Book: Купленная невеста, или Ледяной принц



Купленная невеста, или Ледяной принц

Екатерина Полянская

Купленная невеста, или Ледяной принц

Купить книгу "Купленная невеста, или Ледяной принц" Полянская Екатерина

Пролог

Мужчина лет примерно тридцати стремительно пронесся по коридору и замер перед двустворчатой дверью, украшенной двумя алыми розами. Живые… Огромная редкость для Севера. Несколько долгих мгновений потребовалось наследнику престола, чтобы отдышаться, после чего княжич кивнул дежурящим у двери воинам, дав знак доложить о нем.

– Княжич Савир Иррорис!

– Пусть войдет, – послышался хриплый голос.

Дверь распахнулась, пропуская явно желанного гостя.

Наследник усилием воли поборол неловкость и ступил в жарко натопленную гостиную. Нехорошо заставлять старую льеру ждать. Вот ведь странность! Ни перед отцом, ни перед грозными Стражами, ни перед строгим шерром Мискилом он не испытывал и десятой доли тех чувств, что перед бабкой. Уважение, граничащее с благоговением, страх, как перед чем-то потусторонним, желание спросить о запретном… Поговаривали, что вдовствующая великая княгиня не один век на свете прожила и когда-то самой богине прислуживала.

– Внук. – Мысли вспугнул низкий, чуть хрипловатый голос. Из глубокого кресла поднялась пожилая льера с кроваво-красными, в точности как у вошедшего, волосами. Время не смогло тронуть их сединой. А вот холеное лицо покрыла сетка мелких морщин. И ничего с этим не сделаешь.

Савир шагнул ближе и склонился, чтобы вдовствующая княгиня могла поцеловать его лоб и щеки.

– Льера Роза.

– Странное время ты выбрал для визита, – отметила хозяйка покоев, указывая на кресло напротив своего. – До рассвета еще несколько часов.

И хоть в стылых землях ночной мрак рассеивается довольно поздно, а сама Роза давно встала и привела себя в порядок, столь раннее явление внука выглядело странным. Нечасто Савир баловал старую родственницу визитами. А в последнее время вообще заглядывал редко.

– Прости, если потревожил. – В уголках губ мужчины появилась улыбка. – Я хотел посоветоваться.

– Слушаю тебя. – Вдова приподняла алую бровь.

Местный антураж так и располагал к задушевным беседам. Пламя уютно потрескивало в камине, его теплые блики ложились на дубовые панели на стенах, живые цветы в вазах, горящие свечи в старинных подсвечниках. В детстве Савир любил здесь бывать. Но со временем ответственности на его плечах становилось все больше, а времени – меньше.

– Отец определился с именем моей невесты.

– Замечательно! – В первый миг Роза не смогла скрыть радости, но быстро совладала с собой и смерила наследника настороженным взглядом. – Постой, ты же не взбалмошный юнец и не устроишь из обычного дела трагедию? Или с девушкой что-то не так? А может, у тебя уже кто-то есть?

Продолжая улыбаться, мужчина откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди.

– Бабушка, я давно не мальчик, – просветил он красноволосую льеру, раз уж та удосужилась запамятовать о сем факте. – У меня много кто есть. Но и об ответственности я помню. Тут дело в другом.

Вдовствующая княгиня подалась вперед и жадно сверкнула глазами:

– Не томи! Мне уже интересно. Знаешь же, помогу, чем смогу.

Он знал.

– Нужен только совет. Все дело в кандидатуре невесты. Отец укрепляет связи с Кхилсом и хочет, чтобы я женился на старшей дочери их герцога. Земли и титул девушка, разумеется, потеряет, но мы получим достойную княгиню и выгодный брачный договор. У меня меньше суток на раздумья.

На холеном лице Розы появилось разочарование.

– И всего-то?! Ну, милый… Стать великой княгиней Севера куда большая честь, чем унаследовать крошечное герцогство, зажатое между стылыми землями и могущественной Южной империей. Она полная дура, если не понимает этого. А Вирсайна хвалю, научился у меня дела вести!

Старая льера давно уже не покидала своих покоев, не посещала балов и официальных мероприятий, даже в любимый сад не выходила гулять, но до сих пор оставалась негласной хозяйкой всего Севера. И ее одобрение дорогого стоило.

– Я понятия не имею, как относится к идее наших отцов невеста. – Савир устало потер виски. – Учли ли ее мнение? Согласна она? Да я даже имени этой несостоявшейся герцогини не знаю! И с Кхилсом связи нет, у них магические кристаллы не в ходу.

Однако вдовствующая княгиня осталась совершенно спокойна.

– Предварительно дай положительный ответ. В конце концов, обручение – еще далеко не брак. Посмотрим на эту невесту и оценим выгоды, которые даст союз с Кхилсом. Там видно будет. Не приживется – домой отошлем, за причиной дело не станет.

Еще миг княжич сомневался, но золотистые искры в ярко-синих, удивительно молодых глазах бабки и ее понимающая улыбка сделали свое дело. А кристалл своему представителю в герцогстве он все-таки даст…

Глава 1

Каблуки мрачно простучали по каменному полу.

– Стоять! – послышалось ленивое предостережение.

Я замерла на миг, после чего круто развернулась. Пышная юбка обвилась вокруг ног и снова вернула полагающуюся ей форму.

– Эннист, – понизила голос, чтобы в нем отчетливо проступили вкрадчивые нотки, и склонила голову набок, – совсем обнаглел?

Черноволосый мужчина вальяжно привалился плечом к стене и многообещающе улыбнулся. Эннист. Отчасти Зверь, Охотник, сейчас личный телохранитель моего отца, герцога Кхилского. Та еще сволочь, хоть вслух такие диагнозы ставить и не принято.

От его улыбки внутри прошел холодок.

– Туда нельзя, – воин кивнул на закрытую дверь.

Вот как? Взгляд коснулся дубового массива. О-о-очень интер-р-ресно…

– Мне можно, – постаралась сохранить спокойствие и невозмутимо продолжила свой путь.

Пальцы успели почувствовать прохладу бронзовой ручки, когда Энн решил расставить акценты:

– Даже мне нельзя.

О! Надо признать, еще интереснее.

Но позволила себе лишь заинтересованно изогнуть бровь. И… да, снова обернулась.

Странно. Обычно герцог предпочитал держать полузверя при себе, даже когда проводил время с семьей. Был у нас однажды прецедент, теперь рисковать не хотелось никому. Что же сейчас? Наш правитель заперся с кем-то в кабинете и даже Энна не допустил?

Не будь я уже объявленной наследницей, решила бы, что отец принимает распорядителя. Но сейчас мозг не в силах был предоставить разумные варианты происходящего.

– Селисса, – со вкусом, словно смакуя каждый звук, выговорил мужчина.

Я внутренне поморщилась и среагировала мгновенно:

– Госпожа Селисса, пожалуйста. Не забывайся.

Кому другому вольность могла и спустить, а этому всегда указывала на его место. Слишком наглый. К тому же до меня уже не раз доходили слухи, будто Энн жаждет занять место рядом с герцогиней – и отнюдь не позади трона. Нормально? Эти воины, в которых течет кровь Зверей, конечно, несравненны по силе и ловкости, да и с хитростью у них проблем нет. Чем не спутник для правительницы? А сердце к нему не лежало. У меня, конечно, обостренных инстинктов никогда не было, но нутром чувствовала – не то. И не тот.

Вот и остерегалась.

– Ладно, госпожа, – нехотя повторил Охотник, но улыбка его стала издевательской. – Неужели тебе не интересно, кто к нам пожаловал?

Должна признать, задевать в душе нужные струны он умел. Жаль, что чаще это все-таки бывало раздражение.

– И кто? – старательно притворяясь, будто бы не так уж и любопытно, спросила я и принялась с наигранным интересом разглядывать узор на корсаже.

Узор я знала настолько хорошо, что смогла бы нарисовать даже с завязанными глазами.

– Страж, – победно, словно это было лично его заслугой, провозгласил Энн. – Слышала про таких?

Я наморщила лоб, собираясь с мыслями.

Конечно же. Пусть я родилась не наследницей, а всего лишь второй дочерью, но, памятуя, что в жизни всякое может случиться, родители позаботились о том, чтобы их дитя получило достойное образование. Как и те двое, которым не повезло оказаться еще младше меня. Пугающее «всякое» взяло и случилось, и вот теперь я готовилась к тому, что однажды примерю корону.

Но что-то мысли упорхнули далековато от основной темы…

Страж. Очень сильный маг, можно сказать, ходячий источник определенной энергии. Ее воплощение. Да чего уж там, не только ходячий, но и активно практикующий, а еще регулярно вмешивающийся в государственные дела.

В свете всего этого утешением может служить только то, что существуют эти самые Стражи в строго ограниченном количестве двенадцати интереснейших экземпляров, и живут они где-то в Северных княжествах. То есть в дела эти маги вмешиваются – но не в наши.

Для беспокойства нет причин.

О, какая же я наивная!

– Речь о договоре? – Объяснение столь странному визиту нашлось быстро. – Что ж, не буду мешать.

Приняла решение и, развернувшись, попыталась удалиться, но Охотник заступил дорогу. Совсем страх потерял, паршивец! Но то, что он сказал…

– Речь не о договоре, он подписан еще вчера. – И голос такой ласковый-ласковый. Участливый. – Речь о тебе, Сели.

Стойте, о чем это он? Отступление я на время прекратила.

– Подробнее, пожалуйста.

– Да куда уж больше подробностей?! – оскалился полузверь. – Союз состоялся. Но сопутствовать ему будет, кроме всего прочего, твой брак с их принцем. Или кто он там?.. Прости, запамятовал.

Нет слов. Эмоции… Внятных эмоций тоже нет. В голове какой-то сумбур.

– Неужели мы так нужны северянам, что они готовы отдать в Кхилс своего принца? – пробормотала больше себе, чем слушателю.

Над ухом неприятно хохотнули.

– Разумеется, нет, он у них единственный. А вот ты не так уж незаменима… – Эннист откровенно наслаждался ситуацией.

Сначала я действительно испугалась. Потом самообладание взяло верх, и память услужливо подсунула нужную информацию: у нынешнего правителя Севера трое детей. А я уже объявленная и принятая Силой наследница.

Кажется, кто-то не настолько осведомлен, насколько ему хотелось, во всяком случае, так это выглядело со стороны.

Успокоившись, я обошла воина полукругом и направилась в свои комнаты. Срочно требовалось уединиться и подумать.

– Селисса! – понеслось вслед.

– Что-то забыл? – Я даже оборачиваться не стала, просто замедлила шаг.

За спиной отчетливо послышалось тяжелое, чуть хрипловатое дыхание.

– А ведь я могу помочь, – ласково прошептал полузверь, опустил ладонь мне на плечо и скользнул пальцами вверх, туда, где заканчивалась ткань платья. – Северяне не возьмут тебя, если ты будешь принадлежать кому-то другому…

Смех у меня вышел неожиданно низкий. Действуя на одних инстинктах, я резко двинула локтем назад, услышала то ли стон, то ли рык, ловко вывернулась и зашагала прочь.

– Не зарывайся, Охотник! Не то окончательно станешь бывшим…


Оказавшись в своих комнатах, я заперла дверь и принялась приводить мысли в порядок.

Пока единственный вывод, в котором была уверена точно, это то, что Энн имеет на меня виды. Плохо. Слишком близок он к герцогу. А отец уже стар, сила слабеет, ему рядом нужны надежные люди. Может и чьему-нибудь влиянию поддаться.

Надо от Охотника избавляться. Иначе с таким рвением полузверь не только на меня, но и на корону лапы наложит.

Я как раз бродила из угла в угол и раздумывала, что может заставить герцога прогнать своего любимца, когда в дверь забарабанили.

– Госпожа Селисса, вы там? Откройте!

Лила, моя камеристка. Что-то она взволнованная…

Громыхнула щеколда.

– Ты что раскричалась?

Девушка прошмыгнула внутрь и принялась носиться между сундуками, туалетным столиком и уборной, собирая все необходимое.

– Герцог… – От слишком быстрых передвижений ее дыхание сбилось.

– Что с моим отцом? – Я не смогла скрыть легкого беспокойства, все же папа был действительно очень стар.

А стать герцогиней прямо завтра мне совсем не хотелось.

– Господин велел вам одеться в парадное и явиться в его кабинет. Там важный гость.

Знаю, Страж. И зачем, интересно, я понадобилась? А может, ледяной принц тоже пожаловал? Ох, лучше бы мне какого-нибудь южанина подобрали, с ним больше шансов на взаимопонимание.

Пока Лила делала из просто госпожи высокородную госпожу, то есть зажимала меня в тугой корсет и сооружала высокую прическу, я раздумывала над сложившейся ситуацией. Не может же вся размеренная жизнь перемениться в один день? Нет, разумеется.

Северу мы нужны куда больше, чем он нам. Хотя бы из-за тех амулетов! Их ледяные лорды, сколь бы сильна ни была магия, живут не дольше обыкновенных людей. Сотня лет – потолок. И приходят к нему, насколько знаю, в весьма дряхлом состоянии. Нашим специалистам удалось не только отодвинуть этот рубеж примерно на пятьдесят лет, но и существенно замедлить процесс старения. Итог – рядовой житель Кхилса в сто лет выглядит примерно на сорок пять. Неплохо, да?

Правда, после этой отметки все процессы старения вступают в силу, преклонный возраст настигает и нас, но существенно позже. И цена этому – всего один амулет-кристалл на целую семью.

Герцогству заключенный союз тоже нужен. Как минимум ради военной поддержки. При всем моем уважении к нему мой отец в последнее время стал страдать паранойей. С огненными драконами разругался вдрызг, а они наши ближайшие соседи. С обитателями Янтарной долины и в состоянии мира уживаться было непросто, а сейчас… одним словом, весело.

Представить страшно, какой ценой мне в будущем придется восстанавливать пошатнувшееся согласие. Но союзники нам нужны.

К тому времени как Лила закончила «ваять шедевр», я уже и на ледяного принца была согласна. Какая, в конце концов, разница, за кого выходить замуж по расчету? Главное сейчас договориться как-нибудь с отцом и Стражем, чтобы будущему мужу хоть немного ограничили полномочия. Лорд не знает Кхилса и его потребностей, несправедливо отдавать ему право принимать решения, не посоветовавшись со мной.

– Готово, госпожа, – улыбнулась довольная своей работой девушка и низко поклонилась. – Хотите, провожу вас?

Обычно я отказывалась, но сейчас вспомнила про Энна и согласилась. При свидетелях он еще ни разу не позволил себе лишнего.

Бросила взгляд в зеркало и осталась довольна. Бежевый мне не то чтобы сильно шел, но позволял не выделяться. Изысканная прическа и драгоценности говорили скорее о хорошем вкусе, чем о достатке. То, что нужно для деловой встречи.

Шли быстро, нас все-таки ждали.

У дверей отцовского кабинета служанка еще раз поправила мне платье и взбила выскользнувший из прически смоляной локон. Я кивнула одному из воинов-охранников, чтобы о моем появлении доложили.

И через несколько мгновений получила позволение войти.

Лила осталась дожидаться в коридоре.

Внутри царил полумрак, багряные комки энергии, замершие под потолком, давали недостаточно света. В первые мгновения мне пришлось часто моргать, чтобы как-то адаптироваться.

– Сиятельные господа… – Я шагнула ближе, неглубоко поклонилась, прижала руки к груди, выпрямилась и улыбнулась.

На панелях и мебели темного дерева играли замысловатые блики, складываясь в непонятную мозаику. Поблескивали золотистые фамильные знаки на кожаных корешках книг, за окном медленно сгущались сумерки, скрывая пурпур осенней листвы. Но до окончательного воцарения темноты было еще далеко.

Мужчины устроились за письменным столом друг против друга. Страж, которого я никак себе не представляла до этого, оказался вполне обыкновенным человеком. Чуть выше меня, и волосы такие же черные, очень худой, чего не скрывали даже одежды свободного кроя, голубоглазый.

– А вот и она. – Герцог поднялся и, обняв меня за плечи, подвел к гостю.

Тот чуть повернулся, полупрозрачный взгляд стал внимательнее, на губах появилась почти незаметная улыбка.

– Госпожа Селисса. – Маг встал и мягко сжал мою ладонь двумя руками. Пальцы оказались прохладными и по ощущению удивительно приятными.

И моя улыбка стала искренней.

– Рунну Аркель, Страж Стужи, к вашим услугам.

Память забастовала и категорически отказалась выдать мне подходящее обращение. Как его называть? Лордом? Или можно господином? Мы не слишком-то много знаем о своих далеких северных соседях.

– Надеюсь, вечная осень приняла вас благосклонно, Рунну Аркель. – Я еще раз улыбнулась и прошла к заранее подготовленному для меня стулу.

Страж ответил что-то вежливое.

Тем и уникален Кхилс, что, находясь между Южной империей и древним лесом, что отделяет нас всех от стылого Севера, он является территорией вечной золотой осени. У нас красиво, очень. Всегда. К тому же не бывает ни сильных дождей, ни засух, всего в меру. И урожай можно собирать круглый год.

Мужчины переглянулись. Герцог заговорил, развеяв мои сомнения:

– Селисса, ты станешь женой наследника Севера. Я так решил.

Постойте-ка… Наследника?! Как это возможно?

– Савир дал предварительное согласие, потому от лица всех Стражей и одновременно как представитель жениха я готов поставить подпись на брачном договоре, – обозначил свою позицию уникальный маг. – Хоть сейчас.



Все, больше оставаться безучастной невозможно!

– Ваш ледяной принц женится на мне и переберется в Кхилс? – Но душу уже холодили нехорошие подозрения. – А как же его владения?

Два сочувствующих взгляда только усилили ощущение, что что-то не так.

– Это вы, девушка, отправитесь к нему, – медленно произнес Рунну Аркель. – Через два дня. Со мной.

Не-э-э-эт… Не может быть! Просто невозможно!

– Ты больше не наследница, Селисса. Сила приняла и твоего брата. А ты отправляешься на Север, – отец говорил непререкаемым тоном. Спорить с ним в такие моменты было бесполезно, это я знала давно.

Потому лишь тихо спросила:

– Почему?

Ясные боги, почему именно я? У герцога есть еще одна дочь!

– В договор входят амулеты, – пояснил Рунну. – В придачу к ним нам нужен кто-то, кто привык управляться с артефактами. И желательно, чтобы этот человек был заинтересован в процветании Севера. А великая княгиня обязательно будет заинтересована.

Хотелось кричать, биться в истерике, топать ногами и до боли сжимать виски. Но я поборола себя. Слабо улыбнулась и, извинившись, попросила позволения уйти. Сейчас надо собраться с мыслями. Пережить случившееся. Прийти в себя.

И решить, как быть дальше.

Боги… Ясные боги, меня отдали замуж взамен на благосклонность Севера! Продали. Обида жгла глаза.

Глава 2

Перед глазами все плыло, пока я стремительно неслась к дверям своих комнат. Только там можно расслабиться, отпустить себя, дать волю чувствам. Там безопасно, никто не увидит слабости, никто не узнает, что она во мне есть. А потом обязательно придет какое-нибудь решение…

Я слышала, как позади меленько семенит Лила. И насмешливое хмыканье Энна разобрала, когда мы проходили мимо Охотника. При свидетелях он пытался быть вежливым, кажется, даже поклонился. А большего от него никто и не требовал. Не аристократ же. И понятно, что при дворе это недоразумение держится до тех пор, пока жив герцог.

В покоях терпеливо дождалась, пока меня вынут из корсета и повытаскивают шпильки из волос, и, не говоря ни слова, жестом отпустила камеристку. Лила состояла при мне почти с детства и научилась понимать желания с полувзгляда. Это ценно. Пожалуй, если захочет, возьму ее с собой.

Трясущимися руками надела бледно-зеленое платье и опасливо выглянула в окно. До темноты еще имелось время. Слез не было, глаза вдруг стали болезненно сухими, ожидаемая истерика так и не пришла, только голова разболелась, и в груди разгоралось темное пламя, выжигая все, что стало дорого.

Привычный дом, семья, титул и уважение подданных, которое я уже успела заслужить. Всего этого больше нет и никогда уже не будет. Почему? За что?

Боль толкнула на безумство, и я, завернувшись в плащ, отороченный лисьим мехом, неслышно выскользнула за дверь. В части замка, где жили мы с братом и сестрой, всегда было пустынно. Но я кралась, будто боялась, что меня застукают. Не надо мне сейчас ничьего общества!

Дом знал меня с рождения и словно бы поддерживал несостоявшуюся хозяйку. Ни один шаг не отозвался эхом в каменном коридоре, ни одна ступенька боковой лестницы не скрипнула, и дверь, ведущая в сад, поддалась совершенно бесшумно. Несколько мгновений я стояла, закрыв глаза, и глубоко вдыхала влажный, пахнущий землей, листвой, плодами и цветами воздух. Легче не стало. Горечь утраты еще яростней разгорелась в груди.

Предатели!

Закусив губу до крови, чтобы боль немного отрезвила, я устремилась в конюшню. Забрала Вьюгу, и уже через миг мы обе почувствовали себя свободными. Кто-то мог увидеть белоснежную лошадь из окна замка? Плевать! Этой семье я больше не принадлежу, а Страж не произвел впечатления жестокого человека.

Ветер хлестал по лицу, смахивая со щек покатившиеся наконец из глаз слезинки. Мимо проносились деревья, часто цепляющиеся низко висящими ветками за волосы. Пару раз я всерьез рисковала свалиться с кобылы по их вине. Скорость была бешеная. Дыхание безнадежно сбилось, а стук копыт не мог перекрыть грохота крови в ушах.

Так продолжалось долго. Я не сдерживала Вьюгу, позволяя ей самой выбрать подходящий темп. И лошадка чувствовала настроение хозяйки. Не важно, что нас занесло далеко от замка. Герцогские лошади выдрессированы отлично, окрестности знают, дорогу домой находят всегда. И местным жителям я хорошо знакома, не обидят.

Понемногу кобыла начала сбавлять шаг, потом и вовсе остановилась, заинтересовавшись сочной растительностью. Ладно, пусть так и будет. Я спрыгнула с лошади, сошла с дороги на небольшую полянку, скрытую в тени пышных кустарников, и сразу же опустилась на траву. Откуда ни возьмись появилась противная дрожь.

Только выплакавшись и успокоившись (за отсутствием иной альтернативы), заметила, что давно стемнело. Надо бы домой… Но голос рассудка задавили эмоции. Совсем рядом раскинулись заросли малинника, красные крупные ягоды можно было различить и в темноте. Круглая белая луна оказалась хорошим светильником.

Губы неожиданно дрогнули в улыбке. А ведь мне теперь нет нужды бороться с собой! Соблазну поддалась легко…

Из-за пьянящего чувства свободы от ограничений, пусть даже на один-единственный вечер, малина казалась вдвойне слаще.

Может, так и будет в той, новой жизни? Где не останется дорогих сердцу людей и совесть не уколет за уклонение от выполнения обязательств?

Какой он, их ледяной принц? Молодой? Умный? А вдруг страшный, кривой, больной или жестокий? От последней мысли поежилась и заставила себя переключиться на малину.

На месте выясню. А вздумает обидеть – сильно пожалеет!

На этом и успокоилась.

Было так странно находиться вдали от дома одной, ночью. Бродить по посеребренной лунным светом поляне, отпихивать Вьюгу от малинника, отвоевывая себе лакомство, сидеть на траве и рассматривать звездное небо. Теплый плащ не позволял мне замерзнуть. И скакать к замку не хотелось.

Не сейчас… Еще немного… Последний глоток свободы перед годами заточения в толщах вечных льдов.

Он меня и погубил.

Негромкий звук заставил отшатнуться от колючих веток. Сначала я решила, что рык мне почудился. Но через миг все повторилось, послышались еще и хруст, и шорох… Страх почти не ощущался. Были эмоции сильнее, удушливее. Тем не менее я отпрыгнула к центру поляны и стала настороженно всматриваться туда, откуда долетали звуки.

И вся обмерла. На поляну выломился крупный бурый медведь. Всклокоченный ревущий зверь был явно рассержен, и вскоре я поняла, чем именно. Блеклый свет ночного светила выхватил сочащийся красным бок.

Вот теперь точно все плохо. Раненый хищник вдвойне опасней, ведь так?

Я похолодела и попыталась отступить в тень зарослей, но поздно. На меня уже оскалилась звериная морда. Видимо, зверь посчитал меня виновницей всех бед.

Крика не получилось. Я открыла рот, жалобно всхлипнула и снова его закрыла. Потом широко распахнутыми глазами наблюдала, как надвигается разъяренный хищник. Ясные боги, что же за день-то такой?!

Одно радовало: теперь в холодный край я точно не поеду, – промелькнула в голове злорадная мысль. Но морального удовлетворения от того, что планы предателей рухнули, я почему-то не испытала.

А потом было больно… Очень больно. И мокро…

Противное сознание никак не хотело ускользать, а боль от предстоящей потери вымыла из груди совсем другая боль. В несколько раз сильнее! Зато голос вернулся, и я наконец заорала.

Надежды на спасение не было, но вдруг появился ОН. Высоченный и широкоплечий, движения полны непередаваемой звериной грации. Даже на краю смерти поняла – Охотник. Еще один почти Зверь. Я больше не боялась, такой с кем угодно справится. Если захочет…

Воин оценил ситуацию, коротко выругался и ринулся вперед. Я же попыталась удержать так некстати ускользающее сознание, но не преуспела в этом. В итоге разобрала только отчаянный звериный рык, смешавшийся с другим, яростным криком, и услышала глухое «шмяк». И все, меня накрыли темнота и жуткая боль.

– Жива? – Щеки коснулось чужое дыхание.

Отвечать не стала, даже веки разлепить не смогла. Больно-то как… Пожалуй, я бы сейчас и на уютную ямку в каком-нибудь живописном уголке поляны согласилась, лишь бы ничего не чувствовать.

Когда меня подхватили сильные руки, это желание сбылось. Разум застлала бархатная темнота.


Первый проблеск и проблеском-то назвать было нельзя. Кругом стояла темнота, пахло травами, я лежала на мягком тюфяке. Пропитанная кровью, липкая до омерзения одежда куда-то испарилась, я тонула в широкой полотняной рубахе, расстегнутой до низа живота. Зато боль утихла, а в приоткрытые губы лилось что-то прохладное, травяное.

Дальше стало происходить нечто странное. Я ощутила тепло чужого тела, его тяжесть, а когда придавили рану, взвыла и забилась. С новой силой хлынула кровь. Ох, боги… За что вы так со мной?

Но активность спасаемой (я очень на это надеялась, хоть методов и не одобряла) живо пресекли. Большие ладони поймали мои запястья и зафиксировали над головой, тело так вдавило тяжестью в тюфяк, что дышать едва получалось, только раны мягко коснулся живительный холодок.

О? Так это он так лечит?

Странный способ. Но с реальностью не поспоришь, мускулистое тело мужчины, на котором я сейчас чувствовала каждую неровность, излучало исцеляющую силу. Боль прошла быстро, оставив после себя головокружение и сухость во рту. Но на этом «радости жизни» не закончились, стягивающиеся края раны мучительно зачесались. И я принялась извиваться с новой силой, заставляя странного врачевателя шипеть и ругаться.

Через приличный отрезок времени перед взором растаяла мутная пелена, я смогла различить нехитрые предметы бедненькой обстановки… и темно-зеленые, удивительно теплые и бархатистые глаза склонившегося надо мной полузверя. …Прижавшегося ко мне, если быть до конца честной.

Хм. Вот интересно, что следует говорить приличной девушке разлегшемуся на ней полуголому незнакомцу? Не припомню, чтобы на уроках этикета нам говорили о подобном.

– Уже не болит? – пришел на помощь Охотник.

Я прислушалась к себе и слабо качнула головой. Но как?..

– Лежи спокойно, а то шрам получится уродливым! – прикрикнули строго.

Ввиду отсутствия боли угроза показалась внушительной, и я притихла. Просто так лежать было скучно, быстро начало клонить в сон, а еще надо было выяснить личность избавителя. Вдруг из одной беды попала в другую?

От нечего делать стала размышлять.

Охотники… Свободные воины, очень сильные. Вроде как подчиняются герцогу, но отец их побаивается и ссориться не хочет. А полузвери живут в глухих деревнях и в чужие дела не суются. В общем, мы им не мешаем, они нам. Кхилс вон даже против драконов их силу не использовал. Что странно, неужели и тут поучаствовала герцогская паранойя?

Когда-то давно правители осенней земли решили создать для защиты своих владений непобедимых бойцов. Очевидно, эта самая паранойя у нашего рода наследственная… И создали же! Уж не знаю, кого с кем скрестили и что намагичили, но результат долго не продержался. Те воины имели две ипостаси, человека и Зверя, были необузданны и неуправляемы, их постоянно снедала жажда крови и золота.

Существовать рядом с такими «подданными» себе дороже, пришлось истребить. Но у некоторых из них остались дети от человеческих женщин. Тех поначалу тоже хотели перебить, но в итоге разогнали по деревням и оставили в покое. Первое время еще приглядывали, потом подзабыли.

Я бы, наверное, никогда и не узнала о них, не появись при дворе Эннист.

Теперь вот еще один…

Поток мыслей прервался в тот момент, когда от тела отвалилась теплая тяжесть. Я удивленно моргнула и поежилась, кожи коснулся прохладный воздух. А вслед за этим на животе вычертил линию чуть шершавый палец.

– След все-таки остался, не очень заметный. – Зеленые глаза выжидающе уставились на меня. Наверняка их обладатель понял, что к нему в руки попала аристократка, и теперь ждал, как я себя поведу.

– Спасибо тебе, – прошептала тихо и стянула полы рубашки.

Мужчина кивнул, расслабился и принес одеяло.

– Можешь остаться, но только до утра. Тебе надо хоть немного поспать.

Очень надо! Глаза просто слипались. Потому и на этот раз ерепениться не стала, просто попыталась устроиться на неудобном тюфяке. С непривычки вышло из рук вон плохо.

Но Охотника почему-то такое смирение не порадовало. Он сел рядом, взял меня за плечи и проницательно заглянул в глаза.

– Эй, надеюсь, ты не свихнулась от боли? Помнишь свое имя? Кто ты? Откуда?

– Селисса. – Я оттолкнула его руки и продолжила ворочаться под ветхим одеялом. Боги, как тут вообще можно спать?! – Проблем не создам, не беспокойся. Уйду на рассвете.

Мужчина кивнул, но убираться подальше не торопился.

– Эдейран, – представился он и мягко коснулся пальцами плеча, на котором красовалось темное родимое пятно в виде дубового листочка. – Герцогская… Бастард или?..

– Или! – пресекла дальнейшие расспросы. – Не смей трогать мою семью.

Спаситель хмыкнул, притащил откуда-то кувшин с тем самым травяным настоем и кружку, оставил их возле меня на полу, а сам растянулся чуть в стороне. Прямо на голых досках, без подушки и одеяла.

Его странное лечение отняло прорву сил у обоих, потому уже миг спустя комнатка наполнилась мерным дыханием.


Пробуждение было не из приятных. Первым делом я ощутила дыхание, пахнувшее остатками вчерашнего ужина и еще какой-то гадостью. Фу! Кажется, тут проблемы не только с кроватью, но и с гигиеной. Но рот-то прополоскать мог? Или хотя бы не дышать на меня!

Когда у самой щеки внушительно клацнули челюсти, возмущение испарилось вместе с легкой дымкой сна, и я с пронзительным визгом взлетела с тюфяка.

Собаки! Три! Серые, зубастые. Размером с медведя каждая!!!

Паника затопила сознание, и шрам на животе неприятно заныл. Неужели опять?! Боги…

– И незачем так верещать. – Охотник меланхолично оглядел перепуганную меня и потрепал ближайшую зверюгу по холке. – Они просто знакомятся.

Ноги подкосились, и я сползла обратно на тюфяк. Что возразить на такое заявление, просто не нашла.

Меня здесь скорее терпели, чем привечали, Эд показал, где можно умыться, и посоветовал поторопиться, если не хочу остаться без завтрака. Натягивая рубашку и отчаянно ежась, я побрела во двор.

Вот и еще один талант полузверя открылся: животные подчинялись ему беспрекословно. Стоило хозяину отдать тихую команду держаться подальше от гостьи, как собаки словно растворились.

Рассвет только занялся, где-то за лесом, судя по крику петухов, просыпалась деревня. Я вдохнула прохладный колючий воздух, зачерпнула немного воды из деревянной бочки и осторожно плеснула на лицо. Брр! Холодно.

– Как дома объяснишь свое отсутствие? – спросил Эд, появляясь на пороге. – Наверняка тебя уже хватились.

Все возможно. Но будем уповать на лучшее…

– Моя камеристка знает, что делать в таких ситуациях.

Черная широкая бровь приподнялась в недоброй насмешке.

– Частенько ее госпожа к любовникам бегает, да?

Я закусила губу, чтобы справиться с негодованием. Знала, конечно, на живом примере, что полузвери получили в наследство от своих предшественников отвратительный характер, и никаких границ эти… ошибки магической мысли не признают. Но это уже как-то слишком! Я же не требовала от него поклонов и учтивого обращения! Простой вежливости было бы достаточно.

– Слушай, – голос все-таки сорвался на яростное шипение. – Я помню, что ты спас мне жизнь. Но это еще не дает тебе права на оскорбления, ясно? – все это время я медленно надвигалась на него и теперь стояла у самого крыльца.

Угрозы мужчина не оценил.

– Значит, не к любовникам, – цокнул он языком и протянул мне руку, помогая взобраться по кривым ступенькам. – Ладно.

Тихий стон вырвался сам собой. Мне срочно нужно вернуться в приличное общество!

– Вот и ответ на вопрос, почему ты живешь здесь, а не в деревне. – Я кивнула на полосу леса, из-за которой доносились звуки обыкновенной сельской жизни.

– Меня все устраивает, – спокойно отозвался Охотник. – Ешь.

Лепешка, кусок копченого мяса и квас. Все это выглядело не слишком-то аппетитно, но я строго напомнила капризной себе, что другого сейчас нет и в самом ближайшем будущем не предвидится. И осторожно откусила первый кусочек. Взгляд тем временем скользил по простенькой обстановке. Как такое может устраивать?

Краем глаза прошлась по хозяину хоромов. Правильные черты, в каждом движении чувствуется сила, колечки черных волос спускаются к плечам и глаза… да будь он хоть горбатым карликом, их бы не вышло не заметить! Вопрос вырвался сам собой.

– У тебя есть жена? – Словно в наказание за забытые манеры, я больно прикусила язык, но тут же поспешила исправиться: – То есть семья. Диковато, наверное, одному в лесу?



Полная чушь. В нем течет кровь Зверей, «диковато» – это его второе «я», если не первое.

Но ответили мне спокойно, даже насмехаться не стали:

– В деревне живет жена брата с племянниками. Я время от времени их навещаю.

Кивнула и торопливо запихнула в рот остатки завтрака. Чудо, как у меня хватило такта не спросить, куда девался брат. Но интересно было, признаю.

– Идем, провожу тебя, – последовала новая неожиданность.

– Только не к замку. В Кэхил.

Название селения явно было ему знакомо, потому что на смуглом лице обозначилась заинтересованность. Объяснюсь, пожалуй. А то опять про любовников подумает.

– Не могу же я явиться домой в этом? – Я выразительно обвела рукой фигуру.

Длинная мужская рубаха с закатанными рукавами, обрезанные штаны, хорошо, что моя обувь не пострадала. Любимый плащ, платье и все прочее, что было на мне вчера, пришли в такую негодность, что я даже забирать с собой не стала. Вещи уже не спасти.

– А куда можешь? – спросил Эд, выпуская меня из дома и запирая дверь.

– У герцогских дочек тоже бывают друзья. – Ответ прозвучал слегка обиженно.

Что он меня считает каким-то растением тепличным? Думает, так легко выжить при дворе? Сам бы попробовал, а потом уже морды снисходительные корчил!

Но о том, что творится в моей голове, полузверь не знал, так что заговорил о насущном.

– Подожди здесь, я кобылу твою попробую найти, – скомандовал он и, не оглядываясь, зашагал куда-то в сторону.

– А сможешь? – От проснувшейся надежды сердце екнуло.

– Посмотрим.

– Ее зовут Вьюга. – Я еще успела заметить, как Эдейран прикрыл глаза и втянул в себя воздух, медленно, словно пробуя его на вкус. После этого Охотник скрылся в зарослях, а я осталась сидеть на крыльце.

Выходит, его не только собаки слушаются? Но и другие звери? А вчерашний медведь взбесился от боли, и его пришлось убить, иначе с ним было не справиться? Какой же этот Эд сильный…

Нахлынули раздумья.

Даже если о моей отлучке из замка стало известно, проблем возникнуть не должно. Лила наверняка позаботилась о том, чтобы как-то оправдать госпожу. Действительно, бывали уже подобные случаи. Еще лет в двенадцать мы с троюродными кузенами сбегали ночами искать пылающую птицу, которая, по поверьям, приносит удачу. И нашли же! Только обещанного побочного эффекта так и не возникло. Конкретно у меня вообще ничего не случилось, а мальчишек наказали. Вроде как не по рангу аристократам по лесам без сопровождения шастать.

После того я иногда позволяла себе короткие вылазки, чаще всего в Кэхил. Именно там жил цвет герцогства, хотя городом в полной мере населенный пункт назвать было нельзя. Ни стен, ни стражи, ни даже приличной площади. Кто побогаче, держали собственную охрану, прочие обходились магией.

Там же я снискала любовь подданных, когда герцог стал сдавать. Силы во мне не было, каких-то уникальных талантов – тоже. Но с завидной регулярностью я оказывалась в нужное время в подходящем месте. В первый раз, когда бежала к кузенам, подобрала на дороге женщину, у которой начались ранние роды. Бедняжка так некстати подвернула ногу. В другой раз – сняла с шеи кулон с сапфиром, чтобы одна семья смогла заплатить за дом. К нему еще тогда документ пришлось приложить соответствующий, чтобы честных людей не приняли за воров. И еще было несколько мелких случаев.

Слухи по небольшому герцогству расползлись быстро, может, только до зверей не дошли. Отец злился и загружал меня бумажной работой, чтоб поменьше маячила перед людьми. Но было поздно.

Некогда теплые отношения с герцогом еще после смерти старшего брата стали натянутыми, когда же при дворе появился Эннист, испортились окончательно.

Может, меня потому и решили отослать?

От этой мысли глазам всякий раз становилось горячо. Лучше бы мне родиться простой девушкой…

– Лови беглянку, – вернул меня в реальность довольный собой Эдейран. – Идем?

Я подскочила к Вьюге и запустила пальцы в белоснежную гриву. Хорошая моя! Лошадка обиженно всхрапнула, но быстро сменила гнев на милость и тепло фыркнула мне в шею. Вот и мир.

– Идем. – Я улыбнулась Охотнику.

Первое время двигались в молчании, потом полузверь перехватил поводья и запрыгнул на Вьюгу, а меня усадил перед собой. Лошадка повернула голову, смерила свою потяжелевшую ношу подозрительным взглядом, но послушно устремилась вперед по усыпанной еловыми колючками и багряной листвой тропке.

Скоро меня одолело смущение. Чтобы не упасть, я прижалась к Эду, и от слишком тесного контакта стало слегка не по себе. Не то чтобы неприятно, просто… А не знаю как! Но понимаю, что так быть не должно, хоть мне странным образом хорошо рядом с ним. И щеки наверняка уже запылали от внутренних борений.

Надо разбавить все это дело разговором.

– Ты многих Охотников знаешь? – спросила осторожно.

Не ожидала, но Эдейран охотно поддержал беседу:

– Почти всех. Нас осталось мало, только эта деревня и еще две. Что, не рассказывали тебе про таких подданных в родной золотой клетке? – В последних словах прозвучало с трудом сдерживаемое раздражение.

Так вот в чем дело! Вот почему полузверь постоянно пытался задеть меня! Для него все эти дворцы – тюрьма, клетка, а наши условности – зачарованные прутья. Звериная кровь и в разбавленном виде сильна. Охотники безудержны и свободолюбивы.

– Крайне мало, – я старалась отвечать сдержанно. – К слову, в нашей клетке живет один из вас, и ему там вполне уютно.

– Да ну?

Но вроде бы заинтересовался.

– Эннист. Он спас отцу жизнь на охоте, я точно не знаю, что там случилось. Зато теперь этот Охотник – личный телохранитель герцога.

– И как уживаетесь? – Мой провожатый заинтересовался настолько, что стал задавать вопросы.

Вместо ответа скорчила несчастную рожицу. Подходящего определения нашим с Эннистом взаимоотношениям я не нашла, не говорить же полузнакомому мужчине, что его сородич нагло домогается меня, наплевав на все приличия? Хотя рассказать хоть одному живому существу, какими тяжелыми выдались последние месяцы, хотелось до дрожи.

Но я стерпела, а тому, кого в мыслях смело прозвала Эдом, хватило и мимики, чтобы понять.

– Достает?

Промолчала.

Он вдруг сжал меня крепче и горячо шепнул на ухо:

– Энни – трусливая скотина, тявкает, но серьезно не тяпнет. Просто держись от него подальше, если замараться не хочешь. Ну и дорогу ко мне ты помнишь, если вдруг будет такой случай, что отцовских воинов не окажется рядом.

Хватка ослабла, и я ощутила себя выброшенной на берег рыбой. Воздуха не хватало, и это разочарование… Ох, Сели, возьми же ты себя в руки! Нашла, в чьих объятиях таять! Если на то пошло, он вообще не человек. Ладно, наполовину человек, но это ничего не меняет!

– Вы знакомы, да? – выдавила с трудом. И едва с лошади не соскользнула – зеленые, еще недавно такие теплые и притягательные глаза словно корочкой льда подернулись.

Я что-то не то спросила? Вторглась в нечто личное?

– По его вине погиб мой брат.

От очередной бестактности меня спасли замаячившие впереди палисадники. Приехали. Облегченный вздох вырвался сам собой.

Полузверь натянул поводья и, когда Вьюга подчинилась, спешился, после чего снял с лошади меня. Его лицо снова сделалось спокойным, будто и не было предыдущего разговора.

– Уверена, что дальше безопасно?

О да!

– Там калитка. – Я кивнула на густые заросли ежевики. Ее не видно, но она там точно есть. Знаю, потому что пользовалась не раз. – В этом доме живет сестра герцога с детьми. Кузены проводят меня к замку.

Эдейран отдал мне поводья.

– Хорошо.

И мы застыли друг против друга, никто не спешил уходить. Будто осталось что-то еще. Важное…

Вспомнила! Меня словно молнией изнутри ударило. Он же спас меня, столько сил потратил, одежду попортил… Надо как-то отблагодарить. Но денег у меня при себе не было, только маленькие сережки в ушах. Любимые, с рубинами.

– Возьми, пожалуйста. – На ладони поблескивали алыми глазиками два золотых крючочка. – И спасибо еще раз, за все!

Охотник не шелохнулся, только взгляд его потяжелел, и черты лица, кажется, стали крупнее. Что опять не так?!

– Это золото, – пояснила торопливо. – Но они не очень дорогие, никто не подумает, что ты украл. Бери же!

– Дешево ты ценишь свою жизнь, – хмыкнул полузверь и отступил на шаг. – Убери свои побрякушки, мне они не нужны.

– Но… – Глаза кольнули слезы. Я же как лучше хотела!

И не первый раз так делала. Люди радовались и благодарили. А этот… Ну и пусть спит на жестком тюфяке! Сам виноват! Я сжала ладонь в кулак и отвела руку, чувствуя, как выступающие застежки царапают кожу.

– Такая благодарность мне не нужна. – В голосе мужчины послышались рокочущие нотки.

Ну и ладно, было бы предложено! Я пожала плечами и начала привязывать Вьюгу к ближайшему дереву. Охотник вдруг оказался рядом. Внутри что-то неуловимо напряглось.

Сильные руки легли мне на плечи, развернули так, чтобы мы оказались лицом к лицу.

– Глупая привычка все покупать, – досадливо прошептал полузверь и на миг прижался колючей щекой к моей щеке. Дыхание горячим комом встало в груди. Уголки наших губ коротко соприкоснулись. Случайно. – Береги себя, герцогиня.

Эд отпустил меня и, не оборачиваясь, зашагал по тропе в обратную сторону.

Сердце колотилось как безумное. И руки, когда привязывала Вьюгу, тряслись. Но дело наконец было сделано, и я нырнула в заросли.

– Госпожа! – всплеснула руками старая служанка, увидев меня на пороге. – Какая беда с вами приключилась?

Я ободряюще улыбнулась и похлопала Лию по пухлой ладошке.

– Все хорошо, правда. Братья дома? – только бы, только бы, только бы! Иначе весь план коту под хвост!

Женщина меленько закивала:

– Один господин Клайвен. Другие наши мужчины еще затемно уехали на охоту.

На охоту? Сердце радостно подпрыгнуло, почувствовав шанс.

– Не знаешь, герцог со своими людьми случайно не участвует в развлечении? – сотню раз «только бы»!

Снова ответ был утвердительным.

– Это он все устроил, еще вчера распоряжение получили. Поговаривают, перед каким-то важным гостем красуется. Ой, простите, госпожа!

Я махнула рукой, поблагодарила и отправилась искать Клайвена.

Дом был совсем не так велик, как наш замок, поэтому помощи в этом деле мне не требовалось. Всего-то небольшой каменный особнячок в два этажа. Но это истинная роскошь по сравнению с лачугой, в которой я провела ночь. Однако пока брела до библиотеки, голову посетила все та же мысль: как жаль, что мне не суждено было родиться в семье попроще.

Младший из кузенов нашелся именно там, где я и предполагала. В библиотеке. Клайва готовили в услужение богам, как и каждого четвертого сына в Кхилсе. Потому любые развлечения для него были под запретом. Только книги и магия, если к таковой обнаружится талант. Но молодой человек не имел никакого желания так жить и регулярно удирал через сад, странным образом минуя выставленную матерью охрану. Раз за разом. Тетушка бесилась и наказывала ослушника, но через несколько дней все повторялось.

– Сели! – Мое появление вызвало всплеск искренней радости. Но тут же юноша оценил внешний вид визитерши… – Ой.

Да еще какой!

– Слушай, Клайв, мне нужна твоя помощь. – Я перешагнула через порог и плотно прикрыла за собой дверь. – Но желательно сначала принять ванну и переодеться в нормальную одежду, а потом уже поговорим о помощи.

В кристально чистой синеве его глаз заискрился интерес.

Естественно, требуемое мне предоставили мгновенно. Что угодно, лишь бы побыстрей все рассказала! Пока нежилась в дубовой лохани, слышала, как за дверью нервно меряет шагами гостевую комнату кузен. Не терпелось ему!

Лохмотья, в которых явилась, сунула в камин без сожаления здесь же, в комнатушке без окон, в которой стояла ванна. Вещи, выданные мне в доме родственников, оказались на порядок приличнее. Узкие штаны из мягкой ткани темно-зеленого цвета, такая же блуза до середины бедра, высокие сапоги на плоской подошве и коротенькая жилетка на лисьем меху.

Удобно, это главное. Я заплела волосы в косу и почти поверила, что сегодняшний день возместит вчерашнее невезение.

После этого вышла к Клайву и рассказала обо всех своих злоключениях, начиная от брачного договора с Севером, кончая нападением раненого медведя и появлением Охотника.

– Ох, ничего себе! – последовала реакция. – Но на тебе же ни царапины нет…

Пришлось сделать невероятное: приподнять блузу, чтобы стал виден живот. Ну а как еще доказать? Ранки помельче на руках, ногах и шее исчезли без следа.

– Не знаю, как они это делают… – пробормотала, задумчиво покусывая губу. Впрочем, сейчас есть вещи более важные. Я тряхнула головой и переключилась на них.

Поскольку герцог отбыл и о моем отсутствии, скорее всего, не был осведомлен, дело оставалось только за тем, чтобы добраться до замка. Там я собиралась честно рассказать о случившемся, опустив разве что момент лечения. Не хотела, чтобы об этом знали. По официальной версии на меня попытался броситься раненый медведь, но Охотник подоспел вовремя.

Ранено животное было явно какое-то время назад. Может, его подрал другой хищник? Или подбили Охотники… что я, в сущности, о них знаю? Выходит, никто не виноват, но одного героя наградить надо. Может, хоть от герцога он золото возьмет.

– Скажи, а твоя бабушка дома? – задала я в общем-то не требующий ответа вопрос, когда разговор о случившемся иссяк и кузен уже собирался отвести меня домой.

Загорелое лицо Клайва осветила улыбка.

– Хочешь навестить?

Госпожа Мириника была матерью мужа тетушки, следовательно, лично мне родственницей не приходилась. И тем не менее у нас сложились замечательные отношения.

– Я ненадолго. Подождешь?

Дождавшись от Клайва кивка, поспешила в покои, которые занимала старая дама.

Приглашение войти послышалось после первого же стука. И я толкнула дверь, чтобы ступить в обитель трав, настоев, испускающих удивительные ароматы зелий и всяческих магических вещиц. Сразу же возникло чувство, словно попала в избушку колдуньи из детских сказок. Так бывало всегда.

– Здравствуй, дорогая девочка. – Ко мне спешила из недр многокомнатных покоев пышная старушка в черном платье вдовы.

Некоторое время ушло на объятия и радостные восклицания. Когда с ними было покончено, устроившись на одном из удобных диванов, поведала старой даме, какую долгую дорогу уготовил мне отец. Путь в один конец без возможности вернуться.

– Погадать тебе?

Многие считали Мири чокнутой. Другие – бегали к ней за советами, травками и прочими штучками, которых у современных магов не раздобыть. И ведь работало! Я это точно знала, не один раз испытала на себе.

– Не стоит, – от экскурса в будущее я отказалась. – Судьба моя предрешена, и поездки в стылые земли не избежать. Лучше дайте мне каких-нибудь настоек в дорогу. Кто знает, с чем придется столкнуться?

Мири оценила мою предусмотрительность и отправилась шерудить на полках и в сундуках. В результате чего я стала владелицей нескольких мешочков с травами, которые на Севере не растут, так что, если муж окажется скрягой, их можно будет продать. Но думать о будущем в таком ключе не хотелось, поэтому я быстро переключила внимание на склянки с настойками: от головной боли, бессонницы и еще нескольких распространенных болячек.

Дополнением ко всему этому стали два серебряных флакончика, инкрустированных драгоценными камнями.

– А это?.. – Я заинтересованно придвинулась к столу, на котором и разместилась новая собственность.

В детстве нам с кузенами нравилось исследовать «избушку сказочной колдуньи», но у Мири с этим было строго. К действительно ценным вещам нас никогда не подпускали.

– Твои помощники, – на морщинистом лице возникла кривая улыбка, черные глаза заблестели. – Тот, что с самоцветами – приворотное зелье. Подольешь жениху, если станет тебя обижать, на руках носить будет! С рубином – искристый яд. На самый крайний случай. Остерегайся его, он вырвет тебе половину сердца, но зато сделает жизнь простой и понятной.

Глава 3

Я вышла от Мириники ни жива ни мертва. Ладонь неприятно холодили флаконы. Сама не понимаю, зачем их взяла.

Но использовать точно уж не стану! Додумалась тоже, старая, приворотное зелье мне всучить! Про яд вообще промолчу. Положение, конечно, бедственное, но не настолько.

– Ты нормально? – Клайв дожидался меня в холле.

– Лекарствами в дорогу запасалась, – сказала почти правду и даже сподобилась улыбнуться. – Кто знает, что там, в их промерзлом краю?

До замка было недалеко, поэтому шли пешком. Я вела под уздцы Вьюгу, будущий жрец приставал с вопросами об Охотнике. О Севере и Страже тоже пытался заговорить, но у меня было катастрофически мало информации, поэтому пришлось пообещать все подробно описать в письме, как только доберусь и устроюсь. Но сейчас об этом думать не хотелось. А об Эдейране говорили, да.

Странным образом почти незнакомый полузверь стал частью моей жизни. Минувшая ночь перевернула все. Предстоящий отъезд уже не выглядел таким пугающим, и я спокойно простилась с титулом герцогини, так и не ставшим моим. Впервые в жизни чувствовала себя свободной.

Заходить Клайв не стал, мы расстались у ворот, и мимо воинов я прошествовала в одиночестве. Не считая кобылы, конечно. Лица мужчин недоуменно вытянулись: никто из них не видел, как покидала замок молодая госпожа. Правильно, нечего на посту в кости играть, отец за это уже не один караул разогнал. Впрочем, даже обладай они звериным зрением, все равно сейчас удивлялись бы. Потайных ходов и калиток лучше меня в этом замке не знал никто.

Естественно, объясняться я не стала, а спросить никто не посмел. Работа-то всем нужна. А после того как от герцога выгонят, где новую найдешь? Не в Кхилсе, точно.

Передала лошадь крайне удивленному конюшему и направилась к замку.

– Госпожа! – тут же бросилась ко мне Лила. Девушка была бледнее мела и вся дрожала. – Слава ясным богам, вы вернулись!

– Ты решила, что я сбежала? – Девчонка! Как вообще можно было до такого додуматься?! Но я тоже хороша, не предупредила и влипла в приключения. Страшно подумать, что бы с ней сделали, не появись вовремя Охотник.

– Простите, госпожа, – виновато пискнула служанка. – Вас ночью не было, и я подумала… У вас ведь такое горе случилось!

Непосредственность! Я усмехнулась и стала взбираться по лестнице на второй этаж. Ну да, горе. Меня выдают замуж за ледяного принца. Как его там? С перспективой однажды стать властительницей Севера. Что-то при таком раскладе совсем не хотелось оплакивать свою судьбу.

Я все еще улыбалась, когда Лила прикрыла за нами дверь. Чувство было такое, будто минувшей ночью Сели Кхилская действительно умерла в когтях медведя. А я безумна, свободна и счастлива оттого, что больше ничего никому не должна.

– А отцу что сказала? Про меня вообще спрашивали?

Камеристка важно подбоченилась и чуть обиженно повела носом:

– Вы выпили на ночь сонного зелья и проспите до обеда. А потом они все на охоту уехали, и больше врать не пришлось.

Умница! Все же надо как-то заманить ее в чужеземье, мне там верные люди ох как нужны. Но рисковала она здорово…

А я знала, как отблагодарить.

– Сядь куда-нибудь, сейчас расскажу тебе, что со мной было.

Говорила долго. За это время успела сама (потому что Лила слушала, открыв рот) переодеться в домашнее платье, устроиться в кресле и даже немного расслабиться. Ноги гудели, спину ломило. Последние сутки прошли в непривычном режиме.

– А он красивый, этот Охотник? – дрожащим шепотом спросила девушка.

Перед глазами мгновенно всплыло смуглое лицо. Как бы тут ответить, чтобы и правду сказать, и прилично прозвучало?

– Лучше Энниста, во всяком случае.

Стоило лишь упомянуть герцогского телохранителя, камеристка скорчила такую рожицу… в общем, понятно, что достал он не одну меня.

– И правда в Зверя превращаться умеет? – Любопытство девчонки росло.

– Где ты таких баек набралась?!

– В народе разное говорят, – смущенно потупилась служанка и нервно заерзала на краешке дивана.

Раз уж у нас выдалось утро откровений, я со вздохом, но все же пояснила:

– Ерунда. Охотники сильные и ловкие, их животные слушаются. Еще они как-то по-особому чувствуют запахи и умеют лечить. Больше ничего не видела.

На этом болтовня и закончилась. Я рассказала все, что могла, да и внизу уже накрыли завтрак. Только для меня и сестры, поскольку мужчины все равно отсутствовали.

Предвкушая довольно сомнительное удовольствие, я направилась в столовую. Кинира была четвертой и самой младшей из герцогских детей. То есть ее шансы заполучить корону практически приравнивались к нулю. Когда еще был жив Дайнир, мы как-то общались и даже делили общие комнаты, но потом брат погиб, меня объявили наследницей и отделили от остальных отпрысков герцога Кхилского. А сестра так и не смогла этого простить ни мне, ни отцу.

Пока шла, вдруг подумала, что на Севере может оказаться терпимо. В чужом гадючнике не так противно, как в родном.

Но завтрак прошел почти сносно. Кинира явилась при полном параде, затянутая в корсет, даже волосы уложить не поленилась. То есть это, конечно, служанки делали, но не суть. Главное же заключалось в том, что меня едва удостоили нескольких фраз.

– Я слышала, ты уезжаешь? – это прозвучало почти сочувственно.

Кивнула и постаралась не подавиться.

– Уже скоро.

Полтора дня! Болезненная вспышка кольнула мозг. Утешала себя, как могла, но все равно было страшно.

– Мне жаль, правда.

Дальше ели в молчании. Ни одна из нас не знала, что сказать.

Неправильно, наверное, быть чужой в родном доме. Что ж, будем надеяться, с новой семьей мне повезет больше.


Мужчины появились ближе к вечеру. И я сразу же послала к отцу слугу, испросить позволения нанести визит.

Ответ оказался благосклонным.

А потом герцог так обрадовался моему добровольному согласию отправиться к жениху, что даже ночную вылазку мне спустил. Поворчал, конечно, но когда рассказывала про медведя, в его глазах читалось искреннее беспокойство.

И Лилу пороть за вранье не рвался.

– Хорошо, что ты мне рассказала.

Но не просто же так! Я взволнованно расхаживала перед креслом, в котором сидел старик. Герцог принимал меня в своих покоях.

– Награди его, – попросила тихо, боясь разозлить. – Все-таки не девку дворовую спас, герцогскую дочь! А у меня ни монетки при себе не было.

Того, что было, Эд не взял. Но то у меня, отказать правителю даже Охотник не посмеет.

– Как к месту ты иногда вспоминаешь о своем положении, – усмехнулся отец. – Хорошо, я пошлю за ним.

Победа!

С огромным трудом я подавила улыбку и осторожно шагнула к двери.

– Постой, – окликнул он почти мягко. И я покорно замерла. – Не считай меня чудовищем, просто ты нужна Кхилсу там. В договоре указано, что с тобой не могут обращаться плохо, так что не давай себя в обиду, поняла?

Внутри царапнулось какое-то странное чувство. Не то радость оттого, что ему все же не совсем безразлично, что будет с дочерью, не то обида – отсылали ведь и наследства, считай, лишили. Хорошо бы мне взглянуть на тот договор!

– Постараюсь.

Я снова попятилась к двери.

Но следующие слова герцога заставили забыть о желании поскорее покинуть его комнаты.

– Хочешь взять полузверя с собой?

Он что же, серьезно? Незнакомая надежда искорками прошлась по телу. Я едва не споткнулась. Но чувство реальности быстро взяло верх. Рано радоваться! Отец еще имени не назвал. Вдруг речь про Энниста? Вот счастье будет!

Хм. Зато уберу это ничтожество подальше от своей семьи…

Но погеройствовать мне было не суждено.

– Так что, приказать, пусть передадут твоему спасителю, чтобы вещи с собой взял? – поторопил правитель Кхилса.

Все-таки Эд. А он явно не придет в восторг.

Решить надо сейчас…

– Да, пожалуйста, – чувствовала себя предательницей и одновременно истинной дочерью своего отца. Ладно, сейчас мы это сгладим. – Но у него семья в деревне: племянники и их мать. Назначь им содержание, больше я тебя ни о чем не попрошу. Никогда.

Вот так. И совесть почти успокоилась.

Судя по тому, как подрагивало лицо отца, он с трудом сдерживал смех.

– Разве можно отказать в последнем желании дочери, которую больше не увидишь? – Герцог поднялся, медленно приблизился ко мне и сжал ладони в морщинистых руках. – Мне нравится, как ты заботишься о людях. Из тебя получилась бы прекрасная правительница, Селисса.

Именно поэтому меня лучше держать подальше. Выходит, так?

– И получится, только для Севера. – Я постаралась, чтобы в улыбке чувствовался оптимизм.

– Рад, что ты спокойно смотришь в будущее. – Отец разжал пальцы и взглядом указал на дверь. – Перед ужином его приведут в зал, где я обычно принимаю рядовых посетителей. Приходи.

Не веря собственной удаче, я кивнула, изобразила легкий реверанс и унеслась к двери. Ради такого стоило побывать в когтях у медведя!

Ожидание стало мукой. В покоях слуги укладывали вещи в сундуки, а я бродила из угла в угол и только под ногами путалась. Еще и на вопросы отвечала невпопад, за что неизменно получала сочувственные взгляды. Странно, как еще успокаивающего накапать никто не предложил…

Лила прекрасно руководила процессом сборов и без участия хозяйки.

В душе же творилось такое… Засуха и ураган. Увидь я себя сейчас со стороны, тоже предложила бы отпраздновать отъезд бокалом успокаивающего отвара. Возможно, вечером так и придется сделать, но сейчас еще оставались дела.

Отошла к окну, чтобы не мешать, и присмотрелась к своей камеристке. Невысокая круглолицая девушка в сером платье командовала добрым десятком слуг с уверенностью гвардейского капитана. И те безропотно подчинялись, хотя в большинстве своем были в два раза старше ее.

Личная камеристка старшей дочери герцога. Неплохо для сироты, воспитанной в замке. Но согласится ли она отправиться в стылые земли вместе со мной?

Держит ли ее здесь хоть что-то?

Не узнаю, если не спрошу. И я жестом подозвала к себе Лилу.

– Завтра мой последний день здесь, – я говорила почти шепотом, хоть мы и скрылись от посторонних ушей в моей малой гостиной, оставив слугам на разграбление спальню, ванную и гардеробную. – Ты помнишь?

Девушка склонила голову и жалостливо вздохнула:

– Чем желаете заняться, госпожа?

Не о том. Я легко покачала головой и нервно прошлась среди кресел и книжных шкафов. Времени мало, скоро прибудет Эд. Надо бы поторопиться с разговором.

– Я хотела спросить, может быть, ты поедешь в новый дом со мной? Насколько понимаю, мне разрешат взять с собой нескольких слуг.

Да уж, прозвучало так, будто я в дом через дорогу перебираюсь.

Но такой реакции, какая последовала, я уж точно не ждала. Лила подпрыгнула, пронзительно визгнула и прижала руки к губам.

Эй, чего это она? Согласна, с просьбами у меня большого опыта нет, но и для страха поводов я никогда не давала.

– П-правда? – неуверенно пискнула камеристка.

Ну сущая девчонка! Даже при том, что на год старше меня.

– Если не хочешь, так и скажи. Никто силой не увезет.

Нет ничего нервознее, чем ожидание. Я обхватила себя за плечи и впилась в служанку взглядом. Ну же!

– Да вы шутите, госпожа! – собралась наконец с мыслями Лила. – Конечно, я поеду. Ближе вас у меня никого нет.

Вот даже как? Но на сердце сразу же стало легче.

– Что, и парня нет? – поддела я.

Пару раз видела ее с молодыми мужчинами из Кэхила, и мне стало интересно.

– Есть, – Лила даже не покраснела. – Но вы мне потом северянина найдете, когда я отслужу при вас несколько лет. Хорошо? А если прибавите к жалованью монет пять, буду ваша со всеми потрохами!

На этом, фигурально выражаясь, мы ударили по рукам.

Перед тем как спуститься вниз, в зал, где отец будет говорить с Эдейраном, я переоделась в черное платье с редкими алыми цветочками и распустила волосы. Однажды Охотник уже видел окровавленную замарашку. В этот раз я хотела быть собой.

Дождалась, когда за окном послышатся стук копыт и мужские голоса, и направилась к двери. Если не буду спешить, войду в зал сразу после гостя с его почетным эскортом.

– Госпожа, может, вам не ходить? – попыталась удержать меня Лила, беспокойно поглядывая в окно. Вид полузверя ее напугал.

– Вот еще! – Я упрямо тряхнула черными локонами и скрылась в коридоре.

Шла медленно, тщетно пытаясь унять дрожь в коленках. Неужели тоже боюсь? И кого? Какого-то мужика из трущоб? Гулкие удары сердца отсчитывали каждый шаг.

Когда впереди показалась двустворчатая дверь с золотыми узорами, стало легче. Все, бежать некуда! И решение давно принято. Более того, я действительно хотела, чтобы Эд отправился со мной на Север. И позаботилась о том, чтобы ему это было выгодно. В конце концов, подданным часто приходится выполнять приказы повелителей. Так было всегда.

Воины у двери по привычке приветствовали меня кивками и впустили в зал. Эд уже припал на одно колено напротив трона, где восседал герцог. Тихой мышкой я проскользнула внутрь и встала за спиной отца, чуть левее, чтобы иметь хороший обзор. И первым, что бросилось в глаза, была гримаса отвращения и раздражения на лице полузверя.

– Для него это страшное унижение, – обжег ухо ядовитый шепот.

За троном с правой стороны пристроился Эннист. Мерзкий шакал! Впервые его появление вызвало у меня улыбку. Сразу припомнилось брезгливо-снисходительное «Энни», после этого относиться серьезно к отцовскому любимцу уже не получалось.

– Рад видеть друга? – якобы невзначай уточнила я.

– А я не знал, что ваша милость любит гулять близ охотничьих поселений, – вернул укол паршивец.

Вконец обнаглел! Жаль, приструнить времени уже не хватит.

На этом пререкания закончились. Герцог сполна насладился картиной и наконец дал милостивое разрешение:

– Встань.

Эд скрипнул зубами так, что даже мне было слышно, и выпрямился во весь немалый рост.

– До меня дошли слухи, будто моя дочь обязана тебе жизнью, – степенно заговорил властитель Кхилса. – И я призвал тебя, чтобы вознаградить.

Гримаса полного неприятия ситуации вернулась на смуглое лицо.

– Спасибо, мне ничего не нужно, – полузверь говорил тихо, но твердо.

К безумной гамме чувств, которые я уже испытывала к нему, прибавилось уважение. Вот бы ледяной принц обладал хоть третью тех замечательных качеств, что есть у Охотника!

Верный своему слову, отказа отец не принял. Он кивнул одному из присутствующих в зале воинов, и тот передал Эдейрану кожаный кошель. У полузверя просто не осталось выбора! Отказаться сейчас – значило бы ослушаться правителя.

Ну а мне как виновнице происходящего достался осуждающий взгляд темно-зеленых глаз. Будто пощечину дал. Даже не пощечину, подзатыльник непослушному сорванцу. Совсем не больно, и от этого особенно обидно и унизительно. Щеки запылали.

– А свои вещи я должен отдать для торжественного сожжения, дабы не оскорбляли своим существованием тонкий вкус вашей дочери? – едко выплюнул Эд.

Упрямец. Я прикусила губу, скрывая восхищенный вздох, и полностью спряталась за троном.

– Не ерничай, – рыкнул герцог. – Моей дочери совершенно безразличен твой внешний облик.

Охотник отступил на шаг и сжал губы в тонкую нитку. А герцог Кхилский, выдержав паузу и осознав, что ему вняли, продолжил:

– Но Селисса через день отправится на Север, к жениху. Ей нужны надежные люди и охрана. Ты поедешь с ней, я так решил.

Подзатыльник превратился в увесистую оплеуху.

– Что?. – Вопрос глухим рыком разнесся по залу. Даже опытные воины поежились.

Но герцога не проняло.

– Хочешь, чтобы я повторил? – проскрипел властитель осенней земли. – Осторожно, Охотник… Насколько хорошо ты станешь присматривать за моей дочерью, настолько же бережно в Кхилсе станут относиться к твоей семье.

Как по мне, это было слишком, но нужный эффект угроза произвела. Эдейран еще раз низко рыкнул и кивнул.

– Они останутся в деревне, – неожиданно холодно заговорил мужчина. – И если хоть один волос упадет с головы Анисы или ее сыновей, я ломаной монетки не дам за жизнь твоей девчонки. Видишь, герцог, я тоже умею играть в эту игру!

От такого выпада обалдели все. Слуги застыли с приоткрытыми ртами, я приготовилась броситься на защиту одного недальновидного дикаря, а герцог поднялся со своего места и яростно зашипел:

– Ты хоть понимаешь, что я могу с тобой сделать?!

Голова пошла кругом, и я, чтобы не упасть, схватилась за трон. Ясные боги!

– Понимаю, – совершенно спокойно признал Эд и посмотрел отцу прямо в глаза.

Молчаливый поединок продлился всего несколько мгновений, но я всерьез забеспокоилась, как бы у меня за это время не появились первые седые волосы. Как они друг на друга смотрели! Пожалуй, будь герцог помоложе, одними взглядами дело вряд ли обошлось бы, а так… Натравить на такого противника воинов – значило бы признать собственную слабость, и отец это прекрасно понимал.

Поэтому пошли на ничью.

– Ладно, – милостиво кивнул Кхилский, будто действительно шел полузверю на уступку. – Но помни, моим снисхождением ты обязан госпоже Селиссе. Устройте его где-нибудь!

Последние слова герцога относились уже к замковым слугам. Высокая аудиенция была окончена.


Остаток вечера, а затем и почти весь следующий день потонули в сборах. Чтобы не думать о предстоящем, я активно участвовала в процессе. А Лилу, наоборот, отпустила, пусть попрощается с парнем и с подружками. Самой-то мне не с кем.

То, что с Охотником все удалось, грело душу. Было, конечно, немного совестно, но ведь и Эд свою выгоду получит! Жалованье хорошее, и о семье его позаботятся. А то, что придется служить в чужих землях, не так и страшно, да и я не самая плохая компания. Со временем, если захочет, подберем ему ледяную жену… Хотя… нет, думаю, это неудачная идея.

Не успела отогнать подальше раздражающую мысль, как в дверь постучали. Трижды, очень деликатно. И кто там? Дело шло к вечеру, стояли сумерки, с домашними я давно простилась. Удивилась бы, если бы утром кто-то из них вышел меня проводить.

К этому времени сундуки и ларчики горой громоздились у стены, а челядь я отпустила. Вот и пришлось топать к двери самой.

– Страж? – Я удивленно отпрянула. Этому-то что надо?

Гость оказался не из скромных и, воспользовавшись моим удивлением, ловко просочился в комнаты.

– Просто Рунну, если не возражаешь, – обаятельно улыбнулся мужчина.

Вот даже как? Самообладание вернулось и напомнило мне о гостеприимстве. Тем более что конкретно с этим визитером надо было бы дружить, слишком многое от него зависело. Плотно прикрыла дверь и кивнула сначала на дверной проем, ведущий в малую гостиную, а потом на удобное кресло, обтянутое бледно-зеленой тканью.

– Я-то, разумеется, не против, но что же этикет?

Заодно выясню, как с этим обстоят дела в стылых землях.

– У нас с ним не очень строго, – блондин серебристо рассмеялся и махнул тонкой ладонью. Изящная она у него, как у девушки. – А когда дело касается Стражей, можешь вообще забыть о любых правилах!

Приятный сюрприз. Даже не верилось в такое везение.

– Совсем? – осторожно уточнила я, поглядывая на северянина из-под полуопущенных ресниц.

– И чем быстрее, тем лучше! Как бы тебе объяснить… Мы что-то вроде кхилских полузверей, только более утонченные и замешаны на магии, а не на грубой силе. Но ее в нас очень много, поэтому адекватного поведения лучше не жди. Ничего не бойся и ничему не удивляйся! И все обязательно сложится хорошо.

Звучало многообещающе. Так, что впору было сразу испугаться, но мне почему-то стало любопытно и захотелось поскорее тронуться в путь. Вот уж не думала, что именно так буду себя чувствовать в последний вечер дома.

На языке вертелось с десяток вопросов, но все они так и остались неозвученными. Оно мне надо? Придет время, все узнаю. Ни к чему торопить события.

– Так ты пришел поддержать меня? – Я осторожно заглянула в прозрачные, похожие на кусочки льда, глаза мага. – Спасибо, я очень ценю это.

Как странно… Вроде чужой, а заботится. И Эд тоже, несмотря на его злые слова там, в зале. А родные люди на выгодных условиях договора продали, и больше я их никогда не увижу. Хоть скучать-то станут? А я? Даже в последнем не уверена.

– Надеюсь, не забудешь и когда примешь венец, – хитро улыбнулся Аркель. – Но есть еще одно… Скажи, Селисса, ты хотела бы остаться?

Вопрос обрушился на меня почти ощутимым ударом. Остаться? Он что, издевается?! Или это какая-то проверка?

– Серьезно?

– Ну конечно! Наш княжич не желает разрушать ничью жизнь, и если существует что-то, что прочно держит тебя в Кхилсе, мы будем настаивать на кандидатуре другой дочери герцога. Северу в общем-то все равно.

Страж смотрел серьезно, значит, не разыгрывал. Сделала такой вывод и окончательно впала в прострацию. Получается, Рунну говорил обо мне с отцом? И тот все равно решил поменять наследницу на наследника?

– На самом деле Савир передал мне кристалл связи, он сам хотел поговорить об этом с тобой. Но кристалл изъяли на границе, я не успел спрятать, – объяснил тем временем Рунну.

Я как раз отмерла.

– Да, в последнее время у нас с этим строго.

– Заметил уже! – фыркнул северянин. – Ничего, минуем переходы – и ты узнаешь, каково это, вдыхать свободу полной грудью.

Мы на удивление быстро нашли общий язык.

– Тогда я точно с вами!

От таких шансов не отказываются, верно?

Какое-то время мы еще говорили о разном. Рунну убеждал меня, что жалеть о переезде не придется, и расспрашивал о жизни в герцогстве. Сведений о новом доме на голову свалилось сразу и много, пока было трудновато в них ориентироваться. Но сладкие речи Стража заманивали. Минимум условностей, влиятельный жених и титул в перспективе… Если этот Савир ко всему прочему еще и хорошим человеком окажется, удачу можно будет назвать полной.

За окном окончательно стемнело, и Страж, пожелав спокойной ночи, удалился.

Я же дождалась, когда эхо его шагов утихнет, и мышкой выскользнула в коридор. Оставалось еще одно незаконченное дело. Иначе не усну!

Где поселили Эда, еще утром разведала и теперь домчалась, никем не замеченная. Первый этаж, в этой части замка селили воинов. Большинство – в казарме, но некоторых здесь. Энниста, например. Фу, только бы не нарваться!

Из-за нежелания встречаться с отцовским телохранителем постучала в дверь совсем тихо. И тут же повертела головой по сторонам. Никого. Хоть бы Охотник услышал, и мне не пришлось снова ломиться! А если без спросу войти?

Сомневаясь, я закусила губу, но до крайностей не дошло. Дверь медленно отворилась, являя бодрого и еще одетого, но смурного Эдейрана. Полузверь прочно встал в проеме, всем своим обликом показывая, что впускать непрошеную гостью не собирается.

– Привет, – я предприняла слабую попытку завести разговор.

А в ответ – молчание.

Упрямый. Чувствую, еще не раз пожалею, что вообще связалась…

– Можно я пройду? – Это была вторая попытка, и лицо постаралась сделать понесчастнее.

– Нет.

А, чтоб тебя! Непробиваемый.

– Не заставишь же ты меня просить прощения прямо в коридоре? Сюда может кто-нибудь прийти…

По смуглому лицу расползлась злая усмешка.

– А ты не проси, герцогиня! Или кто ты там теперь… принцесса? Вели, и я прощу. У меня выбора не будет. А если вздумаю заартачиться, пригрози убить единственных близких мне людей. Сработает, поверь.

Слова обжигали не хуже огненных плетей, которые отец еще несколько лет назад заказал у драконов, чтобы преступников на площади наказывать. И к тому моменту, когда Эд замолк и одарил меня очередным осуждающим взглядом, губы дрожали, а по щекам текли горячие капли, оставляя за собой мокрые дорожки. И справиться с этим не было сил.

– Прости… – всхлипнула и прижала ладонь к губам. – Я только сейчас поняла, что наделала.

– Быстро учишься, – хмыкнул полузверь. – Поздравляю.

Капли на щеках превратились в ручейки. Да что же такое? В жизни черная полоса какая-то!

– Отец предложил, а я немного боюсь, вот и ухватилась за идею увезти с собой кусочек дома. Прости, я думала только о себе…

– Герцог предложил? – перебил Эд. – Телохранитель – это его идея? Не ты попросила?

Он размашисто перешагнул порог, схватил меня за плечи и вгляделся в мокрые и наверняка покрасневшие глаза, будто мог прочесть в них ответ. Или и вправду мог?..

– Я хотела, чтобы тебя наградили, потому что… потому что видела, как ты живешь, а с него не убудет! Хочешь, сейчас пойду к отцу и откажусь? Я правда пойду!

Охотник фыркнул, кивнул и отстранился.

– Лучше иди к себе, Селисса, – устало произнес он и привалился спиной к дверному косяку. – Или все-таки госпожа?

Нет, только не так! Я активно затрясла головой, утирая все бегущие по щекам слезы.

– По имени, я тебя очень прошу, – голос дрожал и срывался. – Но почему, ты же не хочешь ехать?

Эдейран снова вздохнул и посмотрел на меня как на не слишком сообразительного ребенка.

– Придешь вся зареванная, и герцог решит, что решение ты изменила не по своей воле. Оно мне надо?

Ясно. Замкнутый круг. Я виновато всхлипнула и больше со своими предложениями не лезла.

– Иди, Селисса. Выспись, завтра будет трудный день.

И Эд скрылся в выделенной ему комнатке. Меня внутрь, естественно, так и не пригласили. А может, он занимал ее не один? Это было бы хорошим объяснением. Пока возвращалась к себе, немного успокоилась и решила радоваться удаче: за наш короткий разговор с Охотником ни один из воинов так и не высунулся в коридор. Быть может, кто-то и слышал голоса, но это меня уже не волновало. Завтра мы оба окажемся далеко от замка.

Надеюсь, Эд недолго будет меня ненавидеть… Долго я не выдержу.

А в покоях судьба решила отомстить мне за поломанную чужую жизнь. Лила все еще отсутствовала, зато Эннист вальяжно развалился на моем любимом диване. Шаг через порог – и замок щелкнул за спиной. Как он это сделал? Он же не маг… Стало слегка не по себе.

– Где же ты бродишь, Сели? – обманчиво ласково мурлыкнул Энн, поднимаясь. – Я заждался.

К спине липким холодком прикоснулся страх. Энни, трусливая шавка. Ну же, Селисса, перестань трястись. Но было что-то такое в его глазах, что даже самоуговоры не сработали. И дверь не поддалась.

Попалась.

– Госпожа Селисса, неужели трудно запомнить? – тем не менее я попыталась не уронить достоинства. Достаточно одного полузверя, который видел меня раздавленной. – Пошел вон!

Но бессовестный нарушитель границ только гаденько улыбнулся. А в его руках в свете магических светильников блеснули длинная игла и небольшой флакончик из темного стекла.

– Спокойно, Селисса, мне нужно совсем немного. – Энн медленно надвигался. Чувствовал, мерзавец, что деваться мне некуда. – Завтра ты и не вспомнишь ничего.

– Заманчивая перспектива – забыть тебя навсегда, – прошипела в ответ и отступила на несколько шагов, но быстро прижалась спиной к двери. А деревянная предательница вовсе не собиралась играть на стороне хозяйки. – Так чего, говоришь, тебе надо, Энни?

Противная улыбка превратилась в не слишком убедительный оскал.

А ведь они с Эдом похожи! Те же темные вьющиеся волосы, смуглое лицо, крупное тело, звериная грация. Но в отличие от моего спасителя имелось в отцовском телохранителе что-то мелкое и неприятное.

– Твоя кровь, – подтвердил впечатления Эннист.

Страх усилился и дрожь тоже.

– З-зачем?

– А ты думаешь, старый герцог просто так ко мне благоволит? – Полузверь подошел вплотную и мягко коснулся пальцами щеки.

Меня поймали, и кричать было бессмысленно. Стены каменные, толстые, еще и магией напитаны. Находись кто в соседней комнате, имелся бы шанс, но я-то знала, что там никого нет. Потому стояла молча, а перед глазами все плыло от ужаса и отвращения.

И ни до чего увесистого не дотянуться, не то от души приласкала бы!

Рука Энниста обвилась вокруг талии и увлекла меня вглубь покоев, к дивану, где совсем недавно сидел полузверь. Шею царапнула игла. Потом еще раз, больнее, что заставило меня зашипеть.

Развлекается! Играет, как хищник с добычей, которую уже поймал, но есть пока не торопится.

– Что ты сделал с отцом? – Я отчаянно трепыхнулась в руках захватчика, и шею тут же обожгло. Зараза!

– Не с отцом, с братом, – хохотнул Энн. – Я чуть не сделал тебя герцогиней, Сели. Неблагодарная сучка! Когда выяснилось, что ты уезжаешь, даже немного расстроился. Но сейчас я спокоен, есть ведь еще и Кинира. И, в отличие от тебя, она сдалась быстро.

Все, чувство самосохранения отключилось. Гнев перекрыл страх.

– Сволочь! – не обращая внимания на боль, я рванулась к врагу и ногтями вцепилась в породистую морду. Запомнишь ты у меня! Жаль, не смазала какой-нибудь гадостью, позаимствованной у Мириники…

Флакон с глухим звуком упал на ковер, Энн грубо выругался, а за ворот платья потекло что-то мокрое. Кровь.

От удара у меня все поплыло перед глазами, в ушах зазвенело. Поначалу я даже не была уверена, реален ли треск, но когда в гостиной возникло третье действующее лицо, сомнений не осталось.

Эннист успел скрутить меня и снова взялся за иглу, когда увидел давнего знакомого. Эд тоже увидел Энни и, судя по суженным глазам и закаменевшему лицу, выводы сделал правильные. Не успел герцогский телохранитель пискнуть, как Охотник стремительно скользнул к нему, двинул локтем в висок и перехватил запястья.

Впрочем, враг сдаваться не собирался и по силе уступал совсем немного. Завязалась драка. Полузвери рычали и с видимым удовольствием громили мои почти уже бывшие комнаты.

Мне потребовался миг для того, чтобы прийти в себя. Кровь все не останавливалась, видимо, игла все же была заговоренная. Перед глазами расплывались темные круги, и к горлу подкатывала тошнота. Но в голове неожиданно родился план. Не сказать, чтобы честный, но и Энн чистотой намерений не отличался. Сам виноват!

Каким чудом мне удалось не только устоять на ногах, но и никому из мужчин не попасться под руку, даже знать не хочу! Добралась до двери, мысленно воззвала к богам для храбрости и сильно приложилась лицом о косяк. Больно, но оно того стоило. Из носа пошла кровь, и на лбу, судя по ощущениям, образовалась ссадина.

Пожалуй, этого должно хватить. Я с криком выбежала в коридор. Но устремилась не к отцу, а туда, где жил брат со своими воинами. Как мужчине ему полагалась гвардия даже в том случае, если Лиан не являлся наследником.

– Селисса?!!! – как водится, услышали меня, когда я находилась в самом начале коридора.

Воины почуяли неладное и теперь выныривали из-за дверей кто в чем был. Лиан на ходу натягивал штаны и застегивал рубаху. Не была бы так перепугана, всенепременно оценила бы чудеса акробатики.

– Эннист… – Хлюп! А слезы были вполне искренними, и трясло меня по-настоящему. – Он подстроил все с Дайниром, что-то сделал с отцом, пытался убить меня и собирался избавиться от тебя. А с Кинирой он спит, и на трон они сели бы вместе. Меня Эдейран защитил, и теперь они там… там…

Путано, наверное, но общую мысль все уловили. Мужчины схватились за оружие и всей толпой бросились в мои покои.

Меня же сначала передали разбуженным криками слугам, потом появилась Лила, а когда весь замок проснулся, заботу о вверенной ему невесте взял на себя Страж. Рунну увел меня в отведенные ему комнаты и подморозил раны. Совсем не больно, только прохладно. А потом Лила принесла ларец с лекарствами и стала раны обрабатывать, не прекращая при этом горестно стенать. Мол, чуть не лишились госпожи.

Рунну наблюдал за всем с полуулыбкой.

– Напомни мне взять что-нибудь с Кхилского за раскрытие придворного заговора, – весело поддел Стужа. – Кстати, я совсем ничего не понял. Объяснишь?

Но детальный разговор состоялся только под утро, когда Охотников разняли, меня привели в порядок, отца разбудили и донесли до него информацию о происшедшем. Все разместились в рабочем кабинете герцога, и каждый подробно пересказал свою версию событий. Кроме Энниста, ему слова не давали. В другой ситуации Кхилский непременно поверил бы в невиновность любимца, но тут слишком многие факты свидетельствовали против него. И Рунну жестко потребовал наказать виновного в покушении на будущую госпожу Севера.

Бывший телохранитель правителя осенних земель сидел, понурив голову, и наверняка прощался с короной, до которой так и не смог дотянуться. Я же мучительно складывала кусочки головоломки.

Дайнир был хорошим братом и сильным магом. С ним из всей семьи у нас сложились самые теплые отношения, хотя и воспитывали наследника отдельно. Это от него я узнала все ходы и выходы в замке и лазейки в его окрестностях, через него же познакомилась с несколькими сильными магами и травниками.

А потом случилось странное. Нет, брат, конечно, говорил временами, что герцог уже слаб и из него бы вышел куда лучший правитель. Но то были всего лишь слова, болтовня самоуверенного юноши. Когда же мне рассказали, что он попытался убить отца на охоте, я долго не могла поверить.

По странной случайности полузверь оказался рядом и спас жизнь господина. Естественно, тот забрал его к себе и осыпал благодарностями. Дайнир погиб. От руки Энниста, возможно, поэтому я предпочитала сторониться Охотника.

– С Селиссой все понятно, и он понесет наказание, – скрипуче проговорил отец, потирая виски. Не то мысли разбегались, не то голова болела. – Но мой старший сын… Это другая история, и я не хотел бы сейчас о ней вспоминать.

Верно, зачем выносить сор из избы при соседях? Но в этот раз придется.

– Одна это история, – вклинился в разговор Эдейран, и все тут же повернули головы к нему.

Стража как обладателя самого высокого звания усадили напротив герцога, остальные разместились на диванах и в креслах, выставленных у стен. Эд садиться отказался, он стоял рядом со мной, весь напряженный, словно готовился к прыжку. А обвиняемого швырнули на пол, и двое широкоплечих воинов продолжали удерживать его так, чтобы Энн стоял на коленях. Но вот странность: не было в его облике той попранной свободы, которую я уже дважды видела в своем защитнике, когда он на несколько мгновений оказался вот в таком же положении…

– Его мать, – продолжил Эд, завладев всеобщим вниманием, – колдунья с Юга. Там она вне закона, вот и сбежала в Кхилс, осела в нашей деревне. Так что Зверь он не наполовину, а лишь на четверть.

– Ближе к делу, – занервничал герцог.

Видимо, эта информация для него тоже была нова. Неприятно чувствовать себя дураком?

– Старуха отлично владеет силой внушения, она так не одного недруга погубила. Мой брат в их числе. Стало быть, вашего сына постигла та же участь. А Энни засел поблизости и караулил удобный момент, чтобы выйти из тени и предстать в роли спасителя.

Некоторое время герцог сидел зажмурившись и просто дышал. Тяжело, сипло. Плечи сгорбились. Сейчас он не был правителем – просто стариком.

– В подземелья его, – наконец повелел отец. – В пыточную. К утру я желаю знать в подробностях, почему мой любимый сын бросился на меня с охотничьим ножом. И южную ведьму приведите.

Вот как, ведьма, не магиня. Оскорбительно, даже уничижительно. Очевидно, у матери Энни бурное прошлое за плечами. Да и специализация гаденькая… Но, рожденная без силы, я что угодно дала бы хоть за такую способность. Просто чтобы чувствовать себя защищенной.

Рожденная без дара, но принятая семейной магией как наследница. Кхилс был готов подчиниться мне. И в случае, если бы я надела корону, на наших землях продолжала бы царствовать осень, все так же не было бы засух и неурожаев. Насмешка судьбы.

Лиан – хороший маг. Теперь все будет, как нужно.

– Отчего же вы с ними не разобрались, – нарушил течение моих мыслей по-старчески ворчливый голос отца, – если эти двое и своим пакостили?

Закономерный вопрос. Я навострила ушки.

– Разобрались, – мрачно ухмыльнулся Эд. – Поверьте, смерть – не самое страшное…

Присутствующие придерживались иного мнения, потому дружно промолчали.

Что же тогда – самое?

На этом и разошлись. За окном занималось бледное утро, но еще оставалось время поспать. Хотя не уверена, смогу ли, зная, что творится в подвалах замка. Главный палач выяснял подробности. Что именно старуха сделала с Дайниром? А с герцогом? Зачем потребовалась моя кровь? Что хотели сотворить с Лианом? Даже если ответы пытаемых будут слегка отличаться от моей впопыхах придуманной версии (хотя навряд ли), казнь наверняка назначат на вечер. Отец с этим обычно не тянет, тем более если дело касается его драгоценной особы.

По привычке свернула к обжитым комнатам, и тут же на локте сомкнулись чужие пальцы. Я вздрогнула и едва не закричала.

– Не сюда, – мягко качнул головой Эд. – Будем досыпать у Стража.

И меня вслед за черноволосой фигурой в белоснежном широком одеянии повлекли совершенно в другую сторону, в гостевую часть замка.

– Мы? – переспросила недоверчиво. На удивление не осталось сил.

По разбитому лицу пробежала кривая усмешка, полузверь тут же поморщился.

– Думаешь, я тебя оставлю? Сама навязалась, теперь буду защищать. Терпи.

Как-то угрожающе прозвучало. Уже у самой двери мне дали понять, что все действительно не так просто.

– К тому же есть дело… – Эд втолкнул меня в покои Стужи.

Глава 4

– Дай руку. – Мой новоявленный телохранитель требовательно протянул ладонь.

– Зачем?

После вечера с Эннистом я к таким пожеланиям относилась настороженно. Эд, конечно, совсем другой, но кто этих Охотников знает? Для меня они будто существа из параллельного измерения. Непонятные.

– Мне нужна твоя кровь.

Стоп! Только что подобное уже было.

Я спрятала руки за спину и отпрянула к двери. Силовые затворы негромко тренькнули, отрезая путь к отступлению. Эд ухмыльнулся и смерил меня насмешливым взглядом. Мол, ну что, куда денешься? Досадливое шипение было ему не слишком убедительным ответом.

Кому стало весело, так это Стражу. Временный хозяин комнат устроился на диване, закинул ногу на ногу и наблюдал. С таким интересом! Судя по до противного одухотворенной физиономии, вмешиваться он точно не собирался.

– Сделаю привязку, смогу чувствовать тебя на расстоянии, – как ни в чем не бывало продолжал полузверь. – Как показал прошедший вечер, это нужно.

В чем-то он прав… Но в голове все равно копошились сомнения, так что я на всякий случай еще отодвинулась.

О! Вот же оно!

– Ты и без крови почувствовал и появился вовремя. Почему?

– Мне тоже хотелось бы знать, – напомнил о своем существовании Стужа.

Охотник скривился. Долгих разговоров он не любил.

– Не тебя, его. Энни. Я понятия не имел, в чьи комнаты иду и кому там угрожает эта мразь.

Получается, они могут чувствовать себе подобных? Ладно, примем как истину. Но если мне станет угрожать какая-нибудь другая… хм, обойдемся без грубых слов… то Эд ничего и не узнает. Видимо, привязка действительно нужна. И Страж согласно кивнул…

С мученическим вздохом я наконец сдалась. Все равно ведь отловят!

Эд усадил меня рядом с Аркелем, а сам расположился напротив и опустился на корточки. Отодвинул рукав с запястья и поднес руку к губам. Зубам?! Укус вышел болезненным. Еще и Рунну, предатель, вдруг схватил меня за плечи, чтобы не дергалась.

Теплый, чуть шероховатый язык коснулся кожи, зализывая ранки.

– Хватит на несколько дней, – пробормотал Охотник. – Потом подновим.


…Сонные и отчаянно зевающие, мы спустились к завтраку, который по времени передвинулся ближе к обеду. В виде исключения Лила и Эд получили позволение есть с нами. Времени на приличия не осталось, и так с отъездом запаздывали.

За столом уже сидела облаченная в дорожный костюм сестра. Хм? Я что-то пропустила? Вынырнула из-за спины Рунну и окинула Киниру внимательным взглядом. Бледная. А глаза красные.

– Госпожа Кхилская. – Страж проявил ледяную учтивость и чуть заметно кивнул даме. Как я успела понять, подобное свойственно ему только в общении с чужими.

Ки не прореагировала. А вот это уже ненормально…

И еще более странно было то, что моя манерная и немного заносчивая сестра не возмутилась тем, что я посмела усадить слуг за один стол с ней. Видимо, в нашем лесу подстрелили какую-то особенно крупную дичь.

– Что-то случилось? Ты куда-то уезжаешь? – спросила сестру, пока Рунну любезно придвигал мне стул.

А в ответ получила полный ненависти и злости взгляд.

– Отец отсылает меня в храм, служить богам. Вместо Клайвена. Насовсем. Из-за тебя! – Ее голос почти вибрировал от напряжения и наконец взорвался визгом. Мужчины болезненно поморщились. От недосыпа головы у всех и так гудели.

– Но я-то здесь при чем? – спросила недоуменно. Как тут разобраться, радоваться за кузена или переживать за сестру?

– Ты рассказала ему о нас с Энном! Позавидовала мне?! – Ки опалила меня еще одним разъяренным взглядом и унеслась прочь из столовой.

Есть как-то сразу расхотелось. Видимо, аппетит упорхнул вслед за ней.

– Слушайте, – я посмотрела на Эда, потом повернулась к Аркелю, – а зачем ему понадобилась именно моя кровь, если у него под рукой была Ки?

– Тебя Кхилс принял даже без магии. Очевидно, Эннист с матерью решили, что в тебе что-то есть. К тому же, Селисса, ты – вторая дочь, а Ки только четвертая. – Ответ пришел, откуда не ждали.

В столовую, сопровождаемый воинами, вошел герцог.

Получается, имея постоянный доступ к Кинире, Эннист регулярно дурманил отца? И боги ведают, что творила южная колдунья. Я же нужна была для решающего удара… Подумала так и поежилась. Хорошо, что Эд оказался поблизости.

Развозя вязкую кашу по тарелке, вслушивалась в разговор мужчин. Герцог рассказывал Стражу, чем кончилось дело. Предсказуемо в общем-то. Энн под пытками признался во всем: рассказал и как Дайнира натравили на отца, и как правителя дурманил, и как Кинире голову дурил. И мать его тоже призналась, хотя нашим магам пришлось повозиться. Легко сдаваться колдунья не собиралась.

Казнь назначили на вечер.

– Надеюсь, госпожа Селисса не питает слабости к подобным зрелищам? – чуть иронично осведомился Стужа. – Я бы хотел отбыть как можно скорее.

При всех, значит, госпожа? Подавив неуместную улыбку, я покачала головой.

Так закончилось мое пребывание в родном доме.

Прощание вышло скомканным. Сестра уже уехала, проводить нас вышли только отец и брат. Скупо обняли меня, пожелали счастливого пути, даже пообещали писать. Но предложение Рунну прислать северных магов с кристаллами связи все равно отклонили.

– Можно мне забрать Вьюгу? – Я старалась изо всех сил, чтобы голос не сорвался. Не хотела слез. Не при всех.

– Будет лучше, если все кхилское ты оставишь в Кхилсе, – жестко проговорил отец.

И я почувствовала, как губы начали предательски дрожать. А яркое солнце, освещающее золотисто-бордовую землю, вдруг показалось издевкой.

Выход нашел Страж, сразу видно – дипломат.

– У Эдейрана ведь нет своего коня?

Мой телохранитель с отсутствующим видом покачал головой, подтверждая слова Рунну.

– Вот именно. А на покупку четвероногого средства передвижения он пока еще не заработал. Вы же понимаете, герцог, что разбазаривать северную казну просто так я не намерен? А кобыла и без того принадлежит вашей дочери… – Избранник силы явно получал от представления удовольствие и не считал нужным это скрывать.

Правитель осенних земель одарил чужака неприязненным взглядом черных глаз.

– Но то кобыла! Быть может…

– Меня устраивает, – торопливо вмешался Эд, пока ему от всех герцогских щедрот не выделили коня.

Желание с визгом броситься Охотнику на шею подавила с трудом. Что Страж подумает?! Но, надо признать, взаимные приглядывания Эда и Вьюги выглядели комично. Кобыла фырчала, дергалась, видимо, все не могла взять в толк, с какой это стати ей вдруг сменили хозяина. Но Эд держался в седле крепко, его не сбросишь.

Нам со Стражем подали настоящие сани. Белоснежные, изукрашенные серебристыми узорами, на полозьях! Я долго бродила вокруг этого великолепия, запряженного шестеркой лошадей, белых, как моя Вьюга. Красота!

С жаждой открытий, свойственной пятилетнему ребенку, забралась внутрь. А там – меха! Серо-серебристые накидки на сиденья, такие длинные и широкие, что в них вполне могли бы закутаться несколько человек. Восхищенный вздох все-таки вырвался.

Рунну залез следом и приказал трогать.

– Не оглядывайся, – шепнул мне Страж, ободряюще пожимая ладонь.

Справиться с соблазном было непросто. Отвлекли раздумья: это какая же магия позволяет серебристой махине скользить полозьями по земле? Саням же снег нужен!

Вот и начался путь в новую жизнь. Дорога в неизвестность. Сегодня она посыпана золотистыми листьями, но скоро замерзнет и покроется зимним серебром. Хотелось бы знать, куда она меня приведет. Может, не стоило отказываться от гадания?

Пока двигались по городу, я зарылась в меха и сидела тихо, как мышь, глядя прямо перед собой. Жители Кэхила, завидев нас из окон, выходили на улицы и махали вслед медленно удаляющимся саням. Чувство было такое… как ногтем провели по стеклу. Меленькая дрожь гуляла по телу. Глупо, но я боялась.

Наконец не выдержала.

– Прикажи им двигаться побыстрее! Или это доставляет тебе удовольствие?

Нас окружили похожие на изваяния всадники на белоснежных лошадях. Все гибкие, беловолосые и очень бледные. Иногда начинало казаться, что их лица блестят инеем и скоро начнут таять на солнце.

Надо же, я и не знала, что Рунну явился со свитой. Если судить по просторным одеяниям и почти отсутствующим взглядам, воинами наши сопровождающие не являлись. Тогда кто это? Жрецы? Или северные маги?

– Если доживешь до моих лет, тоже начнешь наслаждаться подобными моментами, – серьезно ответил Стужа. – Это настоящее. Привязанность людей к дочери герцога, которая всегда была внимательна к ним. И твоя боль от прощания с домом. Знаешь, Сели, мне нравится, что нам отдали именно тебя!

– Ненормальный, – припечатал Эд, который ехал ближе всего к саням и мог слышать наш разговор.

– Не спорю. – Страж не обиделся.

Спасло то, что поселение кхилских аристократов небольшое и миновали мы его быстро. Уже быстрее въехали в березовую рощу. Здесь я запрокинула голову и долго всматривалась в шумящую над головой листву. Говорят, в стылых землях ничего не растет. Совсем. Получается, я вижу листья в последний раз?

– Позже я расскажу тебе немного о Севере, – пообещал Аркель, когда мы углубились в пурпурный лес. – Но скажи своей девчонке, чтобы пересела к нам. Не хочу повторять дважды.

Позволение перебраться из грузовых саней с вещами в господские, данное Лиле, меня подбодрило. Не напрасно же Рунну все время повторял, что жизнь на Севере проще. Как знать, может, все и сложится.

В расцвеченном осенним пурпуром лесу наш путь на сегодняшний день и завершился. Нет, то есть ехать предстояло до темноты, но Стужа заскучал и предложил открыть портал. Возражающих не нашлось. А мысль о том, что этим мы нарушаем законы Кхилса, вызвала возмутительно довольную улыбку.

Посмотрела вправо и увидела на лице Эда точно такую же. Вот кто меня понимал!

В силу того, что магиней не являлась, что делал Страж, я так и не поняла. Рунну встал, сделал несколько сложных пассов изящными ладонями, одновременно меленько двигая пальцами, будто сплетал кружева… И перед кортежем вьюжной воронкой закрутился портал из снега и густого белесого тумана.

С непривычки моя лошадь под Эдом шарахнулась в сторону и попыталась подняться на дыбы, но Охотник удержался в седле и туго натянул поводья. Вьюга пугливо пофыркала, но сдалась и обреченно двинулась в клубящуюся неизвестность.

Вот никогда бы не подумала, что в портал можно въехать! Но однако же…

Под лошадиными копытами и полозьями саней все так же вилась дорога, только по сторонам теперь ничего не было видно. Иногда из мутного марева выступали неясные тени, но человеческий глаз оказался не в силах что-либо рассмотреть. И Страж, если видел, что я слишком уж заинтересована неположенным, обязательно отвлекал каким-нибудь вопросом.

Марево истаяло, и призрачная дорога перетекла в настоящую. Впереди возвышалось каменное строение в два этажа – гостиный двор.

Я не сдержала завистливого вздоха. Хорошо, наверное, быть сильным магом! А я без герцогского титула ничто… Женой наследника ведь еще надо стать. И внутренний голос подсказывал, что это будет совсем не так просто, как кажется на первый взгляд.

– Думаешь, герцог не узнает? – заинтересовался последствиями наших подвигов Эд.

Как я заметила, в обществе Стража полузверь чувствовал себя куда комфортнее, нежели рядом с кхилскими аристократами. С Рунну у него не было границ, которые обязательно соблюдать. Страж не требовал, чтобы ему кланялись и величали по титулу. Напротив, отвергал всякие различия и советовал придерживаться такой же линии поведения и с остальными двенадцатью собратьями. Это подкупало. Даже меня.

– Разумеется, местные маги почувствуют сильнейшие колебания силы и доложат ему, – меланхолично отозвался Аркель, щурясь на яркое закатное солнце, в котором утопало строение из серого камня. – Хм. Наверняка это уже произошло.

Зеленые глаза хищно сверкнули.

– И тебе ничего не будет?

Страж лениво повел худыми плечами и откинул за спину волосы.

– Кхилс настрочит жалобу великому князю.

– И? – Я включилась в разговор.

– Ничего, – в прозрачных глазах рассыпались веселые снежинки. – Князь не вправе указывать старейшему из Стражей. Все вопросы я решаю со своей Силой, а перед Стужей я чист.

Выгодный союзник. Пригодится. Я тряхнула распущенными волосами и рассмеялась, подумав о его безнаказанности.

Итак, Селисса, урок первый: со Стражами надо дружить. Желательно – со всеми двенадцатью.

Сани плавно вкатили в вымощенный камнями двор. К нам тут же бросились местные слуги, и некоторое время все тонуло в суете. Разбирались с заранее заказанными номерами и ужином, Лила громко выясняла у подручных Стужи, куда поставили сундуки со специально отложенными вещами первой необходимости.

Это время я провела во дворе, любовалась кроваво-красным закатом и наслаждалась последним теплым вечером в своей жизни.

– Нервничаешь? – Эд подошел так близко, что его дыхание пошевелило волосы и щекотно коснулось щеки.

Вторжение в мое личное пространство отозвалось дрожью.

– С чего ты взял?

– Для девушки, которой предстоит выйти замуж за незнакомца, это естественно, разве нет? – Охотник чуть приподнял брови.

Он это специально, да? Чувство было такое, будто с размаху наступили на стертую до крови ногу. Больно…

– Я – дочь герцога, – проговорила холодно, стараясь смотреть только на пылающий закат, не в теплую зелень его глаз. – У нас не бывает иначе.

– Мне жаль. – Эдейран мягко опустил ладонь мне на плечо.

– Чего именно? – Я все же сдалась и повернулась к нему. Справиться с внезапно нахлынувшей злостью не удалось. – Что я не выросла в лачуге, как одна из вас? Что меня воспитывали? Учили? О чем из этого нужно жалеть?

Ответить он не успел. На крыльцо выплыла обеспокоенная моим долгим отсутствием Лила и увлекла найденную госпожу в номера, принимать приготовленную ванну.

Примерно к тому времени, как камеристка закончила мыть мне волосы, пробудилась совесть и вгрызлась маленькими острыми зубками в душу. Что не так с этим Охотником? Почему, стоит ему оказаться рядом, я становлюсь сама не своя, говорю и делаю такие вещи, за которые потом бывает стыдно? Эд старается быть благожелательным, мне спокойно рядом с ним. Так в чем же дело?

Понять так и не смогла, но твердо решила извиниться при случае. А потом Лила заговорила:

– Он симпатичный! – И голосок такой восторженный!

А? Я что-то пропустила?

– Кто?

Девчонка всегда болтала, когда занималась мной, мыла или причесывала, и я давно научилась не обращать на нее внимания.

– Да воин же ваш! – мечтательно вздохнула служанка. – Такой сильный, мужественный… И говорит иногда как господин, а потом опять дикарь дикарем. Наверное, к лучшему, что мой парень остался в замке. А он собирается ночевать у вашей двери…

– Кто? – Я опять потеряла нить рассказа. Ее парень, что ли? Стоп, он же дома остался!

– Эдейран, кто же еще!

А… Выпадала я из ванны в разогретые у камина полотенца в легкой растерянности. Опять то же чувство, как ногтем по стеклу. Когтем… И что мне не так? Не ревную же? И уж точно герцогской дочери не пристало беспокоиться о слуге, который не выспится. Вот ужас-то! Да с ними такое регулярно случается, и ничего, живы пока.

Вот только Эд мне никакой не слуга…

Через какое-то время после таких раздумий виски стало ломить. Надо срочно на что-нибудь переключиться! И подходящее дело нашлось быстро.

Договор. Герцог поставил подпись вместо меня, но сама я документа в глаза не видела. Непорядок! А ведь я единственное заинтересованное лицо. Ледяной принц не в счет, он в любом случае ничего не теряет, а я – не самое худшее приобретение.

Надо это срочно исправлять. Надела простое домашнее платье, дождалась, пока Лила заплетет еще влажные волосы в косу, и направилась искать Рунну. В общем зале, среди… ну, наверное, магов, Стража не оказалось. Пришлось ловить местного слугу и спрашивать, где его поселили.

– Селисса? Что-то случилось? – Маг был в одних штанах. Притом выглядел как-то странно… Работал, а я помешала? Зачем тогда разделся?

Я смущенно поджала губы, но любопытство унять не смогла. Взгляд скользнул по бледной фигуре, обрамленной покрывалом черных волос. Худой до костлявости и, на мой вкус, слишком бледный. Как мертвый. Хоть бы их принц оказался немного посимпатичнее!

– Сели?.. – Из-за моего молчания беспокойство Рунну только возросло.

Так! Чувства отключаем, мозг включаем! Ну же, ты же умеешь…

– Порядок, – выдала натянутую улыбку и отвела взгляд. – Я зашла по делу. Ты бы мог показать мне договор?

На несколько мгновений Рунну замешкался, но все же отступил вглубь комнаты, впуская гостью. Фу! Я-то думала, он из-за меня сомневается, все же чужачка. Но причина промедления Стража имела волосы пшеничного цвета, яркие голубые глаза и выделяющиеся формы. Девушка! И шнуровка на корсаже распущена…

– Мы с госпожой Мораной как раз обсуждали меню на ужин, – не слишком убедительно пробормотал Страж. – Но она уже уходит, мы закончили.

– Правда? – сморщила хорошенький носик красотка.

– Разумеется, – и Аркель посмотрел на нее так, что девушку как ветром сдуло. Умеет он, однако, быть убедительным!

В мои руки перекочевал свернутый трубочкой и перевязанный серебристой лентой документ.

– Чувствуешь что-нибудь? – Страж с интересом подался ко мне, одновременно застегивая рубашку.

– Неловкость? – попыталась пошутить и потянула за кончик ленты, но меня остановили.

– Силовые печати. Подожди, сейчас уберу, – тонкие пальцы снова стали выплетать кружева.

Ах да, не могли же оставить без защиты важный документ! Я терпеливо позволила магу закончить дело, после чего Рунну отошел в сторону, оставив меня наедине с договором. Ну-ка, что тут у нас?

Политика, политика, политика… Сколько воинов Кхилсу даст Север, какие проблемы попытается решить миром представитель великого князя Вирсайна в Янтарной долине, также четко оговаривалось количество кристаллов жизни, которые, очевидно, увез с собой Рунну. Здесь ничего интересного.

В первый раз я упоминалась в связи с кристаллами. Что же, скучать на Севере точно не придется. В первое время работы должно быть много: раздать амулеты, настроить их, обучить людей пользоваться артефактами. Подзарядка и заказ у Кхилса новых кристаллов – тоже на мне. Под чутким руководством Стужи, разумеется. Он отвечает и за невесту наследника, и за нововведение.

Ладно, с этим понятно.

О свадьбе речь шла в самых последних пунктах. Вот там не все оказалось гладко. Отец выразил мое согласие, скрепив договор, – и все, пути назад не было. Для меня – не было. За ледяным принцем все также оставалась свобода выбора. Если невеста не устроит семью жениха, окажется непригодной для Севера или Сил, ее имеют право отослать домой. Или заменить младшей сестрой.

Изумительно! Поначалу из чистого протеста подумалось нарваться на любое из этих «если», но здравый смысл подсказал, что это было бы самой большой глупостью в моей жизни. В Кхилсе я теперь никто. Посмотрим, чего удастся добиться в стылых землях…

Взгляд побежал по строчкам дальше.

В случае перспективы ссылки домой я имела право остаться в столице северных земель и заниматься кристаллами. Тогда бывшей невесте полагалась должность помощника Стужи и небольшая комнатка в доме правителя. На нижнем уровне.

Остальные условия оказались не очень понятными, поскольку с жизнью Севера я пока не была близко знакома. Речь шла про венец, какие-то бусины и девушек из знатных Домов, которых я обязана принять в свое окружение. Ладно, на месте разберемся. Пугало разве что то, что мне придется взаимодействовать с Силами, покровительствующими Стражам, но и с этим должна справиться. Кхилс принял меня, неужели для Севера не сгожусь?


За ужином Эд сел отдельно. Лила попыталась перебраться за его стол, но очень быстро подхватила свою тарелку и устроилась среди магов льда. Белоснежные мужчины девушку не замечали, но и не грубили.

– Все они служат при храме ледяной богини Ладин, его у нас называют Чертогами, – поделился знаниями Рунну.

Я ковырялась в жарком, жадно впитывала каждое слово Стража и украдкой поглядывала на полузверя. Лишенный привычной свободы, он предпочитал держаться особняком. Говорил мало и только по делу, со мной или с Аркелем. Остальных для Эда вроде как не существовало. Впрочем, откуда мне знать, может, он всегда такой?

Но извиниться за неосторожные слова надо было. Только позже, когда-нибудь мы ведь останемся наедине!

– Какие еще боги у вас есть? – Сейчас это было важнее. Ведь от того, как я смогу приспособиться к чужому укладу, зависела дальнейшая жизнь.

– Одна Ладин, – качнул темноволосой головой Страж. – Еще Силы, от которых зависит наша магия. Но с ними и их представителями ты встретишься лично. Главная, как понимаешь, Стужа.

Для заснеженного края – логично. Получается, и у моего сопровождающего влияния больше, чем у других Стражей. Учтем.

Еще немного мы говорили о моем новом доме. Рунну рассказывал, что там очень красиво, удельные князья постоянно враждуют между собой, но подчиняются великому князю, Стражи чахнут от многовековой тоски, а совсем рядом живут ледяные драконы и иногда воруют девушек, чтобы унести в горы. Я слушала его истории, как сказки в детстве, а сама тосковала – осени мне теперь не увидеть никогда.

Помимо нас здесь ужинали и другие постояльцы, мурлыкал какую-то песенку, вяло перебирая струны, бард, среди столов сновали девушки с подносами. Настроение было ленивое. Я откинулась на высокую спинку скамьи и просто слушала. Рунну, музыку, гомон голосов…

Аркелю быстро наскучило мое общество, и он, послав многозначительный взгляд той самой красотке, удалился. Девушка исчезла следом. Как вижу, проблем с темпераментом у северян нет… Стоило Стуже уйти, маги немного расслабились, стали переговариваться и шутить, кое-кто даже флиртовал с Лилой. Выходит, они Рунну побаиваются?

Внимание переместилось к Эду. Пожалуй, сейчас самое время.

Но не успела я собраться с мыслями, как Охотник поднялся и направился к выходу. Куда это он? Любопытство отправило меня следом. Хорошо еще, что каждый был занят своим делом, не то такое поведение невесты наследника вызвало бы вопросы.

Боковая дверь тихо скрипнула, выпуская меня на задний двор. Проклюнулось легкое беспокойство: вдруг он ушел далеко и найти его не получится? Но полузверь оказался здесь же. Стоял, запрокинув голову, и смотрел в темнеющее небо. С таким видом, будто собирался завыть. Сейчас. Вот сейчас…

Естественно, ничего подобного не произошло.

– Селисса? – Эд почти сразу ощутил мое присутствие. – Ты зачем здесь?

– Погуляем? – вдруг сорвалось с языка.

На смуглом лице проступило недоумение.

– По неизвестной территории? С тем, кого знаешь каких-то пару дней? Как твой телохранитель, я против.

Надо же, какой ответственный достался…

– Ну пожалуйста! Совсем немного! – и на губах сама собой расцвела улыбка. Было так странно и непривычно просить, когда могла приказать.

Эд смерил меня тяжелым взглядом, шумно вздохнул и, дав знак следовать за ним, зашагал куда-то в сторону.

Приглашать меня дважды не требовалось.

– Странно, что ты не бывала здесь, – отметил полузверь, распахивая передо мной калитку в палисадник. – Это все еще Кхилс. Мы возле самого Вечного леса.

Учитывая, что добрались мы сюда порталом, ориентироваться мне было сложновато. И никакого леса отсюда не увидела! Но я все равно рефлекторно вгляделась в темноту.

– Только в окрестностях замка и дважды в Южной империи.

Луна слабо освещала густую зелень. Мы побродили немного, но огороженная территория оказалась слишком мала для прогулки, а покидать ее Эд отказался наотрез. Заявил, что чувствует каждое животное на несколько верст, хищников поблизости много, и они голодны, а убивать зверя ради меня во второй раз он не имеет желания. Особенно если можно этого избежать.

В глубине души я была противоположного мнения (приятно, когда ради тебя совершают подвиги!), но пришлось смириться.

Каждый уголок внутри высокого забора был исследован, и Эд указал мне на небольшую скамеечку под сплетением ветвей плодовых деревьев. Подчинилась. Села и зябко обхватила себя руками за плечи. Замерзла порядком, но уходить еще не хотелось. Поверх ладоней тут же опустилась тяжелая нагретая телом безрукавка мехом внутрь. А Эд стал рвать вишни.

– Прости мою грубость, – сказала очень тихо, принимая от него горсть крупных темных ягод. – Я действительно очень боюсь. Никто не знает, как оно там все сложится на новом месте. Может, их ледяной принц не захочет себе такую невесту, в этом случае я буду простой помощницей мага, даже без права держать слуг. А домой путь закрыт.

Он ссыпал остальные вишни и на миг притронулся к моим пальцам. Вверх по руке тут же пробежала щекотная дрожь. Чуть ягоды не уронила!

– И ты не считаешь меня грязным животным из лачуги? – вопрос был задан с легкой насмешкой.

Но отвечала я серьезно:

– Нет.

Охотник опустился прямо на невысокую траву у моих ног.

– Тогда забыли. Я не брошу тебя, заносчивая герцогиня. Даже если в ледяном дворце тебя сделают простой служанкой, – пожалуй, это могло бы звучать романтично, но тон Эдейрана был такой, каким представители аристократических семей приносили клятвы моему отцу.

Девичьи иллюзии хоть и появились, но заранее дали трещины.

Так просидели почти до полуночи. Говорили о разном, Охотник то казался умным и не лишенным воспитания, то вдруг говорил что-то – и становилось ясно, что это всего лишь житейский опыт, помноженный на звериные инстинкты. Так, например, он отказывался понимать, зачем богачи отвергают чувства, связывая себя браками по расчету, чаще всего неудачными, к чему отдают детей богам, которых ни разу не видели, и как вообще можно верить в тех богов – не являлись ведь и чудес не показывали! Но при этом полузверь ориентировался в Кхилсе лучше меня, и благородство было у него в крови. Вот просто чувствовала, ему даже в голову не придет нарушить слово, данное герцогу. И от этого на душе стало тепло и уютно.

– Выдержишь, если их наследник откажется от тебя? Сможешь обходиться без армии слуг? – В вопросе не было насмешки, только живой интерес.

– Я не хочу думать о ситуации в таком ключе, – произнесла медленно и тут же покривилась, так чопорно это прозвучало. Фу! А прежде и не замечала за собой… – Армии нет, при мне одна Лила, теперь еще ты. Ты обещал остаться, она тоже никуда не денется, если невеста превратится в помощника Стража, но я постараюсь сохранить положение.

– Значит, пойдешь замуж за незнакомца? – Эд запрокинул голову и глянул на меня с искренним непониманием.

Ну вот как тут объяснишь?!

– Пойду.

Охотник неприязненно фыркнул. Не понимает. Видимо, жизнь его собратьев в большей степени замешана на эмоциях. Инстинктах?

Продолжение разговора потонуло в рыке, клацанье зубов и моем перепуганном вскрике. Опасаясь, как бы не привлечь внимание ледяных, Эд схватил меня в охапку и зажал рот ладонью. Затуманенное страхом зрение выхватило из темноты три серых смазанных фигуры, которые вертелись вокруг нас. Неприятное, липкое чувство свернулось клубком где-то в глубинах души. Но от сердца отлегло.

Псы. Его псы.

– Они отправятся с нами, – пояснил Охотник, отводя ладонь.

Я кивнула, хотя разрешения у меня никто не спрашивал. Сильный, способен исцелять, чувствует зверье и себе подобных, умеет призывать… псов, так точно. Какие еще секреты таит этот ларчик?

Выяснить это прямо сейчас мне не было суждено. В одном из окон жилого этажа показалась Лила и махнула рукой. Напоминала, что время позднее, а выспаться надо. И пожалуй, была права.

Посмеиваясь, точно воришки, мы пробирались к комнатам. Потом еще какое-то время я шипела на Охотника, выпроваживая его спать. Зря кусал мою руку, что ли? Почувствует, если что.

Победила!

Так закончился первый день новой жизни. Не такой уж плохой жизни, если судить по началу.

Глава 5

– Знакомься, это Тиш, Фена и Лиша. – Эд поочередно указал на своих зверюг. Те радостно попискивали и так и норовили поднырнуть под ладонь хозяина.

Я честно внимала и пыталась запомнить, кто есть кто, хотя бы по пятнышкам. Получалось плохо, все собаки были для меня на одну морду. Серые, здоровые и страшные. Опасность, исходящая от них, заставляла напряженно ежиться.

– Фена постоянно будет при тебе, – подвел итог Эдейран.

Эмоции хлестнули через край.

– Что-о?! А меня ты спросил?! Да я же боюсь ее!

Дымчатая псина с небольшим черным пятном над левым глазом отделилась от «стаи» и недовольно рявкнула. Видимо, она тоже не пришла в восторг от подобной перспективы.

Лила и Стужа с любопытством наблюдали за нашим противостоянием.

– Не глупи, Селисса, – мягко, как маленькой, принялся втолковывать Эд. – Это для твоей безопасности.

– Нет, спасибо!

Увещевания не помогли.

– Иначе я решу, что ты избалованная герцогская дочка. – Хитрый полузверь использовал запрещенный прием. – Трусливая и не способная удержать свой страх. И такая собиралась править Кхилсом?!

Стало обидно. Я ведь так старалась быть достойной! И не боялась собак вообще, речь конкретно об этих псах. От них исходила угроза, я им тоже не нравилась. Но выглядеть слабой не хотелось. Я осторожно покосилась на Рунну. Не при нем, от него зависит слишком много…

– Твоя взяла, Охотник, – борясь с собой, я склонилась и осторожно погладила зубастое страшилище. Фена дернулась, но «ласку» снесла. Нейтралитет был установлен. – Только не вздумай перекладывать свои обязанности на других.

Вот так. Последнее слово осталось за мной.

Довольные результатом разговора, мы все вместе отправились завтракать.

А потом начался путь, утомительный и скучный. Несмотря на мягкость мехов, тело быстро затекло от непривычки, и скоро я готова была отдать что угодно, лишь бы оказаться в седле. Так удобнее. Но Рунну до того увлеченно рассказывал о северных нравах, щедро сдабривая свои речи преданиями и легендами, что у меня нахальства не хватило капризничать.

Ценной информации пока было не очень много, Страж отлично понимал, как мне тяжело привыкнуть к новому, потому старался дозировать знания. Главной радостью стало то, что летоисчисление в стылых землях то же, что и в Кхилсе, и неделя так же имеет семь дней. Еще в детстве Дайнир рассказывал мне, будто так не везде, но иные земли отгорожены от нас силовым заслоном, и переходов на ту сторону нет.

Север тоже отгорожен, но попасть туда реально. Однако я все равно боялась.

Что же, одной бедой меньше.

Территория стылых земель разделялась на уделы. Правили ими Дома, древнейшие аристократические роды. Еще сотню лет назад во главе каждого из них стоял князек, но потом дед моего жениха, Ристен, объединил Север под своей властью. Теперь там лишь один князь, зато великий. И однажды им станет Савир. Мой муж, если повезет.

– Пока достаточно, – улыбнулся Рунну, подметив страдальческую мину на моем лице. – Постарайся все запомнить и не путаться в определениях. Тебе как иноземке простительно, но будем стремиться к совершенству.

Я кивнула.

– Поняла. Не принц, а князь.

– Княжич, – поправил Стужа.

Скоро миновали последний караул. Кхилс остался позади, сани стремительно врезались в Вечный лес.

Жуткое местечко!

То тихо кругом, как у могильника, то вдруг птицы кричат или доносится звериный рык… Дорога из прибитой темной земли неудержимо неслась вперед. И сани все так же скользили и благодаря одной лишь магии не врезались полозьями в почву. Растительность странная. Листва на деревьях алая и багряная, ни зелени, ни золота, а стволы – будто инеем покрыты, серебряные. Травы пожухлые, вялые и сухие. Но иногда попадались места с ягодниками или тихонько колышущимися зелеными побегами. От контрастов прямо оторопь брала!

А мы все ехали и ехали.

– Наши переходы сразу за Вечным лесом, – пояснил Рунну, когда я, вздрогнув от очередного внезапного птичьего вопля, схватилась за его ладонь. – Нечего бояться, обычно лес без проблем пропускает путников.

Потом подумал и добавил:

– Хотя сегодня здесь и вправду жутковато.

Вот именно! Даже Страж уловил застывшее в воздухе напряжение.

Я, само собой, в подобных местах никогда не бывала, но слышала о них много. Поговаривали, будто древний лес живой и населен вечными духами. И у него есть свои Стражи, которые являются в обличье зверей. Может, они и воют?

Чувство внутри засело такое, будто бы нам здесь не рады. И от этого становилось не по себе. Вон даже Фена притихла у моих ног, слилась с мехами, уши прижала к массивному черепу… Чувствовала что-то!

Тем временем бесконечная дорога все тянулась и тянулась, процессия ехала, а настроение у всех портилось.

В первый раз остановились из-за меня.

– Ой, смотрите!

Мужчины и Лила в едином порыве повернули головы к нарушительнице спокойствия. То есть ко мне.

– Что это там?

В ответ – тишина и недоуменные взгляды.

– Где? – напрягся Рунну.

– Слушай, Стужа, – вторил ему Охотник, – тут случайно галлюциногенные грибы не растут?

При этом вид у мужчины был до того настороженный, что я точно поняла, растут, и всерьез забеспокоилась за сохранность своего рассудка.

– Селисса? – с нажимом повторил Страж. – Ты что-то видишь?

Сани остановились без всякой команды, наш разговор слышали все. Всадники тоже замерли. Псы противно заскулили.

О да, я видела! Хоровод. Девушки – первая белоснежная, следом красноволосая и загорелая, и так через одну – кружились у старого дуба и заунывно напевали что-то на древнем языке. Герцогские дети учили его азы, но, видимо, данные в свитках сохранились неточные, и теперь я мало что могла разобрать. Речь шла про зиму и осень, кажется…

Пришлось сдаваться. Я честно пересказала видение спутникам. После этого на меня все дружно уставились, так что я уже сама себя почувствовала душевнобольной.

– Логично в общем-то, – пробормотал себе под нос Аркель. – Но я не думал, что это случится здесь…

Мм? О чем это он?

– Что происходит? – Взгляд заполошно метался между Рунну и Эдом, но последний понимал не больше моего.

– Иди к ним, – неожиданно ответил Страж.

Серьезно? По коже пробежал озноб. Но показаться трусихой в очередной раз гордость не позволила, и я стала аккуратно выбираться из саней. Час от часу не легче! Как чувствовала, что в поездке будут проблемы!

– Духи леса? – понимающе уточнил полузверь и шумно потянул носом, будто принюхивался.

Страж кивнул.

– В этот раз они решили предстать воплощениями осени и зимы. Как видите, Высшие Силы тоже скучают и иногда хотят развлечений.

Ему виднее, он же с ними в тесном контакте. Ну, с одной из них.

Вот только не понимаю, почему развлечением должна служить именно я? Что, редко здесь путники бывают? Но страх немного притупился, не убьют же меня, в самом деле! Желая покончить со всем этим поскорее, я решительно зашагала по сухой траве.

Шаг и еще один… Остатки страха растаяли без следа. Была бы я магиней, наверняка почувствовала бы силу этого места, а так просто смотрела. И не холодно им босиком и в тонких платьицах? Вечный лес – это тоже осень, но не та, что в Кхилсе. Здесь сыро и зябко, а плоды на деревьях и кустарниках не внушают доверия.

– Мы ждали тебя, герцогиня, – звонким хором прозвенели двенадцать голосов.

Успела сосчитать, пока шла.

Что надо говорить в таких случаях? Одаренных братьев и сестру, наверное, обучали, а меня – нет. Даже в теории.

– Мое почтение, – произнесла скромно и поклонилась.

Откуда-то припомнила, что Силы не приемлют реверансов и прочих девичьих ужимок, перед ними мужчины и женщины равны и вести себя должны одинаково. Уважительно, но без лишнего раболепия. Этого тоже не любят.

– Тебя приняли, и ты имеешь все права на престол, но не стала за него бороться с родным братом, – звенели они хором, и от этого различать голоса становилось труднее. Скоро виски начало ломить. – Это похвально, и мы решили дать тебе шанс на чужой земле.

К моим ногам на пожухшую траву полетело ожерелье из сплетенных медных цепочек.

– Спасибо.

Я наклонилась и взяла дар, хотя до сих пор плохо понимала, зачем он мне нужен.

– Путь на Север начался, герцогиня, – прозвенели Силы. Стон удалось сдержать с трудом, так болела голова. – Даже если тебе не суждено стать великой княгиней, все же рискни! Подружись с Ладин, собери знаки поддержки от каждого Стража, и получишь огромную власть. Рука об руку взойдешь с Савиром на престол, и править будете вместе. А не сможешь – лишишься всего! До конца жизни жалеть будешь.

С каждым словом звон все усиливался, боль становилась мучительнее, и окончание речи Сил я дослушивала, лежа на жесткой траве. Веки отяжелели и медленно опускались, девушек рядом уже не было, а вокруг клубился мутно-серый туман…


– Ну как? – не успела толком очнуться, а надо мной уже склонились обеспокоенные лица и зубастые морды.

Мысли путались, пальцы холодили медные цепочки. Значит, не привиделось.

Пошевелилась и с тихим всхлипом сжала наполненную болью голову. Духи, плохо-то как… А впереди самое сложное: надо заслужить расположение северной богини и стрясти со Стражей некие символы. Интуиция подсказывала, что это должно быть нечто, цепляющееся к ожерелью. Не просто же так мне побрякушку выдали?

– Придушите меня, – попросила искренне, с мольбой глядя на спутников.

Лила ахнула и зажала рот ладошками.

– Это приказ? – усмехнулся Эд.

Он еще издевается! Уууу, несчастная я!..

– Не поможешь? – выдавила писк отчаяния.

Полузверь какую-то долю мгновения сомневался, потом все же аккуратно вынул меня из саней (видимо, пока была в отключке, меня успели туда перенести) и усадил на Вьюгу перед собой. Вопрошающий взгляд Аркеля был проигнорирован.

Я склонила голову к крепкому плечу и на какое-то время улетела. Только почувствовала легкий толчок – это процессия возобновила свой путь.

На сей раз боль растворялась гораздо медленнее. Хотя, если подумать, что значат слабость, болящая голова и легкая тошнота рядом с распоротым животом и прочими кровоточащими повреждениями? Но, видимо, нужен был прямой контакт, без одежды, а его мы с Эдейраном сейчас себе позволить не могли. Не при магах же! И не при Стуже, это точно.

Под мерное покачивание задремала. Эд держал крепко, и я точно знала – не уронит. Чувство защищенности свило вокруг меня мягкий кокон, баюкало, приносило успокоение.

Когда же продрала глаза, вопрос прозвучал примерно тот же:

– Ну как?

Заладили! Я прислушалась к себе. Вроде бы стало полегче. Можно и поговорить.

– Только не хором, иначе мне опять станет плохо.

Спутники обменялись беспокойными взглядами, но мольбе вняли. Дальше говорил один Рунну.

– Рассказывай, – казалось бы, требование, но в голосе Стужи четко слышалось волнение.

Понимая, что от этого никуда не деться, я кратко изложила беседу с духами, а после продемонстрировала всем желающим медное ожерелье, которое до сих пор сжимала в пальцах. Надо же! Не выпустила ни когда без сознания валялась, ни когда Эд меня лечил. Наверное, вещица действительно ценная.

Закончила свою речь, как водится, обратным посылом:

– Теперь твоя очередь. Объяснишь? – и подарком потрясла, чтобы он точно знал, о чем говорить.

Рунну не разочаровал. Шокировал так, что я едва с кобылы не свалилась!

– Кажется, я в тебе не ошибся, девочка, – выдал Страж. – Высшие Силы почтили тебя своим вниманием. Ты же поняла, на кого нарвалась?

Еще бы не понять! Легенд еще в детстве наслушалась. По ним – кого тут только не живет! А вот интересно, покровители Стражей среди «девушек» были? И почему некоторые из них имели красные волосы, символ осени? В Кхилсе они считались благословением богов. Так неужели же и наши заступники заглядывают в Вечный лес?

Увы, эти вопросы так навсегда и останутся без ответов. Даже для Рунну. Мне же сейчас важнее другое.

– И чем это опасно?

Стужа добродушно улыбнулся:

– На моей памяти за несколько тысяч лет такое случалось лишь однажды. Тогда я вез юную южанку в Джаанд, одно из северных княжеств. Силы одарили ее, и в итоге Роза стала любимицей Ладин, ее первой жрицей, а после – женой того, кому было суждено объединить Север.

– О… – все, что я могла сказать.

Я буду рада и половине этого.

– Что от нее требуется? – встрял практичный Эд. И меня аккуратно потянул за волосы, чтобы не плавала в океане эмоций, а слушала.

Хорошо все-таки, что он у меня есть. С таким не пропадешь.

– Не очень уж много, – махнул тонкой ладонью Страж и принялся перечислять: – Понравиться наследнику, не разгневать богиню, когда отправишься в Чертоги, и получить от каждого Стража по бусине. Их ты будешь нанизывать на ожерелье. Когда соберется полный комплект, отпразднуем свадьбу. Поверь, Селисса, звучит куда сложнее, чем бывает на самом деле!

Завидую его энтузиазму!

Страж казался расслабленным и вполне довольным жизнью, так что я решилась:

– Так дай мне свою, раз уж взялся покровительствовать, – просьбе сопутствовали испытующий взгляд и протянутая ладонь. – Станет первой в коллекции.

Шутка! Чего не скажешь от отчаяния. Но Рунну все воспринял всерьез, запустил руку во внутренний карман своего просторного одеяния и извлек небольшой серебристый кругляш с выемкой в середине – как раз цепочки пройдут.

Ладони коснулся холодок.

– Первая, – склонил голову Аркель. – Стужа принимает тебя, а испытаний и без нас будет достаточно.

Сегодня мне определенно везло.

Довольно длинный участок дороги ничего интересного не происходило. Я поблагодарила высокого покровителя и отдельно его Силу, вернулась в сани и уже там прицепила первый знак к ожерелью и надела его на шею. Не то бусина помогла, не то успех придал сил, но остатки дурного самочувствия улетучились.

Сани неслись стремительно, рядом грохотали копыта лошадей, а лес все не заканчивался. Рунну уже три раза сверился с картой и начал дергаться. Но пока отмалчивался. Я тоже не встревала, Лилу пугать не хотелось, да и Эду доверяла. Если что не так, он же почувствует? И точно сможет защитить вверенную ему меня.

Этим и успокаивалась.

Но в глубинах души прочно засело осознание: встречей с вечными духами дело не ограничится. Должно произойти что-то еще.

– Здесь мы уже проезжали, – четко произнес Эд, отчего все вздрогнули.

Полузверь кивнул на поваленное грозой дерево. Огромное… Но я не особенно смотрела по сторонам, поэтому не могла ни подтвердить, ни опровергнуть его слова. Страж мог…

– Мало ли в лесу таких коряг? – скупо выдавил Рунну.

В его отговорку не поверила даже сонная Лила, хотя, конечно, рта открыть не посмела.

– Одна, – спокойно возразил Охотник. – Там, за ней, зайчиха с зайчатами. Чувствую их уже третий раз.

Страх огненными искрами пробежал по нервам. Что творят проклятые духи?!

Но Эд снова опередил меня вопросом:

– Когда, по твоим подсчетам, мы должны были выехать из леса? Что говорит карта?

Если уж он забеспокоился, причина должна быть серьезной. Я впилась в Стража требовательным взглядом, да и среди магов прошел шепоток.

– Вскоре после полудня мы должны были оказаться у переходов, но лес почему-то не выпускает, – признался Страж.

– Сможешь открыть портал? – Я внесла дельное предложение и тут же получила в ответ недовольный взгляд.

– Здесь действует только магия самого леса, – счел нужным пояснить Стужа. – Я, конечно, мог бы попробовать, но неизвестно, что получится в итоге. Лучше не рисковать.

От его приглушенного голоса стало совсем не по себе. Получается, сопровождающие нас маги тоже окажутся бессильными в случае чего, надежда на одного Эда. Но сможет ли он защитить всех? Мне совсем не хотелось, чтобы пострадал кто-нибудь. Как-то привыкла уже за годы, прожитые в статусе наследницы, переживать за всех.

Последующие события надежды на лучшее не добавили. Страж приказал остановиться, выбрался из саней и скрылся в зарослях. Надолго. Я от каждого шороха вздрагивала, пока ждали его возвращения! К счастью, Эд сохранял спокойствие. Взгляд Охотника стал до того пронзительным, что казалось, он сквозь деревья видит.

Рунну явился целый и невредимый. Только жутко недовольный, чудо, что еще зубами не скрипел.

– Ну что там? – спросил кто-то из магов.

Ответ лично мне совсем не понравился.

– То, что здесь происходит, не наше дело, – сквозь зубы процедил Страж и окинул окружающих таким взглядом, что спорить никому и в голову не пришло. – Сейчас проедем чуть вперед, выберем место посимпатичнее, там переждем, пока все закончится.

Во мне шевельнулся протест. Что это – не наше дело? Объяснить-то мог!

– Духи? – позволила себе любопытство.

– Нет.

Очень познавательно, ничего не скажешь! А главное, желание лезть с вопросами отбивает напрочь.

До подходящей полянки доехали в напряженном молчании. Я уже успела понять, что происходящее в лесу с нами никак не связано, а потому и не опасно. Но что он с нами, как с детьми малыми? Недоверие обижало. Дура я, что ли, в дела леса вмешиваться. И Эд не стал бы, насколько я его успела узнать. Но Стужа упрямо отмалчивался.

Полыхающий закат раскрасил посеребренные стволы в оранжевый и алый. Немного зловеще, но, надо признать, красиво. Мужчины тут же занялись лошадьми и костром, стаскивали с дороги сани, ставили меховые шатры. Я даже залюбовалась. А внутри тепло, наверное… Но вот тот факт, что ночевать придется в негостеприимном лесу, радости не вызвал совершенно.

Дальше был ужин. Потом, пока Лила в компании одного из магов мыла посуду (видно, дар им совсем отказал), я попыталась побродить по поляне, но быстро бросила это занятие. Мешали! Фена увязалась за мной и, стоило отойти от Эда хотя бы на десяток шагов, жутко рычала… В общем, я решила не искушать судьбу. Одного шрама на животе, думаю, вполне достаточно.

Итак, вечер ничем из ряда вон выходящим не отличался.

А вот ночь…

В шатре действительно было тепло, меха создавали некое подобие уюта, а Рунну сотворил нам небольшой комочек бледного света. По рассказам Стража, в древние времена северяне не строили домов, жилищ из шкур зверей, укрепленных магией, им было достаточно.

Тихонько посапывала Лила, в шаге от меня устроилась Фена. Запах псины раздражал, но пришлось смириться. Выдворить зубастую телохранительницу за меховой полог не получилось при всех моих стараниях. Чуть не тяпнула, зараза!

Сон не шел. Не то звуки леса мешали, не то собственные мысли не давали покоя. Даже просто лежать с закрытыми глазами не удавалось. Еще и бледный кругляш кружил прямо над головой, точно специально дразнил.

А за пушистой перегородкой зазывно потрескивал костер… Поначалу и голоса слышались, но вскоре стихли. И я сдалась, уступила своим желаниям и, отыскав среди вещей теплую вязаную кофту, выскользнула в прохладную ночь.

Сегодняшняя оказалась звездной. И пахло просто одуряюще: влажной землей, хвоей, какими-то цветами и всем многообразием ягод. Почти как в Кхилсе! С улыбкой на губах я зажмурилась и какое-то время просто дышала. Последняя возможность. Завтра, если не произойдет непредвиденного, мы уже будем в стылых землях.

Новый дом. Как-то он встретит меня?

Не желаю об этом думать. Не сейчас.

Выпала из размышлений, когда в руку ткнулся холодный нос. Фена. И здесь достала. Инстинктивно погладила свою спутницу и двинулась к огню. Предчувствие не обмануло, рядом с ним сидел Эд и провожал изредка взмывающие вверх искры задумчивым взглядом.

– Последняя ночь, – я пояснила причину своей вылазки и смущенно улыбнулась. – Не хочу ее терять.

– Устраивайся. – Охотник подвинулся, освободив немного места на коряге рядом с собой. Я приняла приглашение, но тут же наткнулась на не до конца выломанный сук и зашипела. Нет, все-таки лес – однозначно не мое место.

– Тебя назначили в караул?

Какое-то время говорили о том о сем. Потом молчали. Странным образом с Эдом было хорошо и без слов. Намного лучше, чем с остальными. Не ощущалась столь остро разверзшаяся между нами пропасть.

Я прижалась щекой к широкому плечу, вдыхала запах выделанной кожи и трав и уже не чувствовала себя беззащитной перед будущим. С такой поддержкой мне и помощницей Стража будет хорошо. Нет, нельзя заранее настраиваться на поражение…

Магию звездной ночи и присутствия почти незнакомого, но удивительно близкого существа разрушил громкий треск веток. Близко, совсем рядом! Вон там, за елками. Потом послышались другие шаги, более тяжелые – нескольких пар ног, обутых в сапоги. Наверняка мужчины, но кто? Наши маги все спали по шатрам, а перемещение здесь не действовало. Стужа еще вечером пробовал, если уж у него не вышло, кому-то другому и мечтать не стоило.

Окончательно нас лишил покоя крик. Женский или мужской – не поймешь, но полный страха и боли.

Эдейран резко отстранился, вскочил, со свистом втянул в себя воздух.

– Слышал? – Я тоже поднялась и вгляделась в темноту.

Ничего. Только дурное предчувствие обожгло душу.

– Вернись в шатер, Селисса, – велел Охотник и, не глядя на меня, быстрым шагом направился к елкам, за которыми уже установилась тишина.

Ну уж нет! Я честно посмотрела на меховой домик, но в данный момент он меня совершенно не привлек. И даже упреждающий рык Фены не остановил. Я бросилась вслед за Эдом. Мало ли что там? Помочь делом точно не смогу и вмешиваться не буду, так хоть закричу в случае чего.

Ступать старалась осторожно, но Охотник все равно услышал через несколько шагов и послал мне возмущенный взгляд через плечо, после чего решительно раздвинул еловые лапы. Псы вышагивали рядом с ним. Не гавкали, под руки не лезли, – впечатление создавалось такое, будто они разумны.

Я отогнала бредовую мысль и вслед за Эдом скользнула в образовавшийся проход.

Там и остановилась. Дальше не пойду. Пышные лапы и ветки близкорастущих деревьев надежно укрывали меня от чужих глаз, окажись таковые рядом. Можно было спокойно понаблюдать.

Эд сделал еще шага три и тоже остановился. Псы настороженно оскалились.

Да, Вечный лес гневался не на нас. Четверо мужчин потрепанного вида, вооруженные ножами, были куда более подходящим объектом. Подавили тяжелыми сапогами ягоды, сломали хрупкую березку, – и это только тот ущерб, который я смогла заметить, не вглядываясь специально. А такое – уже достаточный повод для недовольства духов.

Они пытались разбить лагерь. Ну как лагерь… Небольшой костерок, проржавленный котелок, несколько полотняных мешков, которые должны были послужить спальными местами. Взгляд облетел скудные декорации. Ничего особенного, можно возвращаться.

Но Охотник даже не думал об этом. Стоял, глядя в одном направлении. Только напрягся, ноги расставил чуть пошире, сжал, а потом разжал кулаки. И собаки припали на лапы.

Готовились напасть!

Но…

Полная недоумения мысль упорхнула, не успев толком оформиться. Я увидела в руках одного из незнакомцев кожаный поводок. Человек стоял на освещенной огнем земле, другой же конец кожаной ленты терялся в темноте, но если присмотреться… Я прижала ладони к губам и тяжело сглотнула. Девушка!

Кажется, в клетке, но за это ручаться не могла. Слишком темно. Это она кричала. Наверняка! Пожалуй, лучше слиться с деревьями и не мешать. Еще лучше было бы вообще уйти, но вдруг ветка какая под ногами хрустнет? Нельзя такого позволить.

Да как они вообще решились остановиться рядом с нами вместе с пленницей?! Ответ казался простым: лес вывел. Не напрасно же он ледяных отказался выпускать. Кто мог знать, что Рунну не захочет творить добро? Я осторожно повернула голову, чтобы удостовериться еще в одной своей догадке. Так и есть, нашего костра отсюда не было видно. Что вообще-то странно, так не должно быть, но древняя Сила порой способна на настоящие чудеса.

Духи играли на нашей стороне, это внушало надежду.

Здесь бешеное течение мыслей прервалось. Охотник сорвался с места. Псы – следом.

Совершенно бесшумно они выпали из темноты. Эффект внезапности сыграл на руку, возомнившие себя хозяевами небольшого клочка леса чужаки растерялись. На миг, но его хватило.

Впервые я увидела Охотника «в деле», поскольку спасение герцогской дочки от медведя в моем сознании по понятным причинам не отложилось. Зато сейчас… Ох, лучше бы мне сюда не ходить! Зачем такие впечатления?

События развивались стремительно. Полузверь схватил ближайшего мужика голыми руками, и… я не поняла, что он сделал, но на траву брызнула кровь, а пару мгновений спустя рухнуло тяжелое тело. На других троих напали огромные псы.

Стало дурно, к горлу подступила тошнота, ноги подкосились. Я присела на корточки и учащенно задышала.

Отвлек от борьбы с собственным взбесившимся организмом треск. Эд коротко рыкнул и выломал пару деревянных прутьев из клетки. Какой же он все-таки сильный! Только сейчас по-настоящему осознала, что мой телохранитель – не человек.

Теперь дыра оказалась достаточной, чтобы просунуть в нее руки и аккуратно извлечь пленницу. Опасаться больше было некого, и я бросилась к победителям. И Эд, и псы выглядели совершенно невредимыми, только были заляпаны кровью.

– Уверен, что столь кардинальные меры необходимы? – не спросить не могла.

Я не раз видела, как кхилские палачи на площади казнят приговоренных, тоже зрелище не самое приятное. Поэтому сейчас для меня не произошло чего-то из ряда вон выходящего. И тем не менее к жизни я относилась бережно и, если был шанс ее сохранить, всегда считала, что надо его использовать. В конце концов, мы даже не знаем, кем были эти люди и за что девица оказалась в клетке…

Но инстинкты подсказывали полузверю иное.

Эдейран глянул на меня так, что допытываться вмиг расхотелось, и вместо ответа выдал:

– Уступишь свой шатер, – это была не просьба, он говорил так, будто мне и в голову не могло прийти отказаться. – И подогреешь воду. Справишься, герцогиня?

Еще и происхождением в очередной раз попрекнул. Изумительно! Взять себя в руки и не послать наглеца вместе со спасенной девицей куда подальше помогло разве что понимание: не для себя просит. Иначе бы много чего ему высказала!

Пока возвращались к лагерю, успела рассмотреть девушку, обмякшую в руках Охотника. Худая, одета в лохмотья. Волосы черные, длинные, как мои, только грязные и спутанные. На шее тонкий ошейник, кожа и металл, а по земле волочился прицепленный к нему поводок. Длинный. Фу, мерзость!

Сердце кольнула жалость. За что с ней так? А может, она тоже полузверь, Эд почувствовал свою, потому и бросился выручать? На кого бы еще поводок нацепили?

Жаль, пока не расспросишь, девчонка в отключке. Но я была готова не только шатер уступить и с лечением помочь, но и еще что-нибудь сделать. Не терплю, когда мучают живое.

Едва вышли на нашу полянку, Эд скрылся вместе с ношей в меховых недрах. Вскоре оттуда выпала заспанная Лила, завернутая в теплый плащ. Я взяла подходящую посудину и собралась идти за водой, но не успела.

Рунну стоял в шаге от меня, скрестив руки на груди, и угрожающе сверкал ледяными глазами.

– Объяснишь?

Куда денусь?

– На лагерь вышли разбойники, Эд их перебил. Девчонку зачем-то вели с собой. Кажется, она ранена, – скупо пояснила Стражу и, обойдя преграду, направилась к ручью.

Здесь недалеко.

Скоро шаги за спиной подсказали, что отпускать меня одну Стужа не намеревался.

– А ты почему с ним была?

– Вышла на шум, – не очень правдоподобно, но не обвинит же он меня во вранье! Или я выступлю с претензиями первой. – Ты чувствовал их, ведь так? Почему не вмешался? Зачем позволил издеваться над бедной девушкой? Мог хоть сказать!

Рунну презрительно фыркнул и отобрал у меня наполненный водой котелок. Я благодарно кивнула и принялась дышать на замерзшие руки. Вода в ручье оказалась просто ледяная!

– Воля духов не всегда разумна, – наконец изрек Страж. – Лес лишил меня магии, сопровождающие тоже оказались бессильны. А позволить Эдейрану ринуться за тем сбродом – значило рисковать единственным, кто смог бы защитить нас всех в случае чего. По-твоему, мое поведение неоправданно?

Оправданно. Но бесчеловечно.

Ладно, сейчас о другом…

– С чего ты вообще взял, что мой телохранитель захочет спасать незнакомую девицу?

Эд, конечно, благородный, я сама успела в этом убедиться. Но отчего-то все равно была уязвлена. Слегка. Ревновала, что ли?

От такой мысли стало смешно.

– Сама потом расспросишь его, почему он так поступил, даже рискуя оставить тебя без должной охраны. – Аркель не горел желанием раскрывать чужие тайны.

В груди точно склизкая змейка заворочалась. Точно ревновала.

Под разговор мы не только вернулись к огню, но и нагрели воду. Кое-кто из магов временами высовывался из шатров, но нас расспросами не донимали. Довольствовались Лилой. Переложив свою работу на худые плечи Стража, я стала гадать, кто из ледяных блондинов утянет мою камеристку на остаток ночи к себе. Надежд пока не оправдал ни один. То ли потому, что ночевали по несколько человек в шатре, то ли присутствие непосредственного начальства охлаждало пыл.

– Сама отнесу. – Я решительно забрала у добровольного помощника котелок с подогретой водой и направилась к еще недавно своему шатру. – Ты бы с телами как-то решил, нехорошо оставлять их здесь.

– Лес уже разобрался с ними, поверь, – загадочно бросил мне в спину Рунну.

Не думала, что хотела знать, как именно.

Я осторожно отодвинула шкуру, закрывавшую вход, и с трудом удержала котелок в руках. Негодующее шипение все же сорвалось с губ. Вот же!.. Забыла, что ли, методы его лечения? Полузвери умеют перетягивать болезни на себя. Как специальные лечебные кошки, нам такую привозили, когда мама болела.

Ни лоскутка из одежды! Эд вдавил девушку своим телом в пушистые шкуры, гладил ее по волосам и шептал что-то ласковое. В точности как со мной когда-то. Но тогда другого выхода не было, а тут… Сама бы оклемалась через пару дней, ничего бы с ней не сделалось!

Пришлось глубоко вдохнуть и медленно выдохнуть, чтобы подавить вспышку глупой ревности. Жадничаю!

Может, быть помощницей Стража не так и плохо?

– Вода, – обозначила свое присутствие и забралась в шатер.

Эд натянул на себя одну из шкур, прикрыв все то, что посторонним демонстрировать неприлично.

– Некоторые раны я не трогал, их надо промыть. Найдешь кусок чистой ткани?

Где это, интересно?

Пришлось пожертвовать сорочкой.

– Что с ней сделали? – спросила я, не желая уходить.

Но Охотник и не гнал.

– Пытались подчинить. Не понимаю, зачем – звериная кровь в девочке не так сильна.

Ох ты ж… А вот и то, о чем говорил Стужа!

– Звериная? – Я с любопытством склонилась над бледной немочью.

На вид самая обычная девчонка, только очень худая. Не северянка, но и на нашу не походит. И нет в ней той ауры силы, которая исходит от Эдейрана. Даже рядом с Эннистом, помню, чувствовалось что-то подобное, а в ней – нет.

Кого же к нам прибило?

– Я почувствовал в ней свою. И не сдержался.

– Если бы не она была в клетке, ты бы не убил тех людей? – с трудом, но я начинала ориентироваться в ситуации.

– Верно.

Ох, что-то я уже ей не рада… Если в инстинктах полузверя заложено защищать своих женщин, боюсь, телохранителем он будет скорее ей, чем мне. Невесту северного наследника маги берегут, а проблем пока больше у зверюшки. Да уж, перспектива!

Той ночью нормально поспать не удалось никому. Мы с Эдом выхаживали заморыша непонятного происхождения. Духи, да она еще более тощая, чем Стужа! И грязная, тут одним котелком теплой воды не обойдешься.

Полузверь забрал все, что мог, и сразу оделся.

– Отдохни, я посижу с ней.

Но щедрое предложение не приняли. Эд качнул головой, смочил лоскут в воде и принялся аккуратно вытирать капельки, регулярно выступавшие на лбу девушки. Скоро к нам присоединились Лила и Страж, да и другие маги временами заглядывали, спрашивали, не надо ли чего.

Так дожили до рассвета.

– Следует снять с нее ошейник, – предложила я, неприязненно косясь на валяющийся в стороне поводок.

Эта горемычная меня раздражала, и спать хотелось, но такого обращения не заслужил никто. Жалко ее. До сих пор, как придет в себя, сразу дрожать начинала и, ни слова не произнеся, проваливалась обратно в беспамятство.

Идею Эд поддержал и аккуратно подцепил неширокий ремешок.

Кричала девчонка так, что даже вечно сдержанный Страж выругался. Бедная…

– Дай я попробую, – Стужа оттеснил полузверя в сторону и коснулся тонкими пальцами кожаной полоски.

Результат был тем же. Рунну долго разглядывал шею спасенной, после чего авторитетно заключил:

– Магия.

А то мы без него не разобрались!

– Можно подробнее? – Я требовательно посмотрела на воплощение Силы.

Эд и сам мог бы спросить, но не хотела, чтобы он показывал характер при сильных мира сего. Чревато. А я им пока нужна была как невеста наследника и залог добрых отношений с Кхилсом. Не страшно, если немного побуду надоедливой.

– Сам ошейник обычный, – пустился в объяснения маг, – но с обратной стороны два ряда шипов: металлические и силовые. Первые причиняют жуткую боль при попытке рыпнуться, вторые не дадут снять вещицу.

Два вопроса прозвучали одновременно. Практичный – от Охотника и эмоциональный – от меня.

– И что с этим делать?

– Кто посмел сотворить такое с несчастной девушкой?!

Страж задумчиво провел указательным пальцем по темной полосе на бледной коже. Эд мгновенно напрягся, но несильная боль только вернула нашу пациентку в сознание.

– Снять ошейник сможет только тот, кто его надел, – щедро выдал новую порцию ценной информации Рунну. – Я знаю эту Силу слишком хорошо… Но пусть скажет она. Ну!

Захотелось его стукнуть. Интересно, я одна такая кровожадная? Судя по сузившимся глазам полузверя, желания у нас совпадали. Жаль, возможности отсутствовали.

От глупого поступка обоих спас тихий стон. Девушка моргнула и обвела сидящих возле нее мутным взглядом:

– Вы спасли меня. Спасибо…

Стало слегка неловко, ведь смотрела с благодарностью она не только на Эда, но и на меня. А я что сделала? Только шатер уступила, а потом тихо бесилась, когда полузверь занимался ее лечением.

– Как твое имя, горемычная? – Усмешка на губах Стужи выглядела издевательской.

– Риони.

Голос у нее был низкий, будто простуженный. Из-за ошейника? Или он всегда такой? Неудивительно, что я не разобрала тогда, мужчина или женщина кричит.

– Скажешь нам, кому обязана украшением? Или мне сказать? – не унимался Страж.

Плевать, кто он! Допрыгается, стукну!

Но спасенная реагировала на его интерес спокойно.

– Ходящая по Грани Стража Идьяра надела его на меня. – Риони попыталась сесть, но, видно, голова закружилась, и она снова растянулась на шкурах. – Дайте пить, а?

Все утро провозились с ней. Не только воды принесли, но и завтраком накормили, после чего Лила отдала девушке одно из своих платьев, а я – теплую кофту с широким воротом, доходящим до самого подбородка. Не замерзнет, и «украшения» видно не будет. Риони тихо поблагодарила за заботу и с помощью Лилы и Эда отправилась к ручью. Надо было помыться, прежде чем надевать чистое.

Пока заняться было нечем, и я обдумывала сложившуюся ситуацию. Стража… Женщина-Страж. В дороге обязательно выспрошу у Риони, кто она и как дошла до жизни такой. То, что девчонку забираем с собой, даже не обсуждалось. Не здесь же ее оставлять? И сама спасенная никаких возражений не высказывала.

Но как отреагирует хозяйка ошейника? Потребует вернуть собственность? Боюсь, тогда одной бусины мне точно не получить… Потому что не отдам. И измываться не позволю! Хоть и сама губы искусала до крови от мысли, что Эд там, с ней. Только присутствие в том же месте Лилы и утешало.

Надеюсь, Риони попросила его отвернуться?

– Вот, возьми, – нарушил задумчивую тишину вокруг меня Рунну.

Стужа протягивал мне сверток.

– И что это?

– Одежда. Брюки, туника, теплые сапоги. Верхнюю можешь носить свою, а это надень, – терпеливо объяснил Аркель.

Во мне всколыхнулся легкий интерес. Рука перехватила вещи, захотелось развернуть их и рассмотреть, что там носят северянки, но я сдержалась. Позже сделаю это.

– Зачем?

– Лес больше не станет задерживать нас, совсем скоро будем у переходов, – снова полились объяснения. – А там и на землях Севера. Готовься, первое время нелегко будет выдерживать наши холода. На одежду наложены согревающие заклинания, так ты хотя бы сможешь добраться до Цитадели здоровой.

Вот теперь понятно. Я кивнула, поблагодарила своего покровителя и унеслась в единственный не разобранный еще шатер. Переодеваться.

Никаких зеркал здесь, само собой, не было, потому представление о том, что получилось на выходе, у меня сложилось смутное. Зато тепло и удобно. Идеально для дальней дороги.

Серебряный обруч и заколки нашлись там же. Красивые, украшены узорами и снежинками. В прическах я не сильна, поэтому ограничилась косой. Позже Рунну сообщил: обруч является знаком того, что скоро я войду в княжеский Дом.


– Кто ты?

– За что ошейник?

– Почему в тебе слышна звериная кровь?

Вопросы мелким крошевом снежинок сыпались из нас, и взгляд Риони делался все более затравленным. Наконец я поняла, что так мы из нее никакой информации не выбьем, и решила вмешаться:

– Расскажи о себе. Коротко, самое важное.

В санях сегодня было тесновато. Мы с Рунну и Лилой, Риони. Страж настоял, чтобы и Эд сел с нами, поскольку Охотник не спал всю ночь, еще и лечил. А у меня в ногах свернулась Фена. Хвала всеобщему благоразумию, остальные псы отправились своим ходом.

Девушка немного расслабилась, откинулась на укрытое мехом сиденье и неуверенно начала:

– Кучка чокнутых магов пыталась сотворить кого-то, равного кхилским Охотникам.

Тааак! Я напряглась и вцепилась взглядом в рассказчицу. Зачем это великому князю потребовались полузвери? Ни за что не поверю, будто он не в курсе!

И Эд реагировал так же. Но, что удивило меня куда больше, Рунну озадачился вместе с нами. За компанию? Или умело притворялся?

– Во мне кровь человека, полузверя, оборотня и шиссы. Само собой, ничего не вышло, все результаты погибли, – через силу говорила Риони.

Ну точно – зверюшка! Притом новый вид.

– Кто такая шисса? – Голос Охотника охрип от с трудом сдерживаемой ярости. Зеленые глаза больше не казались теплыми, в них полыхало безумное пламя.

– Женщина-змея. Точно не уверен, мы мало о них знаем, – отмахнулся от него Страж. – Продолжай, девочка.

По тому, как ласково звучал его голос, я поняла: не знал. И сейчас в не меньшем бешенстве, чем Эд. Но, в отличие от полузверя, Страж никогда не покажет истинных чувств.

Надо бы мне у него поучиться…

– Идьяра не пустила меня за Грань и сделала одной из своих служительниц. Ошейник… Ходящая не была уверена, что я не опасна. Требовалось средство контроля, – говорила зверюшка совсем тихо, с трудом сдерживая всхлипы. Такая же свободолюбивая, как Эд! – А потом меня выкрали из дома Грани. В приграничье должны были передать магам, но все это дело засек местный Страж. Не знаю, что стало с моими создателями, а наемникам каким-то чудом удалось просочиться на нейтральные земли. Они прятались в лесу, а меня держали в клетке. Тоже боялись.

Слова иссякли, и над санями повисла долгая тишина. Подозреваю, что все думали об одном.

Как раз в это время Вечный лес выпустил нас на широкую дорогу, покрытую тонким снежным слоем. Все! Проблемами займусь потом. С почти детским восторгом я высунулась из саней и попыталась зачерпнуть пригоршню сияющего на солнце серебра. Духи, да оно повсюду, даже к ветвям деревьев примерзло!

Не дотянулась, сани оказались слишком высокими. А не вывалилась лишь потому, что Эд вовремя сориентировался, поймал за воротник и вернул на место.

– Снег, – настороженно пояснил Стужа. – Никогда не видела?

Учитывая, что росла я в краю, где царит вечная осень, было логично.

– Всего два раза, но уже давно, – призналась со вздохом. – Когда умерла мама, а потом Дайнир. Кхилс скорбел о них.

Рунну испустил облегченный вздох. Обрадовался, наверное, что хоть это разъяснять мне не требуется. А потом Страж запрокинул голову и вгляделся в стальное небо… по-особенному. Так смотрят на любимую женщину. Ну, во всяком случае, герцог так на маму смотрел, но это было уже давно, и воспоминания смазались.

Видимо, родная стихия отвечала Стражу полной взаимностью, потому что несколько мгновений спустя небо потемнело, будто свинцом налилось, и в воздухе закружили пушистые снежинки.

А Рунну полез в карман.

– Вот, смотри. – Северянин извлек на холодный свет пригоршню золотых листьев. У меня аж сердце заколотилось! – Это осталось позади.

И он решительно швырнул яркое богатство за спину, я даже пискнуть не успела.

Все, прощай, дом родной!

– Север приветствует тебя, льера и будущая княжна.

Север делал это феерически красиво. Тоска по дому и близким быстро утихла. Вряд ли там кто-то сильно скучает по несостоявшейся наследнице, иначе не стали бы продавать дочь и сестру чужакам. Вот и я не буду! Кто знает, возможно, судьба в стылых землях повернется ко мне светлой стороной?

– Спасибо. – Я ответила покровителю светлой улыбкой.

– Что значит – льера? – поинтересовался практичный полузверь.

Эд выглядел сосредоточенным, хоть под глазами и залегли тени и едва заметные морщинки. Вряд ли ему было дело до окружающих красот или девичьих переживаний, Охотник нацелен в будущее. Хорошо, что хотя бы у одного из нас хватает решимости спокойно думать о нем.

– Так называют наших самых родовитых аристократок, – пояснила Риони.

Оставшийся путь по свободной земле я дремала, положив голову на плечо Стража, только изредка приоткрывала глаза, чтобы убедиться – белоснежные кружева все так же пляшут в воздухе, я не придумала их. Напротив в точно такой же позе устроились Охотник, зверюшка и Лила, только у Эда были заняты оба плеча. Но он не жаловался, тоже слишком устал.

Однако сон слетел в одночасье, стоило саням остановиться, а грохоту копыт вокруг – стихнуть. Приехали.

Глава 6

Сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Вот она, новая жизнь. И отступать некуда. А до этого разве было куда? Ответила себе на вопрос и почти успокоилась.

Перед санями, совсем близко, уже закручивалась вьюжная воронка перехода. Похожего на тот, что открывал Рунну, и в то же время совершенно другого. Сейчас, даже лишенная всяческой магии, я ощутила прикосновение к чему-то древнему, загадочному.

– На той стороне нас должен ждать Страж, – тихо принялся прояснять ближайшие перспективы Рунну.

Еще один! И как быстро…

– Приграничья? – Я вспомнила, о чем говорила Риони, и сделала собственный вывод.

– Древнейших Переходов, – поправил Стужа. – Но и приграничьем он ведает. Кстати, твой будущий родственник. Рито приходится сводным братом нынешнему правителю Севера. Постарайся выпросить у него бусину. Этот может просто так отдать.

Но согласится ли? По собственной семье знаю, что родная кровь – совсем не залог теплых отношений. К сожалению. Только покровительство Рунну и успокаивало. Он в меня верил, это ценно.

– Постараюсь заручиться его поддержкой.

Сани снова двинулись с места и влетели в переход. Снова кругом клубился туман, порхали снежинки и изредка мелькали неясные тени. На сей раз вглядываться не хотелось. Вряд ли это важно.

Щеки обожгло, когда впереди забрезжил просвет. Холодно. Очень холодно! Как сотня игл вонзилась в тело, и заговоренная одежда не очень-то спасала. Неужто теперь так будет всегда?!

Мучительный всхлип вырвался мимо воли. Страж не мог его не расслышать.

– Когда прибудем в Цитадель, и тебя представят княжеской семье, нанесем визит в Чертоги Ладин. Это должно решить проблему холода.

Ясно. Пока придется сжать зубы и терпеть.

Переход выпустил нас в серый снежный день. Показалось или Стужа не испытывал радости от возвращения домой? Он скривился, а потом вскочил еще до того, как сани остановились.

– Как это понимать, Рито?! – А в голосе – искреннее негодование.

И что не так? Я огляделась, но ничего, что могло бы вывести могущественнейшего из Стражей из себя, не обнаружила. Кругом снежное покрывало и черные силуэты деревьев, навек сбросивших листву. А сани плавно мчали к высокому замку из темного, почти черного камня. Никогда таких раньше не видела! Казалось, его башни теряются где-то в глубинах свинцового неба. А само строение тонкое, худое какое-то. Интересная тут у них архитектура!

– Рад приветствовать вас в моем доме, льера. – В облике мужчины, протянувшего мне руку, чтобы помочь выбраться из саней, я смогла различить только темно-зеленые волосы. Они приковали внимание так, что смотреть куда-то еще не было сил. – Риотольф шерр Тоир, Страж Древнейших Переходов.

– Рада знакомству. – Я подкрепила слова дружелюбной улыбкой.

Мне же у него еще бусину просить! Да и вообще, со Стражами давно решила дружить.

Но Рунну не собирался успокаиваться.

– Какого… – последовал шумный вдох, – …ты творишь, Рито? У нас в таверне комнаты заказаны, там княжеский эскорт ждет. Зачем понадобилось выводить портал сюда?

Обладатель зеленоватой шевелюры проказливо улыбнулся:

– Могу я пригласить будущую родственницу в гости? Сам знаешь, другой возможности из-за старухи не будет. В бездну эскорт! Завтра сам перекину вас к столице.

И не придется мучиться от холода в санях? Все, этого члена княжеской семьи я уже люблю!

– Используешь переходы в личных целях? – одарил хозяина замка ответной улыбкой Стужа.

– Не без этого.

Когда все мои спутники выгрузились из саней, шерр Тоир взял меня под руку и повел к крыльцу, остальным жестом указал следовать за нами. Красиво здесь. Непривычно, но красиво. Кругом белым-бело, только темные пятна деревьев выделяются, и на фоне всего этого чернеет мрачный замок. Интересно, другие Стражи тоже живут в такой роскоши?

Ноги сильно скользили на дорожке из вбитого снега, и если бы не поддержка нового знакомого, я бы точно растянулась на виду у всех. Было дико холодно, до дрожи, до боли. Ветер таинственным образом умудрялся пробираться даже под заговоренную одежду и заставлял сжиматься в комок. Мука!

Присутствие собак совершенно не смутило Стража Переходов. Напротив, он с видимым удовольствием потрепал Фену по холке и позволил ей просочиться в дверь впереди себя. На остальных тоже нацеливался, но сдержался. И монстры зубастые приняли его легко, даже как-то обидно стало. На меня-то до сих пор порыкивали, а то и тяпнуть норовили! Не всерьез, только пугали, но все равно неприятно.

В доме гостей передали на попечение слуг. Нам дали возможность немного передохнуть с дороги, а за обедом шерр Тоир обещал познакомить с женой и матерью. Разрастается семейство!

Что же, тогда и придумаю, как заполучить бусину…


– Льера Линара, и не удивляйся! – представилась светловолосая женщина и улыбнулась с вызовом.

Это чувство ко мне пришло еще тогда, когда второй Страж наплевал на приличия и пригласил Эда, Риони и Лилу за стол. Нет, я совсем не против, тем более заранее предупреждена о крене в головах у воплощений Сил… Но в душу легкой поступью прокрался вопрос: а княжич Савир, мой ледяной принц, осмелился бы так сделать?

– А я слышал, будто Стражам нельзя жениться, – бесцеремонно выдал Эд.

Жаль, сидел далеко, не то пнула бы под столом ногой.

Но я тоже об этом в дороге узнала от магов и сейчас испытывала легкое недоумение. Так что даже мать Рито с ее длинной зеленой шевелюрой почти не вызывала эмоций. Впечатляло другое: «пожилая» дама выглядела раза в два моложе, чем та, которую Страж Переходов звал женой.

– А у нас говорят, что Охотники могут оборачиваться Зверем, – вернул укол Риотольф и обаятельно улыбнулся.

– Мы не проводили церемонию, – пояснила Линара. – Потому я осталась льерой, а он только шерр, будто и не княжеский брат. Но я старею и однажды перейду Грань, а он навсегда останется сильным, молодым и… живым.

– Мы обязательно что-то придумаем, девочка… – попыталась утешить ее зеленоволосая красавица.

В атмосфере чувствовалось напряжение. Видимо, не в первый раз эта тема затрагивалась в семье Стража.

За разговором немного познакомились. Мать властителя Переходов оказалась озерной нимфой. Когда-то она была женой того самого Ристена, который объединил Север. Но потом он стал великим князем, и спутница жизни нашлась более достойная – бывшая жрица богини Ладин.

Ушлая льера по сей день заправляла всем в стылых землях, а шерр Тоир находился в вечной ссылке.

– Предполагалось, что мы здесь будем прозябать в нищете, но Рито призвала Сила, к тому же он оказался талантливым артефактором, – с гордостью рассказывала нимфа. – Роза до сих пор захлебывается ядом.

– Не серди богиню, – тихо рыкнул на женщину Стужа. – Ладин все еще потакает вдовствующей княгине.

Но нимфу несло, и взгляд глубоких зеленых глаз остановился на мне.

– Невеста… Уже собираешь бусины?

Вот и шанс! Только чувствую, дорого мне это обойдется…

– Пока есть только одна.

Эд и Стужа одновременно предостерегающе посмотрели на меня. «Не смей!» – так и читалось в их взглядах.

– Согласишься передать любимой бабушке жениха подарочек от меня, будет вторая, – мечтательно улыбнулась озерная.

О, да эти две дамы до сих пор ведут войну!

– Ответ нужен прямо сейчас? – спросила осторожно.

Мысли лихорадочно скакали, спонтанно такие решения не принимаются. Мне важна милость Стража, но на кону отношения с новой семьей. Нельзя ими рисковать.

– Как знаешь, – чуть обиженно повела плечами нимфа.

– Тогда я подумаю.

– Времени у тебя до утра.

Риотольф наблюдал за нами с полуулыбкой.

Скоро разговор переместился на другое. Страж Переходов заинтересовался Риони, и Рунну взялся объяснять, откуда такое чудо взялось. Потом зеленоволосый любитель артефактов внимательно исследовал ошейник. Само собой, снять не сумел, но и больно зверюшке не сделал. Вон как к рукам ластилась!

Одни инстинкты и никакого воспитания. Над этим надо работать.

– Занятно вышло, – под занавес выдал Рито.

Вроде ничего такого, а все насторожились. Даже те, у кого ни звериного, ни магического чутья не было. Это я о себе.

– Что именно? – озвучил вертевшийся на языке у большинства присутствующих вопрос Стужа.

Опальный княжич оставил Риони с ее ошейником в покое и вернулся на свое место за столом. Ужин давно закончился, но никто не спешил расходиться.

– Да маги эти… Я как раз с переходами работал, посольство из Южной империи обратно переправлял, иначе бы даже не заметил их. Но когда древнейшие переходы открыты, мой дар становится сильнее, вот и почувствовал. И Лин оказалась рядом…

Путаная речь текла медленно, и я, подталкиваемая изнутри странным беспокойством, спросила главное:

– Их же перебили всех, так?

Никогда и никому не желала зла, а тут… точно злобные духи в меня вселились!

– Только тех, кто сам на рожон полез, – вместо мужа ответила Линара. – Остальных в подвалах заперли, завтра за ними должны прибыть люди из тайной княжеской службы. Там пусть и решают участь этих отбросов.

Разумно. Но близкое сосуществование с теми, в ком течет кровь Зверей, сделало меня слишком эмоциональной. Захотелось пойти и… ну хоть попинать мерзавцев!

Спасенная зверюшка реагировала еще более бурно:

– Так они все здесь? – с трудом получилось разобрать среди хриплого рычания.


Северная ночь была прекрасна.

Белоснежную землю окутала густая синева, в небе мерцали серебром звезды, снизу светилам подмигивали снежные искры. Заглядеться…

Я стояла у распахнутого настежь окна, впуская в комнату порывы стылого ветра. Холод отзывался дрожью, так что даже слезы на глазах иной раз выступали, но отказать себе в небольшом капризе не было сил. Камин горел, и на мне все еще была заговоренная одежда. Ничего не сделается!

– Здравствуй, новый дом! Ты красивый, мне нравится, – шептали губы.

Пахло снегом и хвоей, недалеко росли огромные голубые ели. Что ж, не хуже, чем Кхилс. А если ледяной принц окажется хотя бы хорошим человеком, я уж про большее молчу, быть может, мое существование на Севере будет сносным.

– Что ты делаешь?! – пророкотало за спиной.

От резкого звука я подскочила.

– Знакомлюсь.

Эд недовольно фыркнул. Не понял.

– Закрой окно, простудишься.

– Иди сюда, – слова полузверя я пропустила мимо ушей.

Слишком хороший вечер, чтобы терять его.

Просьбу мой телохранитель выполнил и встал рядом. За самой моей спиной, настолько близко, что я ощутила еле уловимый запах трав. Приятно…

– Вдохни. Чувствуешь? – спросила с надеждой.

Пусть он поймет! Пусть испытает то же, что я! Знакомство с новым миром, болезненный холод, завораживающая красота, страх перед тем, что будет завтра… Не все из эмоций приятные, но никогда еще я не чувствовала себя такой живой.

– Каждого зверя в окрестном лесу могу различить, мельчайшую травинку, скрытую под снегом, – спустил меня с небес на землю полузверь. – Это мертвая земля, Селисса. Мне не нравится здесь.

Горестный стон я подавила. Попробуем еще раз!

– Надо привыкать, – втолковывала терпеливо. – Посмотри, как красиво. Сколько звезд! И пахнет… не так, как дома.

Он послушно вдохнул и даже умудрился не сказать ничего неприятного. Во-о-от, уже получается! Осталось только закрепить успех.

Какое-то время мы так и стояли, напитываясь северной ночью. Хорошо с ним… Молчать.

Волшебство разрушила я сама. Осмелев, подалась назад и откинулась к нему на грудь. Миг мы оба наслаждались внезапной близостью, ко мне на талию легла сильная рука, Эд склонился, прижимаясь шершавым подбородком к виску, и… все.

Отскочил, как ужаленный, едва не сбив меня с ног. А потом обошел аккуратно и закрыл окно.

– Не делай так больше, – сказал хрипло-рычаще.

Надо же, какие мы нежные!

Я презрительно фыркнула и сложила руки на груди.

– Зачем пришел? – Обида неплохо скрывалась за холодностью тона.

– Сказать, чтобы ты не смела принимать предложение этой… с зелеными волосами.

Хищная улыбка сама выплыла на губы. Знаю, это мелко, но соблазн был слишком велик…

– Поздно. Я все решила!

– Селисса, это подло! – отчаянно рыкнул Охотник и полыхнул на меня злым взглядом.

Шаг к нему – и слегка дрожащая ладонь скользнула по колючей щеке. Отшатнулся. Но вверх по руке все равно понеслись предательские мурашки.

– Обещать – не значит сделать. Я соглашусь на все, о чем бы они ни просили, а там – по обстоятельствам…

Эд шумно вздохнул и в задумчивости поскреб то место, которого я только что коснулась.

– Наверняка они возьмут с тебя какую-нибудь клятву, используют магию.

– Ну и что? – Я передернула плечами и прошла к камину. Греться. – Когда-то отец учил меня, что нет такой клятвы, которую нельзя обойти.

А потом продал северянам за кучку воинов. Да, на деле все гораздо сложнее, чем на словах!


Я знала! Чувствовала, что нельзя оставлять Риони в одном замке с запертыми магами! Чревато.

Так и получилось.

Предлагала же зверюшке перебраться в нашу с Лилой комнату, но нет! Девчонка еще ничего, Эд воспротивился. А вдруг опасна?

Логично, мы ее совсем не знаем. И никто не знает, даже создатели. Опыт не удался, а хождение за Грань и обратно могло как угодно покорежить личность. Но лично я чувствовала в ней куда больше дружелюбия, чем в Фене. Псина так подозрительно смотрела и порыкивала… К хозяину ревновала, не иначе!

Но сейчас не о том.

Девчонку поселили отдельно, в крошечной комнатушке по соседству с Эдом.

А среди ночи меня разбудил крик. И топот. Потом ругань, отборная. Да что там у них?!

С усилием воли оторвала голову от подушки, глянула на окно – глубокая ночь. На софе копошилась растревоженная камеристка. В камине догорала последняя головешка, значит, прошло не так много времени после полуночи. И кому не спалось?

Или с появлением в моей жизни дальних родственников Зверей отдых стал непозволительной роскошью?

Меж тем к звукам добавлялись все новые: еще топот, шокированные восклицания, голоса Стражей. И они отдалялись, становились все тише. Пожалуй, если бы не рассерженный писк зверюшки и не требование Эда немедленно оставить Риони в покое, ничто не смогло бы выманить меня из теплого плена одеял. Слишком устала. Но тут просто не смогла остаться в стороне.

И Фена среагировала на голос хозяина, подбежала к двери и выразительно провела по ней когтистой лапой, оставив три глубокие царапины на темном дереве. Намек понятен.

– Невоспитанная зверюга, – проворчала я, нащупывая на полу туфли и заворачиваясь в халат. – Ладно, идем уже…

Мы выпали в коридор, и Фена, забыв обо мне, унеслась куда-то вперед и за поворот. Если правильно помню, там лестница на первый этаж. И шум слышался как раз оттуда. Но я спешить не стала, остановила пробегающего мимо мага из людей Стужи и задала ему вполне логичный в сложившейся ситуации вопрос:

– Что здесь происходит?

– Лучше вернитесь в комнату, льера. – Маг выглядел бледным и испуганным. – Заключенных, которые сидели в подземельях, нашли растерзанными. Караульные задремали, чтоб этих раззяв бездна поглотила! И вот результат. Теперь Стражи допрашивают Риони.

Разве после таких новостей я смогла бы спокойно усидеть на месте? Впереди мага помчалась вниз.

Вход в подземелья нашла по звукам. И запах тут стоял… мерзкий. Кровь и остатки магии, наверное. Пришлось зажать нос рукавом, чтобы пройти дальше.

Но скоро меня остановили. Стужа заступил дорогу.

– Поверь, тебе лучше этого не видеть.

Еще раз оценила витающую в воздухе вонь, обозрела кровавые разводы на массивной двери с несколькими огромными засовами и пришла к выводу, что он прав. Я себе не враг, чтобы туда соваться.

– Риони?

– Она еще за ужином рычала, помнишь?

Я помнила. И даже в глубине души одобряла. Но если зверюшка потеряла над собой контроль, выходит, не зря на нее надели ошейник. Девчонка действительно опасна. И как бы ни было ее жаль, придется запереть в точно такую же камеру.

Однако в недрах души что-то по-прежнему сопротивлялось и протестовало против подобного исхода событий. Никогда не была сильна в интуиции, а тут пробрало…

– Сколько их было? – Мой голос заметно дрожал.

– Восемь человек, – удрученно потер лоб Рунну. – Воины, охранявшие вход, уснули, чего с ними никогда раньше не бывало, если верить Рито. Странно, не находишь?

Что-то есть, да…

– Хрупкая девушка справилась с восемью здоровыми мужчинами. – Я попыталась представить себе картинку, но фантазия спасовала. – Немыслимо!

Риони тем временем отбрыкивалась от окруживших ее магов. Вполне по-девичьи, кстати. Вид зверюшка имела запуганный, еще ошейник, видимо, давил на шею, и она время от времени царапала кожу. Но не рычала и в жуткое чудище не превратилась.

Несоответствие коробило, заставляло сомневаться.

Этим воспользовался Охотник.

– Отпустите девчонку, – требовательный голос пронесся по подземельям. – Это сделал я. С псами.

Я похолодела.

– Но зачем?! – сорвался с губ всхлип.

– Мы защищаем своих женщин, это инстинкт, потребность. Прости, я не мог сопротивляться.

И кого тут надо изолировать? Эда, который, несмотря на жуткое признание, спокоен, точно айсберг? Или Риони, вжавшую голову в плечи и испуганно озирающуюся по сторонам? Боится. Что ударят, запрут, снова обидят.

От такого заявления Стражи пришли в замешательство.

Маги отступили от Риони, и Эд, ухватив девушку за плечо, подтолкнул ее ко мне. Первые три шага та сделала нерешительно, а потом рванула со всех ног и остановилась, спрятавшись за спину той, которая, по ее мнению, могла защитить.

А правда, могу? Сейчас проверим…

– Какое наказание ждало магов в столице?

Вопрос услышал Рито, как раз появившийся на пороге камеры, и отвечать взялся сам:

– Жесткое. Их успели допросить и узнали кое-что интересное. Князь не давал разрешения на их деятельность.

Надо же, ошиблась… Но если не правитель, тогда кто? Естественно, такой информацией со мной делиться никто не собирался.

– В таком случае считайте, что Эдейран просто привел приговор в исполнение. Несколько преждевременно, но что уж тут поделаешь…

В глазах обоих Стражей сверкнула сталь. Я испытывала судьбу, шла по тонкой ниточке. Повезет – не повезет?..

– Все не так просто, Селисса, – прокашлявшись, заговорил Аркель. И, кажется, собрался пуститься в путаные объяснения, но я перебила. Схватила за руку, отвела в сторону и горячо зашептала:

– Ты же можешь, Стужа! Ты многое можешь, неспроста же называешься могущественнейшим из Стражей. Спаси его, прошу!

Бешеный бег сердца, по ощущениям, могли слышать все собравшиеся. Страх заставлял его испуганным зайцем нестись вперед.

Глаза напротив приобрели проницательное выражение.

– Он так нужен тебе?

– Эдейран обещал беречь меня, даже если не стану княжной. И он сдержит слово, я знаю! Верные люди всегда нужны.

Фух! Я изо всех сил постаралась не выказать обуревавших эмоций.

На лице Стража проступило недоверие. Мгновение спустя оно смягчилось до простых сомнений.

– А эти его… инстинкты? Не боишься?

– Нет.

Еще один виток раздумий. Рунну лихорадочно просчитывал ситуацию. И наслаждался каждым мигом! Наверное, после нескольких сотен прожитых лет в голове Стража действительно произошел какой-то сдвиг…

– Ты права, Селисса, я многое могу. Почти все. Но скажи, зачем мне это делать?

Вот и решающий момент! Тут главное – показать себя достойной.

– Буду твоей должницей. Иметь обязанную княжну, а потом и великую княгиню ценно, не правда ли?

Если я правильно сориентировалась в местных реалиях, Стражи с правителями Севера сосуществовали на равных. Никто никому не мог указывать, все вынуждены были искать компромисс. Неудобно. Но Силы редко вмешивались в княжеские дела, в основном их волновала магическая сторона жизни стылых земель.

Что ж, посмотрим, много ли мне удастся выторговать.

– Ты еще ею не стала. – На тонких губах промелькнула легкая улыбка.

– Но стану однажды, клянусь тебе!

Хотя бы для того, чтобы иметь возможность защитить себя и своих близких.

Неожиданно Страж сдался, в беззащитном жесте поднял руки вверх и еще раз улыбнулся:

– Ладно, я разберусь. Но только потому, что никто из присутствующих здесь людей с этим чудовищем все равно не справится, а самому связываться неохота. Но учти, малышка, придется платить! Дорого. Это теперь дело принципа.

Безумец снова развлекался, а я почему-то не удивлялась.

В бездну! Проблемы стану решать по мере их возникновения.

Махнула Эду с Риони следовать за мной и направилась в комнату. Досыпать. Все, хватит с меня на сегодня.


Утро началось раньше, чем я планировала. Сон еще не улетучился, когда в дверь поскреблись. В первый раз решила, что послышалось, но ненавязчивый звук повторился. А потом и еще раз…

Риони. Кто другой у нас такой несмелый?

– Входи, там не заперто! – крикнула, со стоном перетекая в сидячее положение.

Лила уже успела проснуться и недавно увела Фену гулять. Через приоткрывшуюся дверь я увидела, что в коридоре рядом с моей комнатой сидят другие псы.

– Прости, что разбудила, – зверюшка переступила порог и замерла. – Хотела поймать момент, когда ты останешься одна.

Ты… И это она обращается к льере! Да, гордость ей досталась звериная. Те тоже никогда даже на словах не признают главенство кого-то над собой.

– Что хотела?

– Спасибо тебе за Эда! – горячо выпалила наша питомица и часто заморгала, сдерживая слезы.

В душе на миг всколыхнулись собственнические чувства. Что это она так распереживалась за Охотника?! А потом…

Опять несоответствие.

Понять бы еще спросонья, что именно не так…

– Вот, возьми. – Девушка приблизилась и протянула мне раскрытую ладонь. – Тебе нужнее.

Бусины. Три штуки.

И что-то темное под ногтями. Кровь?!

– Откуда у тебя? – Я решила проявить осторожность, хотя руки так и тянулись к вожделенным вещицам.

Но можно ли?

– Их украли вместе со мной у Идьяры. Поверь, Стража не заметит, она… немного не в себе. Всегда, – оттараторила зверюшка и впихнула мне в руку благодарность, будто стремилась поскорей избавиться.

Она же мне поведала, что вещицы эти у всех Стражей одинаковые, каждая несет на себе отпечаток всех двенадцати. Только у Рито своя, особенная, потому что он появился сравнительно недавно.

Что же, пусть будет запасной вариант, если вдруг кто-то заартачится. Не стану пока афишировать их наличие и заодно выясню у Рунну, так ли все на самом деле. Зверюшка вполне могла чего-то не знать.

Риони уже повернулась к двери, когда я решилась заговорить о другом:

– Вчера ты чесала шею… Ошейник не сжимался, а, наоборот, разжимался, так? Это ты загрызла магов?

Девчонка резко обернулась. А в глазах – страх и злость. Последнюю она быстро подавила.

– Да.

Молчали, смотрели друг на друга.

– Подробностей не будет? – Мерзавцев не жалко, а мне действительно стало любопытно.

Вдруг и правда монстр? Нет, Эд не стал бы держать при себе такое…

– Я не удержалась, – виновато произнесла Риони, покусывая нижнюю губу. – Ничего не могла с собой поделать. Как в омут нырнула… Силой шиссы усыпила воинов у двери, потом обернулась змеей и пробралась в камеру. Ну а потом уже зверем… Можно было ужалить по-тихому, но этого мне было мало. Хотелось вгрызаться в плоть, чувствовать вкус крови…

Признания зверюшки заставили поежиться. Как представила, прямо жуть взяла!

– Друзей я не кусаю, – словно подсмотрела мои мысли Риони. – Никогда. Честно.

Мои пальцы выстукивали меленькую дробь на одеяле. Кем она меня назвала? Вот уж не предполагала, что можно дружить с не совсем человеком…

– Ладно, иди уже. Сейчас Лила вернется.

Но зверюшка не спешила. Помялась немного у двери, потом снова обернулась и предложила:

– Хочешь, вместо тебя схожу к нимфе и скажу, что ты согласна?

Эд ей рассказал. Или сама услышала? Наверняка ее слух острее человеческого.

– Вместо меня?

– Ну ты же льера, можешь себе позволить. Нечего этой зеленой нос задирать! А я заодно подарочек обнюхаю, чтобы там уж точно ничего вредного не было.

В свете последнего предложения отказать питомице я не могла.

Глава 7

Вьюжный портал вывел нас к высоким кованым воротам. Я наконец поняла, чем этот самый портал отличается от перехода: первые способен открывать любой из Стражей или даже сильный маг где угодно и когда угодно, древнейшие же переходы существуют только в одном месте – у северной границы, и ведает ими лишь Рито.

Из этого следовало, что вполне в силах шерра Тоира принудительно изолировать нас от всего остального мира. Нет, с опальным Стражем действительно надо дружить!

Ладонь инстинктивно погладила карман пальто, в котором лежало свернутое трубочкой и перевязанное лентой послание. Именно его мне предстояло передать вечной сопернице нимфы. И, как клялась Риони, от листка не пахло магией.

Что же там? Всю дорогу боролась с собой, чтобы не развернуть и не проверить!

Нельзя. Бесчестно и некрасиво. Но нажить влиятельного врага в лице вдовствующей княгини ох как не хотелось…

Зато ожерелье из медных цепочек украшали уже две бусины. И в шкатулке с драгоценностями, в потайном отделении, вместе с ядом и приворотным зельем были припрятаны еще три. Рунну подтвердил, что они годятся. Но Стражи будут в бешенстве!

Сияющие морозными узорами врата распахнулись, впуская нас в ухоженный зимний парк. Но сани замерли.

Я выпала из раздумий и с интересом и затаенной дрожью огляделась. Красиво здесь…

– Дальше пешком, – пояснил Стужа. – Такова традиция.

И сделал знак одному из десятка воинов, охранявших въезд в Цитадель, помочь мне выбраться из саней на покрытую прибитым снегом землю.

На второй день ноги уже не так скользили, но я все равно ухватилась за руку Стража, и все вместе мы ступили на широкую аллею. Сани прекрасно прошли бы. Зачем выделываются?

– Нравится новый дом? – поддразнил Стужа.

Впереди как раз обозначилась громада Цитадели. Больше крепость, чем дворец правителя. Основательное строение из темно-серого камня. Кругом парк и отдельно отгороженный серебристый сад. Удивительно, какая сила заставляла цветы распускаться среди снегов. Взгляд выхватил алые розы, покрытые тонким налетом белесого инея, и на губах расцвела улыбка. Я повернулась к Эду:

– Видишь, эта земля не такая уж и мертвая. Приживемся!

Охотник неопределенно хмыкнул, но ответить не успел. Двери каменной громады распахнулись, и на крыльцо стремительно вылетел человек, быстро сбежал по высоким ступеням и размашистой походкой направился к нам.

Стужа замедлил шаг, потом и вовсе остановился. Я последовала примеру сведущего в местных правилах покровителя, а вслед за мной и все остальные.

– Княжич Савир.

Рунну и знакомый теперь уже незнакомец обменялись короткими кивками.

Жених. Сердце громко стукнуло и замерло ненадолго, провалившись, кажется, в самые пятки. Взгляд лихорадочно вцепился в приближающегося мужчину.

Меньше всего княжич походил на северянина. Каштаново-красная шевелюра, никогда такой не встречала! Лицо простое, совсем не надменное, будто слегка загорелое. Не такое мужественное и выразительное, как, скажем, у Эда, но приятное. Высокий, статный. Широкое пальто с мехом расстегнуто. Синие, удивительно теплые глаза горели любопытством.

Савир замер напротив меня, окинул заинтересованным и слегка удивленным взглядом и открыто улыбнулся:

– Добро пожаловать, Селисса. Позволь, я тебя провожу, – не дожидаясь согласия, северный наследник забрал мою руку из холодного плена ладони Стужи.

Сердце нервно забилось, мысли разбежались. Надо срочно что-то сказать. Но вот что – никак не придумывалось.

А княжич еще и внимательным ко всему прочему оказался! Пришел на выручку растерявшейся невесте.

– Ну как тебе? – и неопределенно махнул рукой.

– Ты или Цитадель? – Ой, кажется, не то ляпнула!

– А все сразу! – Вот сейчас стало понятно, он тоже нервничал.

Окинула все вокруг вместе с женихом изучающим взглядом и тоже улыбнулась смелее:

– Непривычно.

– Ожидания оправдались, надеюсь? – В его голосе звучало лукавство. А сам голос, к слову, оказался приятным, не слишком низким, с мурлыкающей хрипотцой. Мм, заслушаешься…

Это я и сделала и на каменных ступенях поскользнулась.

Выполняя свои обязанности, Эд отпихнул Стража с дороги и ринулся ко мне. Но Савир был ближе. Сильная рука придержала меня за талию, и помощь телохранителя не понадобилась.

Полузверь коротко рыкнул и окинул нас всех тяжелым взглядом. За его спиной возникла Риони, выглядела она, как всегда, запуганной. Пора уже с этим что-то делать…

– Ценю твое рвение, – мягко проговорил наследник, глядя на Охотника, который оказался почти на голову выше его. И вид имел куда более внушительный. – Но о своей невесте я в состоянии позаботиться сам. Запомни, пока я рядом, тебе не надо защищать Селиссу.

Ого! Быстро он, однако.

– Не ты приставил меня к ней, не тебе и прогонять, – спокойно парировал Эдейран.

Опять нарывается. Ох уж мне эти полузвери! Пальцы инстинктивно сжались в ладони Савира. Духи, только бы пронесло…

Княжич шокированно моргнул. Видимо, так с ним еще не разговаривали.

– Вот так и случается из века в век, – вклинился Рунну, – стоит рядом оказаться симпатичной девчонке, они готовы в глотки друг другу вцепиться! Ладно он, полузверь, но вы-то, мой юный льер, вспомните, наконец, о своем происхождении? А лучше – о воспитании. Наверняка вдовствующая княгиня сейчас наблюдает за нами из окна.

Подействовало. «Юный льер», которому на вид я бы дала что-то около тридцати, глубоко вдохнул, медленно выдохнул и продолжать перепалку не стал. Хоть бы и зла не затаил! Иначе нелегко придется полузверю на новом месте с его инстинктами.

Под эти думы меня ввели в просторный холл.

Совсем не похоже на ледяную Цитадель! Темный камень, деревянные панели, бронзовые с серебром канделябры, где-то совсем рядом потрескивает огонь. А не так уж и плохо! Я прямо почувствовала, как Эд расслабился, да и самой сильно полегчало. Ничего непривычного на первый взгляд.

– Моя бабушка – южанка, поэтому каминов в Цитадели больше, чем в любом другом северном доме, – склонившись к моему уху, открыл тайну княжич. – И розы в саду. Я тебе потом покажу.

– Иноземка?! – из всего сказанного я зацепилась только за эту информацию.

Так вот кому Савир обязан своей не ледяной внешностью!

– Ну да.

Другие члены правящей семьи так и не появились, только слуги. У нас забрали верхнюю одежду, после чего красноволосый льер распорядился устроить новых обитателей Цитадели с комфортом, а сам увлек меня куда-то в боковой коридор.

– Там кухня, – пояснил, заметив, что я напряглась. – Ты замерзла, надо бы чего-то теплого выпить.

Заботливый. Еще один плюс.

– Мне пока трудновато справляться с вашими холодами, – улыбнулась я чуть смущенно.

– Через день назначен визит в Чертоги Ладин, там станет ясно твое будущее, – ободряюще погладил мою ладонь наследник. – Вероятно, даже немного магии даст, она может.

В душе зажглась золотистая искорка надежды. Сила. Моя несбыточная мечта!

Но вдруг?..

Дальше были подогретое вино с пряностями, пузатый повар, усиленно впихивающий в слишком худенькую, по его словам, меня пирожки с самыми разнообразными начинками, деревянный стол в дальнем углу кухни и неспешный разговор. Савир оказался приятным собеседником и внимательным слушателем. Расспрашивал про путь и про Кхилс. Как выяснилось, ледяной льер никогда не покидал родных земель, и ему было любопытно узнать, как живут соседи.

– Неужели даже в Южной империи не был? – не поверила я.

– Даже к ледяным драконам не летал, а до них рукой подать, – удрученно вздохнул он. – Бабушка все боится, что с наследником что-то случится.

Кажется, начинала понимать…

– Другого нет, да? – В голосе проклюнулось сочувствие. Я-то выросла с братьями, сестрой и кузенами. И какие бы между нами ни случались ссоры, это всяко лучше, чем быть одиноким отпрыском правителя, над которым все трясутся.

– В том-то и дело, что есть! – простонал льер. Но, увидев непонимание на моем лице, все-таки пояснил: – У отца есть сын и дочь от второго брака. И мачеха давно лелеет надежду усадить на трон Адаля. Больше того, делает для этого все возможное.

Вот когда осознала, как мне повезло, что герцог не женился во второй раз. Впрочем, какая теперь разница?

– Ледяной принц доволен невестой? – спросила я и неожиданно для себя погладила сидящую у ног Фену.

Псина увязалась за нами, ни на шаг не отставала и едва не загрызла повара в ответ на попытку ее накормить. Съестное зверюга брала только у троих: Эда, меня и Лилы. Любому другому демонстрировался внушительный комплект зубов, вот как сейчас.

А на меня с минувшей ночи не рычала, как раз после случая с Риони. Но смотрела все равно неприязненно. Как на котенка, по дурости прогуливающегося у собачьей конуры. Недолюбливала, но не нападала. Мол, вот подрастешь, тогда и…

– Удивлен, – отозвался Савир с улыбкой.

А мог бы и приятное сказать!

– Чем именно? – не то чтобы меня сильно волновало его мнение, но жениху хотелось хотя бы нравиться.

– У тебя черные волосы и черные глаза. Ты похожа на лесную колдунью, моя мать с ней дружила, когда была жива.

Интересные ассоциации я у него вызывала. Но княжич открытый и искренний. Или просто кажется таковым?

– Для Кхилса это самая обычная внешность. Я, кстати, тоже не ждала увидеть красноволосого льера.

– Взаимность? – В синих глазах танцевали золотистые смешинки.

Он потянулся через стол и мягко сжал мою руку. Дразнится? Но настроен вроде бы дружелюбно. Уже хорошо.

– Полная!


Устроили меня просто замечательно.

Покои невесты наследного княжича состояли из двух больших комнат. Первая – для всех, гостиная; а вторая – только мои владения, спальня. С большущей кроватью, мохнатым ковром, камином и примыкающей ванной комнаткой. Отдельного восхищения удостоилась ширма для переодевания, тонкая, черная, покрытая сеткой морозных узоров. В точности как на окнах! Даже потрогала, чтобы убедиться – холодные.

После чего пинками вернула себя в реальность и оценила убранство с позиции удобства. Есть собственное пространство и есть где принять гостей. Натоплено жарко, так что страдать от холода не придется. В ванной отдельный большой камин, от него с помощью бытовой магии нагревается вода. И тот факт, что будущая княжна лишена даже зачатков силы, учли. Никаких магических штучек, даже энергетические светильники заменены красивыми канделябрами.

И цвета в комнатах преобладают мои любимые – зеленый, светло-коричневый и золотистый. Приживусь!

Но все это пока говорило лишь о том, что северяне настроены серьезно и четко соблюдают договор. Рано расслабляться.

Вечером состоится знакомство с княжеским семейством. Надо хорошо подготовиться. Знать бы еще как!

Чтобы не мешать слугам, которые как раз разбирали вещи и раскладывали их по местам, я опустилась в кресло. Мягкое, как облако! Мм… Взгляд нашарил растянувшуюся на ковре Фену. Зверюга изо всех сил старалась не выглядеть слишком довольной и сохраняла умеренно злобное выражение морды. Бдит! Смешно прямо, вот честное слово.

Однако цитадельская челядь старалась обходить зубастого монстра стороной. Ой, как я их понимала! Но позволить себе такой же роскоши пока не могла.

Весь день заняло обустройство на новом месте.

А ближе к вечеру вокруг меня собрались все: Лила, покончившая с делами, Эд, Риони, ну и рычащих чудовищ стало уже три. На мгновение внутри появилось такое странное чувство… я дома, а рядом по-настоящему близкие люди. Ну не только люди. Одним словом, те, кто никогда не предаст. Конечно, приступ любви ко всему миру быстро прошел, и я напомнила себе и про разницу в положении, и про то, что двоих из них вообще толком не знаю, но этого мгновения хватило, чтобы получить хорошее настроение на весь оставшийся вечер.

– Дай руку, – привычно потребовал Охотник.

В этот раз больно почти не было. Я только заметила, как загорелись карие глаза Риони при виде одной алой капельки, упущенной полузверем. Но девушке хватило нескольких глубоких вдохов, чтобы справиться с собой.

– Порядок, – хрипловато рассмеялась зверюшка, облизывая пересохшие губы. – И я совсем не хочу тебя съесть. Правда.

Ну, по крайней мере, она старалась…

– Как поступишь, когда явится эта их Идьяра и потребует вернуть то, что она считает своей собственностью? – Эд был, как всегда, прямолинеен.

Вопрос в лоб. И как ответить, я не знала.

Надо бы заверить их, что буду стоять до последнего и никому Риони не отдам, но смогу ли противостоять Страже? Самой безумной из Сил.

Вопрос.

Не люблю врать. И не стану.

– А ты правда умеешь становиться змеюкой? – влезла с вопросом Лила.

Надо заметить, что за время, прошедшее с того дня, когда мы покинули Кхилс, она порядком осмелела. Не на одну меня, оказывается, полузвери влияли дурно. Задираться с теми, кто заведомо сильнее, хотя бы выше по положению, Лила никогда не станет, но со мной в присутствии ближайшего окружения она вела себя куда свободнее, чем когда-либо раньше. Интересные перемены.

– Умею, – важно кивнула наша питомица… а потом осыпалась вдруг золотой пылью.

И все, нет ее!

Мы с Лилой, не сговариваясь, вскочили со своих мест и метнулись к низкому пуфу, который занимала зверюшка. Пусто!

– Осторожно, не придавите! – Эд ловко распихал нас обратно по креслам, даже пискнуть не успели.

А потом наклонился и выковырял из глубин мохнатого ковра небольшую золотисто-коричневую змейку. Ничего себе чудеса!

Во мне царапнулась догадка. Идея, как можно использовать эту ее ипостась, если сама Риони, конечно, согласится. Я не Идьяра, заставлять не собираюсь.

– И удобно тебе в таком виде? – спросила осторожно.

Ответной реакции не последовало. Змейка с совершенно индифферентным видом скользила вокруг запястья Охотника. Судя по всему, ей было вполне комфортно.

– Змеи не разговаривают, Сели, – назидательно заметил Эд. – Но она все слышит и понимает. И да, ей удобно.

Отлично. Что и требовалось доказать!

– Как думаешь, маги почувствуют в ней другую сущность? – Это тоже было важно.

Но тут Эд оказался бессилен.

– Понятия не имею. Я не знаю, кто такие шиссы и что они могут.

Исчерпывающе.

Риони закончила исследовать новые территории и снова свалилась на ковер, а миг спустя восстала из него худенькой девушкой. Она улыбалась и была в одежде. Видимо, все, что говорят в народе об оборотнях, вымысел чистой воды. Ну, что оборот – это больно и для него надо быть обнаженным…

Завязался разговор. Вернее, питомица худо-бедно пыталась объяснить нам, что к чему. Как выяснилось, она унаследовала память тех, из кого ее сотворили, потому знала о мире больше нас всех, вместе взятых.

– Настоящие шиссы могут принимать и третий вид – змееподобной женщины. Ну или мужчины, но там сложнее. Как раз этого у меня нет. Или пока нет, посмотрим.

– А с магами что? – Идея меня зацепила, хотелось реализовать, но для этого все надо было знать наверняка.

– Сложный вопрос, надо поэкспериментировать.

И несмотря на полное осуждения хмыканье Эда, мы твердо условились это сделать.

Остаток не занятого ничем дня мы слушали Риони, а она вспоминала все, что знала. Оказалось, что шиссы живут глубоко под землей, их города, те, в которых бывала несчастная змейка, угодившая в руки чокнутых магов, расположены под драконьей долиной и под приграничьем. Недалеко от замка Рито как раз есть вход в один такой. Но увидеть необычных существ на поверхности мало шансов. Они редко выходят, а если уж делают это, то только в человеческом обличье. Любое другое запрещено, если речь не идет о спасении чьей-то жизни.

– Так что, змеи тебя теперь накажут? – испугалась простоватая Лила. – Ты же сейчас превращалась!

Риони задумчиво потеребила черную прядку.

– Той, которая была одной из них, больше нет. А я способна за себя постоять. Никто никого не тронет, точно вам говорю!

Мудрые, рассудительные существа. Спокойные и неспешные. Если бы не сильная змеиная составляющая, девушке в жизни не удержать бы ни Зверя, ни оборотня. А так хотя бы есть над чем работать.

Странно, но даже после откровенных признаний и вида питомицы, облизывающейся на мою кровь, ее я все равно опасалась гораздо меньше, чем псов. А еще с трудом заставляла себя не думать о тех четверых, которых погубили маги ради… Ради чего вообще?

Просто так. И от этого было особенно гадко.

Сама бы загрызла, вот честное слово!

Наконец пришло время готовиться к ужину. Знакомство с новой семьей – дело серьезное, и выглядеть при этом хотелось достойно.

В местном понимании достойно, в этом-то и состояла главная трудность. Я не знала как.

Помочь вызвалась опять-таки Риони, к вящему недовольству Лилы, которую временно отстранили от привычных обязанностей. Обижать камеристку мне совсем не хотелось, но так сейчас было нужно: у Риони ведь и человеческая память сохранилась, она знала, как надо выглядеть в ледяном обществе.

Но не успели мы вытащить из сундуков мои лучшие наряды, как в дверь настойчиво постучали.

Открыл Эд.

– Подарок для льеры Селиссы от княжича Савира, – чинно провозгласил седой слуга, вручая полузверю внушительных размеров сверток.

– Кажется, с платьем решилось, – заключила зверюшка и перехватила у Эда сверток.

Инстинктивно принюхалась и сорвала ленту. А Лиле кивнула, чтобы убрала мою одежду обратно в сундуки. И так естественно у нее это вышло, что я невольно в который уже раз задалась вопросом, кем же была несчастная девушка, ставшая прототипом для Риони.

Ответ неизвестен. Пока.

Скоро вниманием полностью завладел подарок жениха. Предсказуемо в свертке нашлось платье и еще несколько приятных мелочей. И роза, единственная, белая. К знакам внимания от мужчин я не очень-то привыкла, а потому сразу же почувствовала, как горят щеки. Приятно!

Княжич не считал нужным скрывать происхождение невесты. Как еще объяснить тот факт, что платье оказалось бело-коричневым, с лисьим мехом? Ну и ладно, мне так даже легче. Дождалась, пока меня оденут, и прилипла взглядом к зеркалу. А ничего получилось… Льера не льера, но девушка миловидная. Из-за пышных юбок талия казалась еще тоньше, чем была на самом деле, скромный вырез ничего секретного не показывал. Туфли на невысоком каблуке оказались мягкими и удобными, а Риони ловко заплела мне сложную косу. Лиле только и осталось завистливо следить за порхающими, точно вязальные спицы у умелицы, руками зверюшки. Позже мы добавили налобное украшение и выбрали подходящие серьги.

Все, я готова.

Темноту за окном усыпали мелкие яркие звезды. Скоро должен был появиться Савир, мы заранее условились, что он зайдет за мной.

– Пора, – кивнула я Риони.

Девушка ответила точно таким же знаком и прикрыла глаза, чтобы миг спустя золотисто-коричневой змейкой упасть на ковер. Опять пришлось вылавливать ее из меха. Я ловко нашарила прохладную ленту и обернула вокруг шеи. Риони щекотно заскользила, устраиваясь удобнее. И стала меняться… Вытянулась, удлинилась, чешуйки на змеином теле стали видны отчетливо, каждая теперь напоминала отдельную бусину, глазки замерли, точно два камешка янтаря.

Ого!

Других слов не нашлось ни у кого.

Пожалуй, наш маленький опыт имеет все шансы на успех. Вряд ли высокородные ледяные интересовались, каких именно слуг я с собой привезла. И драгоценности мои никто не пересчитывал. И вообще, откуда им знать, что модно в Кхилсе?

Обманывать Савира не хотелось, но другого мага поблизости не было. Поэтому решили начать с княжича. Увидит в сплетении бус змею – сразу же оставлю Риони в покоях. А заслужит доверие, тогда между нами не останется тайн. Но пока мы чужие люди, а значит – каждый за себя.

На этом и успокоилась.

Тишину прервал стук в дверь. Савир пришел.

– Добрый вечер. – Я вежливо улыбнулась жениху.

– Рад, что ты надела платье.

Оба мы были немного напряжены, но это понятно, все же совсем не знали друг друга. Жених окинул взглядом мою фигуру и… ничего. Если не считать довольного блеска на дне глаз.

Сработало! Риони осталась незамеченной.

– Идем?

Я устроила ладонь у него на локте. Готова.

– Мне остаться? – окликнул Эд.

Тепло его зеленых глаз отозвалось легкой дрожью. Расшалившееся воображение тут же попыталось заменить образ Савира на кого-то более сильного, неудержимого… Стоять! Совсем от рук отбилась!

Вернувшись в реальность, я заметила, что наследник напрягся. Но с приказами не лез, предоставил мне право решать. Значит, не заносчивый, не злопамятный и не станет навязывать свою волю. Уже неплохо.

– Ждите здесь. И пусть Фена тоже останется.

Заодно отдохну от нее. Когда зверюги Охотника рядом, я чувствую себя неуютно.

Коридоры сменяли один другой. Эхо шагов разносилось не слишком далеко, почти всюду лежали мягкие ковры. Окна, за которыми плескалась темнота, были занавешены тяжелыми портьерами. Источниками освещения служили канделябры, а где-то и магия.

– Уютно тут у вас. – Я решила сделать комплимент новому дому. – Чувствуется, что многие интерьеры подбирала южанка. Я была в империи и немного знаю, как там принято обставлять дома.

Красноволосый льер задорно улыбнулся и пробежался пальцами по золотистой ленте в моей косе.

– Так и есть, здесь каждую мелочь подбирала бабушка. Маме нравилось, она даже и не думала ничего менять. А Алишта пыталась, но ей отец не позволил. Они с вдовствующей княгиней до сих пор на ножах.

Вот мы и выяснили, кто в Цитадели хозяин. Думаю, двум иноземкам найти общий язык не составит труда.

– Мой отец тоже рано овдовел, но так больше и не женился.

– Повезло, – княжич тяжело сглотнул.

Распознать причину его грусти было несложно.

– Враждуете, да?

– Отец счастлив с ней, это главное. – Савир старался, но прозвучало не слишком искренне.

Бесконечные, казалось бы, лестницы и коридоры закончились, выпустив нас к огромной двустворчатой двери, по обеим сторонам которой замерли воины. В данный момент дверь была распахнута, а в столовой уже находились льеры. Трое мужчин и одна женщина. Не считая снующих туда-обратно слуг и замершей за спиной дамы-камеристки. А я не догадалась взять с собой Лилу… В Кхилсе это было как-то не принято.

– Все быстро закончится, – ободряюще шепнул мне Савир. – Ты устала с дороги, поэтому решили ограничиться обычным ужином.

Прямоугольник стола был уставлен блюдами.

Мы направились туда.

Прежде чем усадить на одно из двух свободных мест, жених подвел меня к каждому из представителей высокородного семейства.

– Счастлив лично представить вам мою невесту, льеру Селиссу, – ровно произнес Савир.

Все правильно, родового имени Кхилских герцогов я лишилась, зато приобрела приставку «льера». До свадьбы останется так. Или до момента, пока судьба не повернется в другую сторону.

– Мой отец, Великий Князь Вирсайн Иррорис.

Об этом можно было догадаться и без слов. Те же каштаново-красные волосы и золотые искры в синих глазах. Они очень похожи!

– Его жена, Алишта.

Женщина, изящная, как снежинка, и блеклая, как высушенная на солнце дохлая стрекоза. Взгляд у нее неприятный, водянистый… пустой? Одного его хватило, чтобы понять: мы точно не подружимся.

Но вежливости никто не отменял.

– Великая княгиня. – Я попыталась склониться, но Савир ловко поймал за талию, вынуждая воздержаться от несанкционированных телодвижений. Чего это он?

Объяснил:

– Этот титул навсегда остается за первой женой князя. Все последующие – не более чем любовницы с официальным статусом.

Неприязнь тут взаимная, буду иметь в виду.

Черты лица ледяной заострились от гнева, стало казаться, что вот-вот между крепко сжатых тонких губ мелькнет змеиное жало. Фантазия, ничего больше. Она у меня с переездом на Север вдруг стала бурной. Но легкий налет инея на и без того бледной коже был очень даже реальным.

– Савир! – упреждающе рыкнул князь.

На что его сын только невинно приподнял брови.

– Разве я неверно сказал о наших традициях? Селиссе лучше все запомнить сейчас, чтобы не совершать ошибок потом.

Крыть тут было нечем, и возражать не стал никто. А мы перешли к худощавому блондину, восседавшему по левую руку от Алишты.

– Адаль, мой сводный брат.

Задерживаться, впрочем, не стали, ограничились соблюдением не слишком жесткого ледяного этикета.

Четвертым оказался Рунну, с которым я и без того была знакома неплохо.

Наконец, миновав четыре преграды в лице сильных сего северного мира, я добралась до своего места. Выдыхаем! Самое сложное позади. Познакомились, с симпатиями и наоборот определились. Теперь главное – не подавиться, поскольку усадили меня рядом с женихом, а напротив него сидела мачеха.

Предчувствую, ужин будет долгим и запоминающимся.

Совесть у Алишты все-таки была, потому что первую гадость она выдала после второй смены блюд. А может, тоже проголодалась, а на пустой желудок яд изливать не получалось. Собственному организму во вред.

– Савир, бесценный мой, – ледяным голоском пропела княжеская… ну пусть будет все-таки жена, я за справедливость, – скажи-ка, твоя последняя фаворитка, льера Алана, уже собрала сундуки?

Укол предназначался больше мне. Чтобы знала: соперниц много, и не факт, что официальное присвоение статуса невесты что-то поменяет. И игла угодила точно в цель! Я напряглась. Еще с атакующими симпатичного княжича девчонками не хватало разбираться!

Синеглазый жених быстро пришел на помощь ужаленному самолюбию.

– Бесценный? Мачеха, вас что, дракон покусал? И страшно даже предположить, при каких обстоятельствах.

И в каком положении!

Так, Селисса, жуем и не отвлекаемся! Вкусный-вкусный горячий салат с мясом птицы.

– Не груби! – вмешался князь, но без особого воспитательного рвения. Правильно, воспитывать взрослого сына уже поздно, а вот проявить внимание к и без того ущемленной в правах жене – самое время.

Умный князь! Уважаю.

– Так все же? – продолжала сочиться ядом северянка. – Ты отослал ее? Или Селисса не против того, чтобы терпеть твою личную жизнь через пару коридоров?

Против! Горячо и категорически.

Ничего личного, но это унизительно, в конце концов.

– Разумеется, отослал, – невозмутимо сообщил мой жених, вонзая вилку в кусочек белого мяса. – Еще несколько дней назад. Странно, что вы не в курсе, это было очень громкое утро. И вазы в холле пришлось заменить, некомплект.

Пронесло.

Но скоро ледяная льера любезно сообщила, что расслабилась я рано.

– А Сашта из Дома Проклинающих тоже уехала?

Та-а-ак! Что-то изобилие девиц всех мастей вокруг старшего княжича мне не особо нравилось… Чувствовала, будут проблемы!

– При чем здесь она? – вроде бы искренне удивился Савир. – С Саш мы просто друзья.

Плохо вдвойне. От очередной фаворитки избавиться не составит труда, если начнет мешать. Очередная, значит – не особенно ценная. Но если одну из них он считает своим другом… Беда.

И мачеха уж слишком по-змеиному улыбнулась. Так и хотелось одолжить ей бусы, чтобы точно усвоила, кто здесь самый ядовитый.

И так весь вечер!

Савир с Алиштой непрестанно обменивались колкостями. Наследник ничуть не уступал ледышке пустоглазой, порой его откровенно несло, что даже слегка пошатнуло первоначальное исключительно положительное впечатление о женихе. Ледяной принц умел ненавидеть. Люто. Но я пока не разобралась, опасен ли он.

Князь быстро перестал реагировать на демонстрирующих друг другу оскалы жены и сына и переключился на меня. Спрашивал об осенних землях, о пути и первых бусинах. С ним было легко разговаривать. Как с Савиром, когда поблизости не наблюдалось Алишты.

Адаль все больше молчал, разве что перекинулся парой слов с Рунну, потому впечатление о нем осталось вполне приятное.

Когда массивные часы у стены пробили девять раз, великий князь милостиво разрешил нам расходиться. Я неслышно выдохнула.

Оказалось, опять раньше времени.

Желающие пощекотать нервы чужачке еще остались.

– Красивые бусы, – вдруг заметил Стужа, когда Савир заботливо отодвинул мой стул, помогая встать.

Выпрямилась – и мы со Стражем оказались лицом к лицу. Его взгляд был сосредоточен исключительно на моей шее.

Неужели почувствовал?..

– Тебя интересуют женские украшения? С каких пор?

Тонкие пальцы пробежали по четко выделяющимся бусинам. Страж озадаченно наморщил лоб.

– Ты же знаешь, меня привлекает все необычное, – брюнет улыбнулся чуть смущенно. – А это… Я даже не знаю, как объяснить… Интересное ощущение.

Уловил. Но сам толком не понял, что именно.

Значит, и с Идьярой может получиться. Хотя она знает Риони лучше… Опасно.

Разобраться в своих чувствах Аркелю помешал княжич.

– Я безмерно счастлив, что моя невеста смогла тебя заинтересовать, но нам пора, – и увлек меня из столовой.

Вот теперь самое страшное позади.

Каменному коридору с красноватыми узорами на стенах я обрадовалась как родному. Напряженный вечер закончился, а ночь, надеюсь, будет спокойной, в отличие от нескольких предыдущих.

– Не обращай на него внимания, – заговорил жених, пока мы проходили через полутемный холл. – Стражи живут очень долго и в конце концов начинают отчаянно скучать. Вот и кидаются на все новое, точно оголодавшие псы.

– Поняла уже.

Помолчали.

Впереди возник аркообразный проход. Нам туда, потом по лестнице на верхние этажи, я запомнила. Но княжич остановился.

– Хочешь, покажу тебе бездну?

– Э?! Это в каком смысле?

Что-то я не уверена… Всегда считала, что когда посылают в сие мрачное и далекое место, имеют в виду нечто не особенно приятное. Вот уж не ждала, что княжич ко мне так отнесется!

– В самом прямом. – А на губах многообещающая улыбка.

– Спасибо, но как-нибудь обойдусь.

Я попыталась ускользнуть в следующий коридор, но не успела. Цепкие руки жениха в очередной раз сомкнулись на талии. Ловкий какой!

– Трусиха, – тихо засмеялся Савир. – Идем, тебе должно понравиться.

И, игнорируя возмущенное попискивание, увлек меня в совершенно другую сторону.

Как здорово, что слуги в большинстве своем сейчас были заняты в столовой! Потому что устраивать спектакль для всех желания не возникало.

Мы миновали большой (подозреваю, что бальный) зал с минимумом обстановки, и Савир рывком распахнул двустворчатые двери в его конце. Темно… Ничего не видно. Я аккуратно ступила на каменную террасу.

Перил не нашла. Здесь их не было предусмотрено.

Несколько шагов – и мы оказались у края.

А внизу плескалась густая тьма. Вечность…

Бездна? Ничего не понимаю… Но взгляд отвести невозможно. И Савир застыл чуть позади, крепко прижимая меня к себе и почти не дыша. Надолго.

– Что это? – Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем вернулся слабый голос.

– Говорят, бездна, – усмехнулся наследник, настойчиво отодвигая меня от края. – Другие предполагают, что здесь соединяются миры.

– Интересная гипотеза.

Мысли до сих пор путались. Нечто невероятное!

– Идьяра знает точно, она одна осмеливается спускаться туда. – В голосе княжеского сына звучала легкая зависть. Склонен к авантюрам?

При упоминании «хозяйки» змейка еле ощутимо дрогнула у меня на шее. Не испугалась, но ей стало неприятно. А мне все сильнее хотелось встретиться с этой таинственной особой.

Но пока это было невозможно, потому – срочно вернулась в реальность.

– Вы с Алиштой так накинулись друг на друга… – Я повернулась к Савиру лицом.

– Привыкай.

Стоило только упомянуть мачеху, как он напрягся. И голос стал жестким.

Как все серьезно! Но мне здесь жить, поэтому надо бы окончательно разобраться в ситуации. Руководствуясь такими мыслями, я аккуратно коснулась запретного.

– Злишься на нее из-за отца?

Ревнует. Этого слова я произнести не осмелилась, все же не мальчик уже. Но впечатление складывалось именно такое.

Княжич окончательно растерял благостное настроение, отстранился от меня, прошелся по каменной террасе. Длинные красивые пальцы зарылись в красноватые волосы.

– Мне было шестнадцать, когда эта дрянь впервые подослала убийцу. Сам не ожидал, что справлюсь. А когда с распоротой щекой и сломанной рукой явился к отцу, Алишта была там.

– И что? Князь не вышвырнул ее за такое? – В голове новая информация укладывалась с трудом.

Тонкие губы северянина искривила горькая усмешка.

– Нет, хотя тогда она еще не была ему женой. Льера сказала, что проверяла меня. Проверяла, ты можешь себе представить?! – Он нервно рассмеялся. – Мол, наследник должен быть готов ко всему. И отец не стал спорить. Сказал, что с ним в свое время тоже не церемонились.

Нравы на Севере суровые, мне говорили. Потому запретила себе любые эмоции относительно сказанного Савиром, просто подошла к нему и взяла за руки. Не знаю, что могла бы сделать еще.

– Остерегайся ее, ладно? – Теплое дыхание коснулось волос. – Не хочу, чтобы Алишта причинила тебе вред или настроила против меня.

Кивнула. Даже будь правда на стороне мачехи, мне пришлось бы поддерживать жениха. Мне за него замуж выходить, а не за Алишту.

Льер высвободил одну руку и ласково провел кончиками пальцев по моей щеке. По коже прошла прохладная дрожь. Волнующе, непривычно… Пальцы спустились к шее. Я прикрыла глаза, и…темноволосый и зеленоглазый образ самовольно оккупировал сознание. Бездна!

Отшатнулась как раз в тот момент, когда Савир ловко подцепил пальцами подбородок и с понятными целями приблизил свое лицо к моему. Еще и про перечисленных (но явно не всех) женщин вовремя вспомнила. Романтическое настроение испарилось без остатка.

– Что-то не так? – удивленно моргнул красноволосый льер.

Все слишком так! Звезд отсюда не видно, но колышущаяся внизу бездна была достаточно таинственной, чтобы растревожить чувства. Ночь и тишина, симпатичный мужчина рядом, жених к тому же… и я. В смятении. Потому что чувства в душе не совсем те.

– Слишком близко, – выдавила наконец. – Еще рано.

На его лице промелькнуло недовольство, но лишь на миг.

– Все равно нам друг от друга не отделаться, будет лучше, если ты примешь это сейчас и сделаешь шаг навстречу, – медленно проговорил Савир и назидательно щелкнул меня по носу.

Попытку сблизиться отвергли, и княжич был раздосадован. Не привык он к отказам.

Что теперь? Начнет охоту? Или объявит войну?

Последнее, чего бы мне хотелось, это испортить не сложившиеся еще отношения с женихом.

– Или не нравлюсь? – с легким недоверием спросил ледяной. – Что, совсем?

Вот тут мне стало смешно. Разбаловали его, однако, женским вниманием.

– Не все сразу, ледяной принц, – улыбнулась и одарила его глубоким взглядом. – Со временем разберемся.

Моргнул, осознавая сказанное. И зашипел восхищенно!

– Селисса – ты настоящая бездна!

Впечатлила, и то хорошо. Надеюсь, это был все-таки комплимент.

– Отведешь меня в покои?

Глава 8

– Он мне не понравился. Совсем. – Риони умостилась на краешке кровати и из-под полуопущенных ресниц наблюдала, как я колдую перед зеркалом. Наношу макияж то есть.

– Кто?

– Твой ледяной принц.

– Савир? – переспросила изумленно-недоверчиво.

Разве он может вызывать антипатию?

– Да, он.

Было утро, ровно через день после того памятного ужина. Сегодня Стужа должен будет представить меня Ладин и ее жрице. Руки тряслись, состояние было сильно нервозным. Но я пыталась выглядеть идеально и хоть немного походить на льеру. Я должна им понравиться!

Подаренное Савиром платье, коса. Вчера я весь день приглядывалась к придворным льерам и теперь пыталась скопировать выражение их лиц. Вернее, его полное отсутствие.

Безразличие. Пустота. Так я могла это охарактеризовать.

Риони наблюдала за моими потугами, покусывая губу, чтобы не хихикнуть. Счастливая! Уж ей-то соблюдать условности ни к чему!

– Почему? – Я оглянулась через плечо, чтобы видеть выражение лица питомицы.

– Слишком слащавый, – зверюшка морщилась и говорила очень медленно, старательно подбирая правильные, по ее мнению, определения. – И он… как в цепях, будто на него надели ошейник, понимаешь? Постоянно сдерживается.

Подумав, я все-таки хихикнула. Здесь мы с княжичем похожи.

– Это зовется воспитанием, глупыш, – протянула руку и ласково потрепала Риони по темной макушке. – Такие, как я и Савир, редко делают что хотят. Крайне редко.

Девушка недовольно запыхтела и принялась водить пальцем по покрывалу, обрисовывая узор из виноградных лоз. Да, северяне постарались, чтобы интерьер полностью соответствовал хозяйке комнат.

– А если хочется по-другому? – наконец тихонько спросила питомица.

Я вздохнула и промолчала. В душе тлел порыв, от которого самой становилось жутко. И не поделишься ни с кем!

Впрочем, Риони все без слов поняла. Она вообще оказалась на редкость проницательной.

– Вот Эд свободный, – как бы между прочим заметила она. – Мне нравится Охотник.

– Мне тоже, – призналась честно. – Когда молчит и не выделывается. В остальное время хочется его стукнуть. Все, закрыли тему. Поедешь с нами в Чертоги?

Не раздумывая, Риони мотнула головой. Не захотела. Ну и ладно, пусть остается. И без того почти два дня на шее у меня провисела с редкими перерывами на сон и еду. Я отлепилась от зеркала и направилась к двери. Рука инстинктивно потянулась к тому месту, где уже привычно ощущались бусы.

Шее не хватало знакомого холодка.

Последнее, что заметила, закрывая за собой дверь, – полный неприязни взгляд Лилы, направленный на Риони. А та беспечно болтала ногами и бурчала себе под нос какую-то песенку. Хотя не могла не чувствовать, что происходит.


Попыталась разглядеть город получше, но сани летели с такой скоростью, что преуспеть в этом было трудно. И метель мела, да такая, что я всерьез боялась, как бы мы не столкнулись с кем-нибудь из встречных. Правда! Но не то здесь была замешана какая-то магия, не то княжеские знаки действовали лучше любых сил, – столицу мы пересекли без происшествий.

Снежный. Так она называлась.

В результате до Чертогов ледяной богини Ладин добрались куда раньше назначенного времени.

Прибыли небольшой группой. Я, Стужа, Фена, грозно рычащая на каждого, кто имел неосторожность подойти слишком близко ко мне, и пятеро гвардейцев сопровождения. Последним не позволили войти внутрь. Оказалось, что по северным традициям в сердце Чертогов допускаются лишь высокородные льеры. Остальным предлагается взывать к милости богини, стоя во дворе.

Соскользнув с помощью подоспевшего слуги со ступеньки саней, я направилась к высокому, словно бы хрустальному крыльцу. Пока шла, успела оглядеться. Ухоженный парк с расчищенными дорожками, а рядом белоснежный… ну, вообще-то храм, наверное, но, как по мне, в большей степени это великолепие напоминало замок. Изящный, будто сотканный из снежного кружева, с башенками и тонкими колоннами.

Рунну, понизив голос до шепота, давал последние наставления:

– Держись вежливо, но с достоинством, как ты умеешь.

Кивнула. Столько времени репетировала!

– Со жрицей проблем быть не должно, она опять новая, – продолжал Страж. – Ладин с ними не везет. Должность как заговоренная! То все личную жизнь устраивали – стоило девчонке стать волеизъявительницей богини, как у нее нежданно-негаданно случалась любовь. И прощай, новая жрица. А последние три погибли меньше чем за год.

Информация меня заинтересовала.

– Есть виновные?

– Расследуем.

Стало не по себе. Мало бусин, фавориток княжича и дрязг внутри нового семейства, так мне еще не хватало угодить в эпицентр северных интриг! Впрочем, глупо было рассчитывать на иное.

– Не думай об этом сейчас. – Маг ободряюще потрепал меня по плечу. – Если все пройдет хорошо, есть небольшой шанс, что Ладин одарит тебя ледяной магией. Она может.

Хотелось бы! Обладать хотя бы слабеньким даром я, сколько себя помнила, мечтала, но это не помешало блестяще провалить все испытания. Даже на владение элементарной бытовой магией. Стыдно тогда было – жуть. Я неделю из покоев не показывалась. Потому что оказалась одна такая из всех герцогских отпрысков.

И вот теперь – шанс… Не верилось даже, и по телу легкими волнами шла мелкая дрожь. Неужели все еще можно переиграть?

Миновав искрящийся снегом холл, мы вошли в огромный зал. Пустой, если не считать троноподобного серебряного стула у стены. С ледяным полом и тоже искрящийся. Над головой холодными бликами переливался высокий потолок, а большие, едва ли не во всю стену, окна позволяли видеть, как скучают в ожидании нас гвардейцы.

Слуги почтительно остались по ту сторону двери. А вот моей четвероногой телохранительнице всякое воспитание было чуждо, потому Фена громко процокала лапами по ледяному полу вслед за мной и уселась на шаг сзади, когда мы с Рунну остановились. Того, кто попытался запретить ей это безобразие, безжалостно тяпнули за ладонь. Не слишком болезненно, предупредительно, чтобы неповадно было. Других смельчаков не нашлось.

Потекли мучительные мгновения ожидания.

Наконец…

Жрица воспользовалась отдельной дверью и появилась слева от трона. Худенькая белокурая девочка, почти подросток. При одном взгляде на тонкое белое платье, в которое была облачена служительница Ладин, захотелось стучать зубами. Неужели она совсем не чувствует холода?

– Приветствую тебя в Чертогах холодной Ладин, невеста-княжна, – студеным ручьем зазвенел тонкий голосок, и на бескровных губах юной северянки обозначилась тень улыбки.

Строго следуя указаниям Рунну, я слегка поклонилась.

– Пока не княжна. – Пальцы многозначительно коснулись ожерелья, на котором висели всего две бусины.

Впереди долгий путь.

Но у хрупкой жрицы на этот счет имелось собственное, отличное от моего, мнение.

– Нет, уже княжна, – упрямо тряхнула распущенными волосами девчонка. – Холодная оценила твою кандидатуру.

В огромных серых глазах читалось: «Все остальное зависит от тебя».

Разумеется, это ее «невеста-княжна» мало что значило. Просто она говорила о благосклонности Ладин. Но это уже хорошо.

– Я – Джанина, – представилась тем временем молоденькая жрица.

– Селисса.

Надеюсь, в скором времени не придется запоминать новое имя. Эта жрица мне нравилась, думаю, с ней получится мирно сосуществовать.

– Пойдем со мной. – Холодная ладошка сомкнулась у меня на запястье, заставив невольно зашипеть, и жрица увлекла искательницу расположения богини к той самой двери, из которой появилась недавно.

Зачем? Но я двигалась послушно, желание заполучить вожделенную силу вело, точно на поводке.

Дверь хлопнула за спиной, и мы оказались в тесной комнатушке. Сияющий кристалл для света, стул с высокой спинкой, небольшой столик, а на нем – бархатная подушечка, на которой возлежала диадема. Очень красивая, будто сотканная из морозных кружев. Венец. Точно, Стужа это называл так…

– Садись, – скомандовала Джанина. – Сейчас посмотрим, что даст тебе Ладин. Ты ей понравилась!

В голосе девушки звучало обещание, и я, как ни старалась, безучастной остаться не смогла. Из потаенного уголка души выбралась надежда. А вдруг? Нет, правда – вдруг? Опустилась на стул, вжалась в твердую спинку и прикрыла глаза. Будь что будет!

Может, хоть здесь все сложится по-другому?

Волосы придавила серебряная тяжесть.

Дыхание сперло, из груди вырвался судорожный кашель, но сделать глоток столь необходимого воздуха мне не удалось. Комнатка поплыла перед глазами, вокруг сомкнулась тьма, а в следующий миг я увидела… бездну.

И потрогать смогла. Протянула руку к колышущемуся темному мареву, ощутила неприятный холодок. Вот теперь испугалась по-настоящему! Мне не казалось. Меня на самом деле перенесло… Куда?

Словно у Грани стояла. Узкая длинная полоска… ну не то чтобы света, но здесь хотя бы можно было различить, куда ступаешь. Впереди слабо подрагивала бездна, за спиной смыкалась темнота, и я не решилась сунуться и проверить, что же там.

Какое-то время просто ждала, но терпение быстро иссякло. Не происходило ровным счетом ничего, а меня, наверное, уже хватились. Не люблю причинять беспокойство.

И я решила немного ускорить ход событий.

– Ладин?

Тишина.

– Рунну! Стужа!

Меня снова не услышали.

– Идьяра!

Раз уж бездна – это по ее части, я решила и Ходящую помянуть. И снова отчаянный зов остался без внимания. Издеваются, не иначе!

А страх все нарастал, жег изнутри.

– Это испытание, да? – Иных вариантов мне не виделось.

Щеки обжег сильный порыв ветра. Хоть какая-то реакция!

«Это твое будущее», – расслышала в его шорохе.

И окончательно замерла.

Когда способность соображать вернулась, наваждение схлынуло. Ветер утих, но я все еще стояла у Грани, назовем это так. Только теперь не одна. В нескольких шагах от меня застыл мужчина. Седые длинные волосы разметались по плечам, а на обветренном лице горели почти черные глаза. И сила от него почти била.

Страж! Но который?

И почему смотрит на меня… зло?

– Я – Селисса, невеста княжича Савира, – решила внести ясность.

Лицо незнакомца чуть смягчилось.

– Вот как? И что ты тут делаешь, Селисса? – Он шагнул ближе, но явной угрозы уже не излучал.

– Прохожу испытание холодной Ладин. – Ну а как еще назвать это безобразие? – А вы Страж? Который?

– Жизни, – машинально отозвался седовласый, но представляться по всей форме не торопился.

Он вообще казался странно задумчивым, что вызывало беспокойство. Внутри волнами гуляла прохладная липкая дрожь. Дело в воплощенном? Или в самом месте?

Ситуация разрешилась странно.

Жизнь что-то там решил для себя и стремительно шагнул ко мне. Но не дошел.

Пространство неуловимо напряглось, зазвенело, завибрировало. Магия! И я ощущала ее наравне со Стражем!

Так неужели же?..

Додумать не дали. В один прыжок Жизнь оказался рядом, цепко схватил за руку. На короткий миг мне померещилось, что сейчас последует толчок – и полечу в бездну. Но ничего подобного Страж не сделал. Хотя повел себя в высшей степени странно, склонился к самому моему лицу и процедил сквозь зубы:

– Слушай сюда, как тебя там… Селисса…

Я инстинктивно втянула голову в плечи и принялась внимать.

– Ты ведь хочешь получить мою бусину, правда? – Голос стал еще ниже, в нем звучали насмешка и обещание.

Кивнула.

– В таком случае никому, никогда, ни при каких обстоятельствах не смей говорить, что видела меня здесь. Иначе можешь забыть о Савире и северном венце. Поняла меня?

Сомнений мое благоразумие, видимо, не вызывало, поэтому дожидаться утвердительного ответа Жизнь не стал. Исчез.

Нормально, да? А меня кто вытаскивать отсюда будет?

Озадачиться как следует этим вопросом не успела. Напряжение в воздухе достигло своего предела, чтобы взорваться вьюжной воронкой портала. За мной пришли.

Но совсем не те, кого я ждала.

– Звала меня? – прозвучал высокий надломленный голос, и из белесого тумана плавно вышла красноволосая женщина.

Идьяра. Только ее я упоминала из незнакомых.

Пришедшая огляделась в поисках нарушительницы спокойствия и границ дозволенного, остановила свое внимание на мне. На мгновение ее силуэт смазался, а потом броская внешность поблекла. Рост стал ниже, формы сделались более округлыми, волосы приобрели естественный белоснежный цвет.

– Ты кто? – нисколько не смутившись, вцепилась взглядом в жертву Стража. Серым, не красным. И даже не враждебным, если сравнивать с предыдущим моим собеседником. – Как попала сюда?

– Ой…

– Ой?

– Ты изменилась. – Знала, не это сейчас главное, но поделать с собой ничего не могла. – Предыдущая внешность была иллюзией? Я слышала, что сильные маги умеют выбирать себе лицо по собственному усмотрению.

Идьяра плавно приблизилась ко мне. Надо же, за короткий промежуток времени встретила воплощение Жизни и Смерти. Кто бы мог предположить, что последнее вызовет больше симпатии? Или я неверно трактовала понятие Грани?

– Мы у Черты, – пожала острыми плечиками женщина. – Здесь спадают маски, и все обретает свою истинную суть.

То есть в глубине души Страж Жизни, каким бы он ни казался в реальности, злобный старикашка? А стервозная и безумная на вид Идьяра – симпатичная молодая женщина? Только глаза у нее печальные и голос надломленный, будто каждое слово из груди вырывает с кровью.

– Ты-то кто? – терпеливо переспросила Ходящая. – И как тут оказалась?

Пришлось и ей пересказать всю историю про знакомство с Ладин, венец, перенесший меня на край бездны, и ветер, нашептывающий жуткие предсказания. Идьяра слушала с серьезным лицом, а когда моя речь иссякла – улыбнулась.

– Не думай об этом. В конце концов, это, – тут тонкая ручка выразительно указала на колышущуюся тьму, – ждет каждого из нас. Раньше или позже.

Она была права, при всем желании не поспоришь. Я воспряла духом. Может, все не настолько плачевно?

– А давай сразу и твое испытание проведем?

Предложение сильно отдавало бредом, три за одно утро – это уже чересчур, но возможность заполучить еще одну бусину манила. Просто охотничий азарт какой-то! Хотя в душе вместо твердой уверенности в правильности действий который день копошились сомнения.

Теплые темно-зеленые глаза были тому виной.

Сама себя за это ненавидела!

Взгляд Идьяры на миг стал пронзительным, будто в самую душу смотрела, после чего Стража решительно покачала головой:

– Никак нельзя. По давно сложившейся традиции мое испытание всегда идет последним. А для тебя, думаю, раз уж сама Ладин решила поучаствовать, Грань готовит нечто особенное.

Час от часу не легче! Внутренности обдало неприятным холодком.

– Я не знала, что у испытаний есть строго определенный порядок.

Вдруг получится так, что полученные две бусины придется вернуть? И Жизнь обещанную не отдаст? Не хотелось бы…

– Его и нет, – развеяла страхи Ходящая. – Просто мое всегда последнее. Постарайся и об этом не думать, может, еще без хождения по Грани обойдемся. Никто не может знать, что случится завтра. Вдруг я стану твоей должницей и отдам бусину просто так?

Заманчиво. Но если вдруг чудо произойдет, просить я собиралась не знак ее Силы, а свободу и жизнь для Риони. Посему Черта меня ожидала в любом случае.

Но отвечала беспечно, как и ожидала Стража:

– Все может статься!

– Вот и умница. – Тонких губ коснулась улыбка. – Идем, верну тебя в Чертоги.

Воплощенная взяла меня за руку и увлекла в так и не схлопнувшийся портал. Сильная! Столько времени смогла удерживать.


Когда две снежные воронки внезапно сталкиваются, а потом сливаются – то еще удовольствие. Нас хорошенько тряхнуло, отчего моя рука выскользнула из ладони Ходящей. Идьяра ругнулась, ее пальцы стремительно и легко запорхали в воздухе, выплетая кружева силы.

Я теперь чувствовала это, хоть и не могла видеть нитей, которые наверняка зажимала магиня. К горлу подступила тошнота. Опустившись на корточки, я уперлась ладонями в прибитый снег дорожки и стала жадно глотать воздух. Магии в нем было столько, что вряд ли облегчение могло наступить скоро.

Ощущения слишком новы и сильны.

Стоп. Еще одно! Холода не было, он ушел почти полностью. Утихла боль на коже, которую вызывало малейшее дуновение ветра, тело больше не пыталось рефлекторно сжаться в комок. И воздух уже не казался слишком сухим и колючим!

Спасибо, Ладин! Этот подарок поистине бесценен.

Осталось выяснить, зародилась ли во мне сила.

Как именно это сделать здесь и сейчас, я не знала, а потому отодвинула проблему до лучших времен. У Стужи спрошу. Или у Джанины, должна же она знать, чем ее покровительница меня облагодетельствовала?

Новые, щекочущие изнутри ощущения заставили закашляться, и именно в этот момент порталы слились. К нашей дорожке примкнула другая – с Рунну, жрицей и… обледеневшей Феной.

Какая прелесть! Я чуть не прослезилась от умиления, глядя на ставшую совершенно безобидной псину.

– Пришлось обезвредить, цапнула меня, зараза, – извиняющимся тоном проговорила Джанина и продемонстрировала дырявый рукав с красными пятнами. – Прости, я все исправлю, когда выберемся отсюда.

– А можно все так и оставить? – взмолилась я, принимая вертикальное положение.

Самочувствие по-прежнему оставляло желать лучшего, но будущей княгине как-то не с руки ползать на карачках перед Стражами и жрицей Ладин. Одна Идьяра меня почти не смущала.

Выпрямилась, вдохнула поглубже, борясь с усилившимся головокружением, и оглядела взволнованную парочку. Точно такие, какими я их запомнила. Они не изменились, да и Идьяра уже вернула себе броскую внешность.

Мы не у Грани.

А жаль, было бы интересно взглянуть, какую сущность скрывает Стужа.

– Нельзя, – гневно сверкнул холодными глазами Рунну. – Она уже достаточно натворила. Предыдущие за год, проведенный в должности, не успевали натворить столько, а Джан каждый день чудит.

У, какой злой. И когда меня привел, совсем не разговаривал со жрицей, только слегка кивнул. Какой вихрь между этими двумя пролетел?

– Это не я, это Ладин, – попыталась отбрыкнуться девушка, но Рунну только хмыкнул скептически:

– Ты вину-то не перекладывай. Если сама ни на что не годишься…

Договорить он не успел, Идьяра влезла.

– Хватит, – сказала очень тихо, но спорщики замерли не хуже ледяных статуй. – Если вы во время каждого ритуала станете грызню устраивать, я замучаюсь наследников Домов из-за Грани выводить и окончательно спячу. Оно вам надо?

Парочка обменялась враждебными взглядами, но стихла. Видимо, неприятностей в виде взбесившейся Ходящей не жаждал никто.

Но Идьяра все равно решила, что щелчок по носу никому из них лишним не будет. А потому повернулась ко мне и с видом прожженной сплетницы пояснила:

– Стужа неровно дышал к Джан еще до того, как она в жрицы пошла. После одной нашей общей гулянки попытался соблазнить молоденькую служаночку и… первый раз в жизни обломался! Месяц перед ней снежным покрывалом стелился, а наша умничка хвостом у него перед носом вильнула и в жрицы пошла.

Просветили. Я ошарашенно моргала, пытаясь справиться со ступором. Джанина – не льера? Простая служанка? И это притом, что ей должно было быть запрещено даже к крыльцу Чертогов приближаться?!

Большая шутница эта их Ладин.

В Идьяру вонзились два злобных взгляда, но осознавать ошибочность своего поведения Ходящая не желала.

– И теперь Джан взлетела почти до небес, а наш студеный красавчик бе-э-эсится, – подвела итог Стража, с особым удовольствием растягивая последнее слово.

Отравленная игла угодила точно в цель. Джанина закусила губу, скрывая улыбку. А Рунну не смог промолчать:

– Просто льеры слишком ценны для Севера, и Ладин не желает рисковать одной из них. Снова. Эту можно будет заменить любой другой.

– Признаешь, что не в силах обеспечить безопасность служительницы Ладин? Хорош глава Стражеского Совета! – взвилась жрица.

Портал вернул нас в комнатушку, с которой все началось. Слишком тесную для четырех человек и одной ледяной статуи.

– Ритуал пройден? – вполне по-деловому осведомился Стужа. – Или провален?

Джанина вынуждена была в срочном порядке взять себя в руки и вспомнить о прямых обязанностях.

– Засчитан, – кивнула задумчиво, жестом показала мне опуститься на стул и положила тонкие ладошки на плечи. – Ладин приняла новую дочь. А чем одарила? Расскажешь нам, Селисса?

Скрывать мне было нечего, потому решила отвечать правдиво:

– Мучительный холод ушел, и теперь я чувствую магию. Еще ваша богиня сказала, что меня ждет Грань.

Жрица беспокойно ойкнула и отдернула руки. Успокоила всех, как всегда, Идьяра:

– Разумеется, ждет, ей еще мое испытание проходить!

Страхи улеглись. Все, кроме моих.

– Не густо, – разочарованно вздохнул Рунну и направился к двери, жестом показав мне не задерживаться.

– Ладин попыталась дать тебе силу, – попробовала оправдать покровительствующее божество Джан. – Кто же виноват, что ты оказалась совершенно невосприимчива к магии?

Чего и следовало ожидать. Я даже почти не расстроилась.

– Ничего. Спасибо ей большое! И тебе. Вам всем.

Губы северянки сложились в улыбку. Она задумалась на миг, прикрыла глаза, а потом снова посмотрела на меня весело и открыто.

– Моя госпожа говорит, с тем, что ты привезла с собой из осенних земель, магия тебе не понадобится. Главное, разумно это использовать.

Как можно с пользой использовать яд и приворотное зелье?! Вопрос остался без ответа. Что-то наплодилось их в последнее время…

Фену все-таки разморозили, что заставило меня страдальчески поморщиться. Странная неприязнь, объяснения ей найти не получалось. А вот зверюга обрадовалась, завиляла хвостом и даже лизнула мою руку. Причина такого поведения – возвращение той, которую велено было охранять? Или то, что гнева хозяйки удалось избежать?

Впрочем, разве это не одно и то же?

С такими мыслями я простилась с магинями и направилась к выходу. Страж, наверное, заждался в санях.

От ритуала я получила больше, чем потеряла. Милость Ладин, тепло и бусина в перспективе. Неплохо для третьего дня пребывания в новом доме!

Глава 9

С видом иллюзиониста, выступающего перед восторженным зрителем, Рунну толкнул одну из совершенно одинаковых дверей, которых я в коридоре насчитала с десяток.

– Входи, Селисса. – Страж пропустил меня вперед, одновременно легким движением руки зажигая магические светильники. – Как тебе новые владения? Нравятся?

Поясню. Поскольку для Севера я являлась не только невестой, но и тем, кто поможет разобраться с амулетами жизни, решено было выделить столь ценной особе кабинет в одном из недавно построенных дворцов градоуправления. Не совсем личный, мне предстояло еще подобрать двоих помощников. Но все равно приятно, сразу прониклась ощущением собственной важности. Правда, работы в первое время ожидалось много.

Взгляд пробежался по новым владениям. Средних размеров помещение, стены обиты деревянными панелями, а поверх них – морозные узоры. И никуда белоснежные кружева не исчезнут, несмотря на жарко пылающий камин. Не настоящий, магический, с недавних пор я могла различить. Большой стол для меня и два поменьше, предназначенные для помощников. На моем уже поджидал ларец с амулетами. От него так фонило магией, что страшно было приблизиться.

Особенно мне понравились вазоны с землей, но без цветов. Новому владельцу помещения предлагалось выбрать растения по своему усмотрению. Если пожелает. Как показали последние дни, северяне очень внимательны к мелочам, но редко что друг другу навязывают. Потому и правил этикета тут по минимуму.

И мне это определенно нравилось!

Легкой поступью в разум тут же прокралась мысль… А может, не так и плохо будет работать на Севере, а не быть украшением правящего мужа? Этот кабинет останется за мной, Стужа обещал. А скромная комнатка на нижнем уровне Цитадели… Надо еще посмотреть на ту комнатку.

Нет, это не мысль, это глупость! Пора уже с этим что-то делать…

– Замечательно, – благодарно улыбнулась я. – Только нельзя ли раздобыть какую-нибудь еду? Иначе позарюсь на амулеты. Учти, я предупредила!

Вкупе с восторгом я действительно испытывала жуткое чувство голода. К месту исполнения обязанностей мы отправились сразу из Чертогов, не заезжая в Цитадель. Стало быть, обед прошел мимо меня. Завтрак тоже, потому что перед визитом к богине кусок в горло не лез. А ритуал, в особенности незапланированная его часть, отнял много сил. Организм теперь с полным правом требовал возместить потраченное.

Как маг, Рунну это прекрасно понимал. А потому сразу же кивнул:

– Я все устрою. – Страж указал тонкой рукой на стол. – Устраивайся. В ларце амулеты, защита настроена только на тебя и меня. Рядом списки тех, кому достанутся кристаллы из первой партии. И твое расписание тоже. Ознакомься.

Высочайшее доверие я оценила и, как только Аркель удалился, погрузилась в работу.

Прервалась лишь единожды, чтобы обратить внимание на поднос с горячими пирожками и чаем. Видимо, где-то рядом имелась харчевня.

Остальное время честно занималась делами. Сначала заглянула в расписание. Оно порадовало: появляться на месте исполнения обязанностей мне предписывалось трижды в неделю, и всякий раз после полудня. Удобно, останется время на то, чтобы обжиться в Цитадели. Я сделала такой вывод и потянулась к спискам. А вот в них поджидало легкое разочарование.

Льер такой, льера эдакая… И каждый амулет расписан. Предсказуемо в общем-то. В первую очередь решили продлить жизнь ледяным аристократам. Наверняка побаивались, что на новую партию кристаллов герцог может и не расщедриться. А значит, уже через месяц мне придется посетить богатейшие Дома Севера, чтобы лично вручить льерам новую собственность и показать, как ею пользоваться.

Не радостно. Лично я предпочла бы начать с людей попроще, интуиция подсказывала, что те отнеслись бы к чужеземке куда более снисходительно. А знать сразу невзлюбит, а позже уже оценит и начнет разбираться, стоит ли сменить гнев на милость.

На миг в голову забрела идея посоветовать Стуже для начала испытать магическое новшество на ком-то попроще, а потом уже браться за льеров, но я быстро отмела ее. Природное упрямство пересилило. Что я, с кучкой аристократов не справлюсь? Тем более что они будут идти по отдельности и в порядке очереди, а я невеста наследника, и сама Ладин меня назвала княжной!

Прорвемся!

Спустя какое-то время я решила, что для первого дня достаточно, но Стужа все не появлялся. Ладно, сама найду. Личность Стража во всех отношениях примечательная, думаю, его здесь многие знают. Подгоняемая этой мыслью, захлопнула ларец, ощутила, как восстановилась защита, и убрала его в тайник. Рунну, когда приносил обед, все показал.

И устремилась к двери, но замерла, не дойдя каких-нибудь двух шагов. Наверное, потому, что Фена припала на лапы и глухо рыкнула. Тихо, на грани выдоха. Весь день псина вела себя тихо, так что я поделилась пирожками и благополучно забыла о ней. Теперь вот, стоя перед закрытой дверью, пришлось вспомнить.

Оттуда доносились голоса. Тихие, потом громче и громче… и шаги… Кто-то шел по коридору. Мужчина и женщина, если быть точной. Прислушиваться в мои планы не входило, но совершенно не вовремя пришло узнавание.

Савир.

Добило меня то, что говорили как раз обо мне.

– И как тебе эта южанка? – слегка надменно осведомилась неизвестная пока льера.

Подслушивать честно не хотела, но сейчас остро пожалела, что в двери нет замочной скважины, так как защита магическая. А так хотелось взглянуть на высокомерную особу!

Чтобы запомнить. На будущее.

– Селисса из Кхилса, – мягко поправил княжич.

– Какая она? – не отставала женщина. – Противная, да? Страшная?

Наследник бархатисто рассмеялся. В этот момент парочка как раз поравнялась с дверью.

– Необычная, – ответил Савир после недолгих раздумий.

Мысленно послала жениху воздушный поцелуй. Не обозвал, и на том спасибо. Но продолжение разговора заставило напрячься не хуже хищницы.

– Хочешь, избавлю тебя от нее? – Предложение прозвучало вкрадчиво.

– Сашта!

О! А вот и ответ на вопрос, кто же ко мне так доброжелательно настроен.

– Ничего такого! – тут же заверила искусительница. – Просто прокляну, и все. Кому такая нужна под боком? Ее завтра же домой отошлют.

Что на это сказал княжич, уже не услышала. Они ушли слишком далеко.

Перед глазами потемнело от с трудом сдерживаемой ярости. Надо же, проклинать она меня собралась! Метит на место княжны? Обломается! Логика подсказывала, будь эта особа Савиру интересна, давно бы бусины собирала.

От сердца немного отлегло.

Но спросить жениха о его сердечных привязанностях все равно стоило. И продумать ответный ход.


Почти полночь.

Подвал. Вернее, винный погреб.

Кубок с рубиновой жидкостью, с которым я уселась прямо на каменный пол. Не то чтобы очень уж хотелось напиться в одиночестве, но чувство свободы в очередной раз толкнуло на приключения. Я устала, очень. И здесь ничего никому не должна, стало быть, могу позволить себе некоторые вольности.

Забрела сюда случайно, когда перед сном пошла проверить, как устроились Эд с Риони. Хотелось лично увидеть, в какие комнаты их поселили.

Осмотрелась. Осталась довольна. В очередной раз подумала, что, быть может, сама скоро переберусь в похожую. И под эти мысли случайно забрела на кухню, там заметила приоткрытую дверь в кладовку, а уже из нее узкая лестница вела в хозяйственную часть подземелий.

Я упоминала, что обладаю удивительной способностью оказываться в нужном месте в самое подходящее время? Вот и не стоит сопротивляться судьбе.

Сделала осторожный глоток терпкой жидкости, прикрыла глаза и начала рассуждать вслух:

– Из дома вышвырнули. Кучу обязанностей навесили. Проклятием угрожают! На кой, спрашивается, оно мне надо?!

Разумеется, от темноты погреба ответа не ожидалось.

Каково же было мое удивление, когда темнота мученически вздохнула и выдала:

– Селисса-а-а… Как же я тебя понимаю!

Вздрогнула, поперхнулась, закашлялась. Зачем так пугать?!

– Нет, ты подумай! – продолжила стенать темнота. – Обязанностями меня тоже обвесили, притом давно. Угробить пытаются с завидной регулярностью. А теперь еще чужеземку подсунули! И что делать с девушкой, которой я даже не нравлюсь, ума не приложу…

У кого-то нет совести! Хотя… а вот интересно, кто из нас кого застукал?

С этой точки зрения случайная встреча в винном погребе показалась забавной.

– Девушка – это я, что ли? – уточнила опасливо. Вдруг что-то не так поняла?

Но собеседника конкретно несло. Ради такого случая Савир даже придвинулся поближе. Подался вперед, изучающе оглядел меня от черной макушки до домашних туфель и свистящим шепотом вопросил:

– Только не говори, что ты переодетый парень!

Пф! Ну и фантазия! Однако отвечать решила в том же духе:

– Правильнее было бы сообщить тебе эту, без сомнения, ценную информацию на террасе возле бездны. Если бы ты меня поцеловал!

Мужчина довольно прищурился и снова канул в темноте.

– А ты зубастая…

– Другую к вам не отправили бы! – Ладно, теперь серьезно. – Что ты здесь делаешь?

О том, что здесь делаю я сама, сидя на полу с кубком в руках, – лучше промолчим.

– Снимаю напряжение.

– И часто? – Нет, правда, интересно! Мне с ним, между прочим, жить.

В темноте завозились и, судя по звуку, отставили кубок. Я с сожалением покосилась на полоску золотистого света, пробивающуюся из-за приоткрытой двери наверху лестницы. Савир, ясное дело, устроился за ее пределами.

А мне сдвинуться гордость не позволила!

– В первый раз, – заверил княжич.

Мне все равно, но так я тебе и поверила!

– Ну конечно!

В темноте хмыкнули. Недовольно.

– Селисса, не вынуждай меня напоминать, по чьей вине спровадили фавориток. – В его голосе насмешка причудливо мешалась с угрозой. – Иначе у кого-то станет на одну обязанность больше.

Я нервно фыркнула. Шустрый какой!

– Вижу, у северян не принято ограничивать себя в удовольствиях.

– Именно. – Почему-то подумалось, что сейчас он улыбается. – В разумных пределах, разумеется.

Попала. В перспективе. Прикинула в уме ситуацию, вспомнила, что больше обычно хочется заполучить именно то, что легко не дается, и приуныла окончательно.

– Будем тренировать силу воли, – предрекла, мрачно вглядываясь в темноту.

Там со мной не согласились.

– Несправедливо! Вдвойне.

– Это еще почему? – Ох, любопытство – враг мой…

Савир снова выдвинулся на свет, в синих глазах заиграли золотые искры. Красивый, зараза, и прекрасно знает об этом! И пользуется преимуществом внаглую!

– Ну, смотри, невеста… Я тебе неинтересен, значит, силу воли напрягать предлагается только мне. Магия имеет свойство накапливаться в организме и иногда требует выхода. А во мне целых две силы, стало быть, и напряжение в два раза больше. При этом, моя хорошая, ты вообще не маг и от проблемы переизбытка силы не страдаешь. Где справедливость, Селисса? Я тебя спрашиваю!

И вид такой несчастный-несчастный. Ага, так я и повелась!

– Могу подсказать один выход. – Я тоже подалась навстречу жениху и даже осмелилась погладить его по щеке. – Прия-а-а-а-атный…

– Обоюдно, надеюсь? – оживился княжич.

Я откопала в памяти соответствующее воспоминание и решила, что таки да.

– Ты даже не представляешь себе, насколько!

– Слушаю тебя, бесценная. – Судя по затуманившемуся взгляду, он как раз представил.

Жаль, наши представления относительно обоюдно приятного в данный конкретный момент не совсем совпали. Я бы даже сказала, диаметрально разошлись!

Глубокая ночь.

Тренировочная площадка, чуть подсвеченная полной луной и магией.

Один явно невменяемый маг резво преодолевает препятствия одно за другим, ухитряясь при этом удерживать над плацем огненную розу. И я. Сижу на скамье, кутаюсь в шубу, любуюсь. Хорошо идет!..

– Селисса, я тебя обожаю! – задыхаясь, прохрипел княжич.

Я светло улыбнулась:

– Во-о-от! Прогресс налицо. Три круга назад еще только любил, а теперь уже обожаешь.

– Селиска!..

– Ты беги, не отвлекайся. И лепесток у розочки подправь, он как-то подозрительно мерцает. – Я откровенно наслаждалась ситуацией.

Прыгнул, круто развернулся, пролез под сеткой.

– Зараза кхилская!

– Пф! – А вот с этим не согласна! – Я-то тут при чем?! Сам полночи рвался доказать невесте, что настоящий мужчина. Так доказывай, я смотрю!

Стоит ли упоминать, что перед этим мы таки прикончили уже ополовиненную наследником бутылку? И Савира потянуло на подвиги. Правда, в его понимании они должны были совершаться в горизонтальном положении… ну я ему это положение и устроила! Под сеткой.

Теперь вот наслаждалась зрелищем. А от мысли, что чьи-нибудь окна обязательно да выходят на плац и наверняка хоть одна живая душа нас увидела, ну или хотя бы услышала, хотелось счастливо улыбаться. Нет, физические нагрузки – вполне подходящий способ для того, чтобы справиться с бурлящей магией, мои братья постоянно так делали. Но не Савир.

Мы, конечно, дурачились, но слухи о влиянии невесты на двойного мага по Цитадели утром поползут…

– Последний раз остался, – информировал меня жених.

– Давай-давай!

Пора спасаться бегством? Вообще-то да, но любопытство в очередной раз сыграло свою пагубную роль.

И я осталась там, где сидела.

Даже когда Савир опустился рядом.

Княжич весь взмок, дышал тяжело и прерывисто, зато силы, толчками исходящей от него, больше не ощущалось, и взгляд прояснился. Что же, моя миссия выполнена. Жить будет!

– Доказал? – мягко, с мурлыкающими нотками осведомился мой неуемный жених, как только немного пришел в себя.

– Определенно.

– А где награда? – Его голос стал чуть ниже.

Вот же! Ловелас на мою голову!

– Дай подумаю… Ты не разнес половину Цитадели и покрасовался перед девушкой.

– И?.. – Княжич придвинулся ближе с явным намерением поцеловать.

Наивный! Я прикусила губу, скрывая зловредную улыбку. Легко не будет, в противном случае меня быстро заменят одной из ошивающихся при дворе девиц. Кому-то предстоит узнать, что даже пойманная в силки птица может оставаться желанной добычей.

– Этого мало?! – вполне искренне изумилась я. – Ладно, еще избавился от нежелательных поклонниц. Твои вопли о нежных чувствах, думаю, многие слышали.

Проследив за моим взглядом, Савир, кажется, осознал глубинный смысл ситуации и как-то разом помрачнел. И что ему не нравилось? Я – невеста, он – жених. Положение обязывает кричать о любви.

– Дважды за один вечер!.. – простонал княжич. – Нет, я этого так оставить не могу.

И он с утроенной решимостью потянулся ко мне. Но как бы ни бодрился, все равно устал, в противном случае ни за что не ускользнула бы. А я смогла и уже в следующий миг, путаясь в шубе и отчаянно скользя, неслась прочь. Жених – следом.

Гонка закончилась быстро. Разумеется, моим безоговорочным поражением. Ах да, еще сладко-довольной улыбкой красноволосого льера. Савир повалил меня в сугроб, сам рухнул сверху и в очередной раз с серьезными намерениями склонился к моему лицу.

Последовавшая реакция вовсе не была умышленной.

– Милый?.. – окликнула тихо, прежде чем рыжий нахал успел воплотить свои намерения в реальность.

– Что, бесценная? – сразу же отозвался жених.

Я выразительно принюхалась.

– А может, сначала в ванну? – И голосок просительно задрожал, и на личике мольба.

Моргнул. Задумался. Дошло!

С болезненным стоном маг скатился с меня. Через пушистую шубу я не чувствовала, где там что у него болит, но подозрения имелись.

– Третья победа, – обнародовал счет в необъявленном бою княжич. – Невеста, а я тебя уважаю!

Собственно, того и добивалась. Это было неплохим поводом вернуться в погреб, к початой мной бутылке, дабы отметить сие знаменательное событие, но сил не осталось ни у кого. К тому же на краю неба уже обозначился серебристый рассвет, Цитадель просыпалась.

Мы выбрались из сугроба и направились к одному из боковых входов. Не спеша. Обнявшись. И на этот раз в действиях наследника не было ни единого пошловатого намека.

Победа?

– Воду в ванну набери похолоднее, – выдала я последний совет, перед тем как распрощаться с женихом.


А утром произошла первая стычка между Лилой и Риони.

День полностью принадлежал мне, так что встала поздно. Камеристка тут же принесла завтрак, а рядом с ним на подносе обнаружилась роза. Нераспустившийся еще бутон, знак внимания от Савира.

Я зажмурилась и блаженно улыбнулась. Какими бы ни были чувства к жениху, приятно. Видно, совместная ночь прошла не зря.

Тут и появилась питомица.

– Все прохлаждаешься? – проурчала она, пристраиваясь рядом, и утащила с подноса одну из намазанных вареньем булочек.

– И тебе доброе утро.

Полузвери! Никогда не привыкну к их слишком свободным повадкам. Никаких манер, никаких границ. Этим существам плевать на привилегии, дарованные от рождения. Их уважение надо заслужить. Такое поведение раздражает, порой просто сводит с ума, но я все чаще ловила себя на том, что принимаю установленные их природой правила. Не бред ли?

– Так тебе все-таки нравится княжеский сын? – полюбопытствовала зверюшка, жадно вгрызаясь в сдобу.

– Он мой жених.

Нет, такой обтекаемый ответ Риони не устроил.

– Нравится, спрашиваю?

– Не так чтобы очень, – я решила отвечать честно, все равно ведь почувствует фальшь.

Ну, почти честно. О зеленоглазом Охотнике, прочно обосновавшемся в мыслях, и о том, что все чаще представляла себя в небольшой комнатке на нижнем уровне Цитадели, умолчала. Ни к чему ей лишняя информация. Сама бы с удовольствием выкинула из головы все эти глупости, да не получалось.

– Тогда зачем вьешься с ним? – грубовато рыкнула девушка и посмотрела на меня с укоризной.

Вот как ей объяснить?

Пока я раздумывала над этим вопросом, вмешалась Лила. Не утерпела.

– Отстань от госпожи, – осадила зверюшку моя служанка. – Ей виднее, что делать. А ты не зарывайся! Тебя из милости здесь держат, вот и будь благодарна.

Ошибка. И она могла бы оказаться смертельной, не окажись меня рядом.

Я заметила, как вздрогнула Риони. Как прокусила губу до крови, пытаясь сдержаться. Не получилось. Глаза девушки стали медленно наливаться золотом.

Два прыжка слились во времени: Риони бросилась на Лилу, а я – на Риони. Естественно, существо, в котором текла нечеловеческая кровь, напитанная магией, оказалось сильнее. Висящая на шее «госпожа» не была ей помехой, в один прыжок та, кого я ласково называла «зверюшкой», оказалась в другом конце спальни. Возле тихо повизгивающей от страха камеристки. И даже стряхнуть не попыталась внезапно образовавшийся балласт!

Пальцы Риони сомкнулись на шее девушки, я успела разглядеть слабо поблескивающие коготки.

Все, хватит!

Пусть у меня нет и десятой части той силы, которой безумные создатели наделили это чудо. Зато есть кое-что другое. То, чего Риони остро не хватает, но гордая девушка, в которой течет толика крови Зверей, никогда в этом не признается.

Тепло.

Захват, призванный остановить, только усилием удалось превратить в ласковые объятия. Я успокаивающе прижалась к питомице.

– Риони, приди в себя! Она глупость ляпнула, не подумала. Сейчас извинится и больше никогда так не будет. – Мой голос звучал тихо, убаюкивающе.

Вариант «попросить прощения и больше ни-ни» Лилу не устроил. Девушка отчаянно трепыхнулась, но от этого когти только сильнее вонзились в кожу, показалась кровь. Служанка живо просекла, что самолюбие куда менее ценно, чем жизнь, и утихомирилась.

– Твоя госпожа теперь льера, – прошипела Риони ей в лицо.

Человеческая часть побеждала, золото постепенно уходило из глаз. Риони пыталась взять себя в руки. Пожалуй, имелась надежда, что в таком состоянии она меня хотя бы услышит.

А уж что сказать, я всегда знаю.

– Сейчас Эду все расскажу. Думаешь, он обрадуется?

Угроза не могла не подействовать. К полузверю наша питомица относилась с особым трепетом, почти с благоговением. Разочаровывать его зверюшка не хотела, я это по ее лицу видела!

Осталось только закрепить эффект.

– Риони, ты прекрасно можешь себя контролировать. – Я наконец отцепилась от нее и осторожно погладила по волосам. – Вспомни, у всех, из кого тебя сотворили, была человеческая половина, ведь так? А значит, на первом месте должен стоять разум, а не инстинкты. Ну же, сделай над собой усилие!

Пальцы дрогнули и медленно разжались.

Лила отпрянула в сторону и шумно стала глотать воздух. На шее у нее наливались фиолетовые синяки.

– Легко тебе говорить, – простонала Риони и, бледная, сползла на пол.


В итоге все утро возилась с Риони.

Лилу пришлось отослать, зато появился Эд. Вместе кое-как привели зверюшку в себя, накормили завтраком и заставили выпить одну из настоек, что мне дала Мириника. Подействовало. Спасенная перестала трястись и даже улыбнулась.

– Неплохо смотритесь вместе, – заявила нахалка.

Хотелось ее стукнуть, но я сдержалась, ограничилась одним предупреждением:

– Еще раз замечу за тобой что-то подобное…

– Она не виновата, – перебил Эд, больно сжав мой локоть. – Мы не совсем люди, забыла?

Помнила. И синяки, проступающие под ошейником, служили еще одним доказательством.

– Но это не оправдывает агрессию!

Эд словно не слышал меня.

– Мы не лицемерим, Селисса. Для нас не существует глупых правил. Как вы их там называете? Этикет? Служанка должна пылинки сдувать с госпожи, ты отдаешь себя мужчине, которого даже не знаешь… Мы другие, запомни.

Шестое чувство подсказало, что речь сейчас уже не только о проступке зверюшки. Обида обожгла щеки, а потом запекла глаза.

– Осуждаешь? – спросила я свистящим шепотом.

Охотник замер. Моргнул. Опомнился.

– Я просто хотел попросить, чтобы ты проявляла к ней снисхождение. Риони старается, ты даже представить не можешь, каких трудов ей это стоит.

Не осуждает. Ему все равно.

Грудь захлестнула горячая волна.

– Ладно, забыли.

– Скажи своей служанке, чтобы держала язык за зубами, и проблем не будет, – осчастливил меня советом Эдейран.

Самообладание дало трещину, я готова была высказать этому пню бесчувственному все, что на душе накипело, но… Случай остановил.

В дверь громко постучали, и, не дожидаясь ответа, в покои вошел незнакомый слуга. С настроением потревоженной гадюки я выскользнула из спальни. Ладно, полузвери вконец обнаглели, им простительно, но ледяные-то что себе позволяют?!

Однако и тут пошипеть было не суждено.

– Льера Селисса? – уточнил пожилой мужчина, почтительно наклонив голову.

Я его понимала, в растрепанной девице в халате так сразу невесту наследника не опознать. Только черные волосы и глаза выдавали.

– Она самая, – кивнула с достоинством. – Чем обязана?

Кожей почувствовала его оценивающий взгляд! Будто запоминал, чтобы рассказать кому-то…

– Моя госпожа, вдовствующая княгиня, приглашает позавтракать с ней. – Мужчина вручил мне пышную розу, после чего скрылся за дверью.

А я еще несколько мгновений стояла, точно замороженная. Шипастый стебель жег пальцы. Два одинаковых цветка за одно утро! Хоть и от разных дарителей, но число-то четное. Значит, быть беде!

– Я помогу одеться, – Риони с готовностью приняла на себя обязанности отсутствующей камеристки.

– Возьмешь ее с собой, – непререкаемо заявил Эд, взглядом указывая на зверюшку. – Говорят, эта женщина очень опасна.

Пришлось отмирать и выбирать подходящее платье.

Собралась в нереальные для себя сроки. А когда шеи коснулась змейка и завозилась, устраиваясь поудобнее, я, к собственному удивлению, не почувствовала страха. Беспокойство и напряжение перед встречей с влиятельной льерой, легкое смущение оттого, что так непохожа на северных девушек, – но не страх перед Риони. Даже несмотря на утреннюю выходку, мое отношение к питомице не изменилось.

Нет, меня точно полузверь покусал! Притом с разрешения!

В коридоре поймала слугу, который и проводил до нужной двери.

Постучала. Внутри тут же зашевелилось любопытство. Говорят, вдовствующая княгиня – особенный маг. Интересно, а она почувствует? Пальцы нервно огладили бусины на шее.

Открыл тот же пожилой слуга. Он же прислуживал за завтраком.

– Входи, девочка, – ласково мурлыкнули из глубин покоев. – Мне давно хотелось узнать, какая ты из себя.

Взаимно. Только не по статусу мне пока такие признания.

– Простите, что раньше не пришла. – Я низко склонилась, выражая почтение к возрасту и положению хозяйки. – Последние дни выдались чересчур насыщенными.

А если честно – я просто боялась и оттягивала встречу изо всех сил. Думаю, красноволосая дама с морщинистым лицом и синими, как у внука, глазами поняла мои чувства без лишних объяснений.

– Знаю. Сама когда-то прибыла на Север невестой!

– Правда?!

Найдя что-то общее, мы быстро разговорились. Роза поведала свою историю. О том, как ее, молоденькую южанку, отдали замуж за северного льера. Несколько сотен лет назад. Я чуть под стол не свалилась, когда услышала! А пожилая дама откровенно наслаждалась ситуацией. Совсем как Рунну!

Почти сразу ее угораздило влюбиться в брата жениха, разразился жуткий скандал. В итоге ледяные сделались смертельными врагами, а чужеземка – жрицей Ладин. Самой первой в истории Севера. Многие века она посвятила магии и процветанию стылых земель, прежде чем встретить Ристена, деда Савира. Во второй раз судьба тоже не сразу покорилась. Пришлось бороться с соперницей, ждать, когда любимый месяцами пропадал в походах, умолять Ладин, искать новую жрицу на свое место, прятать маленького сына от врагов… Но результат того определенно стоил!

Так считала Роза, а кто я такая, чтобы спорить с ней?

Вместо этого рассказала, как меня продали.

– Савир – хороший мальчик, – медленно произнесла магиня, задумчиво обводя пальцем узор на скатерти. – Будь верна, и он оценит.

Не поспоришь, преданность все ценят.

Возникший перерыв в разговоре я сочла подходящим, чтобы передать послание от давней соперницы. Когда шла сюда, решила действовать по ситуации. Что же, проверим, такое ли страшное оружие – честность?

– По дороге мы останавливались в замке Стража из приграничья, я упоминала, – начала говорить аккуратно, наблюдая за реакцией любимицы Ладин.

Та не подвела.

– Видела ее? – Красные брови скользнули вверх, подчеркивая интерес.

Речь шла конечно же о нимфе.

Я осторожно кивнула.

– Мне нужна была бусина…

– Понимаю, – хмыкнула Роза.

– Но взамен они попросили передать кое-что вам.

Глотнуть воздуха – и не дышать! Переломный момент. Если она сейчас разозлится, плакала моя спокойная жизнь в Цитадели. Да на всем Севере!

– Надеюсь, ты не отказалась? – хищно прищурилась льера. – Я бы точно взяла. А чистоплюев всегда презирала.

Вот это поворот!

Ошарашенная, я протянула ей послание.

– Там ничего опасного, проверяли, – предупредила на всякий случай.

Теперь не удивлялась, что у этой особы выдалась такая извилистая жизнь. Никогда не встречала кого-то более непредсказуемого!

Роза решительно развернула свиток. Письмо?!

Яркие глаза впились в строчки. Судя по тому, что читать она закончила быстро, послание оказалось совсем коротким.

И установилась тишина. Я молчала, потому что не знала, как себя вести. Красноволосая льера улыбалась – нервно и самую малость презрительно.

– Что там? – наконец не выдержала я.

Любопытство, знаете ли, страшная штука!

Роза невозмутимо пожала плечами и отложила листок в сторону.

– Нимфа пишет, что я состарилась и уже не та, а она осталась молодой и прекрасной.

Смешок сдержать не удалось. И за это мне отдали бусину?! Нет, они тут все чокнутые!

Комнаты вдовствующей княгини я покидала с легким сердцем и улыбкой на губах. Плата за бусину оказалась не так страшна, и с Розой мы нашли общий язык. В нынешнем положении это уже немало.


Учитывая два цветка, которые я с ходу зачислила в дурные приметы, день начался удивительно хорошо.

И продолжился не хуже!

Возвращаясь к себе, я натолкнулась на стайку девушек из окружения княжеской жены и случайно услышала, о чем те говорили. Вернее, о ком. Предметом живого обсуждения был Савир. Ну и я в дополнение. Девицы дружно сокрушались, что место рядом с княжичем занято не только на троне, но и, судя по ночным выкрикам, в покоях. Везде чужеземка успела!

– Посмотреть бы сейчас на лицо Сашты, – злорадно шипела одна из сплетниц. – Проклинающая-то себя единственным светом в окошке мнит, даже на роль фаворитки не согласилась!

А ей разве предлагали? Что-то новенькое, однако.

Неслышной тенью прошмыгнула мимо болтушек, а в следующий миг буквально налетела на незнакомого блондина.

– Осторожнее! – рыкнула раздраженно.

Препятствие на пути блеснуло улыбкой.

– Не узнала меня? А может, уже забыла?

Хм? Мысли о наследнике и его девицах мгновенно вымело из головы. Я напрягла память, но улыбчивого индивида так и не вспомнила. А он ничего! Симпатичный, сложен хорошо, притом не замороженный, как все льеры, а живой и подвижный. Даже мимика имелась!

Нет, такого бы я не забыла…

– Что, никак? – оценил мой мыслительный процесс знакомый незнакомец.

В ответ помотала головой, судорожно перебирая в уме всех, с кем так или иначе пересекалась за последние дни. Глухо. Совершенно чужое лицо.

– Княжна, шевели извилинами! – вдруг потерял терпение северянин, схватил меня за локоть и увлек в другой коридор. Здесь даже голоса сплетниц не были слышны. – Грань, испытание, бусина…

– Страж Жизни! – осенило меня. – Теперь ты выглядишь совсем иначе.

– Надеюсь, ты сделала, как я просил? – объяснять столь разительные перемены в своей внешности маг не собирался.

Хорошо, что до него я успела поговорить об этом с Идьярой.

Меня втолкнули в одну из комнат, двери которых выходили в пустынный коридор. Мебель в чехлах, спертый воздух и плотно занавешенные окна – помещение оказалось нежилым и давно неиспользуемым.

– Да, – голос прозвучал сипло. В этом была виновата Риони, она как-то напряглась у меня на шее.

Тяжелый взгляд заставил поежиться, но Страж быстро прекратил пытку и кивнул.

– Ладно, вот твоя бусина. – И в его пальцах действительно блеснул заветный кругляш.

Третья!

Удержаться и не подпрыгнуть от радости было нелегко, но я справилась.

– Сейчас я скреплю клятву силой, – холодно сообщил маг. – Условия те же: никому и ни при каких обстоятельствах ты не скажешь, что видела меня у Грани. И о том, каким я был, тоже молчи.

Требования выглядели странновато (ну был, и что?), но я находилась не в том положении, чтобы пререкаться. Потому сделала все, как велели.

Жизнь принял клятву и сразу же ушел. А я дрожащими пальцами вытащила из-под Риони ожерелье и прицепила к нему бусину. Вот так-то!

Пока проводила свои манипуляции, змейка сползла на пол и успела принять основное обличье.

– Темный тип, – припечатала Риони.

Уже и этот ей чем-то не угодил! Но спросила я о другом:

– Он вообще кто? Нет, я помню, что Страж Жизни, но чем он занимается? Есть у него обязанности?

– Марсейн – маг, как все Стражи, – зверюшка вспоминала, а потому говорила медленно. – Он лечит, следит, чтобы не было эпидемий, заставляет нужные травы и прочую зелень расти и цвести среди вечных снегов.

Из воспоминаний услужливо выплыл вид, который открывался перед окнами моих комнат. Судя по тому, что единственной живой растительностью близ Цитадели были розы вдовствующей княгини, этот Страж больше халтурил.

Но и опасений его род деятельности не внушал. Если только… Но как спросить, если я поклялась не упоминать его в тесной связи с Гранью, и не важно, что Риони и так все знает?

– Нет, Сели, он не ходит сквозь Черту, не может спускаться в бездну, вдыхать жизнь в мертвого или никогда не рожденного, – питомица будто мысли мои прочла.

Тогда что он там делал? Боюсь, этого мы не узнаем никогда.

– Идем отсюда? – Я успела нацелиться на дверь, но была остановлена.

– Еще рано.

Взгляд Риони сделался мутным, невидящим. И… она принюхивалась.

– Что не так? – трудно было не насторожиться.

– Проклинающая, – после нескольких мгновений молчания наконец выдавила девушка. – Сплетни дошли и до нее, и теперь кто-то в бешенстве.

Наглой девицы я не боялась, все же положение невесты куда более прочное, чем просто подруги. Что она мне сделает? Вернее, с ее талантами многое может сделать, но реально ли это провернуть так, чтобы самой из Цитадели не вылететь? Сложно, очень сложно. А зверюшка все равно не унималась, настаивала, чтобы я весь день ходила со змеей на шее.

И делала это Риони с таким серьезным видом, что я в конце концов сдалась.

Глава 10

Так дожили до вечера, и ничего страшного не произошло.

Раз уж на мое драгоценное время сегодня никто не претендовал, решила потратить его на сбор сведений о новом доме. С помощью слуги отыскала библиотеку, там на полках отрыла несколько полезных книг о Севере, его обычаях и нравах, магии, Стражах и Домах. Последнее в сложившихся обстоятельствах оказалось интереснее всего.

Пошуршав зачарованными, а потому не утратившими с течением времени белизны страницами, узнала, что Проклинающие – один из беднейших и малочисленнейших Домов. Уже легче! По справедливости они не должны были зваться льерами, но тут вмешалась удача. Среди основателей рода отметился отпрыск кого-то из правителей ледяных драконов. А с ними у северных князей уже три поколения отношения натянутые, вот и решили не злить лишний раз.

Магия. Вот тут интереснее… Смесь ледяной силы и способности проклинать, доставшейся от драконов. Пожалуй, эта Сашта опасный соперник, не стоит ее недооценивать. Но как она могла бы реально мне навредить, представляла с трудом, а потому бояться не получалось.

Проклятием одарит? Не проблема. В одной из книг я вычитала, что Идьяра способна не только сквозь Грань ходить, но и сводить к минимуму любые темные воздействия. Не оставит же она меня в беде?

В общем, так и отсиделась в книжной обители. Когда вышла, Цитадель уже погрузилась во тьму. Спать… Ласково погладила бусинообразные чешуйки на змеевидном теле Риони и направилась в свои комнаты.

Но не успела сделать и десятка шагов, как из темноты прямо на меня вылетела девица. Редкие черные прядки в белоснежных волосах и отсутствие характерной бледности выдавали в ней не совсем северянку. А таковая в Цитадели только одна, если исключить меня саму и Розу.

Сашта!

Некоторое время мы топтались друг напротив друга, безуспешно пытаясь разминуться. Не срослось. Наконец девушка заговорила:

– Ты невеста, да? Весь день за тобой бегаю, никак не поймаю!

Хм. Ожидаемо, хоть и глупо.

– Я тоже знаю, кто ты, Сашта, – вернула подачу и с трудом подавила зевок. Спать действительно хотелось, а неплохо бы еще поужинать…

– Савир рассказывал? – тут же встрепенулась Проклинающая.

Упоминал в двух словах, но тебе об этом знать не обязательно.

– Да нет, сама подслушала, – и улыбнулась с легким превосходством. – Как ты предлагала сглазить меня и выкинуть вон из Цитадели.

«Просто друг» моего жениха опешила, но только на миг. Самоконтроль у нее на уровне, надо признать. Девушка невинно хлопнула ресницами, и по красивому лицу растеклась милая до приторности улыбка.

– Пойми правильно, мы с княжичем несколько лет близкие друзья, а тебя я впервые вижу.

– Прекрасно понимаю. И?

Больше того, точно знаю, что на ее месте я вела бы себя похожим образом. Но мне повезло, я на своем месте.

– Я не могла не предложить, вдруг бы он согласился? – О том, как бы все могло быть, Сашта тоже подумала и теперь старалась быть честной. В собственных интересах, не без этого. – Но теперь я вижу, что ты… ну, по крайней мере, достойная соперница. Будем дружить?

Подкупающее предложение!

– Попробуем.

А в следующий миг Проклинающая шагнула ко мне и крепко обняла. Ничего себе! Я-то думала, в таких случаях принято пожимать руку. Отстранилась она быстро, но голова все равно успела закружиться. Фу, ну и духи!

Мутная пелена перед глазами растаяла, и я увидела, как Сашта болезненно морщится и потирает шею.

– Поцарапалась о твои бусы, – пояснила она в ответ на мой вопрошающий взгляд. – Спокойной ночи, Селисса!

На этом мы разошлись в разные стороны. Я добралась до комнат, сняла Риони с шеи и устроилась в кресле – ждать, пока зверюшка разомнет затекшее тело. Ее тоже обдало «дивным ароматом», но ввиду гораздо меньших размеров приложило сильнее, потому, как только смогла держаться на ногах без посторонней помощи, питомица надолго заперлась в ванной.

Я поскучала немного, но будить задремавшую Лилу не стала. Сама подбросила дров в камин и, прихватив Фену, отправилась на кухню. Ради себя одной ни за что не пошла бы, но зверюг кормить надо, а у меня их две, и обе ух какие прожорливые! Так что альтернатива отсутствовала.

Цитадель спала. Бредя по коридорам, я слышала, как переговариваются где-то невдалеке воины, совершая очередной обход. И все, больше ни звука. На этот раз на меня никто не кидался с объятиями, поэтому до места добрались быстро. В кухонных помещениях я уже была, одна, потом с Савиром, и где искать приличные остатки ужина, помнила.

Проблема возникла другая.

Как раз открыла холодильный шкаф, когда на меня накатило. Хорошо, взять ничего не успела! В глазах опять потемнело, по телу прошла крупная дрожь, потом вдруг стало жарко. Очень жарко, будто только что с солнцепека вернулась! И сердце стучало громко-громко.

Я села прямо на каменный пол и какое-то время жадно глотала воздух. Помогло. Дурнота отступила, пугающие ощущения исчезли. Все-таки не стоило пропускать обед и ужин! Отругала себя, взяла из шкафа пару мисок с тем, что можно съесть и холодным, водрузила все это на поднос и поспешила вернуться в свои покои.

К тому времени Риони вышла из ванной и теперь, бледная как полотно, сидела на кровати. Даже к еде почти не притронулась. Но отвести себя к месту ночлега не позволила, нервно улыбнулась, болезненно блеснула глазами и, клятвенно заверив, что доберется самостоятельно, ушла.

– Только не загрызи по дороге никого, – не слишком удачно пошутила я ей вслед.

Ужин честно поделила с псиной. При этом Фена как-то подозрительно поглядывала на меня, что заставляло в очередной раз задуматься о ее разумности. Но ведь не может быть подобного!

Есть совсем не хотелось, я глотала из чистого упрямства. При этом чувствовала себя странно. Не сказать чтобы совсем уж плохо, но как-то странно. Легкое головокружение, дрожь, жар, разливающийся по телу вместе с кровью. С каждым вздохом дыхание учащалось, сердце колотилось, а перед глазами раз за разом всплывал один и тот же образ, темноволосый и зеленоглазый.

И так хотелось дотронуться… прижаться, раствориться в нем! Ненадолго, просто чтобы узнать, каково это. А там – будь, что будет!

Думать о чем-то другом не получалось. Еще и коварная память подсовывала картинки той ночи, когда Охотник лечил меня… Само собой, ни спокойствия, ни самообладания это не прибавляло.

Принцип «Сделаю, как хочется, и гори оно все синим пламенем» никогда не был моим любимым, но тут побороть соблазн не смогла. Подсунула свою порцию Фене и понеслась к двери. Позади упреждающе рыкнули. Все равно! И даже когда возле самой ноги клацнули внушительные челюсти, я не остановилась. Взгляд застилала красноватая пелена, и думать получалось лишь об одном.

О нем. И о свободе от ограничений.

В бездну правила, бусины, Стражей! Я не хочу всего этого, я ничего никому не должна… Тогда и навязанного жениха тоже в бездну!

Только мысль о Савире вызвала проблеск разума. Пелена перед глазами дрогнула, к горлу снова подступила тошнота. Пришлось опереться о стену, чтобы не упасть. Какое-то время я усиленно дышала. Увы, победить наваждение так и не смогла. Мысли путались, тело горело, а рассудок словно выключили.

Сама не помню, как спустилась на первый этаж и постучала. Немного начала соображать, только когда дверь распахнулась и на пороге появился встрепанный Эд. Судя по влажным волосам, отсутствию рубашки и редким капелькам на мускулистой груди, полузверь только что помылся. Но пах травами, как всегда. Мм…

– Селисса? – На смуглом лице тут же отпечаталась тревога. – Ты зачем здесь? Что-то случилось?

Ах да, время за полночь…

Плевать!

Улыбка вышла какая-то полубезумная. Я несильно толкнула его. От неожиданности, наверное, Эд послушно отступил внутрь небольшой комнатки. Я шагнула следом и плотно прикрыла за собой дверь.

– Селисса…

– Молчи, – шепот вибрировал от напряжения.

Еще шаг. Чуть дрожащие ладони коснулись горячей кожи, я почувствовала ответную дрожь.

Никогда не думала, что смогу однажды столь смело прикоснуться к нему. Сознание вибрировало где-то на грани между бредом и явью. А ладони любопытно скользили по груди и плечам. Сквозь зыбкий туман перед глазами заметила, что в глубине темно-зеленых глаз разливается золото. Совсем как у Риони…

Он не человек!

Понимание этого должно было остановить меня? Но почему-то не остановило.

Приблизившись почти вплотную, я пробежалась пальцами по смуглой шее, услышала тяжелый прерывистый вздох и приподнялась на носочки, желая быть еще ближе к темноволосому наваждению. Два дыхания смешались в одно.

– Поцелуй… – шептала, как в дурмане.

– Селисса, прекрати, – оборвал Эд предупреждающе.

Кто бы его послушал! Я инстинктивно прижалась к полузверю, чувствуя, как колкие мурашки разбегаются по всему телу. Мм… Хочу большего! Пока есть смелость и возможность, пока не вернулись оковы глупых обязанностей. Сейчас!

Окончательно утратив чувство реальности, я потянулась к его губам. Кажется, Охотник тоже сделал неуловимое движение навстречу. Веки опустились сами собой, а потом…

Локти резко отвели назад и перехватили. Больно! Меня скрутили и забросили на плечо.

– Эд! Что ты делаешь?!

Духи! Разве он не видит, как нужен мне?! Что я с ума сойду, если он не…

– Сейчас, потерпи немного, – бормоча себе под нос успокаивающую околесицу, этот чурбан бесчувственный поволок меня в неизвестном направлении.

Вон из комнаты, вперед по коридору.

Хочет вернуть в родные покои? Я же там свихнусь! Буду тихонько скулить в одиночестве, и никто не обнимет, не поцелует. А мне так важно чувствовать его близость именно сейчас… Одурманенное сознание во всей красе оценило перспективу, и я принялась верещать и лягаться с удвоенной энергией.

Длилось это недолго, наш путь завершился в конце коридора. Меня сгрузили с плеча и прямо в платье запихнули в воду. Холодную! Он издевается?!

Естественно, попыталась вырваться, но сильные руки надавили на плечи, удерживая на месте.

– Эд!

– Не дергайся, сейчас должно отпустить.

Смысл сказанного дошел до меня примерно тогда же, когда красноватое марево перед глазами рассеялось. Мучительная истома постепенно таяла, позволяя, наконец, осознанно оглядеться. Ванная комната. Совсем небольшая и без камина, видимо, для слуг. Я лежала в наполненной холодной водой лохани, а рядом… Риони.

Стыдно-то как!

И не знала, отчего больше: от того, что на телохранителя-полузверя набросилась с самыми неприличными намерениями, или от того, что он вместо осуществления этих намерений (была же возможность!) решил меня заморозить. Будь трижды проклято глупое благородство!

Жар хлынул к щекам, а из глаз покатились крупные капли.

– Сели, не реви, здесь и так влаги достаточно. – Эд неловко погладил меня по волосам. – Прошло?

– Ууу!

Я зажмурилась, чтобы не смотреть ему в лицо, и обхватила себя за плечи, силясь сдержать крупную дрожь. Хотелось сквозь землю провалиться!

– Понятно, – вздохнул Охотник. – Значит, так: из воды не вылезай, сиди там, я скоро вернусь.

Телохранитель скрылся в неизвестном направлении. Еще какое-то время я пристыженно ежилась, но предаваться угрызениям совести, когда возмутительно спокойный Эд не стоял над душой, быстро наскучило. Я разлепила глаза и огляделась. Нет, обстановка меня не интересовала, а вот Риони…

Досталось ей определенно больше моего. Зверюшка растеклась по воде, глаза выпучены, ноздри раздуваются, и вид совершенно отсутствующий. Бедная! Из-за меня попала…

На этом сострадание и иссякло, потому что дверь ванной снова распахнулась, и комнатка заполнилась людьми. Трое слуг не в счет, но Эд привел Рунну и Савира. Бездна! Как вообще можно было додуматься до такого?! Лучше бы я провалилась! Но нет, сидела здесь, в ледяной воде, в мокром, прилипшем к телу платье, рядом с полубессознательной Риони, еще и голова болеть начала, ко всему прочему.

Изучающие взгляды магов я вытерпела, не зная, куда деться от унижения.

– Чувствуешь? – Эд по-свойски обратился к княжичу.

В уголке сознания вспыхнула мысль о том, что непривычный к полузверям наследник может как-то не так на это отреагировать, но она быстро потухла. Просто не осталось сил за кого-то беспокоиться. Голова разболелась окончательно, меня мутило.

Сквозь пелену слез увидела, как Савир медленно кивнул. Рунну нахмурился и многообещающе поцокал языком.

– Что это? – все не унимался Эд.

Маги переглянулись.

– Я улавливаю остатки самого мерзкого из приворотов, – пояснил Стужа. – Если это он, то Сели должна была наброситься на первого попавшегося мужика. Тут устоять – без шансов.

Ах ты ж, тварь! Я оценила всю прелесть «подарочка» от Сашты и теперь тряслась больше от злости, чем от холода. Дождешься ты у меня, гадина!

– Селисса, ты как? – Савир присел на корточки перед ванной, взял меня за плечи и заглянул в глаза.

Удержать слезы даже не пыталась.

– Прибью… – простучала зубами.

– Кого? – удивленно отпрянул красноволосый льер и даже руки с моих плеч убрал.

Он еще спрашивает?!

– Сашту! – притянула его обратно и яростно прошипела прямо в лицо: – Подругу твою лучшую! Это она надушилась какой-то гадостью и обняла… нас с Риони. Видишь результат?

Ледяной молчал. Осмысливал.

Что ж, раз дают возможность, надо пользоваться. Я решила высказаться до конца:

– А еще, если уж ты спросил, мне очень холодно, голова раскалывается и тошнит. В ванне вдвоем тесно, а в мокрой одежде неудобно. Присоединяйся, Савир, сам узнаешь, как я себя чувствую! Хотя бы отчасти.

Да, это была истерика. А кто бы в подобных обстоятельствах сдержался?

– Ты сейчас правду сказала? – глухо переспросил мой ледяной принц.

В такое поверить нелегко. И захочет ли он?

А если нет, что меня ждет? Комнатка на нижнем уровне и мелкая должность. Зато травить больше не станут! Не так уж и плохо, если вдуматься.

– Нет, просто мне нравится ночами скандалы устраивать и бултыхаться в ледяной воде, – ответила едко, глядя княжичу прямо в глаза. Истерика медленно, но верно сменялась злостью. – А простудиться – вообще мечта всей жизни!

Мужчина тихо выругался и подхватил меня на руки прямо из ванны.

– Справитесь тут без нас? – уточнил, глядя на Стража. – Не хочу, чтобы она и вправду заболела.

– Конечно, – серьезно кивнул Стужа.

– Мы высушимся и спустимся в кабинет отца. Прикажи разбудить князя, и пусть Сашту приведут туда же. – Савир отдал последние распоряжения и торопливо зашагал к моим комнатам по веренице коридоров, оставляя за собой (то есть за мной) лужицы воды.

Добрались быстро.

Первым делом наследник запихнул меня в горячую ванну. Правильно, клин клином вышибают. Пока я отогревалась и успокаивалась, льер успел сходить к себе и переодеться в сухое. Когда разомлевшая, но все еще подрагивающая из-за разгулявшихся нервов, с помощью Лилы я вышла в спальню, он как раз появился с двумя дымящимися кружками на подносе.

Молоко. Горячее, с медом, маслом и травами, приправленное магией. Фу! С детства ненавижу эту мерзость.

Однако в меня не только исцеляющую гадость влили, но и стенания о тяжкой доле невесты выслушали, слезки утерли и вообще окружили всяческим вниманием. Как-то даже не ожидала от него. Ни одного пошлого намека, ни единой подначки. Жених устроился рядом со мной на кровати, правда, поверх одеяла. Обнимал, болтал всякую ерунду, чтобы отвлечь, потом сушил магией волосы.

О предательнице ни слова.

Только когда за окном дрогнул сине-фиолетовый рассвет, достал из сундука первое попавшееся платье и скомандовал:

– Собирайся, я жду в твоей гостиной.

С такой скоростью я не натягивала на себя одежду еще никогда. Вот сейчас, через короткое время, все решится… И от этого сделалось беспокойно и муторно. Вдруг Савир не на мою сторону встанет?

Вниз спускались, взявшись за руки.

Княжич толкнул темную дверь, изукрашенную серебром, а внутри – пустота. Если не считать Стужи, великого князя и еще троих мужчин в темных одеяниях. Видимо, слуги, но те, которым дают особые поручения. А Сашты-то нет!

На счастье, не одна я озадачилась ее отсутствием. А потому можно было просто присесть на удобный диван и отмолчаться, предоставив разбираться в ситуации мужчинам. Пусть видят, я устала и все еще слегка не в себе! Тогда и задевать лишний раз поостерегутся, если не хотят унимать новый виток девичьей истерики.

Северные правители примерно так и рассудили, потому разговор прошел практически без моего участия.

– Отец! – с нажимом и укоризной произнес Савир. Еще и посмотрел на великого князя так, что даже у меня сердце перевернулось.

– Сядь, Савир, – велел правитель Севера и указал взглядом на мягкий стул напротив стола.

Из чистого протеста тот устроился рядом со мной на диване, обнял за плечи и вызывающе посмотрел на отца. Ясно, между этими двоими отношения тоже натянутые.

– С ней говорили? Это все правда? Почему Сашта не пришла? – из наследника буквально посыпались вопросы.

Вместо его красноволосого отца отвечал Рунну:

– Потому что она не в состоянии никуда идти.

– Что с ней? – мигом вскинулся Савир. Оно и правильно, дружба так быстро не забывается, а хорошее вытравить из души не многим легче, чем плохое.

У меня же перед глазами всплыла казалось бы ничего не значащая картинка: Сашта стирает кровь с шеи и говорит, что мои бусы ее царапнули. Осознание камнем свалилось на голову: Риони покусала ее!!! Следом появилась чуть насмешливая и совершенно неуместная мысль: бедная зверюшка, эта проклинающая – тот еще деликатес.

– Слегла, – скривился князь. – У девчонки сильный жар и все признаки магического истощения.

– Видимо, перебрала с проклятиями, – высказал свою точку зрения Стужа. – Никогда не видел, чтобы сила выходила вся, до последней капли, даже аура повреждена. Льера отойдет со временем, но магия вряд ли восстановится.

Восхищенный вздох подавила с трудом. Ай да Риони, кто бы знал, что она на такое способна! Теперь главное, чтобы сама зверюшка сильно не пострадала.

– Я должен ее навестить, – ожидаемо выдал Савир.

Никогда не была приверженцем рукоприкладства, но тут искренне захотела его стукнуть. Нет, я все прекрасно понимаю: старая дружба, может, и еще что-то… Но Проклинающая пыталась навредить мне и манипулировать княжичем! Притом неизвестно еще, с какой целью. Ничему-то его бесконечные покушения не научили!

А может, Савир дал добро подруге на устранение невесты?

– Спешить некуда. – Отец взглядом пригвоздил его к месту и, удостоверившись, что княжич не понесется сей же миг к болезной, повернулся к молчаливым слугам в бесформенных черных одеяниях. – Докладывайте.

Ой, а я уже и забыла о них…

Один слуга, ничем, впрочем, не отличающийся от двух других (вот совсем!), выступил вперед.

– Мы обыскали ее комнаты и действительно нашли напитанные темным приворотом духи. Недавно вскрытый флакон. Были и другие безделушки… На всякий случай – изъяли все.

Жених рядом прерывисто вздохнул, будто боролся с собой, чтобы не зарычать от боли раненым зверем, и сильнее прижал меня к себе.

Каюсь, была не права! Согласия на выходку Сашты он не давал.

– Что ты решил, отец? – хрипло спросил княжич, желая поскорее со всем покончить.

Правитель Севера устало потер висок:

– Поскольку Сашта больше не опасна, я отошлю ее. На выбор, в замок Проклинающих или к драконам. Возможно, Хрустальные найдут способ вернуть девушке силу. Если посчитают нужным.

– Разумеется, пострадавшая сторона имеет право требовать более жестких мер по отношению к Проклинающей, – со вкусом заметил Рунну и хищно улыбнулся. Будто умышленно распалял!

Взгляды присутствующих одновременно устремились в мою сторону.

Ну уж нет, дудки! Жить, знаете ли, легче, когда совесть чиста. Не желаю, чтобы кого-то убили по моей вине.

Я мотнула головой:

– Если вторая пострадавшая жива и здорова, я полностью полагаюсь на ваше решение, великий князь.

Одобрительный кивок будущего родственника стал мне ответом.

– Твой полузверь не подпустил к ней магов. Кстати, почему?

Мысли застыли. Вот этого и стоило бояться! Если правда о Риони всплывет… Даже думать не хочу, что тогда будет!

А Вирсайн все спрашивал и спрашивал:

– Она тоже тебя охраняет? И зачем Сашта обнимала служанку?

– Риони – не служанка, а мой друг! – неожиданно для себя самой выпалила я.

Потом, правда, прикусила язык и одумалась, но было поздно. Взгляды, и без того прикованные ко мне, стали крайне заинтересованными.

– Вот как? – вздернул красноватые брови повелитель Севера. – Значит, друг? А оборотень тогда кто?

Подходящего ответа у меня не было. А тот, что бродил на краю сознания, боялась озвучить даже себе самой.

– Видишь ли, Вир… – вдруг заговорил Стужа. Притом улыбался Страж так, что я сразу поняла: дорого мне это обойдется. Пусть и не сразу. – Эти Охотники – не оборотни, совершенно отдельный вид. И чтобы заполучить такого в телохранители, надо для начала заслужить его уважение. Селисса сейчас говорила об этом. Так, девочка?

Я поспешно закивала.

Спасена! А придет час расплаты, тогда и подумаю о цене.

Еще какое-то время Страж рассказывал заинтересовавшемуся князю об Охотниках. Вирсайн слушал, открыв рот, даже не стал допытываться, с чего это знатная льера вдруг обнималась с непонятной девицей подозрительной наружности. А мне и на руку! Нет, он-то, конечно, однажды вспомнит и спросит, зато будет время подобрать наименее подозрительный ответ.

Так и вышло. Рунну князя заболтал, и нас отпустили. Как раз перед завтраком, но лично я отправилась спать. Отдых сейчас нужнее. И жених придерживался того же мнения, иначе с чего бы ему за мной брести до самых покоев мрачной тенью?

Хм, и в покои тоже?..


Проснулась.

Кругом темно, шторы раздвинуты и видно, как заснеженная земля поблескивает в холодном свете луны. Хорошо, мои окна выходят не на бездну, иначе было бы не по себе. А так ничего, вполне уютно. Только цвета не хватает, зелени сада и яркой беседки. Ведь мне говорили, что это возможно! Так почему нет?

Рядом кто-то дышал.

Скорее почувствовала, чем услышала. В первый момент меня с макушки до пят окатило волной страха. Совсем на этом Севере нервы расшатались! Когда же липкое чувство схлынуло, и я вспомнила, что у кровати на коврике спит Фена, а за дверью должна находиться Лила, ожило любопытство. И рука сама собой потянулась к неизведанному. Вернее, к тому, чего именно здесь и именно сейчас быть вроде как не должно было.

Жесткие, гладкие пряди густых волос, горячая кожа шеи и груди, мерное дыхание, немного участившееся в процессе моих исследований, рубашка частично расстегнута… В том месте, где грудь переходит в живот, мои пальцы нащупали ткань, после чего почти сразу угодили в плен теплых ладоней.

– И насколько низко ты собиралась спуститься? – невинно осведомился Савир.

До сих пор затруднялась определиться с отношением к нему! Когда молчал, почти нежность испытывала, но как только открывал рот… ууу, вот так бы и стукнула! А нельзя, еще засчитает как покушение!

– Думала, ты спишь.

– Но это еще не повод тянуть руки к достоянию Севера! – пафосно возразил княжич. Глаза привыкли к темноте, и я различила, как он сморщил нос.

Забавный. А стукнуть все равно хотелось!

– Вот уж не думала, что бедствие достигло таких масштабов, – протянула насмешливо.

Пальцы жениха мягко скользнули вверх по руке. Еле ощутимое прикосновение отозвалось стайкой мурашек.

– Могу продемонстрировать, – вкрадчиво предложил этот искуситель, видя, что я не спешу сопротивляться и с воплями изгонять его с запретной территории.

– Спасибо, обойдусь.

Обиженное пыхтение…

Так, пора менять тему, не то, чувствую, мы сейчас договоримся!

– Что ты вообще тут делаешь?

Точно помню, засыпала одна. Савир проводил меня, убедился, что все в порядке и снова впадать в истерику никто не собирается, и отбыл. А теперь мой ледяной принц снова оказался здесь. С чего вдруг столько внимания чужеземной невесте?

– Дремал, пока ты не начала щупать, – льер ответил серьезно и руку отпустил.

Разочарованный вздох подавила с трудом. Ну не подумала, с каждым бывает! Поддалась соблазну, пошла на поводу у любопытства. И вообще, может, из меня приворот до сих пор не выветрился?

Что же теперь, это злосчастье рыжее всю жизнь припоминать станет?

– Ладно, спрошу по-другому: почему здесь?

Он вздохнул шумно и длинно, сел на кровати и запустил пальцы в волосы. Еще раз вздохнул.

– Не хотел оставаться один. После всего…

Понятно. Как только раньше не подумала? Видимо, случившееся приложило меня основательно.

– Сашту уже увезли? Ты говорил с ней?

– Лучше бы не ходил, – княжич растерянно покачал головой. – Так бы хоть воспоминания хорошие остались.

Давно заметила, что, когда Савир не выделывается, с ним легко и спокойно. Вот и сейчас так же. Отпустила себя на свободу, расслабилась… позволила обозначиться горьковатой улыбке на губах.

Это все до омерзения походило на то, как поступили со мной Кхилсы.

– Зачем тебе помнить о ее лицемерии? – знала, жестоко. Но я не Сашта, сладкой патокой кому-то в угоду растекаться не стану. Пусть помнит и ценит. – Лучше так, больно, зато честно.

Ледяной чуть наклонил голову, обозначив кивок. Волосы упали ему на лицо, скрыв его почти полностью.

– Одно время Саш была единственным верным мне человеком, – хрипло проговорил он. – Случалось, жизнь спасала и раны залечивала. Сердечные в том числе.

Я поморщилась. Воспоминаний оказалось больше, чем хотелось бы. И они… как бы это сказать?.. Иного порядка. Ладно, будем разбираться! Перекатилась на живот, подперла кулачком подбородок и придвинулась ближе к жениху.

– Дай угадаю… Из любовниц твоих вылезла?

– Было пару раз, – честно сознался красноволосый. – В итоге решили просто дружить.

История оказалась проста до противного. Расчетливая девица быстро поняла, что женщин вокруг симпатичного наследника и без нее достаточно, а вот с друзьями у Савира негусто. И подсуетилась. Понятное дело, доказав преданность, в сердце будущего правителя стылых земель пролезть легче всего. Предполагалось, что именно по этому критерию он однажды выберет себе княгиню. И Проклинающая готовилась, терпела, ждала…

Но не срослось. Появилась я. Паршивая чужеземка, дрянь, разлучница, узурпаторша и далее по списку.

Все это Сашта высказала «другу», пока ее вели к саням. Даже планами своими порушенными поделилась. Короткий приворот на страсть к первому встречному, по сути, то же проклятие. И действует всего ничего. Остатки силы вскоре должны были выветриться, никто бы ничего не заподозрил. А коварная льера в самый удачный момент оказалась бы рядом с местом падения мерзкой кхилсы. Да не одна, а с кем-то, способным весомо подтвердить ее слова.

– Кто бы мог подумать, – удивлялся Савир, – что опытная магиня отдаст слишком много сил проклятию и в решающий момент просто не сможет подняться с постели?!

Еще одна улыбка, горьковато-сладкая. Я-то знала истинные причины исчезновения опасной магии! А Сашта?

Не хотелось бы однажды получить ответ на этот вопрос.

Тоскливый разговор скоро затих, а потом жених в очередной раз поразил меня своей заботой. Почти в самое сердце! Риони. Перед тем как явиться в покои к невесте, княжич удосужился поинтересоваться самочувствием ее… ну, назовем, друзей. Он так и сказал! И видно было, что определение это далось Савиру нелегко, а у меня на душе сразу стало теплее.

Так вот. Эд наверняка не сказал северянину всего, но было доподлинно известно, что зверюшке полегчало, она пришла в себя и поела, а теперь отсыпалась. Кажется, жизнь налаживалась…

Вздохнула умиротворенно, придвинулась к вернувшемуся в горизонтальное положение жениху и смело пристроила голову к нему на плечо. После событий минувшего дня это не выглядело чем-то ненормальным. И о комнатке на нижнем уровне думать вот прямо сейчас совершенно не хотелось.

Пожалуй, можно было рассказать и о собственных достижениях.

– А я бусину от Стража Жизни получила.

Ледяной довольно фыркнул, будто бы и не сомневался в талантах невесты. Его ладонь ласково коснулась моих волос.

– Марсейн редко чудит. – В голосе наследника звучало уважение. – Он же не давал испытаний?

По части адекватности Стража Жизни, который шастает у Грани, где ему быть не полагается, имеет весьма неприглядное истинное обличье и заставляет давать странные клятвы, я бы поспорила, да магия не даст. Поэтому просто мотнула головой.

– Так отдал.

– Сегодня вечером у нас бал, – внезапно сообщил льер.

Ну вот, а ведь так хорошо лежали!

Я вскинулась и гневно взглянула на бессовестного рыжего:

– Савир! Я прошу… нет, требую! Скажи, что ты пошутил!

– Врать нехорошо, – широко улыбнулся этот садист.

– Тогда, может, без меня? – Я с надеждой воззрилась на жениха. – Предыдущая ночь до сих пор перед глазами стоит, а мероприятие без потрясений наверняка не обойдется. Пожалей, а?

Увы, разнесчастная мордашка и умоляющий взгляд не произвели на Савира абсолютно никакого впечатления. Он упрямо покачал головой. И вид сохранил серьезный, сразу понятно, пререкаться бесполезно. А я и не стала, только вздохнула мученически и мстительно отодвинулась вместе с одеялом.

– До вечера еще полно времени, – с теплотой в голосе сообщил княжич.

– И что?

Все равно предстоящее событие воспринималось как наказание. Вопрос, за что? Где же я так нашкодить успела, если с самого отъезда из Кхилса с завидной регулярностью оказывалась объектом чьей-нибудь особой «милости»? Духи, Ладин, Страж Жизни, Сашта… Дальше что? И главное, когда же все это кончится?!

Но я уже достаточно пришла в себя, чтобы не истерить при ледяном, так что страдания остались исключительно внутренними.

– Бабушка настояла, чтобы на балу тебя представили как мою невесту, – выдал следующую крупицу драгоценной информации Савир.

Ого! Многое же, оказывается, я проспала.

– Рановато, не находишь?

– Обычно это происходит после того, как все Стражи дают добро. – Льер снова сел, но вместо собственных волос ерошил теперь густую шерсть Фены. Псина передними лапами залезла на кровать, будто ее интересовал наш разговор, и теперь недовольно порыкивала, хотя кусаться не думала. – Но в твоем случае вдовствующая княгиня заверила, что проблем не будет. К тому же невеста – это еще далеко не жена.

Точно! Но если меня в нынешнем статусе сживают со свету, страшно представить, что будет дальше.

– Я благодарна ей за поддержку.

– Цени, – усмехнулся мой красноволосый жених. – Княгиня Роза редко к кому бывает столь добра.

Но и спрос с тех, к кому благоволят, всегда больше. Нельзя забывать об этом.

– Итак, я сказал, у нас полно времени, чтобы подготовиться к балу, – резко сменил тему Савир, подмигнул мне хитро и встал. – Одевайся, пойдем завтракать, и летим!

Мм? Летим? Я не ослышалась?

– Куда?! – моргнула ошалело.

– Увидишь, – был мне загадочный ответ.


А стоило спросить – на чем.

Сию нехитрую истину я поняла, стоя на террасе над бездной. Мои пальцы лихорадочно вцепились в ладонь Савира, а коленки предательски подрагивали.

У наших с княжичем ног закручивался вихрь из снега и тумана.

Поначалу это было легкое дуновение ветерка, но скоро оно сменилось резким порывом, а тот в свою очередь закрутился безумной воронкой. Самый настоящий вихрь в любой миг угрожал унести нас ввысь. Мне было до одури страшно.

– Что это? – просипела испуганно.

– Нравится мой вихрь? – Савир с гордостью оглядел беснующуюся стихию. – Этот – снежный, еще есть огненный. Покатаю тебя как-нибудь. И на двух сразу, так вообще дух захватывает.

С возражениями я не нашлась. Главным образом потому, что дар речи потеряла. Единственное, на что хватило сил, это вцепиться в него как следует. Был соблазн еще и ногами обхватить, но до такой степени моя паника пока не дошла.

Где-то на середине пути смогла вздохнуть свободнее и оценила окружающие красоты. Все такое белое, искристое, и вверху, и внизу. Так сразу не различишь, где небо, а где земля. Мы неслись с головокружительной скоростью. И на безумной высоте! При одном только взгляде вниз тошнота подкатывала к горлу.

Но я все равно смотрела. А под ногами проплывали площади и дома, парки, дворцы управления… Вскоре столица сменилась черно-серебряным лесом.

И вихрь стал стремительно снижаться.

Взгляд зацепился за приземистый домик. В голове щелкнуло.

Точно! Домик в лесу, старая ведьма с глазами черными, как мои… Савир говорил, что мать часто возила его к ней. Так неужели же?..

Но зачем?

Придумать ответ я не успела, сапожки коснулись земли. Княжич тут же увлек меня по узкой стежке к кривому крыльцу. По пути скупо пояснил:

– Хочу, чтобы ты познакомилась с одним человеком. Вы обязательно найдете общий язык! И она поможет тебе.

В чем именно, объяснить мне не удосужились. А спросить попросту не успела, потому что скрипнула дверь и на крыльцо вышла замотанная в черное сгорбленная старуха.

– Савир, мой мальчик, – неожиданно приятным, хоть и низким голосом приветствовала она гостя. – А с тобой кто? Раньше ты сюда своих женщин не приводил.

Тем временем я приглядывалась к хозяйке. Что-то в ней было определенно не так… Хм? Цвет одежды. Северянки и в почтенном возрасте выбирали светлые тона. И глаза действительно черные. Волосы хоть и скрыты под платком, но, уверена, они тоже не белоснежные, как у льер.

Неужели эта особа из Кхилса? Но почему здесь?!

Подругу матери Савир назвал Алексией, представил меня, затем мы прошли в дом. Обстановка которого, естественно, мало напоминала дворец, но иного я не ждала. И нос не воротила, еще в герцогстве часто заглядывала к подданным отца, когда готовилась со временем принять корону.

Обживусь немного, и все начнется заново, только уже на Севере.

– Невеста-чужеземка? – удивилась Алексия, наполняя высокие кружки травяным чаем. – Вот уж не ждала, что твоя бабка допустит.

– А варианты? – Савир нервно сцепил пальцы. – Подходящие по положению северянки либо еще малы, либо уже слишком стары, дочь Дома Замерзшей Розы в расчет брать нельзя, они нам дальние родственники, а Проклинающие вдовствующей княгине никогда не нравились. Из-за родства с драконами, наверное.

– Значит, Кхилс? – Непроницаемый взгляд черных глаз скользнул по мне. – И чья?

Платка ведьма так и не сняла, потому судить о ее возрасте я по-прежнему затруднялась. Голос женщины средних лет, а фигура сутулая, как у старухи. Непонятно, но приставать с расспросами неприлично. Потому сидела, пила чай и мило улыбалась.

– Дочь герцога конечно же, – надменное заявление я постаралась сгладить каплей смущения. – Кого бы еще прочили в жены будущему правителю?

Сказала – и ухнула во тьму ставшего вдруг полубезумным взгляда. Спины коснулся боязливый холодок, голова закружилась, рука дрогнула, и питье пролилось на стол и частично на подол платья. Я пискнула, обжегшись, и таки уронила кружку. По дощатому полу покатились черепки.

Молодец, Селисса, замечательно! Сходила в гости, называется. А ведь так важно было понравиться одной из немногих, кому верит княжич! Не в угоду будущему статусу великой княгини, для наших с женихом только зарождающихся отношений.

Но, видно, опять не судьба.

– Что это с ней? – будто и не произошло ничего, спросила ведьма.

Показалось?

Быть того не может! Я же почувствовала ее неприязнь. И как сила едва не вырвалась из-под контроля… Или все-таки нет?

Растерянно хлопнула ресницами и решила исправлять положение, пока не поздно.

– Извините, что-то мне не по себе… – и вид самый невинный, который только смогла изобразить в нынешнем состоянии.

Тут Савир не сплоховал и щедро вывалил на ведьму все, произошедшее с момента моего появления при дворе. Рассказал о нашем знакомстве, испытании у Ладин и о выходке Сашты упомянуть не забыл. Да так проникновенно, что Алексия впечатлилась.

– При таких встрясках неудивительно, – ворковала эта странная особа, выставляя передо мной новую кружку. – Ничего, сейчас сварганю один отвар – будешь как новенькая!

От такого щедрого предложения я испытала острое желание забиться под стол. Должного доверия хозяйка лесного домишки не внушала, и чтобы я взяла что-то из ее рук, да еще и употребила… Но куда деваться? Бросила затравленный взгляд на Савира, княжич был совершенно спокоен. Больше того, уверенно заявил:

– Для того я ее к тебе и привел. Вечером бал, а Селисса с трудом на ногах держится. Сама понимаешь, в том сборище обозленных волков надо иметь много сил и не терять бдительности.

Таинственная ведьма, очевидно, была наслышана об отношениях наследника с семьей и нравах в Цитадели, потому только хмыкнула. А некоторое время спустя передо мной появился еще один высокий кубок с приятно пахнущим взваром красноватого цвета.

Деваться некуда, сделала осторожный глоток.

И тут же закашлялась!

– Что? – бросился ко мне жених. – Плохо?

Видимо, после событий минувшей ночи мой ледяной принц до конца уже не доверял никому. И правильно делал, между прочим.

Я откашлялась и покачала головой:

– Нет, просто кисло очень.

– Ай, я старая! – сокрушенно взмахнула руками Алексия. – Совсем забыла сахар положить. Савир, принеси, а? – далее последовало подробное объяснение, где именно искать необходимое.

От изумления я едва вторую кружку не расколотила. Княжич не только выслушал ведьму, но и смиренно отправился в указанном направлении. Нет, я, конечно, давно поняла, что он не заносчивый, но тут… Дела!

Под это настроение еще пару глотков сделала и в результате проглотила жидкость, не чувствуя вкуса.

– Тут одними травками не обойдешься, ты совсем измотана, и нервы на пределе, – пробормотала ведьма и протянула мне амулет – два камешка с нечеткими символами, скрепленные медной цепочкой. – Вот, возьми, это на крайний случай. Наденешь – он придаст тебе сил.

Делать этого я не собиралась, но тем не менее убрала вещицу в карман. Зачем зря человека обижать?

Скоро вернулся Савир, и в меня все-таки влили оставшийся отвар.

Не отравили. Больше того, лекарство подействовало! На краешке сознания возник робкий вопрос: быть может, стоит пересмотреть свою позицию и начать доверять ведьме?


Об этом же думала, когда летели обратно.

– Она же из Кхилса, да? – прижимаясь спиной к груди Савира, я откинула голову к нему на плечо и любопытно сверкнула глазами.

Желаю знать все!

Но, увы, достаточной информацией княжич не обладал, а потому ответил весьма пространно:

– Ее родители были оттуда. Вроде бы… я точно не знаю.

Только благодаря вернувшемуся вместе с хорошим самочувствием самоконтролю я не застонала в голос – с рычащими нотками. Ну вот как, как можно доверять людям просто так, по умолчанию, когда тебя регулярно пытаются убить?! Но вслух об этом спрашивать не стала. Не хотелось разрушать и эту его иллюзию. К тому же, насколько я поняла, Алексия была далека от княжеского двора. Может, еще пронесет?

Гневные раздумья прервались, когда слева промелькнул массив Цитадели. Я вопросительно приподняла брови.

Молчал. Улыбался.

– Мы не домой? Куда?

– Ты задаешь слишком много вопросов. – Улыбка рыжего злосчастья превратилась в ухмылку, зато хитрости в ней прибавилось. – Но уже зовешь Цитадель домом. Мне нравится.

Потому что из родного меня вышвырнули. Продали.

Но разочаровывать его не стала, тонко улыбнулась, отодвинула воротник и потерлась носом о шею. Савир поежился, не то от холода, просочившегося под одежду, не то от моего прикосновения. И естественно, в душу больше не лез.

Мальчишка! Если бы точно не знала, в жизни бы не подумала, что на семь лет старше меня.

Вихрь покружил нас еще немного и мягко спустил на припорошенные снегом серые камни. Какие-то развалины…

– Старый город, – пояснил княжич, аккуратно придерживая меня за талию. – Он был здесь во времена юности моего деда, Ристена. Потом предок начал объединять княжества, и его личные владения разрушили почти до основания.

Заметно. От некогда величественных строений только фундаменты остались и кое-где обломки стен. А если закрыть глаза и прислушаться, можно почувствовать ее – особую, древнюю магию. Для обделенной силой меня слишком острое чувство. До слез хотелось прикоснуться к источнику, и, быть может, тогда…

– В детстве мы с братом играли здесь в прятки. Тогда еще не было речи, что Адаль мог бы однажды заменить наследника, мачеха не строила планов, и мы нормально сосуществовали, – рассказывал Савир, пока мы бродили по руинам. – Сели?..

Заметил, что отвлеклась.

Усилием воли заставила себя сосредоточиться на его словах. Осознала… Духи! Надеюсь, я сейчас ошибаюсь, но…

– У вас было общее детство? Получается, когда твоя мать еще оставалась великой княгиней, Алишта уже привлекла внимание князя? – стало неприятно и страшно. Вдруг и Савир со временем отодвинет подальше неугодную жену-чужеземку?

Льер болезненно скривился, но ответил правдиво:

– Как-то так. Поговаривали, что у княгини тоже была своя личная жизнь. С браками правителей такое иногда случается, тебе ли не знать, Селисса?

Ему до сих пор тяжело. Защищается. Пытается ужалить.

– В Кхилсе куда более строгие нравы. – Я пожала плечами и поспешила сменить неприятную для обоих тему. – Что здесь за магия? Чувствуешь?

Наследник замер, напрягся, прикрыл глаза. Но недоумение на его лице просматривалось четко. Он же сильный маг! Более того, двойной, ледяной и огненный. Так неужели не уловит?!

И точно, постоял так немного, после чего неопределенно повел плечами:

– Не знаю. Может быть, остатки чего-то старого. Ладин сделала тебя слишком чувствительной к силе.

Я кивнула, принимая объяснение, и уже настроилась продолжить прогулку по необычному месту, когда жених задумчиво изрек:

– Хотя… – и умолк.

Нормально, да? Тут в ком угодно любопытство взвоет.

– Что? Договаривай, раз начал!

Лицо княжича приняло донельзя таинственное выражение.

– Бабка еще в детстве рассказывала мне, будто где-то здесь должен быть вход в подземные лабиринты шисс.

Ой, правда! Стужа тоже что-то об этом говорил…


Естественно, никакого входа в лабиринт мы тогда не нашли.

Спускаясь в холл, где должна была встретиться с княжичем, я перебирала в голове детали дневной прогулки. Нервозность немного унялась. Хорошо с ним, легко и как-то по-особенному тепло. И не такие уж мы теперь чужие, если разобраться.

Я решила лишний раз не акцентировать внимание на своем происхождении и выбрала простое бледно-розовое платье. Пока под ногами сменялись ступени, взгляд раза три зацепился за похожие. Значит, только волосы и глаза будут выделяться. Но и этого слишком много!

На шее заняла привычное место Риони, которая чувствовала себя заметно лучше и никак не хотела оставлять меня одну. За спиной вышагивал Эд. Полузверь отчего-то решил, что сегодня меня нужно защищать.

Вот только меня ли?

От этого вопроса становилось слегка не по себе, да и зверюшка слишком быстро оклемалась. А изнутри раскаленными углями жег стыд. Я же сама на шею ему бросилась, а Охотник… не прореагировал.

– Прекрасна. – Савир обаятельной улыбкой развеял грустные мысли.

И где его ледяная половина? Ловелас рыжий.

– Просто для тебя я диковинка, – отмахнулась от цепкого очарования княжича, но предложенную руку приняла.

Савир демонстративно оглядел белоснежных и воздушных, но совершенно невыразительных (на мой вкус) льер, которые пересекали холл, направляясь в бальный зал, и согласно кивнул.

– Только сейчас понял, как мне, оказывается, не хватало разнообразия!

Ну вот, опять я испытываю странную тягу к рукоприкладству! Кого мне в мужья подсунули?! Это сейчас права не имею, а вот соберу бусины, проведем нужную церемонию – и живо объясню кое-кому, что дразнить беспомощную невесту нехорошо. Опасно!

Взявшись за руки, мы направились к распахнутым двустворчатым дверям.

Слух отчетливо уловил, как позади тихо рыкнул Эд. А этот чем недоволен?! Вроде бы на меня никто не покушался.

Огромный зал украсили нетающими морозными узорами и алыми розами. Удивительное сочетание! Безумное… На несколько мгновений я замерла у входа. Любовалась.

После мы подошли поприветствовать великого князя с его льерой, меня представили ледяной аристократии, подняли кубки с вином за невесту наследника. И бал закрутился по привычной в общем-то схеме. Исключая антураж, все было почти как в Кхилсе.

Звучала плавная музыка, пары кружились в танцах. Некоторые движения были мне знакомы, другие подмечала на ходу. Первое время мы с княжичем стояли в стороне, переговариваясь то с кем-то из Стражей, то с какими-нибудь льерами. Я пока даже не пыталась понять, кто есть кто. Пойду раздавать кристаллы жизни, тогда и разберусь. Тогда же прояснится, кому можно будет доверять в будущем, а от кого стоит держаться подальше.

Вечер был вполне приятным. До определенного момента…

Мы как раз решили влиться в ряды танцующих, и у меня даже получилось не слишком отличаться от северянок, когда…

– Сави-и-ирр!.. – слух больно резанул пронзительный визг в два голоса.

Надо уточнять, что женских?

Жених нервно сглотнул, но упорно попытался сохранить невозмутимую физиономию. И может быть, что-то у него и получилось бы, если бы партнерша не сбилась с шага и не отдавила ему ногу изящной туфелькой с внушительным каблуком. Какой конфуз! Но я была слишком возмущена, чтобы извиняться.

Девчонки! Две! Совершенно одинаковые! И говорили (вернее, пищали) хором.

Нет, мне, конечно, почти все льеры на одно лицо, но не настолько чужеземная невеста слепа, чтобы не разобраться, что здесь происходит.

– Савир, мы соскучились, – на пару тонов ниже сообщили льеры. – Ты уже несколько дней не приходил.

Красноволосое злосчастье огляделось в поисках путей к отступлению, но я вцепилась в него на совесть.

Еще раз глянула на миниатюрных блондинок с огромными серыми глазами и только уверилась в сделанном ранее выводе. Вот теперь можно и высказаться! То есть разъяренно прошипеть:

– Ты что, с сестрами?!

– Ну-у… – жених польщенно зарделся.

Ох ты ж!.. Но решила все-таки уточнить:

– С обеими?

– А ты завидуешь, да? – надули губки близняшки. – Не переживай, мы готовы поделиться.

Фу ты, щедрые какие!

– Со дня твоего приезда я у них ни разу не был, – нашелся льер. – Девчонки, подтвердите!

Блондинки послушно покивали.

С ума сойти, ну и нравы! Я даже на Юге ничего такого не видела. Впрочем, там я вообще ничего, кроме покоев и залы приемов, не видела. Потому сейчас кипела от негодования. И страха, чего уж там скрывать. Вдруг он и после свадьбы…

На фоне открывшейся перспективы комнатка на нижнем уровне и скромная должность уже не казались падением.

Хотя… сейчас проверим, как настроен княжич.

– Вы, видимо, опоздали к началу бала, льеры? – уточнила вкрадчиво и чуть прищурилась.

Девушки еще раз слаженно кивнули. Савир попытался вставить свое веское слово, но я опять заговорила раньше:

– А жаль, плохая привычка. Из-за нее вечно пропускаешь самое интересное, – голос по-прежнему оставался тихим, с мурлыкающими обещающими нотками. – Но основное я вам сейчас повторю. Слушайте и запоминайте. Я – льера Селисса, будущая княжна. И видеть, как посторонние девицы любого происхождения вьются вокруг моего жениха, не желаю. Это понятно?

Дар речи северянкам отшибло напрочь, потому что они и в этот раз только кивнули и… испарились.

Фуууух! Теперь посмотрим, что скажет Савир.

Я снова повернулась к княжичу и наткнулась на смеющийся взгляд. Больше того, пары, которые танцевали поблизости, тоже сполна насладились спектаклем.

– Всех моих любовниц отвадить планируешь? – откровенно потешался бессовестный льер. – Хочешь, составлю подробный список?

Стукнуть тебя хочу, и давно! Но пока держусь на чистом упрямстве.

– Думаю, сплетники с задачей справятся лучше, – вернула подачу и тонко улыбнулась.

Музыка стихла очень вовремя, сейчас должен был начаться новый танец. Самое время, чтобы выскользнуть из рук жениха, удрать и немного упорядочить эмоции. Ух, прямо трясло всю!..

– Уже сбегаешь? – заметив мою попытку, промурчал в самое ухо Савир.

– Только так можно побороть желание продолжить представление, но уже с нами двоими в главных ролях, – парировала я и таки выскользнула из нежного захвата.

Свобода! Даже дышать легче стало, вот честное слово.

– Держись подальше от всяких льеров, – шутливо предупредил наследник, озираясь по сторонам в поисках новой партнерши. – Девушка из Кхилса тут не для меня одного диковинка.

Ах, так?! Ну, держись…

– Эд, присмотри за ним, – бросила небрежно и направилась в сторону слуги с напитками. Мне бы сейчас чего-нибудь прохладного, но не пьянящего. В окружении гиен следует сохранять разум чистым.

К моменту, когда последовала реакция, я успела пройти несколько шагов. А все равно услышала! За спиной возмущенно хмыкнули двое мужчин. Очень-очень возмущенно!

– Эд, я сказала! – повторила, не оборачиваясь. И побольше металла в голосе!

Мстить полузверю за отвергнутый порыв совершенно не собиралась, но так уж вышло.

Однако достигнуть цели мне было не суждено. Главным образом потому, что слуга с подносом постоянно перемещался. Я тоже пыталась это делать, но то и дело останавливалась, пойманная кем-то из гостей, чтобы выслушать несколько добрых слов, ответить на вопрос об амулетах жизни или еще о чем-то в этом роде. Поэтому, когда на пути возник Адаль, совершенно не удивилась, даже сподобилась на улыбку.

– Потанцуешь со мной, родственница? – выдал… ну, наверное, этого парня тоже можно величать княжичем.

Только тут поняла, что музыка в очередной раз прервалась, чтобы пары могли смениться. И отказаться как-то невежливо…

– Раз уж так настойчиво приглашаешь… – Я приняла предложенную руку и вместе с братом Савира прошла ближе к центру зала. – Только учти, предыдущему партнеру я дважды отдавила ногу!

О том, что в первый раз – с перепугу, а во второй – намеренно, тактически умолчала.

Льер не испугался ни капли, только улыбнулся неуловимо и повел меня в плавном танце под вновь зазвучавшую музыку. Мы будто плыли среди кружащихся пар и порхающих в воздухе снежных хлопьев, а зал стремительно погружался в темноту. Сияло серебро изморози, аромат цветов казался густым и чуть тяжеловатым.

Упоительно романтическая атмосфера! Жаль, рядом совершенно чужой льер. Но, надо отдать ему должное, Адаль хорош и двигается потрясающе. Я украдкой оглядела белоснежную гибкую фигуру, чуть суженные серые глаза, оценила дразнящую полуулыбку и немного пожалела, что мальчишка слишком юн. Их с Савиром должно было разделять больше десятка лет. И, думаю, «запасной наследник» лет на пять меня младше, если судить по внешности и рассказам его сводного брата. А так, ничего, симпатичный. И девиц, проплывающих мимо в танце, не пожирает взглядом…

Так, Салисса, сто-оп!

– Если Вир будет злиться, скажешь, что я настоял, – юноша послал мне обаятельную улыбку.

И похожи, и нет. В нем не было той страсти и налета порока, что в старшем княжиче.

Но я не смогла не улыбнуться в ответ.

– Так и будет. Значит, Вир?

– Брат ненавидит это сокращение, – просиял Адаль.

Спасибо, хоть предупредил. Но меня отрезвило. Нашла тоже, с кем разговоры разговаривать!

– А ты ненавидишь его, так? – спросила гораздо резче, чем следовало бы.

– Вовсе нет! – возмутился ледяной.

– А убить из состязательного интереса пытаешься?!

– Естественный отбор! – Княжич попытался обратить все в шутку, но, заметив выражение моего лица, спешно исправился: – Я и пальцем его не тронул. И мать не виновата…

Продолжение прелюбопытнейшей фразы скрыла от меня закружившаяся со всех сторон тьма. Эм? Это еще что такое?! Зачем свет выключили?

Глава 11

На поверку ситуация оказалась гораздо плачевнее. «Выключили» не свет, а реальность, но всего на миг. Повеяло магией, а потом… нет, намного светлее не стало, все же ночь на дворе. Зато я вдруг обнаружила себя на незнакомой улице. В глухом тупике, если быть точной. В нарядном платье и без какой-либо теплой одежды.

Понимания происходящего тоже рядом не пробегало.

Холодно, темно, страшно. Но я нашла в себе силы обрадоваться и громко окликнула:

– Это очередное испытание? Стражи, ау!

Никаких признаков того, что меня хотя бы услышали.

Повторила.

Опять тишина.

– Адаль! Савир! Что за шутки?!

Ноль реакции. А я чего ждала?

Только сейчас до разума дошел весь идиотизм происходящего. Невесть как меня перенесло… на одну из столичных улиц. Этот вывод было сделать несложно. Дома высокие, а проходы между ними узкие. Значит, город. Снег, а он бывает только на Севере. И город в стылых землях лишь один.

И вот, стояла я в темном закутке и верещала как дура. Не надо быть гением, чтобы сообразить, кого таким образом можно дозваться. Квартал-то не для знати, судя по простеньким, хоть и приличным экстерьерам домов…

Шаги и голоса уже слышались. И что-то мне подсказывало, что этот гогот принадлежал точно не Стражам. И не княжичам. Попалась…

Как уже бывало, страх полностью парализовал. Надо бы бежать, а я только и могла, что дышать. И то еле-еле. Ни думать, ни кричать, ни пошевелиться. Только бояться и дышать.

Из ближайшего переулка вывернули трое. В темноте плохо видно… Обменялись несколькими похабными шуточками, до меня не дошел их смысл. Поняла только, что после недолгих пререканий оборванцы решили девку просто убить, взять все ценное и смотаться отсюда, пока стража не явилась. Не то из города выкинут, где им быть почему-то не положено.

От шока я могла воспринимать только обрывки фраз, и действия напавших казались какими-то смазанными. Грубый, презрительный и какой-то натянутый смех. Потом меня сильно толкнули, кажется, еще и ударили. Ногой. В бок.

Больше не успели.

Лежа на обледеневших камнях, я наблюдала, как «бусы» стремительно стекают с шеи. Неясной тенью Риони бросилась на моих обидчиков.

Все. Темнота.


Очнулась от того, что чья-то цепкая рука трясла за плечо. Крепко так схватила, синяки наверняка останутся! Но не успела я как следует опечалиться этим фактом, как осознала, что сейчас имелись проблемы более масштабные. Воспоминания о прошедшем вечере обрушились волной.

Меня вышвырнуло из Цитадели на одну из городских улиц! А там – едва не убили!

– Риони?!

Резко села и широко распахнула глаза. В боку тут же заболело, закружилась голова, и во рту появился горьковатый привкус. Но это все такая ерунда по сравнению с тем, что стало с напавшими! С тем, что от них осталось…

– Да я это, я, – напряженно отозвалась питомица. – И уже не агрессивная.

Перепачканные бурым ошметки, которые валялись по всему закоулку, только подтверждали ее слова. Жажду крови хищница удовлетворила сполна. Меня замутило и снова обдало страхом, но на этот раз сжала зубы и постаралась держать себя в руках. Не смотреть. И глубоко не дышать.

– Духи милостивы, ты жива! – прошептала искренне.

Безумие? Да! Но каким бы монстром ни была Риони, она столько раз выручала меня, что стала по-своему дорога. К тому же тут такая ситуация: не ты, так тебя. Я имела все шансы валяться в этом тупике в виде ненамного более приглядном, чем эти трое.

– И прекрасно себя чувствую, – с некоторым смущением признала девушка. – Это мука, звериная кровь во мне куда более сильна, чем в том же Эде.

– Кровь Зверя, ты говоришь? – Я ошарашенно моргнула.

Как такое возможно?! Их же не осталось! И Риони в прошлый раз говорила про полузверя, оборотня и змею.

– Ты хочешь обсудить это здесь и сейчас? – уточнила эта хитрюга.

Поняла, осознала.

– Уходим, – и даже с трудом поднялась на ноги. Со второй попытки.

– Не так быстро, – ухмыльнулась Риони, удерживая меня за руку.

Надеюсь, она не вздумала загрызть и меня? Взгляд получился красноречивый, потому что зверюшка торопливо продолжила:

– Посмотри на них…

Издевается?!

– Не могу, меня сейчас стошнит.

Понимала, что ее создавали как уникального воина. Но меня-то нет! А у наследницы престола самообладание хоть и на уровне, но не до такой степени. Не зря меня Рунну в прошлый раз завернул, чтобы не видела следов пиршества этого симпатичного монстра.

Риони пристально вгляделась в меня, проворчала что-то о неженках и склонилась над одним из тел. Ну, тем немногим, что от него осталось.

– Вот, полюбуйся. – Мне под нос подсунули небольшой клинок.

Оценила. Однако… В оружии я разбиралась не сказать чтобы блестяще, но дорогую вещь отличить могла. А сейчас Риони держала в окровавленной руке с чуть заметными и все еще уменьшающимися темными коготками именно такую. В темноте блеснуло лезвие с вязью неясных символов, от него фонило силой.

– Не подделка? Я не очень в этом понимаю, только магию унюхать могу, – поторопила спасительница.

– Настоящий, – авторитетно подтвердила я. – Наверное, я не первая, кого они решили ограбить.

Услышав это предположение, зверюшка фыркнула и мотнула головой:

– У них у всех похожее оружие, такому неоткуда взяться у бродяг. А под лохмотьями – нормальная одежда. Понимаешь, в чем дело?

Кожу пронзил мороз. О да! То, что меня вдруг перебросило из Цитадели сюда, вовсе не было случайностью. Неужели Адаль? Так нагло и открыто?

– Риони? – осторожно окликнула я.

– Мм? – Девушка методично и спокойно вытягивала из месива лохмотьев и крови второй клинок.

– Покусаешь для меня еще одну сволочь? Чтобы больно, но не смертельно?

– Последнего обещать не могу, – вздохнула зверюшка. – Хватит болтать, надо уходить отсюда. Может городской караул заявиться или тот, кто их подослал.

Впечатлившись перспективой, я заспешила прочь от жуткого тупика. По пути Риони всучила мне оружие, а сама снова змеей обвилась вокруг шеи. Притворяться бусами тут было не перед кем.

Легкими надавливаниями то на одно плечо, то на другое зверюшка указывала путь, крепко сжимала кольцо тонкого тела, когда надо было остановиться и затаиться, – одним словом, руководила. А я не сопротивлялась. Все еще была напугана, да и спокойнее как-то, когда есть кто-то, способный все решить за тебя.

Поэтому шла и упорно старалась не думать.

Но один вопрос упорно маячил на периферии сознания: куда ведет меня змейка? И все окольными путями, темными углами…

Как объяснил однажды Стужа, в столице абсолютно безопасно. Здесь нет бедняцких кварталов, только респектабельные, где селятся богатые купцы и ремесленники, и кварталы для знати – обычной и льеров. Вся шваль остается за стенами города. Вот почему напавшие так старались меня убедить в том, что они – невесть как просочившиеся в Снежный нищие! На случай, если выживу и смогу кому-то рассказать.

Выжила. Но рассказывать собиралась другое. Если найду кому.

Из-за страха и холода блуждания по затихшему городу показались мне вечностью. Да, богиня Ладин сделала меня более терпимой к северному климату. Но в пределах разумного! Мне больше не больно было дышать промерзшим воздухом и в подходящей одежде – тепло. Или хотя бы сносно. Но не в легком платье на морозе! На такой подвиг даже не каждая льера способна.

Так что к моменту, когда Риони дала знак остановиться перед одним из неприметных домов в купеческой части города, меня сильно трясло и пальцы задеревенели на рукояти клинка. Хорошо, использовать его не пришлось!

Змейка янтарной лентой стекла к ногам и перевоплотилась в девушку.

– Куда мы пришли? – Горло уже успело разболеться, и чувствовала я себя совершенно разбитой, поэтому голос звучал совсем тихо. – Почему не в Цитадель? Думаешь, там опасно?

– Не знаю, – отозвалась зверюшка и сильно сжала пальцами виски, будто пыталась заставить себя что-то вспомнить. – Где-то здесь должен быть запасной ключ…

Искомое обнаружилось за камнем, который Риони выковыряла сбоку от крыльца. Ничего себе, какие подробности ей известны!

Тихо скрипнула дверь, зажглось блеклое магическое освещение.

– Здесь никого нет. – Питомица решительно втолкнула меня в небольшую гостиную. – Располагайся и не бойся.

С удовольствием бы, но последнее трудно, когда не понимаешь, что вокруг происходит.

– Чей это дом? – невзирая на ужасное самочувствие, я тут же набросилась на зверюшку с расспросами. – Твой? То есть кого-то из тех, кто составляет тебя?

Риони грубовато хохотнула и забралась с ногами на диван. Камина здесь не было, а магическое отопление активировалось вместе с освещением, но холод разгоняло гораздо медленнее живого огня.

– Мыслишь в правильном направлении, но делаешь в корне неверные выводы, – важно заявила девчонка, забавно морща нос. И когда только успела нахвататься пафосных оборотов?! – Это тайное убежище твоего жениха.

– Княжича Савира?!

– А у тебя что, еще один есть?

Ступор. Полный.

Но мой измученный разум и этому смог подыскать достойное объяснение.

– Ты по запаху нашла?

– Совсем, что ли, чокнулась?! – Кажется, она обиделась.

– А как?

Риони посопела недовольно, но все же принялась объяснять:

– Помнишь, я говорила, что меня «сделали» из магии и четырех живых, из которых изъяли некоторые способности и частично память?

Я напрягла раскалывающуюся голову. Точно, было такое. И если учесть, что изначально она говорила про полузверя, а потом и про Зверя, а еще вспомнить жажду крови, то выходит…

– С тех пор как мы обосновались в Цитадели, ценной информации в твоей голове стало больше.

– Ну да, – кивнула Риони. – Просто я обдумала все и нашла массу интересного. Например, шерра-сиротка, которую использовали маги, воспитывалась при княжеском дворе. И тоже неплохо ладила с Савиром, ну, ты понимаешь…

Ага. Вот бабник, а?!

– Княжич использовал этот дом, чтобы встречаться с женщинами? – спросила обреченно.

– И для этого тоже.

Помолчали.

Мне было так плохо, что даже стукнуть рыжего ловеласа не захотелось. Видимо, простудилась основательно. И бок ушибленный болел так, что дышать больно.

– Риони?

– А?

– Ты же не будешь ненавидеть меня? Из-за Савира.

Как показывал опыт, отношения с отставными дамами сердца красноволосого льера у меня не складывались. Не хотелось бы рассориться с одним из немногих близких мне в чужом краю существ из-за какой-то ерунды. Она же должна понимать, что наследник все равно не взял бы в жены шерру?

– Пф! – возмущенно заявила зверюшка.

А потом подошла и обняла. Все, сомнения растаяли.

Зато во весь рост встал самый распространенный, пожалуй, вопрос: что делать? Высовываться в город мы боялись. Судя по тому, как тонко было обставлено покушение (а иначе случившееся и не назовешь), враг силен, умен и по-настоящему опасен. Вдруг предпримет новую попытку, не откладывая это дело в долгий ящик? Или окажется влиятельной особой и обвинит Риони в убийстве его людей? Или обвинит меня?

Вариантов великое множество, и от этого страх медленно сменялся паникой.

Но и ждать, пока княжичу взбредет в голову посетить свое тайное убежище, тоже не лучшая идея. Годы могут пройти, Савир ведь у нас мужчина занятой! Моими поисками, например.

Выход виделся один: надо каким-то образом дать знак. Но способа мы с Риони так и не придумали.

К рассвету меня окончательно развезло. Зверюшка помогла добраться до спальни, стянуть платье и укутала сразу тремя одеялами. А озноб все не проходил, и лекарств под рукой, само собой, не имелось. Да чего уж там, в пустующем доме даже еды не нашлось, что стало второй причиной печали Риони после моего все ухудшающегося самочувствия.

Вот не понимаю, как она вообще могла думать о желудке после ночного зрелища?

– Эд меня чувствует, он найдет нас. – Я ухватилась за робкую надежду.

Которую тут же бессовестно вырвали прямо из рук и разбили… нет, не вдребезги, но трещинки пошли.

– Это возможно только на небольшом расстоянии, – внесла ясность питомица. – Мы можем находиться слишком далеко.

– Надо как-то связаться хоть с кем-нибудь. Слушай, а ты, часом, мысли на расстоянии передавать не умеешь? – О, да я сегодня оптимистка!

Перед глазами все плыло. Жар усиливался.

Зверюшка и в самом деле прислушалась к себе, но через какое-то время покачала головой:

– Нет. Надо идти в Цитадель.

– Тебе одной? Через полгорода?! Ни за что не отпущу.

Еще не хватало, чтобы эта кровожадина по пути загрызла кого-нибудь.

– Следом поползешь? – прищурившись на меня, уточнила Риони.

И ведь права, зубастая! Встать с кровати я сейчас не была способна.

Ну и денек! Сговорились они все, что ли?!

Пришлось сдаться, откинуться на подушки и обсуждать план действий. Риони создали воином, и, хоть опыт безоговорочно признали неудачным, быть незаметной при желании она могла. Про то, чтобы постоять за себя в случае надобности, я вообще молчу. Научится сдерживать инстинкты, цены ей не будет.

Таким образом, главной проблемой оказался вопрос «Куда идти?». Я настаивала на том, чтобы зверюшка сообщила о случившемся Стуже или на худой конец Савиру, Риони упрямо твердила, что доверяет одному Эду. И растянулось это дело надолго. В моем-то состоянии!

В итоге меня просто срубило, а у Риони появилась прекрасная возможность поступать так, как она считает нужным. Чем питомица и воспользовалась.


Понятия не имею, сколько времени прошло.

Мне было плохо, очень плохо. То в жар бросало, то в холод, тело все противно липкое от пота, горло болезненно саднило, а чувства реальности никакого…

Первый проблеск сознания случился, когда на лоб легло что-то влажное и прохладное. И по телу заскользило такое же, избавляя от доброй половины неприятных ощущений. Мм… Блаженство.

Если бы еще не взволнованные голоса над ухом!

– Я и не знала, что ты так умеешь, – женский, восхищенный.

– Твоя кровь сильнее, но и я кое на что гожусь, – мужской.

– Что с ним сделали? Казнили? Ну хотя бы пытали?! – Риони, как всегда, поражала гремучей смесью своей кровожадности и странной преданности мне.

Короткое молчание.

– Пока только заперли, – последовал сдержанный ответ.

Дальше голоса слились в неясное бормотание и потонули во тьме полубеспамятства. Снова стало невыносимо жарко, вернулась дрожь. И хоть полотенце со лба не убрали и регулярно смачивали, а другим время от времени обтирали тело, легче мне не становилось. Наоборот.

Сознание снова отключилось.

А когда я разлепила саднящие веки в следующий раз, тело словно камнем придавило к кровати. Большим и горячим камнем.

Моргнула, сфокусировала взгляд… Эд! Неудивительно, что мне полегчало. Впрочем, не настолько, чтобы смутиться. На мне лежал обнаженный мужчина, который к тому же давно нравился, а хотелось в этот момент чего-нибудь теплого, спать и оказаться в безопасности. Еще хотелось домой, в Кхилс, и чтобы будто не было ничего: ни полузверей в моей жизни, ни предательства родных, ни ледяного принца. Хватит, наигралась! Курс выживания в чужих и по большей части враждебных владениях провален с треском, теперь хочу тепла и понимания. Духи, как же долго я была этого лишена!

Жесткая рука обхватила шею, фиксируя голову, и в рот полилось что-то теплое, пахнущее домом и засушенной ромашкой. Одно желание исполнено! Вот бы и с другими оказалось так же легко…

Видимо, мои телохранители догадались захватить из Цитадели ларец с травами.

И снова темнота, бархатистая и уютная. Но лишь на время, после которого всякий раз возвращались боль и жар.

В один из моментов просветления услышала разговор.

– Ей ничего не помогает, – устало сокрушался Эд. – Лекарства как компот пьет. Я влил их уже столько, что герцогскую гвардию можно было исцелить! Но проходит немного времени, и все по новой.

Риони обеспокоенно расхаживала по комнате.

– Такое не может быть простой простудой.

– Что же это по-твоему? – В голосе Охотника звучали недовольство и раздражение. Очевидно, тема поднималась уже не в первый раз.

– Не знаю! Но я чувствую магию, – зверюшка почти сорвалась на шипение.

– А я – нет.

Раздалось гневное сопение. Риони было обидно, что ей не верят, но жизнь с ошейником не способствовала возникновению привычки спорить.

Однако ситуация была из ряда вон выходящая, потому питомица все же решилась…

– Совсем немного, но есть. Клянусь всеми четырьмя ипостасями!

– Вот как? – а Эд все равно не поверил. И неудивительно, жизнь приучила его полагаться только на собственное чутье.

– Мы же не разбираемся в таких делах, вдруг этого достаточно, чтобы она так и не смогла поправиться…

Я тихо застонала, выражая свое несогласие с постановкой вопроса. Бред же! Пережить нападение медведя, подлость Энни и интриги северян, чтобы загнуться от какой-то простуды? Не дождутся. Из чистого упрямства выживу!

– Сели! – тут же склонились надо мной эти двое.

И оба до того перепуганные, что аж приятно.

Но эта слабость… Не поговорить нормально, и комната перед глазами плывет.

Собрав хваленое упрямство в кулак, я облизала пересохшие губы и хрипло выдохнула:

– Савиру… не… сказали… – в задумке это был вопрос, но на интонацию сил не хватило. Тут хоть бы снова не отрубиться раньше времени!

Они поняли. Взглядом Эд отослал Риони подогреть питье, а сам принялся объяснять. Негромко, чтобы не переутомить больную.

– Прости, так вышло. Когда Ри пришла, княжич со своими людьми прочесывал город и окрестности. Я не стал ждать, а кому еще здесь можно довериться – не знаю.

Розе. Наверное.

Я теперь и сама ни в ком не была уверена.

И без того подернутая туманом комната качнулась. Силы оказались на исходе. Если хочу что-то решить, надо сделать это сейчас. Я прикрыла глаза, подышала немного, отгоняя дурноту, и снова вцепилась взглядом в Эдейрана.

– Сколько… времени прошло?

– Вторые сутки.

Нормально. Мертвой несостоявшуюся княжну пока точно объявить не успели. Если, конечно, сами этого не желали… Нет, не стану об этом думать! Иначе точно загнусь. Или сначала свихнусь, а потом уже загнусь. Естественно, ни один из двух вариантов приемлемым не казался.

Решение предстояло принять в считаные мгновения. И я сделала это, хотя сама в правильности выбранного пути уверена совсем не была. Сомневалась, и очень! Но варианты? Их не было. А потому – отставить сомнения!

– Слушай меня, – я говорила тихо-тихо, так, что Эду пришлось низко склониться, чтобы разобрать слова. – За городом, совсем недалеко, если выходить через главные ворота, живет старая колдунья. Савир верит ей.

Между широких темных бровей обозначилась морщинка.

– А ты?

– Доставьте меня к ней, – продолжала шептать, игнорируя вопрос. Тело снова покрылось липкой влагой, меня бил озноб. Значит, сил осталось совсем чуть, хоть бы успеть договорить… – Ночью. Найдите способ. И пусть Риони пойдет к бабке Савира, если его самого в Цитадели нет.

Все. Сознание медленно затягивал полумрак. Но в этом, пожалуй, тоже была своя прелесть: спорить полузверь не стал.

Наступило почти привычное тягостное полузабытье. Слух еще улавливал, как Эд с Риони беспокоятся, шипят друг на друга, обсуждая мои слова. Чувствовался вкус травяного отвара и еще какого-то лекарства, горького. И в то же время я спала…

Когда же реальность в очередной раз обрушилась на болезненное сознание, за окном уже царствовала ночь. А Эд с Риони в очередной раз сделали все по-своему! Это злило. И на миг нельзя ничего оставить без контроля!

Предполагалось как? Риони пробирается в Цитадель и находит Розу или Савира. Лучше нее никто не способен оставаться незаметным. Эдейран же доставляет меня к колдунье. А в итоге что получилось? Открыла глаза – Эда нет, а надо мной сидит зверюшка с укрепляющим отваром.

И-зу-ми-тель-но!

Других слов нет. Вот вообще!

– Пей. – Мне сунули кружку.

Подавила порыв высказаться по поводу самоуправства и принялась глотать чуть теплую жидкость, пахнущую мятой. Бодрящие и придающие сил зелья редко пьют горячими.

В голове промелькнула мысль о несоответствии, но пока расплывчатая… И я не стала заострять на ней внимания.

Тем более что сейчас других забот хватало. Путь до домика Алексии обещал быть непростым.

– Я понесу тебя, – вроде бы вполне серьезно выдала питомица.

– Э?! – чуть не подавилась! – А может, не надо?

– Не смотри, что я такая худая. – Девушка улыбнулась и важно вздернула подбородок. – Помнишь, из кого меня сделали? Я сани вместе с лошадьми поднять могу!

Впечатляюще. Что ж, не стану ей мешать.

Несколькими большими глотками я осушила кружку и сосредоточилась на сборах.

– Сейчас мы тебя переоденем. – Риони извлекла из сундука простое домотканое платье, в каких ходят бедные женщины. И чепец.

Итак, теперь я простая жительница предгорья, которая умудрилась захворать, гостя у городских родственников. Те, естественно, не пожелали возиться со свалившейся на голову проблемой и решили отправить ее обратно. Ну а Риони воплощала в жизнь все это дело.

Эту сказку расскажем караульным, если спросят. Но, как правило, северяне не суют нос в дела друг друга. Интерес к чужой жизни здесь не приветствуется.

Почти все дорогу Риони действительно меня тащила. Даже не пошатнулась ни разу! Только у ворот поставила на ноги, проследила, чтобы я привалилась спиной к каменной стене, обернулась змейкой и… уползла. Ненадолго.

А когда вернулась и поволокла свою ношу дальше, ворота оказались распахнуты, но никто не преграждал нам путь.

Страшная догадка прошла морозом по коже.

– Риони? – спросила дрожащим шепотом.

– Да?

Она была так спокойна…

– Где караульные?

– Там. – Руки зверюшки были заняты, поэтому она просто мотнула головой в сторону небольшой каменной постройки.

Оконце светилось.

– Ты покусала их?

Духи! И это из-за меня!

– Ну да! – Наверное, трясло меня заметно, потому что до питомицы дошло, как воспринимаются ее слова, и она решила уточнить: – Доза яда совсем крошечная. Они просто спят.

Остаток пути преодолевали в молчании. Да и идти там было всего ничего. Я опомниться не успела, как обнаружила себя стоящей на просевшем и местами подгнившем крыльце. Спутница аккуратно придерживала меня, чтобы не упала. Впрочем, надобности в этом не было, зелье пока действовало.

Постучали.

Риони инстинктивно прижалась ко мне теснее, она до сих пор с опаской относилась к посторонним. Но тут же отпрянула, сузила глаза, раздула ноздри…

– Что это у тебя? – Девушка с ненавистью рассматривала мою руку.

Поначалу я вообще не поняла, о чем речь. Сместила взгляд на руку чуть выше запястья, туда, где под тканью рукава проступала неровность. Три раза моргнула… Дошло!

И чего она так испугалась?! Глупышка.

– Амулет. Мне его эта Алексия и дала, чтобы придал сил.

Не было ничего странного в том, что зверюшка не заметила его раньше: сначала камни на цепочке скрывал длинный рукав платья, потом – рукав сорочки, да и напугана Риони была здорово. Я и сама забыла про побрякушку… которую оставила в спальне, точно помню! Так как же она оказалась у меня на руке?!

– Я не чувствую от него магии. Вообще.

– Зато я ее чувствую! – зло бросила Риони, только что не оскалилась. – Маскирующие чары и двойное заклинание переноса.

Вот и объяснение всему! Я похолодела, но придумать, как быть в сложившихся обстоятельствах, не успела.

– Бежим отсюда! – прошипела питомица и потянула меня за руку.

Поздно! По ту сторону двери уже слышались шаркающие шаги.

Последующие события уложились в один короткий миг. Риони змеей обвилась вокруг моей шеи. Так резко прыгнула, что едва с ног не свалила! Чудом я устояла. Тут дверь медленно открылась, являя ведьму. Хозяйка домишки смерила меня недоверчивым взглядом.

– Ты? – Морщинистое лицо заметно вытянулось.

Если до этого у меня еще оставались крупицы сомнений в ее причастности к случившемуся, то сейчас они растаяли, как дым от костра в прохладном осеннем воздухе. Она! Но почему? За что? Когда я успела насолить далекой от придворных интриг старухе?

Что же, быть может, еще представится возможность спросить.

– Пом-могит-те… – прошелестела бессильно и растянулась на крыльце, прямо у ее ног.

Нет, зелье все еще действовало. Но пусть лучше она уверится, что я безвредна как новорожденный котенок.

И точно, над головой одобрительно хмыкнули.

– Сама пришла, – прокряхтела Алексия, затаскивая меня в дом. – Вот и умница. Хотя нет, такая же дурища, как твоя мамаша, моя сестра…

– Что-о?! – Я даже о собственной болезни забыла.

Спина больно ударилась о жесткую лавку, но изумление затмило боль. Как так? Она что, чокнутая?!

– Да, да, и не смотри на меня так, племяшка! – кудахтала надо мной странная особа. – Я – твоя родная тетка. И куда моложе, чем выгляжу.

А может, это я головой сдвинулась от переизбытка потрясений в жизни? Хотя… Из-под черного плотного платка и в самом деле выбивалась одинокая смоляная прядка без малейшего намека на седину. И глаза у нее яркие, цепкие. Но вот лицо изможденное и все сморщенное… От работы с запретной магией?

Шок вполне сошел за крайнюю слабость, поэтому Алексия продолжала, не боясь:

– Я и мечтать не смела, что однажды представится такая возможность отомстить!

Кожей почувствовала, как Риони напряглась. Это придало храбрости.

– За что? – прошелестела еле слышно. Не потому, что притворялась или действительно обессилела, просто не хотела, чтобы мерзавка слышала, как мой голос дрожит от обиды. – Из Кхилса меня тоже вышвырнули. Продали.

Над головой раздался тихий смешок.

– Меня бы так продали! Савир – чудесный юноша, я тебе даже завидую слегка. Жаль, сейчас моих сил не хватит, чтобы принять надолго чужое обличье. Герцог-паскуда, когда заловил меня за запрещенной магией, вышвырнул вон из Кхилса. Пришлось выживать, вот я и поистратилась. Но ничего, – шершавая морщинистая ладонь коснулась моей щеки почти нежно, – сейчас отомщу твоему отцу, а позже и о том, как здесь устроиться поудобнее, подумаю.

Все-таки она безумна!

И та же самая рука, соскользнувшая со щеки на шею, лишь подтвердила бьющуюся в голове мысль. Кривые узловатые пальцы сжимались медленно, словно безумица растягивала удовольствие, капля за каплей лишая меня воздуха. А я даже дернуться не смела. Потому что понимала: бессмысленно.

Столько всего хотелось спросить!

Месть ударила Алексии в голову, опьянила не хуже выдержанного вина. Она шептала. Несла какой-то бред о том, что сестра предала ее, оставшись с мужем, говорила об извилистом пути на Север и тяжелой работе здесь. Во всем виноват, конечно, был герцог, а расплачиваться предстояло мне, потому что я – вот она, а до Кхилса не дотянешься. В том, что отвар, который я у нее пила, поначалу придал сил, а потом ослабил организм, злодейка тоже призналась. Впрочем, я уже и сама успела догадаться.

Затихла и даже зажмурилась, а внутри билась отчаянная надежда: только бы Эд успел! Умирать от рук свихнувшейся родственницы я точно не планировала. В крайнем случае с ней справится Риони, но зверюшку жалко, на ней и так крови достаточно.

Увы, судьба сегодня милостива не была.

Когда воздуха стало не хватать, я распахнула глаза и захрипела. Риони восприняла противный звук как призыв к действию, коим тот, собственно, и являлся. Прохладная лента соскользнула с шеи, опутала правую руку ведьмы, неумолимо приближаясь к замотанному платком горлу. Душить собралась, что ли?

Алексия продолжала свое темное дело. Она и не поняла, что что-то не так.

Блеснуло золотистое жало.

Наконец появилась возможность свободно вздохнуть. Чем я с радостью воспользовалась и какое-то время глотала пахнущий зельями и травами воздух. Вроде бы худшее миновало. Алексия покачнулась, всхлипнула и сползла на пол. Вот только Риони на этом не остановилась.

Золотистая молния раз за разом рвала полумрак небольшой комнатушки.

Вокруг меня тисками сомкнулся страх.

Силы закончились. Зелье, выпитое в столице, перестало действовать.


Сознание возвращалось медленно, будто нехотя. В чем-то я его даже понимала, сама не испытывала радости от этой встречи, потому что вместе с ясностью мыслей должен был вернуться и внушительный ворох проблем. А здесь так тепло, темно и мягко… Так бы вечность и лежала.

Но не судьба.

– Селисса?

Голос. Женский. Немолодой.

На миг подумалось, что ведьма снова добралась до меня. Кожи, согретой одеялами и теплом камина, коснулся колкий страх. А потом вспомнилось, как кусалась Риони – остервенело, снова, снова и снова! Жуткое видение, мерзкое. Но меня отпустило.

– Как думаете, ей правда легче? – где-то совсем рядом беспокоилась зверюшка.

– Несомненно, – снова этот голос, смутно знакомый, но такой уютный и успокаивающий.

– А ему? – Очевидно, Риони волновалась о ком-то еще, не только обо мне.

– Он взрослый мужчина, девочка. Не стоит относиться к нему так снисходительно – как к заведомо слабейшему. Это ущемляет гордость.

– Но почему, если я действительно переживаю?!

Какой бы опасной ни была моя питомица, сколько бы жизней ни вмещала ее память, а все равно Риони еще совсем девчонка. Пылкая, в некоторых вопросах наивная. Бесхитростная, несмотря на змеиное коварство. Вот как сейчас.

Неопознанная пока дама издала тихий смешок.

– Идем, оставим их, пусть набираются сил. За обедом тебе все объясню. Ты ведь проголодалась, а, малыш?

Нехотя, но Риони все же позволила себя увести.

Лишь после нескольких мгновений воцарившейся кругом тишины я осмелилась открыть глаза. И тут же часто заморгала – серенький свет северного дня отозвался выступившими слезами. Когда же с неприятными ощущениями удалось справиться, смогла наконец оглядеться.

Спальня. Роскошная, с большими окнами, мебелью красного дерева и высокой кроватью под бордовым балдахином. И розы. Они были везде! В вазах, в цветочных горшках на окнах, эмблемами вырезаны на предметах обстановки, а серебристые – морозными узорами покрывали ширму для переодевания.

Здесь, несмотря на все ужасы, случившиеся в последние дни, я чувствовала себя в безопасности. И пахло одуряюще приятно.

Где – здесь? В покоях бабушки Розы конечно же! Из чего сам собой напрашивается вывод: Эд успел.

К слову о нем… Сам Охотник обнаружился рядом со мной. Учитывая большую степень обнаженности, вопроса, что именно он здесь делал, да еще с позволения вдовствующей княгини, не стояло. Лечил. И, судя по жуткой синюшной бледности, просматривающейся даже на смуглой коже, и тяжелому хриплому дыханию – выложился по полной.

Зато я чувствовала себя гораздо лучше. Не знаю, что эти трое тут со мной делали, но результат того определенно стоил. Прислушалась к себе – жар прошел, боли тоже не было, лишь легкая слабость осталась. Но эту беду легко поправит отдых.

Я улыбнулась и осторожно перекатилась на бок, лицом к Эду. Он то ли спал, то ли находился в забытьи. Долго всматривалась в резкие черты, прежде чем осмелилась коснуться щеки. Кончиками пальцев обвела контур его лица, лоб, нос, губы… Тяжелые веки дрогнули, на меня глянули хорошо знакомые зеленые глаза.

– Что ты делаешь? – хрипло спросил полузверь.

– Глупость, – ответила и улыбнулась.

А потом вместо того чтобы расспросить о событиях, ускользнувших от меня, придвинулась еще ближе и потянулась к губам. Будь что будет, но первый раз хочу поцеловаться с ним!

На спину надавила тяжелая ладонь, буквально опрокинув меня к нему на грудь. Прикосновение к обнаженной коже отозвалось трепетом. Мм… Загрубевшая ладонь сместилась вверх по позвоночнику, коснулась шеи и запуталась в волосах, требовательно пригнув мою голову к лицу полузверя.

Поцелуй был настойчивый, почти грубый. Инстинктивно прижавшись к Эду всем телом, я приоткрыла губы и… просто не сопротивлялась. А он жадно впился в мой рот, сжал меня в тисках рук, закружил в водовороте новых ощущений.

Совсем не романтично, как мечталось неопытной девушке. Резко, беспощадно, нетерпеливо. Но по-своему приятно.

Всего на миг я потерялась, прежде чем ощутить легкий приступ головокружения. Затуманенное удовольствием сознание как молнией жахнуло: что-то не так! И слабость накатила с новой силой…

Прошло действие какого-то лекарства?

Или?..

Трепыхнулась. И еще раз, чтобы четко показать свои намерения. А когда не помогло, ткнула его локтем в бок. Вот зараза! Даже плохонькую романтику ухитрился испортить.

– Эд?! – рыкнула, как только ко мне вернулась возможность говорить.

Некоторое время мужчина тяжело дышал, по-видимому пытаясь справиться с собой. Я ему в этом нелегком деле не мешала, терпеливо ждала, только сопела обиженно. Неужели совсем не нравлюсь? Очевидно, так.

И что от этого страдает больше: нежные чувства к одному неотесанному зеленоглазому субъекту или женская гордость?

Определиться не успела, потому что полуобнаженный объект моей симпатии наконец обрел дар речи.

– Прости. – Меня спихнули с горячего тела, уложили рядом и заботливо прикрыли одеялом. – Больше такого никогда не повторится. Ты в порядке?

Хм. Сейчас разберемся.

– Э-э-эд?.. – протянула, усаживаясь в подушках. Дурнота отступила почти сразу, из чего я смело сделала вывод, что здоровью моему уже ничего не угрожает.

– Что?

– Давай с тобой проясним один момент. Ты ведь сейчас меня не целовал. Ты истраченные на мое же лечение силы восстанавливал, так? – вот это больно и обидно вдвойне!

Однако полузверь даже не подумал мучиться угрызениями совести. И ответил, как всегда, правдиво:

– Прости, рефлекс. Спросонья я потерял контроль.

В душу словно кипятком плеснули. Сама не знаю, каким чудом смогла удержать слезы! А вот руку – не смогла. Помимо моей воли она взметнулась и залепила Эдейрану звонкую пощечину.

– У меня тоже, – буркнула тихо и обняла себя за плечи. От случившегося меня трясло.

Знала, что вела себя, как тварь неблагодарная. И что? Он же меня такой и считал! Герцогская дочка, будущая княжна, а потом и княгиня. Истукан венценосный. Такие даже простого тепла не заслуживают, не то что еще каких-то чувств.

Я завернулась в тонкое одеяло, слезла с кровати и перебралась на диван. На душе было муторно. Получалось, что без звучного отцовского имени и брачного договора никому-то я и не нужна…

Однако совсем уж черная полоса осталась за спиной, потому что окончательно расклеиться я не успела. Не дали! Тихонечко приоткрылась дверь, и в свою собственную спальню как гостья заглянула Роза.

– Уже очнулась? Хорошо, – поманив за собой Риони, женщина вошла в комнату и плотно прикрыла дверь.

Раз уж романтические иллюзии растоптали, я решила потихоньку вливаться в жестокую реальность. Что там у нас на повестке дня? Правильно, убитая ведьма. И все бы ничего, но она входила в узкий круг доверенных лиц Савира. А теперь ее нет. Боюсь, кому-то придется ответить…

– Где княжич? – спросила напряженно.

Хуже наказания бывает только ожидание наказания. Но я-то виноватой себя не чувствовала! Так что неплохо было бы покончить со всем поскорей!

– Об этом я и хочу с тобой поговорить.

Роза устроилась рядом со мной на диване. Риони принесла себе стул. Даже странно, что зверюшка так легко держалась в присутствии вдовствующей княгини.

– Ненавидит?

– Не знает, – усмехнулась негласная хозяйка Севера.

Я не ослышалась?

– Как?!

– Мы решили, – вмешалась Риони, – что знать о твоем присутствии в лесу в момент гибели ведьмы княжичу совсем не обязательно. Когда эту гадину найдут, станет известно, что ее искусали змеи. С запрещенной магией перебрала, и мерзкие чары привлекли гадов. Редко, но и такое случается.

Бабушка княжича кивала с тонкой улыбкой. Будто лично жалила, честное слово!

– У Савира и так плохо с доверием, – пояснила Роза, довольно откидываясь на спинку дивана. – Он может подумать, будто таким образом ты расчищаешь себе место около него. Не стоит рисковать.

Пока я отлеживалась, они все решили. Как после пояснили трое заговорщиков, Роза явилась за мной к ведьме вместе с Эдом. Это она замела магией следы. А сила у нее от самой Ладин, особенная. Моего присутствия в лесу теперь ни один маг не обнаружит.

– Интриги! – со вкусом, будто пробуя неизвестное изысканное блюдо, произнесла пожилая льера. – Обожаю их!

– Правда? – вроде бы искренне говорила, а с реальностью ее слова не сходились. – Почему же тогда в придворной жизни не участвуете?

Короткого молчания мне вполне хватило, чтобы понять: сболтнула что-то не то!

Но Роза к невесте внука настроена была положительно, потому все же сочла возможным немного рассказать о своем затворничестве. Показать. Тонкие пальцы чуть сдвинули высокий ворот платья – и я ахнула! Рубиновое ожерелье… Крупные кроваво-красные камни глубоко въелись в кожу, в самую плоть, оправы не было видно. Жутко. Уродливо красиво.

А к горлу все равно рванула тошнота. Только усилие воли и несколько глубоких вздохов помогли сдержаться.

– Что это?

– Враги под видом подарка передали. – Женщина вернула воротник на его обычное место и со смущением, переходящим в недовольство, повела плечами. – Да еще через того человека, которого я уж точно ни в чем плохом не подозревала. Теперь на мне древняя магия. К счастью, особых неудобств не доставляет, но я не могу даже на охоте подстрелить зверя или отдать приказ о казни преступника. Ни прямо, ни косвенно никому навредить не могу, даже верша справедливость. Задушит.

Что-то общее у них с Риони определенно имелось…

Я кивнула и навсегда оставила явно неприятную для Розы тему. К чему ворошить прошлое? Насущные дела сейчас много важнее.

– Не хочу врать, – прошептала с отчаянием. – Тем более ему.

Пусть чувств не было, от прикосновений ледяного принца меня не пронзала дрожь, и образ его не грезился по ночам, но ведь имелся договор. А еще уважение и зарождающееся доверие. Жаль все это потерять.

– Похвальное желание, – тепло улыбнулась старая женщина. – Но тут иного выхода нет.

– Не хочу обманывать!

– А рисковать Ри, значит, хочешь? – вдруг вклинился Эд.

Вот уж не ожидала, что свободолюбивый и честный полузверь станет толкать меня на такое!..

– Алексия вреда Савиру не делала, – вкрадчиво напомнила вдова великого князя. – Много лет была ему поддержкой. Неужели думаешь, что он не пожелает наказать виновного?

Я сникла. Ладно бы меня, что угодно стерпела бы! Но если наследнику вздумается вершить справедливость, жертвой ее падет Риони… Нет уж, зверюшку в обиду ни за что не дам! Пусть лучше о ее многочисленных талантах и ипостасях вообще до поры до времени не знает никто. Целее будет.

– А если скажу, что поганая баба метила в великие княгини?

– Твое слово против молчания той, которая никогда уже не сможет оправдаться. – Кривая усмешка сделала приятное в общем-то лицо красноволосой льеры отталкивающим.

Кивнула.

Все, сдаюсь. Осталось еще белый флаг вывесить.

– Вот и умница. – Бабушка-княгиня погладила меня по накрытому одеялом плечу. А через миг совершенно другим тоном скомандовала: – Риони, сейчас же на шею к Сели! Савир идет.

Едва змейка успела выполнить команду, как с грохотом распахнулась дверь и в спальню влетел красно-белый вихрь. Закружил меня, только сдавленно пискнуть успела! На лицо теплым дождем посыпались поцелуи.

– Селисса, радость моя… Сколько же тебе пришлось пережить! Прости, прости, прости… – невнятно бормотал княжич.

– Скажем прямо, это были не лучшие два дня в моей жизни. – Я вяло трепыхнулась в объятиях жениха. – Будь добр, верни меня на место. От резких движений до сих пор мутит.

– Прости, – повторился северный наследник, но из рук не выпустил, уселся вместе со мной на диван.

Роза, глядя на нас, улыбалась.

– Отрадно знать, что вы уже нашли общий язык, – довольно заметила пожилая льера. – Видя твое беспокойство за невесту, я даже готова простить тебе невнимание к одной ворчливой старухе и отсутствие манер.

Оказавшись в эпицентре любящего семейства, я успокоилась и расслабилась. Все еще слегка гудящая голова сама приклонилась к плечу Савира. Тепло его тела, которое чувствовалось даже сквозь несколько слоев одежд, окончательно разогнало горести минувших дней. Одно обидно: столько вытерпела – и даже бусины не дали!

– Если верить мачехе, воспитание мое хромает, – усмехнулся красноволосый льер, поглаживая меня по спутанным волосам. – Спасибо за все, бабушка. Но почему мне сразу не сказали, что Сели нашлась?!

Вдовствующая княгиня вряд ли смогла бы однажды стать любимицей холодной Ладин, если бы не умела сохранять самообладание в любых ситуациях. И врать, да. Этого из придворной жизни, к сожалению, не вычеркнешь.

– Не хотелось внушать тебе ложную надежду. Мне донесли о похожей девушке, замеченной в одном из купеческих кварталов, но ты и сам знаешь, слугам не всегда можно верить. И я решила сначала удостовериться сама. Вдруг бы там ждала засада? Или очередная пакость, подстроенная твоей мачехой? Север не может рисковать единственным наследником. А я лучше сама отправлюсь в лапы Алишты, чем увижу на троне одного из ее отпрысков!

Дальше вдовствующая княгиня принялась излагать внуку свою версию событий, происшедших со мной. В разговор влезать не стала, мне тоже интересно было послушать. Тем более что информация новая. Про исчезновение во время танца и нападение в тупике Роза сказала правду, а вот после этого включила фантазию. И получилось, что отлеживалась я не в тайном убежище княжича, а в доме одного из купцов. Оттуда пропажу и забрали, не забыв, конечно же вознаградить спасителя.

Как нашли? Эд почувствовал. Зря кусался, что ли? И лечил тоже он, кхилские Охотники это умеют. Как именно, тоже рассказали. Савир от такой информации нахмурился и заметно напрягся, но почти сразу умудрился отыскать в сложившейся ситуации кое-что хорошее.

– И ты, только-только набравшись сил, взяла одеяло и перебралась на диван, чтобы не лежать в постели с другим? – По коже на виске скользнули теплые сухие губы. – Спасибо, Сели, я оценил.

Самомнение иногда вещь полезная. Неужели он действительно думает, будто все кругом денно и нощно пекутся о его интересах? Бред бредовый! Только мне все равно захотелось в срочном порядке провалиться сквозь землю.

Злосчастье рыжее! Ну вот как с ним, а? Чудо, что он вообще до сих пор жив с таким характером!

От надобности как-то реагировать на заявление ледяного меня спасла, сама того не подозревая, Роза.

– Есть еще кое-что. – Ее тон был серьезный, в голосе чувствовалось напряжение.

Савира тут же покинуло романтическое настроение, все его внимание сконцентрировалось на говорившей.

– Слушаю тебя.

Тонкие пальцы выстукивали по обивке дивана меленькую дробь.

– Когда мне рассказали подробности всего, что произошло с Селиссой, я сочла нужным отправить нескольких гвардейцев к месту нападения. Они тщательнейшим образом осмотрели тела…

– Тела?! – перебил княжич. – Только не говорите мне, что Селисса справилась с несколькими мужчинами. Как? Ты что, тоже полузверь?

Ой. Вот как чувствовала, что не стоит обманывать. Не совсем же он дурак! К какой-нибудь мелочи да прицепится.

Уже в общем-то прицепился.

– Богиня оказала милость нашей девочке, – совершенно невозмутимо отмахнулась Роза. – Не отвлекайся, Савир!

К моему удивлению, мужчина покаянно склонил голову.

– Простите, бабушка-княгиня. – Из-под длинной красной челки хитро сверкнули синие с золотом глаза.

– Так вот, – вернула разговор в нужную колею льера. – Странно уже то, что воины маскировались под нищих. Про желание убить твою невесту и говорить нечего.

– Думаешь, козни мачехи? – от нахлынувшей злости княжич едва не выпустил меня из объятий.

Но Роза удивила:

– И хотела бы обвинить ее, да не могу. На одежде убитых были знаки Стражей.


Следующие три дня прошли однообразно.

Мне всем семейным советом, исключая разве что Алишту и ее детей, прописали постельный режим. И не ленились следить за исполнением приказа! Старая княгиня просто поражала своей интуицией: стоило мне рыпнуться и принять вертикальное положение, как ее слуга уже стучал в дверь. Ясновидящая, не иначе! Савир от бабки не отставал и почти все свободное время проводил в комнатах невесты. Таскал с кухни сладости, дразнился и шутил – в общем, его визитам я искренне радовалась. Ну и Лила, Риони и Эд постоянно находились где-то поблизости – на случай, если меня снова решат украсть. Даже собаки умерили агрессивность.

Окруженная всеобщим вниманием, я отлеживалась и набиралась сил.

Новости по большей части узнавала от жениха. В первый день обошлось без них, а вот на второй он пришел болезненно бледным. Стало известно о гибели Алексии.

Духи, как же хотелось рассказать правду! Только ответственность за жизнь Риони и заставила держать язык за зубами. Пришлось утешать себя тем, что раз в деле каким-то образом замешаны Стражи, происходящее может оказаться очередным испытанием, смысла которого я пока не понимаю. Помогло слабо.

Известие, пришедшее на третий день, меня вообще пришибло.

Савир развалился поверх одеяла и тщательно следил, чтобы я съела до крошки медовое печенье, принесенное им. А пока болтал о разном, о позитивном и не очень.

– Ты еще и недели не живешь в Цитадели, а поклонниц у меня почти не осталось, – с широченной улыбкой и блеском в ярких глазах заявил ледяной.

Неудивительно! Вряд ли кого-то сильно вдохновлял мой пример с испытаниями и начавшимися покушениями. Сохранность шкурки куда ценнее, нежели маячащий где-то в отдалении призрачный трон.

– Это благодарность или упрек? – уточнила настороженно.

Мужчина таинственно улыбнулся и перешел к следующему.

– А перед мачехой и братом отец все же заставил меня извиниться. – В приятном голосе раздражение мешалось с отвращением.

– За меня?

– Ну да. Адаля тогда сдали безопасникам, Алишта до сих пор не просохла от слез. Знаешь, если бы не мачеха, братца я бы пожалел.

Знала. И от этого стало совсем горько.

Наверняка и Роза вмешалась, и ожидаемое прибытие кхилского посла, которому предстояло обосноваться в стылых землях, сыграло свою роль, и гибель жриц вспомнили вместе с многослойными придворными интригами. Иначе так далеко княжеская справедливость зайти не могла!

– Но теперь-то обвинения с Адаля сняли?

– Разумеется, – досадливо поморщился Савир. Не потому, что желал брату зла, просто к нему отец никогда не был так снисходителен. – Как только выяснилось, что ты жива, сразу и сняли. Князь даже от бабушки пытался потребовать, чтобы признала свою неправоту, но она… скажем мягко, отказалась.

Могу представить себе, в каких выражениях!

– Есть еще одно. – Льер скользнул взглядом по комнате, лишний раз убеждаясь, что мы одни. – Это касается твоего похищения…

– И что с ним?

Радоваться или опасаться? К врагам он подобрался или ко мне? Неужели всплыло что-то из того, что мы с Розой задумали оставить в тайне?

– Безопасники отца еще раз все обследовали и лишний раз убедились, что в деле замешан кто-то из Стражей. Только их возможности позволяют сделать так, чтобы на тебе против твоего желания оказался амулет. И только эти психи могли полностью уничтожить все магические следы.

С диагнозом для сильнейших магов Севера я в общем-то была согласна. Но что делать с тем, что Алексия назвала себя виновницей всего?! Не настолько же ведьма чокнулась, чтобы и здесь врать!

Ответа у меня не было, как и Розы под боком, которая могла бы сгладить ситуацию, если вдруг ляпну что-то не то. Поэтому просто промолчала.

А Савир продолжал шокировать:

– Больше того, едва не произошедшее с тобой подозрительно напоминает убийства жриц. Там тоже никаких магических следов не осталось, что само по себе нереально. Даже если действовал не маг, должно быть хоть что-то!

Должно. Например, следы ауры в энергетическом поле. Вроде бы они рассеиваются только через несколько дней. Я не слишком-то в этом разбиралась. Точно знала лишь одно: в почти четкой схеме, существовавшей до сего момента в моей голове, рядом с Алексией сейчас появился огромный знак вопроса.

Бредово, но… А вдруг?

Глава 12

Как только мне позволили вставать, отправилась успокаивать совесть. То есть к Адалю – прощения просить. Это же из-за меня ему досталось!

Поймала в коридоре слугу, выспросила, где находятся комнаты второго княжича, и отправилась.

А внутри словно невидимая струнка дрожала. Савир с Розой взбесятся, если узнают!

Искомая дверь возникла передо мной слишком быстро, я даже подготовиться морально не успела. Самая обыкновенная дверь с традиционным для этих мест морозным узором. В широкий светлый коридор еще с десяток похожих выходили. Я сделала глубокий вдох, решилась и осторожно поскреблась.

Приготовилась ждать ответа, но бодрый окрик раздался почти сразу:

– Можно!

Осторожно толкнула дверь, та подалась. Не заперто.

В неформальной обстановке Адаль смотрелся мило. Встрепанный, как воробей, он сидел на подоконнике с толстой книгой. Судя по покрасневшим глазам, читал всю ночь. Лицо бледное, со щеки еще не сошел желтоватый синяк. А полуулыбка, которой он одарил раннего гостя, совсем такая же, как у старшего брата, – по-мальчишески открытая.

– Селисса?

Ожидал увидеть ледяной определенно не меня. Тонкое лицо удивленно вытянулось, юноша в смущении закусил губу. И книгу попытался спрятать за спину. Неужели ледяной принц номер два тоже не такой ледяной, как того требуют северные обычаи? И читает не занудный трактат по магии, а что-то для души? Ай-ай-ай!

Губы сами сложились в улыбку, а руки так и чесались отобрать у него книгу и проверить, что же в ней.

Но я ограничилась тем, что подошла ближе.

– Сильно тебе досталось из-за меня? – Пальцами осторожно коснулась следов перенесенных парнем страданий.

Реакция княжича оказалась предсказуемой до смеха: он поморщился недовольно и гордо задрал подбородок.

– Я в полном порядке!

Ясно с ним все. Кажется, кому-то надоело, что его до сих пор считают ребенком!

– А все равно извини, не хотела тебя подставлять, – сказала то, что изначально собиралась, но вот дальше от выстроенной схемы действий отклонилась: вместо того чтобы уйти, устроилась на подоконнике рядом с льером. – Подвинься. И дай посмотрю, что читаешь!

Брат Савира трепыхнулся, но я успела выхватить книгу раньше. Под обложкой обнаружился приключенческий роман про южных пиратов. Еще в Кхилсе читала его, когда не была ни наследницей, ни невестой и могла позволить себе свободу.

От этих мыслей сделалось тоскливо.

– Завидую я тебе, – призналась искренне.

– С чего вдруг? – Адаль напрягся.

Протянула ему книгу и улыбнулась:

– Над тобой не маячит корона или что там у вас? Венец? Можешь жить, как тебе хочется. И кто знает, возможно, где-то там, впереди, тебя и в самом деле ждет нечто захватывающее! А мы с Савиром так и будем задыхаться в рамках сплошных «нельзя» и «надо».

Юноша отложил том и длинно вздохнул:

– Мне бы хотелось заниматься тестированием артефактов, но у матушки амбиции, – и тут же сменил тему: – А ты правда побывала в лапах у заговорщиков? Расскажешь? Об этом вся Цитадель гудит, но никто не знает ничего конкретного.

В итоге мы проговорили почти до обеда и расстались вполне довольные друг другом. Все складывалось хорошо, настроение было радужное.

Ровно до того момента, пока на выходе из покоев Адаля я нос к носу не столкнулась с Алиштой.

Поначалу думала незаметно проскользнуть мимо и вообще притвориться, что не заметила ее, но склочная особа на такой вариант развития событий согласна не была. Мне преградили путь и смерили уничижительным взглядом.

– Льера Селисса, – сладко-сладко пропела Алишта.

Фу, да она куда большая змея, чем Риони!

Цепкие пальцы впились в мой локоть, не позволив увильнуть. Кожей почувствовала, как напряглась на шее Риони. Вот когда довелось пожалеть, что повсюду таскаю ее с собой!

– Простите, задумалась и не заметила вас. – Я попыталась выдернуть руку – безуспешно. – Что-то еще?

Воспользовавшись тем, что в пределах видимости не было ни души, Алишта резко толкнула меня к стене. Сильная, зараза! Я хорошенько так приложилась спиной о каменную кладку и зашипела… наверное, больше от негодования и обиды, чем из-за боли. Что за место такое?! С самого приезда не успеваю залечивать увечья разной степени тяжести!

Зверюшка, бусами висящая на моей шее, была того же мнения и напряглась еще сильнее. Вот тут я оценила ситуацию реально. У Ри же инстинкты! Духи, хоть бы не бросилась…

– И о чем же ты задумалась, не расскажешь? – не осознавая опасности, продолжала шипеть мне в лицо жена князя. – Как понадежнее задурить голову моему сыну? Может, уже и соблазнила его? Или магией одурманила?

Хм. Может, если ей подлить пару капель приворотного, дружелюбнее станет?

– Совсем на почве власти сдвинулась?!

Алишта моргнула, вроде бы что-то осознала. Но та мысль, которую она озвучила, умной женщине принадлежать никак не могла.

– Ах да, забыла… В магическом плане ты у нас немочь. Полное ничто!

Четкое понимание того, что злыдня нарочно пытается задеть, мало помогло справиться с эмоциями. У нее получилось! Глаза резанули слезы. Ну да, я немочь магическая. И заведомо слабее каждого, находящегося здесь. Но ни то ни другое еще не означает того, что сдамся без боя!

Глубоко вдохнула и ровно проговорила на выдохе:

– Руки убрала.

Недокнягиня еле заметно напряглась, но исполнить пожелание не подумала. Весь вид женщины выражал превосходство. «Иначе – что?» – так и читалось на бледном лице.

Ладно, не стану дожидаться вопроса. Так объясню, если уж она простых вещей понять не может!

– На днях в столицу прибудет посольство из герцогства. Вы же не хотите, чтобы отцу передали известие о покушениях на меня? Кстати, грубые выпады в сторону невесты наследника смотрятся как неуважение к Кхилсу. Тем более что вы даже не княгиня, а всего лишь женщина князя. – Едва почувствовав себя увереннее, я снова перешла на «вы». Неприязнь еще не повод опускаться до уровня склочной торговки.

Алишта отдернула от меня руки, точно обожглась, отпрянула, в ее взгляде полыхала ненависть.

Грустно. Я-то прекрасно понимала, как непросто ей живется в Цитадели со статусом ненамного более высоким, чем «любовница великого князя». Еще и происхождение наверняка не самое выгодное. Сделай Алишта шаг навстречу, я бы в жизни не стала так с ней обращаться. Но, увы, линию наших взаимоотношений эта особа определила сама.

– Так понимаю, разговор окончен, и вы меня больше не задерживаете? – уточнила холодно и повела плечами, дабы отогнать неприятное ощущение, оставшееся после ее ледяной хватки. Фу, даже через одежду пробрало!

А в ответ – молчание.

Я обошла льеру, упорно изображавшую ледяную статую, и направилась прочь, тихо радуясь в душе, что наше обоюдное шипение не выманило Адаля из покоев.

– Тварь, – понеслось в спину яростное. – Розалии под стать! Лучше бы это тебя разорвали в том тупике!


После излишне близкого общения с примороженной льерой единственным мирным желанием было – помыться. Остальные, членовредительные, гордому званию княжны не соответствовали, а потому воплощению в реальность не подлежали. Хотя… оттаскать кое-кого за белые патлы не помешало бы.

Фу, Селисса, как так можно! Вспомни, чья ты невеста, и веди себя соответствующе!

Толкнула дверь своих покоев и тихо фыркнула: в моей маленькой гостиной поджидал Савир. Сидел в кресле, чуть прикрыв глаза, и потихоньку поглаживал Фену. Та негромко рычала и прочими способами показывала, что всей своей собачьей душой против происходящего непотребства, но при этом удрать не пыталась и вообще придвинулась максимально близко к ногам ледяного. Я обозрела эту картину и не сдержала улыбки. Умеет все же мое рыжее злосчастье найти подход к женщине!

– Где бродишь? – возвратил меня в реальность вопрос, заданный бархатистым голосом. – Я тут с самого утра сижу, между прочим! И почему пса не взяла? Мало тебе приключений?

Так-так! Значит, ждать мы не привыкли и теперь рычим? Ну, позлись, дорогой, тебе полезно.

– Если для меня опять устроят магическую подлянку, собака ничем не поможет, только пострадает зря, – высказала свое мнение, старательно обходя причину столь длительного отсутствия в пределах всеобщей видимости.

Сообщать жениху о своих мирных отношениях с его братом я сейчас не собиралась. Не тот между нами пока уровень доверия.

– И что ты предлагаешь? – насупился Савир.

Как большинство мужчин, чувствовать себя беспомощным он не любил еще больше, чем ждать.

– Полагаться на милость Ладин, довериться чутью Эда и просто жить, – ответила спокойно и, ловко миновав объятия льера, устроилась в другом кресле. – И да, я тоже по тебе соскучилась. Зачем пришел?

– Увидеть. – Княжич подавил разочарованный вздох, а так и не использованные по назначению объятия замаскировал за потягушками. – У меня свободный день. И раз уж первую его половину ты не пожелала скрасить своим присутствием, вторая вся моя. Отговорки не принимаются!

– Ладно.

Если бы не успела разгадать его характер и не знала почти точно, что привлекла Савира главным образом своим невниманием к его наследной персоне, наверняка задумалась бы над причинами его слишком уж теплого отношения к навязанной невесте. Сейчас же размышляла о другом: как долго продержится интерес княжича после того как невеста станет женой и окажется полностью в его власти? Да и нужен ли он мне со своим интересом?

– Пообедаем у бабушки, а потом я отведу тебя в розарий. Идет?

Спорить не стала, только выторговала себе немного времени на переодеться, после чего заперлась в спальне и вернула Риони свободу. Вернувшей человеческое обличье зверюшке приказала сидеть тихо, пока мы не уйдем, потом извлекла из сундука черно-красное платье и в самом деле сменила наряд.

Все, я готова.

Время в обществе вдовствующей княгини провели приятно. Сначала действительно обедали. Тек непринужденный разговор, Роза щедро давала советы по выживанию в мире интриг местного двора, Савир шутил и смешил нас обеих – в общем, время проводили приятно. А я еще и с пользой, потому что решилась задать вопрос, который давненько не давал покоя:

– Вы ведь тоже когда-то собирали бусины, чтобы выйти замуж за деда Савира? Расскажите, как это было.

Не Алишту же спрашивать, в самом деле! Не уверена, что новая княжеская жена вообще делала что-то подобное.

Бабка с внуком обменялись понимающими улыбками.

– Собирала – слишком громко сказано. Я к тому времени несколько сотен лет была жрицей Ладин, все это время приходилось работать с Силами. Они ко мне и без бусин благоволили. – Глаза красноволосой льеры затуманились воспоминаниями.

– И что, никаких испытаний?

– Так отдали!

Ясно. В нелегком деле наведения мостов к уникальным магам Севера Роза мне не помощник. Вообще никто не помощник, придется справляться своими силами.

Когда с трапезой было покончено, а слуги вдовствующей княгини убрали со стола, Савир принес гитару. Так открылся еще один из талантов его многогранной натуры. Нет, два! Потому что у наследника не только мелодия получалась завораживающей, но и голос заставлял прикрыть глаза и мурлыкать в тон.

За лирическими песнями (большей частью о любви) вечер наступил незаметно. За окном начала разливаться синева, когда ледяной объявил последнюю песню и посвятил ее мне, а нас с Розой попросил не вклиниваться. Видимо, вокальные данные оценил только свои собственные.

И полилась музыка…

Голос княжича хрипловато дрожал вместе со струнами. В первые мгновения я, точно завороженная, потерялась в звуках, прикрыла глаза, улетела, хотя никогда ценительницей песен не была. Но слова настигли, ядовитыми стрелами впились в мозг. О, это была целая история! И ее смысл… Речь шла о девушке-южанке, прекрасной и насильно выданной замуж на враждебный Север. Ей повезло, жених в общем-то оказался ничего, но вот беда – несчастная по дороге безнадежно влюбилась в капитана гвардии, сопровождавшего ее в новый дом. Дальше все предсказуемо: измена, побег и гибель. Ах да, еще печальный северянин, вспоминающий так и не покорившуюся невесту.

Последний аккорд – и тишина. Долгая, мучительная, гнетущая. Наполненная вопросами, которые я ни за что не осмелилась бы задать.

Намекает?

Неужели знает?

Но как Савир может быть уверен в том, в чем сомневаюсь даже я?!

– Понравилась песня? – наконец, прочистив горло, спросил ледяной. – Я сам написал.

– И лет десять назад мне месяц приходилось слушать ее вечерами. – Роза тепло улыбнулась и ласково взъерошила красноватую шевелюру внука.

После этого я наконец смогла нормально вздохнуть. Фу ты, напридумывала себе!

– Твои таланты порой поражают, – произнесла искренне. О том, что не всегда в лучшем смысле, говорить, естественно, поостереглась.

Жених польщенно улыбнулся, отложил гитару и протянул мне руку.

Входили в розарий в опускающихся сумерках.

Поначалу я хотела перенести прогулку на более светлое время суток, но пока собиралась с мыслями, мы как раз достигли цели. Отступать стало поздно. Савир толкнул черную кованую калитку, серебрящуюся от изморози, пропустил меня вперед, и мы двинулись по узкой тропинке. В разомлевшее сознание пришло понимание правильности происходящего.

Здесь было невероятно красиво! Белоснежная земля и покрытая серебром растительность контрастировали с пологом синеватого полумрака, а в высоком небе уже загорались первые звезды, крупные и до того яркие, что хотелось лететь. По большому счету желание это не было таким уж неосуществимым, требовалось лишь попросить мага, безмятежно вышагивающего рядом со мной. Но торопиться не стала, в ожидании тоже имелась своя прелесть.

Успею еще! Не все сразу.

На фоне сине-серебряного великолепия выделялись пышные бутоны роз. Алые, со снежной окантовкой. И как умудряются цвести и не мерзнуть? Магия?

– Подарок бабушке от Ладин на коронацию, – ответил княжич на незаданный вопрос.

Я благодарно улыбнулась. Хорошо с ним! Что бы ни происходило, удивительно легко и спокойно. И мне не хотелось это терять.

– Что? – Савир поймал мою улыбку, сам ответил точно такой же, но в голову влезть не смог, потому решил осведомиться насчет мыслей.

Все они были исключительно о его красноволосой персоне.

– Иногда кажется, что мы понимаем друг друга с полуслова, – с тенью смущения созналась я.

– Наши мысли часто бывают созвучны, я тоже это заметил. – Наследник сжал мою руку в своей теплой ладони и повел сквозь заросли притихших роз к белоснежной беседке.

– Правда?

Да, это было неприкрытое кокетство! В конце концов, я девушка, а не только предмет политического договора.

– Мы идеально подходим друг другу, Селисса, – обрадовался ответному шагу с моей стороны будущий повелитель стылых земель.

– Что ж, посмотрим, мой ледяной принц…

Стряхнув со скамейки тонкий слой залетевших внутрь снежинок, Савир усадил меня, сам опустился рядом, но руку так и не выпустил. Второй мягко коснулся щеки. Растерявшись от ласки, я чуть подалась ближе. И вот! Стоило на мгновение утратить бдительность, как меня поцеловали!

Теплые губы мягко прижались к моему рту. Приятно… Княжич замер на миг, после чего определил, что сопротивляться и награждать его пощечиной я не собираюсь, и сжал объятия. В них было тепло и уютно. Правильно как-то. Поддавшись этому ощущению, я обняла мужчину в ответ.

Все закончилось почти сразу. Савир согрел своим огненным теплом, быстро провел языком по сомкнутым губам, заставив меня задрожать от неожиданности, и отстранился. Миг мы просто смотрели друг на друга, приходили в себя, вновь сливались с реальностью. После чего…

Не был бы он рыжим злосчастьем, если бы умудрился ничего не испортить!

– Ну что, – хитро подмигнул маг, – куда пойдем, к тебе или ко мне?

Вот тут действительно захотелось совершить покушение на северного наследника! В самом зверском смысле этих слов! Зараза рыжая, а!

И на сей раз, скорее всего, воплотила бы свое кровожадное желание в жизнь, да помешали. У входа в беседку раздалось бесстрастное:

– Не знаю, как вы, княжич, а льера прямо сейчас идет на испытание.

Беглый взгляд оценил явившегося за мной мужчину. Не маг, скорее, воин. Высокий, плечистый, лицо невыразительное. И нашивки со знаками Стражей на одежде. По спине заскользил противный холодок. Пожалуй, очередная бусина вдохновила бы меня на подвиг, но вероятная связь воплощений Сил с темными делишками, творящимися на Севере, внушала опасения. Вдруг сейчас меня поведут к тому самому, который и является виновником всего?

Савир тихо выругался:

– Который?

– Страж Силы.

Здраво рассудив, что отступать все равно некуда, да и интриги так не плетутся, я встала и направилась вслед за посланником. Если даже предатель – Сила, вряд ли меня попытаются убить прямо во время испытания.

– Прости, милый, но выплескивать скопившуюся магию придется более прозаичным способом, – пошутила на прощание, а то уж очень напряженный у него был вид.

Можно подумать, меня на плаху вели!

– А как же ночь любви?! – горестно взвыл княжич.

Однако на этом веселье и закончилось. Мы вышли из сада, а потом и за ворота Цитадели, сели в сани. Я не задавала вопросов. Смысл? Скоро собственными глазами все увижу.

Вместо этого судорожно перебирала в голове те немногочисленные сведения, которые имела на сей момент о Страже Силы.

Прямо скажем, со сведениями было негусто. Знала только, что его сменили пару лет назад. За прошедший с тех пор срок молодой маг ни в чем любопытном замечен не был, посему для большинства северян, равно как и для меня, являлся загадкой. Даже Савир с Розой смогли рассказать лишь то, что удостоившийся покровительства Силы еще очень молод для такого дара. Вроде бы он на пару лет моложе Савира. Все. Но бусину доставать все равно надо, так что я постаралась выкинуть страхи из головы и настроиться на великие свершения.

Ну что он может загадать такого невыполнимого?

Сани замерли за чертой города, в лесу. Чувство настороженности с новой силой зашевелилось в душе, теперь от него не так-то просто было отмахнуться. Но выбор? Его не имелось. Поэтому я, опираясь на руку сопровождающего, выбралась из плена меховых накидок и вслед за ним по глубокому снегу зашагала в гущу деревьев.

Темно, холодно, только частое дыхание вырывалось облачками пара.

К счастью, идти пришлось совсем недолго. Скоро деревья расступились, явив коротко стриженного мужчину на фоне темноты ночи. Холодные глаза цвета стали, телосложение воина и одежда вроде той, что носят княжеские безопасники. Удобная и движений не стесняет.

– Селисса? – ломаным голосом уточнил Сила.

Я кивнула.

– А вы?..

– Шерард Гьеро, Страж Силы. Тебе предстоит пройти мое испытание. Начнем прямо сейчас?

Его прямота мне уже нравилась! Обоюдных расшаркиваний хватало и при дворе.

– Что надо делать?

Мужчина взял меня за руку и увлек в непроглядную темноту. Когда же глаза немного привыкли… Оказалось, что я стою на самом краю обрыва. А где-то там, далеко внизу, плескалась темная вода.

– Прыгай, – счастливо улыбнулся Страж.

Э-э-э? Я покосилась через плечо на отступающего мужчину и на всякий случай отодвинулась подальше от края пропасти. Совсем он с головой не дружит, что ли? Сразу следовало сообразить: не просто так у Стража морда довольная!

– Я сказал, прыгай! – повторил этот… живодер бессовестный и принялся методично пересчитывать висящие у него на поясе ножи.

Помечтай!

Вдох-выдох.

Чтобы хоть как-то успокоиться, я последовала примеру Шерарда. Ножей оказалось двенадцать.

– Ни за что, – а все равно голос звучал слишком порывисто.

Маг поднял на меня глаза, недовольно моргнул.

– Как знаешь. – В пальцах блеснула крупная бусина, а по тонким как у всех северян губам пробежала улыбка. – Ты же понимаешь, что, не выполнив условия, не получишь знака?

О да, сволочь металлическая! Сколько всего на себя навесил, прямо ходячая оружейная.

Думай, Селисса, думай!

– Прыгай, – давяще повелел Сила.

Я почти почувствовала, как на плечи камнем опускается его приказ. И честно признаюсь: не подчиниться стоило громадного труда.

И все-таки я устояла.

– Нет.

– Я приказываю, сделай шаг! Хм… В твоем случае – уже два. Селисса, вернись к обрыву.

Как интересно… А ведь при желании он мог бы метнуть в меня что-нибудь острое – и все, прощай, неугодная княжна! Но не сделал этого. Стоял, уговаривал. Хотя точно знал, что тело убиенной меня унесло бы быстро и далеко, даже маги не факт что нашли бы.

Сделала шаг и снова обосновалась на самом краю, после чего опять обернулась к Стражу и одарила его улыбкой. Сейчас буду совершать один из самых безумных поступков в своей жизни.

– Нож.

– Что?! – Он не поверил собственным ушам.

– К бусине должен прилагаться один из твоих ножей. Только в этом случае я шагну за край, – сказала и перестала дышать, только сердце оглушительно колотилось: тах-тах.

– Совсем обнаглела! – с толикой восхищения произнес Страж.

– Да!

Миг, который Сила потратил на раздумья, показался мне вечностью. Наконец маг отрывисто кивнул, снял с перевязи нож и устроил его на ладони вместе с бусиной. Показал. Это согласие.

Некуда отступать!

Судорожный вздох и один короткий шаг.

Полет оказался болезненным. Я стремительно падала, ледяной воздух рвал одежду и обжигал кожу. Крик застыл в горле комом, даже тихого всхлипа издать не получилось.

Признаться, я была уверена, что Шерард остановит падение.

Но этого не произошло.

Извиваясь от боли, я вошла в темную ледяную воду. Ее толща сомкнулась над головой. Ледяные капли острыми иглами заполнили рот и нос, проникли в легкие, заставили закашляться, но в конце концов победили и отняли дыхание. Меня накрыла неуютная темнота.


Очнулась одновременно с собственным криком.

Страх холодил кожу не хуже ледяной воды. Но когда сквозь панику прорвались здравые мысли, пришло осознание того, что слишком уж тут тепло и сухо для дна неизвестного водоема. И камин потрескивает. Больше того, тихо ворчит Лила, вяло оправдывается мужской голос, недовольно сопит Риони.

Я дома?

Разлепила глаза и убедилась в предыдущем умозаключении. Но как?.. Я же тонула…

– Вот видишь, она в полном порядке, – первым засек мое возвращение к реальности Страж Силы. – А ты все «убил» да «заморозил»!

И что он в покоях моих делает?

Лила гневно сверкнула на него глазами и шарахнулась в сторону. Все же господин, хоть и странный. Не пристало на него ворчать, но слова обратно не затолкаешь.

– Но он честно пытался, – простонала я, усаживаясь.

Странно, но чувствовала я себя нормально. Холод ушел, нигде не болело, даже платье, то самое, в котором я рухнула в пропасть и ушла под воду, теперь было совершенно сухим. Словно минувший вечер мне вообще привиделся.

Единственным доказательством того, что галлюцинациями я пока не страдаю, служили бусина и нож, лежащие на маленьком столике у кровати.

С ума сойти!

– Магия, – с улыбкой пояснил Страж. – Иллюзия. Похожим образом я проверяю своих бойцов.

Вот это было уже слишком! В висках кольнуло, меня захлестнула волна удушающей злости.

– А ничего, что я не в гвардию к тебе пришла проситься?! – вот так бы и прибила, честное слово! Но Страж – особь редкая, можно сказать, уникальная, его беречь надо. К сожалению.

– Ничего, – милостиво кивнул Шерард. – В Цитадели мужества тебе понадобится не меньше, чем если бы ты Северные границы защищала с оружием в руках. Уж поверь мне.

Ну… В чем-то он, конечно, прав. Сама за короткое время несколько раз успела удостовериться.

Я вздохнула, успокаиваясь, и снова откинулась на подушки.

– Откуда такая осведомленность?

– До того как Сила меня выбрала, я был льером, – с улыбкой пояснил новый знакомый.

Пересказывать свою биографию Страж не стал и вообще откланялся почти сразу, но за время короткого разговора он успел сместиться в моем личном списке подозреваемых на одну из последних строк. Слишком открытый и порывистый, такой не станет строить козней. Ну, во всяком случае, мне очень хотелось в это верить.


Ранним утром заявился Савир.

– Как испытание, прошла?

Я сонно закопошилась в одеялах и вместо ответа подсунула ему под нос ожерелье, украшенное теперь уже четырьмя бусинами. Надо мной облегченно вздохнули.

– Расскажешь, что было? – Княжич шмякнулся поверх одеяла и принялся игриво накручивать на палец прядь моих волос.

Как есть, злосчастье! Ни сна, ни покоя от него!

Пришлось в срочном порядке отгонять дрему и посвящать наследника в события минувшего вечера. А потом долго уговаривать взбесившегося огненно-ледяного мага не устраивать разборок с молодым Стражем, потому что методы Силы Савиру совсем не понравились.

– Спалю, никакая сила не поможет, – рычал Савир. – Собственными ножами проткну!

Некоторым только дай повод показать, какие они все из себя особенные, одновременно ледяные и огненные. Вот прямо уникальные! Я подавила улыбку и закатила глаза. Непросто с ним. Зато и не скучно!

– К слову, о них… – порылась в девичьих мелочах, разложенных на небольшом столике, и извлекла нож. Без изысков, только несколько символов на лезвии нацарапаны. – Смотри, что у меня есть! Выторговала вместе с бусиной.

– Ну ты даешь! – восхитился Савир, осторожно касаясь пальцами блеклого острия. – Это же уникальная, по сути, вещица. Любого с одного удара берет.

Интересные подробности всплывают…

– Даже сильного мага? – уточнила невинно.

– Хоть мага, хоть Стража, хоть дракона в зверином облике, – серьезно кивнул Савир и попытался вернуть мне оружие. – Береги его и постарайся не светиться лишний раз, хорошо?

Вряд ли он ожидал, что я упрямо мотну головой в ответ.

– Сели!

– Вообще-то я для тебя старалась, – протянула, подпустив обиженных ноток в голос.

Княжич недоверчиво моргнул.

– Для меня?

– Первоначальная мысль была именно такой. Думала, просто сувенир, а оказалось – нечто большее. Владей, мне не надо!

Льер, конечно, отпирался поначалу, но золотые искры в синих глазах горели до того выразительно… надо было быть слепой, чтобы не понять. Так что после короткого спора я одержала предсказуемую победу, и занятная вещица перекочевала в руки красноволосого. Сама же успешно отговорилась тем, что пользоваться новой собственностью все равно не умею. Попробуй еще нанеси тот самый удар в случае чего!

И зачем мне это, если на шее почти постоянно висит оружие пострашнее!

– Спасибо, родная, – выдохнул жених, а потом рухнул на меня и порывисто поцеловал. – Пожалуй, это самый ценный подарок, который мне когда-либо делали.

Глава 13

Следующие дни порадовали почти полным спокойствием.

Я отходила от испытания, обживалась в Цитадели и проводила время с Савиром и Розой, когда оба представителя княжеского семейства могли себе позволить маленькие житейские радости.

Где-то через неделю закончила работать со списками и амулетами и отправилась в забег по столичным льерам. Знакомиться, а заодно обучать пользоваться магическим нововведением. Дело это было не всегда приятное, но полезное точно. Принимали по-разному, некоторые даже пытались дерзить. Но зато я теперь точно знала, кто есть кто и кто что собой представляет, а северяне вдруг уверовали, будто чужеземная невеста – неплохой маг. С чего бы ей еще по домам не всегда дружественно настроенных льеров ходить без охраны, только в сопровождении двух щуплых помощников?

Никто не подозревал, что на тонкой шейке чужачки не простые бусики висят…

В общем, время шло, ничего не происходило, и я уже начинала нервничать в ожидании нового сюрприза от Стражей.

И он не замедлил явиться! Правда, оказался совсем не испытанием.

Вернувшись после очередного похода по домам льеров с амулетами в руках, я застала в своих комнатах просто невероятную, вопиющую по своей неуместности картину. В спальне! Идьяра! С остервенением и явным удовольствием копошилась в самом большом сундуке с одеждой!

– Э-э-э?! – От удивления даже разозлиться толком не получилось.

– И не здесь… – обиженно протянула Стража и опустила тяжелую крышку. – Но я же чувствую ее!

На меня – ноль внимания.

Стоп. Кого это она тут чувствует?!

По спине горячей волной пополз страх.

– Беги, – шепнула одними губами, чувствуя, как сердце начинает испуганно колотиться.

Скользкое движение по шее, облачко золотой пыли – и Риони исчезла. Даже я не разглядела, куда именно.

Но надо было что-то делать, притом срочно. Я решила вести себя естественно и поддалась эмоциям. А именно шагнула к усевшейся прямо на пол женщине и потормошила ее за плечо.

– Ходящая?! Как это понимать? – в сложившейся ситуации я имела полное право потребовать объяснений.

Стража ме-э-эдленно обернулась. Моргнула. Бессмысленное выражение в ее глазах постепенно растаяло, и бормотание унялось.

– Селисса? А что ты здесь делаешь?

Правду говорят, она чокнутая!

– Вообще-то живу, – глухо рыкнула я, одним резким движением отталкивая ее руки от второго сундука. И осведомилась невинно: – Нашлось что-нибудь интересное в моих платьях?

Идьяра потянулась, разминая затекшее тело, и легонько сжала виски:

– Нет.

И все? За себя мне страшно не было, а Риони наверняка успела спрятаться, так что злоба благополучно переросла в ярость.

– Я требую объяснений!

Стража снова сжала виски.

– Ладно. Только прикажи принести ужин, я проголодалась. Всегда есть хочу, когда много взаимодействую с Силой.

Чтобы не сорваться и не высказать прямо сейчас все, что о ней думаю, мысленно напомнила себе, кем является эта беспардонная особа. Подействовало! Выглянула в коридор, поймала слугу и отдала нужные распоряжения. Вскоре мы обе устроились за накрытым столом в малой гостиной.

– Итак? – Я впилась взглядом в женщину.

Та как ни в чем не бывало наполнила свою тарелку и, не обращая на меня ни малейшего внимания, опустошила ее. Только после этого Идьяра снизошла до разговора.

– Прозвучит, наверное, странно, но все-таки спрошу, – осторожно начала она. Еда и небольшая передышка сделали Ходящую почти нормальной. – В твоем окружении никого нового в последние дни не появлялось?

Сердце пропустило удар, но на лице это никак не отразилось.

– Нет, а что?

– Маги часто проводят разные опыты, ты, наверное, в курсе, – произнесла Стража, теребя кроваво-красную прядку своих волос. – Так вот, у меня сбежал один образец. То есть, не совсем у меня, мне ее… хм… мужчина подарил. То есть не совсем подарил, просто рассказал о ней, а я уже достала эту особь из-за Грани. Люблю необычное, знаешь ли.

Кхм. Интер-р-ресное у нее видение случившегося.

Ну да ладно, сейчас не до этого.

– Я-то к этому каким боком отношусь?

– Тварь сбежала, когда в мой дом проникли воры. Маги из отщепенцев, потом расскажу, если захочешь, – вести беседу Стража умела виртуозно и от темы не отступала ни на миг. – Так вот, я давно ищу ее, но след все время был каким-то размытым. А пару дней назад вдруг наткнулась на него в городе, и знаешь, отпечаток ее присутствия такой четкий… Он привел меня сюда.

Не следовало брать Риони с собой, когда разносила амулеты жизни. Запомню. Учту.

– Как видишь, здесь только я, – выдала беззаботную улыбку и сосредоточила внимание на еде.

– Вижу… – задумчиво изрекла Ходящая.

Что-то не нравился мне ее тон.

– Неужто похожа?! – продолжила прикидываться глупышкой.

Однако не дернуться под проницательным взглядом той, что бывала по иную сторону Грани, оказалось задачей непростой. Я справилась, могу собой гордиться.

– Нет, но на тебе тоже есть отголоски ее ауры, – медленно качнула головой магиня. – Уверена, что ничего не хочешь мне рассказать?

– Ничего, – ответ прозвучал безразлично.

– Учти, тварь опасна…

Я приподняла брови:

– Тварь? Ее так зовут?

– Ее никак не зовут, – нервно дернула костлявыми плечами Идьяра. – По большому счету ее вообще нет. И не было бы, если бы я не заинтересовалась и не пожелала завести себе необычную питомицу.

Питомица, вот так вот. Зверюшка. Сколько раз я сама так звала Риони! Но и в мыслях – любила. Услышав же такое наименование из уст другой, тоже записавшей себя во «владелицы», с трудом утерпела, чтобы не вскочить и не прокричать: «Риони! Сама ты тварь бесчувственная, а ее зовут Риони!» Сдержалась, естественно. Правда, не съязвить не смогла:

– Хороша хозяйка, которая не удосужилась как-то назвать питомицу.


Тот разговор закончился в общем-то вничью, но ясно дал понять, что за мной будут следить. И я тоже буду. Идьяра возвращала «собственность», я же защищала дорогое существо, которому была обязана жизнью. Посмотрим, кто в итоге окажется сильнее.

– Двое на первом этаже и еще один среди слуг затесался, – подтвердила мои подозрения Риони на следующее утро. – Маги. И пахнут противно, можно подумать, Идьяра их из-за Грани вытащила.

Бездна! Идея возложить на зверюшку побольше обязанностей и таким образом спрятать среди слуг провалилась с треском. Да и цитадельская челядь наверняка заметила, что девушки при мне две, но работает из них только одна. Потому до «следилок» Стражи скоро дойдут слухи… Плохо. Очень плохо.

Риони обосновалась на моей кровати и болтала в воздухе ногами. Вроде бы беззаботно, но я знала ее уже достаточно, чтобы уловить напряженность в движениях. Надо что-то делать, бедняжка же так изведется!

– Слушай, а ведь Савир не узнал в тебе ту шерру? – Я осторожно ухватилась за край ниточки. Посмотрим, может, и выведет к решению проблемы.

– Сходства не осталось, – мотнула головой зверюшка. – Совсем. Разве только с шиссой немного.

Может, пусть будет телохранительницей, коей она, по сути, и является? Нет, в город питомицу с собой брать нельзя, Идьяра может опять что-нибудь почувствовать…

– Рано или поздно ей надоест, – без особой уверенности произнесла я.

– Не думаю, – проворчали с кровати.

Утренним туалетом сегодня занималась исключительно своими силами. Лила умчалась куда-то, а дожидаться ее не было желания. К тому же влезть в узкие брюки с серебристой вышивкой, свободную тунику, коротенькую меховую жилетку без застежек – и без помощи не сложно. Да, я решила привыкать к северной одежде, хотя бы домашней.

– Тебе идет, – заметила Риони. – Только косу заплести надо.

Вот это самое неприятное. В Кхилсе женщины в повседневной жизни не сооружали причесок, и я никак не могла привыкнуть сплетать что-то из волос, когда собиралась всего лишь спуститься к завтраку или погулять в саду. Голове неудобно. Тяжело. И наличие незримых рамок, в которые необходимо вписываться, раздражает.

– Ненавижу ее! – выдохнула с чувством, но пальцы уже сплетали из тонких прядей изящные кружева.

– Какие планы на сегодня? – сочувствовать мне Риони не собиралась, хотя ни разу на моей памяти сама не прихорашивалась, отговариваясь тем, что это противоречит натуре оборотня и воина. Разве тут поспоришь?

– Конкретно у тебя – затаиться и сидеть тихо, желательно возле Эда, пока не найдется какое-нибудь решение. Попросишь Лилу, чтобы принесла тебе завтрак. А я пошла в центр гадючьего гнезда, – и, полностью игнорируя досадливое пыхтение за спиной, направилась к двери.

Сейчас приставлю к ней Эда и в столовую. И так уже опоздала, чего позволять себе пока не могла.

Завтрак прошел в привычной уже атмосфере. Алишта непрестанно язвила, Савир пытался ее игнорировать, но сдержаться и не ответить по большей части все-таки не мог. Остальные наблюдали с интересом.

– Селисса.

Я вздрогнула. Великий князь обращался ко мне крайне редко. И лицо у него серьезное…

– Да?

В красноволосом мужчине с синими глазами не было той жестокости, что в моем отце, его я не боялась. Но вот того, что Вирсайн мог сейчас сказать…

– Не объяснишь, почему тобой столь плотно заинтересовалась Идьяра?

И до него уже дошло!

– Видимо, в преддверии испытания, – я приложила все усилия, чтобы казаться равнодушной.

– До него еще далеко.

И что тут скажешь!

Пока я лихорадочно подбирала ответ, на помощь пришел Савир.

– Отец, ты смущаешь ее, – одернул венценосного родителя княжич, за что тут же удостоился яростного шипения со стороны мачехи. – С такими темпами, какими Сели собирает бусины, думаю, свадьба состоится совсем скоро.

Мне же достались чуточку покровительственная улыбка и обжигающий взгляд. При всех излюбленную тему жених поднимать не стал, но я и без слов все поняла. Злосчастье рыжее!

– Что вы, у меня пока только четыре бусины, – улыбнулась сдержанно.

– Вот именно, – едко вклинилась Алишта. – Может, еще и не соберет остальные, рановато готовить праздник.

Однако никто нас не слушал.

– Сегодня к вечеру будет уже пять. – Наследник так и лучился гордостью.

– Ешь быстрее, Селисса, – вторил ему князь. – В розарии тебя дожидаются Страж Иллюзий и новое испытание.

Какая теперь еда! Кусок в горло не лез. Некоторое время я еще изображала бурную деятельность, сосредоточенно размазывая кашу по тарелке, но быстро сдалась. Короткое пожелание снежного дня правящему семейству, и я уже неслась прочь из столовой.

К себе? Или сразу в сад?

Несмотря на нервы, я пыталась рассуждать логически. Идти к Стражу без малейшей защиты опасно, все они до сих пор под подозрением, и, насколько мне известно от Савира, сдвигов в деле никаких. С другой стороны, не убьют же меня практически у всех на виду! Это было бы глупо. А справиться с испытанием ни один телохранитель не поможет.

Мысленно прикинула, каков мой внешний вид, посчитала его вполне достойным и решила все-таки идти к Иллюзионисту.

По дороге кое-как удалось справиться с противной дрожью. С чего завелась, спрашивается? Ну, швырнут меня в очередной раз куда-нибудь, подумаешь! Зато будет еще одна бусина. Если подумать, оно того стоит.

Снег похрупал под невысокими сапожками, скрипнула калитка, ведущая в сад. Расчищенная дорожка, усыпанная темными камешками, быстро довела меня до другой, за которой раскинулся розарий.

Присмотрелась – не видно никого…

Открыла.

Стоило ступить во владения вдовствующей княгини, как пышные бутоны, замершие на высоких стеблях, вдруг приобрели насыщенный синий цвет. А еще миг назад были алыми…

Красиво. Но неправильно как-то и отталкивающе. Я это чувствовала интуитивно.

– Синий – значит, обман, – прокомментировал звонкий, почти детский голосок. – Ты не любишь его. В сердце у тебя другой.

Я поежилась. Неприятно, когда кто-то видит тебя насквозь. Или умело притворяется? Не стоит забывать: он – Иллюзия и это – его испытание. Пришла к такому выводу, вздохнула, успокаиваясь, и заставила себя оглядеться в поисках говорящего.

На узкой покосившейся скамейке сидел подросток.

Ноги словно к дорожке примерзли. Да быть такого не может!

– Мне долго тебя ждать? – оказалось, что очень даже может. – Садись рядом.

Что я могла сделать? Только послушно двинуться вперед. По дороге присмотрелась к Стражу. Духи, да ему же и пятнадцати наверняка не исполнилось! В остальном – обыкновенный мальчишка: худой, бледный, разве что глаза синющие и волосы такого же цвета.

– Уже несколько сотен лет, как мне тринадцать, – немного печально сообщил Иллюзионист. – И да, я наполовину нимф. Думаю, это лучшая моя половина.

Тут мне весьма кстати вспомнилось предупреждение Рунну о повадках ему подобных, и линия поведения была определена.

– Сочувствую.

Подросток неуловимо улыбнулся, и цветы вернули свой обычный окрас.

– Ты никогда не станешь льерой, – «обрадовал» меня в очередной раз несносный мальчишка. Вечный мальчишка…

– Почему?

– В тебе нет льда. Ты пытаешься сдерживаться, но жаждешь свободы.

Поджала губы. Ну точно – в душу смотрит!

– Раз ты до сих пор со мной разговариваешь, испытание я пока что не провалила?

Иллюзионист неопределенно фыркнул и щелкнул пальцами. В воздухе прямо перед нами возникли небольшие золотистые весы, на одной чаше которых уже лежала вожделенная бусина.

– Нет никакого испытания. Хочешь, дам тебе ее прямо сейчас?

Вот так легко и просто? И даже в пропасть не столкнешь? Ой, не верится…

– Просто так? – уточнила, гадая про себя, в чем тут подвох.

– Нужно только протянуть руку и взять, – снова по бескровным губам промелькнул призрак улыбки.

Что ж, попробуем…

Я протянула руку.

– Не торопись! – На запястье тут же сомкнулись холодные пальцы. – Подумай хорошо. Оно тебе надо? Ты уверена?

Теперь и другая чаша весов была занята, над ней мелькали образы из возможной будущей жизни. Комнатка, маленькая, но уютная. В ней пахнет печеньем и жарко потрескивает камин. Я забралась в глубокое кресло с ногами, завернулась в мохнатый плед и вяжу. Спицы быстро порхают в умелых пальцах, и получается свитер. Большой. Мужской. А на полу, на лоскутном половике, жмутся друг к дружке псы: трое знакомых и до сих пор ненавистных и парочка похрюкивающих щенят.

От идиллической картины в груди защемило.

Скрипнула дверь, и…

Иллюзия выплюнула меня, оставив, точно рыбу, выброшенную на берег, жадно хватать ртом холодный воздух сада. Теперь над той стороной весов, где еще недавно мелькали уютные образы, клубилась фиолетовая дымка. И чаша медленно, но неумолимо клонилась вниз.

– Подумай, Сели, все это может однажды стать твоим, – искушающе шептал повелитель грез и тайных желаний мне на ухо. – Но для этого надо решиться. Попытаться. Бросить все и рискнуть. Ведь если не попробуешь, так никогда и не узнаешь, как могло бы быть…

Я впала в ступор. Но всего на миг.

Потом перед мысленным взором пронеслись совершенно другие картины: первая встреча с Охотником и его попытки задеть герцогскую дочку, то, как он просил прощения за неласковый поцелуй, который, как оказалось, и поцелуем не был… И собак я ненавидела! Нет, только конкретно этих собак, хотя и отчаялась уже понять почему. Далек же будет путь к идиллии…

Воспоминания вскоре сменились пониманием: этот мальчик – Иллюзионист, а не гадалка. Вот оно, испытание!

– Спасибо, но не стоит. – Я отрывисто покачала головой и даже улыбнулась, хотя сердце стучало как бешеное. – Думаю, я и так на верном пути.

И ведь я действительно так думала! Что бы там по этому поводу ни говорили чувства…

– Ай, княжна, глупость делаешь. – На бледном личике образовалась гаденькая усмешка. – Роковую ошибку совершаешь! Прислушайся к себе еще раз…

Вняла совету и прислушалась. Ничего, только протест. Он задавил все другие чувства, даже те, что действительно были. Не терплю, когда на меня давят! Тут Страж просчитался.

– И все-таки нет, – повторила холодно. – Я хочу взять бусину.

Мальчишка скрипнул зубами. Очевидно, он ожидал совсем другого ответа.

– А если вот так? – все та же улыбочка.

Вокруг меня начало собираться фиолетовое марево. И запах приторный, сладковатый, от него кружилась голова и мутило. Духи! Ну давит же! Так нечестно, я сделала выбор, а значит – наверняка прошла испытание…

Но чем гуще становилось пахучее облако, тем меньше оставалось уверенности в верности выбранного решения. Сомнения вонзали в душу жадные коготки. А что, если…

– Стоп! – прогрохотало над самым ухом.

И наваждение улетучилось.

– Ты что себе позволяешь?! – визгливо накинулся на нарушителя его планов Страж. – Никому нельзя вмешиваться в испытание.

Однако пришедший остался невозмутимым.

– Она выбрала меня. Умей проигрывать, Эллик! – Голос Савира искрился насмешкой. – Отдай ей бусину и убирайся вон. Ну!

Синеволосый нимф рассерженно запыхтел, но, подумав, подчинился. В протянутую ладонь скатился золотистый кругляш. Пятая!

– Кому-то сегодня сильно повезло, – сказал Страж и исчез.

Просто растаял в воздухе.

Без его присутствия стало легче. Будто айсберг в душу засунули, а теперь вынули, и я снова смогла оценить красоту обрамленных инеем бордовых бутонов. Во владениях вдовствующей княгини было удивительно красиво…

– Порядок? – Льер сел рядом и обнял меня за плечи.

Тепло его тела чувствовалось через все слои одежд, одно слово, огненный! И я прижалась, зажмурилась, разомлела. Наконец позволила себе расслабиться, что в Цитадели делала редко. Не моя территория. Вот отвоюю себе место поудобнее, тогда и…

– Да, – ответила на вопрос жениха, отодвинув захватническую мысль.

Позже пусть приходит!

Княжич умиротворенно вздохнул под боком:

– Спасибо.

– Не за что.

– Мне приятно, что ты выбрала меня и почти не раздумывала, – и столько самодовольства было в его голосе, что я невольно улыбнулась.

Мальчишка! Злосчастье рыжее! Но он надежный и ко мне относится хорошо, разве сейчас не это главное?

– Сели?

– Мм?

– А что лежало на противоположной чаше весов? – более неудачного вопроса он придумать конечно же не мог.

Я обмерла. Но решила уточнить на всякий случай:

– А ты не видел?

– Нет, только неясную дымку. – В приятном голосе можно было четко различить сожаление.

Так, Сели, выдыха-а-а-аем.

– Дом. – Я и глазом не моргнула, ведь почти правду говорила! – Навсегда утраченный дом. Не думай об этом, мой ледяной принц. И я не буду.

Савир понимающе вздохнул и прижался ко мне теснее. Но, видимо, кому-то понравилось задавать вопросы…

– Почему «ледяной принц»? Не первый раз от тебя слышу.

– Мне так нравится, – уверенно заявила ему в ответ. Не признаваться же, что не сразу запомнила диковинное для кхилсы наименование «княжич»!

Дабы в чью-то красноволосую голову не пришел очередной вопрос, я прижалась щекой к плечу льера, просунула нос за воротник и горячо задышала ему в шею. Сработало! И очень долгое время мы вообще ни слова друг другу не говорили.

Другим были заняты!

Но поскольку сидели в саду, где не стоило исключать возможности появления посторонних глаз, ограничились одними поцелуями. Впрочем, и они накликали чье-то недовольство.

– Кхе-кхе-кхе! – прорвалось в отключившееся от реальности сознание. – Мне надоело ждать, когда вы отлепитесь друг от друга.

Идьяра!

И здесь достала. Но бесцеремонное пожелание Стражи мы все же выполнили.

– Ходящая? – удивленно вздернул брови Савир. Он-то не был в курсе того, что могло привести ее к нам…

Наследника проигнорировали.

– Тебе все еще нечего мне сказать? – Женщина пронзила меня таким взглядом… брр!

– Нет.

Можно подумать, она рассчитывала на иной ответ!

– Что же, жаль, – поджала тонкие губы Ходящая. – Очень жаль… В таком случае мне придется пойти на кардинальные меры.

С этими словами она развернулась и по узкой дорожке зашагала прочь.

А мое самообладание испарилось.

– Какие меры?

Идьяра, кажется, только этого и ждала. Остановилась. Ме-э-э-эдленно повернулась. И со змеиной улыбкой произнесла:

– Ошейник. Если он не помог мне отыскать тварь, то поможет ее убить, вернуть обратно за Грань. Не могу рисковать и оставлять ее ходить по северной земле, ты же понимаешь?


Мне пришлось ему все рассказать!

После того как Ходящая напустила тайн, Савир не мог не задать вопросов. Мы покинули окутанный вечерним сумраком сад и прокрались на кухню, чем донельзя удивили повара. Как оказалось, ужин уже прошел, даже посуду помыть успели, так что наследник выдворил слуг за дверь, которую потом запечатал силовым щитом. Звуконепроницаемым.

И мне пришлось ответить на его вопросы. Можно было бы соврать, но раз уж мы дошли до поцелуев, пришла пора начинать доверять друг другу. Сейчас и проверим, возможно ли это.

– Почему раньше не сказала? – напряженно уточнил жених после долгого молчания и усиленного прожигания «провинившейся» меня взглядом.

Будто сам не понимает!

– Если тайну знают хотя бы двое, в скором времени она уже не будет являться таковой. А о Риони и без того знали четверо. Ко всему тому, мы с тобой тогда не были настолько близки.

– Неприятно. – Савир покривился. – Зато честно.

Я передернула плечами. Не о том говорим!

– Ты можешь чем-нибудь помочь?

– Я?! – Княжич искренне удивился.

Он что, отказаться вздумал?!

– Попробуй снять ошейник. – Я проникновенно заглянула в синие глаза. Вот, смотри! Я слабая и беззащитная, нуждаюсь в твоей помощи! Самое время проявить себя. – Ты двойной маг, вдруг получится!

Наследник долго не отвечал, сидел молча и задумчиво барабанил пальцами по столу. А я прекрасно понимала, в какую ситуацию его втягиваю, но все равно на что-то надеялась. И, как оказалось, не зря.

– Мне нужно на них взглянуть, – наконец выдохнул ледяной принц.

– На них? – переспросила растерянно.

Он натянуто улыбнулся:

– На зверюшку и ошейник.

Тварью не обозвал, и на том, как говорится, спасибо, но внутри меня все равно что-то воспротивилось.

– Риони, – произнесла четко. – Ее так зовут.

В итоге оба остались без ужина. Как только договоренность была достигнута, мы, забыв о разложенной на столе еде и вскипевшей воде для чая, понеслись в мои комнаты. Савира подгоняло еще и любопытство: когда поймали магов на их запрещенном эксперименте, наследника не было рядом, потому о результатах усилий этих мерзавцев он знал только с чужих слов. А тут очень даже живой экземпляр! Прямо в Цитадели!

Куда мне угнаться за воодушевленным магом!

Я настигла его уже в малой гостиной. Сценка выглядела презабавно: растрепанный льер пожирает взглядом мою питомицу, та в свою очередь пытается укрыться за широкой спиной вооруженного огромным ножом Эда. И это при том, что зверюшка в разы сильнее моего телохранителя! М-да… Вот она, наша женская сущность во всей красе.

– Княжич все знает, – решила внести ясность, пока не стало поздно.

А толку! Настороженности во взглядах парочки только прибавилось. Ладно, попробую подобрать другие слова…

– Он попытается помочь. Риони, сядь и позволь осмотреть ошейник.

Девушка глухо зарычала. Ох, как же с ними всеми непросто!

– Риони! – добавила стали в голос.

И почему Эд посмотрел так осуждающе? Ему-то я чем не угодила?

Положение выровнял Савир.

– Не бойся, малыш, – бархатисто проворковал мой ледяной принц. – Я не причиню тебе вреда, только посмотрю. И никому не скажу, честно. Просто если ты не хочешь валяться где-нибудь бездыханным трупиком, надо срочно избавляться от этой штуки.

Нет, я, конечно, знала, что мой жених умеет управляться с женщинами, но чтобы так виртуозно!.. Даже не знала, радоваться или опасаться.

Риони недоверчиво засопела и вопросительно посмотрела на меня. Словно надеялась, что я скажу, будто он шутит или вообще враг, которого и покусать не жалко. А я улыбнулась и кивнула. Разочарованной в кровожадных надеждах зверюшке пришлось вылезать из-за Эда, устраиваться на диване и терпеть прикосновения к шее.

– Осторожнее с ним, – пытаясь разрядить атмосферу, пошутила я. – Мне за это злосчастье рыжее еще замуж выходить. Будь добра, оставь ему полный комплект конечностей и симпатичную мордашку.

– Я постараюсь, – буркнула питомица.

Первое время она еще дергалась, но потом откинулась на мягкую спинку дивана и даже прикрыла глаза. Впрочем, в этом не могло быть сомнений, инстинкты работали вовсю.

– А почему злосчастье? – полюбопытствовал Савир, аккуратно ощупывая тонкую шейку.

– Вспомни всех своих девиц, узнаешь, – вкрадчиво произнесла я.

Что за манера – до всего допытываться? Никакого личного пространства! Раздражает.

– Она сказала, ты симпатичный, – влезла Риони.

Кажется, зверюшка наконец поверила, что в руках красноволосого мага, как бы она к нему ни относилась, ей не угрожает ничего.

Недовольным остался только Эд. Но вот чем именно, понять было выше моих сил.

Шутки закончились, Савир сосредоточился на ошейнике, а мы с Охотником ждали его вердикта. Понимаю, что, если бы все получилось, это было бы слишком легко, но ведь случаются в жизни счастливые «вдруг»! Может, еще повезет?

Да только не в этот раз.

Наделенный двойной силой маг трижды попытался стянуть ошейник, и каждый раз с одним результатом. Риони болезненно шипела, начинала задыхаться. А Савир ругался, тихо и нецензурно.

– Дрянь загробная, – прошипел княжич сквозь зубы и опустил руки. Сдался. Правда, заметив вспыхнувшие желтым глаза Риони, додумался уточнить: – Не ты.

А кто – говорить не требовалось. И так все понятно.

Идьяра! Личный кошмар Риони, а теперь и мой.

– Совсем все плохо, да? – тихо спросила я, присаживаясь на краешек дивана рядом с женихом.

Эд сделал вид, будто вовсе не замечает происходящего. Он заложил руки за спину и вглядывался в почерневшее окно. Но я кожей чувствовала – злится.

Ладно, потом разберусь. Сейчас точно не до выпадов своевольного полузверя.

А может, просто ревнует? Но вспыхнувшее в груди чувство, которое было сродни надежде, пришлось подавить. Сказано же, не время!

– Как тебе сказать… – к реальности меня вернул тихий голос жениха. – Снять эту мерзость я не смог, это плохо. Но есть и хорошее: ошейник настроен сдерживать, а не душить без причины. Ясно, что из этого следует?

– Идьяра не сумеет воплотить своей угрозы? – Я обрадовалась. Очень! – Пока Риони кого-то не убьет, да?

От окна послышался презрительный смешок. Опять Охотника что-то не устраивало!

– Селисса, нельзя же быть такой оптимисткой. – Савир несильно дернул за выбившуюся из косы прядку. – По крайней мере, не в нашем случае. Я всего лишь хотел сказать, что Ходящей потребуется некоторое время, чтобы перенастроить ошейник. На неопределенном расстоянии это сделать не так-то легко.

Сердце упало куда-то вниз. Духи, ну за что?! И главное, когда же это кончится, наконец?

Ответ я знала сама: после последнего испытания, как только на медном ожерелье будет болтаться полный комплект бусин.

– Сколько? – уточнил практичный Эд.

– Времени у нас что-то около суток. За это время надо найти какое-то решение, иначе…


Рассвет встречали все той же компанией в городском доме княжича, том самом, тайном, плюс к нам присоединилась молчаливая Лила. В кружках дымился заботливо приготовленный моей камеристкой бодрящий чай, но и без него никто не пытался клевать носом.

Слишком много обрушилось проблем. Слишком мало оставалось времени.

Плюс ко всему душу не отпускало беспокойство: что, если Савир обнаружит следы чужого пребывания в доме? Уж он-то свои владения знает! Как тогда быть? И что сказать в свое оправдание, если правда о гибели Алексии откроется?

Однако стоило переступить порог, как я с изумлением поняла, что чья-то заботливая рука избавила меня от этой проблемы. Риони? Скорее всего. Ну, может быть, еще Эд.

И вот теперь мы сидели вокруг квадратного стола, обхватив кружки, не пили, грели руки и проводили «военный совет».

– Честно говоря, даже не знаю, чем бы я мог помочь, – печально вздохнул Савир.

Эд тут же одарил его враждебным взглядом. Мол, «кто бы сомневался». Льер сделал вид, что ничего не заметил, а вот мне стало обидно.

Но жизнь Риони важнее личных взаимоотношений. Только поэтому смолчала.

– Зачем вообще понадобилось уводить нас из Цитадели? Почему нельзя было обратиться за помощью к твоей бабушке? Или к Рунну? – такие варианты дальнейших действий выделись мне наиболее логичными.

– Думаешь, выбирая между ровными отношениями с Силами и непонятной девчонкой, княгиня Роза поддержит именно Риони? – фыркнул северный наследник, бесцеремонно сталкивая меня с небес на землю. Честно скажу, падение вышло болезненным. И холодно отчего-то стало. – Если бы не ты, я бы и сам, не задумываясь, сдал ее Идьяре. Впервые ради личного поступился обязанностями. Цени, Селисса!

Полузверь снова прожег нас взглядом. Ну, тут-то все понятно: он ненавидит всяческие рамки, правила и обязанности. А тех, кто им подчиняется, презирает вдвойне.

– А сюда зачем привел? – бахвальство жениха решила проигнорировать. В конце концов, на него и был расчет. – Скрываемся?

О Рунну даже спрашивать не стала, он тоже выберет своих. Как бы я ни доверяла Стуже и бабушке-княгине, здесь и сейчас придется управляться своими силами. И как это сделать, я понятия не имела.

– Вроде того, – подтвердил Савир. – Работать с плетениями в разы сложнее, если не знаешь, где находится объект, а Идьяра в первую очередь будет ориентироваться на Цитадель. Кстати, если жертва постоянно движется, задача мага, пусть даже он Страж, становится практически неосуществимой. Понятно, к чему я веду?

Мы переглянулись.

– Что ж, не будем упрощать ей работу, – криво усмехнулся Эд.

– Пока это единственное, что я смог придумать, – признался Савир.

За неимением более четкого плана женская половина общества ограничилась молчаливыми кивками.


Впервые Риони закашлялась ранним утром, когда еще даже светать не начало. Видимо, до Идьяры уже дошло, что работает она не в том направлении.

– Готовы? – с мрачной решительностью уточнил Савир.

Мы ответили напряженными кивками и направились к выходу. Все, кроме Лилы.

Прошедшего времени хватило, чтобы подготовиться к нелегкому дню. Савир показал нам карту города и места, где в старину были храмы прежних богов, алтари для жертвоприношений или силовые источники. Там магия Стражей действовала слабее, и именно там можно было искать передышки. Но ненадолго, потому что древние оплоты уже очень ослабели, а Идьяра, наоборот, была сильна.

Мне и княжичу пришлось маскироваться. Для себя льер достал из шкафа тяжелый коричневый плащ с огромным капюшоном. Как объяснил, в таких ходят приезжие купцы и мастера, чтобы не страдать от северных холодов. Наверное, одежка особенная какая-то. Мой же «маскарадный костюм» оказался куда интереснее. Косу покрыли инеем, сделав из меня блондинку. То есть северянку. Прикосновение мороза совсем не ощущалось – магия! Для довершения образа Лила принесла изящное пальто на серебристом меху с разрезами по бокам – тепло и бегать удобно.

Рядовые горожане ни меня, ни наследника не узнают, но если на магов нарвемся… Сохраните, Духи!

Потянулись серые улицы, подернутые дымкой рассветного сумрака. Мы шли быстро, стараясь сворачивать как можно чаще. Иногда Савир использовал маскирующие чары или ставил щиты, но не в полную силу. Ни мне, ни тем более наследнику нельзя нарываться на немилость Стражей.

Ему и не придется. А я упрямо сжала губы и не выпускала руки Риони. Если понадобится, даже в каморку для простых жителей Цитадели переберусь, но ее в обиду не дам!

В другое время непременно насладилась бы прогулкой, потому что в северной столице оказалось очень красиво. Да еще время такое… искристое… Когда мрак нехотя рассеивался, редкие фонари, подпитанные небольшим количеством магии, гасли, и снег мерцал загадочно. Глаз не оторвать. А я смотрела прямо перед собой и думала лишь о том, что город достаточно большой, даром что единственный у ледяных. А значит, здесь можно несколько дней плутать, и места не повторятся…

Увы, нам это удалось делать не долее, чем до полудня.

Как раз миновали одну из людных торговых площадей и вышли к глухим переулкам, когда невдалеке послышался топот нескольких пар ног. Нищих в Снежном нет – четко припомнила я. Из чего следовало, что топот этот не мог принадлежать какой-нибудь банде, промышляющей в окраинных кварталах. А купцы табунами обычно не ходят…

Липкий холодок страха пробрался под пальто и облизал спину.

– Савир?.. – Голос заметно дрожал.

Маг сбился с шага и прикрыл глаза. Одновременно с этим Эд шумно втянул в себя воздух, принюхиваясь. Только мы с Риони стояли истуканами: я была слишком напугана, так что даже думать удавалось с трудом, а зверюшка едва могла дышать, глухо кашляла и постоянно царапала припухшую и покрасневшую шею.

– Больше десятка, – определил Охотник. – Все мужчины, и от них пахнет казармой.

В нынешнем состоянии было выше моих сил сделать хоть какие-то выводы. Четко поняла одно: дело совсем плохо. И на всякий случай вцепилась в Риони покрепче.

Не отдам!!!

– Гвардия Стражей, – сухо прояснил ситуацию Савир.

Внутри что-то оборвалось. Слишком хорошо я помнила, чем закончилась прошлая моя встреча с этими молодчиками.

– Бежим!

Команде вняли все.

И если энтузиазм был у нас примерно одинаковый, то предел выносливости, мягко скажем, разнился. Мы с питомицей сдались одновременно, всего через пару улиц. У меня закололо в боку, а Риони душил ошейник. Ей и слабо дышать было больно, а о чем-то большем и говорить не приходилось.

Преследователи, как назло, не отставали, топот все так же слышался где-то за поворотом, самое большее – двумя. И щиты с отводами, которые ставил Савир, погоды не делали. Будто бы гвардейцы заранее знали, куда мы пойдем.

Мужчины окинули нас сочувственными взглядами, и Эд выдвинулся вперед.

– Брысь отсюда! Я задержу их.

Не дав мне и слова пискнуть, Савир схватил нас с Риони за руки и увлек в темный тупик. Только уточнил через плечо:

– А справишься?

– Справится, – прохрипела вместо Эдейрана Риони. – У меня бы получилось лучше, но и в нем звериная кровь сильна.

Иных подтверждений княжичу не требовалось. Он задвинул нас в темноту тупика и прикрыл звукоизолирующими чарами. Сразу подумалось, что от отголосков битвы прикрывает, но на поверку все оказалось куда прозаичнее. Надо было поговорить и остаться при этом неуслышанными.

– Селисса, – прошипел ледяной, полыхая глазами. – Скажи, будь добра, а ты точно доверяешь своей камеристке?

Что?! Поначалу вопрос показался чем-то из области бреда, но вдруг мне вспомнилась уверенность, с которой двигались гвардейцы. Ни разу со следа не сбились! А потом в глазах вспыхнула красная линия, проведенная Савиром на карте. Наш маршрут.

Карту пришлось оставить в городском доме, она была слишком большая, чтобы таскать повсюду с собой. Да и Савир заставил нас вызубрить все повороты и места остановок…

– Она, больше некому, – припечатал наследник.

Захотелось плакать. Нет, рыдать! В голос и с подвываниями. Но обида, стремительно перерастающая в злость, вытеснила страх, и в голове просветлело. Еще и Риони страшно захрипела над ухом. Надо было срочно что-то делать.

– Уходи, – вопреки всем законам здравого смысла я попросила Савира.

Княжич округлил глаза. Пришлось срочно пояснить:

– Если поймают, эти или другие, нельзя, чтобы ты был с нами.

Дураком княжич не был, потому устраивать глупых споров не стал.

– Все места, которые я обозначил на карте, отметаются, – быстро проговорил Савир. – Но есть еще одно, мы там были с тобой. Вспомнишь?

Развалины старого города?

Я кивнула. Уже!

Как выяснилось, очень даже неплохо, что у нас до сих пор почти не было свиданий.

– Но как мы туда проберемся?! – вот об этом действительно стоило побеспокоиться!

На губах Савира появилась жесткая усмешка, после чего мой ледяной принц коротко повел изящной ладонью, шепнул пару слов, меня обдало магией, и… глухая стена каменной кладки пошла рябью, а потом и вовсе растаяла.

– Быстро! Времени мало.

Повторять дважды не пришлось. Взявшись за руки, мы с Риони понеслись по глубокому снегу к темным силуэтам деревьев.

– Я что-нибудь придумаю! – крикнул Савир вслед.

Хотелось бы в это верить…

Бешеную гонку среди сугробов я запомнила фрагментарно. Разве только то, что стоило нам вырваться на свободу, Риони стало куда легче дышать. Видимо, Идьяра направляла силу куда-то не туда. Никогда еще мне не доводилось бегать с такой скоростью! Но ради подруги еще не то сотворишь, да и тлеющая на донышке души жажда мести подгоняла не хуже плетки. Так что мы не только до развалин добрались, но и хорошенько при этом попетляли.

– Ты как? – тронула за плечо зверюшку, когда мы обе растянулись на камнях. Голос предательски дрогнул.

Духи, хоть бы Савир нашел выход! Или Эд… Хоть кто-нибудь, потому что если с ней что-то случится, я себе вовек не прощу!

– Уы-ы-ы… – было мне жалобным ответом.

– Что, совсем плохо?

– Кажется, сдохну еще раньше, чем эта специалистка по дохлятине до меня доберется, – сообщила Риони, прижимаясь разгоряченным лбом к холодному обломку фундамента, на котором валялась.

И опять закашлялась.

Нет, так дело не пойдет!

– Вставай! – почти выкрикнула я. – Нельзя долго оставаться на одном месте, помнишь? Будем ходить среди остатков стен.

Зверюшка снова повернулась ко мне и одарила скептическим взглядом, но сказать ничего не успела, потому что в следующий миг рядом с нами стали происходить совершенно странные события.

Остатки фундамента (ну, это я так определила), на которых лежала девушка, со страшным скрежетом сдвинулись в сторону. Из образовавшегося лаза вылезло… вылезла… хм, в общем, особа явно женской наружности, только ближе к талии ее тело вдруг становилось змеиным и сверкало в свете морозного дня белоснежной чешуей.

Не может быть! Шисса!

Осознание пришло, а вот дар речи спешно ретировался в неизвестном направлении.

Ну зато от разглядывания дивного явления ничто не отвлекало. Так вот, женщина была невероятно красива! Во всяком случае, человеческая ее часть. Гибкая, с четко выраженными формами и правильными чертами, с бледно-золотистыми волосами, спадающими чуть ниже того места, где у туники начинались разрезы, сквозь которые виднелась чешуя.

Ух ты! Других мыслей не осталось. И это при том, что я сама девушка, а значит, по определению должна была в себе подобных искать в первую очередь недостатки. Но здесь таковые отсутствовали как данность.

Пока мы с Риони пребывали в глубокой прострации, змеевидная незнакомка успела оценить ситуацию, сделать из нее какие-то свои выводы и спросить с нотками негодования в хрипловатом голосе:

– Алаисса? Глазам не верю! В какую бездну ты на целый год провалилась?! – смотрела она при этом на Риони. Еще и добавила чуточку взволнованно: – Выглядишь кошмарно. Что люди с тобой сотворили?

Вот тут до меня дошло: шисса приняла мою питомицу за кого-то из своих. А точнее, за ту несчастную, которая некоторым образом вошла в состав Риони. М-да, ситуация…

Мы переглянулись. Что делать?!

Как ей все объяснить?

– А это с тобой кто? – хвостатая наконец заметила меня. – Настолько доверяешь человечке, что решилась привести ее ко входу в Лабиринт?

Зверюшка не успела ответить. Ее губы как раз дрогнули, когда ремешок на шее в очередной раз затянулся, теперь куда сильнее, чем прежде. Девушка захрипела, схватилась за шею и обмякла на гладком камне.

Духи!

Пришлось брать ситуацию в свои руки.

– Я все вам расскажу, только спустите нас вниз. Пожалуйста!!!

Изначально шисса не собиралась внимать мольбе, но посмотрела мне в лицо… и неожиданно согласилась. Риони она тащила сама, мне же оставалось только проследовать за змееподобной женщиной в узкий лаз.

За спиной послышался знакомый скрежет.

– Ты же понимаешь, что не выйдешь отсюда, если Верховные сочтут тебя недостойной владения одной из наших тайн? – шипяще уточнила обитательница подземелий.

Признаться честно, я об этом как-то не задумывалась. Вот и сейчас не стала, все равно уже спустились. Тем более что как раз в это время темноту разбавило прохладное сияние, исходящее от стен, и стало почти светло. Можно было реально различить, как жуткая багряная краснота сходит с лица Риони. Я мысленно ликовала. Получилось! Зверюшка приходила в себя.


Кровати в подземном городе были просто огромных размеров.

Сейчас Риони как раз возлежала на одной из них. Судя по тому, что в течение достаточно длительного времени зверюшка чувствовала себя прекрасно, магия Идьяры сюда просто не доходила. Ведь быть того не могло, чтобы Ходящая до сих пор не определила места нашего нахождения!

– Так-так-так, – над вжавшейся в матрас девушкой склонился пожилой чешуйчатый врач с аккуратной острой бородкой и тонкой ниточкой седых усов. Его светлые глаза просвечивали не хуже заклинания. – Вынужден огорчить тебя, Илань: они говорят правду. В этой малышке осталось мало от твоей подруги.

Шисса, которая и привела нас сюда, закрыла лицо ладонями и затряслась в рыданиях.

К этому времени мы с Риони успели трижды рассказать о своих злоключениях, столько же бедной зверюшке пришлось говорить о том, чего я не видела собственными глазами, а значит, свидетельницей являться не могла – о ее создании и жизни у Идьяры. Нас слушали недоверчиво. Сначала одна Илань, позже к ней присоединился худой мужчина, разнообразия ради с ногами, последней пришла черноволосая женщина, пожилая, но все равно красивая. Она была единственной, в ком я чувствовала магию. Умом точно знала, что в остальных присутствующих сила тоже есть, а чувствовала только в ней.

Нам не верили, хотя вслух этого никто не говорил. Только после слов старика с бородкой пала стена отчуждения. Черноволосая, которая доселе изображала царственную статую, присела на кровать рядом с Риони и потрепала ее по волосам.

– Не переживай, моя девочка, теперь все точно будет хорошо. Я лично позабочусь об этом! – прозвучало многообещающе.

А у меня вырвалось любопытное:

– Вы – ее родственница? Ну то есть были. Алаиссы?

Женщина перевела на меня взгляд черных, точно бездна, глаз. Признаться, я даже не ждала, что она ответит!

– Нет. Но я Вторая Верховная этого города, а девчонка сбежала именно отсюда. Маленькая дурочка! Кто, как не я, вправе мстить за нее?

Логика этой особы выглядела странновато, потому я просто пожала плечами. Как-то слабо представляла себе, чтобы великий князь стал лично мстить за какую-то девчонку… Вон у Вирсайна из-под самого носа увели воспитывавшуюся при дворе шерру – и ничего, не заметил даже. Мало ли у него таких! Да и отец мой, герцог, тоже в подобные дела не стал бы ввязываться, пока не было угрозы короне.

– Поэтому я чувствую в вас магию? Потому что вы – Верховная? – высказывать свои соображения я посчитала неуместным, а вот любопытства не сдерживала. Как заметила, от маленькой человечки здесь не ждали ничего особенного, воспитания в том числе.

Тонкие губы сложились в полную превосходства улыбку.

– Древнейшую магию шисс ты во мне и не чувствуешь.

– Но что же тогда?..

Черноволосая выдержала долгую паузу, но после все же поделилась тайной:

– Я дракона, огненная. То есть была когда-то. Вероятно, эту силу ты и улавливаешь. – Вопросов я больше не задавала, но глаза округлила до того выразительно, что женщина не смогла не продолжить: – Видишь ли, у них есть обычай отправлять молодую супругу правителя к шиссам в Лабиринт, чтобы она там прошла проверку и доказала свое право быть драконьей повелительницей. Как можешь судить, свои испытания я провалила и навсегда осталась в недрах заледеневшей земли.

Во мне все похолодело. Что, если и я…

– А через несколько сотен лет перебралась в другой подземный город и стала Верховной. Пусть только второй и младшей, но это тоже власть, и немаленькая! – Ее голос неуловимо изменился, стал шипящим, искушающим. И в просторной комнате все затихло, даже наколдованный огонь в очаге перестал трещать. – Не хочешь пройти за мной след в след, а, человечка?

Я тяжело сглотнула.

– Заманчивое предложение, но меня куда больше привлекает жизненный путь, раскинувшийся под куполом неба, – под влиянием древнего места с губ слетели пафосные слова. Ничего, главное – смысл донести смогла.

Что выражала улыбка темноволосой, определить не смогла. Насмешку? Превосходство? Одобрение? А может, все сразу? Однако неволить меня никто не стал.

– Ладно, дело твое, – легко согласилась Верховная. – Но побывать в великом Лабиринте и не получить чего-нибудь от его обитательниц глупо, не находишь? Давай, проси, чего тебе хочется!

Соблазнительно, только опять вылезло пресловутое «но»… Что, вот прямо так, безвозмездно, мне дадут все, чего бы ни пожелала? Да ну, такого даже в сказках давно уже не бывает!

Поэтому в срочном порядке решила включить разум и не развешивать уши.

– Снимите с Риони ошейник.

– Что, прости? – Женщина неверяще вздернула тонкие брови.

– Ошейник, – я повторила с нажимом. – Вы его до сих пор не сняли.

Но Риони больше не задыхалась, а потому беспокойства не вызывала. Просто ничего другого столь же важного я придумать не смогла, а на мелочи размениваться не хотелось.

– Несмотря на некоторые… хм… изменения, девочка одна из нас, – терпеливо пояснила женщина, поднялась с кровати и принялась мерить шагами просторную комнату. – О ней позаботятся, для себя проси!

О как. Я снова задумалась на миг, после чего выдала:

– Тогда мне ничего не надо, только наверх проводите, пожалуйста.

– Разве ты не слышала про несметные сокровища, хранящиеся внизу? – изумилась искусительница. – И про почти всесильную магию шисс?

Хм. А что это она так настаивает, хотелось бы мне знать? Будто сама хочет, чтобы я ни с того ни с сего запросила как можно больше. Глупая я, что ли!

– Слышала, – соврала и глазом не моргнула. – Мне не нужно ничего.

Из тощей груди драконовской змеи вырвался длинный вздох разочарования.

– Либо ты слишком умна, либо и вправду бескорыстна, – с недовольством признала Младшая Верховная. – Поздравляю, ты прошла мою проверку и останешься жива. Прощайтесь, сейчас отведу тебя наверх.

– Навсегда? – испуганно пискнула я вместо того, чтобы обрадоваться удаче или хотя бы запоздало испугаться.

– Пока оклемается, – поморщившись, все же ответила женщина. – Потом, если захочет вернуться наверх, удерживать ее мы не имеем права.

Риони и изредка всхлипывающая змейка в углу дружно закивали, подтверждая слова главной. А у меня от сердца отлегло. Вроде бы с Идьярой разобрались!


– Не соблаговолите объяснить, наследник, что забыли поздним вечером на этих живописных развалинах? – К Савиру вразвалочку приблизился мужчина средних лет и блеклой наружности, затянутый в форму со знаками Стражей.

– Нет.

Гвардеец недовольно пожевал губами, оглянулся на рассредоточившихся среди камней подчиненных – позориться при них не хотелось, и он зашел с другой стороны:

– Вам есть что скрывать, наследник?

– О да!

Такого ответа военный точно не ожидал и на миг растерялся. Но, надо отдать ему должное, быстро справился с собой.

– Это признание?

– В чем? – простонал княжич, удостоив наконец собеседника взглядом. – И скажите на милость, капитан, с каких пор я обязан отчитываться перед нижестоящими по званию?

Тот дернулся, точно от пощечины, но лица решил не терять.

– С тех самых, как речь зашла о предательстве. Вы выступили против Стражей! Укрываете опасную преступницу! Советую не отмалчиваться, ведь в противном случае у Севера и другие наследники найдутся…

Смело. Хотя… До какой только глупости не дойдет человек в своем желании выслужиться! И сколько их таких околачивается вблизи от Двора великого князя – не счесть. Я непроизвольно содрогнулась от отвращения.

Воины загомонили, воодушевившись выпадом своего главного.

– Пора, – шепнула мне провожатая.

Гибкой тенью я выскользнула из-за кривого обломка стены и летящей походкой проследовала к месту основных событий. Меня заметили примерно на середине пути и сильно удивились.

– Льера Селисса? – сипло спросил капитан.

Но я его проигнорировала.

– Прости, что опоздала, дорогой, – подлетела к жениху и невесомо коснулась губами его щеки. Не услышала, скорее почувствовала, как он выдохнул. – Мне пока сложно ориентироваться в городе, вот и заблудилась.

– Почему одна? – мгновенно включился в игру Савир. – Я же просил, без телохранителя никуда. Где он?

Надеюсь, я сейчас скажу правильно…

– Ах, эти полузвери совершенно не могут себя контролировать! На одной из улиц мужчины в форме стали его задирать, и Эд потерял контроль над собой. С ним еще в Кхилсе такое регулярно случалось. А я испугалась и убежала… Терпеть не могу, когда повсюду кровь и ошметки плоти. Фу! – Я несла откровенную чушь, но лица гвардейцев сначала приобрели синюшный оттенок, а потом сделались белее их собственных мундиров. Еще бы! У них тут именно такие слухи о кхилских Охотниках ходили.

Но, несмотря на явно отпечатавшийся на лице шок, капитан спросил четко:

– Что здесь вообще происходит?

Вот и добрались до сути.

– Свидание! – в один голос объявили мы с Савиром, а я еще и покраснела.

– За идиота меня держите?! – прошипел гвардеец и круто развернулся к подчиненным. – Обыскать здесь все!

Дальше был спектакль. Воины шныряли по развалинам, заглядывали в каждый разлом, под каждый камень, который могли отодвинуть, а мы с княжичем, напряженные внутри и счастливые внешне, сидели на огромной каменной плите и наблюдали. Если верить внутренним часам, так продолжалось где-то до полуночи. Только когда обшарили все и применять боевой энтузиазм стало некуда, вояки сдались.

– Ну? – обреченно уточнил капитан.

– Пусто, – развел руками тощий парнишка с куцей белой косичкой. – Твари нигде нет. И это… капитан, взгляните на нее, – тут последовал осторожный кивок в мою сторону.

Правильно, княжна ведь, хоть и подозреваемая.

– Зачем?

– На льере наряд другой. Совсем не тот, что описала девчонка.

Все взгляды тотчас же оказались прикованы ко мне. Вот он, звездный час! Не напрасно переодевалась!

Стоит ли уточнять, что на этом следственные мероприятия свернули? Капитан дежурно извинился, Савир честно предупредил, что всего этого так не оставит, а я широко зевнула, прикрыв рот ладошкой. Льера, ага. Но очень уставшая, вымотанная и голодная льера, так что некоторые вольности вполне позволительны.

Глава 14

Потянулись монотонные дни.

Савир слово сдержал, и над головами тех виновных, до которых мы смогли дотянуться, грянул гром. Итоги оказались незначительными, но они были, что уже хорошо. Капитан лишился звания. Подозреваю, ненадолго, уж слишком слащаво улыбалась Идьяра. Стражи в полном составе принесли нам с княжичем извинения и даже пообещали рассмотреть возможность отдать мне часть бусин без испытаний. Мол, слишком много на хрупкую девочку свалилось. И самое главное – впервые за долгие годы Вирсайн приказал жене извиниться перед его старшим сыном. И Алишта сделала это!

Мелкие «хвосты» приходилось подбирать своими силами. И если с Эдом, который беспокоился за Риони и все еще ужасно злился на меня за то, что впутала в наши дела «чужого», то есть княжича, можно было просто поговорить, то проблему с Лилой требовалось решать более кардинально. Ведь она не просто предала меня, не Идьяре доложила, а к Алиште на службу переметнулась! И ходила теперь довольная, счастьем лучилась.

А если бы не шиссы, Риони уже и на свете не было бы…

Так этого оставлять определенно нельзя!

И я не собиралась.

Решилась и однажды утром в сопровождении Фены спустилась на нижний уровень, где расположились комнаты гвардейцев, телохранителей и прочего военного люда. Для большинства служак была выстроена отдельная казарма, но кое-кто удостоился чести жить в княжеском доме. И Охотник, разумеется, входил в число последних.

Поскреблась тихонечко.

Через некоторое время дверь немного приоткрылась.

– Сели? – со сна голос полузверя звучал сипло. А на лице отразилось беспокойство. Как бы опять на шею вешаться не начала?

– Я по делу. Впустишь?

Он посторонился.

Оказавшись в небольшой комнатке, той самой, что видела на испытании у Иллюзиониста, я заняла единственное кресло. На крупную фигуру мужчины, облаченного в одни штаны, старалась не смотреть. Я смущалась!

– Э-э-эд?..

– Что?

– Скажи, а как ты относишься к мести? – И яду в голос побольше, побольше. Не издевки, а того, что сочится смертельной угрозой.

Ответ телохранителя меня разочаровал. Интересно, они все такие, благородством по голове ушибленные, или мне особенный достался?

– Плохо, – буркнул мужчина, упер руки в бока и сверкнул на меня строгим взглядом. – Если задумала напакостить кому-то, надо было к щенку своему породистому обращаться, уж он бы не отказал.

Лавиной обрушилась обида. Вот зачем он так, а? Ладно со мной, Савир-то чем провинился?

Но ссориться не хотелось, потому я до крови прикусила губу, мысленно сосчитала до десяти и только после этого продолжила:

– Отлично. Мы – плохие, ты – хороший. Но простить Лиле предательство – значило бы ковриком распластаться у ее ног. Топчись, дорогая! По всем добрым чувствам, по доверию… – плакать я не собиралась, так получилось. Всхлипнула раз-другой и утерла щеку тыльной стороной ладони.

Глупость какая, переживать из-за предательства служанки! Но мы росли вместе, заботились друг о друге, она даже на Север за мной отправилась… а теперь вот так. И все дурная, необоснованная ревность! Нет, я не могла этого понять. И принять тоже не могла.

– Сели, прекрати. – Как любой мужчина, Эд совершенно не выносил женских слез и попросту терялся при их виде. Он присел на корточки рядом с креслом, но коснуться меня так и не решился. – Она не стоит твоих слез, забудь!

– Хорошо, – я покладисто закивала. – Проучу и сразу же забуду! А ты мне в этом поможешь.

Полузверь шумно запыхтел и отпрянул.

– Селисса!

Я закатила глаза.

– Если ты такой правильный, можешь считать это не местью, а восстановлением справедливости. К тому же от тебя требуется не так и много: просто скажи, как урезонить Фену, если та вдруг вздумает кого-то покусать. А откажешься, буду сидеть и хныкать тут до самого вечера!

Зеленые глаза опалили меня обжигающим гневом.

– И думать не смей! Если Фена ее покусает, девчонка не выживет.

– Жалеешь ее? – возмущенно зашипела я.

Эд отрывисто мотнул головой:

– Нет. На предательницу мне плевать, но Фена – мой друг. Не хочу, чтобы на ней была лишняя кровь.

О-о-о! Мне точно какого-то странного Охотника подсунули!

– Брось, я же не изверг, – заверила поспешно. – Если бы хотела убить, у Савира есть друзья среди безопасников, провернули бы все по-тихому. А я только напугать хочу, чтоб почувствовала, каково это – стоять на краю бездны! Пусть Фена порычит, зубами клацнет – и все, мы ее урезоним. Идет?

Мужчина снова опустился на корточки, но внимание его на сей раз принадлежало собаке. Он так внимательно смотрел на жуткую зверюгу, будто бы та была в высшей степени разумным существом! Ну да, еще и ответить ему могла! При этой мысли я едва не рассмеялась.

– Ладно, мы согласны, – изрек наконец Эдейран. – Только без глупостей.


Часть Цитадели, где обитает Алишта, я посетила впервые. И прямо скажу, мне здесь не слишком понравилось. Все такое белое… безликое. Скучно.

Шествовала по коридору медленно, чтобы не пропустить важный момент. Эд тихо дышал за поворотом.

И вот оно! Одна из дверей приоткрылась, выпуская хорошо знакомую и с некоторых пор ненавистную особу. Лила. С подносом. Ожидаемо. Поскольку я разом лишилась обеих своих девушек, а приставить к себе кого-то чужого не позволила, справедливо опасаясь интриг княжеского семейства или Стражей, эти дни ухаживала за собой сама. Пару раз утром приходилось пробегать мимо хозяйственных помещений, там-то я и услышала, что княжеская жена по утрам пьет специальный омолаживающий отвар. Информация совершенно неинтересная, если не брать в расчет одну малюсенькую деталь: носить льере питье поручили новой служанке. А новая служанка у нас кто?

Пр-р-равильно, Лила. Она-то мне и была нужна.

План созрел тогда же. На следующее утро я отправилась к Охотнику и вот теперь караулила.

Заметив меня, Лила попятилась. Неужели сбежит? Предательница затравленно оглянулась на дверь, но все же вздернула подбородок и попыталась прошмыгнуть мимо. Хотя наверняка поняла, что что-то здесь нечисто! Не с чего невесте наследника бродить на рассвете близ покоев великого князя и его льеры! Совершенно не с чего!

– Ты забыла поздороваться, – окликнула я девушку.

В первый миг та вообще не думала реагировать, но, вспомнив о моем положении, столь явно проявить неуважение не посмела. Остановилась.

– Простите, госпожа. Доброе утро!

Да-а, не думала она, что затея провалится и после всего произошедшего придется еще и жить со мной на одной территории…

У ног спокойно села Фена, зевнула. Пока охраняла меня, псина сильно разленилась, даже кое-где обросла жирком. Ни одного серьезного инцидента за несколько недель!

– Льера.

– А?

– Я теперь не госпожа, а льера. Ты оговорилась.

Медленный вздох, призванный помочь совладать с эмоциями, я разобрала очень четко. Но хамить мне девчонка, естественно, не посмела. Помнила свое место!

– Простите, льера. Больше не повторится! С вашего позволения я пойду, дел много…

Если уж на то пошло, мое разрешение ей теперь вообще не требовалось, с некоторых пор Лила должна была слушать только указы Алишты. Но мне сейчас было на все наплевать. Изнутри обжигала едкая волна горечи. Это оказался наш первый разговор с тех пор, как я вернулась из Лабиринта, и не спросить никак не получалось.

– Почему? – Я обошла девушку и встала так, чтобы видеть ее глаза. Совершенно пустые. Ни капли раскаяния! – Будь добра, объясни: за что? Я хочу знать.

Фена процокала когтистыми лапами по каменному полу и снова устроилась возле моих ног.

– С места не сдвинешься, пока не ответишь, – предупредила на всякий случай.

– Льера Алишта предложила поступить к ней в услужение. Ее условия оказались выгоднее, и я согласилась.

Дрянь! Я сжала кулаки, больно, до крови, вонзив ногти в ладони.

– Почему? – Голос сорвался на шипение. – Та Лила, которая уезжала со мной из Кхилса, никогда бы не сделала подобного.

Или мне просто до сих пор хотелось верить в это?

Девушка вдруг подняла голову и зло посмотрела мне в глаза.

– Госпожа той Лилы доверяла ей всецело и не носила на собственной шее мерзкую змеюку. Эта тварь причесывала вас, давала советы, а меня только из милости держали. Кому такое понравится? – и продолжила уже ровно, как говорила всегда: – Простите, льера, мне действительно пора. Госпожа не терпит промедлений.

В следующее мгновение несколько действий слились во времени. Лила попыталась меня обогнуть, но зацепилась за Фену и отдавила не ожидавшей нападения собаке мясистый хвост. Та оскалилась, зарычала. А я, все еще под впечатлением от вскрывшихся мотивов камеристки, влепила ей звонкую пощечину.

Рукой, которую только что изранила до крови.

И запланированная воспитательная беседа в сопровождении устрашающего рычания и клацанья челюстями моей защитницы вдруг переросла в нечто совершенно иное.

Нескольких красных капелек зверюге оказалось достаточно, чтобы понять: та, которую надо охранять, ранена! А учитывая, что кровь теперь была и на Лиле тоже… Нет, не загрызла. Лицо порвала. Ту самую щеку, которую я случайно испачкала.

Коридор заполнился криками. Орала Лила, прежде чем потерять сознание от боли, орали мы с Эдом, оттаскивая от нее взбесившуюся Фену, орали Алишта и ее приближенные, высыпавшие из покоев. Кругом бегали слуги, гвардейцы, маги… И пахло приторно. Кровью.

Так, наверное, и должна пахнуть месть.

– Я этого так не оставлю, – не слишком-то убедительно прошипела Алишта прямо мне в лицо.

Сил с ней спорить не осталось, ноги готовы были подкоситься в любой момент, я буквально висела на Эде.

– Станете хлопотать за какую-то девку безродную – и только лишний раз напомните всем, что недалеко от нее отошли, – глухо, но четко произнесла я. – Советую сослать в какое-нибудь захолустье, выдать замуж за мужика победнее и забыть, все равно при дворе ей с изуродованным лицом теперь делать нечего. А муки совести легко исцеляет кошель с серебром.

Княжеская жена не ответила, но лицо у нее было такое… Стало понятно, что она так и поступит.

В другом чем-нибудь напакостит!

– Уведи меня отсюда, – попросила Эда, прижавшись к нему потеснее.

Через несколько шагов полузверь сжалился и подхватил меня на руки.

– Когда отдохнешь, нас ждет серьезный разговор, – изрек Охотник. – А пока просто ответь: зачем задираешь ее, эта женщина наверняка постарается лишить тебя и телохранителя, и собак?

Я прижалась щекой к его плечу, даже сквозь ткань уловила запах трав и успокаивающее тепло и позволила губам сложиться в улыбку.

– Не сможет. Вы в договоре записаны.


Остаток дня прошел как в тумане. Я послушно приняла из рук телохранителя флакончик с успокаивающим зельем и потом по большей части спала. Когда же открывала глаза…

Духи! Да если бы я знала, чем все обернется, в жизни бы мстить не сунулась! Но слез не было, и муки совести быстро зачахли, стоило лишь вспомнить лицо Риони, багрово-синюшное от недостатка кислорода, и кожаную полоску на ее шее. Если бы их план удался, зверюшка была бы мертва. А Лилу ничего, подлечат и в деревню отправят. Может быть, и шрамов на лице не останется, если договорится с магом.

Но лично я предпочла бы оставить ей напоминание, хотя бы на время…

Когда в очередной раз смогла разлепить глаза, Эд сидел в кресле, самом далеком от кровати, а у его ног мохнатыми ковриками растянулись все три собаки.

– Как она? – что бы там ни было, а не спросить я не могла. Все же вместе проведенное детство кое-что да значит. И вряд ли кто-нибудь сможет заполнить холодную пустоту, которая разлилась внутри.

Так всегда бывает, когда расходятся дороги.

– Собирает вещи, утром обещали подать сани. – Мне показалось, что Эд улыбается уголками губ. – Жених вроде бы нормальный, хоть и небогатый. Все будет хорошо, Сели, не думай об этом.

Легко сказать! Но я постараюсь, только потом.

– Шрам большой?

– На всю щеку, и останется ровно на год.

От такого известия я даже на локтях немного приподнялась, чтобы лучше видеть его лицо, но слабость быстро вернула меня в исходное положение.

– Почему именно на год?

– Так вдовствующая княгиня решила. Но если девчонка без веских причин попробует покинуть пределы селения, в которое ее сошлют, «красота» вернется, и на этот раз останется навсегда. Так что Лила теперь на поводке, не думай больше о ней.

Я кивнула, улыбнулась и закрыла глаза.

Но тут вспомнила что-то важное.

– Кажется, ты собирался меня отругать? Можешь начинать, слушаю тебя.

Я даже догадывалась, в чем провинилась перед полузверем.

Однако, к моему удивлению, мужчина чуть заметно поморщился и покачал головой:

– Забыли. Спи.

В рот полилось что-то травяное.

Ой! А я и не заметила, что кто-то все это время сидел рядом… И сейчас восполнить этот пробел не смогла: веки отяжелели, и меня поглотила сонная тьма. Только одинокая мысль осталась на краю сознания: может, нашли новую камеристку?


Когда проснулась, за окном растеклось синее утро, а в кресле у дальней стены сидел Савир.

– Привет.

Рыжий сонно потер глаза и улыбнулся:

– Рад, что с тобой все в порядке. Но в следующий раз никакой самодеятельности, поняла?

Я с трудом удержала горестный стон. Эд ему заготовленную нотацию передал, не иначе! Но уставший и действительно обеспокоенный вид ледяного немного извинял его в моих глазах.

Только поэтому призналась:

– Это была случайность. Я не хотела крови.

– Знаю, – княжич серьезно кивнул. – Эдейран мне все рассказал. Но все равно выходка глупая и детская!

Молчала. Пыхтела пристыженно. И возразить нечего! Зато точно знала, что случившееся никогда больше не повторится, но озвучивать эту истину не стала. Слишком унизительно.

Так, надо срочно переключаться на другое…

– А где камеристка? – более умного вопроса спросонья не придумалось.

– Какая? – хитро сощурил синие глаза Савир. И в них снова рассыпались видные в темноте золотые искры.

На языке уже вертелся ответ, но тут до меня вдруг дошло, кто сидел у моей постели все это время с успокаивающим отваром наготове. Надо же, заботливый какой!

– Помочь тебе одеться? – вкрадчиво предложил любвеобильный жених.

Ну вот, а я только похвалить хотела!

– Спасибо, сама справлюсь.

Слабость все еще не прошла, но избавиться от нее поможет завтрак. В остальном же я чувствовала себя нормально.

– Тогда делюсь новостями, которые ты проспала. – При этом мужчина так напрягся, что я сразу поняла – что-то успело произойти. – Теперь тебе не только камеристка, но и телохранитель нужен, потому что полузверя я отпустил со службы.

Если бы я к этому моменту встала, новость имела бы все шансы сбить меня с ног.

– Что-о?! – От возмущения и обиды перед глазами поплыли малиновые круги.

Ну почему так? Почему, стоит поверить кому-то, он сразу же делает если не откровенную пакость, то что-то около того?

Савир моих мыслей не слышал, потому реагировал только на вопрос.

– Я освободил Эдейрана, – повторил княжич во второй раз, дабы я имела возможность удостовериться в отсутствии у себя слуховых галлюцинаций. – Не волнуйся, Сели, на тебе это никак не отразится. Честное слово даю!

Вдохнуть, до боли в груди и легкого головокружения. Медленно выдохнуть. Худо-бедно взять себя в руки. Чтобы не убить одного паршивца рыжего!!!

– Ты не имел права, – наконец вроде бы ровно озвучила я. И пояснила: – Договор.

И что он улыбнулся так самодовольно?!

– Знаю, – важно кивнул жених. – Потому я предварительно поговорил с герцогом, и в присутствии кхилского посла тот согласился подправить некоторые пункты в договоре. Новый документ прибудет на Север через несколько дней, но я не стал тянуть с увольнением Охотника. К тому же трудно было не заметить, что эта служба ему в тягость.

На языке уже трепыхался едкий вопрос: «И что же папочка стребовал с тебя взамен?» Но до меня вдруг со всей ясностью дошел смысл сказанного наследником.

Он. Поговорил. С Кхилсом.

Как?! Ведь до недавнего времени единственным средством связи с осенней землей были письма!

– Да, Сели, мне пришлось тайно переправить в герцогство кристалл связи, – подтвердил маг.

– Зачем? – Голос все-таки дрогнул, и я крепко вцепилась в толстое одеяло пальцами, чтобы не расплакаться. Чувство было такое, словно у меня отняли что-то очень важное. В груди жгло. – Почему ты так со мной?

На миг в синих с золотым глазах проскользнула жалость, но быстро скрылась за мерцающими искрами.

– Прости, Сели, так было нужно, – легонько качнул головой княжич. – Думаешь, я не заметил, что ты влюблена в него?

Вдох застрял в горле. Меня словно кипятком окатили.

Сама не знаю, каким чудом смогла ответить именно так, как сейчас и следовало.

– Чушь. – Я выбралась из-под одеяла и прошествовала за ширму.

Пока переодевалась в дневное, подлюка молчал. А я тем временем кое-как угомонила взбесившиеся эмоции и почти подавила желание вцепиться в холеную физиономию. Нельзя! Наследнику ее всему двору ежедневно демонстрировать!

Но сволочь он порядочная, запомню на будущее. И спуску не дам! Прямо сейчас.

– Нет. – Я грозно выплыла в центр спальни.

Верно определив настроение ущемленной в правах невесты, ледяной принц поднялся.

– Селисса, это глупо.

– Знаю, а все равно нет!

– Сели…

Я обошла его по кругу, коротко мазнув краем платья. Опять захотела стукнуть… Допрыгается, зараза рыжая, не сдержусь и воплощу давнее желание в реальность!

– Выбирай, – снова замерла напротив, только на этот раз очень близко. – Ты возвращаешь все на свои места, или я тебе больше не невеста.

Таким ошарашенным красноволосого мага я еще не видела никогда.

– Из-за него? – почти беззвучно шевельнул губами жених. И искры в его глазах померкли.

Несмотря на жгучую обиду, в сердце вспыхнула жалость. Ну что с ним поделаешь!

– Из-за тебя, злосчастье! – прошептала так же тихо и слез больше не сдерживала. – Кому другому знать, как дорого ценится настоящая преданность? Я не могу отпустить его так легко, пусть хоть Риони сначала вернется. И никогда больше не принимай таких решений у меня за спиной, если не хочешь разрушить то хрупкое, что зарождается между нами.

Фух, вроде высказалась! Пусть не так эмоционально, как хотела, но на душе полегчало.

Но от объятий его все равно увильнула, в наказание.

– Зря ты не послушалась, теперь готовься к испытанию, – устало предрек Севир и направился к выходу, но у самой двери обернулся и все так же тихо попросил: – Оставь для меня вторую половину дня, хочу тебя кое с кем познакомить.

Насколько понимаю, он разрешил вернуть Эда?

А выходка наследника была попыткой избавить меня от пристального внимания одного из Стражей? Надо будет расспросить Савира поподробнее.

Позже! Сейчас другое в голове. Подхватив юбки, я тоже бросилась к двери, но не за Савиром – останавливать Эда.


Увы, подвиг голодной и слабой льеры не оценили. Совсем.

– Зря ты это, – почти повторил слова Савира полузверь, отпихивая ногой сумку под кровать.

Стало обидно. Я ради него всем рисковала. Кто мог знать, как отреагирует княжич на требование вернуть телохранителя? Да что там, я же действительно собиралась снять ожерелье вместе с уже полученными бусинами! А он… неблагодарный!

Однако вины за собой Эдейран не чувствовал. Вон как глаза полыхали! Духи, да он еще и сердился на меня!

Как тут было не вспылить?

– Неужели так рвешься вернуться в свою лачугу? Снова хочешь жить в одиночестве и бедности?

Зеленые глаза обжигали. Эд был неимоверно зол и с трудом сдерживался.

– Я хочу свободы, Селисса. Вряд ли ты поймешь.

Он прав, я действительно не понимала. И от этого было особенно горько.

Настолько, что я начала говорить глупости:

– Ты нужен мне здесь, всегда будешь нужен. И очень дорог… по-особенному. – Ну вот! Я почти призналась в чувствах.

А глаза стоящего напротив мужчины нехорошо сузились.

– Если я попрошу, скрасишь мое одиночество в бедности? Переберешься вместе со мной в лесной домик, здесь, на Севере? – был мне задан прямой вопрос.

Помолчала.

Миг, другой… Долго.

– Понятно, – горько усмехнулся Эд, взял меня за плечи и как ненужную вещь выдвинул за порог своей комнатки.

Попытался закрыть дверь, но я опомнилась раньше и протиснулась обратно.

– Стой! Я согласна.

В голове не осталось ни единой мысли, все покрыл туман вроде того, что был на испытании у Иллюзиониста.

– Глупая маленькая девочка. – Эд, кажется, перестал злиться и снова взял меня за плечи, но на этот раз, чтобы не увернулась. – Что ты там станешь делать? Ты же и месяца не продержишься, а возвращаться будет уже некуда. И чувств у тебя ко мне нет, не обманывай себя.

Я глубоко вздохнула, борясь с подступившими слезами, и тихо спросила:

– Что же это тогда?

– Прихоть. Уж поверь мне, я в таких вещах разбираюсь. – Меня обняли и потрепали по макушке. – Еще есть желание хоть раз в жизни послать всех с их устоями, сделать что-то наперекор. Прислушайся к себе, Селисса! Если в твою душу и прокрались теплые чувства ко мне, то это точно не любовь.

Слов, чтобы ответить, не было. Я запуталась. Может, действительно стоило позволить ему уехать?

– А ты? Совсем-совсем ничего ко мне не чувствуешь? – спросила, просто чтобы знать и больше не возвращаться к этому.

Охотник отстранился и покачал головой:

– Если отбросить шелуху, ты хороший человек, льера, но в сердце у меня другая. Прости…

Ясно. Второй раз повторять не надо.

Вздохнула, собираясь с мыслями, и заняла единственное кресло. Надо что-то решать.

– Давай договоримся так. – Мой голос звучал глухо, но решительно. – Ты остаешься со мной до тех пор, пока я не закончу с бусинами. Потом сможешь вернуться в Кхилс или обрести новый дом здесь, в стылых землях. Я больше ни о чем тебя не попрошу.

Эд пристально посмотрел мне в глаза и медленно склонил голову:

– Идет.


– Долго еще? – Я нетерпеливо переступила с ноги на ногу и еще раз глянула в большое окно. – Чего мы вообще ждем?

– Тише! – шикнул на меня Савир и притянул к себе, чтобы не мельтешила. – Сейчас они должны появиться…

У, таинственный какой!

Настроения для свершений не было совершенно, но я не считала это поводом срывать планы жениха. Сама виновата! Потому что разборчивее надо быть в привязанностях, разборчивее.

Дверь в самом деле громыхнула, и с парадного крыльца спустилась стайка женщин, среди которых я приметила Алишту. Ах, вот оно что…

– Следишь за мачехой?

– Приходится.

Льеры расселись по саням, закутались в меха и унеслись в неизвестном направлении.

– Теперь можно, – прокомментировал ситуацию княжич, взял меня за руку и повел коридорами.

Пришли быстро.

Я прежде не бывала в этой части Цитадели, потому жадно впитывала взглядом все вокруг. Но чего-то особенного не углядела: те же каменные стены грубой кладки, редкие морозные узоры и светильники в виде факелов, чередующиеся с энергетическими шарами. Ничего особенного.

– Нам сюда. – Савир без стука отворил одну из дверей.

Взгляд метнулся исследовать новые территории, и… я замерла, не решаясь перешагнуть через порог. За ним находилась детская с множеством игрушек и милой кроваткой с тяжелым пологом. А у окна махала уже растворившимся вдалеке саням девочка с красными кудряшками.

– Сели, ну что ты застыла! Проходи, – вырвал меня из оцепенения наследник. – Познакомься, это моя сестра, Сатрина.

Малышка услышала нас, обернулась и с радостным писком бросилась к Савиру.

До самой темноты мы просидели в покоях маленькой княжны. Судя по тому, что за это время ее волосы трижды меняли цвет с насыщенного красного до белоснежного и обратно, малышка имела двойной дар, как у сводного брата. Только пользоваться им пока конечно же не могла: магия должна была раскрыться только годам к пятнадцати.

Няньки точно растворились, из чего я сделала вывод, что Савиру здесь доверяют. Знала бы Алишта!

– На самом деле это Сатри должна претендовать на престол, если уж на то пошло, – едко заметил наследник, когда девочка на что-то отвлеклась и не слышала нас. – Она княжна и по крови, и по документам, а Адаль появился на свет задолго до брака.

Доля истины в его рассуждениях присутствовала, но я не могла не улыбнуться.

– Злыдень, – и несильно подула ему на щеку, прогоняя с лица тонкую красноватую прядку. – Будь к нему добрее, Адаль неплохой юноша.

– Алишта давит на него.

Неприятный разговор иссяк, не оставив следа, стоило рядом оказаться алому солнышку. Мы оба засияли улыбками, даже мое дурное настроение улетучилось.

– А вы правда поженитесь? – наморщила нос Сатрина.

– Обязательно! – заверил ее брат.

– А когда?

– Скоро уже.

Ну и семейка, уже все распланировали! А меня спросить забыли?

– Тогда, чур, я понесу хвост, – это было сказано мне. – У тебя же будет, да?

Э… ну-у…

Пока я раздумывала о преимуществах и недостатках появления у себя неожиданной части тела, вмешался Савир.

– Шлейф, – поправил он, усаживая девочку к себе на колени. – И тебе мама не позволит.

– Зато папа разрешит! – уверенно заявила Сатрина и откинулась к брату на грудь.

Мнение невесты, как и то, будет ли у моего платья шлейф, вообще под сомнение не ставились. Вот же рыжее семейство! Но злиться не хотелось, я перебирала кудряшки и умиротворенно улыбалась.

Когда малышка начала заметно клевать носом, Савир отнес ее в кровать. И мы сидели над спящей девочкой, дожидаясь, когда придут няньки, и изредка перешептываясь.

– Осталось всего три испытания, – поделился отличной новостью красноволосый маг.

Поверить в такое сразу было непросто.

– Почему три?

– С остальными я договорился. – В синих глазах снова замерцали искорки, которые так мне нравились.

Ох, не знаю даже… Как-то слишком быстро все, не уверена, что готова.

– Плата за моральный ущерб? – поддразнила жениха.

– И это тоже, – самодовольно кивнул Савир. – За то время, что ты в Цитадели, все они успели присмотреться и возражений против твоей кандидатуры не имеют. Только у троих остались кое-какие вопросы, но, надеюсь, все скоро разрешится. Сели, я правда на тебе жениться хочу!

Что сказать… Чисто по-женски слышать подобное заявление было приятно, но зеленоглазый Охотник и его последние слова все еще были где-то здесь, в голове и в сердце. Мне требовалось хорошенько подумать.


Словно подслушав эти мысли, судьба (а может, Ладин?) дала мне такую возможность.

Три недели прошло, а от Стражей никаких вестей.

Вот только легче от этого не стало. Наоборот! Со мной творилось что-то нереальное. Эдейран. Он стал моим наваждением. Днем, ночью, когда говорила с Савиром или разносила по городу амулеты, все мое существо рвалось к суровому полузверю. Это уже не влюбленность, это болезнь какая-то!

Мы почти не встречались, разговаривали того реже. Вместо двуногого телохранителя рядом постоянно находился кто-то из собак, а то и все три сразу. Чем ближе свадьба, тем выше становилась вероятность того, что Алишта или злодей, затаившийся среди Стражей, и ко мне руки протянут. Лучше лишний раз не рисковать.

Поездке по уделам, которая была нужна, чтобы раздать амулеты жизни далеким от столицы льерам, я обрадовалась, как долгожданной передышке. И Эда с собой не взяла, ограничилась все теми же псами. Еще Стужа в спутники набился.

А когда вернулась, впервые поймала себя ночью на пути к Охотнику. Вот тогда-то и поняла, что это не я помешалась, а кто-то из Стражей развлекается. Более дурацкого испытания и придумать было нельзя! К тому же происходящее сильно попахивало попыткой избавить от меня наследника.

Идею поговорить с Савиром отмела сразу. Ну как я ему такое объясню? Ладно бы еще к нему тянулась, а так… И ведь понимала умом, теперь уже понимала, что ни о каких реальных чувствах речи не идет, а поделать с собой ничего не могла. Только глаза закрывала, видела его. И противный внутренний голосок нашептывал, искушая, чтобы швырнула все обязательства в бездну и хотя бы раз взяла от жизни что-то для себя.

В тот вечер мне достало сил вернуться к себе и запереть дверь.

Последующие дни стали кошмаром. Я себя не узнавала! Задыхалась от чужеродных чувств к потомку древних Зверей, тихо захлебывалась обидой – как так, он предпочел не меня, а какую-то… кого? И всей душой ненавидела Стражей. Всех, без исключения.

Садисты моральные! Придумали тоже испытание! Пусть только попадется мне тот умник, все патлы повыдергиваю! Забуду, что льера, и повыдергиваю.

А пока в ванну. Холодную. Пускай простужусь, но не сдамся! Теперь это дело чести: никому не нравится, когда с ним играют втемную.


Развязка наступила назавтра.

Весь день слился в бесконечную череду мучительного томления, ощущения холодного пола под ладонями и тихого хныканья. Испытание в разы осложнялось еще и тем, что сидеть безвылазно в запертых покоях я себе позволить не могла. Приходилось выходить, общаться с женихом и членами его семьи, изредка бросать несколько слов слугам. О, это была настоящая мука!

И при всем при этом я как-то умудрялась держать лицо.

Убью. Пусть только попадется мне в руки, на клочки порву. Не хуже Риони управлюсь. Клокочущая ярость сменилась мрачной решимостью.

К вечеру стало совсем плохо. К счастью, камеристки при мне так и не было, никто позора не видел. Никто не сможет разболтать. Только это и радовало. Пошатываясь, добрела до спальни и мягко сползла на ковер. Даже дверь запереть сил не хватило.

Все, темнота. Бездна!

Ох, лучше бы мне в ней и остаться. Потому что когда разлепила глаза, обнаружила себя в таком положении… хуже было бы только в постели с Эдом! Но в этом духи помиловали.

Я стояла в его комнате. Поздним вечером. В одной сорочке. Поищем плюсы: последняя была длинная и закрытая, то есть вся ситуация не смахивала на попытку соблазнения. Хм… Что ж, теперь о плохом: стояла я над кувшином с водой, в Цитадели всем такие на ночь приносят, чтобы не приходилось на кухню шастать или пить пронизанную магией жидкость из кранов в ванной. Одной рукой держалась, собственно, за ручку кувшина, а вот второй… В ней сжимала пузырек, украшенный рубинами.

Опустевший.

Приворотное зелье!

Духи… Я захлебнулась страхом, но чье-то коварство решило, что этого недостаточно. Из коридора донеслись тяжелые шаги. Если вдуматься, они могли принадлежать любому из гвардейцев, но в глубине души я точно знала: это он идет.

В мыслях вдруг стало светло и ясно. Ровно настолько, чтобы я поняла: испытание завершено. Провалила я его или прошла – пока непонятно. Но зелье в кувшине, а я здесь. И Эд идет.

– Селисса? Ты какого… тут делаешь? Я думал, мы с тобой все выяснили. – В выражениях он не стеснялся и истинного отношения к ситуации не скрывал.

Ох…

Знал бы он, что я натворила, вообще бы убил!

Именно эта мысль вывела меня из ступора.

– Мне показалось… – Я тяжело сглотнула, выигрывая лишнее мгновение. Надо было придумать подходящую ложь.

– Что? – нетерпеливо дернул носом полузверь… и явно уловил какой-то запах, потому что лицо его сделалось озадаченным.

Быстрее, Селисса, быстрее!

– В комнате кто-то был. В спальне. Я тень увидела и убежала.

Тяжелый взгляд темно-зеленых глаз ощупал фигуру, профиль мужчины сделался еще более напряженным. Он думал. Искал, к чему придраться.

И нашел.

– А Фена где?

Хороший вопрос!

– Я не знаю. Можешь посмотреть, что там? А я пока тут подожду, – ну да, вот такая я трусиха. Лучше трусиха, чем мерзавка!

Эд еще раз смерил меня взглядом, отрывисто кивнул и ушел.

Так, теперь кувшин.

Швырнуть на пол? Пролить воду? Нельзя, он и так запах почуял. Унести? Та же проблема. Да и увидеть могут, почувствовать магию… Оставалось только одно, и это – реальное решение сразу двух проблем.

Благо, сосуд не такой уж большой и неполный.

Первый глоток дался с огромным трудом. Страшно было до одури, впервые в жизни у меня дрожали коленки. И ладони вспотели так, что едва не уронила. Второй, третий… Я глотала, не чувствуя вкуса, думая лишь о том, как бы справиться с делом побыстрее и уйти до того, как вернется Эд. Встретимся с ним еще раз – все пропало!

Вручая страшные снадобья, Мири дала и четкие инструкции, как и чем пользоваться. Приворотное имело необратимый эффект, и в момент, когда он выпьет зелье, мне предписывалось находиться рядом, потому что именно к той, кого первой увидит опоенный мужчина, и проснутся чувства. Соответственно сейчас придется делать все наоборот.

Только в одном случае чары не должны подействовать: если между парой уже есть крепкая эмоциональная связь. Но на такую удачу я даже надеяться не смела! Разве что на помощь Стражей… Ситуация вышла, прямо скажем, нестандартная, и им ведь нужна вменяемая княжна?

На то и был расчет, если вдруг что-то сложится не так.

Содержимое кувшина заглотила с трудом и, чувствуя себя мыльным пузырем, выпала в коридор. Вероятность, что в столь поздний час мне кто-то встретится, была ничтожно мала, но – чем духи не шутят?! – глаза держала почти закрытыми. Кувшин забрала с собой, пускай уж совсем никаких следов не останется.

Осталось добраться до Савира.

Спальня или кабинет?

Я сделала ставку на последний и не прогадала. Осторожно поскреблась в дверь, получила вежливое разрешение и прошмыгнула внутрь.

– Привет. – Сегодня мы так ни разу за день и не виделись: князь завалил наследника делами, да и мне было не до жениха.

А сейчас – смотрела! Буквально пожирала глазами. Так, будто видела в последний раз. Или все-таки в первый?..

Смотрела – и ничего! В смысле, не изменилось. Внимательно-внимательно прислушалась к себе, однако единственным, что в тот момент бередило душу, была потребность посетить уборную. М-да… Как-то даже неромантично.

– Селисса? – Княжич поднялся со своего места и направился ко мне. – Что-то случилось?

Его беспокойство было понятно, раньше я в рабочий кабинет не врывалась. Признаюсь, временами становилось любопытно, как у него тут, но сейчас мне даже не пришло в голову хорошенько оглядеться. Слабую улыбку вымучила с трудом, на миг утонула в его объятиях, коснулась губами всегда гладкой щеки.

– Я ненадолго. Просто соскучилась.

Синие глаза довольно заблестели.

– А с кувшином почему?

– Вода закончилась, а служанки у меня все еще нет. – Я неловко повела плечами и в целях усыпления бдительности поцеловала льера еще раз.

А потом он меня. Но перейти к более активным действиям не пытался, видимо, действительно устал.

– Завтра же займемся поиском подходящей кандидатуры! – горячо заверил княжич.

Как угодно. Я кивнула, пожелала Савиру спокойной ночи и вместе с кувшином отправилась к себе.


Только у двери покоев вспомнила, во что одета. И это я так по всей Цитадели гуляла?! Однако вместо стыда пришел приступ веселья. Подумаешь! Ночнушка предельно закрытая, свободная и до пят, а у меня, если что, испытание. Да и не встретился по пути никто. Вроде бы…

Вошла внутрь и настроилась уже благостно вздохнуть … а там он! Рыжий, морда наглая, холеная. На моем диване сидит и улыбается во всю ширь пакостной душонки. Сразу понятно, что Страж!

Нервы сдали. Обдумать свои действия я не успела, внутри бурной волной поднялись переживания последних недель, вспомнились все угрозы и обещания… Маг как раз вставал, чтобы приветствовать меня, но я оказалась быстрее. Метнулась к нему и со всей дури так жахнула кувшином по дурной голове, что только черепки на пол посыпались.

Мужчина со стоном осел обратно на диван, а я гордо прошествовала в уборную.

Он же Страж, что ему сделается! Вот и не стану беспокоиться.

А бусиной своей пусть хоть подавится, у меня запасные есть.

Отгородившись от ночного гостя дверью, все-таки вздохнула и улыбнулась. Так тебе! И вообще, если вдуматься, все неплохо складывается: мерзкое испытание закончилось, приворот подействовал как-то странно и даже выпала возможность настучать влиятельному обидчику по голове. Чем это чревато, пока думать не хотелось.

Когда я, завернувшись в теплый халат, снова показалась в маленькой гостиной, рыжий маг все еще был там. Только сидел теперь уже на полу, размазывал по лбу кровь и широко улыбался. Хм. Может, ему понравилось?

Может, разрешит повторить? А то я его еще не простила, и руки до сих пор чешутся…

– У тебя хороший удар, – с усмешкой отметил рыжий, глядя на меня снизу вверх. – Часто практикуешься?

– Что вы, совсем нет! – и даже руками взмахнула. – Только когда среди ночи всякие темные личности в комнаты просачиваются. Ой, простите, рыжие.

Настроен Страж был добродушно, а я мысленно уже простилась с бусиной, вот и позволила себе немного поязвить. Вдруг от удара у него в голове что-то там на место встало?

Под эти мысли я устроилась на диване. Страж же не потрудился взобраться на оный, так и остался на полу, только голову запрокинул, чтобы видеть мое лицо.

– Не страшно? – осведомился он.

– Любопытно.

– Что именно?

Не обиделся. И вел себя свободно, где-то даже бесшабашно, ни разу не взглянул на чужачку свысока. Повадками этот рыжеволосый мужчина напомнил мне Савира. В душе зародились нехорошие подозрения.

– Кто ты, Страж? Как зовут твою Силу? – и не знаю, с чего вдруг я перешла на «ты».

– Угадай!

Рыжие! Все они одинаковые! И игры у них похожи.

– Судя по испытанию, что-то связанное с чувствами.

– Ну, почти… – Пухлых губ мужчины коснулась коварная усмешка. – Еще варианты?

Непроизвольно я включилась в игру.

– Правда? Страсть? Мечты?

– Тебя понесло, – искренне рассмеялся Страж и встал. Покачнулся, взялся за лоб, но быстро поймал равновесие и серьезно произнес: – Огнис Ранеж, Страж Огня, всегда к вашим услугам, льера.

Постойте, я не ослышалась?

– Чего? – переспросила на всякий случай.

– Огня. – На красиво очерченные губы снова набежала улыбка.

Мысли вращались с бешеной скоростью, но прямо сейчас я смогла вычленить только одну – удивленную:

– На Севере?!

Он кивнул, и в карих глазах замерцали искорки, так похожие на те, что я регулярно видела у Савира.

– Моя дорогая льера, ты забываешь, что огонь – это не только пламя очага. Это стихия, магия, отчасти благодаря ей стала возможна жизнь в насквозь промерзших землях. А еще есть огонь в крови – настоящая страсть, и северянам она тоже знакома. Ровный огонек вашего чувства с княжичем – это тоже ко мне.

Все равно ничего не понимаю…

– Зачем тогда понадобилось измываться? – буркнула я враждебно.

– Разве? – принял самый невинный вид Страж. – И в мыслях не было! Но Савира я знаю с детства, я ему некоторым образом покровительствую, в то время как ты – просто еще одна чужая девчонка. Должен же я был убедиться, что отдаю парня в хорошие руки!

Рыжие! Я презрительно фыркнула. Оба уверены, будто мир вращается исключительно вокруг их персон.

А потом в голове сложились кусочки мозаики…

– Савир все знал! Но ты запретил ему говорить, иначе пришлось бы придумывать другое испытание, втайне от наследника, – я тараторила, спеша высказать догадки, пока не забыла чего-то. – Получается, здесь каждому покровительствует какая-то Сила? У тебя мало подопечных, да? Савир, его сестренка… есть еще? А я? Меня взял под опеку Стужа?

Вскоре от такого потока вопросов Огонь схватился за голову.

– Эй, полегче! Я, между прочим, ранен и соображаю не так быстро. Давай ты пока займешься моим лбом, а я уж придумаю, как тебя отблагодарить. Идет? А то шея от крови липкая. Фу, противно!

Я медлила. Заметив это, Огнис скромно потупился и испустил несчастный вздох – ну точно, паинька! Что с ним поделаешь! Пришлось отправлять в ванную и идти за ларчиком с мазями и настоями, которые мне выдала Мири.

Надо заметить, пациентом Страж оказался идеальным: не ныл, не дергался, не жаловался, что щиплет, и даже когда я в мстительном порыве «случайно» дергала за волосы или выбирала самую «ароматную» мазь, безропотно сносил лечение. Знал, рыжий, что провинился! Впрочем, несмотря на все его уловки, желание простить мага вот прямо сейчас меня так и не посетило.

Толк от лечения был обоюдный. Пока я с сожалением колдовала над собственноручно нанесенными повреждениями, Огнис отвечал на важнейшие вопросы из недавнего потока.

– Не всем полагается покровительство Сил, – просвещал меня Страж, – только магам. Люди в большинстве своем нейтральны, а другие… те же нимфы, например, прекрасно обходятся без нас.

Информация была нова и небезынтересна.

– Разве на Севере не все маги ледяные?

– Нет, – Страж улыбнулся и покачал головой. – Но они преобладают.

Если отбросить честно заслуженную рыжим гадом неприязнь, с ним было интересно. И все время почему-то представлялось, что вот таким станет Савир лет через десять-пятнадцать. Да уж, куда только не заведут мысли…

Наконец шея Стража стала чистой, а лоб… нет, ссадина никуда не испарилась, разумеется. Как объяснил мой новый знакомый, лечить себя (и других тоже) способен только Страж Жизни.

Огнис вежливо откланялся, я не менее вежливо проводила его до двери.

– Селисса, – уже стоя на пороге, он обернулся и окинул меня внимательным взглядом. – Я тут подумал…

– Если остаться, то у меня еще один кувшин есть, – я предупредила честно. А то кто знает, чего от этих рыжих ждать!

Но вымученной шутки маг будто бы и не заметил.

– Тебе все еще нужна служанка?

К чему это он клонит?!

– Есть на примете особа, безукоризненно верная тебе? – спросила напрямик. – А что, не самый худший вариант, если вдуматься.

Огонь лукаво сверкнул глазами.

– А еще Савиру и тебе.

И, так и не пообещав ничего конкретного, шагнул за порог.

Глава 15

Новый день подарил неожиданность.

Я разлепила глаза, потянулась, села. Пронзительный свет резанул зрение. Присмотрелась – у самого окна высился столп пламени, огонь жадно дожевывал шторы. Видение? Желая исключить такую вероятность, я ущипнула себя за руку. Нет, все реально.

– Простите, госпожа, – ревущая громада медленно обретала очертания девушки. – Я еще не совсем освоилась.

Несмотря на зашкаливающую температуру в спальне, меня бросило в холод.

– Что… кто ты?

– Огневка. – Страж появился из гостиной и приветственно кивнул. – Простейшая, с пока нестабильной формой. Не волнуйся, через несколько дней она привыкнет, от человека не отличишь. Только спать будет в камине, никогда не гаси его.

Вынуждена признать, это разумно – приставить ко мне существо, почти полностью лишенное каких-либо потребностей. Она не предаст, ей это попросту не нужно. И защитит в случае чего, ведь огонь – опасная стихия!

Я благодарно улыбнулась:

– Где взял такое чудо?

– Выпросил у Огня, – повел плечами Страж и протянул мне на раскрытой ладони бусину. – Держи, заслужила!

И пока я пристраивала ее к ожерелью, исчез, даже не попрощался.

Что ж, будем считать, день задался…

Тут всплыли воспоминания о вчерашнем, точнее, о приворотном зелье. Я опасливо прислушалась к себе. Ничего особенного, разве только воспоминания о красноволосом образе теперь сопровождало приятное тепло, от которого сердце начинало биться чуточку чаще… Или это моя мнительность?

В любом случае желания вот прямо сейчас броситься к жениху и зверски зацеловать его до смерти я не ощущала, на чем и успокоилась. Но боязливые мыслишки нет-нет да проскакивали…

Полдня я с ними стоически боролась. После испытания меня не тревожили, поэтому можно было отоспаться всласть, понежиться в ароматной мыльной воде и устроиться у камина с книгой и завтраком. Все равно общую трапезу благополучно проспала. Отголосками долетали сведения о начавшейся подготовке к церемонии, но к модисткам меня пока не звали, значит, появилась возможность посвятить немного времени лично себе.

Ну и новой обитательнице моих комнат…

– Как тебя зовут?

Огневка теперь окончательно обрела человеческую форму, только тело по-прежнему оставалось огненным. Зато ничего, кроме штор, не пострадало, только Фена опасливо порыкивала на непонятное существо.

– На ваш выбор, – отозвалась сущность.

Видимо, она себя пока никак не ощущала.

– Предпочтения?

Огненная надолго задумалась, после чего неопределенно пожала плечами:

– Их нет.

– Тогда будешь Игриссой.

Возражений не последовало. Лицо, сотканное из всполохов оранжево-алого пламени, на время сделалось отстраненным. Будто бы огневка примеряла новое имя.

Когда же она снова посмотрела на меня, огонь несколько померк. И что бы это значило?..

Однако меня сейчас занимал совсем другой вопрос.

– Ты же разбираешься в пламени? Том, что в крови. – Я вцепилась в новоявленную камеристку до того отчаянным взглядом, что она попятилась.

– А что?

– Как узнать, подействовал ли приворот?

Понимаю, я сама на это пошла, прекрасно осознавая последствия. Но получилось все совершенно не так. Духи, да я понятия не имела, получилось ли вообще! И это сводило с ума, не давало сосредоточиться ни на чем другом… Я так больше не могла!

– Легко! – Огонь ярко полыхнул в последний раз, а через мгновение передо мной уже стояла обыкновенная девушка.

Только рыженькая, как морковка! И мордашка хитрю-у-ущая, вся веснушками усыпана.

– Как? – Ради такого дела я даже книгу в сторону отложила.

– А что мне за это будет? – Огневка задорно улыбнулась.

Ну да, никто и не говорил, что с ее появлением в этих комнатах настанет спокойная жизнь.

– Что попросишь, то и будет. – Я обреченно махнула рукой. С рыжими по-другому никак! – Только ты не сильно усердствуй.

Игрисса дернула носом, смешно фыркнула и заявила не раздумывая:

– Никаких «вы» и «госпожа»! Это противно нашей огненной сути.

– Э… ладно. А почему ты говоришь «госпожа», а не «льера»? – Мне вдруг стало интересно.

Объяснение странному факту нашлось самое простое.

– Потому что огневки в основном живут на Юге, нам там удобнее, как ни странно. Так что там с твоим приворотом? Дай сюда руку!

Я выполнила требуемое и каких-то пару мгновений спустя выслушивала вердикт:

– Не сработало.

Фу-у-у-у-у… Просто камень с души! Впрочем, облегчение быстро сменилось легким сожалением: сильнейшего зелья, истраченного просто так, впустую, было жалко.

– Но зелье подтолкнуло чувства, которые и без того уже зародились, – договорила огневка.

Чувства? Кивок вышел механическим, мысли уже успели упорхнуть в заоблачные дали. У меня есть к княжичу чувства? Зациклившись на Эдейране, я как-то не задумывалась на эту тему. То есть мы друзья, и Савир мне симпатичен, но что-то большее… даже не знаю!

– Ну как? Ты довольна? – Меня бесцеремонно потормошили за локоть.

– А?.. Да, ты меня успокоила. Спасибо.

День промелькнул в обычных хлопотах. Я тихо радовалась, что у северян нет жесткого этикета, обязывающего меня выходить в столовую в строго назначенное время или ежедневно исполнять еще какие-то функции. По большому счету здесь каждый жил своей жизнью. О правилах вспоминали только во время официальных мероприятий, коих до свадьбы не предвиделось.

Большая часть времени ушла на то, чтобы посвятить Игриссу в ее новые обязанности и объяснить, что где лежит. Нам обеим в этом плане несказанно повезло: огневка оказалась понятливой, а я никогда не была чересчур требовательной. Так что сработаемся! И уживемся. Может быть, даже подружимся.

В этом месте мне немного взгрустнулось, вспомнилась Лила. А стоит ли приближать к себе кого-то еще, если они предают и потом больно? Так, что в груди несколько дней огнем горит. Но жизнелюбие одолело мрачные мысли. Одна мерзавка в окружении – это еще не повод враждебно скалиться на весь свет.

После обеда мы сидели у камина… то есть я на одеяле рядом, а Игрисса искристой кошкой нежилась в пламени огня. Говорили о девичьем, а именно обсуждали свадебное платье. Я прикидывала, какой из холодных оттенков больше пойдет к моей необычной для Севера внешности, а рыжая хитрунья дразнила меня идеей нарядиться в красное.

Хотелось, сил нет!.. Но пока держалась.

Сила воли дала существенный крен в сторону «ну один разочек можно!», когда в дверь настойчиво забарабанили. Не успели мы повернуться на звук, как в комнаты влетел Савир.

– Селиска! – Ого, как обозвал!

А глаза горят – залюбуешься!

– Смотри, кто у меня есть! – приветствия я тоже решила пропустить, сразу указала ладонью на камин.

По смуглому лицу растеклось довольное выражение.

– Я же говорил, что эта проблема легко решаема. Собирайся, Сели, мы улетаем. Прямо сейчас!

– Куда? – Как тут можно было не насторожиться!

– На романтические подвиги, конечно!

Заявление прозвучало устрашающе, потому я решила сразу очертить границы:

– Учти, убивать злобного дракона ради тебя не буду. – Какие там еще подвиги бывают?

Савир опечаленно вздохнул, но унывать не стал.

– Ничего, я придумаю для тебя более приятные способы борьбы за сердце прекрасного княжича!

У, как все запущено!.. Пока одевалась второпях, пришла к выводу, что не стоило так поспешно отказываться от дракона.

Огневка принимала посильное участие в сборах и, надо отметить, справлялась со своими обязанностями неплохо. Вместе мы выбрали темно-серое платье с серебристыми нитями и опушкой по рукавам и вороту. Учитывая, что придется куда-то лететь, от украшений решили отказаться. Остались только маленькие сережки в ушах. Я захватила теплое пальто и широкий шарф и вышла в малую гостиную, где томился в ожидании ледяной принц.

– Быстро справилась, – отметил Савир довольно.

– Только не стоит думать, что так будет всегда, – честно предупредила я.

В уголках губ княжича наметилась улыбка. Отвечать он не стал. Метнулся ко мне, схватил в охапку и вместе с перепуганно пищащей ношей выпрыгнул в окно. Куда девалось стекло, я в тот момент не задумалась.

Короткое, стремительное падение – и под ногами кружит туманный вихрь. Он рывком подбрасывает нас в небо, замирает на несколько мгновений, давая возможность полюбоваться панорамой раскинувшейся невдалеке столицы, и увлекает прочь из города.

– Позер несчастный, – тихо фыркнула я.

– Думал, тебе понравится… – В голосе жениха звучала досада.

Ну да, думал он! Я крепче обвила шею мужчины и с возмущением заглянула в яркие глаза.

– Савир, а нельзя было дождаться, пока я надену пальто, а не просто возьму его в руки? Если ты вдруг забыл, во мне нет магии, и мы летим на ледяном вихре. Никакой вывод не напрашивается?

Злосчастье рыжее, подвид «самовлюбленное», озадаченно моргнуло.

– Тебе держать пальто неудобно? Можешь бросить, вернемся – купим новое, – проявил невиданную щедрость наследник Севера.

Но вместо прилива благодарности я ощутила прямо-таки нестерпимое желание стукнуть балбеса. А опять нельзя! Уронит еще, собирай потом косточки… Они-то соберут, не зря же кругом столько Стражей ошивается, но неприятных ощущений с меня уже достаточно. Так что терпим, Селисса, самоконтроль – наше все!

Впрочем, это не мешает объяснить кое-кому ситуацию.

– Мне холодно!!! – с чувством прорычала прямо в ухо злосчастью.

Ну да не было бы оно рыжим и себялюбивым, если бы впечатлилось с первого раза. Савир имел наглость не поверить!

И во второй раз тоже.

И в третий.

К тому времени меня уже ощутимо колотило от холода и тихого бешенства, а зубы выстукивали противную дробь, так и норовя цапнуть жениха за ухо. Однажды даже получилось. Вот тут он согласно вздохнул – дошло! – и… нет, снижаться даже не подумал. Он начал торговаться!

– Соглашайся, Селисса, – щекотное дыхание дразнило ухо.

Нет, он точно издевается!

– Ты еще даже не сказал, на что именно, – напомнила ворчливо.

– И не скажу! – радостно объявил маг. – Так интереснее. Долетим – узнаешь.

Выбора особого не было, так что ломаться дальше я попросту смысла не видела. Пришлось согласно кивать. Но не предупредить все же не могла:

– И только попробуй неприличное затребовать!

Савир отмолчался с хитрющей улыбкой, а в синих глазах азартно поблескивали золотые искры. Как же, победитель!

Понятно все с ним.

Одно хорошо: получив наконец желаемое (правда, пока не ясно, что именно), льер позволил своему вихрю опустить нас на землю. Я торопливо натянула пальто и закуталась в шарф. Толку – чуть! Мелкая дрожь все не уходила. Я вся сжималась, дышала на озябшие ладони, но тепло расплывалось по телу возмутительно медленно.

Разозлиться или хотя бы обидеться не давал виноватый взгляд, который буквально прилип ко мне. Княжич топтался рядом, не зная, куда себя деть, и время от времени длинно вздыхал. Но мне пока было не до него. Савир это быстро понял и сам не выдержал:

– Что, правда так плохо?

– Терпимо, – ответила сдержанно.

Еще несколько мгновений рядом со мной сосредоточенно сопели.

– Иди ко мне, – вдруг выдал жених и, не дожидаясь от меня реакции, сам приблизился со спины, обнял. – Сейчас согреешься, только не дергайся!

Последнее предупреждение пришлось очень кстати, потому что едва я затихла в кольце сильных рук, мы снова оторвались от земли. Только вихрь внизу теперь состоял не из снега и тумана, а из пара. Редкие струи холодного воздуха поддерживали терпимую температуру, чтобы согреться, но не обжечься. Полет стал в разы комфортнее.

Меня одно интересовало: а сразу нельзя было так сделать?!

Но спросила о другом:

– Куда мы летим?

Лицо будущего мужа сделалось крайне загадочным.

– Прибудем – сама увидишь.

– Савир-р-р!..

Тяжкий вздох я не только услышала, но и почувствовала.

– Так и быть, расскажу, – смилостивился рыжий льер. – Этим полетом мы нарушаем все существующие правила безопасности. Совсем скоро ты узнаешь еще одну мою тайну.

Что-то предчувствие у меня нехорошее…

– Будут подробности?

– Мы летим в гости, – княжич плутовато улыбнулся. – К оборотням. К снежным барсам, если быть точнее.

Теперь понятно, что случилось с безопасностью. Стужа не только на словах взял покровительство над льерой-невестой, сведения о северных реалиях я получала дозированно, но регулярно. Плюс в свободное время, которого было не так уж мало, часто пропадала в библиотеке. А она в Цитадели замечательная!

Итак, барсы. Единственный вид оборотней, которые прижились в стылых землях. Держатся стаями, постоянно перебираются с места на место. Жестоки, обожают кровь и деньги, потому часто идут в наемники к льерам. Собственно, именно по этой причине пушистым запрещено появляться в столице и близ замков ледяных аристократов. Уделы только-только примирились, и князь не хотел рисковать.

Я быстро прокрутила в голове эту информацию и внутренне похолодела, несмотря на окутывающее нас с Савиром облачко пара.

– Извини, но укрощать ради тебя злобного оборотня я тоже не стану, – произнесла напряженно.

Предвкушение если и успело зародиться, то после того как стала известна цель полета, истаяло без следа.

– И не надо! – бархатисто рассмеялся мужчина. – Ты, главное, за ухом не чеши. Лучше вообще воздержись от соблазна погладить.

– Почему? – спросила все еще напряженно.

Духи, мне было действительно страшно! Вдруг что-то случится? А я даже помочь не смогу. Да за каким надом его вообще к монстрам четырехлапым несет?!

– Им это доставляет удовольствие, – продолжал потешаться наследник. – А я не хочу лишиться невесты, потому что она мне самому нравится. Больше, чем просто нравится…

Ответить я не успела, как и попросить, чтобы он развернул вихрь в другую сторону. Ноги неожиданно коснулись земли. Ой, мамочки…

– Успокойся, Селисса, тебе понравится, – ласково шепнули на ухо.

Кольцо рук жениха разжалось, и мне пришлось срочно справляться с эмоциями, чтобы просто удержаться в вертикальном положении. Когда результат был достигнут, наконец сподобилась оглядеться по сторонам.

Большая поляна, а кругом темный еловый лес. Серая сумеречная дымка уже начала сгущаться над землей, потому горят высокие костры. Ближе к лесу, оставляя центр временного пристанища свободным, выстроились укрытые мехом палатки.

Здесь было шумно. Мужчины и женщины, все светловолосые, с крупными, но удивительно гармоничными чертами лица, возились у огня или занимались прочими повседневными делами. Дозором обходили территорию массивные серебристые звери, резвились в снегу их уменьшенные копии.

Вот когда мне пришлось бороться с собой!

Но мелкие – такие симпатичные! Большеглазые, с умильными усатыми мордашками, и на чужих невест явно не претендуют. У-у-у-у… Руки к ним так и тянулись. Лишь напоминание, что где-то поблизости зорким глазом следят за проказливой ребятней хищные родители, помогло удержаться от соблазна.

– Стая Бейрина, – тихо поделился знаниями Савир. – Одна из самых многочисленных.

Я еще раз огляделась. По скромным прикидкам, в пределах четырех десятков особей, если считать вместе с малышней. Может, еще кто-то на охоту ушел. Неплохо.

– И много их по Северу шастает? – уточнила, просто чтобы знать. Будущей княгине не лишнее.

– Еще четыре. Но эта самая мирная, в другие привести тебя я бы не рискнул.

Хотелось спросить, что мы в этой забыли и как барсы отнесутся к неожиданным гостям, но к нам размашистой походкой уже шел седовласый мужчина с бородой. Пришлось прикусить язык и наблюдать. Сейчас, видимо, все и узнаю.

– Княжич, – кивнул подошедший с хищной полуулыбкой, позволяющей мельком рассмотреть острые нечеловеческие зубы.

– Вожак, – ответил на приветствие маг.

– Рад видеть, что вы придерживаетесь наших договоренностей.

Савир чуть заметно скривился. Насколько поняла, договоренности не относились к числу приятных.

– Льера Селисса, моя невеста. Надеюсь, нет необходимости уточнять, что она неприкосновенна?

Серо-стальной взгляд вожака коснулся меня. Думала, испугаюсь, а сама не отвела глаз. В этом мужчине средних лет чувствовались сила, звериная мощь и соответствующий норов, но злобы не было. Напряженное беспокойство стало постепенно уходить.

– Я предупрежу своих, – снова опасная улыбка. – Проходите.

Бейрин испарился ненадолго, а нас проводили к свободному костру. Худощавая женщина в темных штанах и расстегнутом меховом тулупе принесла кружки с ароматным отваром. Травы пахли изумительно, и вкус питья мало чем уступал запаху. Я осторожно глотнула, распробовала, зажмурилась и испытала внутреннюю потребность урчать от наслаждения.

– Наш нюх позволяет распознавать травы под толщами снега и льда, – прозвучало над самым ухом.

Седовласый аккуратно обошел меня и устроился так, чтобы видеть лицо Савира.

– А они там есть? – глупость, наверное, спросила, но мне стало ужасно интересно!

– Конечно, – отвечал уже Савир. – Северные земли не такие мертвые, как думают наши соседи.

И хитро подмигнул мне. Мол, вот тебе еще одна тайна.

Время текло неспешно. Я наслаждалась питьем, которого в кружке все не убывало стараниями той самой женщины, как выяснилось, жены Бейрина. Рядом постоянно крутился кто-то из малышни в зверином обличье, но, памятуя о предупреждении Савира, распускать руки я не решалась. Даже когда один любознательный зверенок полез на колени. Вряд ли его заинтересовала тихая чужачка, скорее, кусок пирога, выданный мне доброй барсой. Она гоняла котят, даже порыкивала, но те все равно сновали где-то поблизости.

– Можно, – тихо сказал вожак, глядя на мои борения.

Савир покосился на него и медленно кивнул.

И-и-и-и-и!.. Я зашлась безмолвным восторженным писком. Лапулечка… усатенький… серенький… мягонький… с чуть заметными чернеющими пятнышками… Да ради такого и без ужина остаться не жалко!

Довольно долго меня занимал исключительно барсик, сначала уплетавший за обе усатые щеки огроменный ломоть пирога, а потом сыто пыхтевший у меня на коленях. Поэтому, когда оторвалась от поглаживания и сюсюканья, не сразу поняла, почему вокруг так тихо и никого нет. Даже малышня отошла на почтительное расстояние.

Бейрин и Савир отодвинулись от меня, их голоса звучали приглушенно. Я не прислушивалась специально, но когда уловила смысл разговора, непроизвольно испытала приступ головокружения и тошноты. Даже к мелкому барсу, все еще дрыхнувшему у меня на коленях, потеряла интерес.

Если я все правильно поняла, то речь шла о возможном перевороте. Могли сложиться какие-то обстоятельства, из-за которых Савиру понадобится помощь барсов. Седовласый ему эту помощь обещал, причем говорил и за все остальные стаи тоже. А взамен княжич сулил, как только получит венец, снять запрет для пушистых посещать город и ярмарки близ замков и заниматься ремеслом и торговлей.

Вторая часть уговора казалась вполне безобидной, но вот первая… Сердце испуганно грохотало в груди – так, что я всерьез опасалась, как бы оборотень с его тонким слухом не услышал. Потом опять засюсюкала над малышом, только сама теперь не испытывала удовольствия от процесса.

Духи! Такого Савира я не знала… И не уверена, что хотела знать. Неужто он правда задумал силой отобрать венец у отца? От этой мысли становилось гадко. Видимо, не случайно судьба когда-то забрала у меня корону родных земель. Я недостаточно готова к тому, чтобы заполучить ее.

Пока плавала в своих мыслях, окончательно стемнело, и в небе зажглась россыпь мелких звезд. Снежная поляна с кострами и прохаживающимися пофыркивающими хищниками выглядела донельзя таинственно, но настроения любоваться не осталось. Тут вдруг выяснилось, что ночевать мы собираемся здесь, и Идга, та самая жена вожака, провела нас с Савиром к гостевой палатке. Сонный карапуз тоже, кстати, был их. То-то я удивлялась, что взволнованные родители не щелкают зубами возле моих рук!

Палатка – не шатер, тут тесно и далеко не так уж тепло. Как только вход закрыл отрез плотной ткани, Савир, памятуя, какая чувствительная к холодам у него невеста, пробормотал несколько заклинаний. Дрожать я раздумала.

Чем тут же и воспользовался этот хитрюга – потянулся расстегивать на мне пальто.

– Сели, что случилось? – чуть в стороне от нас блеснул комочек света. – Ты такая напряженная…

Сказать? Или притвориться, будто ничего не слышала?

Нет, если всю жизнь друг друга обманывать, ничего хорошего не получится. И я решила быть откровенной.

– Ваш разговор с вожаком. Я слышала! Хочешь устроить бунт против отца? Неужели настолько ненавидишь его?

Савир негромко рассмеялся. Ловкие пальцы как раз покончили с пуговицами, одним сильным движением он стащил с меня пальто, а потом прижал спиной к своей груди. Горячий, как печка! Под кожей тут же забегали приятные мурашки. Ох… И ведь не в первый раз обнимает, но реагирую так впервые.

– Глупенькая девочка, – шепнул он мне в шею. – Разве я выгляжу таким монстром?

– По правде сказать, нет. Но что еще думать?! Такова политика, я понимаю, только принять не могу, – все это я проговорила очень быстро, а потом захлебнулась словами и затравленно посмотрела на жениха.

Как-то привыкла уже считать его неплохим человеком. Обидно будет ошибиться.

Обнимать он перестал. Два разочарованных вздоха – и меня уложили на мягкий «пол» палатки, после чего Савир, строго сверкая глазами, навис сверку. Обжег дыханием, опалил негодованием и четко, отделяя каждое слово, проговорил:

– Оборотни нужны на случай, если Алишта рискнет перейти в открытое наступление. Она работает над этим, мне уже не единожды докладывали. Даже к драконам смотаться успела.

Я виновато поджала губы. Северянку можно было понять, хотя вслух этого не стоило говорить. Она защищала себя и отвоевывала место для родных детей. Савир в этой ситуации являлся лишь досадной помехой, которую никак не удавалось устранить.

– Прости, что подумала плохое.

На кончик носа упал легкий поцелуй, и снова сердце зашлось от восторга. Да что же это со мной?!

– Верь мне, Селисса, – попросил княжич. – Что бы ни происходило, всегда верь. А я буду доверять тебе все.

Слова нежностью пролились на сердце, все опасения мгновенно забылись. Он хороший, он замечательный! А то, что интригует слегка, – ну так положение обязывает! Уверена, ему самому такая деятельность не в радость.

Тем вечером наследник решил больше не разговаривать. Медленно-медленно склонился ко мне, прижался к губам… Ладошки дрогнули и потянулись к мужским плечам. И не знаю, что хотела сделать, обнять или остановить, но он и тут оказался быстрее – наши пальцы сплелись.

Я прерывисто вздохнула и растеклась по мягкому настилу. Улетела. Растворилась. Потонула в омуте новых для себя эмоций.

Остаток вечера был заполнен поцелуями, страстными объятиями, дразнящими прикосновениями и тихим дыханием. Я выгибалась в руках жениха, невесть когда успевших пробраться под одежду, путалась пальцами в красноватых прядях. Его губы, еще недавно нежные и пьянящие, становились твердыми и настойчивыми.

Кругом колыхался уютный туман, и выплывать из него совершенно не хотелось.

Но пришлось…

Голова включилась внезапно. Духи, что я творю?! Растеклась сладкой лужицей, стоило княжичу проявить немного настойчивости. И вот я уже готова на все прямо в палатке посреди оборотничьей стоянки, одежда частично сброшена, а его рука медленно поднимается по внутренней стороне бедра. Нет, так нельзя!

Не со мной.

Савир поиграет и забудет, сколько у него таких было? А мне нескольких недель страсти, за которыми не последует ничего, кроме чисто номинального статуса жены, уже недостаточно.

– Стоп.

Сама не ожидала, но голос прозвучал твердо. Настолько, что даже Савир впечатлился.

Княжич прервал процесс соблазнения и негодующе воззрился на меня.

– Сели, скажи, что ты сейчас пошутила, – еще и рожицу обиженную состроил. Не меньше, чем того барсика, потрепать за ухом хотелось.

– Не скажу.

Я спихнула с себя злосчастье рыжее и закопошилась, нашаривая в полумраке недостающие детали одежды.

– Селисса, имей совесть! – взвыл ледяной принц. – Я несколько недель ждал! Я даже не смотрел на других!

Выделывается, конечно, а все равно приятно.

– И что? Не поверишь, но я тоже! – поправив юбки и тонкую нижнюю сорочку, я почувствовала себя куда увереннее.

С разъяренным шипением (настроение хозяина отражает, не иначе!) рядом с нами воспарил еще один комочек света – взамен потухшего.

– Ты женщина, это само собой разумеется, – ни капли не сомневаясь в своих словах, заявил Савир.

– Я бы на твоем месте не была так уверенна, – прошипела не хуже огонька.

– Что-о?!

Сели. Прожгли друг друга сверкающими взглядами. Миг, другой… долго. Пока вдруг со всей ясностью не поняла: это я ему в лицо смотрю, а он… в общем, сорочку-то я натянула, а верх платья так и болтался где-то в области талии, чем и пользовался один рыжий эстет. У, так бы и стукнула!

Хоть там не так много было видно, щеки защипало. Я торопливо сунула руки в рукава и повернулась к нему спиной.

– Исправляй учиненное безобразие.

– Мм? – Сквозь тонкую ткань спину погладили горячие ладони, распространяя по телу приятное тепло и мурашки.

Так, Селисса, не реагируем!

– Я хотела сказать, застегни.

– С чего бы мне это делать? – Наследник придвинулся опасно близко, подышал в затылок, оставил влажный поцелуй за ухом. Мм… Я чуть прогнулась. Что ни говори, а соблазнять он умеет. Надо срочно что-то предпринять, если не хочу попасться.

Придумала!

– А я взамен тебе свою тайну открою.

– Неужели она стоит… кхм, некоторых уступок с моей стороны?

Еще и сомневается?!

– О да!

Миг он медлил, потом все же застегнул ряд мелких пуговок. Только две у самой шеи оставил, чтобы во сне ворот не давил. Надо же… Дуется, а все равно заботливый.

– Слушаю тебя.

Ходить вокруг да около не стала.

– Так получилось, что у меня есть три бусины, о которых никто не знает. Можно как-то обломать Стражей с оставшимися двумя испытаниями?

Я повернулась к нему лицом и сразу же с радостью заметила, что от неприличных намерений будущего благоверного и след простыл. От желаний, думаю, тоже. В синих глазах зажглись жадные искры.

– Хочешь ускорить церемонию? – В шепоте Савира чувствовалось напряжение.

Вообще-то в первую очередь хотелось бы сохранить эмоциональное равновесие, потому что еще немного, и мне на каждом шагу проделки Стражей начнут мерещиться. Какое уж тогда нормальное сотрудничество в будущем! Но здравый смысл подсказал, что сейчас как раз тот случай, когда сказать лучше то, что от тебя хотят услышать.

– Как видишь, мне тоже не терпится.

А чьему-то самолюбию только того и требовалось.

– Я все решу, – самоуверенно кивнул наследник, а потом сбросил важную личину и совершенно по-мальчишески сверкнул глазами. – А теперь удовлетвори, пожалуйста, мое любопытство. Где достала такую редкость?


После того как полночи проговорили, встать с рассветом оказалось делом трудновыполнимым. Пожалуй, если бы не задумчивое лицо Савира, мне бы даже бодрящий чай не помог, а так… приятно. Из-за меня ведь!

– Селисса, ты бездна, – пробормотал жених то, что уже говорил мне давно и повторил вчера перед сном. Теперь вот еще раз. Видимо, других комплиментов от него и не дождусь уже. – Настоящая женщина! Никогда не знаешь, какой джокер выудишь из рукава в следующий миг.

Похвала сомнительная, но восхищение в голосе будущего мужа заставило меня польщенно зардеться.

– Как думаешь, если попрошу у Идги насыпать мне немного их травяного сбора на чай, это будет очень неприлично?

Савир об этом, само собой, не думал, но все же ответил:

– С барсами, как со Стражами, о приличиях лучше вообще не вспоминать.

Ага. Понятно, учтем.

Утро закружило суетой. Мы выбрались из палатки и какое-то время просто стояли, вдыхая колючий морозный воздух. Дрема улетела мгновенно. Потом Савир снял сотворенные вечером заклинания, и нас позвали к костру. Завтракать. В процессе еды мужчины успели оговорить последние детали своих дел, я – потискать еще троих малышей и выпросить у умиляющейся этой картиной Идги травы. Настроение было приподнятое.

– Со своими не затягивайте, – подмигнула мне барса и сунула в руку вожделенный мешочек. – Тебе уже, поди, за двадцать?

– Двадцать три, – ответила машинально. Когда оборотниха понимающе закивала, возникла было мысль объяснить ей, что спешить некуда, и вообще, у нас есть амулеты жизни, но я вовремя прикусила язык. С чего бы мне с ней откровенничать!

А вскоре мы с Савиром взмыли в лиловое рассветное небо. Красота кругом, прямо дыхание перехватывает! Над головой – близко-близко! – одна за другой исчезают звезды, внизу проносятся засыпанные снегом леса, а среди них – редкие змейки дорог и еще более редкие селения. Я даже несколько замков рассмотрела!

– Мы летим к новой жизни, – шепнул Савир на ухо, забавно отодвигая носом волосы. Руки были заняты – меня держали. – Больше никаких испытаний!

Я бы усомнилась, но, помнится, Стужа подтвердил, что полученные от Риони бусины годны. Значит, бояться было нечего.

– А запрет для оборотней снимешь? – захотелось вдруг выяснить, как далеко простираются границы доброты наследника. – Если их помощь не пригодится?

– Как только в моих руках окажется достаточная для этого власть.

Жизнь заиграла новыми красками, полной гаммой северного сияния. Неужели все наконец налаживается?


Как бы не так!

И в этом мне предстояло убедиться тем же вечером.

Но не сразу. Ему предшествовал мирный день с несколькими интереснейшими открытиями.

Вернулись в Цитадель. Савир первым делом унесся разбираться с оставшимися двумя испытаниями, а я поднялась к себе. Надо было вымыться и отдохнуть, потому что во второй половине дня предстояло ехать во Дворец Управления. Пусть амулеты уже почти все розданы, но бумажной работы оставалось предостаточно. Плюс требовалось наметить следующий поток счастливчиков, договориться с герцогом насчет новой партии, опросить тех, кто уже пользовался нововведением, подбить статистику. Пф…

Нет, об этом лучше не думать, просто делать!

Распахнула дверь, влетела в свои покои… Не надо было специально шарить взглядом по гостиной, чтобы заметить огромный букет белых роз на столике в углу. А запах… Я блаженно зажмурилась, хоть внутри уже копошился червячок сомнений. Ясно, что не от Савира!

Кто тогда постарался?

– Вы уже вернулись? – выплыла из спальни сверкающая пламенем огневка. – Как слетали?

Огонь ушел почти сразу. Игрисса быстро освоилась с новым воплощением.

– Нормально, – отмахнулась я и выразительно покосилась на букет. – А это кто принес?

На смуглых щечках вспыхнули золотистые отблески. Видимо, это надо было трактовать как румянец…

– Да ходит тут один… – огневка смущенно потупилась.

Кажется, я начинала что-то понимать…

– Постой, цветы что – тебе?! – Ну, хороша! Всего ничего в Цитадели, а уже поклонником обзавелась! Когда успела? Ведь всего пару раз из покоев вышла.

Или я что-то пропустила, пока летала на романтические подвиги?

– Ну да!

Та-а-а-ак! Вот это уже интересно…

– От кого? Ну-ка признавайся, мне же интересно! – И вообще! Она на свете всего несколько дней живет. Можно считать, совсем дитя. А при дворе разные личности ошиваются, еще обидит кто. Нет уж, я должна знать все!

Но камеристка была прямо противоположного мнения.

– Не скажу.

И как я ее ни уламывала, чем ни угрожала – итог остался тем же. Мол, когда сама разберусь, что к чему, тогда все и узнаешь. А пока ни-ни…

Во Дворец Управления я уезжала раздраженная и полная неясного беспокойства. Вдруг правда подлец какой? Или ко мне через огневку подбираются? Как теперь узнаешь! Разве только со Стужей поговорить… Нет, не стану. Может, там и нет ничего, и я зря себя накручиваю?

В общем, паранойя расцвела буйным цветом.

Рабочее время прошло уныло. За закрытой дверью кабинета, в полном одиночестве, разбавляемом только шуршанием бумаг. Даже Стужа носу не показал. Единственным лучиком тепла в царстве вечной мерзлоты стала переданная от Савира записка.

«Больше никаких испытаний. Я договорился».

Новость подняла настроение до заоблачных высей, и все оставшееся время, пока не вернулись сани, чтобы отвезти меня в Цитадель, я улыбалась и даже прокручивала в голове слова одной лирической песенки. Жизнь определенно налаживалась!

Наконец под окном послышался долгожданный звон колокольчика. Сани. Пора выходить.

Я подхватила с вешалки пальто, щелкнула пальцами, заставив светильники погаснуть, и понеслась к двери. Сначала к своей, следом к той, что вела на крыльцо. Там-то локоток и угодил в плен костлявых пальцев.

Бездна, больно же!

На миг всколыхнулся страх вместе с манией преследования, но потом смогла различить в свете магических фонарей желтоватое худое лицо и роскошную красную шевелюру. Идьяра.

– Полегче, не деревяшку хватаешь, – на правах княжны возмутилась я. – И не одного из своих подопечных из-за Грани.

Ходящая ослабила хватку и тонко улыбнулась:

– Ну, прости, прости. Мы, Стражи, очень часто забываем, насколько хрупки смертные.

Вспомнила пережитые испытания и пришла к выводу, что она права. Больше того, откровенна. Это ценно, как ни крути.

– Забыли, – я тоже выдала улыбку. – Того, что тебе нужно, у меня по-прежнему нет.

Идьяра наконец соблаговолила убрать руку, и я непроизвольно потерла место недавнего захвата. Пф, неприятная барышня… Но было в ней что-то такое, что цепляло и не позволяло ощутить брезгливости.

Фонарь тем временем равнодушно высвечивал прочие элементы картины: покрасневшие от слез глаза Стражи и ополовиненную бутылку, стоящую у ее ног.

– Не знаю, как тебе это удалось, – медленно произнесла Грань, – но ты сделала меня. Поздравляю! И кстати, можешь оставить ее себе, раз уж так приглянулась.

Она серьезно?

Неожиданно…

– Понятия не имею, о чем ты говоришь.

Взгляды встретились лишь на миг, и это было понятнее любых слов.

Постояли, помолчали…

– Ну, я пойду?..

Две ступеньки успела преодолеть, когда Идьяра опять схватила меня за руку.

– Постой! Не прогуляешься со мной?

А вот это уже наводило на определенные подозрения!

– З-зачем?

– Понимаешь ли… – Стража выглядела смущенной. Или это все вино? – У меня совсем нет подруг, даже поговорить не с кем. А на душе так паршиво, хоть драконом рычи!

Всего мгновение имелось на то, чтобы принять решение.

Чувство самосохранения вскричало: «Одумайся!» – но я лишь махнула на него рукой. Разве мне не говорили, что княгине придется как-то взаимодействовать со Стражами? Отлично, начнем прямо сейчас.

– Ладно, идем. Только мне надо предупредить своих.

Ходящая кивнула, и я, прежде чем отпустить сани, вернулась в кабинет, нацарапала коротенькую записку Игриссе и передала кучеру. А она уже через огонь отыщет Савира.


Остаток вечера вышел… разнообразным.

Сначала мы гуляли по городу. Нет! Еще до этого едва не подрались, потому что я вознамерилась отобрать у Идьяры ее дорогущее пойло. И преуспела! Та шипела, ругалась и сыпала угрозами, что совершенно не помешало мне с садистским удовольствием вылить вино в первую попавшуюся лужу. Идьяра ругалась и стенала еще громче, а я смеялась. Что ни говори, а подруги равного положения мне тоже не хватало в новом доме. Хоть бы на один вечер.

Наконец я решила, что уже достаточно пополнила свой лексикон бранными выражениями, и обняла ее за плечи, увлекая в сторону широкой и хорошо освещенной улицы.

– Идем.

– Не-а, бежим! – хихикнула Стража и потянула меня совершенно в другом направлении. – Сейчас караульные придут, огребешь за нарушение общественного порядка.

Нечестно! Вино ее было!

– Разве Стража и княжна не обладают неприкосновенностью? В Кхилсе герцогским все можно было, – ох, зря я вспомнила! Сердце предательски защемило от тоски.

– Здесь законы одни для всех, так что драпай, не отвлекайся.

На бегу магиня успевала шептать заклинания, из чего я сделала вывод, что опыт в нарушении правопорядка у нее имелся, и немалый. Зато нас не поймали!

Остановились на площади с зачарованными фонтанами и долго пыхтели с завидным единодушием. Когда виски перестало давить, а в боку колоть, я наконец смогла удовлетворить свое любопытство и оглядеться. Небольшая площадь, кругом изящные березки в серебре и массивные голубые ели, над головой плавают целые гирлянды из комочков света. Красота неописуемая…

И фонтаны. Я думала, нет, я свято верила, что на Севере их не бывает. Оказалось, бывают, еще как! Только особенные. Вместо воды взмывали в воздух и опадали в каменную чашу измельченные до крошева льдинки. У днища чаши, видимо, имелся подогрев, потому что там стояла вода. И слив. Уже внизу жидкость снова замерзала и измельчалась, чтобы вскоре снова выстрелить над площадью искрящимся великолепием. Я не маг и не техник, в конструкциях совершенно не разбираюсь, но тут логика подсказала основное.

Площадь полукругом опоясывал дворец. Не такой большой, как Цитадель, но герцогских домов в него штук пять влезло бы.

– Городские владения Стужи, – пояснила Идьяра, как только смогла говорить. В низком голосе Ходящей можно было разобрать нотки зависти.

О… Неплохо Рунну устроился. Сразу понятно, у кого тут самый сильный покровитель.

Довольно долго мы бродили по городу. Идьяра будто специально выбирала те места, где мне пока не доводилось бывать. Старый, заброшенный парк, капища древних храмов, посвященных духам, горячие источники, проклятое озеро, которое на поверку больше походило на зловонное болото, и горбатые мостики над ним. Правда, приходилось довольствоваться только картинкой, потому что рассказывала Стража совсем не о столичных достопримечательностях.

Основной темой было обиженное: «Какие все-таки мужики козлы!» Тут я, конечно, могла бы с ней поспорить, но Стража то горько всхлипывала, то взбешенно рычала и рвалась затолкать кого-то прямиком за Грань… Проснулась женская солидарность, и я решила ограничиться согласными вздохами и редкими уточняющими вопросами.

Короче, парнокопытные они! Притом все, без исключения. И драконы, и маги, и даже Стражи.

– Как, драконы тоже?!

Никаких запретов для этой чокнутой не было!

– Всего раз случилось, – с сожалением вздохнула Идьяра, вышагивая по каменной мостовой. – Потом я поняла, что отношения на расстоянии – не про меня, и решила порвать с ним.

Ага. Вот и выясняются подробности.

– Чем же тогда виноват несчастный ящер? – почему-то стало смешно.

– Тем, что он не несчастный, а подлый и мстительный. – Идьяра гневно притопнула высоким каблучком. – Несколько лет прошло, я о нем и думать забыла, снова влюбилась… А он!!!

– Что – он? – приходилось крепко сжимать губы, чтобы не хихикнуть.

– Заявился как-то утром, избил моего жениха… естественно, тот даже слушать обо мне после этого не захотел!

– А дракон что? С серьезными намерениями пришел? – Если уж не сложилось с полноценной экскурсией, послушаю хоть о перипетиях долгой-долгой жизни Ходящей. Не менее увлекательно.

– Да нет, по делу, – махнула изящной ручкой Стража и утерла влажную щеку.

Потом был перспективный маг, тот самый, от которого она узнала о Риони. Его год назад казнили за незаконный эксперимент, и Ходящая даже по другую сторону Черты видеть мерзавца не желала.

А сегодня Стража порвала с одним из своих коллег. То есть он с ней.

– Он меня бро-о-о-осил! – дошла до самой сути и окончательно разревелась моя ночная спутница. – Сказал, что я холодная и от меня мертвяками пахнет. Нет, ты представляешь?! Неделю была прекрасная и обожаемая, а тут вдруг ни с того ни с сего… Селисса, что ты делаешь?!!

Я принюхивалась.

Мед, корица и унция перечной мяты. Мири в свое время научила меня немного разбираться в запахах. Тлен так не пахнет!

– Враль твой любовник, – заявила авторитетно. – Или у него проблемы с нюхом.

– Бывший! – ворчливо присовокупила Ходящая и уверенно зашагала по темным улицам города.

Скоро мы вышли к еще одному парку, а сразу за ним обнаружился старый двухэтажный дом.

– Приглашаю в гости, – заявила Идьяра и несильно меня подтолкнула.

Снова появились сомнения. Кто знает, что у нее там, ведь Ходящая неспроста славится эксцентричностью своей натуры. К тому же именно в этом месте насильно держали Риони, надели на нее ошейник… До сих пор как вспомню – оторопь по всему телу!

Воспротивиться я не успела, разум вдруг зацепился за одно огромное несоответствие.

– Скажи, а…

Идьяра, которая уже взобралась на каменное крыльцо и активно орудовала ключом в давно не смазываемой замочной скважине, обернулась.

– Что еще? Не хочешь ко мне в гости?

– Честно говоря, не горю желанием, но сейчас не о том. Откуда здесь капища и старые дома, если Снежный построили не так уж давно? Мне Савир рассказывал и Стужа тоже.

Магиня продолжила с сосредоточенным видом терзать замок. Тот скрипуче стенал.

– Ах, ты об этом, – наконец вздохнула Идьяра. Видимо, ей потребовалось какое-то время, чтобы справиться с расстройством и переключиться на что-то другое. – Когда-то давно здесь был удел Ристена, того самого, что объединил Север. А конкретно на месте столицы – замок и прилегающий к нему город. Старый в ходе войн разрушили, а новый возвели почти на том же месте. Только некоторые руины оставили на память.

– Понятно, – я выдохнула. Объяснение оказалось простым.

От длительной ходьбы ноги сильно ныли, что послужило еще одним поводом не ломаться и принять приглашение. Тем более что Идьяра как раз справилась с дверью.

– Входи, – махнула мне магиня и первой шагнула в темноту дверного проема. – Или боишься меня?

Я презрительно фыркнула, хотя некоторая доля беспокойства определенно присутствовала.

– Только никакого алкоголя, – предупредила запоздало. – У тебя есть чай?

Сбор из трав, которые можно было бы заварить, по кухне искали вместе. Занятие это было непростое, учитывая, какой там стоял бардак. В конце концов, я не выдержала и распахнула окна – от пыли щипало в носу, слезились глаза.

Находилось все и в самых неожиданных местах, кроме того, что вот прямо сейчас было нужно. Вино, коньяк, парочка ароматных настоек и пахучая сивуха. Кусочки подозрительно зеленоватого мяса в миске под столом. Ладно, это все вообще без комментариев. Но вот что делали заспиртованные ингредиенты для зелий (от растений до чьих-то там глаз и хвостов) на полке над столом, я даже знать не хотела. Самым ценным, что удалось отрыть, оказалось твердокаменное печенье с изюмом. На этом мое терпение иссякло.

– Зачем тебе здесь весь этот хлам?!

Старенький деревянный стул жалобно всхлипнул под моим весом. Нет уж, в другой раз пойду в гости к Стуже!

– Я привыкла придерживаться дедовских методов, – пропыхтела Идьяра, шурша содержимым огромного сундука. По идее, в нем должны были храниться продукты. Что там держала Ходящая, неизвестно, но подозреваю, что понятия об этом не имела даже она сама.

– Не прибирались тут примерно с тех же времен? – невинно осведомилась я. – Идьяра, ты вообще когда в последний раз заходила на кухню? Ладно, ты, но слуги же у тебя есть?!

Сопение усилилось.

– Были где-то, – неопределенно отозвалась Стража.

О точном местоположении и состоянии тех несчастных я благоразумно решила не выяснять.

Как-то уже не удивлялась тому, что от нее даже Стражи бегут!

Чай нашелся в кабинете вместе с грязными чашками и полуразвалившимся скелетом слуги. Пока я внутренне металась между двумя состояниями: «оторопеть» и «бежать прочь» – Идьяра бодренько втащила меня внутрь и усадила на диван. Чистый, как ни странно.

– Спокойно, Селисса, он такой и был! – Ходящая верно оценила состояние гостьи и сама распахнула окно.

– П-правда?..

– Угу. Я его из-за Грани достала. Кажется, это дворецкий. Подожди, сейчас заклинания подпитаю – и будет нам чай.

Приток стылого воздуха помог вернуть самообладание. Идьяра быстро сделала свое дело, а мыл чашки и заваривал сбор уже скелетоподобный слуга. Жаль, продегустировать получившийся напиток никак не мог, а то мне что-то стало не по себе.

Как выяснилось через некоторое время, нервничала я зря. Чай оказался не только вкусным, но и вроде бы безвредным. Во всяком случае, отравленной я себя точно не ощущала.

– Мой тебе совет, – хитро сверкнула глазами в сторону магини, – когда в следующий раз вздумаешь привести сюда мужчину, для начала приберись в доме. И лучше найми живых слуг.

Бледное лицо явственно отразило мыслительный процесс.

– Ты думаешь?

– Уверена!

Какое-то время мы еще болтали о разном, когда же чай закончился, я озаботилась доставкой сонной себя обратно в Цитадель. Учитывая, что дорогу, которой шли, помнила весьма смутно, дело это казалось трудным, почти невыполнимым.

– Идем, покажу кое-что, – с донельзя таинственным видом Идьяра поманила меня за собой.

Стража двинулась к двустворчатой двери на противоположной стороне кабинета. Подошла, распахнула.

И я ойкнула.

Там колыхалась бездна.

– Предупреждать надо.

– А чему ты удивляешься, – усмехнулась женщина, – это моя работа, и она всегда рядом со мной. Подойди ближе!

И я подошла, хоть и побаивалась изрядно. Просто все предыдущие мои опасения насчет Идьяры не подтвердились, за весь вечер она ничем не обидела меня, так что начать выделываться сейчас было бы просто невежливо.

Когда поравнялась с невысоким порожком, Стража придержала меня за плечо, останавливая.

– Смотри туда. – Она махнула рукой над темным маревом и чуть в сторону.

Вдали мерцали огни.

Несколько мгновений ушло на то, чтобы соотнести расстояние.

– Это Цитадель? Получается, мы обошли город полукругом и вышли на противоположной стороне? – Я едва не подпрыгивала от возбуждения! Как же с этими Стражами… опасно, жутко, порой больно, но всегда интересно!

– Да. Внизу есть мост, я сейчас проведу тебя, позже сможешь приходить ко мне в гости, когда захочешь, – пояснила Идьяра и шагнула в бездну. – Не бойся, иди за мной.

Я зажмурилась от страха, но все же пошла. Через десяток шагов даже глаза открыла: если когда-нибудь соберусь к ней в гости, неплохо бы запомнить дорогу. Да и пакости от Ходящей все еще подспудно ожидала, чего уж там.

Мост был, но зыбкий какой-то и совсем без перил. На расстоянии не слишком широкого шага из чернеющего тумана под ногами выступали гладкие камни. Хорошо хоть не скользкие! Перебираться с одного на другой было до дрожи страшно, и сапожки у меня на каблуках, потому изо всех сил цеплялась за руку Идьяры. Стража стоически терпела, хоть и подшучивала.

– Не трясись, княжна, если что, я тебя из бездны достану!

Ай, зараза полудохлая!

Перед глазами одно за другим проносились красочные видения того, как Идьяра с пакостной улыбочкой сталкивает меня с очередного камня. Где было чувство самосохранения, когда я согласилась ступить на этот жуткий мост?! А если она почувствует недоверие и только за это столкнет?

Сбоку мелькнула фигура в черном, изгоняя из головы все мысли разом. Я завизжала, Стража выругалась сквозь зубы.

Мамочки…

– Успокойся, это Странник. Сейчас отведу тебя и выясню, что одному из них понадобилось в наших краях.

– Кто? – Мое понимание прочно застряло на первой части сказанного Ходящей.

Слух разобрал усталый вздох, но спутница терпеливо объяснила:

– Сущность, которая бродит между мирами и выполняет поручения Высших Сил.

Ого…

– А мне показалось, что фигура была человеческой…

– Ну, когда-то он и был человеком… Не забивай себе голову, Селисса! Тем более что мы уже дошли. Мне пора бежать, а вот те трое симпатичных мужчин поджидают явно тебя.

Я моргнула, возвращаясь в реальность. В самом деле, всего через три камня начиналась терраса, с которой Савир много дней назад впервые показал мне бездну. А странноватая Идьяра так и не попыталась мне навредить.

Убедившись, что на оставшемся отрезке пути со мной ничего не случится, Стража унеслась по своим делам. Придумать, по каким именно, я не успела – Савир, Эд и непонятно откуда взявшийся здесь Стужа дружно рванули навстречу. Притом на их лицах читалось такое искреннее беспокойство, что я невольно залюбовалась. Приятно вдруг почувствовать себя настолько кому-то нужной.

– Сели! – воскликнули в три голоса мужчины. Притормозили, переглянулись, после чего единогласно выпустили вперед Савира, который снял меня с последнего камня и заключил в согревающие объятия.

Признаться, только сейчас поняла, насколько замерзла.

– Что эта чокнутая с тобой сделала? – продолжал беспокоиться жених. – Зачем потащила к Грани?

Они путано объяснили, что моя записка напугала княжича до полусмерти, потом еще Эд всполошился, перестав меня чувствовать … И в три головы пришла общая мысль: Идьяре не понравилось, что последние испытания отменили, и она решила все переиграть по-своему.

Слушать их с серьезным лицом было сложно, я все губы себе искусала.

Постойте-ка… Опять несоответствие!

– А Рунну что здесь делает? Из-за меня вызвали?

В ответ – молчание. Донельзя смущенное… Выходит, не из-за меня.

– Стужа?

– Я был в гостях, – выдавил Страж, старательно глядя в пространство над моим левым плечом.

Ясно с ним все! Я сама так делаю, когда избегаю смотреть собеседнику в глаза. И двое других заговорщиков посмеивались. У, спелись!

– Ты веник приволок? – спросила напрямую.

Кивнул.

– Надеюсь, намерения серьезные?

И тишина-а-а-а…

Ах ты ж, гад отмороженный! Да если б меня не держал так уютненько жених!.. И что это всем троим так весело?

– Селисса, какие намерения? – удивился над ухом наследник, не преминув поцеловать меня в макушку. – Она же огневка!

– Тоже мне аргумент! – прошипела змеюкой и угрожающе добавила: – Увижу рядом с девочкой, оторву… сам знаешь, что. Понятно?

Видимо, понятно стало всем, потому что бледная физиономия Стража Стужи украсилась живописными красными пятнами, а мой будущий благоверный из чисто мужской солидарности поспешил сменить тему:

– Так чего хотела Идьяра? Зачем водила тебя в бездну?

– При чем здесь бездна? – высвободившись, прошлась у кромки террасы. – Я была у нее в гостях.

– Что-о?! – Савир вдруг чего-то испугался и снова попытался сгрести меня в охапку. Не далась.

Реакция Рунну оказалась и того интереснее. Он наконец вернул себе привычную бледность, тоже подошел к самому краю и задумчиво вгляделся в черноту, выискивая плавающие в ней камни мостика.

– Хочешь сказать, Ходящая живет где-то там? – поверенный Стужи выразительно указал тонкой кистью в сторону, откуда я недавно пришла.

Что-то мне это не нравилось…

– А вы не знали?

– Да как-то не приходилось, – пожал плечами Стужа.

Ледышки бесчувственные! Идьяру стало жалко до слез. Бедняжке так одиноко, а никому и дела нет. Они тут, видите ли, своими интригами заняты! Вот, например, Страж Стужи очаровывает смазливую огневку. Совмещает полезное с приятным. Вроде и девушка симпатичная, и нос огненному коллеге утереть не помешает. То есть оставить под своим контролем (ах, нет, покровительством!) и будущую княжну, и приставленную к ней шпионку.

Решение созрело в момент.

– Поздравляю, уважаемые льеры, на следующей неделе вы вместе со мной пойдете в гости. Надо уточнять, к кому? – вопросила вкрадчиво и по осунувшимся лицам мужчин с удовольствием отметила – нет. – И другим Стражам передайте: кто не с нами, тот против нас.

Придут, даже не сомневалась! Хотя бы для того, чтобы посмотреть на наглую кхилскую выскочку.

Но не успела я насладиться победой, как заметила, что полузверь внаглую пользуется своим положением. То есть его отсутствием. Он же у нас не льер, значит, можно тихонько попятиться к двери и скрыться с глаз долой, пока о нем не вспомнили. Как бы не так!

– Эдейран, тебя это тоже касается, – произнесла весомо.

Остановился. Вздрогнул. Кивнул. И яростным вихрем унесся прочь!

А я встала рядом с Савиром и счастливо улыбнулась. А быть княжной (пусть еще и не совсем) не так уж плохо! Сейчас уже и не верилось, что всего несколько дней назад я была готова от этого отказаться…


Утро началось с настойчивого стука в дверь и недовольного ворчания огневки.

Поскольку заснула я глубокой ночью, разлепить глаза в такую рань оказалось ох как непросто. Села, огляделась. Только-только начало светать! Ну кто там еще?

Игрисса как раз успела принять человеческий облик и дойти до двери.

– Льера еще спит!

– Ничего, ради меня проснется.

Мужской голос не был мне знаком даже смутно.

– Как о вас доложить? – недовольным огоньком протрещала огневочка.

– Не стоит, я сам.

Послышалась возня, видимо, камеристка все же попыталась воспрепятствовать раннему гостю, потом раздались девичий писк, шипение обжегшегося мужчины – и дверь спальни отворилась, явив моему взгляду обиженную сущность огня и… Кого? Я его раньше не встречала.

Но мужчина, надо признать, оказался ничего. Высоченный, крупный, как Эд, светлые волосы коротко подстриженны, глаза голубые, кристально чистые, одет в строгую форму вроде военной, которая прекрасно подчеркивает все достоинства фигуры. Пожалуй, если бы так сильно не хотелось спать, я бы обязательно впечатлилась. Хотя бы ненадолго.

– Позволите, льера? – неожиданно мягким голосом пропел гость. – И будьте любезны, отошлите эту милую девушку, нам необходимо поговорить наедине.

Вот так. И плевать он хотел на явное нарушение приличий.

– А если нет? – решила на всякий случай прощупать пути к отступлению, хотя ни на что особенно не надеялась. – Вас не смущает, что я еще в постели и не совсем одета?

Помнила, что на Севере к таким вещам относятся с безразличием, но как-то еще с детских лет привыкла беречь репутацию.

– Совершенно, – он обаятельно улыбнулся и таки прошел в спальню. – Позвольте представиться, Загрис Инар, Страж Справедливости. За вами, льера, я уже несколько недель зорко слежу, так что не утруждайтесь официальными формулами. И отошлите служанку наконец, разговор предстоит строго конфиденциальный.

Ох, кажется, кто-то решил приструнить кхилскую выскочку раньше намеченного срока… Однако все равно я поймала себя на том, что судорожно прикидываю, где же могла проштрафиться. Чем привлекла внимание Справедливости? Как назло, спросонья ничего путного в голову не шло.

– Иди, Игрисса, – кивнула вынужденно. – Надеюсь, вы помните, что испытаний у меня больше быть не должно? Нужное количество бусин я собрала.

Справедливость криво улыбнулся и без приглашения опустился в кресло.

– О да! И собраны они были не совсем честным путем…

Я похолодела. Если придираться, то он полностью прав.

– Так дело в этом?

– Нет. – Улыбка собеседника сделалась коварной. – К спасению малышки Риони я не имею претензий. Но за вами, льера, есть два куда более значимых проступка, и сейчас только вам выбирать, за который из них придется отвечать по всей строгости.

Мысли судорожно задергались. Спокойно, Селисса! Главное не паниковать. Он специально запугивает, в таком состоянии можно признаться даже в том, к чему отношения не имеешь. Вдох-выдох. Когда страх немного отпустил, я уселась поудобнее, натянула одеяло до самого подбородка и отрывисто уточнила:

– Выходит, все-таки испытание?

– Ну… бусины в конце не дам, так уж и быть.

Почему-то даже не удивилась. Испытание? Отлично! Я сильная, справлюсь. Но потом… однажды… стану княжной, через какое-то время приму венец, и все, кто не хотел видеть меня рядом с Савиром, а его на северном престоле, раз и навсегда запомнят, где их место.

Что ж, приступим.

– Рассказывай. – Я сузила глаза.

Даже предполагать не хочу, что он там нарыл.

– Лучше я покажу.

Щелчок пальцами, и в воздух взмыло сизое облачко. Вылетело на середину комнаты, увеличилось в размере, чтобы обеспечить хорошую видимость, потом моргнуло ярким светом, и в его сердцевине замелькали образы.

Домик Алексии, Риони жалит ведьму…

Дальше я не смотрела. Вспомнила. Мы с Розой тогда утаили от Савира истинные обстоятельства смерти мерзавки. Пока я отлеживалась после всех злоключений, до княжича дошли дурные вести, но виновных так и не нашли. Уже и не искали давно. По официальной версии, избыток магии привлек к дому змей, и женщина не смогла справиться с ними в одиночку. Откуда гады взялись в заснеженном лесу? Это тоже объяснили переизбытком магии.

Новая вспышка, и облако показало уже другую картину.

Мы с Савиром у барсов. Ну и что? Там-то не было ничего такого…

– Итак, выбор, – серьезно произнес Страж, сворачивая иллюзию. – Вариант первый: наследник узнает, что его невеста была в доме Алексии в момент ее гибели. И узнает он это от совершенно посторонних людей, моих поверенных, если быть точным. Есть предположения, какова будет реакция княжича?

Редкие, но сильные удары сердца, казалось, мог слышать даже сидевший на приличном расстоянии от меня Страж.

– Не знаю.

У Савира проблемы с доверием, слишком часто его предавали. Но я все объясню, и, надеюсь, он поверит. Если, конечно, мне дадут возможность сказать… О, духи!

– Что такое, льера? – Маг чутко подался вперед. – Вы бледны. Вижу, уже оценили возможные последствия?

Сволочь! Но надо держать себя в руках.

– Продолжайте, Страж. Что опасного для меня таит второй эпизод?

– Тот, где вы с наследником работаете над частью заговора против великого князя? Савир великолепный маг, но глупо было надеяться, что я не узнаю.

Бездна… Хитрая, расчетливая сволочь. И как теперь быть?

– Все не так, – прекрасно понимая тщетность собственных усилий, я все же попыталась объяснить. – Савир не желает зла отцу, он защищается от мачехи.

– Кстати, о ней, – перебил мой утренний кошмар. – Хотите знать, зачем Алишта была у драконов? Она всего лишь просила убежища для своих детей, если вдруг с ней и их отцом что-то случится и Савир получит венец. А вы сразу о плохом подумали…

Я готова была шипеть от собственного бессилия. Обложили со всех сторон!

И выхода не было. Выберу первый вариант – неизвестно еще, как поведет себя Савир, выслушает ли, даст ли оправдаться… А вторым подставлю и его, и себя. Может, Алишта и не готовит нового покушения, но убедить Вирсайна в подлости старшего сына случая не упустит. Ох… что же делать?!

Попробую для начала кое-что прояснить.

– Доказательства?

– В них нет необходимости. Сила, представителем которой я являюсь, не даст солгать. Попробую – выжжет изнутри.

Ну, хоть так. Хотя правду тоже можно подать по-разному.

– Если откажусь от испытания, вы предадите огласке оба пункта сразу? – Неплохой способ заставить меня участвовать в спектакле.

Кивнул.

– Умненькая льера.

– А где гарантия, что вслед за обнародованием первого поступка не последует раскрытие второго, который я решу сохранить в секрете? – Отвертеться не выйдет, значит, надо рискнуть с минимальными последствиями.

Страж склонил голову с неким подобием уважения.

– Я дам клятву.

– И если что, ваша Сила сожжет вас? – хотелось чувствовать себя хоть чем-то защищенной.

– Да. Итак, вы предпочитаете нырнуть в бездну справедливости одна или хотите прихватить с собой любимого мужчину?

Вдвоем было бы не так страшно, но я решила выбирать разумом. Нельзя подвергать опасности и без того натянутые отношения наследника с отцом. К тому же это планировалось как испытание, а они у Стражей странные. Может статься, что и не будет ничего, просто я должна в очередной раз доказать свою верность интересам Савира.

Такие размышления послужили слабым, но все-таки утешением, и я решительно произнесла:

– Первое. Пусть лучше Савир узнает про ведьму, пусть считает меня подлой дрянью, но сам остается в безопасности.

Лицо Загриса озарилось блаженством.

– Что же, льера, выбор ваш…


Ожидание было мучительным. Последуют ли со стороны представителя Справедливости какие-то действия? Или я сделала правильный выбор и мерзкий Страж больше не побеспокоит умненькую льеру? Знаю, надежда – глупое чувство, но так необходимое порой!

Северную одежду я так и не полюбила, надевала лишь в меру необходимости. Но сегодня отчего-то и без таковой влезла в узкие брюки, удобную кофту и коротенькие сапожки на плоской подошве. И косу заплела, хотя в последнее время почти этого не делала – не считала нужным скрывать свое происхождение и менять привычки.

Видимо, сегодня какой-то особенный день…

– Хочешь, я пойду к Огнису? – предложила огневка, обеспокоенно заглядывая мне в глаза. – Или у Рунну помощи попрошу? Он заступится за тебя, я знаю!

Надо же, как горячо она говорит о Стуже… И в глазах при одном лишь упоминании о нем вспыхивает пламя, ну точно как в камине!

– К Огненному только в крайнем случае, не хочу быть кому-то обязанной. – Я все еще пыталась оставаться рассудительной. – А про Рунну лучше забудь, поняла?

Огневочка досадливо запыхтела, любое ограничение свободы она воспринимала болезненно.

– Почему?

– Ты нужна ему, чтобы сохранять контроль над тем, что происходит вокруг меня. Ну и Огниса по носу щелкнуть. Огонь и Стужа – противоборствующие Силы, разве не так? – Любовная история, пусть даже с печальным финалом – это прекрасно, но где я потом новую камеристку возьму? Нет уж, лучше сразу расставить все по местам.

Возразить девчонка не успела, но хотела, по лицу видела! Резко распахнулась дверь, и в спальне возник Савир, вихрем подлетел ко мне и продемонстрировал серьгу с маленьким рубином.

– Узнаешь? Это нашли у Алексии. Зацепилась за платье мертвой колдуньи.

И обнаружилось именно сейчас. Какое совпадение! А подленький Страж Справедливости, наверное, посмеивается… Так и вижу его лицо!

– Дашь мне объяснить?

Увы, ледяной принц не был настроен на диалог. Он брезгливо фыркнул и повернулся к двери.

– Савир! – Тихой поступью ко мне подкрадывалось отчаяние.

Княжич остановился, круто развернулся и схватил меня за плечи, больно вдавив пальцы в непривычное к такому обращению тело. Синяки наверняка останутся…

– Зачем, Сели? Я же поверил тебе! А ты… Расчищала место рядом с будущим правителем? Хотела, чтобы я верил одной тебе? – Его ярость хлестала через край. – Сашту тоже оклеветала? А бабушка? От нее вы с тварью тоже планировали избавиться со временем? Тогда бы у меня действительно осталась одна ты.

Вот это он зря. Памятуя, что к моему «разоблачению» приложил руку один из Стражей, обидные слова в свой адрес я бы стерпела. Но обзывать тварью Риони не дам! Реакция опередила мысли. Я сильно рванулась, высвобождаясь из его рук, и влепила жениху увесистую пощечину.

Отрезвляющего эффекта она, к сожалению, не произвела.

На миг мы так и застыли: я с горящей ладонью, которую все еще не опустила, и Савир с расползающимся по щеке красным пятном. Стояли, смотрели друг на друга… Мне бы что-нибудь сказать, пока имелась возможность, но в горле словно ледяной ком встал, дышать трудно, а сухие глаза противно защипало.

– Это не официальное распоряжение. – Когда княжич заговорил, его голос звучал ровно и безэмоционально. – Я пока не решил, как с тобой быть. Но прошу, не покидай своих комнат до выяснения всех обстоятельств. Иначе придется подобрать тебе менее комфортное место заточения.

Закончил, отрывисто кивнул своим мыслям и ушел. А я, избавившись от необходимости сдерживаться, опустилась прямо на пол и тихо заплакала. Теперь уже слезы обжигали щеки и капали с подбородка, оставляя на кофте мокрые следы.

– Это крайний случай? – уточнила Игрисса. – К Огнису идти?

Видеть никого не хотелось, и я просто мотнула головой и продолжила свое мокрое дело. Это потом успокоюсь, все проанализирую и начну думать, как быть. А сейчас мне было плохо, все горело внутри от незаслуженной обиды и хотелось немного побыть слабой. К тому же слезы давали отличный выход эмоциям.

Не знаю, сколько времени так прошло. В какой-то момент я заметила, что огневка растворилась в пламени камина. Поняла, что мне необходимо остаться одной.

Когда капли на щеках высохли, я долго лежала, уткнувшись лицом в густой ворс ковра. Не думала ни о чем, только чувствовала, как сердце жгли непривычные чувства. Стократ сильнее тех, что были к Эду. Духи, ну почему сейчас?!

Или они давно были, но прежде я себе не признавалась?

И как теперь поговорить с рыжим злосчастьем? Что сказать? Ведь надо же объясниться…

Мысли стали путаться, веки отяжелели, и вскоре я провалилась в глубокий сон. После всего пережитого самое оно, если бы без видений, а так… Льера Селисса, добро пожаловать из кошмара реального в кошмар потусторонний!


Я сидела на холодном каменном полу, жутко мерзла и рыдала. Еще было страшно. Очень. Вдруг в сыром помещении без окон крысы водятся?

Решетки на двери действовали подавляюще. Хотелось скулить побитой собакой.

Предыстория была той же – испытание. Только в этой реальности Савир вместо вежливой просьбы не выходить из покоев сразу приказал запереть меня в подвал. Хорошо, что не проводить в пыточную…

И вот я тут плакала от бессилия и обиды, а сердце медленно, капля за каплей, заполняла любовь. И откуда-то мне точно было известно, что это не очередные проделки Стража, чувство настоящее.


Проснулась от настырного грохота в дверь и еще какое-то время сидела истуканом, глядя в одну точку. Требовалось разграничить сон и реальность. Когда же пришла в себя, внутренний голос тихо шепнул: «А вдруг?» – и я, полная неясных надежд, рванула к двери.

Добежала.

Распахнула!

А там…

Ранний ужин. То есть слуга с подносом. Ну что же, голодом морить не стали, значит, мои дела не так уж плохи…

Слабое утешение!

Поднос с тарелками и кувшином я позволила оставить на столике в гостиной, вежливо поблагодарила и отослала слугу. Есть не хотелось, вот совсем! Зато наконец появилось желание действовать. Но что я могла?

Хм, хороший вопрос. Для начала, что мы имеем? Загрис наверняка показал Савиру только ту картинку из прошлого, где Риони кусает Алексию. Причины произошедшего наследнику вряд ли были известны, иначе бы он так себя не вел. Сомневался бы, конечно, но вряд ли стал бы сыпать столь серьезными обвинениями. Я Савира знала! Видимо, его хорошенько накрутили.

План дальнейших действий был прост. Когда Савир придет в следующий раз, а он придет, сердцем чувствовала, надо убедить его, чтобы заставил Справедливость показать полную картину. Страж не сможет обмануть, и мое доброе имя будет восстановлено.

Вот только недоверие, порожденное недомолвками, останется, но тут уж я сама виновата. Не надо было слушать Розу, следовало все еще тогда рассказать. Сейчас бы всей этой ситуации вообще не было!

Кстати, об участии во всем вдовствующей княгини я решила молчать. Ее расположение дорогого стоило, жаль будет потерять его.

Время шло, ужин стыл, за окном уже почти стемнело, а стены все больше давили на меня. В точности как тот подвал во сне! На душе стало муторно, в воздухе веяло приговором. И Савир до утра точно не появится, может, вообще на несколько дней пропадет, ему же остыть надо. А я здесь с ума сойду!

Все, не могу так больше!

Я поднялась с дивана, на котором сидела вот уже прорву времени, гипнотизируя взглядом поднос с едой, схватила пальто и направилась к двери.

– Тебе запрещено выходить, – тут же высунулась из огня строгая мордашка.

Знаю.

– Он сам сказал, что это всего лишь личная просьба, – безразлично махнула рукой и выпала в коридор с четким намерением получить ответ на животрепещущий вопрос: почему все Стражи такие сволочи?

Что угодно, лишь бы не думать сейчас о наследнике! Иначе к моменту нашего примирения я стану не более вменяемой, чем эти проклятущие Силы.

Хотела спуститься в розарий, но неведомые силы вывели меня на террасу перед бездной. Так, может, это судьба? Я сощурилась, высматривая в темном подрагивающем тумане булыжники. Пройду одна?

Должна!

А если вдруг свалюсь, пусть тогда злосчастье рыжее всю жизнь локти себе грызет. Это так во мне обиженная женщина заговорила.

Первые шаги дались особенно тяжело. Ноги так и норовили соскользнуть. Приходилось раскидывать руки в стороны и, кое-как балансируя, перебираться с одного камня на другой. Где-то начиная с четвертого стало полегче, страх ушел, а после десятого я уже почти бежала.

В общем, назло врагам в жуткую бездну я так и не шмякнулась. Неслышно соступила с очередного парящего валуна на другую терраску, с тоской оглядела вазоны с засохшими цветами, и… дверь оказалась не заперта. Правда, меня тут не ждали…

У Идьяры были гости. Мужчина. Вернее, высокая и широкоплечая фигура в черном плаще с колышущейся бездной вместо лица. И… ну, наверное, женщина, хотя там тоже легко не разберешь, приходилось догадываться. Говорили они странно, это было похоже на шелест волн. Маскирующие чары, наверное.

По боязливому холодку, дотронувшемуся до спины, я опознала Странника.

– Извините.

Ну вот, явилась не вовремя! Я уже отпрянула от двери и приготовилась высматривать камни для обратного пути, но Идьяра обрадованно улыбнулась:

– Они уже уходят. Молодец, что навестила, Селиска!

Ощущая себя страшно неловко, я выдала ответную улыбку и вошла в кабинет.

– Уходят, я сказала! – рыкнула вдруг Стража.

Таинственных гостей как ветром сдуло.

– Кто это со Странником? – зачем-то спросила я.

– Спутница. Иногда с ними в бездну отправляются их женщины. И Высшие Силы разрешают, им хочется иметь вменяемых слуг, – рассказала Ходящая и украдкой испустила тоскливый вздох.

Мне тоже сделалось грустно: некоторые и в бездну вместе, а тут… даже выслушать не захотел. Обидно до жжения в сухих глазах и горечи во рту.

– Ты бледная, – заметила мое состояние магиня. Но истолковала по-своему. – Замерзла? Хочешь чаю?

Холода я совсем не чувствовала, но вдруг поймала себя на том, что начала дрожать.

– А вино есть?

– Найду. – Взгляд Ходящей стал проницательным. – Расскажешь, что стряслось?

Нельзя. Хотя… Кому, если не ей?

– Кажется, я только что сбежала из-под домашнего ареста…

Повод Идьяра посчитала достаточным, и вскоре на ее рабочем столе появилась не только высокая бутылка с рубиновой жидкостью и кубки, но и собственноручно сооруженные Ходящей кривобокие бутерброды. Вечер, что называется, начался.

Сначала мы мирно потребляли шедевр кулинарных изысков магини и прихлебывали вино под мои душеизлияния. Помню, Идьяра даже утешать пыталась, хотя получалось из рук вон плохо. Разве что принять за проявление искреннего сочувствия предложение отправить наследника в бездну… но от этого я же сама Ходящую отговорила.

Вот же странность, вроде бы вино было некрепким, мыслей совсем не затуманило, млявость в теле не поселило, но в голову дало. Иначе с чего бы я предложила Идьяре свою помощь в уборке? И про гостей запланированных рассказала.

Где-то до полуночи мы, костеря на чем свет стоит все мужское племя, предавались физическому труду. Результат не заставил себя ждать: дом уже не напоминал обитель злобного призрака, слуг починили, и они бодренько стучали костями по немногочисленным коридорам, Идьяра почти согласилась принять гостей, а я… Вместо полагающейся усталости ощущала прилив клокочущей энергии. Злобной такой, я бы даже сказала, скандальной!

– Куда бы тебя на ночь пристроить… – задумчиво шевельнула тонкими губами Стража. Гостевых спален в ее доме предусмотрено не было.

А я о своем…

– С каким бы удовольствием сейчас взяла того Справедливого за что-нибудь жизненно важное и отволокла к Савиру. А там уже ме-э-эдленно, по капле, выдавила признание… Жаль, у меня твоих сил нет!

Повисло странное, звенящее молчание.

А потом Идьяра так улыбнулась… в общем, сразу стало понятно, кто тут регулярно ходит за Грань.

– Можно устроить, – медленно изрекла обиженная женщина.

Ох, ну точно вино какое-то потустороннее было, потому что в нормальном состоянии дебоширить я бы не отважилась! И при виде вылезающих из бездны полуразложившихся существ в ошметках одежды наверняка забилась бы в истерике. А так ничего, сидела… Предвкушала.

Дальнейшие события в сознании отложились обрывочно.

Помню, как всей полумертвой компанией шли по столичным улицам к дому Стража Справедливости. Те, кому «посчастливилось» зреть это одиозное действо, торопливо шарахались к своим домам. Вскорости оттуда доносились характерные звуки, будто к двери что-то массивное придвигали. В общих испуганных воплях я разобрала многочисленные воззвания к Ладин, несколько упоминаний древних духов, пару замечаний о том, что Ходящая окончательно свихнулась, и ехидный шепоток – мол, невесту наследнику дохлую подсунули, а он и рад. Судя по тону, последнее принадлежало одной из бывших пассий Савира, так что я решила не обижаться.

Сам путь – по каким улицам шли, где сворачивали – не запомнился. Как и внешний облик дома. Следующим кадром в мое сознание вплыла Идьяра, активно стучащая в крепкую дверь. И улыбка у нее была такая… нехорошая.

Наконец нам открыл сам Загрис, облаченный в длинный шелковый халат.

Моя спутница окинула фигуру мужчины голодным взглядом.

– Ну, здравствуй, милый… Соскучился?

Если судить по перекосившемуся лицу Справедливости – нет.

– Что тебе надо? – невежливо вопросил Страж.

И тут его взгляд наткнулся на скромно притихшую за спиной Идьяры меня. А потом на тех, кто стоял еще дальше. Светлые брови изумленно поползли вверх.

Пользуясь замешательством хозяина, Идьяра боком протиснулась в холл.

– Так что, соскучился? – пристала Стража к Стражу.

Будь я в адекватном состоянии, наверняка бы сообразила, что между этими двумя еще до меня пробежала неизвестная кошка, а так… Стояла, дожидалась своего часа. Выводы решила делать утром.

– Ты же знаешь, что нет, – устало опустил тяжелые веки Загрис.

Ну и дурак! Даже соврать вовремя не смог.

Дальше были слезы, истеричные вопли: «Где она?» – и пробег Идьяры по всем комнатам немаленького дома. Не нашла. Справедливость попытался вышвырнуть плачущую женщину за дверь. Не дали. Эти, полуразложившиеся, из-за Грани.

Получилась боевая ничья.

Наконец Ходящая более-менее успокоилась и вспомнила, зачем мы здесь. В центре холла закружился портал.

– Счастливо добраться, – буркнул Справедливость и скрестил руки на груди. Наверняка он понял, что просто так мы не уйдем, но все еще наивно верил, что силовой перевес на его стороне.

– После вас. – Я ощутила, как мои губы медленно расползаются в улыбке.

Мысли были какие-то мутные, чувство страха улетучилось, будто его и не было, о завтрашнем дне я не думала вообще. Имелась возможность предположить, что его тоже не будет. А, все равно! Единственное, что осталось, – это обида, чувство острой несправедливости по отношению ко мне. Меня продали, вышвырнули из родного дома и забыли, а здесь, что ни день – новое испытание. И даже тот, кого с опаской, но все же впустила в сердце, не упустил возможности обвинить чужачку во всех возможных преступлениях. Когда же все это кончится?! Я устала, бездна вас пожри!

– Вы серьезно думаете, будто я сог