Book: Ведьмак: Алиса (ЛП)



Пролог


Ад имеет множество имен

Некоторые называют его Преисподней

Другие Царством Теней или Бездной

Мы, ведьмы, называем его просто «тьмой»

Это наше начало и наш конец.


Уничтожение Дьявола может быть достигнуто следующим способом. Во-первых, у тебя должны быть все три священных предмета. Они мечи героев, выкованные Гефестом. Величайший из них – Клинок Судьбы; второй кинжал называется Режущий Кости, его дала тебе Слейк. И кинжал, который называют Печальным, иногда Клинком Печали, который ты должен достать из тьмы.

Так же важно где проводить ритуал: это должно быть место, наиболее благоприятное для использования магии. Поэтому его нужно провести на высоком холме к востоку от Кастера, который известен как холм Уорда-Защитника.

Нужно пролить кровь жертвы, соблюдая при этом точные правила. Должен быть огонь – который будет способен создавать сильную жару. Для достижения той цели нужно соорудить кузнечный горн.

На протяжении всего ритуала жертва должна сохранять необычайное мужество. Если она закричит, когда почувствует боль, все будет потеряно и обряд закончится, не достигнув успеха.

Используй кинжал, Режущий Кости – им нужно отрезать кость большого пальца на правой руке, затем бросить её в огонь. Если жертва не закричит, то отрезай кость большого пальца и на левой руке. Её тоже брось в огонь.

Затем используй кинжал Долорус, им нужно вырезать сердце жертвы и пока оно еще бьется, бросить его в огонь.


Глава 1. Цена

Меня тренировала ведьма, когда я впервые познакомилась в Томом Уордом, учеником Ведьмака. Мы должны были быть врагами, но после неопределенного старта, мы в конце концов стали друзьями. Я помогала ему и сражалась с тьмой бок о бок с ним, и потом я узнала страшную правду о себе – я одна из дочерей Дьявола, и Костлявая Лиззи на самом деле была моей матерью.

Но я продолжила помогать Тому и старику Грегори, Ведьмаку. Несмотря на мои корни, я не должна позволить себе перейти на темную сторону. Мы вместе сражались с Дьяволом, с помощью Грималкин, ведьмы-убийцы и в итоге мы нанесли ему ужасный урон: мы отрубили ему голову, а тело проколотое серебряными копьями, оставили в логове дракона, в Ирландии, так что он заключен внутри своей мертвой плоти.

Понимая, что его слуги не оставят это просто так, и будут охотится на нас чтобы заполучить назад голову, Грималкин поместила ее в кожаный мешок и скрылась с ним, сражаясь со всеми кто приходит чтобы заполучить ее. Момент когда они получат голову Дьявола назад – лишь вопрос времени, я понимала, что даже такая могущественная ведьма-убийца не сможет устоять против такого количества существ тьмы. После того как они убьют Грималкин, они вернуться в Ирландию, чтобы воссоединить голову Дьявола с его телом; затем он вернется, и в этом мире начнется новый век тьмы и ужаса.

У нас есть лишь один шанс остановить его – необходимо уничтожить его навсегда. Мой друг Том Уорд должен завершить жертвенный ритуал в полночь следующего Хэллоуина, который наступит через четыре месяца. Для ритуала нужно будет использовать три клинка, известных как мечи героев. У Тома уже есть два из них, но третий находиться во тьме, и я должна заполучить его.

Детали ритуала сообщила ему его мама, которая была самой первой и самой могущественной из всех ламий. Она погибла в Греции, сражаясь с Ордин, одной из Древних Богов, но ее дух все еще силен и она пытается помочь нам в нашей борьбе с Дьяволом.

Но одну деталь ритуала, Том скрыл от меня. Что-то, что я должна была узнать и решить сама…

Жертва. Нужна добровольная жертва. Кто-то должен умереть.

Том должен пожертвовать человеком, которого любит больше всего.

И это я.

Я должна найти во тьме кинжал, который называют Долорус – кинжал, который потом заберет мою жизнь.

Только одна вещь которая хуже тьмы, не так ли? Но вот что там внутри – вещи, которые называют ее своим домом…


Там находится много моих врагов – сторонников Дьявола. Так что я скрыла себя, использовав наиболее сильную магию которая у меня была. Я не была уверена, что этого будет достаточно. Отсюда приходит темная магия, и здесь обитают Древние Боги. Я здесь наедине с собой.

 Я уже была здесь прежде – меня утащил сюда Дьявол. У каждого из Древних Богов есть здесь свои владения – личная территория, которая принадлежит только им – и там был один бог, который помог мне. Он вернул меня обратно в наш мир. Пан, как и остальные живущие здесь – любит одиночество – полное одиночество – и не любит незваных гостей. Если я найду путь к территории Пана, там меня не будут ожидать мои враги. Конечно, это не гарантирует мне безопасность – он может уничтожить меня за вторжение в его владения.

У Пана было две разных формы. Одна из них, которую я надеялась, что не увижу, форма ужаса – большинство людей теряли свой разум, посмотрев ему в глаза; другая форма, которую я надеялась увидеть, была в состоянии вести разговор.

Попасть во владения Пана обладая такой сильной магией как у меня, будет относительно легко. Он тоже обитает во тьме, но он также и бог природы. Его владения находятся недалеко от нашего мира.

Каждый кто был в лесу в одиночестве мог почувствовать его присутствие. В момент, когда все останавливается и наступает тишина; все, что может дышать, словно затаило дыхание. Нет шума в кустах; просто чувствуется чье-то невидимое присутствие.

Это означает что Пан близко.

Так что я выбрала площадь лесов к юго-востоку от Чипендена, не слишком далеко от реки Риббл. Если мне получится безопасно вернутся назад с кинжалом, мне не придется далеко идти, чтобы отдать его Тому Уорду.

Я выбрала уединенное место, села на траву и удобно прислонилась спиной к стволу дерева. Мне было страшно, мое тело дрожало, так что мне пришлось сделать три глубоких вдоха, чтобы успокоиться. Я ждала, чтобы удостоверится в своей правоте.

Это произошло почти перед закатом.

Все замерло и утихло, как я и подозревала. Пан был рядом. Он словно был за невидимым занавесом, и если бы я протянула руку, смогла бы коснуться него.

Я использовала магию и попыталась войти в его владения. Это было немного сложнее чем я ожидала – мне потребовалось много времени, чтобы найти вход. Это словно искать с завязанными глазами маленькую замочную скважину в огромной двери. Было трудно, и вход противился моей магии, на мгновенье мне показалось что у меня не получится. Но внезапно я оказалась внутри, и во мне забурлили множество чувств: восторг от успеха; обеспокоенность, из-за проникновения во владения Пана; прикосновение страха.

Я стояла рядом с озером которое светилось ярко-зеленый свет. Небо было темным, так что это не отражение. Все вокруг меня сияло такой же зеленью – даже стволы деревьев. Зеленый – цвет природы. Зеленый – цвет Пана.

На берегу реки росли камыши, но казалось все они замерли. Ничего не двигалось, за исключением сердца в моей груди. Я сделала три глубоких вдоха, чтобы замедлить его биение.

Я должна сохранять спокойствие.

Сразу за молодыми деревьями начинался лес – высокие лиственные деревья, вид которых я не знала. Они были покрыты распускающимися цветами, как в начале весны – но вместо розовых или белых, они были зелеными.

Лес словно был живым и прислушивался к моему дыханию и биению сердца. Слово «паника» происходило от имени Пана; люди испытывали ее когда он был в своей ужасающей форме, и когда он приближался все чувствовали страх. Не многие выжили, чтобы рассказать это.

Приближается ли он сейчас ко мне? Если да, то я не чувствую страха.

В следующий момент я услышала тонкие музыкальные ноты вдалеке. Может это Пан в своей неопасной форме играет на своей флейте?

Мне остается лишь наедятся на лучшее.

Я обошла зеленое озеро, пройдя через заросли молодняка и вошла в лес. Я поспешила на звуки музыки и пришла на поляну. В центре поляны собралось много зверей: зайцев, кроликов, крыс, мышей, полевок, пара барсуков и лисиц, а ветви деревьев ломились от количества птиц. Все они замерли и наслаждались игрой этой изысканной музыки.

Па пне сидел Пан, таким каким я его запомнила, молодой, бледный и белокурый мальчик, и играл на флейте. Его одежда казалось была сделана из травы, листьев и коры. Лицо было человеческим, но сквозь длинным и растрепанные волосы выглядывали длинные и заостренные уши. Я также заметила зеленые ногти на его босых ногах. Они были такими длинными, что каждый из них был свернут в спираль.

Древний Бог посмотрел на меня и перестал играть. Заклинание музыки перестало действовать и звери начали убегать с поляны, а ввысь взлетели стаи птиц. Через несколько мгновений мы остались одни.

Его взгляд наполнился ненавистью, а лицо начало искажаться во что-то жестокое и звериное. Я почувствовала холодный ужас который охватил меня. Через несколько мгновений, добрый и невинный мальчик исчезнет и я встречусь лицом с ужасающей формой Пана, от которой не стоит ждать добра.

- Пожалуйста! Пожалуйста! – взмолилась я. – Я Алиса. Помнишь меня? Ты мне однажды помог. Пожалуйста, послушай меня. Ты же не причинишь мне вреда, за мое нарушение?

К моему облегчению, его лицо снова начало меняться и вскоре я снова смотрела на мальчика – хотя он выглядел серьезным и не было намека даже на улыбку. Затем в его глазах замерцал гнев.

- Ты слишком многое берешь на себя, - прорычал он. – Скажи мне, почему мне не стоит убить тебя прямо на месте?

- Я не представляю никакого вреда, - ответила я ему. – Извини за вторжение без разрешения. Ты уже однажды помог мне, и я тебе очень благодарна за это. Но сейчас мне снова нужна твоя помощь. Я должна что-то забрать из тьмы, и твои владения были самым безопасным местом, чтобы попасть в нее. У меня здесь слишком много врагов. Но я знаю, что они не посмеют войти на твою территорию, они побоятся тебя.

- Но ты посмела прийти! И есть цена, которую ты заплатишь за эту самонадеянность.

- Я заплачу все, что пожелаешь, - сказала я ему. – до момента пока ты не отнимешь мою жизнь. Я не боюсь умереть – все мы когда-то умрем – но я должна отдать жизнь кому-то другому. Моя жизнь должна быть принесена в жертву. Помоги мне, пожалуйста. Я должна найти кинжал, который спрятан под троном Дьявола в его владениях. Просто отведи меня к границе его территории и дай мне вернуться обратно в наш мир этим путем… Это все что я прошу.

Пан выглядел заинтригованным.

- И почему заполучить этот кинжал так важно для тебя?

Я узнала что должна буду пожертвовать собой когда предвидела будущее, но позже, когда Том лежал без сознания после схватки с Сискоем, богом вампиром, я взяла у него из кармана письмо и прочитала его несколько раз, чтобы запомнить все. Я не видела причин, чтобы не сказать это все богу. Он и так уже знает что мы связали Дьявола. Это ослабило власть Дьявола и для Пана стало возможным быть ближе к нашему миру.

- Нам нужны три священных предмета для ритуала, с помощью которого мы сможем уничтожить Дьявола навсегда – мечи героев, выкованные божественным кузнецом. Они должны быть у Тома, когда нужно будет выполнить ритуал.

- Мне известно об этих мечах, - сказал Пан. – Они принесли много страданий и несчастий людям. Какой из них скрыт здесь?

- У Тома уже есть Клинок Судьбы и Режущий Кости. Тот, который я должна заполучить здесь называют Доролус, - сказала я ему.

- Ох, Клинок Печали, безусловно худший из всех. Для человечества будет лучше, если он не вернется в ваш мир.

- Но с его помощью мы сможем уничтожить нашего злейшего врага.

Пан медленно покачал головой и посмотрел на меня взглядом полным жалости.

- Глупый человек – неужели ты не видишь что произойдет? Вы можете уничтожить Дьявола, но вам не уничтожить тьму, ибо она всегда найдет путь чтобы достичь равновесия со светом. Положите конец нынешней ситуации, и появится новая. Уничтожите могущественное темное существо, и со временем появится новое, сильное и способное заменить предыдущее.

Я не хотела слушать эти слова. Они значат что я собираюсь пожертвовать своей жизнью просто так? Но это было неизведанной перспективой; сейчас мы имеем дела с той ситуацией, которая есть. То что произойдет в будущем, кажется не таким уже и важным.

- Если это случиться, так пусть, я ведь ничего не могу с этим сделать? Но мы уже атаковали Дьявола и причинили ему боль. Если он вернется к власти, его месть будет ужасной. Я говорю не только о себе, Томе и старике Грегори – весь мир будет страдать. Так что мы должны как-то остановить его. Нужно исполнить ритуал в предстоящий Хэллоуин, или потом уже будет слишком поздно.

Пан долго и пристально смотрел на меня, от чего у меня задрожали колени. На мгновение мне захотелось использовать всю свою магию против него, но я понимала что у меня нет шансов против одного из Древних Богов, тем более в самом сердце его владений. Он может убить меня на месте, и все мои попытки причинить эму вред – тщетны.

Затем он быстро кивнул мне.

- Расскажи мне о ритуале, - сказал он.

- Его нужно провести на высоком холме к востоку от Кастера, который известен как холм Уорда-Защитника. Там нужно соорудить кузнечный горн – сказала я. – Жертва не должна кричать, какой бы страшной ни была боль. Затем нужен кинжал, Режущий Кости – им нужно отрезать кость большого пальца на правой руке, затем бросить её в огонь. Если жертва не закричит, то отрезай кость большого пальца и на левой руке. Её тоже брось в огонь. Затем использовать еще один кинжал, им нужно вырезать сердце жертвы и пока оно еще бьется, бросить его в огонь.

- Ты говоришь «жертва», «кость большого пальца», и «сердце жертвы», словно они принадлежат кому-то другому. Но эти ужасные вещи нужно сделать с тобой! Разве ты не знаешь этого? – спросил меня Пан.

Я кивнула, и будучи не в силах встретить его яростный взгляд опустила глаза.

- Конечно, я знаю. Попытки не думать об этом, единственный способ принять должное…

- Ты думаешь когда придет время жертвовать, ты сможешь терпеть боль? Когда у тебя с руки будут отрезать пальцы, твое тело не будет тебя слушать и ты закричишь в любом случае. Быть человеком, значит быть слабым – для вас есть вещи, которые просто невозможны.

- Сделать все в наших силах – это все что мы можем, не так ли?

Пан кивнул, и впервые за время нашего разговора он не выглядел таким злым. Когда он заговорил, его голос стал мягче.

- Может ты и глупый человек, но безусловно ты смелая. Я проведу тебя через свои владения и положу старт следующему этапу твоего путешествия.

Мы шли в тишине, Пан был на пять шагов впереди меня, шагая меж деревьев. Все по-прежнему словно затаило дыхание, и наше путешествие казалось бесконечным, поскольку было трудно судить сколько времени прошло во тьме. И это заставляло меня беспокоиться.

После моего последнего посещения тьмы, я знала что время здесь течет по другому: я провела в заточении Дьявола много лет, но когда вернулась на землю, оказалось что прошло не более нескольких недель. Я знала, что все может быть и иначе. Для всех в Графстве время может пройти гораздо быстрее, там сейчас осталось четыре месяца до Хэллоуина. И даже если я вернусь с кинжалом, может быть уже поздно.

Лес начал редеть, и на место громадных высоких деревьев ставали молодняки и кустарники. Впереди я увидела то, что показалось мне огромной, безликой равниной, расчлененной разными путями, которая находилась за последним деревом. За зеленым свечением деревьев леса тропинка из леса была темной – но за пределами леса начиналась узкая дорожка из крошечных белых камней.

- Здесь я должен тебя покинуть, - сказал Пан. – Следуй по белому пути, через пропасть которая лежит между каждым владением. Она приведет тебя к следующему.

- На территорию Дьявола? – спросила я.

Пан покачал головой.

- Кто может точно сказать? Территории тьмы постоянно перемещаются, и меняются по отношению друг к другу. Ничто не остается неизменным надолго. Если в конечном итоге ты сможешь отыскать путь назад к моим владениям, я помогу тебе попасть в твой мир. Но не входи в мои владения без приглашения, помни о том что необходимо заплатить за такое решение.

Я на секунду посмотрела вперед, и когда обернулась назад, чтобы спросить Пана о какой цене он говорит, он уже ушел.

Я по-прежнему стояла на месте, но деревья начали отступать. Пока я наблюдала, лес уменьшался, пока не стал не больше чем луна для земли. Мгновение спустя он стал не больше звезды, а затем и вовсе пропал. Он просто уменьшился или передвинулся дальше? Сказать точно было невозможно.

Я осталась одна, и вокруг была лишь темнота. Я принюхалась три раза, пытаясь уловить присутствие опасности. Казалось ее нет, поэтому я вышла на тропинку и начал идти вперед, стук разносился по сторонам от каждого шага моих остроносых туфлей. Тропинка была идеально прямой, вилась вперед, становясь тонкой и менее заметной. Было видно только белые камни. Я начала идти быстрее.



Трудно было судить о том сколько прошло времени, и я не знаю сколько я шла, когда услышала завывание где-то слева от меня. Звук был похож на охотничий клич волка или другого крупного хищника.

Я немного занервничала, увеличила темп и прислушалась. Я поняла что мои туфли слишком громко стучат по камням. Если это какой-то волк, он конечно же не учуял мой запах, его привели ко мне звуки моих туфлей? Я решила идти вдоль тропинки, а не по ней.

Но когда я попыталась сойти с нее, то поняла, что ничего не получится. Волна сопротивления дала мне понять, что там ничего нет. Никакой земли.

Пан сказал что между территориями лежит пропасть. Пропасть может быть великой пустотой, бездонной ямой?

Я еле удержала равновесия и упала на бок, на тропинку. Когда биение моего сердца обрело прежний ритм, я села на колени и посмотрела вниз. Я ничего не увидела. Вокруг была абсолютная темнота. Я опустила левую руку вниз, но ничего не почувствовала. Что мне остается, кроме как продолжить путь по тропинке?

Мое сердце вернулось к прежнему ритму, и я попыталась собрать все случившееся воедино. Либо земля просто исчезла, либо поднялась вверх – в таком случае, что ее удерживает?

Снова раздался охотничий клич. На этот раз намного ближе, и он шел снизу. Поэтому я твердо стало на тропинку. Здесь я в безопасности от существа – разве оно может каким-то образом найти путь на нее?

Вскоре я снова услышала вой – все ближе и ближе – и я занервничала. Он преследует меня по тропинке?

Я зашагала еще быстрее, раздумывая что за существо преследует меня. Оно охотится на меня? Это какой-то демон?

Я оглянулась и вдалеке увидела как что-то вприпрыжку приближается ко мне на четвереньках. Он напоминал маленькую собачку, но лишь потому что все еще был в значительном расстоянии от меня. На самом деле я понятия не имела, насколько он большой. Я начала бежать. Сложно было быстро бежать по камням и я поскользнулась и чуть не упала головой вниз.

Еще раз оглянувшись назад, я поняла, что лучше было этого не делать. То что преследовало меня теперь выглядело очень большим, больше чем волк, чем собака и он становился больше с каждой секундой. Было что-то странное в лице этого существа. Да, у него был звериный облик волка, но выражение было хитрое, коварное и почти человеческое.

Вдоль моего позвоночника пробежал холодок, и я вдруг поняла, кто меня преследует.

Это был кретч, которого создали ведьмы чтобы выследить и убить Грималкин когда он скрылась с головой Дьявола. Его отцом был демон Танаки, его величайшей силой была регенерация и он с каждым днем становился сильнее, учась на каждой встрече с ведьмой-убийцей. Еще одним его оружием был смертоносный яд, который ослабил Грималкин; только с помощью магии она смогла его убить.

Теперь у него была новая жизнь во тьме.

И я была его мишенью. Я надеялась проникнуть во тьму невидимой, но для Пана. Какой идиоткой я была! Все здесь были более бдительными, и это существо уже нашло меня.

Я не хочу использовать магию: она ограниченна, и возможно потребуется мне в будущем. Но дело не только в этом… Каждое использование темной магии приближало меня к тому, что я стану злокачественной ведьмой, с жестоким сердцем из камня. Это беспокоило меня больше всего.

Но у меня не было иного выхода. Я решила быть экономной со своими силами, и использовать минимум. Я использовала свою волю и на пути начал формироваться густой туман, закрывая мне кретча. Я добавила к этому заклинание замешательства.

Я не знала насколько это будет эффективным против такого существа, но через несколько секунд снова послышался вой, но в этот раз он был уже не триумфальным воем охотника; он был более озадаченным.

Неизвестно насколько это собьет зверя с толку, так что я не стала терять время, и немедленно отправилась дальше по тропинке, оставляя туман и кретча позади.

Вскоре появилось еще что-то, что обеспокоило меня. Я поняла, что далеко впереди вижу конец пути. Белая линия камней заканчивалась, а за ней не было ничего кроме темноты.

Что делать, если я окажусь в ловушке между двумя владениями? Начать свой путь и закончить его ничем? Я задумалась. Темный каменистый утес лежал прямо впереди, и я увидела что белый путь не заканчивается: он просто исчезает в устье небольшой пещеры.

Это вход на следующую территорию?

Внутри сиял желтый свет. Если я не ошибаюсь, это свет мерцающей свечи. Кто ее держит? Я осторожно подошла к входу, всматриваясь вперед.

Пара ярки темно-синих глаз уставилась на меня. Я увидела девочку, примерно моего возврата. Ее черные волосы были коротко обстрижены, и на ее левой щеке было маленькое тату – медведя. Она сидела на земле, скрестив ноги и направив руки в мою сторону. Она была искалеченной – она истекала кровью, и причина была ужасной. На месте где должны быть ее большие пальцы – были лишь зияющие дыры.

- Ты должно быть Алиса, - сказала она. – Меня зовут Торн.

Глава 2. Кретч



Торн была девочкой которую Грималкин тренировала как ведьму-убийцу. Мы никогда с ней не встречались; она была секретом для большинства людей, но я знала о ней все, особенно после ее смерти. Ее убили слуги Дьявола на краю Ведьмовской Лощины. Они отрезали ей кости больших пальцев когда она была еще жива, и шок вместе с кровопотерей убили ее.

Глаза которые сейчас смотрели на меня с такой серьезностью, были удивительно нежными. Но стройное тело, обвитое кожаными ножнами, в которых содержались ножи отмечали ее как воина.

- Ты знаешь что за тобой следят? – спросила она.

- Да. Думаю это кретч, - ответила я. – Я использовала магию, чтобы оторваться от него, но она не задержит его надолго.

Это была правда. Он уже умер. Что может его остановить?

Зверь как будто учуял что о нем говорят, потому что снова послышался вой из темноты, снова охотничий клич; он был очень близко.

- Мы должны торопиться. – Торн поднялась на ноги. – Возьми свечу и следуй за мной.

Я посмотрела что находилось за ней, и увидела что пещера ведет в тоннель.

Торн повернулась к нему, я схватила свечу и побежала за ней.

Иногда тоннель становился таким маленьким, что нам приходилось наклонять головы, не смотря на то что мы ползли на четвереньках. С одной стороны, это заставило меня чувствовать себя лучше – кретч не сможет пролезть в такое ограниченное пространство. Но когда мы наконец выбрались в пещеру, света свечи не было достаточно чтобы достать до ее потолка. Над нами было множество выступов, и я чувствовала как с них на нас смотрят наполненные злобой враждебные взгляды.

- Чьи это владения? – спросила я, удившись какое эхо вызвал мой голос.

Вместо ответа, Торн резко повернулась ко мне лицом и приложила указательный палец вертикально в губам, дав мне понять что лучше помолчать. С ее покалеченных рук все еще капала кровь.

- Мы по-прежнему в месте между владениями, но иногда белая дорожка сменяется тоннелями,        в которых более безопасней – здесь слишком мало места для того чтобы встретить кого-то действительно большого и опасного.

- Такого большого как кретч? Грималкин говорила что он был размером с небольшую лошадь. Он сможет прийти за нами сюда?

- Может, и придет, - ответила Торн. – Законы размеров, материи и расстоянии здесь несколько другие, и отличаются от тех, что на земле. Он может и сейчас охотится на нас. Но есть вещи хуже, чем его размер. Его отец Танаки, один из скрытых демонов, которые живут в бездне. Он тоже может прийти за нами, но к счастью он действительно слишком огромный, чтобы протиснуться в эти тоннели.

- Ты меня ждала? – спросила я ее.

Торн кивнула.

- У тебя здесь есть не только враги, но и друзья. Я сделаю все что в моих силах, чтобы помочь тебе. Зачем ты пришла? Живым не место во тьме.

На мгновение я призадумалась. Могу ли я доверять Торн? Я размышляла над этим. Но потом я вспомнила, как хорошо о ней отзывалась Грималкин. Я никогда не слышала чтобы ведьма-убийца так тепло отзывалась о других. Кроме того, я была сама во тьме, и без помощи мне не обойтись. Мои шансы на успех возрастут, если у меня будет такой храбрый союзник, как Торн.

- Мне нужно найти владения Дьявола, - сказала я ей. – под его троном есть кинжал. Его нужно использовать в одном важном ритуале, он поможет закончить его. Но что на счет тебя, Торн? Как ты узнала когда я приду сюда и где меня найти?

- Мы поговорим об этом позже, и я расскажу тебе нечто о тьме, - сказала Торн. – Тебе предстоит многому научиться, прежде чем отправиться на следующую территорию. Если повезет, это будут владения Дьявола – и затем ты получишь то, что тебе нужно и покинуть это место.

Мне хотелось услышать ответ на свой вопрос; однако, не смотря на то что я уже была во тьме, я была здесь лишь как пленник; Торн выживала здесь. Было правильным признать тот факт, что она знает о этом месте больше меня, и позволить ей командовать.

Вскоре мы тоннели закончились и мы снова вышли на белую дорожку, которая тянулась над бездной. Она выглядела идентичной той, что мы оставили позади. Все выглядело так, словно мы сделали круг и вернулись к точке где я впервые вошла в пещеру.

Торн пошла вперед, так что я задула свечу и засунула ее в карман своей юбки.

- Много времени пройдет прежде чем мы достигнем следующей территории? – спросила я.

Торн пожала плечами.

- Здесь все изменяется и движется. Невозможно сказать точно. Я не так давно нахожусь во тьме. Много кто здесь может перемещаться гораздо быстрее, например демоны: они могут передвигаться от точки к точке практически в мгновение ока.

Это опасное и страшное место. Торн нашла меня; если она смогла, значит любой другой демон который служит Дьяволу, тоже может это сделать. Но это были бесполезные опасения. Нужно разбираться со своими проблемами по мере их возникновения, а не у себя в голове.

Казалось что не существует ничего кроме нас, пока мы шли в темноту и пустоту, лишь белый камень: и ритмичный стук туфель о них.

Сложно было судить о времени, так что я начала считать свои шаги. Я почти достигла тысячи, когда услышала угрожающий вой кретча позади. Ему удалось пробраться сквозь узкий тоннель!

Услышав его Торн начала идти быстрее. Когда вой раздался снова, она бросилась бежать и я побежала за ней по пятам.

Вой стал более частым и громким. Существо приближалось. Внезапно Торн остановилась и повернулась, чтобы посмотреть назад. Я проследила за ее взглядом: существо было еле видно, но с каждым прыжком оно приближалось к нам все ближе и ближе; совсем скоро я смогла разглядеть его детальней.

Он выглядел так как и описывала Грималкин – похож на огромного волка – но когда он приблизился, я заметила существенные различия. Хотя он бежал казалось на четырех лапах, две передник конечности были сильными, мускулистыми руками, способные сломать кости противника и разорвать его плоть. Его мех был черным, но на спине были пятна серебристо-серого цвета. На тело были прикреплены мешки, из которых торчали рукоятки оружий, но у него так же были свои ядовитые когти. Одна царапина почти убила Грималкин, оставив ее с приступами слабостей, сделав ее уязвимой перед врагами.

Я не хочу чтобы такое же случилось сейчас со мной. Я хотела снова использовать свою магию, но у Торн была другая идея.

- Держись позади меня, Алиса, - скомандовала она и шагнула вперед, чтобы встретиться лицом к лицу с кретчем.

К моему удивлению, она сняла свои остроносые туфли, затем она стала на одну ногу, балансируя на левой ноге, она потянулась правой ногой до ножен на своем теле. Схватив нож за рукоятку пальцами ног, она выдернула его из ножен.

Кретч мчался ей навстречу с полными ненависти глазами. Он был готов рвать ее плоть и ломать ее кости. Торн бросила нож прямо в его голову используя свою ногу, но он не причинил ему особого вреда. Она изменила положение ног, теперь балансируя на правой. На этот раз она достала нож зажав его между пальцами левой ноги.

Я удивилась ее спокойствию. Кретч был уже почти возле нее, но она лишь выхватила второй нож с ножен и бросила в зверя. Он вонзился по самую рукоятку прямо в его глаз. Он заревел от боли и стал на дыбы, пытаясь достать нож из глазницы. И затем Торн метнула третий нож, попав ним во второй глаз.

Кровь стекала по лицу существа, стекая по подбородку на черный мех. Ослепленный гневом, он нанес удар девушке, но ее уже там не было. Послышался вой гнева и боли, и он упал, потеряв равновесие. Крик исчезал по мере того, как кретч погружался в бездну, становясь все слабее и слабее, пока не воцарилась тишина.

Я посмотрела на Торн, и хотела спросить можем ли мы быть уверенны, что кретч исчез… но она уже мчалась мне навстречу.

- Быстрее! Это может накликать на нас демона Танаки, он может прийти за нами!

Мы во всех сил бежали вперед, Торн одела на ноги свою обувь изуродованной рукой. Я была впечатлена тем, как она разобралась с кретчем, но это может привлечь к нам большую опасность. Танаки может прибыть в мгновение ока: мы должны успеть добраться до следующего тоннеля.

Впереди мы уже видели как дорожка исчезает в горле пещеры. Когда мы приблизились к ней, то услышали звук, который становился все более страшным и угрожающим с каждым нашим шагом. Сначала был слышен низкий гул, но он быстро стал громче и яростнее, пока камни на нашем пути не начали дрожать и подпрыгивать.

- Эти звуки – это Танаки! – крикнула Торн. – Он большой – действительно большой – и чем ближе он будет, тем громче будет звук.

В настоящий момент у меня вибрировали даже зубы. Затем свод темноты над нами расколола вспышка сине-белой молнии. Одновременно с ним последовал оглушительный треск грома.

- Беги! Беги! – крикнула Торн. – Молнии означают,  что он почти здесь!

Танаки был еще вне поля зрения, но я почувствовала, что он все ближе и ближе, так что я побежала по пятам за Торн, понимая, что он может появиться в любую секунду.

Но вскоре, к моему облегчению, мы уже забежали в пещеру.

- Сейчас мы в безопасности, - сказала Торн, упав на колени. – Хотя Танаки никогда не отступит. Каждый раз когда мы будем идти по дорожке между владениями, он будет охотиться на нас.

Глава 3. Неизвестное существо


Торн выглядела изнуренной и кровь все еще капала с мест где должны были быть ее пальцы. Она попыталась встать, но не удержалась на ногах и опять села.

- Извини, но мне похоже потребуется некоторое время на отдых. Мне это далось тяжело, - сказала она.

- Нет проблем. Отдыхай, пока тебе не станет лучше. Это был хороший трюк с ножами, - сказала я ей.

Торн посмотрела на меня.

- Мне пришлось научиться этому. Тяжело использовать ножи, если у тебя нету пальцев.  К тому же, это больно – так труднее сосредоточится. Но меня обучала Грималкин, и она научила меня импровизировать и никогда не сдаваться.

- Должно быть хорошо быть ученицей ведьмы-убийцы, - сказала я. – Я вытянула короткую соломинку – Костлявая Лиззи два года обучала меня, мне пришлось пережить эти два года жестокости и страданий.

- Я бы никогда не стала это терпеть, - сказала Торн.

- Я тоже! – воскликнула я с улыбкой.

- Ты не могла отказаться от обучения у нее? – спросила Торн.

Мое обучение у костяной ведьмы не самая лучшая тема для разговора, но я не брезговала говорить об этом. Но слова Торн раздражали меня.

- Тебе легко говорить!  - сердито сказала я. – Это не так легко сделать. Важно ли, что я не хотела чтобы она меня обучала? Лиззи не принимала отказа. Она решила обучить меня своему ремеслу, и она обучала. Вот как это было.

- Ты не могла убежать?  - спросила Торн.

Я совершила пару безуспешных попыток, но в конце концов она находила меня и тащила обратно.

- Всякий раз когда я убегала, я дни и ночи страдала от голода и ужаса в качестве наказания, - сказала я ей. – Она использовала против меня спронгов. Они пытались добраться до моего мозга.

Спронги были новорожденными существами тьмы, которые все еще пытались отыскать свое место. Они были похожи на щупальца с лапками, и острыми зубами, способными укусить жертву за шею, и если быть не осторожным то они способны пробраться в нос или уши.

- Так что в основном я делала все что она говорила, - продолжила я. – Если Лиззи говорила «Учись!» - я училась. Она запугивала меня своей магией, и я хорошо помню резки и большой острый нож который она использовала. Иногда было очень больно. У меня остались шрамы по всему телу.  Она пила мою кровь несколько недель, чтобы ее заклинания не ослабевали.

Я взглянула на Торн, которая закрыла уши руками и дрожала, плотно закрыв глаза.

- Что случилось? – спросила я наконец, когда она открыла глаза и убрала руки от ушей.

- Когда ты сказала, что Лиззи иногда использовала нож, это напомнило мне о том как я умерла, - ответила она. – Это мои ужасные воспоминания. Кретч схватил меня своей челюстью и отнес к магу, Боукеру. Затем ведьмы прижали меня к земле. Я боролась изо всех сил, но их было слишком много. Когда Боукер отрезал мне кости больших пальцев, боль была ужасной, но было еще что-то хуже. Я понимала, что это мой конец; я никогда не стану ведьмой-убийцей как Грималкин. Мне так хотелось последовать по ее стопам. Я хотела быть лучшей – величайшей убийцей Малкинов, которая когда-либо жила. И все пути к этому отрезали.



- Прости, - сказала я. – Я не хотела, чтобы ты вспоминала такой ужас.

- Это не твоя вина. Я просто продолжаю вспоминать свою смерть. Это возвращает меня туда снова и снова.

Внезапно позади нас в тоннели послышался шум, и мы обе в одно мгновенье поднялись на ноги. Может Танаки отправил за нами кого-то поменьше? Я задумалась.

- Мы должны идти вперед. Будет лучше, если мы поскорее достигнем следующей территории! – сказала Торн.

Я ожидала снова увидеть дорожку, но мы вышли из тоннеля прямо в то, что явно было другой территорией.

Из фиолетового неба над нами излучалось достаточно света, чтобы увидеть весь ужас места в которое мы прибыли. Там не было деревьев, и травы, просто огромная засушлива пустыня, по которой были разбросаны камни и валуны. Воздух здесь был очень теплый и пахнул серой, но земля под нашими ногами была теплее него. Я наклонилась и коснулась земли, и быстро убрала пальцы с поверхности. Она была очень неравномерной, с длинными трещинами, из которых выходил пар.

Это было странное и страшное место. Я подумала над тем, кому оно принадлежит. Что за бог создал себе такой дом?

Торн и я посмотрели друг на друга и пошли вверх по ближайшему склону. Когда мы достигли вершины, я увидела горы впереди.

- Мы должны направиться туда, - указала Торн в их сторону. – Будучи на возвышении мы сможем найти нужный нам путь.

- Что это за место? Кто захотел бы здесь жить? – спросила я.

- Что ж, это хороший вопрос, Алиса. Ты говорила что видела владения Пана. Оно подходит ему, не так ли? Должно быть оно очень зеленое и цветущее, потому что он бог природы…

Я поняла к чему она ведет.

- Так что за существо будет чувствовать себя хорошо в этой жаркой и бесплодной пустыне? – Я задумалась над этим. – Какая-то сущность огня, несомненно.

Торн кивнула.

- Звучит логично; что бы это ни было, нам лучше не встречаться с ним. Думаю у нас не много времени, прежде чем хозяин узнает о нашем присутствии. Нам нужно выбраться отсюда как можно быстрее. Со склонов этих гор впереди мы сможем увидеть наш маршрут.

С этим нельзя было поспорить, потому мы отправились в путь настолько быстро, как могли. Хотя было нелегко. Иногда наш путь преграждали огромные валуны и приходилось огибать их. Нам пришлось бежать когда в десяти метрах от нас из под земли вырвалась шипящая струя пара. Будь мы ближе, и он бы ошпарил наши лица. Было так жарко, что нам пришлось отвернутся.

Временами земля рокотала и тряслась, хотя и не так яростно когда приближался Танаки. Если верить Торн, он был нам угрозой лишь на пути между владениями. Какой бы не была причина толчков земли в этом месте, казалось для него это естественно.

Я снова задумалась о том, какой бог захотел бы жить в подобном месте, как Торн словно читая мои мысли заговорила ко мне:

- Знаешь что? – сказала она. – Я думаю, что это новая территория, которая здесь не очень давно. Грималкин много путешествовала и рассказывала мне о своих приключениях. Она сказала, что недавно посетила остров, полный вулканов. Земля под ногами была такой же горячей, и извергала пар. Рыбак который был вынужден забрать ее оттуда, рассказал что три года там не было ничего кроме моря; это был новый остров, рожденный из огня, который пробился сквозь волны. Кажется, это что-то похожее.

- В этом есть смысл, - сказала я ей. – Может быть, здесь новый бог, который только родился. Большинство богов древние, но у всех них было начало, не так ли?

Торн кивнула в знак согласия.

- У Грималкин были собственные мысли на счет этого, - сказала она. – Она узнавала в путешествиях много такого, о чем ведьмы из Пендла даже не подозревали. Она думает, что демоны могут становиться сильнее, пока не становятся богами; или все может случится наоборот.

Я всегда знала что много чего могу узнать у Грималкин. Она была не только великой убийцей, она еще была очень умной и познавательной особой.

- Это верно, - согласилась я. – Старик Грегори думал так же о демоне, которого называли Лихо. Он был закрыт за серебряными вратами под соборам Пристауна. Когда-то он был богом, но потому что ему стали меньше поклонятся, он ослаб.

- Я предполагаю, что все зависит от того во что верят люди, - продолжила Торн. – Если достаточное количество из них хотят чтобы что-то случилось – оно случится. Ты можешь быть права. Здесь народился бог или собирается народится из-за поклонения тысяч людей на земле.

Я вздрогнула от перспективы еще одного бога. Не хватит ли уже?

- Будем надеяться, что мы не увидим его, - сказала я. – Мы должны найти путь во владения Дьявола. Мне необходимо заполучить кинжал.

Мы побрели дальше, и я почувствовала жажду – хотя я поняла, что не чувствую никакого чувства голода. Это может быть тьма, но я здесь в своем человеческом теле. Конечно оно хотело того же что и на земле. Я попыталась представить что чувствуют мертвые. Хочет ли Торн кушать?

Я попыталась вспомнить как я провела здесь столько времени в плену у Дьявола, но у меня плохо получалось. Когда мы прибыли он немедленно передал меня своим слугам. Сначала меня держали в клетке, и я вспомнила мокрую губку, которую толкали через решетку мне в руки. Я жадно высасывала из нее воду. Иногда слуги Дьявола пропитывали ее уксусом, а не водой, и я вспомнила боль, когда он пропитывал мои пересохшие, потрескавшиеся губы. Однажды они связали меня и натирали ним мои порезы. Мои воспоминания заставляли меня быть более решительной, и внести свой вклад в уничтожение Дьявола – неважно, чего мне это будет стоить.

Было трудно следить, сколько времени прошло. Пересекая бездну, оно тянулось медленно; здесь оно текло быстрее, и мне показалось что мы приблизились к горам быстрее. На земле на это потребовалось бы больше времени. Теперь я видела что их склоны были белыми.

- Снег и лед! – я указала наверх.

Торн на несколько мгновений смотрела на зубчатые пики, затем кивнула.

- На земле, чем выше ты поднимаешься тем прохладнее становится. То же самое может быть и на этой территории.

- Снег и лед, значит вода. – воскликнула я. – Не знаю как ты, но я никогда еще не испытывала такой жажды. Во рту так сухо, что я с трудом могу глотать. Если наверху лед, а внизу жарко, где-то там на склонах лед должен таять, превращаясь в воду. По склону будут бежать ручьи!

Торн кивнула, не сказав будет ли она пить, и мы поспешили дальше. Вскоре мы поднимались, прокладывая свой путь между валунов и расщелин, стараясь обходить их подальше. В любой момент их них может вырваться вверх поток горячего пара.

Чем ближе мы подходили к горам, тем более грозными и неприступными они казались; скоро они станут слишком крутыми, чтобы взобраться на них. Но затем Торн указала на что-то слева от нас.

- Там горный проход… долина – давай последуем туда.

Это оказался узкий овраг, не более ста шагов в поперек; две отвесные стены скал по обе стороны нависали над нами. Было очень мрачно, небо было как узкий зигзаг, высоко над нашими головами.

Вскоре мы вышли на плато, и я увидела то чего хотела. Я  утолю свою жажду! Мы достигли почти круглой площади, окруженной отвесными скалами. В центре находилось озеро… Но после того как я взглянула на воду, мое поднесение сменилось разочарованием. Я не смогу приблизится к нему даже одна, чтобы попить. Поверхность клокотала и бурлила, над нашими головами возникло облако от пара. Вода была кипящей.

- Никаких шансов, что это стоит пить! – пожаловалась я, осознав что земля под моими ногами тоже горячая. Я чувствовала это сквозь подошву моих остроносых туфлей.

- Вода которая заполнила это озеро, должна была откуда-то стечь, Алиса, - сказала Торн.- Скорее всего с горных вершин. Там должны быть горные ручьи, которые стекают к нему по склонам. Они могут быть холодными.

Мы начали следовать вдоль кривой каменной стены, которая граничила с плато, двигаясь влево от нас против часовой стрелки. Вскоре мы встретили узкий потек, но он так же шипел и парил, устремляясь к озеру.

- Мы должны идти дальше, - сказала я Торн. – Дальше может быть что-то лучше.

Мы перепрыгнули через ручей и продолжили идти. Неожиданно нам повезло. Вода текла вниз по скале и падал как тяжелый дождь в пяти  или шести шагах от нее.

- Она не парится, - сказала я. – Выглядит не горячей. Может она стекает с большой высоты?

Я осторожно подошла к водопаду и осторожно протянула к нему пальцы. Он был слегка теплый. Несколько моментов спустя мы с Торн танцевали вокруг него, промокнув до кожи, смеясь и крича от счастья. Я поняла вверх голову, широко открыла рот и смочила свои потрескавшиеся губы и сухой язык. Затем я подошла ближе к скале, сложила руки лодочкой и пила воду пока полностью не перестала чувствовать жажду.

Именно тогда я заметила кое-что странное. Хотя Торн была счастлива, и рада промокнуть под водой, она мыла лицо и руки, и волосы, но она не выпила ни капли.

Разве мертвым не нужна вода и еда?

Но эта мысль немедленно была изгнана из моей головы. Я услышала звуки ломающихся сухих веток под ногами. Я посмотрела в сторону источника звука. Он доносился откуда-то из скалы, в четырех или пяти шагах от водопада.

Там была щель в скале, и звуки доносились оттуда. Это крыса? Мысли забегали в голове.

Мне было любопытно, но это заставило меня насторожится; я готова использовать свою магию, если потребуется. Потом что-то проблеснуло в темноте.  Оно сердито и громко шипело, и на меня уставили два грозных глаза. Я отодвинулась от щели. Глаза слишком большие – слишком большие для крысы. Что может прятаться в такой узкой щели как эта? Что за неизвестное существо скрывается там?

Глава 4. Владения скельта



Я с ужасом смотрела, как оттуда вылезли две тонкие как веточки щупальца, которые начали двигаться словно проверяя воздух. Они были серыми, тонкими и действительно очень длинными. Они выглядело как ножки какого-то гигантского насекомого. Затем они опустились на пол и появилась еще одна пара, он выбирается наружу. Когда появилась голова, я сразу поняла что это за существо. Его голова и тонкая морда были знакомы мне. Я слишком хорошо знала их.

- Торн! – закричала я, потому что она еще была под водопадом. – Скельт! – я не отводила взгляд от существа, которое продолжало выбираться из трещины.

Два сегмента тела были остроконечными и твердыми, как броня. Что-то общее между омаром и гигантским насекомым, но вместо шести ног, у него было восемь. Он посмотрел на меня, и я почувствовала как силы покидают мое тело. В этих глаза была сила; способность замораживать свою добычу, пока он подходит к ней.

Скельты очень опасны. Я была свидетелем того как они убивают своих жертв, как часть ритуала водяных ведьм; они также напали на Тома Уорда у водяной мельницы на севере от Кастера – Билл Аркрайт убил одного.

Длинная морда была костяной трубкой, которую они вставляли в горло или грудь жертвы – чтобы высосать из нее кровь. Существо было ужасным убийцей – больше чем я, гораздо сильнее, и очень быстрое.

Я знала что могу сразить его своей магией, но это было последним средством. Было много причин, почему мне стоит использовать свою магию по минимуму; возможно мне потребуются все мои силы чтобы сделать необходимое и сбежать из тьмы.

Скельт медленно приближался ко мне, его суставы щелками и скрипели когда он шагал по теплой скалистой породе. Я чувствовала его силу, как он пытался контролировать свой ум и заморозить меня на месте, словно кролика. Я изо всех сил начала сопротивляться, но они были на исходе. Краем глаза я увидела, как Торн бежит ко мне. Она держала по ножу в каждой руке, и ее лицо было искажено от боли.

Прежде чем она достигла существа, он словно почувствовал ее, повернулся и был готов встретить атаку. Я освободилась от его влияния.

Это был мой шанс. Я подняла камень – тяжелый, я смогла его поднять лишь двумя руками. Затем я сделала то, что сделал Билл Аркрайт, когда спас Тома Уорда. Когда скельт поднял две передние лапы, чтобы парировать атаку Торн, я нанесла удар камнем по задней части его головы изо всех сил. Раздался треск, затем хруст, и чавкающий звук когда голова скельта раскололась. Его ноги подломились под ним и начали дергаться и трястись. Он был мертв, или умирал.

К моему удивлению и шоку, Торн ничего не сказала. Она вернула клинки в ножны, опустилась на колени рядом со скельтом и начала лакать его теплую кровь из раздробленного черепа.

В ужасе я отступила назад.

Торн подняла глаза и увидела выражение моего лица. Ее губы были в крови. Она начала сочиться из уголка ее рта и капать с подбородка.

- Почему ты так смотришь на меня? – закричала она. – Это то, что нужно чтобы сохранить силы. Это то, что мертвые делают во тьме. Как еще здесь выжить?

Она продолжила жадно пить кровь, отчаянно глотая, игнорируя меня.

Меня наполнило отвращение, я не могла смотреть на это: я повернулась к ней спиной и медленно побрела прочь от скалы, направившись обратно к кипящему озеру. Пока я шла, то постепенно успокоилась. Много ведьм на Пендле использовали магию крови, но обычно в небольших количествах. Остальное время они ели нормальную еду, как баранина, бекон и хлеб.

Было правда, что Лиззи любила кровь крыс, но только ведьмы которые питались кровью как Торн в настоящее время, были мертвыми, и привязаны к своим костям, в лощине на востоке от Пендла.

Наверное здесь были другие правила – я начинала понимать это. Мертвым здесь необходима кровь чтобы выжить. Как я могу судить или винить Торн? Она просто делает все необходимое для того, чтобы остаться в живых.

Хотя до озера было еще далеко, я почувствовала жар на своем лице. Тепла выделялось гораздо больше, чем должно было бы от просто впадающей в него воды. Может быть непосредственно под озером есть какая-то вулканическая деятельность? Что делать, если вдруг оно взорвется больной волной огня и кипящей воды?

Я остановилась. Вдруг меня напугало бурлящее и вспенивающееся озеро. Я быстро принюхалась три раза, чтобы выяснить представляет ли оно угрозу. Я всегда была хороша в этом умении. У некоторых ведьм это получалось лучше чем у других, но мне оно далось еще легче. Это была одна из вещей, которые казалось произвели впечатление на Костлявую Лиззи в начале моего обучения. На этот раз мне было трудно собрать информацию. Я попыталась еще раз – быстро принюхалась три раза.

Я никак не могла выяснить что за угрозу предоставляет кипящее озеро: я чувствовала, что оттуда в любое мгновение может что-то появится.

Затем, какое-то небольшое существо вылезли из озера и начали ползти в мою сторону. Что это такое? Как что-то может выжить в такой горячей воде?

Сначала оно было одно, затем появилось второе. В считанные секунды их было около десятка, и все они направлялись в мою сторону.

В конце концов я поняла, что они не маленькие. Озеро было гораздо дальше, чем мне казалось. Существа казались маленькими из-за расстояния между нами. Они быстро двигались и становились все больше – что означало что они приближаются.

Внезапно я поняла, что это такое. То что они были так далеко от меня когда вылезали из озера, и то что они были внутри этого кипящего озера, просто заставили меня сомневаться.

Они тоже скельты!

Я развернулась и побежала назад, в сторону Торн.

- Скельты! Много скельтов! – закричала я во весь голос.

Она все еще сидела на том же месте и пила кровь с головы скельта, но затем посмотрела на меня и казалось не собиралась ничего делать. Я знала, что она смотрит в сторону озера позади меня. Она тоже видит существ.

Она медленно поднялась на ноге, но осталась на том же месте. Она была храброй, Торн, и я знала, что она дождется пока я не сравняюсь с ней, прежде чем побежать вперед. На была по-настоящему верной – Грималкин убедилась в этом – и не побежит, пока мне угрожает опасность.

Я оказалась права. Когда я подбежала к ней, она махнула рукой в сторону плато и мы последовали в его сторону. Мы бежали изо всех сил, пока я не начала задыхаться – хотя Торн казалась полной энергии, она все еще хорошо дышала. Это был результат того, что она выпила крови скельта?

Я пару раз оглянулась назад, но скельты по-прежнему преследовали нас, но им пока не догнать нас. Мне нужно было отдышаться, поэтому я остановилась на краю узкого оврага, схватив Торн за руку и потянув за собой, и оглянулась.

Казалось скельты оказались от погони. Они отвернулись и медленно двигались назад, в сторону кипящего озера.

Зачем им сдаваться? Возможно они не хотят отходить далеко от дома?

Торн и я продолжили свой путь.

- Они вышли из кипящей воды, - я была озадачена. – На земле, скельт бы не смог выжить в таких условиях.

- Здесь все по-другому, - напомнила мне Торн. – Это скельты, которые умерли на земле. Здесь другие правила. Теперь когда они отступили, мы должны снова подниматься. Мы должны искать признаки врат.

Я не поняла что она имеет в виду.

- Мы ищем другую стену скалы, и пещеру, которая выведет нас на путь между владениями? Что ты подразумеваешь под словом «врата»?

- Нет – выйти из владений, это не то же что и войти в них. Врата через которые можно выйти обычно полны магии, и испускают луч коричневого цвета. Его хорошо видно в темноте, но очень плохо – если владения хорошо освещены. Не думай, что здесь не видно света, у нас и так немало неприятностей. Но нам будет легче его увидеть, если мы поднимемся в горы.

Вскоре мы поднимались верх по скалистой породе, и мы действительно увидели его. Торн заметила его первой, но ей пришлось указать на него дважды, прежде чем я заметила. Это был тонкий вертикальный луч коричневого цвета.

Мы запомнили его расположение, и пошли вниз по склону по направлению к нему. Мы обе опасались что владелец этой территории сможет найти нас раньше, чем мы сможем ее покинуть.

- Принюхайся! – велела мне Торн. – И скажи мне чем пахнет.

Я принюхалась три раза и почувствовала место где находится луч. Там сильно пахло протухшими яйцами.

- Яйца! – воскликнула я сморщив нос. – Пахнет вонючими, протухшими яйцами.

- Совершенно верно, Алиса. Поэтому запомни этот запах – это еще один способ найти врата. Иногда ты можешь и не увидеть коричневый луч света.

Когда мы приблизились к вратам, Торн повела меня налево, и мы подошли к ним под углом. Это была вертикальная линия, которая менялась от формы полумесяца до овальной формы. Когда мы стояли прямо перед ней, я увидела истинный облик света.

Ворота состояли из трех концентрических кругов коричневого цвета, которые парили в воздухе, примерно на уровне пояса. Через них я увидела еще один пейзаж -  нечто особенное  в этой вулканической пустоши.

Его положение затрудняло доступ. Я нервно подошла к ним.

- Ты должна пройти сквозь, не задевая краев, - подсказала мне Торн. – Если случайно наткнешься на диск, то можешь потерять конечность. Края врат острее чем клинки Грималкин! Ты пойдешь первой. Я последую за тобой. Как только ты пройдешь через них, сделай кувырок вперед.

Так что я приготовилась пройти через врата – в неизвестность.

Глава 5. Мертвецы



Я сделала кувырок вперед, как мне говорила Торн и приземлилась на мягкую землю. Она последовала за мной, приземлилась на ноги у меня за спиной, приготовив ножи, готовая ко всему.

Была ночь, но воздух был теплее чем в летний день в Графстве: здесь было такое же ощущение сырости, как будто, не смотря на чистое небо, должен был начаться дождь. Было приятно ощущать такую перемену погоды, после сухой жары в прошлом владении. Небо было черным, и казалось безоблачным, хотя я не видела звезд.

Прямо перед нами стоял травянистый склон; ни говоря ни слова мы начали карабкаться по нему. Когда мы добрались до вершины, я увидела полную луну низко над горизонтом.

Кровавая луна.

Я была свидетелем такой луны до этого, в ночь когда на Пендле ведьмы призвали Дьявола прийти в наш мир; в ту же ночь Малкины послали свою ведьму-убийцу охотиться на Тома Уорда, и убить его.

Где-то впереди я услышала пение птиц, и прежде чем мы достигли вершины, еще один суровый и ритмичный звук – прилив и отлив моря на галечный пляж.

Мы остановились и посмотрели вниз. Под нами было что-то похожее на большой прибрежный город. Его уютные улицы клонились вниз, чтобы встретиться с широкой кривой бухтой. Рыбацкие яхты покачивались на якорях, или лежали на меня на пляже, где красный прилив жадно заглатывал гальку.

- Это владения Дьявола? – спросила я, глядя на пугающую кровавую луну, – уверенна, что я права и что скоро мы уйдет отсюда.

Но к моему ужасу Торн покачала головой, напряженно всматриваясь вдаль: мне показалось, что я видела страх в ее глазах.

- Я никогда не была во владениях Дьявола, потому не знаю чего ожидать, - сказала она, – но я знаю где мы сейчас находимся. Это одна из самых опасных территорий. Здесь собираются много мертвых людей, которые принадлежали к тьме. Здесь полно мертвых ведьм, нелюдей, не говоря уже про демонов и других сущностей, которые охотятся на них. Я попала сюда сразу после смерти. Но сбежала так быстро, как только смогла.

- Кровавая луна заставила меня подумать, что это владения Дьявола. Такую же луну мы видели, когда он пришел на землю… - сказала я.

- Здесь луна никогда не исчезает – она зафиксирована в одном положении. Здесь всегда темно Очень ужасное место… - пробормотала Торн.

- Наверное нам лучше туда не спускаться? Лучшее что мы можем сделать, это пойти по твоим следам. – сказала я ей. – Нам нужно выбираться прямо сейчас.

Но Торн лишь покачала головой.

- Я бы хотела чтобы все было так просто, Алиса… Я не знаю где выход. Существует только один в этом владении – но он там, в этом уродливом  и опасном городе. Если мы хотим покинуть это место,н ам необходимо спуститься на эти улицы.

Это было плохо. Город переполненный потенциальными угрозами. Если Торн боится этого места – а Грималкин говорила что Торн самый смелый человек которого она встречала – оно конечно же, напугало и меня.

- У меня там может быть много врагов. – сказала я ей. – Они знают что я здесь? Я сделала все возможное чтобы скрыть себя с помощью магии.

Торн кивнула.

- Даже если использовать самую сильную магию, они все равно могут почувствовать живого человека. Здесь редкость встретить живого. Это вызывает незнакомые пульсации во тьме и некоторые мертвые могут унюхать тебя здесь.

- Я бы не хотела встретиться с Костлявой Лиззи… - сказала я. Она была первой из моих врагов, кто пришел мне на ум. Ведьма много за что хотела бы со мной поквитаться. Я вспомнила как помогла Тому сбежать из ямы возле Чипендена, когда она схватила его в плен. Это привело ее к старику Грегори и он схватил ее и бросил в яму в своем саду. Но она не единственная кого мне стоит боятся.

- Здесь есть и другие, чьи дни я помогла прервать. Они все могут ждать меня здесь, - сказала я Торн.

Торн не смотрела на меня. Она прикусила нижнюю губу и отвернулась.

- Что случилось? – спросила я.

Она повернулась вокруг, чтобы встретиться со мной взглядом. На мгновение мне показалось что ее глаза блестят от слез, но потом я решила, что это лишь игра света. Странная луна наполнила ее глаза кровью.

- Много кто ждет и меня здесь, - сказала Торн. – Я помогала Грималкин в течении нескольких лет, и очень много жизни забрали мои ножи. Это еще одна причина, чтобы быстрее двигаться вперед. Давай доберемся до врат без промедления.

В ее словах был смысл. Чем больше мы мешкаем, тем больше шансов что наши враги учуют нас. Так что мы начали спускаться вниз по склону.

Пока мы шли, я решила поднять вопрос о потребности мертвых в крови. Мне нужно было знать некоторые вещи и я хотела извинится за свою реакцию на то, что Торн пила кровь мертвого скельта. Лучше было не скрывать мысли в своей голове, и спросить обо всем напрямую.

- Значит мертвым нужна кровь. Что произойдет если ты будешь бороться с жаждой и не будешь ее пить? – спросила я.

- Устоять невозможно. – голос Торн был полон пыла и я знала что она изо всех сил пытается держать себя в руках. – Жажда крови просто растет и растет, пока ты больше не можешь сопротивляться.

- А что насчет меня? – спросила я. – Это правило не действует на живых которые входят во тьму? Я не испытала желание пить кровь скельта, когда разбила ему череп, лишь отвращение. По правде говоря, я до сих пор не испытываю голода. Мне просто время от времени хочется пить.

- У меня для тебя плохие новости, Алиса. Все что ты можешь сделать, это пить воду. Ты не можешь позволить себе съесть что-нибудь здесь. Если ты выпьешь крови или съешь что-то, ты можешь больше не вернутся в мир живых. Невероятно что ты не чувствуешь желания отведать пищи. В данный момент ты используешь жизненную силу своего организма. Это то, что питает тебя. Ты тратишь свои собственные запасы. Оставайся ты в неведении слишком долго, и ты бы использовала их все. Ты вернешься лишь высохшей оболочкой и не проживешь даже несколько недель, а то и дней. Вот еще одна причина, чтобы быстрее найти то что тебе нужно и выбираться отсюда.

Было хорошо знать правду, но каждый фрагмент информации заставлял мою ситуацию становится все хуже. Впрочем были и другие причины, кроме моего выживание, чтобы поскорее вернутся в Графство.

- Ты права, Торн. – сказала я ей. – Я должна вернуться с кинжалом вовремя, чтобы совершить ритуал на Хэллоуин. Грималкин сильная, но она не сможет держать вечно голову Дьявола подальше от его слуг. Их слишком много, и в один день они ее поймают. Мне нужно вернутся до того как это произойдет. Это причина по которой ты мне помогаешь, Торн – чтобы помочь Грималкин?

Вместо ответа, Торн еле заметно кивнула. Она умерла от рук слуги Дьявола. Без сомнений это послужило еще одним мотивом для нее. Потом я вспомнила еще один вопрос. Я не хотела заострять на этом внимание, но я должна была знать худшее.

- Что случается с теми, кто умирает здесь, во тьме?

- Если мертвые умирают здесь снова – они просто рассыпаются растворяются и перестают существовать – это означает забвение. Через некоторое время мертвые могут даже не пытаться выживать здесь. Лучше стать ничем, чем существовать здесь во тьме, в вечных мучениях. Может быть это моя судьба. Но я не знаю какие последствия ждут тебя, Алиса. Я больше не видела здесь живых людей. Может, есть кто-то другой кто знает ответ на этот вопрос…

Я не собиралась задерживаться во тьме на дольше чем потребуется, но было полезно это услышать.

Когда мы подошли ближе к городу, я заметила что-то внизу. Формированная сеть из узких улочек и небольших домов, которая вела на галечный пляж, но было несколько больших зданий. Одно из них было похоже на замок, и там была как минимум одна церковь, еще пара выглядела как склады, как на земле, где их используют для хранения зерна.

- Это замок? – я указала на самое крупное строение, которое расположилось на самой высокой улице.

- Нет. Это базилика – это большая церковь, как собор на земле. – ответила Торн.

Я нахмурилась от замешательства. Единственный собор который я когда-то видела в Пристауне, самая важная церковь в Графстве, был действительно высоким. Это же строение имело квадратную башню, а не шпиль, но ее размеры были впечатляющими. Что делает такая огромная церковь во тьме?

- Люди ходят в церковь и молятся во тьме?

- Да, они молятся, - ответила Торн. – Но не так как говорят люди на земле, что они молятся Богу. Как известно погибшие здесь в основном поклоняются исчадиям ада, хотя некоторые молятся другим темным божествам, как Морриган или Голгоф, повелитель зимы. У каждого из них есть свой алтарь в базилике.

- Здесь должны быть некоторые кто не поклоняется богам – некоторые кто является врагом Дьявола тоже могут быть здесь? – мне стало интересно сможет ли кто-то защитить нас, пока мы будем искать врата в другое владение.

-Здесь много кто сможет нам помочь, если мы попадем в неприятности, - сказала мне Торн. – У нас есть друзья, которых мы сможем призвать если будет велика потребность. Но я бы не рассчитывала на это. Мы сможем сделать это только если наша ситуация будет критической – потому что этим мы навлечем на них серьезную опасность.

Оставалось лишь надеяться что до этого не дойдет. Но я должна сделать все чтобы доставить кинжал Тому.

- Так где же местонахождение врат? – спросила я Торн.

- Врата никогда не стоят на одном место долго; они перемешаются вокруг; я знаю что некоторые из сильных сущностей здесь могут манипулировать их расположением. Иногда они берут цену за их использование. Нам придется искать его. В конечном итоге мы можем унюхать его.

- Но однажды ты уже покинула эту территорию, Торн. Тогда ты должна была платить?

Торн кивнула.

- Здесь валютой служит кровь. Я заплатила им кровь.

Мне не хотелось думать о том, что она была вынуждена сделать, но я должна была спросить. Я должна была узнать все детали того, с чем мне возможно предстоит столкнуться. Но прежде чем я успела задать вопрос, Торн отвернулась от меня и пошла вперед быстрым шагом.

Мы дошли до подножия склона и земля выровнялась. Между нами и первыми постройками, в которых казалось не светил свет в окнах, была площадь сырой земли с несколькими мертвыми деревьями и  пучками болотной травы. Торн указала путь и мы пошли вперед, наши остроносые туфли погружались в болото с каждым шагом и хлюпали от воды.

Впереди я увидела несколько фигур. Луна была позади здания и во мраке было трудно определить, но там были мужчины и женщины. Видимо они шли куда глаза глядят. Один шел по кругу; я слышала слабое бормотание, но не могла разобрать ни слова.

- Их называют «потерянными», - объяснила Торн. – Они не знаю что они мертвы и их воспоминания о земле запутанны. Они самая легкая добыча здесь – их кровь легко взять, так что они здесь ненадолго.

Наконец почва стала тверже. Когда мы покинули болото, я вдруг начала ощущать что за нами кто-то наблюдает и у меня на затылке волосы встали дыбом. Я два раза мельком посмотрела через плечо, но там никого не было. Затем я краем глаза увидела какое-то движение.

- Там что-то движется, слева от нас… - сказала я шепотом. Казалось темная сущность поднимается из болота, но пропала сразу же как только я взглянула в ее сторону.

- Просто продолжай идти и не смотри непосредственно на него, - посоветовала Торн. – Не беспокойся – все кто населяет эти жилища и внешнее болото, как правило недостаточно сильны, чтобы выжить в городе. Это скорее всего глипп.

Я никогда не слышала ничего о них, но Торн сразу же объяснила:

- Это слабый элементаль, который любит грязь и застоялую воду. Демон бы сожрал его в одно мгновение и мы явно заставили его нервничать, но я знаю что голод может заставить их быть очень отчаянными.

Мы достигли первого здания – двухэтажный дом с треснутыми окнами и изодранными кружевными шторами. Внутри было темно, но я заметила как штора дернулась, а потом что-то тонкое и серое вернулось в гостиную.

- Наверное нам пока не о чем беспокоится, - сказала Торн. – Как я уже говорила, наиболее опасные существа собираются либо возле водоема, либо вокруг базилики.

Мне оставалось лишь надеяться на ее правоту. Она была единственным другом который был у меня здесь.

Теперь мы шли по каменной алее между двух каменных зданий, но я видела впереди свет и слышала шум голосов. Спустя несколько мгновений мы оказались на оживленной мощенной улице, которая уходила выше, прочь от нас. В окнах мерцали свечи, а в кронштейнах на стенах были установлены факелы чтобы осветить темную сторону улицы, на которую не проливался отблеск кровавой луны. Но это место очень отличалось от земли.

Камни которыми была выложена улица были черными и блестящими, как початки угля, что отличало это место от Графства. Но самой зловещей вещью был дренажный канал, проложенный по улице далеко от домов с левой стороны. По нему в нашу сторону текла темная жидкость. Я ахнула, когда поняла что она похожа на кровь – материал который сметают с пола мясной лавки, когда рабочий день окончен. Я чувствовала этот запах; отвратительный медный запах.

Здесь тоже были люди – мертвые, которые перемещались опустив глаза к брусчатке. В основном их одежда была разорвана в клочья, а обувь была с каблуками. У одной женщины с темными спутанными волосами на горле была кровавая рана, их которой торчала рукоять кинжала; из раны бежала кровь, пропитывая все платье.

Я посмотрела на Торн. Ее изуродованные руки все еще сильно кровоточили. Значит, стиль твой смерти переносился во тьму вместе с тобой… Если я права то в ближайшее время я могу увидеть вещи похуже этих.

- Опусти глаза к земле! – прошипела Торн. – В противном случае ты привлечешь к нам внимание.

Я посмотрела в сторону Торн и увидела что она идет с опущенной головой. Я сделала то же самое, хотя меня и мучил вопрос зачем это делать.

- Все же и так смотрят на землю, как они заменят что-то странное в нашем поведении? – прошептала я в ответ.

- У нас еще будет время для вопросов, Алиса. – пробормотала Торн так тихо, что я едва услышала. – Это не те люди, которых нам стоит опасаться. Мы их называем потупленными мертвецами – бедные слабовольные души, которые в основном являются добычей. Как ты думаешь, чем питаются те, кто сильнее? Эти мертвецы лишь источник крови – это валюта здесь!

Глава 6. Хищники и добыча


Мы свернули за угол и попали на другую подобную улицу, которая все еще поднималась вверх. Здесь было больше потупленных мертвецов и в окнах горело больше свеч – за которыми я чувствовала чей-то невидимый и враждебный взгляд.

Внезапно я услышала жуткий визг вдалеке. Я задрожала от страха. Я знала что уже слышала этот звук раньше… Где это было?

Крик раздался снова. На этот раз гораздо громче. Кто бы его не издавал, он быстро двигался и направлялся в нашу сторону.

В третий раз он повторился на узкой мощенной улице и я поняла что он доносится с неба. И я сразу же поняла что это. Это был визг трупной птицы, которую иногда называют козодоем; птица которая летает в Графстве по ночам. Я использовала этот жуткий вопль в качестве тайного сигнала чтобы связаться с Агнессой Сауэрбатс. Как я могла забыть? Затем по моему позвоночнику пробежал холодок и я вспомнила еще кого-то, кто использовал такого приживалу. Кого-то кого убила Грималкин и отправила сюда, во тьму: Морвена, самая могущественная водяная ведьма, еще один ребенок Дьявола.

Перспективна встречи с ней наполнила меня ужасом. Она обладала большой силой и скоростью, и кровавым глазом, который может заморозить свою жертву в то время как она будет разрывать ее на куски и пить кровь. Она была опасной при жизни, и может быть еще опаснее после смерти. Мое сердце наполнилось тревогой.

Птица появилась в поле зрения и пролетела низко над крышами домов, ее оперение освещалось огнем, при свете кровавой луны. Через несколько мгновений, к моему удивлению, она исчезла, и когда я снова услышала ее крик, она отдалялась от нас. Она ищет нас, так же как искала Тома Уорда в болоте рядом с мельницей Билла Аркрайта? Если она действительно выслеживала нас, то скоро появится ее ужасная хозяйка – я была уверена в этом.

С помощью Тома Уорда Грималкин убила Морвену и ее приживалу. Я в те дни тоже сыграла свою роль в этом, мои действия тоже ускорили ее погибель – она несомненно узнала об этом от других мертвых во тьме. Я ее враг, и она будет мстить.

Но была одна вещь, которая работала на нашу пользу; что-то, что сделает ее угрозу менее существенной. Природной средой Морвены была вода, и она не может находиться без влаги или болота слишком долго. Находясь далеко от воды, она быстро ослабевает. А этот город был полон мощеных улиц; единственная жидкость, что я здесь видела до сих пор – была кровь.

Но что если здесь все иначе? В конце концов, она одна из мертвых. Она по-прежнему нуждается в водяной среде которая защитит ее?

Потом на расстоянии, в направлении базилики я услышала биение колокола, каждый его перезвон заставлял вибрировать зубы и челюсть; казалось даже булыжники под ногами дрожали от этого звука.

Торн схватила меня за руку и потянула меня с улицы в узкий проулок. Она надавила на мое плечо, дав мне понять что нам нужно сесть.

После тринадцатого удара колокола, биение прекратилось. Почти сразу я услышала крик внизу на улице, а затем кто-то гораздо ближе заревел в тоске.

- Что происходит? – спросила я Торн шепотом.

Торн прижалась губами к моему уху и начала шептать.

- Этот колокол звенит часто, но точное время предсказать нельзя, так что ходить по этим улицам не безопасно. Колокол называют Избирателем: если ты избран, чтобы умереть снова, тебя вызывают на финальный гонг – страшным командирским голосом внутри твоего разума, и ты должен идти прямо к базилике, встретиться со смертью.

- А что если избранный не хочет идти?

- Большинство не может устоять перед голосом, но в любом случае, лучше повиноваться. Те кто умирает во второй раз, почти не испытывают боли. За теми кто убегает – беспощадно охотятся и они умирают в жестоких и долгих мучениях.

- Ты видела как это происходит? – спросила я.

- Да, один раз – вскоре после того как я умерла и оказалась здесь. Я видела как группа ведьм тащили мужчину по земле на рыночную площадь за собором, а затем медленно рвали его на куски. Кусочки его тела были разбросаны по булыжникам, а он все еще продолжал кричать.

Я поежилась от этой мысли, но я почувствовала что Торн мне что-то не договаривает. Я была права.

- Это место опасное еще по одной причине, - сказала она. – Сразу после звона колокола, есть краткий период когда хищники имеют право охотится на того кого захотят; один удар колокола означает что время охоты вышло.

С улицы доносились крики, совсем рядом, и далеко в темноте переулка я услышала чьи-то стоны – правда невозможно было сказать: от боли или от страха. Одна часть захотела пойти на этот звук и оказать какую-то помощь, или утешение; но другая часть меня была слишком напугана чтобы сдвинутся с места. Даже если бы у меня получилось заставить себя двигаться, Торн все еще сжимала мое плечо, что ограничило бы мои действия.

Что-то дважды пролетало над нашим укрытием; сначала слева направо, а затем в обратную сторону, как будто оно пропустило нас в первый раз, но почувствовало что мы здесь и вернулось чтобы посмотреть еще раз. Это был не козодой – я была уверена в этом; оно было слишком большим.

Мгновение спустя существо вернулось, ее крик был похож на клекот гигантского ворона. На этот раз оно не пролетело над нами. Оно зависло прямо над нашими головами и я успела хорошенько все рассмотреть. Оно напоминало летучую мышь, но было ростом с человека, чрезвычайно худого с длинными, жилистыми крыльями и горящими красными глазами. У него так же были четыре конечности, которые выглядели не как ноги, а когтистые руки.

- Он выбрал нас жертвой! – воскликнула Торн, поднимаясь на ноги, готовая защитить нас.

Что бы это не было, оно не выглядело сильным – хотя внешность может быть обманчива. Когти могут быть смертельно острыми, и без сомнений оно обладает ловкостью и скоростью.

Скрепя сердцем я была готова использовать свою магию, но когда я подумала что сейчас существо спиралью бросится на нас в атаку с воздуха, прозвучал удар колокола. В ответ оно издало крик, взмахнуло крыльями и улетело прочь.

Торн указала на вход в переулок и мы снова поднялись на ноги.

- Мы будем в безопасности до следующего звона колоколов.

- По крайней мере период охоты не такой длинный,- сказала я. – Кажется пока что удача на нашей стороне.

 - Это верно, но хищник часто запоминает свою жертву и преследует ее, оставаясь незамеченным. Никогда не знаешь, откуда он нанесет удар.

- Значит эта штука будет следить за нами до начала следующего охотничьего периода…. – поняла я.

Торн кивнула.

- Сущность которая зависла над нами называется хуке. Это один из классов низших демонов, но опасен тем, что иногда они охотятся стаями. Он отметил нас и теперь сможет обнаружить наш след. Он так же может передать эту информацию другим похожим на себя, чтобы они присоединились к охоте. Чем дольше мы находимся здесь – тем больше подвергаем себя опасности.

- Что относительно Танаки? – спросила я. – Мы можем быть уверенны что он не последует за нами сюда?

- Есть риск, что он может прийти за нами, - призналась Торн. – Но в основном он охотится на дороге и территории между владениями. Вот где он является большей угрозой для нас. Вот где он будет нас ждать.

Мы вышли обратно на улицу, и когда Торн склонила голову, я сделала то же самое и последовала за ней по пятам. Вскоре она свернула налево в еще более узкую улицу и мы пошли вперед. Впереди возвышаясь над домами я увидела угрожающую часть башни базилики , которая купалась в кровавом свете луны; казалось мы направляемся к ней.

Поток мертвых рядом с нами не прекращался. Те кто направлялся вверх по улице, держались левой стороны ближе к каналу, по котором бежала кровь; те кто шел с нами, держались правой стороны. Все с опущенными головами.

- Куда идут все эти люди? – спросила я.

- Кто-то идет в базилику поклонятся. Другие могут идти питаться. Здесь есть магазины с кровью, где жертва заключена в ловушку, пока с нее не сольют кровь. Кровью награждают за любую информацию о местонахождении избранных, которые убежали. Это часто случается. Здесь собака пожирает собаку.

- Какой смысл смотреть в вниз, если хищники могут напасть с неба? – спросила я, снова подумав о хуке.

- Некоторые из хищников, могут быть оборотнями: они могут преследовать жертву в человеческом обличии, выжидая сигнала, чтобы атаковать. У многих из них есть сила, способная заставить тебя застыть на месте от одного их взгляда, или заставить тебя ждать где-то, ожидать последнего удара колокола. Так что смотреть в глаза мертвым не самая лучшая идея.

- Мы можем быть избранны? – спросила я, с ужасом подумав что голос в моей голове прикажет мне идти к базилике.

- Ты не мертва, Алиса, так что ты в безопасности – по крайней мере от этого. Но меня могут выбрать. Вот почему я так быстро покинула это владение, слишком большой риск находится здесь.

Я кивнула, оценивая ее столь храбрый поступок, как помощь мне. В некотором смысле, она была здесь в большей опасности, чем я. Я начала думать над тем, чтобы поблагодарить ее за помощь, отправить ее по другому пути и самой встретится с опасностью.

Несмотря на ее предупреждение, я подняла взгляд вверх на базилику. Там было нечто, что заставило чувствовать меня неловко. Я видела, как цитадель Ордин появилась из столпа огня; я никогда не забуду те три витых шпиля, с и длинными, узкими окнами, сквозь которые я увидела демонов и других сущностей, движущихся взад и вперед.

Я так же была пленницей на суде в Пристауне, и смотрела в глаза горгульи над главным входом его собора – образ ужасной сущности, называемой Лихо. Я ходила по лабиринту тоннелей под ним, и в конечном итоге попала в плен к демону…

Оба места были страшными, но базилика мертвецов, освещенная лунным цветом крови ужасала меня иначе… Как именно, я не знала.

Чем выше мы поднимались, тем уже становилась улица. Кровавая луна освещала крыши домов, но брусчатка и фасады зданий были в темноте, факелов ставало меньше, между каждым их них было большое расстояние.

Вокруг ставало меньше мертвых. Торн вела меня вперед, но я заметила что ее темп замедлился. В конце концов она остановилась и громко шмыгнула носом три раза. Потом она повернулась ко мне, ее взгляд напугал меня.

- Хуже и быть не могло, - сказала она. – Врата сейчас внутри базилики.

- Я полагаю, что это странно, что они там? – сказала я. Может это сделал один из моих врагов? Я задумалась над этим.

- Ты права, Алиса. Конечно же, это не случайность, - ответила Торн. – Сильные слуги Дьявола могли переместить врата сюда, чтобы ты была вынуждена войти внутрь. Они будут ждать тебя.

- Это ловушка, - я сделала глубокий вдох. – Но я должна пойти туда. Время идет, и я должна получить кинжал за любую цену. Ты не обязана идти со мной дальше, Торн. Я искренне благодарна тебе за твою помощь – ты уже достаточно рисковала.

Торн подняла голову и посмотрела мне прямо в глаза.

- Есть и другой путь, Алиса. – ее голос был мягким. – Я знаю место где ждут друзья чтобы помочь тебе – те, о которых я упоминала ранее.

- Друзья? – спросила я. – Кто они?

- Некоторых из них ты возможно знаешь; другие просто враги Дьявола, и это делает их твоими друзьями. Я не приму их предложение о помощи. Я не хочу подвергать их опасности. Но теперь, когда врата переместили в базилику, у нас нет выбора. Нам нужна их помощь; возможно они знают способ попасть внутрь незамеченными.

- Ты думаешь здесь есть тайные входы? – спросила я. Я вспомнила тоннель, который ведет от разрушенной часовни в подземелья башни Малкинов.

- Может быть. Некоторые из них здесь очень давно. Они знают практически все о тьме.

Я кивнула.

- Пойдем и встретимся с ними, - согласилась я.

Торн пошла в сторону базилики пока это массивное здание не нагромоздилось над нами. Она направилась в сторону дома, которая был больше чем все остальные которые я видела. Он не был похож на террасу, но в стороне от узкой мощенной дороги у него казалось был свой собственный кусок земли, который был заросший бурьяном и крапивой.

Когда мы дошли до участка, под ногами начала хлюпать вода. Входная дверь была слегка приоткрыта и Торн не стала стучать. Она тихонько ее открыла и мы зашли в пустую комнату, к нескольким каменным ступенькам, которые вели вниз.

Наши остроносые туфли стучали по камням, извещая о нашем прибытии, и мне становилось все более неловко. Я бы никогда не подумала об этом звуке ничего плохого, но сейчас он напомнил мне нечто из моего прошлого; что-то страшное и ужасное.

Мы вошли в огромный подвал, который был больше чем площадь над нами. Около половины места здесь занимала яма, полная мутной воды. Я знала что это за место. Оно было похоже на подвал на земле; место которое я очень хорошо помнила.

У стены стоял один большой стул.

Он был занят.

Лицом ко мне сидела большая женщина, с пухлым лицом и свиными глазами. Ее волосы были серыми и неопрятными. Ее взгляд был хмурым, и каждая пора ее тела излучала ненависть.

Это была Бетси Гаммон, мой старый враг. Одна из тех, у кого были причины навредить мне.

Это ловушка.

Торн предала меня.

Глава 7. Как это началось



Чтобы рассказать о Бетси Гаммон, мне нужно вернуться в прошлом связанное с Лиззи.

Я родилась чуть восточнее Пендла, в тени этого большого, мрачного холма. Мое семейство было ведьмами, и это испортило мою кровь. Было неизбежно, что меня будут тренировать как ведьму, и я должна была два года обучаться темному делу у одной из самых могущественных ведьм – Костлявой Лиззи. Это были два сложных года. Она научила меня многим темным вещам, и много что произошло за время обучения у нее – много того, о чем я никогда не рассказывала моему другу, Тому Уорду; темные, страшные деяния, которые привели меня к первой встречи с Бетси.

Самой ужасной неделей с Лиззи была та, когда она взяла меня с собой, чтобы попытаться убить ведьмака.

Я сидела в темном и грязном погребе -  в котором она меня обучала. Я слышала как ее остроносые туфельки стучат по ступенькам. Я была удивлена. До полуночи оставался еще час, и я не ожидала что Лиззи вернется до рассвета – она отправилась на встречу с остальным шабашем Малкинов.

Я оторвалась от чтения книги и смотрела как она идет в свете свечи. Она не выглядела плохой женщиной, Лиззи, у нее были темные волосы и большие глаза, но она сильно хмурилась. На что-то бормотала себе под нос – в основном заклинания и проклятия – и я поняла что сейчас она в скверном настроение, потому что уголки ее рта дергались.

- Прекращай читать, пока хватит. Мы едем в Бьюри, - сказала она.

Была почти середина ночи и я не очень обрадовалась таким известиям. Я устала и мне хотелось поскорее заползти в постель.

- Где это? – спросила я.

- Это деревня, неподалеку к югу от Рамсботтома.

Я никогда раньше не слышала о Рамсботтоме. Я прожила возле Пендла всю свою жизнь и ничего не знала о других местах Графства.

- У нас есть работа которую нужно выполнить – грязная робота, - зашипела Лиззи. – Дела шабаша. Мы тянули соломинки, и один из тринадцати был коротким, мне не повезло. Ведьма-убийца сейчас занята другими делами, так что придется выполнять работу. Я собираюсь убить ведьмака. Своими деяниями он заслужил смерть. Мы проклинали его раньше, но он как-то выжил. Он мешал нам слишком долго, и сам навлек на себя неприятности.

Должно быть Лиззи увидела нежелание на моем лице, потому что нахмурилась.

- Вставай, девчонка! Ты бездельничала слишком долго. Вставай, или ты пожалеешь что вообще родилась! – крикнула она и топнула ногой. В уголках комнаты немедленно начали формироваться щупальца и острые зубы из тьмы, охватывая места куда не мог достать свет от пламя свечи.

Это были спроги из тьмы – новорожденные сущности, которые еще пытались понять кто они и найти свое место здесь. Лиззи вызывала их чтобы добиться желаемого, и у нее это хорошо получалось: они могут пугать, мучить и даже убить если потребуется. Лиззи любила использовать их против меня – она прекрасно знала как я их боюсь. Прежде чем первый раз наслать их на меня, она рассказывала мне историю о девушке Малкинов которую они убили. Ведьма которая ее обучала была старой, и немного с потупленным разумом. Она призвала спрогов чтобы пытать девушку за сожженные гренки,  но затем забыла о них. Она была глухой, поэтому не услышала криков. И когда она пошла искать девушку, было уже поздно. Они съели ее мозг. На месте глаз остались лишь пустые глазницы, и на теле осталось много кровавых дыр, спроги покинули тело когда наелись.

Именно поэтому я была там напугана. Если я не встану, самый сильный из них подберется ближе и начнет щипать и царапать меня. Мне придется закрыть рот и ноздри, чтобы они в них не проникли. Пока я буду делать это, они попытаются проскользнуть в мои уши… Мне не хватит рук, чтобы оградить себя от них. Боль будет становиться все сильнее и сильнее, пока меня не охватит паника. Это был неприятный опыт, и я действительно верила в то, что если разозлить Лиззи, то в один день она оставит меня им на съедение и уйдет.

Поэтому я закрыла гримуар, старую книгу заклинаний Лиззи, встала и задвинула свой стул под стол. Спроги начали пропадать, я задула свечу и пошла за ней вверх по лестнице.

Мы уходили из дома чтобы убить ведьмака, и мне не нравилось как это звучит. Это было до того, как я встретила Джона Грегори, учителя Тома Уорда; тогда я слышала о них только от ведьм –о том, что они наши враги, и сражаются с призраками, домовыми, и злокачественными ведьмами, такими как Лиззи. Я считала, что попасть им в руки, это самая худшая судьба. Некоторые могут бросить тебя в яму и оставить гнить до конца твоей жалкой жизни. Или вырезать сердце из груди и съесть, чтобы ты никогда не вернулась из мертвых.

Я знала, что некоторые ведьмаки лучше выполняют свою работу чем другие. Этот ведьмак мешает шабашу Лиззи, одному из самых опасных на Пендле, он несомненно храбр и знает что делает. Может сражаться с ведьмами его специальность? В таком случае у него есть серебряная цепь и множество ям для своих связанных жертв.

Я уж точно не хотела провести остаток своей жизни в яме. Но у меня не было выбора, поэтому я последовала за Лиззи наружу, в ночь.

Лиззи поспешила вперед: мы отправились на юг быстрым темпом, и я изо всех сил пыталась не отставать. Мы перед рассветом мы расположились в лесу, чтобы переждать здесь день. Я устала и была очень рада что Лиззи позволила мне поспать до самого вечера, когда она разбудила меня и послала на охоту за зайцами. Я хорошо это умела – я расставляла ловушки совсем не как маленькая девочка, которая я была. Я так же знала как околдовать кролика. Если прошептать все правильно, то он сам придет в руки.

Я поймала двоих и вернулась назад, она уже разожгла костер там что мы сразу принялись за работу. Иногда Лиззи нравилось есть сырое мясо – больше всего она любила крыс – но на этот раз она согласилась съесть кролика прямо с огня.

- Тебе повезло что ты пошла со мной, девчонка, - она облизала пальцы. – Не у многих есть возможность увидеть как ведьмак получает по заслугам.

- Как ты собираешься справиться с ним, Лиззи? – нервно спросила я. Я продолжала воображать как ведьмак ловит меня, и хоронит живой в яме, где мне нужно будет выживать поедая червей, улиток и крыс. Лиззи научила меня призывать крыс с помощью заклинаний, но я знала что никогда не смогу их есть.

- Есть много способов, девчонка, - на этот раз Лиззи очевидно понравился мой интерес. – Мы можем попробовать наложить на него проклятие, но это слишком медленно, и ведьмаки будучи седьмыми сыновьями седьмых сыновей иногда имеют иммунитет к этому. Так что мы должны подобраться ближе и пойти трудным путем. Лучший способ, попросить кого-то убить эго для нас…

- Кто может это сделать? – спросила я. – Ты можешь заставить кого-то с помощью заклинания? – Существует заклинания принуждения, с помощью которого можно заставить человека делать все что хочешь ты, особенно мужчину. Мужчин гораздо легче контролировать чем женщин. И Лиззи была жестокой, со странным чувством юмора – когда дело касалось мужчин. Один мельник работал недалеко к югу от деревни Сабден, громадный человек у которого волос на руках было больше чем на голове. Каждый раз когда мы приходили туда, она заставляла его бегать на четвереньках взад и вперед, и лаять как собака.

- Зачем тратить заклинание, если мы можем поручить это врагам ведьмака? – огрызнулась она.

- Знаем ли мы хоть одного его врага поблизости? – спросила я. Без сомнения, у него их много на Пендле, но здесь мы чужие.

- Мы знаем нескольких, но не лично; лишь их имена. Энни Кредвик и Джесси Стоун – ты когда-нибудь слышала о них?

Я отрицательно покачала головой.

- Не удивительно: им обеим хватило глупости выйти замуж и сменить фамилии. Но они обе из Пендла. Когда их мужья умерли, они снова начала практиковать свое ремесло. Ведьмак поймал их обеих и убил, по одной за месяц, и заключил их в яму у себя в саду. Когда мы освободим этих мертвых ведьм, они с радостью сделают нашу работу за нас.

Мы отправились на юг и были на окраинах Бьюри за пару часов до рассвета. Когда стемнеет, для Лиззи не составит труда найти дом ведьмака. Он жил примерно в миле к востоку от деревни. Я знала, что шабаш шпионил за ним и нашел его слабые места, но я видела, что дом не будет одним из них. Лиззи отметила, что одним из его недостатков есть то, что за ним легко следить с соседнего холма. Там мы и устроились, чтобы наблюдать за ним, спрятавшись среди кустарников и высокой травы на вершине холма.

В доме ведьмака было два этажа, рядом располагался обширный сад, огороженный каменной стеной, в которой были лишь одни ворота. Внутри сада была роща деревьев; где-то под их ветвями находятся ямы с ведьмами.

В доме не горели никакие огни, но мы смотрели до восхода солнца, и затем по очереди ложились спать, Лиззи спала больше. Хотя мы пялились на дом весь день, пока не заболели глаза, в нем по-прежнему не было никаких признаков жизни.

- Должно быть, он ушел, - сказала Лиззи, когда солнце начало садится. – Мы подождем еще час, затем спустимся вниз и осмотримся вокруг.

- Мне сначала поймать нам несколько кроликов? – спросила я. Меня мучил смертельный голод.

Лиззи покачала головой.

- Сперва работа, потом поедим. – огрызнулась она.

- Как зовут ведьмака?

- Тебе интересно его имя? Какая разница, девочка. Он скоро умрет, и там куда он отправится имя ему не понадобится.

- Даже на его могилу? – спросила я.

Лиззи ухмыльнулась.

- Не будет чего хоронить, когда эти ведьмы набросятся на него и будут рвать его плоть. Они будут жаждать мести за годы проведенные в холодной и сырой земле.

Час прошел быстро, но я видела что Лиззи нервничала. Ведьмы подобные ей используют свой нюх, чтобы обнаружить приближающую опасность. Для меня было легче всего обучиться этому: по правде говоря, мне казалось я уже умею делать это лучше чем Лиззи. Но нюх не срабатывал в случае с ведьмаками, потому что они седьмые сыновья седьмых сыновей, так что я знала что она беспокоится о том, что он может в любой момент, когда мы будем еще в его саду.

Стемнело, но на чистом небе была видна рогатая луна, которая бросала достаточно серебристого света, чтобы все было хорошо видно. Наконец Лиззи пошла вниз к садовой стене. Ворота были сделаны из железа, и перелазить через них было бы мукой для ведьмы, поэтому я понимала что она будет перелазить в другом месте. Она улыбнулась мне своей зловещей улыбкой и кивнула в сторону каменной стены.

- Только после тебя, девочка. Быстрее разберись с этим. Позови меня когда проверишь что здесь безопасно.

Она не хочет рисковать? Значит я та, на кого можно свалить эту задачу. У меня все еще не было выбора, поэтому я начала взбираться на стену, и оказавшись наверху, свесилась с ее другой стороны, аккуратно спрыгнув на землю. Я согнула ноги в коленях и перекатилась по траве, чтобы смягчить приземление. Затем я замерла и начала прислушиваться. Я нервничала. Это ужасный риск проникать на территорию дома ведьмака.

Я услышала как ветерок свистит в ближайших деревьях, но кроме этого, было слышно лишь уханье совы, все остальное замерло в тишине.

- Там безопасно? – зашипела Лиззи.

Я быстро шмыгнула носом три раза. Здесь было действительно безопасно на мой взгляд.

Я быстро поднялась на ноги и дала ей знать, что здесь никого нет. Несколько моментов спустя с глухим стуком о мягкий грунт на землю спрыгнула ведьма, и встала рядом со мной.

- Приятно видеть тебя целой, - с насмешкой сказала она. – Никогда нельзя сказать точно, какие ловушки используют ведьмаки для защиту своего имущества. Например Джон Грегори, один их самых сильных ведьмаков в Графстве, и он использует могущественного домового, чтобы охранять свою территорию. Он разорвет любого нарушителя в клочья, если тот войдет на территорию его сада.

Не оглядываясь Лиззи направилась к роще. Я кипя от злости последовала за ней по пятам. Я никогда не слышала что ведьмаки могут использовать домовых для защиты своего дома. Если бы у этого ведьмака тоже был домой, я бы уже была мертва. Лиззи использовала меня, чтобы самой не попасть в неприятности.

Как только мы были возле деревьев, Лиззи выпрямилась на месте где бок о бок лежали два темных валуна.

- Энни и Джесси похоронены под этими большими камнями, - сказала она. – Некоторые ведьмаки используют железные прутья, чтобы заточить ведьму и закрыть ей путь на свободу. Но Джейкоб Стоун сторонник старых методов, и к тому же скупердяй. Камни бесплатны – нужны лишь сильные плечи, чтобы поставить их над каждой ямой, рабочие берут не дорого.

Значит ведьмака зовут Джейкоб Стоун. Я начала чувствовать жалость к нему. Несомненно эти две ведьмы очень похожи на Лиззи, которая без сожаления убивала детей и пила их кровь, чтобы сделать свою магию сильнее. Я никогда не видела как она это делала, но иногда она пропадала на всю ночь, на возвращалась с свежими отрезанными пальцами своих жертв и варила их в котле, пока плоть не отлипала от костей. Некоторые кости были слишком маленькими, чтобы принадлежать взрослым.

- Значит мы собираемся нанять рабочих? – спросила я. – Не знаю как мы сами сможем отодвинуть два таких здоровенных камня, чтобы освободить мертвых ведьм.

Я надсмеялась над Лиззи, потому что это последнее что она собиралась сделать. Такие ведьмы как Лиззи никогда не платили ни за что. Но я постаралась сказать это так, чтобы она не уловила этих издевательских ноток в моем голосе. Я догадывалась что она использует какую-то темную магию, но понятия не имела, что именно это будет.

Лиззи ухмыльнулась.

- Все что нам нужно, девочка, так это крысы. Много, много жирных и сочных крыс.

С этими словами она села на землю скрестив ноги, и начала бормотать заклинание. Не прошло и тридцати секунд, как к ней с визгом прибежала первая крыса. Это выглядело сумасшествием. Как крысы смогут переместить такие огромные камни, как эти?

Очень большая серая крыса с длинными усами направилась прямо к ее левой руке. Она нежно постучала ее по голове кончиками пальцев и та упала неподвижно. Но она была еще жива – я видела как вздымается ее живот от дыхания. Через несколько минут Лиззи уже сложила тринадцать крыс в ряд. Она по очереди касалась каждой, это зрелище наполняло меня отвращением…

Лиззи откусила голову каждой крысе и выплюнула ее себе под ноги, прежде чем выбросить тело прочь.

После первых двух я вынуждена была отойти, чтобы меня не стошнило. Но я знала что она позовет меня обратно, и я хотела уйти от этого зрелища на пару минут, затем когда мой желудок перестал вздыматься, я вернулась и обнаружила ее стоящей на коленях возле небольшого холма из крысиных голов. Она снова пела заклинание, но на этот раз с закрытыми глазами. Все в саду словно замерло: ветер утих, и все что я слышала, было лишь бормотание ведьмы. Затем я услышала еще что-то – гул мухи, и звук был таким словно она огромная.

Я ненавижу все виды жутких тварей, но мух и пауков больше всего. Я не могла позволить ей сесть мне на кожу, потому отошла назад.

Огромная трупная муха приземлилась на левый глаз головы верхней крысы. Гудение становилось все громче, воздух наполнило безумное жужжание, громче чем рой пчел. Темное облако мух опустилось на кучку крысиных голов. Они извивались, гудели и трапезничали вздымающейся массой.

Лиззи наклонилась вперед, почти касаясь лицом кургана покрытого мухами. Затем она произнесла слова на Древнем языке, и мухи взлетели в воздух и облепили все лицо Лиззи, голову и плечи. Но рот остался свободным, и она широко открыла его. Она высунула свой язык, который сразу же был покрыт мухами.

Я отвернулась и закрыла уши руками, чтобы заглушить этот ужасный звук.

Следующее, что я знала, это то что кто-то постучал мне по плечу, и когда я обернулась, то увидела Лиззи, которая смеялась мне в лицо и облизывала губы.

Мухи пропали; без сомнения большинство из них улетели, но зная Лиззи, уверена что она набила многими из них свой живот.

- Ты слишком брезглива, девочка, - сказала она мне. – Ведьма должна быть жестокой. В люблю есть крыс – люблю вкус их крови – и несколько мух не сильно меня беспокоят, хотя они не такие вкусные. Почему они должны меня волновать, если я получила взамен то что хотела? Они дали мне силу, необходимую чтобы передвинуть эти валуны.

В ее глаза был странный блеск, которого я не замечала раньше.

- Ты должна знать еще что-то… - продолжила она. – Эта сила исходит от могущественного демона, Вельзевула. Один из лучших слуг Дьявола, он – его левая рука. Лучше иметь много разных друзей во тьме, и он один из моих. Он мне много помогает. Не ожидая многого взамен. Но посмотрим, что он дал мне в этот раз!

Ее слова заставили меня дрожать. Лиззи подошла к ближайшему валуну и толкнула его прочь, словно он был не тяжелее мешка с перьями. Первая могила была вскрыта и из нее доносился влажный чавкающий звук и вонь от мокроты. Несколько моментов спустя она сдвинула и второй камень.

Я была поражена демонстрацией такой силы. Но это заклинание я не буду использовать – я не вынесу мысли о том, что мне нужно будет откусывать головы крысам, и позволять мухам садиться на меня.

- Верно… - Лиззи вытащила нож из кармана своей юбки. – Теперь пришло время освободить этих двух мертвых ведьм. Мне нужно больше крови для этого, но крысы не подходят. Мне нужна человеческая кровь. Так что подойди сюда – ты ничего не почувствуешь!

Глава 8. Первые шрамы


Я застыла на месте. Мне не понравилось, как это прозвучало.

- Иди сюда, девочка. Мне нужна твоя кровь! – скомандовала Лиззи.

Она хочет убить меня? Я задумалась над этим. Может она принесет меня в жертву? Затем она и взяла меня с собой?

- Моя кровь? – я нервно посмотрела на острый нож.

- А я могу использовать свою? – зашипела она в ответ. – Мне нужно экономить свои силы. Не волнуйся, девочка. Я оставлю ровно столько, чтобы поддерживать биение твоего сердца – хотя на некоторое время оно может почти перестать биться.

С этими словами она схватила меня за руку и подтолкнула к яме. Затем она резко провела ножом по моей руке и кровь закапала в могилу. На этом все не закончилось. Рядом была вторая могила, и она порезала мне вторую руку. Стиснув зубы, я терпела боль и наблюдала как моя кровь капает на влажную почву. Меня трясло, и мой желудок сжимался от страха.

Это был первый раз когда Лиззи брала мою кровь для магии. Но не последний – у меня осталось много шрамов на теле которые докажут это, хотя они в основном под одеждой, чтобы их не было видно.

Когда Лиззи засунула нож обратно в карман, она покачала головой.

- Не все так плохо, девочка, - сказала она мне. – Не распускай нюни. Нужна кровь, мы берем кровь, потому что у нас здесь проблемы. Это мерзкий трюк который используют ведьмаки. Энни и Джесси должно быть похоронены головой вниз, так что они сами того не осознавая зарывали себя еще глубже. Мы могли бы вытащить их за ноги. Но кровь немного взбодрит их и направит в нужном русле. Они все поймут и приложат все усилия чтобы освободится.

Гораздо раньше чем я ожидала, я начала слышать звуки из почвы, а затем из ямы вытянулись три пальца, корчась в лунном свете. Несколько моментом спустя показались две руки и большая часть головы. Затем пальцы показались и из второй ямы.

- У Джейкоба Стоуна будут некоторые проблемы. Не стоило хоронить их рядом. – заметила Лиззи. – Он похоронил их очень близко. Они выберутся в мгновение.

Не займет и пяти минут, чтобы ведьмы выбрались из ям. Им не потребовалась наша помощь – и я была рада этому. Я видела мертвых ведьм раньше, но эти двое заставили мои руки и колени дрожать. Джесси и Энни должно быть при жизни не были красавицами – а мертвыми, они были просто самыми уродливыми, отталкивающими существами их всех которых я когда-либо видела.

Они были испачканы вонючей грязью, их волосы были слеплены воедино и прилипли к их лицам. Джесси выглядела старше, у нее было только два зуба – они были изогнуты, и выглядывали из рта, словно два клыка. Челюсти были длинными, и ее посаженные глаза белели в лунном свете. Они обе начали двигаться ко мне, принюхиваясь и сопя, протянув ко мне свои длинные руки, выпустив когти, у них на уме было лишь одно.

Для них, я лишь вкусная еда.

Кровь застыла в моих венах, и я начала дрожать. Мертвые ведьмы невероятны сильные. Они могут высосать всю мою кровь, пока я не умру. Или обезумеют от крови и разорвут меня на куски. Испугавшись, я спряталась за Лиззи. Не знаю, на что я надеялась – она лишь рассмеялась.

- Они попробовали твою кровь на вкус, и хотят еще, - злорадствовала она, прежде чем повернуться к ведьмам. – Слушайте внимательно, Энни и Джесси, - воскликнула она. – Кровь этой девушки не для вас. Она сделала вам одолжение. Ее кровь помогла вам проснуться, а я отодвинула камни. Я принесу вам крыс – их хватит на некоторое время. Вам нужна лишь кровь Джейкоба Стоуна. Вам нужно убить его, а не эту девушку. Выпейте его кровь, и тогда вы сможете охотиться, сколько вам будет угодно.

После этого, Лиззи снова пробормотала что-то себе под нос, и вокруг снова начали бегать крысы, не понимая, что они идут на верную смерть. Лиззи научила меня этому заклинанию; но я вряд ли буду ним пользоваться.

Лиззи начала ловить грызунов и давать их ведьмам, которые с жадностью впивались в них, высасывая всю кровь.

- Что ж, девочка, пока эти двое набираются сил, пошли, заглянем в дом старого ведьмака. Никогда не знаешь, что сможешь там найти…

Лиззи пошла вперед, а я последовала за ней по пятам, пытаясь поскорее убраться подальше от мертвых ведьм.

Входная дверь была сделана из твердого дуба, но для Лиззи с ее приобретенной магической силой это не было преградой. Она схватила ручку и сорвала дверь с петель, отбросив ее в сторону. Затем она достала огарок черной свечи из кармана своей юбки и подожгла его с помощью заклинания. Освещая себе путь, мы вошли в дом ведьмака.

Я не хочу быть ведьмой, убивать людей и пить их кровь – но позже, я заметила кое-что интересное для себя в Лиззи. Я провела много времени на Пендле, опасаясь за свою жизнь и пытаясь выжить. Но Лиззи была настолько уверенной и опытной как ведьма… было бы хорошо быть похожим на нее, контролировать ситуацию и не бояться. Хорошо быть достаточно сильной, уметь оттолкнуть тех, кто пытается тебе угрожать.

Но тогда эти мысли были еще лишь далеко в будущем. Я нервничала. Этот ведьмак даже не поставил ловушки в саду, но что если они ждут нас внутри? Лиззи выглядела абсолютно спокойной. Мы вошли в небольшое помещение, уставленное книжными полками – все было в пыли и покрыто паутиной. Похоже, Джейкоб Стоун не читал эти книги очень давно.

- Посмотрим, что у нас здесь, - сказала Лиззи, подняв свечу над полкой, ее глаза бегали по названиям книг.

Там было около сотни книг, с разными названиями, такими как Связывание Домового, или Демоны, Элементали, и прочие темы, посвященные тьме. Но после беглого осмотра Лиззи взяла с полки лишь одну книгу, сдув с нее паутину и пыль. Она была коричневой и на корешке было название:

Методы работы злокачественных ведьм.

- Мы заберем ее с собой, - она дала мне ее в руки. – Будет полезно узнать, что знает о нас ведьмак. Добавлю ее в свою библиотеку.

Меня не волновало, что ведьмаки думают о нас. Я просто хотела покинуть этот дом и сад, как можно скорее.

Но Лиззи хотела тщательно обыскать дом, пытаясь найти то, что ее заинтересует. Когда мы достигли последней комнаты на чердаке, я услышала, как она с волнением дышит. Ее глаза загорелись восторгом.

- Здесь есть что-то особенное! – сказала она. – Какое-то сокровище!

Чердак был большим и охватывал весь верхний этаж. Казалось, он использовался предпочтительно для хранения старых вещей. Там было много открытых ящиков, заваленных хламом; ничего общего с работой ведьмака – просто старые выброшенные предметы дома, и даже пейзажные живописи с деревьями и домами. Картина была похожа на какую-то сцену с Графства, потому что шел дождь и вокруг был туман.

Впрочем, не это заинтересовало Лиззи. Она не искала в ящиках. Она передала мне свечу, опустилась на колени и начала нюхать пол, носом почти касаясь древесины. Вот если бы она загнала заносу в нос!

Я быстро принюхалась три раза, так чтобы Лиззи не услышала этого. Она была права. Под половицами было что-то странное.

- Здесь! – воскликнула она, наконец остановившись. Она ударила рукой в пол и проломила его; она вырвала доску и отшвырнула ее в сторону. Затем в мгновенье оторвала еще одну. Она заглянула в темноту и начала что-то искать руками. Спустя несколько мгновений она что-то достала оттуда и поднесла к свету.

Сначала я подумала, что это какое-то яйцо; яйцо больше чем мой кулак. Но потом я увидела, что это было искусно обшито несколькими кусками черной кожи.

- Поднеси свечу ближе, девочка, - приказала Лиззи, и я сделала как она просила. Я подошла к ней и поднесла свечу близко к яйцу, чтобы его можно было детальней рассмотреть. Затем я заметила что оно было исписано чем-то, от одного конца до другого.

- Я никогда прежде не сталкивалась с таким языком, но оно подписано именем – Николас Браун. Интересно, кто он? Оно словно написано на иностранном языке, но имя звучит так словно он из Графства. – пробормотала Лиззи. – Может быть это какое-то предупреждение…

Она поднесла странный предмет ближе к лицу, и крутила его, внимательно осматривая его. Она понюхала его три раза.

- Я думаю в нем какая-то сила; и опасность. Этот хитрый старый ведьмак спрятал его подальше, чтобы никто не смог получить это. Мы должны узнать, где этот глупец взял его и что он о нем знает. Это значит, что он нужен нам живим, на некоторое время.

Лиззи пошла вниз по лестнице. Но было слишком поздно. Как только мы вышли на улицу, то услышали ужасный крик.

Он доносился из сада.

К тому времени как мы вошли в сад, две мертвые ведьмы уже были сытыми.

Старый ведьмак едва успел сделать несколько шагов, прежде чем они набросились на него, повалили на землю и вонзили свои зубы в его плоть. Сейчас Джейкоб Стоун был обескровлен и лежал на спине, холодный и мертвый, его невидящие глаза смотрели на луну. Мне стало жаль его. Он был стар – он уже давно должен был уйти на покой, и отойти от дел ведьмака.

Мертвых ведьм здесь не было, но железные ворота были открыты настежь – они отправились на охоту, наполненные новой жаждой крови. Они хотят еще. Скоро местные семьи должны будут пережить много скорби.

- Это не конец света, - сказала Лиззи, выбив посох ведьмака с его мертвой руки. – Если мы не можем допросить его живым, сделаем это с мертвым.

С этими словами она достала нож и опустилась на колени рядом с телом. Я отвернулась, испытывая отвращение. Я никогда не приветствовала такое, и я знала, что Лиззи отрежет у старого ведьмака большие пальцы рук. Используя их, она сможет признать его душу и узнать все что ей необходимо.

Глава 10. Заточенная душа



Мы сразу же отправились в сторону Пендла. Лиззи не терпелось выяснить что это за кожаное яйцо и что с ним можно сделать.

Мы прибыли после наступления темноты, но несмотря на ее нетерпение она не могла сразу приступить к работе. Сначала ей пришлось отчитаться перед шабашем о проделанной работе. У меня было ощущение, что она не упомянула в своем рассказе о таинственном объекте, который мы нашли на чердаке. Она приберегла его для себя. Лиззи была одной из самых могущественных ведьм Пендла, и могла хорошо маскировать свою деятельность от провидцев.

Так что ей пришлось подождать до сумерек следующего дня, чтобы начать. Она использовала один из своих самых больших казанов, который находился близко к дверям возле ее дома. Она приказала мне зажечь под ним огонь, а затем заполнить его на три четверти водой. Мне предстояло получасовое таскание ведер от колодца в глубине сада. Как только вода в казане начала закипать, я отступила и Лиззи начала свой ритуал.

Она поставила недалеко от казана деревянный стул и смотрела, не отводя глаз, на пар, который поднимался от бурлящей воды. Далее она кинула в воду пальцы Джейкоба Стоуна; каждый булькнул в воду, прежде чем опуститься на дно. Я наблюдала издалека. Она начала бормотать себе под нос, добавляя какие-то подсыпки из трав и растений в казан.

Во время ритуала Лиззи обычно объясняла мне, что за добавки она добавляет в воду, и зачем она это делает, но этот случай был для нее важным; сейчас ее не заботило мое обучение. Но я уже знала названия большинства растений, которые она использует, и что они делают, размягчают плоть, отделяя ее от костей. И тогда она попытается вызвать дух старого ведьмака, и заставить его рассказать всю необходимую ей информацию.

Уже темнело, но Лиззи не зажгла свечу. Вскоре я поняла почему. Внутри котла было слабое свечение; оно становилось ярче, пока я четко не видела лицо ведьмы. Ее рот был искривлен, глаза широко раскрыты, зрачки закатились под лоб. Она бормотала заклинание, быстрее и быстрее. Вода бурлила, и вдруг на поверхность всплыли две белые вещи, похожие на веточки без коры. Большие пальцы Джейкоба всплыли.

Спустя несколько мгновений они пропали из виду. Не потому что они потонули. Огромное облако пара зависло над котлом, превратившись в штормовой фронт, который поднялся над домом. Оно светилось, и я видела раздвоенные молнии. Затем в облаке начало формироваться лицо; я видела его смотрящим на луну мертвыми, невидящими глазами.

Это был призрак Джейкоба Стоуна.

Первое что меня поразило, было то, что старик не был испуган. Он спокойно смотрел на Лиззи, не промолвив ни слова.

Это был первый раз когда я видела как она вызывает мертвого человека. Когда люди умирают, они должны найти свой путь через Лимб. После этого они отправляются либо в тьму, либо в свет, в зависимости от того, как прожили свою жизнь. Те, кто идут к свету, находят свой путь за несколько дней. Поэтому Лиззи так спешила начать ритуал. Если ведьма может вызвать призрака, она может заключить его в ловушку в Лимбе, и заставить его страдать, чтобы добиться желаемого.

Джейком Стоун был ведьмаком, и знал, что Лиззи может это сделать. Он может быть заключен в Лимбе, и должен просить у нее о пощаде. Но он не боялся, и это было странно.

- Ты мой, старик. Сделай то, что я попрошу, - сказала Лиззи, - просто скажи мне, что я попрошу, и ты будешь свободен. Это же так просто. – Она попала прямо в точку. – Для чего предназначено кожаное яйцо, которое я нашла под половицами чердака твоего дома? Что это? Для чего оно предназначено?

- Я ничего тебе не скажу, - спокойно ответил призрак Джейкоба Стоуна. – Я всю свою жизнь боролся с тьмой, и помогал хорошим людям Графства. Почему после смерти я должен поступать по-другому? Я не сделаю ничего, что поможет тебе и тебе подобным – вообще ничего!

- Как пожелаешь! Тогда я заставлю тебя страдать. Причиню тебе такую боль, которую ты будешь не в силах стерпеть.

- Я уже страдал от боли, и я вытерпел ее. И буду терпеть снова, если понадобиться.

- Ты сможешь, старик? Ты помнишь, как в последние месяцы твои колени начали болеть? Так сильно, что ты стал значительно слабее. Это результат долгой жизни в сырости и холоде Графства. Твое тело начинает стареть. А теперь все станет только хуже. Разве ты не чувствуешь это?

- Я лишь дух. У меня нет тела! У меня нет коленей! – воскликнул Джейкоб Стоун. – Я ничего не чувствую. Абсолютно ничего!

Лиззи снова начала бормотать заклинание, и теперь выражение на его лице изменилось. Морщины на его лбу углубились, и лицо перекосилось. Несмотря на его храбрые слова он испытывал нестерпимую боль.

- Сейчас ты уже не так уверен в себе? – злорадствовала Лиззи. Ее голос наполнился торжеством. – Твои колени разрушаются. Они начинают крошиться. Это агония. Ты не сможешь долго терпеть такую боль!

Джейкоб Стоун вскрикнул, но ничего не сказал. Лиззи снова начала петь заклинание в течении нескольких минут, хотя я могла сказать, что она была поражена сопротивлением старика. Внезапно, в приступе ярости она топнула три раза левой ногой и указала на призрак.

- Я вонзаю раскаленную иглу тебе в правый глаз! – воскликнула она. – Ты почувствуешь, как она все глубже и глубже входит в него, дюйм за дюймом. Проникая прямо в твой мозг! Ответь на мой вопрос, и боль прекратиться. Затем ты сможешь покинуть этот мир.

Призрак закричал от боли, и я увидела, что из его правого глаза течет струйка крови, стекая вниз по правой щеке, и падая вниз с подбородка. Но он не сказал Лиззи ничего.

Было ужасно видеть это – он был призраком, но чувствовал боль. Мне стало жалко мертвого ведьмака, и я хотела уйти, чтобы не видеть его страданий. Но я боялась даже пошевелиться: это может прервать ритуал Лиззи, и она будет такой злой, что спроги покажутся мне наслаждением.

Она была полностью сосредоточена, и сконцентрирована на том, чтобы удержать  дух ведьмака здесь. Ведьма могла использовать только короткие очереди заклинаний, прежде чем устать. Лиззи не могла причинять ему боль больше десяти или двадцати секунд за один раз. После этого она будет вынуждена остановиться.

Сердито вздохнув, он так и сделала. Затем она принялась расхаживать взад и вперед перед котлом, закрыв глаза, как будто глубоко задумавшись.

Сейчас лицо Джейкоба Стоуна было умиротворенным. Боли больше не было, и он смотрел на ведьму спокойно и храбро.

Внезапно Лиззи остановилась и на ее лицо появилось хитрая ухмылка.

- Ты сильный, старик, - сказала она. – Ты умеешь терпеть боль. Но что произойдет, если я буду причинять боль кому-то другому? У тебя есть семья?

- Я никогда не был женат, - сказал он. – Ведьмак не отвлекается на женщин. Он посвящает свою жизнь своему делу – своему призванию. Его семья – люди Графства!

- Но ты седьмой сын седьмого сына, значит, у тебя есть братья, или даже сестры. И нет сомнения, что у них есть дети. Что если я причиню боль одному из твоих племянников или племянниц? Не сомневаюсь, ты расскажешь мне все что нужно, лишь бы избавить ребенка от страданий.

Призрак улыбнулся.

- Ты снова потерпела неудачу, ведьма, - сказал он. -  Я был седьмым, и самым младшим, но наш дом загорелся, когда я был ребенком. Вся моя семья погибла. Мой отец отнес меня в безопасное место, а затем скончался от ожогов. У меня нет семьи для твоих пыток.

- Разве это обязательно должна быть семья, старик? – усмехнулась Лиззи. – Подойдет любой ребенок. Чтобы спасти ребенка от боли, ты скажешь мне все то, о чем я тебя прошу.

Призрак не ответил, хотя судя по его лицу, она была права. Лиззи засмеялась диким и злобным смехом и забормотала себе под нос. Лицо сразу исчезло, а облако над котлом рассеялось в ночном воздухе.

- Он в ловушке, пока я не освобожу его, - сказала мне Лиззи. – Завтра мы должны захватить ребенка – может не одного – и использовать его, чтобы сломить призрака. Теперь иди и приготовь мне ужин, да поживее!

Я пошла в дом и сделала, как она просила, я была рада убраться от нее подальше. Мне не нравилось, как все развивалось. Я знала, что Лиззи убивала детей, чтобы получить их кости, но когда она сказала это вслух, мне стало не по себе. Если она использует детей чтобы сломить ведьмака, то затем, в лучшем случае, она их просто убьет.

После ужина Лиззи заставила меня убрать тарелки, и выдраить стол до блеска. После, она внимательно его осмотрела.

- Ты проделала хорошую работу, девочка, - сказала она наконец. – Но стоит быть слишком осторожной. Одно пятнышко может все испортить.

Тем ни менее, она пошла и принесла кожаное яйцо из тайника в своей комнате и поставила его в центре стола. Далее она села на стул, облокотилась на стол и долго смотрела на странный предмет. Она не шевелилась, и я слышала ее дыхание, и как она иногда принюхивалась. Она пытается узнать о нем все, что сможет.

У меня было плохое предчувствие об этом яйце. Оно было опасным, я уверена. Даже не хочу находится с ним с одной комнате.

- Что там внутри – вот что нам нужно узнать, - пробормотала Лиззи, скорее самой себе, чем мне. – Но я чувствую, что не сегодня. – Она вздрогнула. – Есть хорошие и плохие времена для раскрытия тайн, и иногда не стоит торопить события. Если разрезать его, это может все испортить. Но есть и другие способы… Я подумаю еще немного и посмотрю, что можно с этим сделать.

Мне казалось, что никогда не будет подходящего времени, чтобы разрезать кожу на яйце. Но Лиззи сделает все по-своему. Что я могу сделать?

Наконец прекратив бормотать, Лиззи вцепилась в кожаное яйцо, прижала его к груди и отнесла обратно в свою комнату.

Я не была уверена в том, стоит ли огорчаться. Мне было любопытно узнать, что там внутри яйца – но от него исходила какая-то опасность. Лучше всего оставить его в покое – это я знала наверняка.

Глава 10. Сгустки крови


На следующий день Лиззи стала еще более нетерпеливой. Она не трогала яйцо, но когда зашло солнце, она снова решила вызвать призрак Джейкоба Стоуна, чтобы заставить его сказать то все что ей необходимо.

Как всегда, весь тяжелый труд: наполнение котла водой и зажжение костра – достался мне.

На этот раз кости уже были без плоти ведьмака. Белые и сверкающие, они лежали в грязной ладони Лиззи. Когда она бросила их в котел, они погрузились в воду, но затем всплыли на поверхность, как и вчера. Казан снова засветился, и над ним поднялось облако пара – но сейчас оно отличалось.

Лица Джейкоба Стоуна не было.

Лиззи с отчаянием пробормотала заклинание снова, но ничего не изменилось.

- Он освободился! – зашипела она. – Ушел к свету. Кто мог подумать, что старик настолько силен?

Я не могла в это поверить. Старый Джейкоб Стоун был сильным. Я удивилась, как эму удалось это сделать. Это доказало, что даже Лиззи не знает всего – она не всесильна; даже мертвым ведьмак мог нарушить ее планы.

Но теперь, из-за того что она не смогла узнать от ведьмака все о этом яйце, она была в скверном настроении.

В ту ночь я плохо спала.


Я проснулась рано и отправилась заниматься своими утренними делами. Я пошла собирать яйца, тщательно обыскивая живую изгородь на восточной окраине сада, где обычно неслись молодые куры. Я дважды пронюхала каждое яйцо, кладя в корзину только избранные для Лиззи. Ей нравились те, в которых были кровяные пятна. Собрав полтора десятка, я пошла назад в дом. Лиззи как правило, просыпалась поздно, но к моему удивлению она уже была на кухне, как кошка которая ждет молока.

Она выхватила у меня корзину и выбрала себе одно яйцо. После этого она проколола его ногтем, откинула голову назад и влила содержимое яйца себе в рот. Когда она облизнула губы, я увидела большие сгустки крови на ее языке.

- Вкусное яйцо! – сказала Лиззи. – Такое вкусное, как готовый вылупиться птенец! Почему тебе не попробовать одно, девочка?

Я покачала головой, морща нос от отвращения.

- Ты глупая, если отказываешься от такой еды. Может быть, к вечеру ты передумаешь. У нас нет времени на приготовление завтрака. Мы уходим прямо сейчас.

- Куда? – спросила я.

- Скоро ты узнаешь достаточно, но мы будем идти несколько дней на север, где живут наши слизистые сестры… Будем надеяться, что они не примут тебя враждебно.

Я не стала спрашивать, что она подразумевает под «слизистыми сестрами» - без сомнения, я скоро это выясню.

Я никогда не была счастлива от того, что меня обувает Лиззи; иногда она меня действительно доставала. Я бы не оставила идею сбежать от нее, если бы была уверена в ее успехе. Она найдет меня и притащит назад. Все же, если дела пойдут совсем плохо и у меня будет шанс сбежать, я им воспользуюсь.

Лиззи покончила с остальными яйцами, затем мы вышли на улицу, и когда она заперла дверь, мы пошли на юго-запад. Я следовала за ней по пятам, пока не поднялось солнце. К северо-западу расположился задумчивый холм Пендл. Задолго до полудня мы обогнули его южный склон и достигли берега реки Риббл.

То что Лиззи будет перебираться вброд, было сомнительно.

- Тебе придется нести меня, девочка, - сказала она, вскочив мне на спину, и обвив руки вокруг моей шеи.

Ведьмы не могли пересечь проточную воду. Вот почему ведьмы строили плотины на берегах рек в районе Пендла. Они помогали ведьмам избежать длительных поисков безопасной переправы. Но здесь было невозможно сделать такое, Риббл была слишком велика; чтобы переправить Лиззи на другой берег, мне потребуются все мои силы.

Я шла так быстро, как могла. Я должна перейти реку прежде чем мои силы иссякнут. Камни были скользкими, но когда я вошла в реку, стало еще хуже. Вода неслась мимо моих лодыжек, с большой силой. Лиззи начала кричать от боли, что есть мощи обняв мою шею руками. Я едва могла дышать.

Я пошатнулась и едва не упала – вода достигала до моих колен. Я чувствовала себя обессиленной, и мне казалось, что я не смогу дойти до берега. Но постепенно уровень воды начал падать. Мы почти пришли! Я добралась до берега, и рухнула на землю; я дрожала от изнеможения, а Лиззи трясло от боли и травмы переправы. Она начала проклинать меня, и угрожать, но я знала, что она ничего не сделает. Она была по-настоящему напугана. Мало что пугает ведьму сильнее, чем проточная вода. Лиззи сделала невероятно храбрый шаг, решившись пересекать такую широкую реку. Пусть и верхом на мне.

Мы отдохнули около часа, а затем пошли дальше на запад. К вечеру мы уже поднимались на небольшой холм, Парлик Пик. Она остановилась и долго смотрела вдаль, словно искала кого-то. Вдали виднелся Пендл. Рядом был другой холм аналогичной формы, который назывался Длинный Хребет. В долине ничего не двигалось, лишь овцы и немного крупного рогатого скота. Затем Лиззи указала на большую деревню, которая расположилась на западе. Рядом с ней было скопление домов; дым из труб поднимался, и ветер относил его в северном направлении.

- Это Чипенден, - сказала она мне. – И на краю леса живет очень опасный ведьмак. В его саду заключена моя родственница, Мамаша Малкин, она еще жива, но она в ловушке. Она самая могущественная и опасная ведьма на Пендле, которая когда-либо была. Однажды мы вернемся сюда, чтобы спасти ее и положить конец ведьмаку, но это будет сложнее, чем с Джейкобом Стоуном. Это Джон Грегори, о котором я тебе рассказывала – самый сильный ведьмак, который когда-либо ходил по Графству.

Это звучало опасно для меня. Я просто надеялась, что Лиззи забудет об этом. Идти против самого опасного ведьмака, это полное безумие.

Но мы прошли мимо Чипендена, продолжая идти на север всю ночь, и только под утро Лиззи сказала мне, что мы направляемся в Кастер. В этом городе с ведьмами поступали просто: их либо вешали, либо сжигали.

По крайней мере, тело повешенной ведьмы можно отнести в Ведьмовскую Лощину, где она вернется в жизни в роли мертвой ведьмы. Но если сжечь ведьму, она отправиться прямо во тьму, без шанса на возвращение. Лиззи не хотела присоединиться к сестрам в Лощине и потому очень нервничала, когда мы приближались к этому древнему городу.

Наконец-то мы достигли канала. Я устала, но Лиззи настаивала на том, чтобы продолжать идти дальше; она продолжила идти по скользкому берегу. Перед рассветом она остановилась, став спиной к воде, и указала на другую сторону поля.

- Вон там, за деревьями, есть водяная мельница, где живет проблемный ведьмак. Эго зовут Уильям Аркрайт. Он охотится на наших скользких сестер. Однажды я покончу и с ним!

Я решила, что пришло время спросить.

- Слизистые сестры? Кто они?

- Они ведьмы, девочка, как и мы, но только немного отличаются. Они живут в воде и слизи. Возможно одна из них уже поджидает кого-то в мутных водах этого канала. В любую секунду она может выпрыгнуть из воды, и вцепиться в тебя, и ты будешь мертва. Она утащит тебя в воду, но выпьет каждую кровинку твоей крови, прежде чем ты утонешь. В этих краях очень много водяных ведьм.

Я нервно посмотрела на воду. Вдруг я услышала вой собак; казалось, звук шел из-за деревьев, с мельницы ведьмака Аркрайта, и мне показалось, что я увидела страх в глазах Лиззи. Но затем она снова собрала всю свою решительность и быстро зашагала на север. Вскоре канал закончился, и мы немного отклонились к западу.

Дневное время мы потратили на сон под живой изгородью, а затем в сумерках снов отправились в путь. Луна поднялась над нами и впереди я увидела море. Сейчас мы поднимались над его уровнем, и я видела все больше и больше воды, которая исчезала за горизонтом. Должно случиться чудо, чтобы я путешествовала в другие страны в будущем. Я знала что это маловероятно, если я стану ведьмой. В море соленая вода, и как правило, ведьмы держатся от него как можно дальше. И это то, чем мне предстоит стать.

Злокачественной ведьмой.

Я не хотела быть такой, но был ли у меня выбор? Такие ведьмы убивают даже маленьких детей, для получения силы. Они убивают до тех пор, пока их человеческие чувства не притупляются. В конце концов, внутри у них остается лишь холод, и они способны на многое. Нет, я не хочу быть такой.

После полуночи мы прошли через маленький поселок, с большой церковью. Затем мы снова поднимались на травянистые холмы. Это было тяжело, и вскоре Лиззи начала ругаться себе под нос. Я решила не спрашивать, куда мы идем теперь – она была в скверном настроении.

Но затем, когда мы шли по скалистому берегу, я почувствовала запах дыма. Лиззи остановилась и подтащила меня близко к себе, ее ногти впивались в мою руку.

- Здесь, ниже, в вонючей лагуге, живет юродивый отшельник, - зашипела она. – Он расскажет нам все что нам нужно знать о яйце.

- Откуда он это знает, Лиззи? – спросила я.

Она не ответила, и я молча последовала за ней по каменным ступенькам, пока мы не дошли к устью небольшой пещеры. Она вошла внутрь, словно это был ее дом. Перед нами сидела фигура с запутанными волосами, которые свисали до плеч, и длинной седой бородой, перед огнем. Лиззи уставилась на него, но он продолжал смотреть на угли.

- Посмотри на меня! Сейчас же посмотри на меня! – приказала она.

Лицо медленно повернулось и посмотрело на Лиззи. Кем бы он не был, он вел себя достойно и не проявлял страха. Я надеялась, что сейчас ей повезет больше, чем с Джейкобом Стоуном – в противном случае, у нее долго будет плохое настроение, и мне не поздоровиться.

- Ты лозоикатель, старик. Поговаривают что лучший в Графстве. Я хочу чтобы ты нашел кое-что для меня!

- Я ничего не буду искать для тебя, ведьма! – ответил мужчина. – Вернись туда откуда пришла и оставь меня в покое! Таким как ты на рады в этих краях!

Он был смелым человеком, раз осмелился так говорить с Лиззи. Разве он не знает, на что она способна? Возможно, именно поэтому она назвала его юродивым?

- Слушай меня, Джадд Еткинс, и слушай внимательно. Сделай то, о чем я тебя прошу, и я оставлю тебя дальше гнить в этой вонючей дыре. Откажи мне, и я отрежу твои большие пальцы рук и сварю их в котле. Ты понимаешь меня?

Джадд Еткинс спокойно смотрел на нее, без тени страха во взгляде. Мгновения спустя все изменилось.

Лиззи пробормотала себе под нос несколько слов. Это была темная магия, которой она меня научила. Она не работает против других ведьм, но очень эффективна против таких как отшельник. Это заклинание называется Ужас.

Сейчас в его глазах Лиззи превратилась в чудовище; ее волосы стали похожи на клубок извивающихся змей, глаза похожи на два тлеющих в костре уголька.

Джадд Еткинс вскочил на ноги, его глаза наполнились ужасом. Он закричал как резаный поросенок и отошел подальше от Лиззи. Затем он упал на колени, закрыв глаза ладонями. Его трясло от ужаса, из-за внешнего преобразования Лиззи. Ужас не был физическим превращением; это лишь иллюзия с сильным импульсом страха, направленная на жертву. Но старый отшельник не знал этого.

Лиззи постепенно вернулась к своему нормальному виду и когда она снова заговорила, ее голос был мягче и утешающим. Она словно разговаривала с маленьким ребенком или испуганным зверьком.

- Послушай, старик, - сказала она. – Не нужно все усложнять. Просто сделай то, о чем я тебя прошу, и мы уйдем. Что скажешь?

Джадд Еткинс ничего не ответил, но из его уст вырвался низкий стон.

- Убери руки от лица и посмотри на меня! – приказала Лиззи.

Отшельник сделал как она сказала, и затем заговорил, все еще переполненный страхом.

- Я сделаю все, что смогу, но пожалуйста, не причиняй мне вред, - молил он. – Кого я должен найти?

- Никого!

- Тогда, может быть, ты что-то потеряла? Или ищешь спрятанное золото? Я хорошо умею искать сокровища! – он пошарил в кармане брюк и вытащил короткую длинную веревку, к которой был прикреплен кусок бесцветного кристалла. – С правильной картой я смогу найти все что угодно. Ты взяла с собой карту?

Лиззи покачала головой. В ответ, она полезла в сумку, которая висела у нее через плечо, и достала оттуда кожаное яйцо.

- Я хочу знать, что это такое. Я хочу знать, что оно может делать, - сказала она.

- Это будет трудно. Это самый сложный тип поиска. – Он уставился на яйцо, с сомнением на лице. – Все что мы можем сделать – это задавать вопросы. И ответы будут лишь – да или нет. Это может занять много времени; действительно очень много.

- Чем раньше мы начнем, тем лучше.

Глава 11. Тебе нужна кровь?


В углу пещеры отшельника был продолговатый кусок дерева, который он использовал как таблицу. Он лежал на четырех камнях. Лиззи опустилась на колени рядом с куском древесины, взяла подол своей юбки и аккуратно протерла ее. Далее медленно и осторожно, она положила кожаное яйцо на деревянную поверхность.

Я не могла смотреть на это. У меня было действительно плохое предчувствие, что Лиззи вмешивается во что-то опасное. Но мне не стоило ей даже говорить об этом, если я не хотела чтобы спроги пробрались в мой нос и уши. Так что я молча немного попятилась назад.

Она поманила к себе отшельника, и он уселся на колени напротив нее. Я слышала, как трещат его колени, и его лицо скривилось от боли. Он поднял руку прямо над яйцом, чтобы кристалл на конце веревки был в нескольких дюймах от него.

- Я готов, - сказал он. – Задавай свой первый вопрос. Кристалл будет вращаться по часовой стрелке – если ответ будет «да», если же «нет» - против часовой стрелки.

- Яйцо принадлежит тьме? – спросила Лиззи, не теряя времени.

Кристалл резко дернулся и начал двигаться за часовой стрелкой. Не удивительно.

- Это «да», - сказал отшельник.

- По-твоему я слепая? – отрезала Лиззи. – Закрой рот, старик и позволь мне говорить. Теперь второй вопрос: яйцо может даровать магическую силу своему владельцу?

Кристалл снова повернулся по часовой стрелке, и впервые за много дней Лиззи улыбнулась.

- Как владелец может получить эту силу? – спросила она. На этот вопрос нельзя было ответить «да» или «нет», поэтому кристалл не пошевелился.

Ее рот начал дергаться в уголках, а глаза закатились вверх, что означало, что она сосредоточилась на том, как поступить дальше. Теперь она выглядела уродливее, чем раньше, и вдвойне глупее любого сельского идиота. Я бы засмеялась, если бы не была так напугана.

Внезапно Лиззи открыла глаза, пробормотала себе под нос заклинание и плюнула в лицо отшельнику. От изумление у него отвисла челюсть.

- Я потратила слишком много времени на игру в «да» и «нет», -  она пристально вглядывалась в его лицо: его глаза стали стеклянными, словно он ничего не видел. – Теперь ты яйцо… Будь ним! Стань ним сейчас! Просто скажи, что мне нужно знать.

Это было что-то новое. Я никогда не видела чтобы Лиззи делала что-то подобное. Иногда ее сила удивляла меня.

- Как называется это заклинание? – спросила я.

- Тише, девочка! – зашипела она на меня. – Разве ты не видишь, что я пытаюсь сосредоточиться?

Затем она продолжила, уже глядя на яйцо, а не отшельника.

- Мне нужна твоя сила. Чего ты хочешь взамен? – спросила она. – Ты хочешь крови?

Кристалл начал вращаться по часовой стрелке, что означало «да».

- Сколько крови?

Веревка даже не дернулась. Вместо этого отшельник открыл рот и заговорил, но теперь его голос звучал по-другому. Он был похож на рык животного, хотя слова были понятны: от них у меня по спине пробежала дрожь.

- Дай мне окровавленные сердца семи человеческих детей. Собери шабаш из тринадцати ведьм, и я дам той, которая держит яйцо, невероятную силу! Больше силы, чем она когда-либо мечтала. Как только моя потребность удовлетвориться, пусть она подумает о том, о чем желает, и это исполниться в течении семи дней.

У меня сжалось сердце, и перехватило дыхание. Лиззи не задумываясь сделает то, что необходимо. Она похитит семь детей у их родителей и убьет.

- Это легко сделать, - сказала Лиззи с ухмылкой. – Теперь скажи мне, что ты такое?

- Тебе не стоит знать, что я, - проворчал голос из горла отшельника. – И помни, ты не должна делать это сама. Только шабаш из тринадцати ведьм сможет получить эту силу!

Я увидела гнев на лице Лиззи. Она не хотела делиться могуществом со своим шабашем. Но, похоже, у нее не было выбора.

Мы сразу же ушли, и отправились вниз по склону. Лиззи не терпелось поскорее расправиться с этим. На мое удивление, она оставила отшельника в живых. Наверное, она считает, что он еще пригодится ей.

Когда начало подниматься солнце, мы шли на восток, и с правой стороны видели море. Мы укрылись в небольшом лесу, и Лиззи отправила меня охотиться на кроликов. Когда я вернулась, она уже разожгла небольшой костер, и я очистила и выпотрошила кроликов, и поджарила их на вертеле, пока она сидела скрестив ноги перед огнем, с закрытыми глазами.

Мы ели в тишине, но Лиззи часто вздрагивала и ее глаза закатывались под верхние веки, а в костер смотрели лишь их белки. Когда она наконец заговорила, казалось она просто размышляет вслух.

- Я не собираюсь возвращаться с этим в шабаш Малкин, - пробормотала она, достав кожаное яйцо из сумки и прижав его к груди. – Не хочу делиться ни с кем. Скоро вся сила будет моей.

- Но нас здесь только двое, я и девочка, которая еще слишком юная для этого. Мне нужно еще двенадцать ведьм, чтобы собрать новый шабаш. Ведьмы которые не слишком заметные, и которых заботит лишь кровь. Опасно работать с нашими слизистыми сестрами, но это нужно сделать…  Это может сработать!

Лиззи никогда не посвящала меня в свои планы. В тот день она не спала, и мы отправились в путь задолго до рассвета. Мы шли близко к морю, но вода отступила и я видела длинную береговую линию, покрытую песком. Потом я увидела группу людей на конях, которые направлялись к берегу. Казалось, там была и карета, тоже запряженная конями.

- Это опасный путь, девочка, - сказала мне Лиззи. – Этим путем перевозят людей, иногда даже каретами. Мы ведьмы, должны обходить вокруг залива, потому что во времена приливов – здесь очень много соленой воды. Нам лучше двигаться дальше, пока они не добрались до берега и не увидели нас!

Но как только мы начали двигаться дальше, то услышали лай собак, и Лиззи потащила меня в кусты.

- Неужели это?.. Может ли такое быть?.. – прошептала она. – Может это просто фермерские собаки… но могу ли я быть такой везучей? Могу ли? Иногда вещи просто должны случиться, и может быть это одна из них.

Мне стало интересно, о чем это Лиззи. Она была великим учителем – и всегда объясняла что происходит.

Рядом с каретой шел высокий мужчина, с бритой головой, по обе стороны бежали собаки. Я надеялась, что они не унюхают нас, потому что они были огромны как волкодавы.

- Это Уильям Аркрайт, ведьмак о котором я тебе рассказывала, – взволнованно сказала Лиззи. – Он идет охотиться на наших слизистых сестер, дальше на север. Его не будет дома несколько дней. Чтобы пересечь залив, ему нужно дождаться отлива. Его владения будут пусты - и это хорошо.

Лиззи даже не потрудилась ничего не объяснить, но когда группа была в полверсты дальше от нас, она снова потащила меня вперед.

- Мы идем к мельнице, в которой он живет? – спросила я.

- Правильно, девочка. Он не подпускает к ней наших слизистых сестер. Но для них там лакомое местечко. Когда кот уходит, мыши выбираются из своих норок. Каждая водяная ведьма сможет выбраться на охоту. И мы будем там, чтобы встретить их.

Мы шли всю ночь, пока снова не пришли к каналу, и не вернулись на его левый берег. Перед рассветом мы сошли с тропы, чтобы не встретиться с матросами, или с кем-то другим кто смог бы опознать в Лиззи ведьму. Но мы не отдыхали; во всяком Лиззи теперь шла вперед еще быстрее. Небо затянули тучи, и моросил дождик.

Примерно за час до заката мы добрались до мельницы, которая была домом ведьмака. Она была скрыта за деревьями и окружена высоким железным забором; рвы отмечали границы сада.

Мне не понравилось, как выглядят рвы. Лиззи снова тянет меня к опасности. Я хотела поскорее вернуться домой.

- Это похоже на ров, который окружает замок Малкин. – воскликнула я.

- Да, девочка, похоже, но это особенный ров. Аркрайт засыпает в него соль, чтобы держать водяных ведьм подальше от него. – Я думала, как мы сможем его пересечь, но Лиззи это не беспокоило. – Это нас не остановит. Не сложнее чем пересечь реку. Ты сможешь перенести меня на тот берег. Я хочу исследовать эму старую мельницу. У Джейкоба Стоуна я нашла это кожаное яйцо. Без сомнения, Аркрайт тоже что-то прячет. Все ведьмаки так делают. Они находят то, что принадлежит тьме, и либо прячут его, либо уничтожают, чтобы оно не попала к нам в руки.

Лиззи отошла в сторону, и долго смотрела через железное ограждение на мельницу. Я думала, что сейчас она снова будет просить меня перенести ее через ров, но в конце концов она помахала головой. Я с облегчением вздохнула.

- Я в искушении, но думаю, не стоит так рисковать, девочка. Знаешь в чем самая большая опасность?

На мгновенье я задумалась, но затем ответ пришел сам.

- Собаки, - сказала я. – Если мы пересечем ров, они учуют наш запах. Аркрайт может использовать собак для охоты.

На мгновенье мне показалось, что Лиззи гордится мной.

- Это он и сделает, девочка. Если эти волкодавы без проблем могут выследить водяную ведьму в болоте, они без каких либо проблем найдут нас. Но мы должны остаться здесь, пока не закончим свои дела.

С этими словами она повернулась и повела нас по узкой тропинке через болото. Оно заросло камышом и болотной травой; здесь было очень темно, и водяных лужи выглядели неистово темными и глубокими. Было скользко, и я боялась упасть. Что если водяных ведьмы прячутся сейчас здесь? Было хорошо, что Лиззи собиралась с ними работать и собрать свой новый шабаш. Но они ведь этого сейчас не знают? Они могут атаковать любого,  кто вошел на их территорию. Аркрайта сейчас нет на мельнице, значит вполне вероятно, что они могут быть здесь!

Страх наполнил меня, и я присматривалась ко всему что видела перед собой, особенно в темную воду. Может, это было лишь мое воображение. Или возможно вода встревожилась. Но это может быть лишь какое-то насекомое, или болотное существо. Я почти ничего не видела, но каждый мой шаг проходил с мыслью, что сейчас водяная ведьма схватит меня за ногу и утащит под воду. Однако вскоре поверхность изменилась и стала менее скользкой и хлюпающей; мы снова шли по сухой земле. Мы поднялись на небольшой холм, и я увидела пару каменных стен и фундамент здания впереди.

- Это называют холм Чернецов, - сказала мне Лиззи. – Когда-то здесь был монастырь, но потом всех их убили, и высосали всю кровь. В этом болоте живет очень много водяных ведьм, которые делали все, что им заблагорассудиться. Но сейчас в Графстве появились сильные ведьмаки. Для Аркрайта и его собак скоро все обернется к лиху. Я в этом не сомневаюсь, девочка.

Лиззи пошла наверх, и села спиной к стене, которая была обращена к болоту. Я устроилась рядом с ней и проследила за ее взглядом. Ничто не двигалось, но я чувствовала себя тревожно. Ветра не было, но на холм начал подниматься туман, извиваясь своими змееподобными щупальцами вверх.

Внезапно Лиззи три раза шмыгнула носом три раза, прежде чем улыбнуться своей злобной усмешкой.

- Скоро они будут здесь, я чувствую, как они приближаются, и лучше, если они не сразу нас заметят.

 Я не стала принюхиваться: я была уверена, что Лиззи права – я чувствую приближающуюся опасность.

Она начала бормотать себе под нос, и я узнала заклинание укрывания.

- Это должно скрыть нас от них, - сказала Лиззи.

Я была в замешательстве.

- Я думала, ты хочешь собрать с ними шабаш?

- Все зависит от того, какие слизистые сестры придут сюда, - ответила она. – Большинство водяных ведьм глупые – немного умнее животных. В обмен на каплю крови, они с легкостью добудут мне семерых детей. Но есть одна сестра, которая очень опасная – я не хочу иметь с ней никаких дел: она может захотеть присвоить себе яйцо. Ее зовут Морвена, и ее отец – сам Дьявол. Нет, она не должна нас увидеть.

Когда Лиззи назвала ее имя – Морвена – у меня по спине пробежал холодок. Я была уверена, что уже слышала это имя; словно кто-то ходил по моей могиле.

Я удивилась, увидев страх в глазах Лиззи.

- Насколько она опасна? – спросила я. – Она владеет сильной темной магией?

- Все верно, девочка. Она сильнее и быстрее, чем любая их ее сестер, и у нее есть смертельное оружие – кровавый глаз. Одного взгляда достаточно чтобы парализовать тебя, и ты будешь как дерево перед лесником с топором. Пока ты будешь стоять, беспомощна, она вонзит свои зубы тебе в горло. Поэтому, если мы сегодня ее здесь увидим, то будем искать помощь в другом месте.


Мы ждали в тишине, пока тьма не сгустилась и мы больше не видели край болота. Но небо немного прояснилось и вскоре луна залила все вокруг серебристым светом.

Вдруг я увидела движение внизу – на этот раз мне не показалось: сначала это были волны на воде, затем брызги, после чего у подножия холма появилось нечто. Это была первая водяная ведьма, она стояла к нам спиной, вода капала с ее рваной одежды, словно состояла из сорняков и слизи, а не ткани.

Вдруг она повернулась в нашу сторону и громко принюхалась, словно искала нас. Я затаила дыхание, но заклинание Лиззи было очень сильным. Ведьма снова повернулась к воде, но я заметила ее длинные клыки, которые торчали из открытого рта, и острые когти на каждом пальце. Один коготь был исключительно длинным.

Вскоре на берегу вместе с ней стояли и другие водяные ведьмы, и они начали разговаривать. Но это едва можно было назвать речью. Мне удалось разобрать слова «голод» и «кровь», все остальное было больше похоже на хрюканье и отрыжки.

Я всегда свысока смотрела на большинство Малкинов. Вонь от их домов, куча костей возле дверей или в доме, меня от них тошнило: но эти существа были еще отвратительнее. Лиззи была права: они лишь немного лучше животных. Мы действительно хотим работать с ними? Я задала себе этот вопрос еще один раз.

Вскоре на краю болота стояло около десятка ведьм; они таскали что-то странное по берегу. Это была трубчатая деревянная клетка, примерно в полтора раза больше высокого мужчины, но значительно тоньше человеческого торса. Внутри нее что-то двигалось.

Но это было не все. Следующие три ведьмы вытащили на берег своих пленников: двое мужчин и женщина, которые выглядели наполовину утопленными. Они были покрыты слизью с ног до головы. Их бросили за землю, расположив в ряд, в десяти шагах друг от друга. Затем они вбили колья возле их ног и ног. Их привязали веревками к кольям. Двое мужчин едва дышали, но женщина простонала, когда веревки натянулись, растягивая широко ее руки и ноги.

Ведьмы выстроились вдоль берега, смотря на пленников. Это означало, что теперь они смотрят в нашу сторону. Они взялись за руки и начали воспевать заклинание, и сначала я подумала, что их объединенная магическая сила сможет разрушить заклинание скрытия, которое наложила на нас Лиззи. Это заставило меня нервничать.

Я могла добавить и свое заклинание, но не решилась. Она может неправильно меня понять – посчитает это за оскорбление, словно я сомневаюсь в ее силах.

Мне не стоило волноваться: ее магическая сила была сильной. Вскоре ведьмы перестали петь, и одна из них покинула строй. Она не пошла к пленникам, как я предполагала. Она направилась к деревянной клетке. Она открыла деревянные дверцы, и сразу же присоединилась к своим слизистым сестрам.

Я как завороженная уставилась на клетку. Несколько минут ничего не происходило, но потом что-то длинное начало выбираться наружу. Я увидела длинное насекомое, с огромными и тонкими ножками. Я увидела его выгнутую голову и задрожала от страха. У него была длинная, тонкая морда – которую называли костяной трубочкой. Я никогда не видела такого существа вживую, лишь рисунки в книгах, в маленькой библиотеке Лиззи о темной магии.

Это был скельт.

На мгновенье мне показалось, что он смотрит прямо на меня. Вдруг он громко зашипел и повернулся к трем пленникам. Он встряхнулся, чтобы стать больше, встал на свои восемь тоненьких ножек и приблизился к мужчине. Он воткнул свою длинную морду ему в грудь, и жертва вскрикнула от боли. Я сразу же увидела, как костяная трубка потемнела. Если бы я смотрела на это все не в лунном свете, а солнечном, то было бы видно, что трубка наполнилась кровью. Существо высасывало кровь из своей жертвы.

После первых криков, жертва уже просто стонала, но ее стоны становились слабее с каждым мгновеньем. Когда скельт вытянул свою костяную трубку, мужчина ахнул и глотнул воздуха. Это был его последний вдох.

Скельт двинулся ко второй жертве, женщине. Она дергалась и кричала, но попусту: скельт уже был возле нее и вонзил трубку в ее шею. Она снова потемнела и женский крик уже был чем-то похожим на бульканье. Скельт быстро опустошил ее тело, и она сталась лежать неподвижно.

Третья жертва не кричала и не пыталась вырваться. Он начал молиться вслух.

- Отец, прости их! – закричал он в ночь. – Позволь им увидеть, что они ошиблись, выбрав такой путь, и отвернутся от тьмы. Я принимаю боль моей смерти. Используй ее, чтобы облегчить боль других.

Я подумала, что он может быть священником. Но священник, фермер, трактирщик или лодочник – это не имело значения для хищника, который приближался к его телу. Мужчина снова попытался заговорить, но его лицо перекосилось, когда скельт вонзил в его шею трубку. Вскоре тело лежало неподвижно.

Скельт отошел от тела, и повернулся к линии ведьм, которые все еще стояли неподвижно, и смотрели на него, словно чего-то ждали.

Он собирается напасть на них? Я не знала, верно ли предполагаю. Сколько крови нужно этим ужасным тварям?

Но напал не скельт.

Напали ведьмы!

Они набросились на него с безумием в глазах.

Глава 12. Бетси Гаммон


На мгновенье мне показалось, что они бегут атаковать нас. Но я ошиблась. Они бежали на скельта, оскалив свои острые зубы. Они протянули к нему руки; длинные когти сверкали при свете луны.

Существо попыталось проскользнуть между ними, и добраться до воды, но их было слишком много, и они действовали слишком быстро.

Они яростно обрушились на скельта и начали разрывать его на куски. Они вырвали из его тела лапы, и кровь из его тела образовала лужу на земле: там без сомнения кровь трех его жертв, но также и его собственная. Его тело разорвали на две части, за которые боролись множество когтистых рук. Части его тела все еще продолжали дергаться.

Я поняла, что водяные ведьмы очень сильные, и удивилась тому, что Лиззи осмелилась попробовать заручиться их поддержкой. Что если они пойдут против нас? Вся ее магия будет бесполезна против такого количества существ, едва похожих на людей.

Сейчас они пожирали останки скельта, сдирая зубами мясо с тонких костей.

Я наблюдала за ними, испытывая отвращение, но не в силах оторвать взгляд от этого ужасного зрелища. Именно тогда я услышала лай собак…

Ведьмы оторвались от своего пиршества. Теперь, в дополнение к лаю собак, я слышала топот тяжелых сапог.

- Это Аркрайт и его волкодавы, они вернулись раньше, чем мы ожидали! – прошипела Лиззи мне на ухо. – Чтобы ты не увидела, девочка, не двигайся и не произноси ни звука. Магия может скрыть нас от ведьмака, но собаки могут учуять наш запах. Если нам повезет, они будут заняты разрыванием наших слизистых сестер на куски.

Когда собака вынырнула из тумана, ее зубы свернули в лунном свете, слюна капала из пасти, и большинство ведьм бросилось к воде. Они с плеском погрузились в воду, скрывшись под ней.

Некоторые бросились в другую сторону, вдоль болота. Но для одной уже было слишком поздно бежать.

Первый волкодав схватил ее своей челюстью за лодыжку. Она упала на колени, но злобно взмахнула своими острыми когтями. Она бы пробила голову волкодаву, но второй подоспел вовремя и схватил ее за запястье зубами. Он дергал ее за руку, как крысу.

Собаки могли прикончить ее, но она начала вопить во весь голос и ползти к воде. Но тут из тумана появился бритоголовый ведьмак, он яростно обрушил на ее голову свой посох, ударив ее в заднюю часть черепа. Она обмякла, и он без колебаний схватил ее за волосы.

- Хорошая девочка! Хороший мальчик! – воскликнул он. – А теперь отпустите ее, и мы отведем ее туда, где ей самое место!

Собаки послушно отпустили свою добычу, и Аркрайт взял ведьму за ноги и потащил через болото.

Лиззи усмехнулась от этого зрелища. Я не поняла почему. Этот ведьмак был врагом ведьм. Он может так же поступить и с нами.

Через несколько мгновений ведьмак с волкодавами исчез в тумане.

Когда звуки стихли, Лиззи повернулась ко мне и скривила лицо в злобную улыбку.

- Ну, девочка, это сработало лучше, чем я ожидала. – сказала она мне.

- Я не понимаю. Разве это не испортит твой план? – спросила я.

- Будь терпеливой и позже я все объясню. Просто сиди спокойно и молчи.

Но мне было любопытно, и я не удержалась от очередного вопроса.

- Почему водяные ведьмы сначала накормили скельта, а затем выпили кровь жертвы, из вторых рук? – спросила я. – Они действительно сильные. Они могли бы разорвать этих людей голыми руками.

- Конечно могли, девочка! – ответила Лиззи. – Но это часть ритуала, не так ли? Человеческая кровь, которую перед этим выпил скельт, дает им в три раза больше магии.


Примерно через полчаса, к моему ужасу, я снова услышала лай собак, и он становился все громче и громче.

- Должно быть они унюхали наш запах, - сказала нервно я Лиззи. – Нам нужно убегать отсюда!

- Не дергайся, девочка! Если они что-то и унюхали, то не нас, не волнуйся.

Не знаю, почему она так уверенна в этом. Собаки снова вынырнули из тумана, за ними шел ведьмак с мрачным видом. Мое сердце замерло, я думала что они собираются бежать к нам, но потом они остановились на берегу возле клетки, принюхиваясь к земле пропитанной кровью.

Через несколько мгновений они уже бежали по тропинке, преследуя сбежавших ведьм, Аркрайт последовал за ними следом.

Когда они отошли на безопасное расстояние, я прошептала Лиззи на ухо:

- Не хотела бы встретиться с ними темной ночью!

- Ты никогда не была так права, девочка! Нет ничего хуже. Одно дело расправиться с Джейкобом Стоуном. Но Аркрайт – с ним лучше не сталкиваться лицом к лицу. Он безжалостный, и никогда не отступает. Его собаки могут выследить добычу даче через болото; прежде чем встанет солнце, он поймает еще одну из наших слизистых сестер. Но пока он далеко от дома, мы можем освободить первую, которую он поймал.

С этими словами Лиззи пошла в том направлении, откуда мы пришли – к старой мельнице, где живет ведьмак.

Когда мы достигли края рва, Лиззи остановилась и посмотрела на меня.

- Чего я хочу? – спросила она.

- Перебраться через соленую воду, - ответила я.

- Конечно хочу, девочка, так чего же ты ждешь? Или ты ждешь приглашения? Ты знаешь что нужно делать! – зашипела она.

Поэтому я снова позволила Лиззи забраться на мою спину, и перешла холодный ров, в котором вода достигала коленок. Я еще не ведьма, поэтому соленая вода не причинила мне вреда. С другой стороны, мы направлялись в сторону полуразрушенной мельницы. Я думала, что она собирается разбить окно, или влезть через переднюю дверь внутрь. Но вместо этого она направилась в сторону водяного колеса. Оно выглядело так, словно не использовалось годами, хотя под ним еще бежала вода.

Рядом с колесом была узкая дверь, но когда Лиззи толкнула ее, то поняла, что она заперта.

- Скоро будет открыто, - прокаркала она, наклонившись вперед, чтобы быть на одном уровне с замком. Затем она плюнула на него и пробормотала заклинание, которое я не знала, себе под нос. Она склонила голову и приложила рядом с замком свое ухо, словно прислушиваясь к чему-то.

Не знаю зачем ей понадобилось прислоняться так близко. Я услышала это будучи в трех шагах от двери – скрип и щелчок, когда замок открылся. С улыбкой триумфа Лиззи схватила ручку и открыла дверь.

Внутри воняло гнилой древесиной, воздух был влажным. Здесь было грязно, и слева от нас я увидела большой изгиб водяного колеса. Бормоча себе под нос, Лиззи достала что-то из кармана. Во тьме вспыхнуло пламя свечи, она приподняла ее, и пошла вперед.

Она двигалась медленно и аккуратно. Без сомнения, здесь могли быть ловушки, чтобы поймать нежелательных гостей. Она осматривалась по сторонам, словно искала кого-то. Затем наконец, она нашла то, что искала.

Мы подошли к краю большой ямы. Лиззи протянула вперед свечу, чтобы осветить ее. Яма была наполнена водой, но с одной стороны была полка с грязью, на которой лежала ведьма, которую сегодня схватил ведьмак, ее глаза блестели от света свечи.

Я считала некоторых ведьм Пендла уродливыми, но она была еще страшнее, с огромными клыками. Будем ли мы в безопасности, если Лиззи освободит ее из ямы?

- Послушай, сестра, - крикнула ей Лиззи. – Мы пришли, чтобы освободить тебя. Взамен, у меня есть для тебя предложение, и еще для одиннадцати таких как ты. Ты отведешь нас к вашему хранителю, чтобы мы могли обсудить условия?

Лиззи как всегда, ничего не потрудилась объяснить мне.

Ведьма встала на колени и посмотрела ей в лицо. Затем я увидела, как она кивнула.

- Правильно, - Лиззи ухмыльнулась мне, - мы договорились, девочка. Скоро я освобожу ее. Никаких крыс и магии мух, нам повезло, что мы не возле ямы, которые делает для ведьм Джон Грегори. Он закрывает свои ямы железными прутьями, и нам потребовалась бы помощь кузнеца, чтобы вырвать их. Здесь лишь откидная крышка с двумя замками. Знаешь, почему Аркрайт не закрывает свои ямы так надежно?

Я пожала плечами. У меня не было предположений.

- Когда Джон Грегори бросает ведьму в яму, это значит что она останется там до конца своих дней. Но не в случае Аркрайта. Если ведьма убивает взрослого человека, то проводит в яме год; если ребенка – два года. Затем он как судья, выносит им приговор, вытаскивает наружу и убивает. Чтобы убедиться, что они не вернуться из мертвых, он вырезает их сердца, разрезает на куски и скармливает своим собакам.

Аркрайт был действительно страшным ведьмаком. Рассказы Лиззи заставляли меня нервничать. Что если он устанет от погони и вернется назад? Я не хочу быть еще одной ведьмой, заключенной в его яму.

Лиззи плюнула на каждый замок, и через несколько мгновений они оба открылись. Теперь крышку можно было поднять, но она не могла этого сделать.

- Она сделана из железа. Подними ее, девочка. Ты не ведьма, так что у тебя должно это получиться без проблем. Давай, живее!

Лиззи обучала меня как ведьму, но мне предстоял еще долгий путь к тому, чтобы стать ней. Значит она права: железные прутья не причинят мне вреда. У меня не сразу получилось поднять крышку, но я наконец подняла ее, затем я опустила руки в яму, чтобы вытащить водяную ведьму.

Она схватилась за мои руки, и я со всей силой, потянула ее вверх. Мы  с лязгом упали в грязь возле ямы.

Затем я быстро отступила от нее на два шага. Ведьма стояла на корточках, ее лицо было искажено гневом, словно она была готова броситься на нас. Она выглядела не очень благодарной.

- Понятно, - сказала Лиззи, которую кажется не смущало выражение лица водяной ведьмы. – Давайте выберемся отсюда, пока не вернулся Аркрайт, и его псы. Веди меня, сестра, - сказала она. – Отведи нас в безопасное место.

В ответ на это водяная ведьм скривила гримасу; ее рот открылся, обнажив ее острые желтые зубы. Она была покрыта слизью и с нее капала вода. Она также плохо пахла: вонь от грязи, и стоячих водоемов. Она пошла впереди нас, переваливаясь со стороны в сторону. Если бы я не была так напугана, то засмеялась бы. Водяные ведьмы были не приспособлены к земле.

Мы покинули мельницу, и на мое удивление водяная ведьма повела нас на восток, подальше от болота. Мы пересекли канал по ближайшему мосту, и затем пошли вдоль живой изгороди.

Куда мы направляемся? И будем ли мы там в безопасности? После того как волкодавы возьмут наш след, они точно смогут нас выследить. Разве Лиззи не говорила, что Аркрайт никогда не сдается?

Наконец, после почти двух часов хождения сквозь заросли, ведьма указала поперек большого поля. Там ничего не было, лишь еще заросли впереди. Однако я чувствовала что-то еще.

Но затем ведьма произнесла какие-то гортанные звуки и взмахнула рукой, подавая знаки в воздухе.

Воздух переливался, и в поле зрения появилось здание. Оно было спрятано с помощью магии – какое-то мощное массирующее заклинание, которое я никогда не встречала. Когда мы подошли поближе, я увидела, что это старый фермерский дом, но он казался безлюдным. На поле не было никаких животных; даже собаки охраняющей дом. Он был в кромешной темноте.

Затем, в свете луны, я увидела большой пруд рядом с домом. Большинство прудов в таких фермерских домах делались подальше от дома, чтобы вода не затекла в погреб. Но этот был расширен каким-то необычным образом. Вода доходила до кирпичных стен здания. Там было еще что-то странное. На месте, где должен был быть скотский двор, был большой курган из почвы, размером практически как дом. Он был покрыт травой и крапивой, но не выглядел естественно. Кто поместил его сюда? Для чего он, и откуда взялась почва?

Не оглядываясь, ведьма скользнула в темную воду и скрылась из виду. Нам пришлось долго ее ждать, и я  уже думала, что она сейчас вернется со своими сестрами, чтобы затащить нас в воду. Но затем из окна дома вспыхнул какой-то свет.

- Там будет вход под воду, - сказала Лиззи. – Нет сомнений в том, что они намеренно затопили погреб. Но мы не пойдем в ту сторону. Давай вернемся к главным дверям.

Мы обошли прут и подошли к дверям. Окна не были застеклены, но они были забиты досками, так что мы не видели, что происходит внутри. Входная дверь выглядела гнилой, но была закрыта. Хороший удар ногой в заостренных туфлях мог раздробить ее на кусочки.

Тем ни менее, нам не пришлось делать этого. Я услышала шаги, и дверь скрепя петлями открылась внутрь.

Плотная, круглолицая женщина со свиными глазами стояла в дверях. Она протянула вперед свечу, чтобы лучше нас рассмотреть. Ее волосы были похожи на серый клубок, брови неопрятными: они торчали как кошачьи усы. Она выглядела не очень приветливой.

- Чего вам нужно? – резко спросила она.

- Мы спасли одну из твоих сестер из ямы в мельнице ведьмака, - сказала Лиззи, словно это было все, что нужно сказать, чтобы войти в дом.

Но даже если так, она ошибалась. Мне не нравилось как выглядит эта женщина, и я чувствовала исходящую от нее угрозу. Она не была ведьмой, но уверенно смотрела на Лиззи. Что было необычно. Она была хранителем водяных ведьм, которого упоминала Лиззи. Я не могла понять, почему она живет здесь, со всеми этими ведьмами? Что она получает взамен?

- Да, я знаю, но чего ты хочешь?

Лизи заставила себя улыбнуться.

- Мне нужно кое-что сделать, поэтому мне нужна твоя помощь, чтобы собрать шабаш с теми за кем ты смотришь. Лишь один раз, но он особенный. Будет много крови; и силы тоже будет много. Что скажешь?

- Как тебя зовут, и откуда ты пришла?

- Меня зовут Костяная Лиззи, и я из Пендла.

- Между ведьмами Пендла и теми, кто здесь, не самые теплые отношения, - ответила женщина. - В прошлом было много неприятностей – и смертей с обеих сторон.

- От меня или девочки, не будет неприятностей, - Лиззи кивнула на меня. – Что было, то прошло, верно? То, что я предлагаю, будет полезно для всех нас. Могу я войти и поговорить об этом? Как тебя зовут – ты можешь сказать мне, с кем я разговариваю?

Сначала я подумала, что она откажется, но она кивнула.

- Меня зовут Бетси Гаммон, и я дам тебе пять минут своего времени.

Она отошла в сторону, и я последовала за Лиззи внутрь дома. Бетси отвела нас к задней части дома, на кухню. Здесь было очень грязно, повсюду валялся мусор, повсюду кружили мухи, большинство их которых были трупными. Справа была небольшая дверь, женщина открыла ее и мы начали спускаться по узкой каменной лестнице, ее свеча посылала на стены страшные тени. Когда мы добрались до подвала, я посмотрела вперед в изумлении.

Он был огромный – раза в три, или четыре больше территории дома. Теперь я поняла, откуда взялось столько грунта на курган, его выкопали отсюда. Примерно половина подвала была залита водой, но на огромном земляном шельфе было много столов и более двадцати стульев. В дальнем углу лежали четыре клетки для скельтов. Две из них были заняты; существа смотрели на нас голодными глазами, их костяные трубки торчали сквозь прутья и дрожали от предвкушения.

Бетси уселась на один стул и проницательно посмотрела на нас. Она не предложила нас сесть.

- Что ж, - сказала она наконец, - расскажи мне о своем предложении.

Хотя женщина не была ведьмой, в ней было что-то угрожающее. Она была одной из самых ужасных людей встречаемых мною за всю мою жизнь – и это говорит о многом, когда ты приехала из деревни ведьм Пендла.

- Прежде чем я начну, призови двенадцать сестер, - сказала Лиззи. – Я расскажу все в их присутствии и хочу услышать, что они скажут.

Бетси Гаммон покачала головой.

- Я не думаю, что ты понимаешь, что здесь происходит. Большинство из них не слишком смышленые, разве ты не знаешь? Так что они слушают меня, и делают то, что я говорю. У них есть когти и зубы, у меня есть мозги. – Она похлопала себя по голове и зловеще улыбнулась. – Так что не трать зря мое время. Объясни подробно, почему ты здесь! Не морочь Бетси голову!

Лицо Лиззи покраснело от гнева, и она начала бормотать себе под нос.

- И не трать на меня заклинания Пендла! – воскликнула Бетси. – У меня нет волшебной силы, но меня защитят мои сестры. Твои заклинания не причинят мне вреда. И все что мне нужно сделать, это свиснуть, и двадцать, или более того, ведьм появятся из этой ямы и разорвут тебя вместе с девочкой в клочья! Я уже начинаю подумывать над тем, чтобы сделать это! – она пошатываясь поднялась на ноги.

Меня наполнил ужас, но затем заговорила Лиззи.

- Нет, выслушай нас… - ее голос был на удивление нежным, она успокаивала женщину. – Я не знаю как все здесь устроено, но должно быть ты права. Я вижу, что бы решительная. Позволь мне кое-что тебе показать..

Лиззи вытащила яйцо из сумки, медленно развернула синюю шелковую ткань и показала его Бетси.

- Это то, в чем есть сила! – воскликнула она, ее глаза сверкали от возбуждения. – Я украла это у ведьмака. И мне нужен шабаш, чтобы получить силу. Я предлагаю поделиться нею с теми, за кем ты присматриваешь.

Бетси нахмурилась, и ее маленькие поросячьи глазки чуть не утонули в опухшем лице.

- Зачем ты пришла сюда, если можешь разделить эту силу со своим шабашем на Пендле?

- Я не сошлась во мнениях со своими сестрами, - солгала Лиззи. – Малкин едва не отправили за мной ведьму-убийцу. Мне следует держаться от них подальше, пока все не уляжется. Вот почему я пришла сюда.

- Ты была бы уже мертва, если бы они послали Грималкин за тобой… - кивнула головой Бетси, ее голос стал мягче. – Итак, скажи мне: что нужно сделать, чтобы заполучить эту силу?

- До полнолуния три ночи, - сказала Лиззи. – Нужно сделать это в полнолуние. Нам нужно пожертвовать семью детьми и окропить их кровью яйцо. Тогда весь шабаш получит силу. Каждая из нас может загадать любое желание и оно исполниться в течении семи дней.

Лиззи была искусной лгуньей. Я точно помнила, что сказала ей яйцо.

Дай мне окровавленные сердца семи человеческих детей. Собери шабаш из тринадцати ведьм, и я дам той, которая держит яйцо, невероятную силу! Больше силы, чем она когда-либо мечтала. Как только моя потребность удовлетвориться, пусть она подумает о том, о чем желает, и это исполниться в течении семи дней.

Лиззи будет держать яйцо, и только она получит свою силу. Остальные останутся ни с чем. И чтобы достичь этого, нужно убить семь детей.

Глава 12. Ужасные вещи


Я знала, что Лиззи убивает людей из-за костей. Я знала, что она вероятно убивает и детей – хотя прежде она никогда не делала этого передо мной.

Я ничего не могла поделать. Если я начну препятствовать ей, она возьмет и мои кости. Ей не нужно угрожать мне. Я знаю, что так будет.

Но это было ужаснее всего, что происходило раньше.

Убить семерых детей, чтобы Лиззи получила то что хочет. И на этот раз я буду в центре событий.

Я буду так же виновна, как и Лиззи.

Я никогда не хотела быть ведьмой, но разве у меня оставался выбор?

Я предпочитала думать, что я была расстроена, когда одной ночью Лиззи пришла за мной – но, я не помню, чтобы плакала. Мои мама и папа были три дня как погребены в холодной земле, и мне до сих пор не удалось пролить ни одну слезинку – хотя я и пробовала. Я пыталась вспомнить хорошие времена. И их было не мало, несмотря на то, что они дрались между собой как кошка с собакой, и это ранило меня больше всего. Но в любом случае, их смерть должна была меня расстроить, не так ли? Ваши родители только что умерли, и вы должны пустить хотя бы одну слезу в память о них.

Только позже я узнала, что они не мои настоящие родители. Еще я узнала, что их убила Лиззи, использовав заклинание, которое заставило их кровь бурлить в жилах, и все думали, что они умерли от лихорадки. Она сделала так, чтобы заполучить меня и обучить темным искусствам.

У меня была тетя Агнесса Сауэрбатс, и она с радостью взяла меня к себе. Но Лиззи очень хотела заполучить меня к себе в ученицы. Она пришла за мной ночью во время ужасной бури, молнии разрезали небо на части, от раскатов грома стены дома тряслись и гремели сковородки и кастрюли.

Но это было ничто по сравнению с тем, что сделала Лиззи. Я весь день нервничала и ждала, но Агнесса предсказала, что она придет ночью – в любой момент ночи. Ночью мы услышали стук в двери, и когда Агнесса открыла затвор, Костлявая Лиззи шагнула в комнату. Ее черные волосы были спутанными и мокрыми, вода струилась из ее одежды на пол. Агнессе было страшно, но она до конца пыталась стоять между мной и Лиззи.

Но я не была такой смелой. Я была в ужасе – настолько, что мои колени задрожали, и у меня перехватило дыхание от всхлипываний.

- Оставь девочку в покое! – спокойно сказала Агнесса. – Теперь ее дом здесь. Я позабочусь о ней, не беспокойся!

Сперва Лиззи усмехнулась.

- Девушка принадлежит мне, Сауэрбатс, - сказала Лиззи. Ее голос был холодным и спокойным, наполненным злобой. – Мы разделяем одну темную кровь. Я могу научить ее тому, что она должна знать. Я нужна ей!

Я знала, что Лиззи хочет, чтобы я жила с ней, но то, что она хотела обучить меня как ведьму стало для меня полной неожиданностью и потрясением.

Я помню, что хотела сказать ей, что не хочу этого, но я была слишком напугана, чтобы открыть рот.

- Алисе не нужно быть такой ведьмой как ты! – возразила Агнесса. – Ее мама и папа не были из рода ведьм, так почему она должна пойти по твоему темному пути? Оставь девочку в покое. Оставь ее со мной и возвращайся назад к своим темным делам!

- Кровь внутри нее говорит, что она ведьма! – сердито зашипела Лиззи. – Ты всего лишь посторонний человек, и не сможешь обеспечить девочку!

Это неправда. Агнесса была из Динов, но она вышла замуж за хорошего порядочного человека из Уолли, он был железняком. Когда он умер, она вернулась в Роугли, который клан Динов сделал своим домом.

- Я ее тетя, и теперь заменю ей мать, - ответила Агнесса. Она по-прежнему держалась храбро, но ее лицо побледнело, и я видела, как она вздрагивает от страха.

Я стояла в дальнем углу комнаты, и думала над тем, чтобы пробраться на кухню и убежать. Я знала, что этот спор не будет продолжаться долго. И  знала кто победит.

В следующий момент Лиззи топнула левой ногой. В мгновенье ока свечи в доме погасли, и вокруг стало темно, холодно и страшно. Я услышала, как Агнесса кричит от ужаса, я тоже закричала, отчаянно пытаясь убежать. Я была готова броситься в открытую дверь, выпрыгнуть в окно, или даже вскарабкаться на крышку по дымоходу. Все что угодно, лишь бы убежать.

Но я не пошевелила ни одним мускулом, я была парализована от страха.

Я как-то вышла, но уже с Лиззи. Она просто схватила меня за руку и потащила прочь в ночь. Было бесполезно сопротивляться – она была слишком сильной и крепко держала меня, ее ногти впивались в мою кожу. Я принадлежала ей, и она не собиралась отпускать меня. В ту ночь началось мое обучение как ведьмы. Это было начало всех моих бед.

Все началось тогда, и мое обучение было действительно тяжелым и неприятным.

Но убийство семерых детей – все становиться еще хуже.

Это будет мой первый шаг к тому, чтобы стать злокачественной ведьмой. Если я помогу Лиззи, пути назад уже не будет.

Бетси засунула в рот два пальца и свистнула. Этого было достаточно, чтобы заставишь уши кровоточить. Что-то выпрыгнуло из воды и встало рядом с ней. Вода стала мутной, и я быстро сделала шаг назад.

Это была водяная ведьма, одетая в лохмотья, она вся была в грязи, ее волосы прилипли к лицу. Я видела их смертоносные когти на руках, но только сейчас заметила ноги. У нее были перепончатые пальцы, из которых торчали острые когти. Я предположила, что они очень быстро двигаются под водой; она может драться, резать и убивать всеми четырьмя конечностями.

Бетси Гаммон начала разговаривать с ней на языке водяных ведьм. В основном он состоял из ворчания, и прочих шумов – нечто среднее между отрыжкой кошки и кашлем. Я распознала лишь несколько слов, таких как «кровь», «скельт», за весь разговор между ведьмой и хранителем, они использовали их несколько раз.

Я также услышала «Аркрайт», что меня не удивило. Местный ведьмак был постоянной опасностью для этих ведьм. У него было два грозных волкодава и он не подпускал ведьм к старому монастырю, который был для них священным местом. В один день он может найти местонахождение этого дома, и тогда он положит конец и ведьмам и их хранителю, и им будет еще сложнее собрать свой шабаш. Им нужна сильная магия, чтобы держать это место скрытым от любопытных глаз, и отвевать запах, который может привлечь собак. Но смогут ли они долго держать свою магию сильной? Для того, чтобы оставаться сильными им нужно будет много крови.

В ответ на длинный монолог Бетси ведьма развернулась и прыгнула обратно в воду. Она даже не взглянула на нас. Когда она исчезла, хранительница повернулась к нам, чтобы снова поговорить с Лиззи.

- Все будет сделано, - сказала она. – Но сначала нам нужны дети. И лучше, если их будет больше чем семь. Дополнительные не помешают – скельты любят их сладкую молодую кровь. Их нужно похитить на востоке – подальше от территории местного ведьмака. Мы найдем двенадцать сорванцов. Ты должна достать тринадцатого. Мы все жертвуем. Разве не справедливо?

Я вздрогнула, но Лиззи согласилась.

- Да, это справедливо. Я выполню свою часть.

- Затем вернись сюда за ночь до полнолуния, и приведи свою жертву! Но сначала я приготовлю тебе ужин. Лучший способ запечатать сделку – поужинать вместе.

Я не представляла себе как ем что-то на этой грязной кухни, но кто меня спрашивал?

- Я Гаммон (Gammon– в переводе означает – окорок) и люблю окорока, - фыркнула она, словно посчитала это отличной шуткой. Затем она велела нам сесть за грязный стол и раздала тарелки.

Окорок просто таял у меня во рту. Но я чуть ним не подавилась, потому что начала кашлять. Он был слишком соленым, и это делало его почти несъедобным.

Лиззи откусила немного, пытаясь скрыть свое отвращение от такого количества соли. Потом я увидела, как она выплюнула содержимое рта под стол, когда Бетси отвернулась. Ведьмы не переносят соли. Даже в еде она может быть опасной. Бетси слишком хорошо это знала, и наслаждалась неудобствами Лиззи.

Бетси не была ведьмой. На столе стоял небольшой горшочек с солью, и она продолжала опускать в него пальцы и слизывать соль с них.

Вскоре Лиззи не сдержалась, и заговорила.

- Ты немного пересолила еду, Бести, - сказала она с хитрой, льстивой улыбкой.

- Да, именно так, - ответила она. – Вот почему некоторые называют меня Соленой Бетси!

Они вместе рассмеялись над этим, но как только смех прекратился, Бетси снова стала серьезной.

- Как видишь, я не владею никакой магией. Ничем, что может держать их в страхе. Слизистые сестры иногда бывают забавными. Они очень жаждут крови. Они так и ждут мгновения, чтобы опустошить мои вены. Но соль отпугивает их. Поэтому я много ее ем. Волос я тоже ней смазываю. Это хорошо работает!

Когда договор был запечатан едой, Бетси все еще дожевывала большой окорок, а я последовала за Лиззи на свежий, ночной воздух.

Лиззи посмотрела на луну и тусклые звезды, а затем осмотрелась вокруг, она посмотрела на дом, ближайшие деревья и на далекий горизонт на западе.

- Я запоминаю расположение этого места, девочка, - сказала она с ухмылкой. – Нам нужно поймать ребенка, и снова вернуться сюда.

Мы медленно отдалялись от фермерского домика, двигаясь на восток, пруд и большой курган исчезали из поля зрения, окутанные магией.

Мы прошли около десяти миль до рассвета, а затем нам пришлось спрятаться на время дня в маленький лес. Мы были в двух милях от фермы, и несмотря на раннюю пору, там уже двигались фигуры. Фермеры вышли выполнять свои утренние хлопоты.

- Я ужасно голодна, девочка! Принеси нам пару кроликов! – рявкнула Лиззи.

Я тоже была очень голодна, потому что не смогла съесть много соленого окорока. Я поймала и приготовила нам двух кроликов. Огонь был маленьким, солнце поднималось на горизонте. Мы не хотели выдать себя большим костром и дымом.

Мы улеглись спать с полными желудками. Я думала о том, что произошло за последние несколько дней, но Лиззи уже лежала на спине и храпела во всю свою мощь. Она изредка что-то бормотала себе под нос и улыбалась. Она мечтала – наверное ей снился ее хитрый план, то как она обманывает водяных ведьм и их хранительницу, и получает всю магическую силу, которую даст ей яйцо. Но я не могла заснуть, как ни старалась.

Я не могла перестать думать о том, что мы планировали сделать. Когда наступит ночь, Лиззи пойдет в один из деревенских домиков и похитит ребенка. И ребенок умрет – либо как часть ритуала, либо он станет пищей для скельта.

Я тоже буду убийцей.

Лиззи проснулась перед заходом солнца. Когда начало темнеть, она приподнялась в сидячее положение, потянулась, зевнула и плюнула в серые угольки костра.

- Ну, девочка, давай покончим с этим, - сказала она, поднимаясь на ноги.

Я последовала следом за ней. Мы вышли из-за деревьев и пробирались через заросли к ближайшим двум фермам.

Лиззи остановилась и шмыгнула носом три раза.

- Здесь ничего! – воскликнула она. – Нет молодых костей; только тощий, старый фермер и его жирная, вонючая жена. И у них есть большие псы!

Не успела она закончить, как они начали лаять, и Лиззи пошла быстрее, пытаясь убраться подальше от угрозы.

Мы направились на северо-восток, приближаясь к деревне. Уже совсем стемнело, луна еще не взошла, но спальне одного из домов горел огонек. Он был на определенном расстоянии от других домов, потому Лиззи направилась к нему.

На этот раз, когда она остановилась принюхаться, она разразилась хохотом.

 - Просто женщина и ее дочь. Лучше и быть не может! – прокаркала она. – Даже собак нет.

Она повела меня за собой к входной двери. Я увидела очертания кошки на пороге.

Бедное животное совершило две ошибки. Сначала она зашипела на Лиззи. Это уже было плохо. Но когда Лиззи попыталась пнуть ее ногой, чтобы отбросить в сторону, она ухватилась когтями за ее ногу и повисла на ней.

Быстрее чем атакующая змея, Лиззи схватила бедное животное и свернула ей шею. Я услышала звук, похожий на ломающуюся под ногами веточку. Она швырнула ее бездыханное тело в чащу крапивы. Затем она опустилась на колени и плюнула на замок.

Мгновение спустя замок щелкнул, и Лиззи открыла дверь. Она вошла внутрь и повернулась ко мне лицом.

- Подожди меня внизу лестницы. Если кто-то ускользнет от меня, не позволяй ему покинуть дом. Ты поняла?

Я кивнула. Мое сердце бешено колотилось, когда я наблюдала, как Лиззи поднимается вверх по лестнице, в сторону спальни. Внутри дома было темно – огонек в спальне тоже погас – и она погрузилась во тьму. Я слышала, как она открыла дверь, и ребенок начал кричать от ужаса. Крики быстро сменились пронзительной неистовой мольбой.

 - Мама! Мама! Помоги мне, пожалуйста! Здесь нечто ужасное! Оно пришло за мной! Помоги мне! Помоги мне, мама!

Одна часть меня сочувствовала ребенку, и я хотела помочь ей. Я могла поставить себя на его место, и понимала что это такое, быть схваченной этой ведьмой в ночи. Но я ничего не могла сделать.

Я услышала, как открылась еще одна дверь, а затем тяжелые шаги. Мама еще не спала, и побежала на помощь дочери. Но какие у нее шансы против такой ведьмы как Костяная Лиззи?

Я услышала еще один крик – на этот раз кричала женщина – после чего последовал тяжелый глухой удар.

- Ты убила мою маму! – закричала девочка. – Нет, мама! Мама! Моя бедная мама!

Лиззи убила ее маму. И ребенка ждет та же участь. Мне стало плохо от этих мыслей.

Глава 13. Что ты можешь сделать?


- Ты будешь следующей, если не закроешь свой вонючий рот! – крикнула Лиззи, и я услышала как она спускается по ступенькам.

Она толкала вперед ребенка, который жалобно всхлипывал. Девочка была маленькая и худенькая, не старше шести лет. Я вдруг почувствовала злость. Я подбежала к Лиззи, схватила ее за руку, и остановила. Она повернулась ко мне и посмотрела в мои глаза полные гнева.

- Зачем ты убила ее мать? – спросила я. – Неужели без этого все было не так плохо?

Лиззи посмотрела на меня. Меня трясло от страха – я схватила ее руку, и она сейчас может ударить меня свободной рукой по лицу. Я и раньше с ней разговаривала, но никогда в такой вызывающей манере.

- Знай свое место, девочка, или ты пожалеешь! – предупредила она меня. Уголки ее рта дернулись, показывая, насколько она близко к тому, чтобы причинить мне вред. – Я просто использовала заклинание мгновенного сна. Ее мама не должна была умереть – если бы только не сломала шею, когда упала. Ей стоило бы меньше жрать!

С этими словами она зашагала вперед, таща в темноту рыдающего ребенка.

Я действительно хотела помочь этой маленькой девочке. Но что я могла сделать против магии Лиззи? Я могу попробовать сделать что-то, когда мы остановимся отдыхать, и она ляжет спать, но это рискованно: я сильно заплачу, если она меня поймает. Но вероятно, я впустую тратила свое время, думая что мы остановимся на отдых на обратном пути к логову ведьм.

Утром там поднимут шум и крик – мама девочки уже не восстановится после заклинания Лиззи. Ее тело могут обнаружить через несколько часов, или даже дней, и обнаружат, что девочка пропала. Без сомнений, они поймут, что ее похитила ведьма, и отправятся на охоту на похитительницу. Каждый человек способный держать в руках вилы или какое-то другое оружие придет за ней. В конце концов, это может даже привлечь внимание Аркрайта. Его собаки будут сбиты с толку магией, но всю эту территорию будут обыскивать. Я знала, что Лиззи хочет достичь убежища как можно скорее.

Мы вернулись задолго до рассвета, и обнаружили, что дом был по-прежнему хорошо укрыт магией. Лиззи шмыгнула носом и протянула руку к горизонту. Я надеялась, то она отдаст девочку мне – и я смогу притвориться, что она вырвалась из моих рук и сбежала. Но Лиззи наблюдала за ней каждую секунду. Наконец она пошла вперед и мы пришли к месту, где свет начал переливаться, и мы увидели дом.

Бетси ждала у открытой двери, она улыбнулась и поманила нас внутрь. Когда мы спускались в ней в подвал, я услышала крики. Ребенок, которого украла Лиззи, по-прежнему плакал, но здесь их было больше: целая какофония детских воплей.

То, что я увидела, когда мы спустились вниз, заставило меня вздрогнуть. Там было более десятка клеток – они были более крупные, для содержания в них детей, а не скельтов. Четыре из них были заняты; один ребенок спал, а трое плакали от страха в углах клеток. Они были покрыты слизью, а мальчик, у которого не было двух передних зубов - был промокшим до нитки.

Замкнутых в клетках скельтов сейчас было больше; их было шесть, и она смотрели на детей своими голодными глазами.

- Дай ее мне! – сказала Бетси, и Лиззи не задумываясь, передала малышку ей. Огромная женщина подняла ее верх и держала на расстоянии вытянутых рук. – Очень тощая, но это лучше чем ничего. Мы должны накормить ее. – заявила она, засунув девочку в клетку и закрыв замок.

- Нам все еще нужно семь детей, - сказала Лиззи. – Но я выполнила свою часть сделки.

- Ты права, - ответила Бетси, - но не волнуйся – завтра вечером мои девочки отправятся в место, где их достаточно. Это приют одной старой монахини. Так что скоро у нас будет все необходимое!

Следующие несколько дней превратились в кошмар. Лиззи и Бетси сидели у огня в доме и попивали вино.  Пока они была заняты этим, я должна была присматривать за детьми в подвале.

Я не хотела смотреть им в лица; не хотела смотреть на них страдания… Но кто-то должен был это делать – их нужно было накормить и подготовить к ритуалу в ночь полнолуния. Лиззи была рада подтолкнуть меня, когда я просовывала детям в клетку черствый хлеб и чашку с водой.

Я не могла оставить сидеть их там одних, в собственной вони, так что я открывала клетки поочередно, кормила их и затем закрывала замок снова.

Одной ночью Лиззи услышала, как я спросила имя у одной девочки. Я просто хотела быть дружелюбной и заставить ребенка чувствовать себя лучше, но Лиззи насмехалась надо мной.

- Ты глупая, девочка, - прошипела она мне на ухо, и фальшиво улыбнувшись ребенку. – Зачем ты тратишь время на то, чтобы узнать ее имя, если она скоро умрет? Лучше учи заклинания!

Но как только она ушла, я продолжила с того, на чем остановилась. Я проводила с каждым ребенком около десяти минут, прежде чем снова закрыть его в клетке. Она покашливали и всхлыпивали, посматривая на клетки с голодными скельтами.

На следующую ночь, за несколько часов до полнолуния, их принесут в жертву, и я сейчас обмывала девочку, которую украла Лиззи. Она говорила без умолку, и ее было больно слушать.

- Мама мертва! Она убила ее. Она упала мертвой на пол. – причитала девочка.

- Она не умерла, - я постаралась сделать голос как можно мягче. – Это было заклинание, которое заставило ее уснуть. Сейчас она уже проснулась. Не волнуйся, твоя мама в полном порядке.

- Она ударилась головой, когда упала. Удар был громким. У нее их уха текла кровь. Я видела это!

- Твоя мама очень сильная, она выздоровеет! Это не страшнее, чем шишка на голове, - я снова попыталась ее успокоить, и взяла ее за руку.

Несмотря на обнадеживающие слова, я начинала верить в то, что мама девочки, скорее всего, мертва. Лучше бы она не говорила про кровь из уха. Однажды на Пендле я видела, как мальчик взобрался на высокое дерево, его друзья подбадривали такое решение. Он вылез слишком высоко, и тонкая ветвь не смогла выдержать его вес. Он сорвался с дерева и упал на землю, ударившись головой о камень. Кровь текла из его ушей, и он никогда уже не проснулся. Его отнесли домой, и вскоре он умер.

- Что если мама ранена и не сможет ходить? Она умрет от жажды и помощи. Может быть, она умирает сейчас!

Затем девочка вырвалась из моих рук и побежала к двери. Я успела поймать ее, прежде чем она ступила на первую ступеньку. Хорошо, что я успела, иначе цена была бы очень высокой. Я потащила ее к клетке, заперла внутри и была вынуждена кормить через решетку.

- Как тебя зовут? – спросила я, когда она наконец успокоилась.

- Эмили. Меня зовут Эмили Дженкс. – ответила она, всхлипывая.

- Что ж, Эмили, не стоит беспокоиться. С твоей мамой все хорошо.

- Я когда-нибудь увижу ее снова?

- Конечно, увидишь.

- Может быть лучше, если моя мама умерла. – тихо сказала Эмили.

- Зачем ты так говоришь? – спросила я.

- Тогда я точно увижу ее снова. Мы встретимся с ней снова после смерти, и снова будем вместе.

- Не глупи, ты еще всего лишь ребенок. Ты не скоро умрешь, - соврала я.

- Так сказала толстая леди. Она сказала, что нам предстоят ужасные вещи, - закричала Эмили, указывая в сторону клеток со скельтами. Они смотрели на нас с явным интересом. – Она сказала, что они выпустят их, и они высосут всю нашу кровь, а затем наши сердца остановятся.

Дети услышали это, и начали плакать. Я была в ужасе. Они были так напуганы. Зачем делать все еще хуже, и говорить им о том, что их ожидает?

Что за чудовище эта Бетси Гаммон? В некоторых отношениях она была еще большим чудовищем, чем ведьмы, за которыми она присматривала. Без нее убийства были бы реже. Она командовала водяными ведьмами и отправляла их убивать невинных людей, в больших масштабах. Конечно, в этот раз начало этим убийствам положила Лиззи со своим яйцом.

- Не бойся – ничего не случиться, - сказала я и посмотрела в сторону ступенек, надеясь, что ведьмы не спустятся, чтобы проверить, как я смотрю за детьми. – Она лишь пытается тебя напугать.

- Почему тогда нас украли у наших мам и пап и притащили сюда? И почему эти существа в клетках непрерывно смотрят на нас. Они голодны? Они хотят нашей крови? – плакала Эмили.

Я была не так виновата, как Лиззи.

- Не волнуйся, им не нужна твоя кровь, - сказала я.

- Толстая дама сказала, что нужна.

- Это не правда. Я не позволю этому произойти.

- Ты девочка. Что ты можешь сделать? Ведьмы свирепые, с острыми зубами, и их очень много!

Прежде чем ответить, я на мгновенье задумалась. До сих пор я старалась быть оптимистичной и дать ребенку какую-то надежду. Затем слова сами вырвались из моего рта, будто за меня говорил кто-то другой.

- Я Алиса, и я не позволю им причинить тебе боль: я могу остановить их! Я могу, и я сделаю это!

Я сказала это с искренним убеждением, от чего у девушки расширились глаза и она открыла рот. Впервые за все время она выглядела спокойной.

Мои дела в подвале закончились, и я пошла вверх по ступеньках в дом. Я услышала как Бетси и Лиззи все еще болтают и смеются на кухне. Я их терпеть не могла, и потому вышла на улицу, и уставилась на пруд, пытаясь все хорошенько обдумать.

Какой я была глупой, пообещав ребенку, что не дам его в обиду. Что я на самом деле могу сделать? Я задумалась над этим.

Ничего! Абсолютно ничего!

Нет… это не совсем так. Через несколько часов все эти дети будут мертвы, но я могу кое-что сделать для себя. Я могу сбежать из этого ужасного места, и когда они будут умирать – меня здесь не будет. Тогда я не буду так виновата в том, что произойдет.

Мало того – я могу сбежать от Лиззи. Таким образом, я не стану ведьмой.

Но что если она захочет вернуть меня назад? В прошлый раз она забрала меня силой, когда я была у Агнессы. Агнесса не смогла противостоять такой сильной злокачественной ведьме. На этот раз я могу сбежать далеко от Пендла, и Лиззи не сможет меня найти. Даже если она и сможет найти мое местонахождение, она будет сильно занята - орудуя силой, которое ей может дать яйцо.

Так зачем тратить время? Лучше идти сейчас, в эту самую минуту.

Глава 15. Костяная Элизабет

Не оборачиваясь, я покинула двор и пошла на восток, в сторону канала. Потом я намеревалась пойти на юг, но не в сторону Пендла. Я буду идти, пока не окажусь далеко за пределами Графства. Говорят что на юге погода теплее и не так много дождя. Немного солнце будет полезно для моего лица. Я ненавидела этот влажный климат Графства.

Начинало темнеть, солнце склонилось над горизонтом. Его было едва видно. С запада неслись тучи. В ближайшее время пойдет дождь.

Я не чувствовала что что-то изменилось после решения убежать от своей старой жизни. Должно быть у меня в груди вместо сердца кусок свинца, который затрудняет мое дыхание. Я все время думала о детях в клетках и голодных скельтах. Семерых из них принесут в жертву, для того чтобы освободить силу из яйца; остальные достанутся этим кровожадным тварям.

Чем дальше я отходила от дома, тем хуже себя чувствовала. Даже если я буду за мили отсюда, когда они убьют детей, неужели я буду чувствовать менее виноватой?

Я продолжала смотреть, как Лиззи тащит ребенка из дома – может даже убила ее мать. Я чувствовала себя виноватой, я сожалела о том, что мы сделали. Но с другой стороны, я ничего из этого не делала! Если я каким-то образом не помогу детям, я буду чувствовать себя виноватой до конца своей жизни.

Что-то ударило меня, подобно молнии. Я могла пойти к Аркрайту, ведьмаку и привести его к детям. Я могу привести его прямо к окутанному магией дому.

Но это было очень рискованно. Он может предположить, что я тоже ведьма, и посадить меня в яму, или что еще хуже – убить меня. Но все-таки, это шанс. Возможно, я смогу убедить его, что детям грозит опасность; и я единственная, кто сможет провести его через магический плащ, который лежит на доме.

Оказавшись там, я смогу убежать пока он будет занят ведьмами, и это свиньей, Соленой Бетси. Без сомнения, Лиззи сбежит; она коварная и хитрая, и у нее больше жизней, чем у кошки.

Да, так и нужно сделать. Так что я побежала в сторону канала. Как только я достигла его, мельница уже виднелась впереди, в миле от него.

Я была уже почти у канала когда начался сильный дождь – он был скорее ливнем, который может намочить вас до костей, прежде чем вы найдете укрытие. Молния внезапно расколола небо, после чего у меня над головой прогремел раскат грома. Это напомнило мне о бури, с которой Лиззи пришла в дом Агнесс, чтобы забрать меня.

Я всегда боялась, что меня может поразить молния. Однажды во время шабаша клана Малкин молния поразила одну из них. Она умерла на месте. Когда ее труп принесли обратно в деревню, она была обожженной и почернелой. Это случилось еще до моего рождения, но говорят, что вонь от ее тела была невыносимой, и висела в воздухе еще более недели.

Где мне укрыться? Укрываться под деревьями может быть опасно, а поблизости не было никаких кустов, чтобы спрятаться в них от дождя хоть немного, или от молнии.

Уже почти стемнело, и я увидела слабый свет впереди – в южной части канала. Вероятно, там какая-то ферма. Я могу спрятаться в каком-то здании. Скорее всего, там есть собаки – учуяв мой запах, они будут лаять так, что смогут разбудить мертвого – но фермер не выйдет наружу по такой погоде в темноту.

Я начала бежать быстрее, пересекла два поля и перелезла через ограждение, двигаясь в сторону света.

Дождь лил мне прямо в лицо, и было трудно что-то разглядеть. Я была слишком близко к источнику света, прежде чем осознала свою ошибку.

Это был не свет с фермерского окна, или от светильника на двери сарая.

Это была баржа, пришвартованная возле берега канала.

Я остановилась на тропе и уставилась на нее. Она была большой, черной и блестящей, намного лучше чем остальные баржи которые плавают по каналу, перевозя еду и другие материалы между Кастером и Кендалом.

Затем я посмотрела на источник света, который привел меня сюда. На носу баржи стояли тринадцать больших черных свечей: они горели, без мерцания, несмотря на сильные порывы ветра. Дождь все еще лил с небес, падая на поверхность канала, но ни одна капля не попадала на эту таинственную баржу.

Свечи обеспокоили меня. Их использовали ведьмы – они заставили меня думать о тьме. Но баржа была настолько красивой, что заставила меня забыть о моих опасениях и страхах.

Я стояла как вкопанная, не в силах оторвать от нее взгляда, или убежать. Затем краем глаза я заметила движение. Я повернулась и увидела, что крышка трюма медленно открылась.

Я ахнула в изумлении, что было под ним. Там были ступеньки, ведущие вниз, длинные ступеньки. Канал не был таким глубоким, а баржа была плоскодонной. Ступеньки вели куда-то глубже. Это было не возможно, но мои глаза меня не обманывали.

Все, будучи в здравом уме, убежали бы прочь отсюда. Но я не думала об этом. Я чувствовала, что должна ступить на палубу, и спуститься в глубокий трюм. Все было как во сне.

Во сне? Вспоминая, я понимаю, что это был кошмар!

Помимо множества свечей, в трюме было еще что-то странное: трон, из темного блестящего дерева. Оно было покрыто орнаментами с разными видами зловещих существ – драконы, змеи и прочие чудовища. Но трон был пустым; по крайней мере, я никого больше не видела в трюме. Волосы на моем затылке встали дыбом, я почувствовала, что за мной кто-то наблюдает. Тем ни менее я пошла вперед и встала напротив пустого трона.

Кто же обычно сидит на этом троне?

Я подумала это про себя, но незамедлительно получила ответ на несказанный вопрос.

- Твой хороший друг будет сидеть на этом троне, Алиса. Я этот друг. Однажды, с твоей помощью, это станет возможным.

Я была в замешательстве. У меня не было хороших друзей. Слова доносились из-за трона. Голос был молодым, мальчишеским.

- Откуда ты знаешь моя имя? – спросила я.

- Я знаю твое имя, и знаю что ты в затруднительном положении, Алиса. Я знаю, что ты служишь Костяной Элизабет нехотя, и что боишься за детей, которых она собирается убить.

Я никогда не слышала, чтобы ее так называли, я знала ее лишь как Костяную Лиззи.

- Кто ты? И откуда ты столько обо мне знаешь? – спросила я нервно. Я заметила, что пламя свеч на палубе горит спокойно, не смотря на сильный ветер и дождь, но здесь в трюме, пламя плясало так, словно здесь был призрачный ветер.

- Я невидимый принц этого мира, и это мой долг, знать все о своих подданных. Я могу помочь тебе, Алиса. Все что тебе нужно сделать, это попросить.

- Где ты сейчас? Почему я тебя не вижу?

- Я далеко, но ты можешь увидеть меня на мгновенье. Смотря прямо на трон. Не моргай – я не могу оставаться там долго.

Я уставилась на трон, как мне было велено. Сначала ничего не происходило, но затем появилось какое-то мерцание и передо мной появилось лицо, без тела.

Оно было лицом мальчика, лет тринадцати или четырнадцати – едва старше меня. Он широко улыбался и золотые завитки в его волосах поблескивали в свете свечей. На него было приятно смотреть: когда он вырастет он будет очень красивым парнем. Не только это: он будет очень дружелюбным и добрым. Я чувствовала что он действительно заботиться обо мне; он сделает все чтобы помочь. До этого момента никто не заботился обо мне, кроме Агнессы. Мои мама и папа были жестоки со мной. Его лицо согревало мое сердце. Я чувствовала, что теперь моя жизнь должна измениться, и он должен стать моим другом.

- Ты можешь помочь мне? – заговорила я, сама того не осознавая. Страх и волнения покинули меня. Я чувствовала себя счастливой и была уверена, что все обернется к лучшему. – Я хочу помочь этим детям. Я направлялась к ведьмаку, Аркрайту, чтобы отвести его к дому, где их держат в плену.

- Тебе не нужно тратить свое время, чтобы идти за помощью к ведьмаку, - ответил он, и его образ исчез. – Загляни внутрь себя. У тебя есть сила и власть, чтобы делать все, что ты пожелаешь! Тебе никто не нужен, кроме тебя самой.

Я вспомнила испытание на Пендле; ведьмы определяют, какой потенциал у молодых ведьм, узнают ее сильные стороны, и какой тип магии она будет использовать. Мое испытание было ужасным, и все оказалось очень плохо. Но знала, что однажды я могу стать очень могущественной ведьмой. Теперь я снова это слышу. Я могу начать верить в это?

- Что я смогу сделать против ожесточенных ведьм? – спросила я. – Лиззи в одиночку расправиться со мной за несколько секунд. Она знает гораздо больше заклинаний, чем я выучила за время обучения. А как на счет острозубых и когтистых водяных ведьм? Что я могу им противопоставить?

- Противопоставить? Ты с легкостью победишь их. Как я сказал, сила внутри тебя. Посмотри внутрь! Ищи внутри себя! – продолжил бесплотный голос.

- Как я это сделаю? – спросила я.

- Начни с того, что закроешь глаза… - сказал он.

Я любезно повиновалась. Разве это не замечательно, быть сильной и никогда в жизни больше не боятся?

Я видела свет сквозь свои закрытые веки.

- Расслабься и спускайся ниже! - руководствовал голос. – Иди вниз, в темноту глубоко внутри тебя!

На мгновение я не решилась выполнить это. Мысль спуститься во тьму, была ужасной. Но я уже двигалась, было уже поздно. Я медленно опускалась вниз, пока не пошла быстрее  и быстрее. Я спускалась все ниже и ниже в темноту, пока не достигла пропасти. Я уже падала вниз, но я не видела дна. Я была в ужасе. Я упаду и буду уничтожена. Зачем я послушала этого мальчика?

Но столкновения не произошло. Я плавала в темноте, совершенно спокойная. И вдруг я поняла, откуда говорил этот мальчик. Он был внутри меня, частью меня. Он был рожден со мной. До этого момента я даже не знала, что обладаю такой силой. Если раньше я чувствовала себя уязвимой, и терпела боль, когда ее мне причиняли, то теперь я смогу дать отпор.

- Видишь – тебе не нужны заклинания, Алиса, говори их как тебе будет удобно. Все что тебе нужно, это лишь сосредоточиться и добавить свое желание! Захоти того, чего ты хотела! Скажи себе «Меня зовут Алиса». Будь Алисой! Никто не сможет противостоять тебе! Ты мне веришь?

- Да! Да, я верю! – воскликнула я. Это была правда. Я абсолютно верила всем словам голоса. Когда я пообещала маленькой Эмили, что не дам ей умереть, слова сами вырвались из моего рта. И я действительно верила в то, что сказала ей. Возможно потому, что в глубине души я знала какой силой обладаю?

- Тогда иди и спаси этих бедных детишек! Однажды мы встретимся снова, и тогда ты поможешь мне!

В одно мгновенье я стояла в темноте, в следующий момент я оказалась на берегу, под проливным дождем и грохочущим над головой громом.

Баржа исчезла.

Недолго думая, наполненная ужасом от того что собираюсь вмешаться в ритуал ведьм, я направилась на восток, в сторону дома Соленой Бетси.

Я шла быстро – но что если я опоздаю?

Глава 16. Танец смерти


Я промокла до ниточки еще на полпути к дому, остроносые туфли хлюпали в сырой траве. Чем ближе я приближалась, тем меньше у меня оставалось уверенности и решительности.

Сейчас баржа и ее странный обитатель казались страшным сном. Происходило ли это на самом деле? Если да, то я поверила в абсолютную глупость. Лиззи была очень сильной злокачественной ведьмой. Она использует спрогов, чтобы наказать меня. Они лишь царапают меня и кусают, но все может быть и хуже. Однажды один чуть не залез в мою левую ноздрю. Если бы я не взмолилась о прощении, Лиззи бы не выпустила меня, и он пролез бы в мой мозг. Смогу ли я сейчас ослушаться ее?

На небе не было видно звезд, но я была уверена, что  полночь приближается. Я зашагала еще быстрее, начав бежать.

Где дом? Он уже должен быть рядом. Потом я вспомнила, что Лиззи тоже не сразу нашла его. Я сделала то же самое что и он днем; сейчас же была ночь, из-за облаков было еще темнее и дождь заслонял видимость. Магия, прятавшая дом, тоже была сильной.

Меня охватило отчаяние. Может быть сейчас ведьмы уже убивают детей. Где же дом?

Покажись! Подумала я отчаянно. Покажись!

И вдруг, после вспышки молнии, я увидела дом.

Я пошла не в ту сторону, дом был примерно в двухсот шагах от меня слева. Из-за плохой видимости и дождя я сбилась с пути, и потому не увидела дом. Я могла пройти мимо.

Смогу ли я как-то пройти сквозь защитную магию? Может я могу пробормотать какое-то заклинание, использовав силу глубоко внутри меня, чтобы войти в дом?

Я развернулась и побежала в сторону дома. Надеюсь я не слишком опоздала… Но что я буду делать, когда попаду внутрь?

Заколоченные окна не пропускали света, казалось что внутри темно. Но я знала, что в подвале факелы освещают ужасную сцену.

Молния снова вспыхнула у меня над головой, освещаю поверхность пруда и дом.

Я дошла до входной двери и подергала за ручку. Она повернулась, но дверь не открылась. Они заперли ее. Я наклонилась вперед, готовая плюнуть на замок, и использовать заклинание. Лиззи научила меня использовать его, но у нее получалось лучше. Я не использовала его прежде сама. Но потом я вспомнила, что сказал мальчик в трюме баржи:

Тебе не нужны заклинания, Алиса, говори их как тебе будет удобно. Все что тебе нужно, это лишь сосредоточиться и добавить свое желание! Захоти того, чего ты хотела! Скажи себе «Меня зовут Алиса». Будь Алисой! Никто не сможет противостоять тебе! Ты мне веришь?

Дом должен подчиниться моей команде! Я выпрямилась, посмотрела на замок и сосредоточилась.

- Откройся! – приказала я.

Раздался щелчок, и замок, повинуясь моему желанию, открылся. Мне понравилось это. Это заставило меня чувствовать контроль. Это заставило меня поверить в то, что я возможно спасу детей, несмотря на то, что я в меньшинстве.

Я открыла дверь и вошла внутрь, аккуратно закрыв ее за собой. Внутри было темно, но я помнила путь к подвалу. Я подождала минуту, прежде чем пойти к лестнице, и меня вновь захлестнула волна страха.

Но звуки которые я услышала, подстегнули меня к действиям, и я пошла. Я услышала вопли страха; жизни одного из детей угрожала опасность.

Когда я достигла подножия каменных ступеней, я застыла на секунду или две, приготавливая себя к зрелищу которое ждет меня внизу. Может быть водяные ведьмы решили начать ритуал с того, что скельты выпьют кровь детей, а они выпьют кровь скельтов, чтобы сделать себя сильнее. Семеро детей все еще были в клетках. Они должны быть убитыми для того, чтобы окропить кровью яйцо которое Лиззи украла у Джейкоба Стоуна. Шестеро детей выпустили из клеток, и уложили на полу; пока я наблюдала, они выпустили скельтов.

Некоторые из водяных ведьм стояли возле перепуганных детей. Я быстро сосчитала их, запомнив их позиции; их было двенадцать, и соответственно, Лиззи тринадцатая, чтобы получился шабаш. Она сидела на стуле, прижав кожаное яйцо к груди, и наслаждалась зрелищем. Казалось, никто не смотрел в мою сторону.

Но где Соленая Бетси? Я не видела ее здесь.

Я чувствовала силу внутри себя. Чувствовала ум и опасность. Скельт направился к детям. Он медленно продвигался вперед и на своих тоненьких ножках подошел к ребенку. Он поднял над ним вою костяную трубку, и приготовился вонзить ее в шею ребенка.

Я должна быстро что-нибудь сделать…


Меня заполнила ярость и возмущение.

Я сосредоточилась.

Я упорно смотрела на наступающую тварь.

Я должна откинуть его от ребенка. Оттолкнуть силой мысли!

Он откинулся назад, словно его схватила гигантская рука и утащила прочь. Он завис близко к потолку, как будто был заморожен там и парил в воздухе. Затем невидимая гигантская рука швырнула его в стену подвала.

Скельт ударился о каменную породу и его голова с треском сломалась. Он упал вниз, словно раздавленный жук, оставив на стене слизистый след из крови и мозгов, затем с плеском упал в воду и исчез из виду.

Настал момент тишины.

Дети перестали плакать; крики прекратились.

Все ведьмы обернулись и уставились на меня глазами полными ненависти и злости.

Лиззи напала первой. Зажав яйцо в правой руке, она побежала ко мне вытянув вперед когти второй руки, как будто хотела выцарапать мне глаза.

Я спокойно ждала ее приближения, сделав глубокий, медленный вдох.

Я не боюсь.

Меня зовут Алиса.

Я отступила в строну и рука Лиззи не достигла моего лица. Я подставила свою правую ногу под ее ноги. Она споткнулась и упала вниз, на грязный пол погреба. Кожаное яйцо вылетело из ее рук и покатилось по полу к краю воды.

Дети молчали.

Сейчас кричали ведьмы, они были в ярости.

Я посмотрела на Лиззи, которая распростерлась в грязи. Она смотрела на меня с ненавистью. Ее рот изгибался в ухмылке.

Она все еще представляет угрозу для меня, и мне скоро придется иметь с ней дело.

Но сейчас большей угрозой для меня были водяные ведьмы. Они побежали в мою сторону, протянув ко мне свои костистые руки, и обнажив клыки. Они обладают огромной силой – если они схватят меня, то могут разорвать на части, выпить мою кровь и съесть плоть.

Могут. Но я не допущу этого.

У меня нет когтей. У меня обычные зубы. У меня нет ножей.

У меня есть только магия.

И есть только один путь, использовать ее.

Жаль что у меня нет других способностей – чтобы я была более вооруженной в этом ситуации.

Я сняла свои остроносые туфли и взяла их в руки. Все что мне нужно – это мастерство. Поэтому я использую свою магию, чтобы получить его. Теперь у меня есть врожденные способности и отточенные боевые навыки великого воина. Я чувствую как это наполняет мое тело.

Меня зовут Алиса.

Первая водяная ведьма достигла меня. Я отошла в сторону и сильно ударила ее пяткой своих остроносых туфлей. Она упала. Теперь у нее во лбу будет третий глаз; красный, сочащийся кровью.

Я вертелась и крутилась, исполняя танец Грималкин; танец смерти. Я била слева, и справа. Каждый удар находил свою цель. Каждый удар поражал противника. Я желала им ужасного конца. Это было мое желание.

Вскоре они начали убегать.

Со всплеском они прыгали в воду и скрывались из виду. Другие убежали вверх по лестнице.

Я чувствовала себя сильной! Даже Морвена не казалась мне страшной! Пусть она придет, я расправлюсь и с ней.

Но Морвена не показала себя. Это было разочарование.

Осталась только Лиззи.

Она поднялась на ноги, вся в грязи.

Момент расплаты настал.

Что-то внутри меня хотело ее убить. Она убийца – убийца невинных детей. Без нее мир станет гораздо лучше. Я собрала свою волю, но не смогла этого сделать. Я не могу это сделать.

Она моя семья. Я не могу забрать у нее жизнь.

Потом я вспомнила, что она делала со мной, и улыбнулась.

Спроги! Я использую спрогов чтобы мучить ее!

Смогу ли я? Будут ли они выполнять мои команды? Это сильная магия? Используя свою волю, я вызвала их из темноты. Голодные, они вошли в наш мир.

Я направила их на Лиззи.

Когда я уходила с детьми, у нее была серьезные проблемы.

Она кричала.

Один спрог уже застрял у нее в ухе. Она отчаянно боролась с ними. Другой пытался пролезть в ее левую ноздрю. Поэтому я оставлю их здесь ненадолго. Через пять минут они вернуться во тьму, и оставят ее в покое.

Я пошла в сторону яйца. Оно лежало на грязном полу. Но потом я увидела что возле него что-то дергается. Длинная, тонкая конечность, выглядывала из водоема.

Я сразу узнала ее.

Это была передняя конечность скельта. Должно быть, один скрывался в воде. Конечность двигалась в сторону кожаного яйца.

Я сделала шаг вперед и схватила яйцо. Оно должно находиться в безопасном месте, подальше от Лиззи.

Затем я вдохнула и расслабилась.

Пусть его заберет скельт. Так оно будет вне досягаемости Лиззи.

Тем ни менее, водяные ведьмы смогут заполучить его из воды…

Я думала слишком долго.

Конечность прикоснулась к яйцу и исчезла под водой, оставив по себе лишь рябь. Это было странно. Зачем скельту яйцо? Я решила не думать об этом. Детей нужно вернуть домой.


Когда  вышла из дома, то дождь все еще шел. Но детей это казалось не заботило. Я посмотрела на них, они взволнованно болтали между собой. Они были рады убраться подальше от скельта и водяных ведьм.

Некоторые из них вернуться назад к своим семьям; некоторые назад в приют. Я думаю, там они будут счастливее.

Затем я заметила Эмили, девочку чью мать убила Лиззи. Она ни с кем не разговаривала. Я хотела взять ее за руку и вести рядом с собой. Но вдруг я отвлеклась.

Когда мы проходили мимо пруда, из тени вышла фигура и побежала ко мне. Дети убежали, но я осталась стоять на месте.

Это была Бетси Гаммон.

- Ты все испортила, девчонка! – сказала она. Ее слова были полны гнева, поросячьи глазки выпучились из головы. – Я не могу использовать, но это был мой единственный получить такую силу. Мои девочки с удовольствием бы дали мне ее. Ты отняла это у меня!

В правой руке она держала длинный, изогнутый клинок, и у меня не было сомнения, что она собирается убить меня. Она была уже близко ко мне. В ее глаза была смерть, и я защищалась инстинктивно. Используя магию я оттолкнула ее от себя.

Она полетела кубарем обратно, и с плеском упала в пруд.

Спустя несколько мгновений она появилась над поверхностью воды, она плевалась и задыхалась. Она молотила руками, и на ее лица была паника.

Я поняла, что она не умеет плавать.

Это странно. Хранитель водяных ведьм, естественная среда которых – вода, не умеет плавать. Я почувствовала разочарование. Я могла использовать свою магию, чтобы спасти ее. Но зачем мне ее спасать? Она может потом натравить на меня ведьм. Или продолжит управлять ими, и здесь погибнет еще множество детей.

Решения было трудным, либо действовать, либо просто смотреть. Я ничего не сделала. Мы в тишине смотрели на пруд, пока она не исчезла из виду.

Глава 17. Ты маленькая дура


После того как Бетси утонула, я отвела детей домой.

Когда мы приблизились к первой деревушке, я увидела людей на улицах, с факелами в руках. Некоторые были вооружены дубинками; один, вероятно бывший солдат, был с мечом в ножнах. Без сомнения, они собрали поисковую группу.

Я не хотела подходить слишком близко. Мои остроносые туфли выдадут меня, и они могут подумать, что я была соучастником ведьм – мне было неприятно это, но я признала, что это правда.

- Это мой папа и мой дядя! – воскликнул один мальчик, на его лице появилась улыбка.

- Идите к ним! – сказала я детям. – Они отведут вас домой.

Некоторые побежали вперед, к фигурам впереди, а остальные медленно шли позади, с гораздо меньшим энтузиазмом. Я положила руку на плечо Эмили.

- Ты пойдешь со мной, - сказала я мягко. – Я отведу тебя домой сама.

Она улыбнулась мне. Я взяла ее за руку, и направились в сторону деревни, в которой ее похитила Лиззи.

Когда мы подходили к ее дому, я заметила, что в нем темно. Не выглядит многообещающе. Конечно, ее мама могла присоединиться к какой-то поисковой группе, или может быть ушла к друзьям или родственникам.

Но потом стало хуже. Я увидела, что входная дверь все еще незапертая.

Я приоткрыла ее, вошла внутрь, и медленно поднялась по лестнице, Эмили последовала за мной. Мы молчали, но она начала тихонько плакать. Мы опасались худшего.

Когда мы подошли к спальне, я услышала, как кто-то дышит. Звуки были тяжелыми, кому-то было тяжело дышать. Я засунула в карман руку и достала огарок свечи, который всегда носила с собой. Я по привычке пробормотала заклинание, и она загорелась.

Мама Эмили была на четвереньках, и смотрела в нашу сторону. По ее глазам я поняла, что она не узнала собственную дочь. Она попыталась заговорить, но вышла какая-то абракадабра.

Затем она попыталась встать, но снова рухнула на четвереньки. Эмили присела рядом с мамой и обняла ее.

- Мама! О, мама! – воскликнула она. – Разве ты не знаешь меня? Я твоя дочь, Эмили. Ты можешь говорить?

Бедная женщина только застонала, и закатила глаза. Вполне может быть, она сейчас умирает. Некоторые ведьмы считают, что если неправильно ударить человека по голове, его мозг может опухнуть, и станет слишком большим для головы, и начнет сочиться через уши и ноздри. Заклинанием тоже можно было достичь такого эффекта.

Также возможно, что несмотря на повреждение мозга, женщина будет жить, но не сможет говорить или признать свою дочь.

Я могу помочь ей? Достаточно ли сильна моя магия чтобы исцелить ее? Я не была уверена что могу делать все что угодно. Черная магия полезна для борьбы с врагами, и принуждением других людей к действиям. Она может убивать, калечить и запугивать, но использовать ее в целительных целях – очень неопределенное решение. Некоторые считают, что целители используют более нежную, доброкачественную магию.

Вероятно, моя магия может не подойти, но я должна попробовать.

- Отойди, Эмили, - мягко сказала я. – Позволь мне посмотреть, могу ли я чем-то помочь твоей маме.

Девочка сделала, так как я просила, и я опустилась на колени рядом с женщиной и положила руку ей на голову. Она просто уставилась на меня, широко раскрыв глаза.

Я пожелала, чтобы женщине стало лучше. Я со всех сил направила это желание на нее. Несколько секунд ничего не происходило. Затем я ощутила тепло, которое направлялось по моей руке вниз.

Выражение лица женщины изменилось. Она сердито посмотрела на меня, а потом оттолкнула мою руку в сторону. Она поднялась на ноги и уставилась на свою дочь.

- Эмили! – воскликнула она. – Я думала, что никогда больше тебя не увижу!

Она подошла к девочке, обняла ее и заплакала. Вскоре они обе плакали; казалось, они совсем забыли обо мне. Я выскользнула из комнаты, спустилась по лестнице и покинула дом.


Я направилась обратно в сторону Пендла, и думала над тем, что я сделала. Я вылечила маму Эмили. Значит, моя магия может творить добро… Может быть, для меня есть надежда?

Я шла словно во мне.

Шла? Я словно плыла, постепенно приближаясь к далекому Пендлу.

Ежевика двигалась от моего движения, я нарвала себе запасы в путь, вокруг порхали бабочки.

Я даже прошла через небольшую деревню, средь белого дня. Мои остроносые туфли стучали по булыжникам. Я пожелала быть невидимой для людей, и они меня не видели. Проходя мимо рыночной площади, я отведала немного фруктов, прямо у стоек. Продавцы ничего не заметили. Розовощекое яблоко, которое я взяла с прилавка, было самым вкусным яблоком, которое я когда-либо ела. Или может быть, его делало вкуснее то, что я ела его прямо на глазах у продавца, не заплатив за него.

Когда я проходила мимо большого холма, начался дождь, и ручейки воды стекали с него вниз. Но он не прикасался ко мне. Ни одна капля не упала на мою голову, и мои туфли были сухими, словно под моими ногами была сухая поверхность.

В моей голове играла музыка – хор невидимых звезд пел для меня, - и я была поглощена чувством ликования. Я сильнее всех. Я свободна от Лиззи. Вольна поступать так, как пожелаю.

Я была могущественной, сильной и неуязвимой.

Никто не сможет ко мне прикоснуться.

Не Лиззи. Даже не Грималкин.


Было уже темно, когда я достигла Роугли. Я сразу направилась в сторону дома Агнессы Сауэрбатс. Здесь я была счастлива. И я буду снова счастлива.

Неужели я не заслужила немного счастья, после того через что прошла?

В окне возле двери светился свет. У меня был тайный сигнал, который я использовала, чтобы предупредить Агнессу о своем приближении. Я издавала звук козодоя, немного измененный, чтобы Агнесса поняла, что это не птица.

Но я не использовала его на этот раз. Я просто пожелала, чтобы Агнесса узнала, что я здесь. И это сработало. Дверь дома открылась, и я увидела ее, стоящую в свете исходящем из дома.

Я подошла прямо к ней и широко улыбнулась.

Ответной улыбки не последовало.

Она очень сильно ударила меня по лицу рукой.

- Ты маленькая дурочка! – воскликнула она гневно.

Глава 18. Темная луна


- Что с тобой, Агнесса? Что я сделала не так? Ты должна быть счастлива! – сказала я, и мои глаза наполнились слезами. Шлепок был сильным, но мне было гораздо больнее от того, как Агнесса посмотрела на меня.

Она схватила меня за руку, затащила в дом и захлопнула за нами двери.

- Ведьма не должна так восхваляться своей силой, или это погубит. У тебя слишком много силы. Я чувствую запах от твоей кожи! Расскажи мне все! – сказала она. – Что-то случилось, что-то судьбоносное. Не упускай ничего!

Поэтому я села на стул в кухне, перед Агнессой, которая стояла надо мной, и рассказала ей все, что вспомнила: кожаное яйцо, встреча с Бетси Гаммон, водяные ведьмы, и дети, украденные для жертвоприношения. Затем я рассказала о своем решении покинуть дом.

- Я была напугала, но понимала что должна что-то сделать. Я была в таком отчаянии, что решила пойти и позвать местного ведьмака. Но началась гроза, с молниями и громом, и я начала искать укрытие. Я увидела вперед свет, и подумала, что это ферма. Но когда я приблизилась, то поняла что это баржа на канале; свет исходил от свечей на палубе. Дождь должен был потушить их, но нет…

Затем я рассказала ей, как я ступила на баржу, спустилась в трюм, увидела там трон и разговаривала с таинственным барочником.

- Как он выглядел? – спросила Агнесса. – Расскажи мне все о нем.

- Сначала я его не видела. Он сказал, что не может присутствовать там лично, но однажды, с моей помощью, он сможет сидеть на этом троне. На пару секунд он появился над ним. Он был едва ли старше меня, улыбался и у него были золотистые волосы. Он вел себя очень приветливо и смотрел на меня так, словно действительно заботился обо мне. Не много людей так ко мне относилось. Он сказал, что у меня внутри есть сила – и если я хочу помочь детям – я должна принять ее.

- Он сказал тебе кто он такой, Алиса? Он сказал свое имя?

Я отрицательно покачала головой.

- Он сказал, что он один из невидимых принцев этого мира.

- Ты глупая девчонка! Если я не ошибаюсь, это был сам Дьявол! – воскликнула Агнесса, покачав головой.

Я в изумлении посмотрела на нее.

- Это не правда! Дьявол уродлив и стар, на его лице видна хитрость. У него есть большие изогнутые рога – все это знают.

- Нет, девочка, все не совсем так. Он может менять свою форму, и обличие, в зависимости от ситуации и своих целей. Он мог быть красивым златокудрым мальчиком, которого ты видела.

- Но зачем Дьявол использовал меня, чтобы спасти тех детей? Он сама тьма, и помог мне оборвать планы ведьм? Зачем ему это делать? В этом нет смысла.

- Да, это так. В этом есть смысл, подумай. Он признал твою вину и раскаянья за то, к чему ты была причастна. Он почувствовал твое отчаянье. Он дал тебе что, в чем ты нуждалась. Дитя, должно быть он очень сильно хочет тебя…

- Хочет меня? Что ты имеешь в виду?

- Он хочет твою душу, дитя мое, – сказала мне Агнесса. – Он хочет твоей преданности. Хочет чтобы ты встала на его сторону и сражалась со светом. Некоторые ведьмы относительно слабы. Все что они могут, это наслать бородавки или отравить врага. Другие имеют силу, которую можно развивать с годами. Лиззи одна из таких. Она упорно трудиться, и развивает свою силу. С каждым годом она становиться сильнее. Но немногие рождаются с невероятной силой; таких очень мало, но они могут стать могущественными ведьмами. Ты одна из таких, Алиса. Я всегда это знала. И Дьявол хочет, чтобы ты использовала свою силу, дабы помочь ему. Вот почему я хотела заботиться о тебе и воспитывать. Я хотела держать тебя подальше от ведьмы, которая может пробудить темные способности внутри тебя. Но Лиззи забрала тебя… и случилось то, чего я хотела избежать.

- Послушай меня… ты не можешь использовать эту силу, чтобы помогать кому-то, или для своих целей, иначе она уничтожит тебя. Она идет от самого сердца тьмы,  и волей-неволей, она захватит твою собственную душу. Покажи мне свою метку! – попросила Агнесса.

- Какую метку? – спросила я.

- Не пытайся ничего скрыть от меня, дитя. Покажи мне метку, которая говорит о твоем потенциале.

Я начала дрожать. Я знала, что она имеет в виду, но не хотела думать об этом. На Пендле у каждой девочки с потенциалом была такая метка. Это был знак, того кем она может стать.

- Где она, дитя?

Я задрала свою юбку выше колена, чтобы показать темное пятно на моем левом бедре. Это был тонкий полумесяц, когда я в последний раз смотрела туда.

- Она выросла? – спросила Агнесса.

- Немного, - сказала я. Теперь она казалась наверняка толще.

- Каждый раз когда ты используешь магию, - сказала мне Агнесса, - она будет увеличиваться. Использование магии влияет на ведьму. В конце концов, полумесяц станет черной луной, и тогда ты полностью будешь принадлежать тьме. Твоя душа затвердеет. В тебе не останется сострадания и ничего человеческого. Ты понимаешь, о чем я говорю?

- Но что я могу сделать, тетя? – спросила я. – Что я должна делать?

- Выжить, Алиса. Это все что ты можешь сделать. Это все что любой из нас может делать. Но ты не можешь использовать эту силу – по крайней мере, не так интенсивно, как ты это сделала недавно. Ты должна ограничить ее использование – а лучше вообще не использовать.

- Но Лиззи хочет отомстить за то, что я сделала с ней!

- Что ты сделала? – спросила Агнесса.

Я рассказала ей о том, как спасла детей; как убила несколько водяных ведьм, а остальные сбежали, и о том, как утопила Бетси Гаммон.

- А что с Лиззи? Она не могла позволить тебе просто так уйти после такого. Что ты ей сделала? – спросила Агнесса.

- Отплатила ей той же монетой. Она со мной часто так делала. – ответила я. – Я вызвала дюжину спрогов, и натравила на нее. Я думаю ей это не сильно понравилось. Она точно придет за мной. Водяные ведьмы тоже – они жаждут мести. Без своей магии я буду беззащитна. Я буду мертва и погребена в земле до конца недели, Агнесса.

Агнесса уткнулась лицом в свои ладони. Она долго молчала, а потом посмотрела на меня.

- Та, тебе грозит большая опасность. Ничего не поделаешь – не смотря на мои опасения, тебе еще нужно будет использовать магию в последний раз. Только используй ее разумно. Просто пожелай, чтобы они забыли все о том, что произошло. Заставь ее забыть о том, что яйцо существовало. Рискованно использовать твою магию снова, но я не вижу иного выхода. Я не достаточно сильна, чтобы защитить тебя от такой опасности. Ты должна будешь вернуться к ней и закончить обучение. Оно не будет длиться вечно. Иногда вещи меняются, особенно когда не ожидаешь; в один день, ты будешь свободна от нее.

Я поступила так, как посоветовала Агнесса. Я снова использовала свою магию. Затем, на следующий день, я поплелась обратно в дом Лиззи.

Она выглядела потрясенной, и несколько дней ходила словно во сне. Затем все вернулось на круги своя и она продолжила осложнять мне жизнь. Значит, все сработало. Она никогда не вспомнит о водяных ведьмах и кожаном яйце. Как будто этого никогда и не было.

Она продолжила обучать меня как ведьму, но теперь я иногда пряталась от нее, потому что была способна на это. Я знала, что Агнесса была права. В тот вечер со мной говорил Дьявол, он пробудил во мне силу. Он хотел использовать ее для своей выгоды в будущем. Он хотел, чтобы я стала бездушной и жестокой злокачественной ведьмой. Я не позволю этому случиться.

Агнесса была права и на счет другого. Мое обучение у Лиззи подошло к концу, когда я меньше всего ожидала. Мы пришли в Чипенден, чтобы спасти Мамашу Малкин из ямы ведьмака, а затем убить его.

Но все пошло не так как она надеялась.

Именно тогда я впервые встретила Томаса Уорда, ученика старика Грегори, и моя жизнь бесповоротно изменилась. Мое время в качестве друга ученика ведьмака, было самым счастливым в моей жизни.

Глава 19. Старый враг

Все это случилось много лет назад, но сейчас, стоя во тьме перед Бетси Гаммон, мне казалось, что это было вчера.

Она ухмыльнулась мне со своего стула, упертого в темную подвальную стену. Возле нее был глубокий, грязный пруд. Вероятно, там уже ждали команды водяные ведьмы.

- Не ожидала встретиться со мной лицом к лицу снова, девочка?

Я повернулась к Торн, моей предательнице, готова разразится гневными словами, но ее уже не было. Я слышала звук отдаляющихся шагов остроносых туфель по ступенькам.

- Грустно, когда твои люди тебя подводят, верно? – сказала Бетси. Она поднялась на ноги и сделала шаг ко мне. – Но у всех есть своя цена, и Торн не исключение.

Я уставилась на нее, чувствуя себя обиженной. Я думала, что Торн мой друг. Как та девушка, которая сражалась рядом с Грималкин, могла так измениться? Ведьма убийца всегда лишь хвалила ее.

- Ты знаешь, какова ее цена? – спросила Бетси.

Я не ответила. Я обдумывала варианты. Лучший шанс сбежать – вверх по ступенькам. Но не сомневаюсь там уже есть кто-то, или что-то, чтобы остановить меня.

- Ведьма может родиться снова. Ты знала это, девочка?

- Некоторые верят в это, но я еще не встречала ведьм, которые проживали вторую жизнь, - ответила я.

- О, это очень редкие случаи, - продолжила Бетси. – Это отнимает много сил. По крайней мере два Древних Бога должны объединить свою волю для достижения этого. И тут требуется особое умение обнаружить человека, который вошел во тьму. Морвена лучше всего умеет это, самая могущественная водяная ведьма. Она знает, что ты вошла во тьму. Так что она пообещала Торн еще один шанс, возможность вернуться на землю, в обмен на то, что она приведет тебя сюда. Она хочет проявить себя величайшей ведьмой-убийцей – даже могущественнее чем ее учитель, Грималкин. Этот шанс и будет ее наградой. Морвена навела ее на твой след и сказала ждать. Ты последовала за ней без раздумий. И она привела тебя к нам, как ягненка!

Я снова ничего не ответила. Я хотела спросить, как Торн нашла меня, но так и не спросила. Теперь я знала. Агнесса была права: я дурочка!

- Для тебя все кончено, девочка: ты ничего не можешь сделать, чтобы спастись. У тебя сильная магия, но на этот раз она тебе не поможет. Видишь ли, темная магия не работает на территории базилики и площади вокруг нее. Это запретная зона! Нас здесь много, а ты одна!

Бетси засунула в рот два пальца и свистнула. В одно мгновенье из воды появилось с десяток ведьм. Некоторые выползли на берег, некоторые выпрыгнули из мутной воды, словно лосось, и приземлились на свои перепончатые, когтистые лапы. Они смотрели на меня голодными глазами.

Водяные ведьмы сначала обычно топят свою жертву. Они затаскивают ее в воду, и пока она тонет – высасывают ее кровь, так быстро, что сердце останавливается до того, как жертва достигнет дна.

Или же, они могут разорвать меня на куски. В любом случае, смерть будет быстрой.

Возможно, Бетси солгала, что здесь нельзя использовать магию? Это первая мысль, которая пришла мне в голову. Я не хочу погибнуть здесь: мне нужно найти клинок. Мы должны покончить с Дьяволом навсегда.

Так что я сосредоточилась на своей воле.

Ничего.

Никакого ответа.

Магия действительно не работает здесь.

Я не смогу достать клинок, который так нужен Тому. Значит, Дьявол победит, и мой друг тоже погибнет. Значит, все было зря. Меня наполнил гнев.

Если это мой конец, то по крайней мере я еще раз причиню Бетси боль.

Я сильно ударила ее, и заостренный нос моей туфли проткнул ее жирный живот. Воздух разрезал ее визг. Она согнулась вдвое и упала на колени.

После этого меня схватили когтистые руки и потащили к воде. Я пыталась вырваться, но их было слишком много, и они очень сильные. В сантиметре от моего лица промелькнули клыкастые зубы. Вонь заполнила мои ноздри. Затем я провалилась под воду, и почувствовала, что меня тащат вниз. Это произошло слишком быстро, я даже не успела перевести дыхание. Вода устремилась в мой нос и открытый рот. Я задыхалась, тонула и отчаянно пытаясь схватить ртом воздуха.

Я отбивалась, но не могла освободить себя от смертельных тисков моих врагов. Через некоторое время я почувствовала, что теряю сознание. Стук моего сердца становился медленнее. Стук. Стук. Стук… Возможно, они выпьют мою кровь. Мне что-то давило на грудь, что-то чего я не видела. Наверное, я умираю.

Но я все еще оставалась в сознании.

Я смутно помню, что произошло потом.

В следующее мгновенье я уже выползала на берег на четвереньках, пытаясь бороться с рвотными позывами.

- Тебе понравилось, девочка? – злорадствовала Бетси, снова сидя в своем стуле. Меня под руки схватили когтистые руки. – Теперь ты знаешь, что значит тонуть. Теперь ты знаешь, что чувствовала я, когда тонула. Но это еще не конец! Как только ты отдышишься, все начнется заново! Очень медленная и мучительная смерть – вот что тебя ожидает!

Она не соврала. В течении минуты меня снова потащили в воду. Сейчас уже было только две водяные ведьмы, но я был обессилена, чтобы сопротивляться.

На этот раз я успела сделать глубокий вдох перед погружением. Это лишь оттянуло мою агонию. Давление было слишком высоким, и я была вынуждена выдохнуть, и вода снова потекла в мои ноздри.

В ушах стоял рев; тьма; в очередной раз я обнаружила, что стою на коленях, хватаю ртом воздух и выплевываю воду.

Я сбилась со счета, не знаю, сколько раз повторялся этот процесс; каждый раз Бетси язвила и злорадствовала, сидя на стуле и наблюдая за процессом моего мучения.

Но все должно закончиться.

Я в сотый раз стояла на берегу и меня рвало водой. Я пыталась схватить воздух ртом, и тогда я поняла, что все закончилось. Но закончилось для Бетси.

Она сидела на стуле, с ножом вогнанным по рукоятку в горло. Я смотрела как ее тело распадается. Ее голова упала и сползла вниз между коленями. Я всегда хотела узнать, что происходит с ведьмами которые умирают здесь во второй раз, во тьме.

Спустя несколько мгновений я узнала это.

Когтистые руки больше не сжимали мои плечи. Водяные ведьмы лежали рядом со мной. У каждой между лопаток был нож. Их тела тоже начали разрушаться.

Кто-то схватил мен за руку и поднял на ноги. Я столкнулась лицом к лицу с Торн, и попыталась вырваться. Но я все еще была слишком слаба, и задыхалась.

- Пошли, пошли! – крикнула она мне в лицо. – Морвена может появиться здесь в любой момент!

Она потащила меня в сторону лестницы и мы направились вверх. Я была слишком слаба, чтобы сопротивляться.

Мы пересекли комнату и вышли через главную дверь. Я плелась по болотистой почве следом за Торн. Наконец мы присели возле каменной стены, в свете кровавой луны.

- Прости меня! – прошептала Торн мне на ухо.

Я хотела ей что-то ответить, но мой желудок нервно дернулся, голова закружилась, я наклонилась вбок, и меня вырвало на траву.

Наконец я отдышалась, и с гневом набросилась на нее.

Ты извиняешься? Тебе жаль?  Извиняешься за предательство, за то что привела меня к моей смерти? Извиняешься за то, что помешала мне в моих поисках кинжала и уничтожении Дьявола? И кто ты после этого? Если он освободится, первая кого он убьет – будет Грималкин. Прекрасный способ отблагодарить ее за обучение! Грималкин не будет довольна твоим поступком. Ты была храброй при жизни; она надеялась, что и после смерти ты будешь такой же. Вот что она мне рассказывала. Но храбрая ли ты? Ты трус, который не хочет оставаться во тьме, и готов на все, чтобы получить вторую жизнь на земле!

Торн ничего не ответила; она лишь опустила голову и смотрела на землю.

Через некоторое время, когда мой гнев начал угасать, я снова заговорила к ней.

- Зачем ты вернулась?

Она ответила, не поднимая глаз.

- Прежде чем я достигла вершины лестницы, я поняла, что совершила ошибку. Потом я поняла, что происходит внизу. Ты утопила Бетси на земле, но ее смерть ничто по сравнению с тем, через что прошлось пройти тебе. Вскоре я не смогла это слушать. Потому я пришла, чтобы помочь тебе.

- Что теперь? – спросила я.

- Я помогу тебе достать кинжал.

- Я могу справиться и сама, - возразила я. – как я смогу доверять тебе, после этого? Ты говорила с кем-то после того как покинула погреб? Ты сказала, зачем я здесь, что мне нужно попасть во владения Дьявола?

Это было важно. Если они будут знать куда я направляясь, то там и будут меня поджидать.

- Нет, Алиса, я не успела. Они до сих пор не знают… Так что подумай об этом. У тебя больше шансов со мной, чем в одиночку; мы нужны друг другу. После того что я сделала, они будут охотиться и на меня. Без сомнения, меня ждет медленная и мучительная смерть, если они меня поймают. Сейчас ты близко к тому, к чему идешь. Территории передвигаются, но они говорят, что владения Дьявола всегда рядом с базиликой для поклонения. Ворота могут привести нас туда. Поверь мне еще раз, пожалуйста. Позволь помочь тебе…

Я осторожно все обдумала. В ее словах была доля правды. И она вернулась за мной.

- Мне нужно попасть в базилику, и избежать ловушки которую они устроили, - сказала я Торн. – Я должна пройти через врата. Ты поможешь мне сделать это?

- Внутри базилики все будет зависеть от удачи. Я никогда не была внутри, и врата могут быть где угодно – нам придется искать их. Но, я могу незаметно попасть внутрь. Я знаю того, кто может помочь – действительно помочь. Будет проще и быстрее, если я пойду одна.

- Тебя долго не будет?

- Ровно столько – сколько потребуется – просто жди.

Затем Торн ушла, и я осталась одна в тени стены, дрожа в своей мокрой одежде.

Глава 20. Широко открытые челюсти

Было трудно судить о том, сколько прошло времени, возможно, час или больше, но сидеть было мокро и неудобно.

Я начала думать о том, вернется ли Торн. Возможно, она передумала, и снова стала на сторону моих врагов. Так же возможно, что ее поймали.

Но я не могу долго ждать. Неизвестно сколько времени прошло на земле, может быть Хэллоуин уже близко. Скоро мне придется самой попробовать найти путь внутрь базилики.

Но наконец, появилась Торн и без всяких объяснений поманила меня пальцем за собой.

Мы шли в основном через темные переулки и приближались к базилике. Мы остановились возле огромного здания. Между нами и стеной была площадь, примерно в сотню шагов в поперечнике. Было невозможно сказать где юг, север, запад или восток, потому что кровавая луна осталась в том же положении.

Торн остановилась и мы присели на месте.

- Видишь, третья дверь слева? – спросила она.

Я быстро посчитала. Там было пять разных дверей. Третья, овальной формы, была самой маленькой из них. Я кивнула.

- Это лучший путь. Мне сказали, что ее не охраняют, - сказала мне Торн.

- Ты доверяешь тем, кто это сказал? – спросила я.

- Настолько, насколько можно доверять тем, кто находиться во тьме. Чем дольше ты здесь, тем отчаяннее становишься. Я поговорила с группой людей, и большинство сказало, что дверь можно использовать.

Я не была уверена в этом плане, но придется рисковать. Я снова кивнула. Торн указала на дверь и приложила палец к губам, прежде чем отправиться в путь. Я последовала за ней по пятам.

Мы были меньше чем в пятидесяти шагах от дверей, когда я услышала удары колокола; того, который призывал мертвых в базилику, чтобы умертвить их; нам грозит опасность.

На тринадцатом ударе ужасного колокола, над нами что-то пролетело; я сразу узнала его – это был хук. И он был не один. Другие вместе с ним пикировали вниз, вытянув вперед свои костистые руки, чтобы разодрать нашу плоть. Их глаза светились как раскаленные угли. Последний раз, я видела такое существо, размером с человека. Но сейчас они были крупнее.

У Торн были ее ножи, но у меня не было оружия, и как я узнала на собственном опыте, магия не работает на территории базилики. И все же, я решила попробовать снова: я попыталась оттолкнуть ближайшего хука заклинание отталкивания. Но оно не сработало. Существо продолжало приближаться ко мне, с его рта капала слюна.

Мы побежали к темной овальной двери.

Хуки снова пикировали вниз, и мне пришлось прыгнуть кувырком вперед, чтобы избежать атаки. Но перед этим я почувствовала острую боль во лбу. Когда я поднялась на ноги, кровь заливала мои глаза, но рядом со мной уже стояла Торн и пыталась отогнать нападавшего своими двумя ножами.

Я оглянулась и ужаснулась. К нам летели еще парочка хуков – Торн не справится с ними в одиночку. Они разорвут нас на кусочки.

Я пошатываясь подняла руки над головой, чтобы защитить свое лицо. Я приготовилась к боли, но ее не было. Когти, которые опускались на мое лицо – исчезли. Я посмотрела вверх и увидела, что хуки улетали от более крупного крылатого существа. Один был слишком медленным и оно схватило его своими лапами. Существо разорвало хука на куски и вокруг нас попадали кровавые ошметки.

Мне стало плохо, когда я увидела что убийца хука летит по направлению к нам. Остальные хуки скрылись из виду. Оно теперь будет охотится на нас? Я задумалась. Но потом я узнала хищника.

- Это Ванда, ведьма-ламия, которая погибла перед стенами башни Малкин, - сказала Торн. – Она была другом при жизни, и будет другом после нее.

Грималкин сказала мне, что видела, как кретч убивал Ванду, но была не в силах помочь. Он съел ее сердце, отправив ее прямо во тьму. Но ведьма-ламия сражалась очень храбро, и кретчу помогали другие – темный маг Боукер, и ведьмы с длинными палками, с прикрепленными к ним ножами.

Позже Грималкин убила их всех.

Ванда приземлилась недалеко от нас.

- Зачем ты вошла во тьму, если еще жива и дышишь? – спросила она. – Почему ты так рискуешь?

У нее был гортанный голос, и я с трудом разобрала слова. Когда ламия из своей одомашненной формы снова трансформировалась в одичалую, ее ставало труднее понимать, они словно теряли свой дар речи.

- Я здесь, чтобы достать средство для уничтожения Дьявола. Мне нужно добраться до его владений, и для этого мне нужно пройти через врата за этой дверью, в базилике, - сказала я ей. – Мне нужно заполучить нечто очень важное.

- За этой дверью вас ждут враги, - прорычала она.

Торн нахмурилась.

- Тебя снова предали, Алиса, но клянусь, в этом нет моей вины. Друзья, у которых я спрашивала – ведьмы, которые иногда заботились обо мне после того как отец жестоко меня избивал. Я надеялась, что могу им доверять. Прости – я снова тебя подвела.

- Ты сделала все, что было в твоих силах, Торн, - сказала я ей.

- Есть еще один вход, через крышу, - сказала Ванда. – Я могу отнести вас к нему. Кто будет первой?

- Иди первой! – сказала мне Торн. – У тебя нет оружия.

Времени спорить у меня не было. Ванда захлопала крыльями и зависла передо мной, ее чешуйчатые колени висели у меня перед лицом.

- Хватай меня за ноги! – скомандовала она.

Я едва успела прочно схватиться за нее ноги, когда она взлетела вверх с огромной скоростью. Мгновения спустя она полетела к базилике. Мы пролетели возле высокой башни, едва не задев ее каменные стены. Затем она сложила крылья за спиной, и рухнула вниз, словно камень. Я ахнула от ужаса.

Мы приближались к крыше, но в последний момент Ванда расправила крылья и я встала ногами на поверхность. Я отпустила ее ноги, и она потела обратно, чтобы принести Торн.

Я оглянулась вокруг: я стояла спиной к огромному контрфорсу, который поддерживал квадратную башню. Впереди была узкая дорожка, ведущая между двумя покатыми крышами к стене с узкой дверью. Это путь в базилику? Сейчас нас не видно с земли, но кто-то может увидеть, как ламия поднимает сюда Торн. Если в здании есть кто-то, они могут быть готовыми к нашему вторжению. Нужно двигаться быстрее.

Я с нетерпением ждала, пока ламия принесет ко мне Торн. Почему так долго? Что если их снова атаковали хуки? Надолго ли она прогнала ту стаю?

Затем я услышала хлопанье крыльев и вздохнула с облегчением, когда Ванда поставила Торн рядом со мной. Паря над нами, ламия указала когтистой рукой на дверь.

- Там вход, - сказала она. – Возможно, внутри есть те, кто смогут вам помочь, но я бы не надеялась на многое.

- Мы благодарны тебе за то, что помогла нам, - ответила я ей.

- Ты отблагодаришь меня тем, что найдешь то, что ищешь. Положите конец Дьяволу, навсегда! – воскликнула она. Затем она поднялась ввысь, облетела башню и скрылась.

Не теряя времени, мы поспешили к двери. Ручки не было видно. Что если она заперта? Я задумалась над этим. Заклинание здесь не сработает.

Но мои опасения были напрасными. Она поддалась под давлением моей руки и петли застонали, когда она сдвинулась вперед. Внутри было очень темно, и я достала из кармана огарок свечи; но потом я вспомнила, что не смогу зажечь ее без магии. Торн пожала плечами и пошла вперед, протянув перед собой руки. Она шла вперед и ощупывала стены впереди.

- Кажется, здесь винтовая лестница, - сказала она, ее голос скорее был похож на шепот. – Она идет против часовой стрелки. Нужно идти направо.

Засунув огарок свечи обратно в карман, я с опаской вошла внутрь. Я начала медленно спускаться вниз, следуя по спирали. Повсюду были холодные каменные стены, и я почувствовала, что меня в любой момент может охватить приступ клаустрофобии. Наши каблуки стучали по каменным ступеням, и я надеялась, что внизу никого нет: иначе мы уже известили их о своем присутствии.

 Мы, наверное, прошли около ста шагов, когда я увидела впереди желтый мерцающий свет, который осветил силуэт Торн. Постоянные повороты налево сводили с ума, у меня кружилась голова.

Мы вышли на узкий карниз, и когда я посмотрела вниз, то моя голова закружилась еще сильнее, и я чуть не упала вниз. Пространство внизу было обширным и находилось далеко внизу. Оно напоминало гигантские пещеры, и первое о чем я подумала, было то, что внутри базилика гораздо больше, чем кажется снаружи. Затем я вспомнила дом в котором Бетси Гаммон была хранительницей водяных ведьм, в нем было нечто похожее. Под землей базилика была раскопана таким же способом. Внутри места было больше, чем кажется снаружи.

Казалось, ничто не двигалось, но я видела ряд структур. Это алтари для различных Древних Богов тьмы?

- Где врата? – спросила я, и сразу поняла, что совершила ошибку. Я пытались говорить как можно тише, но мой голос эхом отразился от стен и заполнил пространство.

Я предупредила наших врагов о своем присутствии?

В ответ на мой вопрос, Торн приложила к губам указательный палец и указала вниз.

Но как мы туда доберемся? Узкий карниз не вел вниз. Он шел вдоль стены на одной и той же высоте. Торн пошла вдоль выступа, ступая медленно и осторожно. Я пошла следом за ней, продолжая смотреть на ее правое плечо, чтобы не видеть бездну рядом с собой. Я увидела за ней арку впереди нас. Торн вошла внутрь, и я последовала за ней. Вниз вели узкие ступеньки, в темноту. Они постепенно становились шире, темные стены давили нас со всех сторон.

В очередной раз мне в голову пришла мысль, что нас может кто-то ждать внизу. Может быть, они знают о нашем приближении? У меня возникло чувство, что за нами следят. На этот раз сильнее, чем когда-либо.

Я видела впереди мерцающие огни. Внизу была комната со свечами в настенных кронштейнах.

Торн обернулась ко мне и прошептала:

- Мы приближаемся к вратам. Но если они там, значит - там есть и наши враги. Они контролируют их.

Она все еще шла вниз, но немного замедлилась. Затем она полностью остановилась.

- Иди назад! – воскликнула она, повернувшись ко мне лицом и дико жестикулируя. – Это ловушка! Я вижу врагов, ждущих нас внизу!

Но был уже слишком поздно. Позади нас послышались тяжелые шаги сапог. Я не видела, кто они но по звуку было ясно, что их там много. Мы оказались в ловушке.

Торн обнажила свои ножи, и побежала вниз по ступенькам в сторону комнаты. Я последовала за ней по пятам. Когда мы спустились со ступенек, я остановилась у нее за плечом и осмотрела комнату без окон, в которой мы оказались.

В комнате было трое наших врагов.

Двое были одеты в одежду ведьм из Пендла, с черными изодранными мантиями и остроносыми туфлями. Третий был огромным нелюдем, с большим количеством зубов, которые не помещались в рот.

Я смотрела на трех своих старых врагов: Костлявую Лиззи, Мамашу Малкин и Клыка.

Глава 21. Новая угроза

Я должна была понимать, что встреча хотя бы с одним из этих врагов будет неизбежной во тьме. Я чувствовала, что один из них ждет в меня в базилике и жаждет мести.

Клык, нелюдь, был убит Джоном Грегори, Ведьмаком из Чипендена. Вскоре после того как Том Уорд использовал соль и железо, чтобы ослабить Мамашу Малкин, и она в отчаянии хотела сбежать через свинарник фермы Тома Уорда. Свинье съели ее до кусочка, включая сердце, и она попала прямиком во тьму, навсегда.

Она была маленькой; Том Уорд говорил, что соль и железо заставили ее уменьшиться в раза три. И теперь, после смерти, она осталась такой же маленькой, но по-прежнему жутко опасной.

Костлявая Лиззи была связанной в яме Джона Грегори, но потом в Графство пришла война и ведьмы Пендла спасли ее. Последний раз мы виделись с ней на острове Мона. Том и я преследовали ее, и она упала с обрыва в море. Ее уничтожила соленая вода, а сердце в конце концов съели рыбы, так что она тоже обречена находиться во тьме вечно и будет отчаянно мстить мне.

- Что ж, дочь, - сказала Лиззи, злорадно улыбнувшись мне. – Наконец-то у меня есть шанс отплатить тебе. Теперь мы заставим тебя страдать!

Старая Мамаша Малкин тоже двинулась вперед; ее длинные белые волосы были испачканы грязью. Магия здесь не работает, но эта старая ведьма была самой сильной в Графстве, и ее морщинистое тело все еще может обладать невероятной, нечеловеческой силой. Она была не выше моих колен, но протянула вперед свои костистые руки, она хотела моей крови.

Я отступила назад; Торн сделала шаг вперед.

- Надо же, посмотрите, кого кошки притащили! – воскликнула Лиззи. – Морвене не понравиться, что ты нарушила договор. Она не будет этому рада – она отрежет тебе не только пальцы.

Торн не стала тратить слов на ответ. Она даже не смотрела на Лиззи. В ее руке был клинок, и она ударила ним горизонтально Мамашу Малкин по лбу.

Старая ведьма воскликнула и отшатнулась, кровь заливала ей глаза и ослепляла. Я тоже атаковала, и ударила Лиззи левой ногой, рукой же я попыталась выцарапать ей глаза. Не получилось.

Но прежде чем я успела это сделать, меня схватил Клык. Он схватил меня сзади, прижал руки к талии, и поднял над землей. Я пинала его пятками своих остроносых туфлей, но он сжал меня так, что мне стало трудно дышать.

Он сжимал меня сильнее и сильнее, пока я не почувствовала, что мои ребра словно сломались; я больше не могла вдохнуть воздух в легкие. Он убивал меня. Моя единственная надежда: надеяться, что Торн как-то сможет вмешаться и ранить его.

- Отпусти ее! Отпусти ее! – закричала Торн.

- Тогда опусти свои ножи, - крикнула ей в ответ Лиззи.

У меня потемнело в глаза, но я услышала лязг ножей об землю. Были и другие звуки: звуки сапог которые спускались по лестнице в комнату.

С нами все кончено. Теперь я никогда не смогу достать кинжал. Шанс уничтожить Дьявола навсегда теперь потерян.


Следующее, что я знала – я лежу на каменном, холодном полу, лицом вниз. Женский голос говорит что-то позади меня.

- Она очнулась. Сейчас я преподам ей урок о страданиях!

В ребрах появилась резкая боль. Я знала, что это от удара остроносой туфлей, и я узнала голос ее обладательницы. Меня била ногами Костлявая Лиззи – моя собственная мать.

Я свернулась в клубок, пытаясь защититься, но она подняла меня на ноги, схватив за волосы. Горящие глаза Лиззи смотрели на меня. Она выглядела безумной от ярости.

- Сейчас я получу свою месть, девочка! – закричала она, так что аж слюни полетели изо рта. Почти вырывая мои волосы с головы, она потащила меня к Клыку, и толкнула ему в руки. Он зарычал на меня, широко раскрыв свою пасть. Отвратительный и горячий воздух подул мне в лицо. Желтые клыки почти касались моей щеки, и внутри его рта было еще больше острых зубов.

На мгновение я подумала, что он собирается оторвать мне нос, или откусить немного плоти от лица, но вместо этого он зловеще улыбнулся и повернул меня к темному дверному проему, за которым находилась лестница. Когда я повернулась, то встретилась взглядом с ведьмой, и увидела что в руках у нее ножи, которыми она указывала в мою сторону.

Это были ножи Торн. Мужчины, которые следовали за нами по лестнице походили на пару свирепых убийц. Остальные стояли у нее за спиной, возможно, их было более десятка. Мне показалось, что некоторых я узнала, они были йоменами, которые служили Лиззи   на острове Мона, где она пыталась стать королевой.

На секунду я посмотрела в глаза Торн. И хотя она ничего не сказала, я поняла, что еще не все потеряно. Она опустила оружие, чтобы спасти меня. Иначе я бы умерла – Клык сломал бы мне ребра, и раздавил. Она была полностью обезоруженной: я не видела на ней ремней с ножнами, которые опоясывали ее грудь.

Впрочем, я знала, что Торн была вооружена в точности как Грималкин: под ее левой рукой были еще одни ножны, в которых находится другое оружием – ножницы, которые используются для того чтобы отрезать большие пальцы убитых ведьм.

Не смотря на то, что я в руках Клыка, она может сражаться. И я знала, что при первом удачном случае она так и сделает.

Торн сказала, что врата где-то в этой комнате. Я быстро осмотрелась по сторонам, но ничего не увидела. Как он может выглядеть? Врата могут принимать разную форму, в зависимости от желаний тех, кто ними управляет.

- Туда! – рявкнула Лиззи, подтолкнув меня к дверям.

Я шагнула вперед и вошла в другую комнату. Она была длинной и узкой – в ряд здесь пройдет не более трех человек. На полу лежало кроваво-красное покрытие. Я шла непосредственно впереди Лиззи, Клыка и Мамаши Малкин, стараясь не показывать свой страх.

Меня подгоняли вперед, острием ножа, в сторону затемненной ниши в конце коридора. Когда мы подошли ближе, сначала я подумала что там престол, но затем я увидела что это лишь фигура, сутулившаяся в капюшоне на обычном деревянном стуле. Фигура была одета как ведьмак, и было легко так и подумать. Возле нее стояло два ведра. И мне не нужно было говорить что в них содержится: обо всем рассказала вонь.  

Это был безошибочный металлический, медный смрад.

Два ведра, наполненных кровью.

Я поймала себя на мысли, что мой взгляд все еще прикован к ведрам с кровью. Но мое внимание быстро переключилось на фигуру в капюшоне.

Голова медленно поднялась и из-под капюшона на меня посмотрели золотые, сверкающие глаза. Они были огромные; по крайней мере, в пять, или шесть раз больше человеческих глаз.

Что же за тварь сидит передо мной – такой же нелюдь как Клык?

Существо очень медленно подняло руку и поднесло ее к лицу, чтобы снять с лица капюшон. Пальцы на руке были длинные и костлявые, и казалось, были покрыты короткой, черной щетиной. Он отдернул капюшон, чтобы открыть то, что скрывалось в тени.

Лицо! Это ужасное, страшное лицо! Его глаза были многогранные, луковичные и огромные. В каждом из них отражалось изображение испуганной девочки. Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что девочка, это лишь я в отражении его глаз.

Это была голова гигантской мухи, покрытая темными волосками, с длинным я мелькающим языком. Существо прямо из ночных кошмаров.

Я снова вспомнила тот день, когда мы решили убить старого ведьмака, Джейкоба Стоуна. Лиззи откусила головы тринадцати крыс и привлекла целый рой черных мух, для того чтобы собрать достаточно магии, и сдвинуть огромные валуны с ям мертвых ведьм. Лиззи сказала, что берет эту темную силу у приспешника Дьявола. И теперь, после смерти, она стала его последовательницей и слугой во тьме.

Я смотрела в лицо демону Вельзевулу, также известного как Повелитель Мух.

- Ну, девочка, - сказала Лиззи позади меня, - ты всегда боялась мух. Но на земле ты не видела ничего похожего. Ты получишь то, что заслужила. Я помню, как ты лишила меня силы, которая была внутри кожаного яйца. Пришло время поквитаться с тобой за все!

Язык демона вылез изо рта и начал странно двигаться, издавая какой-то вибрирующий звук. Вельзевул пытается со мной говорить?

Мгновение спустя я поняла, что это действительно какая-то связь – но направлена она не на меня.

Это был приказ.

Повелитель Мух призывал сюда существ, подобных ему.

Все началось как слабое жужжание, которое постоянно становилось громче. Вдруг вокруг моей головы начала кружиться муха – она была большая, как шмель. К ней быстро присоединилась еще парочка, еще и еще. И только когда их стало больше десятка, я поняла, откуда они вылетают.

Они вылетали из рта Вельзевула, и они вылетали быстрее и быстрее, окружая мою голову. Я закричала от страха, вспомнив, как в саду Джейкоба Стоуна они сидели на лице Лиззи, заслоняя каждый сантиметр ее кожи. Сидели даже на языке. Я почувствовала клаустрофобию, от ужасных мыслей о том, что происходит. Но мухи быстро оставили меня в покое и спустились двумя облаками в ведра с кровью по обе стороны от демона.

Они по-прежнему вылетали из его открытого отвратительного рта, создавая темное, длинное облако; каждое ведро с кровью пульсировало ними.

Спустя несколько мгновений два роя мух поднялись из ведер и превратились в один большой, который завис у меня перед лицом. Их гул стал слишком громким, и я попыталась сделать шаг назад, но почувствовала острие ножей, которые тут же надавили мне в спину.

Темное облако начало сжиматься в грубый овал. Затем из этой структуры начало формироваться что-то сложнее. Сначала я думала, что это мое воображение: я часто вижу фигуры в облаках, или даже в листьях деревьев и кустарников. Если хорошо присмотреться, лицо можно увидеть везде.

Но сейчас это было не мое воображение. Рой принял форму огромного лица с крючковатым носом, выпуклыми глазами и широко открытым ртом, внутри которого было два ряда острых зубов. Было еще нечто, что внушало ужас.

Мухи питались кровью из ведер. Некоторые под давлением падали в кровь, и были окрашены в кровавый цвет. Теперь они образовали губы и зубы огромного лица, полного крови.

Вдруг я почувствовала запах гнилых яиц. Я поняла, что врата где-то поблизости. Я посмотрела по сторонам, пытаясь увидеть темно-бордовый свет, но ничего не увидела.

Рот начал двигаться, и жужжание изменилось, стало глубже.

- Ты дочь моего хозяина! – воскликнул он скрипучим голосом. – Почему ты предала его? Ты можешь получить так много. Почему ты отвернулась от него? Если тебе нужна сила, просто попроси!

Я отрицательно покачала головой.

- Мне не нужно ничего, - сказала я. – Лучше не родиться вообще, чем иметь такого отца, и такую мать, как эта грязная ведьма позади меня.

Я получила удар от Лиззи, но закусила губу, чтобы не вскрикнуть от боли. Зачем доставлять ей такое удовольствие?

- Зачем ты здесь? – спросил огромный рот. – Почему ты пришла во тьму?

Мне казалось, Дьявол как-то обнаружил мои планы и предупредил о них своих слуг во тьме. Но, возможно, мама Тома как-то смогла скрыть их от него. Они не знают, что мы хотим уничтожить его с помощью ритуала. Мама Тома однажды стреножила Дьявола, и он вырвал у нее клинок и забрал во тьму. Но если они не знают что я здесь чтобы заполучить третий кинжал – третий меч героев, Долорус – то со временем до них дойдет. Я конечно, не собиралась сдаваться.

Не хочу, чтобы они ждали меня в тронном зале Дьявола, когда я приду туда.

Все еще была надежда. У Торн есть ножницы – будет ли у нее шанс воспользоваться ими? Или они убьют нас прямо здесь, и сейчас?

Я ждала своего шанса. Я не могла использовать здесь свою магию, но сдаваться без боя тоже не собиралась.

Глава 22. Кости Вельзевула

- Не заставляй его ждать ответа, - прошипела мне на ухо Лиззи. – Ты не поверишь, на что он способен!

- Я даю тебе еще один шанс ответить, - сказал рот, открываясь и закрываясь, кровь капала на пол с каждым словом. – Я знаю, чего ты боишься. Будешь молчать, и это произойдет сейчас!

Он знает чего я боюсь! О чем говорит Вельзевул? Я много чего боялась: возможно, я не успею заполучить кинжал; вернусь на землю, когда будет слишком поздно; что-то случиться с Томом; Грималкин больше не сможет держать голову Дьявола в безопасности, и он снова будет ходить по земле; что мне не хватит смелости не закричать, когда Том будет отрезать мне пальцы; в один день меня ударит молния; что –

Внезапно я поняла, о чем говорит демон. Воспоминание об этом заставило меня содрогнуться. Я снова подумала о Лиззи, с покрытыми мухами лицом в саду Джейкоба Стоуна.

Я боялась этого здесь и сейчас, и Вельзевул это знал! Жутко боялась. После пауков, я больше всего боялась мух. Я не могу вынести мысли о том,. Как они ползают по моему лицу.

- Не говори ему ничего! – закричала Торн.

Я посмотрела на нее. Ее все еще удерживали два головореза. Я кивнула. Она была права. Я не могу сказать им, зачем пришла во тьму.

- Да будет так! – сказал рот и сразу закрылся. Черты лица растаяли. Остался только рой мух, который приближался ко мне.

Я пыталась отбиваться руками, стараясь держать их подальше. Но это было безнадежно. С теми же шансами можно отбиваться от града швейной иголкой. В течении секунд мухи покрыли мое лицо и голову. Они покрыли мои глаза так, что я не могла видеть; зашумело в ушах и носу. Я почувствовала, как моя голова склонилась вперед.

Мой нос был забит и я не могла дышать.. Я запаниковала. Но была одна вещь, которую я могла сделать, хотя и отчаянно пыталась избежать этого.

Мне нужно открыть рот, чтобы вдохнуть драгоценного воздуха…

Но если я сделаю это, мухи смогут залететь мне в рот.

Я потянулась к носу, раздавив столько мух, сколько получилось, почувствовала жижу на своих пальцах. Я сжала ноздри вместе и чихнула. У меня было несколько секунд, чтобы вдохнуть воздуха, прежде чем нос снова был забит мухами. Сильные руки схватили меня и убрали руки от моего лица, чтобы я не смогла повторить это снова.

Я стояла так долго, как могла, мои легкие горели, меня переполнял несокрушимый ужас ползающих по моему лицу и путающихся в моих волосах мух.

Затем у меня просто не было выбора.

Я открыла рот и глотнула воздуха.

И мухи полетели следом за вдыхаемым потоком.

Я попыталась сплюнуть, но их было слишком много. Они сидели на языке, и пробирались дальше, к моему горлу. Спустя несколько мгновений они были и там. Я упала на колени, задыхаясь, а потом меня вырвало. Это дало мне секундное облегчение, прежде чем мухи снова заполнили мой рот и горло.

Мои руки были по-прежнему скручены за спиной. Глаза были закрыты, и я не могла дышать; я была во тьме, и медленно умирала.

Вдруг вес пропал с моей головы, и я увидела свет мерцающих факелов. Рой снова превратился в лицо. Я выплюнула последних мух из своего рта и посмотрела на него.

Краем глаза я видела что Клык все еще стоит сзади. Он держал мои руки так крепко, словно хотел раздавить запястья. Лиззи стояла справа от меня, на ее лице была злорадная улыбка.

- Ты никогда не любила мух, так ведь, девочка? – сказала она. – А они, похоже, тебя любят – никак отстать не могут!

Огромный рот открылся и снова заговорил ко мне.

- Теперь говори! Скажи мне то, что я хочу знать.

Я тряхнула головой и вызывающе уставилась на рой.

- Ты смелая, и можешь выдержать нелегкие испытания, - сказал гигантский рот. – Но я чувствую слабость внутри тебя. Еще один страх. Ты не позволишь погибнуть другу, которого можешь спасти. Подведите другую девчонку.

Лиззи шагнула в сторону, чтобы позволить двум мужчинам оттащить Торн в мою сторону.

- На этот раз я не остановлюсь, пока ты не скажешь мне то, что я желаю знать, - сказал голос. – И если ты откажешься, твоя подруга умрет.

Лицо снова растворилось в рое мух, который злобно шумел, готовый обрушиться на Торн.

Он победил. Я должна рассказать демону то, что он хочет услышать.

Мы пленники, и маловероятно, что у нас получиться достичь нашей цели. Единственная возможность спастись – дать Торн шанс добраться до своих ножниц в скрытых ножнах.

Она не сможет это сделать, если на нее налетит рой мух. Какая разница, если они узнают что я пришла сюда за кинжалом?

Я открыла рот, желая сказать Вельзевулу то, что он хотел знать…

В ту секунду Торн освободилась. Это произошло очень быстро. Она выхватила ножницы из ножен, но вместо того, чтобы атаковать врагов позади, бросилась вперед, прямо к стулу на котором сидел Вельзевул.

Он был демоном, но был с состоянии управлять мухами, потому что они были его частью; они как дополнительные конечности, частица его личности. На территории базилики никто не может пользоваться магией, и он не сможет испепелить ее, или отбросить назад силой. Даже его демоническая магия здесь не работает.

Тон двигалась быстро. Она застала Вельзевула врасплох. В последний момент его язык мелькнул во рту, он встал на ноги и попытался парировать ее атаку своей левой рукой.

Это было ошибкой. Наверное, самая большая ошибка которую он совершал за все свое время проведенной во тьме.

Он никогда не встречал человека с такой храбростью, быстротой и смертоносностью как Торн. Ее обучала Грималкин. Она думала как Грималкин. Она сражалась как Грималкин.

И как Грималкин, Торн делала вещи, граничащие с возможностями!

Ножницы засверкали в свете ближайшего из факелов.

Лезвие сомкнулось.

Она отрезала большой палец с левой руки демона.

Вельзевул вскрикнул и поднял правую руку, пытаясь защититься.

Она отрезала палец и с правой руки.

Она поймала каждый палец, перед тем как он успел упасть на землю, держа их в левой руке, а демон пошатнулся и завизжал как свинья.

В тот момент я снова почувствовала запах тухлых яиц. Врата где-то рядом? Я быстро шмыгнула носом три раза, и к моему удивлению, посмотрела на рой мух. Он начал формироваться в нечто другое.

Затем Торн побежала вперед, чтобы встретиться с новой угрозой. Это был Клык, он ревел как бык, и был готов разорвать ее в клочья, пока Лиззи и Мамаша Малкин стояли молча в стороне с открытыми ртами, остолбенев от шока.

Она была готова. Я точно знала что она сделает, прежде чем она нанесла удар. Я вспомнила как Джон Грегори расправился с Клыком в Графстве. Он ударил его в лоб серебряным лезвием своего ведьмачьего посоха. Пронзил до мозга, Клык упал как валун.

Теперь Торн сделала то же самое, но только ножницами. Она быстро шагнула вперед, чтобы оказаться в зоне поражения. Он попытался схватить ее руками, но она первой нанесла удар. На мгновение ножницы продолжали торчать изо лба Клыка. Он не издал ни звука, но его руки ослаблено повисли вдоль тела, он упал на колени и его глаза остекленели.

Она выдернула ножницы, посмотрела прямо на меня, а потом указала на мух.

- Врата! – крикнула она.

Рой был другой формы; его форма была уже не такой, как лицо, когда с нами говорил Вельзевул. Он был похож на три больших концентрических круга, их цвет менялся от черного до бордового, и они стремительно парили в воздухе, делая вид, словно обручи вращаются. В этих круга было что-то другое.

Другие владения.

Я видела колонны и темные арки.. какие-то здания.

- Не стой, Алиса! Ты первая! – крикнула Торн.

На мгновения я засомневалась. Что если она не пойдет за мной, а останется здесь?

 Но я должна найти клинок. Все зависит от этого. Я оглянулась и увидела как Лиззи и Мамаша Малкин тянут ко мне свои острые когти.

Я побежала вперед и прыгнула во врата.

Глава 23. Кровавый глаз


Мы сидели на деревянных стульях перед котлом, и Торн держала пальцы демона над кипящей водой. Она хотела власти, которую могут дать они. Это повысит шансы на успех и выживание.

Торн последовала за мной во врата и как она и предсказывала, мы очутились во владениях Дьявола. Я помнила его с прошлого посещения. Не было никаких сомнений. Здесь был всепроникающий запах серы: словно что-то сжигали. Свет был характерным: это был странный медный блеск, словно мы смотрели на все через древнее цветное стекло.

Единственная разница заключалась в том, что на этот раз здесь было меньше его слуг и демонов, которые пытали меня. В настоящее время его владения казались заброшенными.

Мы были в большой каменной кухне огромного здания, которое могло быть замком, или местом поклонения, вроде того которое мы покинули недавно. Я никогда не видела его снаружи, хотя провела много времени в этих подземельях и меня тащили в кандалах через сырые, каменные коридоры. Это все возвращается ко мне в мыслях.

Котелки, кастрюли, сковородки и посуда для приготовления пищи были повсюду. Но не было повара, и никакой еды. Когда Торн бросила пальцы демона в воду, началась готовка.

Тогда я заметила пальцы Торн… Они были на месте. Все было так, словно их никогда и не отрезали.

- Как это случилось? – спросила я в изумлении. – Конечно, это может быть результатом магии – но я думала, это невозможно в пределах базилики.

Она пожала плечами и улыбнулась.

- Может быть, это результат каких-то законов тьмы. Я пришла сюда без пальцев, потому что их у меня отрезали, прежде чем убить. Но во тьме я отрезала пальцы мощного демона Вельзевула. Так что, они вернулись обратно.

- Грималкин гордилась бы тобой! – сказала я. – Заполучить пальцы демона.. Вероятно, она никогда такого не делала.

- Она помогла отрубить голову Дьявола, - сказала Торн с улыбкой.

- Как мухи стали вратами в следующие владения? – я удивилась, смотря на пальцы в кипящей воде. – Я чувствовала запах врат, когда мы столкнулись с Вельзевулом, но не думала что это мухи. Я думала, что они его часть…

- Так и было, но я думаю, что он захватил ворота, чтобы заманить нас к себе. Чтобы контролировать их, он должен был сделать это частью себя. Но когда я отрезала ему пальцы, боль заставила его потерять концентрацию, и ворота вырвались на свободу, и приняли свою прежнюю форму, используя мух как рамку.

- Ты знала, что это произойдет?

- Я не была уверена, - ответила Торн, - но считала, что шанс есть. В любом случае, я просто делала то, чему меня учила Грималкин – когда ты стоишь лицом к лицу с множеством врагов, сначала атакуй самого сильного.

Спустя некоторое время, щетинистая плоть соскользнула с пальцев, оставив белые кости, и они принялись танцевать в бурлящей воде. Торн поднялась на ноги и склонилась над котлом, ее лицо выражало намерение сделать то, что нужно.

Она должна достать кости из кипятка, не взирая на боль. Она должна достать их одновременно. Упусти она один, и магия будет утеряна.

Торн двигалась быстро, ее руки опустись в парящий и бурлящий котел, и через мгновение она с триумфом на лице достала две костяшки больших пальцев из него.

Ей понадобилось еще полчаса, чтобы сделать в каждой костяшке отверстие ножом: ох нужно было повесить на тонкую, длинную и жесткую веревку.

Мне не терпелось отправиться на поиски тронной залы – мама Тома сказала, что кинжал находиться под троном Дьявола. Тем ни менее, я прикусила губу. Нам нужна была любая помощь, которую мы можем получить, а кости больших пальцев демона могут дать Торн необходимую силу.

Как только она закончила, она сделала из костей ожерелье.

- Должно быть больше силы, чем в костях даже самой сильной ведьмы, - заметила я.

- Будем надеяться, что это нам не понадобиться. Здесь слишком тихо, но это ненадолго.

- Почему они не прыгнули во врата вслед за нами? – спросила я.

- Они уже почти закрывались, когда прыгнула я, - ответила Торн. – Вельзевул испытывал очень сильную боль, чтобы контролировать их. Но они найдут их снова, и последуют за нами.

- Они знают, что они приведут их во владения Дьявола?

- Они смогут лишь предположить – врата не всегда ведут в одни и те же владения. Если они движутся, им потребуется время чтобы найти их, и когда они поймут, что пошли не по тому следу, им будет необходима невероятно сильная магия чтобы найти нас, но это невозможно сделать внутри базилики. Ты знаешь, где тронная зала Дьявола?

Я отрицательно покачала головой.

- Я видела много подземелий, но не тронный зал… По крайней мере я не помню, чтобы была там. По правде говоря, это было настолько ужасно, что мой разум не запомнил множество из всего через что я прошла здесь.

- Значит, нам нужно искать две вещи – кинжал и врата, чтобы покинуть это место. Давай сначала поищем кинжал, - сказала Торн.

Но трудности, которые стояли перед нами, вскоре стали очевидными. Мы ушли с кухни, спустились по трем лестничным пролетам во внутренний двор и оказались перед тремя проходами. Мы выбрали центральный и самый широкий, который имел высокие арочный крыши. Мы поспешили вдоль, но примерно через час мы все еще не достигли конца; у нас не было ни малейшего представления, куда он может нас привести.

- Это место огромное, - сказала Торн. – Мы можем искать в течении многих лет, и не найдем ничего.

Это была правда. Из-за огромных размеров владения Дьявола наша задача становилась практически невозможной.

Но мы должны попытаться. Когда спустя полчаса мы достигли конца прохода, мне не понравилось то, что я увидела. Мы оказались в огромном открытом круговом пространстве. Над нами высоко был купол, казалось, мы смотрим на небеса. Перед нами было темно-синее озеро, вода была спокойной и угрожающей. Его поверхность была как стекло, и оно было достаточно глубоким, чтобы скрыть что-нибудь. Оно занимало практически всю площадь круга, оставляя место лишь для узенькой дорожки вдоль каменной стены.

Вдруг в высоте раздался крик – визг козодоя. Мы посмотрели вверх, и увидела как птица взмахивая крыльями приближается к нам. Она несколько секунд парила, а затем начала пикировать вниз, и затем дугой улетела прочь, обратно в сторону центра озера.

- Наверное, это приживала Морвены, - сказала я. – Это место кажется идеальным для того, чтобы устроить в нем засаду.

- Но мы слышали этот звук в прошлых владениях, - запротестовала Торн. – Как она может быть здесь? Врата закрылись после меня, и она не могла пройти через них.

- Мы слышали птицу впервые, как только вошли в город, - сказала я. – У нее было достаточно времени, чтобы использовать врата до нашей встречи с Везельвулом. И она не появилась, когда ты убила Бетси и водяных ведьм. Значит, она ушла еще тогда.

- Но откуда ей знать, что мы направимся во владения Дьявола?

- Она сильная и хитрая. Она могла сама додуматься до этого. Как верная дочь Дьявола, она может знать гораздо больше всех остальных его подданных. Возможно, она знает о кинжале, и о том, что мама Тома уже использовала его однажды. Не забывай, она первой узнала о том, что я вошла во тьму.

- Даже если Морвена здесь, вместе мы сможем противостоять ей! – уверенно утверждала Торн, и я знала, что она чувствует себя виноватой, за то, что заманила меня к Бетси по сговору с Морвеной. – Она может использовать свой кровавый глаз только на одного человека за один раз. Грималкин рассказала мне как они с Томом сражались против водяных ведьм. Они столкнулись лицом к лицу с Морвеной и она парализовала Грималкин своим наполненным кровью глазом. Но Том не пострадал, поэтому он использовал свою серебряную цепочку, чтобы связать ее. Затем Грималкин освободилась от действия ее кровавого взора и убила ее. Мы можем сделать то же самое. Таким образом, она умрет навсегда – это будет ее конец.

По словам Торн все было так просто, но Морвена очень опасная, и такая же сильная, как и ведьма-убийца. Ее кровавый глаз был закрыт куском плоти. Когда она освобождала свой взор, ее наполненный кровью глаз мог парализовать человека на месте. Но то, что она могла использовать свой взгляд только на одного человек за раз, действительно было правдой.

Так что если мы встретимся с ней, то надеюсь, она парализует меня, чтобы ее могла убить Торн. Я не хочу использовать магию, которая может потребоваться для ее уничтожения.

Торн повернулась и посмотрела на меня.

- Так что мы будем делать – вернемся назад, или пойдем по краю озера, и рискнем? Решать тебе, Алиса, но решай быстро. Ты не можешь оставаться здесь слишком долго, сама знаешь цену. И кто знает, сколько уже времени прошло в Графстве?

Она была правда: я не могу медлить. Я решилась мгновенно. Мысль о том, что я повторяю свои ошибки, наполнила меня тревогой.

- Будем следовать по тропинке, - сказала я.

Обнажив ножи, Торн пошла вперед. Тропа была узкой, но сухой, и вода была по крайней мере на фут ниже.

За несколько минут мы продвинулись достаточно далеко, но я не видела, что эта дорожка может привести нас к чему-то значительному.

Именно тогда я обратила внимание на туман, который начал формироваться в центре озера. Его усики распространялись по его спокойной поверхности, извиваясь по направлению к нам.

- Быстрее! – крикнула Торн, тоже заметив его. Мы побежали, но через несколько мгновений снова перешли на шаг. Туман был настолько густой, что я едва могла разглядеть фигуру Торн впереди, хотя она была всего лишь в нескольких шагах от меня.

Словно желая сделать наше положение хуже, тропа внезапно сузилась и стала скользкой. Она уже была почти на одном уровне с озером, а иногда опускалась так низко, что мои остроносые туфли шлепали по воде.

Я ожидала, что Морвена нападет в любой момент, но вскоре дорожка снова расширилась. Под ногами чувствовались булыжники, и там где мое левое плечо совсем недавно касалось стены, стало просторнее. Много ли там теперь пространства? И если дорожка уходит от озера, то куда ведет этот путь?

Туман все еще был густым, так что я вытянула вперед левую руку, чтобы не наткнуться на Торн, или стену. Чем дальше мы отдалялись от озера, тем спокойней мне становилось. Страх водяной ведьмы исчезал.

Нападение застало нас врасплох. Все произошло без малейшего предупреждения.

Морвена не скрывалась в озере. Хотя она была сущность, которая не выходила далеко от воды, но она ждала нас на суше.

Она появилась из тумана прямо передо мной. Когтистые, перепончатые лапы стояли на брусчатке; ее юбка и рубаха были покрыты грязью и зеленой слизью. Ее рот был открыт, обнажая четыре больших, желтых клыка, а ее бесплотный нос был похож на треугольную кость.

Все это я заметила в одно мгновение, в один удар сердца. Но потом, она полностью захватила мое внимание.

Ее заполненный кровью глаз смотрел прямо на меня. Она открыла свой взор для меня.

Я получила то, чего хотела: я стала ее целью.

Глава 24. Тронный зал

Я была парализована – словно вкопанная. Ее красный, кровавый глаз, словно становился больше и больше. Мне стало страшно, но какая-то часть меня осталась беспристрастной, потому что она была уверена в Торн. Так нужно; лучше пусть Морвена сосредоточит свое внимание на мне, если я не хочу использовать магию.

Но вдруг я осознала, что Морвена не одна. Другие ведьмы двигались в сторону Торн, готовясь атаковать, которая была вынуждена отступать назад, отбивая когти и клыки, которые набрасывались на нее.

Морвена сделала шаг мне навстречу и протянула вперед свои костистые руки, готовые рвать мою плоть. Теперь я полностью была в ужасе, даже та часть, которая несколько мгновений назад верила в Торн. Все больше и больше водяных ведьм пробегало возле меня, и бросалось атаковать Торн. Даже ее огромное мастерство и мужество не дадут ей возможности победить такое количество врагов, и спасти меня.

Я почувствовала дыхание могучей ведьмы на своем лице, ее клыки были готовы укусить. Я не могла думать. Мой разум был парализован, как и мое тело. Я не могу никого вызвать. Даже если я и хочу использовать магию, то уже слишком поздно для этого. Для меня все кончено. Я собиралась отдать свою жизнь для Тома, чтобы он использовал ее для уничтожения Дьявола. Сейчас же, я просто умру. Все что я делала с момента своего рождения, оказалось тщетным.

Затем произошло что-то, в чем я не видела смысла…

Что-то появилось изо рта Морвены.

Сначала я подумала, что это язык – может быть как у всех водяных ведьм, но я таких раньше не видела. Он был острым и хребтообразным. Он был покрыт кровью.

Кровь стекала со рта Морвены, обагрив подбородок, и я увидела, что ее кровавый глаз больше не смотрит на меня. Оба глаза были закрыты, и она кричала в агонии.

Ко мне вернулась моя подвижность, и я быстро отступила назад, подальше от нее. Она развернулась, и я поняла, что с ней произошло.

Огромный скельт запрыгнул ей на спину и вонзил свою костяную трубку в заднюю часть ее шеи, так глубоко что она вылезла через рот. Морвена пошатнулась и рухнула ничком лицом вниз, скельт достал свою костяную трубку, а затем снова засунул прямо между лопатками. Полупрозрачная трубка снова наполнилась багряным оттенком, он высасывал из нее кровь.

Другие ведьмы в гневе закричали и направились к ней на помощь, но столкнулись с осложнениями. На каждую ведьму, по земле полз один скельт.

Туман начал постепенно рассеиваться – видимость стала лучше, может быть он был создан темной магией Морвены? Вполне вероятно. Другие скельты направились ко мне, на своих тоненьких ножках. Они двигались так быстро, что я едва успела среагировать. Они пробежали рядом со мной, на расстоянии вытянутой руки, но не я интересовала их; их внимания было сосредоточено на убегающих водяных ведьмах.

- Алиса!

Я обернулась и увидела бегущую ко мне Торн, ее ножи были красными от крови.

На земле лежало много ведьм, на них сидели скельты.

Торн кивнула в сторону каменной стены, и я увидела небольшую арку, которую от нашего взора раньше скрывал туман. Мы пробежали через нее и оказались в большой овальном вестибюле с тремя узкими проходами ведущими прочь из нее.

Который из них ведет в тронный зал? Может быть, ни один из них, но в любом будет безопаснее, чем возле воды.

- Я постараюсь обнюхать их на опасность, - сказала я Торн.

Я глубоко вдохнула носом и почувствовала опасность. По крайней мере мы сможем избежать прохода, который приведет нас к опасности.          Но прежде чем я продолжила, что-то пошевелилось в комнате позади нас.

Это был скельт.

Торн приготовила свои ножи, и стала между мной и смертоносным существом. На мгновение он остановился и уставился на нас – возможно, он напился достаточно крови ведьмы, и больше не нуждается в пище, - но затем, внезапно, он юркнул в сторону левого прохода. Там он остановился и посмотрел на нас, прежде чем исчезнуть из поля зрения.

Он возвращается тем путем, которым пришел сюда? Если это так, то будут идти и другие, и они могут быть более голодными.

Но произошло нечто странное: скельт медленно выполз из прохода, посмотрел на нас своими красными глазами еще раз и затем повторно зашел в проход. Мы не двигались. Я следила за входом в комнату; Торн наблюдала за проходом, в который вошел скельт.

Затем существо снова появилось в комнате. Он снова посмотрел на нас своими красными глазами – они были такого же цвета, как рубины в мечах героев.

Странно, что рукоять мечей героев украшает изображение головы скельта. Мне было интересно, что их связывает. Долорус, за которым я пришла во тьму, такой же самый?

- Я думаю, что он хочет чтобы мы следовали за ним… - сказала я медленно, пытаясь как-то понять его странное поведение.

- Зачем скельту это делать? – возразила Торн. – Если мы пойдем за ними, за нами могут поползти и другие, и тогда мы окажемся в ловушке, между скельтами.

- Возможно, он хочет провести нас в тронный зал.

- Почему ему вдруг помогать нам?

- Не все существа на стороне Дьявола, так ведь? Они сейчас нас не атакуют. Они убили водяных ведьм и оставили нас в покое.

Торн сомневалась.

- Это правда, но те скельты на жарких территориях не были очень дружелюбными. Те, которые выползли из кипящего озера, явно намеревались выпить всю нашу кровь.

- Может быть, они были исключительно голодными. Возможно во владении Дьявола скельты немного другие? Может быть, они делятся между собой на виды, как ведьмы? Некоторые выступают за Дьявола, некоторые против. Может, стоит рискнуть? Мы ведь не знаем, сколько времени у нас осталось.

Затем, даже не дожидаясь ответа от Торн, я шагнула в сторону прохода. Несколько мгновений спустя ее остроносые туфли щелками по пятам за мной. Мы шли несколько минут в тишине. Спустя некоторое время в проходе стало темно, и я достала из кармана огарок свечи и зажгла его своей волей. Это было незначительно использование магии – лучше видеть, что подстерегает нас впереди. Я не слышала скельта впереди нас, но он должен быть там.

Мы вошли в обширную, похожую на пещеру комнату. Я подняла свечу, но ее свет ослаб – как одинокий светлячок, который освещает лес в полночь. Сначала я не могла понять, что вижу. Комната была огромной и широкой, но когда я подняла глаза, то осознала что-то другое.

Немного выше на деревянных арочных балках, висели портьеры.

Я поняла, что после долгих поисков, мы нашли тронный зал. Сомнений не было: трон в этой комнате. К нему вела тропа, она была покрыта мрамором или ковром, из травы из лепестков.

Там было множество цветов, с бледно-желтыми лепестками, который я признала как первоцветы. Там были ромашки и лютики, и множество цветок которых я не знала. Воздух наполнился ароматом цветов. Это казалось странным. Я не удивилась бы, если увидела это во владениях Пана, но не у Дьявола. Может быть, за время его отсутствие, все немного изменилось. Но затем я услышала гудение насекомых, и вздрогнула, вспомнив про Вельзевула. Прислушавшись более внимательно, я поняла, что это скорее комары и мошки, чем мухи, которые заполняли мой рот и нос.

Без сомнения, множество пленников страдали здесь от гнева Дьявола, но я не была в этом месте никогда.

Я пошла по травянистой тропинке. Она была мягкой, и вокруг пахло весной. Прямо впереди, виднелся трон. Он был отчасти сокрыт за прозрачными портьерами. Сначала, мне казалось, что до него не более десяти шагов. Потом поняла что ошибалась, к расстояние к нему было раз в десять больше, чем казалось в начале.

Я вспомнила, что Дьявол мог меняться в размере. После битвы старика Грегори против ведьм на холме Пендл, Дьявол пытался уничтожить Тома, который укрылся на ферме своего брата, на чердаке его дома; эта комната была защищена его мамой от магии и Дьявол не смог войти внутрь. Но потом на холме Палача остался след от его ярости. Он сравнял с землей огромную полосу деревьев, показывая, насколько он большой.

Когда я столкнулась с Дьяволом, он был раза в три больше обычного человека. Но эта темная полоса, которая словно шрам разделила лес надвое, показывала, что он может быть действительно огромным. Существо, которое сидело здесь, в форме его ужасного величества, могло быть насколько громадным, что человек с легкостью поместился бы в его рот; он был намного больше самого высокого дерева в Графстве.

Я осторожно продолжила идти вперед, Торн следовала за мной. Я заставила себя быть храброй. В конце концов, Дьявола здесь нет. Его голова все еще в кожаном мешке у Грималкин. Он заперт внутри своей мертвой плоти.

Когда я достигала первых портьер, я остановилась, и мои колени начали дрожать. Теперь я увидела, что это было на самом деле.

Это была паутина.

- Какой паук мог сделать такие большие сети, как эти? – спросила я.

Торн сказала мне его имя.

- Это Ракнид.

Глава 25. Испытание


Однажды я уже встречалась с Ракнидом, и его имя заставило меня снова вернуться в воспоминаниях к моему обучению у Лиззи. Это произошло за месяц до того, как она нашла кожаное яйцо и мы столкнулись с Бетси Гаммон.

Это было на Испытании.

- Ну, девочка, - сказала мне однажды утром Лиззи. – Скоро случиться то, чего ты должна с нетерпением ждать! В ночь на Ламмас ты пройдешь Испытание!

Ламмас был одним из четырех главных шабашей для ведьм – в этот день магия была наиболее могущественной, и кланы Пендла становились еще более опасными, чем раньше.

Мне не понравилось выражение лица Лиззи. Я знала, что каждая девушка, которая обучалась на ведьму, должна была пройти через какой-то ритуал, который называли Испытанием. Но его подробности никогда не обсуждались; ничего не передавалось от ведьмы к ведьме.

- Но я не Малкин, я Дин! – запротестовала я. – Моя мама была Малкин, но мой отец Дин! Я Алиса Дин, значит мне не нужно проходить испытания.

Лиззи странно улыбнулась.

- Сейчас ты со мной, и я тебя обучаю, и это делает тебя Малкин – лучше тебе привыкнуть уже к этому, девочка.

Теперь, спустя годы, я знаю почему Лиззи так улыбнулась. Позже выяснилось, что она была моей матерью, и я родилась после ее встречи с Дьяволом. Но тогда я этого не знала, потому решила просто смолчать. Лиззи часто странно улыбалась при разговоре со мной – но я была обеспокоенна только испытанием. Часть меня не желала знать, через что мне предстоит пройти, но лучше было подготовиться к худшему.

- Для чего мне нужно проходить испытание? – спросила я.

- Две причины, девочка. Первая, чтобы увидеть какой тип магии для тебя подходит, магия крови или магия приживал. Следующая причина, заключается в том, чтобы узнать насколько сильной ведьмой тебе предстоит стать.

У меня пересохло во рту, но я задала следующий вопрос.

- Как они это узнают? Что они будут делать?

Лиззи ухмыльнулась. Она вероятно наслаждалась наслаждением страха на моем лице.

- Лучше подожди, и сама увидишь. Ты все узнаешь ночью, девочка. Но тебе стоит знать три вещи, чтобы подготовить себя к испытанию. Отныне, не мойся. Неделю не смывай с себя грязь, чтобы быть готовой.

- Почему я должна ходить грязной? – спросила я.

- Грязь и черная магия идут вместе – я думала, ты знаешь. Чем грязнее кожа, там темнее и сильнее магия. Во-вторых, не ешь мяса – даже подливки или супа с ним. В-третьих, думай о том, какой магией ты бы хотела пользоваться – кровь, кость или приживала. Потому что тебе придется выбрать что-то одно.

В ночь перед Испытанием я не могла уснуть. Мне было страшно, и у меня крутило живот. Некоторые люди говорили о бабочках в животе, когда волновались. Со мной было что-то похожее, правда вместо бабочек, мне казалось, что там извиваются большие, клыкастые змеи и кусают мои органы.

Я встала на рассвете, и у меня был целый день до наступления сумерек. Мне очень хотелось помыться, но Лиззи мне запретила, и я была грязной с ног до головы, даже в волосах были кусочки грязи. Я продолжала чесать зудящую голову, но от этого становилось только хуже.

Дины обычно не ходили в башню Малкинов. Если они попадали сюда, то скорее всего уже не возвращались назад живыми. Ходили слухи о кровавых камерах под башней, где Малкины пытали своих врагов, а затем бросали умирать с голоду в сырые подземелья.

День прошел, и скоро мы шли через Вороний лес, и эта ужасная каменная башня была прямо по курсу. Это ужасно место возвышалось над деревьями в три раза. Оно напомнило мне о замке с бойницами наверху, и узкими окнами. Здесь так же был ров с подъемным мостом. Но небольшая деревянная дверь в башню была заперта. Она была покрыта ржавым железом – металл, к которому ведьму предпочитают не прикасаться.

Лиззи вышла на подъемный мост и я безо всякой охоты последовала за ней. Кто-то махнул ей из окна вверху – вероятно, одна из ведьм шабаша; мгновения спустя, мы услышали скрежет винтов, и дверь медленно начала подниматься. Мы шагнули вперед, и она сразу же закрылась за нами. Я стояла там, а глаза слезились от дыма, который заполнил большую часть комнаты, где был шабаш. Я узнала некоторые лица, которые видела в деревне. Но некоторые были мне совершенно незнакомы, и я задумалась над тем, покидают ли они когда-то башню.

У меня снова пересохло во рту, а сердце грозилось разорваться от ударов. В этой башне происходили страшные вещи. Я боялась, что они могут произойти и со мной.

В углах комнаты горели костры, над которыми висели котлы – рядом лежали кучи костей. Некоторые кости принадлежали животным, но в некоторых я точно распознала человеческие. Всюду стояла вонь немытых тел и кулинарного жира; мешки и скомканные грязные простыни лежали на полу напротив кривой стены: очевидно ведьмы используют их как кровати. В центре комнаты был еще один костер, над которым висел громадный котел.

Весь клан с любопытством смотрел на меня. Ведьмы были одеты в длинные темные платья, которые не выглядели чистыми и на их лицах виднелись прожилки грязи и жира. От них несло вонью. Лиззи была права: черная магия и грязь идут вместе. Но одна высокая женщина выделялась среди всех остальных; она выглядела чистой, со светлыми глазами. Ее тело было переплетено кожаными ремнями, ножнами, в которых было множество ножей. Одно оружие было спрятано от взора, но все знали о нем… Она носила его в специальных ножнах под левой рукой: это была пара острых ножниц, которыми она отрезает большие пальцы своих врагов.

Я никогда не видела ее прежде, но я знала, что она не член шабаша тринадцати.  Стало быть, она Грималкин, ведьма-убийца клана Малкин. Наши глаза встретились и она улыбнулась: я увидела, что за ее накрашенными черным цветом губами у нее много острых зубов.

Лиззи схватила меня за руку и потащила к дальней стене, где стояла крупная женщина с длинными белыми волосами и смотрела на нас. Я знала ее репутацию. Это была Мэгги Малкин, лидер клана.

Она нахмурилась и взяла меня за левую руку, выше локтя, сжав так сильно, что я вздрогнула от боли.

- Очень тощая она, правда? – сказала Мэгги. – Немного мяса на твоих хрупких костях? Ты сказала ей, что с ней будет, если она провалит испытание?

Лиззи посмотрела на меня и злобно улыбнулась.

- Я решила оставить это удовольствие для тебя, Мэгги. Я бы не хотела украсть твою молнию!

Я впервые увидела, как Лиззи ведет себя заискивающе. Это заставило меня понять, что группа ведьм собравшихся здесь, действительно очень сильная: она нервничала, хотя за их спиной была не такой робкой.

 Кивнув Лиззи, Мэгги потащила меня в центр комнаты, к огромному котлу. Рядом с ним стоял деревянный стол, на нем было несколько небольших коробок, а так же три деревянные чашки, каждая покрытая тканью. Кроме того, рядом со столом стояла очень большая коробка, накрытая шелковой тканью. Может быть это комод? Мне стало интересно, что там внутри.

Я попыталась принюхаться к нему, чтобы узнать, что находиться внутри, но ничего не получилось. Без сомнений, шабаш сотворил сильное заклинание, чтобы скрыть содержимое коробки от таких любопытных как я.

Две другие девушки уже были в комнате, и они были так же напуганы, как и я. Мэгги отпустила мою руку и толкнула к ним. Я знала их в лицо, но мы никогда не говорили с ними. Я жила с мамой и папой в деревне Динов, Роугли, в то время как они были Динами и пришли с Голдшоу Боз. Высокую девочку звали Марша, ту что меньше – Глория.

Шабаш стал вокруг нас кругом. Я чувствовала, что Лиззи стоит у меня за спиной, ее глаза впились в мой затылок.

- Кто владеет этими девушками? Кто будет учить их мастерству? – спросила Мэгги громким голосом.

В ответ я почувствовала, как Лиззи положила свою руку мне на левое плечо. Я смотрела вперед, но знала, что две другие ведьмы сделали то же самое с Маршей и Глорией.

- Я вижу перед собой трех девушек! – воскликнула Мэгги. – Три испуганные девушки, и в этом нет никакого стыда. Но дела обстоят хуже, чем вы ожидали. Не просто это говорить, но одна из вас сегодня умрет!

В этот момент ведьмы начали кричать так яростно и громко, что груды костей на полу начали вибрировать, и расползаться по каменному полу.

По спине пробежала дрожь страха. Это даже хуже, чем я ожидала. Я думала, что мы пройдем проверку на то, какой ведьмой быть, а не кому из нас умереть. Как они решат, кто из нас умрет?

Мэгги продолжили говорить, но я уже слышала это от Лиззи.

- Вы будете испытаны дважды – во-первых, мы узнаем, какой тип магии больше всего вам подходит. Второе испытание позволит определить то, насколько сильными ведьмами вы можете стать. Так было всегда… Вы хотите узнать что-то еще, прежде чем не начались ритуалы? – она пристально посмотрела на каждую из нас.

Я думала, что нет смысла что-либо спрашивать, потому что то что должно произойти, случиться независимо от вопроса, и лучше уж не знать заранее что произойдет. Но к моему удивлению, заговорила Марша.

- Я знаю, какая магия подойдет для меня! – воскликнула она. – Кровь, это все что мне нужно!

Я думала, что Мэгги разозлиться и заставит девочку замолчать; какой тип магии подойдет ей лучше, решать шабашу. Вместо этого она посмотрела на нее, потянулась к столу и приподняла одну из деревянных чашек.

- Приятно, когда молодая ведьма знает что для нее лучше, - сказала Мэгги, протягивая Марше чашу.

Я почувствовала запах крови, когда она подняла чашу и выпила все залпом. Это была человеческая кровь – я чувствовала ее запах, и я задумалась над тем, где они ее взяли. Убили кого-то, чтобы заполучить ее? Может быть это кровь пленника, которого держат в камере под башней.

Мне было противно смотреть на то, как она пьет ее. Она осушила чашу, кровь стекала с уголков рта и бежала вниз по подбородку. С довольной улыбкой она протянула чашку Мэгги, которая поставила ее на стол и взяла вторую чашу, протянув ее маленькой девочке, глорию

Лицо Глории сказала все за нее, она не очень хотела пить содержимое чашки. Она старалась, нужно отдать ей должное. Сначала она прикрыла нос большим и указательным пальцем. Она дважды поднесла чашу к губам, каждый раз не решаясь сделать глоток. Наконец ей удалось глотнуть крови, но ее желудок отказался принимать такое: кровь, смешанная с рвотой брызнула у нее изо рта на пол между ней и ведьмой.

Мэгги была не очень довольна, она яростно взглянула на девочку, а затем выхватила чашу у нее из руки. Тогда она взяла третью чашу, для меня, но я сложила руки на груди и покачала головой.

- Я не кровяная ведьма, - сказала я ей. – Я могу унюхать это отсюда, и это не для меня.

- Ты попробуешь это, девочка, чтобы узнать хорошо это для тебя, или нет, - предупредила Мэгги. – Если не попробуешь, мы сами зальем всю эту кровь тебе в глотку.

Я знала, что они запросто сделают это, и потому взяла чашу и сделала маленький глоток. Кровь была холодной, соленой с металлическим привкусом. Я не смогла проглотить ее, потому выплюнула на пол и покачала головой. На мгновенье я подумала, что Мэгги собирается выполнить угрозу, но она лишь выхватила чашу у меня из руки и поставила на стол, прежде чем открыть одну из маленьких коробок и взять что-то из нее.

- Вытяну левую руку, девочка, - она снова повернулась ко мне. Я увидела, что она держит в руках кости больших пальцев. Она положила мне их на ладонь левой руки.

- Крепко сожми их и скажи мне, кому они принадлежали и как умер их владелец.

Я часто практиковала такое с Лиззи. Я могла многое рассказать, прикоснувшись к костям.

Я просто сделала, что мне велели и тут же поежилась. Они были холодными как лед. В моей голове мгновенно замелькали образы жестокого убийства. Священник шел по узкой тропинке в сторону моста через реку с быстрым течением. Было темно, но тонкий серп луны бросал немного света на поверхность земли. Он оглянулся назад, и его глаза расширились от страха. Его преследовали ведьмы.

Священник начал бежать. Если бы ему удалось добраться до реки, до ведьмы не смогли бы зайти в проточную воду. Но он был слишком стар, чтобы бегать быстро и его легко поймали. Там было три ведьмы, я узнала двоих из них: одна была Мэгги, вторая Лиза Дагнейл – ведьма с мрачным лицом, которая не знала что такое улыбка. Они повалили его на землю, и начали отрезать ему пальцы. Он был еще жив, он кричал от неистовой боли. Затем они достали из мешка большую чашу и слили туда кровь. Покончив с этим, они бросили его тело в реку, и его унесло вниз по течению. Последнее что я увидела – его невидящие глаза, уставившиеся на луну.

Вдруг я поняла, что его убили прошлой ночью. Я держала его пальцы, которые скорее всего отварили не более часа назад; кроме того, я пробовала его кровь.

- Ну, девочка, что ты узнала? – спросила Мэгги.

- Кости принадлежат старому фермеру, - сказала я. – Его забодал бык. Пока он умирал, ведьмы пришли и отрезали ему пальцы.

Я солгала, потому что не хотела быть костяной ведьмой. Они убивали людей, чтобы получить кости которые они использовали для магических ритуалов; многие их жертвы были невинными детьми. Я никогда бы не стала такое делать.

- Вздор! – сказала Мэгги. Она взяла кости, из моей раскрытой ладони и передала их Глории. Ее глаза закатились когда она прикоснулась с ним. Ее зубы застучали и она начала дрожать.

- Это кости старого священника! Мне не понравилась его кровь, но кости хорошие! – воскликнула она.

Мэгги усмехнулась.

- Они твои, девочка. Храни их. Ты станешь костяной ведьмой, точно. Но что нам делать с тобой, Алиса Дин? – спросила она. – Осталось только одно. Если и это ты провалишь, то тебе не суждено быть ведьмой. А если ты не будешь ведьмой, то ты можешь стать мертвой. Вот что случиться!

Она направилась к столу и подняла вторую коробку со стола. Она открыла ее и вытряхнула что-то на пол у моих ног.

- Это может быть твой первый приживала, девочка. Давай посмотрим, понравишься ли ты эму.

Я в ужасе посмотрела вниз, на земле что-то дергалось, размером с мою ладонь.

Я всегда боялась ужасных пауков. Иногда в детстве мне снились кошмары, в которых я была прикована к своей постели, и смотрела на потолок спальни, который был покрыт паутиной пауков. Я парализованная лежала на спине, ожидая когда появиться хищник.

И это был самый большой и волосистый паук, которого я видела. Должно быть, его привезли из-за пределов Графства, потому что здесь такие не водятся. Либо создали при помощи темной магии. Он может меня укусить. И он может быть ядовитым.

Ведьмы которые использовали приживал, заключали с ними сделку. Они кормили их своей кровью, а взамен они могли смотреть на мир их глазами, и слышать их ушами. Иметь приживалу было лучше, чем быть кровяной или костяной ведьмой, но я бы еще пережила, если бы это была кошка, или какая-то птица, но не паук, я страшно боюсь пауков.

После того как Лиззи рассказала мне про испытание, я не беспокоилась так сильно и решила, если мне придется выбирать тип магии, я лучше выберу магию приживал, и животное, которое я предпочту – будет кот.

- Я не хочу паука-приживалу. – воскликнула я. – Мне нужен кот! Вот что мне подходит!

- Ты сделаешь так, как тебе сказано, девочка. – огрызнулась Мэгги. – Ты должна начинать с малого. Ты будешь тренироваться использовать паука, потому что они не живут долго. Может быть, позже ты сможешь взять кота.

Я в ужасе уставилась на паука. Даже мысль о том, что я прикоснусь к нему, заставила меня содрогнуться.

Он начал двигаться ко мне.

Что если он побежит вверх по моей юбке…!

Я действовала машинально. Я просто сделала то, что должна была сделать…

Я отступила назад и раздавила этого мерзкого паука, размазав его об пол.

Когда я отступила назад, воздух наполнился криками возмущения. Я посмотрела на злобные лица, которые уставились на меня, и даже сейчас я помню, что одно лицо выглядело по-другому. Лишь одно лицо не искажал гнев.

Грималкин улыбалась.

Мэгги шагнула ко мне, потом сильно ударила меня по лицу. Я не сдержала слез. Затем она схватила меня за волосы и потащи к столу, и подняла нож.

- Она осквернила испытание! Ее должна заменить другая! Эта девушка подходит для того, чтобы быть ведьмой клана Малкин? – спросила она.

- Непригодна! Непригодна! Непригодна! – скандировал шабаш в унисон, до тех пор пока грудки костей снова не начали вибрировать и дребезжать.

- Она заслуживает смерти? Я должна ее убить? – кричала Мэгги.

Я посмотрела на Лиззи. Было тяжело понять, что она испытывает сейчас, но она не кричала с остальными, но она склонила голову, в знак уважения к решению клана. Мне не стоит ожидать от нее помощи.

- Убей ее! Убей! Убей! Убей! – завопили члены клана.

Мэгги занесла нож над своей головой, и приготовилась вонзить его мне в грудь. Я закрыла глаза, почувствовала боль в животе.

Я приготовилась умереть.

Глава 26. Сильнейшие


- Прекрати сейчас же! – выкрикнул один голос. Я открыла глаза и увидела Грималкин, которая вышла из круга и направлялась к Мэгги.

- Ты слишком много себе позволяешь! – прошипела Мэгги. – За ее поведение, она заслуженно должна лишиться жизни.

Я взглянула на Лиззи, чьи глаза расширились от удивления.

- Она еще лишь ребенок, и ей предстоит много чему учиться, - сказала Грималкин, обнажив ножи из ножен так, чтобы он блестели в огне костра. – Лишить ее жизни – значит потратить редкий талант. У нее есть мужество, и она заслуживает того, чтобы перейти на второй этап испытания. Посмотрим, насколько сильной она может стать.

Мэгги еще сильнее схватила мои волосы.

- Клан проголосовал за ее смерть. Как лидер, я имею право ее убить. Испытание было осквернено. Мы убьем девушку и соберемся вновь, в следующую субботу для нового испытания.

Грималкин еще на дюйм достала нож из ножен, и сделала еще один шаг к Мэгги. Она балансировала на цыпочках, словно пружина, приготовилась к атаке. Смертельная, выжидательная тишина воцарилась вокруг.

- Лидера клана можно заменить, - прошипела Грималкин. Затем она осмотрела ведьм, стоявших кругом. – Как и весь этот шабаш!

Я видела страх в глазах ведьм. Некоторые отступили назад; некоторые смотрели на двери, словно оценивая свои шансы на побег. Все они были напуганы заявлением Грималкин – даже Лиззи. Я думала, убийца находится под контролем клана, и делает свое дело, не задавая лишних вопросов. Соотношения сил было ясно неравное.

- Ты говоришь чушь. Не было осквернения. Продолжай испытание. Пусть Ракнид решит, - продолжила Грималкин, ее тон стал более примирительным. – Если он решит, что эта девушка должна умереть, я приму это.

Я задалась вопросом, кто такой этот Ракнид. Я быстро оглянулась, но не увидела ни одного мужчины. У клана были мужчины, которые служили им, но здесь не присутствовал ни один из них.

Мэгги вздохнула, отпустила мои волосы и отошла.

- Очень хорошо. Было бы глупо ссориться, из-за этой девчонки. Так или иначе, скоро все решиться. Мы переходим ко второму испытанию.

Грималкин кивнула, вернула ножи в ножны и отступила назад, присоединившись к кругу ведьм. Я посмотрела на Лиззи и она поманила меня. Я послушалась ее и вернулась на свое прежнее место.

Я была очень благодарна Грималкин за вмешательство – она спасла мне жизнь. Но почему она сделала это? У меня не было возможности, как следует подумать об этом, потому что настало время второй части испытания.

Мэгги посмотрела на нас по очереди.

- Вы все еще живы, все трое. Но смерть приближается с каждой секундой. Сейчас я призову Ракнида, Испытателя. Он оценит ваши сильные стороны, и выберет ту, которая умрет.

- Кто такой Ракнид? – спросила Марша.

Я думала, что Мэгги не станет отвечать, но Марша явно стала ее любимицей.

- Однажды в Графстве обитал опасный домовой, которого в народе называли Потрошитель из Пендла. Его использовали чтобы атаковать врагов нашего клана. Он убивал их множество наших врагов, больше чем сотни за сорок лет. Посторонние решили что он умер, или успокоился, но семьдесят лет назад – благодаря использованию темной магии – мы повысили этого домового до демона. Он до сих пор выполняет наши поручения, но теперь большую часть времени проводит во тьме, и приходит в наш мир только когда мы его призываем.  Теперь его главная задача – оценивать новых ведьм, и решить, которая из них может стать сильней чем другие.

Я чувствовала злобу на Лиззи. Она могла бы предупредить меня о том, что произойдет сегодня ночью! Моя жизнь была в опасности, когда я входила в эту башню, как ягненок на убиение.

Мэгги шагнула в сторону большого ящика возле стола, и стащила с него ткань, которая покрывала его. Когда она аккуратно сложила ее на стол, я посмотрела на объект который был под тканью. Я ожидала увидеть деревянный ящик, но он был изготовлен из металла. Он стоял на железных ножках, вырезанных в форме чешуйчатых лап, с тремя когтистыми пальцами. Сверху было стекло, с небольшим круглым отверстием в центре.

Для чего оно там?

По сигналу Мэгги, шабаш снова начал воспевать. Я узнала это заклинание. Они вызывали демона.

Воздух быстро стал очень холодным. Я думала, что услышу отдаленный рокот грома, но звук шел откуда-то снизу. В подземельях что-то есть?

Вскоре пол начал трястись, и казалось башня начала двигаться. Раздался грохот, словно предупреждающий крик какого-то свирепого животного, и металлический корпус начал вибрировать. Затем, внезапно все успокоилось и затихло.

Здесь использовалась очень темная и опасная магия. Я боялась того, что произойдет дальше. В безопасности ли кто-то из нас перед таким могущественным существом?

- Ракнид здесь, - объявила Мэгги. – и готов начать испытание. Ты должна быть первой – иди сюда, дитя.

Мэгги указала на Глорию, и девушка сделала шаг вперед, остановилась возле огня. Она взяла ее за руку и отвела прямо к металлическому корпусу.

- Засунь руку в коробку, ладонью вверх, девочка, и держи ее там. Но прежде чем ты это сделаешь, посмотри на Ракнида.

Глория посмотрела вниз сквозь стекло и я увидела как ее глаза расширились от ужаса.

- Нет, - пробормотала она, - пожалуйста. Я не хочу этого делать…

- У тебя нет выбора, девочка. Каждая ведьма клана проходила через это. Ты должна засунуть свою руку в отверстие в стекле. И не пытайся достать ее, пока я не разрешу тебе это сделать. Достань раньше – и всю оставшуюся жизнь ты проживешь без руки. Ты меня понимаешь?

Глория кивнула, и очень медленно, и неохотно засунула руку сквозь круглое отверстие. Несколько секунд она пронзительно визжала как поросенок которому хотят перерезать горло.

Звук ее криков заставил меня дрожать всем телом. Что там, внутри коробки? Скоро и моя рука окажется внутри.

 Через тридцать секунд Мэгги сказала Глории вытащить руку из отверстия, и она вернулась на свое место, прижимая ее к боку. Из нее капала кровь – демон укусил ее. Кровь несомненно является частью процесса испытания.

Настал через Марши. Она вышла вперед, с выражением удовольствия на лице, но когда она подошла к коробке и заглянула в нее через стекло, выражение ее лица резко изменилось, и ее колени начали дрожать. Как же выглядит демон? Должно быть, это нечто действительно ужасающее.

Но каким бы он ни был, Марша была смелее чем Глория, и вскрикнула лишь раз за все время, и затем когда демон закончил свою работу, все стало тихо. Сейчас пришла моя очередь идти вперед.

- Лучше и быть не может, Алиса Дин, - сказала мне лидер клана. – В этом есть определенная справедливость, после того что ты сделала. Посмотри вниз!

Я посмотрела сквозь стекло, и сразу начала дрожать от страха. Демон принял форму гигантского волосатого паука. Он был размером с человеческую голову, с очень длинными ножками.

Прежде чем стать демоном, он был сильным и опасным домовым. Волосатые домовые обычно принимали форму кошек, собак коз или лошадей. Но я никогда не слышала, чтобы они становились пауками. Этот был редкий, и наверное очень опасный.

- Опусти свою левую руку в отверстие, девочка! – приказала Мэгги. – Ладонью вверх.

Я вспотела и меня начало трясти. Пауки были вверху моего списка ползучих тварей, которых я боялась. Это был кошмар. Как я смогу это сделать?

Но Мэгги и так близка к тому, чтобы убить меня. Если я откажусь сделать то, что она говорит, я выпишу себе смертельный приговор. Даже Грималкин уже не сможет меня спасти.

Мне потребовалась вся моя сила воли, чтобы подчинить себе свое тело. Медленно и нервно, я засунула руку в отверстие, за которым сидел огромный, страшный паук.

Несмотря на мой страх, я была полна решимости сдержать свой крик. Я не закричу от боли. Зачем доставлять им удовольствие этим?

Паук дотронулся одной из своих восьми ножек до моего запястья. Я вздрогнула от прикосновения. Ножка была очень тяжелой, и я знала, что мне нельзя опускать ее ниже, чтобы не прикоснуться к нему полностью. Когда существо открыло рот, потребовалась вся моя сила, чтобы не закричать, потому что у него были длинные, изогнутые ядовитые клыки, как у змеи.

Он быстро укусил меня за плоть на моем пальце. Я застонала, но каким-то образом мне удалось сдержать свой крик. Было очень больно. Словно две раскаленные иглы входят все глубже и глубже в мою плоть. Затем кровь начала стекать на мою ладонь, организовав в ней лужицу. Казалось, что прошло гораздо больше времени, чем потребовалось двум предыдущим девочкам, но наконец Мэгги велела мне достать руку.

Я не прислонила руку к своему платью, как сделали это две другие девушки. В чем смысл этого? Все чего я хотела – пережить эту ночь. Я просто опустила руку вниз, и вернулась на свое место, где стояла Лиззи, оставляя за собой кровавый след на полу.

Из под стеклянной крышки прогудел голос, заставив груды костей снова вибрировать. Он был резким и грубым, словно кто-то железным напильником пилил чьи-то зубы.

- Самая слабая девочка – это Глория! Костяная магия не сделает ей имя. Ей лучше быть прислужницей для ведьм – она больше подойдет для приготовления пищи и уборки. Марша сильнее нее в три раза, и станет сильной кровяной ведьмой. Самая сильная девочка из них – Алиса. Все что ей нужно – любой приживала.

Лицо Мэгги перекосилось гневом, и другие ведьмы охнули от удивления. Мэгги хотела чтобы я была самой слабой, а Марша была сильнее меня. Но мне стало жаль бедную Глорию. Самую слабую девочку убьют. Я была удивлена, что это оказалась не я. Я не испытывала особого желания обучаться как ведьма, и думала что не имею никаких особенных способностей к этому ремеслу – я не хотела быть хороша в этом.

Но демон продолжил дальше.

- Хотя она самая сильная, Алиса должна умереть сейчас. Я чувствую опасность. Однажды она может стать врагом тьмы. Лучше смотреть в будущее сейчас, чем потом сожалеть, так что заберите ее силу сейчас и разделите между этими двумя девочками.

- Это несправедливо! – закричала я. – Я прошла испытание. Я самая сильная! Почему я должна умереть?

- Заткнись, девочка! Ракнид говорит так надо, а слово Испытателя закон! Даже Грималкин будет его соблюдать. Так ведь? – спросила Мэгги, взглянув на ведьму-убийцу.

Я повернулась к Грималкин, в надежде что она снова сможет вмешаться, но она просто крепко сжала губы и кивнула.

Затем я повернулась к Лиззи, и начала молить ее о помощи.

- Помоги мне! – взмолилась я. – Как это может быть правильно, если я самая сильная?

- Я ничего не могу сделать, девочка, закон есть закон.

Никто мне сейчас не может помочь. Все так и было.

Я подумала, что они собираются отдать меня Ракниду, но к моему удивлению ведьмы снова начали петь. Металлическая коробка снова начала вибрировать, и в комнате потеплело. Когда заклинание было завершено, здесь было ощущение умиротворения и спокойствия. Ракнид пропал. Демон вернулся во тьму.

- Приведи сюда девочку! – приказала Мэгги, и Лиззи толкнула меня к ней. К моему удивлению я увидела выражение печали на лице лидера крана.

- Я делала это много раз, девочка, - сказала она. – и я знаю, что ты боишься, поэтому я предлагаю тебе слова утешения. В первую очередь, я обещаю тебе, что будет не так сильно больно. Лишь давление внутри головы и затем ты попадешь в успокаивающую темноту и эта жизнь закончиться. Я хочу, чтобы ты думала что помогаешь клану – так что твоя смерть не будет напрасной. Две другие молодые ведьмы, Марша и Глория, получат твою силу и будут более эффективно выполнять наши нужды. А у тебя много силы, так что это еще лучше. Ты оставишь наследство, девочка, - будь рада послужить нам.

Я взглянула на Лиззи. Как я и ожидала, она не собирается пойти против закона клана и не сможет ничем мне помочь. Но может быть она хотя бы расстроится из-за моей смерти; и немного раздосадована, потому что потратила столько времени впустую, на мое обучение. Но ее лицо было как маска – никаких следов эмоций – ее глаза смотрели нам меня как два черных уголька.

- Это неправильно! – закричала я. – Почему я должна думать о вас? Моя жизнь для вас ничего не стоит. Я буду мертва!

- Быть мертвой не так уж и плохо, - сказала мне Мэгги. – Мы отнесем твое тело в Ведьмовскую Лощину и закопаем в неглубокой могиле под гниющими листьями. Тебе будет приятно и уютно, и когда первый свет полной луны упадет на твою могилу, ты вернешься к жизни и сможешь отправиться на охоту за своими жертвами. Мертвые ведьмы очень любят вкус крови. Так много разных ароматов у крови для них – крыс, мышей, кроликов и даже людей, если тебе удастся поймать кого-то.

- Ты врешь! – крикнула я. – Так случается только с ведьмами, а я еще не ведьма! Ты прекрасно знаешь, что я попаду прямо во тьму.

Мэгги не ответила. Она знала, что я говорю правду.

Я развернулась и побежала в сторону большой двери, но потом поняла что у меня нету надежды вырваться на свободу. Дверь была заперта. У меня не хватит сил, чтобы открыть ее самой, к тому же у меня не так много времени, здесь слишком много ведьм; подъемный мост, наверное, тоже поднят, и даже если я вырвусь из этой комнаты, мне не уйти дальше чем за двор башни. То я не думала об этом. Я была в отчаянии, как испуганный зверь в ловушке, за которым пришел егерь.

Ведьмы легко поймали меня и снова поставили перед Мэгги. Мои руки связали у меня за спиной и вынудили опуститься на колени. Я чувствовала онемение; не могла поверить что со мной происходит. Воспоминания с моего детства мелькнули у меня в голове. Я увидела, как мои мама и папа катаются по полу, сражаются; он пытался задушить ее, а она пыталась выцарапать ему глаза своими длинными когтями. Но так же были и счастливые: я в одиночку прогуливалась по лесу, слушая пение птиц. Моя жизнь только началась. Я надеялась, что она еще может стать лучше, но наверное всему суждено закончиться здесь, в башне Малкинов.

Я ничего не могла сделать, чтобы спасти свою жизнь. Их слишком много, а я не достаточно сильна, чтобы сразиться с ними всеми.

Две ведьмы поставили меня на колени, те которые стояли позади Марши и Глории. Затем Мэгги положила мне руку на лоб и надавила, затем она начала петь заклинание, чтобы забрать силу из моего тела и разделить ее между двумя девочками, оставив меня мертвой лежать на полу.

Сначала я сопротивлялась, но потом почувствовала зачатки боли: медленное давление прямо внутри моей головы. Боль росла, и я думала, что моя голова лопнет. Теперь я не могла ни о чем думать. Все что осталось – смесь ярости и обида.

Почему я должна умереть, а Марша и Глория будут жить? Это несправедливо!

Наверное, я закричала, но не от боли, а от переполняющего меня гнева. Следующее, что я поняла, мои руки больше не были связанны, а Мэгги упала на пол.

Я поднялась на ноги. Мэгги лежала на спине, ее тело дергалось. Ее глаза закатились в голову, она выплевывала кусочки зубов, из ее рта сочилась рвота. Две ведьмы которые держали меня, теперь стояли на коленях с прижатыми к талии руками, и их лица перекосило от боли. Две девочки рыдали.

Я посмотрела вокруг и увидела что все смотрят на меня с ужасом. Что случилось? Но Грималкин снова улыбалась. Она шагнула вперед, чтобы взять меня за руку, а затем повернулась и заговорила с Лиззи.

- Девушка может идти, - сказала она. – Вторую жизнь она не может потерять.

Лиззи кивнула и улыбнулась в ответ. Через несколько мгновений она опустила мои руки; ворота были открыты, подъемный мост опущен. Я с удивлением вышла наружу, рядом со мной шла Грималкин. Лиззи следовала по пятам. Я не могла поверить что все закончилось, и я еще жива.

На подъемном мосту ведьма-убийца прислонилась ко мне и прошептала мне на ухо.

- Я бы то же самое сделала с пауком, Алиса, - сказала она. – Вот что мы делаем. Мы сильнейшие: мы давим все, что нам не нравиться. Все что нам угрожает – мы можем раздавить!

Всю дорогу домой Костлявая Лиззи отказывалась отвечать на мои вопросы, по под конец она смягчилась.

- Они придут за мной? – спросила я. – Мне все равно придется умереть?

Лиззи покачала головой.

- Нет, девочка, теперь ты в безопасности. Мэгги не достаточно сильна, чтобы забрать твою силу. Она уже поплатилась за это. Ей этого хватит, чтобы принять то, что должна умереть самая слабая, а не ты. Умрет Глория, потому что она была самой слабой.

- Почему Мэгги не смогла это сделать? – спросила я. – Почему она не смогла забрать у меня силу?

- Кто знает? – ответила Лиззи, странно улыбнувшись мне. – Но ведьма, которая отбирает силу у другой ведьмы, должна быть сильнее нее. В противном случае она заплатит немалую цену.

- Ты говоришь, что я сильнее, чем Мэгги? – в изумлении спросила я.

- Пока нет, девочка, так что не спеши прыгать выше головы. У тебя впереди еще много работы. Но у тебя есть огромный потенциал – иначе бы она не пострадала от того, что пыталась отобрать у тебя силу.

Глава 27. Демон-паук


Я все еще помнила Испытание так, словно оно было вчера – как я раздавила паука своей остроносой туфлей; как засунула руку в отверстие в стеклянной крышке и Ракнид, демон-паук, укусил меня. Потом он сказал, что я самая сильная из трех девушек…

Слова Ракнида действительно оказались верными. Я стала врагом Дьявола и его слуг, и это значит, что он тоже мой враг. Если он будет здесь, то я умру.

Я постараюсь этого не допустить! Но я сильная, и я буду сражаться, если будет необходимость.

- Смотри! Там! – воскликнула Торн и указала на что-то прямо над нами. Там был скельт, который привел нас сюда. Он казалось, корчился, и его ноги дергались, запутываясь в чем-то похожем на веревку.

Нет – это была не веревка. Существо висело на тонкой шелковой паутине, которая исходила из тела демона, который скрылся из виду. Скельт весел на паутине. Я смотрела как его тянет выше и выше, в темноту потолка, куда не достигал свет моей свечи; там в темноте, демон ждал свою пищу.

Существо заплатило страшную цену за то, что привело нас в тронный зал.

- Возможно, Ракнид сейчас слишком занят скельтом, - предположила Торн.

Но в ее голосе не было уверенности. Мы обе знали правду.

Ракнид тоже знал о нашем присутствии. Он быстро насладиться скельтом, и затем мы будем следующими в его меню. Чтобы сбежать из тронной залы, нам придется сражаться с ним лицом к лицу.

- Давай найдем нож и выберемся отсюда, - сказала я, устремляясь к гигантскому трону.

Но чем ближе мы подходили, мне меньше мне нравилось то, что я видела. Трон был поднят на фундамент, который установили на травянистую тропинку. Мы могли искать под ним, при этом не нагибаясь. Это выглядело слишком легко. Может это ловушка? Здесь есть еще что-то, кроме демона-паука? Не успела эта мысль прийти мне в голову, как я увидела что под троном что-то движется. Его глаза отражались в свете от свечи.

Я шагнула к трону Дьявола, держа свечу перед собой, Торн выглядывала из-за моего правого плеча. Но потом я увидела, что там много глаз, которые принадлежат множеству разных крупных насекомых. Некоторые из них были огромными. Ближайший из них выглядел как сороконожка, с телом, которое было толще моей руки.

Много жутких, ползучих тварей…

Потом я увидела то, что ужаснуло меня еще больше.

Все существа были с человеческими лицами.

Сороконожка заговорила, ее голос был больше похож на шелест опавших листьев. Но он был наполнен печалью.

- Когда-то мы ходили по земле, с человеческими телами, - объяснила она. – Мы служили Дьяволу, но не угодили ему. Это наше наказание – принять эти формы и вечность ползать под его троном. Есть и другие, вроде нас, которые живут в подземелье базилики, а так же в самых глубоких подвалах города. Мы ненавидим, когда на нас смотрят. Уходите отсюда, и оставьте нас страдать дальше.

Существо склонило голову и я увидела что его глаза стали мокрыми. Глаза Торн расширились от удивления и жалости.

- Мы уйдем, как только сможем, - ответила я. – Но сначала нам нужно кое-что найти. Под этим троном спрятан кинжал. Подскажите нам, где он, и мы сразу же уйдем.

Ни одно из существ не ответило; они настолько привыкли к темноте, что свеч ослепил их о они спрятались обратно под трон.

Не говоря ни слова Торн и я начали искать в травянистой поверхности возле Трона. Где может быть кинжал?

Он может быть скрыт в траве; это была не ароматная, цветущая дорожка, которая вела к трону. Здесь трава была промокшей и воняла гнилью, наша обувь хлюпала при каждом шаге.  На поверхности было много мусора – отмершая кожа существ, которые убежали, жесткие волоски и бородавчатые выросты. Я старалась не прикасаться к этому своими руками, и отталкивала в сторону туфлями.

Мы завершили поиски одновременно. Мы ничего не нашли.

- Возможно, он зарыт в земле? – предположила Торн.

Мы должны перекопать всю площадь перед троном? Я задумалась над такой перспективой.

- Кинжал может быть где угодно, - сказала я. – Что если его переместили? Если Морвена знала, что мы придем сюда, она могла забрать его.

Затем, внезапно, я ощутила щемящее чувство внутри своего живота.

- Есть еще кто-то, кто мог его спрятать… - пробормотала я.

Торн кивнула.

- Имеешь в виду Ракнида? Да, я думаю, это может быть правдой.

Мы вместе вышли из-за огромного трона и посмотрели вверх. Скельта уже не было видно. Нити паутины были повсюду, на потолке, на стенах и даже на полу, толщиной с мой указательный палец; даже над троном висело несколько паутинок.

Я подняла свечу так высоко, как смогла. Она осветила нижний край паутины. Она была широкой, и в ней находилось много вещей: высушенных, давно умерших – жертв Ракнида.

Но они были не как мухи, которых вы можете найти в обычной паутине.

У них были руки, и ноги; головы.

Это были человеческие тела.

- Если бы я была Ракнидом, я бы сплела паутину таким образом, чтобы мне было легко подниматься вверх и спускаться вниз, когда я захочу, - сказала Торн.

- Вот что я должна сделать.., - поняла я.

Я боялась, но я проделала весь этот путь не для того, чтобы потерпеть поражение.

Торн указала на ближайшую нить паутины и покачала головой.

- Она липкая – ты прилипнешь к ней как только прикоснешься. И в момент когда ты это сделаешь, ты отправишь сигнал по паутине демону-пауку. Его ноги не прилипнут к паутине, как ты. Он быстро приползет и укусит тебя, выпустит свой яд. Ты будешь парализована. Затем он утащит тебя в темноту, и будет тобой питаться. Ты все время будешь в сознании, но не сможешь ничего сделать. Он не просто выпьет твою кровь. Он высосет из твоего черепа мозги. Он перекачает каждую капельку жидкости из твоего тела в себя, пока от тебя не останется лишь мертвая шелуха. Разве ты не видишь? Он хочет, чтобы ты сделала это. Так что не стоит, Алиса. Должен быть другой путь.

Затем, словно он слушал каждое наше слово, которое мы произнесли, Ракнид заговорил с нами из темноты. Его голос был грубым, и вибрировал у меня в голове заставляя дрожать зубы.

- Да, поднимайся ко мне, маленькая ведьма! Посмотрим, насколько ты смелая на самом деле! Не слушай свою трусливую, мертвую подругу. Что она может знать? У меня есть Долорус, кинжал, который ты ищешь. Достаточно ли ты храбрая, чтобы попытаться забрать его у меня?

- Я залезу, и буду сражаться с ним, - сказала яростно Торн. – Я прилипну к его паутине, но когда он нападет, он поймет, что я не буду такой уж легкой добычей. Этим ножом я вырежу его глаза!

- Подожди немного! Позволь мне первой поговорить с ним, - сказала я и схватила Торн за руку, чтобы помешать прикоснуться к ближайшей висящей паутине.

Гнев медленно начал закипать внутри меня. В башне Малкинов, этот демон укусил меня, а затем приговорил к смерти. Сейчас я могу не только забрать кинжал; я могу отплатить Ракниду за то, что он сделал.

- Я думаю, ты лжешь! – крикнула я в темноту. – Я не верю, что у тебя есть клинок!

- Зачем мне лгать? Кинжал у меня!

- Тогда покажи мне его! Докажи, что он есть у тебя. Почему я должна лезть туда просто так?

- Ты причинила нам немало неприятностей, несмотря на то, что ты всего лишь маленькая ведьма. Я понял это тогда, когда попробовал твою кровь. Ты сильная девочка, у тебя еще все впереди; но ты не выживешь, чтобы раскрыть свой потенциал. Я был прав насчет опасности, которую почувствовал тогда от тебя. Ты серьезная угроза для моего хозяина. Но я покажу тебе кинжал, потому что знаю, что он заставит тебя прийти ко мне. И тогда я убью тебя!

Внезапно паутина начала дрожать. Ракнид наверное начал спускаться вниз. Он лез по направлению к нам. В течении нескольких мгновений он уже был в самом центре своей паутины.

Он был огромным – гораздо крупнее, чем в той металлической коробке, в башне Малкинов. Закругленная часть его тела, которая была покрыта длинными шелковистыми красно-каштановыми волосками, была, пожалуй, размером с быка, а его восемь тонких ножек, казались маленькими относительно такого громадного тела.

Рядом с ним, застряв в паутине, был кинжал.

- Я вижу кинжал! – воскликнула я. – Но откуда я знаю, что это Долорус? С расстояния я не могу быть уверена, что это именно он! Я хочу увидеть его с меньшего расстояния, чтобы быть уверенной.

- Нет, маленькая ведьма. Ты должна подняться ко мне!

Я наклонилась к Торн и прошептала ей на ухо:

- Когда он упадет, будь готова убить его.

Ее глаза расширились от удивления.

Я подбежала к ближайшей паутине, и подставила под нее горящую свечу. Она немного подымила, но осталась прежней. Она не загорелась.

Свеча мерцала, и грозила угаснуть.

- Ты глупая! – рассмеялся Ракнид.

Но я не была глупой; просто отчаянный ход, для того чтобы сделать то, что я собиралась. Я концентрировала свои силы. Вот причина моей медлительности. Я не говорила ни слова. Мне не нужны заклинания – хотя и знала, что за это придется платить огромную цену.

Я вспомнила предостережение Агнессы Сауэрбатс, которое она дала мне касательно использования этой магии:

Ты не можешь использовать эту силу, чтобы помогать кому-то, или для своих целей, иначе она уничтожит тебя. Она идет от самого сердца тьмы,  и волей-неволей, она захватит твою собственную душу.

Но я должна рискнуть.

Поэтому я просто пожелала.. и это исполнилось.

Свет свечи становился все ярче, и паутина загорелась, огонь побежал вверх по паутине, в сторону демона.

На мгновение Ракнид не среагировал. Возможно, он не мог поверить в происходящее.

Паутина воспламенилась огнем, желтоватым и оранжевым, больно было смотреть.

Ракнид тоже горел. Он горел и кричал – от его крика болели уши. Его рыжая шкура становилась черной.

Теперь он падал. Падал, как метеорит, летящий на землю.

Но кинжал падал быстрее.

Как ястреб, Долорус несся вниз, удобно упав в мою руку.

Я поймала его за рукоятку и бросила в сторону Торн.

Он оборачивался снова и снова, пока она тоже его не схватила.

- Убей его! – крикнула я.

Ракнид, все еще крича, упал на землю, в снопе язычков огня.

Торн быстро приступила к задаче.

Он замолчал.

Затем мы побежали.

Глава 28. Бедная, храбрая Торн


Когда мы остановились, чтобы перевести дыхание, я внимательно осмотрела кинжал. Он был очень похож на второй кинжал, для ритуала. Меч и кинжалы были разной длины, но рукояти были идентичны, их украшала голова скельта с рубинами вместо глаз. Но это был кинжал Скорбящий – тот, который нужно использовать, чтобы убить меня.

Когда я держала его в руках, по мне пробежала волна грусти. Я никогда не испытывала такого прежде. Не потому, что его используют, чтобы забрать у меня жизнь для выполнения ритуала; чувство было таким, словно я присоединилась к печали миллиона умерших душ. Я пошатнулась и едва не выронила кинжал, и Торн взяла меня за руку, чтобы я успокоилась.

- С тобой все в порядке? Тебе плохо? – с тревогой спросила она.

Я не хотела рассказывать ей о том, через что я пройду, потому просто улыбнулась.

- Я устала, вот и все. Мы должны двигаться дальше. Я должна поскорее покинуть это место.

Поэтому мы отправились дальше. Потребовалось немало времени, чтобы унюхать врата; мы много времени потратили на их поиски. Все время я испытывала страх, что нас преследуют могущественные существа.

У наших врагов было множество причин попробовать остановить нас.

Торн ранила Вельзевула и убила Клыка; мы сражались с водяными ведьмами, и Морвена погибла. Мы уничтожили демона, Ракнида. И теперь убегаем с кинжалом Долорусом, одним из трех мечей героев, которые можно использовать для уничтожения Дьявола.

Они сделают все, чтобы поймать нас.

Но мы наконец нашли врата, и благополучно прошли сквозь них; мы снова очутились на белой тропинке, которая пересекала бездну, соединяющую два владения.

И когда мы приближались к пещере, демон Танаки нас нашел.

В мгновение ока, с раскатами грома, отец кретча прибыл сюда.

Он был громадным – слишком большой, чтобы поместиться в пещере – но он материализовался между нами и нашим убежищем. Я была так близко, но теперь нас шанс на побег – утерян.

Танаки словно висел в воздухе, потому что его ноги были на уровне наших голов, а его голова возвышалась над нами. У него был грозный вид, как и у его сына, кретча, он был сильно похож на волка.

Его волосатая челюсть была вытянутой, а большие, заостренные клыки торчали вверх и вниз из челюсти, не помещаясь в пасти. Он открыл рот и зарычал, его горячее дыхание обрушилось на нас, как раскаленный пар, так что мне пришлось прикрыть глаза предплечьем. Я могла бы свободно поместиться в его рте; я буду как кусок мяса для такого монстра, он мгновенно разжует меня и проглотит.

Торн снова стала между мной и нашей угрозой. Она смелая и опасная, но каковы у нее шансы против такого монстра?

Она уже достала свои ножи из ножен. Но демон был не только огромным, он был так же и быстрым. Он замахнулся на Торн своей ужасной и когтистой лапой. Она сделала сальто назад, но Танаки задел ее плечо, и она распласталась на камнях.

Он схватился за обе стороны тропинки своими лапами, широко раскрыл пасть и был готов схватить Торн и разжевать.

Я должна была что-то сделать.

Но разве я могу снова использовать магию?

Я почти достигла точки черты, после которой возврата не будет…

Глава 29. Сердце тьмы


Каждый раз, когда я использовала магию, полумесяц на моем бедре становился больше и больше; сейчас он почти уже был темной луной.

Баночка с кровью, которую я создала, чтобы держать Дьявола подальше от Тома и себя, казалось, не сыграла большой роли в этом. Но в Ирландии я использовала свою силу, чтобы спасти его от смерти. Я использовала слишком много силы, это вызвало землетрясение. Я спасла наши жизни, но когда я проверила отметку, она уже была в форме полумесяца.

Затем, после смерти Торн, я использовала свою магию, чтобы помочь Грималкин отнять голову Дьявола у его слуг. Если бы они вернулись в Ирландию и воссоединили голову с телом, он слова смог бы ходить воплоти по этому миру. Я использовала свою магию, чтобы вызвать бурю и спалить их корабль. С моей помощью, Грималкин одержала победу, но для меня цена была ужасной. Даже перед тем как сжечь Ракнида, отметка была уже почти в форме полной луны. Я даже не проверяла ее, я боялась увидеть полную луну. Следующее использование магии, может замкнуть круг. Тьма полностью поглотит меня, если черная луна станет полной.

Бедная, храбрая Торн умерла страшной смертью на земле, у нее отрезали пальцы, темный маг Боукер, на краю Ведьмовской Лощины. Теперь ей грозит еще одна смерть, и имя ей – Танаки.

Как я могу допустить это, после всего, что она для меня сделала?

Но как я могу использовать магию, если знаю, каким будет результат?

Мои колени дрожали, а сердце пыталось вырваться из груди. Но я заставила себя выйти вперед, и стать перед Торн, прямо перед ужасными клыками этого монстра.

Я не должна использовать свою магию небрежно. Я не использую ее, чтобы остаться сухой под проливным ливнем, как в тот день, когда я пришла на Пендл к Агнессе.Я использую ее чтобы сражаться с Танаки. Я сделаю это для Торн.

- Уйти с дороги! – закричала я, подняв руку в сторону демона. – Оставь ее в покое! Я не позволю тебе убить ее!

На мгновение огромная голова остановилась. У него в глазах метались странные чувства, он испытывал смех, гнев и презрение.

Это еще больше разозлило меня.

- Ты не знаешь кто я! – крикнула я снизу вверх к нему. – Ты не знаешь, кто я на самом деле!

Насмешливый гул от смеха Танаки разразился бездной. Демона позабавила моя выходка.

Тогда я снова заговорила – на этот раз тихо; я шептала себе под нос.

- Меня зовут Алиса, - сказала я. – И ты не достаточно силен, чтобы противостоять мне.

Если я смогла сжечь Ракнида, я могу то же самое сделать и с Танаки.

У меня не выло выбора. Я должна это сделать, чего бы мне это не стоило.

Мой гнев стал огнем. Мое тело вздрогнуло от удовольствия, когда он покинул меня, вздымаясь вверх, через мои плечи и руки, чтобы выйти через мои стиснутые кулаки. Две струи пламени ударили одновременно в цель – в глаза демона.

Я пошатнулась, но чувство удовольствие все еще переполняло меня. Демон начал кричать, его глаза расплавились и стекали по щекам. Затем он наклонился набок и упал в бездну, словно огромное дерево, которое надрубил дровосек.

Я повернулась к Торн и помогла ей подняться на ноги. Казалось, она была сбита с толку и смотрела нам меня широко открытыми глазами. Она открыла рот, собираясь заговорить, но ничего не сказала. Поддерживаясь за меня она стояла на ногах; затем мы медленно направились в пещеру. Когда мы зашли внутрь, она перестала опираться на меня. Я достала огарок свечи из кармана, зажгла его силой, и мы пошли дальше во тьму.

Мы три раза входили в пещеры, и врата переносили нас в другое место. Если мы окажемся в месте снега и льда, то моем умереть так и не найдя врата. После того как мы снова попали во владения скельта, мы думали, что не сможем найти врата, но они оказались в том же месте. Мы шли быстро, но я чувствовала, что исчерпала свои силы.

Мы должны найти врата, прежде чем скельты найдут нас.

Что-то начало меня тревожить. Я чувствовала себя слабее и слабее. Торн говорила мне, что чем дольше я буду находиться во тьме живой, тем больше использую своей жизненной силы. И если я потрачу ее всю, от меня останется лишь, высохшая оболочка, которая проживет лишь несколько дней, после того как я вернусь на землю.

Мне нужно выбраться из тьмы как можно скорее.

Что если для меня уже слишком поздно?

Мы снова шли по белой тропинке; прямо впереди я видела пещеру в огромной скале. Торн была уверена, что она приведет меня к территории Пана. За его пределами меня ждет наш мир – мир живых.

Мы были почти у цели.

Я почти дома.

Почти в безопасности…

Через несколько минут Торн положила руку мне на плечо.

- Давай немного отдохнем. Я хочу поговорить, - сказала она.

Я чувствовала себя неуверенно и была рада остановке, так что мы сели скрестив ноги, лицом друг к другу, и я поставила между нами мерцающую свечу.

- Как ты сделала такое с демоном? – спросила она.

В ответ я лишь пожала плечами.

- С Ракнидом то же самое, - продолжила она. – Ты сожгла его паутину и она упал на землю в огне. И кинжал упал в твою руку, словно прилетел туда на крыльях. Мне досталась самая легкая часть. Мне надо было прикончить его. Грималкин рассказывала мне, что ты могущественная ведьма, но я не думала что настолько. Я никогда не видела, чтобы ведьмы использовали такое могущество.

- Танаки погиб? – спросила я, пытаясь сменить тему.

- Тяжело сказать с уверенностью, что да, - ответила Торн. – но скорее всего, маловероятно. Как я уже говорила, тот кто родился и умер на земле, погибает и здесь во второй раз, он рассыпается в ничто, больше не существует ни в одной из миров. Поэтому кретч погиб навсегда. Морвена тоже ушла навсегда. Но Танаки другой; как и его сын, у него есть способность к восстановлению. Если он пережил падение, он сможет вернуться. И снова сделает все, чтобы выполнить то, что начал; поражение сделает его сильнее. С каждым сражением он становиться более грозным. Даже Ракнида нельзя по-настоящему уничтожить. Он сможет регенерироваться со временем. Но сейчас на нас охотятся другие существа тьмы…

Я ничего не сказала; я у меня не было слов утешения для Торн, которая нуждалась в них больше чем я. Вскоре я покину тьму, и вернусь в свой мир, но она останется здесь, и они будут охотиться на нее. Многие из слуг Дьявола такие же как и Танаки – они никогда не сдаются.

Мы поднялись на ноги и снова отправились вперед; вскоре мы вошли в другую пещеру. Затем, пройдя через множество тоннелей и пещер, мы снова вышли на белую каменную тропинку. На этот раз в ее конце не было пещеры, просто крошечная зеленая звезда, которая сначала превратилась в шар, а потом превратилась в зеленый оазис, поглощая бездну.

Я достигла владений Пана.

- Передай приветствие моей наставнице, Грималкин, - сказал Торн. – Передай ей, что я сожалею, что я сломилась и предала тебя. Но пожалуйста, объясни, что я вернулась чтобы спасти тебя; что ее слова помогают мне и во тьме, и я сражалась, чтобы быть такой какой она и хотела – я после смерти была такой же храброй, как и при жизни!

- Ты попробовала, и у тебя получилось. Без сомнений, - сказала я с улыбкой. – Я расскажу ей о том, что ты для меня сделала. Как ты отрезала костяшки пальцев Вельзевула, проткнула глаза Ракнида, и отрезала его лапы. Ей будет приятно. Я не смогла бы сама пройти через это!

Мы смотрели друг на друга, у меня в горле застрял комок. Возможно, я не проживу долго, но по крайней мере я увижу землю. Я отправляюсь домой; Торн останется в ловушке тьмы – если конечно, не падет жертвой одного из моих врагов. И тогда ее не станет. Ее душа будет уничтожена.

Я пошла в сторону зеленого оазиса. Прежде чем войти в него, я оглянулась.

Торн убегала вдаль, становясь все меньше и меньше.

Я почувствовала грусть.

Глава 30. Хорошие новости, и плохие


Как только я вошла во владения Пана, я подняла свою юбку и посмотрела на знак на моем бедре.

Сначала я была в ужасе: он выглядит как полная черная луна, как и предупреждала Агнесса. Но я не почувствовала никакой разницы, и присмотревшись, мне показалось, что она еще не совсем полная.

Надежда все еще есть.

Я пошла искать Пана, к месту где мы последний раз разговаривали. В прошлый раз он сидел на бревне, и играл на флейте. Он сидел на том самом месте и сейчас, и мне показалось, что я вовсе и не отсутствовала, что я лишь моргнула глазами, а все произошедшее во тьме – всего лишь какой-то странный сон.

Светловолосый мальчик приятно смотрел на меня, от человека его отличали лишь заостренные уши и зеленые вьющиеся ногти на ногах.

Он убрал флейту ото рта и улыбнулся. Я улыбнулась в ответ.

- У тебя получилось! – воскликнул он, указывая на кинжал у меня за поясом.

- Надеюсь, - ответила я. – У меня есть кинжал, но не слишком ли поздно я вернулась? Сколько времени прошло на земле? Хэллоуин еще не настал и не прошел?

- Сегодня тридцатое сентября. До Хэллоуина еще целый месяц. Ты не опоздала. Но прежде чем ты отправишься в свой мир, ты должна заплатить мне цену, за то, что вошла в мои владения без приглашения.

- Тогда скажи мне, что я должна сделать, - сказала я, в страхе затаив дыхание, ожидая его ответа.

Он снова улыбнулся.

- Я помог тебе. Все что я прошу – помоги мне.

- Чем я могу тебе помочь?

- Пока не время знать это. Когда придет час – я тебе расскажу. Цена проста – просто будь готова откликнуться на мой зов, и помочь мне. Когда ты услышишь игру моей флейты, сразу иди на ее звук. Ты понимаешь?

- Да, я понимаю, - ответила я. Мне так отчаянно хотелось поскорее найти Тома, что я была готова согласиться на все.

- И ты сделаешь, что я попрошу?

- Да. Когда я услышу звук твоей флейты – я приду к тебе.

Что еще я могла сказать? Если я не соглашусь, он не отпустит меня домой.

- Тогда пришло время тебе вернуться в свой мир, - промолвил он.

Казалось, все вокруг меня закрутилось. Мне стало плохо, и я закрыла глаза.

Когда я открыла глаза, то обнаружила что сижу на траве, спиной к дереву. Я снова оказалась в лесу, недалеко от реки.

Я дома.

Я сразу отправилась назад к Чипендену. Я с нетерпением ждала встречи с Томом. У нас есть немного времени побыть вместе – до ритуала еще месяц. Мы моем провести это время с пользой.

День постепенно клонился к вечеру, солнце светило над головой. Хорошая погода в последний день сентября для Графства. Я видела как дым выходит из дымохода дома Ведьмака, и поднимается над деревьями. Я свернула налево; этот путь приведет меня прямо к дому Джона Грегори.

Но на склоне меня кто-то ждал, укрывшись в тени деревьев.

Это была Грималкин.

Давно она ждет меня здесь? Без сомнения она воспользовалась магией, чтобы предвидеть мое возвращение из тьмы. Я с облегчением увидела, что кожаный мешок с головой Дьявола внутри все еще у нее за спиной. Но в ее второй руке было что-то еще. Похоже на книгу – оплетенную кожей.

- У меня для тебя есть хорошие новости, и плохие, - сообщила мне Грималкин. Она выглядела мрачной, и мое сердце начало биться быстрее.

- С Томом все в порядке? – спросила я, пытаясь справиться с наплывшей на меня тревогой. – С ним ведь ничего не случилось?

- Том в безопасности, Алиса. То что я хочу тебе сказать, его не касается. На самом деле будет лучше, если он ничего не узнает.

- Что тогда? Что не так?

- Плохая новость заключается в том, что тебе не нужно было отправляться во тьму. Кинжал, который ты держись в руках – не нужен. Хорошая новость – ты не умрешь от этого кинжала, а Тому не нужно убивать тебя им. Тебе не нужно жертвовать собой. Я нашла другой способ уничтожить Дьявола.

Я не могла поверить в то, что услышала.

- Здесь.., - продолжила Грималкин, протягивая мне книгу, – все, что нам нужно.

Я почувствовала странное нежелание прикасаться к книге, которую она протягивала мне. Как только она оказалась в моих руках, я узнала почему. На коричневой обложке серебряными буквами было выгравировано название книги – словно, которое вызвало холод в моем сердце:

Думдрайт.

И образ существа, которого я хорошо знала, был тоже выгравирован серебром: образ скельта.

Эти кровожадные твари играли большую роль в моей жизни в последнее время: я встретилась с ними во тьме; голова скельта изображена на рукоятях мечей героев; и теперь эта книга. Здесь должно быть что-то больше, чем просто совпадение. Как они связаны с уничтожением Дьявола?

Эта книга была самым мощным гримуаром и многие говорили, что его написал Лукраст, под диктовку самого Дьявола. Каждая ведьма Пендла знала, какую силу может дать Думдрайт, и была готова на все, чтобы найти его. Он содержал лишь одно длинное заклинание, которое нужно прочитать не запинаясь, и без малейшей ошибки, на что требуется много часов. Говориться, что данное заклинание в сочетании с определенным ритуалом может дать читателю божественную силу: неуязвимость и бессмертие.

Была лишь одна проблема. История показывала, что завершить чтение заклинание успешно – невозможно.

Всем кто пытался сделать это – не посчастливилось, они умерли в процессе – в том числе Лукраст. Одно колебание, или неправильное произношение – и вы труп.

- У тебя есть сила, и способность сделать это, Алиса, - сказала мне Грималкин. – Используй свою магию, чтобы улучшить концентрацию и завершить заклинание. Затем, с тем что ты получишь от Думдрайта ты сможешь уничтожить Дьявола.

Я просто смотрела на ведьму-убийцу, не зная что ответить. В ее словах была доля правды. Сила этой книги в сочетании с моей силой, могут дать мне шанс уничтожить Дьявола.

Но какова будет цена для меня?

Не лучше ли будет позволить принести себя в жертву?

Но потом Грималкин мне сказала то, что заставило меня отложить в сторону опасение о себе.

- Я так же пришла, чтобы известить тебя о большой опасности, - сказала она. - Я была далеко на севере, где столкнулась со странным нечеловеческим видом, которые называют себя Кобалос; у них есть могущественным маги, которые используют странную магию. Со временем они гут представлять угрозу для Графства. Они могут создавать чудовищных тварей, и порабощают человеческих женщин, поскольку у них нет своих самок.

- Нет женщин? Как такое возможно? – спросила я.

- Они их всех убили, давным-давно, - ответила Грималкин. – Я боюсь, что скоро они покинут свои территории и пойдут войной на человечество. Они убьют наших мужчин и мальчишек, а наши женщины станут рабынями. Нам очень важно покончить с Дьяволом как можно скорее. Как только мы сделаем это, мы сможем подготовиться к новой угрозе. Алиса, мы должны использовать Думдрайт.


Я была так близко к дому Джона Грегори, и мое сердце наполнилось печалью от того что я не смогу увидеть Тома. Я так соскучилась по нему… Грималкин уводила меня прочь от Чипендена, и я думала, что мое сердце лопнет от боли.

Но в одном она права. Она убедила меня, что мы должны использовать Думдрайт. Мы не можем сказать об этом ни Тому, ни его учителю, потому что они будут стремиться предотвратить это.

Я верю, что моя магия позволит мне добиться нужной концентрации, чтобы прочитать столь длинное заклинание, и я смогу завершить его успешно. Сделав это, я получу силу, с помощью которой смогу уничтожить Дьявола.

Но я знаю, что для меня последствия будут ужасными.

Метка на моем бедре выглядит практически как замкнутая полная луна.

Я буду принадлежать тьме, не буду ощущать сострадания, и во мне не останется ни капли человеческого.

Это более страшная жертва, чем умереть от руки Тома Уорда, но я выбираю этот путь.

Теперь, я и ведьма-убийца живем в разрушенном доме, недалеко от дома Ведьмака. Здесь раньше жила Лиззи, пока не решила освободить Мамашу Малкин из ямы в саду Джона Грегори. Из этого дома, я однажды вышла пройтись и встретила Тома Уорда.

Теперь, оно станем местом, где я восторжествую, или погибну.

Я должна быть храброй.

Я должна сделать то, что должно быть сделано.

Меня зовут Алиса.

Переводчики

Переводом книги занималась группа: http://vk.com/thelastapprentice


Перевод: Ткачов Алексей

Редактирование: Andrei Andreev, Ткачов Алексей


Кто сочтет нужным поблагодарить нас в денежном плане, Qiwi-кошелек: +380931105855. Вебмани для рублей: R381218145191


home | my bookshelf | | Ведьмак: Алиса (ЛП) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу