Book: Жертва Ведьмака



Жертва Ведьмака

Джозеф Дилейни

Жертва Ведьмака

Купить книгу "Жертва Ведьмака" Дилейни Джозеф

Joseph Delaney

The Spook’s Sacrifice

Copyright © Joseph Delaney, 2009 Illustrations copyright © David Frankland, 2009

First published as The Spook's Sacrifice by Random House Children's Publishers UK


© Бакалюк Е., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Посвящается Мэри

Самый высокий холм в Графстве окутан тайной. Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершина снова покрылась льдом, а когда он сошел, изменились названия всех городов, долин и даже очертания холмов. Сейчас на этой самой высокой вершине не осталось ничего, что напоминало бы о тех событиях. Но имя осталось.

Ее называют

Каменный Страж, или Камень Уорда-защитника

Глава 1. Менада-убийца

Жертва Ведьмака

Я внезапно проснулся с гнетущим чувством тревоги. За окном сверкали молнии, и почти сразу за ними раздавались гулкие раскаты грома. Мне уже приходилось ночевать здесь в грозу, так что дело было не в непогоде. Нет, меня охватило предчувствие какой-то опасности. Я вскочил с постели, и зеркало на прикроватной тумбочке неожиданно вспыхнуло. На миг в нем появилось и тут же исчезло чье-то отражение. Но я узнал лицо. Это была Алиса.

Она была моим другом, несмотря на то, что два года обучалась на ведьму. И когда Ведьмак прогнал ее, Алиса вернулась на Пендл. Я скучал по ней, но держал обещание, данное учителю – не обращал внимания на все ее попытки связаться со мной. Но сейчас я не мог игнорировать Алису. Она написала мне сообщение на зеркале, и я невольно прочел его, прежде чем оно исчезло.


Что за менада-убийца? Я никогда о таких не слышал. И как мог убийца, кем бы он ни был, добраться до меня – ведь для этого надо проникнуть в сад Ведьмака, охраняемый его могущественным домовым! Любого, кто осмелится пересечь границы сада, домовой встретит оглушительным ревом, слышным за многие мили отсюда, и тут же разорвет на клочки.

И потом, откуда Алиса может знать о грозящей мне опасности? Она далеко отсюда, на Пендле. Но все же ее предостережение не могло меня не насторожить. Мой учитель Джон Грегори ушел разбираться с беспокойным привидением, и я находился дома один. У меня не было под рукой ничего, чем бы я мог себя защитить. Посох и мешок остались внизу на кухне, и я решил за ними сходить.

«Не паникуй, – приказал я самому себе. – Не спеши и сохраняй спокойствие».

Я быстро оделся и натянул сапоги. Как только над моей головой раздался очередной раскат грома, я тихонько открыл дверь и осторожно вышел на погруженную во тьму лестницу. Там я остановился и прислушался. Тишина. Очевидно, в дом пока еще никто не забрался. На цыпочках, так тихо, как только возможно, я стал спускаться по ступенькам, затем через прихожую прокрался на кухню.

Я положил в карман штанов серебряную цепь, взял посох, открыл заднюю дверь и вышел наружу. Где же домовой? Почему не защитил дом и сад от незваного гостя? Дождь хлестал по лицу, и я пытался хоть что-то разглядеть на лужайке и за деревьями. Глаза уже привыкли к темноте, но я мало что мог увидеть. Несмотря на это, я направился к деревьям в западном саду.

Я не прошел и дюжины шагов, как слева от меня раздались ужасающий вопль и топот. Кто-то бежал через всю лужайку прямо на меня. Я приготовил посох, нажал на рычаг, и потайной клинок со щелчком выскочил.

Снова вспыхнула молния, и я увидел нападавшую. Ею оказалась высокая худая женщина, размахивающая смертоносным клинком. Ее волосы были собраны сзади, исхудалое лицо, покрытое темной краской, искажено ненавистью. На ней было мокрое от дождя длинное платье, а вместо обуви – кожаные ремни, обмотанные вокруг ног. «Похоже, это и есть менада», – подумал я.

Вскинув посох так, как меня учили, я приготовился защищаться. Мое сердце готово было выскочить из груди, но нужно было сохранять хладнокровие, чтобы воспользоваться первой же возможностью для удара.

Внезапно ее клинок описал дугу, едва не зацепив мое правое плечо. Я отскочил, пытаясь сохранить дистанцию между нами. Для того чтобы нанести удар, мне требовалось пространство. Трава была влажная от дождя, и когда менада снова пошла на меня, я поскользнулся и потерял равновесие. Я едва не опрокинулся на спину, но удержался, упав на одно колено, и в последний момент вскинул посох, отразив клинок, готовый пронзить мое плечо. Я снова бросился в атаку и сильно ударил менаду по запястью. Ее нож покатился по земле. Вспышка молнии осветила ее искаженное яростью лицо, когда она, безоружная, снова бросилась на меня. Обезумевшая от ненависти, менада закричала: грубые гортанные звуки сложились в странное слово – как мне показалось, греческое. Я отступил в сторону, опасаясь ее длинных острых ногтей, и сильно стукнул ее посохом по голове. Менада рухнула на колени, и я мог с легкостью вонзить клинок в ее грудь.

Но вместо этого я перекинул посох в правую руку, достал из кармана серебряную цепь и намотал ее на левое запястье. Серебряная цепь сгодится в борьбе с любым приспешником тьмы – но способна ли она остановить менаду-убийцу?

Я собрался с силами. В миг, когда менада вскочила на ноги, яркая вспышка молнии озарила ее фигуру. Это было очень кстати. Я прекрасно видел свою мишень и, не медля ни секунды, бросил цепь. Образовав безупречную спираль, цепь с металлическим звоном упала на менаду, и та как подкошенная рухнула на траву.

Я осторожно обошел поверженного врага. Цепь обмотала ее руки и ноги и туго обхватила рот. Впрочем, это не помешало менаде изрыгнуть поток непонятных слов. Если это был греческий, то какой-то неизвестный мне диалект.

Казалось, все сработало, поэтому, не теряя времени, я схватил менаду за левую ногу и потащил по мокрой траве к дому. Наверняка Ведьмаку захочется задать ей пару вопросов, если он, конечно, сможет понять ее речь. Я знал греческий, по крайней мере не хуже его, но понять ее слов не мог.

Напротив дома стояла деревянная пристройка, где мы хранили дрова. Сюда, спасаясь от дождя, я и приволок менаду. С полки в углу я достал фонарь и зажег его. Теперь я мог лучше разглядеть пленницу. Но едва я склонился над ней с фонарем, как она плюнула в меня. Розовая тягучая капля стекла по моим штанам. Я принюхался – от менады исходил запах застарелого пота и вина. Но было в нем и что-то еще. Легкое зловоние гнили. Когда она снова ощерила рот, я разглядел застрявшие между ее зубами кусочки мяса.

Ее губы и язык были синеватого цвета – как от красного вина. Лицо покрывали замысловатые узоры – спирали и завитушки. Казалось, боевая раскраска нанесена красной глиной, но дождь почему-то не смыл ее. Менада вновь плюнула в меня, и я отошел в сторону и повесил фонарь на крюк.

Вытащив из угла стул, я поставил его напротив стены, чтобы можно было не опасаться ее плевков. До рассвета оставалось не меньше часа, так что я сел, откинувшись на спинку стула, и закрыл глаза, слушая, как по крыше стучат капли дождя. Я устал и решил немного вздремнуть. Серебряная цепь крепко сковала менаду – у нее не было ни шанса освободиться самостоятельно.

Не прошло и пары минут, как меня разбудил громкий шум. От неожиданности я подскочил на месте. Это был невообразимый шипяще-свистящий рев, и длился он уже несколько секунд. Кто-то приближался к пристройке, и внезапно я осознал кто.

Домовой! Это был его атакующий рык!

Я даже не успел встать на ноги, как фонарь погас, а сам я получил удар под дых и опрокинулся на спину. Пока я хватал ртом воздух, посыпались сложенные дрова у стены напротив и раздался пронзительный крик менады. Еще долгое время он звучал во тьме, а затем наступила тишина, прерываемая лишь стуком дождя. Домовой сделал свое дело и ушел.

Я боялся снова зажечь фонарь. Боялся посмотреть на менаду. Но в конце концов все-таки решился. Ужасающе бледная, обескровленная домовым, она была абсолютно мертва. Ее горло и плечи были покрыты ранами, а платье разорвано в клочья. На лице застыла гримаса ужаса. И сделать уже ничего было нельзя. Все произошедшее казалось просто невероятным. Раз она была моей пленницей, домовой не должен был трогать ее. И где вообще он был, когда следовало охранять сад?!

Потрясенный, я оставил тело менады лежать в сарае, а сам пошел в дом. Я подумал об Алисе, которая передала мне предупреждение через зеркало. Я был обязан ей жизнью, и мне не терпелось поблагодарить ее за помощь. Я уже почти решил сделать это, но вспомнил обещание, данное Ведьмаку. Поборов себя, я умылся, переоделся в чистую одежду и принялся ждать возвращения учителя.

Он вернулся только в полдень. Я рассказал ему обо всем, и мы пошли посмотреть на мертвую менаду.

– Ну что ж, парень, это вызывает парочку интересных вопросов, верно? – сказал Ведьмак, почесывая бороду. Он выглядел весьма озабоченным, и я его понимал. Из-за случившегося я сам чувствовал себя отвратительно.

– Я всегда был абсолютно уверен, что мой дом здесь, в Чипендене, в абсолютной безопасности, – продолжал учитель, – но случившееся заставляет задуматься. Теперь я уже вряд ли буду так спокойно спать в своей кровати. И все же как этой менаде удалось незаметно для домового проникнуть в сад? Никогда прежде такого не случалось.

Я кивнул в знак согласия.

– И еще кое-что беспокоит меня, парень. Зачем домовой напал и убил ее, уже связанную цепью? Он же знает, что так вести себя нельзя.

Я снова кивнул.

– И наконец, мне интересно: откуда ты узнал, что она в саду? Был гром, ливень – ты вряд ли мог услышать ее. По сути, она должна была войти в дом и убить тебя в твоей постели. Так что же тебя насторожило? – спросил Ведьмак, поднимая брови.

Я уже не кивал, а внимательно разглядывал свои сапоги, чувствуя, как острый взгляд учителя испепеляет меня. В общем, я откашлялся и все ему рассказал.

– Я знаю, что обещал вам не общаться с Алисой и тем более не использовать для этого зеркало, – закончил я. – Но все произошло так быстро, что я ничего не мог поделать. Она пыталась связаться со мной и прежде, но я всегда был верен данному слову – до последнего случая. Но ведь это хорошо, что на этот раз я прочел ее послание, – добавил я с сердитыми нотками в голосе, – в противном случае сейчас я был бы уже мертв.

Ведьмак сохранял спокойствие.

– Да, возможно, ее предостережение спасло тебе жизнь, – согласился он. – Но ведь ты знаешь, что я думаю по поводу зеркала и твоего общения с этой маленькой ведьмой.

Его слова разозлили меня. Видимо, учитель это заметил, потому что сменил тему:

– Тебе известно, что собой представляет менада-убийца, парень?

Я покачал головой:

– Я знаю только то, что когда она нападала, то была вне себя от ярости.

Ведьмак кивнул:

– Менады редко отваживаются покинуть свою родину, Грецию. Их племя обитает там в дикой местности. Они кормятся чем придется – дикими ягодами, животными, всем, что попадется на их пути. Поклоняются кровожадной богине Ордин и черпают свою силу в вине и свежей плоти, и это вызывает в них безумное желание убивать. Большинство из них питаются трупами, но не побрезгуют и живыми. Наша красавица разрисовала себе лицо, чтобы выглядеть устрашающе, – возможно, это смесь вина и человеческого жира, ну и воска, чтобы все закрепить. Наверняка она недавно кого-то убила.

Тебе повезло, что ты смог сбить ее с ног и связать, парень. Менады обладают исключительной силой. Известно, что они способны голыми руками разорвать свою жертву на кусочки! Они живут так сотни и сотни лет и в конечном итоге деградируют – сейчас их вряд ли можно назвать людьми. Они уже ближе к диким животным, хотя все еще сохраняют остатки разума.

– Но зачем она отправилась из Греции сюда?

– Убить тебя – это же очевидно. Не понимаю, что тебя удивляет. Твоя мама сражается там с силами тьмы, поэтому не сомневаюсь, что это нападение – попытка как-то воздействовать на нее.

Ведьмак помог мне снять серебряную цепь с мертвой менады, и мы потащили ее тело в восточный сад. Мы выкопали для нее узкую, но глубокую яму – как обычно, большую часть работы проделал я. Уложили мы ее вниз головой. Менада не была ведьмой, но учитель никогда не искушал судьбу, если дело касалось приспешников тьмы – особенно, когда мы мало что о них знали. Возможно, в полнолуние она попытается выбраться на поверхность, но не догадается, что лежит вверх тормашками. Затем Ведьмак послал меня в деревню за каменщиком и кузнецом. Поздним вечером они установят над ямой железные прутья и камни.

Учителю не пришлось долго искать ответы на свои вопросы – прямо на границе сада он нашел две окровавленные лохани. Скорее всего, они были полны крови, прежде чем домовой осушил их.

– Полагаю, парень, сюда что-то подмешали. Вероятно, это и одурманило домового. Вот почему он не заметил, как менада проникла в сад, а затем убил ее, хотя не вправе был этого делать. Жаль, что так вышло. Мы могли допросить ее и узнать, зачем она явилась и кто ее послал.

– Может, за всем этим стоит дьявол? – спросил я. – Возможно, это он приказал ей убить меня?

Дьявол, также известный как Враг рода человеческого, пришел в наш мир в прошлом августе. Его вызвали три ведьмовских клана Пендла – Малкины, Дины и Маулдхиллы. Сейчас эти кланы воюют между собой – одни ведьмы подчинились дьяволу, другие стали его заклятыми врагами. За это время я трижды столкнулся с ним, и хотя при каждой встрече дрожь пробирала меня до костей, я знал, что вряд ли Враг решится убить меня собственными руками.

Он был стреножен как конь, его силу кто-то ограничил. Если дьявол убьет меня сам, то его власть на земле продлится всего сто лет – а это для него ничтожно мало. Следовательно, он может только заставить одного из своих отпрысков убить меня или может попытаться привлечь на свою сторону. Если ему удастся переманить меня в стан тьмы, то он воцарится на земле до скончания веков. Именно это он пытался сделать в нашу последнюю встречу. Но если я погибну от руки кого-нибудь другого – той же менады, например, – Враг может постепенно укрепить свое господство над миром. Короче говоря, не он ли послал убийцу?

Ведьмак задумался:

– Дьявол? Вполне возможно, парень. Мы должны быть настороже. Тебе просто повезло, что ты пережил это покушение.

Я хотел напомнить ему, что дело вовсе не в везении, а в предупреждении Алисы, но передумал. Сегодня всем порядком досталось, так зачем лишний раз раздражать Ведьмака.


Ночью я долго не мог уснуть. В конце концов я встал с постели, зажег свечу и принялся перечитывать мамино письмо, которое получил весной:

Дорогой Том!

Тяжелая борьба с силами тьмы в моей родной стране идет уже долго и подходит к своему переломному моменту. Хочу сказать, что мне необходимо кое-что обсудить с тобой и кое о чем тебя попросить. Мне нужно, чтобы ты кое-что отдал мне; и еще мне нужна твоя помощь. Если бы существовала хоть малейшая возможность избежать этого, я бы не стала обращаться к тебе. К сожалению, я не могу доверить письму то, что мне необходимо тебе сказать, поэтому собираюсь в середине лета приехать на несколько дней домой.

Джеку я тоже написала, что приеду, поэтому с нетерпением жду того дня, когда увижу вас на ферме.

Старайся, сын, учись усердно и верь в лучшее, каким бы мрачным ни представлялось тебе будущее. Ты гораздо сильнее, чем думаешь.

С любовью,

мама

Меньше чем через неделю мы с Ведьмаком отправимся на юг на ферму моего брата Джека. Там я увижу маму. Я так соскучился по ней, что не мог дождаться этой встречи. И вместе с тем волновался – чем же я могу ей помочь?



Глава 2. «Бестиарий» Ведьмака

Жертва Ведьмака

Следующее утро, как всегда, началось с занятий. Шел уже третий год моего ученичества у Ведьмака: первый год был посвящен домовым, второй – ведьмам, сейчас я изучал «Историю Тьмы».

– Итак, парень, приготовься записывать, – приказал Ведьмак, почесывая бороду.

Я открыл тетрадь, обмакнул перо в чернильницу и приготовился слушать.

Я сидел на скамейке в западном саду. Было солнечное летнее утро. На небе ни единого облачка. Прямо перед нами открывался вид на холмы, на которых паслись овцы, кругом раздавалось птичье пение и навевающее дремоту жужжание насекомых.

– Я уже говорил тебе, парень, что тьма является разными путями в разное время и в разных местах, – сказал Ведьмак, расхаживая передо мной взад-вперед. – Но, как мы уже знаем на собственном опыте, самый ужасающий поборник тьмы в Графстве, да и вообще в мире, – это дьявол.

Мое сердце замерло, и я почувствовал комок в горле, вспомнив свою последнюю встречу с ним. Тогда дьявол открыл мне страшную тайну. Он заявил, что Алиса – его дочь. Дочь Врага. В это было невозможно поверить – но вдруг это правда? Алиса была моим лучшим другом и не раз спасала мне жизнь. Если дьявол не соврал, то Ведьмак был абсолютно прав, прогнав ее. И значит, мы с ней никогда уже не будем вместе – эта мысль была невыносимой.

– Впрочем, помимо дьявола, являющегося нашей самой большой проблемой, – продолжил Ведьмак, – есть и другие создания тьмы, которые при поддержке ведьм, колдунов или сующих свой нос куда не следует смертных тоже могут явиться в наш мир через порталы. Ты ведь помнишь древнего бога Голгофа, которому мы противостояли в Англзарке?

Я кивнул. Тот случай едва не стоил мне жизни.

– Мы должны радоваться, что Голгоф все еще дремлет, – сказал учитель. – Но другие уже бодрствуют. Возьмем, к примеру, родину твоей матери – Грецию. Вчера я рассказывал тебе про жестокую богиню Ордин, которой поклоняются менады, – с незапамятных времен она требует бесчисленных кровавых жертв. Без сомнения, она возглавляет те силы, с которыми сражается твоя мама.

Об Ордин я знаю не так уж много. Но известно, что, явившись в наш мир, она собирает толпу приспешников и уничтожает все на своем пути. И менады, которые обычно рассеяны по всей Греции, в ожидании ее прихода собираются в большие группы. Как стервятники, жаждущие плоти мертвых и умирающих. Для них это награда за служение Ордин. Конечно, твоя мама может рассказать нам об этом гораздо больше – в моем «Бестиарии» еще много чистых страниц, их надо будет заполнить.

«Бестиарий» Ведьмака – одна из самых толстых и интересных книг в его библиотеке, в ней есть сведения обо всех порождениях тьмы. Но когда данные были скудными, Ведьмак оставлял чистые страницы, чтобы при возможности дополнить записи.

– Тем не менее я знаю, что, в отличие от других древних богов, Ордин может пройти через портал самостоятельно. Даже Врагу для этого нужна была помощь ведьм Пендла. Но она может прийти в наш мир и вернуться обратно по собственному желанию.

– Приспешники Ордин… Что они собой представляют? – спросил я.

– Это порождения тьмы – демоны и элементали. Внешне демоны выглядят как обычные мужчины или женщины, но обладают невероятной силой и жестокостью. Среди ее приспешников есть и летающие ведьмы-ламии. Большинство из них уже присоединились к ней, и лишь некоторые не покинули родных мест – они живут одни или парами, как сестры твоей матери. Только представь, как выглядит пришествие Ордин – тьма этих созданий обрушивается с небес на своих жертв, терзая и разрывая их плоть. Даже думать об этом не хочется, парень!

Да уж. Две мамины сестры были летающими ламиями. В битве на Пендле они, сражаясь на нашей стороне, разметали три вражеских ведьмовских клана.

– В общем, опасное это место – Греция. Твоей маме предстоит много с кем сразиться… Там есть еще дикие ламии – те, что передвигаются на четвереньках. Они особенно распространены в горной части страны. После урока зайди в библиотеку, найди главу о них в «Бестиарии», сверь свои знания и кратко запиши все в тетрадь.

– Среди приспешников Ордин вы упомянули элементалей. Какие они? – поинтересовался я.

– В нашем Графстве нет огненных элементалей, парень. Я расскажу тебе о них, но в другой раз. А сейчас давай перейдем к древнему языку – выучить его сложнее, чем латынь или греческий.


Ведьмак оказался прав. Остаток урока прошел в таком напряжении, что у меня разболелась голова. Я должен был непременно освоить этот язык – на нем разговаривали древние боги и их поборники, на нем были написаны гримуары – книги заклинаний и ритуалов, используемые некромантами.

В общем, как только урок закончился, я облегченно вздохнул и отправился в библиотеку. Я действительно всегда посещал ее с радостью. Библиотека была отрадой и гордостью Ведьмака, он унаследовал ее, как и дом, от своего учителя Генри Хоррокса. Некоторые книги в этой библиотеке принадлежали предыдущим ведьмакам и переходили из поколения в поколение, другие были написаны самим Джоном Грегори. Учитель делился своим опытом, полученным за все то время, что он сражается с тьмой.

Ведьмак очень дорожил своей библиотекой: когда Алиса жила с нами, она должна была копировать книги, переписывая их от руки. Мистер Грегори считал своей святой обязанностью не только сохранить библиотеку для будущих ведьмаков, но и по возможности обогатить ее собрание.

На полках библиотеки громоздились тысячи книг, но я направился прямо к «Бестиарию», сборнику сведений о всевозможных порождениях тьмы – от домовых и демонов до элементалей и ведьм, с краткими характеристиками этих созданий и руководством по обращению с ними. Я пролистал страницы и остановился на «Ламиях».

Первая Ламия была могущественной чародейкой необыкновенной красоты. Она полюбила Зевса, повелителя древних богов, но он был уже женат на богине Гере. Легкомысленная Ламия родила от Зевса детей. Узнав об этом, ревнивая Гера в бешенстве лишила жизни всех ее малышей, кроме одного. Обезумев от горя, Ламия принялась убивать детей, попадавшихся на ее пути, и вскоре вода в ручьях и реках стала красной от крови, а воздух сотрясался от крика безутешных родителей. В конце концов боги наказали Ламию, превратив нижнюю часть ее тела в извивающийся и покрытый змеиной чешуей хвост.

Тогда она обратила свой гнев на мужчин. Расположившись на лесной поляне так, что из-за высокой зеленой травы выглядывали лишь ее прекрасная голова и плечи, Ламия поджидала путников. Приманив какого-нибудь несчастного поближе, она крепко обхватывала его тело своим хвостом и душила. Ее рот приникал к его шее, и она выпивала его кровь – всю, до последней капли.

Затем у нее появился любовник Хемог – паукообразное чудовище, обитавшее в недрах земли, в глубочайших ее пещерах. Она родила ему тройню. Их дочери и стали первыми ламиями-ведьмами. Тринадцатый день рождения девочек закончился ужасной ссорой с матерью. В пылу жестокой драки они разорвали Ламию на куски. Плоть ее, в том числе сердце, они скормили диким кабанам.


Дальше в книге описывались разные типы ламий-ведьм – как они выглядят, как себя ведут и, что важнее всего для ведьмака, как с ними обращаться. Я уже довольно много знал о них. У Ведьмака много лет жила домашняя ламия Мэг, а ее сестру, дикую ламию Марсию, он держал в яме в подвале своего дома в Англзарке. Они обе вернулись в Грецию, но в Англзарке я успел многое узнать о них.

Я продолжил чтение, делая, как обычно, краткие записи. Эти сведения наверняка еще пригодятся. И тут я наткнулся на ссылку о летающих ламиях, иначе говоря – венгириях, о них Ведьмак упоминал раньше, и я подумал о маме. Еще ребенком я замечал, как она от всех отличается. Она говорила с легким акцентом, который выдавал в ней человека, родившегося за пределами Графства, избегала солнечного света и днем даже опускала занавески на окне кухни.

Со временем я узнавал о маме все больше. Я узнал, как папа спас ее в Греции. Узнал, что я особенный – седьмой сын седьмого сына и ее подарок Графству – оружие против тьмы. Но чтобы сложить головоломку – кем на самом деле была мама. – все еще недоставало каких-то деталей.

Мамины сестры были венгириями – летающими дикими ламиями, которые, как недавно объяснил Ведьмак, за редким исключением входили в свиту Ордин. Сейчас они охраняли мамины сундуки с деньгами, снадобьями и книгами в башне Малкин. Значит, мама тоже ламия. Может, даже венгирия. Скорее всего.

Это была еще одна тайна, которую надо было разгадать – спросить об этом у мамы напрямую я не мог. Мне казалось, что она сама должна рассказать о себе. Возможно, скоро я все и узнаю.

Уже вечером, получив у Ведьмака пару часов на отдых, я отправился прогуляться на вересковую пустошь: поднялся на вершину холма Клин Парлик, полюбовался облаками, неспешно плывущими над долиной внизу, и послушал громкие крики чибисов.

Как же мне не хватало Алисы! Мы провели здесь много счастливых часов, обозревая с вершины раскинувшееся под нами Графство. Гулять в одиночестве не так приятно. Я с нетерпением ждал конца этой недели, когда мы с Ведьмаком отправимся на ферму Джека. Я встречусь с мамой и узнаю, чем же я могу ей помочь.

Глава 3. Подменыш?[1]

Жертва Ведьмака

Утром того дня, когда мы должны были отправиться в путь, я спустился в деревню за провизией, которую мы каждую неделю закупали у булочника, бакалейщика и мясника Чипендена, – ведь только дорога займет у нас несколько дней. В лавке мясника я сообщил ее хозяину, огромному рыжебородому детине, что тем, кто в ближайшее время явится к Ведьмаку по делам и позвонит в колокол у ив, придется подождать.

На обратном пути мой мешок оказался легче обычного – продуктов по-прежнему не хватало. На юге Графства бушевала война, и новости оттуда доходили неважные. Наши войска отступали, и на нужды армии отбиралось столько продовольствия, что бедняки практически голодали. Я заметил, что в последнее время обстановка в Чипендене ухудшилась. Все больше попадалось изможденных людей и заброшенных домов, многие семьи покидали деревню и отправлялись на север в надежде на лучшую жизнь.


Мы с Ведьмаком шли быстрым шагом, и, несмотря на то что я нес посох и оба наших мешка, я ничего против этого не имел. Я просто не мог дождаться встречи с мамой. Впрочем, стоило погоде улучшиться, как Ведьмак замедлил шаг. Я забежал было вперед, но вынужден был остановиться. Он нагнал меня и раздраженно заметил:

– Потише, парень! Потише! Мои старые кости с трудом поспевают за тобой. Мы вышли рано утром – в любом случае твоя мама явится не раньше летнего солнцеворота.

Поздним вечером следующего дня, еще до того, как мы взобрались на вершину холма Палача, я увидел дым, поднимающийся в небо со стороны полей Джека. На мгновение мое сердце сжалось от страха. Я вспомнил прошлогодний налет ведьм Пендла: тогда они дотла сожгли наш сарай, разграбили дом и похитили Элли, Джека и маленькую Мэри.

Но когда мы стали спускаться с холма через лес к северному пастбищу, мой страх сменился удивлением. К югу от фермы я увидел костры – дюжину или больше – и учуял древесный дымок и запах еды. Кто эти люди, устроившие привал на полях Джека? Мой брат вряд ли пригласит чужаков на свою ферму. Возможно, это как-то связано с мамой?

Впрочем, раздумывать над этим было некогда – я сразу почувствовал, что она уже дома. Из трубы в синее небо поднимался легкий сизый дымок, и я ощутил тепло от ее присутствия. Так или иначе, я понял – она вернулась!

– Мама уже здесь – я в этом абсолютно уверен! – сказал я Ведьмаку, и на глаза у меня навернулись слезы. Я так скучал по ней, что просто не мог дождаться нашей встречи.

– Что ж, парень, возможно, ты и прав. Иди к ней. Вам надо о многом поговорить друг с другом Я подожду здесь.

Я улыбнулся, кивнул и побежал вниз по лесистому склону. Но не успел еще добраться до дворика фермы, как встретил брата. В последний раз, когда я видел его, он был серьезно болен – налет ведьм Пендла едва не стоил ему жизни. Сейчас же брат загорел и снова выглядел здоровым и сильным, его брови казались гуще, чем когда-либо прежде. Он схватил меня в медвежьи объятия так крепко, что я чуть не задохнулся.

– Рад тебя видеть, Том! – воскликнул он, держа меня на вытянутых руках и широко улыбаясь.

– Счастлив видеть тебя в добром здравии, Джек, – ответил я.

– Это все благодаря тебе. Элли мне обо всем рассказала. Если бы не ты, я бы сейчас покоился под землей на глубине шести футов.

Да, это правда. Вместе с Алисой мы помогли Джеку и его семье выбраться из башни Малкин.

– Мама уже вернулась? – спросил я взволнованно.

Джек кивнул, но улыбка исчезла с его лица, сменившись легкой тенью беспокойства и неопределенности.

– Да, вернулась, Том, и очень хочет тебя увидеть, но я должен предупредить… Она изменилась.

– Изменилась? Что ты имеешь в виду?

– Во-первых, я с трудом ее узнал. Она стала какая-то дикая – особенно глаза. И выглядит моложе, словно сбросила несколько десятков лет. Я знаю, такое невозможно, но это правда…

Я ничего не сказал Джеку, но не сомневался: скорее всего, так и есть. Законы человеческого старения не применимы к ведьмам-ламиям. Как гласил «Бестиарий» Ведьмака, существует два вида ламий, и они постепенно переходят из одного состояния в другое. Мама, наверное, сейчас на пути превращения в дикую ламию. Ужасная перспектива. Даже думать об этом не хотелось.

– Том, ты все знаешь о таких вещах… Может, она подменыш? – с беспокойством спросил Джек, и на его лице вдруг отразились страх и сомнения. – Это могло случиться в Греции. Что, если настоящую маму похитили гоблины и подменили на кого-нибудь из своих?

– Нет, Джек. Конечно же нет, – успокоил я брата. – Гоблины – это выдумки. Не принимай все так близко к сердцу. Думаю, на маму подействовал теплый климат Греции. Я пойду и встречусь с ней, а с тобой мы поговорим позже. А где Джеймс?

– Джеймс занят. Он сейчас в кузнице зарабатывает больше, чем я на своей ферме. Но не сомневайся – у него найдется время для младшего братишки.

Джеймс был кузнецом, сейчас он жил здесь и помогал Джеку. Судя по всему, его новое дело действительно процветало.

– А что за люди расположились на южном лугу? – спросил я, вспомнив о кострах, которые мы видели, спускаясь с холма Палача.

Джек нахмурился и сердито покачал головой.

– Спроси об этом у мамы! – резко ответил он. – Но я скажу тебе так – они не имеют никакого права находиться здесь. Вообще никакого права! Ведьмы Пендла – вот кто это. И подумать только – после всех прошлогодних событий они разбивают свой лагерь на моем поле!

Ведьмы? Что ж, тогда гнев Джека вполне можно понять. Из-за них брат и его семья в прошлом году пережили настоящий ад. Почему же мама, зная обо всем, допустила это?

Я пожал плечами и пересек двор. Сразу за сараем я увидел новую постройку и Джеймса, который работал внутри, спиной ко мне. За оградой стоял фермер, он держал за поводья коня, которого надо было подковать. Я хотел окликнуть брата, но потом решил все-таки сначала встретиться с мамой.

К моему удивлению, мамин розовый куст зацвел. А я-то думал, что он погиб, когда дьявол, пытаясь меня убить, напал на дом. Почерневшие и высохшие стебли тогда были вырваны с корнем, а сейчас из земли тянулись новые зеленые побеги и несколько роз уже цвели, переливаясь в солнечном свете ярко-красным цветом.

Я остановился перед задней дверью и тихо постучал. Я здесь родился и вырос, но этот дом больше не был моим, так что следовало проявить учтивость.

– Заходи, сынок, – позвала мама, и от звука ее голоса глаза у меня увлажнились, а в горле встал комок. Как же я соскучился по ней! Я зашел на кухню, и мы оказались вдвоем.

Она сидела на стуле, помешивая рагу из баранины, томившееся в большом котле на огне. Как обычно, занавески на окнах были задернуты, чтобы не пропускать солнечного света, но даже в полумраке, когда она обернулась ко мне, я заметил то, о чем сказал Джек: «Она изменилась».

Ее улыбка была теплой, но выражение лица – немного суровым, линии ее скул стали резкими, в черных волосах исчезли седые прядки. Она действительно выглядела моложе, чем полтора года назад, в нашу последнюю встречу. Но в ее глазах сквозила затаенная тревога.

– Ах, сынок… – она обняла меня и притянула к себе. Ее тепло окутало меня, и я зарыдал в голос.

Она покачала головой:

– Садись, сынок, и будь сильным. Прекрасно, что мы снова вместе, но нам надо многое обсудить, а для этого понадобится ясная голова.

Я кивнул, сел напротив и стал смотреть на нее, не отрывая взгляда. Мне не терпелось спросить об Алисе – правда ли, что она дочь Врага, – но мамины дела были важнее. Только что-то очень серьезное могло подвигнуть ее вернуться в Графство.

– Как ты, Том? И как поживает твой учитель?

– Прекрасно, мама. Прекрасно. У нас все хорошо. Как ты? И как твои дела в Греции?



– Было трудно, сынок…

Мама вздохнула, и на ее лице отразилось душевное волнение. На мгновение мне показалось, что она слишком расстроена, чтобы продолжать разговор, но затем она сделала глубокий вдох и продолжила:

– Я отправляюсь прямиком туда. Я уже была в башне Малкин на Пендле и забрала мешки с деньгами, которые хранились в моих сундуках. Они должны были достаться тебе и использоваться здесь, в Графстве, но дела на моей родине складываются все хуже и хуже. Положение критическое… Мне очень нужны эти деньги, чтобы предотвратить ужасную катастрофу. Ты разрешишь мне забрать их?

– Конечно, мама. Они же твои. Поступай как знаешь. Это поможет тебе одолеть Ордин?

– Да, сынок, поможет. Твой учитель уже рассказал тебе, с чем мы столкнулись в Греции?

– Он знает об Ордин не много и надеется, что ты поможешь ему восполнить пробелы. Он остался на холме Палача, чтобы мы с тобой могли побеседовать наедине, но будет рад встретиться с тобой позже.

– Ну, во всяком случае, это я могу для него сделать – хотя, боюсь, этот разговор весьма осложнит наши отношения. Твой учитель хороший человек, с высокими принципами: он не сможет согласиться с моим решением. Но встретиться мы должны. Возможно, он поймет, что на самом деле так будет лучше. И вот еще что… Ты мне нужен, сынок. Ты нужен мне в Греции, чтобы помочь сразиться с силами тьмы. Другие тоже помогут, но ты обладаешь особенной силой, которая действительно может изменить ситуацию и принести нам удачу. Если бы я могла избежать этого, я бы так и поступила, но я вынуждена просить тебя. Ты поедешь со мной в Грецию?

Я был потрясен. Моим долгом было защищать Графство, и мама сама всегда желала, чтобы я стал учеником ведьмака. Но если ей требуется помощь в другом месте, как я могу отказаться?

– Конечно я поеду, мам. А мистер Грегори тоже отправится с нами? Или мне надо будет на время оставить учебу?

– Я искренне надеюсь, что он поедет, сынок. Но решение он должен принять сам. Я не берусь предсказать, как он отнесется к этому предложению.

– Что ты собираешься делать? – спросил я. – Для чего тебе понадобились деньги?

– Я все расскажу в свое время, – сказала мама, и я понял: сейчас не стоит настаивать.

– Мама, есть еще кое-что, о чем я хочу спросить, – замялся я. – Это касается Алисы.

Я заметил, как изменилось выражение ее лица. Еще минуту назад решительное и деловое, оно вдруг смягчилось, а глаза ее наполнились грустью. Еще не задав вопроса, я испугался самого худшего.

– Дьявол сказал мне, что Алиса – его дочь. Он врет, скажи, мама? Конечно это не может быть правдой, ведь так?

Мама смотрела на меня со слезами на глазах:

– На этот раз он не лжет, сынок. Мне больно говорить тебе об этом, ведь я знаю, как сильно ты привязан к Алисе. Но это правда. Она одна из дочерей Врага.

Мое сердце оборвалось.

– Но это вовсе не означает, что она обязательно окажется на стороне тьмы. У каждого всегда есть шанс на искупление. Шанс на спасение. У Алисы он тоже есть…

– Как давно ты знала об этом? – спросил я тихо. Ее слова не потрясли меня. Думаю, в глубине души я понимал, что это правда.

– Как только увидела ее, сынок, когда ты привел ее сюда, на ферму.

– Ты знала это еще тогда?! И все это время от меня скрывала?

Она кивнула.

– Но тогда ты сказала еще кое-что. То, что сейчас не имеет никакого смысла: будто мы с Алисой – будущее и надежда Графства и Ведьмак нуждается в нас обоих. Зачем ты это сказала?

Мама поднялась, положила руки мне на плечи и посмотрела прямо в глаза – выражение ее лица было строгим, но добрым.

– Все, что я сказала тогда, я готова повторить. Алиса постоянно беспокоится о тебе, и эта привязанность удерживает ее от когтей тьмы.

– Алиса связалась со мной несколько дней назад. Предупредила меня о вторжении менады-убийцы в сад Ведьмака. Если бы не она, я был бы сейчас мертв.

Я заметил тревогу на мамином лице и страх в ее глазах.

– Менада? Я была уверена, что они знают об угрозе, исходящей от меня… – прошептала она, выпрямляясь. – Но не ожидала, что им известно о тебе и одна из них будет готова пересечь море и добраться до Графства. Тьма затуманила мой дар предвидения. То, что я прежде видела, теперь скрыто, и все это происходит в такое неподходящее время! – она была в смятении.

– Я не понял ни одного ее слова, мам, хотя она и из Греции.

– В этой стране много наречий. Неистовство менады-убийцы нельзя обуздать. Говорить с ними трудно. Они дети эмоций, а не разума. Слушают только свой внутренний голос. Но никогда не стоит недооценивать их. Они сильны своей многочисленностью. В любом случае нам надо поблагодарить Алису за твое спасение. Это лишний раз подтверждает, что ее нельзя причислить к злобным ведьмам и она еще может оказаться грозным противником собственного отца. Вместе вы, возможно, сумеете нанести ему сокрушительное поражение.

– Вместе? Мистер Грегори никогда не пойдет на это.

– Боюсь, ты прав, сынок. И вряд ли он одобрит то, что я собираюсь сделать… – Она снова замолчала. Что ее останавливало?

– Там на южном лугу костры, – сказал я, пристально вглядываясь в мамино лицо. – Джек утверждает, что это ведьмы из Пендла. Неужели это правда, мама?

– Да, Том. Это так. Они нужны нам, сынок. Без их помощи нам не обойтись.

– Ведьмы, мама?! Мы заключили союз с ведьмами?!

До меня начала доходить чудовищность ее поступка. Страшно даже представить, как к этому отнесется Ведьмак.

– Я понимаю, что тебе, ученику Ведьмака, тяжело это принять, – сказала мама, положив руку мне на плечо. – Но нам не победить без них, это ясно. А мы должны победить. Нам надо одолеть Ордин. У нас нет права на поражение. Если это произойдет, то в опасности окажутся не только Греция или Графство, но и весь мир. Приведи сюда своего учителя. И позволь мне с ним все обсудить.


Я сделал так, как просила мама, – поднялся на холм Палача и передал Ведьмаку, что она хочет поговорить с ним. Я сказал только это, но, наверное, учитель о чем-то догадался по моему лицу, потому что по дороге на ферму он выглядел довольно мрачным.

Оставив их с мамой на кухне, я поднялся на пригорок, откуда мог рассмотреть кострища ведьм. Ветерок донес аромат рагу из крольчатины. Народ в Графстве голодал, и кролики были уже практически истреблены. Но, без сомнения, наши гости из Пендла имели на этот случай какие-то темные средства.

Я вспомнил о своих столкновениях с ведьмами и вздрогнул от ужаса. Вспомнил, как я оказался в яме, а Костлявая Лиззи точила ножи в надежде заполучить мои кости. Вспомнил тот ужасный момент, когда Маб Маулдхилл приставила нож к горлу маленькой Мэри, собираясь убить ее, если я не отдам ключи от маминых сундуков.

Злобные ведьмы – беспощадные создания тьмы, ради крови и костей для своих магических ритуалов они могут убить кого угодно. Выходит, Ордин еще опаснее, если мама готова пойти на союз с этими порождениями зла. Вправе ли я винить ее? Я ведь тоже пошел на сделку с Грималкин, чтобы победить Морвену и водяных ведьм.

Мои мысли были прерваны хлопаньем двери, а затем я увидел Ведьмака, шагающего через двор. Его лицо было чернее тучи. Я побежал к нему, но он нахмурился и, прежде чем я нагнал его, повернул на север.

– Иди за мной, парень. Нам надо поговорить! – бросил он через плечо и направился на холм Палача.

Он пересек северное пастбище, остановился на границе фермы Джека и повернулся ко мне лицом.

– Что случилось? – спросил я с явной тревогой. Ясно, что разговор с мамой не сложился.

– Что случилось? Все, парень. Практически все. Ты знаешь мое мнение об использовании сил тьмы. Этого просто нельзя делать. Вы не можете заключать союзы с ведьмами и тому подобными созданиями, надеясь при этом выйти сухими из воды и не перейти на сторону тьмы. К тому же тебе нельзя так рисковать, парень. Именно этого добивается дьявол, я тебе уже не раз об этом говорил. В общем, тебе предстоит принять важное решение. Взвесь все очень хорошо.

– Взвесить что?

– Предложение твоей матери. Отправиться в Грецию, объединив силы с ведьмами и… ну… Пусть она сама тебе это скажет. Я не могу – слова застревают в горле. Я возвращаюсь в Чипенден прямо сейчас. Если через три дня ты не придешь, я пойму, что ты пошел на поводу у своей матери. В этом случае можешь считать свое обучение у меня законченным.

– Пожалуйста! – взмолился я. – Не уходите! Давайте все спокойно обсудим.

– Обсудим? Что тут обсуждать? Твоя мама заключила союз с ведьмами Пендла. Это ясно как день. В общем, подумай и сделай выбор. Я свой уже сделал!

Сказав это, он повернулся, перешагнул через ограду и, не оглядываясь, пошел прочь. Я смотрел, как его фигура скрылась за деревьями, и с трудом мог поверить в то, что только что услышал. Он сказал о завершении моего обучения? Я испытывал потрясение, боль и злость. Я не заслужил такого отношения.

Я спустился с холма, пересек двор и снова направился на кухню. Надо поговорить с мамой и попытаться все выяснить.

Глава 4. Решения

Жертва Ведьмака

– Твой учитель отнесся к этому очень плохо, – сказала мама, когда я вошел, – даже хуже, чем я ожидала.

– Он ушел в Чипенден, мама. Сказал, что если я не вернусь через три дня, то могу считать свое обучение законченным.

Мама вздохнула:

– Я боялась этого. Но полагаю, ты хорошо поладил с Биллом Аркрайтом.

– Кто тебе сказал об этом, мам?

– Люди мне всегда что-то рассказывают, сынок. Или я сама узнаю. В общем, я все знаю. Ты не совсем хорошо начал, но затем все наладилось и он хорошо занимался с тобой. Если Джон Грегори не хочет быть твоим учителем, – продолжила мама, – тогда ты будешь учиться у Билла Аркрайта. Он мне тоже нужен. Я уже послала за ним. Надеюсь, он присоединится к нам и отправится в Грецию. Он будет здесь завтра.

– Что тебе нужно от него в Греции, мама?

– Он хороший ведьмак, и к тому же служил в армии. Мы на пороге великой битвы, и мне понадобятся его сила, бесстрашие и знание воинской тактики. Я сказала ему, что это вопрос жизни и смерти. И что если он отправится с нами, то сможет нанести тьме гораздо больший ущерб, чем здесь, в Графстве, – пусть и за шестьдесят лет служения.

Хорошо бы снова поработать с Аркрайтом, подумал я. За те месяцы, что я провел с ним на севере Кастера, он хорошо меня закалил, может, я смогу продолжить физические тренировки. Если бы не они, менада наверняка убила бы меня. С другой стороны, мне будет очень не хватать Джона Грегори. Он был не только моим учителем, но и настоящим другом. Неприятно думать, что я больше не смогу у него учиться. Дом в Чипендене уже стал моим домом. Билл Аркрайт, несмотря на все свои достоинства, не сможет заменить мне мистера Грегори.

– Расскажи мне о своем враге Ордин, мама. Почему так много зависит от победы над ней? – спросил я. – Что за опасности нам угрожают, если мы привлекаем в свои ряды столько народа?

Мама на мгновение опустила голову, словно не желая говорить, но затем посмотрела мне в глаза и, казалось, приняла решение:

– Ордин ненасытна, она постоянно жаждет крови, сынок. И вместе с ней в наш мир через портал в ее огромной цитадели Орд проникает ее свита – демоны, огненные элементали и венгирии, и они тоже жаждут крови. Они убивают тысячи невинных людей – мужчин, женщин и даже детей. Сила ее растет, и с каждым появлением она все больше опустошает наш мир.

– Получается, она даже сильнее дьявола?

– Нет, сынок, дьявол гораздо сильнее, просто он не показывает всей своей мощи. Он копит силу и наращивает зло постепенно, но этот мир станет гораздо более опасным и темным местом, когда он возьмет его в свои тиски. У него далеко идущие планы – окончательное и абсолютное владычество. А Ордин… Все, чего она хочет, – это насытиться кровью и внушить ужас всем и вся. Многие жертвы умирают просто от страха и достаются менадам, которые полчищами следуют за ней. Она могущественный слуга тьмы – но с дьяволом не сравнится. Только с ним мы пока не можем сразиться. Сейчас нужно сосредоточить свои силы на возникшей угрозе и помешать Ордин расширить портал.

– Что нужно делать, мама?

– Нашествия Ордин случаются в Греции на протяжении тысячелетий, ее цитадель материализуется только в долине перед Метеорой, где обитают тысячи монахов. Она является раз в семь лет, и каждое следующее ее появление разрушительнее предыдущего. Монахи молитвами защищали свои монастыри и пытались не пустить Ордин дальше этой долины. Но со временем ее силы возросли, а их иссякли. И сейчас, когда Враг в нашем мире, она может рассчитывать на союз с ним и возрастающее могущество тьмы. По приказу дьявола к ней присоединились летающие ламии: с их помощью Ордин устроит жестокую расправу над беззащитными монахами в монастырях, построенных высоко в горах. И когда ее перестанут сдерживать молитвы, она сможет отправиться дальше – опустошать другие земли.

– Они способны сдерживать ее всего лишь молитвами? Получается, что молитвы действительно работают, мама?

– Смотря кто их возносит. Если молитвы идут от чистого и самоотверженного сердца, свет усиливается. И, несмотря на упадок света из-за возросшей тьмы, монахи Метеоры – великая сила добра. Поэтому мы должны нанести удар сейчас, прежде чем их уничтожат. Они не смогут оказать сопротивление союзу Ордин и дьявола.

– Значит, туда мы и собираемся отправиться – в ее цитадель около монастырей Метеоры?

– Да, Орд, ее цитадель, всегда материализуется через огненный портал на юге Метеоры, около небольшого города-крепости Каламбака. Каждые семь лет – плюс-минус неделя. Мы должны остановить ее – раз и навсегда. Если мы потерпим поражение, то в следующий раз она будет так могущественна, что под угрозой окажется весь мир. Но в самой большой опасности будет Графство. Я старый враг Ордин. Если мне не удастся разгромить ее, в отместку она уничтожит Графство. Дьявол расскажет ей, что семеро моих сыновей – единственное, чем я дорожу, – живут в здесь, и она сотрет этот край с лица земли. Ее верные убийцы выследят и перебьют всю нашу семью. Вот почему мы должны любой ценой одолеть ее сейчас.

За ужином мама сидела во главе стола. Мы с аппетитом поглощали приготовленное ею рагу, а она казалась счастливой и беззаботной, вопреки всему, с чем нам вскоре предстояло столкнуться. Я хорошо запомнил этот вечер, потому что все вместе – мама, Джек, Джеймс, Элли, маленькая Мэри и я – мы собрались за одним столом в последний раз.

До ужина я поговорил с Элли и Джеймсом. Мой брат казался вполне довольным, а вот Элли была немного сдержанна, без сомнения из-за ведьм, расположившихся на южном лугу. Сейчас, за ужином, я чувствовал исходившее от Джека напряжение.

Джек произнес перед едой молитву, и мы все, кроме мамы, сказали «Аминь!». Она просто терпеливо ждала, глядя на скатерть.

– Прекрасно снова оказаться вместе со всеми вами, – сказала она, когда мы закончили молитву. – Печально, что вашего папы уже нет, но давайте будем вспоминать о счастливых временах.

Отец умер зимой в первый год моего ученичества. У него были больные легкие, и даже мама со своими навыками целительницы не могла спасти его. Она очень тяжело это пережила.

– Я бы хотела, чтобы и остальные мои сыновья были здесь, – продолжила мама с грустью, – но у них сейчас собственная жизнь и собственные проблемы. Они в наших мыслях, и я уверена, что и они думают о нас…

Несмотря ни на что, мама старалась держаться бодро, но напряжение в комнате росло. Я заметил беспокойство Джека и Элли. В какой-то момент через открытое окно мы услышали доносившееся с южного пастбища пение. Это были ведьмы Пендла. Мама, не обращая на него внимания, продолжила говорить, но бедная Элли вздрогнула и готова была вот-вот расплакаться. Джек положил руку ей на плечо и поднялся, чтобы закрыть окно.

Джеймс, пытаясь разрядить обстановку, стал рассказывать о своих планах открыть в следующем году пивоварню. Но скованность и неловкость не оставляли нас до конца трапезы. Завершив ее, мы отправились спать.

Было так странно вновь оказаться в своей старой комнате. Я сел на плетеный стул и уставился в окно на двор фермы и поля, расположенные за северными пастбищами у холма Палача. Луна была яркой и лила серебряный свет на все вокруг, и я пытался представить, что вернулся в те дни, когда еще не стал учеником Ведьмака. Я напряг всю свою память и все свое воображение и на пару минут смог убедить себя, что отец жив, а мама никогда не уезжала в Грецию и по-прежнему помогает отцу на ферме и работает деревенской целительницей и повитухой.

Но я не мог бежать от правды. Что сделано, то сделано, и жизнь уже никогда не будет прежней. Я перебрался на кровать с сильным чувством потери и горя – до комка в горле. И еще долго не мог уснуть.


Билл Аркрайт пришел на следующий день. Его огромная черная собака Стрела через весь двор бросилась ко мне, а подросшие щенки Лапа и Нос держались рядом с ней. Я стал ее гладить, а щенки, повизгивая, бегали вокруг нас. Аркрайт нес свой огромный посох с большим клинком. Он шел с важным видом, и его бритая голова сияла на солнце. Ведьмак с севера выглядел гораздо более дружелюбным, чем в нашу первую встречу, и тепло мне улыбался.

– Что ж, мастер Уорд, рад нашей встрече, – сказал он. Но взглянув на меня, улыбаться перестал. – По твоему лицу видно, что случилось что-то плохое. – Он покачал головой. – Я прав?

– Да, мистер Аркрайт. Моя мама заключила союз с ведьмами Пендла. Ей нужна их помощь в борьбе против темных сил на ее родине. Она хочет, чтобы я, вы и мистер Грегори отправились с ней в Грецию и сразились там с богиней Ордин. Но учитель был вне себя, когда узнал об этом союзе, и ушел в Чипенден. Он сказал, что если я не последую за ним, то не смогу быть больше его учеником. Я разрываюсь между ними, мистер Аркрайт.

– Я не удивлен, мастер Уорд. Но могу понять реакцию мистера Грегори. Просьба твоей матери противоречит его убеждениям.

– В общем, я должен выбрать между желанием мамы и желанием мистера Грегори, – сказал я Аркрайту. – Мне нелегко, но мама – это мама. Она дала мне жизнь, и я ее седьмой сын. Значит, ей решать, что для меня лучше.

– Ты стоишь перед нелегким выбором, но думаю, ты прав, парень. Что касается меня, кажется, мне тоже придется принять решение. Я собираюсь выслушать доводы твоей матери со всей беспристрастностью. И должен признать: это настоящий вызов – отправиться так далеко. В общем, пока я не говорю ни «да», ни «нет». Я дождусь разговора с твоей матерью и узнаю все из ее уст. Союз с приспешниками тьмы, говоришь? Ну, порой, чтобы остаться в живых, приходится идти на сделку. Ведь если бы не ведьма-убийца Грималкин, мы бы с тобой сейчас здесь не стояли.

Это действительно так. Вместе с Грималкин мы сражались на болоте и победили Морвену и водяных ведьм. Если бы не она, я бы погиб. Да, Грималкин приспешница тьмы, но союз с ней спас нас. В общем, Билл Аркрайт не отличался такой щепетильностью, как мой учитель.

Мама о чем-то разговаривала с Джеймсом за сараем, когда увидела нас. Она оставила моего брата и пошла поприветствовать гостя.

– Это Билл Аркрайт, мама, – представил я его, – он готов выслушать тебя.

– Приятно познакомиться, миссис Уорд, – сказал Аркрайт, слегка поклонившись, – я заинтригован рассказом вашего сына и хотел бы узнать подробности.

Мама с нежной улыбкой повернулась ко мне:

– Мне нужно поговорить с мистером Аркрайтом, сынок. Почему бы тебе не прогуляться на южное пастбище? Кое-кто там хотел бы повидаться с тобой.

– Кто? Одна из ведьм? – спросил я с недоумением.

– Почему бы тебе не пойти и не узнать все самому?

Я удивился, почему она не может говорить с Аркрайтом при мне, но кивнул и оставил их наедине.

На большом поле, которое граничило с землей, принадлежащей нашему соседу мистеру Уилкинсону, горело полдюжины костров, возле каждого расположились по две-три ведьмы. Интересно, кто из них хотел со мной повидаться? Ведьмы готовили еду, и я опять почувствовал аппетитный аромат тушеного кролика.

Затем я услышал за спиной шаги, быстро повернулся и от удивления раскрыл рот. Напротив меня стояла девочка примерно одного со мной роста. На ней было черное платье, стянутое на талии веревкой, и остроносые туфли.

Алиса.

Глава 5. Алиса Дин

Жертва Ведьмака

– Я скучала по тебе, Том Уорд, – сказала Алиса со слезами на глазах. – Без тебя все было не так.

Она подошла ко мне, и мы крепко обнялись. Я услышал, как она всхлипнула, и почувствовал, как задрожали ее плечи. Стоило нам разжать объятия, как на меня внезапно нахлынуло чувство вины. Я был так рад видеть ее сейчас – и при этом столько недель, повинуясь Ведьмаку, игнорировал все ее попытки связаться со мной.

– Спасибо, что предупредила о менаде, Алиса. Если бы не ты, она бы убила меня.

– Я боялась, что ты не послушаешь меня, Том. Я пыталась связаться с тобой раньше, но ты каждый раз отворачивался.

– Я просто выполнял наказ Ведьмака.

– Но разве нельзя было воспользовался зеркалом еще раз после того, как я тебя предупредила? Просто сообщить, что с тобой все в порядке? Я умирала от беспокойства. Твоя мама рассказала о тебе, когда связалась со мной при помощи зеркала и попросила к ней присоединиться. До тех пор я могла лишь надеяться, что ты в порядке.

Я немного смутился, но попытался объяснить:

– Я не могу использовать зеркало, Алиса. Я обещал Ведьмаку.

– Но сейчас ведь все изменилось, разве не так? Тебе больше не надо волноваться из-за старого Грегори, правда? Отправимся в Грецию – я, ты и твоя мама. Наконец мы будем вместе. И я счастлива, что он решил с нами не ехать. Не будет вечно оглядываться на нас, верно?

– Не говори так о Ведьмаке! – зло отрезал я. – Он беспокоится за меня. Тревожится, что я рискую оказаться на стороне тьмы. Что дьявол уговорит меня перейти в свой стан. Поэтому он не позволял мне общаться с тобой, Алиса. Он пытается меня защитить. В любом случае, – прищурился я, – откуда ты узнала, что он отказался? Шпионила за нами?

– Ох, Том, когда уже ты поймешь, что на свете не так уж много вещей, мне неизвестных?

– Значит, шпионила.

– Нет, поверь. Этого и не требовалось. Не так уж трудно было догадаться, что произошло, когда на наших глазах он пронесся в сторону Чипендена.

На мгновение, вопреки моей гневной отповеди, в голове мелькнула мысль, что если Ведьмак останется дома в Чипендене, ничто не сможет помешать нам с Алисой быть вместе. Но я тут же почувствовал острый приступ вины и мгновенно прогнал эту мысль.

– Смотри, как удачно все складывается с этой поездкой, Том. Твоя мама думает иначе, чем старый Грегори. Она не возражает против нашей дружбы и по-прежнему уверена в том, что сказала нам в прошлом году. Вместе мы можем одолеть Врага…

– Твоего родного отца, Алиса! – перебил я. – Я узнал твою темную тайну. Дьявол – твой отец, так?

Алиса ахнула, раскрыв глаза от удивления:

– Откуда ты знаешь?

– Он сам сказал мне об этом.

Она выглядела потрясенной:

– Что ж, не буду отпираться. Но это не было моей тайной, Том. Я не знала об этом, пока он не явился ко мне накануне той ночи, когда старый Грегори прогнал меня. Я так испугалась, столкнувшись лицом к лицу со Старым Ником[2], но мне стало еще страшнее, когда он сказал, что я его дочь! Ты можешь представить, каково это? Узнать, что я – его часть? Что я на пути в ад? И буду гореть там вечно? Я почувствовала себя такой слабой в его присутствии, что готова была сделать все, что он скажет. Но потом я вернулась на Пендл, твоя мама связалась со мной при помощи зеркала и сказала, что я гораздо сильнее, чем думаю. Она вдохнула в меня веру. Я согласилась с ней, Том. И собираюсь бороться с Врагом. Я должна попытаться. Что еще я могу сделать?

Вихрь мыслей и чувств поднялся во мне. Мама и Алиса поддерживали связь с помощью зеркал. И похоже, так продолжается и по сей день. И это меня тревожило.

– Я все еще не могу поверить, что мама заключила союз с ведьмами! – сказал я, кивнув на костры.

– Но все эти ведьмы – заклятые враги дьявола. Двадцать пять из них отправятся с нами. Они понимают, какую ошибку совершили, вызвав в наш мир Врага, ведь сейчас он пытается подчинить их своей воле. Уничтожив Ордин, мы нанесем дьяволу сокрушительный удар. С нами поедут представительницы всех главных кланов. Заправляет всем твоя мама. Все так, как она хочет. А я рада снова оказаться здесь, Том, далеко от Пендла.

Только в прошлом году Малкины похитили Джека и его семью, мамину плоть и кровь, но сейчас здесь она командует Малкинами и другими ведьмами Пендла, объединяя с ними силы ради того, чтобы одержать победу. Принять это было тяжело. И потом, есть еще Алиса – на что она была готова, вернувшись на Пендл? Не сблизилась ли она снова с силами тьмы?

– Как ты там жила? – спросил я. – Где остановилась?

– В основном у Агнессы Сауэрбатс. Старалась держаться подальше от других, но это было нелегко.

Агнесса была ее тетей, она жила на окраине деревни Роули, где селились Дины, и держалась особняком. При помощи зеркала она узнавала, что творится в мире, но была целительницей, а не злобной ведьмой. Так что на Пендле Алиса выбрала лучшее пристанище из возможных. Но что она имела в виду, когда говорила о «других»?

– Кого еще ты там видела?

– Маб Маулдхилл и ее сестренок.

– Чего они хотели?

Маб, хотя ей было не больше пятнадцати лет, возглавляла клан Маулдхиллов. Она обладала самым сильным даром предвидения во всем Графстве и могла наблюдать в зеркале события будущего. Она была злобной ведьмой и часто использовала человеческую кровь.

– Им известно, что мы отправляемся в Грецию и для чего. Маб предвидела это. Они хотят идти с нами.

– Но Маб сыграла не последнюю роль в пришествии дьявола, Алиса. Почему сейчас она решила уничтожить его приспешницу?

– Они осознали, что поступили неправильно, и хотят все исправить. Ты забыл, с какой неохотой Маб присоединилась к двум другим кланам? Смени гнев на милость – она так поступила только потому, что ты предал ее и изгнал из башни Малкин.

Что ж, это правда. Я обманул Маб, выпустив двух маминых сестер, диких ламий, из сундуков. В отместку она со своим кланом присоединилась к Динам и Малкинам, и вместе они вызвали Врага рода человеческого.

– Итак, что дальше, Алиса? Они здесь? Они собираются с нами?

– Твоя мама попросила меня связаться с Маб и договориться о встрече. Они еще не пришли, но появятся уже совсем скоро.

– Не считая моей мамы, еще кто-нибудь из ведьм знает о твоем настоящем отце?

Алиса покачала головой и украдкой огляделась по сторонам.

– Я никому не говорила, – прошептала она, – поскольку это может их насторожить. Мой отец – Артур Дин, и я буду придерживаться этой версии. Если они узнают, кто я на самом деле, то перестанут мне доверять. Кстати, ты голоден, Том? – Она повысила голос. – Давай поедим. У меня есть жареный кролик – такой, как ты любишь.

– Нет, Алиса, спасибо, – ответил я. Как бы я ни хотел побыть с ней еще, но мне требовалось время, чтобы собраться с мыслями. И со многим смириться.

Она выглядела расстроенной и немного обиженной.

– Твоя мама просила нас держаться как можно дальше от дома, чтобы не нервировать Джека и Элли. Им неприятно соседство с ведьмами. А значит, мы можем видеться друг с другом, только если ты будешь приходить сюда.

– Не волнуйся, Алиса. Я приду. Завтра вечером.

– Ты обещаешь? – спросила она с сомнением в голосе.

– Да, обещаю.

– Тогда жду с нетерпением. Ты поужинаешь со мной завтра?

– Конечно. До встречи.

– Еще кое-что, прежде чем ты вернешься на ферму, Том. Грималкин здесь. Она также отправляется с нами в Грецию. И хочет поговорить с тобой. Она вон там, – Алиса показала на огромный дуб сразу за лугом. – Лучше поговори с ней сейчас.

Мы обнялись на прощание – было так приятно снова прижать ее к себе… Теперь нужно встретиться с Грималкин. Я посмотрел в сторону дерева, и мое сердце учащенно забилось. Грималкин была ведьмой-убийцей из клана Малкин. Одно время она преследовала меня, собираясь уничтожить, но в последнюю нашу встречу мы плечом к плечу сражались на одной стороне.

Лучше покончить с этим сразу, подумал я, улыбнулся Алисе и пошел через поле. Найдя проход в живой изгороди из боярышника, я пошел к старому дубу. Там и ждала меня ведьма-убийца.

Он держала руки по швам, гибкое тело крест-накрест перетягивали кожаные ремни с ножнами, из которых торчало смертоносное оружие: кинжалы, крюки и жуткие ножницы, которыми она кромсала тела своих жертв.

Ее черные от краски губы кривились в ухмылке, обнажая острые зубы, заточенные как иглы. Но, несмотря на это, Грималкин обладала своего рода дикой красотой, грацией и силой настоящего хищника.

– Что ж, дитя, вот мы и снова встретились, – сказала она. – В прошлый раз я пообещала тебе подарок в ознаменование твоего совершеннолетия.

На Пендле, как говорила она, сын ведьмы считается мужчиной в первую Вальпургиеву ночь после своего четырнадцатилетия. Мне исполнилось четырнадцать в прошлом году, третьего августа, уже после Вальпургиевой ночи. Грималкин пообещала мне что-то особенное в связи с этим событием и просила прийти за подарком на Пендл. Но это было неосуществимо. Невозможно представить, что Ведьмак позволил бы мне принять подарок от ведьмы!

– Ты готов получить его сейчас, дитя? – спросила Грималкин.

– Смотря что это, – ответил я, стараясь, чтобы мой голос звучал дружелюбно и вежливо, хотя меня била внутренняя дрожь.

Она кивнула, отошла от дерева и направилась в мою сторону, напряженно вглядываясь в меня. Внезапно я занервничал, так как ощутил свою уязвимость.

Она улыбнулась:

– Возможно, тебе станет легче, если я скажу, что твоя мать одобрила мой подарок. Если не веришь мне, спроси у нее.

Грималкин не лгала – она жила в соответствии со строгим кодексом чести. Но неужели моя мама поддерживала связь со всеми ведьмами Пендла? Невероятно. Казалось, все, во что я верил, все, чему мой учитель обучил меня, постепенно рушилось. А мама, нуждаясь во мне, как будто постоянно сталкивала меня с Ведьмаком. Теперь я должен был принять еще одно решение, которое кого-то из них непременно расстроит. Но все-таки я был уверен, что мама важнее, поэтому смело кивнул Грималкин и согласился принять ее подарок.

– Вот, дитя. Это клинок… – она протянула кожаный мешочек. – Возьми его.

Я раскрыл его и вытащил короткий кинжал. И только потом обратил внимание, что мешочек представлял собой ножны и ремень.

– Носи его вот так – через плечо и спину, – объяснила она. – Ножны должны быть чуть ниже загривка, чтоб ты мог выхватить клинок через правое плечо. Это весьма сильное оружие, способное сразить даже очень могущественного служителя тьмы.

– Им можно уничтожить дьявола? – спросил я.

Грималкин покачала головой:

– Нет, дитя. Я бы очень хотела, чтобы это было так – тогда много лет назад я бы воспользовалась им сама. Впрочем, у меня есть для тебя еще один подарок. Подойди ближе, я не кусаюсь.

Я неуверенно шагнул к ней. Грималкин плюнула в правую ладонь и быстро погрузила туда указательный палец левой руки. Потом она наклонилась и, что-то бормоча себе под нос, нарисовала мокрый круг на моем лбу. На мгновение сильнейший холод пронзил мою голову, а затем с покалыванием пробежал вдоль спины.

– Все, дитя, сделано. Теперь это твое – пользуйся.

– Что это? – спросил я.

– Это мой второй подарок – темное желание. Твой учитель никогда не рассказывал тебе о таких вещах?

Я покачал головой, в душе понимая, как разъярился бы Ведьмак, если бы узнал, какие подарки я принимаю.

– Что это? – повторил я свой вопрос.

– Оно называется «темным», потому что никто, даже те, кто искусен в предвидении, не может предсказать, где и как это желание будет загадано, а также что за собой повлечет. Я долгие годы копила силу, чтобы его создать, и теперь ты можешь посредством нескольких слов дать ему волю. Но используй его только в крайнем случае, когда все остальные возможности исчерпаны. Сначала скажи «Я хочу», а затем четко формулируй что именно. Повтори желание дважды, и оно исполнится.

От одной мысли об использовании сил тьмы мне стало не по себе.

– Главное – используй темное желание с огромной осторожностью. Не трать понапрасну. Не расходуй его с легкостью.

С этими словами она перешагнула через изгородь и направилась к ближайшему костру, даже не обернувшись.

Я вернулся на ферму и увидел, что Аркрайт сажает своих собак на цепь в сарае.

– Не люблю это делать, мастер Уорд, но приходится. Стрела слишком яростно отстаивает свою территорию. Ваши собаки не потерпят, если я оставлю ее бегать на свободе.

– Вы уже приняли решение? Вы поедете с нами в Грецию? – спросил я.

– Да. Правда, меня беспокоит, что север Графства останется без присмотра. И наверняка после возвращения придется иметь дело не только с водяными ведьмами, а еще много с кем, но твоя мама меня уговорила. Она умеет убеждать. Графство должно справиться: по-настоящему важная работа ожидает нас за морем.

– Мама сказала, когда мы уезжаем? – поинтересовался я. Странно, что мне она ничего не говорит.

– Через два дня, не позднее, мастер Уорд. Мы отправимся в Сандерленд, а уже оттуда отплывем в Грецию. И не расстраивайся из-за решения своего старого учителя, мистера Грегори. Он очень упрям, но порой для достижения цели надо использовать разные средства. Ты всегда сможешь закончить свое обучение у меня, если он не передумает. Я приму тебя с удовольствием.

Я поблагодарил его за такое доброе предложение, но в глубине души все еще переживал. При всем моем уважении Аркрайт не был Джоном Грегори. И меня ранила сама мысль о том, что свое обучение я закончу не у моего учителя.

* * *

Я повернул к дому и встретил Джека, который собирался доить коров.

– Кто это? – спросил он. – Судя по виду, еще один ведьмак?

– Да, – ответил я, – это Билл Аркрайт с севера Графства. Мама посылала за ним.

– О, – он помрачнел, – кажется, теперь о том, кто гостит на моей собственной ферме, я узнаю последним.

Именно тогда легкий ветерок с юга донес до нас странные причитания – нечто среднее между завываниями и песнопениями. Наверное, это ведьмы проводили какой-то ритуал.

– Мама говорит, что они на нашей стороне, – Джек с отвращением кивнул в направлении южного луга, – но как насчет множества других ведьм Пендла, тех, что не с вами? Не нагрянут ли они сюда, как только вы уедете? Когда здесь останемся только мы с Джеймсом и моей семьей? Вот чего боится Элли. Уже два года она живет в страхе. И силы ее на исходе.

Я понимал его. Элли всегда боялась, что, став учеником ведьмака, я подставлю их под удар сил тьмы. Ее опасения подтвердились: в прошлом году она оказалась в заточении у Малкинов и потеряла там еще не родившегося ребенка. Я ничем не мог успокоить Джека, поэтому промолчал.

Глава 6. Страшное пророчество

Жертва Ведьмака

Вечером за ужином собрались только я, мама и Джеймс. У маленькой Мэри разболелся зуб, и родители уложили ее спать пораньше. Впрочем, я подозревал, что мой старший брат был недоволен тем, что происходило на ферме, поэтому и не пришел.

Мама казалась веселой и оживленно говорила о чем-то, но беседу поддерживал только Джеймс. В конце концов и он отправился спать, оставив нас с мамой наедине.

– Тебя что-то беспокоит, сынок? – спросила она.

– Я в растерянности, мам.

– В растерянности?

– Ну… Возьмем ведьм – мы действительно нуждаемся в них? Они доставили столько неприятностей Джеку и Элли, и, не будь их, мой учитель, скорее всего, отправился бы с нами в Грецию.

– Извини, сын, но они нам нужны. Во-первых, это прекрасные воины, например Грималкин, а нас ждет битва, ради которой надо собрать все силы, какие только возможно. Орд – место, наводящее ужас, и из известных мне созданий лишь ведьмы Пендла не побоятся войти в эту цитадель. Им предстоит важная роль в нашем деле.

– А как насчет подарков Грималкин – темного желания и кинжала? Она сказала, что ты одобрила их. Насколько правильно и безопасно использовать что-то, имеющее отношение к силам тьмы? Ты отправила меня учиться к мистеру Грегори, а сейчас заставляешь идти против всего, чему он меня научил.

В маминых глазах мелькнула грусть:

– Только тебе решать, сынок, – использовать эти подарки или нет. Я тоже делаю вещи, которые не хотела бы делать. Но я иду на это ради великой победы. Возможно, в определенный момент тебе придется поступить так же. Клинок при тебе?

– Нет, он в моем мешке.

– Тогда носи его, сынок. Ради меня. Хорошо?

– Да, мама. Если ты этого хочешь.

Мама взяла мое лицо в ладони и пристально посмотрела на меня, заставив поверить в правдивость ее слов:

– Если мы проиграем, Графство ужасно пострадает. А за ним и весь мир. При поддержке дьявола Ордин будет выпущена на волю. Мы должны использовать все средства, чтобы остановить это зло. Сейчас не время разбираться, откуда идет помощь. Ради общего блага мы должны хвататься за нее обеими руками. Жаль, что не получилось убедить твоего учителя взглянуть на происходящее под таким углом. Да, сынок, мы должны отправиться в Грецию с ведьмами Пендла. У нас нет иного выхода.

С этого дня я, выполняя мамину просьбу, всегда носил под рубашкой ножны с кинжалом. Как я мог ей отказать? Но я чувствовал, что подошел к тьме гораздо ближе, чем за все время своего ученичества у Джона Грегори.

* * *

На следующий день, за пару часов до заката, я, как и обещал Алисе, отправился на южный луг.

Она в одиночестве сидела у костра под изгородью из боярышника. Казалось, Алиса держится особняком от остальных ведьм. Это подняло мне настроение. Я не хотел, чтоб она подпала под их влияние.

Кролики жарились на вертеле, капли жира стекали в огонь.

– Ты проголодался, Том?

– Ужасно, Алиса. Как вкусно пахнет!

Мы ели молча, но не забывали улыбаться друг другу. Расправившись с угощением, я поблагодарил Алису, похвалив вкусную еду. Она ничего не ответила, и я почувствовал себя неловко. Раньше нам всегда было что обсудить. Впрочем, вчера мы уже обменялись последними новостями, так что сейчас разговор казался исчерпанным. Повисло неловкое молчание.

– Ты проглотил язык? – в конце концов спросила Алиса.

– Ты, кажется, тоже! – хмуро ответил я.

Она грустно улыбнулась:

– Все уже не так, как раньше, Том, правда?

Я пожал плечами. Она была права. Разве что-то может быть так, как раньше?

– Многое произошло, Алиса. Похоже, все изменилось.

– Изменилось?

– Мое обучение у мистера Грегори завершено, мама заключила союз с ведьмами Пендла, а ты, мой самый лучший друг на всем белом свете, оказалась дочерью Врага.

– Не надо, – сказала она, – не говори так.

– Извини.

– Но если мы поедем в Грецию и победим, тогда все обернется к лучшему, разве нет? Я докажу тебе и мистеру Грегори, что я совсем не такая, как мой отец. И может быть, когда старый Грегори поймет, что твоя мама пошла на этот союз ради благополучия Графства, он разрешит тебе продолжить учиться у него.

– Надеюсь, что так, – ответил я. – Но мне очень тревожно. Неуютно. Надо во многом разобраться.

– Нам обоим придется туго, Том. Но мы пройдем через это, правда? Раньше нам всегда это удавалось.

– Конечно, мы справимся, – тепло сказал я ей.

Мы расстались друзьями, но было странно уйти и оставить Алису на поле вместе с ведьмами, словно мы принадлежим разным мирам. Мне захотелось размять ноги, поэтому я обошел вокруг фермы и пошел на север. Солнце как раз опустилось за горизонт, когда я достиг подножия холма Палача и увидел три фигуры, стоящие в тени сразу за забором. Я узнал их, как только подошел ближе. Это была Маб со своими сестрами. Три ведьмы из клана Маулдхиллов.

Маб, прислонившись спиной к дереву, вперила в меня взгляд. Она всегда была весьма миловидной. Но сейчас она казалось совершенной – ослепительная улыбка, сияющие зеленые глаза и волосы цвета золота.

Я вовремя вспомнил о двух колдовских заклинаниях – «очаровании» и «наваждении». Первое позволяет ведьме казаться гораздо красивее, чем она есть на самом деле. Второе порабощает чужую волю – как горностай останавливает взглядом кролика и вынуждает подойти к себе, так и ведьма с легкостью может воздействовать на человека, заставив его поверить во все что угодно. Без сомнения, Маб применила ко мне «очарование» и «наваждение», но я оказал сопротивление – сделал глубокий вдох и сосредоточился на менее привлекательных сторонах ее внешности: потертом коричневом платье и грязных босых ногах.

Когда я снова взглянул на Маб, ее волосы уже казались не золотыми, а соломенными, а улыбка – поблекшей. Ее сестры, Бэт и Дженнет, сидели у ее ног. Они были близнецами и, с чарами или без, далеко не так красивы, как их старшая сестра. Обе с крючковатым носом, худым осунувшимся лицом и тяжелым взглядом.

– Тебе здесь не место, Маб, – хмуро заметил я. – Мама хочет, чтобы до нашего отъезда вы все оставались на южном лугу.

– Ты не очень-то дружелюбен, Том, – обиделась Маб. – Мы пришли просто поздороваться. К тому же сейчас мы на одной стороне, разве нет? И ты не хочешь поблагодарить меня за спасение твоей жизни?

Я посмотрел на нее в замешательстве. Что она имеет в виду?

– Если бы не я, менада убила бы тебя, – усмехнулась Маб. – Я предвидела это и попросила Алису тебя предостеречь, зная, что ты не посмотришь в зеркало, если там появлюсь я. Полагаю, сейчас мы можем снова стать друзьями, вот и все.

Вообще-то мы никогда не были друзьями – я знал, какой жестокой и опасной может быть Маб. На Пендле она не только угрожала маленькой Мэри, но и собиралась убить Алису. Из-за этого я и был против сделки со злобными ведьмами. Большинство из них практиковали кровавую или костяную магию. Они могли использовать для этих целей кровь и кости животных, но предпочитали человеческие.

– Скажи Тому, что еще ты увидела в зеркале, Маб! – вставая рядом со старшей сестрой, прогнусавила Бет.

– О, да, скажи ему. Я хочу видеть его лицо, когда он это услышит! – поддержала ее Дженнет, подскочив к Маб с другой стороны.

– Не уверена, что стоит, – покачала головой Маб. – Это лишь заставит бедного Тома почувствовать себя нечастным. Впрочем, случись это раньше, он страдал бы, наверное, куда сильнее – в конце концов, сейчас они уже не так близки. И не так дружны, правда? Но я могу быть твоим другом, Том. Самым лучшим. Я…

– Что ты увидела? – прервал я ее. Маб действительно умела заглядывать в будущее с помощью зеркала. Мне стало не по себе.

– Я видела, как умирает Алиса Дин! – Глаза Маб торжествующе светились. – Дикая ведьма-ламия вонзила в нее зубы, затащила в свое темное логово, высосала из нее всю кровь – и сердце твоей подружки остановилось!

– Ты врешь! – выкрикнул я, чувствуя, как сжимается мое сердце и перехватывает дыхание. Пророчества Маб всегда сбывались. Но я и подумать не мог, что такое случится с Алисой.

– Это не вранье, Том. Это правда – и скоро ты в этом убедишься. Я видела это две недели назад, использовав для ритуала свежую кровь – к тому же это была юная кровь. Я редко ошибаюсь, когда так делаю. Это случится в Греции, на пути в Орд. Скажи ей, если хочешь. Или не говори, ничего не изменится.

– Вы не поедете с нами в Грецию! – сказал я со злостью. – Я поговорю об этом с мамой. Я не хочу видеть тебя рядом с собой или с Алисой!

– Ты можешь сказать своей маме все что угодно, но она не отправит меня назад. Я нужна ей. Ее дар предвидения слабеет, а мой растет. Без меня ей не узнать, что замышляют менады. Увы, так легко ты от меня не избавишься!

Не говоря ни слова, я резко повернулся спиной к Маб и ее сестрам и пошел на ферму. Я просто кипел от негодования.

Она закричала мне вдогонку, и голос ее звучал пронзительно и зло:

– Это будет скверное лето для тебя, Том Уорд. Много неприятностей ожидает тебя впереди. Ты почувствуешь себя таким несчастным, как никогда прежде!

Глава 7. Путешествие начинается

Жертва Ведьмака

В конце концов пришло время отправиться в Сандерленд и начать наше долгое морское путешествие в Грецию. Мы наняли пять повозок, на которые погрузили все, что могло нам понадобиться, а одну повозку накрыли темной парусиной, чтобы защитить маму от солнца.

Ведьмы Пендла ушли на день раньше. Маб и ее сестры вошли в число семи Маулдхиллов. Также там было девять Динов и одиннадцать ведьм из клана Малкинов, включая Грималкин. Алиса отправилась с ними. Мы даже не смогли попрощаться друг с другом.

Кратким и грустным было наше прощание с Джеком, Элли и Джеймсом. Джек крепко обнял маму, и когда они разжали объятия, в его глазах стояли слезы. Она пошла к повозке, и я увидел, что и ее щеки мокры от слез. Я пытался вычеркнуть эту сцену из головы – казалось, что они расстаются навсегда и уже никогда не увидят друг друга.

Я также подумал о нашей последней встрече с Ведьмаком. Сейчас я отправлялся в незнакомый край навстречу великим опасностям. Может, я никогда не увижу его больше. Как жаль, что я не попрощался с учителем и не поблагодарил его за все как следует!

Поездка прошла без происшествий, и мы наконец прибыли в шумный Сандерленд. Глубина канала не позволяла крупным судам подходить к берегу, но дальше в лимане стоял на якоре трехмачтовый корабль. Это была «Селеста», зафрахтованная нами для отплытия в Грецию, один из самых быстроходных торговых кораблей в Графстве.

– Теперь ты понимаешь, для чего мне понадобились деньги? – сказала мама. – Зафрахтовать такое судно – недешевое удовольствие. Так же, как и найти моряков, согласных взять на борт ведьм.

Между берегом и кораблем туда-сюда сновали лодки с нашей поклажей. Вечернее солнце светило ярко, но дул сильный ветер, и я нервничал, глядя на волны.

Послышался радостный лай, и Стрела со своими двумя щенками рванула ко мне. Билл Аркрайт шел сразу за ними.

– Готов к отплытию, мастер Уорд? Неплохой денек для этого, – заметил он. – Небольшие волны, правда, и дальше будет гораздо хуже. Зато научишься ходить по палубе как моряк.

Я ничего не ответил и взглянул мимо него на Алису. Она стояла рядом со сбившимися в кучку ведьмами. Кажется, она тоже очень переживала, но, поймав мой взгляд, помахала мне рукой. Я помахал в ответ и посмотрел на ведьм, которые уставились на бушующие волны.

Море не было для них такой преградой, как пресная речная вода, например, но соль представляла опасность. Погружение в море грозило им гибелью. Даже брызги были для них ядовиты, поэтому ведьмы надели перчатки и гетры, а обычно босоногие Маулдхиллы натянули шерстяные носки. Их лица плотно облегали кожаные маски со специальными отверстиями для глаз, носа и рта. Впрочем, я не сомневался, что, несмотря на все это обмундирование, весь путь до Греции ведьмы проведут скрючившись в трюме «Селесты». Мама сказала мне, что команда корабля предупреждена насчет своих пассажиров, но на берегу ведьмы уже привлекли настороженное внимание, и большинство матросов их сторонились.

На двух больших лодках нас переправили на корабль – группами по шесть человек.

Мама отправилась первой, в сопровождении капитана «Селесты». Следом перевезли ведьм, их вопли и вой из-за соленых брызг постепенно стихали, удаляясь. Но Алиса не поплыла с ними. Она подошла ко мне и встала рядом.

– Не возражаешь, если я переправлюсь с тобой, Том? – спросила она несколько смущенно.

– Конечно нет, – ответил я.

Так что мы с Алисой и Аркрайт и его собаки отправились в последней лодке. Животные волновались и с трудом сдерживались, их хозяину пришлось даже несколько раз резко одернуть Стрелу, чтобы она спокойно легла. Лодка опасно кренилась, но, к счастью, переправа была недолгой. Взобраться по веревочной лестнице на борт оказалось довольно легко, а для собак спустили корзины.

Мама и капитан – краснощекий здоровяк с большими бакенбардами – стояли у грот-мачты. Мама поманила меня к себе.

– Это капитан Бейнс, – представила она с улыбкой. – Лучший мореход в нашем Графстве.

– Да, я родился и вырос в Графстве и в твоем возрасте, мальчик, уже был моряком, – ответил он. – Но насчет лучшего – не уверен. В нашей части света немало отличных моряков.

– Вы просто скромничаете, – сказала мама. – И потом, капитан, возражать леди некрасиво!

– Тогда приношу свои извинения, – поклонился капитан. – Действительно, я в большом долгу перед твоей мамой, – сказал он, поворачиваясь ко мне. – У меня два сына-близнеца – на прошлой неделе им как раз исполнилось по пять лет. Если бы не она, они бы умерли. И их мать, возможно, тоже. Твоя мама – лучшая повитуха нашего Графства.

Это была правда. До возвращения в Грецию мама принимала роды у многих женщин в Графстве и спасла немало жизней.

– И я действительно буду невежлив, если не покажу вам обоим свой корабль, – продолжал он. – Он станет вашим домом на ближайшую пару недель, так что вам, пожалуй, следует узнать, куда вы попали.

Капитан провел нас по разным отсекам трюма, в том числе камбузу и арсеналу, и вскоре я уже понимал, что он имел в виду. Хотя «Селеста» и выглядела внушительно с берега, на самом деле для такого количества пассажиров она была маловата. Каюты матросов, расположенные на носу корабля, казались тесными, но капитан отметил, что не все ложатся спать одновременно. У матросов три вахты, так что в любое время треть команды находится на дежурстве. Ведьм разместили на корме, в задней части корабля. Там же был отдельный кубрик, в котором предстояло жить мне с Биллом Аркрайтом. И еще две каюты: одна – для капитана, вторая – для мамы.

Ее каюта оказалась маленькой, но хорошо обставленной. Помимо кровати здесь поместились кресло и стол с двумя деревянными стульями. Вся мебель была прикручена к полу, чтобы не опрокинулась во время шторма. Иллюминатор не пропускал много света, поэтому капитан зажег фонарь.

– Я надеюсь, вам будет здесь уютно, миссис Уорд, – сказал он. – А сейчас я должен вернуться к своим обязанностям. Мы отплываем в течение часа.

– Уверена, мне будет более чем уютно, капитан, – с улыбкой поблагодарила мама.

Я вышел за капитаном Бейнсом на палубу. За бортом поднимались волны, и свежий ветер наполнял воздух ароматом соли и дегтя. Вскоре большие паруса с треском и хлопаньем были развернуты, якорь поднят, и «Селеста» покинула Сандерленд. Сначала она шла не слишком быстро. Был ясный вечер, и солнце еще не скрылось за горизонтом, так что многое можно было увидеть. Аркрайт показал нам с Алисой очертания Картмела и горы Конистонский Старик, где мы побывали в прошлом году.

– Это было жутко! – воскликнула Алиса.

Мы оба кивнули. Аркрайт чуть не расстался там с жизнью, а его любимый пес Клык, напарник Стрелы, погиб от руки водяной ведьмы Морвены.

Плыть на корабле оказалось не так уж скверно, как я ожидал. Впрочем, мы все еще продвигались по защищенному от сильных ветров Морекамбскому заливу. Для выхода в открытое море надо было выйти в устье реки Уир. Прямо по курсу бурлили и пенились белые буруны. В момент, когда мы достигли их, корабль стало сильно раскачивать из стороны в сторону. Мой желудок не выдержал, и за десять секунд я исторгнул за борт все его содержимое.

– Сколько времени нужно для того, чтобы привыкнуть к качке? – жадно ловя ртом воздух, спросил я у Аркрайта.

– Может, пару часов, а может, и дней, – ответил он, ухмыльнувшись. – Некоторым беднягам так и не удается справиться с морской болезнью. Будем надеяться, что тебе повезет, мастер Уорд.

– Пойдем на нижнюю палубу, Том, – сказала Алиса. – Моряки терпеть не могут женщин на борту. Считают это плохой приметой. Лучше я не буду мозолить им глаза.

– Нет, Алиса, останься. Мама за все заплатила – им придется смириться с твоим присутствием.

Но Алиса настаивала. Я решил было составить ей компанию, но ведьмы с трудом переносили качку, и внизу в темноте так сильно пахло рвотой, что я быстро сбежал на свежий воздух. Этой ночью, последовав совету Аркрайта, я уснул в гамаке под звездами. К утру я еще не совсем оправился, но чувствовал себя уже значительно лучше и с интересом наблюдал за матросами. Они бесстрашно взбирались по канатам и расправляли паруса. У них не было времени на пассажиров – казалось, нас для них просто не существует, – но я ничего не имел против. Они заняты делом, притом опасным – когда корабль кренился и раскачивался, труднее всего приходилось тем, кто сидел высоко на мачтах, – и им лучше не отвлекаться.

Аркрайт неплохо разбирался в мореплавании, в дни своей армейской молодости он пару раз ходил на судах вдоль побережья. Он стал перечислять названия разных частей корабля, сказал, что левую сторону судна называют «бакборт», правую – «штирборт». Передняя часть судна – это «нос», а задняя – «корма». Мой отец был моряком, так что это не стало для меня открытием. Но папа также учил меня быть любезным, поэтому я вежливо слушал.

– Корабли в Графстве всегда называют женскими именами, – продолжал Аркрайт. – Возьмем, к примеру, «Селесту». Ты знаешь латынь, мастер Уорд, и тебе нетрудно будет догадаться, что это имя означает «небесная». Без сомнения, так можно сказать и о некоторых женщинах. Корабль не прощает плохого с ним обращения – особенно в сильный шторм. Порой волны достигают исполинских размеров, они способны перевернуть судно и поглотить его. Корабли часто пропадают, исчезают со всей командой. Тяжело быть моряком – ничуть не легче, чем ведьмаком.

Мы вошли в устье большой реки Мерси и бросили якорь, дожидаясь прилива. Пока мы еще не покинули пределов Графства, нам необходимо было зайти в Ливерпуль и пополнить запасы.

В отличие от Сандерленда, в Ливерпуле была огромная деревянная пристань, куда и причалила «Селеста». Многие из нас воспользовались возможностью размять ноги, только ведьмы отказались покидать трюм. Едва ступив на пристань, я испытал странное чувство – вроде бы я стоял на твердой земле, но при этом она качалась под ногами.

Портовые грузчики загрузили наш провиант, и мы могли отплыть с этим же приливом или же задержаться до сумерек.

Вернувшись на корабль, я встал рядом с мамой и ждал, пока матросы отдадут швартовы. Она нашла убежище в тени грот-мачты и, приставив к глазам ладонь козырьком, вглядывалась вдаль, словно чего-то ожидая. Я посмотрел в том же направлении и краем глаза заметил, как ее лицо осветила улыбка.

Кто-то бежал к нам. И к моему изумлению, это был мой учитель Джон Грегори! Он несся с мешком и посохом наперевес, а за ним развевался его плащ. Но «Селеста» уже отчалила, и с каждым мгновением расстояние между кораблем и пристанью увеличивалось. Ведьмак перекинул нам мешок и посох. Они упали на палубу, и я быстро их подобрал. Учитель неуверенно взглянул на расширяющийся зазор. И тогда мама вышла вперед и жестом поманила его на корабль.

Учитель немедленно развернулся, немного отбежал назад и стремительно бросился вперед по причалу. Мое сердце чуть не выскочило из груди. Казалось, перепрыгнуть такое расстояние невозможно. Но он сделал это: приземлился на край кормы, закачался и чуть не упал за борт. Мама подскочила к нему и схватила за руки, а затем осторожно помогла забраться на палубу. Показалось, будто он упал в ее объятия, но это все из-за корабельной качки. Он немного отступил и слегка ей поклонился, а потом подошел ко мне. Я думал, Ведьмак хочет мне что-то сказать, но он просто забрал свой мешок и посох и, не глядя на меня, спустился в трюм.

– Я рад, что вы едете с нами! – крикнул я вслед.

Он не обернулся.

– Он сердится на меня, мам? – спросил я.

– Больше на себя, – ответила она. – Дай ему время. Боюсь, сейчас он не захочет быть твоим учителем.

– Сейчас? Ты думаешь, что когда-нибудь он согласится снова взять меня в ученики?

– Возможно, хотя я не уверена.

Мы замолчали. В повисшей тишине раздавались команды матросов, которые вели «Селесту» через гавань и устье Мерси в открытое море. Корабль снова стал раскачиваться из стороны в сторону, и чайки с пронзительными криками следовали за ним.

– Но почему он изменил свое решение, мама?

– Джон Грегори прекрасный человек, чувство долга для него превыше всего, превыше всех личных нужд и желаний. И он поступил так сейчас именно поэтому. Ведьмак понял, что его обязательства важнее его убеждений. Но ради этого ему пришлось поступиться своими принципами, а для такого человека, как он, это невероятно тяжело.

Мамины слова убелили меня не до конца. Ведьмак всегда противился любому союзу с приспешниками тьмы. И я был уверен, что есть еще какая-то причина, повлиявшая на его решение.

Глава 8. Милые леди

Жертва Ведьмака

День за днем мы продвигались на юг вдоль побережья. Однажды нам пришлось укрыться в порту из-за шторма, но по большей части погода была солнечной, а ветер попутным. Но когда мы отплыли от родных скал и приготовились пересечь Ла-Манш, я услышал далекие раскаты грома.

– Еще один шторм? – спросил я.

Билл Аркрайт мрачно покачал головой:

– Нет, мастер Уорд, это пушки. Восемнадцатифунтовые, если не ошибаюсь. Неподалеку на берегу разворачивается крупное сражение. Будем надеяться, нас это не коснется.

Армия захватчиков заняла восток и юго-восток нашего острова. Было странно находиться между полем битвы и выходом в открытое море.

Мы пересекли Ла-Манш и, оказавшись в Бискайском заливе, сразу угодили в страшный шторм. Гром грохотал и звенел над нашими головами, как пушечная канонада, которую мы слышали совсем недавно, молнии разрезали небо, а волны яростно обрушивались на корабль. Я испугался, что мы утонем, и был в этом не одинок, но матросы с легкостью вывели «Селесту» в более спокойные воды. Воздух заметно потеплел.

В конце концов, пройдя через пролив между двумя скалами, которые мама назвала Геркулесовыми столбами, мы попали в Средиземное море.

– Кто такой Геркулес? – спросил я у мамы. – Он был греком?

– Это был величайший герой, сынок, – ответила она. – Самый сильный человек на всем белом свете. Видишь вон ту скалу на севере? Это Гибралтар – один из двух столбов. Геркулес поднял его и забросил туда.

Я рассмеялся. Это звучало нелепо! Каким же великаном надо быть, чтобы сотворить такое?

– Ты можешь смеяться, – упрекнула мама, – но Греция – страна удивительных преданий. Гораздо более правдивых, чем может показаться.

– Но ведь не в метании же скал!

Мама не ответила, она просто загадочно улыбнулась и, отвернувшись, поманила меня за собой в свою каюту. Она не звала меня сюда раньше, поэтому я удивился и решил, что, наверное, мама хочет поговорить со мной наедине.

Мы оказались в темноте, мама зажгла фонарь и поставила его на стол, жестом пригласив меня сесть на стул напротив нее.

– Полагаю, уже пора чуть больше рассказать тебе о том, что ждет нас в Греции, – сказала она.

– Спасибо, – ответил я. – Я очень волновался, что так мало знаю обо всем этом.

– Я понимаю, сынок, но, боюсь, тоже многого не знаю. Меня пугает, что Ордин может пройти через портал прежде, чем мы доберемся до места. Как я уже говорила, она появляется раз в семь лет, но не день в день.

– То есть мы никак не можем узнать, когда точно она придет?

– Нет, но ее приходу всегда сопутствуют безошибочные приметы. Во-первых, птицы и звери покидают свои убежища. Во-вторых, небо становится желтым и над тем местом, где открывается портал, кружат вихри. Три дня и три часа спустя мы все либо погибнем, либо уничтожим Ордин.

– Мы правда можем ее уничтожить, мама? – спросил я. Мне стало страшно: так много зависело от нас.

– Да, сынок, можем. Но это будет нелегко и опасно. Когда Ордин появится на равнине к югу от Каламбаки, она захочет разрушить этот город, истребить его жителей и насытиться их кровью. Тот, кто убежит от ее служителей, будет растерзан ненасытными менадами. Никто не спасется.

– А как насчет жителей этого города, мама? Почему они живут там, если это происходит каждые семь лет?

– Там их дом, сынок, к тому же они бедны. В мире немало людей живут рядом с вулканами или там, где часто случаются землетрясения и наводнения. У них нет выбора. В Каламбаке, во всяком случае, по некоторым признакам можно узнать о надвигающейся опасности и вовремя покинуть свои дома. Дороги заполонят толпы беженцев. Конечно, некоторые не успеют убежать, а старики и больные будут просто не в состоянии отправиться в путь. А из-за все возрастающей благодаря дьяволу силы Ордин даже в монастырях станет небезопасно. Служители тьмы атакуют с земли и воздуха. Для летающих ламий и венгирий вершины Метеоры не препятствие. Дьявол призвал на сторону Ордин огромное их количество, но моих сестер, по крайней мере, среди них не будет. Он и их враг тоже.

– А что произойдет, когда откроется портал? – спросил я, сгорая от любопытства. – Ты уже видела подобное прежде?

– Однажды, сынок. Лишь однажды, много лет назад, еще до того, как встретила твоего папу. Но я никогда не забуду этого. Сначала из земли во тьму грозового неба извергнется огненный столб. Он скоро исчезнет, а на его месте появится Орд. Затем обрушится проливной дождь и остудит пылающие стены цитадели. В этот момент мы и должны будем пробраться внутрь. Всем порождениям тьмы, ворвавшимся в наш мир через портал, требуется немного времени, чтобы собраться с силами, – объяснила мама. – Так было с дьяволом прошлым летом, если помнишь. Эта его передышка позволила тебе сбежать из Пендла и укрыться в специальной комнате на ферме. Вот и здесь мы должны будем воспользоваться кратковременным отдыхом Ордин. Прежде чем она со своими приспешниками обретет полную силу, мы ворвемся в Орд и уничтожим и ее, и их. Это наша единственная надежда.


Наше путешествие продолжалось, и со временем матросы стали проявлять откровенную враждебность к необычным попутчицам. Капитан объяснил это страхом команды перед ведьмами Пендла. Один из матросов не вернулся с ночной вахты. Это случилось во время шторма, и скорее всего, его смыло за борт волной, но моряки подозревали, что беднягу схватили ведьмы и ради крови лишили его жизни. Одним словом, наше плавание становилось все более неприятным и мы все с нетерпением ожидали его окончания.

Верный своему слову, Ведьмак перестал со мной заниматься и вообще почти не разговаривал. На Алису он даже не смотрел. Однажды, когда мы разговаривали с ней на палубе, он поднял на нас глаза, неодобрительно фыркнул и тут же спустился в трюм.

Теперь за мое обучение взялся Аркрайт, в основном уделяя внимание физической подготовке, как это было на мельнице. Впрочем, драться на посохах на танцующей из-за волн палубе было для меня в новинку.

С приближением к Греции становилось все теплее. Ведьмак, устав от удушающей жары в трюме, стал спать на палубе. И в конце концов он снова со мной заговорил. Все началось с кивка и полуулыбки, а вскоре он уже давал мне уроки. В общем, сейчас со мной занимались два ведьмака.

– Достань свою тетрадь, парень, – сказал мне мистер Грегори, когда мы проплывали пролив Отранто, наконец оказавшись рядом с материковой Грецией. Был прекрасный безоблачный вечер, и «Селеста» шла вперед, подгоняемая легким ветром.

– Однажды я говорил тебе об огненных элементалях и обещал когда-нибудь рассказать о них поподробнее, – продолжил он. – У нас в Графстве их нет, наверное из-за вечной сырости. У нас даже летом редкая неделя обходится без ливня. А в Греции климат сухой и жаркий, и в таких условиях огненные элементали процветают. Как я уже говорил, они очень опасны и порой могут принимать форму полыхающих шаров – как прозрачных, так и непроницаемых. Обязательно все запиши, потому что мы непременно встретим их в Греции – они явятся вместе с Ордин.

Я обмакнул перо в чернильницу и принялся как можно тщательнее все записывать: вскоре эти сведения могут весьма пригодиться.

– Как правило, непроницаемые шары раскалены сильнее, а потому опаснее, – продолжил Ведьмак. – Внутри домов они зависают у потолка, но могут перемещаться с большой скоростью, и в этом случае от них практически невозможно уклониться. Прикосновение к ним оборачивается тяжелыми ожогами, а зачастую и мучительной смертью. В исключительных случаях эти элементали могут испепелить свою жертву почти мгновенно.

И это еще не все, парень. Другие элементали, так называемые астери, имеют вид пылающих пятиконечных морских звезд. Они цепляются за стены или потолки и падают на головы ничего не подозревающих жертв. И их прикосновение равносильно смерти.

Но и это еще не все скверные новости. От огненных элементалей очень сложно защититься. Уничтожить их способен только клинок из особого сплава металла и серебра. Но пригодится и посох ведьмака. За неимением оного, огненного элементаля можно значительно ослабить с помощью воды, это ввергнет его в спячку до более «засушливых» времен. Вода в случае их нападения – весьма надежная защита.

Ведьмак замолчал, давая мне время все записать. Когда я закончил, меня переполняло любопытство. Ради чего учитель поступился своими принципами и отправился с нами в Грецию? Я знал, что он не захочет говорить об этом, но все равно не удержался.

– Мистер Грегори, почему вы все-таки поехали с нами? Что заставило вас изменить свое решение? – спросил я.

Он сердито взглянул на меня, а затем смягчился и грустно заметил:

– Твоя мама написала мне в Чипенден и рассказала о вещах, о которых я предпочел бы не слышать. О том, во что не желал верить. Получив ее письмо, я долго боролся со своей совестью, поэтому чуть не опоздал.

Я хотел узнать больше, но не успел и рта открыть, как над нашими головами раздался крик дозорного матроса. Мы вскочили и вгляделись в горизонт. Греция была уже недалеко, так что я подумал, что показалась земля.

Но я ошибся. Матросы засновали по снастям, пытаясь на лишний дюйм распустить паруса. В лучах заходящего солнца появился огромный корабль с черными парусами. Он нагонял «Селесту». И, кажется, был быстроходнее ее. Наша команда лихорадочно трудилась, но незнакомое судно стремительно приближалось.

Капитан посмотрел в подзорную трубу.

– Это пираты, и у нас нет ни единого шанса оторваться от них до наступления темноты, – сказал он, почесав бакенбарды. – И если дело дойдет до сражения, я тоже не питаю иллюзий. Скорее всего, мы потерпим поражение.

Пиратский корабль ощетинился орудиями, а у нас было только четыре пушки, по две на каждой стороне. Не успел капитан договорить, как раздался пушечный залп. Ядро упало совсем рядом с носом «Селесты», подняв огромный фонтан брызг. У пиратов явно было достаточно снарядов, чтобы с легкостью нас потопить.

Билл Аркрайт покачал головой и мрачно усмехнулся:

– Наши дела не так уж плохи, как кажется, капитан. Просто не давайте ответный залп из своих орудий. Нам, конечно, не выиграть морское сражение со стрельбой из пушек, но этого и не потребуется. Меньше всего они жаждут потопить наш корабль. Он им нужен как трофей. Не сомневаюсь, что они собираются перерезать нам глотки и выбросить за борт на съедение рыбам, когда возьмут «Селесту» на абордаж. Впрочем, их ждет неприятный сюрприз. – Усмехнувшись, он повернулся ко мне: – Спустись в трюм, мастер Уорд, и опиши милым леди, которые находятся там, наше положение.

Не теряя времени, я спустился к ведьмам Пендла и рассказал обо всем. Грималкин сидела на ступеньках и точила один из своих метательных ножей.

– Мы уже готовы, дитя, – сказала она. – Маб предвидела эту угрозу еще пару часов назад. Да, мы с удовольствием предвкушаем битву. Слишком долго мы просидели взаперти – мои сестры уже жаждут крови.

Я заметил жестокий блеск в глазах некоторых ведьм, стоявших за Грималкин. Они нетерпеливо облизывали губы, думая о свежей крови, которая вот-вот перепадет им. Их ногти казались остро заточенными лезвиями, готовыми вонзиться в человеческую плоть.

Я вернулся на палубу и увидел, что Ведьмак встал рядом с Биллом Аркрайтом и оба уже подготовились к предстоящей битве. Аркрайт всегда был не прочь пустить в ход кулаки или клинок и сейчас улыбался в ожидании боя. Я выпустил лезвие из своего посоха и направился к ним. Ведьмак кивнул мне, а Аркрайт ободряюще похлопал по спине. Капитан и матросы выстроились на палубе, но, казалось, не горели желанием сразиться с пиратами. Безусловно, нам следовало радоваться помощи ведьм. От волнения и страха у меня пересохло во рту, но тем не менее я собирался не жалеть своих сил. И тут я почувствовал на своем плече чью-то руку. Это была мама.

– Нет, сынок, – сказала она, отведя меня в сторону. – Тебе придется держаться подальше от этой битвы. Мы не можем рисковать твоей жизнью. В Греции тебя ожидает более важная миссия.

Я попытался возразить, но мама стояла на своем. Было неприятно, что все, кроме меня, рискуют собой. Я не хотел прослыть неженкой, но не подчиниться не мог. Кипя от негодования, я встал рядом с мамой.

Нападение не заставило себя долго ждать. Пиратский корабль приблизился, а затем его команда бросила абордажные крюки, подтягивая суда друг к другу. Их борт с треском врезался в наш. Некоторые пираты с самонадеянной развязностью прохаживались по своей палубе. Вооруженные ножами, саблями и большими дубинками, утыканными гвоздями, они казались беспощадными и жестокими. Другие свешивались со снастей и словно стервятники уже смотрели на нас как на мертвых.

Но прежде чем первый пират перепрыгнул на наш корабль, из трюма выскочили ведьмы под предводительством Грималкин. В масках и с оружием наперевес они выглядели силой, с которой стоит считаться. Одни ведьмы от предвкушения кровавой драки истекали слюной – она сочилась изо рта через нижние отверстия их кожаных масок. Другие лаяли как охотничьи собаки и лихорадочно дрожали от нетерпения. Они источали неистовство и погибель, и Грималкин, сжимающая по ножу в каждой руке, выстроила их на палубе, приготовившись к обороне. Алиса также стояла там, решительная и непоколебимая, как и все.

Капитан пиратов, великан с абордажной саблей наперевес, первым высадился на борт «Селесты». Первым он и погиб. Грималкин выхватила из ножен клинок и всадила его прямо ему в горло. Он даже не успел удивиться, как сабля уже выпала из его рук, а безжизненное тело с глухим стуком рухнуло на палубу.

Остальные пираты тут же ринулись на наш корабль, и завязалась битва. Ведьмак и Аркрайт не принимали во всем этом активного участия – с оружием наготове они пережидали в тылу. Капитан и его команда также казались лишними – без сомнения, они вздохнули с облегчением, поняв, что их услуги не требуются.

На нашей палубе развернулось целое сражение. После ожесточенной схватки с ведьмами пираты, еще хоть как-то державшиеся на ногах, спешно отступили на свой корабль. Потеряв капитана и оценив обстановку, они, конечно же, захотели отплыть подальше и с помощью пушек разнести наш корабль в щепки, но сейчас им мешали абордажные крюки. Пираты попытались отцепить их, но не успели – ведьмы пошли в атаку. С визгом и воплями, изнывая от жажды крови, они ворвались на пиратский корабль и устроили там резню. И Алиса была среди них.

Ведьмы преследовали пиратов повсюду – на реях, на палубе, в трюме. Те, кто сопротивлялся, держались недолго – через мгновение их кровь лилась на палубу. Я напряженно следил за Алисой – какое участие во всем этом принимает она. Мое сердце тревожно сжималось при мысли об опасности, которой она подвергается. Но солнце уже село, стало быстро темнеть, так что вскоре я потерял ее из виду.

Мы избавились от серьезной угрозы, но все еще слышали предсмертные крики пиратов и их безуспешные мольбы о пощаде.

Вместе с мамой мы подошли к ведьмакам.

– Не могу спокойно смотреть на это, парень, – недовольно заметил Ведьмак, сурово на меня посмотрев. – Такое твориться не должно.

Я подозревал, что его слова адресованы скорее маме, заключившей сделку с ведьмами, чем мне. Но даже если и так, она не ответила.

– Скверное дело, соглашусь с вами, – услышал я голос Аркрайта. – Но подумайте, сколько бедных моряков погибло от рук этих пиратов! А сколько кораблей пошло ко дну!

Это была правда, и Ведьмак предпочел не продолжать разговор.

В конце концов крики смолкли. Я понимал, что под покровом темноты ведьмы извлекут из тел кости и кровь для своих ритуалов. Впрочем, я не сомневался, что Алиса не будет принимать в этом участия.

«Селеста» встала на якорь, а утром насытившиеся кровью ведьмы вернулись на корабль и снова укрылись в трюме. Я заметил, как по-разному сейчас выглядят Маб и Алиса. Первая торжествовала, безусловно упиваясь тем, что произошло накануне. Алиса же стояла скрестив на груди руки и казалась поникшей и печальной.

Глава 9. Кто я такой

Жертва Ведьмака

Мы плыли на север, лавируя против ветра. Справа по борту сейчас всегда можно было увидеть побережье Греции. Я заметил, как сильно эта земля отличается от Графства. Да, здесь сосны и дубы то тут, то там сменялись устремленными в небо кипарисами – но разве можно было сравнить этот пейзаж с нашим! Сочные луга покрывали Графство, вечные дожди омывали его, и повсюду носился влажный западный ветер. Здесь же было нестерпимо жарко и сухо – нас окружала выжженная пустыня, головы и плечи опаляло солнце, а бурые холмы казались выжженными.

До порта Игуменица оставалось меньше часа пути, но море и его обитатели, похоже, не желали с нами расставаться. Издалека послышался высокий пронзительный звук, его не могли заглушить даже бьющиеся о каменный берег волны. Ведьмак и Аркрайт с удивлением посмотрели друг на друга. «Селеста» вдруг качнулась, разбросав нас по палубе, и резко взяла курс вправо. Мы поднялись на ноги, а корабль, к моему изумлению, развернувшись, направился прямиком на скалы.

– Сирены! – закричал Аркрайт.

Я читал о сиренах в «Бестиарии» Ведьмака. Эти морские существа, сладкоголосые девы, чарующими песнями заманивали моряков на скалы и тем губили их корабли. Тонущих мореходов сирены увлекали на дно и пожирали. Седьмой сын седьмого сына обладал неплохой защитой от коварного пения сирен, но обычный путник легко поддавался искушению.

Я последовал за ведьмаками к капитанскому мостику. Голоса сирен звучали все пронзительнее и громче, мне даже стало не по себе. Я вдруг ощутил острое желание ответить на их призыв и с трудом подавил его. Почти вся команда собралась на носу корабля, напряженно вглядываясь туда, откуда звучало завораживающее пение. Капитан стоял за штурвалом, его глаза были выпучены, а мышцы на руках вздулись от напряжения. Казалось, он собирается бросить «Селесту» прямиком на черные скалы, поджидавшие нас словно клыки дикого зверя. Вцепившись в штурвал, капитан не отрывал безумного взгляда от берега.

На скалах я увидел непринужденно разлегшихся сирен. Прекрасные женщины с ясными глазами, золотистыми волосами и нежной кожей, они были необыкновенно привлекательны. Но стоило мне попытаться сосредоточиться и выровнять дыхание, как их внешность изменилась, и я увидел, какие они на самом деле. Их тела по-прежнему были женскими, но длинные волосы теперь стали зелеными и напоминали спутанные водоросли, лица оказались безобразны – огромные клыки выпирали из-под непомерно раздувшихся губ. Но я понимал, что капитан и его матросы, уже много недель находившиеся вдали от жен и не обладавшие стойкостью ведьмаков, пребывали в плену иллюзий.

Аркрайт схватил капитана за плечи и попытался оттащить его от штурвала. В бытность своего обучения на мельнице я сходился с Аркрайтом в бою и дрался с ним на посохах, так что на себе испытал его необычайную силу – но даже ему не удалось сдвинуть капитана с места. Тогда на помощь пришел Ведьмак. Несколько матросов покинули нос корабля и, размахивая дубинками, направились к нам. Их намерения были ясны. Они страстно желали ответить на призыв сирен и понимали, что мы собираемся им помешать.

– Назад! – закричал Ведьмак, выставляя вперед посох. Но матросы не слушали его, их взгляды были безумны. Плененные песней сирен, они были готовы на все. Ведьмак ударил по запястью ближайшего матроса и выбил дубинку из его руки. Нападавший вскрикнул от боли и отступил.

Я с посохом наперевес встал рядом с Джоном Грегори и приготовился защищаться. Ни Ведьмак, ни я не стали выпускать потайные клинки. В конце концов, это были матросы «Селесты» и мы не желали нанести им увечья. По этой же причине Аркрайт все еще пытался оттащить капитана от штурвала, а не раскроил ему череп.

Внезапно рядом с Аркрайтом оказалась мама, она что-то скрутила в своей ладони, а потом вставила это мистеру Бейнсу в левое ухо. Аркрайт повернул голову капитана так, чтобы мама могла то же самое проделать с другим его ухом.

– Сейчас отпустите его! – перекрикивая шум разбивающихся о скалы волн, прокричала мама. Меж тем каменистый берег становился все ближе.

В тот же миг поведение капитана изменилось. Он испустил вопль ужаса, а в его глазах появилось отвращение – он увидел истинный облик сирен. Капитан резко крутанул штурвал. В ответ корабль медленно развернулся и сменил курс, начав постепенно удаляться от берега. И тут на нас бросились матросы. Мы с Ведьмаком пустили в ход свои посохи, сбив с ног двух нападавших. В следующее мгновение к нам присоединился Аркрайт, он выставил посох, ясно давая понять, что готов использовать его в случае необходимости. Но голоса сирен уже начали стихать – «Селеста», подгоняемая попутным ветром, уплывала все дальше.

Я смотрел на лица матросов – теперь, когда чары сирен ослабли, они могли увидеть, как на самом деле выглядят эти отвратительные создания. Сейчас сирены со злобным шипением ощеривали свои клыки и спрыгивали с острых скал в море.

– Я залепила уши капитана воском, – объяснила мама. – Если нельзя услышать пение сирен, то и подпасть под их чары тоже не получится. Это простой, но действенный способ, он не единожды испытан греками. Сирены всегда представляли угрозу на наших берегах, но мне казалось, что эта часть побережья безопасна. Очевидно, сила тьмы возрастает.

Через пять минут крики сирен окончательно стихли. Капитан вытащил восковые затычки из ушей, и мама объяснила смущенной команде «Селесты», что же произошло на самом деле. Корабль развернулся, и мы продолжили наше путешествие на север, держась на этот раз дальше от опасного берега. Мы еще не ступили на землю Греции, а пираты и сирены уже угрожали нашей жизни.


Мы причалили в порту Игуменица поздним утром.

Пока выгружали наши пожитки, мы все оставались на борту, словно не желая покидать убежище корабля. Нас ждала чужая земля, горячий воздух, пропитанный запахами специй, рождал предчувствие неизвестной опасности.

После полудня я заметил на дороге, ведущей в порт, облако пыли. Следом на пристань ворвалась дюжина всадников самого свирепого вида – все в коричневых одеяниях и с мечами на боку. Их бородатые лица были покрыты шрамами. За ними следовала накрытая черной тканью повозка.

Всадники выстроились перед кораблем и замерли в ожидании. Мама вышла из своей каюты, накинув вуаль и капюшон, спустилась на палубу и посмотрела на них. Затем она повернулась ко мне:

– Это мои друзья, сынок. Это опасная страна, и недруги могут в любое время попытаться схватить нас. Нам нужны эти люди на случай нападения менад. Пойдем поприветствуем их…

Сказав это, она спустилась со мной под руку по трапу. Всадники, увидев нас, спешились и, подбежав, с радостными улыбками встали вокруг мамы.

Она повернулась спиной к солнцу, откинула вуаль и быстро заговорила – ее голос звучал тепло и сердечно. Я попытался понять ее речь. Похоже было на греческий, но я смог разобрать только некоторые слова. Она положила руку мне на плечо и сказала «о yios», что значило «сын». Через мгновение прозвучало «exi», затем она снова повторила это слово. Скорее всего, просто сообщила им, что я седьмой сын седьмого сына – и ее сын тоже.

Как только она это сказала, все глаза устремились на меня и снова лица незнакомцев озарили улыбки.

– Это Силен, – представила мама высокого черноволосого мужчину в центре. – Хороший друг и очень храбрый человек. Его мужество сравнимо лишь с его пристрастием к еде и вину! Он у нас что-то вроде ведьмака. Силен много знает о ламиях и огненных элементалях. И это нам безусловно пригодится, если удастся проникнуть в Орд.

Она быстро заговорила с ним – я снова не мог уследить за словами, – и Силен кивнул мне.

– Я сказала, что твоя жизнь так же важна, как моя, и попросила его обеспечить твою безопасность, – объяснила мама.

– Что это за язык, мам? – спросил я. – Вроде греческий, но я почти ничего не понимаю. Они так тараторят.

– Ты без проблем поймешь почти всех, с кем нам придется иметь дело, но эти люди живут на границе и говорят на наречии, которое южане называют «варварским северным».

– Все в порядке, – Силен выступил вперед, широко улыбаясь. – Я немного говорю по-вашему. Твоя милая мама рассказала, что ты учишься на борца с темными силами. Я также могу обучить тебя кое-чему. Я прекрасно знаю эту страну и ее опасности.

– Спасибо, – с улыбкой ответил я. – Буду благодарен за любую помощь.

– Так или иначе, сынок, – сказала мама, – мы отправимся на восток не раньше завтрашнего дня. Еще одну ночь мы проведем на «Селесте». Так будет безопаснее. Нам надо хорошенько отдохнуть перед дорогой. А сейчас я хочу тебе кое-что показать и объяснить. Мы совершим небольшую поездку, но к вечеру непременно вернемся.

Она направилась к повозке, накрытой черной тканью. Улыбающийся возница соскочил на землю и открыл перед ней дверь. Внутри было на удивление прохладно. Вообще-то мне нравилось глазеть из окна, но ради защиты мамы от обжигающего солнца этим можно было пожертвовать.

В сопровождении вооруженных маминых друзей мы около часа мчались на юг. Затем сбавили скорость – казалось, что повозка взбирается в гору. За всю дорогу мы не перекинулись ни словом. Я был не прочь о многом распросить маму, но что-то в ее поведении меня останавливало. Я чувствовал – она хочет, чтобы я дождался приезда в условленное место.

Когда повозка остановилась, я, щурясь от солнца, вышел вслед за мамой.

Мы стояли на каменистом склоне холма, вдали сверкало синее море. Перед нами возвышался большой белый дом с садом, окруженный стеной. Белая краска на стенах облупилась, и ставни на окнах также нуждались в покраске. Всадники не спешивались, а терпеливо ждали, когда мы с мамой подойдем к двери.

Она вставила ключ в замок, повернула его и открыла дверь. Та поддалась со стоном и скрипом. Похоже, долгие годы сюда никто не заходил. Я ступил за мамой во мрак. Она подняла свою вуаль и провела меня через дом. В какой-то момент слева от себя я почувствовал движение. Я решил, что это крыса, но по стене пробежала маленькая зеленая ящерица. Мама ключом открыла заднюю дверь, опустила вуаль, и мы вышли в сад.

Здесь был удивительный оазис. Несмотря на запущенность и заброшенность, это зрелище радовало глаз. Из изящного каменного фонтана струилась вода, насыщая траву, кустарники и деревья.

– Видишь это, Том? – мама указала на маленькое искривленное деревце неподалеку от фонтана. – Это оливковое дерево. Они живут долго, а из оливок, которые на них растут, получают оливковое масло. Этому деревцу больше двухсот лет.

Я с улыбкой кивнул, и в этот момент на меня накатила тоска по родине. Деревце, на которое указывала мама, было неказистым и никак не могло сравниться с величественными дубами, ясенями и платанами Графства.

– Давай сядем в тени, – предложила мама, и я последовал за ней к скамейке, стоявшей напротив стены. Она села и вновь подняла вуаль. – Твой отец рассказывал тебе об этом доме и саде, верно? – спросила она.

Мгновение я пребывал в недоумении. Затем вспомнил и улыбнулся:

– Это твой дом, мам? Вы были здесь, когда папа спас тебя?

Незадолго до своей смерти отец рассказал мне, как встретил маму. Он тогда был моряком и во время стоянки в Греции увидел ее, обнаженную и привязанную серебряной цепью к скале. Он защитил ее от солнца, иначе она бы погибла, затем освободил от серебряных пут, и они остались в этом доме, пока не вернулись в Графство, где и поженились. Теперь я и сам использовал серебряную цепь в борьбе со злобными ведьмами.

Она кивнула:

– Да, это мой дом. Я хотела, чтобы ты увидел его. Правда, на самом деле я привела тебя сюда, чтобы никто не помешал нам поговорить. Есть еще кое-что, о чем ты должен знать, сынок, – продолжила она. – Вероятно, нам больше не представится возможности побыть наедине… Мне очень трудно… но я должна рассказать тебе, кто я.

– А кто ты, мама? – спросил я с бьющимся сердцем. Я давно хотел выяснить это, но сейчас, на пороге признания, испугался.

Мама глубоко вздохнула, надолго замолчала, а затем сказала:

– Я не человек, Том. И никогда им не была…

– Не важно, мам. Я уже знаю, кто ты. Узнал года два назад. Ты ведьма-ламия, как и твои сестры. Одна из венгирий – тех, что летают. Долгое время ты была домашней. И ты добрая…

– Я предполагала, что ты в состоянии сложить два плюс два и получить ответ, но, к несчастью, ты ошибаешься. Я бы очень хотела, чтобы ты оказался прав…

– Значит, ты гибрид, – снова прервал я ее.

– Нет, Том, я не гибрид. Я гораздо худшее создание, чем ты можешь вообразить.

Мама повернулась ко мне, ее глаза блестели от слез. Мое сердце бешено стучало. Я не имел никакого представления о том, что она сейчас скажет. Судя по всему, это будет нечто неприятное.

– Послушай, сынок, – продолжила она. – Я Ламия. Самая первая.

Мне стало нечем дышать, голова закружилась. Я слышал ее слова, но их смысл от меня ускользал.

– Что ты имеешь в виду, мама? Я знаю, что ты ламия. Ты домашняя и добрая…

– Пожалуйста, выслушай меня. Я Ламия. Я мать всех других…

Когда я начал понимать, о чем говорит мама, мое сердце уже готово было разорваться.

– Нет, мама! Это не может быть правдой! – воскликнул я, вспомнив все, что было написано в «Бестиарии» Ведьмака. Первенцев Ламии уничтожила богиня Гера, и месть Ламии была ужасной. Она стала убивать детей. Потом молодых мужчин. Она забрала бессчетное количество жизней.

– По твоему лицу я вижу, что ты знаешь обо мне. Тебе известны мои преступления, верно? Все, что я могу сказать в свое оправдание, это то, что, потеряв детей, я обезумела. Я убивала невинных и никогда не прощу себе этого. Но в конце концов я обратилась к свету и провела свою долгую жизнь в попытках хоть как-то исправить то, что натворила.

– Но ты не можешь быть Ламией, мама! В «Бестиарии» Ведьмака написано, что ее убили собственные дети, первые ведьмы-ламии. Они разорвали ее на куски и скормили диким кабанам. Значит, ты не она. Она мертва.

– Не верь всему, о чем читаешь в книгах, сынок, – ответила мама. – Многие истории передаются из уст в уста и записываются лишь много лет спустя. Правда к этому времени уже искажена и приукрашена. Я действительно потом родила дочерей-тройняшек, первых ведьм-ламий. И – да, мы ссорились. Но никогда не дрались. Их слова задевали меня за живое, но они не поднимали на меня руки. К сожалению, мы не смогли жить вместе. Они давно умерли, а их дикие дети живут здесь, поэтому места, опаснее горных ущелий Греции, пожалуй, на земле не сыскать. Вот правда.

Меня осенила мысль:

– Но у тебя есть сестры, дикие ламии, мама. А у Ламии не было сестер. Она была первой. Самой первой ламией. Как ты сказала – матерью всех других…

– Я называю их сестрами, Том. Мы вместе много лет боролись с Ордин и Врагом, задолго до того, как я с твоим папой приехала в Графство. Но в действительности они мои потомки, дети детей моих детей – не знаю в каком поколении. Они мои сестры по духу. Так я их воспринимаю.

Я ничего не соображал и не знал, что сказать. Внезапно у меня из глаз потекли слезы. Смутившись, я пытался их смахнуть. Мама наклонилась и положила руки мне на плечи:

– Это произошло много-много лет назад, сынок. Всякий, кто живет так долго, меняется. Ты развиваешься, а не стоишь на месте. Преображаешься. Становишься кем-то еще. Это правда, и так случилось со мной. У меня мало общего с той Ламией, которая жестоко убила стольких людей. Я уже много лет служу светлым силам. Я вышла замуж за твоего отца и родила семерых сыновей. Я выносила тебя – мой дар Графству. Даже больше – мой дар миру. Ты рожден для того, чтобы уничтожить Врага и начать новую эру света. Когда ты это совершишь, наступит мое искупление. Я возмещу все зло, причиненное моими преступлениями. Понимаю, как тебе тяжело это принять, но будь сильным и помни – ты нечто большее, чем просто оружие против тьмы. Ты мой сын, и я люблю тебя, Том. Верь мне, что бы ни случилось!

Я не знал, что ответить, и мы молча вернулись в дом. Мама заперла дверь, и мы пошли к повозке. Внезапно она остановилась и бросила на дом последний взгляд.

– Больше я сюда не вернусь, – сказала она с грустью. – Воспоминания о твоем отце причиняют боль. Кажется, здесь я снова переживаю его смерть.

Всю обратную дорогу я размышлял над маминым рассказом. Я узнал страшную правду. И вынести ее было почти невозможно.

Глава 10. Делегация тринадцати

Жертва Ведьмака

Когда на рассвете я выбрался из гамака, то заметил на пристани еще пять повозок. Алиса стояла около одной из групп пендловских ведьм – тех, что принадлежали к клану Динов. Она выглядела потерянной и несчастной, но стоило мне спуститься по трапу, как она радостно поспешила навстречу.

– Что случилось, Том? – спросила она. – Куда вы вчера ездили с мамой? Ты узнал что-то плохое? У тебя такой несчастный вид…

– Значит, мы оба выглядим несчастными, – ответил я.

Не говоря больше ни слова, мы отошли подальше от корабля и любопытных ушей. Алиса остановилась и выжидающе на меня посмотрела, но я не мог рассказать ей всю правду о маме. Хватит уже и того, что это известно мне. Я чувствовал боль и стыд за то, кем когда-то была моя мать.

– Мама показала мне дом, в котором какое-то время жила с папой, – сказал я Алисе. – Это все.

– Но что она рассказала тебе, Том? Не из-за старого же дома ты выглядишь таким подавленным!

– Было грустно – вот и все. Оказавшись там, она почувствовала себя так, будто потеряла мужа во второй раз. Но она хотела, чтобы я побывал в этом доме.

Алису мой ответ не совсем удовлетворил. Мы пошли в сторону «Селесты», и тут я заметил, что на нас смотрит Маб Маулдхилл. Увидев наши грустные лица, она радостно ухмыльнулась.


Погрузка вещей заняла больше часа, и к этому времени солнце уже стояло высоко в зените. Наконец и ведьмы покинули трюм, парочка из них устроилась в повозках, но большинство отправились пешком.

Мы держали путь на восток, мамина повозка, окруженная со всех сторон всадниками, возглавляла наш караван. Следом ехали подводы с нашими пожитками, за ними шли ведьмы под предводительством Грималкин, Алиса шагала рядом с ней.

Я плелся позади с Биллом Аркрайтом и Ведьмаком. Я забросил мешок в мамину повозку, а Джон Грегори со своим не расставался, несмотря на жару. Все же интересно, что именно заставило его к нам присоединиться, да еще в самый последний момент? Почему, получив мамино письмо, он изменил решение? Известна ли ему вся правда о ней? Нет, уверен, что если бы он знал о моем истинном происхождении, то никогда бы не имел со мной дела. Он бы навеки изгнал меня, как Алису.

Весь день мы продвигались под палящими лучами солнца вдоль реки Каламос к городу Янина. Настроение у меня было скверным. Я не мог перестать думать об истинной маминой сущности. Впрочем, разговорчивостью никто не страдал. Солнце безжалостно жгло, и все силы уходили на то, чтобы не отставать от повозок.

Мы проходили через деревни с выкрашенными в белый цвет каменными домами и оливковыми рощами и порой привлекали любопытные взгляды. Я задумался: а вдруг здесь за нами шпионят и докладывают о нашем приближении менадам? Мы здесь, чтобы сразиться с Ордин, а значит, мы их враги и они на нас обязательно нападут. А если учесть, что и мы, и менады направляемся в Орд, рано или поздно наши пути непременно пересекутся.

Я привык к едва слышному жужжанию насекомых у нас летом, но здесь они были повсюду. Полчища летающих мошек забирались под капюшон и больно кусались.

– Здесь вообще бывают дожди? – спросил я, взглянув на палящее солнце в синем небе.

– Зимой, полагаю, бывают, и часто, – ответил Аркрайт. – Порой здесь даже довольно холодно. Твоя мама рассказывала, что весной тут совсем по-другому, все покрыто дикими цветами.

– Интересно на это посмотреть, – заметил я. – Кто знает… Если у нас все получится, то однажды мы сможем сюда вернуться. Я бы с удовольствием познакомился поближе с маминой родиной. Но что это за жужжание? Ни на минуту не замолкает и начинает меня порядком раздражать.

– Цикады – что-то вроде кузнечиков, – объяснил Аркрайт. – Назойливые насекомые. Хотя опасаться нам следует более крупных животных, мастер Уорд, например диких кабанов. Из них получается вкусное жаркое, но горе тому, кто оказался на их пути! Кроме того, здесь водятся волки и даже медведи.

– Да уж, Греция сильно отличается от Графства, – сказал Ведьмак. – Эта земля гораздо более дикая и опасная. И это не говоря о силах тьмы. Помимо менад, в здешних горах в невероятном количестве живут ведьмы-ламии. Да еще Ордин и полчища огненных элементалей, которые придут вместе с ней.

Его слова заставили нас замолчать, каждый погрузился в свои мысли. Впереди ждала большая опасность, и прежде, чем мы сможем вернуться в Графство, нам придется с ней разобраться. Интересно, увидим ли мы снова родные зеленые берега?

Мы остановились за пару часов до заката, после того как миновали деревню Креатополис, что значит «мясник». В многочисленных мясных лавках висели бараньи туши, и мы купили там свежего мяса. Мамины друзья установили три шатра – самый большой для нее – и всю ночь их охраняли. Некоторые ведьмы отправились спать в другие шатры, но большинство разместились под открытым небом. Я так устал, что заснул сразу, как только закрыл глаза.

Хотя нам надо было как можно быстрее добраться до пункта назначения, мама решила, что перед последним рывком следует денек отдохнуть. Ее беспокоили менады. На следующее утро дозорные должны были разведать обстановку на предмет внезапной опасности.


Мы встали рано утром и позавтракали еще до рассвета. Все было очень скромно – немного белого козьего сыра, который здесь называли фетой, и пара кусочков хлеба без масла.

– Я бы прикончил тарелку яичницы с беконом! – пожаловался я Аркрайту.

– Я бы тоже, мастер Уорд, – ответил он. – Думаю, что утром пара парней, из тех, что не отправились разведывать местность, вполне могли устроить охоту на диких кабанов. Возможно, позже мы перекусим получше. Если нет, то не стоит забывать о баранине, которую мы купили вчера.

После завтрака Ведьмак, Аркрайт и я отправились на небольшую прогулку и набрели на оливковую рощицу, где укрылись от беспощадного утреннего солнца. Казалось, Ведьмака все время что-то беспокоило. Очень скоро он вскочил на ноги.

– Мы еще не все обсудили! – заявил он. – Я пойду побеседую с твоей мамой, парень!

Его не было около часа. Вернулся он мрачным.

– Ну? – спросил Билл Аркрайт. – Вы что-нибудь узнали?

Ведьмак опустил посох и сел между нами в тени оливкового дерева. Он долго молчал.

– Кажется, когда Ордин явится в наш мир через портал, в ее цитадель отправится делегация местных, – наконец заговорил Ведьмак. – Это неизменный обычай. Посланники надеются умилостивить Ордин и тем самым уменьшить ущерб от ее посещения. Но, к сожалению, это ничего не меняет.

– Тогда для чего они это делают? – спросил я. – Какой смысл, если они ничего не выигрывают?

– Потому что это люди, парень, а люди всегда надеются. Не важно, как скверно на самом деле обстоят дела, – они убеждают себя, что могут все изменить к лучшему. И в этот раз их визит приведет к другому результату. Ордин необходима человеческая кровь для пробуждения от глубокого сна по другую сторону портала. Не многие участники делегации возвращаются, да и те мечутся в бреду. Ужас от испытанного сводит их с ума. Каламбака планирует отправить делегацию из тринадцати человек – как обычно, – но твоя мама кое-что придумала. Их место займем мы.

Аркрайт присвистнул:

– Она сказала, кто именно?

Ведьмак тяжелым взглядом уставился на меня:

– Она назвала только одного, парень. Тебя. Ты точно войдешь в делегацию.

Такой расклад меня испугал, но я постарался не подать виду. Я надеялся, что Ведьмак, Аркрайт или мама отправятся вместе со мной. А значит, я буду не один.

– Думаете, это какая-то уловка? Хитрый способ попасть внутрь и застать врага врасплох? – уточнил Аркрайт.

– Да, таков ее план. Она еще не продумала все до конца, но предполагает совершить отвлекающий маневр. Пока делегация будет изображать, что пришла умилостивить богиню, начнется главная атака. Она собирается нанять наемников – много наемников. Диких воинов с севера.

Вскоре Аркрайт пошел выгуливать собак, а я остался наедине с Ведьмаком. Он казался больным, что-то бормотал себе под нос и качал головой.

– Что-то не так? – спросил я.

– «Не так»? Это намного больше, чем «не так». Это самая опасная история за всю мою жизнь, парень. Если мы переживем нападение менад, которое ожидаем, то должны будем пройти через горы Пинд, а уж они просто кишат ведьмами-ламиями. И все это еще до того, как мы встретимся с Ордин…

После его слов я сразу вспомнил о Мэг, которую любил Ведьмак, и ее сестре Марсии, дикой ламии. Они обе вернулись в Грецию в прошлом году. Возможно, наш путь будет пролегать рядом с их новым пристанищем. Интересно, он все еще тоскует по Мэг?

– Вы не хотите повидаться с Мэг, пока мы здесь? – спросил я.

Ведьмак опустил голову, и на мгновение я решил, что он не собирается мне отвечать или недвусмысленно предложит заняться собственными делами. Но затем он взглянул на меня, и я увидел печаль в его глазах и понял, что он думал об этом.

– Нет, парень, я решил этого не делать. Понимаешь, она ведь сообщила мне, куда направляется. Сейчас она живет в заброшенном фермерском домике далеко на юге, держится особняком от людей и постепенно превращается в дикую ламию. Я вряд ли ее узнаю. Еще год, и она станет точно такой же, как ее сестра Марсия. Я потерял ее. Для меня она уже умерла. Женщины, которую я знал и любил, больше нет, и я бы хотел сохранить ее в памяти такой, какой она была.

Он грустно покачал головой, и я не смог придумать слов утешения. Но, к моему удивлению, вставая, он улыбнулся:

– Знаешь, парень, мои старые косточки никогда не чувствовали себя так хорошо! Это, наверное, из-за жары и сухого воздуха. Не сомневаюсь, когда мы вернемся в Графство, они снова начнут болеть. Но, несмотря на это, я с радостью окажусь дома!


К концу дня Силен и три его товарища вернулись с удачной охоты на кабана. Остальные воины были на разведке или охраняли наш лагерь.

Этой ночью мы поужинали бараниной и мясом дикого кабана.

– Все идет хорошо, – сказала мама. – Вокруг много дичи, чтобы охотиться, и, судя по докладам, ни малейших признаков вражеской активности. Завтра мы отправимся в Метеору.

Силен посмотрел на Ведьмака, который лениво ковырялся в еде.

– Ешь досыта, мистер Грегори! – сказал он с улыбкой. – Скоро нам предстоит сразиться с тьмой. Так что надо набраться сил!

Ведьмак неодобрительно посмотрел на него. Я знал, что он совсем не согласен с Силеном.

– У нас в Графстве ведьмаки в преддверии схватки с силами тьмы не наедаются до отвала, – холодно заметил он, – а, наоборот, отказываясь от еды, постятся. Таким образом мы подготавливаем наш разум и дух к встрече с неприятелем.

Греческий ведьмак покачал головой.

– Мне этого не понять! – воскликнул он, в недоумении разводя руками. – Столь глупым воздержанием вы себя ослабляете. Еда и вино даруют силу. Разве не так? Вам потребуются силы при встрече с саламандрой!

– Что такое «саламандра»? – спросил я.

– Высшая и могущественнейшая форма огненных элементалей – вот что такое саламандра. Она даже сильнее астери. Это большая ящерица, греющаяся в сердце беспощадного пламени. Она изрыгает огонь. А из ее ноздрей пышет обжигающий пар. Чтобы одолеть эту грозную штуку, надо хорошо питаться. Ешь давай, молодой ведьмак! Скоро тебе понадобятся все твои силы. Разве ваши жены не кормят вас дома? – повернувшись к Аркрайту и Ведьмаку, поинтересовался Силен.

– У меня нет жены, – прорычал Аркрайт.

– Мы, ведьмаки Графства, не женимся, – объяснил Джон Грегори. – Жена и дети отвлекали бы нас от нашего призвания – борьбы с силами тьмы.

– Красивая жена, конечно, могла бы отвлечь, – согласился Силен. – Счастье, что моя жена безобразна и наделена острым языком, – подмигнул он мне. – К тому же мне надо еще поставить на ноги пятерых ребятишек. Вот я и отправился с вами – чтобы сбежать от жены и заработать немного денег благодаря его милой маме!

Я был голоден и наедался до отвала. Впрочем, в сравнении с Силеном я тоже лишь ковырялся в еде. Он был ненасытен, набивая пузо под аплодисменты своих товарищей, которых, казалось, безмерно восторгал такой удивительный аппетит. Когда я отправился спать, он все еще ел, жадно запивая мясо вином.

Я размышлял над тем, что рассказал Ведьмак. За ужином мама не говорила о своем плане. Значит, все еще обдумывает его. Почему она решила отправить меня с делегацией местных? Эта мысль пугала меня, но я должен был довериться маминой проницательности.

* * *

Вскоре после рассвета мы продолжили путь на восток.

Мы шли три дня, и с каждой милей наше путешествие становилось все утомительнее. Было жарко и пыльно, безжалостно пекло солнце. На четвертый день мы обогнули город Янину.

Наконец показались горные хребты, один из которых мы должны были одолеть, чтобы добраться до Метеоры.

На вторую ночь мы разбили лагерь на склоне хребта неподалеку от горных вершин. Завтра до полудня мы начнем восхождение на них. За горами лежит долина Каламбаки, где из огненного портала и появится Ордин. С каждой милей мы приближались к этому опасному месту.

Глава 11. Ночная атака

Жертва Ведьмака

Завернувшись в плащ, я лежал неподалеку от костра. День выдался жарким, но сейчас ярко горели звезды и начинало немного холодать. Только я стал засыпать, как меня разбудил резкий и громкий шум. Чей-то дикий смех переходил в неистовый крик.

Я вгляделся в темноту за кругом света – звук немедленно повторился с другой стороны. Я вскочил на ноги и схватился за посох.

Я не сомневался – это были менады. Они готовились к атаке. Рядом всполошились остальные. В свете тлеющих угольков я увидел бритую голову Аркрайта, который забрасывал оранжевые всполохи костра землей, погружая нас в относительную темноту. Другие костры были также потушены. Теперь помочь врагу разглядеть нас мог лишь свет звезд. Я заметил, что Аркрайт присел, чтобы не быть легкой мишенью, и поступил так же.

Вокруг раздавалось все больше криков и воплей, и они приближались. Мы были окружены: менады пошли в наступление. Темная фигура бежала прямо на Аркрайта, и он сбил ее своим посохом. Менада с хрипом рухнула к его ногам, но на нас со всех сторон налетели другие. Повсюду был слышен топот их ног. Я развернулся навстречу менаде, нападавшей на меня слева, и ударил ее посохом по голове. Потеряв равновесие, она упала. Я нажал на рычажок в посохе, и клинок со щелчком выскочил.

Разгорелось сражение не на жизнь, а на смерть. Менады были повсюду: некоторые набрасывались с длинными ножами, другие нападали безоружным, какие-то были уже мертвы. У одной изо рта текла кровь, а между зубов виднелись застрявшие кусочки кожи. Я кружился на одном месте, пытаясь сдержать их натиск. Врагов было слишком много, а надеяться на помощь я не мог – мои друзья были в точно таком же положении. Противник значительно превосходил нас числом.

Моей единственной надеждой было прорвать окружение, поэтому я внезапно атаковал, пробиваясь вперед и пронзив посохом ближайшую ко мне менаду. Она упала, и я перепрыгнул через нее в открывшееся пространство. Мне надо было с кем-то объединиться – с Биллом Аркрайтом и Ведьмаком или даже с ведьмами Пендла – и сражаться рядом с ними.

Справа мелькнула тень, и не успел я развернуться навстречу, как чья-то рука вцепилась в мое запястье и потащила в темноту.

– Просто иди за мной, Том! – услышал я знакомый голос.

Это была Алиса!

– Куда мы идем? – резко спросил я.

– Сейчас не время для бесед. Давай сначала выберемся отсюда…

Я последовал за ней. Мы бежали прочь от лагеря на восток. Звуки преследования стихли, но Алиса и не собиралась замедлить бег. Я нагнал ее и схватил за руку:

– Дальше я не пойду, Алиса.

Она повернулась ко мне, ее лицо было в тени, но глаза блестели в свете звезд.

– Мы должны вернуться, – продолжил я. – Им нужна наша помощь. Мы не можем просто так сбежать. Мы не можем всех бросить и думать только о себе.

– Твоя мама сказала, что при первых признаках опасности я должна помочь тебе выбраться. Особенно если нападут менады. «Обеспечь безопасность Тома, – сказала она. – Если с ним что-нибудь случится, то все пропало». Я пообещала ей это.

– Но почему все пропадет? Не понимаю.

– Твоя мама собирается уничтожить Ордин, а ты важная часть ее плана, Том. А значит, мы должны тебя оберегать. Нам надо идти на восток. Мы поднимемся в горы до рассвета. Там они нас не найдут.

Алиса иногда что-то скрывала от меня, но никогда не врала в открытую. Я знал, что она выполняет мамино поручение, поэтому неохотно, но последовал за ней на восток. Я все еще переживал из-за атаки менад на лагерь, но не сомневался, что защитники дадут хороший отпор. Там сражались воины из маминой стражи, ведьмы Пендла, Ведьмак и Билл Аркрайт – последний, несомненно, с удовольствием раскроит несколько черепов.

– Почему ты или ведьмы из Пендла не почуяли атаки? – с осуждением поинтересовался я. – И конечно мама или Маб должны были знать, что надвигаются менады, и поднять тревогу. Что пошло не так, Алиса?

Алиса пожала плечами:

– Я не знаю ответа на этот вопрос, Том.

Я ощутил беспокойство, но больше ничего не сказал, решив держать свои сомнения при себе. Мама уже говорила, что ее дар предвидения затухает. Похоже, Враг делает нас слабее, а нашу задачу – все более и более невыполнимой.

– Давай, Том, двигайся! – настойчиво подгоняла Алиса. – Наверняка они все еще гонятся за нами…

Поэтому, прежде чем сбавить темп, мы еще немного пробежали.

Когда мы добрались до предгорья, над темным горным массивом Пинд уже поднялась луна. Наверное, где-то впереди был перевал, но мы совсем не знали местности, а карту с собой не захватили. Мне было известно только, что Метеора находится по другую сторону гряды на востоке. В общем, мы стали подниматься в надежде самим отыскать проход.

Мы уже минут десять пробирались через сосновый лес – мое тело покрылось испариной от напряжения, – когда Алиса с широко раскрытыми глазами внезапно остановилась и трижды понюхала воздух:

– За нами идут менады. Ни капельки в этом не сомневаюсь. Наверное, у них есть следопыт.

– Сколько их, Алиса?

– Три или четыре. И они довольно близко.

Я оглянулся, но даже в лунном свете, заливающем склон, не мог разглядеть в лесу наших преследовательниц. Но Алиса редко ошибалась в таких вещах.

– Чем выше мы заберемся, тем больше шансов спрятаться и сбить их с нашего следа.

В общем, мы прибавили шагу. Вскоре лес остался за нашей спиной, а дорога стала более крутой и скалистой. Когда я оглянулся в следующий раз, то увидел четыре темные фигуры, быстро идущие по нашему следу. Они стремительно нас догоняли.

Мы шли по узкой тропинке между двумя утесами, нависающими с обеих сторон, когда внезапно увидели впереди пещеру. Тропинка упиралась прямо в ее темную пасть. Больше здесь идти было некуда.

– Мы можем спрятаться от них в этой темноте. Здесь им будет трудно нас выследить, – предложила Алиса, быстро обнюхивая вход в пещеру. – Кажется, вполне безопасно. Никакой угрозы.

– А вдруг это тупик, Алиса? Если здесь нет прохода, мы окажемся в ловушке.

– У нас не такой уж большой выбор, Том: или спрятаться в пещере, или повернуть назад и встретиться с ними на тропинке!

Она была права. Выбора у нас не было. Я кивнул ей, зажег с помощью трута свечу – я всегда носил с собой свечу и трутницу, – и мы вошли в пещеру. Внутри оказался довольно пологий спуск, а воздух был прохладнее, чем снаружи. Мы периодически замирали на несколько секунд, но шума погони не слышали. Хотя, по нашим подсчетам, менады уже должны были нас нагнать. А что, если это действительно тупик? Не хотелось даже думать об этом.

Однако тропинка к пещере казалась проторенной – скорее всего, сквозной проход здесь был. Спуск становился все более крутым, и каждый шаг уводил нас все глубже в подземелье. Внезапно мы услышали слабое ритмичное постукивание в районе правой стены. И практически тут же звук отозвался слева.

– Что это, Алиса?

– Не знаю, – с недоумением ответила она. – Вряд ли менады. Они остались позади. Если, конечно, большая их часть не поджидает нас в пещере.

Постукивание становилось все сильнее, словно какой-то безумный многорукий барабанщик настойчиво отбивал непонятный ритм. Порой звук раздавался сверху, но чаще всего сбоку, как будто кто-то находился в подземелье рядом с нами. Но при этом мы ничего и никого не видели – те, кто производил этот шум, были или невидимками, или внутри скалы. Возможно, это какие-нибудь элементали, подумал я.

В конце концов стук прекратился, и на душе полегчало. Тропинка сузилась и стала по-настоящему крутой и неровной. Повсюду валялись камни. Через пару минут мы оказались в более широком проходе. До сих пор в пещере было сухо, но здесь с дальней стены и потолка каскадом низвергалась вода, на полу блестели лужи. Мы продолжили спуск.

Вскоре под нашими ногами заструился ручей, и мы пошли по нему. Настроение у нас портилось, а надежда таяла. Вода стремительно прибывала и в конечном итоге поднялась до колен, а течение было таким сильным, что едва не сбивало с ног. Мы услышали, как в пещере друг с другом перекликаются менады, их голоса звучали все ближе и ближе.

Спотыкаясь, по пояс в воде, мы достигли, как нам сначала показалось, тупика. Но уровень воды, похоже, больше не поднимался – значит, если бы здесь не было выхода, пещеру бы уже давно затопило. Мы прошли дальше, и вдруг я увидел невероятно мощный поток воды. Он ударялся о скалу и с грохотом устремлялся в огромный водоворот.

Откуда-то снизу доносился рев водопада. Должно быть, через отверстие в пещере водный поток уносился дальше под землю. Яростные крики и вопли звучали все ближе. Менады настигали нас, а мы оказались в ловушке.

Держа над головой свечу, я в отчаянии осматривал стены пещеры. Справа от нас оказался крутой подъем каменной насыпи – клочок суши, возвышающийся над водой. К моему облегчению, сразу за ней я разглядел подземный ход и указал на него Алисе. Она тут же стала карабкаться по скользким камням, я последовал за ней, но наши преследовательницы были уже совсем близко. Камни разлетались под их ногами, и топот звучал все громче.

Они схватят нас в мгновение ока, подумал я. Может, стоит развернуться и сразиться с ними сейчас? Проход был очень узким: они не могли все вместе напасть на меня – только по одной. А это значительно уменьшало их преимущество. Я решил, что момент настал.

Передав свечу Алисе, я поднял свой посох под углом сорок пять градусов и выпустил клинок – так учил меня Аркрайт. Медленный и глубокий вдох. Равномерное распределение веса. Позволить врагу подойти ближе и сделать первый шаг. Быть готовым нанести ответный удар.

Менады в состоянии исступления неслись по проходу, извергая потоки греческих слов. Я понял не все, но общий смысл уловил. Они кричали, что собираются со мной сделать: «Мы вырвем твое сердце! Выпьем твою кровь! Съедим твою плоть! Обглодаем твои кости!»

Первая менада бросилась в атаку с ножом и острым деревянным копьем. Ее лицо искажала гримаса ярости. Я чуть отступил назад и нанес ей сильный удар в висок. Следующая вела себя осторожнее. Ее глаза горели безумием, но лицо излучало хитрость, она выжидала, вынуждая меня сделать первый шаг. В ее простертых ко мне руках не было оружия. Но если ей удастся схватить меня, она тут же начнет рвать мое тело на части. Остальные подоспеют на помощь.

Менада ощерила острые клыки, и меня обдало удушающим смрадом – куда более сильным, чем от ведьм, практикующих костяную и кровавую магию, – в зубах нападавшей застряли кусочки гниющей плоти.

Внезапно откуда-то сверху раздался громкий стук – и это были явно не менады. И почти сразу в ответ прозвучал другой – громче и ближе. Звуки сливались в оглушительное крещендо. За несколько секунд вокруг нас зазвучала какофония из мелодичного стука по скале. Грохот усиливался.

Менада не выдержала и бросилась на меня. Я вонзил в ее плечо посох, который использовал как копье. Она вскрикнула и пошатнулась. И вдруг на нас посыпались камни, а над нашими головами раздался зловещий гул.

Что-то ударило меня по макушке и сбило с ног. Я с трудом поднялся на колени и, взглянув на Алису, заметил выражение ужаса на ее лице. Еще мгновение – и в подземный ход со скрежетом, скрипом и грохотом обрушилась груда камней.


Открыв глаза, я увидел склонившуюся надо мной Алису. Свеча почти догорела. Во рту ощущалась горечь. Под языком лежала какая-то целебная трава из Алисиного кожаного мешочка.

– Я очень волновалась, – сказала она. – Ты долго лежал без сознания.

Она помогла мне подняться. Голова ужасно болела, и я обнаружил на ней шишку размером с яйцо. Но наших врагов нигде не было.

– Менады похоронены под слоем камней, Том, а значит, сейчас мы в безопасности.

– Будем надеяться на это, хотя они очень сильны и любая оставшаяся в живых сможет разворошить эти камни, чтобы добраться до нас.

Алиса кивнула и посмотрела на образовавшуюся насыпь:

– Интересно, что это были за звуки…

– Не хочу даже думать об этом, в любом случае из-за них завалило проход. Нам повезло, что под обвалом оказались менады, а не мы.

– Надо поскорее найти другой выход, Том. Свеча догорит совсем скоро.

Да, если он здесь есть – этот другой выход. Если нет, то единственный путь наружу находится под обвалом, который нам никогда не разобрать. Такие огромные глыбы мы не сможем сдвинуть и вдвоем.

Как можно быстрее мы двинулись дальше по узкому ходу, уходящему вверх с каменной насыпи. Свеча догорала. Скоро мы погрузимся в темноту, возможно навсегда.

Затем я понял, что пламя дрожит вовсе не потому, что свеча догорает, а из-за потока свежего воздуха в нашу сторону. Если это расщелина в скале, будет ли она достаточно большой, чтобы мы смогли через нее выбраться? С каждым шагом ветерок становился сильнее. Моя надежа окрепла. И да – через мгновение мы увидели свет. Там был выход!

Немного погодя мы выбрались из пещеры, которая чуть не стала нашей могилой, на тропинку. Горы заливал лунный свет, с наступлением рассвета он становился все бледнее. Я забрал у Алисы огарок и засунул в карман штанов – вдруг он еще пригодится? Не говоря ни слова, мы пошли на восток по тропинке, уводящей нас дальше в горы.

Нам надо было скорее выйти к долине. Я надеялся, что мама и все остальные отразили нападение менад. Если так, то они продолжат свой путь в Метеору и там мы встретимся с ними.

Глава 12. Ламии

Жертва Ведьмака

Мы вышли к развилке. Обе тропки вели на восток к долине – но какую выбрать?

– По какой пойдем, Алиса? – спросил я.

Она понюхала воздух в направлении каждой тропинки.

– Выбор у нас небольшой, – сказала она, нахмурившись. – Обе небезопасны. Скверное здесь место.

– Что за опасность?

– Ламии. Много ламий…

Ламии прятались на горных перевалах – таких, как этот, и нападали на путников. Я занервничал, вспомнив пророчество Маб: Алиса будет убита дикой ламией на пути к цитадели Орд. Я разрывался между желаниями рассказать ей об этом или сохранить все в тайне. Стоит ли говорить о пророчестве? Алиса и так тревожится из-за ламий, а страшное предсказание лишь заставит ее волноваться сильнее.

Но я и сам боялся, что Маб окажется права.

– Может, нам здесь остановиться на какое-то время? – предложил я, взглянув на небо в рассветных всполохах. – Солнце скоро взойдет. До рассвета осталось не более получаса.

Ламии не выносят солнечного света – и в этом наше спасение, – но Алиса покачала головой:

– Полагаю, они уже учуяли нас. Они знают, что мы здесь, Том. Если останемся на месте – они окружат нас со всех сторон, они успеют до восхода солнца. Лучше все же идти вперед.

В ее словах был смысл, поэтому, повинуясь внезапному порыву, я выбрал левую тропинку. Сначала она круто поднималась, потом спускалась к маленькой долине между взмывающими в небо голыми скалами. Даже когда взойдет солнце, здесь будет тень.

Когда мы начали спуск, бледная луна скрылась из виду, и я занервничал. Справа от нас был темный вход в маленькую пещеру. Подойдя ближе, я разглядел разбросанные повсюду перья.

Я уже видел подобное прежде – в Графстве. И это говорило о том, что дикие ламии близко. Когда не удавалось раздобыть человеческую жертву, они довольствовались более мелкими созданиями, например мышами или птицами. Отлавливая добычу с помощью темной магии, ламии разрывали ее на куски и пили кровь.

К нашему ужасу, скоро мы увидели подтверждение этим опасениям: вторую пещеру с окровавленными камнями у входа и разбросанными вокруг крыльями, клювами, головами и лапками мертвых птиц. Правда, судя по всему, эти останки валялись здесь довольно давно, они явно не были свежими.

– Мы пошли не той дорогой, Алиса! Придется возвращаться!

– Ну или прибавим ходу и пойдем дальше! – возразила она, но было уже поздно…

Сзади послышалось ужасное шипение, мы обернулись и увидели, как что-то большое метнулось по тропинке за нами. Это оказалась дикая ламия. Раза в полтора крупнее меня, она передвигалась на четвереньках. Ее конечности были увенчаны острыми когтями. Длинные сальные волосы лежали на чешуйчатой спине и свисали на лицо. Все говорило о том, что рассчитывать нам не на что. У нее было не раздувшееся лицо сытой ламии – как правило, более вялой и менее агрессивной. Нет, она выглядела худой и смертельно бледной, а широко открытые под тяжелыми веками глаза горели от дикого голода.

Я повернулся, встал перед Алисой и поднял свой рябиновый посох – ламии не выносят этого дерева. Я размахнулся и с силой ударил ее по голове. Раздался глухой стук, и ламия со злобным шипением побежала прочь.

Я погнался за ней, снова и снова тыча в нее посохом. И вдруг услышал за спиной злобное шипение еще одной твари: я повернулся и увидел вторую ламию, подбиравшуюся к Алисе. И почти тут же на большой камень справа взобралась третья.

Одним рябиновым посохом сейчас уже было не обойтись. Я нажал на рычаг, и потайной клинок выскочил с резким щелчком.

– Держись за меня, Алиса! – закричал я. Если бы получилось отогнать ламию туда, где тропинка расширялась, можно было бы проскочить мимо нее и убежать.

Не теряя времени, я ударил посохом ламию передо мной. Цель была достигнута: клинок пронзил ее правое плечо, брызнула черная кровь. Она закричала и отступила, а я снова попытался напасть, сдерживая ее и стараясь сохранить преимущество. Ламии невероятно быстры, и это неспешное отступление в любой момент могло превратиться в яростную атаку. За секунду она могла оказаться на мне и вонзить хищные клыки и когти в мое тело. А значит, нужно собраться и выбрать удобный момент, чтобы проткнуть клинком ее сердце. Шаг за шагом я продолжал наступление. «Сосредоточься! – приказал я себе. – Смотри в оба! Приготовься опередить ее бросок!»

И тут позади меня раздался крик. Алиса! Я оглянулся – ее нигде не было видно! Бросив раненую ламию, я побежал на крик. Но Алисы и след простыл. Я остановился на тропинке. Неужели я убежал слишком далеко?

В отчаянии, с бьющимся от страха сердцем я быстро вернулся к пещере. Перед входом по-прежнему валялись перья и косточки птиц. Может, ее затащили внутрь? Раздавшийся оттуда крик подтвердил мои опасения, но голос Алисы звучал приглушенно. Я бросился в пещеру и двинулся вперед сквозь сгущавшийся мрак. Прошел в следующую пещеру, которая была гораздо меньше других – просто черная и глубокая нора.

Внезапно я увидел Алису. Она обернулась, ее глаза остановились на мне, и я увидел в них страх, боль и отчаяние. Ламия вгрызлась в ее правое плечо, ее шея была в крови. И тут же ламия потащила ее вниз, головой вперед, глубже в свое логово. Последнее, что я увидел, была левая лодыжка Алисы и остроконечная туфля. Все произошло очень быстро: я даже не успел пошевелиться, а она уже исчезла.

Бросив посох, я подбежал, упал на колени и отчаянно попытался схватить Алису за ногу. Но ее уволокли уже слишком далеко. Я стал судорожно искать в карманах свечной огарок и трутницу. Мне нужен был свет, чтобы попытаться найти Алису. В горле стоял комок. Зубы ламии вонзились глубоко, и возможно, сейчас она уже пьет Алисину кровь, подумал я. Все случилось именно так, как предвидела Маб. И она сказала, что Алиса умрет в этой темноте. Ведьма высосет ее кровь, и сердце Алисы остановится.

Вдруг я услышал внизу какую-то возню. Неужели уже слишком поздно? Обезумев от страха за Алису, я вспомнил о темном желании, подарке Грималкин. Это было неправильно – воспользоваться им, это значило, обратиться к темным силам. Но был ли у меня выбор? Разве мог я остаться в стороне и позволить Алисе умереть, имея возможность ее спасти? Слезы навернулись на глаза, и сердце сжалось от переполнявших чувств. Я не мог представить себе жизни без Алисы. Я должен ее спасти.

Но сможет ли это желание помочь Алисе? Действительно ли оно такое сильное?

– Я хочу, чтобы Алиса Дин была спасена, жива и здорова! – закричал я, а потом быстро повторил свое желание, как учила Грималкин. – Я хочу, чтобы Алиса Дин была спасена, жива и здорова!

Не знаю, чего я ожидал. Конечно не того, что Алиса появится рядом – живая и здоровая. Я надеялся, что увижу, как она выбирается из логова ламии. Но услышал только отдаленное завывание ветра. Грималкин говорила, что в ее желании сокрыты годы накопленной силы. Конечно что-то должно было случиться.

Но не происходило ничего – абсолютно ничего, и мое сердце оборвалось. Желание не сработало. Может, я сделал что-то не так? Я посмотрел вниз, в темную пасть логова ламии, и меня охватил ужас. Зачем я терял время? Почему я был так глуп? Нужно было зажечь огарок свечи и сразу броситься за ней!

Я открыл трутницу и тут же почувствовал какое-то движение справа от себя. Я вспомнил о третьей ламии. Думая, как спасти Алису, я позабыл обо всем! Я повернулся направо…

Но это была не ламия. Это был кое-кто похуже. Там стоял и улыбался мне сам дьявол.

Он принял облик Мэтью Гилберта, хозяина баржи. Добродушного великана с огромными руками и теплой улыбкой. Две верхние пуговицы на его рубашке были расстегнуты, открывая широкую волосатую грудь. Он ничем не отличался от того весельчака, что когда-то переправлялся на своей барже из Кастера в Кендал и обратно. Но Враг уже являлся мне в его облике, так что я точно знал, кто стоит передо мной.

– Ну что, Том, разве этот день не особенный? Я так долго ждал его. И вот наконец ты воспользовался силами тьмы!

Испугавшись его слов, я попятился и затряс головой – хотя знал, что обманываю сам себя. Как можно это отрицать? Ведьмак предупреждал, что Враг попытается привлечь меня на свою сторону, постепенно развращая мою душу, пока она не станет принадлежать ему. И он полагал, что Алиса – наиболее вероятное средство для достижения этой цели. Что ж, так и случилось. И все потому, что я воспользовался силами тьмы ради спасения Алисы!

– Даже не пытайся делать вид, что это не так! В конце концов, ты просто загадал темное желание. Думаешь, я этого не знаю? Ты использовал черную магию, и вот я здесь. Не беспокойся, желание уже спасло Алису. Скоро она воссоединится с тобой – сразу, как только я вновь запущу нормальный ход времени. Заметь, в отличие от всех остальных, ты по-прежнему можешь двигаться.

Дьявол умел воздействовать на течение времени, иногда он даже его останавливал. Я выглянул в расщелину и увидел высоко в небе птицу, кажется ястреба, который неподвижно застыл в воздухе.

– Вам удалось сбежать и укрыться в этих горах, – продолжил Враг. – Нападение менад застало вас всех врасплох. Ведьмы Пендла, противостоящие мне, не почуяли угрозы. Даже смышленая малышка-провидица Маулдхилл. Сила твоей матери скоро иссякнет. Я напустил мрака в ее видения – и сделал это уже много месяцев назад. И на что она только надеется, вздумав противостоять той, кто пользуется моей поддержкой!

Я промолчал. Столкновение с таким опасным и могущественным противником, как Ордин, само по себе несло угрозу. Но за ней стоял дьявол и его несметная сила. Мама ведь не могла думать, что победит его. Казалась, все наши усилия были обречены на провал с самого начала.

– Ты молчишь, Том, потому что знаешь: я говорю правду. А сейчас я расскажу тебе еще кое-что. Я объясню, насколько плохи ваши дела. Скоро ведь твой день рождения – тебе будет пятнадцать, не так ли?

Он был прав, и я снова не стал отвечать. Мне исполнится пятнадцать третьего августа, то есть уже меньше чем через неделю.

– Твоя мама попытается осуществить свой обреченный план с твоей помощью, – продолжил он. – Хочешь знать, какая роль отведена тебе во всей этой глупости?

– Я доверяю своей маме, – ответил я. – Я ее сын и сделаю все, что она захочет.

– Все? Ты великодушен, Том. Действительно великодушен. Но тебе потребуется чрезвычайное великодушие – ведь ей нужно от тебя очень много. Твоя жизнь, не меньше. В свой пятнадцатый день рождения ты будешь принесен в жертву для того, чтобы она получила возможность одержать желанную победу.

– Вы лжете! – закричал я, разрываясь от злости. – Мама любит меня! Она любит всех своих детей и никогда не сделает этого.

– Не сделает, Том? Даже ради великого блага? Люди – расходный материал. Она верит в свет и готова на все, лишь бы одержать победу над тьмой. Даже пожертвовать тем, кого любит больше всего на свете. Тобой, Том. Вот что она собирается сделать!

– Она не сделает этого. Она просто не…

– Нет? Ты уверен? Особенная кровавая жертва дает ей шанс. А твоя кровь особенная, Том. Кровь седьмого сына седьмого сына.

Я молчал. Я сказал уже достаточно много.

Дьявол наслаждался моим смятением.

– К тому же, – продолжил он, – ты ведь еще и сын своей матери… А она не человек. Знаешь, кто она? – он улыбнулся. – Похоже, да, она тебе уже все рассказала. Тебя можно читать, Том, как открытую книгу. Значит, ты знаешь о ее прошлых деяниях. Как жестока и кровожадна она была когда-то – истинная служительница тьмы. И, несмотря на свое обращение к свету, она возвращается к своим истокам. Подумай, с какой легкостью столь беспощадное создание пожертвует тобой ради своей цели!

И тут все заволокло тьмой. Я словно куда-то проваливался. Казалось, меня бросили со скалы и я вот-вот разобьюсь об огромные камни.

Глава 13. Моя кровь

Жертва Ведьмака

Мое тело внезапно дернулось, но я не почувствовал боли. Я открыл глаза – их ослепило яркое солнце. Было уже позднее утро. Я сел и оглянулся по сторонам. Мой посох валялся рядом.

И тут воспоминания нахлынули на меня. Алиса! Пещера!

Я вскочил. Под ногами оказалась горная тропка, зажатая между двумя крутыми утесами. Не знаю, по ней ли мы шли прошлой ночью, но расщелины в скале, ведущей в пещеру ламий, перьев и растерзанных птичьих тел нигде не было видно.

– Том!

Я обернулся и увидел Алису. Она шла по тропинке ко мне, слезы струились по ее щекам. Не задумываясь, я бросился к ней и заключил в объятия. Все мои сомнения исчезли. Какая разница, что об этом подумает Ведьмак? Сейчас, после всего пережитого, меня это не волновало. Алиса тоже меня обняла, и мы долгое время молча стояли так. Затем, отступив на шаг, она положила руки мне на плечи:

– Ох, Том, это все действительно было? Темнота и зубы ламии, вонзившиеся в меня? Я ослабела от потери крови и думала, что это конец и я умираю. И вдруг солнце! И ни единого укуса на теле! Это был просто ночной кошмар?

– Это было на самом деле, – сказал я. – Понимаешь, я получил от Грималкин два подарка – кинжал и темное желание. Поэтому, когда ламия утащила тебя в свое логово, я воспользовался желанием, чтобы тебя спасти. А потом появился твой отец.

Я пересказал ей слова дьявола – все, что вспомнил. И что меня принесут в жертву. Хотя я так и не признался Алисе, что мама была первой Ламией. Я не мог рассказать об этом. Это ранило слишком больно.

– Он просто играет с нами, – горько заметила Алиса. – Как обычно, использует все средства для того, чтобы победить. О жертвоприношении даже не думай. Твоя мама готова на все, лишь бы спасти тебя. Прошлой ночью она отправила тебя подальше от опасности. Он врет, Том. Врет, как всегда…

– Возможно. Но он же не солгал мне прошлой весной, когда сказал, что ты его дочь, ведь так? Вдруг то, что он сказал ночью, тоже окажется правдой? Даже несмотря на то, что мама любит меня, она может пожертвовать мной – если это принесет победу. Вдруг она для того и защищает меня, чтобы принести в жертву, когда понадобится?

– Твоя мама никогда этого не сделает, Том.

– А если лишь такая жертва сможет победить тьму? Не забывай, она родила меня для этой цели. Однажды она сказала Ведьмаку, что я ее дар Графству. Я был рожден ради этого.

– Даже если и так, сначала она спросила бы тебя. Как тогда, когда попросила отдать деньги из ее сундуков и отправиться в Грецию.

Я затих, вспомнив, как сильно мама любит свою семью.

– Ты права, Алиса. Если это потребуется, она меня спросит.

– И каков будет твой ответ, Том?

Я промолчал. Я даже не хотел думать об этом.

– Мы оба знаем, что ты согласишься.

– Но в любом случае все это будет напрасно, – с горечью заметил я. – Дьявол увеличит силу Ордин и в то же время уменьшит мамину. Он уже навредил ей – она больше не может предвидеть будущее. Поэтому ей понадобилась Маб. И даже если удастся одолеть Ордин, Враг останется, и мы ничего не можем с этим поделать. Положение выглядит безнадежным.

Не говоря больше ни слова, мы направились на восток по извилистой тропинке, петляющей между скалами. Прошло много времени, прежде чем мы прервали молчание.


На пути к Метеоре мы прошли через сосновый лес, затем пересекли бесплодную долину. Я знал, что монастыри были построены высоко в горах, так что даже если мы заберем слишком далеко на юг, то все равно увидим их издали.

На второй день мы заметили столб пыли, поднимающийся в небо на горизонте. Это могла быть мама со своими спутниками – или менады, напавшие на них. Поэтому мы предпочли не рисковать, а держаться на расстоянии.

Наконец на северо-востоке показались горы Метеоры. Чем ближе мы подходили, тем более впечатляющими они выглядели. Из зеленых зарослей деревьев и кустарника поднимались огромные каменные глыбы, созданные природой. Их вершины венчали знаменитые монастыри. Казалось невозможным построить все это на такой высоте, не говоря уж о том, чтобы сделать это надежно, защитив от разрушительного действия ветра и времени.

Окруженный каменной стеной, небольшой городок Каламбака лежал у подножия гор, окаймленный с юга оливковой рощей. Защищая глаза от солнца, я всматривался в горизонт. Мама боялась, что мы можем опоздать, но пока не было ни единого признака появления цитадели.

Мы обогнули город и устроили привал в густых зарослях у скалы, скрывшись от посторонних глаз. Только монахи могли видеть нас с высоты своих стен.

Город был освещен фонарями, которые, качаясь от ветра, висели на веревках между домами. Этой ночью мы часами смотрели на них, а над нами медленно кружили по небу звезды. Алиса поймала и приготовила пару кроликов, и они были ничем не хуже тех, что мы ели в Графстве.

Следующим вечером во время ужина Алиса почувствовала приближение опасности и быстро вскочила, приложив палец к губам. Но ее предостережение запоздало.

На лужайку из-за деревьев выступила огромная фигура. Я услышал фырканье и звон металла. И тут из-за облаков показался месяц, открыв нашим изумленным взглядам мерцающее серебристое видение.

Это оказался всадник в кольчуге, с двумя огромными мечами, прикрепленными к седлу. А какой под ним был конь! Это был не неуклюжий тяжеловес – вроде тех, что тягали баржи и повозки в нашем Графстве, а чистокровный резвый скакун с длинной изогнутой шеей и телом, созданным для бега. Всадник с головы до ног выглядел грозным воином – с орлиным носом, высокими скулами, длинными волосами и усами, скрывающими рот.

Незнакомец вытащил меч, и на какое-то мгновение я подумал, что он собирается напасть на нас, но он просто показал, что мы должны покинуть лужайку. Мы не возражали, а молча развернулись и скрылись за деревьями.

С рассветом стало понятно, что это был разведчик, расчищающий путь остальным. Вскоре через долину проскакала большая группа всадников – не меньше тысячи. Их кольчуги сияли на солнце как начищенное серебро, а за ними вздымалось облако пыли. Выглядели они устрашающе.

Воины расположились лагерем на границе леса – с северной стороны города. Интересно, кто они и откуда?

– Как ты думаешь, они имеют какое-то отношение к Ордин? Может, это ее приспешники? – спросил я Алису.

– Вряд ли, Том. Ведь твоя мама никогда не говорила ни о каких вражеских воинах. Но она собиралась нанять наемников, чтобы защитить нас от менад. Это вполне могут быть они. В таком случае эти всадники на нашей стороне. Хотя я не ожидала, что их будет столько.

– Хорошо, если так. Но не будем рисковать и приближаться к ним.

В общем, мы держались на расстоянии, скрывшись за деревьями и гадая, кто же эти всадники – друзья или враги. Пока мы ждали, Алиса повернулась ко мне и достала из кармана платья маленький глиняный пузырек. Это был пузырек с кровью – однажды в Графстве она уже показывала мне его.

– Я много думала о Враге в последнее время, – сказала она. – Мы можем заставить его держаться подальше от нас – по крайней мере от тебя, – используя это.

Существовало два способа, которыми пользовались ведьмы, чтобы не подпустить к себе дьявола. Первый – родить ему ребенка. Так сделала Грималкин, и в результате дьявол вынужден ее избегать. Второй способ – использовать пузырек с кровью. Алиса уверяла, что в ее пузырьке – пара капель крови погибшей водяной ведьмы Морвены, дочери Врага, и если туда добавить мою кровь и носить этот пузырек с собой, то дьявол не сможет ко мне приблизиться.

Я покачал головой. Я уже использовал силы тьмы – темное желание, и это закончилось довольно скверно. Все опасения Ведьмака постепенно сбывались. Я встал на опасный путь. И тут меня озарило – я вспомнил, что сказал учитель несколько месяцев назад, когда я сообщил ему, что Алиса, возможно, дочь дьявола. Он решил, что она никак не могла достать кровь Морвены и наверняка использовала собственную. Ведь подойдет кровь любого отпрыска Врага.

– В пузырьке ведь твоя кровь, Алиса?

Возможно, в первый момент она и хотела возразить, но затем с вызовом заявила:

– Да, Том, это моя кровь. Теперь, когда ты докопался до истины, стало лучше? Нравится выставлять меня лгуньей? Не имеет никакого значения, моя это кровь или кровь Морвены. Добавь сюда пару капель своей – и пока пузырек с тобой, тебе не будет грозить ничего, подобного тому, с чем ты столкнулся той ночью в горах. Сделаешь?

Я опустил глаза.

– Есть еще кое-что, – продолжила она. – Как только ты сделаешь это, мы должны будем все время быть вместе. Пузырек защитит тебя – и меня тоже, если я буду рядом с тобой. Но если я отойду слишком далеко, Враг тут же появится и отомстит, потому что будет знать, что я сделала. Я не боюсь находиться рядом с тобой, Том. На самом деле мне этого даже хочется. И мы обязаны использовать все средства, какие есть. Все, что даст нам хоть какое-то преимущество.

– Ты действуешь из добрых побуждений, Алиса, так что я не собираюсь с тобой ссориться. Но ничего не изменилось. Я по-прежнему стою на своем – я не могу рисковать и снова использовать силы тьмы. И неужели тебе нравится эта идея – связать нас таким образом? Я бы всегда боялся, что что-то может нас разлучить. Не отпускал бы тебя ни на шаг. Разве мы могли бы так жить?

Я не решился добавить, что по возвращении в Графство нас в любом случае ожидает разлука – если, конечно, удастся выжить в этой битве. Если я продолжу свое обучение у Ведьмака, он никогда не позволит Алисе снова жить с нами в Чипендене.

Алиса грустно кивнула и положила пузырек в карман.


Приблизительно через час после рассвета Алиса внезапно села и указала на горизонт.

– Посмотри туда! – сказала она, повернувшись ко мне. – Кажется, я вижу повозку твоей мамы!

Напрягая зрение, я вглядывался вдаль, за пределы лагеря воинов. Наконец я увидел то, что могло быть темной повозкой.

– Ты уверена? – спросил я.

– Отсюда плохо видно, но думаю, да, – ответила она.

Я измучился, решая, как можно спасти маму в случае нападения этого полчища воинов, но сейчас мои страхи развеялись. Все-таки Алиса оказалась права. Я продолжил наблюдение, и через некоторое время от лагеря отделился маленький отряд и пешком направился к скалам. Впереди шла женщина – с опущенной вуалью и в капюшоне, спасающем от солнечного света.

– Это твоя мама, Том! Я уверена в этом! – закричала Алиса.

Сразу за фигурой в капюшоне следовал мужчина с посохом. По походке я узнал Ведьмака. Остальные шли на расстоянии. Я разглядел Силена и еще двух всадников, которые встретили нас в Игуменице. Это действительно была мама. И она не выглядела пленницей.

Мы выбежали из-за деревьев и выскочили на дорогу. Фигура в капюшоне нас сразу заметила и помахала рукой, подзывая к себе. Когда мы подошли ближе, она, повернувшись спиной к солнцу, откинула вуаль. Алиса не ошиблась: это была мама.

Она улыбалась – хотя и казалась немного измученной и странно сдержанной. Что-то дикое сквозило в ее взгляде, в лучах яркого солнца ее лицо казалось моложе, чем когда-либо прежде. Легкие мимические морщинки вокруг глаз разом исчезли.

– Хорошая работа, Алиса, – сказала она. – Вы поступили правильно, скрывшись в безопасное место. Сначала нам пришлось туго, но мы сражались, а потом на помощь подоспели эти воины. Это наемники, сынок, я заплатила им теми деньгами, что ты вернул мне. Они скакали на запад, чтоб встретиться с нами, и подоспели вовремя, отогнав наших врагов. Как я и говорила, Том, менады многочисленны, и эти люди нужны, чтобы не подпускать их к нам до конца нашего путешествия.

– Все хорошо? – спросил я. – А где Билл Аркрайт?

– Да, парень, – ответил Ведьмак, – не считая пары царапин и незначительных ран, все хорошо. Билл обсуждает тактику действий с предводителем наемников. Они решают, как лучше развернуть наши силы на подходе к Орд.

– А сейчас пошли с нами, – приказала мама. – Нельзя терять ни минуты. Мы собираемся посетить один из монастырей – надо кое-что узнать.

– Вон тот? – показал я на ближайший к нам монастырь, возведенный на вершине справа от нас.

– Нет, – она покачала головой и снова накинула на лицо вуаль. – Это монастырь Святого Стефана. Он величествен и ближе всех находится к городу, но не самый высокий и главный. А у нас впереди долгий путь.

Мы шли еще не один, и впечатляющие скалы и вершины Метеоры всегда были в поле нашего зрения. Наконец мы подошли к огромному монастырю, построенному на вершине широкой скалы.

– Прямо перед нами Мегала, – сообщила мама. – Самый большой из здешних монастырей. Его высота приблизительно шестьсот пятьдесят футов, он почти вдвое выше шпиля Пристаунского собора.

– Как же его построили так высоко на горе? – спросил я, в изумлении взирая на монастырь.

– Есть много преданий, сынок, – ответила мама. – Монастырь был основан сотни лет назад человеком по имени Афанасий. Монахи издавна жили здесь в пещерах, но этот монастырь стал первой постройкой. Одна из легенд гласит, что Афанасий оседлал орла, чтобы добраться до вершины… – Она показала на двух орлов, парящих высоко в небе.

– Это напоминает историю с Геркулесом, который забросил в море огромную скалу! – сказал я с улыбкой.

– Ты прав, Том. Скорее всего, ему помогли местные жители. Они были отличными скалолазами.

– А как мы собираемся туда добраться?

– Туда ведут ступеньки, Том. Много ступенек. Подниматься будет тяжело, но только представь, как трудно было тем, кто построил этот монастырь в скалах. Наверх поднимемся только мистер Грегори, ты и я. Алиса пусть подождет внизу. Монахи меня хорошо знают – я много раз беседовала с ними, – но они не очень рады женщинам.

Наш отряд остался внизу вместе с расстроенной Алисой, а я осторожно стал подниматься за мамой и Ведьмаком вверх по ступенькам. Там не было поручней и можно было запросто свалиться. Наконец мы подошли к железной двери, установленной в скале. Монах широко распахнул ее и позволил нам подняться дальше по крутым ступенькам. Добравшись до верха, мы увидели впереди огромный купол.

– Это katholicon, – сказала мама с улыбкой.

Я знал это слово. Оно означало церковь или главную часовню.

– Мы пришли?

– Нет, мы идем к отцу игумену в его личную келью.

Мы направились в небольшую постройку, а затем вошли в спартанскую келью, где на каменном полу восседал монах с осунувшимся серым лицом и головой, выбритой еще тщательнее, чем у Билла Аркрайта. Его глаза были закрыты, и, казалось, он совсем не дышал. Я смотрел на голые каменные стены и солому в углу, которая наверняка служила ему постелью, – не такую обстановку я ожидал увидеть в покоях важного священника, настоятеля монастыря.

Дверь за нами закрылась, но отец игумен не бросил и взгляда в нашу сторону. Он вообще не пошевелился. Мама приложила палец к губам, призывая соблюдать тишину. Затем я заметил, что губы монаха беззвучно шевелятся, и понял, что он молится.

Когда священник наконец взглянул на нас, я заметил, что глаза у него синие, как колокольчики, цветущие весной в лесах нашего Графства. Он жестом пригласил нас сесть рядом с ним, и мы так и сделали.

– Это мой друг мистер Грегори, враг темных сил, – произнесла мама, кивком указав на Ведьмака.

Монах послал ему слабую улыбку. Затем его глаза остановились на мне.

– Это твой сын? – спросил он, обернувшись к маме. Он говорил на греческом, и я понимал его без труда.

– Да, отец, – ответила мама на том же языке, – это Томас, мой младший сын, седьмой.

– У вас есть план, как проникнуть в Орд? – спросил монах.

– Если бы вы использовали свое влияние и убедили жителей города оставаться в стороне, мои люди могли бы пойти вместо них как делегация от Каламбаки.

Монах нахмурился.

– Для чего? – требовательно спросил он. – Чего вы собираетесь добиться с таким риском?

– Некоторые служители Ордин к появлению Орд уже проснутся – к ним и направится делегация. Мы отвлечем их, и пока они будут разбираться, пойдем на штурм. Мы надеемся добраться до Ордин и уничтожить ее до того, как она окончательно пробудится…

– Вы готовы к кровавому жертвенному ритуалу? Готовы зайти так далеко?

– Разрушить оборону цитадели можно разными способами. Я собираюсь прибегнуть к уловке, которую использовали в древности. Я говорю о троянском коне, – добавила мама загадочно.

Я понятия не имел, что она имеет в виду, но глаза монаха внезапно вспыхнули, будто он понял, о чем идет речь. Затем его взгляд снова остановился на мне:

– Мальчик знает, что от него потребуется?

Мама покачала головой:

– Я скажу ему, когда придет время. Он послушный сын и поступит так, как следует.

Я вспомнил слова дьявола, и мое сердце сжалось. Вдруг он сказал правду?

Отец игумен произнес «кровавый жертвенный ритуал». Должен ли я пойти на заклание во имя победы?

Ведьмак наконец заговорил:

– Не сомневаюсь, все самое худшее мы вскоре выясним, – сказал он, испепелив маму взглядом. – Но сдается мне, мы не обсудили еще кое-что важное. Есть ли уже приметы, точно указывающие, когда через портал появится Орд? Что скажете, отец?

Отец игумен покачал головой:

– Нет, но это случится скоро – полагаю, через пару дней.

– У нас мало времени на подготовку, – сказала мама, вставая. – С вашего позволения, мы вас покинем. И я вынуждена снова спросить вас, отец: вы попросите посланников уступить нам свое место в делегации?

Отец игумен кивнул:

– Я сделаю то, о чем вы просите. Безусловно, они с радостью избавятся от обязанности, которая для большинства равносильна смертному приговору. Но прежде чем вы уйдете, я хотел бы, чтобы вы послушали нашу молитву. В особенности мальчик. Чувствую, у него смутное представление о нашей силе.

Мы вышли вслед за отцом игуменом из его скромной кельи и направились в сторону великолепного купола katholicon. Я был немного раздражен. Откуда он знает, что я думаю? Я действительно никогда не верил, что молитвами можно чего-то добиться, но всегда восклицал «Аминь!», когда отец за столом благодарил Бога. Я уважал верующих и молящихся – этому меня также научил отец. К свету ведет много путей.

Церковь была великолепна, богато украшена мрамором и мозаикой. Около сотни монахов стояли перед алтарем, сложив руки, как если бы они уже молились, хотя служба еще не началась. Вдруг они запели. Это был гимн. И какой!

Я слышал хор мальчиков в Пристаунском соборе – в сравнении с этим хоралом то пение было немногим лучше песенок в таверне. Голоса монахов устремлялись ввысь в совершенной гармонии и парили под куполом словно ангелы. Чувствовалась невероятная сила всех голосов, поющих в унисон – мощное звучание с единой целью.

Действительно ли эти молитвы могли сдерживать Ордин? Видимо, да. Но тьма становилась сильнее, на этот раз кровожадная богиня не ограничится только этой долиной. Если нам не удастся ее уничтожить, она нападет на Графство. А препятствий на пути к нашей победе очень много.

Мы попрощались с отцом игуменом и покинули katholicon, провожаемые гимнами монахов. Мой взгляд случайно упал на Ведьмака. Его лицо искажала гримаса ярости – точь-в-точь такая же, как тогда, когда он, бросив меня на ферме, вернулся в Чипенден. Я чувствовал, что учитель вот-вот взорвется и мама сполна ощутит на себе его гнев.

Глава 14. Знамения

Жертва Ведьмака

– Кровавый ритуал… в чем он заключается? – Ведьмак сверлил маму испытующим взглядом.

Мы сидели кру́гом в ее шатре. Алиса – по левую руку от меня, Ведьмак – по правую. Билл Аркрайт и Грималкин тоже были здесь. По возвращении в лагерь Ведьмак уже все высказал маме. Вежливо, но жестко он потребовал рассказать, с чем именно нам предстоит столкнуться, особенно делегации. Он даже обвинил маму в сокрытии важной информации, которая была нам так необходима.

Его гневная речь и привела к этой встрече. Мама была хмурой и неулыбчивой. Я чувствовал, что есть вещи, о которых она не хочет говорить – во всяком случае, не со всеми присутствующими. Думаю, она предпочла бы поговорить со мной наедине.

– Всего я не знаю, – призналась она. – То, что мне известно, я почерпнула из рассказов выживших участников предыдущих делегаций. Иногда их слова противоречивы – наверное, потому, что от пережитого ужаса эти люди повредились рассудком. Но я знаю, что служители Ордин требуют крови. И они захотят твоей крови, Том.

– Моей крови? Почему именно моей?

– Потому что ты будешь самым юным участником делегации, сынок. Каждый раз они забирают кровь у самого юного из всей группы. И мы действительно хотим, чтобы они взяли твою кровь – это важно.

– Вы ожидаете, что ваш сын отдаст свою жизнь? – гневно спросил Ведьмак.

Мама покачала головой и улыбнулась:

– На этот раз они не убьют донора – хотя прежде это и происходило. Но сейчас они просто наберут полную чашу крови, – ее взгляд скользнул с Ведьмака на меня. – Ты знаешь, как пала Троя, Том? – спросила она.

Я покачал головой. Хотя она и учила меня греческому, но рассказывала о своей родине очень мало. Моя жизнь на ферме сопровождалась преданиями Графства, его домовыми, ведьмами и войнами.

– В древние времена мы, греки, долго сражались против Трои, – продолжила мама. – Мы много лет держали этот город в осаде, наши войска стояли лагерем у его неприступных стен. В конце концов мы соорудили огромного деревянного коня и оставили его перед воротами Трои, а сами уплыли прочь, сделав вид, что отказываемся от борьбы. Троянцы подумали, что этот громадный деревянный конь – дар богов, втащили его в свой город и стали праздновать победу. Но это была уловка. Конь был полый. И ночью, когда пьяные и обессилевшие от вина троянцы разбрелись по домам, греки, спрятавшиеся внутри коня, вышли из него, открыли городские ворота и впустили возвратившихся к стенам Трои товарищей. Началась резня, город пал, и война была выиграна. Сынок, ты будешь моим троянским конем. Мы обхитрим служителей Ордин и прорвем оборону цитадели.

– Как? – спросил я.

– Ордин для пробуждения от сна за пределами портала требуется жертвенная человеческая кровь. И твоя кровь даст ей жизнь. Но в тебе есть и моя кровь тоже: и так по венам Ордин потечет кровь злейшего врага. Это ослабит ее, ограничит ее ужасную власть. И не только: поделившись с ней кровью, ты станешь своим в ее цитадели. И это откроет тебе вход туда, куда обычно попасть невозможно. А значит, доступ в эти места получу и я. Оборона Ордин – западни, ловушки и прочие уловки тьмы – ослабнет. Ее стража чует опасность по крови. В тебе – или во мне – они не смогут увидеть угрозу. Этого я и хочу добиться.

– Вы говорите всего лишь о полной чаше крови Тома? – уточнил Ведьмак. – Но ведь прежде забирали жизнь. Почему вдруг на этот раз все будет иначе?

– Одного человека из делегации вызывают на бой, – сказала мама. – Правила не совсем ясны, но в случае победы участника делегации донор остается жить.

– Прежде кто-нибудь из посланников побеждал? – упорствовал Ведьмак.

– Обычно среди добровольцев нет сильных и отважных бойцов. Но с нами будет Грималкин, она примет вызов.

– А что, если она проиграет? – впервые подал голос Аркрайт.

– Победа будет за мной, – хладнокровно заметила Грималкин, – а значит, на ваш вопрос отвечать не придется.

– Не согласен, – настаивал Аркрайт. – Вы не знаете, с каким существом столкнетесь в цитадели. Может, с каким-нибудь демоном или иной темной сущностью, которую смертному не одолеть.

Грималкин мрачно усмехнулась, обнажив свои остро заточенные зубы:

– Если его кости покрыты плотью, я его зарежу. Если оно дышит, я остановлю его дыхание. В противном случае, – она пожала плечами, – мы все умрем…

Мама вздохнула и наконец ответила на вопрос Аркрайта:

– Если Грималкин проиграет, всех посланников перебьют и наша главная атака провалится. Весь наш отряд будет убит, так же как жители Каламбаки и монахи. Кроме того, через семь лет Ордин сможет материализоваться через свой портал везде, где ей заблагорассудится…

Все на какое-то время замолчали. Чудовищность нашего положения и катастрофические последствия поражения обсуждать не хотелось. Из оцепенения нас вывел бывший солдат Билл Аркрайт.

– Предположим, Грималкин победит, – начал он. – Что касается собственно штурма, я обсуждал расположение отряда наемников с их предводителем. Они без проблем сдержат менад. Но что насчет фактической атаки? Как остальные попадут в Орд?

– Нам нужно воспользоваться определенным входом. Только тогда наша атака может завершиться благополучно, – объяснила мама. – В пятидесяти шагах слева от главных ворот высоко на стене восседает огромная горгулья. Голова с рогами как у оленя. Под ней находится туннель, ведущий во внутренний двор цитадели. По этому туннелю делегация попадет в Орд – это кратчайший путь в цитадель. Первыми на штурм пойдут ведьмы Пендла. За ними устремятся наши наемники и займут там оборону.

– А если цитадель окажется защищена слишком надежно? – спросил Аркрайт.

– Мы должны воспользоваться этим шансом. Если мы атакуем достаточно быстро, все пройдет как надо. Как вы знаете, приспешники Ордин, встречающие посланников Каламбаки, пробудятся, едва охладятся стены цитадели. Но они будут заняты делегацией, и, надеюсь, ведьмы Пендла уничтожат их сразу после того, как кровь Тома будет выпита. Во всяком случае, я очень рассчитываю на такой вариант. Это будет за пару часов до того, как встревожатся остальные служители Ордин. Мы должны добраться до Ордин и убить ее прежде, чем она восстановит свои силы.

– Как те, кто останется снаружи, узнают, что делегация выполнила свою миссию? – не унимался Аркрайт.

– Грималкин воспользуется для связи зеркалом, – сказала мама.

Я видел, как Ведьмак вздрогнул, но промолчал.

– Нам известно, где внутри цитадели искать Ордин? – спросил я.

Еще до того, как мама покачала головой, я понял – она не знает.

– Предположительно – подальше от главных входов, там, где ее легко защитить. Вероятно, она дремлет наверху какой-то из трех башен, впрочем, за ними возвышается еще и купол. Как только мы окажемся внутри цитадели, нужно во что бы то ни стало найти Ордин, несмотря на противостояние созданий тьмы.

После этих тяжелых слов мы надолго замолчали. Мне казалось, что у нас очень мало шансов на победу, и, уверен, так думали все, возможно даже мама. Затем я вспомнил о делегации. Войдет ли в нее мама?

– Делегация… кто пойдет со мной в цитадель?

– Грималкин, Силен и еще десять моих стражников. Там будет очень опасно, и не всем суждено вернуться. Я бы очень хотела пойти с вами и разделить все тяготы, но Ордин и ее приспешники знают меня, и я для них враг. Боюсь, они сразу поймут, кто я, и наш план провалится. Все, что я знаю о вероятных преградах и ловушках, я рассказала Грималкин. К примеру, вы натолкнетесь на щедро накрытый стол с вином и яствами, но не вздумайте притрагиваться к угощению. Это очень важно.

– Пища отравлена? – спросил я.

– Не отравлена – заколдована с помощью черной магии. Поэтому остерегайтесь, – голос мамы опустился почти до шепота. – Не дотрагивайтесь ни до еды, ни до питья. Те, кто вкусит угощений Ордин, уже никогда не вернутся домой…

– Если Тому грозит опасность, я тоже пойду! – воскликнула Алиса, впервые за все время подав голос.

Мама покачала головой:

– Твое место будет рядом со мной, Алиса.

– Нет, это неправильно! – Она вскочила. – Я должна быть с Томом!

– Держись от него подальше, девочка, – буркнул Ведьмак.

– Держаться подальше? Он бы уже погиб, если бы не я, и вы все это знаете.

Мама покачала головой.

– Сядь! – приказала она.

– Не сяду, пока не добьюсь своего! – возразила Алиса, почти выплевывая слова. – Вы моя должница! К тому же есть вещи, которые даже вам пока неизвестны!

Мама подошла к Алисе, ее лицо пылало от гнева. И вдруг стены шатра пришли в движение. Был тихий вечер, но сейчас налетел ветер. Казалось, его бешеные порывы вот-вот сорвут шатер с места.

Мама вышла на улицу и посмотрела на небо.

– Начинается, – она указала на горизонт. – Это первый знак. Ордин готовится к переходу через портал.

Ветер дул с юга, и небо от горизонта стало абсолютно желтым. Казалось, зарождается грозная буря. Так проявился первый знак, мама была в этом уверена. Поэтому все занялись приготовлениями: на рассвете мы отправимся в путь.


Ночь выдалась беспокойной. То и дело тишину нарушал топот бегущих с юга животных. В наш лагерь вторглась стая визжащих крыс. Птицы метались в панике, а затем улетали в темноту на север.

За час до рассвета я вышел на улицу, чтобы размять ноги. У шатра стоял Силен и вглядывался в небо. Увидев меня, он покачал головой:

– Что ж, юный ведьмак, сегодня мы победим или умрем. Грозная эта земля. Грозная и таинственная. Впереди много опасностей. Но держись меня, и все будет хорошо. Силен знает, что делать. Спроси о чем угодно – я объясню. Ламии и элементали – я знаю о них все. Я научу тебя…

Я вспомнил таинственные звуки в пещере, которые раздавались перед камнепадом. Мне стало любопытно, как он объяснит их.

– После нападения на лагерь мы с Алисой укрылись в пещере. Нам пришлось сразиться с менадами, но было кое-что еще – вокруг раздавался странный стук. Потом начался камнепад, из-за которого мы чуть не погибли.

– Стук? Какой? Быстрый или медленный?

– Сначала медленный, но затем он стал ускоряться. У него был даже какой-то ритм, а потом он превратился в крещендо и на нас посыпались камни.

– Вам повезло, что вы остались живы, юный ведьмак. Это опасные элементали. Они обитают в пещерах и называются стукачами. Их задача – спровадить человека. Для начала пытаются нагнать страху – пугают постукиванием. Затем на голову любопытных обрушивают камнепад. В общем, услышишь стукачей – уноси ноги!

Отличный совет, конечно, но из-за менад мы вынуждены были остаться в пещере и сражаться.

Силен похлопал меня по плечу и направился к одному из костров, где готовили завтрак. Я остался на месте в ожидании восхода солнца.

Но восхода я не увидел – на рассвете небо заволокла желтая дымка. Ведьмак утверждал, что перед сражением с силами тьмы следует поститься, поэтому мы не завтракали. Даже Билл Аркрайт, никогда прежде не обходившийся долго без еды, ограничился одним кусочком хлеба, но Силен наелся до отвала. Он ухмыльнулся и покачал головой, когда увидел, что еда на наших тарелках оказалась нетронутой:

– Наедайтесь! Вам потребуются силы. Кто знает, когда мы снова сможем поесть.

– Как я уже говорил, мы в Графстве поступаем иначе, и на это есть причина, – прорычал Ведьмак. – За всю мою долгую жизнь, посвященную борьбе с темными силами, это будет встреча с величайшей опасностью. И я хочу подготовиться к ней, а не набивать желудок до такой степени, что невозможно думать!

Силен снова захохотал, продолжая поглощать огромные куски мяса и запивать все красным вином.

Когда мы приготовились выдвигаться на юг, ко мне подошла Алиса. Легкая улыбка освещала ее лицо.

– Твоя мама изменила свое решение, Том, – сказала она. – Я тоже вошла в состав делегации.

– Ты уверена, что хочешь этого, Алиса? Не безопаснее ли остаться рядом с мамой? Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

– А я не хочу, чтобы что-нибудь случилось с тобой. Поэтому буду рядом. Тебе безопаснее там, где я, Том. Доверься мне. И мы ведь хотели вместе провести твой день рождения, помнишь?

Я улыбнулся и кивнул. Я совсем забыл о своем дне рождения. Сегодня третье августа. Мне как раз исполнилось пятнадцать.

Я почувствовал, что Алиса хочет еще что-то сказать. Что-то, что мне не понравится. Она бросала на меня косые взгляды и кусала губы.

– Ты идешь в Орд с Грималкин, ведьмой-убийцей, служительницей темных сил. И ты воспользовался ее подарком – темным желанием, – чтобы спасти меня. В общем, какая разница между тем, что ты уже сделал и еще сделаешь, и тем, чтобы защититься от Врага с помощью пузырька с кровью? – спросила Алиса. – Возьми пузырек, Том. Это мой подарок на день рождения.

– Прекрати, Алиса! – раздраженно воскликнул я. – Мне тяжело и без твоих слов. Не делай все только хуже, пожалуйста.

Алиса замолчала.

Я чувствовал, что теряю почву под ногами. Даже мама вынуждала меня пойти на соглашение с темными силами. Да, у нее не было выбора, и я должен был стать частью плана – и тем не менее все опасения Ведьмака, казалось, оправдывались.

Глава 15. На подступах к Орд

Жертва Ведьмака

Мы продвигались на юг сквозь поток хлынувших от Орд беженцев. Они были повсюду. Некоторые брели со своим скарбом и детьми на руках, другие везли все свое имущество на тележках. Многие, оглядываясь, предостерегали нас и уговаривали бежать с ними. Люди были в отчаянии и боялись за себя и свои семьи.

Все утро мы шли по безжизненной земле под болезненно-желтым небом. На горизонте появились темные вихри, они неслись на север, уничтожая все на своем пути, но, к счастью, нас они миновали. Вскоре ветер ослаб, потеплело и с каждой минутой становилось все более душно. Я нес свой посох и мешок, который забрал из маминой повозки. Мамина стража ехала сразу за ней, а следом под предводительством Грималкин шли ведьмы Пендла. Билл Аркрайт и Ведьмак шагали справа от меня и Алисы, три собаки трусили позади. А в паре сотен ярдов от нас скакали вооруженные наемники.

Мы с Алисой были утомлены и напуганы тем, что нам предстояло, поэтому едва обменялись и парой слов. В какой-то момент ко мне подошел Билл Аркрайт.

– Ну, мастер Уорд, как тебе здесь по сравнению с Графством? Ты еще не изменил своего мнения? Хотел бы остаться жить здесь? – спросил он.

– Я хотел бы вернуться домой, – ответил я. – Мне не хватает зеленых холмов и лесов – и даже дождей!

– А, понимаю, о чем ты. Это засушливая земля, но, по словам твоей мамы, довольно скоро пойдет дождь.

Он имел в виду ливень, который начнется сразу после появления Орд.

– Я хотел бы кое о чем тебя попросить, мастер Уорд. Если со мной что-нибудь случится, не позаботишься ли ты о моих собаках? Конечно, мистер Грегори не пожелает взять их в Чипенден – домовой и собаки абсолютно несовместимы! Но ты мог бы подыскать для них где-нибудь дом, я уверен.

– Конечно, я позабочусь.

– Ну, будем надеяться, что этого не понадобится и мы все благополучно вернемся в Графство. Впереди нас ждет опасность, серьезнее которой мы, боюсь, не встречали. В общем, на тот случай, если мы больше не увидимся, вот моя рука – рука друга…

Аркрайт протянул руку, и я пожал ее. Он кивнул, улыбнулся Алисе и отошел. Мне стало грустно, словно мы попрощались навсегда.

Однако предстояло еще одно прощание – с Ведьмаком. Немного погодя он также подошел ко мне. Алиса, как я заметил, при его приближении сразу направилась к Грималкин, которая сейчас шагала сразу за нами.

– Нервничаешь, парень? – спросил учитель.

– Нервничаю и боюсь, – сознался я. – Я стараюсь дышать глубоко и спокойно, но, кажется, это не особенно помогает.

– Поможет, парень, поможет. В общем, продолжай в том же духе и помни все, чему я пытался тебя научить. И когда мы окажемся внутри цитадели, держись поближе ко мне. Кто знает, какие опасности там ждут.

Он похлопал меня по плечу и отошел. Интересно, это из-за того, что ему не нравится идти рядом с Алисой?

Вскоре мы остановились на привал, чтобы немного передохнуть, и я записал в свою тетрадь все, что услышал от Силена о стукачах. Это помогло мне успокоиться. Несмотря на грозившую опасность, я должен был продолжать обучение.

Мы снова отправились в путь, и опять ко мне кто-то подошел – хотя мы с Алисой с радостью избежали бы этой встречи. Но Маб со своими носатыми сестренками уже стояла рядом.

– Что ты сделал, Том? – спросила Маб, бросая на меня косой взгляд. – Рядом с тобой идет вполне себе живая, а не мертвая девочка. Она должна была погибнуть, эта Алиса Дин. Я видела, как все произошло. Видела, как ламия высасывает ее кровь и разрывает зубами ее плоть. Спасти ее можно было только при помощи какой-то могущественной магии. Лишь этого я могла не увидеть. Что же ты придумал, а? Ты же наверняка использовал силы тьмы. Как на это посмотрит мистер Грегори?

Алиса толкнула Маб так, что та едва не упала:

– И без твоих поганых намеков тошно! Убирайся! Оставь Тома в покое!

Маб развернулась к Алисе и попыталась расцарапать ей лицо, но я быстро встал между ними. Пожав плечами, Маб, отступила.

– Нам пора, – ее рот скривился в ухмылке. – Оставим тебя поразмыслить над тем, что было сделано, и тем, что было сказано. Ты совсем близко к темным силам, Том. Ближе некуда…

С этими словами Маб и ее сестры удалились, оставив меня с моими мыслями. Мы с Алисой молча шли рядом. О чем мы могли говорить? Мы оба знали, что я воспользовался силами тьмы. Оставалось лишь радоваться, что Маб не слышал Ведьмак.


Поздним утром погода стала меняться. Яростно завывая, вновь налетел ветер. Мы все так же шли по жаре, и нам все больше становилось не по себе.

Вскоре Алиса указала на что-то прямо перед собой:

– Посмотри туда, Том. Никогда прежде такого не видела.

Поначалу я ничего не смог разглядеть, потом на горизонте показалось что-то очень большое.

– Что это? Утес? Черный контур холма? – спросил я.

Алиса покачала головой:

– Это туча, Том. И необычайно темная. Она не настоящая! Мне это совсем не нравится.

В обычных обстоятельствах такое устрашающее облако возвещало бы о сильнейшей буре и обильных ливнях. Подойдя ближе, мы увидели изогнутые края тучи, словно это была большая черная тарелка или щит. Ветер снова стих, и температура воздуха резко упала. Еще недавно нам было невыносимо жарко, а сейчас мы дрожали не только от страха, но и от холода. Внезапно сгустились сумерки, и наши лица скрыла глубокая тень.

Я посмотрел по сторонам: Алиса, Аркрайт и остальные, включая ведьм Пендла, шли очень медленно, понурившись, словно царившая вокруг тьма их угнетала. Только Ведьмак высоко держал голову.

И хотя сейчас не чувствовалось ни малейшего дуновения ветра, зловещая туча кружила вдалеке, словно ее огромной дубиной гонял по небу какой-то великан. Вскоре раздался оглушительный рев – и на горизонте вспыхнул столб оранжевого света.

– Это то, о чем нам рассказывала мама, – кивнул я Алисе, указывая вперед. – Это столб огня. Должно быть, Орд там!

Мы были милях в трех от огненного столба, но я уже чувствовал его жар на своем лбу, и это несмотря на прохладный воздух. Мы приближались к огромной малиновой воронке, гигантской пульсирующей артерии, соединяющей небо и землю. Она вызывала удивление и ужас и, казалось, все время то сжималась, то разжималась. Я боялся, что она может внезапно разорваться и поглотить всех нас. Сверкающие раздвоенные бело-синие молнии словно узловатые ветки деревьев тянулись из воронки к черной туче.

Огненный столб стал быстро вращаться вокруг своей оси против часовой стрелки. Взметнувшаяся пыль сформировала у его основания гриб, а его вершина вонзилась в грозовую тучу. Пронзительный рев превратился в хриплый визг, и появился непонятный резкий запах, который ударил мне в нос, и я тут же ощутил на языке странный привкус.

– Пахнет паленым мясом! – воскликнула Алиса, нюхая воздух. – И слышишь, кажется, это души кричат в аду. Они горят там! Все горят!

Но мои ощущения говорили об обратном: скорее в этом огне зарождалась жизнь, чем совершалась кремация. Если мама права, то Ордин со своими приспешниками является в наш мир в сердце пламени. И это огненный портал. Жар, опаляющий лицо, немного спал; ярость огня утихла, а цвета поменяли свой спектр – малиновый медленно превращался в бронзовый.

– Там огромная крепость! – испуганно выдохнула Алиса, указывая вперед. – Посмотри! Там! Ты видишь? Это Орд…

Алиса была права. Я увидел, как воронка замедлила свою пульсацию и сжалась, но так, скорее всего, и должно было произойти. Сейчас она стала почти прозрачной, и мы смогли разглядеть в ней Орд, темное жилище Ордин.

Цитадель с тремя витыми шпилями – такими высокими, что они упирались в небо. За ними, будто под их защитой, находился купол, о котором рассказывала мама. И башни, и купол поднимались из огромного здания, напоминавшего величественный собор. Впрочем, оно было куда больше и великолепнее самой большой церкви в Графстве. Но если на постройку собора порой уходили десятилетия, то этот, казалось, был сотворен за мгновение.

Огненный столб исчез, и мы пошли к темной цитадели, которая высилась перед нами словно гигантское и пугающее чудовище. И хотя вокруг сгустились сумерки, Орд излучала странное свечение. Ее заливал бронзовый свет, и он становился все ярче и ярче. Сейчас я мог наконец все рассмотреть. В каждой витой башенке наверху виднелись узкие стрельчатые окна, какие бывают в церквях. Они были открыты и освещены.

– За этими окнами творятся страшные вещи, – с ужасом прошептала Алиса. – Адские вещи.

– Это всего лишь твое воображение, Алиса, – сказал я. – Отсюда не разглядеть, что там происходит.

Тем не менее я заметил в некоторых окнах смутное движение и неясные тени, мерцающие словно призраки на свету. Мне не хотелось думать, что именно это может быть. Затем мои глаза обратились к главному входу, открывающему доступ в цитадель. Это была высокая арка, и хотя она ярко светилась, в глубине за ней царила непроглядная темень. Внезапно меня охватил страх. Орд явилась через портал из тьмы, и в ее недрах могло таиться все что угодно.

Мы уже подошли к ней: цитадель высилась перед нами, заслоняя собой темное небо.

Позади раздалась громкая команда, мы обернулись. Наемники резко остановились и перестроились в два полумесяца, развернутых рогами к Орд. В блестящей броне и с оружием, они казались грозной силой. Эти воины отлично справились с одной из двух задач, сдерживая натиск менад. Временами из общего строя отделялись маленькие отряды, которые отгоняли и преследовали диких фурий. Но уже скоро воинам предстоит куда более опасное задание: они должны будут ворваться прямо в сердце цитадели и сразиться с обитающими там темными сущностями.

Мы продолжили путь. Наемники остались ждать нашего сигнала о наступлении. Я смотрел на цитадель, ощупывая взглядом ее внешние стены, и в конце концов обнаружил второй вход, который описывала мама: над ним возвышалась голова горгульи с огромными оленьими рогами. Сюда и должна будет войти делегация. И если мы проиграем, приспешники Ордин вырвутся через главные ворота и опустошат этот край.

Внезапно я почувствовал на лице капли влаги, которые быстро сменились потоками теплого дождя, гулко барабанящего по сухой и твердой земле. Едва он ослаб, как от стен Орд поднялся пар, и мне в голову пришла причудливая мысль, будто это какой-то невидимый кузнец, завершив работу, бросил раскаленный металл в воду – для закалки. Белый плотный туман подобрался к нам. Видимость снизилась до пары шагов.

Повисла пугающая тишина. А затем из тумана выглянула Грималкин с Силеном и остальными мамиными стражниками из нашей делегации.

Мама сжала мое плечо:

– Пора. Будь храбрым, сынок! Будет нелегко, но у тебя достаточно сил, чтобы через это пройти.

– Разве менады не предупредят Ордин о нашем приближении? Не расскажут об армии наемников, идущей за нами?

Мама покачала головой:

– Нет, они не могут напрямую связываться с Ордин. Они просто дожидаются ее прихода, а затем извлекают выгоду из творимого ею ужаса, поедая живых и мертвых.

– Но разве нас не заметят из цитадели? Разве те, кто уже пробудился в Орд, не догадаются о наших намерениях?

– Ничего нового они не увидят, даже несмотря на то, что нас больше, чем обычно, и делегацию сопровождают вооруженные люди. Для стражи цитадели эти воины всего лишь плоть и кровь, которыми она собирается полакомиться. Она не ждет нападения.

Внезапно мама крепко прижала меня к себе. Через миг она отступила, и в ее глазах заблестели слезы. Она попыталась что-то сказать, но не смогла произнести ни звука.

Из тени кто-то вышел. Мой учитель. Он положил руку мне на плечо и развернул к себе:

– Ну, парень, вот что. Я не одобряю методов твоей матери и выбранных ею союзников, но знаю, что она принадлежит к свету и делает все ради общего блага. С чем бы ты там ни столкнулся, не забывай, чему я тебя учил, оставайся верен себе и помни: ты мой лучший ученик.

Я поблагодарил его за добрые слова, и он пожал мне руку.

– Еще одно, – сказал Ведьмак, как только я собрался уходить. – Я не знаю, почему твоя мать отправляет с тобой эту маленькую ведьму, – он махнул в сторону Алисы. – Похоже, она думает, что девчонка тебя защитит. Я искренне надеюсь на это. Но никогда, даже на самый краткий миг, не забывай, кто ее родители. Она дочь ведьмы и дьявола, а не одна из нас. И она никогда не сможет стать одной из нас, как бы ни старалась. Не забывай об этом, парень.

Его слова ранили меня в самое сердце. Но мне нечего было возразить на это, поэтому я просто кивнул. А потом подхватил свой мешок и посох и направился туда, где меня уже ждали остальные посланники.

Грималкин повела нас через туман в Орд.

Глава 16. Наполни чашу!

Жертва Ведьмака

Мы шли вперед, Грималкин справа от меня, Алиса – слева. Я оглянулся: десять воинов из маминой стражи, включая Силена, темными силуэтами следовали за нами в густом тумане.

Вскоре кругом все затихло, если не считать хлюпающих звуков наших шагов. Все еще шел дождь – не такой сильный, как недавно, но земля быстро превратилась в грязь.

Уже скоро прямо перед нами возникли каменные стены, влажные и блестящие от дождя. Настоящая крепость: сложно представить, что она появилась через огненный портал. Мы повернули налево, прошли немного вдоль стены и остановились перед маленьким входом. Грималкин без колебаний вела нас под горгулью, внутрь цитадели. Прямо перед нами открывалась галерея, но наша предводительница повернула в дверной проем налево, и мы, последовав за ней, оказались в невероятно просторном зале. Его свод был так высок, что скрывался во тьме. Свет был тусклым. Мы оказались перед длинным накрытым красным шелком столом, уставленным серебряными и бронзовыми блюдами с фруктами и мясом. Вдоль стола стояли тринадцать изящных стульев, вырезанных из белейшей слоновой кости и обитых изысканным черным шелком. На столе перед каждым стулом высился золотой кубок, до краев наполненный красным вином.

Свет стал ярче, и по обеим сторонам от нас мы увидели колонны. А между рядами колонн я заметил изумительный мозаичный пол, на котором были изображены сплетенные друг с другом огромные змеи. Мой взгляд последовал за извивами их тел и застыл в изумлении. В середине пола темнела дыра. Почему-то это встревожило меня, и я вздрогнул словно от холода. Что там, в этой дыре?

Мы все сели за стол, но, помня мамины наставления, не прикасались ни к вину, ни к еде. Все стулья стояли по одну сторону стола, так что все мы сидели лицом к этой дыре.

Послышался звук шагов, сначала вдалеке, а потом все ближе и ближе. Из темной дыры поднялась голова, казалось, ее проталкивает вперед чья-то гигантская рука. Кто-то поднимался из дыры по ступенькам. Темная фигура ступила на мозаичный пол. Это был вооруженный с головы до пят воин. В левой руке он держал длинный клинок, а в правой – хрустальную чашу.

Он подошел к нам размеренным шагом, и у меня была пара секунд, чтобы его рассмотреть. Забрало черного шлема полностью скрывало лицо, оставив только две узкие щели для глаз. Но в этих щелях я увидел лишь темноту. Он был в черной кольчуге, а носки его необычной обуви венчали острые колючие пики.

Воин остановился у стола, и когда он заговорил, страх сковал мое сердце. Его металлический голос звучал высокомерно и резко.

– Почему вы не притрагиваетесь к нашим щедрым угощениям? Почему не пьете вина из наполненных до краев кубков? – с укоризной вопросил он, и его слова эхом отозвались от стен.

Мы тотчас вскочили, но за всех ответила Грималкин.

– Благодарим за гостеприимство, – сказала она, и ее голос звучал спокойно и с достоинством. – Но голод и жажда нас пока не одолевают.

– Это ваше право, но за это щедрое угощение вам придется заплатить в любом случае. Наполните чашу, чтобы моя хозяйка ожила!

Сказав это, темный воин передал чашу ведьме-убийце.

– Чем мы должны наполнить ее? – спросила Грималкин.

Воин ответил не сразу. Его внимательный взгляд изучающе скользил по нам. Мое сердце тревожно забилось. Я не мог разглядеть его глаз, но не сомневался – его взгляд остановился на мне.

– Моей хозяйке нужна кровь. Теплая кровь самого юного из вас! – заявил он, тыча своим клинком прямо в меня. – Отдайте мне его жизнь. И наполните чашу кровью из его сердца!

Я снова задрожал. Я знал, что Грималкин будет сражаться за меня, но все равно боялся. Сомнения вихрем кружили в моей голове, и холодный пот выступил у меня на лбу. Что, если мне придется здесь умереть? Вдруг дьявол все-таки сказал правду и мама действительно решила принести меня в жертву? Возможно, постепенно превращаясь в дикую ламию, она избавилась от человеческих чувств, таких как любовь матери к сыну?

Грималкин покачала головой.

– Ты просишь слишком многого! – громко и властно заявила она. – Мы хотим воспользоваться нашим правом на бой!

Воин наклонил голову:

– Это ваш выбор. Но не будьте легкомысленны. Если я одержу победу, то все вы лишитесь жизни. Все еще хотите продолжить?

Грималкин кивнула, подтвердив, что принимает условия. И внезапно все заволокло тьмой. Я услышал вздохи и шепот вокруг, а затем, когда свет снова вспыхнул, увидел воина, стоящего в центре зала с оружием наготове. В его руках больше не было кубка. В правой он сжимал длинный клинок, а в левой – металлический шар с шипами на длинной цепи.

Грималкин вытащила два длинных клинка и, грациозно перепрыгнув через стол, приземлилась как кошка. Она медленно приближалась к своему закованному в латы противнику. Мне показалось, что на ее губах играет улыбка. Да, это было именно то, для чего жила ведьма-убийца. Она наслаждалась боем и хотела применить свое искусство в борьбе с достойным врагом. И сейчас перед ней был противник, с которым придется сражаться на пределе сил. Грималкин не боялась смерти. Но если она проиграет и погибнет, то лишимся жизни мы все.

Ее враг наступал, раскручивая над головой шар с шипами. Цепь взвивалась все выше и выше, и тяжелый металлический груз на ее конце со свистом рассекал воздух, грозя снести Грималкин голову.

Но недаром она была убийцей ведьмовского клана Малкинов. Точно рассчитав свою атаку, Грималкин вошла в орбиту ядра и нанесла удар в левую глазную прорезь забрала. Ее нож звякнул о металл, пройдя всего в дюйме от цели.

Воин быстро выхватил меч. Противники обменялись яростными ударами, но Грималкин была слишком близко, чтобы он мог пустить в ход и ядро. Оно бесполезно повисло на цепи, а ведьма атаковала сразу двумя клинками. Показалось даже, что она взяла вверх и теснит врага.

Затем превосходство оказалось на стороне воина. На Грималкин не было лат, и сейчас, при отступлении, это стало очевидным недостатком. Дважды противник пытался ударить ее страшным ядром, и шипы едва не вонзились в ее тело. Но ведьма резко отпрянула в сторону и вновь прыгнула к нему, сократив дистанцию, чтобы он не мог воспользоваться ядром. Снова и снова удары ее клинков с металлическим звяканьем отражала броня противника. Казалось, ведьма не сможет победить в этой схватке. Да и есть ли у нее шанс против столь хорошо защищенного врага? Ее руки и ноги были обнажены, а плоть уязвима.

Я вдруг осознал: она отказалась от того, что дало бы ей преимущество. Будь сейчас при ней кинжал и темное желание, она могла бы пустить их в ход. Грималкин действительно пожертвовала многим. А теперь она уворачивалась от мощных атак, кружа и отступая к нашему столу.

Я занервничал. Ее тактика казалась опрометчивой. На таком расстоянии противник вполне мог воспользоваться не только мечом, но и смертоносным ядром. Он принялся все быстрее и быстрее раскручивать его над головой, готовясь нанести сокрушительный удар. Грималкин подскочила к нему, словно нарочно вставая под неумолимо надвигающиеся шипы. Мое сердце буквально выскочило из груди. Я решил, что это конец.

Но когда оружие опустилось, ведьмы на этом месте уже не было. Ядро с грохотом обрушилось на стол. Подносы и кубки покатились на пол. И тут Грималкин вновь прыгнула к врагу, целясь в левую прорезь забрала. Ее клинок вонзился туда, и зал огласился ужасным криком.

На мгновение все опять заволокло тьмой, повеяло холодом. Очевидно, была использована сильная черная магия. У меня закружилась голова, и, чтобы не упасть, я оперся о стол. В огромном зале стояла тишина, эхо страшного вопля уже смолкло. Но в темноте я увидел два светящихся глаза, поднимающихся из дыры в мраморном полу.

Снова стало значительно светлее, и все мы оказались сидящими за столом – хотя я и не понял как. Кубки и подносы, которые еще мгновение назад валялись на полу, вновь были расставлены на алом шелке. Грималкин вернулась и заняла свое место.

Темный воин вновь стоял перед нами, держа в руках хрустальную чашу и длинный клинок. Был ли это тот же самый человек? Ожил ли он с помощью черной магии? Казалось, что битвы с Грималкин никогда не было.

– Моей хозяйке требуется кровь. Она должна выпить теплой крови этого мальчика! – заявил он, ткнув клинком прямо в меня. – Наполни чашу!

Он протянул вперед хрустальную чашу, и мое сердце бешено забилось.

– Мы победили, дитя! – торжествующе прошептала мне на ухо Грималкин. – Он больше не требует твоей жизни – только немного крови. А это как раз то, чего мы добивались.

Воин бесшумно водрузил чашу на скатерть из красного шелка. Грималкин подняла ее и, вытащив из ножен короткий клинок, повернулась ко мне:

– Закатай правый рукав, дитя.

Трясущимися руками я выполнил ее просьбу.

– А сейчас возьми чашу и держи ее под рукой так, чтобы кровь стекала в нее.

Я поднял правую руку над чашей. Грималкин сделала аккуратный надрез на моей коже. Я почти ничего не почувствовал, но кровь закапала в чашу. Впрочем, кровотечение скоро остановилось, а чаша не была заполнена и наполовину.

– Еще один надрез – и все, – сказала Грималкин.

Я снова ощутил прикосновение лезвия и судорожно вздохнул – такой острой была на этот раз боль от пореза. Кровь брызнула из раны фонтаном, и, к моему удивлению, чаша вдруг стала гораздо тяжелее. Она быстро наполнилась до краев, и кровотечение прекратилось. Я увидел рану – тонкую красную линию на бледной коже.

Ведьма-убийца поставила чашу на стол, воин забрал ее и понес к дыре. Мы смотрели, как он спускается по ступенькам и скрывается из виду, затем подождали, пока он отойдет подальше. Шуметь было нельзя, чтобы он не вернулся. Сейчас было важно отдать мою кровь Ордин. Минуты тянулись бесконечно долго. Наконец Грималкин улыбнулась, вытащила из рукава зеркальце и приготовилась дать сигнал.

Но она не успела этого сделать, ибо все вокруг опять погрузилось во тьму. Я вновь ощутил неожиданный холод. Из дыры к нам приближались. ярко вспыхнувшие глаза Неужели приспешники Ордин догадались о наших намерениях?

Внезапно я осознал, что, несмотря на напряженную тишину, в зале полно людей. И какие странные и страшные были эти люди! Очень высокие мужчины с длинными носами и заостренными подбородками, удлиненными лицами и запавшими глазами. Должно быть, демоны, подумал я. Их темные свободные одежды казались паутиной, растянутой над тонкими деревцами. На поясах висели длинные изогнутые мечи.

Это зрелище напомнило мне старую пословицу Графства:


Нос острый, подбородок острый – Типичный признак темных монстров!

Женщины, напротив, были полные, с чувственными изгибами тел, их обнаженная кожа блестела. И они танцевали, кружась под ритм, отбиваемый невидимым барабаном. Дамы танцевали в одиночестве, пока кавалеры задумчиво стояли у края танцевальной площадки или скрывались в тени мрачных колонн, глядя вокруг голодными глазами. Я оглянулся на наш стол и увидел, как все завороженно смотрят на танцующих. Сложно было оторвать взгляд от их необычных движений. Грималкин сжимала в руке зеркальце, но, казалось, была не в силах его использовать. Мы были беспомощны. Неужели мы прошли через все это только ради того, чтобы проиграть в последний момент?!

И тут я увидел, как Силен и несколько других маминых стражников жадно набросились на еду и вино, забыв о предостережении. Я понял, что греческому ведьмаку не хватило силы воли и решимости Джона Грегори – и это его безусловно погубит.

Я повернулся к дамам, танцующим перед дырой, и увидел, что сейчас они разделились на пары и следуют за мозаичным узором из длинных змей. Барабанная дробь звучала громче, быстрее и неистовее. Мне захотелось начать отбивать этот ритм ногами, и я чуть было не поднялся со стула. Посмотрел на Алису – она изо всех сил вцепилась в край стола, борясь с желанием присоединиться к танцующим. Я замедлил дыхание и поборол свою слабость.

Вскоре среди танцующих я заметил знакомую фигуру. Это был Силен. Всего мгновение назад он вкушал запретное угощение, а сейчас внезапно включился в эту дикую пляску. На какой-то миг я упустил его из виду, затем он показался вновь, на этот раз кружась почти перед нашим столом. К его шее приникла женщина, ее зубы вонзились в его плоть, и кровь брызнула ему на грудь. В выпученных глазах Силена вспыхнул ужас, а рот раскрылся в беззвучном крике. Сквозь разодранную одежду виднелись глубокие раны на спине. Женщина пила его кровь. Силен попятился назад в толпу танцующих, и больше я его не видел.

Хорошо, что я прошел школу Ведьмака и постился перед тем, как отправиться в цитадель. Чревоугодие Силена стоило ему жизни – а возможно, и души.

Справа от себя я снова увидел напряженное лицо Грималкин – она отчаянно пыталась одолеть враждебную магию, опутавшую нас. Ведьма-убийца медленно поднесла зеркало к губам. Подышала на него, собралась с силами и принялась писать указательным пальцем. Это был сигнал к началу штурма.

Глава 17. Огненные элементали

Жертва Ведьмака

Какое-то время танцующие фигуры продолжали неистово кружиться, но в конце концов ритм замедлился. Барабаны споткнулись, а затем все разом умолкли. Демоны неподвижно застыли – совсем как мы минуту назад. Некоторые склонили головы и, как мне показалось, прислушивались.

Я услышал отдаленный топот ног, раздававшийся все ближе и ближе. Двери с грохотом отворились, и в зал, размахивая длинными ножами, ворвались ведьмы Пендла. Их дикие лица предвкушали битву. Среди них были и Маулдхиллы, но Маб и ее сестер я не увидел. Почему они не пошли в атаку?

Грималкин снова перемахнула через стол и присоединилась к сражению. Против дикого натиска ведьм любые чары демонов были бессильны. Ведьмы рубили направо и налево, мастерски владея своими клинками. Их враги сопротивлялись, нанося ответные удары, но уже через мгновение некоторые из них упали замертво, орошая пол своей кровью.

Все произошло так быстро, что мы не успели даже вскочить на ноги. Еще минуту назад свирепствовала битва – и вот демоны уже ринулись по ступенькам в лаз в мраморном полу. Впрочем, это было упорядоченное отступление. Часть демонов сдерживала атаки, пока их женщины покидали поле боя. Вскоре перед зияющей темной дырой остались только ведьмы.

Когда мы подошли к ним, Алиса крепко схватила меня за руку. Ведьмы уже отвернулись от лаза.

– Преследовать их слишком опасно, – сказала Грималкин, обернувшись ко мне. – Полагаю, они только этого и ждут. Слишком уж быстро они сдались и убежали. Наверняка хотят завлечь нас вниз и устроить в темноте засаду. Мы пойдем по маршруту, который посоветовала твоя мама, дитя. Прошу, оставайся здесь и дождись атаки наемников. Они уже на подходе, а мы двинемся вперед, в глубь цитадели.

С этими словами она повела ведьм по переходу во внутренний двор.

– Лучше всего сделать так, как она сказала, Том, – произнесла Алиса, все еще крепко сжимая мою руку. – Мы отправимся через пару мгновений…

Выжившие мамины стражники кивнули в знак согласия. Без своего предводителя они чувствовали себя неуверенно. Тела Силена и еще двух несчастных валялись на мозаичном полу в луже крови, их невидящие глаза были устремлены в высокий свод.

– Пошли ближе к двери, – сказала Алиса, нервно поглядывая на ступеньки. – Сейчас, когда ведьмы ушли, демоны могут вернуться.

Это было разумно, так что мы направились к открытым дверям.

Через мгновение послышался конский топот. В ворота цитадели ворвались наемники и проскакали по переходу, идя на штурм. Это заняло довольно много времени. Но вот промчался последний всадник, и мы покинули зал, последовав за воинами во внутренний двор.

Я бросил мимолетный взгляд назад, но не увидел ни мамы, ни Ведьмака, ни других. Разве им не пора уже войти в Орд?

Мы не сделали и пары дюжин шагов по переходу, как снова послышался стук копыт. Он раздавался все громче и громче. Наемники возвращались. Они же отступали! Что же случилось?

Мимо промчался конь без всадника, едва не растоптав Алису своими копытами. Его глаза испуганно вращались, с губ падала пена. Все больше лошадей неслось нам навстречу. Немногие всадники удержались в седле – их оружие было потеряно, глаза расширены от ужаса. Да, они отступали. В этом можно было не сомневаться. Это разгром. Что же заставило наших наемников так позорно бежать?

Все больше и больше лошадей устремлялось в проход, и я осознал, что мы действительно можем потерпеть поражение. Я толкнул Алису в нишу и прикрыл ее своим телом. Кони бешено неслись мимо нас, наполняя переход топотом копыт. Казалось, это будет продолжаться вечно, но наконец все смолкло и я отступил от стены.

– С тобой все в порядке, Алиса? – спросил я, подхватывая свой мешок и посох.

Она кивнула.

– Где стражники твоей мамы? – спросила она.

Я огляделся по сторонам. Трое из них были мертвы – неподалеку лежали их растоптанные тела, но остальных видно не было. И где же мама, Ведьмак и Аркрайт? Вдруг они оказались в переходе за нами и были сметены паническим бегством? К горлу подступил комок.

Я крикнул:

– Мама, мама!

Но ответом была лишь жуткая тишина.

– Мы должны идти дальше, – сказала Алиса. – Наверное, твоя мама и старый Грегори задержались. Скорее всего, их не было в переходе, когда понесло коней.

Я кивнул, и мы продолжили путь. Я все еще волновался за маму и боялся того, что могло ожидать нас впереди. Что бы это ни было, встреча с ним заставила в страхе бежать тысячу вооруженных воинов. Может, они увидели саму Ордин? Неужели она, выпив моей крови, уже проснулась?

Мы дошли до конца перехода, когда к нам устремились клубы тумана. Сердце словно сжала ледяная рука. Волны холода накрыли меня как морской прибой, заставляя отступить и вернуться.

– Ты чувствуешь это, Том? – спросила Алиса.

Я кивнул. Для ведьмака при столкновении с темными силами опасно малейшее проявление страха. Страх делает врагов света гораздо могущественнее.

Мы пошли дальше. Я попытался справиться с ледяным ужасом, вызвав воспоминания о счастливом детстве: вот я сижу у мамы на коленях или слушаю рассказы отца о его плаваниях. Мы заставляли себя идти вперед, пока наконец перед нами из тумана не вынырнула внутренняя стена Орд. Ее камни еще дымилась.

Мы оказались на мощеном дворе, усеянном телами мертвых коней и их всадников. Лица погибших наемников были искажены от ужаса.

– От чего они погибли, Алиса? – воскликнул я. – Я не вижу никаких отметин, вообще никаких ран.

– Они умерли от страха, Том. Он сковал их разум и остановил их сердца… Но смотри! Ворота открыты.

Мы оказались перед установленными в стене широкими деревянными воротами. Они были открыты, но за ними таилась тьма. Я посмотрел на ворота, и меня охватило отчаяние. У меня просто не было сил сделать хоть шажочек в их сторону. Наши воины бежали или погибли, и сейчас не было ни малейшего шанса войти и уничтожить Ордин до того, как она обретет свою силу.

Мы стояли и смотрели на открытые ворота. Что мы вдвоем с Алисой могли сделать? И как много времени осталось до пробуждения Ордин?

– У меня нет сил идти туда, – сказал я Алисе, понимая, что нахожусь в плену той же могущественной черной магии, что была использована против наемников. – Мне не хватает храбрости… Я не хочу…

Алиса в ответ только устало кивнула в знак согласия.

Никто из нас не озвучил свои мысли, но мы не сомневались, что ведьмы Пендла уже прошли через ворота задолго до нас. А мы не могли этого сделать. Я думал о том, что же могло случиться с мамой и остальными. Отвага и мужество покинули меня.

Не знаю, как долго мы там простояли, но внезапно я услышал за спиной звуки шагов, обернулся и увидел выходящую из перехода высокую фигуру в капюшоне с посохом и мешком. К моему удивлению, это был Ведьмак. За ним решительно шагал Билл Аркрайт, он выглядел так, словно собирался разбить парочку голов. Но собак рядом с ним не было.

Аркрайт кивнул мне, а Ведьмак прошел мимо, даже не взглянув в нашу сторону. Затем, подойдя к воротам, он развернулся и свирепо посмотрел на меня.

– Давай, парень, шевелись! – прорычал он. – Эту работу надо сделать. И если ее не сделаем мы – то кто тогда?

Я заставил себя сделать шаг, потом другой. С каждым следующим шагом становилось немного легче. Разум освобождался от оков страха. Я понял, что в то время, когда воины спасались бегством или гибли, у нас были силы сопротивляться – благодаря нашим навыкам и тому, что все ведьмаки – седьмые сыновья седьмых сыновей. Впрочем, пример мистера Грегори и его решимость тоже помогли мне одолеть этот страх.

Алисе же помогло то, что она училась на ведьму, и хотя мой учитель не позвал ее за собой, мы вместе прошли через ворота и вошли во тьму.

– Вы видели маму? – спросил я у ведьмаков.

Оба покачали головами.

– После того как на нас выскочили эти лошади, мы разделились, – сказал Ведьмак. – Не переживай, парень, – твоя мама сможет позаботиться о себе. Не сомневаюсь, скоро она нас нагонит.

Эти добрые слова мало успокоили меня.

– А где Стрела и ее щенки? – спросил я у Билла. – С ними все в порядке?

– Да, вполне, – ответил он. – Но здесь мои собаки бесполезны. Они натасканы на водяных ведьм и тому подобных тварей. Что они могут против огненных элементалей?

И тут послышался отдаленный гул водопада, и гораздо ближе эхом разнесся стук огромных капель, падающих на камни. Зашипел пар. На Орд обрушился потоп, и вода хлынула даже во внутренние покои. Я вытянул руку и потрогал стену – камни еще хранили тепло.

Ведьмак открыл свой мешок, вытащил маленький фонарь, зажег его и поднял вверх. Мы огляделись, и я увидел перед нами две дороги. Узкий проход, уходивший наверх, был скрыт полосой тумана. А справа от нас пролегала абсолютно ровная тропа. Ведьмак остановился, прислушиваясь. Вдалеке послышался тихий вскрик, но он не повторился, и через пару мгновений учитель повернулся ко мне.

– Думаю, нужно подняться по этой тропке. Полагаю, в одной из башен мы и обнаружим Ордин, – сказал он и оглянулся на Аркрайта: – Что скажешь?

Тот коротко кивнул, и мистер Грегори решительно двинулся вперед. Мы последовали за ним. Алиса шла рядом со мной.

Буквально через пару минут тропинка закончилась – ее перекрыл огромный камень. Но слева я заметил похожий на лаз узкий проход. Ведьмак без колебаний шагнул туда, подняв фонарь. Мы двинулись следом и вскоре очутились в большой комнате с каменными плитами, на которых, как мне показалось, спали люди. В отличие от прохода, комната не была погружена во тьму – ее заполнял легкий желтый свет, источник которого обнаружить не удалось.

Лежащие на спине фигуры выглядели как люди, но их тела казались слишком длинными, лица вытянутыми, с острыми подбородками и носами и глубоко посаженными глазами. Это были демоны, которых мы встретили в зале. Только теперь они были мертвы – кто-то перерезал им глотки.

Их темная кровь стекала на каменный пол и собиралась в лужи. Медленно продвигаясь вперед, петляя между плитами, мы заметили кровавые следы. Одни из них оставили остроносые туфли, другие – босые ноги ведьм из клана Маулдхиллов.

– Ведьмы Пендла, конечно, не те союзники, о которых я мечтал, но, по крайней мере, сейчас в этой комнате мы можем ничего не бояться, – заметил Ведьмак.

– Цитадель огромна, – сказал я. – В Орд наверняка много комнат. Только подумать, сколько разных созданий здесь может быть…

– Не думай об этом, парень. Нам надо поторопиться. В конце концов, если возникнет какая-то опасность, первыми с нею столкнутся ведьмы, они же нас и предупредят.

Ведьмак и Аркрайт вышли из комнаты, я было последовал за ними, но вдруг услышал за спиной душераздирающий крик. Я обернулся и увидел застывшую в оцепенении Алису – ее лицо исказила гримаса ужаса. Внезапно один из демонов, приподнявшись на своем каменном ложе, крепко схватил ее за руку и впился в нее злобным взглядом. Из его горла текла кровь, но, очевидно, рана была не такой уж глубокой, и он, очнувшись, обнаружил в своих владениях чужаков. Его глаза горели неистовой злобой. Выхватив из-за пояса кривой кинжал, он собрался вонзить его в Алису! Я подбежал и с силой ударил его посохом в грудь. От прикосновения рябинового дерева он вздрогнул и открыл рот – оттуда хлынула кровавая слюна. Демон выхватил меч, но я снова ударил его посохом. Оружие выпало из его руки, он отпустил Алису, перекатился через свое каменное ложе и, согнувшись, приземлился на другой стороне. Он медленно повернулся ко мне – его глаза были чуть выше уровня плиты.

И, опережая мою реакцию, демон прыгнул. Человеку такой высокий и стремительный прыжок был бы не по силам. Он перелетел через плиту и обрушился на меня, выбив из моей руки посох. Я упал на спину, увернулся и откатился в сторону. Я понял, что демон собирается вцепиться мне в горло, и осознал, что у меня есть только один шанс. Вытащить из кармана штанов серебряную цепь было довольно сложно, но я мог дотянуться до плеча и достать кинжал, подаренный мне Грималкин. Мысль была хорошая, но я опоздал – демон уже оказался на мне.

И тут раздался щелчок и что-то сверкнуло над моей головой, пронзив горло этого создания. Захлебываясь кровью, демон рухнул на колени, а затем завалился на бок. Сделав несколько судорожных вздохов, он затих.

Рядом стояла Алиса – в ее руках был мой посох. Щелчок, который я слышал, был звуком выскочившего потайного клинка, и сейчас его лезвие окрасилось кровью. В комнату вбежали Ведьмак и Билл Аркрайт. Они взглянули на мертвого демона, затем на нас.

– Кажется, девочка только что спасла тебе жизнь, мастер Уорд, – заметил Аркрайт, пока я пытался встать на дрожащие ноги.

Ведьмак ничего не сказал – как обычно, он не спешил хвалить Алису.

Вдруг из дальнего угла комнаты раздался стон: еще один служитель Ордин начал приходить в себя.

– Эти ведьмы поработали не так уж добросовестно, как нам показалось, – заметил Джон Грегори. – Идемте. Не стоит задерживаться здесь дольше, чем это необходимо. Времени у нас мало – кто знает, что там впереди.

За дверью оказался другой проход, по которому мы начали подниматься дальше, Ведьмак впереди всех. Внезапно он поднял руку и остановился, указав на стену слева от нас, – там завис маленький пылающий шар, пузырь с полыхающим внутри огнем. Он был не больше моего кулака, и сначала мне показалось, что шар прикреплен к стене. Но он проплыл в проход и исчез среди камней.

– Что это было? – спросил я. – Огненный элементаль?

– Да, парень, думаю, он. Прожив всю жизнь в дождливом Графстве, я никогда с ними не сталкивался. Но читал, что они могут быть очень опасны. Видимо, из-за того что на Орд обрушилось столько воды, элементалям нужно время, чтобы набраться сил. Так что поспешим! Где Силен? Он знает все об этих существах…

– Он мертв, – Я печально покачал головой. – Вопреки маминым предостережениям отведал угощения и погиб от руки одного из демонов.

– Беднягу погубила жадность, – с огорчением заметил Ведьмак. – Мы в Графстве поступаем правильно, когда постимся перед столкновением с темными силами. Жаль. Нам бы пригодились его знания.

Проход поднимался все круче, и снова путь нам преградила каменная стена, и опять мы обнаружили слева вход в помещение. Внутри оказалось еще больше каменных плит с лежащими на них демонами. Все были зарезаны так же, как и предыдущие, и кругом было море крови. Пока мы продвигались между плитами, Алиса задыхалась от ужаса.

На этот раз ведьмы отделались не так легко. Одна из них погибла, и от нее мало что осталось – только ноги ниже колена и остроносые туфли. Выше ее тело превратилось в дымящуюся горстку черного пепла. В воздухе висел запах горелой плоти.

– Кто это сделал? – спросил я. – Тот пылающий шар, который мы видели у стены?

– Он или какой-то другой. Но, несомненно, парень, это был огненный элементаль. Будем надеяться, что он полетел дальше. Орд оживает быстрее, чем мы думали, – сказал Ведьмак, и вдруг в его глазах мелькнула тревога.

Огненный шар появился в воздухе в пяти шагах от нас. Он выглядел гораздо опаснее своего прозрачного собрата, встретившегося нам раньше. Этот элементаль был немного больше человеческой головы и непрозрачный, он выбрасывал язычки пламени и пульсировал, попеременно то сжимаясь, то разжимаясь. А затем направился к нам, быстро увеличиваясь в размерах.

Ведьмак ударил его посохом, шар немного отлетел в сторону, а затем снова приблизился. Учитель опять размахнулся и едва не зацепил его, но элементаль с дикой скоростью пролетел над нашими головами и ударился о дальнюю стену, рассыпавшись фейерверком оранжевых искр.

Быстрым шагом Ведьмак покинул комнату. Я оглянулся и увидел, что пылающий шар вновь сформировался и приготовился к следующей атаке. Мы бросились за дверь и помчались по каменным ступеням вверх. Я снова с тревогой обернулся, но элементаль нас не преследовал. Может, он не мог покинуть эту комнату? Возможно, он охранял ее?

Ступени вились по спирали. Я не мог понять, вошли ли мы уже в одну из башен, – окон здесь не было. Я волновался все сильнее. Даже если нам удастся уничтожить Ордин, здесь полно элементалей… и кто знает, каких еще тварей. Нам надо будет снова спуститься по этим ступенькам, и к тому времени все, что сейчас таится в тени, уже избавится от оков сна и обретет полную силу. Как нам удастся сбежать?

Через пару мгновений на нашем пути возникла еще одна угроза. Прямо перед нами на ступенях лежала мертвая Маулдхилл – ее можно было опознать по босым ногам и рваному платью. На ее голове и плечах корчился и шипел пылающий огненный элементаль в форме морской звезды. Он медленно полз по ней, истребляя останки. Это был один из астери, о которых мне рассказывал Ведьмак.

– Скорее всего, он упал ведьме на голову, когда она под ним проходила, – заметил учитель. – Нелегкая смерть…

Прижимаясь спиной к каменной кладке, мы продолжили путь, держась подальше от тела мертвой ведьмы и ее безжалостного убийцы. Но затем Ведьмак показал наверх. Четыре или пять одинаковых элементалей пульсировали огнем, прицепившись к высокому потолку.

– Не понятно, что лучше – медленно пробираться к выходу или бежать от них со всех ног, – прошептал он. – Давайте попробуем медленно, и держитесь поближе друг к другу. Приготовь-ка свой посох, парень!

Ведьмак пошел первым, Алиса следом, а Билл Аркрайт – последним. Свои посохи мы держали наготове. Во рту у меня пересохло от страха. Медленно мы прокрались мимо двух первых звездообразных элементалей. Возможно, они еще не очнулись или пострадали от потопа? Мы могли надеяться только на это…

Едва мы решили, что опасность миновала, как раздалось шипение и огромный элементаль бросился прямо на голову Ведьмака. Учитель взмахнул посохом и разрубил астери надвое. С фонтаном искр половинки элементаля упали на ступени за нами. Я оглянулся и увидел, как они ползут друг к другу, пытаясь снова соединиться в одно целое.

Мы ускорили шаг, не упуская из виду затаившуюся на потолке опасность. Наконец мы вышли на площадку. Перед нами были три лестницы – должно быть, вход в каждую из трех башен.

– Итак, куда идем? – спросил Ведьмак, по очереди вглядываясь в пролет каждой лестницы.

– Кто бы знал! – пожав плечами, ответил Аркрайт. – Это место такое огромное – и у нас нет времени, чтобы все здесь осмотреть. Дела идут не так уж хорошо.

– Алиса может почуять опасность, – предложил я.

Ведьмак нахмурился, решив, что это использование темных сил.

Но прежде чем он успел отказаться, я быстро произнес:

– Мама хотела, чтобы для своего спасения и уничтожения Ордин мы использовали все возможности!

– А я уже объяснял, что мне не нравятся все эти штучки твоей мамы и лично я предпочту их не использовать! – отрезал учитель.

– Позвольте Алисе это сделать, – попросил я мягко. – Пожалуйста…

– Думаю, у нас все равно нет выбора. Стоит разрешить девочке попробовать, – сказал Аркрайт.

Ведьмак прикрыл глаза, словно почувствовав боль, затем едва заметно кивнул.

Алиса незамедлительно подошла к центральному лестничному пролету и дважды шумно втянула носом воздух.

– Не могу понять, что там происходит, – призналась она, – потому что этим путем пошли ведьмы. Их запах слишком силен, я не могу ничего сказать.

– Значит, и нам стоит выбрать центральную лестницу, – предложил Ведьмак. – В конце концов, если ведьмы побегут от опасности, то предупредят нас. В любом случае, они почему-то выбрали именно этот путь.

Но прежде чем Алиса ответила, из центрального прохода раздался внезапный крик, и мы услышали, как кто-то быстро спускается по ступенькам. Ведьмак поднял свой посох и со щелчком выпустил потайное лезвие.

Мгновение спустя на площадку с воплями выбежала ведьма, ее волосы были охвачены огнем, остроносые туфли стучали по мраморному полу. Вряд ли она заметила нас. С дикими криками она бросилась вниз по ступенькам и скрылась из виду. Через секунду появилась еще одна – босоногая Маулдхилл из клана Маб. Аркрайт остановил ее, схватив за рваный рукав и пригрозив своим посохом. Ее глаза были наполнены ужасом, лицо испачкано сажей, но она казалась целой и невредимой.

– Отпустите меня! – закричала она.

– Что случилось? – спросил он.

– Огненные демоны! У нас не было ни единого шанса! Они мертвы! Все мертвы!

С этими словами ведьма вырвалась и побежала вниз по ступенькам. Если это правда, значит, все ведьмы мертвы – даже Грималкин и Маб. Значит, сила Ордин такова, что они не учуяли опасности. Да они и не могли противостоять огненным элементалям.

Алиса проверила лестницу по левую руку и покачала головой:

– Опасно!

У правой она медленно кивнула:

– Кажется, здесь все в порядке…

Мы начали осторожно подниматься, Ведьмак снова шел впереди. Казалось, мы идем целую вечность: мои ноги от усталости налились свинцом. Страшно было представить, как проходит через портал все это здание, кишащее темными сущностями, часть из которых даже неизвестна и не описана в «Бестиарии» Ведьмака. Мелькнула ужасная мысль: а что, если Орд внезапно вернется и унесет нас всех за собой? Жаль, что мы еще не успели сделать то, что должны, и находимся лишь на пути к нашей цели, в ожидании череды неведомых опасностей.

В конце концов мы вскарабкались на самый верх лестницы и оказались перед круглой бронзовой дверью, на которой был выбит огромный череп и не было ни замка, ни ручки. Ведьмак нажал на изображение черепа, и дверь бесшумно отворилась. Высоко держа фонарь, учитель шагнул в маленькую восьмиугольную комнатку. Мы в замешательстве огляделись по сторонам. Никакой другой двери не было. Что это за место? Для чего оно?

Ответ я получил почти сразу. Это была ловушка! Внезапно земля разверзлась под моими ногами, и я услышал, как в страхе кричит Алиса. Затем фонарь потух, в животе у меня все сжалось, и я провалился в небытие.

Глава 18. Сделка

Жертва Ведьмака

Я со стоном приземлился на мягкую землю, потеряв посох и мешок. Вокруг царила абсолютная тьма – я даже не мог разглядеть поднесенные к лицу руки. Я поднялся на колени. Подо мной чавкала грязь, штаны намокли. Я окликнул Ведьмака и Алису, но ответа не получил.

Впрочем, я точно был не один. В темноте рядом с собой я почувствовал какое-то движение. Что бы это ни было, оно осторожно подбиралось ко мне на четвереньках. Кто-то дотронулся до моей лодыжки, чуть выше сапога. Нежно, почти ласково. И я почти успокоился, решив, что ничего страшного случиться не может. Но затем легкое прикосновение сменилось стальной хваткой, и я почувствовал, как в мою ногу вонзились острые зубы. Я думал, что эта тварь, разорвав сапог, начнет глодать мою кость, но она потащила меня за собой. Я даже не сопротивлялся. Беспомощного, меня волокли по земле, а потом по какой-то твердой и холодной поверхности. Сначала я слышал, как клацали когти этого создания. Затем оно остановилось, выпустило мою ногу и побежало обратно.

Рядом смеялись люди. Казалось, они смеются надо мной, пытаясь каким-то образом вывести меня из себя. Я молча растянулся на полу. Потеряв посох и мешок, я, не считая серебряной цепи в кармане, был абсолютно беззащитен.

Внезапно земля подо мной начала тревожно дрожать, и я услышал скрип цепей. Я сел, инстинктивно расставив руки по бокам для поддержки. Насмешливый смех, казалось, теперь раздавался откуда-то снизу – или я каким-то образом поднялся в воздух. Голоса становились все тише и тише, а затем все разом исчезли. Я чувствовал лишь легкое колыхание воздуха на своем лице. Меня куда-то поднимали во мраке!

Чувствуя себя маленькой мышкой в кошачьей корзинке, я старался не шевелиться. Любое движение могло спровоцировать нападение. В этой темноте скрывалась какая-то неведомая опасность, и я не хотел привлекать к себе внимание. Но затем стало светлее, и я начал различать вокруг какие-то смутные очертания. Я боялся темноты, но сейчас свет показал мне, насколько безнадежно мое положение. Я сидел в глубокой круглой металлической посудине, покрытой ржавчиной и царапинами и подвешенной к самой вершине башни. Три ржавые цепи крепились к внешнему краю этого ковша, он был очень большим и походил на миску-приманку, с помощью которой ведьмаки завлекали домового в яму. Не стал ли я наживкой для какого-нибудь крупного хищника? – со страхом подумал я.

Другие цепи тоже, казалось, пришли в движение. Наверху послышался сильный грохот. Как далеко я был от земли? Стоило мне хоть немного передвинуться к краю ковша, чтобы осмотреться, как он начал опасно раскачиваться. Внизу разверзлась пропасть! Кругом были такие же ковши, и все они были подвешены к шпилю. Я попал в западню! Без единого шанса выбраться.

Башня сужалась кверху, и стены становились все ближе. Теперь я мог разглядеть каменную кладку, и не только: стены были облеплены какими-то тварями – их было так много, что они напоминали колонии насекомых или битком набитый улей. Кто это был?

Чем выше я поднимался, тем плотнее вокруг меня смыкались стены. Внезапно я понял, кого вижу перед собой, и мое сердце забилось от страха: это были полчища ведьм-ламий, венгирий. Их было несколько сотен. Их задние конечности были вооружены когтями, передние напоминали человеческие руки. Две пары крыльев – черные и светлые – были похожи на крылья насекомых, и венгирии махали ими, чтобы просушить перья после потопа. Скоро на равнине стемнеет, и как только их крылья высохнут, ламии смогут покинуть Орд и атаковать Каламбаку и монахов Метеоры.

Венгирии взирали на меня из-под нависших век – тощие и голодные, они жаждали еды. Грохот наверху раздавался все громче, постепенно превращаясь в скрип и лязг. Это давило на барабанные перепонки. Я посмотрел вверх. Надо мной медленно вращался огромный вал, подтягивая вверх цепи и поднимая металлические ковши.

Я выглянул вниз и увидел людей в таких же посудинах. Я не мог сказать, живы они или мертвы – они были слишком далеко от меня. Казалось, никто из них не шевелился. Внезапно я понял…

Мы были кормом для ламий! Едой для придания им сил перед полетом! От ужаса я задрожал всем телом. Меня собираются разорвать на кусочки! Медленно, глубоко дыша, я подавил свой страх. А что с остальными? Не оказались ли в такой же ловушке Ведьмак, Аркрайт и Алиса, не тащат ли их так же вверх, чтобы скормить орде беспощадных ламий?

Вдруг ковш покачнулся от рывка, а скрежет и грохот стихли. Я посмотрел вниз и понял, что нахожусь в самом сердце башни, выше всех остальных – почти тридцати – ковшов.

И снова моя посудина рванулась вверх. Я посмотрел вниз, но ни один ковш больше не двинулся. Я оставил всех позади и вскоре миновал большой металлический вал, обмотанный ржавыми цепями, – благодаря этому механизму поднимались остальные ковши. Мой, должно быть, управлялся иной конструкцией. Надо мной нависла черная грозовая туча – такая же, как висела над Орд. Когда меня подтянули ближе к ней, я вздрогнул. Туча пугала, но через мгновение я уже оказался внутри нее. Посудина остановилась и несколько минут неподвижно висела в абсолютной темноте.

Затем черная туча рассеялась, и я смог оглядеться. Я все еще был в ржавом металлическом ковше, и подо мной зияла пропасть. Меня втащило в маленькую комнатку из черного мрамора – просто куб без пола, окон и дверей. Из мебели ее украшали только большое круглое зеркало на стене слева от меня и трон, к которому вела каменная лестница.

Я задрожал, так как узнал его. Я видел этот трон прежде, еще до встречи с менадой-убийцей и даже до того, как услышал об Ордин. На нем восседал дьявол, когда я разговаривал с ним на черной барже весной. На левом подлокотнике этого трона была вырезана злобная морда дракона, его огромные когти были направлены прямо на меня. На правом – змея, высунувшая раздвоенный язык, ее гибкое тело спускалось по трону и обхватывало вырезанную в виде когтистой лапы ножку.

Я выбрался из ковша на мраморные ступени, стараясь не смотреть вниз – в пропасть. Сильный холод пробежал по моему позвоночнику, предупреждая о присутствии опасного служителя тьмы. Я знал, что сейчас произойдет – такое случалось и прежде. Я не мог пошевелиться. Не мог даже дышать – не чувствовал потребности в этом. Время остановилось. Не только для меня, но и для всего мира вокруг. А значит, дьявол здесь…

И тут он появился – на троне, снова в облике Мэтью Гилберта.

– Я собираюсь кое-что тебе показать, Том, – сказал Враг, и его голос звенел от злости. – Будущее. То, что произойдет в ближайшую пару часов. Только ты можешь остановить это. Посмотри в зеркало!

Мое сердце чуть не выскочило из груди. Я снова мог дышать, но все вокруг по-прежнему оставалось неподвижным. Я беспомощно подчинился и взглянул в зеркало. Все поглотила тьма, и на какой-то миг я почувствовал, что падаю, но затем увидел внизу металлические посудины – зрение сфокусировалось и стало острее, чем когда-либо прежде.

Некоторые ковши были полны крови, в других находились люди. Плоть и кровь – все это было едой. Едой для ламий. В одном из ковшей я разглядел Ведьмака, он был без посоха, казался старым и дряхлым и с ужасом и отчаянием взирал вверх. В следующем сидела Алиса – побелевшими костяшками пальцев она отчаянно вцепилась в край своей посудины. Но мамы я там не увидел, и это дало хоть какую-то надежду.

Едва эта мысль пришла мне в голову, как я услышал хлопанье многочисленных крыльев и стая венгирий, выпуская когти, бросилась на ковши. Они слетелись черной хищной массой, и их крылья закрыли мне обзор, но я услышал крик Алисы.

Я не мог прийти ей на помощь. Я никого не мог спасти. Я не мог даже заткнуть уши, чтобы не слышать душераздирающих воплей.

Затем видение изменилось, и я оказался за стенами Орд. Смотрел, как из ворот вырываются приспешники Ордин. Тысячи служителей богини – с ятаганами и копьями на изготовку. Их бесстрастные лица говорили о жестокости намерений. Одни мужчины, женщин среди них не было. Казалось, время ускорило ход, и я увидел, как они ворвались в Каламбаку, нагнав бежавших из Орд воинов. Демоны рубили их без пощады и милости. Пили их кровь, а затем бросали в пыль. За ними следовали орды менад и пожирали тела мертвых и умирающих.

Они атаковали обнесенный стеной город. Всех, кто не захотел или не смог убежать – безоружных мужчин, женщин и детей, – ждала одинаковая судьба. Даже младенцев отрывали от матерей, высасывали их кровь, а затем швыряли на окровавленные стены. И снова менады набрасывались на искалеченные тела и разрывали плоть своих жертв.

Затем я увидел налет венгирий на монастыри Метеоры: их башни не смогли защитить монахов от беспощадной воздушной атаки. Тела падали как сломанные куклы. Кровь обагрила katholicon. Никогда больше ангельским гимнам не парить под его куполом. Никогда больше монахам не усилить свет своими молитвами. Теперь Ордин могла свободно появиться где угодно. И Графство тоже оказалось в опасности.

– Вот оно будущее, Том! – усмехнулся дьявол. – То, что я показал тебе, произойдет в самое ближайшее время, и начало череде страшных событий положит гибель твоего учителя, Алисы и Аркрайта. Если, конечно, ты это не предотвратишь. Я могу помочь тебе, Том. Просто потребую от тебя кое-чего взамен, и только. Отдай мне свою душу – и я подарю тебе шанс уничтожить врага твоей матери.

Видение исчезло, а я стоял перед зеркалом и разглядывал собственное отражение. Я повернулся к Врагу.

– Отдать душу? – спросил я удивленно. – Вы хотите заполучить мою душу?

– Да, чтобы она стала моей. И я бы пользовался ею как хотел.

Отдать свою душу? Что это значило? Чем это все для меня обернется? Умереть и низвергнуться в ад? Навсегда оказаться во тьме?

Дьявол уже не улыбался. Его взгляд был жестким и неумолимым.

– Через три дня, если ты выживешь, я приду за твоей душой. Этого времени достаточно, чтобы исполнить волю твоей матери и добраться до безопасного места. Я не буду тебя убивать. Нет, условия нашего соглашения таковы, что, когда я приду за тобой в условленный час, твое тело испустит дух и ты умрешь. Твоя душа перейдет в мое владение и станет подчиняться моей воле. Путы, связывающие меня, исчезнут. Ты сам согласишься лишиться жизни, а значит, покинешь этот мир по доброй воле. Я не убью тебя, и моя власть на земле не ограничится жалкой сотней лет. Постепенно я смогу заполучить господство над миром. Это займет время, много времени, но я терпелив.

Я покачал головой:

– Нет. Это невозможно. Вы просите слишком многого. Я не могу на это пойти.

– Почему нет, Том? Это же так очевидно. Принеси жертву и отдай свою душу мне на хранение. А взамен получи гораздо больше: я предоставлю тебе шанс предотвратить все те смерти, которые ты наблюдал в зеркале. И ты сможешь защитить Графство от будущей опасности. Это будет твое решение, Том. Ты же видел, что произойдет. Никто, кроме тебя, не сможет это остановить!

Только согласившись, я мог спасти Алису, Аркрайта и Ведьмака. И еще тысячи людей, которые погибнут, если Ордин восторжествует. А через семь лет она отправится в Графство и учинит там такую же расправу. Чтобы предотвратить это, я должен пожертвовать своей душой. Это было ужасно. Но что Враг подразумевал под словом «шанс»?

– Какой шанс я получу в обмен на свою душу? – спросил я. – Что вы сделаете, чтобы помочь мне сейчас?

– Две вещи. Во-первых, задержу пробуждение Ордин. На час – это самое большее, что я могу сделать. Конечно, часть ее служителей очнется гораздо раньше хозяйки. Некоторые уже начинают приходить в себя. Этих тебе следует избегать – ну или справляйся с ними как умеешь. А во-вторых, и это важнее всего, я открою тебе местонахождение Ордин.

В прошлом я уже не раз получал подобные предложения от приспешников тьмы. Голгоф, один из древних богов, предложил спасти мою жизнь и душу, если я вызволю его из пентакля. Я отказался. Мой долг перед Графством был превыше всего, даже моей жизни. На Пендле ведьма Вюрмальд также кое-чего требовала от меня – ключи от маминых сундуков. С их помощью она надеялась обрести власть над темными силами. Я снова отказался, хотя от моего согласия зависела жизнь Джека, Элли и их дочери Мэри.

Но здесь дело обстояло гораздо серьезнее. На кону была не только моя жизнь и жизнь моих родных. Да, моя душа станет собственностью дьявола – воплощения тьмы. Но я мог спасти Графство от набега Ордин в будущем. А Враг сможет вечно править миром, только если переманит меня на сторону тьмы. Но в данном случае он просто получит часть меня – бессмертную душу. Орд – огромная и запутанная крепость. Знание точного местонахождения маминого врага даст нам реальный шанс на успех, подумал я.

Я был готов согласиться на его предложение. Что я еще мог сделать? К тому же мы выиграем время – а это очень важно. И еще одна вещь вселяла в меня надежду. Я не видел маминой смерти, и если она еще жива, то, значит, все возможно. Она сможет найти способ спасти меня и избавить от этой сделки.

– Хорошо, – сказал я, трепеща от мысли, что собираюсь отдать себя во власть дьявола. – Я закладываю свою душу в обмен на ваше предложение.

– Через три дня я вернусь за твоей душой. Итак, договорились?

– Договорились, – кивнул я, а мое сердце ушло в пятки.

– Да будет так. А теперь информация, которая тебе пригодится. Ордин нет ни в одной из трех башен. Там обитают ее приспешники и полным-полно смертельных ловушек для любого вошедшего. Однако за башнями, на крыше главного здания, есть купол. Там вы ее и найдете. Осторожнее иди по крыше – там много опасностей. И помни: у вас только час до того, как Ордин очнется.

Выполняя вторую часть своего обещания, дьявол улыбался и жестом показывал, что я должен снова занять место в посудине. Едва я это сделал, как комната погрузилась во мрак, вокруг меня сгустилась туча. Последнее, что я увидел, было его злорадное лицо. Но что еще я мог сделать? Как я мог позволить умереть стольким людям? В конце концов, мы получили хоть какую-то возможность предотвратить эту бойню. Что такое моя душа по сравнению со всем этим!

Я заключил сделку с дьяволом. И через три дня, если мама не сможет мне помочь, я заплачу ужасную цену за возможность победить.

Глава 19. Судьба

Жертва Ведьмака

Ковш накренился и стал опускаться, туча постепенно рассеивалась, открывая взору стены шпиля. Ламии все еще цеплялись за камни, но не двигались. Когда я миновал вал, он начал медленно, с грохотом и скрипом вращаться, будто цепи разматывались под тяжестью других ковшов. Я посмотрел вниз, но не увидел ни Ведьмака, ни Алисы, ни Аркрайта.

Свет постепенно стал меркнуть. Мой спуск продолжался в полном мраке. Наконец моя посудина достигла земли.

Какое-то время я не двигался и почти не дышал, выжидая в темноте. Я слышал, как с глухим стуком на землю опускались другие ковши, и вспомнил скрытую тьмой тварь, которая вонзилась зубами в мою ногу, а затем потащила в этот ковш. Вдруг она все еще где-то поблизости? Я заставил себя успокоиться. Это существо выполнило свою задачу, доставив меня на встречу с Врагом. Наверное, сейчас оно меня не тронет. В конце концов, мы заключили сделку и я получил час на поиски пока еще дремлющей Ордин. Но мог ли я доверять дьяволу? Выполнит ли он свое обещание?

Я почувствовал какое-то движение справа от себя и затаился, но мгновение спустя луч света рассек тьму и я увидел фигуру с фонарем. К моему облегчению, это оказался Ведьмак. Он медленно подошел ко мне, беспокойно оглядывая со всех сторон. Рядом с ним был Аркрайт. Как только я выбрался из своего металлического ковша, мои ноги оказались в грязи. вышла На свет фонаря из темноты вышла еще одна фигура. Это была Алиса.

– Я подумал, что для нас все уже кончилось, – заметил Ведьмак. – Сначала почувствовал, что из меня вот-вот высосут кровь, а потом вдруг оказался здесь. Все складывается слишком хорошо, чтобы быть правдой…

Он внимательно оглядел каждого из нас, но я ничего не сказал, хотя и почувствовал на себе пристальный взгляд Алисы.

– Нужно отыскать наши вещи, – сказал учитель. – С посохом в руке я чувствую себя гораздо увереннее.

Мы пошли за Ведьмаком, держась в желтом круге света его фонаря. Мы нашли его посох и мешок, затем посох и мешок Аркрайта и, наконец, мои.

– Теперь я чувствую себя гораздо лучше! – заявил Аркрайт.

– Похоже, нам кто-то помогает, – заметил Ведьмак. – Интересно, не твоя ли мама приложила к этому руку?..

– Хорошо бы. Хочется надеяться, что с ней все в порядке, – сказал я, боясь, чтобы он не догадался, кто замешан в этом на самом деле.

– Что ж, кажется, мы получили второй шанс, – продолжил он, – и должны воспользоваться им в полной мере. Неизвестно, сколько времени осталось до окончательного пробуждения этого места. Поэтому давайте-ка поторопимся. Но куда нам теперь идти?

Я знал, где находится Ордин. Но как рассказать об этом, не открывая источника информации?

– Нам надо снова спуститься на площадку с тремя лестницами, – продолжил учитель. – Все они ведут в разные башни. Эта оказалась ловушкой. Центральная кишит элементалями, которые уничтожили ведьм. Остается последняя.

– Мое внутреннее чутье подсказывает, что в той башне ее нет, – начал я, осторожно подбирая слова. – В каждой башне такие же ловушки, как здесь. Я думаю, Ордин находится в куполе, который венчает крышу главного здания, – мама о нем говорила. Она сказала, что если Ордин нет в башнях, то скорее всего она там.

Ведьмак почесал бороду, размышляя над моими словами.

– Я уже не раз говорил тебе, парень, что всегда следует доверять своему чутью. Раз вы с мамой сошлись во мнении, думаю, стоит отправиться туда. Но как нам добраться до купола? – спросил он, вертя головой и поднимая фонарь повыше.

Вокруг нас сгущалась темнота. Мы уже не видели стен. Но Ведьмак быстрым шагом двинулся вперед, а мы последовали за ним и полоской света от фонаря. Мы миновали узкое окно, бросив взгляд на мрачный пейзаж из темных башен и водоемов. Не задерживаясь, прошли дальше через узкий дверной проем и спустились вниз по ступенькам на крышу главного здания Орд.

Перед нами было много маленьких башенок и странных выступов, а позади возвышался купол. Мы шли гуськом: Ведьмак впереди, Алиса за мной, Аркрайт за ней. Высоко над нами все еще клокотала черная туча, легкая морось стекала по нашим лицам. Ведьмак высоко держал фонарь, хотя в этом уже не было нужды – стены Орд излучали бронзовое свечение.

На крыше скопилось много воды. Во впадинах образовались целые водоемы. Мы спустились вдоль водостока, наполненного стоячей водой. По обеим сторонам от нас громоздились груды камней.

Внезапно сверху разлился бледный желтый свет. Я запрокинул голову: показалась и сразу скрылась убывающая луна. Мы достигли входа в туннель, из которого могли видеть небо.

Снова выглянула луна, она светила на нас сквозь прутья странного туннеля. Казалось, мы продвигаемся по скелету гигантского животного, выглядывая из-под арки его ребер. За камни цеплялись живые мертвецы. Одни висели на руках, другие пытались удержаться всеми четырьмя конечностями. А вокруг на земле мертвецов было еще больше.

– Мне совсем не нравится это место! – жалобно прошептала Алиса, ее глаза расширились от ужаса.

Будучи учеником Ведьмака, я встречал немало захваченных в ловушку душ, но здесь все было гораздо хуже. Некоторые мертвецы прежде были людьми – жалкие негодяи в рваном тряпье, они протягивали к нам руки и взывали о помощи или бормотали что-то бессвязное. Довольно неприятное зрелище. Но вид других внушал настоящий ужас. Тело многорукого и многоногого нагого мужчины было покрыто гнойниками и бородавками. Еще один был с головой крысы и хвостом вместо ног.

– Кто это? – спросил я Ведьмака. – И что они здесь делают?

Учитель повернулся ко мне и покачал головой:

– Я не уверен, парень, но полагаю, что это захваченные души. Одни находятся здесь уже долгие годы, они привязаны к Орд и снова и снова проходят с ней через портал. Некоторые настолько утратили человеческий облик, что их уже и не узнать. Это души нелюдей – мы называем их так потому, что они, выродившись, уже давно не те, кем когда-то были. Боюсь, что даже будь у нас время, мы ничем не смогли бы помочь этим несчастным. Я не знаю, какие злодеяния они совершили на земле, за что попали сюда. Но они так далеки от света, что сейчас им к нему не выбраться. Только разрушение цитадели освободит их.

Захваченные души? Я почувствовал боль в груди, когда подумал, что через три дня меня, возможно, постигнет та же участь.

Покачав головой, Ведьмак двинулся дальше. Мы миновали туннель душ, и плач и бормотание постепенно стихли. Теперь прямо перед нами возвышался купол, в котором спала Ордин. Я увидел узкий вход – маленький темный овал. Двери не было, но едва Ведьмак попытался войти внутрь, как сразу отшатнулся, натолкнувшись на непроходимое препятствие.

Он потер лоб, отступил на пару шагов и постучал по проему посохом. Раздался глухой звук, будто он коснулся невидимой двери.

– Я ощущаю какую-то преграду, – сказал он, ощупывая вход рукой. – Она довольно мягкая, но очень прочная. Остается только надеяться, что есть и другой вход.

Я протянул руку следом за Ведьмаком, и она без труда вошла внутрь. Глубоко вдохнув, я с легкостью миновал барьер. Показалось, что между мной и остальными – огромное расстояние. Я видел их через дверной проем, но они были словно тени. Я оказался в абсолютно темном и безмолвном мире.

Я вернулся к ним, и звуки просто оглушили меня. Сразу вспомнилось, как Аркрайт учил меня плавать. Он бросил меня в реку, а когда я пошел ко дну, вытащил за загривок. Вынырнув из безмолвного подводного мира, я тогда тоже был оглушен звуком. Как и сейчас. Послышались беспокойные голоса и тревожные крики Алисы.

– Ох, Том! Я думала, мы тебя потеряли. Ты просто взял и исчез! – испуганно сообщила она.

– Я видел вас, – сказал я. – Но вы были словно тени, и я вас не слышал.

Алиса подошла к невидимому препятствию и попыталась его пройти, но тщетно. Сделал попытку и Аркрайт. Сначала посохом, потом рукой.

– Почему Том может пройти, а мы нет? – спросил он.

Ведьмак не ответил ему. Он посмотрел на меня, глаза его сверкали.

– Это сделала твоя мама, парень, – сказал он. – Помнишь, что она говорила? Отдав свою кровь, ты получишь доступ туда, куда иначе не мог бы попасть. Она отчаянно хотела вернуться с тобой в Грецию. Возможно, в Орд нужно сделать что-то такое, что можешь сделать только ты. Во всяком случае, только ты можешь беспрепятственно пройти внутрь.

Ведьмак был прав. По венам и артериям Ордин сейчас бежала моя кровь. Я мог зайти туда, куда чужакам вход был воспрещен. И мама тоже могла. Это была часть ее плана.

– Тогда я пойду один, – предложил я. – У нас мало времени.

Мне было страшно, но казалось, что это правильный выбор. Я думал, Ведьмак возразит, но он кивнул:

– Это, наверное, единственный способ добраться до Ордин, пока она не проснулась. Но идти одному рискованно – кто знает, что тебя там ждет.

– Мне это не нравится, Том! – закричала Алиса.

– Полагаю, мы должны использовать эту возможность, – продолжил Ведьмак. – Если мы сейчас не найдем и не уничтожим Ордин, погибнут все. Что там внутри? Ты увидел что-нибудь?

– Ничего – кругом темнота и тишина.

– Тогда возьми фонарь, – сказал учитель, протягивая мне его. – Иди, парень, и решай, что ты можешь сделать. Мы попытаемся найти другой вход.

Кивнув, я взял фонарь, улыбнулся Алисе – и снова шагнул сквозь невидимое препятствие. Я оглянулся на тени Ведьмака, Аркрайта и Алисы и решительно направился вперед, в этот безмолвный мир. Но с моим появлением он перестал быть оглушительно тихим. Мои шаги отдавались эхом в темноте, я ощущал свое дыхание и слышал биение своего сердца. Взяв в левую руку посох и мешок, правой я держал над собой фонарь. За этим желтым кругом света могло таиться что угодно.

Я прошел, должно быть, около двухсот ярдов. На пути мне не встретилось никаких стен или заграждений, но что-то явно изменилось. Эхо моих шагов исчезло, а впереди показался большой дверной проем с лестницей, ведущей наверх.

Я затаил дыхание и остановился. На верхней ступеньке кто-то сидел и смотрел на меня. Это была босоногая девочка в потрепанном платье, белокурые волосы спадали ей на плечи. Девочка встала и улыбнулась мне. Приблизительно одного со мной роста, она вряд ли была старше Алисы. Но, несмотря на улыбку, в ее глазах читалась жестокость.

Я смотрел на Маб Маулдхилл. Сведения о ее смерти, как оказалось, были неверны. Но как она попала сюда? Как прошла через препятствие?

Глава 20. Правда

Жертва Ведьмака

– Что так долго? – спросила Маб. – Я жду тебя уже целую вечность.

– А зачем ты меня ждешь? – осторожно поинтересовался я.

– Затем, что ты должен кое-что сделать, а времени очень мало! Твоя мама ждет, – ответила она. – Давай я понесу…

С этими словами она забрала у меня фонарь и, схватив меня за рукав плаща, потащила наверх. Какое-то время я сопротивлялся, а потом позволил повести себя по узкой винтовой лестнице. Мы шли все быстрее и быстрее и уже чуть ли не бежали.

И тут я ощутил беспокойство: с какой стати я позволяю ей вот так мной распоряжаться? Уж не воспользовалась ли Маб чарами черной магии, чтобы подчинить меня своей воле?

– Где твои сестры? И почему ты не пошла со всеми Маулдхиллами? – спросил я, резко остановившись на пролете лестницы. Я не доверял ей. Возможно, Враг предал меня, не сдержав своего слова. Что, если Маб вела меня в лапы уже пробудившейся Ордин?

– Мы разбились на группы, когда вошли в Орд, – объяснила Маб. – Бет, Дженнет и я держались на расстоянии. Сейчас они живы и здоровы и далеки от этого ужасного места, насколько это возможно. А я осталась. Рисковала собственной жизнью, чтобы сделать это. Ты должен быть мне благодарен.

– Сделать что?

– Найти Ордин для твоей мамы. Предвидеть это для нее, что я и сделала. Труднее задания у меня в жизни не было. А теперь давай, Том, нельзя задерживаться. Времени мало, и твоя мама ждет нас наверху! – Она попыталась потащить меня дальше.

– Подожди! – остановился я. – Ты знала о местонахождении Ордин с самого начала и ничего нам не сказала? Мы потеряли столько времени, к тому же угодили в ловушку. Почему ты не предупредила остальных? Нас всех могли убить.

Было и еще кое-что, о чем я не стал рассказывать Маб. В частности, о том, что я заложил свою душу, чтобы узнать, где находится Ордин.

– Нет, Том. Все не так. Предвидение случилось, лишь когда мы оказались внутри Орд. Я смогла это сделать, только используя кровь одного из служителей Ордин. Для этого я перерезала горло спящему демону. Затем мы узнали, что Ордин нет ни в одной из башен. Узнали, что она здесь. Тогда твоя мама решила рискнуть, отправившись самым прямым маршрутом. Она провела меня через туннель и вдоль стены. Мы бесстрашно прошли через главный вход, несмотря на бесчисленные опасности – например, мерзких шестиногих насекомых с огромными клешнями и множеством глаз. Хотя они предпочитали держаться от твоей мамы на расстоянии. Затем мы прошли через препятствие в дверном проеме. Миссис Уорд смогла это сделать, а я нет. Чтобы разрушить барьер, мы использовали ее силу. Так я и оказалась здесь. Твоя мама дорого заплатила за это – она потеряла часть своей силы и теперь нуждается в моей помощи. «Приведи ко мне Тома как можно быстрее!» – сказала она. Так что давай, нельзя терять время!

С этими словами Маб снова потащила меня за собой. Я не сопротивлялся, и вскоре мы уже неслись по ступенькам во весь опор. На мрачной площадке мы остановились. Перед нами открывался дверной проем, за ним темнота.

– Заходи, – сказала Маб. – Твоя мама ждет тебя там, чтобы поговорить. Она просила меня подождать снаружи, потому что хочет видеть только тебя.

Мне не хотелось идти туда, но я протянул руку за фонарем. Маб покачала головой:

– Миссис Уорд не хочет, чтобы ты видел ее такой, какая она сейчас. Она меняется и находится как раз на полпути. Не очень-то приятно смотреть на…

Мне не понравилось, как она говорила о маме, и даже захотелось стукнуть ее посохом. Неужели мама превращается в настоящую ламию?

– Иди же! – потребовала Маб.

Рассердившись, я схватил посох и мешок и шагнул во мрак этой запретной комнатки, ожидая, когда мои глаза привыкнут к темноте. Но еще до того, как я смог разглядеть фигуру в углу, я услышал тяжелое дыхание. Неужели это мама? Она дышала так, будто ее ранили.

– Мама! Это ты? – закричал я.

– Да, сынок, это я! – ответил голос. Он звучал хрипло, был грубее, чем обычно, и казался усталым и прерывающимся от боли. Но несомненно это была мама.

– С тобой все в порядке? Ты ранена?

– Немного больно, сынок, но этого и следовало ожидать. Я меняюсь. Я могу выбрать себе облик, и выбираю тот, который поможет мне в борьбе с Ордин. Но это труднее, чем я думала, гораздо труднее. Мне нужно еще немного времени, чтобы подготовиться. Ты должен задержать ее.

– Задержать? Как? – спросил я.

– Сначала словами. Ты будешь для нее загадкой, головоломкой, которую она непременно захочет решить. Это твоя первая защита. Позже ты сможешь воспользоваться цепью и посохом – это даст нам еще немного времени. Кинжал Грималкин при тебе, Том? А темное желание ты уже использовал?

Мое сердце ушло в пятки. Я понял: мама хотела, чтобы я использовал подарки Грималкин против Ордин! Но я должен был сказать ей правду.

– Клинок при мне, но темное желание я использовал, чтобы спасти Алису. Дикая ламия вцепилась в нее, и Алиса могла погибнуть.

Мама устало вздохнула:

– С кинжалом и желанием у тебя был бы отличный шанс против Ордин. Но ты принял правильное решение, сынок: если тебе удастся выйти отсюда живым, Алиса будет нужна тебе в будущем. Как последнее средство спасения используй кинжал.

– Что ты имела в виду, когда сказала, что я буду головоломкой для Ордин? – спросил я.

– Ты не помнишь, что я тебе рассказывала? Почему мы дали ей твою кровь? Не зная тебя, она будет думать, что знает. Ты покажешься ей кем-то вроде родственника. Кем-то, кого она должна знать, но почему-то не знает. Ты сможешь удержать ее внимание и позволишь мне подготовиться к удару. Она выпила твою кровь, влила ее в свое тело, чтобы получить новую жизнь. Это изменило ее. Сделало тебя к ней ближе и уже ослабило ее. Именно поэтому ты смог пройти через препятствие. Именно поэтому я тоже смогла сюда попасть. Мы с тобой одной крови, Том.

Ее голос изменился, стал еще меньше походить на человеческий. Меня снова одолели сомнения. Меня уже столько раз обманывали, что я стал осторожен.

– Это ты, мама? Действительно ты? – спросил я.

– Конечно это я, Том. Кто же еще? Я не виню тебя за сомнения. Я поменяла много обликов за свою долгую жизнь и теперь принимаю последний. Процесс идет даже сейчас, когда мы разговариваем. Я уже не та женщина, которой была. Я помню, что я твоя мама. Я помню, что была женой твоего отца. Но я уже что-то другое. Не расстраивайся, Том. Все меняется. Ничто не вечно. Все, что мы можем сейчас – это сделать наши последние мгновения вместе настоящими.

Большую часть своей долгой жизни я мечтала уничтожить Ордин. И теперь это почти в моей власти. Ты дал ей свою кровь – дал без страха. Вот зачем я привезла тебя на свою родину. Но есть еще одна вещь, которую ты можешь сделать. Задержи ее. Выиграй для меня время. Маб отведет тебя туда, где скоро очнется Ордин. Я использую все свои силы и сожму ее в смертельных объятиях. И если мне это удастся, ты должен будешь немедленно покинуть Орд. Ты сделаешь это, Том? Ты обещаешь?

– Оставить тебя, мама?! Как я могу так поступить?!

– Ты должен, сынок. Ты должен бежать. Ты рожден, чтобы уничтожить дьявола. Это то, чего я так долго добивалась. Если ты погибнешь здесь со мной, все будет напрасно. Я свяжу Ордин и буду держать, пока ее сила не иссякнет. И когда это произойдет, Орд обрушится обратно через портал. Это уничтожит цитадель, и если Ордин не сможет освободиться, это будет и ее конец!

– Но ведь и ты погибнешь! Это так, мама?

– Да, это будет и мой конец тоже, но жертва того стоит. Я выполню то, что решила сделать много лет назад. Так ты обещаешь? Пожалуйста! Скажи мне, Том!

Я был потрясен, горе переполняло меня. Моя мама собиралась умереть здесь. Но как я мог отказать ей в последней просьбе?

– Я обещаю, мам. Я буду очень по тебе скучать. Но ты сможешь мной гордиться.

В этот момент лунный свет проник через окно и осветил мамину голову. Ее еще можно было узнать, хотя скулы стали выше и резче, а глаза более жесткими. Я разглядел контуры ее тела. Она стала ниже ростом, и я заметил чешую, острые когти и крылья… С каждой минутой она все больше и больше теряла человеческий облик. На моих глазах она превращалась в ламию.

– Не смотри на меня, Том! Не смотри на меня! Отвернись сейчас же! – закричала мама с мукой в голосе.

Я уже видел нечто подобное раньше – и слышал эти мамины слова. Лихо, что жил в катакомбах под Пристаунским кафедральным собором, однажды показал мне ужасное видение – маму в этом облике. И я вспомнил его слова:

«Луна открывает истинную сущность вещей, парень. Тебе это уже известно. Все, что ты видишь, – правда, хотя это еще только должно произойти. Всему свое время».

Лихо был прав: этот кошмар был правдой. И это произошло.

Я заколебался, и мама снова закричала:

– Иди и сделай так, как я прошу! Не подведи меня! Не забывай, кто ты! И помни, что я люблю тебя!

Я повернулся и выбежал из комнаты.

Маб торжествующе мне улыбнулась:

– Говорила тебе – на нее не так уж приятно смотреть. Сейчас я отведу тебя к Ордин…

Содрогаясь от увиденного, я поднялся за Маб по ступенькам. Мне было неприятно думать о боли, которую испытывала мама. О превращении, через которое она проходила. Но на эти раздумья у меня было мало времени. Мы уже вышли на балкон с каменной балюстрадой, и Маб показала на следующий лестничный пролет, ведущий вниз.

– Она там! – прошипела Маб. – Ордин!

Внизу было что-то похожее на церковь, не хватало только стоящих рядами скамеек. Между витыми мраморными колоннами открывался прямой проход, который вел к белому помосту. На черном мраморном троне, возвышающемся на помосте, полулежала женщина в черном шелковом платье. Длинные черные свечи в золотых подсвечниках цепочкой стояли вдоль прохода, а за троном их было еще больше, их крошечные огоньки застыли в неподвижном воздухе. За колоннами в стенах скрывались тенистые альковы, в которых могли затаиться любые порождения зла.

Я снова взглянул на женщину. Ее глаза были закрыты, но она могла проснуться в любой момент. Внутреннее чутье подсказывало мне, что это и есть Ордин.

Когда я повернулся к ней лицом, Маб приложила палец к губам.

– Говори очень тихо, – мягко попросила она. – Ордин вскоре очнется. Иди и сделай то, о чем тебя попросила мама, пока не стало слишком поздно. Сделай это, или никто из нас не выберется отсюда живым.

Я понял, что время истекает. Опустив мешок, я повернулся спиной к Маб и начал спускаться по ступенькам, стараясь не шуметь. Я направился к трону. Несмотря на все усилия, звук моих шагов эхом отражался от арочного свода. Я подумал, не охраняют ли спящую Ордин, и оглянулся по сторонам, но ничего не заметил. Кажется, опасности не было.

Чем ближе я подходил, тем сильнее чувствовал исходящую от богини угрозу. Сильный холод медленно потек по моему позвоночнику. Мама просила задержать Ордин. Но что, если та сразу нападет на меня? Я решил подготовиться к опасности: перебросил посох в правую руку, вытащил из кармана штанов серебряную цепь, намотал ее на левую руку и спрятал под плащом.

Отсюда уже ощущалось зловоние – отвратительный мускусный запах, от которого меня чуть не стошнило.

Я остановился перед троном Ордин. Глаза ее по-прежнему были закрыты, и она все еще казалась спящей. Может, это мой шанс нанести удар, пока она еще дремлет? Другой вопрос – достаточно ли для этого моего оружия…

Серебро – сильное средство против служителей тьмы, но я никогда не сражался с абсолютным злом. Ордин – одна из древних богинь, весьма могущественное создание. Может ли серебряная цепь связать ее? Думаю, вряд ли. Мой посох с серебряным клинком может ее ранить. Но нужно пронзить ее сердце, а она наверняка окажется сильной и быстрой. Возможно, мне и не представится шанса. У меня все еще был кинжал, подаренный Грималкин, но темное желание я уже использовал. Да, мама согласилась, что это был правильный выбор, но в ее голосе я чувствовал разочарование из-за этой потери. Кинжал мог ранить Ордин – но получится ли нанести врагу серьезный ущерб без темного желания?

Я решил использовать свое оружие в следующем порядке: цепь, посох и затем кинжал. Но сначала я попытаюсь связать Ордин словами. Я сделаю все, чтобы задержать ее, пока мама не подготовится к атаке.

Пока эти мысли прокручивались у меня в голове, Ордин открыла глаза, посмотрела на меня и, выпрямившись, села на троне. Кровь придавала ее губам объем и ярко-красный цвет. Темно-синие глаза были как небо через час после рассвета.

Она проснулась.

Глава 21. Острый зуб

Жертва Ведьмака

Ордин встала и гневно посмотрела на меня. Ее лицо было злым и высокомерным.

– Насекомое ползает по моим владениям, – тихо сказала она. – Я чувствую, как оно дрожит и трясется от страха. Мне достаточно вытянуть перст, чтобы размазать его на холодном мраморном полу. Сделать ли мне это?

И тут я увидел ее пасть. Нижняя челюсть Ордин была чрезвычайно широкой и мощной. Когда она говорила, я заметил очень острые зубы – почти клыки. Они не были такими длинными, как у водяных ведьм, но были изогнуты, так что вырваться из ее хватки вряд ли возможно. Я взглянул на ее руки – очень крупные для женщины, с заметными венами и когтями вместо ногтей.

Я знал, что она пытается испугать меня, поэтому сделал глубокий вдох и постарался обуздать свой страх – как учил Ведьмак. Почувствовав, что дрожь прошла, я шагнул к ней. Она не ожидала этого, и ее глаза распахнулись от удивления.

– Кто ты, насекомое? – спросила она. – Кажется, я тебя откуда-то знаю. Наверное, мы уже встречались раньше. Как ты оказался здесь? Как тебе удалось миновать моих слуг, ловушки, препятствия и так близко подойти ко мне?

– Я прокрался как мышка, – ответил я. – Я слишком мал и ничтожен, чтобы на меня обращали внимание.

– А что это за посох ты держишь в руке? Рябиновый посох с потайным оружием! Металлическим клинком, пропитанным серебром!

– Вы имеете в виду это? – невозмутимо спросил я, нажимая на рычажок в основании посоха так, что клинок выскочил с громким щелчком.

– Это слишком острый зуб для мышки, – сказала она, на ступеньку спустившись с помоста. – Но ты все еще для меня загадка. Ты чужеземец в этой стране. Где твой дом?

– Далеко за морем, на зеленой земле, где часто идут дожди.

– Кто твои родители?

– Мой отец был фермером, который трудился в поте лица, чтобы воспитать своих детей и научить их отличать хорошее от плохого. Он умер, но я никогда его не забуду. И никогда не забуду того, чему он меня научил.

– Кажется, я узнаю тебя. Ты мне почти брат. У тебя есть сестры?

– У меня нет сестер, только братья…

– Да! Сейчас вижу. Их шестеро! Шестеро! И ты седьмой. И твой отец был седьмым сыном. Значит, у тебя есть дар. Способность видеть и слышать мертвых. Умение блокировать нюх ведьм. Ты настоящий враг тьмы. Из-за этого ты здесь, мышонок? Хочешь убить меня своим посохом? Он хоть и острый, но тебе не хватит одного маленького зуба, чтобы уничтожить меня…

Откуда она обо всем узнала? Прочитала мои мысли? Стало страшно – ведь через какое-то время она все поймет. А потом узнает и о маме. И мои опасения тут же подтвердились.

– Стой! Есть еще кое-что, – продолжила она. – Нечто большее! У тебя есть и другие дары. Дары от твоей дикой матери. Скорость, что сводит на нет бег времени. Способность чувствовать приближение смерти у тех, кто болен или ранен. Длинная лунная тень, которая покажет, кем ты станешь. Но какая мать могла одарить тебя такими способностями, мышонок? Я уже вижу ее! Через тебя я ее узнала. Твоя мать – Ламия, мой смертельный враг!

Ее глаза злобно вспыхнули. Она собиралась убить меня на месте. Я быстро – быстрее, чем когда-либо прежде – набросил цепь на свое запястье и вскинул руку. Ордин не отреагировала. Я двигался, а она нет. Она просто смотрела на меня, хмурясь от гнева.

Мгновение растянулось. Время словно застыло. Я чувствовал себя странно. Я был единственным, кто двигался в этом неподвижном и безмолвном мире. Я не дышал. Мое сердце не билось.

Возможно, именно это Ордин и назвала «скоростью, что сводит на нет бег времени»? Действительно ли я унаследовал ее от мамы? Может, именно она позволила мне прошлым летом поймать в воздухе нож, летящий в мою голову? И не эту ли способность использовал Враг?

Сосредоточенно глядя на Ордин, я постарался поточнее прицелиться и бросил цепь прямо в нее. Промахнуться я не боялся. Трудно поразить движущуюся мишень, а Ордин застыла словно тренировочный столб в саду Ведьмака в Чипендене.

Цепь закрутилась идеальной спиралью вокруг ее головы и обмотала тело. Ее глаза чуть не выскочили из орбит, Ордин рухнула на колени и, выгнув спину, закричала. Вены на ее шее вздулись, тело содрогнулось, качнулось вперед и тяжело приземлилось на подбородок. Шея вытянулась, а лицо по-прежнему было обращено ко мне. Я услышал резкий звук, похожий на хруст ломающихся костей. Может, это была ее шея?

Я снова мог дышать, в груди забилось сердце. Время вернулось к своему нормальному ходу.

Казалось, Ордин смотрит на меня. Но ее взгляд застыл. И она не дышала. Была ли она мертва? Я просто не мог поверить, что такое сотворила моя цепь. Я смотрел на нее с удивлением. Несмотря на охватившую меня радость, я сохранял осторожность. Все-таки я противостоял древней богине, и это была уж слишком легкая победа. Чересчур…

Я отступил на шаг – просто на случай, если это уловка – и внимательно разглядывал Ордин. Она была абсолютно неподвижна, не подавала ни единого признака жизни. Неужели прикосновение серебра убило ее? Возможно ли такое?

Вдруг я заметил поднимающийся от ее тела дым. Это было первое предостережение об опасности. Воздух вокруг нее замерцал. Раздался треск, и резко запахло горящей плотью. Я увидел, как кожа Ордин стала морщиться, опаляться и чернеть. Она горела, и языки пламени устремлялись ввысь!

Ордин дернулась. Ее мощная нижняя челюсть расширилась и удлинилась, голова поднялась. Все еще казалось, что богиня не дышит, но я видел, как билось в конвульсиях ее горло – даже когда оно обуглилось. Я еще немного отступил и приготовил свой посох. Ее голова уже превратилась в огненный шар, челюсть внезапно сместилась, а почерневший череп разбился и осыпался, словно глиняные осколки. Но было кое-что еще. Что-то внутри пламени, очень живое и опасное! Кто-то медленно проявлялся через сожженную почерневшую человеческую шелуху. Словно змея, избавляющаяся от своей старой шкуры. Надо нанести удар, пока не стало слишком поздно!

Я выскочил вперед, прикрывая лицо рукой и целясь посохом в область ее сердца. Клинок ткнулся во что-то жесткое – и это была не кость. Я почувствовал резкую боль в плече и выпустил посох. Мне еще повезло – не сделай я этого, лишился бы руки. В следующую секунду, с громким свистом рассекая воздух, мой посох поднялся в пламени, ярко вспыхнул и рассыпался белым пеплом. Из огня, стряхивая с себя почерневшую кожу и сбрасывая мою серебряную цепь, на четырех когтистых лапах появилось нечто. Я попятился.

Это была гигантская ящерица, вся в зелено-коричневых пятнах и бородавках, похожая на саламандру – самого могущественного и опасного огненного элементаля, о котором рассказывал Силен. Ордин явилась в своем настоящем обличье – это существо грелось в огне и им же управляло.

Отряхнув пепел и разинув пасть с двумя рядами смертоносных клыков, она побежала ко мне. Ее дыхание сопровождалось громким шипением, из ноздрей валил пар. Я отскочил в сторону, и она скользнула так близко от моего лица, что я вынужден был зажмуриться, спасаясь от обжигающего жара.

У меня осталось только одно оружие: кинжал, подаренный Грималкин. Нащупав его сквозь плащ и рубашку, левой рукой я вытащил его из ножен и постарался сосредоточиться. Время опять замедлило свой бег. Я дышал глубоко, мое сердце билось спокойно. Я медленно пошел навстречу врагу.

Ордин не двигалась, но ее глаза с узкими вертикальными зрачками, алые глаза саламандры, внимательно следили за мной. Ее когти были выпущены, словно она вот-вот собиралась прыгнуть. Следя за каждым движением ее длинного гибкого тела, я намеревался всадить клинок в ее загривок. Но получится ли у меня это? Не вспыхнет ли он так же, как рябиновый посох? Выбора не было. Надо рискнуть и подойти к ней поближе. Гораздо ближе, чем когда я использовал посох.

Ее тело все еще излучало сильный жар, пасть немного приоткрылась, затем быстро распахнулась, обнажив рубиново-красный овал глотки. А затем прямо на меня неожиданно изверглась струя оранжево-желтого огня.

Ордин промахнулась буквально на дюйм. Резко поднявшись на задние лапы, она теперь возвышалась надо мной. Ее голова раскачивалась из стороны в сторону.

Я сосредоточился на новой цели – ее бледном горле. Оно было мягче и уязвимее – отличное место для удара.

Вдруг Ордин неподвижно застыла. Что это? Вновь концентрация и замедление времени… почти его остановка? Похоже, что так.

Эти размышления едва не стоили мне жизни. Они ослабили мою сосредоточенность. Голова Ордин-ящерицы пришла в движение, и в меня полетел еще один залп огня. Я успел упасть на колени и почувствовал, как затрещали мои опаленные волосы.

«Соберись! – приказал я себе. – Сожми время! Заставь его остановиться!»

Взяв себя в руки, я поднялся с колен, приготовил клинок и осторожно шагнул навстречу своему врагу. И вдруг вспомнил, что однажды сказала мне мама:

«Когда ты станешь взрослым мужчиной, наступит черед тьмы бояться тебя. Ты станешь охотником, а она жертвой. Ради этого я и дала тебе жизнь».

Хотя мужчиной я пока еще не стал, но охотником внезапно себя почувствовал…

Я был на расстоянии вытянутой руки от открытой пасти Ордин. Слишком близко, чтобы убежать, если она вновь выплюнет пламя. Сконцентрировавшись, я по рукоятку всадил кинжал в ее горло – и сразу же разжал руку. Клинок мгновенно расплавился, рассыпаясь шариками металла. Меня ударила волна обжигающего жара, и я попятился назад.

Отчаяние охватило меня. Время снова запустило свой бег, я ничего не мог с этим поделать. Но все-таки я ее ранил! Кипящая черная кровь фонтаном хлынула из ее горла на мозаичный пол, превращаясь в пар и поднимаясь плотным туманом, застилавшим мне глаза. Неужели я наконец ослабил ее? Запах гари был таким нестерпимым, что меня затошнило. Я задыхался, в глазах защипало, и они наполнились влагой. На мгновение я ослеп.

Но когда дым рассеялся, Ордин все еще стояла. Ее рана затянулась, и сейчас безжалостные глаза богини смотрели прямо на меня. Я был безоружен, а она стремительно приближалась. Через пару секунд от меня останется кучка пепла.

Я понял, что это конец…

Но внезапно повисла тишина. Абсолютное безмолвие – такое бывает, когда на ничего не подозревающую жертву налетает сова. Тишина, которая ранит.

Я увидел, как что-то ринулось вниз с балкона и Ордин закружилась, пытаясь отбить нападение с воздуха.

Это была мама. Ее превращение завершилось, но она выглядела не так, как я ожидал. Да, у нее были крылья. И она выпустила когти, приготовившись рвать и терзать своего врага. Но это были не насекомоподобные крылья венгирий. Она была больше похожа на ангела, и ее белые, словно только что выпавший снег, крылья были покрыты перьями.

Она налетела на Ордин, отбросив ее на мраморный пол, и они сцепились в жестокой схватке. Когда я поднялся на ноги, мое сердце забилось в тревоге – мамины крылья были опалены, и я услышал, как она кричит мне с мукой в голосе:

– Беги, Том! Уходи, пока можешь! Я ее удержу!

Я хотел броситься на помощь маме, но у меня не было оружия. Если я приближусь к ним, то погибну в мгновение ока. Наблюдать же, как они терзают друг друга, как трещат и горят перья маминых крыльев, у меня не было сил. Оставалось только подчиниться решению мамы. И хотя мое сердце разрывалось, я схватил свою цепь и выбежал из комнаты. Это был самый тяжелый момент в моей жизни.

Глава 22. Последние слова

Жертва Ведьмака

Раздираемый противоречивыми чувствами, я мчался вверх по ступенькам и остановился, только чтобы подобрать свой мешок и фонарь. Я думал, Маб пойдет со мной, но она лишь кивнула мне на прощание:

– Я не смогу там пройти из-за препятствия, Том. Я выберусь через вход, который открыла твоя мама. Увидимся позже.

Я ничего не ответил – боялся, что дрогнет голос и сдерживаемые внутри слезы вырвутся наружу.

Я быстро спустился по винтовой лестнице и пересек огромный пустынный зал, надеясь, что двигаюсь в правильном направлении.

Наконец, достигнув невидимой преграды, я увидел за ней тени Алисы, Аркрайта и Ведьмака. Я быстро прошел через препятствие.

– Ох, Том! – воскликнула Алиса, бросаясь ко мне. – Тебя не было так долго! Мы так и не нашли другой вход, поэтому вернулись сюда – дожидаться твоего возвращения. Мы торчим здесь уже целую вечность. Я боялась, что с тобой приключилась беда и ты не вернешься, – она внезапно остановилась и посмотрела мне в глаза. – Но случилось что-то действительно ужасное, да?

Я кивнул, но слова застряли у меня в горле.

– Том, ты ранен, – горестно сказала она, нежно прикасаясь к моим опаленным волосам и болезненному ожогу на лице.

– Ничего страшного, – ответил я. – Ничего, что могло бы сравниться с тем, что произошло только что…

– Давай, парень, – произнес Ведьмак удивительно мягким голосом. – Расскажи нам все…

– Это касается мамы. Она сражается с Ордин и сказала, что они обе погибнут, но это уничтожит Орд. Нам надо выбираться отсюда как можно скорее.

– И ничего нельзя сделать, Том? Мы ничем не можем ей помочь? – воскликнула Алиса.

Я покачал головой и почувствовал, как горячие слезы обожгли лицо:

– Все, что мы можем сейчас сделать, – это выполнить ее последнее желание – выбраться в безопасное место до того, как разрушится цитадель: она скоро исчезнет через портал.

– Если мы в это время еще будем здесь, то все унесемся во тьму! – мрачно заметил Аркрайт, качая головой.

На дальнейшее обсуждение времени не было. С бешеной скоростью мы помчались через темные залы и коридоры Орд, вниз по ступенькам и переходам, спускаясь к внутреннему двору цитадели.

Вскоре нам стало нестерпимо жарко, и дело было не только в напряжении сил. Воздух сам по себе раскалился, стены начали излучать жар. Цитадель снова готовилась пройти через огненный портал и вернуться в свой настоящий дом. Ее обитатели, так и не получившие возможности вырваться в мир и опустошить его, опять впадали в дремоту. В какой-то момент появился пылающий шар огненного элементаля, но Ведьмак ткнул его своим посохом, и тот просто отлетел, затухая.

Мы уже почти добрались до прохода, который вел во внутренний двор, и были близки к тому, чтобы покинуть Орд, когда это случилось. Из-за стены за нами вынырнул еще один огненный шар. Он был большой, непрозрачный и очень опасный, и он приближался к нам слишком быстро. А с ним еще два элементаля. Мы обратились в бегство.

Я оглянулся. Они нас догоняли, и их было уже больше трех. Может, шесть или семь.

Мы добежали до прохода. Перед узким входом в него Аркрайт остановился.

– Идите! – Он потряс посохом. – Я задержу их!

– Нет! Мы встретим их вместе! – крикнул Ведьмак.

– Какой смысл погибнуть всем? – возразил Аркрайт. – Выведите мальчика в безопасное место. Он важнее всего, и вы это знаете!

Ведьмак колебался.

– Уходите, пока у вас еще есть шанс! – настаивал Аркрайт. – Я последую за вами сразу, как только смогу.

Ведьмак схватил меня за плечо и толкнул в проход. Я попытался сопротивляться, но Алиса взяла меня за другую руку и потащила вперед.

Мне удалось разок оглянуться. Аркрайт стоял к нам спиной, готовый отразить атаку своим посохом. Пылающий шар спикировал на него, и Аркрайт ударил элементаля клинком – это все, что я успел увидеть.

Ведьмак, Алиса и я пересекли двор и бросились вниз по туннелю, чтобы оказаться за пределами Орд. Мы со всех ног бежали к Каламбаке, увязая в образовавшейся после потопа грязи. Вскоре мы обнаружили и других выживших. Несколько ведьм, включая Грималкин и Маб с сестрами, мчались немного впереди нас. Мы нагнали их – и даже мой учитель, увидев спасшихся, похоже, испытал некоторое облегчение.

За нашей спиной раздался оглушительный рев – казалось, в ярости бьется раненое животное. Мы оглянулись. Над цитаделью снова висела черная грозовая туча. Она вспыхивала зигзагами молний, пытаясь обратить верхушки витых башенок в пылающие шары.

Мы почувствовали за спиной жар – он становился все сильнее и нестерпимее – и поняли, что надо бежать дальше, и как можно быстрее. В любой момент огненная артерия соединит тучу с землей. Какого размера она будет? Не охватит ли огонь и нас, если мы окажемся слишком близко? Наконец, задыхаясь от бега, мы обернулись на вой баньши[3], исходящий от огненного столба. И снова столб пульсировал и извивался, Орд еще можно было увидеть, верхушки башенок раскалились добела. Я подумал о маме, которая в одной из комнат все еще крепко держала Ордин в смертельных объятиях. На наших глазах цитадель разрушалась, а башни опрокидывались. Орд возвращалась во тьму, но переход уничтожал ее.

А вместе с ней и Ордин, которая уже никогда не сможет явиться в наш мир. И в этом аду погибнет и мама. Все мое существо сотрясалось от рыданий, когда я думал об этом.

А еще там остался Билл Аркрайт. Удалось ли ему задержать наших преследователей и выбраться самому?

В это время пожар потух, и сильный ветер ударил нам в спину; воздух стягивался к тому месту, где когда-то стояла Орд. Когда ветер стих, зарядил мелкий дождик. Я закрыл глаза – и словно снова очутился в Графстве.

Мы долго ждали Аркрайта, но он так и не появился. Скорее всего он погиб.

Мы молча двинулись в сторону Каламбаки к Метеоре, которая находилась за городом. По моему лицу вперемешку с каплями дождя катились слезы.


Мы обогнули Каламбаку и направились к Мегале, самому большому монастырю Метеоры. Ведьмак решил, что нам следует навестить отца игумена и рассказать ему о случившемся.

Мама говорила, что женщинам там не рады, но я не стал ему об этом напоминать, и Алиса поднялась по ступенькам вместе с нами. Она приготовила успокаивающую мазь из трав, которые носила в своем кожаном мешочке, и прикладывала ее к моим ожогам. Алиса не использовала никакой магии – она применяла те же средства, что и многие целители в Графстве. Боль сразу утихла, но мистер Грегори неодобрительно покачал головой. Что бы Алиса для меня ни делала, он все равно не доверял ей. Я приготовился встать на ее защиту. Алиса сыграла свою роль в спасении монастырей, и если монахи не разрешат ей войти, я тоже поверну назад.

Но нас без проблем пропустили внутрь и сразу же проводили к отцу игумену. Мы снова оказались в его спартанской келье и застали этого тощего священника с серым лицом за молитвой. Мы терпеливо ждали. Я вспоминал наш последний визит, когда мама еще была жива. Наконец отец игумен поднял глаза и улыбнулся.

– Добро пожаловать, – поприветствовал он нас. – Я счастлив видеть вас, ибо полагаю, вы победили – иначе никто из вас не остался бы в живых…

– Ради нашей победы погибла мама! – выпалил я. Я сказал это с болью и горечью, но прозвучало это как упрек.

Священник ласково улыбнулся мне:

– Если тебе станет хоть немного легче, то знай: твоя мама с радостью пожертвовала жизнью ради избавления этого мира от нашего врага. Мы много беседовали с ней в прошлом году, и однажды она призналась, что умрет, но добьется этого. Она никогда не говорила тебе об этом, Томас?

Я покачал головой. Казалось, этот старый священник знал о моей маме больше, чем я. Боль сдавила мне грудь. Мама понимала, что отправляется на смерть, и до самого последнего момента скрывала это от меня. Я глубоко вдохнул: я знал, что должен спросить у него еще кое-что. Мне непременно надо было это узнать.

– Орд разрушилась и снова вернулась во тьму. Мама сейчас там? В ловушке тьмы?

Отец игумен довольно долго молчал. Мне показалось, что он осторожно подбирал слова. Наверняка новости окажутся скверными, подумал я.

– Я верю в бесконечное милосердие Господа, Томас. Без этого мы все обречены, ибо все мы грешны, каждый из нас. Мы будем молиться за нее. Это все, что мы можем сделать.

Я подавил рыдание. Я очень хотел побыть наедине со своим горем, но вынужден был слушать детальный рассказ Ведьмака о том, что произошло в Орд.

После этого мы пошли в katholicon. Однажды я уже слышал здесь возносящееся к куполу пение монахов. Сегодня, сказал отец игумен, они молились за маму и других погибших в цитадели. Я попытался представить, что мама действительно ушла к свету, но не был в этом уверен. Я думал о совершенных ею много лет назад злодеяниях. Не навредило ли это ей? Не отрезало ли путь к свету? Она так стремилась возместить причиненное зло, и мысль, что ей уготована вечность во тьме, казалась невыносимой. Это было несправедливо. Мир казался ужасным и жестоким. Совсем скоро меня ждет встреча с Врагом. Я надеялся, что мама сможет вооружить меня против него. Но теперь я остался один.


На следующий день мы с учителем поговорили обо всем случившемся. Вскоре мы отправимся на берег, а пока отдыхали и восстанавливали силы перед долгим путешествием домой. Ведьмак отвел меня подальше от костра, наверняка чтобы нас не слышала Алиса. Мы сели на землю и начали разговор.

Я рассказал ему, что перед тем, как пожертвовать своей жизнью, мама вновь превратилась в дикую ламию. Я не утаил ничего – но, конечно, не сообщил о ее истинной сущности и о сделке, которую заключил с дьяволом в обмен на возможность победить. В этом я бы никогда не мог ему признаться – мне предстояло разобраться с этим самому. Ведь дьявол придет за мной уже следующей ночью.

Я чувствовал себя так, словно меня все дальше и дальше уносило от моего учителя. Он пожертвовал своими принципами – отправился с нами в Грецию и принял участие в битве против Ордин. Но я поступился бо́льшим: я отдал свою душу. Скоро ею завладеет Враг, порождение тьмы, и теперь мне никак не спастись.

Когда я закончил свой рассказ, Ведьмак вздохнул, затем полез в карман своего плаща и вытащил два письма:

– Первое письмо твоя мама написала мне. Второе для тебя, парень. Я прочитал оба. Из-за них я изменил свое решение и, несмотря на все свои опасения, в конце концов отправился в Грецию.

Он протянул письма, и я взял адресованное мне.

Дорогой Том,

Если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых. Не горюй слишком долго. Думай о счастливых временах, которые мы провели вместе, особенно когда ты и твои братья были детьми и ваш отец был еще жив. Тогда я была по-настоящему счастлива и как никогда близка к тому, чтобы быть человеком.

Я предвидела свою смерть много лет назад. У нас всегда есть выбор – я могла отойти в сторону, но знала, что, пожертвовав своей жизнью, помогу одержать великую победу во имя света. И, несмотря на цену, оплаченную человеческим страданием, Ордин сейчас уничтожена.

Ты должен сделать следующий шаг и уничтожить дьявола. Потерпев неудачу, он, по крайней мере, будет связан. На этом поприще твоим союзником станет Алиса Дин.

И каков бы ни был результат, я всегда буду гордиться тобой. Тебе не обязательно оправдывать мои ожидания.

С любовью,

мама

Сложив письмо, я положил его в карман. Это единственное, что осталось от мамы. Ее последние слова для меня. Затем я принялся читать письмо, которое она написала моему учителю, – письмо, заставившее его покинуть Чипенден и, отбросив все сомнения, отправиться с нами в Грецию.

Дорогой мистер Грегори,

Приношу извинения за беспокойство, которое, возможно, Вам причинила. Все, что я делаю, я делаю из лучших побуждений. И хотя Вы не согласны с моими методами, я надеюсь одержать великую победу. Если меня постигнет неудача, то Ордин сможет нанести удар в любой точке мира, и наиболее вероятно, что ее первой целью станет Графство. Она не забудет, что я пыталась сделать, и обратит свой гнев на то место, где все еще живет моя семья.

Я почти наверняка погибну в Орд, и тогда моему сыну понадобитесь Вы. Вы сможете подготовить его к решительной схватке с дьяволом. Что касается Вас, оставайтесь верны своим принципам, но, пожалуйста, умоляю Вас, сделайте два исключения. Первое, конечно, касается моего сына Томаса. Ваши сила и наставничество помогут ему уцелеть на следующем этапе его жизни. Сейчас он в еще большей опасности.

Я также прошу Вас сделать исключение для Алисы Дин. Она дочь Врага и, возможно, в будущем станет злобной ведьмой. Она всегда будет идти по узкой тропке между светом и тьмой. Но ее сила огромна. Если она когда-нибудь заключит союз с тьмой, то станет самой могущественной ведьмой на этой земле за всю ее историю. Тем не менее рискнуть стоит. Она может быть столь же сильной и служа свету. Только вместе Том и Алиса смогут исполнить то, что всегда было моей целью, к чему я стремилась большую часть моей долгой жизни. Вместе они смогут уничтожить дьявола и принести в этот мир новую эру света.

Вы можете помочь претворить это в жизнь. Пожалуйста, отправляйтесь с нами на мою родину. Ваше присутствие жизненно важно для защиты моего сына и уверенности, что он благополучно вернется в Графство. Будьте меньше, чем Вы есть, чтобы стать больше.

Миссис Уорд

– Она была великой женщиной, – сказал Ведьмак. – Конечно, я не одобрял ее методов, но она делала то, что, как ей казалось, была должна. Теперь ее родина станет более спокойным местом. На самом деле и в Графстве, да и во всем мире, тоже станет безопаснее.

Ведьмак был снисходителен к маме, но никогда – к Алисе. Впрочем, он, конечно, не знал всей правды. Я не смогу рассказать ему, что мама была Ламией, матерью целого выводка ведьм и чудовищ. Он никогда не сможет с этим смириться. И это еще один секрет, который мы никогда не разделим. И который, возможно, отдалит нас друг от друга.

– А как насчет Алисы? Вы сделаете так, как просила мама?

Ведьмак задумчиво погладил свою бороду. Затем кивнул, но его лицо было напряжено:

– Ты все еще мой ученик, парень. Теперь, когда Билл Аркрайт погиб, я обязан помочь тебе всем, чем могу, и продолжить твое обучение. Да, это не обсуждается. Но девочка меня тревожит. Не важно, как сильно я буду заботиться о ней и как ее контролировать – все может обернуться не так, как надо. Тем не менее я согласен попробовать – по крайней мере пока. После всего, что сделала твоя мама, как я могу отказаться?

* * *

Позже я размышлял над тем, что мы сказали друг другу. Во время того разговора я почти поверил, что скоро все будет хорошо и Ведьмак, Алиса и я благополучно вернемся в Чипенден к нашей прежней жизни. Но как это возможно, если мне осталось жить на этом свете меньше одного дня?!

Я был так напуган предстоящей расплатой, что в минуту слабости хотел снова подойти к учителю и рассказать обо всем в надежде на чудо. Вдруг где-то среди обширного хранилища накопленных знаний Ведьмака отыщется путь к моему спасению? Но я знал, что это бесполезно.

Моим последним шансом было использовать пузырек с кровью Алисы, добавив туда пару капель своей крови. Но тогда нам придется держаться рядом до конца наших дней и она сможет использовать мою защиту от Врага в своих целях. А если что-нибудь нас разлучит, ярость дьявола обрушится на Алису. Нет, я не могу этого допустить. Я сам загнал себя в эту ситуацию, сам должен и выпутаться из нее – или принять последствия.

Глава 23. Его ужасное величество

Жертва Ведьмака

Ведьмак спал по другую сторону костра, а Алиса лежала справа от меня, ее глаза были плотно закрыты. До полуночи оставалось не больше десяти минут.

Стараясь не шуметь, я осторожно поднялся, отошел от огня и направился в темноту. Я не стал брать свою цепь. Перед лицом той силы, с которой мне предстоит столкнуться, она бесполезна. Всего через пару минут Враг придет за моей душой. Мне было страшно, но я понимал, что лучше встретиться с ним наедине. Если Алиса или Ведьмак окажутся рядом, они наверняка попытаются мне помочь и в результате пострадают, а возможно даже погибнут. Я не мог позволить этому произойти.

Я шел минут пять, затем спустился по склону, петляя между чахлыми деревцами и кустами, и оказался на расчищенной полянке. Я сел на камень позади маленькой речушки. Под ногами чавкала грязь, истоптанная копытами скотины, которая ходила сюда на водопой. Луны на небе не было, а звезды застилал туман, так что было очень темно. Несмотря на теплую ночь, я дрожал от страха. Все шло к концу. Моя жизнь на земле почти завершилась, но я не приобщусь к свету, а буду принадлежать дьяволу. Кто знает, на какие муки он меня обречет…

Мне не пришлось долго ждать. Уже скоро на другом берегу реки раздался глухой топот. И фырканье. Затем всплеск, как будто в воду вошло что-то очень большое. Поначалу мне показалось, что это лошадь. Определенно какое-то большое и тяжелое животное. Но затем стало очевидно, что это кто-то двуногий. Должно быть, Враг. Он шел за мной. Шел забрать мою душу.

Я слышал, как вода шипела и булькала при его приближении. Затем увидел, как в темноте на мягкой береговой грязи ярко вспыхнул отпечаток большого раздвоенного копыта. Враг переплыл реку. Каждый его шаг сопровождался шипением испаряющейся влаги и оставлял на земле красноватый след. Затем он появился. На этот раз он предстал не в облике убитого Мэтью Гилберта. Это был дьявол во плоти, истинный и ужасный – увидев его таким, люди порой умирали от страха на месте. Он излучал зловещий свет, так что я мог рассмотреть его внешность во всех деталях.

Ведьмак рассказывал, что Враг по собственной воле может стать огромным или небольшим. Сейчас он решил стать огромным. Почти втрое выше меня, с грудью как бочка, это был исполин, отдаленно напоминавший человека – и сходство лишь усугубляло его чудовищность.

У него были изогнутые козлиные рога, козлиные ноги с раздвоенными копытами и длинный хвост, который волочился за ним по грязи. Он был обнажен, а тело покрывала длинная черная шерсть. Как и лицо, что, впрочем, не мешало разглядеть, выступающие зубы и злобные глазки с удлиненными зрачками. Он подошел близко, очень близко, на расстояние вытянутой руки, и исходящее от него зловоние напомнило смрад скотного двора. Я застыл и мог только смотреть в эти ужасные гипнотизирующие глаза. Я был беспомощен. Колени подкашивались, а тело сотрясала дрожь. Неужели я умираю? И вот-вот испущу последний вздох?

И тут я услышал сзади шаги. И увидел свет, отражающийся в зрачках дьявола. Увидел, как вспыхнули от гнева его глаза. Я обернулся. За моей спиной кто-то стоял с фонарем в руке. Это была Алиса, и в другой руке она что-то сжимала. Что-то очень маленькое. Она выставила руку вперед, словно держала в ней оружие. А потом вложила что-то в мою ладонь.

– Оставь его в покое! – закричала она. – Он мой. Том принадлежит мне! Убирайся! Ты не можешь здесь оставаться!

При этих словах Враг испустил страшный вопль. На мгновение я подумал, что сейчас он уничтожит нас обоих. Его сокрушительная ярость обрушилась на меня. Меня отбросило в грязь, и я услышал, как трещат и раскалываются позади деревья на склоне. Затем ветер, кажется, сменил направление и дьявол просто исчез.

Наступила чудовищная тишина. Я слышал только свое дыхание, биение сердца и плеск воды в реке.

Затем в свете фонаря я увидел, что сжимаю в руке.

Пузырек с кровью.

Алиса поднялась и вытащила из грязи фонарь. Я вскочил следом.

– Что ты делаешь здесь один, Том? – спросила она. – Пришел встретиться с дьяволом?

Я ничего не ответил, и Алиса, подойдя ближе, высоко подняла фонарь и заглянула мне в глаза. Мое сердце бешено колотилось, мысли путались. Я все еще трепетал от страха, что Враг непременно появится снова. Как Алисе удалось его прогнать? Как вообще такое возможно?

– Том, тебя что-то мучает, верно? Все эти дни ты был сам не свой. Слишком тихий… и что-то в твоих глазах… Прежде я не видела у тебя такого выражения. Я понимаю, ты потерял маму – но ведь дело не только в этом? Случилось что-то такое, о чем ты не рассказал мне?

Сначала я не отвечал, пытаясь удержать все в себе. Но желание разделить с кем-нибудь свои страхи оказалось сильнее, и я наконец выложил все.

– Дьявол встретил меня в Орд, – вздохнул я. – Он показал мне будущее. Что все мы погибнем – ты, Ведьмак и все люди в Каламбаке и Метеоре. Все беженцы на дороге. Он обещал предоставить мне шанс – задержать пробуждение Ордин на час. Он также подсказал, где ее найти. Если бы не это, я бы не смог помочь маме и мы бы проиграли.

Какое-то время Алиса молчала, но я видел в ее глазах страх.

– Что он хотел взамен, Том? – спросила она. – Чего он потребовал от тебя?

– Не того, о чем ты подумала, Алиса. Он не просил меня стать его союзником или перейти на его сторону. Я бы отказался…

– Что тогда, Том? Давай же, говори…

– Я обещал отдать ему свою душу. Я пожертвовал собой. Понимаешь, если бы Ордин победила, она бы могла использовать свой портал и появляться где угодно по своему усмотрению. И она бы пришла в Графство. Так что я выполнил свой долг…

– Ох, Том, какой же глупый! Будто ты не знаешь, что это означает!

– Я понимаю, что обрек себя на страдания. Но что еще я мог сделать, Алиса? Я надеялся, что мама найдет какой-нибудь способ спасти меня. Но сейчас она мертва, и я просто решил принять все как есть.

– Все еще хуже, чем ты можешь себе представить, Том. Гораздо хуже. Не хотела тебе говорить об этом, но будет лучше, если ты узнаешь правду. Когда ты умрешь и Враг получит твою душу, ты окажешься в его абсолютной власти. Он сможет обречь тебя на невыносимые муки. Разве ты забыл, как Морган терзал душу твоего папы?

Я кивнул. Морган был могущественным некромантом. Он поймал душу моего отца в ловушку в лимбе[4] и заставил папу поверить, что тот горит в аду и его пожирает адское пламя. Заставил испытывать нестерпимую боль.

– Вот и Враг может сделать с тобой то же самое, Том. Захочет, чтобы ты расплатился за борьбу с ним. И не только это. Ты ведь сам отдашь ему свою жизнь, он не заберет ее у тебя. А значит, путы, сдерживающие его, ослабнут и его возможности возрастут. Дьяволу больше не придется бояться, что ты можешь уничтожить его или отправить обратно через портал. Убрав тебя с дороги, он спокойно усилит свое могущество, да и тьма сама по себе станет сильнее, а затем окончательно воцарится над миром. И ты будешь терпеть такие страшные муки, испытывая невыносимые для твоей души страдания, что, желая избавиться от них, возможно, действительно станешь его союзником. Да, мы уничтожили Ордин – но какой ужасной ценой! Дьявол мог победить, Том. Он мог одержать верх над тобой. Но есть одна вещь, которая не позволит ему этого… – Алиса показала на пузырек с кровью, который я все еще сжимал в левой руке. – Сейчас он действительно тебе нужен. И ты должен всегда носить его с собой. Это отвадит дьявола…

– А он что, действует? – удивился я. – Я думал, что для этого надо смешать мою кровь с твоей.

– Я взяла ее без спроса, Том. Извини, но это необходимо было сделать. Когда на нас обрушились камни, ты долгое время лежал без сознания, тогда я и взяла немного твоей крови. Всего три капельки – больше и не надо. Сейчас в этом пузырьке твоя и моя кровь. Носи его с собой, и Враг никогда к тебе не приблизится! В общем, теперь у тебя есть только один выход. Единственный! Забудь о своих принципах. Ни один из них не имеет сейчас смысла. Ты использовал полученное от Грималкин темное желание, ты продал свою душу. Осталось сделать только это, Том, – взять пузырек с кровью. И тогда получится, что мы уничтожили Ордин и Враг не добился своего!

Я кивнул. Она была права. Все, что мне оставалось, – это воспользоваться единственным средством, которое может отпугнуть дьявола. Да, худшие опасения Ведьмака сбывались. Шаг за шагом я приближался к тьме.

– А что будет, когда я умру, Алиса? Произойдет это через пять лет или через пятьдесят, он все равно сможет забрать мою душу, в конце концов он получит ее.

– Не получит, если ты его уничтожишь!

– Но как, Алиса? Как я смогу это сделать?

– Должен быть какой-то способ. Твоя мама дала тебе жизнь, чтобы ты смог это сделать. Неужели она не рассказывала, как это осуществить?

Я покачал головой. Не знаю, была ли у мамы хоть какая-то идея на этот счет. Если и так, то она никогда не говорила об этом. Сейчас ее нет, и уже ничего не узнать.

– Мы выясним, как это сделать, Том. Уничтожим его или свяжем, одно из двух, и тогда ты будешь в безопасности!

Я крепко сжал пузырек с кровью – единственное средство, чтобы защититься от Врага.


На рассвете следующего дня мы отправились на запад в сторону Игуменицы, в порту которой, как мы надеялись, нас все еще дожидалась «Селеста». Ведьмы ушли раньше. Остались только Ведьмак, Алиса и я.

Едва мы двинулись в путь, как случилось событие, немного поднявшее мой дух. Раздался лай – и к нам подбежала Стрела со своими щенками. Они сразу бросились ко мне и облизали мне руки.

– Всегда знала, что эта собака однажды станет твоей, – с улыбкой заметила Алиса. – Хотя и не думала, что их будет три!

Ведьмак явно не испытывал восторга:

– Они могут отправиться с нами, парень, и мы отвезем их домой в Графство, но что делать с ними дальше, пока не знаю. Это охотничьи собаки, и Билл нашел им хорошее применение. Но в Чипендене для них места нет. Они никогда не уживутся с домовым. И вряд ли переживут даже одну ночь в нашем саду. Придется подыскать для них новый дом.

Я не мог с этим спорить. Но так здорово было встретить их здесь, это сделало мой путь на побережье немного приятнее.

Обнаружив «Селесту» на пристани, мы с облегчением вздохнули. Капитан обрадовался, увидев нас, и тут же стал обращаться со мной как с человеком, зафрахтовавшим судно. Как он объяснил, такие инструкции оставила мама.

Мы подождали пару дней, на случай, если выжил кто-то еще из нашей команды, отправившейся в Грецию. Несколько отставших все-таки поднялись на борт, и к концу нашей стоянки пятнадцать ведьм, включая Грималкин и сестер Маулдхилл, спустились в трюм. Но Билл Аркрайт так и не появился. Нам стало окончательно ясно, что он пожертвовал жизнью ради нашего спасения.


Теперь я спал не в гамаке на палубе, а в большой мягкой кровати. Это была идея Ведьмака – чтобы я перебрался в мамину каюту.

– Почему нет, парень? – сказал он. – Она бы этого хотела.

В общем, мое возвращение домой проходило в относительной роскоши. По ночам, чувствуя качку корабля и слушая скрип древесины и сопение собак у моей двери, я много думал. Я снова и снова прокручивал в уме все события – и всегда возвращался к одной и той же мрачной мысли: оказалась ли мама в ловушке тьмы, унеслась ли ее душа туда через портал вместе с руинами Орд? Постигла ли та же участь Билла Аркрайта?

Я хотел, чтобы мама мне приснилась, и каждую ночь засыпал с этой надеждой. Сон стал для меня важнее яви. Но это случилось только через две недели. И это точно был сон – я понимал, что сплю.

Мы снова оказались на кухне, на нашей ферме. Она качалась в своем кресле, расположившись напротив меня у очага. Я сидел на стуле и чувствовал себя счастливым и довольным. Это была прежняя мама, не та, что вернулась из Греции и заставила Джека думать, будто ее подменили, и конечно не та, что в цитадели Орд на моих глазах превращалась в грозного и прекрасного ангела.

Она заговорила со мной – ее голос излучал тепло, любовь и понимание:

– Я всегда знала, что тьма будет тебе угрожать, сынок. Знала, что рано или поздно ты заключишь сделку с дьяволом, потому что это было в тебе с самого начала – поступить так, пожертвовав собой. И ты сделал это не только ради спасения тех, кого любишь, но ради всего Графства, ради всего мира. Не вини себя. Это лишь часть бремени, которое ты несешь из-за того, кто ты есть. К тому же помни, – продолжила она, – дьявол навредил тебе, но и ты нанес ему удар и серьезно ослабил тьму. Верь, сынок. Верь в себя. Верь в спасение, и оно действительно придет. И не суди себя слишком строго. Некоторые вещи предначертаны, и ты должен был упасть, чтобы потом подняться и стать тем, кем тебе суждено быть.

Я хотел подойти и обнять ее, но стоило мне встать, как сон закончился и я проснулся. Я снова находился в каюте.

Был ли это всего лишь сон или нечто большее? Три дня спустя, когда мы проплывали Гибралтарский пролив, мама снова явилась ко мне во сне. Ветер почти совсем стих, и мы фактически застряли в штиле. Этой ночью я уснул, едва коснувшись головой подушки.

Это случилось, когда я уже просыпался. Я услышал какой-то шум прямо перед собой, совсем рядом с кроватью. Странный шум. Что-то резкое в воздухе. Какой-то звонкий разрывающийся звук. На мгновение мне стало страшно.

Это был не холод, частенько пронизывающий меня перед приближением темных сил, а нечто более мощное. Словно рядом со мной оказалось что-то, не имеющее на это права. Что-то, нарушившее все законы яви. Но подобно тому как сладкие сны порой внезапно превращаются в кошмары, мой кошмар превратился в сладкий сон. Мой ужас улетучился, едва меня коснулось что-то теплое.

Оно не дотронулось до моей кожи. Это не было тепло руки. Это было чувство, которое пронзило меня: мои кости, плоть и нервы. Это было тепло любви. Чистой любви. Только так я могу это описать. Не было слов. Не было послания. Но я уже не сомневался.

Это была мама. Она была спасена и пришла попрощаться. Я был уверен в этом, и от этой уверенности моя боль немного утихла.

Глава 24. Это неправда

Жертва Ведьмака

В Бискайском заливе наш корабль снова попал в шторм, но, несмотря на сломанную мачту и порванные паруса, нам удалось преодолеть непогоду и приблизиться к берегам родного Графства. Воздух с каждым часом становился все холоднее.

Добравшись до Сандерленда, мы решили идти на ферму Джека: нужно было сообщить семье о маминой смерти.

Грималкин, Маб и остальные выжившие ведьмы поспешили на Пендл. Мы же с собаками отправились на ферму.

Мы шли в тишине, каждый был погружен в свои мысли. На подступах к ферме я вдруг понял: предполагалось, что, боясь вызвать недовольство Джека и Элли, Алиса будет держаться подальше. А ведь ей необходимо быть рядом со мной – под защитой пузырька с кровью. Если мы разойдемся, Враг может напасть на нее и отомстить за все.

– Лучше, если Алиса пойдет с нами на ферму, – начал я, соображая на ходу. – Джек, возможно, отреагирует слишком бурно, но Алиса разбирается в травах и может приготовить ему снотворное.

Ведьмак с недоумением воззрился на меня, понимая, что Джек вряд ли примет помощь от юной ведьмы. Но я стремительно развернулся и, оставив его в окружении трех собак Билла Аркрайта, отправился с Алисой на ферму.

Через пару минут собаки Джека залаяли, и брат поспешил к нам навстречу через южное пастбище. Примерно футах в трех он остановился. Вряд ли он ожидал, что мама снова покинет родину и вернется в Графство, и то, что ее нет среди нас, его не должно было встревожить, но, наверное, по скорбному выражению моего лица он догадался о худшем.

– Что?! Что случилось? – потребовал он ответа. – Вы победили?

– Да, Джек, мы победили, – сказал я. – Но победа досталась ужасной ценой. Мама погибла, Джек. Об этом нелегко говорить. Ее больше нет.

Глаза Джека расширились, он не мог в это поверить:

– Нет, Том! Это неправда!

– Я знаю, с этим тяжело смириться, но это правда, Джек. Мама погибла, уничтожив своего врага. Пожертвовав собой, она сделала лучше этот мир – не только свою родину.

– Нет! Нет! – закричал Джек, и его лицо сморщилось. Я попытался обнять его, но он оттолкнул меня и продолжал снова и снова выкрикивать: – Нет! Нет!

Джеймс принял известие спокойнее.

– Я знал, что это случится, – сказал он тихо. – Я этого ожидал.

Он обнял меня, и я почувствовал, как дрожит его тело. Впрочем, Джеймс старался держаться.

Позднее Джек лег в постель, а мы молча сидели за столом на кухне – только Элли тихонько плакала. Честно говоря, я хотел как можно скорее покинуть ферму. Было так грустно, что рана от потери мамы вновь открылась в моей душе.

Элли приготовила нам немного куриного супа, и я заставил себя подкрепиться перед дорогой, макая в похлебку кусочки хлеба. Мы пробыли здесь всего пару часов, но, уходя, я решил попрощаться с Джеком. Я негромко постучал в дверь его спальни. Ответа не последовало. Я постучал еще и еще раз, а потом тихонько приоткрыл дверь. Джек сидел на кровати, его лицо превратилось в скорбную маску.

– Я пришел попрощаться, Джек, – сказал я. – Я приду повидаться с тобой через месяц или около того. Джеймс останется здесь и поможет с фермой, так что все будет хорошо.

– Хорошо? – с горечью спросил брат. – Как теперь все может быть хорошо?

– Мне жаль, Джек. Я тоже очень переживаю. Но у меня было несколько недель, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Мне все еще плохо, но боль понемногу отступает. Ты тоже это почувствуешь. Просто дай себе время.

– Время?! Не хватит никакого времени…

Я лишь опустил голову. Я не мог подобрать слов, чтобы облегчить его страдания.

– Пока, Джек, – сказал я. – Я скоро вернусь, обещаю.

Джек только покачал головой – впрочем, разговор он еще не закончил. Как только я повернулся к двери, он, подавив рыдание, медленно заговорил, и его голос дрожал от боли.

– Все изменилось, когда ты стал учеником Ведьмака, – сказал он. – И все стало совсем уж скверно, когда ты впервые привел на ферму эту девочку, Алису. Мне неприятно снова видеть ее здесь. Мы были счастливы прежде. По-настоящему счастливы. Ты не принес семье ничего, кроме страданий!

Я вышел и закрыл за собой дверь. Похоже, Джек во всем винил меня. Это было уже не в первый раз, но я ничего не мог сказать в свою защиту. Зачем тратить слова, если он все равно меня не услышит? Конечно, все, что случилось, с самого начала было частью маминого плана, но Джек никогда этого не поймет. Я надеялся лишь на то, что однажды он одумается. Но это будет нелегко и займет много времени.

Элли дала нам в дорогу немного хлеба и сыра, и мы покинули ферму. Она не обняла меня на прощание и держалась немного отчужденно, но одарила Алису грустной улыбкой.

Ведьмак с собаками ждал нас в лесу на холме Палача. За время нашего отсутствия он вырезал мне новый посох.

– Вот, парень, этот вполне подойдет, – сказал он, передавая его мне. – Клинок из серебряного сплава мы сможем раздобыть только в Чипендене, но посох, по крайней мере, из рябинового дерева, и я заострил его с одной стороны.

Посох получился отличный, и я поблагодарил учителя. Затем мы двинулись на юг. Приблизительно через час я немного отстал от Ведьмака, чтобы переговорить с Алисой.

– Кажется, Джек винит во всем меня, – признался я ей. – Хотя одной вещи я не могу отрицать. Момент, когда я стал учеником Ведьмака, положил начало концу моей семьи.

Алиса сжала мою руку:

– У твоей мамы был план, и она его осуществила. Том, ты должен гордиться ею. Джек все поймет в свое время. И к тому же ты все еще с Ведьмаком – ты его ученик. Скоро мы вернемся в Чипенден, будем жить в его доме, я снова начну переписывать книги. Это не такая уж плохая жизнь, Том, и мы по-прежнему есть друг у друга. Правда?

– Все так, Алиса, – вздохнув, подтвердил я. – Мы по-прежнему есть друг у друга.

Алиса снова сжала мою руку, на сердце стало легче, и мы продолжили путь в Чипенден.


И снова бо́льшую часть всего этого я записал по памяти, при необходимости заглядывая в тетрадь. Мы вернулись в Чипенден – к нашей привычной жизни. Я продолжаю изучать ремесло ведьмака, Алиса переписывает книги из библиотеки моего учителя. Дела на войне идут все хуже и хуже, вражеская армия наступает на север, приближаясь к Графству, грабя и сжигая все на своем пути. Это заставляет Ведьмака нервничать и переживать за сохранность книг.

За собаками Аркрайта Стрелой, Лапой и Носом временно присматривает пастух, что живет у Долгого Хребта. Нам еще предстоит отыскать для них новый дом. Каждый раз, когда мне удается их навестить, собаки очень радуются.

Теперь я всегда ношу в кармане пузырек с кровью – это моя единственная защита от Врага. И наша с Алисой общая тайна. Как и я, она нуждается в его спасительной силе, поэтому никогда не отходит далеко от меня. Если бы Ведьмак узнал об этом, то разбил бы пузырек вдребезги, и понятно, чем бы все закончилось. Но я знаю: час расплаты наступит. В день, когда я умру, дьявол меня дождется. Дождется и заберет мою душу. Это цена, которую я заплатил за победу в Метеоре. Меня поддерживает только надежда на то, что я смогу уничтожить Врага. Не знаю, как я это сделаю, но мама верила в меня. Значит, и я верю в то, что это возможно. Я должен найти способ.

Томас Дж. Уорд

Примечания

1

Подменыш (changeling) – вещь или ребенок, оставляемый эльфами, троллями и пр. существами взамен похищенного.

2

Старый Ник – одно из имен дьявола.

3

Баньши – привидение-плакальщица, которое издает душераздирающие вопли, оплакивая смерть.

4

Лимб (от лат. Limbus – край, граница): у католиков – место между раем и адом, где пребывают души праведников, умерших до пришествия Христа, и души некрещеных младенцев. Здесь – край нашего мира, куда сначала попадают души всех умерших. Некоторые могущественные некроманты могут перехватывать покойников в лимбе, не давая им выбраться к свету и вызывая по своей воле в мир живых.


Купить книгу "Жертва Ведьмака" Дилейни Джозеф

home | my bookshelf | | Жертва Ведьмака |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу