даже над Лизкиными воплями, когда кабинка закладывала очередной вираж, посмеивался. Потом накупил сластей и изобрел с десяток уловок, чтобы слизать что-нибудь с перемазюканного носа царевны.

После аттракционов была прогулка по парку и прочим памятным местам прошлой жизни. Лизка до того заболтала темного, что он даже не заметил, как очутился во дворе, где когда-то поджидал беглянку у подъезда.

— Вот же хитрюга! — И не поймешь, восхитился или возмутился.

— Сама не заметила, как ноги сюда принесли, — с толикой смущения улыбнулась Лизанда и легко поцеловала мужа в щеку.

Но тот даже не подумал разозлиться. Только увлек любопытную женушку поглубже в цветущие заросли сирени и обнял крепко, дабы той не пришло в голову глупостей наделать. Умный колдун, знает, что разбираться с последствиями придется ему.

— Девочка? — с замиранием сердца вопросила Лизка, взглядом указывая на выкатывающую коляску приемную мать.

— Как ты и хотела, Елизавета.

Ундина умиротворенно вздохнула и уткнулась лбом в крепкое плечо. В этот раз соблазна подойти не возникло. Просто стоять здесь, прижавшись к самому близкому человеку в двух мирах, смотреть, охранять выпрошенное у рыбки счастье.

Если бы кто спросил, вряд ли Лиза взялась бы определить, сколько времени так прошло. Ночной клуб выпал из списка мест, которые предстояло посетить, сам собой. Царевна в кои веки проявила благоразумие и рассудила, что нежная психика темного подобного не перенесет. И сидеть ей тогда в спальне, под всеми замками и строжайшим приглядом кого-нибудь злобного и до ужаса скучного. Оно ей надо? Ну вот еще!

Посему следующим и последним на сегодня местом назначения был отель, где пара остановилась. Только до места привязки портала дойти и осталось.

Но Лизанда не была бы собой, кабы не умудрилась привлечь очередные приключения. Даже непомерная везучесть не помешала!

— Лизка?! — всего в каком-то шаге послышалось радостно-недоверчивое. — Как быстро ты меняешь парней… Всего неделю назад другой был!

— А этот — тоже твой? — с едким любопытством поинтересовался еще один девичий голосок.

Что называется — попала! Лизавета затравленно оглянулась и даже совсем не удивилась, обнаружив за спиной бывших сокурсниц. Преследуют они ее, что ли?

Но подобное исключено, посему почетная жительница иного мира поспешила переключить внимание на дела насущные. Точнее, на супруга, коему полагалось сейчас пребывать в бешенстве.

Собственно, так оно и было, только об этом узнала одна царевна. Да и то потому, что рука темного, доселе мягко обнимающая ее за плечи, болезненно напряглась. Только что косточки не хрустнули! Но внешне колдун оставался непробиваемо спокоен.

— Дома поговорим, — рыкнул тихо и тут же шагнул к кокетливо улыбающимся девушкам: — Что же вы, дамы, так удивляетесь? У нее нас целый гарем.

Любительницы сплетен округлили глаза и синхронно подались вперед, в надежде выведать еще какие-нибудь подробности. И если верить бесенятам, поселившимся в темных глазах, Крейр всерьез вознамерился им эти подробности предоставить.

— Не позорь меня! — разъяренной наддой зашипела Лиза.

Но колдуна было не остановить…

— Целых четыре мужа и семнадцать наложников.

После такого заявления изъясняться внятно остался способен только сам Крейр. Видно, наскучило ему вечно быть серьезным да сдержанным, на развлечения потянуло.

— Ик! — впечатлялась Лизка внезапно свалившемся на нее богатством.

— О-о-о, — восторженно закатили глаза девчонки. Не потому что сами о гареме мечтали, просто уже представляли лица знакомых, когда они будут эту новость рассказывать. А если еще каких нюансов додумать…

— А еще… — вошел в раж правитель Темных Земель.

— Замолчи немедленно! — рявкнула Лиза и, чувствуя, как лицо огнем горит и даже уши пылают, схватила бессовестного враля за руку и потащила прочь.

— Есть, моя госпожа! — нарочно громко, чтобы все желающие услышали, провозгласил вредный колдун, после чего на полном серьезе отвесил жене низкий поклон и торопливо засеменил за ней.

А из-за спины донеслось:

— Так Лизка у нас теперь арабская царевна…

Весь недолгий путь до портала Лизанда, трясясь от негодования и выразительно поскрипывая зубами, пыталась припомнить, есть ли у арабов царевны и позволено ли им заводить гарем. Однако то ли настроение оказалось неподходящим, то ли шествующий рядом и возмутительно спокойный колдун раздражал, то ли за год знания о привычном мире померкли, но нужной информации в своей теперь уже венценосной голове Лиза не обнаружила. Ну и ладно. Не очень-то и старалась.

— Ты что творишь?! — напустилась ундина на благоверного, едва портал прощально полыхнул за спиной. — Совсем дар разум затмил? Они же не станут разбираться, где правда, а где абсурд, мигом на всю округу растрещат!

А если еще добавить, что смуглый, черноволосый и темноглазый Крейр вполне мог оказаться причисленным к тому народу, куда Лизу переселили бывшие подружки по лекциям, так вообще взвыть в голос захотелось. Как же не вовремя он вспомнил, что является темным!

— Тебе-то что? — пожал плечами мужчина, с комфортом устраиваясь в глубоком кресле. Попытался и Лизку притянуть к себе на колени, но царевна оказалась слишком взвинчена, чтобы усидеть спокойно. — Ты в этих местах в последний раз была, так какое имеет значение, что здесь о тебе говорят. Меня больше волнует, почему говорят вообще…

Лизанда уже открыла рот, чтобы обвинить суженого в душевной черствости, но осеклась на полувдохе. Сознание царапнула какая-то деталь… Важная. Но вот что именно, Лизка, как ни старалась, с ходу сообразить не могла.

— Ты о чем это?

Темный обратил на царевну глубокий взгляд, в котором уже миг спустя вся ее нервозность растворилась. И умеет же!

— Поправь меня, если ошибаюсь, но ведь твоим третьим желанием было проститься с этим миром, так? — И, дождавшись уверенного кивка, продолжил: — А значит, тебя должны были забыть не только приемные родители, но и все знакомые. Во избежание, так сказать.

— Ну… да.

— Тогда почему эти помнят?


Очередная вспышка портала мигнула и погасла, после чего Лизавета обнаружила себя стоящей на укатанной дороге. Не мощеной, но достаточно ровной, чтобы по ней можно было передвигаться без гарантированного вреда здоровью. Да и ехать было бы удобно… Жаль, не на чем.

— Ну и?.. — Лизка вопросительно посмотрела на мужа.

— Обернись.

Царевна последовала лаконичной инструкции, замерла на миг, ахнула и в который раз за последние дни с бурными благодарностями повисла на муже. Тот вяло отбивался, а Лизка нарадоваться на него не могла. Все дела оставил, свадебное путешествие по важным для нареченной местам устроил, все ее выходки стоически сносит… Вот какой он у нее, хоть и колдун!

— А! Ой… Лиз, угомонись, затискаешь ведь!.. Потомства будущего лишишь… Сама же вечером пожалеешь! Ай… Да я-то тут при чем, это от Константина наследство!

Тут ундина свои нежности прервала и с любопытством заглянула в смуглое лицо.

— Наследство?

— Было. Теперь свадебный подарок. Идем осваивать владения?

Предложение виделось заманчивым. И счастливая новобрачная, справедливо рассудив, что уделить мужу внимание время еще найдется, кивнула и позволила увести себя к мосту, которым заканчивалась дорога.

Замок был прекрасен. Высокий, из светлого камня, с большими окнами, террасами, балкончиками и башенками. А кругом — цветы. Окружал все это сказочное великолепие широкий ров с темной водой, в которой нет-нет да и мелькали надды (точь-в-точь как на брошке!), и высокие стены. Никто не подступится!

Но сейчас ворота были распахнуты, а мост опущен, из чего следовал закономерный вывод, что нападения местные обитатели не ждут. Где-то в глубине царевниной души затеплилась надежда, что ждали их с Крейром, может быть, даже готовились.

Лизанду переполнял восторг. Подумать только, она ведь могла здесь жить! Если бы Крейр не оказался правителем Темных Земель… Но он тот, кто есть, а другого ей не надо.

— Только два дня. — Колдун, как обычно, безошибочно уловил настроение любимой. На лбу оно у нее написано, что ли?! — И прошу тебя, давай хоть здесь обойдемся без неожиданностей!

Пришлось Лизке делать невинную мордашку и с видом из серии «А я вообще мимо проходила» ступать на мост. Отцовский подарок царевне заочно нравился, и не терпелось как можно скорее рассмотреть его во всех деталях, в каждый уголок замка заглянуть. Посему тратить время на пререкания, хоть в большей части и шутливые, не хотелось.

— Как же здесь здорово! — Царевна впорхнула во двор и закружилась.

— Лиз, я тут подумал… Теперь нам еще и дочка нужна.

— Зачем?

— Чтобы приданое было кому оставить.

Девушка прервала танец нализавшейся наливки бабочки и с осуждением сверкнула глазами на благоверного.

— Прагматик!

— Знала, с кем связываешься. Вот и не жалуйся теперь.

И хотелось бы возразить, да нечего. Так что Лизка решила заняться чем-нибудь более приятным. Например, сорвать во-о-он тот синий цветок с пышными лепестками. Но не успела нагнуться, как внимание отвлек звук отворившейся двери, и на крыльце возникла дама средних лет в строгом коричневом платье и белоснежном чепце. Экономка, наверное.

— Добрый день, молодые люди. Вы к кому? Если к милорду, то он на охоту уехал, только к вечеру появится.

Немая сцена. Занавес.

Пока темные супруги исправляли перекос на лицах и о чем-то пытались договориться взглядами, домоправительница успела обеспокоиться, испугаться и даже открыть рот с намерением кликнуть стражу. Так что колдун очнулся очень вовремя:

— К нему, родимому. Он нас с месяц в гости дозывается, вот мы и решили оказать честь, — и представился по всей форме, даже темной дымкой окружил себя и злобного духа для подтверждения личности позвать предложил.

И с чего это дамочка отказаться вздумала? Лизка даже обиделась: это же надо, такой спектакль испортила!

— Прошу за мной, господа, — сухо произнесла женщина и нырнула в недра замка.

«Гостям» не осталось ничего другого, кроме как принять приглашение.

— Ты хоть что-нибудь понимаешь? — шепотом спросила Лизка мужа, невозмутимо вышагивающего вслед за экономкой.

Тот пожал плечами и поудобнее устроил руку ундины на своем локте.

— Пока нет, но это пока.

Холл, просторный зал с камином… Правительница слуг устроила гостей в уютной комнатке, выдержанной в бежевых тонах, и отправилась за чаем. Причем до того торопливо, что в голову царевны невольно закрались сомнения — сбежала!

Чем колдун и воспользовался.

— Эй, малец, иди-ка сюда!

Подросток-паж, которого строгое начальство наверняка оставило проследить, чтобы мерзкие колдуны не натворили чего, сдавленно икнул, но ослушаться не посмел.

— Что желает господин?

— Скажи-ка мне, как твоего хозяина зовут?

На самом деле господин желал спокойно провести оставшиеся два дня отдыха, но такое чудо ни ему, ни Лизке уже не светило. Вот Крейр и принялся за решение проблем со свойственным ему педантизмом.

— Лейвеос, — проблеял мальчишка и «незаметно» отступил на шаг. Небось поставил уже гостям диагноз!

Крейр заинтересованно наморщил лоб.

— Марианский, что ли?

— Был, но он лишился права называться родовым именем.

Кивком отпустив слугу, темный повернулся к устроившейся в соседнем кресле Лизавете.

— Поняла, кого мы отловили? — По уголкам темных глаз затаились улыбки.

Царевна помотала головой.

— Смутно.

— Лейв — второй из марианских царевичей, на все царства известный авантюрными выходками. Понятия не имею, что у них там происходит, но его еще раньше, чем Жана, из дома выжили.

Поглощенные один рассказом, другая слушаньем, ни Лиза, ни Крейр звука отворившейся двери не услышали.

— Вот еще, я сам ушел! — возмущенно заявил о своем существовании бессовестный оккупант.

Первым, что бросилось Лизке в глаза в его облике, оказались черные глаза. Не темно-карие, которые темнели от нахлынувших эмоций, как у Крейра, а именно черные. И это при пшеничного цвета волосах! Все остальное, включавшее в себя волевой подбородок, атлетическую фигуру и длинные мускулистые ноги, обтянутые узкими штанами, царевна оглядела лишь мельком. Чтобы и любопытство потешить, и строгого мужа не обозлить.

— Охотно верю, — кивнул Крейр, — я бы тоже от этих чокнутых ушел. Но здесь-то ты что делаешь?

— А ты? — не остался в долгу черноглазый блондин.

— Владею замком!

На этом категорическом заявлении Лизанда и решила вмешаться. Той женой, о которой правитель колдунов всю жизнь мечтал, она не была и молчать, когда мужчины выясняют отношения, не умела. А еще не желала и не собиралась! В конце концов, это ее замок, ее приданое и ее муж. И если кто-то в вопросах собственности предпочтет расставить акценты по-другому, это уж точно не Лизкины проблемы!

— Ты брат Жайдана? — Царевна тоже встала и разгладила складки на струящемся синем платье.

Феерик недоверчиво моргнул.

— Если он что-то натворил, сразу говорю — мы давно не виделись. Награбленное не у меня!

Муж с женой обменялись понимающими взглядами. И они еще колдунов во всех возможных пакостях обвиняют!

— Он женат и счастлив. — При воспоминании о друге Лиза привычно заулыбалась. Сердце тронула легкая тоска: как-то они там без нее? Решено! Вот вернется в Угодья — и сразу в портал…

— Рад за него.

— А вот ты самым бесчестным образом посягнул на чужое имущество. Я — царевна Лизанда Заресская. Ладно, уже несколько дней как не Заресская, но это дела не меняет. Замок — мой!

Лейв оценил полный превосходства тон ундины, скосил глаза на ее спутника и, очевидно, пришел к выводу, что пора начинать бояться. Даже шаг к двери сделал, но та, повинуясь неуловимому движению брови колдуна, захлопнулась. Единственный путь к отступлению оказался недоступным.

— Она хотела сказать, — вкрадчиво заговорил правитель Угодий, — что строение вместе со всем содержимым, а также окрестные земли являются собственностью темной короны. Но вот незадача, тебя в списке перешедшего в мое распоряжение имущества не было…

Пойманный с поличным царевич нервно сглотнул.

— Ладно, признаюсь! Поймали. Что теперь?

Темное семейство ответило такими улыбками, что надобность в словах отпала, а Лейв начал как-то странно коситься на окно.

— Бантику скормим? — прищурился на жену Крейр.

— Не трави мне собаку! Ему еще после призрачной кошки икается.

— Подданным на опыты сплавим?

— Еще чего! Он колдунов такому научит, что у-у-у… Вместо государственного переворота будешь предотвращать наглую кражу дома вместе со всем содержимым.

Первым терпение потерял обсуждаемый:

— Прекратите издеваться! Совсем колдуны распустились.

— Кто бы говорил, — фыркнула Лизка. К темным она пока себя не относила, но за мужа почти обиделась. — Садись, подселенец, рассказывай, как дошел до жизни такой.

Изгнаннику не осталось ничего другого, кроме как подчиниться.

Нечто подобное год назад Лизанда уже слышала от других членов иллюзорного семейства. История оказалась похожей до обыденности. Родители умерли, оставив троих сыновей и дочь, старший брат по праву первенства занял трон. А средний возьми да сболтни, что, мол, уж очень радуется новоявленный правитель. И не причастен ли он к преждевременной смерти царской четы?

Лейвеос пошутил, а к свежекоронованному царю пришла паранойя. Стоит ли говорить, что среднему брату жизни в родном дворце не стало? Все правителю чудилось, будто бы родственники на его трон метят. Даже маленькой Всеславы подозрениями не обошел.

— Только через несколько лет до меня слухи про брата с сестрой дошли, — печально склонил голову Лейв. — Где уж тут искать было?

Грусть в глазах и встрепанные волосы, которые он постоянно теребил, делали Лейвеоса похожим на мальчишку. Лизке даже пришлось специально напомнить себе, что он феерик, член царской семьи, следовательно — куда старше и сильнее, нежели кажется.

Только жалость, вонзившая коготки в сердце, от этого слабее не стала.

Взять его с собой в портал, что ли? Иного выхода царевне на ум не пришло.

— И давно ты на шее у Константина сидишь? — поинтересовался практичный Крейр.

Насколько Лизавета знала мужа, ему тоже сострадание было не чуждо. Вот только проявлялось оно, как правило, в достаточно колкой форме. В этом весь Крейр: если может, то обязательно поможет, но утешений от него редко когда дождешься.

— Лет семь уже, наверное… Только почему сразу на шее?!

— А на чем еще? — хихикнула Лизка, которой живое воображение уже успело нарисовать забавную картинку.

— У меня, между прочим, свое дело имеется. Прибыльное!


— Нет, я его точно колдунам отдам! На опыты!

Лизка спрятала смешок, скользнула к темному за спину и положила ладони на напряженные плечи.

— Да ладно тебе, это всего лишь беглый принц!

Легкого отношения супруги к ситуации Крейр явно не разделял, доказательством чему послужило недовольное сопение.

— Мрак с ним, с этим принцем! Но разбойничьего лагеря в окрестном лесу не потерплю.

Когда Лейвеос заговорил о прибыльном деле, Лизка в первую очередь о фокусах подумала. Ну или, может быть, он художник, как брат с сестрой? Но образ разбойника с тем, что царевна успела узнать о мастерах иллюзий, не сочетался ни в коей мере.

— Только, пожалуйста, не отдавай его колдунам, — попросила Лизка, массируя закаменевшие от усталости мышцы.

Вот ведь свадебное путешествие, ни минуты покоя!

— Это еще почему? — заинтересовался правитель Угодий, ревниво косясь через плечо.

— Симпатичный он, почти родственник к тому же. Жалко…

Ревности в темном взгляде прибавилось.

— Отдам! Только не колдунам, а одной несносной колдунье. Пусть в приворотном искусстве упражняется.

Вот так, не прерывая приятного, казалось бы, времяпрепровождения, темный и выполнил угрозу найти жениха названой сестре. Кабы умела, Лизка точно присвистнула бы восхищенно. Это ж надо! Обо всем позаботился. Ундина готова была поклясться, что в черноволосой голове мужа уже во всех подробностях созрел план. Осталось только эти самые подробности выведать.

— А если у него своя половинка есть?

— С Лули проконсультируемся. Зачем еще в семье сваха нужна?

И то правда.

— А вдруг Яла не согласится?

— Кто бы ее спрашивал.

Вновь истина. Этот колдун желаемого добиваться умеет, Лизанда сама не раз испытала. Притом «желаемое», как правило, свято верит, что действовало исключительно по собственному усмотрению.

— Но тебе-то зачем такой зять невыгодный? Польза от него в чем?

Крейр одобрительно крякнул, выудил благоверную из-за спины и усадил к себе на колени.

— Молодец, Лизонька, верные вопросы задаешь. — По шее царевны ласково пробежались теплые пальцы и соскользнули на плечи. А потом и вовсе переместились к застежкам платья. — Я им на свадьбу дом у Спящего озера подарю. И будет у меня этот благородный разбойник стражем границы с Марианией.

Царевна проводила взглядом соскользнувший лиф платья и, довольно жмурясь, выгнулась в настойчивых руках колдуна. С каждым поцелуем, с каждой лаской связных мыслей становилось все меньше, а поймать какую-нибудь из них за хвост — все труднее.

— Брат против брата? — горячо выдохнула будущая темная в шею мужу и поймала губами пульсирующую жилку.

Крейр согласно рыкнул.

— Беспроигрышный вариант.

Платье с шорохом соскользнуло на пол.


Утро подкралось незаметно. Пошуршало одеялом, легким поцелуем коснулось ушка царевны и ушлепало в купальню. Лизка потерла сонные глаза. Бесшумно отворилась дверь, и молчаливая экономка, кивком поприветствовав госпожу, аккуратно разложила на кресле подготовленную одежду. Приглядевшись, Лизка определила в ней брючный костюм лазурного цвета и легкую накидку на тон темнее.

Тут и любопытство подоспело, безжалостно задвинув оставшиеся крохи сна на задворки сознания.

— Мы куда-то едем? — А зачем еще могли бы принести наряд, годный в этом мире разве что для верховой прогулки?

Из-за двери купальни высунулась мокрая всклокоченная голова.

— Смотр войск проводить.

— Мм?!

— С бандой разбойничьей знакомиться, говорю, — более понятно объяснил Крейр и вновь скрылся.

Ундину посетило мимолетное желание присоединиться, но здравый смысл выступил против. Так они точно никуда не уедут! А на «прибыльное дело» посмотреть было интересно.

Пришлось терпеливо дожидаться своей очереди.

В итоге за ворота замка трое всадников выехали ближе к полудню. Лиза с Лейвом на наддах, Крейр же традиционно предпочел воспользоваться спиной принявшего нужный облик духа. Лизке тоже был предложен потусторонний транспорт, но она отказалась с таким энтузиазмом, что колдун вслух обеспокоился за предстоящий суженой Переход.

Змеюки скользили бесшумно, разве что ветер в ушах свистел да изредка раздавалось шипение. Лизка жалась к нагретым солнцем зеленоватым бокам, опасаясь свалиться на пыльную дорогу, и с интересом поглядывала по сторонам.

Лес! Солнечный, цветущий, зеленый, сплошь усыпанный цветами и ягодами. И нет нужды опасаться, как бы дары природы не оттяпали тебе что-нибудь нужное. Как же Лизанда отвыкла от этого! Соскучилась.

В Угодьях все иначе. Темно, мрачно, неприветливо. Опасно. А вот все равно сердце дрогнуло, стоило лишь вспомнить про дом. И Лизавета поймала себя на улыбке. Привыкла?

— Наслаждайся, Лиз. — Темный на ходу сорвал несколько ромашек и, потянувшись, воткнул их в косу ундины. — У нас так запросто по лесу не погуляешь.

Лизавета загадочно улыбнулась, размышляя о своем, о водном, и окончательно решила по возвращении побродить по подземным коридорам. Вдруг правда сокровища найдет? Или еще какую тайну, срочно требующую разгадки… А вот Крейра, пожалуй, с собой брать не стоит. Он же беспокоиться будет!

— А ты удрать не собираешься? — Царевна с интересом покосилась на подозрительно спокойного Лейва.

— Смысл? Все равно к моим людям едем.

Одетый в легкий светлый костюм, он как никогда напоминал младшего брата.

— Вздумал на нас напасть? — решил поучаствовать в разговоре колдун.

— Боишься? — Тонкая бровь насмешливо изогнулась. Только сейчас Лизка заметила, что она черная, совсем как глаза.

— Чего? Думаешь, мои духи что-нибудь от твоей своры оставят? — В тоне правителя Угодий явственно чувствовалось превосходство.

Атмосфера вокруг путников накалилась. Ловя напряженные взгляды мужчин, Лизка уже всерьез к первому желанию примеривалась. А как по-другому остановить смертоубийство?

Но радикальных мер не потребовалось.

Блондин моргнул, улыбнулся легко и вновь сделался беззаботным мальчишкой, феериком на всю голову.

— Вот потому и не сопротивляюсь, что ты заведомо сильнее.

И прежде чем кто-либо успел осмыслить неожиданно мудрые для человека с его даром слова, свернул с дороги и углубился в чащу.

Дальнейший путь до разбойничьей стоянки проходил сквозь густые заросли деревьев и, что куда более неприятно, кустов. Острые ветки, а то и какие-нибудь колючки так и норовили зацепиться за одежду. В итоге за несколько минут такого удовольствия Лизка чуть с надда не грохнулась, дважды едва не осталась без штанов и щедро украсила толстую косу всевозможной растительностью. Так что самой себе она напоминала теперь не прекрасную ундину, а кикимору болотную, одну из тех, что у тетки служат.

Наконец растительность расступилась, вытолкнув путников на просторную, залитую солнечным светом поляну. Вид это место имело достаточно обжитой. Тут и там белели шатры, виднелись следы от горевших накануне костров, валялись в художественном беспорядке предметы разбойничьего обихода. Нет, не оружие и награбленное добро! Книги, всяческие амулеты и прочие волшебные вещицы, даже один упитанный и до невозможности счастливый прис прыгал и довольно улюлюкал. Сразу видно — любимец!

Лизка прищурилась недоверчиво, но все же не смогла не определить в нескольких мужчинах мастеров иллюзий. О возможностях других представителей «банды» царевна судить затруднялась — все же опыта маловато, — но вид все имели холеный, можно даже сказать, аристократичный.

— Однако… — поддержал удивление супруги колдун. Он тоже ожидал чего-то другого.

Отделившись от спутников, Лейв направился к своим людям. Зазвучали приветствия и довольные возгласы, кое с кем блондин обменялся рукопожатиями. И Лиза уже в который раз отметила происшедшую в нем перемену: вместо беззаботного юноши на поляне стоял принц. Степенный, самую малость высокомерный, чтобы помнили, с кем дело имеют, с прекрасными манерами и ослепительной улыбкой. Совсем не похожий на шалопая Жана.

Нежданных гостей усадили на скамейки, покрытые мохнатыми коричневыми шкурами, и даже вручили по кружке охлажденного чаю.

— Что ж, обсудим условия, — предложил Лейв с таким видом, будто одолжение делает.

Лизка невольно восхитилась выдержкой. Или наглостью?

— Решил продать себя подороже? — понимающе усмехнулся Крейр.

— Нам, вторым сыновьям, только это и остается.

Вот и ответ на вопрос, где он их набрал. Лизавета кивнула сама себе, соглашаясь с догадкой, и еще раз оглядела присутствующих мужчин. Человек десять-двенадцать. Все люди, если верить внешности, высокого происхождения. Больше маги, чем воины, хорошо, хоть и слегка небрежно, одетые. Видно, не у одного Лейвеоса разлад с семьей случился.

Но сама идея царевне понравилась. Даже желание сунуть нос в недра шатров появилось. Вдруг среди них и девушки есть?

— Твои условия? — смерил «товар» мрачным взглядом колдун.

И только Лизка точно знала, что он откровенно забавляется ситуацией. Ибо давным-давно все решил. А судя по тому, что царевич удивленным не выглядит, и в известность будущего стража поставил.

— Моя гвардия отправится со мной, комнатной собачкой у твоей сестры не буду, так что десять раз подумай, надо ли оно тебе. И чтобы никаких убийств! Мы такими делами не занимаемся.

Ставшие черными глаза одобрительно блеснули. Если Крейр до этого не проникся добрыми чувствами к потенциальному родственнику, то после отказа стать плюшевой игрушкой в руках богатой невесты уж точно зауважал феерика.

— Значит, так… Людей твоих приму, в Угодьях места всем хватит. Главное, чтобы колдунов не испугались. С Ялиссой будешь сам разбираться, но уже после свадьбы. А для темных дел у меня подданные есть. Так что, по рукам?

Мужчины обменялись испытующими взглядами, будто бы спрашивающими: а можно ли вообще тебе верить?

— По рукам! — откликнулся нестройный хор голосов.

ГЛАВА 5

О нестандартных ситуациях и неучтенных женихах

— Надо заметить, неплохо поездка прошла. — Крейр приобнял супругу за плечи и шагнул к сверкающему порталу. — Обзавестись стражем с собственной дружиной я даже не надеялся.

Лизка поморщилась, но указывать темному на неуместный прагматизм не стала. Потому как смысла нет! Да и правитель он, ему об Угодьях думать надо. Тут уж не до капризов.

— А ты вообще уверен, что они явятся? Я бы на их месте залегла на дно — и поминай как звали!

Оптимальным вариантом было бы запихнуть всех в портал, но заряда осталось только на них двоих. Вот Лизка и беспокоилась.

Как бы там ни было, а беглый царевич ей понравился. Может, и сладится у них с Ялиссой? Не проверишь — не узнаешь.

— И поступила бы крайне опрометчиво. — Колдун ласково коснулся самыми кончиками пальцев затылка ундины, и та не смогла скрыть охватившей ее дрожи. — Духи ведь с любого дна достанут.

Прозвучали эти слова достаточно весомо, чтобы Лизка успела оценить, что плывет к ней в руки. Впитывать чужую силу себе во благо — это, конечно, полезно. Но иметь армию почти всесильных и идеально послушных слуг — вообще предел мечтаний любого здравомыслящего человека. Хочешь, завтрак в постель подадут, а понадобится — от любой напасти защитят и компанию в минуты одиночества составят. Последнее, правда, строжайше запрещено, но ведь для Мердока иногда делается исключение!

Отчего же тогда Лизку всю аж коробит при одной только мысли о Переходе?

Но поразмыслить над этим немаловажным вопросом будущая темная не успела. Яркая вспышка кольнула глаза, и перед крепко обнявшейся парой раскинулись их покои.

Первой реакцией стала радость — захотелось визжать и кружиться. Второй — опасливая: вдруг нежно любимые подданные подготовили какую-нибудь пакость не менее любимым правителям? Соскучились, поди. Третья оказалась самой правильной: Лизка огляделась и вслед за мужем расслабленно выдохнула.

Комната выглядела так, будто в нее эту неделю и не заглядывал никто. Кровать смята, подарки по полу разбросаны…

— Ну лентяи! — восхитился Крейр. — Хоть бы прибраться додумались!

И с видом «Кто в доме главный: я или мыши?!» прошествовал к выходу.

— Уверен, что хочешь начать с разбора полетов? — Лизка завалилась на кровать, блаженно потянулась и мазнула взглядом по широкой спине темного. Притянуть бы его к себе, но далеко…

— Да ну их, — отфыркнулся колдун, — с возвращением проклятием не поздравили — и на том спасибо. Я к Ялке, хочу новостью поделиться.

Царевна разом растеряла всю благость.

— Сейчас?! До приезда жениха две недели минимум!

— Вот и отлично, будет время привыкнуть. — Правитель Угодий пожал плечами и выпал в коридор.

Разве тут улежишь?! Вот Лизавета и подорвалась, как ужаленная, и рванула следом.

— Погоди, я с тобой!

Яла? Привыкнуть?! Трижды «ха!». Скорее, поскандалить, сбежать, а то и сварить сильнодействующий яд.

Лестницы и коридоры пролетели стремительно.

И вот темные супруги оказались перед нужной дверью. Обменялись заговорщицкими улыбками и, вознамерившись сделать сюрприз, стучать не стали.

Крейр взялся за ручку… да так и замер!

— А-а-ах!.. Еще. Да сильнее же! А-а-а…

Голос, запыхавшийся и непривычно томный, принадлежал Яле, в этом сомнений быть не могло.

— Лиз, скажи, что у меня галлюцинации, — взмолился колдун, отдергивая руку и украдкой вытирая ее о штаны.

Попытка прожечь дверь подозрительным взглядом провалилась с треском. Противная преграда осталась стоять как ни в чем не бывало, разве что подозрительные звуки чуть скрадывала.

Но все равно слышимость оставалась слишком отчетливой, чтобы усомниться в честности своего слуха.

— А они бывают коллективными? — наморщила лоб Лизанда.

Колдун энергично покачал головой.

— Думаешь, там Яла? — Всегда уверенный голос прозвучал жалобно.

— А ты сомневаешься?!

— Интересно, с кем она… — А вот теперь — кровожадно.

Лизка мученически вздохнула и сделала слабую попытку сгладить углы:

— Может, лучше уйдем? Про жениха и завтра рассказать не поздно.

Крейр медлил, пытаясь договориться с собственными принципами. Вроде бы как нравы в Угодьях не слишком строгие царят. Да и Ялисса за отсутствием половинки никому ничего не должна… Однако темные глаза все равно полыхали искренним возмущением.

А тут еще ничего не подозревающая колдунья масла в разгорающееся пламя подлила:

— Да, да, вот так… Да, мой хороший! О-о-ох-х-х… — В последнем возгласе Лизке почудилось разочарование.

Колдун побагровел и вновь потянулся к двери. Но опять передумал в самый последний момент.

— Ты его слышишь?

Лизка обреченно замерла.

А вот нет… Возгласы Ялы доносились отчетливо, а от ее… любовника?.. ни слова. В душе ундины робко шевельнулось любопытство.

— Странно… — протянула царевна и, чувствуя себя извращенкой, подалась к двери.

— Сильнее, ну же, еще… А ты что сидишь, присоединяйся!

— Все, с меня хватит, — рыкнул Крейр и с силой толкнул дверь.

Вопреки всем законам здравого смысла, та оказалась не заперта. Вот только увиденное ожиданиям соответствовало мало.

— Ты что себе позволяешь?! — гаркнул правитель Угодий и хозяин дома в одном лице. А еще строгий брат и старомодный блюститель нравов. Только уверенность в его голосе таяла вместе со злостью. — Хм. А вы что вообще здесь делаете?

Царевна с трудом протиснулась мимо остолбеневшего мужа и заинтересованно огляделась. М-да, жаркой любовной сценой тут и не пахнет! В лаборатории царил разгром: на боку валялся котел, растеклось зелье, заполнив едким запахом помещение (как пить дать яд!), рассыпались травы, книги послетали с полок. Картину довершали всклокоченная и измазанная чем-то зеленым колдунья, которую пригвоздило к стене, Бантик, ухватившийся зубами за лиловый подол, половину которого уже благополучно отгрыз, и Мердок, развалившийся в кресле и иронично поглядывающий на творящееся безобразие. Впрочем, вмешиваться дух не торопился.

— Устраняем последствия дурного настроения вашей сестры, — пояснил воплощенный. Но подняться так и не соизволил.

— Р-р, гав! — подтвердил здоровенный пес.

— У-у, зараза потусторонняя, погоди, доберусь я до тебя!.. — просипела Яла. И тут же переключила внимание на Крейра: — Привет, братик! Как съездили?

Уже по одному невинному тону стало понятно, что Ялисса не только накосячила, но и вину прочувствовать успела. Видать, долго висит.

Зато у темного от сердца отлегло, бледность с лица сошла, а обычное для него спокойно-сосредоточенное выражение, наоборот, вернулось.

— Снимите меня кто-нибудь отсюда, — взмолилась Яла. — Два часа уже вишу, все тело затекло…

— Лиз, как думаешь, может, оставим ее так до приезда Лейва? Пусть парень сразу узнает, на что подписался.

Соблазн согласиться пришлось жестко подавить. Лизка проглотила смешок и упрямо мотнула головой. Мотивация обоих мужчин ясна как день: месть. Феерик жаждет поквитаться со старшим братом, а колдун понимает, что лучше стража не найти. И угораздило же Ялу при такой расстановке приоритетов в невесты угодить!

Делать нечего, надо вытаскивать.

— Никак нельзя, его же кондратий хватит. Дай человеку хоть поначалу порадоваться!

— Думаешь?

— Что за мужик, кого и за что должен схватить? — нервно изогнулась темная. — Да отклейте меня уже наконец!

Помочь хоть чем-нибудь было выше ее сил, потому Лизка отступила в сторону, дабы не мешать. А вот Крейр с до неприличия довольной улыбкой направился ко вверенной его заботам сестре.

— Не так быстро, дорогая. — Колдун поравнялся с висящей девушкой и внимательно заглянул ей в лицо. — Сначала я тебе скажу, что нашел подходящего жениха, и если все сладится, помолвка состоится через неделю. А ты ответишь, что согласна, и пообещаешь не делать глупостей.

— Ты… ты… ты… — Подходящего определения девушка подобрать так сразу не смогла.

Но Крейра женской истерикой не проймешь.

— Так что, Яла, согласна?

— Нет! — взвилась темная и тут же упрямо поджала губы, изо всех сил стараясь не дать слезам прорваться. — Как ты вообще мог обо мне такое подумать?!

Брат неопределенно пожал плечами:

— Ну как знаешь… Надоест висеть — позовешь. Лиза, Мердок, пес, за мной!

И буквально вытолкал всю компанию за дверь.

— А это не слишком? — Выдержкой Ялы Лизавета и на десятую долю не обладала и уже не только прилично дрожала от напряжения, но и готовилась вот-вот расплакаться.

Жених — это, конечно, хорошо, но Ялка же упрямая, как бы глупостей не наделала! Да и себя недавнюю царевна вспомнила… подумать страшно, что было бы, кабы родители не дали ей права выбора.

— Верь мне, лягушонок. — Теплая ладонь ласково коснулась щеки. — Яла мне как сестра, я ей дурного не сделаю. Да и не бывает в нашем мире браков по принуждению.

И то правда, чего это она? Только состояние все равно было нервозным, и Лизка вцепилась в единственное не занятое ничем существо. Поскольку муж прочно обосновался у двери в лабораторию, опасаясь прозевать момент, а Бантик успел удрать в неизвестном направлении, существом этим оказался дух. Осязаемый и горячий, словно печка.

— Крейр!!!

Выдержки хватило минут на пять.

— Да, дорогая? — Голос звучит нейтрально, а сам колдун улыбается во все тридцать два.

— Сюда иди, мерзавец проклятый!

— И то и другое чистая правда, но могла бы и поласковее…

Молчание. Пыхтение. Темный все-таки пошел на уступку и открыл дверь.

И началось! Яла кричала, ругалась, обзывала, требовала и умоляла. Крейр молчал, слушал и изредка порывался уйти и вернуться, когда сестренка поостынет. А Лизка даже с помощью духа в толк взять не могла, каким таким образом эти двое при таких переговорах умудрились договориться. Чудеса, да и только!

— За страшного не выйду, за дурака тоже!

— А я тебе и не предлагаю!

— В крайнем случае помолвку можно будет разорвать. А то ты меня знаешь — отравлю, опомниться не успеет!

— Ладно, — нехотя согласился колдун.

— И в свахи рыбку хочу!

— Устроим. Так что, Яла, без глупостей?

Ялисса задумчиво закусила губу и с минуту тянула с ответом. Видно, очень уж ей хотелось что-нибудь учудить. Наверняка и идеи имелись…

— Ладно, расколдовывай уже, — наконец ослепительно улыбнулась темная. — Буду паинькой!

— Вот и славно, только клятву сперва дай.

Судя по тому, как скривилась колдунья, держать слова она не планировала. А вот теперь придется…

Заветные слова ознаменовались темно-фиолетовым свечением, на миг окружившим названых родственников, после чего Ялисса съехала на каменный пол. И несмотря на то что взамен на физическую свободу сковала себя узами обещания, вздохнула с облегчением.

— Ял, а сама-то ты почему не освободилась? — не сдержал научного интереса Крейр. — Только не говори, будто с такой мелочью справиться не смогла.

На смуглых щеках колдуньи проступили чуть заметные следы смущения.

— Как видишь, — совсем сникла девушка. — Крейр… Когда тут зелье взорвалось, у меня, кажется, дар пропал. Помоги, а?

Остаток вечера ушел на выяснение всех обстоятельств происшедшего и диагностику. Решив, что и так уже наказана по самое «не балуй», Яла честно рассказала, чем занималась в отсутствие брата. И если трое привороженных за попытку проникнуть в покои правителя колдунов Крейра не слишком огорчили, то идея смотаться в параллельный мир на прогулку привела в бешенство.

— Вам можно, а мне нет?! — искренне возмутилась Ялисса.

Спасло колдунью то, что стремление расширить горизонты (темная открывала портал наобум, куда забросит, там и гулять собиралась) было прервано некстати явившимся духом. Тогда-то Яла и взбесилась и в целях успокоения взялась варить яд. Для Мердока. Ему-то ничего, потусторонних яды не убивают, а колдунье хоть мелкая, да радость.

Но, видно, не зря техника безопасности придумана. В частности, правила, строго запрещающие колдовать в минуту душевного раздрая. Лизка до сих пор помнила, что было, когда Крейр воспользовался амулетом перехода во время драки с Жайданом. Ее чуть не убило!

Вот и Ялке досталось.

Колдун внимательно выслушал всю историю, долго проводил совершенно непонятные Лизке манипуляции, просматривая ауру, и в конце концов так скривился, что сомнений не осталось — дело плохо. Не зря же Крейр даже ругать отличившуюся сестру не стал!

— Это навсегда, да? — испуганно всхлипнула Яла.

Крейр устало потер лицо ладонями.

— Завтра нас ждет совместный Переход. Там разберемся.

Вроде бы ничего ужасного темный не сказал, а у Лизки внутри похолодело. Дурное предчувствие кольнуло сердце. «Да ну, не впервой ведь», — одернула себя царевна и на всякий случай взяла мужа за руку, успокаиваясь его теплом.

На этом семейно-колдовской совет свернули и разбрелись по комнатам. Чтобы ничего не начудила, Мердока приставили к Яле. Так оно всяко надежнее.

— Лучше завтра возьмите его с собой, мне так спокойнее будет, — поделилась страхами Лизавета и еще крепче вцепилась в руку темного.

— Кого? — непонимающе моргнул Крейр, свернул в ближайший темный коридор и, не глядя, отбил летящее в него проклятие. — Энир-р-р! Убью заразу! Прости, Лиз, о чем это мы?..

Царевна проводила взглядом затухающее заклинание и пожала плечами. Мог бы не напрягаться, она бы нейтрализовала.

— О Мердоке. Если он отправится с вами, мне будет спокойнее.

— Вот уж вряд ли, — хохотнул колдун.

— Почему?

За разговором коридоры пролетели незаметно, отворилась и затворилась за спинами хозяев дверь покоев.

— Потому, сокровище мое, что на той стороне он нам враг. Как и все духи. — Крейр расстегнул рубашку, сбросил ее на стул и блаженно потянулся.

— Даже подчиненные? — не желала успокаиваться Лизка.

— Конечно! За Гранью они на своей территории.

А колдуны, выходит, в роли захватчиков выступают. Само собой, ни понимание этой истины, ни слова темного Лизанде спокойствия не прибавили. Ундина даже задумалась — а не отправиться ли к матери, пока тут все не закончится? Но почти сразу поняла, что воплотить эту идею не сможет. Изведется вся!

Ночь прошла в волнениях. Заснуть Лиза так и не смогла, все тревожные мысли одолевали да воображение подсовывало картинки одна другой страшнее. Рядом ворочался колдун. Вряд ли ему было так же жутко, как Лизавете — все же не первый год с духами сосуществует, — а вот поди ж ты, все равно не спит.

А еще Яла… Как она там, за Гранью, без дара? Вдруг случится что, а она даже защитить себя не сможет? Темная и в нормальном своем состоянии в последнее время ходячим бедствием стала. И куда вся рассудительность девалась?

Так, а вот за эту мысль интуиция зацепилась… Только обдумать все как следует Лизка не успела: за окном расплылась светлая дымка рассвета, и колдун осторожно, чтобы не потревожить затихшую жену, выбрался из-под одеяла.

— Пора? — шепотом спросила царевна.

Правитель Угодий отрывисто кивнул и улыбнулся, стараясь подбодрить испуганную суженую.

— Все будет хорошо, Лиз, не трясись. Яла с двенадцати лет с духами общается, и ничего, цела. Про себя я вообще молчу.

Так-то оно так, но на душе все равно неспокойно.

Следующие несколько минут Лизка неотрывно следила за сборами, потом пошла с Крейром к Ялиссе и даже до зала с порталами темных проводила. Обменялась с мужем короткими поцелуями, проследила взглядом, как взявшиеся за руки брат с сестрой исчезают в темной вспышке, внутренне поежилась и попыталась сунуться следом. Но едва приблизилась к разрыву в реальности, как из темноты высунулась рука колдуна и упреждающе погрозила пальцем.

Как же хорошо он ее изучил! Желание искать приключений на хвост мгновенно отпало.

— Осторожнее там!

Потянулись часы ожидания.

Вернувшись в покои, Лизка забралась под одеяло и попыталась компенсировать бессонную ночь, но даже задремать не смогла. Плавание в любимой купальне под приглядом кружащих в воздухе огоньков тоже доставило мало удовольствия. Мысли то и дело устремлялись за Грань, туда, где Крейр и Яла с духами отношения выясняют.

Как же долго их нет! Вдруг случилось что?

А если и вовсе не вернутся?

Царевна спешно отбросила прочь дурные мысли и выбралась из воды. Куда же себя деть, если даже родная стихия не принесла успокоения? Лиза натянула простое домашнее платье, заплела волосы в косу и принялась бесцельно бродить по покоям. Подходило время уроков, но слушать нудных преподавателей сейчас выше ее сил. В конце концов, она жена правителя, иногда и почудить может!

Совесть уже почти умолкла, когда в дверь вежливо постучали. Сердце испуганно подпрыгнуло. Вдруг с Крейром беда? Но и этот страх был безжалостно задвинут в угол.

— Кого там еще несет так вовремя? — проворчала Лизанда, направляясь на звук.

На пороге обнаружился Мердок.

— Ты в порядке? — Беспокойство на фальшивом лице выглядело неподдельным.

Ундина кивнула и отступила в сторону, чтобы гость мог войти.

— Зачем пришел? — Сердце испуганно замерло. Вдруг…

— Тебя поддержать. Места себе не находишь, поди?

Тут уж не поспоришь. Лиза устроилась в кресле, поджав под себя ноги, даже пледом укрылась. От волнения стало зябко. Да и климат в Угодьях ласковым не был никогда.

— Ну, чем займемся? Хочешь, к лошадям сходим? Еще можно в подземелья спуститься, за город выбраться или к океану отправиться. Со мной ничего не опасно!

Это все, конечно, заманчиво, но в ее состоянии… Лиза покачала головой.

— Спасибо тебе за все, я ценю, правда! Но… ты ведь недавно оттуда, так? Скажи, у Крейра все в порядке? — и взгляд по-щенячьи умоляющий.

Дух раздраженно скривился:

— Понятия не имею, я их не видел.

— Но как же… — Нужных слов почему-то не нашлось.

Глаза потустороннего вдруг стали напоминать провалы, заполненные тьмой. А взгляд внимательный, будто бы выискивающий что-то. Лизке даже не по себе сделалось под таким пристальным вниманием.

— Неужто он правда тебе так… дорог? — наконец сформулировал вопрос дух.

— Я люблю его!

— А если бы он над Угодьями не властвовал?

— Все равно! — пылко тряхнула косой царевна, самым кончиком ее мазнув Мердока по ставшей вдруг размытой щеке.

— Везет колдуну… — завистливо вздохнул дух.

И поднялся на ноги.

— Пойдем, царевна, отведу тебя к ним. Все собственными глазами увидишь. Думаю, тебе будет полезно.

Лизка честно хотела отказаться, запрет мужа все еще звучал в ушах, да и сводить близкое знакомство с духами она как-то не торопилась. Но Мердок не ждал ответа и, пока царевна опомнилась, уже был у двери.

Пришлось бежать следом!

— Куда мы идем?

За год ундина изучила дом неплохо — все же стать хозяйкой готовилась. Потому смену направления еще на лестнице уловила. Крейр с Ялой отправились за Грань из зала с порталами, в любом другом уголке этого дома разорвать пространство может лишь тот, в ком течет кровь правителей Темных Земель. Мердоку же ни кровь, ни магия перемещений по определению не положены. То есть сам-то он может в родную реальность перенестись, наверное, и не только в нее, но вот прихватить с собой что-то или кого-то — точно нет.

Так что вопрос будущая темная задала вполне закономерный.

— А куда я тебе обещал? — плутовато улыбнулся потусторонний.

— За Грань! — с возмущением напомнила Лиза. — А сам кругами водишь!

Дух откинул непроницаемый капюшон, подставляя породистое лицо падающим сквозь большое окно солнечным лучам. С непривычки тут же сморщил нос, чихнул и ослепительно улыбнулся.

Еще несколько светлых широких коридоров, поворот и лестница, почему-то ведущая вверх, а не вниз.

— Нет, Лиз, ты что-то путаешь. Я обещал, что ты сможешь все увидеть своими глазами и набраться ценного опыта. Сунуть тебя к злобным духам в пасть я точно не обещал.

Царевна, по мнению которой одно подразумевало другое, предпочла смолчать.

Дальше и вовсе начались чудеса. Последняя лестница вывела спутников в гостевое крыло. Здесь Лизка частенько бывала и, пожалуй, чувствовала себя спокойнее всего. Пустые комнаты, развешанные по стенам светильники — и никаких проносящихся мимо проклятий. Даже слабенькой порчи не встретишь, ибо все помещения тщательно защищены от любой волшбы. В целях сохранности редких гостей, так сказать. Крейр как-то рассказывал, будто еще один из первых заресских царей защиту ставил.

— Так все-таки куда? — Теперь вопрос был вызван не подозрительностью, а простым любопытством.

— На чердак, — не стал скрытничать дух.

Коридор, поворот, коридор… Лизка вдруг поймала себя на том, что заблудилась. Просто невероятно: ведь она как свои пять пальцев знает наземную часть дома! Да и на первом уровне подземной неплохо ориентируется… Только факта это не отменяет.

Тупик упирался в шкаф. Большой такой, во всю стену, из темного дерева, с бронзовыми ручками. Мердок уверенно направился к нему, Лизка следом. Не надо быть провидицей, чтобы сообразить, что скрывается за плотно прикрытыми дверцами. Лаз!

Так и вышло. Дух распахнул дверцы и сжал руку царевны. В тот же миг из темноты выпорхнула серебряная лесенка, пара ступила на нее, и начался полет. Лизка охнула ошеломленно и крепче вцепилась в горячую (будто живую) ладонь потустороннего. А она-то, наивная, полагала, что у Темных Земель не осталось больше для нее чудес!..

Полет продолжался недолго и закончился где-то на чердаке. Выбрались они через такой же шкаф-лаз, и Мердок вновь увлек спутницу в одному ему известном направлении.

— Теперь-то куда? — Лизку грызло любопытство.

Какое интересное место! Ни старья, ни пыли… Если бы не цель визита, ундина с удовольствием хорошенько обследовала бы тут все. А так — только спрашивать и остается.

— Вниз посмотри, — скомандовал потусторонний.

Царевна покорно опустила взгляд.

Ну и чего она там не видела? Камни пола… Щель! Лизка недоверчиво моргнула, но видение рассеиваться не думало. Приличная такая щель, самое то, чтобы подглядывать за творящимся внизу.

— Помнишь, ты как-то спросила, нет ли в доме двери за Грань? Так вот, отвечаю: есть!

— Ох, ничего себе… — задохнулась от изумления царевна.

Хотя от расчетливых колдунов следовало ожидать чего-то в подобном роде. С их-то почти физиологической потребностью держать все под контролем!

— Не «ничего себе», а искривление пространства, — поправил ее Мердок. — Мы стоим как раз над потусторонней комнатой. А дыру в полу оставили специально, чтобы родители могли наблюдать за первым Переходом темного чада. Не у всех ведь призрачные родственники имеются, как у твоего муженька!

Вроде бы он ворчал что-то еще, но Лиза уже не слушала. Ее внимание было приковано к происходящему внизу.

Там сгущались тени, мрачные и загадочные. Первое время ничего другого разобрать не удавалось. Синеватый мрак клубился, складываясь в замысловатые фигуры. Они оживали.

Духи, догадалась Лизка.

Когда зрение перенастроилось с залитого солнечными лучами чердака на погруженную во тьму комнату за Гранью, ундина смогла различить две человеческие фигуры. Крейр и Яла, живые и вроде бы невредимые. Судя по всему, общаются с потусторонними они давно, но на чьей стороне перевес, Лиза, как ни старалась, понять не смогла.

Наконец будущая темная не выдержала:

— Что они делают?

Мердок приблизился вплотную, оперся подбородком ей на плечо и заглянул вниз.

— Разговаривают. Разве не слышишь?

Лизка покачала головой. Ни звука!

— Это потому что дара в тебе так и нет. По мне, лучше бы и не было никогда.

В глубине души Лизанда была полностью согласна с воплощенным. Темный дар и неизбежное общение с обитателями противоположной стороны реальности ее страшили. Но никуда от этого не спрячешься. Можно, конечно, желание загадать, только это по отношению к Крейру и Темным Землям подлостью будет. Потому что дар у наследника должен быть сильным, иначе не выживет. Не духи, так собственные подданные со свету сведут. А какой дар от неравного союза?

Придется терпеть.

— О чем они говорят?

— Выясняют, куда Ялкин дар уплыл, — о чем же еще!

Новая попытка прислушаться и разобрать хоть что-нибудь успехов не принесла.

— И?..

— Духи отнекиваются. Сейчас Ялисса кого-то из них подчинять будет. Из тех, что и прежде ее были, чтобы не так опасно. Иногда во время привычных действий сила возвращается.

Ундина в этом ровным счетом ничего не понимала, потому предпочла поверить на слово.

А внизу и в самом деле происходило нечто необычное. Декорации менялись. Тени отступили, и как будто даже светлее стало. Крейр тоже ушел в сторону, перед этим ободряюще потрепав Ялиссу по плечу. Та вздохнула, кивнула и выставила руки перед собой, точно падать собиралась и хотела урона лицу избежать.

Мимо колдуньи пронеслась смазанная тень.

Дальше все произошло очень быстро. Колдунья шевельнула губами и сотворила несколько замысловатых пассов, но ничего не добилась. А дух только того и ждал. Тень метнулась к девушке, на ходу обретая очертания крупного зверя. При попытке напасть на хозяйку вокруг шеи потустороннего материализовалась светящаяся золотом цепь — некогда наложенные узы подчинения.

Утробный рык, рывок… Цепь рассыпалась искрами, а Яла рухнула на пол, примятая тяжестью воплощения.

Лизка всхлипнула от ужаса и судорожно вцепилась в Мердока.

— Даже с самым слабым справиться не смогла… — задумчиво резюмировал дух. Но прильнувшую к нему царевну обнял, даже по волосам неловко погладил.

Тем временем Крейр в один прыжок очутился в непосредственной близости от места событий, и, когда Лизка вновь сосредоточилась на происходящем внизу, шею зверя украшала новая цепь. Массивнее и ярче прежней.

Подчинил!

А ведь даже и бровью не повел вроде…

Но хорошенько обдумать все тонкости Перехода Лизе помешал Мердок, схвативший ее в охапку и потащивший прочь с чердака.

— Эй, ты чего?!

— В покои. Бегом!

Царевна продолжала тормозить, еще и смотрела на него непонимающе.

— Они возвращаются, — пояснил воплощенный, пока серебряная лестница с головокружительной скоростью неслась вниз. Лизку даже мутить начало.

Коридоры, коридоры, коридоры… Мердок не успокоился, пока за Лизандой не закрылась дверь хозяйских покоев.

— Хочешь меня отблагодарить? — спросил дух пыхтящую и размякшую в кресле ундину.

— Не надейся, все равно не поцелую.

Лиза жадно хватала ртом воздух, силясь восстановить дыхание после забега по дому.

— И не надо. Ты только колдуну своему про нашу вылазку не говори, идет?

Спроси кто — царевна ни за что бы не объяснила, почему согласилась. Но сделанного это не отменяет. Получив в ответ кивок, Мердок довольно улыбнулся и растаял в воздухе, даже призрачной дымки после себя не оставил. А Лизка на негнущихся ногах побрела встречать колдунов.

Как раз вовремя успела! Она только-только достигла зала с порталами, когда в темной вспышке появились колдуны. То есть Крейр сам появился, а Ялисса висела на нем тряпичной куклой и никакого отношения к возвращению в мир родной не имела.

И куда было так бежать? Лизка обозвала про себя Мердока перестраховщиком и бросилась к мужу:

— Ну?

Темный устало покачал головой:

— Не получилось.

Это Лизка и сама знала.

— И что теперь делать? Как дар вернуть? А с Ялой что, почему она без сознания? — посыпался на колдуна шквал вопросов.

— Я не знаю, Лиз. — Крейр сгрузил свою ношу на пухлый диван и устало посмотрел на жену. — Но мы обязательно разберемся, еще и не с таким справлялись. Принеси воды. — Последние слова относились к возникшему рядом слуге.

Тот моментально бросился исполнять поручение.

Под холодными брызгами девушка быстро очнулась, но все еще чувствовала себя слабой и подавленной. Следующий час темные супруги отдали заботе о пострадавшей колдунье. Ялу накормили, уложили в постель, Крейр поставил защиту и выделил одного из подвластных ему духов. Слуги — это, конечно, хорошо, но в Темных Землях даже им лучше не доверять.

— Соскучился, — пробормотал колдун, притягивая Лизку к себе.

— Дай хотя бы до комнат добраться!

— И она еще обижается, что я в самый приятный момент все обламываю!

Ундина не выдержала и показала суженому язык. Звонкий девичий смех колокольчиком разнесся по темному коридору.

— Опять занятия прогуливала? — строго вопросил муж. — На тебя все преподаватели жалуются.

— Неправда!

— Правда-правда! Просто они вслух свои претензии озвучить не решаются, боятся, что прокляну. С Ялкой в свое время так же было — учителя зубами скрипели, а к деду подойти с этим не решались.

Царевна смешливо фыркнула и покрепче перехватила руку колдуна. Ворчит, дразнится, смешит. Значит, с ним и в самом деле порядок.

— Знаешь, пока вас не было, я тут тоже о ней думала…

— М? — выразил всю степень своего интереса колдун.

— Яла всегда казалась рассудительной и очень похожей на тебя. Будто настоящая сестра.

За изложением своих мыслей Лизка даже не заметила, как у привычной двери оказалась. И как прошла в нее, тоже не заметила.

— Толика общей крови в нас есть, как, подозреваю, и во всех темных. Но степень родства определить затрудняюсь. Далекое, одним словом. Если помнишь, одно время Дирсен даже поженить нас хотел.

— А ты, помнится, не был особенно против! — Проскользнувшая в голосе царевны обида не укрылась от колдуна. На смуглом лице расплылась довольная улыбка.

— Я знаю свои обязанности, лягушонок.

Сверх меры прагматичная натура колдуна Лизанде была хорошо известна и по-своему мила, так что она изо всех сил старалась не обижаться.

Получалось плохо.

— Вот мы и подошли к главному. — Ундина затолкала не к месту проснувшуюся ревность подальше и попыталась вернуть разговор в изначальное русло.

— К вопросу наших с тобой обязанностей? — невинно поинтересовался Крейр и скосил выразительный взгляд на кровать. Откинутый полог словно бы подтверждал его правоту.

Лизавета почувствовала, как горят щеки. С чего бы, ведь никогда скромницей не была!

— К вопросу перемен в твоей сестре, — развеяла все надежды супруга царевна морская. — Крейр!!! Хватит меня совращать, начинай думать! Ничего ситуация не напоминает?

Колдун вздохнул страдальчески и послушно включил мыслительный процесс.

— А знаешь, Лиз, ты права… — наконец сделал он первый вывод. — Не припомню за Ялкой такого бесшабашного поведения.

— Сообразил наконец!

Смуглое лицо сделалось серьезным.

— Это ты мне так намекаешь, что за делами Угодий неплохо бы и собственной семье время уделять? А, Лиз? Яла обиделась на меня за что-то? А может, тебе тоже внимания не хватает?

Ундина со стоном рухнула в кресло и прикрыла глаза ладонью. Мужчины! Пока прямым текстом не скажешь, будут ходить вокруг да около. А этот еще и темный ко всему прочему. Вывод он сделал, ага.

— Влюбилась Яла! Она же в семью принята? Значит, и ваши проклятия на нее перешли. Только воздействуют чуть мягче, чем на тебя в свое время.

И пока Крейр переваривал услышанное, Лизка с нежной улыбкой на губах уплыла в недалекое прошлое. Что ни говори, а темным быть непросто. На одном только Крейре пакости всякой столько, что на десятерых хватит. Он, когда чувства к невесте проснулись, вообще едва в живых остался. Так что Яле, можно сказать, повезло.

— В кого? — только и смог выдавить колдун после нескольких минут молчания.

— Понятия не имею! — радостно сообщила царевна. — Это мы у нее выяснять будем.


Все еще бледная и слабая после неудавшегося Перехода, Ялисса взирала на родственников широко распахнутыми глазами. В темных глубинах плескалось недоумение.

— Влюбилась? Я?!

— Да! — в один голос обрадовала колдунью счастливая чета.

Та недоверчиво моргнула и отставила в сторону так и не начатый завтрак.

В нежно-розовых покоях этим утром было тесновато. Видно, новость о том, что в сердце самой завидной невесты Угодий обосновался таинственный некто, за ночь не только дом, но и всю Столицу облетела.

Сама Яла, аки нераспустившаяся роза, возлежала в облаке подушек, одеял и прочих постельных принадлежностей, следя взглядом, как над головой покачивается полупрозрачный балдахин. Лизка с Крейром устроились на краешке кровати и в ожидании признания поглядывали на девушку. Бантик и вовсе не стеснялся, вальяжно развалился под боком у Ялиссы и с надеждой поглядывал на отставленный поднос с едой. Вдруг достанется кусочек? А уж съедобное или нет — можно и после выяснить. К месту преинтереснейшего разговора придвинули кресла палачи, а заодно друзья темного семейства — Тень с Крисом. Эти тоже надеялись, что им что-то обломится, только не из еды, а из работы. Вдруг возлюбленный уже накосячить успел и его… того? Лизка будто бы видела эти мысли, написанные на хорошо знакомых лицах. А еще кожей чувствовала интерес кружащих в центре комнаты темных духов, а еще точно знала, что к двери ушами и заклинаниями прильнули слуги… Угодья! И этим все сказано.

— Что-то не припомню… — разочаровала зрительскую аудиторию лишившаяся дара темная. — И в кого же? Нет, не говори… Дай, угадаю! В жениха, которого ты мне усердно подсовываешь?

Правитель Угодий скривился, будто ему только что оттоптали любимую мозоль, но присущее ему самообладание сохранил.

— Если есть другой, я готов освободить тебя от любых обязательств. Ну же, Ялка, кто он?

— Заманчиво, — протянула колдунья и заскользила взглядом по комнате в поисках подходящего кандидата. Но не преуспела: ни одного свободного мужчины в пределах видимости не обнаружилось. Только пес, да и тот больше остывающим завтраком интересовался.

Оценивающий взгляд смерил Бантика от ушей до кончика хвоста, будто Ялисса прикидывала, какой мужчина из него получится, если немножечко поколдовать. Но, видно, вовремя вспомнила, что магия для нее теперь роскошь недоступная, и заметно заскучала.

— Нет у меня никого. Хочешь — Лули спроси, она в таких делах разбирается.

Старайся Яла казаться искренней, и в умах слушателей всенепременно зародились бы подозрения. Но на лице девушки читалось лишь раздражение. Это если последствий вчерашнего ритуала не учитывать, конечно.

— Но проклятие работает… — задумчиво напомнила Лиза.

— Работает, — кивнул Крейр. Пока сестра отнекивалась, колдун успел просмотреть ее ауру и теперь знал наверняка. — Притом давно, примерно пару месяцев. Хоть и не совсем так, как это обычно случается.

На несколько минут комната утонула в тишине.

— Опять колдуны пакостят? — предположила Тенфьяль. — Разобраться?

Тон наделенной даром убивать звучал строго, по-деловому. Это раньше Тенька на каждого встречного кидалась, пылая жаждой продемонстрировать свое мастерство. В Темных Землях преступность зашкаливала, работа валила к палачам косяками, по пути сыпала пустыми проклятиями и громко звенела кандалами. Так что Тень как-то даже поостыла.

Или, может быть, это замужество на нее так повлияло?

— Нет, — устало покачал головой правитель. — Пожалуй, надо действительно со свахой проконсультироваться. А пока придется что-то придумать с женихом…

— Хочешь, чтобы мы… — с сомнением начал Кристем.

Но был остановлен бурным протестом хозяйки розовых покоев:

— Руки прочь! Мой жених!


Две недели промчались очень быстро.

Яла постепенно отходила от пережитого, Крейр нырнул в темные дела и по привычке принялся строить подданных, Лиза коротала дни, получая новые знания. Хоть и не слишком понимала, если честно, к чему молодой правительнице изучать азы алхимии или врачевания, если соответствующих сил в ней отродясь не водилось и с перемещением в мир родной не завелось. Так стоит ли тратить время на бесполезную теорию?

Но разномастные учителя приходили регулярно и исправно пичкали свою подопечную нудными лекциями. А Лизке только и оставалось, что терпеть и с предельно сосредоточенным видом думать о чем-нибудь своем. Хоть бы похитил кто!

Тут надо признать, что Крейр оказался прав. После свадьбы посягательства на ее теперь уже венценосную особу не то чтобы прекратились, но стали редкими и какими-то несерьезными. Будто не сильно-то и старались колдуны. Правителя побаивались? Или свою признали?

— А еще кровь змеев в приворотных зельях широко используется, — вещала симпатичная темная с модной стрижкой.

Лизка старательно фокусировала взгляд на преподавательнице, но запомнить совершенно ненужную информацию не потрудилась. Ей-то влюблять в себя кого бы то ни было уж точно не придется!

— Что это? — кивнула царевна на сваленные на столе свитки, когда в монологе колдуньи наметилась пауза.

Мэтрисса Севелис ей нравилась, молодая, временами веселая, остальными временами просто не слишком занудная. Вот Лизанда и позволяла себе на ее уроках некоторые вольности.

— Наши газеты, — пояснила колдунья, пододвигая к ученице всю груду разом. — Специально принесла тебе показать. Правитель их где-то год назад ввел, когда из вашего мира вернулся. Какое-никакое развлечение плюс несколько дополнительных рабочих мест. Традиция прижилась, а недавно и в соседнем Заресье такие появились.

Лизка улыбнулась (Крейр — он такой Крейр) и развернула ближайший свиток. Длинный! И предсказуемо рукописный. Выведенные красивым почерком с завитушками, пестрели заголовки: «За минувшую ночь мымры поймали трех лазутчиков. Какой станет их дальнейшая судьба?», «Марианский царь мечтает искупаться в Спящем озере», «В помощники к дегустатору ядов требуются бессмертные работники», «Люблю! Кого — не знаю. Состоится ли в правящей семье вторая свадьба?». И прочее, прочее, прочее в том же духе.

Но сама идея ундине понравилась. Пусть темные лучше сплетни читают, чем к палачам ходят. Так, глядишь, население Угодий не сильно уменьшится.

А вот соседи из Мариании интересовали Лизавету все больше. Что-то уж больно часто они в последнее время стали о себе напоминать…

— Отвлекитесь, царевна, — оборвала Лизкину попытку продолжить изучение местных новостей мэтрисса. — К вам, кажется, гости пожаловали.

Взгляд на окно показал небольшую процессию, въезжающую во двор. С Лейвеосом во главе.

— Я так полагаю, урок окончен? — уточнила Севелис, которую Лизка уже окрестила про себя Белей.

Понятливая!

— Думаю, да, — степенно кивнула правительница Темных Земель и, дождавшись, пока колдунья скроется в недрах телепорта, рванула вниз.

Крейр уже приветствовал гостей.

— Нормально добрались? Надеюсь, проблем с въездом не возникло?

— Какие проблемы! — хохотнул феерик. — Нас всего-то культурно послали, грубо прокляли, вежливо предложили навести три порчи на каждого и пригласили поработать дегустаторами ядов. А еще звали поучаствовать в каком-то жутко кровавом ритуале! В остальном неплохо добрались.

Колдун удовлетворенно кивнул:

— Вот и славно. Сейчас разместим вас, отдохнете с дороги, а вечером познакомим тебя с невестой.

От навязанного замужества Ялисса не желала отказываться категорически, а приглашенная накануне Лули так и не смогла назвать имени более подходящего жениха. Вроде бы и занято сердце темной красавицы, но вот кем — то даже свахе неведомо.

Гости раскланялись с хозяевами и в сопровождении похожего на скелет дворецкого отправились обживать выделенные им покои.

— Уже и сам не рад? — За прошедшее время Лизка тоже неплохо научилась улавливать настроение любимого, а сейчас сомнения были буквально написаны на лбу колдуна.

— Ох, не знаю… Лиз, в следующий раз, когда мне взбредет в голову повлиять на судьбу кого-то из близких, призови духов — и пусть лучше они мне устроят внеплановый Переход!

Царевна улыбнулась сочувственно и прижалась к мужу. Как же он себя недооценивает! С его-то страстью командовать, пока у нее дар проснется, все Угодья будут по струнке ходить.

— Может, она назло, а?

— Ломать себе жизнь, чтобы досадить любимому брату, — как-то странно, не находишь? — Лизка потерлась щекой о плечо темного и умиротворенно вздохнула. Хорошо с ним. Жаль только, спокойные времена выпадают на их долю нечасто.

— Что есть, то есть. От частого общения с подданными лезет в голову всякая чепуха.

Мотивов сестры колдун явно не понимал и искренне беспокоился, так что Лизке даже совестно стало. С объятиями лезть кто угодно может. А делом помочь? Ну хоть попытаться! Тем более что в активе есть целых три неиспользованных и почти всемогущих желания.

— Ладно, ты пока думай, что с обручением делать, а я к Яле схожу. Надо ей рассказать, что жених приехал. Заодно и поговорю еще раз.

С этими словами Лизанда коснулась губами щеки колдуна и унеслась вверх по лестнице.

Пока шла, и так и эдак вертела в голове ситуацию. То, что Ялисса влюблена, свершившийся факт. Как и то, что этот таинственный некто идеально подходит темной. Иначе не проснулось бы проклятие, и Луилит вряд ли смогла бы что-то определить. С этим все понятно.

Но должно, должно быть что-то еще…

Лизка старательно морщила лоб, припоминая, как было у нее самой. Ага! Крейр переносился к ней каждое утро. Царевна уже в красках представила, как под покровом предрассветных теней будет красться к Яле и лица парочки, пойманной с поличным, но тут же одернула себя. Не сработает. Они ведь не половинки, а значит, никто никуда не перенесется.

Эх… А ответ был так близко!

— Что за мир дурацкий! Еще и половинки эти!..

Следующим в голову ундины пришел закономерный вопрос: а почему, собственно, Ялисса не признается, кто же этот таинственный ОН? Тут вариантов могло быть несколько. Проклятие так действует? Вредность некстати проснулась? А может, заранее знает, что Крейр жениха не одобрит?

Последнее виделось наиболее вероятным. И одновременно пугающим. Что же за жених там такой, раз в темном семействе точно придется не ко двору?

К счастью, впереди показалась нужная дверь, и мыслительный процесс пришлось прервать. И вовремя, потому что Лизу уже трясти начинало от собственных предположений.

Лизанда поскреблась в дверь и после короткого «Не заперто!» вошла.

В розовых покоях было непривычно тихо. Ни духов, ни заклинаний, ни даже запаха какого-нибудь отвара, принесенного Ялой с собой из лаборатории. Только ветерок просачивался сквозь распахнутые окна и играл с легкой дымкой балдахина.

Ялисса обнаружилась в ворохе покрывал и подушечек. Пришлось даже небольшие раскопки провести, чтобы отрыть наконец цель своего визита.

— А это у тебя откуда? — Взгляд царевны упал на красочный томик, страницы которого неспешно перелистывала темная. — Что-то не припомню, чтобы видела его у тебя раньше…

Любовный роман! Земной!

Вряд ли Яла его в домашней библиотеке взяла.

— Опять в портал лазила?! — Лизке хватило нескольких секунд, чтобы сделать единственно возможный вывод.

Приставать с расспросами к подруге, да еще когда той и без ее вопросов несладко, Лизанде не хотелось. Но как представила, что скажет на это Крейр… Уж лучше она сама!

— И как ты себе представляешь сей подвиг? — саркастично поинтересовалась Яла.

Ундина виновато склонила голову. А про пропавший дар-то она и не вспомнила!

— Прости, — покаянно пискнула Лизка. — Но откуда тогда у тебя книжка?

И в самом деле, откуда? Может, Ялисса научилась призывать вещи? А что, неплохая замена утраченному дару. Были духи, стали предметы!

— Мердок принес, — созналась девушка, убирая улику подальше и усаживаясь. — Он ко мне в последнее время часто заходит.

И вот тут Лизавету осенило!

— Так вот ты в кого влюблена!

— В кого? — хлопнула ресницами колдунья и подалась вперед, ожидая услышать нечто интересное.

— Да в Мердока же, разве нет? Ох, Ялка, и угораздило же тебя… Крейра точно инфаркт хватит, а он мне еще живым нужен!

Выслушав причитания подруги, Ялисса только расхохоталась. Громко, с сотрясанием и всхлипами! Лизка даже сощурилась подозрительно: истерика у нее, что ли?

— Я-ал?..

Темная сунула голову под подушку и еще какое-то время продолжала забавно хрюкать.

— Что «Ял»? Что «Ял»? — вопросила она наконец с возмущением.

— Не расстраивайся, все будет хорошо, — пообещала Лиза, присаживаясь на краешек кровати. — Хочешь, я с Крейром поговорю? И с Мердоком тоже могу…

Видно, предложение оказалось впечатляющим, потому что Ялисса не только из своего укрытия вынырнула, но и заметно посерьезнела.

— Нет уж, ни с кем говорить не надо. Если уж на то пошло, Мердок тут вообще ни при чем.

— А ходит тогда зачем? — Вопрос ундине казался закономерным.

— Так, — после короткой паузы отозвалась темная. — Книжку вот принес, иногда мы просто разговариваем. Пару зелий на нем тестировала. Знаешь, Лиз, когда вся эта чепуха с влюбленностью случилась, я и сама первым делом о нем подумала. Чего уж там, воплощение у него симпатичное. И всегда одинаковое, что у духов редкость.

Царевна слушала и старалась запомнить новую информацию. С потусторонними ей еще общаться и общаться, так что лишние знания могут однажды оказаться полезными.

— И что?

— А ничего! — вновь хохотнула Ялисса. — Нет у меня к нему серьезных чувств. Оболочка нравится, конечно, но глубоко внутри сидит понимание, что все это не взаправду. Понимаешь?

Это Лизе было близко, сама она не раз напоминала себе, что тот Мердок, который гулял с ней по другому миру, танцевал в клубе и не раз оказывался под рукой в трудную минуту, — всего лишь видимость. А настоящего его она и не знает, наверное.

Поэтому кивок вышел искренним.

— Кто же тогда? Неужели совсем никто на ум не идет? — с тоской спросила правительница Угодий, заранее зная ответ. Если уж рыбка не смогла определить…

Но молчание Ялы вдруг сделалось каким-то… не таким, в общем. В груди царевны невольно шевельнулись подозрения. Рыбка рыбкой, но женскую интуицию не обманешь. Да и взгляд у подруги что-то уж больно мечтательным стал…

— Я-ал?

— Ну что еще?

— Признава-а-айся, — растягивая гласные, почти пропела Лизавета.

Вроде бы колдунья вознамерилась опять отнекиваться, но в последний момент отчего-то передумала.

— Особенно не в чем, но одна догадка у меня есть.

— Ну-ка, ну-ка…

Долгий, задумчивый вздох.

— Помнишь нашу первую поездку к океану? — В этом месте Лизка торопливо кивнула. — Ты тогда уплыла надолго, а я на берегу сидела. Вот там-то я его первый раз и встретила!

— Кого? — попыталась внести ясность обладательница сверкающего хвоста.

— Не знаю! — Лицо девушки просветлело, карие глаза засияли. — Он в маске был. Кажется, своровал что-то у темных и дал деру, а те за ним. Ну я, конечно, подданных быстро развернула, как-никак сестра правителя.

— А он?

— Поцеловал!

— Ах-х!..

— И сбежал, ни имени, ни адреса не оставил, зараза такая.

Позже Яла рассказала, как встретила того же таинственного незнакомца, когда в Златень за ингредиентами для зелий ездила. Городок находится в приграничье, и хоть и относится формально к Заресскому царству, от темных там не слишком шарахаются. Вот названая сестра правителя Угодий и расхаживала по лавкам, пополняла запасы трав и просто получала удовольствие от процесса.

И в одном магазинчике наткнулась на него. Опять в темной маске, парень как раз мазь заживляющую покупал, а хитрюга-продавец (темный наполовину!) попытался всучить ему совершенно негодный товар. Тут в колдунье любительница зелий и проснулась! Темная весь ассортимент перенюхала, прежде чем смогла отрыть хоть что-то дельное.

Захудалая лавчонка попалась! В соседнюю идти надо было.

— А он? — с внутренним замиранием (уж больно романтичной казалась история) вновь спросила Лизанда.

— Опять поцеловал!

— А ты?

— По морде — и деру!

— Ну и ду-у-ура!..

Ялка вздохнула печально, но не обиделась. Согласилась, наверное.

— А на следующую ночь просыпаюсь — и чувствую, обнимает кто-то, — заговорщицким шепотом продолжала темная.

— Он?

— Запомнил меня, людей поспрашивал и нашел. А как в дом проник, я даже и не представляю.

Лизка тоже предположений на этот счет не имела, а потому твердо решила вечером предупредить мужа, что не все лазы он контролирует. Мало ли… С темными нужно быть готовыми всегда и ко всему.

— Как же тогда Лули твою невинность подтвердила? — задалась логичным вопросом Лизавета.

Впрочем, женской солидарности еще никто не отменял.

— Честно, — хихикнула Яла. — Не было ничего.

Оставшееся до ужина время девушки провели за болтовней. Яла старательно вспоминала малейшие детали, относящиеся к своему, как выяснилось, возлюбленному. Но ничего, кроме темной маски на пол-лица и светлых волос, аккуратно зачесанных назад, из глубин памяти так и не выудила. Разве что пришла к выводу, что маска была иллюзией.

— Еще голос у него приятный, — поделилась скудными сведениями колдунья. — Теперь точно все, больше ничего в голову не идет.

— Отлично! — воодушевилась новоявленная правительница Темных Земель. — Отловим всех свободных блондинов, выстроим в ряд и заставим спеть. Глядишь, к пятидесятилетнему юбилею и свадьбу справишь.

С этими словами царевна встала и направилась к двери.

— Эй, ты куда? — тут же забеспокоилась Ялисса. Небось решила, что подруга вот прямо сейчас вознамерилась приступить к выполнению угрозы.

Лизка хмыкнула про себя, но дразнить колдунью не стала. И без того ей несладко сейчас.

— К вечеру переодеваться. Заодно скажу Крейру, чтобы оставил в покое несчастного феерика. Будем искать твоего незнакомца.

Вот тут Яла повела себя в высшей степени странно.

— Не вздумай! — Темная даже с кровати вскочила и схватила ундину за руку. — Любовь — это, конечно, замечательно, но я замуж хочу.

— Но…

— А ждать — не хочу!

Как ни уговаривала Лизавета подругу, Яла уперлась рогом и продолжала стоять на своем. Клятву она дала и собирается ее исполнить, даже если колдун вдруг передумает. И замуж она хочет. Разве что жених страхолюдиной окажется, тогда можно и передумать. А так… Все же Крейр плохого не посоветует.

Что же до незнакомца, прочно обосновавшегося в сердце, — это в маске он весь из себя таинственный и притягательный. А снимет — может, от всей влюбленности один пшик останется!

За всеми этими железными доводами Лизавете не осталось ничего иного, кроме как внутренне признать, что Яла и Крейр действительно брат и сестра. Пусть не по крови, но благоразумие точно общее. И упертость.

Делать нечего, пришлось клятвенно заверять темную в своем невмешательстве и бежать к мужу за советом.

— Пусть знакомятся, пусть, — криво ухмыльнулся колдун, наблюдая, как супруга запаковывается в строгое синее платье с тисненым узором. Скользнул удовлетворенным взглядом по практически отсутствующему декольте… — А я тем временем начну искать типа в маске.

Такой выход виделся наиболее разумным, у Лизы даже от сердца отлегло.

В столовой темные супруги появились первыми, чинно уселись друг против друга в разных концах стола и стали ждать дальнейшего развития событий. Судя по решимости, затаившейся на дне темных глаз, вечер обещал интересную программу. Лизка внутренне дрожала от предвкушения.

Один за другим, сопровождаемые молчаливыми слугами, появлялись будущие гвардейцы стража границ. Или Хранителя Спящего озера? Лизка точно не знала, какую должность Крейр придумал для будущего зятя.

Уже одно то, что все маги оставались целы, невредимы и без признаков испуга на лицах, внушало уважение.

Лейвеос вошел одним из последних. Одарил будущее начальство чем-то средним между кивком и еле уловимым поклоном, вежливо коснулся теплыми губами тыльной стороны ладони ундины, похвалил платье и выбранную прическу. Взглядом провел ревизию в «банде».

— Помнишь, что я сказал про женитьбу? — Принц как бы невзначай акцентировал внимание на условиях договоренности.

Свободы воли не лишится, под дудку новой родни плясать не станет, совести не переступит. Это-то и Лизка помнила. И Крейр уж точно не забыл, потому как сам такой же.

— Надеюсь, и ты помнишь, что я ответил, — без всякого выражения отозвался правитель Темных Угодий.

На этом обмен любезностями пришлось свернуть. Распахнулась дверь, и, стуча каблуками, позвякивая многочисленными золотыми браслетами и шурша бледно-лиловым платьем, в столовую вплыла Ялисса. Пробежала напряженным взглядом по рассевшимся за столом мужчинам в поисках того самого…

— Добрый вечер. Надеюсь, я не слишком опоздала?

Крейр и Лиза дружно покачали головами и послали родственнице ободряющие улыбки.

Чтобы стало понятно, кто жених, Лейв вскочил со своего места, зачем-то прихватив с собой пару кубков, и устремился навстречу невесте. Последовал обмен напряженными улыбками, поцелуй руки, нечто отдаленно похожее на реверанс — и в ладонь темной перекочевал один из кубков, наполненных пряным вином.

Остальные присутствующие, хоть и чувствовали себя явно лишними, поспешили поддержать сватаемых.

— Что ты, милая, — как-то уж слишком вкрадчиво проговорил блондин. — Тебя я готов ждать вечность.

Тонкий юмор феерика оценили все. Особенно Яла, которая в тот момент как раз глоток вина сделала. Разве же такое под руку мнительной (ввиду действия проклятия) девушке говорят?!

Колдунья поперхнулась и громко закашлялась. В женихе, видно, совесть взыграла, потому как он шагнул к ней и деликатно похлопал по спине. Помогло вроде. Только у Ялы не то рука дрогнула, не то вредность шевельнулась… как итог, по бежевому камзолу расползлось бордовое пятно.

В общем, встреча прошла на уровне.

— Эти двое друг другу определенно подходят, — сделал вывод Крейр. Судя по хмыканью, большинство присутствующих за столом были с ним солидарны.

Вероятные супруги смущенно отодвинулись друг от друга. Яла пыталась бормотать извинения, но, видно, с непривычки выходило не очень внятно. Лейв моргнул, тряхнул светлой шевелюрой и смылся переодеваться.

Надолго так. Сбежал, не иначе.

Ужин тек плавно, Лизка даже заскучала. Никогда она не жаловала официальных мероприятий, где требовалось хозяйку изображать. Вроде и манерам обучилась, и местный этикет усвоила, даже делать непроницаемое лицо, так и говорящее «Я — темная владычица, бойтесь!», повадилась. А все равно чувствовала себя неуютно. Главным образом потому, что приходилось сидеть далеко от Крейра. Ни пошептаться, ни за руку взять, ни дотронуться мельком.

Яла старалась спрятаться в тарелке, но вид у темной был совершенно отсутствующим. Лизка готова была спорить, что подруга не то что вкуса — запаха еды не чувствует.

Ситуация казалась царевне все более любопытной.

И только Крейр как ни в чем не бывало поглощал кушанья и поддерживал ненавязчивую беседу с гостями. Как и предполагалось изначально, все они приходились принцу товарищами по несчастью. То есть являлись выходцами из достаточно знатных семей, по каким-то причинам вынужденными покинуть дом без гроша за душой. Так что разбойники темным попались самые что ни на есть благородные.

— А вы, случаем, в Златене не промышляли? — полюбопытствовал колдун.

Мужчины дружно затрясли головами.

— Даже в окрестностях не были, так что если случилось что — это точно не мы. А вот в соседнем Борее были пару месяцев назад, это да.

— Правда? — заломил бровь правитель Угодий, как бы намекая на продолжение истории.

И один из гостей, рыжий и с забавной родинкой на носу, не замедлил ему это продолжение поведать:

— Мы тогда к нанимателю одному ехали, но это неинтересно. А вот недалеко от города нарвались на марианского министра. Паскуда та еще, доложу я вам. Нет бы Лейву развернуться да драпать, так он в драку полез. Ну и мы за ним, естественно.

— Стоит спрашивать, кто победил? — На губах темного обозначилась холодная усмешка.

— Их было больше. Намного, — неприязненно буркнул кто-то из изгнанников.

Еще бы, кому охота о поражении вспоминать!

На этом прелюбопытнейший разговор благополучно загнулся. В столовую вернулся Лейвеос.

— Прошу прощения за долгое отсутствие, — ослепительно улыбнулся блондин. Задержка выглядела вполне оправданной: белоснежный костюм сидел на нем идеально.

Ялисса тут же выпала из своих мыслей и впилась взглядом в мужчину. А вот он… охотно включился в разговор, выяснял подробности относительно будущего места работы, расточал улыбки и похвалы в сторону хозяйки мероприятия. В общем, делал вид, будто невесты у него нет и не предвидится.

Скрип зубов темной даже Лизка на противоположном конце стола услышала! Яла нет-нет да и примеривалась еще что-нибудь вылить на паршивца. Да и «незаметно» высыпала из кольца в кубок некий неведомый порошочек явно не просто так… Мастер иллюзий, правда, гастрономического интереса к питью не проявил и так же «незаметно» угостил им желто-зеленое растение, кадка с которым так кстати оказалась в пределах досягаемости.

Из чего все присутствующие про себя сделали вывод, что в обозримом будущем на свадьбе все же погуляют. Ну Лизка точно.

Только когда народ из-за стола стал разбредаться, феерик вновь изволил вспомнить о существовании колдуньи.

— Позволь проводить тебя, дорогая. — Лейв бесцеремонно схватил Ялу за руку и пристроил ладошку девушки к себе на локоть. Посмотрел на это дело оценивающе, хмыкнул и, прежде чем темная успела найтись с возражениями, увлек ее к выходу. — Одной по коридорам этого дома бродить небезопасно, — донеслось до оставшихся в столовой супругов.

ГЛАВА 6

Первый Переход

— И что теперь?

— Как ты там говоришь? Надо действовать нестандартно?

Лизанда закончила разбирать сложную прическу и с наслаждением тряхнула волосами. Она, конечно, владычица и все такое, но в простом домашнем платье чувствует себя куда уютнее, нежели в роскошных нарядах и обвешанная украшениями.

Колдуну достался косой взгляд.

— На разведку пойдем, — по-мальчишески усмехнулся Крейр, взял жену за руку и вывел в темный коридор.

Дорогу до комнат Ялиссы Лизка узнала. В тот же миг в голове проступили очертания плана, над которым темный весь вечер думал. Вот что значит взаимопонимание!

— Считаешь, он там? — с беспокойством спросила царевна.

— Где же еще?

— Хочешь ворваться и поймать с поличным?

— По обстоятельствам. — Колдун пожал плечами и продолжил уверенное шествие к цели. — Незнакомец в маске, который что-то украл, и разбойник благородных кровей. Дар феерика и сотканная из иллюзий маска. Битва неподалеку, и тот самый незнакомец покупает заживляющую мазь. Многовато совпадений, не находишь?

В душе Лизавета была согласна с колдуном, а потому пререкания свернула и умолкла. Прав Крейр, во всем прав. А что до остального — по ситуации видно будет.

Но колдун-то каков! Все сопоставил, выводы сделал… Вот в ком сваха притаилась.

— Мужчина свахой быть не может, — будто бы в ответ на мысли ундины сообщил темный.

Глаза царевны вспыхнули любопытством.

— Как же тогда они не вымерли еще?!

— Не «еще», а «пока». Их мало, очень мало. И в основном такие женщины объединяются в пары с кем-то, у кого половинки нет. Или уже нет. Понимаешь?

Лизка кивнула и печально вздохнула. Вот и объяснение, почему Лули до сих пор одинока. Присмотреть для нее симпатичного темного, что ли?

Тут в пределах видимости показалась узорчатая дверь, и все посторонние мысли померкли. Надо признать, приближалась к покоям колдуньи Лиза с опаской. Слишком живы были воспоминания о той ночи, когда Ялисса дара лишилась.

А вдруг они с Лейвом там?..

Изнутри не доносилось ни звука, если не считать слабых шорохов.

— Кажется, нет никого… — поделилась наблюдениями царевна.

— Ш-ш-ш!

Крейр прислонился к стене и, не успела Лизка пискнуть, сгреб ее в объятия и притянул к себе. Близость колдуна отозвалась дрожью, шеи коснулось горячее дыхание.

— Ты меня бросил! — прервал идиллию Ялкин гневный вскрик.

Лизавета торопливо отстранилась от мужа. Что он там о нестандартных методах говорил?

— Выжидал момент! — вяло отбивался феерик.

Гневное сопение. Вновь шорох. А потом грохот.

— Ай!

— Будешь знать, как за маской прятаться!

— Ой. Ы… Милая, имей совесть!

Тут Лизка едва в голос не рассмеялась. Темные — и совесть? Ну-ну.

Впрочем, за нее это с успехом сделала Яла.

— Вот наивный! — фыркнула колдунья. — Или не знаешь, на кого позарился? Рассудок — спит, сострадание — отлучилось, благоразумие — в нокауте, — совесть отсутствует как данность.

Из-за двери послышался сдавленный всхлип. Видно, изгнанник наконец размах бедствия оценил.

— Ну что, — Крейр потерся носом об ухо царевны, — спасем парня от злой и страшной колдуньи?

Лизка прислушалась к себе…

«Сострадание, где ты, ау?»

А в ответ — мертвая тишина… Дар пробуждается, не иначе.

— Обойдется, — отмахнулась ундина, выразительно прижимаясь спиной… и тем, что пониже, к мужу. — Боюсь, если сейчас с радостным «Ква!» к ним вломятся любимые родственники, свадьбы точно не будет. Жених от инфаркта скончается!

Крейр не то грозящей потерей стража впечатлялся, не то примером сестры вдохновился, но шпионскую деятельность свернул и торопливо увлек супругу к собственным покоям.


— Помолвка состоится через неделю, свадьба — через месяц. Как раз успею подготовить документы на дом и назначение. Лейв, зайдешь ко мне, обсудим детали. Яла, можешь начинать собирать вещи, — раздал указания колдун и принялся дожевывать завтрак.

Яла едва второй раз за неполные сутки не подавилась.

— И тебе доброе утро, дорогой родственник, — усмехнулся Лейвеос, опустился на стул и с интересом заглянул в тарелку с овсянкой на молоке. Будто бы ожидал увидеть там что-то из ряда вон выходящее.

Меланхолично дожевывающая бутерброд Лизка хотела ему рассказать, что яды, которые используют темные, обычно ни вкуса, ни запаха не имеют, но не стала. Испугается еще, передумает. Оно надо? Тем более что Лизанда еще десять минут назад последний подарочек от любимых подданных нейтрализовала.

И как только исхитряются всякую гадость в дом протаскивать?

Поглощенная раздумьями о том, как бы прогулять скучные уроки так, чтобы Крейр не ворчал, к разговору Лизавета не слишком прислушивалась. Только когда речь зашла об утраченном даре Ялиссы и потусторонних, немного встрепенулась.

— Еще один Переход? — уточнила темная.

Брат молчал. Напряженно, вдумчиво.

— Не думаю, что сейчас подходящее время, — наконец изрек Крейр. — Неладное что-то за Гранью творится.

Тут уж Лизка окончательно перешла в состояние «ушки на макушке». Неладное — это всегда интересно.

— К этому давно шло, — поцокала языком Ялисса и подлила себе еще ароматного кофе.

Ундина только фыркнула раздраженно. Темные! Замечательно, конечно, что брат с сестрой понимают друг друга с полуслова. Но ей-то любопытно!

Тем более когда первый визит к потусторонним на горизонте маячит…

— А можно в подробностях для непосвященных? — пришлось преодолеть гордость и задать вопрос.

Феерик тоже заинтересовался, даже тарелку с так и не удостоившейся его внимания кашей отодвинул.

— Что ж, слушай и запоминай, тебе пригодится. — Крейр тоже прервал трапезу. — Видишь ли, Лиз, духи — создания в основном неразумные, у них, как у животных, главенствуют инстинкты.

Вот с этим Лизавета могла хоть сейчас поспорить. Вспомнить хоть Мердока…

— Преимущественно темные, как ты понимаешь, — продолжал меж тем Крейр.

— Значит, есть дар, который позволяет светлых духов призывать? — Как воспитаннице иного мира, царевне такой вопрос был простителен и позволителен.

По сей день местный уклад вызывал у Лизы удивление. Казалось бы, все логично и правильно: у каждого живого существа есть своя половинка, судьбой ему предназначенная, коли существуют темные духи, в противовес им должны быть и светлые, да и какой у потусторонних разум? Но то ли это Лизка вконец запуталась, то ли логика у родного мира кривая — многие вещи разъяснить могли только те, кто всю жизнь здесь прожил.

— Конечно! — вместо Крейра подтвердил принц. — Только они слабые и пользы почти не приносят.

Лиза кивнула, а про себя решила выспросить об этом потом. Слишком много новых сведений за один раз тоже вредно — что-нибудь обязательно забудешь.

— Так дела обстояли до недавнего времени, — вернул разговор в изначальное русло темный. — Но в последние несколько месяцев духи начали стремительно эволюционировать и набирать силу. Взять того же Мердока, и другие тоже попадаются. Не только среди наших, у светлых тоже непонятно что творится.

Понять ситуацию Лиза пока затруднялась, но крайне озабоченный вид мужа внушал опасения.

— Ходят слухи, будто у духов появился правитель. Абсурд, конечно, и тем не менее следует быть предельно осторожными. Обещаешь? — Крейр проникновенно заглянул ундине в глаза.

Разве ему откажешь!

— Как скажешь, дорогой, — закивала Лизка. А проснувшийся вдруг дух протеста ехидно напомнил, что с такими темпами и дрессированной женой стать легко. Притом тапочки в зубах обещают быть самым простым номером в программе.

— Вот и умница, иди к учителям.

Делать нечего, пошла.

Следующие несколько часов ничем выдающимся не отметились. Крейр специально выбрал преподавателей для царевны из тех темных, которые не смогли бы ей навредить. Самое страшное — учитель танцев ногу оттопчет ввиду длительного отсутствия практики, или наставник истории и местный летописец в одном лице скукой уморит.

Одна только Веля хоть редко, но радовала.

— А духи, власть над которыми дает темный дар, и призраки — разве не одно и то же? — Лизанда бесцеремонно прервала Севелис, которая как раз рассказывала об очередном конфликте марианского царя с кем-то там, и воззрилась на темную в ожидании ответа.

Та замешкалась, переключаясь с одной темы на другую.

— Нет, госпожа, не одно. Призраки раньше живыми были, а продолжают существовать в бестелесной оболочке чаще всего потому, что их удерживает в нашем мире какое-нибудь неоконченное дело. Мне ли вам рассказывать, царевна! Подвластные нам духи — существа иного порядка. Темные сущности, способные принимать любую форму по велению хозяина.

Лизка кивнула и попрощалась с доброй половиной страхов относительно грядущего Перехода. Не надо быть провидицей, чтобы догадаться, что час пробьет в самый неподходящий момент. В крайнем случае у нее желания все еще есть. Но понимание того, что шорох в стройных рядах бестелесных наводит не очередной призрак-маг, придавало спокойствия.

Обдумывая это, ундина даже не заметила, как занятия подошли к концу. Окинула взглядом стопку книг, которым ей предстояло посвятить несколько ближайших дней, и решила, что дальше на повестке дня стоит обед. Желательно с десертом. Потом уже можно с книгой забраться в купальню, украситься хвостом и совместить приятное с полезным.

Но до столовой так и не дошла.

В одном из коридоров, не слишком освещенных даже днем, внимание хозяйки привлек Бантик, с визгом ринувшийся куда-то в сторону.

— Что случилось, дорогой?

Только пса уже и след простыл.

Миг Лиза раздумывала, идти ловить любимца или глянуть — что же его так напутало? Надо было сильно постараться, чтобы здоровенная псина, скуля и дрожа всем упитанным телом, ринулась прочь. Подумала об этом и, поддавшись любопытству, выбрала второе. Если что, сюрприз от любимых подданных она нейтрализует.

К вящему разочарованию Лизанды, за поворотом не нашлось ничего интересного. Даже захудалого проклятия в воздухе не витало.

— Ну я так не играю, — обиделась Лизавета. И только сейчас заметила струящуюся по каменному полу призрачную змейку.

В голове тут же родилась ассоциация со сказочным клубочком. Путеводным.

«Сейчас не самое подходящее время», — припомнились слова мужа. Вот как знала она, что первый визит к потусторонним без сюрпризов не обойдется! Только представляла его себе иначе, надеялась, что Крейр будет наблюдать.

Сердце пропустило удар. И все же царевна послушно двинулась за змейкой, только перед черной дырой портала помедлила. Чего уж там, было страшно до дрожи.

— Лиз, не иди! — возникла за спиной запыхавшаяся Яла. — В исключительных случаях дается второй шанс.

Царевна все еще медлила.

Соблазн отказаться был велик. Да и Крейр не паникер, на пустом месте беспокойства разводить не станет. Но вера в собственную непреложную удачу пьянила и толкала на подвиги. Может, пронесет? А муж тогда ею гордиться будет…

Нарисованная воображением картинка царевне жуть как понравилась.

— Лизка, нельзя сейчас, — раскусила подругу Яла. — Даже брат к духам третью неделю не суется, а он сильнейший колдун из наших. И правитель светлых ему каждый день письма строчит…

Это отрезвило. Что она в самом деле удумала?! Лизка улыбнулась собственной беспечности, представила, что скажет на это муж, и отвернулась от разверзшегося портала.

— Ты права, идем отсюда.

Но отпускать правительницу Угодий так просто духи не собирались.

Запястье Лизанды сжали прохладные пальцы, лишая ее возможности сбежать от судьбы. Яла тихо ахнула и зажала рот ладонью.

— Нет в твоей ситуации ничего исключительного, — почти пропел Мердок, склонившись к уху той, которую должен считать госпожой. — Близкие живы-здоровы, враг не штурмует дом, тебе лично ничто не угрожает. Ты уже достаточно долго в Угодьях, чтобы привыкнуть к темным. И ты готова стать одной из них. Переход выбрал этот день и час, решайся, Лиза, второго шанса не будет!

И с видом змея-искусителя отступил обратно к черной дыре.

Сердце билось так гулко, что Лизка собственных мыслей не слышала. Но вероятность так никогда и не получить нужного дара прочувствовала достаточно, чтобы до смерти испугаться. Ей-то что, но вот наследники Угодьям нужны темные!

Это стало последней каплей.

— Ялисса, — тоном правительницы, привыкшей повелевать, распорядилась Лизавета, — найдешь Крейра и предупредишь обо всем. И пожелай мне удачи.

— Лиз…

— Я быстро, — из последних сил улыбнулась царевна и вложила руку в прохладную ладонь Мердока.

Чернота разрыва в реальностях сомкнулась за спиной.

Долгое время не происходило ничего вообще. Кругом клубилась тьма, лишая возможности разглядеть хоть что-нибудь. И только рука духа придавала немного уверенности, хоть Лизанда ни на миг и не забывала предупреждения мужа. По эту сторону все духи — враги, нельзя им доверять.

И все же Мердок вел, а она послушно следовала за ним. Даже куда — не спрашивала.

Наконец в глазах просветлело, Лизка даже знакомые декорации узнала. Враждебные духи, бесформенными тенями парящие в воздухе, и полумрак. Удивительное однообразие. Нет, за Гранью царевне определенно не понравилось.

— Эта комната, — заговорил провожатый в лучших традициях ее наставников, — в какой-то мере является плодом воображения колдунов. Иллюзия, ставшая реальностью. Вам, людям, сложно поверить, что можно находиться нигде и при этом прекрасно себя чувствовать.

Дух уверенно пересекал зал, увлекая за собой Лизку.

— Пожалуйста, только не говори, будто я должна тебя подчинить! — взмолилась царевна.

Интуиция подсказывала — дохлый номер.

— А хочешь попробовать? — Потусторонний не замедлил шага.

— Нет, — искренне выдохнула Лизавета.

— Вот и отлично. Все равно твой муженек первым успел.

Тени у дальней стены рассеялись, обозначилась дверь. Лизка даже за руку себя ущипнула, дабы разогнать галлюцинации, но явно лишний предмет интерьера никуда не делся. И даже поддался, когда Мердок взялся за ручку.

— Постой-ка, а как же мой Переход?!

— Ты по ту сторону Грани, этого мало?

Ответа Лизка не знала, потому просто промолчала. И в очередной раз задумалась о первом желании. Если загадать его прямо тут, сбудется?

— Это тоже я придумала? — Лизка обвела взглядом уютную комнату, обнаружившуюся за дверью.

Мягкий диван, письменный стол и кресла, все стены заняты книжными шкафами. Только окон нет.

— Я. — Дух чуть улыбнулся и подтолкнул гостью в спину, принуждая переступить порог.

Сам вошел следом и в мгновение ока преобразился. Лизка на целую минуту дар речи потеряла. Фигура сделалась темной и какой-то размытой, сразу видно — не человек. А вот черты остались прежними. Породистое лицо, глаза не то карие, не то зеленые, темно-каштановые волосы ниже плеч.

— Ты…

— Не превратился в бесплотную тень? Да, в этом смысле я сильнее себе подобных.

В могуществе духа сомневаться не приходилось. Даже золотые путы подчинения не затягивались цепью на его шее, а свисали на грудь украшением. Будто бы Мердок сделал одолжение подчинившему его колдуну, позволив надеть на себя лишний аксессуар…

— Так это о тебе слухи ходят! — пришло озарение.

Темные губы дрогнули в улыбке.

— Устраивайся поудобнее, нас ждет долгий разговор.

Дверь вновь заволокли тени, так что Лизке не осталось ничего иного, кроме как подчиниться и опуститься в глубокое кресло у стола. Царевна побарабанила пальцами по темной столешнице. Не занятые ничем руки надо было куда-то деть. Чаю бы сейчас, а лучше — кофе…

Не успело желание оформиться, как на столе уже дымились две кружки.

— Однако, сервис… — оценила гостеприимство Лизавета. А про себя подумала, что любая земная кафешка обзавидовалась бы такому.

Мердок занял место напротив и с любопытством заглянул в свою кружку. Осторожно попробовал и фыркнул, обжегшись.

— Ты знаешь, что стало с Ялкиным даром?

— Тебя сейчас должен твой собственный волновать.

— Начнем с малого. Так все-таки?

Дух задумчиво принюхался и сделал еще глоток, после чего все же отставил напиток. Видно, тот не пришелся ему по вкусу.

— Выплеснулся в пространство, и теперь его не вернуть. Но это больше не является проблемой, царевна. Через месяц Ялисса выйдет замуж и переймет дар мужа. С собственным ей бы в любом случае пришлось расстаться.

Лизка кивнула. И как об этом раньше никто не подумал?

— А подвластные ей духи?

— Твои. — Мердок триумфально улыбнулся.

— Что?!!

— Считай, что Переход прошел успешно, Лиза.

Женская логика царевны прихватила интуицию и выпала в астрал. Хотя… А сама Лизка сейчас где находится? Вопрос требовал обдумывания, посему повисла долгая пауза.

— Что ты хочешь взамен? — наконец собралась с мыслями ундина. Она, конечно, наивна во всем, что касается общения со всякого рода волшебными существами, но не до такой же степени!

— Вот мы и подобрались к самому интересному. — Потусторонний улыбнулся с таким предвкушением, что гостью нервная дрожь пробрала. Даже горячий кофе, который все никак не выпивался, не спасал.

Не к такому Переходу она больше года готовилась. Где ритуал, напоминающий битву? Для того чтобы его выдержать, царевна даже чем-то напоминающим восточные единоборства занималась, правда, успехов не делала никаких. А еще — медитацией и энергетикой, но во время таких уроков так и норовила уснуть.

В общем, не напрасно Лизка у рыбки еще три желания выпросила.

— Слушаю, — склонила голову правительница Угодий, беззвучно моля высшие силы, чтобы требования духа не оказались слишком высоки.

На врага Мердок уж точно не походил.

— Ты хорошая девочка, светлая, если позволительно так сказать про жену сильнейшего из колдунов. И мне совсем не хочется, чтобы темный дар испортил тебя.

Желание собеседника ундина разделяла. Кабы не будущие наследники, ни за что за Грань не сунулась бы. Да и Крейр бы не отправил, сам не раз говорил.

— Я сделаю тебя временной хранительницей семейного дара с возможностью передавать его по наследству. Воспользоваться толком не сможешь, но духи будут оберегать тебя. Подходит?

Лизка на миг представила себя угрюмой колдуньей и не сдержала смешка. После чего тряхнула головой, радуясь, что мерзкой перспективы удалось избежать, и с визгами и поцелуями ринулась к Мердоку через стол. Тот с перепугу чуть под этот стол не залез!

— Я так понимаю, это «да»? — пропыхтел воплощенный, отбиваясь от воспылавшей благодарностью царевны. — Или ты просто меня придушить решила?

— Быстро признавайся, чем я буду расплачиваться за твою доброту? — притворно зарычала осмелевшая Лизанда, даже трепыхающегося под ней мужчину за шею схватила.

Тот отмалчиваться не стал.

— Желание.

Лизанда замерла, недоверчиво прислушиваясь к тихому голосу.

— Потрать на меня одно желание. Я хочу жить, дышать, чувствовать. И умереть однажды, когда придет мой час.


— Зал с порталами?

— Нет, лучше чердак.

Глаза, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся больше зелеными, чем карими, удивленно расширились.

— Почему?

— Уверена, Крейр сейчас там. Волнуется, наверное, не увидев меня внизу…

Послушная духу, впереди разлилась чернота портала.

— Не понять мне ваших эмоций… — вздохнул Мердок, жестом указывая царевне на открывшийся путь.

Тени уважительно кружили в отдалении, но приблизиться не смели.

— Пока не понять, — особенно акцентировала первое слово Лизанда.

И без страха шагнула в портал. Домой!

«Еще и магией владеет!» — восхищенно отметила про себя ундина, пересекая Грань.

Дух оказался идеально точен. Миг — и царевна обнаружила себя на светлом чердаке. Еще один — и все вокруг поплыло. Крейр сгреб жену в охапку и закружил.

— Люблю тебя, — выдохнул темный.

Подобных нежностей раньше за ним замечено не было, из чего Лизка сделала закономерный вывод относительно степени испуга колдуна. За нее! Это приятно грело душу.

— Эй, полегче! Поставь, где взял.

Прислушаться темный и не подумал, перехватил драгоценную половину поудобнее и размашисто зашагал к выходу. Только тогда Лиза заметила маячащих за спиной правителя Угодий Ялу с Лейвом. Выходит, даже темным время от времени моральная поддержка требуется!

— Что ты делала? Почему я тебя не видел? Ну же, рассказывай, как все прошло? Переход не удался? — теребил молчаливую суженую Крейр.

Лизка почувствовала, как сердце сжимается от его заботы.

— Я везучая, забыл? — хихикнула царевна, крепче цепляясь за плечи мужа. Упасть со скользящей серебряной лестницы не хотелось. — Разве у меня могло что-то не получиться?

— Желание загадала?

— Нет, Мердок помог. Но и желание использовала, только потом.

По-хорошему, замолчать стоило, еще когда колдун напрягся. Руки мужчины чуть не разжались от возмущения, и Лизка оказалась как никогда близка к свободному полету. Однако царевна не только не вняла очнувшемуся вдруг голосу разума, но и в подробностях рассказала про необычный Переход и судьбу первого желания.

И с минуту в повисшей тишине удивлялась про себя — чего это все затихли да недовольными взглядами ее буравят? Все же хорошо сложилось!

Уже и лестница свой путь почти завершила…

Обстановку разрядила Ялисса.

— Хотя бы до покоев дотерпи, развратник! — громко зашипела колдунья на жениха.

Лейв отдернул руку от лиловых юбок и чуть заметно покраснел.

— Прости, милая, рефлекс.

— Что-о?! — тут же взвилась девушка. — В людном месте лезть под юбку к стоящей рядом даме — это у тебя уже в привычку вошло?! Ну, знаешь…

Через плечо мужа Лизка могла видеть, как обиженно надулась темная, даже запыхтела разгневанным ежиком.

— Да не этот рефлекс! — теперь уже густо покраснел феерик. Только что с лестницы не сиганул. — Другой!

— А какой? — шепотом спросила Лизка. Милые бранятся — тем и тешатся, а ей любопытно!

Зачарованная лестница наконец вывезла их в один из коридоров верхнего этажа, но свободу передвижения Лизке так и не дали.

Лейв смутился еще больше, но здраво рассудил, что в сложившейся ситуации лучше сказать правду. Не то эти темные такого себе напридумывают, сам потом не рад будешь. Это-то и Лизке хорошо знакомо было — все же больше года в Угодьях.

— У нее там карман.

— И что? — вопросили девушки в один голос.

— А в кармане — монетки звенят.

— Ах ты, ворюга! — нашла новый повод для недовольства Ялисса и гневно сверкнула на будущего мужа глазами.

— Зато не развратник, — гордо заявил тот.

На продолжение предсемейных разборок Лизке полюбоваться самым коварным образом помешали. Потому что свои на горизонте маячили! Колдун прошипел нечто зловредное и о-о-очень многообещающее, закинул прогневившую его женушку на плечо и стремительно скрылся в сплетении коридоров.

ГЛАВА 7

Ослепленные желаниями

Тяжелая дверь громыхнула за спиной, и в тот же миг царевна ощутила под ногами твердость пола. Наконец-то! Но сосредоточиться на приятном не удалось, над новоявленной темной нависло разъяренное лицо колдуна.

Вот когда Лизка пожалела, что не вымахала с него ростом! Тогда подавлять своим гневным видом Крейру было бы затруднительно. Смешок сам собой сорвался с губ.

И о чем только думает?! В такую минуту!

— Ничему-то тебя наставники не учат, — досадливо буркнул властитель колдунов.

— Так и прогнал бы их, что зря время тратить! — прямо предложила царевна. — А всему, чему надо, я на практике научусь.

Знала, конечно, что прагматичный и до мозга кости правильный муж на такое ни в жизнь не согласится, но не испытать удачи не могла. А вдруг?..

— Лизка! — простонал колдун и полыхнул потемневшим взором.

Ну нет так нет…

— Что — Лизка? — начала злиться ундина. — У меня главная цель была какая? Заполучить темный дар. Тебе результат не нравится?

— Все дело в средствах. — Колдун принялся измерять шагами покои. — Ты не можешь корректировать реальность без веской на то причины.

Царевна насмешливо изогнула бровь.

— Вообще-то могу, еще целых два раза. А потом можно у рыбки еще желаний выпросить… И кстати, причина того стоила!

Крейр коротко рыкнул и несколько секунд глубоко дышал, пытаясь взять себя в руки.

— Лиза, он всего лишь дух. Ты могла пожелать что-то куда более полезное…

Ага! Вот где колдовская натура вылезла!

— Мои желания — как хочу, так и использую! — из чистого противоречия заявила Лизанда. — А не нравится — надо было на принцесске какой-нибудь забитой жениться. Были бы тебе и тапки в зубах, и послушная жена.

В общем, первая семейная ссора вышла что надо. Много чего темные супруги друг другу наговорили, летали подушки, Лизка даже пару ваз старинных расколотила. Духи — и те выглянули из-за Грани, понаблюдать за разборками в колдовском семействе.

Первым, как самый благоразумный, замолчал Крейр. Смерил жену тяжелым взглядом и скрылся в кабинете. Дверью так хлопнул, что стекла в окнах по всему дому задрожали! Еще и магии в удар добавил, наверное…

— Ну и пожалуйста… — всхлипнула ундина.

Вначале Лизка обижалась взаимно, потом — из принципа, а через час… понимание всей глупости собственного поведения нахлынуло бурной волной. Знала ведь, за кого замуж шла! Колдун жёсток, принципиален и до невозможности прагматичен. Небось уже все три желания с максимальной пользой распланировал.

И ее, как всегда, не спросил…

Нет, первой мириться она все-таки не пойдет. Пусть темный тоже свою вину прочувствует. А как явится с извинениями, Лизка его и простит с удовольствием для обоих.

Укладываться спать, так и не помирившись, было особенно грустно. Царевна завернулась в одеяло, легла так, чтобы оказаться спиной к мужу, когда тот вернется, и долго лежала с открытыми глазами. Ждала. Но время шло, ночь за окном окончательно утвердилась в своих правах, и часы на первом этаже громко оповестили о начале новых суток, а Крейр все не появлялся.

Неужто не придет? Что-то холодное заворочалось в груди.

«Что же мне теперь, до утра ждать, пока его перенесет ко мне?» Такая мысль восторга у царевны не вызвала совершенно. А если не сработает закон половинок? Если Крейр какой-нибудь амулет нацепил вроде тех, что воины в походах носят?

Лизка была близка к тому, чтобы плюнуть на гордость и отправиться на поиски разобидевшегося колдуна, когда тихонько отворилась дверь. Облегченный вздох царевны, наверное, даже в подземельях услышали.

Стараясь сильно не шуметь, Крейр разделся, опустился рядом с женой и отвоевал себе кусочек одеяла. Лизка специально дала как можно меньше, чтобы он не вздумал спать на противоположном конце кровати. Какое тогда примирение?

«Обними, обними, обними», — как заклинание повторяла про себя Лизанда.

И подействовало же! На талию опустилась теплая тяжесть.

— А ну руки убрал! — взбешенной кошкой зашипела царевна.

Темный безропотно подчинился и отвернулся на всякий случай.

Через минуту ситуация повторилась, с той лишь разницей, что теперь ручки к спине колдуна потянула Лизка. Погладила ласково, подышала в затылок, не без удовольствия ощутила, как муж отозвался на ласку…

— Я сплю, — холодно оборвал попытку примирения темный.


После нескольких часов возни примирение состоялось только к утру. Так что завтрак царевна благополучно проспала, выданные учителями книги, как и планировала, отнесла в купальню (был соблазн утопить, но Лизка сдержалась), но ни под одну из обложек так и не заглянула. Успеется, целых два дня впереди!

Крейр, который как раз застегивал пуговки на камзоле, смерил супругу ироничным взглядом.

— Честное слово, я все прочитаю!

— Может, и впрямь не нужны тебе эти учителя…

Слышать от него подобные речи было по меньшей мере странно. Лизка, приблизившаяся, чтобы повязать мужу шейный платок, так и замерла с поднятыми руками.

— Что?.. Я, кажется, ослышалась.

— Я же вижу, что ты так и норовишь увильнуть от скучных обязанностей, — тепло улыбнулся колдун. — А не жалуешься, чтобы меня не расстраивать. За год ты достаточно выучила, остальное действительно придет со временем.

Лизка пинком выкинула себя из ступора и справилась наконец с платком.

Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Ссориться с ним чаще, что ли? На этой мысли царевна загадочно улыбнулась и опустила глаза, чтобы скрыть поселившееся в них мечтательное выражение. Это она минувшую ночь вспомнила.

— Но…

— Я и без того планировал лично обучать тебя правильно взаимодействовать с даром. Но раз уж такая необходимость отпала, будет просто хорошая возможность побыть немного вместе.

Нет, все-таки он не шутит! Ундина готова была прыгать от радости и хлопать в ладоши.

— Сейчас? — Лизанда расправила последние складки на черном платке, отряхнула рукав колдуна от несуществующих пылинок и отступила на шаг.

Темный выглядел строго и царственно, как и подобает настоящему правителю. Царевнино любопытство мигом возжелало узнать, для кого это он весь такой важный.

— Сейчас не получится, — вздохнул Крейр и ласково погладил жену по щеке. — У меня совместный Переход с правителем светлых.

Лизка в ужасе отпрянула.

— Переход?! Сейчас? Когда он только успел прибыть, вроде не докладывали…

— Ардмира нет в Угодьях, мы за Гранью встретимся. Не переживай, лягушонок, соскучиться не успеешь, как я уже вернусь. А вечером запремся в покоях и разберем наконец подарки, идет?

Хотелось возразить, а лучше — вцепиться в него что есть силы и не пускать никуда, но Лизка отлично понимала всю зряшность истерики. А потому послушно кивнула, поцеловала мужа на удачу и проводила до самого зала с порталами.

— Люблю тебя, — вернула царевна колдуну вчерашнее признание. И суток не прошло!

Тот на миг прижал суженую к груди и скрылся во тьме портала.

А Лизка в столовую побрела.

Девичий щебет слышен был еще в соседнем коридоре. Лизка торопливо минула оставшееся пространство, обрывки слов сложились в целые фразы:

— Вот и я говорю: все для них делаешь, завтрак, обед, ужин готовишь, за собой следишь, красоту наводишь, пироженки лишней не съешь… А он взял и охладел! И как теперь быть?

Лизавета остановилась. Прислушалась. Голос, в котором явственно сквозили плаксивые интонации, показался царевне знакомым.

— Закапывать, — жестко припечатала Ялисса.

Царевна всхлипнула от смеха. Разве что пополам не сложилась, да и то только потому, что вспомнила о своем высоком статусе. Ей вроде как не пристало.

— Что-о?

О, а вот и еще один знакомый голос!

— Если охладел, пора закапывать, — как ни в чем не бывало повторила Ялисса и звякнула чашкой о блюдечко. — Тут уже кружевным бельем и духами с афродизиаком не поможешь, даже приворотное вряд ли подействует. В крайнем случае, можно зомбика сделать, только это некроманта вызывать надо.

Судя по звукам, в столовой кто-то подавился.

— С добрым утром, госпожа! — бодро рявкнули столпившиеся перед дверью стражники, выдавая Лизкино присутствие.

Царевна только поморщилась. Темные! Даже подслушать спокойно не дадут. Утро у них доброе, как же! А ничего, что уже за полдень давно перевалило? И морды у парней до того масленые, словно сейчас вопрос «Когда ждать прибавления в темном семействе?» крупными буквами прямо на лбах проступит.

Одно слово, темные!

— Уже давно день, — холодно кивнула правительница и шагнула в распахнутую перед ней дверь.

Да так и обмерла.

— О, Лизка проснулась, — поприветствовала ее Яла. — А у нас гости.

Машка с Дашкой, те самые неразлучные болтушки из параллельной реальности, улыбнулись натянуто и приветственно помахали иномирной царевне.

— Да уж вижу, — буркнула Лизавета и прошествовала к своему месту.

Скука скукой, но, видно, учитель хороших манер к ней не зря дважды в неделю наведывался. Лицо Лиза удержала, ничем удивления не выказала.

— Хватит уже лыбиться и махать! Я и так поняла, что вы жутко соскучились. Ял, что эти здесь делают?

Войдя в роль хозяйки дома, каковой, по сути, и являлась, Лизка наполнила чашку ароматным кофе, методично обмазала булочку вареньем и только после этого перевела холодный взор на гостий. На самом деле было страшно и любопытно, еще и интуиция подсовывала совсем не радостные предположения. Но показывать чужачкам свое состояние Лизка не собиралась.

С мужа взяла пример, не иначе.

— Портал ваш смогли восстановить, — поморщилась Яла. Гостям колдунья была не рада и не считала нужным это скрывать.

Тут в разговор вступили Машка с Дашкой и подробнейшим образом рассказали о своих подвигах. Началось все с того, что они познакомились с колдуньей. То есть это Ритка познакомилась, которая комнату у Машкиной бабки снимала, которая, в свою очередь, жила через два дома от Лизкиных родителей, тех, которые приемные. Пожилую женщину Лиза помнила смутно, ее квартирантки не помнила вообще, но что-то внутри подсказывало — правду говорят.

А колдунья взяла и оказалась настоящей! А еще — молодой совсем и не чуждой девичьих забав. Вот и приворожила за «спасибо» к новым подругам половину знакомых парней. Еще были чары на красоту, заколдованные зачетки и так, по мелочи.

Но портал в параллельный мир — это действительно круто! Девчонки даже не поверили сперва. И только очутившись в мрачном доме, больше напоминающем катакомбы, осознали, как им повезло.

— Хорошо еще, я мимо проходил и эту парочку вовремя заметил, — вклинился Лейв. — Иначе натворили бы они дел!

Лизка кивнула и прошлась задумчивым взглядом по худенькой и вертлявой блондинке Маше, глянула на пухленькую рыжеволосую Дарью… И куда теперь их девать?

Обратно засунуть нельзя — слишком много знают. Да и Крейр за такое по головке не погладит…

— И зачем явились? — осторожно спросила царевна. — Тоже хотите в мой гарем? Так нельзя, я девушками не интересуюсь.

Улыбки иномирянок сделались злорадными и торжествующими.

— Хорош врать! — прямо взглянула на бывшую сокурсницу более бойкая Машка. — Ариста видела нас в окно, тогда, во дворе. И узнала твоего красавчика. Говорит, он у вас тут большая шишка.

— Молодой, симпатичный, богатый, — подхватила Дашка. — Повезло тебе, Лизок. Хотя она сказала, характер у него тот еще.

Правительница Угодий только ресницами хлопала обалдело. Мозг никак не хотел воспринять новую информацию.

— Из наших девица, — больше для себя отметила Яла.

— Чего же вы хотите? — видя, что царевна в полнейшем ступоре, проявил несвойственную феерикам практичность Лейвеос.

Девушки замялись.

— Ну-у… А что у вас есть интересного?

Ситуация вот-вот угрожала обернуться катастрофой. И Крейра, как назло, нет рядом! Хотя Лизанда даже не знала, хочет ли навешивать на мужа очередную проблему. У него их без того вагон и маленькая тележка.

— Желание загадать, что ли? — задумчиво пробормотала везучая царевна.

Осталось обдумать, как его сформулировать, чтобы всем хорошо было.

— Ты еще и желания исполнять можешь?! Вау!!! — взвизгнули гостьи. — Тогда сделай и нас такими же красотками, как ты теперь стала! Фигура какая… а волосы блестят… Так, что бы нам еще захотеть?.. Кстати, количество желаний ведь не ограничено?

От такой прыти жительниц соседнего мира Лизка вновь выпала в астрал.

— Знаешь, дорогая, я палачей пока не звала, но, если надо, могу сварить яд. — Ялисса окинула земных гостий плотоядным взглядом, будто бы прикидывала, под каким соусом их лучше употребить.

Девчонки слаженно пискнули и попытались улезть под стол.

— Р-р, тяв! — отреагировало на вторжение на его территорию нечто пушистое и трехглавое.

Щенок, которого Крейр подарил тогда еще невесте, за год отъелся, вымахал крупнее Бантика и заметно обнаглел. И теперь, с легкой Лизкиной руки, которой старая кличка быстро разонравилась, звался Горынычем. Огнем, правда, не плевался, зато лизаться обожал.

Именно с такими намерениями мохнатая громадина о трех головах и рванула к гостьям. Только о планах своих предупредить забыла да зубастость приличную такую продемонстрировала…

Грохот свалившихся со стульев обморочных девиц был в коридоре слышен. Иначе с чего бы в столовую столько стражников набежало?

Тут-то Лизка и очнулась, даже план дальнейших действий скоренько придумала.

— Стража! Этих двоих никуда отсюда не выпускать.

Лица мужчин сразу же приобрели самые зверские выражения.

— Так, может, мы их сразу… того? — и во взглядах такая надежда…

— Вернусь — чтобы живые были! — прошипела ундина, направляясь к двери.

— А можно…

— И невредимые!

Среди колдунов прошелся разочарованный вздох.

— Ну как всегда…

Плотно затворила за собой двустворчатую дверь, оставив хранителей (ага-ага!) мира и покоя в доме правителя в столовой, и бросилась бежать. Катакомбы дом и в самом деле напоминал, особенно нижние его этажи, но ориентировалась Лизка здесь не хуже, чем в квартире приемных родителей. А там всего две комнаты было!

Когда дар в ней появился, дом будто бы признал новую хозяйку и начал ей понемножку помогать. Во всяком случае, Лизке нравилось так думать.

Добралась до покоев, заперлась и крикнула громко:

— Мердок!.. Ну Мердок же!!!

В ответ — тишина.

— Сейчас желание обратно загадаю…

Вот оно — искусство обращения с потусторонними сущностями! Темный буквально вывалился из вспыхнувшего портала.

— Более неудачного времени ты подобрать не могла?

Возмущение потустороннего Лизанда проигнорировала. Не до того сейчас!

— Крейра мне найди. Вопрос жизни и смерти!

Наверное, лицо у правительницы было все же испуганным, потому что дух сию же минуту бросился выполнять поручение, даже вопросов задавать не стал. Лизка же подобрала юбки, залезла с ногами в кресло и настроилась на ожидание. Жаль ей было тревожить мужа очередной напастью, но идеи лучше в голову не пришло. Да и боязно за темного, который непонятно чем занят по ту сторону реальности. Может, своим зовом Лизка от беды его спасает?

— Что стряслось? — Колдун, встрепанный и взволнованный, выпал из темной дымки очень скоро, ундина даже отдышаться толком не успела. — Лизонька, ты цела? Обидел кто?

Крейр ощупал взглядом супругу, заметных повреждений не нашел и немного успокоился.

— Катастрофа… — срывающимся голосом возвестила Лизанда. И в красках пересказала последний час.

Темный слушал, в задумчивости барабанил пальцами по подлокотнику кресла, но настроение по смуглому лицу определить было сложно.

— Жалко на этих дурех второе желание тратить, — наконец подытожила со всхлипом Лизка и умоляюще посмотрела на мужа.

Он сильный и умный, неужто ничего не придумает?

— А на духа бесплотного, значит, не жалко было? — скептично уточнил правитель Угодий.

На что Лизка без раздумий потрясла головой.

— Мердок — свой, а эти — чужие.

Этим было все сказано.

Несколько мгновений над владениями темной четы витала тишина. Крейр думал, Лизка паниковала, извне не долетало никаких звуков, по которым можно было бы понять, что творится в столовой.

Наконец колдун хитро блеснул почерневшими глазами.

— А желание загадать придется, иного выхода я не вижу.

— Хлюп!!!

— Да не реви ты. — Теплые губы ласково потерлись о Лизкин висок. — Речь идет вовсе не о твоих желаниях.

Широко распахнутыми глазами царевна уставилась на интригана. Определенно, он придумал нечто грандиозное. Вон какая физиономия довольная! Но Лизке пока было невдомек.

— Жди здесь, — таинственно скомандовал темный и зашагал на выход.

— А…

— Сейчас вернусь. — Объяснение вышло не более информативным, чем изначальная команда.

Делать нечего, пришлось подчиниться.

Вернулся колдун и в самом деле быстро, Лизка даже озадачиться толком не успела. Распахнул тяжелую дверь и стремительно вошел в покои. Да не один, а с Луилит под руку.

Из чего Лизанда сделала вывод, что порталы — вещь в хозяйстве порой просто незаменимая.

— Ты что, серьезно дашь им все, что попросят? — недоверчиво сверкнула глазами ундина и обхватила себя за плечи, чтобы не так сильно дрожать от возбуждения.

Ситуация перестала быть пугающей, теперь было просто интересно.

— Конечно! — сладко улыбнулась золотая рыбка. — Идем, малышка, тебе понравится…

И, шурша золотистым одеянием, властительница желаний выплыла в коридор. Движимые любопытством, Лизка с Крейром рванули за ней.

— Это еще кто? — насторожились наглые гостьи. Уразумели уже, наверное, что от этого дома можно чего угодно ожидать.

В углу обиженно хмурил все три морды Горыныч, которому отказали в вожделенной ласке. В лучших чувствах оскорбили! И даже только что приготовленные котлеты, которые одна за другой закидывала в раззявленные пасти Яла, собачьего настроения не улучшали.

Обиделся сильно? Нет, скорее всего, просто двух десятков котлет любимцу темного семейства показалось маловато. А если еще на три морды поделить, у-у-у…

— Добрая волшебница! — не сдержалась Лизка.

Две пары глаз загорелись алчным блеском.

Златовласая красавица званию, щедро выданному ей ундиной, соответствовала вполне. А то, что улыбка у нее какая-то уж слишком многообещающая, — так ведь мечты всей жизни исполнять пришла! А что из этого выйдет, дело десятое.

— Ну-с, желайте, — велела наперсница владычицы морской, усаживаясь на один из стульев с таким видом, будто это трон. — Все исполню, что душе угодно!

Золотисто-карие глаза излучали безграничную доброту.

— Вау! — пронесся по столовой слаженный вздох.

— Только с одним условием, — вылезла рыбкина вредность, — весь список желаний нужно успеть озвучить за минуту. Итак, дамы… Деньги, власть, мужчины? Время пошло!

На обеденном столе громко затикали возникшие по велению Лули часы.

— Красоту! — в один голос взвыли девицы.

Ялисса с Луилит понимающе переглянулись. Кто бы сомневался!

— Чтоб как у Лизки, — тараторила Машка. — Грудь, талия, попа. Волосы до попы и глазищи! Пускай девчонки смотрят и завидуют, а мужики слюной капают.

— А еще мужа, — подхватила Дашка. — Чтоб любил, глаз не отводил, на других не смотрел…

— Деньги, статус, все удобства, — перебила подругу Маша. — А еще слуг! Вот классно-то будет, все обзавидуются!

Тик!

Часы возвестили, что отведенное время вышло, и исчезли с громким треском.

Золотая рыбка поднялась со своего места, окинула взглядом будущих жертв собственных желаний и улыбнулась как-то уж совсем нехорошо. Машка с Дашкой запоздало поежились.

— Да будет так! — равнодушно пожала плечами Луилит.

И девушки с испуганными визгами и короткими хлопками исчезли.

— Как же все предсказуемо и банально, — скривилась золотистая особа. — Хоть бы одна пожелала властительницей мира сделаться! У меня для этого случая такой облом был припасен…

— Ну и куда ты их засунула? — опасливо уточнила Яла.

Рыбка покосилась на замерших в дверном проеме Лизку с Крейром и радостно призналась:

— В Ширранию. Завтра там состоятся ежегодные торги, говорят, сам повелитель придет себе новых наложниц выбирать. Спорим, наших возьмет?

Царевна с мужем, а за ними и замершие у стен стражники покатились от хохота. Памятуя об особом таланте Луилит, в успехе мероприятия сомневаться не приходилось.

— Только не говорите мне, что мы самое интересное пропустим, — подозрительно уточнила Яла.

Темная душа жаждала зрелищ и… нет, только зрелищ. В этом Лизанда подругу понимала, потому перевела полный мольбы взгляд на мужа. Разве Крейр когда жене в чем отказывал?

— С рассветом отправимся. — Колдун сдался неправдоподобно быстро, даже о навалившихся на него делах не заикнулся. Видно, сам хотел на представление полюбоваться. — Лули, организуешь портал?

Рыбка важно кивнула.


Несмотря на все злоключения прошедшего дня, планов на вечер темные супруги менять не стали. Если сейчас ими не заняться, три горы подарков до первой годовщины пролежат. А там новые пришлют — и прощай свободное место в доме!

Посему из столовой Лизка с Крейром выходили со вполне определенными намерениями.

— Фу-у! — простонала царевна, едва только выпав в коридор, и поспешила зажать нос рукавом.

По дому густым облаком плыла отвратительная вонь.

— Что это? — грозно вопросил правитель у ближайшего из стражников.

Тот, как истинный темный, сделал морду кирпичом и неопределенно пожал плечами. Не знаю, мол. Лизка даже восхитилась такой отдаче делу. Колдуны! Себя не пожалеют, лишь бы только ближнему напакостить.

Но ответ пришел, откуда не ждали.

— Ой, это я виновата? — Ялисса на самом деле выглядела смущенной, хоть и зеленоватой слегка. — Утром новый дар опробовала, хотела навести иллюзию на возбуждающее зелье и скормить его кому-нибудь вместо микстуры от головной боли. А получилась ерунда какая-то…

Колдунья прислонилась к феерику в поисках моральной поддержки и выдала извиняющуюся улыбку.

Но брата и его жену уже интересовал совсем не неудачный эксперимент.

— Что-о?! — в один голос протянули супруги.

После чего Крейр все же облек вопрос в более понятную форму:

— С каких это пор у тебя есть новый дар? Да еще иллюзорный…

В зелени Ялисскиного лица отчетливо проступил розоватый опенок. И Лизка вдруг поняла, что стоило тогда все же квакнуть и вломиться. Лейв бы с шоком справился как-нибудь (ну позаикался бы с месяц, делов-то?), зато по коридорам можно было бы передвигаться без противогаза. Тем более что этой нужной вещи в доме правителя Угодий отродясь не водилось.

— Известно с каких, — подавив смущение, разулыбалась темная.

Ей-то, может, и было известно, а вот на лице Крейра так и читалось полное непонимание.

— Идем, милый, я тебе в покоях объясню, как только покончим с подарками, — проворковала Лизка и потянула мужа за руку. — Может быть, даже наглядно продемонстрирую.

Судя по топоту за спиной, будущие жених и невеста тоже поспешили ретироваться. Не приведи боги, колдун раньше времени разберется, что к чему!

— Она что же…

— Да то самое, — фыркнула Лизка и, наплевав на совершенно неподходящую атмосферу, остановилась и поцеловала мужа. Так, что дыхание у обоих сбилось. — Не нервничай ты так, все равно поженятся скоро!

Колдун разумному совету внял и повел ундину подарки разбирать.

Ту их часть, что до сих пор в холле под защитным куполом лежала, велел перенести в покои подданным. Тем самым, кто их подарил. Колдун он или не колдун? Имеет право на самодурство?

Следующий час Лизка со смехом наблюдала, как сопротивляющихся дарителей духи силком толкают к сверткам. Кажется, что-то взорвалось… Задымилось, загорелось, развонялось. Царевна зажала уши и спрятала лицо на груди темного, стремясь укрыться от долетающего с места основных действий мусора.

— Итого, — резюмировал правитель Угодий, когда все относительно стихло. — Двенадцать покушений, три попытки зомбирования, семь попыток приворожить меня и столько же — мою супругу. Про остальное, так и быть, молчу.

Измазанные сажей и местами подгоревшие колдуны картинно повесили носы. Вряд ли раскаивались, скорее переживали, что не получилось.

— А очередь к палачам на два месяца вперед расписана, — поделилась Лизанда знаниями.

Было бы смешно, кабы не было все печально. Только губы нет-нет да и норовили в улыбку сложиться.

— Ничего, и этих в конец припишем. Открыть третью вакансию палача, что ли? — горестно вздохнул Крейр.

Ответом ему была тишина. Виновных увели, остальных отпустили восвояси, слуги начали убирать царивший в холле кавардак.

— Риид, там еще что-нибудь полезное осталось? — вопросил усталый и пыльный глава колдунов. Лизка и сама ощущала настоятельную потребность занырнуть в купальню.

От основного места событий отделился один из духов, учтиво поклонился.

— Ничего интересного, господин. Колыбельку в виде гроба и детские пинетки модели «кандалы», думаю, вы не оцените.

Лизка подавила желание упаковать в «новомодные» аксессуары любимых подданных.

— Выкинь эту гадость, — распорядилась царевна, с трудом сдерживая дрожь отвращения. Ничего святого у этих колдунов нет!

— А потом поднимитесь в наши покои и разберите все, что лежит там, — поддержал жену темный. — А я пока покажу тебе одно из подземных озер.

Вероятность спасти еще не до конца испорченный вечер Лизанду окрылила, и по подземным коридорам она едва не летела. Только Крейр сдерживал, размеренно шагая рядом. Свобода, вода и любимый рядом! А впереди еще целая ночь, и утро обещает массу интересного. Что еще молодой ундине для счастья надо?

— С чего вдруг Риид? — А надо ундине удовлетворить любопытство, иначе насладиться всеми прочими радостями жизни не выйдет. — С каких это пор духам стали полагаться имена?

Ответил колдун далеко не сразу, будто сам именно сейчас подробности узнал.

— Думаю, с тех самых, как появился Мердок. Там, за Гранью, мы нашли еще нескольких эволюционировавших. Живыми им, конечно, не быть, но уровень развития на порядок выше, чем у большинства.

Из всего сказанного Лизка поняла только то, что ей самой по ту сторону бывать больше не придется, а вот стоит ли волноваться за мужа — этот вопрос надо срочно прояснить.

— И чем это грозит?

— Мы договорились. Не без подчинения, конечно, но пока проблем возникнуть не должно. А со своими пусть Ардмир сам разбирается.


— Даже знать не хочу, почему вы опоздали, — скривилась рыбка.

За ее спиной яркими искрами сиял новенький портал. В Ширранию!

Молодые супруги и не подумали устыдиться. Ну опоздали, ну на полчаса — с кем не бывает! То есть с Крейром никогда прежде подобного не случалось, но с появлением в его темной жизни царевны Заресской многое поменялось.

Утро вообще выдалось суматошным. Мало того что они дружно проспали, так еще духи с докладом явились. В подарках, преподнесенных лично жениху, обнаружился флакон с черной кровью. Диво дивное и редкость великая!

Само собой, Лизка тут же страстно возжелала в подробностях узнать, что же это такое. Пришлось колдуну потратить еще немного времени, чтобы рассказать жене историю про одного из своих предков, возжелавшего власти над всеми царствами. И, что странно, цели своей темный добился, после чего прожил счастливую жизнь почти властелина мира. Пока не прибили. Имя того героя в истории не сохранилось, зато предания гласят, что неизвестный, увидев черную кровь, сочащуюся из смертельной раны, собрал немного ценной жидкости.

С тех пор всплывала она то здесь, то там, и каждый обладатель заветного флакона получал огромную силу. Правда, и характер портился, проявлялась жажда власти, сердце черствело…

Но Крейру с Лизой дела до того нет, потому как колдун сразу заверил супругу, что пить эту мерзость не собирается. Даже под прицелом сотни проклятий!

Посему сейчас, у открытого портала, душа ундины была спокойна.

— Идем уже! — поторопила собравшихся Ялисса, едва ли не подпрыгивая от нетерпения.

Вся компания дружно нырнула в сияющую глубину.

Когда резь в глазах утихла и стало возможно оглядеться, Лизка едва ли не запищала от восторга. За нее это действие с успехом воплотили Яла с Лули. Кругом раскинулся совершенно непривычный пейзаж. Ноги едва ли не по щиколотку утопали в мягком желтом песке, над головой плавало раскаленное добела солнце (и это ранним утром! что же в полдень-то будет?!), редкие деревья шелестели необычной серебряной листвой. На узких улочках выстроились изящные дома сплошь из светлого камня, с витыми заборами, балкончиками и террасами. И надды здесь совсем не такие, коих привыкла видеть Лизавета. Не зеленые, а серые, еще и приплюснутые какие-то.

— Это чтобы на спине было удобно закреплять паланкин, — пояснил колдун.

Лизка сразу не поняла, но когда мимо них прошествовало несколько конструкций под названием «надд в работе», даже улыбнулась. Все кругом было ново и интересно.

— Вот, набрось на голову и прикрой лицо. — Крейр протянул жене легкую шаль светло-зеленого цвета. — Не стоит нам афишировать свое пребывание на чужой территории, да еще без приглашения.

Лизка спорить не стала и послушно закуталась в предложенный клочок ткани. Это в Заресье теперь правителю колдунов можно стало являться когда вздумается, родственник как-никак. С прочими же соседями отношения до сих пор оставались напряженными.

Нехотя, но Ялисса последовала примеру подруги. Мужчины тоже прикрыли лица темными масками. По Лизкиному мнению, такие украшения должны разве что еще большие подозрения вызвать, но и Крейр, и Лейв оставались невозмутимы. Значит, знают, что делают.

И только Лули никак внешность менять не стала. Золотая рыбка — личность в царствах одиозная, ее появлению даже в личной уборной марианского царя вряд ли удивятся, не то что на площади в Ширрании.

Закончили с конспирацией, попетляли по улочкам и вышли на заполненную народом площадь с деревянным помостом. Торги еще не начались, и Лизка с интересом принялась глазеть по сторонам, старательно скрывая лицо в недрах шали.

Народу собралось много. Толпа заполнила все свободное пространство, вплотную подобравшись к месту основных действий. Преимущественно на площади стояли мужчины, но и женщины изредка попадались. К ним относились уважительно, опасались толкнуть или ненароком наступить на ногу, пропускали вперед, памятуя, что в Ширрании только особа очень высокого происхождения может позволить себе присутствовать на торгах. А вдруг под одной из шалей скрывается холеное личико дочери или старшей жены повелителя! Неприятности никому не нужны.

Многие прятали лица под масками. Если уж на то пошло, их было большинство. Видно, здесь это не считается чем-то необычным, но вникать в дебри местных нравов у Лизаветы не было ни малейшего желания.

Вскоре с обратной стороны помоста стали собираться торговцы с товарами и охраной.

— Ты их видишь? — принялась Лизка теребить золотистый рукав. — Они уже пришли?

Лули прищурилась, вглядываясь.

— О! Туда смотри!

Четыре пары глаз устремили взгляды в указанном направлении. Постаралась властительница желаний на славу! Обе девушки выглядели великолепно. Машка лишилась костлявой худобы, Дашка растеряла всю свою полноту, и та и другая приобрели роскошные формы и прочие атрибуты красоты.

Мужчины не сдержали восхищенных вздохов. Ялисса с толикой зависти поджала губы, и только Лизка совершенно не к ситуации прыснула.

— Что не так? — тут же всполошилась Луилит. — Или я плохо постаралась?

— Уверена, им не будет равных в гареме, — поспешила утешить подругу матери Лиза. — Но по мне, они больше на актрис из неприличных фильмов похожи.

— А ты такие смотрела? — мгновенно заинтересовался Крейр.

Лизка неопределенно повела плечами и быстренько перешла в наступление:

— Хватит уже пялиться! — еще и локотком под бок ткнула. — Лучше объясни, каким образом здесь девушки становятся рабынями? А как же правило «половинок»?

Колдун хмыкнул, пряча смущение, и поспешно отвел глаза от завлекательного зрелища.

— Сама наверняка уже заметила — тех, у кого предназначенной пары нет, куда больше, нежели тех, у кого она имеется. Так что при торговцах живым товаром обычно состоит сваха. А встречаются и такие девушки, которые изначально в жены общему мужу предназначены.

Ундина изумленно выдохнула и вслед за Луилит протолкалась ближе к помосту. Родной мир не прекращал удивлять. Хорошо, хотя бы силком от мужа или жениха в гарем не утаскивают! Хотя вряд ли возжелавшему утех повелителю сильно бы помог появившийся в кровати в самый ответственный момент соперник…

С внешностью нахалок рыбка, что и говорить, постаралась на славу, а вот характеры изменились мало. Девчонки так ругались — заслушаешься!

— Лапы убери, придурок! Я вовсе не этого хотела! Где роскошные наряды? Где дорогие украшения? А богатые мужья?!

Две крошечные серебристые полоски, едва прикрывающие самое-самое, светловолосой крикунье роскошными, наверное, не показались.

— Вы ничего не понимаете! — верещала более рациональная Дашка. — Произошла ошибка. Добрая волшебница что-то напутала! Она обещала нам красоту и богатство, а случайно закинула к вам. Но она обязательно опомнится и все исправит…

Упитанный мужичок с густой бородищей и бегающими глазками на визги товара обращал внимания едва ли больше, чем на жужжание пролетающей мимо разомлевшей на солнцепеке мухи. А судя по тугому кошелю, привязанному к поясу, недовольство рабынь на размер прибыли никоим образом не влияло.

— Молчать, — шикнул на разошедшихся девиц работорговец, — не то прикажу отхлестать вас мокрыми полотенцами и опоить сонным зельем. Или вообще налысо постригу!

Неизвестно, какая из трех угроз возымела действие, но вокруг мужика наконец установилась блаженная тишина. Он же бросил пронзительный взгляд на зрителей-покупателей, как раз туда, где стояла одетая в золотое дама со спутниками, чуть заметно улыбнулся и благодарственно кивнул. Понял, видать, что за «добрая волшебница» его облагодетельствовала…

— А все потому, что четче надо желания формулировать, — назидательно заметила рыбка. — Вот, например, про побрякушки ни слова сказано не было… И о том, что мужей, оказывается, должно быть двое, тоже.

Лизка кивнула — мол, шантаж еще никого до добра не доводил — и перевела взгляд на помост. В центр как раз выбился первый торговец.

И понеслось! Сперва продавали воинов-телохранителей, от одного вида которых жутко становилось, потом шли домашние слуги, и наконец — самые прекрасные девушки. Сказать по правде, Лизавета ожидала увидеть разнообразие рас, с коими в этом мире пока не сталкивалась, но напрасно. Среди рабынь даже элайны ни одной не встретилось. Да что там, даже полукровки!

— Нелюди берегут своих женщин, — пояснил Крейр. — Даже ту, у которой «половинки» нет, заполучить стоит огромных трудов.

— Потому что самим мало, — более понятно уточнил Лейвеос. — А торговцам больше затрат, чем прибыли, вот и не связываются.

Но Лизанда уже не вслушивалась. В центр помоста вытолкнули знакомую парочку, и царевна мысленно потерла ладошки. Сейчас начнется! А торговец меж тем разливался соловьем:

— Уникальный товар! Иномирянки! Сам впервые таких продаю. Прекрасны, точно богини, грациозны, словно тигрицы, голосисты, будто соловьи! Характер как сахар! Сама Луилит Золотая их облагодетельствовала…

Заслышав такое, «добрая волшебница» усмехнулась и погрозила ушлому мужику кулаком. Мол, сейчас так тебя награжу, место жмущихся друг к дружке девиц раем покажется!

— Стартовая цена — всего пятнадцать тысяч золотых, — поспешно свернул дифирамбы понятливый торговец. Но не забыл добавить: — За каждую!

Нестройные ряды зрителей затихли, любуясь.

— Двадцать тысяч! — крикнул симпатичный юноша в красных шароварах и улыбнулся до того обаятельно, что будущие наложницы просияли. Они уже и на общего мужа, и на присутствие поблизости других жен были согласны.

Но чуждый мир в очередной раз выставил подножку.

— Тридцать, и забираю обеих, — пронесся над толпой дребезжащий старческий голос.

Девчонки побледнели с лица, только что не осели на помост.

— Тридцать пять!

Лизка хоть и сердилась до сих пор на бывших сокурсниц, а всей душой болела за молодого. Зато остальные члены компании откровенно забавлялись.

И тут старик вытащил козырь из рукава.

— Хочешь оставить своего повелителя без штанов?! — вопросил он гневно и обернулся.

Красавчик был вынужден сдаться. Поклонился, пробормотал извинения и был таков. Девчонки едва не рыдали.

— Тридцать пять тысяч — раз… — обреченно забормотал торговец.

Но кое-кому развлечение понравилось настолько, что прерывать его так быстро не хотелось.

— Даю сорок тысяч! — Наглая улыбка Лейвеоса даже сквозь маску была видна.

Опешили все. Неужто кто-то против господина пойти решился?! Старого сморчка так и вовсе едва инфаркт не хватил.

— И ты смеешь?! Стра-а-ажа! Взять! Схватить!

В толпе ахнули, но феерик остался невозмутим.

— Никак нельзя, повелитель, — с искренним сожалением произнес блондин. — Помните, два года назад я вам жизнь спас? И вы тогда даровали мне неприкосновенность на ваших землях. Так что давайте торговаться честно! — И снял маску, окончательно ввергая несчастного дедка в пучину отчаяния.

Яла, которой следовало бы беситься от ревности, покатывалась со смеху.

«Честные торги», к панике продаваемых, замерли на пятидесяти тысячах, предложенных ширранцем. Давать больше Лейв опасался — свалится еще на его бедную голову эдакое счастье! Его же Ялка за такие фокусы заест!

А девчонки вон как умоляюще глядят, пока блондин методично содержимое кошеля пересчитывает, как бы решая, может ли себе позволить дорогую покупку. Да Лизка бы еще не так посмотрела: повелитель знойного царства уж точно на предмет девичьих вздохов не тянул. Старый, тучный, по лысине пот струится, зато борода до пупа свисает. Как представишь такого мужем, сразу возникает желание стать вдовой или, на худой конец, пригласить специалиста по разводам.

— Пятьдесят тысяч и одна медная монета! — наконец прокричал блондин.

Теперь хохотала вся площадь во главе с несчастным торговцем. Вряд ли тот до сих пор считал, что рыбка его «облагодетельствовала».

Кстати о последней… И Машка, и Дашка ее конечно же заметили, Лули в первом ряду стояла. Но наивно надеялись, будто «добрая волшебница» свою ошибку исправлять пришла. Сейчас этот замечательный молодой человек их купит, и все будет хорошо. Наверное…

Повелитель метнул в «конкурента» бешеный взгляд и велел околачивающемуся поблизости слуге принести кошель с мелочью. Дальнейшие торги напоминали балаган, и шутов звать не надо!

У Лейвеоса первого закончилась мелочовка. Без всякого обмана! Блондин в очередной раз запустил руку в кожаный мешочек, замешкался, пошарил там — и с разочарованным вздохом продемонстрировал всем желающим пустую ладонь. Все, конец веселью!

— Пятьдесят тысяч и двадцать четыре медные монеты, раз, — просипел торговец.

— И два, и три, — блистательно улыбнулся феерик, разводя руками. — Я сдаюсь. Мои поздравления, повелитель Шираит! Вы честно победили.

Старик просиял, кажется, даже еще больше раздулся и, раскинув руки в стороны, шариком покатился к помосту.

— Добро пожаловать домой, птички мои!

Но девицы восторгов новообретенного хозяина не разделяли и, вместо того чтобы броситься в распахнутые объятия, шарахнулись в сторону.

— Нет!!!

— То есть как это — нет?! — опешил повелитель, притормозил даже. Впрочем, без посторонней помощи закатиться на деревянное возвышение ему все равно вряд ли бы удалось.

— Куда же вы, дурехи, я же вас уже продал! — схватился за голову работорговец. А ну как властитель прогневается?!

— Ни за что!!!

— Что-о?! — взвыл хозяин гарема, стремительно багровея.

Несколько местных девушек из тех, что только ждали своей очереди быть проданными, попытались запрыгнуть на помост и занять место мечущихся глупышек. Даже пару замечаний отпустили. Мол, счастья своего не понимаете.

Машка с Дашкой не только счастья — они уже вообще ничего не понимали, в панике носились по помосту и ругались так, что даже стражники повелителя смущенно покраснели.

И тут в игру вновь вступила золотая рыбка.

— А если вот так? — проворковала Лули и щелкнула пальцами.

Все замерли в ожидании чуда. И в тот же миг Шираита окутало облаком сияющих искр, а когда видение рассеялось — перед собравшимися оглушительно чихал помолодевший лет на сорок мужчина. Статный, волевой, с гривой черных волос и пронзающими страстью глазами.

— Ах… — Все присутствующие на площади дамы без исключения закатили глаза. Самые впечатлительные попытались упасть без чувств.

— Так что, птички мои, поедем во дворец? — быстро сориентировался в ситуации красавец. — Мамой клянусь, на руках носить буду! В шелка наряжу, драгоценностями осыплю, любимыми женами сделаю!

Девчонки счастливо завизжали и в едином порыве прямо с возвышения бросились на шею повелителю. После чего все трое в сопровождении слуг расселись по паланкинам и отправились обживать новый дом.

Рыбка даже слезу набежавшую смахнула.

— Ты чего? — осторожно тронула ее за рукав Лизка.

— Люблю счастливые концы, — всхлипнула Лули.

Самое интересное осталось позади, и теперь вся компания протискивалась сквозь толпу, стремясь убраться подальше от глаз людских и перенестись в родные Угодья.

— В жизни бы не подумала, что ты решишь их пожалеть. — Исходом дела ундина была вполне довольна. Теперь можно со спокойной душой забыть обо всем и вернуться к размеренной жизни.

— Как еще мне было заставить этих истеричек отправиться во дворец? — фыркнула властительница желаний. — Ничего, вот спадет в середине ночи с Шираита личина, и мое участие в их судьбе можно будет считать оконченным.

Впереди как раз показалась та улица, куда желающие полюбоваться на дело рук своих из дома Крейра перенеслись.

— Бедняжки! — без намека на сочувствие расхохоталась Ялисса.

— Но любимыми женами он их, думаю, сделает, — продолжала Луилит. — И дарами осыплет, потому как, по местным традициям, он должен потратить на рабыню точно ту же сумму, за которую ее купил. А если девочки сильно постараются, может быть, даже родной мир под присмотром изредка посещать разрешит. Все же Шираит — неплохой человек.


После раскаленной Ширрании оказаться в прохладе подземного озера было блаженством. Лизка лежала на воде, раскинув руки в стороны, бездумно разглядывала свод пещеры над головой и изредка шевелила хвостом, окатывая сидящего на берегу колдуна тучей брызг. Может, передумает и присоединится?

Но промокший до нитки Крейр продолжал упорствовать.

— Следовало бы догадаться, что ты знаком с этой Аристой, — проворчала царевна.

Колдун с хрустом потянулся и перевел на супругу задумчивый взгляд.

— Я со всеми темными хоть немного, но знаком. Положение обязывает. Но эта Ариста…

— Пора начинать ревновать? — вздернула бровь Лизка.

Когда дело касается царевны Заресской, все тайное очень быстро становится явным. И хорошо еще, если обходится без проблем! Сию непреложную истину за время совместной жизни Крейр усвоил досконально, да и разгребать очередные неприятности ему сейчас хотелось меньше всего. Так что почел за благо сказать правду.

— Видишь ли… Эта девица была дочкой прежнего палача, жила здесь рядом. Мы иногда пересекались, но даже в детстве особо не дружили. Потом Дирсен ее отца казнил, за то что тот слишком увлекся любимой работой, а саму ее к нам забрал. Даже в невесты мне одно время прочил, но все же Ялку выбрал.

Ах в неве-э-эсты?! Лизка мстительно подплыла чуть поближе и со всей дури ударила хвостом по воде. Колдун аж подпрыгнул и угрожающе чавкнул мокрой одеждой.

— Совсем с ума сошла?!

— Ты рассказывай, не отвлекайся, — сделала невинное личико ундина. — Как будущую правительницу Аристу забраковали. Дальше что? В другой мир-то ее какими ветрами занесло?

Тот факт, что все большее количество колдунов между реальностями без всяких затруднений гуляют, Лизавете почему-то не понравился. Неужто только ей одной?

— Да кто ее знает, — с ответом темный затруднялся. — Если честно, за всеми событиями я как-то забыл о ней. И не вспомню теперь, когда именно она пропала.

Посидели, помолчали. То есть колдун сидел, а Лизанда продолжала водные процедуры. Живительная прохлада даже воспоминания об утреннем пекле прогнала, Лизка чувствовала себя бодрой и готовой к новым подвигам. Только допустят ли ее до этих свершений?

С головой ушла под воду, оттолкнулась ладонями от шероховатого дна и вынырнула рядом с мужем. Кое-как взгромоздила хвост на каменный берег и потянулась за полотенцем.

— В чужом мире с такими талантами ее оставлять нельзя, — скорее себе, чем жене, сообщил правитель Угодий.

— Что думаешь делать?

Сверкающий хвост никак не желал высыхать и превращаться в ноги, и оттого Лизка чувствовала себя противно беспомощной. Еще и Крейр, погруженный в свои думы, не торопится брать полотенце в руки и помогать…

— Зависит от того, как Ариста себя при встрече поведет.

— Добрый молодец, возьми меня с собой, я тебе обязательно пригожусь, — взмолилась Лизка, даже мордашку умильную состроила.

Но колдуну ее идея почему-то сразу не понравилась.

— Нечего тебе там делать.

— Ну Кре-э-эйр… — подпустила в голос просительных ноток любимая супруга.

Только темный остался непреклонен.

— Нет, Лиз.

Царевна обиженно засопела, подумывая — а не использовать ли запрещенный прием. Может, хоть слезы на него подействуют?

— Пойми, лягушонок, это может быть опасно. — Темный все-таки потянулся за полотенцем, но действие оказалось лишним. Как раз в этот момент сверкающий хвост сменили ноги. Лизка принялась одеваться. — Вдруг ты пострадаешь? А у меня теперь даже Ялки нет, чтобы жениться!

— Ах ты эгоист! — тут же налетела на него Лизка. — Только об Угодьях своих и думаешь!

По губам колдуна пробежала довольная усмешка.

— Во-о-от! И незачем переживать за такого плохого меня.

Так она на его удочку и попалась! Старая уловка, давно уже не действует. Срок годности вышел.

— И вовсе я не переживаю, — непримиримо сложила руки на груди ундина. И вид у нее такой честный-честный. — Просто хочу собственными глазами видеть, что ты с колдуньей сделаешь.

— Так и знал, что даже собственной жене доверять нельзя! — притворно сокрушился мужчина. Впрочем, сразу же сделался серьезным. — Ладно, сдаюсь. Не о чем волноваться, я от любой опасности защитить тебя смогу.

— Так в чем же дело?

На дне темных глаз затаилась печаль.

Крейр подхватил суженую под руку и вывел ее в один из подземных коридоров. Специально самый длинный путь выбрал, отметила царевна.

Первое время шли в молчании. Лизанда уж решила, что ответа ей не дождаться. Колдун уперся рогом, теперь его ни за что не переспоришь. Стало быть, надо срочно искать обходные пути. Ялу попросить? К Лули обратиться? Желание загадать?

Что еще она может?

После третьего поворота Лизка точно решила, что к ближайшему празднику выпросит себе в подарок амулет-телепорт хотя бы с небольшим зарядом. Может, и не доведется воспользоваться, а душа спокойна будет.

— Не хочу, чтобы ты видела меня другим, — наконец очень тихо произнес колдун.

От такого заявления царевна с шагу сбилась и, зацепившись за каменную ступеньку, едва не рухнула. Муж вовремя поймал, за что сразу же получил теплый поцелуй в щеку.

— Мой ангел-хранитель! — шутливо поблагодарила его Лизавета.

Только настроения Крейру эти слова не улучшили. Наоборот, заставили задуматься еще сильней. Но в этот раз Лиза легко отступать не собиралась и впилась в благоверного таким взглядом, что у того щека зачесалась. А потом и плечо, и рука…

Тут кто угодно не выдержит!

— Как же ты не понимаешь? — простонал Крейр, ероша волосы. — Я столько усилий приложил, чтобы ты не считала меня моральным уродом. Но с провинившимися подданными я не могу оставаться мягким и благородным: на голову сядут!

Выходит, он просто боится ее напугать? Сердце пропустило удар и сжалось от внезапно нахлынувшей нежности. Лизка радостно подпрыгнула и с визгами повисла на не ожидавшем нападения колдуне.

— Я тоже тебя люблю!

Эхо подхватило признание и разнесло его отголоски по мрачным коридорам. Правы были те, кто считал, будто с появлением Лизанды Заресской жизнь в Темных Землях кардинально изменится. В былые времена здесь звучали совсем другие слова…

— Лягушонок… — прохрипел удушаемый в объятиях колдун.

— И это навсегда, ясно тебе! — продолжала коварную успокоительную деятельность Лизка. — Вместе с темным даром, духами и всеми твоими злодеяниями. Так и быть, даже чрезмерную практичность стерпеть готова. Так что, возьмешь с собой?

Обычно такие уговоры действовали на него безотказно. Но только не в этот раз!

— Нет, Лизонька, не возьму.

Царевна чуть не квакнула с досады. Ну во-о-от, а она к нему с признаниями…

Лизка тут же передумала обниматься и прибавила шагу.

— И сам не пойду, — догнал ее Крейр. — Духов отправим. Не против понаблюдать?


Вопреки ожиданиям, смотреть оказалось не менее интересно, чем лично участвовать в приключении. А Лизка и не подозревала, что в кабинете мужа, за симпатичной бордовой шторкой, имеется волшебное зеркало! Зато сейчас, усевшись на край стола и закинув ногу на ногу, наслаждалась открытием.

Осознание того, что для нее Крейр (правильный и всегда практичный Крейр!) нарушил не только вековые устои, но и элементарные нормы безопасности, позволив духам принять обличья правящей четы Угодий, приятно ласкало самолюбие. Вот какая она нужная и важная! Любимая.

Да, наверное, не напрасно правила были установлены…

Тут Лизанда тряхнула копной иссиня-черных волос, выметая из головы ненужные мысли. Что может случиться? Духи — там, настоящие Лизка с Крейром — здесь, а где в скором времени окажется провинившаяся девица, то ведомо разве что Провидению.

А все равно Дирсен вряд ли похвалил бы внука за такие выкрутасы…

— Смотри, начинается, — выдернул царевну из раздумий темный.

Лизка подняла глаза и затаилась в предвкушении.

Из серебристых глубин зеркала вдруг исчезли все отражения, поверхность пошла рябью, подобно сломанному телевизору, и уже мгновение спустя выдала четкую картинку. Лизавета узнала себя, рука об руку с мужем пересекающую с детства знакомый дворик.

— Вот это да… — Нет, она, конечно, и раньше знала, что потусторонние на многое способны, но такое сходство!..

На миг Лизке даже почудилось, будто она чувствует запах выхлопов и цветущей сирени, слышит голоса детей, играющих на площадке.

Тем временем духи торопливо миновали двор и нырнули в арку. Оставалось только надеяться, что Лизкина везучесть перевесила удачу колдуньи даже с такого расстояния, и та в нужный момент в окно не глянула. Удерет — потом ищи-свищи…

Дверь, щерясь новеньким домофоном, жалобно тренькнула и под напором магии отворилась. Звонок зажужжал, и из недр квартиры тут же послышались торопливые шаги.

— Ну кто там еще? — заспанным голосом вопросила колдунья.

— Клиенты! — дрожащим от волнения голосом, приличествующе ситуации, отозвалась фальшивая Лизка. На лестничной клетке было не особо светло, если глянет в глазок — все равно вряд ли узнает.

«Крейр» к двери не подходил и помалкивал.

Удача, удача, моя удача, мысленно призывала царевна настоящая, нервно постукивая ногой по ножке стола.

А за дверью царила тишина… Видимо, Ариста пыталась проснуться и собрать мозги в кучу. А ведь уже за полдень!

— Вы магические услуги предоставляете? — предприняла вторую попытку гостья. — Я хорошо заплачу.

— Ах это… — Тут же загремели замки. — Так бы сразу и сказала!

Дверь распахнулась, являя белобрысую девицу мышиной наружности в шелковом халатике. Лизка чуть подалась вперед, недоверчиво вглядываясь в зеркальные недра. Она-то думала, колдуньи все сплошь красавицы, а эта… Вся какая-то блеклая да тощая, заклинаний не напасешься красоту наводить!

Поймала себя на злорадной мысли и тихо рассмеялась. Спящий в глубинах души дар характер портит? Или ревность заела? Тьфу, глупость какая, Крейр же ясно сказал: даже не дружили!

— Рассказывай, зачем пришла, — с порога скомандовала Ариста, протирая глаза. — Приворот, отворот, ритуал на удачу, порча. Учти, на все свои расценки!

Гостья старательно кивала и так и норовила просочиться мимо хозяйки в квартиру. Но ту будто приклеило к порогу.

— Постой-ка… Где бы я могла тебя видеть? — еще и осенило не ко времени!

Это в первоначальный план не входило, потому пришлось несколько ускорить развитие событий. Темный, который до сего момента подпирал стену справа от двери, стремительно метнулся вперед и втолкнул колдунью в квартиру. Его спутница тоже переступила порог, вновь заперлись замки.

— Приколдовываем за денежку? — вкрадчиво осведомился незваный гость. — А это у нас что? Знакомые амулеты, где-то я их уже видел… Хранилище магических предметов обобрала?

Над столом, на вбитом в полку крючке покачивалась связка заряженных (наверняка!) камешков для самых разных нужд. Оно и понятно, Лизка бы тоже с пустыми руками сбегать не стала.

— Не трожь! — пришла в себя беглянка. — Сама сделала.

Разгневанного колдуна заявление впечатлило мало.

— Значит, сперла зарядку, а они у нас наперечет. Добавим в список прегрешений побег с пока не выясненными причинами, колдовство в чужом мире с угрозой разоблачения, вовлечение в свои делишки двух местных жительниц и что-нибудь еще, о чем я пока не знаю. И что получится?

Ариста заметно сникла. Нет, вряд ли ей стало стыдно, просто поняла, что отвертеться не получится. Попалась.

— Милый, к палачу очередь, — проворковала «Лизка» и, приблизившись к «мужу», погладила его по спине.

Настоящая царевна невольно поразилась тому, насколько духи вошли в отведенные им роли. Ладно внешность. Но эмоции! В глазах черноволосой девушки читалась такая нежность, что реальную Лизку мороз по коже продрал. Неужто они и так могут?

— Предлагаешь духам отдать? — скептически уточнил мужчина.

Разместившиеся перед наблюдательным зеркалом оригиналы уже откровенно посмеивались. А лицо Аристы та-а-ак вытянулось!

«Правительница Угодий» демонстративно задумалась.

Зато беглянка как раз в этот момент поняла, что пора действовать. Рванула вперед и подло подставила как раз вздумавшей отступить в сторону «Лизке» подножку. Естественно, та с визгом полетела на пол. В пути попыталась ухватиться за спинку стула, но лишь увлекла ни в чем не повинный предмет мебели за собой.

Грохот стоял такой — заслушаешься!

Воплощенный в Крейра дух пришел в себя быстро, но так нужные ей несколько мгновений колдунья все же выгадала. Не бросилась к двери и не попыталась удрать. Вместо этого схватила со стола небольшой пузырек темного стекла, зубами выдернула пробку и выплеснула содержимое на врага. Даже лежащей на полу «Лизке» несколько капель досталось.

— На мне надо было жениться, — пробормотала злодейка, выплюнув пробку.

Тонкие губы искривила змеиная усмешка.

Но радовалась Ариста рано. Мало того что стоящий перед ней и грозно сверкающий очами мужчина даже не подумал упасть, так еще и его спутница выползла из-под рухнувшего на нее стула, отряхнула волосы от повисших на них капель и поднялась.

— Вот же дурная девка, только напрасно редкий яд извела, — удрученно вздохнул неубиваемый субъект. — И рубаху испортила! Хозяин будет недоволен…

— Теперь точно к палачу, — вторила ему не менее странная спутница.

Ариста побледнела до состояния «тень бестелесная» и подумывала вот-вот хлопнуться в обморок. Но вовремя сообразила, что с такими гостями можно будет и не очнуться. И рискнуть не осмелилась.

— Как так?.. — только и смогла выдавить злодейка.

— А вот так! — не вдаваясь в подробности, объяснили ей.

На этом экран подло погас. Колдун поспешил задернуть скрывающую зеркало штору. В первый миг Лиза хотела возмутиться, но в голове накопилось столько вопросов… Как бы все успеть спросить, пока он добрый?

— Ее правда казнят?

Муж смерил ее тяжелым взглядом.

— Ты хоть поняла, что эта мерзавка сделала?

Царевна кивнула, в который уже раз отмечая про себя, что учителя к ней ходили не зря. В частности, преподаватель по ядам. Хоть и сам в процессе обучения трижды попытался отравить, зато нужную информацию в голову доверенной ему особы вбил железно.

Узнала Лизанда один редкий яд, который проникает в организм через кожу. И жертва перестает дышать через жалких несколько секунд.

— Заслужила, — согласилась с так и не озвученным решением мужа ундина.

Тот спрятал нехорошую улыбку в уголках губ.

— Разве я сказал, что все будет легко? Нет уж, ее ждет Переход. И Мердок, которого нужно будет подчинить. А не сможет… ну ты знаешь.

Лизка непонимающе хлопнула глазами.

— Но он же не совсем дух… А значит, его нельзя подчинить!

— Правильно, — согласился колдун. — Но и проигравшую темную он не убьет. А вот дара она лишится, потом уже подумаем, куда ее девать. Справедливо?

Ответить Лизанда не успела — из разверзшейся тьмы портала выпали духи, крепко удерживающие трепыхающуюся пленницу.


В ту ночь колдуну так и не удалось сомкнуть глаз.

Сначала был Переход, за которым они с Лизкой наблюдали с чердака, потом пришлось разбираться с лишившейся дара девицей. Ариста топала ногами и обвиняла несостоявшегося жениха в самых разнообразных злодеяниях. А воображение у нее оказалось богатым… Но самым ужасным, что вменялось в вину колдуну, было то, что он нежные чувства отдельно взятой колдуньи отверг. А ведь она так мечтала Угодьями править!

Представление наскучило Крейру уже через пять минут, а через десять у него на столе лежал подписанный указ о ссылке паршивки в одну из отдаленных деревень. В самую глухую! Как раз на границе с Марианией. Да и Яла с Лейвом поблизости будут, у них не забалуешь.

Это все, на что Лизки хватило. Царевна проследила взглядом, как уводят верещащую колдунью (теперь уже бывшую), спрыгнула с насиженного места и несколько раз зевнула.

— Устала? — Крейр в мгновение ока оказался рядом.

Лиза тут же попыталась примостить голову к нему на плечо.

— Жутко. День какой-то бесконечный! Может, спать, а?

В покои ее, конечно, отпустили, только сам колдун с духами остался. Не на пустом месте Лизке такое сходство виделось, вместе с внешностью потусторонние получали и часть воспоминаний личности, и теперь лишнюю информацию требовалось стереть. Не то кто знает, что темные сущности с такими знаниями натворить могут!

Клюнув благоверного в щеку, сонная ундина побрела к месту заслуженного отдыха. Если подумать, на сегодня она совершила подвигов достаточно. Ну или вдохновила того, кто ради нее и ход в Ширранию организовал, и с духами нарушил правила. Теперь и поспать можно.

Путь до обжитых покоев она знала хорошо, потому особо под ноги не вглядывалась. Собаки у них крупные, на них не наступишь, кошка — призрачная, даже не почувствует, подданные… Заслужили!

А значит… О, прямо по курсу последний поворот и… Нет, не дверь. То есть она-то никуда не делась, но кто додумался бросить на пол, прямо на пути царевны, большой черный плащ?! К подобным почестям Лизанда оказалась не готова категорически.

Напрягла алчущие сна извилины — нет, вроде бы у Крейра такого не было.

— Вот и ладно, будем считать, что это новый половик. — И уверенно зашагала ко входу в покои.

Ох, не стоило забывать, что вредные подданные на пакости разные горазды! Себя не пожалеют, лишь бы только кому-нибудь гадость доставить.

Лизка, из последних сил стараясь держать глаза открытыми, шагнула к разостланному на каменном полу полотну. «Половик» тихонько заворчал, шевельнулся и ме-э-эдленно пополз навстречу царевне. «Чего только с недосыпу не привидится!» — решила про себя Лизавета и отклоняться от намеченного пути даже не подумала.

Но срывающийся голос колдуна заставил.

— Стой!!!

Раньше, чем мозг успел оценить ситуацию, тело само шарахнулось в сторону, а уже миг спустя буквально повисло на взволнованном колдуне. Объятия темного сжались почти до боли.

— И на минуту без присмотра оставить нельзя, — разворчался колдун.

Вот и не оставлял бы! Но Лизка отлично знала, сколько обязанностей у мужа, понимала, что он и так тратит на нее гораздо больше времени, чем может себе позволить, поэтому не жаловалась.

— А это точно ты?

— Чокнутая!

— Нет, правда! — и вытянула шею, чтобы заглянуть ему в глаза.

Уставший колдун развлечения супруги «Отличи мужа от духа» не поддержал.

— Стража! Как эта мерзость заползла сюда?

Явившиеся на зов типы шкафоподобной наружности в едином порыве пожали плечами. Только у одного предположение имелось:

— Днем госпожа Ялисса первый этаж проветривала, мало ли чего в дом налезло!

— Убрать! — глухо рыкнул колдун и поволок Лизку в обратном направлении. — В кабинете поспишь, одеялом и подушкой обеспечу. Эти хорошо если к утру управятся.

Возражений не последовало. Лизка вообще редко спорила с мужем, только если в чем-то действительно важном мнения расходились. В остальных же случаях, подобно воде, принимала нужную форму.

Он сильный и умный, вот и пусть решает. А она просто будет той, ради кого нарушают правила. Подумала так и улыбнулась блаженно: ну вот, уже и самолюбие нос подняло. Вот до чего простую царевну всякого рода темные субъекты доводят!

— А что это было? — проснулось любопытство.

Крейр ласково потерся носом о запястье обнимающей его за шею руки и нехотя ответил:

— Нечисть. Фатук, если быть точным. Эта зараза питается жизненными силами людей, животных, даже растений. Вот пытаемся их перевести на вегетарианство, но они явно против…

ГЛАВА 8

Проклятие северных ундин

Утро началось с удара. Вернее, с внезапно опустившейся на плечо тяжести.

Лизка вздрогнула, пискнула и распахнула глаза. Чтобы обнаружить прикорнувшего у нее на плече колдуна. Судя по странному положению, мужчина просто присел рядышком и какое-то время смотрел на мирно спящую супругу, но усталость взяла свое.

— Совсем с ума сошел — так пугать?! — проворчала царевна, выкарабкиваясь из-под той части мужа, которая свалилась на нее, а заодно и из-под одеял.

— Прости, милая, — тут же проснулся Крейр, — я любовался и, кажется, задремал…

Немудрено, если всю ночь не спал! Лизка сочувственно оглядела живописную композицию «Диван и почти забравшийся на него колдун», неодобрительно покачала головой и накинула на темного одеяло.

— Поспи. — И, предвидя возражения, заверила: — Если возникнет что-то срочное, я разбужу.

Минуты не прошло, как колдун отключился.

Само собой, исполнять щедро выданное обещание Лизанда не собиралась. Ему отдых нужен, а дела подождут. В крайнем случае сама займется.

Вышла из кабинета и тихонько прикрыла за собой дверь, еще и магический замок активировала. Если не запереться и не притвориться мертвым, а лучше — истлевшим, дражайшие подданные и во сне достанут!

— Мердок! — кликнула правительница Угодий доверенного духа.

Целая минута прошла, а в ответ — тишина.

— Мердок?

Ноль реакции.

— Да Мердок же!!!

Когда потусторонний и в третий раз не откликнулся, Лизка даже, грешным делом, подумала — уж не исполнил ли он раньше времени план-максимум и не скончался ли, так и не успев толком пожить. Но это скорее в порядке бреда, потому что человеком он пока еще окончательно не стал, а значит, и умереть не мог.

— Стража!

Эти появились быстро.

— Дверь охранять, ни своих, ни чужих не пускать. Если кто со срочным делом явится, внутрь не ломиться, сразу ко мне отправлять. Понятно?

Без особого понимания на квадратных физиономиях темные кивнули:

— Ага!

Вот и славно. Лизка помахала вставшим у двери подданным и направилась в покои за полотенцем. Власть в Темных Землях на ближайшие несколько часов захватила, теперь и поплавать можно!

Походя сообщила нужные координаты прибывшим из Заресья менталистам. Мало ли кому и чего эта Ариста наболтала? Требовалось срочно отправиться в параллельный мир и все тщательнейшим образом проверить. А кое-кому и память подправить, если потребуется… Лизка подумала-подумала — и отослала одного из ментальных магов вслед за негодяйкой. Пускай и ей подправят, от беды подальше. Потом распорядилась насчет обеда, потрепала по холке пса и наконец добралась до родной двери.

Да так и замерла, с опаской поглядывая на оную.

Фатук испарился в неизвестном направлении, но возня и шорохи, доносящиеся из покоев, доверия не внушали. Ну что там опять? К очередным приключениям Лизанда себя готовой не чувствовала.

Первым порывом было развернуться и пойти в другую сторону, будто ее здесь и не было. А полотенцем можно и у Ялиссы разжиться… Или подождать, пока хвост сам собой высохнет. Лизка уже почти договорилась с собой, когда из-за двери раздался полный боли крик.

Не раздумывая, царевна понеслась на звук.

Открывшаяся глазам картина поражала своей абсурдностью. Ну вот что, что в ее покоях позабыл один из дружков Лейва?! Да еще без разрешения. А вдруг у них тут не прибрано?

Шастают, как у себя дома! И нечего теперь возмущаться, что зубастый цветок (тот самый, теткой на свадьбу подаренный) щелкнул челюстью в сторону мягкого места! Ничего ведь нужного не оттяпал! А штаны и новые купить можно.

— Здрассте! — без тени смущения сообщил парень.

Судя по мелькнувшим в дыре нежно-розовым с зайчиками портам, тоже феерик. У кого еще может оказаться столь экстравагантный вкус?

— Только не говори, что у тебя тоже рефлекс, — угрожающе зашипела Лизавета.

Нет, это уже не дом, это дурдом какой-то!

Цветок с чавканьем дожевывал обломившееся ему угощение.

— Мы своих не грабим, — оскорбился блондин, торопливо поворачиваясь к ундине лицом, дабы скрыть конфуз, и опасливо кося глазом в сторону прожорливого растения.

— И что же ты тут делаешь?

Лизка отнюдь не была уверена, что хочет знать ответ, но не спросить было бы и вовсе глупо.

— Присматриваюсь, — честно ответил блондин. — Вдруг свадьба не состоится?


— Ты мой хороший, — ворковала ундина над распустившимся от гордости цветком, даже пышный бутон расцеловала. — Ты мой охранник! Побил тебя злобный дядька?

Судя по нескольким лепесткам, валяющимся на полу, пострадал в неравной схватке именно цветок. Нет, больше всего, конечно, досталось несчастным штанам, но они-то верещать уж точно не могли!

Почувствовав столь пристальное внимание к своей зубастой особе, тетушкин подарок картинно поник, напрашиваясь на новую порцию ласки. И Лизка с радостью купилась! С удовольствием бы наподдала блондинистому нахалу, но того уже и след простыл, так что оставалось только наглаживать довольно ворчащее растение.

— Передвину, пожалуй, тебя к двери, — решила наконец царевна, — будешь мне лазутчиков ловить. Можешь даже сразу есть, разрешаю! А выдастся у Крейра свободная неделька — к тетушке съездим, подружку тебе выпрошу…

С этими словами Лизанда забежала в купальню, схватила полотенце и была такова.

По дороге никто не встретился. Лизка сама не знала, почему любимой купальне сегодня предпочла подземное озеро, но настроение было странным… Со страшной силой тянуло нырнуть в ледяную воду бьющего внизу источника: очищенная магией и подогретая ею же вода из крана ее сейчас не устраивала. То ли ундина проснулась, то ли… Что? Лизанда в задумчивости повертела на пальце кольцо, найденное когда-то на дне Ледяного океана. Так и не снимала его ни разу с тех пор, как Крейр отдал.

Холодный, точно из снега или льда, камень будто бы светился в полутьме нижних этажей. И на ощупь становился влажным, если держаться за него долго. Начинал таять?

Лизка тряхнула головой, чтоб всякую чушь оттуда выбросить, оставила одежду и с разбегу сиганула в темную воду. Холодная толща тут же сомкнулась над головой, в тело словно тысяча призрачных игл вонзилась. Но страха, который иногда охватывал Лизу в океане, не было.

А стоило появиться хвосту, и холод чувствоваться перестал.

Наслаждаясь одиночеством, царевна дурачилась, подпрыгивала над водой, любуясь бликами от кружащих в воздухе светильников, и вновь падала в озеро, окатывая все кругом брызгами. Роскошный хвост искрился и казался почти фиолетовым.

Потом погрузилась на дно и с удивлением обнаружила, что здесь тоже есть своя жизнь. Маленькая и незаметная, совсем не такая кипучая, как в море у матушки, но есть! Водоросли казались совсем молоденькими. Зеленые росточки с упорством муравьев просачивались между камнями и робко выглядывали, силясь дотянуться как можно выше. Когда-нибудь…

Странно. Лизанда готова была поклясться, что в прошлый свой визит сюда тоже ныряла глубоко, но дно тогда казалось мертвым, точно Ледяной океан. Еще было с пяток перламутровых ракушек, но о времени их появления Лизка сказать ничего не могла. А надпись, выцарапанная чем-то острым под одним из каменных берегов, и вовсе почти стерлась от времени.

«Андид и Нотиллард».

В глазах появилась резь, но царевна ее прочитала!

И кто это такие? Очередной темный, женатый на ундине? Лизавета изо всех сил напрягала память, но нужной информации выудить оттуда так и не сумела. Могли бы и расшифровать для потомков! А теперь что? Придется читать летопись. Если Крейр не вспомнит…

Но на мужа в таких делах надежды мало, а мысль о том, что придется засесть за книги, заранее навевала дрему. Даже плавать расхотелось! А ведь в параллельном мире такой лентяйкой не была…

Додумать мысль Лизанда не успела. Берег был уже совсем близко, когда вода вдруг обожгла холодом, напоминая, кто здесь чужой и, по чьему-то неизвестному мнению, явно лишний. Но страх отчего-то запаздывал, а рефлекс уже выработался.

Наученная прошлым опытом, Лизка изо всех сил толкнулась хвостом и кулем вывалилась на берег, обдирая локти.

И с удивлением уставилась на мокрые и покрытые зябкими пупырышками ноги. Опять двадцать пять!


— Нет, — упрямо покачала златокудрой головой сваха, — через месяц никак нельзя. Через месяц у меня другая пара женится!

Яла с Лейвом обменялись обеспокоенными взглядами.

— Мы хорошо заплатим, — встрял практичный Крейр.

Тут рыбка и вовсе вспыхнула от возмущения.

— Обижаешь! Вы мне почти семья, кто же со своих деньги берет?

Вместо ответа колдун хмыкнул недоверчиво и скосил взгляд на будущего зятя, с которым как раз накануне оклад стража границ оговаривал. Но блондин усовеститься и сбросить пару десятков монет не возжелал категорически.

— Постой-ка… — опомнилась Лизка. — Мы — родные, но женить ты кого-то другого собралась!

Золотисто-ореховые глаза Луилит таинственно сверкнули.

— Неужели?..

У царевны даже дыхание сбилось — так боялась она поверить неожиданному счастью.

— Уговорила! — хлопнула в ладоши властительница желаний. — Теперь надо ловить момент, пока не передумали.

— А жить где решили?

— Днем — каждый у себя, а по ночам — в Заресье.

Все прочие присутствующие вслушивались в разговор ундины со свахой с хроническим непониманием на лицах. Наконец Крейр взялся прояснить ситуацию:

— Это то, о чем я подумал? Алисса и Константин женятся?

Две счастливые улыбки были ему ответом.

— Тсс! — Лули приложила палец к губам и хитро улыбнулась. — Официального объявления еще не было. Так что не вздумайте пока бежать с поздравлениями. И вообще я вам ничего не говорила!

Лизка фыркнула смешливо и набросилась с объятиями на почти родственницу. Совсем немного времени пройдет — и еще на две состоявшиеся пары станет больше! Ну разве жизнь не прекрасна?

— Вот не темная ты душа, Лизавета, — сокрушенно завздыхала Ялисса, — и дар наш тебя ни капельки не изменил! Та же Ариста сейчас точно переживала бы, что рискует не стать наследницей заресского престола. А риск большой, учитывая долгую разлуку венценосных родителей…

Родной брат? А может, даже еще и сестра? Лизанда отлепилась от рыбки и принялась шарить взглядом по уютной гостиной, выбирая, кого обнимать следующим.

— Итак, вернемся к нашим брачующимся, — не смог остаться равнодушным к чужой радости правитель Угодий. На то и колдун! — Лули, когда дату назначишь?

Под устремленными на нее взглядами (двумя умоляющими и одним требовательным) сваха надолго задумалась. Яла успела растерзать диванную подушечку, Лейв прокусил губу до крови, а Крейр раз десять измерил небольшую комнатку шагами, прежде чем прозвучал ответ:

— Не раньше чем через два месяца.

Ялка спала с лица.

— Так долго?!

Старший брат, коим с самого детства привык считать себя Крейр, отреагировал незамедлительно:

— Я что, скоро стану дядей?

— Как ты мог обо мне такое подумать?! — мигом раскраснелась Ялисса.

— И обо мне! — не забыл вклиниться будущий родственник темного семейства.

Под их напором темный свою грозность подрастерял и вроде бы раздумал воспитывать вполне взрослую и самостоятельную сестру.

— Будто бы я не знаю, каким таким чудесным образом к тебе иллюзорный дар перешел, — проворчал себе под нос, усаживаясь рядом с женой и обнимая ее за плечи.

— Вот и знай себе на здоровье, — хмыкнула Яла, любяще поглядывая на жениха. — А в остальном — только после вас.

Стоило Луилит скрыться в золотистых искрах портала, Лизка тут же забыла рыбкин наказ.

— Куда собралась? — заинтересовался колдун, глядя на прихорашивающуюся супругу.

Лизанда в последний раз провела гребнем по иссиня-черным волнам, закрепила на талии серебристый поясок и ослепительно улыбнулась.

— К маме.

Царевна сама каждый раз дивилась, сколь новое звучание приобрело за минувший год почти с самого детства знакомое слово.

— Безобразница, — усмехнулся муж, а сам смотрел ласково.

— Хочу узнать новости из первых уст!

Склонившись, быстро поцеловала темного в щеку и уже устремилась к двери, но была поймана за руку и возвращена обратно.

— Что это у тебя? — Крейр хмуро взирал на свежие ссадины на локтях ундины.

Вот когда Лизка чуть не прокляла прозрачные рукава. И заметил же! Нет, всей правды ему она не скажет, не то и к озеру путь будет закрыт.

— Я днем купалась, а когда на берег вылезала — поскользнулась.

Меж черных бровей пролегла недоверчивая складка.

— Сам бы попробовал это с хвостом вместо ног проделать! — Лизка скорчила обиженную рожицу. — Знаешь, какой он тяжелый?

Колдун знал, потому как неоднократно таскал супругу в виде ундины на руках. Наверное, только потому и поверил.

— Ладно, иди, — вздохнул обреченно и нехотя ослабил хватку, выпуская тонкую ладошку на волю. — Осторожнее там.

Лизка проворчала что-то свободолюбивое и унеслась к порталам.


В морском дворце царили тишина и прохлада. Лиза зябко поежилась и даже обхватила себя руками за плечи. Так и не привыкла она к здешнему влажному климату. В горле почти сразу же запершило.

Матушка нашлась в тронном зале. Правительница Южного моря сидела прямо на полу, не боясь запачкать белоснежного платья, а вокруг нее громоздились свитки всех мастей и размеров. Работает!

— Не помешаю? — осторожно кашлянула царевна.

Алисса оторвала от чтения уставшие и порядком уже покрасневшие глаза.

— Лизка! — Нежданную, но такую желанную гостью закружил белоснежный вихрь с длинной косой, украшенной крупными жемчужинами. — Ты что здесь делаешь? Неужели эта болтушка чешуйчатая испортила сюрприз?

— Шутишь?! Мы больше года ждем!

— А мы вас вперед пропускали!

— Неправда! Вы просто не могли определиться, где жить. В итоге победила любовь, да?

— И это разболтала! Ну я кому-то плавники пообрываю!..

Мать и дочь устроились на низеньком диванчике, вооружились чашками с чаем и фруктовыми пирожными и следующий час самозабвенно секретничали. Лизка выслушала традиционное «Ах, исхудала вся, но похорошела как!», расспросила о планируемом торжестве и, опуская лишние подробности, которые могли бы разволновать и без того настрадавшуюся ундину, рассказала про свою жизнь в Угодьях.

Как выяснилось, ничего грандиозного родители не планировали. Оба махнули кто рукой, кто плавником на приличия и соседей звать не стали. Ничего, переживут как-нибудь! Свадьбу решили отпраздновать в тесном семейном кругу. Который оказался тем более узким, из-за того что Льяна с братом и мужем у матери гостят.

— Долго ли порталами-телепортами в Заресье вернуться! — удивленно вскинула тонкие брови Лизка. — Или ты специально не хочешь детей Ниадоры звать?

Предположение казалось Лизанде обоснованным, она бы тоже вряд ли пожелала видеть на своем празднике отпрысков той, по чьей вине долгие годы была разлучена с суженым. Но Льяна и Вьярик совсем не похожи на мать!

К тому же по-прежнему живут во дворце Константина, царевной и царевичем зовутся, только что престола не наследуют. А муж Льяны еще и старшим советником при его величестве состоит. Общаться в любом случае придется…

— Что ты, — замахала руками Алисса, — я совсем не против! Замечательные дети, мы прекрасно поладили. Но Льянка сейчас в таком положении… Ей никак нельзя в портал. А у Вьярика на носу пробуждение силы, ему сейчас как никогда родной отец нужен.

У Лизки прямо от сердца отлегло. Наконец в семье воцарился мир и покой!

Но оставался еще один вопрос, требующий прояснения. Лизавета помедлила немного, но все же решилась…

— Мам?

— Что, рыбонька моя?

— А ты когда-нибудь слышала о северных ундинах?

Владычица морская наморщила узкий лоб.

— А зачем они тебе? — вместо хоть какого-нибудь ответа уточнила мать недоверчиво.

Лизка пораздумала минутку и выложила все, что за последние месяцы случилось. Про купальню дивную рассказала, семейные предания поведала, колечко, найденное в глубинах океана, продемонстрировала. Не забыла упомянуть и про дом на побережье, и про венец.

Алисса слушала не перебивая, только изредка вздыхала восторженно.

— Много тайн скрывает темное семейство. Тем лучше, не соскучишься в мрачных Угодьях. А наши с отцом силы тебя от любых напастей сберегут.

В словах матери сомнений не было, и Лизка серьезно кивнула.

— Так что там с ундинами? Они ведь существовали, да? А сейчас куда делись? — Тепло-карие, как у родителей, глаза сверкали жадным любопытством.

Перспектива разведать главную семейную тайну темного семейства манила. А если еще и контакты наладить удастся… Интересно было бы на исконных жительниц Ледяного океана хоть одним глазком поглядеть.

А потом и на поиски легендарного золота темных можно будет отправиться. Если выгорит, Крейр будет доволен.

Ну а чудища, которые, по слухам, населяют нижний уровень подземелий, Лизанду совершенно не прельщают. Да и уж они-то вряд ли существуют на самом деле! В пещере с озером неугомонная царевна ни одного не встретила.

— Они и по сей день здравствуют, — наконец поделилась ценными знаниями Алисса. — Я собственными глазами не видела, но разведка донесла, что во внутреннем дворике царя Марианского есть фонтан особый. Его только недавно построили. Так вот, мой засланец говорит, что вода там даже знойным летом холодная-холодная. А раз в неделю, ровно в полночь, выходят из того фонтана две женщины и надолго скрываются в царских покоях. Светильников до самых предрассветных сумерек не гасят…

Снедаемая жаждой прикоснуться к многовековой тайне, Лизка даже вперед подалась.

— Шпионите друг за другом?

— Положение обязывает, — равнодушно повела плечами правительница Южного моря. — Да сейчас все так делают! Верховный водяной строчит подробные письма твоему деду. Думает, они мимо меня проходят! Главная модистка — в Эллалию. Трижды обещала ее обратно отослать, а ей все нипочем. Ну а марианский посол своего повелителя активно информирует. Так что я просто не отстаю от моды!

Несмотря на независимый вид и логичность сказанного, ундина выглядела пристыженной, так что Лизке даже смешно стало. Уж эти правители! Как дети, честное слово!

— А про что говорят?

— Пока не подслушали, — с сожалением покачала головой матушка и недовольно скривилась. Ну точь-в-точь как сама Лиза, когда ей что-то не по нутру.

— Жа-алко… А ты уверена, что те женщины — ундины?

Алисса положила в рот кусочек пирожного, не спеша прожевала, отпила ароматного, хоть уже и порядком остывшего, чаю и только после этого ответила:

— Нет, я на них морской водой не брызгала, сама понимаешь. Но если вдруг пригласят в гости, всенепременно попробую. — На лице повелительницы подводного мира читалась совершенно не положенная правителям проказливость. — И еще! Поговаривают, будто жена их царя уж очень похожа на тех дамочек.

— Тоже ундина? — Лизка затаила дыхание в ожидании ответа.

— Не знаю, — вновь надулась обитательница южных глубин. — Ее Константин видел, даже на свадьбе у них был. Но твой отец меня и близко к феерикам не пускает! Говорит, если что — в самой высокой башне запрет. И ведь правда запрет, уже три раза пытался! Еле отбилась!

Что-то Лизке отношения родителей напомнили… Из собственной жизни последнего года…

— Кста-а-ати! — опомнилась старшая ундина. — А ведь Крейр тоже на свадьбе был! Как раз там их с Константином и представили друг другу. Спросишь у него?

В карих глазах Алиссы почти зеркально отражалось любопытство дочери. Видно, ей тоже жуть как хотелось в древнюю тайну влезть. Но помимо строгого жениха, Алиссу еще и положение высокое сдерживало. И отец с матерью, которые, если что, по головке не погладят. А если и погладят, то больно и совершенно по другому месту!

— Ага! — теперь пришла Лизкина очередь поджимать губки. — Тогда уже меня запрут. Боюсь и представить где!

— Мужчины! — подвела итог разговору Луилит, золотым облаком вплывая в комнату. — Никакого понимания тонкой женской души.


С появлением золотой рыбки ароматный чай сменился сладким ликером. Компания подобралась приятная, разговоры шли задушевные, и остаток вечера как-то незаметно потонул в густой дымке. Лизка только обрывки и помнила.

Как русалки присоединились, как знакомили ее с ними, а Лизанда не то что запомнить — выговорить ни одного имени не смогла. Заиграла плавная музыка… Дальше следовал глубокий провал в памяти, а за ним — череда картинок-воспоминаний. Как Лули на судьбу жалуется и говорит, что все желания отдала бы за простое женское счастье, как упитанные водяные с зеленоватыми утопленницами хороводы водят, как недовольно шипит Крейр…

Стоп. А он-то в Подводном откуда взялся?

Лиза, как ни напрягала память, вспомнить так и не смогла. Да и все последующие события подсознание от царевны жадно скрывало.

Насилу разлепив глаза, ундина обнаружила себя дома. То есть в Угодьях, в их с мужем спальне, даже в любимой синей ночнушке с кружевами. Лизка смутно припомнила, как, нашипевшись, Крейр унес обвисшую на его руках благоверную в темный портал. А сама она, кажется, громко кричала: «Не пойду! Там темно и страшно!»

Вот тут стало стыдно по-настоящему.

— Вижу, ты уже подумала о своем поведении? — мурлыкающим голосом осведомился колдун.

Сам он нашелся тут же, в глубоком кресле у окна. Занимающееся утро отбрасывало на лицо правителя Угодий предрассветные тени, делая его еще более зловещим, чем людская молва.

— Ну-у…

Гул в голове постепенно шел на убыль, мысли прояснялись, но ничего предосудительного Лизанда в них не находила. В плясках морской братии она участия не принимала, с водяными не обнималась, духов, как раз высунувшихся из-за Грани, строго упихала обратно. Что еще? Кольца не потеряла, к Ледяному океану не рванула, когда захмелевшая и подобревшая Луилит предложила перенести, посетить Марианию тоже отказалась.

В общем, толком и не накуролесила. За что ругают?

— Ни за что бы тебя в царство морское не пустил, не будь Алисса твоей матерью!

Начало-о-ось…

— А что я сделала-то? — опасливо пискнула провинившаяся. Вдруг не помнит чего? — Ну засиделись…

— Засиделись? — В голосе темного снова проявились шипящие нотки. — Засиделись?! Да тебя полночи не было! Что я должен был думать? А если бы тебя украли?

Лизка старательно делала покаянный вид. Хотя, если честно признаться, даже в мыслях представить не могла, чтобы кто-то мог ее украсть. Кому она нужна?

В конце концов царевна бросила это зряшное занятие и, блаженно потянувшись, выбралась из одеял и направилась ко все еще читающему нотацию мужу.

— Так ты просто волновался? — прошептала ласково, усаживаясь на мягкий подлокотник кресла.

— Не просто, а обоснованно! — Сдаваться легко колдун явно не собирался.

Тонкая ладонь запуталась в темных волосах. Царевна помедлила минутку, после чего все же скользнула к мужу на колени. Надо срочно мириться, а то работа у него и без нее нервная. Вторая ладошка прогулялась вдоль пуговиц на рубашке.

— Но не украли же! Кто еще такое счастье вытерпит?

Первая пуговка, вторая, третья… Дыхание мужчины сбилось, а грозности в его виде заметно убавилось.

— Не смей ко мне ластиться, когда я злюсь! — Особой уверенности в голосе тоже слышно не было.

Лизка потерлась губами о шею любимого и наддой прошипела в самое ухо:

— Прекрати болтать и соблазняйся наконец! — И, подумав, жалобно добавила: — Ну хоть обними нормально, а то я соскальзываю…


Спускаться в подземелья Лизка не решилась, хоть в мыслях и старалась себя убедить в том, что недавний случай является всего-навсего игрой воображения. Оно у нее вон какое буйное! Вот и подсунуло очередное «приключение».

Только нырять в озеро теперь боязно, и царевна предпочла ограничиться купальней.

— Хочешь яблочко?

Ялисса влетела в покои, громко хлопнув за собой дверью, пошарила взглядом по спальне, но подругу не нашла и как ни в чем не бывало прошествовала к месту водных процедур.

Такая ситуация повторялась уже не единожды, и Лизка давно перестала стесняться.

— Нет, спасибо.

В купальне даже солнечным днем царил сумрак. Под потолком, подобно крупным звездам, плавали магические светильники. Их блики падали на фиолетовый камень, которым было отделано помещение, заставляя его переливаться всеми оттенками палитры: от сиреневого до синего.

— Ну и правильно, я его только что отравила. — Яла присела на каменный бортик, окружающий озеро-бассейн, и с аппетитом вгрызлась в спелый и вкусный даже на вид фрукт.

— Ялка!!! — Испугавшаяся царевна стрелой выскочила из воды.

Впрочем, тут же съехала обратно. Хвост — это, конечно, красиво, но на берегу жуть как неудобно.

— Ты что творишь?!

Бывшая темная тщательно прожевала кусочек, проглотила и только потом самым невинным взором уставилась на ундину.

— Зелье новое проверяю, оно должно действие ядов блокировать. А что?

Пылающая возмущением хозяйка покоев на добрую минуту с головой ушла под воду. Остудиться! Вот когда поняла, что Крейр чувствует, глядя на ее выходки.

А может, занудство — это заразно?

— На себе?! — строго вопросила Лизанда, отфыркиваясь.

И муж еще за нее волнуется! Вот у кого с инстинктом самосохранения проблемы!

— Ну ты же отказалась… — повела плечами Ялисса и вновь приложилась к яблоку.

Некоторое время стояла тишина, нарушаемая разве что Лизкиным сопением.

— Ой, работает! Яд уже должен был подействовать, а мне хоть бы хны. Лиз, ну не сердись, ты же рядом… Если что, могла бы нейтрализовать!

Так-то оно так, а все равно беспокойно. Но излишне занудствовать не хотелось, так что Лизка подулась еще немного для порядка и махнула на это дело хвостом. Обошлось — и ладно.

Совсем уже успокоилась, даже улыбнулась, глядя на сосредоточенную подругу, когда вдруг почувствовала, что вода вокруг нее закипает. По нервам ударил страх. И впрямь что-то неладное творится… сначала в озере, теперь здесь.

Вода булькала, сотнями пузырьков поднимаясь к поверхности и приятно щекоча кожу. Точно в джакузи сидишь. На этой мысли Лизка даже хихикнула, но тут взгляд упал на закручивающуюся ровно посредине рукотворного озера воронку…

— Хватайся за бортик!

На лице Ялиссы отпечатался испуг. Царевна изо всех сил рванулась к каменному бережку, но было поздно. Ее неумолимо влекло к середине…

— Ты куда?! — Яла даже яблоко со страху утопила и теперь беспорядочно металась возле воды, не зная, что делать.

Хороший вопрос — куда?

— Кажется, в гости…

Не сказать чтобы Лизка была в восторге от приглашения, но ее-то как раз и не спросили. И вывернуться шанса не дали! Все кругом завертелось, закружилось, забулькало… Вода сомкнулась над головой.

И начался полет — точно с горки в аквапарке мчалась! Лизка даже повизжала для приличия.

Приземлилась довольно быстро, на что-то серебристое, по мягкости напоминающее мох. Тоскливо оглядела мокрый хвост, потом и весь окружающий лес… Серый и какой-то непривычный. Кабы не он, да еще колышущаяся над головой мутная толща океана, Лизка бы всенепременно списала происшедшее на очередные проказы милых подданных.

А так царевна уже и не знала, что думать. В том, что она находится в нижней и запертой от посторонних части Ледяного океана, сомнений нет. Но ждали ли ее здесь? Если и ждали, то точно не в этом странном лесу.

Ничего хоть бы отдаленно похожего на полотенце поблизости не нашлось. Да что там, даже тряпицы какой завалящей не сыскалось! Вот и пришлось бедной Лизке сидеть на мягком мху, дожидаясь, пока хвост высохнет самостоятельно.

Дело это было долгим и скучным, так что ундина, чтобы хоть чем-нибудь занять себя, принялась оглядываться по сторонам. Вдруг комитет по встрече где-нибудь под елкой прячется?

Но царевну ждало разочарование: лес выглядел не более живым, чем весь остальной океан.

— Ку-ку, — жалобно пискнула гостья. — Я тут, если что!

Не отозвалось даже эхо.

Обнаженной кожи холодком коснулся страх. А ну как местное дно необитаемо? А выбраться на поверхность у нее не выйдет? Перед глазами поплыли фиолетовые круги.

— Стоп! — шикнула на себя Лизанда. — Надо просто подождать.

И, вняв собственному совету, затаилась.

За добрый час, пока обсыхала, ничего интересного не произошло. Только озябла вся, пупырышками, как настоящая лягушка, покрылась, да еще бороться с подступающей паникой становилось все труднее. Наконец хвост сменили куда более удобные в передвижении по суше ноги.

— И куда теперь? — тоскливо вопросила пустоту Лизавета.

Ответа вновь не последовало.

Унылая местность враждебной не выглядела, и царевна потихоньку побрела вперед. Вскоре нашлась темная утоптанная дорожка, Лизка решила придерживаться ее. Теперь оставалось определиться, как вести себя при встрече с кем-нибудь из местных. Вероятность, что таковых здесь не водится, Лиза решила отбросить. Пока. До худших времен.

Только страху самовнушение не убавило и теплее от него не стало. Ноги — это, конечно, хорошо, просто замечательно, но вместе с хвостом испарился и сверкающий нарост, прикрывавший грудь. Ладно, холодно, так ведь и перед людьми (то есть ундинами и прочей подводной братией) неудобно.

Сколько блуждала по серому лесу, Лиза даже приблизительно сказать не могла. А когда впереди замаячил добротный домик из потемневшего от времени и влажного климата дерева, даже и не знала, стоит ли радоваться. Неизвестно еще, кто там внутри сидит!

«Вот бы пустым оказался!» — промелькнула полная надежды мысль.

Но вскопанные заботливой рукой грядки и корзина с белыми фруктами, отдаленно похожими на яблоки, говорили об обратном.

В окне, просунувшись между двумя занавесками, мелькнуло худенькое детское личико, обрамленное светлыми, мелко вьющимися волосами. В глазенках ребенка зажглись искры восторга.

— Мама! Мама!! Там из леса тетка с черной косой вышла!!!

То, что во всем ее обнаженном облике ребенок обратил внимание именно на волосы, заставило Лизку улыбнуться.

— Прекрати выдумывать! — одернул мальчишку строгий женский голос. — Иди лучше корзину с улицы забери.

Мордашка послушно отпрянула от окна.

Очень скоро отворилась дверь, выпуская на крыльцо ребенка лет семи в серых немарких штанишках и длинной белой рубахе. Дитя замерло на несколько мгновений, опасливо разглядывая незваную гостью.

В целях налаживания хоть каких-то контактов с местным населением (прямая обязанность правительницы, между прочим!) Лизка широко улыбнулась:

— Привет!

Мальчонка еще раз внимательно оглядел ее и, видно, пришел к выводу, что странная особа, которую невесть как занесло в чужие владения, опасности не представляет.

— А волосы настоящие или покрасила? Мама говорит, что это указом их величеств запрещено.

Лизанда заинтересованно моргнула и собралась спросить, с чего вдруг такое странное ограничение, как мелкий опять поднял крик:

— Мама! Мама! Она правда здесь!

Из глубин дома послышалось недовольное ворчание:

— За корзиной ведь послала…

Вышедшая из дома женщина как нельзя лучше соответствовала образу обитательницы Ледяного океана в Лизкином представлении. Худосочная, вся какая-то костлявая, с тонким хвостиком белесых волос и большими полупрозрачными глазами. Увидеть живое подтверждение словам сына она явно не ожидала и в первый миг даже опешила. Впрочем, быстро взяла себя в руки и впилась в гостью изучающим взглядом.

Сперва в нем читалась настороженность, потом — нечто похожее на неприязнь, и только после того как добрую минуту неотрывно пялилась на Лизкину руку, хозяйка дома вроде бы оттаяла.

— Ты откуда здесь такая?

Что на это ответишь? Лизанда пожала плечами, борясь с желанием расплести косу и прикрыться волосами (поздно!), и честно ответила:

— Прямиком из купальни.

Северная ундина опешила.

— Чьей?

— Своей, конечно! Плавала себе, никого не трогала, а оно как взяло, как забулькало, да как выкинуло меня посреди леса! Битый час там валялась, все ждала, пока хвост исчезнет.

Тогда же она и решила говорить правду, если вдруг встретит кого. Врать Лизка никогда не любила, да и если поймают, по головке не погладят. А скрывать ей в общем-то и нечего!

— Хвост? — Светловолосая ундина продолжала взирать на гостью с видом «Развейся, глюк!». — Так ты не человек?

Не особенно приятно разговаривать, когда стоишь перед собеседником в чем мать родила, но о гостеприимстве здесь, видимо, давненько не слыхивали.

— Наполовину. На другую — ундина, как вы.

Женщина поверила сразу, даже состраданием прониклась и о хороших манерах вспомнила.

— Бедняжка, ты, наверное, окоченела вся? Что же ты тут стоишь! Проходи в дом, к печке садись, а я тебе что-нибудь из одежды подберу. Есть хочешь?

— Не откажусь. — Царевна с радостью приняла приглашение.

— А ты что замер? Бери корзину и живо на кухню!

Все трое скрылись в доме.

Гостье выдали простое домотканое платье, завернули в лоскутное одеяло, сунули в руки кружку горячего чаю и усадили на широкую лавку. Очень скоро зубы перестали выбивать дробь, даже ноги согрелись. Царевна настороженно огляделась по сторонам.

Но внутреннее убранство дома мало чем отличалось от привычного и интереса не вызывало.

— Как мы, говоришь? — зачем-то переспросила хозяйка.

И вновь Лизка не стала врать:

— Моя мама в Южном море живет, а отец — в Заресье.

То, что они не просто живут на обозначенной территории, но и правят ею, информация пока лишняя, и озвучивать ее совершенно не обязательно. Вот Лизка и не стала.

— А кольцо наше у тебя откуда? — продолжался допрос.

Пришлось и об этом рассказать:

— В океане нашла, когда плавала.

Снежный камень загадочно мерцал, словно бы подтверждая истинность слов носительницы.

— Нашла, говоришь? — растягивая гласные, переспросила светловолосая ундина. — Сними немедленно! Носить это кольцо имеют право только представители нашего народа, их супруги и дети.

Лизка медлила — расставаться с красивой находкой по указке незнакомой тетки не хотелось.

Но та была непреклонна.

— Снимай, кому говорю! Оно может быть опасно для тебя. Наверняка это из-за кольца ты к нам попала.

Опасно? С ее-то везучестью?! Вот уж вряд ли.

— А вот и не может! — радостно объявила Лизанда и, отставив кружку, спрятала руку за спину. Вдруг силой отбирать вздумает?

Но собеседница только смотрела недоверчиво.

— Это еще почему?!

— Я — жена, — гордо расправила плечи царская дочка.

— Чья?

Связи с Крейром сохранить в тайне не удалось.

— Последнего потомка той ундины, что за правителя темных замуж вышла.

Этот момент требовал куда более подробных пояснений, так что пришлось Лизке углубиться в предания темного семейства. Что из них было правдой, а что со временем молва добавила — даже Крейр не знал, куда уж ей! Но хозяйка слушала с вниманием, не перебивала, только глаза ее все больше делались похожими на блюдца.

— Ох, ничего себе! — наконец подвела эмоциональный итог сказанному северная ундина.

— А я про что? — вздохнула гостья, залпом допивая успевший остыть чай.

От сердца немного отлегло. По крайней мере, стало понятно, что никто коварных планов по похищению ее венценосной особы не строил, это кольцо отчего-то решило показать владелице неизведанные глубины. Лизке, признаться, и самой было любопытно побывать на «втором» дне Ледяного океана, но способ воплощения желаемого, мягко говоря, пугал.

Вот сейчас удовлетворит любопытство — и домой…

— Теперь ты рассказывай, — вцепилась царевна в светловолосую. — Почему вы заперлись? Что у вас с марианским царем? И звать-то тебя как?

— Налгеса, можно просто Налли.

И потек плавный рассказ, словно звенящий ручеек с холма.

Если верить новой знакомой, Андид, имя которой Лиза прочла на дне подземного озера, и была той самой правительницей северных ундин, что замуж за темного вышла. А сестры позавидовали ее счастью и стали строить козни. Все хотели запереть счастливицу на поверхности, а власть над дном между собой поделить.

Таких дел наворотили!

Терпение Андид закончилось, когда они попытались сына ее похитить. Правительница разозлилась страшно и сковала океан льдом.

— И где тот лед? — насупилась Лизавета. Опять ее байками потчуют!

Налли молча взяла ее за руку и потащила за печь.

— Вот, смотри. — Тонкая рука резко отдернула занавеску, зачем-то скрывающую темный угол…

Пришлось зажать рот ладонями, чтобы не закричать.

Прозрачный, точно стеклянный, мужчина сжимал в широкой ладони руку девочки лет пяти. Зрелище до того жуткое, что Лизка всенепременно осела бы на пол, если бы ее Налли не поддерживала.

— Это мой муж, — глухо проговорила женщина, — а это дочка. Считанных ундин проклятие обошло, да и то лишь затем, чтобы мы своими жизненными силами барьер, отделяющий нас от поверхности, питали.

Оцепеневшую Лизку едва ли не силой пришлось усаживать обратно на лавку. Потом был горячий ужин, но царевна не то что вкуса не почувствовала, но даже не разобрала, что в миске лежит.

— Постелю тебе на печи, а то простудишься еще, — решила хозяйка, убирая со стола грязную посуду.

Но оставаться в жутком царстве северных ундин Лизанда вовсе не планировала.

— Я домой хочу, — прошептала тихонько. Стоило подумать о муже, который там, наверное, с ума от волнения сходит, как глаза наполнились обжигающими слезами. — Где тут у вас дорожка?

В море у Алиссы и в болоте у тетушки Лиза привыкла, что всегда есть заговоренная тропинка — безотказный путь на поверхность. Но, судя по враз закаменевшему лицу Налгесы, здесь было все иначе.

— В былые времена прямо у моего дома начиналась, только ее уже несколько столетий не видно. Застряла ты у нас, девочка…

Слова прозвучали дико. Ни верить, ни даже слышать не хотелось.

— Несколько столетий? — ухватилась гостья поневоле за другую тему. — Так сколько же вам лет? Вроде бы молодо выглядите…

Светловолосая ундина улыбнулась непосредственности царевны.

— Ой, много, милая. У нас тут время не идет.

Вечер промелькнул за разговорами. Как ни хотела Лизанда спрятаться в свою раковину (а желательно еще и амбарный замок повесить, чтобы жестокая реальность ее внутри уж точно не достала), пришлось расспрашивать про местную жизнь. Иначе в ситуации не сориентируешься.

Так, например, она узнала, что незаледеневших обитателей океана совсем мало осталось. Да и те не живут, а лишь бледными тенями себя прежних существуют, питая запечатавшее их под толщами вод проклятие. Нечто подобное когда-то Ниадора с Алиссой сделала, только там никто не леденел.

— А сестры Андид живы? Ну то есть они-то в ледяные статуи не превратились?

— Живы, хоть и слабеют с каждым днем, — сухо отозвалась светловолосая ундина. К виновным в случившемся жалости она не испытывала. — Завтра мы пойдем во дворец, но вряд ли их величества могут чем-то помочь.

Налли дунула на свечу и, шаркая ногами, будто древняя старуха, тоже отправилась готовиться ко сну.

Шаги сменили шорохи, после чего дом потонул в тишине.

В ту ночь Лизка так и не смежила век, хоть натопленная печь грела спину, а ледяные фигуры, находящиеся здесь же, в доме, совершенно не пугали. Не мертвые ведь! А что до проклятия… Сколько Лизанда их за год в Угодьях перевидала — и ничего, жива! Глядишь, и в этот раз обойдется…

Удача матери еще ни разу не подводила, да и не похоже, чтобы местные обитательницы желали ей зла. Если верить всему сказанному новой знакомой, до недавнего времени в местном подводье вообще об ее существовании не ведали.

Стоило лишь вспомнить про Алиссу, как в голове всплыли обрывки последнего разговора. Об ундинах, что ходят в гости к марианскому царю.

Вот! Ходят в гости! Через фонтан, Лизка это точно помнила. А значит, есть все-таки тропинка, просто Налли о ней почему-то не знает. Что и неудивительно: она женщина простая, куда ей до царицыных дел!

Это принесло успокоение, и мысли плавно соскользнули на совершенно другие вещи. На целый народ, закованный в лед, на бедную Налли — сколько же несчастной женщине довелось вытерпеть! На горячую печку, которая только разве благодаря магии работает.

К рассвету на измученную царевну мягким покрывалом опустилась дрема, и тут же в плечо вцепилась чья-то рука.

— Вставай, соня! Сейчас позавтракаем и пойдем искать дворец.

Светловолосая ундина, не в пример вчерашнему, была полна энергии.

— А что его искать? — Лизавета тут же встрепенулась, сон как рукой сняло. — Разве ты не знаешь дороги?

Женщина тонко улыбнулась и помотала головой.

— Он дрейфует, так что никто не знает, где он сегодня окажется.

Лизка соскочила с печи, поплескала в заспанное лицо водой, переплела косу и не глядя впихнула в себя завтрак. От нервов есть не хотелось совершенно, но разум в кои-то веки возобладал. Налли строго наказала сыну, чтобы из дома ни шагу, и повела гостью искать дрейфующий дворец.

Все ноги сбили, пока набрели на ледяной оплот правительниц океана! И настроение у Лизанды совсем упало. Лишенное своих обитателей, Ледяное царство выглядело тоскливо и блекло. Ни зверюшки, ни букашки мимо не проскочило!

Когда-то несомненно прекрасный, дворец поблек, посерел, будто лед изнутри запотел. Разъяренная Андид оставила сестрам дом и царство, но сделала все, чтобы жизни им не было.

— Он? — уточнила Лизка, кивая на возвышающуюся на краю леса громаду.

— Он. Идем быстрее, пока не исчез!

Ундины дружно ускорили шаг.

Напрасно волновались: ледяной оплот виновниц проклятия не сдвинулся с места, пока визитерши не миновали крыльцо и не скрылись за тяжелой дверью. Некогда мерцающие, а теперь серые и унылые залы промелькнули чередой. Лизка чувствовала себя так, будто в сказку о Снежной королеве попала.

И королева (ладно, царица) не замедлила появиться. Даже две!

— О, да у нас никак гости? — заломила жемчужного цвета бровь ундина. От удивления даже со своего белоснежного трона приподнялась.

Лизка оглядела выцветший под действием проклятия антураж и проглотила улыбку. А трон-то не ледяной! Побоялись сестры-ундины себе что-нибудь нужное отморозить — и восседали на узорчатых серебряных стульях с высокими спинками, а для удобства еще и накидки меховые набросили.

— Впервые за столько веков? — Ее сестра тоже не сразу глазам своим поверила. — Это дело надо отметить!

И на полном серьезе зазвенела бокалами.

Южная гостья своему пребыванию в этом жутковатом месте рада не была, потому лишь опасливо заглянула во всученный ей прозрачный бокал, покрытый вязью будто бы морозного узора. Но пригубить вина не рискнула.

А хозяйки и не настаивали.

Пока Налли пересказывала события дня вчерашнего, Лизавета с интересом разглядывала сестер. Страх страхом, а любопытства еще никто не отменял! Если бы не заметная разница в возрасте, их можно было принять за близняшек. Обе тоненькие, с длинными пепельными волосами и огромными серыми глазами. И без того светлые ресницы покрыты инеем. Интересная тут у них косметика!

Но старшая ростом повыше и осанкой горделивее, вся собранная и степенная, будто настоящая царица. А младшая с виду еще девчонка совсем, живая и верткая. Тоже Лизку внимательно разглядывает и наверняка уже весь язык искусала, силясь ни одного вопроса не задать.

— Итак, ты из темных, — задумчиво протянула та, что повыше.

В который раз Лиза внутренне скривилась: о вежливости здесь за века, проведенные под гнетом проклятия, забыли напрочь. Пришлось брать все в свои руки.

— Лизанда, — представилась и коротко кивнула. Тоже правительница все-таки!

Их величества в порядке старшинства тоже назвали свои имена — Флесса и Лайса.

— А ты не похожа на темную. — Терпение младшей из венценосных сестер вышло, и она с назойливостью голодного комара закружила вокруг гостьи. — Дар почти не ощущается…

— Он очень слаб. — Замечание Лизку совсем не смутило.

Следующие полчаса ее засыпали вопросами. Где взяла кольцо? Как под водой оказалась? Что чувствовала, когда сквозь барьер прошла? Лиза старалась быть максимально честной. Лишнего не говорила, но и правды не утаивала. Что ей скрывать? Не по своей воле царевна в гости к северным ундинам явилась.

Хотелось и самой о многом расспросить, но Лизанда вспомнила, кто перед ней стоит, и желание это умерила. Не потому что царицы. Просто с подлыми злодейками связываться не хотелось.

— Я домой хочу, — наконец сообщила о цели своего визита в ледяной дворец Лизавета, когда в разговоре образовалась пауза. — Выведите меня на поверхность, родные в Угодьях, наверное, с ума сходят…

Хвостатые (в перспективе) сестры как-то странно переглянулись. Лизка сразу недоброе заподозрила!

— Домой — исключено, — категорически заявила Флесса.

Внутри вновь шевельнулась паника.

— Но…

— Пойми, мы не можем. — Лайса крепко обняла гостью за плечи, стараясь успокоить, но лишь напугала еще сильнее холодом, которым так и веяло от нее. — Даже если бы хотели, все равно ничего бы не вышло.

В полном оцепенении Лиза стояла посреди огромного зала, даже дрожать почему-то не получалось. Душу обжигал страх. Царевне казалось, что вот-вот, еще один миг — и она тоже превратится в ледяную фигуру. Как и все в этом холодном царстве.

А некоторые еще Угодья жуткими считают!

— Налгеса, ты можешь идти, — распорядилась старшая сестра.

Женщине не осталось ничего другого, кроме как подчиниться.

— А ты немедленно отпусти ее! — судя по тону, главной здесь все-таки была Флесса. — Незачем пугать девочку больше, чем она уже напугана. А жизненные силы ей еще самой пригодятся.

Лайса капризно надула губки, но подчинилась без разговоров.

— Прости, я не хотела тебе плохого, — кивнула она Лизке и отошла подальше.

Болезненное оцепенение стало понемногу спадать.

— Объяснит мне кто-нибудь, что здесь вообще происходит? — Лизка решила, что настало время вопросов, хотя не слишком-то надеялась получить ответы. — Зачем я вам понадобилась?

Сестры вновь обменялись взглядами.

— Твое появление стало для нас сюрпризом, но глупо не схватить того, что само приплыло в руки, — проговорила старшая.

Понимания ее слова не добавили.

— Решили потребовать у темных выкуп?

Лизавета представила себе эту картину, искаженное от ярости лицо Крейра и все то, что он сделает с похитительницами… А если не он, то отец с матерью, родители Алиссы, да и Луилит наверняка поучаствует. Чистой воды самоубийство!

— Знайте, меня будут искать! — Голос звучал твердо, так что Лиза сама в угрозу поверила. Найдут! И будет злодейкам по заслугам.

Лайса вновь обошла вокруг так непохожей на местных обитательниц гостьи, но, послушная приказу сестры, не приближалась.

— Сколько ты уже отсутствуешь? День? Два? И что же? Армия колдунов у нашей двери не стоит, и духов тоже не видно…

От осознания правоты ундины царевне поплохело. Неужто даже Луилит бессильна?

— Слышала про наше проклятие? — напомнила о себе Флесса. — Надеюсь, в обмен на твою свободу Андид его снять согласится.

Страх сдал назад под натиском любопытства.

— Андид? А она что, тоже жива?

Нет, Лизка, конечно, читала книжки, в которых герои тысячелетиями жили, но это был вымысел. Еще к Крейру как-то маги жизни приходили — так те вообще древними стариками смотрелись. Ах да, были еще Рус и Мьянти, которым эти самые маги жизни должны когда-нибудь вернуть несколько лет, которые Андрус в ссылке проведет. Но так, чтобы под боком жили ундины, разменявшие не одно столетие… Подобное в голове плененной царевны пока укладывалось с трудом.

— А это ее проклятие, — печально вздохнула Лайса. — Андид не может умереть, пока не вернет нам нормальную жизнь. Такой была расплата за зло, которое сестра сотворила со своим народом.

Вот когда Лизанда за свою психику стала опасаться. Или это у местных обитательниц от переизбытка веков и проклятий крыша съехала?

— Так почему не возвращает? — Лизка правда не понимала. Хотя… Может, эта их Андид мечтает жить вечно?

— Да глупо там все получилось… — Флесса тоже отлепилась от трона и принялась вышагивать по залу. — Я по молодости дурная была, старшей сестре завидовала страшно. У нее знаешь какой муж был? Не скажу что красавец, но сдержанный, утонченный, заботливый. Все капризы ее терпел, дом на берегу построил, дар своей семьи разрешил не перенимать.

О, Лизка знала! Точно про Крейра сейчас слушала. И Дирсена помнила неплохо. Вряд ли их предки по мужской линии сильно отличались характерами…

— Сама завидовала и Лайсу взбаламутила, — продолжала ундина. — Теперь вот стыдно… Обеим.

— Что же вы у нее прощения не попросите?

Правительницы Ледяного океана опять вцепились друг в дружку взглядами, будто душевным теплом обменивались.

— Из-за нас сын ее пропал, — почти прошептала Флесса и отошла к огромному, но совершенно непрозрачному из-за густых морозных узоров окну. — Мы хотели украсть мальчишку, а потом обменять на венец. Слугам глаза отвели, вывели из заговоренной комнаты, а потом…

Голос женщины сорвался, и над тронным залом надолго повисла тишина.

— Что — потом? — Лиза приблизилась и даже осмелилась тронуть раскаявшуюся злодейку за плечо. Даже сквозь ткань платья холодное!

Та вздрогнула, но лица к собеседнице не повернула.

— Налетели духи и отняли у нас ребенка. С тех пор его больше никто не видел. Муж Андид несколько раз за Грань ходил, но отыскать сына так и не смог. А сестра обозлилась на нас и прокляла.

— Она отказывается снимать проклятие, пока мы не вернем ей сына, — всхлипнула Лайса.

— Так что прости, но тебе придется несколько дней пожить у нас, — подвела итог разговору старшая из присутствующих в зале ундин. — Обещаю, никто тебя не обидит. Только заботиться о себе придется самой, мы давно без слуг обходимся.

Запирать гостью не стали: все равно никуда не денется.

Первый час, устроившись в мягком кресле, покрытом пушистой накидкой, Лизка всерьез подумывала загадать желание. Но время шло, а заветные слова так и оставались неозвученными. И Крейр наверняка обвинит в неразумном использовании ценного ресурса… Распланировал небось уже все!

Царевна подогнула под себя замерзшие ноги и горестно вздохнула. Почему-то тратить желание на себя было жалко. Может, захотеть, чтобы проклятие развеялось? А вдруг не получится? И желание потеряет, и путного ничего не сделает.

В таких раздумьях минуло три дня.

Жить в дрейфующем дворце оказалось не так уж плохо. Каждое утро встречало проснувшуюся Лизавету новым пейзажем за окном. И никаких вредоносных подданных, которые так и норовят угробить! Однажды, правда, Лизка все же умудрилась потеряться. Вышла из дворца, а тот возьми и исчезни! До самого вечера пришлось бродить по опустевшему городу, пока сестры-ундины ее нашли.

С тех пор Лизанда с крыльца ни ногой.

Флесса все время была чем-то занята и на глаза гостье почти не показывалась. Зато с Лайсой Лиза почти подружилась. С ней каталась на коньках, гуляла по заиндевевшему и нереально красивому в своем серебряном одеянии саду, таскала книги из библиотеки, от нее же узнала, что выход на поверхность открывается лишь раз в неделю.

Чего, собственно, ундины и ждут.

— А почему бы вам не остаться наверху, пока с проклятием не решится? — Подло, конечно, по отношению к обледеневшему народу, но иного выхода Лизавета не видела.

Лайса грустно покачала светловолосой головой:

— Если бы все было так просто! Стоит только рассвету забрезжить, как нас, где бы мы ни были, переносит обратно. И лучше успеть вернуться по своей воле, потому что это больно!

Андид не оставила сестрам ни единой лазейки. Как же она должна была их ненавидеть!

— Потерпи, недолго ждать осталось. — Лайса списала поникший вид гостьи на тоску по дому. — Уже завтра вечером на свободе будешь.

Слова звучали обнадеживающе, но верилось в них с трудом. Лизка до сих пор задавалась вопросом — почему ее не ищут? И подобрать хоть сколько-нибудь правдоподобного ответа не могла. Звала Мердока, но тот не явился. Другие духи также не услышали госпожу.

Надежда оставалась на одну Андид. Но устроит ли обозленную ундину такая замена сыну? Лиза подозревала, что нет.

— Спускайся вечером в столовую, сестра обещала к ужину быть, — проинформировала Лизку обитательница Ледяного океана и унеслась, предоставив гостью самой себе.

Читать не хотелось, выходить из дворца было боязно, так что Лизанда отрыла в шкафу полотенце и решила принять ванну. Похищение — это еще не повод грязнулей ходить!

От блеска инея на стенах в глазах кололо. Но холода не чувствовалось, хотя сам бассейн напоминал огромную ледяную чашу. Царевна опасливо присела на край и крутанула кран. Бытовые заклинания работали, и от наполнившей его горячей воды лед не плавился. А может, то вовсе и не лед был, а очередная имитация?

Выяснять подробности не хотелось. Лизка сбросила одежду, плюхнулась в воду и с удивлением обнаружила, что хвоста нет, как не было. Будто и не ундина она! Это была последняя яркая мысль, Лиза заставила себя расслабиться, легла на воду и следующий час наслаждалась тем немногим, что ей сейчас было доступно.

Вода. Родная стихия. А плавать и без хвоста можно! Забыться, плескаться, нырять, а потом долго отфыркиваться. Но на многое Лизанду не хватило, барьер, закрывший северных ундин в недрах океана, не разбирал, из кого силы тянуть. И с каждой минутой прострация нарастала.

Брести до кровати не было никаких сил.

Лизка прислонилась к бортику, закрыла глаза. Пальцы нащупали прохладный камень кольца.

И тут ее вновь закружило.

ГЛАВА 9

О жар-птицах и жар-девицах

Права была Лайса, удовольствие то еще! Тело будто пронзило сотней ледяных игл. И для полного счастья швырнуло на что-то твердое. Не в воду, точно!

Но сил поднять голову и оглядеться не нашлось.

Так она и лежала, пока чьи-то холодные руки не перевернули на спину. Темнота перед глазами, позволяющая оставаться в блаженном неведении, рассеиваться никак не хотела.

— Ай! — Неведомый доброжелатель не поскупился на парочку увесистых оплеух.

Лизка обиженно засопела, но приходить в себя окончательно пока остереглась.

— Госпожа, очнись, — зазвенел над ухом тоненький голосок.

Вот еще! Царевна, напротив, затаилась, лихорадочно соображая, не доводилось ли слышать его раньше.

— Госпожа?

Молчит.

— Я сейчас еще ударю…

Ловко заброшенный крючок поймал рыбку.

— Только посмей! — Царевна широко распахнула глаза и даже села.

Кругом раскинулась унылая реальность в виде полутемного леса, серого, набрякшего тучами неба и кучи прелой листвы, в которой, собственно, Лизка и обнаружила себя. Только удобнее от этого ни капельки не было.

Но плевать! Сердце радостно подпрыгнуло. Угодья!

— Совсем другое дело. — Над правительницей склонилась худенькая белокурая девочка.

Смутно знакомый образ…

— Ты случайно не дух? — Лиза пристально вгляделась в бледное личико.

— Воплощенный, — важно кивнула девчонка.

А то Лизка сама не заметила!

— Идти сможешь? На портал для двоих моих сил мало, а других темных поблизости нет.

Ундина прислушалась к себе. Удар из нее весь дух выбил, но вроде отлежалась. Только в который раз болят ободранные локти и колени. Да еще холодно очень…

— Должна. Достанешь мне какую-нибудь одежду?

Просьба странная, ну да Лизка отлично помнила, как Крейр, когда они только ехали в Темные Земли, одного из своих духов за провизией посылал. Вот и она соберет дань с нежно любимых подданных. Желательно чем-то теплым и удобным.

— Легко! — кивнула малявка и растворилась в мутной дымке.

Ждать долго не пришлось. На голую спину только-только первые капли упали, как вновь полыхнул портал, и на Лизку посыпались какие-то тряпки. При ближайшем рассмотрении тряпки оказались широкими штанами и туникой, так что пожелание чего-то удобного было исполнено. Теперь оставалось только надеяться, что дождь не превратит царевну в хвостатую и беспомощную.

— Готова? Идем быстрей!

— Куда?

Не то чтобы Лизка успела проникнуться к потусторонней доверием, но других вариантов все равно не предвиделось. Поэтому безропотно встала и потопала в указанном направлении.

— Домой, конечно! Там уже несколько дней все на ушах стоят. — Но не успела причина всеобщего беспокойства обрадоваться, как ее быстренько спустили с небес на землю: — Только идти далеко, хорошо если в дня три уложимся.

— Что-о?! — От неожиданности Лизка едва обратно не осела на землю.

— Ну а ты как думала? — пожала угловатыми плечиками девочка. — Мы почти у самой границы с Марианией.

Под мелким накрапывающим дождем день казался бесконечным. Пошевелив извилинами и стряхнув пыль с памяти, Лизка припомнила, что уже видела эту девочку среди духов, которые некогда принадлежали Ялиссе. Судя по стабильной оболочке, мелкая тоже эволюционирует. Мысли, что сущность может подвести хозяйку, Лизавета старалась не допускать. В конце концов, на кого здесь еще надеяться?

Вот и шла за девчонкой.

Скоро темные призраки деревьев расступились, пропуская серую полосу дороги. Двигаться сразу же стало легче. Только Лизка все равно решила запомнить на будущее: духам, как золотой рыбке, желания надо формулировать четко. Одежду попросила — и получила, про обувь не сказала — вот и идет босиком. Все ступни исколола! Про холод и говорить нечего.

— Крейр, наверное, волнуется очень? — Идти молча скучно, и Лиза решила развлечь себя болтовней. Заодно выспросит, как дома дела.

— Места себе не находит, — подтвердила потусторонняя то, в чем и так сомнений не было.

На губах царевны засияла улыбка, а перед глазами живо встала картинка, как, счастливо спасенная, она бросится на шею мужу…

— А Мердок как? Что-то не объявляется…

Темная пожала плечами и не смогла скрыть завистливого вздоха.

— Не знаю. Он давно ушел от нас.

Вот так дела… Неужто и ее забыл? А может, больше не слышит, раз духом теперь не является?

На душе стало тоскливо. Еще одного друга лишилась. А скоро и Яла уедет к Спящему озеру… И впору будет волком от тоски завыть.

— Имя-то хоть у тебя есть? — Лизанда решила, что пора заводить новых друзей.

— Госпожа вправе мне его дать, — хитро сверкнули в ответ голубые глазенки.

От такой ответственности, вдруг свалившейся на ее усталые плечи, Лизка даже с шагу сбилась.

— Я подумаю.

Не иначе, темная знала какой-то секрет, потому что за всю дорогу ничего сверхъестественного не произошло. Шли, изредка переговаривались, царевна перебирала в уме известные ей имена и тряслась от холода. Да что там, даже не встретили никого!

Это внушало оптимизм. Глядишь, и доберутся до дома невредимыми.

Когда сумерки укутали округу своей черной шалью, путницы набрели на покосившийся домик.

— Что-то мне туда не хочется! — попятилась Лизка.

Еще с детства помнила: ничего хорошего из таких вот избушек, как правило, не вылазит.

Но ее благоразумный порыв проигнорировали.

— Слушай и запоминай, — важно проговорила малявка. — Постучишься, попросишься на ночлег. Тебя пустят. Только не говори, что ты правительница, — так хозяйка будет чувствовать себя спокойнее. Может, даже не сглазит.

Само собой, последнее заявление Лизку не шибко вдохновило.

— Не пойду, он страшный!

— Да ну, у темных просто стиль такой, — отмахнулась девочка и подтолкнула госпожу к предполагаемому месту ночевки. — Утром жду тебя тут же.

И пока ундина опять не начала возражать, испарилась.

Выбора не осталось. Лизка потопталась на месте, но деваться было некуда. За Грань ее с собой не взяли, дождь все усиливался, и царевна уже изрядно продрогла. Что ж, остается надеяться на родительскую силу…

Дверь распахнулась, стоило только постучать.

— Кого там еще на ночь глядя несет? — проворчала замотанная в видавшее виды коричневое платье женщина. Поздней гостье она была явно не рада, но и открытой враждебности не проявляла, что уже немало по меркам колдунов.

Лиза опасливо переступила с ноги на ногу, прикидывая, чего бы такого соврать.

— Из наших, что ли? — близоруко прищурилась хозяйка домика.

— Ага, — ухватилась за чужую догадку ундина, — в Столицу иду, сил на портал нет, денег на амулет тоже.

Судя по протяжному вздоху, и то и другое местным обитателям было неплохо знакомо.

— Проходи уж. — Ее буквально втащили в скудно освещенные сени. — И чего тебе там понадобилось?

— Да кто его разберет! — Лизавета нарочито глупо хлопнула глазами, дабы у женщины сомнений относительно ее умственных способностей не осталось. — Правитель велел — я иду.

Из холодных сеней Лизку провели в натопленную комнатку и усадили к очагу. В руки всучили миску с кашей и кружку молока. Тепло мигом разлилось по телу, настроение поползло вверх.

Может, и доберется до дома живой и невредимой?

Рядом старательно работали челюстями да стучали ложками по тарелкам четверо мальчишек самых разных возрастов.

— А ты правда в город собралась? — любопытно подался вперед самый старший, на вид ему было лет двенадцать.

Царевна кивнула. Говорить не хотелось. Пригрелась, ноги гудящие вытянула, теперь бы приткнуться куда-нибудь и уснуть, а завтра опять в путь.

— Не ходи, а то тебе голову отрубят, как моему папе! — испуганно пискнул самый младший. Этому Лиза дала бы года четыре, не больше.

Весь сон разом слетел. Рука, сжимающая кружку, дрогнула, и часть молока расплескалась на деревянный пол.

— Да слушай ты! — фыркнула хозяйка, утирая безобразие. — Просто так головы не рубят, только за дело.

Правительница Темных Земель внутренне согласилась, только все равно на душе было неспокойно. Хотелось помочь им чем-нибудь. По всему выходило, что в эту глушь отселяют семьи преступников, чтобы под руками не путались и еще больше не нашкодили.

Видя, как поникла путница, хозяйка стала развлекать ее разговором:

— А к нам недавно гонцы приезжали, тоже из Столицы. И духи наведывались.

— Проверяли, как живете? — подняла глаза на женщину Лиза.

Может, не все у них так плохо?

— Вот еще, нужны мы им! У Крейра жена пропала, ее и разыскивали. В каждую щель заглянули.

— И как, нашли?

Темная покачала головой.

— Нет. Но оно и к лучшему — может, девка сама от колдуна сбежала?

Глаза царевны расширились.

— Сама?

— Она же не из наших, ей, поди, то замужество — мука.

Из чистого протеста хотелось Лизке вскочить и прокричать, что все совсем не так. Крейр добрый и справедливый, а она искренне и горячо любит мужа. Да разве же в Угодьях поживешь спокойно?

И вообще неизвестно еще, за какие такие дела их в глушь засунули!

Но пришлось брать себя в руки и продолжать расспросы.

— А потом что? Собрались и уехали?

— Заночевали у меня, — охотно делилась информацией хозяйка, — а наутро только завтрак собрала, как налетели духи. Они-то колдунов в Столицу и унесли.

Впору было возмутиться: пропажи не нашли, а туда же, в Столицу!

— Зачем?

— На Крейра вроде как покушались. Говорят, ранили сильно.

Сердце упало. Лизка так и обмякла на скамье, привалившись к теплому боку печи. Душа требовала кричать и биться в истерике, а получилось только с усилием губами шевельнуть:

— Живой?

Хозяйка, занятая хлопотами по хозяйству, странной и явно подозрительной реакции гостьи на известие не заметила.

— Что ему сделается? В Угодьях все тихо, значит, не помер еще.

Остаток вечера потонул в вязком омуте страха. Голова шла кругом, сердце выбивало бешеную дробь, а последние силы уходили на то, чтобы не выдать себя. Наконец хозяйка домыла посуду, уложила детей и принесла Лизке тонкое одеяло, из которого местами торчали нитки.

— Устроим тебя на печи — там точно не замерзнешь.

Гостья машинально кивнула. Какая разница где, если уснуть все равно не выйдет?

— Только осторожно, — предупредила колдунья, — тут бяки водятся, смотри, чтобы не покусали.

От такого заявления царевна даже из ступора выпала.

— Кто?

— Бяки, паразиты мелкие. — Женщина долго шарила в тряпье, коим была завалена печь, и наконец отловила наглядный экземпляр. Небольшой черный жучок хлопнул крошечными лупатыми глазками, после чего демонстративно завалился на спину и прижал лапки к брюшку. — Они не вредные и кусают не больно, но ежели вдруг цапнет который — не повезет. Беды как из рога изобилия посыплются.

Лизавета только фыркнула. Вроде взрослая женщина, а в такие глупые суеверия верит.

— Примета, что ли, такая?

— Какое там! — махнула загрубевшей ладонью темная. — Не один раз на собственном опыте проверено. Повезло еще, что знаю, как от последствий укуса избавиться. Потому и цела еще.

— И как же?

Лизанда понятия не имела, зачем расспрашивает темную о всякой ерунде, когда, казалось бы, совсем не до этого. Но оно само зачем-то спрашивалось, а интуиции ундина сопротивляться не привыкла. Слишком часто та на верную дорожку выводила.

— Легко и просто! — рассмеялась хозяйка временного пристанища правительницы. — Надо золотую монету нищему пожертвовать или там путника голодного накормить. В общем, благое дело сделать, и все как рукой снимет.

Открыла тайну, погасила лучину и отправилась спать, оставив царевну размышлять над полученными знаниями в одиночестве.

Следующий час показался Лизке вечностью. Само собой, сна не было ни в одном глазу, удары сердца отсчитывали секунды. Пока правительница Угодий боролась с подступающим страхом, в голове созрело решение.

И к бякам оно не имело никакого отношения.

— Эй, дух, — прошипела Лизка, когда дом уснул. — Явись, я приказываю!

Пришлось позвать раз пять, но результат того стоил. Заспанная девочка с косичками и в ночнушке уселась в ногах госпожи.

— С ума сошла?! А если увидят?

Но Лизавета была полна решимости.

— Плевать! Скажи лучше, ты имя получить хочешь?

Сон мгновенно улетучился.

— А то! Да я жизни за него не пожалею. — И, припомнив, что этой самой жизни у нее как раз и нет, потусторонняя смущенно повела плечами. — Ну… ты поняла.

О да, иных клятв верности Лизке не требовалось.

— Тогда слушай сюда… Для начала мне нужно кое-что из дома достать.

— Я же говорила, что не могу туда перемещаться! — тут же напомнила дух.

Проблема…

Но унывать царевна и не думала.

— А с другими духами дружишь? Есть у тебя кто-то, кто может? Надо всего-то войти в мои покои и достать из шкатулки брошку в виде водяного надда. На минуту работы!

Несколько минут девочка в задумчивости морщила лоб, после чего без особой уверенности буркнула:

— Ну… я попробую, — и скрылась в недрах перехода.

Лиза скрестила пальцы.

И удача не подвела! Не успела царевна настроиться на ожидание, как девчонка уже была тут как тут. А на одеяло упал подарок Мердока…

Конечно, можно бы и без него обойтись, но побрякушек у Лизы достаточно, а бедной женщине и ее детям нужнее. К тому же с некоторых пор ундину и бывшего духа связывает нечто большее, чем простая брошка.

— Что, вот так просто и оставишь? — Темная следила за манипуляциями хозяйки с недоверием.

— Не просто, — отозвалась Лизка, оставляя брошку на видном месте и спускаясь с печи, — кое-что взамен возьму. У тебя коробочки маленькой не найдется?

Девочка снова исчезла и появилась с нужным предметом.

Охота на бяку заняла совсем немного времени, после чего царевна усадила притихшую добычу в коробочку, пораздумала минутку и пристроила туда же еще одного жука, чтобы первому не было скучно. Ну вот, пожалуй, и все.

Пылая желанием обрести имя, потусторонняя безропотно перенесла госпожу во двор.

— Формы разные умеешь принимать? — на всякий случай уточнила Лизка. Мало ли, вдруг дух маленький еще!

Но сущность и тут не подвела.

— Да легко!

— Тогда превращайся во что-нибудь, что может летать.

А вот это вызвало затруднения. После долгих шипящих обсуждений все-таки сошлись на метле. Сущность обрела нужную форму, Лизка взгромоздилась на ведьмин транспорт, и… ничего! Как ни объясняла царевна духу, почему она должна полететь, та так и не смогла подняться в воздух.

Дальше были стрекоза, которая попросту не смогла поднять слишком тяжелой для насекомого ноши, шарик, лопнувший, напоровшись на ветку, и еще с десяток бесплодных попыток.

— Сил больше нет, — простонала Лизка, потирая ушибленное место, хотя после стольких полетов ушибленным было все. — Думай сама!

Потусторонняя и подумала! Недолго совсем подумала, потом повела бровью — бац! — и перед царевной рычит медведь. Самый настоящий.

Крылатый!

— Э-э-э…

— Садись давай!

Кабы не страх за мужа, в жизни бы на такой экстрим не подписалась. Но нужда приперла. Делать нечего, пришлось Лизавете лезть на спину косолапому воплощению. Повозилась, устроилась поудобнее…

— А ничего, мягко…

Мощным толчком зверь оттолкнулся от земли, кожистые крылья распахнулись, унося царевну к звездам. Сперва Лизка визжала, потом просто жмурилась и шепотом угрожала проститься с ужином прямо на лету, но со временем страх поутих, уступая место осторожному любопытству.

Лизка робко приоткрыла один глаз, потом другой. Красота кругом… Ровным полотном раскинулось ночное небо, звезды крупные, точно бусины мерцают, и кажется, стоит лишь протянуть руку — можно собрать себе целое ожерелье. Прохладный воздух холодил щеки, но даже он не мог принести успокоения. Ундину с невероятной силой влекло домой.

«Я должна его увидеть!» — повторяла про себя царевна.

Это и с внезапным страхом высоты справиться помогло, и ужас победило, когда пролетали над паутинным городом, кишащим пауками всех мастей и размеров. Ради Крейра Лизка еще и не такое стерпеть согласна!

Наконец вдали замаячили темные стены Столицы.

— Левее бери, — скомандовала пассажирка.

Мишка заложил крутой вираж, едва не оставив Лизку на ветке ближайшего дерева, и начал снижаться.

Проход в подземные коридоры открылся сразу, стоило лишь правительнице немного прийти в себя.

— Госпожа? — высунулся в ночь мымр.

Царевна благодарно улыбнулась и, схватив превратившегося в девочку духа за руку, шагнула в темноту лаза. В отличие от колдунов, мымры мирные, их можно не опасаться.

А еще им можно доверять.

— Рассказывай, что тут у вас происходит? — Свободной рукой Лизка принялась теребить привратника за край плаща.

Подземный житель обернулся, окинул повелительницу заинтересованным взглядом, хмыкнул, но послушно начал излагать:

— Вы пропали. Кстати, а где…

— Это мы знаем, дальше давай! — перебила потусторонняя.

Мысли нелюдя быстренько вернулись в нужное русло.

— Значит, пропали вы… Везде искали, даже в Ледяной океан духи ныряли — никаких следов. Вот господин и подумал на царя Марианского, они давно не ладят. Договорились встретиться на нейтральной территории, а правителя там в плен захватить попытались, ранили, а взять не смогли. Тогда царь этот и заявил, что не видать Крейру своей жены, пока Спящего озера ему не отдаст. Как вы выбрались из Мариании, госпожа?

— Не было меня там, — выдохнула Лизка, пытаясь осмыслить путаный рассказ.

Феерик обманул? Но зачем? Как он мог быть уверен, что царевна не объявится в самый неожиданный момент? И на что ему то озеро?

Сплошные вопросы — и ни одного предположения.

— Как он? — Анализ ситуации Лизка решила оставить на потом, а сейчас озаботилась делами насущными.

Но царя Мариании уже мысленно записала во враги.

— Был совсем плох, но господин Лейвеос договорился с Чавифой, она заживила почти все раны.

Память позорно дезертировала. Лизанда, конечно, не всех обитателей Угодий по именам знала, но такой лекарки вспомнить не смогла. Ну и ладно! Главное, Крейр жив и ему ничто не угрожает.

Мыслительный процесс прервала лестница, ведущая на жилые уровни.

— Пристройте их куда-нибудь. — Лизка отдала спутникам коробочку с бяками и бегом бросилась к покоям.

Сейчас она увидит Крейра! Дотронется… И все пережитое покажется просто дурным сном. Или очередным захватывающим приключением.

Удивленное мычание стражников Лизанда пропустила мимо ушей. Не до них сейчас. Распихала не смеющих возразить мужчин и толкнула тяжелую двустворчатую дверь.

— Госпожа, туда нельзя сейчас, — проблеял самый смелый, но удержать повелительницу не успел.

Лизка миновала гостиную и вихрем внеслась в спальню.

Да так и сомлела!

Комнату заливало ровное золотистое сияние. И Крейр совершенно не выглядел умирающим, даже пострадавшим не выглядел. Исключая разве что три красноватых шрама на груди, но и они в скором времени обещали исчезнуть. Колдун раскинулся на кровати и мирно дремал. Казалось, ничто его сейчас не беспокоит, ни единая морщинка не искажала умиротворенного лица.

А рядом! К боку мужчины соблазнительно прильнула прекрасная дева без малейших признаков одежды. Даже одеялом прикрыться не удосужилась! Хотя… если бы эта паршивка сияющая заползла под одеяло, коим была прикрыта нижняя часть колдуна, Лизка бы ее на месте убила. Без суда и следствия!

Но стройная ножка, закинутая на чужого мужа, и ладошка с длиннющими золотыми… когтями?.. уже наталкивали на мысли о возмездии.

— Кр-р-рейр-р-р! — прорычала пропажа, задыхаясь от ярости.

Колдун услышал, вздрогнул, разлепил веки.

— Лизка?!

И взгляд такой невинный-невинный, точно возлежащая рядом особа к нему вообще никакого отношения не имеет. Ну-ну, так Лизка и поверила!

— Лиза! — прозвучало вроде бы радостно.

Глаза царевны обожгли слезы обиды. И хотя разум требовал скандала, душа в срочном порядке возжелала уединиться, спрятаться где-нибудь далеко-далеко и не высовываться. Ундина круто развернулась и бросилась вон из спальни.

— Милый, кто это? — прозвучал капризный голосок.

— Лизка, стой!

Вот ни за что бы не остановилась, кабы не грохот, послышавшийся вслед за шорохом сползшего одеяла. А следом не то визг, не то всхлип:

— Куда?! Тебе еще рано вставать. Так и знай, откроются раны — больше спасать не стану!

Медленно-медленно ундина повернулась и, превозмогая себя, заглянула в комнату, которую за год уже привыкла считать своей.

Крейр оказался в штанах, светлых и кое-где перепачканных засохшей кровью. Почему-то их наличие волновало Лизку чуточку больше, чем растянувшийся на полу муж. Еще и девица эта…

— Это точно не то, что ты подумала, — простонал темный и сжал зубы, с усилием принимая сидячее положение.

Лизка пожала плечами и подозрительно уставилась на золотистую особу, которая совершенно не стеснялась своей наготы. Мало им в семье золотой рыбки было! Впрочем, один предмет одежды у незнакомки все же имелся — шероховатый плащ, свисающий за ее спиной. Прикрылась бы хоть!

— Ты кто? — не скрывая враждебности, спросила Лизка.

Вот сейчас удовлетворит любопытство и вышвырнет нахалку из спальни. А лучше — из Угодий!

— Жар-девица! — с гордостью представилась сверкающая особа.

— Ик! — только и смогла сказать Лизанда.

Про жар-птицу она в детстве читала, но чтобы жар-девица… Нахимичили чего-то колдуны, как пить дать нахимичили!

— Это дух-хранитель леса, в котором Спящее озеро находится, — пояснил Крейр. — Ее зовут Чавифа.

В Лизкиной голове что-то щелкнуло. Точно! Мымр же говорил!

— И вы не…

— Конечно же нет, — мотнул головой темный и «незаметно» стер кровавую змейку, побежавшую из уголка рта. — Чавифа мне раны прижгла, а потом мы оба отключились. Да если уж на то пошло, она вообще не женщина!

Царевнин нос сморщился сам собой. Выставленные напоказ прелести упрямо свидетельствовали об обратном. А вот лицо у девицы и в самом деле хищное, жутковатое какое-то… И почему Лизка сразу не заметила?

— Вот спасибо! — обиделась на сомнительный комплимент жар-девица.

— Ну извини, — поморщился Крейр. — Я правду сказал.

Лизка отлично знала, каким «тактичным» временами бывает колдун, потому бросила на недавно еще ненавистную особу сочувственный взгляд. Чавифа только плащом, оказавшимся при ближайшем рассмотрении сверкающими жаром крыльями, взмахнула. Мужчины… Колдуны!


Следующие дни прошли в лечении Крейра и рассказах Лизки о пережитых злоключениях. Бякам отвели одну из кладовок на нижнем уровне подземелий, и вместо двух их там уже копошилось штук пять. А рядом трое покусанных колдунов дружно искали противоядие.

Но, как водится, искали совершенно не там, а Лизка из чистой вредности раскрывать секрет избавления от неудач не торопилась.

Жар-птицу… то есть конечно же девицу, наградили драгоценными камнями и отослали в родной лес. Чавифа повозмущалась для порядка, потребовала себе новое трехкомнатное гнездо, но нарвалась на не слишком вежливый отказ и все-таки улетела.

— И где Лейв это чудо отрыл? — наморщила Лизка нос, запирая за отбывшей гостьей окно.

Крейр неопределенно хмыкнул и попытался скрыться от любопытствующей супруги в куче подушек.

— Колись! — Царевна плюхнулась на кровать рядом с ним и угрожающе ткнула пальцем куда-то в область затянувшихся уже ран.

Ворох постельных принадлежностей мученически вздохнул. Везде достанут!

— А ты не заметила, что в последние дни ни Лейв, ни Яла не появлялись?

Ундина согласно склонила голову.

— Ревнует Ялка, что ли? — Уж это-то ей и самой было отлично знакомо.

Колдун хохотнул.

— И не беспочвенно. У них несколько лет назад что-то вроде романа было. Лейв тогда не понял, что Чавифа — дух места и его мужской силой подпитывается. Ну а когда сообразил, дерево ее срубил и гнездо с яйцами разворошил. С тех пор решили просто дружить.

Стоило представить лицо феерика, и Лизка рухнула на сдавленно крякнувшего мужа и долго хохотала. Да уж, не позавидуешь мужику! Но и птичку было отчего-то жалко…

— Что ж ей, так и куковать одной?

Крейр огладил черные косы нареченной и медленно проговорил:

— Не знаю, Лиз. Как-то же они размножаются…

Действительно…

— А яйца что?

— Они стоят дорого, считается, будто удачу приносят. Но те Лейвеос продал, чтобы банду свою прокормить, а больше Чавифа не дала.

Лизанда припомнила компанию феериков, промышляющих на большой дороге, и пришла к выводу, что тоже вряд ли стала бы заниматься благотворительностью. Эти и так не пропадут.

А ведь они скоро еще и жить рядом будут… Тут Лизка уже терялась, кому сочувствовать: крылатой, которой теперь покой и во сне не привидится, или парочке будущих новобрачных, ссылаемой под бок к летучему соблазну.

— Что там царь Марианский? Ты так просто спустишь ему покушение? — Разговор плавно сместился на серьезное.

В ожидании ответа Лиза кончиком указательного пальца обводила красноватые рубцы на груди темного.

— Затих. Наверняка очередную пакость готовит.

— И?

Колдун молчал долго. Думал.

— Надо съездить к озеру и выяснить, чего же в нем такого особенного.

— Всего-то?! — От возмущения царевна вскочила на ноги и принялась метаться по покоям. — Я думала, ты возьмешь колдунов и покажешь этому сморчку, что бывает с теми, кто приходит к нам со злом!

Но почему-то такая хорошая идея мужу не приглянулась…

— Ли-и-изка-а-а… Те, кто приходит к нам со злом, обычно неплохо приживаются в Угодьях. А тут особый подход нужен.

Царевна недовольно засопела.

— Ну хоть портрет мне его подари.

— Зачем? — ревниво вскинулся Крейр, из чего Лизанда смело сделала вывод, что вражеский царь хорош собой.

— Дротики метать буду!

Не напрасно же Тенька на подарок тратилась!


В приоткрытое окно влетел крылатый конверт, покружился по комнате, полыхнул в последний раз и осыпался искрами. На стол перед Лизандой медленно спланировал украшенный вензелями листок.

Царевна оторвала глаза от летописи и без особого интереса глянула на строчки. Заметила личную печать царя Заресского, а рядом — знак владычицы морской… И стрелой взвилась с места!

— Крейр! Крейр!! Крейр!!!

Мрачно-сосредоточенный колдун сыскался в кабинете, окруженный духами и палачами. Не иначе, кто-то из подданных опять отличился.

— Тебя убивают? Или еще только похищают? — Цепкие почти черные глаза устремили свой взор на Лизку, но никаких видимых повреждений не обнаружили и вернулись к разложенным на столе документам.

— Ни то ни другое!

Все внимание темного вновь сосредоточилось на делах, скопившихся за почти неделю постельного режима.

— Тогда не кричи, я работаю.

Царевна едва не задохнулась от возмущения, но, впрочем, быстро нашлась:

— В таком случае на свадьбу Алиссы и Константина кого-нибудь другого приглашу, — развернулась и нарочито медленно направилась к выходу.

Шаг, еще шаг… Выставленные у двери стражники напряженно застыли, ожидая реакции Крейра.

— Меняю приглашение на свадьбу на совместную поездку к Спящему озеру, — невозмутимо и не поднимая глаз от каких-то своих записей выдал колдун. — Не то во владения Чавифы один отправлюсь!

Лизка мгновенно притормозила. Да уж, не на такую реакцию она рассчитывала… А впрочем, это же Крейр!

Перед мысленным взором тут же пронесся яркий образ жар-девицы.

— Заметано! — подтвердила и без того ясный факт правительница Угодий и, дабы не мешать мужу (все равно он на нее внимания не обращает), отбыла в свои покои.

Но по коридорам отчего-то шла с улыбкой. Крейр — он временами такой Крейр.

В покоях Лизавету поджидал сюрприз. Мелкий такой, с косичками и сбитой коленкой, он внаглую расселся на диване и даже протянул воплощенную руку к лежащим на блюде фруктам.

— Привет, — как ни в чем не бывало сообщила дух и положила в рот несколько виноградин.

Лизка озадаченно замерла на пороге. И эта уже ест!

— Э-э… Я тебя вроде не звала…

Девочка прожевала и только потом ответила:

— Правильно, я сама пришла. А ты мне имя задолжала! Или раздумала уже обещание исполнять?

Правда, нехорошо как-то получилось. Лизка и не думала обманывать потустороннюю, она вообще в тот момент, кроме как о раненом муже, ни о чем думать не могла. А после просто забыла про безымянную. Не напомни девочка о себе — так и не вспомнила бы…

— Как ощущения? — Ундина кивнула на фрукты, уводя разговор в сторону. А сама тем временем умостилась на диване и лихорадочно раздумывала, чем ей грозит наречение подвластного духа.

По всему выходило, что ничем особенным. Самое страшное — девчонка из-под контроля выйдет, — так она вроде не злобная, больших бед не натворит.

— Странно, — честно призналась сущность, с опаской примеряясь к яблоку. Но откусить так и не решилась. — Так что, дашь Мне имя?

Вид у мелкой сделался до того жалостливым, что Лизанда последние сомнения отринула.

— Ладно уж. А тебе какое нравится?

— Э, нет, — мотнула косичками девочка. — Так нельзя. Хозяйка сама придумать должна.

Ну вот, еще и эта ответственность на ее голову! Лизка надулась, но на попятный идти было поздно.

— Зато тому, кто его нарек, дух никогда плохого не сделает, — уловила сомнения госпожи сущность. — Иначе распылится.

— Быть тебе Эмуной, — выпалила Лиза, боясь передумать. — Нарекаю!

Вполне осязаемая и даже чуточку теплая девочка со счастливым визгом бросилась на шею хозяйке.

ГЛАВА 10

Зубастый подарок

— А этот тебе как? — Крейр развернул расшитый золотом ковер.

Стоило колдуну отнять руки, тот сразу поднялся в воздух и завис примерно в метре от земли.

— Даже и не знаю… — наморщила нос Лизавета. — Откуда он у тебя?

Правитель Угодий отвел глаза.

— Один из предков духа в сокровищницу какого-то султана заслал.

— Темные! — простонала Лизанда. Ничего иного от этого семейства она и не ждала.

— Только не говори, что надо его вернуть, — тут же высунула нос запасливость Крейра. — Нет уже давно ни того султана, ни земель его. Завоевали.

Лизка и не думала. Дело ей до какого-то хрыча, который собственность свою ушами прохлопал? Да никакого! Тем более сейчас, когда во весь рост встал вопрос о свадебном подарке родителям, а у нее не то что самого подарка, даже идей приличных нет.

А в Заресье отправляться уже завтра!

С самого утра темные супруги заперлись в сокровищнице и исследовали ее содержимое на предмет нахождения чего-нибудь подходящего. У противоположной стены высилась горка даров, отринутых Лизкиной водной натурой. Чего там только не было! Коллекция древних монет с непонятными свойствами, золотая лампа, из которой не только джинн, вообще ничего, кроме пыли, не вылетало, драгоценности всех мастей и размеров. Теперь вот еще ковер… Все было не то!

— Может, лошадь? — отчаявшись дождаться от любимой половины хоть какого-то решения, предложил Крейр.

— Зачем? — отмахнулась царевна. — Отец и с наддами неплохо ладит, а у матери другой транспорт.

Повисло недолгое молчание, во время которого каждый пытался придумать что-то оригинальное.

— Драгоценные камни? Пара духов-телохранителей? Кусок земли с паутинными городами? — Колдун пытался одновременно проявить фантазию и при этом отдать то, чего не жалко.

— Издеваешься?!

— Тогда думай сама!

Лизка тем и занималась с самого утра, но, как и муж, не преуспела. Ну что, что может быть нужно людям, у которых и так все есть? Разве что Алисса и Константин нужны друг другу, но в счастливом воссоединении родителей дочь уже поучаствовала. А значит…

Мысль споткнулась и растаяла, но ее тут же вернул звонкий детский голосок.

— Это может быть что-нибудь простое, но сердцу милое. — Эмуна возникла прямо на куче отвергнутых даров.

— Ну-ка брысь из моей сокровищницы! — тут же рыкнул Крейр. — Совсем обнаглели. Еще немного, и они прямо в супружеской спальне появляться начнут!

Девочка послушно испарилась, а вот идея осталась.

— Не кричи на ребенка. — О том, что этой малышке уже несколько веков и так будет всегда, Лиза вспоминала редко. — Лучше скажи, у нас есть еще трехглавые собаки?

Мужчина удивленно моргнул, не понимая, к чему ведет ундина.

— Даже щенки есть. А что?


Горыныч подозрительно взирал на свою уменьшенную копию. Еще одна, точно такая же, только с шерсткой посветлее, уже в который раз примеривалась к цветку, но растение так жутко щелкало челюстями, что Лизка всерьез опасалась, как бы на ковре не образовалась лужа.

— Готова? — Крейр нетерпеливо нарезал круги по покоям.

— Нет, — в который раз повторила жена и с садистской улыбочкой добавила: — Терпение, милый!

Зубовный скрежет вышел до того выразительным, что даже грозный цветок пристыженно поник. Чем тут же воспользовался любопытный щенок и отгрыз половину низко свисающего листочка.

Идиллия! Лизанда наблюдала все это в зеркало, параллельно укладывая волосы, и не могла сдержать улыбки.

— Что за подарок — собаки?! — Правителю Угодий было явно не по себе.

Странно… С чего бы? Вроде свадьба не его…

— А я думала, ты их любишь…

— Да уж побольше, чем змей! Но все равно странный подарок… Лиз, может, все же приложим ларец с самоцветами?

Улыбка царевны сделалась нежной. Правители! Никакой романтики!

— Верь мне, милый. — Ундина обмотала шею длиннющей ниткой кремового жемчуга, оправила нежно-голубое с тисненым синим узором платье и наконец встала. — Тем более что этого добра у них обоих и без тебя хватает.

Темный спорить не стал, предоставив Лизке самой разбираться с родителями, но вид у него все еще был немного смущенным. Как же, сильнейший из колдунов богатейшему царю собак дарить собрался!

Лизка умилилась, расцеловала мужа в щеку, после чего отловила разбегающиеся подарки и украсила обоих лентами — розовой и голубой. Чтобы кто есть кто сразу понятно было.

— Пусть считают, что эдак мы им Бантика компенсируем. — Царевна игриво пощекотала одному из зверят брюшко и тут же отдернула палец от сразу трех комплектов зубов. — Если повезет сразу по прибытии отловить Жана, попрошу наколдовать им дыхание огнем!

Темный выразительно закатил глаза. Мол, с такой нареченной только в люди и выходить!

— Вот теперь я, кажется, готова.

Захватив вяло попискивающие дары, темная чета спустилась в зал с порталами.

Переход занял совсем немного времени, после чего Лизка нашла себя в точно таком же помещении, испещренном вспышками, но только уже в Заресье. Как же это удобно иногда: минута — и ты за несколько сотен километров от дома!

Во дворце Константина кружила суета. Сновали слуги с поручениями, прибывали гости — кто в карете, кто порталом, — верещали приглашенные артисты, грудами лежали подарки, легкий ветерок трепал праздничные украшения.

Жениха с невестой пока видно не было, даже Луилит еще не появилась.

— Рыбка сюда прямиком из Ширрании прибудет, — громким шепотом, чтобы Крейру тоже слышно было, просветила Лизку бабушка. — У их правителя сразу две новых жены появилось.

Темные супруги обменялись понимающими улыбками.

Жан нашелся в холле. Обитатели Угодий как раз его и искали, когда блондин с ослепительной улыбкой выплыл откуда-то из недр дворца. Ундина даже дыхание затаила. Похорошел, возмужал, вроде бы даже в плечах немного раздался, а глаза все те же, озорные, что Лизка с самого детства помнила. Присутствующие женщины мигом принялись пожирать красавца взглядами, мужчины частично глотали завистливые вздохи, частично кивали приветственно.

И только Лизанда с визгом бросилась к предмету всеобщего внимания. Примерно с десяток особ женского пола ее в тот же миг искренне возненавидели.

Год прошел, а ничего так и не изменилось!

— Можешь создать иллюзию, будто он пламя изрыгает? — После нескольких минут усиленного жмяканья друг друга и короткого обмена новостями Лизка подсунула под нос феерику щенка.

Миг Жан и щенок заинтересованно оглядывали друг друга, после чего даже животное решило, что этот двуногий уж слишком хорош, и попыталось ему хоть бы в щеку вцепиться. Но эллы, видно, на него точно так же реагировали, потому что Жайдан с легкостью увернулся и даже потрепал воинственную живность по холке.

— Темные! У вас даже зверье с прибабахом!

— А то! Так что, сделаешь?

Феерик кивнул и от всех душевных щедрот наколдовал о-о-очень осязаемую иллюзию. Так что сам потом полчаса по всему дворцу улепетывал от плюющегося огнем маленького монстра.

— Подарки преподносим уже после церемонии, — меланхолично резюмировал Крейр.

Наконец Жана отловили, живность утихомирили, толпу разогнали и даже относительно уединились в башне свахи. Поскольку с самого начала было решено, что обряд проведет золотая рыбка, ее местная коллега со спокойной совестью испарилась по своим делам. Да что там, царскому магу ведь тоже время от времени отдыхать нужно!

Так что друзья расселись на диванах и теперь наверстывали упущенное за год разлуки.

— Как жизнь в браке? Устроился в Эллалии?

Феерик в задумчивости теребил белоснежный рукав.

— Могло быть и хуже. Альбина ничего, симпатичная, и характер у нее сносный, золотого поводка не набрасывает. — Тем не менее в голосе мужчины проскальзывала тщательно скрываемая нежность. — А вот Амон — тот и правда монстр. Но верный, за это ему многое прощают.

— А тебе? — хихикнула Лизка, припомнив, как на блондина только что смотрели гостьи всех возрастов.

Породистое лицо приобрело кислое выражение.

— Шутишь?! Амон оказывается рядом раньше, чем я успеваю хотя бы подумать о походе на сторону! Но зато я консорт, а в последнее время еще и главный мастер иллюзий. Хлопотно, но мне нравится.

— Вижу, твой дар усилился? — отметил Крейр. Дружба дружбой, но оставлять любимую жену наедине с этим соблазном ходячим колдун не решался до сих пор, потому устроился здесь же. Чтобы теплым отношениям, так сказать, ничто не угрожало.

Жан склонил белокурую голову.

— И сильно! Обычно это жена дар мужа перенимает, но эллы лишены человеческой магии, они владеют силами иного порядка. Так что получить мою силу Альбина никак не могла, но обряд все равно провели, только подействовал он на меня.

Лизка не могла не спросить про Всеславу и узнала, что подруга с мужем в последнее время живет в привычном ей мире. Все так же рисует, а Теод занимается продажей ее картин. Теперь у Славки даже к брату выбраться редко получается, так что на свадьбе ее не будет.

И про свою жизнь рассказала. Про бесчисленные выходки темных, Ялу и Лейвеоса и многоэтажные тайны, которые еще предстоит разгадать.

— Чур, на свадьбу я иду! — заявил Жайдан, минутой ранее признавшийся, что среднего брата почти и не помнит.

Беседу прервал деликатный стук в дверь.

— Царевна? — Перед Лизкой возник Таурус, дворецкий Константина.

— Что угодно?

На этом месте Лизка припомнила, что оставила огнедышащие и охочие до проказ подарки на попечении одного из вельмож, и окончательно заскучала. Неужто кого нужного сожгли?

Впрочем, реальность оказалась не так ужасна.

— Вас ожидают придворные с жабами, — невозмутимо и вроде бы серьезно проинформировал царскую дочь слуга.

Мысли скоренько отправились в нокаут.

— Зачем? — У самой Лизаветы на этот счет ни единого предположения не имелось.

Управитель дворца смерил ундину долгим взглядом, прокашлялся и только после этого заговорил:

— А помните, вы год назад обещали оказать особую милость тому, кто заведет себе в качестве любимца жабу? — Царевна неуверенно кивнула. — Так вот, желающих несколько десятков набралось. Они все это время предположения строили, чем же их царевна Заресская облагодетельствует.

— Вот это называется — попала! — простонала Лизанда, закатывая глаза. Жаль, падать в обморок по собственному желанию она пока еще не научилась.

— Что, милая, наобещала и замуж удрала? — усмехнулся Крейр.

И Лизка поймала себя на том, что вместо пакости придворным подыскивает, чем бы поувесистее его приложить.

Только надо было срочно придумывать какую-нибудь изощренную «милость». Такую, чтобы неповадно было! Темная она, в конце-то концов, или погулять вышла? Но блестящая идея все не торопилась приходить в ее венценосную голову. Зато очень вовремя проклюнулись воспоминания.

Это же надо было так отличиться!

— И что теперь делать? — жалобно вопросила ундина у окруживших ее мужчин.

Увы, те должного сочувствия не проявили.

— Как ты обычно говоришь в подобных случаях, действовать нестандартно, — усмехнулся темный и расслабленно развалился на диване в ожидании развлекательной программы.

Вот ведь чурбан бесчувственный! Лизка чуть не взвыла.

Но правоты мужа не признать не могла.

— Так что сказать, — напомнил о себе Таурус, — вы идете?

Лизанда в последний раз оглядела подручные средства, среди которых на данный момент числился только феерик, и многообещающе улыбнулась:

— Иду.

Слуга невольно попятился. Видно, сообразил, что милость от «темной владычицы» окажется совершенно не такой сладкой, как намечтали себе вельможи.

— Кхе-кхем… Вынужден напомнить, что сегодня свадьба ваших родителей, и поэтому предпочтительным было бы обойтись без эксцессов.

Уже выдумавшая проказу царевна едва идеей не подавилась. Вот же люди, непременно надо все удовольствие обломать! Ну а впрочем…

— Не трясись. — Улыбка темной (с некоторых пор, а все равно непривычно!) сделалась еще более многообещающей. — Маме должно понравиться!

И прежде чем ее изловят и призовут к порядку, заторопилась прочь из башни. Крейр с Жаном, боясь пропустить все веселье, рванули следом. Бедный Таурус только за голову схватился!

Группа местных аристократов разных мастей поджидала царскую дочь аккурат у подножия лестницы. С жабами наперевес! Несчастные земноводные явно пребывали в обморочном состоянии, потому как особых признаков жизни не подавали.

— Ну? — грозно осведомилась царевна. — Кто тут награды жаждет?

Все дружно шагнули вперед. Кому-то наступили на ногу, кто-то упал, кого-то чуть не придавили.

— Я! — отрапортовала толпа.

Лизка мысленно потерла ладошки. Кончиком хвоста. Не ведают бедняги, на что подписываются!

— Вы же знаете, что золотая рыбка мне на свадьбу три новых желания презентовала? — вкрадчиво спросила повелительница темных.

В тот момент она и сама диву давалась, как повлияло на нее близкое соседство с колдунами. Чувство юмора точно сделалось весьма специфическим.

— Ага!!!

Вот и чудненько. Ундина кивнула, не прекращая улыбаться. Любой из ее нынешних подданных тотчас бы подвох уловил, а эти ничего, купились, уши развесили.

— Так вот… Милость моя такова: кто сегодня, во время брачного обряда, встанет под окнами главного зала и с наибольшей отдачей поцелует квакушку, у того через год суженая появится. Молодая, красивая, с приданым богатым… Или жених завидный. В общем, все как положено. Только вы хорошо старайтесь, потому что повезет кому-то одному!

Искатели монаршей милости воодушевленно загалдели.

— А если уже жена есть? — вычленился голос из толпы.

Миг промедления — и Лизка решила дурить напропалую.

— Так желания же всесильны! Хотя… не нравится — можешь не целовать.

И прежде чем кто-нибудь еще пристанет с расспросами, удалилась в главный зал. Там, наверное, сваха уже прибыла.

Всхлипывающие от смеха мужчины и шокированный дворецкий нагнали Лизанду уже там.

— Врушка, — умилился Крейр, после чего уткнулся жене в плечо и еще долго сотрясался, не в силах справиться с весельем.

— Вот бы у них бородавки повыскакивали! — вконец размечталась Лизка.

Окосевший от такого пожелания Таурус (не иначе как тоже намеревался попытать счастья) открыл было рот, чтобы осадить разошедшуюся царевну, но вовремя сообразил, что ему не по чину. Тем более что Лизка с некоторых пор не только царевна Заресская, но и правительница соседних земель.

Пришлось ему горестно вздыхать и возвращаться к своим обязанностям.

— Ну что, пристроила девчонок? — полюбопытствовала Лиза, утопая в золотистых объятиях.

Рыбка смешливо фыркнула в ответ.

— Вчера обряд провела, по блату вне очереди. Представляешь, эти профуры уже весь гарем к рукам прибрали! А старичок на них все никак не налюбуется.

— Значит, жизнь удалась? — вынырнул из-за плеча супруги Крейр.

И выражение лица Луилит стало вдруг таким пакостливым-пакостливым.

— Это ты не скажи! Девчонок ваших ширранские наследники с первого дня невзлюбили, уже раз пять отравить пытались. И это только за то время, пока я там была.

Жалости к двум нахалкам, пытавшимся ее шантажировать, Лизка не испытывала совершенно. Эти, как выяснилось, даже в гареме не пропадут! Большой вопрос еще, за кого переживать надо — за Машку с Дашкой или за наследников престола. Правительница темных совершенно не удивилась бы, если в неравном бою с наколдованными прелестями последние потерпели бы сокрушительное поражение.

— Что ж, совет им да любовь, — искренне пожелала царевна. — И дегустаторов побольше.

Разговор свернулся очень вовремя: как раз объявили торжественный выход жениха и невесты.

Лули напустила на себя важный вид и почти бегом рванула к алтарю. Ее давняя мечта сбывалась! Темная пара и Жан пристроились к гостям. С внутренним трепетом царевна ждала появления родителей, гулкие удары сердца отдавались в ушах. Наконец-то заветный день настал! Они заслужили!

Но радостное предвкушение не помешало проказнице хитрым взглядом проинспектировать окно. О да! Желающих испытать удачу в поцелуе с жабой набралось немало!

— Смотри. — Колдун крепче сжал руку жены.

Как раз сейчас распахнулась дверь, впуская в зал нареченных. В отличие от темных, Алисса и Константин явились вместе, держась за руки, и явно приготовления велись в одних покоях.

Оба сияли улыбками и вообще излучали бесконечное счастье. Словно не замечая никого вокруг, будущие правители двух царств, не останавливаясь, прошествовали к золотому алтарю. Рыбка напряженно улыбнулась и нервно сглотнула.

Волнуется! Вот уж от кого Лиза никак не ожидала!

Но сваха быстро взяла себя в руки, толкнула короткую речь (можно подумать, без нее присутствующие были не в курсе, зачем они здесь собрались!) и приступила к выполнению служебных обязанностей.

Странно, а в прошлые разы Лизка и не заметила, как долго длится свадебное действо… Как и положено, Лули читала заклинания, обвязывала нити вокруг запястий влюбленных, водила пару вокруг алтаря.

А когда опустила на головы венценосных жениха и невесты золотистое покрывало, время будто остановилось! Зал замер в ожидании великого события.

Но мгновения переходили в минуты, минуты множились, а ничего не происходило…

Долго!

Гости заметно нервничали, кое-где слышался взволнованный шепоток. Наконец Лули не выдержала:

— Хватит уже целоваться, ищите друг друга — и пировать!

Под покрывалом недовольно заворчали, но требование выполнили. Золотая вспышка озарила зал, и уже миг спустя все желающие могли лицезреть новоиспеченных супругов. Покрывало растаяло, немного смущенные Алисса и Константин вновь потянулись друг к другу, рядом с Лизкой бабушка смахнула слезу умиления… И тут царственные супруги замерли на полпути и разразились смехом. А вслед за ними и весь зал!

Столпившиеся под окнами искатели царевниной милости именно сейчас решили расцеловать своих питомцев.

ГЛАВА 11

Заповедный мир

Покачиваясь в седле под палящим солнцем, Лизка уже третью порчу изобрела для того умника, который придумал добираться до Спящего озера верхом, а не порталами. Жаль, так и не прознала, кого именно так осчастливила, Крейр, зараза такая, упорно не признавался. А несчастной ундине переживай! Вдруг у таинственного благодетеля защита стоит такая, что трех порч маловато будет?

У, колдуняка несносный, еще и улыбается! Жизни радуется, понимаете ли! На солнышке греется!

— Лизок, не куксись! — поддел царевнино настроение темный. — Вспомни лучше, какие лица вчера были у жабоцеловальщиков!

О да, это зрелище достойно того, чтобы остаться запечатленным в веках! Константин ради такого дела даже парочку художников пригласил. А толпе не слишком умных вельмож (те, что поумнее, внутри зала находились и правителя со счастьем поздравляли да подарки горкой складывали) приказал не расходиться. Еще бы, стоило им только оторваться от порядком обслюнявленных жабьих мордочек, как нижние половины их лиц сразу же покрылись гноящимися болячками. Крику было!..

— Думали, я просто так позволю над подданными измываться? — наморщила нос Кариша, неодобрительно взирая на творящееся под окнами безобразие.

Лизке, как зачинщице, тоже влетело. Исключительно словесно, но все равно неприятно. Пришлось в срочном порядке задабривать родителей умильными огнедышащими подарками, а тетку — обещанием наведаться в гости и задержаться на пару дней.

Свадебный пир прошел быстро. То есть гости-то еще несколько дней будут праздновать, а вот жених с невестой приняли поздравления, подняли кубки и испарились в неизвестном направлении, оставив Лули распорядительницей торжества. В пару ей живенько выбрали какого-то недавно овдовевшего заресского аристократа, и понеслось веселье.

А темные под шумок слиняли разгадывать тайны Спящего озера.

И вот уже второй день в седлах трясутся.

Надды, само собой, не настоящие, Крейр потусторонних призвал. И это ожидаемо усложнило жизнь, Лизке — точно. Темные сущности ерепенились и так и норовили сбросить, увезти в неизвестном направлении, да хоть за Грань уволочь! Нужно было прикладывать неимоверные усилия, чтобы их контролировать. Лизанде с непривычки особенно туго приходилось.

Вдобавок ко всему это солнце невыносимое! Нежная кожа ундины зудела и буквально вопила о недостатке влаги. А в пределах досягаемости даже лужи не было!

— Узнаешь места? — вклинился в страдания царевны голос колдуна.

Пришлось отвлечься от жалости к себе и оглядеться. Дорога, невдалеке тенистый лесок листвой шумит, а прямо по курсу приличных размеров строение. Перед ним — несколько наддов разной степени породистости, парочка лакеев и откормленного вида кот. Ага! Постоялый двор!

— Здесь были сапоги-самоплясы? — посмеиваясь, окончательно припомнила Лизавета.

— А еще отвергнутое предложение руки и сердца, — горестно вздохнул темный.

Лизка мазнула взглядом по фиолетовому камню, переливающемуся у нее на пальце. Вроде перстень огромным казался, а стоило надеть — пришелся точно впору.

— Будешь мстить?

Темные глаза загорелись живым интересом.

— Положение обязывает…

Хозяин темных гостей не забыл и при виде улыбающейся пары только что охранного знака не сотворил. Сразу понял, какое счастье ему привалило! Но четкое осознание того, что любой ущерб будет оплачен, заставило мужика натянуто заулыбаться и посторониться с дверного проема.

Комнату супругам выдали ту же самую. Видать, хорошо их прошлый визит в памяти местных пропечатался…

Добрый час Лизка потратила на водные процедуры. Иссохшая (царевна даже побаивалась, как бы еще не сморщившаяся) кожа настоятельно требовала напитать ее влагой, да и действительно расслабиться ундина могла, только погрузившись в родную стихию.

Зато после чувствовала себя на все сто!

— Можешь начинать злодействовать, — милостиво позволила благоверному и в ожидании прогнозируемой пакости устроилась в мягком кресле.

В руках колдуна блеснул знакомый амулет.

— А я думала, он разрядился… В портал?

Крейр кивнул:

— Соответствующему магу отдавал. Идем?

Лиза вложила узкую ладошку в руку мужа.

Минуту кружились в невесомости. Вдохновленные примером Алиссы и Константина, темные решили использовать мгновения уединения с толком и удовольствием, поэтому царевна далеко не сразу обнаружила себя в гуще тенистого парка. И ощущения странные…

— Это не Земля? — с ноткой разочарования в голосе вопросила Лизанда.

Тихий смех только укрепил подозрения.

— Нет, конечно. Иначе какая пакость?

Обиженное пыхтение стало ему ответом. У, злыдень! Так бы и покусала!

— И куда нас занесло? — полюбопытствовала Лизавета, приглядываясь к колдуну в попытке выбрать самую симпатичную для покусания часть тела.

— В Заповедный мир. Идем, нас ждет развлекательная программа!

На поверку заросли оказались ухоженными и не такими уж густыми. Как пояснил Крейр, в листве обитают сотни крошечных существ, которые и ухаживают за парком. Вскоре деревья расступились, выпуская гостей на рыжую дорожку.

— Решил сбагрить проблемную супружницу местному лешему? — хихикнула царевна и вприпрыжку устремилась вперед по пестрому пути.

— Здесь такого не водится, — сокрушенно пояснил колдун.

Пока шли неведомо куда, Лизка с энтузиазмом расспрашивала мужа о необычном мире. Как выяснилось, развитые расы здесь не жили. Только волшебные животные, садовники (те самые, мелкие, из крон деревьев) и прочая интересная живность. Потому и Заповедник.

— Магические и наиболее развитые технические миры давно используют его как место для отдыха. Пикники, прогулки и прочие безвредные развлечения. Охота строго запрещена. Сорвешь цветок или листок, сломаешь ветку случайно — заплатишь штраф. Но место красивое, так что наплыв посетителей приличный.

У Лизанды голова кружилась от новых знаний. Никак она не привыкнет, что с некоторых пор живет в мире, где в буквальном смысле возможно все!

— А ты бывал в других мирах? Ну кроме Заповедника и Земли?

Лизку просто плющило от любопытства. Что там? Какие они? Вот бы отправиться в такое путешествие!

Мужчина отрицательно мотнул головой:

— Нет. Без крайней необходимости это запрещено. Да и при ее наличии разрешение получить непросто.

Ну вот, такие планы обломали! И кто это, хотелось бы Лизке знать, настолько всемогущий, что самому Крейру что-то запретить может?

Выяснить этого ундина не успела. Деревья поредели, а потом и вовсе отступили, змейка-дорожка вывела гостей нежилого мира на просторную поляну. Все здесь было каким-то декоративным. Ухоженная, ровно подстриженная трава под ногами. И вся насыщенного зеленого цвета, ни единого желтого росточка не затесалось. Озерцо в форме ровного овала, Лизанда не заметила места, где бы берег имел крутой выступ. Там же из желтого песка соорудили некое подобие пляжа, на котором, само собой, нашлось несколько групп отдыхающих, восседающих на цветастых покрывалах. Ах да, цветы здесь росли в строго отведенных местах, на одинаковом расстоянии один от другого, и даже рыбка выглядывала из воды через равные промежутки времени.

Пустынные и мрачные Угодья казались царевне куда более живыми, нежели это царство однообразной природы.

Пожалуй, прогулку можно смело зачислять в разряд пакостей…

— Не хочешь окунуться? — невинно спросил Крейр, который наверняка заметил перемены в настроении спутницы.

В ответ дражайшая половина зыркнула на него с такой «нежностью», что колдун с шага сбился.

— Компанию составишь? — вкрадчиво уточнила Лизка.

На что правитель Угодий здраво рассудил, что шутить с ней сейчас опасно, и поспешил скорее миновать сей «райский» уголок.

«Ну как в рекламе, честное слово!» — меж тем пыхтела про себя Лизка.

А чего она хотела? Здесь же технические миры отдыхают!

Прошли неприятное место, напитались прохладой в тенистом бору — и вуаля! — вот она, нормальная живая полянка! С частично выгоревшей на солнце, местами примятой травой и… кем-то средним между крупными хищниками из рода кошачьих и пегасами. Лизавета закусила изнутри щеки, но странный глюк рассеиваться не думал.

Живность отвлеклась от поедания растительности и с интересом приглядывалась к визитерам.

Те (Лизанда — точно) отвечали взаимностью.

Кот! Нет, все-таки конь. Царевна никак не могла определиться. От первого были когтистые лапы и умильная морда (так и хотелось потрепать за ушком), от второго — туловище и желтоватые крылья.

— Ну и что это? — опасливо уточнила темная.

По всему выходило, обещанная пакость. И физиономия у колдуна вдруг стала такой довольной! Не к добру… Лизка копчиком подлянку чувствовала.

— Ланты, — выдал Крейр непонятное слово. — Покатаемся?

Только сейчас Лиза заметила притулившийся в противоположном конце довольно большой поляны пункт выдачи седел и прочей амуниции.

Что там нехорошее предчувствие говорило?

— А это очень опасно? — Глупостью было бы не спросить.

— Нет, что ты! — со всей искренностью заверил колдун.

И почему царевна ему не поверила?

— Ланты эти… агрессивные? Шипят, царапаются, кусаются? — В ход пошли предположения.

— Нет.

— Норовистые? Сбросить могут?

— Нет, если сама нарочно не обидишь. Но ты же плеткой его бить не собираешься?

Лизка неприязненно скривилась. Вот еще!

— Скользкие? Плюются? Ядовитые? — Идеи даже самой царевне казались глупыми, но лучше перестраховаться.

И вновь хитрый колдун головой качает. При этом еще и лыбится, аки змей-искуситель.

— Так что, идем? Не дрейфь, лягушонок, ты же у меня везучая!

Оно, конечно, так, только все равно боязно. Но Лиза, превозмогая себя, несмело шагнула за благоверным. Не убьет же он ее в самом деле! Ему еще наследник нужен, вот!

Крейр звякнул монетами.

Необычный зверь довольно пофыркивал, когда местный служащий пристраивал к нему на спину амуницию, и то и дело подставлял будущей наезднице лобастую голову. Царевна поначалу несмело, а затем и с явным удовольствием почесала ворчащего красавца за ухом, зарылась пальцами в мягкую шерсть. В процессе ее тщательнейшим образом обнюхали, забавно ткнулись носом в живот, даже лизнули. Контакт был установлен.

«А они ничего, эти ланты…» — наконец решила правительница Угодий.

И конюший (или как правильно называется должность мужика с седлами, которому плату за час катания отдавать надо?) ни о какой видимой опасности не предупредил… Совсем у Лизки нервы расшалились! Но отчего же Крейр так вредоносно улыбается?!

Поразмыслить как следует над этим вопросом Лизанда не успела. Лант оттолкнулся мощными лапами от земли и взмыл над поляной. Рядом уверенно перехватил поводья колдун.

На миг Лиза затаила дыхание. Прохладные воздушные волны омывали ее с ног до головы, волосы приятно трепал ветерок. Зверь под ней совершенно по-кошачьи мурчал, отчего немного вибрировал, ногам сделалось щекотно. И на губы выбралась совершенно непрошеная улыбка.

Все существо ундины заполнил восторг от ощущения полета.

— Я лечу-у-у… — Лизанда отпустила поводья и раскинула руки по сторонам, имитируя крылья.

Непостижимым образом уловив желания пассажирки, пегас кошачьей наружности заложил крутой вираж, отчего царевна пришла в неописуемый восторг. Страхи и подозрения были забыты! Лизка визжала, заливисто смеялась и раз за разом посылала урчащего красавца в новый кульбит. Они кружились, играли с Крейром и его лантом в догонялки, почти падали и вновь стрелой взмывали к самому небу.

Когда время вышло, Лизка просительно заглянула любимому мужу в глаза и затребовала продолжения веселья. А тот и не сопротивлялся!

Второй час полетов быстро сменился третьим…

— Еще? — с нежностью взирая на счастливую половинку, спросил Крейр на исходе и этого отрезка времени.

С сожалением, но все же Лизка покачала головой.

— Устала, — призналась она, потягиваясь. Зверь послушно устремился к земле. — Но это почти так же круто, как плавать!

После нескольких часов сидения, хоть и активного, твердости в ногах заметно убавилось, и Лизка, не поддержи ее темный, рисковала шлепнуться на попу на виду у немногочисленных всех.

В голове ундины проскользнула соблазнительная мысль затребовать массаж, но Крейр опередил, выступив с куда более заманчивым предложением:

— К слову о последнем… Хочешь?

Лизанда ушам своим не поверила. Какая же все-таки замечательная месть у него получается!

— Поплавать? Еще как!

И обнявшаяся парочка поковыляла дальше по змейке-дорожке.

Очередной тенистый лесок показался ундине раем. Прохлада словно перышком касалась кожи, кругом витали чудесные звуки, пахло ягодами и влагой.

— А их тоже трогать нельзя? — с ноткой досады уточнила царевна.

Что же за мир-то такой?! Все только для красоты! А у нее, между прочим, как раз аппетит проснулся…

— Рви, я заранее штраф заплатил, — ухмыльнулся в ответ муж.

Лизка с энтузиазмом рванула в заросли. Какой же он у нее все-таки… темный!

Что удивительно, надолго ее не хватило. Вроде бы и хотелось, черные горошины черники и яркие пирамидки малины так и притягивали взгляд, и запах стоял такой, что голова кругом шла… Однако с каждой минутой тело немело от усталости. Да чему тут удивляться? Без малого два дня верхом и в крайнем напряжении, полеты эти… В общем, даже дивный вкус лакомства не заставил Лизку продолжить собирательство.

«На обратном пути наверстаю», — утешила себя темная, возвращаясь на тропинку.

Вскоре колдун вывел уже еле стоящую на ногах ундину к водопаду. Искристой лентой он утопал в небольшом озерце почти круглой формы, а от него уже кривой, словно бы изломанный, ручей убегал в заросли. Туда, где совсем не пройти было, а деревья и кустарники выглядели нарочито дикими.

Уверенная, что вода-то ее уж точно взбодрит, Лизанда торопливо избавилась от одежды и прямо с высокого берега бросилась вниз. Рядом со смачным плюхом нырнул Крейр.

Пронзительный визг радости вперемешку с негодованием сам собой вырвался. Хвост!!! Его не было!

Но прохлада приятно ласкала кожу, напитывая ее влагой. Родная стихия приняла свою дочь и в этом мире. На Заповедник медленно ложились сумерки, и в темной воде отражалась бледная тень восходящей луны. Бурлящий водопад и вовсе казался потоком жидкого серебра.

— А знаешь, почему нельзя долго кататься на лантах? — вкрадчиво осведомился Крейр, подгребая к озадаченной отсутствием привычной конечности жене.

— Почему? — без особого интереса спросила Лиза.

Как он может думать о лантах в такой момент?!

Но колдун мог и с готовностью взялся просвещать суженую:

— Их завезли сюда из одного магического мира. И в отсутствие в среде нужного количества подходящей энергии эти милые животные просто тянут ее из всех, кто окажется рядом. Так что несколько ближайших дней полноценной ундины из тебя не выйдет, — и закончил свою месть теплым поцелуем в щеку. Сильные руки мягко огладили девичий стан. — Как раз на время пребывания у Спящего озера хватит.

Лизка как раз раздумывала, притопить паршивца или послушно соблазниться, когда в воздухе с хлопком возник дух. Размытый, без малейшего намека на воплощение. Наверное, очень спешил.

— Господин?

У царевны запылали щеки. Совсем сущности обнаглели.

— Ардмир, правитель светлых, уже у озера. — И испарился, не дожидаясь ответа. Видно, лицезрение голого господина не входило в разряд дозволенного потусторонним.

— Возвращаемся! — вмиг растерял свои намерения Крейр и торопливо увлек обессиленную Лизку к берегу, где дожидалась одежда и соответственно нужный для перехода амулет.

— Но ты тоже много сил потерял! — вымученно возражала Лизанда, не отрывая тяжелой головы от подушки.

Глаза закрылись сами собой.

— И что? Лиз, я сильнейший из колдунов, у меня еще достаточно осталось, — отмахнулся Крейр, торопливо влезая в парадное облачение.

После двух переносов (на постоялый двор за вещами и в домик у озера) сил у ундины не осталось даже на то, чтобы беспокоиться. Тем более что она не раз слышала от мужа, что светлые настоящим колдунам и в подметки не годятся. Потому и на рожон не лезут, даже если такая возможность выпадает.

Так что Лизка пожелала мужу удачи и с чувством выполненного долга повернулась на другой бок.

Как затворилась за колдуном дверь, уже не слышала.

Спала, если верить ощущениям, много часов. Только все равно проснулась с чувством слабости и разбитости. Долго лежала, не открывая глаз, все пыталась понять, где находится. С трудом, но в памяти всплывали подробности минувшего дня.

— Крейр… — просипела царевна.

Ответила ей тишина.

Если бы не беспокойство за благоверного, ни за что бы не шелохнулась. А так… пришлось поднапрячься.

Беглый огляд комнаты выявил, что темного здесь нет и в помине. Красноватое солнце висело низко, у самого горизонта. Значит, дело к вечеру. А Крейр ушел, как только стемнело!

Лизка почувствовала, как мурашками нарастает внутри беспокойство. Сутки почти минули, а его все нет!

Но стоило ей сесть и в страхе заозираться по сторонам, как все тревоги развеялись. Дверь осторожно приоткрылась, впуская в спальню колдуна.

— Проснулась уже? — ласково улыбнулся Крейр, скользя взглядом по комнатке. — Как себя чувствуешь?

— Сносно. Лучше ты расскажи, как там у вас с Ардмиром прошло? Разгадали тайну Спящего озера?

Правитель Угодий сбросил плащ и сапоги и устало раскинулся поверх покрывала.

— Я и так знал, что оно духов силой питает. И призраков тоже. Дирсен в свое время частенько им пользовался. Но какой с того прок марианскому царю — непонятно.

Колдун прикрыл покрасневшие глаза.

— А может, жене его? Ходят слухи, она из северных ундин…

Заинтересованный взгляд почти ощутимо впился в Лизку. Впрочем, из груди темного сразу же вырвался разочарованный вздох.

— Непроверяемо.

— А духов к ним заслать ты не можешь? — прорезалась в ундине темная натура.

— Нет, это будет незаконное вторжение на территорию дружественного царства. Хлопот потом не оберешься.

На этом Лиза допрос свернула, помогла темному избавиться от оставшейся одежды и втащила его к себе под одеяло.


С наступлением утра полегчало ненамного. Грандиознейшим свершением, на которое сподобилась царевна, стал поход в купальню. После чего Лизка доковыляла до кровати, где прочно обосновалась, обложившись подушками и одеялами.

— Как настроение?

Когда в поле зрения появился до противного бодрый колдун, Лизка с трудом удержалась от соблазна запустить в него чем-нибудь. Желательно взрывоопасным. Останавливало только то, что в руках Крейр держал поднос, на котором пристроились кофейник и две чашки.

— Ненавижу лантов, — простонала временно недееспособная ундина, прикрывая глаза. Яркий свет полуденного солнца оказался невыносимой пыткой.

— За удовольствие надо платить, — усмехнулся добрый темный.

Но шторы все-таки задернул, так что Лизка на него почти даже и не злилась.

— Наш гость уехал?

Оказаться вне основных событий царевне было жуть как обидно, вот она и цеплялась к мужу с вопросами.

— Нет, у него здесь поблизости дом есть. Но уже на территории светлых. Только, подозреваю, сегодня он ночевал совершенно в другом месте.

— Почему?

Прервав завтрак, Лиза обеспокоенно посмотрела на мужа. Хоть бы он не притопил носителя противоположной силы в Спящем озере!

— Уж слишком плотоядно они с Чавифой друг на друга поглядывали.

Страх уступил место смеху.

— Надеюсь, ты сказал бедняге, что она не совсем женщина?

— Думаешь, стоило портить ему отдых подобной мелочью? — пакостно ухмыльнулся Крейр.

И Лизка в который раз задалась вопросом — кто из них на кого плохо влияет?

Но уже через минуту размышлений этот вопрос сменился другим. Вот как-то принято считать, что темные — злые и страшные, а светлые — белые и пушистые. Так ли это? С мерзопакостными натурами подданных Лизка знакома не понаслышке. Но ведь есть Крейр, Яла, в конце концов! Или семейство правителей отличается большей уравновешенностью по сравнению с остальными?

А светлые что же?

В отсутствие иных источников знаний пришлось обратиться к колдуну за разъяснениями.

— Видишь ли, лягушонок… — Крейр в задумчивости даже чашку отставил. — Наши характеры во многом определяют сущности, которые приходится подчинять. Здесь важно соответствие. Заметь, в этом мире только темные и светлые колдуны, все остальные — маги.

— Разве есть разница? — Лизка по-прежнему не понимала, но разобраться хотелось.

Крейр еле уловимо улыбнулся и качнул головой:

— Разумеется. Изначально мы получили свою силу, чтобы охранять Грань, не позволяя потусторонним сущностям проникать в наш мир. Темные были сильны, порывисты и беспринципны, мы были воинами. А светлые владели даром восстанавливать душевный покой. Но годы шли, и в пары нам доставались носители разных даров, постепенно все смешалось. Со временем мы научились подчинять духов, сила темных возросла, а светлые свою почти утратили.

Ундина умолкла, принимая объяснения. Подробностей немного, но это и понятно: слишком многое затерялось в толще веков.

Заканчивали завтрак в молчании.

— Так и не побываю у озера, — печалилась царевна.

А ведь интересно, чего в нем такого, что правители двух не самых слабых государств уже который месяц грызутся!

— Вот и славно, — не захотел понять чувств супруги колдун. — Вряд ли ты пропустишь нечто интересное.

— Не скажи… — затянула Лизка.

— Там даже воды нет!

Разве это помеха извечному женскому любопытству?

— А что есть?

Крейр задумался, подбирая слова. Долго молчал, Лиза даже успела испугаться: вдруг совсем не ответит? И активно затормошила мужа за рукав.

— Туман, — наконец изрек темный. — Густой, даже потрогать можно. Он пропитан особой силой, которая дает могущество призракам и прочим бестелесным сущностям. Поговаривают, где-то там, внизу, есть всегда открытый ход за Грань. И в мир мертвых.

Голос Крейра стал низким, он тяжело падал в тишину спальни. На миг ундине стало трудно дышать, страх пощекотал кожу. Видно, не одна Лизанда странное почувствовала… Правитель Угодий тряхнул головой, отгоняя наваждение. И тяжелая атмосфера растаяла, будто и не было ее.

— Не знаю, как там на самом деле, — совсем другим тоном подвел итог колдун. — Но озеро надо отстоять. Мало ли что чокнутому иллюзионисту в голову стукнуло!

С таким не поспоришь.

Но Лизка решила попытаться:

— Думаю, он для жены старается.

— И на кой северной ундине мое озеро? — Крейр приподнял бровь, всем своим видом показывая, что считает версию несостоятельной.

Благо Лизка всегда умела настоять на своем. Притом сделать это так, что он и не заметит ничего!

— Скажи, а твой предок, который Нотиллард, точно мертв? — прежде решила уточнить царевна. А то с этими темными ни в чем нельзя быть уверенной.

Колдун удивленно вскинулся:

— Что за вопрос? Конечно. Уже несколько веков в фамильном склепе отдыхает.

Лизка удовлетворенно кивнула. Одной проблемой меньше.

— Андид, я так мыслю, рядом с ним нет?

— И не было никогда!

Заслышав такой ответ, Лизанда едва в ладоши не захлопала. Угадала, угадала, угадала! Она с самого начала была права!

— А теперь представь, что Андид вышла замуж за марианского царя. И нужно ей не само озеро, а вход за Грань. Она же сына пропавшего до сих пор ищет!

Поделившись предположением, Лиза с чувством выполненного долга откинулась на подушки и прикрыла глаза. Обессиленный организм требовал отдыха и ждать не намеревался.

Зато Крейр, напротив, поднялся на ноги и принялся возбужденно мерить шагами комнату, бормоча себе под нос:

— Предположения, домыслы и ни одного факта! Савейн женился на старухе, которая несколько веков разменяла? Нет, он, конечно, псих… Может быть, ее дочь? — Слова сменились тяжелым дыханием, — видно, колдун в своих рассуждениях зашел в тупик.

Сон укутывал Лизу теплой дымкой.

— Мне нужно поговорить с Ардмиром.


Оттого что на встречу колдунов ее не взяли, Лизка не расстроилась совершенно. Выспалась вволю, понежилась в подушках и одеялах, наконец набралась сил и перестала чувствовать себя доходягой. Ближе к вечеру продрала глаза окончательно и направилась в купальню, но по пути ее застал сюрприз.

Неприятный. Золотой и сияющий, до рези в глазах. Фу! Еще и обниматься лезет!

Недолго думая царевна схватила первое, что под руку попалось, и огрела непрошеную гостью по загривку. А нечего руки распускать в неположенном месте! Потом уже, отойдя от испуга, задумчиво обозрела метлу в своих руках. Что тут скажешь? Дом пустой много лет стоял, вот и валяется все где ни попадя…

— Совсем спятила? — обиделась Чавифа.

— Тебе добавить? — деловито потрясла орудием самообороны Лизанда.

Вот и поговорили.

Пару минут боролись разъяренные взгляды, после чего жар-девица пошла на второй заход.

— Ты как, болезная? Я тут проведать пришла, ягодок принесла, а она сразу драться… — и демонстративно подсунула Лизке под нос кружку с земляникой.

Ундина оглядела подношение, повела носом — аромат стоял дивный. Пожалуй, это стоит примирения.

— Ну прости, мы, темные, народ нервный.

— Оно и видно! Молоко-то у тебя найдется?

Лиза удивленно вытаращила глаза.

— Откуда?!

— Вечно все самой делать приходится! — опечалилась Чавифа. — Ладно, ты мойся пока, а я в ближайшее село слетаю, — и направилась к окну, через которое влетела.

И открыла же с обратной стороны! Не иначе как опыт имеется…

— Спасибо, — просияла Лизка и смущенно добавила: — И это, набрось на себя что-нибудь, а?

Чавифа неопределенно хмыкнула, но вернулась в чем-то отдаленно напоминающем рубище, и уже через час девушки (в силу возраста себя Лизка к таковым и после замужества спокойно относила, а вот к кому бы причислить крылатую особу — пока затруднялась) устроились на террасе с мисками и ложками в руках.

— Вообще-то меня Крейр к тебе отправил…

— А сам он где?

— У них с Ардмиром военный совет, — сморщилась хранительница близлежащего леса, и Лизка сделала смелый вывод, что светлого самым бесцеремонным образом достали из-под золотого крылышка. — Хотели и заресского царя позвать, но его жена на них тритонов натравила, чтобы медового месяца не портили.

Лизка посмеивалась в миску. Жаль, картины не видела. Забавно, наверное, получилось.

— А где они?

— У меня дома.

Реакция на такой ответ могла быть только одна:

— ?!!

— Что тебе не нравится? — вроде бы всерьез обиделась крылатая.

И в самом деле, что? Лизка как представила двух правителей, высиживающих золотые яйца и попутно строящих планы по приструнению соседского царька, еле утерпела, чтобы не подорваться и не побежать смотреть на это диво дивное. Да и то только потому, что не знала, куда именно бежать!

— Проводи меня к ним, а? — Ундина сложила ладони в умоляющем жесте.

Летучая посмотрела на нее как на умалишенную.

— Не велено!

— Ну пожа-а-алуйста!.. Мне же тоже интересно на гнездо посмотреть!

Чавифа только что крылом по лбу не постучала.

— На что там смотреть? Обыкновенный дом, честно тебе говорю!

Как Лизка ни допытывалась, большего узнать не смогла. Дом и дом. Только вести ее туда птица-девица все равно отказалась наотрез. Мол, Крейр велел, и точка. Под напором царевны Чавифа даже яйцо сотворила. Самое настоящее, золотое! Выдернула перо из крыла, смяла, спрятала в ладонях на миг — и вот оно, сияет! Лизка так и ахнула.

— Владей! — смилостивилась жар-девица и швырнула в темную подарком.

Лизанда насилу поймала слиток.

— Правду говорят, будто они удачу приносят?

На этот вопрос у необычного существа не было ответа.

— Кто же его знает! Мне пока не принесли.

Посидели, помолчали.

— Прости за наглость… — Удержать в узде любознательность Лиза не смогла. — Но как вы размножаетесь?

Золотистое сияние, которым покрылась Чавифа, вполне могло сойти за смущение.

— А как все! Надо только мужчину подходящего найти.

ГЛАВА 12

Похищение

Лизка с Крейром пробыли у озера еще два дня. К самому месту силы не ходили: зная любопытную натуру ундины, колдун побаивался, как бы не стряслось чего. И вполне оправданно, надо заметить, побаивался! Семейные тайны повелителей Угодий за Лизандой по пятам бродят.

Пришлось ограничиться прогулками по лесу, купанием в студеном ручье и походом на торжище в близлежащее селение. Впрочем, царевна и этим осталась довольна. Они вместе, никаких дел и пакостливых подданных, даже ни единого непредвиденного происшествия. Но главным было все-таки то, что Крейр целых два дня оставался в ее безграничном распоряжении. А когда он рядом, Лизке никаких приключений не надо!

Так что когда пришла пора в очередной раз забираться на спину духа, обращенного наддом, и двигаться в путь, царевне даже взгрустнулось. Но теперь против верховой прогулки она и не пикнула. Еще несколько драгоценных часов наедине! Ну почти наедине.

— Решили что-нибудь с озером?

Крейр подозрительно глянул на супругу, но здраво рассудил, что лишние знания в этом вопросе ей сильно не навредят.

— Его пока Чавифа охраняет, да и я защиту поставил. Сейчас быстренько справим свадьбу, и Лейв приступит к своим обязанностям.

— А что марианский царь? — Лизку просто распирало от любопытства, и раз уж выпала минутка откровений, царевна решила использовать ее по полной. К тому же как жена Крейра она и так в этой истории по самый хвост замешана…

Колдун заметно помрачнел.

— А вот с ним пока ничего не понятно…

Возвратившись домой, оба темных супруга с головой окунулись в дела. Крейр — в государственные и межгосударственные, а Лизка с энтузиазмом принялась помогать Яле к свадьбе готовиться. И только провожала тоскливым взглядом снующих туда-обратно духов.

Кое-кого из них отловила и потрясла хорошенько. Таким образом узнала, что спускать соседу покушение на себя любимого Крейр и не думал. Темный все-таки, надо репутацию оправдывать! Еще перед отъездом в Заресье подослал в Марианию пару пакостных духов. Просто так, чтобы не расслаблялись. Но у феериков невесть откуда взялась сильная защита во дворце, так что отметиться в пакости не получилось. Да что там, сущностям даже на царицу глянуть не удалось!

Теперь в срочном порядке надо было новое злодеяние планировать.

Но только после празднества! Ради такого дела Лули согласилась провести обряд на две недели раньше, и теперь женщины темного семейства просто, зашивались. От армии слуг толку было мало, потому как свадьба в понимании темных — нечто весьма специфическое. Яла раз пять ловила в своих покоях «подружек невесты», пытавшихся выкрасить подвенечный наряд в традиционный черный цвет. А сколько яств было отравлено! Про издевательства над будущим свадебным тортом и говорить нечего.

Поскольку замуж выходила не кровная родственница правителя, пышных торжеств решили не устраивать. Позвали только своих, да и те в большинстве отказались. У Алиссы и Константина медовый месяц в самом разгаре, правители Океании в отсутствие дочери взяли на себя и ее обязанности, так что им сейчас не до развлечений, Льяна еще от матери не вернулась. Только Жан со Славой приглашение приняли.

К назначенному дню Лизка ощущала едва ли не большую усталость, чем после общения с лантом.

— Совсем немного осталось потерпеть, — увещевал Крейр, застегивая камзол из синего бархата и расправляя выглядывающий из-под него ворот белой рубахи.

— Скорей бы уже! — вздохнула ундина. — Хорошо еще они живут вместе, потому что только за эту ночь Ялу трижды украсть пытались. И один раз посягали на Лейва! Традиции, что ли, у темных такие?

Если таковые традиции и существовали, то Крейр о них не знал. А вот по поводу обитания в общих покоях названой сестры с мужчиной, который ей пока мужем не является, все-таки сморщился. Но, видя, как устала супруга, высказываться не стал.

— Ничего, вот отправим их к озеру — и заживем спокойно.

— И скучно, — вздохнула Лизка.

Для церемонии она выбрала платье насыщенного синего цвета, мягкими волнами ниспадающее к ногам, с расклешенными книзу рукавами и серебристыми кружевами вдоль выреза, на рукавах и подоле. На шее и в волосах — традиционный кремовый жемчуг.

— С тобой мне точно скучать не придется, — хохотнул колдун, подхватил жену под руку и повел к двери.

Хотелось бы и Лизке в это верить. Но сначала Славка, теперь Яла… За подруг, конечно, было радостно, только все равно расставаться тяжело.

— А мне? — хитро прищурилась ундина.

— Сделаю все от меня зависящее.

Насколько Лиза знала, подарком к свадьбе молодым был дом у озера и официальное назначение стражем границ для Лейва, с возможностью передавать должность по наследству. Только все равно не удержалась! Накануне вечером порталом отправилась в Подводное и собственноручно «наловила» жемчужин на ожерелье. Да и Крейр щедро отсыпал часть драгоценностей, доставшихся в наследство от Дирсена.

— Есть новости из Мариании? — шепотом спросила Лизка, пока шли в подготовленный для торжества зал.

Темный покачал головой:

— Чавифа говорит, они у самой границы шныряют, но открыто соваться пока не смеют. Вчера Савейн своего первого министра к озеру послал.

Что-то будет.

Вывод камнем повис в воздухе. Ундина вдруг ощутила, как по коже прогулялся страх, и крепче сжала руку мужа.

— Может, второе желание?

В темных глазах явственно прочитывалось сомнение, но категорически отказываться Крейр не стал.

— Посмотрим. Тут еще над формулировкой подумать надо.

Памятуя печальный опыт Машки с Дашкой, Лизка в душе согласилась с благоверным.

Стоило резным дверям разойтись в стороны, как царевну закружил визжащий вихрь. Тут даже приглядываться не пришлось, по одному только запаху краски можно было понять, кого это радость встречи переполняет.

— Славка-а-а!!! — Сама Лизанда испытывала не меньшую бурю эмоций.

Крейр мгновенно сообразил, что девушки прекрасно обойдутся и без него, и присоединился к мужчинам, которые как раз планировали шутливое похищение невесты. Этих если не проконтролировать, утром половины Угодий недосчитаешься!

— А похудела! И круги под глазами черные… Совсем твой колдун тебя не бережет.

Под пытливым взглядом лучшей подруги Лиза смутилась. Это Машка с Дашкой раскрывшейся в родном мире красотой восхищались, а вот Всеслава всю жизнь и так красавицей была. Волосы пшеничного цвета ниже пояса, глаза чистые, голубые, формы аппетитные. И за прошедший год художница только похорошела — сразу видно, муж ее холит и лелеет. Даже теперь Лиза рядом с ней себя бледной лягушкой чувствовала.

— Брось, все нормально! Просто… ты ведь его знаешь. Да и неспокойно у нас, как всегда, в общем.

— Вот и чудненько! Я как услышала, что ты в Заресье вытворила, сразу решила, что на Ялисскину свадьбу иду. Признавайся, тайная развлекательная программа планируется? — И так жадно сверкнула глазами, что Лизанда даже забеспокоилась.

Мало ей темных!

— С моими подданными? Поверь, тут и планировать ничего не надо.

До обряда еще оставалось немного времени, и девушки принялись негромко делиться новостями. Ундина про свою жизнь рассказала, Слава — про скромную свадьбу с Теодом на Земле, картины, которые вдруг стали покупать… В общем, жила она тихо и размеренно и менять в обозримом будущем ничего не собиралась.

— Наверное, твоей везучести нахваталась.

— С братом хоть познакомилась уже? — Лизка выразительно кивнула на Лейвеоса.

Жених, облаченный в строгий белоснежный костюм, выглядел торжественно-серьезным, самую малость взволнованным и меньше всего походил на феерика.

— Ага! Он та-а-акой ску-у-учный… Но всяко лучше чокнутого Савейна, так что, наверное, поладим.

Лизка почувствовала, как глаза расширяются от удивления.

— Постой… Ты что, его знаешь?

— Кого? — озадаченно моргнула Всеслава.

— Да Савейна же!

Лицо светловолосой художницы приобрело крайне брезгливое выражение.

— Приезжал на днях к Амону. На нас с Жаном даже не посмотрел! Все пытался склонить Эллалию выступить против колдунов, только оно им надо? У Амона с Альбиной сейчас другие задачи: как принца в надежные руки пристроить да Жана налево не пустить.

Вроде бы иллюзионистка говорила еще, но Лиза уже не слышала. Вот же червяк пакостливый! Заговоры он плетет!

Надо срочно рассказать Крейру…

Но не успела Лизанда протолкаться к мужу, как появилась золотая рыбка, коротко приветствовала собравшихся и начала обряд.

«Потом», — решила про себя ундина. Ялка и так долго ждала, не стоит портить момент.

В летящем бледно-розовом платье, с разметавшимися по спине иссиня-черными волосами, которые придерживала серебряная диадема, Ялисса смотрелась сказочным видением. Бедный Лейв полчаса вспоминал нужные слова, пока Лули не рассвирепела и не отвесила ему хороший подзатыльник. Только наваждение все равно не прошло, во время хождения вокруг алтаря мужчина то и дело сбивался с шага. Зато под покрывалом справился на удивление быстро!

Лизка смотрела и умилялась. Какие же они все-таки… Подумать только, чуть больше года назад она и мечтать не могла о такой большой и самую малость безумной семье!

Все прошло гладко. Пожалуй, это был самый короткий обряд из всех, на которых Лизавете доводилось присутствовать, включая свой собственный. После все бросились вручать подарки, с ними тоже без происшествий обошлось. А потом Яла, наслушавшаяся Лизкиных рассказов про иномирные свадьбы, которые царевна по большей части видела только по телевизору, решила воплотить в жизнь одну красивую традицию.

Сама бывшая темная встала за алтарем, сжимая в руках букет фиалок. Незамужних гостий, по большей части темных, но нашлось и несколько приезжих девиц, построили за ее спиной, шагах в десяти.

— На счет «три» я бросаю букет. — Ялисса еще раз объяснила девушкам, для которых происходящее было ново и странно, правила игры. — Та, кто поймает, следующая свадьбу справлять будет. Все поняли, что надо делать?

В ответ раздалось дружное мычание. Вроде бы согласное, но без особого энтузиазма. Кое-кто боязливо сделал несколько шагов назад. Мужчины настороженно наблюдали за происходящим с безопасного расстояния, тихо радуясь, что жениху не вздумалось ставить на них эксперименты.

— …Три! — радостно крикнула бывшая темная.

Букет полетел на поиски новой жертвы любви.

Но девушки так просто сдаваться не собирались…

— Ложись! — пролетел над залом упреждающий вопль.

И все потенциальные «жертвы», не страшась испачкать свои наряды, дружно хлопнулись на пол.

Раз уж никто руки к нему не тянул, букет спокойно пролетел мимо затихших девиц и нашел свою цель в лицах Кариши и ее спутника. Насколько Лизка смогла вспомнить, президента Жабьего Банка. Притом не просто нашел, а застрял между плеч обнявшейся парочки!

Присутствующие частично хохотали, частично аплодировали. Даже Лизка поняла: новой свадьбе в семье быть!

— Вы с ума сошли?! — обернулась Яла к отскребающим свои персоны от пола девицам. Черные глаза полыхали искренним негодованием.

— А вдруг ты его прокляла! — пропыхтела одна гостья.

— Всего лишь заклятие призыва возлюбленного наложила!

— А что, если это заразно, и женихом тоже не темный окажется? — сморщила нос другая.

В общем, если бы не зеленеющие от смущения обитатели болот, затею можно было бы считать провальной.

Дальше последовало свадебное застолье, торт, которого, в отличие от Лизкиного, никто не испортил, и на нем вместо обнаженных тел красовались сахарные цветы, и слезное прощание с молодыми, которые в тот же вечер порталом отбыли в новые владения.

Темные супруги оказались первыми в очереди желающих потискать парочку напоследок, поэтому у них образовалось немного свободного времени, пока другие гости следовали примеру хозяев дома. Тогда-то ундина и поведала мужу, что от Славки узнала.

— Стоит все же подумать над формулировкой желания, — нехотя признал Крейр. — Хотя, признаться, мне все равно, каким образом Провидение угомонит этого урода.

Лизка кивнула и прижалась щекой к плечу мужа. Желание так желание, ей не жалко.

Наконец переход блеснул, унося новобрачных в их новый дом.

Но не успела Лизанда расслабиться, а гости разбрестись по собственным порталам, как произошло странное.

Дом дрогнул, заполняясь криками.

Вот только выяснить, что послужило тому причиной, Лизка не смогла. Ее уже кружил темный вихрь.

ГЛАВА 13

На дне Спящего озера

Обиднее всего, что сознания царевна так и не потеряла.

Весь полет в мельчайших подробностях прочувствовала! Вязкую темноту, липкий страх, волной обдавший спину, и холодок, который лизнул средний палец левой руки.

— Ах ты, зараза! — возмутилась правительница Угодий. — Я же тебя снимала, точно помню!

Кольцо (то самое, со снежным камнем, обозначавшее принадлежность к роду северных ундин) исчезнуть и не подумало. Лизке даже померещилось, будто подмигнуло насмешливо.

Впрочем, очень скоро царевне стало не до этого. Праздничные яства вдруг жалобно попросились наружу, и пришлось на время сосредоточиться исключительно на дыхании. Очень уж хотелось Лизанде предстать перед похитителем в приличном виде!

Вдруг им сам Савейн окажется?

А еще было жуть как страшно за темных, оставшихся в сотрясающемся доме. За одного темного в особенности. Крейр, конечно, постоять за себя способен, да кому от этого легче? Взбудоражен, поди, пропажей любимой половинки. Что, если глупостей наделает? А вдруг потусторонние слабостью господина воспользуются?

Об этом Лиза запретила себе думать.

К счастью или нет, но полет длился достаточно долго, чтобы более-менее призвать себя к порядку. Дрожь страха теперь была исключительно внутри, а когда кружащаяся чернота рассеялась, Лизка даже упасть грациозно, как и полагается жене сильнейшего из колдунов, умудрилась. И рожицу постаралась состроить повнушительнее. Впрочем, на то, что врага удастся устрашить так легко, не особенно рассчитывала.

А вот обнаружить себя у чьих-то ног было неприятно. Тем более что конечности оказались длинными и вполне ничего, даже Лизка оценила. Как и красные лодочки вместе с черными узкими брюками, а также… ну-ка, что там дальше?.. элегантный жакет и модную укладку. Нет, это точно не Савейн! Разве что он любителем женских шмоток заделался… Лизка хихикнула тихонько этой мысли и тут же осеклась, наткнувшись на холодный взгляд прозрачно-серых глаз.

Ундина! Северная! Сомнений здесь быть не может.

— Привет, — попыталась быть дружелюбной Лизка, отскребла себя от пола и протянула женщине руку.

Но та вежливый жест проигнорировала. Как когда-то Лайса, незнакомка принялась обходить гостью по кругу, рассматривая во всех подробностях. Поскольку сама царевна все, что хотела, уже увидела, свободные мгновения она решила потратить на то, чтобы сделать некоторые выводы.

И вот до чего додумалась.

Первое. Эта странная женщина больше похожа на какую-нибудь успешную бизнесвумен с Земли, чем на местную, тем более ундину. Второе. Находятся они, судя по гнетущему чувству, в глубинах Ледяного океана. Слабость уже накатывает. И, что тоже важно, забросило ее сюда отнюдь не случайно, иначе к чему инеевый узор на полу, изображающий пентаграмму?

Тут к гадалке не ходи, ничего хорошего из этого путешествия не будет. Хоть бы без потерь ноги унести!

Как раз эту мысль прервал слащавый, но до дрожи холодный голос:

— Ну здравствуй, родственница!

Короткий мыслительный процесс…

— Андид? — спросила скорее наудачу, но откуда-то сразу поняла: не ошиблась.

— Умница. — Тонкий рот женщины искривила змеиная усмешка. — Быть может, заодно избавишь меня от необходимости рассказывать, как ты здесь оказалась и зачем?

Несмотря на всю внешнюю приторную неестественность, прозрачные глаза смотрели прямо, словно бросали вызов.

И Лиза решила его принять.

— Как? А вот так! — Царевна выразительно топнула ногой по переливающимся линиям рисунка. И тут же припомнила, что вихрь, который унес ее из дома, был черного цвета. — Темная магия, если я не ошибаюсь? После потери сына ты все же приняла дар мужа?

Холодное выражение стремительно таяло на бледном лице.

— Продолжа-а-ай…

Лизанда набрала побольше воздуха.

— Зачем? Ты хочешь вернуть сына. Остается вопрос — как? В обмен на мою жизнь отправишь Крейра за Грань?

Времени поражаться собственному спокойствию у Лизки не было. В грязь лицом не ударила, мужа и Угодья не посрамила, нюней не распустила — и ладно!

На секунду в ледяном взгляде промелькнуло что-то сродни уважению.

— Почти так. Только не за Грань: в Спящее озеро будет нырять. Если потребуется, всех духов в наш мир впустит, но сына моего найдет! Иначе сам узнает, как горько терять того, кого больше всего на свете любишь.

Смесь ужаса и негодования лишила дочь теплых вод дара речи. Совсем чокнулась старуха?!

— Ты хоть знаешь, к кому руки протянула?! — прошипела Лизанда.

А что, не хуже, чем у злодейки, получилось!

— Не надо тут глазами полыхать, — отчего-то развеселилась Андид. — И не таких обламывала.

И, посчитав, что для первой встречи довольно, крикнула куда-то в сторону:

— Где вы, маленькие мерзавки? Ну-ка пристройте ее куда-нибудь!

Флесса и Лайса тут же материализовались в пределах видимости.

Э нет, прощаться так быстро в Лизкины намерения не входило. Еще столько вопросов в голове!

— Постой, — совсем другим тоном окликнула северную Лизавета.

Та, к удивлению, замерла, но голос прозвучал недовольно:

— Чего тебе?

— Спросить хочу. Где Нотиллард? Что у тебя с марианским царем? Ты ведь не жена ему, иначе давно лишилась бы всех своих сил. Почему род темных не прервался, когда твоего ребенка похитили? А еще…

От царевниного любопытства у Андид глаза на лоб полезли. Даже ледяная выдержка не помогла.

— Хватит, хватит! — замахала руками женщина. — Будет еще время поговорить, у тебя теперь вообще его много свободного будет…

И ушла, звонко цокая каблучками.

Лизка чуть не расплакалась с досады. Хоть бы на один вопрос ответила!

— Идем, я тебя в комнату отведу, — тронула ее за плечо Лайса.

— Спасибо, я помню, где она находится.

Но девушка не отстала и бледной тенью скользила вслед за Лизкой до самой двери. Боялась от сестры нагоняй получить, наверное.

— Прости, что так вышло…

Первым порывом было гордо задрать нос и скрыться в еще с прошлого раза опостылевшей комнате, оставив негодяйку раскаиваться в одиночестве. Но так не вовремя Лизанда вспомнила, что Лайса от своей старшей сестры пострадала не меньше, да и подружились они в прошлый Лизкин визит. Ну почти. А последним толчком стало любопытство, так что Лизавета широко распахнула дверь и кивнула провожатой. Заходи, мол.

Девушка упираться не стала.

— Так как, говоришь, так получилось? — как бы между прочим поинтересовалась Лизка, заваливаясь на кровать.

Она еще с прошлого визита в местное подводье заметила, что проклятие меньше тянет сил, когда чем-нибудь занята. Хоть бы даже разговором.

— Флесса тогда успела сообщить сестре, что ты здесь, — опустив глаза, виновато проговорила северная ундина. — А в назначенный срок мы не явились. Вот Андид и разгневалась, сама к нам спустилась, а тебя нет…

— Что же раньше не пришла? — Концы с концами упорно не сходились, и Лизка сморщила нос. — Зачем было столько дней меня ожиданием мурыжить?

Судя по бледному личику Лайсы, точного ответа она не знала. Да Лиза особо и не надеялась. С чего бы Андид выдавать свои тайны сестрам, которых она всей душой ненавидит?

— И конечно, ты не в курсе ее планов?

Блондинка помотала головой:

— Нет. А ты как вырваться смогла?

— Понятия не имею, — глазом не моргнула царевна.

Некоторое время девушки еще обменивались вопросами, на которые ни одна из них точных ответов дать не могла. После чего Лайса разочарованно вздохнула (секретом своего побега Лизка не поделилась, а в то, что старшая сестра смилостивится, ей уже верилось мало) и удалилась.

— За ужином встретимся.

Лизанда на миг застыла, не веря своей удаче. Они оставили ее одну? Опять?

Стоило двери с грохотом затвориться, как ундина, на ходу стягивая одежду, бросилась в купальню. «Неужели, неужели, неужели?» — птицей в силках билась в голове одна-единственная мысль.

Золотистая паутинка белья соскользнула на каменный пол, и царевна радостно бултыхнулась в воду. Затаила дыхание, повернула кольцо и…

Облом!

Ничего не произошло. От обиды Лизка даже вообразила себе, как скалится в злорадной улыбке Андид где-то за ледяными стенами. Все предусмотрела!

Плескаться в воде желания не было, так что Лиза вытерлась, влезла в порядком уже мятое платье и устроилась на кровати. Ждать. В целях хоть какого-нибудь развлечения пыталась придумать, как можно получить желанную свободу. Но кольцо не действовало и с пальца не снималось, а бездумно тратить желание было жалко. Вдруг в критический момент понадобятся! А рыбка без повода других не подарит.

Да и чего именно желать, почему-то не придумывалось.

От безнадеги царевна попыталась воззвать к духам, но и те на помощь госпоже не спешили.

— Мердок! Мердок! — Лизка решила использовать последний шанс.

Хотя… какой там шанс! Получив желаемое, он и думать о ней забыл! От этой мысли совсем горько стало, царевна всхлипнула и утерла набежавшие слезы рукой, размазывая по лицу остатки косметики.

Следом за ладонью по щеке точно перышко пробежало. Губы мимо воли в улыбку сложились.

— М-мердок? — Лизка заполошно огляделась, но в комнате, кроме нее, не было ни души.

— Лизанда…

Шорох окутывал, стремясь успокоить.

Сердце подпрыгнуло.

— Ты здесь?

— Нет. Заклятие сильное, сквозь него не прорваться.

«Тра-ля-ля-ля-ля, а я сошла с ума!» Лизка встряхнулась, отгоняя навязчивый мотивчик, и на всякий случай уточнила:

— Но я же с тобой разговариваю? Только не говори, что ты глюк, я этого не переживу!

Над ухом вроде бы раздался смешок. Впрочем, за правдивость ощущений Лизка ручаться не могла.

— Разговариваешь, — получила озадаченная темная серьезное подтверждение.

— Но как?

Тишина.

Однако молчание было окрашено оттенками интонации.

Если бы воплощенный дух стоял перед ней, он бы наверняка пожал плечами.

— Ты позвала, и я не смог не откликнуться.

Девушка недоверчиво моргнула. Правда? А в прошлый раз смог? И в позапрошлый! И в…

— Почему?

Вновь молчание. И вздох.

— Ты подарила мне весь мир. И даже больше.

На языке вертелось сразу несколько вопросов, но Лизке не дали озвучить и одного.

— Сейчас не обо мне. Тебя надо спасать!

Какое ценное наблюдение! Лиза едва не расхохоталась.

— И как же?

— Думаю, Андид пригласит тебя на ужин.

Царевна торопливо закивала:

— Уже почти пригласила. Дальше что?

— Помоги ей осознать свою ошибку. Ей было больно, но она не имела права так поступать со своим народом. — В шелестящем голосе слышалась странная тоска.

На миг Лиза замерла, но, не видя собеседника, трудно было что-то определить.

— Придется загадать желание?

— Доверься себе. Иногда простыми словами можно добиться куда больше, чем самыми невероятными чудесами.

На этом инструктаж благополучно закончился. Бывший дух затих и больше о себе ни словом, ни вздохом не напоминал. Царевна тоже новых попыток заговорить не предпринимала. Вместо этого пыталась отыскать в душе нужные слова для ундины с заледеневшим сердцем.

А перед глазами нет-нет да и всплывали человеческие фигуры из блеклого льда. Такие здесь в каждом доме имеются.

Мутное марево, заменявшее обитателям местного подводья небо, потемнело. Звезд не было и в помине, и от этого совсем тоскливо стало. Прав Мердок, во всем прав! Слишком жестоко поступила правительница, пожертвовав столькими невинными ради удовлетворения жажды мести. Да и Лайса с Флессой мало походили на злодеек…

Наконец дверь отворилась.

— Идем, — поманила гостью за собой Флесса и, не дожидаясь ответной реакции, устремилась прочь.

Лизка — следом.

Рванула было, но голос-шорох остановил:

— Умойся хоть. Подождет, не упадет с нее корона!

Учитывая, что корона эта, венцом зовущаяся, находится где-то у Крейра, похищенная с Мердоком согласилась.

— А ты мог бы сообщить темным, где я и что со мной все в порядке? — шепотом попросила Лиза, с надеждой вглядываясь в пустоту.

— Нет, прости…

Выяснять причины времени не было, так что Лиза поспешила за провожатой. Флесса выглядела не слишком довольной, но тем не менее терпеливо подпирала одну из ледяных колонн в холле.

— Сколько можно копаться! Идем быстрей.

Царевна кивнула, а сама, не иначе из вредности, замедлила шаг.

— Осторожнее с ней, — почти без звука шевельнула губами средняя из сестер-ундин и втолкнула Лизку в столовую.

Внутри царил полумрак. Бытовые заклинания сильно поизносились, а обновить их у младших сестер попросту не хватало сил. Старшая же, казалось, и вовсе ничего вокруг себя не замечает. Только в вошедшую гостью болезненным взглядом вцепилась.

Глаза пообвыклись в темноте, и Лиза заметила нехитрые яства на столе (правильно, слуг ведь нет, ей об этом еще в прошлый визит говорили) и большущее зеркало, которое зачем-то поставили у стены. Остальное было царевне знакомо и интереса не вызывало.

— Устраивайся, чувствуй себя как дома, — без всякого выражения проговорила Андид и пододвинула к пришедшей единственную тарелку с приборами. — Готовят они отвратительно, но чем богаты…

— А… — Лиза не знала, как сформулировать вопрос, чтобы не обидеть.

Но женщина все без слов поняла.

— Мне не нужно есть, чтобы существовать. И давно уже не нужно дышать.

Полумрак разорвал лязг упавшего на пол ножа. Лиза вздрогнула, но под стол за оброненным предметом не полезла. А чего она хотела? Такие чудовищные дела не проходят бесследно.

— А что нужно?

— Ненавидеть, — обыденно отозвалась ундина. — Ни у одного существа, что ходит по нашему миру, не хватило бы сил на подобное проклятие. Пришлось расплатиться всем живым, что во мне было. Зато теперь я могу свободно им управлять.

Великое достижение, ничего не скажешь! Лизка едва сдержала насмешливое хмыканье.

— Я хочу знать все.

Андид безразлично пожала плечами и начала монотонный рассказ.

Как встретила своего темного, полюбила и, позабыв об устоях, вышла за него замуж. Как отбивалась от сестер, возжелавших и мужа, и венец у нее отобрать. Как потеряла сына. Это все Лизка и раньше слышала, причем не единожды. А вот дальше началось интересное.

Царевна навострила уши и принялась жадно впитывать новую для себя информацию.

Поиски мальчика не дали ничего. Сестры затаились, но ни одна не явилась к убитой горем матери, чтобы попросить прощения. Тогда Андид решилась на Переход. Женщина полыхала такой злостью, что ритуал прошел более чем успешно. Дар она получила, духов подчинила, да только сына за Гранью не нашла.

Ну и прокляла в сердцах сестриц зловредных! И ни на миг не пожалела за все минувшие века.

С потерей своего первенца так и не смирилась, но прожила долгую и почти счастливую жизнь с Нотиллардом. Родила ему еще двоих детей. Почти, потому что видеть, как стареет, а потом и умирает любимый, было невыносимо больно. Ждать, пока то же самое произойдет с детьми, а потом с внуками и правнуками, женщина не стала и покинула Угодья.

Время шло, и чувства таяли. Исчезла боль от потери мужа, почти растворились в дымке былого счастливые воспоминания. Только ненависть осталась, точно красноватые угольки тлели в душе.

Бывшая правительница Ледяного океана много странствовала, изучала разные виды магии, провела несколько сложнейших ритуалов. Силы ее росли, теперь она могла свободно управлять своим проклятием, только о судьбе старшего сына по-прежнему ничего не знала.

А в один пасмурный день все еще молодая и прекрасная Андид вновь вышла замуж. А потом еще и еще, собирая все новые способности.

— В пятый… нет, все-таки в шестой раз мне повезло. Новым мужем стал младший секретарь Совета.

— Кто? — впервые перебила Лизка.

— Не слышала, что ли? Это сборище старейших и сильнейших магов, которые решают спорные вопросы. Богов-то в нашем мире нет! Так вот, дедок недолго радовался, а я после его смерти получила возможность перемещаться в другие измерения.

Монотонный рассказ все тек и тек. Андид училась, собирала все новые и новые знания, проводила ритуалы, выходила замуж. Ундина сама уже не помнила точно, сколько раз.

— И что же, все они вот так просто влюблялись в тебя? А потом, получив желаемое, ты их убивала? — опять вклинилась с вопросом Лиза, когда в рассказе появился марианский царь.

Женщина скривилась:

— Влюблялись, может, и не по своей воле, но я ни одного не тронула!

— Что же, ждала, пока от старости помрут? — Недоверие в голосе гостьи можно было почувствовать кожей.

— Почему бы и не подождать, у меня времени мно-о-о-ого… Хотя для Савейна я бы, пожалуй, сделала исключение. Достал.

Поток откровений прервался.

Лизка сидела тихо, как мышка, не решаясь нарушить молчания. Где-то в глубинах души ей, наверное, все-таки было жалко Андид, но себя и всех, кто от нее уже пострадал, намного жальче. И ведь она не остановится!

— Если ты вся такая сильная, столько способностей собрала, что же сама в озеро не нырнешь? А людей почему не отпускаешь? Подданные твои за что страдают?

Светловолосая ответила не задумываясь:

— Сына увижу — проклятие само спадет. А озеро только хозяина примет. Сами виноваты, надо было добром уступить, пока была такая возможность.

Вот еще! Царевна упрямо сжала губы и потерла покалывающие виски. Чего бы такого придумать?

— С чего ты вообще взяла, что он жив?

Андид долго молчала. Лизка даже забоялась, что родственница в ледяную статую превратилась, но неожиданно та ожила. И улыбнулась… почти искренне.

— Я… чувствую. В последние годы особенно остро. Глупо звучит, да?

Ничего сверхъестественного Лизанда в этом не видела, потому поспешила задать новый вопрос:

— Слово даешь, что проклятие исчезнет?

— Исчезнет. Только что с освобожденными от него сделается, не знаю. Самой мне всего день по земле ходить останется.

Легкий укол жалости (Лизка запретила себе думать, к кому именно), и решение было принято. Хотя без желания обойтись будет непросто… Зато нужные слова золотыми искорками засияли перед мысленным взором.

В который уже раз Лизавета решила положиться на удачу.

— Крейра пожалей, он как-никак родная кровь тебе!

Вряд ли Андид все еще была способна на жалость, но сразу отмахиваться от Лизкиных слов не стала.

— Варианты?

— Озеро только хозяина примет? Хозяйка ему не подойдет?


— Цени, царевна, столько добрых дел я за последние веков семь не делала, — ухмыльнулась Андид, подходя к зеркалу.

В душе Лизка скривилась, внешне же постаралась оставаться спокойной, как река в безветренный день. Не дело это ругаться с тем, от кого твоя жизнь зависит.

Зеркало пошло рябью.

Царевна утонула взглядом в серебристой глубине, а под столом скрестила пальцы. «Услышь, услышь, ты только услышь… Окажись где-нибудь рядом!» В наличии у супруга точно такого же зеркала сомневаться не приходилось, сама видела. Именно через него в свое время заключенная в глубинах морских Алисса смогла связаться с темным.

Глядишь, и Лизке повезет.

Отражение померкло окончательно, и вскоре из зеркальных глубин уже просматривалась совсем другая комната. Лиза с трудом узнала кабинет правителя колдунов. Все разломано, на полу, вместе с осколками старинных ваз и обрывками важных документов, валяются книги, массивный дубовый стол — и тот пострадал. И тишина такая жуткая… Сердце испуганно затрепетало.

Но даже самым страшным врагам не под силу было одолеть врожденную удачу дочери правительницы теплых морей! Послышался слабый шорох, вскоре его сменил вполне различимый хруст, и… перед Лизандой предстал муж. Целый и невредимый!

— Крейр!!!

Счастливица подорвалась с места и попыталась было кинуться к зеркалу, но была остановлена грозным окриком:

— На месте сиди!

Пришлось вернуться.

— Лизка?! — По ту сторону счастливо вздохнули. — Живая! Ты где? Говори быстрей, прямо сейчас духов пошлю!

— У вас-то что случилось?!

Единственной, кто сохранил спокойствие в этой ситуации, оставалась Андид.

— Потом полюбезничаете. Давайте к делу.

С трудом, но Лиза справилась с беспокойством (а заодно и с любопытством) и пересказала события минувших часов. Крейр слушал сначала молча, потом стал изредка пошипывать сквозь зубы. А когда рассказ царевны подошел к концу, непререкаемо заявил:

— В озеро ныряю я.

— Размечтался!

— Лизка! Там ведь не только наши духи, но и светлые. А еще открытый ход в мир мертвых. Все это только сила места за Гранью и удерживает. — Колдун знал, о чем говорит. Его дед с ранних лет будущим правителем воспитывал, все нужные знания вложил. И научил осторожности.

Но и Андид прекрасно понимала ситуацию. А Лиза просто была полна решимости.

— Она пойдет, — глухо, но безапелляционно заявила северная.

— Согласна! — пискнула со своего места дочь южных морей.

Темный с той стороны зеркала только за голову схватился.

— Вот скажи, — прежде чем он начнет спорить, женщина, разменявшая века, проникновенно заглянула в зеркало, — у тебя самого много шансов вернуться? А с результатом?

Ответом было понурое молчание и полный бессильной ярости взгляд исподлобья. Впрочем, на повелительницу ледяного дворца такие мелочи давно уже не действовали.

— Вот и не геройствуй, — подвела она итог. — У девочки родословная не подкачала, глядишь, справится. А ты, если хочешь, утром к берегу приходи, вместе понаблюдаем.

На этом сеанс связи завершился.

После Лизку все-таки накормили остывшим ужином. Царевна была уверена, что от волнения и кусочка проглотить не сможет, но организм рассудил иначе. День был долгим, впереди не менее долгая ночь, а сил необычный переход наверняка отнимет немало.

Выяснить, что же случилось дома, Лиза не успела. Но, как оказалось, Андид в этом вопросе была осведомлена не хуже Крейра, хоть и активного участия в происшедшем не принимала.

— На них Савейн напал, — буднично сообщила женщина.

— Что-о?.. — Лизка чуть не подавилась!

Проклятая ундина нервозно повела плечами.

— Понимаешь, этот гад никак не хотел в меня влюбляться. Наверное, это чувство было ему вообще неведомо. Вот и пришлось опоить его… кое-чем.

— Зелье приворотное? — Год тесного сосуществования с Ялиссой научил царевну Заресскую относиться к таким вещам спокойно.

Андид устроилась напротив гостьи, подперла кулаком щеку и продолжила давать признательные показания. Хотя слова выталкивались с трудом, — видно, отвыкла она за века от откровенных бесед.

— Да. Но в его состав входило Жидкое Зло. Я экспериментировала…

И пускай Лизавета точно не знала, что это, одного произнесенного названия хватило, чтобы ощутить почти болезненное желание затолкать зелье (желательно вместе со Злом, можно и не жидким) этой экспериментаторше… ну хоть куда-нибудь!

Все стало просто и понятно. Марианский царь и прежде кротостью нрава не отличался. Добавить сюда соответствующее окружение (видела Лизка его первого министра!) и действие Жидкого Зла — и личность Савейна можно считать раскрытой. Ничего удивительного, что этот чокнутый вздумал на Темные Земли напасть. Повелевать духами захотел?

Последующий рассказ проклятой только подтвердил царевнины мысли.

Но Крейр цел, а остальное не стоит волнений.

Ночь прошла на удивление спокойно. Поначалу Лизка опасалась до самого утра проворочаться без сна и вконец накрутить себя, но страхи не оправдались. Стоило голове коснуться подушки, как дрема накрыла девушку мягким одеялом. Ни холод, привычно царивший под водой, ни тянущее силы проклятие не помешали.

Даже Мердок, что удивительно, не отозвался.

А поутру, раз уж такое дело, Лиза окончательно решила действовать своим умом. Уговорить не вышло, так, может, хоть идея с озером сработает!

— Проснулась уже? — сунулась в дверь взбудораженная похитительница. — Давай завтракать — и в путь!

Лизка быстро привела себя в порядок и спустилась в столовую, где стоически впихнула в себя собственноручно приготовленную Андид кашу. Силы ей сегодня ох как нужны!

Дорога до озера заняла всего несколько минут. Древняя ундина решила не мудрствовать лукаво и воспользовалась той же пентаграммой, с помощью которой Лизку день назад похитила. И вновь царевну кружил страшный вихрь! Только в этот раз впереди маячила встреча с мужем, она-то и перекрыла беспокойство.

— Не обижали? — деловито осведомился колдун, выхватывая суженую прямо из кружащейся дымки.

Ответом ему было мотание головой, счастливая улыбка и крепкие объятия.

— Хватит уже тискаться, — прервала нежности Андид. — Дело не ждет!

Черные глаза полыхнули.

— Если с ней что-нибудь случится…

— То ты отправишься за ней к духам, — без малейших проблесков интонации известила северная. — И скорее всего, вернешь.

— Почему ты так решила? — заинтересовался Крейр.

— Ты же у нас ответственный. И на предков своих похож…

Ненадолго Лизке вдруг почудилось, что где-то в глубине своей застывшей души Андид до сих пор любит своего темного. Помнит так точно! Но времени на лирику не было, вся троица направилась к берегу.

Наконец Лизе представилась законная возможность удовлетворить любопытство, вот только приличествующего случаю прилива энтузиазма она не испытала. Вблизи Спящее озеро производило гнетущее впечатление. Размером с небольшой, но глубокий овражек, пахнет сыростью, а далеко внизу клубится серый туман.

— Фу, гадость какая! — высказала свое отношение Лизка. — И в это нырять?

— Удачи тебе, — одними губами шепнул Крейр.

Андид — та и вовсе на слова размениваться не стала. Подступила сзади и что было сил толкнула Лизу в пропасть.

— Приведи мне его! — прокричала следом улетающей царевне ополоумевшая мать.

Легко сказать!

— Чтобы тебе век квакалось! — буркнула в сердцах Лизка.

А потом прикрыла глаза, расправила руки, точно птица крылья, и всей душой потянулась ко второму желанию.

«Пусть каждый получит, что заслужил», — выдохнула из самых глубин души и тут же почувствовала, как щекочут теплом по всему телу золотые искорки. Магия желаний услышала ее! Теперь обязательно подействует, но вот как — то даже золотой рыбке пока что неведомо.

Хотя… кто эту Лули знает!

Падала долго и как-то уж слишком медленно. Точно и впрямь летела. Кружилась от нечего делать, размахивала руками, даже поскучать немного успела. И вот наконец ощутила под ногами каменистое дно. Кругом царил туман, и разглядеть хоть что-нибудь не представлялось возможным, поэтому Лизка сразу решила положиться исключительно на удачу. И все непременно будет хорошо! Даже если не сразу и совсем не так, как то царевне представляется.

Идти пришлось долго, прежде чем туман поредел, а потом и рассеялся. И перед глазами предстал каменный мешок. Лизка даже отступила на шаг, недоверчиво оглядываясь. Впереди — серая кладка стен и три пещеры-коридора, уходящих в разные стороны. Ходы к темным духам, светлым и в царство мертвых соответственно. А за спиной колышется серое марево.

И куда идти?

Лиза как раз обдумывала сей глобальный вопрос, когда за спиной деликатно кашлянули.

— Часом, не меня ищешь?

Резкий поворот — и царевна нос к носу столкнулась с незнакомым, но таким… знакомым (на этой мысли Лизанда сама в собственной адекватности усомнилась) молодым человеком. Худощавая фигура, породистое лицо со сжатыми в жесткую нитку губами, прямой взгляд карих, почти черных, глаз и черная шевелюра до плеч.

Царевна так и просияла.

Как есть колдун! Но оставалось выяснить некоторые подробности.

— Ты на Дирсена очень похож, — не смогла не поделиться радостью ундина.

В том, что нашла именно того, за кем спустилась, она не сомневалась.

— Знаю. А еще на всех, кто был до него и кто будет после.

— То-то я смотрю, в тебе все знакомое! — Нет, правда! Привычной была не только внешность парня, но и движения, голос… Хотя последние колдунов не очень-то напоминали.

Находка смущенно улыбнулась и пожала плечами.

Лизка же растерянно топталась на месте, не зная, радоваться или подозревать дурное. Идти далеко за Грань ей не пришлось, парень прямо у входа поджидал. Ее, не кого-нибудь!

Но неужели все может быть так просто?!

— А что ты здесь делаешь? Твоя мать там с ума сходит! Идем же, она нас наверху ждет! — С этими словами девушка подхватила находку под руку и попыталась утащить в туман, но потерянный сын Андид с места не сдвинулся.

— Лиз? Ты меня не узнаешь?

Тянуть Лизка перестала. Присмотрелась… Темный как темный. Но голос все-таки знакомый!

— Разве должна? — скептично сморщила нос царевна.

— Ну это же я, присмотрись! — В голосе проскользнула искренняя обида.

Темная тоже насупилась. И чего привязался, спрашивается?

— Кто — я?

— Твое первое желание!

Вот теперь Лизанда едва на каменный пол не уселась от нахлынувших чувств.

— Мердок!

Бывший дух испустил вздох облегчения.

— Он самый. Как, нравится истинная оболочка?

Несколько минут Лиза кружила вокруг него, точно яркая бабочка у понравившегося цветка, со всех сторон разглядывала. Потом не выдержала, всхлипнула счастливо и на шею бросилась.

— Как же так?! Это все время был ты? А ундины там под проклятием маялись? И Андид с ума сходила… — Разомлевшего от нежностей темного ощутимо стукнули по спине.

Но тот даже не пытался защититься от нападок новообретенной родственницы.

— Прости, Лиз, я сам не знал ничего. Сколько себя помню, был духом. Сперва светлым, потом темная суть открылась. И только когда ты желание загадала, истинная личность стала понемногу просыпаться.

Правительница Темных Угодий отпустила удушаемого в объятиях Мердока и согласно склонила голову. В словах друга Лиза не сомневалась. Когда его похитили, он был ребенком. Кто знает, что с несмышленышем духи сделали? А вот ответ на вопрос, где он пропадал последнее время, появился. Утраченную личность восстанавливал!

И только одно заставило Лизку насторожиться:

— Светлым? Разве такое возможно?

Крейр ей не раз объяснял, что светлые и темные колдуны управляют сущностями разного порядка. Потому даже браки между ними особенно редки и обычно перенятием дара не сопровождаются. А тут что?

— Видишь ли, тут такое дело… Меня Ардмир воспитал, научил воплощаться, отца, можно сказать, заменил. Так что поначалу я жил со светлыми. А когда потянуло на другую сторону — никто силой не удерживал. Вот так и получилось. Ну а про стремительную эволюцию других духов и все последующие дела ты знаешь…

Знает. Лизка кивнула, все еще шокированная вскрывшимися подробностями, клятвенно пообещала себе разобраться с подозрительным старикашкой (у, а еще светлый!) и вновь вцепилась темному в рукав.

— Добро пожаловать в семью, родственничек! Ну что, наверх?

Тот продолжал стоять как вкопанный.

— Наверх. Только… Лиз, ты же летать не умеешь?

Вопрос показался ундине как минимум странным. Нашел тоже птицу!

— Нет, а что?

— Да ничего в общем-то. Просто я умею, поэтому через озеро полечу, а ты через царство светлых духов иди, там безопасно. Прости, что не провожаю, очень уж хочется с матушкой встретиться. У нас ведь и так всего день будет…

Сказал это и шагнул в туман.

А Лизка так и осталась глазами хлопать.

Но стояние на одном месте результатов не принесло, поэтому определяться с направлением все же пришлось. Царевна внимательно вгляделась в открытые тоннели. На первый взгляд совершенно одинаковые, но, если постараться, найти отличия можно. Тот, где тьма клубится, наверняка ведет в измерение, населенное «подчиненными» Крейра. В следующем изредка мелькали размытые тени. Царство мертвых? А в дальнем конце последнего брезжил слабый свет. Туда-то Лизку Мердок, видать, и направил.

И ундина сделала несколько несмелых шагов, но заставить себя нырнуть в лаз оказалось непросто. Еще и интуиция настаивала, что лучше пойти по родным владениям. Там, конечно, напакостить попытаются обязательно, ну так и защитить найдется кому. На худой конец, царство мертвых тоже неплохим вариантом смотрелось. Вдруг Дирсена встретит! Он родственницу в обиду точно не даст.

Сердце кольнуло беспокойство.

— Да что же такое-то?! — шепотом попеняла темная на свою нерешительность и, стиснув зубы, пошла, куда Мердок велел.

Друг он ей или не друг, в конце-то концов?

Ответ на этот вопрос, который Лизка получила, едва только добралась до слабого света, очень ей не понравился.

На потусторонней территории противоположных по «цвету» колдунов оказалось и вполовину не так страшно, как во время привычных переходов. Светло, тепло, изредка пролетающие мимо сущности никаких поползновений в сторону чужачки не предпринимали. Разве что поглядывали с любопытством. Через несколько шагов Лизка смогла успокоиться и даже ответила им полной взаимностью.

— А они милые, эти светлые духи, — резюмировала девушка и, чтобы как-то отвлечься на время пути, принялась рисовать в воображении образ их правителя. Интересно же!

В голове возник образ старичка с длинной белой бородой и добрыми голубыми глазами. Лизка даже заулыбалась.

Отвлеклась, в общем. Поэтому, когда что-то тяжелое опустилось на затылок, ойкнула больше от неожиданности, чем от запоздавшей боли.

— Прости, девочка, заклятие бы ты в два счета нейтрализовала, — проскрипели над ухом, прежде чем над царевной сомкнулась тьма.

ГЛАВА 14

О личинах и истинных лицах

Сознание возвращалось медленно, по капле заполняло звенящую пустоту внутри. Лизка слабо шевельнулась и тут же застонала от боли. В затылок словно раскаленная стрела вонзилась.

— Жива! — обрадовался незнакомый голос. — А ты говоришь, зашиб…

— Вот и хорошо. Теперь главное — до Савейна по-быстрому добраться.

Голоса стихли. Лизка прислушалась к ощущениям — вроде бы ее куда-то несут. А еще веревки опутали запястья и лодыжки, отчего конечности уже порядком онемели. Борясь с болью и подступающей тошнотой, Лиза все же разлепила веки. Попытка оглядеться принесла мало информации. Каменный коридор, шаги тяжелых сапог резью отдаются в висках. Себя царевна обнаружила на плече воплощенного духа. Ну а рядом шествовал Ардмир.

Что и сказать, представляла правителя светлых царевна совсем не так. Староват, да, но сохранился отлично. Наверное, и впрямь сила у них какая-то целительная, хоть Крейр и говорит, что мало ее осталось. Борода белая, только короткая, видимость одна. А глаза хоть и голубые, но колкие и холодные.

В общем, симпатией Лизка к коллеге мужа не воспылала. Не удивилась бы, наверное, если бы всплыло, что это он похищение Мердока затеял. Но тот говорил о «приемном отце» с какой-то особенной теплотой, только поэтому царевна решила дать светлому еще один шанс. Мало ли что для исполнения второго желания нужно!

А нет — придется вычеркивать новообретенного родственника из списка друзей…

Шли долго. За это время Лиза успела заскучать, настроить ворох предположений относительно планов похитителей, отмести их все и даже изобрести парочку проклятий для мерзавцев, на тот случай если колдуны таковыми окажутся. Вот, например, обратить Ардмира белым вороном, и пусть себе летает, пока искренне не раскается. Или наколдовать ему свиной пятак с теми же условиями. Естественно, самой Лизавете воплотить мстительные замыслы в жизнь хоть бы на день не под силу, ну так на это у нее подданные есть. И Крейр жену в беде не оставит.

На сей утешительной ноте размышления подошли к концу, затекшее тело срочно требовало действия. И Лизка решила испытать судьбу.

— Пить дайте, — не слишком жалобно, но все же попросила царевна. Во рту на самом деле пересохло, да и реакция мужчин должна была показать, на что может рассчитывать пленница.

Те не подвели.

— Постой, — живо скомандовал повелитель светлых духов. И когда приказ был выполнен, в губы царевны ткнулась фляга с водой.

О как. Лизка хмыкнула про себя, сделала пару глотков и даже решилась еще немного покапризничать. Для чистоты эксперимента, так сказать. Через пять шагов ей сделалось неудобно висеть и срочно потребовалось сменить положение, через десять — стало жарко, а потом вдруг не понравился запах, исходящий от духа. Последнее, конечно, было чистой воды вымыслом, но Ардмир спокойно велел сущности перевоплотиться.

— Повелитель, что вы цацкаетесь с этой девицей? — наконец не выдержал потусторонний. Это когда Лизке уже третье воплощение не понравилось. — Мы ее похитили или она нас в услужение взяла?!

Хороший вопрос! Лизанда сама давненько его обдумывала.

Ардмир оставался невозмутим.

— Ее мужчине не понравится, если с царевной что-то случится. Так что перевоплощайся давай, и чтобы без разговоров мне!

Развлечение Лизке успело наскучить, да и подневольного духа стало жалко, так что третировать похитителей ундина прекратила. Вместо этого надолго задумалась, кого же они имели в виду. Лучше бы Крейра, потому что заводить тесные отношения с кем-либо еще, а особенно с Савейном, в ее планы на эту жизнь не входило.

Наконец каменный коридор закончился резной дверью золотистого дерева, и все мысли разом покинули темноволосую голову правительницы колдунов. Сейчас все завершится! Полная предвкушения, Лиза затаилась и стала ждать.

Размашистый шаг через порог. Грохот затворяемой двери. Лязг замка.

Однако ни муж, ни его духи или колдуны не бросились, щетинясь оружием и заклинаниями, спасать ее хвостатую персону. В просторном залитом ярким светом зале не было ни души.

Только переходы время от времени вспыхивали.

Слезы застлали глаза царевны. Ну как же так, а? Неужто она совсем никому не нужна?

— Что тебе обещал марианский царь? — Лизка прожгла взглядом шествующего позади мерзавца, а тому хоть бы хны.

— Жизнь, должность наместника в землях светлых колдунов и часть темных духов.

Вот все и стало понятно. К Крейру марианский министр тоже с разными предложениями заявлялся, даже угрожал вежливо, но до открытых ультиматумов дело так и не дошло. Что и понятно, колдуны — противники опасные, в Угодья и с добром мало кто сунуться решается, а уж с захватническими намерениями придешь, живо и с удовольствием вернут из яркой иллюзии в злую темную реальность. Но Савейн не растерялся и двинулся обходными путями. Сперва Эллалия, теперь светлые… И это Лизка еще не выяснила, чем нападение на Угодья обернулось.

— Только пусть не думает, что ему что-то обломится, — влился в размеренное течение царевниных мыслей голос светлого.

Лизка встрепенулась, окинула заинтересованным взглядом мужчину, но от лишних вопросов воздержалась. Чудесам от золотой рыбки она всецело доверяла, опыт обращения с желаниями имела, а то, что Ардмир этот оказался себе на уме, — это очень даже хорошо. К гадалке не ходи, светлый что-нибудь выкинет! А так оно куда интереснее.

Так что Лизка решила придерживаться выбранной тактики. То есть расслабиться и наблюдать за развитием событий. А если вдруг что пойдет не так, Крейр обязательно вмешается, да и родные с друзьями не останутся в стороне. Пришлось сделать над собой усилие, но Лиза заставила себя в это поверить.

Переход занял всего несколько секунд. Мариания раскинулась совсем недалеко от столицы светлых.

Зал сверкал, будто радуга. Яркие стены, пол из темного стекла мелодично звенел при каждом шаге, витражи разбрасывали кругом разноцветные блики. Те кружились, мерцали, заставляли глаза разбегаться, а губы улыбаться. Внутренним убранством служили парчовые диваны на изящных серебряных ножках, низенькие столики, картины, зеркала в золоченых рамах, многочисленные статуи. Уже на первый взгляд невольная гостья заметила, что все они изображают одну и ту же девушку, только позы и наряды меняются. А на второй, присмотревшись, определила в незнакомке Андид.

Видно, подействовало любовное зелье, и у Савейна окончательно крышу снесло. Но злорадствовать вслух Лизка не стала.

— Долго вы, — донеслось недовольное из глубин зала.

Взгляд ундины тут же метнулся в том направлении, откуда звучал голос. Высокий, звенящий и удивительно мелодичный, таким бы серенады под окнами петь. Ни одна, даже самая холодная, красавица не осталась бы равнодушной.

Ровно до тех пор, пока не увидела певца. Внешность злобного царя подкачала. Лизанда глазам не поверила, когда увидела на нелепом золотом подобии трона коротышку с перекошенным от злобы лицом. Пухлые ноги монарха, обтянутые узкими зелеными штанами, забавно болтались в воздухе, не дотягиваясь до пола. Картину завершали редкие волосенки невнятного рыжеватого оттенка, тонкие и слишком длинные губы и нос пуговкой. Ундина готова была поклясться — перед ней кто угодно, только не феерик. И уж точно не брат прекрасных Всеславы и Жайдана!

На людях-то он прикрывал неприглядную внешность иллюзией…

— Простите, ваше величество, но я давно не в том возрасте, чтобы бегать по поручениям, — самую малость иронично отозвался повелитель духов.

— Я приказал! — тоном капризного ребенка напомнил Савейн.

Лизка с трудом подавила желание достать из кармана конфету и всучить ее иллюзионисту, лишь бы только замолчал. Не таким она представляла себе грозного царя!

— Вот сам бы и отправлялся за Грань. — Ардмир непререкаемо сложил руки на груди.

Так себя не ведут с тем, кто заведомо сильнее. Но обдумать это умозаключение как следует Лиза не успела: пол и потолок стремительно менялись местами. Это дух, доселе служивший царевне транспортным средством, сгрузил ее с плеча и бережно поставил на ноги.

Внимание мерзкого величества мгновенно переключилось на доставленную к нему гостью. О прочих присутствующих в зале он, казалось, напрочь забыл.

— Лизанда Заресская… — протянул мастер миражей, словно бы пробовал ее имя на вкус. — Наслышан! Только лжет молва.

— Отчего же? — заинтересовалась царевна. — Неужели не нравлюсь?

Смысл вопроса до Савейна не дошел.

— Да говорят, ты удачливая без меры, — царь даже не пытался утаить разочарования, — а все равно попалась.

Недолго думая Лизка решила платить ему той же монетой.

— А про тебя говорят, что ты с головой не дружишь. Вот решила проверить…

Безрассудно? Да! Но царевна решила довериться Провидению и имела на то все основания. А Савейн еще не тех слов заслужил.

Реакция мерзавца оказалась предсказуемой. Феерик изменился в лице и во все горло заорал:

— Стража!!! Взять ее!

Без особого энтузиазма, но пара тонкокостных блондинов, возникших в розовато-лиловом облаке, подхватила языкатую гостью под руки. По одним только лицам видно было, что сами иллюзионисты совсем не в восторге от того, что приходится делать. Но царь велел, и деваться некуда.

В тот момент Лизка уже не удивлялась многочисленности вольных дружков Лейва. Пусть средний брат походит на феерика не больше, чем старший, но совесть у него есть, а для правителя это уже немало. Так, глядишь, Ялка однажды царицей заделается…

— В темницу нахалку! — скомандовал охочий до чужих владений царь. — Там как раз и компания подходящая. А надобность в ней отпадет — вместе с колдуном проклятым казню.

— Ага, — буркнула Лизка, — Константин тебе потом так казнит, даже иллюзии свои колдовать забудешь, не то что пакостить. А Алисса и ее родня с удовольствием присоединятся.

Хотела еще себя в образе неупокоенного духа при сохранении всех сил пообещать, но Савейн с Риндой дела не имел, а потому всей прелести открывшейся перед ним перспективы не оценит.

— В темницу, кому сказал!

Стражники слаженно вздохнули и вежливо подтолкнули гостью к выходу. А та и не сопротивлялась — уж больно противным оказалось общество хозяина чудного замка.

Феерики, видно, были того же мнения, потому повели царевну к подземельям, где расположилась темница, окольными путями. Проще говоря, устроили обзорную экскурсию по иллюзорному дворцу. А Лизка только рада!

Каких чудес в нем только не было! Эффект радуги, распространяющийся на все большие залы и заставляющий их сиять. Что ни говори, а при всей паскудности нрава Савейн был сильным магом и с удовольствием демонстрировал свой дар. Попадались на пути исчезающие комнаты, сверкающие лестницы, с головокружительной скоростью скользящие в самых разных направлениях, иллюзорные фонтаны, водопады и сады. Даже люди! Да что там, даже парочка улюлюкающих привидений в белых балахонах нашлась.

И феерики, ни за что ни про что обозванные стражами, оказались приятными ребятами. Лизка с ними еще на верхнем этаже перезнакомилась, а к нижнему почти подружилась.

Но царского приказа не отменишь, пришлось дойти и до узилища.

Грохнула дверь за спиной, лязгнул тяжелый засов, и камера погрузилась во тьму. Хоть глаз выколи! Лиза постояла минутку в полной прострации, нащупала холодную и чуточку влажную стену и пристроилась возле нее. Прикасаться не слишком приятно, но хоть какой-то ориентир.

А на душе скребли кошки… Где же Крейр? Почему не спасает? И желание отчего-то не спешит исполняться… С прошлыми четырьмя как-то проще все было. Может, в этот раз Лизка слишком много захотела? Не в свое дело полезла? Или просто недостаточно усилий приложила?

На ум как раз пришла одна мелочь, которую Лизанда еще вполне способна была сделать, когда в дальнем конце просторной, и оттого особенно сырой, камеры что-то закопошилось.

— Лизка?!

Царевна вжалась спиной в скользкую стену и до рези в глазах всмотрелась в темный угол. Что-то ей подсказывало, что в местах, подобных этому, ничего путного не водится. И этому чему-то Лизавета была склонна поверить.

— Это же правда ты?

Заслышав такое, Лизка перепугалась окончательно. Помнила она, как после подобного вопроса обрела две кучи проблем в лице бывших сокурсниц. А чего ждать от кого-то неизвестного, подкараулившего прямо в темнице, даже Лизкина фантазия предположить не рискнула. И правильно: нервы целее будут!

Только когда платье на спине окончательно пропиталось влагой и прилипло к коже, сообразила, что голос звучал жалобно и… с надеждой. Не иначе, от холода в голове просветлело.

— Ну я, — опасливо созналась ундина.

Дальше и вовсе произошло неожиданное. Из того самого необозримого угла выскочило что-то мелкое и бесформенное, всхлипнуло странно и ринулось на вконец стушевавшуюся Лизку. Далеко не сразу полузадушенная царевна сообразила, что сей судорожный захват можно принять за объятия. А хотела уже засчитать покушение!

— А точно ты? — недоверчиво пискнуло нечто из угла и стало самым наглым образом ощупывать правительницу колдунов.

Темная закатила глаза:

— Да!

Но верить ей на слово почему-то не захотели.

— Чем докажешь?

Вот это уже было слишком. Лизанда гневно сверкнула глазами, стряхнула с себя наглые ручонки (удумали тоже, лапать!) и с расстановкой изрекла:

— Вот выберусь отсюда — сразу палачам отдам. Они и докажут, и осудят, и приговор в исполнение приведут.

Незнакомка (точной уверенности не было, но Лизка почему-то решила, что это девушка) сдавленно ойкнула и попыталась вернуться обратно в свой угол. Ага, так ее и отпустили!

— Нет, ты точно не Лиза! Савейн иллюзию создал…

От удивления царевна даже руку, удерживающую пищащую особу, разжала. В подобном ее еще не обвиняли! Да и никого из темных, наверное.

— А сама-то ты кто? — Вопрос требовал немедленного прояснения.

Молчание.

Смущенная возня.

— Всеслава!

Лизка испытала навязчивое желание постучаться головой… да хоть бы о противную стену. В душе всколыхнулись подозрения — не умеют ли феерики галлюцинации вызывать, а то происходящее уж больно на бред смахивает.

— Врешь!

— Честно тебе говорю!

— А чем докажешь? — азартно подалась вперед темная.

Нашла тоже, шмакодявка доходящая, кем притвориться! Славку Лиза сколько себя помнит. Та красавица. Фигура, волосы роскошные и вообще, а тут что? Глаза наконец привыкли к темноте, и стало возможно разглядеть собеседницу. Мелкая, тощая, бесформенная, словно подросток, волосенки жиденькие и нос со смешной горбинкой… Как же, Всеслава, ага!

Но девица, уже записанная Лизой в наглые обманщицы, легко сдаваться не собиралась.

— Помнишь, как ты по Жану вздыхала, и мы вместе особо противных из его девиц отваживали? Лельке еще валерьянки в зубную пасту брызнули…

Лизавета ошеломленно кивнула.

— Еще бы! Она распробовала и быстренько все выплюнула, а Жан все равно целоваться не дался. И когда она на нас нажаловалась, за дверь эту дурынду выставил.

— Ага. Так коты тети Маши, она до сих пор моя соседка в том мире, полчаса дрались за внимание прекрасной дамы. А истеричка эта к стеночке в коридоре прижалась и вопила, как режут ее.

— Весело было, — с ностальгией вздохнула царевна Заресская. — Только потом Жан Ирку себе нашел, а мы с тобой все мечтали…

— Ну что, теперь веришь? — вернулась к делам дней настоящих Слава.

Пришлось ундине смиренно кивать. Невероятно, но… факт.

— А почему ты?.. — Лиза не знала, как сформулировать мысль, чтобы не обидеть подругу, а потому просто указала на новую Славкину внешность. Поймет. — И вообще, ты как сюда попала?

Сестра злодея заметно скуксилась, нос повесила и глаза во тьму, в коей тонул пол, опустила.

— Я всегда такой была, просто не замечал никто.

— Э-э-э? — Более связного вопроса в Лизаветину голову не пришло.

Изгнанная царевна Марианская тем временем продолжала:

— Понимаешь, Лиз, мы, феерики, ведь не только окружающий мир можем внешне менять, но и себя. Вот я с самого детства и прихорашивалась, сама того не понимая. Жан видел, но не мешал.

Лизка, конечно, давно забыла детскую влюбленность и теперь относилась к блондину исключительно как к другу. Но, почувствовав, что былым иллюзиям угрожает опасность, прореагировала бурно. Сама от себя не ожидала!

Вскочила и ка-а-ак зашипит:

— Так он что, тоже?!

Художница хихикнула и с воодушевлением затрясла головой:

— Нет, Жайдану подправлять внешность без надобности. Он у нас и так красавец.

С этим при всем желании не поспоришь. Ундина вздохнула с облегчением и плюхнулась обратно на насиженное место. И тут же скривилась: неужто не нашлось более сухой камеры? Хорошо еще, хвост пока не появился!

— Будь спокойна, я никому не скажу, — заверила Лиза подругу.

Та серьезно кивнула. А потом не утерпела и поделилась еще одним секретом:

— А Одик с самых первых дней знает. Он тайну мою сохранил и говорит, что настоящую меня еще больше любит.

Царевна совсем уж расчувствовалась, прослезилась даже, а потом подалась вперед и крепко обняла подругу. Даже не обиделась совсем (ну почти), что та ей ничего не рассказала. Пока жили в безмагическом мире, Слава сама ничего не знала, а как в родной перенеслись, события так завертелись, что и не до откровений стало.

Потом художница поведала, как сразу после Лизкиного исчезновения на Угодья напали. Феерикам с колдунами не тягаться, так что эффект внезапности мало Савейну помог. Но дом Крейра пострадал сильно, еще и Славку зачем-то с собой уволокли.

— Ты так страшно исчезла… — припомнила художница. — Я только на братца и думала.

К тому времени Лиза уже успела рассказать о своих злоключениях, поэтому теперь просто пожала плечами.

— Вот бы узнать, зачем мы им понадобились…

— И выяснять нечего! — досадливо фыркнула Всеслава. — В обмен на живую меня Савейн потребовал, чтобы Эллалия поддержала его и выступила против темных. А тобой, скорее всего, Крейра шантажировать станут.

Перспектива нерадостная. Кабы не загаданное желание, Лизка совсем поникла бы. А так все еще старательно заставляла себя верить в лучшее. Конечно же Крейр придет за ней! С колдунами и палачами, так что обнаглевшему феерику сильно не поздоровится! Ишь какой, власти над духами он захотел!

Так что девушкам оставалось только ждать.

Но всесильное желание — это, конечно, хорошо, только усидеть на месте царевнам оказалось не под силу. Уже через час началось активное обсуждение, чем бы помочь чуду и себе любимым. Варианты, один другого комичнее, придумывались и тут же отметались, как невыполнимые, пока наконец Всеслава не выдохлась.

— Лиз, ты же у нас темная? Так прокляни его, что ли!

На что ундина только брезгливо сморщила нос.

— Вот еще! И вообще я неправильная темная и совсем не колдунья.

Сырая камера заполнилась унылым молчанием. Но совсем ненадолго, потому что Лизанду наконец посетила подходящая мысль. То есть пакость придумалась, и как раз в духе ее подданных.

— Эмуна! — тихонько позвала Лиза духа. — Слышишь меня?

Воплощенная будто бы только и ждала, пока о ней вспомнят.

— У госпожи есть поручение для меня?

Худенькая фигурка соткалась из воздуха ровно между устроившимися друг напротив друга подругами. Всеслава недоверчиво отпрянула. И правильно сделала, потому как даже самые безобидные из духов на всякое способны. Лизку об этом ежедневно предупреждали.

— Ты же не сможешь перенести нас домой? — на всякий случай уточнила правительница Угодий, заранее зная ответ.

Девочка напустила на себя грустный вид и покачала головой.

— Но это и не нужно, темные уже у самой границы.

Новость камнем упала на сердце ундины. Мало ли что! Но Лиза изо всех сил гнала от себя беспокойство.

— А Савейн где?

— В своих покоях. Изволит злиться, что жена его слиняла в неизвестном направлении и носу не кажет.

Лизка-то была прекрасно осведомлена относительно этого самого направления и полностью поддерживала Андид. Пусть еще радуется, что не убила. Она ведь и в самом деле собиралась!

— Тогда смотайся-ка ты в Угодья, прихвати штуки три… нет, лучше четыре бяки покрупнее и позаботься, чтобы его хорошенько покусали.

И, потирая ладошки, Лиза приготовилась ждать.

Эмуна так и засветилась энтузиазмом.

— Только его? Может, и всю так называемую армию? — На мордашке духа так и читалось желание сделать гадость.

Разве же ребенку откажешь?

— А у нас насекомых хватит? — опасаясь обрадоваться раньше времени, уточнила темная.

— Шутишь?! Там этих бяк расплодилось столько, что на все Заресье бы хватило, не то что на Марианию! И голодные они. Колдуны-то так и не смогли придумать, чем лечить невезение, вот и опасаются теперь по подземельям шастать.

Нет, воцарению справедливости определенно надо помочь! Именно так рассуждала Лизанда, давая добро на сомнительное мероприятие.


Вечер прошел на удивление приятно. Савейн о пленницах на время забыл, чему тихо радовались обе девушки.

Вскоре появилась потусторонняя и с заговорщицким видом шепнула Лизке на ухо, что план сработал и злобствующие феерики пребывают в глубоком шоке от многочисленных неудач, которые посыпались на них как из рога изобилия. Шагу не могут ступить бедняги, чтобы очередное несчастье не стряслось.

Хуже всех, как водится, царю пришлось. За неполный час четырехкратно покусанного зацепило его же собственным заклинанием, срочно потребовали значительного вливания сил все старые иллюзии, которыми был буквально нашпигован дворец, наступило энергетическое истощение, Савейн подвернул ногу и получил прощальное письмо от любимой жены. И главное, чем сильнее злился феерик, тем больше проблем различного масштаба на него валилось.

Царевны даже погрустили немножко, что не могут собственными глазами увидеть перекошенного лица мерзавца. Вот теперь действительно осталось только ждать.

Но делать это вдвоем в холодной камере девушки не собирались. Отправили Эмуну еще за парочкой духов для компании, криками дозвались стражников и Славкиным обаянием уломали их на безобразие. Лиза только поглядывала неверяще, когда парни плотоядно уставились на лишенную былой красоты подругу. Бывают же на свете чудеса!

В итоге после нескольких минут невинного флирта камера кардинально преобразилась и теперь являла собой уютную гостиную с мягкими диванами, камином и небольшим столиком. Иллюзия, конечно, зато вполне осязаемая. А вот фрукты и вино — очень даже настоящие, так что скоро Лизка отогрелась, заморила червячка и почувствовала себя почти счастливой.

Почти — это потому, что беспокойство за мужа одолевало. А еще — заранее предвкушала его лицо, когда Крейр вломится в темницу и собственными глазами убедится, в каком она плену. Ну а что, знал ведь, кого в жены берет!

Так минула большая часть ночи, а под утро впервые громыхнуло.

На миг Лизке показалось, что от иллюзии не останется ничего и уютная комнатка вновь превратится в сырую камеру, но ничего подобного не произошло. Видно, маги попались стоящие. Даже больше того. К несказанному удивлению царевны, сквозь несуществующие окна были видны вспышки заклинаний и темные тени, скользящие к радужному дворцу.

— Ничего себе спецэффекты у них! — тихонько восхитилась Слава и подалась вперед, для лучшего обзора.

Лизанда замерла, изо всех сил напрягая глаза, выискивая среди сотен неясных силуэтов один-единственный.

— Ну где же ты? — тихонько шептала царевна, вглядываясь в темноту за окном.

А Крейр все не показывался. То есть сомнений не было, он должен быть среди темных, но разобрать что-либо в творящемся перед дворцом столпотворении было непросто. Интуиция, как назло, тоже притихла. Только в сердце тупой иглой вонзилась странная тоска. Даже не беспокойство…

Пришлось до крови закусить губу, чтобы боль отогнала мерзкое чувство. Без того тошно!

Вспышки проклятий отбрасывали на стены мрачные блики. Где-то далеко слышались голоса и треск, временами дом потряхивало. Феерики тоже не сидели без дела и регулярно награждали противника цветастыми иллюзиями, оказывающимися при ближайшем столкновении… чем угодно, от тех же проклятий до пылающих стрел. Как поняла темная, Савейн давно мечтал заполучить в свое распоряжение власть над духами и тщательно готовился. Были среди его подданных и убийцы, и воины, даже парочка колдунов сыскалась.

Привалит Теньке с Крисом работа…

Но Лизкины засланцы тоже свою миссию выполнили на «отлично», наградив обитателей дивного дворца хроническим невезением. Скоро начались казусы. Не успели подруги поудивляться, почему это враг так вяло защищает свое имущество и носу на подворье не кажет, как один из стражников изумленно произнес:

— Двери заклинило. Все!

Царевны рванули к окну.

И правда, над головой слышался грохот. Это плененные в собственном доме хозяева вырваться пытались. А колдуны со своей стороны, наоборот, прорваться.

— Нет желания поучаствовать? — прищурилась ундина на новых знакомых.

— Приказа не было, — хитро заулыбались парни. Проявлять инициативу они определенно не собирались. И правильно: наказуемо ведь!

Магия, конечно, вещь великая, но даже она не могла позволить пленницам видеть того, что происходило на верхних этажах. А хотелось! Славку раздирало любопытство, Лизку — волнение, даже феерики нервно ерзали.

— Эмуна! — наконец не выдержала правительница Угодий.

Девочка нехотя отвлеклась от поедания яблока.

— Что-то еще?

— Ты бы могла глянуть, как он там? — Лизка только что не приплясывала от нетерпения.

Изрядно погрызенный фрукт был отложен в сторону.

— Легко. И ходить никуда не надо.

— И ты молчала?! — Всеслава тоже вспыхнула возмущением.

— Хотела спокойно поесть, — невозмутимо пожала худыми плечиками девчонка. Остальные духи и вовсе предпочли прикинуться прозрачными. Тем более что подобные фортели у них получались хорошо.

Потусторонняя обреченно вздохнула и прикрыла глаза.

— Колдуют. Савейн что-то замышляет… Видно, Андид книги свои колдовские не забрала, и этот гад присосался к ним. Светлые по коридорам шастают.

— А Крейр где? — Само собой, Лизанду интересовали не феерики и не светлые.

— Тоже в доме.

Так дальше и продолжили. Эмуна наблюдала за всем и в режиме «прямого эфира» рассказывала о творящемся наверху слушателям. Как темные прорвались в дом и схлестнулись с феериками, как Ардмир послал Савейна вместе с его предложениями подальше и скрылся в портале, не желая участвовать в чужих разборках, как Жан с элайнами появился, как продолжилось невезение царя Марианского и прямо под ним обвалилась центральная лестница.

Наконец в дверь грохнуло с такой силой, что та с петель слетела. Из груди царевны вырвался полуоблегченный вздох, алый плащ был ей отлично знаком.

— На выход! — Губы Криса сложились в опасную усмешку, а взгляд устремился на двух феериков, затесавшихся в тесную компанию.

Впечатленные надвигающейся бурей, духи стали с хлопками исчезать.

— Эти свои, — на всякой случай уточнила Лизавета.

— Обязательно надо было весь кайф обломать? — высунулась из-за плеча благоверного Тенфьяль.

На что повелительница колдунов только руками развела. Им ли привыкать!

— А неплохо вы тут устроились. — Позади палачей возник Лейв. — Меня бы в такие условия — ни за что бы не сбежал.

На языке уже вертелся вопрос: а что мешало принцу создать уют вокруг самостоятельно? — но Лизке хватило одного взгляда на подругу, смущенной мышкой жмущуюся к ней, чтобы понять: что-то все-таки мешало. Не просто же так Всеслава «родной» мордашкой отсвечивает!

— Я смотрю, тебе тоже все обломали? — улыбнулась темная, намекая на сорвавшийся медовый месяц. — Хорошо хоть Ялу успел в новый дом отправить.

— Эту, пожалуй, отправишь, — фыркнул страж границ. — Они с Чавифой сейчас как раз третью башню поджигают.

Словно в доказательство его слов над головой раздался очередной взрыв. С потолка посыпалась крошка, холодный камешек завалился Лизке за шиворот, но иллюзия устояла.

— Надо выбираться, — вытолкала всю компанию в коридор Тень, — пока еще есть откуда…

— К порталам! — сориентировался Лейв.

Интуитивно Лизанда подозревала, что вот так просто это сомнительное приключение не закончится, но все же покорно побрела в середине процессии в указанном направлении. Желание все еще полностью не сработало, Лизка откуда-то точно это знала, а потому внутри все натянулось в ожидании.

Выбрались из подземелий быстро и без эксцессов. Почти. Разве что у самой винтовой лестницы нарвались на знакомое лицо — того самого министра, который к Ялиссе сватался, в надежде подобраться к озеру. Противный мужик в сопровождении еще пяти прихвостней Савейна как раз спускался вниз. Наверное, за пленницами.

Лизанда никогда не любила, когда на ее глазах отнимали жизнь. Именно после ее появления в Угодьях Крейр окончательно и даже законодательно запретил публичные казни, а на месте, где их некогда проводили, уже запланировал высадить парк и поставить карусели. Да и у Теньки с Крисом был строгий приказ по возможности беречь нежные чувства молодой правительницы. Но сейчас, когда Кристем, не обращая внимания на пятерку феериков, одним смазанным движением скользнул к его сиятельству и легко коснулся скрытой под синим воротом шеи, Лизка не ощутила никакого протеста.

Только легкий тычок в спину.

Тело мягко сползло к ногам палача.

— Бежим! — еле различимо шевельнула губами Всеслава.

И Тенфьяль согласно подтолкнула царевну с другой стороны.

Последним, что успел выхватить взгляд, были феерики, полыхнувшие заклинаниями, и друзья, в руках которых блеснуло оружие. На каменный пол со звоном покатились срезанные с шей амулеты. Значит, не на пустом месте Савейн о духах мечтал! Противный царь нашел способ сделать своих подданных сильнее.

Но как следует обдумать эту мысль Лизка не успела. Началась безумная гонка по темным коридорам подземелий.

Поначалу Тенфьяль бежала за царевнами, опасаясь оставить их одних. Во всяком случае, Лизка отчетливо слышала топот за спиной. Но очень скоро ундину, отвыкшую от физических нагрузок, отвлекла колющая боль в боку, в глазах потемнело. Из чистого упрямства Лизанда продолжала двигаться вперед, вцепившись в руку подруги.

Художница ориентировалась в подземельях так, будто всю жизнь в них просидела. Будь у нее на это время, Лиза всенепременно удивилась бы такому открытию. А так слепо двигалась вперед, пока ее не втащили по каменной лестнице на первый этаж. В последний момент темная успела придержать железную дверь, чтобы та стуком не выдала беглянок.

— Куда дальше? — пропыхтела царевна морская, прижимаясь спиной к прохладной стене цвета северного сияния, и окинула прояснившимся взглядом подругу.

В душе уже созрело твердое решение осчастливить любимый организм полезными физическими нагрузками. Вокруг дома в Угодьях по утрам бегать, что ли? Расслабилась она что-то в последнее время. Даже несмотря на усиленное обучение, проделки подданных и регулярные приключения.

— Надо найти порталы, — сообщила весьма примерный план действий Всеслава.

Но ни одна из девушек с места не двинулась, обе они до сих пор отходили от забега по подземельям. А потому выкроилось время на разговор.

— Слушай, а откуда ты тут так хорошо все знаешь? — полюбопытствовала Лизка, усаживаясь прямо на пол. Ноги уже не держали, а ведь еще до переходов идти.

Изгнанная из родного дома царевна немного стушевалась.

— Жан много про это место рассказывал. В детстве, когда я ни о чем не подозревала, сказками, а в последний год уже по-настоящему, во всех подробностях. Картины показывал…

Лизавета кивнула, принимая объяснение.

— И нужный портал указал? — Надежда — временами глупое чувство, но такое приятное…

— Тут сложнее. — Всеслава, уже полностью восстановившая дыхание, присела рядом с Лизой. — Вроде бы есть путешествующий переход, он в любое место открывается. Проблема только в том, чтобы угадать. Прости, Лиз, тут без вариантов.

Виноватый взгляд голубых глаз без слов говорил, кому именно гадать достанется. Правильно, кто тут самый везучий? Лиза даже спорить не стала.

Путь до нужного зала выдался спокойным. Пару раз девушки все же натыкались на полыхающих заклинаниями воинов (своих или чужих, разве тут разберешь?), но неизменно оставались незамеченными, вжавшись в стену, спрятавшись за статуей или слившись с сиянием очередной иллюзии. На миг у Лизки возникло чувство, будто прекрасный дворец помогает своей царевне. Вон как Славка уверенно себя чувствует!

Только это ли сейчас важнее всего?

Наконец отворилась нужная дверь, и перед глазами вспыхнули порталы. Лизка болезненно зажмурилась. После унылых подземелий чувство было таким, будто переходов здесь сотни. Нет, тысячи! И все тянут, заманивают…

— Выбирай, — поторопила царевну подруга.

Еще несколько драгоценных секунд ушло на то, чтобы разлепить веки, но Лизка справилась.

— А где Тень? — Только сейчас темная обратила внимание на отсутствие второй спутницы.

— Еще возле темниц нашла себе очередную жертву, — отмахнулась Всеслава. — Определилась, в какой портал лезть?

Полной уверенности не было, но интуиция настойчиво толкала хозяйку к ровному синеватому сиянию. К тому моменту Лизка уже установила, что столп белоснежного света ведет к Ардмиру, блеклый сгусток тьмы — заблокированный ход в Угодья, два золотых портала тоже выглядели недействующими. Так почему бы выбранному не оказаться путешествующим переходом? Тем более что времени обследовать все остальные все равно нет.

— Этот, — уверенно двинулась в выбранном направлении Лизанда.

После минутного препирательства родился план дальнейших действий. Славка, невзирая на ее горячие протесты, переносится первой. К элайнам, там Альбина и Амон — у кого искать защиты, если не у них? Сама Лиза поначалу хотела в Угодья, но все же согласилась с подругой. Лучшие из колдунов сейчас в Мариании, а с теми, что дома остались, в одиночку встречаться не рекомендуется. Так что ундине полагалось открывать ход в ту же Эллалию.

На том и порешили.

Царевна Марианская скользнула в портал и через короткий миг растворилась в синеве, унеслась в безопасное место. Лиза вздохнула с облегчением и тоже окунулась в полупрозрачную дымку.

«Думай об Альбине», — строго приказала себе. Ага, как бы не так! Вместо синеволосой жены Жайдана в голове четко пропечатался образ любимого колдуна. Где-то он сейчас? А мысли, которые, по идее, должны были устремиться в Эллалию, дружно крутились вокруг загаданного желания.

У, предательницы!

И конечно же Лизка совершенно не удивилась, когда ее выкинуло совсем не в заданном месте. Да даже когда шмякнулась прямо на стол перед Савейном, совершенно не удивилась!

— Соскучился, милый? — Ундина, скрывая смешки, протянула руки к царю. А смысл бояться, если уже влипла?

Злодей мотнул головой, спасая шею от объятий.

— Легка на помине. Я как раз собирался послать за тобой.

А вот это Лизке сразу не понравилось. Зачем это, а?

Просторная комната (обстановка намекала на рабочий кабинет) совсем не сверкала. Напротив, смотрелась темной и мрачной. В жизни не скажешь, что в ней феерик обитает. Никаких тебе иллюзий, статуэток и фонтанов. Камина — и того не наблюдалось. Царевна зябко поежилась.

— Не пристало великому царю пленников в сырой темнице держать. Что люди скажут?

Увы, шутки правитель Мариании не оценил.

— Люди ничего не узнают. Ты не выйдешь отсюда. Да, я в курсе, что моя сестренка сбежала. Ничего, разделаюсь с ней потом.

От спокойного голоса чокнутого мерзавца Лизку мороз по спине продрал. А еще царевна вдруг подумала, что четырех бяк было явно маловато. Савейн, конечно, выглядит слегка потрепанным, но мерзопакостные планы из его головы пока не выветрились.

— А что жене твоей по земле ходить всего несколько часов осталось, тоже знаешь? — Не оставалось ничего иного, кроме как попытаться потянуть время.

— Знаю.

Феерик поднялся из-за стола, вытащил из-под Лизанды раскрытую книгу и, шевеля губами, направился к центру кабинета.

— Проститься не хочешь?

— Нет. — Маг оставался спокоен, будто и не любил проклятую. — Туда ей и дорога. Не досталась мне — пусть не достается никому.

О нет, все-таки любил! Только такой любви Лизка никому бы не пожелала.

Несколько загадочных телодвижений — и книга вспыхивает в его руках, окутывается алой дымкой. Савейн отдернул руки, позволяя очередной своей пакости взлететь. По стенам рассыпались алые блики.

— Счастливо оставаться, — буркнул царь и торопливо засеменил к выходу.

— Эй, ты куда?! — С перепугу Лизка даже сидячее положение приняла.

Интуиция уверяла, что причины для беспокойства есть, и нехилые.

— Сейчас здесь все взорвется. Хочу быть подальше отсюда, когда это произойдет.

— А как же власть над духами? — Поверить в то, что злодей так легко откажется от своих планов, было непросто.

Но что-то слишком часто в последнее время сбывается невероятное.

— Без нее мне ничего не надо, — тихо и вроде бы даже печально произнес Савейн, после чего скрылся в коридоре.

Но в последней пакости отказать себе не смог. Щелкнул замок, запирая Лизку возле прощального «подарка» разочарованного в своих планах царя.

— Вам обоим лечиться пора! — с досадой проинформировала пустой кабинет Лиза.

А полыхающий красным ком все разрастался.

Вот теперь царевне сделалось по-настоящему страшно. Оно же и правда взорвется! Тут уж глупо рассчитывать на удачу. Лизка метнулась к двери — заперто, рванула к окну — а там еще и решетки, замаскированные под витражи. Правильно, тут все шкафы забиты ценными книгами, которые Андид веками собирала, наверняка и личные записи имеются. Глупо было бы оставить все это богатство без должной охраны.

Борясь с выступившими слезами, Лиза изо всех сил потянулась к третьему желанию. К Славке, в Эллалию! Но как же жалко с ним расставаться так бездарно… Именно в этот момент в дверь громыхнуло.

— Лиза!!!

Перепуганный голос не мог принадлежать никому другому, только ему. Где-то на заднем плане раздался жуткий вопль в исполнении Савейна. Еще вроде бы Тень что-то говорила.

Игнорируя сворачивающийся в животе ледяными кольцами страх, Лизанда подбежала к двери.

— Я не сильно разбираюсь в таких вещах, но, кажется, он вытащил силу из всех старинных книг, что здесь хранились. Замок взорвется!

По ту сторону двери прошипели что-то ругательное. Ундина разобрала копошение, а потом «пух!» — будто бутылку шампанского открыли. Только праздновать приближающуюся погибель было глупо, а потому Лизка не стала сопротивляться внезапному порыву и прильнула к замочной скважине. Мужу она всецело доверяла, но сейчас отчего-то было не по себе…

Колдун пил совсем не традиционный праздничный напиток. Пузырек с темной жидкостью Лизавета узнала. И едва не задохнулась от ужаса.

— Крейр…

Темная кровь… Он же обещал!

— Поругаешь меня потом, — спокойно произнес правитель Угодий. — Отойди от двери.

Пространства для маневров осталось маловато, краснота успела заполнить почти все помещение, но Лизка послушно прижалась к стене. О том, что только что сделал ради нее муж, старалась не думать. Как и о последствиях, ожидающих их обоих. Если Крейр сразу не избавился от мерзкого зелья, значит, все же не исключал вероятности, при которой пришлось бы его использовать. И Лиза тихо надеялась, что практичная натура колдуна заблаговременно позаботилась о том, чтобы защититься от побочного действия крови предка.

Дверь вылетела за миг до того, как раздался взрыв. Но этого оказалось достаточно, чтобы темный успел заслонить суженую от алого марева проклятых сил, собираемых северной ундиной.

ГЛАВА 15

Темная кровь

— Остановись!!! — Царевна захлебывалась не то собственным криком, не то промозглым воздухом, несущимся ей в лицо. — Ну хотя бы сбавь скорость! Пожалуйста…

Денек выдался дождливым. Серые тучи укутали еще вчера ясное небо, редкие мелкие капли заставляли кутаться в плащи. Идеальный момент для возвращения в мрачные Угодья. Лизка пристроилась позади мужа на спине воплощенного в надда духа и одновременно пыталась не свалиться и не прижиматься слишком тесно ко все еще саднящей спине колдуна.

В ответ на мольбу ундины раздался смех. Пришлось в срочном порядке принимать экстренные меры:

— Будешь злодействовать — третьим желанием загадаю себе нового мужа.

— Не сможешь! — горячо возразили спереди.

Но змей стал замедляться.

— Почему это?

— Второе желание еще полностью не исполнилось, ты сама говорила. Следующего загадать пока нельзя.

Соблазн продолжить пререкания был, но Лизка поленилась. Вместо того натянула глубокий капюшон почти на самые глаза и уплыла в свои мысли, пытаясь хоть бы предположить, что же еще не сделало загаданное желание, раз до сих пор числится в неисполненных.

Целая неделя пролетела с тех пор, как рухнула часть марианского дворца. К счастью, никто из дорогих царевне людей сильно не пострадал. Духи без всяких повелений явились за миг до взрыва и унесли всех своих за Грань. А спустя несколько часов вернули точно так же, по собственной инициативе.

Эволюционируют!

Савейну удрать не удалось. В самый последний момент на его пути возникла Эмуна. Лизанда не стала уточнять, какое обличье духу пришлось принять, чтобы удержать взрослого мужчину, да еще сильного колдуна, но стараться потусторонней довелось недолго. Прогремевший взрыв не оставил от мерзкого царя ни кусочка. Даже воспоминаний не оставил, потому что во всем мире не найдется человека, способного извлечь из памяти что-нибудь хорошее про Савейна, а дурное, как известно, со временем забывается.

А девчонке ничего, энергетическим истощением отделалась! И уже на третий день явилась хвастаться подвигом.

Еще одной жертвой стал Лейв. И когда Лизка думала так, она имела в виду вовсе не сломанную руку. Срастется, никуда не денется! А вот венец Марианского царства носить ему до скончания жизни. Правда, пока только на словах, потому что реальный атрибут власти обратился в пыль вместе с Савейном.

Зато Ялисса все-таки стала царицей, как в шутку предрекала Лизка.

Больше всех досталось Крейру. Спину серьезно обожгло, пришлось посылать духов за целителем. Оказывается, среди царств и такое имеется. Когда сущности принесли заикающегося и трясущегося мужичка, бедный уже находился в полуобморочном состоянии. И окончательно лишился чувств при виде живого колдуна. Нервные они какие-то все! Хорошо, не бесповоротно, исключительно благодаря этому Крейр не только остался жив-здоров, но и не скрывал под одеждой видимых глазу ожогов. Правитель магов-лекарей, Иссариан (а обморочным оказался именно он), скрыл все последствия на уровне ауры.

Но нейтрализовать действие черной крови даже сильнейшему из целителей оказалось не под силу.

Лиза с первых же дней заметила, как неумолимо стал портиться характер темного. Всегда сдержанный, Крейр вспыхивал, словно свечка, чуть что не по нем. Заставил и без того немало сделавших духов восстанавливать то немногое, что осталось от библиотеки Андид, всерьез порывался присоединить Марианию к Угодьям.

Только уговоры, а порой и угрозы суженой удерживали колдуна на тонкой границе между светом и тьмой. Где всегда было его место.

— Хочешь, загадаю желание? — чуть слышно шевельнула губами Лизка.

Напряженное молчание патокой перетекло в слова.

— И что попросишь?

— Тебя прежнего, — без раздумий отозвалась царевна, ловко уклоняясь от низко висящей ветки. Крейр оглянулся через плечо — посмотреть, как она, — но ничего говорить не стал. Пришлось вновь его тормошить: — Так что, хочешь?

Напрягся. Вздрогнул. И резко качнул головой.

— Не вздумай!


Первого проявления вредоносной сущности подданных пришлось ждать еще неделю. Соскучившиеся по правителям колдуны поначалу пакостить остерегались, а кое-кто даже присылал Лизке гостинцы. Не отравленные, не смоченные приворотным зельем, да что там, даже съедобные!

Царевна с удовольствием поглощала сласти и пироги и чувствовала себя почти счастливой. Только за Крейра боялась очень.

И вот не успела выбраться из постели, как угодила в ловушку! Сеть из пульсирующей тьмы схлопнулась, опутывая ее по рукам и ногам, и уже в следующую минуту Лизка обнаружила себя на плече упитанного, аки боров, колдуна. Тот многозначительно позвякивал амулетами, выискивая нужный. А теткин подарок, так и обитающий в кадке у двери, радостно скалился, демонстрируя нехилое количество острых зубов. Но попыток помешать злодеянию не предпринимал.

«Вот восстановится мир и покой в царствах, — лениво размышляла Лиза, — организуем новый аттракцион „Похищение злым и ужасным колдуном с последующим спасением“. И темным развлечение, и казне прибыль».

Отбиваться и звать на помощь Лизанда не стала. Зачем? Все равно Крейр появится — каким-то непостижимым образом он всегда оказывается рядом, когда нужен. Опоздает, конечно, но точно придет и спасет. И может быть, даже не станет сильно наказывать ворюгу. В конце концов, эти похищения уже становятся забавной традицией.

Так что Лизка повернулась так, чтобы коротенькая ночнушка доходила хотя бы до середины бедер, и приготовилась ждать.

Текли минуты. Глаза резанула вспышка использованного амулета-перехода, кожу обдало сыростью подземелий. Ундина щурилась, привыкая к царящей здесь темноте.

«Злодей» растерянно потоптался на месте и сгрузил ношу на продавленный диванчик, после чего вежливо предложил цветастый плед. Серьезных планов на уворованную царевну у него, очевидно, не имелось.

Лизка светло заулыбалась. Точно традиция!

В воздухе мелькнуло смазанное личико Эмуны, сияющее довольной улыбкой. Правительница Угодий хвостом готова была поклясться, что муж уже в курсе. Вот же колдун! Никакого понятия о пунктуальности!

— Что же с тобой делать-то? — озадачился тем временем толстяк.

И царевна, как особа мягкосердечная, не смогла остаться безучастной к чужой проблеме.

— Отпустить? — А в карих глазах россыпью сверкают синие искры.

— Так не интересно. Что я, зря крал, что ли?

И то правда. Со времен свадьбы правителя вредоносного энтузиазма у темных поубавилось, но от личной выгоды они и под страхом смерти не отказались бы.

— Убить? — с хитрым прищуром Лизка предложила прямо противоположное. Не сомневаясь, впрочем, в ответе.

— Не-э-э. Что я, зверь, что ли?!

— Тогда подчинить, приворожить… ну или что вы там еще умеете?

Это предложение и вовсе вызвало гримасу страха на обрюзглом лице.

— Куда — приворожить?! Меня мамка за такие дела заругает. Она еще в прошлом году запретила посторонних девиц в дом приводить, тем более замужних. Подзатыльника такого отвесит, что ни одно проклятие не поможет!

Лизка смешливо прыснула и спрятала лицо в колючем шерстяном покрывале.

Тут-то и распахнулась дверь.

Вопреки обыкновению, Крейр явился один. С грохотом захлопнул за собой дверь и окинул горящим взглядом небольшое помещение с каменными стенами. Отыскал устроившуюся на диване жену, шумно вздохнул. Лизка уже собралась шутливо поинтересоваться, где же его эскорт (негоже в одиночку спасать плененную принцессу!), но взгляд ее наткнулся на перекошенное от ярости лицо. Слова замерзли в горле.

Похититель тоже сообразил, что развлечение не совсем удалось.

— Крейр… — всхлипнули они на пару с Лизкой.

Дальше все происходило стремительно. Одно смазанное движение — и шутник оказался буквально пришпилен к каменной стене. Лизка с ужасом различила, как нелепо дергаются в воздухе его ноги, ладонь правителя белым пятном выделяется на смуглой шее, а два взгляда слились в неразрывную цепь.

Шорох. Всхлип. Хрип.

— Прекрати! — взвилась царевна с насиженного места и что было сил вцепилась в руку мучителя. — Он же просто пошутил!

Пол подземелья до боли холодил ступни. А внутри все горело от страха.

— Правда? — вкрадчиво уточнил сильнейший из колдунов. Его пальцы перестали сжиматься, но хватки своей не ослабили.

Лизка и удушаемый дружно закивали.

— И что же он хотел получить от этой шутки? — не желал униматься правитель Угодий.

Его пленник вновь захрипел. Только пронзительный взгляд почерневших глаз удерживал мужика на грани обморока.

Из последних сил Лиза попыталась призвать себя к порядку и напомнить сердцу, что этот вот злобный субъект — ее любимый, суженый, муж, и вообще один из самых порядочных людей, коих Лизке доводилось встречать.

Безуспешно. Сердце никак не отозвалось. Только еще больший страх безжалостно затопил все внутри.

— Всего несколько золотых монет. — Она продолжала говорить только потому, что надо было спасать ситуацию. — Отдай ему, и пойдем. Я замерзла.

Пока Крейр раздумывал, несчастный колдун успел с десяток раз проститься с жизнью, но рука правителя все же дрогнула, а потом и вовсе разжалась. Трясущаяся туша мягким тюком съехала на пол.

А следом посыпались золотые монеты…

— Всем передай, — склонился к поверженному «злодею» Крейр, — кто посмеет сунуться в мой дом — в другой раз не дождется пощады.

Выбирались из Нижнего Города в скорбном молчании. Лизка отказалась опереться на протянутую руку темного и теперь изо всех сил пыталась себя убедить, что пройдет время, и он обязательно вернется, станет прежним. И вновь назовет ее своим лягушонком. Это просто зелье проклятое пока не выветрилось! Но не расплакаться стоило поистине огромных усилий.

Уже у самых покоев, когда ноги закоченели окончательно и двигались с трудом, а тело сотрясала мерзкая дрожь, в голову вдруг пришла мысль, что прежний Крейр непременно понес бы замерзшую жену на руках, еще и одеяло (то самое, цветастое) позаимствовал бы. А этот только шаг замедлил, чтобы царевне не приходилось за ним бежать.


Тусклое осеннее солнце несмело заглянуло в окно и тут же скрылось, словно бы тоже страшилось гнева колдуна. В коридорах дома последние дни было тихо и пустынно, бяки — и те старались лишний раз не выползать из своих щелей.

— Солнышко? — Правитель Угодий расхаживал по кабинету и пытался проявить фантазию.

Без особого, впрочем, успеха.

— Нет, — мотнула головой Лизка, удобнее устраиваясь в хозяйском кресле.

— Зайка?

С воображением у некоторых отравленных личностей было туго, память тоже все чаще подводила. Сердца царевны коснулся холодок.

— Котенок?

Ундина ощутила, что как никогда близка к тому, чтобы перенестись в Заресье и попросить совета у родителей. Они мудрые и сами прошли тяжкие испытания, кому, как не Константину с Алиссой, знать выход из воцарившегося в жизни дочери кошмара? Но Лизанда упрямо напомнила себе, что уже взрослая девочка. Стало быть, должна справиться со всем самостоятельно.

— Малыш?

— Хватит. — Лиза выскользнула из-за стола, подошла к мужу и попыталась ободряюще улыбнуться. Ему, поди, тоже несладко. К тому же именно из-за нее колдун выпил проклятое зелье.

— Прости… — В почти неизменившемся голосе слышалось искреннее раскаяние.

Глубокий вздох помог сохранить спокойствие.

— Мы обязательно что-нибудь придумаем, — горячо прошептала Лиза и погладила темного по скрытому камзолом плечу. А еще месяц назад точно бы обняла… Крепко-крепко! — А пока — займись делами, твои министры уже битый час под дверью шепчутся.

Цепкая рука поймала устремившуюся к выходу царевну за локоток.

— Ты важнее любого из них.

Темные омуты его глаз затягивали. Только теперь они редко когда возвращали родной карий цвет.

— А ответственность за подданных важнее всего остального. Просто об этом ты тоже забыл.

С неимоверным трудом Лиза заставила себя встать на носочки и на секунду коснуться губами его щеки. После чего вынудила пообещать, что в ее отсутствие Крейр никого не казнит, и стремительно понеслась в свои покои.

Что делают взрослые, самостоятельные девочки, когда на душе кошки скребут, а бежать к родителям за советом неохота? Правильно! Отправляются к любящим бабушке и дедушке. Вот и к Лизке пришло именно такое решение. И если перед грозным правителем Океании Лиза испытывала нечто сродни благоговению, то с Сианной вполне можно было и посекретничать.

— Не выдаст, — вслух утешала себя Лизавета. — А может, еще и поможет.

Черно-синим вихрем царевна носилась по покоям, временно принадлежавшим ей одной. Боясь причинить вред супруге, Крейр перебрался в другие комнаты, отчего Лизка, к своему стыду, испытала облегчение.

Собиралась быстро, в надежде успеть обернуться туда и обратно так, чтобы отсутствия ее не заметили. В купальне заперла плескаться Эмуну в своем обличье. За воплощение в хозяина духу полагалось строгое наказание, но ведь никто не узнает! Сама же облачилась в одно из нарядных платьев (от волнения ни цвета, ни иных подробностей не разобрала!) и побежала к порталам.


Взгляд не зацепился ни за убранство Океанского дворца, ни за причудливые волны, плещущиеся над головой. Единственное, что видела Лиза, — участливое лицо Сианны.

— Он так изменился… Совсем другим стал! Порывистым, злым. Если бы не я, за неделю половину темных казнил бы. Духам продыху не дает, а сам за Грань не идет, будто мести опасается. И каждого в чем-то подозревает, хотел даже слежку за министрами приставить. Думает, покушение замышляют, — жаловалась Лиза, баюкая в ладонях чашку с давно остывшим чаем.

Царица участливо вздохнула и потрепала внучку по дрожащей ладошке.

— Это в нем злая кровь говорит.

Так-то оно так, только легче на сердце оттого не делалось.

— Я все понимаю, просто… — Лизка замолкла, не решаясь сознаться в сокровенном.

— На то вы и суженые, чтобы поддерживать друг друга в горе и радости, — наставляла женщина молодое поколение в лице отдельно взятой ундины. — Нам с твоим дедом скоро столетие минет, за это время разное бывало.

В любой другой день царевна обязательно удивилась бы, как это бабушка так здорово сохранилась, что несведущий в царских семейных связях человек легко мог бы принять их за ровесниц. А сейчас только плечами зябко повела.

И совсем уж тихо созналась:

— Кажется, я больше не люблю его. И боюсь.

— Как так — не любишь?! — Голос без малого столетней ундины зазвучал на высокой ноте. Но не от гнева — удивление было тому виной.

Лизка, чувствуя себя предательницей, отставила чашку и развела руками.

— Совсем.

— Быть того не может. — Сианна вскочила со своего места и принялась расхаживать по утопающей в цветах террасе, постукивая каблуками. — Вы же половинки!

Что тут возразишь, когда она кругом права?

— Но есть, — упрямо задрала подбородок царевна Заресская.

Женщина замерла напротив нее. Присмотрелась с тревогой.

— Нет, Лули не могла ошибиться… Совсем-совсем ничего не осталось? — В точно таких, как у внучки, глазах проступил страх.

Царевна прислушалась к себе. Пустота. Глухая тоска. Если уж быть до конца откровенной, не было даже чувства благодарности, которое Лизанда упорно внушала себе на протяжении последних недель.

Но как такое возможно? Разве не она клялась понимать и поддерживать нареченного, несмотря на любые невзгоды? Взаимно! В ушах, как живые, звучат брачные обеты, и душа отзывается согласием. А на поверку что? Крейр и под влиянием древнего зелья о жене беспокоится, ни поступком, ни словом не обидел. А Лиза чувствовала себя предательницей.

Как такое возможно?

Собственно, последний вопрос она произнесла вслух, предварительно излив старшей родственнице все остальное, и теперь с внутренней дрожью ждала ответа.

— Ох, девочка, ты только не пугайся, — судя по выражению красивого лица, говорившая сама была напугана дальше некуда, — но так бывает, когда один из двоих погибает…

— Но Крейр-то жив!

— Спасать его надо. — Сианна быстро взяла себя в руки и уже горела жаждой деятельности. — Поступим так. Ты пойдешь к рыбке и попросишь у нее одно желание. Лули их просто так даже своим не раздает, но тут ситуация особенная. Над словами думай сама, тут тебе никто не помощник.

Ходить никуда надобности не было, желание у Лизы и так имелось. И слова подходящие еще недели две назад в душе созрели. Но предыдущее желание повисло, точно капля росы на паутине, ундина почти физически ощущала, что не все еще получили по заслугам. А в ком загвоздка, предположить никак не могла…

Ох, четче надо было формулировать!

Попробовать, что ли? Хуже точно не сделается. А потом и к рыбке можно…

— А если не сработает? — чувствуя, как першит в горле, все же заставила себя спросить Лизанда.

Ответила бабка не сразу. Добрую минуту раздумывала.

— Асип обратится в Совет. Если где и знают, как избавиться от воздействия черной крови, то только там.

На обратном пути Лизка обдумывала услышанное. Страх, терзавший ее долгие дни, отступил под натиском горячечного желания сделать все, что только возможно, и спасти Крейра. Себя. Угодья. Без него ведь — того, прежнего, настоящего — все рухнет!

Совет… Царевна помнила, как Андид рассказывала про старейших и сильнейших колдунов, призванных хранить порядок среди царств. И сама Лиза однажды видела длиннобородых старцев в белоснежных одеяниях. Совсем недавно, когда Крейр отдал им на суд всех оставшихся в живых приспешников Савейна. Темный хотел казнить, а Лизка на справедливости настояла.

Ясное дело, они не боги и могут далеко не все, но если у кого-то и достанет знаний справиться с бедой, то только у них.

Портал вспыхнул, возвращая царевну домой.

Еще где-то в сплетении лестниц и коридоров Лиза уверенно потянулась к предпоследнему шансу. Губы беззвучно шептали третье желание:

— Хочу, чтобы Крейр вернулся ко мне. Живой! Невредимый!! Прежний!!!

Обещала она мужу не делать этого, но иногда приходится нарушать обещания. И никаких тебе угрызений совести!

Ко времени, когда добралась до своих комнат, Лизка уже дышала так, будто раз десять весь дом обежала. Ноги подкашивались, мысли текли вяло. Последнее, на что ее хватило, — это опуститься в кресло и прижаться затылком к мягкой спинке. Не то приснились, не то действительно раздались над ухом осторожные шаги, прохладные руки духа бережно укрыли госпожу одеялом. И накатила… нет, не дрема, настоящая тьма.


А через несколько часов заполненное чернотой сознание пронзил резкий звук, будто разбилось что-то. Лиза тихонько заворчала и нехотя разлепила тяжелые веки. На очередное похищение, хоть в шутку, хоть всерьез, она сейчас была не настроена, о чем и вознамерилась сообщить нежданному гостю.

Просветлевший взгляд скользнул по горке осколков на полу (старинная, но уродливая ваза Лизкиному сердцу не была особенно дорога) и остановился на сгорбившейся Эмуне. Девчонка, стараясь сильно не шуметь, тащила от стены что-то… видимо, тяжелое, к тому же раза в два больше нее самой.

— Разберусь с мерзавцем, отлежусь и дам тебе пару уроков. Не дело это, когда дух в координатах переноса путается.

От звука знакомого голоса Лизкино сердце зашлось сладкой дрожью. Как так?!

— И ничего я не путаюсь, — насупилась потусторонняя. — Просто ты тяжелый, вот и сбилась.

— Все равно от проверки знаний не отвертишься, — бледно усмехнулся колдун.

— И это благодарность?! — Судя по возгласу, мелкая готова была сию же секунду запихнуть темного обратно, лишь бы только отстал.

Мысли царевны наконец включились в реальность.

Тайный ход в стене. Он там всегда был или эти заговорщики его каким-то образом проделали? Крейр. Лизанда пока боялась ручаться, но сердце колотилось так быстро, что сомнения таяли с каждым мгновением. Прежний, живой, любимый!

— Как такое возможно? — казалось, одними губами спросила ундина, вскакивая с места, но ее отлично услышали.

Эм пожала плечами и плавно скользнула в сторону, дабы не мешать воссоединению супругов. Темные впились друг в друга истосковавшимися взглядами, да так и застыли… вот только Крейр, лишенный опоры, разрушил волшебный момент. Нет, не упал — покачнулся и с глухим стоном схватился за стену.

— Лягушечка…

— Я что, год проспала? — опасливо уточнила Лизанда.

Она решительно ничего не понимала! Почему глаза жгут слезы так, что больно дышать? Что за чувство обосновалось в груди, будто бы что-то не так? Отчего Крейр худой, бледный и измученный, словно со ссылки на рудники вернулся? Зато опять родной и близкий, так и хочется на шею броситься. Одно понимание, что не удержит, и останавливает.

Что вообще происходит?

— Да нет, час всего, — хихикнула из дальнего угла Эмуна.

В голове бродило с полтора десятка вопросов разной сложности, но Лизка не успела задать и одного. Сначала распахнулась дверь, и на пороге возник…

— Крейр?.. — ошарашенно выдохнула Лиза, чувствуя, как колени подгибаются.

Еще один колдун, но чужой и далекий, зло сверкнул черными, как ночь, глазами и начал шептать заклинание призыва. Обычно так делали, когда собирались приказать духу что-то серьезное.

Например, добить соперника, который и сам является сильным колдуном.

Но отравленному кровью предков так и не суждено было завершить свое черное дело. Уже с пола онемевшая от шока Лиза наблюдала, как покои заполняются вспышками белоснежного света, из которых важно вышагивают дряхлые колдуны.

Все-таки Совет…

Эпилог

ВОЗВРАЩЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ

Канитель с желаниями и их последствиями более-менее утряслась только через год. Правда, Лизку на последнее заседание Совета (как, впрочем, и на все предыдущие) не допустили, так что чем именно закончилась история, она пока не знала. А потому мучилась от любопытства и тихо злилась на старых консерваторов. Ну и что, что она женщина? Ей, между прочим, тоже изрядно досталось!

— Нашла, — над самым ухом сообщила Эмуна, извлекая хозяйку из темной ниши.

— Так нечестно, ты подглядывала!

— Конечно, я же сквозь стены вижу.

Лизка фыркнула. И когда это в ее темную голову пришла «блестящая» идея поиграть в прятки с духами?

Отыскать прозрачных и порой невидимых глазу сородичей оказалось куда сложнее, так что воплощенная надолго пропала из поля зрения ундины. Лизке же не осталось ничего иного, кроме как топтаться посреди круглого каменного зала, где-то на нижнем уровне подземелий, дожидаясь начала следующего раунда.

— Примете в игру? — эхом отразился от стен вопрос. Будто бы в такт ему колыхнулись язычки пламени свечей, разбрасывая по камням теплые блики.

С радостным возгласом Лизка кинулась ловить показавшегося в одном из коридоров мужа. Но с объятиями притормозила.

— Ну что там решили? Рассказывай скорей, а то сейчас чешуей покроюсь от любопытства!

Колдун хохотнул и ласково обнял ее за плечи.

— Все. Мы свободны.

— Хочу подробностей! — В карих глазах сверкнули азартные искры.

Разве Крейр когда жене отказывал?

— Начну с главного. — Довольная улыбка скользнула по его губам. — Я хозяин Угодий и твой муж. Довольна?

Еще бы!

— Кто бы сомневался, — отфыркнулась царевна. Если учесть, что весь прошедший год Крейр прожил в прежнем статусе, бояться за свое положение темным не приходилось. Где бы они нашли того, кто с колдунами управиться сможет?

— Никто не сомневался, но в последний месяц я с трудом сдерживался, чтобы пинками не растолкать дорогих гостей по порталам.

Живое воображение тут же подсунуло царевне картинку… И Лизка пожалела о том, что он так хорошо умеет контролировать себя.

— А с Мердоком-то что? С Андид? С озером? Ундин не наказали? Проклятие с океана спало? И почему исполнилось третье желание в обход второго?

Неожиданные подробности стали всплывать еще в первый визит Старейших и ширились и множились по мере того, как набирался сил Крейр, а Тень с Крисом посещали запертого в темницах Мердока.

Сама Лиза так и не нашла в себе сил навестить самозванца, которого когда-то считала другом. Но однажды выловила в коридорах дома самого древнего из вершителей царских судеб и тихо попросила, чтобы Мердока не казнили. Несмотря на его поступок. Он ведь так хотел жить!

Первое желание подтолкнуло и без того запущенное восстановление его личности. Тут-то все и завертелось-закрутилось! Мердок обрел человеческую оболочку, но при этом не потерял и силы, присущей потустороннему существу. А потом вдруг полюбил (или решил, что полюбил) Лизанду, но царевна взаимностью отвечать не собиралась, вот он и отважился на подлость.

Распрощался с Лизой на дне озера, она в Светлые Угодья отправилась, а он, как и сказал, с матерью встречаться. Там же и Крейр присутствовал. Да только то ли сыночек оказался под стать, то ли Андид на него плохо повлияла, но следующий месяц опутанный заклятием Крейр провел на дне Спящего озера. Кабы Лизка хвостом за «мужем» не ходила, наверное, настоящего правителя темных уже и в живых бы не было. А так третье желание сработало, и любопытная Эмуна случайно наткнулась на предмет тоски своей госпожи и помогла ему выбраться в мир.

— Знаешь, Лиз, — прерывая череду воспоминаний, темный мягко подцепил подбородок жены двумя пальцами, приподнимая ее лицо, — там, на дне, я ведь только одного боялся…

— Что я подмены не распознаю?

Колдун невесело качнул головой.

— Нет, что он вред тебе причинит.

Вздох получился какой-то уж слишком жалостливый. Лизка вывернулась и прижалась щекой к груди суженого.

Мердок и сам больше всего боялся этого же. Особенно после того как выпил черную кровь.

— Значит, его все-таки казнили? — От этой мысли почему-то сделалось грустно.

— Нет. Но свое наказание он получил, — загадочно сообщил Крейр.

Попытка представить себе справедливость ничего не дала, и ундина вновь затормошила благоверного:

— Какое?

— На мой взгляд, идеальное. — На губах колдуна Лизка опять засекла хитрую улыбку. — Ему предстоит принять венец Ледяного океана и долгие годы разгребать все то, что натворили его родственницы. Не умрет, пока не закончит. А как справится, Старейшие обещали пойти на уступки и подарить жизнь одной хорошо известной нам с тобой потусторонней особе. Она станет для Мердока суженой и царицей северных ундин. Так что у него есть весомые причины стараться.

Так сразу решить, довольна ли она такой справедливостью, Лизанда не смогла. Кто его, этого Мердока, знает! Вдруг опять что выкинет? Но с тем, что каждый заслуживает получить второй и даже третий шанс, Лизка была согласна полностью.

— Кстати, ты почему пузырек с кровью не уничтожил? Обещал же, что использовать не станешь! — Укор в голосе царевны все же прозвучал.

— Запасливость натуры, — виновато пожал плечами колдун. И тут же вскинулся: — Окажись на его месте я — тоже выпил бы.

Тут сомнений быть не могло. И от этого на сердце сделалось тепло и уютно.

— Так, с одним разобрались. А что с ундинами стало?

— Андид развеялась, как Ринда в свое время. После всего содеянного Старейшие сочли ее недостойной царства теней, потому что даже в свой последний день она рушила чужие жизни. А ее сестры получили свой шанс: им предложили войти в Совет.

Вот тут царевна почувствовала, как ее глаза стремятся к размеру блюдец. В Совет?! Лайсу и Флессу, которые пытались похитить сына у сестры и тем самым послужили первопричиной проклятия?! Ничего себе шанс!

Ничего себе справедливость!!!

— Ну а чего ты хотела? — прочитал негодование на лице жены Крейр. — У всех Старейших за плечами ухабистое прошлое. Во всяком случае, так Дирсен рассказывал.

Лизка нехотя кивнула. Не ей спорить с мудрыми старцами. Хотя и хотелось… Очень хотелось!

— Остались озеро и желание.

Духи куда-то запропастились, поэтому Крейр обнял нареченную за плечи и повел к выходу. А по пути завершал рассказ:

— Спящее озеро теперь скрыто от посторонних глаз под землей, я один смогу добраться до него. Ардмир, раз уж он так прикипел к воспитаннику, сослан вместе с ним в глубины Ледяного океана. А что до желания… Наверное, у нас уникальный случай. Но без него так бы до конца и не исполнилось второе, так что все правильно.

Они не спеша шли залитым светом коридором. Лизка улыбалась, а внутри клялась себе — больше никаких приключений! Будет плавать в купальне, порталами бегать к друзьям и родственникам и наслаждаться вниманием своего колдуна. Да хоть крестиком вышивать, только бы без новых потрясений обошлось!

Слушая эти мысли, везучесть ундины наверняка посмеивалась…

— И все? — Любопытство потухло, но все равно не хотелось пропустить чего-нибудь важного.

— Угу.

Вот и прервалась череда приключений, оставив за собой чувство приятной опустошенности. Все закончилось добром, а значит — со временем пережитое отложится ценным опытом в шкатулку жизни.

— Могли бы и вознаградить за страдания, — шутливо огорчилась Лизанда.

В ответ на что лицо колдуна исказила такая гримаса, что впору беспокоиться, как бы и в самом деле чем-нибудь не одарили. Очередными проблемами, например.

— Мечтай! Старые скряги еще заплатить за их тяжкие труды заставили!

— И чего потребовали?

Вид у темного сделался совсем уж угрюмым.

— Легендарные сокровища темных забрали. Ради такого дела они даже отыскали эти сокровища в подземных катакомбах.

Царевна тоже ощутила всплеск недовольства. Не то чтобы ей очень хотелось заполучить несметные богатства, но Крейр-то хотел! Больше того, имел на них полное право и всерьез к Лизкиным желаниям прицеливался.

Но с чудесами в этот раз не задалось.

— Знаешь, — Лизка чуть отстранилась и поймала ладонь мужа, — если бы у меня оставалось еще одно желание, я бы попросила, чтобы они передумали и вот прямо сейчас все вернули. Имеем же мы право и для себя что-нибудь получить?

На то, как бледнеет лицо колдуна, ундина почему-то не обратила внимания. И в самом деле пожелала. Очень-очень, от всей души!

Она же не думала, что сбудется…

— Лиз…

Где-то над головой послышался оглушительный треск.

— Забыл сказать, оно у тебя есть.

Царевна попятилась.

— Как — есть?

— Первое вернули. Мердок и без того был человеком, просто за столетия за Гранью временно утратил физическую оболочку. Но она бы и без твоего вмешательства однажды восстановилась.

Треск усилился, сверху уже грохотало.

Лизка виновато вжала голову в плечи, но проказливой улыбки утаить не смогла.

— Нет, милый, желания уже нет. Зато ты получил обратно свои сокровища. Как думаешь, от них что-нибудь останется после восстановления верхней части дома?


Купить книгу "Целого мира мало" Полянская Катерина

home | my bookshelf | | Целого мира мало |     цвет текста   цвет фона