Book: Теневые воры



Глен Кук


Теневые воры

Об авторе:

Глен Кук — автор более чем сорока бестселлеров, наиболее известный, возможно, серией книг о Чёрном отряде, которая включает в себя «Чёрный отряд», «Тени сгущаются», «Белая роза», «Серебряный клин», «Игра теней», «Стальные сны», «Суровые времена», «Тьма», «Воды спят» и «Солдаты живут», подробно описывающей приключения отряда несгибаемых наёмников в мрачном мире фэнтези, но, кроме того, он ещё и автор длительной серии «Приключения Гаррета», включающей в себя «Сладкозвучный серебряный блюз», «Золотые сердца с червоточинкой», «Холодные медные слёзы», и десять других книг, написанных в смешанном стиле фэнтези и детектива, повествующие о странных делах, расследуемых частным детективом, который работает по обе стороны линии раздела между нашим миром и миром сверхъестественного. Плодовитый на книги Кук также является автором научно-фантастической серии «Ловцы звёзд», как и восьмитомной «Империи ужаса», трёхтомной «Тёмной войны», и, последней, «Средства ночи», а ещё — девяти отдельных романов, таких как «Наследники Вавилона» и «Дракон не спит никогда». Его самые последние книги — приквел к «Ловцам звёзд» «Рейд»; новый роман об Империи Ужаса «Крепость в Тени»; книга из серии Средства Ночи — «Сдаться на волю Ночи»; и две новых книги о приключениях Гаррета: «Жестокие цинковые мелодии» и «Золочёные латунные кости». Кук живёт в Сент-Луисе, штат Миссури.


***

В нижеследующей футуристической повести Гаррет поймёт, что, когда проблемы стучатся в дверь, иногда лучше не открывать.

***

Я дремал в чулане, который называю офисом. Кто-то молотил в парадную дверь. Странно, что они это делали. Я не был дома уже очень долго.

В этот раз я прятался от недавно начавшегося дурдома. Моя будущая родня непрерывно сводила меня с ума своими едкими замечаниями.

Я начал выбираться из-за письменного стола.

Старый Дин, мой повар и дворецкий, появился в дверном проеме. Он был высокий, тощий, немного сутулый, седой, и ему было под восемьдесят, но он всё ещё был живой.

— Я открою, Мистер Гаррет. Я ожидаю посылку.

Это был очень нетерпеливый доставщик. Он кричал. Он колотил. Я не мог понять ни слова. Дверь была как в крепости.

Дин не стал смотреть в глазок. Решил, что шумит кто-то из тех, кого он ждёт, и открыл дверь.

Шум и гам вкатился внутрь. Дин взвизгнул. Низкий, хриплый голос проревел что-то насчёт долбаных чертей, не убравшихся с дороги!

Я зашевелился, прихватив дубовую дубинку, пошёл туда. Внутрь неё было залито два фунта свинца.

Присоединившиеся более жёсткие голоса создавали беспорядочную мешанину.

Я быстро добежал до прихожей, но моей помощнице крысючке, Пулар Палёной, было из её кабинета ближе. Пяти футов росту, Палёная была высока для своего народа. Её густой коричневый мех лоснился. Она немного больше, чем обычно, ссутулилась. Её хвост хлестал, как у взбешённой кошки, но арбалет она разрядила с одной руки, так же спокойно, как снайпер на тренировке. Болт попал прямо в лоб существу, чьи предки женились исключительно на уродинах. Оно имело отвратительный оливково-зелёный оттенок кожи, в поясе было неохватным, как тролль, и носило очаровательную физиономию огра. А пахло от него ещё хуже, чем оно выглядело. Его туша заняла половину прихожей. Лоб на вид казался крепким, как у тролля, но аргумент Палёной оказался весомей.

Какие ещё игрушки она нашла для себя?

Дёргая усами, она освободила мне дорогу.

Здоровый Урод перестал трепыхаться. Два его товарища орали прямо за его телом. Один попытался вытащить крупного, не менее уродливого человека, упавшего и придавившего Дина, потому что жертва Палёной рухнул прямо на него. Парень пока дышал, но долго ему не продержаться. В нём было несколько серьёзных дырок.

Я набросился с кулаками на пытавшегося его утащить. Захрустели кости. Где-то в самом низу жалобно стонал Дин. Напоследок я мощно врезал злодею прямо между его жёлтыми змеиными глазами. Он припал на колено, а потом одарил прямым ударом, отбросившим меня на две трети расстояния до двери в кухонное царство Дина. Палёная, высунувшись из своего кабинета, заявила: — Я рассчитывала, что ты продержишься немного дольше.

Ох, уж эти женщины.

Я сверкнул глазами и отправился за добавкой. Палёная крутила зарядный механизм на своём маленьком арбалете, судя по виду которого стрелы можно было пускать прямо сквозь кирпичные стены.

Один из уродов решил забрать здоровяка с собой домой. Второй копошился с деревянной шкатулкой и кричал приятелю, что пора сматываться. Я убедился, что мои ноги готовы к делу и бросился вперёд.

Пришлось зажимать нос. Парень, лежавший на Дине, хотя и продолжал дышать, начал разлагаться.

Мой партнёр, наконец, очнулся и вошёл в игру.

У одного урода в ответ опорожнился кишечник. Он схватил жертву Палёной за лодыжки и направился к выходу. Я молотил его товарища, пока тот не бросил шкатулку, а затем напал на следующего, не позволив вытащить их кореша, оказавшегося к тому времени уже на пороге. Несмотря на болт во лбу, он продолжал стонать.

С великодушной помощью стены я начал преследование, завершившееся без падения на крыльце только благодаря перилам.

Палёная суетились вокруг меня, кипя от ярости. Она навела оружие. Болт пропорол насквозь плечо одного из гадов. От удара его развернуло и сбило с ног.

— Ого! Славно шарахнуло этого подонка! Похоже, он только что вывихнул запястье. 

 Она посмотрела, как уроды сматывались по Макунадо-стрит.

— Пойду, перезаряжу, потом можно будет пойти по следу.

Кроме гениальности в арифметике и финансах, Пулар Палёная была лучшим чёртовым нюхачом в Танфере.

— Покойник не сумел взять под контроль этих парней.

— Ты прав. Это плохо.

Палёная перевела взгляд на зловонную массу, придавившую Дина. Здоровяк больше не походил на человека. Его матросские тряпки поплыли по образовавшейся каше.

Никто из смертных не может разложиться так быстро.

— Уверен, Покойник всё объяснит. В моих словах присутствовал тонкий намёк партнёру, обратить внимание на происходящее.

Маленькая блондинка наблюдала за нами с противоположной стороны улицы, оставаясь совершенно неподвижной, казалось, она даже не дышала. Её руки держали перед собой за ручки маленькую жёлтую сумку. На ней была мягкая синяя шляпа, нечто среднее между беретом и колпаком повара. Волосы были выровнены под одну длину, чуть выше плеч. Прядка чёлки выбилась из-под шляпы. Одета она была в не по сезону тёплое пальто, покрытое большим количеством заплаток различных оттенков красного, золотистого и коричневого цвета. Подол болтался в районе коленок. Довольно смелое решение, учитывая, что ноги были голыми. Глаза её были большими, голубыми и серьёзными. Она твёрдо встретила мой пристальный взгляд, потом развернулась и медленно пошла гусиным шагом, не шевеля руками, вверх по улице. Предположительный её возраст, по моей оценке, лежал в диапазоне от девяти до одиннадцати лет.

— Она не пахнет, — заявила Палёная.

«Я не ощущаю никакого присутствия, кроме как через ваши глаза. Это очень противоестественно».

Это подал голос мой партнёр, Покойник.

Раздался сонный голос:

— Я тоже вижу и прослежу за ней.

Пенни Мрак, человек, девочка, подросток (ужасное сочетание), домашняя питомица Покойника и последний член этого странного домохозяйства, решила встать с кровати и посмотреть в чём всё дело.

Так как Пенни встала между нами, Палёная смотрела на меня с непроницаемым лицом, хотя всё равно было видно, что эмоции бьют через край. Я был не в том положении, чтобы ворчать, что кто-то нежится в своей кроватке, так как обычно требуется божественное вмешательство, чтобы вытащить меня до полудня.

Пенни было четырнадцать лет, она стеснялась меня, но дерзила всем остальным. Раньше она была последней жрицей сумасбродного деревенского культа. Она живёт с нами, потому что мы спрятали её когда-то для защиты, а она никак не могла найти время для ухода. Покойнику нравился её пытливый разум.

— Давай сначала разберёмся здесь с бардаком, а потом займёмся всем остальным. Пенни, тащи раскладушку в мой кабинет. Положим Дина там.

Она заворчала. Подростки всегда так делают, когда им указывают, что делать. Вся жизнь сплошное принуждение. Но она пошла. Ей нравился Дин.

— Давай закроем дверь, пока вторая волна не появилась, — сказала Палёная.

Она помогла оттащить травмированного налётчика. Дверь не нуждалась в капитальном ремонте. Повреждения были только внешние. Это радовало.

Дину и жертве Палёной повезло меньше. Дин был без сознания и измазан в гадости. Я волновался, что у него могут быть повреждения внутренних органов.

— Схожу за доктором Членовредом, через пару минут вернусь.

«Не надо, партнёр, останься. У нас есть более насущные проблемы».

Я ошарашено остолбенел от неожиданности, хотя на моём крыльце уже не в первый раз кучковались агрессивные идиоты. Меня ошарашило, что моего телепатического кореша ошарашило. А его ошарашило, что он не обнаружил сразу сознание налётчиков.

Дверь затрясло от стука.

Палёная резко обернула голову, оттолкнула меня с дороги и для порядка посмотрела в глазок, а затем открыла своему сводному брату, крысючьему гангстеру Джону Растяжке. У него за спиной маячил его заместитель, Доллар Дан Справедливый, самый высокий крысюк в городе. Целых пять футов и три дюйма. Остальные его прихвостни затаились на улице.

— Мы слышали, здесь были проблемы, — произнёс Джон Растяжка. Его усы шевелились, пока он вынюхивал обстановку. Его одежда выдавала в нём пижона — жёлтая рубашка, брюки в красно-белую полоску и высоченные чёрные сапоги. Доллар Дан, при этом, был одет просто и заурядно.

Палёная сразу всё выболтала.

Джон Растяжка похлопал её по плечу.

— Двое? С отравленными болтами? Нет? Слишком плохо. Что мы можем сделать?

Покойник попросил, чтобы кто-нибудь быстренько сбегал за доктором Членовредом. А, может, кто-нибудь соизволит организовать погоню за сбежавшими? Раненые оставили богатый кровавый след. Я сказал:

— Мне нужна помощь, надо Дина перетащить. А ещё необходимы специалисты по уборке, тут почистить нужно. В смысле убрать гниющие останки.

Джон  Растяжка сказал:

— Надеюсь, мои женщины выдержат это.

Он имел в виду, главным образом, вонь. Крысюки считают большинство из противных мне запахов прекрасным ароматом.

Доллар Дан взялся за организацию работ, пока мы с его боссом болтали. Толпа на улице разбежалась. Один крысюк побежал вниз по улице за доктором. Самые злобные рванули в другую сторону, даже не поинтересовавшись, что им делать, если они догонят. Ещё двое обнюхали место, откуда вела наблюдение блондинка. Запахов обнаружить им не удалось.

Палёная сказала:

— Я займусь этим, как только закончим с остальным.

Её брат не стал спорить, я последовал его примеру. Он сказал:

— Пусть Доллар Дан будет сопровождать тебя. — Он лучше всех сможет присмотреть за тобой, Палёная, — добавил он, когда она подозрительно посмотрела на него. — У меня в этом есть свой шкурный интерес.

«Гаррет. Пожалуйста, принеси ко мне эту шкатулку».

— Шкатулку? Какую ещё шкатулку?

«Шкатулку, которая, возможно, и является причиной переполоха».

— А, эту шкатулку.

Эта небольшая шкатулка ручной работы из вишнёвого дерева, измазанная слизью, лежала у самой стены возле подставки для зонтиков.

— Ну и гадость.

«Старайся не трогать грязь».

— Дерьмо. Гадство. Похоже, нам придётся чинить пол. Я стремглав бросился на кухню, наполнил ведро водой, схватил оказавшиеся под рукой тряпки и вернулся в коридор. Там я обнаружил брата и сестру крысюков, горячо споривших из-за Доллара Дана.

— Палёная, пусть они присмотрят за тобой. От тебя не убудет. Это не признак слабости. И успокоит твоего брата, Дана и меня, — сказал я.

Она раздражённо посмотрела на меня, но спорить не стала.

«Не тупи, Гаррет!»

— Что? — у меня давняя репутация мастера остроумных ответов.

«Не открывай шкатулку!»

Ой. И правда. Похоже, демоны были готовы убить за неё. В ней должно быть что-то особенное. Может, даже опасное.

— Точно. Я отвлёкся. Странно, почему мы до сих пор не слышим свистунов.

«Хороший вопрос».

Красные фуражки, свистуны, гражданская гвардия, выпрыгивают, как кошка на стадо мышей, при любом признаке волнений.

«Не сомневайся, скоро услышим. А пока, пожалуйста, отнеси шкатулку туда, где я смогу провести более детальную экспертизу».

— Поставь её там, где она не будет наводить на мысль о связи с нападением, — сказала Палёная.

«Да. Правильно».

— Мне нужно прямо сейчас уйти по следу, пока они не появились здесь. Иначе, я до завтра не выберусь.

Точно замечено. Красные фуражки, особенно со своими Спецами, бывают излишне навязчивы, у них талант создавать помехи.

— Спрячьте оружие. Если его увидят, нас всех повяжут, — сказал Джон Растяжка.

Так и будет. Наши защитнички не желают, чтобы люди имели возможность сопротивляться.

***

Палёная и Доллар Дан, вместе с Пенни, ушли по следу, до прихода гражданской гвардии. Я не одобрял уход Пенни с ними, но Покойник поддержал её, а с ним не поспоришь.

Мы с Джоном Растяжкой висели над душой Дина, пока тот не приготовил нам чай, а потом устроились в ожидании.

— Почему вы так быстро появились здесь?

— Мы следили за домом.

— Следили?

— Здесь всегда кто-то есть, но, в основном, этим занимается Доллар Дан.

— Он зря надеется.

— Ты знаешь. Я знаю. И даже Дан знает. Но я не буду совать в это дело свой нос.

— Наверно, нам лучше тоже.

— Итак, Дан заметил, что в доме появился ты, а это верный признак, скоро что-то случится.

— Эй!

— Что-нибудь происходило здесь, пока тебя не было?

— Это случайность.

— Нет. Это всё из-за Палёной. Она предпочитает заниматься высокодоходными и безопасными делами, вроде поиска потерянных домашних животных или пропавших жен, и судебной бухгалтерией. Она не путается с нежитью, безумными богами или сумасшедшими колдунами, пока не появляешься ты.

У него были кое-какие основания для подобных выводов. Но это не так, я не ищу странности. Чудеса сами находят меня.

«Наконец-то появилась гражданская гвардия, и доктор Членовред показался на горизонте».

— Опять же, — продолжал крысюк, — это ты выбрал домашнего врача по имени Членовред.

— Это не я. Это Палёная, потому что он лечит и крысиный народ тоже.

— Я на кухне подожду, пока ты общаешься с гвардией.

— Спасибо.

Служителей закона может очень заинтриговать присутствие крупного криминального авторитета.

«Будь вежлив».

Я отправился к двери.

— Я всегда вежлив.

«Ты всегда конфликтуешь».

— Они сами начинают.

Я не очень хорошо уживаюсь с властями. Гражданская гвардия ведёт себя крайне самоуверенно и не терпит возражений.

«Я могу и отшлёпать, если будешь хамить».

Класс! Когда я был восьмилетним ребёнком, мама говорила мне то же самое.

***

На крыльце стояло два свистуна, и взвод на улице. Прихвостни Джона Растяжки резко растворились.

Доктор Членовред только-только выбрался из своей довольно маленькой коляски. Его кучер, его чудная жена-полуэльфийка, осталась в экипаже, на случай, если кто-то, несмотря на присутствие большого количества красных фуражек, попытается наложить на него руки.

— Лейтенант Косс. Как жизнь? Как ваша жена? Что-то вы похудели?

— Я жил отличной, скучной жизнью в культурном районе. Пока вас не принесло с Холма.

Косс был высоким, худым мужчиной в очень плохом настроении и, не по размеру большом, синем мундире. О своей жене он даже не заикнулся. Делами моей невесты интересоваться тоже не стал.

В моей чёртовой жизни всегда так. Чуть что случится, без разницы что, обвиняют в этом старшего сына матушки Гаррет.

Мой партнёр успел мысленно дать мне пинка до того, как я открыл рот.

Доктор Членовред, тощий, смуглый тип с весёлыми карими глазами, неестественно белыми зубами и козлиной бородкой, протолкался сквозь толпу.

— Показывайте, что тут у вас.

— Дин лежит в моём кабинете. Его придавило этим бедолагой и ещё более крупным парнем, который превратился в ту груду липкой массы.

Эта груда становилась всё меньше и меньше. Что-то испарялось, что-то впитывалось в пол, если просочится до подвала, вонь в доме останется навсегда.

Доктор, стараясь не дышать, сказал:

— Давайте сначала посмотрим Дина. И, осторожно ступая, медленно двинулся через прихожую.

— Нам следовало бы появиться тут раньше. Если бы мы знали, что ты вернулся, установили бы здесь постоянное наблюдение. К тому же пришлось в Аль-Харе запрашивать специальные указания, — заявил Косс.

Аль-Хар это штаб-квартира гвардии.

Покойник ментально положил мне руку на плечо.

— Директор сказал, что Спецы мне не понадобятся.

Отлично. Тайная полиция разрешила мне повалять дурака. Пока. Какие они молодцы.

— Как это мудро.

Покойник довольно сильно нажал на меня.

— Итак, выкладывай, что тут произошло? — перешёл к делу Косс.



— Ничего нового, то же, что и прежде.

— То есть ты утверждаешь, что ничего не знаешь.

— Не совсем. Я подробно расписал всё случившееся, упустил только шкатулку из вишнёвого дерева, тяжёлую артиллерию Палёной и Джона Растяжку, который сейчас, наверное, уничтожал запасы в моей кладовой, в ожидании их ухода.

Косс присел на корточки возле твари с болтом во лбу.

— Всё ещё дышит, — удивился он и коснулся оперения стрелы. — Посветите мне.

Свистун, который зашёл вместе с ним, сказал:

— Как раз фургон прикатил, босс. Я сбегаю за фонарём.

Огромная коричневая будка припарковалась за коляской доктора. На ней были нарисованы короны, ключи, виселицы и прочая ерунда, означавшая, что имущество гражданской гвардии содержится за счёт королевских субсидий.

— Какие будут предположения, Гаррет? — спросил Косс.

— Всё очевидно. Он, вероятно, хотел встретиться с Покойником. А кто-то был против этого.

— Их желания исполнились. Что Покойник думает об этом?

«Покойник в печали. Ему не удалось проникнуть в сознание никого из нападавших. Даже валявшегося без сознания раненого. Пока не удалось. Это — мужчина, или нет?»

— Похоже, — ответил я. Скорее да, чем нет.

— По-видимому, тут помесь огра и тролля, и ещё понемногу от других рас, — заметил Косс.

— Тролли и огры не скрещиваются.

Косс пожал плечами. — Что вижу, то и говорю. Ощущение, что кто-то огромной грязной дубиной согнал всех его предков до пятого колена, потом упал в бочонок с этими уродами и насквозь ими пропитался, пока всплывал.

«В отдельных случаях тролли скрещивались с карликовыми гигантами. Но более вероятное объяснение предполагает наличие мерзавцев исследователей и незаконные эксперименты».

Три разновидности крысюков появились как раз из-за древних колдунов-экспериментаторов.

Такие дела безнравственней, чем убийства. Даже убийство можно иногда оправдать, если найти подходящий повод.

Подчинённый Косса вернулся. Из фонаря в его руках лился ослепляющий сине-белый свет. Косс приступил к делу. Пользуясь палочками для еды, он тыкал, колол, ощупывал и копался в карманах. Ничего полезного не всплыло. Он перешёл к зловонной куче.

— Смотри, что тут есть.

Он поднял что-то похожее на двухдюймовую стрелку диаметром три восьмых дюйма и показал на один конец. Там было четыре продольных канала, начинавшихся сразу за остриём. В каналах сохранились следы вещества коричневого цвета.

— Ракета?

— Возможно. И, конечно, отравлена. Но как её запустили? А ещё остались вопросы кто и зачем.

«Прибыли Диновы заказы».

Я вышел на улицу.

Джерри, разносчик пива, остановился за коляской доктора и завёл беседу с прекрасной миссис Членовред. Заметив меня, он что-то сказал парочке красных фуражек, которые уже возненавидели его за знакомство с прекрасной дамой, позволявшее болтать с той, и они добровольно согласились помочь перенести кеги, чтобы попасть ей на глаза.

Они подвели к крыльцу трёх пони с лёгкой девчачьей бражкой. Джерри кивнул на толпу снаружи и на бардак в прихожей: — Ты вернулся.

— Что ты хочешь этим сказать? Ладно. Просто сложи всё у кухонной двери. Я не хотел, чтобы кто-нибудь увидел Джона Растяжку.

— Их лучше хранить в холоде.

— Тогда волоки к Покойнику.

Джерри со своими помощниками осторожно обошёл следы побоища и скрылся в обители Покойника.

— Кругом покойники, — сказал я и посмотрел на шкатулку из вишнёвого дерева, лежавшую на полке среди сувениров, оставшихся от прежних расследований. — И вообще, зачем оно им сдалось?

— Дин хотел опробовать несколько сортов к твоей вечеринке.

— Нормально. Вот же подлый старпёр.

Свистун ткнул дрожащим пальцем в сторону Покойника.

— Это он? — и побледнел, белее мела.

Мой партнёр — это больше четверти тонны мёртвой нечеловеческой плоти, постоянно находящейся на изготовленном на заказ дубовом стуле. Первое, что бросается в глаза из его внешности, кроме больших размеров, это сходство с мамонтёнком, у которого карликовый хобот в четыре раза меньше обычного.

Большинство посетителей особо не разглядывают его. Их ошарашивает то, что он может читать их мысли.

Один из красных фуражек стал теребить висящий на шее свисток. Талисман не успокаивал. — Что-то холодно здесь, братишки. Он ударился в бегство. Его коллега рванул за ним следом.

Джерри решил не отставать от них.

Покойник принадлежит к расе Логхиров. Их совсем мало, поэтому они долго обдумывают решение, испустить дух или нет. Этот пока откладывал, его убили больше четырёхсот лет назад.

***

Доктор Членовред воспользовался нашатырём. На личность в прихожей это не подействовало. Косс в итоге отбуксировал его в штаб-квартиру Гвардии, после того, как Членовред остановил кровь из раны на лбу. Болт остался там, где был.

Косс оставил нас, дав, не стоившее и гроша, обещание делиться информацией. Джерри же оставил счёт. Я нашёл его дома на столе Палёной, он лежал вместе со счётом доктора Членовреда.

Доктор тоже ушёл, оставив Дина в наркотическом сне.

Я разрешил Джону Растяжке выйти, только убедившись, что все покинули дом.

Вскоре появились уборщицы-крысючки. Они ждали ухода свистунов. Грязная масса их совсем не обрадовала. Они сделали себе тканевые маски на морды и чем-то набрызгали в воздухе, запахло пряностями, похожими на острый перец. Вязкая слизь была собрана лопатами в вёдра, плотно запечатана и выброшена в реку. Касаться её они опасались.

Мы с Джоном Растяжкой зашли к Покойнику.

— Что-то холодно здесь, — пожаловался крысюк.

— Все вопросы к Палёной. Она заявила, что в холоде он дольше продержится. Мне так не кажется.

— Уверен, она знает, о чём говорит.

— Она всё и обо всех знает. Итак, что же в этой шкатулке?

«Воздух».

— Что? Парень погиб, двое ранено, а там пусто?

«Это был отвлекающий манёвр. Настоящая шкатулка в каком-то другом месте».

— Ты уже разобрался, что к чему?

«С большим трудом и упорством, я смог сделать выводы, на основании того немногого, что мне удалось извлечь из существа, которого забрал лейтенант Косс».

Покойник любит хвалить сам себя.

— Отлично поработал.

«Дамы возвращаются. Кажется, им в чём-то сопутствовала удача».

Я открыл им дверь. Пенни пулей пролетела мимо меня и уборщиц. Палёная присоединилась к нам в холодке.

— Поступили сведения, что тебе повезло, — я потыкал пальцем в сторону Покойника.

— Слепая удача, только и всего. Следов девушка никаких не оставила. Несомненно, тут замешано колдовство. Мы следили за раненым. Они были не вместе. Мы шли за ним, когда заметили её выходящей из Бенбоу. Бенбоу — солидная старая гостиница, находящаяся под защитой Холма, там останавливаются приезжие ведущие бизнес с колдунами-паразитами, живущими в том районе. — Я отправила туда Пенни. Она источает какое-то природное обаяние, и с его помощью узнала, что та искала там свою подружку Келли, которая называет себя сейчас Элизой. Элиза поселилась на третьем этаже вместе со своей тёткой, мисс Гранстрэйсс. Они вчера приехали в Танфер.

К нам присоединилась Пенни.

— Я проверяла, как дела у Дина.

— Доктор сказал, всё будет в порядке. Можешь рассказать подробности?

— Управляющий, мелкий парень, похож на белку. Я пофлиртовала с ним, а он разрешил побеседовать с персоналом. Элиза прибыла из Лиефмольда. Там у неё, что-то неладное произошло. Что именно, она не рассказывает. У её тётки ужасный акцент. Когда белка узнал, что я незнакома с ними, то послал кого-то наверх, скорее всего, предупредить, поэтому я смылась.

Покойник легонько прикоснулся ко мне, давая понять, что я не должен интересоваться, как именно она очаровывала персонал Бенбоу. Не хотел, чтобы я вёл себя, как все папы.

— Я притворилась, что незнакома с Палёной и Долларом Даном, поэтому, когда мне пришлось уйти, они смогли проверить, не станет ли кто следить за мной.

— Хорошо придумано.

— Попытался только поварёнок. Но Доллар Дан так его шуганул, что тот обмочился.

— Вот и он пригодился.

Палёная нахмурилась. Она не хотела признавать это. И Пенни...

Ага! Поварёнок побежал за ней не по приказу работодателя.

«Идите сюда. Все».

Покойник умеет сканировать память, может найти в ней то, что и сам не знаешь. Он заставляет несколько своих умов работать одновременно, отрабатывая и проверяя сразу несколько версий и удивительным образом связывая всё воедино.

«Всё очевидно. Нашей жертвой, Рекидом Скедрином, сильно интересовались, как минимум, две группы, настолько, что могли пойти на убийство. Возможно, он использовал в качестве отвлекающего манёвра сам себя».

— Как он узнал всё это, ни с того ни с сего?

«Пенни, пожалуйста, пригляди за Дином, пока он не пришёл в себя. Если понадобится, Гаррет и Палёная помогут тебе».

Кое-кто забыл, кто тут главный.

«Гаррет, открой дверь».

***

На пороге стоял робкий нервный коротышка. Он смотрел на меня большими, влажными, коричневыми, как у собаки, глазами. Выглядел он, как парень всё жизнь проживший в невзгодах. Его одежда в стиле «прощай молодость» была изношена. Моё появление испугало его.

Он ещё только думал, стучать или нет.

— Кто вы? — пропищал он, растягивая слова, девчачьим голосом и с таким жутким акцентом, что без мачете было не врубиться в смысл сказанного.

«Пожалуйте в кабинет Палёной».

Незнакомец не знал о Покойнике, от которого несло злобным ликованием. Этого дергунчика он мог легко просканировать.

— Что тебя сюда привело, малыш?

— Э-э-э...

Он стал для Покойника источником новых сведений.

Он немного замешкался, сомневаясь, стоит ли пользоваться заранее отрепетированной ложью. За время, затраченное им на выработку стратегии, Палёная успела разложить бумаги, чтобы вести записи. Она довольно улыбнулась.

Меня не беспокоит, что клиенты врут. Покойник может залезть им в мозги, пока те в меру своих способностей придумывают сказки.

— С кем имею честь разговаривать? — поинтересовался гость.

Неужели он не знал, куда шёл?

— Гаррет. Самый симпатичный голубоглазый бывший морпех из тех, что существуют на свете. Это мой дом. Вы уверены, что не ошиблись адресом?

«Он мысленно рассчитывает обнаружить здесь объект своих поисков».

— Мистер Гаррет, я представляю Совет Рызна, — на каррентийском он говорил так, словно его рот был полон орехов и пудинга. Хорошо, что у меня есть партнёр, который может выяснить не только то, что человек хочет мне поведать, но и то, что думает.

«Он недавно осознал, что, по большому счёту, его контролирует только он сам. Вследствие этого выросли и его личные амбиции».

Коротышка щёлкнул каблуками и слегка поклонился, это был обычай той части света.

— Рок Машина, Пурпурная Роза, к вашим услугам, сэр, — вот, что мне пришлось услышать. Я пожал плечами. Имя незнакомца я слышал раньше. Он был уверен, что мне известно про его прародителя, который был серьёзным игроком в стране отцов. Его семья эксплуатировала народные массы в течение веков.

Я продолжал слушать. Если тишина продержится ещё какое-то время, он может нарушить её чем-то интересным.

— Рекид Скедрин отправился к вам, — произнёс он очень по-венагетски, «Реки-день Скайдрен».

«Это тот, который умер».

Мне и так было это понятно. Я же квалифицированный слушатель.

— Я такого имени не знаю.

— Ничего удивительного. Он был пустым местом. Помощник капитана на бродячем судне, курсировавшем между Танфером и Лиефмольдом. Безнравственная молодая женщина, Ингра Мах, на днях скончавшаяся, соблазнила его и убедила переправить национальное сокровище Лиемфольда сюда к ней. Она надеялась устроить аукцион на вашем Холме.

Ну, с волшебными игрушками по-другому и быть не могло, видимо тут имела место настоящая секс-бомба. Просто так люди не станут умирать.

«Он говорит правду и твои рассуждения обоснованы. Тем не менее, история в целом имеет также политическое значение». Покойник показал несколько украденных визуальных образов.

«Придётся позже проверить имена этого человека. Они сложены не так, как у нас на юге. Похоже, он дал их в приблизительном переводе. У них это может оказаться должностью».

Коротышка выхватил кинжал и сказал:

— Я пришёл в поисках...

— Вы правы, мистер Рок. Тоска от такой невоспитанности, — сказала Палёная.

Казалось, он оцепенел, когда увидел её. Покойник ограничивал его зрение.

Я осторожно отобрал кинжал, стараясь не касаться лезвия. На нём имелись цветные пятна, непохожие на засохшую кровь.

Всё произошло мгновенно. Покойник даже не раскрыл себя, а Палёная осталась за столом. Рок взвизгнул, когда я усадил его на стул. Он надулся и начал массировать вывихнутое запястье. В глазах у него появилась лишняя влага.

— Нам уже хватило этого на сегодня. Что вам от нас надо?

— Я прислан сюда по велению Совета, чтобы вернуть Тень.

—Тень, — в столице можно заработать капитал и без советов Покойника.

— Что вам известно о Рызне, мистер Гаррет?

— Венагетский город с дурной репутацией.

— Сэр! Рызна принадлежит Венагете вынужденно, потому что кто-то впустил осаждающих в город под покровом дня, в безоблачный полдень, когда все мужчины были с похм... — он бубнил историю более чем вековой давности.

«Его предки были предателями. Венагета оставила их без награды. Они решили отплатить той же монетой, украв эту Тень».

Ну и ладно. Я, даже если не понимаю, что происходит, никогда не мешаю объяснять.

— Что это за штуковина такая — Тень? И зачем её искать здесь?

«Существует ли возможность, что в шкатулке что-то есть?» — мысленно спросил я Покойника.

«Нет, это было бы чем-то настолько мощным, что все мы ощутили бы это. Настоящая шкатулка окована железом, свинцом и серебром. Тень — это совокупность душ покойных колдунов Рызны. Соединение их сил без индивидуальностей. Для Рызны и мистера Рока значение её узко ограничено. Главное назначение состоит, в использовании её для управления Рызной. Умерший вор, однако, понял, что это может стать мощным инструментом, ценным для любого колдуна в любом месте».

У неё самой, наверно, колдовских талантов не хватает. Она будет пытаться установить свою власть над миром.

«Так и есть. Мистер Рок представляет Тень, как нечто тёмное и сильное. Он влюблён в эту мощь».

Итак. В итоге получается, внештатный социалист решил осуществить перераспределение ценностей, присвоив Тень Рызны. Рок получил задание вернуть её, потому что считался слишком тупым, чтобы использовать в личных целях. Он специально прибеднялся. По его мнению, никто не имел право пользоваться этой игрушкой, кроме старины Рок Машины, Пурпурной Розы, то есть его самого.

В мой круг общения не входят парни типа Рока, но мне часто приходилось встречаться с подобными.

— Тень... Нет. Вам это знать необязательно. Что действительно имеет значение, так это то, что она принадлежит народу Рызны и должна быть возвращена назад. Я готов заплатить четыре тысячи серебряных нобилей за её возвращение.

Это насторожило меня. Палёная усмехнулась бы, если у крысюков было бы чем усмехаться.

— Отлично, — обрадовался я. Четыре тысячи будут неплохим приданым.

— Просто замечательно, — и тут он высказал глупость, можно подумать, я уже забыл настоящие мотивы вора, отправившего свой трофей в Танфер. — Тень, кроме Совета Рызны, никому не нужна.

«Даже для Рызны это не так. Венагета Тенью удерживала Рызну в подчинении, пока глупый охранник, ещё слишком юный, чтобы думать своей головой, не позволил добраться до него женщине по имени Ингра».

Ингра Мах, похоже, имела талант. Жаль, что позволила кому-то добраться до себя.

— Давайте уточним, мистер Рок. Что вы хотите? У нас нет вашей Тени. Но мы можем заняться её поисками. Это наше ремесло.

— Рекид принёс вам шкатулку.

— Пустую. А сам он прожил совсем мало и ничего не объяснил.

«Существа, гнавшиеся за мистером Рекидом, подчинялись мистеру Року. Совет Рызны выделил пятерых в помощь мистеру Року и, помимо того, для контроля над ним самим. Они не виновны в смерти мистера Рекида».

Пять. Двое ранено. Один в кутузке. Охраняют Рока, а также следят. Полезная информация. А что же настоящий вор? Она, в самом деле, мертва? А что, если она настолько ловка, что смогла сбить со следа, инсценировав свою смерть?

— Как ни странно, но я вам верю, мистер Гаррет.

Старые Кости мысленно сказал мне: «Он уверен, что она мертва». И одновременно отправил образ из сознания коротышки.

Ингра Мах отправилась следом за Рекидом Скедрином. Рок прибыл на место действия вскоре после начала процесса. Покойник заверил меня, что, хотя Рок настоящий злодей и способен на убийство, в этом его вины не было.

Машина продолжил:

— Рекид и хозяин судна подрабатывали в качестве перевозчиков сомнительных товаров.

— Они были контрабандистами.

— Грубо говоря, да.

— А зачем он пришёл ко мне домой?

— Об этом можно только догадываться, мистер Гаррет. Или ему подсказали ваш адрес ещё в Лиефмолде, или он навёл справки уже здесь и решил, что вы подходите для его целей. По моим сведениям, у вас есть серьёзные связи на Холме. С другой стороны, есть у меня и такая версия, он просто хотел оставить ложный след, пока хозяин судна переправляет настоящую Тень в другое место.



— Допустим, я найду вашу штуковину. Где мне забрать свои четыре тысячи?

— Я снял номер в «Насесте Сокола». Можете найти меня там.

Тьфу. Насест — это низкопробный дешёвый барак неподалёку от Бенбоу. Там не приходится отбиваться от проституток и мошенников на входе, но основная его клиентура является клещами на животе общества, которые оказывают сомнительные услуги для сиятельств с Холма.

Человек с четырьмя тысячами нобилей мог позволить себе лучшее.

Рок показал на свой кинжал, находившийся сейчас на краю стола Палёной.

— Можно?

— Не обрежьтесь.

Он забрал нож, прошёл мимо меня, делая вид, что собирается уйти, затем развернулся и сказал:

— Я иду искать...

Пенни треснула его сзади кастрюлей:

— Парни, ужин готов.

— Расслабляй запястья, если не хочешь потянуть связки, — сказал я ей.

Она хмуро посмотрела на меня, но присоединилась к Палёной, помогая обшаривать карманы Рока. Ничего мы там не нашли, поэтому просто швырнули его на крыльцо, прихватив у него смертоносный ножик.

Который стал очередным трофеем на той же самой полке, где уже стояла шкатулка из вишнёвого дерева.

Затем мы собрались на кухне.

***

Я снова устроился за столом.

— Кто там стучал в дверь?

— Косс. Он решил, мы должны знать, что арестант умер, не приходя в сознание. Ещё интересовался, часто ли налётчики получают в ответ дырки во лбу.

— Хороший человек. Справедливый. Неужели ты удивлён, что тот бедолага умер?

— Не каждому удаётся продержаться столько времени, как ему.

— Что дальше? Может, вернёмся в Бенбоу? — спросила Пенни. — После того как Дан напугал Пузыря...

— Ты узнала его имя?

— Он симпатичный.

— Думаешь, у меня других забот мало?

Палёная засмеялась. Пенни не обращает внимания на любые попытки воспитания.

— Как супчик, дедушка?

Немного острый.

— Вкуснотища. Ты ничего не упустила, когда Дин показывал, как готовить.

— Спасибо, — довольным голосом сказала она, умудряясь при этом смотреть на меня волком

— Моя очередь, — сказала Палёная и выскочила из-за стола.

— Это просто жуть какая-то, такой слух и нюх, — проворчала Пенни.

Палёная вернулась с письмом, запечатанным воском, скреплённым печатью Бенбоу.

— Там была белокурая девчушка. На этот раз она немного пахла.

«Я не ощутил её присутствия. Хотя присутствовало какое-то беспокойство, приступ головокружения. Мутило как-то».

Жирным почерком в качестве адресата на письме был прописан мистер Гаррет.

— Она что-нибудь сказала?

— Ничего. Вручила, что хотела, и ушла. Она не может быть человеком.

Я в раздумьях уставился в потолок.

— Запаха глины не чувствовалось? Или чего-нибудь подобного?

— Нет. Но я подумаю над этой версией.

— Что там? — заинтересовалась Пенни, она единственная не могла читать, заглядывая мне через плечо.

— Просьба отужинать с мисс Гранстрэйсс и распить бутылочку «Танферского золотого», — лучшего вина в нашем городе.

— Мне хватит времени привести себя в порядок? — спросила Пенни.

Я не успел объяснить, что приглашение было только на меня одного.

«Пенни, наступил один из тех случаев, когда Гаррет и Палёная должны будут помогать тебе».

У нас здесь, похоже, случилась революция. Или контрреволюция.

***

Матрос Рекид Скедрин был младшим помощником на судне, на котором, по слухам, занимались контрабандой. Этот корабль и его команда заслужили обыск. Но: — Я был слишком откровенен с Коссом. Его Спецы каждую тень в порте проверят.

«Твоё приглашение в Бенбоу не терпит отлагательств. Лейтенант Косс скоро начнет поход по общественным зданиям».

Мы почти собрались, даже Пенни спрятала на себе оружие, когда она вдруг решила подняться на второй этаж.

«Палёная уже имела дело с портом».

— Брат разрешил мне взять Доллара Дана. Дана там не заметят, — сказала она.

Крыса на причале? Да уж, вряд ли. На него даже не взглянут лишний раз.

— Мы выходим или нет? Пенни! Пошевеливайся!

«Нужно будет выяснить, почему люди, не колеблясь, решаются совершать убийства в нашем доме».

— Тьфу! Я же просто вернулся сюда, чтобы передохнуть!

Палёная распахнула дверь, но наружу не выходила.

Шёл дождь. Ливень.

Пенни слетела вниз с зонтиками, шляпами и парусиновыми куртками.

***

Гостиница Бенбоу стояла здесь с незапамятных времён. Она напоминала розовощёкую, маленькую, кряжистую бабушку, у меня самого такая была. Внутри было тепло, пахло печным дымом и стряпнёй по старым рецептам, в которых предпочтение отдавалось чесноку. Всё это придавало уюта. Место было хорошее, но неоднократно компрометировавшее себя своей клиентурой из нехороших людей.

Внутри справа от входа находился небольшой обеденный зал, пустовавший сейчас. Большинство гостей предпочитало обедать у себя в номерах. Слева стоял ряд продавленных удобных старых стульев и диванов в комплекте с потёртыми столиками. Три старика сидели с трёх сторон от одного из столов, двое играли в шахматы, а третий давал советы под руку. Бара не было совсем. Хозяева решили не привлекать сюда клиентов с улицы.

Лестница к номерам для гостей находилась прямо напротив входа, её охранял коротышка с презрительным взглядом и передними зубами, как у грызуна. Его волосы были зализаны на бока с пробором посередине. По внешности ему очень подошло бы имя Кролик или Белка.

Он поднялся и встал около маленького, захламлённого столика, когда Пенни пролетела мимо него в обеденный зал, он задохнулся от такой наглости.

Голос у него оказалось высоким и писклявым.

Пенни даже не обратила на него внимания.

Кролик начал брызгать слюной. Потом он осознал, кем является Палёная. Слюна потекла рекой.

Я показал приглашение.

— О. Да, конечно. Я даже и не ждал вас, — он с отчаяньем посмотрел на Пенни, потом на Палёную. Ему больших трудов стоило произнести: — Пожалуйте за мной. В отношении крысючьего народа существует множество предубеждений.

Мисс Гранстрэйсс проживала в люксе, занимающем западную половину третьего этажа. Я сердито пыхтел и спрашивал себя, не начать ли мне тренировки, не слишком ли я стар для этого. Кролик потренировался в стуке.

Дверь открыла блондинка. Она отошла в сторону. Судя по сердечному теплу, выказанному ею, она могла быть из обожжённой глины. В глазах её плескалась бесконечная пустота.

Палёная вошла первой. Я следом. Дверь закрылась перед кроличьим носом. Девушка задвинула засов и перешла в левую сторону гостиной. Там она замерла по стойке «смирно», только руки сложила перед собой. На ней была другая одежда и без пальто, но стиль остался прежний.

— Ах, мистер Гаррет. Даже не надеялась, что вы отзовётесь. Я, безусловно, ценю вежливое отношение.

Я не поверил своим глазам.

— Сэр? Что-то не так? — она бросила взгляд, горевший гневом, в сторону Палёной.

— Прошу прощения. Просто удивился, — при слабом освещении она походила на бабушку моей будущей жены, одну из самых противных женщин на свете.

Эта тоже была огромна, уродлива и воняла.

Запах появился в результате диеты и сомнительного образа жизни.

Её акцент был сильнее, чем у Рока, и имел другую ритмичность.

— Проходите, мистер Гаррет. Устраивайтесь поудобней. Давайте побеседуем, пока Шатун готовит ужин, — говорила она медленно, подбирая каждое слово, хотя смысл можно было понять только из контекста.

Я сел. Палёная осталась стоять. Для неё не оказалось подходящего стула. Своё пальто она также снимать не стала, что действовало в качестве психологического оружия на племянницу. Блондинка изменила позу, после того как я устроился.

— Ну ладно, мистер Гаррет. Сегодня Рок Машина, Пурпурная Роза, нанёс вам визит. Не сомневаюсь, он фонтанировал своими выдумками, перекладывая собственные преступления на других.

Рок был моим клиентом только в его сознании. Я ни на что не подписывался.

— Что ж. Тогда очень хорошо, сэр. Просто отлично. Мы с Элизой приехали в ваш изумительный город, чтобы вернуть реликвию.

— Тень.

— Точно. Именно так и есть. Пурпурная Роза рассказал вам частично правду. Замечательно. Да. Тень. При своей малой истинной ценности, у неё, однако, имеется существенная моральная ценность для людей определённого сорта. Мы здесь по воле Короны Венагеты, с целью вернуть королевскую собственность, — она сощурила на меня свои поросячьи глазки, на самом деле огромные и уродливые. — Для вас ведь это не проблема, сэр? Вы же не будете осуждать меня только за то, что я венагетка?

— Нет. Мы же победили в войне.

— Отлично. Просто отлично. Уверяю вас, я пережила много горя в те мрачные времена. Как и все мы. Ладно, сэр. Могу ли я рассчитывать на вас?

Я нахмурился. Не сообразив, о чём речь, я признался:

— Я не понимаю, что вы хотите.

— В целях укрепления новой дружбы между нашими народами, вы вернёте Тень мне, Руке Бегбег.

Все венагетские правители именовали себя Бег. Те, кто прекратил борьбу, называли себя Бегбег, что означало Король королей и Король мира.

— У меня нет вашей штуковины. Я не знаю, где она, и как выглядит. Мне не узнать её, даже если она укусит меня за ногу. Я вам в этом деле не помощник.

— Сэр!

— Я знаю, что некто пытался вломиться ко мне домой, другой некто убил его, ещё один из этих некто умер немного позднее. А милашка стояла через дорогу и следила за всем этим. Вам, вероятно, известно больше, чем мне.

— Но Рекид принёс вам шкатулку.

— Что он сделал? Палёная, ты видела шкатулку?

— Я нет, — она испытывала дискомфорт. Кроме запаха от самой мисс Гранстрэйсс, апартаменты изобиловали необычными ароматами.

— Ей богу, мистер Гаррет. Вы лукавите. Элиза видела шкатулку.

Я посмотрел на блондинку, по-прежнему неподвижную и прекрасную, как фарфоровая статуэтка. Неужели она видела? Вряд ли. Тогда зачем было говорить об этом?

— У неё волшебное зрение, она видела, что происходит в моём доме, с места, на котором стояла.

— Зря стараетесь, вам её из себя не вывести.

Мелкие подробности не было основной моей целью.

Кто-то с большим энтузиазмом забарабанил в дверь.

***

Прибыл Кролик с обедом. Настроение у него было мрачное. Его основными помощниками были подростки примерного одного возраста, мальчик и девочка. Девочкой была Пенни, а мальчиком, по-видимому, Пузырь, он оказался гораздо смазливей, чем она упоминала. В нём к тому же было слишком много этой чёртовой уверенности в себе.

Ещё двое из персонала принесли складные столы, один основной для обеда, второй для подростков, в качестве вспомогательного при обслуживании.

Грустная старая женщина, которая могла быть супругой Кролика, влетела в номер.

— Вот, нашлось!

Она разложила стул, изготовленный для существ, снабжённых хвостом.

Обслуга расстелила чистую скатерть и накрыла на четыре персоны. Элиза села, но с недовольным видом.

Ели мы, в основном молча, к столу подавались утка и несколько других блюд, ничего особенного. Вино меня тоже не впечатлило, хотя это было «Танферское золотое». Единственной, кто умел обращаться со всем арсеналом столовых приборов, оказалась Палёная.

Элиза кушала только, чтобы не выделяться на общем фоне. Она не произнесла ни слова за всё время. При этом глаз она не отводила.

Наконец, покончив с костями, мисс Гранстрэйсс заметила:

— Мне будет не хватать здешней кухни. Итак, мистер Гаррет. Вы надеетесь получить какую-то пользу, пряча Тень. Или, может, переубедите меня?

— Не могу. У меня нет этой проклятой штуковины.

Женщина рассмеялась. По её жировым складкам прошла рябь.

— Что ж, хорошо. Очень хорошо. Как мне заинтересовать вас, чтобы вы занялись её поиском?

— Мне неизвестно, что нужно искать. Но Рок предложил четыре тысячи серебряных нобилей за это.

Мисс Гранстрэйсс аж вся затряслась. — Пурпурная Роза? Четыре тысячи? Этот принц лгунов! Этот последний из бесконечной очереди воров! Он сбегает, не заплатив по счёту, везде, где останавливается.

Она сболтнула лишнего. Возникла молчаливая пауза. Элиза начала проявлять интерес.

Мисс Гранстрэйсс сменила тему.

— Вы едва пригубили вино, мистер Гаррет. Что-то не так? Хозяин гостиницы заверил меня, что это самое лучшее вино, предлагаемое в Танфере.

— Он, конечно, прав, но я больше разбираюсь в пиве. Мне непонятна модная одержимость прокисшим виноградным соком. Как-то некто когда-то заметил, пиво является доказательством того, что боги снисходят до нас не только, чтобы мучить.

— В пиве, сэр? Понимаю, Танфер славится разнообразием и качеством продукта со своих пивоварен. Какой сорт вам больше нравится?

Почему бы и не напрячь её? — Пшеничное Вейдеровское со вкусом ежевики.

— Элиза, проверь, есть ли у Шатуна.

Блондинка кивнула, встала и вышла из-за стола, как заводная кукла.

Я спросил:

— Что это с ней? Она вообще человек?

— О, да. Конечно, сэр. Да, в самом деле. Просто очень серьёзна. Моя племянница. И к тому же моя ученица. Заканчивает начальное обучение. Замечательный ребёнок. Блестящие способности для её лет. Она станет одной из великих людей, — повернувшись, она спросила: — Что это, девочка?

Пенни поставила перед нею тарелку.

— Тыквенный пирог со специями, мэм. Фирменное блюдо Бенбоу.

Она обслужила меня и Палёную. За ней подошёл Пузырь с матерчатым мешком, из которого нацедил коктейль с ромом.

Пенни спросила:

— Нужно ли накрывать для юной мисс, мэм?

Мисс Гранстрэйсс рассердилась. Она не привыкла быть просто «мэм».

— Пока нет, а то остынет. А может, она и не захочет. Она не ест много сладкого.

Я попробовал расспросить о Рызне, Венагете и Тени. Мисс Гранстрэйсс то уклонялась от ответа, то восхищалась моими чудесными способностями с целью привлечь к поискам её пропавшей безделушки.

— Понимаем ли мы друг друга, мистер Гаррет?

— Я ни слова не услышал о возможной выгоде для меня и моих близких. Кроме этого прекрасного обеда.

Она не обрадовалась. Это был совсем не тот ответ, который она ждала.

— Ладно, сэр. Очень хорошо. Я, в самом деле, не должна забывать, что нахожусь за пределами области, в которой мои желания имеют вес закона. Очень хорошо. Принесите мне Тень, и я заплачу восемьсот нобилей в качестве вознаграждения, — она подняла руку, с целью предупредить замечание, ожидаемое ею. — Полновесных Фулл-Харборских нобилей, а не сказочных золотых, обещанных обманщиком Пурпурной Розой.

Меня это не убедило. И выглядел я неубеждённым.

— Что ж, тогда идите за мной, сэр. Идите за мной.

Она встала, поманила. Так, обычно, молоденькие дамочки в возрасте Элизы подзывают дружка, поведать ему секреты.

Я неохотно пошёл. Неохота возросла ещё сильнее, когда она направилась в тёмную спальню. Но свет неожиданно появился. Я оглянулся. Парнишка, девочка и крысючка выглядели изумлёнными, но настороже.

— Проходите, мистер Гаррет. Обещаю не покушаться на ваше целомудрие.

У неё ещё и чувство юмора есть?

Я немного расслабился.

— Но дверь, всё же, придётся закрыть. Вдруг моя племянница вернётся. Я хочу, чтобы она по-прежнему оставалась в неведении об этом.

— Она говорит или понимает по-карентийски? Незнание языка могло объяснить её нелюдимость.

— Даже не знаю, что сказать сэр. Этот ребёнок полон сюрпризов. Не поможете ли вы?

Она попросила вытащить сундук из-под незастеленной кровати. Постельные принадлежности пахли так же, как мисс Гранстрэйсс, только хуже. Я не удивлюсь, если она страдает от какой-нибудь злокачественной болезни.

Мы выволокли сундук на кровать. Она сказала:

— Отойдите, пока я работаю с секретным замком.

Запор сундука мерцал узлами смертельных заклинаний.

Интересно, знали ли наши шишки, что среди нас появился иностранный тяжеловес. Венагетский тяжеловес, который, по всей видимости, уцелел в Кантардской бойне с населяющими наш Холм.

— Война закончена, мистер Гаррет. А моя миссия сейчас более важна, чем какая-то месть. Она откинула крышку и достала ящик, занимавший две трети глубины сундука. Под ним лежали серебряные монеты, ровными рядами выстроились они во всю длину и ширину дна. Их были сотни и сотни. Присутствовало и золото, но мне его не предлагали.

Восемьсот нобилей — огромная сумма. И она была осязаема.

— Возьмите монету. Любую. Проверьте её.

— Я вижу, они настоящие. На них была Фулл-Харборская нарезка, для защиты от фальшивомонетчиков.

— Всё равно возьмите. Проверьте, — она дождалась, пока я выберу одну из них. — Восемьсот нобилей, мистер Гаррет, и покрытие всех расходов и трат сверху, потом мы вернёмся во мрак Венагеты.

Ненавижу, когда записные злодеи показывают свою человеческую сущность.

— Ну, мистер Гаррет. Вернёмся в гостиную, пока ваша помощница не потеряла терпение... Хотя, сначала помогите мне с сундуком. Она поставила ящик обратно и взвела, пахшие смертью, замочные заклинания. Я помог засунуть сундук обратно. Она отцентрировала его на старое место с хирургической точностью.

Идя впереди, я самодовольно посмотрел на Палёную, Пенни и Пузыря.

Мы вернулись за стол.

Мисс Гранстрэйсс начала хмуриться, тревожно ёрзать и пахнуть ещё сильнее, что и так мучило Палёную. Женщина начала бормотать: — Где эта девчонка? Что она там делает?

Я достаточно хорошо познакомился с венагетами в районе боевых действий, чтобы понять, в чём причина. Мисс Гранстрэйсс была недовольна своей чудной ученицей.

— Приношу свои извинения, мистер Гаррет. Элиза такая рассеянная, — сказала она.

Наконец, Элиза внесла поднос, нагруженный восемью аккуратно расставленными кружками. Она положила поднос возле меня.

— Вы сокровище, Элиза, — поблагодарил я.

Похоже, я был для неё мебелью.

Я заметил, её обувь была сырой. Ноздри и усы Палёной задёргались. Она что-то почуяла, запах, которого раньше не было.

Я понюхал пиво, оно было одним из имевшихся у Кролика. Две кружки я передал Палёной.

Пенни положила Элизе тыквенного пирога. Пузырь налил коктейль. Девочка помялась, поморщилась, попробовала, а потом чуть не улыбнулась. Она смела всё, смакуя каждый кусочек. Мисс Гранстрэйсс была поражена.

— Мы не последний раз это кушаем.

Пенни и Пузырь начали убирать со стола. Пенни ощутила, что ситуация изменилась, и решила побыстрее смыться.

Палёная, изображая пьяную, начала нахваливать планировку дома. Иностранцы могли не знать, что некоторые крюсюки могут опрокинуть целую бочку.

Как только ребятишки ушли, Палёная начала бормотать, что нужно срочно возвращаться домой. Дома был туалет, которым могла пользоваться крысючка. Она не хотела оконфузиться.

Мисс Гранстрэйсс снисходительно улыбнулась.

— Мистер Гаррет, пожалуйста, подумайте над моим предложением.

— Обязательно. Я женюсь. Наличные могут мне пригодиться.

— Я буду здесь, пока не верну Тень.

— Я посоветуюсь со своими партнёрами, сразу по возвращении домой.

Мои слова вызвали у неё улыбку. Она повторила:

— Я буду здесь.

***

В нескольких ярдах от Бенбоу что-то случилось. Там находился лейтенант Косс, жужжавший над трупом, как прародитель всех мух.

Я сунул свой нос. Это обернулось нам бессмысленным получасовым допросом о том, почему стоит только встретить нас, Палёную, Пенни, и меня, где-нибудь в городе, как тут же происходит новое двойное убийство.

Жертвами оказались существа, похожие на тех, что вломились в мой дом. Их грохнули так же, как Рекида Скедрина, но они разлагались медленнее. Гниль распространялась с мест, куда воткнулась примерно похожая штука.

Палёная указала на неё зонтиком.

— Лейтенант, мощь, с которой разломали шкатулку, могла иметь отношение к случившемуся? — указанная шкатулка была двойником одной недавно появившейся в коллекции Покойника, только обита изнутри слоем металла и разорвана.

— От неё возникают жуткие ощущения. Отдадим занудам экспертам-криминалистам, пусть вынюхивают, что с ней.

Палёная тоже успела понюхать.

Косс, наконец, оставил нас в покое. Оказавшись вне пределов слышимости, Палёная сказала:

— Пока мы были в гостинице, дождь закончился, но тротуар ещё мокрый. От девушки пахло сыростью, когда она принесла пиво.

— А шкатулка внутри сухая.

— Она ничего не сказала тётке.

— Это не она сделала. У меня появилось желание побыстрее бежать домой.

Мы с Палёной испугались, а Пенни думала совсем о другом. Она сказала, что домой придёт позднее. Они с Пузырём договорились встретиться и распить пару молочных коктейлей.

Палёная вовремя одёрнула меня.

— Вот, — я выудил монетку, которую толстуха заставила меня взять. — Нужно её разменять. И будь осторожна.

Пенни рассмеялась, подкинула нобиль вверх, и унеслась.

— Всё она не потратит, — успокоила меня Палёная.

***

Не успели мы отпереть дверь, а Покойник уже ощутил наше смятение.

«Идите сразу ко мне. С Дином всё нормально».

Вопросов он задавать не стал. Просто нырнул в наши сознания, пробираясь сквозь завалы памяти. По поводу Пенни он нисколько не волновался.

— Я прав? Или эта девчушка, Элиза, в самом деле убийца?

«На основании сведений, принесённых вами и полученных от Рок Машины, предполагая, что, возможно, я получу от Пенни, так и есть. Она не та, за кого себя выдаёт. Дай мне минуту на размышление».

Ему потребовалось пять.

«Почему женщина оправила девушку из дома? Настолько забылась, что совершила такое в Каренте?»

Я упустил из виду эти вопросы.

«Ответы на них основываются на отсутствии запаха от неё, не ощущении её присутствия и муторности, которую я испытал, когда она стояла у дверей».

— Гранстрэйсс специально отослала её, не хотела, чтобы та увидела лишнего.

«Отличная логика».

— Ещё она хотела заглянуть мне в голову.

«У неё это получилось. Хотя, конечно, её талант и близко не сравнится с моим. Она не может различать детали образов или конкретные мысли, но определила, что Тени у тебя действительно нет. Она разглядела, что Пенни пришла с тобой. Возможно, ей известно о моём существовании».

Возможно, это не так плохо. Она не решится лезть к нам.

«У неё появились подозрения в отношении девушки? Когда девчушка вернулась, она обратила внимание на улики, которые ты заметил? Если Элиза добровольно не предложит правдоподобного объяснения, тётя начнёт нервничать. А если ещё узнает о событиях на улице, может заподозрить, что Элиза и Рок Машина внезапно заключили союз».

«Жаль, её нет здесь, можно было бы обсудить всё это».

Не уверен, был ли он прав, связав Рока и Элизу, но держать пари против не стал бы. Он вытягивает чудесным образом правильные ответы из паутины и волшебной пыли, основываясь на многовековых наблюдениях за развитием дурного характера человечества.

«Если мистер Рок вернётся сюда, это послужит доказательством нашей гипотезы».

— Думаешь, он запаникует и прибежит к нам, потому что больше никого не знает?

«Да».

— Его глупость неизлечима.

«Это было очевидно с самого начала».

— Что было в той шкатулке на улице?

— То же, что и в нашей, — высказала своё мнение Палёная.

«Воздух. Да. Почти наверняка. Хозяин судна лежит где-нибудь мёртвый, убитый на всякий случай. Рок Машина и мисс Гранстрэйсс гоняются за иллюзией. Тень никогда не попадала в Танфер.

— Эта Ингра Мах мертва?

«Даже если она умудрилась подставить вместо себя девчушке в качестве жертвы кого-то другого или покончила с собой, после того, как её ограбили здесь третьи лица, это не имеет никакого значения. Но я опасаюсь, что скоро между Рызной и Лиефмолдом начнут происходить жуткие вещи. Кто-нибудь попытается воспользоваться Тенью, а та использует его. Или её».

***

«Можешь идти спать, Гаррет. На сегодня мы закончили».

— Нет, пока Тинни не вернулась домой, не закончили.

По дому прошла волна веселья.

Покойник занялся общением с Палёной. Я проверил Дина. Старикашка спал здоровым сном. У него налился чудесный синяк, но выглядел он так, словно уже завтра сможет сесть в седло.

***

Пенни вернулась раньше, чем я ожидал. Она была в ярости.

— Можете радоваться, этот Пузырь настоящий скотина, — зарычала она. — Он!.. Он!..

Её выражения не прошли тест на учтивость.

— Что случилось?

— Мы пришли, куда он меня пригласил, и вдруг у него не оказалось денег! Неожиданно у него появилось четверо голодных друзей, и одним из них оказалась проститутка по имени Тами.

— Жизнь — дерьмо.

— Вам кажется, это смешно.

Так и есть. Но ей было не до шуток. Чёрт, я мог остаться без полного изложения событий на восемь часов.

— Сходи, проведай Покойника.

— Он уже высосал всё из моей головы. Я собираюсь идти плакать, пока не усну.

***

Рок Машина появился настолько рано, что кроме Покойника и Палёной все ещё спали. Пурпурная Роза спасался бегством. Он был весь мокрый, грязный, напуганный и опустошённый. Палёная впустила его, усадила на стул и приказала:

— Не двигайся.

Она вернулась на крыльцо и помахала рукой.

Доллара Дана там не было, но из укрытия подбежал другой крысюк. Она проинструктировала его. Затем поднялась наверх, чтобы вытащить меня из постели в такую рань, словно ситуация не могла подождать.

Пока она скакала вверх и вниз, Рок из Рызны осознал, что её слово — закон. И нерушимый, как он ни старался, слезть со стула ему не удалось.

Пока я, щурясь со сна, добирался до кухни, Палёная начала заваривать чёрный крепкий чай.

— Ещё не готов. Иди в мой кабинет. Посмотри, кто к нам пришёл. Чай я туда принесу.

Я всё ещё пересекал прихожую, когда Покойник послал мысль: «Открой дверь». Так и с ума свести можно.

Стук начался после открытия первого засова. Я распахнул дверь. Косс отшатнулся.

— Быстро вы появились.

— А?

«Он не получил нашего сообщения».

— Интуиция привела?

Косс сделал шаг назад. Умные слова могут быть опасны.

— Палёная отправила гонца. Мы поймали злодея.

Это ещё больше сбило его с толку. Я пропусти его внутрь. Косс и его подчинённый вошли. Палёная вышла с кухни, неся поднос с шестью чашками и до сих пор недозаваренным чайником. Косс сказал:

— Мы пришли...

 Его глаза остекленели.

Я получил сообщение в мозг, как и Палёная, которая чуть не выронила поднос.

Косс приблизился к Року и положил руку ему на правое плечо.

— Он монстр? Обвиняется в четырёх убийствах? А с виду и не скажешь, — он наклонился и прошептал тому в ухо: — Ты в глубоком дерьме, дорогуша.

Рок начал извиваться, как уж на сковороде. Его широкие карие глаза молили о спасении.

— Плохие новости, Рок. Ты зря старался. Тень в Танфере даже не появлялась.

Пурпурная Роза выражал свои чувства, как человек с кляпом во рту. Думаю, он был расстроен.

— Он не сбежит? — спросил Косс.

— Только если другие злодеи спасут его.

Все рассмеялись. У остальных злодеев были свои собственные проблемы.

— Нужно заканчивать с ним, я тороплюсь. Ах!

Вниз спустилась Пенни. Её вид был мрачнее даже, чем у меня, разбуженного в такую рань. Она схватила чашку. Палёная налила ей. Пенни положила много сахара.

— Ч присхдит? Чво ему над от меня?

— Вы были вчера вечером в Сладкой Торе. Устроили там скандал.

— Ну и что? Хотите выпороть за это?

— Выпорю.

— Он выпорет, Пенни. После твоего ухода, там все превратились в пускающих слюни идиотов, — сказал я.

— Что? Вот дерьмо. Вы же не думаете, что я в чём-то виновата.

Её глаза затуманились.

Потом она села на ближайший стул. — Там было не меньше двенадцати детей. Они вообще не при чём. Зачем кому-то делать подобное?

— Она приготовила это не для них. По её замыслу, я должен был принести монету домой. Когда её заклятие сработало бы, я и Старые Кости перестали бы представлять для неё угрозу, в которую мы превратились, когда она выяснила, что у нас нет Тени.

— Она же могла и меня, и Палёную, и Дина тоже зацепить.

— Да.

— Разве вы не рады, что не стали беспокоиться за меня, отпустив с Пузырём?

Однако, на сердце у неё было другое.

— Да рад. Отлично получилось, — хотя ни я, ни Покойник не ведём статистику удач, но мы верим в интуицию. Что-то глубоко внутри меня заставило расстаться с этой монетой.

Конечно, можно было сделать лучше, чем получилось.

— Вы пойдёте со мной, Гаррет? — спросил Косс.

— Это приглашение?

— Если не будете путаться под ногами и открывать рот.

— Я прослежу за ним, — сказал Палёная. — Если он выйдет за рамки, буду пинать его.

Косс посмотрел на неё, выгнув бровь.

— Я тоже иду.

— И я, — присоединилась Пенни.

Косс вздохнул. Столько гражданских.

***

Операция началась после прихода Спецов. Трое из них занялись Рок Машиной. Остальные пошли с нами в Бенбоу.

***

Кролик был в горе. Мисс Гранстрэйсс ночью сбежала. По своим счетам она расплатилась, но номер был словно после побоища.

— У толстухи была размолвка с племянницей, — сообщила Палёная.

— Ты сможешь отследить её, — спросил я.

— Даже под водой. Она сильно расстроилась. Это для неё добром не кончится.

***

След сначала привёл к месту, где толстуха перехватила Спецов, конвоировавших Рока в штаб. Результатом стало не спасение, а похищение. Свидетели показали, что она сделала всё быстро и грязно, дети ей в этом не помогали. Далее её след вёл на пристань и заканчивался на пустом причале. Швартовавшееся здесь судно уже скрылось из виду и оказалось за пределами юрисдикции гвардии.

Снова начался дождь.

— Слишком часто им удаётся сбежать, — Косс съёжился, чтобы дождевая вода не текла по шее.

— Они перережут друг другу глотки. Если Спецы не успеют догнать их. Во время бойни они не признают никаких правил.

— Возможно.

— Мой старший сержант раньше говорил, что в одни дни вы едите крокодила, а в другие крокодил ест вас.

— Так и есть, — он мрачно улыбнулся. — Сука оставила девчушку расхлёбывать кашу. Давайте найдём её и навалим ей несколько порций.


home | my bookshelf | | Теневые воры |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу